Book: По вине Аполлона



Мириам Рафтери

По вине Аполлона

«Спустя несколько дней после того, как произошел первый толчок, мы узнали, что землетрясение продолжалось всего лишь пятнадцать секунд. Но это в реальном времени. Время землетрясения не есть реальное время. А может быть, все обстоит совсем наоборот и оно и есть самое реальное время, поскольку позволяет нам с особой остротой ощутить ценность жизни».

Из статьи Стефани Солтер, опубликованной в «Сан-Франциско игзэминер» после землетрясения 17 октября 1989 год.

Глава 1

Сан-Франциско, октябрь 1989 года

Мне следовало бы прислушаться к Аполлону. Однако все его попытки предупредить меня, что мы явно напрашиваемся на неприятности, были оставлены мной без внимания. Я даже, помнится, отругала его за то, что он больше думает о собственных любовных делах, чем обо мне. Тогда я, конечно, не могла знать, что Аполлон вот-вот приведет меня к величайшему в моей жизни приключению и роману века.

Как не могла знать и об опасности, подстерегавшей нас на нашем пути, который оказался улицей с односторонним движением.

Если бы только я доверилась инстинктам Аполлона, то смогла бы хоть в какой-то мере подготовиться к событию, в результате которого меня забросило в прошлое и вся моя жизнь перевернулась. Я взяла бы фотографии, пленки или письма — любую вещь, которая могла бы убедить Натаниэля Стюарта в том, что я не лгу. По крайней мере, я захватила бы с собой свою косметичку и оделась бы поприличнее. На худой конец, в последнюю минуту я могла бы поджать хвост и убежать из этого старого полуразрушенного дома, хотя сейчас, оглядываясь назад, я знаю, что с моей стороны это было бы величайшей ошибкой.

Но я забегаю вперед. Эти мои постоянные скачки туда-сюда во времени становятся у меня дурной привычкой. По правде говоря, я всегда чувствовала себя несколько не в своей тарелке в современном мире. Вероятно, поэтому и попыталась укрыться от него вначале в искусственном мире театра, а позже истории, поступив в конечном итоге в аспирантуру. Я всегда чувствовала себя намного уютнее, имея дело с прошлым, или во всяком случае мне так казалось прежде.

Но пора мне начать, наконец, свой рассказ и начать с самого начала, если конечно такая вещь, как самое начало, действительно существует во времени. Лично я считаю, что время движется по кругу, кончаясь там, где и началось.

Неприятности начались в тот день, когда Аполлон впервые появился в моей жизни. Я вижу это словно воочию картины, которые всплывают у меня в мозгу при этом воспоминании настолько яркие, что кажется, я смотрю в зеркало.

— Он словно создан для тебя, Тейлор, — произнесла своим надтреснутым, похожим на шорох сухих листьев голосом Виктория Стюарт и сунула мне в руки в качестве подарка щенка шарпея, когда я наконец согласилась описать под диктовку ее мемуары, чего она так долго от меня добивалась.

В полном изумлении я уставилась на бульдожью, в складках морду собаки, уродливее которой мне еще не доводилось видеть. Признаться, в ту минуту я не знала толком, следует ли мне чувствовать себя польщенной или оскорбленной словами Виктории Стюарт.

Она же почти ничего не видит, напомнила я себе. Должно быть, она и понятия не имеет, как выглядит это создание.

А может и имеет, зашептал внутри меня противный голосок, когда я увидела, как ее узловатые пальцы ласкают глубокие складки на бархатистой коже шарпея. Взгляд мой скользнул выше, к лицу этой почти столетней женщины, изборожденному глубокими морщинами и безобразными шрамами — следствие давней трагедии, которая лишила в свое время эту милую старую деву всякой надежды обрести любовь и создать семью.

Эта собака, озарило меня вдруг, напоминает ей ее самое — уродливую и нелюбимую. Почувствовав мгновенную жалость к ним обоим, я крепко прижала щенка к груди.

— Я назову его Аполлоном, — сказала я неожиданно для себя, вспомнив виденную мной когда-то иллюстрацию, на которой был изображен этот бог, олицетворявший собой молодость и красоту. А также являвшийся прорицателем, но в то время я об этом не думала.

Сидевшая на краешке облезлого кресла-качалки старая женщина кивнула, продолжая медленно качаться взад-вперед. Ее слезящиеся глаза смотрели в одну точку, словно она пыталась разглядеть что-то в полумраке этой убогой квартирки в Мишндистрикт.

— Хорошее имя, — произнесла она мгновение спустя, но таким слабым голосом, что мне пришлось напрячь слух, чтобы разобрать ее слова.

— Оно кажется мне вполне подходящим, — пожала я плечами. — Я читала книгу о римских и греческих богах и…

— Да, — прошептала она, закрывая глаза, и лицо ее на мгновение словно помолодело от появившейся на нем умиротворенной улыбки, — я знаю.

Хотя я никогда прежде не говорила ей, какие книги читаю, в тот момент я не придала значения ее странным словам, решив, что она опять заговаривается. Виктория Стюарт была очень старой женщиной, и такое с ней случалось нередко. Однако, как я позже пришла к выводу, она имела тогда в виду именно то, что сказала.

Аполлон вполне оправдывал данное ему имя, ведя себя, как маленький божок, что иногда, надо сказать меня раздражало. Он мгновенно присвоил себе мое обтянутое яркой материей плетеное кресло и теперь, как какой-нибудь изнеженный восточный султан, постоянно возлежал на нем, с гордостью демонстрируя все свои многочисленные складки жира. Настоящий гурман, он и во время наших долгих прогулок следовал лишь собственным вкусам, таща меня за собой со скоростью, которую задавал только он и он один. Обладая не меньшим упрямством, я не хотела даже думать о том, чтобы отдать его в школу дрессировки. Тем более что из этого, как я инстинктивно чувствовала, все равно бы ничего не вышло.

Аполлон постоянно испытывал мое терпение. Помимо откровенного непослушания, он еще и лаял без остановки, когда оставался один дома. Естественно, подобное поведение вызывало возмущение соседей, пока наконец домовладелица не пригрозила выселить нас, если это не прекратится. В результате, куда бы я теперь ни отправлялась, мне неизменно приходилось брать с собой этот четырехлапый источник беспокойства с кривой ухмылкой и бархатистой, словно замшевой кожей.

Тот трагический день начался для нас с Аполлоном как обычно: с апельсинового сока и пирожков с вареньем в нашей любимой закусочной, и затем бега трусцой до офиса Исторического общества, где я работала, готовясь к защите своей магистерской диссертации о возможности реставрации немногих сохранившихся в городе особняков девятнадцатого века. Опрашивая в процессе своего исследования тех, кто был свидетелем землетрясения 1906 года, я и познакомилась с Викторией Стюарт. Я беседовала со многими старожилами, но в Виктории было нечто такое, что мгновенно заинтриговало меня, вызвав желание узнать как можно больше о ее прошлом.

Я распахнула тяжелую дверь и вошла внутрь.

— Ну как, есть какой-нибудь прогресс в деле со Стюарт-хаузом? — спросила я свою руководительницу Вильму, выглядевшую еще более древней, чем затхлая пыльная комнатушка, в которой она сидела.

Вильма сдвинула на нос очки с бифокальными стеклами и посмотрела поверх них на меня.

— Никакого, должна тебя огорчить. Власти штата не желают брать его под охрану как памятник архитектуры — слишком уж он ветхий.

У меня упало сердце.

— Нужно попытаться что-нибудь придумать.

Вильма покачала голубоволосой головой.

— Если только не произойдет какого-нибудь чуда, в эту пятницу Стюарт-хауз сровняют с землей.

Я с трудом сглотнула застрявший в горле комок, с ужасом думая, как я скажу об этом Виктории.

— Какого рода чудо? Вильма пожала плечами.

— Реликвии, старинные документы, если они вдруг обнаружатся. Или богатый спонсор. У тебя нет, случайно, знакомых миллионеров?

Я мрачно покачала головой. Все во мне восставало против представшей перед моим мысленным взором картины превращаемого в груду щебня дома, в котором Виктория провела свое детство, единственного места, где она знала счастье. Не говоря уже о том, что некогда Стюарт-хауз был одним из самых роскошных особняков в Сан-Франциско — немаловажная деталь для города, у жителей которого стремление быть не хуже других является почти, что олимпийским видом спорта.

Вильма похлопала меня по руке.

— Думаю, самым лучшим для тебя было бы забыть об этом доме. Прибереги свою энергию для битв, которые можно выиграть. Например, для «Гигантов», — она улыбнулась. — Сегодня по телевизору показывают первенство по бейсболу. Ко мне заглянет мой внук. Почему бы тебе не присоединиться к нам?

— Спасибо за приглашение, но я никак не могу, — проговорила я поспешно, представив мысленно свою встречу с рехнувшимся на компьютерах незнакомым Делбертом. — Мне еще нужно поработать дома.

Я понимала, что Вильма права и мне нужно постараться выбросить из головы Стюарт-хауз, но почему-то я никак не могла смириться с ожидавшей его участью. У себя в комнате я привязала Аполлона к ножке стола, за которым работала, и, попробовав ее тут же на зуб, он залез в свою стоявшую у меня под ногами широкую корзинку и свернулся калачиком. Не прошло и нескольких минут, как он уже мирно спал.

Тем временем я налила себе чашку крепкого кофе Вильмы — она постоянно держала его здесь для повышения, по ее словам, производительности труда, — собираясь с силами перед тем, как достать папку с собранными мной материалами по Стюарт-хаузу. Разложив перед собой старые фотографии, которые заняли всю испещренную пятнами и царапинами поверхность стола, я сделала глоток кофе и принялась внимательно изучать каждый из снимков, словно надеясь отыскать в них ответ на вопрос о том, как спасти дом.

Он был огромен, этот викторианский особняк в стиле королевы Анны, построенный в 1885 году на Ван-Несс-авеню морским капитаном Джошуа Леонидасом Стюартом, который нажил свое состояние на импортных операциях в период золотой лихорадки. Джошуа создал «Уэствинд шипинг компани», суда которой и принесли ему богатство, унаследованное затем его сыном Натаниэлем. Но после гибели Натаниэля во время землетрясения 1906 года империя Стюартов рухнула, поскольку вдова Натаниэля вышла вторично замуж за ничего не понимавшего в делах «пустоголового денди с мозгами насекомого», как охарактеризовала его Виктория. «Уверяю тебя, — не уставала она повторять, и в голосе ее при этом появлялись стальные нотки, — то, как Квентин Феннивик выжил семью Стюартов из их собственной компании, не может быть расценено иначе, как преступление. А то, что он сделал с этим домом…» В этом месте взгляд ее обычно затуманивался и речь становилась совершенно невнятной.

Сам особняк был воплощенной в камне мечтой Джошуа. Он построил его для своей молодой жены, которая умерла, когда Натаниэль был еще совсем ребенком. Спустя несколько лет после ее смерти Джошуа, невзирая на яростные протесты родственников, женился на актрисе Джессике, которая временно оставила сцену, чтобы произвести на свет — менее, чем через восемь месяцев после свадьбы — дочь Викторию.

Однако ни скандалы, ни годы не оказывали ни малейшего влияния на Стюарт-хауз, который оставался все таким же пышным и величественным. Вместе с прилегающим участком дом занимал площадь, почти равную городскому кварталу. Он был трехэтажным, с широкой верандой на крыше. Над фасадом, как часовые, застыли две круглые башенки, и их арочные окна напоминали мне глаза, неустанно наблюдавшие за всем, что происходит перед домом.

Благодаря тому, что Натаниэль, помимо всего прочего, увлекался еще и фотографированием, большинство комнат особняка оказались навеки запечатленными на снимках — изящный бальный зал, в котором устраивались наиболее значительные из городских приемов, оклеенная розовыми обоями гостиная с бархатными портьерами на окнах, музыкальная комната с роялем и клавесином и особенно приглянувшаяся мне библиотека в одной из башенок с сотнями книг в кожаных переплетах в высоких, до потолка, книжных шкафах.

Эти семейные фото совершенно не походили на те нескромные снимки, которые любил делать мой отец, когда, разумеется, он бывал достаточно трезв, чтобы удерживать в руках «Полароид». Несомненно вам знакомы подобные фотографии — я, ребенком, размазываю овсянку по своему высокому детскому стульчику; мой брат Алекс дергает меня за волосы, когда я репетирую свою роль перед первым прослушиванием, ну и так далее в том же духе. Слава Богу, что папа не мог позволить себе «Камкордер», а то мы вообще бы не знали покоя.

Фотографии Джошуа и его жены были в высшей степени благопристойными, как и фотографии Натаниэля в разном возрасте, включая последний свадебный снимок, на котором он был запечатлен со своей молодой женой Пруденс. Были здесь и фотографии маленькой Виктории в коляске замысловатой конструкции. Однако, как ни странно, фотографии Джессики отсутствовали. Не вырвал ли их из фамильного альбома кто-нибудь из членов семьи в приступе гнева?

Фотографий было много, но от чего я прямо-таки глаз не могла оторвать, так это от сделанного профессиональным фотографом снимка Натаниэля в полный рост, который меня просто завораживал. У Натаниэля была необычайно броская внешность. Высокий, мускулистый, он своими усами, резкими, словно высеченными из камня чертами лица и уверенной позой чрезвычайно напоминал собой путешественника и исследователя девятнадцатого века. На фотографии он был в костюме в тонкую полоску, рубашке с крахмальным воротничком и с карманными часами на цепочке. Его густые черные волосы блестели, намазанные по моде тех лет бриллиантином, но взор мой приковывали совсем не они. То, что влекло меня, словно магнитом, заставляя вновь и вновь обращаться к этой фотографии, были его глаза — темные, властные, требующие внимания.

Смежив веки, я попыталась мысленно представить Стюарт-хауз в зените его славы, когда в бальном зале звучала музыка и под огромной сверкающей огнями люстрой кружились в вальсе пары. Уверена, любой психоаналитик сказал бы, что подобные фантазии совсем не удивительны для привыкшей подавлять свои эмоции женщины из неблагополучной семьи, которая появилась на свет в результате союза совсем юной девушки и безработного актера-алкоголика. Я поклялась себе, что никогда не повторю маминой ошибки. И однако я отдала бы не раздумывая свои экземпляр первого издания «Радостей секса» за один только вальс в этом бальном зале с несравненным Натаниэлем Стюартом.

Натаниэль, любила повторять Виктория, был человеком, опередившим свое время. И в этом я была с ней совершенно согласна. В Стюарт-хаузе были солнечные часы, мастерская, темная комната для печатания фотографий и даже метеорологическая станция за домом. А также конюшня, каретный сарай, кукольный домик для Виктории и возвышавшаяся посреди английского сада белая изящная беседка.

Все исчезло, все. Только сам дом и стоял еще на месте — слабая тень самого себя в прошлом. По иронии судьбы ему было суждено уцелеть во время сильнейшего землетрясения и пожара для того только, чтобы пасть жертвой человеческой жадности и равнодушия. Пруденс, несчастная жена Натаниэля, вышедшая вторично замуж за Квентина Феннивика, умерла через год после свадьбы, и безутешный вдовец тут же приказал снести обе пострадавшие от огня башенки на доме. Я вспомнила, как содрогнулась Виктория, рассказывая мне о том, как они рухнули вниз на улицу, и меня охватил гнев. Каким человеком нужно было быть, чтобы пойти на такое?

Феннивик надстроил четвертый этаж, сохранив лишь небольшую часть «вдовьей дорожки» на крыше, после чего нанятый им подрядчик разгородил дом на отдельные квартирки, которые стали сдаваться в аренду. Во время жилищного бума после первой мировой войны Феннивик постарался выжать из дома дополнительную прибыль, расширив фасад почти до улицы и устроив там еще несколько квартир. После его смерти такие же, как и он, жадные наследники продали Стюарт-хауз, ставший к тому времени бельмом на глазу у всего квартала, какому-то владельцу трущоб, который стал сдавать комнаты мелким торговцам наркотиками, мигрантам и сутенерам. Жильцы в доме постоянно менялись; постепенно оттуда было вынесено все, что не было прибито гвоздями к полу и стенам. В конце восьмидесятых годов городские власти объявили дом непригодным для проживания.

Последние фотографии дома производили тягостное впечатление, вызывая в душе какую-то неизъяснимую тоску, и, глядя на заколоченные окна и стены, изрисованные местными любителями настенной живописи, я почувствовала, как на глаза у меня наворачиваются слезы. Участок приобрела какая-то строительная компания, намеревавшаяся использовать его в коммерческих целях. Через несколько дней бесполезный старый дом снесут, и на его месте будут построены пиццерия и видеосалон.

Если только не произойдет чуда.

Я закрыла глаза, не в силах долее смотреть на фотографии. Затем вновь убрала их в папку и положила на прежнее место в ящик стола.



— Эй, ленивец, — слегка ткнула я носком, туфли Аполлона под бок. — Пора идти. Нас ждет Виктория.

Уютно устроившись на ее диванчике, мы пили чай. Или, вернее, пила я, тогда как Аполлон с шумом лакал свой из фарфоровой миски с отбитыми краями. Не успели мы войти, как он тут же принялся возбужденно ходить взад-вперед по комнате и скрести лапами в дверь, словно ему не терпелось как можно скорее уйти отсюда. Поэтому Виктория и налила ему в миску чая с ромашкой, чтобы, как она выразилась, «успокоить его нервы».

— Ну, что же, — произнесла со вздохом Виктория, продолжая мерно покачиваться в своем кресле-качалке. Руки ее были сложены на коленях, и сквозь тонкую, прозрачную, как папиросная бумага, кожу явственно проступали голубые жилки. — Думаю, сейчас самое время.

— Время для чего? — спросила я удивленно.

— Разумеется для того, чтобы рассказать тебе конец моей истории.

Слова Виктории меня несколько озадачили. Вот уже несколько недель она рассказывала мне о своей жизни, но рассказывала отрывочно, постоянно перескакивая с одного на другое. Так, я узнала о ее детских годах, проведенных в Стюарт-хаузе, и о последующих событиях — как ее после землетрясения отправили к тете с дядей, а те запирали ее в чулане, боясь, как бы обезображенное лицо племянницы не распугало их гостей. Ее родная мать появилась после землетрясения и попыталась забрать ее к себе, но из этого ничего не вышло, так как дядя Виктории обратился в суд и добился того, что Джессика была объявлена неспособной воспитывать своего ребенка.

Когда Виктории исполнилось восемнадцать, она попыталась получить место учительницы, но ни одна школа не решилась взять девушку на работу из-за ее шрамов. В конце концов она устроилась преподавать систему Брайля в школе для слепых, но так никогда и не вышла замуж и детей у нее не было. Подозреваю, до некоторой степени она видела во мне дочь, которую ей не суждено было иметь; она уговорила меня принять от нее в подарок старинный фамильный медальон вдобавок к своей печальной истории. Что еще она могла мне рассказать?

— Я имею в виду конечно же землетрясение, — продолжала Виктория, явно не замечая моей растерянности. — Несомненно, ты не раз задавалась вопросом, откуда они у меня, — она подняла руку и провела кончиками пальцев по уродливым шрамам на своем лице и шее. — Почему ты выглядишь такой удивленной? Я не родилась с ними, ты знаешь.

Я почувствовала, что краснею.

— Я не думала, что вы захотите говорить об этом.

Виктория поджала губы.

— Но сейчас я должна это сделать. Все произошло во время землетрясения. Вскоре после свадьбы…

— Вы говорите о свадьбе вашего брата? Она мечтательно улыбнулась и кивнула.

— Натаниэль был совершенно неотразим во фрачной паре и цилиндре. Уверена, он мог бы жениться на любой женщине в штате, а может даже и в стране.

Я снисходительно усмехнулась. Говоря о своем старшем брате, Виктория нередко представляла все в одних лишь розовых красках.

Старая женщина погрозила мне пальцем.

— Уверяю тебя, я говорю истинную правду. Натаниэль мгновенно привлекал к себе все взоры. Когда он входил в комнату, люди вокруг замолкали и оборачивались, чтобы взглянуть на него; садясь, он словно заполнял собой все кресло. Не то чтобы он был крупным мужчиной, совсем нет. Но в нем было нечто, мгновенно вызывавшее к нему уважение.

Я усилила звук на своем магнитофоне, тогда как она, умолкнув на мгновение, облизала губы.

— Какая жалость, что он женился на Пруденс. В сущности, она была неплохой женщиной. Но глупой — тщеславной, пустоголовой девицей, у которой ума было не больше, чем у ребенка. Однако Натаниэль был полон решимости найти для меня подходящую мать после того, как моя родная сбежала.

— Джессика, актриса, — уточнила я.

— Знаешь, отец любил ее. Он сказал мне, что влюбился в нее, едва увидев ее на подмостках, как тогда говорили. Она разбила ему сердце. Он умер год спустя после того, как она нас бросила. Я до сих пор не понимаю, как могла мать оставить своего собственного ребенка. Мне кажется, в глубине души Натаниэль боялся, что я вырасту похожей на нее, и хотел во что бы то ни стало спасти меня от меня самой. — Виктория вздохнула. — Я часто думала, насколько все могло бы сложиться по-другому, если бы этой свадьбы вообще не было.

Оторвавшись от своих записей, я увидела, что она вытирает глаза.

— Потому что Пруденс не взяла вас под свое крыло после смерти вашего брата?

На лице Виктории появилось недоуменное выражение.

— Я сказала тебе, что он умер? — она покачала головой. — Должно быть, моя память даже хуже, чем я думала. Нет, он не умер.

Я удивленно подняла брови.

— Но…

— Он исчез в ночь землетрясения. Через четыре дня после женитьбы на Пруденс.

— Но разве они не отправились в свадебное путешествие?

— Им пришлось его отложить, поскольку у Натаниэля были какие-то неотложные дела с мистером Шпреклзом — какие, никто не знал. — Виктория еле заметно улыбнулась. — Пруденс была в ярости, но Натаниэль пообещал ей, что все это займет всего лишь несколько дней. Я помню, как она обрадовалась, когда Антонио Джузеппе, управляющий Натаниэля… Господи, каким же он был рослым, красивым парнем!.. Но я отвлеклась. Итак, поздно ночью перед землетрясением Антонио ворвался в дом с сообщением, что дело завершено. Пруденс пришла в настоящий восторг; она тут же заставила Натаниэля пообещать, что завтра же они вдвоем отплывут в Гонолулу на одном из его кораблей.

— Как он исчез? Виктория опустила глаза.

— Я была последней, кто его видел. Я поднялась к себе рано — у меня в башенке на втором этаже была прелестная, вся в цветочек собственная спальня — и лежала в постели, читая роман, — морщинистое лицо старой женщины зарделось румянцем. — Видишь ли, роман этот считался тогда весьма неприличным, и мне совсем не хотелось, чтобы Натаниэль застал меня за его чтением. Поэтому я читала при свете свечи.

— И что было дальше? — спросила я, с трудом подавляя улыбку.

— Я услышала чьи-то шаги и решила заглянуть в комнату к брату, — на лице Виктории появилась презрительная гримаса, — ту, которую он делил с Пруденс. И увидела, как Натаниэль с телескопом в руке скрылся за дверью, ведущей на чердак. Видишь ли, он считал себя астрономом-любителем.

— И больше его никто не видел? Виктория кивнула.

— Через несколько мгновений землетрясение разбудило всех в доме. Было чуть больше пяти утра. Это был настоящий ад… гнев Господень, как говорили некоторые… — Виктория на мгновение умолкла, вытирая слезы выцветшим кружевным носовым платком. — Тело Натаниэля так никогда и не было найдено. Ходили, правда, слухи, что Пруденс тайно вывезла его из дома. Но большинство склонялось к мысли, что он вышел на крышу и при первом же толчке свалился с «вдовьей дорожки» вниз.

— Но кто-нибудь несомненно должен был видеть…

— Мастерская и каретный сарай внизу были полностью разрушены. Земля там просто осыпалась и все рухнуло вниз… Тело вполне могло быть погребено под всей этой грудой щебня. Но лично я никогда в это не верила.

При мысли о лежащем где-то в земле Стюарт-хауза скелете я содрогнулась и поспешно переменила тему.

— Вы были в постели, когда началось землетрясение?

Прежде чем ответить, Виктория встала с кресла и, взяв чайник, вновь наполнила опустевшую миску Аполлона. Я нахмурилась. Если„ так пойдет дальше, очень скоро это избалованное животное потребует пончиков.

— Я сжалась в комочек под одеялом. Каким же теплым и красивым оно было, и с таким же цветочным узором, как обои на стенах, — заговорила она наконец, ставя чайник на место и накрывая его вновь вязаным чехлом. — Я говорила тебе, что моя спальня находилась в башенке на втором этаже и была вся в розочках и лилиях…

— Да-да, — поспешно прервала я ее на полуслове, пытаясь вернуть к теме нашего разговора.

— Ах, да. Итак, я читала в постели, когда началось землетрясение.

— И?..

— Раздался страшный грохот. В испуге я залезла с головой под одеяло, молясь о том, чтобы он прекратился. Все вокруг тряслось все сильнее и сильнее. С полки упала на пол моя фарфоровая кукла и разбилась. Я заплакала — я боялась, что в следующий момент рухнет крыша и я окажусь погребенной там, где лежу! Наконец комната перестала качаться. Я тут же схватила канделябр и, соскочив с кровати, выбежала на лестницу поглядеть, не пострадал ли кто из домашних. Кто мог знать, что это был еще не конец? Внезапно лестница у меня под ногами начала крениться… Огромная, двенадцатифутовая люстра от Тиффани, подвешенная к потолку третьего этажа прямо над бальным залом внизу, качнулась на мгновение в мою сторону и рухнула, усыпав пол тысячами стеклянных осколков… Я ухватилась за перила, чтобы не упасть, но нечаянно задела свечу и волосы мои моментально вспыхнули.

— Вы, должно быть, ужасно испугались, — прошептала я потрясение.

Гримаса боли исказила ее черты и лицо стало похожим на сморщенное яблоко.

— Я закричала. Я кричала и кричала без остановки. Каким-то образом я сообразила задуть свечу, но к тому времени голова моя была уже вся в огне. Запах горящих волос и плоти был ужасен… мне казалось, я умираю.

Я взяла ее руку в свои ладони.

— Успокойтесь. Все в порядке. — Фраза была невероятно глупой, но я просто не знала, что еще сказать.

— Миссис 0'Хара, наша домоправительница, — продолжала Виктория, — добралась до меня первой. Мгновенно скинув с себя халат, она набросила его мне на голову, чтобы сбить пламя, но исправить что-либо было уже поздно.

— Как ужасно, — прошептала я, вспоминая прекрасного живого ребенка на фотографиях. Потерять в одночасье брата и собственную юность, ужасно!

— Да, ужасно, — Виктория снова опустилась в свое кресло-качалку и возобновила мерное качание взад-вперед. — Но ведь мы не можем изменить свое прошлое, не так ли?

Она окинула меня задумчивым взглядом.

— Знаешь, мне бы хотелось, чтобы ты отвезла меня в субботу в Стюарт-хауз. Каким бы заброшенным ни выглядел этот старый дом, там я всегда словно молодею. Отец, мне кажется, чувствовал то же самое. Возможно, поэтому он и выбрал это место для застройки, Я говорила тебе, что в доме не работал ни один компас? Натаниэль был доволен до отчаяния, пытаясь найти логическое объяснений этому феномену. В конце концов он решил, что помехи создает своего рода магнитное поле под домом.

Я отвела глаза. Не могла я сказать ей про дом, ну никак не могла. Во всяком случае, сейчас. Аполлон тоже выглядел подавленным, словно он прочел мои мысли.

С Аполлона я перевела взгляд вновь на Викторию, и у меня вдруг мелькнула дикая мысль, что она прекрасно знает то, о чем я предпочла умолчать. Дыхание ее было неглубоким, еле слышным, словно она впала в транс, а взгляд устремлен куда-то в пространство. В глубине ее глаз застыло какое-то странное выражение. Не совсем печаль; если бы не полная несуразность подобного предположения, я могла бы поклясться, что это был… восторг. Я заговорила с ней, но она, похоже, целиком ушла в себя и сейчас раскачивалась в своем кресле все быстрее и быстрее, словно подталкиваемая какой-то невидимой силой. С губ ее слетало какое-то неясное бормотание, и когда я вновь обратилась к ней, она не ответила.

Мы с Аполлоном закончили наши дневные занятия в гимнастическом зале и бежали трусцой домой, когда меня вдруг охватило страстное желание свернуть к Стюарт-хаузу. Я мысленно прикрикнула на себя, приказав забыть про этот старый дом, который становился для меня просто каким-то наваждением, тем более что очень скоро он должен был превратиться в гору опилок и щебня. И однако меня не отпускала сумасшедшая мысль, что если там как следует покопаться, то, возможно, удастся найти под полом тайник, в котором кто-нибудь из Стюартов спрятал бумаги, представляющие сейчас огромную ценность. Разумеется, подобная находка лишь приостановила бы казнь на какое-то время, не более того. Но Виктория явно угасала, находясь в последнее время по существу на грани двух миров. Сколько она могла еще протянуть? Скорее всего, лишь несколько дней или, в лучшем случае, несколько недель. Если бы только я могла приостановить приведение приговора в исполнение до того, как она умрет, избавить ее от страданий…

Когда мы пробежали мимо трамвая на Калифорния-стрит и свернули на Ван-Несс-авеню, Аполлон залаял. Мгновенно я почувствовала приступ раздражения; если бы не эта проклятая собака, я могла бы сейчас сесть на трамвай и через несколько минут быть уже дома. Время от времени я подумывала о том, чтобы избавиться от этого уродливого источника беспокойства, но всякий раз меня останавливала мысль, что этим я могу обидеть Викторию. Итак, нравилось мне это или нет, я была накрепко связана с Аполлоном и была вынуждена терпеть его общество.

Мы пробежали несколько кварталов с отреставрированными викторианскими домами, в которых теперь размещались магазины розничной торговли и бутики. Картины, которые открывались по пути нашему взору, были самыми что ни на есть обычными: клерки, делающие покупки, рокеры-панки с английскими булавками в ушах, нищий, выпрашивающий милостыню у дамы в мехах подле модного салона-парикмахерской, педераст в женской одежде, прогуливающий своего пушистого, выкрашенного в розовый цвет пуделя с розовым же бантом под стать.

Обслюнявив мои кроссовки, Аполлон тут же устремился за пуделем, и я с силой дернула за поводок.

— Идем, Ромео, — отругала я его. — Нас ждет работа. Сейчас совсем не время заниматься любовью.

Итак, последнее слово осталось за мною. Так, во всяком случае, я считала тогда. Истина же заключалась в том, что в ту минуту мы стояли на пороге единственной величайшей любви в моей жизни. Стояли буквально. Подняв глаза, я увидела прямо перед собой заколоченный Стюарт-хауз, который словно ждал, когда мы его освободим. Солнце уже клонилось к закату, и на дорожке, ведущей к дому, лежала отбрасываемая им мрачная тень. Сказать по правде, этот старый особняк вызывал у меня дрожь. Но ради Виктории я постаралась сдержать свое буйное воображение и, поднимаясь по широким, в трещинах ступеням на веранду, заставила себя не обращать внимания на ползущие по коже мурашки.

Мне не пришлось взламывать дверь, что меня несказанно обрадовало, поскольку я была не совсем уверена в своей способности совершить этот подвиг с помощью кредитных карточек и шпилек для волос. Одно из окон было разбито брошенной кем-то пивной бутылкой, которая так и осталась лежать в комнате на выцветшем ковре, так что я просто вынула из рамы осколки стекла и влезла внутрь. Или, вернее, сунула вначале внутрь Аполлона, не обращая внимания на его поскуливание и царапанье, а потом уж влезла сама.

Внутри оказалось темнее, чем я ожидала и, сунув руку в сумочку на ремне у себя на талии, я достала оттуда маленький, в форме авторучки фонарик. Весьма неподходящий источник света даже для археолога-любителя, но другого, к сожалению, у меня не было.

— Эй! — громко позвала я, обводя лучом фонаря комнату. Мне не хотелось никаких сюрпризов. Разумеется, я всегда носила с собой в сумочке газовый баллончик — просто так на всякий случай, — но у меня не было ни малейшего желания применять его на практике. Если в комнате расположился какой-нибудь бомж, решила я, то я тут же вылету отсюда и выкину всю эту глупую затею из головы.

Однако в комнате никого, к счастью, не оказалось. Я обследовала еще несколько комнат на первом этаже и, ничего там не обнаружив, поднялась наверх, хотя волосы у меня на затылке буквально стояли дыбом. Наверху было душно и, стянув с себя свой огромный спортивный свитер, я повесила его на перила.

Стиснув пальцы вокруг подаренного мне Викторией медальона, который висел у меня на шее, я осмотрела второй и третий этажи. Результат был тот же, что и на первом. Кроме нескольких банок из-под пива и окурков, оставленных, вероятно, живущими по соседству подростками, я не нашла ничего, говорившего о том, что когда-то здесь жили люди. Все ценное было давно уже вынесено отсюда и обменено на наркотики, заключила я наконец со вздохом, закончив свой осмотр.

К этому времени Аполлон сделался совершенно невыносим. Высвободив ноги из закрученного вокруг них поводка, я отругала его, говоря, что он думает лишь о своих любовных делах и совершенно игнорирует мои проблемы. Он в ответ лишь отчаянно скулил и пытался отгрызть шнурки на моих кроссовках.

Подобное поведение было в высшей степени необычным даже для Аполлона. Он был таким спокойным, уравновешенным тираном, ворча лишь на незнакомых людей, которые ему не нравились. Поразительно, как это животное мгновенно чувствовало, кому можно было доверять, а кому — нет.

Ни о чем не догадываясь, я игнорировала все его отчаянные попытки привлечь мое внимание, как вдруг он взвизгнул и бросился вверх по лестнице, таща меня за собой.

— Стой! — крикнула я, взлетая вслед за Аполлоном вновь на третий этаж, но мой крик не произвел на него никакого впечатления. Мы влетели в какую-то комнату, которая, похоже, была некогда спальней. Заметив в полу широкую трещину, я с силой дернула за поводок, но мне не удалось остановить Аполлона. Он пронесся через всю комнату и только тут замер у небольшой двери в треугольной стене. Я дернула за ручку, но дверь оказалась заперта.



Чердак, осенило меня, и я почувствовала, как меня охватывает возбуждение. Если кто-то хотел здесь что-нибудь спрятать, то чердак был для этого самым подходящим местом.

Замок в двери, краска на которой совершенно облупилась, был старым и ржавым, с широкой замочной скважиной. Здесь мои кредитные карточки были абсолютно бесполезны. Я попробовала открыть замок с помощью шпильки, но все мои попытки оказались тщетными. Аполлон скулил и скребся в дверь, проявляя явное нетерпение. Я отстегнула поводок от ошейника и сунула в сумочку, чтобы он не замотал его снова вокруг моих ног, после чего навалилась всем телом на дверь и почувствовала, что она поддается. Дерево почти сгнило, и, надавив сильнее, я наконец сорвала ее с петель, и мы вошли внутрь.

На чердаке царила кромешная тьма, в которой почти сразу же потонул тонкий лучик света от моего фонарика. Я прищурилась, надеясь, что постепенно мои глаза привыкнут к мраку, но мне так и не удалось ничего разглядеть. Все вокруг к тому же было сплошь затянуто паутиной, как я вскоре обнаружила, шагнув вперед и ткнувшись в нее прямо носом. Поспешно я стерла с лица липкие волокна, содрогнувшись, когда почувствовала одно из них у себя на языке.

Аполлон терся о мои ноги, продолжая скулить. Я похлопала его по голове, пытаясь успокоить.

— Я тебя не виню. Это была с моей стороны глупая идея — мы никогда ничего не найдем здесь, тем более при таком свете. Идем-ка дом…

Не успела я договорить, как послышался гул, который шел, казалось, отовсюду, и в ту же секунду весь дом задрожал.

— Землетрясение! — воскликнула я в ужасе, внезапно сообразив, что этот полуразвалившийся дом, разумеется, не был укреплен в соответствии с городскими стандартами сейсмической безопасности.

Дом дрожал все сильнее, и вскоре стены вокруг меня буквально заходили ходуном. Одна из балок, пролетев в нескольких дюймах от моей головы, с грохотом рухнула на пол, и у меня едва не выскочило сердце из груди.

Фонарик выпал из моих пальцев и разбился. Нас вновь окутала кромешная тьма. Аполлон принялся отчаянно царапать меня по ногам, но когда я, наклонившись, попыталась взять его на руки, он увернулся.

Никто даже не подозревает, что мы здесь, пришло мне только тут в голову, и я задрожала всем телом при виде внезапно вспыхнувшей у меня в мозгу картины. Перед моим мысленным взором, как живой, стоял брат Виктории, Натаниэль, который бесследно исчез отсюда более восьмидесяти лет назад — во время точно такого же землетрясения.

Глава 2

Подхватив Аполлона, я кинулась к двери и тут же едва не упала, споткнувшись обо что-то в темноте. Пол у меня под ногами ходил ходуном, сверху на голову сыпалась какая-то дрянь. Откуда-то издали доносился приглушенный вой сирен.

— Помогите! — крикнула я, пытаясь хоть за что-то ухватиться, но рука моя неизменно встречала одну лишь пустоту.

Кричать, разумеется, было глупо; никто не мог меня здесь услышать. Я взгромоздилась на какой-то ящик или, во всяком случае, что-то, показавшееся мне устойчивым. Внезапно он накренился подо мной и меня куда-то швырнуло. В ушах у меня зазвенело, и возникло ужасное ощущение, что я лечу в пропасть. Прошла, казалось, целая вечность; внезапно время словно остановилось и все окутала непроглядная тьма.

Не знаю, когда до меня наконец дошло, что этот кошмар кончился. Осознание приходило постепенно, по мере того, как стихал гул и в доме мало-помалу вновь воцарялась тишина.

Аполлон лизнул меня в лицо, словно пытаясь убедиться, что со мной все в порядке.

— Да, парень, — пробормотала я, с трудом поднимаясь на ноги, — это было нечто.

Родившись в Калифорнии, я с детства привыкла к землетрясениям и смотрела с еле скрываемым презрением на перебравшихся к нам жителей восточных штатов, которые бледнели при едва заметном колебании почвы. Но нынешнее землетрясение было намного сильнее всех тех, которые мне когда-либо довелось испытать. Вероятно, его мощность достигала семи или даже восьми баллов по шкале Рихтера. И разрушения в городе должны были быть ужасны.

Я представила отца, который в это время дня обычно валялся пьяный на диване, и меня бросило в дрожь. Что если в нашей убогой квартирке рухнул потолок? Он не успел бы даже понять, что на него свалилось. А мама? Она, скорее всего, была уже на пути на работу, когда началось землетрясение. Уцелел ли театр, в котором ей удалось получить в этом месяце небольшую роль? Мои родители были, разумеется, далеко не ангелы. И все же при мысли о том, что я могу их потерять, у меня комок подкатил к горлу.

Внезапно я вспомнила о дряхлой, полуслепой Виктории, сидящей в полном одиночестве в своей квартирке в Мишн-дистрикт. Что если она ранена и нуждается в помощи? Нет, пора было выбираться из этого дома и немедленно.

Поспешно обследовав Аполлона и убедившись, что он не ранен, я ощупью добралась до двери и взялась за ручку. Но когда я попыталась ее повернуть, у меня из этого ничего не вышло. Дверь не поддалась, даже когда я навалилась на нее всем телом, и в отчаянии я заколотила в нее изо всех сил.

— Заклинило, — прошептала я мгновение спустя и почувствовала, как меня охватывает леденящий ужас. Аполлон тревожно задышал. Как это могло случиться?

Не паникуй, приказала я себе, стараясь не думать о том, что пройдет, по меньшей мере, несколько часов, прежде чем кто-нибудь хватится меня, если такое вообще произойдет. Дюйм за дюймом я принялась ощупывать стены в поисках второй двери. Той, через которую ушел Натаниэль. Но, может, ее заделали, когда Феннивик перестраивал дом?

Не знаю, сколько прошло времени; это могло быть и тридцать минут и три часа. Наконец я обнаружила его — второй выход, ведущий на крышу. Распахнув дверь, я увидела перед собой лестницу и, перескакивая через две ступени, ринулась наверх.

— Слава Богу! — воскликнула я с облегчением, оказавшись на «вдовьей дорожке», и невольно подумала, как должно быть странно я выгляжу сейчас со стороны, разговаривая с собакой. Вдохнув полной грудью свежий ночной воздух, я подошла к перилам и посмотрела вниз.

Внизу была тьма. Кромешная.

— Должно быть, отключилось электричество, — пробормотала я вслух и нахмурилась.

Прелестно! Только этого нам недоставало. И как теперь прикажете выбираться отсюда? А? Я явно не тянула на человека-паука, да и Аполлон с его короткими лапами уж никак не обладал умением лазать по стенам.

— Эй! — крикнула я и замахала руками над головой словно идиотка. — Есть там кто-нибудь внизу?

И тут только я обратила внимание на прямо-таки неестественную тишину. Вой сирен умолк — странно, почему? — и кроме шелеста листьев и отдаленного стука, похожего на цокот копыт, до меня не доносилось ни звука. Даже после землетрясения должен же был быть слышен шум машин… Если только упавшее дерево или рухнувший дом не загородили улицу, подумала я, несколько успокоенная тем, что не нахожусь в «Сумеречной зоне».

Я закричала громче. Минут через десять, однако, я пришла к выводу, что кричать бесполезно; к тому же на крыше было довольно прохладно. Я решила вернуться на чердак и подождать там до утра.

На чердаке было душно, и я оставила дверь слегка приоткрытой, подперев ее чем-то тяжелым, чтобы она не закрылась. В щель проник бледный свет луны, и с удивлением я вдруг увидела в углу у двери какие-то ящики, сундуки, плетеную птичью клетку и старое кресло. Я была уверена, что раньше их там не было… но конечно же они должны были там находиться. Я просто не заметила их в темноте. Если только во время землетрясения не обрушилась ложная стена, за которой все это было сложено. Во рту у меня мгновенно пересохло. Но ведь это и было то самое чудо, которое я искала! Если все эти сундуки и ящики принадлежали семье Стюартов или даже тем, кто жил после них, то дом не станут сносить, пока здесь не будут произведены более тщательные поиски.

Неожиданно пол у меня под ногами слегка качнулся.

— По…последний толчок… Ху…худшее уже позади, — пробормотала я заикаясь в попытке успокоить себя и Аполлона, который то тыкался мне носом в щиколотки, то пытался залезть на колени.

Комната вздыбилась и меня отбросило к двери, ведущей в дом. В ужасе я подумала, что сейчас рухнет крыша, и мы с Аполлоном окажемся погребенными здесь заживо вместе со всеми найденными нами историческими ценностями.

— Помогите! — завопила я во все горло, вскакивая на ноги и молотя обеими кулаками в дверь.

И тут только заметила, что дверь висит на петлях. Но я же собственными глазами видела, как она соскочила с петель, когда я вломилась на чердак… Может я сошла с ума, мелькнуло у меня в голове, и я почувствовала, как волосы у меня на затылке встают дыбом.

Я забарабанила в дверь сильнее. Разум говорил мне, что никто меня не услышит, но мне уже было все равно. Все это с каждой минутой становилось все более страшным, и я была просто не в состоянии сидеть и ждать неизвестно чего.

— Мы застряли, вытащите нас отсюда! — кричала я, и Аполлон, которому должно быть передался мой страх, вторил мне оглушительным лаем.

Я продолжала колотить в дверь, и удары эхом отзывались у меня в голове. Внезапно дверь распахнулась, и, поспешно отступив назад, я упала, споткнувшись о какой-то ящик. Передо мной в дверном проеме возник высокий мужской силуэт.

— Что, черт возьми, все это значит! — проревел мужчина.

Осторожно я приподняла голову над ящиком. Сердце у меня колотилось как сумасшедшее, готовое казалось вот-вот выпрыгнуть из груди. Было слишком темно, чтобы разглядеть черты лица мужчины, но я видела, что он высок и широк в плечах. На нем было что-то вроде длинной ночной рубашки — и ничего более. Меня пробила дрожь. Только этого мне не хватало — быть спасенной каким-то маньяком. Вероятно, местный бандит, забравшийся сюда на ночь.

— Кто вы такая? — резко спросил он. — И как сюда забрались?

— Позвольте нам уйти отсюда, — торопливо проговорила я. — Я никому не скажу, что видела вас здесь.

Похоже, мои слова его чрезвычайно развеселили.

— Почему вы решили, что меня это может в какой-то степени волновать? Я у себя дома.

Кожа у меня на руках покрылась пупырышками. Этот парень был действительно сумасшедшим.

— От…отлично, — пробормотала я с запинкой, решив во всем потакать ему. — Тогда позвольте нам просто уйти, и мы больше не побеспокоим вас и ваш дом.

— Мне кажется, я заслуживаю с вашей стороны кое-каких объяснений. Кто вы такая, и что, черт возьми, делаете на моем чердаке?

— Я… дверь заело, когда началось землетрясение.

Он подошел ближе. Во всем его облике было что-то до боли знакомое, хотя в неясном свете я не могла толком разобрать черт его лица.

— Землетрясение? — он усмехнулся. — Что за глупости! Я только что был на крыше, изучая звезды, и там никого не было. Как вам удалось забраться сюда через три этажа? Это… невозможно. — Внезапно он наклонился и, рывком подняв меня на ноги, поставил в полосу лунного света.

Я поежилась, чувствуя себя весьма неуютно под его пристальным взглядом. И тут он удивленно вскрикнул и отпустил меня. Я невольно поморщилась, пожалев, что на мне не было чего-нибудь более приличного, чем застегивающийся спереди на молнии леотард и ярко-розовое трико. Бросив взгляд вниз, я увидела, что моя одежда и руки покрыты тонким слоем белой пыли.

— Вы привидение, мадам? — проговорил он изумленно, застыв на месте.

Ничего более нелепого я не слышала в своей жизни. Я была на чердаке заброшенного дома наедине с маньяком, и он меня боялся! Я едва не расхохоталась, с трудом сдержавшись, чтобы не сказать ему «У…у…».

— И что, если это так? — услышала я собственный голос. Может, сыграв на его страхе, я смогу уйти отсюда целой и невредимой?

— Тогда мне хотелось бы самым тщательнейшим образом вас исследовать, — ответил он, внимательно разглядывая меня из-под нахмуренных бровей.

Я содрогнулась от его слов, мысленно представив свое рассеченное на куски тело, брошенное в какой-нибудь каньон. Рванувшись вперед, я попыталась проскользнуть мимо него к двери, но, протянув руку, он поймал меня за талию.

— Пруденс верит в привидения, но я всегда считал это полнейшей чушью, — проговорил он задумчиво. — Однако настоящий ученый должен быть всегда объективным.

Я с силой ударила по державшей меня руке и вонзила в нее ногти. Он чертыхнулся и оттолкнул меня от себя.

— Ни одно привидение не может расцарапать тебя до крови, — скривившись, он провел пальцем по разорванному мною рукаву рубашки.

И в этот момент в полосе света с громким лаем появился Аполлон, решивший наконец заявить о своем присутствии.

Мужчина нахмурился.

— А это еще что за зверь? Я молча поблагодарила Аполлона за столь своевременное появление.

— Злобный сторожевой пес, — я надеялась, что голос у меня звучит достаточно твердо. — По моей команде он может разорвать человека на куски.

Аполлон подошел к незнакомцу и лизнул ему руку, после чего улегся рядом на пол, положив голову ему на ногу.

Мужчина усмехнулся.

— Похоже, он не считает, что я представляю угрозу. Ну-ка, — он наклонился, — давай выйдем на свет, чтобы я мог тебя как следует рассмотреть.

Прежде, чем я успела этому воспротивиться, он подхватил Аполлона на руки и, распахнув ногой дверь, вошел в комнату, через которую мы какое-то время назад проникли на чердак. Свет? Мозги у этого парня были явно набекрень. Если не считать узкой размытой полосы падающего в окно лунного света, в комнате было темно, как в погребе.

— Для щенка ты выглядишь что-то уж слишком сморщенным, — проговорил он и успокаивающе погладил Аполлона по голове, внимательно разглядывая его в лунном свете. — Он, случайно, не страдает болезненным изнурением?

— У него нет поноса, если вы это имели в виду, — ответила я, подивившись про себя употребленному мужчиной странному обороту, и шагнула вслед за ним в комнату. Даже если он и был маньяком-убийцей, в чем я начала сомневаться, лучше было все-таки держаться к нему поближе, чтобы не оказаться в случае чего вновь запертой на чердаке.

— Он шарпей. Эта порода была выведена в Китае.

Мужчина почесал Аполлона за ухом, от чего тот тут же блаженно застонал.

— Я бывал на Востоке, и не раз, но мне еще никогда не доводилось видеть подобного создания, — в голосе незнакомца звучал откровенный интерес.

Аполлон спрыгнул с его рук на пол и, подбежав ко мне, дернул за шнурок кроссовки. Пока я поднимала его, мужчина запер дверь на чердак и, сделав несколько шагов, зажег газовый рожок на стене.

Газовый рожок! Я протерла глаза. Должно быть, при падении я ударилась головой сильнее, чем думала; у меня несомненно была галлюцинация. По прошествии стольких лет газовая лампа никак не могла работать в этом старом полуразвалившемся доме.

Я огляделась. Глаза мои раскрылись от удивления, когда я увидела, что комната полностью обставлена. Причем вся мебель была антикварной, начала века… только вот выглядела она абсолютно новой.

Я сплю и вижу сон, мелькнула у меня мысль. Иначе и быть не может… хотя никогда еще мой сон не был таким ярким и похожим на явь. Центр комнаты занимала кровать на четырех ножках и под балдахином. Большую часть натертого до блеска деревянного пола покрывали восточные ковры. В одном углу стоял вместительный гардероб, в другом на резной деревянной подставке возвышалось зеркало высотой в человеческий рост. На окнах висели зеленые бархатные портьеры. Вдоль стен тянулись полки, на которых были выставлены настоящие сокровища: вырезанные из двух китовых зубов пагоды, деревянная русалка, похожая на те, что некогда украшали нос кораблей, и целый набор миниатюрных механизмов — старомодные велосипеды, кареты и выглядевшая здесь странно неуместной модель, смутно напоминающая аэроплан.

Это было невозможно. Комната была пуста, когда мы поднялись сюда совсем недавно с Аполлоном — вне всякого сомнения все это мне снилось. Я слишком наслушалась рассказов Виктории, только и всего.

Инстинктивно я протянула руку к висевшему у меня на шее медальону, который она мне подарила. Медальон исчез. Вероятно, во время землетрясения порвалась цепочка… Я повернулась к нашему спасителю. Свет газового рожка падал ему на лицо, и я мгновенно узнала врезавшиеся мне в память черты со старой фотографии.

Натаниэль Стюарт. В это было невозможно поверить, но передо мной стоял он, собственной персоной. Мой сон оказался еще фантастичнее, чем я думала… если только меня не забросило назад во времени лет этак на девяносто или около того. Но подобное предположение было, конечно, полнейшим абсурдом.

— Мадам?

Он склонился надо мной, и я увидела откровенное беспокойство в этих его поразительных черных глазах. А в жизни он намного интереснее, чем на фотографии, сообразила я вдруг. Я представляла его более старым, более солидным, но, похоже, у человека, который стоял сейчас передо мной, не было на теле и унции лишнего жира.

Высокий, с широкой грудью и жилистыми руками, он напоминал собой лесоруба. Одеяние его действительно оказалось ночной рубашкой. Никогда бы раньше не поверила, что кто-нибудь может выглядеть достаточно мужественным в подобном наряде, но ему это как-то удавалось, машинально подумала я, не в силах оторвать взгляда от темного треугольника волос на его груди, видневшегося в вороте рубашки благодаря расстегнутой верхней пуговице.

— Мадам, с вами все в порядке? — спросил он снова. — У вас такой вид, будто вам повстречалось привидение.

— Это был не сон — это был настоящий кошмар! Прижав к груди Аполлона, я прошептала первое, что пришло в голову:

— Да, Тото, это, пожалуй, будет почище того, что выпало на долю Дороти.

— Тото? Так зовут вашу собаку? Я тряхнула головой в надежде, что в ней прояснится. Натаниэль никуда не исчез.

— Я имела в виду собаку из «Волшебника страны Оз».

Глаза его блеснули как черный агат.

— Волшебство? Так вы, выходит, волшебница? Колдунья?

Я похолодела. Колдуний ведь кажется сжигали на костре в прошлом? Однако, как я ни напрягала память, мне никак не удавалось вспомнить, были ли люди в начале двадцатого века — если это, конечно, был двадцатый век — уже достаточно цивилизованны, чтобы не прибегать к подобным мерам. Неожиданно Аполлон, сидевший у меня на руках, вывернулся и, спрыгнув на пол, залез под кровать, что, надо сказать, не прибавило мне мужества. Но тут же я напомнила себе, что все это, разумеется, лишь сон и я обязательно проснусь, прежде чем произойдет что-либо по-настоящему ужасное.

— Я не колдунья, — я обезоруживающе улыбнулась. — Никогда даже не встречала ни одной в своей жизни.

Он насупил брови, пристально глядя на меня.

— Кто же этот волшебник, о котором вы говорили?

— Он не настоящий волшебник — это только кино.

— Кино? — на лице его появилось непонимающее выражение.

— Говорящие картинки, — попыталась я объяснить, без всякого, впрочем, успеха.

— Звучит, как зрелище в ярмарочном балагане, — пробормотал он себе под нос, окидывая вновь презрительным взглядом мой облегающий фигуру костюм. — Так вы, выходит, сбежали из балагана? Хотя, нет, — поправил он тут же себя. — Ваша одежда уж слишком нескромна для появления на публике.

— Она вполне приемлема там, откуда я пришла, — с достоинством возразила я, скрестив на груди руки.

Не стоило говорить ему, что он лишь плод моего затуманенного сном воображения, или — еще того хуже — что я явилась из будущего. Это могло привести лишь к тому, что он решит, будто я сумасшедшая, а как поступали с сумасшедшими женщинами в начале века, мне было прекрасно известно. Пусть уж лучше думает, что я колдунья или какая-нибудь акробатка из балагана. Мне совсем не улыбалось быть упрятанной в дом умалишенных прежде, чем я смогу проснуться и оказаться вновь в своем времени. К тому же, для плода воображения, подумала я, он был невероятно красив. Взгляд мой скользнул по твердой линии его подбородка и резким, словно выточенным резцом скульптора, чертам лица, совсем как у бронзовых статуй, которые я видела в музеях. Идея остаться здесь с ним и вволю насладиться этим сном, пока он длится, выглядела несравненно привлекательнее кошмара в сумасшедшем доме.

Протянув руку, он смахнул пыль с моего плеча. От его пальцев исходило тепло, которое мгновенно ощутило мое озябшее тело. Тепло? Почему же тогда меня бросило в дрожь от его прикосновения? И почему, если это был сон, я чувствовала жару и холод?

— Никогда не видел подобной ткани, — заметил Натаниэль. — Это явно не хлопок, и она блестит, как шелк. Где вы ее приобрели?

Разумеется, я не могла сказать ему, что купила уже готовый костюм в специализированном магазине в конце квартала.

— Это подарок, — ответила я коротко. Он кивнул, и на лице его вновь появилось презрительное выражение.

— Так я и думал. — Он показал на сумочку на ремне у меня на талии. — А этот странный пояс… он тоже подарок одного из ваших многочисленных патронов?

— Не понимаю, о чем вы говорите, — я нахмурилась.

Не ответив, он бросил взгляд вниз на мои кроссовки.

— Странная обувь… «Nike»… — медленно прочел он надпись. — Почему вы написали на своей обуви имя богини победы?

— Это просто название фабричной марки, — поспешно сказала я, заметив в его глазах неподдельный интерес.

Почувствовав мою неловкость, он махнул в сторону своей кровати, показывая, чтобы я присела. Послушно я опустилась на кровать и тут же едва не утонула в мягкой пуховой перине. Я вдруг представила, как теряю на ней свою невинность за десятилетия до того, как появиться на свет. Странно, но идея эта неожиданно показалась мне весьма привлекательной.

— Таких кроватей сейчас уже нигде не найдешь, — заметила я вслух и про себя добавила, что таких мужчин, как он, тоже.

Я кокетливо улыбнулась ему. В конце концов это был мой сон и совсем необязательно было вести себя в нем как пай-девочка. Я вполне могла позволить себе выступить сейчас в роли, которая была абсолютно не свойственна мне в реальной жизни.

Его взгляд остановился на леотарде.

— Зачем вам это металлическое устройство?

— Молния?

— Я не понимаю, для чего нужна эта, как вы ее назвали, молния.

Я пожала плечами. Черт возьми, в конце концов, это всего-навсего только сон! Почему бы не рискнуть? Я растегнула застежку на несколько дюймов.

На лбу у него выступила испарина.

— Поразительно!

Интересно, что он имел в виду, говоря это, меня или молнию? Его последующие действия дали ответ на мой невысказанный вопрос. С бесстрастностью ученого он наклонился вперед и дернул молнию вверх. Она зацепилась за мой лифчик, и я задрожала, почувствовав его пальцы на своей обнаженной коже. Его теплое дыхание и прикосновение руки к ложбинке между грудями мгновенно опалило меня как огнем и мое сердце бешено заколотилось, он явно был настоящим на ощупь…

Внезапно он, очевидно, осознал всю двусмысленность своей позы; лицо его залилось краской и, с шумом выдохнув, он снова дернул за молнию, пытаясь ее застегнуть.

У меня было такое чувство, будто мне дали пощечину. Сглотнув застрявший в горле комок, я просунула под его руки свои.

— Вы должны сначала соединить обе части вместе наверху, а потом потянуть вот так.

Он тут же отдернул руки, словно обжегшись.

— Оставь при себе свои ухищрения, женщина. Я не обману доверия моей любимой.

У меня упало сердце. Я выказала себя полной дурой. Да, жизнь, несомненно, состоит большей частью из ям да колдобин… Даже в твоих снах…

Он принялся мерить шагами комнату, пытаясь побороть свое раздражение. Прошло несколько томительных мгновений. Наконец он повернулся ко мне. Лицо его выражало полное спокойствие.

— Не бойтесь сказать мне правду, — проговорил он вкрадчиво, подходя ближе. — Я не отошлю вас назад, несмотря на ваше распутное поведение.

— Назад куда? — спросила я удивленно. Неужели он что-то знал? У меня вдруг мелькнула мысль, что это был совсем не сон и я действительно — с помощью какого-то колдовства — перенеслась в прошлое.

На лице его появилась самодовольная ухмылка.

— В бордель, разумеется, откуда вы, как я думаю, сбежали. Не пытайтесь этого отрицать… Мне следовало бы догадаться об этом с самого начала по вашей одежде, хотя, должен сказать, я никогда еще не видел корсажа, сделанного из такого удивительного материала.

— Так вы думаете, что я… — Я была ошеломлена. Разумеется, я флиртовала с ним, но это еще не давало ему права относиться ко мне как к проститутке. Какая наглость! Что если он предложит мне деньги за мои услуги? Разозлится ли он, услышав мой отказ?

Я не могла не заметить искры желания в его глазах, когда он скользнул взглядом по четко вырисовывавшимся сквозь тонкую ткань леотарда изгибам и выпуклостям моей фигуры.

— Еще совсем недавно, — проговорил он, насмешливо поднимая бровь, — я не преминул бы воспользоваться вашими услугами. Вы волшебница, в этом нет никаких сомнений, — в голосе его звучало откровенное восхищение, — хотя и не такая, как я вообразил вначале.

— Не давайте слишком большой воли своему воображению, — предупредила я, скрещивая на груди руки.

С явной неохотой он отвел от меня взгляд.

— Мне следовало бы выставить вас за дверь, вместе с котом, — произнес он сухо. — Но из уважения к моей матушке — да будет благословенна ее святая душа — я не сделаю этого.

— Ваша матушка?

Великолепно! Единственное, чего мне еще недоставало для полного счастья, так это столкновения с почтенной матроной, готовой выжечь мне на лбу алую букву «А» или еще какую-нибудь букву алфавита, которой полагалось клеймить юных грешниц.

— Она давала приют падшим женщинам, которые желали покончить со своим дурным прошлым, — объяснил Натаниэль. — Она называла их испачкавшимися в грязи голубками и говорила, что истинный христианин должен делать все, чтобы вернуть их на путь истинный. Папа всячески ее в этом поддерживал, хотя многие в обществе и стали на нее поглядывать косо.

— Должно быть, она замечательная женщина, — заметила я, слегка расслабившись.

— Была ею. Она умерла, когда я был еще ребенком.

— Ах, да, простите. Я забыла, — проговорила я в смущении.

Он бросил на меня удивленный взгляд.

— Откуда вы вообще могли это знать? Мое лицо залилось краской, став, я уверена, такого же цвета, как и волосы.

— Вероятно, я от кого-то слышала об этом и…

— От одного из ваших клиентов, вне всякого сомнения, — произнес он сухо. — Не говорили ли они вам, случайно, также о том, что мачеха моя была исправившейся проституткой, которая называла себя актрисой?

Я тяжело вздохнула.

— Я никогда не знала…

Натаниэль сжал кулаки. В голосе его, когда он снова заговорил, звучала откровенная горечь.

— Папа влюбился в нее без памяти с первого взгляда, едва увидев ее на подмостках, и, несмотря на насмешки друзей и ее репутацию, женился на этой Иезавели. И что он получил взамен?

— Она разбила ему сердце. — Я заерзала, чувствуя себя как на иголках. Сейчас было явно не время говорить ему о своей театральной карьере и о том, что в роду у меня было полно актеров и актрис.

— Вот именно, — сказал он, взглянув на меня с неодобрением. — Очень скоро после рождения моей сестры Джессика сбежала от нас и вернулась к своей прежней жизни. Папа так никогда и не оправился от этого потрясения; вскоре после ее бегства он умер от разрыва сердца. Она убила его так же верно, как если бы всадила ему пулю в грудь.

С трудом я подавила внезапно вспыхнувшее во мне желание его утешить. Судя по тому, как он держал себя со мной, он, скорее всего, решит, что я пытаюсь его соблазнить в надежде вытянуть у него деньги. При этой мысли я невольно поежилась. Какая ирония! Этот викторианец относился с презрением ко мне — похоже, единственной в двадцатом столетии выпускнице университета, которая все еще была девственницей, — потому что считал меня шлюхой!

Наглая, распутная женщина, олицетворение зла (библ.). Имя Джесс, Джессика является уменьшительным от имени Иезавель.

— Мне очень жаль, — ограничилась я стандартным выражением сочувствия. — Теперь я понимаю, почему вы относитесь ко мне с таким недоверием.

Он взглянул на меня с подозрением.

— Знаете, вы очень на нее похожи. Ваши черты лица, эта грива каштановых волос, даже эти зеленые глаза — всё в вас напоминает мне ее. — Он тяжело вздохнул. — И, однако, если вы решите исправиться, думаю, всегда найдется какая-нибудь добрая душа, готовая обучить вас приличной профессии. Вы умеете шить?

Я покачала головой.

— Готовить?

Я помедлила с ответом, с тоской подумав о семейной микроволновой печи.

— Не очень.

Он выглядел откровенно расстроенным.

— Читать?

— Да… я люблю читать. — Я улыбнулась, довольная тем, что хоть в чем-то смогла угодить ему, одновременно в который уже раз задаваясь вопросом, когда же я наконец проснусь.

Он удовлетворенно крякнул.

— Это уже кое-что. А пока вас нужно где-то устроить. Как вы понимаете, здесь вам оставаться неприлично.

У меня упало сердце.

— Разумеется, — продолжал он, бросив на мой костюм взгляд, который способен был расплавить и металл, — вы должны также сменить одежду. — Увидев, что я покраснела, он снял с медного крюка на стене свой халат и сунул мне его в руки. — Вот, прикройтесь пока.

Я поспешно закуталась в халат.

— Не могу же я вот так просто выставить вас за дверь, — пробормотал он себе под нос, качая головой, и махнул в сторону двери.

Молча я последовала за ним в коридор. Аполлон не отставал от меня ни на шаг.

Мы прошли мимо одной закрытой двери и остановились у второй. Открыв ее, Натаниэль пригласил меня войти. Аполлон тявкнул, напомнив мне о моих манерах.

— Благодарю вас за ваше гостеприимство, — поспешила я сказать.

Он зажег стоявшую на прикроватном столике лампу и знаком показал мне, чтобы я садилась.

— Пока еще рано меня благодарить. Как вы понимаете, это только на сегодняшнюю ночь. Завтра вам придется найти себе жилье где-нибудь в другом месте. — Взяв в руки керамический кувшин, он вылил из него воду в стоявший на тумбочке тазик. — Советую вам привести себя в порядок.

Я поморщилась, представив, как, должно быть, выгляжу сейчас — вся в пыли и собачьей шерсти — и шагнув к тазу, с наслаждением плеснула себе в лицо прохладной воды.

— Если вам понадобится ванная, — произнес он чопорным тоном, — то она находится здесь же, между нашими комнатами.

Я улыбнулась, испытав облегчение. Признаться, я начала уже бояться, что мне придется воспользоваться ночным горшком.

Он стоял, возвышаясь надо мной, и я вдруг с особой остротой почувствовала, насколько он был огромен; он сразу же словно заполнил собой комнату, когда мы вошли. И дело тут было не только в его росте или телосложении, но и в яркой внешности и горделивой осанке, которые мгновенно приковывали к нему твой взор.

— Я, кажется, забыл представиться, — проговорил он смущенно. — Меня зовут Натаниэль Стюарт, хотя, полагаю, вам было известно мое имя, когда вы решили забраться ко мне на чердак. А вас как зовут?

— Тейлор.

Мгновение помедлив, он пожал протянутую мной правую руку. Пожатие его было крепким и одновременно удивительно нежным.

— Солидная фамилия. А как насчет имени?

— Тейлор и есть мое имя, — объяснила я, — а фамилия Джеймс. Меня назвали так в честь певца… я хочу сказать, артиста, которым восхищалась моя мать.

— Никогда о таком не слышал.

