Book: Воля к жизни



Воля к жизни

Пётр Фёдорович Северов

Воля к жизни

Воля к жизни

Прощальный обед на шхуне «Св. Анна» не вызывал ни радости, ни веселья, — лишь обострённое чувство тоски.

Сидя за празднично убранным столом, штурман Валериан Альбанов думал о том, что затея с прощальным обедом ненужная и пустая. Кому пришло бы в голову радоваться в эти трагические минуты, когда одна половина команды должна была уйти в неизвестность по дрейфующим полярным льдам, а другая оставалась на корабле, тоже уносимом льдами в неизвестность?

Мысль о прощальном обеде принадлежала повару Калмыкову. Этот неунывающий человек, известный на судне ещё и как певец и поэт, неустанно читавший свои, многим порядочно надоевшие стихи, убедил командира в необходимости торжественно обставить разлуку. Сумрачный и раздражительный, ещё не совсем оправившийся от тяжёлого заболевания цингой лейтенант Брусилов согласился. Но теперь, когда в кают-компании собралась вся команда и граммофон, хрипя, повторял давно уже заигранную песню «Крики чайки белоснежной», а на столе дымилась гора медвежьих котлет, командир шхуны не появлялся.

Неожиданно приуныл и Калмыков. Усталый от беготни, он внимательно осмотрел необычно обильный стол и точно лишь сейчас понял, что происходит. Обращаясь к Альбанову, он сказал:

— А ведь мы расстаёмся… На самом краю земли расстаёмся, Валериан Иванович…

Альбанов улыбнулся:

— Могу заверить вас, Калмыков, что на этой широте, между Землёй Франца-Иосифа и Северным полюсом никто никогда ещё не видывал такого обеда.

— Да ведь это потому, что никто никогда здесь не бывал, господин штурман!

Лицо Альбанова стало строгим:

— Мне неудобно напоминать вам, но вы сами должны это помнить: я давно уже не являюсь штурманом «Св. Анны». Я отстранён от должности и считаюсь простым пассажиром. Через час я буду продолжать это путешествие в менее комфортабельных условиях… На льдине.

Он усмехнулся и добавил уже мягче:

— Как это в песне поётся, — «по воле волн»?.. А вам все же не следует забывать, Калмыков, о своём первенстве: так близко от полюса никто ещё из ваших коллег не радовал друзей своим искусством…

— Ты чемпион тут, Калмыкуша, в царстве медведей и моржей! — воскликнул боцман Потапов. — Жаль, что они не разбираются в деликатесах…

Кочегар Шабатура заметил:

— Однако при случае, он и сам может быть неплохим для них деликатесом…

— Ну, это, братец, грубовато, — смущённо отозвался повар.

Все засмеялись, и в кают-компании стало веселее. В эту минуту в дверях появился Брусилов. Матросы, боцман, гарпунёры, машинисты тотчас поднялись из-за стола, молча приветствуя командира. Брусилов занял единственное мягкое кресло.

Из дальнего, полутёмного угла кают-компании Альбанов некоторое время всматривался в знакомые черты командира. Как изменились эти черты за время скитаний шхуны в ледяных просторах океана!.. В 1912 году, когда штурман Альбанов познакомился с Георгием Львовичем Брусиловым и услышал от него обстоятельный, продуманный, увлекательный план организации промысла китов, моржей, тюленей, белуг и белых медведей в морях севера, — он сразу поверил в Брусилова, в его удачу. Георгий Львович умел увлекать собеседников смелыми проектами, удалью риска, трезвой обоснованностью своих расчётов. Даже его родной дядя, очень богатый московский землевладелец, у которого не так-то просто было выманить рубль — даже он заслушивался, когда Брусилов рассказывал о богатствах севера, и в конце концов отпустил деньги на покупку шхуны, на приобретение продовольствия и снаряжения.

Помнился Альбанову тот ясный августовский день 1912 года, когда «Св. Анна» покидала Петербург… Брусилов стоял на мостике в белоснежном кителе и такой же белоснежной фуражке — стройный, подтянутый, радостный и гордый. Альбанов невольно залюбовался им, — таким уверенным, бывалым выглядел его командир.

Потом штурман был тронут вниманием и заботой Брусилова. Запросто, как товарищ, командир заходил к нему в каюту, советовался о разных корабельных делах, подолгу беседовал о предстоящем дальнем пути, приносил журналы и книги, подолгу простаивал рядом на мостике во время ночных вахт.

В пути из Петербурга на Мурман Альбанов говорил боцману, что с таким командиром, как Георгий Брусилов, он рискнёт идти даже на Северный полюс.

Георгий Львович был рад, что при комплектовании команды выбор его пал именно на штурмана Альбанова. Этот человек знал и любил своё дело. С детства увлекался он морем, флотом, испытывал страсть к путешествиям, которая с годами не только не миновала, но стала ещё сильней. Альбанов окончил Петербургские мореходные классы, плавал на Балтике, самостоятельно водил суда от Красноярска в низовья Енисея и по Енисейскому заливу, и капитаны отзывались о нем, как о смелом и опытном штурмане.

Брусилов тоже был моряком не из робких. На такое отважное дело, как попытка пройти вдоль берега Азии из Петербурга во Владивосток, робкий человек не решился бы. Но Брусилова вели прежде всего коммерческие расчёты. В 1911 году он служил некоторое время на одном из кораблей гидрографической экспедиции, снимавшей карту северного побережья России. С изумлением и восхищением увидел лейтенант Брусилов, как велики промысловые богатства севера. Не колеблясь, он оставил службу и вскоре перешёл на борт отныне принадлежащей ему «Св. Анны», оборудованной для зверобойного промысла.

«Св. Анна» должна была следовать в Петропавловск (на Камчатке), а затем в Охотское море. Но путь вокруг Европы, через Средиземное море и Индийский океан показался Брусилову слишком дорогим. А главное — этот путь ничем не окупался…

Вот если бы шхуне удалось пройти вдоль побережья Сибири, через Карское море, Лаптевых, Восточно-Сибирское, Чукотское, через Берингов пролив… Какие богатства взял бы он в этом походе!

Брусилов задумывался и о возможности вынужденной зимовки. Но на шхуне был достаточный запас продовольствия и топлива, и зимовка не казалась ему страшной. А медведи, моржи, тюлени, — это ли не дополнительное продовольствие? Добыча в пути, в морях, где гуляет непуганый зверь, окупит и возможную зимовку. Тогда Брусилов сможет сполна рассчитаться с дядей и станет со временем не менее богатым человеком.

Так думалось ещё недавно, так мечталось, и командир не скрывал от своего помощника Альбанова эти мечты. Но теперь… Теперь он был готов убить Альбанова за одно напоминание о тех разговорах.

Впрочем, быть может, эти мечты о близком и таком доступном богатстве и нетерпение, с каким Георгий Львович к нему стремился, и были причиной всех дальнейших злоключений экипажа «Св. Анны».

Обогнув Норвегию и погрузив на Мурмане, в Екатерининской гавани, уголь и дополнительное снаряжение, шхуна прибыла к проливу Югорский Шар. Здесь оказалось несколько пароходов: их капитаны терпеливо ожидали, пока течения и ветры разгонят сгрудившиеся в Карском море льды.

Брусилов не пожелал ожидать. Моряки гидрографических судов с удивлением смотрели вслед уносившейся шхуне: она летела навстречу сплошному, надвигавшемуся барьеру льдов.

Огибая огромные ледяные поля, проскальзывая по разводьям, «Св. Анна» кое-как пробилась к Байдарацкой губе. Экипажу это стоило огромных усилий. Но дальнейший путь на север был отрезан: льды закрывали шхуну неодолимым заслоном, только вдоль берега ещё чернела извилистая полоска свободной воды. Брусилов приказал продвигаться на север этой узкой полоской.

В середине октября 1912 года льды почти вплотную придвинулись к берегу, и Брусилов увидел, что вырваться из этой ловушки невозможно. Вблизи Ямала судно вмёрзло в огромную льдину. Пролив Югорский Шар отсюда недалеко. Если бы ещё можно было возвратиться! Но шхуна прочно сидела во льду, и команда начала готовиться к зимовке.

Матросы уже собирали на берегу плавник для топлива и готовили имевшийся на шхуне лес для постройки дома, когда Альбанов заметил, что судно изменяет своё местоположение: едва уловимо оно поворачивалось носовой частью к берегу. Льдина, в которую вмёрзла шхуна, двигалась, и с каждым часом это движение становилось все более заметным. Пришлось остановить начатые приготовления к зимовке на берегу и готовиться к зимовке в дрейфующих льдах, медленно уходящих на север.

Что-то переменилось в характере Георгия Львовича в течение тех томительных недель, когда, окружённая льдами, «Св. Анна» неудержимо неслась к полюсу. Все чаще покрикивал он на матросов, делал резкие выговоры повару, и даже единственная женщина на корабле, — сестра милосердия, — трудолюбивая, заботливая Ерминия Александровна Жданко нередко выслушивала от него незаслуженные упрёки.

Альбанову по долгу службы приходилось чаще других встречаться с командиром. Видя, что Брусилов в чем-то неправ, он всегда находил возможности, чтобы указать на ошибку. Теперь, однако, Брусилов не выносил ни дружеского совета, ни, тем более, замечания. Он задыхался, слушая Альбанова, стискивал кулаки и, казалось, готов был броситься на штурмана. Это была болезнь перенапряжённых нервов. Её порождало ожидание неизвестного, скука и тоска мертвенной ледяной пустыни, медленно уносившей корабль в неизвестность.

А потом подкралась цинга, и командир свалился одним из первых. Днём он обычно спал, а ночью бредил. Это был странный бред: ни сестра милосердия, ни Альбанов не могли уловить мгновения, когда обрывалась у него логическая мысль. Беседуя о текущих делах, он неожиданно спрашивал с интересом:

— А сколько мы убили китов? Ну как же не убили! Ведь мы их продали в устье Енисея!..

Весь покрытый снегом и льдом, похожий на причудливый айсберг, мёртвый корабль уносился на север, и по ночам на его оледенелой палубе было слышно, как хохочет в своей каюте обезумевший капитан.

В ту страшную зиму 1912—1913 годов его спасли от смерти только великое терпение и преданность команды. При лечении цинги очень важно, чтобы человек возможно больше двигался. А Брусилов при малейшем движении испытывал мучительную боль. Его поднимали на простыне, раскачивали, кутали в меховую одежду, бережно выносили на воздух. Он проклинал матросов, сестру милосердия, Альбанова и грозился рано или поздно отомстить. Люди молча слушали эти угрозы и проклятья и терпеливо продолжали своё доброе, мучительное дело. Они катали его на салазках у корабля, кормили свежей, с трудом добытой медвежатиной. Постепенно командир стал поправляться, однако не всем это обещало радость.

Шесть месяцев напряжённой борьбы с цингой наложили на характер Брусилова неизгладимый отпечаток. Угрюмый, ещё более раздражительный, он постоянно искал ссоры то с боцманом, то с матросами, то с Альбановым. Но штурман и сам был болен. Слишком много пережил он за зиму. Нервы изменяли ему все чаще, и это, казалось, могло привести к беде. Он обратился к Брусилову с просьбой освободить его от обязанностей штурмана: при таких отношениях с командиром он больше не мог служить.

— Что же вы хотите? — негромко, с одышкой спросил Брусилов. — Перейти на положение пассажира?

— Пусть будет так, — сказал Альбанов. — Это, надеюсь, ненадолго.

— Я начинаю готовиться ко второй зимовке, а вы говорите «ненадолго»! Вы забываете, что я все время сокращаю паёк для команды. Чем же мне кормить пассажиров?

Альбанов чувствовал, как тяжелеет сердце и нервная дрожь трясёт его щеки, губы, веки, как бесчисленными уколами игл распространяется она по рукам. Все же он сдержал себя и ответил спокойно:

— Этот пассажир на многое не претендует. Кроме того, он имеет некоторый заработок, причитающийся ему с владельца «Св. Анны». Сейчас мы приближаемся к широте южных островов Земли Франца-Иосифа. При первой возможности я попытаюсь перебраться на один из этих островов.

Брусилов спросил уже с интересом:

— И вы пойдёте один?

— Да, я решусь идти даже один, — сказал Альбанов. — Но учитывая нехватку продовольствия на шхуне, думаю, что для вас было бы немалым облегчением, если бы экипаж сократился на несколько человек. В самом деле, Георгий Львович, ведь, снаряжая экспедицию, вы не рассчитывали больше, чем на одну зимовку. А уже сейчас ясно, что вторая зимовка неизбежна. Мы продолжаем двигаться на север. Можно ли с уверенностью сказать, что нам не предстоит и третья зимовка? А это означало бы голодную смерть.

Брусилову не терпелось закончить разговор; он не мог возразить Альбанову, и это опять порождало в нем острую неприязнь к штурману.

— Вы можете вызвать охотников. Если найдутся желающие идти вместе с вами, я не возражаю. Даже половина экипажа может уйти, я смогу вести судно с оставшимися. Что же касается вас, штурман, то вы можете считать себя отстранённым от службы…

Альбанов поклонился, и голос его прозвучал искренно:

— Благодарю!..

Лишь через несколько дней команде стало известно, что помощник командира собирается уйти с корабля по льдам на Землю Франца-Иосифа.

Штурман никому не рассказывал о своих планах, опасаясь, что Георгий Львович может подумать, будто он сманивает людей. Но 10 января 1914 года, когда Альбанов начал готовиться в путь, в его решимости уже никто не сомневался, и не было здесь человека, который не задумался бы над своей дальнейшей судьбой. Самый северный остров Земли Франца-Иосифа — остров Рудольфа уже остался далеко на юго-западе, а шхуна попрежнему плыла в неизведанные дали таинственной дорогой льдов.

Из двадцати четырех человек экипажа «Св. Анны» идти с Альбановым вызвалось тринадцать человек. Брусилов не опечалился. Шхуну могли вести всего девять человек, а продовольствия для оставшихся на судне должно было хватить почти на год, даже если уходящие взяли бы запас на два месяца.

Альбанов знал, что на Земле Франца-Иосифа, на мысе Флоры остались постройки экспедиции англичанина Фредерика Джексона, которая в 1894 — 1897 годах частично исследовала архипелаг, собираясь добраться отсюда до Северного полюса… Возможно, в этих постройках есть некоторые запасы продовольствия. Для отряда Альбанова они были бы очень и очень кстати.

С мыса Флоры штурман рассчитывал провести свой отряд к Новой Земле или к населённым пунктам Шпицбергена.

Ещё занимала Альбанова в эти дни экспедиция Пайера.

В конце лета 1873 года один из участников австро-венгерской полярной экспедиции чех Юлиус Пайер открыл архипелаг, названный им Землёй Франца-Иосифа. Существование этих земель, впрочем, ещё за три года до их открытия предсказал русский учёный П. А. Кропоткин. Его предсказание основывалось на анализе дрейфа льдов в Полярном бассейне. Пайер не был учёным. Случайно открыв Землю Франца-Иосифа, он без каких-либо оснований объявил, что севернее этой земли есть ещё обширные острова, и назвал их Землёй Петерманна и Землёй короля Оскара.

По точным подсчётам штурмана «Св. Анна» пересекала то место, где должна была находиться Земля Петерманна.

А земля короля Оскара? Её очертания были указаны северо-восточнее острова Рудольфа. На новейшей карте, которая была у Альбанова, и эта суша занимала обширное пространство. Путь к мысу Флоры, намеченный штурманом, лежал именно через Землю короля Оскара. Однако теперь Альбанова тревожили сомнения: а вдруг и этой земли не существует? Тогда отряду надо будет пройти до мыса Флоры по дрейфующим льдам очень большое расстояние. Беда в том, что каждый день и каждый час «Св. Анну» все дальше относило на север. С девятого по четырнадцатое апреля после ряда поворотов то к западу, то к востоку судно устремилось прямо к полюсу и шло почти по 60-му меридиану. В разговорах с матросами, которые решили идти вместе с ним, Валериан Иванович не скрывал, насколько серьёзным может оказаться положение отряда.

— Может случиться, — говорил он, — что мы будем стремиться на юг, а льды будут относить нас на север. А льды ведь не утомляются, не устают…

Невесёлое раздумье и в час прощального обеда отвлекало Альбанова от участия в сдержанном, негромком разговоре моряков. Он не расслышал, когда старший рулевой Максимов обратился к нему с каким-то вопросом. Но Максимов присел рядом и повторил совсем тихо:

— Может быть, вы передумаете. Валериан Иванович? Очень уж большой риск…

Альбанов не понял.

— Ты это о чем?

— О вашем предстоящем походе…

— Что значит «передумаете»? — удивился штурман, и голос его прозвучал строго: — Нет, никогда!..

Но вот с бокалом в руке из-за стола поднялся, улыбаясь, лейтенант Брусилов. Нервный тик дёргал его щеку, и улыбка выглядела насильственной, напряжённой.

— Я от всей души желаю уходящим, — сказал Брусилов, — счастливого пути. Некоторые думают, будто положение их может оказаться очень трудным и сложным. Это не так. Земля короля Оскара отсюда совсем недалеко — три, от силы, четыре дня пути. Дальше — Земля Александры. А уж оттуда до мыса Флоры — просто рукой подать. Если бы замысел бывшего штурмана «Св. Анны» господина Альбанова выглядел безрассудно, я не разрешил бы ему и его спутникам оставить корабль. Но через четверо суток они станут на твёрдую землю. Они берут с собой двухмесячный запас продовольствия. Это слишком много! Но я дал и на это согласие, чтобы гарантировать отряд от всяких возможных случайностей. Нам, остающимся, будет значительно труднее. Однако мы люди не робкого десятка и смело смотрим вперёд. Итак, счастливого пути, друзья по несчастью!



Все же было что-то глубоко трогательное в минутах прощального обеда. Не только служба связывала этих людей, — в них прочно жило чувство семьи, чувство трудового братства.

Надолго запомнилась Альбанову минута, когда, в последний раз осмотрев свою каюту, окинув взглядом родной корабль, медленно сошёл он по трапу, к своему отряду.

Люди стояли на льду нестройной шеренгой, одетые в меховые куртки, в тёплых шапках и высоких сапогах, с лыжными палками в руках, с лямками, перекинутыми через плечи. Длинной вереницей выстроилось на снегу пять каяков, — лёгких лодок, поставленных на сани. И эти лодки, и сани, — все было сделано руками матросов в трюме корабля, при свете коптилок.

— Прощай, «Анна», — негромко вымолвил Альбанов, снимая шапку.

Матросы из его отряда и все провожающие тоже сняли шапки.

— Ну, в путь! — скомандовал штурман.

Набросив на плечи лямки, матросы с трудом сдвинули сани с места. Вереница каяков медленно поплыла среди льдов.

Ни одного человека не осталось на корабле, — все провожали уходивших, помогая им тащить каяки, нагруженные снаряжением и провизией. Узкие полозья нарт глубоко врезались в снег, и нелегко было продвигаться по высоким сугробам даже теперь, когда в каждой «упряжке» было по пять-шесть человек. Альбанову невольно подумалось: а что же будет дальше, после того как провожающие возвратятся?

Уже через полчаса передовой каяк остановился. Люди задыхались. Альбанов оглянулся на корабль. Силуэт «Св. Анны» чернел совсем близко, на расстоянии каких-нибудь полкилометра. Здесь начинались первые торосы: вздыбленные глыбы льда бесконечной грядой протянулись с востока на запад. Произошла первая поломка: лопнули полозья передовой нарты…

— Этак до Земли Оскара мы ни одной щепки не донесём, — проговорил матрос Губанок.

— Лишь бы сама она была, Земля Оскара, — отозвался Альбанов. — Землю Петерманна мы уже закрыли.

Кто-то предложил возвратиться за починочными материалами на корабль, но штурман спросил насмешливо:

— А если где-нибудь на острове Рудольфа поломка случится? Снова прикажешь возвращаться?

Поломку починили на месте и двинулись дальше. Силуэт «Св. Анны» вскоре скрылся за торосами. Ветер переменился. Начиналась метель… В брезентовой палатке, едва вместившей весь экипаж корабля, присаживаясь в огоньку, Брусилов что-то шепнул судовому буфетчику. Тот быстро раскрыл свою сумку и, ко всеобщему удивлению, достал из неё бутылку шампанского и несколько плиток шоколада.

— Откуда это, Георгий Львович? — изумился Альбанов, тронутый такой неожиданной и в последнее время совершенно необычной добротой Брусилова.

Капитан улыбнулся:

— Случайно сохранилось… Можно сказать — чудом! И не чудесно ли, друзья, что здесь, на 83° северной широты, где никогда не бывал человек, нам улыбнулась эта маленькая радость?..

Позже Альбанов и его спутники не раз вспоминали эту прощальную ночь в палатке, яростный вой метели и тихую дружескую беседу у огонька.

Из-за метели и торосов, преграждавших путь, отряд за четверо суток продвинулся на юг всего лишь на пять вёрст. А на север за это же время его отнесло на тридцать пять вёрст! Альбанова утешала только надежда на северный ветер: если южный передвигал льды к полюсу, то северный погонит их на юг.

Ещё в течение нескольких дней отряд не утрачивал связи с кораблём. Ежедневно вдогонку за Альбановым пускался на лыжах с кем-нибудь из матросов неутомимый китобой Денисов. Брусилов не посылал его в эти опасные походы, китобой навещал отряд по доброй воле. Он приносил то горячую пищу, то запасную лопату для расчистки снега, то какую-нибудь мелочь — спички, иголки, записную книжку, карандаш, — все время ему казалось, будто Альбанов что-то забыл при сборах в дорогу.

Расстояние в тридцать-сорок километров нисколько не смущало Денисова. С радостью и изумлением встречая китобоя, матросы иногда спрашивали у него откровенно:

— Может быть, ты просто издеваешься над нами? Вон сколько мы уже прошли, а ты все время тут как тут…

Денисов смеялся и говорил весело:

— Ещё на Земле Оскара обязательно догоню!..

Альбанов только покачивал головой:

— Не удивлюсь, если и на острове Рудольфа ты появишься…

Штурман любил этого энергичного, сильного, весёлого человека. Полуукраинец, полунорвежец, Денисов с тринадцатилетнего возраста скитался по всем морям и океанам мира. Мальчишкой бежал он из дому от мачехи в трюме какого-то корабля в Африку, плавал юнгой и матросом вокруг света, охотился на китов в Антарктике, около Южной Георгии, наконец поселился в Норвегии, женился, снова служил на китобойных судах, уже гарпунёром. Но в каких бы странах он ни был, какими бы красотами востока или юга ни любовался, одна страна звала его настойчиво и властно — родина, Россия. Узнав, что «Св. Анна» снаряжается для промысла китов на севере, Денисов оставил свой дом и все дела, и прибыл к Брусилову.

Матросам он иногда говорил:

— Зарабатываю я теперь, правда, меньше, чем у норвежцев, но ведь я дома! Вот что главное — дома!

В половине апреля, когда уже даже с самых высоких торосов «Св. Анну» невозможно было различить в белесой мгле, визиты Денисова прекратились.

Альбанов заметил, что спутники его стали молчаливее, задумчивее. Стараясь ободрить их, он говорил:

— Движемся мы, действительно, медленно, но вот уже скоро начнутся полыньи, тогда мы помчимся на каяках, — любо-дорого будет мили отсчитывать! Терпение, до свободной воды не так уж далеко…

На одиннадцатые сутки пути три матроса — Шабатура, Пономарёв и Шахнин, смущённо опустив головы, подошли к штурману. Альбанов сразу понял, что произошло.

— Устали? — спросил он сочувственно. — Но ведь я и не обещал вам лёгкой дороги.

Ковыряя носком сапога снег, Шахнин проговорил угрюмо:

— Георгий Львович уверял, что дня через четыре земля покажется. Где же она, Земля Оскара?

Альбанов невесело усмехнулся:

— Об этом и я мог бы у тебя спросить: где же она? Разве я эту землю наносил на карту или предсказывал, будто она существует? Тут, брат, к Пайеру следует обратиться: ну-ка, показывай свою землю, Юлиус!

Никто из матросов не улыбнулся. Они стояли молча, Альбанов сказал:

— Каждый, кто пошёл со мной, вызвался на это добровольно. Я никого не принуждал и не принуждаю продолжать этот путь.

— Значит, вы не обидитесь, если мы возвратимся? — с надеждой спросил Пономарёв. — Не скажете потом, будто мы покинули товарищей?

— Если бы я считал наше положение вполне благополучным, — ответил Альбанов после раздумья, — пожалуй, я не разрешил бы вам уйти. Но для меня совершенно излишне скрывать истинные обстоятельства. Сейчас мы находимся у воображаемой Земли короля Оскара. Если бы эта земля существовала, мы бы уже увидели её. Значит, Земли Оскара нет. Нам нужно продвигаться к Земле Александры. Это ещё далеко. Принимайте решение сами, однако учтите, что и обратный путь не так-то прост.

— Мы уже приняли решение, — сказал Пономарёв.

Три матроса молча простились с товарищами и повернули свой каяк на север. Долго, пока они не скрылись за дальним торосом, спутники Альбанова смотрели им вслед.

Итак, в отряде теперь оставались: Баев, Луняев, Максимов Конрад, Смиренников, Губанов, Шпаковский, Нильсен, Архиереев, Регальд. Десять человек. Альбанов одиннадцатый.

И именно теперь, когда трое ушли на север, началась, казалось, самая трудная часть пути.

Близилась весна. Тонкая корка, подёрнувшая сугробы, сверкала под ярким солнцем тысячами радужных искр. Эти искры как будто впивались в глаза. Альбанов старался не смотреть на снег; он закрывал глаза и брёл, словно в полусне, путаясь ногами в сугробах. Снежной слепотой заболели почти все матросы. Только два или три человека оставались зрячими. Альбанову пришлось уступить им первое место. А впереди громоздились такие беспорядочные глыбы торосов, которые, казалось, невозможно было одолеть. Штурман окончательно убедился, что Земли Оскара не существовало. Это важно для науки. Они принесут доказательство, что такой земли нет…

Несколько дней штурмана мучили галлюцинации. Возможно, они преследовали и матроса Баева? Он ушёл в разведку, уклонившись несколько к западу, и вернулся с радостным известием, будто неподалёку, за грядой торосов, лежит молодой ровный лёд.

Ему поверили. Но целый день невыносимо трудной дороги не вывел отряда на этот ровный лёд.

— Клянусь вам, я сам ходил по этому льду! — взволнованно кричал Баев, смущённый молчаливым упрёком товарищей. — Уверен, что этот ровный лёд — до самых островов…

Он снова ушёл в разведку и не вернулся. Его искали вокруг лагеря на расстоянии в десять-двадцать километров и не нашли. Следы его лыж вскоре засыпал снег.

В отряде осталось десять человек.

В половине мая Альбанов сообщил товарищам, что они уже прошли по льдам сто вёрст. Ровно месяц находились они в дороге. Значит, в сутки они проходили в среднем по три с половиной версты. Какой тяжёлый путь это был! Матрос Шпаковский не раз говорил, что ему было бы легче пройти по суше пять тысяч вёрст, чем эти сто…

Несчастья и неудачи будто подкарауливали отряд на каждом шагу. Не заметив занесённой снегом полыньи, три человека с каяком рухнули в воду. Кое-как их вытащили из полыньи. Вытащили и каяк, но походная кухня и ружьё-двустволка утонули.

Спутники Альбанова как-то безучастно отнеслись к происшествию. И это больше всего обеспокоило штурмана. Он понимал, что самое страшное в их положении — ослабление воли. Нужно было во что бы то ни стало ободрить матросов. К счастью, впереди открылась большая полынья.

— Не теряйте минуты, ребята, — говорил Альбанов, стараясь казаться радостным, — эта полынья, может, к самым островам нас приведёт!..

Но матросы двигались медленно и словно нехотя. Видно, мало кто из них верил радости штурмана.

Все же тот день Альбанов считал счастливым. Они прошли на каяках девять вёрст, — такого пути в течение дня они ещё ни разу не проходили.

Зато в последующие дни отряд оставался на том же месте. Подступиться к другой полынье не удалось, — мелко битый лёд угрожающе раскачивался под ногами, и штурман дважды срывался в воду.

Иногда матросы спрашивали Альбанова с тревогой:

— Где мы находимся, Валериан Иванович? Куда нас несёт?..

Он не мог ответить. В течение девятнадцати дней небо было сплошь застлано тучами, и штурман не имел возможности определить место нахождения. Лишь в конце мая Альбанову удалось установить, что движение льдов на север приостановилось. Затем словно после раздумья эти огромные заснеженные поля медленно двинулись на юг.

Пятеро матросов одновременно обратились к Альбанову:

— С каюками мы только теряем время. Бросить бы их и быстрее на лыжах на юг!..

— А потом?

— А потом на мыс Флоры, — сказал матрос Конрад.

Штурман улыбнулся.

— Вспомните, друзья, Робинзона… Тот, конечно, не бросил бы ни топора, ни посуды, ни других вещей. А наше положение может оказаться ещё похлеще…

Матросы притихли. Но штурман понял, что этим примером он не всех убедил.

В дни бесконечных скитаний во льдах были у моряков и радостные минуты. Как-то был встречен и убит медведь. Тогда даже самые унылые приободрились. Во-первых, они поверили в близость берега. Во-вторых, отпадала опасность голодной смерти.

Но Альбанова все больше беспокоило направление дрейфа льдов. Огромные ледяные поля относило к юго-западу, и северные острова Земли Франца-Иосифа оставались далеко на востоке. Штурман опасался, что отряд может оказаться между этим архипелагом и Шпицбергеном, в открытом штормовом море, где уже не могло быть надежды на прочность плавучих льдов.

О своих опасениях Валериан Иванович не сказал никому ни слова. Бессонными ночами, когда все матросы спали, не раз выходил он из палатки и подолгу смотрел на безжизненную, смутно мерцающую равнину, пытаясь разгадать её таинственный путь. Но безмолвная даль не давала ответа. На мглистом горизонте не было признаков земли…

Уже закончился май и медленно потекли дни июня, а отряд все оставался на одном месте. Вернее, он оставался на одной и той же льдине, но льдина не была неподвижна. Штурман отлично это знал. Иногда он даже сомневался в правильности своих подсчётов: ледяное поле уносилось на юго-запад с быстротой, необычной для ветрового дрейфа: оно проходило в сутки восемь с половиной миль. Только сила течения могла уносить его с такой равномерной скоростью. И Альбанов понял, что совершает открытие: об этом течении никто из географов не знал…

Пятого июня, всматриваясь в горизонт, штурман заметил два серебристых облачка, смутно мерцавших на юго-востоке. Земля? Неужели земля? Он никому не сказал об этом: за два месяца скитаний, не раз уже «открывали» они землю, которая оказывалась то высоким торосом, то полоской тумана, то просто игрой светотени во льдах. Но эти два облачка теперь не давали ему покоя. Он подолгу всматривался в бинокль. Ошибки не могло быть. Два облачка оставались на прежнем месте. Странно, что никто из его спутников не замечал этих уже отчётливо видневшихся возвышенностей… Но вот два или три матроса одновременно увидели на далёком горизонте тускло сияющий глетчер. Все ожили, подтянулись, на лицах показались улыбки.

— Теперь не медля в путь! — скомандовал Альбанов. — Отдыхать будем на острове…

Никогда ещё за время их пути так быстро не снимали лагерь. Никогда работа не кипела так дружно. Даже больные цингой Пуняев и Губанов трудились наравне с другими.

Но на следующий день, едва рассеялся туман, штурман с удивлением увидел, что желанный остров стал как будто ещё дальше. Напрасно матросы пытались определить «на глаз» расстояние до этой земли. Если остров был горист, и отряду открылась только его вершина — расстояние могло оказаться большим — в пятьдесят-шестьдесят миль. Если же он был низок, — достичь его, казалось, можно было бы в течение дня… Но ледяное поле теперь отходило на запад, и это движение все ускорялось.

Восемь суток матросы пробивались через нагромождение льдов, плыли на каяках через полыньи, по мокрому снегу, под мелким промозглым дождём, тащили нарты, стремясь к этим сверкающим вершинам.

Ночью два разведчика вызвались идти вперёд, искать дорогу Альбанов и все остальные уже укладывались в палатке на ночлег. Один из разведчиков спросил, можно ли взять, на всякий случай сухарей

— Конечно, — откликнулся штурман. — Но помните, провизии остаётся на несколько дней.

Через шесть-семь часов штурман стал беспокоиться о разведчиках: что-то слишком долго они не появлялись. Посоветовавшись с товарищами, он решил ещё подождать, а в случае, если эти двое не возвратятся через сутки, — начать розыски. Медленно протекло ещё шесть часов. Заболевший цингой Луняев хотел переобуть сапоги: у него была пара новых, хороших сапог. В каяке их не оказалось… И ещё многого не оказалось во всех каяках: мешка сухарей, ружья, двух сотен патронов, бинокля с компасом, часов, лучших лыж, драгоценного запаса спичек…

Беспокойство моряков об ушедших сменилось гневом. Первым делом возникла мысль о погоне. Догнать беглецов, оставивших товарищей на произвол судьбы, и уничтожить. Однако прошло уже столько времени… За эти тринадцать-четырнадцать часов лыжники могли уйти очень далеко. Не случайно несколько дней назад Альбанов подумал, что не убедил этих двух спутников. Они ведь предлагали бросить каяки и нарты и поскорей, налегке добираться к острову, пока льды не унеслись далеко на юго-запад… Нужно было терпеливо разубедить этих легкомысленных людей, доказать им, что без снаряжения и на острове всем им грозит голодная смерть. Но теперь эти сожаления были слишком поздними. Беглецы находились уже слишком далеко. Следовало подумать о дальнейшем пути.

Отряд уменьшился на двух человек. Матросы Губанов и Луняев были тяжело больны. Пришлось бросить один каяк, нарты, тяжёлую палатку и ещё много вещей.

А взломанный, мелкий лёд вскоре снова стал непроходимым. Прыгая со льдины на льдину, кое-как перетаскивая нарты, переплывая на каяках небольшие полыньи, отряд упрямо прокладывал дорогу к острову. Но льды не стояли на месте: отливным течением их уносило на запад. После долгих часов этой отчаянной борьбы Альбанов был вынужден сказать товарищам, что они удалились от острова не менее чем на восемь миль…

Скрывать положение, в каком оказался отряд, больше и нельзя было: матросы видели, что берег непрерывно отдалялся.

Некоторое время штурмана не покидала мысль о беглецах. Следы их лыж вскоре потерялись. Но куда же эти двое пошли? Они ведь не знали, где находятся и как пройти к спасительному мысу Флоры! И они взяли не только вещи товарищей, но и корабельную почту. Значит, были уверены, что отряд неизбежно погибнет.

Потом он позабыл о беглецах. Слишком уж часто изменялась ледовая обстановка, а с нею в отряде отчаяние сменялось надеждой и радостью а радость снова отчаянием и равнодушием к своей судьбе.

Путешественники были на расстоянии в полкилометра от острова. Затем их опять отнесло в море на добрых двенадцать километров. Альбанов даже не знал, стоило ли сожалеть об этом? О высадке на остров не приходилось и мечтать. Отвесный ледниковый барьер высотой в сто метров и больше тянулся до самого горизонта. Голодные, мокрые, в изодранной одежде люди молча сидели на льдине, равнодушно глядя, как удаляется от них неприступный барьер…



Альбанов смотрел на остров, удивляясь размерам ледника и крутизне его обрывов. Неужели же на всем протяжении не сыщется места, где можно было бы высадиться?

Приливное течение снова сплотило у острова мелко битый лёд. Альбанов отдал команду:

— К берегу!..

Матросы неохотно поднялись и снова одели лямки.

А через два-три часа все увидели глубокую трещину, прорезавшую ледник. Занесённая снегом, подтаявшим и плотно слежалым, она могла превратиться под их топорами в лестницу. Последнее событие, которое произошло уже при высадке со льдины, следовало бы считать на редкость счастливым. Когда вещи были снята со льдины и Альбанов последним ступил на подтаявший в трещине снег, льдина вдруг с треском разломилась и перевернулась…

Захлёстнутый по пояс водой, штурман оглянулся и только пожал плечами. Да, это было счастье! Но какие беды ждали их ещё впереди?

…Вот ледниковый барьер остался позади. Альбанов и Луняев уходят в разведку. Через несколько часов они спускаются к морю, на небольшой отлогий мыс. Какая это радость увидеть твёрдую землю, почувствовать твёрдую почву под ногами, прикоснуться рукой к робкой зелени мха! Долго в молчании стоят они на галечнике берега и смотрят на море, где все так же плывут и кружатся и уносятся в неизвестность сумрачные серые льды…

Где «Св. Анна»?.. Живы ли десять человек, оставшиеся на корабле, и те трое, что возвратились? А может быть, корабль уже раздавлен льдами и никто никогда не узнает о последних часах его экипажа?

Выстрел прерывает раздумье Альбанова. Эхо перекатывается над островом. Это стреляет Луняев. Три большие птицы уносятся в морскую даль.

Луняев смущён. Он промахнулся.

— Как видно, совсем я ослеп, Валериан Иванович… С такого расстояния гагу не смог подстрелить…

Альбанов отвечает весело:

— Ну, брат, этот промах — не беда! Если тут водятся гаги, значит, с голоду мы не помрём…

Он с удивлением прислушивается к собственному голосу: неужели здесь, на ледяном острове, такое звучное эхо? Где-то меж скал эхо повторяется снова… И в ту же минуту Альбанов понимает ошибку: за скалами кто-то кричит, словно призывая на помощь… Но как поверить, что здесь, на пустынном острове, оказались люди?

На склоне горы появляется человек. Он бежит, спотыкаясь, громко крича и размахивая шапкой. Откуда ему известна фамилия Альбанова? Он повторяет эту фамилию почему-то навзрыд… Штурман не тотчас узнает одного из беглецов. Человек падает на колени, закрывает руками заплаканное лицо:

— Простите, Валериан Иванович… — Мы — подлые. Мы одумались, но было уже поздно. Если не можете простить — убейте…

Луняев уже держит ружьё на изготовку.

— Там, на льдинах, — произносит матрос глухо, — мы обещали друг другу, что если встретим беглецов, — убьём их…

Альбанов смотрит на заснеженные горы, на мертвенно мерцающий ледник, потом на человека, покорно ждущего приговора.

— Да, мы обещали их убить, Луняев. Сколько они причинили нам горя! И это было в самое трудное время, когда мы шагали по взломанным льдам.

Некоторое время оба молчат. Луняев первый прерывает молчание.

— Если бы я встретил его на льдах, я не раздумывал бы ни секунды. — Он оборачивается к беглецу. — Ты слышишь это? Жалкий человек…

Что-то переменилось в характере, в настроении Альбанова, когда, спустившись с ледника, он ступил на этот узкий отрезок земли. Тронула сердце робкая, живая зелень мха на камне; глубоко взволновало одно лишь прикосновение к этим камням, и уже как тяжёлая, долгая болезнь представлялось все пережитое.

— Ты прав, Луняев, — наконец заключает штурман. — Если бы эта встреча случилась тогда, на льдах…

Луняев опускает ружьё.

— Ну, ладно… Поднимайся с колен. Только запомни, навсегда запомни эти секунды…

Человек, пошатываясь, поднимается на ноги. Он снова плачет, но теперь уже не от страха, — это слезы радости и стыда.

— Я никогда не оставлю вас, господин штурман… Какая это была ошибка!

На берегу оказалось много сухого плавника и вскоре здесь уже пылал высокий костёр. «Хозяева» — так Альбанов назвал беглецов, которые первыми прибыли на остров, — наперебой угощали «гостей» яичницей с гагачьим жиром, — они уже успели заготовить двадцать с лишним гаг и больше двухсот крупных свежих яиц этой птицы.

…Штурману и матросам не хотелось покидать гостеприимный берег: после долгого, мучительного пути через ледяную пустыню они нашли здесь и свежую пищу, и тепло. Но отряду ещё предстояла дальняя трудная дорога к мысу Флоры, и Альбанов все настойчивее поторапливал матросов со сборами в путь.

Оказалось, что отряд находился на мысе Мэри Хармсворт, юго-западной оконечности Земли Александры. Установив это, Альбанов испытал чувство, похожее на страх. Если бы отряд задержался на плавучих льдах ещё незначительное время, он неизбежно был бы вынесен в открытое море, где зыбь искрошила бы льды, а удержаться на хрупких каяках, конечно, не удалось бы.

Альбанов был средоточием силы воли в отряде. Эту силу укрепляло сознание ответственности за людей, с которыми он шёл. И тревога за оставшихся на «Св. Анне». Быть может, спасательная экспедиция ещё успеет пробиться к тому ледяному полю? Кроме всего, он нёс для русской науки весть о том, что земель Петерманна и короля Оскара не существует. Эту весть он обязательно должен был донести, как и сведения о глубинах в центральном Полярном бассейне, там, где до «Св. Анны» никто ещё не бывал. А разве сообщение о дрейфе корабля от берегов Ямала к полюсу не будет поразительной новостью для учёных? У штурмана было много причин, поднимавших его на подвиг…

Теперь, когда отряд покидал стоянку на мысе Мэри Хармсворт, Альбанова особенно тревожило моральное и физическое состояние матросов. Он дал им возможность отдохнуть, собраться с силами для дальнейшей дороги. Но некоторых из матросов этот отдых скорее размагнитил. Они даже избегали разговоров о продолжении похода.

На общем совете было решено разделить отряд на две группы, каждая из пяти человек. Одна группа должна была идти вдоль берега на двух оставшихся каяках, с грузом, а другая — двигаться на юг по леднику, налегке.

Вскоре в пути заболел матрос Архиереев. Он поминутно отставал, жаловался на боль в глазах и в груди, затем лёг на землю и сказал товарищам, чтобы его оставили одного. Спутники уселись рядом с больным на камень и в молчании просидели всю ночь. Утром Архиереев умер.

Состав групп Альбанову пришлось переменить. На каяки взяли трех больных из берегового отряда — Луняева, Шпаковского и Нильсена. Они уже не могли идти, — цинга окончательно обессилила этих людей. Теперь по берегу пошли матросы Максимов, Регальд, Смиренников и Губанов… Штурман указал время и место встречи, отдал винтовку с патронами и поровну разделил остатки провизии… Старший в береговой группе, Максимов, заверял командира, что придёт в установленное место даже раньше, чем туда доберутся каяки. Но Альбанов невольно задумался, слушая матроса: в этом человеке не чувствовалось той решимости, что одолевает все трудности на пути к цели.

Ослабление воли — страшная болезнь. Альбанов наблюдал её и во время зимовки и на этой ледяной дороге. Теперь он понимал отчётливо и ясно, что воля к жизни в любых испытаниях может творить чудеса. Однако он не знал, как поддержать в своих товарищах этот живой огонёк. Он уверял их, что мыс Флора совсем близко, что осталось сделать последние усилия, и все будут спасены. Люди слушали его и молчали. С тяжёлым сердцем простился он с ними…

На мысе Гранта, где была назначена встреча, береговой группы не оказалось. Пришлось вытащить на берег каяки и ждать. Вскоре завыла метель. Кое-как прикрывшись ветхим парусом, прижавшись друг к другу, люди долгие часы сидели неподвижно. Прошли сутки. Метель улеглась. А береговая группа все не появлялась. Вместе с Луняевым Альбанов выходил навстречу отряду Максимова. Но долгие поиски были напрасны.

Положение с каждым часом становилось все более трагичным. Нильсен уже не мог ходить, Шпаковский едва передвигался. У сдержанного, очень терпеливого Луняева временами вырывался крик, — вот уже сколько времени у него болели ноги… Все понимали, что задерживаться здесь, на мысе Гранта, нельзя.

И группа двинулась дальше, к острову Бёлль. Нильсен уже не мог и сидеть, — он лежал в каяке. Альбанов решил остановиться у обширного ледяною припая, чтобы дать людям отдых. Здесь их вторично застигла метель. А через несколько часов, когда погода прояснилась, все увидели, что льдина отошла от острова на целые десять миль.

Только к вечеру штурман и его спутники смогли высадиться на остров. Нильсен попытался подняться, сделал шаг вперёд и упал. Бормоча какие-то непонятные слова, он стал взбираться по откосу на четвереньках. Его подняли и уложили на брезент. Матрос затих и, казалось, уснул. Ночью он умер.

Странное чувство испытывал Альбанов, стоя у свежей могилы, сложенной из груды камней. Это было чувство, похожее на обиду. Ему казалось, что Нильсен, датский моряк, служивший на русском корабле, просто не пожелал дальше идти. Что-то угасло в нем ещё до смерти. Это была воля к жизни. Она надломилась в Нильсене в дороге и умерла… А человек без этой воли даже при жизни — мёртв…

Четыре человека осталось в отряде на пустынном скалистом острове Бёлль: Луняев, Шпаковский, Конрад и сам командир. Расстояние в двенадцать миль отделяло теперь их от мыса Флоры. Нужно было торопиться, — Шпаковский, как недавно Нильсен, стал заговариваться и почти не мог уже ходить.

Как только выдалась тёплая погода, отряд отправился в путь.

На каяках разместились по два человека: Луняев со Шпаковским, Альбанов с матросом Конрадом. Лодка Луняева была большей, он взял и большее количество груза.

За все время скитаний в арктических широтах Альбанов и его спутники не помнили такого затишья. Каяки легко скользили по гладкой недвижимой воде, и путешественники уже радовались небывало удачному переходу… Они находились на середине пролива, когда внезапно повеял и сразу же сорвался гремящим шквалом пронзительный норд-ост. Альбанов видел, как меж ломающихся льдин, высоко взлетая на зыби, каяк Луняева понёсся в открытое море. В последний раз Альбанов и Конрад видели двух своих спутников…

Густой клочковатый туман навис над проливом и опустился завесой меж двумя малыми судами.

— Нет, мы не выгребем к берегу, — в отчаянии прокричал Конрад. — Конец…

— Значит, нам нужно найти большую льдину и переждать шторм на ней, — ответил Альбанов.

— Да ведь они же разбиваются на зыби вдребезги!..

— Это единственный выход, Александр!.. Высматривай айсберг — на нем и зыбь не страшна, и ледяные поля… Только взобраться бы…

Ещё засветло Альбанов приметил у берега и на течении с десяток ледяных обломков, возвышавшихся над водой метра на два-три. На такой айсберг решил высадиться штурман. А что если зыбь швырнёт каяк на острый угол льдины, и они не успеют отгрести, удержаться на волне? Это будет неизбежная гибель. Но пусть даже успеют они выбраться на айсберг, — что можно предпринять без каяка? Нет, каяк надо спасти.

— Вспомни-ка, Саша, сколько раз выручала нас наша решимость! — уверенно говорил Альбанов.

В сером густом тумане, среди поминутно сталкивающихся льдов, они отыскали невысокий айсберг. Им удалось взобраться на верхнюю, узкую площадку льдины и втащить каяк.

— Нам только в цирке работать бы, Саша, — смеялся Альбанов, стуча зубами. — Два раза я в воду окунулся с головой, а все же выбрался… Будем жить!

Конрад тоже промок до нитки: на размытом подножии айсберга его окатила высокая волна.

— Что же дальше будем делать? — спросил матрос, стараясь укрыться от пронизывающего ветра. — К утру, мы, пожалуй, примёрзнем к этому льду…

— Дальше мы будем… спать, — ответил штурман. — Парусом и всем тряпьём укроемся, прижмёмся друг к другу покрепче, и спать. Утро вечера мудрёнее…

…Сквозь лихорадочный сон, сквозь тяжкую, зябкую дремоту Альбанов расслышал громкий треск. Какая-то сила рванула их с места, подбросила и швырнула в морскую пучину.

Альбанов успел подумать, что их айсберг столкнулся с другим или налетел на подводную скалу. Сознавая, что это гибель, моряк вдруг испытал надрывное чувство тоски от того, что не принесёт он в далёкий Архангельск и в столицу сведений ни о «Св. Анне», ни о своём отряде, ни о «землях», выдуманных австрийскими странниками, ни о наблюдениях, проведённых вблизи полюса…

Нет, не сдаваться! С огромным трудом удалось сбросить с себя парус. Голова Александра показалась рядом. Захлёбываясь, он пытался удержаться на крутой волне. А неподалёку плыл их каяк. Словно чьи-то осторожные руки сняли его со льдины и спустили на воду. Вокруг плавали остатки снаряжения: сапоги, рукавицы, одеяло…

Им удалось взобраться в каяк и спасти почти все имущество, кроме одеяла. Были потеряны и весла, но их заменили планки от нарт.

Через шесть часов моряки снова прибыли на остров Бёлль. Голодные, закоченевшие, они долго бегали вдоль берега, пытаясь согреться. Из остатков нарт развели костёр, но он вскоре прогорел, — им даже не удалось обсушить одежду.

— Что будем делать, господин штурман? — спрашивал Конрад.

— Будем снова плыть к мысу Флоры. А потом будем идти.

— Я не смогу идти. У меня отморожены пальцы на обеих ногах…

— Значит, я понесу тебя. Мы ещё будем жить, Саша…

Теперь они не доверяли затишью в этом коварном проливе. Знали они и силу течения и для броска через пролив избрали другое место отправления — оконечность острова Мабель. Погода, как и в прошлый раз при выходе их с острова Бёлль, стояла ясная, тихая. Каяк отчалил от берега и стремительно понёсся меж айсбергов к дальнему острову Нордбрук, к мысу Флоры…

У Альбанова ещё была надежда, что Луняев и Шпаковский, быть может, первыми добрались к стоянке Джексона. Домик этого англичанина, возможно, и не сохранился, но бревна все же могли уцелеть. Из них штурман надеялся построить какое-нибудь жилище.

На этот раз путешественники добрались благополучно. Каяк, легко толкнувшись об отмель, остановился у желанного берега.

Остров Нордбрук! Мыс Флоры!.. Три месяца добирались они сюда, теряя товарищей по пути.

Два моряка ступили на берег и почти одновременно рухнули на чёрный гравий. Долго лежали молча, неподвижно. Альбанов заговорил первый:

— И все же мы счастливы, Саша. Мы все-таки пришли.

— Но я не могу подняться, — отозвался Конрад. — Неужели мы пришли, чтобы здесь умереть?

Некоторое время они ползли по откосу, останавливались и снова ползли. Затем Альбанов принялся массировать ноги. Вскоре он смог, придерживаясь за скалу, встать. После такого же массажа встал и Конрад. Пошатываясь, обняв друг друга, оба побрели вдоль берега.

Вдруг Конрад радостно закричал:

— Вот он, дом, смотри-ка!..

Они подошли ближе. Это была чёрная глыба камня. Потом ещё много раз им виделись то какие-то постройки, то следы жилищ, то размётанные ветрами груды брёвен. Но радость сменялась разочарованием, и они шли все медленнее.

— Я перестаю верить, Валериан Иванович, — говорил Конрад чуть слышно, словно самому себе. — Мы ничего здесь не найдём.

— Но мы должны искать. Хотя бы следы построек где-то здесь существуют. Вот когда увидим эти следы и убедимся, что там ничего не осталось, мы начнём устраиваться, как сможем…

За дальней скалой Альбанов приметил шест. Он указал на него Конраду:

— Смотри! Лес в этих местах не растёт, значит, кто-то поднял этот шест как примету?

Пошли быстрее. Вдали показался ещё один шест. Потом из-за скалы приоткрылась крыша большого дома.

— Да ведь это дом, Саша! — закричал Альбанов. — И там ещё какие-то постройки виднеются.

Но Конрад посмотрел в сторону и, до крайности изумлённый, воскликнул:

— Бот!.. Настоящий промысловый бот! Совсем рядом!

Прочное вместительное судно лежало на высокой отмели килем кверху. При нем оказались весла и решётки.

— Кто-то пришёл на этом боте совсем недавно, — уверенно сказал Альбанов. — А вдруг, Александр, в доме мы встретим людей!?

— Да, наверняка встретим!.. — крикнул Конрад. — Бежим.

Но бежать они не могли. Шли, с трудом передвигая больные ноги, спотыкаясь о камни, и уже через несколько минут окончательно выбились из сил.

Воля к жизни

Наконец, попрежнему поддерживая друг друга, они подошли к дому, но оттуда никто не выбежал им навстречу.

Нет, они ошиблись, — здесь давно уже не было людей. В окнах, кое-как заколоченных досками, зияли дыры; на пороге полураскрытой двери лежал снег. Впрочем, все это казалось им теперь мелочью. Снег можно счистить, окна починить. Главное, они находились у настоящего человеческого жилья, в котором нисколько не страшна будет зимовка. Что же оставил мистер Джексон из своих запасов?

Занесённая снегом, возле домика лежала груда ящиков. Они тут же вскрыли один, — в нем оказался второй, жестяный. Вскрыли и этот и дрожащими руками прикоснулись к белым сухарям и галетам. Вот оно, счастье! Теперь у них было целое богатство — пять ящиков таких же чудесных сухарей и галет!

В доме было темно, весь пол покрыт льдом и грязью. В лёд вмёрзли какие-то ящики, банки, обломки мебели. Разобраться в этом нагромождении скованных льдом предметов сейчас не было сил.

Неподалёку от дома стоял большой и прочный, хотя местами уже и разрушенный амбар. Они вошли в это просторное здание, тоже до половины заполненное льдом, и увидели целую гору бидонов, ящиков, тюки непромокаемой одежды, парусины.

Вокруг амбара тоже валялись бочки и банки. Выбрав несколько наименее заржавевших банок, Конрад вскрыл их ножом. Копчёная сельдь, свинина, мясо кролика, — все это оказалось в банках в наилучшем виде.

Каждая минута осмотра приносила все новые открытия. Они нашли чугунную печь, патроны, пригодные для их ружья, аптечку, полную медикаментов, кузнечный горн, склад напиленных дров, каяк, лампу, посуду и многое другое.

Отдельный маленький домик, обнесённый оградой, оказался наиболее пригодным для жилья. Моряки перенесли сюда часть своих находок… Давно они не ужинали так, как в тот вечер, и давно не спали так, как в ту ночь!..

С утра Альбанов и Конрад принялись приводить в порядок своё богатейшее хозяйство, — собирать банки, бидоны, ящики, вырубать их изо льда. Их изумляло такое обилие разнообразных продуктов. Здесь были пудовые ящики чая, консервированное масло, мясо, рыба, колбаса, сушёная и пресованная зелень, сушёный картофель, большие плитки шоколада, яичный порошок… Нашли они керосин, стеариновые свечи и даже кисет с настоящей русской махоркой.

Находка особенно обрадовала, но не удивила. Ещё в первые минуты они узнали, что совсем недавно в этом домике были русские моряки. На двери Альбанов прочитал надпись: «Первая Русская полярная экспедиция старшего лейтенанта Седова прибыла на мыс Флору 30 августа 1913 года и 2 сентября отправилась в Теплиц-бай».

Здесь же штурман нашёл несколько пустых банок из-под русских консервов. Тогда он подумал, что это — стоянка Седова, а база Джексона находится где-то в другом месте. Но если Седов выгрузил тут столько ящиков, то в залив Теплиц, на остров Рудольфа, он ушёл на собаках? Надпись, однако, сообщила, что экспедиция пробыла здесь только четыре дня. За такой краткий срок она не могла воздвигнуть эти постройки. И почему вокруг разбросано столько дорогих продуктов и снаряжения?

Альбанов вспомнил книгу Нансена: знаменитый норвежец писал, что здесь, на мысе Флоры, кабинет Джексона был обит зелёным сукном.

Штурман принялся осматривать комнаты: на одной из стен он нашёл обрывок зеленого сукна. Не могло быть сомнения: это здесь жил мистер Джексон. Однако в тот же день Конрад нашёл топоры, лопаты, палатки с загадочным клеймом: «Полярная экспедиция Циглера». Что это за Циглер? Как он сюда попал?

Таинственный Циглер надолго озадачил штурмана. Альбанов не знал, что снаряжённая американским миллионером Циглером экспедиция пыталась в 1903 году достичь Северного полюса на собаках и что здесь в то время обитал многочисленный отряд американцев. Рекламная экспедиция Циглера провалилась, и американцы вскоре оставили остров, разорив и опустошив созданную Джексоном базу.

Нелегко было приводить в порядок это хозяйство. К тому же работать мог один Конрад. Альбанов окончательно заболел. Все время его трясла лихорадка, и все чудилось, будто кто-то третий неуловимо присутствует в домике.

В часы, когда он чувствовал себя лучше, штурман приказывал матросу немедленно готовить в дорогу каяк, грузить запас провизии, ружьё, патроны.

— Ты ведь понимаешь, Саша, на острове Бёлль или на мысе Гранта наши товарищи в беде! Мы вместе пойдём на поиски. Мы их обязательно найдём!..

Конрад понимал, что с больным штурманом в этом опасном походе ему будет очень тяжело. В середине июля он отправился на розыски Луняева и Шпаковского один. Через трое суток матрос возвратился. Ни на острове, ни на мысе Гранта товарищей не оказалось.

Альбанов упрямо боролся с болезнью. Он старался больше работать, двигаться, и уже чистил оставленную «циглеровцами» винтовку, готовясь к охоте на медведей. Все эти дни моряки очищали ото льда большой дом. Как-то вечером, во второй половине июля, выйдя на крыльцо подышать свежим воздухом, Альбанов засмотрелся на море. Конрад продолжал скалывать лёд. Вдруг ему послышалось, будто штурман сдавленно, радостно вскрикнул. Александр выглянул за дверь. Альбанов стоял в нескольких шагах от дома, шатаясь на подогнувшихся ногах и схватившись руками за грудь. Но вот он резко выбросил руку вперёд, указывая на море:

— Судно, судно идёт!.. Смотри, Александр, ведь это же «Фока»!

Александр тоже увидел судно. Он притащил лестницу, ружьё, флаг, взятый когда-то со «Св. Анны», быстро взобрался на крышу. Широкое полотнище стремительно развернулось на ветру. Штурман принялся стрелять вверх, не считая и не жалея патронов.

Судно медленно приближалось, направляясь к мысу Флоры.

Альбанов не ошибся: это действительно был «Фока» — корабль экспедиции Седова. Тяжёлый туман, внезапно нависший над морем, как будто поглотил судно. Но Альбанов и его друг знали: «Фока» должен был прийти, куда же ещё мог он направиться, если не к мысу Флоры?

Впервые за долгое время моряки подумали о своём облике. Они решили поскорее сбросить грязные, рваные куртки, переодеться, побриться, умыться…

Бритва дрожала и вырывалась из руки Альбанова, крошечный кусочек мыла куда-то закатился. Так и не сняли они бород, только умылись горячей водой, причесались, переоделись.

Готовясь к торжественной встрече, Альбанов и Конрад, конечно, не могли знать, что на судне их не заметили. Штурман «Фоки» напряжённо следил за движением льдов, среди которых было немало опасных айсбергов, и почти не смотрел на берег, а потом наплыл туман…

Зная, что в таком тумане судно будет продвигаться медленно и долго, Альбанов и Конрад все же не смогли усидеть в своём домике и поспешили на берег. Они напряжённо вслушивались в тишину и, казалось, слышали уже то лай собак, то человеческие голоса, то рокот якорного каната… Смутный контур корабля медленно стал появляться в тумане. Постепенно он становился все отчётливее, и вот уже действительно загремела якорная цепь, и Альбанов расслышал человеческий возглас.

Штурман прыгнул в каяк и поплыл.

Люди на палубе «Фоки» засуетились. С палубы доносились возбуждённые разноголосые крики. В этих криках Альбанов отчётливо расслышал фразу: «Человек с берега!»

С разгона причалив к борту «Фоки», он прокричал громко, насколько позволял простуженный охрипший голос:

— Я штурман экспедиции лейтенанта Брусилова!

Свесившись над бортом, люди махали ему руками, удивлённо, взволнованно поздравляли. Он видел радостные улыбки и глаза. Кто-то уже подавал штормтрап, кто-то протягивал руки.

Неожиданно с борта послышался испуганный крик:

— Осторожно! У каяка — морж!..

С борта защёлкали выстрелы, огромный зверь метнулся в сторону и ушёл в глубину.

Альбанов смутно помнил, как поднялся на палубу корабля, и вскоре совсем забыл, кто был тот моряк, что первым стиснул его в объятиях.

— Я не один, — сказал штурман. На берегу мой матрос Александр Конрад…

— Сейчас и он будет здесь, — отозвался молодой моряк и, обернувшись, отдал команду: — Шлюпку на воду!

Кто-то переспросил взволнованно:

— Саша Конрад?.. Да ведь это же наш, архангельский.

Эти люди, перенёсшие две суровых зимовки во льдах, потерявшие своего командира, отважного Седова, не торопились с расспросами. Они понимали, что пережил Альбанов в дороге. На «Фоке» у Альбанова не было знакомых, и все же моряки искренне радовались встрече, радовались, что он остался жив.

И штурман подумал о русском сердце, о том, как много в этом сердце отзывчивости и тепла, решимости и отваги.

Стремление к родным сердцам и было для Альбанова в пути живым, немеркнущим огоньком, источником воли к жизни.


Недели и месяцы ожидания не принесли вестей со «Св. Анны». Прошли годы и десятилетия. Но Арктика и до сих пор не раскрыла страницу той трагедии, которая разыгралась где-то далеко за Землёй Франца-Иосифа, вблизи Северного полюса, в местах, в то время совершенно неведомых человечеству.

Только два человека, что донесли в порт отправления флаг своего корабля, рассказали часть этой трагической были и скромно поведали о своей непреклонной борьбе, о поразительной встрече у мыса Флоры…

Подобные жертвы и подвиги не бывают напрасны. И даже те неполные сведения о дрейфе «Св. Анны», которые принёс Альбанов, сведения о неведомых просторах, из которых пришёл этот человек несокрушимой воли, раскрыли перед наукой много арктических тайн.

Воля к жизни

home | my bookshelf | | Воля к жизни |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу