Book: Мастер убийств



Мастер убийств

Дэниел Силва

Мастер убийств

И сказал Господь Моисею:

Пошли людей на разведку земли Ханаанской, дарованной мною детям Израилевым; пусть старейшины каждого племени изберут для этого по одному человеку, и пусть человек этот будет князем народа своего.

Стих 13:1-2

Веди войну с помощью обмана и хитрости, и так победишь.

Девиз МОССАДа

Посвящается Джейми и всем людям, с чьей помощью эта книга увидела свет.

Предисловие автора

«Мастер убийств» — беллетристическое произведение, и должно рассматриваться как таковое. Все герои и события романа являются вымышленными. Хотя географические пункты и их названия абсолютно реальны, автор вставляет их в текст по своему усмотрению, повинуясь исключительно собственной воле и логике развития событий романа. Всякое сходство героев с реальными людьми — живыми или умершими — не более чем совпадение. При всем том, чтобы придать произведению достоверность, я взял на себя смелость использовать в тексте некоторые эпизоды действительных событий, имевших место в секретной войне между израильской разведкой и палестинскими партизанами. К примеру, убийство в 1988 году одного из лидеров боевиков Фронта освобождения Палестины Абу-Джихада описано в романе почти так, как это происходило в действительности. Далее: упомянутый в книге художник итальянского Возрождения, брат Тициана Франческо Вичеллио, хотя и малоизвестен широкой публике, существовал в действительности, но его работа «Поклонение Пастырю», о которой говорится в романе, есть плод авторского воображения. Никогда не существовали в действительности, хотя это и печально, изображенная в романе лондонская художественная галерея, как, равным образом, и ее владелец.

Пролог

Вена. Январь 1991 года

Реставратор сдвинул на лоб бинокулярную лупу и выключил лампы. Подождав, пока глаза привыкнут к царившему в соборе вечернему полумраку, он еще раз оглядел крохотный фрагмент картины — чуть ниже раны от стрелы на ноге святого Стефана. За многие века краска в этом месте растрескалась и осыпалась до холста. Однако мастер восстановил картину с таким искусством, что без специального оборудования отличить реставрированный участок от подлинного живописного полотна не представлялось возможным. А это значит, что реставратор выполнил свою работу на совесть.

Стоя на реставрационной платформе, мастер вытер кисти и мольберт, после чего уложил тюбики с красками в прямоугольный ящик из полированного дерева. Вечерний сумрак затемнил высокие, украшенные витражами окна собора; недавно выпавший снег приглушал доносившийся с улицы шум большого города. В соборе Святого Стефана установилась такая непривычная тишина, что реставратор нисколько бы не удивился, если бы заметил средневекового служку с масляным фонарем в руках, пробирающегося вдоль стены придела.

Реставратор спускался с лесов с ловкостью и сноровкой домашней кошки и уже через минуту неслышно ступил на каменный пол собора. Кучка запоздалых туристов следила за работой мастера на протяжении нескольких последних минут. Реставратору не нравилось, когда на него глазели. По этой причине пару дней назад он велел завесить свою платформу серым брезентом. Теперь под взглядами туристов он вынужден одеваться — натягивать короткое, похожее на морской бушлат, двубортное пальто и покрывать голову шерстяной, с козырьком, шапкой. Отвесив созерцавшим его людям короткий поклон и пробормотав при этом «буэна сера», реставратор машинально всмотрелся в открывшиеся его взгляду лица, привычно запоминая их в статике, как если бы они были написаны маслом на холсте.

Симпатичная девушка — туристка из Германии попыталась заговорить с реставратором, неуверенно выговаривая итальянские слова. Реставратор, чья мать жила до войны в Шарлоттенбурге, ответил на хорошем немецком языке с берлинским акцентом, что опаздывает на важную встречу и разговаривать с ней не имеет времени. Удивительное дело: немки всегда вызывали у него в душе странное беспокойство. Рассматривая свою собеседницу, он скользил глазами по ее большим округлым грудям и длинным стройным ногам. Немка отметила этот пристальный взгляд, ошибочно приняв его за приглашение к флирту, улыбнулась и, отведя от лица светлый вьющийся локон, предложила мастеру выпить кофе в кофейне на противоположной стороне площади. Реставратор извинился и повторил, что торопится. «Кроме того, — добавил он, поднимая глаза к сводам, — это собор Святого Стефана, фрейлейн, а не бар, где можно подцепить парня».

Минутой позже он вышел на улицу и зашагал по Стефан-плац. Реставратор был среднего роста, с короткими черными волосами, тронутыми на висках сединой. Его длинный нос с резким изломом на переносице был будто бы вырублен из дерева. Широкий прямоугольный подбородок смягчали полные губы. В очертаниях глаз проступало что-то славянское: они имели миндалевидную форму, обладали ярким изумрудно-зеленым цветом и удивительно быстрым взглядом. Его зрение оставалось необычайно острым, несмотря на утомительную для глаз работу.

Шел он уверенно, с легкостью передвигаясь по широкой заснеженной площади. Висевший у него на плече деревянный ящик, где хранились краски, палитра и кисти, упирался своим нижним краем в некий металлический предмет, который он постоянно носил на левом бедре.

Пройдя площадь, он зашагал по Ротентурмштрассе — широкой пешеходной улице, по сторонам которой сверкали яркими огнями витрины кафе и дорогих магазинов. Время от времени он останавливался, рассматривая выставленные в витринах авторучки «Монблан» или часы фирмы «Ролекс», хотя никакой нужды в этих вещах у него не было. В следующий раз он остановился под запорошенным снегом тентом тележки разъездного торговца, продававшего горячие сосиски, и купил «кёзевурст» — колбаску, которую, даже не удосужившись надкусить, через сто ярдов выбросил в мусорный ящик. Потом зашел в телефонную будку, бросил в щель таксофона шиллинг и набрал наугад какой-то номер; пока пальцы нажимали кнопки, он просматривал улицу, витрины и двери кафе и магазинов. Механический голос в трубке сообщил, что он неправильно набрал номер. Он повесил трубку, забрал выпавший на металлический лоток шиллинг, вышел из будки и продолжил прогулку.

Реставратор направлялся в небольшой итальянский ресторанчик, расположенный в Еврейском квартале. До нацистов в Вене проживало около двухсот тысяч евреев, которые доминировали в культурной и коммерческой жизни города. Теперь их осталось всего несколько тысяч. В основном это были выходцы из Восточной Европы. Что же до Еврейского квартала как такового, то его в эти дни составляла всего пара дюжин магазинов готового платья, ресторанов и ночных клубов, которые окаймляли Юденплац, иначе говоря, Еврейскую площадь. Среди жителей Вены этот район носил негласное название «Бермудского треугольника», которое оскорбляло чувства реставратора.

Жена реставратора и сын ждали его в ресторане. Женщина сидела за дальним столиком лицом к входной двери — то есть так, как велел ей муж. Мальчик расположился рядом с матерью, втягивая в себя розовыми губами длинные маслянистые спагетти. Реставратор сквозь стекло витрины несколько секунд разглядывай женщину, давая оценку ее красоте, как если бы оценивал произведение портретной живописи. Учитывалось все: изящество исполнения, краски, композиция. Ее оливкового оттенка кожа, овальные карие глаза и длинные черные волосы, заплетенные в косу, конец которой покоился на правом плече.

Он вошел в ресторан, приблизился к столику и поцеловал ребенка в макушку. Потом, перекинувшись несколькими словами по-итальянски с человеком, стоявшим за стойкой бара, опустился на стул. Его жена стала наливать ему вино.

— Только не очень много. Сегодня ночью мне придется поработать.

— В соборе?

Он пожевал губами, вскинул голову и спросил:

— Ты уже пакуешь веши?

Она кивнула, после чего перевела взгляд на экран телевизора, стоявшего над стойкой бара. Над Тель-Авивом завывали сирены воздушной тревоги: очередная ракета «скад» иракского производства проникла в воздушное пространство Израиля. Жители Тель-Авива надевали противогазы и бежали в бомбоубежища. Потом картинка на экране изменилась. Камера показывала, как с ночного неба в направлении города падала огненная стрела. Жена реставратора наклонилась к мужу и дотронулась до его руки.

— Я хочу домой.

— Скоро поедем, — ответил реставратор и добавил себе вина.

* * *

Она оставила свою машину на улице неподалеку от ресторана. Это был темно-синий «мерседес»-седан, зарегистрированный в Вене, но записанный на небольшую химическую компанию в Берне. Реставратор усадил сына на заднее сиденье и застегнул на нем ремень безопасности. Потом поцеловал жену.

— Если меня не будет к шести, значит, что-то пошло не так. Ты помнишь, что надо делать в подобном случае?

— Ехать в аэропорт, сообщить пароль и секретный цифровой код, после чего о нас позаботятся.

— Итак, шесть часов, — повторил он. — Если к этому времени я не войду в двери, езжай прямиком в аэропорт. Оставь машину на парковке, а ключи выброси. Ты все поняла?

Она кивнула.

— Обязательно будь дома к шести.

Реставратор захлопнул дверцу машины, махнул рукой жене и зашагал по улице. Прямо перед ним, над крышами домов Старого города, парил в воздухе подсвеченный прожекторами купол кафедрального собора. Еще одна ночь, подумал он. А потом на несколько недель домой. Пока не появится новая работа.

Он слышал, как у него за спиной заработал стартер «мерседеса». Но потом звук поплыл и прервался, как если бы пластинку на проигрывателе неожиданно переключили на другую скорость. Реставратор остановился и резко обернулся.

— Нет! — закричал он, но жена повернула ключ в замке во второй раз.

Часть первая

Обретение

Глава 1

Порт Навас. Корнуолл. Наши дни

По странному совпадению Тимоти Пиил приехал в деревню в ту же неделю июля, что и незнакомец. Пиил и его мать поселились в ветхом коттедже на берегу морского залива. Мать привезла с собой очередного любовника по имени Дерек, который называл себя драматургом, но пьес не писал, а все больше пьянствовал. Кроме того, он терпеть не мог детей. Двумя днями позже появился незнакомец. Он избрал местом жительства старый домик, принадлежавший смотрителю фермы по разведению устриц. Домик стоял у самой воды неподалеку от коттеджа, где жил Пиил.

Пиилу в этой глуши делать было особенно нечего. Поэтому когда мать, утомившись от любовных игр, отправлялась с Дереком на романтическую прогулку среди прибрежных скал, он занимался наблюдениями. Мальчик решил разузнать все о поселившемся на берегу незнакомце и с какой целью тот приехал в Корнуолл. Одиннадцатилетний Пиил был единственным сыном находившейся в разводе пары. Возможно, именно по этой причине он в совершенстве постиг науку наблюдения за взрослыми и научился понимать скрытый смысл их поступков. В этой связи Пиилу — как и всякому занимавшемуся слежкой агенту — требовалось оборудовать себе постоянный наблюдательный пост. Обойдя коттедж, мальчик пришел к выводу, что лучшего места для наблюдения, чем собственная спальня, окно которой выходило на залив, ему не найти. Исследовав сарай, где хранился всякий хлам, Пиил нашел в нем древний цейссовский бинокль; кроме того, купил в деревенском магазине записную книжку и шариковую ручку, чтобы вести, так сказать, дневник наблюдений.

Занявшись слежкой за незнакомцем, Пиил первым делом отметил, что этот человек любит старые вещи. Так, ездил он на старинном спортивном автомобиле «МГ-роудстер». Со своего наблюдательного пункта Пиил видел, как незнакомец часами копается в моторе этой антикварной машины, выставив из-под капота на всеобщее обозрение спину. На основании этого Пиил заключил, что его новый сосед — человек великого терпения, постоянства и умственной сосредоточенности.

Через месяц незнакомец исчез. Прошло несколько дней, неделя, потом две, а он все не появлялся. Пиил стал опасаться, что незнакомец заметил слежку и сбежал. Пиил, лишившись излюбленного занятия, заскучал и в результате попал в беду. Дерек, сидевший в деревенской чайной, заметил из окна, как мальчик карабкался на скалу, и приговорил его к неделе одиночного заключения в спальне.

Однако в тот вечер Пиилу все-таки удалось ускользнуть из дома со своей цейссовской оптикой. Он прошел по берегу залива, миновал домик, где жил незнакомец, садки устричной фермы и остановился неподалеку от того места, где в залив впадала Хелфорд-Ривер. Приставив к глазам бинокль, он наблюдал, как в дельту реки входили с приливом парусные лодки и яхты. Заметив двигавшееся к берегу маленькое судно с мотором, он подкрутил резкость и стал разглядывать фигуру стоявшего за штурвалом человека.

Судном управлял незнакомец, который вернулся-таки в порт Навас.

* * *

Судно нуждалось в капитальном ремонте, более того — в реставрации. И незнакомец приступил к делу с точно такими же усердием и терпением, которые продемонстрировал, ремонтируя свой древний «МГ». Каждый день он работал над восстановлением судна по несколько часов. Он драил его наждаком, полировал, красил, натирал до блеска все латунные и бронзовые детали, заменял негодные доски обшивки, плел снасти и шил из полотна тент и паруса. Когда погода была хорошая, он раздевался до пояса, и Пиил невольно сравнивал его торс с торсом Дерека. Плоть у Дерека была мягкой и рыхлой; незнакомец же был, что называется, крепко сбит и, казалось, целиком вырезан из твердой породы дерева. С первого взгляда стало ясно, что схлестнуться с таким парнем означало нажить кучу неприятностей. К концу августа его кожа потемнела от загара и почти сравнялась по оттенку с коричневой полировочной пастой, которой он методично обрабатывал доски палубы.

Иногда он выводил свою лодку на большую воду и исчезал в неизвестном направлении на несколько дней. К сожалению, у Пиила не было никакой возможности проследить, куда он ходит на своем суденышке, поэтому мальчику ничего не оставалось, как фантазировать на эту тему. Неужели этот человек выходил по Хелфорд-Ривер в залив и дальше — в море? Кто знает? Может статься, что он добирался аж до самого мыса Святого Ива!

Потом Пиил стал носиться с еще одной мыслью, казавшейся ему чрезвычайно занятной. Корнуолл с древнейших времен был известен как пристанище пиратов, которых потом сменили контрабандисты. Поэтому ничего удивительного не было бы в том, если незнакомец выходил в море, чтобы встретиться там с другим судном, забрать с него запрещенный груз и переправить на берег.

Когда незнакомец в следующий раз вернулся в порт, Пиил смотрел в свой бинокль не меньше часа, ни на секунду не отрываясь. Он надеялся зафиксировать факт переправы контрабандного груза, однако когда незнакомец спрыгнул наконец с носа своего суденышка на пирс, в руках у него ничего, кроме рюкзака и пластикового мешка с мусором, не оказалось.

Судя по всему, незнакомец выходил в море ради собственного удовольствия, а вовсе не для наживы.

Пиил достал свою записную книжку, раскрыл на нужной странице, вздохнул и длинной чертой зачеркнул выведенное им прежде слово «контрабандист».

* * *

В первую неделю сентября незнакомец получил посылку — здоровенный деревянный ящик, не уступавший по размерам двери амбара. Посылка прибыла в фургоне с лондонскими номерами в сопровождении чрезвычайно нервного человека, одетого в костюм в тонкую полоску. После этого ритм жизни незнакомца совершенно переменился. Теперь у него по ночам в верхнем этаже горел свет — но это не было обычное желтоватое электрическое освещение. По наблюдениям Пиила, огонь имел ослепительно белый цвет. По утрам, когда Пиил отправлялся в школу, незнакомец уже выходил в залив на своем судне, возился с «МГ» или, надев видавшие виды подкованные гвоздями сапоги, уходил куда-то по горной тропинке. Пиил предположил, что он отсыпается днем. Но он не сомневался, что незнакомец относится к тому типу людей, которые могут в случае нужды подолгу обходиться и совсем без сна.

Более всего Пиилу не давал покоя вопрос, чем незнакомец занимается по ночам. Однажды поздно вечером он решил отправиться на разведку. Натянув свитер и пальто, он выскользнул из дому, не поставив об этом в известность мать. Стоя на пирсе, он рассматривал дом незнакомца. Окна были открыты, и в воздухе разливался какой-то резкий запах — не то денатурата, не то бензина. Кроме того, из дома доносились приглушенные звуки пения и музыки — возможно, это была опера.

Пиил уже собрался подойти к дому поближе, как вдруг ему на плечо легла тяжелая мужская рука. Пиил вздрогнул, повернулся и увидел Дерека. Его глаза блестели от едва сдерживаемого гнева.

— Ты что это здесь делаешь, а? — взревел он. — Твоя мать вся извелась от беспокойства.



— Если она так уж волновалась, то почему послала на розыски тебя?

— Изволь ответить на мой вопрос, парень! Почему ты здесь стоишь? Что высматриваешь?

— Тебя это не касается!

В темноте Пиил не заметил, как Дерек замахнулся, чтобы отвесить ему оплеуху. Секундой позже в левом ухе у Пиила зазвенело, а на глаза навернулись слезы.

— Ты не мой отец! И не имеешь никакого права.

— Да, ты не мой сын, но пока ты живешь в моем доме, тебе придется делать то, что скажу я.

Пиил сделал попытку убежать от Дерека, но тот грубо схватил его за воротник пальто и, как щенка, поднял в воздух.

— Немедленно меня отпусти!

— Так или иначе, но ты сейчас же отправишься домой.

Дерек, не выпуская Пиила, сделал несколько шагов, но вдруг замер. Пиил крутанулся, чтобы посмотреть, что происходит, и увидел стоявшего посреди тропы незнакомца. Тот скрестил руки на груди, а голову чуть отклонил в сторону.

— Что вам надо? — рявкнул Дерек.

— Я услышал шум и вышел узнать, не случилось ли чего.

Пиил подумал, что впервые слышит голос человека, за которым столько времени наблюдал. Тот говорил по-английски очень чисто, но, если вслушаться, в его речи можно было разобрать неуловимый, едва заметный акцент. Дикция у него была такая же, как его тело: он произносил звуки и слова четко, твердо и уверенно. В его голосе, если так можно выразиться, не было ни капли жира — сплошь сухожилия и мускулы.

— Ничего особенного не случилось, — ответил Дерек. — Просто мальчишка позволяет себе шляться по ночам, хотя должен сидеть дома.

— Обращайтесь с ним как с человеком, а не как со щенком, — он и не будет шляться.

— Сдается мне, вы суете нос не в свое дело...

Дерек отпустил Пиила и одарил незнакомца тяжелым взглядом. Какое-то время Пиил думал, что Дерек набросится на него с кулаками. Потом мальчик вспомнил, какие у этого человека твердые мускулы, и решил, что тот сумеет дать Дереку отпор. Должно быть, Дерек тоже это почувствовал, поскольку, так больше ни слова и не сказав, повернулся, взял Пиила за руку и повел в сторону коттеджа. По пути Пиил бросил взгляд через плечо и увидел, что незнакомец все в том же положении — скрестив на груди руки и отклонив голову несколько набок — стоит на прежнем месте и смотрит им вслед. В темноте его силуэт напоминал часового.

К тому времени, как Пиил добрался до своей спальни и выглянул из окна, незнакомец уже ушел, но свет в его доме продолжал гореть — яркий, ослепительно белый, как огонь в горне.

* * *

Когда осень подходила к концу, Пиила стало глодать чувство досады. Он так и не узнал ничего важного про этого человека. Даже не выяснил, как его зовут, хотя в деревне высказывались по этому поводу кое-какие догадки и даже назывались какие-то имена — по преимуществу с латинскими корнями. Нечего и говорить, что Пиил по-прежнему не знал, чем незнакомец занимается по ночам. И тогда мальчик решил предпринять еще одну разведывательную операцию — самого решительного свойства.

Поутру, когда незнакомец уселся в свой антикварный «МГ» и покатил к центру деревни, Пиил добежал до пирса, поднялся к дому и влез в него через открытое окно, выходившее в сад.

Прежде всего он обратил внимание на то, что незнакомец использовал гостиную в качестве спальни.

Поеживаясь от пробиравшего его нервного озноба, Пиил торопливо поднялся по лестнице на второй этаж.

Там были снесены почти все перегородки между комнатами — по-видимому, для создания свободного пространства. В центре просторного помещения стоял большой белый стол. Сбоку к столу был прикреплен микроскоп с манипулятором в виде механической руки. На другом столе — поменьше — выстроились в ряд флаконы и бутыли со всевозможными химикатами. Вот что было источником доносившегося из дома резкого запаха, подумал Пиил; в следующее мгновение он увидел на столе оптические приборы, напоминавшие забрана со вставленными в смотровые щели толстыми увеличительными линзами. В углу стояла металлическая конструкция с флуоресцентными лампами, являвшимися источниками того яркого, ослепительно белого света, который Пиил так часто видел ночью.

В комнате находились другие приборы и инструменты, которые Пиил затруднялся определить, но эти вещи не вызвали у него тревогу. В комнате на двух массивных подрамниках стояли две картины. Одна была большая, очень старая на вид, с запечатленной на полотне какой-то религиозной сценой. Местами живописный слой растрескался и осыпался до холста. На втором подрамнике находился групповой портрет, изображавший какого-то старика, молодую женщину и ребенка. Пиил исследовал подпись в правом нижнем углу картины. Там было начертано: «Рембрандт».

Мальчик повернулся, чтобы уйти, и... столкнулся нос к носу с незнакомцем.

— Что ты здесь делаешь?

— П-простите меня, сэр, — пролепетал Пиил. — Я думал, вы дома...

— Ничего подобного. Ты знал, что я уехал, поскольку следил за моим домом из окна своей спальни с самого утра. Если разобраться, ты следил за мной чуть ли не со дня моего приезда.

— Я думал, что вы, возможно, контрабандист.

— И что же, позволь узнать, навело тебя на эту мысль?

— Ваша лодка, — соврал Пиил.

Незнакомец улыбнулся.

— Но теперь-то ты, надеюсь, узнал правду?

— Не совсем, сэр, — сказал Пиил.

— Я — реставратор. Восстанавливаю старинные картины, предметы обихода и прочие вещи. Согласись, временами они нуждаются-таки в реставрации и ремонте. Как этот дом, к примеру.

— Или лодка, — сказал Пиил.

— Или лодка, — согласился незнакомец. — Некоторые старинные вещи — такие, например, как эти картины, — представляют огромную ценность.

— Они что же — дороже яхты?

— Гораздо дороже. Но хватит об этом... Теперь, когда ты знаешь, что у меня здесь хранится, у нас возникла серьезная проблема.

— Я никому не скажу, — проблеял Пиил. — Честно.

Незнакомец провел ладонью по его коротко стриженным волосам.

— Знаешь что? Мне, возможно, понадобится помощник, — негромко произнес он. — Человек, который следил бы за моим домом, когда я буду в отлучке. Ты как — согласен взяться за такую работу?

— Да.

— Между прочим, я собираюсь выйти на своем судне в залив. Хочешь ко мне присоединиться?

— Да.

— Тебе нужно получить для этого разрешение у своих родителей?

— Дерек не мой отец. А матери все равно.

— Ты в этом уверен?

— Абсолютно.

— И как же тебя зовут?

— Пиил. А вас?

Незнакомец не ответил и лишь обвел глазами комнату, как бы желая удостовериться, что Пиил не нанес никакого ущерба находившимся в помещении приборам и ценным вещам.

Глава 2

Париж

Заполненный трудовыми буднями карантин, в котором пребывал незнакомец в Корнуолле, мог бы завершиться без всяких происшествий, если бы Эмили Паркер не встретила человека по имени Рене на вечеринке, устроенной иорданской студенткой по имени Лейла Калифа дождливым вечером в конце октября. Как и незнакомец, Эмили Паркер жила в своеобразной добровольной ссылке: она приехала в Париж в надежде, что сможет исцелить свое разбитое сердце. У Эмили не имелось тех физических совершенств, которыми обладал незнакомец. Ее походка была развинченной, ноги слишком длинны, бедра чрезмерно широки, а груди — тяжеловаты. Когда она двигалась, создавалось такое впечатление, что все части ее тела находятся между собой в постоянном конфликте. Ее гардероб не отличался разнообразием: большей частью она носила потертые джинсы с модными сквозными разрезами на коленях и стеганый, подбитый ватином жакет, придававший ее торсу сходство с большой диванной подушкой. Лицом она тоже, что называется, не вышла. Мать утверждала, что у нее черты польской крестьянки — круглые щеки, толстогубый рот, тяжелый подбородок и тусклые, близко посаженные карие глаза. «Боюсь, у тебя лицо отца, — говаривала она, — и отцовское же ранимое сердце».

Эмили познакомилась с Лейлой в музее на Монмартре. Лейла училась в Сорбонне; это была удивительно привлекательная молодая женщина с блестящими черными волосами и огромными темными глазами. Ее детство и юность прошли в Аммане, Риме и Лондоне. Она свободно говорила на полудюжине восточных и европейских языков и отличалась всеми теми качествами, которыми природа обделила Эмили, — была красивой, светской, уверенной в себе особой с замашками космополитки. Постепенно Эмили выложила новой знакомой все свои секреты. Рассказала, как мать с детства приучала ее к мысли, что она безобразна. Потом она поведала Лейле, какую душевную боль испытывает оттого, что ее бросил жених, а также об укоренившемся в ней страхе, что ее так никто и не полюбит. Лейла пообещала разрешить все ее проблемы одним махом, познакомив с человеком, с которым она позабудет обо всех своих прежних горестях.

Встреча произошла во время устроенной Лейлой вечеринки, где собралось человек двадцать гостей, целиком заполнивших небольшую квартирку иорданки на Монмартре. Гости пристроились со своими тарелками где могли — сидели на диване, на кровати, даже на полу. Все эти люди считались представителями парижской богемы, поэтому особых претензий к угощению не предъявляли. Они с удовольствием поедали жареных цыплят, купленных в ресторанчике на углу, готовые салаты и сыр из ближайшего гастронома и запивали все это огромным количеством дешевого бордо. На вечеринке присутствовали несколько студентов из Сорбонны, некий никому не известный художник, начинающий немецкий литератор-эссеист, сын итальянского графа, красивый англичанин с вьющимися светлыми волосами, называвший себя лордом Регги, и джазовый музыкант, игравший на гитаре в манере Аль-Димеолы. Разноголосица в комнате царила ужасная — как в Вавилонской башне. Гости болтали по-французски, потом переходили на английский, с английского — на итальянский, а с итальянского — на испанский. Эмили сидела в углу, наблюдая, как ловко двигалась среди всего этого столпотворения Лейла, рассыпая улыбки, даря поцелуйчики и щелкая зажигалкой, чтобы гости могли прикурить. Эмили восхищалась той легкостью, с какой Лейла заводила друзей, и ее умением собирать их воедино.

— Между прочим, Эмили, здесь человек, в которого ты обязательно влюбишься, — предупредила Лейла.

Его звали Рене. Он был родом с юга Франции — из деревни, названия которой Эмили никогда не слышала. Запомнила только, что она находилась где-то в холмистой местности под Ниццей. Рене унаследовал от родителей порядочное состояние и не имел ни времени, ни желания работать. Зато Рене много путешествовал и перечитал множество книг. Он ненавидел политику и политиков. «Политика, Эмили, — говорил он, — занятие для кретинов. Политика не имеет ничего общего с реальной жизнью». На первый взгляд лицо у Рене было незапоминающееся — в толпе вряд ли кто обратил бы на него внимание, — но стоило только к нему приглядеться, как становилось ясно, что это человек весьма привлекательный, а его глаза подсвечены изнутри странным огнем, источника которого Эмили не могла и представить.

Рене затащил Эмили в постель в ночь их знакомства, с его помощью она испытала чувства, о существовании которых даже не подозревала. Оказывается, Рене собирался пробыть в Париже еще несколько недель. «Нельзя ли мне остановиться на это время у тебя, Эмили? — попросил он. — У Лейлы для меня места нет. Ты же знаешь Лейлу: много тряпок, всякого другого барахла — и слишком много мужчин». Эмили и не думала возражать — ведь Рене снова сделал ее счастливой. Правда, существовала опасность, что он способен разбить ей сердце, которое сам же и исцелил.

Фактически он начал ускользать от нее после первой же ночи, которую они провели вместе. Она не могла отделаться от мысли, что с каждым днем он все больше и больше отдаляется. Уходил куда-то каждый день, часами не показывался дома, и не говорил, когда вернется. Когда она спрашивала, где он был, отвечал весьма уклончиво. Эмили опасалась, что Рене встречается с другой женщиной — какой-нибудь чувственной костлявой француженкой, которую не надо обучать искусству плотской любви.

Как-то раз Эмили шла по узким улочкам Монмартра, направляясь в сторону рю Норвин. Остановившись у бистро и раздумывая, войти или нет, она машинально глянула в окно.

И узнала Рене, расположившегося за столиком неподалеку от двери. Почему-то, когда они ходили в кафе или ресторан, Рене всегда выбирал столик поближе к двери. Рядом с Рене сидел темноволосый мужчина, который был значительно моложе его. Когда Эмили зашла в бистро, темноволосый мужчина резко поднялся и торопливо покинул заведение. Эмили сняла пальто и уселась за столик Рене. Он молча налил ей вина.

— Кто это? — осведомилась женщина.

— Один знакомый парень.

— Как его зовут?

— Жан, — ответил Рене. — Не желаешь ли ты?..

— По-моему, твой знакомый забыл свой рюкзачок, — кивнула Эмили.

— Это мой рюкзак, — возразил Рене, протягивая к нему руку.

— Правда? Что-то я не замечала, чтобы ты прежде носил такую штуку.

— Поверь, Эмили, он принадлежит мне. Ты, часом, не голодна?

Опять пытается переменить тему, подумала Эмили, но ответила другое:

— Я просто умираю от голода. Представь, я ни разу не перекусила, хотя и проходила по холоду весь день.

— Неужели? И что же подвигло тебя на такую прогулку?

— Хотелось кое о чем подумать.

Рене снял рюкзачок со стула, где сидел его приятель, и поставил на пол рядом с собой.

— И о чем же ты думала? — поинтересовался он.

— Да так... Обо всяких пустяках. Ничего серьезного.

— Мне казалось, что от меня у тебя нет секретов.

— Это верно. Но ты мне о своих секретах никогда не рассказывал.

— Тебе по-прежнему не дает покоя этот рюкзак?

— Ну, я бы так не сказала... Просто мне было любопытно — вот и все.

— Ладно, расскажу, если хочешь. Это — сюрприз.

— Для кого?

— Для тебя! — Он нежно улыбнулся. — Я собирался тебе его подарить. Правда, чуть позже.

— Ты купил мне рюкзачок? Что и говорить, вещь полезная... Это так романтично, Рене! — Она не смогла удержаться от сарказма.

— Сюрприз не сам рюкзак, а то, что в нем находится.

— Не люблю сюрпризов.

— Это почему же?

— По моему жизненному опыту, сюрпризы не оправдывают ожиданий и в большинстве случаев оказываются неприятными. Я имею право так говорить, потому что меня слишком часто в этом смысле подводили. И мне не хочется, чтобы это произошло снова.

— Эмили, я никогда тебя не подведу, потому что очень люблю.

— Уж лучше бы ты не говорил этого, Рене.

— Но это правда. Давай что-нибудь поедим, а потом прогуляемся. Хорошо?

* * *

Посол Зев Элияху стоял в центральном зале Музея Орсе, используя все свои способности и немалый опыт дипломата, чтобы не показать окружающим, что ему до смерти скучно. Стройный, атлетически сложенный и, несмотря на дождливую парижскую осень, бронзовый от загара посол, казалось, едва сдерживал рвущуюся из него наружу энергию. Посещения подобных мероприятий всегда вызывали у него скуку и раздражение, но не потому, что Элияху не любил искусства вообще, а потому, что ему постоянно не хватало времени. У посла были психология и этика «кибуцника», и он предпочитал представительской деятельности дипломата игру на бирже, приносившую миллионы.

Он согласился принять участие в сегодняшнем приеме только по той причине, что на этом светском рауте могла представиться возможность переброситься несколькими словами с министром иностранных дел Франции в неофициальной обстановке. В эти дни отношения между Францией и Израилем находились в стадии «охлаждения», так как французам удалось схватить двух израильских секретных агентов, которые пытались завербовать чиновника из министерства обороны. Нечего и говорить, что этот факт донельзя разозлил французов. Израильтяне же были недовольны французами за то, что те дали согласие на продажу реактивных истребителей и технологий по созданию ядерного реактора одной из арабских стран, которую израильтяне считали враждебно настроенной по отношению к Израилю. Однако когда посол Элияху, улучив минутку, подошел к министру иностранных дел Франции, последний, почти демонстративно его проигнорировав, подхватил под руку посла Египта и завел с ним оживленный разговор о перспективах мирного урегулирования на Среднем Востоке.

Элияху испытал немалое раздражение, а в конце вечера еще и заскучал. Тем более, что в этом здании ему больше делать нечего — на следующий день он должен был вылететь в Израиль для консультаций в министерстве иностранных дел. Элияху надеялся ненадолго задержаться на родине и съездить на недельку в Эйлат, что на берегу Красного моря. Посол с нетерпением ждал этой поездки, так как скучал по Израилю — его пестроте, всегдашней суете, запаху сосен, клубам пыли по дороге в Иерусалим и зимним дождям над Галилеей.

Официант в белом смокинге предложил ему бокал шампанского. Элияху отрицательно покачал головой и попросил:



— Принесите мне, пожалуйста, кофе.

Он окинул музейный зал пристальным взглядом, пытаясь отыскать в толпе свою жену Ханну. Она стояла рядом с секретарем посольства Моше Сафиром, профессиональным дипломатом, который благодаря таким качествам, как высокомерие, заносчивость и самонадеянность, лучше, чем кто-либо, подходил для работы в Париже.

Вернулся официант и подал Элияху на серебряном подносе чашку черного кофе.

— Унесите, — бросил Элияху и стал пробираться сквозь толпу к жене и секретарю посольства.

— Как прошел разговор с министром иностранных дел? — осведомился Сафир.

— Он повернулся ко мне спиной.

— Вот ублюдок!

Посол никак не прокомментировал слова секретаря и, дотронувшись до руки жены, сказал:

— Пойдем отсюда. Я по горло сыт всей этой чепухой.

— Не забудьте про завтрашнее утро, — сказал Сафир. — В восемь часов вас ожидает завтрак с сотрудниками газеты «Монд».

— Я бы предпочел, чтобы мне вырвали зуб.

— Но это важная встреча, Зев.

— Не беспокойся. Я буду само очарование.

Сафир кивнул, принимая слова посла к сведению.

— Значит, там завтра и увидимся.

* * *

Мост императора Александра III был любимым местом Эмили в Париже. Ей нравилось стоять здесь вечерами и смотреть на Сену или в сторону Нотр-Дам де Пари. Справа открывался вид на Дом инвалидов, а слева — на Гранд-Пале.

К удивлению Эмили, после обеда Рене повел ее именно на этот мост. Они шли вдоль парапета, мимо изукрашенных орнаментом фонарей и скульптурных изображений нимф и херувимов. Когда они оказались на середине моста, Рене достал из рюкзака небольшую прямоугольную коробочку, завернутую в подарочную бумагу, и протянул женщине.

— Это мне?

— Конечно, тебе! Кому же еще?

Эмили разорвала бумагу с нетерпением ребенка и открыла обтянутый сафьяном футляр. В бархатном гнезде покоился золотой браслет, украшенный жемчугом, бриллиантами и изумрудами. Судя по всему, эта вещица стоила целое состояние.

— Бог мой, Рене! Какая красота! — воскликнула Эмили.

— Позволь, я помогу тебе его надеть.

Эмили выставила вперед руку и поддернула рукав пальто. Рене обернул браслетом ее запястье и защелкнул замочек. Эмили подняла руку, чтобы полюбоваться игрой камней в свете фонаря, и, прижавшись спиной к груди Рене, глядя на Сену, произнесла:

— Сейчас не жалко и умереть.

Рене ее не слушал. Его лицо словно обратилось в камень, а жесткий взгляд карих глаз был устремлен в сторону Музея Орсе.

* * *

Официант, разносивший на серебряном подносе куски пряной курятины, приправленной индийскими специями, не спускал глаз с посла Элияху. Заметив, что посол направился к выходу, он вынул из внутреннего кармана белого смокинга мобильный телефон и нажал на кнопку автоматического набора номера. В трубке послышались два гудка, а потом на фоне парижского уличного шума прорезался мужской голос:

— Да?

— Он уходит.

В трубке послышался щелчок: абонент отключил свой мобильник.

* * *

Посол Элияху взял Ханну за руку и повел сквозь толпу к двери, часто останавливаясь, чтобы попрощаться с тем или иным из гостей. При выходе из музея к послу и его супруге присоединились два телохранителя. Выглядели они довольно безобидно, но Элияху знал, что это хорошо натренированные профессионалы, которые готовы на все, чтобы защитить его жизнь. И это успокаивало.

Когда они спускались по ступенькам, втягивая в себя холодный ночной воздух, внизу лестницы их уже поджидал черный лимузин с работающим мотором. Один из телохранителей уселся на сиденье для пассажира рядом с водителем, второй устроился на откидном сиденье в задней части лимузина вместе с послом и его супругой. Машина сразу же рванулась с места, вырулила на рю де Бельшосс и помчалась по набережной Сены.

Элияху откинулся на подушки сиденья, прикрыл глаза и сказал жене:

— Разбуди меня, когда подъедем к дому, Ханна.

* * *

— Кто это звонил, Рене?

— Никто. Неправильно набрали номер.

Эмили снова закрыла глаза, но секундой позже послышался еще один звук, более громкий: на мосту столкнулись две машины. Микроавтобус врезался в корму легковушки-седана «пежо»; на асфальт посыпались осколки стекол, движение остановилось. Водители попавших в аварию автомобилей выскочили и стали орать друг на друга. Хотя ругались они по-французски, Эмили поняла, что это не французы, а скорее всего арабы или какие-нибудь другие выходцы из Северной Африки. Рене подхватил свой рюкзачок и, выйдя на проезжую часть, зашагал по мосту, обходя остановившиеся из-за аварии машины.

— Рене! Что ты делаешь? Куда ты?

Но Рене продолжал целеустремленно двигаться вперед, не обращая на слова Эмили никакого внимания. Направлялся он, однако, не к месту аварии, а к застрявшему в пробке длинному черному лимузину. По пути он расстегнул на рюкзаке застежку «молния» и вытащил из него некий предмет, который при ближайшем рассмотрении оказался небольших размеров автоматом.

Эмили не верила своим глазам. Рене, ее любовник, человек, который, подобно метеору, ворвался в ее жизнь и похитил ее сердце, шел по проезжей части моста Александра III с автоматом в руках! В скором времени, правда, элементы головоломки стали выстраиваться в определенном порядке и становиться на свои места. Недаром она подозревала Рене в том, что у него есть свои секреты. В эту схему хорошо укладывались и его постоянные отлучки из дома, и темноволосый парень, с которым он встречался в бистро. Неужели за всем этим стоит Лейла?

То, что случилось потом, представлялось ей в виде кадров прокручивавшегося на замедленной скорости фильма, снятого с неправильно установленной резкостью. Перед глазами у нее все расплывалось и выглядело так, будто она наблюдала происходящее сквозь слой мутной воды.

Рене перебежал через мост и швырнул свой рюкзак под колеса лимузина. Грохнул взрыв, блеснула ослепительная вспышка, и в лицо Эмили ударила волна горячего воздуха. Потом послышались перемежавшиеся пронзительными воплями автоматные очереди. К месту схватки подкатил на мотоцикле какой-то человек в черной лыжной маске, сквозь дырки которой холодно сверкали два больших черных глаза и влажно блестели губы. Рука в черной перчатке с раструбом нервно подкручивала резиновую ручку подачи топлива. Но внимание Эмили приковали к себе темные глаза мотоциклиста. Это были самые красивые глаза, которые ей только доводилось видеть.

Через какое-то время в отдалении послышалось разложенное на два тона пиликанье сирен французских полицейских машин. Эмили на секунду отвела от мотоциклиста взгляд и увидела пробиравшегося к ней сквозь дым и обломки Рене. Он на ходу извлек из автомата пустой магазин, вставил новый и оттянул назад ручку затвора.

Эмили пятилась от него до тех пор, пока не уперлась спиной в парапет моста. Она чуть повернулась и глянула в черные воды плескавшейся под мостом Сены.

— Ты чудовище! — крикнула она по-английски, поскольку в панике напрочь забыла, что знает французский язык. — Чертов монстр! Ну кто, кто ты такой?

— Не пытайся от меня сбежать, — произнес он на том же, что и она, языке. — Это только все усложнит.

Он поднял ствол автомата и выпустил несколько пуль ей в сердце. Убойная сила оружия была такова, что Эмили перекинуло через парапет и она почувствовала, как падает в воду. В падении она растопырила руки и увидела, как у нее на запястье сверкнул браслет — тот самый, что ей подарил Рене каких-нибудь четверть часа назад. Какая великолепная вещь — и как все то, что с ней произошло, ужасно, гадко и стыдно!

Эмили коснулась поверхности реки и сразу же ушла под воду. Она открыла было рот, чтобы крикнуть, но вода хлынула ей в горло и легкие. Одновременно она ощутила во рту вкус собственной крови. Затем перед глазами что-то вспыхнуло, и она услышала голос матери, звавший ее по имени. А потом ее объяла тьма. Глухая и непроницаемая. И наступил ужасный, вселенский холод.

Глава 3

Тибериас. Израиль

Несмотря на события в Париже, незнакомец вполне еще мог вести уединенное существование в Корнуолле, если бы неожиданно не пробудился к жизни легендарный мастер шпионажа Ари Шамрон. В принципе, в ту ночь Шамрона и будить-то было не надо, так как он давно уже забыл, что такое сон. По ночам он вел себя настолько беспокойно, что Рами — молодой шеф его личной службы безопасности — наградил его прозвищем «Призрак Тибериаса». Поначалу Шамрон думал, что бессонница — это признак надвигающейся старости. Как-никак недавно ему исполнилось шестьдесят пять и он впервые задумался о том, что когда-нибудь ему придется умереть. Во время ежегодной диспансеризации его доктор набрался смелости и даже позволил себе высказать предложение — «Это предложение, Ари, не более, потому что не могу же я отдавать тебе приказы» — сократить количество ежедневно потребляемых им кофеина и табака, а именно: двенадцати чашек черного кофе и шестидесяти крепких сигарет турецкого производства. Признаться, это предложение вызвало у Шамрона некоторое удивление.

Шамрон всерьез занялся поисками причин своей хронической бессонницы лишь после вынужденного увольнения со службы, когда у него появились время и возможность мысленно совершать длительные путешествия в свое прошлое, что, в общем, было для него нехарактерно. Как выяснилось, он так часто в своей жизни предавал и обманывал и нагородил вокруг себя столько лжи, что подчас ему не удавалось отделить реальность от вымысла. Ну и разумеется, на его нервной системе не лучшим образом сказались совершенные им убийства, а убивать ему таки приходилось. Он убивал собственными руками или отдавал приказы о ликвидации живых существ другим, более молодым людям. Но когда существование человека почти целиком построено на лжи, предательстве и насилии, за это всегда приходится расплачиваться. Некоторые люди, оказавшиеся в сходном с ним положении, сходили с ума или сгорали, как свечки, Ари Шамрон же был осужден до конца своих дней бодрствовать.

Шамрон, хотя это далось ему и непросто, заключил со своей немощью своего рода мирное соглашение — другими словами, не паниковал, принял ее как данность и превратился в странника ночи. Он бродил в ночной тьме по своей сложенной из песчаника вилле, чьи окна выходили на Галилейское море, или, если погода была хорошая, сидел на террасе, глядя на водную гладь и на залитые лунным светом просторы Верхней Галилеи. Иногда он спускался в свою студию-мастерскую и предавался лелеемой им с детства страсти — ремонтировал старые радиоприемники. Это было единственное занятие, позволявшее ему, пусть и на короткое время, забыть о прежней работе.

Бывали случаи, когда он направлялся к воротам своей виллы и, расположившись в помещении для охранников, посвящал несколько часов болтовне с Рами и другими парнями, вспоминая под кофе и сигареты различные истории. Рами больше всего нравился рассказ об операции по захвату Эйхмана. Всякий раз, когда в команду охраны принимали нового сотрудника, Шамрон — по настоянию Рами — повторял свою историю снова. Рами хотел, чтобы новый сотрудник проникся важностью доверенной ему миссии по охране лучшего секретного агента Израиля, которого называли также суперменом из Шабры или еврейским ангелом-мстителем.

В ту ночь Рами в который раз упросил его рассказать об этих событиях. И как обычно, это вернуло его в прошлое. Старых радиоприемников, нуждавшихся в ремонте, у Шамрона не оказалось, на террасе было холодно из-за дождливой погоды, так что ему ничего не оставалось, как лечь в постель. Лежа в кровати с широко открытыми глазами, он перебирал в памяти старые операции, в которых участвовал, анализировал слабости своих врагов и строил планы по их уничтожению. Неожиданно зазвонил стоявший на тумбочке у его постели правительственный телефон. Шамрон, испытывая приятное чувство от того, что о нем вспомнили, протянул руку и снял трубку.

* * *

Рами вышел из помещения для охраны и стал наблюдать за тем, как старик спускается по подъездной дорожке к воротам. Он был лыс и толст, на носу у него красовались очки в стальной оправе. Кожа на лице была сухая и с глубокими морщинами — как земля в пустыне Негев, подумал Рами. По обыкновению, старик носил брюки цвета хаки и старую кожаную летную куртку, порванную у правой подмышки. Среди охранников относительно этого ходили разнообразные слухи. Кое-кто считал, что этот след на одежде Шамрона оставила пуля во время рейда на территорию Иордании в середине пятидесятых годов. Другие утверждали, что куртку разорвал умирающий террорист, которого Шамрон придушил шнурком в одном из узких переулков Каира. Шамрон же, когда его спрашивали, говорил, что истина куда прозаичнее — дескать, он разодрал куртку об угол автомобильной дверцы, когда вылезал из салона. Но охранники эту версию никогда всерьез не принимали.

Старик ходил, как если бы постоянно ожидал нападения со спины — растопырив локти и наклонив вперед голову. Его походка, да и вся повадка вообще, казалось, говорили: «Проваливайте с дороги, ублюдки, а не то я съем на завтрак ваши яйца». При виде Шамрона у Рами всякий раз усиливалось сердцебиение. Если бы старик приказал ему прыгнуть со скалы, он бы прыгнул. А если бы он приказал ему замереть в воздухе, Рами, задействовав все свои умственные и физические способности, обязательно изыскал бы средство, чтобы выполнить и это приказание. Так, во всяком случае, ему казалось.

По мере того, как Шамрон приближался к воротам, Рами все лучше видел его лицо. По мнению охранника, линии вокруг рта обозначились у старика чуть глубже, чем обычно. Он сердился — Рами видел это по его глазам; при всем том на его губах проступала тень улыбки. И какого дьявола он, спрашивается, улыбается? — задался вопросом охранник. Разведчиков такого уровня беспокоят после полуночи только в случае крайней необходимости — большей частью, когда приключается какая-нибудь большая беда. Неожиданно Рами понял, почему улыбался Шамрон. Призрак Тибериаса просто-напросто радовался тому, что эту бессонную ночь сможет посвятить делу борьбы с врагами.

* * *

Сорок пять минут спустя принадлежавший Шамрону бронированный автомобиль «пежо» вкатился в подземный гараж одного весьма мрачного на вид здания, расположенного на бульваре Царя Саула в северной части Тель-Авива. Старик выбрался из машины, вошел в персональный лифт и поднялся в свой офис на верхнем этаже. Квин Эстер — старшая секретарша, проработавшая с ним бок о бок много лет, оставила для него на столе нераспечатанную пачку турецких сигарет и наполненный горячим кофе термос. Шамрон сразу же закурил и опустился на стул.

Получив приказ вернуться к исполнению своих обязанностей, Шамрон первым делом велел убрать из офиса принадлежавшую его предшественнику помпезную мебель скандинавского производства. Позже он велел передать ее в распоряжение прибывших из России эмигрантов. Теперь его офис напоминал полевую штаб-квартиру боевого генерала. Другими словами, стиль и красота были принесены здесь в жертву функциональности и мобильности. В качестве рабочего места Шамрон выбрал исцарапанный и видавший виды большой библиотечный стол. У противоположной от окна стены выстроились в ряд забитые секретными файлами стальные шкафы. На полке рядом с письменным столом стоял изготовленный тридцать лет назад коротковолновый немецкий радиоприемник. Шамрон не нуждался в ежедневных докладах офицера из офиса по подготовке радиосводок, так как свободно говорил на полудюжине восточных и европейских языков, а воспринимал на слух и понимал еще с полдюжины. Кроме того, если бы приемник начал барахлить или сломался, он мог отремонтировать его собственными руками. В принципе он мог отремонтировать любой электрический или электронный прибор. Ну почти любой. Когда старшие офицеры его штаба прибыли на совещание, они застали Шамрона за починкой принадлежавшего Квин Эстер видеомагнитофона.

Единственное, что указывало в офисе Шамрона на современность, были большие телеприемники, стоявшие напротив его рабочего стола. Использовав пульт дистанционного управления, он один за другим все их включил. Поскольку старик был туговат на ухо, ему пришлось чуть ли не до предела увеличить громкость. Так что у всякого, кто проходил мимо дверей кабинета, складывалось ощущение, что там на повышенных тонах выясняют отношения француз, англичанин и американец.

В приемной, находившейся между офисами Эстер и Шамрона, возбужденно переговаривались штабные офицеры, напоминавшие группу каноников, дожидавшихся аудиенции у архиепископа. Среди них были похожий на поджарого гончего пса Эли из отдела планирования и первый заместитель руководителя службы Талмудик Мордехай. Кроме того, в приемной находились гениальный Йосси из европейского отдела, прослушавший курс гуманитарных наук в Оксфорде, и Лев — обладавший взрывным темпераментом глава оперативного отдела, который посвящал редкие свободные от службы часы собиранию коллекции хищных насекомых. Казалось, из всех присутствующих один только Лев не испытывал страха перед Шамроном. Каждые пять минут он просовывал свою угловатой формы голову в двери кабинета и кричал: «Имей же совесть, Ари! Когда мы начнем? Как-никак на дворе ночь!»

Признаться, Шамрон не особенно торопился разговаривать со своими офицерами, так как не сомневался, что знает об ужасных событиях в Париже куда больше, чем им когда-либо суждено узнать.

* * *

На протяжении часа Шамрон, не выпуская сигареты изо рта, с каменным выражением лица смотрел новости одновременно по Си-эн-эн интернэшнл, Би-би-си и французскому государственному телевидению. Он не слишком прилежно вслушивался в слова корреспондентов — после известных событий прошло совсем немного времени, и они почти ничего не знали о том, что случилось. Его больше интересовали показания свидетелей, которые собственными глазами видели, как произошло убийство. Именно эти люди должны были дать те сведения, которые ему требовались.

Молодая немка, которую интервьюировал репортер Си-эн-эн, сообщила о предшествовавшей нападению аварии.

— Столкнулись две машины — какой-то микроавтобус и легковой седан. Возможно, это был «пежо», но я в этом не уверена. Когда произошла авария, движение на мосту замерло буквально через несколько секунд.

Шамрон с помощью дистанционного пульта приглушил репортаж Си-эн-эн и увеличил громкость телевизора, показывавшего новостную программу Би-би-си. На экране парижский таксист с Берега Слоновой Кости описывал внешность убийцы. По его словам, это был хорошо одетый, симпатичный темноволосый парень, державший себя с удивительным хладнокровием. Когда на мосту произошла авария, рядом с ним стояла девушка.

— Блондинка, малость полновата, определенно не француженка.

Кроме этого, водитель такси ничего добавить не смог, так как потом грохнул взрыв и он укрылся за приборной доской, из-за которой выглянул только после того, как прекратилась стрельба.

Шамрон достал из нагрудного карманчика рубашки записную книжку в кожаном переплете, открыл ее на чистой странице и мелким четким почерком написал одно-единственное слово: «Девушка».

Потом его взгляд снова вернулся к экрану телевизора. Молодая красивая англичанка по имени Беатрис возбужденно описывала корреспонденту Би-би-си, как происходило нападение. Она сказала, что из-за столкновения микроавтобуса и легкового седана движение на мосту сразу же прекратилось и лимузин посла угодил в ловушку. Убийца, оставив свою подругу, направился прямо к машине посла, доставая на ходу из сумки автомат. Затем он швырнул сумку под колеса лимузина, дождался взрыва, спокойно подошел к машине и расстрелял всех, кто в ней находился.

Потом Беатрис добавила, что убийца, завершив свое дело, медленным шагом подошел к девушке, которую за минуту до этого страстно целовал, и несколько раз выстрелил ей в грудь.

Шамрон облизал кончик карандаша и вывел на странице записной книжки под словом «Девушка» еще одно слово — мужское имя Тарик.

* * *

Шамрон поднял трубку защищенного от прослушивания специального телефона и связался с Узи Навотом — главой его службы в Париже.

— У них был свой человек на приеме. Тот, кто сообщил находившейся на улице команде о том, что посол уезжает. Они знали его маршрут и устроили аварию, чтобы перекрыть движение и не позволить водителю уехать из опасного места.

Навот согласился. Он всегда соглашался с Шамроном.

— В том здании находятся очень ценные произведения искусства, — продолжал развивать свою мысль Шамрон. — А коли так, там наверняка установлены современные системы наблюдения. Ты как думаешь, Узи?

— Ясное дело, установлены, босс.

— Сообщи нашим друзьям из французской службы, что мы хотели бы направить в Париж специальную миссию, которая осуществляла бы надзор за расследованием этого дела и оказала бы при необходимости всю возможную помощь следственной группе. Не забудь также наложить лапу на видеопленки с камер слежения и привези их мне.

— Сделаем.

— Теперь о мосте. Там установлены полицейские камеры слежения? Если установлены, мы могли бы получить видеозапись нападения, а также подготовки к нему.

— Я займусь этим лично.

— Что-нибудь от лимузина осталось?

— Не много. Взорвался бензобак, и огонь пожрал почти все, включая тела жертв.

— Как ему удалось скрыться?

— Вскочил на заднее сиденье мотоцикла и исчез в считанные секунды.

— Он больше нигде не объявлялся?

— Нигде, босс.

— Какие-нибудь ниточки к нему ведут?

— Если такие и есть, парижская полиция меня в известность об этом не поставила.

— А что ты можешь сказать относительно других членов этой команды?

— Тоже сбежали. Это была хорошо подготовленная группа, босс. Очень хорошо подготовленная.

— Кто погибшая девушка?

— Американка.

Шамрон прикрыл глаза и тихонько выругался. Меньше всего ему хотелось, чтобы в это дело влезли еще и американцы.

— Американцев уже поставили об этом в известность?

— Сейчас на мосту пасется половина сотрудников их посольства.

— Выяснил, как зовут эту девушку?

— Эмили Паркер.

— Что она делала в Париже?

— Очевидно, приехала, чтобы немного расслабиться после сдачи выпускных экзаменов в колледже.

— Как это мило. И где она проживала?

— На Монмартре. Французские детективы уже отрабатывают соседей. Суют носы во все дырки, задают вопросы. Короче, пытаются узнать все, что только возможно.

— Ну и как? Узнали что-нибудь?

— Неизвестно, босс.

— Утром поезжай на Монмартр. Посмотри все сам. Задай пару-тройку вопросов. Но только чтобы все тихо, Узи. Может быть, кто-нибудь в доме, где она жила, или в кафе, куда она ходила, видел ее любовника.

— Хорошая мысль, босс.

— И еще одно. Прихвати с собой фотографии Тарика.

— Вы думаете, за этим делом стоит он?

— Пока предпочитаю выводов не делать и в выборе фигурантов себя не ограничивать. Но мало ли что...

— Даже если люди этого парня и видели, старые фотографии вряд ли помогут его опознать. С тех пор он менял свое обличье раз, наверное, сто.

— Ты меня утешил, — произнес Шамрон и, швырнув трубку на рычаг, оборвал беседу.

* * *

На улице все еще стояла тьма, когда бронированный «пежо» Шамрона, промчавшись по прибрежной равнине, стал забирать в сторону Иудейских гор и выехал на дорогу к Иерусалиму. Шамрон снял очки и потер покрасневшие глаза. Прошло шесть месяцев с тех пор, как его отозвали из бессрочного отпуска и вернули на прежнее место службы, поставив перед ним одну-единственную задачу: восстановить былой высокий престиж секретной службы, основательно подмоченный после нескольких непомерно раздутых прессой неудач и скандалов, связанных с персоналом. Другими словами, ему предстояло позаботиться о возрождении боевитости, корпоративной морали и чувства товарищества у личного состава, которыми в прежние времена славилась его служба.

Ему, что называется, удалось остановить кровотечение — скандалов, унижавших и порочивших службу, больше не было, хотя его предшественник, организовавший неуклюжее покушение на фанатичного мусульманского проповедника в Аммане, которое с треском провалилось, основательно подпортил разведчикам репутацию. С другой стороны, особых успехов тоже не было. Шамрон же лучше, чем кто-либо, знал, что, избегая скандалов и проявляя осторожность, авторитета не заработаешь. Его служба была обязана своей высокой репутацией прежде всего активным действиям. В добрые старые времена сотрудники израильской разведки похищали МИГи, вербовали агентов во дворцах друзей и врагов и сеяли ужас и панику среди тех людей, которые пытались терроризировать народ Израиля. Шамрону не нужна служба, которая была бы знаменита только тем, что не совершает ошибок. Ему требовалась спаянная боевая организация, способная по мановению его руки наносить удары в любой части света. Он хотел, чтобы шефы других разведок мира при упоминании о его службе удивленно качали головами и разводили руками.

Он знал, что времени в его распоряжении осталось немного. Далеко не всех на бульваре Царя Саула устраивало его воцарение в этом офисе. Многие считали, что времена Шамрона уже давно прошли и что для государства было бы куда лучше и спокойнее, если бы он продолжал ремонтировать приемники у себя на вилле в Тибериасе, передав эстафету новому поколению. По мнению противников Шамрона, новым шефом службы должен был стать Мордехай, который много лет занимался секретными операциями. Они также утверждали, что все качества, необходимые для главы службы, есть и у Эли — просто ему надо чуть меньше внимания уделять Европе и шире смотреть на вещи. Даже глава оперативного отдела Лев считался вполне подходящим кандидатом на этот пост, хотя он из-за своей несдержанности успел за годы службы нажить себе немало врагов.

Между тем Шамрону приходилось иметь дело именно с этими людьми, так как в праве на кадровые перестановки среди руководящего звена службы ему было отказано. Если разобраться, он находился в окружении хищников, которые, допусти он хотя бы малейшую ошибку, готовы были его растерзать. В этом смысле самым кровожадным был Лев, именовавший себя персональным Брутом Шамрона.

Бедный маленький Лев, подумал Шамрон. Он не представляет, на кого тявкает.

* * *

— Зев Элияху был моим личным другом, — сказал премьер-министр, когда Шамрон опустился на стул. — Кто лишил его жизни?

Премьер разлил кофе по чашкам и передвинул одну из них по сверкающей поверхности стола Шамрону. При этом он не спускал с него глаз. Однако пронизывающий взгляд премьера не оказал на Шамрона никакого действия. Люди в своем большинстве представлялись ему овечками, волком же был только он, Шамрон.

— Пока ничего не могу сказать со всей уверенностью, но подозреваю, что это сделал Тарик.

Просто Тарик. Без фамилии. К чему фамилия, когда резюме этого человека было выжжено у Шамрона в мозгу? Тарик эль-Хоурани, сын деревенского старосты из Верхней Галилеи. Родился и вырос в лагере палестинских беженцев в Южном Ливане, получил образование в Бейруте и Европе. Его старший брат являлся членом террористической организации «Черный сентябрь» и был убит людьми из специального подразделения, которое возглавлял Шамрон. Тарик посвятил свою жизнь тому, чтобы отомстить за брата. В Ливане он вступил во Фронт освобождения Палестины, принимал участие в гражданской войне, а затем перешел в группу особого назначения номер 17, которая охраняла Ясира Арафата, а также проводила подрывные операции против Израиля. В середине восьмидесятых Тарик проходил специальную подготовку за «железным занавесом» — в Восточной Германии, Румынии и Москве. После окончания курсов он был переведен из группы номер 17 в «Джихаз эль-Ражд» — службу безопасности и разведки при Фронте освобождения Палестины. Со временем Тарик возглавил подразделение, задачей которого была борьба с израильской разведкой и дипломатическим персоналом. В начале девяностых Тарик порвал с Арафатом по причине того, что последний решил начать переговоры с израильтянами, и создал собственную террористическую организацию, имевшую одну-единственную цель: противодействовать мирным усилиям со стороны Арафата.

Услышав имя Тарик, премьер-министр сверкнул глазами, но быстро овладел собой и в прежней деловой манере осведомился:

— Что навело тебя на мысль, что это сделал Тарик?

— Исходя из полученных нами предварительных сведений, можно сделать вывод, что эта акция имеет характерные черты, присущие операциям, проводимым Тариком. Она была удивительно хорошо спланирована и подготовлена. — Шамрон закурил и выпустил в воздух клуб голубоватого дыма. — Убийца — человек хладнокровный и безжалостный. Кроме того, с ним была девушка. Я бы сказал, от этого дела просто пахнет Тариком.

— Значит, ты подозреваешь Тарика? — уточнил премьер-министр.

— Это больше, чем подозрение, — со значением сказал Шамрон, пытаясь преодолеть скептицизм, проступавший в голосе премьера. — Недавно мы получили донесение относительно того, что организация Тарика собирается возобновить свою деятельность. Вы должны об этом помнить, потому что я лично докладывал вам об этом, премьер-министр.

Премьер согласно кивнул.

— Я помню также, что ты просил меня попридержать эти сведения. Между тем, если бы мы своевременно передали эту информацию министру иностранных дел, Зев Элияху, возможно, остался бы жив.

Шамрон скомкал сигарету и сунул ее в пепельницу.

— Даже намек на то, что служба каким-то образом виновата в смерти посла, кажется мне оскорбительным. Зев Элияху был и моим другом. И, между прочим, коллегой. Он работал в нашем офисе на протяжении пятнадцати лет. Я полагаю, что Тарик избрал его своей жертвой именно по этой причине. Что же касается моей просьбы попридержать информацию, это объясняется просто: я хотел защитить источник, который мне эту информацию предоставил. Когда дело связано с разведкой, такие предосторожности иногда просто необходимы, премьер-министр.

— Только не надо читать мне лекций, Ари. Ты можешь доказать, что это дело рук Тарика?

— Возможно.

— Положим, ты предоставишь мне доказательства. Что дальше?

— В случае, если мне удастся доказать, что это сделал Тарик, я хотел бы получить у вас разрешение на его ликвидацию.

Премьер улыбнулся.

— Ты собираешься ликвидировать Тарика? Для начала тебе надо его найти. Ты уверен, что служба справится с этим делом? Мы не можем позволить себе нового скандала вроде того, что произошел в Аммане. Не сейчас по крайней мере, когда мирные переговоры находятся в решающей стадии.

— Операция в Аммане была из рук вон плохо спланирована и проведена. Частично из-за грубого вмешательства и беспрецедентного давления со стороны человека, занимавшего до недавнего времени мой офис. Если вы дадите мне «добро» на охоту за Тариком, уверяю вас, это будет операция совершенно иного уровня и с иными результатами.

— Откуда у тебя такая уверенность, что тебе удастся найти Тарика? О его ликвидации я уже не говорю...

— У меня сейчас для этого больше шансов, чем когда-либо.

— Это из-за того источника информации?

— Точно так.

— Расскажи в таком случае об этом своем источнике.

Шамрон ухмыльнулся, после чего прикусил ноготь большого пальца правой руки.

— Я лично начал операцию по его внедрению — задолго до того, как мне сообщили, что на бульваре Царя Саула в моих услугах больше не нуждаются. Это долговременная операция из разряда тех, на которые иногда уходят годы. Теперь мой источник принимает участие в разработке и планировании операций в организации Тарика.

— А твой источник знал о том, что должно было произойти в Париже?

— Разумеется, нет. Если бы источник поставил меня об этом в известность, я бы предупредил о намечающейся акции всех кого нужно — даже рискуя подставить источник.

— Что ж, коли ты так в себе уверен, — сказал премьер-министр, — можешь приступать к охоте на Тарика. Пусть заплатит за смерть Элияху и всех тех, кого убил за свою жизнь. И уж если ты намерен его убрать, сделай это с гарантией — так, чтобы он нам больше неприятностей не доставлял.

— Вы готовы к осложнениям, которые могут возникнуть в связи с его ликвидацией?

— Если операция будет как следует спланирована и проведена, никаких осложнений не последует.

— Палестинские лидеры и их друзья в Вашингтоне и Европе вряд ли благожелательно отреагируют на убийство — пусть даже это будет убийство Тарика.

— В таком случае не оставляй следов. И пусть твои парни не попадают в плен, как это случилось с теми чертовыми недоучками, которых послали в Амман. Как только я подпишу приказ, операция будет находиться исключительно в твоем ведении. Избавься от этого типа любым способом, который покажется тебе приемлемым, — только избавься от него. Народ Израиля не позволит мне подписать мирное соглашение с Арафатом, если Тарик и ему подобные будут разгуливать на свободе, убивая наших граждан.

— Чтобы система пришла в движение, мне потребуется соответствующий документ за вашей подписью.

— Ты получишь его в конце дня.

— Благодарю вас, премьер-министр.

— Итак, что ты надумал в связи с этим делом?

— Я полагал, у вас нет намерений как-либо в него вмешиваться.

— Я просто хочу знать, кого ты собираешься задействовать в этом деле. Сомневаюсь, что это можно расценивать как вмешательство.

— Я собирался подключить к этой операции Аллона.

— Габриеля Аллона? Мне представлялось, что после Вены он ушел из офиса.

Шамрон пожал плечами. Такого рода обстоятельства не являлись препятствием к исполнению своего долга для людей вроде Аллона.

— У нас давно уже не было подобного дела. А если и были, наши сотрудники имели обыкновение их заваливать. Впрочем, у меня есть еще одна причина, чтобы привлечь к этой операции Аллона. Тарик в основном действует в Европе. Аллон же хорошо изучил этот континент и знает, как добиться там успеха и при этом не наследить.

— Где он сейчас?

— Насколько я знаю, в последнее время живет где-то в Англии.

Премьер-министр покривил губы в улыбке.

— У меня такое впечатление, что тебе будет легче разыскать Тарика, нежели Аллона.

— Не беспокойтесь, я найду Аллона, а он найдет Тарика. — Шамрон с видом завзятого фаталиста посмотрел на премьера. — И тогда дело будет сделано.

Глава 4

Самос. Греция

Паром из Турции опаздывал на двенадцать часов из-за сильного волнения в проливе. Тарик не любил плавать на морских или речных судах — его пугал водный простор, не предоставлявший возможности для быстрого исчезновения. Он стоял на носу, подняв воротник, чтобы защититься от ночного ветра, и ждал, когда паром подойдет к Самосу. Впереди вырисовывались освещенные лунным светом вершины двух самых высоких на острове гор: Ампелос на переднем плане и Керкис — на заднем.

В течение пяти дней, прошедших после убийства посла, он целеустремленно двигался на юг Европы, меняя паспорта и внося некоторые изменения в свою внешность. Шесть раз он менял автомобили. Последнюю машину — темно-зеленый микроавтобус «вольво» — он оставил на стоянке около морского вокзала в Кусадаси, на турецкой стороне пролива. Позже эту машину должен был забрать агент из его организации.

За время этой одиссеи он соблазнил трех женщин: официантку в Мюнхене, парикмахершу в Бухаресте и владелицу маленькой гостиницы в Софии. Каждой из них он рассказал о себе различные истории. Так, немке он поведал, что является итальянским фабрикантом тканей и едет в Париж по делу. Румынке сказал, что он египетский торговец, который надеется сделать кое-какой бизнес на Украине. Хозяйке болгарской гостиницы он отрекомендовался французом с состоятельными родителями, который в свое удовольствие путешествует по свету и читает книги по философии. Даже любовью он занимался с ними по-разному. Немку он слегка отшлепал и никакого стремления к удовлетворению ее сексуального чувства не проявлял. Румынке он, напротив, доставил множество оргазмов и подарил золотой браслет. Болгарка была темноволосой девушкой с оливкового оттенка кожей. Она напоминала ему палестинских женщин. Занимаясь любовью всю ночь, они угомонились только под утро, когда болгарке надо было собираться на работу. Когда она ушла, он испытал чувство легкой элегической грусти.

Наконец паром вошел в защищенную от волн бухту и пришвартовался. Тарик сошел на берег и направился к ярко освещенной таверне. Как и было обещано, на парковочной площадке у заведения стоял темно-синий мотороллер с треснутым зеркальцем заднего вида. Ключ от этого мотороллера лежал у него в кармане. Тарик пристегнул свою дорожную сумку к багажнику и завел мотор. Несколько секунд спустя он уже катил по узкой дороге, которая вела в горы.

Его одежда не подходила для ночной поездки на таком виде транспорта. Тонкий кожаный пиджак, низко вырезанные мокасины и черные джинсы плохо защищали от холода. Тем не менее он дал своей маленькой машине полный газ и стал на максимально возможной скорости подниматься по пологому холму, находившемуся у подножия горы Керкис. Перевалив через вершину, он поехал по склону холма, поросшему виноградником, внизу которого открывался вид на маленькую долину. За виноградниками виднелись оливковые рощи, окаймленные рядами кипарисов, чьи стройные силуэты проступали на фоне звездного неба. В воздухе пахло дымом с легким ароматом кипариса и пригорелым животным жиром: где-то неподалеку на костре жарилось мясо. Этот запах напомнил ему о Ливане. Хорошо оказаться в это время года за пределами Парижа, подумал он. Поздней осенью Париж, как никогда, скучен и сер, и ему не сравниться с Восточным Средиземноморьем.

Узкая асфальтированная дорога неожиданно сменилась глубокой заезженной грунтовой колеей. Тарик сбавил газ: глупо ехать по незнакомой разбитой дороге на большой скорости. С другой стороны, в последнее время он не раз подвергал свою жизнь бессмысленному в общем-то риску. Впервые после отъезда из Парижа он подумал об американке, но чувства сожаления или вины за содеянное не испытал. Просто было необходимо ее убрать.

Дорога стала чуть получше, и Тарик, снова увеличив скорость, въехал в крошечную долину. Ведя мотороллер, он размышлял о своей странной потребности находиться во время операции рядом с какой-нибудь женщиной. Возможно, это связано с тем, что он провел свои детские и юношеские годы в лагере беженцев под Сидоном. Его отец умер, когда он был еще мальчишкой. В скором времени после этого погиб и его старший брат Махмуд — его убили евреи. Тарика воспитывали мать и старшая сестра. В их хижине в лагере была только одна комната и одна кровать, так что Тарику, матери и сестре приходилось спать в одной постели. Тарик спал посередине, положив голову на грудь матери, в то время как сестра прижималась своим худеньким телом к его спине. Иногда среди ночи он просыпался от рокота лопастей израильских геликоптеров, осуществлявших патрульные полеты над лагерем. Лежа без сна и вслушиваясь в производимый вертолетами шум, он думал о своем отце, который скончался в этой жалкой хижине, хотя в кармане у него хранились ключи от собственного дома в Верхней Галилее. А еще он вспоминал о бедняге Махмуде, которого застрелили агенты израильской секретной службы. Он ненавидел евреев до такой степени, что временами у него из-за этого начинало болеть за грудиной. Но страха он не испытывал. Особенно когда лежал в своей постели под защитой близких ему женщин.

Выстроенная из белого камня вилла стояла на вершине скалы между деревушками Месогион и Пиргос. Чтобы добраться до нее, Тарику нужно было пройти по узкой обрывистой тропе, которая тянулась, петляя, вдоль старых кустов виноградника. Он остановил мотороллер, выключил мотор и на мгновение поразился установившейся вокруг звенящей тишине. Тарик вынул из кармана пистолет «Макаров», взвел курок и неслышно двинулся по направлению к воротам. Добравшись до виллы, он вставил в дверь ключ, медленно его повернул, проверяя, нет ли в замке каких-нибудь повреждений, и вошел в помещение, держа пистолет наготове. Как только закрылась дверь, в гостиной неожиданно вспыхнуло электричество, осветив сидевшего на диване молодого человека с длинными волосами. Тарик едва не нажал на спуск, но в последний момент заметил, что парень держит руки вверх, а его пистолет лежит на столе перед диваном.

Тарик направил ствол «Макарова» в лицо молодого человека.

— Кто такой?

— Ахмед. Меня прислал Кемаль.

— Я чуть тебя не убил. А если бы убил, так никогда бы и не узнал, зачем тебя прислал Кемаль.

— Вы должны были приехать утром, а ждать вас мне было негде.

— Паром опоздал. Ты и сам мог бы узнать об этом, если бы удосужился поднять телефонную трубку и сделать один звонок. Так что тебе велел передать Кемаль?

— Он сказал, что хочет с вами встретиться. Ему нужно обсудить с вами один вопрос. Разговор настолько важный, что он не решился прибегнуть к обычным средствам коммуникации.

— Кемаль знает, что я не люблю встречаться с кем-либо лично.

— Он принял все возможные меры предосторожности.

— Какие?

— Извините, вы не могли бы не тыкать в меня своим пистолетом?

— Не могу. Откуда мне знать, что тебя в самом деле прислал Кемаль? Вдруг твое настоящее имя Итцхак или Джонатан? Может быть, ты израильтянин? Или работаешь на ЦРУ? Что, если Кемаля схватили, он все рассказал и тебя послали меня убить?

Молодой человек тяжело вздохнул и начал выкладывать необходимую Тарику информацию:

— Кемаль хочет встретиться с вами через три дня, считая с сегодняшнего, в купе первого класса курсирующего между Цюрихом и Прагой поезда. Вы можете сесть в него на любой промежуточной станции, когда убедитесь, что за вами нет «хвоста».

— Билет у тебя есть?

— Есть.

— Дай сюда.

Ахмед сунул руку во внутренний карман своего блейзера.

Тарик взмахнул у него перед носом пистолетом.

— Медленно.

Ахмед выудил из кармана билет, продемонстрировал его Тарику и медленно положил на стол. Тарик скользнул взглядом по билету, потом снова сосредоточил внимание на сидевшем перед ним длинноволосом молодом человеке.

— Сколько времени ты уже здесь находишься?

— Большую часть дня.

— Большую часть дня?

— Я ходил в деревню где-то после полудня.

— Зачем?

— Хотел купить что-нибудь поесть и осмотреться.

— Ты говоришь по-гречески?

— Немного.

Вот это здорово, подумал Тарик. Парень, который знает по-гречески несколько слов, да и те произносит с арабским акцентом, позволил себе шляться в общественном месте. Он мигом представил себе сценарий возможного развития событий. Какой-нибудь греческий торговец, заметив разгуливающего по деревне без дела арабского парня, вполне мог проникнуться к нему подозрениями и позвонить в полицию. По идее после этого должен приехать полицейский, чтобы взглянуть на подозрительного типа собственными глазами. А если у этого полицейского приятель или кузен работает в греческой секретной службе, то... Черт возьми! Остается только удивляться, что после всего этого Тарика не взяли за шиворот, как только он сошел с парома на берег.

— И где ты собирался провести эту ночь?

— Я думал, что смогу остановиться здесь.

— Это нереально. Отправляйся в таверну Петрино. Она находится рядом с гаванью. Там ты сможешь недорого снять комнату. А утром на первом же пароме отбудешь в Турцию.

— Как скажете.

Ахмед наклонился, чтобы взять со стола свой пистолет, и Тарик дважды выстрелил ему в макушку.

Из раны хлынула кровь и мигом залила каменный пол гостиной. Тарик посмотрел на мертвое тело, но не испытал ничего, кроме чувства глубокого разочарования. Он-то собирался провести в этом месте несколько дней, чтобы отдохнуть и набраться сил перед следующей операцией. Он устал и нервы были на пределе. Кроме того, его беспокоили бесконечные головные боли. Но теперь ничего не оставалось как снова пуститься в путь — и все потому, что сильное волнение задержало этот чертов паром, а Кемаль позволил себе послать к нему с важным известием какого-то идиота.

Тарик сунул пистолет «Макаров» за пояс, взял со стола железнодорожный билет и вышел на улицу.

Глава 5

Тель-Авив

Узи Навот отправился в Тель-Авив на следующее утро. В офис Шамрона он проник незамеченным — то есть его не видели ни Лев, ни другие старшие офицеры штаба. В своей могучей руке каменщика он держал изящный стальной атташе-кейс, какие носят бизнесмены, не желающие доверять свои драгоценные бумаги чемоданчикам из обыкновенной кожи. В отличие от других пассажиров, поднявшихся в то утро на борт самолета авиакомпании «Эль-Аль», обслуживающий персонал его ручную кладь проверять не стал. Загорелые парни и девушки из службы безопасности этой авиакомпании никаких вопросов ему не задавали. Опустившись на стул в офисе Шамрона, Навот набрал на кодовом замке стального чемоданчика определенную комбинацию цифр и открыл его — в первый раз с тех пор, как вышел из израильского посольства в Париже. Протянув руку, он выложил на стол одну-единственную вещь: видеокассету.

Старик столько раз прокручивал видеопленку, что Навот сбился со счета. Возможно, он проделал это двадцать раз, тридцать, а может быть, и все пятьдесят. При этом он выкурил такое количество турецких сигарет, что Навот сквозь плававшие в кабинете клубы дыма едва видел телеэкран. Шамрон находился в трансе. Сложив на груди руки и чуть приподняв голову, чтобы иметь возможность следить за мелькавшими на экране силуэтами сквозь очки в стальной оправе, он прирос к месту, будто обратившись в соляной столп. Навот время от времени вставлял комментарии по ходу дела, но Шамрон прислушивался лишь к звучавшему у него в сознании собственному внутреннему голосу.

— Согласно сведениям, полученным от сотрудников безопасности музея, Элияху, его супруга и охрана сели в машину в 10.27 вечера, — сказал Навот. — Араб же, если верить показаниям индикатора времени в правом нижнем углу экрана, сделал телефонный звонок в 10.26.

Шамрон ничего не сказал, отмотал с помощью дистанционного пульта видеопленку назад и стал просматривать этот фрагмент снова.

— Посмотрите на его руку, — произнес Навот, задыхаясь от густого табачного дыма. — Очевидно, что номер абонента находился в памяти мобильника. Парень нажал большим пальцем пару раз на кнопку кода и сразу после этого начал говорить.

Если даже Шамрона и заинтересовал комментарий Навота, он никак этого не продемонстрировал.

— Возможно, чуть позже мы получим распечатку этого разговора от телефонной компании, — продолжал Навот. — Очень может быть, мы узнаем и номер абонента, который может привести нас к Тарику.

Шамрон, если бы ему вдруг пришло на ум заговорить, сообщил бы молодому Навоту, что связь между официантом, Тариком и французской телефонной компанией могла осуществляться и не напрямую, так что подобное исследование, хотя, без сомнения, нужное и важное, почти наверняка завело бы в тупик.

— Скажи мне одну вещь, Узи, — обратился Шамрон к своему парижскому агенту. — Какого рода закуски разносил этот парень на своем серебряном подносе?

— Что вы сказали, босс?

— Какую жратву он разносил, Узи?

— Цыпленка, босс.

— Какого цыпленка, Узи? Как была приготовлена курятина?

— Не знаю, босс. Цыпленок — и все тут.

Шамрон укоризненно покачал головой.

— Это была пряная курятина, приправленная индийскими специями, Узи.

— Как скажете, босс.

— Итак, курятина со специями и пряностями по-индийски, — повторил Шамрон. — Это любопытная деталь. Ты должен был знать об этом, Узи.

* * *

Навот взял машину из служебного гаража и помчался на большой скорости по дороге в Цезарею. Он проделал отличную работу — раздобыл и доставил в Израиль копию видеопленки из Музея Орсе, — но старика, как казалось, из всего им увиденного заинтересовало только одно: какое блюдо разносил официант-араб и как был приготовлен цыпленок. Какая разница, была ли это курятина с пряностями на индийский манер или жареный цыпленок по-кентуккийски? Быть может, Лев прав и Шамрон и впрямь динозавр, переживший свое время? Но коли так, пошел он к черту!

В тот год среди сотрудников службы получила распространение одна поговорка: «Чем больше времени прошло со дня последнего скандала, тем меньше его осталось до нового». И Шамрону этого нового скандала не избежать. Рано или поздно он наступит-таки в дерьмо, и его снова отправят в отставку. На этот раз — навсегда.

Поругивая про себя старика, Навот тем не менее осознавал, что мнение Шамрона о нем чрезвычайно его волнует. Как и большинство офицеров его возраста, он почитал «великого» Шамрона — более того, ему приходилось выполнять по его приказанию грязную работу, которую никто не хотел делать. Об этом никто из членов штаба не знал — даже Лев. Как ни странно, Навот и теперь был готов на многое — почти на все, — чтобы снова войти к старику в милость.

Въехав в Цезарею, Навот припарковался у многоквартирного дома, находившегося в нескольких кварталах от моря. Пройдя через вестибюль, он сел в лифт и поднялся на четвертый этаж. Ключ от квартиры у него все еще был, но он предпочел постучать. Ведь он не позвонил и не предупредил, что приедет. Вполне возможно, у нее мужчина. У Беллы было много мужчин.

Открывшая дверь Белла носила выцветшие джинсы и старую порванную рубашку. У нее были длинное тело и красивое лицо с вечно проступавшим на нем траурным выражением. Посмотрев на Навота с плохо скрытой враждебностью, она сделала шаг в сторону от двери, чтобы пропустить его в помещение. Ее квартира напоминала лавку по продаже букинистических книг и всяческих древностей, и в ней даже немного попахивало ладаном. Белла была писательницей, историком, экспертом по арабским проблемам и временами консультировала службу по вопросам современной политики Сирии и Ирака. До того как офис отправил Навота в Европу, они были любовниками. Белла осуждала Навота за то, что он уехал на континент, не поставив ее предварительно об этом в известность. Но как бы то ни было, она почти не сопротивлялась, когда Навот, поцеловав ее, повлек за собой в спальню.

Когда все закончилось, она спросила:

— О чем ты сейчас думаешь?

— Не о чем, а о ком. Я думаю о Шамроне.

— С чего бы это?

Он рассказал ей о последних событиях — самую суть и не вдаваясь в подробности.

— Ну ты же знаешь методы Шамрона, — сказала женщина. — Прежде чем о чем-либо попросить, он старается продемонстрировать тебе твое ничтожество. Так что выбор у тебя невелик. Ты можешь, послав его к черту, вернуться в Париж и обо всем этом забыть или поехать на его виллу в Тибериасе и спросить у старого пердуна лично, какие у него на твой счет планы.

— Может, я об этом и знать ничего не желаю.

— Чушь, Узи. Ты, конечно же, хочешь об этом знать. Если бы я сказала, что видеть тебя не хочу, ты бы принял мои слова к сведению и больше здесь не объявлялся. Но когда старик смотрит на тебя, презрительно сощурив глаза, ты готов наизнанку вывернуться, чтобы ему угодить.

— Ты ошибаешься, Белла.

— Относительно первой или второй части моей сентенции?

— Первой. Если ты скажешь, что не хочешь меня видеть, я уволюсь со службы и сделаю тебе предложение.

Она поцеловала его в губы и сказала:

— Я не желаю тебя больше видеть.

Навот улыбнулся и прикрыл глаза.

Белла сказала:

— Какой же ты ужасный лгун, Узи Навот.

— Скажи, в Цезарее есть индийский ресторан?

— Есть — и очень хороший. Кстати, он находится недалеко отсюда.

— А там подают пряного цыпленка со специями по-индийски?

— Это то же самое, что спросить в итальянском ресторане, подают ли у них спагетти.

— Одевайся. Мы сейчас же идем в этот ресторан.

— Я что-нибудь здесь приготовлю. Мне не хочется сегодня уходить из дома.

Но Навот уже натягивал брюки.

— Одевайся, говорю тебе. Мне просто не терпится отведать курятины с пряностями на индийский манер.

* * *

Последующие семьдесят два часа Ари Шамрон действовал как человек, который почувствовал запах дыма и со всей поспешностью ищет источник возгорания. Один только слух об овладевшем им боевом настрое прогонял сотрудников из курилок, холлов и коридоров вернее, чем брошенная в помещение противопехотная осколочная граната. Старик носился по коридорам штаб-квартиры службы на бульваре Царя Саула, являясь незваным на совещания и врываясь в кабинеты различных подразделений, дабы побудить людей работать еще лучше и заставить исполнять свой долг на совесть. При этом он постоянно задавал вопросы: «Когда в последний раз поступала информация о Тарике?» «Что известно о других членах парижской боевой группы?» «Были ли в последнее время интересные электронные перехваты?» «Планируют ли террористы нанести новый удар?»

— У Шамрона приступ лихорадки, — ворчал Лев, устремив свой оловянный взор на Мордехая, когда они поздно вечером ужинали в столовой при офисе. — Он жаждет крови, и его надо поместить в изолятор, пока он здесь всех не заразил. А еще лучше отправить его в пустыню. Пусть воет на луну, пока приступ не пройдет.

Второй прорыв в деле об убийстве посла наметился через двадцать четыре часа после того, как Навот доставил старику видеопленку из Музея Орсе. Открытие сделал интеллектуал по имени Шимон из исследовательского отдела. Он ворвался в кабинет Шамрона босой и в майке, сжимая в пальцах с изгрызенными ногтями некий файл, и крикнул:

— Это Мохаммед Азис, босс! В прошлом он был членом Народного фронта, но когда Фронт высказался в пользу мирного соглашения, перешел в группу Тарика.

— Но какое отношение этот Мохаммед Азис имеет к нашему делу? — спросил Шамрон, щурясь от дыма и с любопытством поглядывая на странного парня.

— А такое, что это человек из Музея Орсе. Я приказал техникам из фотолаборатории сделать с видеопленки цифровую запись, потом отпечатал фотографии официанта и прогнал их через нашу базу данных. Теперь у меня нет никаких сомнений в том, что официант с мобильником не кто иной, как Мохаммед Азис.

— Ты уверен, что это Азис?

— Абсолютно, босс.

— И ты, значит, утверждаешь, что теперь он работает на Тарика?

— Голову готов прозакладывать, что это так.

— Выбирай слова, когда говоришь, Шимон...

Парень положил файл на стол и вышел из кабинета. Шамрон получил наконец желаемое: исчерпывающие доказательства того, что нападение на машину посла в Париже осуществили Тарик и его люди. Часом позже в кабинет Шамрона зашел Йосси с покрасневшими от усталости глазами.

— Узнал кое-что интересное, босс, — сказал он.

— Выкладывай, что узнал, Йосси.

— Один наш приятель из греческой службы безопасности только что передал весточку нашей станции в Афинах. Он утверждает, что на греческом острове Самос два дня назад двумя выстрелами в голову был убит палестинец по имени Ахмед Натур. Труп был найден в пустующей вилле.

— Кто такой Ахмед Натур?

— Мы точно не знаем. Сейчас Шимон проводит по этому поводу изыскания.

— А кто владелец виллы?

— Это, пожалуй, самый интересный вопрос. Вилла была арендована на имя англичанина Патрика Рейнолдса. Сейчас греческая полиция пытается его разыскать.

— И что же?

— А то, что Патрик Рейнолдс по указанному в договоре об аренде лондонскому адресу не проживает. Кроме того, в лондонской телефонной книге такого абонента тоже нет. Британские и греческие компетентные органы полагают, что Патрика Рейнолдса не существует в природе.

* * *

Старик куда-то засобирался — шестое чувство Рами упорно ему об этом сигнализировало.

Прошлую ночь Шамрон провел особенно беспокойно — даже по запредельным стандартам Призрака Тибериаса. Долгое время он разгуливал из стороны в сторону по террасе, а потом несколько часов паял проводки в древнем приемнике фирмы «Филко», присланном ему из Штатов. В постель он не ложился, по телефону не разговаривал, зато принимал посетителя — Узи Навота, который явился к нему с виноватым видом. Старик разговаривал с ним на террасе минут пятнадцать, после чего Узи уехал, дав своей машине полный газ. Рами отметил, что, когда Узи возвращался к воротам, выражение лица у него было совсем другое — в глазах сверкала мрачная решимость, а губы кривились в довольной усмешке. Рами подумал, что, когда старика вызвали в ночь убийства посла телефонным звонком в Тель-Авив, у него на лице было точно такое же выражение.

Худшие подозрения Рами подтвердились, когда на террасе появилась дорожная сумка. Это была дорогая вещь итальянского производства, из черной кожи с позолоченными пряжками и застежками, воплощавшая собой шик и роскошь, охотником до которых старик никогда не был. На привязанной к ручке бирке были проставлены имя некоего Рудольфа Хеллера, а также адрес в Берне и бернский же номер телефона. Приняв все это в рассуждение, Рами окончательно пришел к выводу, что Шамрон собирается путешествовать инкогнито.

За завтраком Рами был сдержан и холоден — как мать, чье великовозрастное дитя собралось в поездку, не удосужившись заручиться ее согласием. Рами даже не присел за стол, а стоял в стороне, яростно пролистывая раздел спорта в газете «Маарив».

— Скажи мне, Рами, — произнес Шамрон. — Ты в самом деле читаешь или пытаешься выбить из газеты какое-то признание?

— Позвольте мне поехать с вами, босс.

— Больше никогда об этом не заикайся. Тебе, понятное дело, трудно в это поверить, но уверяю тебя, я знаю, что такое работа в поле. Я был «катса» — нелегальным агентом — еще в те годы, когда твои родители даже при всем своем желании не смогли бы произвести тебя на свет.

— Вы уже не так молоды, как прежде, босс.

Шамрон опустил утреннюю газету, которую просматривал за завтраком, и посмотрел на Рами поверх своих очков для чтения.

— Когда решишь, что созрел для этого, можешь лично проверить, в какой физической форме я нахожусь.

Рами наставил на Шамрона указательный палец и сказал:

— Бах, бах — и вы мертвы, босс.

В ответ на это Шамрон лишь улыбнулся и снова погрузился в свою газету. Десятью минутами позже Рами проводил старика к воротам и помог ему уложить сумку в багажник автомобиля. Потом Рами стоял в воротах, наблюдая за тем, как машина Шамрона отъезжала от виллы. Он не спускал с нее глаз до тех пор, пока она окончательно не скрылась из виду, словно растворившись в клубах розоватой галилейской пыли.

Глава 6

Цюрих

«Шлосс фармацевтикал» считалась крупнейшей компанией по производству лекарств в Европе и одной из крупнейших в мире. Ее исследовательские лаборатории, производственные помещения и дистрибьютерские центры были разбросаны по всему земному шару. Но штаб-квартира корпорации находилась в величественном сером здании на Банхофштрассе, одной из самых респектабельных улиц Цюриха, проходившей неподалеку от берега Цюрихского озера. Поскольку наступила среда, шефы различных подразделений и старшие вице-президенты собрались в обшитом деревянными панелями просторном зале на девятом этаже, где проводились еженедельные совещания руководящего звена. Мартин Шлосс сидел во главе большого стола для заседаний под портретом основателя компании, своего прадедушки Вальтера Шлосса. Мартин был стройным, элегантным мужчиной с седыми, аккуратно подстриженными волосами. Ровно в 12.30 он посмотрел на часы и поднялся с места, давая тем самым понять, что совещание окончено. Несколько сотрудников самого высокого ранга подошли к шефу обменяться с ним несколькими словами.

Кемаль Азоури собрал свои вещи и выскользнул из зала. Кемаль имел правильные черты лица, зеленые глаза, а также отличался высоким ростом и аристократически стройной фигурой. В фармацевтической империи Шлосса он занимал довольно видное место — и не только благодаря своей внешности. Воистину замечательной была и история его жизни. Родившись в лагере беженцев под Бейрутом, он получил медицинское образование в Бейрутском университете, после чего перебрался в Европу, где занялся исследовательской работой. Со временем он получил место в отделе продаж корпорации Шлосса. На этом поприще он продемонстрировал такие впечатляющие успехи, что через пять лет возглавил отдел по продажам ближневосточного подразделения компании. Эта деятельность требовала от него постоянных разъездов, оставляя мало времени для забот о семье и вообще какой-либо личной жизни. Но Кемаль, казалось, не испытывал никакого неудовольствия по поводу того, что ему так и не пришлось обзавестись женой и детьми. Его прельщали соблазны совсем иного свойства. Так, год назад ему пообещали, что через некоторое время он возглавит отдел продаж всей компании. Кроме того, за годы работы в компании он — не без помощи Шлосса, разумеется, — стал миллионером. Теперь Кемаль жил в большом доме с окнами, выходившими на реку Лиммаг, и разъезжал по Цюриху в служебном «мерседесе» с персональным водителем.

Спустившись на лифте, Кемаль вошел в свой офис — светлую просторную комнату с высоким потолком, устланными иранскими коврами полами и датской мебелью из ценных пород дерева. Из окон офиса открывался великолепный вид на Цюрихское озеро. Опустившись в стоявшее у письменного стола кресло, он извлек из атташе-кейса и просмотрел заметки, сделанные им во время совещания.

В кабинет вошла секретарша.

— Доброе утро, герр Азоури. Надеюсь, совещание прошло хорошо?

Она говорила с ним на немецком языке, и он ответил ей на столь же безупречном немецком:

— Очень хорошо, Маргарита, благодарю вас. Какие-нибудь сообщения были?

— Я оставила их на вашем столе, герр Азоури. Там же лежат билеты на поезд, а также список пражских отелей. Должна заметить, что вам следует поторапливаться, так как ваш поезд отходит через тридцать минут.

Кемаль пробежал глазами несколько полученных на его имя телефонограмм — ничего срочного. Выйдя из-за стола, он натянул пальто, водрузил на голову широкополую шляпу и замотал вокруг горла шелковый шарф. Маргарита протянула ему атташе-кейс и небольшую дорожную сумку.

Кемаль сказал:

— В поезде мне бы хотелось просмотреть кое-какие бумаги.

— Я не стану донимать вас звонками — разве что случится что-нибудь из ряда вон... Кстати сказать, водитель уже ждет вас внизу.

— Скажите ему, что на сегодня он свободен. Я прогуляюсь до вокзала Хауптбанхоф пешком. Надо же мне хоть как-то поддерживать физическую форму.

* * *

Когда Кемаль шел по Банхофштрассе мимо сверкающих витрин дорогих магазинов, с неба начал сыпать снег. Войдя в банк, Кемаль снял со своего счета крупную сумму наличными. Уложив деньги в потайное отделение атташе-кейса, он через пять минут снова вышел на улицу.

Оказавшись в здании вокзала Хауптбанхоф, Кемаль прошел через весь главный зал, временами останавливаясь и проверяя, нет ли за ним «хвоста», но ничего подозрительного не заметил. Потом он подошел к газетному киоску и купил в дорогу несколько газет и журналов. Передавая киоскеру деньги, он украдкой огляделся, но и на этот раз слежки за собой не обнаружил.

Наконец Кемаль вышел на платформу. Посадка на поезд Цюрих — Прага уже заканчивалась. Кемаль поднялся в вагон и двинулся по коридору в сторону купе первого класса. В его купе было пусто. Только он повесил на вешалку пальто и шляпу и присел на диван, как поезд тронулся с места и стал выползать за пределы станции. Кемаль достал из атташе-кейса купленные журналы и газеты и стал их просматривать, начав с европейского издания «Уолл-стрит джорнал». Потом он пролистал «Файнэншл таймс», лондонскую «Таймс» и взялся за французскую «Монд».

Минут через сорок пять в купе вошел стюард и принес кофе. Прихлебывая кофе, Кемаль приступил к чтению деловых бумаг с цифрами продаж из южноафриканского подразделения компании. Со стороны он походил на крупного ответственного чиновника или бизнесмена, который не имеет возможности оторваться от работы даже на короткое время. При мысли об этом он улыбнулся, так как подобное впечатление было слишком далеко от реальности.

На протяжении многих лет Кемаль вел двойную жизнь, работая на корпорацию «Шлосс фармацевтикал» и одновременно являясь агентом Фронта освобождения Палестины. Его работа и, так сказать, респектабельный фасад служили отличным прикрытием для другой, тайной деятельности, которой он занимался. Он мог разъезжать по всей Европе и Ближнему Востоку, не вызывая подозрений и не привлекая к себе внимания секретных служб. Будучи классическим волком в овечьей шкуре, он вращался в высших деловых, политических и культурных кругах европейского общества, общался с представителями крупного бизнеса, и у подавляющего большинства людей, которых он знал, ассоциировался исключительно с миром богатых, успешных и знаменитых. При всем том параллельно он работал на Фронт освобождения Палестины — осуществлял связь между различными организациями, рекрутировал агентов, участвовал в планировании операций, передавал важные сообщения и собирал денежные средства для ФОП по всему Ближнему Востоку. Кемаль использовал систему дистрибьюции компании, а также принадлежавшие ей суда для доставки оружия и взрывчатых веществ к месту запланированных операций. Мысль о том, что среди лекарств, предназначенных для спасения человеческих жизней, скрываются орудия террора и уничтожения, доставляла ему странное извращенное удовольствие.

Теперь ситуация еще больше осложнилась. Когда Ясир Арафат выразил согласие покончить с насилием и, более того, начал вести с сионистами переговоры о мире, Кемаль пришел в ярость и тайно присоединился к организации своего старого друга Тарика эль-Хоурани. Кемаль занимал в этой организации место начальника отдела по разработке и планированию операций. Кроме того, он ведал финансами, отвечал за связь между боевыми формированиями и поставки оружия, используя в качестве оперативного центра свой офис в Цюрихе. Партнерство между Тариком и Кемалем сложилось уникальное. Операции проводил Тарик — безжалостный террорист и хладнокровный убийца; Кемаль же, лощеный рафинированный джентльмен, пользуясь своей респектабельностью и прочным положением в обществе, снабжал его инструментами террора.

Кемаль закрыл папку с финансовой отчетностью и поднял глаза к потолку купе. Вот дьявольщина! Где же Тарик? Неужели что-нибудь пошло не так, как задумывалось?

Стоило ему об этом подумать, как дверь распахнулась и в купе вошел человек в темных очках, с длинными светлыми волосами. На его голове красовалась американская шапочка-бейсболка с козырьком, а в ушах торчали наушники, из которых доносилась громкая бравурная музыка.

«Господи! — подумал Кемаль. — Только этого идиота еще здесь не хватало. Теперь Тарик ни за что не войдет в купе».

Кемаль сказал:

— Извините, но вы, похоже, зашли не в то купе. Здесь все места проданы.

Человек извлек наушник из одного уха и сказал:

— Я вас не слышу. — По-английски он говорил с американским акцентом.

— В этом купе все места проданы, — повторил Кемаль с раздражением в голосе. — Уходите, или я позову стюарда.

Однако этот человек, не обращая внимания на его слова, опустился на диванчик напротив и снял темные очки.

— Мир тебе, брат мой, — тихо сказал Тарик по-арабски.

Кемаль не смог сдержать улыбки.

— Тарик, старый черт! Наконец-то.

* * *

— Я было забеспокоился, когда Ахмед не вернулся из Греции, — сказал Кемаль. — Но потом узнал, что на вилле в Самосе обнаружено мертвое тело, и понял, что между вами состоялся крупный разговор.

Тарик прикрыл глаза и слегка наклонил голову набок.

— Он был совершенно неприспособлен для дела. Тебе следует тщательнее выбирать курьеров.

— Неужели была необходимость его убивать?

— Не расстраивайся. Ты найдешь другого парня. Надеюсь, более умелого и расторопного.

Кемаль некоторое время пристально разглядывал его.

— Как ты себя чувствуешь, Тарик? Ты не?..

— Я отлично себя чувствую, — резко ответил Тарик, сразу же отсекая разговор на эту тему. — Как обстоят наши дела в Амстердаме?

— Неплохо. Лейла уже приехала. Нашла для тебя женщину и место, где ты сможешь остановиться.

— Расскажи мне об этой женщине, — попросил Тарик.

— Она работает в баре в районе «красных фонарей». Живет одна в квартире, оборудованной на барже, которая стоит на Амстеле. Отличное место.

— Когда мне можно выехать?

— Через неделю.

— Мне нужны деньги.

Кемаль открыл атташе-кейс и извлек из него конверт с наличностью. Тарик сунул конверт во внутренний карман куртки. Потом он устремил на Кемаля пронзительный взгляд своих бледно-серых глаз. У того появилось неприятное ощущение, что Тарик прикидывает, как лучше с ним расправиться, если такая необходимость возникнет.

— Уверен, ты назначил мне встречу не только для того, чтобы покритиковать за убийство Ахмеда и справиться о моем здоровье. Что еще у тебя на уме?

— У меня есть кое-какие новости.

— Я слушаю.

— Человек с бульвара Царя Саула убежден, что за убийством посла в Париже стоишь ты.

— Он удивительно догадлив...

— Ари Шамрон алчет твоей крови, и премьер-министр дал ему в этом смысле «зеленый свет».

— Ари Шамрон жаждет моей смерти на протяжении многих лет. Почему это стало так важно именно сейчас?

— Потому что он собирается поручить работу по твоей ликвидации твоему старому приятелю.

— Это кому же?

Кемаль улыбнулся и наклонился поближе к собеседнику.

Глава 7

Сент-Джеймс. Лондон

Процветавшая некогда фирма «Ишервуд файн артс» со временем перебралась в перестроенное складское помещение времен королевы Виктории, находившееся на задворках квартала Сент-Джеймс, в тупичке Мейсонс-Ярд. Фирма делила помещение с офисом небольшой пароходной компании и пабом, где во множестве собирались девицы из близлежащих офисов, приезжавшие туда на мотороллерах. Висевшая на первом этаже вывеска «Ишервуд файн артс» ставила обывателя в известность, что галерея специализируется на работах старых мастеров. Кроме того, там сообщалось, что владелец галереи, Джулиан Ишервуд, является членом Ассоциации лондонских торговцев предметами искусства и что его коллекцию можно увидеть только по предварительной договоренности. Отмечалось также, что у галереи есть дочерние фирмы в Венеции и Соединенных Штатах, хотя они, правду сказать, давно уже закрылись — просто Ишервуду не хватало смелости или денег, чтобы сменить вывеску, приведя ее в соответствие с современным, далеко не блестящим положением дел.

Шамрон приехал в Мейсонс-Ярд в двенадцать тридцать. Его порванная летная куртка и брюки цвета хаки волшебным образом испарились; в Лондоне Шамрон носил двубортный костюм, шелковую рубашку, темно-синий галстук в тон и серое кашемировое пальто. Очки в стальной оправе уступили место более модным и стильным, на запястье у него тускло отсвечивал золотом дорогой «ролекс», а на мизинце правой руки сверкал перстень с печаткой. Отсутствие обручального кольца могло свидетельствовать об известной подвижности его сексуальных вкусов и пристрастий. Походка у Шамрона также изменилась. Манера растопыривать при ходьбе локти и слегка наклонять вперед голову исчезла, и теперь он передвигался с вальяжностью, свойственной светскому человеку и космополиту.

Шамрон нажал на потрескавшуюся кнопку звонка у дверного проема в цокольном этаже. Секундой позже в коробке интеркома послышался тусклый голос девушки по имени Хизер — последней из длинного ряда молодых и довольно-таки бестолковых помощниц Ишервуда.

— Меня зовут Рудольф Хеллер, — сказал Шамрон по-английски с сильным немецким акцентом. — Я приехал, чтобы встретиться с мистером Ишервудом.

— Вы договорились с ним предварительно о встрече?

— К сожалению, нет. Но дело в том, что мы с Джулианом старые друзья.

— Подождите минутку, пожалуйста.

Минутка превратилась в две, потом — в три. Наконец автоматический замок в двери щелкнул; Шамрон вошел в помещение и поднялся по скрипучей деревянной лестнице. Лестничную площадку покрывал ковер с большим коричневым пятном посередине. Хизер сидела в предбаннике за пустым столом с молчащим телефоном. Все ассистентки Ишервуда были симпатичными выпускницами художественных школ, которых он заманивал к себе на службу обещаниями пристроить к серьезному делу и обеспечить служебный и творческий рост. Кроме того, Ишервуд им внушал, что их ждет интересная, полная впечатлений и приключений жизнь. Большинство увольнялись через месяц-два, когда понимали, что ничего, кроме смертной скуки, их здесь не ждет. Это не говоря уже о том, что Ишервуду далеко не всегда удавалось наскрести денег, чтобы заплатить им жалованье.

Хизер листала старый номер журнала «Лут». Увидев Шамрона, она оторвалась от журнала, улыбнулась и ткнула карандашом с изгрызенным кончиком в сторону двери, которая вела в офис шефа.

Открытая дверь позволяла видеть владельца кабинета, облаченного в стильный полосатый костюм и шелковую рубашку. Нервно расхаживая из стороны в сторону, он говорил на итальянском языке по радиотелефону.

— Войдите, если осмелитесь, — сказала Хизер, лениво растягивая слова в принятой в респектабельном районе Мейфэр манере, которую Шамрон терпеть не мог. — Но, в принципе, через минуту он освободится. Может, вам пока принести что-нибудь выпить?

Шамрон отрицательно покачал головой и вошел в офис. Усевшись в кресло, он покрутил головой, осматривая комнату. Стоявшие вдоль стен книжные полки были забиты монографиями о художниках и каталогами художественных выставок. В углу помещался обтянутый для пущего эффекта черным бархатом подрамник, на который устанавливали предназначавшиеся к продаже картины. Окно, перед которым расхаживал Ишервуд, позволяло наблюдать замкнутое пространство тупика Мейсонс-Ярд. Ишервуд, продолжая разговаривать по телефону и разгуливать по комнате, пару раз останавливался. В первый — для того чтобы обозреть Шамрона, а во второй — когда в комнате заработал факс и ему захотелось глянуть на выползавший из его чрева бумажный лист. Ишервуд находился в затруднительном положении, возможно, даже в беде — Шамрон чувствовал это всем своим существом. С другой стороны, Ишервуд всегда находился в затруднительном положении, так что удивляться тут было особенно нечего.

Джулиан Ишервуд, покупая картины, действовал чрезвычайно осторожно и избирательно. Еще большую осторожность и избирательность он демонстрировал, подыскивая покупателей для картин, которые собирался реализовать. Наблюдая за тем, как проданная им картина покидала с помощью грузчиков стены его галереи, он всякий раз впадал в меланхолию. Так что назвать его бойким дилером от искусства было никак нельзя. Обычно он продавал в год не более пятнадцати полотен; если же ему удавалось продать двадцать, год считался удачным. Он составил себе состояние в восьмидесятые, когда всякий, кто не был полным дураком и обладал несколькими квадратными футами выставочного пространства, делал хорошие деньги. Теперь же ситуация в сфере торговли произведениями искусства резко изменилась и удача от Ишервуда отвернулась.

Ишервуд швырнул радиотелефон на донельзя захламленный стол и сказал:

— Каковы бы ни были твои требования, мой ответ — нет.

— Как поживаешь, Джулиан?

— Иди к черту! Ты зачем вообще сюда приехал?

— Отошли куда-нибудь на время свою секретаршу, ладно?

— Все равно ответ будет отрицательный — вне зависимости от того, останется здесь девушка или нет.

— Мне нужен Габриель, — тихо сказал Шамрон.

— Мне он еще больше нужен, так что ты его не получишь.

— Просто скажи мне, где он сейчас проживает. Мне необходимо с ним переговорить.

— Отцепись! — бросил Ишервуд. — Ты кем вообще себя возомнил, коли позволяешь себе врываться в мой офис и отдавать мне приказы? Другое дело, если бы ты вдруг захотел приобрести картину. Тогда я, возможно, согласился бы тебе помочь. Но если тебя привели ко мне мысли, далекие от искусства, я скажу Хелен, чтобы она тебя выпроводила.

— Ее зовут Хизер.

— О Господи! — Ишервуд плюхнулся в кресло, стоявшее у письменного стола. — Хелен работала у меня в прошлом месяце. Я просто не в состоянии удержать у себя этих девиц.

— Насколько я понимаю, Джулиан, дела у тебя обстоят не блестяще?

— У меня дела давно обстоят не блестяще, но скоро все это изменится. Вот почему я настоятельно тебя прошу оставить нас с Габриелем в покое.

— Может, пойдем пообедаем? — предложил Шамрон. — Ты расскажешь мне о своих проблемах, после чего мы, глядишь, и придем к какому-нибудь взаимовыгодному соглашению.

— Не сказал бы, что ты похож на человека, заинтересованного в компромиссах.

— Да ладно тебе... Бери пальто, и идем.

* * *

Шамрон заранее позаботился о том, чтобы зарезервировать тихий угловой столик в ресторане Грина на Дьюк-стрит. Ишервуд заказал себе холодного канадского лобстера и бутылку «Сансьерри» — самого дорогого вина, которое значилось в винной карте. Шамрон только зубами скрипнул: когда дело касалось фондов службы, он был чрезвычайно прижимист. Тут, однако, экономить не приходилось — ему требовалось содействие Ишервуда. И он был готов раскошелиться, чтобы заручиться его помощью.

На жаргоне службы люди, подобные Джулиану Ишервуду, именовались «сайаним» — помощники. К ним относились банкиры, сигнализировавшие Шамрону в случае, если кто-то из арабов затевал крупное перемещение средств. Кроме того, к этим банкирам можно было обратиться в любое время дня и ночи, если какой-нибудь «катса» — агент-нелегал — попадал в беду и ему срочно требовались средства, чтобы выпутаться из затруднительного положения. К помощникам относились также консьержи и консьержки, открывавшие двери гостиничных номеров, если Шамрону требовалось туда заглянуть. Среди помощников числились и служащие контор по аренде автомашин, всегда готовые предоставить в распоряжение полевых агентов Шамрона необходимые транспортные средства. Такого рода люди находились и среди офицеров различных иностранных спецслужб — даже если та или иная спецслужба теплых чувств по отношению к Шамрону не питала. Журналисты тоже помогали Шамрону: служили проводниками придуманной им лжи. Ни одна другая секретная служба в мире не могла похвастать таким количеством преданных сторонников. А все благодаря диаспоре, думал Ари Шамрон.

Джулиан Ишервуд был помощником особого рода. Шамрон рекрутировал его для служения одному-единственному чрезвычайно важному «катса». Вот почему Призрак Тибериаса демонстрировал столь нехарактерные для него такт и терпение, когда общался с этим капризным и непредсказуемым человеком.

— Позволь объяснить тебе, почему ты не можешь заполучить сейчас Габриеля, — возбужденно начал Ишервуд. — В прошлом августе в выставочном зале Халла была представлена одна чрезвычайно грязная и сильно поврежденная картина. Италия, XVI век, живопись маслом по деревянной панели. Называется «Поклонение Пастырю». Самое интересное в этой истории то, что мастер неизвестен. Ты внимательно меня слушаешь, хм... герр Хеллер?

Шамрон кивнул, и Ишервуд продолжил свое повествование:

— У меня были кое-какие догадки относительно этой картины, поэтому я набил свою машину книгами по искусству и помчался в Йоркшир, чтобы на нее взглянуть. Когда я осмотрел картину на месте, у меня возникло стойкое ощущение, что мои догадки относительно этой работы верны. Таким образом, когда эта чрезвычайно грязная и сильно поврежденная работа была выставлена на продажу на аукционе «Кристи», я сделал все, чтобы ее приобрести, — и приобрел. Можно сказать, она досталась мне почти даром.

Ишервуд облизал губы и с видом конспиратора наклонился к Шамрону.

— Потом я отвез картину Габриелю, и он провел по моему заказу несколько тестов. Просветил ее рентгеном, сделал фотографии в инфракрасном свете — ну и все остальное, что требуется в подобных случаях. Эти исследования окончательно убедили в том, что я прав. Эта очень грязная, сильно поврежденная работа оказалась фрагментом пропавшего алтаря из церкви Сан-Сальваторе в Венеции, расписанного не кем иным, как Франческо Вичеллио, братом великого Тициана. Вот почему мне так нужен Габриель и вот по какой причине я не стану тебе говорить, где он сейчас.

Появился сомелье. Пока Ишервуд осматривал бутылку, нюхал налитое на донышко бокала вино и проводил дегустацию, Шамрон сплетал и расплетал косички на скатерти. Наконец Ишервуд объявил, что вино хорошее. Когда сомелье отошел, он быстро налил себе полный бокал и выпил. Потом наполнил бокал во второй раз.

Когда Ишервуд заговорил снова, его голос приобрел не свойственные ему ностальгические нотки, а глаза увлажнились.

— Помнишь добрые старые времена, Ари? Тогда у меня была галерея на Нью-Бондштрассе рядом с Ричардом Грином. Нынче Нью-Бондштрассе я себе позволить не могу. Теперь там сплошь Гуччи, Ральф Лаурен, Тиффани и Мики-Блади-Мото. А знаешь, кто сейчас владеет моим старым выставочным залом? Этот мерзкий Жиль Питтави! Кроме того, у него сейчас две галереи на Бонд-стрит и он собирается в течение этого года открыть еще две. Господь свидетель, он распространяется как вирус лихорадки Эбола. Мутирует, становится все сильнее, увереннее и попутно убивает все респектабельное, достойное и мало-мальски приличное, что находится вокруг.

Круглолицый арт-дилер в розовой рубашке и с красивой девушкой под ручку продефилировал мимо их столика. Ишервуд прервал на минуту свои излияния, крикнул: «Привет, Оливер», — и послал ему воздушный поцелуй.

— Этот Вичеллио — настоящее везение. Мне нужно везение — хотя бы раз в два года. Такого рода приобретения дают возможность моей галерее функционировать, а мне закрывать глаза на то, что продажи проходят вяло и почти не приносят дохода. — Ишервуд сделал паузу и основательно глотнул вина. — Нам всем нужна удача. Пусть изредка, пусть время от времени. Я полагаю, настоящая большая удача необходима и в твоем деле. Она является компенсаций за все пережитые срывы — не так ли, repp Хеллер? Твое здоровье!

— И твое, — сказал Шамрон, чуть пригубив.

— Между прочим, этого Вичеллио мог купить Жиль Питтави, но спасовал. А спасовал потому, что он и его ребята не потрудились сделать домашнее задание. Они не смогли определить мастера. Только один я и смог его идентифицировать, потому что всегда делаю домашнее задание. А этот Жиль Питтави не отличит Вичеллио от вермишели. Он продает всякое дерьмо. Красивое, блестящее, залакированное дерьмо. Ты выставленные у него картины видел? Полнейшая дрянь! Не картины, а какие-то поздравительные открытки.

Шамрон, продолжая разыгрывать из себя герра Хеллера, сказал, что в галереи Жиля Питтави давно уже не заглядывал.

Ишервуд снова к нему наклонился. Глаза у него расширились, губы влажно блестели.

— Мне нужно, чтобы картину Вичеллио расчистили и привели в порядок к весне, — тихим голосом произнес он. — Если она к этому времени не будет готова, я потеряю покупателя. А покупатели, доложу я тебе, в наши дни на деревьях не растут. Тем более такие, которые способны оценить по достоинству фрагмент алтаря кисти Вичеллио. Потенциальных покупателей подобного произведения можно сосчитать по пальцам одной руки. Так что если я лишусь своего покупателя, то другого могу и не найти. А если я не найду другого, мой Вичеллио станет очередным неликвидом. «Сгорит» — как у нас говорят. У тебя сгорают агенты, а у меня — картины. А стоит только картине «сгореть», как она становится такой же бесполезной, что и провалившийся агент.

— Я в состоянии понять твою дилемму, Джулиан.

— Неужели? Да на свете и пяти реставраторов не найдется, которые в состоянии качественно восстановить этого Вичеллио. И Габриель Аллон — один из них. У остальных же четверых слишком высокие стандарты, чтобы они согласились работать на такого парня, как я.

— Да, Габриель — человек талантливый. К сожалению, его таланты необходимы и мне тоже. Да и дело у меня поважнее, нежели реставрация какого-то пятисотлетнего полотна.

— Обойдешься! Вокруг меня уже начинают кружить акулы, а банк угрожает пустить меня по миру. Вряд ли мне удастся быстро найти спонсора, который поможет моему кораблю удержаться на плаву. А вот у Жиля Питтави финансовая поддержка имеется — да еще какая! Банк Ллойда! Но когда искусство и финансы начинают смешиваться и переплетаться, людям творческим надо уходить в горы и строить стену, чтобы от всего этого ужаса отгородиться. — Помолчав, Ишервуд добавил: — Ну а кроме того, герр Хеллер, в этой жизни мало найдется вещей, которые важнее хорошей живописи. Сколько бы лет ей ни было.

— Извини. Мне следовало выбирать слова аккуратнее.

— Если мне придется ликвидировать свое дело, я лишусь последней рубашки, — сказал Ишервуд. — При распродаже я в лучшем случае получу треть от того, что стоит моя коллекция в реальности.

Шамрона жалобы Ишервуда не трогали.

— Где он?

— С какой стати я должен тебе об этом говорить?

— А с такой, что он мне нужен, Джулиан. Он нам нужен!

— Только не надо снова втюхивать мне это дерьмо, потому что во второй раз я на это не куплюсь. Я слышал все твои истории и знаю, чем они кончаются. Кстати, Габриель по этому поводу испытывает аналогичные чувства. К тому же за все эти годы ты основательно его достал и иметь с тобой дело он не хочет.

— В таком случае скажи, где он. Какой от этого может быть вред?

— Я слишком хорошо тебя знаю, чтобы довериться. Ни один человек в здравом уме не стал бы на тебя полагаться.

— Или ты скажешь мне, где он, или мы сами его найдем. Конечно, на это уйдет много времени, но мы найдем, уверяю тебя.

— Положим, я скажу. Что ты можешь предложить мне взамен?

— Возможно, я смогу найти финансиста, который будет поддерживать тебя на плаву, пока ты не продашь своего Вичеллио.

— Надежных спонсоров так же мало, как подлинных картин Вичеллио.

— Я знаю одного парня, который подумывает о том, чтобы вложить деньги в галерейный бизнес. Я мог бы поговорить с ним и посоветовать ему обратить самое пристальное внимание на твою галерею.

— И как его зовут?

— Боюсь, он будет настаивать на сохранении анонимности.

— Если Габриель заподозрит, что я сказал тебе...

— Ничего он не заподозрит.

Ишервуд снова облизал губы и наклонился к Шамрону.

Глава 8

Порт Навас. Корнуолл

Старик приехал в порт Навас, когда незнакомец вышел в море. Пиил засек старика из окна спальни, когда тот пытался проехать на здоровенном «мерседесе» по узкой дороге, которая шла параллельно береговой линии залива. Остановившись у домика смотрителя устричной фермы, он вышел из машины, нажал на кнопку звонка, а потом стал стучать в дверь так громко и настойчиво, что Пиил услышал стук, эхом разносившийся над поверхностью воды. Натянув свитер и плащ, мальчик выскочил из коттеджа. Минутой позже он уже стоял рядом со стариком, едва переводя дух от волнения и быстрого бега.

Старик спросил:

— Ты кто?

У него был такой же акцент, как у незнакомца, но более сильный.

— Я — Пиил. А вы кто?

Старик, однако, этот вопрос проигнорировал и сказал:

— Я ищу человека, который живет в этом доме.

— Сейчас его здесь нет.

— Я его друг. Скажи, ты знаешь, где он?

Пиил промолчал. Так как незнакомец насчет друга, который может неожиданно приехать в Корнуолл, чтобы его навестить, ничего не говорил, слова старика показались ему подозрительными. Между тем старик обозрел пирс, потом снова сосредоточил внимание на мальчике и произнес:

— Он вышел на лодке в море, не так ли?

Пиил кивнул. В выражении глаз старика было нечто такое, что заставило его поежиться.

Старик взглянул на небо. Над заливом ползли тяжелые свинцовые тучи. Не приходилось сомневаться, что скоро пойдет дождь.

— Не слишком приятная погода для морских прогулок, верно?

— Он очень хорошо управляется с мотором и парусом.

— Это так. Он скоро вернется?

— Он никогда не говорит, когда вернется. Но я ему скажу, что вы заезжали.

— Я предпочел бы его подождать. — По мнению Пиила, старик относился к тому разряду людей, которые если уж решили, способны ждать сколько угодно. — Здесь есть место, где можно посидеть и выпить кофе?

Пиил ткнул пальцем в сторону деревенской чайной.

* * *

Но старик в деревню не пошел. Он забрался в «мерседес» и замер у руля, словно обратившись в соляной столп. Пиил прошел чуть дальше по прибрежной дороге и, остановившись у того места, где в залив впадала река, стал вглядываться в водный простор, дожидаясь, когда на горизонте появится лодка незнакомца. К середине дня вода в заливе покрылась волнами с белыми барашками пены — предвестниками скорого шторма. В четыре часа потемнело и пошел дождь. Пиил порядком промок и промерз чуть ли не до костей. Он уже собирался покинуть свой наблюдательный пост, когда заметил поблескивавшие сквозь опустившуюся на воду туманную дымку голубоватые топ-мачтовые огни, приближавшиеся со стороны залива к устью реки. Минутой позже до его слуха донесся звук работающего мотора: незнакомец возвращался домой.

Пиил достал из кармана фонарь и несколько раз нажал на кнопку, подавая незнакомцу условный сигнал. Положение голубоватых огней в пространстве изменилось — взяв слегка вправо, незнакомец стал приближаться к тому месту, где стоял Пиил.

Когда лодка оказалась на расстоянии нескольких ярдов от берега, незнакомец крикнул:

— Что случилось?

— Вас дожидается какой-то человек.

— Что ему нужно?

— Он сказал, что ваш друг.

— Он назвался?

— Нет.

Голос незнакомца, причудливо преломляясь в тумане и отражаясь от берега, доносился до Пиила из другой точки пространства.

— Как он выглядит?

— У него какой-то несчастный вид.

— А акцент? Акцент у него есть?

— Такой же, как у вас. Только сильнее.

— Отправляйся домой.

Пиил, однако, не хотел оставлять этого человека в одиночестве.

— Я встречу вас на пирсе и помогу привязать лодку.

— Делай, как тебе сказано, — крикнул незнакомец и скрылся под палубным настилом.

* * *

Габриель Аллон спустился в каюту и достал из стенного шкафчика, находившегося над портативной газовой плитой, девятимиллиметровый полуавтоматический пистолет системы «Глок». Габриель предпочитал модель среднего размера, которая из-за укороченного ствола обладала меньшей точностью, но которую именно по этой причине было легче прятать. Оттянув назад затвор, он дослал патрон в патронник и опустил оружие в правый карман штормовки. Затем, нажав на тумблер, он выключил сигнальные огни и поднялся на палубу.

Снизив скорость, он сделал поворот и двинулся к пирсу. В скором времени он заметил большой «мерседес», припаркованный неподалеку от его дома, и услышал, как хлопнула дверца машины. Подсветка салона была отключена. Ничего удивительного — профессионал. Габриель опустил руку в карман и сжал в кулаке ребристую рукоятку «глока», держа указательный палец рядом со спусковой скобой.

Между тем незваный гость прошел по пирсу и спустился по каменным ступеням к воде. Габриель узнал бы этого человека в любом обличье и с какого угодно расстояния. Да и трудно было не узнать этот выдававшийся вперед подбородок, лысый череп, напоминавший по форме пулю, и походку боксера, направлявшегося к центру ринга. На мгновение ему захотелось развернуться и, удалившись от берега, скрыться в тумане. Но вместо этого он, отпустив рукоять пистолета и вынув из кармана руку, стал править к пирсу.

* * *

Шамрон, обойдя студию Габриеля, остановился у картины Вичеллио.

— Это, что ли, величайшее приобретение Ишервуда? Тот самый утраченный фрагмент алтаря кисти Вичеллио? Не могу представить, чтобы уважающий себя еврейский парень посвятил себя целиком работе над этой хреновиной. Я вообще не понимаю людей, которые тратят время и деньги на такие вещи.

— Это меня не удивляет. Что, скажи, ты сделал с беднягой Джулианом, чтобы заставить его меня предать?

— Расплатился за ленч в ресторане Грина. Ты же знаешь, Джулиана назвать стоиком трудно.

— Зачем ты вообще сюда приехал?

Но Шамрон выкладывать свои карты не торопился.

— Судя по всему, ты процветаешь, — сказал он. — Этот дом наверняка обошелся недешево.

— Я один из самых известных реставраторов в мире.

— Сколько, интересно знать, тебе заплатит Джулиан за реставрацию картины Вичеллио?

— Не твое дело.

— Или ты мне сам об этом скажешь — или мне скажет Джулиан. Но я бы предпочел услышать от тебя. Думаю, твой ответ окажется ближе к истине.

— Сто тысяч фунтов.

— Ты хотя бы малую толику этих денег у него видел?

— Мы ведь разговариваем о Джулиане Ишервуде, верно? Он заплатит мне, когда продаст Вичеллио. Но даже если он его продаст, мне, возможно, придется эти деньги из него выколачивать.

— А этот Рембрандт что здесь делает?

— Это халтура для аукциона «Кристи». Работы здесь не много — надо кое-что подправить, освежить и нанести новый лаковый слой. Я еще окончательно не решил, что буду делать с этим полотном...

Шамрон отошел от картины Вичеллио и остановился у рабочего стола Габриеля, где стояли банки с красками и химикатами.

— И под каким именем ты сейчас скрываешься?

— Ты мне этот паспорт не давал, если это то, что тебя интересует.

— Значит, ты у нас сейчас итальянец?

— Вроде того. А ты кто?

— Меня зовут Рудольф Хеллер.

— Ах да! И как только я мог забыть? Ведь герр Хеллер — один из твоих любимых псевдонимов. Надеюсь, бизнес у господина Хеллера идет хорошо?

— У нас бывают хорошие времена — и не очень.

Габриель включил установку с галогенными лампами и направил их ослепительный свет на Шамрона.

Шамрон замигал.

— Выключи эту штуковину, Габриель.

— Я знаю, что ты предпочитаешь обделывать свои делишки в темноте, герр Хеллер, но мне хочется посмотреть тебе в глаза. Итак, что тебе от меня нужно?

— Может, прокатимся на машине?

* * *

Они мчались по узкой дороге, обсаженной с обеих сторон колючими кустами акации. Габриель правил машиной одной рукой, но ехал при этом очень быстро. Когда Шамрон попросил его замедлить ход, Габриель еще сильнее надавил на педаль газа. Шамрон попытался наказать его за это табачным дымом, но Габриель опустил стекла машины, после чего в салоне установился пронизывающий холод. Шамрон сдался и выбросил сигарету в окно.

— О том, что случилось в Париже, знаешь?

— Я смотрел телевизор и читал газеты.

— Люди, которые сделали грязную работу в Париже, были очень хорошо подготовлены — лучше, чем когда-либо. На уровне боевиков организации «Черный сентябрь». Это тебе не мальчики с камнями и не те юноши, что выходят на рынок, примотав к телу скотчем несколько фунтов взрывчатки «семтекс». Это настоящие профессионалы, Габриель.

Габриель сосредоточился на вождении и, казалось, не обращал на речи Шамрона никакого внимания. Но ему не понравилась реакция, которую вызвало в его организме сообщение Шамрона. Пульс участился, а ладони увлажнились.

— Команда у них большая — десять, возможно, двенадцать оперативников. У них есть деньги, транспорт, фальшивые паспорта. Кроме того, акция была распланирована до мелочей. Все дело заняло от начала и до конца тридцать секунд, не больше. Потом, в течение следующей минуты, все участники нападения с места преступления исчезли. Французам не удалось взять ни одного человека.

— Какое отношение все это имеет ко мне?

Шамрон прикрыл глаза и процитировал изречение из Ветхого Завета:

— "Враги поймут, что Я — Бог, когда моя месть настигнет их".

— Иезекииль, — сказал Габриель.

Шамрон продолжил:

— "Если кто-нибудь убьет одного из моих людей, Я в ответ должен поразить его". Скажи, ты веришь в это, Габриель?

— Я привык в это верить.

— А я вот верю в то, что, если ребенок поднимает камень, чтобы бросить в меня, я должен пристрелить его прежде, чем камень вылетит из его руки. — В темноте вспыхнула зажигалка, высветив на мгновение жесткие черты Шамрона, морщинистые веки и дряблые щеки. — Возможно, я какой-то реликт, ископаемое. Но я до сих пор помню, как прижимался к груди своей матери, когда арабы грабили и жгли наше поселение. Кстати сказать, арабы убили моего отца во время так называемой всеобщей забастовки в тридцать седьмом. Я тебе когда-нибудь об этом рассказывал?

Габриель молча смотрел на дорогу.

— Между прочим, они и твоего отца убили. На Синае. А твоя мать, Габриель? Сколько она прожила после того, как умер твой отец? Два года? Три?

На самом деле она прожила чуть больше года, подумал Габриель, вспоминая, как он опускал изъеденное раком тело матери в могилу, вырытую на склоне холма у Израильской долины.

— Ты что, собственно, хочешь всем этим сказать?

— Я хочу сказать, что месть — хорошее дело. И здоровое. Она очищает.

— Месть ведет лишь к новому витку убийств и насилия. На месте каждого убитого нами террориста всегда оказывается какой-нибудь парень, который сначала берет в руку камень, а потом и автомат. Они как зубы у акулы — ломается один, сразу вырастает другой.

— Значит, нам ничего не надо делать? Ты это мне хочешь втолковать, Габриель? Предлагаешь стоять в сторонке и смотреть, как эти ублюдки убивают наших людей?

— Ты отлично знаешь, что я говорил о другом.

Шамрон замолчал и посмотрел в окно «мерседеса» на деревенские домики, мимо которых они проезжали.

— Как бы то ни было, это не моя идея, а премьер-министра. Ему, как политику, необходим мир с палестинцами, но он не может его подписать, пока экстремисты швыряют с балкона гнилые помидоры на сцену, где разворачивается это величественное историческое действо.

— С каких это пор ты стал таким миролюбивым, Ари?

— Мое мнение по данному вопросу не столь существенно. Я простой солдат тайной службы, который делает то, что ему говорят.

— Чушь собачья.

— Ладно, если тебя интересует мое мнение, скажу. Я не верю, что после подписания этого договора мы будем в большей безопасности, нежели до этого. По мне, пылающий в сердце палестинца огонь не погаснет до тех пор, пока все евреи не будут сброшены в море. Но я тебе так скажу, Габриель: мне предпочтительнее иметь дело с открытым врагом, нежели с тем, который видит свою выгоду в том, чтобы притворяться другом.

Произнеся это, Шамрон потер переносицу, на которую слишком сильно давили элегантные очки в черепаховой оправе. Шамрон постарел — Габриель заметил это по углубившимся морщинам возле глаз. Даже великий Шамрон ничего не мог противопоставить разрушительной работе времени.

— Ты знаешь, что произошло в Аммане?

— Я читал об этом в газетах. Кроме того, я знаю, что случилось в Швейцарии.

— Ох уж эта мне Швейцария, — печально произнес Шамрон, как если бы речь шла о неудачном романе, который ему хотелось поскорее забыть. — Казалось бы, простая операция, верно? Нужно было установить «жучки» на квартире исламского экстремиста высокого ранга. Всего-навсего. В свое время мы делали такие вещи с закрытыми глазами. Приходишь, ставишь необходимое устройство и уходишь, пока хозяин не вернулся. Но эти идиоты забыли, что швейцарцы самые бдительные люди на свете. Одна старая дама заметила что-то подозрительное, позвонила куда надо, и не прошло и четверти часа, как вся команда оказалась в руках швейцарской полиции.

— Какое несчастье...

— Вот именно. Потому-то отсюда я и лечу в Цюрих. Хочу упросить наших швейцарских братьев приложить максимум усилий, чтобы это дело не стало достоянием общественности.

— С удовольствием посмотрел бы, как это у тебя получится.

Шамрон утробно хихикнул. Габриель неожиданно для себя подумал, что ему, как это ни странно, временами не хватало этого человека. Сколько же прошло времени с тех пор, как они в последний раз виделись? Лет восемь? Да нет, больше, почти девять. Шамрон приехал в Вену после взрыва, чтобы кое-что подчистить и лично убедиться в том, что истинная причина пребывания Габриеля в этом городе осталась в тайне. Габриель видел Шамрона после этого еще один раз — когда прилетел в Тель-Авив, чтоб сказать ему, что подает в отставку.

— Не могу сказать точно, когда все пошло наперекосяк, — сказал Шамрон. — Сейчас, к примеру, у нас считают, что мирное соглашение вот-вот будет подписано, а коли так, то нам уже ничто не грозит. Они не понимают, что мирное соглашение только прибавит фанатикам отчаянности. Они не понимают, что нам придется шпионить за нашими новыми арабскими друзьями не менее старательно, чем в те времена, когда они открыто призывали к нашему уничтожению.

— Шпионы никогда не останутся без работы.

— Но в наши дни умненькие мальчики, которые приходят к нам по призыву, отслужив свое, бегут от нас, как черт от ладана. Им хочется делать деньги и болтать о всяких пустяках по мобильнику, сидя в кафе на улице Бен-Иегуды. Но мы-то привыкли, что у нас работают самые лучшие. Такие, как ты, Габриель. Теперь же нам приходится довольствоваться парнями, которые слишком глупы или ленивы, чтобы сделать карьеру на гражданке.

— Измените тактику по набору новых агентов.

— Уже изменили. Но сейчас мне более всего нужен ветеран. Такой, который мог бы проводить операции в Европе, не ставя об этом предварительно в известность правительство страны пребывания и не попадая на первые полосы таких изданий, как «Санди таймс». Ты мне нужен, Габриель, ибо я нуждаюсь в специалисте высшего класса. Я хочу, чтобы ты сделал для службы то, что делаешь сейчас для Ишервуда, реставрируя его Вичеллио. Наша служба находится в плачевном состоянии, и я хочу, чтобы ты помог мне ее отреставрировать.

— Я могу отреставрировать полотно, пролежавшее пятьсот лет в грязи и забвении, но восстановить службу, которая на протяжении десяти лет деградировала из-за лености и некомпетентности руководства, — это дело совсем иного плана. Поищи другого ветерана, который поможет тебе поймать террористов и вселить страх божий в сердца твоих сотрудников. Что касается меня, то я подписал контракт с другим человеком.

Шамрон снял очки, подышал на стекла и стал протирать их концом своего шелкового шарфа.

— Между прочим, это был Тарик, — произнес он, осматривая стекла очков в тусклом свете, исходившем от приборной доски. — Неужели я тебе об этом еще не сказал? Ну так сейчас скажу: посла и его жену убил в Париже Тарик. Это его стараниями воды Сены покраснели от крови наших граждан. Повторяю, это сделал Тарик — твой старый приятель.

Габриель неожиданно ударил по тормозам, и очки Шамрона звякнули о ветровое стекло «мерседеса».

* * *

Габриель проехал через поселок Лизард-Таун и покатил по поросшей травой равнине к морю. Загнав машину на парковочную площадку рядом с маяком, он выключил двигатель. Потом они с Шамроном вышли из машины и стали подниматься по обрывистой узкой тропинке в скалы. В воздухе стоял неумолчный гул прибоя и слышались пронзительные крики морских птиц.

На краю обрыва горели окна маленького кафе. Хотя официантка сказала, что кафе закрывается, Габриелю удалось обаять ее, и она согласилась принести им два омлета и чайник горячего чая. Шамрон, продолжая изображать герра Хеллера, взял салфетку и с брезгливым видом отряхнул пыль со своих дорогих замшевых мокасин. Девушка, которая их обслуживала, носила множество блестящих браслетов, издававших при каждом движении мелодичный звон. В ее внешности было что-то от Лии; Габриель сразу это подметил, Шамрон, разумеется, тоже.

— Откуда ты знаешь, что это был Тарик?

— А ты о девушке-американке ничего не слышал? О той, которую он использовал, как прикрытие, на чьей квартире жил и которую потом пристрелил, не моргнув глазом? Тарик любит женщин. Плохо то, что конец у всех его женщин один — смерть.

— Мертвая американка, говоришь? И это все, что у тебя есть?

Шамрон рассказал ему о видеопленке, об официанте, который звонил из музея по мобильнику за минуту до того, как посол и его супруга сели в машину.

— Официанта зовут Мохаммед Азис. В компании, которая нанимала его на работу, он выдавал себя за алжирца. Но он не официант и не алжирец. Согласно нашим данным, он работает в организации Тарика вот уже десять лет. В операциях, которые проводит Тарик, он на вторых ролях — находится, так сказать, на подхвате.

Когда девушка со звенящими браслетами на руках подошла к их столику, чтобы долить в чайник кипятку, Шамрон замолчал. Потом, проводив ее глазами, спросил:

— У тебя женщина-то есть? — Шамрон любил задавать вопросы, касавшиеся личной жизни сотрудников, и никакого смущения при этом не испытывал. О своих людях он должен был знать все.

Габриель покачал головой и занялся исследованием плескавшегося в чашке напитка. Молоко на дне, заварка на поверхности — типичный чай по-английски. Шамрон положил себе в чашку три куска сахару, быстро размешал и продолжил расспросы.

— Неужели ты так и не обзавелся любовницей? Какой-нибудь вдовушкой, которую ты вечерами катаешь на лодке?

— Я женщин на своей лодке не катаю. Только Пиила.

— Ах да, Пиил. Твой сторож...

— Да, мой сторож.

— А можно ли мне поинтересоваться, почему у тебя нет подруги?

— Нельзя.

Шамрон нахмурился. Раньше он знал о личной жизни Габриеля все.

— А как тебе эта девушка? — Шамрон кивком головы указал на официантку. — Она с тебя просто глаз не сводит. Не интересуешься, нет?

— Она еще ребенок, — сказал Габриель.

— Это ты у нас ребенок. Самый настоящий.

— Да мне скоро стукнет пятьдесят.

— А выглядишь на сорок.

— Это потому, что я больше на тебя не работаю.

Шамрон стер салфеткой с губ жир от омлета.

— Может, ты не обзаводишься женщиной, потому что боишься, что Тарик ее тоже убьет?

Габриель вздрогнул, как если бы у него над ухом прозвучал выстрел.

— Если ты поможешь мне разобраться с Тариком, тогда, возможно, ты простишь себе то, что произошло в Вене. Я знаю, что ты винишь за это себя, Габриель. Если бы не тунисское дело, Лия и Дэни никогда бы не оказались в Вене.

— Заткнись...

— Возможно, если ты поможешь мне прикончить Тарика, тень Лии оставит наконец тебя в покое и ты снова сможешь зажить нормальной жизнью.

Габриель поднялся с места, швырнул на стол измятую десятифунтовую купюру и вышел из заведения. Шамрон, виновато улыбнувшись официантке, не спеша последовал за ним.

* * *

Внизу, у подножия скал, находился небольшой, покрытый сероватым песком пляж с заброшенной спасательной станцией. Из-за туч вышла яркая луна, сея серебристый свет на волновавшуюся поверхность моря. Габриель, засунув руки в карманы, смотрел на море и вспоминал Вену. В частности, день перед взрывом, когда они с Лией в последний раз занимались любовью. Это был последний раз, когда он занимался любовью с кем-либо... Помнится, Лия тогда настояла, чтобы они не опускали шторы, хотя окна спальни выходили на двор и дом напротив, и Габриель не сомневался, что соседи за ними подглядывают. Кстати сказать, Лия на это надеялась. Она находила в такого рода эксгибиционизме некое извращенное удовольствие, напрямую связанное с ее странным пониманием справедливости. Казалось, она стремилась доказать местным жителям, что евреи — пусть даже они с Габриелем были тайными евреями и выдавали себя за итальянского реставратора и его швейцарскую подругу — могут заниматься любовью и получать удовольствие в том самом городе, где их в свое время так жестоко притесняли и преследовали. Габриель помнил влажный жар ее тела и легкий привкус соли на коже. Потом он уснул, а когда проснулся, увидел Лию, которая смотрела на него широко раскрытыми глазами, сидя на краю постели.

— Я больше не в силах всего этого терпеть и хочу, чтобы это было твое последнее дело. Ты должен пойти в свой офис, потребовать отставки и заняться наконец какой-нибудь нормальной работой. Мы можем остаться в Европе, где тебя знают как реставратора. Занимайся реставрацией картин, если хочешь, но только реставрацией. Обещай мне это, Габриель, прошу тебя.


Подошел Шамрон и встал с ним рядом.

Габриель поднял на него глаза.

— Почему ты вернулся в офис? Отчего тебе не жилось в Тибериасе? Почему ты по первому же звонку примчался в Тель-Авив?

— Слишком много дел остались незаконченными. Наверное, не было еще на свете человека, который, работая в секретной службе и уходя в отставку, оставил бы все свои дела в полном порядке. Мы всегда после себя что-нибудь оставляем. Незавершенные операции, старых врагов. И они напоминают о себе, как былая любовь. Кроме того, я не мог позволить, чтобы Алсатиан и Лев окончательно развалили службу.

— Но почему ты продолжаешь держать при себе Льва?

— Потому что мне было велено его не трогать. Лев дал премьер-министру понять, что, если я попытаюсь его уволить, без скандала не обойдется. Премьер-министр же испугался, что внутренние свары могут парализовать оперативный отдел. Короче говоря, он дал слабину, и Лев остался.

— Он настоящая змея.

— Кто, премьер-министр?

— Нет, Лев.

— И смертельно-ядовитая змея, между прочим, так что с ним приходится держать ухо востро. Когда Алсатиан ушел в отставку, Лев решил, что следующим руководителем службы станет он. Поэтому мое появление в офисе неприятно его удивило. Ну еще бы! Ведь этому парню пришлось расстаться с ключами от тронного зала, которые, как ему казалось, уже лежали в кармане. А он, между нами, уже далеко не мальчик. Если я уйду так же быстро, как пришел, у него будет еще шанс возглавить службу, но если отбуду положенный срок до конца, тогда премьер-министр, возможно, изберет в качестве нового руководителя службы более молодого офицера. Так что нет необходимости говорить, что Лев не относится к числу моих сторонников на бульваре Царя Саула.

— Меня он тоже никогда не любил.

— Это потому что завидовал. Твоей выучке, профессионализму, твоему таланту. Тому, что ты, как агент-нелегал, зарабатывал втрое больше, чем он в качестве начальника отдела. Господь свидетель, он завидовал тебе даже из-за Лии. Если коротко, ты обладал всем тем, чего не было у него, и он не мог тебе этого простить.

— Он хотел быть членом группы, которая действовала против «Черного сентября».

— Лев не глуп, но как полевой агент не стоит и гроша. Это типичный кабинетный работник.

— Он знает о том, что ты здесь?

— Ничего он не знает, — холодно сказал Шамрон. — И если ты вдруг решишь вернуться на службу, он тоже не будет об этом знать. Ты будешь иметь дело только со мной — как в добрые старые времена.

— Смерть Тарика не вернет мне Дэни. Или Лию. Неужели ты так ничего и не понял? Пока мы занимались охотой на членов организации «Черный сентябрь», египтяне и сирийцы строили планы относительно того, как сбросить нас в море. И это им почти удалось. Мы убили тринадцать боевиков из «Черного сентября», но это не воскресило ни одного из тех парней, которых они зарезали в Мюнхене.

— Это верно. Но я все равно испытал приятное чувство, когда мы с ними разделались.

Габриель прикрыл глаза, и перед его внутренним взором предстали многоквартирный дом на площади Аннабальяно в Риме, темный лестничный колодец и человек по имени Вадал Абдель Цвайтер — глава оперативного отдела организации «Черный сентябрь» в Италии. Он вспомнил, как за стеной кто-то наигрывал на фортепьяно одну и ту же вещицу — скучную пьеску, чье авторство так и осталось для него загадкой, — и как эти звуки слились со стаккато выпущенной из автоматического оружия очереди. Пули с тошнотворным чмоканьем впивались в человеческое тело, разрывая плоть и кроша кости. Одна из выпущенных Габриелем пуль прошла мимо цели и вдребезги разнесла бутылку финикового вина, которую Цвайтер купил несколькими минутами раньше. По какой-то непонятной причине Габриель всегда вспоминал это темно-пурпурное, с коричневым оттенком вино, которое, пролившись на пол, смешалось с кровью умиравшего человека.

Он открыл глаза, и Рим исчез.

— Это приятное чувство быстро проходит, — сказал он. — Особенно когда начинаешь думать, что ты ничем не лучше тех парней, которых убил.

— Войны без жертв не бывает.

— Когда смотришь в глаза человека, которого поливаешь из автоматического пистолета свинцом, складывается ощущение, что это больше походит на убийство, нежели на войну.

— Это не убийство, Габриель. И никогда убийством не было.

— Почему ты вбил себе в голову, что мне удастся найти Тарика?

— Потому что я засек одного типа, который на него работает и который, я уверен, нас на него выведет.

— И где же он?

— Здесь, в Англии.

— В Англии? Где?

— В Лондоне, и это ставит меня в неудобное положение. В соответствии с заключенным нами договором с английской разведкой, мы должны информировать англичан в случае, если собираемся проводить операции на их территории. Я бы предпочел, чтобы этого договора не существовало, поскольку британцы сразу же поставят об этом в известность своих друзей в Лэнгли, а из Лэнгли станут на нас давить, с тем чтобы мы во имя мирного процесса отозвали операцию.

— Ты прав, это серьезная проблема.

— Вот по какой причине мне нужен ты. Мне требуется человек, который был бы в состоянии проводить операции в Англии, не вызывая подозрений у местного населения. Человек, который смог бы организовать слежку и при этом не засветиться.

— Значит, я буду следить за этим типом, а он выведет меня на Тарика?

— Именно. Все очень просто, не так ли?

— Не так уж это и просто, Ари. Особенно когда об этом говоришь ты.

* * *

Габриель проскользнул в свой домик и швырнул куртку на диванчик в гостиной. И сразу же почувствовал, как властно заявил на него свои права Вичеллио. Так было всегда. Он никогда не выходил из дома, не уделив минуту или две созерцанию этой картины. Равным образом, возвращаясь домой, он первым делом бежал в студию, чтобы на нее взглянуть. Это была первая вещь, на которую он смотрел, когда просыпался, и последняя, которую он видел, когда отправлялся под утро спать. Это было подобно наваждению или психозу, но Габриель считал, что только помешанный на своем деле человек может стать хорошим реставратором. Или, если уж на то пошло, хорошим убийцей.

Взбежав по ступенькам в студию, он включил флуоресцентную лампу и всмотрелся в картину. Господи, сколько же он над ней работает? Шесть месяцев? Семь? Вичеллио, скорее всего, закончил этот фрагмент алтаря за несколько недель. Но чтобы его реставрировать, Габриелю понадобится в десять раз больше времени.

Он думал, что ему до сих пор удалось сделать. Две недели он потратил только на то, чтобы, если так можно выразиться, познакомиться с Вичеллио — побольше узнать о его жизни, технике и о том, какое влияние оказали на него другие художники. Потом он месяц исследовал «Поклонение Пастырю» с помощью различных современных технологий — микроскопа Уайлда, чтобы как следует изучить поверхность, рентгеноскопии, чтобы заглянуть под лакокрасочный слой, ультрафиолетовых лучей, чтобы выяснить, не осуществлялась ли реставрация прежде и не было ли какого-либо постороннего вмешательства в картину. Когда исследование завершилось, он четыре месяца счищал с картины грязь и пожелтевший от времени лак. Это совсем не то, что ободрать лаковое покрытие со старого кофейного столика. Эта работа требовала тщательности, методичности, а главное — огромных временных затрат. Для начала требовалось составить подходящий растворитель, который, растворяя лак, не повреждал бы красочного слоя. Окуная в растворитель самодельный тампон из хлопковой ваты, он легкими круговыми движениями водил им по поверхности картины до тех пор, пока тампон не загрязнялся. После этого он брал новый тампон, окунал его в растворитель и повторял предыдущую операцию. Один раз... два... три... сто... Это было все равно что оттирать зубной щеткой палубный настил линкора. В удачный день ему удавалось очистить от грязи и лака несколько квадратных дюймов живописной поверхности.

Теперь он приступил к финальной фазе реставрации: наносил тонкой кисточкой краски на поврежденные или уничтоженные временем части. Эта работа не прощала ошибок и требовала ювелирной точности и полной самоотдачи. Каждую ночь он, надев бинокулярную лупу и уткнувшись лицом в картину, просиживал в согбенном положении в ослепительном свете галогенных ламп несколько часов. Его целью было восстановить живописную поверхность так, чтобы его вмешательство нельзя было заметить невооруженным глазом. Тут все было важно: мазок, краски, текстура. Самое главное, все это должно было полностью соответствовать оригиналу. Если краска вокруг реставрируемого места растрескалась, Габриель имитировал трещины в процессе восстановления. Если художник, к примеру, добился на картине уникального голубоватого оттенка ляпис-лазури, Габриель проводил несколько часов, смешивая на палитре различные пигменты, пытаясь его повторить. От него требовалось сделать свою работу таким образом, чтобы со стороны казалось, будто никакой работы не проводилось вовсе. В идеале картина должна была выглядеть так, как если бы ее только что извлекли из долговременного хранилища: с метами времени, но без повреждений и грязи.

Он устал, но Вичеллио не отпускал его от себя, лишая тем самым заслуженного отдыха. Кроме того, Шамрон разбудил дремавшие в нем эмоции, и все его чувства обострились. Но Габриель знал, что подобная встряска для его работы даже полезна. Он включил стереоустановку и, дожидаясь, когда из динамиков польется музыка, надел бинокулярную лупу «Биномаг» и взял в руки палитру. Он начал смешивать краски с первым аккордом увертюры к опере «Богема». Положив на палитру немного «Моволита-20», добавил к нему чуточку сухого пигмента и каплю растворителя, после чего начал растирать полученную смесь, добиваясь нужной консистенции. Сейчас он реставрировал повреждение на щеке Девы, и посвятил этой работе уже больше недели. Набрав краску, он сдвинул лупу на глаза и стал обрабатывать кончиком кисти живописную поверхность, старательно имитируя мазок Вичеллио. В скором времени он полностью растворился в работе и музыке Пуччини.

За два часа упорной работы Габриель восстановил живопись на участке размером с половинку пуговицы от рубашки. Подняв на лоб бинокулярную лупу, он потер покрасневшие от усталости и напряжения глаза, после чего размешал на палитре новую порцию краски и продолжил работу.

Примерно через час в его мысли снова властно вторгся Шамрон.

«Посла и его жену убил в Париже Тарик».

Если бы не Шамрон, Габриель никогда не стал бы реставратором. Старику требовалось создать для агента такое прикрытие, которое позволило бы ему разъезжать по Европе на вполне законных основаниях. Габриель же обладал художественными способностями и учился живописи в престижном институте в Тель-Авиве, а потом — в Париже. Узнав об этом, Шамрон отправил его в Венецию учиться ремеслу реставратора. Когда Габриель закончил учебу, Шамрон рекрутировал Джулиана Ишервуда, с тем, чтобы тот подыскивал для него работу. Если Шамрону требовалось послать Габриеля в Женеву, Ишервуд, используя свои связи, находил для него работу по реставрации картин в Швейцарии. Большей частью Габриель работал на частных коллекционеров, но бывали случаи, когда он восстанавливал картину для какого-нибудь небольшого музея или частной галереи. Габриель был настолько талантлив, что довольно быстро стал одним из самых признанных реставраторов живописи в мире.

Когда часы пробили два ночи, лицо Приснодевы перед глазами у Габриеля начало расплываться. Шея заболела так, будто ее прижгли огнем. Тогда он снял лупу, соскреб с палитры краску и сунул кисти в банку с растворителем. Потом он спустился на первый этаж, рухнул, не раздеваясь, на постель, и сделал попытку уснуть. Бесполезно. Шамрон по-прежнему не выходил у него из головы.

«Это стараниями Тарика воды Сены покраснели от крови наших граждан».

Габриель открыл глаза. Медленно, фрагмент за фрагментом, к нему возвращалось прошлое. Оно проступало в его памяти, как очищаемая слой за слоем от более поздних записей и грязи настенная фреска. Ему вспомнились день, когда Шамрон его рекрутировал, учеба в академии, операции по ликвидации боевиков из организации «Черный сентябрь», Тунис, Вена...

«Мы все после себя что-нибудь оставляем. Незавершенные операции, старых врагов. И они напоминают о себе, как былая любовь».

«Чтоб тебя черти взяли, Шамрон, — подумал Габриель. — Найди себе другого исполнителя».

На рассвете он спустил ноги на пол, выбрался из постели и подошел к окну. Темное небо низко нависало над домом; моросило. У пирса в воде плескались, ссорились и пронзительно кричали чайки. Габриель покачал головой, прошел на кухню и поставил на плиту воду, чтобы сварить кофе.

Шамрон оставил на кухонном столе файл в папке из коричневого манильского картона с пятнами кофе и сероватым налетом пепла на лицевой стороне обложки. Габриель медленно, будто опасаясь, что она взорвется у него в руках, раскрыл папку, после чего поднес ее к носу. Так и есть — файл из шкафа, находившегося в исследовательском отделе. На обратной стороне обложки был прикреплен бумажный листок с поименным списком тех офицеров, которые когда-либо интересовались этим файлом. Имена эти были вымышленные, представляли собой служебные псевдонимы для внутреннего пользования, и ничего Габриелю не говорили. За исключением последнего — Ром, которое являлось служебным псевдонимом руководителя службы. Перевернув страницу, Габриель взглянул на имя субъекта, которому был посвящен файл, после чего просмотрел серию сильно увеличенных, с «зерном», фотоснимков.

Он сел за стол и стал читать файл. Первый раз он прочитал его быстро, потом налил себе еще одну чашку кофе и прочитал во второй раз, но уже медленно. От прочитанного у него возникло странное ощущение: казалось, кто-то взял его за руку и провел по комнатам его детства; все было знакомо, но отличалось от того, что сохранилось у него в памяти, — было чуть меньше, чем он помнил, и как будто припорошено пылью. И, как всегда, его поразило сходство между ремеслом реставратора и ремеслом убийцы. Во всяком случае, метод был один и тот же: изучение объекта, проникновение в его суть и исполнение работы, которая не должна оставлять после себя зримых следов. Он вполне мог прочитать монографию по Вичеллио вместо служебного файла на террориста по имени Юсеф эль-Тауфики.

«Возможно, если ты поможешь мне прикончить Тарика, тень Лии оставит наконец тебя в покое и ты снова сможешь зажить нормальной жизнью».

Закончив читать файл во второй раз, он открыл скрывавшийся под мойкой шкафчик и достал из него небольшой стальной атташе-кейс, где хранилась полуавтоматическая «беретта» двадцать второго калибра, снабженная удлиненным стволом для стрельбы по мишени. Это оружие считалось в офисе наиболее приспособленным для убийства — бесшумным, надежным, скорострельным. Габриель нажал на кнопку и извлек из рукояти магазин с восемью патронами. Каждая гильза содержала унцию специального маломощного пороха, и поэтому выстрел из «беретты» звучал едва слышно. Когда Габриель убил оперативника «Черного сентября» в Риме, соседи по дому приняли выстрелы за треск петард для фейерверка. Вставив магазин в рукоять, он оттянул затвор, дослав патрон в патронник. Он собственными руками усовершенствовал пружину возвратного механизма, чтобы компенсировать недостаточную мощность пороха. Подняв оружие, он глянул в прорезь прицела. Перед его мысленным взором предстал человек со светло-оливковой кожей, карими глазами и коротко подстриженными черными волосами.

«Это его стараниями воды Сены покраснели от крови наших граждан. Повторяю, это был Тарик — твой старый приятель».

Габриель отложил оружие, закрыл файл и прижал ладони к глазам. После Вены он дал себе слово, что уйдет из офиса навсегда. Он будет работать реставратором и жить у моря, пытаясь изгнать из памяти то, что произошло в Вене. Никаких контактов со штаб-квартирой, никаких специальных заданий и ностальгических воспоминаний. Он видел слишком много отставных агентов, которых служба задействовала в том случае, если в ее рядах не находилось желающих выполнять грязную работу. Эти люди так и не смогли вернуться к нормальной жизни и полностью отказаться от своего тайного прошлого.

Но если это правда? Что, если этот парень и в самом деле приведет его к Тарику?

«Если ты поможешь мне разобраться с Тариком, то, возможно, простишь себя за то, что произошло в Вене».

Повинуясь инстинкту, он поднялся по лестнице в мастерскую и уставился на картину Вичеллио, проверяя качество сделанной им ночью работы. Что и говорить, сработано на совесть, подумал он, одобрительно покачав головой. Все-таки растормошивший его визит Шамрона принес некоторую пользу. Но если он согласится работать на этого человека, Вичеллио придется отложить. Когда же он, сделав дело, вернется домой, Вичеллио «остынет» и станет для него чужим. Сделать в работе значительный перерыв — все равно что приступить к ней с самого начала. А как быть с Рембрандтом? Рембрандта надо будет вернуть владельцам аукциона «Кристи», присовокупив кучу извинений. Но Вичеллио отдавать нельзя. Он посвятил ему слишком много времени, да что там времени — самого себя, и не может позволить, чтобы к нему прикасалась другая рука. Это была «его» картина. Так что Джулиану придется подождать.

Габриель спустился на первый этаж, выключил газ, вернул «беретту» в шкафчик под мойкой, а файл запер в письменном столе. Когда он выходил из дома, сильнейший порыв напитанного сыростью ветра едва не сбил его с ног. На улице стоял пронзительный холод, а дождевые капли барабанили по капюшону, как свинцовая дробь. У него было ощущение, что он вышел из теплого кубрика на палубу корабля во время шторма. Да это и в самом деле был шторм: привязанная к пирсу лодка раскачивалась на волнах как сумасшедшая, а пронзительно кричавшие чайки, ища укрытие, поднимались с поверхности залива и, часто взмахивая крыльями, летели в сторону моря и скал. Габриель поежился, затянул вокруг лица шнурки капюшона и, пригибаясь от ветра, зашагал к деревне.

* * *

Рядом с деревенским магазином стояла будка платного таксофона. Габриель позвонил в отель «Савой» и попросил соединить его с номером Рудольфа Хеллера. При этом он мысленно набросал портрет стоявшего у телефона старика: покрытое морщинами лицо, загрубевшие руки, будто обтянутые свиной кожей, сокрушенное выражение лица, а на том месте, где у человека сердце, — чистый, незакрашенный кусок холста. Когда Шамрон отозвался, собеседники обменялись несколькими приветственными словами на немецком языке, потом перешли на английский. Габриель исходил из того, что телефонные линии постоянно прослушиваются, поэтому, разговаривая с Шамроном об операции, выражался иносказательно.

— Проект, подобный тому, о котором вы упоминали, потребует немалых капиталовложений. Мне нужны деньги, чтобы заплатить персоналу, нанять транспорт, арендовать офис и апартаменты, а также иметь под рукой наличные на непредвиденные расходы.

— Заверяю вас, что деньги проблемы представлять не будут.

Габриель затронул еще несколько вопросов, в частности спросил о том, как старик намеревается сохранить операцию втайне от Льва.

— Если мне не изменяет память, банк, у которого вы прежде брали кредиты, чтобы финансировать подобные предприятия, в настоящее время находится в руках ваших конкурентов. Так что, если вы предложите банку финансировать нынешний проект, конкуренты могут догадаться о наших намерениях.

— Не волнуйтесь, у меня есть другой источник финансирования, который не зависит от наших конкурентов и который готов ссудить меня деньгами под указанный проект.

— Я приму ваше предложение, но только при одном условии. Мне необходима полная свобода действий. Другими словами, реализуя наш проект, я буду поступать так, как мне вздумается. Кроме того, наше обоюдное желание скрыть свои намерения от конкурентов потребует подключения независимых субподрядчиков и работающего по контракту персонала. А услуги таких людей стоят недешево. Поэтому я требую, чтобы мне предоставили право расходовать средства по своему усмотрению, а также распоряжаться всеми имеющимися у нас ресурсами.

— Вы получите необходимую вам свободу действий, но при этом имейте в виду, что общее руководство проектом буду осуществлять я из своего офиса в Женеве.

— Решено. Теперь договоримся о полагающейся мне за труды компенсации.

— Ваши услуги трудно переоценить, поэтому вы можете назвать сумму сами.

— Я хочу получить сто пятьдесят тысяч фунтов. Но если реализация проекта потребует больших временных затрат, нежели запланированные мной шесть месяцев, вы должны будете выплатить мне дополнительно еще сто тысяч фунтов.

— Принято. Итак, будем считать, что мы заключили соглашение?

— Я поставлю вас в известность о своем окончательном решении в конце дня.

* * *

Однако первым о решении Габриеля узнал не Шамрон, а Пиил.

Ближе к вечеру Пиил услышал на пирсе какой-то шум. Он оторвался от школьного учебника, который штудировал, и выглянул в окно. В рассеянном предвечернем свете он увидел стоявшего на палубе незнакомца. Он был в желтом клеенчатом дождевике и черной шерстяной шапке с козырьком, надвинутой на лоб так низко, что его глаз почти не было видно. Судя по всему, незнакомец собирался поставить свое судно на консервацию: он убирал паруса, снимал навесную антенну и запирал двери и люки. На его лице проступало выражение мрачной решимости, которого Пиилу не приходилось у него прежде видеть. Пиил хотел было сбегать на пирс, чтобы выяснить у незнакомца, что случилось, но по зрелом размышлении отказался от этой мысли. Весь вид этого человека говорил о том, что ему сейчас не до разговоров с незваными гостями.

Через час незнакомец зашел в дом, а Пиил вернулся к чтению учебника. Правда, через несколько минут он снова был вынужден прервать это занятие, так как услышал рокот пробуждавшегося к жизни мотора принадлежавшего незнакомцу «МГ». Пиил подбежал к окну и увидел, как незнакомец, заведя мотор, медленно поехал на своем антикварном автомобиле по узкой дороге, которая шла параллельно берегу залива. В свете фар серебрились струи падавшего с неба дождя. Пиил поднял руку; это был скорее знак прощания, нежели приветствия. На мгновение ему показалось, что незнакомец его не заметил, но тот неожиданно для Пиила дважды мигнул фарами, после чего его маленький «МГ» исчез за стеной дождя.

Пиил стоял у окна, пока не затих шум мотора. В следующий момент он почувствовал, как у него по щеке прокатилась слеза. Он вытер ее рукавом. «Большие парни не плачут, — сказал он себе. — Незнакомец вряд ли бы стал из-за меня плакать. И я тоже не стану проливать из-за него слезы». Внизу, на первом этаже, его мать и Дерек снова ссорились по неизвестной ему причине. Пиил забрался в постель и накрыл голову подушкой.

Глава 9

Холборн. Лондон

Штаб-квартира «Лукинг гласс коммуникейшн» — гигантской международной издательской корпорации — располагалась в современном деловом комплексе на Новой площади. Корпорацией владел огромный человек по имени Бенджамин Стоун, ростом шесть футов восемь дюймов и весом триста фунтов. Из своего роскошно обставленного пентхауса в верхнем этаже здания штаб-квартиры Стоун управлял империей, состоявшей из множества компаний, растянувшихся цепочкой от Ближнего Востока до Соединенных Штатов. Стоун владел несколькими дюжинами газет и журналов, а также контрольным пакетом акций известного нью-йоркского издательства «Хортон энд Маклоусон». Но истинным бриллиантом в его короне был таблоид «Дейли сентинел» — третья по количеству продаж газета Британии. Газета «Дейли сентинел» получила у журналистов с Флит-стрит негласное наименование «Дейли Стоун», поскольку это издание чуть ли не ежедневно печатало на своих страницах статьи, повествовавшие о бизнесе и филантропической деятельности Стоуна.

Чего конкуренты корпорации не знали, так это того, что Стоун, венгерский еврей по рождению, был одним из важнейших «сайаним» — помощников Шамрона. Когда Шамрону срочно требовалось внедрить «катса» — агента-нелегала — в какую-нибудь враждебную среду или страну, старик мог обратиться за помощью и поддержкой к Стоуну и «Дейли сентинел». Бывали случаи, когда отставленный или дезертировавший «катса» хотел напечатать в каком-нибудь крупном издательстве разоблачительную книгу о службе, и тогда Шамрон обращался к Стоуну и нью-йоркскому издательству «Хортон энд Маклоусон» с требованием публикацию подобной книги не допустить. Если же Шамрону нужно было протащить сплетенную им историйку через западную прессу, он просто поднимал трубку и диктовал материал на ухо Стоуну.

Но крупнейшим вкладом Стоуна в дело службы были финансы. В этом смысле его щедрость не знала границ, по причине чего он имел на бульваре Царя Саула прозвище «Хадасшах». Средства, которые Стоун «заимствовал» из пенсионного фонда своих компаний, на протяжении многих лет использовались службой для финансирования секретных операций. Если старику требовались деньги, Стоун без лишних вопросов переводил необходимую сумму через ряд подставных компаний на один из оперативных счетов Шамрона в Женеве.

В тот вечер Стоун приветствовал Шамрона в облицованном мрамором холле своей штаб-квартиры.

— Твою мать! — прорычал он в своей «фирменной» грубоватой манере. — Рудольф, любовь моя! Я даже не знал, что ты в городе. Почему ты не предупредил меня о своем приезде заранее? Уж я бы устроил по такому случаю что-нибудь эдакое. Банкет к примеру. Или жертвоприношение. — Стоун положил свою огромную лапу на плечо Шамрона. — Непостоянный сукин сын! Тебе повезло, что ты застал меня на рабочем месте. Ну, заходи. Как говорится, будь как дома. Что хочешь? Поесть? Выпить? Сейчас все будет!

Стоун потащил Шамрона за собой в гостиную. Там все было грандиозных размеров — под стать грандиозным размерам босса. Комнату заполняли тяжелые глубокие кресла и такие же массивные оттоманки и диваны, обтянутые кожей ручной выделки. Полы покрывал толстый красный ковер; по углам размещались низкие столики с расставленными на них вазами и дорогими безделушками, подаренными богатыми приятелями и гостями. Стоун толкнул Шамрона в глубокое кресло, как бы собираясь его допрашивать, потом прошел к окну и, нажав на скрытую в стене кнопку, раздвинул тяжелые шторы. За окном проступил силуэт мойщика стекол, который делал свою работу, раскачиваясь в подвешенной на канатах люльке. Стоун ударил кулаком по стеклу, чтобы привлечь внимание рабочего, после чего махнул ему рукой.

— Я господин и хозяин всего, что ты видишь вокруг, герр Хеллер, — объявил Стоун, с видимым удовольствием обозревая роскошное помещение, открывавшийся из окна вид и болтавшегося за окном в люльке человека. — Этот парень тоже принадлежит мне и каждый день моет у меня стекла. Терпеть не могу грязных стекол! А ты? Между прочим, если я прикажу этому парню выпрыгнуть из люльки, он выпрыгнет, да еще и поблагодарит за проявленное к нему внимание. Думаешь, он сделает это из-за лояльности? Или из уважения ко мне? Или, чего доброго, из любви? Нет. Он сделает это потому, что побоится не выполнить мое распоряжение. Страх — вот единственное чувство, которое, если разобраться, только и имеет в этом мире значение.

Мойщик стекол поспешил закончить работу и поехал со своей люлькой вниз. Стоун пересек комнату и открыл встроенный в бар большой холодильник. Вытащив две бутылки шампанского — он никогда не открывал одну — Стоун захлопнул дверцу ногой с такой силой, как если бы ему представилось, что в этот миг он бьет ботинком по яйцам своего конкурента. Потом Стоун сделал попытку откупорить одну из бутылок, но его толстые неуклюжие пальцы были плохо приспособлены для обрывания фольги с горлышка и откручивания проволочки с пробки. Промучившись с бутылкой несколько минут и не добившись успеха, он поднял голову и гаркнул:

— Анхелина!

В комнату, испуганно мигая, влетела горничная португальского происхождения.

— Займись делом, — скомандовал Стоун. — Вытащи пробки, поставь шампанское на лед и принеси какой-нибудь вкусной жратвы. Много жратвы, Анхелина. Икры, копченой лососины, клубники... Крупной клубники, Анхелина, — чтобы каждая ягода была размером с девичью сиську.

Когда горничная удалилась, Стоун плюхнулся на диван и задрал ноги на стоявшую рядом оттоманку. Он развязал галстук, скомкал его и швырнул через плечо на пол. Стоун носил полосатую рубашку, сшитую на заказ из египетского хлопка, и коричневые подтяжки. Золотые запонки у него на манжетах были почти так же велики, как циферблат его золотых наручных часов. Анхелина вкатила в комнату сервировочный столик и снова скрылась за дверью. Стоун налил шампанское в бокалы, приближавшиеся по размерам к пивной кружке, затем схватил с тарелки здоровенную клубничину, обмакнул ее в вино и сожрал. Шамрону показалось, что он проглотил ее целиком. В скором времени старик стал чувствовать себя в этой комнате, как Алиса в Стране чудес — уж слишком все здесь было большое. Бокалы, клубника, ломти копченого лосося, стоявший на подставке телевизионный экран, на котором при полном отсутствии звука то появлялись, то исчезали колонки цифр — последние новости с американской фондовой биржи...

— Может, хватит притворяться, герр Хеллер? — спросил Стоун.

Шамрон кивнул. Сегодня днем специалист из лондонской станции службы уже проверял эту комнату на предмет наличия подслушивающих устройств, но ничего не обнаружил.

— Ари, друг мой!

Стоун погрузил поджаренный тост в хрустальную вазочку с икрой, и Шамрон стал свидетелем того, как порция белужьей икры стоимостью в триста долларов перекочевала из вазочки в пасть хозяина комнаты. Потом Стоун минут двадцать вдохновенно повествовал о своих выдающихся успехах: в сфере бизнеса, филантропической деятельности, недавней встрече с принцем Уэльским и о чрезвычайно активной и разнообразной сексуальной жизни. За все это время он прервался только раз — чтобы отдать приказ Анхелине принести еще вазочку с икрой. Шамрон, наблюдая за пузырьками газа в бокале, кивал головой и время от времени бормотал: «Как это интересно». Или: «Как это увлекательно».

— Как поживают твои дети? — спросил Стоун, неожиданно меняя тему. У Шамрона имелись сын, приписанный к службе и находившийся сейчас в зоне безопасности в Южном Ливане, и дочь, переехавшая в Новую Зеландию, натурализовавшаяся там и не отвечавшая на его письма.

— Отлично, — ответил Шамрон. — А как обстоят дела у твоих мальчиков?

— Мне пришлось уволить Кристофера на прошлой неделе.

— Я что-то такое слышал...

— Мои конкуренты основательно позубоскалили на этот счет, но я считаю, что продемонстрировал в данном вопросе бескомпромиссность и мужество. Теперь каждый служащий концерна «Лукинг гласс», включая уборщиц и консьержек, знает, что я суров, но справедлив.

— Мне кажется, что увольнение — слишком строгое наказание за пятиминутное опоздание на заседание.

— Это дело принципа, Ари, а принцип — великая вещь. Тебе следует использовать мои наработки в плане воспитания сотрудников в своей конторе.

— А как там Джонатан?

— Стал работать на моих конкурентов. Я запретил ему думать о наследстве, а он ответил, что давно уже о нем забыл.

Шамрон покачал головой, дивясь тому, сколь неисповедимы бывают порой пути представителей младшего поколения.

— Итак, что привело тебя в мою контору, Ари Шамрон? Уж конечно, не желание хлебнуть шампанского и поесть икры. Ты почти не притронулся ни к тому, ни к другому. Ну же, не сиди сиднем. Выкладывай, что у тебя там.

— Мне нужны деньги.

— Я в этом не сомневался. Слава Богу, не идиот какой-нибудь. Можешь считать, что твоя шапка уже у меня в руках. Но прежде чем я ее наполню, ответь, зачем тебе деньги? Что ты замышляешь? Давай, Ари, поделись с товарищем. После всего того, что я сделал для твоей службы, ты просто обязан рассказать мне об этом.

— Это связано с тем, что произошло в Париже, — сказал Шамрон. — Боюсь, это все, что я могу тебе сообщить.

— Брось скрытничать, Ари. Должен же я знать, куда уходят мои денежки.

— Мне нужны деньги, чтобы схватить террористов, которые убили нашего посла.

— Так-то лучше. И сколько тебе нужно на этот раз?

— Полмиллиона.

— В какой валюте?

— В долларах.

— Ты хочешь получить эти деньги полностью — или по частям?

— Вообще-то передача средств должна иметь вид долговременного кредитования, так как я не знаю, сколько времени у меня займут поиски этих парней.

— Полагаю, это можно устроить. И кого же ты собираешься кредитовать?

— В Нассау есть небольшая пароходная компания, которая называется «Карлтон лимитед». Ее крупнейший контейнеровоз стоит сейчас в сухом доке на ремонте. К сожалению, ремонт оказался более продолжительным и дорогостоящим, нежели владельцы «Карлтон лимитед» предполагали. Им срочно требуются кредиты, так как в противном случае корабль может пойти с молотка, а вместе с ним пойдет с молотка и вся пароходная компания.

— Понятно...

Шамрон назвал номер секретного счета на Багамах, который Стоун записал в своем блокноте ручкой с золотым пером.

— Я могу перевести полмиллиона на этот счет уже завтра утром.

— Заранее благодарен.

— Что еще?

— Я хочу, чтобы ты сделал еще одно вложение.

— В другую пароходную компанию?

— Нет. В одну художественную галерею. Здесь, в Лондоне.

— Художественную?! Нет уж, Ари, спасибо.

— Окажи мне любезность, прошу тебя.

Стоун с шумом выдохнул. Шамрон почувствовал исходивший от него запах икры и шампанского.

— Слушаю.

— Я хочу, чтобы ты предоставил заем фирме «Ишервуд файн артс».

— То есть лично Ишервуду?

Шамрон кивнул.

— Ты имеешь в виду Джулиана Ишервуда? Джули Ишервуда? В свое время я сделал множество весьма сомнительных инвестиций, но давать деньги в долг Джули Ишервуду все равно, что бросать их в огонь. Извини, но тут я тебе не помощник.

— Я прошу об одолжении.

— А я говорю тебе, что не стану под этим подписываться. Утонет Джули или выплывет — мне все равно. Это, как говорится, без меня. — Стоун снова неожиданно сменил тему. — А я и не знал, что Джули тоже член нашего братства.

— Я этого не говорил.

— Все это не имеет значения, поскольку я в любом случае не дам ему ни цента. Итак, я принял решение. Конец дискуссии.

— Мне неприятно это слышать.

— Только не надо на меня давить, Ари Шамрон. И как только тебе хватает на это наглости после всего того, что я для тебя сделал? Если бы не я, у твоего офиса даже ночного горшка в нужный момент под рукой бы не оказалось. Уж и не помню, сколько миллионов я вам ссудил.

— Ты всегда был очень щедр, Бенджамин.

— Щедр — и только? О Господи! Да я один поддерживал всю вашу контору на плаву. Однако на тот случай, если ты этого еще не заметил, хочу тебе сообщить, что сейчас дела у «Лукинг гласс» обстоят не лучшим образом. У нас есть кредиторы, которые норовят сунуть нос в каждую прореху, а некоторые банки поставили в известность, что, пока я не верну долги, рассчитывать на новые кредиты не придется. Нынче «Лукинг гласс» протекает, дружочек. А если он пойдет на дно, вы лишитесь крупнейшего источника финансирования.

— Я в курсе твоих нынешних проблем, — продолжил Шамрон. — Но я также знаю, что «Лукинг гласс» выйдет из кризиса еще более сильным, чем прежде.

— Вот черт! Ты и вправду так думаешь? Позволь в таком случае спросить, что навело тебя на эту мысль?

— Уверенность в твоей абсолютной непотопляемости.

— Ты, Ари, не юли. Я помогал вашей службе на протяжении многих лет и ничего не просил взамен. Но теперь мне нужна твоя помощь. Я бы хотел, чтобы ты переговорил со своими друзьями в Сити — пусть перестанут на меня давить. Кроме того, постарайся убедить моих израильских инвесторов, что для всех будет лучше, если они спишут мне часть долга.

— Я подумаю, что тут можно сделать.

— И еще одно. Я публикую твои пропагандистские статейки по первому требованию. Но почему бы тебе не подкидывать мне время от времени действительно стоящий материал? Что-нибудь остренькое, горяченькое — как говорится, с пылу с жару. Такое, что увеличило бы тираж моей газеты. Надо дать понять этим денежным мешкам, что «Лукинг гласс» — это сила, с которой необходимо считаться.

— Попробую что-нибудь для тебя накопать.

— Ты не пробуй, ты накопай. — Стоун зачерпнул тостом еще одну порцию белужьей икры и отправил себе в пасть. — С тобой вместе, Ари, мы горы свернем. Но если «Лукинг гласс» начнет пускать пузыри, многим придется туго.

* * *

На следующее утро Шамрон и Габриель встретились в Хэмпстед-Хит. Они шли по буковой аллее. Прежде чем заговорить, Шамрон подождал, когда мимо пробегут два любителя бега трусцой.

— Ты получишь деньги — пятьсот тысяч американских долларов. Они будут находиться на известном тебе счете в Женеве.

— А если мне понадобится большая сумма?

— Тогда я достану тебе еще. Но учти, колодец не бездонный. Прежде ты умел считать деньги. Надеюсь, с тех пор ничего не изменилось?

— Я постараюсь свести траты к минимуму.

Шамрон сменил тему и затронул проблему связи. Поскольку лондонскую станцию службы контролировал Лев, Габриель не мог воспользоваться услугами ее персонала. В Лондоне были только три боделя — сотрудника, которые сохранили лояльность к Шамрону и которые могли помочь Габриелю, не ставя об этом в известность начальника станции. В этой связи Шамрон продиктовал Габриелю несколько телефонов, которые тот должен был запомнить. Это навело Габриеля на мысли о том времени, когда он учился в академии и занимался упражнениями по тренировке памяти. Он называл число ступеней в лестничном пролете, перечислял предметы мужского гардероба в шкафу или запоминал номера автомобилей на парковке, бросив на указанный ему преподавателем объект один только взгляд.

Между тем Шамрон продолжал говорить. Он напомнил Габриелю о том, что доступа к специальному кабелю лондонской станции, предназначенному для скрытной передачи информации, у него не будет, так как на каждую такую передачу необходимо получить разрешение начальника станции. Почтовый канал лондонской станции также для него закрыт — по той же причине. Впрочем, Шамрон подсластил пилюлю, сказав, что Габриель может воспользоваться дипломатическим почтовым каналом, если будет адресовать свою корреспонденцию на имя Амоса Аргова. В этом случае приятель Шамрона из министерства иностранных дел перешлет ему письмо Габриеля на бульвар Царя Саула. Однако слишком часто пользоваться этим каналом не следует. Габриелю было также запрещено использовать лондонские конспиративные квартиры, так как они находились в ведении начальника станции, который отчитывался перед Львом.

Под конец Шамрон назвал Габриелю телефонный номер в Осло, который обеспечивал связь с его виллой в Тибериасе, но добавил, что этот канал рассматривать как безопасный нельзя.

— Если потребуется личная встреча, встретимся в Париже, — сказал Шамрон. — Воспользуемся старыми явками, которыми пользовались, когда охотились за парнями из «Черного сентября». Ты помнишь наши парижские явки?

— Все, что связано с Парижем, навсегда останется в моей памяти.

— Вопросы есть?

Габриель покачал головой.

— Могу ли я что-нибудь еще для тебя сделать?

— Можешь. Побыстрей уезжай из Соединенного Королевства, — сказал Габриель.

С этими словами он повернулся и зашагал в противоположную от Шамрона сторону.

Глава 10

Сейнт-Джеймс. Лондон

— Послушай, Джули, — сказал Оливер Димблби, придвигая свою массивную голову поближе к Ишервуду и понижая голос, — я знаю, что у тебя проблемы. Да что я — вся улица об этом знает. Здесь, дружок, секреты не держатся.

Оливер Димблби — розовый человек в розовой рубашке — был, казалось, всегда доволен собой, причем без видимых на то оснований. Его светлые волосы завивались, образуя над ушами некоторое подобие рожек. Ишервуд и Димблби были близки, насколько могут быть близки конкуренты в области торговли предметами искусства. Это означало, что если Ишервуд его и недолюбливал, то лишь самую малость.

— Ты лишился финансовой поддержки, — сказал Димблби. — А кроме того, не в состоянии продать ни одной картины. От тебя даже секретарша сбежала и, насколько я знаю, на две недели раньше обычного месячного срока. Как ее, черт возьми, звали?

— Хизер.

— Хизер, точно. Стыдно терять такую девушку — ты не находишь? Я лично с удовольствием познакомился бы с ней поближе. Между прочим, прежде чем предложить свои услуги Жилю Питтави, она заходила ко мне. Очаровашка, да и только. Но я ей сказал, что не в моих привычках охотиться в чужом лесу, и вежливо ее от себя сплавил. А зря, поскольку потом она отправилась на Нью-Бондштрассе — прямо в лапы к этому дьяволу.

— Ну да, у меня проблемы, — сказал Ишервуд, пытаясь сменить тему разговора. — Но тебе-то что до этого?

— Как что? Это ведь все штучки Питтави, не так ли? Он нас всех угробить хочет. — В речи Димблби, когда он волновался, проступал акцент уроженца побережья, который еще больше усиливался, когда он выпивал, а они с Ишервудом только что прикончили две бутылки бургундского. — Позволь сообщить тебе, старичок, один маленький секрет. Мы все в одной лодке. У нас нет покупателей, а если они даже и приходят, вдруг выясняется, что продавать-то и нечего. Ни одной приличной картины. Сплошь современная мазня. Бывают, конечно, импрессионисты, но кто может себе позволить купить Ван Гога или Моне, кроме очень денежных мальчиков? Третьего дня ко мне в галерею заявилась одна поп-звезда. Парень хотел приобрести что-нибудь для украшения своей спаленки, чтобы, значит, картина подходила к его ковру из Санта-Фе. Ну я и переадресовал его к Селфриджу. Кстати сказать, этот придурок даже не понял, почему я его отфутболил... А ведь отец говорил мне, чтобы я держался подальше от этого бизнеса. Господь свидетель, временами я жалею, что не послушал своего старикана. Жиль Питтави высосал весь воздух из здешнего рынка, причем толкает он одно дерьмо. Ведь это дерьмо, Джули, не так ли?

— Хуже, чем дерьмо, Оливер, — подтвердил Ишервуд, разливая вино по бокалам.

— На прошлой неделе я проходил мимо одной из его галерей. Ясное дело, не утерпел и заглянул в окно. Там по стенам развешаны образчики яркого, блестящего дерьма кисти одного французского флориста из Кольмара. Черт, забыл, как его зовут. Ты, Джули, случайно, не помнишь?

— Ты не Жана Жоржа Хирна имеешь в виду?

— Да, его! Жана Жоржа Хирна. Сплошные букетики — розочки, нарциссы, гиацинты, настурции и прочие цветочки. Я лично называю такие поделки конфетными фантиками. Ты понимаешь, что я имею в виду, Джули?

Ишервуд кивнул и глотнул вина. Димблби перевел дух и продолжил:

— Вечером того же дня мы с Родди обедали в «Мирабеле». Ты, надеюсь, знаешь, что значит отобедать с Родди? Нечего и говорить, что, когда мы с ним выползли в полночь из ресторана, мы оба были здорово подшофе. Я лично ничего не чувствовал, даже скорби по поводу возможного грядущего краха. Другими словами, был почти совершенно невменяемый, да и Родди не лучше. Между прочим, Родди разводится. Жене надоело его увлечение древностями. Но это к слову. Ну так вот: шли мы с ним шли, как вдруг, совершенно для себя неожиданно, оказались перед окнами галереи Жиля Питтави и стали как дураки пялиться сквозь стекло на все это дерьмо кисти Жана Жоржа Хирна — все эти букетики из роз, нарциссов, гиацинтов, настурций и прочих цветочков...

— Что-то мне не хочется слушать продолжение, — проворчал Ишервуд.

— А придется, любимый. Как же иначе? — Димблби еще больше навалился грудью на стол, стараясь оказаться поближе к Ишервуду, и облизал губы острым розовым язычком. — Родди от всего этого чуть с ума не сошел. Ну и завернул по этому поводу речугу. Так орал, что его, наверное, в Сент-Джон-парке было слышно. Кричал, что Питтави — дьявол, а сила, которую он забрал, суть свидетельство близкого апокалипсиса. Короче, компетентно так рассуждал, с огоньком — заслушаешься. Я же стоял на тротуаре, аплодировал ему и время от времени покрикивал: «Слушайте! Слушайте!» — ну вроде как в парламенте на заседаниях кричат.

Димблби понизил голос до шепота.

— Завершив наконец сию блистательную речь, Родди стал колотить своим чемоданчиком по стеклу, а знал бы ты, какую тяжеленную штуковину из металла он при себе таскает. Одно слово, скульптура. Ну так вот: после парочки сокрушительных ударов стекло раскололось, после чего завыла сирена охранного устройства.

— Оливер! Неужели все так и было? Скажи скорей, что ты все это выдумал — очень тебя прошу!

— Это правда, Джули, клянусь Богом! Самая что ни на есть истинная, голая и неприкрашенная правда. Не стал бы я сейчас тебе байки травить — как говорится, настрой не тот... Итак, стекло разбилось, сирена воет, а я хватаю Родди за воротник, оттаскиваю от витрины, после чего мы с ним ударяемся в бегство, да так, что только пятки сверкают. Надо сказать, Родди в тот вечер так сильно надрался, что наутро ничего этого уже не помнил.

У Ишервуда от вина и историй Димблби разболелась голова.

— Скажи, Оливер, зачем ты мне все это рассказываешь?

— А затем, чтобы показать, что ты не один такой несчастный. Мы все страдаем. Жиль Питтави держит нас за яйца, и с каждым днем сдавливает их все сильней. Не знаю, как твои, а мои уже посинели.

— Ты выживешь, Оливер, и станешь еще толще. Скоро тебе понадобится галерея попросторней.

— В принципе, дела у меня не так уж плохи, но могли быть и лучше. И твои тоже, Джули. Не подумай, что я пытаюсь тебя критиковать, но ты мог бы реализовывать куда больше картин, нежели делаешь это сейчас.

— Скоро положение изменится. Если мне удастся продержаться на плаву еще несколько недель, то все у меня устроится наилучшим образом. Что мне сейчас нужно по-настоящему — так это новая девушка.

— Я раздобуду тебе девицу — ты только скажи.

— Мне не такого толка девица требуется. Мне нужна девушка, которая толково отвечала бы на телефонные звонки и имела хотя бы минимальное представление об искусстве.

— У меня как раз такая есть на примете. Сама как картинка, да и по телефону часами трепаться может. Кстати, хотел тебя спросить: уж не на ту ли старую деревяшку, которую ты приобрел на «Кристи» прошлым летом, ты возлагаешь свои надежды?

— Оливер, откуда ты?..

— Как я уже говорил, дружок, секреты здесь не держатся.

— Послушай, Оливер, если ты, затевая этот разговор, преследовал какую-то цель, не затягивай время и переходи прямо к делу.

— Цель у меня одна: я хочу, чтобы мы держались вместе. Если мы хотим выжить, нам необходимо объединиться. Конечно, Жиля Питтави нам не одолеть, но если мы создадим совместный оборонительный союз, нам, вполне возможно, удастся обеспечить спокойное и даже безбедное существование.

— Это все пустая болтовня, Оливер. Неужели ты не в состоянии хотя бы раз в жизни сказать напрямую, чего ты хочешь? Я ведь не одна из твоих девиц, и тебе нет необходимости вешать мне лапшу на уши.

— Ладно, уговорил. Напрямую так напрямую. Я подумываю о том, чтобы установить с тобой партнерские отношения.

— Партнерские отношения? Какого рода?

— Хочешь знать правду?

— Разумеется.

— Правда заключается в том, что у меня возникло намерение выкупить твою галерею.

— Оливер?!

— А что? Галерея неплохая.

— Оливер!

— Да и картины у тебя очень даже ничего.

— Оливер!

— В прошлом тебе удалось заработать кое-какую репутацию. Имея все это в виду, я хотел бы осмотреть твои фонды и прийти к соглашению относительно цены, которая устроила бы обоих. В любом случае, ты получишь достаточно денег, чтобы расплатиться со всеми долгами. Я же, скинув за бесценок твои неликвиды, попробую возродить дело. Кстати, ты можешь остаться в галерее и работать на меня. Я буду платить хорошую зарплату плюс комиссионные. Так что твое благосостояние не пострадает — только упрочится.

— Предлагаешь работать на тебя? Ты что, с ума сошел? Как ты вообще осмелился сделать мне такое предложение?

— Только не надо сверкать глазами и демонстрировать свою гордыню. Это просто бизнес, ничего личного. Ты тонешь, Джулиан; я же предлагаю тебе место в спасательной шлюпке. Так что не будь дураком, соглашайся.

Но Ишервуд уже поднялся с места и начал рыться в карманах в поисках денег.

— Джули, не будь идиотом. Я тебя сюда пригласил, мне и платить. Брось ты эти глупости!

— Отцепись! — Ишервуд извлек из кармана две двадцатифунтовые банкноты и чуть ли не насильно всунул в руку Димблби. — И как только тебе такое в голову взбрело, Оливер? Не понимаю...

Он как пуля вылетел из ресторана и быстрым шагом двинулся в сторону галереи. Итак, вокруг него уже начинают собираться шакалы из Сент-Джеймса, а толстый Оливер Димблби решил всех упредить и отхватить себе большую часть его достояния. Нет, каков подлец! — негодовал Ишервуд. И как только у него хватило наглости сделать ему такое предложение? Неужели этот пузатый женолюб и вправду думал, что он, Ишервуд, согласится на него работать? Ишервуда так и подмывало позвонить Жилю Питтави и рассказать ему историю о разбитом окне, и он лишь ценой больших усилий отказался от этой мысли.

Шагая по Мейсонс-Ярд, Ишервуд принял решение без борьбы свою галерею не уступать. Но чтобы иметь средства для борьбы, ему было необходимо заполучить отреставрированного Вичеллио, а для этого требовалось встретиться с Габриелем. Ишервуд знал, что затягивать с этим нельзя, так как если Шамрон успеет обработать Габриеля до его приезда, тот навсегда исчезнет с его горизонта. Поднявшись по лестнице, Ишервуд вошел в помещение галереи и тяжело вздохнул. Находиться в галерее в полном одиночестве было неприятно. Он привык, возвращаясь на свое рабочее место после ленча, видеть сидящую за столом в предбаннике симпатичную девушку. Опустившись на стул в офисе, Ишервуд пролистал записную книжку, отыскал телефон Габриеля и набрал номер. В трубке слышались редкие гудки. Насчитав их с дюжину, Ишервуд повесил трубку. «Быть может, Габриель ушел в деревню? — подумал он. — Или вышел в море? Однако вполне может статься, что Шамрону удалось-таки заманить его в свои сети».

— Вот черт! — негромко выругался Ишервуд.

Заперев галерею, он взял на Пиккадилли такси и поехал на Грейт-Рассел-стрит. Велев шоферу остановиться за несколько кварталов от Британского музея, он расплатился, вышел из машины и через пару минут уже открывал дверь в магазин товаров для художников фирмы «Л. Корнелиссен и сын». Оказавшись в торговом зале в окружении полок, заставленных банками и коробками с красками, палитрами, папками с акварельной бумагой, рулонами холста, кистями и угольными карандашами, он почувствовал себя на удивление спокойно и комфортно.

Ангелочек со светлыми локонами по имени Пенелопа улыбнулась ему из-за прилавка.

— Привет, Пен, — сказал Ишервуд.

— Это здорово, что ты к нам заглянул, Джулиан. Просто супер, — пропела девушка. — Как поживаешь? Бог мой — да на тебе лица нет! Что случилось?

— Пообедал с Оливером Димблби. — Другого объяснения не понадобилось. — Послушай, наш общий друг здесь давно не объявлялся? Куда-то он запропастился. У меня не показывается. На телефонные звонки не отвечает. Я уже начинаю побаиваться, не сорвался ли он в своем Корнуолле с какого-нибудь утеса.

— К сожалению, в последнее время лицезреть этого милого человека мне не доводилось.

— Может, кто другой у вас в магазине его видел или что-нибудь о нем слышал?

— Подожди. Я сейчас это выясню.

Пенелопа спросила Маргарет, Маргарет — Шермана, Шерман — Тришу, и так продолжалось до тех пор, пока не отозвался мужской голос из отдела карандашей и акриловых красок.

— Я разговаривал с ним сегодня утром.

— Может, скажешь, зачем он звонил? — осведомился Ишервуд, глядя в потолок.

— Он звонил, чтобы отказаться от обычной ежемесячной поставки красок и материалов.

— И сколько же таких ежемесячных поставок он отменил?

— Все поставки — впредь до особого уведомления.

— Случайно, не сказал почему?

— Он, дорогуша, никогда ничего о себе не рассказывает. Или ты забыл?

* * *

На следующее утро Ишервуд перенес все деловые встречи и взял в аренду автомобиль. Выехав из Лондона, он пять часов катил в глубь страны, перебираясь с одного шоссе на другое. Сначала он ехал на запад в сторону Бристоля, потом по дороге вдоль Канала в южном направлении, а потом — по просторам Девона и Корнуолла. Погода менялась постоянно, как и настроение Ишервуда, — то лил дождь, то неожиданно проглядывало тусклое зимнее солнце. Ветер, впрочем, дул постоянно, не ослабевая ни на минуту. Это представляло для Ишервуда известную проблему, так как его маленький «форд-эскорт» из-за бешеных порывов ветра временами плохо держал дорогу. За все это время он останавливался только три раза — в первый раз, чтобы залить в бак бензин, во второй — чтобы справить нужду, и в третий — в Дартмуре — из-за того, что его долбанула в ветровое стекло чайка. Он вышел из машины, поднял с асфальта птичий трупик, после чего, прочитав короткую поминальную молитву на идише, зашвырнул его в росшие у обочины кусты вереска.

Он подъехал к домику Габриеля чуть раньше трех дня. Судно Габриеля было закрыто брезентом. Перейдя аллею, Ишервуд остановился у двери и позвонил. Один раз, второй, третий... Не дождавшись ответа, он стал колотить в дверь кулаком, а потом подергал за дверную ручку. Заперто.

Подойдя к окну, Ишервуд глянул сквозь стекло на безупречно убранную кухню. Габриель никогда не затруднял себя готовкой, да и ел мало. Кусок хлеба, несколько зерен риса — и он был готов отшагать пятьдесят миль. Но даже по стандартам Габриеля кухня была слишком уж чистой: никаких следов готовки или пищевых припасов. Он уехал, заключил Ишервуд. И скорее всего надолго.

Ишервуд прошел на задний двор и двинулся вдоль дома, проверяя, все ли окна закрыты. Зря старался. Оставлять окна открытыми было совершенно не в стиле Габриеля.

Сделав круг и вернувшись ко входной двери, он пересек аллею в обратном направлении и пошел на пирс. По небу от моря к заливу двигались тяжелые свинцовые тучи. Полновесная дождевая капля, ударив по лбу, скатилась по переносице за оправу очков. Ишервуд снял их; пейзаж расплылся, потерял былую четкость очертаний. Выудив из кармана носовой платок, Ишервуд вытер лицо, после чего снова надел очки.

Когда окружающий мир снова оказался в фокусе, Ишервуд увидел на расстоянии нескольких футов от себя юного аборигена. Он возник совершенно неожиданно, как если бы материализовался из воздуха. У Ишервуда никогда не было детей, поэтому определить возраст ребенка ему было затруднительно. Лет одиннадцать-двенадцать, наконец решил он, приняв во внимание прыщики на лице парня.

— Чего это вы тут вынюхиваете? — мрачно осведомился парнишка.

— Во-первых, я ничего не вынюхиваю, а во-вторых, кто ты такой?

— Я-то? Пиил. А вы кто?

— Друг человека, который здесь живет. Меня зовут Джулиан.

Ишервуд протянул парнишке руку, но тот остался на месте. Взгляд у него был настороженный, а тело напряжено, как если бы он готовился в любой момент задать стрекача.

— Он никогда не упоминал о друге по имени Джулиан.

— Он много чего не упоминает.

— Что вы хотите?

— Поговорить с ним.

— Его нет.

— Я это уже понял. Ты не знаешь, где он?

— Он мне не говорил.

— Может, скажешь, когда он вернется?

— Об этом он мне тоже не сказал.

Пошел дождь, усиливаясь с каждой минутой. Парень остался недвижим. Ишервуд опустил руку и повернулся, чтобы взглянуть на домик.

— Ты знаешь, чем он зарабатывает себе на жизнь?

Пиил кивнул.

— А еще кто-нибудь в деревне об этом знает?

Пиил отрицательно покачал головой.

— Он работает на меня, — печально сказал Ишервуд, словно исповедуясь в каком-нибудь неправедном деянии. — Я владелец картины, которую он реставрирует.

— Какой картины? Рембрандта или Вичеллио?

Ишервуд улыбнулся и сказал:

— Вичеллио, мой друг.

— Красивая картина.

— Это точно.

Некоторое время они стояли бок о бок, не обращая внимания на хлеставший с неба дождь. Ишервуд подумал, что в этом мальчишке-часовом есть нечто от него самого. Еще одна душа, потерпевшая кораблекрушение, попав под воздействие ауры Габриеля и молчаливо взывая к нему о помощи.

— Кто его увез? — поколебавшись, спросил Ишервуд.

— Лысый человек, который ходит как солдат. Вы его знаете?

— К сожалению, знаю. — Ишервуд улыбнулся Пиилу и спросил: — Ты голоден?

Пиил кивнул.

— В деревне есть местечко, где можно выпить чаю и поесть пирожных?

— Там еще продается колбасный фарш, — сказал Пиил. — Вам колбасный фарш нравится?

— До сих пор не пробовал, но это никогда не поздно. Кстати, тебе нужно спрашивать разрешение у родителей, если ты хочешь отлучиться?

Пиил покачал головой.

— Отец с нами не живет, а матери наплевать.

* * *

Ари Шамрон прилетел в Тель-Авив поздно вечером. Рами уже его ждал. Когда Шамрон спустился по трапу, шеф охраны провел его через зал в специальную комнату, зарезервированную службой для своих агентов и гостей. Как только они вошли, Шамрон снял цивильный костюм и переоделся в кожаную куртку и брюки цвета хаки, которые привез с собой Рами.

— Премьер-министр хочет видеть вас, босс, — сказал Рами. — Сейчас же.

И это у него называется не вмешиваться в мои планы, подумал Шамрон и вздохнул.

Они сели в автомобиль и поехали по змеившейся среди холмов ленте шоссе в сторону Иерусалима. По дороге Шамрон просматривал документы, накопившиеся за время его отсутствия.

В созданной премьер-министром пестрой коалиции разразился очередной кризис. Чтобы добраться до офиса премьера, Шамрону пришлось миновать длинный коридор, заполненный переругивавшимися друг с другом политиками.

Отчет Шамрона о результатах поездки в Лондон премьер-министр слушал молча. Это был интриган по натуре. Он начинал свою карьеру в военной академии, где все дышало войной, а потом перешел в это осиное гнездо — в министерство иностранных дел. Когда ему пришло время вступить на политическую арену, это был уже законченный бюрократ, поднаторевший в искусстве предательства и закулисных махинаций. Он почти мгновенно поднялся к вершинам партийного руководства благодаря своему мощному интеллекту, полнейшей беспринципности и твердому убеждению, что цель оправдывает средства. В Шамроне он видел родственную душу — человека, который не остановится ни перед чем, если считает свое дело правым.

— У меня только одна проблема, — сказал Шамрон.

Премьер-министр поднял глаза к потолку. Его так и подмывало сказать, что ему нужны не проблемы, а решения, но он сдержался. Он знал, что Шамрон не одобряет людей, которые живут и действуют, опираясь на подобные расхожие максимы.

— И эта проблема — Бенджамин Стоун.

— Что с ним не так на этот раз?

— Его бизнес в плачевном состоянии. Он тянет денежки с Питера, чтобы расплатиться с Полом, и это вызывает у друзей Питера понятную озабоченность.

— Это может как-нибудь отразиться на нас?

— Если он пойдет на дно, не поднимая шума, мы лишимся только его денег. Но если он, начав пускать пузыри, напечатает какую-нибудь гадость в своей газетенке, мы можем оказаться в весьма двусмысленном положении. Боюсь, он слишком много знает.

— Бенджамин Стоун поднимает шум, даже когда ходит в сортир.

— Намек понял.

— Каково твое мнение о тех развеселых фильмах в стиле «домашнее видео» с его участием, которые сделали на бульваре Царя Давида в прошлом году?

— В свое время это казалось неплохой идеей. Но сейчас, похоже, к Стоуну, как постоянному источнику скандалов, уже попривыкли. По этой причине я сомневаюсь, что он будет сильно опечален, если широкая публика получит возможность взглянуть на то, как он общается с израильской проституткой.

— Моя проблема — препирающиеся за этой дверью политиканы, — сказал премьер-министр. — Так что с Бенджамином Стоуном придется разбираться тебе. Поступай с ним, как сочтешь нужным.

Часть вторая

Изыскания

Глава 11

До войны Морис Халеви считался одним из самых известных марсельских адвокатов. Он и его жена Рашель жили в большом старом доме на рю Сильва-бель в квартале Бьё-Квотр, где селились наиболее преуспевающие из обитавших в Марселе евреев. Супруги Халеви гордились тем, что были гражданами Франции, и считали себя в первую очередь французами, а евреями лишь постольку-поскольку. В самом деле, Морис Халеви настолько ассимилировался, что и в синагогу-то почти не ходил. Но когда пришли немцы, идиллическому существованию Халеви в Марселе пришел конец. В октябре 1940 года коллаборационистское правительство «Виши» опубликовало специальный еврейский статут — собрание эдиктов, превращавшее французских евреев в граждан второго сорта. В результате этого Морис Халеви был лишен права заниматься адвокатской деятельностью. Кроме того, он был обязан зарегистрироваться в полиции, а чуть позже они с женой были принуждены носить на одежде звезду Давида.

Положение еще больше ухудшилось в 1942 году, когда германская армия после высадки союзников в Северной Африке оккупировала территорию вишистской Франции. Французское Сопротивление нанесло по войскам захватчиков несколько болезненных ударов. Германская тайная полиция с помощью своих прислужников из полицейского аппарата «Виши» ответила на эти акции жестокими репрессиями. Морис не мог больше игнорировать нависавшую над семейством опасность, тем более что Рашель была беременна и мысль о том, что ребенка придется кормить и воспитывать среди ужасов оккупированного Марселя, сводила его с ума. На семейном совете было решено переехать в деревню. Собрав остатки сбережений, он снял коттедж в холмистой местности на небольшом удалении от Экс-эн-Прованса. В январе Рашель родила сына, которого они назвали Исааком.

Спустя неделю немцы и вишисты вплотную приступили к «решению» еврейской проблемы в Марселе. Им понадобился месяц, чтобы разыскать Мориса и Рашель Халеви. В один февральский вечер у арендованного семейством домика появились два офицера СС в сопровождении группы местных жандармов. Они дали мадам и месье Халеви двадцать минут, чтобы собрать чемоданы, совокупный вес которых не должен был превышать шестидесяти фунтов. Немцы и жандармы ждали, когда они соберут вещи, сидя в гостиной. Неожиданно на пороге дома появилась жившая по соседству женщина.

— Меня зовут Анна Мария Делакруа, — сказала она. — Мадам и месье Халеви приглядывают за моим сыном, когда я хожу на рынок.

Жандармский сержант просмотрел находившиеся при нем документы. Согласно имевшимся в жандармерии данным, в коттедже проживали только два еврея — Морис и Рашель Халеви. Он позвал обоих Халеви и сказал:

— Эта женщина утверждает, что мальчик — ее сын. Верно?

— Так оно и есть, — сказал Морис, с силой стиснув руку жены, прежде чем она успела произнести хоть слово. — Мы просто присматриваем за ним в отсутствие матери.

Жандарм с подозрением посмотрел на Халеви, еще раз пролистал документы о регистрации, потом повернулся к женщине.

— Забирайте своего сына и немедленно уходите, — жестко произнес он. — Вообще-то вы не имели права доверять французского ребенка заботам этих грязных евреев, и мне следовало бы засадить вас за это в тюрьму, но на первый раз я вас прощаю.

Два месяца спустя Морис и Рашель Халеви были убиты в концентрационном лагере Собибор.

После освобождения Анна Мария Делакруа отправилась с Исааком в синагогу в Марселе и рассказала раввину о том, что произошло в Экс-ан-Провансе. Раввин предложил ей выбирать: или отдать ребенка на усыновление в еврейскую семью, или растить его самостоятельно. Анна Мария вернулась с ребенком в Экс, где воспитывала его как еврея вместе со своими детьми, воспитывавшимися в католической вере. В 1965 году Исаак Халеви женился на девушке из Нима по имени Дебора. Молодые переехали в Марсель и обосновались в принадлежавшем семейству Халеви доме на рю Сильвабель. Через три года у них родился первый и единственный ребенок — девочка, которую они назвали Сарой.

* * *

Париж

Мишель Дюваль был одним из самых модных фотографов Парижа. Дизайнеры и издатели журналов его обожали. Его работы были напитаны сексуальностью с пикантным привкусом опасности. Осознавая его достоинства как фотографа, Жаклин Делакруа тем не менее считала его свиньей. По ее мнению, подоплекой этой особой, свойственной только фотографиям Дюваля воинствующей эротичности являлось то обстоятельство, что он соблазнял и совращал всех своих фотомоделей. По этой причине работать на него ей отнюдь не улыбалось.

Выбравшись из таксомотора, она вошла в здание на рю Сен-Жак, где Мишель снимал апартаменты под студию. На верхнем этаже, где размещалась студия, уже толпились люди. Среди них находились специалист по гриму и макияжу, парикмахер, стилист и представитель модельного Дома Живанши. Мишель, взобравшись на стремянку, устанавливал свет. Он носил длинные, до плеч, светлые волосы, и с полным правом мог называться интересным мужчиной, хотя в его чертах и проглядывало нечто кошачье. На нем были черные кожаные брюки в обтяжку и широкий просторный пуловер. Когда Жаклин вошла в студию, фотограф сразу же ее заметил и подмигнул. В ответ она улыбнулась и произнесла:

— Рада видеть тебя, Мишель.

— Мы с тобой сегодня отлично поработаем. Я это чувствую.

— Очень на это надеюсь.

Жаклин прошла в гардеробную, разделась и, критически сощурив глаза, оглядела себя в зеркале. В физическом отношении она была безупречна — высокая, с тонкой талией, хорошей формы руками и ногами и светло-оливковой кожей. Груди у нее были не слишком велики и не слишком малы, твердые, округлые — короче, такие, какие надо. Жаклин в этом не сомневалась, так как ее бюст нравился фотографам и они не раз об этом говорили. Многие модели из-за проблем с фигурой ненавидели сниматься в рекламе белья, но к Жаклин это не относилось. Кроме того, в прошлом она получала множество предложений и ей всегда было из чего выбрать.

Жаклин перевела взгляд на лицо. Вьющиеся, ниспадавшие на плечи иссиня-черные волосы, темные глаза и точеный, чуть длинноватый нос. Зеркало отражало широкие скулы, угловатый подбородок, яркие полные губы. Она гордилась тем, что скальпель хирурга-пластика никогда не касался ее лица. Наклонившись ближе, она коснулась кончиками пальцев кожи под глазами. То, что она видела и осязала, ей не понравилось. Набрякшая кожа в подглазьях свидетельствовала о том, что время не щадит даже манекенщиц и годы начинают брать свое. Раньше она считала, что у нее глаза, как у ребенка. Но это уже в прошлом. Теперь у нее глаза хорошо пожившей и много повидавшей тридцатитрехлетней женщины.

«Ты по-прежнему красива, Жаклин, — сказала она себе, — но факты — упрямая вещь. Ты начинаешь стареть».

Натянув на себя просторную белую робу, она прошла в примыкавшую к гардеробной комнату и уселась на стул. Появился специалист по макияжу и начал наносить ей на щеки тон. Жаклин наблюдала в зеркале за тем, как ее лицо постепенно менялось, обретая черты нового, незнакомого ей человека. Интересно, задалась вопросом Жаклин, что сказал бы дедушка, если бы все это увидел.

Возможно, ему стало бы стыдно...

Когда гример и стилист закончили свою работу, Жаклин еще раз пристально на себя посмотрела. Если бы не мужество, которое выказали три замечательных человека — бабушка, дедушка и Анна Мария Делакруа, — ее, Жаклин, сейчас бы здесь не было.

«Но посмотри, в кого ты с годами превратилась, — неожиданно воззвал к ней внутренний голос. — Ты стала дорогой эксклюзивной вешалкой для одежды».

Она поднялась с места и вернулась в гардеробную. Там ее дожидалось черное, без поддерживающих лямок на плечах, вечернее платье. Она скинула робу и натянула платье на обнаженное тело. Потом глянула на себя в зеркало. Сногсшибательно.

В дверь постучали.

— Мишель готов и ждет вас, мисс Делакруа.

— Скажите Мишелю, что я буду через минуту.

Мисс Делакруа...

Хотя прошло уже много лет, она никак не могла привыкнуть к тому, что ее называют «мисс Делакруа». Ее агент, Марсель Ламбер, был тем самым человеком, с чьей подачи она изменила имя. «Сара Халеви звучит слишком... короче, ты понимаешь, что я хочу сказать. Только не настаивай, чтобы я произнес это во всеуслышание. Это глупо, вульгарно, но таковы законы мира моды». Подчас, когда ее называли этим французским именем, у нее на коже выступали мурашки. Когда она узнала, что произошло с ее дедушкой и бабушкой во времена оккупации, какое-то время ее снедало чувство ненависти и подозрительности по отношению к французам. Когда она видела на улице пожилого мужчину, то невольно задавалась вопросом, не был ли он охранником в одном из центров «временного содержания евреев» в годы войны, не служил ли в жандармах, помогавших немцам преследовать евреев. Кто знает, вдруг этот человек был тем самым чиновником, который ставил печати под смертными приговорами? Или просто молча наблюдал за происходящим и ничего не делал? Иногда она испытывала удовлетворение при мысли о том, что ей удалось обмануть мир французской моды. Она представляла себе, сколь бурной была бы реакция всех этих самодовольных людей, узнай они только, что знаменитая французская модель Жаклин Делакруа является на деле еврейкой, чьи родственники были умерщвлены в газовой камере концентрационного лагеря Собибор. В определенном смысле Жаклин, олицетворяя собой красоту и женственность Франции, мстила этой стране за то, что она не смогла защитить людей, принадлежавших к ее народу.

Еще раз оглядев себя в зеркале, она приоткрыла пухлые губы, опустила подбородок к груди и блеснула угольно-черными глазами.

Теперь она была готова.

* * *

Они проработали тридцать минут без перерыва. За это время Жаклин несколько раз меняла позы. Сначала она сидела, выгнувшись, на деревянном стуле, потом на полу, опираясь на руки, подняв голову и прикрыв глаза. После этого она фотографировалась стоя, положив руки на талию и устремив свой гипнотический взгляд прямо в объектив. Судя по всему, Мишелю нравилось то, что представало перед ним на дисплее камеры, так как он без устали щелкал затвором, останавливаясь лишь на несколько секунд, чтобы вставить новую пленку, после чего возобновлял съемку. Жаклин работала в этом бизнесе уже довольно давно, поэтому, когда фотограф менял кассету, позволяла себе перевести дух, не дожидаясь дополнительных указаний.

Она удивилась, когда фотограф неожиданно прервал сессию, отошел от камеры и в задумчивости провел рукой по волосам.

Обратившись к находившимся в студии людям, он скомандовал:

— Всем выйти. Мне необходима интимная обстановка.

«О Господи! Кажется, началось», — подумала Жаклин.

— Никак не пойму, что с тобой случилось, — сказал Мишель.

— Ничего со мной не случилось.

— Ничего? Но ты какая-то бесчувственная, Жаклин. Оттого и фотографии получаются плоские и невыразительные. С таким же успехом я мог бы фотографировать облаченный в платье манекен. Я просто не имею права передавать подобные бесцветные снимки представителю Дома Живанши. Впрочем, исходя из того, что о тебе болтают, ты тоже не можешь себе этого позволить.

— Что это, черт возьми, значит?

— Это значит, дорогая, что ты стареешь. Нынче никто не уверен в твоих способностях воспроизвести то, что требуется заказчику.

— Становись за камеру, и я покажу, что именно ему требуется.

— Я уже достаточно на тебя насмотрелся. Сегодня в тебе этого нет.

— Чушь собачья!

— Хочешь, я налью тебе выпить? Вполне возможно, бокал вина поможет тебе расслабиться.

— Я не хочу пить.

— Тогда, быть может, нюхнешь коки?

— Ты прекрасно знаешь, что я этим больше не занимаюсь.

— А вот я, представь себе, все еще нюхаю.

— Некоторые вещи в этом мире не меняются.

Мишель достал из нагрудного карманчика рубашки небольшую коробочку с кокаином. Жаклин уселась на стул и стала наблюдать за тем, как он рассыпал кокаин по стеклянной поверхности стола. Втянув в себя полоску белого порошка, он предложил Жаклин свернутую в трубочку банкноту достоинством в сто франков и указал на вторую полоску.

— Хочешь побыть сегодня плохой девочкой?

— Оставь это себе, Мишель. Меня это не интересует.

Он наклонился к столу, втянул в себя носом через трубочку вторую порцию, собрал остатки порошка пальцем и начал втирать кокаин в десны.

— Если выпивка или кока тебе не подходят, возможно, нам следует измыслить другой способ, чтобы разжечь в тебе пламя.

— К примеру? — спросила она, хотя отлично знала, что Мишель имеет в виду.

Он встал у нее за спиной и положил руки на обнаженные плечи.

— Может, тебе следует подумать о том, что при таком раскладе было бы неплохо трахнуться? — Его руки спустились с плеч и стали ласкать кожу у нее над грудями. — Надо же что-то сделать, чтобы освежить в твоем воображении идею чувственности.

Он прижался животом к ее спине, и она почувствовала, что у него начинается эрекция.

Вырвавшись из его хватки, она чуть проехала на стуле вперед.

— Я просто пытаюсь помочь тебе, Жаклин. Мне необходимо, чтобы эти фотографии были напитаны неподдельным чувством. Ты же не хочешь, чтобы твоя карьера рухнула, верно? И я этого не хочу. Так что мной в данном случае руководят исключительно альтруистические мотивы.

— А я и не знала, что ты у нас такой филантроп, Мишель.

Он рассмеялся.

— Пойдем со мной. Я тебе кое-что покажу. — Он взял ее за руку и рывком стащил со стула.

Выйдя из студии, они прошли до конца коридора и открыли дверь в комнату. Никакой мебели, кроме большой кровати, там не было. Мишель в мгновение ока стянул с себя свитер и рубашку и стал расстегивать брюки.

— Что это ты делаешь, хотела бы я знать? — спросила Жаклин.

— Тебе нужны хорошие фотографии, и мне нужны хорошие фотографии. Так что давай настроимся на чувственное восприятие действительности. Итак, снимай платье и приступим к процессу настройки.

— Пошел ты к такой-то матери, Мишель. Я немедленно отсюда ухожу.

— Не глупи, Жаклин. Лучше раздевайся и лезь в постель.

— Нет!

— Подумаешь, большое дело! Спала же ты с Робером Лебуше, чтобы он согласился задействовать тебя в рекламе купальных костюмов в Мюстике.

— Откуда, интересно знать, у тебя такие сведения?

— Он сам об этом рассказывал.

— Ты ублюдок — да и он тоже! Но я не какая-нибудь семнадцатилетняя девица, которая готова раздвигать ноги по той лишь причине, что ей нужны хорошие снимки, сделанные великим Мишелем Дювалем.

— Если ты отсюда уйдешь, на этом твоя карьера и закончится.

— Ну и наплевать.

Он указал ей на свою эрекцию:

— А с этим мне что делать — ты как думаешь?

* * *

Марсель Ламбер жил неподалеку — в Люксембургском квартале, на рю де Турнон. Жаклин требовалось время, чтобы привести чувства в порядок, и она отправилась к нему пешком, неторопливо шагая по узким улочкам Латинского квартала. Темнело; одно за другим вспыхивали окна кафе и бистро, в прохладном воздухе чувствовался запах сигаретного дыма и жарившегося на оливковом масле чеснока.

Двигаясь в сторону Люксембургского квартала, она думала о том, как быстро все свелось к такому вот концу: Мишелю Дювалю, стремившемуся посредством угроз склонить ее к быстрому сексу в перерыве между съемками. Несколько лет назад он вряд ли бы на такое отважился. Но сейчас, когда она находилась в критическом положении, он решил испытать ее на прочность.

Иногда она жалела, что вообще согласилась войти в этот бизнес. В детстве она мечтала стать балериной и даже училась в самой престижной балетной школе Марселя. Но случилось так, что в шестнадцать лет на нее положил глаз разъездной сотрудник парижского модельного агентства, который и передал ее имя и координаты Марселю Ламберу. Марсель договорился с ней о пробных съемках и пригласил к себе на квартиру, где обучал ее движениям и артистическим приемам, характерным для манекенщицы, а не для балерины. Фотографии, сделанные во время пробных съемок, оказались бесподобными. Она была чрезвычайно фотогенична и вся лучилась от присущей ей мягкой девичьей сексуальности. Марсель отправил фотографии по почте в несколько парижских модельных агентств. Имя и какие-либо сведения о девушке на оборотной стороне фотографий отсутствовали, зато в конверты были вложены его визитные карточки. Реакция последовала незамедлительно. В течение недели телефон в офисе Ламбера звонил, не переставая. Фотографы просто из кожи вон лезли, стремясь заполучить ее на фотосессию, а дизайнеры, все как один, изъявляли желание видеть ее на ближайших показах мод. Сведения о новой, чрезвычайно перспективной модели просочились даже за границу и дошли до Милана, а оттуда — до самого Нью-Йорка. Весь мир моды желал знать имя загадочной французской красавицы с детскими глазами и иссиня-черными волосами.

И вот на свет появилась Жаклин Делакруа.

Но сейчас все обстояло по-другому. С тех пор, как ей минуло двадцать шесть, престижную работу ей стали предлагать все реже; когда же ей стукнуло тридцать три, о такой работе оставалось только мечтать. Конечно, совсем без заказов она не осталась. В сезон ее по-прежнему приглашали на международные показы мод, но теперь она демонстрировала одежду дизайнеров классом пониже. Кроме того, она от случая к случаю рекламировала женское белье. «С грудью у тебя все в порядке, дорогая», — говаривал в таких случаях Марсель, но теперь ему приходилось принимать предложения совершенно иного свойства. Так, недавно она закончила сниматься в рекламировавшем одну германскую пивоварню видеоролике, где предстала в качестве привлекательной супруги некоего преуспевающего джентльмена средних лет.

Марсель предупреждал ее, что со временем все так и будет, и не раз говорил о необходимости экономии. Но Жаклин пропускала его слова мимо ушей — ей казалось, что деньги будут литься к ней рекой до скончания дней. Иногда она пыталась припомнить, куда и на что все эти деньги ушли. Конечно же, на одежду. На роскошные гостиничные номера в Париже и Нью-Йорке. На экстравагантные отпуска в компании с другими девушками на островах Карибского моря или южной части Тихого океана. На тонну кокаина, которую она успела втянуть в себя носом, прежде чем отказалась от этой привычки.

Мишель Дюваль прав в одном: ей действительно пришлось переспать с мужчиной — издателем журнала «Вог» Робером Лебуше, — чтобы получить хорошую работу. Видео- и фотосъемки в Мюстике, рекламировавшие купальные костюмы и летнюю одежду, были делом чрезвычайно престижным, которое могло все для нее изменить: дать ей необходимые средства для обретения финансовой стабильности, а также показать маловерам из мира моды, что ее еще рано списывать со счетов. Все это позволило бы ей продержаться на плаву еще год, а то и два. Но что дальше?

Она вошла в дом, где жил Марсель, села в лифт и поднялась на нужный этаж. Едва она успела постучать, как дверь распахнулась. За дверью стоял Марсель с приоткрывшимся от волнения ртом и широко раскрытыми глазами.

— Жаклин, моя кошечка! — вскричал он. — Скажи мне, что это неправда! Ты ведь не била Мишеля Дюваля коленом по яйцам, нет? Скажи мне скорей, что он все это выдумал.

— На самом деле, Марсель, я таки заехала ему разок — правда, не по яйцам, а по члену.

Марсель запрокинул голову и расхохотался.

— Уверен, что ты первая женщина, которая на такое отважилась. Думаю, это пойдет ему на пользу. Ведь он почти угробил Клодетт. Помнишь, как он с ней обошелся? Бедняжка... Такая красивая, такая талантливая...

Брезгливо поджав губы, Марсель пробормотал себе под нос некое чисто галльское ругательство в адрес Дюваля, потом взял Жаклин за руку и провел в квартиру. Минутой позже они уже сидели на диване и пили вино. Сквозь открытое окно в комнату доносился шум уличного движения. Прикурив сигарету, Марсель помахал в воздухе рукой, гася спичку, и сунул ее почерневший остов в пепельницу. Он носил потертые синие джинсы в обтяжку, черные мокасины и серую водолазку. Его редеющие седые волосы были коротко подстрижены. Недавно он сделал себе подтяжку, по причине чего его голубые глаза казались неестественно широко раскрытыми и даже выпученными, как если бы у него на лице застыло вечное выражение крайнего удивления. Жаклин подумала о добрых старых временах, когда она впервые пришла на квартиру к Марселю, который стал ее готовить к будущей жизни манекенщицы и фотомодели. С тех пор она бывала у Марселя множество раз и всегда чувствовала себя в этом месте комфортно и в полной безопасности.

— Ну расскажи, что произошло у тебя с Мишелем.

Жаклин описала Марселю съемочный день вплоть до мельчайших подробностей, ничего от своего агента не утаив. Между ними давно уже не было секретов. Когда она закончила свое повествование, Марсель сказал:

— Вообще-то не стоило бить его коленом в пах. Он угрожает подать на тебя в суд.

— Пусть попробует. Каждая девушка, которую он принуждал к вступлению в связь, выступит на процессе в мою пользу. Я его уничтожу.

— Несколько минут назад мне звонил Робер Лебуше. Он дал мне понять, что дело с Мюстиком может и не выгореть. Сказал, что ему не улыбается иметь дело с женщиной, которая избивает фотографов.

— Да, в этом бизнесе новости распространяются быстро.

— Так было всегда. Впрочем, я попробую уговорить Робера сменить гнев на милость, — сказал Марсель, секунду поколебался и добавил: — Это, конечно, в том случае, если ты по-прежнему хочешь с ним работать.

— Конечно, хочу.

— Ты в этом уверена, Жаклин? Как думаешь, есть в тебе то, что нужно для такой работы?

Она глотнула вина, положила голову Марселю на плечо и сказала:

— Если честно, я в этом не уверена.

— Сделай мне одолжение, дорогая. Поезжай к себе на юг и побудь дома несколько дней. Или съезди куда-нибудь за границу, как это раньше бывало. Короче говоря, смени обстановку и отдохни. Прочисти мозги. Основательно обо всем подумай. Я же тем временем попытаюсь все уладить с Робером. Но окончательное решение придется принимать тебе.

Она прикрыла глаза. Возможно, пока в ней еще осталось хоть немного достоинства, ей пора выйти из бизнеса.

— Ты прав, — согласилась она. — Несколько дней в деревне мне и впрямь не повредят. Но я хочу, чтобы ты немедленно перезвонил этому ублюдку Роберу Лебуше и потребовал от него, чтобы он сдержал свое обещание относительно съемок в Мюстике.

— А если переговоры с ним ни к чему не приведут?

— Тогда скажи ему, что я поступлю с ним, как с Мишелем Дювалем.

Марсель ухмыльнулся.

— Мне всегда нравился твой стиль, дорогая Жаклин.

Глава 12

Бейсуотер. Лондон

Если подобное сравнение уместно, в Фионе Барроуз было нечто общее с тем многоквартирным домом в Суссекс-Гарденс, где она работала управляющей. Это была плотная приземистая женщина, злоупотреблявшая яркой косметикой, которая не могла скрыть того неоспоримого факта, что она стареет. Это не говоря уже о том, что она напрочь была лишена какой-либо привлекательности и женской грации. Короткая прогулка от лифта до двери вакантной квартиры, предназначавшейся для сдачи в аренду, вызвала у нее одышку и сердцебиение. Вставив пухлой рукой в замочную скважину ключ и провернув его в замке, она открыла дверь и просипела:

— Вот мы и пришли.

Фиона провела посетителя по квартире, показав ему гостиную, обставленную подержанной мебелью, две абсолютно одинаковые спальни с двухместными кроватями и стоявшими рядом с ними столиками, маленькую столовую со столом из тонированного серого стекла в современном стиле, а также тесную кухоньку с микроволновой духовкой и двухконфорочной газовой плитой.

Посетитель вернулся в гостиную, раздвинул шторы и посмотрел в окно. Через дорогу также стоял многоквартирный дом.

— Если вас интересует мое мнение, скажу, что за эти деньги вам вряд ли бы удалось снять квартиру ближе к центру, чем эта, — произнесла Фиона Барроуз, обращаясь к посетителю. — До Оксфорд-стрит рукой подать, а Гайд-парк прямо за углом. У вас дети есть?

— Нет, — ответил Габриель, поглядывая с отсутствующим видом на многоквартирный дом напротив.

— Вы чем вообще занимаетесь, извините за любопытство? — поинтересовалась Фиона.

— Я художник-реставратор.

— Старые картины, значит, восстанавливаете?

— Что-то вроде этого.

— Может, вы и рамы заодно восстанавливаете? У меня дома есть старая рама, которая нуждается в ремонте.

— Боюсь, рамы не моя специализация. Я занимаюсь исключительно живописью.

Фиона посмотрела на кандидата в постояльцы, который, пока они разговаривали, продолжал глазеть в окно. Интересный мужчина, подумала она. И руки у него красивые. Красивые руки у мужчины — это очень сексуально. Подумать только — в этом доме поселится реставратор. Удивительно! Впрочем, давно пора для разнообразия обзавестись приличным жильцом. Потом она подумала о том, что уже не так молода, но все еще не замужем. И постоялец, судя по всему, тоже не женат. Но парень осторожный, решила она, окинув мужчину пристальным взглядом. Такой и шагу не сделает, прежде чем сто раз все не обдумает. Возможно, прежде чем остановить свой выбор на этой квартире, он сперва весь квартал обойдет.

— Ну так как? Что вы решили? — спросила она.

— Мне все здесь нравится, — ответил мужчина, упорно продолжая смотреть в окно. — И эта квартира мне подходит.

— Когда же в таком случае вы переедете?

Габриель задернул шторы и сказал:

— Сегодня же.

* * *

Габриель наблюдал за ним в течение двух дней.

В первый день он видел его только раз. Когда тот где-то после полудня поднялся с постели и объявился на короткое время в окне, облаченный в одни только черные трусы-шорты. У него были темные курчавые волосы, угловатые скулы, полные, чувственные губы, стройное поджарое тело, но мускулатура — так себе. Габриель открыл оставленный ему Шамроном файл и сравнил лицо в окне с фотографией, приколотой с обратной стороны обложки.

Тот самый парень.

Изучая человека в окне, Габриель через некоторое время вновь почувствовал себя полноправным, приступившим к привычной работе оперативником. Он был холоден, собран и внимателен. Неожиданно пришло ощущение, что зрение и слух у него обострились. Все предметы стали как-то ярче и контрастнее, а звуки обрели большую индивидуальность, глубину и отчетливость. Он слышал, как во дворе хлопнула дверца машины, как ссорились любовники в соседней квартире, как где-то, надрываясь, неустанно звонил телефон и как выводил носиком рулады у него на плите закипевший чайник. Отметая один за другим возникшие в его восприятии дополнительные раздражители, он сосредоточил все внимание на человеке в окне через дорогу.

Юсеф эль-Тауфики — национальный палестинский поэт и по совместительству студент лондонского колледжа, официант ливанского ресторана «Кебаб фэктори» на Эдгар-роуд, а также действующий агент тайной армии Тарика.

Неожиданно на живот Юсефа легла бледная рука, которая, представляя резкий контраст со смуглой кожей парня, на этом фоне, казалось, светилась. Несомненно, рука принадлежала женщине: Габриель заметил мелькнувший в окне светлый локон. После этого Юсеф исчез за шторами.

Девушка вышла из дома часом позже. Прежде чем забраться в такси, она подняла глаза к окну, чтобы выяснить, наблюдает ли любовник за ее отъездом. Шторы были задернутыми, в окне никто не стоял. Девушка захлопнула дверцу машины чуть сильнее, нежели это требовалось, после чего такси уехало.

Габриель же сделал первое оперативное наблюдение: Юсеф не слишком любезен с женщинами.

* * *

На следующий день Габриель решил заняться уличной слежкой, обеспечивавшей непосредственный зрительный контакт с объектом.

Юсеф вышел из дома напротив в полдень. Он был в белой рубашке, черных брюках и черном кожаном жилете. Ступив на тротуар, он на секунду остановился, чтобы прикурить сигарету, а заодно оглядеть пространство вокруг и выяснить, нет ли за ним слежки. Помахав в воздухе рукой, он затушил спичку, после чего зашагал по направлению к Эдгар-роуд. Пройдя ярдов сто, он неожиданно остановился, осмотрелся, после чего пошел назад к подъезду своего дома.

Стандартный прием для обнаружения возможной слежки, подумал Габриель. Этот парень — профессионал.

Пятью минутами позже Юсеф снова вынырнул из подъезда и двинулся в сторону Эдгар-роуд. Габриель зашел в ванную, смазал волосы гелем для укладки и надел очки с красными тонированными стеклами. Потом, набросив на плечи куртку, вышел из дома.

* * *

Через дорогу от ливанского ресторана «Кебаб фэктори» находился небольшой итальянский ресторанчик. Габриель вошел в зал и уселся за столик у окна. Он хорошо помнил, чему его учили в академии. В одной из лекций говорилось: «Если вы следите за объектом из кафе, не делайте того, что может навести посторонних на мысль, какое задание вы выполняете. Другими словами, не сидите часами за столиком в одиночестве, прикрываясь газетой. При таком исполнении ваша миссия станет очевидной».

По этой причине Габриель превратился в Седрика — автора, который писал статьи по вопросам культуры для одного из парижских интеллектуальных журналов. Он говорил по-английски с сильным французским акцентом, объясняя всем и каждому, что сочиняет эссе на тему о том, почему Лондон в наши дни поражает пестротой и оживлением на ночных улицах, в то время как Париж стал смертельно скучным. Он курил французские сигареты «Житан», пил много красного вина и напропалую болтал с двумя шведскими туристками, сидевшими за соседним столиком. Более того, он даже пригласил одну из них в свою комнату в отеле. Девушка отказалась, и он сделал аналогичное предложение ее подруге. Когда и вторая девушка отвергла его приглашение, он позвал в гости обеих. Потом он, основательно захмелев, уронил и разбил бокал с кьянти. Менеджер ресторана синьор Андреотти подошел к его столику и предложил держать себя в рамках, угрожая в противном случае вывести его.

При всем том Габриель продолжал держать под наблюдением Юсефа, обслуживавшего столики ресторана через дорогу. Он видел, как Юсеф, покинув на короткое время свое заведение, прошел вверх по улице к киоску с периодикой, чтобы купить арабские газеты. Кроме того, он заметил, как некая темноволосая девушка, написав на салфетке номер телефона, сунула ее в нагрудный карманчик на рубашке Юсефа. Не оставил он без внимания и одного непрестанно оглядывавшегося араба, с которым Юсеф имел весьма продолжительную беседу. Именно в тот момент, когда у него разбился бокал с кьянти, он запечатлевал в памяти номер японского автомобиля «ниссан», в который садился араб. Когда же к его столику подошел Андреотти, чтобы сделать выговор за слишком шумное поведение, он наблюдал за тем, как Юсеф разговаривал по телефону. «С кем он разговаривает? — задавался вопросом Габриель. — Со своей девушкой? С кузеном из Рамаллаха? Или с одним из агентов Тарика?»

Через час Габриель пришел к выводу, что мозолить глаза посетителям итальянского ресторанчика больше не имеет смысла. Он заплатил по счету, оставил щедрые чаевые и извинился за причиненное им беспокойство. Синьор Андреотти лично проводил его до выхода, после чего, распахнув перед ним двери, отправил в плавание по волнам бурного житейского моря.

* * *

В тот вечер Габриель, усевшись в гостиной у окна, стал дожидаться возвращения Юсефа. На улице шел дождь. Проехал мотоциклист с подружкой на заднем сиденье. Девушка громким голосом просила мотоциклиста ехать потише. Возможно, это пустяк, но Габриель отметил это событие в своем дневнике наблюдений и аккуратно проставил время: одиннадцать часов пятнадцать минут.

От выпитого кьянти разболелась голова. Квартира, которую он арендовал, ему не нравилась, и ее стены уже начинали на него давить. Сколько у него было таких же вот бессонных вечеров и ночей? И не сосчитать... Когда он вел наблюдение, ему приходилось сиживать и на стерильной конспиративной квартире службы, и у окна арендованного им ветхого жилья. Его душа жаждала прекрасного, и он, чтобы скоротать время, вставил диск с записью оперы «Богема» в стоявший у его ног стереоплейер, прикрутив звук до минимума. В основе работы разведчика лежит терпение, учил Шамрон. А еще он говорил, что работа разведчика — дело скучное, нудное и утомительное.

Поднявшись с места, он прошел на кухню и принял от головной боли аспирин. В соседней квартире начали переругиваться на арабском языке с ливанским акцентом мать и дочь. Послышался звон бьющегося стекла, потом хлопнула дверь и кто-то пробежал по коридору.

Габриель вернулся к окну, сел на стул, прикрыл глаза и перенесся мыслями на двенадцать лет назад, в Северную Африку.

* * *

Резиновые надувные лодки подошли с прибоем к берегу в районе Руада. Габриель спрыгнул в теплую воду, достигавшую в этом месте до середины икры, и вытащил лодку на песок. Группа израильских коммандос, держа оружие наизготовку, устремилась по пляжу вслед за ним. Где-то залаяла собака. В прохладном апрельском воздухе ощущался запах дыма и жарившегося на открытом огне мяса. В скором времени Габриель и его люди увидели микроавтобус «фольксваген», за рулем которого сидела девушка. Четверо коммандос во главе с Габриелем погрузились в «фольксваген». Остальные забрались в два микроавтобуса «пежо», стоявших рядом. Через мгновение моторы автомобилей пробудились к жизни, маленький караван сорвался с места и устремился вперед.

Габриель носил у губ пуговку микрофона, подсоединенного к небольшому радиопередатчику, лежавшему в кармане его куртки. Радио было настроено на частоту военно-транспортного «Боинга-707», который летел неподалеку от побережья Туниса в предназначавшемся для пассажирских самолетов коридоре, маскируясь под чартерный авиалайнер авиакомпании «Эль-Аль». Если бы что-нибудь пошло не так, как задумывалось, коммандос получили бы приказ об отмене операции через несколько секунд.

— Мать приехала вовремя, — произнес Габриель в микрофон. Отпустив переговорную кнопку, он услышал в наушнике ответ:

— Двигайтесь к дому матери.

Пока они ехали, Габриель, готовый в любой момент открыть огонь, держал свою «беретту» между коленями. Управлявшая микроавтобусом девушка крутила обеими руками руль, зорко всматриваясь в проносившиеся мимо улицы вечернего города. Рослая, с шапкой густых темных волос, скрепленных на затылке серебряной заколкой, она знала дорогу ничуть не хуже Габриеля. Когда Шамрон отправил его в Тунис для изучения объекта, девушка поехала с ним и, пока они находились в этой стране, играла роль его жены. Протянув руку, Габриель коснулся ее напряженного плеча.

— Расслабься, — тихо сказал он, потом улыбнулся и добавил: — Волноваться нечего. Ты отлично справляешься со своей работой.

Скоро они въехали в Сиди-Буссад — богатый пригород тунисской столицы неподалеку от моря, и припарковались через дорогу от виллы. Микроавтобусы «пежо» замерли на стоянке за «фольксвагеном». Девушка выключила мотор. Габриель взглянул на часы: 12.15. Они добрались до места точно по расписанию.

Габриель знал виллу как свои пять пальцев. Во время предварительной операции по изучению объекта он наблюдал за ней и фотографировал ее под всевозможными углами и с различных направлений. После этого в пустыне Негев была построена точная копия этой виллы, где Габриель и его товарищи проходили тренировки, отрабатывая необходимые для штурма навыки. Во время заключительной тренировки на проникновение в здание у них ушло всего двадцать две секунды.

— Прибыли к дому матери, — произнес Габриель в микрофон.

— Можете нанести матери визит.

Габриель повернулся к сидевшим в «фольксвагене» людям и скомандовал:

— Пошли.

Он открыл дверцу микроавтобуса и пересек улицу, не переходя на бег, двигаясь быстрым размеренным шагом. У себя за спиной он слышал слаженную, негромкую поступь бойцов из группы особого назначения «Сайарет». Габриель несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, чтобы привести пульс в норму. Вилла принадлежала Халилю эль-Вазиру, более известному под именем Абу-Джихад. Он являлся главой оперативного отдела Фронта освобождения Палестины и одним из самых доверенных офицеров Ясира Арафата.

Неподалеку от входа на виллу стоял принадлежавший Абу-Джихаду «мерседес», подаренный ему Арафатом. За рулем машины клевал носом водитель. Габриель приставил к уху шофера оснащенный глушителем ствол «беретты», нажал на спуск и продолжил движение.

У входа Габриель остановился, пропуская вперед двух коммандос, которые прикрепили к тяжелой двери полоску беззвучной пластиковой взрывчатки. Прозвучал взрыв, напоминавший хлопок в ладоши, после чего дверь распахнулась. Габриель, держа «беретту» наготове, ворвался со своими людьми в холл.

Выскочил охранник-тунисец. Пока он доставал и взводил свое оружие, Габриель успел дважды выстрелить ему в грудь.

Стоя над умирающим человеком, Габриель произнес:

— Скажи мне, где он, и я не стану стрелять тебе в глаза.

Но охранник только морщился от боли и хранил молчание.

Габриель дважды выстрелил ему в лицо.

Потом он стал подниматься по лестнице, на ходу вставляя в рукоять «беретты» новый магазин. Одолев лестницу, он направился по коридору к двери кабинета, где Абу-Джихад проводил за работой большую часть дня. Высадив дверь, коммандос ворвались в кабинет. Палестинец сидел в кресле перед телевизором и смотрел новости, где рассказывалось о ходе интифады, развитием которой он руководил из Туниса. Увидев спецназовцев, Абу-Джихад потянулся к пистолету. Габриель в броске, как учил его Шамрон, открыл огонь. Две пули поразили Абу-Джихада в грудь. Габриель, нависая над раненым, приставил ему к виску пистолет и еще два раза нажал на спуск. Тело палестинца стало содрогаться в смертных конвульсиях.

Коммандос выскочили из кабинета и помчались вниз по лестнице. В холле стояла жена Абу-Джихада, держа на руках маленького сына и прижимая к себе дочь-подростка. Увидев Габриеля и его людей, она в ожидании скорой смерти закрыла глаза и еще крепче прижала к себе ребенка.

— Возвращайся к себе в комнату! — крикнул Габриель по-арабски. Потом повернулся к девочке-подростку и добавил: — Позаботься о матери.

Выбежав из дома, Габриель и его люди устремились к парковочной площадке. Чтобы пересечь улицу, забраться в микроавтобусы и отъехать от виллы, им потребовалось не более полуминуты. Они мчались по улицам пригорода Сиди-Буссад, держа путь к Руаду. Там они бросили на пляже свои машины и перебрались в надувные лодки. Через несколько минут лодки, разрезая носами черные волны Средиземного моря, уже двигались в сторону сигнальных огней дожидавшегося их израильского патрульного судна.

— Тринадцать секунд, Габриель! Ты справился с заданием за тринадцать секунд, — сказала девушка.

Протянув руку, она хотела было дотронуться до его плеча, но он резко отстранился. Приставив ко лбу ладонь, он всматривался в приближавшееся к ним патрульное судно. Потом он поднял голову к черному ночному небу, отыскивая взглядом огни самолета, но ничего, кроме звезд и луны, не увидел. Неожиданно перед его взором предстали лица жены и детей Абу-Джихада, в их глазах мелькали страх и ненависть.

Габриель швырнул «беретту» в море и вздрогнул всем телом от охватившего его озноба.

* * *

Ссора у соседей закончилось, и в доме установилась тишина. Габриелю больше не хотелось вспоминать о Тунисе, поэтому он представил себе, как выходит на своем судне из залива в море. Потом он подумал о картине Вичеллио, которую успел очистить от грязи и старого пожелтевшего лака, но не успел до конца восстановить. Неожиданно ему вспомнился Пиил, а затем перед его мысленным взором предстал Дэни. Он помнил, как в Вене извлекал его останки из искореженного взрывом автомобиля. Когда боль от утраты притупилась, он благодарил Бога за то, что сын умер быстро и без мучений, а не остался на всю жизнь безногим и безруким калекой с наполовину обожженным лицом.

Габриель поднялся с места и стал расхаживать по комнате, пытаясь изгнать из памяти ужасные образы прошлого. Совершенно для него неожиданно он подумал о матери Пиила. Несколько раз за то время, что он прожил в порту Навас, он ловил себя на мыслях об этой женщине. Начинались его фантазии всегда одинаково. Он сталкивался с ней в деревне, и она по какой-то неведомой причине сообщала ему об отсутствии Дерека: «Он ушел бродить среди скал, потому что у него не вытанцовывается второй акт и ему необходимо поразмышлять. Так что его не будет несколько часов». Затем она приглашала его в дом: «Не желаете ли зайти ко мне на чашку чаю?» Габриель выражал согласие, но выпить чаю ему не удавалось, поскольку она вела его не на кухню, а в находившуюся на втором этаже спальню. Там Габриель ложился вместе с ней в постель Дерека, и эта женщина позволяла ему излить в свои заповедные глубины накопленное им за девять лет абсолютного воздержания сладострастие. После этого она опускала голову ему на живот, рассыпав по его телу влажные от пота локоны. «Ты ведь не настоящий реставратор, а только им притворяешься, верно?» — вопрошала она в его фантазиях, и он отвечал ей правду: «Я уничтожаю людей по приказу правительства Израиля. Это я убил Абу-Джихада на глазах его жены и детей. В ту ночь я убил за тринадцать секунд троих. За это премьер-министр наградил меня медалью. Раньше у меня были жена и сын, но террорист подложил бомбу под их машину в отместку за то, что я сделал в Тунисе». После этого признания мать Пиила поднимала крик и в ужасе выбегала из коттеджа, облаченная в одну только белую простыню, обернутую вокруг тела. И на этой простыне самым непостижимым образом проступала кровь Лии.

* * *

Он вернулся к своему стулу у окна, опустился на сиденье и, устремив взгляд на улицу, застыл в ожидании возвращения Юсефа. Вместо лица матери Пиила в его воображении возникло лицо Приснодевы, написанное Вичеллио. Чтобы скоротать время ожидания, Габриель мысленно вернулся к оставленной им работе: опустил воображаемую кисточку в воображаемую краску и приступил к врачеванию шрамов на щеке Девы Марии.

* * *

Юсеф вернулся домой в три часа ночи. С ним была девушка — та самая, которая в ресторане написала на салфетке неизвестный Габриелю номер телефона и засунула эту салфетку в карманчик его рубашки. Габриель видел, как они подошли ко входу и исчезли в дверном проеме. В верхнем этаже на короткое время загорелся свет, и Юсеф, прежде чем лечь в постель, возник в одном из окон. Когда он исчез за шторами, Габриель пожелал ему спокойной ночи. Он улегся на стоявший в гостиной диван и смежил веки. Сегодня он вел визуальное наблюдение за объектом, а завтра приступит к его прослушиванию.

Глава 13

Амстердам

Три часа спустя стройная молодая женщина по имени Инге ван Хофф вышла из бара в районе «красных фонарей» и торопливо зашагала по узкой аллее. На ней были черная кожаная юбка, легинсы, кожаный жилет и сапоги на высоких каблуках, цокавших по булыжнику мостовой. Улицы Старого города все еще были темны и пустынны, а вдоль стен домов стлался молочный туман. Она подняла голову и втянула в себя прохладный утренний воздух. Туман оставлял на губах легкий привкус соли; в воздухе пахло морем. По пути она обогнала двух подвыпивших мужчин, один из которых походил на наркодилера. Чуть пригнув голову, она прибавила шагу. Ее боссу не нравилось, когда она утром возвращалась домой пешком, но ей, после того как она всю ночь разносила напитки и отваживала от себя подвыпивших клиентов, хотелось хотя бы несколько минут побыть в одиночестве.

Неожиданно она поняла, что очень устала и ей нужно расслабиться. «Единственное, что мне сейчас требуется, — это хорошенько вмазаться, — подумала голландка. — Надеюсь, Лейла вчера кое-чем разжилась».

Лейла... Инге завораживал даже самый звук ее имени. В этой женщине ей нравилось буквально все. Они познакомились в баре двумя неделями раньше. Лейле приглянулся их бар, и она заходила туда три вечера подряд, всякий раз в полном одиночестве. Она проводила в заведении около часа: выпивала рюмку шнапса или грольша, выкуривала несколько сигарет с марихуаной и слушала музыку. Всякий раз, когда Инге оказывалась поблизости от ее столика, она чувствовала на себе ее пристальный взгляд. Лейла с ее черными блестящими волосами и огромными темными глазами была потрясающе привлекательна. Наконец, когда Лейла заглянула в их заведение в третий раз, Инге отважилась назвать себя и заговорить с ней. Лейла сказала, что учится в Париже, но сейчас находится в годичном отпуске и путешествует по миру. Амстердам совершенно очаровал ее своими живописными каналами, домиками в готическом стиле, музеями и парками. Ей, Лейле, очень хотелось бы провести здесь несколько месяцев, чтобы получше узнать город.

— Где вы остановились? — поинтересовалась Инге.

— В молодежной гостинице в южной части Амстердама. Признаться, условия там кошмарные. А вы где живете?

— На барже, что стоит на Амстеле.

— На барже? Это восхитительно!

— Вообще-то она принадлежит моему брату, но он уехал на несколько месяцев в Роттердам, где работает над реализацией крупного строительного проекта.

— Должна ли я воспринимать ваши слова как предложение остановиться у вас на несколько дней?

— Вы можете оставаться у меня сколько заблагорассудится. Мне не нравится возвращаться домой, когда там нет ни одной живой души.

Над рекой занимался рассвет. На баржах, которые стояли, вытянувшись цепочкой, вдоль облицованного гранитом парапета набережной, начали зажигаться огни. Инге свернула на набережную, отшагала еще сотню ярдов, после чего прошла по сходням на палубу своего судна. Занавески у нее на окнах были тщательно задернуты. Инге простучала каблучками по палубному настилу и вошла в салон. Она полагала, что застанет Лейлу в постели, но та уже суетилась около плиты и варила кофе. На полу у двери стоял чемодан. Инге закрыла за собой дверь, стараясь скрыть овладевшее ею разочарование.

— Вчера, когда ты была на работе, я звонила брату в Париж, — произнесла Лейла. — Он сказал, что отец серьезно заболел. Так что мне придется сегодня же уехать домой, чтобы позаботиться о матери. Ты уж меня, Инге, извини...

— И сколько времени ты будешь отсутствовать?

— Неделю, максимум две.

— Назад-то вернешься?

— Конечно, вернусь. — Лейла поцеловала Инге в щеку и вручила ей чашку кофе. — У меня рейс через два часа. Присаживайся. Мне нужно кое о чем с тобой переговорить.

Когда они уселись в салоне на диван, Лейла сказала:

— Завтра в Амстердам приезжает мой приятель. Он француз, и зовут его Поль. Я хотела спросить, не сможет ли он некоторое время пожить у тебя — пока не подыщет себе подходящее жилье?

— Лейла, я не...

— Он хороший парень. И не станет к тебе приставать, если это то, чего ты опасаешься.

— Не беспокойся, я могу за себя постоять.

— Ну так что мне сказать Полю? Он может остановиться у тебя на несколько дней?

— Несколько дней — это, собственно, сколько?

— Собственно, это неделя — или около того.

— А что я с этого буду иметь?

Лейла сунула руку в карман, достала пакетик с белым порошком и помахала им перед носом у Инге.

Та протянула руку и схватила пакетик.

— Лейла, ты ангел.

— Я знаю.

Инге прошла в спальню и выдвинула верхний ящик своего гардероба, где хранился необходимый для наркомана набор. Упаковка одноразовых шприцев, свеча, алюминиевая ложка и резиновая лента, чтобы перетягивать руку. Пока Лейла паковала вещи, она приготовила на пламени свечи зелье, набрала наркотик в шприц, после чего вонзила иглу в вену на левой руке.

Через несколько секунд все ее тело наполнилось восхитительной легкостью. Последнее, что она видела, прежде чем погрузиться в забытье, был силуэт ее прекрасной возлюбленной Лейлы, которая, выскользнув из дверей салона, двинулась по палубе в сторону сходней, выводивших на набережную.

Глава 14

Бепсуотер. Лондон

Рэндалл Карп, в прошлом офицер технической службы в Лэнгли, а ныне сотрудник частного агентства «Кларендон интернэшнл секьюрити», приехал на квартиру Габриеля в Суссекс-Гарденс в предшествовавшие рассвету минуты полного затишья. Чтобы утренний холод не пробирал до костей, он натянул на рубашку толстый вязаный свитер. Кроме того, он надел голубые джинсы, замшевые сандалии и толстые шерстяные носки, какие обычно носят люди, привыкшие много ходить и проводящие большую часть дня вне дома. В своих длинных, похожих на щупальца руках он держал две полотняные сумки. В одной хранилось электронное оборудование, а в другой лежали необходимые для работы инструменты. Поставив с удовлетворенным видом свои сумки на пол в центре гостиной, он окинул комнату оценивающим взглядом.

— Мне нравится, как ты обустроил свое жилище, Гейб, — произнес он с южнокалифорнийским акцентом. С тех пор как Габриель в последний раз его видел, он обзавелся хвостиком на затылке, словно пытаясь тем самым компенсировать быстро прогрессирующее облысение. — Здесь даже запах какой надо. Чем, кстати, у тебя пахнет? Карри? Табаком? Прокисшим молоком? Похоже, мне понравится у тебя работать.

— Рад слышать.

Карп прошел к окну.

— Ну, где обитает наш мальчик?

— Третий этаж, считая с цокольным. Окна прямо над входом. Белые занавески.

— Кто он?

— Палестинец, который хочет навредить моей стране.

— Это я сам в состоянии понять. Мне подробности требуются. Он из «Хамас»? «Хесболла»? «Исламского джихада»?

Габриель ничего ему на это не сказал, а Карп был слишком опытным в такого рода делах, чтобы на него давить. Карп являлся техническим сотрудником, специалистом по части прослушивания, а технические сотрудники привыкли делать свое дело, имея перед собой лишь часть общей картины. Американец прославился среди сообщества западных спецслужб тем, что ему удалось записать в Праге беседу между русским резидентом и его агентом, установив «жучок» в ошейнике собаки, принадлежавшей русскому резиденту. Габриель познакомился с Карпом на Кипре, где проходила совместная американо-израильская операция по отслеживанию контактов одного агента ливийской секретной службы. После завершения операции Габриель, по совету Шамрона, нанял яхту и взял с собой Карпа в плавание вокруг острова. Знания и умения Карпа по морской части оказались ничуть не меньшими, чем в технической области, и они отлично провели время, проникнувшись во время путешествия большой человеческой симпатией и профессиональным уважением друг к другу.

— Почему ты выбрал меня, Гейб? — спросил Карп. — Насколько я знаю, в распоряжении ваших ребят находятся лучшие игрушки, какие только есть в этом бизнесе. С какой стати ты решил воспользоваться услугами человека со стороны для выполнения такой простой, в общем, работы?

— Потому что в последнее время наши ребята не могут сделать даже такую простую работу, не облажавшись.

— Да, я кое-что об этом читал. Но мне бы не хотелось закончить свои дни в тюрьме, Гейб, если ты понимаешь, на что я намекаю.

— Не волнуйся, Рэнди. Никто из нас в тюрьму не сядет.

Карп повернулся и глянул в окно.

— А что ты скажешь относительно мальчика, что живет через улицу? Он сядет в тюрьму — или у тебя на его счет другие планы?

— Что-то я не пойму, к чему ты клонишь.

— Просто интересуюсь, не умрет ли он в какой-нибудь темной аллее, нафаршированный пулями двадцать второго калибра. Странное дело: люди, к которым ты проявляешь внимание, почему-то всегда плохо кончают.

— Это обычная слежка, Рэнди. Мне нужно знать, с кем он общается и о чем говорит. Ничего больше.

Карп сложил на груди руки и еще раз глянул в окно, пытаясь определить нужный ему ракурс.

— Он профи?

— Похоже на то. Во всяком случае, на улице он демонстрировал завидную осторожность.

— Я мог бы попробовать осуществить запись его телефонных переговоров через стекло с помощью лазерного устройства, но если этот парень профи, то наверняка принял меры предосторожности на такой случай. А коли так, мы рискуем здорово усложнить себе жизнь. Хотя лазер менее дискриминирующий инструмент, нежели что-либо другое, его действие основано на улавливании вибраций стекла, которые он трансформирует в звуки. Но стекло вибрирует не только от звуков человеческой речи. Вибрации также вызывают шум транспорта, порывы ветра, громкая ругань в квартире по соседству, музыка, доносящаяся из СД-плейера. Так что это не лучший способ для прослушивания профессионала.

— Что в таком случае ты намереваешься сделать?

— Я могу прослушивать его телефон с абонентского интерфейса.

— С абонентского интерфейса?

Карп ткнул пальцем в сторону многоквартирного дома напротив.

— Видишь железную коробку на стене слева от входной двери? Это то самое место, где компания «Бритиш телеком» подсоединяет свои кабели к домашней сети. После этого сигнал распределяется по абонентам. Я могу поставить простейший «жучок» на абонентской линии этого парня. Он будет транслировать сигнал, аналогичный с поступающим на его номер. Мы, таким образом, сможем слушать телефонные переговоры этого парня с помощью обычного радиоприемника, сидя в этой самой комнате.

— Мне необходимо перекрыть его квартиру полностью.

— Для этого придется в эту самую квартиру проникнуть.

— В таком случае мы проникнем в эту квартиру — и все дела.

— Вот так люди и попадают в тюрьму, Гейб.

— Я уже говорил, что в тюрьму никто из нас не попадет.

— У нашего мальчика есть компьютер?

— Думаю, есть. Помимо всего прочего, он еще и студент.

— Я могу напустить на него «Ураган».

— Извини меня, Рэнди, но я какое-то время был вне игры и не в курсе последних веяний.

— Эта система разработана голландским ученым по имени Ван Эйк. Компьютер подсоединяется к монитору посредством передающего кабеля. Сигналы с этого кабеля имеют определенную частоту, которую можно поймать на тонко настроенном приемнике. Если этот парень выйдет в Интернет или захочет что-то передать по электронной почте, мы сможем отследить его деятельность с помощью системы «Ураган», находясь в этой комнате. Это все равно что заглядывать человеку через плечо, когда он сидит за своим компьютером.

— Что ж, если такая необходимость возникнет, задействуем и систему «Ураган», — сказал Габриель. — Кроме того, мне нужно, чтобы ты прослушивал его рабочий телефон.

— А где он работает?

— В ресторане на Эдгар-роуд.

— В этом случае «жучком» на кабеле не обойдешься. Слишком большая потеря сигнала. Необходим усилитель сигнала между рестораном и твоей квартирой.

— И что для этого требуется?

— Автомобиль.

— Легковушка подойдет?

— Вполне.

— Я сегодня же пригоню тебе машину.

— Надеюсь, она нигде не засветилась?

— Можешь не сомневаться.

— Собираешься одолжить авто у одного из ваших «помощников»?

— Тебя не должно волновать, где я ее возьму.

— Главное, чтобы машина не числилась в угоне.

В этот момент в окне напротив возник Юсеф и начал утреннюю инспекцию улицы.

— Это наш мальчик? — осведомился Карп.

— Он самый.

— Скажи мне одну вещь, Гейб. Как ты планируешь проникнуть в его квартиру?

Габриель посмотрел на Карпа и улыбнулся.

— Наш мальчик — большой женолюб. Этим и воспользуемся.

* * *

В два часа ночи Габриель и Карп проскользнули в аллею, выводившую к заднему входу ресторана «Кебаб фэктори». Чтобы добраться до железного ящика абонентского интерфейса, Карпу пришлось вскарабкаться на мусорный бак, доверху забитый гниющими пищевыми отходами. Вскрыв отмычкой замок, он распахнул маленькую железную дверцу и минуты две возился со скрывавшимся за ней хитросплетением проводов, подсвечивая себе крохотным фонариком, который держал в зубах.

Габриель стоял на часах, сосредоточив внимание на подступах к аллее.

— Долго еще? — прошептал он.

— Одна минута, если ты заткнешься, и две, если станешь настаивать на том, чтоб я поддерживал беседу.

Габриель бросил взгляд вдоль аллеи и увидел двух одетых в кожаные жилеты парней, которые направлялись в их сторону. Один из них подхватил с асфальта пустую бутылку и вдребезги разбил о стену дома. Его приятель, следивший за этими манипуляциями, едва удержался на ногах от смеха.

Габриель шагнул вперед, прислонился к стене и сделал вид, будто его тошнит. Парни в жилетках подошли к нему, и тот, что покрупнее и повыше ростом, опустил руку ему на плечо. От парня разило пивом и виски, а на его правой щеке змеился белый шрам. Его приятель глупо улыбался. Он брил голову, имел хрупкое сложение, и его бледная кожа в полумраке плохо освещенной аллеи отливала голубизной.

— Парни, мне не нужны неприятности, — произнес Габриель с сильным французским акцентом. — Просто меня здорово тошнит. Я слишком много выпил. Вы меня понимаете?

— Проклятый лягушатник, — процедил бритый. — К тому же выглядит как самый настоящий педик.

— Мне не нужны неприятности, — повторил Габриель.

Сунув руку в карман, он извлек несколько мятых двадцатифунтовых купюр и протянул деньги парням.

— Вот, возьмите. Только оставьте меня в покое.

Здоровяк со шрамом на щеке смахнул ладонью деньги с руки Габриеля, после чего выбросил вперед огромный кулак, целясь ему в голову.

* * *

Десятью минутами позже они уже сидели на квартире у Габриеля. Карп расположился за обеденным столом, разложив на его поверхности свое хитрое электронное оборудование. Взяв со столешницы мобильный телефон, он набрал номер ресторана. Пока мобильник дозванивался в автоматическом режиме до заведения, Карп настраивал на необходимую частоту приемник. Эта работа увенчалась успехом, и Карп прослушал записанное на пленке объявление, что ресторан «Кебаб фэктори» закрыт и не откроется ранее одиннадцати тридцати следующего дня. Потом Карп еще раз набрал номер ресторана и снова услышал по приемнику то же самое объявление. Теперь можно было не сомневаться, что установленные им «жучок» и усилитель сигнала работают безупречно.

Отложив инструменты, Карп подумал о вкладе в ночную работу, который сделал Габриель. На это у него, по подсчетам американца, ушло не более трех секунд, хотя работу Габриеля он не видел — слишком был занят собственным делом. Зато он все слышал, а именно звуки четырех хлестких ударов. Последний, судя по силе хлопка, был наиболее результативным. Карпу даже показалось, что он расслышал, как затрещали кости, но повернулся, чтобы обозреть поле боя, только после того, как закончил устанавливать подслушивающее оборудование и запер железный ящик. Зрелище было незабываемое: Габриель Аллон, наклонившись к двум распростертым в аллее телам, щупал пульс на шее пострадавших, чтобы убедиться, что никого из них не убил.

* * *

На следующее утро Габриель вышел из дома, чтобы купить бумагу. Пройдясь под моросящим дождем по Эдгар-роуд, он остановился у киоска и взял свежий выпуск «Таймс». Сунув газету в карман куртки, он перешел улицу и заглянул в небольшой супермаркет. Там он купил бумагу, клей, ножницы и еще один экземпляр газеты «Таймс».

Когда Габриель вернулся к себе на квартиру, Карп все еще спал. Положив перед собой на стол два листа писчей бумаги, Габриель написал вверху первого листа свой секретный кодовый номер, а потом имя получателя — Ром.

На протяжении пятнадцати минут он строчил отчет, ритмично водя ручкой по бумажному листу правой рукой и подпершись левой. Его сочинение отличалось четкостью и лапидарностью стиля, и было написано так, как этого требовал Шамрон.

Закончив послание, Габриель открыл «Таймс» на восьмой странице и аккуратно вырезал из нее ножницами большое рекламное объявление сети магазинов мужской одежды. Отложив изрезанную газету в сторону, Габриель пододвинул к себе второй экземпляр «Таймс» и тоже раскрыл его на восьмой странице. Положив листок с рапортом на рекламное объявление, он приклеил его к газете, а затем наклеил сверху вырезанное из первого экземпляра «Таймс» точно такое же объявление. Сложив газету, Габриель положил ее в боковой карманчик своей черной дорожной сумки и застегнул «молнию». Надел куртку, повесил сумку на плечо и вышел из квартиры.

Дойдя по улице до Марбл-Арч, он спустился в метро. Купив в автомате билет, он, прежде чем пройти через турникет, сделал по таксофону один короткий звонок. Пятнадцать минут спустя он выходил со станции метро «Ватерлоо».

Бодель — сотрудник Шамрона — дожидался его в кафе в здании терминала «Евростар». Рядом с ним на стуле лежал пластиковый пакет с названием определенного сорта американских сигарет. Габриель сел за соседний столик, заказал себе чай и стал просматривать захваченную им из дома газету. Допив чай, он вышел из заведения, оставив газету на столе. Бодель подошел к столу, взял газету и сунул ее в свой пластиковый пакет, украшенный сигаретной рекламой, после чего вышел из кафе и зашагал в противоположную от терминала сторону.

Габриель стоял на перроне терминала «Евростар», дожидаясь, когда подадут поезд. Десятью минутами позже он уже сидел в вагоне электропоезда, который следовал в Париж.

Глава 15

Амстердам

На Херенграхте, что входит в Золотое кольцо амстердамских каналов, стоял красивый белый дом с большими окнами, выходившими на канал и облицованную гранитом набережную. Владелец дома Дэвид Моргентау был мультимиллионером и президентом концерна «Оптик» — одного из крупнейших в мире производителей стильных очков в дорогой дизайнерской оправе. Помимо всего прочего, он был еще и убежденным сионистом. В течение ряда лет вкладывал миллионы в израильские благотворительные фонды и израильскую промышленность. Будучи по паспорту американским гражданином голландско-еврейского происхождения, он также председательствовал в нескольких нью-йоркских еврейских организациях, и считался там истинным «ястребом», особенно когда речь заходила о безопасности Израиля. Он и его жена Синтия — известный нью-йоркский дизайнер по интерьерам — посещали дом в Амстердаме регулярно два раза в год. Первый раз они приезжали в Амстердам летом — по пути на свою виллу в Каннах, а второй раз — зимой, на рождественские праздники.

Тарик сидел в кафе на противоположной стороне канала и пил горячий сладкий чай. Он много чего знал о Дэвиде Моргентау такого, о чем никогда не писали ни в разделе светской хроники воскресных газет, ни в крупнейших деловых изданиях. К примеру, он знал, что Моргентау был не только личным другом премьер-министра Израиля, но и оказывал кое-какие услуги ведомству Шамрона. Это не говоря уже о том, что однажды Моргентау взял на себя роль секретного курьера, обеспечивая бесперебойное сообщение между израильским правительством и Фронтом освобождения Палестины. Зная все это, Тарик собирался Моргентау убить.

За время пребывания в Амстердаме Лейла составила детальный отчет о своих наблюдениях. Так, она указывала, что Дэвид и Синтия Моргентау каждое утро выходят из дома, чтобы посетить один из амстердамских музеев или покататься на коньках в пригороде. В течение дня в доме оставалась одна только горничная — молодая девушка голландского происхождения.

Простая операция, думал Тарик. Даже слишком простая.

К дому подъехал «мерседес». Тарик глянул на часы: было четыре вечера. Пока все шло в полном соответствии с графиком. Из автомобиля вышел высокий седой мужчина. Он был одет в толстый свитер и вельветовые брюки, а в руках держал две пары коньков. Через несколько секунд к нему присоединилась привлекательная женщина в черных легинсах и пуловере. Как только они вошли в дом, «мерседес» уехал.

Тарик оставил на столе несколько гульденов и вышел из кафе.

Пока он медленно брел к барже на Амстеле, над Херенграхтом сыпал снег. Мимо него промчались двое велосипедистов, оставив после себя на девственно-белом снежном покрове следы в виде двух длинных черных лент. Вечер в чужом, незнакомом городе всегда навевал на Тарика меланхолию. Зажигались уличные фонари, из офисов выходили клерки и служащие, начинали заполняться многочисленные бары и кафе. Одно за другим приветливым светом озарялись окна. Сквозь оконные стекла стоявших на канале домов было видно, как родители, вернувшись с работы, целовали детей, мужья приветствовали жен, а любовники бросались друг к другу в объятия.

«Тоже жизнь, — думал Тарик, — но какая-то другая, не моя. Да и город этот не мой, и земля не моя, чужая».

Потом Тарик стал думать о том, что сказал ему Кемаль во время их последней встречи в поезде. Как выяснилось, Ари Шамрон подключил к операции по его обнаружению и ликвидации его старого недруга Габриеля Аллона. На удивление, новость не слишком озаботила Тарика. Более того, он был даже рад, так как по этой причине его существование обретало большую глубину, насыщенность и смысл. Не говоря уже о том удовольствии, какое он бы получил, если бы удалось сорвать переговорный процесс и одновременно расквитаться с Габриелем Аллоном...

Однако убить Аллона не так-то просто. С другой стороны, думал Тарик, бредя по покрытой снегом набережной, у него перед Аллоном немалые преимущества. Он знал, что Аллон начал его разыскивать, и уже одно это обстоятельство позволяло ему рассчитывать на успех. Чтобы добыть зверя, охотник прежде всего должен на него выйти. Если Тарик будет вести игру умело и осторожно, то ему, очень может быть, удастся заманить Аллона в ловушку. И тогда Тарик его убьет — как в свое время Аллон убил Махмуда.

Секретные службы в попытке схватить того или иного террориста действуют в основном двумя способами. Они могут найти нужного им человека, пользуясь новейшими научными разработками в области перехвата коммуникаций или внедрив в ряды террористической организации своего агента. Возможен также вариант вербовки секретными службами одного из членов такой организации. По этой причине Тарик и Кемаль проявляли крайнюю осторожность, передавая друг другу информацию, стараясь по возможности не использовать при этом телефоны и Интернет. Вместо этого они пользовались услугами курьеров. Хотя среди курьеров зачастую попадались идиоты вроде того парня, которого Кемаль послал на Самос, израильтянам до сих пор выследить Тарика не удалось. Конечно, они могли попытаться внедрить в его группу своего человека. Но внедрить агента в террористическую организацию трудно, а в его, Тарика, группу почти невозможно. Его организация невелика, крепко спаяна и чрезвычайно мобильна. Люди же, которые ее составляют, посвятили себя борьбе, отлично натренированы и беспредельно ему преданы. Тарик был уверен, что ни один из агентов организации евреям его не выдаст.

Тарик мог воспользоваться этим. Он уже просил Кемаля встретиться с его агентами и соответствующим образом их проинструктировать. В случае, если бы они обнаружили что-нибудь из ряда вон, а именно: слежку, прослушивание или намерение вступить с ними в контакт, — им вменялось в обязанность немедленно об этом докладывать. Если бы после этого Тарику удалось установить, что к этой враждебной деятельности причастна израильская разведка, то он мигом бы перешел из разряда преследуемых в разряд охотников.

Он вспомнил об операции, которую проводил, когда состоял в «Джихаз эль-Ражд» — разведке Фронта освобождения Палестины. Тогда ему посчастливилось идентифицировать агента израильской секретной службы, который работал под дипломатическим прикрытием посольства Израиля в Мадриде. Этому офицеру удалось завербовать нескольких членов ФОП, и Тарик решил, что пришла пора с ним расквитаться. Он послал в Мадрид одного палестинца, который должен был сыграть роль предателя. Палестинец встретился с офицером израильской разведки в посольстве и пообещал передавать ему секретные сведения, касавшиеся лидеров ФОП, их личной жизни и привычек. Поначалу израильтянин воспринял его слова с недоверием. Тарик предвидел это и снабдил своего агента верной, но сравнительно безвредной информацией — сведениями, которые, по мнению Тарика, были уже израильтянам известны. Это помогло палестинцу заручиться доверием израильского разведчика, который окончательно поверил, что перед ним изменник. Офицер договорился с палестинцем о второй встрече, которая должна была состояться через неделю в одном из мадридских кафе. На этот раз в Мадрид поехал Тарик. В назначенное время он вошел в заведение, дважды выстрелил израильтянину в лицо, после чего спокойно удалился.

Прошагав еще несколько сот ярдов по набережной, Тарик подошел к принадлежавшей голландке барже. Это было мерзкое жилище — неуютное, грязное, пропитанное наркотическим дурманом, духом всевозможных излишеств и сексуальных извращений. При всем том это была отличная конспиративная квартира, которой он без зазрения совести пользовался, готовя очередную акцию. Простучав каблуками по палубе, он вошел в салон, где царили полумрак и пронизывающий холод. Тарик зажег лампу и включил маленький электрообогреватель. В спальне завозилась под одеялом Инге. Это была совершенно пропащая женщина, которая нисколько не походила на девушку, с какой он свел знакомство в Париже. Об этой, подумал Тарик, не пожалеет ни одна живая душа.

Тарик вошел в спальню. Инге перекатилась на постели и посмотрела на него сквозь свисавшие ей на лицо спутанные пряди светлых волос.

— Где ты был? Я уже начала беспокоиться.

— Просто ходил на прогулку. Мне нравится гулять по городу, когда идет снег.

— Который час?

— Четыре тридцать. Не пора ли выбираться из постели?

— Я могу себе позволить поваляться еще часик.

Тарик развел кипятком «Нескафе» и принес кружку в спальню. Инге приподнялась на постели и оперлась на локоть. При этом одеяло с нее соскользнуло, и он увидел ее обнаженные груди. Тарик отвел глаза и протянул ей кружку. Инге стала пить кофе, поглядывая на своего квартиранта.

— Что-нибудь случилось? — встревожилась она.

— Да нет. Ничего особенного.

— Тогда почему ты отводишь от меня глаза?

Инге присела на постели и отбросила одеяло в сторону. Тарику хотелось сказать ей «нет», но он подумал, что Инге может проникнуться подозрениями к французу, отвергающему ласки привлекательной молодой женщины. Поэтому он подошел и позволил Инге себя раздеть. Через несколько минут он извергнулся в ее заповедные глубины. Правда, думал он при этом не об Инге, а о том, как будет убивать Габриеля Аллона.

* * *

После того, как Инге ушла, Тарик долго лежал в кровати, вслушиваясь в звуки двигавшихся по реке судов. Где-то через час у него разболелась голова. В последнее время его все чаше терзали головные боли — три, а то и четыре раза в неделю. Врач предупреждал его, что именно так и будет. Скоро у него перед глазами все стало расплываться от боли. Намочив под краном полотенце, он обвязал им голову, но лекарство принимать не стал — болеутоляющие притупляли восприятие и вызывали ночные кошмары: ему снилось, что он проваливается в черную бездну. Так что оставалось лишь одно: валяться на постели голландки и стараться преодолеть боль, которая через несколько часов достигла своего апогея. Тарику казалось, что ему в череп вливают по капле через глазницы расплавленный свинец.

Глава 16

Вальбон. Прованс

Утро было холодным и прозрачным; солнечный свет заливал окрестные холмы. Поднявшись с постели, Жаклин натянула узкие замшевые брюки, шерстяное джерси и спрятала длинные пряди своих черных волос под темно-синим кожаным шлемом. Надев солнечные очки в массивной оправе, она критическим взглядом оглядела себя в зеркале. Теперь она походила на спортивного, очень привлекательного молодого человека, что, собственно, входило в ее намерения. Сделав несколько упражнений на растяжку на полу спальни, она спустилась по лестнице в холл, где у стены стоял гоночный велосипед фирмы «Бьянчи». Выкатив велосипед во двор, Жаклин прошла по гравийной подъездной дорожке к воротам. Через минуту она уже ехала по затененной деревьями тропинке в сторону соседнего местечка.

Промчавшись по сонным улочкам городишки Вальбон, она, сбавив скорость, стала забирать вверх по крутому склону, двигаясь по дороге, выводившей к Опио. Первые несколько миль длинного подъема она неторопливо и размеренно вращала педали, разогревая мышцы, потом, переключив передачу, резко увеличила темп. Когда склон стал более пологим, она полетела, будто выпущенный из пращи камень, с силой давя на педали работавшими как шатуны ногами. В холодном воздухе разливался запах лаванды; вдоль дороги росли оливковые рощи. Когда Жаклин, выбравшись из тени оливковых деревьев, покатила по равнине, солнце стало ощутимо припекать ей спину. Вскоре она почувствовала, что вспотела.

Где-то на полпути она взглянула на таймер. Результат оказался впечатляющим: она на тридцать секунд превысила свое лучшее время на этой дистанции. Неплохо для декабря, очень даже неплохо. Объезжая двигавшиеся по шоссе машины и попеременно переключая передачи, она добралась до начала очередного довольно крутого подъема. Ехать сразу стало труднее. Теперь дыхание вырывалось у нее из легких короткими частыми толчками, а ноги горели, словно объятые пламенем. Это все из-за курения, сказала она себе, не желая давать поблажки и продолжая крутить педали. Поднимаясь по крутому склону, она неожиданно подумала о Мишеле Дювале, разозлилась, и в который уже раз мысленно обругала его свиньей. Когда до вершины холма оставалось не более сотни ярдов, она почувствовала, что выдыхается. Чтобы преодолеть склон, ей пришлось приподняться над сиденьем и, помогая усталым конечностям, давить на педали всей тяжестью тела. Но даже взобравшись на холм, она не остановилась передохнуть, и, глотнув из фляжки воды, покатила вниз. Сделав солидный крюк, она въехала в местечко Вальбон с противоположной стороны и взглянула на часы. Выяснилось, что она улучшила свой персональный рекорд на пятнадцать секунд. А все благодаря Мишелю Дювалю, подумала Жаклин.

Она вылезла из седла и, придерживая велосипед за руль, покатила его по тихим улицам старинного городка. Добравшись до главной площади, она прислонила велосипед к стене дома, купила в киоске газеты, после чего выпила в ближайшем кафе чашку кофе с молоком и съела свежий, только что испеченный круассан. Покончив с едой, она взяла велосипед и продолжила прогулку.

В конце застроенной коттеджами улицы находилась парковочная площадка и современных форм коммерческое здание. В окне висело объявление о сдаче помещения на первом этаже в аренду. Объявление висело уже несколько месяцев; это свидетельствовало, что желающих арендовать здесь полезную площадь пока не нашлось. Жаклин приставила ладонь ко лбу и стала вглядываться сквозь грязное стекло в помещение. Ее взгляду предстала большая пустая комната с деревянными полами и высоким потолком. Если разобраться, отличное место для танцзала. Жаклин не упустила возможности немного пофантазировать. Ей представилось, как она, выйдя из модельного бизнеса, открывает в Вальбоне балетную школу. Большую часть года ее посещали бы девицы из местных, но в августе, когда в Вальбон во множестве съезжались туристы, можно было бы открыть специальный класс для приезжих. Каждый день она уделяла бы несколько часов преподаванию, а в оставшееся время каталась бы на велосипеде, пила кофе и читала газеты в кафе на главной площади. Кроме того, она взяла бы себе прежнее имя, и снова стала Сарой Халеви — еврейской девушкой из Марселя. Но чтобы открыть балетную школу, требовались деньги, а заработать их она могла только в модельном бизнесе. Из этого следовало, что ей необходимо вернуться в Париж и еще некоторое время работать с такими людьми, как Мишель Дюваль. Только после этого она могла обрести свободу.

Вновь оседлав велосипед, она медленно поехала домой. То, что она называла домом, представляло собой сложенную из песчаника маленькую виллу с красной металлической крышей. Дом закрывали от праздных взглядов с дороги выстроившиеся в ряд кипарисы. В саду перед домом росли дикие розы и лаванда вперемежку с оливковыми деревьями. Ближе к дому находился прямоугольный бассейн.

Жаклин вошла в дом, прислонила велосипед к стене и отправилась на кухню. Там ей подмигнул красный глазок автоответчика. Она сварила себе кофе, после чего, перемотав пленку, уселась с чашкой на диван и прослушала полученные в ее отсутствие сообщения.

Звонила Ивонна и приглашала на вечеринку в дом испанского миллионера-теннисиста, обитавшего в Монте-Карло. Потом позвонил Мишель Дюваль, и рассыпался в извинениях по поводу своего дурного поведения во время фотосессии. Кроме того, он просил ее перезвонить Роберту. Как выяснилось, съемки в Мюстике снова стояли на повестке дня. «Снимать начнут через три недели, так что сыр и пасту больше не ешь и держи свою красивую задницу в форме».

Жаклин подумала о своих ежедневных велосипедных прогулках и улыбнулась. Возможно, ее лицо и выглядело на тридцать три, но тело — ни в коем случае.

«Между прочим, тут тебя разыскивал парень по имени Жан-Клод. Сказал, что хочет лично переговорить с тобой относительно работы. — Жаклин поставила чашку на стол, села на диване прямо и уставилась на автоответчик. — Я сказал ему, что ты уехала на юг. Он сообщил, что тоже туда собирается и что обязательно тебя разыщет, когда окажется в тех краях. Не сердись на меня, ангел. Этот Жан-Клод показался мне вполне приличным парнем. И очень симпатичным. Я тебя даже к нему приревновал. Люблю тебя. Чао».

Жаклин перемотала пленку и прослушала это сообщение снова, как если бы желала удостовериться, что она все поняла правильно.

«Между прочим, тут тебя разыскивал парень по имени Жан-Клод. Сказал, что хочет лично переговорить с тобой относительно работы».

Она нажала на кнопку стирания записи; руки у нее тряслись, а сердце колотилось о ребра, как бешеное.

* * *

Жаклин сидела на залитой солнцем террасе, вспоминая тот вечер, когда ее завербовал Ари Шамрон. Она истратила часть заработанных ею в модельном бизнесе денег, чтобы в связи с уходом родителей на пенсию сделать им подарок — купить для них в Херцлии небольшую квартиру с видом на море. Она приезжала к ним в Израиль, как только ей удавалось выкроить несколько свободных дней, и всей душой полюбила эту страну. Это было единственное место на земле, где она чувствовала себя по-настоящему свободной. Но выше всего она ставила то обстоятельство, что здесь ей не нужно было скрывать свое еврейское происхождение.

Однажды вечером в джаз-кафе в Тель-Авиве к ее столику подошел пожилой человек. Он был лыс, носил очки в стальной оправе, брюки цвета хаки и кожаную летную куртку, порванную у правой подмышки.

— Привет, Сара, — сказал он, с заговорщицким видом ей улыбнувшись. — Я могу к вам присоединиться?

Она в удивлении подняла на него глаза.

— Откуда вы знаете, что меня зовут Сара?

— Признаться, я знаю о вас довольно много. Ведь я ваш старый поклонник.

— Но кто вы?

— Меня зовут Ари. Я работаю в организации, имеющей отношение к министерству обороны. Она называется Институтом координации. Мы же называем ее просто «служба».

— Что ж, я рада, что мы прояснили хотя бы этот вопрос.

Он запрокинул голову и рассмеялся.

— Я бы хотел переговорить с вами о работе. Вы не станете возражать, если я и впредь буду называть вас Сарой? Мне почему-то трудно думать о вас, как о Жаклин.

— Никто, кроме родителей, меня Сарой больше не называет.

— Даже старые друзья?

— У меня только новые друзья, — сказала она с ноткой печали в голосе. — Вернее, люди, которые называют себя моими друзьями. Все мои старые друзья из Марселя отдалились от меня после того, как я стала моделью. Они считали, что из-за этой работы я сильно изменилась.

— Но вы ведь и вправду изменились, верно?

— Полагаю, так оно и есть, — сказала она, а сама подумала: «И зачем я говорю все это человеку, с которым только что познакомилась? Но как быстро, однако, он забирается под кожу. Интересно, это относится ко всем — или только ко мне?»

— Но ведь это не просто работа, правда, Сара? Это образ жизни. Вы общаетесь почти исключительно с дизайнерами и знаменитыми фотографами. Вы посещаете модные вечеринки и эксклюзивные рестораны вместе с актерами, рок-звездами и богатыми плейбоями вроде того итальянского графа, с которым у вас в Милане была интрижка. Можно не сомневаться, что нынче в вас мало что осталось от той застенчивой девчушки из Марселя, у которой нацисты убили в Собиборе дедушку и бабушку.

— Вы и вправду знаете обо мне довольно много. — Женщина с подозрением посмотрела на своего нового знакомого. Она привыкла находиться в окружении красивых и холеных людей, но сейчас с ней беседовал весьма непривлекательный, даже, пожалуй, уродливый пожилой мужчина в старомодных очках и в старой, порванной летной куртке. В нем было что-то примитивно-грубое — как в первых поселенцах, приехавших на Землю обетованную в конце тридцатых годов. По мнению женщины, ее новый знакомый относился к тому типу мужчин, которые не умеют правильно завязывать галстук, но нисколько по этому поводу не комплексуют. При всем том он совершенно ее очаровал. Кроме того, она была основательно заинтригована всем происходящим.

— Вы, как еврейка из Марселя, не можете не знать, что у нашего народа множество врагов, которые хотели бы нас уничтожить и отобрать все то, что мы построили на этой земле. — Излагая свои мысли, он полосовал воздух рукой, словно саблей. — В течение ряда лет Израиль вел многочисленные войны со своими недругами. Сейчас мы живем в мирной стране, но Израиль продолжает вести войну особого рода, которая известна под названием «тайной». Эта война никогда не закончится и будет идти вечно. По этой причине ваш паспорт, а главное — ваша красота могут принести нашему делу большую пользу.

— Вы что же — предлагаете мне стать шпионкой?

Он рассмеялся.

— Все далеко не столь драматично, как вам представляется.

— Что в таком случае мне придется делать?

— Я хочу, чтобы вы стали «бат левейха».

— Извините, но я не говорю на иврите.

— "Бат левейха" — это термин, обозначающий вспомогательного агента службы женского пола. В качестве такового вам придется время от времени выполнять определенные задания нашей службы. К примеру, вам могут предложить сыграть роль жены или подруги одного из наших офицеров. Или раздобыть информацию, которую вам, как женщине, будет заполучить куда легче, нежели агенту-мужчине.

Он замолчал, чтобы прикурить очередную сигарету.

— Возможно также, вам предложат выполнить задание, которое женщины посчитали бы для себя оскорбительным.

— Это какое же?

— Мы можем попросить вас соблазнить того или иного человека — одного из наших недругов, — чтобы тем самым его скомпрометировать.

— В Израиле много красивых женщин. Не понимаю, почему вы остановили свой выбор на мне?

— Потому что вы не израильтянка. Потому что у вас подлинный французский паспорт и легальная работа.

— Эта легальная работа, как вы изволили выразиться, приносит мне неплохой доход, и я бы не хотела ее лишиться.

— Если вы согласитесь на нас работать, я прослежу за тем, чтобы наши задания не отнимали у вас много времени и чтобы вам выдавали компенсацию за недополученные по нашей вине доходы. — Тут он добродушно улыбнулся. — Боюсь, однако, что те три тысячи долларов в час, которые вам обычно платят, я выплачивать не смогу.

— Пять тысяч, — улыбнувшись, сказала она.

— Примите мои поздравления.

— Я должна подумать над вашим предложением.

— Ясное дело. Но когда вы будете об этом думать, примите к сведению одну вещь. Если бы Израиль существовал во время Второй мировой войны, Морис и Рашель Халеви, вполне возможно, все еще были бы живы. По роду своей деятельности я обязан обеспечить выживание нашего государства, чтобы в следующий раз, когда объявится маньяк, обуреваемый желанием пустить наших людей на мыло, на этой планете нашлось место, где они смогли бы укрыться от врагов. Признаться, я очень надеюсь, что вы согласитесь нам помогать.

Он дал ей свою карточку с телефонным номером и попросил на следующий же день сообщить о своем решении. Потом он пожал ей руку и удалился. Надо сказать, его рука была самой твердой из всех, что ей когда-либо доводилось пожимать.

* * *

У нее не возникло вопроса, принимать или не принимать предложение старика. По всем стандартам она вела восхитительную, полную событий роскошную жизнь. Но по сравнению с тем, что ей предлагал Ари Шамрон, ее существование представлялось скучным, серым и бессмысленным. Неожиданно сверхмодные футуристические наряды, проходы по подиуму, изматывающие фотосессии с амбициозными фотографами — то есть все то, что прежде составляло ее жизнь, стало казаться ей глупым, искусственным и претенциозным.

Она вернулась в Европу с началом международного сезона модных показов, так как у нее имелись договоры с домами моды в Париже, Милане и Риме, но в ноябре, когда бурная деятельность в мире моды стала затихать, сказала Марселю Ламберу, что выдохлась и нуждается в отдыхе. Марсель просмотрел ее рабочий календарь, обзвонил заказчиков, внес соответствующие коррективы в намеченные ранее переговоры, после чего поцеловал ее в щеку и сказал, чтобы она уезжала из Парижа как можно дальше. В тот же вечер она зашла в офис авиакомпании «Эль-Аль» в аэропорту Шарль де Голль, взяла оставленный ей по приказу Шамрона билет первого класса и вылетела в Тель-Авив.

Когда самолет приземлился в аэропорту Бен-Гурион, Шамрон лично встретил ее у трапа, после чего проводил в специальное помещение службы при аэровокзале. Все было обставлено так, чтобы она почувствовала, что отныне принадлежит к элите израильского общества. Кроме того, ей дали понять, что с той минуты, как она вошла в дверь засекреченной комнаты, ее жизнь изменилась, потекла по новым законам и никогда уже не станет прежней. Из аэропорта Шамрон повез ее в Тель-Авив на роскошно обставленную конспиративную квартиру в жилом комплексе Опера-Тауэр, где имелась большая терраса с видом на Променад и пляж Геула-Бич.

— Это место будет вашим домом в течение нескольких недель. Надеюсь, вам здесь понравится.

— Здесь удивительно красиво.

— Отдыхайте. Завтра начнется серьезная работа.

На следующее утро она поехала в академию, где была зачислена на ускоренные курсы по обучению шпионскому ремеслу. Шамрон лично читал там лекции по основам обеспечения скрытной связи и передачи информации. Кроме того, ее обучали стрельбе из пистолета «беретта» и давали наставления относительно того, каким образом модернизировать свою одежду, чтобы иметь возможность без задержки выхватить оружие. Шамрон также учил курсантов, как отмычкой или другим подручным средством открывать замки и с помощью специального приспособления делать оттиски с ключей. С подачи Шамрона она узнала о различных способах обнаружения слежки, а также о том, как уходить от преследования. Каждый день она проводила два часа в компании с человеком по имени Ори, который обучал ее азам арабского языка.

Однако большую часть времени в академии она занималась упражнениями, направленными на развитие памяти и наблюдательности. Шамрон оставлял ее одну в кинозале, на экране которого было несколько дюжин разнообразных имен и фамилий, ей следовало их запомнить. Потом он приводил ее в небольшие апартаменты, предлагая в течение нескольких секунд ознакомиться с обстановкой, после чего требовал во всех подробностях описать увиденное. Бывали случаи, когда он приглашал ее на ленч в кафе, а когда они выходили, неожиданно просил описать внешность официанта, который их обслуживал. В первый раз Жаклин заявила, что не имеет об этом ни малейшего представления.

— Плохо. Вы должны постоянно отдавать себе отчет в том, кто вас окружает, — сказал Шамрон. — При этом следует исходить из концепции, что официант — ваш потенциальный враг. Вам необходимо все время сканировать взглядом помещение и вести наблюдение, ни на секунду не ослабляя внимания. При всем том вы должны вести себя так, чтобы никто вас в этом не заподозрил.

Тренировки не прекращались и после захода солнца. Каждый вечер Шамрон появлялся у нее на квартире в Опера-Тауэр и брал с собой на прогулки по улицам Тель-Авива. Когда они проходили мимо офиса какого-нибудь адвоката, Шамрон мог дать ей задание проникнуть в кабинет и похитить определенные файлы. Аналогичные поручения — что-нибудь украсть — он давал ей, когда они гуляли по застроенной модными бутиками фешенебельной улице.

— Вы шутите, — сказала она, когда получила такое задание в первый раз.

— Ничего подобного. Представьте только, что вы находитесь в бегах в совершенно незнакомой вам стране. Денег у вас нет, как нет и возможности связаться с нами. При этом вас разыскивает полиция и вам просто необходимо сменить обличье.

— Даже не знаю, с какого конца взяться за такое дело. Боюсь, я просто не способна воровать в магазинах.

— Никто не знает, на что он способен. Здесь главное не привлекать к себе внимание и иметь невинный вид.

Она зашла в магазин и минут десять примеряла одежду. Так ничего и не купив, она прошла к выходу, но потом, когда они с Шамроном остались одни, открыла сумочку и продемонстрировала лежавшее в ней черное платье для коктейлей.

Шамрон сказал:

— Теперь я хочу, чтобы вы нашли место, где могли бы переодеться и избавиться от вашей старой одежды. Когда сделаете это, идите на набережную и ждите меня у киоска, где торгуют мороженым.

Стоял теплый для начала ноября вечер, и по улице прогуливались люди, желавшие подышать воздухом. Жаклин переоделась и присоединилась к Шамрону. Они шли по набережной Променад под руку, Жаклин игриво лизала мороженое, а Шамрона можно было принять за богатого старца, вышедшего с молодой любовницей на прогулку.

— За вами следят три человека, — неожиданно сказал Шамрон. — Встретимся через полчаса в баре вон того ресторана. Вы расскажете мне, кто они и как выглядят. При этом имейте в виду, что я собираюсь воспользоваться услугами киллера, чтобы покончить с ними, поэтому, описывая их, будьте предельно точны.

Жаклин занялась рутинной работой по выявлению слежки, следуя преподанным ей в академии методам. Потом она вошла в указанный ей бар, где и обнаружила Шамрона. Он сидел за одним из угловых столиков.

— Мужчина в черном кожаном пиджаке. Парень в голубых джинсах и шерстяной рубашке с вышитым на груди гербом университета Йеле. Девушка-блондинка с татуировкой в виде розы на лопатке.

— Чушь, чушь и еще раз чушь. Печально, но вы только что обрекли на гибель трех ни в чем не повинных туристов. Придется попробовать еще раз...

Чтобы доехать до бульвара Ротшильда, они взяли такси. Это была широкая, обсаженная деревьями и уставленная скамейками улица, где располагались самые фешенебельные кафе и рестораны города.

— Итак, за вами продолжают следить три человека. Встретимся в кафе «Тамар» через тридцать минут.

— Где находится кафе «Тамар»?

Но Шамрон ничего ей не сказал и растворился в толпе пешеходов. Через полчаса она, отыскав шикарное кафе «Тамар» на улице Шейнкин, снова присоединилась к Шамрону.

— Девушка с собакой, битник с наушниками и плейером и парень из кибуца с автоматом «узи» на боку.

Шамрон улыбнулся.

— Очень хорошо. Теперь еще один тест — так сказать, на сон грядущий. Видите того человека, сидящего в одиночестве?

Жаклин кивнула.

— Завяжите с ним беседу, узнайте о нем все, что только сможете, пригласите к себе на квартиру, а в фойе попробуйте от него отделаться, но так, чтобы обошлось без скандала и шума.

С этими словами Шамрон поднялся с места и вышел из заведения. Жаклин встретилась с указанным мужчиной взглядами. Через несколько минут он уже сидел за ее столиком. Они разговорились. Мужчина сообщил, что его зовут Марк и что родом он из Бостона. В настоящее же время он живет в Израиле, потому что у него здесь компьютерный бизнес. Они проговорили примерно час, после чего начали флиртовать. Но когда Жаклин пригласила его к себе домой, он сообщил, что женат и у него семья.

— Очень жаль, — сказала она. — Мы могли бы неплохо провести время.

Мужчина довольно быстро переменил свое мнение и принял приглашение. Жаклин под тем предлогом, что ей нужно попудрить носик, вышла в коридор, но направилась не в туалет, а в телефонную будку. Набрав номер консьержа в Опера-Тауэр, она оставила для себя самой некое сообщение, после чего вернулась за столик.

— Пойдемте, — сказала она, обращаясь к своему новому знакомому.

Они отправились к ней на квартиру. Прежде чем подняться на лифте на свой этаж, она справилась у консьержа, не оставил ли кто-нибудь ей сообщение.

— Звонила ваша сестра из Херцлии, — ответил консьерж. — Она пыталась дозвониться к вам в апартаменты, но там никто не брал трубку. Поэтому она позвонила сюда и продиктовала для вас послание.

— И что же она сказала?

— Сказала, что у вашего отца случился сердечный приступ.

— Боже мой!

— По ее словам, его уже отвезли в госпиталь. Опасность ему не угрожает, но она просила вас немедленно к ней приехать.

Жаклин повернулась к американцу.

— Извините, но мне, похоже, придется ехать в Херцлию.

Американец поцеловал ее в щеку и, расстроенный, удалился. Шамрон, который лично наблюдал за этой сценой, стоя в противоположном конце фойе, подошел к Жаклин, улыбаясь до ушей, как школьник.

— Все было очень поэтично, Сара Халеви. Но главное — очень естественно.

* * *

Первое задание, которое она получила, отлучки из дома не потребовало. Служба хотела рекрутировать иракского ученого-атомщика, который жил в Париже и работал с французскими поставщиками Ирака. Шамрон решил подстроить иракцу так называемую «сладкую ловушку» и задействовал с этой целью Жаклин. Она познакомилась с иракцем в баре, очаровала его и поехала к нему на квартиру. Тот потерял от любви голову. Жаклин сказала, что, если он хочет видеться с ней и впредь, придется встретиться с ее приятелем, у которого есть для него деловое предложение. «Приятелем» оказался не кто иной, как Ари Шамрон, а «деловое предложение», которое он сделал, звучало следующим образом: «Вы должны работать на нас. В противном случае мы сообщим вашей семье и службе безопасности Саддама Хусейна, что вы спите с израильской шпионкой». Иракцу ничего не оставалось, как выразить согласие работать на Шамрона.

Жаклин, таким образом, впервые испытала на собственном опыте, что значит быть секретным агентом. И надо сказать, подобная деятельность пришлась ей по вкусу, хотя ее роль в этой операции, которая нанесла удар по иракским ядерным амбициям, была довольно скромной. Но как бы то ни было, Жаклин помогла защитить Израильское государство от врага, который не жалел усилий, чтобы причинить ему вред. Кроме того, ее не оставляла мысль, что она, пусть и в малой степени, отомстила за смерть своих бабушки и дедушки.

Следующего задания ей пришлось дожидаться год. Ей предложили соблазнить и шантажировать офицера сирийской разведки, обитавшего в Лондоне. И она вновь добилась впечатляющего успеха. Через девять месяцев ее послали на Кипр, где она должна была соблазнить высокопоставленного сотрудника германской химической компании, поставлявшей свою продукцию в Ливию. Шамрон хотел, чтобы она, подсыпав немцу снотворного, сфотографировала документы, хранившиеся у него в портфеле. Все прошло без малейших осложнений, и она снова с успехом завершила свою миссию.

По окончании этой операции Шамрон вызвал ее в Тель-Авив, где, продемонстрировав ей секретный циркуляр, поставил в известность, что ее деятельность в качестве секретного агента прекращается. И немудрено: среди тайного сообщества секретных агентов стал распространяться слушок о некоей красивой даме из общества, работающей на израильскую разведку. По этой причине ее следующая жертва вполне могла заподозрить блистательную французскую модель в совершенно определенных намерениях. А когда кого-либо начинают подозревать в шпионаже, это обыкновенно имеет крайне печальные последствия для подозреваемого. Другими словами, ее просто-напросто могли убить.

Жаклин стала упрашивать Шамрона доверить ей еще одно дело. И Шамрон, поразмыслив, не без колебаний согласился.

Тремя месяцами позже он отправил ее в Тунис.

* * *

Инструкции Шамрона, предлагавшие Жаклин встретиться с Габриелем Аллоном в католической церкви в Турине, показались ей несколько странными и необычными, но она сделала так, как ей было велено. Войдя в храм, она увидела Габриеля за загородкой поднятой к потолку платформы, размещаясь на которой он занимался реставрацией древней фрески, изображавшей Вознесение. В повседневной жизни ей постоянно приходилось работать с привлекательными мужчинами, но в Габриеле было нечто такое, от чего у нее на мгновение перехватило дыхание. В его взгляде проступала такая удивительная сосредоточенность и концентрация на предмете, что ей захотелось, чтобы он вместо фрески одарил этим взглядом ее. И она тут же решила, что обязательно с ним переспит еще до завершения операции.

На следующее утро они вылетели в Тунис, где прописались в небольшом отеле на пляже. Первые несколько дней Габриель уходил на работу, оставляя ее в одиночестве. Вечером он возвращался в отель, после чего они отправлялись обедать, а затем прогуливались по набережной и возвращались в свою комнату. Полагая, что их комната прослушивается, они разговаривали как любовники. Однако спал Габриель одетым, строго придерживаясь своего места на постели, как если бы его отделяла от Жаклин прозрачная, но прочная стена.

На четвертый день он взял ее с собой на работу: показал место на пляже, где должны были высадиться коммандос, а также виллу в пригороде, где проживал объект. Но как бы он себя ни вел и что бы ни делал, страсть Жаклин к этому человеку только возрастала. Он был для нее настоящим героем, который посвятил свою жизнь борьбе с врагами Израиля. По сравнению с Габриелем она казалась себе существом незначительным и фривольным. Она в буквальном смысле не могла оторвать от него глаз. Ей хотелось провести рукой по его коротко остриженным волосам, коснуться его лица, его тела. Когда они однажды ночью лежали вместе в постели, она перекатилась на его сторону, прижалась к нему и поцеловала в губы. Габриель оттолкнул ее, после чего сделал себе из одеял походную бедуинскую постель на полу.

«Боже, — подумала Жаклин, — какой же дурой я, должно быть, ему представляюсь».

Через пять минут он неожиданно вернулся и присел рядом с ней на край постели. Затем, наклонившись поближе, он прошептал:

— Я хотел бы заняться с тобой любовью, но не могу. Я женат.

— А мне все равно.

— Когда операция закончится, ты меня больше никогда не увидишь.

— Я знаю.

В постели он оказался именно таким, как она себе представляла: опытным, артистичным, методичным и очень нежным. В его руках она чувствовала себя, будто одна из его картин. Его взгляд, казалось, в прямом смысле касался ее кожи.

На мгновение она испытала глупую гордость при мысли о том, что ей удалось пробиться сквозь возведенную им вокруг себя стену и соблазнить его. У нее было только одно желание — чтобы операция продолжалась вечно. Но этого, конечно же, не случилось, и вечер, когда они уехали из Туниса, стал самым печальным в ее жизни.

После Туниса она с головой ушла в модельный бизнес. Она сказала Марселю, чтобы он принимал каждое поступавшее на ее счет предложение. В таком вот бешеном ритме она работала на протяжении шести месяцев, едва не оказавшись на грани нервного и физического истощения. Кроме того, она намеренно встречалась с другими мужчинами, но ничего не помогало. Она денно и нощно думала о Габриеле и о том, что произошло между ними в Тунисе. Впервые в жизни ею овладело нечто вроде наваждения, и она ничего не могла с этим поделать. Почувствовав, что вот-вот сойдет с ума, Жаклин отправилась к Шамрону и попросила, чтобы он свел ее с Габриелем. Шамрон отказался. Тогда она вся отдалась ужасным фантазиям, в которых ей рисовалась смерть его жены. Поэтому, когда Шамрон в один прекрасный день рассказал ей о трагической гибели жены Габриеля в Вене, ею овладело невыносимо тягостное чувство вины.

Она не видела Габриеля со времен Туниса, поэтому не могла себе представить, по какой причине он изъявил желание с ней встретиться. Но часом позже, когда она увидела подъезжавший к ее дому автомобиль, губы сами собой расплылись в счастливой улыбке. «Спасибо тебе, Господи, — вознесла она про себя молитву Творцу, — что Габриель ко мне приехал. Я, как никто, нуждаюсь в реставрации».

Глава 17

Тель-Авив

Директора ЦРУ Адриана Картера сослуживцы в начале его карьеры частенько недооценивали. Он воспользовался этим в своих целях и достиг одной из высших ступеней в иерархии американской разведки. Картер был невысок ростом и поджар, как марафонец, а его вечно растрепанные волосы и очки без оправы придавали ему вид человека не вполне нормального. Это впечатление усиливалось еще больше, стоило только взглянуть на его блейзер и брюки, которые выглядели так, будто он в них спал. В холодной, сдержанной обстановке конференц-зала на бульваре Царя Саула этот человек выглядел неуместно, как если бы забрел сюда по ошибке. Но Ари Шамрон работал с Картером еще в ту пору, когда последний возглавлял Центр по борьбе с терроризмом ЦРУ, и знал, что, как оперативник, тот не имеет себе равных. Картер в совершенстве владел шестью языками и обладал способностью растворяться в темных аллеях любого города — не важно, Варшава то была или Бейрут. Шамрон также знал, что таланты Картера, как полевого агента, могут сравниться лишь с его выдающимися способностями бюрократа и функционера. Что и говорить, это был достойный оппонент.

— Какие-нибудь прорывы в парижском деле есть? — спросил Картер.

Шамрон сокрушенно покачал головой:

— Боюсь, что нет.

— Как, вообще никаких? Что-то мне слабо в это верится, Ари.

— Как только что-нибудь прояснится, ты первый об этом узнаешь. Ну а как обстоят дела у тебя? Стоящей информацией разжился? Любая дружественная арабская спецслужба с радостью поделится с тобой сведениями, которые никогда не передаст сионисту.

Картер только что закончил двухнедельное региональное турне, которое целиком посвятил встречам с шефами спецслужб от Персидского залива до Южной Африки. Бульвар Царя Саула был последней остановкой на его пути в Штаты.

— Боюсь, ничего выдающегося я за время поездки не узнал, — сказал Картер. — Правда, до нас дошли кое-какие слухи — но из других источников.

Шамрон удивленно выгнул бровь:

— Неужели?

— На улицах поговаривают, что за акцией в Париже стоял Тарик.

— В последнее время Тарик ведет себя тихо. С чего бы ему высовываться?

— А с того, что он в отчаянии, — сказал Картер. — По той причине, что договаривающиеся стороны все ближе подходят к подписанию соглашения. Тарик же готов на все, чтобы испортить банкет. Он всегда считал себя эпохальной личностью и не в силах представить, что исторический процесс может обойтись без его участия.

— Не скрою, теория интересная, но у нас нет никаких свидетельств, которые подтверждали бы, что он замешан в этом деле.

— Если получишь такие свидетельства, не забудь поделиться с нами.

— Разумеется.

— Не хотелось бы тебе напоминать, что одновременно с вашим послом была убита американская гражданка. Президент пообещал американскому народу, что ее убийца предстанет перед правосудием. Я планирую помочь ему сдержать это обещание.

— Ты можешь рассчитывать на всемерную поддержку со стороны нашей службы, — не без пафоса пообещал Шамрон.

— Если это и вправду был Тарик, нам хотелось бы переправить его в Соединенные Штаты и предать суду. Но мы не сможем этого сделать, если где-нибудь обнаружится его труп, нафаршированный пулями двадцать второго калибра.

— Никак не пойму, Адриан, что ты хочешь этим сказать?

— Я хочу сказать, что парень из большого белого дома на авеню Пенсильвания стремится разрулить эту ситуацию цивилизованным путем. Если выяснится, что Эмили Паркер убил Тарик, то он должен предстать перед американским судом — и точка. Так что никаких штучек в стиле «око за око», Ари. Президента нервируют казни в темных аллеях.

— Совершенно очевидно, что мы придерживаемся разного мнения относительно того, как поступать с типами вроде Тарика.

— Президент, кроме того, считает, что убийство из мести вряд ли будет способствовать развитию переговорного процесса. Он полагает, что, если вы ответите на смерть посла убийством, это лишь сыграет на руку тем, кто стремится этот процесс сорвать.

— Что же, по мнению президента, мы должны делать в том случае, когда террористы хладнокровно расстреливают наших дипломатов?

— Демонстрировать сдержанность — вот что! В нашем понимании, вам было бы невредно повисеть пару раундов на канатах и даже пропустить несколько ударов, коли обстановка того требует. Оставьте же переговорщикам место для маневра. Другое дело, если радикалы нанесут удар после того, как мир будет подписан. Тогда вы вправе обрушиться на них со всеми имеющимися в вашем распоряжении средствами. Но не ищите мести сейчас, не усугубляйте ситуацию.

Шамрон потер ладони и наклонился вперед.

— Я могу заверить тебя, Адриан, что ни наша служба, ни другое подразделение израильских сил безопасности не планирует операцию возмездия против какого-либо члена арабских террористических организаций, включая Тарика.

— Выражаю свое искреннее восхищение перед продемонстрированными тобой в сложной ситуации сдержанностью, хладнокровием и мужеством. Президент, я уверен, тоже не преминет это сделать.

— А меня всегда восхищала твоя откровенность.

— Хочешь дружеский совет?

— Изволь.

— Израиль заключил с несколькими западными спецслужбами соглашения относительно того, что не будет проводить секретных операций на подведомственных им территориях, не поставив предварительно соответствующую спецслужбу об этом в известность. Я прошу принять к сведению, что ЦРУ и дружественные спецслужбы будут всемерно пресекать попытки нарушения этих соглашений, если таковые последуют.

— Это звучит скорее как предупреждение, нежели дружеский совет.

Картер ухмыльнулся и пригубил свой кофе.

* * *

Премьер-министр просматривал лежавшие перед ним бумаги, когда в его кабинет вошел Шамрон. Опустившись на стул, шеф службы проинформировал премьера о состоявшемся у него разговоре с человеком из центрального аппарата ЦРУ.

— Я слишком хорошо знаю Картера, — добавил Шамрон. — Он отличный игрок в покер и знает больше, чем говорит. Так вот: он в завуалированной форме предложил мне остановить операцию и дал понять, что в противном случае нас ждут серьезные неприятности.

— Возможно, он о чем-то догадывается, но не имеет достаточно сведений, чтобы заявить об этом напрямую, — сказал премьер-министр. — Это тебе решать, проведал он об этом деле или только строит догадки.

— Мне необходимо знать, хотите ли вы, чтобы я и в данной ситуации продолжал операцию.

Премьер-министр поднял глаза от бумаг и посмотрел на Шамрона.

— А мне необходимо знать, сможешь ли ты и твои люди провести операцию так, чтобы ЦРУ не смогло к вам придраться.

— Да.

— В таком случае продолжай заниматься этим делом. Только не обмишурься.

Глава 18

Вальбон. Прованс

День выдался холодный. Пока Жаклин готовила на кухне сандвичи, Габриель разводил в камине огонь. Положив туда поленца оливкового дерева и подпалив их с помощью газеты, он присел у камина на корточки и стал наблюдать за языками пламени, лизавшими дерево. Каждые несколько секунд он совал в каминный зев руку, передвигая полешки. Казалось, он мог довольно долго держать куски горящего дерева в голых руках, не испытывая при этом никакого дискомфорта. Когда огонь разгорелся, он поднялся с корточек, распрямился и несколько раз с силой хлопнул ладонью о ладонь, очищая руки от налипших к коже частичек пепла и сажи. Двигался он с удивительной грацией и легкостью. Как танцор балета, подумала Жаклин, глядя на него из дверного проема. Прошедшие годы почти не отразились на его внешности. Женщине показалось даже, что он помолодел. По ее мнению, седины в его волосах поубавилось, а глаза стали ярче и чище.

Поставив тарелки с едой на поднос, Жаклин прошла в гостиную. В течение многих лет она представляла, как будет происходить их с Габриелем воссоединение. Она даже гостиную переоборудовала в том стиле, который, по ее мнению, должен был ему понравиться. Теперь в комнате были каменные полы, покрытые коврами кустарной выработки, и простая, но удобная мебель.

Она поставила поднос на кофейный столик и присела на диван. Габриель расположился рядом и положил ложечкой в свой кофе сахар. Да, все именно так и будет, если им когда-нибудь доведется сойтись, подумала Жаклин. Они будут есть простую пищу, ездить на велосипедах в горы или гулять по сонным улочкам древнего Вальбона. Можно также съездить в Канны, чтобы побродить по территории старинного порта или посмотреть фильм в одном из городских кинотеатров. После этого хорошо вернуться домой и заняться любовью при свете камина. Поймав себя на этих мыслях, Жаклин дала себе команду отключить воображение.

— Я снова начал работать на службу, — сказал Габриель, — и мне требуется твоя помощь.

Значит, как это ни прискорбно, он приехал по делу, подумала Жаклин. Вернулся на службу, получил задание и решил подключить ее к работе. А коли так, он скорее всего будет делать вид, что между ними ничего не было. Что ж, так, возможно, даже лучше.

— Ари сказал мне, что ты ушел в отставку.

— Это правда, но он попросил меня провернуть еще одно дельце. Ты же знаешь, каким он становится настойчивым, когда ему что-нибудь нужно.

— Я помню, — откликнулась Жаклин. — Кстати, я давно хотела сказать тебе одну вещь, только не знала, как к этому подступиться. Поэтому скажу прямо, по-простому: я очень сожалею о том, что случилось с твоей семьей в Вене.

В его холодном, чуточку отстраненном взгляде не промелькнуло никаких эмоций. Значит, решила Жаклин, он приучил себя об этом не думать. Должно быть, это далось ему непросто, так как Лию с полным на то основанием можно назвать очень привлекательной женщиной. Как-то раз Жаклин довелось увидеть ее фотографию, и она подумала, что жена Габриеля всегда представлялась ей именно такой: высокой, темноволосой «сабра» с огненным взором, в котором проступала уверенность в правильности и праведности избранного ею жизненного пути. Как раз этого манекенщице всю жизнь и не хватало, и она подумала, что Габриель просто не мог не жениться на Лии. При этом Жаклин не испытала ревности или разочарования. Более того, она одобрила выбор Габриеля и за умение разбираться в женщинах полюбила его еще больше.

Неожиданно Габриель переменил тему.

— Полагаю, ты слышала о нападении на нашего посла в Париже?

— Конечно, слышала. Все это так ужасно...

— Шамрон убежден, что за убийством посла стоит Тарик.

— И он хочет, чтобы ты его нашел?

Габриель кивнул.

— Но почему он выбрал для этого тебя? Ты ведь давно уже не у дел. Почему он не задействовал кого-нибудь другого?

— В случае, если ты этого не заметила, хочу напомнить, что в последнее время у службы было больше неудач, нежели успехов.

— До сих пор Тарику всегда удавалось на шаг опережать службу. Откуда у Шамрона такая уверенность в том, что ты его найдешь?

— Шамрону удалось идентифицировать одного из его агентов в Лондоне. Я поставил «жучок» на его рабочий телефон, но мне необходимо прослушивать также его домашний номер — да и вообще всю квартиру. Надо же мне знать, с кем и о чем он разговаривает. Если повезет, мы сможем узнать, где Тарик планирует нанести следующий удар.

— А зачем я тебе понадобилась?

— Мне требуется твоя помощь для проникновения в квартиру агента Тарика.

— Странно. Не может быть, чтобы ты не знал, как вскрыть замок или поставить «жучок».

— В том-то все и дело. Мне бы очень не хотелось отпирать его дверь с помощью отмычек. Вторжение в чужое жилище всегда сопряжено с риском. Если он узнает, что в его квартире кто-то побывал, мы потеряем преимущество первого хода. Я хочу, чтобы ты проникла в его апартаменты, сделала оттиски с ключей и выяснила, каким телефонным аппаратом он пользуется, чтобы я мог подготовить дубликат с необходимой начинкой.

— И как же, по-твоему, я должна проникнуть в его квартиру? — Она, конечно же, знала ответ на вопрос, но ей хотелось, чтобы он сам ей об этом сказал.

Габриель поднялся с места, подошел к камину и подкинул в огонь несколько оливковых поленцев.

— Юсеф любит женщин. Ему также нравится ночная жизнь Лондона. Я хочу, чтобы ты познакомилась с ним в баре или на дискотеке, завязала дружеские отношения — короче, вела себя так, чтобы он пригласил тебя на квартиру.

— Извини, Габриель, но мне это не интересно. Пусть Ари предоставит в твое распоряжение одну из своих новых девиц.

Он повернулся и пристально на нее посмотрел.

— Я предоставляю тебе возможность помочь мне выследить Тарика эль-Хоурани, прежде чем он успел убить кого-нибудь еще из наших людей и нанести непоправимый ущерб переговорному процессу на Ближнем Востоке.

— А я пытаюсь дать тебе понять, что свою долю работы уже выполнила. Пусть на благо переговорного процесса потрудится другая девушка.

Габриель присел на диван.

— Я понимаю, почему Шамрон снова подключил тебя к работе, — продолжала Жаклин. — Никто лучше тебя такое дело не сделает. Но я не понимаю, почему ты так настаиваешь на моем участии в этой операции.

— Потому что ты тоже мастер своего дела, — сказал Габриель и добавил: — Потому что я тебе доверяю.

«Хотелось бы знать, что ты вкладываешь в эти слова», — подумала Жаклин.

— Через три недели мне необходимо вылететь на острова Карибского моря, где будут проходить важные съемки.

— Работа, которую я предлагаю, займет у тебя всего несколько дней.

— Предупреждаю, даром я работать не стану.

— Мне нужна ты и только ты, — повторил Габриель. — Поэтому ты вправе назвать сумму, которую хочешь получить.

Она подняла глаза к потолку, прикидывая, сколько денег ей может понадобиться, чтобы открыть балетную школу. Необходимо внести арендную плату, перестроить помещение, дать рекламу...

— Пятьдесят тысяч.

— Франков?

— Не смеши меня, Габриель. Долларов, конечно.

Габриель задумчиво нахмурил брови, а Жаклин откинулась на спинку дивана, скрестила на груди руки и сказала:

— Пятьдесят тысяч долларов. Или можешь звонить Шамрону и требовать, чтобы он прислал новую девицу.

— Ладно. Пусть будет пятьдесят тысяч, — согласился он.

Жаклин улыбнулась.

* * *

Жаклин позвонила Марселю Ламберу в Париж и попросила отменить все съемки на ближайшие две недели.

— Ты что, с ума сошла? Фотомодель, чьи перспективы весьма туманны, не должна усугублять свое положение, отменяя съемки. Это может скверно отразиться на репутации в бизнесе.

— Я, Марсель, в этом бизнесе уже семнадцать лет и никогда еще съемок не срывала. Просто случилось нечто важное, и мне необходимо срочно уехать на несколько дней.

— Это, что ли, я должен, по-твоему, сказать людям, которые были столь любезны, что предоставили тебе работу? «Случилось нечто важное...» Ха-ха! Нет, дорогуша, так дело не пойдет. Придумай что-нибудь более убедительное.

— Ну, в таком случае скажи им, что у меня... у меня...

— Да что там у тебя? Только конкретно...

— Проказа!

— Великолепно. Самое то! — Неожиданно в его голосе проступила озабоченность. — Скажи мне одну вещь, Жаклин: ты, случайно, не попала в какую-нибудь переделку? Ты же знаешь, мне можно доверять. Как-никак, я с тобой в этом бизнесе с самого начала и до сих пор был в курсе всех твоих секретов.

— Не забывай, что я тоже в курсе твоих секретов, Марсель Ламбер. Отвечая же на твой вопрос, скажу, что ни в какую переделку я не попадала. Просто мне нужно кое-что сделать, и это не терпит отлагательства.

— Может, ты и вправду заболела?

— Со здоровьем у меня все в порядке.

— Надеюсь, ты не принялась за старое и проблема не в кокаине, а, Жаклин? — прошептал Марсель.

— Марсель!

— Может, ты собираешься лечь в клинику? Решила сделать себе подтяжку или подправить глаза?

— Да пошел ты!..

— Похоже, это мужчина. Скажи, я угадал? Неужели кому-то наконец удалось покорить твое стальное сердце?

— Я вешаю трубку, Марсель. Обещаю связаться с тобой через несколько дней.

— Я попал в точку! Это и вправду мужчина.

— У меня только один мужчина — ты, Марсель.

— Как бы мне хотелось, чтобы это было правдой!

— Мы поговорим об этом, когда я вернусь. Оревуар.

— Чао!

* * *

Они выехали во второй половине дня и помчались по продуваемому всеми ветрами хайвею в северном направлении, забирая в горы. Над головами нависали свинцовые тучи. Когда они углубились в гористую местность, о ветровое стекло арендованного Габриелем «пежо» уже бились тяжелые дождевые капли. Жаклин, откинувшись на спинку сиденья, сосредоточенно следила за тем, как струйки дождя ползли по стеклу, но мыслями была далеко. Она думала о том, что ждет ее в Лондоне.

— Расскажи об этом парне.

— Не стоит, — сказал Габриель. — Не хочу, чтобы ты забивала себе голову информацией, которая может каким-то образом прорваться наружу и выдать твои намерения или заставить тебя склоняться к компромиссу.

— Ты выбрал меня, потому что я специалист своего дела, не так ли? Так что отбрось сомнения и расскажи мне хоть что-нибудь об этом человеке.

— Он вырос в Бейруте, зовут его Юсеф.

— В Бейруте? Где именно?

— В Шатиле.

— О Боже, — прошептала она, прикрыв глаза.

— В сорок восьмом его родители стали беженцами и поселились в арабской деревушке под названием Лидда. Потом, во время войны, они перебрались через границу в Ливан. Некоторое время они жили на юге, а затем в поисках работы переехали в Бейрут, где и обосновались в лагере беженцев Шатила.

— Как вышло, что он оказался в Лондоне?

— В Англию его привез дядюшка, который хотел, чтобы Юсеф получил высшее образование и в совершенстве овладел английским и французским языками. Со временем Юсеф превратился в настоящего политического радикала. Заметив, что Арафат и Фронт освобождения Палестины начинают сдавать свои позиции, он стал поддерживать тех палестинских лидеров, которые стремились продолжать борьбу с Израилем до полного его уничтожения. Его деятельность привлекла внимание организации Тарика. Вот уже несколько лет, как Юсеф числится ее активным членом.

— Как мило.

— Он и в самом деле милый парень.

— А какое-нибудь хобби у него есть?

— Он любит палестинскую поэзию и европейских женщин. А кроме того, он помогает Тарику убивать израильтян.

* * *

Через некоторое время Габриель съехал с шоссе на узкую дорогу, которая шла в восточном направлении и все дальше уводила в горы. Они миновали спавшую глубоким сном деревушку и свернули на грунтовую проселочную дорогу, обсаженную платанами. Габриель катил по проселку, пока не увидел на обочине поломанные деревянные ворота, за которыми можно было заметить похожую на парковку площадку. Габриель остановил машину, выбрался из нее и открыл ворота — настолько, чтобы в них смог проехать «пежо». Въехав во двор, он выключил мотор, но оставил гореть фары. Потом он взял сумочку Жаклин, вынул из нее «беретту» и запасной магазин. Достав один из принадлежавших Жаклин модных журналов, он сорвал с него обложку и сунул в карман куртки.

— Вылезай.

— Так ведь дождь идет.

— Ничего не поделаешь.

Габриель вышел из салона машины, пересек парковочную площадку и остановился у дерева, к стволу которого было приколочено заржавленное металлическое объявление с надписью: «Частная собственность. Посторонним вход запрещен». Наколов на ржавый гвоздь яркую журнальную обложку, Габриель вернулся к машине, в свете фар которой маячила Жаклин с надвинутым на голову из-за дождя капюшоном. Стояла тишина, нарушаемая лишь негромким пощелкиванием остывающего мотора «пежо», да отдаленным собачьим лаем. Габриель вытащил из рукоятки «беретты» магазин, оттянул затвор, чтобы выяснить, не осталось ли патрона в стволе, после чего передал оружие Жаклин.

— Хочу проверить, не забыла ли ты, как надо обращаться с этой игрушкой.

— Но я знаю девушку, которая изображена на обложке.

— Очень хорошо. Стреляй ей прямо в лицо.

Жаклин снова вставила магазин в рукоятку, оттянула затвор, загоняя патрон в патронник, после чего поудобнее обхватила рукоять пистолета своими тонкими пальцами. Шагнув вперед, она вскинула оружие, слегка согнув при этом ноги в коленях и повернувшись к мишени боком, чтобы стоявшему перед ней воображаемому противнику было труднее в нее попасть. Потом открыла огонь, размеренно нажимая на курок, и стреляла, пока полностью не опустошила магазин.

Габриель, вслушивавшийся в хлопки выстрелов, следовавших через равные промежутки времени, неожиданно перенесся мыслями на полутемную лестничную площадку некогда хорошо знакомого ему многоквартирного дома в Риме. Жаклин опустила оружие, вытащила из рукоятки пустой магазин, после чего, оттянув затвор, проверила, не осталось ли в стволе патрона. Протянув пистолет Габриелю, она сказала:

— Теперь ты попробуй.

Габриель сунул «беретту» в карман куртки и отправился к дереву инспектировать результаты стрельбы. В импровизированную мишень не попала только одна пуля, все остальные поразили цель. В основном пулевые отверстия группировались в верхнем правом углу мишени. Сняв с гвоздя изрешеченную пулями переднюю страницу обложки, Габриель повесил на ее место заднюю и, вернувшись к машине, снова вручил «беретту» Жаклин.

— На этот раз тебе придется стрелять в движении.

Она загнала в рукоять пистолета второй магазин, оттянула затвор, после чего зашагала к дереву, ведя огонь на ходу. Последнюю пулю по мишени она выпустила практически в упор с дистанции в несколько шагов. Сорвав с гвоздя страницу обложки, она повернулась к Габриелю, держа ее в поднятой руке так, чтобы фары высветили пробитые в ней пулями отверстия. На этот раз мишень поразили все пули до единой. Вернувшись к машине, она передала Габриелю пистолет и изрешеченную пулями журнальную обложку.

— Собери латунь, — сказал Габриель.

Пока Жаклин собирала стреляные гильзы, Габриель быстро и сноровисто разобрал «беретту» и, достав из багажника монтировку, несколько раз ударил ею по каждой детали пистолета, основательно их деформировав. Потом они с Жаклин уселись в машину и тронулись в обратный путь. По дороге Габриель через определенные промежутки времени выбрасывал из окна искореженные части пистолета и опустевшие патронные обоймы. После того, как они проехали деревню, Габриель в последний раз открыл окно и выбросил в ночную тьму собранные Жаклин стреляные гильзы.

Прикурив сигарету, она спросила:

— Ну и как ты оцениваешь мои успехи в стрельбе?

— Экзамен сдан, — лаконично ответил Габриель.

Глава 19

Амстердам

Всю вторую половину дня Тарик постоянно менял дислокацию, передвигаясь с места на место. Выйдя из каюты стоявшей на Амстеле баржи, он отправился на Центральный вокзал, приобрел билет первого класса на вечерний поезд до Антверпена. Затем он направился в район «красных фонарей», где, минуя бордели, секс-шопы и мрачные кислотные бары, бродил по узким аллеям и улочкам до тех пор, пока наблюдавший за ним исподтишка наркодилер не затащил его в подворотню и не предложил купить героин. Тарик немного поспорил о цене, после чего попросил тройную дозу. Расплатившись с дилером, Тарик сунул пакетики с зельем в карман и свернул на куда более респектабельную улицу.

На площади Дам он поймал такси и велел везти себя в сторону Блоеменмаркта — плавучего цветочного рынка на канале Зингель. Он направился к самому большому прилавку и попросил подобрать ему хороший букет в традиционном голландском стиле. Когда флорист осведомился, сколько он рассчитывает заплатить, Тарик ответил, что деньги не проблема. Флорист ухмыльнулся и предложил ему заглянуть в лавку минут через двадцать.

Тарик брел по рынку, мимо выставленных на продажу разноцветных тюльпанов, ирисов, лилий и подсолнечников, пока не наткнулся на художника с мольбертом. У этого человека были коротко стриженные черные волосы, бледная кожа и голубые глаза. На мольберте стоял холст, где был запечатлен Блоеменмаркт, обрамленный каналами и рядами домиков с остроконечными крышами на набережной. Этюд поражал совершенством композиции, световыми эффектами и буйством красок.

Тарик на минуту остановился, чтобы понаблюдать за работой художника.

— Вы говорите по-французски? — спросил он.

— Да, — кивнул тот, не отрывая глаз от полотна.

— Я восхищаюсь вашей работой, — сказал он.

Художник улыбнулся в ответ:

— А я — вашей.

Тарик тоже улыбнулся и пошел дальше, задаваясь вопросом, какой смысл вкладывал художник в эту брошенную им загадочную фразу.

* * *

Забрав заказанный букет, Тарик вернулся на баржу. Голландка спала. Тарик наклонился и легонько потряс ее за плечо. Она открыла глаза и взглянула на него как на сумасшедшего: дескать, зачем разбудил? Потом прикрыла глаза и пробормотала:

— Который час?

— Пора на работу.

— Лезь скорей в постель.

— У меня есть для тебя кое-что интересное. Получше, чем постельные игры.

Она распахнула веки, увидела цветы и обрадовалась.

— Это мне? И по какому случаю?

— Ты оказалась на удивление гостеприимной хозяйкой, и мне захотелось тебя отблагодарить.

— Ты мне больше нравишься, чем эти цветочки. Так что раздевайся и забирайся в постель.

— У меня есть для тебя кое-что еще.

Он вынул пакетики с героином из кармана и показал ей. Пока Инге натягивала одежду, Тарик выдвинул ящик, извлек из него свечу, шприц и алюминиевую ложку. Запалив свечу, он стал нагревать в ее пламени героин, который аккуратно насыпал в ложку, но вместо одного пакетика сразу все три. Приготовив наркотик, Тарик втянул полученную мутноватую жидкость в шприц и отнес его в спальню.

Инге сидела на краю постели, спустив ноги на пол. Перетянув руку повыше локтя резиновым жгутом, она исследовала испятнанную кровоподтеками кожу на внутренней стороне предплечья, отыскивая подходящую вену.

— Вот эта, похоже, подойдет, — сказал Тарик, ткнув пальцем в чистую вену у нее на руке, и передал ей шприц. Инге, зажав шприц в правой ладони, вонзила иглу в руку. Тарик отвел глаза, когда она, проверяя, вошла ли игла в вену, потянула поршень большим пальцем вверх и героин в шприце окрасился кровью. Инге стала давить на поршень, ослабила жгут, и наркотик начал распространяться по ее телу.

Неожиданно она вскинула голову и посмотрела на Тарика расширившимися от удивления глазами.

— Эй, Поль... что-то я никак не пойму, что со мной происходит...

Она упала на постель навзничь и стала содрогаться от охвативших все ее тело конвульсий; пустой шприц все еще торчал у нее из вены. Пока Инге совершала переход в лучший мир, Тарик спокойно готовил на кухне кофе.

Пятью минутами позже, когда переход Инге в лучший мир завершился, а Тарик укладывал свои вещи в небольшую дорожную сумку, баржу качнуло. Тарик оторопело уставился на дверь: кто-то шел по палубе! В следующее мгновение дверь распахнулась, и в каюту ввалился мощный высокий мужчина со светлыми волосами и в наушниках. Тарик подумал, что в его внешности есть нечто общее с обликом Инге. Механически отметив этот факт, он инстинктивно потянулся к пистолету, рукоять которого торчала у него за спиной, выглядывая из-за пояса брюк.

— Вы кто? — осведомился мужчина, взглянув на Тарика.

— Приятель Инге. Она позволила мне провести здесь несколько дней. — Тарик говорил спокойно, одновременно пытаясь собраться с мыслями. Неожиданное появление этого человека совершенно выбило его из колеи. Пять минут назад он, ни о чем таком не подозревая, паковал вещи, готовясь покинуть баржу навсегда. Но этот визит мог разрушить все его планы, и с этим надо было что-то делать. «Если бы я и впрямь был приятелем Инге, — подумал он, — мне нечего было бы бояться». Натянуто улыбнувшись и протянув мужчине руку, он сказал:

— Меня зовут Поль.

Мужчина, не обращая внимания на протянутую руку, бросил:

— Я Маартенс, брат Инге. Где она?

Тарик кивнул в сторону спальни.

— Все еще спит. Если вы ее брат, то наверняка знаете, что она любит поваляться в постели. — Тут Тарик вспомнил, что оставил дверь в спальню открытой. — С вашего разрешения я прикрою дверь, не то мы ее разбудим. Кстати, я только что сварил кофе. Может, выпьете чашечку?

Но Маартенс, ничего ему не сказав, сразу прошел в комнату Инге. «Вот дьявольщина!» — неслышно выругался Тарик. Он был поражен тем, с какой быстротой ситуация вышла у него из-под контроля, и понимал, что в его распоряжении осталось не более пяти секунд.

Конечно, легче всего пристрелить. Но это может иметь серьезные последствия. Убийство, совершенное с помощью огнестрельного оружия, в Нидерландах вещь почти неслыханная. Одно дело труп девушки с торчащим из вены шприцем, но два трупа, при условии, что один из них изрешечен девятимиллиметровыми пулями, — совсем другое. При таких обстоятельствах можно не сомневаться, что к расследованию будут привлечены крупные силы. Полиция обязательно допросит обитателей барж, стоящих по соседству. И кто-то из этих людей, вполне возможно, вспомнит его лицо. После этого описание его внешности попадет в руки голландской полиции, а оттуда перекочует в Интерпол. Интерпол же, без сомнения, передаст его фоторобот различным спецслужбам, в том числе и израильской. И все они займутся его, Тарика, розысками. Иными словами, пристрелить Маартенса нетрудно, но после этого придется удариться в бега и жить на нелегальном положении до скончания дней.

Тарик окинул взглядом примыкавшую к салону кухню и вспомнил, что там в стоявшем рядом с газовой плитой шкафчике хранится большой разделочный нож. Если он зарежет брата Инге этим ножом, убийство будет иметь вид преступления, совершенного на почве страсти. Равным образом его можно будет отнести к разряду уличных преступлений вроде вооруженного ограбления. Однако мысль, что ему придется убить человека ножом, вызывала у Тарика отвращение. Кроме того, он знал, что подобное преступление сопряжено с определенными трудностями. Существовала значительная вероятность того, что ему не удастся убить Маартенса одним ударом. Болезнь мозга прогрессировала, и Тарик постепенно терял силы, сноровку и присущий ему бойцовский дух. Поэтому сейчас ему меньше всего хотелось вступать в рукопашную схватку с человеком, который, что очевидно, был значительно сильнее его физически. Положение складывалось на редкость неприятное. Но хуже всего было то, что непредвиденная конфронтация с Маартенсом могла разрушить его мечты остановить переговорный процесс и свести счеты с Габриелем Аллоном. Что ни говори, Лейле следовало проявить большую осмотрительность, когда она выбирала ему жилье и подругу.

Тарик услышал, как вскрикнул в спальне Маартенс, и понял, что как бы там ни было, ему придется его застрелить. Вытащив из-за пояса «Макаров», он вдруг осознал, что у его оружия нет глушителя. Где же он может быть? Через секунду Тарик вспомнил, что отвинченный от ствола глушитель покоится в кармане его куртки, а куртка висит на спинке стула в салоне.

Вот дерьмо! Куда только подевались его хваленые осторожность и предусмотрительность?

Маартенс выскочил из спальни. Его лицо приобрело пепельный оттенок.

— Она мертва!

— О чем это вы? — вскричал Тарик, прилагая все усилия к тому, чтобы его голос звучал естественно.

— Я говорю, что она умерла! Вероятно, от передозировки.

— Наркотики?

Тарик сделал шаг по направлению к стулу, на котором висела его куртка. Если ему удастся достать из кармана глушитель и привинтить его к стволу, он, по крайней мере, покончит с Маартенсом без лишнего шума...

— У нее из руки торчит шприц, а тело еще теплое. Похоже, она укололась всего несколько минут назад. Уж не ты ли, парень, принес ей наркотики?

— Ничего не знаю ни о каких наркотиках. — Его голос звучал спокойно. Пожалуй, даже слишком спокойно в такой ситуации. Тот факт, что в его голосе не проступило даже малейшей озабоченности в связи со смертью Инге, не укрылся от ее брата. Он не поверил Тарику и, взревев от ярости, устремился к нему, размахивая кулаками.

Тарик оставил попытки достать глушитель. Оттянув затвор, он схватил пистолет обеими руками и, направив ствол в лицо Маартенсу, нажал на спуск.

* * *

Тарик действовал быстро. Хотя он убил Маартенса одним-единственным выстрелом, не приходилось сомневаться, что соседи или люди на набережной слышали хлопок. Может статься, они уже позвонили в полицию и в данную минуту полицейские едут в сторону баржи, чтобы выяснить, что произошло. Спрятав пистолет за пояс, Тарик сунул в карман стреляную гильзу, взял свою дорожную сумку, прихватил букет и вышел из салона на палубу. Над Амстелем падал снег и сгущались сумерки. Очень хорошо: сумрак поможет ему скрыться. На мгновение опустив глаза, он заметил, что оставляет на покрытой снегом палубе мокрые черные следы. Подволакивая ноги, чтобы лишить отпечатки четкости, он прошел по палубе и перебежал по сходням на набережную.

Он шел быстро, но с самым безмятежным видом. В затененном месте на набережной он швырнул в реку сумку. Всплеск едва можно было расслышать. Впрочем, даже если бы полицейские выловили из реки его сумку, ничто из того, что в ней находилось, не смогло бы их на него вывести. Тарик решил, что купит смену белья и кое-что из одежды в Антверпене. Если приедет туда.

Он шел вдоль Херенграхта в западном направлении, размышляя о том, что было бы неплохо отменить операцию, отправиться на Центральный вокзал и уехать из страны. Моргентау были легкими мишенями, а с точки зрения большой политики людьми, в общем, незначительными. Кемаль остановил на них свой выбор, потому что убить их нетрудно, и потому что это позволило бы Тарику продолжать оказывать давление на мирный процесс. Но теперь из-за инцидента на барже риск обнаружения и ареста безмерно возрос. Возможно, наилучший выход из положения — забыть об этом деле.

С поверхности канала взлетели две морские птицы и, оглашая воздух пронзительными криками, стали по широкой дуге подниматься в воздух. Тарику вдруг представилось, что ему снова восемь лет и он бежит босиком по горячему асфальту в лагере беженцев в Сидоне.

Письмо пришло во второй половине дня и было адресовано матери и отцу Тарика. В нем было сказано, что Махмуд эль-Хоурани убит в Кёльне за причастность к террористической организации. Далее говорилось, что если его младший брат Тарик пойдет по его стопам и станет террористом, то его ожидает та же участь. Отец приказал Тарику сбегать к офицеру службы безопасности ФОП и спросить, правда ли, что Махмуд погиб. Тарик нашел офицера ФОП и показал ему письмо. Человек из разведки Фронта освобождения Палестины прочитал письмо, отдал его Тарику, после чего велел вернуться к отцу и передать, что все, сказанное в письме, правда. Когда Тарик бежал по лагерю, слезы застилали ему глаза. Он боготворил Махмуда и не мог себе представить, как будет без него жить.

К тому времени, как Тарик вернулся домой, известие о полученном семейством эль-Хоурани письме распространилось по всему лагерю. За последние годы такие письма получили здесь многие семьи. У дома Тарика собрались женщины. Их стенания и пронзительные гортанные крики поднимались к небу вместе с дымом вечерних костров. Тарик вспомнил, что так кричат болотные птицы. Отыскав отца, он сказал ему, что в письме все правильно и что Махмуд умер. Отец бросил письмо в огонь. В тот момент Тарик подумал, что ему никогда не забыть проступившей на лице его отца боли. Боли и стыда — за то, что ему сообщили о смерти сына те самые люди, которые его убили.

Нет, думал Тарик, шагая вдоль Херенграхта, прерывать операцию и бежать из страны из страха перед арестом он не станет. Он слишком далеко зашел. И слишком мало времени у него осталось.

Наконец он подошел к дому. Поднявшись по ступенькам к двери, он поднял руку и позвонил. Дверь отперла молодая девушка в белом переднике горничной.

Тарик продемонстрировал ей купленный на цветочном рынке букет и на голландском языке сказал:

— Подарок господам Моргентау.

— Какая прелесть!

— Букет довольно тяжелый. Вы позволите вам помочь и внести его в дом?

— Спасибо.

Девушка сделала шаг назад, пропуская Тарика. Потом она прикрыла дверь, чтобы не впускать в дом холодный воздух с улицы, и осталась стоять у порога, держа руку на замке в ожидании, когда Тарик поставит коробку с цветами и удалится. Тарик опустил букет на стол, выхватил из-за пояса пистолет и повернулся к горничной.

Девушка открыла рот, намереваясь закричать. Тарик дважды выстрелил ей в горло.

Оттащив тело от двери, Тарик принес из ванной полотенце и подтер следы крови на полу. Потом он уселся на стул в темной гостиной и стал ждать, когда вернутся домой Дэвид и Синтия Моргентау.

Глава 20

Париж

Шамрон вызвал Габриеля на срочную встречу в сад Тюильри. Габриель обнаружил его на лавочке рядом с посыпанной гравием дорожкой. Вокруг лавочки, где сидел Шамрон, собрались голуби, склевывавшие оставшиеся от трапез туристов крошки. Горло шефа службы было обмотано серым шелковым шарфом, концы которого скрывались за лацканами его длинного черного пальто, так что лысая голова, казалось, покоилась на постаменте из тусклого черного мрамора. Шамрон поднялся с места, снял с правой руки черную кожаную перчатку, после чего резко выбросил ладонь вперед, как если бы наносил удар штык-ножом. Габриелю его ладонь показалась непривычно теплой и влажной. Пожав Габриелю руку, Шамрон подышал в перчатку и поторопился ее надеть. Он был непривычен к холоду, и парижская зима его угнетала.

Поздоровавшись, они быстро пошли по тропинке. По нападавшим с деревьев листьям они вышли из сада и зашагали по обсаженной деревьями дорожке, выводившей к Елисейским Полям.

— Сегодня утром мы получили сообщение от одного из наших друзей из голландской спецслужбы, — сказал Шамрон. — Он утверждает, что Дэвида Моргентау и его жену убил Тарик.

— Откуда такая уверенность?

— Он-то как раз ни в чем не уверен, зато я в этом не сомневаюсь. Амстердамская полиция обнаружила в барже на Амстеле тело девушки, умершей вследствие передозировки героина. Там же, на барже, был обнаружен и труп ее брата.

— Тоже передозировка?

— Нет, его убили одним-единственным выстрелом в голову. Пуля вошла ему в глаз.

— Что вообще произошло на этой барже?

— Если верить соседям убитой, пару недель назад у нее поселилась женщина с ярко выраженной арабской внешностью. Два дня назад она съехала, а ее место занял мужчина — некий француз по имени Поль.

— Значит, Тарик заранее послал в Амстердам своего агента, чтобы тот провел разведку на местности, а заодно подыскал ему квартиру и девушку для прикрытия...

— А когда она стала ему не нужна, он влил в нее столько героина, что его хватило бы, чтобы убить верблюда. Полицейские говорили, что эта девица неоднократно задерживалась за наркотики и проституцию. Очевидно, Тарик полагал, что все будет выглядеть, как случайная передозировка.

— Но какое отношение имел ко всему этому ее брат? Его-то за что убили?

— Баржа зарегистрирована на его имя. Полицейские говорят, что он работал в Роттердаме. Возможно, он появился на барже как раз в тот момент, когда Тарик убивал его сестру.

— В этом есть смысл.

— Кстати сказать, имеются косвенные улики, подтверждающие эту версию. Живущая по соседству парочка слышала выстрел. Если бы Тарик планировал убить брата, он бы сделал все по-тихому. Похоже, визит брата застал его врасплох.

— Скажи, сравнительный анализ пуль, выпущенных в брата девушки и в чету Моргентау, проводился?

— Проводился. Пули выпущены из одного и того же оружия.

Им навстречу попалась молодая шведская пара, позировавшая перед объективом уличного фотографа. Габриель и Шамрон словно по команде повернулись и зашагали в противоположную сторону.

— Еще какие-нибудь новости есть? — спросил Габриель.

— Я хочу, чтобы в Лондоне ты был предельно осторожен. На прошлой неделе меня навестил один парень из Лэнгли. Из разговора с ним я понял, что американцы из своих источников знают, кто убил нашего посла в Париже. Они намереваются поймать Тарика и отвезти в Штаты, чтобы там предать суду.

— Меньше всего мне бы хотелось, чтобы нас уличило во лжи ЦРУ.

— Если бы только во лжи... Человек из Лэнгли также дал мне понять, что в случае, если мы будем действовать на территории западных стран без его благословения, последствия могут быть самые серьезные.

— Как ты думаешь, американцы что-нибудь о нас знают?

— Сомневаюсь. Но полностью я бы такую возможность не отметал.

— Не думал я, что возвращение на службу может быть чревато для меня длительным заключением в одной из британских тюрем.

— Пока будешь соблюдать дисциплину, тебе ничто не грозит.

— Мне бы твою уверенность.

— Ты нашел ее? — спросил Шамрон, меняя тему разговора.

Габриель кивнул.

— Ну и как? Она согласилась тебе помогать?

— Мне потребовалось кое-какое время, чтобы ее уговорить, но она согласилась.

— Никак не пойму, почему мои детки никогда не выражают восторга, когда я предлагаю им вернуться под родной кров. Неужели я был таким уж плохим отцом?

— Просто ты чрезмерно требователен.

Габриель остановился у кафе на Елисейских Полях. За столиком около витрины сидела Жаклин. Она читала журнал, а ее лицо скрывали большие солнечные очки. Мельком глянув на Габриеля с Шароном, она вновь сосредоточила внимание на журнале.

— Приятно сознавать, что вы оба снова работаете на меня, — сказал Шамрон. — Но прошу, не разбивай ее сердце. Она такая славная девочка...

— Я знаю.

— Тебе придется найти для нее какую-нибудь работу в Лондоне — для прикрытия. Я лично знаю одного парня, который подыскивает себе секретаршу.

— Все уже на мази. Считай, что в этом вопросе я тебя опередил.

Шамрон кивнул, ухмыльнулся и пошел прочь. Растворившись в сновавшей на Елисейских Полях толпе, он через секунду пропал из виду.

* * *

Джулиан Ишервуд шел по мокрой брусчатке тупичка Мейсонс-Ярд. Было три тридцать пополудни, и он возвращался после ленча к себе в галерею. Надо сказать, за ленчем он основательно выпил, но не осознавал, насколько пьян, пока не ступил за порог ресторана Грина и не глотнул влажного холодного воздуха. Кислород расшевелил его мозг, который послал организму тревожный сигнал о том, что Ишервуд опять влил в него слишком много алкоголя. Партнером Ишервуда за ленчем был все тот же пресловутый Оливер Димблби, поэтому за столом не мог не всплыть вопрос о продаже Оливеру принадлежавшей Ишервуду художественной галереи «Ишервуд файн артс». На этот раз Ишервуд сумел сохранить относительное хладнокровие и обсудить проблему до определенной степени рационально — хотя и не без посредства двух бутылок превосходного «Сансьерри». Когда решается вопрос об отчуждении бизнеса — дела всей жизни человека, рассуждал Ишервуд, ему позволительно приглушить душевную боль добрым французским вином.

Когда сильнейший порыв влажного холодного ветра с Дьюк-стрит настиг Ишервуда и начал швырять в него листья и прочую мокрую дрянь с улицы, он поднял воротник чуть ли не до ушей и, прикрывая лицо руками, перешел на рысь. Внезапно налетевший шквал столь же внезапно успокоился, Ишервуд остановился и перевел дух.

— Чертов климат! — пробурчал он. — Положительно, настоящая Сибирь. В следующее мгновение он подумал, что было бы неплохо заглянуть в паб на первом этаже и принять внутрь что-нибудь горячительное, но после некоторого размышления отказался от этой мысли. Он достаточно выпил сегодня.

Открыв дверь в цокольном этаже своим ключом, он стал медленно подниматься по лестнице, размышляя о том, что с ковровой дорожкой необходимо срочно что-то делать: или починить и отдать в чистку — или выбросить. На лестничной площадке находилась дверь, которая вела в маленькое туристическое агентство. Стены вокруг были оклеены рекламными плакатами, изображавшими полуобнаженных красоток, нежившихся на пляже в лучах тропического солнца.

«Может, и мне куда-нибудь уехать, — подумал Ишервуд, разглядывая загорелую амазонку, лежавшую кверху задницей на безупречно белом песке. — Пока еще остались хоть какие-то силы и не окончательно состарился. Что, если плюнуть на все и податься в теплые края, где можно отдохнуть от Лондона и зализать свои раны?»

С этими не лишенными приятности мыслями он отпер дверь галереи и вошел в помещение. Повесив пальто на вешалку в предбаннике, он прошел к себе в офис и включил свет.

— Привет, Джулиан.

Ишервуд резко повернулся на голос и оказался нос к носу с Габриелем Аллоном.

— Это ты? Но как, черт возьми, ты сюда забрался?

— Ты и в самом деле хочешь об этом знать?

— Пожалуй, нет, — помолчав, произнес Ишервуд. — Но что ты здесь делаешь? Я хочу сказать — здесь, в Лондоне? И где ты все это время пропадал?

— Мне нужна твоя помощь.

— Ты пришел за помощью? Ко мне? И это после того, как ты сбежал, не доделав работу? Я уже не говорю о том, что ты оставил Вичеллио в Корнуолле, не позаботившись предварительно о его безопасности!

— Иногда лучше всего прятать бесценную картину в таком месте, где ее будут искать в последнюю очередь. Если бы меня, к примеру, заинтересовало содержимое твоего сейфа, который стоит в подсобном помещении галереи, я вскрыл бы его без особых проблем.

— Потому что ты не человек, а ошибка природы!

— Может, не будем переходить на личности, Джулиан?

— Ты так считаешь? А мне, наоборот, хочется перейти на личности. Вот, прими! Подарок твоей личности от моей! — с этими словами Ишервуд схватил со стола кофейную кружку и запустил в Габриеля.

* * *

Поняв, что Ишервуд основательно пьян, Габриель вывел его прогуляться. Они бродили по дорожкам Грин-парка в полном молчании до тех пор, пока Джулиан не утомился и не присел на одну из стоявших здесь скамеек. Габриель сел с ним рядом. Ишервуд дождался, пока мимо них прошла влюбленная парочка, и лишь после этого заговорил:

— Она печатать может? А отвечать на телефонные звонки? Или принять сообщение?

— Не думаю, чтобы она когда-либо этим занималась.

— Очень мило. Прямо-таки восхитительно!

— Но она умная девушка. И с работой клерка как-нибудь справится.

— Это успокаивает. Но позволь тебя спросить — почему именно я должен принять эту особу на работу?

— Джулиан, прошу тебя...

— "Джулиан, прошу тебя. Джулиан, не лезь не в свое дело. Джулиан, заткнись и делай, что тебе говорят". Все вы только это мне и говорите. А между тем мой бизнес летит ко всем чертям, а вам, похоже, на это наплевать. Ну и пусть, ну и ладно. Недавно Оливер сделал мне одно предложение, и я склонен его принять.

— Сомнительно, чтобы предложение Оливера было слишком уж выгодным.

— Нищим выбирать не приходится. Но я не был бы в таком положении, если бы ты от меня не сбежал.

— Ничего подобного не было.

— Правда? А как бы ты сам назвал свой поступок, Габриель?

— Я бы сказал, что взял отпуск за свой счет. Дело в том, что мне предстоит выполнить один срочный заказ. Как в добрые старые времена.

— В добрые старые времена я всегда имел это в виду. Да и дела у меня тогда шли получше. Но сейчас все переменилось. И весь мой чертов бизнес держится на одной-единственной подпорке — на Вичеллио, которого ты обещал мне восстановить. Но что мне делать с Вичеллио, пока ты будешь играть в свои игры с Ари?

— Ждать, — коротко сказал Габриель. — Скоро все это закончится, я вернусь и буду работать день и ночь, пока не закончу реставрацию.

— Мне не нужна штурмовщина. Я подключил к этому делу тебя, поскольку знал, что ты не будешь торопиться, подойдешь к работе вдумчиво и сделаешь все, как надо. Если бы мне нужна была гонка, я нанял бы какого-нибудь халтурщика, который сделал бы работу за неделю, да и взял бы втрое меньше.

— Говорю тебе, подожди. И уговори подождать своего покупателя. Но главное — что бы ты ни делал — не продавай свою галерею Оливеру Димблби. Ты никогда себе этого не простишь.

Ишервуд глянул на часы и поднялся с места:

— У меня назначена встреча. Кстати, с тем самым человеком, который хочет купить эту картину. — Он повернулся и пошел было по дорожке к выходу из парка, однако, сделав пару шагов, остановился, повернулся к Габриелю и сказал: — Между прочим, в Корнуолле остался один маленький мальчик, который по тебе очень скучает. Ты, можно сказать, разбил ему сердце.

— Ты это о Пииле, да? — уточнил Габриель холодным, отстраненным голосом.

— О ком же еще? Удивительное дело, Габриель, прежде я никогда не думал о тебе как о человеке, который может обидеть ребенка. Но это я так... к слову. Скажи своей девушке, чтобы приехала в галерею завтра к девяти часам утра. И передай ей, чтобы не опаздывала.

— Она не опоздает. Я обещаю.

— Кстати, как прикажешь называть эту, с позволения сказать, секретаршу, которую ты мне сосватал?

— Можешь называть ее Доминик.

— Симпатичная? — осведомился Ишервуд, неожиданно приходя в хорошее расположение духа.

— Ничего себе, — ответил Габриель.

Глава 21

Мейда-Вейл. Лондон

Габриель поставил чемоданы у двери и стал ждать, когда Жаклин закончит осмотр своих новых владений. Нынешнее обиталище Жаклин представляло собой крохотную однокомнатную квартиру с единственным окном, выходившим в тесный замусоренный внутренний дворик. Вся меблировка квартиры состояла из диван-кровати, клубного кресла, обитого потрескавшейся кожей, и небольшого письменного стола. У окна помещался старый масляный обогреватель, а левее его находилась дверь в кухню, которая имела те же примерно размеры, что и крохотный закуток с портативной плитой на лодке Габриеля. Некоторое время Жаклин провела на кухне, открывая и закрывая дверцы навесных шкафчиков.

— У меня на подхвате бодель. Будет помогать тебе по хозяйству и ходить по магазинам, — сказал Габриель.

Жаклин вышла из кухни.

— Ты не мог подыскать для меня жилье поприличней?

— Доминик Бонар — девушка из Парижа, которая приехала в Лондон искать работу. Сомневаюсь, что апартаменты в районе Мейфэр с тремя спальнями ей по карману.

— Ты, случайно, не там живешь?

— Не совсем.

— Побудь со мной еще несколько минут. Мысль, что мне придется остаться здесь в одиночестве, вгоняет меня в депрессию.

— Несколько минут побуду.

Жаклин налила воду в чайник, поставила его на плиту и зажгла конфорку. Габриель вынул из чемодана пакетики с чаем и коробку сухого молока. Она приготовила две чашки чаю и принесла в комнату. Он сидел на диване. Жаклин сняла туфли и села в кресло напротив, свернувшись клубочком и положив подбородок на колени.

— Когда начнем?

— Завтра вечером. Если не получится, повторим на следующий вечер.

Она закурила, запрокинула голову и выпустила к потолку струйку дыма. Потом посмотрела на Габриеля и, сощурив глаза, спросила:

— Помнишь ту ночь в Тунисе?

— Это какую же?

— Ночь операции.

— Конечно, помню.

— Я помню все так, будто это было вчера. — Она прикрыла глаза. — Особенно хорошо я помню, как мы плыли по черной воде, возвращаясь на катер. Я была так взволнована, что не чувствовала собственного тела. Мне казалось, что я лечу. Подумать только, мы выполнили задание! Вошли прямо в дом этого ублюдка в центре палестинского компаунда — и убрали его. Мне тогда хотелось кричать от радости. Но я никогда не забуду, какое у тебя тогда было лицо. Казалось, тебя одолевали видения. Казалось, ты видел перед собой призрак того человека, которого убил.

— Мало кто понимает, что значит выстрелить в человека в упор. Еще меньше знают, каково это, когда ты приставляешь ему к голове ствол и нажимаешь на спуск. Убить человека, находясь на секретном задании, это не одно и то же, что убить его во время боя на Голанских высотах или на Синае. Пусть даже моей жертвой был такой ублюдок и убийца, как Абу-Джихад.

— Сейчас я это понимаю. Я чувствовала себя такой дурой, когда мы вернулись в Тель-Авив. Я вела себя так, как если бы ты забил решающий гол в футбольном матче, а у тебя в это время внутри все омертвело. Надеюсь, ты когда-нибудь меня простишь?

— Тебе нет нужды передо мной извиняться...

— Я одного не пойму: как Шамрону удалось снова заманить тебя на службу после всех этих лет?

— Шамрон не имеет к этому никакого отношения. Все дело в Тарике.

Габриель с минуту сидел в полном молчании, потом поднялся с места и прошел к окну. Во дворе трое мальчишек в янтарном свете фонаря пинали ногами футбольный мяч. Над их головами, подобно частичкам пепла в камине, реяли старые газеты, поднятые с земли резким порывом ветра.

— Махмуд, старший брат Тарика, был членом организации «Черный сентябрь». Ари Шамрон выследил его в Кёльне и послал туда меня, чтобы я с ним разделался. Я пробрался в его квартиру, когда он спал, и навел на него пистолет. Потом разбудил его — не хотел, чтобы он мирно отошел во сне. После этого я прострелил ему оба глаза. Через семнадцать лет Тарик отомстил мне за смерть брата: взорвал в машине моих жену и ребенка прямо у меня на глазах.

Жаклин прижала ладони к губам. Габриель продолжал смотреть в окно, но она знала, что он видит перед собой Вену, а вовсе не мальчишек, играющих во дворе в мяч.

— В течение долгого времени я думал, что Тарик совершил ошибку, — продолжил Габриель. — Потом, правда, выяснилось, что такого рода ошибок он не допускает. Он целеустремлен и осторожен. Настоящий хищный зверь. И он охотился за моей семьей с совершенно определенной целью — чтобы отомстить за смерть брата. Знал, что это будет для меня хуже смерти. — Габриель повернулся и посмотрел ей в глаза. — Как профессионал профессионалу скажу, что тогда он сработал виртуозно.

— А сейчас ты собираешься в отместку убить его?

Он отвел взгляд и ничего не ответил.

— Я всегда винила себя за то, что произошло в Вене, — сказала Жаклин. — Если бы мы не...

— Ты ни в чем не виновата, — бросил Габриель, обрывая ее. — Это была моя вина, не твоя. Мне следовало проявить больше сдержанности, а я повел себя глупо. Впрочем, как бы то ни было, все уже кончилось.

Прозвучавшая в его голосе холодность пронзила ее сердце, как острый нож. Она долго давила в пепельнице сигарету, не решаясь снова поднять на него глаза.

— Зачем ты рассказал о нас Лии?

Секунду он стоял у окна, храня молчание. Жаклин испугалась, что зашла слишком далеко. Она пыталась придумать хоть что-нибудь, что помогло бы разрядить ситуацию или сменить тему, но так и не сумела. Кроме того, ей безумно хотелось узнать, что он скажет в ответ. Если бы он не исповедался жене в своем прегрешении, Лия и Дэни никогда бы не отправились вместе с ним в Вену.

— Я рассказал об этом, потому что не хотел ей лгать. Если разобраться, вся моя жизнь — одна большая ложь. Шамрон убедил меня в том, что я суперагент, но я таким не был. Впервые в жизни я повел себя как человек, не лишенный обыкновенных человеческих слабостей. Полагаю, мне нужно было с ней этим поделиться. Думаю, я хотел, чтобы меня простили.

Он снял с вешалки свое пальто. Левая щека у него слегка подергивалась. Видно было, что он злится, но не на нее, а на себя.

— Завтра тебе предстоит длинный утомительный день. — На этот раз его голос звучал отстраненно и деловито. — Так что разбирай вещи, обживайся, а главное, попытайся хоть немного отдохнуть. Джулиан ждет тебя завтра в девять часов утра.

С этими словами он вышел из квартиры.

* * *

После ухода Габриеля она стала разбирать вещи. Этот процесс некоторое время целиком занимал ее внимание и не позволял печальным мыслям угнездиться в сознании, но потом душевная боль, подобно прибою, захлестнула ее с головой, она бросилась на диван и дала волю слезам. Выплакавшись, она закурила сигарету и еще раз окинула взглядом свое неуютное тесное жилище. «И какого дьявола я здесь сижу?» — невольно задалась она вопросом. Она согласилась принять участие в операции — но только потому, что надеялась вернуть любовь Габриеля. Но он сразу же отмел ее попытки воскресить прошлое, заявив, что их интрижка в Тунисе была не чем иным, как проявлением слабости с его стороны. Но что бы она по этому поводу ни думала, ей не давал покоя еще один вопрос. Почему все-таки он решил после стольких лет вернуться на службу и убить Тарика? Неужели это самая обыкновенная месть? Так сказать, око за око? Но нет, подумала она, мотивы Габриеля наверняка куда сложнее и глубже, нежели месть в ее первозданном виде. Например, ему необходимо убить Тарика, чтобы простить себя за то, что случилось с Лией, и попытаться наладить свою жизнь. Очевидно, ему это и удастся, но сумеет ли он когда-нибудь простить ее? — подумала она. Возможно, она заслужит его прощение тем, что поможет убить Тарика? С другой стороны, она поможет ему только в том случае, если затащит в свою постель другого мужчину. Она прикрыла глаза и стала думать о Юсефе эль-Тауфики.

* * *

Габриель остановил свою машину на Эшуорт-роуд. Выйдя из салона, он демонстративно уронил ключи и, присев на корточки, сделал вид, будто их разыскивает. На самом деле он осматривал низ автомобиля в поисках какого-нибудь предмета, которого там не должно было быть — торчащего проводка, прикрепленной к днищу коробочки и тому подобных вещей. Ничего не обнаружив, он удовлетворенно вздохнул, сел в машину, завел мотор, после чего около получаса ездил кругами по кварталам Мейда-Вейл и Ноттинг-Хилл, проверяя, нет ли за ним слежки.

Он был недоволен собой. Его учили — сначала отец, потом Шамрон, — что мужчина, который не умеет хранить тайны, слабак и никчемный человек. Его отец ухитрился выйти живым из Аушвица, но до конца своих дней отказывался об этом говорить. За всю свою жизнь он ударил сына один раз — когда тот потребовал, чтобы отец рассказал ему о том, что происходило в лагере. Если бы не цифры, вытатуированные на его правом предплечье, Габриель, возможно, так бы никогда и не узнал, что его отец прошел через ад.

Если разобраться, в Израиле обитало множество людей с так или иначе травмированной психикой — матерей, потерявших на войне сыновей; юношей и девушек, у которых террористы убили родителей или родственников. После Вены Габриель жил, опираясь на моральные принципы, сформулированные его отцом. Так, отец говорил: «Иногда люди умирают слишком рано. Скорби по ним всей душой, но никогда не выставляй свою скорбь напоказ, как это делают арабы. Когда же закончишь скорбеть, сотри слезы с глаз, распрямись, обустрой свою жизнь и живи дальше».

Последнее пожелание отца, призывавшее обустроить жизнь и как ни в чем не бывало жить дальше, выполнить было труднее всего. Габриель винил себя за то, что произошло в Вене, не только по той причине, что у него была интрижка с Жаклин, но еще и потому, что он, убивая брата Тарика, повел себя недостойно. Он разбудил Махмуда перед тем, как убить, потому что хотел, чтобы тот знал, что умирает. В свое время он испытывал немалое удовлетворение при мысли о том, что перед смертью Махмуд видел ствол нацеленной на него «беретты» и вспышку выстрела, который разнес ему мозги. Шамрон учил его «терроризировать террористов» — думать так, как они, действовать так, как они. Но после Вены Габриель пришел к выводу, что судьба наказала его за попытку уподобиться своим врагам.

Он тоже себя наказал. Одну за другой он закрывал перед собой двери, которые вели к нормальным человеческим радостям и удовольствиям. Он дрейфовал сквозь пространство и время, как если бы был бесплотным духом: смотрел, как другие предаются радостям жизни, но сам не пошевелил даже пальцем, чтобы их вкусить. Он все замечал, все видел, но сам никаких ощущений не испытывал. Красоту он воспринимал только на картинах — когда созерцал их в выставочном зале или реставрировал, врачуя нанесенные им безжалостным временем и человеческой безалаберностью раны. Шамрон сделал из него разрушителя. Габриель же огромным усилием воли трансформировал себя в целителя. К сожалению, исцелить самого себя он был не в состоянии.

Так стоило ли после всего этого рассказывать о своих тайнах Жаклин? Какого черта он взялся отвечать на ее вопросы? Ответ лежал на поверхности — ему этого хотелось. Ему было приятно с ней разговаривать — он почувствовал это, как только перекинулся с ней несколькими словами, когда приехал на ее виллу в Вальбоне. Это можно было рассматривать как прозаическое желание поделиться с коллегой по ремеслу кое-какими профессиональными секретами из прошлой жизни и поведать ему о боли и разочарованиях. Но за этим могло скрываться и нечто большее: общаясь с ней, ему, по крайней мере, не нужно было притворяться или оправдываться. Он вспомнил о своих глупых фантазиях, касавшихся матери Пиила, а также о том, как все у них закончилось, когда он попытался рассказать ей о себе правду. В этом сценарии находили отражение глубоко запрятанные комплексы Габриеля — в частности ужас перед тем, что ему когда-нибудь придется рассказать некоей женщине о своей профессии киллера. Но к Жаклин это не относилось. Она уже все о нем знала.

Быть может, Жаклин права, подумал он, и ему следовало попросить Шамрона задействовать в операции другую девушку. Ведь теперь Жаклин стала его «бат левейха», и завтра ему придется давать ей наставления относительно того, как и при каких условиях она должна заманить в свои объятия другого мужчину.

Припарковав машину за углом своего дома, он быстро прошел к входу. Остановившись у двери, он бросил взгляд на свои окна и пробормотал: «Добрый вечер, мистер Карп». По его представлению, Карп, не отрываясь от своего параболического микрофона, должен был сказать что-нибудь вроде: «Добро пожаловать домой, Гейб. Давно уже не получал от тебя никаких известий».

Глава 22

Мейда-Вейл. Лондон

На следующее утро Жаклин, шагая по Элджин-авеню в сторону станции метро «Мейда-Вейл», испытала неожиданный подъем духа. До этого дня она вела жизнь, где всего было слишком — слишком много мужчин, слишком много денег и слишком мало моральных установок и правил. В том, что она оказалась перед лицом некоторых ограничений, привычных для простого народа, а именно: необходимости обитать в тесной квартире и ездить в метро на работу, пусть даже это была работа для прикрытия, — для нее заключалось нечто пикантное и даже волнующее.

Купив в газетном киоске свежий номер «Таймс», она вошла в вестибюль станции и направилась к билетным кассам и турникету. Вчера вечером она на сон грядущий изучала по карте лондонские улицы и линии метрополитена. Некоторые станции имели забавные названия: к примеру, «Юбилейная», «Круговая», «Районная» или «Викторианская». Чтобы добраться до галереи в районе Сент-Джеймс, ей предстояло от «Мейда-Вейл» ехать по линии Бейкерлоу до станции «Пиккадилли-серкус». Купив билет в кассе-автомате, она миновала турникет и по эскалатору спустилась к платформам. Оглядевшись, она решила, что из толпы спешащих на работу лондонских девушек в общем не выделяется, и это открытие, как ни странно, ее порадовало.

Ее намерение немного расслабиться, пролистывая в вагоне газету, испарилось, как только к станции подошел поезд. Вагоны были забиты людьми до такой степени, что оставалось только удивляться, как пассажиры не выдавливали стекла. Жаклин, которая всегда уважала личное пространство, решила было дождаться следующего поезда — вдруг там будет посвободнее? — но, взглянув на часы, поняла, что для этого у нее нет времени. Когда раздвинулись двери, из поезда вышли всего несколько человек. Казалось, для нее в вагоне совершенно не осталось места. «Интересно, что сделал бы на моем месте прирожденный лондонец? — спросила она себя, и сама же на этот вопрос ответила: — Стал бы протискиваться внутрь — вот что!» Выставив перед собой сумочку, Жаклин ринулась на абордаж.

Вздрогнув, поезд отошел от станции. Мужчина, стоявший рядом с Жаклин, дышал ей в лицо пивным перегаром. Она вытянулась во весь свой немалый рост, запрокинула голову и прикрыла глаза. Неожиданно на нее повеяло свежим воздухом — из щелки неплотно закрывшейся двери дуло, — и ей сразу стало легче.

Через несколько минут поезд подкатил к станции «Пиккадилли-серкус», и Жаклин выбралась наружу. На улице утренний туман сменился надоедливым мелким дождем. Жаклин вынула из сумочки складной зонтик и быстрым шагом пошла по тротуару, стараясь по возможности держать дистанцию по отношению к двигавшимся вокруг нее в толпе многочисленным офисным служащим и соблюдать непривычные правила при переходе улицы.

Сворачивая на Дьюк-стрит, она бросила взгляд через плечо. У нее за спиной на расстоянии нескольких футов шел Габриель, облаченный в черные джинсы и кожаную куртку. Жаклин, никак не обозначив тот факт, что она его заметила, продолжала идти по Дьюк-стрит в южном направлении и остановилась лишь у прохода в тупичок Мейсонс-Ярд.

Габриель, проходя мимо, коснулся ее локтя и бросил:

— Все чисто. Передай от меня привет Джулиану.

* * *

Галерея оказалась точно такой, как ее описывал Габриель и делила помещение с пароходной компанией и пабом. Рядом с дверью на стене находилась панель с двумя кнопками и двумя надписями: "Туристическое агентство «Локус» и «Ишервуд файн артс». Жаклин нажала на кнопку под нужной ей надписью, немного подождала, взглянула на часы, после чего нажала на кнопку во второй раз. Никакого результата.

Жаклин пересекла Мейсонс-Ярд и вернулась на Дьюк-стрит. Там она нашла маленькое кафе, где можно было подождать хозяина галереи. Заказав чашку кофе и присев за столик у окна, она развернула газету. Пятнадцатью минутами позже, в девять часов двадцать минут, Жаклин заметила стильно одетого седого человека, который шагал по Дьюк-стрит с такой стремительностью, что можно было подумать, будто он опасался опоздать на собственные похороны. Нырнув в проход, он скрылся в тупичке Мейсонс-Ярд. Ишервуд, подумала Жаклин. По крайней мере, похож.

Она положила газету в сумку и, выскользнув из кафе, последовала за седоволосым. Нагнав его, она, выдерживая определенную дистанцию, шла за ним всю дорогу, пока он пересекал Мейсонс-Ярд и подходил к двери на цокольном этаже. Когда он отпирал дверь, она приблизилась к нему и воскликнула:

— Это вы, мистер Ишервуд? Я уже четверть часа вас дожидаюсь!

Ишервуд повернулся на голос и, увидев Жаклин, слегка приоткрыл рот.

— Я Доминик Бонар. Полагаю, вас поставили в известность о моем приходе?

Ишервуд несколько раз быстро кашлянул, прочищая горло. Потом у него неожиданно возникла проблема с ключами: он никак не мог вспомнить, какой именно подходит к двери на цокольном этаже.

— Очень... Очень рад вас видеть, — произнес он запинаясь. — Дико извиняюсь за опоздание. Это все проклятая подземка.

— Позвольте я подержу ваш портфель, — предложила Жаклин. — Возможно, без него вам будет легче разобраться с ключами.

— Итак, вы француженка, — произнес Ишервуд, как если бы открывал ей некую важную тайну. — Я в совершенстве владею итальянским, но мой французский, боюсь, вашего слуха не усладит.

— Ничего страшного. Я хорошо говорю по-английски.

— Действительно...

Наконец ему удалось отпереть дверь. Распахнув ее во всю ширь, он галантным жестом предложил Жаклин войти. Когда они поднялись по лестнице, Ишервуд остановился у двери туристического агентства и стал изучать изображение девушки на одном из рекламных постеров. Повернувшись, он посмотрел на Жаклин, а потом снова уставился на девушку на плакате.

— Это что же, ваша сестра-близняшка? — осведомился он.

Жаклин улыбнулась и сказала:

— Не глупите.

* * *

Ишервуд отпер галерею и провел Жаклин в предбанник.

— Сегодня ко мне должен прийти господин по имени Оливер Димблби. Похож на сардельку в модном костюме. Когда придет — впустите. Ну а пока позвольте показать вам галерею.

Ишервуд вручил ей пару ключей на голубой эластичной ленте.

— Это вам. Кто бы из нас ни выходил из помещения, двери должны запираться на кодовый замок. Код такой: пять семь шесть четыре девять семь три два шесть. Запомнили?

Жаклин кивнула. Ишервуд с недоверием на нее посмотрел, но она быстро повторила цифры, не допустив ни единой ошибки. Ишервуд был впечатлен.

Они вошли в маленький лифт, в котором едва помещались два человека. Ишервуд вставил ключ в секретный замок, повернул его и нажал кнопку с литерой В. Лифт застонал, содрогнулся, после чего медленно повлек их вниз и остановился, плавно опустившись на пружины амортизаторов. Дверь распахнулась, и они вошли в холодную темную комнату.

— Это так называемый могильник, — пояснил Ишервуд, зажигая свет. Они находились в похожем на каменный мешок погребе, заставленном живописными полотнами, натянутыми на подрамники. Некоторые были в рамах, на других рамы отсутствовали. — Иначе говоря, моя кладовая. Здесь хранятся сотни картин; есть и ценные, но большинство на нынешнем рынке мало чего стоят, в связи с чем они покоятся здесь и собирают пыль.

Потом Ишервуд отвел ее к лифту, но на этот раз они поехали вверх. Дверь открылась, и они оказались в большой, с высоким потолком комнате. Серый свет утра вливался в помещение сквозь круглый стеклянный купол в крыше. Жаклин осторожно сделала несколько шагов вперед. Ишервуд включил электричество и осветил помещение.

Жаклин показалось, что она попала в музей. Стены выкрашены в бежевый цвет и поражали своей чистотой. Полы застилал паркет из ценных пород дерева, натертый до блеска. В центре комнаты стояла скамеечка, обитая бархатом цвета кларета. На стенах развешаны картины, залитые светом галогенных ламп, смонтированных на потолке. По стеклянному куполу барабанил дождь. Жаклин присела на скамейку и огляделась. В комнате висели «Венера» Луини, «Рождество» дель Вага, «Крещение Христа» Бордоне и великолепный пейзаж кисти Клода.

— Прямо дух захватывает, — восторженно сказала Жаклин. — Такое ощущение, что я нахожусь в Лувре. Должно быть, вы часто сюда поднимаетесь.

— Когда мне требуется подумать. Кстати, вы можете сюда приходить, когда только захотите.

— Обязательно. Спасибо, что показали мне это чудесное место.

— Ну, если вы будете работать в галерее, вам просто необходимо знать расположение комнат.

Они сели в лифт и спустились в офис.

Жаклин уселась в предбаннике за стол, выдвинула ящики, осмотрела хранившиеся там ручки, канцелярские скрепки и дыроколы, после чего немного поэкспериментировала с ксероксом.

— Надеюсь, вы знаете, как всем этим пользоваться? — поинтересовался Ишервуд.

— Не знаю, так узнаю.

— О Господи, — пролепетал Ишервуд.

Оливер Димблби приехал ровно в одиннадцать часов. Жаклин всмотрелась в его лицо, появившееся на дисплее камеры слежения, установленной у входа, и пришла к выводу, что он и впрямь похож на сардельку в модном костюме. Нажав на кнопку отпирания замка, она впустила Оливера в галерею. Увидев Жаклин, он втянул в себя живот и расплылся в широкой улыбке.

— Ага! Вы, значит, и есть новая девушка Джулиана, — сказал он, пожимая ей руку. — Меня зовут Оливер Димблби. Рад с вами познакомиться. Очень рад, поверьте.

— Заходи, Оливер! — крикнул Ишервуд в открытую дверь офиса. — Отпусти ее руку — и заходи. У нас с тобой не так уж много времени.

Оливер без особого желания выпустил из своей пухлой ладони руку Жаклин и прошел в офис Ишервуда.

— Джули, птенчик, скажи мне одну вещь. Если я таки решусь выкупить твою галерею, этот ангел станет частью сделки?

— Заткнись, Оливер, очень тебя прошу, — взмолился Ишервуд, закрывая дверь.

Жаклин встала из-за стола, подошла к факсу и, оглядев его со всех сторон, попыталась постичь принцип его работы.

* * *

В четыре часа вечера в ресторане «Кебаб фэктори» зазвонил телефон. Габриель ждал, пока Юсеф подойдет к аппарату, ровно три минуты двадцать секунд. Он мог назвать время с точностью, так как засек его по секундомеру. В отсутствие Юсефа Габриель вынужден был слушать болтовню на ливанском диалекте арабского языка, а также вопли менеджера ресторана Мохаммеда, взывавшего к мальчишке-прислужнику с тем, чтобы тот убрал столик номер семнадцать. Когда Юсеф наконец подошел к телефону, заметно было, что он слегка запыхался. Разговор продолжался тридцать семь секунд. После того, как Юсеф повесил трубку, Габриель перемотал пленку и еще раз прослушал разговор. Он проделывал эту операцию столько раз, что Карп не выдержал:

— Поверь, Гейб, ничего зловещего в этом трепе нет. Просто два парня болтают о том, как бы им немного выпить, снять бабу, а потом затащить ее в постель. Ты ведь помнишь, как это бывает, верно?

Но Габриель приступил к новой фазе операции — готовился заслать Жаклин на враждебную территорию — и хотел убедиться, что она не попадет в ловушку. Поэтому он снова перемотал пленку и прослушал запись еще раз.

"— Планы на вечер не изменились?

— Нисколько. Где встретимся?

— В заведении «Олл бар уан» на Лестер-сквер в девять часов.

— Я там буду".

Габриель остановил запись, перемотал пленку и нажал кнопку «воспроизведение».

"— Планы на вечер не изменились?

— Нисколько. Где встретимся?

— В заведении «Олл бар уан» на Лестер-сквер в девять часов.

— Я там буду".

Кнопка «стоп», перемотка пленки, кнопка «воспроизведение».

"— В заведении «Олл бар уан» на Лестер-сквер в девять часов.

— Я там буду".

Кнопка «стоп», перемотка пленки, кнопка «воспроизведение».

"— В заведении „Олл бар уан“ на Лестер-сквер в девять часов".

Кнопка «стоп», кнопка «воспроизведение».

"— Я там буду".

Габриель пододвинул к себе телефон, снял трубку и набрал номер галереи «Ишервуд файн артс».

Глава 23

Лестер-сквер. Лондон

«Олл бар уан» находился в юго-западной части Лестер-сквер. Бар был двухэтажный, с большими окнами, так что Габриель, сидевший на улице на деревянной лавочке, наблюдал за тем, что происходило внутри, как если бы это была пьеса, разыгрываемая на двухуровневой сцене. Мимо него проплывали толпы туристов и любителей сходить в кино на вечерний сеанс. Уличные музыканты тоже были тут как тут. На противоположной стороне сквера бард из Германии, прижимая к губам потрескивающий микрофон, пел песни Джимми Хендрикса под аккомпанемент подключенной к усилителю акустической гитары. В другой стороне группа перуанцев исполняла музыку гор; ей внимали мрачные лондонские панки с фиолетовыми волосами. В нескольких шагах от входа в заведение на постаменте высилась человеческая фигура с выкрашенным под цвет титана лицом. Время от времени это существо поворачивало голову и с самым зловещим видом поглядывало на Габриеля.

Пятью минутами позже появился Юсеф в сопровождении стройного парня. Они проникли в бар, минуя стоявших в очереди людей, дав на лапу здоровенному мускулистому типу, охранявшему двери. Через минуту их уже можно было увидеть в окне на втором этаже. Юсеф помахал рукой, приветствуя некую долговязую блондинку. Габриель достал из кармана мобильник, набрал номер, произнес несколько слов и отключил аппарат.

Жаклин, которая приехала несколькими минутами позже, была в той же одежде, что и в галерее Ишервуда, лишь распустила по плечам длинные черные волосы. Она представилась привратнику и попросила пропустить ее в заведение без очереди, что тот и сделал, отступив на шаг от двери, несмотря на протесты толпившихся у входа людей. Когда Жаклин скрылась в дверном проеме, Габриель услышал, как один из стоявших в очереди горожан выкрикнул: «Французская шлюха!»

Жаклин поднялась на второй этаж, купила в баре бокал вина и села у окна в нескольких футах от Юсефа и его приятеля. Юсеф продолжал болтать с блондинкой, но через несколько минут Габриель заметил, как его взгляд переместился на сидевшую справа длинноволосую брюнетку.

Габриель и стоявшая у входа в бар человеческая фигура в течение последующих двадцати минут не пошевелили ни единым членом, зато в расстановке сил на втором этаже заведения произошли значительные изменения. Юсеф отлепился от блондинки и пересел за столик Жаклин. Она прямо-таки ела его глазами, как будто все, что он говорил, представлялось ей удивительно интересным, значительным и важным.

Габриель бросил взгляд на статую у входа; статуя, чуть повернув голову, тоже на него посмотрела.

* * *

В полночь они вышли из бара и побрели через сквер, подняв воротники, чтобы защитить лица от ледяного ветра. Жаклин то и дело вздрагивала и занемевшей от холода рукой стягивала на груди пальто. Юсеф положил руку ей на талию и прижал к себе. Она чувствовала исходивший от него запах вина. Жаклин давно уже пришла к выводу, что спиртное облегчает ей существование в подобных ситуациях, поэтому тоже выпила — чтобы приглушить в себе отвращение перед необходимостью лечь в постель с совершенно незнакомым человеком, так как такого рода чувства могли ее выдать. При всем том алкоголь не затуманил ее мозг, не лишил способности мгновенно реагировать на окружающую обстановку и не затронул инстинкта самосохранения.

На Чаринг-Кросс-роуд они сели в такси.

— Где ты живешь? — спросила Жаклин. Она знала ответ, а вот Доминик Бонар его не знала.

— Я живу в Бейсуотере, рядом с Суссекс-Гарденс. Туда поедем?

Жаклин согласно кивнула. Такси проследовало по Чаринг-Кросс-роуд, минуя закрытые, с темными витринами магазины, а потом покатило в западном направлении по Оксфорд-стрит в сторону Марбл-Арч. Когда они проезжали под фонарем или мимо освещенной витрины, она взглянула на лицо Юсефа, словно выхваченное на мгновение из темноты фотовспышкой. Она обратила внимание на его профиль. Подбородок четко очерчен, нос — длинный и хорошей формы, а губы — полные. Лицо украшали тонкие, с широким разлетом брови и сверкающие темные глаза, занавешенные длинными ресницами. Парень был отлично выбрит, но запаха лосьона после бритья или одеколона она не почувствовала.

Исходя из того, что ей рассказал о нем Габриель, она ожидала встретить крайне самолюбивого, резкого в движениях, настороженного типа, но у Юсефа были приятные, мягкие движения и манеры, а на лице порой проступала застенчивость. Она вспомнила сотрудника германского химического концерна, которого соблазнила на Кипре. Он был лыс, а изо рта у него дурно пахло. За обедом он долго повествовал ей о своей сильной неприязни к евреям. Уже позже, когда они оказались в постели, он потребовал ее участия в реализации своих сексуальных фантазий, которые оказались столь мерзкими и извращенными, что ее едва не стошнило.

Они проехали по Эдгар-роуд, а потом свернули к Суссекс-Гарденс. Жаклин хотелось поднять голову и отыскать глазами окна квартиры, где Габриель установил аппаратуру прослушивания и наблюдения. Но вместо этого она заставила себя посмотреть на Юсефа. Подняв руку, она провела пальцем по его подбородку.

— Ты, знаешь ли, весьма привлекательный парень.

Юсеф улыбнулся.

Этот тип привык выслушивать от женщин комплименты, подумала она.

Такси остановилось у дома Юсефа. Это было мрачное, с плоским фронтоном здание из серии послевоенных типовых многоквартирных домов, напрочь лишенных какой-либо индивидуальности или привлекательности. Юсеф расплатился с таксистом, помог Жаклин выйти из машины, после чего повел ее к парадному. Араб ходил, плавно перекатывая ногу со стопы на пятку, как если бы пребывал в постоянной готовности к прыжку или отражению неожиданного нападения. Жаклин подумала, что Габриель ходит точно так же, и задалась вопросом, находится ли он сейчас на своем наблюдательном пункте.

Когда они поднялись по ступенькам к парадному, Юсеф достал ключи и вставил один из них в замок — тип «Йель», отметила женщина. Открыв дверь, он ввел ее в тускло освещенный, с потрескавшимся линолеумом холл, в противоположной стороне которого открывался вход в столь же дурно освещенный лестничный колодец. Интересно, подумала Жаклин, как поведет себя Юсеф. Включит ли музыку, зажжет ли свечи, откупорит ли вино? Или же предпочтет обойтись без прелюдии и будет действовать грубо и целеустремленно? В случае, если бы ей удалось вовлечь Юсефа в разговор, она могла получить ценную информацию, которая принесла бы пользу Габриелю. Она решила не торопиться и растянуть, насколько возможно, процесс интимного общения.

Когда они поднялись по лестнице и оказались перед квартирой, Юсеф, открывая дверь, воспользовался еще одним ключом к замку типа «Йель», а потом вставил в замочную скважину второй ключ, отпиравший простейший замок с защелкой. Итого, три замка, три ключа, подытожила свои наблюдения Жаклин. Ничего сложного.

Они вошли в квартиру. В комнате было темно. Юсеф закрыл дверь, подошел к Жаклин и в первый раз ее поцеловал.

— Я весь вечер только об этом и мечтала. У тебя такие красивые губы, — сказала Жаклин.

— Я тоже весь вечер мечтал. Правда, на уме у меня было кое-что другое, — улыбнулся Юсеф. — Выпить хочешь?

— С удовольствием выпью бокал вина, если есть.

— Думаю, бутылка вина найдется. Надо проверить.

Он включил лампу — дешевый торшер, отбрасывавший свет на потолок, и швырнул ключи на маленький столик у двери. Жаклин поставила на него свою сумочку. Потом, вспомнив наставления Шамрона, быстро исследовала помещение. Квартира революционера-интеллектуала, в которой было нечто от базового лагеря. Линолеумные полы апартаментов покрывали три дешевых восточных ковра. Кофейный столик, вернее сказать, стол, представлял собой массивную прямоугольную плиту из ДСП, покоившуюся на четырех блоках из прессованного шлака и окруженную разнокалиберными стульями. В центре столешницы помещалась пепельница размером с суповую тарелку, в которой горой лежали окурки сигар и сигарет различных сортов. Некоторые носили на себе следы губной помады, причем двух оттенков. Вокруг пепельницы стояло с полдюжины кофейных чашечек с размазанной по донышку засохшей кофейной гущей.

Жаклин сосредоточила внимание на стенах, где были развешены постеры с изображением Боба Марли и Че Гевары, а также фотографии Томми Смита и Джона Карлоса, сделанные на Олимпийских играх в Мехико в 1968 году, когда эти парни в знак протеста синхронно вскинули вверх руки в черных перчатках. Далее на стене висели черно-зелено-красный палестинский флаг и копия картины, изображавшая деревенскую девушку, которую в ночь перед свадьбой омывали в бане женщины ее клана. Жаклин вспомнила, что эту картину написал арабский художник Ибрагим Ханна. В комнате на всех полках и во всех свободных углах были разложены и расставлены книги. Некоторые валялись прямо на полу, казалось, дожидаясь, чтобы их облили газолином и поднесли к ним спичку. Среди этого пестрого собрания можно было заметить толстые тома по истории Среднего Востока, истории ближневосточных войн, а также жизнеописания Арафата, Садата, Бен-Гуриона и Рабина.

— Оказывается, ты много читаешь, — сказала Жаклин.

— Не представляю себе жизни без книг.

— А сам-то ты откуда родом? Если мой вопрос хоть как-то тебя задевает, можешь не отвечать.

— Я из Палестины.

Он вышел из кухни и протянул ей бокал, наполненный красным вином. Потом, взяв ее за руку, сказал:

— Пойдем со мной.

* * *

Габриель стоял у окна своей квартиры. Лазерный микрофон Карпа ловил обрывки разговора из дома напротив, но это было все равно что слушать старую, заезженную виниловую пластинку. Когда Юсеф и Жаклин перешли в спальню, Габриель сказал:

— Выключай аппаратуру.

— Но, Гейб, сейчас начнется самое интересное!

— Выключай, я сказал.

Карп опустил микрофон и отключил энергию.

— Я жрать хочу. И прогуляться.

— Ну и иди себе.

— Ты в порядке, Гейб?

— У меня все отлично.

— Ты уверен?

— Сказано тебе: иди гуляй!

* * *

Часом позже Юсеф выбрался из постели, подошел к окну и раздвинул шторы. Янтарный свет уличных фонарей придавал его оливковой коже серовато-желтый оттенок, характерный для старой газетной страницы. Жаклин лежала на животе и, подперев подбородок ладонями, смотрела на своего любовника поневоле. Ее взгляд скользил по его широким плечам, спине, тонкой талии и узким мускулистым бедрам. Интересно, задавалась она вопросом, Габриель его видит?

Юсеф наблюдал за улицей, рассматривая припаркованные автомобили и дом напротив. Когда он слегка повернулся, Жаклин увидела у него на спине широкий плоский шрам, огибавший правую лопатку и шедший вниз параллельно позвоночнику. Она осязала этот шрам кончиками пальцев, когда они занимались любовью. На ощупь поврежденный участок кожи был жестковатым и грубым, как наждак. Или как кожа акулы.

Юсеф показал себя нежным любовником, настойчивым в своем стремлении доставить ей удовольствие. Когда он вошел в нее, она прикрыла глаза и представила, что с ней занимается любовью Габриель. Поэтому, когда она коснулась пальцами шрама, ей представилось, что это шрам Габриеля, который он заполучил во время одной из своих давних миссий. На мгновение ей захотелось стать колдуньей, чтобы, сделав над шрамом несколько пассов рукой, добиться его полного исчезновения.

— Что ты там высматриваешь? — спросила она.

Юсеф повернулся к ней лицом и сложил на груди руки.

— Тебе прежде доводилось спать с арабом, Доминик?

Хочет сменить тему, подумала она, но сказала другое:

— Ты у меня первый. Возможно, когда-нибудь мне захочется переспать с арабом еще раз.

— Ты не смеешь думать о другом, пока спишь со мной.

— А мы, значит, теперь спим вместе?

— Это тебе решать.

— Ладно. Будем считать, что с этой минуты мы официально спим вместе. — Она перекатилась на спину, взглянула на луч света с улицы, пересекший наискось ее тело, и представила себе, что это взгляд Габриеля. — Тебе не кажется, что нам следует узнать друг друга получше — уж коли мы теперь, так сказать, официально спим вместе?

Он улыбнулся и спросил:

— Ну и что бы тебе хотелось узнать?

— Я бы хотела знать, что приключилось с твоей спиной.

Он отвернулся от нее и посмотрел в окно.

Жаклин взглянула на светящийся циферблат часов, стоявших на столике у постели.

— В моем прошлом есть кое-какие эпизоды, которые тебе могут не понравиться, — сказал он.

— Ты сделал что-нибудь плохое?

— Нет, Доминик. Плохое сделали мне.

— Но как все-таки ты получил этот шрам?

Он повернулся и посмотрел на нее.

— Я вырос в лагере палестинских беженцев в Ливане. Этот лагерь — Шатила — находился на юге Бейрута. Быть может, ты слышала когда-нибудь об этом лагере, Доминик?

— Конечно, я слышала о Шатиле.

— У Фронта освобождения Палестины были в этом лагере офисы. Поэтому, когда израильтяне в восемьдесят втором году вторглись на территорию Ливана, они обстреливали этот лагерь день и ночь. Одна выпущенная с израильского истребителя ракета поразила дом, где жила моя семья. Здание обрушилось, я оказался под обломками, и острый кусок бетона разорвал мне на спине кожу.

— А как ты оказался в Ливане?

— Там мои родичи нашли прибежище после того, как евреи выгнали их из домов, которые принадлежали еще их предкам.

Жаклин подняла глаза и стала смотреть в потолок.

— Почем ты отводишь глаза, когда я тебе об этом рассказываю? — спросил Юсеф.

— Как-то раз в одном из ночных парижских клубов я познакомилась с несколькими израильтянами. Они разговаривали на эту тему с группой французских студентов. Израильтяне утверждали, что у евреев не было никакой необходимости сгонять арабов с их земель, поскольку арабы сами оттуда ушли.

Юсеф рассмеялся и покачал головой.

— Боюсь, ты стала жертвой одного из сионистских мифов, Доминик. Мифа о том, что палестинцы добровольно обменяли свою землю, на которой жили веками, на ссылку и лагеря беженцев. Мифа о том, что арабские правители отдали приказ палестинцам уходить со спорных территорий.

— Значит, это не соответствует действительности?

— Неужели то, что я тебе рассказал, похоже на правду?

— Не очень.

— То-то же! Больше доверяй своим инстинктам, Доминик. Если какая-нибудь история кажется тебе надуманной или подозрительной, так оно скорее всего и есть. Хочешь знать правду о том, как евреи обошлись с моим народом? И почему мои родители оказались в лагере беженцев в Бейруте?

— Я хочу как можно больше узнать о тебе.

— Я — палестинец. И отделить меня от истории моего народа невозможно.

— Ну так рассказывай все.

— Кстати, какой именно ночной клуб в Париже ты имела в виду?

— Что ты сказал?

— Я спрашивал о ночном клубе, где ты познакомилась с израильтянами. Как он назывался?

— Я уже не помню. Это было так давно...

— Постарайся вспомнить. Это очень важно.

* * *

— Мы называем это «Эль-Накба». Катастрофа.

Юсеф натянул широкие пижамные штаны и трикотажную рубашку с эмблемой Лондонского университета. Жаклин он выдал длинную, похожую на платье мужскую рубашку. Хотя по этому поводу не было произнесено ни слова, посыл был очевиден: не должно обсуждать столь сокровенную вещь, как «Эль-Накба», в состоянии греховной посткоитальной обнаженности. Жаклин уселась посреди кровати и, вытянув перед собой длинные ноги, скрестила их в щиколотках. Юсеф, не присаживаясь, расхаживал взад-вперед по комнате.

— Когда Объединенные Нации обнародовали план разделения Палестины на два государства, евреи поняли, что оказались перед лицом серьезной проблемы. Сионисты прибыли в Палестину с целью создания Еврейского государства, но в соответствии с проектом ООН почти половину населения нового государства должны были составлять арабы. Тем не менее израильтяне приняли этот проект за основу, так как знали, что он будет неприемлемым для арабов. Да и с какой стати было арабам его принимать? Фактически евреям, которые владели семью процентами территории, передавалось пятьдесят процентов всех палестинских земель, включая самые плодородные на прибрежных равнинах и в Верхней Галилее. Ты следишь за моими рассуждениями, Доминик?

— Разумеется.

— Евреи начали строить планы, как убрать арабов с территории свежеиспеченного Еврейского государства. Они даже название придумали для этого проекта — «План Далет». И они ввели его в действие, как только арабы восстали. В основе плана лежало намерение Бен-Гуриона изгнать арабов с израильской территории. Другими словами, он хотел полностью зачистить Палестину от арабов. Да, именно зачистить — и никак иначе. Мне трудно произносить это слово, Доминик, так как его ввели в употребление сионисты, разрабатывавшие планы изгнания моего народа из Палестины.

— Такое впечатление, что они в своих действиях копировали сербов.

— Очень может быть... Скажи, ты слышала о таком местечке, как Дейр-Яссин?

— Нет, — сказала Жаклин.

— Это была арабская деревня неподалеку от Иерусалима, стоявшая на пересечении дорог, которые вели на побережье и к Тель-Авиву. Так вот: этой деревни больше нет. Там, где стояла Дейр-Яссин, нынче находится еврейский город Кфар-Саул.

Юсеф на мгновение прикрыл глаза. Можно было подумать, вторая половина этой истории заключала для него такую сильную боль, что ему и говорить-то об этом было трудно. Когда он заговорил снова, в его голосе проступало мертвенное спокойствие единственного очевидца последних мирских событий в жизни его близких.

— Деревенские старейшины заключили с сионистами мирное соглашение, поэтому четыреста арабов, обитавших в Дейр-Яссин, чувствовали себя в безопасности. Сионисты обещали, что их деревня не будет атакована ни при каких условиях. Но в одно апрельское утро в четыре часа пополуночи члены военизированных организаций «Иргун» и «Штерн» вошли в Дейр-Яссин. К двенадцати часам дня две трети деревенских жителей были уничтожены. Евреи согнали мужчин и юношей в центр деревни, выстроили в ряд у стены и открыли огонь. Потом они пошли от дома к дому, расстреливая женщин и детей. Дома же они начиняли динамитом и взрывали. Они застрелили женщину на девятом месяце беременности, распороли ей чрево, вытащили плод и выбросили на улицу. Одна из женщин бросилась к убитой в надежде спасти младенца, но евреи и ее пристрелили.

— Я не верю, что в Палестине могло происходить нечто подобное.

— Но так было, Доминик. После этой резни слух о ней молниеносно распространился среди обитателей других арабских деревень. Израильтяне воспользовались этим в своих целях. По всей стране стали разъезжать грузовики с громкоговорителями. Сидевшие в них люди предлагали арабам убираться с насиженных мест, угрожая в противном случае повторить опыт Дейр-Яссин в каждом арабском поселении. Кроме того, усиленно распространялись слухи о повсеместных эпидемиях тифа и холеры. Евреи создали также законспирированные радиостанции, которые денно и нощно вещали на арабском языке. Их дикторы выступали от имени арабских лидеров и призывали палестинцев во избежание кровопролития оставить свои земли и переселиться в дружественные страны. Вот истинная причина исхода моего народа из Палестины.

— Я не имела об этом никакого представления.

— Моя семья жила в городке под названием Лидда. Лидда, как и Дейр-Яссин, тоже больше не существует. Теперь это место называется Лод. Там сионисты построили аэродром. После боя с палестинскими партизанами евреи вошли в Лидду. Там царила ужасающая паника. В перекрестном огне погибло более двухсот пятидесяти арабов. После того, как городок был захвачен, израильские командиры спросили Бен-Гуриона, как быть с арабами. Он сказал: «Гоните их к чертовой матери!» Изданный позднее приказ об изгнании арабского населения был подписан Ицхаком Рабином. Моим родителям дали на сборы десять минут и предупредили, что они могут взять с собой только то, что уместится в одном чемодане. Когда они шли по улице, евреи смеялись над ними и плевали им вслед. Вот правда о том, что произошло тогда в Палестине. Вот почему я оказался в Шатиле. Вот почему я так ненавижу евреев.

Пока он говорил, Жаклин думала не об арабах из Лидды, а о марсельских евреях — в частности о Морисе и Рашель Халеви, а также о той ночи, когда за ними пришли жандармы, служившие французскому правительству «Виши».

— Ты вся дрожишь, — заметил Юсеф.

— Твоя история меня опечалила. Возвращайся в постель. Я хочу сжать тебя в объятиях.

Он забрался в постель, прижался к женщине всем телом и нежно поцеловал в губы.

— Лекция окончена, — сказал он. — Продолжение последует завтра — если, конечно, тебе это интересно.

— Мне это интересно, очень интересно!

— Ты веришь тому, что я тебе рассказал? Или, быть может, ты считаешь меня очередным арабским фанатиком, который только и мечтает о том, чтобы сбросить всех евреев в море?

— Я верю тебе, Юсеф.

— Скажи, ты любишь поэзию?

— Люблю.

— Поэзия имеет огромное значение для палестинского народа. Она позволяет нашим людям говорить в возвышенной форме о своих страданиях и дает силу без страха вглядываться в свое прошлое. Поэт Муин Басису — один из моих самых любимых.

Он снова поцеловал ее в губы и прочитал следующие строки:

А как схлынули воды потопа, ничего от этого

народа не осталось

И от этой земли. Лишь столбы да столбы,

Да тела, что трясина пожрать не успела,

Да игрушки, которыми дети играли.

Ну а кроме? Нет, ничего не осталось...

Лишь раздутые трупы,

Их числа никто точно не знает,

Смерть вот только осталась,

Да руины тех жизней, что воды потопа сгубили,

Да еще у меня на ладони осталась горбушка,

Хлеба сухого кусок, что они не доели...

— Красиво... — протянула Жаклин.

— По-арабски это звучит еще лучше. — Секунду помолчав, он спросил: — Ты говоришь по-арабски, Доминик?

— Нет, конечно. А почему ты спрашиваешь?

— Так... Поинтересовался на всякий случай...

* * *

Утром Юсеф принес ей кофе в постель. Жаклин присела на постели и выпила чашку залпом. Ей нужен был кофеин, чтобы взбодрить мозг, так как ей предстояло о многом подумать. Ночью глаз она так и не сомкнула. Пару раз она собиралась выскользнуть из постели, но Юсеф спал очень чутко, а будить его ей не хотелось. Если бы он застал ее за попыткой сделать оттиски с ключей с помощью специального приспособления, замаскированного под коробочку с гримом, вряд ли бы ей удалось объяснить свои действия. Юсеф, разумеется, сразу бы догадался, что перед ним агент израильской разведки. Возможно, он даже попытался бы ее убить. Уж лучше было покинуть его квартиру без слепков, нежели позволить себя раскрыть. Все должно быть сделано чисто — так, чтобы комар носа не подточил. Это в интересах Габриеля — да и в ее, кстати, интересах тоже.

Она посмотрела на часы. Время приближалось к девяти.

— Прости, что не разбудил раньше, — сказал Юсеф.

— Ты поступил правильно. Признаться, вчера я очень устала.

— Надеюсь, это была приятная усталость?

Она поцеловала его и ответила:

— Это была очень приятная усталость.

— Позвони своему боссу и скажи, что берешь свободный день, так как собираешься заняться любовью с палестинцем по имени Юсеф эль-Тауфики.

— Не думаю, что подобное объяснение его устроит.

— Неужели этому человеку никогда не хотелось провести день, занимаясь любовью с красивой женщиной?

— Сильно в этом сомневаюсь.

— Я собираюсь принять душ. Хочешь ко мне присоединиться?

— Так я никогда не доберусь до своего рабочего места.

— Я только об этом и мечтаю.

— Не тяни время, иди в душ. Кстати, кофе у тебя еще остался?

— Кофе на кухне.

Юсеф зашел в ванную, но плотно закрывать дверь не стал. Жаклин оставалась в спальне, пока не услышала шум воды, после чего выбралась из постели и проскользнула на кухню. Налив себе кофе, она прошла в гостиную. Поставив чашку на столик, где лежали ключи и стояла ее сумка, она присела рядом и прислушалась: вода в душе продолжала бежать.

Сунув руку в сумку, она извлекла из нее коробочку с гримом, открыла ее и осмотрела содержимое. Коробочка была заполнена мягкой керамической массой. Ей оставалось только положить ключ в коробочку и на секунду закрыть крышку. После этого на поверхности вещества должен был остаться отличный оттиск.

Руки слегка подрагивали от волнения. Взяв со стола связку, она прежде всего сняла с нее ключ от замка типа «Йель» в двери парадного. Положив ключ в коробочку, она закрыла крышку и чуточку на нее надавила. Потом она открыла коробку и вынула ключ. Оттиск получился безупречный. Она повторила эту операцию еще два раза — с ключом от второго замка «Йель» и с простейшим ключом от замка с защелкой. Теперь в ее распоряжении имелись три отличных оттиска всех трех нужных ей ключей.

Жаклин вернула ключи на прежнее место, закрыла коробочку и опустила ее в сумку.

— Что ты здесь делаешь?

От неожиданности она вздрогнула, но мгновенно справилась с собой, повернулась на голос и подняла глаза. Перед ней стоял Юсеф. На коже у него блестели крохотные капельки воды, а стройные бедра были обернуты махровым бежевым полотенцем. «Как долго он здесь стоял? Что видел? — подумала Жаклин. — Но я тоже хороша! Почему, спрашивается, не следила за дверью?»

— Я искала свои сигареты. Ты, случайно, их не видел?

Юсеф ткнул пальцем в сторону спальни.

— Ты их оставила на столике у кровати.

— Ах да! Временами я бываю такая рассеянная...

— Значит, ты искала сигареты? И ничего больше не делала?

— А что, по-твоему, я еще могла здесь делать? — Она широким жестом обвела рукой комнату, как если бы пытаясь привлечь его внимание к скудной обстановке гостиной. — Надеюсь, ты не думаешь, что я хотела отсюда сбежать, прихватив принадлежащие тебе ценности?

Она поднялась со стула и взяла сумку.

— Ты закончил свои дела в ванной?

— Закончил. Я вот только никак не пойму, зачем тебе в ванной сумка?

Он что-то заподозрил, с ужасом подумала она. Неожиданно ей захотелось как можно быстрее убраться из этой квартиры. Секунду подумав, она решила, что слова Юсефа по идее должны были ее оскорбить.

— Похоже, у меня начинаются месячные, — произнесла она ледяным тоном. — Хочу, однако, тебе заметить, что мне не нравятся такие вопросы. Или арабы вообще все такие бестактные? Нехорошо так обращаться с девушкой на следующее утро после первой близости.

Она с независимым видом прошла мимо него и скрылась в спальне. Что и говорить, голос звучал вполне убедительно. Она даже подивилась той степени естественности, какой ей удалось добиться, изображая негодование. Схватив дрожащими руками свои вещи в охапку, она отправилась в ванную. Там она включила кран и, пока вода бежала в ванну, быстро оделась и привела себя в порядок. Потом, так и не приняв душ, она выключила кран, спустила воду и вышла из ванной. Юсеф сидел в гостиной. На нем были выцветшие джинсы, свитер и надетые на голую ногу мокасины.

— Я вызову тебе кеб, — сказал он.

— Не утруждайся. Сама как-нибудь доберусь до дома.

— Позволь в таком случае хотя бы проводить тебя до подъезда.

— Благодарю, я найду дорогу.

— Что с тобой? Откуда вдруг эта холодность и неприязнь?

— Мне не нравится, как ты со мной разговариваешь. Я отлично провела время, но ты в последний момент все испортил. Ладно, пойду. Может, когда-нибудь еще и увидимся.

Она открыла дверь и вышла в коридор. Юсеф последовал за ней. Она спустилась по лестнице на первый этаж и, пересекая холл, направилась к выходу.

Когда она уже хотела выйти из дома, он схватил ее за руку.

— Извини, Доминик. Временами на меня находит. Прямо паранойя какая-то. Но если бы ты прожила такую жизнь, как я, тоже стала бы параноиком. Кроме того, расспрашивая тебя о всякой ерунде, я не имел в виду ничего оскорбительного. Итак, где и когда мы встретимся снова?

Она ухитрилась изобразить на губах улыбку, хотя ее сердце колотилось, как бешеное. Она не знала, как быть. Хоть ей и удалось получить оттиски с ключей, существовала вероятность, что он видел, как она их делала. А если даже и не видел, то все равно что-то заподозрил. Если бы она чувствовала себя виноватой, самой естественной реакцией с ее стороны было бы отвергнуть предложение. Но она решила его принять. Если Габриель скажет, что она допустила ошибку, то встречу недолго и отменить.

— Ты мог бы пригласить меня в ресторан пообедать? — предложила она.

— В какое время?

— В шесть тридцать. Встретимся около галереи.

— Очень хорошо.

— И не опаздывай. Терпеть не могу, когда мужчины опаздывают.

Она поцеловала его и вышла из дома.

Глава 24

Мейда-Вейл. Лондон

Когда Жаклин приехала к себе на квартиру, Габриель сидел у нее в гостиной на диване и пил кофе.

— Как все прошло?

— Чудно. Свари мне кофе, ладно?

Она прошла в ванную, закрыла дверь и включила кран. Когда ванна наполнилась, она сбросила с себя одежду и легла в горячую воду. Через минуту в дверь постучал Габриель.

— Входи.

Он вошел в ванную. Похоже, его слегка удивило, что она уже успела раздеться и залезть в воду. Отведя от нее глаза, он стал отыскивать свободное местечко, куда можно было поставить кружку с кофе.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил он, продолжая избегать ее взгляда да и вообще поворачиваться в ее сторону.

— А как ты себя чувствуешь после того, как кого-нибудь убьешь?

— Я чувствую себя так, будто вывалялся в грязи.

Жаклин набрала в пригоршню немного воды и плеснула себе на лицо.

— Мне необходимо задать тебе несколько вопросов, — сказал Габриель.

— Я готова.

— Могу подождать, пока ты закончишь принимать ванну и оденешься.

— Мы спали с тобой, как муж и жена. Более того, мы даже вели себя, как семейная пара.

— Это — другое.

— Почему же?

— Потому что так было нужно для дела.

— Что конкретно было нужно для дела — спать в одной постели или заниматься любовью?

— Прошу тебя, Жаклин, оставим это.

— Быть может, тебе не хочется на меня смотреть, потому что я спала с Юсефом?

Габриель бросил на нее взгляд, который было невозможно расшифровать, и вышел из ванной. Жаклин едва заметно улыбнулась и с головой погрузилась в воду.

* * *

— Телефон изготовлен концерном «Бритиш телеком».

Жаклин, натянув на себя белый махровый халат, сидела в клубном кресле. Продолжая вытирать влажные волосы полотенцем, она сообщила Габриелю название модели и номер аппарата.

— В спальне телефонного аппарата нет, но есть электронные часы-радио.

— Какого типа?

— Фирмы «Сони». — Она назвала модель и номер.

— Давай вернемся к телефону, — сказал Габриель. — У аппарата есть какие-нибудь индивидуальные черты? Вроде неснятого магазинного ярлычка с ценой или стикера с написанными рукой хозяина номерами телефонов? Или какие-нибудь повреждения на корпусе? Хоть что-нибудь, что могло бы представлять для нас проблему?

— Он изображает из себя поэта и историка. Все время пишет. Такое впечатление, что он даже номер на телефоне набирает ручкой — все кнопки на аппарате испещрены черточками и точками.

— Какого цвета отметки?

— Синие и красные.

— Какой ручкой он пользовался, набирая номер?

— Что ты имеешь в виду? Какой писал, такой и пользовался.

Габриель вздохнул и поднял глаза к потолку.

— Ручки, как известно, бывают разные — шариковые, чернильные, с пористо-капиллярным стержнем. Какой писал он?

— По-моему, ручкой с пористо-капиллярным стержнем.

— По-твоему?

— Хорошо. Я уверена, что отметки на телефоне сделаны ручкой с пористо-капиллярным стержнем.

— Прекрасно, — произнес он таким тоном, как если бы разговаривал с ребенком. — Теперь скажи, толстый это был стержень, тонкий или средний.

Она выставила средний палец правой руки и помахала им перед носом у Габриеля.

— Насколько я понимаю, ты хочешь сказать, что стержень был толстый. Теперь о ключах. Ты сделала оттиски?

Жаклин порылась в сумочке и выложила на стол серебряную коробочку с гримом. Габриель нажал на защелку, открыл коробочку и посмотрел на отпечатки.

— Возможно, тут мы столкнемся с проблемой, — сказала Жаклин.

Габриель закрыл крышку и вопросительно посмотрел на женщину.

— Думаю, он мог заметить, как я манипулировала с ключами, — пояснила Жаклин.

— Расскажи мне об этом, — сказал Габриель.

Жаклин поведала ему о событиях сегодняшнего утра, после чего осторожно добавила:

— Он хочет еще раз со мной увидеться.

— Когда?

— Мы договорились встретиться в шесть тридцать вечера. Он подойдет к галерее.

— Ты пойдешь на встречу?

— Да, но если...

— Никаких «если», — перебил ее Габриель. — Это даже хорошо, что вы встречаетесь. Постарайся как можно дольше подержать его вне дома, чтобы я успел забраться в его квартиру и поставить «жучки».

— И что потом?

— А потом дело будет сделано.

* * *

Габриель выбрался из здания через черный ход, пересек двор и проскользнул в темную аллею, где на асфальте валялись пустые жестянки из-под пива и осколки битого стекла. Выйдя на улицу, он зашагал в сторону станции метро «Мейда-Вейл». На душе у него было неспокойно. Что бы он там ни говорил Жаклин, ему не слишком нравился тот факт, что Юсеф выразил желание встретиться с ней во второй раз.

Он доехал на метро до станции «Ковент-Гарден» и поднялся на эскалаторе на поверхность. В кафе на рынке у кофейного автомата выстроилась очередь. В ней стоял бодель — тот самый парень, который забрал отчет Габриеля на вокзале Ватерлоо. На плече у боделя висела на ремне сумка-портфель из мягкой черной кожи. Наружный карман на сумке слегка оттопыривался. Габриель вложил серебристую коробочку с гримом в стандартных размеров коричневый конверт без всяких надписей и обозначений. Взяв чашку чаю, он присел за столик и, попивая золотистый напиток, заскользил по толпе взглядом.

Бодель купил кофе в пластмассовом стаканчике и направился к выходу. Габриель поднялся с места и последовал за ним, разрезая своим железным плечом толпу. В скором времени он оказался у парня за спиной. Как только бодель, уединившись у одного из прилавков, глотнул кофе, Габриель сделал шаг вперед, сильно его толкнул — так, что тот расплескал кофе, — извинился и пошел дальше. Дело было сделано: коричневый конверт перекочевал из кармана его куртки в боковое отделение черной кожаной сумки «боделя».

Габриель добрался до Сент-Джеймс, пересек Оксфорд-стрит и двинулся вверх по Тоттенхэм-Корт-роуд, где находились специализированные магазины по продаже электроники. Десятью минутами позже, заглянув в два таких магазина, он сел в такси и велел шоферу ехать в Суссекс-Гарденс, где располагался его наблюдательный пункт. Рядом с ним на заднем сиденье покоилась сумка, в которой хранились четыре необходимых для него предмета: часы-радио фирмы «Сони», телефонный аппарат «Бритиш телеком» и две ручки с толстыми пористо-капиллярными стержнями — синяя и красная.

* * *

Расположившись за обеденным столом, Карп рассматривал в лупу с подсветкой электронную начинку разобранных на части телефонного аппарата и часов-радио. Всякий раз, когда Габриель наблюдал за тем, как работает Карп, ему вспоминалась его собственная студия в Корнуолле. В такие минуты ему представлялось, что он сидит на своем рабочем месте и всматривается сквозь оптику микроскопа в полотно Вичеллио.

— Мы в Лэнгли называем эту штуку «горячий микрофон», а ваши парни, если мне не изменяет память, именуют ее «стаканом», — сказал Карп.

— Ты, как всегда, прав.

— Между прочим, это чудный приборчик, который позволяет прослушивать телефонные разговоры, да и вообще всю квартиру, посредством одного-единственного приемно-передающего узла. Как говорится, два удовольствия в одном флаконе. Самое главное, тебе нечего беспокоиться о батарейке, так как этот «жучок» питается энергией от телефона.

Поковырявшись еще минуту в электронных внутренностях телефона, Карп удовлетворенно кивнул и продолжал расхваливать достоинства своего прибора.

— Как только ты подключаешь эту штуковину к аппарату, она начинает функционировать в режиме автопилота. Прибор активируется человеческим голосом и имеет записывающее приспособление, которое включается только в том случае, если датчик улавливает звуки речи. Это очень удобно, поскольку, даже отлучившись по необходимости с поста, ты всегда можешь по возвращении узнать, о чем говорил объект в твое отсутствие. Кстати, должен тебе сказать, что с подключением этого устройства моя часть работы практически закончена.

— Когда ты уедешь, мне будет здорово недоставать тебя, Рэнди.

— Я тронут, Гейб.

— Я знаю.

— Ты правильно сделал, что заслал в эту квартиру девушку. Как ни крути, взлом дверей всегда связан с риском. Куда спокойнее, отправляясь на дело, иметь в кармане дубликаты ключей.

Карп собрал телефон, прикрутил донышко и вручил аппарат Габриелю.

— Теперь твоя очередь.

Реставратор Габриель взял ручки с пористо-капиллярными стержнями и принялся наносить отметины на клавиатуру.

* * *

Кемаль Азоури в своем офисе в Цюрихе проводил утреннюю встречу с менеджерами по продажам, когда ему на пейджер пришло текстовое сообщение. Некий мистер Тейлор желал обговорить с ним проблемы с морскими поставками, имевшими место в прошлый четверг. Кемаль поторопился закончить деловую встречу, взял такси до Гар-дю-Норд, где сел на первый же поезд компании «Евростар», следовавший до Лондона. «Мистер Тейлор» — было кодовое имя агента Кемаля в Лондоне, слова «проблемы с морскими поставками» означали, что сообщение срочное, а название дня недели — четверг — обозначало место встречи и время. Иначе говоря, агент хотел встретиться с Кемалем в Лондоне, в Чейни-Уок, в четыре часа пятнадцать минут. Выйдя из здания вокзала Ватерлоо, Кемаль сел в такси и минутой позже уже пересекал Вестминстер-бридж.

Кемаль попросил водителя высадить его у Королевского госпиталя в Челси. Выйдя из машины, он двинулся в сгущающихся сумерках по набережной Темзы и, добравшись до Баттерси-бридж, остановился.

Он посмотрел на часы: было четыре двенадцать вечера.

Закурив, он стал в ожидании условленной встречи прохаживаться взад-вперед по набережной.

Через три минуты, ровно в четыре пятнадцать, к нему подошел симпатичный молодой человек в черном кожаном жилете.

— Мистер Тейлор, если не ошибаюсь?

— Совершенно верно. Давайте немного прогуляемся.

* * *

— Мне жаль, Кемаль, что тебе пришлось по моей милости тащиться в Лондон, но ты сам просил немедленно ставить тебя в известность в случае, если кто-то из наших агентов обнаружит намерение противной стороны вступить с ним в контакт.

— Как, говоришь, зовут эту женщину?

— Она называет себя Доминик Бонар.

— Француженка?

— Опять же с ее слов.

— Ты, значит, полагаешь, что она лжет?

— Я ни в чем не уверен, но мне показалось, что сегодня утром она проявляла повышенный интерес к моим вещам.

— За тобой в последнее время велась слежка?

— Если и велась, то я ничего не заметил.

— Откуда эта женщина?

— Утверждает, что приехала из Парижа.

— Что она делает в Лондоне?

— Работает в художественной галерее.

— В которой?

— Галерея называется «Ишервуд файн артс» и находится в квартале Сент-Джеймс.

— На какой стадии находятся твои отношения с этой женщиной?

— Я должен встретиться с ней снова через два часа.

— Обязательно пойди на эту встречу. Да и вообще старайся поддерживать с этой женщиной контакт. Я бы хотел, чтобы у вас сложились весьма тесные, доверительные отношения. Справишься с этим — как думаешь?

— Думаю, справлюсь.

— Коли так, действуй. Буду с тобой на связи.

Глава 25

Септ-Джеймс. Лондон

Вечером, незадолго до того, как Джулиан Ишервуд обычно уходил с работы, в помещении галереи прогудел зуммер переговорного устройства. В это время Ишервуд просматривал счета, время от времени взбадривая свой утомленный организм глотком хорошего виски. Он остался сидеть за столом — в конце концов, на звонки должна отвечать его секретарша, — но когда зуммер прогудел во второй раз, оторвал глаза от бумаг и крикнул:

— Доминик, узнай, кто там! Ты меня слышишь, Доминик?

Потом Ишервуд вспомнил, что послал ее в кладовую отыскивать картину, которую он намеревался вывесить в выставочном зале, не без труда поднялся с места, прошел в предбанник и глянул на экран монитора. По улице перед дверью расхаживал взад-вперед симпатичный молодой человек средиземноморского типа. Ишервуд нажал на кнопку интеркома и сказал:

— Извините, мы закрыты. Кроме того, мы принимаем посетителей только по предварительной договоренности. Почему вы не позвонили утром? Моя секретарша назначила бы вам удобное время для посещения.

— Вообще-то я пришел, чтобы повидаться с вашей секретаршей. Меня зовут Юсеф.

Жаклин вышла из лифта и направилась в предбанник.

Ишервуд сказал:

— За дверью стоит парень по имени Юсеф. Говорит, что пришел к вам.

Жаклин глянула на экран монитора.

Ишервуд спросил:

— Вы его знаете?

Жаклин нажала кнопку дистанционного управления и отперла замок.

— Да, я его знаю.

— Кто он?

— Мой друг. Мой очень хороший друг.

У Ишервуда отвисла челюсть, а глаза чуть не вылезли из орбит.

Жаклин произнесла:

— Если это обстоятельство по какой-то причине вызывает у вас чувство дискомфорта, тогда, возможно, вам лучше уйти.

— Полагаю, это будет мудро. — Ишервуд прошел в свой офис и надел пиджак. Когда он вернулся в предбанник, араб целовал Жаклин в щеку.

— Юсеф, позволь тебе представить моего босса мистера Ишервуда. Он хозяин этой галереи, — сказана Жаклин.

— Рад знакомству, Юсеф. Хотел бы остаться и поболтать с вами, но у меня назначена важная встреча, которая не терпит отлагательств. Так что я, пожалуй, пойду.

— Вы не станете возражать, если я покажу Юсефу галерею?

— Разумеется, не стану. Прекрасная, в сущности, мысль. Только не забудьте поставить помещение на охрану, когда будете уходить. Ну а теперь, Доминик, дорогуша, я с вашего разрешения удаляюсь. Увидимся завтра утром. Будьте здоровы, Юсеф. Очень, очень приятно было с вами познакомиться.

Ишервуд сбежал по лестнице, вышел на улицу и быстрым шагом двинулся через Мейсонс-Ярд, стремясь поскорее оказаться в своем привычном убежище — баре ресторана Грина. Там он заказал себе виски, которое выпил единым духом, не уставая задаваться вопросом, не сон ли все это и как могло статься, что взятая им на работу по протекции Габриеля девушка привела в его галерею арабского террориста.

* * *

Габриель сидел на лавочке на набережной Королевы Виктории и наблюдал за тем, как река катила мимо него свои серые воды, бурля вокруг опор моста Блэкфрайэрс. В руке у него был свежий номер газеты «Дейли телеграф», где на тринадцатой странице, под блоком рекламных объявлений, скрывался закодированный отчет, предназначавшийся Шамрону. Десятью минутами позже появился бодель. Он прошел мимо Габриеля и стал подниматься по ступенькам к входу на станцию метро «Темпль». На голове у боделя была шляпа, служившая условным знаком того, что слежки нет и за ним можно идти, не подвергаясь опасности. Габриель поднялся с лавочки, пошел за ним следом на станцию и спустился на эскалаторе к платформам. Когда подошел поезд, бодель и Габриель сели в один вагон. Давка была такая, что их сразу же притиснуло друг к другу, так что происшедший между ними обмен — дубликат ключей Юсефа на газету «Дейли телеграф» с отчетом для Шамрона — почти невозможно было обнаружить. На станции «Паддингтонский вокзал» Габриель поднялся на поверхность, взял такси и поехал на свой наблюдательный пункт.

* * *

Жаклин сказала:

— Я хочу кое-что тебе показать.

Они сели в лифт и в молчании поднялись в выставочный зал. Когда двери распахнулись, Жаклин взяла Юсефа за руку и провела в центр темной комнаты.

— Закрой глаза, — произнесла она.

— Терпеть не могу такие игры.

— Закрой глаза, — повторила Жаклин с игривым видом. — Обещаю, дело того стоит.

Юсеф послушно закрыл глаза. Она подошла к панели с выключателями и положила ладонь на рукоять реостата.

— А теперь открой.

Двигая рукоять реостата, она медленно, одну за другой, включила галогенные лампы. По мере того, как разгорался свет и взгляду Юсефа открывались висевшие в галерее картины, его рот открывался все шире.

— Какая красота...

— Это мое самое любимое место в мире!

Юсеф сделал несколько шагов вперед и остановился у одной из картин.

— Боже мой! Неужели это подлинник Клода?

— Да, подлинник. Это один из его ранних пейзажей с видом на реку. Очень ценная вещь. Только посмотри, как он выписал солнце! Клод был одним из первых живописцев, которые использовали солнце, как световой и цветовой центр всей композиции.

— Если не ошибаюсь, Клод родился во Франции, но прожил почти всю жизнь в Венеции.

— Ошибаешься. Клод жил и работал в Риме. У него была небольшая квартирка на виа Маргутта неподалеку от плаза ди Спанья. Со временем он стал одним из самых ценимых пейзажистов Италии.

Юсеф отвел глаза от картины и посмотрел на Жаклин.

— А ты хорошо разбираешься в живописи.

— На самом деле я знаю не слишком много, но я работаю в картинной галерее, а положение, как говорится, обязывает.

— И как давно ты здесь работаешь? — осведомился Юсеф.

— Около пяти месяцев.

— "Около пяти месяцев"? Что, черт возьми, это значит? Это ближе к четырем месяцам или к полугоду?

— Это значит, почти пять месяцев. Но почему тебя это так задевает? Неужели так уж важно?

— Доминик! Если наши отношения будут продолжаться, они должны основываться на абсолютной честности с обеих сторон.

— Отношения? Мне казалось, что мы только вместе спим.

— Возможно, это перерастет в нечто большее, но только при условии, что между нами не будет лжи. А также никаких тайн, недоговоренностей и умолчаний.

— Ты говоришь об абсолютной честности. Но так ли уж ты уверен, что тебе этого хочется? И потом: разве между людьми такое возможно? Нет ли в таком подходе к жизни скрытой патологии? Не лучше ли хранить некоторые вещи в тайне? И еще одно: разве ты поведал мне все свои секреты, Юсеф?

Он проигнорирован этот вопрос.

— Скажи мне, Доминик, — произнес он, — ты в кого-то влюблена?

— Нет. Ни в кого я не влюблена.

— Ты мне говоришь правду?

— Разумеется, правду.

— А вот я так не думаю.

— Как ты можешь это говорить?

— Могу. Потому что хорошо помню, как странно ты вчера отзывалась на мои ласки.

— Ты что же, любил множество женщин и считаешь себя в этой области экспертом?

Юсеф скромно, но вместе с тем горделиво улыбнулся.

Жаклин сказала:

— Не представляю, что в моем поведении могло показаться тебе странным и подвигнуть к выводу, что я влюблена в другого мужчину.

— Когда я вошел в тебя, ты закрыла глаза, как если бы тебе не хотелось на меня смотреть. У меня сложилось впечатление, что в этот момент ты думала о ком-то другом.

— Положим, я призналась бы тебе, что влюблена в другого мужчину. И что с того? Что это изменило бы в наших отношениях?

— Это могло бы заставить меня относиться к тебе с еще большим вниманием и предупредительностью.

— Вот что я тебе на это скажу, Юсеф: мне нравится закрывать глаза, когда я занимаюсь любовью. Привычка такая. Но это ничего не значит.

— У тебя есть от меня секреты?

— Мои секреты, как и у большинства женщин, незначительны. И не имеют к тебе никакого отношения. — Она улыбнулась. — Так ты поведешь меня сегодня обедать в какой-нибудь приличный ресторан?

— Мне пришло в голову кое-что получше. Мы вернемся ко мне на квартиру, и я сам приготовлю для тебя обед.

Жаклин испытала ощущение, близкое к панике. Похоже, он почувствовал, что она не в своей тарелке, так как склонил голову набок и спросил:

— Что-нибудь не так, Доминик?

— Все нормально, — проговорила она, изобразив на губах подобие улыбки. — Буду рада попробовать приготовленное тобой угощение.

* * *

Габриель пересек улицу. На плече у него висел нейлоновый рюкзачок, в котором покоились телефонный аппарат «Бритиш телеком» и часы-радио фирмы «Сони». Оказавшись на противоположной стороне, Габриель поднял глаза и бросил взгляд на свои окна. Карп включил свет, что должно было означать: «Путь свободен». Для этой операции они разработали целую систему световых сигналов, но Габриель прихватил с собой еще и мобильник — на крайний случай.

Подойдя к двери дома, где жил араб, Габриель достал из кармана связку ключей-дубликатов. Выбрав ключ, предназначавшийся для отпирания замка парадной, он вставил его в замочную скважину и попытался провернуть. Ключ заклинило. Габриель тихонько выругался, вынул ключ, снова вставил его в замок и повторил попытку. На этот раз замок поддался.

Войдя в дом, Габриель широким размеренным шагом пересек холл. Отправляясь на задание, он руководствовался разработанной Шамроном в годы борьбы с организацией «Черный сентябрь» концепцией: агент должен действовать быстро и решительно, не обращать внимания на производимый им шум и уходить сразу же после осуществления акции. После первой акции в Риме, когда он застрелил лидера «Черного сентября», Габриель вылетел в Женеву в течение часа после убийства. Он очень надеялся, что и эта операция пройдет столь же гладко.

Поднимаясь по лестнице, Габриель столкнулся на площадке первого этажа с группой индусов, спускавшихся к выходу. Это были два молодых парня и очень привлекательная, совсем юная девушка. Когда они проходили мимо, Габриель отвернулся и стал с озабоченным видом рассматривать «молнию» на боковом кармане своего рюкзачка. Потом, когда они прошли, он рискнул бросить на них взгляд через плечо. Никто из них не оглянулся. Поднявшись на площадку второго этажа, Габриель остановился и прислушался. Дождавшись момента, когда они, простучав каблуками, вышли, хлопнув дверью, на улицу, он повернулся и пошел по коридору в сторону квартиры номер 27, принадлежавшей Юсефу.

На этот раз дубликаты ключей отперли замки с первой попытки, и Габриель по прошествии нескольких секунд оказался в квартире араба. Закрыв дверь, он сунул руку в рюкзак и извлек оттуда небольшой электрический фонарик. Включив фонарь, он исследовал пол перед дверью в поисках ловушки — клочка бумаги или еще какого-нибудь столь же невинного и незначительного на первый взгляд предмета. Если бы Габриель случайно задел его ногой, изменив его первоначальное положение, это могло бы навести Юсефа на мысль, что в квартире в его отсутствие кто-то побывал. Однако ничего похожего на такую ловушку Габриель в крохотной прихожей не заметил.

Войдя в гостиную и поводя фонарем из стороны в сторону, Габриель быстро осмотрел помещение, стараясь отмести возникшее у него импульсивное желание обыскать квартиру. Он наблюдал за Юсефом на протяжении нескольких дней и испытывал по отношению к нему вполне естественное человеческое любопытство. Его интересовало буквально все: аккуратный это парень или неряха? Какую пищу предпочитает? Живет ли по средствам или, наоборот, залез в долги? Употребляет ли наркотики? Не носит ли, часом, женского или какого-нибудь странного, необычного белья? Габриелю хотелось осмотреть ящики его гардероба и прочитать его дневниковые записи или письма. Ему хотелось бросить взгляд на его одежду, и заглянуть в его ванную комнату. Габриель готов был рассмотреть и изучить каждую мелочь, каждую деталь, даже на первый взгляд незначительную, если бы это помогло ему создать в своем сознании законченный образ этого человека и ответить на сакраментальный вопрос, почему тот согласился работать на Тарика. Но сейчас было не время для такого рода изысканий. Слишком велик риск быть обнаруженным, и слишком велики шансы, что его могут застать за этим занятием.

Свет фонарного луча выхватил из сумрака телефон Юсефа. Габриель пересек комнату и присел у аппарата на корточки. Достав из рюкзака дубликат телефона, он сравнил его с оригиналом. Идеальная копия. Жаклин выполнила свою работу на совесть, да и они с Карпом не подкачали. Вытащив провод из розетки, Габриель быстро заменил аппараты. Тут, однако, он заметил, что провод у аппарата Юсефа основательно поистерся и потрескался от времени. Пришлось снова отсоединять аппарат и заменять провод. Впрочем, и эту работу он выполнил на удивление сноровисто и быстро.

Потом он бросил взгляд на окна своего наблюдательного пункта. Свет все еще горел, следовательно, он мог спокойно продолжать работу. Спрятав телефон Юсефа в рюкзак, Габриель перешел из гостиной в спальню.

Проходя мимо постели, он представил лежащую на скомканных простынях обнаженную Жаклин и задался вопросом, было ли проявленное им любопытство к человеку по имени Юсеф актом чисто профессионального свойства или это как-то затрагивало его лично. Неужели он с некоторых пор стал рассматривать палестинца, как своего соперника?

Неожиданно он осознал, что созерцает пустую постель вот уже несколько секунд. Что, черт возьми, с ним происходит? Уж не забрал ли он себе в голову что-то ненужное или даже вредное для дела?

Оглядевшись, он сосредоточил внимание на электронных часах-радио. Прежде чем отключить прибор, он проверил параметры его работы. Так, будильник поставлен на восемь часов утра, а когда он перевел тумблер в положение «прием радиопередач», включилась программа Би-би-си. Вещала Пятая студия, звук был минимальный.

Габриель выключил радио и выдернул из розетки шнур. В это время у него в кармане зазвонил мобильник. Он выглянул в окно. Свет в наблюдательном пункте погас. Его настолько взволновал созданный его воображением образ нагой Жаклин, лежавшей на постели Юсефа, что на какое-то время он напрочь забыл о необходимости наблюдения за световыми сигналами. Выхватив из кармана мобильник, он ответил на звонок, прежде чем телефон успел прозвонить во второй раз.

— Сваливай оттуда к чертовой матери! У нас компания, — рявкнул Карп.

Габриель подошел к окну и глянул на улицу.

Жаклин и Юсеф выходили из остановившегося у дома такси.

А как же обед в ресторане?

Габриель вернулся к столику с часами. Перед ним стояла серьезная проблема. Прежде чем уйти, ему предстояло подключить часы-радио к сети и снова соответствующим образом их запрограммировать. В противном случае Юсеф сразу догадается, что в его квартире кто-то побывал.

Габриель мысленно прикинул, сколько времени понадобится парочке, чтобы добраться до квартиры номер 27. Несколько секунд у них уйдет на открывание двери подъезда, еще несколько секунд на то, чтобы пересечь холл. Чтобы подняться по лестнице и пройти по коридору к квартире им понадобится еще секунд сорок пять. Итого в его распоряжении имелось около минуты...

Он решил рискнуть и попытаться заменить принадлежавшую Юсефу вещь на дубликат.

Выхватив из рюкзака часы-радио, усовершенствованные Карпом, он воткнул шнур в розетку. На электронном дисплее вспыхнули алые цифры: 12.00... 12.00... 12.00... Ситуация была настолько абсурдной, что он едва не расхохотался. Успех всей операции зависел от того, удастся ли ему поставить будильник на нужное время, сохранив при этом свое инкогнито. Ари Шамрон вновь призвал его под свои знамена, дабы он помог ему возродить былую славу службы, но сейчас в воздухе попахивало новым фиаско.

Габриель стал нажимать на кнопку, выставляя нужное время. Цифры на дисплее послушно чередовались, но руки у него дрожали от избытка адреналина, и он по ошибке выставил на будильнике вместо восьми утра девять. Вот дьявольщина! Теперь ему предстояло прокрутить весь двадцатичетырехчасовой цикл снова. Пройдясь по второму кругу, он поставил будильник правильно. Потом выставил текущее время и, переключившись на режим радиоприема, настроил приемник на Пятую студию Би-би-си и сильно убавил звук.

Он не имел никакого представления, сколько времени на все это ушло.

Схватив рюкзак, он выключил фонарь и метнулся к двери. На ходу он вытащил из-за пояса свою «беретту» и переложил ее в карман куртки.

Остановившись у двери, он приложил к ней ухо и прислушался. В коридоре было тихо. Надо было уходить из квартиры, тем более что здесь не было места, где он мог бы укрыться, чтобы потом, воспользовавшись удобным моментом, выбраться наружу. Оттянув язычок замка, он открыл дверь и вышел в коридор.

Со стороны лестничного колодца слышались шаги: кто-то поднимался по лестнице.

Он сжал в ладони рукоять «беретты» и пошел по коридору.

* * *

В такси Жаклин попыталась взять себя в руки и успокоиться. Конечно, в ее задание входило удерживать Юсефа подальше от его квартиры, но если бы она отвергла его идею устроить обед дома, он мог бы проникнуться к ней подозрениями. К тому же шансов, что Габриель будет находиться в квартире, когда они с Юсефом туда приедут, практически не было. Замена телефонного аппарата вряд ли заняла бы у него больше нескольких минут. Существовала вероятность того, что он уже поставил «жучки» и ушел. Но события могли разворачиваться и по другому, тоже, в общем, благоприятному, сценарию. Габриель полагал, что Юсеф зайдет за ней в полседьмого, а потом они поедут в ресторан. Принимая все это во внимание, можно было предположить, что Габриель в квартиру еще не заходил. А коли так, он наверняка заметит, что они с Юсефом вернулись раньше, и перенесет операцию на другой день.

Жаклин с Юсефом пересекли холл и стали подниматься по лестнице. На площадке второго этажа мимо них проскользнул мужчина. Это был Габриель. Голова у него была опущена, а на плече висел рюкзачок.

От неожиданности Жаклин заморгала. Ей удалось справиться с собой довольно быстро, но не настолько, чтобы Юсеф не успел заметить ее нервозности. Он остановился и некоторое время наблюдал за спускавшимся по лестнице Габриелем, после чего перевел взгляд на Жаклин. Так ничего ей и не сказав, он взял ее за руку и повел к своей квартире. Когда они вошли в помещение, Юсеф быстро окинул взглядом гостиную, после чего подошел к окну и стал следить за Габриелем, который, выйдя из подъезда, зашагал по темной улице.

Глава 26

Лиссабон

Подступивший со стороны Атлантики густой туман клубился над рекой Тежу, когда Кемаль, протискиваясь сквозь густую толпу, пробирался по тесным улочкам Байрру-Альту. Был вечер; рабочие и служащие возвращались с работы, бары и кафе заполнялись. У входа в забегаловки — серведжариас — выстроились длинные очереди желающих перекусить на скорую руку. Кемаль пересек маленькую площадь. Сидевшие за столиками уличных кафе старики попивали красное вино и глазели на прохожих. Рыбачки — варинас — несли на продажу в больших корзинах только что выловленного морского окуня. Кемаль свернул в узкую аллею, заставленную лавками мелких торговцев, продававших дешевую одежду и сувениры. Подошел слепец нищий и попросил подаяние. Кемаль швырнул в его черный деревянный ящик несколько эскудо. Цыганка предложила погадать и поведать о будущем. Кемаль ответил вежливым отказом и продолжал идти по улице. Район Байрру-Альту напоминал ему Бейрут прошлых лет — когда в этом городе были еще лагеря беженцев. По сравнению с Байрру-Альту Цюрих представлялся холодным и стерильным. Кемаль хорошо понимал, почему Тарику так нравился Лиссабон.

Кемаль вошел в переполненный людьми ресторан в традиционном стиле фадо и сел за столик. Подлетел официант и поставил на столешницу бутылку зеленого стекла с местным вином и бокал. Кемаль закурил сигарету, налил вина в бокал и сделал глоток. Вино было ординарное, с терпким резковатым привкусом, но при всем том удивительно приятное.

Минутой позже тот же самый официант вышел на эстраду перед залом и присоединился к двум перебиравшим струны гитаристам. Когда гитаристы сыграли несколько тактов аккомпанемента, официант прикрыл глаза и запел. Кемаль не знал португальского и не понимал слова песни, но в скором времени неожиданно для себя осознал, что экзотическая ритмичная мелодия целиком захватила и покорила его.

Примерно на середине исполнения этой старинной португальской песни к столику Кемаля подсел человек. Он был небрит, в толстом вязаном свитере, потертом морском бушлате и клетчатом шерстяном шарфе, завязанном на горле большим узлом. Более всего он походил на портового докера или отставного матроса торгового флота. Наклонившись к Кемалю, он произнес несколько слов на португальском языке. Кемаль пожал плечами.

— Я не говорю по-португальски.

Он вновь сосредоточил внимание на исполнителях и песне, которая как раз подбиралась к своей эмоциональной кульминации, хотя певец, следуя традициям фадо, продолжал стоять, как солдат по стойке «смирно».

Докер коснулся локтя Кемаля и снова заговорил по-португальски. На этот раз Кемаль, не отрывая глаз от певца, просто отрицательно покачал головой.

Тогда докер наклонился к нему еще ближе и на арабском языке произнес:

— Я спрашивал, нравится ли тебе музыка в стиле фадо.

Кемаль вздрогнул, перевел взгляд на своего соседа по столику и всмотрелся в его лицо.

Тарик сказал:

— Пойдем куда-нибудь, где не так шумно и можно поговорить.

* * *

Они двинулись прогулочным шагом от Байрру-Альту в сторону Альфама — застроенного белыми домиками квартала на холме, с узкими аллеями и каменными лестницами. Кемаля всегда поражала способность Тарика без труда вписываться в любое окружение и везде чувствовать себя, как дома. Однако, пока они шли по холмам Альфама, то спускаясь, то поднимаясь по склонам по каменным ступеням, Кемаль отметил, что прогулка утомила Тарика, и невольно задался вопросом, сколько при такой жизни он еще протянет.

— Ты так и не ответил на мой вопрос, — произнес Тарик.

— Это на какой же?

— Нравится ли тебе музыка в стиле фадо?

— Полагаю, она на любителя, — с улыбкой сказал Кемаль и добавил: — Как, впрочем, и сам Лиссабон. Лично мне этот город по какой-то непонятной причине навевает мысли о доме.

— Думаю, ты прав.

Они прошли мимо пожилой женщины, подметавшей порожек своего жилища.

— Расскажи мне о Лондоне, — попросил Тарик.

— Складывается впечатление, что Аллон начал действовать.

— Быстро же он сориентировался. Что конкретно там происходит?

Кемаль рассказал ему о Юсефе и девушке из художественной галереи. Потом добавил:

— Вчера вечером Юсеф заметил в своем доме странного человека. По его мнению, он был похож на израильтянина. Юсеф также полагает, что этот человек установил у него на квартире «жучки».

Кемаль заметил, что Тарик уже начал перебирать в уме различные варианты дальнейшего развития событий.

— Как думаешь, этому твоему агенту можно доверить серьезное задание?

— Это хорошо образованный и умный молодой человек. И преданный нашему делу. Я знавал его отца. Израильтяне убили его в восемьдесят втором году.

— Ему удалось найти «жучки»?

— Я сказал ему, чтобы он этого не делал.

— Вот и хорошо, — сказал Тарик. — Пусть «жучки» останутся. Мы можем воспользоваться этим в своих целях. Теперь поговорим о девушке. Она все еще в деле?

— Я попросил Юсефа, чтобы он продолжал поддерживать с ней знакомство.

— Что она собой представляет?

— Судя по всему, это очень привлекательная особа.

— У тебя есть в Лондоне люди, которые могли бы за ней последить?

— Найдутся.

— Ну так пусть последят. И раздобудь мне ее фотографию.

— У тебя что, появился какой-нибудь план?

Они миновали маленькую площадь и стали подниматься по крутому склону. К тому времени, как они взобрались на вершину холма, Тарик в общих чертах поведал Кемалю о задуманной им операции.

— Великолепный план, — сказал Кемаль. — Есть, правда, одно «но».

— Что ты хочешь этим сказать?

— Я хочу сказать, что тебе из этой переделки живым не выйти.

Тарик печально улыбнулся и произнес:

— Это лучшая новость, какую мне доводилось слышать за долгое время.

Тарик повернулся и пошел прочь. Через минуту он уже скрылся в пелене тумана. Кемаль зябко повел плечами, поднял воротник пальто и зашагал в сторону Байрру-Альту — слушать музыку в стиле фадо.

Глава 27

Бейсуотер. Лондон

Разработанная Габриелем операция вступила в чрезвычайно спокойную, если не сказать унылую, фазу. После установки «жучков» Габриелю ничего не оставалось, как сидеть дома и следить за подслушивающей и звукозаписывающей аппаратурой. Изо дня в день он узнавал все новые и новые детали из жизни Юсефа, и временами ему казалось, что он слушает какую-то бесконечную радиопостановку с одним-единственным главным действующим лицом. Юсеф болтает по телефону. Юсеф под сигареты и турецкий кофе обсуждает положение на Ближнем Востоке со своими палестинскими приятелями. Юсеф сообщает влюбленной в него девушке, что между ними все кончено, так как он серьезно увлечен другой. Скоро Габриель почувствовал, что его жизненные ритмы полностью уподобились жизненным ритмам Юсефа. Он ел тогда, когда ел Юсеф, спал, когда Юсеф ложился спать, а когда Юсеф занимался любовью с Жаклин, он тоже мысленно занимался с ней любовью.

Шел десятый день прослушивания, но Габриелю так и не удалось узнать с помощью установленных «жучков» ничего существенного. Причин для этого могло быть несколько. Может статься, Шамрон допустил ошибку и Юсеф вовсе не агент Тарика, а самый обыкновенный левацкого настроя студент, работающий в свободное время официантом. Возможно также, он был агентом, но к активным действиям в силу тех или иных причин не привлекался. Или, что более вероятно, Юсеф был действующим агентом и выходил на связь со своим руководством, но не напрямую, а через посредников, а кроме того, старался при этом не прибегать к техническим средствам коммуникации. Чтобы прояснить этот вопрос, Габриелю потребовалось бы установить за Юсефом круглосуточное наблюдение, которое включало бы не только прослушивание, но и персональную слежку, для чего было необходимо иметь сильную команду из дюжины офицеров и значительные ресурсы — конспиративные квартиры, автомобили, радиопередатчики... Но операцию такого масштаба было бы трудно скрыть от британской секретной службы МИ-5.

Но наибольшую озабоченность вызывал у Габриеля еще один вариант развития событий — Юсеф что-то пронюхал и сделал определенные выводы. А именно: к нему проявляют повышенный интерес со стороны, а телефонные разговоры, вполне вероятно, прослушиваются. Хуже того, он мог заподозрить Жаклин, что она не та, за кого себя выдает, и является не секретаршей владельца художественной галереи, а агентом иностранной разведки.

Габриель решил, что настало время договориться с Шамроном о новой личной встрече в Париже.

* * *

Он встретил Шамрона на следующее утро в парижской чайной на рю Моффет. Шамрон оплатил чек, после чего они медленным шагом двинулись по улице, минуя рынки, магазинчики и лавочки мелких торговцев.

— Я хочу вывести Жаклин из дела, — сказал Габриель.

Шамрон остановился у прилавка с фруктами, взял апельсин, со всех сторон его осмотрел и, аккуратно положив на место, сказал:

— И ты вытащил меня в Париж только для того, чтобы сообщить эту глупость?

— Я кожей чувствую: что-то пошло не так. Вот и хочу вывести ее из дела, пока не стало слишком поздно.

— Нет никаких признаков того, что она раскрыта, поэтому мой ответ — «нет». — Шамрон внимательно посмотрел на Габриеля и добавил: — Почему у тебя такая мрачная физиономия, Габриель? Ты что, слушаешь эти пленки, прежде чем переслать их мне?

— Конечно, слушаю.

— А если слушаешь, неужели не понимаешь, что происходит? Что, по-твоему, могут означать эти бесконечные лекции о страданиях палестинцев и жестокости израильтян? А экскурсы в историю палестинской поэзии? Весь этот цитируемый им чертов фольклор, повествующий о том, сколь прекрасна была жизнь в Палестине до прихода евреев?

— Ну а ты что по этому поводу думаешь?

— Я думаю, что этот парень или влюблен в нее, или у него на уме что-то еще.

— Меня это самое «что-то еще» больше всего беспокоит.

— А тебе не приходило в голову, что Юсеф думает о ней не просто как о красивой женщине? Что он считает ее сильной, яркой личностью, которая могла бы принести большую пользу Тарику и его организации?

— Я думал об этом, но считаю, что Жаклин к такого рода специальной операции не готова — да и мы, честно говоря, тоже.

— Значит, ты хочешь прикрыть лавочку и предложить всем разъезжаться по домам?

— Нет, я только хочу снять Жаклин с операции.

— И что, по-твоему, произойдет потом? А вот что: Юсеф разнервничается, начнет подозревать ее во всех тяжких и даже, возможно, зачистит после ее ухода свою квартиру. Если он парень методичный и дисциплинированный, то он выбросит к чертовой матери всю свою домашнюю электронику, а вместе с ней и твои «жучки».

— Если мы выведем ее из дела по-умному, Юсеф ничего не заподозрит. Кроме того, когда я договаривался с Жаклин о работе, я пообещал ей, что эта операция много времени у нее не отнимет. Как ты знаешь, у нее есть и другие заботы.

— Нет у нее никаких забот важнее, чем эта! В конце концов, заплати ей по максимуму, выдай сверхурочные... Короче говоря, она останется, Габриель. И закончим на этом дискуссию.

— Если она останется, то уйду я.

— Ну и проваливай! — гаркнул Шамрон. — Отправляйся в свой Корнуолл и води кисточкой по картине Вичеллио. А сюда я пришлю какого-нибудь стоящего парня, который возьмет это дело в свои руки.

— Я эту женщину в твоих лапах не оставлю.

Шамрон решил, что пора идти на мировую.

— Ты, мальчик, слишком долго работал без выходных и неважно выглядишь. Не думай, я не забыл, как это бывает. Выброси ты этого Юсефа из головы хотя бы на несколько часов. Никуда он не денется. Съезди куда-нибудь, развейся. Прочисти мозги. Мне нужно, чтобы ты был в форме.

* * *

На обратном пути в Лондон Габриель зашел в поезде в туалет, заперся на замок и некоторое время стоял перед зеркалом, рассматривая свое лицо. Картина была удручающая. Под глазами у него залегли черные тени, скулы заострились, а в уголках рта появились горькие складки.

«Я не забыл, как это бывает». Так, кажется, сказал Шамрон?

Он тоже об этом не забыл. После завершения операции по уничтожению боевиков из организации «Черный сентябрь» у всех агентов было изрядно подорвано здоровье. Кое у кого возникли проблемы с сердцем, практически у всех поднялось кровяное давление, многие страдали от нервной экземы и хронических простуд. Больше всех досталось киллерам. После акции в Риме у Габриеля началась бессонница. Стоило ему только прилечь, как в ушах у него оживали звуки выстрелов, разрывавших плоть и крошивших кости, а перед мысленным взором представало вытекавшее из разбитой бутылки вино, смешивавшееся на мраморном полу с кровью. Шамрон нашел для него в Париже врача — одного из своих сайаним, добровольных помощников, — который прописал ему сильные транквилизаторы. Не прошло и недели, как Габриель основательно на них подсел.

Из-за этих пилюль, а также из-за снедавшего его стресса Габриель стал выглядеть много старше своих лет. Кожа потеряла былую эластичность и стала сухой и жесткой, уголки рта опустились, а глаза словно подернулись пеплом. Черные прежде волосы поседели на висках, и хотя ему исполнилось всего двадцать два, ему можно было дать сорок. Когда он вернулся домой, Лия едва его узнала. После того, как они кончили заниматься любовью, она сказала, что у нее было ощущение, будто она спала с другим человеком — не с его, Габриеля, постаревшей копией, но с совершенным незнакомцем.

Он плеснул себе на лицо холодной воды, тщательно вытерся бумажным полотенцем и еще раз взглянул на свое отражение. В его чертах отпечатались вехи того жизненного пути, который привел его в конце концов в туалетную комнату следовавшего в Лондон поезда. Если бы не Гитлер и не холокост, его родители вряд ли согласились бы переехать из Европы в пыльный сельскохозяйственный поселок в Израильской долине. До Второй мировой войны его отец, эссеист и историк, жил в Мюнхене, мать же была родом из Праги, где писала картины и считалась многообещающей художницей. Ни мать, ни отец так до конца и не восприняли сионистских идей коллективизма и необходимости физического труда. К Габриелю родители относились скорее как к взрослому, нежели ребенку. Считалось, что и заботиться о себе, и развлекаться он должен по возможности сам. Его первые детские воспоминания были связаны с их маленькой двухкомнатной квартиркой в кибуце, где отец сидел в кресле и читал, мать стояла у мольберта с кистью, а он, Габриель, ползал между ними по полу, возводя игрушечные строения из деревянных кубиков и блоков.

Его родители не любили иврит, поэтому, оставаясь одни, говорили на европейских языках: немецком, французском, чешском, русском и идише. Постепенно Габриель все эти языки освоил. Позже он освоил иврит и арабский. От отца он унаследовал безупречную память, а от матери — стоическое терпение и внимание к деталям. Неприятие родителями всех форм коллективизма взрастили в нем высокомерие и стремление к обособленности, а их светский агностицизм приучил его относиться с равнодушием к таким нравственным категориям, как традиционная еврейская мораль и этика. Он предпочитал одинокие прогулки футболу, а чтение — сельскохозяйственным работам. У него был почти патологический страх замарать руки. А еще у него было множество тайн и секретов. Один из его учителей характеризовал его как «холодного бесчувственного эгоиста с блестящими способностями». Когда Ари Шамрон, начинавший свою тайную войну с арабскими террористами, отправился в поездку по израильским городам и весям на розыски подходящих для такого дела рекрутов, он встретил в деревенской школе в Израильской долине мальчика, который, подобно своему небесному патрону архангелу Гавриилу, в чью честь он был назван, обладал почти сверхъестественными способностями к языкам. Кроме того, у мальчика было терпение царя Соломона, но особенно ценной представлялась Шамрону его эмоциональная холодность прирожденного убийцы.

Габриель вышел из туалета и вернулся на свое место в купе. За окном уже виднелись постройки восточного Лондона — стоявшие рядами пакгаузы из потемневшего раскрошившегося кирпича, с битыми стеклами. Габриель вытянул перед собой ноги и прикрыл глаза. Была еще одна болезнь, от которой все они страдали во время операции по уничтожению боевиков организации «Черный сентябрь», — страх. Чем дольше они работали «в поле», тем больше становился риск разоблачения. И разоблачить их могли не только европейские спецслужбы, но и сами террористы. И такой случай имел место, причем в самый разгар операции. Тогда боевики из «Черного сентября» застрелили в Мадриде одного агента-нелегала. Когда это случилось, парни из особой группы неожиданно осознали, что они тоже уязвимы. Габриель извлек из этой ситуации самый ценный за всю свою карьеру тайного агента урок: когда операции проводятся далеко от дома и на враждебной территории, охотник может с легкостью превратиться в дичь.

Поезд втянулся в ажурный тоннель вокзала Ватерлоо и остановился. Габриель сошел на перрон и, раздвигая плечом толпу, двинулся к выходу. Свою машину он оставил в подземном гараже неподалеку. Уронив, как всегда, ключи, он произвел осмотр нижней части автомобиля, после чего забрался в салон и поехал в Суррей.

* * *

На воротах не было ни таблички, ни вывески. Габриелю всегда хотелось найти абсолютно анонимное, никак не маркированное убежище. За стеной начиналась ухоженная лужайка, вокруг которой росли аккуратно подстриженные деревца. В конце подъездной дорожки стоял сложенный из красного кирпича большой викторианский дом. Опустив стекло машины, Габриель протянул руку и нажал на кнопку интеркома. Камера слежения повернулась в его сторону и уставилась на него своим стеклянным глазом циклопа. Габриель инстинктивно отвернулся от объектива и сделал вид, что роется в бардачке.

— Чем могу помочь? — послышался в интеркоме женский голос, произносивший английские слова со среднеевропейским акцентом.

— Я приехал, чтобы повидаться с мисс Мартинсон. Доктор Эвери меня ждет.

Габриель поднял стекло, подождал, пока дистанционно управляемые ворота отползут в сторону, после чего въехал на территорию поместья и медленно покатил по подъездной дорожке к дому. Был ранний вечер, серый и холодный. Верхушки деревьев покачивал легкий бриз. Чем ближе он подъезжал к дому, тем лучше видел некоторых пациентов. В частности, сидевшую на скамеечке женщину в нарядном воскресном платье, смотревшую остановившимся взглядом прямо перед собой; мужчину в непромокаемой куртке и высоких сапогах, опиравшегося на руку огромного санитара-ямайца.

Доктор Эвери ждал его в холле, в тщательно отутюженных брюках цвета ржавчины из дорогого, на шелковой основе, вельвета и сером кашемировом свитере, который был бы более уместным на поле для гольфа, нежели в психиатрической клинике. Доктор подчеркнуто официально пожал Габриелю руку. При этом у него был такой вид, как если бы он пожимал руку солдату оккупационной армии. Поприветствовав таким образом гостя, доктор вышел вместе с ним в длинный, покрытый ковровой дорожкой коридор.

— В этом месяце она говорила куда больше, чем в прошлом, — сказал доктор Эвери. — Пару раз мы даже перекинулись словами, можно сказать, побеседовали.

Габриель изобразил на губах слабое подобие улыбки. За все эти годы она ни разу с ним не заговорила.

— А как ее физическое здоровье? — спросил он.

— Никаких изменений. Она, насколько это для нее возможно, здорова.

Эвери воспользовался магнитной карточкой, чтобы отпереть дверь, которая вела в еще один холл. Здесь, в отличие от главного холла, застеленного коврами, полы имели красно-коричневое синтетическое покрытие. Такого же терракотового цвета были и стены. Пока они шли, доктор рассказывал о проводившемся лечении. О том, что он увеличил дозу одного препарата, уменьшил число приемов другого и отменил третий. Потом доктор рассказал о совершенно новом, экспериментальном препарате, который показал хорошие результаты при лечении пациентов, страдавших от аналогичного посттравматического синдрома, осложненного острой психической депрессией.

— Ну, если вы полагаете, что это поможет...

— Мы никогда об этом не узнаем, пока не попробуем.

Клиническая психиатрия, подумал Габриель, в чем-то сродни работе разведчика.

В конце терракотового зала находилась дверь, которая вела в небольшую комнату, где хранился различный садовый инвентарь — грабли, лопаты, садовые ножницы и культиваторы. Здесь же лежали пакетики с цветочными семенами и стояли мешки с удобрениями. В противоположной от входа стене комнаты находились двойные двери с овальными оконцами.

— Она на своем обычном месте и ждет вас. Прошу вас не слишком обременять ее своим присутствием. Думаю, полчаса будет в самый раз. Когда время выйдет, я за вами приду.

* * *

В теплице воздух был жаркий и влажный. В углу на металлической садовой скамейке с прямой спинкой сидела Лия. У нее в ногах стояли только что распустившиеся розы в глиняных горшках. Одежда на ней была белая. Белый свитер под горло, подаренный ей Габриелем в ее последний день рождения, и белые брюки, купленные им для нее на Крите, где они проводили летний отпуск. Габриель попытался вспомнить, в каком году это было, да так и не вспомнил. Казалось, и сама Лия, и все, что имело к ней отношение, разделилось на два периода: Лия до Вены и Лия после. Она сидела прямо, как школьница, устремив взгляд сквозь окно на зеленый ковер лужайки. Волосы у нее были коротко подстрижены, а ступни — босые.

Когда Габриель сделал шаг вперед, она повернула в его сторону голову. Он увидел ужасные рубцы на правой стороне ее лица. Всякий раз, когда он видел эти шрамы, его пронизывал невероятный, какой-то вселенский холод. Потом он перевел взгляд на ее руки, вернее, на то, что от них осталось. Первым делом ему бросился в глаза широкий белесый шрам, напоминавший полоску холста, обнажившегося в том месте, где с поврежденной картины осыпалась краска. Кто бы знал, как ему хотелось закрасить это место, смешав на палитре необходимые пигменты.

Габриель поцеловал ее в лоб, втянув воздух, чтобы ощутить привычные запахи лимона и лаванды, но вместо этого ощутил лишь влажный душный запах растений, доминировавший в спертой атмосфере теплицы. Эвери велел поставить в теплице еще одну маленькую металлическую садовую скамейку, которую Габриель сразу же пододвинул поближе к Лии. Услышав скребущий звук металлических ножек по каменному полу, Лия заморгала. Габриель торопливо пробормотал что-то в свое оправдание и присел на скамейку. Лия отвернулась.

Так было всегда, когда Габриель приходил ее навестить. Впрочем, рядом с ним находилась не Лия, а памятник Лии. Ее, так сказать, надгробие. Прежде он пытался разговаривать с ней, но сейчас не мог выдавить ни слова. Проследив за ее взглядом, он попытался определить, на что она смотрит. По словам доктора Эвери, бывали дни, когда она, сидя на скамейке и глядя в окно, начинала досконально, до мельчайших подробностей и довольно живо, описывать все то, что произошло с ней в момент взрыва и непосредственно до него, повторяя этот рассказ снова и снова и никак не желая останавливаться. Габриель был не в силах представить ее страданий. Судьба еще позволяла ему как-то влачить свои дни, но Лию она лишила всего — ребенка, тела, сознания. Единственное, что у нее осталось, — это память. Габриеля терзал страх, что ее привязка к этой жизни, какой бы тонкой и эфемерной она ни была, каким-то образом связана с верностью, которую он хранил ей все эти годы. Ему казалось, что если он влюбится в другую женщину, то Лия умрет.

Когда миновали сорок пять минут, Габриель встал с места, натянул куртку и, присев у ног Лии на корточки, положил руки ей на колени. Она некоторое время смотрела поверх его головы, потом опустила голову и их взгляды встретились.

— Мне пора идти, — прошептал Габриель. Лия не шелохнулась.

Он хотел уже было подняться с корточек, но в этот момент она протянула руку и дотронулась до его щеки. Габриелю потребовались все его душевные силы, чтобы не отпрянуть, когда изуродованный шрамами обрубок прикоснулся к его коже. Лия печально улыбнулась, вернула руку на колено и накрыла ее другой рукой, приняв ту самую позу, в которой он ее застал, когда вошел в теплицу.

Габриель распрямился и направился к выходу. Ожидавший в терракотовом зале доктор Эвери проводил его до машины. Сев за руль, Габриель долгое время не заводил мотор, вспоминая о том, как Лия дотронулась до его лица. Что она в нем увидела? Признаки сильного утомления? Или же тень Жаклин Делакруа?

Глава 28

Лиссабон

Тарик появился в дверном проеме национального ресторана «Дом фадо». Лицо у него отливало мертвенной бледностью, а когда он прикуривал, его руки заметно подрагивали. Пройдя весь зал, он подсел к столику Кемаля.

— Что привело тебя в Лиссабон на этот раз?

— Кое-какие проблемы с дистрибуцией нашей продукции на Иберийском полуострове. Вполне возможно, мне придется провести в Лиссабоне несколько дней. Или по крайней мере часто сюда наведываться.

— И это все?

— И еще вот это. — Кемаль вынул из кармана большую цветную фотографию и положил на стол. — Познакомься с мадемуазель Доминик Бонар.

Тарик взял фотографию со стола и некоторое время внимательно ее рассматривал.

— Пойдем со мной, — спокойно сказал он, обращаясь к Кемалю. — Хочу кое-что тебе показать. Уверен, это покажется тебе небезынтересным.

* * *

Квартира Тарика находилась в возвышенном месте квартала Альфама. Она состояла из двух комнат с простыми дощатыми полами и маленькой веранды, выходившей в тихий внутренний двор. Приготовив чай по-арабски, то есть очень крепкий и очень сладкий, он присел у двери веранды и стал смотреть, как струи дождя поливают булыжник.

Отведя наконец взгляд от двора, Тарик сказал:

— Ты помнишь, каким образом нам удалось выйти на Аллона в Вене?

— Это было так давно... Тебе придется помочь мне освежить эти воспоминания.

— Моего брата застрелили в постели. С ним была девушка — немецкая студентка, придерживавшаяся радикальных взглядов. Она написала письмо моим родителям через неделю после того, как убили Махмуда, и рассказала, как все произошло. Она, между прочим, заявила, что никогда не забудет лица убийцы. Мой отец отнес ее письмо офицеру безопасности ФОП, у которого имелся офис в нашем лагере. Этот офицер, ознакомившись с текстом, передал письмо в разведку ФОП.

— Кажется, что-то такое припоминаю, — сказал Кемаль.

— После того, как в Тунисе убили Абу-Джихада, служба безопасности ФОП провела расследование этого дела. Люди из службы исходили из простейшего предположения, что убийца хорошо знал, где находилась вилла, внутреннее расположение комнат, а также все входы и выходы. Ну а коли так, убийца непременно должен был какое-то время обретаться неподалеку от виллы, ведя наблюдение и разрабатывая план акции.

— Великолепный образчик дедукции, — с саркастическими нотками в голосе произнес Кемаль. — Если бы служба безопасности ФОП правильно поставила дело с самого начала, Абу-Джихад был бы сейчас жив.

Тарик удалился в спальню, но минутой позже вернулся, держа в руке большой коричневый конверт.

— Люди из службы безопасности ФОП начали просматривать сделанные камерами слежения записи и нашли несколько кадров, где был запечатлен небольшого роста темноволосый человек. — Тарик открыл конверт и протянул Кемалю несколько сильно увеличенных, с «зерном», фотографий. — В течение ряда лет разведка ФОП не упускала из виду немецкую подружку Махмуда, когда у агентов оказались на руках эти снимки, они показали их девушке. Она сказала, что это и есть тот самый человек, который убил Махмуда. Так как она заявила об этом со всей уверенностью, разведка ФОП начала его разыскивать.

— И ты, значит, нашел его в Вене?

— Совершенно верно.

Кемаль вернул фотографии Тарику.

— Не понимаю, какое отношение все это имеет к Доминик Бонар?

— Чтобы ответить на этот вопрос, надо вернуться к расследованию тунисского дела. Служба безопасности ФОП решила выяснить, где жил в Тунисе убийца, готовивший нападение на Абу-Джихада. Люди из ФОП знали, что израильские агенты, находясь на задании, имеют обыкновение выдавать себя за европейцев. Они предположили, что и этот человек выдавал себя за европейца и, скорее всего, проживал в одном из отелей по соседству. После этого они нанесли ряд визитов своим местным агентам и информаторам, посетили прибрежные отели, где продемонстрировали консьержам фотографии убийцы. Один из консьержей узнал человека на снимке, и сказал, что он останавливался в его гостинице со своей французской подружкой. Тогда агенты ФОП вернулись к видеопленкам с камер слежения и снова стали их просматривать. Найдя кадры, где была запечатлена женщина с европейской внешностью, они предъявили сделанные с них отпечатки консьержу.

— И это оказалась та самая женщина?

— Да.

Тарик еще раз сунул руку в конверт, извлек из него фотографию красивой темноволосой девушки и передал Кемалю, чтобы тот мог сравнить его со снимком, привезенным из Лондона.

— Я, конечно, могу ошибаться, — сказал Тарик, — но похоже, что новая подружка Юсефа в свое время работала в паре с Аллоном.

* * *

Прогуливаясь по узким аллеям квартала Альфама, они еще раз обсудили все пункты разработанного ими плана.

— Премьер-министр и Арафат отбывают через несколько дней в Соединенные Штаты, — в заключение сказал Кемаль. — Сначала они отправятся в Вашингтон на встречу в Белом доме, после чего переедут в Нью-Йорк, где в здании Организации Объединенных Наций состоится торжественная церемония подписания договора. В Нью-Йорке у нас все уже подготовлено.

— В таком случае мне остается только подыскать себе компаньона, готового разделить со мной тяготы дальних странствий. Вернее, компаньонку, — усмехнулся Тарик. — Полагаю, красивая француженка — как раз такой тип женщины, которая будет прекрасно смотреться рука об руку с удачливым антрепренером.

— Похоже, я знаю, где найти такую женщину.

— Ты только представь, какую славу можно стяжать, прикончив мирный процесс одновременно с Габриелем Аллоном! Мы с тобой, Кемаль, заставим содрогнуться весь мир. Ну а потом... потом я этот мир покину.

— Ты уверен, что готов пройти через все это?

— Значит, моя безопасность на этой стадии операции тебя не волнует?

— Как ты можешь такое говорить? Конечно, волнует.

— Но почему? Ты же знаешь, какой конец меня ждет.

— Если честно, я стараюсь об этом не думать.

У подножия холма находилась стоянка такси. Тарик поцеловал Кемаля в щеку, обнял за плечи и сказал:

— Только не надо слез, брат мой. Я слишком долго сражался. Я устал. Но уходя, я предпочитаю сильно хлопнуть дверью.

Кемаль высвободился из его объятий и открыл дверцу таксомотора.

— Ему следовало убить ту девицу, — сказал Тарик.

Кемаль повернулся и посмотрел на него.

— Что ты сказал?

— Аллону нужно было пристрелить немку, которая была с моим братом. Тогда бы его никто никогда не нашел.

— Полагаю, ты прав.

— Он допустил глупейшую ошибку, — заключил Тарик. — Я бы такой никогда не сделал.

С этими словами он повернулся и пошел вверх по склону в сторону своего дома в Альфама.

Глава 29

Сент-Джеймс. Лондон

Когда в предбаннике прозвенел звонок, Жаклин повернулась и глянула на дисплей видеокамеры слежения. У дверей стоял посыльный. Жаклин посмотрела на часы: было шесть часов пятнадцать минут. Она нажала на кнопку дистанционного отпирания замка и впустила посыльного в здание. Поднялась с места и прошла к двери, чтобы расписаться в получении почтового отправления, представлявшего собой большой коричневый манильский конверт. Вернувшись на рабочее место, она вскрыла его длинным ногтем указательного пальца. Там лежало послание, имевшее вид официального делового письма, написанного на одном стандартного размера листе дорогой бумаги светло-серого цвета. В верхней части были проставлены имя и род занятий отправителя:

«Рэндольф Стюарт, частный дилер по продаже предметов искусства».

Жаклин прочитала:

«Только что вернулся из Парижа... Поездка оказалась очень удачной... Проблем с таможней не имел... Продолжайте продажи, как было запланировано ранее...»

Приняв информацию к сведению, Жаклин включила машинку для уничтожения бумаг и скормила ей полученное письмо.

Она надела пальто и прошла в офис Ишервуда. Тот сидел за столом, склонившись над своим гроссбухом и, покусывая кончик карандаша, сосредоточенно просматривал записи. Когда Жаклин вошла в комнату, он поднял на нее глаза, слабо улыбнулся и сказал:

— Уже уходите, моя прелесть? Так рано?

— Боюсь, это необходимо.

— Буду считать часы в ожидании новой встречи с вами.

— Аналогично.

Выходя из хозяйского офиса, она неожиданно поймала себя на мысли, что, когда все закончится, ей будет здорово недоставать Ишервуда. Он был человек приличный, и она никак не могла взять в толк, как его жизненные пути могли пересечься с кривыми дорожками таких людей, как Ари Шамрон и Габриель Аллон. Спустившись вниз, она под проливным дождем пересекла Мейсонс-Ярд, вышла на Дьюк-стрит и зашагала в сторону Пиккадилли, размышляя о полученном ею послании. Содержание письма привело ее в уныние. Ей не составило труда представить себе окончание вечера. Она встретится с Юсефом у него на квартире. Потом они пойдут обедать, после этого вернутся и будут заниматься любовью. Потом состоится двухчасовая лекция по истории Среднего Востока, где особое внимание будет уделяться описанию бед и несчастий, обрушившихся на беззащитных палестинцев. Затем лектор станет перечислять преступления евреев и завершит свое выступление суровой критикой договора, разделившего палестинские земли на два государства. Жаклин становилось все труднее и труднее делать вид, что такого рода экскурсы в недавнее прошлое Среднего Востока вызывают у нее повышенный интерес.

Габриель обещал ей, что это задание не отнимет у нее много времени. Она должна была соблазнить Юсефа, попасть к нему на квартиру, снять оттиски с ключей, запомнить, как выглядел его телефон, и убраться оттуда навсегда. На долговременный роман она, что называется, не подписывалась. Поэтому необходимость снова и снова вступать в интимные отношения с Юсефом вызывала у нее резкое отторжение, если не сказать отвращение. Но это еще не все. Она согласилась поехать в Лондон, поскольку надеялась, что совместная работа сблизит их с Габриелем и будет способствовать развитию взаимного романтического чувства. На деле же все вышло по-другому: они все больше друг от друга отдалялись. Она редко с ним виделась — он предпочитал пересылать ей инструкции по почте, — когда же они все-таки оказывались наедине, он держался холодно и отстраненно. Она здорово сглупила, рассчитывая на то, что их отношения снова станут такими же, как в Тунисе.

Жаклин вошла на станцию метро «Пиккадилли-серкус» и спустилась к платформам. Глядя на ожидавшую поезда толпу, она вспоминала свою виллу и поездки на велосипеде по освещенным солнцем холмам Вальбона. На мгновение ей представилось, что рядом с ней едет Габриель, вращая педали работающими как шатуны ногами. В следующее мгновение она рассердилась на себя за то, что снова дала волю своим глупым фантазиям. Когда толпа внесла Жаклин в вагон и притиснула к хромированным поручням сиденья, она решила, что с нее довольно. Сегодня, так уж и быть, она проведет вечер с Юсефом. Но завтра она обязательно встретится с Габриелем и поставит его в известность о том, что хочет выйти из дела.

* * *

Габриель расхаживал по квартире, превращенной в пост наблюдения и прослушивания, подбрасывая ногой лимонно-желтый теннисный мячик. Время приближалась к полуночи. Жаклин и Юсеф только что закончили заниматься любовью, и он слышал их обоюдные заверения в достижении сексуального наслаждения. Потом он услышал, как Юсеф отправился в туалет, а Жаклин прошла на кухню, чтобы раздобыть какую-нибудь выпивку. Потом она спросила, не знает ли Юсеф, куда подевались ее сигареты.

Габриель прилег на диван и, подкидывая к потолку теннисный мячик, стал ждать, когда Юсеф начнет проводить один из своих регулярных вечерних семинаров. Интересно, задался он вопросом, какую тему Юсеф затронет сегодня. Что там было у него вчера? Ах да! Разоблачение мифа о том, что евреи заставили цвести пустыню. Нет, это было не вчера, а позавчера. Вчера Юсеф повествовал о предательской политике, которую проводят страны арабского мира по отношению к палестинцам. Габриель выключил свет и продолжал подкидывать и ловить мячик.

В динамике послышался дверной хлопок, потом мрачный голос Юсефа.

— Нам необходимо серьезно поговорить. Кое в чем я тебе солгал, но теперь хочу сказать правду.

Габриель поймал мячик и с силой сдавил его. Он вспомнил вечер, когда Лия теми же примерно словами сообщила ему, что в отместку за его измену в Тунисе тоже вступила в связь на стороне.

Жаклин, беспечно хмыкнув, произнесла:

— Звучит довольно зловеще.

Габриель одним неуловимым движением кисти швырнул мячик в темноту.

— Это имеет отношение к шраму у меня на спине.

Габриель поднялся с дивана, включил лампу и еще раз проверил магнитофонные деки, чтобы убедиться, что запись осуществляется по всем правилам и проблем с аппаратурой не будет.

* * *

— Что, собственно, ты хочешь сказать о своем шраме? — спросила Жаклин.

— Я хочу тебе рассказать, как он у меня появился.

Юсеф присел на край постели.

— Я солгал тебе о том, как его получил. Но сейчас хочу рассказать об этом всю правду.

Он с шумом втянул воздух, потом медленно выдохнул и негромко заговорил, делая короткие паузы после каждого слова.

— Наша семья осталась в Шатиле после того, как бойцы Фронта освобождения Палестины ушли из Ливана. Быть может, ты помнишь тот день? Об этом писали во всех газетах. Тогда Арафат и его солдаты строем промаршировали по Бейруту, а на набережной стояли израильтяне и американцы и махали им на прощание. После того, как бойцы ФОП покинули территорию Ливана, обитатели лагерей беженцев остались без всякой защиты. Сам же Ливан лежал тогда в руинах. Христиане, сунниты, шииты и друзы стреляли друг в друга, и палестинцы оказались в самом центре этой заварушки. Мы жили в постоянном страхе, что с нами может произойти нечто ужасное. Так ты слышала что-нибудь об этих событиях или нет?

— Тогда я была еще маленькая, но позже что-то об этом слышала.

— Короче, ситуация тогда была чрезвычайно напряженная, и достаточно было одной-единственной искры, чтобы вспыхнул гигантский пожар. И такой искрой оказалось убийство Башира Гемаэля — лидера ливанских христиан-маронитов и председателя временного правительства. Его разнесло на куски при взрыве автомобиля, когда он находился в квартале, который контролировали боевики из партии «Христианская фаланга».

В ту ночь половина Бейрута взывала к отмщению, тогда как вторая половина в страхе затаилась или искала убежище за пределами города. Никто не знал в точности, сторонники какой партии или группировки подложили бомбу в автомобиль Башира. Это мог сделать любой, но фалангисты были убеждены, что это дело рук палестинцев. Они нас ненавидели. Христианам никогда не нравилось, что мы обосновались в Ливане. И теперь, когда бойцы ФОП из Ливана ушли, они решили разобраться с палестинской проблемой раз и навсегда. До того, как Башира Гемаэля убили, он ясно дал понять, кого считает виновником всех бед Ливана. «Здесь обитает народ, без которого эта страна вполне может обойтись, — говорил он. — И этот народ — палестинцы».

После убийства Башира израильтяне вошли в западный Бейрут и заняли позиции неподалеку от лагерей Сабра и Шатила. Они хотели зачистить лагеря от скрывавшихся на их территории бойцов ФОП, но, чтобы избежать потерь, решили пропустить через свои позиции отряды вооруженной милиции фалангистов, которые должны были выполнить за них грязную работу. Мы знали, что произойдет, если милиция фалангистов ворвется на территорию лагерей. Гемаэль погиб, а мы оказались теми козлами отпущения, которые должны были заплатить за его кровь. Готовилась кровавая баня. Израильтяне знали об этом, но ничего не сделали, чтобы предотвратить кровопролитие. Более того, в силу вышеизложенных причин, они этому способствовали.

На закате израильские войска пропустили через свои позиции у Шатилы отряд фалангисгской милиции численностью сто пятьдесят человек. Разумеется, у них были винтовки, но большинство из них были вооружены ножами и топорами. Резня продолжалась сорок восемь часов. Тем, кого застрелили, здорово повезло. Остальные умерли ужасной смертью. Фалангисты рубили людей на куски. Некоторым они отрубали руки и ноги, оставляя эти живые обрубки умирать от болевого шока и кровотечения. У других они заживо сдирали кожу. Они вырывали у палестинцев глаза, потом, ослепленных, привязывали к грузовикам и возили по улицам, пока те не умирали.

Они не пощадили даже детей. Дети, по мнению фалангистов, могли в будущем стать террористами, ну а коли так, то пощады тоже не заслуживали. И они перебили всех детей в лагере. Женщин они тоже перебили. Ведь они давали жизнь будущим террористам. Фалангисты развлекались тем, что отрезали у палестинок груди. Как же иначе? Ведь эти груди вскармливали будущих террористов. Всю ночь фалангисты расхаживали по улицам, врывались в дома и убивали всех их обитателей. Когда сгустилась ночная тьма, израильтяне стали пускать осветительные ракеты, чтобы помочь фалангистам делать их кровавую работу.

Жаклин в ужасе прижала пальцы ко рту, а Юсеф продолжал:

— Израильтяне отлично знали, что происходит в лагере. Их позиции находились в каких-нибудь двухстах ярдах от Шатилы. С крыш окружающих домов они прекрасно видели, как разворачивались события. Они перехватывали переговоры фалангистов по радио. Но они и пальцем не пошевелили, чтобы остановить бойню. Почему, спрашивается, они оставались на своих позициях и ничего не делали? Да потому, что все шло в точности так, как им хотелось.

Мне тогда было семь лет. Мой отец умер. Его убило осколком в то лето, когда израильтяне обстреливали из артиллерийских орудий и ракетами лагеря беженцев во время так называемой «Битвы за Бейрут». Я жил в Шатиле с матерью и сестрой. Ей тогда было лишь полтора года от роду. Мы прятались под кроватью, вслушиваясь с замирающим сердцем в отчаянные вопли погибающих и винтовочную стрельбу. На стенах нашего домика плясали багровые отблески разгоравшегося в лагере большого пожара. Мы молили Бога о том, чтобы фалангисты прошли мимо нашего жилища. Время от времени до нас сквозь окно доносились их голоса. Они смеялись. Страшное дело: они убивали всех, кто встречался им на пути, но при этом позволяли себе смеяться. Всякий раз, когда фалангисты оказывались в непосредственной близости от нашего дома, мать зажимала нам с сестрой ладонями рты, чтобы мы не выдали себя испуганными криками. При этом она едва не придушила мою сестру.

Но вот фалангисты вломились и в наш дом. Я вырвался из объятий матери и пошел им навстречу. Я объяснил им, что все мои родственники убиты и из всей семьи остался в живых только я один. Они засмеялись и сказали, что я присоединюсь к своим родственникам в самое ближайшее время. Один из фалангистов схватил меня за волосы и вытащил из дома. Потом он сорвал с меня рубашку, вынул нож и срезал у меня со спины большой кусок кожи. После этого он привязал меня к грузовику, сел в кабину и, включив мотор, поволок по лагерю. В скором времени у меня начало мутиться в голове, но прежде чем лишиться сознания, я увидел, как один из фалангистов вскинул винтовку и выстрелил в меня. Потом выстрелил другой. Я понял, что они использовали меня в качестве учебной мишени.

Не знаю как, но я выжил. Возможно, они решили, что я умер, и швырнули меня на обочину. Когда я пришел в себя, лодыжки у меня все еще были связаны — той самой веревкой, которой меня привязывали к грузовику. Я заполз под кучу мусора и затаился. Я скрывался там полтора дня. Когда резня закончилась и фалангисты ушли из лагеря, я выбрался из убежища и побрел к своему дому. Труп матери лежал в нашей семейной постели. Она была нагая, и видно было, что фалангисты ее изнасиловали. А потом они отрезали ей груди и убили ее. Осознав все это, я стал разыскивать сестру. И нашел на кухне. Она лежала на столе. Фалангисты изрубили ее на куски, разложили окровавленные сегменты плоти по кругу, а в центре водрузили голову.

Жаклин сорвалась с места и бросилась в ванную, где ее вырвало. Юсеф пошел за ней следом и, пока ее рвало, поддерживал над раковиной ее содрогавшееся от спазмов тело.

Когда из ее организма уже ничего, кроме желчи, не выделялось, Юсеф сказал:

— Ты спрашивала меня, почему я так ненавижу евреев. Ответ прост: я ненавижу их потому, что они послали фалангистов нас убивать. Потому что они стояли на своих позициях и ничего не делали, пока христиане, их лучшие друзья в Ливане, насиловали и убивали мою мать, а потом рубили на куски мою сестру. Теперь, надеюсь, ты понимаешь, почему я выступаю против так называемого мирного процесса на Ближнем Востоке? Разве мы, палестинцы, можем доверять этим людям?

— Я тебя понимаю...

— Ты действительно меня понимаешь, Доминик? Это возможно?

— До конца? Сомневаюсь, чтобы это было хоть кому-нибудь под силу.

— Как бы то ни было, я был с тобой предельно честен — во всем. Теперь скажи: ты мне все о себе рассказала? У тебя нет от меня никаких секретов?

— Ничего существенного я от тебя не утаила.

— Ты говоришь мне правду, Доминик?

— Правду.

* * *

В четыре часа пятнадцать минут утра в квартире Юсефа раздался телефонный звонок. Он разбудил Юсефа, но не Габриеля. Все утро он сидел у магнитофонной деки, снова и снова перематывая пленку и слушая рассказ о событиях в Сабре и Шатиле. Телефон прозвонил только раз. Юсеф хрипловатым со сна голосом произнес:

— Алло?

— Ланкастер-Гейт, два часа дня.

Отбой.

— Кто звонил? — спросила Жаклин.

— Неправильно набрали номер. Спи, пожалуйста.

* * *

Утро. Квартал Мейда-Вейл. На углу несколько великовозрастных школяров приставали к хорошенькой девушке. Жаклин показалось, что это фалангисты, вооруженные ножами и топорами. Мимо с ревом пронесся грузовик, извергавший клубы голубоватого дизельного выхлопа. Жаклин привиделось, что за ним на веревке волочится извивающееся человеческое тело. Когда над ней навис многоквартирный дом, она подняла глаза и представила стоявших на крыше израильских солдат, которые наблюдали в бинокли за резней и пускали время от времени осветительные ракеты, чтоб убийцам было легче отыскивать свои жертвы.

Жаклин вошла в здание, поднялась по лестнице и проскользнула в квартиру. Габриель сидел на диване в гостиной.

— Почему ты не сказал мне об этом?

— О чем именно?

— О том, что он пережил резню в Шатиле. Почему ты не сказал, что его семью убили во время этого кровавого действа?

— Ну а если бы сказал? Что бы это изменило?

— Я должна была об этом знать! — Она прикурила сигарету и глубоко затянулась. — Но скажи — это правда? То, о чем он рассказывал?

— Ты какую часть его рассказа имеешь в виду?

— Я весь его рассказ имею в виду, Габриель. И хватит играть со мной в эти глупые словесные игры!

— Да, правда! Вся его семья погибла в Шатиле. Он много страдал. И что с того? Мы все страдали. Тот факт, что история пошла другим путем, нежели ему хотелось, не дает ему права убивать невинных людей.

— Он был тогда невинным существом, Габриель! Маленьким мальчиком!

— Операция переходит в решающую стадию, Жаклин. И дебаты на тему моральных принципов и этики контртеррористической деятельности сейчас не ко времени.

— Прошу меня простить, что я позволила себе поднять вопрос о моральной стороне дела. Я совсем забыла, что вы с Шамроном никогда не утруждаете себя столь тривиальными мыслями.

— Не смей сравнивать меня с Шамроном!

— Это почему же? Потому что он отдает приказы, а ты их только выполняешь?

— А что ты скажешь относительно Туниса? — воскликнул Габриель. — Ты ведь знала, что работа в Тунисе напрямую связана с карательной акцией, тем не менее согласилась принять участие в деле. Более того, ты даже вызвалась помогать нам в ночь убийства.

— Да, вызвалась. Потому что объектом был Абу-Джихад, у которого на руках кровь сотен евреев.

— У этого парня тоже руки в крови. Не забывай об этом.

— Он просто мальчишка, у которого при попустительстве израильской армии враги вырезали всю семью.

— Никакой он не мальчишка. Это двадцатипятилетний мужчина, который помогает Тарику убивать людей.

— А ты собираешься с его помощью добраться до Тарика и отомстить ему за то, что он тебе сделал? Когда же все это кончится, хотела бы я знать? Когда уже и убивать станет некого? Скажи, Габриель, когда?

Габриель поднялся с места и натянул куртку.

Жаклин сказала:

— Я хочу выйти из дела.

— Ты не можешь сейчас уйти.

— Нет, могу. Я не хочу больше спать с Юсефом.

— Это почему же?

— Почему? И ты еще смеешь меня об этом спрашивать?

— Прости меня, Жаклин. Это как-то само вырвалось...

— Ты ведь считаешь меня шлюхой, не так ли, Габриель? Ты думаешь, что мне все равно, с кем спать, верно?

— Это не так.

— Там, в Тунисе, я тоже была для тебя только шлюхой, да?

— Ты же знаешь, что это неправда!

— В таком случае скажи, кем я для тебя была?

— Нет, это ты мне скажи — что теперь будешь делать? Вернешься во Францию? На свою виллу рядом с Вальбоном? Снова будешь посещать парижские вечеринки и участвовать в фотосессиях, где самая сложная проблема, которую тебе придется разрешить, будет заключаться в том, какой оттенок помады выбрать?

Она размахнулась и влепила ему пощечину. Он посмотрел на нее в упор. Его глаза были холодны, как лед, а на щеке, по которой она его ударила, начало расплываться красное пятно. Она снова размахнулась, чтобы его ударить, но на этот раз он с легкостью отразил ее удар, небрежным жестом вскинув вверх руку.

— Неужели ты не понимаешь, что происходит? — спросил Габриель. — Он ведь не просто так рассказал тебе о том, что с ним случилось в Шатиле. У него для этого была особая причина. Он тебя проверял. Ты ему для чего-то нужна.

— А мне плевать!

— Вот как? А я-то думал, что ты человек, на которого я всегда могу положиться. Не ожидал, что ты дашь слабину посреди игры.

— Заткнись, Габриель!

— Я свяжусь с Шамроном и скажу, что мы выходим из дела.

Он повернулся к двери, чтобы идти. Она схватила его за руку.

— Смерть Тарика никого не воскресит и ничего не изменит. Это иллюзия. Или ты полагаешь, это все равно что восстанавливать картины? Увидел повреждение, замазал его краской, и все снова стало хорошо — так, что ли? Э нет, с людьми это не проходит. Если разобраться, это даже с картинами не проходит. Стоит только присмотреться, и ты всегда найдешь место, где полотно реставрировали. Шрамы не исчезают. И реставратор не в состоянии исцелить картину. Он может только замаскировать нанесенные ей раны.

— Мне хотелось бы знать: ты закончила — или собираешься продолжать?

— А мне хотелось бы знать, кем я была для тебя в Тунисе.

Габриель протянул руку и коснулся ее щеки.

— В Тунисе ты была моей возлюбленной. — Его рука упала и плетью повисла вдоль тела. — И из-за этого погибла моя семья.

— Я не в состоянии изменить прошлого.

— Я знаю.

— Ты испытывал тогда ко мне теплые чувства?

Он секунду поколебался, потом сказал:

— Испытывал...

— А теперь?

Он прикрыл глаза.

— Теперь мне хотелось бы знать, в состоянии ли ты продолжать работу.

Глава 30

Гайд-парк. Лондон

— Твой приятель выбрал для встречи крайне неудобное для нас место, — сказал Карп.

Они расположились в задней части белого микроавтобуса «форд», стоявшего на Бейсуотер-роуд в нескольких ярдах от Ланкастер-Гейт. Карп, щелкая тумблерами и подкручивая ручки, настраивал свою подслушивающую аппаратуру. В салоне микроавтобуса стоял неумолчный шум городского транспорта. Доносившиеся из динамиков звуки проезжавших мимо автомобилей, грузовиков и двухэтажных автобусов мешали Габриелю сосредоточиться. Над кронами деревьев в северной части парка шелестел ветер, и этот шелест, многократно усиленный микрофонами Карпа, напоминал шум пенного морского прибоя. За Ланкастер-Гейт открывался вид на Италиен-Гарденс с его бившими вверх под разными углами фонтанами; усиленный микрофонами плеск их струй можно было сравнить разве что с рокотом водопада.

— Сколько у тебя людей с микрофонами вокруг этого места? — спросил Габриель.

— Трое, — ответил Карп. — Парень, похожий на банкира, который сидит на лавочке, девушка, бросающая крошки уткам, и парнишка с тележкой, торгующий за воротами мороженым.

— Не так уж плохо, — сказал Габриель.

— Плохо или хорошо, но при таких неблагоприятных условиях чудес от меня не жди.

Габриель глянул на часы. Стрелки показывали две минуты третьего.

Он уже не придет, подумал Габриель. Вполне возможно, он засек кого-то из команды Карпа.

— Куда он, к черту, запропастился? — озвучил Габриель свои сомнения.

— Имей же терпение, Гейб, — откликнулся Карп.

Секундой позже Габриель увидел Юсефа, который, появившись со стороны Вестберн-стрит, перебежал дорогу прямо перед капотом фургона по доставке товаров. Пока он перебегал дорогу и входил в ворота, Карп успел несколько раз нажать на затвор фотоаппарата. Проскользнув на территорию парка, Юсеф стал прогуливаться вокруг фонтанов. Когда он огибал фонтаны во второй раз, к нему присоединился одетый в серое пальто человек, скрывавший свое лицо под темными очками и широкими полями фетровой шляпы. Карп, прикрутив к фотоаппарату увеличивающий объектив, сделал еще несколько снимков.

Юсеф и подошедший к нему человек возобновили прогулку. Сначала они хранили молчание, но на втором круге завели неспешный разговор, обмениваясь негромкими репликами на английском языке. Из-за шума ветра и плеска фонтанов Габриель улавливал из этой беседы только каждое третье или четвертое слово.

Карп тихонько бормотал себе под нос ругательства.

Юсеф и его приятель кружили вокруг фонтанов еще несколько минут, после чего направились в сторону детской игровой площадки. Кормившая уток девушка швырнула в воду последнюю пригоршню хлебных крошек и медленным шагом двинулась за ними. Через минуту тесное пространство микроавтобуса наполнилось веселыми детскими криками.

Карп прижал к глазам кулаки и покачал головой.

* * *

Тремя часами позже Карп привез обработанные им записи на квартиру к Габриелю. При этом Карп имел вид хирурга, сделавшего для спасения больного все, что было в его силах.

— Я прогнал записи через компьютер, попробовал отфильтровать помехи, шумы на заднем плане и усилить звуки речи. Но слышимость все равно дерьмовая, и из всего разговора можно разобрать не более десяти процентов.

Габриель взял со стола кассету и вставил в магнитофонную деку. Потом, нажав кнопку «воспроизведение», он стал слушать запись, расхаживая из стороны в сторону по комнате.

«...нужен кто-нибудь... следующее задание...»

Громкий треск, похожий на разряды статического электричества, заглушил конец фразы. Габриель нажал кнопку «пауза» и вопросительно посмотрел на Карпа.

— Шум фонтана после компьютерной обработки. Ничего не мог с ним поделать.

Габриель снова нажал кнопку «воспроизведение».

«...нуждаются в проверке... в Париж... проблем... все отлично».

Габриель остановил запись, нажал кнопку «перемотка», потом кнопку «воспроизведение».

«...нуждаются в проверке... в Париже... проблем... все отлично».

«...не уверен... подходящий человек... в своем роде...»

«...необходимо убедить... если ты объяснишь важность...»

«...кто я такой... все ли ей рассказывать?»

«...важнейшая дипломатическая миссия... дело мира на Среднем Востоке... необходимые меры безопасности...»

«...вероятно, это сработает...»

Неожиданно звук упал до минимума.

— Сейчас они идут в сторону детской игровой площадки. Мы снова услышим их голоса, когда девушка к ним приблизится, — прокомментировал этот факт Карп.

«...встретить его... де Голля... оттуда... конечный пункт назначения...»

«...и где...»

Послышался вопль оцарапавшего палец ребенка, взывавшего к матери, который заглушил ответную реплику.

«...быть с ней после...»

«...это его дело...»

«...что если... скажет „нет“...»

«Не беспокойся, Юсеф. Твоя подружка нам не откажет».

Кнопки «стоп», «перемотка», «воспроизведение».

«Не беспокойся, Юсеф. Твоя подружка нам не откажет».

В следующую минуту Габриель услышал, как мать выговаривала своему отпрыску за то, что тот, отлепив от скамейки чью-то старую жвачку, сунул ее себе в рот.

* * *

В тот вечер Жаклин, возвращаясь на квартиру Юсефа, зашла после работы в магазин и купила карри. За едой они смотрели по телевизору фильм о злоключениях немецкого террориста на Манхэттене. Габриель тоже смотрел этот фильм, но звук приглушил и все больше слушал комментарии Юсефа. Когда фильм закончился, Юсеф бросил: «Чушь собачья!» — и выключил телевизор.

— Нам нужно переговорить об одном деле, Доминик. Хочу кое о чем тебя попросить, — добавил он.

Габриель закрыл глаза и приготовился слушать.

* * *

На следующее утро Жаклин вышла из вагона на станции метро «Пиккадилли» и зашагала в окружении толпы по платформе. Поднимаясь на эскалаторе, она несколько раз оглянулась. За ней непременно должны были следовать люди Юсефа. После предложения, которое было ей вчера сделано, Юсеф просто не мог ей позволить разгуливать по улицам Лондона без секретного эскорта. С параллельного эскалатора за ней наблюдал незнакомый черноволосый парень. Поймав на себе ее взгляд, он улыбнулся и попытался затеять с ней игру глазами. Жаклин решила, что это обыкновенный уличный приставала, и отвернулась.

Когда она уже шла по Пиккадилли, ей показалось, что в телефонной будке стоит Габриель, но при ближайшем рассмотрении это оказался просто похожий на него мужчина. Потом ей привиделось, что Габриель выходит из такси на противоположной стороне улицы. На самом деле этого человека скорее можно было принять за младшего брата Габриеля, если бы таковой у него имелся. Жаклин охватило странное ощущение, что вокруг нее кишмя кишат различные издания Габриеля. Парни в кожаных куртках, молодые люди в деловых костюмах, художники, студенты, посыльные... Слегка изменив внешность, Габриель вполне мог бы сойти за каждого из них.

Ишервуд пришел в галерею рано. Он сидел у себя за столом и разговаривал с кем-то по телефону на итальянском языке. Вид у него был помятый — похоже, он страдал от похмелья. Когда Жаклин заглянула к нему в офис, он прикрыл трубку рукой и одними губами неслышно произнес: «Кофе, пожалуйста».

Жаклин сняла пальто и расположилась на своем рабочем месте. Ишервуд вполне мог обойтись без кофе еще несколько минут, между тем у нее на столе лежала утренняя почта, в том числе коричневый манильский конверт. Разорвав его, Жаклин извлекла заключавшееся в нем послание. Оно гласило:

«Уезжаю в Париж. Пока не получите от меня известие, никуда из галереи не уходите».

Она скомкала письмо в кулаке и погрузилась в размышления.

Глава 31

Париж

Габриель к завтраку даже не прикоснулся. Он сидел в купе первого класса поезда компании «Евростар» и, надев наушники, прослушивал с помощью портативного плейера захваченные им из дома магнитофонные записи. Первые разговоры Жаклин с Юсефом. Рассказ Юсефа о резне в Шатиле. Вчерашнюю вечернюю беседу Юсефа с Жаклин. Вынув из плейера кассету, Габриель вставил на ее место другую — с записью переговоров Юсефа с его контактером в Гайд-парке. К этому времени он уже вряд ли бы смог ответить на вопрос, сколько раз он ее прослушал. Десять? Двадцать? Сто? Надо сказать, прослушивая эту пленку, он с каждым разом испытывал все большую озабоченность. Нажав на кнопку «перемотка», он воспользовался электронным счетчиком, чтобы остановить пленку в нужном месте.

«...нуждаются в проверке... в Париж... проблем... все отлично».

Кнопка «стоп».

Габриель снял наушники, вынул из кармана небольшую записную книжку и открыл ее на чистой странице. Достав ручку, он записал:

«...нуждаются в проверке... в Париж... проблем... все отлично».

Между составлявшими это сообщение обрывками фразы, словосочетаниями и словами он оставлял свободные промежутки, размеры которых примерно соотносились с временными промежутками на пленке.

Потом он заполнил эти промежутки, записав:

«Мы решили, что ее данные нуждаются в проверке, и послали своего человека в Париж. Никаких проблем. Все отлично».

Может статься, что эта фраза звучала в разговоре иначе. К примеру:

«Мы решили, что ее данные нуждаются в проверке, и послали своего человека в Париж. Оказались перед лицом больших проблем. Но все отлично».

Однако такое высказывание не имело смысла. Габриель зачеркнул написанную фразу, снова надел наушники и прослушал эту часть записи еще раз. Слышимость была ужасная. Погоди-ка, сказал себе Габриель. Что именно сказал контактер Юсефа в конце: «...все отлично»? Или «...нашего врага»?

На этот раз он написал следующее:

«Мы решили, что ее данные нуждаются в проверке, и послали своего человека в Париж. Оказались перед лицом больших проблем. Возможно, она работает на нашего врага».

Но коли так, почему ей было предложено сопровождать палестинского оперативника на задание?

Габриель перемотал пленку вперед, нажал на кнопку «стоп», а потом на кнопку «воспроизведение».

«Не беспокойся, Юсеф. Твоя подружка нам не откажет».

Кнопки «стоп», «перемотка», «воспроизведение».

«Не беспокойся, Юсеф. Твоя подружка нам не откажет».

* * *

Габриель поймал у вокзала такси и дал водителю адрес на авеню Фош. Буквально через пять минут он заявил, что планы у него изменились, сунул водителю несколько франков и вышел из машины. Потом он взял другое такси и на французском языке с сильным итальянским акцентом попросил шофера отвезти его к Нотр-Даму. Оттуда он пешком отправился к станции метро «Сен-Мишель». Убедившись, что слежки за ним нет, он взмахом руки подозвал к себе очередной таксомотор и поехал к буа де Булонь. Выйдя из машины, он за пятнадцать минут добрался до многоквартирного дома на тихой, обсаженной липами улице неподалеку от пляс де Коломб.

На стене в коридоре висел домовый телефон со списком жильцов. Габриель нажал на кнопку «4Б», рядом с которой выцветшими синими чернилами было выведено «Гузман», перемолвился по телефону несколькими словами с обитателем квартиры, повесил трубку и стал ждать, когда откроется дверь. Когда кодовый замок щелкнул, он вошел в вестибюль, поднялся в лифте на четвертый этаж и негромко постучал в дверь. Через некоторое время до него донеслись звяканье цепочки и лязг отодвигаемого засова. Эти звуки напомнили Габриелю клацанье винтовочного затвора, выбрасывающего стреляную гильзу и досылающего новый патрон в патронник.

Наконец дверь отворилась. В дверном проеме стоял человек невысокого роста, с угловатой формы головой и квадратными плечами. У него были голубые глаза и морковно-рыжие волосы. Вид весьма самодовольный — как у мужчины, пользующегося неизменным успехом у женщин. Пожимать руку Габриелю он не стал — просто схватил за локоть, втащил в квартиру и сразу же захлопнул дверь. Сторонний наблюдатель мог бы подумать, что этот человек очень боится сквозняков.

В просторной полутемной квартире стоял запах подгоревшего кофе и турецких сигарет, которые курил Шамрон. Меблировку гостиной составляли глубокие диваны и мягкие, обитые кожей кресла с подголовниками — отрада агента на отдыхе. Вдоль стены тянулись полки с разнообразной аудио- и видеотехникой японского производства. Рядом помещался стеллаж, заставленный видеокассетами с добротными американскими фильмами. В соответствии с введенным Шамроном правилом просматривать порнографические ленты на конспиративной квартире строго запрещалось.

В комнату вошел Шамрон и, картинно оттянув рукав, посмотрел на часы.

— Девяносто минут, — сказал он. — Твой поезд прибыл девяносто минут назад. Где, черт возьми, ты шлялся все это время? Я уже хотел высылать поисковую партию.

Габриель подумал, что не говорил Шамрону, когда и каким видом транспорта прибудет в Париж, но сказал другое:

— Качественная проверка на слежку отнимает немало времени. Надеюсь, ты еще помнишь, Ари, как это делается? Или ты больше этот курс в академии не читаешь?

Шамрон протянул морщинистую руку.

— Пленки привез?

Габриель посмотрел на находившегося в комнате человека с морковно-рыжими волосами и спросил:

— Кто это?

— Узи Навот. Один из моих лучших людей и наш «катса» в Париже. Он работает над этим делом вместе со мной. Познакомься с Габриелем, Узи. Пожми руку великому Габриелю Аллону.

Габриелю не составило труда понять, что Узи Навот — один из фанатичных почитателей Шамрона, каких в офисе на бульваре Царя Саула было предостаточно. Они были готовы на все: обманывать, предавать, воровать, даже убивать, — лишь бы заслужить благосклонность босса. Навот был молод и нахален; он не понравился Габриелю с самого начала. Глянув на его лучившееся от самодовольства лицо, он подумал, что Навот всерьез воспринял наставления своих инструкторов в академии и искренне считает себя представителем элиты, «князем народа своего».

Вручив Шамрону кассеты, Габриель опустился в одно из глубоких кожаных кресел и задумался. В Корнуолле Шамрон пообещал ему держать эту операцию втайне от всех — даже от своих ближайших помощников на бульваре Царя Саула. Тогда какого черта здесь делает Узи Навот — парижский «катса» израильской секретной службы?

Шамрон пересек комнату, вставил кассету в стереосистему и нажал на кнопку «воспроизведение». Затем он опустился в кресло напротив Габриеля и сложил на груди руки. Когда заговорил Юсеф, он прикрыл глаза и слегка наклонил голову набок. По мнению Габриеля, Шамрон в этот миг более всего походил на человека, вслушивавшегося в отдаленные звуки прекрасной музыки.

* * *

— Моему другу, чрезвычайно достойному палестинцу, необходимо съездить за границу на одну очень важную встречу. К сожалению, сионисты и их друзья не хотят, чтобы он принял участие в этой встрече. Если им удастся по пути его вычислить, его скорее всего схватят и вернут на прежнее место жительства.

— Но почему?

— Потому что он позволил себе усомниться в справедливости так называемого мирного процесса. Потому что осмелился бросить вызов нынешнему палестинскому руководству. Потому что он верит, что единственно справедливым решением палестинского вопроса является возвращение палестинцев на земли их предков и восстановление независимого Палестинского государства. Нечего и говорить, что подобный подход к решению палестинской проблемы сделал его весьма непопулярным — и не только среди сионистов и их друзей, но и среди некоторых палестинцев. В результате этого он вынужден жить в эмиграции и скрываться от преследования.

— Что ты хочешь, чтобы я сделала?

— Так как этот человек постоянно подвергается различным гонениям, ему приходится принимать кое-какие меры для обеспечения своей безопасности. Так, он всегда путешествует под вымышленным именем. Это очень образованный человек, говорит на многих языках, поэтому ему не составляет труда выдать себя за представителя другой нации.

— Все еще не понимаю, чего ты от меня хочешь, Юсеф.

— Чиновники, возглавляющие службы паспортного контроля в западных странах, имеют инструкции тщательнее проверять одиноких пассажиров, нежели семейных или путешествующих в группе. Из-за имевших место печальных прецедентов арабского терроризма арабские мужчины, путешествующие в одиночестве, подвергаются куда более тщательной проверке, нежели все остальные. По этой причине мой друг предпочитает путешествовать с западным паспортом и иметь компаньона. Женщину.

— Почему женщину?

— Потому что путешествующие вместе мужчина и женщина вызывают меньше подозрений, чем двое мужчин. Другими словами, мой друг нуждается в компаньонке или, если угодно, в партнерше. И мне бы хотелось, чтобы в путешествие с ним отправилась ты.

— Ты, наверное, шутишь?

— Такими вещами не шутят. Встреча, на которую необходимо попасть моему другу, может изменить весь ход истории на Среднем Востоке и судьбу палестинского народа. Чрезвычайно важно, чтобы он смог добраться до места назначения и принять участие в этой встрече, ибо он является выразителем чаяний огромных масс палестинцев.

— Но почему ты выбрал меня?

— Из-за твоей внешности. Ты удивительно привлекательная и соблазнительная женщина. Кроме того, большое значение имеет и твой паспорт. Этот человек — извини, Доминик, но я не могу назвать тебе его настоящее имя — предпочитает путешествовать с французским паспортом. Вы вдвоем будете представлять влюбленную пару — преуспевающего французского бизнесмена и его прекрасную подругу.

— Представлять влюбленную пару?

— Да, именно представлять — и ничего больше. Этот палестинский лидер не думает ни о чем другом, кроме благополучия и благоденствия палестинского народа.

— Я работаю секретаршей в респектабельной художественной галерее и сомнительными делами не занимаюсь. Кроме того, почему я должна идти на риск ради палестинского народа? Подыщите для этого палестинскую женщину.

— Мы бы использовали палестинку, если бы такое было возможно. К сожалению, нам требуется только европейская женщина.

— "Мы", «нам»... Что ты подразумеваешь под этими словами, Юсеф? Я всегда считала тебя обыкновенным студентом, зарабатывающим на учебу и жизнь в качестве официанта. Откуда вдруг взялись эти пресловутые «мы», а также человек, путешествующий по подложному паспорту и способный, по твоим словам, изменить весь ход истории на Среднем Востоке? Хотелось бы знать, как все это согласуется с твоей теорией об абсолютной честности?

— Я никогда не скрывал своих политических взглядов и пристрастий. И не делал тайны из того, что нахожусь в оппозиции по отношению к так называемому мирному процессу на Среднем Востоке.

— Это верно. Но при всем том ты хранил в тайне тот факт, что связан с оппозиционерами. Кто он такой, этот твой друг, Юсеф? Может быть, тоже какой-нибудь террорист?

— Не смеши меня, Доминик! Люди, с которыми я связан, никогда не позволяли себе никакого насилия и всегда осуждали акты терроризма и террористические группы. И еще одно: неужели я, по-твоему, похож на террориста?

— Скажи, в таком случае, куда твой приятель направляется? И что конкретно придется делать мне?

— Значит, ты готова принять участие в этом деле?

— Я просто спросила, куда он едет и в чем будет заключаться моя миссия. Ничего другого я пока не говорила.

— Я не могу тебе сказать, куда он едет.

— Только не надо увиливать от ответа, Юсеф!

— Я и в самом деле не могу тебе сказать, куда он едет, так как даже я этого не знаю. Но в чем будет заключаться твоя миссия, скажу.

— Ну так говори. Я слушаю.

— Ты вылетишь в Париж и встретишь упомянутого мной палестинского лидера в здании аэропорта Шарль де Голль. Потом ты проводишь его к выходу на посадку и сядешь вместе с ним в тот самолет, на который он укажет. Пункт назначения может быть местом встречи. А может и не быть. Возможно, вы пересядете в другой самолет или будете добираться до места на поезде, пароме или в автомобиле. Когда встреча закончится, вы вместе вернетесь в Париж, после чего каждый пойдет своей дорогой. Ты никогда его больше не увидишь и, разумеется, никогда и никому не будешь рассказывать об этом путешествии.

— А если его арестуют? Что тогда будет со мной?

— Ты законов не нарушала, и паспорт у тебя настоящий. В случае чего скажешь, что этот человек пригласил тебя в путешествие и ты согласилась. Как видишь, все очень просто.

— И как долго все это продлится?

— Максимум неделю.

— Я не могу оставить галерею на целую неделю. У нас столько работы, что я и на минуту со своего места не могу отлучиться. Ишервуда без меня инфаркт хватит!

— Скажи мистеру Ишервуду, что тебе требуется уехать в Париж по семейным обстоятельствам и что отложить поездку никак невозможно.

— А что, если он меня за это уволит?

— Ручаюсь, он тебя не уволит. Но если ты боишься потерять недельный заработок, так и скажи. Думаю, мы сможем выплатить тебе компенсацию.

— Мне не нужны деньги, Юсеф. Если я и соглашусь на эту поездку, то только потому, что ты меня об этом просишь. Потому что я в тебя влюблена, хотя, признаться, не очень-то верю в то, что ты обыкновенный студент, за которого себя выдаешь.

— Просто я человек, который любит свою страну и свой народ, Доминик.

— Мне необходимо все обдумать.

— Разумеется. Но пока ты будешь думать и принимать решение, чрезвычайно важно, чтобы ты ни с кем полученной от меня информацией не делилась.

— Я это понимаю, Юсеф. Итак, когда ты рассчитываешь получить ответ?

— Завтра вечером.

* * *

Когда пленка закончилась, Шамрон открыл глаза и вскинул голову.

— Что куксишься, Габриель? Почему не прыгаешь от радости?

— Потому что все это слишком хорошо, чтобы быть правдой.

— Надеюсь, ты не собираешься возвращаться к нашему прежнему разговору? Если бы они думали, что она работает на нас, ее давно бы уже убили, а Юсеф перешел бы на нелегальное положение.

— У Тарика своя манера вести игру.

— Ты о чем это?

— О том, что ему, возможно, нужен кое-кто поважнее, нежели второразрядный агент вроде Жаклин. Ты помнишь, как он убил Бен-Элиазара в Мадриде? Он подстроил ловушку, насадил на крючок наживку и прикормил место. Все рассчитал до мелочей — ничто не оставил на волю судьбы. А потом убил его выстрелом в лицо и ушел, как ни в чем не бывало. Он переиграл нас в игре, которую мы же и затеяли, и Бен-Элиазар заплатил за проигрыш своей жизнью.

— Он переиграл меня. Ты это хочешь сказать, Габриель? Если бы я проявил большую осторожность, Бен-Элиазару не пришлось бы идти в то проклятое кафе, так, что ли?

— Я тебя не виню.

— Но если это не моя вина, то чья же? Ведь операцию возглавлял я. И Бен-Элиазара убили, когда я курировал это дело. Положим, его смерть и впрямь на моей совести. Но что мне делать сейчас? Сидеть тихо и не высовываться из-за того, что Тарик когда-то надрал мне задницу? Другими словами, складывать палатку и убираться к чертовой матери? Так, Габриель?

— Бери Юсефа и выходи из дела.

— Но мне не нужен Юсеф. Мне нужен Тарик! — Шамрон с размаху ударил кулаком по подлокотнику кресла. — К тому же пока все отлично укладывается в схему. Тарик собирается использовать для прикрытия женщину с надежными документами. Но он так всегда поступал. В Париже у него была молодая американка. В Амстердаме — подсевшая на героин шлюха. Он использовал женщину и в...

Тут Шамрон неожиданно замолчал, но Габриель знал, о чем он подумал. В Вене Тарик использовал для прикрытия австрийскую девушку-продавщицу, которую на следующий день после взрыва выловили из Дуная с перерезанным от уха до уха горлом.

— Ладно, Габриель. Предположим, ты прав и Тарик подозревает, что Жаклин работает на службу. Предположим, он готовит нам ловушку и надеется нас в нее заманить. Но даже при таком раскладе мы остаемся хозяевами положения. Потому что мы решаем, когда форсировать операцию, а когда придержать коней. Мы выбираем место и время. Мы, а не Тарик.

— Но при этом жизнь Жаклин будет висеть на волоске. А я не хочу рисковать, не хочу, чтобы она закончила свои дни, как все остальные женщины, с которыми общался этот тип.

— Ничего подобного не произойдет. Ведь она профессионалка, да и мы будем отслеживать каждый ее шаг и, если понадобится, прикроем.

— Две недели назад она работала фотомоделью. И уже много лет не выбиралась в «поле». Она, возможно, и профессионалка, но к такого рода сложной игре не готова.

— Позволь, я открою тебе один маленький секрет, Габриель. Никто не может быть полностью готов к такой сложной игре. Тем не менее я уверен, что Жаклин сумеет о себе позаботиться.

— Но мне не нравятся правила игры, которые нам предлагают. Мы знаем, что Жаклин должна отправиться в аэропорт Шарль де Голль и сесть в самолет, но не знаем, куда этот самолет направится. После того, как игра начнется, нам все время придется выступать в роли догоняющих.

— Мы узнаем о том, куда они полетят, как только они пройдут на посадку и объявят номер их рейса. После того, как они сойдут с трапа в конечном пункте назначения, за ними будут следить наши люди. Мы ни на минуту не упустим Жаклин из виду.

— А что потом?

— А потом ты, когда тебе представится удобная возможность, ликвидируешь Тарика, и на этом операция завершится.

— Давай арестуем его в аэропорту Шарль де Голль.

Шамрон поджал губы и отрицательно покачал головой.

— Ты против? Но почему?

Шамрон воздел к потолку толстый указательный палец:

— Причина номер один: нам придется подключить к делу французов, а я к этому не готов. Причина номер два: не представляю, кто мог бы состряпать против Тарика сколько-нибудь серьезное уголовное дело, которое не развалилось бы в суде. Причина третья: если мы поведаем французам и нашим друзьям из Лэнгли, что знаем, где будет находиться Тарик в тот или иной день, они сразу же поинтересуются, как мы раздобыли эту информацию. В этом случае нам придется рассказать, что мы оперировали на английской территории, не озаботившись поставить англичан об этом в известность, а им это очень не понравится. И последнее: нам меньше всего нужно, чтобы Тарик оказался за решеткой и стал своего рода иконой для тех, кто стремится подорвать мирный процесс. Нас бы куда больше устроило, если бы он без шума растворился в воздухе.

— А что ты скажешь по поводу похищения?

— Ты и вправду думаешь, что нам удастся незаметно выхватить Тарика из толпы в терминале аэропорта Шарль де Голль? Говорю сразу: это невозможно. Так что, если мы хотим разобраться с Тариком, нам придется несколько часов играть по предложенным им правилам.

Шамрон прикурил сигарету и отчаянно замахал в воздухе рукой, гася спичку.

— Итак, Габриель, сейчас дело за тобой. Для проведения операции такого уровня сложности требуется непосредственное одобрение премьер-министра. В данный момент он находится у себя в офисе и ждет, когда я поставлю его в известность относительно того, готов ты приступить к делу или нет. Так что мне ему сказать?

Глава 32

Сент-Джеймс. Лондон

Вторую половину дня Джулиан Ишервуд считал худшей частью суток, хотя сказать со всей уверенностью, что именно ввергало его в пучину депрессии — выпитое ли за ленчем вино, ранние зимние сумерки или унылый, монотонный шум дождя за окном, — он бы не смог. Как бы то ни было, в это время офис Ишервуда превращался в его персональное чистилище, своего рода комнату пыток. Сидя у себя за столом, он ощущал в душе невероятную сосущую пустоту, сопровождавшую ежедневный переход от сдержанного оптимизма, который он испытывал по утрам, к леденящему чувству безысходности охватывавшему его вечерами, когда он возвращался в свою квартиру в Южном Кенсингтоне. Всякий раз в три часа пополудни он переживал маленькую смерть: закрываться было рано, так как это означало бы признать свою полную капитуляцию перед обстоятельствами, но и сидеть до шести, просматривая пустейшие, ничего не значащие бумажки, тоже было невмоготу.

Как это обычно бывало после ленча, он находился у себя в офисе. Его левая рука сжимала кружку с горячим чаем, а правая лениво перебирала лежавшие перед ним на столе бумаги: счета, которые он не мог оплатить, буклеты со сведениями о поступивших на рынок картинах, которые он был не в состоянии приобрести, и рекламные объявления о художественных выставках и аукционах, которые он давно уже не посещал.

Подняв голову, он сквозь открытую дверь бросил взгляд в предбанник, где расположилась за столом работавшая в его галерее женщина. Это очаровательное существо, называвшее себя Доминик и обладавшее восхитительной точеной фигурой, представлялось Ишервуду законченным произведением искусства. Кем бы ни была эта женщина, с ее воцарением в этих стенах жизнь в галерее стала куда более интересной и насыщенной событиями, чем прежде.

В прошлые годы Ишервуд всегда плотно прикрывал дверь, отделявшую его офис от предбанника. Ему хотелось верить, что он важная персона, занимается важными делами и принимает у себя важных гостей. Ну а коли так, считал он, между ним и его секретаршей должна существовать определенная дистанция. Нынче же он предпочитал держать дверь открытой. Ах, если бы он только мог поворотить время вспять лет на двадцать и вернуться в прошлое, когда он находился на вершине своего могущества! Тогда он почти наверняка обладал бы Доминик, как обладал дюжиной ей подобных работавших на него девушек. И не только благодаря деньгам, вилле в Сен-Тропе и яхте, которыми он тогда владел. Во многом он был обязан своим победам над женщинами искусству. Тем картинам, которые у него были и которые являлись лучшим афродизиаком, чем кокаин.

В имевшееся у него в избытке свободное время Ишервуд развлекался различными фантазиями насчет своей новой секретарши. К примеру, он задавался вопросом, вправду ли она француженка или одна из тех израильтянок, которые в силу тех или иных причин выдают себя за представительниц других наций. Интересное дело: при всей ее красоте, в Доминик было нечто пугающее — так по крайней мере казалось Ишервуду. В этой связи он и помыслить не мог о том, чтобы подкатиться к ней с нескромным предложением или ласками. «Или все дело во мне? — рассуждал Ишервуд. — И я просто пытаюсь скрыть за надуманными страхами собственную озабоченность перед грядущей старостью и дряхлением? Но не является ли такого рода игра воображения тем спасительным средством, к которому прибегает природа, дабы избавить нас от неосуществимых желаний и не позволить разыгрывать из себя идиотов перед такими прекрасными молодыми женщинами, как Доминик Бонар?»

Присматриваясь к секретарше, Ишервуд неожиданно пришел к выводу, что с ней и в самом деле творится что-то неладное. Весь день она была, как на иголках. Кроме того, она отказалась покинуть галерею в обеденный перерыв, а ведь он пригласил ее на ленч не куда-нибудь, а в ресторан Уилтона. Из душевной приязни пригласил, без всякой задней мысли, между тем она предпочла послать за бутербродами в соседнее кафе. Возможно, это имело какое-то отношение к тому арабскому парню, который как-то раз за ней заходил. Юсеф — так, кажется, она его называла. Но быть может, все дело в Габриеле? Ишервуд был уверен в одном: если Габриель когда-нибудь ее обидит, как обидел того мальчишку в Корнуолле... Как же, дай Бог памяти, его звали? Пирл? Пак? Нет, Пиил — вот как. Ну так вот: если Габриель ее обидит, то он... К сожалению, он мало что мог сделать Габриелю. Разве что мысленно присовокупить ко всем его прегрешениям еще и этот грех?

За окном послышался звук автомобильного клаксона. Ишервуд поднялся с места, подошел к окну и выглянул на улицу. У дверей стоял фургон для доставки товаров. Странно, подумал Ишервуд. Он не ждал сегодня никаких поставок. Между тем водитель нажал на клаксон еще раз. Кто это? — задался вопросом Ишервуд. Что ему надо?

Он выглянул из другого окна, находившегося непосредственно над входом. Под таким углом он не видел лица водителя — только его лежавшие на руле руки. Но эти руки он распознал бы среди тысяч других. Это были лучшие руки в бизнесе.

* * *

Они поднимались на лифте в верхнее помещение галереи. В центре, как пленница, Жаклин, слева от нее Габриель, а справа — Шамрон. Жаклин попыталась перехватить взгляд Габриеля, но тот смотрел прямо перед собой. Когда дверь открылась, Шамрон с торжественным видом проводил ее к крытой бархатом скамейке в центре зала, как если бы Жаклин была важной свидетельницей, готовящейся давать показания. Она присела на скамейку, скрестила ноги в щиколотках, оперлась локтями о колени и положила подбородок на ладони. Габриель встал у нее за спиной, Шамрон же принялся мерить зал ногами, словно разочарованный покупатель, которого не устраивали выставленные здесь картины.

Шамрон говорил минут двадцать, ни разу не сделав паузы и продолжая расхаживать по комнате. Глядя на него, Жаклин вспоминала тот вечер, когда он предложил ей поступить к нему на службу. В его голосе проступали прежние целеустремленность и уверенность в своей правоте, а во всем его облике заключалась такая мощь, что все владевшие Жаклин страхи словно по волшебству рассеялись. Перед лицом такой удивительной силы духа предложение, которое он ей сделал — сопровождать в поездке одного из самых опасных террористов в мире, — уже не казалось чрезмерно рискованным или невыполнимым. «Шамрон не боится, — подумала Жаклин, — и я бояться не стану». Более того, она не могла не признать, что сама идея проведения подобной операции завораживала ее. Она, еврейская девушка из Марселя, чьи бабушка и дедушка пали жертвами Холокоста, должна помочь службе ликвидировать зловещего Тарика эль-Хоурани, внеся тем самым свою лепту в дело обеспечения безопасности Государства Израиль! Это ли не достойное завершение карьеры вспомогательного агента израильской разведки, каковым она являлась? Ну и кроме того: что лучше этого могло продемонстрировать Габриелю ее мужество?

— Ты имеешь полное право отказаться, — сказал Шамрон. — Ведь ты дала согласие участвовать в операции совсем другого рода — менее продолжительной и куда менее рискованной. Но обстановка изменилась. Соответственно изменились и стоящие перед тобой задачи. В нашей работе так бывает довольно часто.

Шамрон прекратил хождение и остановился прямо перед ней.

— Но я могу заверить тебя в одном, Жаклин. Твоя безопасность отныне станет для всех нас высшим приоритетом. Тебя не оставят в одиночестве. Мы проводим тебя до самолета и будем ждать в конечном пункте назначения. Мы будем следовать за тобой по пятам, куда бы ты ни поехала и ни пошла. Ну а потом, как только представится первая удобная возможность, мы возьмем дело в свои руки и точно рассчитанным ударом завершим операцию. Я также даю тебе слово, что, как только твоя жизнь окажется в опасности, мы, не считаясь с последствиями, в тот же момент подключимся к делу и защитим тебя. Ты хорошо все поняла?

Жаклин согласно кивнула.

Шамрон открыл портфель, вынул оттуда небольшую подарочную коробку размером два на два дюйма и протянул Жаклин. Она открыла коробку. В ней, в гнезде из белого атласа, покоилась золотая зажигалка.

— Эта штуковина посылает радиолуч на расстояние до тридцати миль. В случае, если что-нибудь пойдет не так и мы потеряем с тобой контакт, у нас будет возможность обнаружить твое местоположение с помощью этого прибора.

Жаклин достала зажигалку из коробки и нажала на педаль. Зажигалка извергла из себя крохотный язычок пламени. Когда Жаклин после этого положила зажигалку в нагрудный карманчик блузки, Шамрон расплылся в широкой улыбке.

— Считаю своим долгом проинформировать тебя, что Габриель выступает против проведения этой операции. — Шамрон снова заходил по комнате, но в скором времени остановился у пейзажа Клода. — Он считает, что Тарик хочет заманить тебя в ловушку. Мы с Габриелем знаем друг друга не первый год, и обычно я доверяю его мнению. Но на этот раз у нас с ним возникли серьезные разногласия.

— Понятно... — протянула Жаклин. В этот момент она думала о том вечере, когда впервые привела в выставочный зал Юсефа.

«Если не ошибаюсь, Клод родился во Франции, но прожил почти всю свою жизнь в Венеции».

«Вы ошибаетесь. Клод жил и работал в Риме».

Возможно, Юсеф и тогда ее проверял.

Между тем Шамрон продолжал говорить:

— Я могу многое тебе сказать. То, к примеру, что Тарик ведет себя, как дикий зверь и что на руках у него кровь сотен евреев. Могу также тебе напомнить, что он хладнокровно убил нашего посла и его супругу в Париже. Полагаю, ты знаешь и о том, что в Амстердаме он застрелил большого друга Израиля господина Моргентау и его жену. Полагаю, ты догадываешься, что сейчас он планирует нанести новый удар. Я также могу тебе сказать, что если ты нам поможешь, то окажешь тем самым большую услугу всему израильскому народу. Я много чего могу тебе сказать. Но я не могу требовать, чтобы ты согласилась принять участие в этой операции.

Жаклин посмотрела на Габриеля, но он стоял к ней спиной у полотна дель Вага и, слегка склонив голову набок, внимательно его рассматривал. Можно было подумать, в этот момент он отыскивал недостатки в работе реставратора, который восстанавливал эту картину. На самом же деле Габриель мысленно взывал к Жаклин, пытаясь сказать: «Не смотри на меня так. Сейчас я тебе не помощник. Ты сама должна принять решение. Ты — и никто другой».

* * *

Шамрон ушел, и они остались вдвоем. Габриель пересек комнату и остановился в том месте, где несколько минут назад стоял босс. Жаклин хотелось, чтобы он подошел к ней поближе, но Габриелю, похоже, требовалось в этот момент нечто вроде буферной зоны. Выражение его лица изменилось. Точно так же у него менялось лицо и в Тунисе. Тогда было два Габриеля. Габриель во время предварительной разведывательной операции, когда он стал ее любовником, и Габриель в ночь убийства. Она вспомнила, как он на нее смотрел, когда они ехали от пляжа к вилле Абу-Джихада. Тогда его взгляд словно омертвел, и в нем ничего, кроме холодной решимости, не отражалось. Теперь у него были такой же примерно взгляд и мрачное, убийственное выражение лица. Он продолжил инструктаж, который начал Шамрон. Только голос у него был другой. Когда говорил Шамрон, в его голосе, казалось, отзывался рокот боевых барабанов. Габриель же говорил тихо и мягко, как если бы рассказывал ребенку сказку на ночь.

— Связываться с офисом на бульваре Царя Саула будешь посредством установленного на твоей лондонской квартире телефона. Он подключен к защищенной от прослушивания линии, по которой твои звонки будут переадресовываться в Тель-Авив. Когда выйдешь из самолета в конечном пункте назначения, скажешь Тарику, что тебе необходимо прослушать оставленные на автоответчике сообщения. Когда будешь набирать свой лондонский номер, он высветится на экране специального устройства и люди из офиса локализуют место, откуда ты звонишь. Ты даже сможешь поговорить с ними и передать необходимую нам информацию, если будешь в этот момент в одиночестве. Такая связь обеспечит тебе стопроцентную безопасность.

— А если Тарик не позволит мне воспользоваться телефоном?

— Тогда ты устроишь ему сцену. Скажешь, что Юсеф тебе ничего о подобных ограничениях не говорил и что быть пленницей тебе нисколько не улыбается. Скажешь ему, что, если тебе не позволят прослушивать сообщения на автоответчике, ты сию же минуту от него уйдешь. В качестве Доминик ты можешь знать о нем только то, что он палестинский функционер высокого ранга, выполняющий некую дипломатическую миссию. Следовательно, у тебя нет оснований его опасаться. Помни, твой страх может навести его на мысль, что ты знаешь больше, нежели тебе следует.

— Я это понимаю.

— Не удивляйся, если обнаружишь на своем автоответчике какие-то сообщения. Мы подготовим для тебя несколько таких сообщений. Помни, что в соответствии с установленными Юсефом правилами, о твоем отъезде может знать только Джулиан Ишервуд. Вполне возможно, тот же Ишервуд тебе и позвонит, чтобы выяснить, когда ты вернешься, или по какой-нибудь другой надобности. Или, возможно, тебе позвонит из Парижа кто-нибудь из членов твоей семьи, чтобы осведомиться о самочувствии и узнать, как у тебя в Лондоне обстоят дела. Также, быть может, тебе позвонит какой-нибудь парень и пригласит на обед. Собственно, чему тут удивляться? Ты ведь привлекательная женщина, не так ли? Было бы странно, если бы за тобой не пытались ухаживать мужчины.

«Непонятно только, почему ты, Габриель, за мной не ухаживаешь», — подумала Жаклин.

— Сегодня вечером, прежде чем дать Юсефу согласие сопровождать в поездке его так называемого приятеля, ты должна еще раз выразить свои сомнения относительно разумности этого предприятия. У Жаклин Делакруа концепция путешествия с незнакомым человеком, возможно, отторжения бы и не вызвала, но для Доминик Бонар это нечто из ряда вон. Я хочу, чтобы ты поссорилась с Юсефом, чтобы потребовала от него заверений в собственной безопасности. Но в конце ты, ясное дело, должна будешь склониться перед его аргументами и подписаться под этим делом — но, повторяю, не без борьбы. Ты меня понимаешь?

Жаклин медленно кивнула, завороженная его гипнотическим взглядом и звучавшей в его голосе уверенностью в своей правоте.

— Очень важно, чтобы этот разговор состоялся на квартире у Юсефа. Я хочу еще раз услышать его голос, узнать, какие аргументы он приведет в пользу своего предложения. Потом, когда ты сообщишь Юсефу о своем решении, не удивляйся, если он вдруг выставит тебя под каким-нибудь предлогом из квартиры и предложит провести ночь в другом месте. Я хочу сказать, что у Доминик Бонар это обязательно вызвало бы удивление и даже протесты, но Жаклин Делакруа такой поворот событий вряд ли бы поставил в тупик. Не имеет значения, куда он тебя после этого повезет. Помни одно: мы будем за тобой наблюдать и в обиду тебя не дадим.

Он замолчал и, как это прежде делал Шамрон, стал мерить выставочный зал шагами. Остановившись у картины кисти Луини, он некоторое время вглядывался в изображенную на холсте Венеру. Жаклин невольно задалась вопросом, в состоянии ли он оценить запечатленную на картине красоту или его взгляд скользит по живописному полотну только в поисках причиненных ему временем или людьми повреждений. Неожиданно Габриель отвернулся от картины, сделал несколько шагов по направлению к Жаклин и присел рядом с ней на скамейку.

— Мне необходимо сказать тебе кое-что еще. Я хочу, чтобы ты примерно представляла себе, как все это закончится. Это может произойти в каком-нибудь тихом, безлюдном месте или, наоборот, в гуще уличной толпы. Я хочу довести до твоего сведения одну вещь: ты не будешь точно знать, как и когда это произойдет. Ты можешь увидеть меня поблизости, а можешь и не увидеть. Но если ты все-таки меня заметишь, не вздумай поворачивать в мою сторону голову, следить за мной глазами или, того хуже, шептать мое имя. Ты даже моргнуть при этом не имеешь права. Короче говоря, ты не должна делать ничего такого, что могло бы выдать мое присутствие или заставить его насторожиться. В противном случае конец у нас обоих может быть один — смерть.

Секунду помолчав, он добавил:

— Возможно, он умрет не сразу. «Беретта» двадцать второго калибра далеко не самое смертоносное в мире оружие. Иногда, чтобы убить из него человека, требуется выпустить несколько пуль. Потом, когда он упадет, мне придется закончить работу. Я знаю для этого только один способ.

Он выставил вперед указательный палец и прикоснулся им к ее виску.

— Ну так вот: я не хочу, чтобы ты наблюдала за этим процессом. Запомни: я не такой.

Она подняла руку, отвела от своего виска его палец и согнула его — так, чтобы его рука не походила больше на пистолет. Неожиданно Габриель наклонился к ней и поцеловал в губы.

* * *

— Как она? — спросил Шамрон, когда Габриель свернул на Оксфорд-стрит и покатил в восточном направлении.

— Полна решимости.

— А ты?

— То, что я чувствую, на данной фазе операции несущественно.

— Неужели тебя нисколько не волнует то обстоятельство, что ты скоро ринешься в бой? Тебе не будоражит кровь предощущение того, что скоро начнется гонка с преследованием?

— Меня подобные чувства на задании давно уже не посещают.

— Что и говорить, Габриель, мы с тобой разные люди. К примеру, мне не стыдно признать, что в такие дни я чувствую себя наверху блаженства. Если разобраться, я и живу только ради того, чтобы поставить ногу на горло поверженного противника и сломать ему хребет.

— Ты прав. Мы с тобой и в самом деле разные.

— Не зная тебя, я мог бы предположить, что ты испытываешь к ней теплые чувства.

— Она мне всегда нравилась.

— Слова «нравилась» или «нравится» не из твоего лексикона. Ты или любишь всем сердцем, или ненавидишь. Нечто среднее, вне крайностей, тебе несвойственно.

— Так, значит, отзываются обо мне психологи в твоей штаб-квартире?

— Мне не требуются рекомендации психологов, чтобы прийти к столь очевидному выводу.

— Может, сменим тему?

— Ладно, сменим. Скажи, Габриель, какие чувства ты испытываешь ко мне? Любовь, ненависть? Или же я для тебя пустое место?

— Некоторые веши лучше не озвучивать.

Габриель пересек Тоттенхэм-Корт-роуд и въехал в Холборн. На Нью-сквер он притер машину к бровке и остановился. Шамрон открыл портфель, вынул из него довольно-таки тощий файл и передал Габриелю.

— Здесь все известные службе фотографии Тарика. Скажу сразу: снимков не много, и все старые. Тем не менее, просмотри их. Будет крайне неприятно, если мы пристрелим не того человека.

— Как в Лиллехаммере, да? — осведомился Габриель.

Шамрон поморщился при одном только упоминании о Лиллехаммере. Это было название небольшого норвежского горнолыжного курорта, ставшее символом крупнейшего фиаско оперативного отдела службы за всю ее историю. В июле 1973 года пара «кидонов» — киллеров из группы Шамрона — пристрелила там некоего джентльмена, который, по их мнению, являлся Али Хассаном Саламехом, главой оперативного отдела организации «Черный сентябрь» и одним из организаторов мюнхенского побоища. Как позже выяснилось, это был трагический случай так называемой ложной идентификации. Вместо Али Хассана Саламеха «кидоны» Шамрона убили марокканского официанта, который был женат на норвежке. После этой акции Габриелю и Шамрону удалось скрыться, но несколько человек из их ударной группы попали в руки норвежской полиции. Тогда Шамрону только с большим трудом удалось сохранить свое высокое положение в иерархии службы. На бульваре Царя Саула это событие получило название «Лейл-ха-Мар», что на иврите означает «ночь, исполненная горечи».

Шамрон сказал:

— Полагаешь, сейчас самое удачное время вспоминать о Лиллехаммере? — Помолчав, он одарил Габриеля удивительно теплой улыбкой. — Я знаю, что ты считаешь меня монстром, напрочь лишенным каких-либо моральных установок и правил. Быть может, ты и прав. Но я всегда любил тебя, Габриель. Ты был моим всегдашним фаворитом. И я искренне считал тебя «князем народа своего». Что бы ни случилось в дальнейшем, я хочу, чтобы ты об этом знал.

— Кстати сказать, куда ты сейчас направляешься?

— Завтра нам понадобится самолет. Попробую зарезервировать места в компании «Эйр стоун».

* * *

— Ари, ты ничего не пьешь! Так не честно!

— Извини, Бенджамин. Меня ждет работа.

— Ты собираешься работать ночью?

Шамрон в знак согласия слегка наклонил голову.

— Тогда какого черта ты сюда приперся?

— Хочу попросить тебя об одолжении.

— Ясное дело! В противном случае я вряд ли бы тебя узрел. Надеюсь, дело не в деньгах, поскольку «Стоун-банк» временно закрыт. В любом случае, с деньгами у меня сейчас плохо. Кредиторы завывают у меня под окнами на все лады. Требуют то, что им причитается. Что же касается моих благодетелей из Сити, то они теперь предпочитают оказывать благодеяния более стабильным во всех отношениях субъектам. Я все это к тому говорю, Ари, старая ты перечница, чтобы ты уяснил себе одну вещь: у меня очень серьезные финансовые проблемы.

— Дело не в деньгах.

— Тогда в чем? Давай, Ари, выкладывай.

— Я хочу позаимствовать твой самолет. Но мне, по большому счету, нужен не только твой самолет, но и ты сам.

— А мне нужны детали, Ари. Продолжай трепаться. Я весь внимание.

— Завтра враг Государства Израиль поднимется в аэропорту Шарль де Голль на борт самолета. К сожалению, мы не знаем, каким рейсом он вылетает и куда направляется. И мы не будем об этом знать, пока он не сядет в самолет. Чрезвычайно важно, чтобы мы могли следовать за ним, не привлекая к себе внимания. К примеру, если мы задействуем для этого вылетевший вне расписания чартер авиакомпании «Эль-Аль», многие в удивлении поднимут брови. Но у тебя репутация не только страстного путешественника, но и человека непредсказуемого, способного в последний момент перекроить свое деловое расписание в угоду своим прихотям. И нас это устраивает как нельзя лучше.

— Ты прав, Ари. Я такой. Готов в любой момент встать на крыло и лететь куда угодно. Журналисты от таких моих маневров просто кипятком писают. Кстати, не связан ли этот полет с тем делом в Париже, под которое ты уже занял у меня деньги? Коли так, считай, что ты меня заинтриговал. Похоже, мне выпал шанс принять участие в самой что ни на есть доподлинной операции израильской разведки. Такой материал пойдет на первой полосе под аршинными заголовками. Разве я могу себе позволить от всего этого отказаться?

Стоун схватился за телефон.

— Подготовьте мой самолет. Пункт назначения — Париж. Часовая готовность к вылету. Зарезервируйте также номер в отеле «Ритц». Да-да. Мой обычный номер. И пусть пригласят девицу, с которой я там обычно трахаюсь. Ту самую, у которой в языке алмазный пирсинг. Скажите ей, чтобы ждала меня в номере. Теперь все. Чао.

Стоун повесил трубку, наполнил бокал шампанским и отсалютовал им Шамрону.

— Прямо не знаю, как тебя благодарить, Бенджамин.

— За тобой должок, Ари. Когда-нибудь я тоже попрошу тебя об одолжении. Всем нам рано или поздно приходится расплачиваться с долгами.

Глава 33

Сент-Джеймс. Лондон

Жаклин полагала, что короткая прогулка поможет ей успокоить нервы. И ошиблась. Чтобы доехать до дома Юсефа, ей следовало взять такси, так как во время прогулки ее не раз охватывало желание вернуться к Габриелю и Шамрону и сказать им, чтобы они проваливали со своей операцией ко всем чертям. А все потому, что она не привыкла к страху — по крайней мере, к такому страху, от которого перехватывало горло и становилось трудно дышать. Страх такого рода она испытывала лишь однажды — в ночь тунисского рейда, но тогда рядом с ней находился Габриель. Теперь же она осталась с терзавшим ее страхом один на один. Она подумала о своих бабушке и дедушке и о том страхе, который они испытывали, оказавшись в лагере смерти Собибор. «Если они смогли заглянуть в глаза смерти, — подумала она, — то и я смогу».

Впрочем, кроме страха, она испытывала еще одно чувство: любовь. Невероятную, огромную, всепоглощающую, испепеляющую любовь. Совершенную любовь. Любовь, которая владела ею на протяжении целых двенадцати лет и которая пережила все ее пустые, ничего не значащие интрижки с мужчинами.

Ее подталкивало к двери Юсефа лишь предощущение будущих встреч с Габриелем, да еще, пожалуй, слова Шамрона, которые он произнес в ту ночь, когда ее рекрутировал: «Надо верить в то, что ты делаешь».

«О да, Ари, — подумала она. — Я определенно верю в то, что сейчас делаю».

Подойдя к двери, она нажала на кнопку звонка. Никакой реакции. Она надавила снова, немного подождала и посмотрела на часы. Юсеф сказал, чтобы она приходила к девяти. Но она так боялась опоздать, что пришла на пять минут раньше. Так как дверь никто не открывал, она задалась вопросом, как ей быть дальше. «Что мне делать, Габриель? — мысленно воззвала она к своему возлюбленному. — Ждать? Обойти вокруг дома и вернуться?» Ею овладело странное чувство: казалось, что если она отойдет от двери, то снова заставить себя подойти к ней уже не сможет. Она закурила сигарету и, притопывая ногами от холода, приготовилась ждать.

Минуты через две на улице перед домом остановился микроавтобус «форд». Боковая дверь распахнулась, и Юсеф выпрыгнул из машины на мокрый асфальт. Сунув руки в карманы своего кожаного жилета, он неспешным шагом двинулся в ее сторону.

— И давно ты здесь стоишь? — осведомился он.

— Не знаю. Три минуты, может, пять. Где, черт возьми, ты был?

— Я сказал, чтобы ты приходила к девяти. То есть была здесь в девять, а не без пяти девять.

— Положим, я пришла на несколько минут раньше. И что с того? С чего это ты так разволновался?

— Потому что правила изменились.

Она вспомнила, что ей говорил Габриель: «Как у Доминик Бонар, у тебя нет причин их бояться». А это означало, что, если на нее будут давить, она должна огрызаться.

— Правила не изменятся, пока я не скажу, что они изменились. А я еще не решила, поеду или нет. Ведь это совершенно сумасшедшая затея, Юсеф. Ты не говоришь мне, куда я должна ехать и когда вернусь. Я люблю тебя, Юсеф, и хочу помочь. Но представь, как бы ты чувствовал себя на моем месте.

После этих слов Юсеф мгновенно смягчился.

— Извини меня, Доминик, — сказал он. — Просто я немного напряжен. Очень уж мне хочется, чтобы все прошло, как надо. Но ты права: я не должен на тебя давить. Пойдем же в дом и поговорим. Но предупреждаю: времени в нашем распоряжении осталось мало.

* * *

Габриелю не приходилось еще видеть у дома Юсефа микроавтобуса «форд». Он открыл тетрадь наблюдений и, прежде чем «форд» скрылся в темноте, занес туда номер. К Габриелю подошел Шамрон и тоже выглянул в окно. Они вместе проследили за тем, как Юсеф и Жаклин, открыв подъезд, скрылись в дверном проеме. Минутой позже в квартире Юсефа зажегся свет. Потом в гостиной Габриеля послышалась речь. Юсеф говорил спокойно и рассудительно, в голосе Жаклин проступали панические нотки. Шамрон сел на диван и стал наблюдать за происходившими через улицу событиями, как если бы находился в кинотеатре. Габриель же прикрыл глаза и стал слушать. В окне напротив два силуэта — мужской и женский — кружили друг подле друга, как два боксера на ринге. Габриелю не было нужды на это смотреть. Он узнавал о том, что происходит, по малейшим изменениям в звуке. К примеру, когда Жаклин или Юсеф приближались к телефону, где был установлен «жучок», их голоса приобретали большую громкость.

— Что это, Юсеф? Наркотики? Бомба? Скажи мне, что хочет пронести на борт самолета твой приятель?

Жаклин разыгрывала панику и возмущение настолько убедительно, что Габриель испугался, как бы Юсеф не изменил планы. Шамрон же, напротив, восхищался этим шоу от всей души. Когда после перепалки с Юсефом Жаклин дала наконец согласие ехать, он поднял глаза и посмотрел на Габриеля.

— Великолепно. Разыграно, как по нотам. Настоящий шедевр. Браво!

Пятью минутами позже Габриель с Шамроном проследили за тем, как Юсеф и Жаклин, выйдя из дома, уселись на заднее сиденье темно-синего «воксхолла». Через несколько секунд после того, как уехал автомобиль, мимо окон Габриеля проследовала еще одна машина: это были люди Шамрона. Теперь Габриелю и Шамрону оставалось одно: ждать. Чтобы заполнить паузу, Габриель вставил в деку кассету и еще раз прослушал состоявшийся между Жаклин и Юсефом разговор.

«— Скажи мне одну вещь, — произнесла Жаклин. — Когда все закончится, я увижу тебя снова?»

Габриель выключил деку и задался вопросом, к кому в этот миг обращалась Жаклин — к Юсефу или к нему.

* * *

Кромвель-роуд в ночной темноте напоминала коридор, связывавший центральную часть Лондона с западными пригородами. Мимо Жаклин проносились на большой скорости очертания отелей и домов эдвардианской эпохи, освещенные мигавшими неоновыми вывесками и рекламными щитами. В эту ночь виды за окном автомобиля были исполнены для Жаклин особого очарования. Ей нравилось все: и мерцание светофоров, и причудливые силуэты старинных зданий, и неровный свет неоновой рекламы, выхватывавший из тьмы мокрые тротуары и брусчатку мостовой. Жаклин опустила на несколько дюймов окно и втянула носом холодный воздух ночи, напитанный влажностью и запахами дизельного топлива, речной тины и поджаривавшихся на гриле сосисок. Посреди ночи Лондон представлялся ей непостижимым и загадочным.

Через некоторое время они поменяли машину — пересели из темно-синего «воксхолла» в серую «тойоту» с трещиной посреди ветрового стекла. «Воксхоллом» управлял молодой симпатичный парень с хвостиком на затылке. За рулем «тойоты» сидел человек постарше — ему было минимум сорок, — с узким лицом и неспокойными темными глазами. В отличие от парня с хвостиком, сорокалетний вел машину на сравнительно небольшой скорости.

Юсеф, обращаясь к водителю, произнес несколько слов на арабском языке.

— Говорите по-английски или по-французски — или помалкивайте, — сказала Жаклин.

— Мы палестинцы, — сказал Юсеф. — И арабский — наш родной язык.

— А мне плевать! Я-то по-арабски не говорю. И чувствую себя некомфортно, поскольку не понимаю, о чем вы болтаете. Так что извольте объясняться на понятном мне языке, а не то я выпрыгну из машины!

— Я просто сказал ему, чтобы он ехал потише.

На самом деле Юсеф попросил водителя глянуть, нет ли за ними слежки.

На заднем сиденье между Юсефом и Жаклин лежал небольшой чемодан. Юсеф отвез Жаклин к ней на квартиру и помог собрать вещи.

— Только самое необходимое, — сказал он. — Если понадобится новая одежда, тебе дадут деньги, и купишь все, что захочется.

Он наблюдал за тем, как она паковалась, исследуя взглядом каждую вещь, которую она укладывала в чемодан.

— Какую одежду брать? — с сарказмом в голосе осведомилась Жаклин. — Для теплого климата или для холодного? Мы направляемся в Норвегию или, может, в Новую Зеландию? В Швецию или в Швейцарию? И еще: как мне предстоит одеваться? Для приемов или для прогулок по сельской местности?

Она закурила. Юсеф тоже достал сигареты и протянул руку за ее зажигалкой. Она отдала ему зажигалку и проследила за тем, как он прикуривал. Он уже хотел было вернуть ей зажигалку, как вдруг что-то в ней привлекло его внимание. Он поднес ее к глазам и, поворачивая из стороны в сторону, стал ее рассматривать.

Жаклин затаила дыхание.

— Отличная вещь, — сказал Юсеф, после чего прочитал выгравированную на боковой грани надпись: «Доминик с любовью на добрую память».

— Откуда у тебя эта зажигалка?

— Она у меня уже, наверное, лет сто.

— Изволь ответить на мой вопрос.

— Эту вещь мне подарил мужчина. Кстати сказать, этот человек никогда не заставлял меня путешествовать с незнакомцами.

— Должно быть, это очень добрый парень. Но почему я не видел у тебя эту зажигалку прежде?

— Ты много чего не видел. Но какое это имеет значение?

— Как какое? Может, я ревную!

— Взгляни на дату, идиот.

— "Июнь тысяча девятьсот девяносто пятого года", — прочитал Юсеф. — Скажи, этот человек сейчас что-нибудь для тебя значит?

— Если бы значил, я бы сегодня с тобой не разговаривала.

— Когда ты в последний раз его видела?

— В июне девяносто пятого. Когда он вручил мне эту вещицу «с любовью на добрую память».

— Вероятно, он играл большую роль в твоей жизни. В противном случае ты вряд ли бы стала хранить его зажигалку.

— Эта не его зажигалка, а моя. И я храню ее, потому что она красивая и отлично работает.

Габриель прав, подумала Жаклин. Юсеф что-то подозревает. А это означает, что ей, скорее всего, из этой переделки живой не выйти. Возможно, Юсеф прикончит ее сегодня же вечером.

Она выглянула в окно «тойоты», задаваясь вопросом, уж не явится ли Кромвель-роуд последней улицей, которую ей доведется в этой жизни увидеть. Надо было ей все-таки написать прощальное письмо матери и оставить в сейфе своего банка. Интересно, подумала она, что скажет Шамрон по поводу ее смерти матери? Сообщит ли, что она работала на службу? Или предложит другое объяснение? Или предпочтет, чтобы мать узнала о ее смерти из прессы? Она на мгновение представила себе строчки из газетной передовицы. «Жаклин Делакруа, марсельская школьница, которой удалось подняться к вершинам европейского модельного бизнеса, но чья карьера в последние годы клонилась к закату, умерла в Лондоне при загадочных обстоятельствах...» Неожиданно она задалась вопросом, как журналисты, к которым она всегда относилась с насмешками и пренебрежением, станут освещать прожитую ею жизнь. Наверняка ничего хорошего не напишут, решила она, но потом вспомнила Рене, с которым у нее сложились самые сердечные отношения. Уж кто-кто, а он порочить ее не станет. Помимо Рене, несколько теплых слов в ее адрес мог сказать и Жак. Вполне возможно, Жиль тоже не будет к ней слишком суров. Но нет, сказала она себе. Достаточно вспомнить вечеринку в Милане, когда они поругались из-за кокаина, чтобы понять: Жиль сделает все, чтобы и после смерти выставить ее в самом неприглядном виде...

Юсеф вернул зажигалку. Она взяла ее и положила в сумку. Установившееся в комнате молчание с каждой секундой становилось все более зловещим. Ей хотелось, чтобы он заговорил снова, сказал хоть что-нибудь. Когда он говорил, она чувствовала себя в относительной безопасности, пусть даже это была иллюзия.

— Ты не ответил на мой вопрос, — сказала она.

— Который? Ты сегодня задавала так много вопросов...

— Мы увидимся с тобой, когда все это кончится?

— Это целиком и полностью зависит от тебя.

— Мне кажется, тебе не хочется отвечать на этот вопрос.

— Я всегда отвечал на твои вопросы.

— Неужели? Если бы ты с самого начала рассказал мне о себе всю правду, сомневаюсь, чтобы я дала согласие на эту авантюру и сидела сейчас здесь с чемоданом, готовясь отправиться в путешествие с совершенно незнакомым мне человеком.

— Я был вынужден держать некоторые вещи от тебя в тайне. Ну а ты, Доминик? Разве у тебя нет от меня секретов? Разве ты сказала о себе всю правду?

— Все самое важное о себе я рассказала.

— Очень обтекаемый ответ. И очень удобный. Ты говоришь мне это всякий раз, когда хочешь избежать дальнейших расспросов.

— Между прочим, то, что я тебе говорила, — правда. И ответь, в конце концов, на мой вопрос. Мы с тобой еще увидимся?

— Очень на это надеюсь.

— Ты полон дерьма, Юсеф!

— А ты, по-моему, переутомилась. Закрой глаза, отдохни немного.

Она положила голову на подголовник сиденья.

— Куда мы сейчас едем?

— В одно безопасное место.

— Ты мне уже об этом говорил. Но где оно — это место?

— Когда приедем, увидишь.

— Но скажи на милость, зачем нам куда-то ехать, тем более в какое-то безопасное место? Чем плоха твоя квартира? Или моя?

— Квартира, на которую мы едем, принадлежит моему другу. Она находится рядом с аэропортом Хитроу.

— А этот твой друг там будет?

— Нет.

— А ты останешься там со мной на ночь?

— Конечно. А утром полечу с тобой в Париж.

— А после этого?

— После того, как ты встретишься с палестинским лидером, о котором я тебе говорил, начнется ваше совместное путешествие. Между прочим, я был бы очень не прочь оказаться на твоем месте. Сопровождать такого выдающегося человека в его странствиях — большая честь. Ты даже не представляешь, Доминик, как тебе повезло.

— Скажи, как его зовут — этого выдающегося человека? Вдруг я его знаю?

— Сомневаюсь. Кроме того, я в любом случае не могу назвать его имени. Так что тебе придется называть его вымышленным именем, которое он взял для прикрытия.

— И это имя?..

— Люсьен. Люсьен Даву.

— Значит, Люсьен, — тихо сказала она. — Мне это имя всегда нравилось... Так куда же мы все-таки едем, Юсеф?

— Закрой глаза и расслабься. Скоро мы будем на месте.

* * *

На наблюдательном пункте Шамрон схватил трубку телефона, прежде чем аппарат успел прозвонить во второй раз. Потом Шамрон несколько секунд слушал то, что ему говорили, никак не комментируя услышанное и не пытаясь вставить хотя бы слово. После этого он медленно и торжественно положил трубку на рычаги. Сторонний наблюдатель мог бы подумать, что ему только что сообщили о смерти его близкого родственника или друга.

Наконец Шамрон сказал:

— Похоже, они остановились на ночевку.

— Где? — осведомился Габриель.

— В муниципальном жилом комплексе в Хонслоу, неподалеку от аэропорта.

— А где твоя команда?

— Обложила дом и замаскировалась. Не беспокойся, мои парни все держат под контролем.

— Я бы чувствовал себя спокойнее, если бы находился там лично.

— У тебя завтра трудный день. На твоем месте я бы сейчас прилег и несколько часов поспал.

Но Габриель ложиться не стал. Правда, он зашел в спальню, но уже через минуту оттуда вышел. На нем была черная кожаная куртка, а на плече висел видавший виды нейлоновый рюкзачок.

— Куда это ты собрался? — сказал Шамрон.

— Это личное. Мне необходимо кое о чем позаботиться.

— Так куда же ты все-таки направляешься? И когда вернешься?

Но Габриель покинул квартиру, так ни слова ему и не сказав. Спустившись по лестнице, он вышел на улицу. Когда он проходил у себя под окнами, он не мог отделаться от ощущения, что Шамрон наблюдает за ним сквозь щелку в занавесках. Когда же он направился к Эдгар-роуд, его посетило еще одно неприятное чувство. Ему казалось, что Шамрон отрядил специальную команду, которая должна была следить за ним.

Глава 34

Хонслоу. Англия

«Тойота» высадила их и умчалась в темноту. Парковочную площадку заливал желтый электрический свет. На некотором удалении от нее возвышался жилой кирпичный дом, который, впрочем, больше походил на здание старой текстильной фабрики. Жаклин хотела было нести свой чемодан сама, но Юсеф не желал об этом и слышать. Подхватив чемодан в левую руку и предложив Жаклин правую, он повел ее через парковочную площадку к дому. На замусоренной земле валялись раздавленные алюминиевые банки из-под пива и поломанные игрушки. Жаклин заметила красный игрушечный фургон без передних колес, обезглавленную куклу без одежды и треснувший пластмассовый пистолет. Ей вспомнился вечер в холмах Прованса, где Габриель, вручив ей пистолет — только не пластмассовый, а настоящий, — проверял ее снайперские навыки. Казалось, все это было тысячу лет назад. Неожиданно на них из темноты прыгнула кошка. Жаклин так испугалась, что, вцепившись в руку Юсефа, едва не закричала. Потом где-то залаяла собака. Кошка забеспокоилась, помчалась перед ними по дороге и скользнула в щель под забором.

— Как здесь хорошо дышится, Юсеф! Почему ты не сказал, что у тебя есть жилье в сельской местности?

— Прошу тебя, помолчи. Будем разговаривать, когда придем на квартиру.

Они вошли в дом и направились к лестничному колодцу. На полу валялись старые газеты и принесенные подошвами жильцов сухие листья. Отражавшийся от ядовито-зеленых стен электрический свет придавал лицам неприятный землистый оттенок. Миновав два пролета, они толкнули дверь и оказались в длинном коридоре, где их приветствовала какофония самых разнообразных звуков: в одной квартире исходил криком младенец; в другой яростно переругивалась на плохом английском семейная парочка; из двери третьей доносились реплики из радиопостановки Би-би-си по пьесе Тома Стоппарда «Реальное дело». Юсеф остановился у двери, на которой под «глазком» был проставлен номер 23. Открыв дверь, Юсеф впустил Жаклин в квартиру, вошел сам и включил лампу под абажуром.

Гостиная была пуста, если не считать телевизора и стоявшего напротив одного-единственного кресла. Извилистый шнур телевизионной антенны напоминал дохлую змею. Сквозь полуоткрытую дверь, которая вела в спальню, можно было рассмотреть лежавшие на полу матрасы. Другая дверь вела в кухню, где на разделочном столике стоял полиэтиленовый пакет с продуктами. Несмотря на почти полное отсутствие какой-либо мебели, в квартире было очень чисто и пахло лимонным дезодорантом.

Жаклин открыла окно, и в квартиру хлынул холодный воздух. Из окна просматривалось огороженное дощатым заборчиком футбольное поле. По нему в свете фар припаркованных у дома машин носились, пиная мяч, с полдюжины молодых людей, одетых в разноцветные спортивные костюмы и вязаные шерстяные шапочки. Их длинные черные тени метались на стене стоявшего напротив дома. До Жаклин донесся отдаленный шум скрывавшегося за деревьями и домами скоростного шоссе. В противоположной стороне погромыхивал колесами на стыках рельсов тащившийся к Лондону почти пустой пригородный поезд. Над головой завывал снижавшийся для посадки в аэропорту Хитроу самолет.

— Мне нравится, как твой приятель обустроил свое жилище, но в принципе это не мой стиль. Почему мы не остановились в одном из отелей у аэропорта? Там, где есть приличный бар и хоть какой-то сервис.

Юсеф находился на кухне и выкладывал на разделочный столик продукты из полиэтиленового пакета.

— Если ты проголодалась, я могу что-нибудь приготовить. В нашем распоряжении имеются сыр, хлеб, яйца, бутылка вина, молоко и кофе на утро.

Жаклин зашла на кухню. Она была такой крохотной, что там едва хватало места для двоих.

— Не надо воспринимать все так буквально, Юсеф. Как ни крути, а эта квартира — самая настоящая крысиная нора. И потом: почему здесь нет никакой мебели?

— Мой друг обосновался здесь всего несколько дней назад и еще не успел перевезти вещи. Раньше он жил с родителями.

— Не сомневаюсь, что он счастлив. Но никак не могу взять в толк, почему мы должны ночевать здесь.

— Как я уже говорил тебе, Доминик, мы приехали сюда из соображений безопасности.

— Из соображений безопасности? Но кого, скажи на милость, нам бояться?

— Может, ты слышала о британской секретной службе, более известной под названием МИ-5? Ее агенты пытаются держать под контролем политэмигрантов и различные диссидентские сообщества. Другими словами, они следят за людьми вроде нас.

— Вроде нас?

— Вроде меня. Кроме агентов из МИ-5, есть еще и парни из Тель-Авива.

— Что-то я уже ничего не понимаю, Юсеф. Кто такие эти парни из Тель-Авива?

Юсеф поднял голову и в изумлении на нее посмотрел.

— Кто такие парни из Тель-Авива? Это сотрудники самой жестокой и кровавой разведывательной службы в мире. Впрочем, название «банда наемных убийц» подходит им куда лучше.

— Но какую угрозу они могут представлять в Англии?

— Израильтяне всегда там, где мы. И государственные границы для них не помеха.

Юсеф опустошил пакет, после чего выстелил им дно помойного ведра.

— Ты есть хочешь?

— Нет. Просто я очень устала. Ведь уже поздно.

— Тогда отправляйся в постель. У меня еще есть кое-какие дела.

— Надеюсь, ты не оставишь меня в этой дыре в одиночестве?

Он вынул из кармана и показал ей мобильник.

— Мне всего-навсего нужно сделать несколько звонков.

Жаклин обвила рукой его талию. Юсеф привлек женщину к себе и поцеловал в лоб.

— Я бы хотела, чтобы ты не заставлял меня этого делать.

— Это займет у тебя всего несколько дней. А когда ты вернешься, мы снова будем вместе.

— Мне бы хотелось в это верить, но не получается.

Юсеф снова ее поцеловал и посмотрел в глаза.

— Я бы не стал этого говорить, если бы так не думал. Иди спать. Отдохни хоть немного.

Она пошла в спальню. Включать свет она не стала, так как ей не хотелось видеть окружавшее убожество. Подцепив застилавшее матрас одеяло, она поднесла его край к лицу и понюхала. Постельное белье было свежее. При всем том она решила спать, не раздеваясь. Разместившись на матрасе, она свернула подушку так, чтобы та соприкасалась только с волосами и не касалась кожи лица и шеи. Туфли она тоже снимать не стала. Выкурила сигарету, чтобы приглушить запах дезинфекции, подумала о Габриеле, о балетной школе, которую хотела открыть в Вальбоне. Некоторое время она вслушивалась в доносившиеся до нее звуки: рев реактивного лайнера, громыхание поезда, звонкие удары по мячу и азартные крики футболистов. На стене спальни метались сполохи света с улицы и дергались, подобно марионеткам, черные тени игроков.

Потом она услышала тихий голос Юсефа, говорившего с кем-то по телефону, но разобрать, о чем он говорил, не смогла. Но ей, признаться, было на это наплевать. Перед тем, как она забылась беспокойным сном, ей пришла в голову мысль, что Юсефу, ее палестинскому любовнику, жить осталось не так уж много.

* * *

Ишервуд приоткрыл на несколько дюймов дверь своей квартиры в Онслоу-Гарденс и глянул через цепочку на Габриеля.

— Ты имеешь представление, который час? — сказал он. Потом, сняв цепочку, добавил: — Входи скорее, если не хочешь, чтобы мы оба заболели пневмонией.

Ишервуд был в пижаме из тонкого хлопка, кожаных домашних туфлях и шелковом халате. Проводив Габриеля в гостиную, он скрылся на кухне. Через несколько минут он вышел оттуда и принес кофейник и две кружки.

— Надеюсь, ты пьешь черный кофе? Боюсь, молоко, которое стоит в холодильнике, было куплено еще во времена правительства Тэтчер.

— Черный подойдет как нельзя лучше.

— Итак, Габриель, любовь моя, что привело тебя сюда в... — Тут он сделал паузу, посмотрел на часы и поморщился. — О Господи! В два сорок пять утра?..

— Похоже, ты теряешь Доминик...

— Я догадался об этом, как только Ари Шамрон вплыл в мою галерею подобно облаку отравляющего газа. Ну и куда она отсюда отправится? В Ливан? В Ливию? В Иран? Как, кстати сказать, ее настоящее имя?

Габриель медленно, маленькими глотками пил кофе и молчал.

— Ужас как не хочется, чтобы она уходила. Эта девушка... хм... настоящий ангел. Да и секретаршей стала неплохой — как только разобралась, что к чему.

— Боюсь, назад она не вернется.

— Секретарши ко мне обычно не возвращаются. Что-то во мне есть такое, что отпугивает женщин. И так было всегда.

— Я слышал, что переговоры относительно продажи твоей галереи Оливеру Димблби находятся в финальной стадии?

— Какие могут быть переговоры, когда человек вынужден соглашаться со всем, что ему предлагают?

— Не делай этого. Не продавай галерею.

— И ты еще смеешь давать мне наставления? Я не был бы в таком отчаянном положении, если бы не ты и твой друг герр Хеллер.

— Операция может закончиться раньше, чем мы ожидали.

— И что же?

— А то, что я снова смогу работать над твоим Вичеллио.

— Сомневаюсь, что тебе даже при всем желании удастся уложиться в отпущенные мне судьбой ничтожные сроки. Нынче я официально объявлен банкротом, по причине чего и веду, как ты изволил выразиться, переговоры с Оливером Димблби.

— Оливер Димблби — ничтожество. Он погубит твою галерею.

— Честно говоря, Габриель, я устал от разговоров на эту тему. До такой степени, что мне и на галерею стало наплевать. Знаешь что? Мне сейчас для подкрепления сил требуется нечто более крепкое, чем кофе. Ты как на это смотришь?

Габриель отрицательно покачал головой. Ишервуд же прошел к бару и плеснул себе в стакан примерно на дюйм джина.

— Что у тебя в рюкзаке? — осведомился он.

— Страховой полис.

— И на какой случай?

— На случай, если мне не удастся закончить работу над Вичеллио к сроку. — Габриель протянул рюкзак Ишервуду. — Открой.

Ишервуд отставил стакан с джином и расстегнул на рюкзаке «молнию».

— Боже мой, Габриель! Сколько же здесь денег?

— Сто тысяч фунтов.

— Я не могу взять твои деньги.

— Это не мои деньги. Это деньги Шамрона, которые ему передал Бенджамин Стоун.

— Бенджамин Стоун?

— Да, сам Бенджамин Стоун — великий и ужасный.

— Не понимаю, какого черта ты разгуливаешь с сотней тысяч фунтов, принадлежащих Бенджамину Стоуну.

— А тебе и не надо ничего понимать. Бери их — и не задавай лишних вопросов.

— Если эти деньги и в самом деле принадлежат Бенджамину Стоуну, то я, пожалуй, их возьму. — Ишервуд отсалютовал Габриелю своим стаканом. — Твое здоровье! Мне очень жаль, что в последнее время я думал о тебе не лучшим образом.

— И поделом мне. Я не должен был уезжать из Корнуолла.

— Все прощено и забыто. — Ишервуд уставился в свой стакан и разглядывал его содержимое не менее минуты. — И где она сейчас? Уехала из страны навсегда?

— Операция вступила в свою завершающую фазу.

— Эта славная девушка не будет по твоей милости подвергаться опасности?

— Надеюсь, нет.

— Я тоже. А еще я надеюсь, что у тебя с ней все сладится.

— О чем это ты толкуешь?

— А вот о чем. Я в этом проклятущем бизнесе почти сорок лет, и за все эти годы никому не удалось продать мне подделку. Димблби не раз на этом обжигался. Даже великий Жиль Питтави приобрел одну или две фальшивки. Короче, все на этом погорели. Но только не я. У меня, видишь ли, в этом смысле особый дар. Я, возможно, плохой бизнесмен, но мне всегда удавалось отличить подделку от подлинника.

— Надеюсь, ты уже добрался до сути того, что хотел мне сообщить?

— Да, добрался. Эта девушка, Габриель, — подлинник. Она чистое золото, и тебе, возможно, больше не представится случая такую встретить. Держись ее, Габриель, — вот что я тебе скажу. Поскольку если ты ее упустишь, то совершишь самую большую ошибку в своей жизни.

Часть третья

Реставрация

Глава 35

До Катастрофы Дауд эль-Хоурани жил в Верхней Галилее. Он был «муктар» — староста, и считался самым состоятельным человеком в деревне. У него имелось собственное стадо — несколько голов крупного рогатого скота, много коз и большая отара овец. Кроме того, он владел участком земли, где росли лимонные, апельсиновые и оливковые деревья. Когда плоды созревали, он и другие деревенские старейшины, собрав общину, объявляли, что настало время сбора урожая. Дауд и его семья жили в белом доме, где на прохладном полу из обожженной глины лежали красивые ковры и подушки. Жена родила Дауду пять дочерей и единственного сына — Махмуда.

Дауд эль-Хоурани поддерживал добрые отношения с евреями, которые осели на окружавших его деревню землях. Когда у еврейских поселенцев пересох колодец, Дауд послал своих людей помочь им выкопать новый. А когда несколько крестьян из его деревни заболели малярией, еврейские поселенцы помогли соседям-арабам осушить находившееся поблизости болото. В скором времени Дауд выучился говорить на иврите. И после того, как одна из его дочерей влюбилась в юношу из еврейского поселения, Дауд дал согласие на этот брак.

Потом началась война, а вслед за ней разразилась Катастрофа. Люди из клана эль-Хоурани вместе с большинством населявших Верхнюю Галилею арабов перешли ливанскую границу и обосновались в лагере беженцев неподалеку от Сидона. Лагерь имел такую же примерно организационную структуру, что и деревенское поселение в Верхней Галилее, и поэтому Дауд эль-Хоурани сохранил положение старейшины и уважаемого человека, хотя лишился и земель и скота. Теперь он жил не в большом белом доме, а в жалкой палатке, где летом было нестерпимо жарко, а зимой, когда поднимался ветер и начинались проливные дожди, сыро и холодно. Вечерами мужчины выходили из палаток, рассаживались вокруг костров и вели бесконечные разговоры, вспоминая Палестину. Дауд эль-Хоуран