— После Джима Кроуса он больше всех ей нравился, — пробормотала я, невольно подивившись про себя тому, что говорю в прошедшем времени о ком-то, кто фактически еще даже не появился на свет. Этот странный сон явно затянулся. Мне вдруг пришли на память слова из песни Кроуса «Время в бутылке»:

«…Если бы я мог хранить время в бутылке, первое, что я сделал бы…» Может, именно это я и делала сейчас — сохраняла время? Или даже жизни? Возможно ли, что все это не было сном… что я и в самом деле была в прошлом и могла изменить ход событий? У меня голова пошла кругом при этой мысли. Но, конечно все, подобное предположение было полнейшим абсурдом.

— Тейлор… Странное имя для женщины, особенно такой… интересной.

С его лица не сходило удивленное выражение. Я видела, он теряется в догадках, не понимая, почему я не выбрала себе более подходящее для моей профессии имя Бел, Бренди или Флейм. С трудом я подавила невольно вспыхнувшее во мне раздражение. В сущности мне не было никакого дела до того, что он думает про меня. Это меня совершенно не касалось — по крайней мере, до тех пор, пока он не посчитает меня достаточно сумасшедшей, чтобы выставить за дверь.

В следующее мгновение размышления мои были прерваны послышавшимся в коридоре голосом:

— Натаниэль? Ты здесь? Я услышала, что кто-то разговаривает.

Внезапно дверь распахнулась и в комнату влетела прекрасная девочка, мгновенно напомнившая мне фарфоровую куклу своей гладкой, цвета слоновой кости кожей и ниспадавшими поверх строгой ночной рубашки длинными, до пояса темными локонами.

— Виктория! — сурово произнес Натаниэль. — Сколько раз я просил тебя стучать, а не врываться в комнату подобным образом?

Я буквально открыла рот от изумления, когда до меня дошло, что эта красивая жизнерадостная девочка и есть та самая обезображенная ужасными шрамами и согнувшаяся от старости Виктория, с которой я беседовала только сегодня утром. Меня поразил контраст между старыми выцветшими фотографиями и живой, в расцвете юности и красоты Викторией, которая словно только что сошла с картины Ренуара. На вид ей было лет одиннадцать или двенадцать, и это подтверждало мое предположение о том, что в своем сне я перенеслась в первые годы двадцатого столетия. Поствикторианская эпоха, но самое ее начало.

— Извини, — девочка подняла огромные глаза в обрамлении длинных густых ресниц на брата. В следующее мгновение она перевела взгляд с Натаниэля на меня и обратно. — Я не знала, что у тебя гости.

Внезапно я вздрогнула, заметив у нее на шее золотую цепочку. Будто прочтя мои мысли, она высвободила из-под рубашки висевший на цепочке медальон и медленно провела по нему пальцем. Медальон, как я сразу же увидела, был абсолютно идентичен тому, который подарила мне Виктория… и который я потеряла во время землетрясения. У меня буквально сперло дыхание. Для простого совпадения это было уже слишком…

И тут меня как обухом по голове ударило. Я «потеряла» медальон, потому что он не мог быть в двух местах в одно и то же время. Если я действительно находилась сейчас в Сан-Франциско начала века, то Виктория еще только подарит мне медальон… лет этак через восемьдесят пять — девяносто! А что если одновременно с землетрясениями, вызываемыми столкновением в этом месте тектонических плит, здесь происходят также и сдвиги во времени? На память мне пришли слова Виктории о геомагнитных нарушениях, из-за которых в их доме никогда не работал ни один компас…

Поспешно я открепила от сумочки у себя на поясе одометр со встроенным в него компасом и поднесла его к глазам. Стрелка указывала неверное направление. Я потрясла одометр и вновь взглянула на циферблат. Стрелка, покачавшись, замерла… указывая прямо на юг!

Глава 3

Сердце у меня стучало как паровой молот. Перед моим мысленным взором промелькнули лица родителей; я почувствовала ужас, подумав, что могу их больше никогда не увидеть. При всей невероятности подобного события, в эту минуту я окончательно уверовала, что каким-то непонятным образом перенеслась во времени в поствикторианский Сан-Франциско. Или, если быть предельно точным, в эдвардианскую эпохуnote 1. От этой перспективы у меня голова пошла кругом.

Аполлон, устроившийся по-царски в изголовье кровати на смятой подушке, поднялся, услышав голос девочки. Он склонил на мгновение голову набок, прислушиваясь, затем спрыгнул на пол и, проносясь через комнату, прыгнул ей прямо в руки, словно приветствуя давно потерянного друга. Интересно, почувствовал ли он, что это была та самая Виктория, которая в другой жизни поила его чаем с ромашкой? Он облизал ей лицо, бесстыдно виляя при этом хвостом.

Лицо ее расплылось в улыбке.

— Разве он не великолепен? — Она бросила на меня искоса взгляд. — Как его зовут?

— Аполлон, — ответила я машинально, все еще не оправившись от шока.

Она прижалась носом к носу собаки.

— Да, это имя ему подходит. Он красивый пес, хотя и очень смешной в то же время.

Повернувшись к брату, она капризно протянула:

— Натаниэль, когда же ты, наконец, познакомишь меня со своей гостьей?

Он откровенно смутился, не зная, что на это ответить, и я увидела, как лицо его медленно багровеет. Что должна была подумать Виктория, застав меня ночью наедине с братом, да еще одетой в его халат?

— Я твоя кузина, — сказала я, проигнорировав предостерегающий взгляд Натаниэля. — Меня зовут Тейлор.

Виктория просияла.

— Кузина! Со стороны моей матери?

— Нашего отца, — проговорил сурово Натаниэль. — И, к слову сказать, весьма дальняя родственница.

Если Виктория и была разочарована, она никак этого не показала.

— Никогда не знала, что у меня есть кузина, — она прикрыла ладонью рот, с трудом удерживаясь от смеха. — Вы должны остаться до свадьбу. Мы с вами здорово повеселимся вдвоем. А вы хорошо знали маму? Вам придется мне все о ней рассказать.

— К сожалению, я была незнакома с твоей мамой, — ответила я, ощутив острое чувство вины перед девочкой за то, что приходится лгать ей, выдавая себя за ее родственницу… о чьей свадьбе она говорила? Не Натаниэля ли и Пруденс? Если так, то событие это было явно не за горами, что означало… Я содрогнулась, поняв, что ожидает нас в ближайшем будущем.

— О! — Виктория выглядела явно расстроенной. — Ну да ладно, это не так уж и важно. Вы надолго к нам?

— Боюсь, мисс Джеймс не сможет…

— Я приехала издалека, чтобы повидать вас, — уголком глаза я заметила, что Натаниэль смотрит на меня с яростью поверх головы девочки. — И мне ни за что на свете не хотелось бы пропустить подобное событие.

У Натаниэля был такой вид, что казалось, он сейчас лопнет от злости. Однако я знала, что он не посмеет опровергнуть мои слова. Как еще он мог объяснить мое присутствие здесь в этот час — разве только сказать, что он пригласил к себе в дом на ночь женщину, которая, как он полагал, была проституткой?

— Ура! — Девочка кинулась мне на шею, едва не раздавив при этом Аполлона, который оказался зажатым между нами. В глазах ее плясали чертики, и у меня вдруг возникло странное чувство, что она прекрасно знает, чего ей только что удалось добиться.

Натаниэль оторвал Викторию от меня и высвободил из ее рук Аполлона.

— После свадьбы в субботу мисс Джеймс ждут другие дела, — проговорил он сквозь зубы. — В воскресенье, прямо с утра, она должна будет уехать.

Воскресенье… Какой же сегодня был день? Свадьба, если это свадьба Натаниэля, должна была состояться через несколько дней. Но может быть речь шла о совсем другой свадьбе, родственника или друга?

— Боюсь, в своих путешествиях, — начала я осторожно, — я совершенно потеряла счет времени. Натаниэль, будьте так добры и напомните мне, какое сегодня число.

— Одиннадцатое апреля, среда. Мне на мгновение показалось, что земля уходит у меня из-под ног.

— 1906 года? — спросила я шепотом, едва осмеливаясь дышать.

Он посмотрел на меня, как на идиотку.

— Разумеется.

Одна неделя до землетрясения. Не поэтому ли я и была перенесена сюда — изменить судьбу Виктории? Или судьбу Натаниэля, если уж на то пошло. А может быть, даже судьбу всей семьи Стюартов. Пошатнувшись, я шагнула назад и ухватилась за столбик кровати.

— Идем, Виктория. — Натаниэль взял за руку сестру и направился к двери. Проходя мимо, он взглянул мне в лицо, которое вероятно в эту минуту было белым, как платье новобрачной, и заметил: — Уверен, мисс Джеймс совершенно измучена после своего путешествия.

Она бросила на меня взгляд.

— Да, дорогой братец. Ты несомненно прав. Но скажи мне, — добавила она не без ехидства, — где все ее саквояжи?

— Потерялись в дороге, — ответила я за Натаниэля. В ответ я не услышала от него ни слова благодарности за помощь, но, по крайней мере, он не выглядел в эту минуту достаточно разгневанным, чтобы запереть меня на чердаке.

— Какая жалость! — воскликнула Виктория. — Но я уверена, они найдутся. Доброй ночи, мисс Джеймс.

— Пожалуйста, зови меня Тейлорnote 2.

— Тейлор… Мне нравится это имя. Оно как бы говорит, что тот, кого так зовут, может создать нечто удивительное из любого материала, который есть под рукой. Может все переделать… Приятных снов! — Она улыбнулась и исчезла за дверью.

Никогда еще я не думала о своем имени в таком плане.

— Доброй ночи, — крикнула я ей вдогонку, весьма заинтригованная ее словами.

Прежде чем закрыть за собой дверь, Натаниэль окинул меня взглядом, который словно говорил: «Чтоб тебя черти взяли», и процедил сквозь стиснутые зубы:

— Желаю, чтобы вас не покусали ночью клопы, кузина.

Я спала неспокойно, урывками и проснулась сразу же, как только первые лучи солнца проникли сквозь деревянные ставни и согрели своим теплом мне лицо. Открыв глаза, я в первую минуту испытала шок при виде окружавшей меня незнакомой обстановки. В следующий момент, однако, в памяти моей всплыли события прошлой ночи, и я несколько раз мигнула, надеясь, что все вокруг тут же исчезнет. Ничего не изменилось. Итак, я действительно была в прошлом — прошлом Виктории.

Размышляя над событиями вчерашней ночи, я вдруг поняла, что мысли мои вновь и вновь возвращаются к странному замечанию Виктории о моем имени. Тейлор… тот, кто может все изменить, переделать… Например, прошлое, а? Могу ли я действительно изменить историю? И должна ли это делать? Не застряну ли я в результате здесь навечно? От подобной перспективы у меня мороз пошел по коже.

Не спеши, Тейлор, сказала я себе. Прежде нужно все как следует обдумать. С трудом я встала. От ударов и падений во время землетрясения у меня болело все тело. Не будет ли землетрясение, которое должно произойти через шесть дней, еще хуже? Меня знобило, и я тут же подумала о горячей ванне и чашке обжигающего крепкого кофе.

Внезапно я заметила разложенную в ногах постели одежду: украшенное перламутровыми пуговицами платье мышиного цвета с турнюром, в тон ему шляпку, плотные чулки и весьма необычное с виду нижнее белье.

— Весьма подходящий наряд для миссионера, — пробормотала я, спрашивая себя, как, черт возьми, я смогу застегнуть все эти крошечные пуговки на спине. В следующую минуту, взяв в руки стоявшие на полу возле кровати высокие ботинки, я в одном из них обнаружила ответ на свой вопрос — крючок для застегивания пуговиц.

Бросив взгляд на Аполлона, который, зарывшись в простыни, мирно посапывал, я решила, что сейчас самое время ознакомиться с удобствами в соседней комнате. Сунув одежду под мышку, я выскользнула в коридор и через мгновение была уже в ванной, расположенной между комнатой Натаниэля и моей. Про щенка, спящего у меня в постели, я тут же забыла.

Едва сдерживая нетерпение, я стащила с себя леотард и трико, пустила в изящную белую ванну на разлапистых ножках горячую воду и щедро плеснула туда лавандового масла из стоявшего на полке флакона, который явно — принадлежал Виктории.

Воспользовавшись туалетом, который был, казалось, перенесен сюда прямо из антикварного магазина, я выключила воду, забралась в ванну и вытянулась во весь рост, с наслаждением вдыхая исходивший от воды аромат.

Некоторое время я лежала с закрытыми глазами, не желая даже думать о том, что может ждать меня впереди. Каким-то образом мне нужно было отыскать путь назад, в свое время до того, как восемнадцатого апреля начнется землетрясение. Но как это сделать?

Внезапно меня словно током ударило. Я очутилась здесь во время землетрясения. Отсюда сам собой напрашивался вывод, что если я окажусь на чердаке в нужный момент, то, скорее всего, смогу оттуда возвратиться в свое время. Возможно, таким же образом, каким исчез Натаниэль.

Исчезнет, тут же поправила я себя.

Моясь, я продолжала размышлять. Могу ли я остановить его? И нужно ли это делать? Было ли тело Натаниэля погребено под обломками во время землетрясения, или он действительно исчез, как думала Виктория? Может, ему тоже суждено стать путешественником во времени? Но где же он тогда появится после своего исчезновения здесь? В будущем?.. Или его забросит в прошлое, как меня? От возможных вариантов у меня голова пошла кругом.

Не в состоянии долее нежиться в ванне, я решила, что пора начинать день, и, встав, протянула руку к висевшему на крюке полотенцу…

Поглощенная своими мыслями, я не слышала, как отворилась дверь ванной, и вздрогнула от неожиданности, когда Натаниэль с шумом втянул воздух, увидев меня в чем мать родила.

Поспешно опустив глаза, он отступил к двери.

— Извините, мисс Джеймс.

Я схватила полотенце, торопясь прикрыть наготу. Внезапно нога у меня подвернулась на скользком днище ванны и я почувствовала, что падаю.

Натаниэль кинулся вперед и поймал меня в самый последний момент. Еще полсекунды — и я ударилась бы головой о край ванны.

— Все в порядке?

— Да-да… спасибо, — пробормотала я с запинкой, поднимаясь из воды. Полотенце на мне было насквозь мокрым.

Внезапно сообразив, что держит за талию я ягодицы полуголую мокрую женщину, Натаниэль покраснел и тут же отдернул руки, словно обжегшись. У меня же от его прикосновения осталось ощущение, будто к телу моему приложили раскаленное железо.

— Вот, возьмите, — протянул он мне сухое полотенце со своими инициалами, стараясь держаться от меня на приличном расстоянии, если, конечно, можно было говорить о каком-то приличном расстоянии при подобных обстоятельствах.

Выхватив у него из рук полотенце, я поспешно обернула его вокруг себя. По телу моему пробегали горячие волны, и я чувствовала, как горит у меня кожа в тех местах, где к ней прикасались его ладони.

— Я был в мастерской, — попытался он объяснить свое внезапное вторжение. — Я совсем не хотел… — на мгновение он умолк, явно подыскивая слова. — В общем, когда я вернулся и шел к себе, из вашей комнаты до меня донесся…

— Храп?

— Да, — он откашлялся. — Поэтому я вполне резонно предположил, что вы все еще спите.

— Это была собака. Как вы сами можете судить, я вполне проснулась.

— Да, — губы его раздвинулись в чувственной улыбке. — Сейчас я это вижу. — Он потер подбородок. — Вообще-то я собирался только побриться, а не предаваться удовольствиям. Однако с каждой минутой идея эта кажется мне все более заманчивой. Вы весьма соблазнительны… вполне достаточно, во всяком случае, чтобы заставить меня на время забыть о том, что я помолвлен.

По моему телу пошли мурашки, когда до меня дошло, какое направление приняли его мысли. Необходимо было срочно переключить его внимание на что-нибудь другое. Взгляд мой упал на одежду, висевшую на втором крючке.

— Спасибо за одежду, — сказала я и неожиданно для себя добавила: — Она принадлежит Пруденс?

Вожделение в глазах Натаниэля мгновенно погасло, сменившись холодностью при моем упоминании имени его невесты.

— Разумеется, нет.

— О, — протянула я, чувствуя себя последней идиоткой, когда он отвернулся и, выйдя из ванной, закрыл за собой дверь.

После ухода Натаниэля я еще долго стояла в ванне, продолжая чувствовать его жаркий взгляд — и руки — на своей обнаженной коже. Мне вспомнились ласкающие прикосновение его пальцев к моей груди прошлой ночью, когда я ускоренным методом учила его, как пользоваться застежкой-молнией, и тут же поймала себя на мысли, что пытаюсь представить себе, чему такой умудренный жизнью человек, как Натаниэль Стюарт, мог бы в ответ научить меня.

Стараясь совладать с мгновенно охватившим меня волнением, я тряхнула головой и сосредоточила все свое внимание на решении стоявшей передо мной весьма нелегкой задачи. Итак, как же справиться со всем этим ворохом одежды? Я повертела в руках нижнее белье: нечто, похожее на корсет с пристроченным к нему лифчиком, странное одеяние, состоящее из рубашки и свободных панталон, скроенных из одного куска тонкой хлопчатобумажной ткани, нижние юбки, штанишки, чулки и турнюр — подкладывающаяся под платье сзади ниже талии подушечка для придания фигуре пышности. В каком порядке, черт побери, все это надевать?!

Меня охватила растерянность. Когда я работала в театре помощником костюмера — отец переживал тогда свои лучшие дни — внимание уделялось лишь внешнему виду актрис и никого не заботило, что на них было надето под платьем.

Потратив почти полчаса на то, чтобы сообразить, как зашнуровать на себе корсет, я была уже готова плюнуть на все и надеть под платье леотард и трико, когда в дверь ванной постучали.

— Мисс Джеймс? Вы здесь? Мистер Стюарт сообщил мне о вашем приезде и просил меня помочь вам одеться. Могу я войти?

Поспешно распахнув дверь, я увидела перед собой невысокую седовласую полную женщину в форменном платье. В ее синих глазах плясали веселые искорки, а румяное лицо расплылось в широкой улыбке.

— Слава Богу, — сказала я, почувствовав мгновенное облегчение. — Боюсь, я не привыкла…

— …Одеваться самой? Конечно же, нет. Какая леди это может? — добродушно усмехнулась женщина. — Между прочим, меня зовут миссис 0'Хара. А теперь повернитесь-ка и предоставьте мне обо всем позаботиться.

0'Хара, повторила я про себя. Экономка загасившая на Виктории пламя. Она, почувствовала я инстинктивно, могла бы стать союзницей. Во всяком случае, она считала меня леди, а не шлюхой.

— Благодарю вас, — сказала я, повернувшись, как она просила.

Четверть часа спустя я была полностью одета в соответствии с модой начала века. Подойдя к зеркалу, я оглядела себя с головы до пят. Лиф платья был мне явно тесен, а подол едва достигал щиколоток, но в общем все было весьма прилично и явно в духе времени. Если дать мне в руки корзинку с завтраком, то я вполне могла бы сойти за персонаж из «Маленького домика в прериях». Но теперь Натаниэль сможет, по крайней мере, выдать меня за свою родственницу, и никому и в голову не придет принять меня за девчонку, только что сбежавшую из какого-нибудь борделя… или за путешественницу во времени.

— Какая жалость, что во время ограбления поезда потерялся весь ваш багаж, — сказала сочувственно миссис 0'Хара.

— Ограбления?.. — начала было я и тут же прикусила язык, сообразив, что Натаниэлю пришлось как-то объяснить отсутствие у меня одежды. — Да-да, конечно.

— А теперь, если вы скажете, где ваше дорожное платье, я распоряжусь, чтобы его почистили, — проговорила экономка, расправляя на мне сзади юбку с подложенным под нее турнюром.

— У меня его нет. То есть, — поправила я себя поспешно, — оно все порвалось во время… э… ограбления поезда. Мне пришлось его выбросить. — Носком ноги я поправила выглядывающие из-под смятого полотенца на полу леотард и трико, невольно вспомнив, как руки Натаниэля касались полотенца… и меня.

Миссис 0'Хара сокрушенно покачала головой.

— Полиция должна, в конце концов, что-то сделать с этими негодяями. Нельзя позволять…

Во входную дверь внизу позвонили.

— О Господи, кто это пожаловал к нам в такую рань? — Экономка торопливо взбила свой белоснежный чепец и разгладила складки на фартуке, надетом поверх форменного платья. — Вы извините меня, мэм…

— Конечно, — ответила я.

— Я прослежу за тем, чтобы вас внизу ждал завтрак, когда вы спуститесь. — Она слегка кивнула и вышла.

После того как она ушла, я занялась тем, что попыталась всунуть ноги в высокие ботинки, но это оказалось совершенно безнадежным делом. Ботинки были слишком малы мне. На Золушку я явно не тянула. Похоже, в ближайшем будущем мне придется довольствоваться своими кроссовками. Обувшись, я выскользнула в коридор и направилась в комнату для гостей, где провела ночь, решив перед тем, как сойти вниз, проведать Аполлона.

Открыв дверь, я оцепенела. Сна у Аполлона не было ни в одном глазу и чувствовал он себя явно как дома.

— Плохая собака! — бросилась я к нему с криком, готовая в эту минуту свернуть ему его морщинистую шею. К несчастью, исправить что-либо было уже поздно.

Следы зубов украшали один из столбиков кровати красного дерева и простыни были смяты и испачканы собачьей слюной. Но это было еще не самое ужасное. Аполлон разодрал также отделанное ручной вышивкой стеганое одеяло, раскидав перо и пух по всей комнате. Явно довольный собой, он восседал сейчас на остатках подушки посреди всего этого развала и ухмылялся своей кривой ухмылкой, а из пасти у него, словно знамя, свешивался розовый язык.

Я прижала руку ко лбу, пытаясь успокоиться. Да, подумала я, внутренне простонав, Дороти без сомнения никогда не приходилось сталкиваться с подобными проблемами. В этот момент я с радостью предпочла бы сразиться с ведьмами и летающими тарелками, только бы не иметь никаких дел с этим развалившимся у меня на кровати четырехпалым тайфуном.

Внезапно я почувствовала на своем плече чью-то руку, и у меня чуть сердце не выпрыгнуло из груди, когда я услышала у себя за спиной ледяной голос Натаниэля.

— Что за демона ты привела ко мне в дом, женщина?

— Простите, — пробормотала я с запинкой. — Я глазам своим не поверила, увидев, что он здесь натворил и…

— Я позабочусь о том, чтобы у этого хулигана не было второго шанса! — проревел он и шагнул к кровати, глядя на Аполлона так, будто собирался тут же его убить.

Я встала между ними, загородив ему путь.

— Пожалуйста, не трогайте его… Я возмещу вам урон. — Что за чушь я несу, подумала я, едва эти слова слетели с моих губ. У меня ведь нет денег, чтобы заплатить за испорченные вещи… во всяком случае таких, которые имели бы здесь хождение… Неожиданно я вспомнила, за кого он меня принимает, и испугалась, как бы он не потребовал оплаты натурой.

— Не пытайся меня соблазнить, — проворчал он и, убрав меня с дороги одним взмахом руки, словно я была не более, чем мошкой, схватил Аполлона за шкирку. — Проклятое животное! — чертыхнулся он, с яростью глядя на собаку. — Надо бы шкуру спустить с тебя за то, что ты здесь натворил.

Сунув Аполлона под мышку, он повернулся к двери… и ко мне. К моему глубочайшему удивлению, гневное выражение мгновенно исчезло с его лица, когда он увидел меня в новом наряде. В его глазах, как мне показалось, мелькнуло одобрение и он несколько раз кивнул, задумчиво поглаживая подбородок свободной рукой.

— Поразительно. Если бы я не знал, кто вы на самом деле, то мог бы поверить, увидев вас сейчас, что вы настоящая леди.

Не зная, что ответить на этот сомнительный комплимент, я промолчала. Интересно, мелькнула у меня мысль, помнит ли он, как я выглядела голой? Я вдруг ощутила неловкость, вспомнив обжигающее прикосновение его ладоней к моему обнаженному, мокрому телу… довольно приятное ощущение, сказать по правде.

Протянув руку, Натаниэль вытащил у меня из-под ворота платья непослушные пряди волос.

— Сделайте, в конце концов, хоть что-нибудь с этой гривой. Ваши волосы такие же необузданные, как мартовские ветры. Напоминают мне волосы Виктории… они у нее постоянно в беспорядке с тех пор, как сбежала ее мать и…

— Да-да, — сказала я поспешно, — я их сейчас уложу.

Мои волосы отвлекли его и, похоже, он оставил, по крайней мере на время, свои кровожадные планы в отношении Аполлона.

С явной неохотой он кивнул.

В одно мгновение я достала из прикроватной тумбочки свою сумочку и, порывшись, вытащила эластичный зажим для волос. Встав перед зеркалом, я торопливо просунула в него непослушные пряди и постаралась уложить все это безобразие в пучок. Время от времени я бросала взгляд на отражавшееся в зеркале лицо Натаниэля, которое сейчас, при дневном свете, казалось мне еще более красивым.

— Вы очень любите свою сестру, ведь так? — спросила я, вновь засовывая под эластик выбившийся завиток.

Все это время он нервно шагал взад и вперед по комнате, не обращая никакого внимания на попискивавшего у него под мышкой Аполлона. При моем вопросе он внезапно остановился и спустил Аполлона на пол, приказав тому сидеть. К моему удивлению, щенок послушался.

— Ребенок нуждался в твердой руке, — проговорил он наконец, повернувшись ко мне. — Так что я был ей скорее отцом, чем старшим братом. Но в последнее время я стал чувствовать, что этого недостаточно. — В его глазах появилось ностальгическое выражение. — Для ребенка очень тяжело потерять родителей.

— Вы все еще тоскуете по ней? — спросила я тихо.

— По Джессике? — В его голосе звучало откровенное удивление.

Я покачала головой, с особой остротой вдруг осознав, какую боль должен был чувствовать маленький мальчик, потерявший мать.

— Нет, по вашей матери.

Казалось на лицо Натаниэля легла тень и его и без того резкие черты словно еще больше заострились.

— Я был слишком юн тогда; я едва ее помню. — Последовала неловкая пауза, а потом он заговорил о другом. — Вам, надеюсь, ясно, что вы вряд ли сможете присутствовать на моей свадьбе, несмотря на ваше необдуманное обещание Виктории?

От изумления я выронила из рук щетку.

— Что?

— Разумеется об этом не может быть и речи, — в небольшой комнатке его бас прогремел подобно грому. — Не все из приглашенных на свадьбу святые. Что если кто-нибудь из почтенных джентльменов узнает вас?

Я облегченно вздохнула.

— Никто не узнает меня. В этом я абсолютно уверена.

Натаниэль задумчиво погладил усы.

— Вы сказали Виктории, что прибыли издалека… Это правда?

Я молча кивнула, не осмелившись возразить.

— Итак, вы сбежали из какого-то заштатного городка, — он был явно доволен. — И джентльмены в Сан-Франциско еще не успели вкусить… э… ваших прелестей?

Резким движением я подтянула резинку вверх.

— Нет! Это…

Резинка привлекла его внимание.

— Довольно странно, но практично, — провозгласил он, рассмотрев ее поближе. — Думаю, Виктории понравилась бы такая.

— У меня есть еще одна. Она может ее взять, — проговорила я быстро, желая предотвратить его возможный вопрос, где он может купить то, что будет придумано лишь спустя десятилетия.

— В этом нет никакой необходимости, — ответил он сухо.

У меня упало сердце. Естественно, Натаниэль никогда не позволит своей драгоценной сестренке носить в волосах украшение, принадлежавшее проститутке.

На миг я почувствовала страстное желание сказать правду… признаться, что я не была той, за кого он меня принимал. Меня остановила гордость. Я просто не могла вынести мысли, что он посмотрит на меня как на сумасшедшую — что, несомненно, и произойдет, если я скажу ему, откуда в действительности явилась.

Он бросил взгляд на Аполлона, сидевшего послушно у его ног, и вновь повернулся ко мне.

— За домом находится небольшой загон, огороженный металлической сеткой; моя мать держала там гусей, пух и перо которых шли на изготовление перин, подушек и одеял.

— Таких, как это? — Я бросила взгляд на кровать, чувствуя, как у меня противно засосало под ложечкой.

— Это было одно из лучших ее творений, — произнес он сурово. — Отныне ваше четырехлапое чудовище должно постоянно находиться в загоне.

— Да-да, конечно, — пробормотала я поспешно. — Но тогда… я могу остаться на свадьбу?

— Только потому, что Виктории очень уж этого хочется. — Он опустился на корточки и посмотрел Аполлону прямо в глаза. — Что же до тебя, юный разбойник, думаю, пора тебе наконец узнать, кто здесь хозяин.

Аполлон встал на все четыре лапы и, склонив голову набок, изучающее посмотрел на На-таниэля. Казалось, он понял каждое слово. К моему величайшему удивлению, Натаниэль вдруг протянул руку и, почесав ослушника под подбородком, заговорил с ним тихим проникновенным голосом:

— Тебе и вправду пора бы уже научиться сдерживать свои порывы. — Аполлон тут же упал на бок, явно приглашая Натаниэля почесать ему живот. — Твоя хозяйка говорит, что ты родом из Китая, — продолжал Натаниэль, почесывая шелковистую, в складках кожу. — Бьюсь об заклад, ты прямой потомок императорских любимцев, судя по твоему поведению.

Я закатила глаза к потолку. Да уж, у Аполлона этого не отнимешь. Он всегда умел понравиться, когда нужно.

— Собаки ничем не отличаются от женщин, — неожиданно провозгласил Натаниэль. — И те, и другие должны знать свое место.

Я не могла поверить своим ушам. Такого, признаться, мне еще слышать не приходилось. Похоже, чувство мужского превосходства было развито у Натаниэля сверх всякой меры. Я открыла было рот, чтобы высказать ему тут же все, что я думаю по этому поводу, но не успело с моих губ слететь и слово, как Натаниэль, взяв собаку, поднялся и сделал мне знак следовать за ним.

— Идемте, — сказал он, когда я, вслед за ним, вышла в коридор. — Вы, должно быть, проголодались. Я отнесу Адониса в клетку…

— Аполлона.

— Все равно. Я покажу вам, где у нас кухня. Завтрак вероятно уже готов. Думаю, у нашей кухарки найдется также и хорошая говяжья косточка для собаки.

Я скорчила гримасу.

— Аполлон не любит костей. Натаниэль уставился на меня, словно я потеряла разум.

— Не любит… — Он застыл на верхней площадке лестницы. Судя по его лицу, он едва сдерживался. — Ну, хорошо. И чем же тогда, черт возьми, вы его кормите?

— Специальным собачьим кормом «Избалованная собака», — ответила я смущенно.

На мгновение мне показалось, что сейчас он взорвется, как вулкан.

— Разумеется, хорошо порубленный бифштекс тоже подойдет, — добавила я поспешно. — Сочный, но не с кровью. Или яйца с тостом, слегка подсоленные и с целым желтком.

Прежде чем он успел прокомментировать вкусы Аполлона, к нам по лестнице поднялась миссис 0'Хара.

— А вот и вы, — она поклонилась Натаниэлю. — Мисс Пратвелл с матерью внизу, сэр. Они желают видеть вас.

— Пруденс? — Натаниэль мгновенно просиял. — Передайте ей, миссис 0'Хара, я присоединюсь к ней сразу же, как только покончу тут с одним скучным делом.

Поклонившись снова, экономка повернулась и заспешила вниз по лестнице. Я почувствовала необъяснимое раздражение. Скучное дело? Так вот как он думает обо мне — как о неприятной скучной проблеме, от которой нужно побыстрее избавиться, чтобы не заставлять ждать невесту! Я вдруг поймала себя на мысли, что страстно желаю, чтобы Пруденс оказалась именно такой глупой и ветреной, какой описывала мне ее Виктория.

Аполлон заскулил, когда Натаниэль вновь сунул его себе под мышку и свободной рукой взял меня за локоть.

— В сущности, он не такой уж и плохой, — попыталась я оправдать поведение Аполлона, когда мы начали спускаться по лестнице. Подняв на мгновение глаза, я увидела прямо над собой громадную роскошную люстру от Тиффани, которая должна была вскоре рассыпаться на мелкие осколки… последнее, что увидит Виктория перед тем, как ее охватит пламя… — И он прекрасно разбирается в людях, — продолжала я, с усилием заставив себя отвлечься от неприятных мыслей. — Детей он просто-таки обожает, и ворчит только на тех людей, которым не доверяет. Жаль, вы не видели, что он однажды сделал с парнем, который попытался…

Внезапно Аполлон вывернулся у Натаниэля из-под мышки и, перепрыгнув через несколько последних ступеней, ринулся вперед. Мы с Натаниэлем бросились за ним. С быстротой молнии пес пронесся через бальный зал и ворвался сквозь открытую дверь в комнату, которая оказалась, как я сразу же поняла, вспомнив виденные мною старые фотографии, гостиной. Влетев в комнату, Аполлон тут же кинулся к элегантной молодой женщине в розово-сиреневом костюме. Передо мной была словно сошедшая с картинки журнала настоящая «Гибсоновская девушкаnote 3». Пруденс…

— Аполлон! — С криком рванулась я к нему, пытаясь поймать, прежде чем он успеет еще что-нибудь натворить.

В следующее мгновение, наступив на развязавшийся шнурок кроссовки, я запнулась и рухнула лицом вниз на лежащий посреди гостиной обюссонский ковер.

Тут же подняв голову, я увидела, что смотрю прямо на блестящие узконосые туфельки Пруденс Пратвелл.

Глава 4

— И-и-и! — визжала Пруденс, отчаянно махая руками в попытке прогнать Аполлона. — Уберите от меня это отвратительное создание! Что за чудовище ты взял к себе в дом, Натаниэль? Это же вы… вылитая горгулья!

От стыда я готова была провалиться сквозь землю. Внезапно до меня дошло, что Аполлон собирается сделать.

— Прекрати сейчас же! — громко скомандовала я. — Аполлон, не смей…

Не обращая на меня никакого внимания, Аполлон обнюхал подол платья Пруденс, потрогал его лапой и, тут же подняв заднюю лапу, пустил струю.

— Натаниэль… забери его! — завопила Пруденс при виде медленно расплывавшегося на подоле влажного пятна и ударила Аполлона зонтиком по голове. — Убей его!

Испугавшись, как бы он и в самом деле этого не сделал, я вскочила на ноги, сгребла Аполлона в охапку и повернулась лицом к невесте Натаниэля.

Итак, передо мной была женщина, которая, не прождав и года после предполагаемой смерти Натаниэля, выскочит замуж за другого; женщина, чье легкомыслие станет причиной разрушения дома и благосостояния семьи Стюартов. Пруденсnote 4… женщина, которой совершенно не подходило ее имя.

Перестань думать об этом, приказала я себе. Ты не должна относиться к ней предвзято. В конце концов, ты судишь о ней только со слов Виктории.

Я попыталась посмотреть на нее непредубежденным взглядом. Пруденс не была жеманницей с сюсюкающей речью, какой я ее себе представляла, хотя, надо признать, выглядела она намного более красивой, чем на старых фотографиях. Вне всякого сомнения, она могла бы доставить немало неприятных минут Мисс Америке, благодаря своим изящным чертам лица, нежно-розовой коже и темным волосам под элегантной шляпкой с розовыми страусовыми перьями, которых вполне хватило бы на хорошую метелку. Невольно я подняла руку и коснулась своих волос: резинка сбилась набок у основания шеи и непослушные пряди, выбившись из-под нее, торчали во все стороны. В этот момент в своем старомодном сером платье, с растрепавшимися волосами я чувствовала себя уличным голубем рядом с диковинной экзотической птицей. Даже при том, что она верещала, как ощипанный австралийский попугай.

Прекрати, вновь прикрикнула я мысленно на себя. Дай же ей шанс. Несомненно, ты тоже бы взвилась, если бы чей-то пес помочился на твой подол.

— Простите, ради Бога, — проговорила я извиняющимся тоном. — Не могу понять, что такое на него нашло.

Пруденс, очевидно уже успокоившись, вздернула свой идеально напудренный носик и произнесла надменным тоном:

— Натаниэль, прикажи своей прислуге сейчас же унести отсюда это отвратительное создание.

Я откашлялась.

— Я не прислуга… Натаниэль встал между нами.

— Вам, что на роду написано вечно попадать впросак? — спросил он у меня шепотом, забирая Аполлона. — Надеюсь, вы не выпиваете?

— Конечно же, нет! — негодующе прошептала я в ответ, невольно подумав об отце. — Я не алкоголичка… Я…

Но он уже не слушал меня, повернувшись к своей невесте.

— Пруденс, дорогая. Я понятия не имел, что ты собираешься зайти ко мне сегодня утром…

Внезапно из глубин небольшого диванчика за спиной Пруденс вынырнула весьма пышная особа и, выступив вперед, окинула нашего хозяина презрительным взглядом с головы до ног.

— Право, Натаниэль! Это уже выходит за рамки приличия. После женитьбы на моей дочери вам надлежит навести порядок в этом… в этом вашем зверинце.

Бросив на меня яростный взгляд, Натаниэль повернулся к своей будущей теще.

— Уверяю вас, миссис Пратвелл, такого больше не повторится. — Он дернул за шнурок колокольчика, и в следующую же минуту в ответ на его зов в гостиной появилась служанка.

— Уберите все здесь, — приказал он ей, — и потом посмотрите, нельзя ли найти для мисс Пратвелл чистое платье.

— Да, сэр, — ответила служанка и принялась за уборку.

— Надеть платье прислуги?! Ни за что, Натаниэль. — Пруденс надула губки и сложила руки на груди. — Мое любимое платье… Я уверена, оно непоправимо испорчено!

На лице Натаниэля появилось недовольное выражение.

— Перестань! В конце концов это всего-навсего платье.

Губы Пруденс моментально раздвинулись в улыбке и, хлопая ресницами, она проворковала:

— Да-да, ты, разумеется, прав. Как глупо с моей стороны забыть… Когда мы поженимся, ты купишь мне, я уверена, любое платье, какое я только пожелаю.

Меня едва не затошнило. Как мог Натаниэль влюбиться в подобную женщину? Она была такой же мелкой, как приливная вода на скалах, и еще более прозрачной. Но как бы там ни было, Натаниэль ее любил, ведь так? Может у нее были незаметные на первый взгляд достоинства, компенсирующие ее недостатки? Ради Натаниэля я должна была это выяснить.

Внезапно Аполлон принялся извиваться в руках Натаниэля, напомнив тем самым тому о взятой на себя миссии. Уже у самой двери Натаниэль вдруг обернулся и сказал Пруденс, которая в этот момент разглаживала, похоже, каждый черный волосок на своей головке.

— Прости, дорогая, во всей этой суматохе я совсем забыл о своих манерах. — Он махнул в мою сторону. — Пруденс, позволь представить тебе мою кузину Тейлор Джеймс. Она приехала на свадьбу. Мисс Джеймс, познакомьтесь с моей нареченной, мисс Пратвелл, и ее матерью Грейс.

На лице Пруденс появилось выражение, с каким она, вероятно, могла смотреть на крысу в кладовке.

— Странно, — протянула она, сверля меня холодными голубыми глазами, — Натаниэль никогда не говорил нам о каких-то кузинах.

— Я вижу, почему, — прошипела ее мать, окидывая меня таким же презрительным взглядом.

Натаниэль закрыл ладонью пасть Аполлону, который тихо ворчал, не сводя глаз с Пруденс.

— Думаю, будет лучше, если я все же отнесу этого возмутителя спокойствия в его новые апартаменты, — сказал он, поймав мой взгляд. — Располагайтесь, как вам будет удобнее, дамы, — он сделал ударение на последнем слове, явно давая мне тем самым понять, чтобы я вела себя прилично.

Служанка, убравшись и замыв платье Пруденс, на котором в качестве напоминания о произошедшем осталось лишь небольшое влажное пятно, удалилась вслед за Натаниэлем. Не успела она выйти, как в гостиную, неся в руках серебряный чайный сервиз и блюдо со свежеиспеченными булочками, вошли две служанки.

Горя решимостью произвести, ради Натаниэля, приятное впечатление, я села на обитый декоративной тканью стул напротив Пруденс и ее матери.

— И как продвигается подготовка к свадьбе? — начала я смущенно, желая завязать разговор.

— Прекрасно, — коротко ответила Грейс Пратвелл.

Машинально я скрестила ноги, открыв взору дам свои зелено-белые кроссовки с неоновыми огоньками на задниках, которые явно не могли быть ими расценены, как вершина современной моды. Заметив свою оплошность, я сразу же распрямила ноги и, наклонившись, попыталась натянуть пониже подол платья.

Пруденс открыла от удивления рот.

— Какая необычная обувь. Хотя, сказать по правде, — заметила она сухо в следующее мгновение, — она не более странная, чем ваше платье.

Пораженная как ее грубостью, так и тем, что она подвергла критике выбранную для меня Натаниэлем одежду, я спросила:

— И чем же вам не нравится мой наряд? Она слегка скривила губы и, тут же приняв невинный вид, произнесла:

— Нет-нет, он вполне приличный. Только я не видела с детства, чтобы кто-нибудь носил турнюр. Где вы его откопали?

Ох уж мне эти мужчины! Ни у одного из них нет абсолютно никакого понятия о моде. Должно быть, Натаниэль нашел это платье в каком-нибудь из сундуков прислуги, где оно пылилось лет десять. И однако я была все же благодарна ему за то, что он, по крайней мере, подумал о моем внешнем виде, не допустив, чтобы я появилась перед его невестой облаченная лишь в леотард и эластичное трико.

— Всю мою одежду украли во время ограбления поезда, в котором я ехала, — объяснила я. — Это платье одолжил мне мой кузен.

Судя по выражению лица Пруденс, мой ответ ее явно разочаровал, словно она считала, что у меня нет никакого вкуса. А может, она просто задавалась вопросом, какое дело было ее жениху до одежды другой женщины, да и до нее самой.

Я разгладила складки на своем платье, ощущая с каждым мгновением все большую неловкость. Когда же наконец возвратится Натаниэль?

Миссис Пратвелл разлила чай. Я поднесла свою чашку к губам и сделала глоток, с трудом подавляя желание придвинуть к себе блюдо с булочками и опустошить его в один присест. В конечном итоге я не ела со вчерашнего дня… целую вечность, если подумать.

— Скажите мне, мисс Джеймс, — обратилась ко мне Грейс, ставя на стол свою чашку, — откуда вы родом?

Поспешно сглотнув, я едва не обожгла себе горячим чаем гортань.

— Я… э… выросла в Мишн-дистрикт, — начала я осторожно, от души надеясь, что он уже существовал здесь в это время. Ну, конечно же, вспомнила я вдруг с облегчением. Мишн-дистрикт был уже довольно старым районом Сан-Франциско в 1906 году. — А потом я… я уехала довольно далеко отсюда.

Появление в этот момент в гостиной Натаниэля избавило меня от дальнейших вопросов.

— Итак, — произнес он, усаживаясь подле Пруденс. — Чему, — он нежно улыбнулся невесте, — я обязан удовольствием видеть тебя в своем доме сегодня утром?

Удовольствием ее видеть… Я стиснула зубы. От общества Пруденс, как я видела все яснее с каждой минутой, удовольствие было такое же, как от лихорадки на губах.

— Как, Натаниэль, дорогой, неужели ты не знаешь, что я и дня не могу прожить, не видя тебя? — проворковала она, обольстительно улыбаясь ему.

Для женщины викторианской эпохи взгляд ее, обращенный на Натаниэля, был уж чересчур откровенным. Я вдруг почувствовала укол ревности. Ревности? Мысль эта ошеломила меня. Он был почти на сто лет старше меня и собирался, к тому же, в эту субботу обвенчаться. Что мне до того, если он даже и спит с такой девицей, как Пруденс? Однако, как ни странно, меня это весьма задевало.

Миссис Пратвелл откашлялась, бросив на дочь взгляд, от которого, вероятно, тут же засохла бы даже гигантская секвойя.

— Мы приехали уточнить некоторые последние детали в отношении вашего бракосочетания, а также свадебного обеда, — начала она, обращаясь к Натаниэлю. — А теперь, будь так добр…

Момент был самым подходящим, чтобы удалиться.

— Прошу извинить меня, — проговорила я, поднимаясь, — но я должна проверить, как там моя собака.

— Ваша собака? — Миссис Пратвелл удивленно подняла седые брови. — Хотя мне, конечно, следовало бы догадаться об этом с самого начала, — она презрительно фыркнула и отвернулась, не сказав мне на прощание даже «до свидания».

Натаниэль, надо отдать ему должное, проводил меня до дверей.

— С вами все в порядке? — В его голосе звучало откровенное беспокойство.

— Лучше не бывает!

Он сдвинул брови, явно чувствуя себя не в своей тарелке.

— Я понимаю, вам должно быть неловко. Вы не?..

— …Не сказала им, что я шлюха? — По его виду я поняла, что попала не в бровь, а в глаз. — Нет, разумеется.

— Простите, — произнес он с явным облегчением. — Я не хотел, чтобы ваша встреча с Пруденс произошла подобным образом.

— Вы боялись, что я поставлю вас в неудобное положение?

Его молчание ясно показало мне, что я была права в своем предположении. На глаза у меня навернулись слезы, и я с силой сжала веки, чтобы не расплакаться. Я была недостаточно хороша для него… для кого бы то ни было… Но он не должен видеть, как я расстроена; хотя я и потеряла всех и вся, перенесясь сюда, при мне еще оставалась моя гордость.

На лице Натаниэля появилось смущенное выражение.

— Ну-ну, не надо. — Он протянул руку и промокнул мне слезы своим носовым платком. — Не может быть, чтобы все было так уж плохо.

Я моргнула, хлюпая носом.

— Да… даже мое платье и… и то им не понравилось. — Я скомкала в ладони его платок. — Я ни… никогда здесь не приживусь, ни… никогда.

Мне показалось, он огорчился.

— Это вполне приличное платье. Хотя, конечно, не… не такое яркое, как те, к каким вы, вероятно, привыкли. Она принадлежало моей матери.

— Вашей матери? Простите, Натаниэль, я не знала… — сказала я поспешно, но исправить что-либо было уже поздно.

Снаружи донесся тоскливый собачий вой.

— Пойдите займитесь своим псом. — Приняв вновь чопорный вид, Натаниэль резко повернулся ко мне спиной и возвратился к своим гостям.

У меня было такое чувство, будто меня только что подвергли своего рода испытанию — и я его не выдержала. В отчаянии я сжала кулаки.

Как мне пробиться сквозь стену, которой он себя окружил, и заставить его мне поверить?

Я не могла просто взять и исчезнуть из жизни Натаниэля, не попытавшись прежде убедить его не жениться на Пруденс — как ради Виктории, так и ради него самого.

Внезапно по спине у меня пробежал холодок. Помешав ему жениться на Пруденс, я тем самым изменю ход истории. А это было весьма рискованным делом. Что если своим вмешательством я сделаю все только еще хуже?

Ну-ну, успокойся, сказала я себе. Что может быть хуже исчезновения Натаниэля во время землетрясения или полученных его сестрой ожогов? И все-таки меня одолевали сомнения. Решив подумать обо всем этом на досуге, я обратилась мыслями к более насущной в данный момент проблеме: что мне сделать или сказать, чтобы убедить Натаниэля в своей способности предсказывать будущее?

Аполлон, когда я нашла его в его новом обиталище, пребывал в дурном настроении. Он лежал на животе, положив голову на передние лапы, и в нескольких дюймах от его морды валялась говяжья косточка, к которой он, похоже, даже не притронулся.

— Я прекрасно понимаю, как ты должен сейчас себя чувствовать, — сообщила я ему.

После нескольких неудачных попыток, — мешал турнюр — я наконец неуклюже, боком села возле загончика и тщательно расправила серую юбку, чтобы она не измялась. Аполлон подполз к металлической сетке и, ткнувшись носом в мою ладонь, заскулил. Вид у нас обоих был глубоко несчастный.

— Ну-ну, не могу поверить, что все так уж плохо, — послышался вдруг чей-то голос и, подняв голову, я увидела перед собой миссис 0'Хара. — Что до меня, — продолжала она, — то я не сторонница того, чтобы баловать животных. Но щенок выглядел таким несчастным, что Виктория убедила меня сделать один раз исключение из правил.

Я широко улыбнулась, увидев в руках у нее тарелки. На каждой было по жареному яйцу и хрустящему ломтику бекона.

— Благослови вас Бог, — проговорила я, беря у нее одну из тарелок.

Отдав мне мою порцию, она открыла дверь в загончик и поставила вторую тарелку перед Аполлоном. Он тут же навострил уши и, потянувшись, обнюхал щиколотки миссис 0'Хары. К моему изумлению она наклонилась и почесала у него за ухом.

— Уверена, порода у него не такая уж и плохая, — изрекла добродушно миссис 0'Хара, когда Аполлон набросился на еду с жадностью льва, раздирающего зебру.

Поглощенная яичницей с беконом, я слушала ее вполуха. Урчание у меня в животе было, пожалуй, громче тех звуков, какие издавал обычно Аполлон, когда у него было дурное настроение.

— А где Виктория? — спросила я, проглотив очередной кусок. — В школе? Экономка покачала головой.

— Милая деточка плохо чувствует себя сегодня. Так она мне сказала и попросила принести завтрак к ней в комнату. . . — А… — Я мысленно взяла слова миссис 0'Хара на заметку, решив попозже заглянуть к Виктории и поблагодарить девочку за внесенные, благодаря ей, улучшения в меню Аполлона.

Совершенно не зная, чем занять себя после ланча, я решила прогуляться по саду. Мне страстно хотелось поговорить с Натаниэлем наедине. Я бродила между фруктовыми деревьями и грядками с овощами, и в попытке отвлечься от осаждавших меня мыслей пыталась угадать, что находится внутри каждой из разнообразных надворных построек вокруг. Но даже прогулка по саду, выдержанному в строгом английском стиле, где росло множество прекрасных цветов, источавших чудесный аромат, и цвели полудикие вьющиеся растения, не вносила успокоения в мою истерзанную душу.

Внезапно я увидела Натаниэля, и мое давление подскочило тут же вероятно до небес. Не заметив меня, он вошел в большое беленное строение и закрыл за собой дверь.

Несколько мгновений я боролась с собой, но в конце концов любопытство мое одержало верх, и, толкнув деревянную дверь, я вошла внутрь.

Натаниэль сидел за большим столом в дальнем конце комнаты спиной ко мне. Пиджак он снял; обшлага его рубашки были завернуты и тыльная сторона правой руки испачкана чернилами. Перед ним на столе были разложены какие-то планы или чертежи, и он был так поглощен ими, что даже не слышал, как я вошла. Справа от него на стене висели разнообразные инструменты, а прямо под ними стоял верстак.

Мастерская Натаниэля… Сердце у меня колотилось все сильнее по мере того, как взгляд мой выхватывал из полумрака все новые и новые детали обстановки.

Целая стена была полностью увешана чертежами и рисунками одного и того же предмета. А на полке стояла его трехфутовая модель — деревянный остов с двумя плоскостями обтянутых парусиной крыльев, мотором и настоящим пропеллером. Передо мной было явно последнее изобретение Натаниэля — летательный аппарат.

Когда же был изобретен аэроплан? Я наморщила лоб, пытаясь вспомнить, что мне рассказывал об этом Алекс. К горлу у меня подкатил комок, когда я подумала о брате, со смертью которого так до сих пор и не смогла свыкнуться. В свое время он поведал мне немало интересного из истории самолетостроения, и его рассказы запали мне в память. Братья Райт, я вспомнила, совершили свой исторический полет в 1903 году, но сообщение об этом эпохальном событии было напечатано всего лишь в нескольких центральных газетах, поскольку мало кто поверил тогда, что им удалось действительно подняться в воздух. Следующей заметной вехой стал биплан Кёртиса, созданный несколько лет спустя. Но это означает, что летательный аппарат Натаниэля является его предшественником… и по праву должен считаться первым, побившим рекорд братьев Райт. При этой мысли я почувствовала, как меня охватывает волнение.

Я шагнула к Натаниэлю. Он поднял голову и медленно повернулся. В его глазах мелькнуло выражение, какое обычно видишь у животных, защищающих свою нору от хищника. Поспешно он собрал со стола какие-то бумаги, похожие на официальные документы, и сунул их в папку. Мне показалось, я смутно вспоминаю слова Виктории — старой Виктории — о каком-то таинственном деле, которым занимался Натаниэль перед самым землетрясением, но тут же выбросила из головы эту мысль, как плод своего не в меру разгулявшегося воображения.

— Кто сказал вам, что вы можете сюда войти? — спросил Натаниэль, поднимаясь со стула.

Ноги у меня были словно ватные, но я все же подошла к столу.

— Дверь была не заперта. Если вы хотели скрыть от других, чем вы тут занимаетесь, вам следовало бы предупредить, чтобы сюда никто не входил.

— Может человек, в конце концов, уединиться где-нибудь в этом доме?! Черт побери! Почему вы повсюду суете свой нос? — Он схватил меня за плечи, и меня словно током ударило от его прикосновения даже сквозь плотную шерстяную ткань.

— Вы так сильно меня ненавидите? — спросила я спокойно.

Он мгновенно откинулся назад, словно я выстрелила в него из револьвера.

— Ненавижу… Нет-нет, дело совсем, не в этом. — Воздух между нами казалось потрескивал от электрических разрядов. — Но женщина должна знать свое место. Только и всего.

— Только и всего? — переспросила я, подозревая, что за его резкостью кроется нечто большее, чем обычное презрение к женщинам.

— Разумеется. — У него задергалась щека. — Итак, вы сами уйдете, или мне придется применить силу, чтобы выпроводить вас отсюда?

— Чего вы так боитесь?

— Я не боюсь… Во всяком случае, меня не пугают женщины, всюду сующие свой нос.

— Может быть и нет, — продолжала я упрямо гнуть свою линию, призвав себе на помощь остатки мужества, — но как бы там ни было, вы мне не доверяете. Возможно вы вообще не доверяете женщинам.

— Я собираюсь жениться на одной из них!

— На девушке, едва начавшей выезжать в свет, с которой можно чувствовать себя спокойно, поскольку она не осмелится вас покинуть. — Как же мне заставить его наконец очнуться и почувствовать запах кофе, пока он не обжег себе им язык. Времени оставалось так мало. Из головы у меня не шли слова Виктории: «Я часто думала, насколько все могло бы сложиться по-другому, если бы этой свадьбы вообще не было».

Он моментально опустил руки, словно я была зачумленной.

— Пруденс хорошая, порядочная женщина. Ради Виктории я должен выбрать себе подходящую жену.

— Кого-нибудь, кто стал бы девочке настоящей матерью? — мягко спросила я.

— Да. Ребенку нужна мать.

— Чувство долга по отношению к своей сестре вы считаете достаточным основанием для женитьбы?

Мне показалось, он смутился.

— Разумеется. Что может быть важнее счастья ребенка?

— А как насчет любви? — спросила я, с трудом подавляя желание протянуть руку к его лицу и разгладить проложенные страданием морщинки у глаз.

— Любви? Для женщины вашей профессии вы чересчур сентиментальны. Его слова причиняли боль.

— Возможно, — я опустила глаза. — Однако любовь, я уверена, это нечто большее, чем обычно принято считать. Мне встречались в жизни мужчины, которые говорили, что любят меня, но… я совершенно ничего к ним не испытывала.

— Цинизм вам явно не идет, хотя, полагаю, он неотделим от вашей профессии. Я вспыхнула, сообразив, что он подумал.

— Вы не поняли… Думаю, моя реакция объяснялась тем, что мне пришлось пережить в детстве, — сказала я, мысленно добавив: «…Когда я постоянно испытывала чувство неуверенности, не зная, что это такое — когда тебя любят». — Семья моя была далеко не образцовой, так что у меня есть некоторое представление о том, как вы должны были себя чувствовать.

— Не представляю, какое может быть сходство между вашей семьей и моей.

— Ваша мачеха сбежала, когда вам было, сколько, девятнадцать?

— Семнадцать. И что из этого следует?

— Готова поспорить, — продолжала я, не ответив на его вопрос, — вы до сих пор не можете простить и своей родной матери, что она покинула вас, уйдя в мир иной. — Необходимо было заставить его понять самого себя, прежде чем я могла надеяться, что он увидит, почему его женитьба на Пруденс была бы огромной ошибкой.

— Это неправда, — запротестовал он и отвернулся, но я успела увидеть, как черты его лица исказились от боли.

Я подошла и положила ему руку на плечо. Он мгновенно вздрогнул и весь сразу же напрягся.

— Я хорошо знаю, что это такое — потерять кого-то, кого ты любишь, — сказала я тихо, и на мгновение перед моим мысленным взором возник Алекс. Поспешно упрятав болезненное воспоминание в самый дальний уголок памяти, я продолжала: — Во всяком случае, согласно «Ал-Анон»note 5, те, кто выросли в неблагополучных семьях, почти всегда испытывают затруднения в создании длительных связей.

Натаниэль шагнул к модели аэроплана, загородив ее от меня спиной.

— Я не слова не понял из всей той ерунды, которую вы здесь только что болтали. Какой-то Ал и нефунк…. как вы назвали эти семьи. Итак, вам удалось проникнуть в мой глубоко скрываемый от всех черный секрет. А теперь оставьте меня.

Я подошла к нему и внимательно посмотрела на модель.

— Прекрасный аэроплан. Я видела их много, хотя и не совсем таких.

— Вы видели?

— Вы строите где-то настоящий аэроплан? — ответила я вопросом на вопрос.

Молчание.

У меня екнуло сердце от радостного предчувствия.

— Ведь так? Признайтесь! Он летает? Мне бы хотелось на нем полетать до того, как я отсюда уеду.

У него буквально отвисла от изумления челюсть.

— Вы хотите на нем полетать? Вы не считаете все это… глупостью?

— Нет, — ответила я твердо, тронутая до глубины души выражением его лицо. Он выглядел таким беззащитным в эту минуту. — Нет, я так не считаю.

К моему несказанному удивлению он вдруг схватил меня за руку и потащил к столу; от его прикосновения вверх по моей руке мгновенно поднялась волна жара. У стола он отпустил мою руку и встал у меня за спиной.

— Это вариант модели, созданной Орвиллом и Уилбуром Райтами в 1903 году, — произнес он дрожащим от волнения голосом, и я почувствовала на шее его теплое дыхание. — По существу я начал работать над своей моделью задолго до полета их «Китти Хок», который длился меньше минуты. Эта идея завладела всеми моими мыслями с тех пор, как я прочел роман Жюля Верна о летательных аппаратах.

— Не он ли также написал «Машину времени»? — закинула я удочку.

— Ерундовая книга, — он пренебрежительно махнул рукой. — Путешествие во времени… абсурд!

Я вздохнула. Да, убедить его будет явно нелегко.

— Как бы там ни было, — продолжал он, — моя модель отличается от аппарата Райтов по некоторым аэродинамическим показателям. Мощность у нее тридцать пять лошадиных сил, двигатель восьмицилиндровый, и я также сделал ее двухместной. — Взмахом руки он показал на чертежи, задев при этом меня слегка по плечу. — Ив довершение, я изменил угол наклона крыльев и форму пропеллера, чтобы увеличить скорость.

— Отлично, — воскликнула я, все более воодушевляясь с каждой минутой, заставив себя не обращать внимания на вызванное его прикосновением жаркое покалывание в плече. — Как я понимаю, вы уже испытали ваш аэроплан в полете.

— Да, я поднял его в воздух, хотя и с трудом, но эта чертова штука продолжает заваливаться, когда я сбавляю скорость.

Я вгляделась в чертежи.

— Похоже, с пропеллером здесь что-то не так. — Я прищурилась, мысленно представив Алекса в биплане, на котором он когда-то постоянно летал. — Угол неверен. Вам нужно его изменить… вот так. — Взяв карандаш, я быстро проиллюстрировала свою мысль. Он посмотрел на меня так, словно я только что сказала ему, что прибыла с Марса.

— Откуда, черт побери, вам столько известно о летательных аппаратах?

— От брата. Он был летчиком, выполнявшим фигуры высшего пилотажа для Голливуда.

— Голливуда? Никогда о таком не слышал. Я даже не подозревал, что кто-то еще, кроме Райтов, добился успеха в создании летательных аппаратов.

— Никто и не добился. Ну, не совеем… — Я поспешно переменила тему разговора. — И с кем вы летаете на вашей машине?

Он мгновенно сник.

— К сожалению, пока я совершаю все свои полеты в одиночестве. Я надеялся, что Пруденс присоединится ко мне, но она не одобряет моей «глупости», как она это называет. Хочет, чтобы я все это бросил, когда мы поженимся. Полагаю, она боится, как бы я не сломал свою дурацкую шею и не оставил бы ее богатой вдовой.

— Вы не можете вот так, просто, отказаться от своей мечты.

На его лицо легла тень.

— Это уж моя забота.

— Но это неверно. К тому же, вы могли бы установить новый рекорд.

Мгновение он смотрел на меня так, будто видел впервые, затем задумчиво улыбнулся.

— Вы совсем непохожи на женщин, которых я когда-либо знал.

Интересно, сколько же было этих женщин?

— Вы тоже непохожи на мужчин, которых я когда-либо знала, — ответила я честно. Чем больше я узнавала о Натаниэле Стюарте, тем сильнее он меня интриговал. Как и его сестра — только намного больше.

Я вспомнила, что миссис 0'Хара сказала мне о болезни Виктории, и упомянула об этом.

Он нахмурился.

— Странно. Виктория ничего мне не сказала, хотя и выглядела немного бледной, когда, после вашего ухода, спустилась в гостиную. Она хотела поговорить о чем-то наедине с Пруденс. Похоже, ребенок начинает испытывать теплые чувства по отношению к своей будущей мачехе. Хорошо.

Теплые чувства по отношению к этой ледышке! Я едва не фыркнула. Лед и пламя…

Пламя. Я содрогнулась, увидев на мгновение мысленным взором объятую пламенем Викторию. Как могла я остаться в стороне, допустив, чтобы эта невинная маленькая девочка едва не сгорела во время землетрясения…

— Натаниэль, — я порывисто вздохнула. Он поднял голову.

— Вы побледнели. Вам нездоровится?

— Я не больна. Но я не та, за кого вы меня принимаете, — начала я торопливо. — Видите ли, дело в том…

Внезапно дверь мастерской с грохотом распахнулась и внутрь влетел комок шерсти. Проносясь через всю комнату, словно пушечное ядро, он замер у моих ног.

— Бесенок, должно быть, прорыл лаз под забором, — заметил раздраженно Натаниэль.

Я взяла Аполлона на руки и, стряхнув грязь у него с носа и лап, погладила по спине, молча проклиная его столь несвоевременное вмешательство.

— Придется мне обложить забор снаружи камнями, — сказал Натаниэль, забирая у меня щенка. — Надеюсь, это положит конец твоим шалостям, — сообщил он проказнику и, повернувшись ко мне, спросил: — Вы не заглянете к Виктории, пока я тут разбираюсь с этим возмутителем спокойствия? Передайте ей, что я скоро буду.

— Да, конечно, — пробормотала я, поняв, что наш разговор окончен. Натаниэль, чувствовала я, начинал проникаться ко мне доверием, хотя все еще считал, что я сплю с мужчинами за деньги.

Придется мне запастись терпением и подождать другого случая, чтобы сообщить Натаниэлю правду, сказала я себе, направившись к дому. Но что если он мне не поверит?

Я содрогнулась, не желая даже думать о такой возможности.

Глава 5

— Виктория? Это Тейлор. Можно войти? — Из комнаты доносились приглушенные рыдания. Что же такое сделала Пруденс, чтобы так расстроить девочку?

Дверь отворилась. Глаза Виктории были красными и опухшими, по лицу текли слезы. Шагнув в комнату, я порывисто обняла ее и прижала к груди.

— Миссис 0'Хара передала мне, что ты плохо себя чувствуешь, — начала я осторожно. — Не хочешь сказать мне, в чем дело?

Виктория подняла на меня испуганные глаза. Чего она так боялась? Неужели ив самом деле заболела?

— Пруденс не велела мне об этом говорить, — губы Виктории дрожали.

Я подвела ее к кровати с балдахином и села рядом.

— Почему?

Виктория поднесла к носу вышитый носовой платок.

— Она с… сказала, что это неприлично… что это проклятие женщины. Вот почему у меня идет кровь.

И тут до меня дошло.

— Виктория, в этом нет ничего неприличного. И, разумеется, ты не проклята. Просто ты становишься женщиной.

Глаза ее широко раскрылись.

— В самом деле? — спросила она недоверчиво. — Откуда ты можешь это знать? Я успокаивающе ей улыбнулась.

— Потому что я прошла через то же самое примерно в твоем возрасте — мы все через это проходим. Это нормально и в этом конечно же нет ничего постыдного.

Черты ее лица разгладились, но в глазах появился вопрос.

— Почему же тогда Пруднес говорит, что это неприлично?

Я не имею никакого права, напомнила я себе, едва не выругавшись вслух, гневаться на Пруденс за то, что она напугала ребенка; в конечном итоге женщины в начале века были не слишком-то просвещенными в подобных вопросах.

— Некоторые люди так считают, — сказала я ровным тоном, — но я — нет, тебе тоже совсем не обязательно придерживаться подобных взглядов. То, что с тобой происходит, совершенно естественно. Такое будет теперь происходить с тобой каждый месяц в течение нескольких дней, но из-за этого совсем не стоит расстраиваться или прекращать свои обычные занятия и ложиться в постель.

Она посмотрела в окно на сад внизу.

— Я думала, что умираю… Всю ночь у меня болел живот, а сегодня утром было так много крови…

С минуту я размышляла.

— Пруденс объяснила тебе, что делать? Виктория наморщила лоб.

— Она дала мне несколько чистых полотняных тряпочек и сказала, как ими пользоваться.

Я кивнула.

— Хорошо. — От Пруденс, похоже, был все-таки хоть какой-то толк. Сама я не знала бы, что предложить Виктории ввиду отсутствия тампонов и прокладок. — И что еще?

— Она велела мне принимать по две столовых ложки вон того отвратительного тоника. — Виктория скривилась, показав на стоявшую на прикроватном столике бутылку с какой-то бесцветной жидкостью. — Только он уж очень противный.

Взяв бутылку, я прочла на этикетке надпись: «Тоник Лидии Пинкхэм от меланхолии и женских недомоганий». Вытащив пробку и поднеся бутылку к носу, я присвистнула. Алкоголя в этом тонике было достаточно, чтобы свалить на неделю моего папочку с ног.

— Подожди, — сказала я Виктории, ставя бутылку вновь на столик. — Я принесу сейчас кое-что, от чего тебе сразу же полегчает.

Возвратившись через пару минут со своей сумочкой, я достала из нее пузырек с ибупрофеном и протянула Виктории.

— Эти таблетки должны снять боль. Принимай их по одной каждые четыре часа. Что еще посоветовала тебе Пруденс?

— Чтобы я не напрягалась, не купалась и вообще не делала ничего, что может меня утомить. Ах, да… она еще предупредила меня, чтобы я оставалась в постели, пока все это не кончится. Но, Тейлор… ведь послезавтра свадьба! Я не могу ее пропустить, я просто не могу! — Она опять разрыдалась.

Я вытерла ей слезы и разгладила волосы, борясь с растущим во мне гневом на Пруденс. Виктория подняла голову и посмотрела мне в глаза.

— Мне бы хотелось, чтобы за Натаниэля вышла замуж ты.

— Виктория! Ты прекрасно знаешь, что это невозможно, — ответила я, пытаясь подавить мгновенно охватившую меня внутреннюю дрожь. Как ты можешь даже думать об этом, прикрикнула я на себя. Он мужчина викторианской эпохи, самоуверенный, властный, относящийся с презрением к женщинам… Но и идеалист, мечтатель, человек, любящий свою сестру, и… слишком красивый для своего собственного блага, — возражало на это мое сердце.

И, к тому же, он старше тебя более чем на сто лет — одержал в конечном итоге победу мой разум.

Пробормотав какое-то извинение, я поднялась и направилась к двери, от души надеясь, что Виктория не заметит моей нетвердой походки.

Я настолько была поглощена в этот момент своими мыслями, что не заметила стоявшего за дверью Натаниэля и, шагнув в коридор, тут же на него налетела. Его руки мгновенно сомкнулись на моей талии, не дав мне упасть, и я оказалась прижатой к его подобной граниту груди. Взгляды наши встретились, и я прочла в его глазах откровенное уважение и кое-что еще.

— Благодарю вас, — произнес он тихо. — С вашей стороны было весьма любезно помочь Виктории. Мне следовало бы самому догадаться, что она нуждается… — Лицо его залилось краской смущения. — Я хочу сказать, что не заметил, как быстро выросла моя маленькая сестренка.

— Вы подслушивали? — спросила я, испытывая неловкость от мысли, что он мог подумать, услышав последнее предложение Виктории.

— Дверь была открыта. Я совсем не собирался вас подслушивать. Но меня встревожил плач Виктории.

Я кивнула, остро ощущая жар, исходивший от его ладоней, которые все еще были сомкнуты на моей талии. Его тревога за сестру была столь велика, что я поняла, я не могу на него сердиться.

— Не волнуйтесь. С ней все будет в порядке, — успокоила я его. — В общем, это ерунда. Его лицо потемнело.

— Пруденс явно так не думала. Какое право она имела расстраивать подобным образом ребенка.

Я ничего не ответила, радуясь про себя тому, что наконец-то до него начинает доходить, что представляет собой Пруденс.

Неожиданно он убрал руки с моей талии.

— Все это только лишний раз подтверждает, как нужно девочке, чтобы в доме был кто-то, кто мог бы дать ей совет относительно всех этих… женских проблем.

— Вроде рекомендации остаться в постели и пропустить свадьбу брата потому только, что у нее…

— Я поговорю об этом с Пруденс. Вы правы, вне всякого сомнения. Она превысила свои полномочия, сказав Виктории, что та не может присутствовать на церемонии. И все же… — он нахмурился, — ребенку нужен кто-то, кто мог бы направлять ее, учить всему, что следует знать добропорядочной юной леди для того, чтобы удачно выйти замуж. Пруденс из хорошей семьи, она прекрасно воспитана; думаю, вы понимаете всю важность этого.

— Не совсем, — ответила я, надеясь, что он не заметил, как расстроили меня его слова.

Он приподнял бровь и пристально посмотрел на меня. Я поежилась, чувствуя себя, как букашка под микроскопом.

— Ваша шутка не смешна.

— Я не шутила. Он нахмурился.

— Уверен, в вашем роду полно грешников. Ваш выбор профессии говорит об этом со всей определенностью.

— Да будет вам известно, у меня в роду почти одни только незаконнорожденные, — бросила я, обиженная его снисходительным тоном. — В своей семье я была первенцем. В общем-то мои родители предстали перед алтарем до моего рождения… но совсем незадолго.

Он буквально впился в меня глазами. Казалось, он пытается проникнуть мне в душу и за маской сарказма разглядеть мое истинное «я». Я мысленно чертыхнулась. Опять я все испортила, поддавшись минутному раздражению, тогда как он, похоже, уже начал мне немного доверять.

— Нежеланный ребенок, — сказал Натаниэль задумчиво. — Так вы поэтому… — начал он было спрашивать, но тут же умолк. Мне показалось, что в его взгляде, обращенном на меня, мелькнуло сочувствие и понимание. Словно ниточка вдруг протянулась между нами, ниточка от одного заброшенного в детстве ребенка к другому, соединившая на мгновение родственные души. В следующую минуту, однако, он вновь принял чопорный вид и резко произнес: — У меня нет никакого желания копаться в ваших семейных тайнах. Пруденс не имела в виду ничего плохого. Сердце у нее доброе. После того, как мы поженимся, Виктория, уверен, образумится и отношения у них наладятся.

С этими словами он повернулся и зашагал прочь. Интересно, подумала я, провожая его глазами, кого он хотел убедить, меня… или себя самого?

Возвратившись к себе в комнату, я тут же принялась рыться в своей сумочке в отчаянной попытке отыскать хоть что-нибудь, что могло бы убедить Натаниэля, что я явилась из будущего. Однако моим надеждам не суждено было сбыться. Я никогда не беру с собой бумажник, делая пробежку, а дата на монете в двадцать пять центов, которая у меня всегда с собой на тот случай, если вдруг мне понадобится позвонить, совершенно стерлась. Тюбик губной помады с запахом клубники, щетка для волос, ключи, жвачка, поводок Аполлона и газовый балончик вряд ли могли считаться неопровержимыми доказательствами путешествия во времени. Похоже, мне придется поискать какой-то другой подход к Натаниэлю, чтобы спасти его и Викторию.

Разговор с Натаниэлем выбил меня из колеи и, чтобы как-то прийти в себя и успокоиться, я спустилась вниз и уговорила кухарку согреть мне чашку чая. Кухарка поставила на чугунную плиту чайник, а я открыла дверь кладовки, надеясь отыскать там мед.

— Вы знаете, тут что-то просыпалось! Вот здесь. Я сейчас уберу.

Кухарка бросилась ко мне, махая руками.

— Сядьте за стол и я принесу вам все, что только пожелаете. Но держитесь от кладовки подальше. Этот порошок, до которого вы едва не дотронулись, мышьяк — он здесь для того, чтобы помешать крысам пробраться к сухим припасам.

— Мышьяк! — Я поспешно отдернула руку.

— Если бы Маффин выполнял свою работу как следует и ловил мышей, этого бы разумеется не потребовалось. — Она махнула в сторону пушистого кота, который, не обращая на нас внимания, умывался в этот момент у черного хода.

Послушно я села за кухонный стол, и кухарка принесла мне мой чай с медом.

Я медленно пила чай, размышляя над стоявшей передо мной проблемой. А не взять ли мне, подумала я вдруг, Викторию с собой в будущее? Однако это могло иметь совершенно непредсказуемые последствия — не говоря уже о трудностях, с какими мне непременно пришлось бы столкнуться, давая объяснения. Я представила себе эту неловкую сцену: «Привет мам, пап. Познакомьтесь с Викторией. Нет, это не маскарад. Она всегда так одевается… Видите ли, она из 1906 года. Я привела ее с собой, чтобы спасти от землетрясения. Вы не возражаете, если она будет жить с нами?»

Итак, это, вне всякого сомнения, отпадает. Я должно быть окончательно рехнулась, если мне могла прийти в голову подобная мысль.

Может, стоит поговорить с Викторией и предупредить ее о грозящей ей опасности? Едва подумав об этом, я тут же засомневалась в правильности подобного решения. Девочка, похоже, была с норовом, и я не могла быть уверенной на сто процентов, что она меня послушает. Но все же она была ребенком. Существовало множество способов ее уберечь; на худой конец, я могла бы спрятать свечи или закрыть ее у себя в комнате.

Совсем другое дело ее брат. Разумеется, я могла бы рискнуть и сказать ему правду, но учитывая его упрямство, шанс, что он мне поверит, был весьма невелик. Я могла бы также подождать до землетрясения и попытаться уговорить его не ходить на чердак, однако вряд ли он станет прислушиваться к моим словам, когда будет женат на Пруденс. При мысли о предстоящем бракосочетании меня едва не стошнило.

Итак, судя по всему, у меня оставался лишь один выход. Каким-то образом я должна была помешать Натаниэлю жениться на Пруденс. Однако открыть ему правду было слишком рискованно. Он вполне был способен, выслушав мою историю, тут же сплавить меня в ближайший сумасшедший дом. В конечном счете, подумала я, решительно ставя чашку на стол, можно попробовать другой подход и попытаться убедить его, что я умею предсказывать будущее.

Вошла миссис 0'Хара и, увидев меня сидящей за кухонным столом и бормочущей что-то себе под нос, изумленно спросила;

— В столовой что-нибудь не в порядке?

— Вроде бы нет, насколько мне известно, — ответила я, удивившись ее странному вопросу.

— Но вы кузина хозяина, вы гостья в его доме. Вам не подобает пить чай на кухне с прислугой.

— Извините, — проговорила я в смущении. — Мне просто не хотелось доставлять лишних хлопот. — Меньше всего я думала о вопросах этикета, когда решила прийти сюда и попросить кухарку приготовить мне чай.

— Мистер Стюарт просил передать, — сообщила в следующий момент домоправительница, — что вы с ним едете на экскурсию.

— И куда? — по телу моему мгновенно пошли мурашки. Неужели я его настолько сильно рассердила, что он решил меня выдворить из своего дома? Но я не могла пока уехать; я еще не завершила того, что решила сделать.

— Будьте готовы к одиннадцати часам, — не ответив на мой вопрос, добавила миссис 0'Хара. — Хозяин будет ждать вас у каретного сарая.

У меня упало сердце. Так оно и есть, подумала я, уверенная, что оскорбила Натаниэля и он собирается бросить меня в карету и отвезти на ближайшую железнодорожную станцию… или в бордель. В полном отчаянии я тупо уставилась на свои кроссовки.

На этот раз ты все-таки добилась этого, Тейлор. Тебя выбросили из Изумрудного города, не подарив на прощание даже пары туфелек с рубиновыми пряжками.

Итак, мне придется теперь самой отыскивать каким-то образом путь домой. Но спасти семью Стюартов и их дом я не смогу. Да и как я могла их спасти, если Натаниэль был упрямее мула и, к тому же, с шорами на глазах в том, что касалось его будущей жены.

Внезапно все во мне возмутилось. Может быть я и не смогу повлиять на ход событий, но я, черт возьми, не позволю выбросить себя отсюда, не попытавшись хоть что-то предпринять.

Настало время, пришла я к выводу, сочинить для Натаниэля историю. Так сказать, маленькая ложь во спасение. А может, не такая уж и маленькая… Не лги хотя бы самой себе, мысленно прикрикнула я на себя, в первый раз порадовавшись тому, что обладаю хоть каким-то актерским опытом. Это будет наглая, чудовищная ложь.

Натаниэль ждал меня у каретного сарая. На одно плечо у него был наброшен твидовый пиджак. При виде его у меня екнуло сердце, и я застыла как вкопанная. При нашей первой встрече, когда на нем была лишь одна ночная рубашка, я решила, что он парень «что надо»; еще лучше он смотрелся в костюме во время визита Пруденс, но сейчас он был… неотразим. Похож, благодаря черным волосам и усам, на Роберта Редфорда, только еще красивее.

Рукава его рубашки были закатаны по локоть, и утренний бриз слегка шевелил золотистые волоски на загорелых мускулистых руках. На нем были также твидовый жилет, коричневые шерстяные брюки, галстук-бабочка бордового цвета и коричневые кожаные перчатки; шею он обмотал шерстяным шарфом, а на голове у него красовалось коричневое кепи, лихо заломленное набок. В глазах с золотыми крапинками плясали веселые искорки. Такого Натаниэля я еще не видела, и надо признать, он был невероятно привлекателен.

— Вам нужна новая одежда, — заявил он, не дав мне и рта раскрыть. — Я не могу выдавать вас за свою родственницу, не обеспечив прежде надлежащим гардеробом. Так что я решил проехаться с вами по магазинам.

Новая одежда? Выходит, он никуда меня не отсылает? Он заметил, как меня расстроило язвительное замечание Пруденс насчет моего старого платья… и ему действительно не безразлично, что я чувствую.

Но главное, у меня вновь появился шанс завоевать его доверие.

Мой восторг, однако, поутих, когда я подумала о том, как мы будем добираться до магазинов. Я и лошади не ладили друг с другом с тех пор, как одна из них лягнула меня за кулисами во время летнего театрального представления.

— Закройте глаза, — приказал вдруг Натаниэль, и я послушно зажмурилась, хотя и ничего не понимала.

В следующее мгновение стукнули, распахнувшись, ворота каретного сарая и послышалось урчание, которое могло быть только шумом автомобильного мотора. Открыв глаза, я уставилась в изумлении на Натаниэля, выезжающего из ворот на сверкающем серебром автомобиле. Я протерла глаза. Автомобиль?

Не выключая двигателя, он выпрыгнул из машины, обежал ее кругом и открыл для меня дверцу.

— Вам приходилось когда-либо ездить в карете без лошади? — спросил он, помогая мне усесться на роскошном кожаном сидении.

— На такой ни разу, — ответила я, все еще не оправившись от шока. Я совершенно забыла, что автомобили уже появились в это время, и была вдвойне удивлена элегантностью машины Натаниэля, мало чем напоминающей предшественниц «Модели Т» — первого запущенного в серийное производство драндулета Форда.

Натаниэль просиял.

— Это «Серебряная тень», считающаяся лучшей автомашиной в мире. Я привез ее из Англии в прошлом месяце на одном из своих судов. Эти машины производит новая компания «Роллс-Ройс».

Я была ошеломлена. Разумеется, я знала, что Натаниэль богат, но… «роллс-ройс»? Вероятно даже в начале века подобный автомобиль стоил целое состояние. Натаниэль Стюарт явно принадлежал к сливкам общества, в этом не .могло быть никаких сомнений. Видя мое изумление, он сказал:

— Если вы беспокоитесь насчет соблюдения приличий, то не думайте об этом. Все уже узнают, что вы моя кузина, а для джентльмена вполне прилично сопровождать родственницу в прогулке по городу.

— Да? Ну, хорошо.

Он захлопнул дверцу и сел за руль, который, как у всех английских автомобилей, находился справа. Машина рванула с места и, промчавшись по подъездной аллее, выехала на Ван-Несс авеню.

Прикрыв рукой глаза от слепящих лучей солнца, я прищурившись смотрела на проплывающие мимо незнакомые картины. Улица, по которой я только вчера — в 1989 году — бежала трусцой в сопровождении Аполлона, совершенно преобразилась. У меня едва не открылся рот от удивления при виде внушительных, в строгом стиле особняков, свежеокрашенных и полных жизни. Я не могла решить, что приводит меня в больший восторг — вид всех этих памятников архитектуры, которые я изучала и о которых писала, или общество Натаниэля, с которым мне захотелось станцевать вальс, когда я увидела его снимок — слабое отражение живого, во плоти мужчины, сидевшего сейчас рядом.

Я с силой вонзила ногти в ладони, напомнив себе, что это не сон, а самая что ни на есть реальность. Менее чем через неделю мне придется отыскать способ вернуться в свое время.

Было полнейшим безумием испытывать чувства, переполнявшие сейчас мою душу, к мужчине, которого я никогда больше не увижу, который считал меня проституткой… и собирался жениться на другой женщине.

На женщине, которую, как он почти признался, он не любил.

Прекрати, мысленно прикрикнула я на себя. Ты должна думать о том, как привести здесь все в порядок и возвратиться домой целой и невредимой, а не страдать по Натаниэлю Стюарту. Начни с попытки завоевать вновь его доверие; попроси его рассказать о себе.

Я бросила на него искоса взгляд. Уверенность, с какой он вел машину, наводила на мысль о капитане за штурвалом корабля. Ну, конечно же, вспомнила я, Натаниэль ведь избороздил в юности все моря и океаны на судах своего отца. Во время наших бесед в ее убогой квартирке на Мишн-дистрикт Виктория часто рассказывала, поражая мое воображение, о его приключениях и экзотических подарках, которые он привозил ей из своих путешествий. Я завидовала его вольной жизни, пока Виктория не поведала мне, что, когда на плечи Натаниэля легла ответственность за воспитание маленькой сестренки, он оставил все свои путешествия, совершая лишь иногда короткие деловые поездки.

— Вы скучаете по всему этому? — спросила я неожиданно для себя вслух.

— Что? — он бросил на меня удивленный взгляд.

— По путешествиям. По тем дням, когда вы ездили по всему миру.

Руки его стиснули руль.

— Глупый вопрос. Разумеется, я скучаю по тому времени. — На лице его появилось ностальгическое выражение. — Джунгли Африки, блестящий двор китайского императора, турецкие базары, где можно приобрести или продать что угодно…

Я была очарована.

— И что же вам понравилось больше всего?

Он на мгновение задумался.

— Охота на тигра с махараджей в Индии была в высшей степени увлекательна, и сражение с пиратами в южных морях не лишено было весьма драматических моментов. Хотя, — в голосе его зазвучали поддразнивающие нотки, — сказать по правде, больше всего мне '; запомнились женщины. Китайские куртизанки, г — гейши в Японии и восхитительные создания с островов Тихого океана. — Он бросил на меня искоса взгляд и насмешливо приподнял бровь. — Я знал француженку, изумительно танцевавшую канкан, которая…

— Картина мне вполне ясна, — прервала я его на полуслове. Казалось, меня не должно было задевать то, что он знал стольких женщин. Но почему-то это меня задевало.

Губы его изогнулись в улыбке.

— Для женщины вашей профессии вы бываете иногда чересчур стыдливы. Кровь бросилась мне в лицо.

— Я не пуританка. К вашему сведению, я вполне современная молодая женщина, придерживающаяся широких взглядов в вопросах секса. Я ежемесячно читаю «Космо» и…

— Космо? Новый автор, должно быть? Никогда о таком не слышал. Ну-ну, успокойтесь… вы отвлекаете меня, мешая вести машину. Я не критиковал вас. Говоря по правде, я нахожу вашу стыдливость очаровательной… хотя и несколько странной, учитывая тот образ жизни, какой вы ведете.

— А вы сами? Иначе, как яркой, вашу жизнь и не назовешь.

— Это совсем другое дело. Я мужчина.

— Типичный случай «мужского шовинизма»! Но, как говорила моя бабушка, мерка, применяемая к одному, должна применяться и к другому.

— Вижу, в вашей семье вы не единственная сторонница свободы нравов, — сухо заметил Натаниэль.

Пора было преподать этому индюку урок.

— Женщина может делать все то же самое, что и мужчина, — проговорила я с горячностью. — Взбираться на горы, управлять машиной, даже баллотироваться на пост президента.

Натаниэль презрительно фыркнул.

— Абсурд. В вопросе о правах женщин я придерживаюсь весьма широких взглядов. Я даже считаю — хотя вам, возможно, это покажется странным, — что кое в чем суфражистки правы. Но женщины, баллотирующиеся в парламент или на пост президента? Абсурд. Этого никогда не будет.

Я скрестила на груди руки, пытаясь подавить растущее во мне раздражение.

— Будет. Женщины получат право голоса в двадцатых годах, при президенте Вудро Вильсоне. И спустя несколько десятилетий они будут заседать у нас в палате представителей… и в сенате.

Натаниэль пожал плечами.

— Если вам так уже хочется в это верить, то пожалуйста.

Я глубоко вздохнула.

— Я не гадаю. Я знаю, что так оно и будет. Я видела будущее… Видите ли, мои друзья считают, что я обладаю сверхъестественным восприятием.

Он расхохотался.

— Не говорите мне только, что вы верите этому вздору.

Я вновь скрестила в раздражении руки на груди.

— Мне казалось, что вы, по крайней мере, судите обо всем непредвзято, в отличие от остальных. Как-никак, вам приходилось встречаться в своих путешествиях с новыми идеями, непривычным образом мышления.

— Мои путешествия отныне в прошлом, и вся эта романтика не имеет более для меня никакого значения.

— Почему?

— На мне лежит серьезная ответственность, — ответил он тоном, не располагавшим к дальнейшим расспросам. — Сейчас значение имеет только будущее.

— По крайней мере, мы хоть в чем-то придерживаемся одинаковых взглядов, — проворчала я, пряча ладони в складки юбки в надежде немного согреться.

Машину подбросило на выбоине, и на мои развевающиеся на ветру волосы попали брызги грязи. Взглянув на меня, Натаниэль снял с шеи шарф и бросил мне его на колени.

— Вот, повяжите им волосы.

— Спасибо.

Шарф был необычайно теплым и насквозь пропитан мужскими запахами кожи и табака, и, повязав им голову, я почувствовала себя на верху блаженства.

Перед громадным величественным зданием Натаниэль вдруг затормозил. У меня округлились глаза.

— Случайно, это не особняк Шпреклза? — Я видела фотографии этого роскошного дома, но ни одна из них не передавала его истинного великолепия. По моей спине пробежал холодок, когда я вспомнила постигшую его судьбу — он был уничтожен пожаром, начавшимся вскоре после землетрясения.

— Он самый, — ответил Натаниэль. Он сдвинул кепи на затылок и воззрился на меня в удивлении. — Так вы видели его раньше?

— Я давно не была здесь.

— А… — он понимающе кивнул. — Да, полагаю, вас не слишком часто отпускали. — Тон его смягчился. — Не относилась ли к вам плохо мадам или кто-то из клиентов… не поэтому-то вы и сбежали?

Я вспыхнула.

— Прекратите вы наконец делать выводы в отношении меня?

— Извините, — он покачал головой. — Я лезу не в свои дела. А теперь я вас на мгновение оставлю. Мне нужно передать кое-какие бумаги.

— Какие бумаги?

— Лучше вам этого не знать для собственной же пользы. Мои враги уже сделали мне предупреждение, взорвав одно из моих судов. Не стоит вовлекать вас во все это.

Предупреждение… Взрыв судна? В чем же был замешан Натаниэль?

— Подождите меня в машине, — сказал он, прежде чем я успела задать ему новый вопрос. — Я вернусь через несколько минут.

Итак, я была недостойна сопровождать его в дом Шпреклза. Стараясь не показать обиды, я небрежно бросила:

— О'кей, я подожду здесь, наслаждаясь видом.

Он действительно возвратился через несколько минут, и мы продолжили свой путь. Я молчала, не в силах отделаться от кошмарной мысли, что очень скоро все эти прекрасные дома, мимо которых мы сейчас проезжали, превратятся в почерневшие от огня руины. У меня не было никакой возможности предотвратить землетрясение или пожар, но я, черт меня возьми, должна была попытаться спасти дом Наганиэля от уготованной ему Феннивиком участи! Я стиснула зубы, стараясь не показать, что расстроена.

Натаниэль бросил на меня взгляд, в котором сквозила тревога.

— Что-то не так?

— Да. — Я сжала пальцами виски и многозначительно проговорила: — Должно случиться нечто ужасное. Я вижу… — Я закрыла глаза. — …Здания падают, дрожит сама земля! И огонь… пламя охватывает весь город. — Слегка покачиваясь, я зловеще продолжала: — Этот особняк сгорит и…

Мгновение спустя, я открыла глаза и потерла их.

— Что произошло? У меня раскалывается голова.

— Вы только что произнесли здесь напыщенную тираду о пожаре.

— В самом деле? — Я округлила глаза. — О Господи. Думаю, я опять впала в транс. Говорят, мне передался от бабушки этот дар. Она была цыганкой-гадалкой. Из Румынии.

— Что-то вы не слишком похожи на тех цыганок-гадалок, которых я видел. — Натаниэль поднял в раздражении одну бровь, пронзив меня взглядом. — А теперь, полагаю, вы предложите мне посеребрить вам ручку.

— Но это правда! Говорю вам…

— Прекратите вы, наконец, болтать ерунду? Я же обещал, что помогу вам покончить с вашей прошлой жизнью. Так что не надо пытаться задурить мне голову всей этой дурацкой цыганской дребеденью.

Я не осмелилась продолжать, испугавшись, как бы он в сердцах не выбросил меня из машины. Итак, прощай план номер один.

Натаниэль поправил выбившиеся из-под кепи волосы.

— Вижу, я расстроил вас своими неуместными расспросами о вашем прошлом… И в отместку вы решили придумать кое-что поинтереснее.

— Я не…

— Не возражайте, — оборвал он меня на полуслове. — Я сам виноват. Позвольте же мне в качестве компенсации за мою грубость устроить вам настоящую экскурсию.

Прежде чем я успела ответить, он развернулся и поехал по Маркет-стрит, мимо конок и пешеходов. Внезапно послышался громкий лязг и, подняв голову, я увидела спускающийся с холма прямо нам навстречу вагон фуникулера. Натаниэль просигналил и резко свернул, умело избежав столкновения, после чего спокойно поехал дальше.

— Вы представляете, Руф и его приспешники задумали построить в Сан-Франциско наземную электрическую железную дорогу — так называемые трамваи, которые будут получать ток через подвесную контактную сеть, — что явится настоящей чумой для города, если вы меня спросите, — проворчал он.

— Руф?.. Босс Руф? — Я опешила, услышав имя известного политика, стоявшего у руля коррумпированной политической машины Сан-Франциско в начале двадцатого века.

— У Шпреклза есть план, как остановить это безумие Руфа, и с моей помощью — если на то, конечно, будет Божья воля, — он его осуществит.

— Так бумаги имели отношение к этому плану?

Натаниэль искоса посмотрел на меня.

— Это неважно. Для вашего же собственного блага лучше вам ничего об этом не знать.

— Для моего блага? Как так? — Чем же таким занимался Натаниэль, что могло представлять опасность?

— Посмотрите-ка туда, — сказал он внезапно, так и не ответив на мой вопрос. — Вон там, видите? — Он с нескрываемой гордостью показал на роскошное величественное здание. — Это «Палас-Отель», считающийся самым прекрасным в мире.

Увидеть старый Сан-Франциско в дни его блеска и славы, до того, как он был целиком уничтожен во время одного из самых ужасных в истории Соединенных Штатов природных катаклизмов, было мечтой любого историка, и для меня она претворилась в жизнь. Я чувствовала себя как ребенок, распаковывающий подарки наутро после Рождества, глядя на здания, названные в честь великих людей того времени: «Джеймс Флад билдинг», «Крокер бэнк», «Клаус Шпреклз билдинг». У меня не хватило мужества сказать Натаниэлю, когда он показывал мне все эти знаменитые здания, что очень скоро почти все они превратятся в груду развалин. Да он и не поверил бы мне, скажи я ему об этом.

В течение следующего получаса мы спустились с холмов и поехали по боковым улицам. Натаниэль продолжал знакомить меня с историей города, приводя в подтверждение своих слов факты, о которых я никогда не слышала. К своей радости я обнаружила, что, хотя Натаниэль и был человеком, взор которого устремлен в будущее — человеком, во многом опередившим свое время, — он разделял мою любовь и интерес к прошлому. Если бы он проявлял, хотя бы наполовину, такой же интерес к собственному будущему, подумала я со вздохом. Менее, чем через неделю здесь будет настоящий ад. Времени у меня оставалось в обрез… Я должна была придумать новый план, и не мешкая.

Когда мы достигли порта, Натаниэль показал мне некоторые из принадлежавших ему судов и поведал о предусмотрительности своего отца, построившего здесь причал в дни золотой лихорадки, после чего терпеливо ответил на все мои многочисленные вопросы. В его голосе звучала откровенная гордость, и я испытывала отчаяние, думая о своей неспособности предотвратить уничтожение судоходной компании, которую Натаниэль так любил. Необходимо было во что бы то ни стало этому помешать. Но как?

Проезжая мимо Сити-холла, городской ратуши, Натаниэль рассказал мне еще о некоторых неблаговидных делах Руфа. Мы проехали через Чайна-таун, где в основном жили китайцы, Телеграф-хилл и Рашн-хилл, мимо оперного театра, афиша на котором возвещала о предстоящем выступлении Энрико Карузо в «Кармен». Позже, когда позади нас остались здания театров «Орфеум» и «Колумбус», Натаниэль разразился вдруг целой речью о безнравственности актрис; я прилагала невероятные усилия, чтобы не показать, как это меня задевает.

Однако, как ни странно, он проявил такт, объехав Барбари-коуст, где располагались самые знаменитые городские бордели. Но я увидела все остальное. Несколько раз во время нашей поездки я испытала чувство растерянности, не обнаружив на привычном месте того, что было для меня неотъемлемой частью городского ландшафта. В особенности потрясло меня отсутствие пирамидального здания «Трансамерикэн» и моста «Золотые Ворота».

— Ну вот, кажется, и все, проговорил наконец Натаниэль с улыбкой. — Вы видели город, и теперь нам следует поторопиться, если мы хотим приобрести вам новый гардероб.

— Не могли бы вы показать мне еще и Ноб-хилл? — попросила я и, увидев, что он засомневался, добавила: — Пожалуйста. У меня займет немного времени выбрать одежду. Я не люблю часами ходить по магазинам.

Несколько мгновений, как я могла судить по выражению его лица, он взвешивал в уме мою просьбу и наконец согласно кивнул. Я едва не вскрикнула «Эврика», когда мы начали подниматься по крутому склону холма, где обитали самые богатые семьи Сан-Франциско. Окруженные садами роскошные особняки располагались по обе стороны самой престижной улицы Западного побережья, и, глядя на них, я испытывала чувство невозвратимой потери, поскольку знала, что ни один из них не уцелеет во время катастрофы, которая через неделю обрушится на город. Что бы я только ни отдала сейчас за «Камкордер»…

— Чей это дом? — спросила я, когда мы поднялись на вершину и взгляд мой упал на громадный белоснежный особняк в новогреческом стиле.

С явной неохотой Натаниэль сказал:

— Он принадлежит Мортимеру Пратвеллу, президенту коммерческого банка «Прат-велл».

— Отцу Прудевс?

— Да.

Итак, у ее семьи водились деньги. Пруденс была кем угодно, но только не охотницей за богатым мужем.

И все же она явно не годилась в жены Натаниэлю, и я должна помешать ему жениться на ней. Он не оставил мне выбора, осознала я вдруг, когда мы подъехали к магазину и он помог мне выйти из машины. В ту же минуту, как только мы с ним останемся наедине, я буду вынуждена сказать ему правду.

Глава 6

— Ouinote 6, месье Стюарт. У вашей кузины весьма привлекательное лицо, а фигура… c'est magnifiquenote 7! Я с огромным удовольствием помогу ей подобрать новый гардероб, — тараторила, захлебываясь от восторга, мадам Ривьер, продавщица универсального магазина.

Натаниэль, чья мощная фигура выглядела довольно неуместной посреди вешалок с дамской одеждой, одобрительно кивнул. Ожидая утомительной примерки с портнихой, я была приятно удивлена изобилием готовой одежды, забыв, что благодаря многочисленным фабрикам, появившимся вслед за изобретением швейной машины, она стала вполне доступной к 1906 году.

— Подберите моей кузине все, что ей может понадобиться в ближайшие три дня, — сказал Натаниэль. — Туфли, шляпки… в общем, все, что вы считаете нужным. — Он окинул меня оценивающим взглядом с головы до ног, мгновенно выбив из колеи. Я почувствовала, что он опять дал волю своему воображению, мысленно представлял меня в нижнем белье… или, скорее, без оного.

— Все будет сделано, как вы желается — ответила мадам Ривьер. — У вас есть какие-нибудь конкретные пожелания? Стиль? Цвет?

— Ничего кричащего, — несомненно на память ему пришел мой леотард и ярко-розовые трико. — Что-нибудь попроще. В классическом стиле.

Его слова вызвали у меня раздражение. Пруденс могла щеголять в роскошных нарядах, и он не спускал с нее глаз, ловя каждое ее слово, но на мне ему почему-то хотелось видеть лишь практичную одежду унылых серых .тонов. Ну, хорошо, я не была святой в его глазах, но разве так уж необходимо было из-за этого одевать меня как миссионерку?

Мадам подняла бровь.

— Как вам будет угодно, месье. Итак, давайте прикинем. Вашей кузине понадобятся, по крайней мере, два утренних платья, вечерний туалет и, разумеется, праздничный наряд для свадебной церемонии. К счастью, у меня имеется роскошное платье прямо из Парижа, от Уорта, которое, думаю, будет мадемуазель в самый раз.

— Не забудьте про дорожный костюм, — вставил Натаниэль, слушавший ее, плотно сжав губы. — Он ей понадобится в воскресенье.

Я собралась было возразить, но потом передумала. Похоже, он и вправду намеревался отослать меня сразу же после свадьбы… и до землетрясения. Мне следовало поторопиться и как можно быстрее что-то придумать, если я собиралась этому помешать.

Натаниэль опустился в кресло и, скрестив на груди руки, кивнул мадам:

— Вы можете приступать.

Мадам Ривьер провела меня за ширму и первым делом дала мне примерить белье: две сорочки, шелковую и хлопчатобумажную, дамские панталоны, напоминающие шорты боксера, подвязки, шелковые чулки, лифчик на косточках, полный, в новом стиле корсет, который, по ее словам, приподнимал грудь и придавал фигуре большую пышность сзади, делая ее похожей на букву «S», и, наконец, две новомодные «тихие» нижние юбки.

— Отныне можете забыть об этом грубом шелесте, — она посмотрела на снятые мной старые юбки матери Натаниэля.

Я чувствовала себя, как обвязанная нитками индейка, которую приготовили к жарке. Однако, бросив на себя взгляд в зеркало, я вспыхнула от удовольствия. Женщина в зеркале ничем не напоминала мне прежнюю. Она была более красивой, более женственной и утонченной. Никогда не думала, что в нижнем белье можно выглядеть столь потрясающе. Похоже, Мадонна действительно разбиралась кое в чем…

— Не беспокойтесь, — шепнула мне на ухо мадам Ривьер. — Мы заставим вашего кузена отказаться от своих консервативных взглядов и изменить решение. Красивая женщина должна всячески подчеркивать, а не скрывать свою красоту.

У меня не было никакой уверенности, что нам удастся переубедить Натаниэля, однако я все же последовала совету мадам и надела простое коричневое платье.

Медленно я вышла из-за ширмы, от души надеясь, что мадам знает, что делает. При виде меня Натаниэль скорчил недовольную гримасу.

— Она похожа на прачку. Нет ли у вас чего-нибудь получше!

Я с трудом подавила улыбку. Похоже, Золушке все же не придется отправляться на бал в лохмотьях.

Скрывшись вновь за ширмой, я поспешно сняла свой скромный наряд и надела зеленое платье для полуофициальных приемов с глубоким круглым вырезом и пышной юбкой. К своему несказанному удивлению я обнаружила, что в подол вшит груз.

— Это для того, чтобы юбка не поднималась при ветре, — объяснила мадам. — Вы же не хотите соблазнять каких-нибудь пройдох видом ваших изящных лодыжек.

Когда я вышла к Натаниэлю, он поднял брови и одобрительно кивнул.

— Намного лучше. И вам идет этот цвет… он подчеркивает зелень ваших глаз.

Получив его одобрение в отношении второго платья для полуофициальных приемов, вечернего туалета и дорожного костюма с пелериной, я надела, наконец, привезенное из Парижа шелковое платье от Уорта нежного персикового цвета. Вырез у него был таким глубоким, что я боялась дышать из опасения, как бы у меня не вывалились груди; сзади же, на талии и бедрах, ткань была присборена, и ниспадала свободно до щиколоток, что, как сказала мадам, называлось «каскадом».

— Изумительно! — проговорила я шепотом. — Но оно, должно быть, стоит целое состояние. Я не могу позволить…

— Вздор! — фыркнула мадам Ривьер. — К тому же, мадемуазель Пратвелл тратит много больше всякий раз, как приходит сюда. Вашему кузену следует привыкнуть к подобным тратам, если он собирается жениться на этой особе.

Итак, Пруденс была модницей. Ну, что ж, будущая жена Натаниэля вполне могла позволить себе подобное хобби.

— Что, черт возьми, вы там так долго возитесь? — проворчал за ширмой явно уставший от ожидания Натаниэль.

— Терпение, месье, — ответила мадам Ривьер и заговорщически мне подмигнула. — Создание любого предмета искусства требует времени, не так ли? — Она расчесала мне волосы и сделала прическу «помпадур», после чего водрузила сверху отделанную мелким жемчугом шляпку с небольшой вуалеткой. С замиранием сердца я вышла из-за ширмы. При виде меня глаза Натаниэля широко — раскрылись и, поднявшись с кресла, он сделал шаг вперед. Полагаю, контраст между стоявшей перед ним сейчас утонченной светской дамой и покрытой пылью визжащей баньшиnote 8, которую он обнаружил у себя на чердаке прошлой ночью, был весьма разительным.

— Замечательно! — воскликнул он, оглядывая меня с головы до пят. Взгляд его, как я заметила, задержался на мгновение дольше, чем того требовали приличия, на моей затянутой в корсет талии и глубоком круглом вырезе.

— Повернитесь, — велела мадам. Я послушно повернулась, после чего шагнула к Натаниэлю, с нетерпением ожидая его вердикта.

— Ну как? Что вы думаете? Он дернул за ворот рубашки, словно тот душил его.

— Я думаю… — он сглотнул, — что здесь становится немного жарко. — Он повернулся к мадам. — Оно подойдет. Заверните… только прежде прикройте этот вырез кружевом или еще чем-нибудь в том же роде.

Мадам Ривьер поморщилась.

— Но, месье Стюарт, подобная вставка испортит весь вид. Это современный стиль — все модные молодые женщины носят платья с таким декольте.

Натаниэль вновь сглотнул и на мгновение задумался, устремив на меня огненный взгляд, от которого меня тут же бросило в жар.

— Не дело, если она превзойдет невесту.

— Уж не хотите ли вы этим сказать, что считаете мадемуазель красивее вашей невесты? — воскликнула мадам, притворяясь шокированной.

— Нет, конечно, же нет, но…

— Вы же не желаете, чтобы ваша кузина стала объектом насмешек?

— Нет, но… — Зрачки его расширились, когда он вновь окинул взглядом мое декольте. — 0'кей. Уложите платье в коробку… но подберите какую-нибудь соответствующую накидку, чтобы кузина могла прикрыть ею плечи во время церемонии.

Мадам Ривьер одарила Натаниэля улыбкой Моны Лизы.

— Oui, месье. Разумеется. Подобрать также подходящий по цвету ридикюль?

— Да, конечно.

— Мадемуазель также понадобятся перчатки, туфли и сумочка для грима, — мадам Ривьер употребила эдвардианское название косметички. — И потом… Как я заметила, вы прибыли на автомобиле. Для таких поездок у леди должна быть шляпа с широкими полями и вуалью, которые защищали бы ее нежную кожу от солнца, не говоря уже о солнцезащитных очках.

— Да-да, я возьму все это. — Натаниэль махнул рукой, отпуская мадам. — Все, что ей может понадобиться. — Он повернулся ко мне: — У вас есть еще какие-нибудь пожелания?

«„Леви» и бейсболка», — подумала я и вслух назвала то, что было наиболее близкой заменой.

— Если можно, мне бы хотелось также иметь женские спортивные брюки, блузку с длинным рукавом и туфли на низком каблуке.

— Брюки! — Натаниэль остолбенел от изумления.

Я потупилась.

— Мне казалось, что прогулка на велосипеде будет полезна Виктории. Но если вы не одобряете…

— Велосипедная прогулка… Гм, Виктории это несомненно понравится. — На лице его появилось задумчивое выражение. — Да, для этого вам, разумеется, понадобится более практичная одежда. Хорошо, вы можете взять брюки.

— Спасибо, — улыбнулась я. В конечном итоге, с ним все-таки можно было договориться.

— Пока вы тут, леди, будете заниматься подбором аксессуаров, — сказал он в следующий момент, — я, пожалуй, пройдусь по магазину и поищу подарок Виктории, чтобы ее немного взбодрить. Я скоро вернусь.

После его ухода мадам Ривьер помогла мне выбрать аксессуары. Она убедила меня в необходимости купить серьги, сказав, что я навеки опозорю имя Стюартов, если появлюсь на свадебной церемонии с этими моими розовыми кольцами в ушах.

У ювелирного прилавка продавец показывал какие-то драгоценности светловолосому мужчине в бежевом костюме с бархатными лацканами.

— Вот брошь, которую вы заказывали к тем серьгам, мистер Феннивик, — услышала я голос продавца.

Феннивик! Человек, который женится на Пруденс и доведет до банкротства «Уэствинд шипинг» своими карточными долгами… который разрушит Стюарт-хауз, чтобы набить собственные карманы… Представленный Викторией список совершенных им преступлений был длинным.

Я подошла ближе, делая вид, что рассматриваю серьги. Феннивик был настоящим красавчиком с нежным кукольным лицом. Одет он был франтовски и держался весьма надменно. Этакий кичливый петушок от носков своих лаковых ботинок до тульи зеленого фетрового котелка. Не знай я, кто он такой, то могла бы решить, увидев его на улице, что он только что вышел из бара гомосексуалистов в Кастро-дистрикт.

— Чудесно, — сказал Феннивик и, повертев брошь в пальцах, посмотрел ее на свет. — Уверен, леди будет в восторге.

У меня едва не вырвался возглас изумления, и я поспешно закашлялась, чтобы не выдать себя. Украшенная розовой жемчужиной бриллиантовая брошь в изысканной золотой оправе была точной копией серег, которые я видела на Пруденс во время ее визита. Но, может, это простое совпадение, и Феннивик покупал брошь для кого-то другого? В таком громадном универсальном магазине, как этот, вполне могли продаваться десятки подобных гарнитуров.

— Вы приняли мудрое решение, решив ее приобрести, — сказал продавец. — Жемчуг такого размера и цвета, к тому же без малейшего изъяна, весьма редок.

Я толкнула в бок мадам Ривьер и тихо произнесла:

— Взгляните вон на того мужчину. Что вы можете сказать о нем?

Она понимающе улыбнулась.

— Настоящий денди, не так ли? Истинный дамский угодник. Он работает менеджером в коммерческом банке «Пратвелл».

Почему Феннивик покупал такой дорогой подарок женщине, собиравшейся через несколько дней выйти замуж за другого? Был ли он для нее обычным воздыхателем или чем-то большим? Может, Пруденс вовсе и не любила Натаниэля и ее интересовали в конечном итоге только его деньги? При ее чрезмерных аппетитах денег, судя по всему, ей требовалось немало.

И, однако, банковский менеджер Феннивик был далеко не нищим, да и сама Пруденс должна была унаследовать от своего папаши весьма кругленькую сумму. Если уж она так сохла по Феннивику, то зачем ей вдруг приспичило выходить замуж за Натаниэля? В этом не было никакого смысла.

Феннивик вдруг повернул голову в мою сторону; я отвернулась, но недостаточно быстро, и ему удалось мельком увидеть мое лицо. К счастью, он не имел ни малейшего понятия, кто я такая. В следующий момент, он, заплатив за покупку, сунул бархатную коробочку в карман своего парчового жилета и направился к выходу.

Мои размышления были прерваны появлением Натаниэля. В руках у него была большая кукла в бархатном платье и с красной лентой в волосах. Виктория, подумала я, будет несомненно в восторге. Я тоже почувствовала восторг при виде Натаниэля, испытав одновременно легкий шок, когда вдруг сообразила, что соскучилась по нему, хотя он и отсутствовал всего несколько минут.

— Боже мой! — воскликнул он дурашливо, обращаясь к мадам Ривьер. — Неужели это моя кузина? — В его темных глазах плясали озорные искорки.

На мне были мои новые спортивные брюки, белая английская блузка с пышными у плеча и узкими от локтя до запястья рукавами, полуботинки и шляпа размером с небольшую собачку.

Аполлон… Не выбрался ли он из своего загона? На мгновение я почувствовала ужас, представив прекрасный розовый сад Натаниэля, в котором вся земля была изрыта, а цветы вырваны с корнем в результате буйной оргии, схожей с той, что собака устроила раньше в моей спальне.

— Мне переодеться? — спросила я, подумав, что он не одобряет моего наряда. Натаниэль ухмыльнулся.

— В этом нет необходимости. Ваш спортивный костюм как нельзя лучше подходит для того, что я задумал.

— И что же вы задумали?

— Сюрприз.

Пока он рассчитывался за покупки, я ломала голову над тем, какой же все-таки вид спорта он имел в виду.

— Куда вы меня везете? — спросила я, кажется, уже в десятый раз.

«Серебряная тень» плавно скользила по пустынной дороге на юг, с каждой минутой все более удаляясь от города. Нервным движением я поправила слегка сбившуюся набок шляпу и затянула потуже под подбородком вуаль, чтобы все это сооружение не унесло ветром.

Натаниэль пожал плечами. — Не волнуйтесь, сюрприз будет приятным. Обещаю.

— Натаниэль… — решилась я, наконец, задать вопрос, который не давал мне покоя. — Что вы знаете о человеке по имени Квентин Феннивик?

— Этот разряженный павлин! Считает себя даром небес женщинам, хотя, что они все находят в этом отвратительном фате, выше моего понимания. Почему вы спрашиваете?

— Просто интересуюсь. Я, гм, видела его сегодня в магазине, и продавец сказал мне, что он работает на отца Пруденс. — На мгновение я почувствовала искушение рассказать Натаниэлю обо всем подробно, но вовремя прикусила язык. Лучше подождать до тех пор, когда я смогу подкрепить свои подозрения неопровержимыми доказательствами. Свидетель… мне нужен был кто-то, кто знал о неверности Пруденс… если, конечно, она действительно обманывала Натаниэля. Если впоследствии выяснится, что я возвела на нее напраслину, мне придется окончательно распроститься с мыслью убедить Натаниэля в том, что история, которую я собиралась ему поведать, не является плодом моего воображения.

— Гм. Советую вам держаться от него подальше. Ваша репутация и так уже запятнана.

Глубоко вздохнув, я повернулась к нему лицом.

— Натаниэль… что касается моей репутации… Я хочу признаться, что кое-что от вас скрыла.

— Какими бы ни были ваши секреты, держите их при себе. У меня нет ни малейшего желания их знать.

— Но…

Не успела я договорить, как Натаниэль свернул на грязную, в рытвинах дорогу, которая шла вверх по заросшему травой склону. Я ухватилась обеими руками за кожаное сиденье, подумав, что вряд ли кто-нибудь, кроме него, решился бы поехать в таком дорогом автомобиле по этой испещренной выбоинами тропе. Машину поминутно подбрасывало на ухабах, что делало какой-либо серьезный разговор между нами абсолютно невозможным. Похоже, мне придется подождать какое-то время со своими сенсационными признаниями, удовлетворившись пока обещанным сюрпризом.

На вершине холма Натаниэль остановился перед большим деревянным строением, походившим на высокий сарай. Заглушив двигатель, он вышел из машины и, обойдя ее, помог мне выбраться. При виде его озорной улыбки у меня возникла внезапная догадка насчет того, что может находиться внутри. Не говоря ни слова, Натаниэль взял меня под локоть и повел к воротам, на которых висел огромный замок. Сняв его, он распахнул ворота и с гордостью показал на свое находящееся внутри сокровище.

— Ваш аэроплан! — воскликнула я, уставившись в изумлении на кажущийся необычайно хрупким в сплетении стальных тросов биплан, на носу которого сверкала яркая надпись «Виктория». — Натаниэль, он великолепен!

Он улыбнулся, явно довольный моим откровенным восторгом.

— Следуя вашему совету, я внес кое-какие изменения. Ваши предложения показались мне довольно разумными.

Мной вдруг овладело странное волнение.

— Вы собираетесь сегодня летать? Он кивнул.

— Я подумал, что, может быть, вам захочется посмотреть. Но если вы предпочитаете…

— Посмотреть? Я хочу полететь с вами! — выпалила я. Мне так никогда и не пришлось подняться в воздух с Алексом, поскольку аэропланы, на которых он летал, принадлежали киностудии. Я умоляла его взять меня с собой, но он каждый раз отказывался. А мне всегда так хотелось полетать на аэроплане.

Брови Натаниэля поползли вверх.

— Я восхищен вашей смелостью, мисс Джеймс, но…

— Тейлор. Я ведь ваша кузина, вы забыли?

— Вы мне не кузина, — ответил он резко, — как вам хорошо известно. Что же до вашей просьбы, то это небезопасно.

— Это достаточно безопасно, если вы собираетесь лететь. Для чего же вы построили этот биплан двухместным? Чтобы летать на нем одному?

На скулах у него заходили желваки.

— Я надеялся, что после того, как я усовершенствую машину, мне, возможно, удастся уговорить Пруденс составить мне компанию. Но…

Я понимающе кивнула. Не была ли Пруденс права? Он и вправду мог сломать себе шею… и если такая возможность существовала, не следует ли мне остановить его?

— Натаниэль, — начала я осторожно, — вы собирались совершить этот полет сегодня до того, как встретились со мной, или это мои замечания заставили вас изменить свои планы?

— Я запланировал сегодняшний полет еще несколько недель назад, если хотите знать, — ответил он. — Я изучал скорость ветра, погодные условия… — он продолжил нудное перечисление, и у меня отлегло от сердца. Натаниэль исчез во время землетрясения, и это означало, что ничто не угрожало его жизни в сегодняшнем полете. Но, вероятно, эта попытка оказалась неудачной, поскольку я нигде не читала о каких-либо его достижениях в данной области.

— Вы не дадите мне ключи вон от того ящика за задним сиденьем? — попросила я его. Он бросил на меня удивленный взгляд.

— Вы имеете в виду багажник? Он не заперт. Берите там все, что хотите, а я пока займусь аэропланом.

Я открыла багажник и, порывшись отыскала наконец-то, что мне было нужно — защитные очки и шарф. Я сразу же обмотала шарфом шею, надела очки и, бросив взгляд в сторону Натаниэля и убедившись, что все его внимание поглощено аэропланом, подняла капот машины и вытащила небольшую деталь. Я должна была быть уверена, что Натаниэль не уедет, оставив меня одну посреди поля после того, как выложу ему все начистоту.

Бесшумно опустив капот, я сунула вытащенную мной деталь в карман брюк и подошла к Натаниэлю, который в этот момент был занят тем, что прицеплял аэроплан к бамперу автомобиля. Он оторвал взгляд от ящика с инструментами и при виде меня с шарфом на шее и в очках, изумленно выпрямился, едва не ударившись при этом головой о пропеллер.

— Что за черт… Надеюсь, вы не собираетесь и в самом деле лететь со мной?

— Собираюсь, — проговорила я решительно. — Вы несомненно спроектировали свой биплан в расчете на двух человек. Причем, уверена, вы имели в виду, что сзади будет сидеть женщина. Вес двух взрослых мужчин слишком велик для машины.

— Так, но…

— Поэтому, когда вы летаете один, нос перевешивает.

— Возможно, — он нахмурился. — И что из всего этого следует?

— А то, что если вы рухнете и свернете свою дурацкую шею, то этим лишь подтвердите обоснованность опасений Пруденс, которая, думаю, все же предпочла бы видеть вас на свадебной церемонии целым и невредимым.

Он вновь нахмурился.

— Для женщины, должен сказать, вы убеждаете довольно умело. Уверен, вы могли бы переспорить и самого дьявола.

— Принимаю это как комплимент.

Натаниэль задумался. Я понимала, что он взвешивает мысленно все «за» и «против», решая, позволить мне или нет лететь вместе с ним. Наконец он произнес:

— Вы уверены, что сможете держать себя в руках? Никакого нытья? Никаких истерик? Я не могу допустить, чтобы меня что-то отвлекало, когда я буду управлять аэропланом.

— Уверена, — ответила я с победоносной улыбкой, чувствуя себя в этот момент на седьмом небе от счастья.

— В таком случае, мисс Джеймс, — он снял с головы кепи и, чуть ли не подметая им землю в полушутливом, полуторжественном жесте, отвесил мне низкий поклон, — я сочту за честь пригласить вас в качестве первого пассажира на борт «Виктории».

Глава 7

Отбуксировав аэроплан на середину поля, Натаниэль махнул мне рукой, приглашая присоединиться к нему. Впереди тянулся длинный узкий участок голой земли, образуя самодельную взлетно-посадочную полосу. Ветер усилился. Я затянула шарф потуже и, следуя совету Натаниэля, сунула концы за ворот блузки, чтобы он за что-нибудь не зацепился и не задушил меня. Натаниэль расправил рукава рубашки, надел защитные очки и, взяв меня на руки, поднял и перенес через борт. Мне показалось, что, опуская меня на сиденье за креслом пилота, он на мгновение задержал свои ладони на моей талии. Заняв свое место, он послюнявил палец и поднял его над головой, определяя направление ветра, после чего, для верности, бросил еще взгляд на красный лоскут ткани, прикрепленный к рулю высоты. Наконец он запустил мотор и спрыгнул на землю.

Я почувствовала, как меня охватывает радостное возбуждение, когда он шагнул к пропеллеру и с силой крутанул. С восхищением смотрела я, как перекатываются под тонкой тканью рубашки его могучие мышцы.

Внезапно меня охватила паника. Что если биплан взлетит, прежде чем Натаниэль успеет запрыгнуть? Я не смогла бы им управлять, даже если бы от этого зависела моя жизнь…

Пропеллер начал набирать обороты. Натаниэль быстро пробежал вдоль борта, подпрыгнул и, ухватившись за тросы и подтянувшись, забрался внутрь.

Подпрыгивая на ухабах, аэроплан покатил вперед. Все быстрее и быстрее; волосы у меня развевались, мешая видеть, хотя глаза и были защищены очками. Я с такой силой стиснула в руках металлический поручень, что у меня побелели костяшки пальцев. В следующее мгновение я почувствовала, что колеса оторвались от земли.

— Мы в воздухе! — воскликнул, обернувшись ко мне, Натаниэль.

Я подняла два пальца, изобразив букву «V», в полной уверенности, что он поймет меня, независимо от того, был или нет уже в ходу этот общепринятый в мое время жест, означающий знак победы.

Ветер свистел в ушах и обдавал холодом… Я была в эйфории от переполнявшего меня чувства абсолютной безграничной свободы. Бросив взгляд вниз, я увидела золотистые волны колыхавшейся под ударами ветра травы. Вверху, по синему безбрежному океану плыли белые облака, сквозь которые пробивались время от времени лучи послеполуденного солнца.

Мы поднялись выше. Аэроплан вибрировал, как язычки в духовых инструментах оркестра. Нас окружала какофония звуков, от поскрипывания деревянного остова до хлопанья гигантских брезентовых крыльев. Энтузиазм Натаниэля был заразителен; мне хотелось петь и кричать от счастья. Я чувствовала себя в эту минуту, как легендарный Икар, которого настолько захватил полет, что он, забывшись, поднялся слишком близко к солнцу и его крылья из воска растаяли…

Слишком близко… Я слишком близко подошла к Натаниэлю. Через несколько дней мне предстояло возвратиться в свое время и, однако, мысль эта с каждой проходящей минутой все более и более расстраивала меня. Не грозит ли и мне, как Икару, сгореть в пламени?..

Сквозь шум ветра до меня донесся голос Натаниэля:

— Как вы там?

— Прекрасно! — крикнула я в ответ. — Великолепно!

Натаниэль направил нос машины вниз, потом выровнял ее, и мы устремились навстречу солнцу. Я закрыла глаза, наслаждаясь ощущением полета. Как, наверное, чудесно было бы вот так лететь и лететь вперед, подобно птице, забыв обо всех земных заботах…

— Держитесь! — крикнул вдруг Натаниэль, прервав мои мечтания.

Аэроплан накренился. Я открыла глаза и тут же ухватилась за поручень, почувствовав, что скатываюсь к борту. В аэроплане не было ремней безопасности; что если он перевернется? Мы непременно вывалимся, подумала я, мгновенно запаниковав. Мне не следовало лететь… Я не должна была вмешиваться в ход событий…

Натаниэль наклонился вбок, выправляя элероны, чтобы уничтожить крен. Аэроплан тряхнуло, и он начал заваливаться на другой бок. Явно боясь потерять управление, Натаниэль с силой нажал на штурвал.

Наконец ему удалось выровнять биплан, и мое сердце, колотившееся в груди как пойманная птица, забилось более ровно. Постепенно, хотя и не плавно, мы начали снижаться, и через несколько мгновений колеса биплана коснулись земли. Нас сильно тряхнуло и продолжало трясти, пока Натаниэль не остановил машину в дальнем конце поля.

Достав из кармана часы, он бросил взгляд на циферблат и спрыгнул на землю. После чего снял защитные очки и замахал часами над головой.

— Две минуты пятьдесят семь секунд!

— Ты все-таки это сделал! — Я тоже сняла очки и тряхнула головой, освобождая волосы. Все во мне пело от счастья. — Ты побил рекорд братьев Райт! — И изменил историю — благодаря мне, вздрогнув, осознала я внезапно.

Натаниэль вытащил меня из аэроплана и закружил, держа за талию, после чего привлек к себе и стиснул в объятиях. Я обхватила руками его за шею и прижалась щекой к мускулистой груди, задыхаясь от переполнявших меня чувств.

Он приподнял кончиками пальцев мой подбородок и заглянул мне в глаза. Неожиданно смех застыл у него на губах и черты лица заострились, выражая лишь одно чувство — желание.

— Нет, — сказал он внезапно охрипшим голосом. — Мы это сделали вместе. Без твоей помощи мне никогда бы не удалось совершить этого.

— Я… я не сделала ничего особенного. Так… ерунда…

— Ты ошибаешься, — Он убрал упавшую мне на щеку прядь волос и наклонился, почти коснувшись губами моего рта. — Это совсем не ерунда.

И с этими словами он поцеловал меня. Ощущения, испытанные мной во время полета, не шли ни в какое сравнение со старым, как мир, чувством, мгновенно охватившим меня, едва его губы коснулись моих. Он прижался ко мне всем телом, и я запустила пальцы ему в волосы на затылке, мимолетно удивившись невероятной мягкости его усов и жесткости щетины у него на подбородке, слегка царапнувшей мне кожу, когда он раздвинул языком мои губы. Я задрожала, как хрупкий деревянный остов биплана. Меня, разумеется, целовали и раньше… но никогда так, как сейчас, с таким… пылом, как говорили в старину. Хотя, конечно, Натаниэль и не был современным мужчиной.

Несовременный мужчина… Я поспешно отпрянула. Голова у меня шла кругом.

— Нет, — услышала я собственный голос. — Это невозможно… Через несколько дней меня здесь не будет; между нами ничего не может быть.

Продолжая держать руки на моей талии, он не сводил с меня изумленного взгляда. Я молчала, боясь, что утрачу остатки самообладания, если произнесу хотя бы еще одно слово.

— Тейлор, — произнес он хрипло. — Я не знаю, что нашло…

— Я не…

— Мы не должны были…

— Но мы это сделали, — сказала я дрожащим голосом; мне нестерпимо хотелось, чтобы он вновь поцеловал меня.

Медленно Натаниэль отпустил меня. Мы стояли, не касаясь друг друга, на расстоянии вытянутой руки, и я видела по его лицу, что он борется с собой, пытаясь держать под контролем свои чувства, которые, если они хоть в малой степени напоминали мои, были как самолет, вошедший в штопор. На лицо его легла тень.

— Фактически я уже женатый человек. Нам не следовало этого делать.

— Да, — согласилась я, желая в душе совсем обратного. С моей стороны было безумием влюбиться в человека, родившегося почти за столетие до меня, в человека, которого я по .прошествии нескольких дней никогда больше не увижу в своей жизни. Даже если мне удастся сделать так, что он не исчезнет во время землетрясения, я все равно буду должна вернуться в 1989 год. Там оставались люди, которые зависели от меня — мои родители… и Виктория. Если с ней, конечно, все было в порядке и она не лежала сейчас под обломками своего разрушенного землетрясением убогого жилища. При этой мысли у меня противно засосало под ложечкой.

Натаниэль нервно шагал взад и вперед. Внезапно он подошел к машине и, открыв багажник, достал оттуда плетеную корзинку и одеяло. Я почувствовала внутреннюю дрожь. Неужели он решил плюнуть на все формальности и любить меня пылко, страстно прямо сейчас на этом одеяле? Мне вдруг стало жарко. Или, может, он хочет лишь удовлетворить свою похоть и, так сказать, покончить с проблемой, поступив со мной, как с обычной проституткой? Кем я, собственно, и была в его глазах, напомнила я себе. Ну уж нет! Я стиснула зубы. Никогда я не соглашусь спать с человеком, который меня не любит, которому нужен от меня только секс. В сущности это и было причиной того, что я все еще оставалась девственницей. Не то чтобы я хотела этого — я обычная, нормальная женщина. Но ни один из парней, с которыми я встречалась, не оправдал моих ожиданий. Я была сыта по горло свиданиями с футболистами, у которых мозги, похоже, начисто отсутствовали, занудами, у которых была только одна страсть — компьютеры, и студентами-историками, для которых существовали лишь их книги. Двое или трое из них даже уверяли, что любят меня, но я так и не смогла ответить на их чувства. Я не была, разумеется, фригидной. Все объяснялось очень просто: всю свою жизнь я ждала своего мужчину. И он так и не…

До сегодняшнего дня.

Внезапное осознание того, что со мной происходит, потрясло меня до глубины души. Я начинала испытывать нежные чувства к Натаниэлю. К Натаниэлю! Единственному мужчине, которого я никогда не смогу назвать своим. Одно дело флиртовать с ним, думая, что все это тебе только снится, или пытаться расстроить его брак с женщиной, которая была ему явно не парой. Но желать его для себя? Это было безумием. Сумасшествием. Идиотизмом!

— Мисс Джеймс? — Голос Натаниэля прервал поток моих мыслей. Машинально я отметила, что он обратился ко мне по фамилии, вновь перейдя на «вы». Обернувшись, я увидела, что он расстелил на траве под дубом одеяло и сейчас выкладывал на него из корзины головку сыра, ветчину и хлеб.

Я медленно приблизилась, боясь как внезапной вспышки своих чувств, так и его пока еще неясных мне намерений.

— Вы захватили ланч?

Молча он махнул рукой, приглашая меня садиться. Послушно я опустилась на край одеяла напротив него.

— К тому времени, когда мы возвратимся, пора будет ужинать. Так что нет никакого смысла голодать до вечера.

— Согласна, — я взяла предложенные им сыр и ветчину и оторвала от каравая ломоть.

В следующий момент он распечатал бутылку красного вина и, плеснув в чашку рубиновой жидкости, протянул ее мне.

— Отметим… наш полет.

— Мне не надо, спасибо, — сказала я, нервничая с каждым мгновением все больше и больше. Интересно, каким становился Натаниэль, когда выпивал? Я подумала о том, как вел себя отец, когда бывал пьяным, и мысленно взмолилась, чтобы Натаниэль лучше справлялся с опьянением.

— Тогда воды. — Он взял в руки кувшин и налил мне в чашку немного воды. Я взяла у него чашку дрожащими руками, прилагая неимоверные усилия, чтобы не расплескать воду.

— Натаниэль…

— Мисс Джеймс…

Он поставил свою чашку на одеяло.

— Полагаю, я должен принести вам свои извинения. У меня не было никакого права на подобную вольность. Вы привлекательная молодая женщина, мисс Джеймс…

— Вам не нужно извиняться, Натаниэль, — ответила я, весьма тронутая его вниманием к моим чувствам.

— Признаюсь, я испытываю к вам не совсем… не совсем целомудренные чувства. Я многое повидал на своем веку… наслаждался ласками многих женщин вашей профессии… — Он закашлялся.

Представив, что он, должно быть, думал… и ощущал… я почувствовала, как лицо мое заливает краска.

— Я тут размышлял над вашим будущим, — продолжал он.

— Моим будущим? — Я с трудом сглотнула. Все происходило что-то уж слишком быстро — для одного-единственного поцелуя.

Он посмотрел на меня так, словно прочел мои мысли.

— Естественно, вам понадобится какое-то время, чтобы привыкнуть. Поначалу ваша новая жизнь возможно покажется вам до некоторой степени менее… вольной. Я нахожу, что вы привыкли говорить обо всем откровенно там, откуда вы пришли.

— Согласна, — я кивнула, понимая, куда он клонит.

Он откусил от бутерброда с ветчиной и долго медленно жевал, прежде чем проглотить. Я заставила себя съесть кусок сыра, но нервы мои были до такой степени напряжены, что я не ощутила никакого вкуса.

— Я был с вами откровенен в отношении своих чувств к вам, — сказал он, внося еще большее смятение в мою душу пронизывающим взглядом своих темных глаз. — Тогда как вы почти ничего не рассказали мне о себе. Я не могу не задаваться вопросом, в какой семье вы выросли. Вы как-то сказали мне, что знаете каково это — потерять тех, кого любишь. Так значит вы сирота?

— Нет, — ответила я, со страхом думая о том, как он отреагирует, узнав, что в роду у меня было полно актеров и актрис. — Видите ли, мой отец — спившийся актер, а мама актриса, то есть она является таковой, когда может найти работу в каком-нибудь театре. Но они вполне живы — во всяком случае, были живы, когда я видела их в последний раз. — Я с трудом сглотнула, вспомнив о землетрясении.

На виске у него запульсировала жилка.

— Семья актеров… неудивительно, что ты стала падшей женщиной, — пробормотал он себе под нос, явно вспомнив Джессику. — Выходит, они заставили вас торговать собой?

— Нет! Конечно же нет!

— А как насчет вашего брата? Если он мог позволить себе такую дорогую игрушку, как аэроплан, то несомненно был в состоянии позаботиться и о сестре.

На мгновение я задумалась, представив себе, что могло бы быть.

— Мы были с ним очень близки. Он умер в прошлом году.

— Извините, — проговорил он более мягко.

Я заставляла себя не думать об Алексе все это время, словно надеялась таким образом вычеркнуть из памяти ужасные обстоятельства его смерти. Глаза мои все еще наполнялись тут же слезами, стоило кому-нибудь просто упомянуть о нем в разговоре. Если бы только я могла сейчас поговорить с Алексом… Он бы знал, что мне делать. Он был самым умным в нашей семье, у него всегда на все имелся ответ и ему не составляло, кажется, никакого труда справиться с любой проблемой — в отличие от меня.

Натаниэль склонился ко мне, и по тому, как забарабанили его пальцы по одеялу, я поняла, что он волнуется.

— Я хочу сделать то, что считаю правильным, мисс Джеймс. Но мое… влечение к вам постоянно мешает этому.

— Влечение? — Я едва не задохнулась. Так вот в чем дело. Натаниэль собирался сказать мне, что решил ради меня бросить Пруденс. Я почувствовала, что млею, невольно представив, как лежу в его объятиях, и он вновь и вновь целует меня…

Он накрыл мою ладонь своею; сердце у меня забилось в ритме «ча-ча-ча».

— Вы и я, мы оба действовали под влиянием минуты. Это была эйфория от полета, ничего более.

У меня будто что-то оборвалось внутри, и я поспешно отвернулась, не желая, чтобы он видел, насколько ранили меня его слова.

— Ничего? Выходит, то, что произошло между нами, ничего для тебя не значит?

— Тейлор, я не виню тебя ни в чем, — звоном отдавался у меня в ушах его голос. — Если кто и виноват в происшедшем, так это я. У тебя есть вкус к жизни, что я нахожу необычайно привлекательным; ты также окутана аурой невинности — весьма необычная вещь, должен сказать, для женщины твоей профессии, — что заставило меня на мгновение забыть о твоем прошлом… Но я обручен, и мы оба знаем, что у нас, скорее всего, не может быть будущего. Уверен, ты согласишься, что после того, что случилось, тебе нельзя больше оставаться в моем доме.

Я едва не подавилась водой, которую пила в эту минуту. Протянув руку, Натаниэль похлопал меня по спине.

— С вами все в порядке, мисс Джеймс?

— Д…да. То есть нет. Я хочу сказать, что сама не знаю, — ответила я с запинкой.

— Само собой разумеется, то, что произошло здесь между нами, не должно больше повториться. Я просто не могу допустить, чтобы ты оставалась под моей крышей после того, как мы с Пруденс станем мужем и женой.

Брачная ночь… Я поняла, какой поворот приняли его мысли, и меня едва не стошнило. Мне тоже совсем не улыбалось лежать в его комнате для гостей, зная, что в этот момент он занимается любовью с Пруденс. Натаниэль пристально посмотрел на меня.

— Ты еще не изменила своего решения исправиться? Уверен, ты не желаешь вернуться опять к своему ремеслу.

— Нет… То есть…

— Если ты согласна, то я знаю, как тебе в этом помочь. Мой дядя Эфраим — он брат моего покойного отца — и его жена, тетя Фейс, приезжают сегодня вечером из Саусалито на нашу с Пруденс свадьбу.

— Здорово! — вырвалось у меня. Я слышала достаточно о дяде Эфраиме и тете Фейс — любящей паре, забравшей к себе Викторию после землетрясения, — которые запирали ее в кладовке и делали Бог знает что еще с бедной девочкой. Я бы не выбрала их лучшими родителями года.

— Ты не собираешься доедать? — Он бросил взгляд на мою тарелку, по-прежнему полную еды.

Я покачала головой, не испытывая в этот момент ни малейшего аппетита.

— Мой дядя несколько суров, но тетя Фейс — сама доброта и, к тому же, превосходная портниха. Я хочу попросить ее, чтобы она взяла тебя под свое крыло. Ты могла бы уехать вместе с ними в субботу после свадебной церемонии и пожить в Саусалито какое-то время, пока тетя Фейс будет учить тебя шить. Не успеешь и оглянуться, как у тебя уже будет новая профессия.

— Нет! — крикнула я. Если я позволю Натаниэлю отправить меня в Саусалито, то не смогу спасти его… как не смогу и возвратиться в свое время.

Он нахмурился.

— Я не понимаю. Ты, что, передумала? Ты хочешь вернуться к прежнему ремеслу?

— Нет, это совсем не… Я не та, за кого ты меня принимаешь, Натаниэль. Я не проститутка… и никогда ею не была.

Натаниэль сдвинул брови.

— Тебе не нужно этого отрицать. Я не осуждаю тебя за твое прошлое.

— Ты не понимаешь… У меня вообще еще нет прошлого! Я еще только появлюсь на свет через шестьдесят лет.

Он опустил чашку, и несколько капель выплеснулось на траву подле одеяла..

— Что ты сказала?

Я заставила себя продолжать.

— Понимаю, в это трудно поверить, но правда состоит в том, что я из будущего. Видишь ли, в октябре 1989 года я находилась на чердаке твоего дома… только это был уже не твой дом и там никто не жил… когда началось землетрясение. Оно, должно быть, вызвало нарушения в действии геомагнитных сил; следующее, что я помню, ты открыл дверь и я оказалась в твоей спальне в 1906 году.

Опустившись подле меня на колено, Натаниэль приложил ладонь к моему лбу.

— Ты перегрелась на солнце… должно быть, высота повлияла на твою способность рассуждать здраво.

— Я не сумасшедшая! — Я вскочила на ноги. — Тебе придется выслушать меня до конца. Подумай, ведь только так и можно объяснить… мою необычную одежду… молнию. — Я почувствовала, что краснею, вспомнив ту сцену.

— Вероятно, обычное одеяние распутной женщины, — он вновь нахмурился.

— Лекарство, которое я дала Виктории, — торопливо продолжала я, не слушая его. — А Аполлон, моя собака? Эта порода будет ввезена в Америку лишь в семидесятые или восьмидесятые годы. А то, что я говорила об аэроплане? В мое время летательные аппараты стали обычным явлением — они теперь огромны и перевозят громадное число пассажиров. У нас даже есть уже ракеты, которые могут доставить человека на Луну…

Он покачал головой и протянул руку, явно собираясь схватить меня.

— Тебе немедленно нужно показаться врачу.

Я увернулась и, сунув руку в карман брюк, достала катушку зажигания, которую вытащила из мотора «роллс-ройса».

— Я не больна — и я не чокнутая.

— Успокойся, — проговорил он более мягко, хотя по глазам его я ясно видела, он думает, что я свихнулась. — Я не сделаю тебе ничего плохого. Но мне кажется, врач…

— Никаких врачей. — Я стиснула катушку в пальцах и подняла над головой.

— Что ты задумала? Машина не поедет без нее.

— Я знаю.

— Послушайте, мисс Джеймс, вы ведете себя в высшей степени неразумно…

— Никаких врачей. — Свободной рукой я расстегнула на блузке две верхние пуговицы.

Глаза Натаниэля стали круглыми, как колеса его «роллс-ройса».

Я посмотрела ему прямо в глаза и как можно более спокойно произнесла:

— Тебе придется выслушать меня, если ты, конечно, не захочешь силой забрать у меня катушку. Ну, так как, — я опустила катушку за воротник и она легла у меня между грудями, откуда, я была уверена, он не рискнет ее забрать, — ты готов меня выслушать?

Глава 8

Он сложил руки на груди, как коп, собирающийся поджарить преступника на медленном огне, и проворчал:

— Хорошо. Я тебя слушаю.

— Я родилась в 1966 году и…

— Абсурд, — прервал он меня.

— Я ученый, историк, — продолжала я медленно, держась одной рукой за пуговицу на блузке. — Вот почему я так много знаю о твоем доме. Я познакомилась с твоей сестрой Викторией, когда она была старой восьмидесятилетней женщиной…

— Ты явно рехнулась!

— Я такая же нормальная, как и ты. А теперь, может, ты прекратишь перебивать меня на каждом слове и дашь, наконец, договорить до конца? — я побарабанила кончиками пальцев по выпуклости на блузке, где лежала катушка.

С явным усилием он взял себя в руки.

— Продолжай.

— Виктория обратилась ко мне с просьбой записать ее мемуары. Она рассказала мне всю вашу семейную историю и подробно обрисовала ваш дом. Послушай, я не буду сейчас вдаваться в детали… Давай скажем так: я знаю, что произойдет в будущем. Твоем будущем.

— Итак, сначала цыганка-гадалка, а теперь значит путешественница во времени? — произнес он насмешливо.

— Натаниэль, — сказала я, стараясь, чтобы мой голос не дрожал, — я говорю тебе все это с единственной целью — предостеречь тебя.

— Предостеречь?

— Да. В следующую среду произойдет ужасное землетрясение. Если ты ничего не предпримешь, то твоя компания будет уничтожена, а сам ты, вероятнее всего, погибнешь.

Его глаза превратились в щелочки.

— Ты работаешь на Руфа? Не шпионка ли ты моего врага — подосланная ко мне с целью дискредитировать меня, разрушить мой бизнес? Это кажется невероятным, но…

— Неужели, ты думаешь, шпионка не придумала бы более правдоподобной истории? Лицо его выразило сомнение.

— Так-то оно так, и все же…

— Я не шпионка. Я самая что ни на есть обычная женщина, которая чувствует себя здесь чужой, поскольку живет в восьмидесятых годах! — воскликнула я, приходя в отчаяние. — Пруденс выйдет второй раз замуж за Феннивика, и они все разрушат. И если ты мне не поможешь, не попытаешься вместе со мной изменить ход событий, твоя сестра получит ужасные ожоги во время землетрясения. Ты обязан спасти ее — ее и себя! — Я сорвалась на крик. — Ты должен…

Внезапно он прыгнул и сбил меня с ног, прежде чем я сообразила, что происходит. Прижав меня одной рукой к земле, он сунул другую ; мне за ворот и вытащил катушку. Меня словно обожгло огнем, когда его пальцы на мгновение коснулись моих грудей. Он придавил меня к земле всем телом, не давая вздохнуть.

— Ты причиняешь мне боль… — с трудом выдавила я из себя.

— Никогда не пытайся больше играть со мной, — проговорил он с угрозой в голосе.

Его лицо было прямо над моим и, когда он говорил, я чувствовала острый пряный запах вина. Он слегка переменил позу, и я вдруг перестала ощущать какое бы то ни было неудобство. Может, я и в самом деле сумасшедшая, подумала я, испытывая растущее возбуждение.

Продолжая прижимать меня к земле, он сунул катушку зажигания в карман жилета.

— Это для твоего же собственного блага, — поставил он меня в известность. — Ты несомненно страдаешь галлюцинациями… Вряд ли тетя Фейс сможет справиться с твоими приступами безумия… Тебе место в сумасшедшем доме.

Заглянув ему в глаза, я похолодела. Он определенно думал, что я чокнутая. Что если он и вправду отправит меня в сумасшедший дом? В свое время мне довелось читать о положении дел в сумасшедших домах в начале века. Пациентов там нередко приковывали наручниками к кроватям, не давали им никакой одежды и постоянно одурманивали наркотиками… И у них не было никакой надежды вырваться на свободу… Вряд ли бы мне удалось улизнуть оттуда… во всяком случае до землетрясения в среду, когда уже будет слишком поздно спасать Натаниэля и Викторию, и я сама упущу единственный шанс вернуться домой, в свое время.

— Нет! Только не в сумасшедший дом — я не чокнутая! — воскликнула я, лихорадочно пытаясь найти какой-то выход.

— Что побудило тебя сочинить такую невероятную историю? Ты все еще боишься, что я отправлю тебе назад в бордель, откуда ты сбежала? Уверяю тебя, я не чудовище.

— Знаю, — ответила я, остро ощущая тяжесть его явно не принадлежащего чудовищу тела. — Поэтому ты не отправишь меня в психушку… которая еще хуже, чем бордель. К тому же я вовсе не сумасшедшая.

— Как я могу быть в этом уверен после всего того, что ты тут мне наговорила?

— Я все объясню, — медленно сказала я, пытаясь выиграть время.

— Лгунья.

— Я не лгунья!

— Докажи. Я глубоко вздохнула.

— О’кей, я докажу. Я заключу с тобой соглашение.

Натаниэль расхохотался.

— Соглашение? По-моему, ты сейчас не в том положении, чтобы заключать какие бы то ни было соглашения.

С силой сжав мои запястья, он слегка изменил позу и надавил всем телом мне на живот. Мое лицо вспыхнуло.

— Послушай, все, чего я прошу, так это не отправлять меня пока в психушку, — сказала я быстро. — Не говори ничего своим тете и дяде о моем, гм, прошлом до… свадьбы. — Я с трудом выдавила из себя последнее слово, которое едва не застряло у меня в горле. — Мое поведение будет безупречным; обещаю, я не заставлю тебя краснеть…

— Почему я должен соглашаться? — спросил он. — Не то чтобы я решил согласиться, ты понимаешь.

— Дай мне два дня, и я докажу тебе, что я не сумасшедшая… что мне можно доверять. Если мне это удастся, ты позволишь мне остаться до следующей среды.

— А если ты не сумеешь мне этого доказать?

— Тогда я уеду после свадьбы. С твоими тетей и дядей… или в сумасшедший дом. Все будет так, как ты захочешь.

Я затаила дыхание в ожидании его ответа.

Прошла, казалось, целая вечность. Наконец он произнес:

— Никаких больше глупостей? У меня екнуло сердце.

— Никаких. Честно… я обещаю.

Он перестал с силой прижимать меня к земле.

— Хорошо. Я дам тебе последний шанс, поскольку ты, похоже, образумилась. Но я тебя предупреждаю — если ты скажешь хотя бы слово из всей той чуши, что мне тут наболтала, клянусь, я самолично отвезу тебя в сумасшедший дом.

— Я никому ничего не скажу, — пообещала я, спрашивая себя, как, черт возьми, мне убедить его за сорок восемь часов в том, что он может мне доверять.

Поднявшись, он протянул мне обе руки, помогая встать. Его прикосновение было подобно удару током. Мысли мои на мгновение смешались.

— Я так до сих пор и не пойму, зачем, если ты в здравом уме, тебе понадобилось сочинять такую дикую историю? — Он покачал головой, собирая в корзинку остатки еды и складывая одеяло. — В актерских способностях тебе явно не откажешь. Должно быть, это у тебя наследственное. На мгновение мне показалось, ты сама веришь в ту чушь, что несешь.

— Правда иногда бывает невероятнее любого вымысла, — заметила я, следуя за ним к машине.

Он бросил на меня странный взгляд.

— Самым лучшим для тебя сейчас было бы поскорее укрыться от солнца. Не забудь надеть эту свою шляпу с широкими полями I и вуалью, когда мы поедем назад.

Я тупо кивнула. Похоже, я только все испортила. Теперь Натаниэль был более чем когда-либо убежден, что я падшая женщина… и при этом, возможно еще и психически неуравновешенная. Как, черт возьми, я могла изменить историю, если главный герой не собирался мне в этом помогать?

Солнце висело почти у самого горизонта, когда мы, наконец, возвратились в Стюарт-хауз после долгой утомительной поездки. На все мои вопросы о приезжающих родственниках и предстоящем бракосочетании Натаниэль отвечал односложно. Мне, однако, удалось выяснить, что помимо Виктории и его дяди с тетей других Стюартов на церемонии не будет, и это развеяло мои опасения насчет того, сумею ли я выглядеть достаточно убедительно в роли «кузины» перед настоящими членами семьи.

Когда Натаниэль, свернув с подъездной аллеи, въехал в каретный сарай, чтобы поставить там машину, я увидела внутри экипаж с запряженной в него черной кобылой.

— Ага, — заметил Натаниэль, помогая мне выбраться из машины, — похоже, дядя Эфраим с тетей Фейс уже прибыли.

— Натаниэль, — проговорила я поспешно, вспомнив рассказы Виктории о том, как дурно обращался с ней дядя в Саусалито после землетрясения, — если бы с тобой что-нибудь случилось, Викторию забрали бы к себе твои дядя с тетей, ведь так?

— Разумеется. Они мои ближайшие родственники. Но почему ты спрашиваешь?

— Я бы не доверила им девочку, в особенности твоему дяде. Он явно не белый рыцарь.

— Я не позволю тебе оскорблять моих родственников в моем собственном доме, — сказал он резко. — Возможно, иногда мой дядя и бывает излишне суров, но он неплохой человек. Как ты можешь судить о ком-то, кого ты никогда не видела?

— Но…

— Могу я надеяться, что ты будешь вести себя как следует? — спросил он, устремив на меня ледяной взгляд, от которого кровь буквально застыла в моих жилах.

— Да.

— Это было бы приятным разнообразием. Не успели мы подняться по ступеням на веранду, как миссис 0'Хара распахнула парадную дверь.

— А вот и вы… я слышала, как вы подъехали. У нас гости.

Из-за ее спины выступили дядя Эфраим и тетя Фейс. Фейс, в темном, с высоким воротничком платье, крепко обняла Натаниэля, тогда как ее супруг — суровый на вид мужчина, чей черный костюм мгновенно напомнил мне одеяние гробовщика, — дружески хлопнул племянника по спине.

— Итак, Натаниэль, какой-то красотке наконец-то удалось запустить в тебя свои коготки. — Он хохотнул и спросил, заметив меня: — Уж не эта ли ле…

Слова внезапно застряли у него в горле, и он уставился на меня, выпучив глаза, словно только что откусил от мексиканского перца халапаньо здоровенный кусок. Не будь я на сто процентов уверена в обратном, то могла бы поклясться, что он знает меня… и ненавидит всеми фибрами души. Я смутилась еще больше, когда взгляд его скользнул с масляных пятен на моей блузке — следов катушки зажигания — к идентичным пятнам на руках Натаниэля, и обратно.

Натаниэль пришел мне на помощь.

— Это не Пруденс, дядя Эфраим. Позволь познакомить тебя с мисс Тейлор Джеймс, нашей кузиной.

— Со стороны твоей матери? — спросил Эфраим.

— Отца, — коротко ответил Натаниэль, повторив мою ложь.

Багровое лицо Эфраима приобрело постепенно свой нормальный оттенок, но с него так и не сошло выражение неудовлетворенности.

— Странно, — протянул он, опираясь на свою трость с набалдашником из слоновой кости. — Мой отец был единственным ребенком в семье, и мы с Джошуа были его единственными детьми. Как могло получиться, что я никогда не слыхал ни о каких кузинах?

Натаниэль дернул слегка ворот рубашки, явно чувствуя себя не в своей тарелке.

— У твоего деда и моего прадеда было, кажется, несколько сестер, ведь так?

Эфраим пробормотал в знак согласия нечто нечленораздельное и кивнул.

— Так вот, Тейлор является потомком одной из них.

— Которой?..

— Тейлор, ты должно быть совершенно измучена, — прервал Натаниэль расспросы Эфраима. Повернувшись к тете Фейс, он объяснил: — У моей кузины во время ограбления поезда, на котором она ехала, украли всю одежду. Она потратила весь день, делая покупки, и сейчас, я уверен, ей хотелось бы немного отдохнуть и переодеться к ужину.

— Бедняжка, — сочувственно закудахтала тетя Фейс. — Какой ужас!

Интересно, подумала я, имеет ли она в виду под этим мое хождение по магазинам или ограбление поезда? Она совсем не походила на ту злобную ведьму, какой я ее себе представляла.

— Поднимайтесь скорее наверх, мисс Джеймс. Уверена, у нас будет достаточно времени познакомиться поближе за ужином.

В животе у меня заурчало, но я это проигнорировала.

— Здорово… я хочу сказать, звучит чудесно. — При мысли о том, что я могу куда-то отправиться с этой парочкой, по спине у меня побежали мурашки. Необходимо было во что бы то ни стало найти, и быстро, способ убедить Натаниэля в том, что он может мне доверять.

Натаниэль провел меня через вестибюль к лестнице.

— Надень к ужину что-нибудь подходящее, — прошептал он. — И, ради Бога, постарайся отвлечь их мысли от семейного древа.

— Не волнуйся. Я справлюсь. — Он повернулся, собираясь уйти, и я поспешно схватила его за рукав. — Натаниэль… спасибо тебе за то, что не сказал им обо мне. Мне кажется, твой дядя не в восторге от знакомства со мной.

Натаниэль смахнул у меня с щеки выбившийся волосок.

— Не обращай на него внимания. Он не имеет в виду ничего дурного.

— Надеюсь, ты прав. Но помни — мы заключили с тобой соглашение. Ты не обманешь меня? Нет?

— Я человек слова. И до свадьбы не скажу никому, кто ты такая… несмотря на то, что с самой первой нашей встречи не слышал от тебя ничего, кроме вранья. Но запомни — ты должна убедить меня, что я могу тебе доверять. В противном случае тебе придется уехать до того, как я приведу в дом свою жену в субботу.

До назначенного им срока оставалось всего два дня. Как мне убедить Натаниэля за столь короткое время, что он может мне доверять? Он не пожелал меня выслушать, когда я хотела сказать ему правду. И он несомненно не потерпит ни малейшей критики в адрес Пруденс. Но мне не оставалось ничего другого, как только принять его условия.

— Понятно, — сказала я. У меня было такое ощущение, будто я иду вслепую по минному полю. Взрыв был неминуем, я это чувствовала. Но кто же окажется первой жертвой?

Когда я, чуть позже, спустилась в вестибюль, Натаниэль, держа под мышкой какой-то черный ящик, говорил тете Фейс и дяде Эфраиму:

— Выйдем на улицу, там светлее.

— Что это? — спросила я, показав на ящик, когда мы все вчетвером вышли на веранду.

Натаниэль посмотрел на меня с нескрываемым удивлением.

— Ты никогда раньше не видела фотокамеры? — спросил он, взмахом руки приглашая тетю Фейс и дядя Эфраима присесть на качели Виктории.

— Такой — никогда, — ответила я, разглядывая черный ящик у него в руках. Мне, конечно, было известно, что в начале века фотокамеры были уже изобретены, но я представляла их себе как нечто громоздкое, с мехами, капюшоном и треножником.

— Это нераздвижная фотокамера «Кодак», изобретенная неким Джорджем Истменом, — объяснил Натаниэль, глядя прищурившись в видоискатель.

— Как она работает? — спросила я с любопытством.

— Просто, — он пожал плечами.-Попробуй сама.

Он протянул мне камеру, которая оказалась намного тяжелее, чем те фотоаппараты, к которым я привыкла. Посмотрев в объектив, я увидела дядю Эфраима, сидевшего с каменным лицом подле тети Фейс, которая вся сморщилась от слепящего ей глаза солнца.

— Сначала ты должна потянуть за этот шнур сверху на камере, — показал Натаниэль. — Затем надо повернуть вот тот ключ рядом с ним. Хорошо. А теперь все, что от тебя требуется, это держать камеру ровно, когда будешь нажимать на кнопку… нет, не наверху. Вот здесь, сбоку.

Его рука слегка коснулась моей, когда я нажала на кнопку и услышала характерный щелчок, и меня обдало жаром.

— Только и всего, — проговорил он, ухмыляясь. — Настоящая революция в фотографировании, не так ли?

— Потрясающе, — согласилась я, жалея, что не могу показать ему мой «Полароид». — Ты и проявкой занимаешься сам?

— Не с этой камерой. У нее сто кадров в кассете. Так что, когда она заканчивается, я просто отсылаю все назад мистеру Истмену. Он возвращает мне отпечатанные фотографии вместе с камерой, в которую уже вставлена новая кассета.

— Невероятно, — проговорила я. Итак, моим надеждам на приглашение в фотолабораторию Натаниэля не суждено было сбыться. Вспомнив о нашем поцелуе, я вспыхнула, чувствуя странное разочарование оттого, что лишилась шанса побыть с ним наедине в темноте.

В попытке скрыть смущение я вышла на улицу и сделала несколько снимков Стюарт-хауза, пока миссис 0'Хара не позвала нас к столу, сообщив, что ужин готов.

Облаченная в синее нарядное платье с глубоким круглым вырезом, я сидела за столом между Натаниэлем и Викторией, которая, похоже, совершенно оправилась от своего недомогания.

Напротив меня тетя Фейс без умолку говорила о предстоящей свадьбе, отвлекаясь от этой темы лишь для того, чтобы рассказать о каком-нибудь пикантном случае, который произошел с Натаниэлем в детстве.

— Вы знаете, когда ему было три года, он попытался, накинув на плечи простыню, спрыгнуть с крыши? По его словам, он думал, что может летать, — от смеха глаза тети Фейс превратились в щелочки.

— Да что вы говорите, — сказала я, обменявшись понимающей улыбкой с Натаниэлем, который выглядел необычайно красивым в темном костюме, крахмальной рубашке и черном галстуке. Мой взгляд скользнул к его губам, когда он взял в рот устрицу, и я вспомнила нежное прикосновение этих губ к своим. Поспешно я опустила глаза в тарелку, чтобы никто не увидел мгновенно вспыхнувшего на моем лице при этом воспоминании яркого румянца.

Истории, которые рассказывала тетя Фейс, были иногда весьма нескромными, но Натаниэль стоически переносил ниспосланное ему испытание, отражая в то же время с мастерством настоящего фехтовальщика ее непрекращающиеся попытки узнать побольше о моем происхождении. Дядя Эфраим, сидевший в дальнем конце стола, бросал украдкой взгляды на ложбинку между моими грудями, когда был уверен, что Натаниэль этого не увидит. Тетя Фейс поймала его за этим занятием и бросила на него грозный взгляд. Мне хотелось плюнуть на все приличия и убежать к себе наверх, и только одно меня удерживало: я была голодна, поскольку почти ничего не ела на пикнике, устроенном Натаниэлем после нашего полета на аэроплане.

К счастью, в еде недостатка не было. Сначала были поданы разнообразные закуски с совершенно непроизносимыми названиями, которые, тем не менее, на вкус были просто восхитительны. Затем настала очередь фирменного блюда Сан-Франциско — чиппино. Сваренные в томатном соусе с добавлением различных специй мидии, клемы и большие куски рыбы были поданы каждому в испеченной из кислого теста булке, из которой был вынут мякиш. Когда же внесли главное блюдо — покрытую блестящей оранжево-коричневой корочкой свиную голову, к которой, в качестве гарнира, были поданы молодой картофель, зеленый лук и артишоки, у меня буквально потекли слюнки. Но самым потрясающим был десерт — роскошный фруктовый торт с таким количеством взбитых сливок, что ими вполне можно было бы покрыть небольшую гору. Я завернула украдкой свой кусок в салфетку с намерением отнести его позже Аполлону вместо наших обычных ежедневных жареных пирожков с вареньем. Десерт он обожал больше всего.

После ужина, сославшись на усталость, я попросила разрешения удалиться. Когда я проходила мимо дяди Эфраима, он наклонился и прошипел:

— Тебе ни на секунду не удалось одурачить меня?

— Простите? — прошептала я в ответ, мгновенно приходя в смятение. Неужели Натаниэль все-таки рассказал ему о моем предполагаемом ремесле?

— Я знаю, кто ты такая, и если бы у моего племянника была хоть капля разума, он бы тоже давно тебя раскусил, — осклабился Эфраим в плотоядной улыбке, демонстрируя желтые зубы.

— Не понимаю, о чем вы говорите, — пробормотала я и быстро пошла прочь. Что-то в нем вызывало у меня прямо-таки панический ужас, даже тогда.

Войдя в свою комнату, я сразу же заметила, что кто-то заменил стеганое одеяло, разодранное в клочья Аполлоном, шерстяным розовым пледом. Откинув его, я увидела свежие простыни — прохладные, хрустящие, так и манящие прилечь на них. Я зевнула, потянувшись всем телом.

Я поспешно разделась и, оставшись в одной лишь тонкой хлопчатобумажной сорочке, юркнула в постель. Я решила, что полежу несколько минут, прежде чем начать готовиться ко сну. В комнате было тепло, и я не стала накрываться, наслаждаясь свободой после тяжелой жаркой одежды.

Должно быть, я устала больше, чем думала. Не успела я прилечь, как тут же забылась беспокойным сном, в котором мне снилось, будто я вальсирую в танцевальном зале в объятиях Натаниэля. Люстра над нами сверкала огнями, и в ее свете его прекрасные черные глаза ярко блестели. Он заставил меня откинуться назад и впился в мой рот страстным поцелуем.

— Я хочу тебя, Тейлор, — зазвучал у меня в ушах его низкий голос, и я почувствовала прикосновение пальцев к своему лицу. Меня словно обожгло огнем, когда он начал покрывать поцелуями мою шею, постепенно спускаясь ниже, к ложбинке между грудями.

— Не отпускай меня… Поцелуй меня еще раз… — стонала я, охваченная страстью, чувствуя на своей коже его горячее дыхание.

Меня разбудила боль — кто-то с силой сжимал мне оба соска. Глаза мои открылись, и я увидела над собой лицо дяди Эфраима, напоминавшее в этот момент маску сатира.

— Что, нравится? — слетел с его губ отвратительный смешок. — Мне следовало догадаться. Ты совсем как Джессика — сходство несомненно.

— Убирайтесь сейчас же из моей комнаты! — Я села и схватилась за простыню, но он вырвал ее у меня из рук.

— Тебе не удастся одурачить меня, — проговорил он зло, проводя своими толстыми, как сардельки, пальцами по моей щеке. Рывком я подалась назад, ударившись спиной о спинку кровати. — Нет, ты не Стюарт. Ты родственница Джессики… Она слишком молода, чтобы иметь такую взрослую дочь, так что ты, должно быть, ее сестра и пытаешься запустить свои коготки в моего племянника, как некогда это сделала Джессика с моим братом Джошуа. Но я позабочусь о том, чтобы у тебя из этого ничего не вышло. — Он наклонился с явным намерением поцеловать меня.

— Нет! — Я с силой ударила его ребром ладони под носом, с благодарностью вспомнив свои занятия по самообороне, которые посещала в студенческом городке в прошлый семестр.

Эфраим взревел от боли.

— Сука!.. — Размахнувшись, он с силой ударил меня по лицу. Я вскрикнула. Одной рукой он зажал мне рот и, завернув мне за спину руки, начал расстегивать брюки. Меня охватил ужас. Господи, нет… только не это…

— Поглядим, так ли ты хороша, как твоя шлюха сестра. — Он рванул на мне сорочку, на мгновение освободив мой рот.

— Помогите! — крикнула я. — Нет, вы… вы ошибаетесь… Сейчас же покиньте мою…

Он засунул мне в рот носовой платок и влез на меня.

Дверь с грохотом распахнулась. Я услышала рычание, и в следующий момент в воздухе мелькнуло тело Аполлона. Вслед за Аполлоном в комнату влетела Виктория. Третьим был Натаниэль. Аполлон приземлился прямо на прикрытую брюками задницу старого развратника и тут же вонзил в нее зубы.

— Он делает ей больно, он делает ей больно! — пританцовывала на одном месте Виктория, тыча пальцем в Эфраима. — Я слышала, как она кричала «нет» и приказывала ему уйти, но…

Натаниэль кинулся вперед и стащил Аполлона с дяди Эфраима вместе с приличным куском брюк. После чего отвел назад правую руку и нанес кулаком дяде Эфраиму сильный удар в челюсть, отбросив старого извращенца к стене.

— Убирайся. — Голос Натаниэля был тихим и угрожающим, как змеиное шипение. Дядя Эфраим с трудом встал на колени.

— Послушай, Натаниэль, произошло недоразумение…

— Я сказал убирайся! — Натаниэль схватил своего дядю за шиворот и, рывком стащив с кровати, поставил на ноги. — Если ты прикоснешься к ней еще раз хотя бы пальцем, я сделаю так, что тебе больше не удастся причинить вред ни одной женщине.

— Я не дотронусь до нее. Обещаю, — сказал заискивающе дядя Эфраим. — Ты не… я хочу сказать, Фейс так мечтала увидеть свадебную церемонию…

Натаниэль убрал руку.

— Я не унижу тетю Фейс рассказом о том, чему только что был свидетелем. Вы можете остаться на свадьбу, и ты будешь вести себя как джентльмен, или я брошу тебя на одно из моих судов и устрою тебе купание с раины под киль.

Эфраим, потирая зад, попятился к двери.

— Я все еще твой дядя, поэтому позволю себе дать тебе совет, — пробормотал он, бросив на меня полный ненависти взгляд, перед тем как выйти в коридор. — Ты совершаешь ошибку, Натаниэль, доверяя такой, как она.

Виктория быстро закрыла за ним дверь и кинулась ко мне.

— Тейлор, с тобой все в порядке? Натаниэль был уже рядом со мной, осторожно вынимая кляп у меня изо рта. Стиснув в пальцах разорванный ворот сорочки, я уронила голову на руки. Видя, как я расстроена, Натаниэль поспешно натянул простыню и прикрыл меня. Я вся тряслась как в лихорадке.

— Ну-ну, успокойся, все в порядке. — Он прижал меня к груди, моментально внеся умиротворение в мою душу одним своим присутствием. Рядом с ним я чувствовала себя в полной безопасности, зная, что, пока он держит меня, со мной не может случиться ничего плохого. Мне хотелось навсегда остаться в его объятиях, но я понимала, что глупо было даже думать об этом.

— Мой дядя, он не?..

— Нет. Он меня не… — Я бросила взгляд на Викторию и слово «изнасиловал» застыло у меня на губах. — Он не оскорбил меня.

У Натаниэля, который в этот момент машинально разбирал мне пальцами спутанные волосы, бормоча какие-то слова утешения, вырвался вздох облегчения. В следующую минуту, очевидно, осознав, что делает, он поспешно опустил руки.

Виктория переводила взгляд с меня на Натаниэля и обратно, и с ее лица не сходило загадочное выражение. Что-то в ней смутно тревожило меня; временами она казалась слишком уж искушенной в жизни для двенадцатилетнего ребенка.

Аполлон вспрыгнул на сундук у подножия кровати и взобрался на покрывало. В следующее мгновение, перебравшись через руки Натаниэля, он уже лизал мне лицо.

— Эй… парень, полегче. — Я рассмеялась. — Между прочим, как ты оказался в доме? — спросила я, внезапно вспомнив, что утром Аполлон был водворен в загон за домом.

Виктория смущенно улыбнулась.

— Он выл весь день. Мне стало жаль бедняжку и я тайком принесла его к себе в комнату. Мы с ним уже спали, когда вдруг услышали твой крик.

Натаниэль нахмурился, явно собираясь отругать сестру, но сдержался. Аполлон был сейчас героем дня и, очевидно, на настоящий момент вне критики.

— Можно, я оставлю его, Натаниэль? Можно? — принялась упрашивать Виктория, обхватив руками Аполлона, который оставил наконец в покое мое лицо и нашел прибежище у нее на коленях.

— Ты не можешь его оставить себе, Виктория, он не твой, — напомнил ей Натаниэль. Она облизала губы.

— Правда. Но я думала, может он останется у меня наверху на сегодняшнюю ночь, если, конечно, Тейлор не возражает. Я обещаю, что глаз с него не спущу, и он сможет опять ее защитить, если…

— Хорошо, я сдаюсь, — усмехнулся Ната-ниэль, — перед превосходящими силами противника в этом женском царстве. Смотри только, чтобы юный проныра не оставался ни минуты без присмотра. И, ради Бога, держи его подальше от Пруденс.

Аполлон громко фыркнул. Похоже, он считал свое дальнейшее пребывание в загоне для гусей недостойным героя.

— Я рада, что ты чувствуешь себя лучше, — сказала я, обратив в этот момент внимание на порозовевшие щеки Виктории.

Девочка просияла.

— Таблетки, которые ты дала мне, сотворили настоящее чудо. — Она повернулась к Аполлону. — Идем, Аполлон, я посажу тебя назад. — Послушно он затрусил вслед за ней к двери.

Неужели он все-таки поддается дрессировке, подумала я и покачала головой, не веря своим глазам.

Натаниэль осторожно опустил меня на постель и, подоткнув простыню под моим подбородком, сел рядом.

— Я ужасно сожалею… Не понимаю, что нашло на моего дядю. — Он нахмурился. — Ты случайно не обмолвилась ему насчет своего рода занятий?

— Разговор об этом даже не заходил. Он кивнул.

— Надеюсь, и не зайдет после того, что произошло сегодня. — Помедлив, он добавил. — Ты была права насчет моего дяди. Мне следовало довериться твоей интуиции.

— Значит, ты признаешь, что можешь мне доверять? — ухватилась я за его слова. Явно испытывая неловкость, он ответил:

— Достаточно, по крайней мере, чтобы понять, что ты не сумасшедшая.

Пока и этого довольно, решила я, заглянув ему в глаза и увидев в них откровенное беспокойство за меня.

— Спасибо тебе, — сказала я дрожащим голосом, только сейчас в полной мере осознав, чего мне удалось избежать. — Никогда не думала, что мне доведется увидеть, как ты бросаешься на защиту моей чести.

Мы оба улыбнулись.

— Господь свидетель, — проговорил он, устремив на меня столь пронзительный взгляд, что я невольно вздрогнула, — ты достаточно красива, чтобы свести с ума любого мужчину. И, однако, если бы я не был стопроцентно уверен в обратном, то вполне мог бы подумать, что ты вообще никогда не была проституткой и все это твоя очередная фантазия.

— Ты только что говорил о моей интуиции, — сказала я, тщательно подбирая слова. — Может, пора тебе начать доверять своим инстинктам?

— Может быть. Но, по крайней мере, все это доказывает одно. Теперь у меня нет ни тени сомнения в том, что ты искренне желаешь исправиться. В противном случае ты обчистила бы дядю Эфраима до нитки за удовольствие поразмяться с тобой между простынями.

Я содрогнулась.

— Он был отвратителен… — В мозгу у меня всплыли обрывки ночного кошмара. — Почему-то он все время сравнивал меня с Джессикой.

— С Джессикой? Странно. Он почти не знал моей мачехи. Как тебе известно, она сбежала, когда Виктория была совсем крошкой. Как я припоминаю, они встречались с дядей Эфраимом всего пару раз, не больше.

Я нахмурилась.

— Мне так не показалось. Судя по его словам, он хорошо ее знал.

Натаниэль отпустил мою руку и поднялся,

— Как бы там ни было, теперь это не имеет никакого значения. В конечном итоге, все это в прошлом. Ведь так?

Глава 9

Как только Натаниэль вышел, я достала из комода ночную рубашку, выбранную для меня мадам Ривьер, прошлепала в ванную и наполнила ванну горячей водой, горя нетерпением поскорее соскрести с тела там, где к нему прикасались пальцы дяди Эфраима, воображаемую грязь.

На этот раз я взяла Аполлона с собой и посадила его в ванной у двери, чтобы не дать никому войти. Натаниэля он конечно впустит… но я сомневалась, что дядя Эфраим осмелится пройти мимо собаки после того, как свел с ней столь близкое знакомство.

Я легла в ванну и закрыла глаза. В голове у меня крутились обрывки мыслей. Слава Богу, что Натаниэль появился так вовремя… Должно быть, он все-таки испытывает ко мне какие-то чувства, если набросился с кулаками на собственного дядю. Он встал на мою защиту, заступился на меня, чего никто никогда не делал, за исключением, пожалуй, Алекса. Он даже начал сомневаться в правильности собственных выводов о роде моих занятий. Я вспомнила, как вальсировала с ним во сне в танцевальном зале и он поцеловал меня…

О чем я только думаю, позволяя чувству к Натаниэлю завладеть всеми моими помыслами, мечтая о близости с человеком, с которым у меня, скорее всего, не могло быть никакого будущего? Это было полнейшим безумием. Пора перестать предаваться глупым мечтаниям. Он был связан обещанием и полон решимости жениться на Пруденс в субботу… но даже если бы все обстояло иначе, он и тогда не дал бы воли своим «нецеломудренным чувствам» ко мне. Я была в его глазах яблоком с червоточинкой. Проституткой, оказывающей дурное влияние на его слишком впечатлительную сестру.

Забудь о нем, приказала я себе. Думай лучше о том, как заставить Пруденс показать свое истинное лицо до свадьбы. Тогда Натаниэль сам откажется от брака с ней и будут спасены и дом, и состояние. Мне останется лишь уговорить его не отсылать меня до среды… и каким-то образом помешать ему войти на чердак, а также забрать у Виктории свечи.

Шанс у меня был почти нулевой, и я вздохнула, представив, какая колоссальная стоит передо мной задача.

Раздавшиеся в этот момент громкие удары в соседнюю с ванной комнатой дверь прервали мои размышления. Только бы это был не дядя Эфраим опять… Я вдруг почувствовала прилив благодарности к Аполлону за то, что он был рядом, хотя негодник и испачкал весь пол в ванной крошками и глазурью от торта, который я утащила для него из столовой.

Я вымыла шампунем волосы, вымылась сама и вылезла из ванны, постаравшись на этот раз не поскользнуться. С сожалением подумав о своем фене и бигудях, я замотала полотенце тюрбаном на голове. Вытеревшись досуха, я убрала за Аполлоном, надела новую белую ночную рубашку и пеньюар и вместе с собакой возвратилась к себе в комнату.

Виктория уже ждала нас там, примостившись на краешке моей кровати.

— Как ты? — спросила она, болтая ногами.

Аполлон тут же подошел к ней и обнюхал ее щиколотки, она почесала ему под подбородком и сунула в пасть кусок свинины, который, как я видела, она украдкой взяла со своей тарелки за ужином.

— В порядке. На самом деле. Она склонила голову набок.

— Мне кажется, Натаниэль по настоящему испугался за тебя. Знаешь, ты ему ужасно нравишься.

— Я оперлась рукой о туалетный столик, почувствовав внезапную дрожь в коленках.

— Ну, в этом нет ничего удивительного. Я ведь его кузина.

На лице Виктории появилось скептическое выражение.

— Все должно быть не так, совсем не так. Прежде чем я успела что-либо сказать в ответ на ее странное замечание, она сунула руку в складки своей юбки и достала оттуда какую-то книгу в потрепанном кожаном переплете.

— Я принесла тебе книжку. Надеюсь, она тебе понравится; я взяла ее у Натаниэля в библиотеке. Он говорил, ты здорово рассказываешь разные истории, так что я подумала, тебе нравится читать. Мне тоже — я обожаю готические романы, хотя эта книжка о древнем мире моя любимая.

Она протянула мне томик и, перевернув его, я увидела, что это было собрание мифов и легенд о греческих и римских богах.

— Спасибо, — сказала я. — Но не следовало ли тебе попросить у твоего брата разрешения, прежде чем брать книги из его библиотеки?

Виктория отвела глаза.

— Никто от этого не пострадал, — она вскочила и направилась к двери, и Аполлон последовал за ней. — Между прочим, Натаниэль установил на твоей двери замок, пока ты мылась… На всякий случай.

Так вот что означали удары, которые я слышала, когда была в ванной. Я бросила взгляд на блестящий медный замок и кивнула.

— Отлично.

В глазах девочки заплясали веселые искорки.

— Сладких тебе грез, кузина Тейлор. И пусть они все осуществятся.

— Тебе тоже.

Улыбаясь, как Чеширский кот, она вышла в коридор и прикрыла за собой дверь.

Я расчесала волосы, а потом, где-то с час, сидела за книгой, ожидая, когда они высохнут. Мысли мои то и дело возвращались к Натаниэлю и, несмотря на все мои усилия, мне никак не удавалось сосредоточиться на стоявших передо мной неотложных задачах. Наконец со вздохом я откинула покрывало, решив завалиться спать.

Шелест чего-то белого, приколотого к моей подушке булавкой, привлек мое внимание. Это был сложенный вдвое лист бумаги, на котором стояло мое имя. Отколов булавку, я развернула его. На почтовой бумаге с монограммой Натаниэля красивым почерком было написано;

Моя дорогая Тейлор!

Мне нужно встретиться с тобой наедине. Приходи перед рассветом в беседку. Я буду считать часы в ожидании нашей встречи.

Натаниэль.

На мгновение сердце замерло у меня в груди и тут же забилось вновь короткими частыми толчками. Он хотел видеть меня, одну, в то время, когда все в доме будут еще спать. Он назвал меня дорогой, сказал, что будет считать часы в ожидании нашей встречи…

Если бы он собирался меня отослать, то никогда бы так не написал. Я прижала записку к груди, почти не в силах дышать. Судя по ее тону, он намеревался сказать мне о своих чувствах. Должно быть, моя стычка с его дядей заставила его понять, что в конечном итоге он может мне доверять… Означает ли это, что он готов ради меня отказаться от брака с Пруденс? Я села в постели, дрожа от возбуждения. Может только так я и могла спасти его — пробудив в нем любовь ко мне? Любовь. Не это ли чувство я испытывала к На-таниэлю? Вряд ли. Мы с ним были едва знакомы, это никак не могла быть любовь. Может, вожделение? Вожделение? Да, скорее всего, так оно и есть, подумала я, давая волю своему воображению.

Опустив голову на прохладную наволочку, я представила, как прижимаюсь щекой к широкой, поросшей волосами груди Натаниэля. Разумеется, такого никогда не случится. Натаниэль никогда не оставит Пруденс ради меня. Возможно, у него и были на мой счет кое-какие сомнения, но он был слишком упрям, чтобы поверить мне, скажи я ему, что я не проститутка. Что совсем не удивительно, ввиду всех тех невероятных историй, что я ему рассказывала.

Слишком упрям, чтобы поверить… В мозгу у меня вдруг вспыхнула безумная мысль. Да, идея была и впрямь дикой, но, попыталась я убедить себя, рывком садясь в постели, в отчаянной ситуации могли помочь лишь отчаянные меры. Я нравилась Натаниэлю; возможно, он даже любил меня. Но он никогда не рискнет мне в этом признаться.

Во всяком случае, до тех пор, пока считает меня проституткой. И в моем распоряжении был только один способ доказать ему, что он ошибается.

Спала я урывками и проснулась почти за час до пяти утра, тут же выключив таймер на своих наручных часах, чтобы он не зазвонил. Я тщательно расчесала волосы и слегка подкрасила щеки и губы, воспользовавшись румянами из косметички, которой так кстати снабдила меня мадам Ривьер. Мгновение я колебалась, не зная, одеться ли мне, но потом решила этого не делать. Если кто-нибудь увидит меня, бродящей по дому в такой час, мне будет довольно-таки трудно объяснить, почему я все еще была полностью одета.

Если кто-нибудь увидит меня… Дядя Эфраим. Что если дядя Натаниэля поднимется в такую рань и застанет меня одну? На всякий случай я решила взять с собой Аполлона. Вряд ли дяде Эфраиму вновь захочется почувствовать на своей заднице его зубы. Я выскользнула в коридор, прикидывая, как бы мне выманить Аполлона из комнаты Виктории, не разбудив девочку. К своему удивлению, я обнаружила его у нее под дверью. Он сидел навострив уши, словно поджидая меня.

Пульс у меня бился так, словно я участвовала в эстафете, когда мы медленно, крадучись начали спускаться по ступеням, замирая каждый раз, когда подо мной скрипела половица. Аполлон вдруг заскулил; я поспешно зажала ему рукой пасть, чтобы заглушить звук. К счастью, никто не появился, и мы продолжили наш спуск. На площадке второго этажа я заметила полосу света под дверью кабинета и Натаниэля и услышала какой-то слабый шум, однако поборола искушение застать его врасплох. Пусть все идет, как он задумал.

Вместе с Аполлоном, следовавшим за мной по пятам, я выскользнула в дверь кухни и зашагала через сад, вдыхая полной грудью ночной воздух, напоенный ароматами роз и жимолости. Лунный свет окружал все вокруг серебристым ореолом, усиливая сюрреалистический характер происходящего, и без того напоминавшего собой сон наяву.

Наконец показалась беседка. К моему удивлению, Натаниэль был уже там и ходил взад и вперед, скрестив на груди руки, в ожидании меня. Выходит, в кабинете был не он… должно быть, он оставил лампу включенной. А шум, который я слышала, был вероятно шуршанием мыши… Какое в сущности это имеет значение? Натаниэль был здесь, он ждал меня, желал меня.

Я быстро взбежала по ступеням. Белый пеньюар раздувался за мной от ветра, как парус. Слишком поздно я сообразила, что в лунном свете моя фигура четко вырисовывается сквозь прозрачную ткань. Понимая, что мне понадобится все мое оружие, чтобы соблазнить Натаниэля, я подавила невольный порыв как-то прикрыться. Вместо этого я развязала на пеньюаре пояс, и он распахнулся.

— Вот и я, — проговорила я запыхавшимся голосом, останавливаясь в двух шагах от него. Аполлон тут же улегся позади меня на ступени.

Натаниэль опустил руки и, потупившись на мгновение, поднял голову и посмотрел мне прямо в глаза.

— Вижу, — произнес он шепотом, не сводя с меня глаз, и я задрожала в сладостном предвкушении. — Тейлор, это нарушение всех приличий. Мне не следовало приходить, но существует один вопрос, в который мы должны внести ясность.

— С которым мы должны, наконец, покончить, — сказала я, подступая ближе.

С его губ сорвался еле слышный стон.

— Господи, как же ты прекрасна, — проговорил он тихо и, протянув руку, убрал упавшие мне на лицо длинные пряди волос.

Сердце у меня в груди стучало как паровой молот, когда я поднялась на цыпочки и коснулась жесткой щетины на его подбородке.

— Чего же ты хочешь? — прошептала я, проводя кончиками пальцев по его мягким как бархат губам.

— Тебе, черт возьми, прекрасно известно, чего я хочу, — произнес он прерывающимся от волнения голосом. — Я уже почти не в силах бороться с искушением. После нашего с тобой полета, после того, как я узнал сладость твоего поцелуя, я не могу и на минуту забыть о тебе, ты постоянно присутствуешь в моих мыслях и наяву, и во сне.

— Правда? — спросила я, чувствуя внезапное головокружение.

Не ожидая ответа, я обхватила руками Натаниэля за шею и прижалась губами к его губам. Из груди у него вырвался низкий стон, и он весь напрягся. Проворно я просунула язык между его губами.

Он схватил меня в объятия и крепко прижал к груди. Моя щека коснулась шелкового лацкана его домашней куртки и в нос мне ударил сильный запах табака и бренди. Это было полнейшее безумие… и все же я не решилась положить этому конец. Не уверена, что я смогла бы это сделать, даже если бы захотела. Мы с Натаниэлем Стюартом были едва знакомы, и однако у меня было такое чувство, будто я знала его всю свою жизнь.

Неожиданно он отпрянул, но не отпустил меня, продолжая держать на расстоянии вытянутой руки.

— Ты заразила меня своим безумием, — проговорил он хрипло. — Но я не позволю этому зайти слишком далеко. Это я и пришел сказать тебе тет-а-тет, пока ты вновь не заставила меня потерять голову. Это единственная причина, почему я пошел тебе навстречу в затеянной тобой игре…

— Игре? — спросила я в недоумении.

— Записка, которую ты мне прислала. Прося меня встретиться с тобой здесь.

— Я послала тебе? Я никогда не посылала тебе никакой записки. Это ты прислал мне… — Внезапно до меня дошло; я почувствовала, как краска заливает мне лицо. — О Господи. Ты подумал…

Я сунула руку в карман пеньюара и, достав обнаруженную мной записку, протянула ему. И в этот момент краем глаза увидела какое-то движение за шторой в окне башенки на третьем этаже. Окне комнаты Виктории.

Натаниэль заметил направление моего взгляда.

— Похоже, — сказал он, кладя мою записку в карман, — нас обоих поймали на одну и ту же удочку.

— И я догадываюсь, кто это сделал, — добавила я, принимая про себя решение позднее серьезно поговорить с Викторией.

Натаниэль откашлялся.

— Похоже, я должен перед тобой извиниться.

— Нет… Я сама во всем виновата. Я никогда бы такого не сделала, если бы поняла… Мне следовало понимать…

— Прекрати, — обрезал он меня. — Прекрати винить себя за проделки моей сестры. Она своевольна, всегда такой была. Но на этот раз она зашла слишком далеко. Я прослежу, чтобы она понесла соответствующее наказание за свои шалости.

— Не будь с ней слишком суров, — попросила я, когда мы покинули беседку и спустились в сад. — Уверена, она желала тебе лишь добра. Натаниэль нахмурился.

— В этом, как я понимаю, и состоит проблема.

Внезапно я услышала чьи-то шаги возле кукольного домика Виктории. Посмотрев в ту сторону, откуда шел звук, я успела заметить мелькнувшую за деревьями тень, которая тут же исчезла. Аполлон замер, приняв боевую позу.

— Что это было? — спросила я, застыв на месте.

— Что было что?

— Вон там, у кукольного домика. Готова поклясться, там только что кто-то был.

Показав мне жестом, чтобы я оставалась на месте, Натаниэль быстро осмотрел домик изнутри и направился к деревьям, росшим позади строения. Аполлон рычал, я крепко держала его за ошейник, не собираясь оставаться одна, когда дядя Эфраим бродил, возможно, где-то поблизости.

Натаниэль появился через несколько минут.

— Ничего. Должно быть, тебе показалось. Думаю, нам с тобой лучше отправиться домой и лечь спать… чтобы в головах у нас немного прояснилось.

Я тупо кивнула, находясь в каком-то оцепенении.

Когда мы подошли к двери на кухню, он махнул мне, чтобы я входила.

— Я подожду здесь, пока ты будешь подниматься к себе. И, Тейлор, — наши взгляды встретились, и мне показалось, что его темные глаза о чем-то предупреждают меня, — обязательно запри дверь изнутри, когда поднимешься к себе.

Я кивнула, подумав о дяде Эфраиме. Но его ли имел в виду Натаниэль, предостерегая меня, спрашивала я себя по пути наверх, с трудом передвигая ставшие будто ватными ноги. Может он пытался уберечь меня от самого себя?

В равной степени тревожило меня и то, что свидетелем нашего ночного рандеву с Натаниэлем была не только Виктория. Кто же все-таки прятался в кукольном домике? Я не видела никаких причин, которые могли бы побудить кого бы то ни было шпионить за мной и Натаниэлем. Неожиданно я вспомнила о шорохе, который слышала, когда проходила мимо кабинета Натаниэля, направляясь к беседке. Может и там, и в кукольном домике был один и тот же человек? Но если так, то кто это был? И главное, что он делал, шныряя поздно ночью по Стюарт-хаузу?

Я долго лежала с открытыми глазами, не в силах заснуть, но наконец перед самым рассветом сон сморил меня. Я проснулась около полудня, чувствуя себя совершенно разбитой и униженной. Я почти что предложила себя Натаниэлю, и все из-за этой глупой записки Виктории… Не то чтобы он отверг мои поползновения.

Мысли мои обратились к нашей встрече в беседке, и я вновь ощутила то сладостное чувство, которое переполняло меня, когда он держал меня в объятиях. Дав волю воображению, я представила, как все могло бы быть, если бы Натаниэль не оказался настоящим джентльменом… если бы он позволил зайти всему этому дальше…

Внезапно возвращение домой, в свое время, перестало казаться мне таким уж необходимым. К своему удивлению, я вдруг поняла, что это меня совсем даже не прельщает. Я ни с кем не была особенно близка в своем времени, за исключением Алекса, но он был для меня навеки потерян. Разумеется мои родители были добры ко мне, но в сущности их доброта, которую я по неопытности принимала за любовь, была обыкновенным безразличием. По правде говоря, меня никогда по-настоящему не любили — как и я ни к одному из мужчин не испытывала таких чувств, как к Натаниэлю. Была ли это любовь? Я боялась даже гадать об этом. Я понимала, он несвободен и не сможет ответить мне взаимностью, и все же при одной только мысли о том, что я должна буду его навсегда покинуть, все у меня сжималось внутри.

Остынь, Тейлор, приказала я себе. Тебе придется о нем забыть. В мозгу у меня вдруг вспыхнула тревожная мысль. Не была ли моя неприязнь к Пруденс вызвана моим чувством к Натаниэлю? В конечном счете, мои подозрения в отношении нее были абсолютно беспочвенными. Она была не виновата, что Натаниэль пропал во время землетрясения; единственное ее прегрешение состояло в том, что она вышла замуж второй раз за негодяя. Возможно, если бы Натаниэль не исчез, они так и жили бы дальше с Пруденс и были бы счастливы…

Необходимо был разузнать все о Пруденс.

Если мои подозрения оправдаются, я представлю Натаниэлю доказательства, и он сам отменит свадьбу. В случае же, если я окажусь неправа, тогда ради Натаниэля мне придется уйти в тень и позволить ему жениться на Пруденс. Можно было найти и какой-то другой способ помешать ему проникнуть на чердак в следующую среду, а потом навсегда уйти из его жизни, оставив его — и Пруденс — в покое. Вернуться в свое время и забыть, что когда-то встречалась с ним.

Но даже в тот момент, когда в мозгу моем мелькали эти мысли, я понимала, что никогда не забуду Натаниэля Стюарта.

Глава 10

— Рано утром, когда вы еще спали, приезжала мисс Пратвелл, — проинформировала меня миссис 0'Хара, ставя передо мной на стол блюдо с горячими маслянистыми вафлями и стакан апельсинового сока. Да, никакого сравнения с моей обычной чашкой растворимого кофе за завтраком. — Оставила свою визитную карточку. Сказала, что надеется, вы примете ее приглашение на чай сегодня в пять часов.

— О? — я полила сиропом свой завтрак, размышляя над тем, что могло подвигнуть Пруденс на столь необычный поступок. Не закрались ли у нее какие-либо подозрения на мой счет? Бог свидетель, оснований для ревности у нее было более чем достаточно. Она вполне могла догадаться о моих чувствах к Натаниэлю еще до того, как я осознала их сама.

А может, приглашение было с ее стороны обычным проявлением вежливости. Как-никак, я была кузиной ее жениха. В теории.

— Сообщите мисс Пратвелл, что я с радостью принимаю ее приглашение. — Что бы за всем этим ни стояло, это давало мне шанс познакомиться с Пруденс поближе и, возможно, даже разузнать, были ли обоснованны мои подозрения в отношении нее.

Интересно, как бы отреагировал Натаниэль , узнай он о нашей встрече с Пруденс? Почему-то у меня не было никакого сомнения, что он бы этого не одобрил.

— Где мой кузен? — спросила я.

— Уехал по делам. Сказал, что вернется к вечеру.

— О! — протянула я, мгновенно расстроившись из-за того, что не увижу его весь день, хотя, как он мне дал ясно понять, ни о каких наших встречах наедине не могло теперь быть и речи. Как бы там ни было, подумала я со вздохом, нужно воспользоваться его отсутствием и попытаться проверить мои подозрения в отношении Пруденс.

В столовую вошла тетя Фейс и, усевшись напротив меня, велела миссис 0'Хара принести ей тарелку лепешек с джемом, взбитые сливки, залитые майонезом вареные яйца с ветчиной на тостах и две поджаренные до румяной корочки колбаски. Чистый холестерин — эта женщина, похоже, так и ждала, когда у нее будет инфаркт.

— Вы, я вижу, тоже устали, если спали так долго, — обратилась она ко мне, ожидая, пока прислуга нальет ей кофе. Подняв брови, она посмотрела на меня поверх очков. — Бессонница?

Вафля у меня во рту мгновенно утратила весь свой вкус.

— Почему вы спрашиваете?

— Да просто так. — Она бросила три куска сахара в свою чашку и добавила сливок. Я почти физически почувствовала, как уплотняются ее артерии. — Поздно ночью я видела свет в вашем окне.

— Я читала.

Не была ли тетя Фейс таинственным визитером, шпионившим в предрассветные часы за мной и Натаниэлем? Это представлялось маловероятным, но, с другой стороны, она заметила, что ее муженек не может оторвать от меня глаз (не говоря уже о руках). Если она услышала, как я выхожу из свой комнаты, она вполне могла подумать, что я собираюсь встретиться с ним, и последовать за мной.

В комнату, медленно ступая, вошел дядя Эфраим. Судя по его неуверенной походке, он еще не совсем оправился от своего вчерашнего знакомства с зубами Аполлона.

— А, вот ты где, Фейс. Итак… — При виде меня он умолк и стиснул в пальцах набалдашник своей трости.

— Да, дорогой? — с удивлением посмотрела на него Фейс.

Не был ли нашим ночным шпионом дядя Эфраим? Может быть, он увидел, как я вышла в сад, и решил закончить то, что начал. При этой мысли меня пробила дрожь.

Я встала, не собираясь вести светскую беседу с потенциальным насильником.

— Рада была поболтать с вами, тетя Фейс, но сейчас, с вашего позволения, я вас покину и попытаюсь разыскать Викторию.

Она медленно, с явным наслаждением, отпила из чашки.

— На вашем месте я поискала бы ее в кукольном домике.

Совет был дельный, и невольно я подумала, интересно, когда же она сама была там последний раз?

Я нашла Викторию на чердаке ее кукольного домика. Девочка свернулась калачиком, подтянув коленки к подбородку, а внизу, у подножия стремянки, ее сторожил Аполлон.

— Тебя прислал Натаниэль, чтобы ты меня отругала? — спросила она, когда я к ней поднялась.

— Нет, я пришла сама.

Она бросила на меня взгляд из-за коленей и крепче прижала к груди фарфоровую куклу, которая была у нее в руках.

— Ты тоже сердишься на меня? Осторожно пробравшись между разложенными на полу куклами и игрушками, я опустилась на колени рядом с ней.

— Я не сержусь. Немного расстроена, возможно, но не сердита. Виктория, тебе не следовало писать эту записку. Ты не имеешь никакого права вмешиваться в личную жизнь своего брата. «Или мою», — добавила я про себя.

Она выпятила нижнюю губу.

— Я лишь хотела помочь ему.

— Помочь?

Она нетерпеливо кивнула.

— Ведь это же сработало! Он целовал тебя… по крайней мере, до тех пор, пока вы оба не заметили меня в окне.

— Виктория… — Я почувствовала, что краснею. — Никому не говори об этом, в особенности Пруденс. Этого не должно было случиться…

— Почему нет?

— Потому что я скоро уеду, я Натаниэль собирается жениться на Пруденс.

— Но она мне не нравится. Я вздохнула и, поднявшись с колен, подошла к окну.

— Иногда мы вынуждены мириться с тем, что нам не нравится.

— Тебе нравится Натаниэль, ведь так? — Она последовала за мной к окну. Я повернулась к ней лицом.

— Конечно, но…

— И я знаю, что ты нравишься ему. Он сам мне об этом говорил. Так почему же дурно желать, чтобы вы двое были вместе?

— Виктория, — я опустилась перед ней на колени и сжала ее ладони в своих. — В том, что желаешь, нет ничего дурного, дурно пытаться добиться желаемого, когда это может причинить боль другим. Пруденс, например.

Она наморщила нос.

— Я не хочу о ней говорить.

В голову мне пришла неожиданная мысль.

— Виктория, ты случайно не заходила вчера ночью в кабинет к Натаниэлю… может, взять там какие-то книги?

— Нет. Конечно же нет, — она прищурилась. — Все лучшие книги находятся в библиотеке. К тому же, тебе прекрасно известно, где я была прошлой ночью. Так зачем ты спрашиваешь?

— Просто так. Я что-то услышала там, возможно мышь, только и всего. — Я огляделась. — Вижу, у тебя здесь целая коллекция кукол. Сколько же их у тебя?

— Семьдесят три. Должно было быть семьдесят четыре, но одну я потеряла, когда была совсем маленькой. Мою любимую — она была одета по моде колониальных времен, в платье из красного набивного ситца и капор а ля Марта Вашингтонnote 9.

Внезапно я почувствовала жалость к ней, такой одинокой, не имевшей никаких друзей, кроме своих кукол. Она нуждалась в обществе других детей, с которыми могла бы играть. Это заставило бы ее почувствовать себя ребенком, а не миниатюрной копией взрослого.

— Виктория, — произнесла я, повинуясь невольному порыву, — тебе не хотелось бы покататься на велосипеде?

Она понурилась.

— Я не могу Натаниэль не разрешил мне до свадьбы выходить из дома… в качестве наказания.

— Списали на берег, а? Да, дело дрянь.

— Дрянь?

— Удар. Трагедия. Незадача. Виктория ухмыльнулась. — Дело дрянь… Звучит здорово. Я оставалась с ней, пока она, проголодавшись, не решила наконец пойти в дом и что-нибудь перекусить. Сходя с последней перекладины стремянки я вдруг почувствовала, как под ногой у меня что-то хрустнуло.

Наклонившись, я подняла с пола маленький блестящий предмет и повертела в пальцах.

— Пуговица, — сказала я, разглядывая изящную золотую застежку на свет. — Виктория, она, случайно, не от какой-нибудь из твоих кукол?

Она вгляделась.

— Нет, я в этом уверена. Натаниэль не покупает мне кукол с глазами из пуговиц. И эта пуговица слишком большая для кукольного платья. Скорее, она от мужского сюртука или, возможно, от дамского пальто.

Если пуговица оторвалась не от платья куклы Виктории, тогда она оторвалась от чего-то другого. У кого-то другого. Может, у того, кто следил за нами с Натаниэлем из кукольного домика?

Я взъерошила волосы на голове Виктории.

— Хорошая работа, Шерлок. Она ухмыльнулась.

— Элементарно, мой дорогой Ватсон. Холодный порыв ветра ударил мне в лицо, когда я перешагнула порог и с чувством, будто только что попала в мир одного из тех готических романов, которыми зачитывалась Виктория, вышла наружу.

— Мисс Джеймс, я очень рада, что вы согласились прийти, — любезно приветствовала меня Пруденс, когда я, в сопровождении горничной, вошла в ее гостиную.

— Спасибо за приглашение.

Мы опустились на мягкие, украшенные вышивкой подушки одинаковых чиппендейлских кресел вишневого дерева, между которыми располагался серповидный столик во французском колониальном стиле, и Пруденс, отпустив прислугу, принялась разливать чай из серебряного чайника.

— Я должна извиниться перед вами, — проговорила она, протягивая мне чашку. — Боюсь, я вела себя отвратительно вчера утром.

Я не поверила своим ушам. Подобные признания были явно не в духе Пруденс.

— Вы ни в чем не виноваты. Любой бы расстроился на вашем месте. Поведение моей собаки также оставляло желать лучшего.

Она улыбнулась и взяла в руки маленький серебряный кувшинчик.

— Согласна. Сливки?

— Спасибо, да.

— Сахар?

Я открыла было рот, собираясь попросить заменитель сахара «Свитен Лоу», но вовремя остановилась.

— Да, спасибо.

Она передала мне сахарницу. Воспользовавшись изящными серебряными щипчиками, я опустила в чашку два кусочка сахара и помешала чай серебряной ложечкой.

— Как я уже сказала, — начала Пруденс, — я совсем не хотела быть с вами грубой. Но я ужасно боюсь собак… вот я и сорвала на вас злость. Еще раз прошу простить меня и предлагаю начать наши отношения так сказать с чистого листа.

— Конечно, — ответила я, гадая, не была ли наигранной искренность Пруденс. — Почему бы и нет?

Пруденс с облегчением вздохнула и уголки ее изящного маленького ротика слегка приподнялись в улыбке. Она и вправду была великолепна — настоящая писаная красавица. Я потянула себя за ворот, почувствовав внезапное удушье; на миг мне показалось, будто на шее у меня затягивается петля.

— Вижу, вы ходили по магазинам, — заметила она. — Это чудесное платье — цвет явно вам идет.

— Спасибо. Ваше платье тоже очень красиво, — сказала я, чувствуя себя, по сравнению с ней, одетой совершенно безвкусно. — Да, на вас вчера были изумительные сережки. Жемчужные. Могу я спросить, где вы их приобрели?

Она коснулась нити жемчуга на своей шее.

— Спасибо. Мне их подарил один очень дорогой мне человек. Я обожаю жемчуг. Он такой искристый… как миниатюрные хрустальные шары.

Я догадывалась, кто был этим «очень дорогим человеком», подарившим ей жемчужные серьги, но сейчас меня занимало совсем другое. Ее упоминание хрустальных шаров напомнило мне, что в тот вечер, когда Натаниэль нашел меня на чердаке своего дома, он сказал о вере Пруденс в привидения.

Я испробовала все, что только могла придумать, чтобы помешать ему жениться на ней — однако ничто не сработало — ни правда, ни вымысел, и моя попытка соблазнить его потерпела фиаско. Какого черта! Если Натаниэль не поверил в мои экстрасенсорные способности, то почему бы мне не попытать счастья с Пруденс?

— Могу я взглянуть на вашу ладонь? — спросила я, выдавливая из себя вежливую улыбку. — Я, видите ли, читаю по руке. Мама говорит, что мне следовало бы родиться цыганкой — так много моих предсказаний сбывается.

— Хиромантка! — Пруденс хихикнула от возбуждения. — Какая прелесть. Я обожаю, когда мне гадают. — Она положила руку на стол, ладонью вверх, и я взяла ее в свою.

— Я вижу длинную линию жизни, — начала я.

— Хорошо, — Пруденс принялась обмахиваться свободной рукой. — Что еще вы видите?

Наклонившись вперед, я сощурилась, делая вид, что внимательно изучаю линии на ее холодной наманикюренной руке.

— Странно, — сказала я. — Линия любви у вас раздвоена. Как вам это нравится? Лицо Пруденс стало белым, как мел.

— Вероятно, здесь вы ошиблись. Я выхожу замуж в субботу.

Я пожала плечами.

— Я не пытаюсь что-либо объяснить; я просто читаю линии. Гм. — Я провела пальцем по ее руке и наморщила нос. — Видите это? Это означает трудный брак.

— Что?

— Сожалею, что приходится говорить об этом, но впереди вас ждет большая печаль.

— Печаль? — Ее рука задрожала. — Разве мой муж не будет хорошо ко мне относиться?

Я кивнула.

— Поначалу.

— А потом?

— По прошествии какого-то времени ему наскучат приемы и балы, которые вы любите. — Я прищурилась, вглядываясь. — Я вижу, как вас держат взаперти в вашей комнате, не позволяя никуда выходить…

— Натаниэль никогда такого не сделает! — Ее рука взлетела к горлу.

— Никаких больше красивых платьев… или драгоценностей. Я вижу, как ваш муж ограничивает ваши расходы. Ограничивает резко…

Внезапно за моей спиной мужской голос произнес:

— Чушь! Дорогая моя, зачем вам понадобилось выбрасывать деньги на все эти россказни профессиональной мошенницы?

Обернувшись, я увидела у себя за спиной Квентина Феннивика. При взгляде на мое лицо, он мгновенно побледнел, узнав во мне женщину, которую видел в магазине.

— Мистер Феннивик! — Пруденс покраснела. — Моя гостья не мошенница. По правде говоря, она почти что родственница.

— Извините меня, — сказал Феннивик, кивнув мне. — Я лишь забочусь об интересах мисс Пратвелл… ради ее отца, как вы понимаете. Говоря о котором… — он повернулся к Пруденс. — Я… пришел, чтобы передать вам послание вашего отца. Но, может быть, мне лучше вернуться позже… после того, как ваша гостья уйдет.

— Ерунда. — Пруденс встала, жестом показывая ему на небольшой диванчик. — Не присоединитесь ли вы к нашему чаепитию, мистер Феннивик? Мы с мисс Джеймс вели в высшей степени удивительную беседу. Она кузина Натаниэля.

Феннивик с трудом сглотнул.

— Его кузина?

— Да, — Пруденс разгладила складки юбки. — Уверена, она может рассказать мне немало поразительных историй о детстве Натаниэля. Скажите мне, мисс Джеймс, Натаниэль был непослушным ребенком? Я внутренне простонала.

— Спросите тетю Фейс. Мы с Натаниэлем встретились в первый раз уже взрослыми.

— О, — она облизала губы. — Ну что ж, в таком случае мне ничего другого не остается, как только с нетерпением ожидать встречи с тетей Фэтти.

Феннивик снял котелок и сел.

— Рад познакомиться с вами, мисс Джеймс. Мисс Пратвелл, вы выглядите сегодня прекрасной, как весеннее утро.

Щеки Пруденс вспыхнули; она буквально светилась.

— Благодарю вас, мистер Феннивик.

Я отпила из чашки. У чая был приятный вкус, мятный, не слишком сладкий, с легким привкусом ромашки.

— Хороший чай, — заметила я.

— Это особая смесь. Я дам вам с собой домой пакет, — сказала она, отводя глаза, словно боясь встретиться взглядом с Феннивиком.

Было абсолютно ясно, что эти двое с нетерпением ждали, когда я уйду, чтобы наконец остаться вдвоем.

— Спасибо. Это было бы чудесно. Ну, мне пора отправляться в путь. Вам же еще надо успеть подготовиться к намеченному на сегодня грандиозному балу.

Пруденс благодарно улыбнулась.

— Разумеется. Но подождите минуту. Я приготовлю пакет с чаем, чтобы вы могли взять его с собой домой.

Домой… Внезапно сердце у меня сжалось. Увижу ли я когда-нибудь снова свой дом?

Она выпорхнула из гостиной, оставив меня наедине с человеком, ответственным за смерть Натаниэля.

Я простодушно улыбнулась ему.

— Мне кажется, я уже где-то вас видела. Ах, да… в универсальном магазине вчера. Вы покупали драгоценности для дамы, не так ли? — Я вопросительно подняла брови.

— Вам не следует проявлять слишком большой интерес к личным делам джентльмена, — он обезоруживающе улыбнулся и, подмигнув мне, добавил: — Но если вам так уж хочется знать, я покупал подарок моей матушке.

Да, конечно… бывает, что и коровы летают, подумала я и вслух сказала:

— Ей весьма повезло с сыном.

— Надеюсь, — он встал, избегая встречаться со мной взглядом. — Не могу представить, что могло так долго задержать мисс Пратвелл. Думаю, мне лучше пойти и проверить, все ли там в порядке.

Какой уж тут порядок, подумала я, проводив его глазами. Пруденс вела себя в присутствии этого сладкоречивого Феннивика, как обычная влюбленная дурочка, и я ни на секунду не поверила его выдумке, будто та брошь предназначалась его матери.

Мое гадание не сработало. Но, похоже, я получила то, за чем пришла. Теперь мне оставалось лишь убедить Натаниэля, что его невеста влюблена в другого мужчину.

Я вздохнула. Легче было бы убедить Аполлона начать питаться говяжьими костями.


Спускаясь по лестнице в шелковом вечернем платье синего цвета, выбранном для меня мадам Ривьер, я увидела внизу Натаниэля, и у меня перехватило дыхание.

Он стоял у подножия лестницы, выглядя в своем фраке и шелковом цилиндре просто непозволительно прекрасным для смертного. Медленно я продолжала спускаться, чувствуя, что мой пульс участился.

Окинув меня одобрительным взглядом, он протянул мне руку. Едва я коснулась ее, как по моему телу прошла сладостная дрожь. Он заставил меня опереться на свою согнутую в локте руку, и мы вышли на веранду и направились по дорожке к ожидавшему нас «роллс-ройсу».

Слуга в ливрее распахнул для меня переднюю дверцу, и я уселась на сиденье рядом с местом водителя. Натаниэль тем временем помог тете Фейс усесться на заднее сиденье за мной и посадил дядю Эфраима рядом — как можно дальше от меня, заметила я с благодарностью. Усадив подле меня Викторию, Натаниэль сел за руль.

— Итак, — заговорил он первым, кивнув нам с Викторией, — чем вы, дамы, занимались весь день?

Вперив взгляд в приборную доску, я молчала. Момент был явно неподходящим для каких бы то ни было признаний. От Пруденс я сразу же вернулась домой и оделась почти за целый час до того, как нам нужно было выезжать, рассчитывая побыть с Натаниэлем хотя бы несколько минут наедине и рассказать ему о том, что мне удалось узнать. Но он вернулся поздно, и все мои планы полетели к черту.

— Я ничем не занималась, поскольку ты велел мне оставаться дома, — пожаловалась Виктория. — Мне было ужасно скучно. Тейлор не разрешила мне даже пойти с ней к Пруденс…

— Куда? — Натаниэль наклонился вперед, стиснув в ладонях руль.

— Пруденс пригласила меня на чай, — объяснила я. — Я не видела ничего плохого в том…

— Не видела ничего плохого? Ничего плохого? Что если бы она спросила тебя о…

Он умолк, внезапно вспомнив о присутствующих.

— Спросила бы о чем? — задала вопрос Виктория, устремив на меня пристальный взгляд.

— Господи, девочка, неужели никто не научил тебя, что дети должны вести себя так, чтобы взрослые их видели, но не слышали? — заметила с укоризной тетя Фейс.

— Девочка здесь права, — шеи моей коснулось отвратительное дыхание дяди Эфраима. — Скажи нам, Натаниэль, что такое должна объяснить Тейлор?

— Ничего. Забудьте об этом. — Натаниэль застыл, откинувшись назад. — И как ваше чаепитие?

— Все прошло чудесно, — поспешила я успокоить его. — Мы мило побеседовали… и я несомненно узнала Пруденс намного лучше. — С рассказом об ее увлечении Феннивиком приходилось ждать, пока с нами находилась Виктория и эта динамичная парочка на заднем сиденье. К тому же на балу я могла узнать что-то новое. Нужно будет понаблюдать за Феннивиком, если он там появится… Черты лица Натаниэля разгладились.

— Хорошо. Теперь ты видишь, как она очаровательна.

— Она вне всякого сомнения настоящая красавица, — заметила я. — А как прошел твой день?

У него заходили на скулах желваки.

— На одном из моих складов произошел пожар.

— Пожар? — дядя Эфраим наклонился вперед и быстро заговорил, брызжа слюной. — Ущерб большой? Что стало причиной?

— Сгорело несколько ящиков с импортным товаром, но, к счастью, огонь удалось потушить, прежде чем он успел нанести серьезный ущерб. Начальник пожарной охраны считает, что это был поджог.

— Поджог! — вырвалось у меня. — Но зачем кому-то понадобилось поджигать твой склад?

— Полагаю, это было предупреждение, — проговорил он мрачно, — посланное моим врагом, который не привык проигрывать.

Руф, подумала я, вспомнив слова Натаниэля, что ему угрожали расправой за какие-то его дела с мистером Шпреклзом. Узнать что-либо еще мне, к сожалению, не удалось, поскольку в этот момент мы въехали на подъездную аллею перед особняком Пратвеллов.

— Я думала, намечается небольшой обед — ну, ты знаешь, только для друзей и родственников, — шепнула я Натаниэлю, когда, пройдя через громадный вестибюль, в котором с легкостью уместилась бы вся моя квартира, мы вошли в бальный зал, где толпилось более сотни гостей. Зал был роскошным, даже, пожалуй, слишком, с покрытым позолотой потолком, мраморными колоннами, украшенными резными виноградными гроздьями, и фонтаном с шампанским, в центре которого возвышались на белом пьедестале статуи трех херувимов, совершенно обнаженных, если не считать стратегически расположенных гипсовых складок.

— У Пратвеллов хватает и тех, и других, — ответил Натаниэль.

— Посмотрите! — Виктория хихикнула и, поспешно прикрыв ладошкой рот, метнула головой в сторону двух молодых женщин, кокетливые наряды которых составляли резкий контраст с их мрачными лицами. — Это сестры Пруденс. Правда, они похожи на мачехиных дочек в «Золушке»?

— Нехорошо так говорить, Виктория, — сурово произнес Натаниэль.

— Как их зовут? — спросила я.

— Прюнелла и Присцилла, — ответил он.

Виктория подмигнула мне и зажала пальцами нос. Я прикусила губу, чтобы не рассмеяться.

К нам с сияющим лицом подошла Пруденс. Я не поверила своим глазам.

На ней была та самая брошь. Феннивик, как я и думала, соврал, сказав, что купил ее в подарок своей матери. Какой же надо быть дурой, чтобы накануне собственной свадьбы открыто щеголять в драгоценностях, подаренных тебе другим мужчиной! Мне не терпелось остаться с Натаниэлем наедине и поведать ему о нескромности Пруденс.

— Наконец-то, дорогой, — проворковала она, увлекая его в сторону. — Я думала, ты никогда сюда не доберешься. Ты просто обязан пойти со мной и со всеми познакомиться. Мои деревенские родственники прямо-таки умирают от желания встретиться с тобой. — Окинув взглядом всех нас, она добавила: — И, конечно же, с твой семьей.

Я почувствовала укол ревности. Прекрати это, мысленно приказала я себе. Не теряй голову. Сегодня тебе понадобится все твое хладнокровие. Желтые зубы дяди Эфраима обнажились в плотоядной ухмылке.

— Великолепную кобылку подцепил наш молодой жеребец, а, что скажешь, Фейс?

— Скажу, что ты слишком стар, чтобы бегать за молодыми девушками, — ответила тетя Фейс, крепче ухватив его за локоть.

Я сжала кулаки, с силой вонзив ногти в ладони. Если бы только я могла отвести Натаниэля на несколько минут в сторонку и рассказать ему о своих подозрениях. Поверил бы он мне? Мне хотелось надеяться на это, хотя, видя его сейчас с Пруденс, я была вынуждена признать, что он вполне мог бы мне и не поверить.

Появление нового гостя вызвало волнениев зале.

— Кто это? — спросила я Викторию, глядя на темноволосого худощавого мужчину с пышными усами, который привлек к себе всеобщее внимание.

— Босс Руф, — ответила она. — Натаниэль презирает его. Говорит, он с удовольствием бы завязал узлом хвост этой змее.

Может Руф и был змеей, но как всякий политик, он несомненно знал, как говорить с людьми. Он скользил через зал, расточая улыбки и любезности дамам и приветствуя джентльменов с достоинством настоящего государственного деятеля. Я была официально представлена родственникам Пруденс, а потом и боссу Руфу; даже губы его показались мне скользкими, когда он прикоснулся ими в поцелуе к моей руке. Он прямо-таки источал запах власти, но запах нечистый, как у только что выкопанного лука, к корням которого пристали комья земли.

У Виктории завязался разговор с такими же юными, как она, кузинами Пруденс. Спустя какое-то время группа молодых людей устремилась к буфету, где стояли подносы с закусками и большая серебряная чаша с пуншем.

Оркестр заиграл вальс. Тетя Фейс увлекла дядю Эфраима в круг танцующих, но я заметила, что он не спускает глаз с нескольких девушек поблизости и пытается заглянуть им в вырез платья, когда они проносятся мимо него в танце.

Натаниэль пригласил Пруденс танцевать, и они отошли, оставив меня одну. Зеленоглазое чудовище во мне подняло голову и дыхнуло огнем при виде его рук на ее тонкой талии и обнаженном плече, когда он закружил ее по залу. Сколько раз смотрела я на его старую фотографию, думая о том, как было бы прекрасно кружиться в вальсе в его объятиях по танцевальному залу Стюарт-хауза, чувствуя на себе его взгляд, полный любви и восхищения. Взгляд, каким он смотрел сейчас на Пруденс.

Я отвернулась, не в силах долее смотреть на них. В зале стоял легкий туман от табачного дыма. Воздух. Мне просто-таки необходимо было глотнуть хоть немного свежего воздуха. Оглядевшись, я направилась к высоким, до пола, стеклянным дверям, выходившим на веранду. Отыскав укромный уголок за мраморной колоннадой, я опустилась на железную кованую скамью и закрыла лицо руками.

Возьми себя в руки, Тейлор, приказала я себе. Ты все равно не сможешь быть вместе с Натаниэлем Стюартом, даже если он и оставит Пруденс. Ты должна смириться с этим.

Внезапно внимание мое привлекли приглушенные голоса. Я прислушалась.

— …Все же мне это не нравится. Союз Шпреклза со Стюартом грозит нам неприятностями, — произнес босс Руф, голос которого я мгновенно узнала, поскольку слышала его всего несколько минут назад. Интересно, почему его так интересовали дела Натаниэля?

— Не беспокойся. Я позабочусь об этом, — уверил его второй голос, и на мгновение я застыла, испытав настоящий шок. Что могло связывать Мортимера Пратвелла, отца Пруденс, с Руфом? Они вновь направились в дальний конец веранды и, пригнувшись, я последовала за ними.

— Так, как ты «позаботился» о тех бумагах? — произнес Руф с издевкой.

— Мы их непременно найдем…

— Да, уж, сделай милость, — обрезал его Руф на полуслове и мрачно добавил: — Стюарта нужно остановить любой ценой.

Не был ли Руф тем врагом, которого Натаниэль подозревел в поджоге своего склада? Не говоря уже о взрыве на судне. Я затаила дыхание, когда босс Руф, вместе со следовавшим за ним по пятам Мортимером Пратвеллом, вошли в зал. Итак, Руф стремился заполучить какие-то находившиеся у Натаниэля бумаги, и в этом был также замешан отец Пруденс. Не эти ли бумаги Натаниэль отвез в дом Шпреклза? Я вспомнила шорох, который слышала прошлой ночью за дверью кабинета Натаниэля. Может то была совсем не мышь, а злоумышленник, пробравшийся тайком в дом, чтобы выкрасть эти бумаги?

Я проскользнула в зал. Натаниэль танцевал с одной из уродливых сестер Пруденс и, похоже, не заметил моего появления. Но Феннивик, танцевавший с Пруденс, так и впился в меня глазами, когда я вошла. Он шепнул что-то Пруденс и, оставив ее посреди танцевальной площадки, подошел к ее отцу и о чем-то оживленно с ним заговорил. Мортимер Пратвелл бросил взгляд в мою сторону и лицо его стало такого же цвета, как мраморная колонна, возле которой он стоял.

Отлично, подумала я, меня, кажется, застукали. Ну и ладно. Им все равно не удастся помещать мне сообщить Натаниэлю обо всем, что я услышала.

— А, вот ты где, — раздался вдруг рядом голос Виктории. — Я повсюду тебя искала. Ты знаешь, мне удалось подслушать…

— Виктория, пожалуйста. Только не сейчас. Мне нужно поговорить с твоим братом и…

— Но это касается Пруденс. Она ведет себя просто возмутительно.

Мгновенно я вся обратилась в слух.

— О?

Виктория наклонилась ко мне. Глаза ее сверкали от возбуждения.

— Я была в библиотеке, смотрела книги Пратвеллов и вдруг…

— Виктория! Невежливо бродить по чужому дому.

Она пожала плечами.

— Согласна. Извини. В общем я услышала чьи-то шаги и быстро залезла под стол. Знаешь, кто это был?

— Пруденс? Она кивнула.

— И этот красавчик, который работает на ее отца.

— Квентин Феннивик? — Да, это сулило многое. Я только надеялась, что Виктории не пришлось услышать чего-то абсолютно не . предназначенного для детских ушей. — И что же произошло?

— Он был в ярости. Сказал, что просил ее не надевать эту брошь на сегодняшний вечер. А Пруденс ответила ему, что она не видела в этом ничего плохого. Нет, ты представляешь? Она собирается замуж за моего брата и однако принимает в подарок драгоценности от другого мужчины!

— Говорили они о чем-нибудь еще?

— Пруденс разволновалась и сказала мистеру Феннивику, что он ведет себя неразумно.

— Гм. — В словах Пруденс не было никакого смысла, но она вообще не отличалась особой рассудительностью, как я уже успела заметить. — Что-нибудь еще?

— Вроде все. Пруденс сразу выбежала из библиотеки. Конечно, она уже и так была сильно расстроена, поскольку Натаниэль сказал ей, что им придется отложить свадебное путешествие из-за каких-то его срочных дел, — в глазах Виктории плясали чертики. — Как ты думаешь, Тейлор, должны мы рассказать об этом моему брату?

Прежде чем я успела ответить, кто-то слегка дотронулся до моего плеча. Обернувшись, я увидела перед собой Натаниэля. Интересно, мелькнула у меня мысль, как много он слышал из нашего разговора?

Он слегка мне поклонился, и я вся затрепетала, услышав его звучный голос:

— Разрешите пригласить вас на этот танец, кузина Тейлор.

Глава 11

На минуту меня захлестнуло теплое чувство, которое исчезло, вытесненное осознанием реальной ситуации. В смущении я шепотом призналась:

— Я не умею танцевать вальс. Он с сочувствием посмотрел на меня и нежно взял за руки.

— Не беспокойся. Я буду вести, а ты просто слушайся меня.

Он вывел меня на площадку для танцев, одной рукой обняв за талию, а другой взяв за руку и сплетя пальцы с моими. Я подняла руку в перчатке и положила на его мускулистое плечо, вздрогнув, когда он привлек меня ближе к себе. Господи, до чего же он был красив! Белый крахмальный воротничок рубашки резко контрастировал со смуглым лицом, черным фраком и широким поясом.

Он уверенно вел меня, время от времени наклоняясь и нашептывая мне на ухо:

— Назад два-три, вбок два-три… вот так… поворот… расслабься, не пытайся вести, слушайся меня хотя бы сейчас, — наставлял он меня, блестя глазами.

Я подчинилась. Это было совсем несложно. Словно плывешь на облаке, подумала я, пока мы кружились по площадке. Никогда прежде я не испытывала подобного чувства, даже тогда, когда мы летали. Натаниэль был великолепным танцором. Танцуя с ним, я чувствовала себя прекрасной и грациозной, как заколдованная сказочная принцесса. Только вот этой Золушке не суждено жить долго и счастливо со своим принцем. Ведь всего через несколько дней мне придется вернуться в свое время.

— Нравится тебе сегодняшний вечер? — спросил он.

— Он на многое открыл мне глаза, — ответила я, сознавая насколько приятно мне снова быть в его объятиях. Словно по мановению волшебной палочки я вдруг почувствовала себя спокойно и в безопасности, почувствовала себя желанной. Закрыв глаза, я вспомнила очарование нашего недавнего поцелуя, подумав, как было бы хорошо, если бы он никогда не кончался. И тут услышала глубокий и одновременно мягкий голос Натаниэля.

— Итак, — прошептал он, — о чем же, по мнению моей сестры, мне следует рассказать? Я открыла глаза — очарование момента было нарушено.

— Это о Пруденс, — проговорила я нерешительно.

— А что с ней такое?

— Я… об этом тяжело говорить, Натаниэль, но мне кажется, что что-то происходит между Пруденс и Квентином Феннивиком. Даже Виктория это чувствует.

— Феннивик? — его ладонь надавила мне на спину. — Но это абсурд. Я думал, что вы с Пруденс наконец-то поладили… Она во всяком случае говорила о тебе в самых восторженных тонах. Как же ты можешь порочить ее?

— Я никого не порочу. Посмотри на них, — я мотнула головой в сторону Феннивика, кружившегося в танце с Пруденс. — Она смотрит на него как влюбленная школьница.

Натаниэль тоже это заметил. Я поняла это по тому, как угрюмо сжались его губы. Но он был не готов признать это, даже перед самим собой.

— Это обычная любезность. Пруденс умеет любого заставить чувствовать себя так, будто он особенный. У нее такой дар, причем далеко не единственный.

— Кстати о дарах. Брошь, которую носит сегодня Пруденс, подарил ей Феннивик.

В темных глазах вспыхнули золотистые огоньки.

— Пруденс ни за что не приняла бы подарка от другого мужчины.

Мне стало жарко, звуки музыки отдавались у меня в голове.

— Если ты мне не веришь, спроси Викторию. Она слышала, как они об этом говорили.

Угрюмые складки вокруг его рта стали глубже, потом разгладились.

— Моей сестре не следовало подслушивать чужие разговоры. Кроме того, Феннивик служит у отца Пруденс. Наверное, Мортимер попросил его купить для дочери эту побрякушку. Да, должно быть, так все и было.

— Но…

— Никаких но, — решительно возразил он. — Перестань обманывать самое себя, Тейлор. — Пруденс — настоящая леди. Она никогда не позволит себе даже малейшего нарушения приличий.

Что же, черт возьми, нужно, чтобы его убедить? Видеокассета с записью постельных сцен с участием Пруденс и ее друга? Усилием воли я заставила себя воздержаться от дальнейших комментариев, сознавая, что любые критические высказывания в адрес Пруденс не дойдут до сознания Натаниэля.

— Как скажешь, — на время я оставила эту тему. — Но у меня есть новости, которые наверняка тебя заинтересуют. Недавно я случайно услышала разговор между твоим будущим тестам и боссом Руфом. Руф, похоже, одержим идеей добраться до каких-то твоих бумаг. Вроде бы относительно той сделки, что ты заключил с мистером Шпреклзом.

— Что? Ты уверена? — Я еще ни разу не слышала, чтобы голос Натаниэля звучал так напряженно.

— Уверена. Натаниэль, я не хотела говорить тебе раньше, но вчера вечером я, по-моему, слышала, как кто-то ходил по твоему кабинету. В тот момент я подумала, что это ты, или Виктория пришла за книгой. Но теперь я думаю, что это был кто-то чужой, и этот человек рылся в твоих вещах.

— Руф и я всегда смотрели на вещи по-разному, но я понятия не имел, что Мортимер как-то связан с этим негодяем. Я ни на минуту не сомневаюсь, что Руф без зазрения совести забрался бы в мой кабинет, если бы ему это было нужно. — Лицо его приняло озабоченное выражение. — Тейлор, они знают, что ты подслушала их разговор?

— Не уверена. Когда я вошла в комнату, Феннивика…

Именно в этот момент Феннивик хлопнул Натаниэля по плечу.

— Позвольте пригласить вашу партнершу ? — он любезно улыбнулся.

Натаниэль предостерегающе уставился на меня, но я кивнула в знак согласия. Может, мне удастся выудить у ухажера Пруденс дополнительную информацию, а ради этого можно выдержать один танец с этим слизняком. Увидев, что я не возражаю, Натаниэль с недовольной гримасой уступил меня Фенни-вику. С запозданием я поняла, что об одном так и не сказала Натаниэлю: о том, что Руф грозился остановить его любой ценой. Придется отложить это сообщение на потом.

— Вы весьма оживленно разговаривали о чем-то с вашим кузеном, — начал Феннивик, уводя меня от Натаниэля. — Что вы обсуждали?

— Да так, то да се, — я мило улыбнулась. — Ну, вы знаете.

— Нет, — его рот сжался в твердую линию. — Не знаю.

Внезапно я почувствовала под ногой пустоту. Я покачнулась и уселась прямо в середину липкого фонтана Пратвеллов. Лицо мое вспыхнуло, когда я увидела, что все присутствующие в зале уставились на меня. Их приглушенное перешептывание звучало у меня в ушах, пока я поднималась на ноги. Шампанское текло у меня по спине, по ногам, и от меня исходил запах как от заядлого пьяницы. Платье ниже талии промокло насквозь, вплоть до панталон.

— Какой же я неловкий, — сказал Феннивик. В том, как приподнялся уголок его рта, угадывалась насмешка. — Осмелюсь заметить, платье будет испорчено, если только вы немедленно не отправитесь в дом вашего кузена. Жаль, конечно, что вам придется уйти, не дождавшись конца вечера. Мне проводить вас?

— Нет, спасибо, — быстро отказалась я. — Я сама.

Тетя Фейс суетилась вокруг меня. Слуга обтирал мне платье полотенцем. Мгновение спустя меня окружила уже целая толпа гостей и слуг.

— Тейлор, что, ради всего святого, случилось? — Натаниэль опустился рядом со мной на колени и принялся рукой отряхивать мою мокрую юбку. От его прикосновения юбка издала хлюпающий звук и на натертый до блеска паркетный пол потек ручеек бледно-золотистой жидкости.

— Я… м-м… упала.

— Что, опять?

— Послушай, если ты не против, я, пожалуй, вернусь в твой дом.

— Я провожу тебя. Пруденс поймет.

Я покачала головой.

— Не беспокойся. Оставайся и веселись на своем… свадебном вечере. — Я едва не подавилась, выговаривая эти слова.

— Ты могла бы переодеться и потом вернуться.

— По правде говоря, е меня хватит развлечений на сегодня. Думаю, я лучше пойду к себе и лягу.

Пруденс — подумать только! — пришла мне на выручку.

— О, моя дорогая, ты до смерти простудишься. Натаниэль, ты просто обязан сейчас же проводить свою кузину домой. Кроме того, — она улыбнулась своему жениху и бросила на него кокетливый взгляд, — тебе необходимо как следует выспаться и набраться сил для завтрашнего дня.

— Надо полагать, это означает, что вечер окончен, правильно? — вмешалась Виктория.

Натаниэль решительно подтолкнул младшую сестру к двери.

— Для нас, да, окончен.

Заведя руку за спину, Виктория показала мне большой палец, а вслух с громким вздохом произнесла:

— Вот незадача.

Слова Пруденс не шли у меня из головы, пока мы с Натаниэлем шагали по дорожке к его дому, сопровождаемые его дядей, тетей и сестрой. Я представила, как Натаниэль занимается любовью со своей молодой женой в их брачную ночь, и меня едва не затошнило. В тысячный раз напомнила я себе, что у меня нет на него никаких прав — я явилась из другого времени и, если повезет, скоро вернусь обратно.

Но это не меняло того факта, что Натаниэль не любил Пруденс и, что еще хуже, она не любила его. Не могла любить, раз заигрывала с Феннивиком и принимала от него в подарок драгоценности и Бог знает что еще. Если только не существовало какого-то другого замысловатого объяснения такому поведению, до которого я не додумалась, Пруденс была не просто легкомысленной особой, какой я ее вначале представляла. Это означало, что она была неверна Натаниэлю еще до того, как дала согласие выйти за него замуж.

— Ты дрожишь, — сказал Натаниэль, накидывая мне на плечи свой фрак. В его голосе звучало явное беспокойство.

— Сп… спасибо, — пробормотала я, стуча зубами.

Мисс 0'Хара открыла переднюю дверь, из-за ее фартука выглядывал Маффин;

— Вот уж никак не ожидала, что вы вернетесь так рано. Ну как прошел веч… — Увидев меня, она шагнула вперед и быстро втолкнула меня внутрь. — О Господи! Мисс Джеймс, у вас такой вид, будто вы искупались.

— Больше похоже на избыток шампанского, — ответила я, все еще досадуя на себя за то, что не сумела вовремя разгадать замысел Феннивика.

— Квентин Феннивик толкнул ее в фонтан, — негодующе заметила Виктория.

— Виктория! — воскликнула миссис 0'Хара. — Это наверняка была случайность.

— Этот человек неуклюж как бизон, — проворчал Натаниэль. — Проводите мисс Джеймс и проследите, чтобы она переоделась во что-нибудь сухое и укрылась теплым одеялом.

— Сию минуту, сэр, — кивнула домоправительница. Повернувшись к другому слуге, она приказала: — Затопи камин в гостиной. Мисс Джеймс наверняка захочет погреться после того как переоденется. И еще ей нужно выпить горячего чаю, он прогонит холод изнутри.

— Я велю кухарке заварить чай, — вызвалась тетя Фейс.

— Где Аполлон? — спросила Виктория. Словно услышав ее вопрос, пес вышел из кухни. Миссис 0'Хара вспыхнула.

— Малыш был со мной на кухне за компанию и пробовал абсолютно все. И он даже привыкает к Маффину, разрази меня гром, если это не правда, — она погладила кота, льнувшего к ее ногам.

Мне все стало ясно. Аполлон вовсю осваивался с новой обстановкой. У него, казалось, был дар заставлять всех окружающих заботиться о себе.

Я с грустью осознала, что завидую собственной собаке.


Пламя камина согревало мне ноги сквозь надетые мной чужие домашние туфли, в руках я сжимала чашку с чаем, дожидаясь, когда ее тепло согреет мне ладони.

— Спасибо, — сказала я миссис 0'Харе, когда она налила в блюдечко чай для Аполлона и поставила его у камина рядом со мной.

Она, казалось, смутилась, оттого что я поймала ее на том, что она заботится о собаке.

— В конце концов пес совсем не плох, — заметила она. — Вам что-нибудь еще нужно, мисс Джеймс?

Я покачала головой.

— Нет, все в порядке.

— Хорошо. Позвоните, если вам понадобится что-нибудь еще.

Я подняла чашку и узнала душистый запах чая с ромашкой, который дала мне Пруденс. Мне не слишком хотелось принимать этот знак внимания от женщины, которая должна была стать женой Натаниэля, но сейчас соблазн глотнуть горячего напитка и успокоить свое внутреннее смятение был слишком велик.

Аполлон понюхал блюдце и низко зарычал.

— В чем дело? — спросила я. — Не хочешь чаю с ромашкой? Еще бы, я понимаю. Учитывая, кто его подарил. Но какого черта, я страшно замерзла, а чай горячий. Будь здоров, — я подняла чашку в шутливом тосте и поднесла ее к губам.

Аполлон прыгнул мне на колени и выбил чашку из рук. Я вскочила и принялась вытирать салфеткой лужу чая на полу гостиной, — а кот Маффин стал лизать пролитую жидкость. Неужели Виктория и кота приучила к чаю?

— Аполлон, — принялась бранить я пса, — что с тобой такое? Если ты добиваешься того, чтобы снова оказаться на заднем дворе, то лучшего способа не найти.

Я потянула за шнур от звонка, вызывая миссис 0'Хару. Кот тем временем полакал еще немного из лужи, потряс головой и низко протяжно мяукнул.

Спустя минуту появилась миссис 0'Хара.

— Что я могу для вас… О Боже! — она рванулась вперед.

Я обернулась. Маффин ковылял, спотыкаясь, словно пьяный, глаза его остекленели.

— Что случилось с моим котом? — голос экономки дрожал. Опустившись на колени, она . принялась гладить белую шерстку кота, запачканную бледно-зеленым там, куда попали брызги чая.

— Не знаю. Только что с ним все было в порядке.

Уши Маффина вздрогнули. Он издал сдавленный звук и лег. Лапки его дернулись, и из угла рта вытекла струйка зеленого чая.

— Господи, помилуй, — миссис 0'Хара перекрестилась, глаза наполнились слезами. Наклонившись, она взяла кота на руки. — Что случилось? Маффин, очнись, ты слышишь меня, милый?

Пушистое тельце Маффина конвульсивно изогнулось и застыло. Я наклонилась над котом и приложила ухо к его груди, проверяя, бьется ли сердце. Сердце Маффина не билось.

— О нет, только не мой маленький Маффин. — Домоправительница с потрясенным видом заморгала, смахивая слезы, и крепко прижала мертвого кота к груди.

— Как это малыш заболел так внезапно? Так не бывает, говорю я вам.

Чай. Я ошеломленно уставилась на пролитый чай.

— Миссис 0'Хара, мне очень жаль вашего кота. Он лакал чай, предназначенный мне.

— Вы хотите сказать… Я кивнула.

— Аполлон пытался предупредить меня. Он зарычал и выбил чашку у меня из рук. У собак очень тонкое обоняние. Я думаю, он знал, что кто-то чужой… трогал мою чашку.

— Но это безумие. С какой стати кому-то желать вашей смерти?

— Я не знаю. Скажите, кто имел доступ к этому чаю?

— Ну, — она сосредоточенно наморщила лоб, вытирая одновременно глаза носовым платком, — тетя хозяина приказала девушке на кухне приготовить чай. Хотя я уверена, что та не стала бы…

— Кто еще?

Миссис 0'Хара нахмурилась.

— Какое-то время чайник стоял на плите и никто за ним не следил. Если подумать, пакет с чаем лежал на буфете весь день. Кто угодно мог взять его.

Кто угодно, включая Пруденс. Именно она дала мне чай. Не говоря уж о распутном дядюшке Натаниэля и его тетке, которые оба находились внизу, когда я пошла наверх переодеться к вечеру. Феннивик мог нанять кого-нибудь, чтобы покончить со мной, так как я узнала о его отношениях с Пруденс. Если уж на то пошло, босс Руф и Мортимер Пратвелл имели достаточно причин желать моей смерти после того, как я подслушала их разговор. И любой из них, а может и кто-то совсем другой, мог подкупить слугу, чтобы он всыпал что-то в мой чай.

Внезапно ужасная мысль пришла мне в голову. Может, Натаниэль так сильно хотел избавиться от меня до своей свадьбы, что попытался отравить меня? Я тут же отбросила эту мысль. Каковы бы ни были его недостатки, в глубине души я была уверена, что Натаниэль не убийца.

— Но где этот «кто угодно» мог достать яд? — спросила я, надеясь получить успокаивающий ответ.

— Мышьяк, — миссис 0'Хара поджала губы. — Я держу его в кладовке, травлю им крыс, если вы не знали. — Смахнув со щеки капли чая, она повернулась и направилась на кухню.

Спустя несколько минут она вернулась. Лицо ее было бледным.

— Я просеяла остаток чая, который дала вам мисс Пратвелл. Я нашла в нем следы крысиного яда. Достаточно, чтобы отправить вас на тот свет, если бы вы выпили всю чашку.

Руки у меня задрожали, когда я полностью осознала то, что произошло. Кто-то пытался убить меня. Вопрос заключался в том — кто именно. И будет ли предпринята повторная попытка, прежде чем я сумею это выяснить?

— Отравить? Ты уверена? — прогремел Натаниэль, вскочив на ноги. Неяркие лучи солнечного света, просачивающиеся через окно в его кабинете, упали на его мощную фигуру.

— Уверена, — подтвердила я. — Если бы не Аполлон, я бы уже превращалась в удобрение для маргариток вместе с котом миссис 0'Хары.

— К сожалению, это правда, сэр, — миссис 0'Хара решительно выдвинула челюсть. — После того, что случилось с беднягой Маффи-ном, я проверила чай в пакете. Я обнаружила в нем следы мышьяка, и это так же верно, как то, что я стою здесь перед вами.

— О Господи, — он обошел вокруг стола и, встав на колени перед стулом, на котором я сидела, взял мои руки в свои и повернул их ладонями вверх, словно проверяя, в порядке ли у меня кровообращение. — Ты нормально себя чувствуешь? Ты уверена что не притронулась к этому мерзкому напитку? Если ты почувствуешь недомогание, мы должны сразу же вызвать врача.

От его прикосновения тепло распространилось вверх по моим рукам и дошло, казалось, до самого сердца, успокаивая меня. На этот раз он мне поверил. Он не стал упрекать меня, говорить, что я ненормальная, что я воображаю несуществующие вещи, что у меня тепловой удар. Он мне поверил. В глубине души у меня зарождалось теплое чувство, словно бабочка, освобождающаяся из кокона,

— Миссис O'Xapa, — Натаниэль встал с колен и повернулся к домоправительнице, — отныне вы будете лично готовить всю еду и напитки для моей кузины. Следите, чтобы никто другой к ним не притрагивался. Порасспросите слуг, не видели ли они, как кто-то брал пакет с чаем, и передайте всем, чтобы неизвестных не пускали в дом ни под каким предлогом. — И уже мягче добавил: — Мне очень жаль Маффина. Если это вас как-то утешит, я куплю вам другую кошку. Выбирайте любого котенка.

Экономка заморгала, смахивая слезы, вновь навернувшиеся ей на глаза.

— Вы очень добры, сэр.

— Вы можете идти.

— Да, сэр. Сию минуту, сэр.

Как только миссис O'Xapa вышла из комнат, Натаниэль перевел взгляд на меня, надеясь, судя по всему, услышать объяснения, которых, к сожалению, у меня не было.

— Тейлор, кто и почему мог желать твоей смерти? Ты нажила себе врагов в прошлом? Поэтому ты убежала?

Я покачала головой, тронутая его заботой. Итак, он все-таки беспокоился за меня.

— В одном я уверена — никто из тех, кто знал меня раньше, понятия не имеет, где я сейчас нахожусь.

Он с встревоженным видом погладил подбородок.

— Руф знает, что ты подслушала их с Пратвеллом разговор вчера вечером?

— Возможно, — признала я. — Феннивик видел, как я вошла с веранды сразу же вслед за ними. Он тут же бросился к ним и стал что-то им говорить. У Руфа был такой вид, будто он подавился. Но я уже рассказала тебе все что слышала, — я помолчала, — кроме одной вещи. Руф сказал, что тебя нужно остановить любым способом, и отец Пруденс с ним согласился.

В его глазах вспыхнул гнев.

— Ты подтвердила мои подозрения, что за вчерашним пожаром стоит Руф. Он, несомненно, видит в тебе угрозу. Может, он считает, что ты слышала больше, чем было на самом деле. Ну, например, что-то, что доказывает его причастность к пожару.

Я обдумала это замечание.

— Возможно. Сначала они разговаривали в дальнем конце веранды и только спустя некоторое время подошли ближе, так что я смогла их слышать. Но почему…

— Руф — беззастенчивый негодяй, и для него сейчас на карту поставлено целое состояние, — нахмурившись, объяснил Натаниэль. — Если он стоит за всем этим, то ты не будешь в безопасности здесь до тех пор, пока он не окажется за решеткой.

Я припомнила свои уроки истории.

— Он там окажется через несколько…

— Я не могу рисковать твоей головой, основываясь на предположениях. Есть только один способ обезопасить тебя — ты должна уехать из города сегодня же.

— Что? Но свадьба… До нее осталось каких-нибудь пара часов. Я не могу…

— Сможешь. — Он положил руки мне на плечи и посмотрел в глаза. Я увидела в глубине его черных, как ночь, глаз отражение внутреннего смятения. — Тейлор, ты знаешь, что я привязался к тебе за эти несколько дней. Даже больше, чем привязался. По правде говоря… — Он помолчал, глядя на меня с нежностью, и от этого взгляда мурашки побежали у меня по спине. — Мне невыносима мысль о том, что с тобой что-то может случиться.

— Не случится. Я буду осторожна. Я…

— Нет, — он приложил палец к моим губам, вынуждая меня замолчать. — Я не могу позволить тебе этого. Наш обман тянется слишком долго. Виктория и я не являемся твоими родственниками. Я не позволю тебе рисковать жизнью ради соблюдения приличий. Перед свадьбой я скажу Виктории, что ты заболела и должна была уехать домой. К концу церемонии тебя уже здесь не будет.

У меня возникло ощущение, что стены комнаты смыкаются вокруг меня.

— Неужели ты не понимаешь? Я не могу уехать домой. Я … не могу.

— Ну, ну, успокойся! — Его усы защекотали мне щеку, когда он наклонился и, обняв, привлек к своей груди, утешая. — Я обещал, что не отправлю тебя туда, откуда ты пришла, и это были не пустые слова. Я помогу тебе начать новую жизнь. Я куплю тебе билет на поезд и дам денег, достаточно для того, чтобы начать все заново — поехать в любое место, в какое захочешь, или за границу, если тебе это больше нравится. Я охотно предоставлю тебе место на любом из своих судов, лишь бы быть уверенным, что ты в безопасности.

Мне показалось, что пол уходит у меня из-под ног, как при землетрясении. Если я соглашусь, то никогда не смогу вернуться в свое время.

— Неужели ты не понимаешь? — хрипло. прошептала я, глядя на него.

— Не понимаю чего? — Он ласково погладил меня по волосам, провел пальцами по шее. Глаза у меня заболели от усилий сдержать слезы.

— Не понимаешь, что я не хочу оставлять тебя, — ответила я. Губы у меня дрожали как струна под смычком скрипача, исполняющего вибрато.

Он коснулся губами моего лба. Затем отступил назад, держа меня на расстоянии вытянутой руки.

— Ах, Тейлор, а ты разве не понимаешь, что это часть проблемы? Мы становимся слишком небезразличны друг другу. Будет лучше, если ты уедешь и забудешь, что повстречала меня, лучше для тебя же самой.

— Я не могу взять и выбросить тебя из головы, как выбрасывают пару старых грязных носков.

— Чулок, — поправил он, и губы его тронула легкая улыбка. — Помни, ты теперь леди. И ты забудешь меня со временем.

— Так же как ты забудешь меня? Он с трудом сглотнул и выпустил меня.

— Я тебя не забуду. Но через пару часов я стану женатым человеком. Мой долг — быть верным Пруденс и соблюдать священные обеты, которые я намерен принять. И если говорить откровенно, — он в последний раз посмотрел на меня в мучительном раздумье, — я не уверен, что смогу это сделать, если мы с тобой будем жить под одной крышей.

Я уставилась в пол, желая скрыть охватившее меня волнение. Я теряла его — теряла в гораздо большем смысле, чем он догадывался.

— Скажи мне, куда бы ты хотела поехать-, — снова заговорил он. — В Чикаго? Денвер? Нью-Йорк? Или в какое-то более экзотическое место — например на Гавайи или в Сингапур?

— Куда угодно… никуда. Это не имеет значения, — тускло проговорила я. Должно быть какое-то другое решение, другой способ спасти его. Я вскинула голову. — А что если я не поеду?

— Тейлор, — он говорил тихо и очень настойчиво. — Я не прошу тебя уехать, я тебе приказываю. В этом вопросе у тебя нет выбора. Я велю слугам найти для тебя какие-нибудь чемоданы на чердаке. Ты должна уложить вещи к тому времени, как мы отправимся на свадьбу. Я скажу своему управляющему, чтобы он заехал за тобой в два часа и отвез в порт или на вокзал, по твоему выбору. К вечеру, когда я приведу в дом свою жену, ты должна уехать.

— Значит, все кончено, — ошеломленно пробормотала я.

Неужели мне суждено остаться в прошлом и к тому же вдали от Натаниэля и его семьи? Нет, по логике вещей, у этой безумной истории должен быть другой конец, если, конечно, предположить, что в ней вообще была какая-то логика, в чем я начинала сомневаться.

Натаниэль низко склонился и — прощальный рыцарский жест — поцеловал мне руку. Прикосновение его губ к коже было подобно прикосновению бархата.

— Увы, это так, моя леди.

Затем повернулся и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь. Чувствуя себя неживой, я сжалась в кресле, стараясь преодолеть полный сумбур в мыслях, от которого у меня кружилась голова.

Глава 12

Усевшись на кровати в комнате для гостей, я подперла голову руками и стала жадно смотреть в окно. Даже с высоты третьего этажа Натаниэль во фраке выглядел красивее, чем жених на свадебном торте. Меньше чем через час он станет мужем другой женщины. Я должна была выкинуть его из головы, но я не могла оторваться от окна, не могла отказать себе в удовольствии посмотреть на него в последний раз перед тем, как он и другие члены семьи уедут в его «Серебряной тени» в церковь… и из моей жизни.

Прощание с Викторией тоже далось мне нелегко, но, по крайней мере, мне не пришлось притворяться и изображать из себя больную. Услышав мои всхлипывания и увидев покрасневшие глаза, она поверила объяснению Натаниэля, сказавшего, что я срочно нуждаюсь в медицинской помощи. Но она стала умолять меня обязательно приехать к ним еще раз, а затем, когда я не смогла обещать ей то, что ей так хотелось, надулась, заплакала и отвернулась от меня.

Прежде чем она уехала с остальными, я сделала все, что было в моих силах, чтобы предупредить ее о землетрясении, не рассказывая ей, конечно, всей правды. Она бы все равно ни за что не поверила. Я просто сказала ей, что, согласно предсказанию одной ясновидящей, в среду рано утром земля содрогнется и это принесет всем много бед. Я заставила ее пообещать мне не зажигать свечей в течение недели, однако по тому, как упрямо поджала она нижнюю губу, можно было догадаться, что она дала это обещание только ради того, чтобы доставить мне удовольствие.

Как только машина отъехала от дома, я с шумом выдохнула. Ни за что на свете я не позволю Натаниэлю услать меня куда-нибудь, пока он будет разрушать свою жизнь.

Он оставил мне деньги и велел быть готовой к двум часам, когда его деловой партнер заедет за мной. У меня оставалось достаточно времени, чтобы придумать, как заклинить дверь на чердак. Учитывая, что в ближайшие дни Натаниэль будет слишком занят, выполняя обязанности молодожена, ему вряд ли придет в голову проверять эту дверь. Ну и немного везения тоже не помешало бы.

Это был первый этап моего плана. Второй заключался в том, чтобы на первой же станции сойти с поезда и другим поездом вернуться в Сан-Франциско. Я хотела спрятаться где-нибудь до вечера вторника, а затем пробраться в этот дом. Возможно, к тому времени я придумаю какой-то иной способ спасти Натаниэля и Викторию. Про себя я решила, что заставлю его не ходить на чердак, даже если для этого мне придется поговорить с Пруденс. Натаниэль однажды упомянул, что она верит в духов, может, мне удастся сыграть на ее предрассудках и убедить в том, что я могу безошибочно предсказывать будущее.

Однако в настоящий момент мне придется ограничиться заклиниванием двери на чердак. Я отвела Аполлона вниз и попросила миссис 0'Хару присмотреть за ним, объяснив, что не хочу, чтобы он мешал мне, пока я буду собираться. Вернувшись наверх, я бросилась в спальню Натаниэля, сжимая в руках ридикюль — так в то время называли дамские сумочки, предназначенные для всяких мелочей, — в который переложила содержимое своей сумки. Возможно, жвачка или шпильки пригодятся мне для того, чтобы заклинить замок.

Я принялась шарить на полках. Если бы я смогла найти ключ, я бы заперла чердак, а ключ взяла бы с собой. В противном случае придется все-таки придумывать, как заклинить дверь — нелегкая задача, учитывая, что уходить мне придется через крышу, а значит придется преодолеть как-то расстояние в три этажа, которое будет отделять меня от земли.

Сначала мне не везло. Я открыла маленький шкафчик и вытащила из него все ящики, роясь в их содержимом. Ключа не было. Осторожно поставив ящики на место, я пошарила рукой под пуховой периной, но его и там не было.

Дыхание у меня участилось и стало неровным. Должен же он где-то быть. Взгляд упал на подзорную трубу Натаниэля, стоявшую в углу рядом со шкафчиком. Я взяла ее и обнаружила в низу кожаного футляра связку ключей.

Схватив тяжелые ключи, я подбежала к двери на чердак и стала по очереди их пробовать. Время словно стало сжиматься. Должно быть уже перевалило за двенадцать. В час начнется брачная церемония, а в два деловой партнер Натаниэля заедет, чтобы увезти меня из дома.

Первые семь ключей не подошли. Но восьмой вошел в скважину гладко как по маслу. Я повернула ключ и услшала, как щелкнул замок. Я толкнула дверь, и она открылась. Слава Богу, я нашла ключ вовремя. Возможно, я еще успею осмотреть чердак и точно вспомнить, на каком месте я стояла, когда перенеслась назад во времени, и на каком должна буду стоять в следующую среду, если хочу вернуться в будущее.

— Должен же быть какой-то выход, — громко пробормотала я, заходя на чердак.

— Боюсь, для вас, мисс Джеймс, выхода нет, — произнес за моей спиной знакомый голос.

Я резко обернулась — это был Феннивик. Двумя шагами он преодолел разделявшее нас расстояние.

— О, да вы совсем не выглядите больной. Жаль, для вас же было бы лучше.

— Как вы сюда попали? — спросила я, чувствуя, что кровь бросилась мне в лицо.

Он подошел ко мне, я отступила назад в глубь чердака.

— Ну, это было нетрудно. Я забрался на дерево, а с дерева влез в окно комнаты, которую вам отвели. Не обнаружив вас там и услышав какой-то шум в комнате вашего кузена, я решил проверить.

— Что вам нужно? — я отступила от него еще дальше.

Он захлопнул за собой дверь и вынул нож. Я закричала. Он бросился ко мне в темноте. Я швырнула что-то ему под ноги и побежала к двери на крышу. Сердце стучало как сумасшедшее. Открыв дверь, я хотела было выбраться на крышу.

Он догнал меня и, схватив за руку, вывернул ее.

— Никто вас не услышит. Все слуги на первом этаже, готовятся к прибытию молодоженов. Я проверил. К тому же, если вы снова закричите, мне придется разделаться с вами самым неаккуратным способом.

Именно в этот момент мое внимание привлек металлический блеск на его пиджаке.

— Так это вы, — проговорила я в страхе, узнав пуговицы, — вы были в кукольном домике Виктории и шпионили за мной и Натаниэлем.

— Шпионить — такое некрасивое слово, — он впился ногтями мне в руку и подтолкнул ножом, побуждая идти наверх. — Я предпочитаю называть это иначе. Я заботился о своих капиталовложениях.

— Ваших капиталовложениях? — Надо заставить его говорить, подумала я. Если он раскроет мне свои планы, я смогу пойти к Натаниэлю и ему придется меня выслушать. Если, конечно, я выберусь отсюда живой. — Трамвайная компания, — вслух высказала я догадку. — В этом все дело, так? Вы работаете на Руфа. Это вы обыскали кабинет Натаниэля, пытаясь найти эти бумаги. — Не имело значения, что это были за бумаги. — Готова спорить, что и пожар на складе Натаниэля устроили вы.

— Неплохо, мисс Джеймс, — глаза его недобро блеснули. — Из вас бы получился первоклассный сыщик. Вот почему я не могу допустить, чтобы вы повсюду рассказывали эти сказки.

Если я смогу убедить его, что уже выложила все, что знала, возможно, он смирится со своей неудачей и позволит мне уйти.

— Я уже все рассказала Натаниэлю, — нагло солгала я, чувствуя, что краснею. — Сейчас он, наверное, уже уведомил полицию. С минуты на минуту они могут прийти и забрать вас в тюрьму.

Он покачал головой.

— Жаль, что вы совсем не умеете лгать, мисс Джеймс. Если бы вы не покраснели так, пытаясь скормить мне вашу выдумку, я, может, вам и поверил бы.

Страх клещами сдавил мне грудь. — Я могла бы никому ничего не говорить, за определенную плату разумеется. — Я знала, что он мне не поверит, если я не заговорю о деньгах. Пришло время играть по его правилам. — Я могла бы стать вашим осведомителем, ну, следить для вас за Натаниэлем и выяснить, где он прячет эти документы, которые, по вашим словам, вам нужны.

Он рассмеялся каким-то зловещим смехом, отчего я вся покрылась мурашками.

— Хорошая попытка.

— Яд. Это вы подсыпали мышьяк мне в чай, так ведь? Готова поспорить, что вы украли его у Пратвеллов на кухне и всыпали в пакет с чаем еще до того, как я ушла от них.

— Признаться, я пришел в недоумение, услышав сегодня утром, что вы заболели и остались дома. — Его голос раздражающе действовал мне на нервы. — Видимо, вы выпили не всю чашку. Какая жалость — для вас же было бы лучше, если бы было иначе.

— Негодяй!

— Ну, хватит разговоров, — он ткнул меня под ребра и заломил руку за спину так, что боль стала почти невыносимой. — Сейчас вы совершите небольшую прогулку — вон туда, к «вдовьей дорожке».

Он прикоснулся лезвием ножа, показавшимся мне холодным, как лед, к моей спине.

— Вы собираетесь сбросить меня с крыши, — сказала я. Осознание этого ударило меня с силой девятибалльного шторма. Я наугад высказала еще одно предположение. — А в среду утром вы планируете таким же способом убить Натаниэля до того, как они с Пруденс уедут в свадебное путешествие, — я едва не задохнулась от этой мысли.

— Похвальное мыслительное усилие, мадам сыщик, — озадаченно проговорил он, заставляя меня подниматься по ступеням. — Хотя я не представляю, как ты об этом догадалась. Я ни одной живой душе не говорил о своих планах. Это, собственно, совсем несложно — мне нужно лишь спрятаться на чердаке, пока молодые будут спать, а потом, когда твой кузен будет в пять утра предаваться своим астрономическим наблюдениям, прикончить его.

Значит, Натаниэль не пропал во время землетрясения, как полагала Виктория. Его убили. Феннивику просто повезло, что в этот день произошло землетрясение, скрыв следы его преступления, поскольку тело было погребено под обломками. Меня охватил гнев. Я должна была остановить его, должна спасти Натаниэля.

— Иди, иди, — прошипел за моей спиной Феннивик. — Разговоры окончены. Пришло время преподать тебе урок.

Я подняла ридикюль и ударила Феннивик по голове. Он вырвал ридикюль у меня из рук и резанул по руке ножом. Я почувствовала, как потекла кровь. Феннивик схватил меня за волосы и подтащил к ограждению. Я заставила себя забыть о высоте в три этажа и продолжала говорить.

— Если вы собираетесь убить меня, можете, по крайней мере, сказать мне правду, — выдохнула я. — Вы хотите иметь все, да? Деньги, которые платит вам Руф, дочь Пратвелла и деньги Натаниэля.

— А почему бы и нет? Я заслужил это, — он прижал нож мне к подбородку.

— Вы это задумали вместе с Пруденс, да? Вы двое хотите избавиться от Натаниэля, завладеть его деньгами и пожениться.

— Пруденс — наивное создание, — Феннивик крепче ухватил меня за волосы и, продолжая держать нож у горла, попытался перегнуть через перила. — Заставить ее влюбиться в меня было совсем нетрудно. Как только я завоевал ее сердце, я нарочно повел себя по-хамски, сказав ей, что никогда на ней не женюсь. Поэтому-то она и согласилась на брак с твоим кузеном.

— Так, значит, вы соблазнили ее? — догадалась я.

— Это была детская игра, — похвастался он. — Я нисколько не сомневаюсь, что после того, как твой кузен умрет, она тут же упадет в мои объятия, позволив утешить скорбящую вдову. Брак — вопрос лишь времени.

— Итак, когда же вы уговорили ее убить Натаниэля? — Кровь прилила мне к голове, когда он перегнул меня еще ниже. Я боролась с головокружением, вызванным моим опасным положением.

Он презрительно фыркнул.

— Пруденс и мухи не обидит. Убийство — это всецело моя идея. Вот почему я следил за передвижениями твоего кузена — хотел определить, когда самое удобное время для того, чтобы его прикончить. К счастью, его привычка глазеть каждое утро, пока остальные еще спят, на звезды, облегчает мою задачу.

— Вам это не сойдет с рук, — сказала я, отчаянно вцепляясь в перила за спиной. Он поднял бровь.

— Вот как? Бедная, полу сумасшедшая кузина Натаниэля, будучи не в силах пережить то, что мужчина, которого она любит, женится на другой, прыгает с крыши. Не возражай — твои чувства к нему заметил не только я, но и Пруденс тоже.

Я была настолько испугана, что даже не покраснела. Затем я краем глаза уловила какое-то движение и увидела Викторию, выглядывающую из-за последней ступеньки ведущей на крышу лестницы. Страх за себя тут же перешел в страх за Викторию — ведь если Феннивик тоже увидит ее, он ее убьет.

— А как же Натаниэль? — спросила я, стараясь отвлечь Феннивика. — Неужели вы считаете, что люди поверят, будто он тоже покончил с собой, бросившись с крыши?

Газовый баллончик, внезапно вспомнила я. Если бы мне удалось достать свой ридикюль, у меня, возможно, появился бы шанс оказать Феннивику сопротивление. Носком туфли я попыталась поддеть ручку ридикюля и подтащить его поближе к себе, моля Бога, чтобы Феннивик не заметил этого движения. Однако моя попытка окончилась неудачей. Я не дотягивалась до ридикюля на каких-то несколько дюймов.

— Трагический несчастный случай — таков был замысел. Но теперь, после твоего «самоубийства», мне придется придумать какой-то иной способ избавиться от него. Два человека, бросившиеся с одной и той же крыши, такое совпадение может вызвать подозрение.

Он схватил меня за плечи и сильно толкнул. Я почувствовала, что пальцы у меня слабеют. Еще минута, и я выпущу перила и отойду в область истории — навсегда. Я с силой лягнула Феннивика в лодыжку, рванулась в сторону и выпрямилась. Что-то треснуло у меня в щиколотке.

— Ах ты, надоедливая сука! — ударом в челюсть Феннивик сбил меня с ног, и я упала прямо на свой ридикюль. Протянув под платьем руку, я открыла его и обхватила рукой баллончик как раз в тот момент, когда Феннивик бросился на меня. Я парировала его удар, отбив локтем руку с ножом. Выругавшись, он схватил меня за волосы и, приставив нож к горлу, заставил снова перегнуться через перила. Ухватившись одной рукой за перила, другой я подняла баллончик и нажала на распылитель.

Феннивик судорожно вздохнул и, спотыкаясь, отступил назад, окутанный облаком газа. Кашляя, я закрыла слезящиеся глаза, ощущая в них страшное жжение.

Звук удара заставил меня открыть глаза, и я успела увидеть, как Феннивик упал на пол как куль. За ним с торжествующей улыбкой на лице стояла Виктория, держа в руках подзорную трубу Натаниэля.

— У него был очень испуганный вид, когда тетя Фейс сказала, что ты заболела, — объяснила она — И особенно, когда она добавила, что ты скоро поправишься. Я подумала, может, это он пытался отравить тебя, поскольку ты узнала о нем и Пруденс.

— Но откуда ты знаешь, что меня пытались отравить? Она вспыхнула.

— Я подслушала, как вы говорили об этом с Натаниэлем. Итак, когда я увидела, как мистер Феннивик выскользнул из церкви как раз перед началом церемонии, я сказала тете Фейс, что у меня мой период и мне абсолютно необходимо пойти в дамскую комнату. После этого я выскочила из церкви и последовала за ним.

— Это ты хорошо сделала, — сказала я, понимая теперь, как чувствует себя приговоренный к смерти, которому отменили смертный приговор. Я шагнула вперед, и ногу пронзила боль. Не обращая на боль внимания, я наклонилась над Феннивиком, желая удостовериться, что он действительно потерял сознание. — Он отключился. Виктория, здесь где-нибудь есть веревка?

Поняв, что я имею в виду, она кивнула.

— На чердаке есть моя старая скакалка. Я пойду принесу.

Спустя пять минут мы надежно связали Феннивика, вставили ему в рот кляп и привязали к ограждению.

— Пока закроем его здесь и попросим слуг вызвать полицию, — решила я.

— Да, конечно. Но нам надо связаться с Натаниэлем, — настойчиво проговорила Виктория. — Он ни за что не женится на Пруденс после того, как мы все ему расскажем. — На ее лице появилось разочарованное выражение. — Но машины нет.

— Как мне ни неприятно об этом говорить, но, по-моему, я растянула щиколотку. — Я стиснула зубы, чтобы перебороть боль.

— Значит, идти мы тоже не можем, — простонала Виктория. — Да и все равно это слишком далеко. Как же нам добраться туда вовремя, чтобы помешать бракосочетанию?

Я посмотрела на нее, и в мозгу у меня забрезжила несуразная на первый взгляд мысль.

— Виктория, — я с усилием улыбнулась, — что ты скажешь насчет поездки на велосипеде?

Глава 13

Щиколотку у меня дергало от боли, когда Виктория и я изо всех сил жали на педали велосипедов, сначала поднимаясь на холм, потом спускаясь с него к церкви. По крайней мере мой велосипед был не таким, какие можно увидеть в музее — с одним большим передним колесом, но он был ужасно тяжелым и неудобным в управлении. Я поймала себя на том, что то и дело тянусь к переключению передач, которого там не было.

— И почему твой брат не изобрел его? — пробормотала я, когда мы с Викторией наконец подъехали к церкви.

Мы оставили наши велосипеды на ступенях церкви. Слезая с велосипеда, я заметила, что мой дорожный костюм заляпан грязью, хотя при езде я и поднимала юбку настолько высоко, насколько позволяли приличия. Жаль, что я не успела переодеться в брюки.

Виктория взбежала по ступенькам и вошла в тяжелые дубовые двери. Острая боль пронзила мне ногу, когда я с бешено колотящимся сердцем заковыляла за ней. Что если мы опоздали? Что если Натаниэль и Пруденс уже стали мужем и женой?

Церковь была набита битком; в ней собралось по меньшей мере человек триста. Десятки голов повернулись в нашу с Викторией сторону, когда мы ворвались внутрь. На лицах читалось неодобрение. Не обращая внимания на вызванный нами переполох, я полухромала, полупрыгала вслед за Викторией вдоль прохода, держась за спинки скамей, чтобы не упасть.

— Согласна ли ты, Пруденс Элизабет Пратвелл взять в мужья этого мужчину, любить и почитать его в горе и в радости, в здравии и в болезни? — звучал голос священника.

Виктория первой добралась до алтаря. Пруденс потрясенно вздохнула, увидев из-под своей изысканной белой кружевной фаты сестру Натаниэля.

— Да, — быстро проговорила она. Священник негодующе посмотрел на меня, ковыляющую к алтарю, но ничего не сказал, а повторил свой вопрос, обращаясь уже к жениху, который еще не заметил нашего вторжения.

Натаниэль медленно кивнул.

— Я…

— Ты не можешь! — выкрикнула Виктория, бросаясь к брату. Он обернулся, челюсть у него отвисла.

— Виктория! Тейлор?! Что, черт возьми, вы…

— Я могу объяснить, — ответила я. — Феннивик…

— …Пытался убить Тейлор, столкнув ее с крыши, — перебила меня Виктория, становясь между женихом и невестой. — Я видела его, он сказал, что Пруденс его любит и что он собирается жениться на ней после того как убьет и тебя тоже.

— Да, это так, — подтвердила я. — Феннивик был человеком Руфа, получал от него деньги. Он отравил мой чай и поджег твой склад. Он признался в этом перед тем, как попытался столкнуть меня с «вдовьей дорожки».

Все краски сошли с лица Натаниэля. Он повернулся к своей без минуты жене и поднял ее фату.

— Пруденс, что тебе известно обо всем этом?

Пруденс вспыхнула как спелая клубника.

— Я ничего не знала про убийство. Квентин мне об этом и словом не обмолвился.

— Квентин, вот как? — Лицо Натаниэля приняло угрюмое выражение. — Значит, ты признаешь, что… встречалась с ним?

Она прикрыла рот рукой.

— Ох, Нетти, я никогда не хотела обидеть тебя. Ты должен этому верить, — тихо проговорила она. — Но я не могла не любить его, с самого начала я любила его. Но папа не одобрял этого. Он сказал, что Квентин мне не пара.

— И был прав, — проворчал Мортимер Пратвелл, сидевший в первом ряду. — Этот человек развратник и игрок, хотя он казался достаточно толковым служащим. Очевидно, и в этом отношении я неправильно судил о нем.

— Непохоже, чтобы вы так думали, когда говорили Руфу, что необходимо заняться моим кузеном, — возразила я, не обращая внимания на сдавленные рыдания Пруденс. — Вы ведь наняли Феннивика, чтобы устроить пожар на складе Натаниэля.

— Это была идея Руфа. Я понятия не имел, что он или Феннивик хотят кому-то причинить вред. Я до сих пор не могу понять, что толкнуло этого человека на подобную подлость.

Рот Натаниэля превратился в жесткую линию.

— Подозреваю, что если вы проверите свои бухгалтерские книги, вы обнаружите, что ваш доверенный служащий манипулировал фондами, чтобы расплатиться с долгами. Ходят слухи, что он по уши в долгах.

Пруденс скатала в комок свой мокрый платок.

— Ах, Нетти, ты всегда так хорошо ко мне относился, был настоящим джентльменом. Я… я не достойна тебя…

Рыдая, она подхватила свой кружевной шлейф и выбежала из церкви. Грейс Пратвелл вскочила и бросилась за дочерью, а за ними последовал и отец Пруденс.

Натаниэль не удостоил их больше и взглядом, а вместо этого шагнул ко мне. На глазах у всех присутствующих в церкви, застывших в изумленном молчании, он взял мои руки в свои.

— Тейлор, я вел себя как дурак. Мне не следовало оставлять тебя одну, — тихо, так что только я могла его услышать, сказал он. — Ты пыталась предупредить меня, мне нужно было тебя слушать. Подумать только, я чуть было не потерял тебя…

Я взглянула на него и в его глазах увидела отражение собственных чувств. Необычное тепло разлилось по всему моему телу с головы до ног и до меня вдруг дошло — я же люблю Натаниэля.

— Все в порядке, — потрясение прошептала я.

Я хотела было подойти ближе к нему, но нога у меня подвернулась, я споткнулась и чуть не упала.

— Ты ушиблась, — заметил он, поддержав меня. Вокруг глаз появились морщинки от беспокойства за меня, которое быстро перешло в гнев.

— Это всего лишь растяжение, — в смущении пробормотала я.

— Где этот негодяй Феннивик? Я дух из него вышибу.

— Виктория и я связали его, заткнули рот кляпом и заперли на чердаке. Сейчас, наверное, полиция уже увезла его в тюрьму.

Он высоко поднял брови.

— Ты и моя маленькая сестренка сделали это? Две женщины — одни?

Уголок рта у меня приподнялся в улыбке, означающей «я же тебе говорила».

— Как я говорила, женщины могут делать все то же самое, что и мужчины.

— Да, — протянул он и его темные глаза посмотрели на меня с уважением. — Это ты доказала. Хотя готов спорить, есть вещи, которые лучше делать вдвоем с мужчиной.

Кто-то из присутствующих в церкви кашлянул. Натаниэль повернулся лицом к присутствующим.

— Ну, что вы все уставились?

По толпе прошел удивленный шепоток. Возвысив голос, так чтобы его было слышно за общим шушуканьем, Натаниэль прокричал:

— Чего вы ждете? Идите все домой. Свадьбы не будет.

Полностью осознав смысл его слов, я испытала такое потрясение, словно на меня налетело цунами. Натаниэль отменил свадьбу, а значит Пруденс не сможет причинить ему боль, и Феннивик не будет представлять опасности, и Стюарт-хауз можно будет спасти.

Я изменила историю.


— Тебе вовсе не следует этого делать, мне уже гораздо лучше, — сказала я, когда во вторник утром Натаниэль подложил еще одну подушку под мою слегка опухшую щиколотку.

Все эти три дня, прошедшие после его несостоявшейся свадьбы, он ухаживал за мной, не отходя от меня ни на минуту и покидая мою комнату только на ночь. Мы говорили часами, поверяя друг другу свои мысли и чувства, хотя и не касаясь кое-каких вещей. Я уговорила Натаниэля позволить мне взять его камеру и сделать кое-какие снимки окрестных мест, по крайней мере тех из них, которые можно было сфотографировать с крыльца или с крыши, поскольку из-за распухшей щиколотки я не отходила от дома дальше чем на несколько ярдов. Мы очень сблизились, и я обнаружила, что меня угнетает перспектива залезть в среду на рассвете на чердак и… расстаться с Натаниэлем, конечно, при условии, что моя теория о возвращении в свое время в момент землетрясения окажется верной. Я почти мечтала, чтобы этого не произошло.

За это время он ни разу не заговорил со мной о моем отъезде, а я в свою очередь не пыталась убедить его в том, что скоро начнется настоящее светопреставление. В конце концов мне удалось изменить его судьбу, и сегодня же вечером я предприму что-нибудь в отношении Виктории.

Натаниэль поставил мне на колени поднос. На нем были тарелка с дымящимся куриным бульоном, булочка и пирожок.

— Поешь, это поможет тебе восстановить силы. — Он взял пирожок. — А это для Аполлона.

Пес выхватил пирожок из рук Натаниэля и с жадностью умял его.

— На здоровье, — насмешливо сказал Натаниэль и, пододвинув стул ближе к кровати, сел.

— Спасибо, — поблагодарила я Натаниэля за нас обоих, вдыхая запах куриного бульона, потом показала на газету, которую он держал под мышкой. — Итак, что нового в мире?

— Давай посмотрим, — начал он. — Рузвельт поднял шумиху вокруг макрейкеров. В Гранд Опера сегодня начинаются концерты Карузо, а в Италии…

— Произошло извержение Везувия, погибли сотни людей.

Брови у него поднялись.

— Откуда, черт возьми, ты об этом узнала? Новости только что дошли до Западного побережья.

— У меня свои способы, — ответила я с загадочным видом, предпочитая пока не заострять внимание на этом вопросе.

— Ты можешь себе представить, что целый город оказался стертым с лица земли в результате этого бедствия? Мне об этом даже думать страшно, — он покачал головой.

— Да, конечно, — нервно подтвердила я, зная, что скоро мне придется сказать ему о землетрясении. — Говоря о стихийных бедствиях…

— А вот это тебя наверное заинтересует, — перебил он. — На будущей неделе начнется суд над Феннивиком.

Если здание суда не сгорит к этому времени, подумала я, а вслух сказала:

— Что, по-твоему, с ним станет?

— Проведет остаток дней в тюрьме, если его не повесят. Я кивнула.

— Он самая подходящая для этого кандидатура.

Наклонившись, он погладил меня по щеке тыльной стороной ладони, затем накрутил на пальцы прядь моих волос.

— Ты употребляешь очень любопытные обороты речи. Сначала мне это казалось странным, но теперь я нахожу эту твою привычку весьма привлекательной. Собственно говоря, все в тебе меня очаровывает.

От его слов и прикосновения огонь пробежал у меня по жилам.

— Правда?

— Да, правда, — ответил он, глядя мне прямо в глаза.

Я вспомнила другой случай, когда он произнес эти, или почти эти слова, и вздрогнула, осознав скрытый в них смысл.

— Тейлор, — продолжал он тем временем, беря меня за руки, — я вот спрашивал себя, достаточно ли хорошо ты себя чувствуешь для того, чтобы выйти в город.

— Выйти в город… с тобой?

— С кем же еще? — Улыбка тронула его губы, кончики усов поднялись вверх. — Сегодня дают «Кармен». Я надеюсь, ты окажешь мне честь, позволив сопровождать себя.

— Ты просишь меня о свидании?

Он сжал мне руки и стал медленно водить пальцем по ладоннс, отчего все у меня внутри словно вспыхнуло огнем.

— Можно и так сказать.

Мне стало радостно и горько одновременно. Именно об этом я мечтала. Сама мысль о том, чтобы провести вечер в городе с самым красивым из всех известных мне мужчин, была похожа на сказку. Но в то же время я понимала, что очень скоро должна буду расстаться с Натаниэлем навсегда — по крайней мере в том случае, если вообще возможно совершить во время землетрясения скачок в будущее. Самым правильным было бы не переходить той черты в наших отношениях, которой мы уже достигли.

— Да, — услышала я собственный голос. — Я бы хотела послушать с тобой оперу.

По правде говоря, осознала я, я бы пошла с Натаниэлем Стюартом на соревнования по свиному хрюканью, если бы он меня пригласил. К счастью для меня, его тянуло к культурным развлечениям, а не к свиньям.

Он взглянул в окно и нахмурился, увидев собиравшиеся на небе тучи.

— Надеюсь только, что не пойдет дождь.

— Не пойдет. Будет ясно и сухо, прекрасный весенний вечер, — сказала я, вспомнив описания погоды накануне землетрясения.

— Дай-то Бог. Ну, тогда до вечера. Подняв мою руку, он прижался губами к ладони, и по руке словно пробежал электрический ток.

— До вечера, — откликнулась я, и хотя до вечера было еще далеко, перед глазами у меня зажглись звезды.

Я одевалась, готовясь к походу в оперу, когда в дверь постучала Виктория.

— Тейлор, можно мне войти?

— Конечно, — я открыла дверь. При звуке голоса Виктории Аполлон навострил уши и радостно потрусил к двери.

Виктория широко раскрыла глаза, увидев на мне платье персикового цвета, которое Натаниэль купил мне для свадебного вечера, но которое у меня так и не было случая надеть.

— О Боже, Тейлор, ты просто красавица! — воскликнула она.

— Думаешь, оно подойдет? — спросила я, смущенно теребя кружево, обрамлявшее низкий вырез платья. — Боюсь, оно слишком легкое и слишком нарядное для оперы, но ничего более подходящего у меня нет.

— Оно безупречно, — Виктория решительно кивнула. — Попомни мои слова, все эти старые курицы в темных платьях позеленеют от зависти. — Она вытянула руку — на ладони лежали таблетки. — Пока они мне не понадобятся. Знаешь, эти твои таблетки — настоящее чудодейственное средство. Большое тебе спасибо.

— Пожалуйста, — я положила таблетки на прикроватный столик.

Виктория почесала Аполлона за ушами и пес довольно заворчал.

— Ну, — сказала она, понимающе взглянув на меня, — я, пожалуй, пойду, не буду тебе мешать. Заканчивай спокойно свои сборы. Имей в виду, мой брат не любит ждать.

— Учту, — ответила я, и она выскользнула в холл, сопровождаемая Аполлоном.

После ее ухода я высыпала таблетки в пузырек и хотела было убрать его в сумку, но вгляд мой упал на дату, обозначающую срок годности таблеток: 31 июля 1990 года. Это было доказательство, которое я искала. Теперь я могла убедить Натаниэля в том, что я действительно из будущего.

Но почему я не испытала при этом никакой радости? Я бы должна была почувствовать волнение, возбуждение, подъем, ну по крайней мере облегчение. Я же вместо этого почувствовала странную подавленность.

Да потому, с удивлением осознала я, что мне вдруг расхотелось рассказывать Натаниэлю и о том, откуда я, и о том, что скоро я исчезну.

Я была не готова порвать чудесную связь между нами. Я не могла этого сделать. Пока не могла. Землетрясения произойдет не раньше пяти завтрашнего утра. У меня оставалось еще много времени на то, чтобы спрятать свечи Виктории и тем самым спасти ее. Но сначала я хотела насладиться вечером в обществе Натаниэля. Сегодня.

Всего один вечер, подумала я, а потом Золушка вернется к своим лохмотьям, или, как в моем случае — спортивному костюму. И где-то на рассвете мне придется сказать моему только что обретенному принцу правду о том, откуда я появилась.

Зал оперного театра был полон. Погасли огни и сидевший рядом со мной Натаниэль в темноте взял меня за руку, отчего мне сразу же стало тепло.

— Говорят, у Карузо ангельский голос, — тихо проговорил он.

— Ангел, который никогда больше сюда не вернется, — откликнулась я, вспоминая прочитанные мной в свое время истории о том, как Карузо, до смерти напуганный землетрясением, подбежал к окну своего номера в гостинице и запел во весь голос, желая удостовериться, что пережитый им ужас на нем не отразился.

Натаниэль усмехнулся.

— Ну, для того, чтобы удержать человека со славой Карузо — не говоря уж о его самомнении — от выступлений в этом городе, потребуется божественное вмешательство.

— Это ты верно говоришь, — я внезапно занервничала. Сейчас было не время говорить Натаниэлю, что оперный театр, также как и все другие театры Сан-Франциско, скоро сгорит до основания.

Карузо вдохновенно интерпретировал роль дона Хозе. Меня захватила история проститутки Кармен. Я обнаружила некое ироническое сходство между героиней Бизе и собой. В какой-то момент переживания Кармен и душераздирающие — в трактовке Карузо — страдания дона Хозе тронули меня настолько, что на глазах выступили слезы.

— Не надо, — прошептал Натаниэль, смахивая слезы кончиками пальцев. — Я больше не хочу видеть тебя печальной.

От его слов на душе у меня стало тепло, и я внутренне вздрогнула при мысли о том, что на рассвете мне предстоит расстаться с ним. Как он прореагирует, задалась я вопросом, когда я скажу ему правду, поверит ли мне на этот раз.

И, что еще более важно, подумала я, когда занавес опустится, захочет ли он, чтобы я ушла @

Глава 14

Когда мы вернулись из театра, дом был погружен в темноту. Было наверное, уже больше одиннадцати. Натаниэль, красивый, как сказочный принц, в своем жилете и фраке, который подчеркивал каждый мускул его стройного упругого тела, провел меня через холл. Распахнув двери в большой бальный зал, он сделал мне знак следовать за ним и, войдя, включил сверкающую люстру.

На рассвете эта люстра превратится в осколки.

Словно завороженная смотрела я, как он подошел к маленькому столику и поднял звукосниматель фонографа, выглядевшего точь-в-точь как фонографы на рекламе старых пластинок. Только вот собаки не хватало. Он опустил иглу на пластику, и спустя секунду мелодичные звуки штраусовского «Голубого Дуная» наполнили зал.

— Тейлор, — пригласил он меня охрипшим голосом, и я ступила в кольцо его рук. Он крепко прижал меня к себе, и от запаха исходившего от его тела, все мысли вылетели у меня из головы. Мы закружились в танце точно так, как это происходило в моих снах. Я не обращала внимания на легкую боль в щиколотке — это вторжение реальности в мои фантазии. Я знала, что должна сказать ему и скоро… но еще не сейчас, подумала я, не желая, чтобы исчезло приятное чувство головокружения от вальса, в его объятиях.

Закрыв глаза, я дала волю воображению, и оно принялось рисовать картины того, как могла бы сложиться моя жизнь, если бы я осталась здесь, если бы не вернулась в будущее.

Остаться здесь? Да разве можно допустить подобную мысль? Мама с папой должно быть вне себя от беспокойства после землетрясения, напомнила я себе. Кроме того, нельзя забывать о диссертации и о старой Виктории.

— Опера была восхитительной, но мое внимание весь вечер было приковано только к тебе. — Теплое дыхание Натаниэля коснулось моего уха, лишая способности здраво мыслить. Конечно же, было сумасшествием думать о том, чтобы остаться здесь и все же…

Он стремительно закружил меня под заключительные аккорды вальса, и мы остановились в дюйме друг от друга в середине зала. Люстра отбрасывала вокруг причудливые тени, мешая мне определить, что выражало его лицо.

— Натаниэль…

— Тейлор, — он взял мои руки в свои, напряженно глядя на меня. Я затрепетала. — За то короткое время, что мы с тобой знакомы, ты заставила меня понять, как многого я был лишен.

— Я чувствую то же самое, — прошептала я.

— После того, как Феннивик попытался столкнуть тебя с крыши, и я едва не потерял тебя, я понял, что ты стала значить для меня и для Виктории. Тейлор, я хочу сказать тебе кое-что.

— Тогда нас двое, — ответила я, почувствовав себя виноватой при упоминании о Виктории. — Мне тоже нужно кое-что тебе разъяснить.

Какое я имела право поощрять Натаниэля, если завтра я исчезну? По крайней мере, я надеялась, что исчезну, если моя теория о путешествии во времени сработает. Я должна немедленно рассказать ему о землетрясении. Хотя мне удалось помешать браку Натаниэля с Пруденс, не допустить того, чтобы его дом попал в руки Феннивика, Виктория все еще была в опасности. Если мы не примем никаких мер, она пострадает во время землетрясения на рассвете. Убрать свечи — еще не стопроцентная гарантия того, что с ней ничего не случится. Я не могла вспомнить, насколько сильно был разрушен дом. Что если на нее обвалится потолок или она порежется осколками стекла?

— Тейлор…

Прозвенел дверной звонок, прервав Натаниэля. Нахмурив в раздражении брови, он пошел к выходу, бормоча про себя:

— Более неуместного визита… Заспанная миссис 0'Хара спускалась по лестнице, завязывая халат.

— Кто бы мог прийти в такой час, как вы думаете?

Смутное воспоминание мелькнуло у меня в голове. Виктория что-то говорила мне о позднем визите в ночь перед землетрясением. Что же она говорила? Высокий молодой человек… здоровый как бык…

— Антонио, — объявила я.

— Что?

— Твой деловой партнер. Он пришел с новестями о важной деловой сделке, которых ты ждал. — Я рискнула высказать догадку и поспешно продолжала: — Это связано с бумагами, над которыми ты работал с мистером Шпреклзом.

Он уставился на меня.

— Дай-то Бог, чтобы ты была права. Миссис 0'Хара открыла дверь. На пороге стоял здоровый широкоплечий итальянец, полностью отвечавший описанию Виктории.

— А, мистер Джузеппе, входите. Хозяин ждет.

Антонио снял шляпу и вошел. Натаниэль встретил его в холле и повел в гостиную, а миссис 0'Хара принялась хлопотать насчет чая. Взглянув на меня, Антонио переступил с ноги на ногу.

— У меня есть новости, хозяин, — начал он. — Но, может, сейчас не время…

— Ты можешь смело говорить в присутствии мисс Джеймс, — заверил его Натаниэль. — Что за новости?

Расслабившись, Антонио развернул свернутые в трубочку бумаги, которые держал в руках, и передал их Натаниэлю.

— Заявка на регистрацию вашей новой трамвайной компании — ее подписали.

— Новая трамвайная компания? — Я посмотрела на Натаниэля, удивленная содержанием таинственных «трамвайных» бумаг.

Он довольно улыбнулся.

— Прекрасно. Руф и его приспешники собирались сколотить себе состояние, пустив трамваи, действующие от надземных проводов. Они распространяли слухи и даже проталкивали статьи в газеты, стараясь убедить общественность в том, что трамваи, идущие по подземным линиям, чрезвычайно дороги и опасны. Шпреклз и я основали собственную компанию, совершив казалось бы невозможное, и тем самым разоблачили их лживые вымыслы.

— Вот почему Руф поджег твой склад и пытался убить тебя.

— Столкнуть меня с крыши было идеей Феннивика. Очевидно, негодяй намеревался надуть и Руфа с Мортимером Пратвеллом, прикарманив их денежки. Он уже нанес значительный урон состоянию Пратвеллов, подделывая счета; проиграв эти деньги, он решил соблазнить Пруденс, чтобы через нее добраться до моих денег. К счастью, — он сжал мою руку, — ты положила конец этому безумию.

Краем глаза я заметила Викторию, подглядывающую за нами с площадки третьего этажа. Увидев влюбленный взгляд, который бросил на меня его хозяин, Антонио откашлялся.

— Я, пожалуй, пойду. Извините, что ворвался в неподходящее время. До свидания.

— Нет, не уходите, — воскликнула я и, схватив Натаниэля за руку, прошептала ему на ухо: — Мне надо поговорить с тобой, сейчас.

Озадаченно посмотрев на меня, он повернулся к Антонио.

— Извини, ради Бога.

Мы удалились в бальный зал, и он закрыл дверь.

— Натаниэль, — взволнованно заговорила я, — сейчас некогда объяснять, но ты должен отослать Викторию с Антонио.

— Что? Отослать ее?

— Послушай, — я сделала глубокий вдох. — Ты не поверил мне, когда я пыталась предупредить тебя насчет Пруденс. Но повторяю — я знаю, что произойдет в будущем, и я говорю совершенно серьезно. В пять часов тринадцать минут утра начнется землетрясение, во время которого Виктория получит страшные ожоги. Ты должен мне верить. Он хотел было возразить, но передумал.

— Ты знала, что пришел Антонио с этими бумагами, — сказал он, задумчиво поглаживая подбородок. — И ты знала про Пруденс с Феннивиком и про то, что он собирался убить меня.

— Правильно, — от волнения я заговорила громче. — Не забудь про аэроплан, откуда, ты думаешь, я узнала, как сделать так, чтобы он летал? И как снять у Виктории боль во время месячных и какая будет погода сегодня вечером?

— Поразительная цепь совпадений.

— А как ты объяснишь тот факт, что я знала об извержении Везувия до того, как прочла об этом в газетах?

После неловкой паузы он сказал:

— Признаю, я не вижу объяснения, хотя какое-то объяснение безусловно должно быть.

— Оно есть. Я же говорю тебе, я видела будущее, и скоро будет землетрясение такой силы, какого еще не было в этом городе.

В глазах у него появилось беспокойство.

— Может, ты действительно наделена даром предвидения. Я допускаю, что такое возможно…

По его глазам я видела, что желание верить борется в нем со здравым смыслом. Ему было вужно доказательство. Я подумала о пузырьке с таблетками, но решила не запутывать все еще более объявлением, что я из будущего.

— Ее комната, — нашла я выход, молясь про себя, чтобы Виктория простила мне это предательство. — Виктория читает любовный роман, чего, по ее мнению, ты не одобришь. Вот почему она не будет спать на рассвете, а будет читать при свече, когда произойдет землетрясение.

— И свеча…

— От свечи у нее загорятся волосы. Ее лицо останется обезображенным шрамами на всю жизнь.

На лице Натаниэля отразился ужас. Он выбежал из бального зала и понесся вверх по лестнице, пробежав мимо озадаченной Виктории, стоявшей на площадке. Я побежала вслед за ним и едва не столкнулась с ним, когда спустя минуту он выбежал из комнаты Виктории с доказательством в руке.

— Виктория, я же говорил тебе, чтобы ты не тратила время на чтение подобного вздора, — он помахал любовным романом у нее перед носом.

Она посмотрела на меня так, будто я была Бенедиктом Арнольдомnote 10.

— Тейлор, я думала, ты мне друг.

— Так оно и есть, — запротестовала я. — Я делаю это для твоей же пользы. Ты поймешь это утром.

Натаниэль вертел в руке книгу так, словно она была заколдована.

— Откуда я знаю, что ты сама не подложила ее в комнату Виктории?

— Ты не знаешь. Но неужели ты хочешь рискнуть безопасностью своей сестры, предполагая, что я лгу?

Молчание.

— Что тебе терять? — настаивала я, предчувствуя победу. — Если я права, то, отослав ее, ты спасешь ее от… — взглянув на Викторию, я смягчила свои слова. — Ты обезопасишь ее на время землетрясения. Если же я ошибаюсь, Виктория ничего не потеряет, отдохнет пару дней от школы.

— Землетрясение! О чем она говорит? — Виктория потянула брата за рукав.

Он повернулся ко мне и заговорил обманчиво спокойным тоном.

— Похоже, мне придется тебе поверить. Но если, как ты говоришь, действительно произойдет землетрясение, то как ты можешь быть уверена в том, что Виктория будет в безопасности, если я отошлю ее?

Я лихорадочно соображала, пытаясь вспомнить, какие районы не пострадали от землетрясения. И тут меня осенило. Я вспомнила, что судам, находившимся в открытом море, землетрясение никакого вреда не причинило.

— Пусть Антонио возьмет ее в море на одном из твоих судов.

— Антонио? — У Виктории загорелись глаза. — Ты хочешь, чтобы я отправилась в поездку с мистером Джузеппе?

— Пусть он пообещает пробыть с ней за пределами города и порта, по крайней мере, три дня, — продолжала я. «До тех пор, пока не утихнут пожары, разрушившие город», — добавила я про себя. — Если тебя беспокоит, что скажут люди, отправь с ней миссис 0'Хару.

Натаниэль молчал. На его лице отражалась борьба эмоций с рассудком. Наконец он кивнул.

— Я никогда не прощу себе, если что-то случится с моей сестрой. Сейчас я поговорю с Антонио и отдам ему необходимые распоряжения.

Я облегченно вздохнула, только сейчас осознав, что все это время сдерживала дыхание.

— Ты не пожалеешь. Верь мне. Он посмотрел мне прямо в глаза.

— А я и верю. Бог его знает почему, но я тебе верю.

— Слуг разбудили, и они укладывают вещи, — сообщил мне Натаниэль двадцать минут спустя. — Хотя ни один не понимает, почему их отсылают погостить у родственников в такой поздний час.

— Это ради их же блага, — заверила я его. — Все пристройки к дому, включая и помещения для слуг, будут разрушены во время землетрясения.

— И моя мастерская тоже? — В его голосе слышалось напряжение.

— Да, — мягко ответила я. — Мне бы хотелось, чтобы этого не случилось, но, увы, так и будет.

Он обнял меня и притянул к себе.

— Ну, скоро мы это выясним, так ведь? Наспех упакованные саквояжи Виктории погрузили в экипаж Антонио, куда села и озадаченная миссис 0'Хара.

— Ты еще будешь здесь, когда я вернусь? — спросила Виктория, когда несколько минут спустя мы стояли у парадного входа. Она была уже полностью одета, а волосы собрала в пучок, что придавало ей удивительно взрослый вид.

— Нет, — ответила я, чувствуя нечто большее, чем легкое сожаление. — Меня не будет.

Глаза ее расширились, и она обняла меня, намочив мне юбку своими слезами.

— Я буду скучать по тебе, Тейлор. Почему тебе надо уезжать?

Мои собственные глаза увлажнились при мысли о расставании.

— Просто пришла пора, Виктория. Я здесь чужая — это не мой дом.

Она посмотрела на меня снизу вверх и заморгала мокрыми глазами, снова став похожей на ребенка.

— Он мог бы стать твоим, если бы ты захотела.

Это заявление потрясло меня до глубины души. Может, она права? Я вспомнила слова Натаниэля, признавшегося мне раньше вечером, что в опере он мог думать только обо мне, и внутри возникло теплое чувство. И все же, даже если его чувства ко мне были искренни, я не могла бросить все и остаться во времени, когда тому, что думает женщина, придавали меньшее значение, чем перьям на ее шляпке. Разве не так?

Прежде чем я успела ответить, к нам подошел Натаниэль.

— Ты готова, Виктория?

Она кивнула и, приняв протянутую братом руку, твердой походкой направилась к экипажу, дверцу которого Антонио открыл для нее. Аполлон заскулил у моих ног, глядя то на меня, то на Викторию.

— Знаю, — сказала я, почесывая его за ушами. — Я тоже буду скучать по ней.

Внезапно мой пес вырвался и побежал к Виктории, которая, повернувшись, подхватила его на руки. Может, он каким-то чудесным образом почувствовал, что эта юная девушка станет со временем той старой женщиной, которая совсем в другой жизни вырастит его и отдаст мне? Я прикусила губу, с удивлением обнаружив, какой болью отозвалось во мне бегство Аполлона. Пес, наклонив голову набок, улыбнулся мне из окна экипажа своей кривой улыбкой. Через секунду колеса экипажа загромыхали по мостовой, и он исчез в ночи.

А еще говорят, что кошки непостоянны.

Натаниэль подошел ко мне, и мы вместе стояли у входа в дом, в молчании глядя на дорогу, пока последний отзвук стука колес не растворился в ночном ветре.

— Ты правильно поступил, — убежденно сказала я.

Он обнял меня за плечи и привлек ближе к себе, наполняя своим теплом.

— Молю Бога, чтобы ты оказалась права.

— Твой дом уцелеет, — добавила я, когда он открыл для меня дверь.

— Мой отец построил этот дом, — сказал он с гордостью. — Виктория родилась в нем, и мой долг спасти его, если будет на то воля Божья. Я велел слугам наполнить все тазы и ведра водой перед уходом, и все горшки и кастрюли тоже, и намочить несколько дюжин простыней.

— Хорошо придумано, — одобрила я, приятно удивленная подобной предусмотрительностью. — Пока миссис 0'Хара упаковывала вещи, я уговорила ее разрешить мне разрезать несколько простыней на полосы — их можно будет использовать как перевязочный материал. Много людей пострадает, прежде чем все это закончится. Кроме того, я достала все антисептики, какие смогла найти, и взяла бренди из твоего, кабинета на случай, если понадобится болеутоляющее.

Он нахмурился.

— Не знаю, может было бы лучше, если все-таки оказалось бы, что ты ненормальная. Антонио думает, что я чокнулся, но все равно обещал прислать партию вина со склада.

— Разумный шаг, — одобрительно кивнула я. — Некоторые итальянские кварталы уцелели при пожаре, потому что жители облили дома вином. Ну, а теперь, — я направилась по дорожке к улице, — мы должны предупредить других.

— Каких других? — запротестовал Натаниэль, перехватывая меня, когда я уже дошла до конца дорожки. — Никто не поверит такой невероятной истории.

— Это и в самом деле история, только совсем в другом смысле, — настаивала я, переходя через улицу, в то время как Натаниэль тянул меня за локоть назад. — Если мы предупредим соседей, может, им удастся спасти свои дома. На твоей машине мы могли бы объехать город, давая сигнал тревоги наподобие Пола Ревериnote 11.

— Теперь ты говоришь как ненормальная. Но раз ты настаиваешь на своем и собираешься будить людей, думаю, мне лучше пойти с тобой, а то кто-нибудь засадит тебя в сумасшедший дом.

Я ухмыльнулась.

— Вот это рвение.

Мы подошли к скромному дому в викторианском стиле на другой стороне улицы.

— Я сам буду объяснять, — тихо сказал Натаниэль и позвонил в дверь. Никакого ответа. Он снова позвонил. Спустя некоторое время старик в ночном колпаке высунул голову в окно верхнего этажа.

— Натаниэль Стюарт? Ты, что, не знаешь, сколько сейчас времени?

Натаниэль отступил на шаг и, задрав голову, посмотрел на рассерженного старика.

— Извините, что разбудил вас, мистер Грили, — поколебавшись, начал он. — У меня нет времени объяснять, но проведенный мной опыт показал, что рано утром произойдет землетрясение.

Ну и ну, подумала я, вновь подивившись его изобретательному уму. Далеко пойдешь, Натаниэль.

— Вскоре после пяти часов, — говорил он тем временем. — Я бы советовал вам…

— Землетрясение? Подумать только, — проворчал старик, зевая. — Ты прерываешь мой крепкий сон только затем, чтобы рассказать об еще одной своей дикой теории?

— Очень даже вероятной теории. Я знаю, это звучит неправдоподобно, но данные показывают…

— Убирайся, пока я не вызвал полицию!

Старик захлопнул окно, ставя точку на всем разговоре.

— Подождите, — закричала я, но Натаниэль закрыл мне рот рукой.

— У него свой взгляд на вещи. Никакие доводы не заставят его изменить свое мнение. Если нас упрячут за решетку, это никому не поможет.

Я должна была признать, что он прав.

— Я попытаюсь зайти в следующий дом, — вызвалась я.

Это был трехэтажный кирпичный особняк с белыми ставнями и ухоженным цветником перед домом. Я позвонила, а когда мне никто не ответил, застучала в дверь кулаком. Наконец она немного приоткрылась и две пухлые старые дамы уставились на меня через щель.

— Что-нибудь случилось? — спросила та, что пониже, узнав стоявшего рядом со мной Натаниэля.

— Да, — начала я. — Я кузина Натаниэля.

Извините, что разбудила вас, но скоро начнется ужасное землетрясение. У меня было видение…

— Видение, еще чего, — перебила меня женщина повыше. — Говорила я тебе, Мейбл, что не надо открывать дверь.

— Ты, как всегда, оказалась права, Миллисент, — ответила Мейбл, глядя себе под ноги.

— Говорю вам, это правда, — заспорила я. — Но если вы наполните ванну и тазы водой и намочите одеяла…

— Это похоже на бред сумасшедшего, — Миллисент смерила меня презрительным взглядом, затем повернулась к Натаниэлю. — До меня доходили самые невероятные слухи после того, как была отменена ваша свадьба с мисс Пратвелл, молодой человек, но такого я и вообразить не могла. Эта молодая женщина, которую вы опекаете, явно не в своем уме.

Это было слишком.

— Я не…

— Моя кузина привыкла говорить то, что думает, — поспешно вмешался Натаниэль, бросая на меня предостерегающий взгляд. — Иногда ее слова кажутся странными, но у меня есть веские основания верить тому, что она говорит. — Он заговорил чуть ли не обольщающим тоном: — Этот розовый цвет так вам идет, Миллисент. Он подчеркивает цвет вашего лица.

Миллисент покраснела как герань в ее саду.

— Лесть вам не поможет, молодой человек. — И добавила шепотом, обращаясь к сестре. — Эта молодая женщина, которую он взял под свою опеку, лишила его способности рассуждать здраво. Я слышала, что она со странностями, теперь я сама вижу, что это правда.

— Я не сумасшедшая, — снова заспорила я. — Я…

Натаниэль крепко сжал мне локоть и потащил с крыльца, извинившись перед двумя пожилыми дамами за то, что нарушил их сон красоты.

— Куда ты меня ведешь? — спросила я, когда мы вышли на улицу. — Нас никто не послушал…

— Брось это, Тейлор, — мягко сказал он. — Они не хотят слушать. Никто не способен поверить в то, что можно предсказывать будущее. А ты бы поверила, если бы кто-то сказал тебе, что через короткое время твоя жизнь совершенно изменится? Я прикусила язык.

— Нет, — признала я. — Думаю, что нет. Он обнял меня, защищая от прохладного ночного ветра.

— Пойдем, я уложу тебя в постель. Я вздрогнула, когда он повел меня по улице к дорожке. Перспектива лежать одной в комнате для гостей, ожидая, когда же начнется землетрясение, показалась мне малопривлекательной.

— Натаниэль, — заговорила я, когда мы ступили на порог. — Я…

Он прижал палец к моим губам, призывая к молчанию. Затем медленно, не отрывая от меня взгляда, наклонил голову и прижал губы к моим в многообещающем поцелуе.

— Хватит разговоров. Если рано утром и впрямь начнется землетрясение, не будем терять ни одной драгоценной минуты того времени, что у нас осталось.

Закрыв дверь, он притянул меня к себе.

— Ты нужна мне, Тейлор.

— Я что?.. — потрясение спросила я.

— Ты нужна мне. Я чувствую это с того самого мгновения, как впервые увидел тебя. Он снова прижался губами к моим губам.

— Но ты же меня не знаешь…

Обнимая его за шею, я осознала, что в доме есть одно место, которое, как мне доподлинно было известно, не пострадало при землетрясении. Это была спальня Натаниэля, в которой спала Пруденс, когда началось землетрясение. По крайней мере, так развивались события до того, как я изменила историю.

— Я знаю все, что мне нужно знать, — пробормотал он между поцелуями. — Твое прошлое — это и есть прошлое.

Прежде чем я смогла возразить, он снова поцеловал меня, раздвинув мне губы языком и исследуя мой рот. Одновременно он крепко прижимал меня к себе, положив руку на талию. Я чувствовала биение его сердца, такое же быстрое, как у меня, понимая, что он хочет меня, так же как я хочу его. Дыхание у меня участилось, и я с кристальной ясностью осознала, что больше всего на свете хочу заняться любовью с Натаниэлем Стюартом. С мужчиной, который считал меня проституткой.

— Я не такая, как ты думаешь, — запротестовала я, откидывая голову назад.

— А какая же ты, скажи на милость? — Он поднял брови, глядя на меня так, что ноги у меня стали как ватные. Мысль о том, что он все еще считает меня потаскухой, не давала мне покоя. А потом я вдруг поняла, что это не имеет значения. Утром я покину его, унося с собой лишь память о нем. Значит сегодня я должна сделать так, чтобы эта память осталась у меня навсегда, как если бы она была выжжена каленым железом у меня в сердце.

— Ты прав, — согласилась я, обнимая его за шею и отвечая на его поцелуй. — Мое прошлое не имеет значения. По крайней мере, сейчас.

— Это землетрясение, — заметил он и бросил беспокойный взгляд на люстру. — Ты сказала, что люстра упадет, хотя сам дом не разрушится. Есть ли в доме безопасное место?

— В твоей спальне мы будем в безопасности, — прошептала я, исследуя кончиками пальцев черты его лица, — хотя я не уверена, что безопасность — то слово, которое здесь, уместно.

Широко улыбнувшись, он подхватил меня на руки и понес по лестнице.


Я задрожала от возбуждения и волнения, когда Натаниэль, развязав мою уличную накидку и положив ее на стул, принялся расстегивать бесчисленные крохотные пуговки сзади у меня на платье. Теплая волна прокатилась по всему телу, когда он спустил лиф платья, нежно провел рукой по моим голым плечам, потом снял платье совсем и отбросил в сторону.

Словно завороженная, я наблюдала, как он начал расстегивать на себе рубашку. Не в силах удержаться, я просунула руки под рубашку и провела по густым темным волосам у него на груди. Его крепкие мускулы напряглись под моими ладонями, он тихонько застонал и, оторвав последнюю пуговицу, бросил рубашку на пол. Вид обнаженного до пояса Натаниэля заставил меня задержать дыхание. Он впился мне в губы поцелуем, от которого меня охватил страстный огонь. Заключив меня в объятия, он опустил меня на мягкую , пуховую перину, развязал и стащил туфли, а затем один за другим стал снимать многочисленные предметы нижнего белья.

— Ты прекрасна, — прошептал он, расшнуровав корсет и освободив мою грудь из этого не слишком удобного заключения, и я затрепетала в предвкушении.

— Я прекрасна? — прошептала я в ответ с пылающим лицом и чувствуя себя словно окутанной бархатным туманом. Я никогда не считала себя красивой. Симпатичной, может, даже привлекательной, когда накладывала макияж и делала завивку. Но прекрасной? Такая мысль не приходила мне в голову даже в самых смелых мечтах.

— Так прекрасна, — пробормотал он, становясь на колени и целуя сначала одну грудь, потом другую. От каждого прикосновения его губ и языка — щекочущих, возбуждающих, дразнящих — во мне словно вспыхивало пламя. Ну, подумала я, утрачивая постепенно связь с реальностью, может, в самых, самых смелых мечтах… какими, наверное, было и то, что происходило сейчас.

— Сегодня все будет не так, как было у тебя раньше, — прошептал он, заключая меня в кольцо своих сильных рук, и я познала, что такое райское блаженство. Он умело снял с меня панталоны и шелковые чулки. — Я хочу доставить тебе удовольствие, как никто другой, — он продолжал ласкать меня пальцами, губами и языком, пока мне не стало казаться, что я умираю от наслаждения, но я просила его не прекращать, совсем как падшая женщина, какой он меня считал.

В тот самый момент, когда я подумала, что больше не выдержу, он перестал ласкать меня и стал медленно снимать с себя оставшуюся одежду и скоро предстал передо мной обнаженный.

У меня дух захватило при виде его обнаженного тела, освещенного мерцающим светом газового светильника, висевшего на стене. Он был великолепен — сплошные узлы мускулов на груди и плечах делали его похожим на бронзовую статую в музее. Темные волосы на груди слегка шевелились от его дыхания. На твердом плоском животе они образовывали узкий треугольник, а ниже…

Увидев, куда направлен мой взгляд, он шутливо приподнял брови.

— Что-нибудь не в порядке? Я почувствовала, что краснею.

— Не в порядке? Нет, конечно. Я просто восхищаюсь костюмом, в котором ты родился. Уголки его рта изогнулись в улыбке.

— Хотя сегодня не мой день рождения, мы все равно можем его отпраздновать, если хочешь.

— Я хочу.

Он шагнул ко мне, словно вошел в мою мечту и, заключив в объятия, стал осыпать страстными поцелуями. Мы упали на его мягкую пуховую постель.

— Я хочу тебя, Тейлор, — прошептал он, щекоча мне ухо своим горячим дыханием. — Больше, чем я когда-либо хотел другую женщину.

— Я тоже хочу тебя, — выдохнула я, перебирая волосы у него на груди, затем стала водить пальцами по его мускулистой спине, наслаждаясь каждым мигом этого «исследования». Он склонился надо мной, творя чудеса губами и языком. Накрыв мою руку своей, он направил мою ладонь ниже, себе на бедро. Затем без предупреждения опустился на меня всем телом, и я получила мощный заряд адреналина, почувствовав налившееся жизнью доказательство его желания. Со стоном Натаниэль положил руку на мое влажное лоно. Пальцы его проникли внутрь. Я выгнулась от этого прикосновения, охваченная страстью, которой в себе не подозревала.

Наконец, когда я почувствовала, что больше не выдержу этой утонченной пытки, он вошел в меня, наполнив жаром и болью — казалось, меня пронзил огненный стержень. Я прикусила язык, полная решимости не показывать ему, как мне больно.

Он вдруг замер, глядя на меня так, словно увидел впервые. Он знает, подумала я, каким-то образом он знает, что он мой первый мужчина.

— Не знаю, откуда ты появилась, — прошептал он хрипло, — но уж точно не из борделя. Как же я не понял этого сразу?

Его губы снова слились с моими. Нежный сначала поцелуй вскоре стал требовательным. Его язык скользнул между моими полураскрытыми губами, посылая по всему моему телу волны наслаждения, разжигая начавшее было затухать внутри меня пламя.

Я обвила его шею руками, и он начал двигаться внутри меня, сначала медленно, потом все быстрее и быстрее. Я инстинктивно подлаживалась под его ритм. Боль внутри затихла, осталось только наслаждение — волны наслаждения, накатывавшие одна за другой. Я испытывала чувство необыкновенной свободы, словно танцевала вальс на облаке или парила высоко в небе. Даже радость, испытанная мной, когда я поднялась с Натаниэлем в небо в его летательном аппарате, не шла ни в какое сравнение с тем головокружительным ощущением, которое заполнило меня сейчас, когда мы вдвоем парили на волшебных высотах, двигаясь навстречу восходу солнца. Прошлое и будущее перестали существовать для нас, осталось только чудесное настоящее. Больше всего мне хотелось, чтобы это настоящее никогда не кончалось, даже после того как Натаниэль завершил свой полет страсти, вознеся меня так близко к райским кущам, как мне не представлялось возможным.

Что-то, зревшее внутри меня, освободилось с силой, превосходящей силу любого землетрясения. Если бы только эта ночь не кончалась, снова подумала я. Натаниэль ощутил мою потребность и, ответив на мое невысказанное словами желание, заново начал извечный цикл любви между мужчиной и женщиной, то единственное, что не изменилось за тысячи лет и не изменится еще за тысячи.

Остальное, как говорится, относится к области истории.

Глава 15

— Ты изменилась. — Натаниэль, опершись на локоть, приподнялся в кровати, протирая заспанные глаза. Улыбка медленно расползалась по его лицу, пока он жадно оглядывал изгибы и выпуклости моей фигуры, обтянутой леотардом и ярко-розовым трико, которые я успела надеть, пока он спал. — Знаешь, подумав, я решил, что мне нужен еще один урок, чтобы усвоить, как действует эта «молния». Я с сожалением покачала головой.

— Мне пора идти.

— Идти? — На его лице отразилось недоумение, затем гнев. — Ты не можешь уйти сейчас, после того что произошло. Ты сказала, что будет землетрясение, — он замолчал и взглянул на часы — теперь уже меньше, чем через полчаса. Куда, черт возьми, ты собралась идти?

Я сжала сумочку, висевшую у меня на поясе.

— Туда, откуда я пришла. Он сел прямо и пристально посмотрел мне в глаза.

— Я думаю, — проговорил он, похлопывая ладонью по одеялу, — давно пора рассказать мне, откуда же ты пришла.

Кивнув, я подошла к кровати и села. Щеки у меня покраснели при воспоминании о тех любовных утехах, которым мы предавались на этой кровати всего несколько часов назад. Я представила его обнаженное тело и с трудом подавила почти непреодолимое желание забраться к нему под одеяло.

— Я пыталась сказать тебе об этом раньше, но ты мне не поверил.

Он вопросительно поднял брови.

— Этот вздор о том, что ты цыганка, умеющая предсказывать будущее?

— Я выдумала это, потому что ты не поверил бы, скажи я правду.

— Но почему ты не сказала мне, что ты девственница? — Он говорил очень нежно и водил пальцем по моей ладони, отчего по ней словно пробегали электрические искры. — Какие ужасные вещи ты хотела скрыть, если предпочла, чтобы я считал тебя падшей женщиной?

— Я пыталась рассказать тебе, но ты не захотел слушать.

— Увидев тебя в этом костюме, я предположил… — Он вздохнул. — Ну, хорошо, я признаю свою вину. Так скажи же мне теперь ту правду, которую я так упрямо отказывался выслушать раньше.

Я тоже вздохнула, предвидя его реакцию.

— Правда заключается в том, что я из будущего.

Он потрясение уставился на меня.

— Все эти немыслимые истории о самолетах и ракетах, летающих на Луну…

— Это все правда. Клянусь. — Расстегнув свою сумочку, я достала из нее пузырек с таблетками и протянула ему. — Может это убедит тебя.

Он повертел пузырек в руках, недоверчиво его рассматривая.

— Из чего он сделан? Я никогда раньше не видел подобного материала.

— Это пластик, — объяснила я. — Синтетический материал, изготовленный человеком. В моем времени из него делают множество вещей — молочные бутылки, игрушки, даже мебель. И пузырьки для лекарств, как этот.

— Пузырек для таблеток, — он подозрительно посмотрел на меня. Сердце у меня упало: он не поверил мне. Он зажал крышечку между большим и указательным пальцами и нахмурился. — Как он открывается? — Ты поворачиваешь ее, как указывает стрелка, вот так, — показала я. — Это для того, чтобы дети не могли открыть пузырек.

— Похвальная предусмотрительность, — он попробовал открыть пузырек и, сняв крышечку, заглянул внутрь, потом потряс его. — Твои таблетки помогли Виктории, хотя… — он замолчал, не закончив предложения — взгляд его упал на дату, обозначающую срок годности.-1990?

Он потер пальцем цифры, глядя то на них, то на меня. Затем положил пузырек и уставился на меня так, словно у меня только что выросли крылья и я полетела по комнате. Затем медленно глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться.

— Ты бы не могла это подделать, это напечатано. Вот, значит, почему ты знала об извержении Везувия и обо всем остальном.

— В своем времени я была историком, — пояснила я. — Я писала магистерскую диссертацию на тему о восстановлении старых домов, относящихся к тому периоду, в котором живешь ты. Так я познакомилась с Викторией.

— Невероятно… — Он покачал головой. — Если бы я сам не был свидетелем тому, как ты предсказываешь будущее, я бы никогда не поверил, что такое возможно, — но… — Он посмотрел мне прямо в глаза.

— Я знаю, это похоже на бред, — сказала я. — Это…

— Чудо, -закончил он благоговейным тоном.

— Возможно, — согласилась я. — Не буду говорить, что понимаю, как это произошло. Я читала немного о тектонических плитах и…

— Каких плитах?

— Тектонических. Это научная теория, объясняющая причину землетрясений. Огромные плиты наталкиваются друг на друга, давление вызывает колебания земной коры.

Он кивнул. В глазах зажегся огонек исследовательского интереса.

— В этом есть смысл. В этом случае высвобождается огромное количество энергии…

— …Достаточное для того, чтобы вызвать и перемещения во времени, — добавила я. — Я находилась на чердаке этого дома, когда в 1989 году началось землетрясение. Я предположила, что, если я окажусь на чердаке сегодня в момент землетрясения…

— То ты вернешься в свое время, — договорил он, и на его лице появилось понимающее выражение. — Да, я начинаю верить, что такое возможно. Да, это вполне допустимо. Может, в глубинах земли есть место, где временная последовательность нарушена. Это объясняет, кстати, почему в этом доме выходят из строя компасы.

— Геомагнитные силы, действующие с отклонением…

— …Колоссальные силы, — согласился он, привлекая меня к себе.

— Да, колоссальные, — успела прошептать я, перед тем как он накрыл мой рот своим в нежном поцелуе, от которого угольки, оставшиеся от костра страсти, горевшего в нас ночью, стали разгораться заново. Казалось, он и не думает отпускать меня. Его объятие вызвало у меня желание лечь с ним в постель и заниматься любовью — сейчас и всегда.

Я не хотела возвращаться домой, в свое время. Родители как-нибудь обойдутся без меня, а Виктория… что ж, ее жизнь была, в конце концов, почти закончена. Молодой Виктории я была нужна даже больше.

Я задержала дыхание, когда Натаниэль оторвался от меня.

— Это твое будущее, какое оно? — спросил он.

Я поколебалась.

— Ну, в нем есть свои плюсы и минусы. Транспорт и преступность вызывают беспокойство. С другой стороны, у нас есть новые технологии — сотовые телефоны, лазерная хирургия, микроволновые печи. Все эти вещи делают жизнь более удобной во многих отношениях.

— Сотовые телефоны? Лазеры? Микроволновые печи?

— Переносные телефоны без проводов. Можно поговорить с кем угодно, находясь, к примеру, в машине. Лазеры — это концентрированные световые лучи. Хирурги пользуются ими вместо скальпеля.

— Поразительно, — сказал он с восхищением в голосе. — А микроволновые печи?

— Это печи, в которых используют микроволны — электромагнитные волны очень малой длины. Мне далеко до Джулии Чайлд — это известный шеф-повар, — но в такой печи даже я могу приготовить вкусное блюдо за считанные минуты.

Он помолчал, обдумывая мои слова.

— Тебе конечно же не хватает всех этих новинок, — наконец произнес он.

— Я начинаю привыкать жить по старинке, — солгала я.

— И твоя семья, — продолжал он, будто не слыша моих слов. — Они, должно быть, с ума сходят от беспокойства.

— Мама обычно начинала беспокоиться и воображать, что на меня напали хулиганы, если я приходила из школы на полчаса позже обычного, — признала я.

С тревогой я ждала тех слов, которые заставили бы меня остаться. Ему всего-то и нужно было сказать, что он любит меня, что все еще хочет меня теперь, когда знает обо мне правду.

Я сдерживала дыхание, наблюдая за борьбой чувств, отражавшейся на его лице, но наконец оно принял решительное выражение.

— Я никогда тебя не забуду, — проговорил он, нежно гладя меня по волосам, — но мне совершенно ясно, что ты принадлежишь своему времени.

С таким же успехом он мог взять нож и вонзить его мне в сердце. Я прижалась лицом к его плечу, исполненная решимости не дать ему увидеть, как мне больно. Губы у меня дрожали. Я боролась с подступавшими слезами.

Он мягко отстранил меня и потянулся за своей курткой. Надев ее, он взял меня за руку и повел к двери на чердак.

Вынув часы, он долго, дольше, чем необходимо, смотрел на них.

— Пора, — он вложил мне в руку часы и зажал вокруг них мои пальцы. — Это на память обо мне. — Голос его дрожал от волнения, чего раньше я никогда за ним не замечала.

— Спасибо, — хрипло поблагодарила я, едва узнавая собственный голос. Я открепила одометр со встроенным компасом от своей сумочки и протянула Натаниэлю. — Компасом вряд ли сможешь пользоваться в этом твоем ненормальном доме, — я изо всех сил старалась говорить ровным голосом, хотя сердце у меня разрывалось на части, — а одометр может пригодиться тебе в полетах. Он показывает, сколько миль ты п… прошел…

Не в силах договорить, опасаясь, что вот-вот разрыдаюсь, я замолчала. Натаниэль тоже молчал с несчастным видом. Наконец он прервал неловкое молчание.

— Что ж, больше ничего и не скажешь. Я кивнула.

— Да, полагаю, это так. Я ждала, моля про себя Бога, чтобы он попросил меня остаться.

— Да, — повторил он. Его взгляд притягивало ко мне как магнитом. — Благослови тебя Бог, любовь моя.

Я сжала дверную ручку и рывком открыла дверь.

— Натаниэль… — проговорила я полушепотом, поворачиваясь к нему.

— Да?

«Я люблю тебя», — мысленно воскликнула я. Но я не могла произнести эти слова вслух. Я спала с ним, я влюбилась в него, но он любил меня недостаточно для того, чтобы попросить остаться. А может, не верил, что я смогу приспособиться к их образу жизни, подумала я, лихорадочно пытаясь найти ответ на вопрос, так ли это на самом деле. Он знает, что я здесь чужая и навсегда останусь чужой.

Я встала на цыпочки и потерлась губами о его губы. Затем развернулась и вошла на чердак, стараясь не думать о том, какое потрясенное было у него лицо. Я скорее почувствовала, чем увидела, как он уставился мне в спину. Его взгляд, казалось, прожигал меня как лазер.

Сморгнув слезы, я заставила себя идти дальше, к тому месту, где я стояла во время первого землетрясения. Неужели это было всего неделю назад? Я увидела ящик с расщепленной доской, может, тот самый, о который я тогда споткнулась в темноте. Где-то заржала лошадь. Издалека донесся лай собак. Животные знают, подумала я. Каким-то образом они чувствуют, что скоро начнется землетрясение.

Внезапно я осознала, что мне не хватает Аполлона. По крайней мере, мне не пришлось бы совершать это путешествие во времени в одиночку.

— Это все ты виноват, — поругала я вслух бросившую меня собаку. — Если бы ты не вырвался и не побежал по этим ступенькам…

Пол задрожал. Картины моей прежней жизни промелькнули у меня перед глазами — жизни без Натаниэля, мужчины, которого я любила, но который, напомнила я себе, вонзая ногти в ладонь в надежде, что боль приведет меня в чувство, ясно дал понято, что я должна оставить его. Без него у меня ничего не было… но я не обернулась. Я не могла.

Гул нарастал. Пол подо мной заходил ходуном. Я двинулась вперед, перешагнув через ящик. Внезапно меня охватила паника. Что если моя теория неверна? Что если я попаду в какое-нибудь другое время — в прошлом или будущем? Или, что еще хуже, вернусь в свое время и обнаружу, что землетрясение все разрушило, и мне незачем и не к .кому было возвращаться?

Сзади раздался оглушительный треск и почти в тот же миг Натаниэль вскрикнул от боли. Этот крик проник в мое несколько затуманенное сознание. Я быстро повернулась, стараясь сохранить равновесие. Через открытую дверь я увидела Натаниэля, распростертого на полу в спальне лицом вниз. Деревянная полка свалилась со стены и теперь лежала у него на затылке, а рядом валялась тяжелая мраморная подставка для книг. Меня окатила волна страха. Натаниэль был совершенно неподвижен, как-то неестественно неподвижен.

Я вовсе не спасла его, если уж на то пошло, именно я стала причиной того, что с ним сейчас произошло. Одному Богу было известно, насколько серьезно он ранен. И все же, если я останусь, чтобы помочь ему, я лишусь единственной возможности вернуться в свое время.

Я почувствовала головокружение и странную невесомость. Меня словно втягивало в гигантскую воронку и все вокруг двигалось в замедленном темпе. Ужас завладел моим сознанием, пока мир, казалось, вращался вокруг меня, но одна мысль оставалась ясной и четкой — я нужна Натаниэлю.

Глава 16


Я бросилась к дверному проему и вцепилась в ручку двери, со страхом думая, что, возможно, уже опоздала. Ощущение у меня было такое, будто какая-то невидимая сила разрывала меня пополам.

Пол подо мной сильно содрогнулся, и я упала вперед на колени.

— Натаниэль, — выдохнула Я, подползая к нему.

Когда я коснулась пальцами его виска, он застонал, потом сбросил с головы полку и попытался привстать на одно колено.

— Ты все еще здесь, — хрипло проговорил он, уставившись на меня так, словно не был уверен, не галлюцинация ли я.

— Ты жив, — чувство облегчения буквально затопило меня, хотя я и увидела на кончиках пальцев кровь Натаниэля.

Он достал из кармана куртки платок и прижал к виску.

— Это всего лишь царапина. Но ты… — он заговорил громче, стараясь, чтобы его было слышно за грохотом землетрясения, — ты не вернулась в свое время.

— Может, я еще успею.

Раздираемая противоречивыми чувствами, . я стояла не в силах двинуться с места, как кролик, ослепленный фарами приближающегося автомобиля. Подземные толчки продолжались, и сердце у меня все так же разрывалось на части. Но я должна уйти. Повернувшись, я решительно направилась к чердаку. Натаниэль бросился ко мне и, повалив на пол, сам упал сверху, прикрыв меня своим телом, как раз в тот момент, когда тяжелая дубовая балка над дверью на чердак рухнула вниз, а вместе с ней и часть потолка. Куча обломков и мусора загородила вход, лишив меня шанса вернуться в свое время. Я молча уставилась на завал. Слезы потекли у меня по лицу, когда я осознала, что нет никакой возможности разобрать его вовремя. Тем не менее я принялась разгребать обломки, отчаянно пытаясь добраться до двери, пока голос Натаниэля не привел меня в чувство.

— Слишком поздно, — сказал он, затем. взяв меня на руки, отнес на широкую кровать и сам лег рядом, прикрывая своим телом как щитом. Я дрожала в его руках, кровать раскачивалась, со стен и потолка сыпалась штукатурка. Осознание действительного положения вещей придавило меня, как бетонная плита. Я была заперта здесь, одна без семьи. Навсегда.

Тремя этажами ниже земля гудела и стонала как живое существо, вторя моим смятенным чувствам. Вдали я услышала зловещий грохот рушащегося здания. Окно треснуло, усыпая пол осколками стекла, холодный ветер со свистом ворвался в комнату.

Землетрясение кончилось так же внезапно, как и началось. Натаниэль и я, лежавшие на кровати, тесно прижавшись друг к другу, недоверчиво уставились друг на друга. Наступившая тишина оглушила нас.

— Все произошло так, как ты и предсказывала. — Он покачал головой, изумляясь тому, что казалось ему чудом. — Слава Богу, все кончилось.

— Не кончилось, — ответила я, вспомнив, что рассказывала мне Виктория. — Будет второй толчок, сильнее первого. Поэтому-то Виктория и пострадала. Она вышла из комнаты со свечой в руках после первого толчка, а потом…

Кровать тряхнуло, и мы ударились головами о доску в изголовье.

— Пойдем, — Натаниэль, схватив меня за руку, вытащил из кровати и потащил по качающемуся полу к двери в холл.

Я спрятала голову у него на груди. Мне казалось, что кольцо его рук защищает, успокаивает меня и даже заглушает громоподобный гул, производимый содроганием земли внизу. Раздался звон бьющегося стекла, гораздо более громкий, чем в первый раз.

— Люстра, — охнула я, взглянув вверх и увидев, как миллионы стеклянных осколков падая усыпают лестничную площадку и бальный зал внизу. Пронзительный женский крик прорезал ночь, прозвучал отдаленный звон пожарного колокола.

— Да Бог с ней, с люстрой, — сказал Натаниэль, прикрывая меня руками. Земля, вздрогнув последний раз, наконец успокоилась. — Единственное, что имеет значение, это твоя безопасность.

Как это по-рыцарски, подумала я. Хорошо бы его заботила не только моя безопасность.

— Со мной все в порядке, — откликнулась я, желая, чтобы это было правдой. — Но я не уверена относительно наших соседей.

— Пойдем. — По-прежнему держа меня за руку, он повел меня назад в спальню. Там мы пробрались через завалы осыпавшейся штукатурки к разбитому окну и застыли, глядя на картину разрушений.

— О милостивый Боже! — Натаниэль резко втянул воздух, уставившись на ужасное зрелище. — Данте не мог бы придумать более страшной картины.

Я смогла лишь молча кивнуть. Я видела много фотографий разрушенного землетрясением города, но даже они не подготовили меня к тому, что предстало сейчас моему взору.

Огромная трещина прорезала Ван-Несс-авеню, участки тротуара вздыбились под угрожающим углом. Изнутри трещины доносилось шипение пара. Поврежденная газовая труба выступала из земли и в воздухе распространялся запах газа. Стоявший на другой стороне улицы дом сварливого доктора Грили, которого мы пытались предупредить о землетрясении, рухнул. Мейбл в одной фланелевой ночной рубашке стояла перед своим домом в каком-то оцепенении. Одна стена дома обвалилась, превратившись в обломки, тщательно ухоженный цветник был погребен под грудой камней, из которой торчали остатки того, что некогда было трубой.

В тусклом предутреннем свете на многие кварталы вдаль не просматривалось ни одного целого здания. Жилые дома и учреждения лежали в руинах. Лаяли собаки. Выли сирены. Видневшаяся вдалеке центральная часть города была похожа на Бейрут после бомбардировок. Накренившиеся остовы зданий напоминали скелеты, открывая взгляду зияющую пустоту внутри. Ошеломленные жители бродили по улицам, кое-кто стоял на коленях в куче обломков. Со всех сторон прохладный апрельский ветер доносил стоны оставшихся в живых, оплакивающих свои потери. Все вместе производило необычайно зловещее впечатление.

Натаниэль сжал мне руки, согревая их.

— Слава Богу, что ты уговорила меня отослать Викторию.

— Море — самое безопасное место. — Его прикосновение было самой настоящей пыткой, мучительным напоминанием о любви, которой у меня может больше не быть.

— Пожалуй, мне надо проверить, сильно ли пострадал нижний этаж.

— Я иду с тобой.

Натаниэль попытался зажечь настенную газовую лампу, но она не загорелась. Пошарив в темноте, он нашел свечи, зажег их и поспешно натянул брюки, рубашку и рабочие ботинки.

— Тебе тоже лучше одеться, — заметил он. — Надень что-нибудь практичное.

— Миссис 0'Хара выстирала вчера мой жилет и брюки, и они еще не высохли, а длинную юбку я надевать не собираюсь. В ней запросто можно споткнуться, лазая по всем этим развалинам, и сломать себе шею. — Я указала на кучу камней. — Нет, ни за что.

— Едва ли ты можешь выйти на улицу в таком наряде, — нетерпеливо возразил он, показывая на мой леотард и трико. — Это неприлично. — Он схватил меня за руку, когда я полезла в его шкаф и стала рыться в его вещах. — Что это ты делаешь?

Я оттолкнула его руку. Меня словно обожгло воспоминание об этих же самых руках, обнимавших меня минувшей ночью… ласкавших, гладивших мое тело. Загнав эти картины в самый дальний угол сознания, я продолжала свои поиски.

— Хочу позаимствовать кое-что из твоих вещей, — я проговорила это довольно резко. — Если тебе стыдно появляться со мной на людях, одетой в мужской костюм, можешь выдать меня за одного из своих палубных матросов.

Он холодно смотрел, как я достала рабочую рубашку из плотной ткани и пару брюк.

— Я беспокоился о твоей репутации, а не о своей. В любом случае сейчас у меня есть более важные дела, чем спорить с тобой.

Я застегнула рубашку, спускавшуюся мне ниже колен, и закатала по локоть рукава. Затем надела брюки, которые висели на мне мешком, более нелепо даже, чем у клоуна в цирке. Подвернув их внизу, я потуже затянула ремень на талии, убрав под него все лишнее. Вид далеко не сексуальный, подумала я, что, может, и к лучшему, зато удобно. Я хотела было позаимствовать пару обуви, но решила, что в моих кроссовках мне будет легче идти. Быстро собрала волосы в узел на макушке и заколола их шпильками, что были у меня в сумке, затем сдернула с вешалки на стене берет Натаниэля и натянула его на голову. Он был мне велик и съезжал на лоб, закрывая лицо, зато прекрасно защищал от пыли и грязи.

— Никто не примет тебя за мужчину даже в этом костюме, — заключил Натаниэль, внимательно меня оглядев, потом взял за руку, отчего сердце у меня встрепенулось, на что я постаралась не обращать внимания, и повел вниз, неся в другой руке зажженную свечку.

Внутри дом пострадал не слишком сильно. Разбитые оконные стекла и посуда, отвалившаяся штукатурка да пара тонких трещин, змеившихся по стене кухни, были, пожалуй, самыми серьезными повреждениями. В открытые окна проникало уже гораздо больше света. Натаниэль задул свечу, и мы вышли в сад. Или, вернее, туда, где когда-то был сад.

Гигантская трещина образовалась футах в двадцати от дома, на том месте, где был розарий. На другой стороне трещины почва опустилась на несколько футов. Все постройки были засыпаны землей, запах свежей земли пропитывал воздух. Кукольный домик, в котором Виктория играла со своими куклами, помещения для слуг, беседка, мастерская Натаниэля — все это лежало в руинах. Лишь каретны сарай уцелел.

— Мой аэроплан! Он наверняка не выдержал землетрясения такой силы. Но модель, чертежи. — Натаниэль бросился к груде обломков, бывших когда-то его мастерской, и принялся растаскивать расколотые и погнутые доски.

Я положила руку ему на плечо.

— Ты их там не найдешь.

— Что-то же должно было остаться, — упрямо проговорил он, отталкивая меня и продолжая рыться в обломках.

Я встала перед ним.

— Ты не найдешь их там, потому что вчера ечером, пока ты помогал Виктории собираться, я унесла их. Они в твоем кабинете.

Он застыл, выронив доску, которую держал в руке. При взгляде на него у меня сжалось сердце. Рубашка и лицо были забрызганы грязью, волосы спутаны, но выглядел он при этом еще более привлекательным, чем всегда.

— Ты обо всем подумала, да?

— Надеюсь, что так. — Я нервно посмотрела на горизонт, где в небо поднимались пока еще не слишком густые клубы дыма, освещенные первыми лучами солнца.

Натаниэль проследил направление моего взгляда,

— Пожар. — Он резко, с присвистом втянул воздух. — Он принесет большие разрушения?

Я приготовилась сообщить ему самое худшее.

— Должно быть, это «ветчинный» пожар. Он возник, как считают, оттого, что кто-то готовил себе завтрак, когда началось землетрясение. Отсюда и название. Будут и другие пожары, десятки пожаров.

— Да, пожарным придется потрудиться.

— Все обстоит гораздо хуже. Дело в том, что во время землетрясения нарушилась система водоснабжения города.

— Боже мой! Это означает, что…

— Весь город сгорит, — увидев потрясение в его глазах, я шагнула вперед, борясь с искушением погладить его по небритой щеке кончиками пальцев. — Центр, китайский квартал, Ноб-Хилл, практически вся та часть, что существует со времен золотой лихорадки, а также большая часть портового района превратится в пепел, — продолжала я. — Но город отстроят заново. Ты увидишь, через несколько лет он станет даже больше, чем раньше.

Натаниэль покачал головой.

— Он никогда не будет прежним.

— Нет, — согласилась я, — не будет. Но иногда перемены бывают к лучшему. — Только не для меня, подумала я, вонзая ногти в ладонь. Мой мир превратился в кошмар, от которого нельзя было избавиться.

— Да, — по его лицу промелькнуло выражение, которому я не сумела дать определение, — я заметил. — Спустя минуту он вытер пот со лба. — Ты уверена, что с моим домом ничего не случится? Что он не пострадает ни от пожара, ни от утечки газа?

— Уверена. Согласно известным мне историческим данным, Пруденс — она была твоей женой, — я чуть не подавилась этим словом, — оставалась в доме все то время, пока в городе бушевали пожары, и с ней ничего не случилось.

В этот момент наше внимание привлек женский крик. Натаниэль схватил меня за руку, мы повернулись и побежали через улицу, обогнув дымящуюся трещину в середине.

— Это Миллисент! — Мейбл, рыдая, бросилась к Натаниэлю. — Она там внизу, но я не могу до нее добраться.

Она указала на нагромождение камней, в самом низу которого был узкий лаз. Выглядела эта каменная «конструкция» довольно неустойчивой.

Натаниэль встал на колени и протиснулся в лаз. Сердце у меня бешено забилось при мысли о том, что все эти камни могут обрушиться на него. Но спустя секунду он вылез назад. Лицо у него было угрюмым.

— Я вижу ее, но не могу до нее дотянуться, — объявил он. — Нам придется разобрать этот завал сверху. Пойду поищу еще мужчин.

Я откашлялась.

— Дай я попробую.

— Это не женское дело. Слишком опасно.

— Я меньше тебя. Думаю, я смогу пролезть.

Прежде чем он успел возразить, я влезла в тоннель и проползла под упавшей балкой, которая, судя по всему, преградила путь Натаниэлю. Надо мной скрипели и скрежетали тонны камней, отчего волосы у меня становились дыбом. Миллисент хныкала, а я медленно продвигалась вперед. Еще чуть-чуть и еще…

Наконец я доползла до нее. Ее рука была согнута под неестественным углом, она невнятно постанывала.

— Успокойтесь, — сказала я. — Мы вытащим вас отсюда.

На лице ее появилось потрясенное выражение, когда она перевела взгляд с моего мужского костюма на мое лицо, но, по крайней мере, она перестала плакать. Я попыталась сдвинуть камни, державшие ее в плену, закрыв глаза и приготовившись к худшему при звуке смещения камней у меня над головой.

— Тейлор, с тобой все в порядке? — донесся снаружи голос Натаниэля.

— Пока да. И с Миллисент тоже. Скрипя зубами, я тащила и толкала и каким-то образом мне наконец удалось добиться того, что Миллисент смогла распрямиться из своего скрюченного положения и лечь на живот лицом к выходу. Когда я прикоснулась к ее руке, она застонала. Поддерживая ей руку, насколько это было в моих силах, я направляла ее по тоннелю дюйм за дюймом. В какой-то момент земля снова задрожала и на нас посыпалась пыль. Во рту у меня мгновенно пересохло. Это был последний отголосок землетрясения. При моем везении меня вполне могло засыпать, похоронив заживо в этой каменной могиле.

Я не помню запаха лучше, чем запах сырого утреннего воздуха, который я вдохнула, вылезши наружу, хотя к нему и примешивался резкий запах дыма. Натаниэль прижал меня к себе. Мне было слышно, что сердце у него стучит как молот.

— Слава Богу, ты жива, — прерывисто проговорил он. — Никогда больше не пытайся сделать что-нибудь подобное.

— Я не потерплю, чтобы мной командовали, ни ты, ни кто другой, — выпалила я, прежде чем до моего затуманенного сознания дошло, что им движет беспокойство за меня.

Мейбл хлопотала вокруг Миллисент, потом она заметила ковыляющего к нам от своего дома доктора Грили в ночной рубашке с лицом, серым как пепел.

— Миллисент повредила руку, — простонала она. — Вы должны что-то сделать, доктор.

— Мой дом, труд моей жизни, — слезливо пробормотал доктор, оглядываясь на развалины, оставшиеся от его дома.

— Сейчас не время предаваться жалости к себе, — сурово сказал Натаниэль. — У вас больной, которому нужна помощь, и я уверен, что скоро таких людей будет множество.

Остекленевший взгляд доктора прояснился.

— Да, да, конечно, — закивал он, подходя к Миллисент, чтобы осмотреть ее. — Рука сломана, — объявил он некоторое время спустя. — Ее необходимо зафиксировать. Но мои лекарства, инструменты, моя медицинская сумка…

— Благодаря предусмотрительности Тейлор у меня в доме есть перевязочный материал и кое-какие лекарства. Пожалуйста, вы можете ими воспользоваться.

— Этого молодого человека? — Док Грили прищурился, приглядываясь ко мне внимательнее. — Это было замечательно — пролезть под всеми этими камнями и спасти ее, паренек. И мужество для этого нужно немалое, если хотите знать мое мнение.

— Это кузина мистера Стюарта, — Миллисент неодобрительно фыркнула, — особа женского пола.

Очевидно, то, что ей спасли жизнь, нисколько не улучшило ее характера, решила я, а доктор Грили, приглядевшись еще внимательнее, нахмурился, узнав меня.

— Вы, вы знали, что это должно произойти, — запинаясь, проговорила Мейбл, глядя на меня так, словно подозревала, что я каким-то образом вызвала землетрясение.

— Ловлю вас на слове, — обратился доктор к Натаниэлю. — Но мне нужно, чтобы вы держали ее, пока я буду вправлять кость. В данный момент нам ни к чему дамские обмороки.

Я сжала зубы, сдерживая раздражение, вызванное этим покровительственным замечанием. Вчетвером мы перешли улицу и направились к дому Натаниэля. Раздражение мое перешло в досаду, когда Натаниэль поручил мне приготовить для всех завтрак, пока они с доктором Грили будут заниматься Миллисент. Откуда он взял, что я сумею что-то приготовить без газа, электричества, не говоря уже о микроволновой печи? Или он считал, что раз я женщина, то это само собой разумеется?

Спустя некоторое время, вытерев пот с лица, выступивший оттого, что я буквально надорвалась, орудуя у горячей плиты, я вышла из кухни и обнаружила, что Миллисент удобно устроилась на кушетке в гостиной. Натаниэль держал ее за руку, а она хлопала глазами на доктора Грили, который заматывал кусок ткани вокруг самодельной шины, сделанной из доски. Док осушил стакан виски Натаниэля, пробормотав что-то о боли в ноге, которая, видимо, была не настолько сильной, чтобы помешать ему отвечать на явное заигрывание Миллисент. Мейбл сметала осколки люстры, усыпавшие холл и лестницу.

— Не могу в себя прийти от того, что вы заранее знали о землетрясении, — заговорила она, увидев, как я вошла с кухни. Немного помолчала, опершись на метлу и глядя на Миллисент, обменивавшуюся улыбками с доктором. — Скажите мне, зазвонят ли свадебные колокола для моей сестры?

Я застонала. Как я смогу ужиться здесь, если все будут просить меня предсказать их будущее? Я не смогу, поняла я, и мучительный спазм сжал мне внутренности. Раньше или позже мне придется думать о том, как зарабатывать себе на жизнь, найти собственное жилье… Я не успела придумать какой-нибудь вежливый ответ на вопрос Мейбл, так как почувствовала запах горелого.

— О Боже, завтрак! — Я бросилась на кухню и сдвинула с плиты чугунную сковороду, обжегши при этом руку. Я потратила полчаса на то, чтобы додуматься, как без спичек разжечь плиту. И то мне помогла Мейбл. Но все мои труды пошли прахом.

Сердце у меня упало, когда, потыкав вилкой бекон на сковороде, я обнаружила, что он с обеих сторон больше похож на угольки. Я сняла крышку с другой сковороды, не забыв на сей раз воспользоваться полотенцем, и уставилась на подгоревшие ломтики хлеба, который остался после вчерашнего обеда и который я попыталась разогреть. Стиснув зубы я выбросила завтрак в мусорное ведро. Я никогда не была искусной кулинаркой, но мне все же удавалось приготовить гренки в тостере и бекон в микроволновой печи. Да, привыкать к здешней жизни будет, судя по всему, гораздо более тяжелым делом, чем я это себе представляла.

Я положила грязные сковороды в раковину и повернула кран, собираясь замочить их, но вода не потекла. С запозданием я вспомнила, что водопровод в городе поврежден. Мне пришлось опустить сковороды в одно из ведер, которые миссис 0'Хара накануне наполнила водой. Вообще-то, угрюмо подумала я по дальнейшем размышлении, мне не следовало расходовать воду, которая может понадобиться для питья или готовки, на то, чтобы очистить грязные вонючие сковороды, ставшие такими по моей вине.

— Послушайте, давайте я всем этим займусь, — предложила Мейбл. — А вы идите подождите с остальными.

Поблагодарив ее, я ушла из кухни, думая, как было бы хорошо, если бы я сейчас проснулась и обнаружила, что все происходящее было лишь ночным кошмаром. Я не создана для ведения домашнего хозяйства, и у меня не было ни малейшего желания становиться добропорядочной хозяйкой дома — единственная приемлемая для женщин того времени роль. Я ошибалась, полагая, что смогу приспособиться ко всем особенностям времени Натаниэля с той же легкостью, с какой привыкла к новой одежде. Внутри у меня все похолодело. Я была чужой здесь и навсегда такой и останусь.

Необходимость заняться каким-то физическим трудом, чтобы избавиться от чувства тяжкого разочарования, заставила меня взять в руки метлу и приняться за нелегкое дело расчистки дома от мусорных завалов. И почему только никто не придумал дастбастеры несколькими десятилетиями ранее, спрашивала я себя, сгребая в совок кучу мусора.

Спустя двадцать минут Мейбл накормила нас вкусными блинами из дрожжевого теста.

— Я научилась готовить их давным-давно, когда только что вышла замуж и муж работал на горных разработках, — сказала она, и глаза ее затуманились при воспоминании о тех днях.

Блины. Для нее это был так просто. Смогу ли я когда-нибудь справиться с такой несложной задачей, как приготовление завтрака, не думая о том, как было бы хорошо оказаться в собственном времени.

После завтрака Натаниэль отвел меня в сторону.

— Я должен пойти проверить, что делается на пристани и на складах. Обещай мне, что ты не выйдешь за порог до моего возвращения.

— Я пойду с тобой.

Он положил руки мне на плечи и посмотрел в глаза.

— Тейлор, ты хотя бы раз в жизни можешь сделать так, как тебе говорят? Ты убедила меня, что этот дом — самое безопасное место в городе. На улицах опасно — там пожары, падающие камни, оборванные трамвайные y? провода, поврежденные газовые трубы.

— Мне все равно.

Не успел он возразить, как я открыла дверь и вышла наружу, прихватив по пути с полукруглого столика у двери его камеру. Поравнявшись со мной он откашлялся.

— Несмотря на то, что ты упрямее любой другой женщины из тех, что попадались мне на пути, я горжусь тобой. Док Грили был прав — спасение Миллисент было мужественным поступком. Не многие женщины полезли бы под эту гору камней спасать человека, которого они едва знают.

Я удивленно подняла брови.

— Ты хочешь сказать, что одобряешь такой неженский поступок?

— Это был смелый поступок, хотя я предпочел бы, чтобы больше ты так не рисковала. Тебя могло завалить.

— В моем времени есть женщины-пожарные. Они постоянно занимаются спасением людей.

Его лицо приняло скептическое выражение, и у меня внутри возникло неприятное тянущее ощущение. Что если Натаниэль больше не верит мне? Не верит, что я из будущего? В конце концов я не вернулась в будущее во время землетрясения. Кроме пузырька с напечатанной на этикетке датой у него не было никаких доказательств того, что я не какой-нибудь псих из его собственного времени.

— Должно быть, тебе очень тяжело, — сказал Натаниэль, будто прочитав мои мысли. — Знать, что не можешь вернуться в свое время, к семье. Перед тем, как на меня свалилась полка, я видел тебя — или, вернее сказать, игру света и тени там, где ты стояла. Ты превращалась в какой-то неясный силуэт, будто таяла. Ничего более жуткого я не видел.

— Ты видел? Значит, ты знаешь…

— Я верю тебе. Тейлор, я хочу, чтобы ты знала. Я здесь к твоим услугам. Я всегда охотно помогу тебе, если тебе понадобится моя помощь.

Конечно, ты мне нужен, мысленно воскликнула я. Нужен, чтобы обнять меня и сказать, что ты никогда меня не отпустишь, что я нужна тебе… так же как ты нужен мне, и я хочу тебя, люблю тебя. Но я не могла сказать ему этого.

— Сейчас мне нужно выбраться отсюда, — ответила я.

Я не собиралась проводить утро с соседями Натаниэля, беспокоясь, как бы с ним чего не случилось. Если я буду с ним, то, имея представление о последствиях землетрясения, смогу уберечь его.

— С тобой или без тебя, — добавила я. Он сжал челюсти при этих моих словах, но, по крайней мере, больше не пытался убедить меня остаться дома. Мы подошли к дверям каретного сарая. Там он взял меня за руки и посмотрел на меня так пристально, что я вздрогнула.

— Мне очень жаль, что ты не смогла вернуться в свое время, — сказал он натянуто. — Я знаю, ты осталась из-за меня, но тебе не стоило этого делать.

Что-то оборвалось у меня внутри. Он сожалел, что я не ушла от него. Я стала обузой, нежеланной гостьей, которая никак не хочет уходить домой.

— Как только все успокоится, я не стану тебе мешать, — заверила я его. — Я не могу здесь больше оставаться. Я найду работу, уеду в другой город, если понадобится.

Привыкать к жизни в другом времени и так будет нелегко, но если я буду находиться рядом с Натаниэлем, зная, что не могу быть его любовью, я просто сойду с ума.

Морщинки вокруг его глаз углубились.

— Если тебе так хочется.

Наклонившись, он поднял большую ветку, упавшую перед дверью в сарай, и отбросил ее с силой большей, чем это было необходимо.

Открыв дверь, он усадил меня в машину и завел мотор. Я смотрела через открытые двери на улицу: все вокруг напоминало картину из кошмарного сна. Внезапно мне в голову пришла тревожная мысль. Да, я располагала кое-какими отрывочными сведениями о пожарах, возникших в городе после землетрясения. Но ведь ни Натаниэль, ни я не должны были здесь находиться.

Страх холодной рукой сжал мне сердце, когда я увидела клубы черного дыма, которые поднимались над центральной частью города, загораживая солнце.

Впервые с того момента, как я попала в это время, я не имела ни малейшего понятия о том, что ждет Натаниэля — или меня — в будущем.

Отныне впереди была только неопределенность.

Глава 17

Картины, мелькавшие за окнами машины, напоминали кадры из фильма ужасов, и, даже закрыв глаза, я продолжала их видеть. Люди пробирались по улицам, неся детей, чемоданы, птичьи клетки. Некоторые толкали перед собой небольшие тележки или детские коляски, в которых лежали буханки хлеба, одеяла, семейные фотографии. Все направлялись в сторону порта, и путь из города превратился в кошмар наяву. Каждый раз, когда людские пробки вынуждали Натаниэля останавливать машину, я делала снимки его фотоаппаратом. Чувствовала я себя при этом циничным репортером какой-нибудь бульварной газетенки — охотником за сенсациями, однако историк во мне понукал меня запечатлевать сам процесс истории.

К югу от Слота бушевал пожар, который медленно, но верно приближался к центру города. Отовсюду доносились плач и молитвы, перекрывая сухой треск пламени. Дым ел мне глаза, обжигал горло. Взглянув на Натаниэля, я увидела, что голова и плечи у него засыпаны пеплом, который дождем падал на город.

Толпы бездомных горожан заполняли улицы, вынуждая Натаниэля ехать боковыми улочками и переулками. На Маркет-стрит трамвайные рельсы выглядели так, будто чья-то гигантская рука оторвала их от мостовой и, , скрутив, бросила. Из поврежденной, трубы на мостовую вытекала драгоценная вода и бессмысленно стекала в переполненные сточные канавы. Театр «Мажестик» лежал в руинах. Изнутри некоторых якобы «огнеупорных» кирпичных домов валил дым.

В центре куполообразная крыша ратуши покачивалась на оголившихся балках, вздымавшихся над остатками фундамента и слоями известки. При виде прикрытых грязными лохмотьями переломанных рук и ног, торчащих из обломков, к горлу у меня подступила тошнота.

— Бродяги, — проговорил Натаниэль, качая головой. На его лице читалась жалость. Он сжал мне руку, желая утешить, но почему-то его прикосновение расстроило меня, вместо того чтобы успокоить. — Бедняги, должно быть, спали на ступенях ратуши, когда она обвалилась.

Невдалеке я увидела пару бродяг, пытавшихся отобрать шелковый вышитый кошелек у молодой китаянки с тремя детьми. Самый младший был привязан к матери, а двое других испуганных ребятишек цеплялись за ее юбку. Натаниэль остановил машину и, выпрыгнув из нее, сбил с ног одного из нападавших, который даже не успел понять, в чем дело. Второй выпустил кошелек и исчез в толпе.

Натаниэль заговорил с женщиной на китайском, который он, видимо, выучил во время своих поездок на Восток, показывая на машину. Сказав что-то в ответ, она забралась на заднее сиденье, крепко прижимая к груди малыша. Старший ребенок сел рядом с ней, а среднего Натаниэль поднял и посадил мне на колени.

— Она говорит, что муж погиб во время землетрясения, — объяснил Натаниэль, садясь за руль. — Я сказал, что мы едем в порт, и предложил подвезти их к месту посадки на суда. Она хочет уехать к сестре в Окленд.

Женщина с любопытством на меня посмотрела, но если ее и удивил мой мужской костюм, она ничего не сказала. Впрочем, и скажи она что-нибудь, я бы все равно ничего не поняла. Я утратила всякое представление о времени, пока мы еле-еле продвигались вперед. Малыш ерзал у меня на коленях. Он прильнул ко мне, испуганно похныкивая, и я принялась гладить шелковистые черные волосы, бормоча что-то утешающим, как я надеялась, тоном.

Краем глаза я перехватила взгляд, брошенный на меня Натаниэлем, — какой-то тоскливо-мечтательный, — который немало меня озадачил. Никогда прежде я не замечала в себе материнского инстинкта, но сейчас, чувствуя тепло детского тельца у себя на коленях, я вдруг испытала сильное, до слез желание иметь ребенка… ребенка от Натаниэля. Я вытерла глаза, надеясь, что другие подумали, будто мне в глаза попал пепел.

На берегу царила еще большая неразбериха, чем в центре.

— Длинная пристань, она разрушена! — воскликнул Натаниэль, останавливая машину. Мы вылезли и ошалело уставились на сваи, полузатонувшие в бухте. Несколько тонн угля, принадлежавшего Южной Тихоокеанской железнодорожной компании, оказались в воде, и по поверхности расползалось омерзительное черное пятно.

Китаянка сказала что-то Натаниэлю, оглядываясь через плечо на клуб черного дыма, приближавшийся к порту. Натаниэль кивнул и, взяв старшего ребенка, посадил его себе на закорки и весело улыбнулся, успокаивая малыша, точно так же, как поступил бы по отношению к собственному сыну любой любящий отец. Сглотнув ком в горле, я взяла .среднего ребенка и вслед за Натаниэлем и китаянкой влилась в толпу людей, пробирающихся к причалу.

Подойдя к причалу, мы обнаружили, что вход на него закрыт. Сотни людей стояли перед воротами, кричали и стучали в них кулаками. Некоторые толпились под причалом. Неожиданно служащий отпер замок и распахнул ворота. Толпа хлынула на причал с ревом, напоминавшим рев раненого животного. Натаниэль пропустил меня и китаянку вперед, защищая нас своим телом как щитом от стены людей, напирающих сзади. Запах пота и сажи был так силен, что, казалось, я вот-вот задохнусь. С ужасом я увидела, как какой-то мужчина упал, а толпа продолжала двигаться вперед, топча его. Крики, издаваемые несчастным, перешли в булькающие хрипы, потом смолкли. Я схватилась за живот и тут же почувствовала теплое тело Натаниэля, прижавшееся к моей спине.

— Не смотри, — проговорил он. Но я не могла. Это ужасное зрелище напомнило мне об одной виденной мной когда-то передаче теленовостей. В ней показывали заснятый на месте событий репортаж о каком-то ненормальном, совершившим акт самосожжения. Я не хотела на это смотреть, но не могла отвести глаз от экрана.

Солнце и лезущий в нос и глаза пепел измотали нас, пока мы, казалось, целую вечность, ждали, когда же наконец толпа вынесет нас к месту посадки. В какой-то момент я испугалась, что нас столкнут в воду, но крепкая рука Натаниэля на моем плече помогла мне быстро справиться с паникой. Китаянка достала из своего шелкового кошелька горсть монет и на ломаном английском стала просить портового служащего продать ей билет до Окленда.

— Извините, но для китайцев мест нет, — ответил, ухмыляясь, служащий.

Натаниэль выступил вперед и сунул пачку банкнот в руку мужчины.

— Надеюсь, это заставит вас передумать, — сказал он с таким видом, будто с удовольствием оторвал бы ему голову. Спрятав деньги в карман, тот согласился продать билеты.

Я сняла накидку и протянула ее женщине.

— Ваши дети смогут использовать ее вместо одеяла.

Переводя взгляд своих темных глаз с меня на Натаниэля, она бормотала слова благодарности на своем языке и совала ему в руку свои жалкие монетки, которые он конечно же отказался взять.

Женщина с детьми помахала нам на прощание и взошла на борт. Я ткнула Натаниэля в бок.

— Смотри.

Энрико Карузо, знаменитый тенор, которого мы слушали накануне в опере — неужели это действительно было лишь накануне? — прокладывал себе путь в толпе, отталкивая стариков и беженцев с детьми. Размахивая над головой фотографией Теодора Рузвельта с его автографом, он кричал своим мощным голосом, который и прославил его:

— Это же я, великий Карузо, — он сунул фотографию в руку одному из служащих. — Сам президент подарил мне эту фотографию со своей подписью. Я отдам ее любому, кто предоставит мне место на этом судне.

У Натаниэля вырвалось ругательство, которое, как я до сих пор считала, не было в ходу в 1906 году. Затем он обнял меня за плечи и повел прочь от этой сцены, лавируя в толпе.

Наконец, запыхавшись, мы выбрались на улицу.

— Сюда, — взяв меня за руку он подвел меня к деревянному зданию с вывеской «Уэст шипинг».

Заметив знакомого докера, Натаниэль отвел его в сторону.

— Мои корабли, о них что-нибудь известно? Что слышно о «Пасифик Сан»?

Грубое лицо докера расплылось в улыбке.

— Приятно видеть, что с вами все в порядке, сэр. «Пасифик Сан» как хорошая потаскуха…

Натаниэль прервал красочное описание.

— Значит, вы получили известие от Антонио?

— Да. На рассвете он прибыл в Монтеррей и послал сюда весточку с пароходом, направляющимся на север. Мы только что ее получили. С вашей сводной сестрой все в порядке. Правда, Антонио пишет, что она ужасно бушевала, узнав, что пропустила все захватывающие события сегодняшнего утра.

— Захватывающие события, как же, — Натаниэль вздохнул с облегчением. — Однажды этот чертенок как пить дать попадет в беду, но на сей раз я перехитрил ее ради ее же блага.

Я потянула Натаниэля за рукав. Он наклонился и я прошептала ему на ухо:

— Пожары… очень скоро все здесь загорится.

Лицо его превратилось в застывшую маску. Повернувшись к докеру, он принялся отдавать приказания.

— Собери сколько сможешь крепких мужчин. Заплати им как следует. Я хочу, чтобы все из конторы и со складов было погружено на суда, стоящие на причале. Они должны будут отплыть через… — он взглянул на меня.

— Через час, — подсказала я, глядя на приближавшуюся дымовую тучу.

Проследив направление моего взгляда и увидев искры, вылетающие из грозной черной тучи, находящейся всего в нескольких кварталах от порта, Натаниэль стиснул челюсти.

— Через час.

— Хорошо, — ответил докер. — Может, собрать команду для тушения пожара?

— Не нужно. Воды все равно нет. Водопровод вышел из строя.

Глаза мужчины широко раскрылись.

— Нет воды? Но мы не можем бороться с таким пожаром без воды. Господи, спаси и сохрани нас.

Следующие сорок пять минут Натаниэль и я трудились вместе с его людьми, спасая все что можно, пока жар от пожара не стал слишком сильным. Мы выбежали из конторы, держа в руках стопки документов и кое-какие вещи, и увидели, как на крышу посыпался дождь искр. Бросив свою ношу, Натаниэль ухватил меня за локоть и почти понес к пристани. Оглянувшись, я увидела, как пламя охватило стены конторы и в тот же миг расположенный неподалеку склад превратился в оранжевый шар.

— Корабли! — крикнул Натаниэль докеру с грубым лицом. — Забирайте всех, кого хотите, из этого ада на борт самого быстроходного судна и плывите на юг в какой-нибудь безопасный порт. И еще одно — возьмите с собой мисс Джеймс.

— Мисс? — докер удивленно поднял лохматые брови.

Я повернулась лицом к Натаниэлю, чувствуя так, будто меня ударили.

— Я не уеду без тебя, — проговорила я, с трудом распрямляя затекшую спину и пересиливая боль.

Я не могла заставить себя бросить его на произвол судьбы. Что если с ним что-то случится, что-то, чему я с моим знанием будущего могла бы помешать? Изменив историю, я странным образом стала чувствовать себя ответственной за него.

— Может, ты перестанешь упрямиться и прислушаешься к голосу разума? — Его лицо пылало от жара, исходившего от горящих зданий. — Это ради твоей же безопасности.

— Мне все равно. Я прыгну за борт. Я… Прежде чем я договорила, к Натаниэлю подошел мужчина в черном костюме.

— Натаниэль Стюарт?

— Это я, — ответил Натаниэль. У меня сжалось горло. Неужели этот человек принес плохие вести?

— Мэр Шмиц просит вас прийти в здание суда, — громко проговорил мужчина, стараясь, чтобы его было слышно за треском пламени. — Он создает комитет ответственных граждан для борьбы с обрушившимся на нас бедствием.

— Шмиц! — Натаниэль, похоже, был готов взорваться. — Все знают, что этот хорек берет взятки у Руфа. Готов спорить, ему приказано изыскать способы нажиться на несчастье других.

Я кашлянула. Сделав знак посыльному подождать, Натаниэль взял меня за руку и отвел в сторону, где нас не могли услышать.

— Ты не прав в отношении Шмица.

— Да он же бесхребетный человек.

— Иди на это собрание и ты убедишься в обратном. Руфа туда даже не пригласили. Шмиц порвал с ним. В конце концов Шмиц предстанет перед судом за взяточничество и даже будет приговорен к тюремному заключению. Но это землетрясение изменило его. Он хочет войти в историю как герой.

— Из всех твоих предсказаний это мне принять труднее всего. Но я пойду и выслушаю хорька.

— Мы его выслушаем, — поправила я.

— Тейлор, — он обхватил ладонями мое лицо и приподнял его так, что я смотрела прямо в его сверкающие глаза, — видит Бог, за последние несколько дней я проникся к тебе уважением, как к человеку, равному мне по уму, а не только как к женщине, способной доставить мне удовольствие.

Лицо мое вспыхнуло при воспоминании об этих удовольствиях, а потом меня бросило в жар, но не только от близости горящих зданий, а и от потрясения, в которое повергли меня слова Натаниэля. Натаниэль Стюарт, человек, воспитанный в эпоху, когда к женщинам относились как к мебели, недвусмысленно признал, что в интеллектуальном плане считает меня своей ровней.

— Но несмотря на это, — продолжал он тем временем, — женщине ни за что не разрешат присутствовать на закрытом совещании общественных деятелей города.

— На случай, если ты не заметил, я одета как мужчина, — возразила я. — Никто и не поймет, что я женщина.

Он бросил взгляд на кое-какие выпуклости моей фигуры, которые не смогла полностью скрыть мужская рубашка, и губы его тронула улыбка.

— Я заметил. Должен сказать, что ты самая несносная из всех женщин, которых я когда-либо знал. Но не могу же я допустить, чтобы ты утонула в бухте.

— Значит, мне можно пойти с тобой?

— Если ты выпустишь рубашку и ничего не будешь говорить, возможно, тебе удастся всех обмануть. Я представлю тебя моим кузеном Джеймсом.

Я должна была бы испытать благодарность. Но все что я чувствовала, глядя в его покрасневшие от дыма глаза, было острое до боли желание, да сосущая пустота, которую, как я опасалась, я уже не смогу заполнить ничем и никем. И еще у меня возникло тревожное предчувствие грядущих более ужасных бед.

— Пожары разрушают город, — мэр Юджин Шмиц в помятом, с пятнами пота после своего похода по горящим улицам костюме стоял с угрюмым видом перед двадцатью пятью членами комитета безопасности, собравшимися в освещенном свечами подвале здания суда — единственном помещении, уцелевшим после землетрясения. — Ратуша в руинах, несколько заключенных, ожидающих суда, оказались на свободе, когда обрушилась тюрьма. Начальник пожарной команды мертв, погиб во время землетрясения, — продолжал он. — Тысячи людей лишились крова, и число это быстро растет. По всему городу вышел из строя водопровод, и мы остались без воды, запасы в цистернах начинают иссякать. При нехватке воды и продуктов весьма велика опасность возникновения какой-либо эпидемии.

Тишина воцарилась в подвале, когда до собравшихся дошел смысл слов мэра.

— Какие шаги предприняты в целях восстановления порядка? — спросил Натаниэль. В мерцающем свете свечей морщины у него на лбу словно бы стали глубже, а вокруг глаз, казалось, залегли темные круги.

— Я телеграфировал в Вашингтон, прося оказать нам помощь, и вызвал солдат армии США из близлежащего форта для поддержания порядка в городе и борьбы с пожарами. Хотя борьба с пожарами сейчас равносильна попытке остановить пугачом набросившегося на вас быка. Полиции и солдатам отдан приказ расстреливать мародеров на месте, и я распорядился закрыть все салуны вплоть до дальнейшего уведомления.

— Хорошее начало, — Натаниэль одобрительно кивнул.

— Что еще? — спросил кто-то.

— Отключены электричество и газ во избежание возникновения новых пожаров, впрочем большинство линий электропередач и газовых труб вышли из строя во время землетрясения. Я ввел в городе комендантский час с захода солнца и до рассвета. Но все эти меры не способны накормить бездомных людей на улицах или согреть их с наступлением ночи.

Заговорил Рудольф Шпреклз, давний противник Шмица.

— Чего вы хотите от нас?

— Чтобы вы позаботились о каждом оставшемся без крова мужчине, женщине и ребенке Сан-Франциско. Для начала нам нужны продукты, одеяла и тому подобное. Кроме того, я прошу вас дать гарантии, обеспечивающие обязательства городской казны, на случай если в ней не останется денег.

— Рассчитывайте на меня, — сказал Шпреклз. — Хотя половина банков в городе уже охвачена огнем и, возможно, к завтрашнему дню мы все окажемся нищими.

Все остальные тоже дали подобные обязательства, включая Натаниэля, который поручился и за меня. После этого Шмиц раздал уведомления о введении комендантского часа и. инструкции о мерах по поддержанию порядка добровольцам, вызвавшимся распространить их в городе.

Присутствующие перешли к обсуждению вопроса о том, как предотвратить возникновение эпидемий, но я по-прежнему должна была сидеть, держа рот на замке.

Вытирая пот со лба, Шмиц возобновил свою речь.

— С сожалением вынужден проинформировать вас, что городская больница обрушилась уже при первом толчке. Погибли врачи, медсестры, пациенты.

Послышались потрясенные возгласы, ругательства. Повысив голос, мэр продолжал:

— Если кто-нибудь знает безопасное место, куда можно было бы переправить оставшихся в живых больных, прошу сказать мне об этом.

Я чуть не выпрыгнула из своего кресла, однако Натаниэль удержал меня, толкнув локтем в бок.

— Стюарт-хауз не пострадал во время землетрясения, — сообщил он Шмицу, опережая меня. — Доктор Грили, мой сосед, утром оказал в нем помощь одной женщине, получившей травму во время землетрясения. У нас имеется перевязочный материал и кое-какие медикаменты. Все, кто нуждается в медицинской помощи, могут идти в мой дом.

— Но нам понадобятся антибиотики, — выпалила я. — Чтобы предотвратить инфекции…

Шмиц повернулся ко мне, и у него отвисла челюсть.

— Боже мой! Да вы оказывается женщина. Не обращая внимания на то, что Натаниэль впился пальцами мне в руку, я продолжала:

— Ну и что? Я немного разбираюсь в медицине. Вам нужны пенициллин, стерильные растворы, наркотические средства для обезболивания…

— Не понимаю, что вы там бормочете, девушка. Но мы собрались здесь для решения важных вопросов, и я настаиваю, чтобы вы замолчали, или мне придется выкинуть отсюда вас и вашего «кузена».

— Она соображает не хуже любого из присутствующих здесь мужчин, — вступился за меня Натаниэль. — Конечно, если у вас достанет широты взглядов выслушать ее.

Не успел Шмиц ответить, как по лестнице в подвал сбежал посыльный.

— Вам лучше уйти отсюда, пока это возможно! — прокричал он. — Дома на другой стороне улицы загорелись, и огонь может в любую минуту перекинуться сюда.

Натаниэль вскочил на ноги и потащил меня за собой наверх. Шмиц поспешно распустил собрание, и члены комитета безопасности устремились следом за нами вверх по лестнице, и вот уже все мы выбежали навстречу творившемуся наверху кошмару.

Из окон коммерческого банка Пратвелла вырвалось пламя и с ревом и свистом взвилось вверх, превратив все здание в пылающий факел. Пожарные, пытавшиеся сбить пламя одеялами и грязью, отступили, сдав банк огню.

У меня стеснило в груди, когда я узнала мужчину, бросавшего мешки с деньгами в фургон, припаркованный перед банком.

— Феннивик, — выдохнула я, прикрывая рот рукой, чтобы не наглотаться дыма. — Должно быть, он сбежал, когда обрушилась тюрьма. А вон отец Пруденс. Но о чем это он спорит с Феннивиком? И зачем они оба побежали в горящее здание?

— Затем, без сомнения, чтобы забрать содержимое сейфа. Или, если говорить о Феннивике, чтобы ограбить его, — губы Натаниэля защекотали мне ухо; он притянул меня к себе, прикрывая от обжигающего жара.

— Но это безумие. Здание того и гляди обвалится.

Пронзительный крик прозвенел в воздухе. Мортимер Пратвелл покачиваясь вышел из банка, держа в руках пакеты с деньгами. Одежда на нем горела. На воздухе пламя вспыхнуло с новой силой, и Пратвелл упал в фургон, бросив деньги на те, что уже лежали там.

Натаниэль и я одновременно бросились вперед. Я не могла стоять и смотреть, как человек, пусть даже совершавший в прошлом неблаговидные поступки, сгорает заживо. Видимо, Натаниэль тоже не мог. На бегу он сорвал с себя пиджак и набросил его на отца Пруденс, но огонь уже добрался до плоти, крови и костей Мортимера Пратвелла.

Я схватила обгоревшее одеяло, брошенное кем-то из пожарных, и рванулась вперед. В этот момент несколько искр попали на деньги, сложенные в фургоне, и те загорелись. Огонь опалил мне руки, когда я набросила одеяло на Пратвелла, но, увы, было слишком поздно. Мортимер Пратвелл зашелся в агонизирующем крике, перешедшем в хриплый стон, и через мгновение все было кончено. Огонь убил его.

Феннивик выбежал из горящего банка со стопкой облигаций в руках и побежал к фургону. Он заметил Натаниэля, оттаскивавшего от фургона обгоревшее тело Пратвелла, но сразу перевел взгляд на деньги в фургоне, пожираемые огнем. На долю секунды наши взгляды скрестились. В его глазах я увидела ту же ненависть, что и тогда, когда он пытался столкнуть меня с крыши дома Натаниэля.

Натаниэль бросился ко мне, преграждая путь Феннивику. Судя по злобному выражению их лиц, оба были готовы убить друг друга.

— Ну давай, подонок, — выкрикнул Натаниэль, закатывая рукава. — Только попробуй тронуть ее, и я с удовольствием сверну тебе шею голыми руками.

В руке Феннивика сверкнул нож. Страх обжег меня, будто к телу прикоснулись раскаленными каминными щипцами. Глаза Феннивика сузились, и воображение тут же нарисовало мне ужасную картину: Натаниэль лежит окровавленный, объятый пламенем.

— Нет! — закричала я, хватая его за рукав. — У него нож. Он убьет тебя.

Глаза Феннивика блеснули. Он стоял, не двигаясь, разрываемый между жаждой мести и жадностью. Затем резко повернулся и, подбежав к фургону, стал выхватывать из него пачки денег и запихивать в карманы и за пояс.

— Ваши руки! — Слова сорвались у меня с губ помимо воли, когда я увидела, что Феннивик, не заметив, схватил пачку тлеющих банкнот, почерневших и загнувшихся по краям. Струйка дыма показалась у него из-под пиджака, и я поняла, что пиджак загорелся.

Натаниэль побежал вперед.

— Деньги! Ради Бога, брось деньги! — кричал он, сложив руки рупором у рта, чтобы его было лучше слышно.

Глаза Феннивика остекленели. Он попятился к задней части фургона, все еще сжимая в руках горящие банкноты. Он неистово ударял ими о ботинки, но добился только того, что поджег носок. Пламя побежало у него по ноге, потом по спине. От воротничка и манжет повалил дым. У него вырвался полузадушенный крик, и он упал лицом в пылающую кучу украденных им денег, ставших его погребальным костром.

Глава 18

Натаниэль прижал меня к себе, не позволяя смотреть на ужасное зрелище. Я уткнулась лицом в его теплую грудь, вдыхая исходивший от его одежды запах дыма и соленой воды. Его объятия казались мне сейчас спасением. Сердце у меня болезненно сжалось, легкие готовы были разорваться от усилий вдохнуть побольше воздуха, наполненного дымом и гарью.

— Здание вот-вот обрушится, — Натаниэль схватил меня за руку и потащил — почти понес — к машине, которую оставил за пару кварталов от здания суда. Усадив меня на место для пассажиров, он сам сел за руль, но не спешил завести мотор. Волосы его были обсыпаны пеплом, лицо раскраснелось от жара, что придавало ему несколько дикарский вид, заставивший мою кровь быстрее бежать по жилам.

Я проследила направление его взгляда — он был устремлен в сторону порта, который превратился в один огромный костер. Где-то там, в центре этого костра, находились и обгоревшие остатки того, что когда-то было его компанией.

— Плоды труда двух поколений превратились в дым, — с горечью проговорил Натаниэль, сжимая руль. — Надеюсь, мои люди успели выбраться оттуда. Я видел смерть, но не такую ужасную, как та, свидетелями которой мы только что стали.

Я взяла его за руку, сжав ее в попытке хоть как-то его утешить. Я не имею права жаловаться, сказала я себе. В конце концов он ничего мне не обещал.

— Ты думаешь о Пруденс, да? Ты хочешь поехать к ней и рассказать про отца.

Он кивнул. В глазах промелькнуло удивление.

— Не думал, что ты поймешь. У меня не осталось к ней никаких чувств, кроме жалости, но все же мне не хотелось бы, чтобы она узнала об этом от чужих людей.

— Конечно, — согласилась я, хотя от одной мысли о том, что придется еще раз увидеться с Пруденс, живот у меня свело. Я взглянула на часы, вспоминая. На Ноб-Хилл пожары начнутся лишь на рассвете следующего дня. — Все в порядке, — сказала я. — Мы можем смело ехать на Ноб-Хилл; у нас вполне хватит времени вернуться в твой дом до начала пожаров.

Он посмотрел на меня с благодарностью и другим, более теплым чувством, потом привлек к себе и прижался к моим губам в страстном поцелуе. Я ощутила на губах вкус дыма и, закрыв глаза, почувствовала жар, вызванный вовсе не адскими пожарами, полыхавшими вокруг.

— Нам надо выбираться отсюда, — прошептал он, глядя на меня так, словно не хотел выпускать меня из объятий. Биение его сердца эхом отдавалось у меня в ушах. Испытывал ли он ко мне только сексуальное влечение? Одна моя половина страстно хотела верить, что это было нечто большее, вторая не осмеливалась даже мечтать о чем-то подобном. Во всяком случае не в разгар самого жуткого кошмара столетия.

Особняк Пратвеллов на вершине Ноб-Хилл четко выделялся на фоне красноватого дыма и выглядел как монумент обреченности. На огромной лужайке перед домом были разложены картины старых мастеров. Слуги вынимали их из рам и скатывали в трубки, чтобы вывезти из города вместе с фамильным серебром.

Дворецкий открыл дверь и провел нас в гостиную. Вошла Пруденс. Увидев серьезное лицо Натаниэля, она побледнела.

— Твой приход ко мне означает, что случилось что-то плохое, — прошептала она.

Натаниэль кивнул, подтверждая ее опасения.

— Сожалею, что приходится говорить об этом, но я не хотел, чтобы ты узнала от чужих людей. Твой отец…

— Нет… он не… — Слова застряли у нее в горле.

— Его банк сгорел. Мортимер пытался вынести деньги вкладчиков из сейфа, когда обвалилась крыша. — Он нежно взял ее за руки. — Боюсь, он погиб. Феннивик тоже.

Пруденс задрожала, явно стараясь сдержать нахлынувшие на нее горестные чувства, и внезапно ненависть к ней исчезла из моей души. Грейс Пратвелл вошла в комнату, и Натаниэль сообщил ей печальную новость. Пришли и сестры Пруденс, услышавшие шум, и вскоре все они стенали и рыдали.

Резкий стук в дверь прервал это проявление горя. Дворецкий с виноватым видом ввел в гостиную красивого молодого офицера.

— Я только что получил приказ, мадам, — начал тот официальным тоном, снимая фуражку и подходя к миссис Пратвелл. — Ноб-Хилл должен быть эвакуирован.

Пруденс поднесла к глазам отороченный кружевом носовой платочек с вышитой золотой нитью монограммой.

— О нет, только не наш дом. Понимаете, сэр, за сегодняшний день на нас обрушилось слишком много горя.

Натаниэль отвел офицера в сторону.

— Отец молодой леди, Мортимер Пратвелл, погиб совсем недавно при пожаре в центре города.

Офицер, нахмурившись, провел рукой по песочного цвета волосам.

— Весьма сожалею, мисс Пратвелл. — Приблизившись к Пруденс, он протянул ей свой сухой носовой платок. — Возьмите, мисс нельзя допустить, чтобы слезы испортили ваше очаровательное личико.

— Я… нельзя? — Пруденс посмотрела на него и заморгала своими шелковистыми ресницами, пытаясь смахнуть слезы.

— Конечно, нельзя, — он улыбнулся улыбкой, которая укротила бы тигра. — Сказать откровенно, вы самая прелестная девушка, которую я встретил после того, как началось это ужасное землетрясение. А может и за всю мою жизнь.

Пруденс улыбнулась в ответ, вытирая глаза.

— Должна сказать вам, сэр, что если бы все офицеры армии США были такими сладкоречивыми, вам бы никогда не пришлось сражаться с врагами, вы бы с легкостью уговорили их прекратить военные действия.

Офицер опять улыбнулся, покраснев до корней волос.

— Я с удовольствием лично помогу вам и вашей семье, мисс Пратвелл, выехать из города. Вам есть куда поехать?

Пруденс уставилась в пол, покусывая нижнюю губу.

— Да нет, ничего в голову не приходит.

— В таком случае, — предложил офицер, — вас могут принять мои родители. Я не сказал вам, что у них ранчо к югу от Монтеррея? Обширные пастбища, пара сотен голов скота, большая гасьенда, в которой хватит места для всей вашей семьи.

— Вы слишком добры, — ответила Пруденс дрожащим голосом.

Офицер предложил ей руку, которую девушка охотно приняла.

— Не беспокойтесь ни о чем, дорогая леди. Я лично прослежу, чтобы о вас хорошо позаботились, — заверил он ее, и они направились к выходу. — Я не сказал вам, что срок моей службы истекает через шесть месяцев?

Мы с Натаниэлем обменялись понимающим взглядом.

— Думаю, у Пруденс все будет в порядке, — заметила я.

— Да, она умеет замечательно приспосабливаться к обстоятельствам, — согласился он.

Выполнив взятую на себя миссию, мы попрощались с Пратвеллами и вышли на улицу.

Натаниэль открыл для меня дверцу «Серебряной тени», и в этот момент к нам через улицу подбежал солдат.

— У вас прекрасный автомобиль, сэр, — начал он. — Но у меня есть приказ о конфискации всех подходящих средств передвижения, которые попадутся нам на глаза. Их будут использовать для перевозки пострадавших во время землетрясения.

— Но я член комитета Шмица. Эта машина…

— Теперь это санитарный автомобиль, — солдат вытащил кольт и направил его на Натаниэля.

— Об этом не может быть и речи, — заспорил Натаниэль. — Машина нужна мне, чтобы отвезти домой эту молодую леди.

Домой? Это слово ударило меня как бейсбольный мяч. Неужели Натаниэль и вправду считал свой дом и моим домом тоже, или он сказал это, просто чтобы не вдаваться в объяснения?

— Боюсь, вам и вашей спутнице придется выбираться отсюда каким-то иным образом, — солдат приставил револьвер к груди Натаниэля. — Вы ведь не будете возражать, правда, сэр?

Натаниэль, судя по его виду, был готов сбить солдата с ног, но я потянула его за рукав, мне совсем не хотелось, чтобы он получил пулю в грудь.

— Пусть он забирает машину, — принялась я убеждать Натаниэля. — Раненым она нужнее, чем нам.

— Тейлор, ты сама не знаешь, что говоришь. А что если огонь доберется до Ноб-Хилл раньше, чем мы выберемся отсюда?

— Вылезайте, — приказал солдат, взведя курок.

Не имея выбора, Натаниэль коротко кивнул.

— Хорошо.

Я взяла аппарат и, выпрыгнув из машины, присоединилась к стоявшему на обочине На-таниэлю.

— Это для благого дела, — утешила я его, когда солдат укатил в автомобиле, хотя по лицу Натаниэля было видно, что отказаться от своей драгоценной машины было для него почти так же тяжело, как отослать Викторию.

— Забудь про машину. Скажи лучше, есть ли у нас время, чтобы уйти отсюда до начала пожаров?

Я встретила его взгляд — лоб у него покрылся тревожными морщинами, как покрывается трещинами камень, который долго подвергался атмосферным воздействиям.

— Не знаю, — призналась я, стараясь, чтобы голос не выдал охватившего меня страха, и посмотрела на часы. — Надеюсь, что есть.

Он обнял меня за плечи и прижал к себе и какое-то время мы молча стояли на вершине Ноб-Хилл, глядя на пожары, прокладывающие себе путь наверх из горящего города внизу.

Воздух был сырым и промозглым, и зубы у меня выбивали дробь, пока мы пешком спускались с Ноб-Хилл, обходя трещины в мостовой и груды камней. Вокруг, куда ни кинь взгляд, полыхали пожары, окрашивая ночное небо в оранжевый цвет.

Мы шли мимо обреченных домов, из которых семьи выносили свои пожитки. На углу какой-то улицы мужчина, выпадая из общей картины, играл на расстроенном рояле, стоявшем перед его сгоревшим домом. Вокруг него собралась группа людей в лохмотьях, громко распевавших «Сегодня нас ждет горячее время в нашем старом городе», которая в данных . обстоятельствах звучала откровенно фаталистически. У меня все сжалось внутри при виде этой попытки отгородиться от трагедии, разыгрывавшейся на улицах города.

Оглушительный взрыв потряс воздух.

— Динамит, — еле слышно проговорила я. — Шмиц приказал взрывать дома для создания противопожарной полосы.

— А хуже от этого не станет? — напряженно спросил Натаниэль.

— Я не знаю, — призналась я, стараясь не обращать внимания на разболевшуюся вновь щиколотку. Видимо, растяжение оказалось боле серьезным, чем я считала. — Не могу вспомнить. Думаю, что в некоторых районах эта мера принесла пользу.

Он взял мою руку, и это соединило нас крепче железной цепи. Его тепло переливалось в меня в темноте, как живительный эликсир, пока мы спускались вниз с холма сначала по одной боковой улочке, потом по другой и еще по одной, прокладывая себе путь в жутком лабиринте разрушений. JIo пути мы узнавали новости, и все они были неутешительными. Вся центральная часть города сгорела дотла. Огонь беспрепятственно распространялся вдоль Монтгомери-стрит и Кирни-стрит. В Де-льмонико начался пожар, пламя перекинулось на отель Святого Франциска, мгновенно превратив его в пылающий шар.

Улицы были заполнены беженцами. Лошадь в шорах встала на дыбы, испуганно заржав и едва не раздавив мужчину, пытавшегося вывести ее из горящей конюшни. Я чувствовала себя так, словно меня контузило. Все научные изыскания, проведенные мной при сборе материала для написания диссертации, не подготовили меня к той похожей на ночной кошмар реальности, в которой я жила сейчас, борясь за спасение собственной жизни.

Примерно в час ночи мы наткнулись на сплошную стену огня, тянувшуюся от Маркетстрит до китайского квартала и подступавшую все ближе к Пауэлл-стрит и Ноб-Хилл, и остановились, ошеломленные сюрреалистическим зрелищем. Жар, исходивший от этой адской стены, обжег нам кожу даже на расстоянии в два квартала.

— Здесь нам не пройти, — прокричал На-таниэль, стараясь перекричать рев пламени, и потащил меня прочь от огненной стены. Мы повернулись и побежали, сворачивая то в одну сторону, то в другую, но везде путь нам преграждал огонь, наступавший с трех сторон. Вскоре на нас стали сыпаться искры. Одна попала на рубашку Натаниэлю и та загорелась. Сдержав готовый вырваться крик, я принялась сбивать пламя рукавом. Мне удалось быстро загасить его, но Натаниэль успел все же получить ожог на руке.

— Твоя рука, надо немедленно что-то сделать.

— Сейчас нет времени. Огонь распространяется слишком быстро.

Мы снова побежали, на сей раз в ту сторону, откуда пришли. Я никак не могла выровнять дыхание. Натаниэль стукнул меня по спине, помогая прочистить легкие, и я тут же закашлялась, глотнув густого дыма. В какой-то момент мой берет зацепился за ветку дерева, его сорвало у меня с головы, и волосы свободно рассыпались по плечам. Когда спустя секунду я оглянулась, он уже пылал, загоревшись от попавшей на него искры. Я похолодела от страха, хотя по спине стекали струйки пота от невыносимого жара вокруг. Ужасная мысль овладела мною. Неужели я изменила ход истории затем лишь, чтобы Натаниэль, избежав смерти от руки Феннивика, погиб в огне?

Прошли минуты, а может часы — я потеряла счет времени, а мы все бежали и бежали. Грудь у меня разрывалась от боли, ноги подкашивались. Огонь окружал нас с трех сторон, потом пламя — смертоносные оранжевые всполохи на фоне чернильно-черного неба — перекинулось внезапно через улицу перед нами. Страх сжал мне горло.

— Мы не сможем пройти, — выдохнула я.

— Сюда, — Натаниэль схватил меня за руку и втолкнул в конюшню позади горящего дома. Оглядевшись, он обнаружил в углу стопку лошадиных попон. Выхватив две попоны, он выбежал наружу и окунул их в почти опустевший желоб для воды, затем набросил одну влажную попону мне на плечи, во вторую завернулся сам.

— Бежим! — Он снова схватил меня за руку.

Мы нырнули прямо в преграждавшее нам путь пламя, которое тут же с отвратительным шипением вцепилось в края попон. Я закрыла глаза и почти перестала дышать. Натаниэль изо всех сил тащил меня за собой, и я чувствовала, как его сила вливается в меня. Наконец мы оказались по другую сторону огненной стены и, сбросив горящие попоны, побежали дальше. Глаза жгло, сердце готово было выскочить из груди, но мы бежали квартал за кварталом, пока не удалились на значительное расстояние от огня.

— С тобой все в порядке? — спросил Натаниэль, когда я упала на одно колено, ловя ртом воздух.

— Просто… запыхалась, — удалось мне выговорить.

Обернувшись, мы посмотрели на языки пламени, пляшущие на фоне предрассветного неба на вершине Ноб-Хилл. На наших глазах особняк Пратвеллов превратился в кучу головешек. К этому времени слепяще красный цвет полыхавших за нами пожаров сменился каким-то болезненно-желтым, а небо из черного стало бледным как смерть. Над городом висела дымовая завеса как гигантский стервятник, готовый наброситься на то, что еще уцелело.

— По крайней мере, ты можешь не беспокоиться о Пруденс, — сказала я, почувствовав ни с того ни с сего укол ревности. Вдруг Натаниэль все еще испытывал к ней нежные чувства. Она была роскошной женщиной, тогда как я… Я оглядела себя, осознав внезапно, насколько я проигрываю в сравнении с Пруденс в своей разорванной мужской одежде, засыпанной пеплом, с волосами, которые выглядели так, будто я сунула палец в электрическую розетку.

Натаниэль взял мои руки в свои и посмотрел в глаза с теплотой, от которой растаяло мое сердце.

— Она вела себя в высшей степени глупо, хотя и не заслужила тех несчастий, что на нее обрушились. А если говорить о порядочности, мужестве, умении завоевать сердце мужчины, то ей до тебя далеко, Тейлор.

— Правда?

Значит, он любит меня? Неужели такое возможно, или он имеет в виду только сексуальные утехи? Но если он любит меня, как он мог позволить мне пойти на чердак, зная, что я могу исчезнуть из его жизни?

Он наклонился, собираясь, видимо, поцеловать меня, но прежде чем наши губы соприкоснулись, ветер изменил направление, и на нас посыпались искры.

— Ой! — вскрикнула я, смахивая со щеки одну такую искру.

— Пойдем! — Он снова потащил меня за собой по улицам.

Щиколотка у меня распухла и пульсировала от боли. Живот свело, болели ожоги на руках. Я почти ничего не соображала, пребывая в состоянии отупения от постоянного напряжения и волнений последних дней и недостатка сна. Только присутствие Натаниэля заставляло меня передвигать ноги. Я чувствовала свою неразрывную связь с ним после того, как мы столько пережили вместе. Но мы уцелели, выжили, хотя весь мир рушился вокруг нас.

Время уже близилось к полудню, когда мы, наконец, добрались до Ван-Несс-авеню. Первое, что мы там увидели, был охваченный огнем великолепный особняк Шпреклза. Чуть дальше на западной стороне широкого проспекта еще несколько домов были окутаны клубами дыма. Несмотря на то что я знала будущее, я все-таки почувствовала облегчение, увидев, что дом Стюартов стоит целый и невредимый. Только башенки на нем обгорели. Солдаты перекрыли улицу. Пожарные пытались найти добровольцев себе в помощь.

— Давай войдем, — Натаниэль принялся прокладывать нам путь в толпе к входу в дом. — Если док еще здесь, пусть осмотрит твою щиколотку.

— Хорошо, — согласилась я, — но только в том случае, если ты дашь ему осмотреть ожог на руке.

У входа обнявшись стояли Мейбл и Миллисент. Обе плакали, беспомощно наблюдая, как добровольцы пытаются затушить огонь, грозящий уничтожить их дом, мокрыми одеялами и метлами. Бормоча слова сочувствия, Натаниэль прошел мимо них и открыл дверь.

Колени у меня подгибались, я ощущала резь в желудке, оттого что не ела весь день, глаза жгло, а в голове гудело так, словно я выдержала несколько раундов с Мохаммедом Али. Я мечтала о горячей еде и мягкой постели, той самой, в которой Натаниэль чуть больше суток — нет, целую жизнь — назад занимался со мной любовью. Переступив порог, я застыла как вкопанная, не в силах сдержать возглас ужаса. Натаниэль обнял меня за плечи и притянул к себе, стараясь оградить от страшного зрелища. Но я не могла не смотреть.

Холл и бальный зал были заполнены людьми, пострадавшими во время землетрясения. У одних были забинтованы руки и ноги, у других кожа была покрыта мокнущими волдырями. Солдат с забинтованной головой стонал в углу. Рядом с ним женщина в обгоревших лохмотьях пыталась накормить малыша какой-то кашицеобразной смесью. Отовсюду неслись жалобные стоны. В воздухе висел отвратительный запах горелой кожи и гниющей плоти. Я отвернулась, задыхаясь.

— Сюда, тебе нужно выпить воды. — Натаниэль направился к двери на кухню, но не успел взяться за ручку, как дверь распахнулась и из кухни вышла женщина лет тридцати пяти ослепительной красоты. Было в ней что-то смутно знакомое, но я никак не могла определить, что именно.

— Натаниэль Стюарт, наконец-то ты явился, — быстро заговорила женщина. Ее изумрудно-зеленые глаза взволнованно блестели. — Я жду тебя со вчерашнего дня. Где моя дочь? Она в безопасности? Натаниэль, что бы ты обо мне ни думал, я требую, чтобы мне разрешили повидаться с дочерью.

Лицо Натаниэля превратилось в застывшую маску.

— Джессика, — он медленно выдохнул. — Итак, моя любящая мачеха вернулась.

— Твоя мачеха? — изумленно проговорила я.

— Слава Богу, что она не моя кровная родственница, — заметил он голосом, исполненным сарказма. — Честно говоря, Джессика, я удивлен, что даже у такой женщины, как ты, хватило наглости появиться в этом доме после того, как ты разбила сердце моей сводной сестре. Ты потеряла все права на Викторию, бросив ее в младенческом возрасте. Если ты считаешь, что я позволю тебе приблизиться к девочке, значит ты глупее, чем я думал.

Я уставилась на Джессику совершенно ошеломленная. У нее были густые вьющиеся рыжие волосы, ниспадавшие до талии, и, на мой взгляд, для дневного времени она была слишком густо накрашена. Шляпа с перьями и оранжевого цвета платье резко контрастировали с живыми изумрудными глазами.

Да, ее лицо повергло меня в шок, и на то была причина. Это лицо я видела тысячу раз на старой фотографии в рамке, стоявшей на столе отца. Это была фотография его бабушки, легендарной актрисы начала века. Раскрыв рот, я смотрела на стоявшую передо мной женщину. Наконец с трудом сглотнула, полностью осознав, что все это означает. Натаниэль простил мне то, что, как он считал, я была проституткой. Теперь выяснилось, что на моем происхождении лежит позорное — по крайней мере с его точки зрения — пятно. Что он скажет, со страхом подумала я, узнав правду?

Джессика Стюарт, пользующаяся дурной репутацией и вызывавшая у Натаниэля жгучую ненависть, была не кем иным, как моей прабабушкой.

Глава 19

— Натаниэль, — потянула я его за рукав, — не стоит стирать ваше грязное семейное белье при посторонних.

Взглянув на раненых, лежащих рядами всего в нескольких футах от нас, Натаниэль, стиснув челюсти, толкнул дверь на кухню.

— Прошу, дамы, входите, — и, бросив гневный взгляд на Джессику, добавил: — Конечно, я употребляю этот термин чересчур расширительно.

Два ярких пятна появились на щеках Джессики, но она повернулась и последовала за своим пасынком на кухню, с любопытством посмотрев на меня. Интересно, заметила ли она сходство между нами, подумала я.

— Я Тейлор Джеймс, — представилась я, решив не добавлять, что я кузина Натаниэля. В конце концов эта женщина могла знать достаточно о генеалогическом древе Стюартов и разоблачить меня как самозванку.

— Джеймс? — ее рыжеватые брови изумленно поднялись. — Это моя девичья фамилия, хотя она мало кому известна. Я изменила имя, поступив на сцену. Слишком уж много было шуток, в которых фигурировали я и Джесси Джеймсnote 12. Не думаю, что мы с вами в родстве, хотя какое-то сходство между нами и есть, вы не находите?

— Даю тебе тридцать секунд на то, чтобы убраться из этого дома или я вышвырну тебя собственными руками. — Натаниэль надвинулся на Джессику с таким видом, словно с удовольствием предвкушал, как приведет в исполнение свою угрозу.

Глаза Джессики сверкнули.

— Натаниэль Стюарт, у тебя была сильная воля, когда ты был мальчишкой. Вижу, что, став взрослым человеком, ты превратился в упрямца. — Она воинственно вздернула подбородок. — Я не уйду, пока не повидаю свою дочь. Я была вне себя от беспокойства с самого начала землетрясения. Можешь ненавидеть меня сколько хочешь, Натаниэль, но ты должен знать, что я всегда любила свою маленькую девочку. Всегда.

— Еще одна твоя ложь. Если ты любила ее, как ты могла убежать и бросить ее?

Собравшись с духом, я встала между ними, повернувшись лицом к Натаниэлю.

— Что бы ни сделала Джессика в прошлом, она остается матерью Виктории. Думаю, ты должен ее выслушать.

— Тейлор, — предостерегающе проговорил Натаниэль, — это не твое дело.

— Можем мы несколько минут поговорить наедине? — настаивала я.

Он бросил еще один раздраженный взгляд на Джессику и повел меня в кладовку рядом с кухней. Я откашлялась, готовясь сообщить ему свою «тайну» и надеясь, что узнав ее, он не выбросит меня за дверь вместе с Джессикой.

— Я видела ее, — я с трудом сглотнула, — на фотографии, которая стоит у моего отца на столе. Джессика моя прабабушка.

Побледнев, он уставился на меня.

— Господи, эти глаза, эти волосы… Значит, история о том, что ты родом из семьи актеров, правда?

Лицо у меня запылало.

— Я и сама немного играла. — Я увидела на его лице отражение тех же чувств, что испытывала сама — смущение, сомнение, потрясение. — Возможно, я необъективна, — поспешно продолжала я, — но у меня такое чувство, что Джессика рассказала тебе далеко не все о том, почему она сбежала.

Глаза его потемнели при упоминании мной имени его мачехи.

— Я в этом сомневаюсь, но ради тебя выслушаю ее.

Мы вернулись в кухню, и он повернулся к Джессике, сжав челюсти.

— Твоя дочь в безопасности, это я могу тебе сказать.

Она удивленно подняла брови.

— Натаниэль, — проговорила она мягко, — я знаю, что ее здесь нет. Полгорода охвачено огнем. Возможно в эту самую минуту Виктория находится в опасности, и я не успокоюсь до тех пор, пока не увижу ее. Обещаю, что, как только я удостоверюсь в ее безопасности, я уеду и больше никогда не побеспокою ни тебя, ни ее.

Я опустила голову, не в силах смотреть в полные боли .глаза Джессики. Взгляд мой упал на ее пополневшую талию.

— Как видишь, я жду ребенка, — сказала Джессика, вздернув подбородок. — Я не замужем, если это тебя интересует. После смерти Джошуа я так и осталась вдовой. Однако, когда я обнаружила, что забеременела, я не смогла заставить себя избавиться от ребенка, хотя его отца едва удар не хватил, когда я ему об этом сказала. Этот ребенок — она провела рукой по животу, — все что у меня есть. Ведь дочь я, как ты правильно сказал, бросила.

Нерожденный ребенок… был ли это мой дед? От этой мысли словно холод пробрал меня до костей. Будет ли Джессика по-прежнему любить этого своего не рожденного еще ребенка, если я помогу ей встретиться с Викторией? Не случится ли так, что, если я опять вмешаюсь в ход истории, мой дед, а следовательно и я сама, никогда не появится на свет? Я оперлась рукой о стол, моля про себя свою прабабушку, чтобы она не передумала и не пошла к какому-нибудь эскулапу, нелегально делающему аборты. Впрочем, она вовсе не казалась той бессердечной женщиной, какой я ее себе представляла. Что-то здесь не сходилось.

— Ты, конечно, не ждешь, что я буду аплодировать твоим моральным принципам, Джессика, — голос Натаниэля прервал мои размышления. Мне стало не по себе от его циничного тона.

— Может, ты перестанешь на нее нападать? — спросила я, раздираемая между чувством долга по отношению к кровной родственнице и лояльностью к мужчине, которого любила. — Совершенно очевидно, что Джессика беспокоится о Виктории. Кроме того, сейчас она ждет ребенка, а никудышный отец, похоже, не потянет на звание отца года. Ей и так многое пришлось пережить, а ты обращаешься с ней как с убийцей.

Натаниэль, нахмурившись, скрестил руки на груди.

— Уверен, в твоем нынешнем положении ты сделала оптимальный выбор, но проявление материнского инстинкта по отношению к ребенку, которого ты носишь, не оправдывает того, что ты бросила мою сестру.

В глазах Джессики вспыхнул огонь, отчего их изумрудно-зеленый цвет, так похожий на цвет моих глаз, стал еще насыщеннее.

— Мне не следовало оставлять Викторию тогда, много лет назад, что бы он ни говорил.

— Что — бы кто ни говорил? — Натаниэль нахмурился,

— Никто. Ты мне все равно не поверишь. Единственное, что имеет сейчас для меня значение — это найти свою дочь.

Я глубоко вздохнула и заговорила, решив довериться собственной интуиции.

— Джессика, если вы хотите знать, где Виктория, вы должны убедить Натаниэля в том, что вам можно доверять. Вы могли бы начать с объяснения, почему много лет назад бросили мужа и ребенка.

— Тейлор! — Натаниэль бросил на меня предостерегающий взгляд.

С минуту Джессика колебалась.

— Что же, это справедливо, — наконец согласилась она. — Мне бы следовало еще тогда рассказать Натаниэлю эту отвратительную историю, но он был слишком молод. Но предупреждаю тебя, Натаниэль, я не потерплю, чтобы обо мне пошли новые сплетни. Это может запятнать репутацию моей дочери. Достаточно уже мое имя склоняли повсюду в городе.

Натаниэль кивнул с настороженным видом.

— Хорошо. Но я тоже предупреждаю тебя, Джессика. Никакой лжи.

— Нет, — сняв шляпу, она села за стол и, глубоко вздохнув, начала: — Боюсь это неприглядная история. Как вам вероятно известно, я встретила Джошуа, когда была актрисой. Кстати, я так ею и осталась.

— И хорошей актрисой, как я слышала, — вставила я, вспоминая рассказы отца о его жившей в начале века бабушке-актрисе, которая буквально завораживала публику, особенно мужчин.

Она пожала плечами.

— Джошуа тоже так считал. Он увидел меня на сцене и после спектакля пришел ко мне в уборную с огромным букетом роз. Я подумала тогда, что в жизни не встречала более очаровательного человека — это была любовь с первого взгляда.

— И что же случилось? Глаза ее гневно сверкнули.

— Его брат.

— Эфраим? — Натаниэль сдвинул брови, складки у рта стали глубже. Я же вздрогнула, вспомнив свой опыт общения с дядей Натаниэля.

— Да. Однажды после спектакля он пришел ко мне, не зная, что я обвенчалась с его братом. Он попытался соблазнить меня, а когда я отказалась, он… — Она замолчала, прижав к губам руку в белой перчатке. — Об этом невозможно говорить.

— Он изнасиловал вас, — мягко сказала я, обменявшись взглядом с Натаниэлем, который выглядел так, словно на бегу налетел на каменную стену.

Джессика кивнула.

— Да, — хрипло прошептала она, — Господи помоги мне, да. Я пыталась сопротивляться, но… Но как вы догадались?

— Да очень просто. Я поймал своего дядю на том, что он пытался проделать с Тейлор то же самое здесь, в этом доме, — объяснил Натаниэль. Глаза его были широко раскрыты, он в полной мере осознал то, что рассказала Джессика. — Жаль, что я не задушил негодяя.

— Ну, в случае со мной он, благодаря вмешательству Натаниэля и моей собаки, получил лишь синяки на лице да пару пинков в зад, — добавила я.

Джессика уставилась на меня.

— Хорошо бы это послужило уроком старому вонючему козлу. Вам повезло, что Натаниэль вовремя вмешался, мисс Джеймс. Так что вы можете понять. Я ненавидела этого человека, я желала ему смерти.

— Но почему ты не пришла и не рассказала мне все это тогда? Или моему отцу? — требовательно спросил Натаниэль.

— Кому бы ты поверил — мне или Эфраиму? — вопросом на вопрос ответила Джессика.

Натаниэль переступил с ноги на ногу.

— Не знаю.

— Вот видишь. Поэтому я и молчала, вышла замуж за Джошуа и никогда ни слова не сказала ему о том, что произошло.

— Джессика, — Натаниэль шагнул к ней, в голосе его слышалось напряжение. — Я должен знать. Кто отец Виктории?

— О, ее отец Джошуа, я в этом уверена. Видишь ли, — Джессика опять покраснела, — я уже была беременна, когда Эфраим изнасиловал меня. Но, узнав, что я стану матерью, он почему-то уверовал, что ребенок от него. Он ненавидел меня, хотел расстроить мой брак с его братом. Когда родилась Виктория — на три недели раньше срока — он стал буквально терроризировать меня, угрожая рассказать Джошуа о том, что мы были любовниками и что он, Эфраим, отец ребенка, если я не уеду навсегда. Он считал, что я не гожусь в жены его брату, и даже пригрозил обвинить в воровстве, если я останусь. Я отказалась уехать. Я думала было взять Викторию с собой, но на какую бы жизнь я ее обрекла? Тогда он придумал новую угрозу — заявил, что добьется опекунства над Викторией. На такой риск я не могла пойти. Мысль о том, что он может сделать с моей дочерью, особенно когда она станет старше…

Я сжала ей руки в ужасе от того, через что ей пришлось пройти.

— Я вам верю. Он ужасный человек, и вы поступили так, как считали правильным.

— Я любила Джошуа, но свою дочь я любила больше, — Джессика вся дрожала. — С тех пор не было дня, чтобы я не думала о Виктории. Но я должна была защитить ее.

— И тебе это удалось, — мягко проговорил Натаниэль. — В последнее время выясняется, что я обо многих вещах судил неверно, и о тебе, Джессика, тоже. Подумать только, Виктория все эти годы росла без матери по вине моего порочного дядюшки, будь проклята его жалкая черная душонка. Я должен извиниться перед тобой, Джессика, хотя одного извинения тут мало.

— В таком случае, — Джессика вытерла слезы, — теперь твоя очередь говорить, Натаниэль. Скажи, где моя дочь.

Он кивнул, откашлявшись.

— Она в Монтеррее. Я отправил ее туда на одном из своих судов. Она должна вернуться через два дня. Девочке очень нужна мать, Тейлор тебе это подтвердит.

На губах Джессики заиграла ослепительная улыбка.

— Спасибо тебе. Обещаю, ты об этом не пожалеешь.

В этот момент дверь с шумом распахнулась, и в кухню медленно вошел док Грили.

— Натаниэль Стюарт, что я слышу, ты кричишь на эту молодую женщину! — он махнул рукой в сторону Джессики. — Да я весь день не уставал благодарить Бога за то, что Он послал ее сюда. Она помогала мне ухаживать за пострадавшими — подбадривала их, накладывала повязки и даже приготовила великолепное тушеное мясо, которым их накормили вдобавок к консервированным продуктам из кладовой.

— Хватит, док, — прервал его Натаниэль. — Это было не более чем недоразумение. И уверяю вас, Джессика никуда не уезжает.

Док Грили поправил очки.

— Прекрасно. Рад это слышать. — Наклонившись, он внимательно осмотрел ожог на руке Натаниэля. — У меня есть мазь, которой его надо помазать, молодой человек.

— Потом. Сначала осмотрите щиколотку мисс Джеймс. И ее руки — она их обожгла.

Доктор согласно кивнул и велел мне положить ногу на стул. Пока он осматривал мою щиколотку, Натаниэль объявил, что собирается пойти посмотреть, что делается снаружи. Я хотела удержать его, но док Грили не дал мне сойти с места, заявив, что щиколотку обязательно нужно перевязать. Я сморщилась, почувствовав внезапно пульсирующую боль, и решила не спорить.

Док забинтовал мне ногу и втер в руки мазь. Джессика хлопотала надо мной как наседка, предлагая подкрепиться тушеным мясом, которое она приготовила, используя воду, запасенную перед землетрясением. Теплая еда приятно успокоила мое раздраженное горло, унялась и боль в голодном желудке. Док и Джессика настаивали, чтобы я легла, и даже предложили переместить куда-нибудь больных из гостевой спальни наверху, чтобы освободить для меня место, но я отказалась, сказав, что дождусь возвращения Натаниэля.

— А куда, кстати, он пошел? — Я потерла глаза, прогоняя сонливость.

Джессика приложила влажное полотенце к моим ладоням, обожженным при попытке спасти Мортимера Пратвелла и сейчас покрывшихся волдырями.

— Нечего о нем беспокоиться. Берегите силы.

Я села прямо.

— Где он? — потребовала я, ухватив Джессику за фартук, который она тем временем надела.

Выражение ее лица смягчилось.

— Я пыталась избавить вас от лишнего беспокойства, но, вижу, вы так же настойчивы, как и я, когда дело касается тех, кого вы любите.

— Неужели это заметно? — Щеки у меня вспыхнули при мысли о том, что совершенно чужой человек смог без труда распознать мои чувства к Натаниэлю.

— Боюсь, да. Должна сказать, что одобряю выбор своего пасынка, хотя с моим мнением вряд ли кто будет считаться.

— По-моему, вы заблуждаетесь. Натаниэль вовсе меня не выбирал, я всего-навсего его гостья, которая к тому же доставляет ему массу хлопот.

Она подняла брови.

— О, но он выбрал вас, моя дорогая. Это же совершенно ясно.

— Да? — Сердце у меня затрепетало.

— Ну конечно. Натаниэль любит вас, и это так же очевидно, как то, что у вас рыжие волосы. Но вам, как я понимаю, он в любви еще не признался.

— Нет. А теперь скажите, куда он пошел. Она махнула рукой в сторону окна.

— Присоединился к пожарным, которые пытаются спасти дом ваших соседей. Страх охватил меня.

— Но он не может…

Положив руки мне на плечи, Джессика усадила меня обратно на стул, с которого я вскочила.

— Послушайте меня, Тейлор. За всю свою жизнь я хорошо усвоила одну вещь, а именно: бывают случаи, когда мужчине надо позволить делать то, что он должен. Ваша щиколотка распухла, как от укуса гремучей змеи. Давайте я провожу вас наверх, где вы сможете прилечь и отдохнуть.

— Нет, — я решительно встала. Я вспомнила свои беседы со старой Викторией, и воображение нарисовало мне картину того, что произошло с домом через улицу. — Здесь где-нибудь есть метла? — спросила я.

— Метла? Кажется, я видела одну вон в том шкафу, но не думаю, что вам сейчас следует заниматься уборкой.

Я открыла шкаф, вытащила оттуда метлу и окунула ее в стоявшее неподалеку ведро с водой. Конечно, для борьбы с пожаром это было не слишком подходящее орудие, но все же лучше, чем ничего. Не слушая протестов Джессики, я заковыляла к двери, опираясь на метлу, как на трость.

Выйдя на улицу, я прищурилась, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь за клубами черного дыма. Потом стала проталкиваться сквозь толпу, используя метлу как таран.

— Пропустите меня, — сказала я, подойдя к кордону на улице.

— Слишком опасно для женщины, мадам, — ответил солдат.

— Я знаю, что опасно, — заспорила я, жалея, что осталась без берета, закрывавшего мои длинные волосы — явный показатель моего пола. — Поэтому вы должны пропустить меня.

В ответ солдат вырвал у меня из рук метлу, а двое других прогнали меня, угрожая арестовать за нарушение порядка.

Ругаясь про себя, я направилась к стоявшей в отдалении пожарной машине. На капоте машины я заметила каску пожарного и почерневшую от копоти куртку. Оглядевшись вокруг и удостоверившись, что меня никто не видит, я схватила куртку и каску, надела их, а заодно прихватила топор. Затем я никем не замеченная прошла за кордон, опираясь на топор как на костыль.

Добровольцы, выстроившись в ряд, поливали крышу и крыльцо построенного в викторианском стиле дома Мейбл и Миллисент красным вином, другие пытались сбить занимавшийся огонь мокрыми одеялами. Ряд домов, расположенных позади дома сестер, уже превратился в сплошную стену огня высотой в два этажа. Как раз когда я подошла, искры попали на башенку на крыше дома Мейбл и Миллисент и вскоре из окон верхнего этажа повалил дым. Я обвела взглядом весь участок и застыла.

Сбоку от дома двое солдат закладывали динамитные шашки. Сердце едва не выпрыгнуло у меня из груди. — Натаниэль!

Один из пожарных разбил топором переднюю дверь и вошел внутрь, выкрикивая предупреждение о готовящемся взрыве. Я последовала за ним. Кто-то сзади закричал, приказывая мне остановиться, но я не обратила на это внимания. Мимо меня пробежало несколько пожарных, покидая горящий дом.

— Натаниэль! — в панике звала я. Я бежала, вернее ковыляла, из комнаты в комнату, задыхаясь в дыму. Что если он наверху, лежит без сознания?

Хватаясь за перила, я стала подниматься наверх, ничего не различая вокруг из-за дыма. Заглянула еще в одну комнату — она была пуста.

Я закашлялась и, отбросив топор, упала на колени, хватая ртом воздух, и поползла к двери спальни в конце коридора. Внезапно дверь отворилась и вышел Натаниэль. Он нес кошку Мейбл. Кошка мяукала и царапала ему грудь. Волосы у него были растрепаны, одежда в саже, на порезе под глазом запеклась кровь.

— Тейлор! Какого черта ты здесь делаешь? — закричал он. Кошка вырвалась у него из рук и побежала вниз. — Ты что, не знаешь, что они собираются взорвать дом?

— Знаю, — с трудом выговорила я. — Поэтому я и пришла — предупредить тебя.

Над моей головой раздался оглушительный треск. Часть потолка обвалилась. Я посмотрела вверх и успела увидеть падающую прямо на меня большую деревянную балку, а потом моя голова взорвалась болью.

Глава 20

— Тейлор! — услышала я крик Натаниэля. Я приоткрыла глаза, но перед глазами все плыло, и я снова их закрыла. Я не могла вздохнуть. Что-то тяжелое лежало у меня. на плечах, придавливая к полу. Услышав рядом треск пламени, я похолодела от ужаса, осознав, что, должно быть, это загорелась упавшая на меня балка.

— Тейлор! — Подбежав ко мне, Натаниэль положил руку мне на горло, нащупывая пульс. — Слава Богу, ты жива.

Прикосновение его рук успокоило меня, хотя жар уже опалил мне волосы и лицо. Открыв глаза, я увидела, что он склонился надо мной и пытается сдвинуть балку. Вокруг плясали языки пламени. Горло у меня сжалось — перед глазами всплыло лицо брата. Ждал ли он меня в мире ином? Я не могла дышать — дым заполнял легкие, разъедал горло, рот, нос.

— Беги, спасайся, — просипела я, услышав угрожающий треск дерева где-то у нас над головами.

— Черт возьми, женщина, ты, что, не понимаешь? Ты, может, и ушла бы, бросив меня, но я не могу этого сделать, я люблю тебя.

— Ты… что? — Туман у меня в голове рассеялся, и все вокруг приобрело вдруг кристалльно-четкие очертания. Может, у меня начались галлюцинации?

Нечеловеческим усилием Натаниэль на какой-то дюйм приподнял тяжелую балку, лежавшую у меня на спине, и сдвинул ее в сторону и как раз вовремя, потому что в следующий момент загорелась та ее часть, что придавливала меня к полу.

Я перекатилась на спину и попыталась встать. С удивлением я обнаружила, что меня шатает, как пьяную, и плечи болят так, что хоть кричи. Натаниэль же казался таким крепким и сильным и… божественным, бессвязно подумала я, когда он поднял меня на руки и я почувствовала тепло его груди. Он любит меня, мелькнуло у меня в голове, и эта мысль помогла мне преодолеть тьму, грозившую затопить мое сознание. Он рискнул жизнью ради моего спасения, потому что любит меня. На душе у меня стало легко и радостно.

— Держись! — Он понес меня вниз, лавируя среди пляшущих вокруг языков пламени. Я обняла его за шею, вдыхая исходивший от него запах дыма. В ушах звучали его слова:

«Неужели ты не понимаешь? Я не могу этого сделать, я люблю тебя». Сердце у меня билось, как сумасшедшее, и я закрыла глаза, стараясь думать лишь о том, удастся ли нам выбраться отсюда.

Натаниэль вынес меня на улицу, и я наконец смогла вздохнуть, наполнив легкие воздухом. Не дав себе передышки, Натаниэль пересек улицу, подошел к своему дому и ногой открыл дверь.

— Док, — прокричал он, увидев Грили, — Тейлор срочно нуждается в помощи — на нее упала горящая балка.

Доктор Грили покачал седой головой, показав на раненых, которых укладывали на самодельные носилки и выносили из дома истекавшие потом добровольцы.

— Сейчас нет времени — мы эвакуируемся. Дома на западной стороне Ван-Несс-авеню собираются взорвать, чтобы создать преграду огню.

— Проклятье! — воскликнул Натаниэль. Жилы у него на шее вздулись. — Вы врач, вы обязаны осмотреть ее.

Доктор взял под мышку свою медицинскую сумку.

— Если у тебя есть хоть капля разума, молодой человек, — проговорил он извиняющимся тоном, — ты пойдешь с нами. Она тоже, — с этими словами он скрылся за дверью.

— Пожалуй, надо и нам идти. — Натаниэль направился к двери.

— Нет, — я покачала головой. — С твоим домом ничего не случится. Мы здесь в безопасности.

Мгновение он колебался, но потом понес меня по лестнице в свою комнату.

— С тобой все в порядке? — спросил он, помогая мне снять нескладную куртку и каску пожарного, а затем укладывая на свою изумительно мягкую кровать. Глаза его светились нежностью и беспокойством.

— А это зависит от обстоятельств, — голос мой звучал хрипло. — Ты действительно сказал то, что, как я думаю, ты сказал там в горящем доме?

Он опустился передо мной на колени и взял мои руки в свои.

— Тейлор, дорогая моя, я влюбился в тебя с той самой минуты, как увидел тебя впервые, ты тогда колотила в дверь моей спальни и визжала как драная кошка.

— Правда? — Радость захлестнула меня, смывая боль.

Он наклонился надо мной, так что наши губы почти соприкоснулись.

— Ты та женщина, о которой я мечтал всю жизнь — добрая, нежная, заботливая и в то же время превосходящая многих мужчин мужеством и смелостью. Немногие отважились бы совершить полет в аэроплане.

— Я сделала это ради тебя, — пробормотала я. — Потому что я тоже тебя люблю.

— Ты… что? — он удивленно поднял брови.

— Я люблю тебя. Я полюбила тебя еще до того, как мы встретились. Я часто смотрела на твою выцветшую фотографию в старом альбоме и представляла, как я танцую с тобой вальс.

— Боже мой! Если бы я это знал, я бы запер дверь на чердак и выбросил бы ключ, чтобы удержать тебя.

Улыбка расползлась по его лицу, и, заключив меня в объятия, он прижался губами к моим губам. Он целовал меня со страстью, обостренной выпавшими на нашу долю испытаниями, зажигая во мне ответный огонь, более обжигающий, чем тот, из которого он меня вынес. Он провел руками мне по спине, потом обхватил за ягодицы и прижал к себе. Я спрятала лицо у него на груди, перебирая пальцами густые завитки пропахших дымом волос у него на затылке.

— Я так боялась… — начала я. Он прижал палец к моим губам.

— Я знаю, но теперь ты в безопасности. — И он снова стал целовать меня.

Я закрыла глаза, наполнившиеся слезами счастья. Его поцелуи стали более требовательными, и я отвечала на них со всей страстью, на какую была способна после того, что мне пришлось пережить. Я горела желанием заняться с ним любовью немедленно, а потом снова… и снова.

Он оторвался от меня и встал, тяжело дыша.

— Не знаю, как у меня вообще хватило выдержки позволить тебе пойти на чердак, когда началось землетрясение.

— Но почему ты не попытался остановить меня? Я бы осталась, если бы ты попросил меня об этом. Но я думала, что не нужна тебе.

— Не нужна мне? — Он широко открыл глаза, в которых промелькнуло виноватое выражение. — Боже мой, женщина, никто в жизни не был нужен мне так, как ты. — Он хотел было притянуть меня к себе, и я встала с кровати, но случайно слишком сильно оперлась на больную ногу, и щиколотку тут же пронзила боль. Я привалилась к нему, не удержавшись от стона.

— Что такое? Я сделал тебе больно?

— Нет-нет. Это моя щиколотка, ничего больше.

Он помог мне снова сесть на кровать.

— Ты ведь здорово стукнулась, когда эта балка пригвоздила тебя к полу. Ты уверена, что у тебя нет переломов?

Я сделала несколько круговых движений плечами.

— Да нет, думаю, отделалась синяками. Горячая ванна и все пройдет. — По правде говоря, каждая косточка болела так, словно меня истоптала копытами лошадь.

Его руки ощупывали мне спину, проверяя, нет ли серьезных повреждений. Тело у меня заныло, но не от боли. Я отклонилась назад, полузакрыв глаза, когда его руки оказались у меня на ягодицах, и в этот момент до моего слуха донесся оглушительный взрыв. От неожиданности я даже лязгнула зубами.

— Динамит. — Натаниэль, выругавшись, прижал меня к себе. Взрывы следовали один за другим. Наконец наступила зловещая тишина.

Натаниэль со стоном выпустил меня и встал.

— Мне страшно не хочется выпускать тебя из объятий, но все же я должен пойти проверить, не загорелся ли дом.

Он подошел к куче мусора, загораживавшей дверь на чердак. Через несколько минут ему удалось расчистить проход через чердак к двери на крышу. Он вручил мне фотоаппарат, который, видимо, принес наверх раньше.

— Вот, можешь сделать последний снимок, запечатлеть, что осталось от Сан-Франциско.

Поддерживая меня за локоть, чтобы я не споткнулась, он провел меня через чердак к двери на крышу. Мы поднялись по узкой лесенке на «вдовью дорожку» и замерли, пораженные представшей нашим глазам картиной разрушений.

Великолепные дома на другой стороне улицы превратились в груды головешек, над которыми клубился дым. Но огненная стена, грозившая городу полным уничтожением, исчезла.

— Все кончено, — хрипло проговорил Натаниэль. — Ветер изменил направление. Пожары почти прекратились. Но что осталось от города?

Натаниэль окинул взглядом открывавшуюся нам картину. Повсюду, насколько хватало глаз, от Ноб-Хилл до бухты город лежал в руинах. Дома превратились в кучи пепла, из которых то тут, то там торчали обгоревшие трубы, как пни после лесного пожара. Я сделала один снимок, затем опустила руки и уставилась в пол, не в силах более выносить печального зрелища.

— Город разрушен. — Натаниэль устремил взор вдаль. Ветер шевелил его густые волосы. Сейчас он напоминал мне мореплавателя прошлого, стоящего на носу корабля. — Ничего не осталось. Ничего. Сан-Франциско никогда не будет прежним.

— Город отстроят заново. Через несколько лет он станет даже больше, чем прежде. — Я положила руку ему на плечо.

Он привлек меня к себе.

— Слава Создателю, что у меня есть ты. Я потерял почти все — верфь, склады, аэроплан. Одному только Богу известно, вернется ли Виктория живой и невредимой.

— Вернется. Должна вернуться. — Я переживала так, будто сама потеряла все. Сейчас мне больше всего хотелось утешить его, прогнать боль, которую я видела в его глазах.

Голос его стал задумчивым.

— Знаешь, я завидую тебе. Видеть будущее — это должно быть замечательно. Расскажи мне еще, какое оно, это будущее.

— Ну… — Я замолчала в нерешительности, не зная с чего начать.

— Расскажи мне, — настойчиво повторил он. — Мне нужно знать, что все будет в порядке.

— Хорошо, — кивнула я. — В будущем построят небоскребы — дома высотой в десятки этажей.

— Десятки? — В его глазах загорелся интерес.

— Да. А через бухту построят мост и назовут его «Золотые Ворота».

— Феноменально! — Он преобразился.

— Жаль, что я не могу показать тебе компьютер, он бы тебе понравился. Это искусственный разум, который можно использовать для проектирования трехмерных моделей.

— Аэропланов?

— Да, и аэропланов тоже, — подтвердила я, постепенно увлекаясь. — И мы достигли огромных успехов в области телекоммуникаций. Ти-ви, ка-де, ви-ка-эр.

— Звучит как песенка про алфавит.

— Потом медицина. У нас есть вакцины против полиомиелита, кори, свинки, мы научились бороться с чумой, это заболевание теперь ликвидировано во всем мире. Возбудители всех этих заболеваний остались только в лабораториях.

— Потрясающе, — он глубоко вздохнул. — Приятно знать, что будущее несет с собой надежду, хотя я и не увижу всех тех чудес, о которых ты рассказываешь.

Я подумала о матери с отцом — здоровы ли они, беспокоятся ли обо мне или утратили надежду найти меня и теперь предаются горю, и почувствовала себя виноватой.

Натаниэль нежно прикоснулся к моей руке.

— Тебе не хватает всего этого, правда? Я пожала плечами, избегая его взгляда.

— Немного.

Он взял меня за подбородок и приподнял голову так, чтобы видеть мои глаза.

— Я должен знать, Тейлор. Ты жалеешь о том, что не вернулась в свое время?

— О нет! — запротестовала я излишне поспешно. — Я же осталась с тобой. Ради этого стоило пожертвовать всем остальным. Просто иногда… я чувствую себя эгоисткой, потому что бросила своих родителей. Прошло всего шесть месяцев после гибели моего брата и… они очень переживали.

— Алекс, авиатор, — Натаниэль понимающе кивнул. — Это была авария самолета?

— Нет. Это был СПИД, неизлечимое заболевание, можно сказать чума нашего времени.

— Мне очень жаль, — он сжал мою руку. — Должно быть, это было ужасно для тебя. Слава Богу, что ты не заразилась.

— Этого не могло случиться. СПИД передается по большей части… ну… — Я замолчала, покраснев.

— О, — он выглядел взволнованным. — Я понимаю.

— В самом деле? — Я почувствовала, что меня охватывает злость на старую подружку Алекса, которая не удосужилась сказать ему, что она, вкалывая наркотики, имела обыкновение пользоваться одной иглой со своим бывшим любовником. — Наблюдая, как умирал Алекс, я яснее, чем когда-либо, осознала, насколько важно для меня дождаться, пока я не встречу подходящего мужчину.

— Я польщен, что ты выбрала меня. — Он начал водить пальцем у меня по ладони, и я сразу же перестала воспринимать смысл его слов. Внезапно меня пронзила мысль: в лице Натаниэля, мужчины, родившегося за столетие до того, как был поставлен диагноз первому заболевшему СПИДом, я обрела настоящее сокровище. Он гарантировал мне максимально безопасную сексуальную жизнь.

Он снова притянул меня к себе и крепко обнял.

— Вот видишь, тебе удалось отвлечь меня от мыслей о моих бедах. Ты неподражаемая женщина, Тейлор Джеймс.

От этих слов я затрепетала.

— Это ты заставил меня почувствовать себя особенной. До встречи с тобой я была не уверена в себе. Но мне многое удалось сделать за то время, что я здесь. Только… теперь, когда землетрясение кончилось, я боюсь. Я больше не могу предсказывать будущее.

— Меня интересует только твое будущее… и мое, — сказал он, поправляя мне волосы и проводя пальцем по щеке. — Выходи за меня замуж, Тейлор.

Сердце у меня бешено забилось.

— Выйти за тебя замуж?

— Да, я хочу, чтобы ты стала моей женой. Я собирался сделать тебе предложение вечером накануне землетрясения, но мне помешал приход Антонио, и…

— Я женщина без прошлого. Я не могу похвалиться своим происхождением, как Пруденс. Что скажут люди?

Он любил меня, он хотел жениться на мне еще до того, как мы стали близки, когда он еще считал меня проституткой.

— Плевать мне на то, что они скажут. Ты все время выдавала себя за мою кузину, скажем, что мы состоим в более отдаленном родстве. Что до истории твоей жизни, думаю ты не единственная в Сан-Франциско, кому после сегодняшней ночи придется придумывать себе новое прошлое.

— Возможно. — Я вспомнила истории о тысячах людей, которые начали строить новую жизнь на обломках, оставшихся после землетрясения, уничтожившего все документы — свидетельства о рождениях, браках, гражданстве.

— Ты сделаешь это. — Он приподнял мне голову, и я встретила его любящий взгляд. — Скажи да, любовь моя, и мы поженимся, как только осядет пыль и мы сможем найти уцелевшую церковь и священника. Мы вместе построим новое будущее, ты и я.

Меня словно вознесло над городом, лежавшим в руинах, разрушенным, как и мое прошлое. Слезы радости застилали мне глаза. Было бы так просто сказать «да», забыть, кем я была прежде или кем хотела быть.

Он поднял мою руку и потерся губами о ладонь. По телу у меня прошла дрожь удовольствия, но вместе с тем я вдруг обрела способность реально оценить ситуацию. Освободившись, я отпрянула от него.

— Тейлор, что не так?

— Я бы хотела выйти за тебя замуж, Натаниэль, но я не могу. Я только навлеку на тебя неприятности, если останусь в этом времени — я не гожусь для вашей жизни.

— О чем ты говоришь? — он подошел ко мне. — Сегодня ты помогала спасать людей, ты заслужила уважение окружающих.

— Ну да, они относились ко мне с уважением, пока принимали за мужчину, — поправила я Натаниэля. — Неужели ты не понимаешь? Я привыкла открыто высказывать свое мнение, делать то, что мне хочется. Никто из твоих знакомых не примет меня такой, какая я есть. Я не могу забыть все то, чему меня учили, и мне не следовало влюбляться в т… тебя.

Слезы полились у меня из глаз. Я повернулась и побежала вниз по лестнице так быстро, как позволяла распухшая щиколотка.

— Тейлор, вернись! — услышала я голос Натаниэля, а через секунду он догнал меня и повернул лицом к себе. — Я люблю тебя. Я всегда буду тебя любить. Такой, какая ты есть. Что бы ни случилось, я хочу тебя больше, чем когда-либо хотел другую женщину.

— Я тоже хочу тебя. Я люблю тебя, Натаниэль. Но…

Резкий толчок бросил меня на него, и он сразу обнял меня. Пол вдруг стал уходить у нас из-под ног.

— Последний толчок, — выдохнула я, и прочла ту же мысль в глазах Натаниэля.

В следующий момент меня отбросило к двери. Натаниэль кинулся ко мне и мы вместе упали на пол. Фотокамеру я крепко прижимала к груди и умудрилась не выронить ее. Стены чердака содрогались. Грохот стоял ужасающий, напоминавший шум волн, накатывающих на каменистый берег. Пол колебался синхронно с колебаниями земли внизу. Голова у меня гудела, может, я ударилась при падении?

— Нам надо выбираться отсюда, — проговорила я и не услышала собственного голоса. Уши заложило, как бывает при взлете и посадке самолета. Я почувствовала, что Натаниэль крепче обнял меня.

Потом у меня появилось головокружительное ощущение полета в пространстве, и я закрыла глаза. Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем все успокоилось.

Я открыла глаза, пытаясь сообразить, сколько же времени это продолжалось. Я увидела, что лежу на полу в объятиях Натаниэля, сжимая правой рукой фотокамеру, одна нога закинута на бедро Натаниэля.

— С тобой все в порядке? — Он с беспокойством смотрел на меня, помогая подняться на ноги.

Ноги у меня были как ватные, но кроме этого никаких болезненных ощущений не было. Щиколотка странным образом перестала болеть.

— Вроде да. А ты как?

— Прекрасно. Ну и сильный же был последний толчок. Нам лучше спуститься вниз и посмотреть, не случилось ли чего с домом.

— Верно, — я оперлась на его руку, по-прежнему сжимая в другой руке камеру, толкнула дверь и вошла в спальню.

Я потерла глаза, приспосабливаясь к неожиданно яркому свету и услышала, как Натаниэль резко втянул воздух. Он схватил меня за руку и на его лице появилось озадаченное выражение. Я проследила направление его взгляда и замерла, увидев, что привлекло его внимание.

Это была прикроватная лампа с прозрачным стеклянным абажуром, через который просвечивала яркая электрическая лампочка.

Глава 21

Прежде чем я успела его остановить, Натаниэль бросился вперед и схватился за абажур, обжегши себе ладони.

— Электрическая лампа, — он присвистнул. — Я видел такие в больших отелях, но…

Он замолчал и поднял голову. Наши взгляды встретились. В его глазах я прочла изумление, смешанное с испугом.

Я кивнула в ответ на его невысказанный вопрос и добавила:

— Не знаю, в какое время мы попали, но что-то подсказывает мне, что это не 1906 год.

— Ты хочешь сказать, что каким-то образом мы перенеслись вперед во времени, в 1989 год?

— Не знаю, но я так не думаю, — ответила я, стараясь не выдать охватившего меня страха, и, положив аппарат на кровать, огляделась вокруг. Кровать и шкаф были теми же самыми, что и во время Натаниэля, но все остальные вещи были другими — более изящными и изысканными. Кто жил здесь? И что скажут эти люди, обнаружив нас в своей спальне?

— Что ты имеешь в виду, говоря, ты так не думаешь? — потребовал Натаниэль.

— Все здесь не так, — ответила я. — Перед тем, как я совершила этот скачок назад во времени, этот дом был заброшен, никто в нем не жил.

Он отступил на шаг, лицо приняло решительное выражение.

— Я должен вернуться. Виктория… Я нужен ей. Господи, что за ящик Пандоры мы открыли.

Не обращая внимания на мои протесты, он потащил меня назад на чердак, где принялся шарить руками по стенам, тщетно пытаясь найти выход на крышу.

Но выхода не было.

— Натаниэль, — я мягко положила руку ему на плечо. — Давай смотреть в лицо реальным фактам. Где бы мы ни находились, мы здесь застряли.

Он с трудом сглотнул и, повернувшись ко мне лицом, взял за руку. Молча мы снова вошли в спальню. Сердце у меня громко билось. Какой же сейчас год, спрашивала я себя.

Снаружи доносился шум транспорта. Я бросилась к окну и раздвинула занавески. Натаниэль не отставал от меня.

— Машины. Как их много и какие все они странные, — проговорил он, глядя на остановившийся напротив красный спортивный автомобиль, из которого вылез какой-то мужчина. — И ни одного конного экипажа. И здания совсем другие. Не особняки, а многоквартирные дома, магазины.

— Это современные машины, — пояснила я, узнав модель конца 80-х годов, и сердце у меня учащенно забилось. Но я заметила и еще кое-что — трещины в тротуаре, груду камней, частично загородивших улицу перед расположенным неподалеку бутиком.

— Похоже, это следы землетрясения, — сказала я, чувствуя возрастающее возбуждение. — Этого не было, когда я последний раз пробегала здесь с Аполлоном. Наверное, это то самое землетрясение, во время которого я перенеслась в 1906 год.

Натаниэль в замешательстве прищурился и взглянул на солнце.

— Последний толчок произошел ближе к вечеру, — сказал он. — А сейчас солнце на востоке.

Машинально он полез в карман за часами, но конечно же не нашел их. Я достала часы из сумочки и вручила ему. Он открыл их и впился глазами в циферблат.

— Десять утра, — объявил он и решительно защелкнул крышку. — Но какого дня и какого года?

Я отвернулась от окна и оглядела комнату, пытаясь обнаружить что-нибудь такое, что помогло бы дать ответ на этот вопрос. В ногах кровати я заметила серебряный поднос, а потом взгляд мой упал на пару аккуратно сложенных газет. Дрожащими руками я взяла одну и посмотрела на дату — 19 июля 1989 года.

— Это день после землетрясения, — прошептала я, увидела удивленный взгляд Ната-ниэля и почувствовала, как он сжал мне руку. — Я спасла Стюарт-хауз, но все изменилось. Натаниэль, а что если его продали кому-то другому?

— Это невозможно, — запротестовал он, хотя я заметила тень сомнения в его глазах.

— Вовсе не невозможно, — настаивала я, понизив голос. — Что если эти люди сейчас внизу? И что, по-твоему, они скажут, обнаружив нас здесь?

— Не знаю, но намерен выяснить, — все еще сжимая в руке часы, Натаниэль открыл дверь и направился к лестнице.

— Натаниэль, подожди, — проговорила . я драматическим шепотом. — Нас могут арестовать. Ты не можешь…

— Могу и сделаю то, что должен, чтобы вернуться назад к Виктории, — он промаршировал мимо двери в комнату в башенке, но почти сразу же остановился и с раздраженным видом спросил:

— Что это за ужасный шум, черт возьми? Я подавила улыбку.

— Это рок-н-ролл.

— Я не потерплю подобного шума в моём доме.

— Это больше не твой дом.

Не успела я остановить его, как он распахнул дверь, вошел внутрь и застыл как вкопанный, увидев телевизор.

— Говорящие картины? — догадался он, уставившись на экран, на котором в этот момент мелькали кадры коммерческой рекламы.

— Да, в некотором роде. Это телевизор. — Я тоже вошла и стала переключать программ мы в надежде услышать последние сообщения о последствиях землетрясения, пока не попала на программу новостей. Диктор скорбным голосом зачитал сообщение о судьбе нескольких автомобилистов, которых завалило обломками обрушившегося в Окленде моста; их еще не сумели откопать. Затем спортивный комментатор посетовал на отмену намеченных на вечер игр чемпионата по бейсболу, но в конце, заверил болельщиков, что они состоятся в самом ближайшем будущем. Пока я слушала новости, Натаниэль со всех сторон исследовал телевизор, время от времени задавая мне вопросы о том, как он устроен. Когда на экране появился новый рекламный ролик, я снова переключила программу.

— О Господи, кто эта молодая женщина? И почему ей разрешили появиться в таком нескромном виде? — возмущенно воскликнул Натаниэль, увидев на экране Мадонну в лифчике с конусообразными чашечками, поясе и черных узорчатых чулках, вращавшую бедрами под оглушительные ритмы, передаваемые программой музыкальных передач.

— Времена изменились, тебе ко многому придется привыкать, — ответила я.

В его времени я была девственницей. Сейчас же он был новичком, а я, как ни странно — опытной женщиной, искушенной во всем, кроме одного.

Раздавшийся сзади голос заставил нас вздрогнуть.

— Кто заходил в мою комнату? Я знаю, что оставила дверь закрытой. О, тетя Тейлор, ты вернулась. Мы так беспокоились о тебе, когда ты исчезла после землетрясения.

— Вернулась? — Я повернулась и изумленно уставилась на девочку-подростка, одетую в «вареные» джинсы и майку с эмблемой «Спасайте китов». Она не была точной копией Виктории Стюарт, но сходство было несомненным. Дело все больше запутывается, подумала я, и, протянув руку, ободряюще сжала локоть своему товарищу по путешествию во времени.

— Эта женщина твоя тетя? — В голосе Натаниэля звучало безграничное удивление. Девочка пожала плечами.

— Она что-то вроде кузины. Мы с ней в родстве через бабулю — мою прабабушку Викторию. Тейлор приходится ей внучатой племянницей. — Она щелкнула выключателем, загорелся свет. — По крайней мере, электричество починили, а то без него казалось, будто мы живем в каменном веке.

— Виктория? — потрясенно проговорил Натаниэль.

Девочка захихикала, тряхнув длинными черными волосами, сколотыми цветной закол-. кой в форме банана.

— Меня никто давно так не называет, кроме бабули, конечно, потому что меня назвали в ее честь. Так кто же этот пижон, Тейлор? — и, повернувшись к Натаниэлю, добавила: — Я Вики.

— А что ты знаешь о Виктории, твоей прабабушке, в честь которой, как ты говоришь, тебя назвали? — спросил Натаниэль с напряжением в голосе, подходя совсем близко к девочке.

— Она… — Девочка не закончила, внимательно вглядываясь в лицо Натаниэля. — Забавно, вы мне напоминаете одного человека, хотя я знаю его только по старым фотографиям. Как эта, — она показала на стоявшую на туалетном столике фотографию молодого человека в кожаной куртке, улыбка которого поразительно напоминала улыбку Натаниэля. — У вас нос Стюартов, это точно, — продолжала .девочка, не сводя с него глаз.

— Но, должно, быть, это просто совпадение. — Взгляд ее упал на его полуоткрытую ладонь — Натаниэль по-прежнему держал в руке свои карманные часы, на которых были выгравированы его инициалы.

— Меня зовут Натаниэль, — медленно проговорил он. — Натаниэль Стюарт. Она поднесла руку ко рту.

— Это вы, да? Нэт — Натаниэль. Но, наверное, вы больше не употребляете свое уменьшительное имя. Ба рассказала мне, что вы, должно быть, погибли, ведь вы пропали столько лет назад.

Она бросилась к Натаниэлю, который машинально ее обнял.

— А как ты об этом узнала? — спросил он, продолжая обнимать девочку. — Я и сам еще не до конца во всем разобрался.

— Пф, — широкая улыбка расползлась по лицу Виктории. — Относитесь к этому спокойнее. Так как же вы спаслись, когда ваш самолет потерпел крушение?

— Самолет? — Натаниэль был озадачен.

— Амнезия, — вмешалась я, постучав пальцем по виску. — Он многого не может вспомнить. Это обычная вещь при травме головы.

— Ба рассказывала мне о том, что ваш самолет потерпел крушение, еще когда я была ребенком, — Вики озорно улыбнулась. — Но, по крайней мере, мой большой брат помнит меня. Я поняла это по его лицу, когда он меня увидел.

— Брат? — У Натаниэля отвисла челюсть. — Я не…

Я толкнула его в бок.

— Спокойнее, — прошептала я ему на ухо. — Плыви по течению. — И, обращаясь к Вики, спросила: — А где сейчас твоя прабабушка?

Ее улыбка погасла.

— О, вы, наверное, еще не слышали. У нее случился сердечный приступ, когда началось землетрясение.

— Сердечный приступ? — у меня учащенно забилось сердце.

— Да, но она держится. Она в больнице, и она все время спрашивает о тебе, Тейлор. Вот будет здорово, когда она узнает, что с тобой все в порядке и что Натаниэль жив.

— Мы сейчас же пойдем к ней, — объявила я.

Вики откашлялась.

— А вам не кажется, что сначала лучше переодеться? Где вы вообще откопали эти старые грязные костюмы?

Я взглянула на свою изодранную одежду, на покрытые сажей рубашку и брюки Натаниэля, которые к тому же вышли из моды несколько десятков лет назад.

— Может, позже, — ответила я, не испытывая в данный момент ни малейшего желания объяснять, почему у нас нет чистой одежды. — Нам нужно попасть в больницу. Но сначала я бы хотела показать Натаниэлю альбом с семейными фотографиями, чтобы освежить его память.

— Да, конечно. — Вики сделала нам знак следовать за ней. Проведя нас в гостиную на первом этаже, она вручила нам толстый альбом. — Вот, пожалуйста. Я все еще не могу поверить, что вы оба здесь. Это похоже на чудо, — с этими словами она вышла из комнаты.

Натаниэль накрыл мою руку своей, когда я открыла альбом в потертом кожаном переплете, пожелтевшие страницы которого были заполнены выцветшими фотографиями.

— А ведь она права, — сказала я, чувствуя прилив сил от его прикосновения, подтверждавшего связь между нами.

Натаниэль нахмурился.

— Я не могу быть спокоен, зная, что Виктория скоро вернется домой и я буду ей нужен…

— Ну как ты не понимаешь, — мягко сказала я, указывая на нечеткую фотографию Виктории с матерью, Джессикой. — Она уже вернулась домой, много лет назад. Смотри, — я указала на более поздний снимок, на котором Виктория играла с маленьким мальчиком. — Это мой прадедушка, сводный брат Виктории.

Брови Натаниэля взметнулись вверх.

— Значит, Джессика осталась в моем доме после землетрясения и воспитала Викторию в мое отсутствие.

— По-видимому, да. Я так рада, что все так получилось. Я не хотела говорить тебе этого раньше, но когда я знала Викторию, она была старой одинокой женщиной с лицом, обезображенным шрамами. О, а вот еще один снимок, более поздний — Виктория в подвенечном платье.

Натаниэль провел пальцем по краям фотографии, на губах его блуждала ностальгическая улыбка.

— Значит, она вышла замуж за Антонио. Я должен был бы знать, что он позаботится о ней.

— Он и позаботился, и очень даже хорошо, судя по их виду на этой фотографии, где они засняты с тремя детьми. Они похожи на пару влюбленных голубков. Интересно, что стало с их детьми?

Натаниэль закрыл альбом, взял меня за подбородок и, наклонившись, потерся губами о мои губы, а потом нежно поцеловал. Я сполна наслаждалась его поцелуем, пока он не заговорил, нарушив очарование момента.

— Давай поедем в больницу и выясним.

— Правильно, — откликнулась я. — Поедем на трамвае.

Красочный, шумный современный Сан-Франциско буквально заворожил Натаниэля. К тому времени, когда мы доехали до больницы, он уже разбирался в марках автомобилей не хуже настоящего профессионала.

Мы вошли в лифт, и я нажала кнопку нужного нам этажа, а Натаниэль разразился потоком изумленных восклицаний по поводу отсутствия лифтера. На третьем этаже мы вышли и по длинному коридору направились к палате его сестры.

Голова Виктории покоилась на белой подушке, а вся она выглядела хрупкой и эфемерной, как кружащиеся в солнечном луче пылинки. Глаза были закрыты, но на лице читалось выражение умиротворения, которого раньше я не замечала. И хотя лицо это было покрыто морщинами, знакомых мне ужасных шрамов на нем не было. Или я только вообразила это? Действительно ли я знала эту женщину раньше, на какой-то другой плоскости бытия или же я утратила связь с реальностью, перепутала прошлое с настоящим? Голова у меня кружилась, когда я, придвинув стул поближе к кровати, села и взяла ее руку с шишковатыми пальцами в свою.

Виктория открыла глаза, по губам мелькнуло подобие улыбки.

— Тейлор, — тихо проговорила она знакомым высоким голосом.

Стоявший за мной Натаниэль вышел вперед и встал перед кроватью на колени.

— Я здесь, Виктория, — тоже очень тихо сказал он, обнимая ее.

Она широко раскрыла глаза. Она не помнит его, подумала я, чувствуя неприятную пустоту в желудке. Да и как она может его помнить? В конце концов прошло восемьдесят три года с тех пор, как она видела его в последний раз, незадолго до землетрясения, во время которого он исчез.

— Натаниэль, — прошептала она. Потрескавшиеся губы сложились в улыбку. Она подняла руку и провела пальцами по его лицу. — Я всегда знала, что ты вернешься.

Отдавала ли она себе отчет в том, что говорит, или она думала о другом Натаниэле, том, который погиб при аварии самолета? Я не могла с уверенностью ответить на этот вопрос, но почему-то это вдруг перестало иметь значение.

Следующие слова Виктории показали, что она в здравом уме, по крайней мере, в данный момент.

— Я назвала своего первенца Натаниэлем, — она задумчиво вздохнула. — Я следила за тем, чтобы после твоего исчезновения в семье всегда был Натаниэль Стюарт. Поскольку ты был единственным наследником мужского пола, я настояла, чтобы мой первенец носил мою девичью фамилию, хотя это и вызвало целый скандал. — В ее глазах промелькнула искорка. — Антонио, упокой Господи его душу, потакал мне во всем. Он ознакомил меня с делами компании, так что я смогла руководить ею. С тех пор «Уэствинд шипинг» переходила к старшему ребенку в семье, — она замолчала, словно ей нужно было восстановить дыхание.

Натаниэль сжал ее руку.

— Не утомляйся. У нас впереди много времени.

— Как раз времени у нас не много, — ее выцветшие глаза на мгновение вспыхнули и снова погасли. — Мой старший сын погиб во вторую мировую войну. Он был летчиком-истребителем. Какое-то время компанией руководила его дочь. Но потом она развелась с мужем и уехала в Европу, а руководство компанией вял на себя ее сын, мой правнук, Натаниэль Стюарт III. Но после того как самолет компании, на котором он летел, упал в море…

— Самолет компании? «Уэствинд» — это же судоходная компания, — перебил ее Натаниэль.

Виктория прикрыла глаза.

— Ты всегда был таким непреклонным, Натаниэль. Времена изменились, и мы изменились вместе с ними. Сегодня «Уэствинд» — авиационно-транспортная компания, хотя у нас имеется и некоторое количество грузовых судов. Так вот, его самолет, как я уже говорила, потерпел крушение. После этого я собрала все его личные бумаги и убрала их вместе со своим завещанием. Сейчас много говорят о карточках социального страхования и всем таком прочем, и я решила, что тебе понадобится какое-то доказательство для установления личности, если ты когда-нибудь вернешься.

— Ты знала, что я могу вернуться? — Натаниэль, казалось, не верил своим ушам.

— Да, конечно, — ответила Виктория таким тоном, словно говорила об опоздании поезда. — Как я сказала, после гибели правнука все дела компании снова свалились на меня. Но мне недолго осталось жить. Я молила Бога, чтобы появился кто-нибудь, кто взял бы на себя руководство компанией, по крайней мере, до совершеннолетия Вики.

Натаниэль посмотрел ей прямо в глаза.

— Ты уверена, что хочешь именно этого?

— О да. Совершенно уверена. Ну а теперь, Тейлор, пора тебе узнать, чем кончается моя история.

— Кончается?

— Ну да. Видишь ли, когда я была ребенком…

— Виктория, какое отношение рассказ о твоем детстве может иметь ко всему происходящему? — перебил ее на правах старшего брата Натаниэль с ноткой нетерпения в голосе.

Она подняла руку.

— Помолчи и ты узнаешь. Так вот, когда я была маленькой девочкой, я часто играла в куклы на чердаке.

Натаниэль задумчиво потер подбородок.

— Да, я припоминаю.

Дрожащим голосом она продолжала:

— Однажды — мне тогда было года четыре или чуть больше, — когда я по своему обыкновению там играла, началось землетрясение.

— Я помню это землетрясение, — Натаниэль нахмурился. — Все тогда с ног сбились, разыскивая тебя, а ты объявилась примерно через час после землетрясения. После этого ты больше ни за что не хотела играть на чердаке, и я построил для тебя кукольный домик.

Я вдруг догадалась, что мы услышим дальше.

— Я выбежала с чердака, — продолжала Виктория, — все вокруг выглядело как-то странно. Я побежала в свою комнату, по крайней мере это должна была быть моя комната, но все в ней было мне незнакомо. Тогда я залезла на скамеечку у окна, выглянула и увидела свадьбу.

— Свадьбу? — переспросила я. По телу у меня вдруг стало распространяться тепло.

— Это было так красиво, — голос Виктории становился тише, я чувствовала, что она переносится в какой-то свой мир. — Все происходило в беседке, посреди цветника. Натаниэль был очень красивым женихом, а ты, Тейлор, — очаровательной невестой.

— Я? — щеки у меня запылали. Я опустила голову, но Натаниэль успел заметить, как я покраснела.

— Ну да. — Виктория прикрыла рот рукой, пряча зевок. — Дорогая, становится поздно. В общем, я ничего не понимала, сад был полон незнакомых людей, и я очень испугалась. Поэтому я побежала назад на чердак, забыв даже взять свою любимую куклу, а когда вспомнила, уже ничего нельзя было сделать.

— Кукла в красном платье из набивного ситца, — сказала я, вспомнив разговор, который состоялся у нас однажды в кукольном домике.

— Да, та самая. Я пряталась на чердаке не знаю сколько времени, и только последний толчок привел меня в чувство.

Натаниэль уставился на нее, потом на его лице появилось понимающее выражение.

— Ты хочешь сказать, что ты… Виктория удовлетворенно улыбнулась и наконец закрыла глаза.

— Да. Побывала в будущем. Прошло много времени, и я убедила себя, что все это мне приснилось. Но когда я встретила тебя, Тейлор, когда ты прибыла на свадьбу моего брата с этой кретинкой Пруденс, я поняла, что где-то история отклонилась от правильного пути и что ты та женщина, которой предназначено стать женой моего брата.

Она не помнит, потрясение подумала я, что я знала ее раньше, что она была старой и обезображенной шрамами, не помнит, как диктовала мне свои мемуары в грязной пропыленной квартире… не помнит, потому что все изменилось и ничего этого не было.

— Боже мой, Виктория, — голос Натани-эля прервал мои размышления. — Почему ты мне раньше об этом не сказала?

— Ты бы никогда мне не поверил, — ответила она, и голос у нее был такой слабый, что я едва расслышала ее следующие слова. — Но теперь вы здесь, вы оба, и я наконец смогу отдохнуть спокойно, зная что все так, как оно и должно быть.

Я потянула Натаниэля за рукав и шепотом сказала, что оставлю его на несколько минут наедине с Викторией. Затем, сглотнув подступивший к горлу ком, сжала руку старой женщины и, наклонившись, поцеловала ее в мягкую, как кожа на старой перчатке, щеку.

— Спасибо, — прошептала я, усиленно моргая, чтобы избавиться от застилавших глаза слез, — спасибо за все.

Повернувшись, я на цыпочках вышла из палаты.

Эпилог

— Теперь можете поцеловать невесту, — провозгласил священник, закрывая Библию и улыбаясь.

Натаниэль, красивый как бог в своей фрачной паре, наклонился и приподнял мою фату.

— С удовольствием, — проговорил он, слегка улыбнувшись, и приник к моим губам.

Свежий ветерок, принесший с собой запах росших вокруг беседки сирени и роз, приятно холодил мне кожу. Все мои чувства были обострены, я была полны жизни, как никогда раньше. Время словно остановилось, пока мы сжимали друг друга в объятиях и Натаниэль целовал меня долгим нежным поцелуем. Казалось, он собирается целовать меня целую вечность.

Послышался безошибочно узнаваемый гул землетрясения и земля слегка заколебалась у нас под ногами. Пришедшие на свадьбу гости взволнованно загудели, но даже это не смогло отвлечь Натаниэля от поставленной им перед собой задачи — показать всем, что теперь я принадлежу ему.

В конце концов, у нас с ним был роман века.

Прием по случаю нашего бракосочетания был похож на сказку, и я, как Золушка, скользила в объятиях своего принца по бальному залу, восстановленному во всем своем прежнем блеске. Ну, почти в прежнем. Все светильники, включая и люстру в бальном зале, были теперь электрическими, а не газовыми. Но все равно Стюарт-хауз был самым романтическим местом, какое я могла представить, и теперь он был нашим.

Натаниэль закружил меня в первом танце — это был вальс, — вызвав удивленные восклицания присутствовавших, большинство из которых, наверное, видели, как танцуют вальс, только на экране телевизоров. Его дыхание защекотало мне щеку, когда он прошептал:

— Ну, как ты себя чувствуешь в роли хозяйки замка?

— Великолепно, — ответила я, теснее прижимаясь к нему. — Я рада, что Виктория оставила дом тебе.

— Нам, — поправил он, — и нашим детям, когда они появятся.

— Как, ты считаешь, Вики отнесется к перспективе заиметь племянника или племянницу? — спросила я, согретая мыслью о детях.

Он выгнул бровь с многозначительным видом.

— Думаю, у нее мысль о будущих родственниках не вызовет того воодушевления, какое вызывает у меня мысль о том, что надо поскорее приступить к их созданию.

После танцев к нам подошла Виктория с огромной коробкой, перевязанной серебристой лентой. В крышке коробки были проделаны небольшие отверстия.

— Я подумала, может вам захочется сейчас открыть этот свадебный подарок. — Ее глаза озорно блеснули.

Натаниэль взял у Вики тяжелую коробку и держал ее, пока я развязывала ленту и снимала крышку.

— Щенки! — воскликнула я, вынимая из коробки сморщенного щенка шарпея, которому по виду было не больше шести недель. Вики ухмыльнулась.

— Я знала, что они вам понравятся. Бабуля заставила меня пообещать, что я отдам вам весь приплод.

— Весь приплод! — Натаниэль поднял брови, представив, без сомнения, какой хаос учинит в доме целое семейство маленьких Аполлонов.

— Ба разводит их, ты знал об этом, Нэт?

— Нет, но меня это нисколько не удивляет. — Натаниэль добродушно усмехнулся, делая безуспешную попытку засадить обратно в коробку двух вылезших из нее щенков. Один щенок потрусил по комнате и тут же попал под ноги официанту, отчего тот выронил поднос с закусками. Второй направился к стоявшему в углу горшку с пальмой. Вики и Натаниэль бросились ловить динамичную пару, а я подумала, что надо будет обязательно заглянуть в справочник по истории этой породы и выяснить, когда в США появился первый шарпей. У меня было сильное подозрение, что там будет указана значительно более ранняя, чем в прежних справочниках, дата.

Краем глаза я заметила отца с матерью, стоявших у стены рядом с дверью. Гордо улыбаясь, они встречали новых гостей. Если их еще и интересовало, где же я пропадала целые сутки после землетрясения, у меня они об этом больше не спрашивали. В ответ на все их вопросы я сказала, что застряла в таком месте, откуда было невозможно добраться до дома, но в детали вдаваться не стала, заявив, что они мне все равно не поверят.

— По-моему, твоя мать хорошеет, находясь в центре внимания, — снова подошедший ко мне Натаниэль кивнул в сторону матери, которая выглядела моложе, чем я ее помнила. Я еще не сказала, что после землетрясения 1906 года Джессика предъявила права на наследство умершего отца Натаниэля — с которым она официально не была разведена — и, получив его, основала театр «Джеймс». В настоящее время мой отец был руководителем этого театра и ставил пьесы, в которых мама, часто получала главные роли. Он, правда, был немного невоздержан на выпивку, но невелика беда. Не могла же я устроить все без исключения за время своего недолгого пребывания в прошлом.

— Мама всегда хотела, чтобы я была актрисой, — призналась я.

— Как интересно. Почему же ты оставила сцену?

— Потому что я никудышная актриса. По загорелому лицу Натаниэля расползлась улыбка.

— Да, твое выступление в роли цыганки-гадалки оставляло желать лучшего. Я округлила глаза.

— Не напоминай мне об этом. Я согласна, на звезду я не тяну.

— Но зато ты вроде бы считаешься восходящей звездой на историческом факультете сан-францисского университета.

Я ухмыльнулась, вспомнив хвалебные отзывы на свою диссертацию.

— Верно, — согласилась я, — а все благодаря неизвестным ранее подлинным снимкам, запечатлевшим землетрясение 1906 года, которые я раскопала в ходе своей исследовательской работы.

— А ты забыла о весьма загадочном персонаже, упоминаемом в книгах по истории, — сказал он, чувственно прикасаясь губами к моему лбу. — Рыжеволосой красавице, которую последний раз видели, когда хозяин Стюарт-хауза нес ее на руках в дом незадолго до своего исчезновения. Ходили слухи, что после землетрясения она сбежала с хозяином дома.

— Думаю, — в моем голосе появилась легкая хрипотца, — что она не прочь сбежать с хозяином дома прямо сейчас.

Позже, когда гости разошлись, а Вики уехала на уик-энд к моим родителям, мы с Натани-элем, держась за руки, направились в спальню.

— Все было так здорово сегодня, — сказал Натаниэль, перебирая мои волосы, когда мы остановились на площадке второго этажа у двери в комнату Виктории, и задумчиво добавил: — Если бы Виктория могла это видеть.

Открыв дверь, я заглянула внутрь и почувствовала, как по спине поползли мурашки.

— Она была здесь, — прошептала я, показывая на сиденье у окна, выходящего в сад. На нем лежала забытая кукла в красном платье.

У Натаниэля отвисла челюсть.

— Этот гул некоторое время назад… но это значит, что она может быть еще здесь, прячется, напуганная, на чердаке. Неужели ты не понимаешь? — Он устремился мимо меня вверх по лестнице, перешагивая через две ступеньки. Я догнала его и схватила за руку.

— Натаниэль, подожди.

— Подождать? Но времени почти не осталось. — Он бросился к двери на чердак.

Я забежала вперед и заслонила собой дверь.

— Подумай о том, что ты собираешься сделать. Если сейчас ты помешаешь ей вернуться в свое время, ты изменишь всю ее жизнь. Она не выйдет замуж за Антонио, человека, которого она любила, не узнает своей настоящей матери. Она вырастет в чужом для нее мире, а это тяжело даже для взрослого, не говоря уж о ребенке. И если уж речь зашла о детях, ее дети и внуки не появятся на свет.

Натаниэль вдруг замер.

— И правнуки тоже, — проговорил он, осознав смысл моих слов. — Вики.

— Вики не будет, — тихо сказала я. — Ничего этого не будет. Твой дом, твоя компания — все это существует лишь благодаря Виктории.

— Она прожила хорошую жизнь. — На его лице отразилась борьба чувств. — Счастливую жизнь. Имею ли я право менять ее?

— Я не знаю, — призналась я. Сама я вмешалась в ход событий, изменив будущее, и потому не чувствовала себя вправе давать ему иной совет. — Я не могу ответить на этот вопрос. Только ты можешь.

И, словно по подсказке, земля снова содрогнулась, Натаниэль и я обменялись взглядами. Я отошла от двери, освобождая ему проход.

— Ты можешь вернуться назад вместе с ней, — выдавила я, чувствуя, что сердце у меня разрывается от одной мысли об этом. — Я пойму, если ты так сделаешь. — Я затаила дыхание.

Он стоял неподвижно, словно превратился в камень, с искаженным мукой лицом, пока земля гудела и содрогалась.

— Она ушла, — проговорил он, когда все успокоилось. — Мой дом теперь здесь, с тобой.

Вздохнув с облегчением, я бросилась в его объятия.

— Вот и конец всей истории, — пробормотал Натаниэль.

Я обняла его за шею и улыбнулась.

— Да, все вернулось на свои места. Он поднял меня и положил на широкую кровать в комнате, где началось мое приключение.

— Сегодня ночью, — прошептал он, щекоча мне губами шею, — я намерен наслаждаться каждой минутой. — Его губы нашли мои и впились в них жарким поцелуем, который, казалось, выжег на мне его клеймо, а руки умело и неспешно стали расстегивать молнию на моем платье.

— Все время — твое, — ответила я. Платье упало к моим ногам, и руки Натаниэля стали ласкать мою обнаженную спину. В конце концов, подумала я, чувствуя, как наслаждение обволакивает меня, словно теплый мед, у нас впереди целая жизнь.

Натаниэль в радостном нетерпении огляделся вокруг, когда на следующее утро мы поднялись на борт частного самолета «Уэствинд шипинг», и засыпал меня вопросами, на которые только авиамеханик мог бы ему ответить. Я удивилась, как это у него еще осталось столько энергии после нашей почти бессонной ночи.

— Ты все еще не сказала мне, куда мы летим, — проговорил Натаниэль, пристегивая ремень. — В Лос-Анджелес? Монтеррей?

— Не угадал. Попробуй еще раз, — ответила я. Стюард тем временем налил нам обоим шампанского. — Я думала о более отдаленном месте.

— Мексика? Гавайи? Сиам?

— Таиланд, — поправила я. — Сиам отошел в прошлое вместе с «Анной и королем». Это фильм с Юлом Бриннером.

— Когда вернемся, надо будет купить видеомагнитофон, — заметил Натаниэль.

— Конечно, — согласилась я.

Удивительно, как быстро он адаптировался к современной жизни, думала я, в то время как пилот запускал мотор. Виктория была права. Натаниэль действительно во многом опередил свое время.

— За наше будущее! — Он поднял бокал и, прикоснувшись им к моему, поднес его к моим губам. Я глотнула шампанского и почувствовала легкость и тепло внутри. Я поднесла к его губам свой бокал, и он сделал глоток, смакуя вкус напитка, затем отставил бокал и привлек меня к себе. Я чувствовала на губах вкус шампанского, пока Натаниэль долго и нежно целовал меня, а моторы ревели и самолет, набирая скорость, несся по взлетной полосе.

На лице Натаниэля появилось удовлетворенное выражение, когда самолет наконец оторвался от земли и поднялся в воздух. Он наклонился к окну. Мы вместе смотрели, как земля постепенно отдаляется, облака остаются внизу. Скоро вокруг нас было лишь чистое голубое небо.

— Сдаюсь, — он повернулся ко мне. — Так каков же маршрут нашего свадебного путешествия?

Я улыбнулась.

— Я собираюсь показать тебе весь мир.

Дорогие читатели!

Надеюсь, что вы получили такое же удовольствие, читая этот роман, какое получила я, когда писала его.

Описания разрушительного землетрясения 1906 года в Сан-Франциско и последовавших за ним пожаров основаны на газетных сообщениях, мемуарах, написанных очевидцами этого землетрясения, и других письменных документах того времени. Стюарт-хауз в действительности никогда не существовал. Но взрывы домов имели место, а пожар и в самом деле не распространился западнее Ван-Несс-авеню. Долгое время велись споры о том, были ли взрывы причиной прекращения пожаров, или главную роль сыграло изменение направления ветра.

Босс Руф, мэр Юджин Шмиц, Рудольф Шпреклз, Энрико Карузо — реальные исторические фигуры. Их диалоги в романе — плод фантазии автора, хотя описываемые события имели место в действительности. Рудольф Шпреклз действительно пытался ввести в Сан-Франциско трамваи, действующие от подземных проводов. Но землетрясение помешало осуществлению этого плана, как, впрочем, и многих других. Оно серьезно повредило транспортную систему города и потому потребовалось направить средства на скорейшее восстановление и расширение сети наземных линий. Вскоре после землетрясения босса Руфа судили за взяточничество и приговорили к тюремному заключению. Мэр Шмиц также был осужден, но впоследствии приговор смягчили. Современники презирали мэра, но своим поведением во время землетрясения он заслужил похвалу даже своих недоброжелателей. Энрико Карузо, до смерти напуганный землетрясением, постарался поскорее выбраться из города и больше никогда в него не возвращался.

Все другие персонажи моего романа — вымышленные фигуры, и любое сходство с реальными людьми — живыми или умершими — является чисто случайным.

Описывая землетрясение 1989 года, я полагалась на газетные репортажи и рассказы очевидцев, переживших это ужасное бедствие, которые, по счастливой случайности, входят в число моих критиков.

Мириам Рафтери

Примечания

Note1

Время правления английского короля Эдуарда II (1901-1910), характеризовалось отходом от строгой викторианской морали.

Note2

Портной (англ.).

Note3

Гибсон, Чарлз Дана (1867-1944), американский художник-иллюстратор. Сотрудничал в различных журналах. Создал портрет идеальной женщины-аристократки, так называемую знаменитую Гибсоновскую девушку.

Note4

Prudence (англ.) — благоразумие, рассудительность, осторожность, предусмотрительность.

Note5

«Анонимные алкоголики» — всемирная организация, деятельность которой направлена на излечение алкоголиков. Те же цели преследует и «Ал-Анон», оказывающая помощь супругам, родственникам и друзьям алкоголиков.

Note6

Да (фр.).

Note7

Превосходно, великолепно (фр.).

Note8

Привидение, дух-плакальщица (из ирландского фольклора).

Note9

Супруга первого президента США Джорджа Вашингтона.

Note10

Арнольд, Бенедикт (1741-1801) — американский военный, известный тем, что во время Американской революции предал свою страну, перейдя на сторону англичан.

Note11

Ревери, Пол (1735-1818) — национальный герой Америки. В период Американской революции оповестил жителей Массачусетса о приближении английских войск.

Note12

Джеймс, Джесси (1847-1882) — американский бандит, специализировавшийся на ограблении банков и поездов


home | my bookshelf | | По вине Аполлона |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу