Book: Игры в виртуальность



Валентина Седлова

Игры в виртуальность

Пальцы быстро бегали по клавиатуре, набирая письмо виртуальному знакомому, которого Лена знала под ником Midnight Dancer — Полуночный Танцор или Полуночник, как звала она его для себя. Полуночник волновался, что ее вот уже три дня не было видно в чате, и прислал письмо, где спрашивал, все ли в порядке у его дорогой Latanil, не нужна ли помощь. Улыбнувшись — еще бы! О ней помнят и беспокоятся! — Лена буквально в три минуты уложилась с ответом и нажала на кнопку «отправить». А потом, не удержавшись, открыла уже отправленное письмо и вновь его перечитала:


Привет!

Обнаружила в почтовом ящике твою весточку. Даже не передать, как это приятно и неожиданно. Честно говоря, даже не думала, что мое отсутствие в чате кто-нибудь заметит. У меня все в порядке. Просто руководство решило, что сотрудники слишком часто шарят по и-нету в рабочее время, трафик, мол, все мыслимые пределы превысил, поэтому вылезать в чат стало стремно. Аську — и ту теперь рубим нещадно. Да и работы сейчас выше крыши: сезон продаж, ничего не поделаешь: все носятся, как угорелые.

Кстати, давно хотела спросить — а отчего вдруг такой ник? По-моему, у «Арабесок» была песня — «Полуночный танцор». Ты поэтому его себе взял, да?.. (россыпь смайликов)

До связи, пока!

Latanil

Пока Лена перечитывала послание Полуночнику, в правом нижнем углу монитора загорелся значок письма. Вздохнув — наверняка очередная рекламная рассылка в ящик упала — Лена перешла в папку входящей корреспонденции. И не удержалась от радостного возгласа: это оказалось письмо от ее виртуального приятеля.


Милая Latanil,

Приятно поражен твоим быстрым ответом. Честно говоря, камень с души свалился, когда узнал, что у тебя все нормально. Соболезную в связи с начальством. Слава Богу, у меня таких проблем точно нет. По и-нету ползаю в любое время дня и ночи, когда приспичит, и когда есть свободная минутка.

А что касается ника — это долгая история, и к песням не имеет никакого отношения. Могу лишь сказать, что отчасти это — профессиональное. И, между прочим, твой ник мне нравится куда больше. Произношу — Латаниль, а во рту словно привкус морской соли. Не думаю, что это твое настоящее имя, но если это так — было бы просто чудесно. Таинственная незнакомка из рассказов Грина, летящая птица, бегущая по волнам. Вот такие ассоциации. Да, между прочим — завтра у нас с тобой юбилей: три месяца общения в чате. Когда ты появилась, я даже дату в календаре маркером пометил. Не знаю, почему. А вот сегодня бросил взгляд на стену — и вот те раз: уже целая четверть года прошла с того дня.

А это — персонально для тебя. Давно не писал стихи, а вот, поди ж ты, пробило ни с того, ни с сего:

Предскажу свою судьбу по облакам,[1]

Выйду небу поклониться в пояс.

Все мечты свои отдам, все стихи отдам,

Лишь бы только слышать твой голос

Ну, все: боюсь тебе надоесть длинными излияниями, поэтому закругляюсь. Если найдешь пару минут для ответа — буду очень рад.

Midnight dancer

Конечно же, ни о какой работе и речи уже не шло. Лена тут же вновь забарабанила по клавиатуре:


Привет, Полуночник!

Ожидала какого угодно ответа на свой вопрос, но ты меня всерьез заинтриговал. Неужели ты танцор? Или, может быть, постановщик танцевальных номеров? Кто ты? Нет, если не хочешь — не отвечай. Просто я по природе настолько любопытна, что временами даже бываю бестактной. Поэтому заранее извини, если что.

А мой ник — я даже не знаю, почему я его придумала. Вернее сказать, он просто появился в голове — и все. А в миру у меня очень обыденное русское имя, скучное и безликое. У нас в отделе три моих тезки, а по фирме в целом — даже сосчитать страшно, как собак нерезаных. С одной стороны хорошо: легче затеряться. А с другой — никакой индивидуальности. Родители по этому вопросу даже задумываться не стали, назвали меня в честь бабушки и успокоились. Бабушка счастлива, а ребенок перебьется. Вот такая житейскаяstory.

Между прочим, известием про три месяца нашего общения ты меня просто поразил. Мне как-то и в голову не пришло задумываться об этом. А пометка в календаре — это… просто нет слов! Кстати, не боишься, что я после подобных откровений влюблюсь в тебя, и буду писать длинные и нежные послания, а потом и вовсе зачахну от неразделенной любви? Шутка.

Сейчас на работе выдался небольшой перерыв. Начальство свалило в краткосрочную командировку, так что мы все, можно сказать, отдыхаем. Даже время на кофе остается. И домой сваливаем в шесть, а не в восемь или девять, как обычно. Вот.

Кстати, если ты не против, расскажи что-нибудь о себе. Так я хотя бы смогу тебя представить. Какой ты, о чем думаешь, о чем мечтаешь?..

Latanil

ЗЫ: Спасибо за чудесные стихи! До тебя мне еще никто ни разу в жизни ни строчки не посвятил, а тут — целое стихотворение! Ужасно приятно!

ЗЗЫ: Я бы тоже очень хотела услышать твой голос…


Лена дописала последнюю строчку, в последний раз пробежала письмо глазами, выправляя по ходу случайные опечатки, и кликнула «отправить». Через папу секунд компьютер сообщил, что все сделано. Молодца, хорошая машинка! Что-что, а к технике на этой работе начальство относится трепетно. Даже клавиатуру эргономичную поставили, изогнутую, чтобы мерзкий туннельный синдром запястья не мучил, и мышку оптическую выделили. Не то, что на предыдущем месте, где распечатки приходилось делать на матричном принтере, а мозгов компьютерного утильсырья едва-едва хватало, чтобы справиться со стандартным Word. Что ж, каждый выбирает по себе. Решили экономить на всем — получите результат. Все оттуда в итоге сбежали, даже заместитель генерального директора.

Нет, все-таки с новой работой повезло. Жаль, конечно, что временами приходится пахать сверхурочно, но это сейчас обычная практика. Зато оплата достойная. В принципе, можно даже квартиру себе снять, пожить отдельно от семьи. Хотя с другой стороны — а зачем ей это надо? Во-первых, придется самой себе еду готовить, а до маминых котлет с грибами ей как до солнца. Ну, нет у нее кулинарного таланта! Фантазии хватает максимум на яичницу с ветчиной, сыром и помидорами. А во-вторых, для чего ей отдельное жилье, если с личной жизнью пока сплошные пробелы? Когда и где знакомиться, если ты еле-еле приволакиваешь домой свое бренное тело в начале десятого, и тебя хватает только на то, чтобы поесть и плюхнуться в постель?

Мысли Лены вновь вернулись к виртуальному знакомцу. Интересно, с чего это вдруг Полуночного танцора на эпистолярный жанр пробило? Неужели действительно соскучился по девушке с ником Latanil? Впрочем, как она может об этом судить, если ни разу его не видела и не слышала? Ей ведь даже про характер этого товарища что-либо определенное сказать довольно затруднительно: весточка из информационной паутины, незримая личность, джин из бутылки…

А что касается его милых и ироничных посланий, который он в изобилии кидал ей на приват… Иногда Лена представляла, что у них с Полуночником самый настоящий роман. Легкое такое заблуждение и романтическое помешательство по собственному желанию. А что: никому от этого ни холодно, ни жарко. Ни к чему их переписка не обязывает. И вообще неизвестно: может быть, это вовсе не парень, а девушка. Многие в чатах ради прикола пишут о себе в другом роде. Она сама иногда так развлекалась. И все равно: как же здорово получить подобную весточку! Словно кто-то о тебе беспокоится, заботится.

Бросив взгляд на стрелки настенных часов, показывающих без пяти шесть, Лена засобиралась домой. Надела теплую куртку, спрятала волосы под кожаную косынку и отправилась в промозглую сырость московской осени. Хорошо бы заехать в книжный, посмотреть, что нового за последний месяц появилось. А с другой стороны — даже на книги сейчас времени нет. От силы одну в месяц прочитаешь, урвав кусочек свободного времени на выходных, и все. А ведь еще столько дел надо успеть переделать! Отвезти летние вещи на дачу (кстати, пора машину в автосервис гнать, а то еще немного — и сцепление окончательно ахнется), помочь матери по хозяйству, возможно, еще придется прочитать лекцию младшему брату-оболтусу.

При мысли о брате Лена поморщилась. Безответственный разбалованный болван! Чего только стоит его последняя выходка с работой! Ему, сопляку, видишь ли, не понравилось, как с ним начальство разговаривает, взял и нахамил в ответ. В итоге — опять в свободном полете. Ни на одном месте дольше трех-четырех месяцев не задерживается. Еще чуть-чуть, и с такой трудовой книжкой ему прямая дорога в шабашники, никто к себе такого работника брать не захочет. И ведь если бы еще специальность была! А то ведь только делает вид, что учится в институте, чудом со своего заочного отделения за хроническую неуспеваемость не вылетел.

Хотя при чем здесь чудо? Тут-то как раз все понятно: во время сессии маменька дни и ночи просиживает в деканате и унижается перед преподавателями, лишь бы ее драгоценного сынулю под зад коленом не поперли. Наверняка еще и пенсию свою на взятки тратит. Но братцу на это наплевать. Сонное Теоретически Умное Дитя, Естественно Не желающее Трудиться — вот он кто! Эта аббревиатура слова «Студент» подходила к ее братцу Мише, как ни к кому другому.

Лена ловко перепрыгнула через лужу и впорхнула в вестибюль метро. Когда ее спрашивали, почему на работу она предпочитает ездить на общественном транспорте, а не на своей машине, она всегда искренне удивлялась. Так ей от порога до порога — ровно час езды. А на машине еще неизвестно, как все получится. В пробке можно и час простоять, и два, и три. А начальство за опоздания вряд ли ее по головке погладит. Да и за бензин приходится из собственного кармана раскошеливаться, а она банкноты дома под кроватью не печатает. Вот махнуть в выходные куда-нибудь за город — на дачу ли, или просто в лес за грибами — это другое дело. Мчишься и чувствуешь, что ты и машина — единое целое, и нога все глубже утапливает педаль газа, и пейзаж за окном мелькает все быстрее и быстрее, а сердце подстраивается в такт движку. В такие минуты Лена была просто и банально счастлива, без всяких оговорок и ссылок. Когда она впервые села за руль, то сразу же поняла: это ее. Поэтому, как только выдалась возможность, поступила в автошколу, легко сдала экзамены, а где-то через полгода стала счастливой обладательницей своей первой машины. Подержанная, но все еще не утратившая боевого духа лада-девятка сразу же пришлась ей по душе, несмотря на взбрыки и довольно скверный нрав.

Лена была твердо уверена, что все машины — живые. И переубедить ее в этом не смог бы, пожалуй, никто. Вот ее девочка оказалась жутко ревнивой по характеру, и терпеть не могла, когда в салоне оказывались незнакомые ей дамы. Сразу же переставала нормально заводиться, кашляла и чихала карбюратором, а в качестве самого грозного выражения своего неудовольствия стреляла чем-то в выхлопной трубе. Мужчин почему-то переносила гораздо спокойнее. Видимо, потому что все автомеханики — мужчины. А автосервисы девятка любила. Даже если априори уже не могла ехать из-за достигших последней стадии автомобильных болячек, с уговорами, потихоньку, но до автосервиса добиралась все же своим ходом, а не на позорной буксировке.

В метро как всегда было полно народу. Сесть не удалось, поэтому пришлось висеть на одной руке, зажатой между уставшими и издерганными пассажирами. Обычно домой Лена возвращалась значительно позже, когда людской поток начинал иссякать, но сегодня удалось уйти ровно в шесть, а это, что ни говори, был такой праздник, ради которого стоило вытерпеть даже толчею часа пик. Вот, наверное, родители удивятся! Мама уже и не ворчит, даже если она приходит часов в одиннадцать. Лишь спросит: что, работы много? — и не дожидаясь ответа, поставит на стол тарелку чего-нибудь съедобного и удивительно вкусного.

Чем она сегодня займется? Взять, что ли, довязать свитер? Полрукава осталось, да воротник, а руки до него уже второй месяц не доходят. А этот свитер под такую погоду очень бы кстати пришелся. Теплый, пушистый, с примесью настоящей ангорки. Да, решено. Ужин и вязание под бормотанье телевизора, который, не отрываясь, смотрит отец. Все боится какие-нибудь важные новости пропустить. Стандартная мужская мания в его возрасте.

Обойдя многочисленные магазинчики, прилепившиеся к выходу из метро, Лена купила коробку конфет с мармеладом для мамы, неисправимой сладкоежки, и пару кило сосисок на утро, чтобы не возиться с завтраком. Представляя, как удивятся домашние ее раннему приходу, за пять минут пролетела все расстояние от станции до дома и, слегка запыхавшись от бега по лестнице в обход вечно не работающих лифтов, вдавила кнопку звонка.

Послышались торопливые семенящие шаги мамы; она на секунду задержалась, посмотрела в глазок, кто пожаловал, и сразу же принялась открывать дверь.

— Привет, мамуль! А я сегодня рано. И завтра, может быть, так же приду, начальство до конца недели на заграничный семинар отправилось. На, держи! Я ж знаю, что ты мармелад с чаем любишь. А что такая грустная? Случилось чего? — осеклась Лена, глядя на скорбное лицо матери.

— Даже и не знаю, как тебе сказать…

— Мама, в чем дело? Ну же?!

— Лена, Миша в аварию попал…

— Что?! Где он? В больнице? Что с ним? Как это произошло?!

— Да нет, дома он, в своей комнате отсиживается.

— А, тогда ерунда, — махнула рукой Лена.

— Да нет, не ерунда. Понимаешь, он на твоей машине в аварию попал.

У Лены перед глазами все померкло. Да что же это такое? У Мишки и прав-то нет! Он настолько обнаглел, что угнал ее машину?!

— Как на моей? Да как он посмел ее трогать! Где эта сволочь, я ему сейчас все глаза выцарапаю! Что он сделал с машиной?

— Леночка, не это главное. Понимаешь, он в иномарку влетел, да еще и нетрезвый при этом был. Нам теперь этому человеку — водителю иномарки — большие деньги отдавать придется.

— Почему это нам? Сам вляпался — пусть сам и отвечает. А то чуть что — так сразу ты за него горой встаешь. Хватит! И что с моей машиной?

— У нее капот помят. Фары разбиты. Крыло одно тоже. И дверь. Не знаю точно, я ее еще не видела.

— Так, где ключи? Схожу в гараж, посмотрю, что этот кретин с нею сделал.

— Лена, Леночка, постой! Ее нет в гараже.

— Еще интереснее! А где же она тогда?

— Миша сказал, ее гаишники на штрафстоянку отвезли. У него же никаких документов на машину не было, вот они ее и забрали.

— На какую еще штрафстоянку!!! Где этот козел?!!

— Лена!

Не раздеваясь и даже не сняв ботинки, Елена ворвалась в комнату брата. Михаил лежал на кровати и курил, пуская вверх кольца сизого дыма, даже голову не повернул в ее сторону.

— Какого черта ты брал мою машину?

Михаил все столь же безучастно продолжал рассматривать потолок.

— Ты меня слышишь или как? Лучше отвечай, или сейчас подавишься своей сигаретой, урод! Я тебе ее в глотку вобью, понял?

— Ой, да остынь ты! Ну, взял, ну, разбил — что из этого трагедию делать?

— Я что-то не помню, чтобы разрешала тебе подходить к моей машине ближе, чем на пять метров!

— Прекрати орать, у меня от твоих воплей уши закладывает. Подумаешь, взял! Тоже мне, велика ценность. Да эта помойка гроши стоит! Нормальные люди с ней и связываться не хотят, а уж брать и подавно.

— Что-то я не врубаюсь: ты ее уже и продать пытался?!

— Ну, надо же было чем-то от этого мужика откупаться, я и предложил ему как вариант забрать в счет ущерба эту развалюху. Жаль, не согласился, половиной проблем меньше бы стало. А теперь придется где-то штуку грина искать, а то и поболе: что там его эксперты скажут.

Озверев от услышанного, Лена схватила табуретку и швырнула ее в брата. Тот, видимо, был готов к подобному исходу дела, потому что вовремя увернулся и запустил в сестру кроссовком, мирно валявшимся доселе под кроватью. Раздался звон, потому что кроссовок, пролетев мимо Лены, вписался в книжный шкаф, разбив стеклянную створку. На этот шум в комнату прибежали родители, прекрасно осведомленные о том, насколько далеко может зайти взаимная любовь у их отпрысков, и сразу же встали живым щитом между братом и сестрой. Минут через пять галдежа, криков и проклятий им удалось вывести Лену в коридор и не пустить туда Михаила, а то бы драки точно не миновать.

Отец протянул ей бумажку, на которой мелкими карандашными каракулями, похожими на птичий след, был написан адрес и телефон штрафстоянки. Лена, даже не поблагодарив, вырвала из его рук листок и отправилась в свою комнату звонить. Через пять минут, схватив всю имевшуюся в ее заначке наличность, она уже ловила такси, чтобы ехать забирать свою красавицу.

Через четыре часа мытарств, которых не пожелать и врагу, девятка уже стояла на своем законном месте в гараже. Но в каком состоянии! Чтобы привести ее в порядок, требовалось энное количество как времени, так и финансов. А после сегодняшнего гаишного рэкета, иначе Лена это назвать не могла, ее кубышка была опустошена чуть ли не до самого донца. К тому же пришлось вызывать эвакуатор, поскольку своим ходом изувеченная машина ехать не могла. Еще минус некоторая солидная сумма за их услуги. Да, удружил братец, сделал любимой сестренке подарок, нечего сказать! Он ей до последней копеечки за это ответит! Правда он, паскуда, наверняка начнет к матери подлизываться, чтобы она своей пенсией ему помогла. Надо прямо сейчас с ней поговорить и настрого запретить давать ему деньги.



Нет, но после случившегося жить с этим человеком под одной крышей — это нонсенс. О чем говорить, если у нее руки в кулаки сжимаются только при одном воспоминании об их разговоре! Ведь мог бы извиниться, сказать, например, что машина была ему очень-очень нужна, соврал бы что-нибудь для приличия. Покаялся, пятками в грудь себя побил. Пообещал, что все исправит, машину отремонтирует и так далее. Так нет же: вместо этого — неприкрытое хамство и глобальная уверенность, что все должны ему потакать. Подумаешь — в аварию попал! Невинная детская шалость! Нет уж, либо он — либо она. Другого просто не дано.

Лена объявила о своем решении прямо с порога, стараясь не замечать растерянность, плещущуюся в материнских глазах и то, как неестественно поджаты отцовские губы и дрожит его подбородок. Прошла к себе, сбросила промокшую от дождя и заляпанную грязью одежду прямо на пол, переодевшись в спортивный костюм. Вот тебе и спокойный вечер! На часах уже первый час ночи, выспаться однозначно не удастся. Прямо хоть валерьянку пей, так ведь все равно не поможет.

Изнутри ее всю трясло, и непонятно от чего больше: от озноба или нервного перенапряжения. Ленка схватила чайник, который вот уже полгода стоял в ее комнате для тех случаев, когда хотелось побыть одной и не видеть никого из домашних, и поставила его кипятиться. Включила компьютер, заглянула в чат, но не найдя в нем ничего интересного, вышла обратно. Полуночного танцора не было, а остальных она никого не знала, видно кто-то из новеньких пасется. Знакомиться и общаться с ними желания не возникло. Эх, где же ты, Полуночник?..

Лена поняла, что если вот сейчас, в сию самую минуту не изольет ему все свои чувства и эмоции, то ничем хорошим это не закончится. И она застучала по клавиатуре, рассказывая человеку, о котором она знала только то, что он все-таки где-то существует, что произошло с ней за этот вечер и как ей сейчас плохо и одиноко.

Письмо получилось длинным, просто ужасно длинным, но Лена вопреки обыкновению не стала его перечитывать. Просто отправила свое отчаянное послание в паутину электронных сетей и связей и выключила компьютер.

После этого Лене немного полегчало. Что-то, что держало ее изнутри в диком напряжении, отпустило, словно ослабили туго закрученную пружину, и Лена, улегшись клубочком под одеяло, провалилась в сон.


Будильник орал как оглашенный, но проснуться удалось только минуты через три его безудержных воплей. Специально такой себе выбрала, чтобы кричал до тех пор, пока не выключат, а не всего лишь минуту, как большинство его собратьев. Практика показала, что минуты для того, чтобы открыть глаза и сообразить, что пора вставать, Елене никогда не хватало.

Сразу же вспомнился прошлый безумный вечер и то, сколько проблем теперь ждет своего решения. Если Мишка хочет остаться в живых, пусть сидит сейчас в своей комнате и не высовывается. С другой стороны, когда он без работы, то никогда в такую рань не поднимается, предпочитает лишних пару-тройку часов поспать, так что вряд ли им грозит столкнуться нос к носу в коридоре.

Тело протестовало против того, чтобы его сначала тащили в ванную, потом насильно кормили завтраком, одевали и выдворяли на улицу, и всячески пыталось саботировать голос совести. Такую внутреннюю борьбу между «хочется» и «надо» Лена выдерживала каждое утро, но сегодня «хочу» звучало особенно сильно. А может быть, объявить себя больной и на работу не ходить? За денек отлучки ей ничего не будет, проверено. Но с другой стороны, она тогда точно с Мишкой сцепится. Нет, все же лучше поехать.

На работе первым делом Елена отправилась пить кофе, чтобы хоть как-то заставить глаза посмотреть на мир. Глотнув напиток, заваренный столь круто, что, по выражению коллеги Мариночки, у «нормальных женщин от него негритята родятся», она худо-бедно пришла в себя. Пока не вернулось начальство, надо было пользоваться моментом и лезть в интернет, чем она и решила заняться в ближайшие полчаса.

Ее уже дожидалось письмо. Увидев знакомый адрес, Лена сразу же открыла послание и погрузилась в чтение.


Привет, Латаниль! Только что вернулся, смотрю — твое письмо. Не мог устоять и сразу же плюхнулся читать, хотя устал как собака. Сейчас, когда ты получила мой ответ, скорее всего, уже сплю без задних ног.

Честно говоря, очень хочется встретиться с твоим братцем и объяснить ему политику партии. Но это все лирические отступления. Ты пишешь, что машина сильно покорежена, и ты не можешь даже отвезти ее на автосервис, потому что боишься услышать, какую сумму за ремонт придется выложить. Если не возражаешь, могу предложить свою помощь. Мой приятель Лешка работает автомехаником, уж если кто и справится с твоей бедой — так это он. Договоримся, подъедем, чтобы посмотреть твою пострадавшую, а там уж и решишь, что делать. С Лешкой всегда можно договориться о рассрочке, да и просто найти самый удобный для всех вариант.

Что могу тебе пожелать — держись. Ты — сильная девчонка, я это почему-то твердо знаю, хотя еще ни разу тебя не видел. Главное помни: ты не одна. Если вдруг надумаешь встречаться с Лешкой — сразу же дай знать. Как только проснусь, буду проверять почту каждые полчаса.

Да, едва не забыл. Сегодня сочинил еще одно стихотворение для тебя. Почему-то мне кажется, что оно должно соответствовать твоему настроению:

Все в моих руках, я знаю,

Больше я не буду пленным.

Захочу и стану страхом,

Или яростью Вселенной…

Стану светом лунным чистым

Серебристыми ночами.

Или радостью искристой

Или песнею печали…

Midnightdancer

У Ленки на душе сразу потеплело. И ведь надо же: человек пришел уставший, а все равно нашел в себе силы ответить на письмо, да еще и помощь предложил. По крайней мере, его друг-автомеханик хоть скажет, на какую примерно сумму потянет ремонт. А то, может быть, и сам возьмется за восстановление «девятки».

И стихи… Искренние, горячие. Ей ведь действительно никто никогда не писал стихов! Она нисколько не лукавила, когда в прошлом письме рассказала об этом Полуночнику. Эх, так и влюбиться в него недолго!

Лена грустно посмеялась над собой. Ну да, нашла когда и в кого влюбляться — в виртуального собеседника! Но все равно: еще долго в голове рефреном вертелись строчки из прошлого письма Полуночника «…лишь бы только слышать твой голос», а в душе теплилось что-то трепетное и нежное.

День пролетел, как одно мгновение. Как закружил водоворот неотложных забот, так до самого вечера и не дал расслабиться. Что, впрочем, и хорошо: меньше раздумий о собственной несчастной судьбе. Плюс удовлетворение оттого, что все успела вовремя, и никаких претензий и обид со стороны клиентов нет. Вполне вероятно, что по итогам продаж за месяц еще и премию выделят. Что-что, а здесь с этим строго: заработал — получи. Конечно, понятно, что это просто сезон, сейчас у всех продажи на уровне, но все равно — приятно.

Обнаружив, что настала пора идти домой, Ленка даже слегка расстроилась. Сегодня ее туда ну ни капельки не тянуло. Без разборок этот вечер точно не обойдется. А отказываться от своего ультиматума она не собиралась: либо Мишка, либо она.

Предчувствия ее, увы, не обманули. Только стоило заикнуться по поводу того, что она и Михаил под одной крышей жить не могут, как на нее с двух сторон началась совместная родительская атака, лейтмотивом которой было «он же твой родной брат». В ответ на вопрос, а когда же братик собирается возместить ей все убытки, Ленка услышала, что придется подождать, ведь сначала надо отдать деньги «мужику на иномарке». С учетом того, что никаких постоянных источников дохода Мишка не имел, впрочем, как вообще каких-либо, все откладывалось на неопределенный срок. И Ленка всерьез подозревала, что в итоге от брата не получит ничего.

Сам Мишка к столу не вышел, впрочем, матушка вела себя как заправский адвокат, представляющий сторону клиента в его отсутствие, поэтому все было понятно и без него. Ленке было обидно до слез, получилось, что она без вины виноватая. А когда мама попыталась надавить на нее: мол, ты же понимаешь, что сначала мы должны отдать деньги чужому человеку, и как же ты, дочка, можешь сейчас требовать от нас, чтобы мы еще и тебе из семейного пирога пытались кусок урвать, тут Ленкины нервы окончательно сдали. Едва сдерживаясь, чтобы не швырнуть на пол тарелку, она сказала: «Хорошо, я ухожу».

Отец вошел в комнату как раз тогда, когда она заталкивала вещи из стенного шкафа в объемный дорожный чемодан, который, увы, никак не хотел закрываться.

— Ленка, ты что, вправду от нас уезжаешь?

— Да.

— И когда?

— Думаю, до конца недели меня здесь не будет.

— Мне кажется, что это поспешное решение. Куда ты пойдешь? Да и из-за чего? Ну, не ладятся у вас отношения с Михаилом, но это же не повод так себя вести.

— А тебе не кажется, что тебе лучше было бы Мишку лет двадцать назад воспитывать, а не меня сейчас? Человек у вас последнее на свои приключения отбирает, ездит на вашем хребту, ножки свесив, да еще и погоняет, а вам все нипочем. Только меня увольте, я в ваши игры больше не играю. Все, хватит!

— Лена, да пойми ты, в жизни всякие неприятности случаются, но это же не повод уходить из дома! Мишка у нас, конечно, разгильдяй, не без этого, но…

— Хотите с ним дальше возиться — да сколько взлезет! Но на меня больше не рассчитывайте! — перебила Лена отца. — Вы вот все никак осознать не можете, что он уже взрослый. И он вчера не игрушку мою любимую сломал, а угробил машину, на которой, между прочим, я вас всех на дачу возила, и картошки с прочими кабачками ни одну тонну с той же дачи приволокла. Но об этом все как-то разом забыли. Как же, у Мишеньки проблемы, надо их срочно всем миром решать! А на меня вам наплевать!

— Это не так!

— Разве? Разбили у Лены машину — не беда, она заработает и новую себе купит. Так ведь? Да ладно, я по глазам вижу, что в точку попала. А я не хочу начинать с нуля каждый раз, когда Миша мне очередной подарок преподнесет. Почему я должна отдавать семье половину зарплаты, а Мишка может жить на халяву годами? Почему я не позволяю себе брать чужое, клянчить у вас деньги, припираться домой посреди ночи и будить всю квартиру? Хватит, надоело. Живите, как хотите, я отныне — единица полностью автономная. Если вы считаете, что моя машина — это моя проблема, то я вправе отдать вам на откуп и дачу, и квартиру. Пусть теперь ваш драгоценный Мишенька вам транспортом помогает, а я в свои законные выходные лучше в театр схожу. Да на ту же дискотеку, черт возьми! Мне ваша картошка не нужна, надо будет — пойду, куплю!

— Лена, но нельзя же быть такой эгоисткой! — встрепенулся отец, услышав, что на дачу ему теперь придется добираться собственным ходом. — Ты ведешь себя, как маленький ребенок. Чуть что не понравилось — сразу дверь на замок! Живешь не умом, а импульсами; как тебе заблагорассудится, так и поступаешь. Ты думаешь, у нас с матерью с тобой проблем меньше было, чем с Михаилом? Или напомнить, как нам приходилось разбираться с родителями тех ребятишек, с которыми ты чуть ли не каждую неделю дралась? Ведь постоянно в школу вызывали, и каждый раз одно и то же: «ваша дочь отвратительно вела себя», «ваша дочь унижает других детей». Думаешь, приятно?

— Ну, ты еще мои детсадовские грехи помяни!

— Да что ты к словам цепляешься! Я тебе совершенно не о том говорю! Ты — неврастеничка законченная, не веришь — в зеркало посмотри. Думаешь, будешь жить отдельно, и все твои проблемы разом решатся? Держи карман шире! Тебе уже двадцать пять, а ты до сих пор одна. И я точно знаю, что это все из-за твоего характера. Мы тебя слишком избаловали, много чего позволяли, вот и результат.

— Когда же, интересно, это вы меня разбаловать успели? Когда из круглосуточного садика домой на выходные забирали? Или заливали меня потоками родительской любви после группы продленного дня? Сколько себя помню, меня все время куда-нибудь из дома спроваживали, даже летом в пионерский лагерь сразу на три смены отдавали. Зато с Мишкой носились, как с писаной торбой. Ах, он чихнул! Срочно к врачу! Ах, у него лобик горячий, какой ужас!

— Ты просто ревнуешь к своему брату! И совершенно напрасно. С его болячками вообще чудо, что он выжил, а не умер в младенчестве!

— И выжил, и вполне себе до двадцати лет дотянул! — ехидно заметила Лена. — Вымахал здоровый лось, а вы с ним все сюсюкаете! А я, между прочим, до сих пор ту картину вижу, как мама меня в пионерский лагерь забирать приехала. Вещи привезла теплые, потому что август холодный выдался. А на меня ничего не налезает, потому что я вытянулась на восемь сантиметров, и в объемах, где надо, прибавила. Классно, правда? Родная мать не в курсе, какой размер у ее дочери! Даже не сразу меня признала, когда я к ней подошла. А все потому, что вы ко мне в тот год ни разу навестить не выбрались. Знаешь, как обидно было? К другим родители каждую неделю ездили, гостинцы привозили. А мне — никто и ничего. И дралась я из-за этого, потому что меня подкидышем и сиротой дразнили. Но вам-то что до этого?!

— Тебя послушать, так у тебя родители звери. А то, что я на трех работах вкалывал, а мать на двух, чтобы вас прокормить, это уже не в счет? А то, что я домой буквально на карачках приползал, потому что сил уже не было, так и надо?

— Пить надо было меньше, вот бы и не приползал. Это ты сейчас закодировался и весь из себя правильный стал, хоть мать не изводишь. А раньше каждый вечер вечно под мухой, и все время права качаешь, пока не заснешь. Вот радости было от такого папаши!

— Я запрещаю тебе говорить со мной в таком тоне!

— Запрещаешь — так не слушай, иди отсюда. Не мешай вещи паковать. И вообще, к чему весь этот разговор? Или думаешь, если ты меня неврастеничкой назовешь, я к тебе лучше относиться буду? Я, между прочим, не просила тебя лезть в мою личную жизнь. И то, что я — одна, это полностью мой выбор, прошу это учесть!

— Да ладно тебе передо мной-то выставляться! Твой выбор, как же! Да с таким характером тебя ни один нормальный мужик не возьмет! Ты же на девушку не похожа, даже стрижку делаешь, как у парня!

— Все, мне надоело, выметайся! Лучше бы пошел да Мишку жизни поучил. Так нет, все ко мне норовишь со своими нравоучениями пристать. Мишка тебя пошлет на три буквы, ты сразу весь свой педагогический пыл теряешь. А меня можно пилить, можно неврастеничкой обзывать — без проблем!

— Психопатка!

— Все, иди отсюда, надоел!

— Мать, ты слышишь, как твоя дочь с родным отцом разговаривает, а?

— А что ты к ней привязался? — моментально материализовалась на пороге комнаты мать. — И что значит «твоя дочь»? Между прочим, она такая же твоя, как и моя!

— А ты ее не защищай, а то совсем разошлась при твоем попустительстве!

— Это при каком таком моем попустительстве, а?

— Предки, шли бы вы ругаться куда-нибудь в другое место. Я сегодня выспаться хочу, мне, между прочим, завтра на работу.

— Это как ты нас называешь?!!! Шимпанзе тебе предки, а мы с матерью — родители! Заруби на носу!

— Витюша, пойдем отсюда, пойдем. Хватит кричать. Ну, предки мы для них, так сейчас так вся молодежь говорит, не только наша Ленка. Давай, пойдем, пойдем, вот и молодец…

Уф, свалили наконец-то. Отец сейчас разыграет спектакль под названием «сердце прихватило», мать вокруг него попрыгает, и все будут рады и довольны. Ничего, если повезет, то где-нибудь послезавтра, в крайнем случае — в понедельник, ей больше не придется любоваться на эти сцены и выслушивать гадости в собственный адрес. С нее хватит!

Так, что еще осталось упаковать? Вещей не так и много набралось: шмотки, обувь да компьютер, книг штук тридцать. И единственная Ленкина драгоценность, полученная в подарок от бабушки: фамильное колье. По словам бабушки, колье всегда приносило своей хозяйке счастье в личной жизни и вот уже больше века переходило по женской линии рода от матери к дочери. Но ни сыну, ни невестке упрямая бабуля колье передавать не захотела, хотя матушка не раз непрозрачно намекала ей, что не прочь принять его в дар. Очень уж красивым было приснопамятное колье. Зато совершенно неожиданно бабушка преподнесла его внучке в день совершеннолетия, чем едва не вызвала грандиозный семейный скандал. Оказывается, каждый имел на колье собственные виды, даже Мишка. Но на пару с бабушкой Ленке удалось отстоять свое право на эту вещь.

С той поры прошло уже больше семи лет. Тихо отбыла в мир иной бабушка, а большой любви у Ленки как не было, так и не предвиделось. То ли чудесное колье потеряло свою волшебную силу, то ли просто Ленке действительно не везло на личном фронте. Но в любом случае, Лена ни за что бы не согласилась расстаться с этой драгоценностью, напоминающей ей о бабушке. Поэтому аккуратно достав из тайника бархатный чехол, Ленка для надежности замотала его в недовязанный свитер и спрятала среди остальных своих вещей.

А ведь сюда, в этот дом она больше не вернется! Эта мысль вдруг четко оформилась и стала для Лены непреложной истиной. Настала пора строить свое собственное гнездо. Что ж, рано или поздно все равно это случилось бы. Обидно только, что Мишка по-прежнему будет тянуть все жилы из родителей, а ей придется мотаться из-за этого оболтуса по чужим съемным квартирам. Зла на него не хватает!



Решив не откладывать поиск квартиры в долгий ящик, Лена включила компьютер и вышла в сеть. Посмотрела предложения, обшарила частные доски объявлений на сайтах, кое-что выписала, чтобы завтра же обзвонить подходящие варианты, и на всякий случай решила проверить почту. Конечно же, письмо от Полуночника уже дожидалось ее.


Милая моя Латаниль,

Я договорился с Лешкой, в пятницу, то есть уже завтра, мы сможем подъехать к тебе посмотреть на машину. Как насчет семи вечера? Вроде бы должно быть удобно для всех. Напиши, если согласна, и адресок, где встречаться будем, подбрось. А пока еще одно стихотворение для тебя:

Дождем осенним, снегом зимним

Весны капелью вновь вернусь

И растоплю я летним жаром

Тоску твою, печаль и грусть.

Согласен стать я звездным светом,

В глухой безрадостной ночи

Быть самым правильным ответом,

И самой веской из причин.

Могу стать пламенем и стужей

И неприступною твердыней,

Чтоб доказать, что ты нужна мне

Всегда: и в будущем и ныне…

Твой Midnightdancer

Все-таки интересный парень этот Танцор. Эх, хоть бы одним глазочком на него посмотреть! Впрочем, а чего кота за хвост тянуть — раз сказал, что завтра вечером он со своим механиком сможет подъехать, вот пусть и подъезжают. И машину посмотрят, и познакомятся заодно.

При мысли о «девятке» настроение Лены разом испортилось. Когда она еще сможет сесть за руль своей ласточки? Промелькнула подленькая мысль — продать и не мучиться, чтоб как говорят с глаз долой — из сердца вон. Лена и так и сяк обдумала эту идею и отвергла ее. В сложившейся ситуации это был не самый лучший выход. В таком состоянии денег за нее много не дадут, и вырученной суммы явно не хватит на покупку другой машины. Легче уж эту отремонтировать.

Лена давно уже пришла к выводу, что машина для нее значит несравненно больше, нежели банальное средство передвижения или подтверждение своего социального статуса. Автомобиль подразумевал собой свободу. Свободу мыслей, действий и перемещения в пространстве. Почему-то только за рулем Елена в полной мере чувствовала себя хозяйкой собственной жизни. Даже ставшая со временем практически иллюзорной зависимость от родителей ее угнетала, давила на плечи, заставляла чувствовать себя неуютно в собственном доме. Что ж, еще немного — и она избавится от этой зависимости окончательно.

Лена вновь уселась к компьютеру и принялась сочинять послание к Полуночнику. Она написала, что с радостью принимает его помощь, и будет рада встретить его и Алексея у метро в восемь вечера. А потом, словно невзначай, попросила его выслать свою фотографию, чтобы случайно не разминуться, не потеряться в людской толпе. И в знак доброй воли приложила свою фотку полугодовалой давности, одну из самых любимых.

Вопреки ее ожиданиям, ответа пришлось ждать почти два часа. То ли Полуночник был далеко от компьютера и не сразу прочитал ее сообщение, то ли долго думал над ответом. Он написал, что они с Лешкой обязательно придут, еще раз приободрил Ленку и сделал ей комплимент, как она фотогенична и очаровательна. А в приложении к письму обнаружилась фотография темноволосого парня с пронзительно-карими глазами.

По правде говоря, Ленка представляла себе Полуночника несколько иным. На фотографии он имел слащавый, если не сказать смазливый вид. Впрочем, он же танцор! Поэтому и волосы блестят, словно на них целую банку парикмахерского воска извели, и взгляд соответствующий — наглый, призывный. Видно же, что фотография сделана профессионально, значит, скорее всего, Полуночник здесь позировал и специально из себя крутого мачо изображал.

Странно, почему он выбрал именно эту фотку, чтобы отправить ей? Неужели у него в архиве не нашлось ничего более подходящего?

Лена вновь уставилась на портрет виртуального знакомого. Симпатяга, это факт. И знает об этом, что характерно. С таким поведешься — хлопот не оберешься. Или зря она себя так накручивает? Вон какие теплые письма ей пишет, с такой трогательной заботой к ней относится. В конце концов, где это записано, что хороший человек не может быть при этом стопроцентным красавцем?

И все равно: что-то в облике Полуночника смущало Лену. Она и так, и сяк вглядывалась в фотографию, пока не поняла: глаза. В них плескалось равнодушие и презрение к окружающим. И переубедить в том, что это не так, ее бы никто не смог.

Лена малодушно решила было не приходить на завтрашнюю встречу, но сама себе строго сказала: так нельзя. В конце концов, человек сделал все от него возможное, чтобы помочь ей, случайной знакомой, с которой до этого ни разу в жизни не встречался. Сбежать со встречи будет самым настоящим свинством с ее стороны. Мало ли что ей показалось? Выражение глаз, видишь ли, не устроило! Вот глупая! Нашла из-за чего себя накручивать!

Мало помалу Лена убедила себя в том, что страдает ерундой, выискивая в единственной доступной ей фотографии Полуночника все мыслимые изъяны и пороки. А поскольку предыдущей ночью выспаться ей так и не удалось, Лена решила принять горизонтальное состояние и отправиться в объятья Морфея.


Всю пятницу Лена провела как на иголках в ожидании встречи с Полуночником и его другом. В какой-то момент до нее дошло, что она даже имени его до сих пор не знает! И как прикажете к нему обращаться? Что, так и называть человека по нику? Вот клуша, кто мешал ей во вчерашнем письме прояснить такой простой вопрос? Может, пока не поздно, написать Полуночнику и поинтересоваться, как его зовут? А вдруг он сочтет ее чрезмерно назойливой? Нет уж, лучше оставить все, как есть!

Раздираемая противоречиями Лена еле дождалась, пока настанет время ехать на встречу с танцором и его приятелем. По дороге она успела трижды себя обругать за то, что согласилась на эту авантюру, и дважды — похвалить за то, что вовремя рассказала Полуночнику о своих проблемах. Она сейчас не в том положении, чтобы пренебрегать протянутой ей рукой помощи, даже если этот человек знаком ей всего три месяца, да и то виртуально.

В итоге Лена приехала на место встречи загодя, а поскольку от пронизывающего ветра здесь было негде укрыться, ей пришлось унизительно отплясывать, прыгая с одной ноги на другую на виду у прохожих. И тут кто-то тронул ее за плечо. Лена обернулась.

Перед ней стояли два парня: давешний красавчик, а рядом с ним русоволосый парень в теплой кожаной куртке. Лена мельком скользнула по нему взглядом и поняла: что-то тут не так. Вглядевшись внимательнее в его лицо, Лена обнаружила, что щеки и подбородок парня покрыты шрамами как после ожога. Мысленно ужаснувшись — надо же, как не повезло человеку! — Лена повернулась к красавчику.

— Вы, как я понимаю, Полуночный танцор?

— К вашим услугам! — покровительственно улыбнулся ей тот. — Для тебя — Дмитрий.

— А вы — Алексей?

Обожженный парень смущенно кивнул в ответ.

— Ну что ж, тогда пойдемте, покажу вам свою машинку. Тут недалеко, буквально пять минут ходьбы.

— Вот и отлично! А то боюсь, погода не располагает к длительным прогулкам, — заметил Полуночник и предложил Лене руку.

После секундного колебания Лена обхватила Дмитрия за локоть, и они двинулись прочь от метро.

Странно, но она была готова поклясться, что приятелю Полуночника это все не по душе. Когда Дмитрий запросто перешел на «ты» и тут же предложил ей руку, лицо Алексея скривила недовольная гримаса. Он даже порывался было что-то сказать, открыл рот, да так ничего и не произнес. Ох, не совершает ли она ошибку, встретившись с этими двумя? Ведь по сути она про них ничегошеньки толком не знает: что они за люди, какие цели преследуют, чего хотят от нее? Или сюда их привел чистый альтруизм? Хм, что-то не верится. Впрочем, в последнее время у нее на нервной почве самая натуральная мания преследования разыгралась, так что нечего себя накручивать.

При виде изувеченной машины Алексей не сдержался и присвистнул. Обошел ее по кругу, заглянул под капот, потом залез под днище. Вынырнул оттуда минуты через три с перемазанным в машинном масле лицом и руками и заявил:

— Загнанных лошадей пристреливают. Мое мнение — машину лучше продать. Кузов поведен, трещина в основании правого лонжерона, разбит корпус коробки передач, пробит радиатор — это то, что видно невооруженным глазом. Плюс под замену капот, крыло водительская дверь, ШРУСы и полуоси. Про оптику и зеркала я просто молчу. Дешевле купить машину того же года выпуска в приличном состоянии, чем восстанавливать эту.

От огорчения у Лены едва не навернулись слезы на глаза. Да что он такое говорит про ее ласточку?! Как это — продавать? А на чем она будет ездить? Даже если откладывать по половине зарплаты, следующую машину она сможет приобрести не раньше чем через год. Значит, ей целый год придется провести без машины?!

Дмитрий, заметив, как Лена расстроилась, потрепал ее по плечу:

— Да не сокрушайся ты так! Уверяю, Леша просто пошутил. Ведь правда? — повернулся он к приятелю.

Лена не видела, как Алексей состроил страшные глаза и показал Дмитрию кулак. Впрочем, на Дмитрия это не произвело ровным счетом никакого впечатления. Он лишь ухмыльнулся, начисто игнорируя возмущенную мимику приятеля.

Меж тем пауза затянулась, Лена с надеждой обернулась к Алексею и тот, кашлянув, сказал, глядя куда-то себе под ноги:

— Отремонтировать, конечно, можно. Только чудес не обещаю. Здесь как минимум месяц колдовать придется, прежде чем эта недвижимость сдвинется с места и обретет нормальный вид.

— А сколько это будет стоить? — тут же ухватилась за это предложение Лена.

— Заранее не скажу. Но в любом случае, деньги для меня не главное. Будете рассчитываться по мере возможности, я подожду, без проблем.

Лена чувствовала себя как на качелях. Буквально минуту назад ей хотелось волком выть от тоски и обиды, а сейчас на радостях — визжать от восторга и прыгать до потолка. Ее ласточка вновь окажется на ходу! Какое счастье! Ура!

— Правда, машину придется ко мне в мастерскую перегнать, — перехватил Леша ликующий взгляд Лены. — Здесь ни условий для ремонта нет, ни инструмента.

— Так за чем дело стало? — вмешался в разговор Дмитрий. — Выберешь день свободный, да и оттащишь этот драндулет к себе.

Лену неприятно царапнуло то, что ее ласточку обозвали драндулетом. А уж с какими покровительственными интонациями произнес эту фразу Дмитрий! Можно подумать, сам на «ягуаре» ездит, или как минимум на «мерседесе». Пижон!

— Думаю, что лучше всего заняться этим завтра, — подытожил Алексей. — А сейчас, если никто не возражает, я бы предпочел отправиться в какое-нибудь кафе, и уже там в тепле обсудить все подробности.

Возражений не последовало. Алексей оттер тряпкой лицо и руки и, закрыв гараж, троица переместилась в первый попавшийся бар под смешным названием «пивнушечка». Там под пиво и нехитрую снедь разговор продолжился, причем основную скрипку в нем играл Дмитрий, а Алексей отмалчивался, с каждой минутой все сильнее мрачнея.

— Значит, ты все-таки танцуешь? — спросила Лена, беззастенчиво рассматривающая Дмитрия, убеждаясь про себя, что фотография не солгала: выражение его глаз действительно можно было назвать цинично-равнодушным. Даже удивительно, что человек с такими глазами способен на нежные послания в адрес незнакомки.

— Да, у нас целое шоу, много номеров. Если захочешь, потом свожу посмотреть.

— Это было бы интересно! А где ты танцуешь?

— В основном по ночным клубам. Иногда просят за спиной какой-нибудь очередной певички покрасоваться, или на частную вечеринку приглашают. Нам без разницы. Лишь бы платили, как платят.

— Наверно, тебя и по телевизору увидеть можно?

— Честно говоря, не отслеживал, — махнул рукой Дмитрий. — Может быть. Но снимают нас довольно часто.

— У меня по сравнению с тобой не жизнь, а тоска, — не удержавшись, призналась Лена. — То ли дело у тебя: такая экзотическая профессия!

— Работа как работа. Это сначала все было в новинку, сейчас уже приелось.

— Тогда можно сказать, что любая работа — это скука.

— На самом деле — это мое глубокое убеждение.

— Ну, не знаю. Порой моя работа мне очень даже нравится. Если бы не нравилась, я бы не стала менеджером по продажам, только и всего.

— Ты меня не поняла. Я люблю то, чем я занимаюсь. Но если бы мог выбирать — забросил бы все на фиг и жил в свое удовольствие. Спал, сколько хотел, занимался тем, чем хотел.

— Я бы в таком режиме от тоски выла. Не могу без работы, максимум месяц выдерживаю — и все.

— У меня таких проблем нет. Чем меньше работы, тем на душе приятнее. Кроме того, я люблю и умею отдыхать. Вот взять того же Лешку: пашет как вол, а в итоге даже не замечает, как жизнь мимо него проходит. Правда, Лех?

У Алексея дернулась щека. Было видно, что реплика приятеля его обидела, но он предпочел промолчать, лишь бы не портить Лене и Дмитрию свидание.

— Ну, не знаю, как насчет «жизнь мимо проходит», я бы так точно не сказала, — нервно хихикнула Лена. — Каждый день какие-нибудь сюрпризы подбрасывает. Вон, чего далеко за примером ходить: не успела оклематься после аварии, как пришлось заниматься поиском квартиры. Уже чемоданы собранные стоят, и как назло — ни одного подходящего варианта! Сегодня, наверное, звонков двадцать по объявлениям сделала. Непременно либо на агентство натыкаешься, либо цену несусветную заламывают, либо квартира у черта на рогах расположена. А мне во что бы то ни стало в ближайшие два-три дня надо съехать от родителей.

— Ой, тоже мне, нашла проблему! Да переезжай ко мне, вот и все дела!

— По-моему, это не самое правильное решение, — тут же заметил Алексей.

— Кажется, тебя никто не спрашивал, — с едва заметной угрозой в голосе ответил ему Дмитрий. — Предоставь девушке самой выбирать, что для нее лучше.

— Право слово, я не хочу никого стеснять! — сказала Лена, уже пожалев, что завела об этом разговор.

— Ой, да не смеши ты меня! Кого это ты стеснишь? У меня двухкомнатная квартира, мы снимали ее на пару с одним пацаном, но тот буквально месяц убежал жить к своей подружке. Так что его комната освободилась, можешь въезжать туда хоть сегодня. Опять же — финансово выгодное решение для нас обоих, а то платить за всю квартплату целиком из собственного кармана у меня нет никакого желания.

— И где находится твоя квартира?..

Через пять минут Лена уже дала согласие на переезд к Дмитрию. Названная им сумма действительно была невелика по столичным меркам, а квартира располагалась буквально в двадцати минутах езды от ее работы. Но последним аргументом, убедившим Лену в том, что этот вариант ей подходит на сто процентов, было то, что Дмитрий несколько раз подчеркнул, что проживание под одной крышей совершенно не означает, что они будут спать в одной кровати, отнюдь. Каждый остается свободен в своих личных предпочтениях. Обычные соседи, не более того.

Алексей еще сильнее помрачнел, но тем не менее, согласился помочь с переездом, поскольку у Дмитрия машины не было, а вести вещи на общественном транспорте было просто нереально. Договорились, что встречаются завтра, сначала оттаскивают в мастерскую разбитую «девятку», а потом — вторым заходом — забрасывают Лену к Дмитрию.

После этого разговор сам собою сошел на нет. Алексей не поднимал голову от бокала с пивом, а Дмитрию, видимо, надоело кичиться собственной неординарностью, и он тоже примолк. Лена, поблагодарив мужчин за помощь и еще раз уточнив, во сколько завтра они встречаются у гаража, расплатилась по счету и заторопилась домой.

Уже лежа в кровати под теплым одеялом, она снова и снова прокручивала в голове события сегодняшнего вечера, и чем дальше — тем больше неясностей всплывало. Что ни говори, она все-таки шла на встречу с Полуночником как на первое свидание. Стоит только вспомнить его стихотворение! «…лишь бы только слышать твой голос» — так можно написать только близкому человеку, к которому чувствуешь некое расположение, симпатию. А на поверку все оказалось предельно буднично, какая там романтика! Даже провожать ее не пошел, остался сидеть с приятелем в баре!

Из-под ресниц выкатилась одинокая слезинка и спрыгнула на щеку. Лена сердито отерла ее и шмыгнула носом. Вот и поделом, нечего было мечтать! Ага, стихи ей посвятили, помощь предложили! Да откуда она знает, с кем еще находится в переписке Полуночник? Может быть, он эти стихи налево-направо рассылает и морочит головы таким же глупым девчонкам, как она сама? А стоило только встретиться и познакомиться друг на друга очно, он тут же завял. Ну да: красоты особой в ней не наблюдается, зато налицо явно не ангельский характер. А этому симпатяге наверняка только длинноногих фотомоделей подавай! Чтоб глаза как у коровы и грудь в бюстгальтер не помещалась!

Правда, тогда непонятно, почему он пригласил ее к себе жить, если она ему внешне не глянулась? Или он просто умело скрыл свои эмоции? Ну да, рядом же был его приятель…

Мысли Лены плавно скатились к Алексею. Тоже странный человек, с какой стороны на него ни посмотри. Такое ощущение, что ужасно стесняется своего обожженного лица. Стоило ей только подольше задержать на нем взгляд, как он тут же отворачивался или прикрывался рукой. Где это его так угораздило обгореть? И сколько, интересно, ему лет? Вроде бы ровесник, если и старше — то на пару-тройку лет, не больше. А стоит только в глаза заглянуть, там такое… Словно этот парень повидал то, что другим и в страшном сне не приснится.

Сейчас Лена была твердо уверена, что он согласился ремонтировать ее машину только под нажимом Дмитрия. Тогда, получается, что Дмитрию она все-таки понравилась, если он вынудил своего приятеля взяться за ее «девятку»? Вот и воспользовался своей дружбой с Алексеем, чтобы сделать ей приятное. Или того хуже: что мешает предположить, что Алексей был должен Дмитрию, и тот таким образом заставляет приятеля отрабатывать свой долг?

Хм, некрасивая картинка получается, как ни крути. Может, пока не поздно отказаться от этой авантюры? Очень не хочется быть разменной пешкой в отношениях двух людей, которых она толком-то и не знает. Да и Алексея подставлять не хочется. Наверняка ему ремонт ее машины поперек глотки. Сам же сказал: работы много, дешевле эту продать и купить новую.

Лена уже почти убедила себя, что именно так она завтра и поступит… но тут же с горечью призналась, что обманывает себя. Без ласточки ей не обойтись, это факт. Вернее, обойтись-то как раз и можно, но это все равно, что на горло собственной песне наступить. Пропадет последняя отдушина, которой она располагала. Раньше, когда Лене становилось особенно грустно, она шла в гараж, садилась в «девятку» и отправлялась в путешествие по ночному городу. Два-три часа за рулем, и можно было забыть про депрессию, недовольное начальство и Мишкины выходки. Месяц она без машины, так и быть, перетерпит. Но не больше! А поскольку с деньгами у нее сейчас туго, единственный выход — довериться Дмитрию и Алексею.


Утром Лена не торопилась выходить из комнаты. Не хотелось никого видеть — ни родителей, ни тем паче Мишку. Последний день в этом доме она собиралась по возможности провести без скандала. И так нервы уже истрепаны, не хватало ей еще ругани с близкими.

Выпив кружку обжигающе горячего чая, от нечего делать Лена решила проверить почту. Нового письма от Полуночника не было, что и понятно: вчера увиделись и сегодня снова встретятся, о чем тут писать? Зато пришло письмо с какого-то совершенно незнакомого Лене адреса, никем не подписанное. Лена сочла его спамом и уже собиралась отправить в корзину, но в самый последний момент, повинуясь минутному импульсу, все-таки открыла и прочла.

Там было короткое четверостишие:

Кто я? Осколок неба?

Иль тень в бескрайней дали?

Я — тот, кто просто любит,

Я — тот, кого предали…

Лена озадаченно вглядывалась в строки, пытаясь сообразить, что это? Может быть, кто-то ошибся? Или это веерная рассылка? Да нет, в графе «кому» указан именно ее адрес и ничей больше. Она тут же набрала ответ из одной фразы: «Кто вы?» — и отправила ее неизвестному, но увы: через некоторое время письмо вернулось к ней со стандартной припиской почтового робота, гласящей, что такого адреса в природе не существует.

Лена зябко поежилась. Мистика да и только! Кто-то решил над ней подшутить? Но при чем тогда здесь это стихотворение? Да и последняя строчка из него очень уж многозначительная: «…Я — тот, кого предали…» Может быть, это Полуночник, то есть Дмитрий развлекается? По крайней мере, это единственный из ее знакомых — виртуальных и обычных, — кто пишет стихи. Но почему тогда он не воспользовался своим адресом, а предпочел отправить послание с какого-то одноразового ящика? И если даже предположить, что это все-таки он, то в чем смысл данного действия? Он считает, что его предали? Но пардон, о каком предательстве может идти речь? Особенно если учесть, что предложение переехать в его квартиру исходило лично от него? Или ему вчера не понравилось, что Лена то и дело пыталась разговорить Алексея и исподтишка рассматривала его, стараясь не сильно смущать своим вниманием? Полная глупость! Нет, скорее всего, кто-то просто ошибся адресом, только и всего.

Лена, как могла, убеждала себя в этом, но проклятое письмо не шло из головы. Оно вертелось назойливой шарадой, настырно затмевая собой все остальное. «…Я — тот, кто просто любит, я — тот, кого предали…» Что бы это значило? Кто предал автора этого послания? Что он хотел сказать, отправив ей это письмо? И что она, черт побери, теперь должна делать?

Чтобы хоть как-то отвлечься от тяжелых мыслей, Лена принялась обходить комнату, проверяя, все ли вещи, которые она хотела с собой взять, упакованы в чемоданы и сумки. По всему выходило, что ничего не забыто. Хотя нет — в дальнем углу полки обнаружился шелковый шарф, также доставшийся Лене от бабушки. Шарф был неброского коричневого оттенка, под цвет самой полки, именно поэтому Лена и не заметила его, когда паковала вещи. Бережно сложив шарф в пакет, Лена отрыла чемодан… и ахнула! Ее одежда, которую она позавчера с таким тщанием укладывала, была скомкана и кое-как набита обратно. Кто-то рылся в ее вещах!

Первым делом Лена проверила вязание. Слава Богу, футляр с колье был на месте. Видимо, тот, кто навел здесь погром, просто не догадался залезть в пакет со спицами и клубками. И она догадывается, кто бы это мог быть! Мишка, сволочь этакая! Решил под шумок стащить у нее бабушкино колье, а когда не получилось — даже не стал пытаться хоть как-то замаскировать следы своего вторжения, покидал все как попало и смылся.

Первым порывом было встать, отправиться в Мишкину комнату и как следует навалять этому оболтусу, чтоб впредь зарекся на чужое зариться. Но вместо этого Лена принялась терпеливо перекладывать вещи в чемодане, уговаривая себя, что ничем хорошим эта драка не закончится, да и смысла в ней большого нет. Сколько они с Мишкой отношения не выясняли, он никогда не делал для себя никаких выводов. А жаловаться на него родителям — то еще удовольствие. Наверняка повернут дело так, что она еще и виноватой окажется. Сколько раз уже так было — не счесть. Так что нечего расстраиваться лишний раз. Хорошо хоть несолоно хлебавши убрался, а то как обидно было бы лишиться из-за него бабушкиного подарка!

Незаметно подошло время собираться на встречу с Дмитрием и Алексеем. Не сказав никому, куда она собралась, Лена быстро оделась и вышла из дома.

Судя по всему, Дмитрий запаздывал. Около ее гаража наблюдался только Алексей, на лице которого застыла непередаваемая гримаса.

— Добрый день, — поздоровалась она с ним. — Все в порядке?

— Да, спасибо, — кивнул тот и отвернулся.

— Извините, мне кажется, или вы злитесь на меня?

— На вас? За что? — грустно и как-то неубедительно отозвался Леша.

— Ну, как-то все не очень красиво получилось. Фактически, ваш приятель вынудил вас заниматься моей машиной, а вы явно не горите желанием ее ремонтировать. Вы только скажите: если что — я найду другой сервис. Вы же наверняка заняты своей работой, а тут такой неудобный клиент, да еще и навязанный со стороны.

— Вы хоть знаете, сколько с вас сдерут на сервисе? — неожиданно повернулся к ней Леша, и Лена получила возможность взглянуть в его ничем не прикрытое лицо, изборожденное шрамами. — Вы сами говорите, что с деньгами у вас сейчас туго. А в долг вам машину никто чинить не будет. Еще и разберут втихаря на запчасти, замучаетесь потом доказывать свою правоту.

— Тогда почему же вы согласились ремонтировать мою ласточку?

— Да потому что…

— Физкульт-привет! — раздалось откуда-то из-за спины, и Лена с Алексеем синхронно вздрогнули. — Я не опоздал?

Алексей ничего не ответил приятелю, но что самое обидное — так и не докончил свою мысль, замолчал и отвернулся. А Дмитрий, как ни в чем не бывало, подошел к Лене и, склонившись, поцеловал ее в щечку. Все произошло настолько быстро, что Лена даже и не сообразила, как ей реагировать на этот знак внимания. Но поскольку Полуночник больше со своими нежностями к ней не лез, возмущаться из-за невинного поцелуя было бы глупо. Лена пожала плечами и отправилась открывать гараж.

Через полтора часа ласточку доставили в мастерскую, после всего вся компания отправилась к Лене на квартиру — таскать вещи. Родители, судя по всему, не ожидали, что Лена запланирует переезд уже в эту субботу, но поскольку за ее плечами маячили два незнакомых человека, открыто возражать по этому поводу не решились. Впрочем, Лена на это и рассчитывала. Ее родители пытаются всегда и в любой ситуации лицо сохранить: мол, при чужих ругаться неловко, а то вдруг их за скандалистов примут? Мишки же дома не было, видимо, опять ушел пить пиво с дружками. Вот и славно, только его физиономии сейчас для полного счастья не доставало.

Когда оставалась последняя ходка с вещами, и Лена по старому обычаю присела на дорожку на старенькую кровать, мать боком-боком протиснулась к ней в комнату и спросила:

— А что, свои новые координаты ты нам не оставишь?

Лена уже собиралась сказать, что как только обоснуется на новом месте, обязательно позвонит и сообщит свой номер телефона, но ее опередил Дмитрий:

— У вас есть, на чем записать? Я продиктую…

Лена скрипнула зубами. Эх, надо было сразу Дмитрия предупреждать, чтобы он держал язык за зубами, а теперь уже поздно! Ей так хотелось хоть какое-то время пожить там, где ее никто из домашних не найдет, так нет же: взял и сдал ее вчистую! Зла на него не хватает!

По приезде на квартиру Дмитрия Алексей, дотащив последнюю сумку до прихожей, сослался на срочные дела и уехал, даже чай пить не остался. А Лена принялась осваиваться в своем новом жилье.

Вопреки ее мрачным прогнозам, квартира оказалась очень уютной и чистенькой. Нигде не было и следа переполненных окурками пепельниц, неделями не мытых сковородок или живописно разбросанного нижнего белья. Везде, даже в комнатке самого Дмитрия, царил порядок.

Настроение Лены стало улучшаться. Неужели она действительно обрела покой, которого так давно искала? Неужели ей больше не придется каждый вечер возвращаться домой, гадая, схлестнется она в этот раз с Мишкой или нет? Ой, даже не верится! Хотя с другой стороны, должно же ей было когда-то повезти!

Когда Лена окончательно распаковала вещи и разложила их по местам, она принялась подключать компьютер. Оглядев расположенный у окна стол, она решила, что лучшим вариантом будет поставить системный блок наверх на столешницу, чтобы не перегревался от батареи. Попыталась его приподнять и поняла, что сил не хватает. Что же делать?

Хотя…почему бы ей не позвать на помощь Дмитрия? Или он откажет ей в такой малости?

Красавчик с готовностью согласился помочь и легко и непринужденно закинул системный блок туда, куда было нужно Лене. Но когда она начала подключать периферийные устройства и протянула Дмитрию провод от мыши, тот вертел его в руках с таким озадаченным видом, словно видел его в первый раз в жизни. Пришлось отбирать и втыкать штекер в гнездо самой.

Когда и с компьютером было покончено, Лена и Дмитрий решили устроить небольшую вечеринку по случаю новоселья. В холодильнике обнаружился солидный запас продуктов, а в баре — спиртного, поэтому по магазинам решили не бродить. Уже через полчаса стол был накрыт, и ребята принялись праздновать. В какой-то момент, осмелев после очередного бокала вина, Лена спросила:

— Дим, а ты Алексея давно знаешь?

— Кого? Леху-то? Да с самого детства! Мы с ним и с Максом в одной песочнице ковырялись! А потом в школе в одном классе учились все втроем! Ты не переживай: если Леха сказал, что сделает твою тачку, значит, так и будет! Он у нас такой, правильный: если слово дал, зубы стиснет, но сдержит!

— Да вот как бы не хотелось, чтоб, как ты говоришь, он мою машину «стиснув зубы» ремонтировал. Я понимаю, что вы с ним лучшие друзья, но я-то ему никто!

Дмитрий лукаво хмыкнул себе под нос, но ничего не сказал, и Лена продолжила:

— Кстати, а что у него с лицом? Я заметила, что он очень стесняется своей внешности. Вчера то и дело от меня закрывался, да и сегодня тоже особого желания общаться не выказывал.

— А, это… По дурости в армии заработал.

— То есть?

— Ну, они с Максом всегда о погонах мечтали, вот и намылились прямым ходом в военное училище, решили вертолетчиками заделаться. Полетать им, видишь ли, захотелось. Отучились положенное, отправились служить. Макс стал командиром экипажа, а Леха — вторым пилотом.

— Ну и?..

— А дальше неинтересно. То ли сами грохнулись, то ли подбили их — я уж и не помню. Вертолет загорелся, экипаж дружно сделал оттуда ноги. Вот и все.

— Но если они успели выскочить, почему же у Алексея такие страшные ожоги?

— Бегать надо было быстрее, вот почему! — Дмитрий рассмеялся, полагая собственную шутку удачной.

Лена покачала головой. Определенно, такого друга как Дима она бы себе точно не хотела! Насколько же циничным надо быть, чтобы так отзываться о человеке, с которым у тебя так много связано, которого ты знаешь чуть ли не с ясельного возраста?!

— А почему он тогда ушел из армии?

— Да они тогда прямиком в госпиталь загремели — ожоги, переломы. А после их признали негодными к летной работе. Кому нужны полудохлые пилоты? Ну, Леха психанул и уволился в запас. Пошел в механики, ему что вертолеты, что машины — все едино. А Макс смирился, ему хоть кем — лишь бы в армии остаться, в итоге помощником военкома заделался. Романтики и бессребреники, мать их за ногу!

Последнюю фразу Дмитрий произнес с таким презрением, что Лену даже передернуло.

— Ну, а ты? Я так понимаю, в армии ты не служил?

— А что я — идиот, что ли? — хохотнул Дмитрий. — Сначала отсрочка по учебе, потом просто съехал с квартиры — и ищите меня с собаками! Еще год осталось мыкаться, и все, можно выходить из подполья, уже не заметут. У меня в отличие от Лехи с Максом голова на плечах имеется.

— У меня брат тоже от армии косит. Правда, не скажу, чтобы это ему на пользу шло.

— На пользу — на пользу! — заверил Лену Дмитрий, уже успевший наполовину опустошить бутылку коньяка. — В армию либо глупые и бедные попадают, либо законченные романтики типа Лехи с Максом. Черт побери, да ты сама подумай: отдавать два года жизни и ради чего? Жрать перловку, стаптывать ноги в кирзовых сапогах, гробить здоровье — и все ради того, чтобы какой-то дядька поставил напротив тебя жирную галочку «отслужил». Да плевать я на это хотел с высокой колокольни! А уж если кому так приспичило изобразить из себя верного сына отечества — вперед!

Лена решительно ничего не понимала в вопросах воинской службы, но ей стало горько и обидно за Алексея и неведомого ей Макса. Желание продолжить этот вечер в компании Дмитрия само собой сошло на нет. Слушать, как он поливает грязью своих же друзей, — нет уж, увольте. Удовольствие ниже среднего. Ужасно омерзительно, будто живого слизняка проглотил.

— Ну ладно, я пойду, — Лена поднялась из-за стола. — День был тяжелый, уже глаза закрываются.

— Ой, да ладно, тебе ж завтра не на работу, посиди еще! — Дмитрий улыбнулся и развязно подмигнул Лене. — Сейчас еще по одной выпьем, а потом отправимся ко мне видак смотреть. У меня такая коллекция фильмов — на «горбушке» бы обзавидовались! Ну, а затем…

— Дима, ты, видимо, не понял: я хочу побыть одна. Я очень устала, и подозреваю, что, как только лягу в кровать, тут же засну.

— Ну, это смотря с кем ты ляжешь…

Вот тут Лена всерьез разозлилась. Да что ж это такое: ну почему ей так не везет?! Она ведь чувствовала, что у Дмитрия к ней какой-то свой интерес, но все надеялась, что он не станет злоупотреблять ее доверием. И на тебе: в первый же вечер он недвусмысленно заявил, что имеет на нее виды! Так что же: паковать вещи и возвращаться обратно?

— Вот что, дорогой. Давай сразу расставим все точки над ё, идет? Значит, так. За приглашение снять напополам эту квартиру — огромное спасибо. Со своей стороны обязуюсь быть образцовой соседкой и вовремя вносить квартплату. Но это совершенно не означает, что я в знак благодарности буду расплачиваться с тобой натурой. Если ты именно на это и рассчитывал, то позволь тебя огорчить: я не из тех, кого можно уложить в постель, просто поманив пальцем.

— Браво! — зааплодировал Дмитрий. — Ты бы видела себя сейчас: горящие глаза, румянец во все щеки, руки в кулачки сжимаются. Очаровательная куколка! Но разве ты сама не хотела того же самого? Не лги, как только ты увидела меня вчера, тут же подумала о том, каков я буду в постели. У тебя это на лице было написано. Я на таких, как ты, насмотрелся вдоволь, что ошибки быть не может. Сначала изображаете из себя святую добродетель и с негодованием отвергаете все ухаживания. Потом вам становится скучно, и вы начинаете провоцировать мужика, чтобы вас завалили в койку. А когда он становится вашим любовником, вытягиваете из парня все силы и соки, требуя еще и еще. Так может, обойдемся без первой части, а?

— Только попробуй подойти ко мне ближе, чем на метр — и крупно об этом пожалеешь! — предупредила Лена, одновременно ища глазами какой-нибудь тяжелый предмет, который в случае чего можно было бы использоваться для обороны.

— Понятно, несговорчивая попалась, — ничуть не расстроился Дмитрий. — Ладно, пока будем играть по твоим правилам, крошка! Так еще интереснее, люблю дамочек с характером. В любом случае, готов поспорить, мимо меня ты не пройдешь!

— Проиграешь! — бросила Ленка.

— Мы еще посмотрим! — осклабился Дмитрий и шутливо отсалютовал ей рюмкой с коньяком.

Зайдя в свою комнату, Лена плотно прикрыла дверь. Поискала глазами замок, не нашла. В итоге приперла дверь изнутри креслом. Так-то лучше, теперь не войдет.

На самом деле, спать ей ни капельки не хотелось. Да какой уж тут сон, когда из огня да в полымя сигаешь! Теперь надо думать, как быть с Дмитрием. Хотя его последние слова можно расценивать и так, что он не предпримет каких-либо активных действий и будет ждать, пока она обратит на него внимание, все равно — рано расслабляться. Судя по его поведению, моральный облик этого господина оставляет желать лучшего. Значит, он в любой момент может поменять первоначальную договоренность и перейти в атаку. Вот только насилия ей для полного букета неприятностей не хватало!

Да, а за знание мужской психологии ей двойка с минусом. По письмам Полуночник представлялся совершенно иным, чуть ли не ангелом во плоти. А когда она увидела его наяву, мечты разбились хрустальными осколками. Придуманный ею образ и реальность столь разительно отличались друг от друга, словно переписывалась она с одним человеком, а ей ради шутки подсунули кого-то совершенно другого. Только представить: и этот тип посвящал ей стихи!

Лена горько усмехнулась. Ложь, одна сплошная ложь и ничего больше. И откуда только в ней эта неистребимая тяга к появлению принца на белом коне? Видимо, она тоже из породы столь презираемых Дмитрием романтиков. Серенады под балконом, засушенный цветок в письме, стихи о любви, вечер при свечах… Все, хватит мечтать и надеяться на чудо! Жизнь ее уже столько раз била, так неужели она так ничему и не научилась?

Лена подошла к шкафу, достала оттуда пакет с недовязанным свитером и извлекла из него футляр. Открыла, полюбовалась на благородно мерцающую в свете бра драгоценность. Эх, бабушка-бабушка, вот бы хоть на секундочку поверить в то, что все твои истории про это колье — истинная правда! Вот и стала она владелицей этого раритета, а что толку? Ну не везет ей на личном фронте, хоть ты тресни! Или чтобы оно подействовало, колье непременно надо надеть?

Медленно повернувшись к зеркалу, Лена примерила украшение и застегнула крохотный замочек. Конечно, с футболкой старинное колье смотрелось не ахти, но из чистого упрямства Лена не захотела ни переодеваться, ни снимать бабушкин подарок. Заодно попыталась вспомнить: когда же она его носила? Может быть, на день рождение надевала? Да нет, вроде не было такого. А может, на Новый год? Тоже мимо. В тот день, когда бабушка вручила ей фамильную драгоценность, такой ор поднялся, что Лена предпочла спрятать колье с глаз подальше, чтобы не спровоцировать домашних на еще больший крик. Выходит, она его так и не носила. Что ж, значит, сегодня первый раз. Посмотрим, может, после этого предсказание сработает?

Ну вот, такая большая, а все в сказки верит! Просто неисправимая идеалистка!..


На следующий день Лена поднялась поздно, около полудня. Она отлично выспалась, никто ее не потревожил, так что настроение было близко к боевому и задорному. Прежде чем выйти из комнаты, она сняла с шеи колье, в котором так и провела всю ночь, и спрятала его обратно. Затем отодвинула кресло и проследовала в ванную комнату.

Умывшись и причесавшись, Лена отправилась на кухню, чтобы приготовить себе что-нибудь на завтрак. Там ее ждала записка от Дмитрия:

«Вызвали на работу. Буду поздно — меня не жди, ложись спать. Что до остального, крошка, — чувствуй себя как дома. Димон ».

Лена фыркнула. Ну надо же, каким мы заботливые! «Не жди, ложись спать», — будто бы она и впрямь собиралась сидеть у дверей и караулить, пока он соизволит вернуться! Да еще и это уличное прозвище «Димон», нет бы подписаться как обычно — Midnight Dancer.

Впрочем, оно и неплохо, что Дмитрия пока нет. Как раз можно во всех подробностях изучить свою новую квартиру, да и просто посидеть за хорошей книжкой или за тем же вязанием, не боясь, что тебя начнут назойливо приглашать разделить холостяцкий досуг. Да и о самом Дмитрии стоило бы разузнать побольше…

Мигом задавив попытавшуюся было бунтовать совесть, Лена отправилась в соседскую комнату. Дмитрий словно нарочно оставил распахнутой дверь, намекая на то, что у него нет секретов от своей новой знакомой.

Осмотр ничего такого не дал. Ну, комната и комната, даже плакаты на стене не висят. Да и в целом какой-то гостиничной стерильностью сквозит. Книг нет, сувениров и картинок нет, компьютера нет…

Стоп! А вот это уже интересно! Откуда тогда он вел с нею переписку? Бегал в Интернет-кафе? Или, может быть, у него есть ноутбук?

Лена почувствовала охотничий азарт. Осторожно открыв шкаф, она пробежалась взглядом по полкам. Разумеется, ничего нет: одни лишь вещи. Так, а что у нас на шкафу? Тоже пусто. Тогда, может быть, под кроватью? Мимо! Нет у Дмитрия ноутбука. Остается только Интернет-кафе. Правда, как-то нелогично получается: Полуночник несколько раз в письмах указывал, что только-только вернулся домой. Так что же: Интернет-кафе для него уже домом считается? Или он там сутки напролет просиживает в ожидании, когда ему придет письмо?

Лена поняла, что совершенно запуталась. Наверняка существовал какой-то предельно простой вариант, объясняющий и отсутствие домашнего компьютера, и странное поведение Дмитрия — но как ни билась, Лена его отыскать не могла.

Раздалась долгая переливчатая трель: кто-то пожаловал к ним в гости. Наверняка кто-то из друзей Дмитрия, она-то еще никого в известность о переезде не ставила. Что ж, надо выйти, сказать людям, что он на работе, а то еще будут названивать.

Лена открыла дверь… и нос к носу столкнулась с братом! Мишка исподлобья посмотрел на нее, а потом молча прошел внутрь.

Лена так опешила, что даже не сразу подобрала слова:

— Что ты здесь делаешь? — слегка запинаясь, спросила она брата.

— Пришел забрать то, что тебе не принадлежит. Родители требуют, чтобы ты отдала бабушкины бриллианты. Это семейная реликвия, а ты из семьи ушла, поэтому потеряла всякое право на нее.

От возмущения у Лены перехватило дыхание, а Мишка меж тем продолжал:

— Ты в курсе, что у нас сейчас тяжелое финансовое положение, поэтому мы решили, что наилучшим выходом будет продать колье. Я тороплюсь, поэтому давай обойдемся без долгих сантиментов. Где оно?

— Сдается мне, родители как раз тут ни при чем! Или хочешь сказать, я ошибаюсь? Тебе мало того, что ты разбил мою машину, так еще и хочешь за мой счет поживиться?! Проваливай отсюда, пока цел!

— Э нет, дорогуша, просто так ты от меня не отделаешься, даже не думай. Это дома тебя родители защищали, а здесь на их помощь можешь не рассчитывать! Гони колье! Или хочешь, чтобы я у тебя тут все вверх дном перевернул? Я же знаю, что ты забрала эту феньку с собой! Где ты ее прячешь, дрянь? Отвечай!

Мишка орал на сестру и размахивал руками, демонстрируя, насколько далеко он готов зайти. Нет, Лена не боялась драки, в конце концов, ей с братом не привыкать в рукопашную сходиться. Хуже другое: этот поросенок действительно не остановится перед тем, чтобы разнести в пух и прах все, до чего дотянутся его пакостливые ручонки. И ей придется краснеть перед Дмитрием, оправдываться, унижаться, обещая все восстановить и за все заплатить — как только деньги появятся. И Мишка это прекрасно понимает и использует как отличное средство шантажа. Только вот ничего у него не выйдет. С бабушкиным колье она ни за что не расстанется, а уж ради Мишки — и подавно. Так что предстоит минут десять-пятнадцать ожесточенного размахивания конечностями, после чего братец, конечно же, будет выдворен вон, но и ей серьезно достанется, увы. Что ж, не привыкать: на случай синяков в косметичке давно припасен дорогой тональный крем. Парой синяков больше, парой меньше — кто ж считать будет.

Но в этот момент ситуация кардинально изменилась и, как ни странно, в Ленину пользу. Мишка не запер за собой дверь, и сейчас в квартире появился невесть откуда взявшийся Алексей. Увидев, как какой-то парень наступает на Лену с явно враждебными намерениями, он не стал спрашивать, что происходит, а просто влепил Мишке хук под ребра, и тот, скорчившись в три погибели, сполз по стене.

— С тобой все в порядке? — спросил Алексей Лену, даже не заметив от волнения, что перешел на «ты».

— Да, ты очень вовремя подоспел. Кстати, знакомься: мой братец Миша, тот самый козел, который спьяну разбил мне машину.

— И что он от тебя хочет?

— Вестимо чего! Денег! А за неимением оных, требует выдать ему бабушкин подарок — нашу фамильную реликвию. Считает, что имеет на нее прав больше, чем я.

— Слушай, а можно я его еще раз стукну, а? Весь вчерашний вечер и все утро руки чесались подправить челюсть тому, кто так качественно изуродовал машину. И на тебе: на ловца и зверь бежит!

Мишка боком, боком пополз к двери, намереваясь побыстрее покинуть негостеприимную квартиру, но Алексей не дал ему этого сделать, прихватил за шиворот:

— Куда это ты собрался? Или ты только на сестру кулаками махать смелый, а со мной пообщаться кишка тонка?

— Я тебя не знаю и знать не хочу! — буркнул Мишка, одновременно попытавшись высвободиться из Лешиного захвата, но не тут-то было.

— Вот что, парень, слушай меня внимательно: еще раз застану тебя здесь — пеняй на себя! Ты и так сестре много крови попортил, так что проваливай отсюда, покуда цел! — и Лешка легонько подтолкнул Мишку к выходу.

Выйдя за порог, тот обернулся и крикнул:

— Я вам этого так не оставлю! А тебе, Ленка, персонально обещаю крупные проблемы! Не захотела по-хорошему, значит, будем с тобой по-плохому разбираться!

Алексей и Лена синхронно дернулись следом за Мишкой, дабы навалять ему по первое число, но братец оказался проворнее. Перепрыгивая через три-четыре ступеньки разом, он сбежал по лестнице и выскочил из подъезда.

— Вот ведь мерзавец, — качая головой, заметил Леша. — Мало того, что трус, так еще и о мести заикается! Эх, мало я ему отвесил!

— Я тоже об этом жалею, — мрачно отозвалась Лена. — Всякий стыд потерял, нахал! Да и друг твой, Дмитрий, тоже хорош! Кто его просил давать мой новый адрес родителям, а? И вот, пожалуйста, результат: и дня не прошло, как ко мне братец приперся. Тьфу, все настроение испортил! Кстати, спасибо тебе огромное: если бы не ты, здесь такой бы погром был — жуть! Вовремя появился!

— Да я, собственно говоря, зашел, чтобы предупредить. Вчера до упора возился с машиной. В общем, повреждения настолько серьезные, что…

— Она не поедет? — упавшим голос спросила Лена.

— Да нет, я не о том! — чуть удивленно отозвался Алексей. — Поедет, куда она денется? Просто если ты думаешь ее отремонтировать и продать, то вынужден тебя огорчить: товарный вид у нее будет неважнецкий. То есть, конечно же, можно по кругу поменять всю битую жестянку, но тогда ремонт выльется в запредельную сумму. Я посмотрел: кое-что я смогу вытянуть, выстучать. Потом пройдусь шпатлевкой и закрашу. Сделаю все насколько можно аккуратно, но сама понимаешь: прежнего вида уже не будет.

— Ух, ну ты меня и напугал! — выдохнула Ленка. — Я уж думала, что все, каюк моей ласточке. Ну, а то, что она товарный вид потеряет — наплевать. Лишь бы ездила!

— Вот и славно, — улыбнулся Алексей. — Ладно, пойду я тогда. Может быть, успею сегодня с лонжероном разобраться.

— А чай попить? — искренне огорчилась Лена. — Может быть, составишь мне компанию? А то я еще и не завтракала. Даже стыдно признаться, во сколько сегодня поднялась.

— Что, бурная ночь выдалась? — у Алексея нервно дернулась щека.

— Да нет, не особенно, — усмехнулась Лена. — Оказывается, плотно придвинутое к двери кресло вполне может заменить собой замок.

— Ничего не понял! — растерялся Алексей.

— А что тут понимать? Дмитрий вчера постарался заманить меня к себе в постель. Я вежливо отказалась, поскольку к столь бурному развитию отношений не готова. Ну и на всякий случай предприняла некоторые меры предосторожности, только и всего!

— Где он?

— Кто?

— Димка, кто же еще?

— Написал, что на работу вызвали, будет поздно. А что, хотел ему что-то передать?

— Да нет. Ничего такого, — щека у Леши дергалась все сильнее и сильнее. — Ну все, приятно было поболтать, я побежал!

— Эй, а как же чай?..

Закрыв за Алексеем дверь, Лена покачала головой. Странный он какой-то! Эх, да и она молодец: забыла спросить, почему же он все-таки взялся за ремонт машины? Вчера им помешал не вовремя появившийся Дмитрий, а сегодня-то никого постороннего рядом не было!

Лена поймала себя на этой мысли и улыбнулась. Ну надо же: Полуночника, с которым она три месяца активно переписывалась, уже в посторонние записала! Мешает, видишь ли, с Алексеем поговорить. Хотя по логике вещей, все должно быть как раз наоборот. Впрочем, за последнюю неделю в ее жизни много чего вверх дном перевернулось, так что не привыкать.

Желудок настоятельно потребовал накормить его завтраком, и Лена отправилась в кухню. Нагло воспользовалась приглашением Дмитрия, залезла в холодильник и ограбила его на баночку зернистой икры, севрюгу в нарезке и сырокопченую колбасу. Судя по всему, парень не бедствовал, раз мог позволить себе такие деликатесы. Впрочем, считать деньги в чужом кармане Лена не собиралась. Прилично зарабатывает — вот и славно! Но ее это не касается!

Наслаждаясь трапезой, Лена попутно размышляла над событиями последних двух дней. Нет, как ни крути, все-таки странно ведут себя ее новые знакомые. Ну, с Дмитрием где-то как-то все понятно: долго строил планы на переход знакомства из стадии виртуального в обычное, при первой же возможности это сделать — тут же воспользовался случаем. Даже не поленился приятеля-механика с собой притащить для пущей правдоподобности. Дальше больше: заманил к себе в квартиру, благо что ей действительно срочно требовалось куда-нибудь смотаться из родительского дома, и попытался соблазнить. С первого раза ничего не вышло, но не беда: Дмитрий всерьез надеется, что последует и второй, и третий раз. Самовлюбленный, сексуально озабоченный тип, вот он кто!

А вот с приятелем его полная неразбериха выходит. Изначально он не собирался ремонтировать ее машину, это понятно. Кто же добровольно захочет взять на себя такой труд, особенно если учесть, что расплатиться за услуги с ним смогут очень и очень нескоро? Но тем не менее: то ли под нажимом Дмитрия, то ли по каким-то своим резонам Алексей все-таки согласился реанимировать разбитое авто. Идем дальше. На посиделках в кафе он сидел хмурый и присоединиться к общей беседе не спешил. Вчера — то же самое. Сегодня — только услышал о притязаниях Дмитрия, тут же в лице изменился. Такое ощущение, что он ее… ревнует?!

Лена поперхнулась чаем и закашлялась. И как ей только в голову могло такое придти? Нет, с самомнением у нее, конечно, полный порядок, но предположить, что в нее влюбляются без памяти буквально все до единого мужчины — это перебор! Этак она Дмитрию уподобиться рискует, тот, похоже, считает, что стоит только женщине на него посмотреть, как она оказывается у его ног. Вот и она туда же: знает человека всего третий день, а уже предположила, что он ее ревнует! С ума сойти!

Нет, скорее всего, у Алексея просто комплекс из-за обезображенного лица. Вот ему и неприятно слышать про то, что у кого-то там намечается роман, пусть даже дело касается его лучшего друга. Да и она, тоже хороша: могла бы и догадаться, что ему будет неловко узнать о том, что его приятель повел себя как последняя свинья. И откуда у нее только взялась такая манера — обсуждать со всякими малознакомыми людьми их же друзей?!

Лена чертыхнулась. Эх, когда же она научится сначала думать, а потом уже говорить? Ну, ведь точно — идиотка! Хотя нет, это просто Мишка ее из себя вывел, только и всего! С таким братцем и святой материться начнет! Совершенно всякий стыд потерял, уже от имени всей семьи с ней разговаривает. Сейчас наверняка еще и родителям нажалуется на неласковый прием у сестры, да в таких красках все распишет, что хоть за голову хватайся! Или пока не поздно позвонить матушке, да и рассказать ей, как дело было? Впрочем, нет, не стоит. Кто их знает, может быть, они втроем и вправду решили оставить ее без бабкиного наследства? Тем более что разговоры об этом уже давно ходили, а тут такой удобный повод: Мишка какому-то там владельцу иномарки много денег должен. Залезай в последние заначки, продавай исподнее! Нет уж, пусть думают о ней что хотят, но колье она не отдаст. Хватит с них и того, что она по милости брата в такие расходы по машине попала. А если только Мишка и вправду попытается устроить ей какие-нибудь неприятности, как напоследок пообещал, тут его матушкино заступничество не спасет! Пусть даже не рассчитывает. Хотя куда уж больше пакостить, и так столько дел натворил…


Вплоть до среды в Лениной жизни больше никаких неприятностей не происходило — кроме, разумеется, возвращения начальства из командировки. Пришлось изображать бурную трудовую деятельность и временно забыть про уход с работы ровно в шесть. Полуночник ей, как и следовало ожидать, не писал, да и в чате не появлялся. Она специально несколько раз урывками туда заглядывала — но нет, пользователь с именем Midnight Dancer на связь не выходил.

Сказать откровенно, Лена и сама не знала, почему так поступает, продолжая ждать писем от человека, оказавшегося в реалии изрядной дрянью. Нет, Дмитрий больше к ней не приставал и в коридоре зажать не пытался. Зато отпускал в адрес соседки весьма смелые комментарии и разгуливал по дому в одних лишь джинсах, выставляя напоказ свое, чего греха таить, красивое тело. И постоянно сопровождал ее взглядом, словно зажравшийся кот — глупую и смелую мышь, чем здорово действовал Лене на нервы.

Но в среду вечером Лена поняла, что все, что она до этого момента полагала серьезными неприятностями, таковыми не являлось. Действительно большие проблемы начались у нее только в эту среду, одновременно с настойчивым звонком в дверь. Дмитрий вышел открывать, а затем крикнул Лене, что к ней гости.

Стоящий в прихожей мужик не был ей знаком. Примерно одного с ней роста, с наметившимся брюшком, свисающим над брючным ремнем, он был похож на классического разжиревшего торгаша, гордо называющего себя «бизнесменом». Когда перед ним появилась Лена, он посмотрел на нее как солдат на вошь и спросил:

— Ну, и как рассчитываться собираемся?

— За что рассчитываться? — насторожилась Лена.

— За разбитую машину, за что же еще? — удивился визитер.

— А, так вы тот владелец иномарки, в которую врезался мой брат! — догадалась Лена.

Мужик кивнул.

— Но раз так, почему же вы пришли ко мне? Я лично в аварии никоим образом не замешана, если вам требуется возместить ущерб — обращайтесь к виновнику ДТП.

— В меня въехала твоя машина. Ты на угон подавала? Нет. Значит, сама доверила машину брату, и как владелица средства повышенной опасности, будешь отвечать по закону.

— Но я…

— Молчать! — рявкнул мужик, и Лена ойкнула от испуга. — Мне все равно, кто из вас, сопляков, будет платить, но учти: если через неделю я не получу свои пять штук зеленых, подаю в суд.

— Сколько?!

— Пять тысяч долларов США. Или у тебя проблемы со слухом?

— Но почему так много?!

— Да потому что ездить надо уметь! Я всего месяц как машину взял, и тут на тебе: со встречной вылетает какой-то пьяный оболтус и сминает мне полморды!

— Вам?!

— Хватит острить! — побагровел мужик. — В общем так: я настроен весьма серьезно. И бегать за вами с братом не собираюсь. Вот мои координаты, о сроках я тебе уже сообщил. Если я не дождусь компенсации за ущерб — по судам затаскаю! И будь уверена, это дело я выиграю! И сдеру с вас в два раза больше!

— Это еще за что?

— За моральный ущерб, вот за что!

Мужик последний раз сверкнул глазами в сторону Лены, а потом развернулся и вышел, громко хлопнув дверью. Лена, держа в руке его визитку, медленно осела на пол.

— Что случилось? — выглянул из своей комнаты Дмитрий.

— А то ты не слышал! Этот гад на всю квартиру орал.

— Ну, кое-что до меня, разумеется, донеслось, но не все. Как я понимаю, именно в него въехал твой родственничек?

— Ну да, — уныло отозвалась Лена, одновременно прикидывая, где бы занять такую огромную сумму.

— И что дальше?

— Да ничего хорошего! Кажется, у меня серьезные проблемы. Ты не знаешь, где можно получить кредит на пять тысяч?

— В банке, — тут же отозвался Дмитрий.

— Столько — не дадут. Там же максимальный размер кредита от зарплаты зависит. Я еще в прошлом году узнавала, когда еще только собиралась машину покупать. Максимум, на что я могу рассчитывать — это две тысячи. Да и проценты там солидные набегают.

— А с чего ты вообще собралась отдавать бабки этому господину? Ты даже не знаешь, насколько серьезно повреждена его тачка. Может, там ущерба баксов на пятьсот от силы? А он видит, что против него пацан, с которого кроме анализов и взять-то нечего, да девчонка перепуганная. Тут же смекнул, что на этом деле можно неплохо поживиться, по-легкому бабла срубить. Вот и корчит из себя крутого.

— Но он же в суд собирается подавать!

— Ну и что?

— А если нас признают виновными?

— Да пускай признают! Расплачиваться будешь из зарплаты, так что он поседеет, прежде чем всю сумму на руки получит. Ну, максимум имущество опишут…

— Что?!

— Да ничего страшного! С тебя и взять-то нечего, разве что машину да компьютер. А на личные шмотки никто не позарится, можешь быть спокойной!

От такого «утешения» Лене тут же захотелось зарыдать в голос. Замкнутый круг: как ни крути, она остается без машины. А следующую сможет себе купить лет через пять, не раньше. Что же делать?

Поднявшись с пола, она прошла к себе в комнату, плотно прикрыла дверь и набрала номер родителей. Трубку снял отец.

— Привет!

— Добрый вечер!

— Кому добрый, а мне не очень. Кто дал мой адрес владельцу иномарки, в которую въехал Мишка?

— Он и дал! А что такое?

— Этот человек хочет, чтобы я возместила ему причиненный ущерб.

— Ну и?

— Слушай, ты прикидываешься или правда такой тупой? — Лена начала заводиться. — Твой сын разбил мою машину, а теперь мне еще предстоит расплачиваться за его грехи! Тебе не кажется, что это уже слишком!

— А ты подумала, где мы с матерью возьмем такую огромную сумму? — рявкнул в ответ отец. — Одни проблемы из-за твоей машины! Глаза б мои на нее не смотрели! И нечего бедной прикидываться! Возьми да продай бабкино колье, вот тебе и деньги!..

Лена положила трубку, даже не дослушав, что еще собирается сказать ей родитель. Вернее, ей до чертиков хотелось шваркнуть ею так, чтоб у отца от такого грохота мозги из ушей повылазили. Но увы: это был чужой телефон, и ломать его она права не имела.

Что ж, все ясно: семья объединилась против нее. Ждать от родителей справедливости не приходится. Они настолько напуганы перспективой предстоящих разборок с владельцем иномарки, что готовы на подлость, лишь бы не пострадал семейный бюджет. А кто в семье больше всех зарабатывает? Лена! Значит, к кому все финансовые вопросы адресуются? Конечно же, к Лене! Уж как-нибудь вывернется! А в это время Мишка будет продолжать бухать и гулять, делая вид, что учится. И все счастливы!

Желание что-нибудь разбить становилось все сильнее и сильнее. Лена уже с нехорошим интересом приглядывалась к клавиатуре, прикидывая, как лучше ее расколошматить — кинуть об стену или растоптать ногами. Вполне вероятно, что еще пара минут, и наутро ей бы пришлось думать еще и о посещении ближайшего компьютерного магазина, но тут в комнату вошел Дмитрий.

— Слышь, я тут подумал. У меня сегодня выступление в одном клубе, если хочешь — я тебя туда проведу. Заодно и развеешься, пивка за счет заведения попьешь. Ну как?

Сначала Лена едва не рявкнула на него. Какие тут клубы и выступления, когда твоя жизнь под откос катится? А потом вдруг подумала: почему бы и нет? Гулять, так гулять! Настроение, конечно, от этого не поднимется, да и наличности в карманах не прибавится, но хоть какая-то разрядка.

— Когда выезжаем? — спросила она соседа.

— Через полчасика, — подмигнул ей Дмитрий.


До клуба они долетели буквально минут за пятнадцать, взяв такси. Заведение располагалось в полуподвальном помещении, судя по виду, бывшем бомбоубежище. Впрочем, оформлено оно было весьма и весьма недурно: абстракционистская роспись на стенах, мебель из стали и пластика, небольшая сцена, залитая лучами софитов.

Дмитрий провел Лену к одному из последних двух свободных столиков, что-то сказал на ухо подошедшему официанту и исчез за кулисами. Буквально через три минуты официант принес Лене бокал пива, фисташки и чипсы. Она кивком поблагодарила его и принялась осматриваться, неспешно потягивая хмельной напиток.

Да, а зальчик не такой уж и большой, от силы человек на пятьдесят, максимум — семьдесят. А вот публика в нем довольно примечательная собралась. Исключительно женское общество, безо всяких там спутников и кавалеров. Хм, а может быть, это клуб для лесбиянок? Нет, вряд ли! Тогда, спрашивается, что здесь делает Дмитрий? Или это такой изысканный прикол: затащил ее сюда и бросил одну среди озабоченных девиц?

Последняя мысль Лене крайне не понравилась. На всякий случай она бросила быстрый взгляд на выход: кто знает, может быть, придется экстренно делать отсюда ноги? Но тут свет в зале приглушили, из динамиков хлынула бравурная музыка, тут же потонувшая среди женского визга. Лена недовольно поморщилась и перевела взгляд на сцену.

На ней появились трое полуобнаженных парней, в одном из которых Лена с некоторым удивлением признала Дмитрия. Его тело было натерто каким-то маслом, волосы перехвачены на лбу тонким ремешком. У Лены промелькнула смутная догадка относительно того, какой именно танец ей предстоит сейчас увидеть, и как показало дальнейшее, она не ошиблась в своих предположениях.

Дмитрий работал стриптизером. Полностью он, хвала небесам, не обнажался, оставаясь в трусиках-стрингах, но любой желающий, вернее, желающая, могла лицезреть его практически во всех ракурсах и подробностях. Тем более что он охотно давал посетительницам клуба такую возможность: спрыгивал со сцены, подходил к столику, и разогретые спиртным барышни вешались ему на шею, ласкали, тискали и мяли его тело, засовывая за резинку стрингов купюры. Дмитрий умело манипулировал барышнями, и если достоинство пожертвованной купюры его не устраивало, делал вид, что уходит к другому столику. Если дама правильно понимала его намек, рядом с первой купюрой тут же возникала вторая и третья. Если же нет — Дмитрий отправлялся к более щедрым посетительницам.

От подобного зрелища Лену замутило. Она не имела ничего против стриптиза как такового. Но столь беззастенчивое вымогательство денег и вид извивающихся от неутоленной похоти тел вызывало у нее стойкое отвращение к происходящему. Ей было стыдно здесь находиться, словно ее поймали за тем, что она подсматривала в замочную скважину за чужой страстью.

Меж тем атмосфера в зале накалялась. К Лене никто из танцоров не подходил — видимо, Дмитрий предупредил коллег насчет гостьи, а может быть, они просто решили не рисковать: кто знает, что на уме у девушки с таким недобрым выражением лица? Но остальные посетительницы как с ума посходили: повскакивали с мест и устроили самую настоящую охоту на стриптизеров. Каждый из танцоров оказался в плотном кольце экзальтированных дам, и ни о каких танцах и речи уже не шло. В воздух полетели кофточки и бюстгальтеры — дамы дружно устроили ответный стриптиз, красуясь перед горячими парнями топ-лесс.

Лена поднялась и осторожно, чтоб не зацепили беснующиеся дамочки, направилась к выходу. Забрала в гардеробе свою куртку, взбежала вверх по длинной лестнице и вышла на улицу.

После душной атмосферы клуба сыроватый морозный воздух показался Лене сладким и бодрящим. На лицо упала и тут же превратилась в капельку снежинка. Потом еще одна и еще. Вот и зима пришла, с первым снегом вас, граждане!

В голову пришла шальная мысль: попробовать дойти до дома пешком, сполна насладившись зрелищем первого снегопада. Именно так Лена в итоге и поступила. Она неплохо ориентировалась в столичных улочках, поэтому не боялась заблудиться. Кроме того, в ее душе теплилась надежда, что к тому моменту, когда она доберется до квартиры, Дмитрий ляжет спать и не будет приставать к ней с расспросами, почему она так рано покинула клуб, и понравились ли ей «танцы». Как ответить на эти вопросы и не обидеть при этом человека, Лена себе просто не представляла.


Утро четверга началось с обязательного вопля будильника в изголовье. Кое-как добравшись до стервеца, Лена заставила его замолчать, стукнув по круглой кнопке. Идти на работу не хотелось просто категорически, глаза слипались, голова кружилась, ноги гудели после вчерашней четырехчасовой прогулки. Хмуро прикинув, что первую половину дня от нее не будет ровным счетом никакого толка, да и вторая половина дня под вопросом, Лена решила, что на работу сегодня не пойдет. Перебьются без нее денек-другой, ничего.

Повернувшись на другой бок, Лена вновь заснула и встала уже только около полудня. Вопреки ее тайным надеждам, Дмитрий был дома, и тут же вышел из своей комнаты, как только услышал, что она загремела на кухне посудой.

— Что, решила посачковать?

— Есть такое дело.

— А что вчера из клуба сбежала? Там под конец такое было — ух, мурашки по коже, как вспомню! Мы с ребятами весь зал до потери рассудка довели, нас от дамочек охрана выцарапывала, так одного из них едва самого на столе не разложили! Ух, давненько я так не веселился!

— Хочешь сказать, тебе нравится этим заниматься? — не удержалась Лена.

— А что: работа как работа! — искренне удивился Дмитрий. — Или тебя это не завело, вот ты и дуешься? Ни за что не поверю! Когда я танцую, даже законченные ледышки в сексуальных маньячек превращаются!..

Лена с тоской поняла, что какие бы доводы она сейчас не привела, сосед все равно останется при своем мнении. Еще чего доброго обвинит ее в ханжестве, обзовет фригидной…Нет уж, пора сворачивать эту тему!

— Интересно, как там ремонт моей ласточки идет? — сказала она первое, что пришло в голову.

— Так съезди, посмотри! — принял подачу Дмитрий. — Леха наверняка с утра в гараже торчит. Дорогу ты туда должна помнить.

— Да, пожалуй, так и поступлю! — ответила Лена и подумала, что это на самом деле неплохая идея! Остаться дома — значит, общество Дмитрия ей гарантировано. Как ни вертись, рано или поздно разговор снова скатится к его выступлению в клубе. Наверняка ждет от нее восторгов в свой адрес, у него это на лбу написано. Нет уж: лучше в мастерской отсидеться! Авось и забудет, или новая тема для общения появится.

Позавтракав и быстро собравшись в дорогу, Лена отправилась к Алексею. На улицах от вчерашнего белого великолепия остались лишь грязные лужи, при взгляде на которые становилось тошно на душе. Сами собой вспомнились все до единой проблемы: визит обиженного Мишкой мужика, непонимание со стороны родителей, их претензии на бабушкино колье. Ну и разбитая машина, само собой. Тошно, противно, беспросветно.

Когда до мастерской оставались считанные сто-сто пятьдесят метров, Лена уже накрутила себя до такого состояния, что готова была расплакаться при первой же возможности. Что она, собственно говоря, и сделала, как только увидела вышедшего к ней навстречу Алексея.

— Что случилось? — спросил он, не решаясь обнять ее и испачкать одежду Лены об свой грязный комбинезон.

Вот тут-то Лену и прорвало. Не обращая внимания на остальных мастеров, она рассказала Алексею все. Даже историю колье поведала, перемежая все громкими всхлипами и размазыванием соплей по рукаву куртки. Впрочем, справедливости ради надо отметить, что окажись на месте Алексея кто-нибудь другой, результат бы был тем же самым. События последней недели вконец издергали нервную систему Лены, и ее сейчас устраивала любая жилетка для плача.

Выслушав сбивчивый рассказ Лены, Алексей попросил ее подождать, ушел в мастерскую и вернулся обратно минут через пять, переодетый в цивильную одежду. После чего усадил ее в машину и отвез к себе домой. Провел на кухню, заварил крепкого чая и достал из шкафа коробку с зефиром.

К этому моменту Лена слегка успокоилась и начала задаваться вопросом: зачем она вывалила все свои проблемы на чужого человека? Боже мой, как неловко-то вышло! Что он о ней теперь подумает? Наверняка сочтет законченной истеричкой! Впрочем, так оно и есть.

Но Алексей не дал Лене вдоволь насладиться самоедством, сказав:

— А теперь еще раз и с подробностями о том товарище, что пришел требовать с тебя деньги.

— Но я вроде бы уже все рассказала, — растерялась Лена.

— И все равно: повтори, пожалуйста! Есть у меня одно сомнение на его счет, и я вполне солидарен с Димой. Очень похоже на то, что за твой счет пытается поживиться аферист. Слишком уж большую сумму он с вас с братом заломил.

— Думаешь, Мишка ему не мог столько повреждений при аварии устроить?

— Да нет, почему же? Судя по тому, как покорежена твоя машина — вполне. Но все равно: что-то меня смущает, и сильно смущает. Почему и прошу рассказать мне эту историю с самого начала и подробно.

— Но даже если мы выясним, что этот мужик аферист, мне-то что делать? Он же в любом случае имеет право на возмещение ущерба! С Мишки он ни копейки вытащит, это уже понятно. Родители тоже предпочли сделать вид, что они тут ни при чем. А я на нуле! Мне… мне даже с тобой расплачиваться нечем будет!

К горлу Лены вновь подступил горький комок, а глаза заволоклись слезами.

— Насчет меня не волнуйся! Я тебе пообещал машину собрать, я это сделаю. И с оплатой я готов ждать ровно столько, сколько нужно. Сейчас у нас на повестке дня главная проблема — владелец иномарки и его требования. Давай сначала с ней разберемся, а уж потом со всем остальным. Лады?

— Лады, — согласно всхлипнула Лена.

— Кроме того, как бы там ни было, я могу немного помочь тебе с финансами. У меня, правда, всего полторы тысячи свободных, но все равно: можешь на них рассчитывать!

— Спасибо, Леша! Только… все равно это меня не спасет. Если окажется, что там действительно на пять тысяч ущерба, я пропала. Придется, видимо, ждать суда, пока у меня имущество не опишут. А тогда я ласточки лишусь. Или придется бабушкино колье продавать…

Лена вновь заплакала и Алексей, недолго думая, сгреб ее в охапку и прижал к груди.

— Тише, подруга, тише! Еще ничего не потеряно! Нечего тут сырость разводить, а то глазки покраснеют и веки опухнут. И будешь ты вылитая рева-корова. Ну же, прекращай слезы лить, я тебе помогу, обещаю!..

Лена не вслушивалась в то, что бормотал ей на ухо Леша, но успокаивающие интонации, с которыми он неуклюже пытался привести ее в чувство, сделали свое дело. Через пять минут она уже вполне контролировала себя и могла адекватно реагировать на происходящее.

Чуточку отстранившись от Алексея, она поблагодарила его и принялась пить остывший чай, чтобы справиться с некстати напавшей икотой. Убедившись, что Лена больше не собирается проливать слезы над своей загубленной судьбой, Леша спросил ее:

— У тебя координаты этого господина с собой?

— Да, он визитку оставил, я ее в органайзер засунула.

— Будь добра, покажи мне ее!

Пожав плечами, Лена полезла в сумочку и извлекла оттуда ежедневник. Перерыв небрежно воткнутые в его кармашек визитки, нашла нужную и отдала ее Алексею. Тот задумчиво посмотрел на карточку, повертел ее в руках и спросил:

— Не возражаешь, если я ее у тебя на пару дней позаимствую?

— Можешь вообще оставить ее себе, — мрачно заметила Лена.

— А что так?

— Все равно мне с этим мужиком нечем расплачиваться. Значит, звонить ему и договариваться о встрече я не буду. Он мой адрес знает, захочет — сам найдет.

— Ну, смотри, как знаешь.

— А ты-то что собираешься предпринять?

— Ну, позвоню кое-кому, проконсультируюсь, — уклончиво ответил Алексей. — Авось что и всплывет.

— А мне что делать?

— Прежде всего — не хандрить! И не сдаваться! Судьба порой такие сюрпризы преподносит, что потом только сидишь и диву даешься, как жив остался. Мне-то можешь верить: я такого нахлебался, что иному и не снилось. А если и снилось, так только в кошмарах.

— Да, Дмитрий мне рассказывал…

— О чем? — тут же насторожился Алексей.

— Ну, о том, как ты в армию пошел, и что потом случилось. И про ранение, и про вертолет…

— Вот трепло! — поморщился Алексей. — И кто его только просил?!

— Ну, он особенно в подробности не вдавался, — встала Лена на защиту Дмитрия. — Просто я его спросила про тебя, вот он и…

— Поведал тебе о том, как я стал уродом! — закончил ее фразу Алексей. — Так ведь?! Да ладно, можешь не отвечать. Я Димку хорошо знаю, и о том, как у него язык за зубами не держится, тоже! Блин, а ведь какой классный парень был! До сих пор вспоминаю, как мы на дискотеках зажигали! А потом раз, и как подменили человека! Вроде тот, а вроде и нет! Все деньгами мерит, на уме одни лишь развлечения. Уже так жалею, что…

— О чем ты жалеешь? — спросила Лена, когда Алексей внезапно замолчал на полуслове.

— Да так, ерунда. Проехали!

Лена поняла, что большего ей Алексей не скажет, и тоже замолчала. Допила чай, повертела в руках кружку и решила, что пора и честь знать. И так человека от работы отвлекла, своими проблемами загрузила. Если останется здесь хотя бы еще на полчаса — это будет форменным свинством с ее стороны.

Обернувшись к Алексею, она увидела, что тот ушел в себя. Сидел, отстраненный, печальный, смотрел куда-то под ноги, и если бы не дергающаяся в тике щека, его вполне можно было бы принять за восковую фигуру. Повинуясь минутному импульсу, Лена сказала:

— И вовсе ты не урод, нечего на себя наговаривать! У тебя очень красивые глаза, правда-правда! Да и сам ты симпатяга, честно!

Щека Алексея задергалась еще сильнее. Лена поняла, что сморозила что-то не то, и быстро-быстро продолжила:

— Честное слово, если бы не вся эта катавасия — я бы в тебя влюбилась! Ты — чудесный человек, и даже сам не подозреваешь, насколько чудесный!

Алексей развернулся и в упор посмотрел на Лену.

— Не принимай чувство благодарности за то, чем оно не является. Не надо! Не оскорбляй меня этим, я не могу смотреть на то, как ты превращаешься в моральную проститутку! Это слишком больно!

— Но это же чистая правда! — горячо запротестовала Лена, и тут же оказалась лишена возможности сказать что-либо еще, потому что Алексей запечатал ее рот поцелуем.

К подобному повороту событий она явно не была готова. Первой мыслью Лены было вырваться и как следует проучить нахала. Наверное, именно так и надо было поступить, но отчего-то вышло все наоборот. Лена так и не попыталась высвободиться, и их долгий поцелуй закончился только тогда, когда Алексей отстранил ее от себя и внимательно посмотрел ей в глаза.

— Почему ты это сделала? — требовательно спросил он Лену.

— Хм, кажется, инициатива исходила от тебя. Или я не права?

— Не играй словами! Почему ты ответила на поцелуй?!

— А почему я должна была на него не ответить?! И вообще: какой реакции ты ждал от меня? Или это была чистой воды провокация, да?

— Ну, можно это и так назвать, — нехотя признался Алексей.

Лена в сердцах толкнула его и попыталась пройти в коридор, но Алексей схватил ее за руки:

— Прости, но мне крайне важно это знать! Пожалуйста, ответь! Ты что, действительно считаешь, что я стою любви? Или ты сказала это только из жалости ко мне?

Разозленная Лена вскинула голову:

— А за что тебя жалеть? Руки-ноги на месте, голова при первом рассмотрении тоже вроде как присутствует. Или ты считаешь, что раз на голливудскую звезду не похож, жизнь кончена и поломана?

— Но мое лицо…

— Да что ты к нему привязался! Еще, блин, «аленький цветок» вспомни или Красавицу и Чудовище! На лицо смотришь только тогда, когда впервые знакомишься с человеком, а потом тебе гораздо важнее то, какой он внутри!

— Не верю!

На это Лена ничего не ответила. Просто взяла лицо Алексея в свои ладони и поцеловала его.

Как они оказались в постели, Лена запомнила смутно. Лихорадочно сбросили с себя одежду, продолжая долгий, неистовый поцелуй, а затем с звериной яростью овладели друг другом. Все произошло настолько быстро, что даже лежа в объятиях Алексея, Лена так и не могла до конца поверить, что это все-таки случилось.

Но как бы то ни было, раскаиваться она точно не собиралась. В душе Лены зрело чувство, что она все сделала правильно, и если она о чем-то и жалела, так только о том, что миг единения оказался столь скоротечным.. В Алексее удивительным образом и вполне органично сочетались казалось бы не сочетаемые между собой качества. Он был отличным любовником, одновременно неистовым и ласковым, безжалостным и ранимым И сейчас, находясь в одной постели вместе с ним, Лена недоуменно спрашивала себя: как это она раньше не поняла и не заметила, какой он изумительный человек?! Эх, хорошо маскировался! Вечно прикидывался нелюдимым, отмалчивался, отворачивался. Неужели… неужели она нашла того, кого так давно и безнадежно искала? Неужели она больше не одинока?! Или это бабушкино колье поспособствовало?

— Ну что, добилась своего? — ни то с укором, ни то с грустью спросил ее Алексей.

— Ты о чем это? — осведомилась Лена, привстав на локте и подтянув повыше простыню.

— Тебе же хотелось попробовать, каков калека в постели. Вот твое желание и осуществилось, поимела в своей коллекции диковинную зверюшку-уродца. Что дальше?

— Какой же ты трудный! — застонала Лена, плюхнувшись на подушку.

— Какой уж есть! — вяло огрызнулся Алексей.

— Ну почему ты считаешь, что если женщина обратила на тебя внимание, то это произошло либо из жалости, либо из любопытства! А что, других вариантов ты не предполагаешь?

— Разучился, знаешь ли! Кроме того, меня упорно и аргументировано убеждали в обратном! И убедили, как видишь!

— И кто же это был?

— Да так, подруги всякие, — неопределенно ответил Леша и отвернулся от Лены.

— Слушай, почему ты ведешь себя так, будто я тебя чем-то обидела? Или ты хочешь, чтобы я тебе на стене аршинными буквами написала, почему оказалась здесь, рядом с тобой? Почему ты подозреваешь меня в наличии каких-то скрытых корыстных мотивов и еще бог весть чем? Что я такого сделала, чтобы заслужить подобное отношение?

— Все, давай замнем эту тему, ладно?

— Но ты же сам ее начал! И сам придумал за меня кучу каких-то левых мотивов, вплоть до того, что мне нравится коллекционировать людей с дефектами внешности…

— Я такого не говорил! — тут же заметил Алексей.

— Такого — не такого, смысл был примерно этот же. Так вот: чтобы больше не смущать твою тонкую натуру, я ухожу. Я не собираюсь тебе доказывать, что я не верблюд. Глупо спорить до хрипоты с человеком, который вбил себе в голову полную ересь и держится за нее обеими руками. И еще одно: ты мне нравишься. Безотносительно к тому, что ты для меня делаешь и как ты выглядишь. Но больше то, что только что произошло между нами, не повторится. По крайней мере, до того момента, пока ты не перестанешь додумывать за меня, почему я рядом с тобой а не, скажем, с тем же Димой. Если тебя так это интересует — просто спроси, я врать не стану, скажу как есть.

— Так почему же ты со мной? — тут же уцепился за ее слова Алексей.

— Потому что мне этого захотелось! Ответ, надеюсь, исчерпывающий?

— Более чем! — криво усмехнулся Алексей.

— Вот и славно! Кстати, не возражаешь, если я минут на пять оккупирую твою ванную?

— Вперед! Свежее полотенце — справа, на самом верхнем крючке.

— Спасибо, непременно воспользуюсь!..


Тем же вечером, сидя в своей комнате у зашторенного окна, Лена вновь и вновь прокручивала в памяти события сегодняшнего дня. Эх, мало ей было забот, решила для полного комплекта еще и в любовную авантюру ввязаться. И с кем — с парнем, который твердо уверен в том, что ни одна девушка не может полюбить его, не лелея при этом корыстные цели! Господи, куда же она катится? Ведь того же Алексея она знает всего лишь неделю! И уже переспала с ним! Редкостное легкомыслие! Впрочем, был бы он нормальным, то есть обычным человеком…

И тут Лена споткнулась. Ну да, если бы не обезображенное лицо, Алексей бы давным-давно был женат, обзавелся парочкой детишек и в ус бы не дул! Или напротив: гулял направо-налево и вел весьма вольный образ жизни. В любом случае, он вряд ли обратил бы на нее внимание! Или обратил бы, но…

Лена поняла, что окончательно запуталась в собственных же предположениях на тему «что было бы если бы». Интересно, Алексей действительно на нее сердит? Или он сердится не столько на нее, сколько на себя? Например, из-за того, что поддался порыву и позволил себе минутную слабость? Или он чувствует себя неловко, потому что считает, что предал друга? Как-никак, переписывалась она все-таки с Дмитрием, да и живет с ним под одной крышей, — какие только выводы ни сделаешь на основе этих двух фактов!

И как же ей быть дальше? Делать вид, что ничего не произошло? Хм, и кого она собирается обмануть? Себя или Алексея? И как ей поступить в том случае, если ее нечаянный любовник тоже решит изобразить, что ничего не было? Плюнуть, растереть и забыть, да и идти дальше своей дорогой?

Вполне вероятно, что раньше она бы именно так и поступила. Но сейчас Лена с беспокойством призналась сама себе, что с каждым днем Алексей привлекает ее все сильнее и сильнее. Да, она чуточку слукавила, когда заявила ему, что испытываемое ею любопытство не играло никакой роли в том, что они оказались близки. Играло, да еще какую роль! Но если бы она честно призналась в этом, то могла бы спокойно поставить жирный крест на дальнейших отношениях с Алексеем. Этого он бы ей не забыл и не простил. Для человека с такой тяжелой судьбой и комплексами на тему уродства, она бы стала всего лишь очередной дамочкой в списке серьезно обидевших его женщин. Но даже так: любопытство ушло, оставив вместо себя сложное чувство: смятение, желание ободрить и поддержать, а еще одно из древнейших женских желаний — быть любимой и любящей. И Лена не могла дать себе отчет, когда, в какой точно момент это случилось. Просто оно пришло, и все.

И все равно: что же ей теперь делать? За что хвататься? Продолжать искать, где бы взять кредит? Попытаться вразумить родителей? Или позволить идти всему, как идет, полностью отдавшись новой неожиданной страсти?

Лена грустно усмехнулась. Да, на личном фронте дела у нее всегда обстояли не лучшим образом. Первая любовь едва не обернулась кошмаром, когда парень сначала перерезал себе вены, обвинив Лену в том, что та ему неверна, а буквально через пару месяцев женился на ее лучшей подруге. С той поры Лена не видела ни его, ни подругу: слишком уж это было больно, даже по прошествии стольких лет. Потом был другой — солидный бизнесмен, не так давно переваливший за возраст Христа. Он сам обратил внимание на Лену, сам начал за ней ухаживать, и в какой-то момент даже смог убедить ее в том, что он — любовь всей ее жизни. Эйфория длилась недолго, ровно до того момента, когда Лене попал в руки его паспорт, где стояли штампы, подтверждающие, что бизнесмен женат и является отцом двоих детей, младшему из которых не минуло еще и года. Лена тут же порвала с ним без объяснения причин, хотя он, видимо, и так все прекрасно понял. После бизнесмена у Лены не было никого. Даже случайные связи, на которые так были скоры ее незамужние, да и замужние коллеги по работе, в списке Лениных побед не значились. Ей откровенно претило заниматься сексом ради секса с незнакомыми или едва знакомыми мужчинами.

И вот, поди ж ты! Сегодня она практически нарушила собственное правило! И что самое невероятное, ее не мучают угрызения совести, хотя при желании поводов к тому можно найти изрядное количество. Взять того же Алексея: если между ними так ничего и не сложится, он будет переживать и, скорее всего, еще сильнее замкнется, практически запретив себе быть счастливым. И виноватой в этом будет она, и только она! Ведь если бы она сегодня не поцеловала его, ничего бы и не было!

Но как Лена не старалась, совесть ее молчала, спрятавшись в самый дальний уголок души, и наружу выходить не спешила. Поэтому устав ругать себя за то, что было и еще только могло случиться, Лена нырнула в расстеленную постель и с головой укрылась одеялом. Как там говорится? «Что Бог не делает — все к лучшему?» Вот и нечего беспокоиться. У нее и так проблем с лихвой хватает, чтобы еще мучить себя сомнениями из-за тонкой и ранимой нервной организации Алексея. В конце концов, взрослый парень, пусть сам решает, чего хочет! Если ему больше по сердцу дуться на весь белый свет и в особенности на его женскую половину, что ж, это его выбор. Ну а если он найдет в себе силы поверить ей…

Лена прикрыла глаза и едва не замурлыкала от удовольствия. Да, она влюбилась в этого странного и нелюдимого мужчину! И она была готова вновь узнать о том, что ее машина разбита, лишь бы не пропустить встречи с этим человеком! Эх, не спугнуть бы счастье! А то так хочется ворваться сейчас в комнату к Дмитрию и поблагодарить его за то, что познакомил ее с Алексеем! Но нельзя: кто знает, что на уме у ее соседа? Вполне вероятно, подобный ход событий его ничуть не обрадует. Ведь он с ней три месяца переписывался, наверняка в мыслях уже считал ее своею, и тут на тебе: такой облом! Нет уж, в данной ситуации молчание и вправду приравнивается к золоту!

Лена почувствовала, что какая-то очень важная мысль ускользает от нее. Что-то связанное с Полуночником. Переписка, три месяца… Ну да, точно: он же сообщил ей в одном из писем, что отметил в настенном календаре дату, когда они впервые встретились в чате. А она не заметила в комнате Дмитрия никаких календарей. Что это — очередная нестыковка вроде отсутствующего по факту компьютера?

Что ж, об этом она вполне может спросить Дмитрия и завтра.


Наутро Лена опять проснулась по будильнику. Чертыхнулась, что не выключила его накануне, кое-как разлепила глаза. Ну что, остаться дома еще на один день? Тем более что впереди выходные, получится этакий мини-отпуск. Или все же отправиться на работу?

Взвесив все плюсы и минусы, Лена решила изобразить из себя примерного труженика. Дома заняться было нечем, да и общаться с Дмитрием совершенно не хотелось. Значит, подъем, завтрак и вперед, на штурм метро!

Пару часов спустя зоркая коллега Мариночка, внимательно поглядев на витающую в облаках Лену, спросила:

— Да у тебя никак роман завязался!

— Нет! — быстро ответила Лена, досадуя на себя, что так прокололась. — С чего ты взяла?

— Вестимо с чего! Глаза сияют, на лице такая мечтательная улыбка, словно ты главный приз в лотерею отхватила. Ну, колись, кто он?

— Автомеханик, — призналась Лена, поскольку скрыть хоть что-то от вездесущей Мариночки не представлялось возможным.

— Тю! Ты бы еще в шофера втюрилась! А на мордашку он какой? Симпатичный, да?

— Ага, очень! Только обожжен здорово, поэтому нервничает, уродом себя считает.

— Ленка, ты что, рехнулась?! — вытаращила глаза Мариночка. — На фига тебе такой экспонат сдался? Или на безрыбье и сам раком встанешь? Одумайся, зачем тебе это надо?

— Я, кажется, не просила у тебя совета! — тут же ощетинилась Лена. — Позволь мне самой выбирать, что для меня лучше, о-кей?

— Но я все равно считаю, что ты совершаешь большую ошибку! Он же использует тебя, это видно невооруженным взглядом!

— Как ты можешь такое говорить, если совершенно не знаешь человека?

— Но ты же сама сказала, что он автомеханик! И какие у тебя могут быть с ним отношения? Только секс и ничего больше! Вы же из разных культурных слоев, рано или поздно это превратится в огромную проблему!..

Лена кое-как спровадила Мариночку, наобещавшую ей напоследок массу ужасов, вплоть до рукоприкладства нового бой-френда, нежданной беременности и общественного порицания. Эх, ну кто ее просил раскрывать рот, а? Взяла и подчистую испортила настроение! Впрочем, у Маринки у самой на личном фронте сплошные неудачи, парней чуть ли не раз в две недели меняет. Может, поэтому так и вскинулась, что на чужое счастье смотреть нестерпимо?

Работать после такого разговора расхотелось напрочь. Впрочем, клиенты, видимо, тоже подустали за неделю, никто не звонил, ничем не интересовался и не горел желанием немедленно заключить договор поставки. Поэтому Лена, наплевав на все запреты, отправилась бродить по Интернету. В конце концов, зачем его тогда вообще провели, если пользоваться запрещают?

Сколько времени она провела в свободном серфинге по сети, Лена не знала. И даже не заметила, как короткий рабочий день подошел к концу. Вяло собралась, поехала домой. Из головы все не шли слова зловредной Мариночки о том, что кроме секса их с Алексеем ничего не связывает. Лена пыталась доказать самой себе, что это не так, но увы: по всему выходило, что в замечании Марины была изрядная доля истины. И правда: что у них общего? Ремонт машины? Но какое отношение это имеет к чувствам? Да никаких! Ремонт закончится, она рассчитается с Алексеем за его труды, и все! Они действительно очень разные люди, как ни печально это признать. Может быть, она и в самом деле приняла за любовь что-то другое?

От таких мыслей на душе стало гадко. Захотелось спрятаться ото всех, лежать, уткнувшись носом в подушку и самозабвенно себя жалеть. Вполне вероятно, что именно так Лена бы и поступила, если бы не одно «но»: у ее соседа были совершенно другие планы на вечер. Вернувшись домой, она обнаружила, что в кухне уже накрыт стол и в ведерке со льдом стынет бутылка шампанского. Лена сделала вид, что все это ее не касается, и попыталась отсидеться у себя в комнате, но не тут-то было!

— Эй, хорош хандрить! Подтягивайся, праздновать будем!

— А что отмечаем?

— Очередную пятницу, что ж еще? Чем тебе не повод?

— Да, и впрямь, — вздохнула Лена.

Первая бутылка шампанского ушла влет, Лена даже и не заметила как. Дмитрий подмигнул и достал из холодильника вторую бутылку. Где-то на краешке сознания сигналом тревоги пульсировала мысль, что все это неспроста, что Дмитрий чего-то задумал, но Лена предпочла отмахнуться от нее. В конце концов: одной неприятностью больше, одной меньше…

К тому моменту, когда Дмитрий пересел к ней, Лена с мрачным юмором подумала: «Ну вот, началось». Интересно, о чем он сейчас думает? Или решил, что она настолько захмелела, что не сможет дать ему отпор?

Меж тем Дмитрий, ни слова не говоря, принялся осыпать ее шею поцелуями, легкими как прикосновение крыльев бабочки. Затем взъерошил волосы и вновь их пригладил, потянулся к губам, и тут Лена ни с того, ни с сего продекламировала:

— Дождем осенним, снегом зимним, весны капелью вновь вернусь, и растоплю я летним жаром тоску твою, печаль и грусть…

— Это еще что за фигня? — опешил Дмитрий.

— Да так, один мой приятель написал, — Лена встрепенулась и пристально посмотрела на соседа.

— Брр, никогда не любил стихов. Еще в школе этими своими Пушкиными-Лермонтовыми достали!

Дмитрий вновь попытался поцеловать Лену, но она резко встала и сказала:

— Ладно, спасибо за ужин, все было просто супер, а сейчас я пойду, полежу. А то от шампанского голова разболелась.

— Слушай, и долго ты будешь из себя недотрогу строить? Уж и в клуб тебя сводил, шампанское, то се обеспечил, так чего ж выкобениваешься?

— Помнится, кто-то дал мне обещание не распускать руки! Или я не права?

— Ой, да ладно тебе! Можно подумать, ты этого не хочешь! Да я на что угодно готов поставить, что у тебя любовника месяц не было, а то и больше!

— Проиграешь! — расхохоталась ему в лицо Лена и, продолжая смеяться, ушла к себе в комнату. Кресло, разумеется, было тут же придвинуто к двери. Так, на всякий случай…

Выходит, с ней в переписке находился не Дмитрий. Своим замечанием про стихи он выдал себя с головой. Что ж, это многое объясняет: и его полную безграмотность в отношении компьютерной техники, и отсутствие дома хотя бы завалящего ноутбука, да еще по мелочам набежало. Остается только один вопрос. Вернее, два: кто же скрывается под ником Midnight Dancer, и по какой причине Дмитрий выдает себя за него?

У Лены были кое-какие соображения по этому поводу, но она решила не пороть горячку. Лучше хорошенько все обдумать, да и припереть кое-кого к стене неопровержимыми фактами!

Дверь пошатнулась от удара. Кресло подпрыгнуло и на пару сантиметров съехало в сторону.

— Открой! Думаешь, так просто от меня отделаешься?

Лена усмехнулась, вновь вернула кресло в исходную позицию, а для надежности уселась в него.

— Слышь, мочалка! — не унимался Дмитрий. — Выйди, поговорить надо!

— Не о чем нам с тобой разговаривать, — буркнула себе под нос Лена.

Да, теперь ей вновь придется искать себе жилье. Жаль, конечно: квартира Димы ее вполне устраивала. Если бы не ее хозяин в придачу, вообще было бы замечательно! Хотя, даже в такой ситуации есть свои плюсы: как только она переедет, ее новые координаты не будут известны никому, даже родителям. Если захотят с ней пообщаться — пусть звонят на мобильный или на работу. Вот так-то! И никаких незваных гостей с той стороны!

Дмитрий еще некоторое время изображал из себя таран, но быстро выдохся и, бросив в адрес Лены что-то весьма нелицеприятное, ушел к себе. Убедившись, что сегодня вечером нападение со стороны соседа ей больше не грозит, Лена встала и начала собирать вещи. Лучше побеспокоиться об этом заранее, чем потом в суматохе запихивать в чемоданы блузки-брюки-трусики-маечки.

Добравшись до пакета с вязанием, Лена, поколебавшись, вытащила футляр и надела колье. Совершенно непонятно, как действует эта драгоценность, и действует ли она вообще, но личное счастье ей бы сейчас было весьма кстати.


Вполне вероятно, не избежать бы Лене утром неприятных разборок с Дмитрием, но соседа на ее радость дома не оказалось. Записки он вопреки обыкновению тоже не оставил, видимо, серьезно на нее обиделся. Ну и ладно, сам виноват! В конце концов, в их договоре не значилось, что она обязуется в качестве квартплаты предоставить ему свободный доступ к собственному телу! И если он считает себя настолько неотразимым, то пусть тащит себе в постель горячих поклонниц хоть по пять штук за раз, что ж он к ней-то привязался, право слово!

Кстати, недурно было бы прояснить вопрос с настоящим Полуночником. А то ситуация имеет очень нехороший душок: сводничеством попахивает! Ну ничего, как только она убедится, что ее догадка верна, кое-кому придется долго объясняться на этот счет…

Когда Лена уже стояла в дверях, одетая и готовая к поездке в мастерскую, зазвонил ее мобильник. Она поднесла телефон к глазам, всмотрелась. Странно, абонент ей не знаком. Кто-то ошибся номером?

— Алло, это Алексей, — раздалось в трубке. — Слушай, ты не можешь прямо сейчас подъехать ко мне домой. Есть новости по владельцу иномарки.

— Хорошие или плохие?

— Разумеется, хорошие! Я бы даже сказал — отличные! Ну как, приедешь?

— Встречай! Буду минут через пятьдесят!

Заперев квартиру, Лена покачала головой. Ну надо же, на ловца и зверь бежит! Стоило только подумать об Алексее, и он тут же проявился!

Интересно, что такое он хочет ей сообщить? Неужели случилось чудо, и владелец иномарки разом отказался от всех своих претензий? Ну да, как же, держи карман шире, с чего бы вдруг?

А если… если Алексей просто запугал этого мужика? Например, избил и пообещал, что если снова прозвучит требование о денежной компенсации, тому придется несладко? Да нет, чушь это! Алексей не мог так поступить!

В квартире Алексея ее поджидал сюрприз.

— Знакомься, Лена, это мои друзья — Максим и Евгений.

— Очень приятно, — неискренне ответила Лена, исподтишка разглядывая двух мужчин в форме. Это еще что за новости? Алексей ее не предупреждал, что будет кто-то еще!

Словно почувствовав ее сомнения, Алексей продолжил:

— Макс, собственно, работает в военкомате, а Женя — в милиции. Услышав про твои проблемы, я решил, что если кто и сможет помочь в этой ситуации, так это они. Позвонил, рассказал им, в чем дело. Женя пробил данные по машине твоего обидчика и…

— Стоп-стоп-стоп! — замотала головой Лена. — Откуда у вас взялись эти сведения?

— Как от кого? — удивился Алексей. — От самого владельца и взялись. Я съездил к нему, попросил предъявить документы, подтверждающие его право на эту машину, и снял с них копии.

— И он так просто их тебе отдал?

Алексей смутился, Лене даже показалось, что покраснел, но увы, румянец под шрамами был практически не виден, так что она не могла быть уверена в том, что это ей не почудилось.

— Ну, тут такое дело. Пришлось немножко приврать, сказать, что я — твой супруг, и без моего ведома ты ему ни копейки не выплатишь. Он, конечно, возмущался, но деваться было некуда.

— И что было дальше, супруг? — не преминула поддеть собеседника Лена.

Алексей хмыкнул и продолжил:

— Так вот, когда копии документов были у меня на руках, я отправился к Женьке. Он по своим каналам выяснил, что машина угнана и находится в розыске по линии Интерпола. Документы фальшивые, как и талон техосмотра.

— Ух ты!

— А дальше все прошло как по нотам. К нам присоединился Макс, и мы вновь отправились к мужику. Он, разумеется, известию о том, что его машина числится в угоне, не обрадовался. Накричал на нас, заявил, что мы мошенники, но Женька с Максом его быстро утихомирили.

— Слушай, а как он вообще мог на такой машине ездить? Я имею в виду, почему его еще никто не задержал?

— Ну, у нас бывает, народ на угнанных машинах годами рассекает, и ничего. Тем более машина-то не во внутреннем розыске числится, а в международном. Да и сам мужик — тоже молодец, нечего сказать! Покупать недешевую, надо сказать, иномарку на авторынке с дурной славой, да еще и ездить на ней по доверенности! Он, видишь ли, сам из Омска, частный предприниматель, в Москве живет по временной регистрации, бизнес у него тут. Вот и приобрел себе тачку представительского класса, чтоб деловым партнерам пыль в глаза пускать. А тут и месяца не прошло, откуда ни возьмись, на него выскочил твой пьяный братец. Конечно, мужику обидно!

— А ты машину-то его видел? Там много повреждений?

— По минимуму. В основном жестянка попорчена, да одной фары лишился, так что не переживай из-за этого субъекта. Жадность в нем взыграла, думал, что умнее всех окажется. Ан нет, не вышло. Ребята ему подробно растолковали, что если он от своих претензий не откажется, делу будет дан ход, и он вообще останется на бобах. Когда уходили, он нас еще и благодарил.

— За что это?

— За то, что дали ему время избавиться от машины. Он попытается ее срочно сбыть, чтобы хоть какие-то деньги за нее вернуть, пока его на горячем не прихватили. Так что можешь забыть эту историю раз и навсегда.

— Ребята, вы даже не представляете, как я вам благодарна, — начала Лена, но тут ее прервал звонок на мобильный. Она извинилась, посмотрела на номер — оказалось, родители. Ну, что еще у них произошло?

Из трубки раздались рыдания.

— Мама, алло? Мама, что с тобой случилось?

— Леночка, мы так больше не можем! Ну нет у нас таких деньжищ, и не будет никогда! Леночка, если только можешь — помоги нам с отцом! Нам уже и хлеба-то купить не на что!

— Да о чем ты?

— Миша сегодня у нас последние копейки забрал. Говорит, что если он их владельцу иномарки не отдаст, тот грозится его под асфальт закатать…

— Мама, подожди ты реветь! Ну-ка, давай в подробностях: когда Мишка сообщил тебе об этом?

— Полчаса назад! А сейчас он ушел с тем мужиком встречаться, вот!

Лена выждала паузу, потому что от гнева у нее перехватило дыхание и запершило в горле. Ах он, подонок! Без зазрения совести родителей грабит!

— Мама, слушай меня и очень внимательно слушай! Владелец иномарки от своих претензий отказался! Поняла?

— Но как же…

— Мишка просто нашел удобный предлог, чтобы тянуть с вас финансы. А вы с отцом готовы последнее с себя снять, лишь бы ему было на что с приятелями бухать! Как только вернется, можешь смело его вором и лжецом называть!

— Дочка, это правда?

— Совершенно точные сведения, можешь мне поверить!

— Но как же так? — в голосе матери зазвучала растерянность. — Почему ж не по-людски? Чем мы перед ним провинились?..

— Мать, кончай причитать! Просто запомни раз и навсегда: Мишка — подлец, каких свет не видывал!

В трубке снова раздались всхлипы, а затем связь отрубилась.

Лена присела на табуретку, тщетно пытаясь успокоиться. После разговора с матерью ее трясло от бешенства. Ну, Мишка, только попадись! Такое не прощается!

— Эй, что еще? — тронул ее за плечо Алексей. — Какие-то проблемы с братом, как я понял?

— Ну да. Эта сволочь тянет деньги с родителей якобы на возмещение ущерба. До сих пор тянет! Они ему только что последнее отдали!

— А можно я ему морду набью? — спросил Алексей, разминая костяшки пальцев.

— Не стоит! — рассмеялся Женя. — Иначе будешь проходить по нашему ведомству, чего я тебе совершенно точно не рекомендую!

— Но что же делать? Он же так и будет родителей обирать! У этого парня, похоже, совесть по факту отсутствует!

— Тут надо тоньше действовать, — подключился к разговору Макс. — Лена, скажи, а твой братец в армии служил?

— Да нет, — пожала она плечами. — Сначала отсрочку по здоровью получил на два года, а сейчас у матери деньги закончились, поэтому новую справку ему не скоро выправят.

— Хм, косит, значит. А он что, реально болезненный товарищ?

— Да какое там! Это он в детстве от любого сквозняка тут же в кровать падал, а сейчас ему все трын-трава. Было бы пиво!

— Твой брат учится? — продолжал меж тем импровизированный допрос Максим.

— Делает вид. Тусуется на заочном отделении, но видимо, ему там тоже недолго осталось. Вряд ли родители так быстро восстановят свои заначки после того, как он их ограбил.

— Замечательно! Просто великолепно! — потер руки Макс.

— Что именно? — насторожилась Лена.

— Предлагаю отправить его набираться ума в самую лучшую школу жизни. В армии таких вот стервецов быстро обламывают. Вернется — не узнаете человека, гарантирую! При желании все можно в ближайшую неделю организовать: осенний призыв продлен, военкоматы как раз последних «бегунов» добирают. Вот мы к нему и пожалуем на дом с дружеским визитом. Знаю я их: эти соколы повестки сразу же в мусорное ведро определяют. А вот против такого настойчивого приглашения еще ни один не устоял!

— Хм, как бы хуже не сделать, — нахмурилась Лена. — А вдруг его в армии покалечат? Я же знаю, что такое порой случается. Нет, мне его ничуть не жалко, я о матери волнуюсь! Он же ее тогда вконец заездит! До конца жизни будет на шее сидеть!

— Ну, насчет этого не беспокойся! Сначала, как водится, учебка, а оттуда, так и быть, определим его на теплое место в интендантском управлении.

Лена сделала вид, что не заметила многозначительного пофыркивания Алексея, и сказала:

— Ну что ж, наверное, это самый лучший выход в сложившейся ситуации. Иначе, боюсь, он доведет родителей до инфаркта. Совсем распоясался, гад!

— Не переживай! В самое ближайшее время эта проблема тебя больше не будет тревожить.

— Ох, не верится как-то!

— Ну, с владельцем иномарки мы разобрались? Разобрались! И с братом твоим тоже все решится!

— Знаете, я вот даже и не верю, что это все на самом деле происходит! Еще вчера я готова была на луну выть, а сегодня — раз! — и как по мановению волшебной палочки проблем не стало. Вы — волшебники, да ведь?

Макс и Женя переглянулись и весело ответили:

— Не-а, только учимся!

— Ну ладно, как насчет того, чтобы отметить достойный финал этой истории? — осведомился Алексей.

— Всегда за!

— Тогда прошу к столу! Лена, ты тогда нарезку организуй, хорошо? Жень, поставь пиццу в микроволновку.

— А мне что делать? — поинтересовался Макс.

— Тебе с твоими ручищами я бы поручил заняться отбивными. Но увы, они сегодня в меню не значатся. Так что будешь откупоривать спиртное.

— Годится!

Где-то через час-полтора после начала застолья Макс и Женя внезапно заторопились на выход. У одного обнаружились срочные дела на работе, у другого, оказывается, болела жена, и он обещал ей пораньше прийти домой. Лена и глазом моргнуть не успела, как осталась наедине с Алексеем.

— У тебя чудесные друзья, — сказала она Леше, как только за ними захлопнулась дверь. — Тебе очень повезло, что они у тебя есть! Мне бы таких! А где вы познакомились?

— Ну, вообще-то это мой экипаж. Макс — командиром был, Женька — штурманом. Когда нас по выходе из госпиталя по здоровью на землю списали, я сразу же рапорт об увольнении подал, за мной — Женя. А Макс так и служит, правда, о вертолетах ему тоже пришлось забыть, как и всем нам. Вот такая грустная история.

— Жалеешь?

— Да нет уже. Отболело. Правда, иногда внутри что-то этакое царапнет, особенно когда фотографии вертушек вижу. Или, бывает, сообщение в прессе промелькнет…

Алексей замолчал. Лена, глядя на его лицо, по которому вновь пробежал нервный тик, подумала, что хоть парень и хорохорится, что все в порядке, ничего подобного. Он здорово обижен на судьбу, в одночасье разрушившую все его планы на жизнь. И наверняка тоскует по небу, в которое ему уже никогда не подняться вольной птицей.

И тут Лена вспомнила об одной вещи, которую хотела проверить еще вчера. Выйдя из кухни, она прошла в комнату, огляделась. Календарь висел над столом, аккурат над монитором, и одна из дат в нем была жирно обведена маркером. Ну вот, что и требовалось доказать.

— Что случилось? — возник на пороге комнаты Алексей.

Вместо ответа Лена процитировала:

— Кто я? Осколок неба? Иль тень в бескрайней дали?..

Замерла, вопросительно поглядела на Алексея. Тот замялся и продолжил:

— Я — тот, кто просто любит. Я — тот, кого предали…

Лена вздохнула и до боли закусила губу, чтобы не сорваться и не закричать.

— Значит, это тоже был ты? А я-то голову сломала, кто мне это послание отправил! Может быть, теперь объяснишь, что за игру ты затеял?

— Не было никакой игры! — Алексей вскинул голову и в упор посмотрел на Лену.

— Тогда откуда взялся Дмитрий? Ведь ты же не будешь отрицать, что зачем-то притащил его на нашу первую встречу, обстряпав все дело так, будто это он, а не ты находился со мной в переписке?!

— Я… я хотел… то есть не хотел…

— Так чего ты там хотел или не хотел?! Говори!

— Помнишь, ты попросила меня выслать фотографию, чтобы ты смогла опознать меня при встрече?

— Ну, и?

— А взамен прислала свою фотку.

— Дальше-то что?

— Когда я увидел, насколько ты хороша, то испугался. Да, можешь смеяться, но это действительно так! Я до жути боялся того момента, когда ты посмотришь на меня и брезгливо отвернешься. Я бы этого просто не перенес, ведь я привязался к тебе, влюбился в тебя по письмам, еще задолго до того, как увидел твое лицо. И тогда… я смалодушничал. Я выслал тебе фотографию своего друга детства, Димки. Он ведь действительно красавчик.

— А разве ты не изначально планировал подсунуть его вместо себя? — фыркнула Лена.

— С чего ты взяла? — опешил Алексей.

— Твой ник, Midnight Dancer. Но ты не танцор, тогда откуда же такое прозвище? Получается, ты заранее думал о том, что если мы решим познакомиться, ты притащишь вместо себя приятеля-стриптизера! Да и о себе в третьем лице писал — «мой приятель-автомеханик». И между прочим, еще задолго до того, как я тебе фотографию выслала!

— Ах, это, — Алексей грустно улыбнулся. — Просто в свое время у нас была своя танцевальная группа: я, Димка и Макс. Сами придумывали движения, композиции, а потом отрывались на дискотеках. Даже приз взяли на юношеском фестивале. И у каждого было прозвище. Макса звали Самба, Димку — Джексон, потому что он здорово под Майкла Джексона работал и его движения копировал, ну а меня — Midnight Dancer. Хотелось как-то выделиться, ну и чтобы какая-то романтика в прозвище присутствовала. Долго подбирал себе ник, а потом как-то само собой сложилось.

— А почему молчал, что ты и есть автомеханик?

— Не знаю. Но мне показалось, что тебя привлекло ко мне именно то, что я имею отношение к танцам. И если бы я сказал тебе, что на самом деле занимаюсь ремонтом машин, ты бы могла разочароваться в человеке с такой прозаичной профессией и прекратить переписку. А я не мог этого допустить!

— Хм, ну ладно, поверю на слово, — недоверчиво пробурчала Лена. — Но все равно я не понимаю: если ты к моменту нашей первой встречи уже влюбился в меня, то как мог позволить Дмитрию изображать передо мной невесть чего? Почему позволил забрать к себе на квартиру, ведь ты же не мог не догадываться, что он непременно попытается затащить меня в постель?

— Я запутался. Да и Димка здорово мне по мозгам проехался. Он мне весь вечер после твоего ухода пел, какая ты классная девчонка, и как он тобой проникся, и пятое-раздесятое. И я оказался на распутье. А вдруг у вас и правда с Димкой роман наклевывается? Как я мог перейти другу дорогу?

— Ага, зато он превосходно этим воспользовался! Леша, тебе никто раньше не говорил, что ты доверчив и наивен как ребенок? Да я твоему Дмитрию была нужна не больше, чем очередной экспонат в его секс-коллекции! Он и сейчас бесится не оттого, что испытывает ко мне какие-то чувства, а просто от злости, что я не поддалась его чарам и посмела ему отказать.

— Значит, он тебе не нравится?

— Да меня от него тошнит! Особенно после того, как я посмотрела на его «танцы»! У твоего приятеля самомнение величиной с Останкинскую башню. И ты всерьез считаешь, мне мог понравиться такой человек?! Ты, который за эти месяцы изучил меня как никто другой, который знал те тайны, которые я и лучшей подружке бы не поведала!

— Ты очень сердишься на меня?

— Просто ужасно!

— И что, никакой надежды на прощение? — грустно улыбнулся Лешка.

— Ну, посмотрим на ваше поведение, мужчина!

На это Алексей ничего не ответил, просто подошел к Лене, поднял ее на руки и закружил по комнате…


На следующий день состоялся переезд Лены к Алексею. Навестивший их утром Макс, узнав, куда они собрались, вызвался таскать вещи, и ребята с благодарностью приняли его помощь. Дмитрий демонстративно не принимал в сборах никакого участия, изображая из себя обиженного в лучших чувствах человека.

Когда все вещи были собраны и складированы в коридоре, Дмитрий подошел к Алексею и сказал:

— Ну что ж, друг! Мне с этой юбкой не повезло, надеюсь, ты будешь более удачливым! Но учти на будущее: динамо она крутит профессионально! Как бы и тебе не обломаться, особенно если учесть, что со здоровьем у тебя не очень…

Договорить он не успел. Макс, схватив его за шиворот, выволок на лестничную клетку. Оттуда послышался глухой удар, а затем раздалось:

— Еще одно подобное высказывание в адрес Лешки или Лены, и я не посмотрю на то, что мы когда-то дружили. Если считаешь, что можешь до бесконечности косить от армии, то ты жестоко заблуждаешься на этот счет. И я могу тебя в этом разубедить в любой момент! От меня не уйдешь, понял?

— Да…

— Громче!

— Да!

— Вот и молодец. А сейчас ты пойдешь и извинишься перед ребятами.

Дмитрий, подталкиваемый в спину тычками Макса, вернулся в прихожую.

— Я был не прав. Прошу прощения, — сказал он, глядя куда-то себе под ноги.

— Прощаю, — промолвил Лешка.

— Извинения приняты, — поджала губы Лена.

— Ну а раз так, чего мы ждем? — спросил Макс. — Нечего тут задерживаться. А то здесь воздух какой-то спертый, с душком! — и он многозначительно посмотрел на Дмитрия.

Уже сидя в машине, Лешка задумчиво произнес:

— Кажется, одним другом у нас стало меньше.

— Это был его собственный выбор, — отозвался Макс. — Все, что нас связывало — наше детство и юношеские воспоминания. С той поры прошло очень много времени. Мы изменились, Димка изменился. Больше у нас нет ничего общего. Рано или поздно это все равно бы произошло. Поэтому нечего грустить! У вас с Еленой начинается новая жизнь, и всяким мерзавцам в ней не место. Даже если они твои бывшие друзья.

— Да, пожалуй, ты прав.

— А я всегда прав, ты не заметил? — расхохотался Макс. — Ладно, рули давай! А то рискуем врасти здесь колесами и зазимовать!

Алексей согласно кивнул и вывел машину со двора.


Прошло чуть меньше недели. Лена и Алексей, взяв отпуска за свой счет, не расставались ни на минуту и сами со смехом именовали себя не иначе как «влюбленные идиоты». Строили планы на жизнь, до хрипоты спорили, обговаривая сценарий будущей свадьбы и — любили друг друга, без остатка отдавая себя партнеру и принимая его ответный дар.

Иногда Леша недоверчиво спрашивал свою подругу, правда ли, что ей все равно, как он выглядит? На это Лена неизменно отвечала, что нет, не все равно. Она, дескать, терпеть не может хмурых и занудливых мужчин. Лешка говорил, что имел в виду совершенно не это, но Лена тут же начинала его тормошить и щекотать, провоцируя на шутливый поединок. Она и на самом деле не замечала его шрамов и ожогов, и если бы кто-нибудь сказал ей, что Алексей безобразен, скорее всего сильно удивилась бы и сочла, что ее разыгрывают.

В это утро их завтрак прервал телефонный звонок.

— Леночка, алло! — запричитала в трубке мать. — Горе-то какое! Пришли эти, из военкомата, повязали Мишу и в армию забрали! Что делать-то?

— Бумагу закупать.

— Какую бумагу? — опешила мать.

— Почтовую, — невозмутимо пояснила Лена. — Письма ему в армию на чем писать будешь?

— Да как ты можешь такое говорить?! Ты что, не понимаешь, его же там убьют! — мать в голос зарыдала, и Лена была вынуждена отодвинуть трубку от уха, чтоб не оглохнуть.

— Не переживай. Обещаю тебе, что при первой же возможности его переведут служить в нормальную часть.

— Правда? — недоверчиво поинтересовалась мать, тут же перестав хлюпать носом. — И как ты это устроишь?

— С помощью друзей.

— А эти твои друзья не могут сделать так, чтобы Мишу вернули обратно?

— Прости, нет! Твой Миша в целости и сохранности вернется к тебе ровно через два года.

Видимо сообразив, что внезапная поимка сына каким-то образом связана с ее дочерью, мать возмущенно швырнула трубку.

— Ну что там? — спросил Леша.

— Бунтует, — вздохнула Лена. — Но ничего, рано или поздно сама поймет, что другого выхода не было.

— Слушай, я вдруг вспомнил: ты рассказывала мне о каком-то колье, которое по преданию приносит счастье женщинам твоей семьи. Покажешь мне его?

— Да без вопросов!

Достав с полки заветный футляр, Лена протянула его Алексею. Тот бережно раскрыл его и, не удержавшись, восхищенно присвистнул:

— Красота-то какая!

— Да, но самое главное, оно действует! И теперь меня никто не переубедит, что это пустые выдумки моей выжившей из ума бабули. Нам же с тобой повезло — мы вместе!

— Обещай мне одну вещь, — улыбаясь, попросил Леша.

— Какую же? — озадаченно спросила Лена.

— Передай ее в день совершеннолетия нашей дочери! Думаю, этот подарок ей непременно пригодится!

Лена с нежностью посмотрела на Алексея и смущенно кивнула в ответ…

Примечания

1

Здесь и далее — стихи Сергея Кирсанова.


home | my bookshelf | | Игры в виртуальность |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу