Book: Грешные мысли



Грешные мысли

Бобби Смит

Грешные мысли

Глава 1

Новый Орлеан, 1863 год

— Мисс Иден! Подождите!

Мальчишеский голос остановил Иден Легран на выходе из сиротского приюта «Тихая гавань». Она обернулась. Пол Кэлсбик бежал через весь холл прямо к ней, несмотря на отчаянные протесты мисс Дженни.

— Мисс Иден! Не уезжайте! — В голосе Пола звучала мольба.

Мисс Иден была единственной в приюте, к кому он искренне привязался, — и вот сегодня утром он узнал, что она уезжает…

Иден обняла парнишку и прижала к груди.

— Это ненадолго, Пол, — поспешила заверить его она. — Обещаю.

— Мой папа тоже обещал, что вернется, когда уходил на войну! — Пол исступленно вырвался из ее объятий.

Иден знала, что отец Пола погиб в первые месяцы войны, а мать вскоре умерла от лихорадки. Ни братьев, ни сестер, ни другой родни у мальчика не было. Если бы не приют, быть бы ему, как и сотням других детей, которых осиротила война, беспризорником, пробиваться случайными подачками или воровством. Сердце Иден сжималось от жалости к этим детям.

Теперь Иден, по сути дела, стала для Пола второй матерью. Он так привязался к этой доброй, красивой девушке с темными волосами и карими глазами. И вот теперь и она… Слезы душили Пола, но он внушил себе, что большие мальчики не плачут. Он уже почти взрослый. Скорей бы уже совсем вырасти и отомстить этим проклятым янки за смерть отца!

— Я знаю, Пол. — Иден дотронулась до его щеки. В ясных голубых глазах мальчишки стояла боль. — Но мне надо посетить больную родственницу.

Это было неправдой — никакой родственницы на самом деле и в помине не было. Иден ужасно не хотелось лгать этому славному парнишке. Но назвать настоящую цель своей поездки она не могла ни ему, ни кому бы то ни было другому.

— Веди себя хорошо, Пол, и помогай мисс Дженни смотреть за младшими, за девочками — ты здесь старший как-никак и мальчик! Дел здесь много. Займешься чем-нибудь — и сам не заметишь, как пролетит время.

Полу хотелось удержать мисс Иден, вцепиться в нее и умолять ее не уезжать. Но это означало бы проявить слабость, да и товарищи задразнили бы его, назвали девчонкой. Мальчику ничего не оставалось, как вернуться к другим детям.

Иден вполне могла понять чувства Пола — его страх перед жизнью, потребность иметь кого-то, кто любил бы тебя и поддерживал. Он был так мал, а мир вокруг него так жесток. Иден и сама порой испытывала этот страх, но поддаться ему она не могла себе позволить.

Иден окинула сирот нежным взглядом. Ей и самой не хотелось покидать их, но она делала это ради них, чтобы их жизнь стала хотя бы немного лучше. А для этого нужно, чтобы война наконец прекратилась, и Иден внесет в это благородное дело свой вклад, на который она способна. Скорей бы и в самом деле прекратилась эта братоубийственная бойня, эта корежащая людские души ненависть.


…Рост численности населения на Севере был гораздо выше, чем на Юге, — в основном за счет потока эмигрантов из Европы. На Севере имелись развитая промышленность и густая сеть железных дорог. На сельскохозяйственном Юге промышленность почти отсутствовала, железных дорог было мало. Север был богат хлебом — Юг целиком зависел от подвоза хлеба извне. Зато на Юге были обширные хлопковые плантации, и северяне хотели иметь возможность распоряжаться южным хлопком в своих целях. Юг же вел оживленную торговлю хлопком с Англией и другими странами, вывозил много сырья за границу и требовал свободы торговли. К тому же с расширением колонизации Запада вставал вопрос, в чьих руках — северян или южан — будет находиться громадный рынок сбыта промышленной и сельскохозяйственной продукции.

Поначалу столкновения между северянами и южанами, как правило, заканчивались компромиссами. Но в 1861 году на президентских выборах победил Авраам Линкольн — кандидат от северян. Южные штаты приняли решение об отделении. И когда 14 апреля южане после двухдневной осады захватили правительственный форт Самтер в Южной Каролине, началась настоящая гражданская война.

Поначалу северяне потерпели ряд поражений — армия южан была лучше вооружена и организована. Но постепенно северяне собрались с силами, и тогда перевес оказался уже на их стороне.

Когда отец и брат Иден уходили на войну, у нее возникла было мысль взять оружие и идти сражаться плечом к плечу вместе с ними — но, разумеется, это было невозможно: женщин в армию не брали. Нужно было найти способ помочь родине как-нибудь по-другому. И Иден нашла два способа для этого — работа в приюте и еще один, о котором мало кто знал. Даже мать Иден не была посвящена во все подробности.

Решительно повернувшись, чтобы идти, Иден заметила Эйдриана Форрестера. Директор приюта — высокий мужчина средних лет, во внешности которого странным образом сочетались грубоватость и обаятельность, — стоял в дверях своего кабинета, не сводя пристального взгляда своих орлиных глаз с Иден. Потеряв на войне ногу, Эйдриан наловчился весьма сносно ходить на деревянном протезе, но вернуться в строй уже не мог. По-прежнему горя желанием быть полезным родине, он решил организовать приют для детей, которых осиротила война. После некоторых мытарств Форрестеру удалось воплотить свою мечту — власти предоставили ему для этой цели большой трехэтажный дом.

— У Пола какие-то проблемы? — спросил Эйдриан у Иден, подойдя к ней на своей деревяшке.

— Никаких, мистер Форрестер, — поспешила уверить она его. — Он просто хотел со мной попрощаться.

— Стало быть, ты все-таки уезжаешь, Иден? — переспросил директор.

— Да. Через полчаса я должна встретиться с мамой у причала.

— Будь осторожна, Иден!

Их взгляды встретились. Эйдриан знал настоящую цель поездки Иден — она ехала по его же заданию, — но играл роль перед детьми и Дженни. Чем меньше они знают, тем лучше.

— Постараюсь, — обещала она.

Покидая приют, Иден больше ни разу не обернулась и потому не видела, что Пол смотрел ей вслед из окна, пока она не скрылась из виду.

В порту было полно народу, всюду царила суматоха. Грузчики-негры бойко разгружали какие-то мешки с прибывшего грузового судна, толпившиеся на берегу носильщики громогласно предлагали свои услуги, разряженные пассажиры были не тише и не беспокойнее обычного. На посторонний взгляд — обычная, казалось бы, картина. И лишь одна деталь — присутствие большого отряда солдат-янки — говорила Иден, что на самом деле все не так радужно. Новости были неутешительными. Виксберг пал.

Увидев, судя по всему, уже давно ждавшую ее мать, Иден велела извозчику остановиться.

Дочь удивительно походила на свою мать — те же густые темные волосы, только еще не тронутые сединой, те же лучистые глаза. Разве что Франсин была чуть поменьше ростом и пополнее дочери, а лицо, несмотря на возраст, было необычайно гладким, если не считать добрых морщинок вокруг глаз.

Франсин крепко обняла дочь, когда та подошла к ней.

— Я знала, что ты придешь, — сказала она. — Как дела в приюте?

— Нормально, — кивнула та. — Я буду скучать по детям, но, в конце концов, это ведь ненадолго.

«Если только все пройдет как надо», — подумала мать, но вслух говорить не стала.

Пароход уже ждал их, дымя трубой. Носильщик подхватил саквояжи обеих дам, и они последовали за ним, держа в руках лишь шляпные коробки. Нервы Иден были на пределе, но она всеми силами старалась не выдавать этого — по крайней мере до тех пор, пока они не останутся одни в каюте. Лишь когда дверь за носильщиком закрылась, мать и дочь вздохнули с облегчением.

— Слава Богу, пока все гладко! — Иден поставила свою коробку на кровать.

— Твой отец, когда узнает, будет гордиться тобой! — улыбнулась Франсин.

— Он будет гордиться нами, — поправила Иден. — Но пока еще рано говорить, что дело сделано.

Последнюю фразу Иден произнесла едва слышно. Конспирация в таком деле не может быть чрезмерной…

Но пока все шло своим чередом. Кто со стороны мог подумать, что в саквояжах и шляпных коробках самых обычных на вид светских дам на самом деле не платья и шляпы, а оружие и боеприпасы?

Взревев, пароход начал отчаливать.

— И что теперь? — спросила Франсин.

— Пока ничего. Делаем вид, что мы обычные пассажирки. Для отвода глаз можно прогуляться по палубе.

— Можно. Я чувствую, что, если останусь в каюте, буду слишком нервничать.

Для прогулки по палубе у Иден были свои основания — не привлекая к себе внимания, хорошенько разведать, сколько солдат охраняет пароход. Для успеха их дела важна любая деталь.

— Сколько у нас времени? — спросила мать.

— Не могу сказать с точностью, — прищурилась Иден. — Но, во всяком случае, мы не должны ничего предпринимать, пока не отойдем подальше от Нового Орлеана.

Для этого путешествия специально был выбран самый маленький пароход. Чем меньше свидетелей, тем лучше…

Мать и дочь прогулялись по палубе, посидели в креслах под навесом, любуясь проплывавшими мимо них живописными берегами… В каюту вернулись лишь далеко за полдень. Поспели как раз вовремя — через несколько минут после их возвращения раздался стук в дверь. На пороге стоял молодой человек в рабочей одежде. В руках у него был чемодан, в каких рабочие обычно носят свои инструменты.

— Мое почтение, дамы, — произнес он. — Плотника вызывали?

— Да. — Иден сразу же узнала в высоком рыжеволосом «плотнике» Стива Реднора — несколько недель назад она встречалась с этим человеком в кабинете у Эйдриана. Войдя, Стив плотно закрыл за собой дверь.

— Все в порядке, Стив? — шепотом спросила она.

— Благодарение Господу, — откликнулся тот. — Сделаем дело после полуночи, когда все стихнет. Товар у вас?

— У нас. — Иден указала кивком головы на саквояжи и коробки, и вскоре их опасное содержимое перекочевало в чемодан Стива.

— Мы с мамой прогулялись по палубе, — сказала она. — Насколько я могу судить, пароход охраняют всего два солдата.

— Мы тоже все проверили, — откликнулся Стив. — Если все сработает как надо, никто не пострадает.

— Сработает. Должно сработать, — уверила его она. Еще раз осмотрев оружие, Стив закрыл свой чемодан.

— Будьте осторожны, сэр! Да хранит вас Бог! — Франсин перекрестила молодого человека, словно видя в нем в этот момент своего сына Роберта, сражавшегося сейчас вместе с отцом, Джеймсом, где-то на Западе…

— Благодарю вас, мэм! — «Плотник» покинул каюту.

Обменявшись взглядами, мать и дочь стали готовиться к выходу на ужин. Нужно не только переменить наряды, как того требует светский этикет, но и подготовиться морально — ничто в их поведении не должно вызвать у кого бы то ни было и тени подозрения.

Ужин был роскошным, но все эти деликатесы, как и светская болтовня сидевших за соседними столиками людей, проходили мимо сознания Иден, — мысли ее сейчас были слишком заняты другим. Скорее бы и в самом деле кончилась эта ночь! Чем ближе стрелки часов подходили к полуночи, тем сильнее становилось душевное напряжение Иден. Да, ей не впервые приходится выполнять задания Эйдриана и его людей, но столь ответственное — в первый раз. Иден и гордилась этой ответственностью, и чувствовала, что бремя слишком велико. Господи, лишь бы все удалось!

— Спокойной ночи, родная! — произнесла Франсин, укладываясь наконец спать в темноте.

— Спокойной ночи, мама. Дай Бог, чтобы она была действительно спокойной!

— Все обойдется, Иден. Стив и другие постараются.

— Дай-то Бог.

Посреди ночи Иден и Франсин, томившихся в тревожном полузабытьи, подняли на ноги ружейные выстрелы.

— Вот оно! Началось! — Переполненная эмоциями, Иден выскочила из постели.

— И что мы должны делать? — спросила Франсин, тоже встав с кровати.

— Наша миссия выполнена. Теперь осталось лишь изображать из себя перепуганных насмерть пассажирок. — Иден завернулась в простыню поверх ночной рубашки.

— Мне и изображать не надо — я на самом деле перепугана не на шутку! — Франсин действительно дрожала всем телом.

Иден и сама не могла сказать, что не испытывает страха. То, что они помогли своим, переполняло ее гордостью, но ее по-прежнему мучил страх, вдруг что-нибудь получится не так. Если, не дай Бог… Малейшая ошибка может оказаться роковой. Многие могут пострадать. Кроме того, выявится и их, Франсин и Иден, роль в этом деле, и тогда не миновать им тюрьмы. А если Форрестер и Иден окажутся в тюрьме, на кого останутся приютские дети? На одну лишь Дженни.

Иден приоткрыла дверь каюты. В этот момент мимо как раз пробегал перепуганный коридорный.

— Что происходит? — спросила Иден, стараясь играть свою роль естественно. — Я, кажется, слышала выстрелы!

— Оставайтесь в каюте, мисс! — бросил коридорный на бегу, даже не оборачиваясь.

Иден закрыла дверь.

— Пожалуй, лучше одеться, мама, — сказала она. Обе переоделись в дневное, хотя стояла кромешная ночь, и застыли в ожидании.

Прошла, как им казалось, вечность, пока не раздался наконец настойчивый стук в дверь.

— Всем пассажирам покинуть каюты! — прогремел зычный бас. — С собой брать только самое необходимое!

Выйдя на палубу, мать и дочь увидели, как человек с пистолетом в руке, в котором Иден узнала одного из людей Форрестера, теснил всех к лестнице, ведущей к нижней палубе. Женщины и дети были в истерике, мужчины пытались расспросить человека с пистолетом, в чем дело, чего он, собственно, хочет, но тот лишь угрожающе кричал на них, потрясая своим оружием. На палубе Иден заметила несколько членов команды и янки-охранников, сидевших со связанными за спиной руками. Вокруг них кольцом стояли вооруженные люди. Иден и Франсин ничего не оставалось, как присоединиться к общей массе пассажиров.

Иден одолевали смешанные чувства. Ее трясло от возбуждения и страха, и одновременно она испытывала удовлетворение от того, что все прошло успешно — ни жертв, ни крови. Янки не смогут захватить оружие и повернуть его против южан.

— Всем покинуть пароход! — послышался голос Стива. — Всем на берег!

План был прост: избавиться от пассажиров и нижних чинов команды (с ними ничего не случится — на следующий день их наверняка подберет какое-нибудь проходящее мимо судно) и, завладев пароходом, направить его вверх по течению, в условленное место, где оружие будет передано кому следует, а пароход в конце концов сожжен.

Кое-кто из пассажиров попытался было протестовать, но вскоре они поняли, что им ничего не остается, как подчиниться командам Стива.

Лейтенанта Брейдена Мэтьюза душила бессильная злоба, голова раскалывалась на части. Сидя на палубе со связанными руками, Брейден злился в первую очередь на самого себя — во время плавания нельзя расслабляться ни на минуту. Он все-таки как-никак отвечает за безопасность пассажиров! Южане, переодетые рабочими, просто оглушили его ударом по голове, и, когда он снова пришел в себя и понял, что же произошло, было уже поздно. Что ж, впредь наука — на войне не расслабляйся, противник не дремлет.

— Что делать, лейтенант? — шепнул сидевший рядом с Брейденом капрал Даннер, когда ближайший к ним человек из охраны южан на минуту отошел немного подальше.

— Пока — ничего не делать, — шепотом, чтобы не привлекать к себе внимания, ответил Брейден, пытаясь тем временем как-то освободиться от пут.

Глядя на пассажиров, теснимых на берег захватившими пароход южанами, Брейден отметил, что среди пассажиров есть несколько боеспособных мужчин. Если ему удастся освободиться, атаковать одного из охранявших и эти мужчины придут к нему на помощь (а пассажиры, как знал Брейден, в большинстве своем сочувствуют северянам), вместе они, возможно, смогут отбить пароход у противника. Врагов, по его подсчетам, не так уж и много — где-то около двадцати. Брейден не знал, что собираются предпринять захватчики, но надо же что-то делать.

Запястья Брейдена были все в крови, но он, не придавая этому значения, пытался освободиться от веревок. Наконец лейтенанту удалось высвободить одну руку.

Брейден внутренне напрягся, выжидая подходящий момент, но внешне старался этого не проявлять. Вскоре, когда охранявший его имел неосторожность отвернуться, Брейден, мгновенно вскочив, точным движением выбил из его руки пистолет. — Лейтенант Брейден Мэтьюз всегда был решительным человеком, но в этот момент — как никогда в жизни. Очевидно, отчаяние придавало ему решительности. Брейден и южанин сцепились в мертвой хватке, катаясь по палубе.

Другие южане, теснившие в это время пассажиров на берег, оставили их и устремились на помощь товарищу.

Иден как раз собиралась сойти с парохода, когда увидела, как лейтенант-янки напал на одного из охранников южан. Застыв, Иден в немом ужасе наблюдала за сценой.

Брейдену удалось пересилить своего противника. Выхватив у него пистолет, лейтенант направил его на приближавшихся южан.

Но было уже поздно — те опередили его.

— Нет! — пронзительно завизжала Иден, когда янки упал, заливая палубу кровью.

Среди пассажиров поднялась паника. Южанам пришлось разделиться — одним вернуться к пассажирам, другим остаться на пароходе. На раненого лейтенанта никто из южан не обращал внимания, и он продолжал лежать на палубе, истекая кровью.



Иден не раздумывала ни минуты. Надо срочно помочь этому человеку! Бросив свои пожитки, Иден вдруг решительно бросилась к раненому.

— Вернитесь, мисс! — прикрикнул на нее тот, кто стрелял. Иден не подчинилась и подбежала к раненому.

— Что случилось? — Продравшись сквозь толпу, рядом с Иден оказался Стив Реднор.

Стрелявший вкратце объяснил.

— Ради Бога, Стив, — молила Иден, — не бросайте его умирать! Позвольте мне ему помочь!

Стив поколебался с минуту. Вообще-то он собирался взять парочку пленных… Так что лучше, если этот лейтенант останется в живых.

— Хорошо, — кивнул наконец он.

Иден не стала терять времени. Не обращая внимания на запачкавшую палубу кровь, она склонилась над раненым и осмотрела его. Пуля-попала в плечо, и лейтенант потерял много крови. Иден расстегнула мундир офицера и, разорвав на нем рубаху, перевязала рваную рану полосой от своей нижней юбки. Разумеется, было бы лучше, если бы раненому помогал профессиональный врач, но такого, видимо, на пароходе не оказалось. Иден была одна — даже мать почему-то не спешила ей на помощь. При прикосновении девушки лейтенант поморщился от боли и застонал.

— Спокойно, — поспешила утешить его Иден. Она не знала, что побудило лейтенанта напасть на охранника — безрассудная смелость или же непроходимая глупость.

Чтобы не терять сознания, Брейден попытался сесть — и все его тело пронзила нестерпимая боль. Он рухнул бы назад, если бы его не поддержали заботливые девичьи руки.

— Не шевелитесь, сэр!

Напрягая ускользающее сознание, Брейден попытался вглядеться в склонившееся над ним лицо. Привлекательная юная женщина, густые темные волосы, карие глаза, смотрящие на него с нежностью. Может быть, он уже в раю и это ангел?

— Лежите спокойно. — Голос девушки-видения звучал словно нежнейшая музыка. — Все будет хорошо.

— Жив? — осторожно спросил Стив, наклоняясь над раненым.

— Да. Но здесь нужен врач. Хотя бы для того, чтобы извлечь пулю.

— Перевяжите его как следует и высаживайтесь на берег! — произнес Стив тоном, не терпящим возражений. — Нечего с ним особо церемониться!

— Я не брошу его здесь! Стив повторил свой приказ.

Иден колебалась. Она могла понять логику Стива: этот человек — враг, а на войне как на войне — жалеть врагов нельзя. Но как ни пыталась Иден ожесточить свое сердце, уверяя себя, что пора бы уже привыкнуть к смертям и крови, каждый раз при виде человеческих страданий ее сердце снова сжималось от боли.

— Я возьму его с собой, — предложила она.

— Нашли кого жалеть! — поморщился Стив. — Пусть скажет спасибо, что я позволил вам перевязать его!

Поняв, что Стив непреклонен, Иден, вздохнув, оторвала от юбки еще несколько полос и перевязала раненого как можно туже, чтобы остановить кровь. Иден поразило, с каким мужеством молодой человек переносит эту болезненную операцию — за все время с его губ не сорвалось ни звука. Глаза офицера были закрыты, но Иден поняла, что он в сознании — по напрягшимся мускулам лица можно было видеть, с какой болью приходится ему справляться.

Закончив перевязку, Иден начала подниматься, но тут рука лейтенанта сжала ее запястье с силой, неожиданной для находящегося в полубессознательном состоянии. Глаза северянина вдруг широко распахнулись, и Иден была поражена их выражением.

— Спасибо! Вы настоящий ангел! — прошептал он.

— Да хранит вас Бог! — произнесла в ответ Иден. Пальцы лейтенанта разжались, и рука бессильно опустилась. Губы его зашевелились, он явно пытался что-то сказать, но вместо этого снова впал в забытье.

Бросив на офицера последний взгляд, Иден поспешила присоединиться к остальным пассажирам.

— Все в порядке? — настороженно спросила ее мать.

— Со мной — да. Но этот офицер…

— Умер? — испугалась та.

— Жив. Но если ему вовремя не помогут…

Мать и дочь молча смотрели, как южане, избавившись наконец от пассажиров и ненужных членов команды, отчаливают, оставляя их на пустынном берегу в непроглядной ночи.

Глава 2

Сент-Луис

— Как это случилось? — Трясясь от гнева, Логан Мэтьюз уставился на Ларри Котлера, шефа секретной полиции. — Я хочу знать подробности!

Логан был не женат, хотя ему было уже тридцать. Родители его давно умерли. Брат был для него единственным близким человеком на всем белом свете. И вот теперь до Логана дошли слухи, что Брейден попал в плен. Подробностей Логан не знал. А вдруг Брейдена уже нет в живых? Логану не хотелось думать об этом.

— Как тебе известно, — Ларри, как всегда, был невозмутим, — твоему брату было поручено охранять оружие, которое переправляли на Север из Нового Орлеана. Но на судно проникло несколько переодетых повстанцев, и они захватили пароход в свои руки. Насколько мне известно, твой брат пытался оказать им сопротивление, в него стреляли.

Логан почувствовал, как у него словно что-то оборвалось внутри.

— Он убит?

— Только ранен, — поспешил успокоить его Ларри. — Повстанцы захватили Брейдена и его напарника в плен. Затем они пошли по реке вверх, встретились со своими, передали им оружие, а пароход сожгли.

— Я еду, — решительно заявил Логан.

— Я так и знал, — Ларри удовлетворенно потер руки, — что ты заинтересуешься этим заданием!

Ларри считал Логана одним из своих лучших сотрудников. Кто еще может так хитро сплести шпионскую сеть — или распутать хитро сплетенную сеть противника? А уж если дело касается его брата, то Логан перевернется, но доведет дело до конца. К тому же Логан немного знал Новый Орлеан — лет восемь назад ему приходилось бывать там.

— Что мы вообще знаем об этом деле? — После того как Логан принял твердое решение, ярость его прошла — осталась лишь железная логика.

— Очень мало. Списки пассажиров, разумеется, сожжены вместе с пароходом. Несколько имен, правда, нам удалось узнать из газет. Вся информация здесь. — Шеф протянул Логану папку. — Как сообщают наши источники в Новом Орлеане, в городе и его окрестностях имеется несколько подозреваемых.

— И это все, что удалось узнать? — фыркнул Логан.

— А ты что думал? Когда пароход обнаружили, все, что от него осталось, — обгорелый скелет. Преступники, должно быть, пересели на другой пароход. Никаких следов обнаружить не удалось.

Логан мрачно усмехнулся.

— Я назову несколько имен подозреваемых, — продолжал Ларри. — Во-первых, некий Эйдриан Форрестер. Воевал на стороне повстанцев, в одном из сражений потерял ногу, вернулся в Новый Орлеан и основал приют для осиротевших детей повстанцев под названием «Тихая гавань». Во-вторых, Натаниэль Толботт, банкир, имеет обширные связи с обеими сторонами и, возможно, передает повстанцам информацию. Ну, и еще кое-кто.

— Здесь, — он указал на папку, — найдешь. За последнее время в городе и окрестностях произошло еще несколько мелких инцидентов, в которых, как мы полагаем, замешаны те же люди. Поймать с поличным, правда, никого не удалось. Но по крайней мере, насколько нам известно, все эти люди сочувствуют повстанцам. Твоя задача — собрать о них побольше информации. Когда ты собираешься ехать?

— Прямо сегодня. — Логану не хотелось медлить. Брат его ранен и взят в плен. Чем раньше он, Логан, окажется в Новом Орлеане и начнет расследование, тем лучше. К тому же ничто не держало Логана в Сент-Луисе.

— Отлично, — произнес Ларри.

— Я уже придумал себе легенду, — сообщил Логан. Ларри с любопытством посмотрел на него.

— Его преподобие Логан Мэтьюз, — заявил тот, — отправляется на Юг, чтобы проповедовать заблудшим душам. Неплохой маскарад?

— По-моему, отличный! — поцокал языком Ларри. — Уверен, никто не подкопается.

Ларри в который раз не без удовольствия отметил про себя, что в Логане он никогда не ошибался. Что ни говори, этот парень — голова! Проповедник — нейтральная сторона в любой войне, Божьего посланца с одинаковым радушием будут готовы принять по обе стороны фронта. В таком обличий проблем проникнуть куда бы то ни было у Логана возникнуть не должно.

Ларри поведал Логану приметы двух агентов в Новом Орлеане и объяснил, как выйти с ними на связь.

— Я уведомлю их о тебе, — произнес шеф. — Раз уж ты «записался» в проповедники, пароль твой, пожалуй, будет такой: «Я ищу в этом городе заблудшие души». Согласен?

— О'кей! Постараюсь запомнить! — кивнул Логан, подумав о том, что на самом деле он отправляется в эту поездку на поиски лишь одной потерянной души — своего брата.

Ларри встал и протянул ему руку:

— Удачи, Логан. — Взгляд его посерьезнел. — Обоснуешься в Новом Орлеане, извести меня, как с тобой связаться.

— Разумеется, — кивнул тот, — как только, так сразу…

Логан вышел из кабинета Котлера. Никогда еще Логан Мэтьюз не горел таким желанием сразу же приступить к заданию. Задание было, может быть, не самым сложным по сравнению с теми, что до сих пор выпадали ему, но для самого Логана — самым серьезным. От его успешного решения зависела теперь судьба брата. Нужно действовать решительно и быстро и, главное, не совершать ошибок.


Пестра и беспокойна была жизнь Нового Орлеана. Здесь еще доживали свой век аристократические салоны французских помещиков-колонистов, недавних хозяев Луизианы. Город наводняли толпы авантюристов всех национальностей, привлекаемые громадным товарным оборотом южного порта и возможностью нажиться путем участия в какой-нибудь рискованной разбойничьей экспедиции против индейцев или мексиканцев. Кроме того, Новый Орлеан был одним из крупнейших центров работорговли и одним из «опорных пунктов» всякого рода спекулянтов, которые настойчиво стремились проникнуть в отдаленные уголки Американского континента и завладеть всеми его богатствами, о которых ходили легенды. В жизни города резко бросался в глаза контраст между вопиющей нищетой и безумной роскошью. Охотник или странствующий купец, с опасностью для жизни сколотивший себе за долгие месяцы, а то и годы кое-какой капитал, рисковал мгновенно потерять все свои сбережения в каком-нибудь игорном притоне, где орудовали шулеры, выигрывая бешеные деньги и затем пуская их на ветер в разнузданных кутежах.

Близка была и Мексика. В Новом Орлеане жило много мексиканцев, в основном политических эмигрантов, искавших убежища в США. В самой Мексике шла отчаянная борьба за власть между несколькими партиями, «перемоловшая» не одну человеческую судьбу.

Но на первый взгляд только что прибывшего человека город мог показаться уютным, сонным и мирным.

Путь до Нового Орлеана показался Логану бесконечным. Приехав в город, он первым делом снял номер в гостинице и без промедлений начал готовиться к задуманной операции. Логан понимал, что для того, чтобы дело увенчалось успехом, ему необходимо отбросить все личные пристрастия, все эмоции. Но, когда родной брат в беде, сделать это очень сложно.

Логан облачился в строгий черный сюртук и белую рубашку с галстуком — в таком костюме он меньше всего мог привлечь пристальное внимание к своей персоне. Библия в черном кожаном переплете в руках — и eго преподобие Логан Мэтьюз готов к «охоте» за заблудшими душами.

Первым делом Логан собирался отправиться на причал. Там, как сказал ему Ларри, он должен встретиться с одним из агентов — свободным чернокожим по имени Сэм Холл. Интересно, какие подробности сообщит ему этот Сэм о злополучном пароходе?

Следующим пунктом программы Логана должно стать посещение сиротского приюта. Чтобы втереться в доверие к персоналу приюта, «его преподобие» должен предложить им весьма солидную сумму, якобы собранную его прихожанами в качестве пожертвований на сирот. Легенда была правдоподобной — многие сочувствующие южанам в Сент-Луисе действительно знали о приюте Форрестера и были не прочь ему помочь. К тому же если работники приюта, вряд ли избалованные деньгами, увидят увесистую пачку купюр, то наверняка сразу же поверят в любую историю.

Оседлав коня, Логан направился в сторону причала.

Несмотря на осадное положение, причал оказался весьма людным и оживленным.

«Можно представить себе, — подумал Логан, — какая суета царила здесь в мирное время, если уж в военное…»

Найдя по приметам док, в котором, как сказал ему Ларри, работал Сэм, Логан спешился, вооружился Библией и привязал свою лошадь.

Увидев проповедника, Сэм, грузивший в этот момент какие-то ящики на пароход, сам направился к нему навстречу.

— Заблудились, ваше преподобие? — спросил негр, ослепив Логана белозубой улыбкой.

— Нет, сын мой, я ищу заблудшие души, — произнес Логан, пристально рассматривая своего нового знакомого — крупного, мускулистого человека с умными, проницательными глазами.

— В этом городе, сэр, — снова улыбнулся чернокожий, — вы их наверняка найдете! — По взгляду Сэма Логан понял: тот отлично осознает, кто перед ним.

— Меня зовут святой отец Логан Мэтьюз, — представился Логан.

— Сэм Холл, — кивнул тот в ответ. — Удачи вам, сэр, в вашем Божьем деле!

— Спасибо, Сэм, но для моего дела мне, помимо удачи, нужно еще кое-что. — Логан намекал на информацию, каковой, возможно, обладал Сэм.

— Понимаю, — кивнул Сэм. — Что ж, встретимся здесь же в полночь. Вы сможете прийти, ваше преподобие?

— Приду, — пообещал Логан. — Я…

Слова его вдруг были прерваны чьим-то криком с того места, где стояла его лошадь:

— Караул! Грабят!

Обернувшись, Логан увидел малорослого, щуплого парнишку лет десяти — судя по всему, беспризорника, — улепетывающего во всю прыть от еле поспевающего за ним грузного мужчины. Юный грабитель явно хотел умыкнуть лошадь Логана, намереваясь на нее вскочить.

— До встречи, — бросил Логан Сэму и побежал к своему мустангу.

Парнишка уже схватился было за уздцы и занес ногу в стремя, но толстяк вовремя схватил его мертвой хваткой. Парень отчаянно пытался вырваться, но силы, разумеется, были не равны.

— Что происходит? — обратился Логан к толстяку, по внешнему виду явно торговцу.

— Этот мерзавец украл из моей лавки кое-какой товар! — От погони и гнева мясистое лицо торговца стало багровым, как свекла.

— Не крал я ничего! Отпустите! — Парнишка извивался, как змей, хотя это было трудно в его положении.

— Если ты ничего не крал, сынок, — спокойно произнес Логан, — ты, я думаю, не будешь возражать, если этот джентльмен обыщет твои карманы? Если ты невиновен, тебе нечего бояться!

Парнишка, немного опешив, покосился на Логана, затем на Библию в его руках. Воспользовавшись замешательством парня, толстяк потянулся к его карману. Но для того чтобы иметь возможность его обыскать, торговец был вынужден ослабить свою хватку. Парнишка снова рванулся, и на этот раз ему, пожалуй, удалось бы удрать, если бы Логан не сгреб его за воротник.

— Смотрите, ваше преподобие! — Торговец извлек из кармана мальчишки полбуханки хлеба и яблоко. — Я же говорил, что он вор! Задать бы тебе, мерзавец, хорошую порку, чтобы впредь неповадно…

— Я заплачу вам, — перебил вдруг его тираду Логан.

Толстяк во все глаза уставился на него:

— Вы, ваше преподобие? Но он для вас — никто…

— Ты не убежишь? — вместо ответа торговцу спросил Логан у парнишки. — Могу я тебе доверять?

— Не убегу.

— Обещай.

— Обещаю.

Логан отпустил его воротник.

— Какая сумма удовлетворит вас? — спросил он у торговца.

Толстяк назвал сумму. Вынув кошелек, Логан без лишних слов протянул ему деньги. Удивлению торговца не было предела.

— Вы знаете этого парня? — спросил он у Логана.

— Знаю. Он дитя Божье, как и все мы. — Логан потрепал парнишку по плечу, с удивлением отметив про себя, как он худ — кожа да кости. Сколько таких детей осиротила война, заставив жить на улице и перебиваться воровством или милостыней!..

— Возьмите, ваше преподобие. Вы заплатили, это вам. — Торговец протянул Логану краденые хлеб и яблоко. — Удачи вам с вашим «сыном Божьим», но на вашем месте я бы не спускал с этого пострела глаз. С такими надо построже, и так распустились дальше некуда! — Опустив деньги в карман, владелец лавки удалился.

— Все в порядке, ваше преподобие? — спросил Сэм, вместе с другими рабочими наблюдавший за этой сценой.

— Слава Богу, — откликнулся Логан. Он кивнул Сэму еще раз, молча подтверждая договоренность встретиться в полночь, и негр удалился.

— Как тебя зовут, сынок? — обратился Логан к парнишке.

— Я вам не сын, — огрызнулся тот.

— Я спрашиваю, как тебя зовут, — повторил Логан.

— Марк. Марк Уильямс.

— Рад познакомиться, Марк Уильямс. А мое имя — отец Логан Мэтьюз.

Парень промолчал, лишь окинув Логана недоверчивым взглядом.

— Что-то ты неразговорчив, Марк! Где же твои родители?

— Оба умерли, — неохотно признал тот.

— Где ты живешь?

Марк молчал. Он не собирался говорить этому святоше, что живет на улице, что воровство давно уже стало его «профессией». Зачем? Кто он ему? Ни одному человеку в мире до сих пор не было дела до Марка Уильямса, а если кто-нибудь и проявлял к нему интерес, то за этим всегда стояла какая-нибудь корысть. С чего бы вдруг этот человек оказался не таким? Да, его преподобие почему-то вдруг заплатил за него — но, видимо, он преследует какую-то свою тайную цель. В человеческое благородство Марк давно уже не верил. Жизнь — жестокая штука, не ты — так тебя…



— Марк, — спросил Логан, — когда в последний раз ты как следует обедал?

Марк молчал. Что толку отвечать? Все равно ведь не накормит!

— Возьми, это тебе. — Логан протянул парнишке злополучные хлеб и яблоко.

Марк недоверчиво покосился на него, но уже в следующий момент жадно впился зубами в буханку.

— А теперь садись на лошадь, — приказал Логан.

Марк, перепуганный не на шутку, готов был задать деру, но его остановил взгляд проповедника, лучившийся поразительной добротой и сочувствием. Парнишка замялся в нерешительности.

— Садись, садись! — ободрил его Логан. — Я не сделаю тебе плохого, обещаю.

Марк сел на лошадь.

— Куда мы едем? — спросил он.

— Я собираюсь отвезти тебя в сиротский приют.

— Не хочу я ни в какой приют! — Марк опять хотел было спрыгнуть, но Логан удержал его:

— Ты не хочешь жить в нормальном доме, спать в чистой постели, есть как следует три раза в день?

— А вы когда-нибудь жили в приюте? — с вызовом произнес парень. Марк понятия не имел, что такое приют, но ему слабо верилось в то, что есть на земле место, где ему, Марку Уильямсу, будет хорошо. С какой стати?

— Я собираюсь там работать.

Марк скептически окинул священника глазами, все еще не доверяя ему полностью.

— Почему вы помогаете мне? — спросил он.

— Это мое призвание, — ответил Логан.

Этот ответ, по-видимому, не удовлетворил парня. Логан понимал скептицизм Марка. Можно ли ожидать доверия от того, кто в столь юном возрасте оказался один на один с циничным, жестоким миром, успел познать самое его дно? Знай Марк настоящую причину, побудившую Логана помогать ему, он бы разуверился в нем еще больше. Не мог же он открыто сказать мальчику, что берет с собой сироту, чтобы поднять свой престиж в приюте и втереться в доверие к людям, работающим там! Впрочем, в какой-то степени совесть Логана была все-таки чиста — он действительно испытывал жалость к этому славному парнишке.

Глава 3

Пол прибирался в зале наверху вместе с другими мальчиками, когда его внимание привлек какой-то шум на улице. Подойдя к окну, Пол увидел двух солдат-янки — судя по всему, сильно пьяных, — о чем-то споривших с двумя молодыми дамами, в которых Пол узнал помощниц мисс Иден — мисс Габриэллу и мисс Веронику.

— Кого вы из себя строите, вонючие южане? — кричал капрал Том Лейтон, дыша Габриэлле перегаром в лицо.

— Думаете, вы лучше нас? — поддержал товарища рядовой Рич Моран.

— Мы не думаем, — спокойно отвечала девушка, — мы знаем это!

— Сукина дочь! — Лейтон с трудом держался на ногах. — Город наш! Мы вас завоевали!

— Город — да, — с тем же достоинством, что и подруга, заявила Вероника. — Но это не значит, что вы завоевали нас. Пойдем, Габриэлла.

— Пойдем. Разрешите пройти, джентльмены!

Девушки сделали попытку обойти нахалов, но Лейтон преградил им путь:

— Я вам покажу, шлюхи вонючие, кто кого завоевал! — Протянув руку, он схватил Габриэллу. Та визжала, пытаясь вырваться, но капрал держал ее, словно в тисках. Вероника бросилась было на помощь подруге, ударив Лейтона своей сумочкой, но Моран, не церемонясь, заломил ей руку за спину самым грубым образом.

— Отпустите! На помощь!

У Пола внутри все кипело. Кто дал право этим свиньям так обращаться с этими милыми, добрыми женщинами? Мальчик уже не в первый раз видел, как развязно ведут себя янки, захватившие город — считают, видимо, что раз победили, то им все дозволено, что во время войны их начальству не до того, чтобы наказывать их за свинское обращение с мирным населением… Но чем помочь Габриэлле и Веронике? Пол распахнул окно.

— Ненавижу проклятых янки! — что было мочи заорал он.

— Это еще что за черт? — Рич Моран поднял глаза. Пол схватил первую попавшуюся под руку вещь — ночной горшок.

— Пол! Что ты делаешь? — испугался один из мальчиков, но Пол, не раздумывая, зашвырнул горшком вместе с его содержимым в негодяев, посмевших обижать беззащитных женщин.

Пол не промахнулся — горшок попал как раз в одного из нападавших, сбив с ног одного и перепачкав с головы до ног обоих. Женщин, правда, тоже немного запачкало, но тут уж… Воспользовавшись столь неожиданным поворотом событий, девушки поспешили сбежать, так и не поняв, откуда вдруг взялся столь необычный «снаряд».

— Тысяча чертей! Это еще что такое?! — «Бравые» вояки были вне себя. Подняв головы, они заметили в окне дома с десяток детей, наблюдавших за ними со смешанным чувством страха и любопытства.

— Что это за чертов дом? — прорычал Лейтон. Моран посмотрел на вывеску:

— Приют для сирот этих вонючих повстанцев.

Этот факт еще сильнее раззадорил обоих. Шатаясь, они направились к входу. Не потрудившись даже постучаться, капрал яростным пинком вышиб дверь.

В этот момент Иден находилась на кухне. Она отдавала кухарке распоряжения о предстоящем ужине, когда услышала какой-то грохот внизу. Испугавшись за детей, она поспешила вниз, и взгляду ее предстало отвратительное зрелище: двое пьяных до потери человеческого облика солдат ввалились в приют, как к себе домой. Хуже, чем к себе домой. В собственном доме не вышибают двери, даже напиваясь до скотского состояния.

Иден охватил страх. В сознании тут же всплыли многочисленные рассказы о том, как ведут себя янки в завоеванных городах — врываются в дома, грабят, насилуют, а случается, и убивают. Здесь, правда, грабить особо нечего, но могут пострадать дети — эти пьяные идиоты способны вытворять что угодно.

— Кто вы такие? Что вам здесь нужно? — сердито спросила она, преградив им путь.

— Прочь с дороги, шлюха! — прорычал Лейтон. Иден не двигалась. Сейчас, когда Эйдриан уехал по делам, она осталась здесь за главную и готова была защищать детей даже ценой собственной жизни.

Иден обратила внимание, что мундиры обоих мокры и от них исходит отвратительный запах. Что же с ними случилось? Свалились по пьянке в канаву? Но гадать над этим было некогда. Оттолкнув ее, янки направились наверх по лестнице. Иден похолодела — там были комнаты детей.

— Остановитесь! Что вы делаете? — Иден схватила одного за рукав, несмотря на то что тот был грязен — сейчас было не до этого.

— Прочь с дороги, сука, я сказал! — И Иден была отброшена к стене.

Дети высыпали из своих комнат, в ужасе наблюдая за этой сценой. Этот подонок посмел ударить мисс Иден — само воплощение доброты!

Но Иден не собиралась сдаваться. Эти гады не должны причинить детям зла! Девушка снова отчаянно вцепилась в мундир одного из них:

— Не смейте трогать детей!

Лейтон уже дошел до последней степени ярости. Сначала какие-то две проститутки на улице посмели заявить, что они лучше их, затем один из недоносков швырнул в них горшок с дерьмом — и в довершение всего эта девка… Размахнувшись, он снова изо всех сил ударил навязчивую девицу по лицу, разбив в кровь ей губы.

На этот раз Иден полетела на пол.

— Мисс Иден! — в ужасе закричали дети. Все, даже девочки, готовы были прийти на помощь любимой воспитательнице, но страх перед солдатами был сильнее. Дети бросились в свои комнаты, чтобы попрятаться по углам. Все боялись этих зверей в человеческом облике — даже выглянувшая было на шум кухарка поспешила ретироваться в кухню.

Иден почувствовала, как в ней черной волной поднимается ненависть. За саму себя она еще могла простить этих мерзавцев, но допустить, чтобы они причинили зло детям… Остановить их мог бы только один человек — Эйдриан, единственный мужчина в приюте, а он сейчас в отлучке. Когда-то Эйдриан предложил иметь на всякий случай в приюте пистолет, но Иден отговорила его, боясь, что кто-нибудь из мальчишек может его найти. Теперь она подумала, что была тогда не права.

Иден начала подниматься. Она не знала, что она предпримет, но остановить этих гадов нужно…

— Что происходит? — раздался вдруг у входа незнакомый мужской голос.

Иден испуганно оглянулась, думая, что это еще один солдат-янки. Но обладатель голоса был в штатском — высокий темноволосый мужчина в строгом черном костюме.

— Не твое дело, сукин сын, что здесь происходит! — огрызнулся Лейтон. Он не знал, кто этот человек, но ему было безразлично, кто он. Все, что его сейчас занимало, — найти проклятого мальчишку, бросившего горшок. — Пошли, Рич!

— Мое имя не «сукин сын», а святой отец Мэтьюз, — спокойно ответил незнакомец. — А служу я, хоть и грешен, все-таки Богу.

Лейтон и Моран лишь теперь заметили в руках незнакомца Библию. Заметила ее и Иден.

— Вали-ка ты ко всем чертям, ваше преподобие! — огрызнулся Моран. — Я убью одного маленького мерзавца — он бросил в меня горшок с г…м!

Иден покраснела.

— Выбирайте выражения, рядовой! — все так же спокойно ответил Логан. — Здесь все-таки дети и дама!

— Дама? — идиотски оскалился Лейтон. — Где это ты увидел даму? Уж не эта ли шлюха — дама?

Иден вдруг овладела безумная злость.

— Раз уж я не дама, — процедила она сквозь зубы, — то я и поступлю с тобой не по-дамски! Береги свою тупую башку!

Иден угрожающе надвинулась на Лейтона. В этот момент она готова была убить обоих мерзавцев и не боялась, что, попытайся она это сделать, скорее они убьют ее.

Логана поразила отвага этой девушки.

«Интересно, — подумал вдруг он, — имеет ли она отношение к тайной организации Форрестера? Дело они делают опасное, но эта женщина по смелости не уступит мужчинам».

Но раздумывать об этом уже не было времени.

— Оставайся на месте, Марк! — кивнул проповедник щуплому подростку, стоявшему рядом с ним, и рванулся на помощь девушке. Эти пьяные идиоты могли сотворить с ней что угодно. Логан успел заметить, что она, очевидно, уже пострадала от этих тварей — на ее губе была кровь, а щека сильно опухла.

Марк остался ждать его на крыльце.

— Убирайтесь из этого дома, — спокойным, но не терпящим возражений голосом обратился Логан к солдатам. — Живо!

Иден посмотрела на незнакомца не без восхищения. Проповедники в ее представлении ассоциировались с людьми кроткими и мирными. Но добро, как говорится, иногда должно быть и с кулаками…

Этот скромный служитель Бога был во много раз мужественнее этих пьяных скотов, позорящих звание военного.

— Черта с два! — не сдавался Лейтон. — Этого сопляка, который бросил горшок, надо проучить! Я шкуру с него спущу! Где этот недоумок?

— Я сам с ним разберусь, — спокойно прервал Логан его гневную тираду. — Но я позволю себе усомниться в том, что этот мальчик бросил в вас горшок — если, конечно, действительно бросил, — просто так, из хулиганства. Ваше поведение, джентльмены, позволяет мне предположить, что вы его чем-то на это спровоцировали. Бить беззащитную женщину…

— Пусть эта шлюха скажет спасибо, что я ее не убил! И она еще смеет защищать этого маленького ублюдка!

У Логана все кипело внутри. Ударить женщину — предел низости, на какую способен мужчина. Руки Логана машинально сжали Библию. Разумеется, ни солдаты, ни девушка не знали, что его Библия — лишь маскировка, что в листах этой аккуратной книги вырезана полость, в коей спрятан пистолет. Сейчас Логан был готов пустить его в ход.

Но доводить дело до этого ему не хотелось. Ради успеха его дела пока все должны думать, что он — простой проповедник. Разумеется, ради спасения невинных детей и этой славной девушки он, как благородный человек, не поколебался бы пожертвовать и карьерой, но в любом случае лучше попробовать решить все миром.

— Покиньте этот дом, джентльмены, — решительно повторил он. — Немедленно! Вы и так уже, натворили здесь много зла!

— Да кто ты такой? — оскалился Моран. — Ты нам не начальник!

— Что ж, — так же спокойно ответил тот, — если вам нужны представители власти, я могу за ними послать!

Лейтон и Моран переглянулись, словно решая между собой, стоит ли связываться с этим неизвестно откуда взявшимся проповедником. Но суровый взгляд орлиных глаз говорил им о том, что с этим «слугой Божьим» шутки плохи. И, окинув презрительными взглядами детей, воспитательницу и проповедника, янки направились к выходу, ругаясь себе под нос.

Логан вышел на крыльцо посмотреть, действительно ли эти двое ушли. Доверять таким людям нельзя.

Отвага преподобного Логана не на шутку удивила Марка. Мальчик привык считать проповедников скучными занудами, жонглирующими высокими фразами, на деле же совершенно никчемными людьми. Но его преподобие Логан Мэтьюз не вписывался в этот образ. Сначала он помог ему, Марку, затем этой женщине и детям, хотя все эти люди для него — никто. Видно, свет и впрямь не без добрых людей.

— Все в порядке, ваше преподобие? — спросил Марк, когда тот вышел на крыльцо.

— Теперь в порядке, — поспешил уверить его он. Марк с восхищением глядел на него.

— Пойдем посмотрим, что с леди, — произнес Логан. — Возможно, ей нужна помощь.

— Да, конечно. — Марку и самому показалась симпатичной эта девушка. Как смело она защищала своих воспитанников! Если она их так любит, остаться в этом приюте, пожалуй, будет не так уж плохо.

Логан вздохнул про себя — не таким образом он изначально планировал появиться в «Тихой гавани». Но что произошло, то произошло. Непонятно только, где сам Форрестер. Почему он не вышел на помощь даме и своим воспитанникам? Пожалуй, стоит посоветовать этой девушке всегда иметь при себе револьвер. Вот только в устах проповедника такой совет будет выглядеть не очень к месту — все-таки призыв к насилию.

Иден поспешила к детям, чтобы успокоить их. Но в этот момент перед ней снова возник незнакомец, назвавшийся святым отцом Логаном Мэтьюзом. Рядом с ним стоял мальчик лет десяти.

— С вами все в порядке, мисс? — осторожно спросил проповедник.

— Спасибо, вроде бы да.

Иден не знала, какое чувство сейчас владеет ею в большей степени — ненависть к этим пьяным идиотам или восхищение перед мужеством незнакомца.

Положив Библию на стоявший рядом столик, Логан вынул платок и промокнул кровоточащую губу девушки. Этот жест еще больше растрогал Иден. Она взяла платок из его рук.

— Вы мой ангел-хранитель? — смущаясь, спросила она.

— Я буду им, если вы не возражаете, — улыбнулся Логан.

Иден внимательно посмотрела на незнакомца. Никогда еще ей не приходилось встречать столь привлекательного мужчину. Густые волосы цвета воронова крыла, волевой подбородок, глаза, горящие решимостью и уверенностью в собственной правоте. В этот момент незнакомец напоминал Иден воинственного архангела Михаила. Таким и должен быть пламенный поборник правоты Божьей, благородный защитник слабых и невинных.

— Вас, случайно, зовут не Майкл? — спросила Иден, сама не зная зачем.

— Нет, — улыбнулся он. — Логан.

Он посмотрел на девушку. Простенькое серое платье, единственным украшением которого был скромный белый кружевной воротничок, — не очень новое, но вполне опрятное, — тем не менее очень ладно сидело на ее маленькой, удивительно грациозной фигурке. Бесхитростная прическа — густые каштановые волосы были просто собраны на затылке в пучок — почему-то удивительно шла к ее открытому, милому лицу. Глубокие темные глаза говорили об уме и силе воли.

«Слава Богу, — подумал он, — девушка вроде бы и вправду не очень пострадала, и, кажется, не в шоке… Как она, однако, хороша — само воплощение невинности. Как можно поднять руку на такого ангела?!»

Логан чувствовал, вернись сейчас эти мерзавцы сюда снова, он не сможет удержаться, сбросит маску смиренного проповедника и вступится за эту девушку, если даже придется применить силу.

— Спасибо, ваше преподобие, — проговорила она. — Если бы не вы, не знаю, что стало бы со мной и с детьми.

Иден начала было подниматься по лестнице, но голова ее вдруг закружилась, и она пошатнулась.

Логан, вовремя заметив это, подбежал к ней и поддержал под локоть. Он снова с восхищением подумал, сколько мужества в этой маленькой, хрупкой девушке — она готова была не раздумывая отдать жизнь за вверенных ей детей.

Поддерживаемая сильной, уверенной мужской рукой, Иден вдруг почувствовала себя в безопасности, полностью защищенной. Это чувство показалось ей новым и странным, и, испугавшись его, Иден отстранилась от проповедника.

Неизвестно, что произошло бы дальше, если бы сверху не послышался голос мисс Дженни.

Глава 4

Дженни Джонс вела урок и ничего не слышала, пока в класс не ворвались насмерть перепуганные дети. Из их сбивчивых рассказов она поняла, что к ним ворвались какие-то ужасные янки, что мисс Иден ранена.

Дженни поспешно выскочила на лестницу. Дети высыпали за ней.

— Что случилось, Иден? — Дженни была перепугана не на шутку. — Господи, да у тебя кровь! Может, послать за доктором?

— Не стоит, Дженни, — поспешила успокоить ее та. — Со мной все в порядке, ранка пустячная.

— Ты уверена? — Дженни спустилась к Иден. Рядом с ней стоял незнакомый мужчина с мальчиком. — Что же все-таки случилось? И кто это такие?

— Ей-богу же, Дженни, все в порядке!

— Мисс Иден! — Страх детей сменился радостью, что все обошлось. Они подбежали к любимой воспитательнице, и каждый стремился ее обнять.

Дженни огляделась вокруг. Входная дверь была выломана. Кто это сделал, кому понадобилось врываться в приют таким варварским способом?

— Да что же случилось, Иден, в конце концов?

— К нам ворвались двое пьяных солдат. Но, слава Богу, все обошлось, спасибо его преподобию Мэтьюзу. — Иден перевела взгляд на стоявшего рядом мужчину. — Ваше преподобие, это Дженни Джонс.

Логан посмотрел на Дженни — привлекательную блондинку средних лет.

— Отец Логан Мэтьюз, — представился он. — Рад познакомиться, миссис Джонс.

— Просто Дженни, — улыбнулась она. — Слава Богу, ваше преподобие, что вы оказались здесь. Вы — наш спаситель!

— Спаситель у нас один — Господь наш, — произнес Логан, помня о роли, которую он играл. — А я лишь его недостойный слуга. Но если мне удалось помочь вам, я рад. Во славу Божью.

— Раньше янки нас не беспокоили, — сказала Дженни.

— Эти двое были пьяны, — объяснил Логан. — К тому же, если верить им, кто-то бросил в них из окна вашего приюта — простите, леди! — ночной горшок.

Иден задумалась. Кто из мальчишек мог позволить себе подобную хулиганскую выходку — если, конечно, это правда? Но судить кого-то рано, пока не знаешь всех подробностей.

— Это правда, дети? — спросила она. — Кто-нибудь знает, как было дело?

Пол покраснел как рак. Это он во всем виноват! Если бы он не бросил этот проклятый горшок, эти ужасные янки не выломали бы дверь, не ударили бы мисс Иден. Но он ведь защищал мисс Габриэллу и мисс Веронику! Пол знал, что другие мальчишки не выдадут его, но и понимал, что должен сам признаться.

Пол сделал шаг вперед.

— Это я бросил горшок, — проговорил он, потупившись.

— Пол? — Лицо Иден стало строгим. — Ты это сделал? Почему?

— Простите, мисс Иден, — сбивчиво залепетал он, — это я во всем виноват… Я не хотел.

— Да что случилось, Пол? Почему ты его бросил? — Удивлению Иден не было предела. Это не похоже на Пола — он всегда был примерным мальчиком.

— Я думал… я хотел помочь…

— Помочь? Кому?

— Мисс Габриэлле и мисс Веронике. Эти янки…

— Габриэлле и Веронике? — Иден похолодела. — Что ты увидел? Говори!

— Эти янки… — Пол всхлипывал, — не давали им пройти… он схватил ее за руку… я думал… Простите, мисс Иден, это я во всем виноват!

Иден все поняла. Она положила руку на плечо парнишки.

— Стыдиться нечего, Пол, — проговорила она. — Ты пришел на помощь мисс Габриэлле и мисс Веронике. Ты храбрый мальчик, не каждый бы отважился это сделать. И не твоя вина, что все так вышло. Поговорим обо всем в моем кабинете.

У Пола словно камень свалился с души. Он боялся, что мисс Иден его накажет — ведь она пострадала по его вине, — а она, напротив, считает его героем… Как все-таки добра и справедлива мисс Иден!

— Спасибо, ваше преподобие, за вашу помощь, — проговорила Дженни. — Слава Богу, что вы появились здесь в нужный момент. Дети, что нужно сказать его преподобию Мэтьюзу?

— Спасибо, ваше преподобие! — хором откликнулись те.

— А сейчас, дети, продолжим наш урок. Дженни и дети удалились, оставив Иден наедине с Логаном, Полом и Марком.

— Тебя, стало быть, зовут Марк? — спросила Иден у мальчика.

— Да, мэм.

— А вас Иден? — спросил у нее Логан.

— Простите, — засуетилась она, — я так и не представилась. Да, Иден. Иден Легран.

— Рад познакомиться, мисс Легран! — улыбнулся он.

Иден рассеянно потрогала разбитую губу.

— Простите, что встречаемся при таких обстоятельствах.

— Да, обстоятельства не из приятных. Тем не менее я искренне рад нашей встрече.

— Что это мы стоим здесь? — забеспокоилась вдруг она. — Прошу всех в мой кабинет!

Логан, Пол и Марк проследовали в кабинет Эйдриана, где во время его отсутствия хозяйничала Иден, — небольшую комнатку, где всегда царил строгий порядок. Единственной мебелью были стол со стулом, шкаф и диван.

— Мисс Легран права, — обратился Логан к Полу, когда все сели, — стыдиться тебе нечего, ты поступил как надо.

У Пола окончательно отлегло от сердца: не только мисс Иден, но и святой отец считает его героем…

— Пол очень своеобразный мальчик, — замялась Иден.

— По-моему, — улыбнулся Логан, — он славный парнишка! Только впредь, Пол, в таких случаях все-таки зови на помощь взрослых. Если бы не я, не знаю, что бы могло быть.

— Да, Пол, — произнесла Иден, — эти двое могли сделать что угодно.

— Простите меня, мисс Иден, — пробормотал мальчик. — А дверь я починю.

— Ты уверен, что справишься? — прищурилась она.

— Я пойду посмотрю.

— Если не справишься один, — вызвался Логан, — я готов помочь.

— Хорошо, если надо, я позову вас. — Пол вышел.

— Вы так любезны, ваше преподобие! — зарделась Иден.

— Я рад помочь вам.

— Вы, кажется, сказали, ваше преподобие, — напомнила Иден, — что у вас к нам какое-то дело?

— Да, я хотел бы повидаться с мистером Форрестером. Но, как я понял, его здесь нет.

Несмотря на то что из-за вторжения янки все получилось не совсем так, как планировал Логан, однако первой своей цели — войти в доверие к работникам приюта — он, похоже, уже добился. Теперь бы выйти на Форрестера.

— Да, Форрестер в отлучке, — произнесла Иден, — вернется лишь где-то на следующей неделе. Может, я могу чем-то помочь? На данный момент я его замещаю.

«Интересно, — подумала она, — что у него за дело к Форрестеру?» Гости в «Тихую гавань» наведывались редко. Вначале Иден думала, что священник просто проходил мимо, стал случайным свидетелем инцидента и, как истинный джентльмен и слуга Господа, пришел на помощь.

То, что Форрестер в отлучке, насторожило Логана. Пожалуй, надо сообщить об этом Сэму. Если Форрестер действительно окажется организатором захвата парохода, надо не спускать с него глаз.

— Я был бы рад поговорить с вами, — произнес он, — но лучше, думаю, не сейчас, а когда вы немного придете в себя.

— Со мной все в порядке. Мы и так многим вам обязаны, если я могу вам чем-то помочь, буду рада.

— Вы мне ничем не обязаны. Я рад, если мне удалось помочь вам.

Логан был действительно этому рад — девушка была ему симпатична. Но этот пустой обмен любезностями немного действовал ему на нервы — он здесь все-таки не за этим.

— Я могу узнать, ваше преподобие, что привело вас сюда? — словно прочитав его мысли, спросила она.

— Я из Сент-Луиса. До нас дошли вести о вашем приюте, о том богоугодном деле, что вы делаете. Рад заверить вас, мисс, в Сент-Луисе у вас есть друзья — в нашем городе многие сочувствуют южанам. Мои прихожане были тронуты вашей заботой о детях павших в борьбе за правое дело и решили вам хотя бы немного помочь. Прошу не побрезговать нашей скромной лептой, мисс. — Вынув из кармана увесистый пакет, он протянул его Иден.

Глаза девушки удивленно округлились при виде пакета — и еще шире при виде той суммы, что обнаружилась внутри. Никогда еще она не видела столь больших денег. И этот человек расстается с ними так легко!

— Ваши прихожане так щедры, сэр! — Иден была растрогана до слез. — Чем мы можем отплатить вам?

— И не думайте об этом, мисс. Это подарок.

Логан ликовал, хотя, разумеется, не подавал виду. Сомнений не было — он уже вошел в полнейшее доверие этой Иден. Быстро же, однако, он сумел запудрить этой пташке мозги — и почти без всяких усилий со своей стороны.

— Спасибо, сэр, — проговорила она. — Эти деньги будут не лишними. Приют действительно переживает не лучшие времена — в иные дни детей не удается даже накормить досыта.

— Я пробуду в Новом Орлеане еще какое-то время, — произнес Логан. — Если я вам понадоблюсь, вы всегда можете рассчитывать на меня.

— Почтем за честь, ваше преподобие. Думаю, ваши проповеди были бы для детей кстати. Мы молимся каждый день, но лучше, чтобы настоящий священник познакомил детей с основами христианской веры.

— Я готов потрудиться во славу Бога, мисс.

О большем чуде Иден не смела и мечтать. Святой отец Мэтьюз пришел на помощь в трудную минуту и собирается остаться здесь еще какое-то время.

— Как долго Вы здесь пробудете? — спросила она.

— Пока Господь не призовет меня в другое место, — улыбнулся он.

— Может быть, мы все-таки можем вам чем-то служить? — не унималась Иден.

— Спасибо, мне ничего не надо. А вот Марку вы могли бы помочь.

— Марк ваш сын?

Марк, сидевший до этого на диване расслабившись, вдруг весь напрягся.

— Я ему не сын, — пробурчал он, не дожидаясь, пока проповедник скажет это сам, ему не хотелось услышать это из его уст.

— Нет? — удивилась Иден. Оба были черноволосы и показались ей чем-то похожими.

— Нет, он не мой сын, — подтвердил Логан. — Марк оказался сейчас в трудном положении… ему нужен дом… если ваш приют любезно согласится…

— Разумеется, — горячо откликнулась Иден, — мы не оставим его в беде! Он из Сент-Луиса?

Марк нервно заерзал. Что скажет его преподобие Мэтьюз? Что Марк украл из лавки хлеб, пытался украсть его лошадь? Иден, конечно, придет в ужас, будет ругать его. Можно подумать, у него был выбор! Пожила бы эта Иден на улице, сама бы стала воровать! Ругать-то пусть ругает — Марку не привыкать слышать это от взрослых, но еще, чего доброго, решит, что такому хулигану не место в приюте. Ну и пусть, он и на улице не пропадет!

— Нет, — начал Логан, — мы с Марком познакомились здесь, на причале. Ему понравилась моя лошадь, мы разговорились.

Марк был удивлен не на шутку. Хитер же, однако, этот проповедник! В том, что он сказал, не было, по сути дела, ни слова лжи, но не было и всей правды. Марку приходилось встречать всякого рода пройдох, умевших ловко обманывать. Но все-таки этот Логан не похож на них. Те, если кого-то обманывают, то всегда ради собственной выгоды. Логан же не стал рассказывать неприглядной правды ради него, Марка. Видать, и впрямь неплохой человек. Марком вдруг овладело странное чувство — в его душе словно что-то начало оттаивать. Он поспешил отогнать это наваждение. Священник Мэтьюз для него никто. Скоро они расстанутся и никогда больше не увидят друг друга. В этом жестоком мире вообще не место сантиментам.

— Не иначе, — улыбнулась Иден, глядя на Марка, — сам Господь свел тебя с его преподобием Мэтьюзом!

— Не иначе, — автоматически кивнул Марк, хотя до сих пор был уверен, что было бы лучше, если бы Господь позволил ему украсть у этого Мэтьюза лошадь и ускакать на ней.

Иден хотела еще что-то сказать, но тут в дверях появился Пол.

— Мне кажется, я могу починить дверь, мисс Иден, — произнес он.

— Отлично, Пол. Марк, ты не поможешь Полу? А я тем временем покажу его преподобию наш приют.

— Пошли, Марк, — дружелюбно предложил ему Пол.

Марк, поколебавшись с минуту, поднялся.

— Марк, у тебя есть с собой какие-нибудь вещи? — спросила Иден.

— Никаких, мэм, — пробурчал Марк, шмыгнув носом. Иден не осуждала его за отсутствие хороших манер — откуда они у беспризорника?

Можно было бы уже давно привыкнуть, но сердце Иден каждый раз сжималось от жалости, когда она видела таких вот сирот, у которых в этом мире нет никого и ничего, никому не нужных, всеми гонимых. Вот почему она пошла работать сюда. Нужно дать этим детям хотя бы немного любви, нужно, чтобы приют стал для них не просто крышей над головой, а родным домом.

Иден понимала, что Марк не сразу привыкнет пусть к не очень строгой, но все-таки дисциплине приюта, указаниям старших. Ведь он привык жить по совсем другим законам — суровым законам улицы. Понимала она и то, что беспризорность озлобила его, и от нее потребуется много терпения и ласки, чтобы отогреть наконец это маленькое сердечко.

«В первую очередь, — подумала она, разглядывая чумазую физиономию Марка, спутанные волосы, грязный, потрепанный костюмчик, — парнишку нужно как следует отмыть и переодеть во что-нибудь поприличнее».

— Ваше преподобие, — произнесла она, когда Марк удалился, — не желаете ли осмотреть приют? Я буду вашим гидом. — Иден заперла деньги в ящик стола и встала.

— С удовольствием.

Улыбка проповедника, как показалось Иден, была вполне искренней. Иден вдруг снова поймала себя на мысли, что святой отец Мэтьюз — очень привлекательный мужчина. И дело не только во внешности. Есть в нем что-то располагающее к себе. Иден неудержимо тянуло к нему, словно бабочку к огню. Впрочем, такое сравнение было неподходящим: огонь — нечто опасное, а в этом открытом, дружелюбном человеке Иден не видела ровным счетом ничего опасного.

— Сейчас мы находимся в кабинете Эйдриана, — начала экскурсию Иден. — Там, — она указала на дверь, ведущую в смежную комнату, — его личная комната. Прошу вас! — Она направилась в коридор. — Библию вашу можете оставить в кабинете, — добавила она, заметив, что он берет ее с собой.

— Спасибо, — произнес Логан, — я предпочитаю, чтобы она всегда была при мне. В этой книге, если можно так выразиться, мое оружие.

«Знала бы она, что на самом деле стоит за этой фразой!» — подумал он и усмехнулся.

Приют произвел на Логана самое благоприятное впечатление — чистый, уютный. На данный момент в нем жило восемь мальчиков, если не считать новенького Марка и восемь девочек. Младшему было четыре года, старшему, Полу, — десять. Как показалось Логану, все дети были вполне веселыми и послушными.

«Экскурсия» началась со столовой — большого зала на первом этаже с деревянными столами и скамьями. Затем они прошли на третий этаж — в комнаты мальчиков.

Логан выглянул из окна.

— Удивительно, как Полу удалось совершить столь точный бросок — расстояние здесь довольно большое…

— Не правда ли, ваше преподобие, — улыбнулась Иден, — Пол смелый мальчик?

— Вне всякого сомнения. Особенно тогда, когда сам во всем признался. Единственное…

— Что?

— Теперь вам понадобится новый горшок, — немного смущаясь, проговорил он.

Теперь Иден уже могла от души рассмеяться — самое страшное было позади.

— Спустимся на второй этаж, — сказала она, — там у нас класс и комнаты девочек.

— Как обычно проходит день в приюте? — спросил Логан, когда они спускались по лестнице. Это было ему совсем не нужно, но должен же он изображать интерес.

— Встаем рано — обычно часов в семь. Сначала завтрак, затем молитва. С девяти до двенадцати мисс Дженни проводит уроки. В полдень — обед. С полудня до шести — свободное время. Иногда поем хором, иногда играем, иногда проводим еще урок-другой. В шесть — ужин, в девять — отход ко сну.

«Не слишком ли пристально я смотрю на нее? — подумал Логан. — Да, девушка симпатичная, но я здесь не затем, чтобы кокетничать с женщинами, к тому же не следует забывать, что изображаешь из себя проповедника».

— Похоже, вы очень заняты, — произнес он.

— Да, но это приятные хлопоты. Мы любим этих детей как родных.

Они вошли в класс. Дженни Джонс вела урок.

— Простите, что прерываю вас, — обратилась к ней Иден. — У нас теперь будет новенький — мальчик, который приехал с отцом Мэтьюзом, Марк. Он согласился жить в нашем приюте.

— Отлично! — просияла Дженни, хотя сама поначалу думала, что мальчик — сын его преподобия. — Где он сейчас?

— Помогает Полу чинить дверь.

— За ужином мы устроим Марку торжественный прием, — предложила Дженни.

— Я думаю, стоит, — поддержала Иден, — пусть видит, что ему здесь рады. Но это еще не все хорошие новости. Так как его преподобие Мэтыоз некоторое время будет находиться в Новом Орлеане, он любезно согласился провести несколько уроков Закона Божия в нашем приюте.

— Когда вы начнете, ваше преподобие? — спросила Дженни.

— Завтра, если мисс Иден не возражает.

— Не возражаю.

«Его преподобие наверняка окажет на детей хорошее влияние», — подумала она.

Иден и Логан спустились на первый этаж.

— Мисс Иден, — резюмировал он, — я вполне доволен тем, что увидел. Мне показалось, дети здесь вполне счастливы.

Приют действительно показался Логану образцовым, и работники его добились этого не муштрой и педантизмом. Просто они, как показалось Логану, были людьми, действительно любящими детей и свое дело. Неизвестно, как относится ко всему этому Форрестер, — может быть, для него этот приют лишь прикрытие, для отвода глаз от его настоящей деятельности, но Иден и Дженни, во всяком случае…

— Спасибо, — проговорила она. — Главное — это то, что здесь у них хотя бы есть крыша над головой. Одни в этом жестоком мире они просто не выживут.

— Увы, — философски заметил Логан, — мир сей далек от совершенства. — Сейчас его занимало одно: выжил ли его брат.

Пол и Марк увлеченно чинили замок. С одобрением посмотрев на них, Иден направилась в свой кабинет. Случайно выглянув в окно, она увидела проходивших по улице солдат-янки и с трудом сдержалась, чтобы не заскрежетать от гнева зубами.

От взгляда Логана не скрылось это.

— Ваша щека не болит? — спросил он.

— Уже нет, — улыбнулась она, хотя на самом деле щека еще побаливала.

— Мне нужно идти, мисс Иден, — произнес он. — Я буду здесь завтра с самого утра.

— Мы будем ждать вас, — сказала она, провожая его к двери. — Всего доброго!

— Всего доброго! До завтра, Марк! — кивнул Логан парнишке.

— Вы вернетесь? — удивился тот.

— Вернусь. Успехов в работе! — пожелал Логан обоим мальчикам.

— Спасибо! — откликнулся Пол. Логан вышел на улицу.

Иден вернулась в кабинет, поймав себя на том, что ее тянет к окну, чтобы кинуть хотя бы еще один взгляд на своего нового знакомого. Как раз в тот момент, когда она подошла к окну, Логан садился на лошадь. Иден смотрела ему вслед, пока священник не скрылся из виду.

Лишь после этого она подошла к столу. Обмакнув перо, Иден написала две записки — Габриэлле и Веронике, извещая их, что знает об инциденте с янки и надеется, что с ними обеими все в порядке.

Затем она написала третью записку, гораздо короче двух первых — в ней были лишь имена капрала и рядового, вторгшихся в приют, и запрос раздобыть о них сведения. Эту записку она собиралась передать сегодня же лично своему агенту. Выходка этих негодяев не должна остаться безнаказанной.

Чтобы обезопасить себя впредь, Иден твердо решила начиная с завтрашнего дня взять из дома один из пистолетов отца и всегда носить его с собой. Сегодня ее спасло чудо, но на чудо, разумеется, каждый раз надеяться нельзя. В конце концов, она несет ответственность не только за себя, но и за детей.

Иден поднялась из-за стола и пошла к детям. Но мысли ее снова и снова почему-то возвращались к святому отцу Логану Мэтьюзу.

Глава 5

Брейдена лихорадило. Жар и озноб съедали остатки сил. Он метался в тяжелом бреду, и ему мерещилось, что какое-то чудовище впивается в него острыми, словно бритвы, когтями, выворачивает все его суставы. Тщетно искал он облегчения — боль не отпускала ни на мгновение.

Капрал Джим Даннер уже почти потерял надежду хоть чем-то облегчить страдания товарища. Вероятно, никому из державших их в этом лагере не было дела даже до того, живы ли их пленники или умерли.

— Ему хуже?

Даннер поднял голову. Над ним стоял Тейлор — совсем молоденький рядовой, которого привезли сюда всего лишь несколько дней назад, маленький, щуплый и бледный, словно барышня. На вид парню было не больше пятнадцати-шестнадцати.

— Да, — произнес Даннер. — И боюсь, что я не могу ему ничем помочь.

— Может быть, — предложил Тейлор, склоняясь над больным, — я чем-нибудь смогу? Мой отец все-таки был врачом…

Даннер был рад этому предложению. Парень, может быть, действительно чем-нибудь поможет больному, и он, Даннер, сможет хотя бы немного отдохнуть.

— Пулю уже извлекли, — объяснил Даннер, — и он, как мне показалось, уже шел на поправку, но тут у него началась лихорадка.

Тейлор молча кивнул, деловито осматривая больного. Он откинул одеяло и стянул с Брейдена рубашку, чтобы переменить ему бинты.

— Не принесете воды, капрал? — обратился он к Даннеру.

Даннер пошел за водой.

— Спокойно, лейтенант! — произнес Тейлор, глядя, как больной снова нервно задергался.

Брейден успокоился. Парень осторожно обработал рану лейтенанта и, перевязывая его, все время успокаивал, словно ребенка.

Даннер вернулся с ведром воды и кувшином.

— Спасибо, — откликнулся Тейлор. — Как зовут лейтенанта?

— Брейден Мэтьюз.

Тейлор приподнял голову Брейдена и поднес к его губам ковш с водой:

— Выпейте, лейтенант Мэтьюз.

Словно сквозь сон до замутненного сознания Брейдена дошло, что кто-то окликает его по имени, что-то предлагает. Кто это? Во всяком случае, это не капрал Даннер — голос не его, слишком высокий. Может быть, это та молодая женщина, что явилась ему тогда? Невероятным усилием воли Брейден попытался вернуться к реальности и рассмотреть лицо, склонившееся над ним. На мгновение это ему удалось. Нет, не женщина. Молодой солдат, причем незнакомый.

— Пейте, — повторил Тейлор, заметив, что в глазах лейтенанта появился проблеск сознания.

Брейден отпил несколько глотков пересохшими губами.

— Так-так, хорошо, — заботливо произнес Тейлор. Брейден почувствовал, что снова проваливается в бездонную черноту забытья. В глубине души он был даже рад этому — лучше бессознательное состояние, чем эта невыносимая боль.

Тейлор отложил ковш. Оторвав от рубахи лейтенанта полоску, он смочил ее и наложил на воспаленный, лоб Брейдена. Если лихорадка не пройдет в ближайшее время, лейтенанту конец.

Всю ночь капрал и рядовой, сменяя друг друга, боролись за жизнь лейтенанта Брейдена Мэтьюза.


— Что случилось, Иден? — всплеснула руками Камилла, столкнувшись нос к носу с сестрой, когда та вернулась домой к ужину.

Из гостиной выглянула перепуганная Франсин. Вид дочери испугал ее: распухшая щека, разбитая губа.

— Господи! Иден, ты ранена? — вырвалось у матери.

— Со мной все в порядке, — поспешила успокоить она мать и сестру. — Так, был небольшой инцидент сегодня в приюте…

— Какой инцидент? Говори же! — Франсин была перепугана не на шутку.

Иден в общих чертах изложила суть сегодняшнего происшествия.

— Господи! — Выслушав ее рассказ, Франсин изменилась в лице. — Да тебя так могли и убить!

— Как видишь, — улыбнулась Иден, — не убили! Слава Богу — и спасибо его преподобию Мэтьюзу. Впрочем, — засуетилась она, — что это мы стоим? Остальное я могу рассказать за ужином.

— Это еще не все? — испугалась Франсин.

— Не бойся, мама, остальные новости хорошие. Все трое прошли в гостиную и сели за стол.

— Кто такой его преподобие Мэтьюз? — спросила Камилла. — Откуда он?

В представлении Камиллы все проповедники были седовласыми пожилыми мужчинами — во всяком случае, все, кого она знала. Неужели преклонный старик сумел присмирить двух разошедшихся пьяных детин?

— Он из Сент-Луиса, — глаза Иден горели от возбуждения, — и он не только помог мне справиться с этими янки. Его преподобие привез пожертвования для приюта от своих прихожан. — Иден назвала сумму. — Очень благородный и щедрый человек!

— Похоже, — кивнула Франсин. — Сгораю от нетерпения с ним встретиться!

— Я думаю, ты успеешь с ним встретиться. Его преподобие собирается какое-то время поработать в нашем приюте. Похоже, он очень любит детей — он даже привез к нам одного сироту с улицы.

— В самом деле?

— Да. Мы его, разумеется, взяли — не гнать же его обратно, тем более место есть. Славный мальчик, зовут Марк. Сначала я подумала, что он сын священника.

— Сколько же ему лет? — спросила Камилла, подумав, что вряд ли этот Логан стар, иначе бы сестра не решила, что мальчишка — его сын.

— Марку? Лет десять.

— Да не Марку! — До Марка Камилле не было никакого дела. — Святому отцу!

— Откуда ж я знаю? — улыбнулась та. — На вид лет тридцать.

— Расскажи мне о нем побольше, — попросила Камилла, стараясь не выдавать особого интереса, в то время как любопытство на самом деле раздирало ее. Из-за войны на молодых, здоровых мужчин был острый дефицит. Камилле было восемнадцать, и перспектива остаться старой девой ее вовсе не радовала. Одного лишь факта, что священник — молодой мужчина, было достаточно, чтобы вызвать у Камиллы жгучий интерес к его персоне. — Как он выглядит? Он не женат?

— Камилла! — Иден строго посмотрела на сестру. — Логан Мэтьюз — проповедник!

— Ну и что? — Камилла наморщила носик. — Проповедник — это же просто священник! Проповедник может иметь жену.

— Личные вопросы мы не обсуждали, — строго возразила Иден.

— А зря! Симпатичный хотя бы? — настаивала Камилла, отметив про себя, что Иден что-то уж слишком засмущалась, когда речь зашла об этом — видно, неспроста… И действительно, перед глазами Иден снова как наяву встало привлекательное лицо проповедника.

— В общем-то вполне привлекательный, если уж на то пошло, — проговорила она. — Но не забывай, что в первую очередь он — служитель Божий и, как мне показалось, относится к этому делу весьма серьезно.

— О-о! — протянула Камилла. — Обожаю серьезных мужчин!

— Камилла! — одернула ее мать. — Веди себя прилично! — Франсин могла понять интерес дочери к молодым мужчинам, но должна же она вырастить из дочери настоящую леди.

— Извини, мама, — проговорила Камилла, хотя сама не находила в своем поведении ровным счетом ничего неприличного.

Камилле неожиданно безумно захотелось пойти работать в приют вместе с сестрой. Учить детей азбуке и вытирать им сопли у нее не было никакого желания, но, если рядом будет работать молодой симпатичный проповедник, можно пойти и на это.

— А что будет тем негодяям, что ударили тебя? — спросила Франсин у Иден, нахмурившись.

— Полагаю, ничего, мама.

— Ты хочешь сказать, — прищурилась та, — они так и останутся безнаказанными?

— Я могу, конечно, донести на них властям… Но как бы они, чего доброго, не вернулись — тогда они точно разнесут весь приют… Бог с ними, дети не пострадали — и слава Богу. — Иден не собиралась говорить матери о своем плане мести, зная, что это только огорчит ее.

— Пожалуй, — заявила Иден, когда они закончили ужин, — мне стоит носить с собой какой-нибудь из папиных пистолетов.

Иден ожидала, что мать будет против, но та одобрительно покачала головой:

— У меня есть два в кабинете. Надо посмотреть, какой из них проще в обращении.

— Так ты не против, чтобы я ходила с пистолетом? — всякий случай осторожно уточнила Иден.

— Что поделать? Сейчас такие времена, что каждый защищается как может. Твои отец и брат на войне, приходится нам самим…

Иден обняла мать в порыве нежности:

— Я знала, что ты меня поймешь и поддержишь!

Камилла чуть было не ляпнула: «Может быть, тебе лучше просто не ходить в этот твой приют?» — но вовремя прикусила язык — тогда она, Камилла, вряд ли уже сможет познакомиться с симпатичным проповедником. Впрочем, бесполезно давать Иден какие-то советы. Она все равно всегда поступает по-своему.

— Ну ты, положим, не так уж и беззащитна, — сказала она сестре. — Я думаю, Эйдриан, если что, всегда придет тебе на помощь? Теперь, правда, его нет, но есть зато его преподобие Мэтьюз…

— Я не буду чувствовать себя уверенно без пистолета, — заявила Иден.

Через несколько минут Иден уже шагала по направлению к «Тихой гавани». Пистолет был у нее в сумочке. Пока Эйдриан был в отлучке, Иден проводила ночи в приюте — ей не хотелось оставлять Дженни одну с детьми.

Подойдя к двери, Иден как следует проверила замок. Все нормально, мальчишки починили его на славу. Иден облегченно вздохнула. У нее не было уверенности, что те двое не захотят вдруг вернуться. По крайней мере, если они снова будут ломать дверь, у нее будет время выхватить пистолет.

— Пол и Марк потрудились на славу! — сказала она Дженни.

— Да, такой хорошей работы я, признаться, от них не ожидала, — согласилась та.

— Как Марк? — спросила Иден.

— Похоже, они с Полом уже успели очень подружиться!

— Ну и отлично. Я была уверена, что они подружатся. — Иден действительно была рада это слышать: Пол был довольно замкнутым мальчиком и не всегда очень хорошо сходился с другими детьми. Да и для Марка неплохо, если у него будет товарищ-ровесник.

— Его преподобие действительно придет завтра утром? — спросила Дженни.

— Обещал прийти.

— Дети, похоже, от него без ума! Они все видели, как он помог тебе, и очень гордятся им.

— Да, его преподобие — замечательный человек, — согласилась Иден. — Я пойду навещу еще раз мальчиков, — добавила она.

Было уже время отбоя, но не все мальчики еще спали. Обычно дети, предоставленные самим себе, ходят на головах, но эти, слава Богу, все были послушными. Одни читали, другие тихо разговаривали между собой. Эйдриан не стремился к железной дисциплине, какая царила в иных приютах. Воспитывать надо не муштрой, а лаской и добрым словом. Иден была здесь целиком с ним согласна.

— Мисс Иден вернулась! — обрадовались дети.

— Добрый вечер! — Обойдя кровати, Иден поприветствовала каждого отдельно.

Несколько мальчишек помладше подбежали к ней, и Иден ласково обняла их. Те, кто постарше, не выражали своих эмоций столь бурно, но — Иден это чувствовала — были рады ей не меньше. Иден была приятна такая реакция ее маленьких питомцев. Значит, они действительно любят ее.

Иден подошла к Марку и Полу:

— Вы молодцы, хорошо починили дверь! Кстати, Марк, у тебя есть все, что нужно?

— Да, спасибо. Мисс Дженни дала мне новую одежду, — парнишка поморщился, — заставила меня принять ванну и помыть голову.

— Марк, мыться необходимо. Тебе больше нравится ходить грязным? Все воспитанные мальчики каждый день умываются, чистят зубы. Скоро ты привыкнешь и сам уже не сможешь без этого. А теперь, — улыбнулась она, — всем спать! Спокойной ночи, мальчики, увидимся утром. — Иден повернулась и направилась к двери.

— Мисс Иден! — окликнул ее Марк. Иден оглянулась.

— Отец Мэтьюз действительно придет завтра?

В глазах парнишки стояла боль — чувствовалось, что ему тяжело признаваться самому себе, что он уже успел к кому-то привязаться. Жизнь уже успела научить его, что ни к кому в этом мире не надо привязываться, что каждый должен стоять сам за себя.

«Знакомая проблема, — подумала Иден. — Через это, по сути дела, здесь прошли почти все».

— Обязательно вернется! — уверила она Марка. — Я не сомневаюсь, что его преподобие Мэтьюз — человек слова.

Марк кивнул. Он сам был уверен, что проповедник свое слово сдержит. В этого человека он почему-то верил.

Иден вышла.

Марк лег, но сон не шел к нему. Слишком много впечатлений пришлось ему испытать за сегодняшний день. Все изменилось буквально в одночасье. Еще вчера он спал на голой земле в парке, а теперь вот спит в мягкой кровати. Но даже это не главное. Главное — это то, что он сумел наконец убедиться, что в мире есть и добрые люди, что не все в нем построено на корысти, обмане и жестокой борьбе. Марк снова подумал о его преподобии Мэтьюзе и об этой доброй девушке, Иден, и мысленно помолился за них, как умел.

Наконец Марк заснул — не тревожным, чутким сном, как обычно, а, впервые за много дней, спокойным и глубоким.

Иден заперла на ключ дверь маленькой спальни Эйдриана, в которой теперь спала она, переоделась в ночную рубашку и легла. Здесь она не чувствовала себя так комфортно, как дома, но ничего не попишешь.

Закрыв глаза, Иден пыталась забыться, но перед глазами снова вставали картины сегодняшнего дня: пьяные солдаты, перепуганные дети… и отважный проповедник, без оружия, одним лишь словом сумевший защитить ее от этих громил.

«Не иначе сам Бог послал мне этого ангела-хранителя!» — улыбнулась самой себе Иден.

Иден снова и снова вспоминала, как уверенно она чувствовала себя в его сильных руках, когда он поддержал ее. И, засыпая, она с нетерпением думала о завтрашнем дне, когда снова увидит святого отца Ло-гана Мэтьюза. Если он, конечно, придет.


Время текло медленно. Сидя в гостиничном номере, Логан мучительно выжидал того часа, когда он должен встретиться с Сэмом. Заняться было нечем. Логан попробовал почитать какую-то книгу, которую прихватил с собой, но чтение почему-то не шло, попробовал просто расслабиться, но мысли снова и снова возвращались к судьбе брата. Где он сейчас, что с ним?

Логан не мог сказать, что этот день прошел для него впустую — он уже успел зарекомендовать себя в «Тихой гавани», но то, что Форрестер был в отлучке, затрудняло дело. Что ж, ничего не остается, как ожидать, хотя этого Логану хотелось меньше всего. Возможно, жизнь брата зависит от того, как скоро Логан раскроет преступную организацию.

Логан снова вспомнил об Иден. Нет, она все-таки замечательная девушка — бойкая, смелая, самоотверженно любит детей, да и собой очень хороша. В ушах Логана снова и снова звучал ее заразительный смех. Он вдруг почувствовал, что с нетерпением ждет завтрашнего утра, чтобы увидеть ее вновь.

«Интересно, — подумал вдруг он, — замужем ли она? Похоже, что нет».

Логан нахмурился, пытаясь отогнать от себя эти мысли. До них ли теперь? Все, что ему нужно в Новом Орлеане, — это найти и спасти Брейдена. Все остальное не имело ровным счетом никакого значения.

Когда до полуночи осталось около часа, Логан почувствовал, что не в силах больше ждать. Чтобы убить время, он решил отправиться в условленное место пешком.

Тем не менее пришел он все равно слишком рано — было еще без десяти двенадцать. Залитый лунным светом берег был пуст. Логан молча расхаживал взад и вперед, сжимая Библию в руках.

— Это вы, ваше преподобие? — раздался наконец веселый голос.

— Я ищу заблудшие души, — откликнулся тот.

— Что ж, — кивнул Сэм, возникая перед ним из темноты, — одну вы по крайней мере уже нашли. Я имею в виду того парня, что пытался украсть вашу лошадь. Что с ним, кстати?

— Я отвез его в приют.

Сэм сверкнул в темноте белозубой улыбкой.

— Правильно сделали, ваше преподобие!

— В приюте меня хорошо приняли, — сообщил Логан. — Но, как оказалось, Форрестер сейчас в отлучке. На время отсутствия он назначил своей заместительницей некую мисс Иден. Как она говорит, он вернется лишь на следующей неделе. У вас нет сведений, куда именно он мог отлучиться?

— Не имею ни малейшего понятия. Но постараюсь выяснить.

Логан сказал Сэму, где он остановился, на случай, если тому вдруг удастся раздобыть какую-нибудь информацию.

— У нас здесь в городе есть еще один человек, — заявил Сэм. — Будьте начеку, он выйдет с вами на связь, как только ему удастся раздобыть какую-нибудь информацию.

— Кто это? — спросил Логан.

— Еще одна заблудшая душа, — загадочно произнес Сэм. — Честь имею, ваше преподобие! — С этими словами негр исчез во тьме, такой же черной, как и он сам.

Логан вернулся в гостиничный номер и сразу же лег, довольный, что пока все идет как надо.

Глава 6

Иден проснулась рано, с нетерпением ожидая нового дня. И не успела она проснуться, как мысли ее снова обратились к его преподобию Мэтьюзу. Иден понимала, что таких людей, как Логан Мэтьюз — отважных и благородных, — на самом деле очень мало. Иден хотелось отплатить Мэтьюзу за его доброту, но она не знала чем.

Разглядывая свое отражение в зеркале, Иден заколола волосы на затылке в аккуратный пучок — скромная, практичная прическа, которую она носила всегда. Синяк на ее щеке потемнел. Иден с горечью подумала о том, что детям каждый раз, когда они взглянут на нее, придется видеть этот знак и снова вспоминать о вчерашнем кошмаре. Иден постаралась, насколько возможно, припудрить синяк.

Машинально потянувшись за платьем, Иден уже готова была надеть его, как вдруг остановилась, словно впервые заметив, какое оно простенькое и заношенное. Но другого у нее с собой не было. «Надо будет взять из дома хоть что-нибудь посимпатичнее — хотя бы то, голубое… Хотя голубое тоже не очень новое…» — подумала она. Но лучшего у Иден не было. Сейчас не те времена, чтобы заботиться о нарядах.

Иден сама вдруг удивилась своим мыслям — раньше она никогда особо не задумывалась, во что одета, в отличие от Камиллы — та была известной модницей. Лишь натянув платье, Иден поняла причину: ну конечно же, она просто хочет выглядеть посимпатичнее перед святым отцом Мэтьюзом! И откуда у нее это? Да, он привлекательный мужчина — этого не отнимешь.

Иден вышла из своей комнаты и поспешила к детям, которые уже строились на лестнице, готовясь к завтраку.

— Доброе утро! — приветствовала всех она.

— Доброе утро, мисс Иден! — весело откликнулись детские голоса.

— Мисс Иден, — семилетняя Конни Кертис подняла на нее восторженные голубые глазенки, — отец Мэтьюз уже пришел?

Во время вчерашнего инцидента Конни, прячась в углу, сначала со страхом, а затем с восхищением следила за происходящим. Его преподобие Мэтьюз, сумевший одним словом остановить двух страшных янки, совершенно покорил маленькое сердечко, и Конни горела желанием увидеть его снова. В глазах девочки этот человек был сказочным героем, добрым волшебником.

— Пока нет. Но он обязательно придет, — уверила ее Иден. Сама она ни на секунду не сомневалась в этом.

Выстроившись в столовой, дети ждали, пока мисс Иден и мисс Дженни займут свои места. Под руководством Иден дети начали читать молитву:

— Отче наш, иже еси на небесех, да святится имя твое…

— Аминь! — раздался вдруг веселый голос, когда молитва закончилась.

Все обернулись к дверям, где, улыбаясь, стоял Логан.

Иден почувствовала, что безумно рада снова видеть проповедника Мэтьюза. В глубине души она сознавала, что причиной тому не только благодарность за помощь, которую он оказал лично ей и приюту. Впрочем, Иден поймала себя на мысли, что его преподобие Логан Мэтьюз действительно хорош собой, такой же, каким казался ей при первой встрече. Его высокая фигура, стоявшая в дверях, как в раме, представляла собой величавое зрелище.

— Доброе утро, ваше преподобие! — приветствовали его дети.

— Доброе утро! — улыбнулся он, входя в комнату. Логан искал глазами среди детей Марка, но не успел. Маленькая светловолосая девочка, схватив его за руку, потащила к столу:

— Садитесь со мной, отец Мэтьюз! Места много!

Логану хотелось сначала поговорить с Марком, а позавтракать с Иден, но он не мог отказать малышке. Иден смотрела, как проповедник о чем-то оживленно разговаривает с девочкой.

— Похоже, он хорошо умеет ладить с детьми! — произнесла Дженни. В этот момент все дети дружно смеялись какой-то шутке, сказанной Логаном. — Они от него просто в восторге!

— Да, — согласилась Иден, — похоже, его преподобие просто Божий подарок!

Как только завтрак закончился, Иден поднялась:

— Дети! Как вы знаете, наш добрый друг, отец Логан Мэтьюз, собирается посещать наш приют регулярно. Вы не хотите ничего сказать, ваше преподобие?

Логан ждал этого момента. Он знал, что Иден ожидает, чтобы он произнес детям проповедь, но он не был готов к этому: какой он, в конце концов, проповедник? Придется ограничиться просто молитвой. Слава Богу, несколько молитв он помнит еще с детства. Стараясь непринужденно улыбаться, Логан поднялся и прошел на середину комнаты.

— Я рад быть с вами сегодня, — начал он. — Как уже сказала мисс Иден, пока я в Новом Орлеане, я буду часто приходить в ваш приют. Спасибо вам за то, что вы оказываете мне такой теплый прием. Для начала давайте познакомимся. Я хочу, чтобы вы называли меня святой отец Логан. А вы назовите, пожалуйста, ваши имена.

Логан посмотрел на тех, кто сидел ближе всех к нему. Дети начали представляться один за другим, и постепенно эта эстафета дошла до дальнего конца стола, где сидели Марк, Пол и еще несколько мальчишек. Логан был рад отметить, что, судя по виду, Марк уже успел здесь прижиться.

— Разумеется, — произнес Логан, — мне будет трудно запомнить сразу вас всех, но я постараюсь. Мисс Иден говорит, что вы начинаете каждый день с молитвы. Позвольте начать прямо сейчас. Прошу всех встать.

Все поднялись и молитвенно склонили головы:

— …Господи, благослови наш сегодняшний день и научи нас любить друг друга так, как Ты возлюбил нас… Аминь.

— Аминь! — с готовностью подхватили детские голоса.

Логан вернулся на место. Иден подошла и села рядом с ним.

— Спасибо, ваше преподобие Логан, — сказала она, — за то, что находите время заниматься с нами. А теперь, дети, вам пора на урок.

Дети, возглавляемые мисс Дженни, направились в класс.

— Как вы себя чувствуете? — обратился Логан к Иден, когда они удалились. Ему хотелось протянуть руку и дотронуться до ее пострадавшей щеки, но он вовремя одернул себя.

— Со мной все в порядке, — поспешила уверить она его. — Щека только на вид страшная, а так совершенно не болит.

— Может быть, — предложил он, — я могу вам чем-нибудь помочь? Может быть, закончить с дверью — мальчишки оставили кое-что недоделанным. Плотничать я немного умею.

— Спасибо, ваше преподобие, — улыбнулась она, — но я не думала, что вы пришли сюда заниматься плотницким делом.

— Наш Спаситель был плотником, — произнес Логан, радуясь в глубине души, что нашел, что ответить.

Иден показала ему, где находятся инструменты, и Логан приступил к работе. Он нарочно выбрал место работы рядом с кабинетом Иден, оно было весьма удобным «наблюдательным пунктом».

Камилла возбужденно перебирала свой гардероб. Нужно самым тщательным образом продумать любую деталь в своем туалете, чтобы не ударить в грязь лицом.

Камилла не горела желанием тащиться в приют, общаться с сиротами, но если таковы условия, приходится их принимать. Сейчас как раз самое время. Мать ушла навестить подругу, можно идти куда хочешь.

Подходя к приюту, Камилла увидела игравших во дворе детей, но не обратила на них ни малейшего внимания. Не ради детей она пришла сюда. Камилла не знала, в приюте ли сегодня симпатичный проповедник, , но надеялась на это.

На крыльце спиной к Камилле чинил дверь какой-то мужчина в темных брюках и белой пропитавшейся потом рубахе с закатанными рукавами, на вид — обычный рабочий. Чтобы войти, Камилле нужно было пройти мимо него, но она боялась задеть и запачкаться — ей хотелось предстать перед проповедником в лучшем виде.

Почувствовав, что кто-то подходит сзади, мужчина поднялся, уступая девушке путь. Он приветливо улыбнулся ей.

Камилла мельком отметила про себя, что рабочий не так уж прост, как могло показаться на первый взгляд — высокий, с тонкими чертами лица. Но что за дело ей было до этого? Она здесь ради встречи с другим мужчиной.

— Доброе утро, — произнес Логан, отметив про себя в незнакомой девушке весьма близкое сходство с Иден. — Я придержу для вас дверь.

— Спасибо, — бросила Камилла и быстро проскользнула мимо него, стараясь не задеть его юбками.

Камилла решительно направилась в кабинет Иден. Дверь была не заперта, и девушка вошла.

— Камилла? — Иден привстала из-за стола. Камилла не часто наведывалась сюда. Что привело ее на этот раз? — Что-то случилось, Камилла? — настороженно спросила она. — С мамой все в порядке?

— Слава Богу, — поспешила уверить ее та. — Я просто решила, — солгала она, не зная, что сказать, — что пришла пора мне помогать тебе в твоем нелегком деле.

— Ты это твердо решила? — Иден, разумеется, отлично поняла истинную подоплеку появления Камиллы здесь, но подавать виду не стала.

— Твердо. Вчера вечером я объявила это маме. Мы с ней долго разговаривали об этом. Короче, она вполне одобряет.

Иден подозрительно прищурилась. Насколько она знала сестру, это на нее было совершенно не похоже.

— Отлично! — произнесла она, стараясь не выказывать своих подозрений. — Кухарке как раз нужны лишние руки.

От взгляда Иден не скрылось, что губы сестры слегка скривились.

— Может быть, — предложила Камилла, — я лучше займусь какой-нибудь книжной работой? Кухарка из меня, сама знаешь, не бог весть какая.

«Знаю, — отметила про себя Иден. — Чего и следовало ожидать. Станешь ты возиться на кухне!»

— Книжной, говоришь? — улыбнулась она. — Что ж, если хочешь, можешь читать детям книжки.

— Иден! — поморщилась Камилла. — Я не об этом! Я имела в виду бухгалтерскую работу.

— Можно подумать, — усмехнулась Иден в ответ, — я ничего не понимаю! Ты здесь, чтобы встретиться с его преподобием Мэтьюзом!

— Он здесь? — загорелась Камилла, решив, что, раз уж ее карты раскрыты, стесняться нечего.

— Разве ты не встретилась с ним на входе?

— На входе никого не было. Только какой-то рабочий, чинивший дверь.

Иден, скрывая улыбку, встала и направилась к входной двери. Камилла недоумевала, как она могла разминуться с проповедником.

— Ваше преподобие! — окликнула Иден Логана, по-прежнему трудившегося над дверью.

Логан, отложив инструменты, направился в кабинет, вытирая на ходу ладони о брюки.

— Ваше преподобие, — обратилась Иден к нему, когда он вошел, — разрешите представить вам мою сестру Камиллу. Камилла, это отец Логан Мэтьюз.

Глаза Камиллы округлились, когда она поняла наконец свою ошибку. Теперь она видела этого «рабочего» в новом свете, и он ей очень понравился. Мужчина и впрямь был чертовски привлекателен. А если ему еще и принять душ после работы и переодеться во что-нибудь пореспектабельней…

— Рада познакомиться, ваше преподобие! — Камилла постаралась изобразить самую обворожительную улыбку, на которую только была способна. — Иден рассказывала мне о вас.

— Я тоже рад нашей встрече, мисс Легран.

— Честно говоря, — Камилла продолжала улыбаться, — я ожидала увидеть вас в каком-нибудь строгом костюме. Это для конспирации?

— Это мой обычный костюм. Я разве что позволил себе снять сюртук. — Логан, разумеется, не стал говорить, что для конспирации не только костюм, но и вся легенда о проповеднике. — Служить Господу можно разными способами, мисс Легран, — серьезно произнес он. — Разумеется, наша главная цель — спасение души, но иногда приходится работать и физически ради наших ближних.

При этих словах Логан снова вспомнил о брате. Где он сейчас? Что с ним?

— Что ж, — проговорила девушка, — я знаю, ваше преподобие Мэтьюз, что Иден очень благодарна вам за вашу помощь.

— Во славу Божию, — улыбнулся он. — Поэтому, с вашего позволения, мисс Легран, я вернусь к работе.

— Зовите меня просто Камилла.

— Хорошо, тогда я для вас — Логан. С вашего позволения, дамы. — Он направился к выходу, но Камилла остановила его:

— Логан?

Он обернулся.

— Мы сочли бы за честь пригласить вас в наш дом на ужин завтра вечером, — проговорила она. — Если, конечно, это не нарушает никаких ваших планов.

— Нисколько, — улыбнулся он. — Приду с удовольствием. — Логан вышел.

Камилла едва сдерживалась, чтобы не прыгать от восторга.

— Ты была права, Иден, — он действительно душка! Даже гораздо симпатичнее, чем ты описывала! Он принял мое приглашение! Не могу дождаться завтрашнего вечера! Побегу скажу маме, что его преподобие завтра будет у нас!

— А я-то думала, — протянула Иден, — что ты и впрямь намерена поработать с детьми.

— Потом! — не раздумывая, заявила Камилла. — Сейчас нужно приготовиться к завтрашнему вечеру. Он будет у нас! До вечера, сестренка!

Проводив Камиллу до порога кабинета, Иден остановилась в дверях и, глядя вслед сестре, наблюдала, как та снова о чем-то воркует с его преподобием Логаном. Раскатистый смех Камиллы эхом отдавался в коридоре. Вздохнув, сама не зная почему, Иден вернулась в свой кабинет. Там она машинально снова задержала критический взгляд на своем простеньком платье.

Иден встряхнула головой, словно отгоняя наваждение. В чем дело? Уж не ревнует ли она сестру к этому Логану?

День прошел быстро. Иден получила записки от Габриэллы и Вероники. Девушки писали, что с ними все в порядке, но в приют пока не вернутся, так как не чувствуют себя там в безопасности. Иден это расстроило — Габриэлла и Вероника были неплохой подмогой ей и Дженни. Новый прилив ненависти к янки захлестнул Иден: «Нет, эти негодяи не должны остаться безнаказанными!»

После обеда Иден с двумя самыми старшими мальчиками работала в огороде — из-за острой нехватки продуктов во время войны приюту приходилось держать собственный огородик. За зданием приюта раскинулся большой сад. Пару лет за ним никто не ухаживал, и сад основательно зарос. Теперь Иден приходилось тратить много времени, чтобы вернуть всему этому божеский вид.

Сад был гордостью Иден и местом, где она любила бывать больше всего. Ей нравилось приводить сюда детей, учить их ухаживать за растениями и с удовлетворением видеть, что любовь к этому занятию передается и им. Но ей нравилось и бывать здесь одной. Мирная густая зелень, веселая палитра цветов отвлекали ее от постоянных тревог за отца и брата, забот о приютских детях и массы других мелких дневных забот. Сейчас, когда сад зарос, он еще больше напоминал Иден девственные леса родного штата. В этом благодатном крае — странная прихоть природы — деревья севера и юга росли бок о бок. Сосны смешивали свою тенистую хвою с бурной листвой пальм. Но больше всего Иден любила сад за его цветы. Как благоухали здесь анис, мирт и магнолии, не говоря уже о пышных царственных розах. Время, проведенное в этом райском уголке, Иден считала лучшим временем дня. Сад навевал ей мечты о мирной жизни, тихом домашнем уюте, о любви и семейном счастье.

Поручив детям прополоть сорняки в огороде, Иден нарезала самых красивых цветов, чтобы взять их в свой кабинет.

Закончив работу с дверью, Логан собирался уйти. Но ему не хотелось этого делать, не попрощавшись с Иден, а где она, Логан не знал. В кабинете, во всяком случае, ее не было. Привлеченный детскими голосами в саду, Логан направился туда.

— Ты не знаешь, где мисс Иден? — спросил он у одного из мальчиков.

— Там, — указал рукой парнишка.

Логан направился в дальний конец сада. Буйная полудикая растительность наполняла воздух сладкими ароматами. Меж кустов и деревьев петляла извилистая дорожка, и Логан пошел по ней. Он подошел к Иден в тот момент, когда она срезала последний цветок для букета. Иден не услышала его шагов за спиной, и с минуту Логан помешкал, любуясь ею.

С того самого момента, когда Логан впервые увидел Иден, его не покидали мысли о ней. Сейчас же, среди этой буйной зелени и цветов, освещенная ярким солнцем, Иден была просто восхитительна. Она казалась таким же порождением природы, как эти цветы и деревья, — естественной и словно светящейся изнутри. На минуту Логану показалось, что он сейчас в раю, а не на грешной земле.

Усилием воли Логан заставил себя отогнать эти мысли. Он практически ничего не знал об Иден. Да, она самоотверженно заботится о детях, но она связана с Эйдрианом Форрестером и, возможно, сама принимала участие в захвате парохода. На первом месте для Логана все-таки было его задание. Забывать об этом он не должен ни на минуту.

— Иден? — произнес он тихо, словно боясь разрушить эту гармоничную картину.

Девушка удивленно обернулась:

— О, вы здесь, ваше преподобие?

— Я полагаю, — произнес он, — когда мы наедине, вы можете звать меня просто Логан.

— Хорошо, — кивнула она. — Вы уже уходите, Логан?

— Да. С дверью я закончил. Кажется, получилось неплохо.

— Спасибо. Завтра вы придете?

— Приду.

— Мы будем ждать!

На этот раз Логан не стал сдерживать себя и дотронулся до ее щеки — очень легко, чтобы не причинить ей боли. Кожа девушки на ощупь была словно шелковая.

— Не болит? — осторожно спросил он.

— Да нет же! — уверила его она. — Ну, разве что совсем чуть-чуть. — Иден была поражена его заботой и тем, как бережно пальцы Логана коснулись ее щеки.

Логан кивнул и опустил руку.

— До завтра, — произнес он и удалился.

Иден молча стояла и смотрела ему вслед. Ей хотелось окликнуть его, но для этого она не находила причины. Наконец детские голоса вернули ее к реальности, и Иден пошла в дом. Но мысли о высоком темноволосом проповеднике весь день не выходили у нее из головы.

«Надо понимать, — думал Логан по дороге в гостиницу, — она живет со своей сестрой в одном доме. Значит, скорее всего Иден не замужем». Это обстоятельство вдруг обрадовало Логана, хотя он и не мог объяснить почему.

Глава 7

— Во что мы будем играть? — спросила Иден на следующий день, когда дети, закончив занятия по пению, собрались в гостиной. — Чья сегодня очередь выбирать?

— Девочек! — закричала наперебой вся «женская» половина.

Со стороны мальчиков послышалось недовольное сопение — «мужчины» не горели желанием подчиняться девчонкам. Дженни и Логан с восхищением наблюдали за этой сценой, с трудом сдерживая смех.

— Без жалоб, джентльмены! — ласково-строго произнесла Иден. — Нужно соблюдать справедливость. Сегодня день девочек. Итак, дамы, какие будут предложения? У кого есть, поднимите руку, а я буду спрашивать.

— Мисс Иден! — поднялась вверх тоненькая ручонка.

— Да, Аманда?

— Может быть, в «ниточку-иголочку»? Мальчики опять засопели — такое предложение им не понравилось. Играть в девчачью игру! Иден постаралась не обращать внимания.

— Хорошее предложение, — сказала она. — Есть другие? Да, Конни?

— Может быть, потанцуем? — смущаясь, предложила юная леди.

Мальчикам, судя по их виду, этот вариант понравился еще меньше. Девочки же от него были в восторге.

— Танцы — это звучит потрясающе! — вставила Дженни.

— Отлично, — согласилась Иден. — Джентльмены, — обратилась она к мальчикам, — вы не могли бы убрать столы, чтобы нам было где танцевать?

«Джентльмены» принялись за работу. Девочки так горели от нетерпения потанцевать, что вызвались помочь мальчикам. Дженни прошла к старенькому пианино, пожертвованному кем-то для приюта. Инструмент, правда, был расстроен, нескольких клавиш не хватало, но какая, в конце концов, разница? Главное — чтобы всем было весело! Мисс Дженни так хорошо играла, что дети не замечали изъянов в звучании инструмента.

— Поскольку сегодня день девочек, — провозгласила Иден, — объявляю белый танец! Дамы приглашают кавалеров!

Девочки быстро разобрали мальчиков, хотя не каждый из них остался доволен доставшейся ему дамой.

— Отец Мэтьюз! — Маленькая Конни подошла к Логану и взяла его за руку. — Вы потанцуете со мной?

— Почту за честь, — улыбнулся он.

Иден смотрела, как дети строятся парами. Но мальчиков было больше, чем девочек, и Марк остался одиноко стоять в углу. Иден решила пригласить его сама.

— Потанцуешь со мной, Марк?

Парнишка смутился:

— Я? Вы шутите, мисс Иден?

— И не думаю, Марк! — улыбнулась она.

— Пригласите кого-нибудь другого, мисс Иден. Я не буду.

— Почему, Марк? Пошли!

— Нет, мэм.

— Марк, когда дама приглашает, ты не должен ей отказывать.

У Марка был такой вид, словно приглашение Иден причиняло ему боль.

— Я не умею танцевать, мисс Иден, — пробормотал он. — Я никогда не танцевал.

Иден рассмеялась, и это шокировало Марка — не потому, что это была насмешка, а, напротив, потому, что смех звучал очень дружески и ободряюще.

— Мы все не умеем танцевать, Марк. Поэтому и танцуем — чтобы попрактиковаться. Выходи, не бойся, я покажу тебе, что надо делать. — Иден взяла его за руку и вывела в круг.

Марк явно чувствовал себя не в своей тарелке, но Иден продолжала ласково разговаривать с ним, и вскоре парнишка расслабился.

Логан наблюдал за этой сценой с большим интересом. Ему было немного странно видеть, как подросток, бывший маленький бродяжка, живущий попрошайничеством или воровством и, казалось бы, привыкший ничего не стыдиться, стесняется танцевать с Иден. Но тут заиграла музыка, и все внимание Логан должен был сосредоточить на маленькой Конни.

Сначала станцевали кадриль, затем зажигательный шотландский танец. «Дамы» меняли партнеров при каждом новом танце. Иногда все шло хорошо, иногда дети сбивались с ритма, весело посмеиваясь над собственными ошибками. Понемногу и мальчики начали входить во вкус, хотя по-прежнему не хотели в этом признаваться.

Иден же танцы всегда приносили большое наслаждение. Ей нравилось смотреть, как большие мальчики приглашают младших девочек. Пусть учатся галантному обращению с дамами, пусть растут джентльменами! Особенно Иден понравилось, что Марк не очень сопротивлялся, когда она «вытаскивала» его танцевать. Более того, немного потанцевав, парнишка освоил основные движения и даже начал пользоваться успехом у девочек.

— А теперь, — объявила Иден, — вальс!

«Кого бы пригласить мне самой?» — задумалась она. Но прежде чем она смогла решить, перед ней возник Логан.

— Мисс Иден, — он галантно кивнул ей, — я понимаю, что сейчас дамы приглашают кавалеров, но позвольте мне все же…

Иден была весьма удивлена этим — но и весьма польщена.

— С удовольствием! — Иден сделала реверанс. Боковым зрением Иден заметила, что дети вокруг них стали кланяться и приседать, подражая их поведению. Какие они все же милые и забавные!

Дженни заиграла медленный вальс, и Логан закружил Иден в танце. Прикосновение к ней туманило ему голову — он сам не мог объяснить почему и боялся этого чувства. Да, она хороша собой, симпатична ему как человек, но Логан понимал, что здесь нечто большее. Сейчас, когда они кружились в танце, он чувствовал себя с ней единым целым.

Иден была приятно удивлена тем, что Логан так хорошо танцует — она не ожидала, что этот слуга Господа может, если надо, быть вполне светским человеком. Ей нравилось быть в его руках, кружиться вместе с ним. Теперь прикосновение его рук ощущалось совсем по-другому, чем тогда, когда у Иден закружилась голова и он поддержал ее. Тогда его руки были уверенно-сильными, а сейчас — галантно-нежными. Впрочем, голова у Иден кружилась и сейчас. Но это было приятное ощущение.

Логан посмотрел на Иден и заметил, что она тоже не отрываясь смотрит на него. Это мгновение, казалось, длилось вечно, и взгляд этот говорил так много. Весь мир исчез — ни зала, ни детей, ни даже звуков расстроенного пианино — во всем мире лишь они с Иден…

Иден смотрела на Логана и словно впервые видела сейчас в нем не проповедника, а просто мужчину. Да, он с первого взгляда показался ей привлекательным, но сейчас она чувствовала его совсем по-другому. В каждом движении Логана были уверенность и грациозность, а от его прикосновения словно тысячи искр рассыпались по ее телу.

Вспомнив, кто такой Логан и для чего он здесь, Иден вдруг словно очнулась от забытья. И откуда только у нее такие грешные мысли? Этот человек — всего лишь проповедник, приехавший помочь приюту и детям. И в приглашении на танец нет ровным счетом ничего, кроме простой галантности. Но как ни старалась Иден не думать о том, что с момента встречи с Логаном в ее жизнь ворвалось что-то новое, отрицать этот факт было нельзя.

Дженни наконец закончила игру, но Логан еще какое-то время продолжал держать Иден в своих объятиях, словно не желая разрушать гармонию момента.

— Я благодарен вам за танец, Иден, — наконец произнес он, и эти слова шли от самого сердца. Ему очень не хотелось отпускать ее. Если бы они сейчас были где-нибудь в ресторане, он бы готов был отдать музыкантам всю свою наличность, чтобы те играли весь день и всю ночь.

Иден улыбнулась ему, пытаясь свести то, что сейчас промелькнуло между ними, к шутке, но сердце словно говорило ей: «Кого ты, милая, обманываешь?»

— Спасибо вам, сэр, — проговорила она. — Вы замечательно танцуете! Я уверена, что дети многому научились, лишь глядя на вас.

— Рад стараться! — ответил он.

— Слава Богу, — улыбнулась она, — что ваши религиозные убеждения не запрещают вам танцевать!

— Господь не против, чтобы мы иногда предавались невинным развлечениям, — заявил Логан, отметив про себя, что мысли его при этом на самом деле были не такими уж невинными. — Мне пора, — произнес он, — но я не прощаюсь: я ведь увижу вас сегодня вечером.

— Мы будем ждать вас с нетерпением.

Всю обратную дорогу воображение Логана снова и снова рисовало картины вальса с Иден. Логан встряхнул головой. Да что за наваждение, в конце концов! Пора с этим кончать. Иден скорее всего связана с Форрестером и теми людьми, что угнали пароход. И вообще, как бы то ни было, Логану сейчас не до романов. Главное сейчас — распутать дело Форрестера, а затем найти брата и помочь ему.

Иден оставалась в приюте до тех пор, пока дети не сели ужинать. Убедившись, что все спокойно, Иден поручила детей заботам Дженни и отправилась домой.

Еще вчера Иден сердилась на сестру, что та осмелилась так бесцеремонно завлекать его преподобие, но сейчас сама радовалась, что он будет сегодня вечером в их доме.. Иден хотелось провести вечер с ним. Что ни говори, Логан — настоящий джентльмен и к тому же прекрасный танцор.

По пути Иден задумалась, когда же она получит ответ от своего агента. Она понимала, что это будет не скоро, но ей хотелось бы побыстрее. Эти янки не должны остаться безнаказанными, и нельзя допустить, чтобы они посмели тронуть еще хотя бы одну южанку.


Он не знал, где он и что с ним, но понимал одно: он жив, поскольку чувствовал боль, заполнявшую, казалось, все его существо. Каждое движение словно разрывало его тело на тысячи кусков, и Брейден старался не шевелиться вообще.

Ему не хотелось приходить в сознание, хотелось снова провалиться в черную пустоту — там по крайней мере не было этой нестерпимой боли. Но реальный мир безжалостно и бескомпромиссно заявлял ему о себе. Брейден неумолимо приходил в себя.

Он открыл глаза.

Солнечный свет — значит, сейчас день. Он лежит в какой-то палатке. Рядом с ним сидит солдат-северянин, но Брейден не видит его лица. Тем не менее это явно не Даннер — Даннер гораздо крупнее.

— Что случилось? — едва слышно прохрипел Брейден.

— Вы очнулись! — радостно воскликнул Тейлор. Он склонился над Брейденом и с удовлетворением отметил, что лихорадка прошла и взгляд лейтенанта стал ясным и осмысленным.

Тейлору даже не верилось, что это так. Бесконечные часы сидения над упорно не приходившим в сознание больным оставляли все меньше и меньше надежды. Порой Тейлор впадал в отчаяние, но это было не в его натуре — он всегда, несмотря ни на что, продолжал оставаться оптимистом.

— Кто ты? — спросил Брейден, вглядываясь в солдатика — на вид почти мальчишку. Брейден был уверен, что никогда не видел его раньше.

— Рядовой Тейлор. У вас была лихорадка, лейтенант, но теперь, похоже, прошла.

— Как долго?

— Лихорадка? Несколько дней.

— Где мы? — снова прохрипел Брейден.

— В лагере для военнопленных. Насколько мне известно, вас ранили на пароходе, привезли сюда без сознания. Очнулись вы только сейчас.

Брейден слабо кивнул, и глаза его снова закрылись.

Убедившись, что лейтенант закрыл глаза просто от слабости, а не от новой потери сознания, Тейлор поднялся, чтобы разыскать Даннера и сообщить ему хорошую новость.

Найти его было несложно — лагерь был небольшим. Даннер сидел у костра вместе с другими пленниками. Увидев направлявшегося к нему Тейлора, он забеспокоился.

— Что-то случилось? — поднялся Даннер ему навстречу.

Тейлор успокаивающе улыбнулся:

— Он очнулся. Лихорадка прошла.

Оба поспешили в палатку, где лежал Брейден.

— Брейден! — окликнул его Даннер, склоняясь над ним.

Брейден узнал голос друга и открыл глаза.

— Тебе явно лучше! — произнес Даннер.

— Лучше по сравнению с чем? — слабо усмехнулся тот. — Да умереть и то лучше! — Брейден заерзал, пытаясь устроиться покомфортнее, но на жестком тюфяке это сделать было невозможно. В тело снова словно впились тысячи лезвий.

— Не надо ворочаться, лейтенант, — предупредил его Тейлор, — ваша рана может снова открыться!

— Рядовой Тейлор все это время заботился о тебе, — произнес Даннер. — Его отец — врач, и он и сам в этом кое-что смыслит.

Брейден посмотрел на юного рядового. Тот почему-то выглядел смущенным, словно барышня.

— Спасибо, Тейлор! — проговорил Брейден. Парень кивнул.

— Какие новости? — спросил Брейден.

— За то время, что ты лежал без сознания — никаких, — сообщил Даннер. — Похоже, какое-то время нас здесь еще подержат.

Собрав все силы, Брейден произнес:

— Мы не должны здесь оставаться! Как только приду в себя, обязательно что-нибудь придумаю.

Даннер хотел было предупредить Брейдена, что их охранники вооружены до зубов и что день и ночь не спускают с них глаз, но не стал. Даннер знал: Брейден способен выпутаться из любой ситуации. Такой, как он, обязательно что-нибудь придумает.

Попытка произнести всего несколько фраз отняла у Брейдена много сил. Он снова в изнеможении закрыл глаза. Как только силы вернутся к нему, он придумает какой-нибудь план, как сбежать отсюда. Обязательно придумает.

Глава 8

Камилла сидела перед зеркалом, стараясь уложить волосы в модную прическу. Весь день, с того самого момента, как вернулась домой, она прихорашивалась, выбирала платья, желая выглядеть как можно лучше перед его преподобием Мэтьюзом. Давно уже не пребывала Камилла в таком возбуждении — во всяком случае, с тех пор, как началась война, положительные эмоции ей приходилось испытывать нечасто.

Иден уже вернулась со своей работы домой, так что скоро здесь будет и его преподобие. Камилла выглянула из двери своей комнаты как раз в тот момент, когда мимо проходила Иден.

— Скоро он придет? — нетерпеливо спросила Камилла.

— Должен с минуты на минуту, — спокойно ответила та.

— Скорее бы, я жду не дождусь! Кстати, как я выгляжу?

Иден остановилась и осмотрела сестру с ног до головы:

— Ты, как всегда, неотразима!

Иден знала, что Камилла всегда уделяет огромное внимание своей внешности и делает все возможное, чтобы выглядеть как можно лучше. Впрочем, с ее данными — густые, черные как смоль волосы, большие, выразительные зеленые глаза, опушенные густыми, длинными ресницами, осиная талия, пышная грудь — это было несложно. Вот и сегодняшний день не исключение: изумрудное платье, отлично оттеняющее белизну кожи, изысканная прическа, умело подобранная косметика… Рядом со своей красавицей сестрой Иден вдруг почувствовала себя невзрачной мышкой. Простенькое серо-голубенькое платьице — и это еще лучшее, что у нее есть. Вместо изысканной прически — свободно распущенные волосы. Да и лицо попроще, чем у сестры, и фигура не так хороша. Конечно же, . Логан и не посмотрит на нее — все его внимание в этот вечер достанется Камилле.

«Да что такое со мной, в конце концов?! — Иден сама вдруг испугалась своих грешных мыслей. — Уж не ревную ли я?»

— Я готова! — заявила Камилла.

— Ну надо же! — усмехнулась Иден. — Я думала, ты еще часа три будешь прихорашиваться!

Камилла присоединилась к Иден, и обе направились вверх по лестнице.

Услышав голоса дочерей, Франсин вышла из гостиной и невольно залюбовалась на них. Обе выглядели потрясающе. С тех пор как началась война, Франсин не обращала внимания на красоту. Слишком много несла с собой война жестокости, подлости и уродства!

— Он уже здесь, мама? — спросила Камилла тихо, чтобы Логан, если он уже пришел, не услышал ее.

— Пока еще нет. — Франсин не могла сдержать улыбки. Вернувшись из приюта, Камилла только и говорила что о святом отце Логане, восторженно расписывая его в самых ярких красках.

Взгляд Франсин перешел на Иден. С тех пор как Форрестер в отлучке, бедняжке приходится трудиться за двоих. Иден не чета пустоголовой сестренке, у которой даже сейчас, в военное время, в голове вечно одни балы и наряды. Слава Богу, что Иден хоть иногда удается выкроить время, чтобы развлечься, как, например, сейчас.

— Подождем в гостиной, — предложила Франсин. Но не успели они расположиться на диване, в дверь постучали. Сара, служанка и кухарка, оставшаяся делить с господами тяготы военного времени, открыла дверь.

— Добрый вечер, мисс, — послышался приветливый мужской голос. — Я Логан Мэтьюз. Могу я видеть мисс Легран?

— Да, сэр. Прошу вас! — Сара широко открыла дверь.

Логан вошел в прихожую как раз в тот момент, как дамы выходили из гостиной.

— Добрый вечер, Логан, — произнесла Иден. — Рада вас видеть!

— Я тоже, Иден, — улыбнулся он.

Иден посмотрела на Логана. Для этого вечера он позволил себе одеться немного понаряднее. Вместо неизменного черного костюма на нем был сюртук цвета слоновой кости, под ним — ярко-красный жилет. Строгий галстук сменило кружевное жабо. Теперь перед Иден стоял вполне светский джентльмен. И только взгляд был по-прежнему серьезен, хотя вполне приветлив.

Логан в тысячный раз попытался внушить себе, что настоящая цель его визита — выяснить все, что только можно, об Эйдриане Форрестере, но при виде Иден эта мысль сразу же вылетела у него из головы. В этот вечер Иден была особенно хороша — простое, но удивительно идущее к ней голубое платье, шелковистые волосы, свободно и естественно лежащие по плечам.

— Познакомьтесь с моей мамой, — произнесла Иден. — Ее зовут Франсин. Мама, это его преподобие Логан Мэтьюз.

— Рада познакомиться, святой отец Мэтьюз! — Доброе лицо миссис Легран расплылось в улыбке.

— Просто Логан, — улыбнулся он. — Рад познакомиться! Добрый вечер, Камилла!

— Я так рада, что вы пришли! — забыв обо всех приличиях, заворковала та. — Иден рассказывала о том, как много вы делаете для бедных сирот.

По глазам девушки Логан, однако, почувствовал, что до бедных сирот ей на самом деле нет ни малейшего дела.

— Разрешите и мне поблагодарить вас, Логан, — проговорила мать. — Вы настоящий герой, если вызвались спасти мою дочь от этих ужасных янки.

— Не стоит, мэм, — галантно кивнул тот. — Я просто сделал то, что на моем месте сделал бы каждый мужчина. Слава Всевышнему, что я оказался на месте в нужный момент. — Логан снова представил, что могло бы статься с Иден и детьми, не окажись он там, и невольно передернулся.

— Ваше благородство не знает границ, Логан, — продолжала Франсин. — Вы не только пожертвовали приюту огромную сумму, но и уделяете так много времени и энергии работе с детьми.

— Я рад, мэм, что вы так высоко цените мой скромный вклад. То, что сделал для этих детей я, — ничто по сравнению с тем, что делает ваша дочь.

— Дети от вас без ума, — вставила Иден. — Вы их совершенно очаровали!

— Мне просто жаль этих бедных детей. Остаться сиротами в такое трудное время!

— Вы абсолютно правы, святой отец! — согласилась Франсин.

— Марк, похоже, уже адаптировался? — спросил он у Иден.

— По-моему, вполне. Немножко еще смущается, но, как правило, поначалу они все так. Это пройдет. Как видите, сегодня нам даже удалось вытащить его потанцевать.

Логан улыбнулся, снова вспомнив, какой забавно-смущенный был вид у парнишки, когда Иден вдруг пригласила его.

— Кто такой Марк? — спросила Камилла, не столько потому, что это ее интересовало, сколько затем, чтобы красавец проповедник лишний раз обратил на нее внимание.

— Новый мальчик, которого подобрал на улице его преподобие Логан, — ответила Иден.

— Бездомный? — спросила Камилла, не спуская глаз с Логана.

— Да. Я встретил его на улице и привез в приют, когда ехал туда в первый раз. Ваша сестра любезно приютила его.

— Ах да, помню, Иден, кажется, что-то рассказывала.

Иден действительно рассказывала ей о Марке, но Камилла уже успела все напрочь забыть. Сколько ни пыталась Камилла, но все-таки никак не могла понять, почему сестра тратит так много времени на бездомных детей. Слишком много своих проблем, чтобы брать на себя еще и чужие! Впрочем, если бы Иден там не работала, Камилле не выпал бы шанс познакомиться с таким очаровательным мужчиной.

— Вы очень добры, ваше преподобие, раз оказали такое внимание этому мальчику! — похвалила его Франсин.

— Война — ужасная вещь, миссис Легран, — покачал головой он, — и я стараюсь делать все, что в моих силах, чтобы хоть как-то облегчить страдания ближних. — Это не было ложью. Логан действительно приехал сюда для того, чтобы облегчить страдания ближнего — своего брата.

— Вы еще не встречались с Эйдрианом Форрестером? — спросила его Франсин.

— Нет. Когда я приехал, он был уже в отъезде. Страстно желаю встретиться. Надеюсь, он одобрит мою работу в приюте.

— Вне всякого сомнения! — уверила его Иден. — Он будет бесконечно благодарен вам и за деньги, и за то, что вы находите время заниматься с детьми.

— Он, кажется, говорил, что вернется на следующей неделе? — прищурилась Франсин.

— Да, — ответила Иден. — Я думаю, у Логана будет шанс с ним познакомиться.

Логану и впрямь не терпелось встретиться с таинственным директором приюта. Без этого следствие вряд ли сдвинется с мертвой точки, а упускать время Логану тоже не хотелось. Любой сыщик скажет вам, что следствие лучше проводить по горячим следам. Кроме того, Логан беспокоился по поводу того, что Брейден был ранен, прежде чем взят в плен. Каждый день для Брейдена — мучение, Логан был наслышан, какие плохие условия царят в южных тюрьмах.

— Что слышно о войне? — спросила Франсин. — Наши продвигаются?

— Сегодня мне не довелось слышать никаких новостей, — сказала Иден.

— Что ж, — произнес Логан, — как говорится, нет новостей — это уже хорошая новость.

— Самой хорошей новостью, — возбужденно заговорила Камилла, — было бы услышать, что наши погнали этих проклятых янки обратно до самого Вашингтона! Ненавижу янки и то, что они здесь творят! Пока что самой хорошей новостью была новость о захвате парохода.

Захват парохода? Логан сразу же инстинктивно напрягся, хотя постарался не подавать виду.

— Какого парохода? — спросил он, стараясь, чтобы это выглядело естественно.

— Я слышала, что нашим людям удалось угнать пароход с оружием из-под самого носа у янки, — объяснила Камилла. — А пароход сожгли.

— Я ничего об этом не слышал.

«Кажется, у меня это вышло вполне естественно!»

— До Сент-Луиса, возможно, эта новость еще не дошла, — сказала Камилла. — Но странно, что вы уже несколько дней как здесь, а до сих пор ничего не слышали — во всем городе только и говорят что об этом! Впрочем, пусть лучше Иден сама вам расскажет. Они с мамой сами были на этом пароходе, чудом спаслись.

Иден и ее мать были на том пароходе! Эта новость совершенно шокировала Логана. В списке подозреваемых, которым снабдил его Ларри, ни одна женщина не фигурировала — как и в показаниях тех, с кем Логану удалось выйти на связь.

— Вы находились на пароходе, когда он был захвачен? — спросил Логан у Иден напрямик.

— Да, — начала вместо сестры Камилла, недовольная тем, что гость снова обращает внимание не на нее. — Слава Богу, что меня там не было! Я бы там, пожалуй, умерла со страху!

— Я сама чуть не умерла от страха, — вступила в разговор Франсин. Она рассказала Логану об этой поездке, упоминая, разумеется, лишь то, что могла.

Логан задумался. Случайно ли Иден и ее мать находились на этом самом пароходе? Если Иден связана с Форрестером…

— Да, — повторила Франсин, — страху нам пришлось натерпеться! Но я рада, что это оружие не попало в руки северян. Правда, не обошлось без стрельбы. Не люблю янки, но когда на твоих глазах стреляют в человека…

— Кто-то из северян был убит? — нахмурился Логан.

— Один из офицеров, охранявших оружие, — проговорила Иден. — Слава Богу, не убит, а лишь сильно ранен. Он пытался освободиться. Все они были связаны, но ему каким-то образом удалось развязаться. Бросился на державших их под стражей. Настоящий сумасшедший — один против всех! Я понимаю, война, враги и все такое, — а все же жалко его…

«Очень похоже на Брейдена, — подумал Логан. — Он всегда очень ответственно относился к своим обязанностям — настолько, что готов жизнь отдать».

— Все равно я не понимаю, зачем ты ему помогала! — фыркнула Камилла, глядя на сестру.

Логан сам посмотрел на Иден, не понимая, о чем говорит Камилла.

— Иден перевязала этого офицера, — объяснила Франсин.

— А вам не кажется, что это очень рискованно? — спросил Логан у Иден.

— Я не могла его бросить! Он мог умереть от раны!

«Она помогла Брейдену. Но если так, можно ли считать, что она на стороне повстанцев? Ничего не понимаю!» Но какова бы ни была роль девушки в этой истории, Логан был благодарен ей за то, что она пришла на помощь его брату. Разумеется, о своем родстве с раненым офицером Логан не стал упоминать.

— И что же с ним было дальше? — спросил он, стараясь не показывать, что на самом деле это его очень волнует.

— Не знаю, — ответила Иден. — Пассажиров и большую часть команды высадили на берег. А тех, кто охранял оружие, и нескольких человек из команды они, надо полагать, захватили в плен. Нас наутро подобрал другой пароход. А тот пароход, как я знаю, сожгли — через несколько дней вверх по реке обнаружили обгорелый остов.

— Слава Богу, — произнес Логан, — что все обошлось и что все остались живы!

— Да, кроме того раненого — я не уверена, что он до сих пор жив. Трупов, во всяком случае, рядом с пароходом не нашли, так что есть надежда.

— Нашла кого жалеть! — фыркнула Камилла. — Не думаю, что хотя бы одна женщина-северянка способна сжалиться над раненым южанином, как ты над этим янки!

— Хотелось бы надеяться, — вздохнула Иден.

— Мы все дети Божьи, — вставил Логан, вспомнив о том, что должен изображать из себя проповедника. Впрочем, он не лицемерил — в этом споре он действительно был на стороне Иден, а не Камиллы.

— Хватит о войне, сестренка, — поморщилась Камилла. — Поговорим лучше о чем-нибудь более приятном. — Повернувшись к Логану, Камилла одарила его самой очаровательной улыбкой, на какую была способна. — Вы здесь с семьей, ваше преподобие, или один?

— Я не женат, — ответил он.

«Он не женат!» Восторгу Камиллы не было предела.

— Вы долго пробудете в Новом Орлеане? — спросила Франсин.

— Пока Господь не призовет меня в другое место.

— Отлично! — просияла Камилла. — Надеюсь, мы сможем встретиться еще не раз!

В дверях гостиной появилась Сара.

— С вашего позволения, мэм, — произнесла она, — ужин готов.

Все прошли к столу.

— Вы окажете нам честь, Логан? — спросила Франсин. — Мы хотели бы прочитать молитву под вашим руководством.

— С удовольствием. — Он раскрыл молитвенник: — «…Благодарю тебя, Господи, за сегодняшний день…»

Логан произносил эти слова с воодушевлением. Он действительно был благодарен Господу за сегодняшний день — сегодня он наконец получил важную информацию.

Глава 9

— Спасибо за прекрасный вечер. Рад был познакомиться, — произнес Логан, когда он и все семейство стояли в прихожей.

— Я тоже рада, что познакомилась с вами, — ответила Франсин. — Приходите еще.

— Обязательно.

— Правда придете? Здорово! — как всегда не считая нужным сдерживаться, воскликнула Камилла. Камилле далеко не все понравилось в том, как прошел сегодняшний вечер, но, дай Бог, это не последняя встреча. — Впрочем, я думаю, — произнесла она, — я еще увижу вас в приюте.

— Я обязательно там буду.

— Спокойной ночи, мама! Я тоже ухожу. Я ночую сегодня в приюте, — объяснила Иден.

— Будь осторожна, родная!

— Я провожу вас, Иден, — вызвался Логан.

Как только дверь за Иден и Логаном закрылась, с лица Камиллы сразу же слетела притворная улыбка.

— Что-то не так, Камилла? — спросила Франсин, увидев, что дочь на что-то дуется. — У тебя такое лицо.

— Ах, мама, — Камилла не сочла нужным скрывать от матери, что на. самом деле ее заботило, — этот Логан такой симпатичный, такой умный, но весь вечер он на меня даже не смотрел!

— Камилла! — нахмурилась Франсин. От проницательного материнского взгляда, разумеется, не укрылось, что дочь почти в открытую кокетничает с мужчиной, с которым не успела даже толком познакомиться. В том, что Камилла им заинтересовалась, не было ничего плохого, но надо же соблюдать приличия. — Не забывай о том, что этот джентльмен — проповедник!

— Ну и что? — Камилла поморщила носик. — Как будто от этого он перестает быть мужчиной! Или я сегодня плохо выгляжу?

— Ты выглядишь, как всегда, потрясающе. Но Логан приехал в наш город не затем, чтобы строить глазки дамам.

— Я понимаю, — пробормотала Камилла, хотя от намерения завоевать сердце красавца проповедника отказываться не собиралась.

— Я рада, что познакомилась с ним, — произнесла Франсин. — И особо я благодарна ему за то, что он спас Иден от этих ужасных громил.

При упоминании об Иден Камилла почувствовала новый укол ревности. Как он смотрел на нее весь вечер! Можно подумать, ее сестра — восьмое чудо света! Да она, Камилла, и моложе, и гораздо симпатичнее. Чем она ему не понравилась?

— Логан — замечательный человек, — произнесла Камилла и ушла к себе наверх. Чтобы добиться своего, нужно все продумать как следует.

Иден и Логан медленно ехали верхом, наслаждаясь летним южным вечером — тихим и теплым.

Логан смотрел на Иден, думая о том, как не похожа эта девушка — скромная, естественная, самоотверженная — на свою пустоголовую вертихвостку-сестру. Как могла Иден вырасти такой в этом беспокойном городе, полном авантюристов всех мастей, да еще и в семье, которая в мирные времена, судя по всему, была довольно зажиточной?

Логану вспомнился его первый приезд в Новый Орлеан лет восемь назад, с родителями и братом. Тогда Логану не пришелся по душе этот шумный и богатый город плантаторского Юга, этот «американский Париж», как называли его кичливые южане. В глаза бросались безвкусная роскошь богатых домов и вопиющая нищета трущоб, полное бесправие «цветных» и грубейший произвол белых. Логан вспомнил, как однажды их семью пригласило на бал недавно разбогатевшее новоорлеанское семейство. Чванливый хозяин бала и его чопорная супруга из кожи вон лезли, чтобы в каждом слове и движении походить на аристократов, но Логан едва сдерживал улыбку, глядя на эти потуги. Разряженные девицы, с которыми Логана знакомили на этом балу, все до одной показались ему жеманными и неискренними пустышками, как эта Камилла. Брейден же, который был тогда еще очень юн, был без ума от этих кокеток. Логан не осуждал брата — с возрастом поумнеет. Сейчас Новый Орлеан стал еще пышнее, еще богаче, словно и война ему нипочем. Впрочем, может быть, ему лишь так кажется со стороны.

— Вам часто приходится ночевать в приюте? — спросил Логан в надежде выяснить, как часто отлучается Форрестер.

— Нет. Эйдриан уезжает редко — как правило, раз в месяц, всего на несколько дней, так что мне это несложно. Я понимаю, что мама волнуется за меня, но и мне не хотелось бы оставлять Дженни с детьми одну. Если с ними, не дай Бог, что-то случится, я этого себе никогда не прощу. Теперь, после того случая, я решила вооружиться.

— Вооружиться? — Логан вскинул бровь.

— Я решила носить с собой пистолет, — призналась она.

— А вы умеете им пользоваться? — прищурился он.

— Умею. Папа научил, когда уходил на войну. Он не хотел, чтобы мы с мамой и сестрой оставались незащищенными.

— Ваш отец поступил мудро.

Эти слова удивили Иден. Как проповедник, Логан не должен был одобрять то, что она пользуется пистолетом.

— Вы одобряете это решение? — спросила она.

— Христианская вера не поощряет насилие, — произнес он. — Но должны же мы, если надо, себя защищать.

Иден почувствовала облегчение — она боялась, что его преподобие станет осуждать ее за пистолет. Какое-то время они ехали молча, пока не достигли приюта.

— Здесь есть конюшня? — спросил Логан.

— Да, за главным зданием.

Девушка ухватилась руками за широкие плечи Логана, и он осторожно поставил ее на землю, придерживая за талию. В этот момент каждый из них чувствовал, что эти прикосновения на самом деле значат для обоих гораздо больше, чем просто вызванные необходимостью. С минуту оба стояли неподвижно, глядя друг на друга.

Прикосновение сильных рук Логана кружило голову Иден, сводило ее с ума. Иден не могла отрицать, что ее неудержимо тянет к Логану Мэтьюзу, как никогда ни к одному мужчине в мире. Взгляд ее — случайно или намеренно — упал на губы Логана, и ей вдруг до боли захотелось слить его губы со своими. Да, она знала, что перед ней — проповедник, человек, о котором она должна бы меньше всего думать как о мужчине, к тому же знакомы они всего несколько дней. Но сердце Иден упорно говорило другое.

Руки Логана по-прежнему покоились на ее талии. Сейчас он мог думать лишь об одном: как хороша Иден в этот волшебный лунный вечер. И ему хотелось лишь одного — поцеловать ее.

Неожиданное ржание лошади заставило Логана очнуться, и он опустил руки. В глубине души он был рад этому: еще минута — и ни он, ни она не были бы в силах побороть дьявольское искушение. Все закончилось бы тем, что Иден отдалась бы ему — прямо здесь и сейчас. Иден явно не из тех женщин, что готовы броситься в объятия к пусть даже очень симпатичному им мужчине. Скорее всего она даже никогда не целовалась с мужчиной, не говоря уже о большем. Но Логан безошибочно чувствовал, что сейчас она сама одержима теми же страстями, что и он. А это было бы непоправимой ошибкой.

— Большое спасибо, Логан, — проговорила она. — Если вам надо идти, то о лошади я сама позабочусь.

— Нет, — произнес он, стараясь не глядеть на ее сочные, соблазнительные губы, — с вашего позволения, я провожу вас до дверей. Я не успокоюсь, пока не буду знать, что вы в безопасности. Вряд ли, думаю, эти двое снова вернутся, но кто знает.

— Спасибо. — Иден была тронута заботой Логана. Логан пошел ставить лошадь в конюшню. Иден вдруг остро почувствовала, как не хватает ей его присутствия, хотя отлучился он не более чем на пару минут. Да что же это такое, в конце концов?! Откуда эти грешные мысли?

Иден пошла по дорожке сада, наслаждаясь вечерним пряным ароматом цветов. Сейчас ей в первую очередь нужен покой, чтобы привести в порядок свои взбудораженные чувства и мысли.

Закончив возиться с лошадью, Логан поспешил к Иден — ему не хотелось оставлять ее даже на миг.

Логан знал, что ради этой девушки он готов на все, что угодно, но спокоен будет лишь тогда, когда она наконец будет в доме.

Иден стояла к Логану в профиль, и он в который раз поймал себя на том, что очарован красотой этой удивительной девушки. Логан остановился, лаская ее взглядом. Миниатюрная, хрупкая, Иден была в то же время очень женственной. Логану неудержимо хотелось дотронуться до ее роскошных шелковистых волос, целовать их до умопомрачения.

— Иден! — тихо произнес он.

Словно очнувшись, девушка посмотрела на него. Вот он стоит перед ней — высокий, широкоплечий, идеально сложенный. Сердце Иден снова учащенно забилось.

Логан подошел к ней.

— Как красиво здесь у вас, — произнес он. — Настоящий рай!

— Что ж, — улыбнулась Иден, — я стараюсь, чтобы сад и впрямь хоть немного походил на рай. Если наша теперешняя жизнь похожа на ад, то пусть хотя бы этот уголок…

— Можно сказать, — улыбнулся он, — это ваш собственный маленький рай.

— Можно сказать, — согласилась она.

С минуту оба молчали. Время словно прекратило свой бег, во всем мире были лишь они одни под этим вечным и мудрым звездным пологом…

Логан подошел к ней еще плотнее. У Иден перехватило дыхание, глаза ее невольно закрылись.

— Но в раю, как известно, было искушение, — прошептал он.

Его губы осторожно, но настойчиво потянулись к ее губам. Иден не сопротивлялась. Более того, даже не была удивлена, словно так и должно быть.

Это действительно было настоящим раем на земле.

Притянув Иден к себе, словно желая перелиться в нее, Логан ласкал губами ее губы.

Все существо Иден отдавалось новым, неизведанным ощущениям, кружившим ее, словно водоворот. Ей и раньше случалось несколько раз целоваться со своими ухажерами — но все, что случалось до сих пор, было, по сути дела, несерьезно. К тому же ни один из них не мог сравниться с Логаном.

Для Логана же этот поцелуй был не сравним ни с чем, но, как ни наслаждалось им все его существо, ему хотелось неизмеримо большего, хотелось всего — до умопомрачения, до физической боли… Эта боль, должно быть, и была тем, что заставило Логана очнуться от наваждения. Их губы разлепились, объятия разжались.

— Логан? — Иден была удивлена и напугана. Почему он прекратил поцелуй?

— Простите, Иден, — пробормотал он, опустив голову.

Простите? Он извиняется за это? Неужели и впрямь сожалеет? Как можно сожалеть о таком? Иден вдруг, словно молния, обожгла обида.

— Я провожу вас до дверей, — пробормотал он.

Логан не собирался прикасаться к ней, тем более целовать ее. Но искушение оказалось сильнее его. Он не смог устоять перед ним, словно Адам в раю.

Но падение Адама было, как известно, фатальным не только для него, но и для всего человечества. Логан же не Адам, да и здесь не рай. Ничто не пострадало, все может быть по-прежнему. Главное — не поддаваться этому искушению снова.

— Хорошо, — произнесла Иден, и они пошли по дорожке.

Логан нарочно не стал подниматься на крыльцо.

— Спокойной ночи, Иден, — проговорил он.

— Спокойной ночи, — прошептала она, потупившись.

Иден не хотелось смотреть, как Логан садится на коня и отъезжает, и она пошла в дом. Когда Иден вошла в свою спальню и зажгла свет, она заметила, что на кровати лежит какой-то конверт и рядом с ним записка:

«Иден, это письмо просили передать тебе. Дженни».

Иден вскрыла конверт. Внутри лежала такая же маленькая записка, написанная незнакомым почерком:

«Мне удалось получить интересующую вас информацию. Я буду здесь во дворе в полночь».

Подписи не было, но Иден поняла, что писал один из людей Эйдриана.

Иден кинула взгляд на стенные часы — всего лишь девять. До полуночи еще куча времени. Иден не знала, что будет делать с информацией, раздобытой агентом. Зависит от того, что за информация. Но в любом случае на встречу пойти надо.

Время тянулось медленно. Иден уже начала скучать. Но вот наконец и полночь. Иден осторожно вышла на крыльцо.

— Сюда, — послышался шепот из-за деревьев. Поспешив на голос, Иден узнала агента Форрестера — один раз ей уже приходилось видеть этого молодого человека, только вот имени его Иден не могла припомнить.

— Это вы прислали записку? — спросила она.

— Я.

— И что же вам удалось обнаружить?

— Есть одна таверна неподалеку от причала. Эти двое часто посещают ее.

— Как часто?

— Я разговаривал с владельцем таверны, неким Джорджем Соссоном. Говорит, что почти каждый день.

— А сегодня они могут быть там? Или уже слишком поздно?

— Откуда ж я знаю? Есть лишь один способ — пойти проверить. Вы можете сейчас отлучиться со мной?

— Да, если вы подождете меня здесь минуту.

— А лошадь у вас есть?

— Есть.

Молодой человек был удивлен ее решимостью, но спорить не стал. Он знал: раз эта девушка работает на Форрестера — значит, с заданиями справляется и ей можно доверять.

Иден вернулась в свою спальню. Сразу же после того, как прочитала записку агента, Иден решила, что сегодня ей может представиться возможность осуществить наконец свой план, и предусмотрительно запаслась парой мужских брюк и мужской черной рубашкой.

Иден быстро переоделась, закрыв как можно сильней лицо черным шарфом. Костюм дополнила мужская шляпа, под которую Иден убрала волосы. Теперь она готова — никому и в голову не придет, что этот худощавый мальчишка-подросток на самом деле переодетая девушка. Отцовский пистолет Иден сунула за пояс, убедившись предварительно, что он заряжен.

Вылезла Иден через окно, собираясь вернуться тем же ходом, — не стоит привлекать к себе внимания, выходя через главный вход. Впрочем, вряд ли кто ее хватится, если вернется она еще до рассвета.

— Как вас зовут? — спросила Иден у молодого человека, когда снова была рядом с ним.

— Даррелл Анкарло.

Даррелл рассматривал ее, дивясь внезапной метаморфозе. Еще несколько минут назад перед ним стояла хрупкая романтичная девушка, а сейчас — разбитной юнец. Иден, оказывается, отличный конспиратор. Другая бы на ее месте и переодевшись все равно выдала бы свою женскую сущность своим поведением. Но преображение Иден было полным: даже взгляд ее стал другим — бойким, отчаянным. Нет, Форрестер все-таки знает, как набирать себе толковых людей!

Даррелл усмотрел пистолет за поясом «юноши».

— Вы уверены, что это вам понадобится? — осторожно спросил он.

— В наше время нельзя быть уверенным ни в чем.

Иден мысленно поблагодарила судьбу, что Даррелл не оказался здесь раньше и не столкнулся с Логаном — это было бы совершенно ни к чему. Не потому, что Даррелл мог стать невольным свидетелем их поцелуя — в конце концов, что за дело ему, с кем целуется почти незнакомая ему девушка! — а чтобы Логан не видел его. Чем меньше свидетелей появления здесь Даррелла и их ночной поездки, тем лучше.

Снова вспомнив о Логане и об их поцелуе, Иден невольно зарделась. Она поспешила отогнать эти мысли прочь. Сейчас ее должно интересовать лишь одно — найти капрала Лейтона и рядового Мора-на и позаботиться о том, чтобы эти негодяи не посмели больше обидеть ни одного ребенка, ни одну женщину.

До таверны ехали молча, медленным шагом, чтобы лишний раз не привлекать к себе внимания.

Во время своего визита в таверну Даррелл обратил внимание, что из аллеи, ведущей в таверну, открывается отличный вид на ее двери.

— Я думаю, — произнес он, когда они спешились в аллее, — нам лучше всего спрятаться здесь.

— Вы правы. — Иден легла в засаду и заняла позицию.

Привязав свою лошадь поодаль, Даррелл присоединился к ней.

— Вы сможете их отсюда узнать? — спросил он.

— Этих двоих я узнаю отовсюду.

— Что же они такого сделали? — полюбопытствовал Даррелл.

Иден рассказала ему о «подвигах» «доблестных» янки.

— Вот что, значит, у вас со щекой! — Даррелл еще раньше заметил ее синяк. — И что же вы собираетесь с ними сделать?

— Там видно будет, — сказала Иден, хотя в голове ее уже давно созрел достаточно четкий план.

Они пролежали, не шевелясь, в засаде несколько часов, но те двое так и не появились. Наконец, когда уже начал брезжить рассвет, Иден поднялась.

— Завтра мы сможем снова встретиться? — спросила она у Даррелла.

Даррелл был удивлен. Он думал, что Иден, безрезультатно пролежав несколько часов на сырой земле, откажется от своего плана.

— Вы уверены, что должны это сделать? — спросил он.

— Уверена. — Несмотря на темноту, Даррелл не мог не заметить, каким огнем горят ее глаза. — Если вы не можете, то проблем нет — я могу и одна.

По выражению лица Иден Даррелл понимал, что она не шутит. Так что лучше уж помочь ей, одна она может отмочить что угодно, да это и небезопасно.

— Хорошо, — произнес он, — встретимся завтра на том же месте.

Он отвез ее обратно в приют, и Иден вернулась в свою спальню тем же путем, каким покинула ее, — через окно.

Глава 10

Иден не спалось, она ворочалась с боку на бок. Слишком много эмоций пришлось ей испытать за сегодняшний вечер и ночь. Сначала ее ум был занят мыслями о тех двух янки и о планах мести, но вскоре эти мысли отошли на задний план. Логан! Как ни старалась Иден прогнать мысли об их поцелуе, они снова и снова возвращались к нему.

Как быстро, однако, Логан стал так много значить для нее. Ведь они знакомы всего несколько дней. Но Иден казалось, что она знает Логана целую вечность, что иначе просто быть не могло… Раньше Иден не представляла, что прикосновение сильных мужских рук, умелых губ может быть таким восхитительно-пьянящим. Только вот почему он извинился перед ней? Неужели и впрямь сожалеет о поцелуе? Иден же если и сожалела о чем, то лишь о том, что поцелуй так быстро кончился.

Иден села на кровати, обхватив колени руками и глядя в окно на уже почти просветлевшее небо. Надо бы отоспаться, но скоро работа, скоро придет Логан, точнее, его преподобие Мэтьюз. А ночью ей снова предстоит встретиться с Дарреллом и выследить Лейтона и Морана. Нет, отдыха сегодня, видимо, не будет.

Пора вставать! Иден поднялась, умылась и начала одеваться. Но мысли о Логане не покидали ее, и от этого она чувствовала себя немного не в своей тарелке. Не слишком ли смело она себя с ним вела вчера вечером? Да, инициатива поцелуя исходила от него, но она не может отрицать, что отвечала ему, что ей это нравилось.

Выходя из спальни, Иден еще раз невольно кинула взгляд в окно на розовый сад — и слегка улыбнулась про себя.


Логан проснулся разбитым, в дурном настроении. Эту ночь он почти не спал, думая о Брейдене.

Логан всегда был человеком дела, и это вынужденное бездействие в течение уже нескольких дней угнетало его. Ни от Сэма, ни от другого агента Ларри что-то пока не было никаких вестей… Форрестер вернется еще неизвестно когда. И все это время Брейден будет вынужден испытывать нечеловеческие муки во вражеском плену.

Но это было не единственным, что не давало покоя Логану. Мысли о вчерашнем поцелуе снова и снова посещали его.

Черт побери, он, Логан Мэтьюз, всегда считавший себя человеком железной выдержки, не смог устоять перед чарами какой-то девчонки, к тому же скорее всего его врага. Однако нельзя было отрицать, что до сих пор ни одна женщина не производила на него столь завораживающего впечатления, и он сам не мог понять почему. Да, она красива — но Логану приходилось знать и не таких красавиц. Но ни в одной из них не было того, что было в этой хрупкой молоденькой девушке, — чего именно, Логан так и не смог толком сформулировать.

Да, поцелуй был ошибкой, и чтобы эта ошибка не стала роковой, нужно просто больше ни разу не повторять ее. Но сердце Логана неудержимо говорило ему, что если это и ошибка, то самая восхитительная в его жизни.

Нет, ему сейчас не до женщин! Иден для него — всего лишь средство для достижения его тайной цели, такое же, как и Марк. Он должен втереться к ней в доверие, но злоупотреблять этим доверием ни к чему. К тому же и непорядочно.

Прежде всего нужно выяснить, имеет ли она отношение к захвату парохода. Что-то уж слишком много нитей сходится. Однако, так или иначе, она имеет некое отношение к главному подозреваемому, Форрестеру, и находилась на пароходе во время того злополучного рейса. Но пока что говорить о чем-то рано. К тому же она оказала помощь Брейдену, и, каковы бы ни были ее мотивы, Логан был благодарен ей за это.

Логан еще не встречал такой бесстрашной, самоотверженной женщины, как Иден. Рискуя жизнью, перевязала раненого, хотя он ей и враг, грудью встала на защиту детей, когда в приют ворвались двое пьяных громил.

Нет, нужно все-таки держаться не слишком близко к ней, иначе снова… Только вот как?

Дети! Он будет стараться проводить больше времени с детьми, чем с ней, постарается ни разу за весь день не оставаться с Иден наедине.

Логан вошел в обеденный зал приюта, когда все уже сидели за столами. Маленькая Конни первой заметила его. После того, как дети прочитали под его руководством молитву, Логан сел за стол рядом с самыми младшими девочками. Те сразу же оживленно зачирикали с ним о чем-то, но Логан ловил себя на том, что все время невольно посматривает в сторону Иден. Сегодня она казалась ему еще красивее, чем вчера, хотя на ней было то же платье и та же прическа. Когда завтрак закончился и все поднялись, Логан направился к ней.

— Доброе утро, — произнес он.

Иден была рада, что он пришел вовремя. Ей нравилось видеть, как любит он детей и они его. Иден уже собиралась ответить Логану на приветствие, но тут раздался голос ее сестры:

— Привет, Иден! — Камилла неожиданно появилась в дверях. — Доброе утро, Логан!

— Камилла! — всплеснула руками Иден. — Я не ожидала, что ты придешь!

«После вчерашнего вечера мне следовало бы этого ожидать!» — подумалось ей.

— Я решила хоть немного помочь тебе, — произнесла Камилла, даже не глядя на сестру — ее взгляд был устремлен на красавца проповедника.

Иден вдруг почувствовала укол ревности, но постаралась заглушить его. В конце концов, она, Иден, имеет ничуть не больше прав на Логана, чем ее вертихвостка-сестра.

— Вы очень любезны, Камилла, — произнес Логан. — Думаю, что дети будут вам рады.

До детей Камилле не было ни малейшего дела.

— Чем я могу помочь? — спросила она, без стеснения пожирая глазами Логана. Больше всего ей, разумеется, хотелось такого дела, что позволило бы провести весь день с ним.

— Вообще-то, — произнес он, — сегодня я собирался прибраться в амбаре. — Логан еще вчера обратил внимание, что там не мешало бы основательно прибраться. — Боюсь, это не женская работа, мисс.

— В общем-то да. — Камилла была явно разочарована.

— Может быть, — предложила Иден, — я дам вам в подмогу кого-нибудь из мальчиков? Думаю, Дженни может освободить их от занятий.

«В их возрасте, — подумала она, — им нужно серьезное мужское влияние».

— Хорошо, — кивнул он, — дайте мне, пожалуйста, Марка и Пола. Можно мне оставить свой сюртук и Библию в вашем кабинете?

— Ради Бога.

Логан вышел из столовой.

— Прибираться в амбаре! — фыркнула Камилла. — Прилично ли проповеднику чистить какой-то сарай?

— Камилла, служить Богу можно по-разному, — проговорила Иден, хотя в глубине души понимала, что на самом деле уборка для Логана — лишь предлог, чтобы меньше видеть ее, Иден. — Помогать ближним решать их материальные проблемы — это тоже служить Богу. Логан искренне желает помочь нам. Я никогда еще не встречала такого человека!

— Я тоже, — согласилась та, думая про себя, как бы все-таки улучить возможность пообщаться с Логаном, но, разумеется, так, чтобы не очень утруждать себя работой.

Они прошли наверх, в класс.

— Мисс Дженни, дети, — произнесла Иден, — разрешите представить вам мисс Камиллу. Она моя сестра и желает немного поработать у нас.

Дети приветствовали Камиллу, и она села за учительским столом рядом с Дженни.

— Марк, Пол, — произнесла Иден, — подойдите, пожалуйста, ко мне.

Те были немного напуганы — что они такого натворили?

— Все в порядке, — заметив это, поспешила успокоить их Иден — Отец Логан хочет, чтобы вы ему помогли.

Мальчики просияли — оба были без ума от Логана — и отправились вслед за Иден.

Камилла чувствовала себя полной дурой, словно попалась в какую-то ловушку, но постаралась не подавать виду. Она еще успеет пообщаться с Логаном, уверяла она себя, — не весь же день он собирается проторчать в этой конюшне.

— Что от нас требуется? — не по-детски серьезно спросил Пол у Иден, когда они спустились вниз, радуясь в глубине души, что появилась возможность улизнуть с урока на законном основании.

— Его преподобие Логан собирается прибраться в амбаре, и он хочет, чтобы вы ему помогли.

— Он попросил именно нас? — спросил Марк.

— Да.

Путь к амбару лежал через сад, и Иден снова вспомнила, что произошло в этом саду вчера вечером. Усилием воли Иден заставила себя думать о других вещах.

Когда они подошли к амбару, Логан уже вовсю работал там.

— Я привела мальчиков, ваше преподобие, — сказала Иден.

— Спасибо, — откликнулся тот, ставя на землю ящик с инструментами.

— Вы так любезны, Логан! — произнесла Иден. — Я не думала, что вы будете заниматься этим. Я думала, вы будете проповедовать, учить детей молиться. Вы как-то сказали, что ваше призвание — спасать души.

— Чем я и занимаюсь! — улыбнулся он, кивнув на мальчиков, которые уже приступили к работе.

Иден снова вспомнила о поцелуе. Он извинился. Неужели этот поцелуй для него ничего не значил, был не более чем минутной слабостью?..

— Если мне, — продолжал он, — удастся научить этих детей жить честным трудом и только таким образом чего-то добиваться в жизни, я могу считать свою задачу выполненной.

— Что ж, будем надеяться, они усвоят этот урок. Интересно только, каким станет этот мир, когда они вырастут… — Иден задумалась. Война рано или поздно кончится. Что ждет их всех — зависит от того, на чьей стороне будет победа.

— Никто пока не может сказать этого, Иден. Пока можно сказать лишь одно: им наверняка будет непросто. Но они парни неглупые, я уверен, что они со всем справятся. А от нас требуется все, чтобы помочь им в этом.

— Вы правы, ваше преподобие, — согласилась она. — Гордиться собой нескромно, но неизвестно, что вырастет из этих мальчишек, если мы не поможем им встать на путь праведный.

Логан вдруг почувствовал, как лицо его заливает краска. Кому, как не Иден, знать, что не так уж он и праведен. Кроме того, он выдает себя не за того, кто есть на самом деле. Что ж, поспешил уверить он себя, никуда не денешься — на войне как на войне. Не его вина, что в стране вспыхнула гражданская война, что в этой войне он и Иден оказались по разные стороны баррикад, — каждый сам делает выбор, на чью сторону ему встать.

— С вашего позволения, мисс Иден, — произнес он, — меня ждет работа.

Иден постояла еще с минуту, наблюдая, как слаженно работают все трое, и ушла к себе. Ее саму ждала работа.

За уроком географии последовал урок английского. Камилла откровенно скучала. Не затем она шла сюда, чтобы выслушивать скучные лекции мисс Дженни о правилах орфографии. К тому же и работа ее была, по сути дела, притянута за уши — чинить для детей их ломавшиеся карандаши.

Камилла чувствовала, что еще минута — и она взбесится от скуки. Где-то там, за окном, совсем рядом, был симпатичный молодой проповедник, а она вынуждена сидеть здесь и заниматься черт знает чем. Вот только какой предлог бы придумать, чтобы сбежать отсюда?

— Извините, — произнесла наконец она, так и не придумав никакого предлога, и поднялась. Через минуту она была уже на кухне и ставила на поднос графин с водой и стаканы. После работы на такой жаре Логану и мальчишкам наверняка захочется пить. Кухарка ничего не сказала Камилле, когда она с подносом вышла из кухни.

— Не хотите ли немного отдохнуть? — предложил Логан детям.

— Пожалуй, — все так же по-деловому откликнулся Пол.

Все трое сели на лужайку перед амбаром.

— Ну, как тебе здесь, Марк? — дружелюбно обратился Логан к парнишке.

— Нормально, — с деланным равнодушием произнес тот, хотя на самом деле жизнь его с тех пор, как попал в приют, изменилась радикально — ни голода, ни вечного страха, ни необходимости воровать или просить милостыню, крыша над головой, теплая постель, друзья.

— Ну и отлично, — кивнул Логан. — Может быть, у тебя есть еще какие-нибудь пожелания?

У Марка было лишь одно пожелание — чтобы родители были живы, но это было уже из области невозможного.

— Спасибо, сэр, никаких, — произнес он. — Мисс Иден заботится обо всем, что нам нужно.

Логан с удовлетворением отметил про себя, что парень начинает набираться хороших манер — во всяком случае, уже научился говорить «спасибо».

— Мисс Иден замечательная! — горячо поддержал приятеля Пол. Взгляд его посерьезнел, и он посмотрел на Логана. Пол редко с кем позволял себе быть откровенным, однако с Логаном — парнишка это чувствовал — он мог себе это позволить. — Я рад, что вы, святой отец, оказались здесь в тот день и защитили мисс Иден от этих ужасных янки. Спасибо!

— Не стоит, — произнес Логан, зная, как нелегко Полу быть откровенным.

— Да, я рад, что с мисс Иден все обошлось, — вставил Марк. — Мисс Иден очень добрая. — Он помолчал с минуту. — И очень красивая.

— Ваше преподобие? — раздался голос Камиллы. Меньше всего Камилле хотелось слушать, какая Иден красивая.

Логан и мальчики подняли глаза.

— Не хотите ли холодной воды? Я решила, что после работы на такой жаре вам непременно захочется пить.

— Спасибо, Камилла, вы очень заботливы! — произнес Логан.

Камилла разлила воду, подала каждому по стакану и заглянула в амбар.

— Ого, я вижу, вы втроем неплохо справляетесь!

— Да, — улыбнулся Логан, — эти двое — смышленые ребята.

Камилле очень хотелось, чтобы мальчишки куда-нибудь исчезли, но она понимала, что это невозможно.

— Да, — согласилась она исключительно для того, чтобы хоть что-нибудь сказать, — и впрямь, похоже, неглупые. — Она помолчала. — Ваше преподобие, вы в нашем городе, как я поняла, впервые. Если хотите его осмотреть, побывать, скажем, в театре — театры у нас, несмотря на войну, работают, — я сочту за честь сопровождать вас.

— Спасибо, Камилла. Прошу не обижаться, но у меня много работы. К тому же я был в вашем городе лет восемь назад, немного его знаю.

Ответ преподобного задел Камиллу, но сдаваться она не собиралась.

— Понимаю, — произнесла она. — Ну что ж, если вдруг надумаете — скажите мне, я к вашим услугам.

— Если надумаю — обязательно скажу. — Меньше всего Логану хотелось подавать этой пустоголовой девице хотя бы малейшую надежду.

Камилла собиралась еще что-то сказать, но тут заговорил Пол:

— Ваше преподобие, может быть, продолжим работу? Нам еще много работы, а скоро обед.

— Ты прав, Пол, — откликнулся тот. — Марк, ты готов?

— Да, ваше преподобие.

— Спасибо за воду, мисс Камилла, — произнес Логан. — Мы очень тронуты.

Мальчики тоже поблагодарили ее.

— Мы скоро закончим, — пообещал ей Логан.

Все трое вошли в амбар. Камилла осталась стоять, недоумевая, почему Логан так холоден с ней. Неужели ему и впрямь интереснее ковыряться с какими-то мальчишками в сарае, чем общаться с ней?

Высоко вскинув голову, Камилла пошла в дом. Нужно позаботиться о том, чтобы хотя бы за обедом сидеть рядом с Логаном.

Глава 11

День пролетал для Иден незаметно. Она не удивилась, когда Камилла сразу же после обеда покинула приют. Иден знала, что Камилла за обедом хотела сидеть с Логаном, но ей это не удалось — он был снова окружен детьми. Камилла пыталась скрыть свое недовольство, когда поднялась и объявила, что уходит, но провести Иден было сложно. Иден не сомневалась, что Камилла покажется здесь еще не раз — во всяком случае, будет ходить до тех пор, пока здесь появляется Логан.

Логан тоже покинул приют вскоре после обеда, пообещав прийти завтра рано, чтобы в девять утра отправиться с детьми в церковь на воскресную проповедь. Иден было любопытно узнать, чем он собирается заняться в остаток дня, но спросить его она, разумеется, не осмелилась.

Приближался вечер, и мысли Иден поневоле обратились к тому, что она собиралась делать ночью..Даррелл встретит ее в назначенный час, и они снова, как и вчера, будут ждать в засаде Лейтона и Морана. Нужно добиться, чтобы эти негодяи перестали вести себя так, словно им все дозволено.

Наконец, убедившись, что все дети и Дженни спят, Иден прошла в свою спальню и заперла за собой дверь. Но сон, как и в прошлую ночь, не шел к ней. Иден чувствовала себя одновременно усталой и возбужденной. На этот раз она заблаговременно облачилась в мужскую одежду и замотала лицо шарфом. Теперь ей ничего не оставалось, как ждать назначенного часа.

Вот наконец и полночь. Иден осторожно вылезла через окно. Даррелл уже поджидал ее там же, где и вчера. Выехали как можно тише, той же дорогой. У Иден мелькнула мысль, что вся ее затея совершенно напрасна, что тех двоих, вероятно, уже давно нет в городе, — но попытаться надо. Она будет искать их, пока не найдет — или пока не будет знать точно, что поиски бесполезны.

Достигнув аллеи, Иден и Даррелл спрятали лошадей в безопасном месте и залегли в засаде.

— Вы всегда так упорны? — спросил у нее Даррелл через час.

— Когда я твердо что-то решила, то да.

Иден понимала, что пора забыть тот случай. Все обошлось, и слава Богу… Возможно, она так и поступила бы, если бы дело касалось ее одной. Но ведь при этом чуть не пострадали и Вероника с Габриэллой, и дети… Можно, в конце концов, донести на них властям. Но Иден опасалась, что эти двое, чего доброго, будут мстить Полу. Нет уж, она будет судить их своим судом.

Даррелл посмотрел на нее. Откуда в этой хрупкой, миниатюрной девушке столько решимости? Неудивительно, что Форрестер выбрал именно ее. Или, может, она просто не осознает всей опасности? Дай-то Бог, чтобы и впрямь все обошлось.

— Вы уверены, что нам будет легко с ними справиться? — осторожно спросил он.

— Поэтому я и попросила вас сопровождать меня. Главное — взять их на испуг, чтобы они не полезли с нами драться — они на это способны.

— Стало быть, вы все обдумали.

— Да.

— И вы знаете, что делать.

Иден уже знала, каким именно образом она собирается отомстить своим обидчикам. Она рассказала свой план Дарреллу.

— Что ж, — рассмеялся он, — это будет им хорошим уроком!

Они снова замолчали. Прошел еще час.

— Вот они! — возбужденно прошептала Иден, указывая Дарреллу на дорогу.

Покачиваясь и опираясь друг на друга, так как оба были уже изрядно навеселе, Лейтон и Моран шли в направлении таверны.

Рука Иден машинально потянулась к курку, но она сдержала себя.

— Сейчас или позже? — спросил Даррелл.

— Потом, когда выйдут из таверны — они будут еще пьянее, легче будет справиться.

— Вы точно не передумали? — в последний раз спросил Даррелл.

— Нет. Главное лишь в том, что, когда они выйдут, действовать быстро и четко.

Иден пристально уставилась на дверь таверны. Она понимала, что пьянчуги выйдут не раньше чем через несколько часов. Но она готова была ждать столько, сколько потребуется.


Выйдя из приюта, Логан отправился на встречу с Сэмом, но, как выяснилось, за все это время негру так и не удалось добыть никакой новой информации. Логан поужинал один в ресторане. Мысль провести предстоящий вечер в одиночестве не радовала. Он решил возвратиться в гостиницу пешком, чтобы убить время, но на это все равно самым медленным шагом ушло не более часа. Больше делать было абсолютно нечего, и это угнетало Логана больше всего.

Логан открыл дверь своего номера. Свет был погашен, но Логан мгновенно почувствовал, что в номере кто-то есть. Рука его машинально потянулась к пистолету.

— Не надо стрелять, ваше преподобие! — раздался веселый голос. Обладатель его, казалось, не был ни на йоту напуган. — Я здесь для того, чтобы спасти свою душу.

Это был пароль.

— Кто вы? — произнес Логан, вглядываясь во тьму.

— Ваш друг, — поспешил заверить его тот. — Зовут меня Джим Хоулдер. У меня есть кое-какая информация для вас, святой отец.

— Почувствовав облегчение, Логан опустил пистолет. Заперев за собой дверь, он прошел к прикроватному столику, зажег стоявшую на нем лампу и отложил Библию.

— И что же вам удалось узнать? — спросил он у агента.

Джим мрачно улыбнулся:

— Надеюсь, что вам это пригодится, ваше преподобие. Короче, я работаю на Натаниэля Толботта, в банке, и вижу многое из того, что происходит вокруг. Для начала хочу подтвердить: вы были правы, что подозревали Форрестера. Думаю, вам будет небезынтересно узнать, что и Толботт вот уже вторую неделю в отлучке. Ходят слухи, что это как-то связано с его семьей. Как только вернется, попытаюсь разнюхать, где он пропадал на самом деле, а также о его дальнейших планах.

— Вы полагаете, что связь между Толботтом и Форрестером очевидна? — предположил Логан.

— Во всяком случае, эти двое часто встречаются друг с другом. Если бы мне еще удалось узнать, о чем они говорят, я бы знал, что делать, но пока, увы, не удалось. Ничто, конечно, не мешает арестовать их по одному подозрению — но что толку, если улик у нас пока маловато. Скажут, что ездили раздобыть денег для приюта или еще что-нибудь в этом роде.

— Вы правы, арестовывать их пока не надо. Их тайная сеть может оказаться крупнее, чем мы предполагаем. Арестуй мы их сейчас, остальные персонажи могут исчезнуть с горизонта, а так они будут действовать под нашим контролем, во всяком случае, у нас будет больше шансов выявить всех.

В нежелании Логана арестовывать Форрестера и Толботта была еще одна причина — он боялся, что тогда ему не удастся узнать о местонахождении Брейдена.

Логан снова подумал о том, замешана ли во всем этом Иден. Да, прямых доказательств нет, но она работает в приюте Форрестера и была на пароходе в момент его захвата. Не слишком ли много совпадений?

— Захват парохода был продуманной операцией, — словно прочитав его мысли, произнес Джим. — Сомневаюсь, что это дело рук всего лишь этих двоих, — наверняка еще кто-нибудь замешан. Как только удастся разузнать что-нибудь еще, сообщу вам.

— Интересно будет посмотреть, — раздумчиво произнес Логан, — вернутся ли Толботт и Форрестер сюда одновременно.

— Если я вам понадоблюсь, — сказал Джим, — приходите в банк и скажите, что хотели бы открыть счет. А пока, святой отец, помолитесь за меня. Мне нужны ваши молитвы.

Мужчины пожали друг другу руки, и Хоулдер вышел.

Заперев за ним дверь, Логан устало лег на кровать. Мысли об Иден не покидали его. Нельзя было отрицать, что его неуклонно, неудержимо влекло к этой девушке. Но то, что она скорее всего агент Форресте-ра, безумно усложняло дело.

Минуты казались часами. Иден уже начинала нервничать, но ее решимость не давала ей раскиснуть. Теперь ли, когда она так близка к цели, идти на попятную?

Наконец двери таверны открылись, и Лейтон с Мораном показались на пороге. Кроме них, слава Богу, никого не было.

Иден тут же натянула маску и побежала к своей лошади. Даррелл вышел на аллею, но оставался в тени — чем хуже они его разглядят, тем лучше.

— Лейтон! Моран! — окликнул он их.

— Кто это? — прохрипел уже совершенно не вязавший лыка Моран. — Чего тебе надо?

— Идите сюда, у меня есть кое-что! — Даррелл показался на аллее, завлекая их.

— Ну, чего там у тебя? — Моран и Лейтон на заплетающихся ногах устремились за ним. — Показывай! Куда убегаешь?

Даррелл скрылся в темноте.

Лейтон и Моран остановились, недоумевая, куда делся тот, кто звал их. Уж не померещилось ли?

— Держи их! — Навстречу им мчалась Иден. Голос она специально изменила на более низкий, мужской.

Моран потянулся было за пистолетом.

— И не пытайся!

Моран похолодел — в руке всадника был нацеленный на него пистолет.

Даррелл, тоже натянувший маску, выступил из тени со своим пистолетом:

— Бросайте оружие!

Дружкам ничего не оставалось, как подчиниться. Пистолеты упали к их ногам.

— Денег у нас немного, — залепетал перепуганный насмерть Лейтон, — но, что есть, отдадим.

— Деньги нам ваши не нужны, — произнесла Иден.

— Ч-что же вам нужно?

— Ваши штаны.

Дружки были не на шутку удивлены.

— Снимайте, снимайте!

— Я не сниму! — Но протест Морана был прерван — Иден наставила ему пистолет прямо в грудь.

— Я не шучу!

Пьянчугам ничего не оставалось, как подчиниться этому странному приказу. Дрожа от страха и едва держась на ногах от чрезмерного количества выпитого спиртного, оба не без труда развязали ботинки и стянули брюки. Безоружные, в одних подштанниках и носках, «бравые» вояки представляли собой весьма жалкое зрелище.

Вынув захваченную им с собой веревку, Даррелл начал связывать запястья Морана.

— Вы за это заплатите, придурки! — прорычал тот.

— Кто из нас придурки, вам лучше молчать! — усмехнулась Иден.

— Может быть, — огрызнулся тот, — прекратишь скалить зубы? Слезай с лошади, будем драться как мужчины!

— Мужчины? — Иден окинула их презрительным взглядом. — Это вы, что ли, мужчины? Похоже, Господь Бог, когда творил вас, забыл одну важную деталь…

Даррелл закончил связывать Морана и приступил к Лейтону.

— Сукин сын! — Плохо соображающий от вина, Лейтон попытался было с ним драться, но тот быстро осадил его, ткнув в грудь пистолетом:

— На твоем месте, приятель, я бы не стал сопротивляться! Руки!

Прикосновение холодной стали заставило Лейтона подчиниться. Закончив, Даррелл снова ткнул обоих пистолетом в спины:

— Вперед, идиоты!

— Что вы собираетесь делать? — испугался Моран.

— Увидишь.

Подведя обоих к столбу, Даррелл скомандовал:

— Садитесь на землю!

Оба сели. Даррелл связал обоим ноги и, привязав к столбу, убедился в том, что они не смогут освободиться без посторонней помощи. Иден передала Дарреллу какую-то записку, и тот прикрепил ее булавкой к мундиру Морана.

— Что это? — прохрипел тот.

— Узнаешь, когда вас найдут, — усмехнулась она. — Здесь говорится, какие вы милые, добропорядочные граждане!

Иден надеялась, что тот, кто найдет их, обратит внимание на записку. В ней говорилось: «Эти вояки знамениты своими „победами“ над безоружными женщинами и малыми детьми».

Даррелл засунул обоим в рот по кляпу — он не хотел, чтобы они звали на помощь и их сразу нашли. Подхватив с земли их брюки, Даррелл бросил их Иден, вскочил на лошадь, и оба быстро исчезли в темноте, оставив дрожащих от страха и унижения незадачливых вояк у позорного столба без штанов.

— Спасибо, — сказала Иден Дарреллу, когда они вернулись в приют. — Одна без вас я не смогла бы.

Иден радовалась, что ее план удался. Оставалось надеяться, что все это послужит непутевой парочке хорошим уроком.

— Я сам получил массу удовольствия! — улыбнулся Даррелл. — Хотел бы я только видеть того, кто найдет их — то-то лицо у него будет!

— Я думаю! — усмехнулась Иден.

Иден попрощалась с Дарреллом и бесшумно проскользнула по саду к своему окну. Слава Богу, она, кажется, не привлекла ничьего внимания. Нежелательно, чтобы кто-нибудь — скажем, та же Дженни — увидел вдруг ее в мужской одежде влезающей в окно.

Оказавшись в своей спальне, Иден облегченно вздохнула. Дело наконец было сделано.


Логану не спалось. Он тщетно пытался не думать об Иден, но мысли как назло снова и снова возвращались к ней. Правда, на этот раз он думал больше о том, причастна ли она к организации Фор-рестера.

«Нет, так нельзя! Попробовать, что ли, прогуляться — может, хоть тогда засну?» — решил Логан.

Логан вышел из гостиницы, оседлал коня и без всякой цели медленно поехал по ночной улице. Он не собирался специально проезжать мимо «Тихой гавани», но что-то словно тянуло его к приюту, и он сам не заметил, как оказался там.

Логан внимательно вглядывался в темный силуэт здания приюта, будто пытался найти в нем какую-то разгадку.

Вдруг он заметил какое-то движение… Логан вгляделся.

В окно влезала какая-то темная фигура.

Кто это? Неужели Лейтон и Моран вернулись, чтобы отомстить Иден и детям? Или, может быть, вор?

Логан не стал раздумывать ни минуты. Спрыгнув с лошади, он устремился к окну.

Глава 12

Теперь Логан жалел, что как на грех не захватил пистолет — надо же оказаться таким идиотом! В его положении лучше быть всегда вооруженным. Но он надеялся застать преступника врасплох. Тогда, может быть, он сможет с ним справиться.

Окно, к счастью, по-прежнему было открыто. Логан подтянулся на руках и спрыгнул в комнату.

Положив пистолет на прикроватный столик, Иден начала расстегивать «рубашку, но тут произошло нечто совсем неожиданное: кто-то вдруг впрыгнул в окно! Надо было сразу же закрыть его, но могла ли она предполагать, что такое может произойти — к тому же сразу после возвращения? Рука Иден потянулась за пистолетом.

Незнакомец стоял к Логану спиной, но Логан сразу увидел, что это не Лейтон и не Моран — этот мужчина гораздо ниже ростом и худощавее.

Логан угрожающе шагнул к нему. Незнакомец — совсем молодой, почти мальчишка — обернулся, приставив пистолет к груди Логана. Что-то у этого парня уж больно знакомое лицо…

— Иден? — удивлению Логана не было предела.

— Логан? — У Иден отлегло от сердца, бояться Логана ей было нечего. — Что вы здесь делаете?

Волна сомнения снова поднялась в душе Логана. Что означает это ее переодевание мужчиной? Неужели она и впрямь тайный агент Форрестера?

— Что я здесь делаю? — эхом отозвался он. — Я просто случайно проезжал мимо и заметил, что в окно кто-то лезет. Это я вас должен спросить, что вы делаете! Почему через окно? И что означает этот маскарад? Черт побери, Иден, вы напугали меня до смерти. Я подумал, вам что-то угрожает!

Несмотря на все сомнения в законопослушности Иден, Логан не мог не признать, что действительно волновался за нее и что теперь рад, что с ней вроде бы все в порядке.

От взгляда Иден не скрылось, с каким участием смотрит на нее Логан. Но как служитель Божий он вряд ли одобрит то, что она сделала с этими двумя, так что лучше ему ничего не рассказывать.

— Спасибо, Логан, — проговорила она, — со мной все в порядке. Так что можете идти.

— Но почему вы в этом костюме, Иден? — Логан пристально уставился на нее. Он пытался уверить себя, что это лишь потому, что ему хочется разгадать эту ночную загадку, но в глубине души понимал, что на самом деле не в силах отвести глаз от Иден, потому что мужские штаны соблазнительно обрисовывают ее крутые бедра, а из-под расстегнутой рубашки дразняще выглядывает корсет.

— Если у вас какие-то проблемы, Иден, — проговорил он, — я готов вам помочь.

Взгляд Логана смущал Иден — но, как ни странно, отнюдь не пугал.

— Спасибо, никаких, — пробормотала она.

— Иден, я не знаю, что у вас там за игры, но сдается мне, что-то очень рискованное.

— Логан, все обошлось. А Лейтон и Моран получили хороший урок, который, надеюсь, надолго запомнят.

— Лейтон и Моран? — Логан был удивлен не меньше прежнего.

Иден кивнула:

— Я решила их проучить. Если бы не я, никто бы их не остановил, и неизвестно, что бы они еще натворили.

— Иден, — нахмурился Логан, — эти двое очень опасны! Вы хотя бы подумали… — Как ни боялся за нее Логан, он не мог не признать, что на такой рискованный поступок способна лишь очень незаурядная женщина. Бесстрашие Иден восхищало Логана.

— Но, слава Богу, все обошлось, — повторила она. — Не такие уж они и страшные.

— Что же вы сделали? — прищурился он.

— Простите, но мне не хотелось бы говорить — учитывая ваш сан.

Слова Иден задели Логана. Сейчас ему меньше всего хотелось изображать из себя служителя Божьего.

— Мой сан, — возбужденно заговорил он, — призывает меня заботиться о вас как о ближнем — и в первую очередь о вашей душе.

Сейчас Иден смотрела на Логана совсем не как на служителя Божьего — да и в нем самом в этот момент не было ничего от смиренного проповедника. Сейчас перед Иден стоял тот мужчина, с которым она вчера целовалась в саду.

— Обо мне вам беспокоиться нечего, — проговорила она. — Со мной все в порядке.

— Слава Богу. — Не в силах больше сдерживаться, Логан притянул ее к себе. Их губы слились.

Здравый смысл говорил Логану, что это безумие. Иден скорее всего находится с ним по разные стороны баррикад. К тому же сейчас он, его преподобие Логан Мэтьюз, бесстрастный служитель Божий. Но чувство, охватившее Логана, было сильнее, чем все доводы разума. Весь мир не имел значения, когда Иден сейчас здесь, в его руках.

Иден не сопротивлялась. Более того — с неожиданной для нее самой страстью отвечала на ласки Логана. Логан бросился ей на помощь, думая, что ей угрожает опасность. Он так заботится о ней. Можно ли не любить такого человека?

Любовь!

Иден вдруг с предельной ясностью осознала, что за чувство испытывает она к Логану Мэтьюзу. Любовь. Осознала впервые — но знала давно, едва ли не с первой минуты, как увидела его. Никогда еще ни один мужчина не вызывал у нее столь бурных чувств. И никогда еще никто не ласкал ее так. Но это не пугало Иден. Что-то говорило ей, что это нормально, что это правильно, что так и должно быть. И странное дело! Иден чувствовала, что одного поцелуя ей недостаточно, что ей нужно гораздо большего.

Иден начала расстегивать пуговицы рубашки.

Испытанное недавно волнение за Иден обостряло чувства Логана. Он безошибочно понимал, чего она сейчас хочет. Легко подхватив Иден на руки, он понес ее на кровать. Бережно уложив ее, он лег рядом с ней.

— Иден, вы… ты… такая красивая… — прошептал он.

Иден никогда не считала себя особенной красавицей. Недурна, но не более того. Разве можно сравнить ее, скажем, с той же Камиллой? Тем не менее Логан, оставаясь равнодушным к чарам младшей сестры, которая сама вешалась ему на шею, почему-то выбрал ее, Иден.

— Я хочу тебя видеть, — прошептал Логан. Иден не возражала и не испытывала стеснения. Она сама готова была показать себя Логану, ей хотелось, чтобы он знал ее всю. Ее руки начали медленно стягивать рубашку, брюки.

Логан помогал ей, и вскоре он уже имел возможность видеть и целовать восхитительно юное девичье тело.

Через минуту Логан и сам лежал рядом с ней без одежды, едва сдерживаясь, чтобы не сделать все сразу.

— Иден, — прошептал он, — если хочешь, я уйду. Только скажи это сейчас. Еще один поцелуй — и я уже не смогу не остаться.

Чтобы Логан ушел? Об этом для Иден не могло быть и речи. Девушка откинулась на подушки.

— Поцелуй меня, Логан… — прошептала она. Другого приглашения Логану было и не нужно.

Он снова поцеловал ее — на этот раз не нежно, а страстно, почти жадно, желая показать, как он хочет ее. Иден сама хотела его так сильно, что не могла думать ни о чем другом. Ей не было дела, что случится потом. К тому же они одни, никто им не помешает. Логан покрывал поцелуями все ее тело, и каждая клетка Иден отвечала на его поцелуи.

— Мне погасить свет? — спросил Логан. Вряд ли Иден приходилось видеть раньше обнаженного мужчину — вдруг она будет стесняться?

— Нет, я хочу тебя видеть.

Иден действительно с каким-то жадным любопытством рассматривала его — и этот взгляд словно разрушал последние барьеры между ними. Раньше она никогда не думала, что мужчина может быть по-настоящему красивым. Но Логан словно был эталоном мужской красоты — широкие, могучие плечи, сильные руки, плоский живот, узкие бедра.

— Ты не боишься? — спросил у нее он.

— Нет. Я хочу тебя, Логан.

Сам Логан, однако, боялся, хотя и ни за что не признался бы Иден в этом. Ему никогда раньше не приходилось иметь дело с девственницей, а Иден, судя по всему, была девственницей. Но она бесстрашно хотела его, сгорала от желания, и это придавало JIoгану уверенности.

Через минуту Логан уже был внутри. Сомнений не было: Иден — девственница. Точнее, была ею минуту назад.

Иден, сжав зубы, застонала от боли, но уже через мгновение боль сменилась новым, ни на что не похожим, восхитительным ощущением. Блаженство нарастало и нарастало, казалось запредельным. Все существо Иден отдавалось этому ощущению, для которого не было слов в человеческом языке.

Логан смотрел на безмятежно спавшую рядом Иден, на ее прекрасное юное тело и медленно, словно по капле, прозревал. То, что сейчас произошло, было безумием. Он лишил Иден девственности, воспользовавшись ее — и своей — минутной слабостью, не думая о завтрашнем дне. Логан пытался уверить себя, что Иден для него ничего не значит, что его просто привлекла симпатичная невинная девочка, что это было чисто физическим влечением, минутной блажью. Но внутренний голос неумолимо говорил ему, что все это самообман. Логан знал, что на самом деле все это Сыло несоизмеримо большим.

Бежать! Бежать, пока не поздно, забыть ее навсегда! Да, это, может быть, не очень порядочно по отношению к ней, но остаться — еще менее порядочно. Стоит ему увидеть ее снова хотя бы раз — и все повторится заново.

Но тогда он не сможет выполнить задание! Придется навсегда распроститься со своей работой, перечеркнуть всю многолетнюю карьеру.

«Ну и черт с ним! Будь что будет! Что бы то ни было, все лучше, чем…»

Однако вскоре Логан окончательно проснулся и привел свои мысли в порядок, начав мыслить четко, логично, без эмоций. Задание-то… может быть, и черт с ним, но ему необходимо найти брата. Долг перед Брейденом — прежде всего, он не может бросить брата в беде.

Логан встал и быстро оделся. Взглянув на безмятежно спавшую Иден, он осторожно накрыл ее одеялом. Время еще есть, на дворе темно — он должен обыскать кабинет Форрестера. Другой возможности может не представиться.

Логан бесшумно покинул спальню Иден и проскользнул по коридору к кабинету. Обыск был недолгим — и ничего компрометирующего Форрестера так и не выявил. Либо и впрямь он ни к чему не при-частен, либо умеет соблюдать конспирацию.

Логан вернулся в комнату Иден. Та по-прежнему безмятежно спала в той же позе, и Логан вздохнул с облегчением. Покинул он здание тем же путем, как и вошел, — через окно.

Небо уже начинало светлеть. Слава Богу, что он не заснул вместе с Иден в ее кровати — неизвестно тогда, чем бы это кончилось. Но сейчас ему необходимо поспать — в распоряжении у него всего несколько часов. Рано утром он должен быть в церкви с Иден и с детьми.

С Иден… Как он будет теперь смотреть ей в глаза? Как будет сидеть рядом с ней в церкви, изображая из себя проповедника и слушая проповедь настоящего служителя Божьего о красоте добродетели и пагубе греха? Если бы все можно было вернуть.

Но сердце Логана неумолимо говорило ему, что, если бы все можно было вернуть, он поступил бы так же.

Заснуть в эту ночь ему так и не удалось.


Иден проснулась с первыми лучами солнца. Она блаженно потянулась в постели, села — и вдруг с предельной четкостью вспомнила, что произошло ночью.

Иден лихорадочно огляделась вокруг. Логана нигде не было. Уж не приснилось ли ей все это?

Нет, не приснилось. Такое присниться не может. Такого Иден не могла себе представить даже в самых смелых своих фантазиях. А Логан, должно быть, ушел потому, что не хотел подвергать риску ее и свою репутацию.

Иден вдруг охватило щемящее чувство вины. Она отдалась Логану без церковного освящения. А он ведь проповедник.

Логан спас ее, когда впервые появился здесь, — вот она и бросилась ему на шею, затащила его в кровать, как последняя шлюха! Он хотел было уйти — она заставила его остаться, ввела его в грех. Даже Камилла — уж на что легкомысленна — никогда не повела бы себя так.

Иден знала все это. Но сердце ее говорило другое. Сердце не обманешь — она действительно любит Логана. И то, что она так быстро, так легко отдалась Логану, шло отнюдь не от легкомыслия.

Она любит его. Но сам он ни разу не сказал ей слов любви. Что она значит для него? Иден не знала ответа.

Скоро она снова увидит Логана. Как она будет смотреть ему в глаза? Может быть, ей стоит извиниться за свое вчерашнее поведение? Или вести себя так, словно ничего и не было? Стоит ли возвращаться к этому инциденту?

Заметив на простыне свидетельство своей потерянной невинности, Иден поспешила замыть пятно. Если бы можно было так же просто стереть из памяти вчерашнюю ночь!

Глава 13

В назначенный час Логан стоял на пороге приюта с Библией в руках. Открыл ему Пол.

— Доброе утро, ваше преподобие Логан! — улыбнулся ему парнишка.

— Доброе ли сегодня утро? — Логан пытался изобразить шутливый тон, но на душе его было неспокойно. Скоро ему предстоит увидеть Иден. Какими глазами посмотрит он на нее?

— Я уверен, что да! — Пол, судя по всему, был в веселом настроении. — Мы все уже готовы, так что сегодня, думаю, не опоздаем. Святой отец Мигет не любит, когда мы опаздываем.

— Что ж, надо поторопиться. Не стоит огорчать его преподобие.

Логан и Пол прошли в столовую. Дети, сидевшие за столами, были все как один умыты, тщательно причесаны и одеты в лучшие наряды. Настроение у всех было приподнятое. Логан огляделся вокруг. Иден, как ни странно, нигде не было — за детьми смотрела одна Дженни. Где же она?

Логан окинул всех приветливым взглядом:

— Доброе утро!

— Доброе утро, отец Логан! — радостно откликнулся дружный хор детских голосов.

— Когда мы идем? — спросил он.

— Как только мисс Иден спустится, — произнес Пол.

— Где она? — спросил Логан, стараясь не выдавать тревоги.

— Наверху, помогает Конни одеваться.

Логан облегченно вздохнул. Пока все нормально, но неизвестно, что готовит предстоящий день… Жалеет ли Иден о том, что случилось?

Логан был занят разговором с Марком, когда послышался голос Иден:

— Дети, пора!

Иден стояла на пороге с Конни. Взгляд ее вдруг встретился со взглядом Логана, и Иден опустила глаза. Она не была даже уверена, что после того, что случилось, он снова появится здесь. От одного взгляда на него сердце ее учащенно забилось. Перед глазами снова встали яркие картины вчерашней ночи. Иден почувствовала, как краска приливает к щекам. Как она могла забыться настолько, чтобы отдаться человеку, с которым была знакома всего.несколько дней?

Но Иден знала, что этих нескольких дней ей было вполне достаточно, достаточно, чтобы как следует узнать Логана и безумно влюбиться в него. Иден знала, что стоит ему только дотронуться до нее, поцеловать ее, — и она снова уже не сможет устояхь.

Стоило Логану увидеть Иден, и в нем снова поднялось прежнее чувство. Как она хороша сейчас в этом небесно-голубом платье, с этой простой, но удивительно идущей ей прической. Сегодня она казалась Логану еще прекраснее, чем вчера, когда он видел ее обнаженной.

Преодолевая смущение, Логан подошел к ней.

— Как дела, Иден? — спросил он.

— Спасибо, все в порядке. А у вас?

Иден словно не верила своим глазам. Куда девался вчерашний страстный Логан? Иден нестерпимо хотелось броситься в его объятия, но сейчас перед ней стоял вежливый джентльмен — и не более. Неужели прошлая ночь была для него ничего не значащим эпизодом? Да, он проповедник, к делу своему относится серьезно, но вряд ли все-таки настолько, что у него никогда не было женщин. Он старше ее, она для него наверняка не первая и не последняя. Нет, Логан все-таки не похож на ловеласа, бросающегося на каждую встречную. Хотя как знать? Иногда Иден почему-то казалось, что строгая личина проповедника — лишь маска, за которой скрывается кто-то другой. Почему, откуда у нее эти подозрения?

Логан хотел было что-то ответить ей, но тут раздался голос Дженни:

— Я думаю, можно идти. Дети, постройтесь парами!

— Отец Логан, вы пойдете со мной? — Маленькая Конни потянула его за рукав.

— С удовольствием!

Иден хотелось так много сказать Логану, но сейчас, разумеется, было не время. Стараясь не проявлять внешне переполнявших ее чувств, Иден возглавила колонну детей. Замыкала шествие Дженни, следившая, чтобы никто не отстал по дороге.

Вот наконец и церковь — грандиозное, величественное белоснежное здание, краса и гордость всего города, устремленное своими высокими шпилями прямо в безоблачно-синее небо. Его преподобие Брюс Мигет уже ждал их у входа в храм. Внешность у пожилого проповедника была неказистая — малорослый, с брюшком, — однако проницательные карие глаза лучились неподдельной добротой, а на круглом благообразном лице всегда играла приветливая улыбка. Но во время проповеди отец Мигет преображался: глаза его возбужденно горели, он казался моложе и выше ростом. Трудно было не любить этого мягкого, отзывчивого человека, свято верившего в правоту своего дела.

— Доброе утро, мисс Иден! — приветственно произнес проповедник. — Здравствуйте, дети!

— Рада вас видеть, святой отец! — откликнулась Иден.

— С вами что-то случилось? — Его преподобие Мигет нахмурился, заметив еще не совсем поблекший синяк на щеке Иден.

Иден рассказала ему, как было дело. Проповедник Мигет сочувственно поцокал языком:

— Какой ужас! Я могу вам чем-нибудь помочь?

— Спасибо, все уже в порядке. Слава Богу, его преподобие Мэтьюз оказался в нашем приюте как раз вовремя.

— Отец Мэтьюз? — Мигет посмотрел на человека, поднимавшегося по ступенькам вместе с детьми.

— Он приехал из Сент-Луиса и работает в нашем приюте. Он привез нам пожертвования, собранные его прихожанами. Дети от него просто без ума. Я считаю, он — настоящий подарок Божий! — добавила Иден, стараясь не подавать виду, что смущается всякий раз, когда речь заходит о Логане.

— Что ж, я рад, — кивнул пожилой проповедник. — Не иначе сам Бог устроил так, что его преподобие Мэтьюз оказался в вашем приюте как раз в нужный момент! Добро пожаловать, коллега! — Шагнув вперед, Мигет пожал Логану руку. — Спасибо за вашу заботу о мисс Иден и детях!

— Рад познакомиться, ваше преподобие! — откликнулся тот.

— Святой отец Мэтьюз, — произнес Мигет, — в нашем приходе существует традиция предоставлять гостящим у нас пастырям духовным слово для проповеди.

Логан опешил. Одно дело — изображать из себя проповедника, помогая приюту, другое — действительно проповедовать. Логан вырос в довольно-таки набожной семье, но никогда не считал слово Божье своим призванием. Считая себя недостойным столь высокой миссии, он предпочитал служить земному закону. В богословии он не очень силен — ляпнет еще, не дай Бог, что-нибудь не то… За всю жизнь Логан даже не удосужился прочесть Библию от корки до корки. В детстве он, правда, регулярно ходил с родителями в церковь, слушал местного проповедника, но в более зрелом возрасте перестал. Он даже не может раскрыть свою Библию, чтобы процитировать: книга — всего лишь камуфляж.

— Благодарю вас, ваше преподобие, — пробормотал он, — но мне бы не хотелось, как говорится, отнимать ваш хлеб…

— Даже не пытайтесь отвертеться, Логан! — улыбнулся тот. — Это традиция.

— О чем я должен говорить? — спросил Логан.

— Мы хотели, чтобы сегодняшняя проповедь была посвящена греху, его гибельному воздействию на человеческую душу.

— Грех, — машинально повторил Логан, вспомнив в первую очередь свой вчерашний грех с Иден. Он думал, что проповедь он, может быть, еще и прочтет: если напряжется, то может вспомнить слышанное в детстве, — но какими глазами он будет смотреть на прихожан его преподобия Мигета?

— Пока не началась служба, я покажу вам наш храм, — предложил Мигет.

Строго-величавое убранство собора произвело на Логана сильное впечатление. Все здесь настраивало на торжественный, патетический лад.

Иден, отведя детей в сторонку, напомнила им о том, что в церкви нельзя шалить — впрочем, все и так вели себя послушно, — и все вошли внутрь. Храм уже полон был прихожан — служба должна была вот-вот начаться.

Когда на кафедре появился его преподобие Мигет, все взоры устремились на него.

— Братья и сестры, — начал он, — доброе утро и добро пожаловать! Сегодня мы имеем честь принимать у себя отца Логана Мэтьюза из Сент-Луиса. Он любезно согласился проповедовать нам сегодня слово Божье. Ваше преподобие, вверяю души моей паствы в ваши руки.

Он сошел с кафедры, уступая место Логану.

Никогда еще в жизни Логан не чувствовал себя так неловко. Сотни глаз пристально смотрели на него, сотни ушей готовы были ловить каждое его слово.

Логан чувствовал, что для проповеди ему нужно вдохновение. Но как его добиться?

Спеть гимн!

Открыв лежавшую перед ним книгу церковных гимнов, Логан отыскал один, знакомый с детства, и вскоре весь приход под его руководством уже пел.

Но вот наконец гимн закончен. Дальше тянуть время невозможно.

— Братья и сестры, — громко начал Логан, — что такое грех? Грех — это сознательное и добровольное отдаление человека от Бога. Существует семь смертных грехов, и они названы смертными не для красного словца. Грех — это настоящая смерть души. Есть смерть тела — когда тело разлучается с душой. Эта смерть — результат первородного греха человека. Но этой смерти мы не должны бояться. Как известно, первородный грех человека искуплен жертвой Христа. По бесконечной милости Бога однажды мы все воскреснем, и тот, кто праведен, унаследует жизнь вечную. Но есть смерть души — когда душа сама, добровольно, хотя, может быть, не всегда достаточно сознательно, разлучается с Богом. Это уже гораздо страшнее.

Публика внимательно слушала его.

— Братья и сестры, — продолжал Логан, — кто из нас может сказать, что ни разу не впадал в искушение? Все мы — люди. Кто, например, может сказать, что он никогда не испытывал гнева? Если кто-нибудь это скажет, я скажу, что он святой. Есть ли среди нас такой человек? Пусть встанет!

Никто, разумеется, не поднялся.

— Видите, все мы, увы, грешны. А леность? А чревоугодие? Сейчас, братья и сестры, мы испытываем тяжелые времена, и, думаю, у каждого из вас возникало иногда желание пожить легкой, сытой, беззаботной жизнью. У кого возникало такое желание? Встаньте.

Тяготы войны и впрямь порой казались невыносимыми. На этот раз поднялись все. Логан был доволен — стало быть, его по крайней мере слушают всерьез.

— Видите, все мы люди. А жадность? А гордыня? А зависть? А ведь все это смертные грехи. Каждый день, каждый час мы стоим перед выбором: как повести себя? Часто ли мы радуемся успехам ближнего, когда у нас самих неудачи? Часто ли мы довольны тем, что Бог дал нам, не желаем большего? Желать достичь в жизни какой-то цели — не грех, если, конечно, цель праведна, но не следует забывать, что для этого надо работать. А если добьешься чего-нибудь, то не следует приписывать заслугу себе — нужно благодарить Бога. Без него мы не можем ничего добиться, но любовь его к детям своим не знает границ.

Логан, кажется, упомянул все грехи, кроме одного. Ему не хотелось говорить об этом, но деться было некуда.

— Похоть.

Логан оглядел толпу. Взгляд его упал на Иден, но он не стал задерживать его на ней. Да, он испытывает к ней сексуальное влечение даже сейчас. Отрицать это означало бы обманывать себя. Он переспал с ней, не будучи обвенчан, а она отдала ему самое ценное, что было у нее, — свою невинность.

— Кто из нас не подвергался и этому искушению? — произнес он. — Кто из нас никогда не смотрел на женщину с вожделением, не имея на то права? Сильны ли мы против искушений? Увы, не всегда. Но не следует впадать в отчаяние. Уныние — тоже великий грех. Своими силами мы не можем противостоять искушениям, но всегда следует уповать на Божью помощь.

Логан старался не смотреть на Иден.

— Жить по Богу, в сущности, очень просто. Мы должны делать то, что велит нам Бог в своих заповедях. Господь сказал: «…если хочешь иметь жизнь, соблюдай заповеди». — Логан попытался вспомнить десять заповедей, которые когда-то заучивал в детстве. — «Не кради». Какое право мы имеем присваивать чужую собственность? Все это даже не принадлежит тому, у кого мы крадем: все, что есть, — Божье, и Бог сам дает, кому хочет. Имеем ли мы право идти против Его воли? Порой нам кажется, что Бог несправедлив, что он дает блага тому, кто их не заслуживает, и обделяет достойных. Но у Бога свои цели, не всегда понятные нашему разуму, и Он действует разными путями, иногда «окольными». Не следует желать ни собственности ближнего, ни его жены. Прелюбодеяние, как я уже сказал, — смертный грех. «Не убий». Если даже гневаться на ближнего — смертный грех, то что говорить об убийстве? «Соблюдай день субботний». Иудеи праздновали субботу — день покоя от всех трудов. Это было прообразом того избавления от всех страданий, которое должен дать нам Бог. Избавление это мы получаем через жертву Христа, через его воскресение, и поэтому мы, христиане, празднуем не субботу, а воскресенье. И сегодня, в этот воскресный день, мы собрались здесь, чтобы услышать слово Божье. Что может быть чудесней? «Почитай отца и мать». Разве не стоит почитать тех, кто дал нам чудесный дар — жизнь? «Не произноси имя Господне всуе». Как часто мы призываем Бога в свидетели для своих неблаговидных дел! Еще одна заповедь — «Не лжесвидетельствуй». Всегда говори только истину. Господь сказал: «И познаете истину, и истина сделает вас свободными». Сам Бог есть Истина, а дьявол — отец лжи. Прилично ли нам быть с тем, кто пошел против Бога?

Логан сделал паузу. Вот он стоит здесь, говорит, что не надо лгать, и другие правильные слова, а само его присутствие здесь — ложь. Он совсем не тот, за кого себя выдает и находится в этом городе совсем с другой целью. В этой войне он и эти люди — враги. Если бы сейчас его прямо здесь, на кафедре, поразила вдруг молния, Логан бы, пожалуй, не удивился, а воспринял бы это как праведную кару Божью.

Логан прислушался. Ни грома, ни молнии. И небо за высокими узкими окнами собора такое же безмятежно-ясное.

Но Логан не собирался просить у Бога прощения за то, что он сейчас делает. Он здесь для того, чтобы спасти брата. И если это будет стоить ему, Логану, вечных мучений в аду после смерти — он пойдет и на это. Иначе всю оставшуюся жизнь он будет испытывать угрызения совести, стоящие любых адских мук.

— В заключение, — произнес он, — хочу сказать одно: знайте — Бог всегда с вами. В трудный час он даст вам силы, надо только попросить. Не стыдитесь просить, пусть ваша гордыня — один из смертных грехов — не мешает этому. И помните слова Господа: «Любите друг друга, как я возлюбил вас». Если бы все мы любили друг друга всегда, все проблемы были бы решены. Не было бы ни войны, ни ненависти, ни вражды. Сие, увы, невозможно, но стремиться к этому надо. Любовь, по слову апостола Павла, побеждает все. Аминь.

— Аминь! — произнес его преподобие Мигет. — Спасибо вам, отец Мэтьюз, за вашу пламенную проповедь. Я уверен — вам удалось зажечь сердца всех присутствующих!

«Слава Богу, кажется, все обошлось!» — подумал про себя Логан.

Он сошел с кафедры, и его место занял Мигет, чтобы продолжать службу.

— А сейчас, братья и сестры, — произнес Мигет под конец службы, — минута молчания.

Поскольку власти запрещали проповедникам распространяться на политические темы, прихожане отца Мигета выражали свою солидарность с южанами подобным образом.

— До встречи, братья и сестры, — произнес его преподобие через минуту. — Да хранит вас Бог!

Никогда еще Иден не чувствовала такого облегчения от того, что служба наконец закончилась. За все время проповеди Логана она не могла избавиться от жгучего чувства вины. Он такой искренний проповедник, настоящий слуга Божий… А она ввела его в грех — в смертный грех. Он ведь не любит ее так, как она его. Иден хотелось как-то загладить свою вину перед Логаном — но как?

— Ты готова? — спросила ее Дженни.

— Да. — Иден заторопилась, не желая встречаться с Логаном.

— Подождите, мисс Иден! — возбужденно воскликнула маленькая Конни. — Мы не можем идти! Подождем его преподобие!

Логан как раз выходил из церкви вместе с Мигетом. Малышка радостно подбежала к нему.

Логан попрощался с отцом Мигетом, и, взяв за руку Конни, присоединился к детям.

Глава 14

Беспрестанная возбужденная болтовня маленькой Конни, ее невинные вопросы отвлекали Логана от мрачных мыслей. Ему нравилось смотреть вместе с ней на мир глазами ребенка, радоваться ярким птичкам в саду, любоваться красивым фонтаном перед зданием приюта…

Белокурая малышка покорила сердце Логана. Как жаль, что девочка в столь юном возрасте осталась без родителей! Сам Логан остался без родителей лишь сравнительно недавно.

— А у вас есть папа и мама, отец Логан? — словно прочитав его мысли, спросила малышка.

— Нет, они умерли, — ответил он.

— Значит, вы тоже сирота? — удивилась Конни.

— Выходит, что так, — заключил Логан, хотя до сих пор подобная мысль не приходила ему в голову. Сиротой обычно называют лишь человека, оставшегося без родителей в детском возрасте. Разумеется, Логан не мог отрицать, что со смертью родителей его часто охватывало сиротливое чувство.

— Вы останетесь здесь еще какое-то время? — спросила девочка.

— Да, Конни, а что?

— Я хочу, чтобы вы спали в моей спальне, — вдруг заявила малышка. — Можно поставить еще одну кровать.

— В твоей спальне? — удивился Логан.

— Вчера мне приснился страшный сон, я проснулась и не могла заснуть. Я услышала за окном какой-то шум. Я выглянула и увидела, как вы вылезаете из окна мисс Иден. Я хотела попросить вас побыть со мной, но вы уже ушли.

Логан нахмурился. Оказывается, его вчера видели! Этого еще не хватало! Разумеется, Конни в силу ее юного возраста ничего не поняла, но если она расскажет еще кому-нибудь. К тому же его могли видеть и дети постарше.

— Конни, если бы я знал, что тебе не спится, я бы посидел с тобой.

— Правда? — девочка просияла. — Вы такой хороший, святой отец!

— Ты тоже мне очень нравишься, — поспешил заверить ее он. — Послушай, Конни, ты умеешь хранить секрет?

— Умею, — с серьезностью, на какую способны только дети, кивнула та.

— Меня еще кто-нибудь видел? — спросил Логан, стараясь не выдавать своего волнения.

— Думаю, что нет, все остальные спали.

— Никому не говори, что я был у мисс Иден. Так надо. Хорошо?

— Хорошо, — пожала плечами малышка, хотя и не понимала, для чего так надо.

Логан верил, что раз девочка обещала, нарочно она никому не расскажет. Но случайно проболтаться может. Теперь у него есть свидетель.

Теперь ему надо как-то загладить свою вину. Но как?

Жениться на Иден!

В самых сокровенных своих мечтах Логан подумывал об этом и раньше, хотя не очень признавался в этом даже себе самому. Да и она, кажется, любит его, иначе бы не отдалась — не такая она женщина.

Логан знал, что, повторись все это снова, он снова бы поступил точно так же. Когда он впервые появился в приюте, он спас Иден от пьянчуг-солдат. Вчера ночью он влез в окно, чтобы спасти ее снова — правда, опасность оказалась мнимой. И сейчас, если он хочет избавить ее от неприятностей, в которых сам же виноват, остается один путь — жениться на ней. Разумеется, Логан не хотел, чтобы все оборачивалось именно так. Не так ему хотелось делать ей — если уж делать — предложение. Но раз уж случилось так — пути назад у него нет.

Логан посмотрел на Иден, шедшую впереди. Надо найти возможность остаться с ней наедине и поговорить обо всем. Им предстоит многое обсудить.

Логан понимал, что этот брак осложнит все. Рано или поздно придется признаться Иден, кто он на самом деле такой, с какой целью приехал в их город. Если она станет его женой, ему будет гораздо труднее вести свое расследование. Но выбора у него не было. Он должен жениться на ней, если он порядочный человек.


— Иден? — Логан осторожно приоткрыл дверь. — Я могу войти?

Странно было просить столь официально приглашения после того, что произошло между ними вчера, но все-таки их могли увидеть.

— Входите, — улыбнулась та, пытаясь сохранить формально-вежливый вид, хотя при одном взгляде на Логана готова была вспыхнуть. Даже чувство вины перед ним не могло погасить ее безумной страсти.

Войдя, Логан плотно закрыл за собой дверь.

— Что-то случилось? — насторожилась Иден. Логан подошел к ее столу.

— Нам нужно поговорить, — произнес он. — Наедине.

— О чем? — Иден по-прежнему старалась соблюдать отстраненно-вежливый вид.

Тон Иден сбил Логана с толку. Почему она так холодна? Неужели вчерашняя ночь была для нее ничего не значащим эпизодом? Это не похоже на Иден — она не та женщина, чтобы отдаваться первому встречному.

— Иден? — напрямую спросил он, пристально вглядываясь в ее лицо. — Неужели вчерашняя ночь для тебя ничего не значит?!

Иден молчала, опустив глаза. Бог свидетель, значит, да еще как. С точки зрения высшей правды только это и имеет значение, остальное все не важно. Но жить, увы, приходится в здешнем, реальном мире. Поэтому лучше не признаваться Логану в этом. Нужно сразу поставить точку — решительно и недвусмысленно. Иден молчала, словно желая продлить сладкое безумство очарования хотя бы на минуту, на полминуты.

— Прости меня, Логан, — произнесла она наконец.

— Прости? — Логан чувствовал себя так, словно Иден влепила ему пощечину. — Ты что, сожалеешь о том, что было вчера?! Иден!

Иден подняла на него глаза, полные боли. Нет, она ни о чем не сожалеет. Можно ли сожалеть о такой ночи — самой восхитительной в ее жизни? Но та ночь была сном — прекрасным, но сном. Но, как ни хочется порой волшебной сказки, приходится смотреть правде в глаза. Иден ни в чем не винила Логана — он не шел против ее воли, она сама. Во всем виновата она сама.

— Да, сожалею, — печально проговорила она. В этот момент она действительно сожалела об их близости — не познай она ее, не было бы теперь и этой боли, когда приходится резать словно по живому. — Это была слабость. Если бы я могла все вернуть! Прости меня, Логан!

— Значит, — прищурился он, — ты хочешь сказать, что, кроме физической близости, между нами ничего не было?

Логан шел сюда с твердым намерением рассказать о том, что Конни его видела, и сделать предложение. Но реакция Иден меняла все. Логан готов был ко всему, но не к такому ответу.

— Я думаю, — проговорила она, — самое лучшее — забыть об этом раз и навсегда. Я сама не думала, что зайду так далеко. Ты — служитель Божий. Ты здесь с благородной целью — помогать нашему приюту. А я вела себя как последняя шлюха!

— Иден, в том, что случилось, виновата не ты одна. Я сам хотел этого не меньше, чем ты.

— Но это не должно было случиться!

— Это уже произошло, Иден. И нельзя теперь делать вид, словно ничего не было. — Логан подошел к ней вплотную. — Иден, я не верю, что на самом деле, в глубине души, ты действительно об этом сожалеешь!

Их губы встретились, и Иден не могла больше лгать — ни Логану, ни самой себе.

— Ты прав, — едва слышно прошептала она, когда поцелуй закончился.

Логан отступил от нее на шаг.

— Иден, — проговорил он, — я должен тебе кое-что сказать.

— Говори.

— Меня видели, когда я уходил от тебя. Иден застыла на месте.

— Кто? — испуганно прошептала она. — Была глухая ночь!

— Конни.

— Конни?

— Она сказала мне, что ей приснился дурной сон и она проснулась. Она услышала шум, выглянула в окно и увидела, как я вылезаю из твоего окна.

— Господи! — Иден похолодела. Какой простой казалась ей жизнь еще вчера — и как все запуталось за одну ночь. И виновата в этом лишь она сама.

— Иден, — торжественно произнес Логан, — я вижу лишь один выход — мы должны обвенчаться. И чем раньше, тем лучше.

Сердце Иден упало. Она с радостью приняла бы предложение Логана… если бы оно прозвучало при других обстоятельствах, в другой форме. Но оно было таким холодным, таким рациональным. Ни слова о любви, хотя бы о самой малой привязанности. Куда девался вчерашний горячий любовник? Перед Иден сейчас стоял человек, заботившийся лишь об одном — о сохранении ее и своей репутации.

— Мне не нужны твои жертвы, Логан, — так же холодно проговорила она. — Не надо спасать мою честь. Я не хочу, чтобы ты расплачивался за мои грехи. В том, что случилось, виновата тодько я, и отвечать за последствия должна я одна.

— Иден!

— Мне нечего добавить, Логан.

— Иден, я виноват в этом не меньше тебя. И, если я человек чести, я должен взять ответственность на себя. Я не хочу, чтобы ты страдала из-за меня!

— Но как другие поверят, что мы успели полюбить друг друга? Со дня нашей встречи не прошло, кажется, и недели! — В глубине души Иден осознавала, что главное, для чего она задает этот вопрос, — услышать от Логана, что он тоже любит ее. Пока что она от него этого не слышала. Если он сам признается в том, Иден будет готова на все. Это сразу же решит все проблемы.

— Иден, — глаза Логана горели, — о настоящей причине нашей свадьбы будем знать только ты и я. На людях будем делать вид, что мы любим друг друга.

«Делать вид»! Иден хотелось выть от горя, кусать губы в кровь. Ей не нужно было делать вид, что любит Логана, — она действительно любила его больше всех на свете. А притворяться перед кем бы то ни было в чем бы то ни было не в ее характере.

— Никто никогда не узнает правды, — продолжал он, — если только Конни случайно не проболтается. На всякий случай я взял с нее слово.

Иден всегда мечтала о страстной, большой любви. Еще в очень раннем возрасте она твердо решила, что выйдет замуж лишь за человека, которого полюбит со всей искренностью и страстью. И вот наконец такой человек стоит перед ней и делает ей предложение. Но он не любит ее. Логан женится на ней из чувства долга.

Но это Логан, человек, которого она любит, которому отдала свою невинность. Другого такого человека в ее жизни не будет никогда. Может быть, со временем он тоже полюбит ее?

— Иден, — произнес Логан, — ты станешь моей женой?

Иден подняла глаза.

— Да, — проговорила она.

— Вы хотите, чтобы я обвенчал вас? — От удивления круглое лицо его преподобия Мигета вытянулось почти вдвое. — Прямо здесь? Прямо сейчас?

Иден и Логан сидели в доме его преподобия Мигета, в его кабинете.

— Да, если это возможно, — произнес Логан. — Мы знакомы совсем недавно, но этого времени оказалось достаточно, чтобы понять: мы не можем жить друг без друга.

— Вы в этом уверены? — прищурился проповедник.

— Да, — проговорила Иден, пристально глядя на Логана, выжидая его реакции. Но на лице его трудно было что-либо прочесть.

— Может быть, — предложил ей его преподобие, — стоит послать за вашей мамой и сестрой?

— Так вы обвенчаете нас? — вместо ответа возбужденно переспросила она.

— Если вы уверены в вашем решении, — улыбнулся тот, — то почему бы и нет?

— Я понимаю, — вставил .Логан, — наше решение может показаться скоропалительным. Но я никогда не встречал такой девушки, как Иден. Я благодарен Богу, что он позволил мне встретиться с ней.

— Так послать за вашей мамой и сестрой? — повторил его преподобие свой вопрос к Иден.

— Не стоит, — ответила та. — Мы отправимся к ним сразу же после церемонии и сделаем им сюрприз.

— А детям в приюте вы говорили?

— Нет, это будет сюрприз и для них.

— Думаю, они будут рады за вас, — проговорил Мигет. — Мне кажется, ваше преподобие Мэтьюз, они вас очень любят.

— Я тоже успел к ним очень привязаться.

— Хорошо, — заключил святой отец. — Разрешите мне сначала позвать Карлу и Джоша, — его преподобие Мигет имел в виду своих жену и сына, — и я обвенчаю вас.

— Спасибо.

Мигет вышел из кабинета, оставив их одних. Логан подумал о том, что у него нет для Иден обручального кольца, но завтра же он обязательно его купит.

Через пару минут Мигет в полном облачении вернулся со своим сыном к Логану с Иден. Джош был точной копией отца, разве что повыше ростом и не такой полный.

— Мама скоро будет, — произнес он.

Вскоре появилась и жена священника — симпатичная пожилая дама, улыбчивая, как и муж. Иден знала ее — ей уже приходилось несколько раз встречаться с ней в церкви. В руках у Карлы был скромный букет цветов, набранный в саду.

— Я так счастлива за вас, Иден! — проговорила она. — Примите этот букет, невеста не должна быть без цветов.

— Спасибо, миссис Мигет.

Теперь можно было начинать церемонию.

— Дети мои! — торжественно начал священник.

Иден и Логан замерли, настраиваясь на торжественный лад. Через несколько мгновений им предстоит произнести клятву, которая свяжет их неразрывными узами на всю оставшуюся жизнь.

— Согласна ли ты, Иден Легран, взять в мужья этого человека, Логана Мэтьюза? Готова ли ты неразрывно пребывать с ним в радости и в горе, в богатстве и в бедности, в здоровье и в болезни? Готова ли ты любить его и заботиться о нем?

— Да, — произнесла Иден.

— Согласен ли ты, Логан Мэтьюз, взять в жены эту женщину, Иден Легран? Готов ли ты неразрывно пребывать с ней в радости и в горе, в богатстве и в бедности, в здоровье и в болезни? Готов ли ты любить ее и заботиться о ней?

— Согласен. Готов.

— Логан, у вас есть кольцо для вашей невесты? — спросил Мигет.

— Нет. Завтра же обязательно куплю.

— Хорошо. Именем Господа объявляю вас мужем и женой. Что Бог соединил, человек да не разлучит. Теперь, — улыбнулся он, — вы можете поцеловать друг друга.

Поцелуй был коротким — нельзя же в присутствии священника позволять себе слишком много! — но пылким.

— Поздравляю! — возбужденно произнесла Карла. — Вы выбрали себе прекрасную жену, Мэтьюз!

— Я знаю. — Обняв Иден, Логан притянул ее к себе.

— Спасибо, святой отец Мигет, — произнесла та, смущаясь.

— Рад за вас, дети мои, — улыбнулся его преподобие. — Я люблю совершать обряд венчания. Радостно соединять людей, которые любят друг друга.

Слова проповедника ранили Иден — брак был на самом деле наполовину фиктивным. Но если Мигет поверил, что они действительно любят друг друга, значит, им удастся убедить в этом и остальных.

Логан заплатил Мигету за его услуги и, взяв под руку Иден, направился к выходу. Мигет, Клара и Джош вышли проводить их.

— Да благословит вас Бог, миссис Мэтьюз! — сказал его преподобие Мигет Иден на прощание.

«Миссис Мэтьюз». Иден почувствовала, что не сразу привыкнет к этому новому имени.

— Теперь, значит, к твоей маме? — спросил Логан, помогая ей усесться в экипаж.

— Да, нужно сообщить ей как можно скорее. Мне не хотелось бы, чтобы мама узнала об этом от кого-то другого.

В экипаже было тесно, и бедро Иден всю дорогу прижималось к бедру Логана. Это сильно возбуждало ее, но она старалась не обращать на это внимания.

Глава 15

Камилла сидела перед зеркалом в гостиной в грустном настроении. Логан упорно не хотел обращать на нее внимание, как ни вертелась вокруг него Камилла, явно отдавая предпочтение ее невзрачной сестре.

Камилла знала, что Бог не обделил ее привлекательностью. Хорошенькое личико, высокая грудь, осиная талия — казалось бы, любой мужчина из плоти и крови при первом же взгляде на нее потеряет голову. Почему же Логан к ней равнодушен? Да, он галантен, вежлив — но не более того. Держит марку, изображает из себя бесстрастного служителя Божьего? Кого он хочет обмануть — разве не видно, что он явно неравнодушен к Иден? И что он только в ней нашел? Только и знает, что возится со своими детьми, целыми днями пропадает в приюте. Нормальному мужчине такая женщина должна казаться скучной. Хоть бы позаботилась о своей внешности — ходит все время в одном и том же затрапезном платьишке, да и причесываться как следует не умеет.

Услышав на улице звук приближающегося экипажа, Камилла выглянула в окно. Экипаж уже остановился, и из него выходила Иден, но не одна, а с Логаном. Что вдруг привело их сюда? Камилла была рада видеть Логана, но лучше бы, конечно, рядом с ним не было Иден.

— Мама! — возбужденно воскликнула Камилла. — Приехала Иден, и с ней Логан!

Та поспешила на крыльцо, и Камилла за ней.

— Рада вас видеть, святой отец Мэтьюз! — произнесла Камилла. — Чем обязана?

— Мама, у нас с Логаном потрясающая новость! — воскликнула Иден.

— Потрясающая? — повторила та. Сейчас, во время войны, хорошие новости были редкостью.

— Что случилось? — спросила Камилла. Логан и Иден переглянулись.

— Говори лучше ты! — подтолкнула Иден мужа локотком.

Логан обнял жену за талию.

— Миссис Легран, Камилла, — торжественно объявил он, — Иден оказала мне честь стать моей женой. Только что мы с ней обвенчались.

— Что? — Не веря собственным ушам, Франсин переводила взгляд с дочери на Логана.

— Вы обвенчались? — Камилла была поражена еще больше матери.

— Да, — произнес Логан. — Нас обвенчал его преподобие Мигет. Мы только что из его дома, спешим сообщить вам.

Для Франсин новость была полной неожиданностью. Логан был ей симпатичен, но она не предполагала, что ее старшая дочь испытывает к этому человеку серьезное чувство. Но теперь, глядя на обоих, Франсин видела, что они, кажется, вполне счастливы. Да, все произошло очень быстро, но Иден всегда была спокойной, серьезной девушкой, и Франсин верила, что чувство дочери к Логану — не минутная блажь.

— Поздравляю! — произнесла Франсин. — Рада за вас, дети мои. Но почему так быстро? Хотя бы сказали мне — мы устроили бы вам такую свадьбу.

Иден посмотрела на Логана, ожидая его реакции. Он молчал.

— Нам не хотелось ждать, — произнесла она. — Мы любим друг друга, и хотим быть вместе.

— Что ж, совет да любовь! — В глазах Франсин стояли слезы. Подойдя к дочери и зятю, она поцеловала обоих.

Из глаз Камиллы тоже показались слезы — но не от счастья, а от горя. Она готова была убить обоих, но ей ничего не оставалось, как подойти к молодым и поцеловать каждого.

— Желаю счастья, сестренка! — произнесла она, хотя на самом деле меньше всего желала ей счастья. Как смеет Иден быть счастливой после того, как «перехватила» у нее Логана! Логан самый симпатичный мужчина, какого ей приходилось когда-нибудь встречать. Где она еще найдет такого? Сейчас война, на мужчин дефицит. Неужели ей суждено навеки остаться старой девой?

— Что же мы стоим? — засуетилась Франсин. — Проходите в дом, отметим хотя бы…

— Извини, мама, — проговорила Иден, — но я должна идти. Я обещала Дженни вернуться. Не хочу оставлять ее одну с детьми.

— Вы сказали Дженни, что едете венчаться?

— Нет. Пусть это будет для нее сюрпризом.

— Я думаю, она будет рада. Что ж, тогда, может быть, отпразднуем завтра?

— Завтра? Отлично!

Франсин еще раз поцеловала дочь, прижав ее к себе:

— Ты счастлива, Иден?

— Да, мама. — Иден действительно чувствовала себя счастливой, несмотря ни на что.

— Отлично. Все, что мне надо, — это чтобы вы обе были счастливы, девочки. — Франсин пожала руку Ло-гану. — Позаботься о моей дочери, Логан. Люби ее. Прошу тебя как мать.

— Миссис Легран, клянусь, я буду делать все, что в моих силах, чтобы Иден была счастлива.

— Я верю тебе, Логан.

— Мама, — произнесла Иден, — мне нужно подняться в мою комнату, забрать кое-какие вещи.

— Я помогу тебе, — вызвалась Камилла, хотя обычно не часто горела желанием в чем-либо помогать сестре.

Как только сестры оказались в комнате Иден, с лица Камиллы сразу же сошла притворная улыбка. Не считая нужным больше сдерживаться, Камилла набросилась на сестру:

— Иден, как ты посмела?! Как ты могла?!

— Ты о чем? — ничего не понимая, опешила та.

— Выйти за Логана! Ты же знала, что я сама положила на него глаз! Как ты могла так поступить со мной?!

— Камилла, я перед тобой ни в чем не виновата. Мы с Логаном любим друг друга. А к тебе он, как ты сама можешь видеть, равнодушен. Тут уж ничего не поделаешь. Имею я тоже право на семейное счастье?

— Когда это ты успела в него влюбиться? Вы знакомы-то всего несколько дней!

— Иногда нескольких дней бывает достаточно, чтобы полюбить человека.

Камилле хотелось крикнуть: «Что ты можешь знать о любви!» — но она вдруг поняла, что ведет себя глупо. Бесполезно метать громы и молнии там, где все равно уже ничего не исправишь. Камилла молча выскользнула из комнаты и, стоя в коридоре, постаралась прийти в себя.

Через несколько минут Иден вышла. Камилла и мать проводили их до крыльца и долго смотрели вслед удалявшемуся экипажу.

— В чем дело, Камилла? — спросила Франсин, заметив, что та явно не в духе. — У тебя такой вид. Что-то не так?

— Можно подумать, — фыркнула та, — ты не знаешь!

— Накажи меня Бог, — развела руками та, — не знаю!

— Логан должен был достаться мне! — Камилла была близка к истерике. — Как она могла!

Франсин знала, как одержима ее младшая дочь идеей найти хорошего мужа.

— Камилла, — Франсин успокаивающе погладила ее по голове, — ты должна быть рада за сестру!

— Рада?! Как она могла?! Она отобрала у меня Логана!

— Камилла, Логан — не вещь, его нельзя отобрать. Если он женился на ней, то, наверно, по своей воле. Когда-нибудь и ты встретишь человека, которого…

— Я его уже встретила, а он… Где я найду другого? Эта ужасная война. Нет, видимо, мне суждено остаться старой девой! — Обливаясь слезами, Камилла бросилась в свою комнату.

Франсин могла понять дочь, хотя, разумеется, не одобряла ее зависть к сестре. Иногда Франсин и самой казалось, что ни Иден, ни Камилла так и не смогут найти себе мужа. Сейчас по крайней мере хотя бы Иден нашла. Франсин почти не знала Логана, но, кажется, он человек хороший, надежный.

Иден не вертихвостка, за кого попало не пойдет. Судя по тому, как они смотрят друг на друга, между ними настоящая любовь. Да, все случилось как-то очень быстро, но это не повод считать, что они не смогут быть счастливы?

Франсин молча помолилась за Иден и Логана. Сейчас она жалела лишь о том, что ее муж и сын сейчас не здесь и не могут разделить с ней ее радость.


— Дети! — восторженно произнесла Дженни, входя в столовую. Логан и Иден шли за ней. — У меня для вас чудесная новость!

— Какая? — Дети возбужденно повскакивали с мест.

— Мисс Иден и его преподобие Логан только что поженились, — объявила та.

— Поженились? — переспросил кто-то из детей.

— Да, — заявил Логан. — Я сделал мисс Иден предложение, она его приняла. Мы решили не ждать и обвенчаться тотчас же.

— Вы обвенчали себя с мисс Иден? — спросил один из мальчиков.

— Нет, — улыбнулся Логан. — Сам себя обвенчать человек не может, даже если он проповедник. Нас обвенчал его преподобие Мигет.

Лица детей светились радостью.

— Значит, вы останетесь здесь, ваше преподобие Логан? — спросила Конни.

— До тех пор, пока я тебе нужен, — пообещал ей он. Логан знал, что это ложь, и, произнося это, почувствовал укол совести, но поспешил успокоить себя. В конце концов, то, что он заботился о детях, не было ложью — он успел очень привязаться к этим невинным созданиям.

Иден призадумалась. До сих пор ей почему-то не приходило в голову, что теперь, когда она жена Логана, ей придется следовать за ним повсюду, куда его позовет долг службы. Иден была готова делить с мужем все трудности, но тогда, видимо, ей придется расстаться с приютом, с детьми. А этого ей не хотелось.

Молодожены еще какое-то время побыли с детьми и направились в холл. Несмотря на то что приближавшаяся ночь была их первой брачной ночью, Иден и Логан решили провести ее порознь — в конце концов, впереди у них еще целая жизнь, а сегодня Иден уже обещала Дженни помочь ей. Но та и слышать не захотела:

— Да ты что, Иден, с ума сошла? Поезжай!

— Мне не хотелось бы бросать тебя одну.

— Поезжай, я отлично справлюсь. В такую ночь! Поезжай, Иден, это приказ!

— Хорошо, — рассмеялась та, — если ты настаиваешь.

Дженни обняла подругу и не сдержалась, чтобы не обнять Логана:

— Черт побери, я так счастлива за вас обоих!

Иден пошла в свою комнату, чтобы забрать кое-какие пожитки. Сердце ее учащенно билось в предвкушении предстоящей ночи — хотя и не первой, но первой брачной…

Она — замужняя женщина, миссис Мэтьюз. Иден снова вспомнились вчерашние ласки Логана — то нежные, то страстные. Сегодня ей, очевидно, предстоит еще более бурная ночь — сегодня можно заниматься любовью хоть до самого утра, не опасаясь, что кто-нибудь помешает.

Да, Логан женился на ней лишь для того, чтобы спасти ее честь. Но сегодня по крайней мере она может не думать об этом — пусть хотя бы на одну ночь.

Закончив укладывать вещи, Иден вышла в коридор. Логан не заметил ее — он о чем-то разговаривал с Дженни, и Иден, воспользовавшись этим, решила посмотреть на него как бы со стороны. Сомнений не было — Логан очень красив. Все в нем: густая черная шевелюра, широкие, мускулистые плечи, пропорциональные туловищу руки и ноги — безумно нравилось Иден. О таком мужчине мечтала бы любая — и все это досталось ей. Все. Кроме любви.

Почувствовав на себе ее взгляд, Логан обернулся — и глаза обоих, встретившись, вспыхнули. Логан видел, что Иден сейчас хороша, как никогда. И эта девушка — его жена! Логану хотелось обнять ее прямо здесь и никогда не отпускать от себя.

— Ты готова? — спросил он.

— Да.

Подойдя к ней, Логан взял из ее рук саквояж.

— Обещаю привезти ее завтра утром, Дженни! — улыбнулся он, когда они вышли на крыльцо. — В целости и сохранности.

— До свидания! — откликнулась та, глядя им вслед с хорошей завистью.

Логан помог Иден усесться в экипаж, и тот тронулся.

— Куда мы едем? — задала Иден вопрос, который до сих пор не решалась задать.

— Я думаю, эту ночь мы проведем в моем номере в гостинице. А наутро подумаем, где будем жить, когда вернется Эйдриан и ты больше не сможешь оставаться в приюте.

Мысли Логана кружились, словно в водовороте. Сидя в экипаже, он пытался думать о том, как повлияет этот брак на ход его расследования. Но присутствие Иден рядом мешало ему думать логически.

Он хотел ее. Еще сильнее, чем вчера. И она — его законная жена. Они будут вместе до самой смерти.

«В первую очередь надо подумать о том, где жить!» — сказал ему внутренний голос, все-таки не утративший, по-видимому, остатки трезвости.

Приехав и выйдя из экипажа, они побежали наверх, в номер Логана, с необыкновенной легкостью преодолевая крутую парадную лестницу.

Теперь Логан был рад, что Эйдриан вернется не сразу, — ему, Логану, понадобится несколько дней, чтобы устроить свои дела. Кроме того, ему, возможно, понадобится встречаться с Сэмом или Джимом… Если он все время будет с Иден, как объяснить ей, куда он уходит?

Джим! Он ведь может ждать Логана в номере — прямо сейчас. Если Иден столкнется с Джимом… Она, возможно, знает его, если он работает в банке. Как объяснить ей, что делает Джим в его номере? Да и тот как бы не ляпнул что-нибудь лишнее.

Он должен отвлечь внимание Иден, чтобы она не заметила постороннего в его номере. А Джиму не понадобится много времени, чтобы улизнуть.

Логан повернул ключ в замке и слегка приоткрыл дверь. Чтобы Иден не могла опередить его и войти первой, Логан подхватил ее на руки, прижимая к себе и целуя, и перенес через порог. Меньше всего Логану хотелось сейчас думать о чем бы то ни было другом, кроме… Но должен же он на всякий случай обезопасить себя.

Логан добился своего — поцелуй отвлек внимание Иден. Краешком глаза Логан оглядел неосвещенный номер. Джима, слава Богу, нигде не было.

Бережно положив Иден на кровать, Логан прервал поцелуй и запер дверь. Теперь уже ничто и никто в мире не мог помешать им — до самого утра.

— Зажечь лампу? — спросил Логан, вернувшись к Иден и снова заключая ее в объятия. Иден было так отрадно снова ощущать его тепло, прикосновение сильных, надежных рук.

— Не надо, — блаженно промурлыкала она. — Все, чего я хочу, — это тебя.

Эти слова пьянили Логана, кружили ему голову. Полумрак гостиничного номера настраивал на романтический лад. Впереди у них целая ночь…


Иден потянулась, пробуждаясь ото сна. За окном едва светало. Иден посмотрела на Логана. Он не спал. Иден поцеловала его.

— Ты снова вводишь меня в искушение! — улыбнулся он.

Иден рассмеялась в ответ:

— Жена не может ввести мужа в искушение. Испытывать страсть к законной жене — это не грех. Хотя тебе, может быть, видней — я не большой знаток в богословских вопросах.

Логана вдруг охватило щемящее чувство вины. Законная жена. Да, теперь Иден была его женой, но ничего о нем не знала. Все, что она о нем думает, не соответствует действительности.

Нет, Логан не может позволить себе сказать Иден всю правду — во всяком случае, пока. И это будет еще долго мучить его, и тщетно он будет искать забвения в пламенных объятиях Иден.

Иден притянула его к себе, и уже через несколько мгновений их тела снова стали одним целым.

Глава 16

За окном уже почти рассвело, но Логану не спалось, несмотря на бурно проведенную ночь. Иден безмятежно спала, и Логан смотрел на нее — одно это уже доставляло ему неописуемое удовольствие. Умная, смелая, красивая, любящая, целомудренная, но страстная в постели — о какой жене еще можно мечтать?

Что же все-таки произошло прошлой ночью? Что за рискованное предприятие позвало Иден на улицу в столь поздний час?

Да что ему за дело, в конце концов? Он здесь лишь для того, чтобы выполнить свое задание и спасти брата. Он женился на этой девочке лишь потому, что у него не было выхода.

Но Логан знал, что, как ни пытайся он уверить себя в этом, сердце упрямо будет говорить ему, что это неправда. Он действительно безумно любит Иден — несмотря ни на что.

Да, отрицать этого нельзя. И бороться с этой любовью бесполезно — она слишком сильна. Но нужно все-таки постараться, чтобы эта любовь не помешала Логану в его борьбе. Они с Иден скорее всего в этой войне по разные стороны баррикад.

Но почему же она тогда помогла его брату? Погруженный в раздумья, Логан и не заметил, что Иден уже проснулась, сидит на кровати и смотрит на него.

— Логан? — озабоченно проговорила она, заметив, что мужа, кажется, что-то гнетет. — Что-то не так?

— Все в порядке, родная, — поспешил уверить ее он.

— По-моему, — нахмурилась она, — ты чем-то озабочен!

— Да я просто… — Логан замялся: что бы такое придумать? — просто думаю о том, куда ты ходила вчера ночью. Судя по всему, ты предприняла что-то опасное! И это как-то связано с теми двумя янки. Я все-таки волнуюсь за тебя!

Иден была тронута его заботой, но рассказывать ему о своих ночных похождениях ей все-таки не очень хотелось.

— Теперь тебе бояться нечего, — заверила его она. — Теперь, я надеюсь, у этих негодяев надолго отпадет охота обижать беззащитных женщин!

— Что же все-таки произошло? Ты можешь сказать?

— Ты уверен, что хочешь это знать?

— Я должен это знать. Я не подозреваю тебя ни в чем плохом — Боже упаси! Но твоя безопасность мне все-таки небезразлична.

Иден вспомнила вчерашнюю проповедь Логана, в которой он призывал всегда говорить только правду. Можно бы и рассказать, но, возможно, Логан, как служитель Божий, не одобрит насилие. К тому же тут замешан Даррелл…

— Я выяснила, — начала она, — в какую таверну часто захаживают Лейтон и Моран. Я выследила их, заманила в аллею…

— Иден! Тебе не кажется, что это опасно?

— Я была не одна. Мне помогал один человек.

— Кто он?

Иден почувствовала себя в ловушке. Может ли она рассказать Логану все? Да, он ее муж, но, если она расскажет ему о своей тайной деятельности, это может навредить Эйдриану и другим. Нет, Логана она ни в чем не подозревает, но чем меньше людей будет об этом знать, тем лучше. Иден даже матери не рассказывала всего, а от сестры и вовсе скрывала.

— У меня много друзей, готовых помочь мне, — уклончиво сказала она.

— И что ты сделала дальше, заманив их в эту аллею?

Иден рассказала ему, как она со своим помощником сняли с этих двоих штаны, связали их и оставили в аллее с приколотой к груди одного из них запиской. Во время ее рассказа Логан хохотал от души, представляя в красках испуг горе-вояк, их смешной и жалкий вид.

— Надеюсь, — произнес Логан, когда она закончила, — они никогда не узнают, что это была ты. Я не хочу, чтобы они снова заявились в приют. Они там такое устроят, что мало не покажется.

— Я тоже не хочу. Но я была в мужском костюме и в маске. Ты сам меня тогда не узнал!

— Что ж, — покачал головой он, — дай Бог, чтобы все обошлось. Но на будущее, ради Бога, больше таких шуток не откалывай! Тем более теперь ты все-таки замужняя женщина. Обещай мне!

— Обещаю, — проговорила она лишь для того, чтобы закрыть тему.

Логан поцеловал ее, и Иден страстно ответила на поцелуй. Но на душе у нее было нелегко. Логан не хочет, чтобы его жена принимала участие в подобных рискованных предприятиях. Но Иден не хотелось перестать работать на повстанцев. В конце концов, она борется за правое дело! Но рано или поздно придется сказать Логану всю правду. Или не говорить никогда, но это может привести неизвестно к чему, может даже разрушить их брак.

«И познаете истину, и истина сделает вас свободными», — вспомнились вдруг Иден слова из вчерашней проповеди.

Нет, уж если говорить, то все. И прямо сейчас.

Да и чем, собственно, она, если разобраться, рискует? Логан — проповедник, и в гражданской войне он должен сохранять нейтралитет. К тому же симпатии его явно на стороне южан — иначе он не стал бы помогать приюту для сирот-южан, не заступился бы за нее против тех янки. Все, что Иден знала о Логане, говорило о нем как о честном, благородном человеке. А чтобы уж совсем обезопасить себя, нужно взять с него клятву, что он будет держать это в секрете.

— Логан, — осторожно начала она, — я должна тебе кое-что сказать.

— Должно быть, что-то очень важное! — рассмеялся он. — У тебя такой серьезный вид.

Иден не хотелось сводить все к шутке.

— Да, важное, — проговорила она, отодвигаясь от Логана немного подальше, чтобы сосредоточиться — одна близость их тел кружила ей голову, мешая думать о чем-либо другом.

— Что же это, родная? — спросил Логан, пораженный внезапной переменой настроения жены.

— Помнишь, ты говорил в своей проповеди, что всегда нужно говорить только правду? Вот и я решила сказать тебе сейчас всю правду.

— О чем, Иден?

— Логан, — она пристально посмотрела на него, — я могу тебе доверять?

— Я твой муж, Иден!

— Я не знаю, поймешь ли ты. Ты должен понять.

— Да что, родная? Говори же!

— Я сейчас говорила тебе, что с Лейтоном и Мораном мне помогал один человек.

— И что же? — Логан пытался не выказывать волнения, хотя был крайне возбужден. Что именно собирается поведать ему Иден? А вдруг какую-нибудь информацию, которая поможет ему спасти брата?

— Логан, я — член тайной организации, работающей на повстанцев, — собравшись с духом, проговорила она.

— Серьезно? — Логан не ожидал, что все окажется так просто, что Иден признается ему во всем сама. На чисто рациональном уровне Логан решил, что правильно сделал, женившись на Иден. Теперь она сама расскажет ему все, что может понадобиться для расследования. Но ведь если Логан раскроет организацию Форрестера, Иден тоже арестуют вместе со всеми. Господи, как все запуталось!

— Я так устала от этой бойни! — проговорила Иден. — Смотри, как страдают невинные дети — Марк, Пол, Конни… И все из-за этой войны, будь она проклята.

Логан помолчал, подбирая слова.

— Иден, — начал он, — мне понятно твое желание послужить правому делу. Но это все-таки очень опасно. Не женское это дело, Иден! Тем более для замужней женщины.

— Логан, мне понятно твое беспокойство обо мне. Но я не могу оставаться в стороне, когда идет война, когда мой отец и брат, все мои знакомые что-то делают, чтобы помочь правому делу. И я по мере сил.

— Иден, если с тобой, не дай Бог, что-то случится, я этого просто не переживу!

— Логан, уверяю тебя, мы действуем очень осторожно. Эти люди все-таки не дураки.

— Кто же эти люди? — напрямую спросил Логан.

— Я не стану называть имен.

— Почему?

— Логан, только пойми меня правильно — я-то тебе доверяю, но они ведь тебя не знают! Если они узнают, что я тебе сказала, их реакция может быть сам понимаешь какой.

Логан замолчал, понимая, что дальнейшие расспросы лишь приведут к ссоре. А ссориться в первый же день после свадьбы ему бы хотелось меньше всего.

— Ты не обиделся? — насторожилась Иден, заметив, что его, кажется, по-прежнему что-то гнетет.

— Нет. Но пойми и ты меня: ты — моя жена, я не хочу, чтобы ты подвергала себя опасности.

— Логан, никто из нас не может чувствовать себя в безопасности, пока идет война!

Логан притянул жену к себе и поцеловал. Иден была права: пока идет война, опасности подстерегают любого на каждом шагу.


— Иден!

Иден проснулась от голоса Логана, произносившего ее имя. Она и сама не заметила, как заснула.

Иден открыла глаза. Логан стоял над кроватью, полностью одетый, и нежно смотрел на нее.

— Доброе утро! — сонно промурлыкала она.

— Доброе утро, родная! — Наклонившись к жене, Логан поцеловал ее. — Как ни жаль, тебе придется вставать — пора! Я уже был внизу, заказал тебе ванну. Скоро ее принесут.

— Здорово! — Понежиться в ванне Иден сейчас не отказалась бы. — Спасибо! — Потянувшись к Логану, она обняла его. Простыня при этом упала, снова обнажая ее тело. Иного приглашения Логану было и не нужно, но тут раздался стук в дверь. Подождав, пока Иден накинет халат, Логан пошел открывать. Двое мужчин принесли железную ванну, наполненную водой.

Логану хотелось совершить-таки то, что он собирался сделать до того, но тогда вода бы остыла.

— Отвернись! — попросила Иден, когда Логан запер за мужчинами дверь.

— По-моему, — удивился он, — я тебя уже видел во всех видах!

— Но то было ночью. А сейчас день.

— Хорошо, — улыбнулся он, — из уважения к твоей скромности…

Логан отошел к окну и стал смотреть в него. День обещал быть ясным, спокойным. Логан любил такие тихие, спокойные дни.

Логан стоял спиной к Иден, но видел ее отражение в зеркале. Глядя в зеркало, он снова сгорал от желания, но был вынужден держать себя в руках.

— Ух, здорово! — возбужденно воскликнула Иден, закончив ванну и накинув халат. — Пожалуй, это самый лучший твой свадебный подарок!

— В самом деле? — рассмеялся он. — Что ж, я рад! Можно наконец повернуться?

— Теперь можно.

Логан повернулся.

— У меня, если не возражаешь, — произнес он, — такие планы: позавтракаем, а потом, перед тем как тебе вернуться в приют, походим по магазинам.

— По магазинам?

— Должен же я купить тебе хотя бы обручальное кольцо! Я хочу, чтобы все видели, что ты — моя жена!

Иден было приятно слышать, что Логан гордится ею как женой. Что ж, может быть, со временем он действительно полюбит ее по-настоящему.

— Ты можешь себе это позволить? — осторожно спросила она. Как знала Иден, проповедники обычно не бывают особо богаты.

— Могу. У меня отложены кое-какие деньжата.

— Спасибо! — Иден наградила его страстным поцелуем.

Иден начала одеваться. Логану хотелось сорвать с нее эти одежды, положить на кровать, заниматься любовью до умопомрачения. Но у Иден были ее обязанности. В определенное время она должна быть в приюте.

— Вот, кажется, симпатичное! — произнесла Иден, когда Логан примерил ей простое, но элегантное золотое колечко.

Кольцо было широким, с выгравированным на нем сердечком. Выбирая кольцо, Иден нарочно не смотрела на те, что дороже. Впрочем, это колечко она приметила с самого начала и была рада, что оно, как оказалось, отлично сидело на пальце.

— Берем! — обратился Логан к продавцу.

— Упаковать в коробку, сэр? — спросил тот.

— Нет, я его надену, — сказала Иден. — Спасибо, Логан! Оно мне очень нравится.

Логан расплатился с ювелиром, и они покинули лавку. Теперь их путь лежал в «Тихую гавань».

Глава 17

— Я думаю, я уже могу прогуляться, — произнес Брейден.

Лейтенант сидел под деревом с Даннером и Тейлором. Солнце сегодня пекло немилосердно, тень деревьев почти не спасала от жары.

— Вы уверены, что вам уже лучше? — настороженно спросил Тейлор.

Лихорадка Брейдена прошла несколько дней назад, и он уже начал набирать силу. Но Тейлор боялся, что рана Брейдена может снова открыться.

— Уверен! — почти сердито проворчал тот. — Сколько можно сидеть на одном месте! Чем скорее я приду в себя, тем раньше придумаю, как наконец выбраться отсюда. Не кажется ли тебе, Тейлор, что нам уже пора подумать об этом?

Брейден всегда был человеком дела, и вынужденное бездействие угнетало его больше всего.

— Давно пора! — откликнулся тот. — Но на вашем месте, лейтенант, я бы все-таки позаботился о том, чтобы выздороветь окончательно.

— Хватит со мной нянчиться, Тейлор! Я тебе не маленький!

— У тебя уже есть какой-нибудь план? — спросил Даннер у Брейдена.

— Нет, но я буду не я, если в ближайшее время что-нибудь не придумаю! — Все эти дни Брейден присматривался к охранникам, пытаясь выискать у них какое-нибудь слабое звено. Кормили заключенных плохо, и все они страдали от упадка сил. — Что ж, прогуляюсь. — Брейден сделал попытку подняться на ноги.

— Ты уверен, что тебе это не рано? — спросил Даннер, поддерживая его под руку.

— Надо же когда-то начать! — Тело Брейдена вдруг пронзила резкая боль, но он, сжав зубы, старался не обращать на нее внимания. Брейден не собирался сдаваться. Единственный способ снова обрести силы — каждый день понемногу тренироваться.

Все трое медленно прошлись по кругу. Даннер и Тейлор старались замедлять шаг, чтобы не опережать Брейдена.

Охранники пристально наблюдали за ними, вскинув ружья наготове. Их удивляло, что Брейден еще жив и даже пытается ходить. Когда беспамятного лейтенанта принесли в лагерь, все были уверены, что он не жилец.

— Сколько у нас охранников? — спросил Брейден.

— Насколько я мог подсчитать, всего их шесть, — ответил Даннер. — Все как один вооружены до зубов.

— Как думаете, они подозревают, что мы что-то затеваем?

— Похоже, что так, сэр, — вставил Тейлор.

— Что ж, — усмехнулся Брейден, хотя смех вызывал у него боль, — постараемся оправдать их ожидания!

Тейлор рассмеялся в ответ. Он был рад, что лейтенант шутит — стало быть, он в хорошем настроении.

Они прошлись еще немного, и Брейден почувствовал, что слабеет. Он решил прекратить прогулку и снова вернуться под дерево. Почти дойдя до цели, Брейден вдруг оступился и чуть не упал, если бы Тейлор не подставил ему свои плечи. Лейтенанта поразило, каким щуплым оказался парнишка — кожа да кости.

— Какой ты худой, приятель! — сказал Брейден ему. — Ел бы, что ли, побольше, а то, не дай Бог, совсем ослабеешь!..

— И ел бы, да не дают. — Тейлор не стал говорить, что за все время, пока лейтенант был болен, он делился с ним своим и без того скудным арестантским пайком.

Доковыляв до цели, Брейден, почти совсем обессилев, упал на землю. Он был еще очень слаб, но в голове его уже начинал зреть план побега. Если по его вине они попали в этот плен, то ему эту вину и искупать.

Подошло время ужина. Арестантам был выдан котелок тушенки, по вкусу походившей на резину, но выбора у них не было.

Тейлор пристроился сзади, стараясь быть как можно дальше от охранников.

— Эй, парень! — окликнул вдруг его один из них. Тейлор предпочел не реагировать.

— Я с тобой разговариваю!

Тейлор молчал.

— Ты что, оглох? — Подойдя к нему, охранник грубым рывком за шиворот поставил парня на ноги. Только что охранник заметил на шее юноши золотую цепочку. — Отдай цепочку!

— Нет у меня никакой цепочки! — Тейлор поспешил застегнуть ворот.

— Не ври, приятель, я видел. Не отдашь — сам возьму. — Охранник грозно смотрел на него.

— Не отдам! — презрительно сверкнул глазами Тейлор.

Грубая рука рванула рубаху Тейлора, обнажив не только злополучную цепочку, но и бинты, перевязывавшие грудь юноши. Брейден удивленно посмотрел на него — он и не знал, что Тейлор был ранен. Охранник рванул цепочку, и та оказалась в его руке.

— Говоришь, нет? А это что? — Южанин толкнул юношу в грудь, и тот полетел на землю. — Ах ты, мерзавец!

— Отдай! — Тейлор попытался было вскочить, но тяжелый кованый сапог придавил его грудь.

— Не дергайся, парень, или я переломаю тебе все ребра!

— Отпусти его! — Брейден поднялся и, пошатываясь, но весьма грозно направился к охраннику.

Южанин покосился на лейтенанта, словно раздумывая, стоит ли связываться с ним, но затем, опустив злополучную цепочку в карман, удалился.

Брейден подошел к Тейлору.

— С тобой все в порядке, приятель? — осторожно спросил он.

— Со мной будет все в порядке, — огрызнулся тот, — когда я всажу этой гадине пулю в лоб!

— Не горячись, парень. Я понимаю твои чувства, но клянусь — скоро нас здесь не будет. А цепочку твою вернем, обещаю. Пойдем поедим.

За ужином никто не проронил ни слова. Остаток вечера тянулся медленно. Наконец пришла пора спать. Тейлор, как всегда, пошел в палатку Брейдена — пока лейтенант еще не совсем здоров, ему может понадобиться помощь.

Этот кошмар вставал перед глазами Тейлора каждый раз, стоило ему только закрыть их. Тот жестокий бой отнял у Тейлора брата, оставив его одного на свете.

— Нет!

Этот крик мгновенно разбудил Брейдена, резанув его по самому сердцу. Он вскочил. В полутьме Брейден успел разглядеть, что Тейлор мечется на своем тюфяке словно в бреду. Уж не началась ли у парня в самом деле лихорадка? Только этого еще не хватало!

— Нет, нет! Чарли! Нет!!!

— Проснись, парень, тебе снится кошмар! — Брейден потряс Тейлора за плечо.

Юноша лихорадочно вскочил, но тут же в изнеможении опустился на тюфяк:

— А, это вы, лейтенант!

В голосе парня было что-то, показавшееся Брейдену странно знакомым. Брейден напряг память. Ну да, конечно же, он слышал этот голос, когда валялся в лихорадке. Тогда еще он решил, что это та девушка, которая перебинтовала его на пароходе. Но он ошибся — голос принадлежал Тейлору.

В полумраке Брейден всматривался в бледное лицо юноши — и вдруг его молнией поразила догадка. Как он мог до сих пор быть так слеп? Впрочем, не он один — никто до сих пор, кажется, не догадывался о тайне Тейлора.

— Черт побери, — проворчал лейтенант, — кто ты такой? Как ты здесь оказался?

— Как «кто»? Рядовой Тейлор.

— Я не об этом! — почти сердито крикнул Брейден. Тейлор, уже не в силах сдерживаться, дала волю слезам. Она так пыталась быть мужественной, но так устала от всего этого — тягот войны, каждодневного унижения, сегодняшней драки с охранником и, главное, от этого ужасного сна, приходившего каждый раз, стоило ей закрыть глаза. Ни на один миг она не могла расслабиться. Стоит охранникам узнать ее секрет — и неизвестно, что они с ней сделают.

Тейлор подняла глаза на Брейдена. Как ни сердит был голос лейтенанта, в глазах его она видела сочувствие. Обманывать Брейдена было бесполезно — он уже все понял, и Тейлор начала:

— Что вы хотите знать в первую очередь?

— В первую очередь — твое имя.

— Миранда.

Последние сомнения Брейдена были развеяны. Да, Тейлор — не парень, а переодетая девушка. И весьма неглупая, если до сих пор ей удавалось скрывать это от всех.

— Кто такой Чарли? — спросил Брейден.

— Мой брат. Его убили.

Брейдена вдруг охватила острая жалость к Миранде. Ему хотелось как-то утешить девушку, но как? Одно было ясно Брейдену: он должен позаботиться, чтобы о ее секрете не узнал никто — даже капрал Даннер.

— Мне жаль твоего брата, — искренне произнес он.

— Спасибо, — прошептала та.

— Но что ты делаешь здесь? Почему ты переоделась солдатом?

— Я и есть солдат! — резко заявила она. — Я остригла волосы и переоделась, чтобы встать с моим братом в один строй.

Брейден задумался. Он знал, что бывали случаи, когда женщины сражались на войне наравне с мужчинами, но сам с этим столкнулся в первый раз.

— И твои родители это одобрили? — нахмурился он.

— Нет у меня родителей. Папа умер два года назад, а мама — еще раньше. Когда погиб Чарли, во всем мире у меня не осталось никого, мне некуда было идти.

— Твой отец действительно был врачом?

— Да, — грустно кивнула она, — и очень хорошим.

— Я знаю, — произнес он. — Если бы ты от него кое-чему не научилась, я бы сейчас, возможно, был бы уже на том свете.

— И что вы теперь собираетесь делать? — Девушка подняла на него полные страха глаза.

— Ты о чем? — не понял Брейден.

— Вы никому не расскажете? — Миранда все еще побаивалась, что лейтенант может выдать кому-нибудь ее секрет.

— Успокойся, рядовой, никому.

— Спасибо, — прошептала она.

— Давай-ка спать, Тейлор. Утро вечера мудренее. Кстати, — Брейден покосился на ее туго забинтованную грудь, видневшуюся из-под разорванной рубахи, — сильно он тебя?

— Ничего страшного. Больно, но не очень.

— Слава Богу. Постарайся только завтра утром пораньше зашить рубаху, чтобы никто лишний раз…

Брейден растянулся на тюфяке. «Будь уверена, девочка, — подумал он, — я никому не выдам твой секрет».

Глава 18

Иден и Логан провели в приюте отличный день. Дженни и дети устроили в честь их бракосочетания небольшой праздник. В веселье время пролетело незаметно. В доме Иден их тоже ждал праздничный ужин, и вечер прошел великолепно, если не считать дурного настроения Камиллы. Ночь Иден собиралась провести в приюте. Перед тем, как Логан должен был отвести ее туда, они заехали в его гостиничный номер, чтобы несколько часов побыть наедине.

— Тебе не кажется, — произнес Логан по дороге в приют, — что нам не мешало бы иметь собственный угол?

— Это было бы здорово! — горячо поддержала она.

— Завтра же, пожалуй, начнем искать! — уверил ее он.

— Это было бы здорово, — повторила она, — но, Логан… — Она подняла на него глаза.

— Что, родная? — заботливо посмотрел на нее он.

— На что мы будем жить? У меня отложены кое-какие деньжонки, на первых порах хватит, но… К тому же у тебя, как я поняла, нет постоянной работы.

В связи с войной в последнее время семье Иден приходилось переживать трудные времена, но по крайней мере еда на столе, слава Богу, была всегда. До сих пор Иден не задумывалась о том, каковы доходы Логана, но теперь, когда она его жена, ей волей-неволей придется думать об этом.

— Не беспокойся, — улыбнулся он. — У меня тоже кое-что отложено. Милосердный Господь позаботится о нас. Главное сейчас — найти свой угол.

— Отлично. Завтра же и начнем.

Они доехали до приюта, и Логан, доведя ее до дверей, вернулся в гостиницу. Настроение у него было хорошее. Логан отпер дверь номера.

— Принимал сегодня гостей? — раздался изнутри игривый голос. — Одобряю твой выбор, ваше преподобие! Я видел тебя с ней — пташечка что надо!

В темном углу Логан разглядел Джима.

Придя сегодня к гостинице еще до того, как Логан появился здесь с Иден, Джим поджидал его на улице. Увидев, как тот входит в гостиницу с молодой красивой дамой, Джим решил не выдавать своего присутствия, а подождать, пока дама удалится.

Панибратский тон Джима задел Логана.

— Это моя жена, — произнес он, зажигая лампу.

— Жена? — Джим был весьма удивлен. — Я и не знал, что ты приехал не один, а с женой.

— Она из Нового Орлеана. Иден.

— Иден? — Удивлению Джима не было предела. — Иден Легран, которая работает в приюте?

— Она самая, — подтвердил Логан. — Вчера мы с ней обвенчались.

Джим поцокал языком: понимаю, мол, что было настоящей причиной брака.

— По любви или ради дела? — спросил он. Логан гневно посмотрел на него.

— Теперь я смогу быть ближе к Форрестеру, — сухо произнес он.

— Понимаю, — кивнул Джим. — Что ж, отличная работа, ваше преподобие! — Казалось, он поверил, что брак этот был заключен Логаном лишь ради дела. Логан не стал его переубеждать.

— Пока Форрестер в отлучке, — произнес Логан, — Иден замещает его и ночует в приюте, но, когда он вернется, ночи она будет проводить здесь. Тогда нам придется встречаться где-нибудь в другом месте.

— Без проблем, — кивнул Джим, — что-нибудь придумаем. Ну и как, удалось тебе узнать за это время что-то новое?

— Пока что ничего. — Логан решил пока не рассказывать Джиму, что Иден сама сообщила ему, что работает на повстанцев. То, что Логану приходилось разрываться между верностью своему делу и верностью Иден, убивало его. Он не мог предать ни дело, ни жену.

— Когда вернется Форрестер? — спросил Джим.

— Не знаю.

— До меня дошли слухи, — прищурился тот, — что Форрестер собирается что-то нелегально переправить повстанцам. Но я даже не могу сказать, что именно — оружие или нечто иное.

— Что же, если не оружие?

— Лекарства, возможно, морфий. Как только узнаешь хоть что-нибудь новое, сообщи.

— Сообщу. Ты увидишь Сэма?

— Да.

— Скажи ему, что я женился, и теперь встречаться станет сложней. Разве что днем, пока Иден работает в приюте, мне иногда будет удаваться улизнуть.

— Хорошо, — кивнул Джим, — передам.

Джим распрощался и ушел, а Логан лег в постель. Он вдруг почувствовал, что ему не хватает Иден, ее тепла под боком. Логан привык жить холостяком и не заводить прочных связей с женщинами. С его профессией это и ни к чему, и опасно. Но с тех пор как в его жизнь вошла Иден, все изменилось почти мгновенно. Логан не знал, к добру или к беде эта перемена, не знал, что их ждет впереди, но пока чувствовал себя счастливым, и ему хотелось продлить это счастье как можно дольше.

Как можно дольше. До тех пор, пока не вернется Форрестер, пока его шпионской сети не будет положен конец и пока Логан не найдет Брейдена.

Если Логан этого не сделает, это будет предательством по отношению к его делу, к его долгу. А если сделает, это будет предательством по отношению к Иден. Господи, каким простым все казалось лишь совсем недавно — и как все запуталось.

Логан закрыл глаза, желая отогнать грустные мысли.

Несколько дней пролетело незаметно. Логану удалось найти скромную, симпатичную меблированную квартирку недалеко от приюта, и вскоре они с Иден уже переселились туда.

Иден старалась проводить с мужем как можно больше времени. Она не могла дождаться, когда наконец вернется Эйдриан, чтобы иметь возможность проводить с Логаном и ночи. Иногда посреди рабочего дня к Иден вдруг приходили воспоминания об их страстных объятиях, и она блаженно улыбалась в предвкушении новых ласк.

Эйдриан и представить себе не мог, что будет так радоваться, вновь ступив на землю родного города. Путешествие было долгим и трудным, но, слава Богу, наконец закончилось, — и, кажется, без подвохов.

Сойдя на берег, Форрестер ждал, пока сгрузят его багаж, и вдруг заметил группу солдат-северян, направлявшихся в его сторону. Эйдриан постарался не обращать на них внимания, но офицер шел прямо к нему.

— Эйдриан Форрестер?

— Я самый, — кивнул он.

— Капитан Кори Берри, — козырнул тот. — Пройдемте. — Капитан легко, но настойчиво дотронулся до локтя Эйдриана.

— Позвольте! — возмутился тот. — Как это понимать?

— Извольте следовать за нами, мистер Форрестер. — Тон капитана был непреклонен. Все вопросы будете задавать потом.

— Позвольте хотя бы спросить: на каком основании? — Эйдриан был взбешен и не на шутку напуган.

Капитан молчал, пока не привел Эйдриана в участок, располагавшийся неподалеку от порта.

— До нас дошли сведения, — заявил Берри, — что на судне провозили нелегальный товар. Вы позволите вас обыскать?

— Можно подумать, — огрызнулся тот, — если я скажу «не позволю», вы меня послушаете! Мне нечего скрывать от вас. Вот ключ от моего сундука.

— Благодарю вас, сэр. — Капитан заставил Форрестера вывернуть карманы, затем он и его люди занялись сундуком. Бумаги, одежда, личные вещи, детские игрушки… Ничего нелегального. Выпотрошив сундук, солдаты проверили, нет ли в нем каких-нибудь тайных отделений или двойного дна, но ничего такого не обнаружили.

— Везете игрушки детям? — спросил капитан, рассматривая одну из кукол.

— Да, я всегда стараюсь привезти им что-нибудь в подарок. Пусть знают, что и в отлучке я о них не забываю. Все? — нетерпеливо добавил он. — Я могу идти?

— Можете. — Укладывая куклы обратно в сундук, Берри с подозрением косился на Форрестера, но оснований задерживать его у капитана не было.

Через минуту Эйдриан уже продолжал свой путь. Настроение его было чернее ночи. Слава Богу, пока все обошлось, но задержали его явно неспроста — янки явно удалось что-то пронюхать. Впредь надо быть поосторожнее, поглубже уйти в подполье.

Лишь когда впереди замаячили знакомые очертания приюта, на душе у Эйдриана стало повеселее. С трудом — мешала деревянная нога — выйдя из экипажа, Эйдриан направился к входу. Извозчик шел за ним, неся злополучный сундук.

В холле Эйдриану встретилась Иден.

— Вы вернулись! — Она радостно всплеснула руками. — Дети! Мистер Форрестер вернулся!

Эйдриан весело улыбнулся, глядя на Иден, — .эта девушка всегда оживляла его, словно луч света.

— Ты скучала по мне? — спросил он.

— Мы все скучали по вас! — заверила она его.

Эйдриан расплатился с извозчиком и попросил его отнести сундук в директорский кабинет. Дети, высыпавшие из комнат, радостно окружили его, галдя наперебой.

— Здравствуйте, дети! Очень рад вас видеть! — Эйдриан заметил нового мальчика, стоявшего чуть поодаль. — А это еще кто такой? — шутливо произнес он.

— Это Марк, наш новый друг, — ответила Иден. — Марк, познакомься с мистером Форрестером!

— Привет! — немного смущаясь, произнес парнишка.

— Привет, Марк! — улыбнулся Эйдриан, пожимая ему руку. Он заметил Дженни, тоже спускавшуюся вниз. — Добрый день, Дженни!

— Добрый день! — улыбнулась та. — А теперь, дети, в класс — вы уже поприветствовали мистера Форрестера.

Вскоре Эйдриан и Иден остались одни.

— Как дела в приюте? — спросил у нее он. — Все нормально?

— Были кое-какие проблемы, — ответила Иден.

— Какие? — насторожился тот. Не хватало ему недавнего задержания — было, оказывается, еще что-то.

— Расскажу, но чуть позже. Располагайтесь хотя бы — не стоять же нам в холле.

— И то правда! — Форрестер прошел в свой кабинет. Иден последовала за ним.

— Сначала расскажите, как прошло ваше путешествие! — попросила она.

Эйдриан ответил не раньше чем надежно запер за собой дверь.

— Все нормально, если не считать того, что в порту меня остановили и обыскали. Слава Богу, ничего не обнаружили, но я был на волосок от провала. Кто-то явно пронюхал.

Слова Форрестера были вдруг прерваны возбужденными детскими голосами, донесшимися из холла:

— Отец Логан! Отец Логан! А у нас новость — мистер Форрестер вернулся!

Эйдриан посмотрел на Иден:

— Кто такой Логан?

— Мой муж.

Эйдриан был в шоке.

Глава 19

Логан улыбнулся детям в ответ, хотя чувствовал себя напряженно. Форрестер не заметил его. В момент его появления Логан работал в саду. Пройдя к директорскому кабинету и найдя дверь запертой, Логан прислушался. Ему удалось услышать начало разговора, пока не зашумели дети.

— Я знаю, что мистер Форрестер вернулся, — сказал им Логан. — Я хотел бы с ним познакомиться.

В этот момент дверь кабинета распахнулась, и на пороге возник сам Эйдриан — высокий, крупный мужчина, с подозрительностью разглядывавший Логана.

— Добрый день, — произнес тот. — Я — проповедник Логан.

— Я уже слышал о вас, — сухо ответил Эйдриан, продолжая пристально разглядывать проповедника. В испачканной рубашке с закатанными рукавами тот был похож скорее на рабочего, чем на служителя Божьего.

«Интересно, — думал он, — почему Иден вышла за него замуж — и так быстро?»

Рядом с Эйдрианом возникла улыбающаяся Иден:

— Эйдриан, познакомьтесь с моим мужем — его преподобием Логаном Мэтьюзом. Логан, это Эйдриан Форрестер.

— Я видел, — произнес Логан, — как вы приехали, и поспешил в дом. Рад познакомиться, мистер Форрестер. Я весьма наслышан о вас.

Мужчины пожали друг другу руки.

— Прошу вас, ваше преподобие! — Эйдриан сделал жест рукой, приглашая Логана в свой кабинет. — Иден как раз рассказывала мне о том, что произошло в мое отсутствие. Похоже, я многое пропустил — в первую очередь вашу свадьбу. Поздравляю! — Эйдриан старался держаться с проповедником по-дружески, но после недавнего случая в порту лишь сильнее укрепился в том, что ему следует все время быть начеку, не доверять никому.

— Спасибо! — улыбнулся Логан. Все трое прошли в кабинет.

— Что с твоей щекой, Иден? — спросил Форрестер, заметив еще не окончательно подживший синяк.

Иден инстинктивно дотронулась до щеки. Синяк уже стал почти незаметен, к тому же она тщательно запудривала его, но от проницательного взгляда Эйдриана синяк не мог укрыться.

— Я расскажу все по прядку. — Иден вкратце рассказала Эйдриану всю историю, начиная с того, как в приют ворвались янки, и кончая тем, как Логан ее спас. — Логана словно послал сам Бог, — закончила она. — Если бы не он, я не знаю, что бы-случилось со мной и с детьми.

— Спасибо вам, ваше преподобие, — произнес Эйдриан. — Вы действительно появились здесь как нельзя кстати.

Иден рассказала, что Логан привез им денег, которые удалось собрать его прихожанам, и что он привел в приют Марка.

— Значит, в Сент-Луисе известно о нашем приюте? — прищурившись, спросил Эйдриан у Логана.

— Ваш приют, — заверил его Логан, — известен повсюду как образцовый. Я обошел несколько приходов — и везде были рады помочь вам.

— Какие именно приходы? — спросил Эйдриан, чтобы проверить его.

Чтобы обезопасить себя, Логан перед своим путешествием разузнал названия нескольких приходов Сент-Луиса. И как выяснилось, не зря — Эйдриан оказался хитрым противником.

— Но ваша свадьба… — продолжал Форрестер. — Как вам удалось так быстро очаровать Иден?

— Можно сказать, это была любовь с первого взгляда, — потупилась та. — Логан появился здесь, словно мой ангел-хранитель.

— Да, это была любовь с первого взгляда, — подхватил Логан. — Иден — замечательная девушка, я глубоко признателен ей, что она оказала мне честь стать моей женой, зная меня так мало.

Сердце Иден екнуло — до этого Логан никогда не говорил, что любит ее.

Эйдриан знал, что Иден никогда не была взбалмошной. Если она вышла замуж за этого человека — значит, ее выбор неспроста, несмотря на то что она так мало с ним знакома. Но это не означало, что сам Эйдриан может доверять этому проповеднику вот так сразу.

— Что ж, — заключил Эйдриан, — рад за вас обоих. — Он улыбнулся. — Судя по тому, что здание еще стоит, я делаю заключение, что дети вели себя прилично.

— Мистер Форрестер! — также шутливо поморщилась Иден. — Дети вели себя как ангелы! Марка они сразу же приняли в свою семью.

— Я очень признателен вам, — обратился Эйдриан к Логану, — что вы помогли этому парнишке.

— Не стоит. Не оставлять же его на улице!

— Вы так добры, ваше преподобие.

— Зовите меня просто Логан.

— Хорошо, Логан. Добро пожаловать в наш приют! Мы рады вашей помощи.

— Я тоже рад, что наконец познакомился с вами. — Логан не лгал — он действительно был рад, что Форрестер наконец вернулся. Судя по его собственным словам, контрабанда должна быть где-то совсем рядом.

Логан вышел, чтобы быстрее закончить работу в саду — ему хотелось как можно скорее успеть в порт, чтобы встретиться с Сэмом и передать ему, что Форрестер вернулся и привез нечто контрабандное.

Иден осталась в кабинете с Эйдрианом. Как только Форрестер убедился, что проповедник ушел, он строго произнес, глядя на Иден:

— То, что ты замужем, теперь меняет все.

— Что именно? — не поняла Иден.

— Ты понимаешь, что теперь наша организация вынуждена отказаться от твоих услуг?

— Почему? — Иден была в шоке.

— А что ты будешь говорить ему? Что уезжаешь на задания, помогаешь повстанцам? Особенно ночью.

— Вообще-то, — пробормотала она, — я ему уже сказала.

— Что ты ему сказала?! — Форрестер в бешенстве поднялся из-за стола. Глаза его сверкали. Он еще больше утвердился в подозрении, что между появлением Логана и сегодняшним обыском есть какая-то связь. — Он не должен ничего знать!

— Логан — проповедник, — заверила его она, — он не может быть на чьей-то стороне. Он приехал сюда, чтобы помогать нам!

— Что ж, — скептически произнес Эйдриан, — хотелось бы верить! Что ты ему сказала? Что он знает?

— Я только сказала, что работаю на повстанцев. Конкретных имен я не называла.

— Ты уже сказала ему слишком много! — Эйдриан был вне себя. — Разумеется, за кого ты выходишь замуж — не мое дело, но теперь нам придется отказаться от твоих услуг, Иден.

— Отказаться от моих услуг?

— Это не моя прихоть. Мы вынуждены это сделать, Иден. Я не лезу в твою личную жизнь, но пойми, я не знаю твоего Логана. А дело слишком серьезное, ошибка подобна смерти.

Эти слова резанули Иден по самому сердцу. Конечно же, если бы Эйдриан знал Логана хотя бы чуть-чуть получше, он бы не сомневался в нем. Как можно не доверять такому замечательному человеку?

Эйдриан заметил, как дрогнули губы Иден. Бог свидетель, меньше всего ему хотелось обижать ее. Чисто по-человечески ему было жаль Иден. Но война есть война — на ней нет места сентиментальностям. А Логан с самого начала показался Эйдриану подозрительным. Для того, чтобы передать деньги для приюта, ему, в конце концов, не обязательно было приезжать самому — мог бы просто переслать.

— Пойми, Иден, — продолжал Эйдриан, — времена становятся опасными. Чует мое сердце, то, что меня сегодня обыскали, неспроста. Кто-то явно на нас вышел. Нам придется уйти поглубже в тень — по крайней мере на время.

— Может быть, — осторожно предложила Иден, — я еще могу чем-то помочь?

— Нет, — отрезал Эйдриан. — Конспирация для нас — главное.

Иден ничего не оставалось, как вернуться к детям. На душе у нее было муторно. Она могла понять Эйдриана, но как можно не доверять Логану? Логан для нее и для всего приюта настоящий подарок Божий! Иден была уверена в нем как в самой себе.

Иден подумала, стоит ли говорить мужу, что она больше не будет работать на повстанцев. Логана, разумеется, эта новость лишь порадует — он, судя по всему, не одобряет ее «игры». К тому же Иден продолжала надеяться, что Форрестер еще одумается. Иден была согласна на все, что бы он ни предложил ей, лишь бы по-прежнему хоть чем-нибудь помогать правому делу.

Логан торопился поскорее закончить работу. Мысль о том, что контрабандный товар где-то совсем рядом, не выходила у него из головы. Как бы получить возможность осмотреть помещение? Остаться здесь на ночь Логан никак не мог — это была их с Иден первая ночь в новом доме, и потому не могло быть и речи о том, чтобы они провели ее порознь.

Закончив работу, Логан сказал жене, что должен ненадолго отлучиться по делу, а сам направился в банк.

— Чем могу служить, его преподобие? — улыбнулся ему Джим, безукоризненно играя свою роль.

— Я хотел бы открыть счет в вашем банке, — произнес Логан условленную фразу.

— Хорошо, ваше преподобие, — услужливо кивнул Джим, — извольте пожаловать сюда. — Он усадил Логана за столик, и тот, делая вид, что заполняет бумаги, рассказал агенту то, что ему удалось узнать.

— В порту его обыскали, — говорил Логан, — но ничего не нашли. Я постараюсь сделать все, что могу, но в кабинет Форрестера у меня, разумеется, доступа нет.

— А ночью ты можешь отлучиться из дома? — спросил его Джим.

— Нет. Что я скажу жене? Могу, конечно, что-нибудь придумать, но как бы она, чего доброго, не увязалась за мной… У тебя-то как дела, старина? Удалось что-нибудь узнать о твоем боссе?

— Он тоже вернулся. Сегодня, — произнес Джим. Мужчины понимающе посмотрели друг на друга.

— Что ж, — формально произнес Джим, — спасибо вам, отец Мэтьюз, что открыли счет в нашем банке.

— Вам спасибо.

В приют Логан вернулся к обеду. Дети уже собрались в столовой, но Иден нигде не было видно.

— Ты не знаешь, где мисс Иден? — спросил Логан у Пола.

— Во дворе с мистером Форрестером, — ответил парнишка.

— Спасибо. — Логан направился искать жену. Когда он обходил дом, до его слуха донеслись веселые, возбужденные голоса — мужской и женский. Иден стояла с Форрестером. Логан не слышал, о чем они говорили, но он видел, как Эйдриан притянул Иден к себе, и она, смеясь, обняла его.

При виде этого Логан вдруг почувствовал укол ревности. Иден его жена, в конце концов!

Ни она, не Форрестер не заметили его присутствия. Разжав объятия, Иден отступила от Эйдриана на шаг, все еще смеясь его словам. Объятие их явно было не больше чем дружеским, но Логан пришел в бешенство.

«Господи, — пронеслось у него в голове, — неужели я ревную ее?»

Эта мысль испугала Логана, но в ней была горькая правда. Иден — его враг, и от этого никуда не денешься. В этой войне они по разные стороны баррикад. Но сердце упорно говорило Логану, что он, несмотря ни на что, безумно любит ее.

Лишь выждав некоторое время, пока наконец не почувствовал, что успокоился и снова может играть роль проповедника Мэтьюза, Логан подошел к ним и начал разговор.

Глава 20

Эйдриан был рад, что Иден и Логан ушли на ночь. В том, что он сейчас собирался сделать, лишние свидетели ему были не нужны. Убедившись, что кухарка занята приготовлением ужина, Эйдриан, выйдя за дверь приюта, забрал стоявший там ящик с пустыми бутылками из-под молока. Эйдриан продумал все на славу. Кто хватится каких-то бутылок? Занеся их в свой кабинет, Эйдриан надежно запер за собой дверь.

Сундук Эйдриана с драгоценным грузом стоял в его спальне, и он направился туда. Открыв сундук, Эйдриан извлек из него кукол. Их было восемь — по одной для каждой из приютских девочек. Но подарит он их детям не раньше, чем сделает то, для чего сейчас заперся в кабинете.

Принеся кукол в свой кабинет, Эйдриан принялся за работу. Осторожно отвинтив фарфоровую голову одной из них, он извлек небольшой пакет, хранившийся внутри куклы. Эйдриан улыбнулся. Хитры янки, но все же ему удалось их провести! В самом деле, кто мог заподозрить, что внутри такого невинного груза, как детские игрушки, скрывается контрабандный товар?

После того как все куклы были опустошены, пакетики с морфием перекочевали в молочные бутылки, и Эйдриан поставил ящик с ними на прежнее место. Молочник приходит в приют каждый вечер, и, когда он явится сегодня, никто, если и увидит его, ничего не заподозрит. Никто, кроме Эйдриана, не знает, что на этот раз это будет другой молочник.

Вернувшись в кабинет за игрушками, директор приюта направился в столовую. Дети очень обрадовались подаркам — девочки куклам, а мальчики — мячам.

У маленькой Конни никогда раньше не было своей куклы. Девочка горячо прижала игрушку к груди.

— Спасибо, мистер Форрестер! — Глаза малышки светились счастьем.

— Она тебе нравится, Конни? — спросил он.

— Очень! — горячо проговорила она.

Пройдя в кухню, Эйдриан сел за ужин. Заметив в открытое окно молочника, директор приюта посмотрел на него — и взгляды обоих понимающе встретились. Молочник, однако, не произнес ни слова — он всего лишь делал свою работу. Погрузив ящик в свою тележку, он удалился.

Эйдриан смотрел ему вслед, пока тот не скрылся из виду. Никто не остановил «молочника», значит, есть надежда, что груз будет доставлен по назначению.

Эйдриан облегченно вздохнул. Пока, слава Богу, все идет как надо.

Квартира была небольшой, но это не смущало Логана и Иден. Главное — это то, что у них есть какой-никакой угол. Иден приготовила ужин, и оба ели, наслаждаясь едой и компанией друг друга.

— А ты хорошо готовишь! — улыбнулся он.

— За это, — Иден улыбнулась в ответ, — благодари мою маму. Это она научила меня и Камиллу готовить, еще когда мы были маленькими.

— Обязательно поблагодарю при следующей же встрече. Твоя мама — молодец! Не мешало бы, — снова улыбнулся он, — быть благодарным и Форрестеру…

— За что? — удивилась она.

— За то, что вернулся и мы можем наконец побыть одни. А то мне уже надоело, — он посмотрел на нее с шутливой усмешкой, — что всякие мужчины отнимают твое внимание.

— Какие мужчины? — Глаза Иден округлились.

— Ну, например, Пол. Или Марк.

— Тоже мне мужчины! — рассмеялась она. — Эдак и я могу сказать, что к тебе пристают женщины.

— Мое сердце принадлежит только тебе! Разве я когда-нибудь обманывал тебя?

«Обманывал, — неумолимо говорил ему внутренний голос. — Все, что она знает о тебе, — ложь».

— Разве эта юная леди не завоевала твое сердце? — усмехнулась она.

— О какой юной леди ты говоришь?

— О Конни.

— Что ж, — рассмеялся он, — не буду отрицать, завоевала!

— Но Конни — не единственная дама, кого ты успел очаровать.

— Да? Кого же еще? — Логан посмотрел на жену. «Как она красива сегодня. Как идет ей эта простая, скромная прическа».

Логан вдруг снова вспомнил Иден в объятиях Форрестера и снова испытал укол ревности.

— Мою маму и сестру, — произнесла она.

— Что ж, я рад, коли так, — произнес он. — Мне они тоже очень симпатичны.

Иден вдруг посерьезнела. Она подумала о том, что, по сути дела, очень мало знает о Логане.

— А почему ты мне никогда не рассказываешь о своей семье? — спросила она.

— Да рассказывать в общем-то особо нечего, — уклончиво произнес он. — Родители мои давно умерли.

— А братья, сестры у тебя есть? — продолжала расспрашивать она.

— Есть брат. Младший.

— Как его зовут?

— Брейден.

— Где он сейчас?

— В армии. Где-то в Луизиане — во всяком случае, по последним моим сведениям. Я уже давно о нем ничего не слышал.

— Надеюсь, с ним все в порядке! — посочувствовала Иден.

—  — Я тоже на это надеюсь.

— Скорее бы, — горячо проговорила она, — кончилась эта проклятая война и все бы вернулись домой, к близким! Я сама уже который месяц не знаю, что с моими отцом и братом. — На лбу Иден залегла складка. — Не знаю даже, живы ли они.

— Понимаю, — кивнул Логан. Забота о Брейдене постоянно угнетала его, не давая покоя ни днем, ни ночью. .

С минуту оба помолчали.

— А как к тебе пришла идея стать проповедником? — спросила Иден. — Об этом ты мне тоже не рассказывал. А ведь у тебя такое замечательное призвание — нести людям слово Божье.

Логан знал, что рано или поздно этот момент должен наступить. Меньше всего ему хотелось лгать Иден, поэтому все, что ему оставалось, это по возможности уйти от ответа.

— Эта идея пришла ко мне довольно поздно, — проговорил он.

— Но все-таки пришла. Почему?

— Не знаю, — пробормотал Логан. — Видимо, я решил, что должен помогать людям.

Ответ Логана был настолько близок к правде, насколько он мог себе позволить. Он действительно стал преподобным Логаном для того, чтобы помочь брату.

— Но ведь есть другие способы помогать людям! Ты мог бы стать врачом или адвокатом.

— Я решил, что главное — это нести людям благую весть о спасении.

— У тебя это очень хорошо получается! — Глаза Иден возбужденно горели. — Я слышала твою проповедь — тебе удалось зажечь всех присутствующих. Можно сказать, на тебе почиет настоящее благословение Божье.

Логан посмотрел на жену.

— Благословение Божье — это то, что у меня есть ты, — произнес он.

Сердце Иден радостно забилось:

— Ты серьезно?

Логан поднялся, подошел к жене и притянул ее к себе.

— Абсолютно, — произнес он.

В груди Логана боролись противоречивые чувства. Все, что Иден знала о нем, — ложь. Одно лишь правда — он любит ее. За очень короткий срок Иден вошла в его жизнь настолько, что он уже не представлял себе жизни без нее.

«И истина сделает вас свободными», — вспомнилось вдруг Логану.

Логан знал, что стоит лишь Иден узнать истину — и эта истина сразу же разрушит их счастье. Но пока… Логан нежно, но страстно поцеловал жену.

Иден закрыла глаза, отвечая на поцелуй. С кем еще ей могло бы быть так хорошо, как с этим человеком? Логан — ее ангел-хранитель, с ним вре кажется таким простым, таким правильным.

Логан вдруг прервал поцелуй.

— Я люблю тебя, Иден! — прошептал он.

Иден открыла глаза и посмотрела на мужа. Впервые он признавался ей в любви.

Иден встала на цыпочки и дотронулась до его щеки.

— Я тоже люблю тебя, — проговорила она. Логан подхватил ее на руки. Через минуту они уже были в постели, и тела их сплетались в древнем священном ритме…

Потом Иден долго лежала рядом с Логаном, не шевелясь, словно боясь разрушить гармонию. Он любит ее! Эти три простых слова наполняли Иден счастьем.

— Ты красивый… — Она провела рукой по его мускулистой груди.

— О мужчинах не говорят «красивый», — произнес он. — В крайнем случае «симпатичный», «привлекательный»…

— Что мне за дело до того, как говорят? — усмехнулась она. — Ты — красивый.

Через мгновение их тела снова сплелись, словно за минуту до того они не удовлетворили уже свою страсть.

Когда наконец Иден заснула, Логан подошел к окну и стал вглядываться в ночь. Где-то там, в ночи, Джим и Сэм пытались отыскать контрабандный товар Форрестера. Хоть бы скорее они решили эту шараду, чтобы Логан смог наконец отправиться на поиски брата!

На следующее утро Эйдриан поднялся рано — ему нужно было зайти в банк.

— Доброе утро, Эйдриан! — приветствовал его Натаниэль Толботт.

— Да, — согласился тот, — утро действительно доброе. Я полагаю, вчера все прошло как надо? — Эйдриан имел в виду, что морфий наконец был доставлен куда следует.

— Как в аптеке! — понимающе кивнул Натаниэль.

— Ну и отлично. Честно говоря, мне было из-за чего беспокоиться.

— Да, дружище, — покачал головой тот, — мне пришлось слышать, как тебя «встретили» в порту.

— Поэтому, — Эйдриан понизил тон, — я и пришел к тебе. Дело в том, что в моем окружении появился человек, которому я не вполне доверяю.

— Кто же это? — удивился Натаниэль.

— Некий проповедник Логан Мэтьюз.

— Кто он такой? Откуда взялся?

Эйдриан вкратце рассказал другу то, что ему было известно о таинственном проповеднике.

— И в чем ты его подозреваешь? — спросил тот.

— Пока что у меня нет ничего конкретного. Но чует мое сердце: этот малый — скользкий тип. Не мог бы ты постараться навести о нем справки? Он из Сент-Луиса, если, конечно, то, что он говорит, соответствует действительности.

— Разумеется, — уверил друга Натаниэль, — постараюсь. Но учти, старина: на это нужно время. Сам понимаешь, приходится соблюдать строгую конспирацию.

— Времени мне как раз терять бы не хотелось, но что поделаешь. Чем больше ты о нем узнаешь — будь это даже мелочь, — тем лучше. Тем более, — голос Эйдриана стал еще тише, — нам предстоит такое дело, какого еще не было.

— Ты прав, старина, — кивнул тот, — в таком деле малейший прокол означает конец всему!

— Оружие должно прибыть в наш город на днях. Партия очень большая. Хранить его собираются в городском арсенале. Мы решили его поджечь. Напрямую это нашим, увы, не поможет, но чем меньше оружия будет у янки, тем лучше.

— Что ж, — Толботт пожал Форрестеру руку, — если что, дай мне знать. А если мне удастся что-то разузнать о твоем проповеднике, я, разумеется, сообщу тебе первым.

Эйдриан вышел из банка в хорошем настроении. Только бы Натаниэлю удалось разузнать о Мэтьюзе не позже того дня, когда они совершат свою операцию.

Джим всегда старался не спускать глаз со своего босса. Вот и сейчас от его проницательного взгляда не укрылся визит к нему директора приюта.

Вчера Джиму и Сэму не удалось перехватить контрабандный товар, привезенный Форрестером. О чем Форрестер сегодня говорил с Толботтом, Джим, увы, слышать не мог — они скрылись в кабинете директора банка. Но по заговорщицкому виду обоих Джим понял: скорее всего замышляется нечто грандиозное.

Глава 21

Ни от Джима, ни от Сэма новостей наутро так и не было, и Логан понял: остановить контрабандистов им скорее всего не удалось. Ничто так не бесило Логана, как подобное «подвешенное состояние». Он был человеком действия. Скорее бы обезвредить всех заговорщиков и, покончив с «официальной частью» своего пребывания в этом городе, заняться поисками брата!

Иден ничего больше не говорила ему о своей работе на заговорщиков. Большую часть времени днем и все ночи супруги были вместе. Пока Логан как сыщик вынужден был бездействовать, это не создавало ему проблем.

Логан не тешил себя иллюзиями. Рано или поздно Иден узнает, кто он такой на самом деле. Это будет серьезным испытанием для их любви, и Логан не был уверен, что любовь окажется сильнее.

С этими невеселыми мыслями Логан шел по саду. Вдруг до его ушей донесся плач ребенка. Логан огляделся. Конни, сидя на скамейке и держа что-то в руках, заливалась в три ручья.

Логан подошел к ней:

— В чем дело, Конни?

— Кукла… Мистер Форрестер подарил мне куклу… я играла с ней… она сломалась…

— Покажи-ка мне ее, — попросил он.

Конни протянула ему куклу. Та была без головы.

— Я не знаю, почему она оторвалась… Я играла очень осторожно…

— Голова у тебя? Девочка кивнула.

— Починить твою куклу? — спросил Логан.

— Вы сможете? — Малышка вдруг просияла.

— Постараюсь.

Взяв куклу и голову, Логан посмотрел, как они соединяются. И голова, и туловище были полые, и Логана вдруг осенило: вот как Форрестер провез контрабандный товар. Он спрятал его внутри кукол!

— Мистер Форрестер всем подарил по кукле? — спросил он у Конни.

— Только девочкам. Мальчикам — мячи.

— Мальчик куклу и не захочет, — произнес Логан, думая, что можно спрятать внутри такой куклы, — она слишком мала. Разве что лекарства, возможно, морфий.

— Что-то не так, ваше преподобие Логан? — спросила девочка, заметив, как проповедник уставился на куклу.

— Нет, Конни, все в порядке.

— Вы можете ее починить?

— Думаю, что да. Как ее зовут?

— Маргарет.

— Красивое имя. Почему Маргарет?

— Так звали мою маму.

— Вот, держи. — Прикрутив злополучную голову, Логан протянул куклу девочке. — Веселой тебе игры!

— Спасибо! — Конни обняла Логана своими ручонками, затем, вскочив, убежала, заливаясь смехом.

Глядя ей вслед, Логан не мог сдержать улыбку — несмотря на все разочарования, что пришлось испытать ему в жизни, невинность детей по-прежнему радовала его.

— Вот ты где! — раздался вдруг веселый голос. — Меня не проведешь — я видела, как ты уединялся с юной леди! А кто говорил, что его сердце целиком принадлежит мне?

— У Конни сломалась кукла, — объяснил Логан. — Я ее починил.

— Шучу, шучу! Я знаю, что ты только мой! — Иден поцеловала его.

Оба вошли в дом, но Логан уже думал о том, как бы ему улучить сегодня момент, чтобы встретиться с Сэмом — ему хотелось скорее рассказать негру о том, что ему только что удалось узнать.


— Партия оружия должна поступить завтра, — сообщил Сэм.

— Хорошо, — кивнул Логан, — постараюсь не спускать глаз с Форрестера. Чует мое сердце, он наверняка проявит интерес к этому оружию.

Сэм покачал головой, обдумывая то, что сообщил Логан. Скорее всего в куклах действительно был морфий — в госпиталях южан сейчас на него жуткий дефицит.

— Хитер же, однако, твой Форрестер! — почесал в затылке негр. — Никому и в голову не пришло потрошить кукол. Кстати, оружие будут хранить здесь. — Он указал на огромное здание склада неподалеку.

— Надеюсь, — нахмурился Логан, — охранять его будут как надо?

— Мы должны сделать все, чтобы Форрестеру с его людьми не удалось и на этот раз обвести нас вокруг пальца.

«Форрестеру с его людьми». Эти слова вдруг резанули Логана по самому сердцу. В числе этих людей должна быть и Иден. Нет, нужно сделать все, чтобы ее не было среди них! Господи, как больно все время разрываться между верностью долгу и безумной любовью к жене!

— Как только мне что-нибудь станет известно — сообщу, — пообещал Логан Сэму.

Лежа с женой в постели и обнимая ее, Логан думал о риске, которому она подвергает себя, если собирается принять участие в новых «играх» Форрестера. Сказать об этом напрямик он ей не может — стоит лишь ему заикнуться об этом, как сразу же будет выявлена его подлинная сущность.

— Какой-то ты сегодня притихший… — Иден провела рукой по щеке мужа. — Кажется, тебя что-то гнетет!

— Все в порядке, — пробормотал он, — я просто немного устал.

— Устал? — В сознании Иден снова вспыхнула яркая картина той страсти, которую они только что пережили. Логан тогда казался ей неистощимым. — Всего пару минут назад ты не казался уставшим!

— От тебя я не устану никогда, — поспешил заверить ее он.

Логан знал, что это правда — и через десять, и через двадцать лет он не устал бы от Иден. Вот только браку их не суждено продлиться и нескольких месяцев: скоро, очень скоро Иден непременно узнает его тайну.

Логан поцеловал жену, и через несколько мгновений их тела снова сплелись. Отчаяние Логана, страх потерять Иден и понимание того, что это неизбежно, словно придавали ему силу.


— Я уже думал, ты не придешь! — произнес Стив, когда Эйдриан наконец показался в баре.

— Выбраться из этого приюта ночью не всегда просто, — объяснил Форрестер, садясь за стол. — Бутылку виски, пожалуйста, — заказал он подошедшей девушке.

Та принесла бутылку и немного подождала, не закажут ли эти двое еще что-нибудь. Но те больше ничего не попросили, и девица удалилась. Лишь после этого Эйдриан заговорил:

— Насколько мне известно, оружие должно прибыть завтра.

— Ты хочешь завтра же и провернуть операцию? — прищурился тот.

— Ты готов?

— Я-то всегда готов! Разумеется, это будет посложнее, чем тогда с пароходом, но, даст Бог, все обойдется.

— Хотелось бы верить, — вздохнул Форрестер. — Но переоценивать себя не стоит — за нами скорее всего следят в оба.

— Я слышал, — произнес Стив, — по прибытии в город тебя обыскали?

— Слава Богу, — улыбнулся Эйдриан, — ничего не нашли.

— Может быть, после этого они и успокоились?

— Мне бы твой оптимизм, старина!

— Что ж, — призадумался Стив, — времени эта операция много не займет. Самое сложное — проникнуть внутрь помещения. Остальное — дело пяти минут.

— Я извещу тебя завтра через Натаниэля, — пообещал Эйдриан, отпивая виски, — если, конечно, все пойдет по плану.

— Мы все будем ждать с нетерпением, когда этот чертов склад наконец будет охвачен пламенем!

Мужчины улыбнулись друг другу, уверенные в своем успехе.

Логан поднялся и оделся еще до рассвета. День обещал быть долгим и напряженным. Иден все еще безмятежно спала, и Логан прошел на кухню, захватив с собой Библию, чтобы проверить свой пистолет. Все было в порядке — пистолет заряжен и готов к делу.

«Дай Бог, чтобы он все-таки не пригодился!» — подумал Логан.

Закрыв Библию, Логан с минуту рассеянно смотрел на нее, думая о том нелегком деле, что предстоит ему сегодня ночью. Нужно не допустить, чтобы Иден принимала участие в этом кошмаре!

— Доброе утро! — В дверях показалась заспанная Иден. Она покосилась на Библию в его руках. — Ты что, молился?

— Да. — Логан не обманывал — он действительно молился, чтобы сегодня все обошлось.

— Хорошее занятие для начала дня! — сонно промурлыкала она.

— Есть занятие получше, — улыбнулся он.

— Какое? — спросила Иден, хотя, разумеется, уже догадывалась, что он имеет в виду.

— Тебе рассказать или показать?

— И то и другое.

— Как скажешь. — Подхватив жену на руки, Логан понес ее обратно в кровать.

В приют они все-таки успели вовремя, хотя и на пределе.

Время летело быстро. Где-то вскоре после полудня Логан покинул приют, сославшись на то, что собирается нанести визит его преподобию Мигету. К Мигету он действительно зашел — исключительно ради того, чтобы обезопасить себя. Но затем он направился в аптеку. На улице Логан вдруг заметил Пола и Марка.

— Эй, вы куда? — весело окликнул их Логан. Приютских детей не часто посылали куда-нибудь без сопровождения взрослых.

— Мистер Форрестер велел нам сначала зайти в банк, а потом в лавку, купить муки, — ответил Пол.

— Не возражаете, — прищурился Логан, — если я составлю вам компанию?

— С удовольствием! — произнес Марк. Парнишка уже успел горячо полюбить Логана. Если бы не он, Марк до сих пор ночевал бы на улице и питался впроголодь.

— А что он просил вас сделать в банке? — как бы невзначай спросил Логан.

— Передать записку какому-то мистеру Толботту, — ответил Пол.

— Вот что, ребята, — заговорщицки подмигнул Логан, — записку доставлю я сам. А вы тем временем купите себе конфет.

— У нас денег только на муку, преподобный Логан.

— Возьмите. — Логан выгреб из кармана несколько монет и протянул их мальчишкам. — Только не говорите мистеру Форрестеру — скажет еще, что я вас балую.

— Спасибо! — Марк уже давно не ел конфет.

— Подождите только меня здесь минуту, — произнес Логан. — Мне нужно еще заскочить в аптеку.

Он скрылся в дверях аптеки и вышел через пару минут.

— Хорошо, — кивнул Логан, — бегите в лавку, а я — в банк. Идет?

— Идет! — горячо поддержали они.

— Эту записку нужно передать мистеру Толботту лично?

— Да.

— Хорошо. Бегите.

Мальчишки возбужденно пустились вскачь. Держа в руке письмо, Логан тоже чувствовал себя возбужденным, но по другому поводу — он был почему-то уверен, что в его руках наконец ключ к разгадке.

Когда парни скрылись с глаз, Логан, зайдя в тенистую аллею и убедившись, что его никто не видит, осторожно вскрыл конверт. В записке было всего два слова: «Сегодня ночью».

Улыбнувшись, Логан вложил записку обратно в конверт и аккуратно заклеил.

Придя в банк, Логан обнаружил, что Толботта на месте нет. Он вручил записку Джиму.

— Спасибо, ваше преподобие Логан, — улыбнулся тот. — Я обязательно передам вашу записку боссу.

— Премного благодарен! — И шепотом добавил: — В ней говорится: «Сегодня ночью».

— Всего доброго, ваше преподобие! — так же формально произнес Джим. — Передайте мой привет мистеру Форрестеру.

— Обязательно, — кивнул Логан. — Да хранит вас Бог!

Из банка Логан направился в лавку, разыскал там Пола и Марка и не раньше, чем мальчишки съели все свои конфеты, отправился вместе с ними в приют.

— Не говорите никому, что мы встретились по дороге в банк, — сказал Логан мальчишкам. — Скажите, что мы встретились в лавке. Так надо. — Он заговорщицки подмигнул. — И не говорите про конфеты!

— Хорошо, сэр, — кивнули оба, хотя и не поняли, почему «так надо».

Подойдя к приюту, Логан посмотрел наверх и увидел в окне Иден. Она выглядела такой красивой, такой невинной. Логану так не хотелось терять ее! Может быть, когда он объяснит ей, что за мотивы заставили его пойти на весь этот обман, она сможет понять и простить его.

Заметив Логана, дружно шагающего вместе с мальчиками, Иден улыбнулась. Сердце ее снова отчаянно забилось. Как славно, что есть такой человек, как он, как рады ему все, в том числе и эти мальчишки! И какое счастье, что этот человек — ее муж! Умный, красивый, нежный, благородный — о каком еще можно мечтать?

Иден поспешила вниз, чтобы встретить Логана.

Глава 22

Иден была не единственной, кто заметил возвращение Логана и мальчишек в окно. Но если она не усмотрела в этом ничего странного, то Эйдриану эта компания показалась подозрительной. Улучив момент, директор приюта вызвал Пола к себе в кабинет.

— Все прошло удачно? — спросил у него Эйдриан.

— Да, сэр, — кивнул тот.

— Отлично. А где вы встретили его преподобие?

— В лавке, — ответил тот, как научил его Логан.

— А в банк он с вами не ходил?

— Нет, сэр. — Это была правда: Логан был в банке один.

— Что ж, Пол, спасибо! — Потрепав парнишку по голове, Эйдриан отпустил его.

Пол вышел от директора вполне довольный собой — он сказал тот минимум лжи, который был возможен.

На душе у Эйдриана тоже стало спокойнее: присутствие Логана при передаче записки было ни к чему. Теперь до операции осталось всего несколько часов. Но Эйдриан продолжал все-таки волноваться.

Оставшиеся часы пролетели для Логана так же быстро. Вот и вечер, им с Иден предстоит ехать домой.

Пока жена возилась с ужином, Логан занялся кофе. Улучив момент, когда Иден отвернулась, Логан высыпал в ее чашку то, что он купил в аптеке, и тщательно размешал. Логан знал, что ему должно быть стыдно за это, но в данный момент он не чувствовал ничего, кроме облегчения. Главное — это сделать так, чтобы Иден не пришла в эту ночь к месту операции. Логан должен защитить ее, хотя, по сути дела, защищал ее от самого себя.

— Спасибо, Иден! — произнес он, когда, закончив ужин, потянулся за своей чашкой кофе. — Все очень вкусно.

— Я рада. — Иден блаженно улыбнулась, отпивая глоток.

Они посидели за столом еще какое-то время. Логан уже допил одну чашку и налил себе вторую, а Иден почему-то все еще не спешила с первой. Никогда еще Логан не испытывал такого нетерпения. А вдруг она так и не выпьет все и снотворное не подействует?

— Знаешь что? — зевнула вдруг Иден. — Я, пожалуй, пойду спать.

— Уже устала? — Логан сделал вид, что удивлен.

— Немного.

— А любовь? — Логан поднял бровь.

— Ну, разумеется! — блаженно потянулась она. — Я все же не настолько хочу спать, чтобы отказать тебе!

В постели Иден проявляла такую же страсть, как обычно, но Логан знал: снотворное должно скоро подействовать. На минуту Логану показалось, что нет ни войны, ни янки, ни южан — никого и ничего во всем мире, только он и Иден.

Лишь убедившись, что жена действительно спит, Логан осторожно вылез из постели. Встреча с Джимом, Сэмом и другими членами организации была назначена на пол-одиннадцатого.

Одевшись, Логан бережно накрыл безмятежно спящую жену одеялом и, пройдя на кухню, взял перо и бумагу. Написав записку в несколько слов, он оставил ее на столе, так, чтобы Иден сразу заметила ее. Вынув из своей «Библии» пистолет, Логан еще раз убедился в том, что он в порядке и заряжен, и сунул его в карман.

Вернувшись в спальню, Логан, едва касаясь, поцеловал Иден в щеку. Никакой реакции. Логан облегченно вздохнул.

Не оглядываясь, Логан покинул дом. Сегодня должно все решиться. Если удача будет на его стороне и Эйдриана с дружками поймают с поличным, он, может быть, наконец-то выяснит, где эти чертовы южане держат брата. Возможно, уже завтра он, не теряя ни минуты, двинется в путь.

Когда незадолго до полуночи Эйдриан появился в назначенном месте, Натаниэль, Стив и остальные уже ожидали его там. Все необходимое, чтобы поджечь склад, у них имелось при себе. Вскоре вся группа уже двигалась к реке.

За несколько кварталов до места диверсии заговорщики разделились по одному и прочесали окрестности. Слава Богу, ничего подозрительного. Ни солдат-янки, ни каких-нибудь сомнительных личностей. Всего лишь несколько пьяных, но это — обычное дело. В порту, как всегда, трудились ночные рабочие, но это тоже не представляло опасности.

Уверенность Эйдриана возросла, когда вся группа снова встретилась — на этот раз неподалеку от склада. Одно из окон удалось открыть сразу же и без шума. Внутри было темно. Залезть, поджечь и вылезти — дело считанных минут. Поскольку Эйдриан из-за деревянной ноги не мог влезть в окно, его оставили снаружи, чтобы он мог подать сигнал тревоги в случае опасности. Даррелл занял пост у входа.

— Ну что ж, — тихо произнес Эйдриан, — с Богом!

Стив полез в окно, за ним — остальные.

Притаившись в темноте внутри склада, Логан с солдатами-янки поджидал заговорщиков. В руках у Логана было ружье — если завяжется перестрелка, одного пистолета может оказаться недостаточно. Кроме того, отряд янки, возглавляемый Сэмом, должен был окружить здание, отрезав повстанцам отступление.

Наконец одно из окон склада открылось, и в нем бесшумно появилась какая-то фигура, за ней — другая… Логан терпеливо ждал, пока влезут все. Сначала он здорово разозлился, когда понял, что Эйдриан остался снаружи, но вскоре успокоился — одноногому далеко не уйти.

Группа, возглавляемая Натаниэлем, двигалась в темноте, не зажигая огней.

— Оставайтесь на местах! Бросайте оружие! Вы арестованы!

Ответом на приказ Логана был огонь. Стреляя в темноте в направлении голоса, Стив и Натаниэль отступали в поисках укрытия. Солдаты-янки открыли ответный огонь, и повстанцам пришлось прижаться к земле.

Услышав стрельбу внутри, Эйдриан выхватил свой пистолет и полез в окно. Но к нему уже бежал солдат, сидевший в засаде неподалеку.

— Эйдриан, сзади! — раздался голос Даррелла. Услышав выстрелы, он прибежал на подмогу.

Даррелл выстрелил в солдата, но промахнулся. Тот, отстреливаясь, попал ему в плечо, и молодой человек упал, обливаясь кровью. Но солдату было не до него — он во что бы то ни стало решил остановить Эйдриана.

Эйдриан с ужасом понял, что заманил своих людей в ловушку. Обернувшись, он выпустил в солдата несколько пуль.

— Уходим! Это ловушка! — крикнул он своим людям в окно.

Увернувшись от выстрелов Эйдриана, солдат ответными выстрелами сразил его. Вскрикнув, Эйдриан повалился на землю. Пистолет выпал из его руки.

Внутри здания продолжалась перестрелка.

Натаниэлю удалось отползти от места разгоревшейся перестрелки и, чтобы дать своим людям уйти, он решил в одиночку поджечь склад. Вдруг его шеи коснулось холодное дуло.

— Ни с места!

— Джим? — Натаниэль был удивлен не на шутку. Он подозревал проповедника, но даже представить себе не мог, что один из банковских служащих окажется предателем.

— Как видишь, — усмехнулся тот. — Игра окончена, Натаниэль! Бросай оружие!

Натаниэль был в бешенстве, но ему ничего не оставалось, как подчиниться.

Джим быстро обыскал Натаниэля и отобрал у него пистолет.

— Ты заплатишь за это! — с угрозой процедил Натаниэль.

Джим в ответ лишь ухмыльнулся. Перестрелка прекратилась, фонари уже были зажжены, все заговорщики повязаны по рукам и ногам. С обеих сторон были раненые. Среди своих врагов Натаниэль увидел и Логана.

— Эйдриан был прав, — презрительно процедил банкир, — ты действительно с ними! Сукин сын!

Двери склада отворились, и Сэм на пару с солдатом втащили раненого Эйдриана. Логан помог им внести его и положить.

— Там был еще один, — сообщил солдат, — стоял на стреме. Я стрелял в него и, как мне показалось, ранил, но когда вернулся, его нигде не было.

Эйдриан, хотя и потерял много крови, был в сознании. Логан подошел к нему, но директор приюта с ненавистью сверкнул на него глазами:

— Я был прав, проповедник, подозревая тебя в шпионаже! Иден-то тебе не жалко? Ты использовал ее! Ни стыда, ни совести!

Логан понимал: в словах его врага есть горькая правда, — но виду не подал.

— Уведите их, — произнес он, — а этого, — он указал на Форрестера, — пусть осмотрит врач.

Солдаты повели арестованных на выход. Подогнав телегу, они посадили их в нее. Несколько солдат остались для охраны склада.

Логан, Джим и Сэм отправились на поиски сбежавшего, но им нигде не удалось его обнаружить.

— Кто бы это ни был, — произнес Сэм, — не думаю, что он представляет серьезную опасность. С Форрестером и его шайкой покончено. Отлично сработано, ваше преподобие! — Он похлопал Логана по плечу.

Логан сам был доволен собственной работой, однако заявил:

— Да, но это еще не все.

— Не все? — удивился Джим. — Что ты имеешь в виду?

— Я хочу лично поговорить с Форрестером и Толботтом.

— Зачем, если не секрет? — прищурился Сэм.

— Охранник, который был ранен и взят в плен на том пароходе, — мой родной брат. Я больше не работаю на Котлера — все, что мог я для него уже сделал. Теперь я работаю на себя. Я должен найти брата и освободить!

— Где ты его найдешь? — поморщился Джим. — Одному Богу известно, где его держат!

— Кроме Бога, это еще может быть известно Форрестеру или Толботту. И сегодня же я намереваюсь это от них узнать.

— Ты собираешься искать брата в одиночку? — спросил Сэм.

— Да, один.

— Я с тобой, — вызвался негр.

— Спасибо, Сэм. — Логан пожал ему руку. — Но сначала нужно допросить их.

— Что ж, — произнес тот, — пойдем в участок, их отвезли туда.

Иден проснулась посреди ночи. Почему-то болела голова. Она протянула руку, чтобы дотронуться до Ло-гана, но рука коснулась лишь пустых простыней.

— Логан! — тихо позвала она. Ответа не последовало.

От головной боли Иден какое-то время не могла собраться с мыслями и сосредоточиться на главном. Где же Логан? Может, в гостиной?

— Логан! — позвала она уже громче. Мертвая тишина.

Соскользнув с постели и завернувшись в простыню, Иден прошла в гостиную. Голова у нее по-прежнему кружилась. Гостиная оказалась пуста. Кухня тоже. Иден вдруг заметила записку на столе. Сердце ее вдруг тревожно забилось. Что же случилось, что заставило Логана покинуть дом в столь поздний час?

Дрожащими руками Иден взяла записку.

«Иден!

Что бы ни случилось, знай — я люблю тебя.

Логан».

Иден похолодела от страха. Что значит «что бы ни случилось»?

Она в недоумении оглядела комнату. Взгляд ее упал на Библию Логана, лежащую в кресле. Должно быть, случилось что-то страшное — Логан никогда не выходил из дома без Библии.

Взяв Библию, Иден бессильно опустилась в кресло и рассеянно погладила холодный кожаный переплет. Эта святая книга означала для Логана так много, а она до сих пор даже ни разу не заглянула в нее.

Иден раскрыла книгу — и ее словно молнией поразило. В середине книги оказалось вырезанное отверстие странной формы. Библия была лишь ширмой, внутри которой Логан что-то прятал! Но что?

Пистолет!

Иден охватил ни с чем не сравнимый ужас. Неужели Форрестер прав: Логан совсем не тот, за кого себя выдает? Зачем мирному проповеднику пистолет?

Ужас Иден сменился отчаянной злостью на Логана. Неужели все это время он обманывал ее? Чего тогда стоят все его уверения в любви, включая и эту записку?

Поразмыслив с минуту, Иден вдруг немного успокоилась. Рано делать какие-то выводы, ничего не зная. Нужно по крайней мере пойти в приют и, если возможно, все выяснить.

Иден быстро оделась и решительно вышла из дома.

Глава 23

— Где находится Эйдриан Форрестер? — спросил Логан.

Капитан полиции Шон Вэлинт глянул на него из-под очков:

— Форрестера направили в госпиталь.

— Надеюсь, под охраной?

— Разумеется, — кивнул капитан. — И все время, пока он там, с него не будут спускать глаз.

— Отлично. У меня к вам просьба, капитан. Я могу поговорить наедине с Натаниэлем Толботтом?

— Да, сэр.

Капитан проводил Логана в маленькую комнату без окон, с одним лишь столом и двумя стульями и отправился за Толботтом. Сэм и Джим остались ждать Логана снаружи. Когда Натаниэля вели мимо них, он кинул на Джима презрительный взгляд, но не произнес ни слова.

— Спасибо, капитан, — поблагодарил полицейского Логан, когда тот ввел банкира. — Садитесь, Толботт.

Натаниэль хотел было из принципа отказаться, но все-таки сел и молча уставился на Логана презрительным взглядом. Натаниэля душила злость на самого себя: каким же идиотом он был, что доверял Джиму.

— Мне нужна ваша помощь, Толботт, — произнес Логан.

— Иди ты… иуда! — огрызнулся тот.

— Мне нужна кое-какая информация, — так же спокойно продолжал Логан.

— Помолись Богу, святоша, он пошлет тебе откровение!

— Поберегите ваше остроумие на другой случай, Толботт! Как я уже сказал, мне нужна от вас кое-какая информация. Не хотите говорить — не надо. Но не уверен, что несколько дней в тюремной камере не охладят ваш пыл, к тому же тюремщики, насколько мне известно, отнюдь не отличаются вежливостью. — От взгляда Логана не скрылось, что на секунду в глазах банкира мелькнул страх.

— Кто вы? — отрешенно спросил Толботт, пристально вглядываясь в него.

— Я — агент разведки законного правительства Соединенных Штатов. И если вы согласитесь сотрудничать со мной, я, может быть, смогу облегчить вашу участь.

Логан нарочно из всех участников заговора выбрал Толботта — пребывание в тюрьме сильно ударит по благосостоянию банкира.

— Что вы можете сделать для меня? — спросил Толботт.

— Зависит от того, что вы можете сказать.

Натаниэль задумался. Его бесило, что он попал в ловушку. Эйдриан обещал ему, что все пройдет нормально. Но того, что случилось, уже нельзя изменить. И он, Натаниэль Толботт, был виноват в этом не меньше, чем Эйдриан. Ему не следовало доверять Джиму, но, с другой стороны, кто бы мог подумать, что тот… Будущее рисовалось Натаниэлю в самых черных красках.

— Что вы хотите знать? — спросил он, надеясь, что сумеет никому не навредить.

— О захвате парохода, — произнес Логан. На лице банкира не отразилось ничего.

— Как мне известно, — продолжал Логан, — на пароходе было два охранника. Обоих вы взяли в плен, одного ранили. Я хочу знать, где их держат.

— А что это вам даст? — прищурился Толботт.

— Я бы поставил вопрос иначе, — спокойно заявил Логан, — что это даст вам, если вы скажете. Вы хотя бы понимаете, — Логан понизил голос, — что вам может грозить смертная казнь?

Натаниэль пристально разглядывал Логана. При всей ненависти к этому человеку он не мог не отдать должное его уму. Что ж, может быть, если он скажет, Логан и сможет облегчить его участь.

— Есть один небольшой лагерь для военнопленных. — Натаниэль назвал координаты лагеря. — Насколько мне известно, их держат именно там.

Логан удовлетворенно кивнул.

— Если то, что вы сказали, — правда, — пообещал он, — то, когда я вернусь, постараюсь облегчить вашу участь.

Натаниэль хотел было заявить, что этого недостаточно, что он хотел бы получить некий аванс прямо сейчас, но, поразмыслив, прикусил язык. Торг был неуместен.

Логан направился к двери.

— Капитан, — произнес он, — я закончил.

Когда Толботта уводили, его взгляд снова на минуту встретился со взглядом Логана, но ни тот, ни другой не проронили ни слова.

Логан вернулся туда, где его ждали Джим и Сэм.

— Он сказал тебе? — спросил Джим.

— Да. Я уезжаю прямо сейчас, — заявил Логан. — Передай Котлеру, — обратился он к Джиму, — что я беру отпуск.

— Передам, — кивнул тот.

— Спасибо, что вызвался ехать со мной, — сказал Логан Сэму.

— Я не уверен, что ты справишься в одиночку, — ответил тот.

— Я позабочусь обо всем в ваше отсутствие, — произнес Джим. — Будьте осторожны — это может быть опасно. И еще, Логан… — Он посмотрел на него.

— Что?

— Я надеюсь, — проговорил Джим, — что с твоим братом все в порядке.

— Я тоже. Пошли, Сэм, нам нужно сделать кое-какие приготовления.

— А что с твоей женой, Логан? — спросил Джим. — Ты так и уедешь, не попрощавшись с ней?

Логан потупил глаза.

— Не вижу в этом смысла, — проговорил он. — Я оставил ей записку. Увижусь с ней, когда вернусь.

— Может быть, — прищурился Джим, — мне стоит с ней встретиться?

— Не надо. Скоро она сама все узнает, — с горечью проговорил Логан.

Джим промолчал. Логан вышел. Сэм последовал за ним. В первую очередь нужно было запастись оружием и сменой одежды.

Подъезжая к зданию приюта, Иден увидела, что ни в одном из окон не горит свет. Здание выглядело подозрительно пустым и тихим. Стало быть, Логана скорее всего здесь нет. Где же он?

Стараясь отогнать от себя тревожные мысли, Иден вышла из экипажа. «Нужно сказать Эйдриану, что Логан исчез, и не забыть упомянуть о его Библии, оказавшейся не чем иным, как тайником для пистолета».

Иден направилась прямо к кабинету Эйдриана и постучала в дверь. Ответа не последовало.

— Эйдриан! — Иден постучала опять, на этот раз настойчивей. Снова тишина. Тревожное чувство с новой силой охватило Иден. Взявшись за ручку двери, Иден обнаружила, что та не заперта. Девушка распахнула ее. — Эйдриан, это я, Иден. Мне нужно с вами срочно поговорить!

Ответа по-прежнему не было. Может быть, Форрестер просто крепко спит?

Иден прошла через кабинет в спальню и подошла к кровати. Так и есть — спит.

— Эйдриан! — Иден протянула руку, чтобы тронуть его за плечо, но то, что Иден в темноте приняла за человека, оказалось лишь скомканным одеялом.

Ужас новой волной накатил на Иден. Логан исчез, Эйдриан — тоже. Что же все-таки случилось?

Где-то — или Иден это только показалось? — хлопнула дверь. Эйдриан вернулся! Или это не он? Иден поспешила на звук.

— Эйдриан, я… — Иден застыла в оцепенении. Прямо на нее, шатаясь, двигалась высокая темная фигура — явно не Форрестер. Вскоре, однако, страх Иден прошел. В незнакомце она узнала Даррелла.

— Даррелл! — Иден бросилась к нему и тут же поняла, что молодой человек ранен. — Идемте сюда! — Поддерживая Даррела, Иден помогла ему доковылять до спальни Эйдриана. Даррелл тяжело опустился на кровать.

— Что случилось, Даррелл? Вы ранены?

— Они все знали! Они поджидали нас.

— Кто поджидал вас? Где? Да говорите же, Даррелл! — Иден зажгла лампу, чтобы осмотреть его рану.

— Мы собирались поджечь склад, — сбивчиво начал тот, стягивая с себя рубашку, — но янки нас выследили. Я стоял на страже, Эйдриан тоже…

— Где сейчас Эйдриан? — тревожно спросила Иден.

— Не знаю. — Даррелл поморщился, когда Иден коснулась его раны. — Знаю лишь, что он тоже был ранен. Мне удалось убежать и спрятаться. Они искали меня, но не нашли.

— Да кто «они»?

Даррелл посмотрел на нее. Эйдриан успел рассказать ему, что Иден во время его отсутствия выскочила замуж за неизвестно откуда взявшегося проповедника и что он устранил ее теперь от участия в делах организации. Даррелл знал, как подействует на Иден ужасная правда, но скрывать ее не мог.

— Среди них был ваш муж, Иден, — проговорил он.

— Господи! — Иден вдруг почувствовала, что трясется всем телом. — Не может быть! Вы уверены?

— Я сам его видел.

Ужас Иден сменился бессильной злобой на саму себя. Это она во всем виновата. Она не должна была столь безоговорочно доверять Логану. Как она могла быть такой идиоткой! Но каков же Логан — ему удалось втереться в доверие не только к ней одной.

Эйдриан был прав. Он не зря подозревал Логана.

Все в этой истории было обманом. Все — кроме чувства Иден к Логану. Этого она не могла отрицать. Логан использовал ее. Брак был для него фиктивным — всего лишь ширмой для прикрытия своих истинных целей.

Иден вдруг вспомнилась записка, оставленная Логаном: «Что бы ни случилось, знай — я люблю тебя».

Иден хотелось убежать, броситься на кровать и плакать от обиды, но она постаралась не думать о Логане. Сейчас, во всяком случае, не до этого. Спасать Эйдриана уже поздно, но нужно позаботиться о том, чтобы отвести Даррелла в надежное место.

— Вы в состоянии доехать до моего дома? — спросила она, продолжая бинтовать его.

— Если надо — смогу.

— Хорошо. Здесь вам оставаться опасно — если янки вас ищут, они непременно нагрянут сюда. Поднимайтесь.

Молодой человек поднялся и с помощью Иден, шатаясь, добрел до ее экипажа. Когда Даррелл не без труда уселся в него, Иден вернулась в дом и привела там все в порядок, затем заперла входную дверь, села рядом с Дарреллом, и они отправились.

Иден решила отвезти молодого человека в дом своей матери, который, пожалуй, будет для него пока самым безопасным местом. Даррелл помог ей в свое время, и теперь Иден чувствовала себя перед ним в долгу.

— Куда мы едем? — спросил он.

— В дом моей мамы. Там она и моя сестра присмотрят за вами.

— А это не опасно для них? — засуетился Даррелл.

— Не беспокойтесь, я уверена, что нет.

К дому они подъехали с заднего крыльца, чтобы лишний раз не светиться. Иден помогла Дарреллу выйти из экипажа и провела на кухню. Усадив его за стол, она направилась в спальню матери, соблюдая осторожность, чтобы не разбудить Камиллу. Чем меньше людей знает, что Даррелл здесь, тем лучше.

— Мама! — тихо позвала Иден, подойдя к ее кровати.

Франсин мгновенно проснулась.

— Иден? Что ты здесь делаешь? Что случилось? Иден кратко рассказала ей обо всем, не скрыв и того, кем на самом деле оказался Логан.

— Иден!.. — Франсин обняла дочь.

С минуту Иден крепилась, но затем дала волю слезам:

— Это я во всем виновата. Я полюбила Логана… доверяла ему.

Не находя слов утешения, Франсин еще крепче прижала дочь к груди. Ей самой хотелось плакать от обиды и горя — ведь она доверяла Логану не меньше, чем Иден. А весть об аресте Эйдриана и других была просто ужасна.

Но как ни тяжело переживать все это, сейчас не время для слез.

— Нужно помочь Дарреллу, — обратилась Иден к матери. — Ты можешь.его приютить, пока он не поправится?

— Разумеется, — произнесла Франсин, ни минуты не колеблясь. — Поселим его наверху, там его никто не найдет. Он в состоянии подняться на верхний этаж?

— Я думаю, с нашей помощью сможет. Накинув халат, Франсин поспешила за дочерью.

Услышав во дворе стук подъезжающего экипажа, Камилла выглянула в окно спальни. Из экипажа выходила Иден. Что привело ее сюда в этот поздний час?

Накинув халат и захватив с собой лампу, Камилла вышла в коридор. Дверь материнской спальни оказалась заперта. Спустившись вниз, девушка заметила на кухне свет. Должно быть, Иден там. Оставив лампу на столе, Камилла поспешила на кухню.

— Иден?

Услышав чьи-то шаги, Даррелл сначала решил, что это возвращается Иден. Но голос, хотя и женский, явно принадлежал другой, да и не будет же Иден окликать саму себя! Схватив на всякий случай пистолет, Даррелл решил ретироваться через заднюю дверь, но не успел. Незнакомая девушка уже стояла перед ним.

— Кто вы? — спросила она. Камилла не была напугана. Если этот человек приехал с Иден, стало быть, бояться его нечего. Но где же сама Иден?

Даррелл застыл на месте. Перед ним стояла самая красивая молодая женщина, какую ему когда-либо приходилось видеть, — и в одной, почти прозрачной, ночной рубашке.

— Я… — начал Даррелл, но слова его были прерваны возгласом Камиллы.

— Господи! — воскликнула Камилла, заметив, что рубашка Даррелла в крови. — Позвольте вам помочь! — Камилла не боялась крови. Поддерживая молодого человека за талию, она подвела его к стулу и усадила на него.

— Вас привезла Иден? — спросила она.

— Да.

В этот момент в дверях появились Иден и Франсин.

— Камилла! — Иден была уверена, что сестра спит.

— Мама, он ранен! — воскликнула та. — Что случилось? — обратилась она к Иден.

— Даррелл вместе с другими пытался поджечь склад с оружием янки, — объяснила Иден.

Камилла была потрясена.

— Как ты узнала об этом? — отрешенно спросила она у сестры.

— Не важно, — мягко, но настойчиво оборвала ее Иден. — До этого ли сейчас? Главное сейчас — помочь этому человеку. Нужно спрятать его так, чтобы никто не нашел. Поселим его пока наверху. — Иден посмотрела сестре в глаза. — Ты поможешь мне его туда отвести, Камилла?

Иден никогда раньше не посвящала мать и сестру в свои тайные дела. Не хотелось ей этого делать и сейчас, но другого выхода у нее сейчас не было.

Камилла посмотрела на раненого, на его бледное лицо, пропитавшуюся кровью рубаху и впервые ясно поняла и ощутила весь ужас войны…

— Помогу, — просто ответила Камилла. — Пошли.

Глава 24

Близился рассвет, а Франсин и Камилла так и не ложились. Мать и дочь нервно ходили взад и вперед по кухне, с нетерпением ожидая сообщения о состоянии Даррелла. Поместив раненого наверху, Иден под покровом ночи отправилась в дом доктора Крэйга Ангера — близкого друга Эйдриана, которому можно было доверять, — и тот любезно согласился пойти с ней.

Предоставив больного заботам врача, мать и Камилла не легли спать, а, напротив, оделись и стали ждать на кухне. Франсин рассказала Камилле все, что ей удалось узнать о провале операции повстанцев и о неблаговидной роли Логана. Камилла была в шоке — она сама считала Логана порядочным человеком.

Наконец в коридоре раздались шаги, и Камилла поднялась навстречу Иден.

— Что с ним? — волнуясь, спросила она.

— Доктор извлек пулю, — сообщила Иден. Камилла была рада этой вести, но это еще не означало, что за Даррелла уже можно не беспокоиться.

— Доктор еще побудет здесь? — спросила она.

— Насколько я поняла, он уже собирается уходить.

— А что он вообще говорит? Это серьезно?

Иден хотела ответить, но тут в дверях показался сам Ангер.

— Ваш молодой человек, — произнес он, — потерял много крови. Но, если он пробудет в покое несколько дней, есть основания считать, что он полностью поправится.

— Слава Богу, — облегченно вздохнула Иден. Теперь все, что ей оставалось делать, — это ждать, пока Даррелл поправится, чтобы вывезти его куда-нибудь за город, подальше от янки.

— Спасибо, доктор Ангер! — произнесла Камилла. Сама не зная почему, она очень беспокоилась о раненом молодом человеке.

— Сколько мы вам должны, доктор? — спросила Франсин. Последнее время она жила небогато, но сейчас готова была дать врачу, сколько бы ни запросил.

— Ну что вы! — улыбнулся тот. — С вас, миссис Легран, я не возьму ни гроша! Я рад, что смог помочь этому смелому юноше. Если я, не дай Бог, снова понадоблюсь — всегда к вашим услугам.

— Вы так любезны, доктор!

— Не стоит. Я, пожалуй, пойду. Вы проводите меня, Иден? Кто-то из вас, леди, должен присматривать за молодым человеком, а то еще, чего доброго, решит, что он уже здоров и вскочит, — а ему сейчас нужен постельный режим.

— Мы будем следить за ним, — пообещала Камилла.

Иден поспешила отвезти доктора домой — это желательно было сделать до рассвета. Франсин и Камилла остались одни. Они были рады, что Сара, служанка, не проснулась. Ее было решено посвятить в суть дела позже.

— Пойдем посмотрим на него еще раз, — предложила Франсин.

Обе поднялись наверх, в маленькую комнату, где лежал Даррелл. Иден занавесила окно плотной тканью, чтобы никто с улицы не видел, что происходит внутри.

Глаза Даррелла были закрыты. Он лежал без рубашки, грудь туго перевязана бинтами. Молодой человек был так бледен, что казался мертвым. Но, приглядевшись, Камилла с облегчением заметила, что он дышит.

— Я побуду с ним, — тихо, чтобы не беспокоить спящего, произнесла Камилла. — А ты, мама, если хочешь, иди спать — ночь была тяжелой.

— Тебе тоже не мешало бы отдохнуть, — произнесла Франсин, пораженная внезапной переменой, произошедшей с дочерью. Раньше Камиллу редко трогали чужие страдания.

— Не беспокойся, мама, я посижу. Если, не дай Бог, ему будет хуже, я позову тебя.

— Как хочешь, родная. — Франсин вышла из комнаты и направилась в свою спальню.

Камилла закрыла за матерью дверь и присела на стул рядом с кроватью. Взгляд ее внимательно изучал черты лица молодого человека — тонкий подбородок, прямой нос, изогнутые темные брови. Конечно, его нельзя назвать классически красивым мужчиной, но по-своему он очень привлекателен. Камилла не знала, что заставляет ее так сочувствовать этому юноше — страдание в его глазах или упорное желание выжить.

Камилла откинулась на спинку стула, чтобы расслабиться. Все, чем она сейчас могла помочь Дарреллу, — это помолиться за его скорейшее выздоровление.

Когда Иден привезла доктора домой, первые лучи солнца уже позолотили верхушки деревьев. Ангер вошел в дом, а Иден все сидела в своем экипаже, не имея сил двинуться. Весь мир в одночасье рухнул для нее, когда она узнала правду о Логане. Иден не могла представить, что теперь делать, как жить дальше.

Иден снова подумала о Логане, и злость на него вдруг придала ей силы. Она знает, что делать. Прежде всего нужно поехать в их с Логаном дом, забрать оттуда все свои вещи и переселиться в приют. Теперь, когда Эйдриана нет, вся ответственность за детей ложится на ее плечи.

Иден понимала, что, придя домой, она, возможно, столкнется там с Логаном. Но она была готова к выяснению отношений. Рано или поздно это все равно должно произойти — если, конечно, ей вообще суждено его снова увидеть. Противоречивые чувства боролись в душе Иден. Она готова была ненавидеть мужа, но тем не менее не могла не признать, что все еще по-прежнему любит его, что он ей небезразличен.

Мысли Иден снова и снова возвращались к событиям недавнего времени. Теперь ей было предельно ясно, почему Логан сначала разрушил ее репутацию, а потом, чтобы «спасти» ее, женился на ней. Он сделал это исключительно для того, чтобы иметь возможность быть ближе к Эйдриану. Для Логана этот брак с самого начала был не более чем ширмой. В памяти Иден вдруг всплыла записка, которую оставил Логан, но она тут же постаралась отогнать это воспоминание. Иден надеялась, что, когда она придет домой, Логана там все-таки не окажется.

Бог, по-видимому, услышал ее молитвы. Когда Иден появилась на квартире, все выглядело там точь-в-точь так же, как когда она покинула ее. Собрать немногочисленные пожитки и упаковать одежду не заняло у Иден много времени. Иден с минуту постояла у столика, на котором по-прежнему лежали записка Логана и его Библия. Сердце ее сжималось от боли. Она так верила Логану, была так счастлива. Лучше бы ей никогда и не знать этого счастья.

У Иден мелькнула было мысль взять и записку, и Библию, но уже в следующий момент она передумала. Резко повернувшись, Иден направилась к выходу.

Заперев за собой дверь, Иден поспешила к приюту. Она не знала, что с Логаном, и не хотела знать. Эту страницу своей жизни Иден перевернула навсегда.


Камилла не спускала глаз со спящего Даррелла. Сначала молодой человек спал спокойно, затем вдруг заметался во сне и застонал. Обеспокоенная его состоянием — уж не начался ли у него жар? — Камилла подошла к нему и осторожно дотронулась до его лба. От этого прикосновения Даррелл проснулся и бессознательно схватил девушку за запястье.

— Вы проснулись? — Камилла была удивлена и даже напугана — ей показалось, что в глазах молодого человека на мгновение мелькнул безумный огонек.

— Проснулся? — Даррелл лихорадочно озирался кругом, не в силах сразу понять, где он и кто эта девушка. Немного придя в себя, он отпустил ее руку, думая, что причинил ей боль.

— Вы спали с тех пор, как ушел доктор, — объяснила она.

Даррелл попытался было подняться, но не смог — тело пронзила резкая боль.

— Не двигайтесь! — испугалась Камилла. — Доктор сказал, что вам нужен покой.

— Я не могу оставаться здесь! Сюда могут прийти янки!

— Вы с ума сошли? Куда вы пойдете в таком состоянии?

— Я должен ждать, когда они придут сюда? — Дарреллу не хотелось подвергать семью Иден опасности.

— Успокойтесь, никто сюда не придет. — Камилла успокаивающе дотронулась до его плеча. — Никто не знает, что вы здесь.

Даррелл кивнул. Голос Камиллы и прикосновение ее руки успокоили его, и молодой человек расслабился.

— Спасибо, — прошептал он.

— Не стоит. Благодарите Иден. Это она доставила вас сюда и привезла доктора.

— Обязательно поблагодарю, как только увижу. Но я должен быть благодарен и вам. Я не хочу, чтобы вы из-за меня подвергались опасности!

— Успокойтесь, Даррелл, вы не создаете нам никаких проблем. Мы с мамой рады помочь вам. Мои отец и брат на фронте, и я надеюсь, что, если они, не дай Бог, попадут в беду, им тоже кто-нибудь поможет.

Даррелл кивнул и закрыл глаза — боль заставила его снова погрузиться в забытье.

Камилла отошла от постели больного и снова села на стул. Она решила неотступно дежурить у постели Даррелла, пока ее не сменит мать.

Иден ехала в приют, и на душе у нее было неспокойно. Как она объяснит детям отсутствие Форрестера и Логана? Сначала Иден хотела даже сказать детям все как есть, но затем решила, что не стоит их травмировать — за их короткую жизнь им уже пришлось хлебнуть горя сполна.

— Мисс Иден? Вам помочь? — спросил Пол, завидев ее с сумками в руках. В тот момент, когда она вошла в холл, он как раз направлялся с Марком в столовую на завтрак.

— Да, Пол, спасибо.

— Пошли, Марк! — Мальчишки подхватили ее поклажу.

— Почему вы привезли ваши вещи обратно? — спросил Пол. — Вы снова будете жить здесь?

— Да, какое-то время.

— Мистер Форрестер уехал?

— Да, вчера ночью ему пришлось срочно уехать по одному делу.

— А его преподобие Логан, — спросил Пол, — тоже будет жить здесь с вами?

— Нет, Логану тоже пришлось уехать, — проговорила Иден. — Я даже не могу точно сказать, когда он вернется.

— Что ж, — вставил Марк, — хорошо, что вы будете жить с нами.

— Я рада, что вы мне рады, — улыбнулась она. Улыбка вышла грустной, но мальчики, к счастью, этого не заметили.

— У вас есть еще вещи? — спросил Пол.

— Да, вернемся за ними.

Вскоре все пожитки Иден были перенесены в ее комнату, и она направилась в столовую. Есть ей совершенно не хотелось, но она решила пока не подавать виду, а после объявить всем остальным, что Форрестер уехал.

А что ей сказать о Логане? Иден даже не знала, суждено ли ей увидеть его когда-нибудь снова.

Но судьба, как оказалось, распорядилась иначе. Когда Иден сидела за завтраком, погруженная в размышления, что сказать детям и Дженни, раздался стук в дверь. Иден пошла открывать. На пороге стояли офицер-янки и несколько солдат.

— Майор Эндерсон, — представился офицер. — Доброе утро, мэм. Обязан сообщить вам, что Эйдриан Форрестер арестован за противозаконные действия. У меня имеется предписание на обыск.

— Эйдриан арестован? — Иден постаралась изобразить неподдельное удивление. Ужас охватил ее. Эти люди непременно арестуют и ее, Иден. Логан наверняка сказал им, что его жена — тоже член организации. Усилием воли Иден заставила себя не проявлять паники.

— Да, мэм. Прошлой ночью он и его люди были пойманы при попытке поджечь оружейный склад. Одному из них удалось уйти. Имеется предположение, что он скрывается в этом здании.

— В этом здании? С какой стати? Это приют для детей-сирот.

— Да, но директором его был Форрестер, не так ли?

— Да… был… — Иден вдруг забеспокоилась — не осталось ли после ночного визита Даррелла какой-нибудь улики?

— В таком случае позвольте приступить.

— Подождите! — вдруг нервно прервала его Иден. Майор с подозрением посмотрел на нее.

— Нет, — поспешила заверить она их, — мне нечего скрывать от вас, джентльмены. Но, с вашего позволения, майор, я хотела бы предупредить детей, что вы здесь, чтобы это не было для них неожиданностью. Если вы мне не доверяете, можете пойти со мной.

— Хорошо, — согласился Эндерсон.

— Прошу вас, майор. — Иден направилась в столовую.

— Дети, — объявила она, — сегодня у нас гости. Майор Эндерсон и его солдаты желают осмотреть наш приют.

— Доброе утро, майор Эндерсон! — раздался детский хор. Иден оглядела детей. Те, что помоложе, ничего не заподозрили, но на лицах двух-трех мальчишек постарше Иден заметила недовольное выражение.

— Я могу вам чем-нибудь помочь, майор? — спросила она.

— Спасибо, мэм, мы сами справимся. Приступайте, джентльмены! — приказал он своим людям, и те рассеялись по дому.

Иден вышла в холл, нервно ожидая исхода. К ней подошла взволнованная Джейн:

— Что происходит, Иден?

— У Эйдриана кое-какие проблемы, — шепнула та. — Расскажу позже. Я не хочу, чтобы дети думали, что что-то не так.

Обыск занял немного времени, но в результате янки не удалось обнаружить ничего подозрительного, кроме пистолета Иден, лежавшего у нее в столе.

— Что это за пистолет? — спросил у нее майор.

— Мой. Точнее, моего отца. Я храню его у себя на всякий случай, времена, сами понимаете, неспокойные.

— Хорошо, мэм, — кивнул Эндерсон, не усмотрев, видимо, в этом ничего предосудительного. — Кстати, если вам станет что-нибудь известно о некоем Даррелле Анкарло, немедленно сообщите нам.

— Обязательно, — кивнула она.

— Мое почтение, мэм! — козырнул майор. — Прошу извинить за беспокойство.

Янки удалились. Иден чувствовала себя такой уставшей, что готова была рухнуть на пол. Но у нее отлегло от сердца.

Слава Богу, Логан, похоже, не сказал властям, что сама Иден — тоже член организации. Стало быть, в этом человеке все-таки осталось еще немного совести. Иден тут же отбросила эту мысль. Теперь Логан для нее ничего не значит. Все, что было между ними, — кончено.

Собравшись с духом, Иден поспешила к детям. Пора сказать им, что Эйдриан и Логан уехали из города на время.

Глава 25

Эйдриана только что привезли из больницы, и лицо его было мрачным и бледным. Он и Натаниэль сидели в камере на продавленных тюфяках.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Натаниэль.

— Плохо. Врачи, правда, говорят, что жизни ничто не угрожает, но какая разница, — ухмыльнулся он, — если скоро всех нас…

— Нас не казнят, — заявил тот.

— Откуда ты знаешь? — удивился Форрестер.

— Я разговаривал с Логаном. Он обещал помочь нам.

— Помочь? — фыркнул Эйдриан. — С какой стати? Что за сделку он тебе предложил?

— Видишь ли, — начал тот, — оказывается, охранник, которого мы захватили в плен на пароходе, — его брат. Логан — агент разведки правительства северян. Он обещал помочь нам, если мы скажем ему, где держат его брата.

— Идиот! И ты сказал ему?! — Лицо Форрестера перекосилось от злости. Он готов был убить Натаниэля, и если не сделал этого, то лишь потому, что был слишком слаб после болезни.

— Я пытался спасти нас!

— Ты пытался спасти свою шкуру, иуда! Ты понимаешь, что теперь этот мерзавец нагрянет со своими людьми в лагерь, перебьет наших, освободит пленных.

— Логан сказал…

— Да я знать не хочу, что сказал твой вонючий Логан! Нашел кому верить!

— Послушай, Эйдриан…

— И слушать не хочу! — Форрестер трясся от злости. — Посмотри, как он вел себя — выдавал себя за проповедника, соблазнил Иден… И ты вступил в сделку с этим человеком! Да он отца родного продаст!

— Да не горячись ты так! — поморщился Толботт. — Может быть, он еще и не доедет до лагеря — пристрелят где-нибудь по дороге.

Но Натаниэль понимал, что он сказал это лишь для того, чтобы заставить замолчать Эйдриана, — в глубине души ему не хотелось, чтобы Логан был убит. Если Логан и возьмется чем-то помочь ему, Натаниэлю, то, разумеется, не раньше чем вернется обратно.

— Что ж, чем черт не шутит, — проворчал Форрестер, сердясь, что не может ничего изменить, — может быть, твой Логан нам и поможет. Но особо я на это не рассчитывал бы.

— Форрестер, — произнес появившийся вдруг перед решеткой тюремщик, — к вам дама с визитом.

Другой охранник подвел к решетке Иден. Эйдриан заметил, что лицо Иден напряжено. Что она чувствует, как она пережила весть о том, кем оказался ее муж на самом деле?

— Иден!

— Добрый день, — приветствовала та всех. Эйдриан поднялся и подошел к решетке.

— Как вы себя чувствуете, мистер Форрестер? — спросила у него Иден. — К нам в приют приходил некий майор Эндерсон, говорил, что вы арестованы. — Иден не упомянула, что еще раньше узнала об этом от Даррелла: рядом стояли тюремщики. — Но он не говорил, что вы ранены.

— Со мной все в порядке.

— Простите меня, мистер Форрестер… — Из глаз Иден хлынули слезы. — Это я во всем виновата.

Их взгляды встретились, и Эйдриан понял, что Иден уже стало известно о неблаговидной роли ее мужа.

— Твоей вины здесь нет, Иден, — поспешил утешить он ее. Эйдриан понизил голос, чтобы его могла слышать только Иден: — Кроме твоего мужа, у янки были и другие тайные агенты. Один из них работал в банке.

Эйдриан знал, что Иден непричастна к грязным делам своего мужа. Он просто использовал ее.

— Я не знала. — Иден была потрясена. — Что же теперь с вами со всеми будет?

— Не знаю. Что может быть — сначала суд, потом… — Эйдриану не хотелось думать об этом.

— Я могу чем-нибудь помочь вам? — спросила она.

— Чем? — усмехнулся Эйдриан. — Позаботься о детях, сделай все, чтобы они были счастливы и веселы. Кстати, как ты объяснила им мое отсутствие?

— Сказала, что вам пришлось внезапно уехать по неотложному делу.

— Правильно. Незачем им знать правду. На их долю в этой жизни и так выпало слишком много страданий. А что с Логаном, ты знаешь?

— Понятия не имею. Он исчез сегодня ночью, пока я спала, и с тех пор я его не видела.

— Я надеюсь, — Эйдриан опустил глаза, — теперь ты понимаешь, что Логан использовал тебя. Он приехал в наш город лишь для того, чтобы расследовать дело о нашей организации и найти своего брата.

— Брата? При чем тут его брат?

— Видишь ли, как оказалось, один из пленных, которых мы взяли на пароходе, — его брат.

— Господи! — Иден побледнела, вспомнив, что рассказывала Логану, как перевязывала раненого янки. Да и сам Логан потом упоминал, что у него есть брат, который служит в армии. — А вы не знаете, где теперь Логан? — осторожно спросила она.

— Натаниэль сказал ему, где держат его брата. Так что, возможно, он направился туда.

Иден почувствовала себя еще более уязвленной. Логан уехал, даже не сочтя нужным попрощаться с ней! Что ж, может быть, так оно и лучше. Ей совершенно не хотелось его видеть.

— Береги себя, Иден! — горячо проговорил Эйдриан. — Прошлого не вернешь, но на будущее следует быть осторожнее.

Иден хотела было спросить что-то еще, но ее прервал охранник:

— Свидание закончено, мэм.

— Я буду приходить так часто, как только смогу, мистер Форрестер, — пообещала она. — Может быть, я все-таки могу что-то сделать для вас?

— Передай детям, что я их люблю.

— Обязательно передам.

Иден вышла из тюрьмы. На сердце у нее было неспокойно. Теперь все заботы о детях лягут на нее. Нужно по крайней мере позаботиться о том, чтобы у них всегда была еда на столе.

Сначала она направилась было в приют, но, поразмыслив над тем, что она узнала о Логане и его брате, решила сначала навестить дом, еще совсем недавно бывший их с Логаном общим домом. Уезжая из дома сегодня утром, Иден твердо решила никогда больше туда не возвращаться, но что-то неумолимо тянуло ее сюда. Ей хотелось знать, действительно ли Логан уехал искать своего брата.

Выйдя из экипажа и постояв с минуту перед домом, Иден решительно вошла в него. Она пыталась уверить себя, что она здесь лишь затем, чтобы знать, что сказать детям, если Логан не вернется еще долго — или никогда. Но в глубине души она надеялась встретиться здесь с мужем.

Иден тихо отперла дверь своей квартиры и вошла внутрь. С первого же взгляда ей стало ясно, что Логан за время ее отсутствия не приходил — в квартире все было по-прежнему и все вещи Логана лежали на тех же местах. Оттого, что Логан так много значил для нее, а она, как оказалось, так мало значила для него, Иден испытывала смешанные чувства — облегчение и боль одновременно. Иден надеялась, что ее появление в этом доме останется незаметным. Но в коридоре она столкнулась с Беном Колвисом, владельцем дома.

— Добрый день, миссис Мэтьюз. Как дела?

— Дел невпроворот. — Иден попыталась изобразить улыбку, чтобы тот не заподозрил, что что-то не так. — Мистер Колвис, мне придется какое-то время пожить в приюте — мужа срочно вызвали по важному делу.

— Я присмотрю за комнатами в ваше отсутствие.

— Спасибо.

Иден покинула дом с твердым намерением никогда сюда не возвращаться.

Ей хотелось проведать Даррелла, но после сегодняшнего обыска в приюте она не хотела лишний раз появляться в доме матери, чтобы не вызывать подозрения. Нужно вернуться к обычной ежедневной рутине в приюте и делать вид, что ничего не произошло.

За ужином, когда все сидели в столовой, Иден поднялась, чтобы объявить, что Логан уехал. Перед этим она обсудила этот вопрос с Дженни, и обе пришли к выводу, что чем меньше дети знают, тем лучше.

— Дети, — объявила Иден, — я должна вам кое-что сказать. — Все взгляды тотчас же устремились на нее. — Как вы уже знаете, мистеру Форрестеру пришлось снова срочно уехать, и надолго. Я уже говорила сегодня Полу и Марку, что его преподобие Логан тоже уехал. Так вот, недавно я узнала, что он тоже вернется не скоро.

— Я хочу, чтобы он скорее вернулся! — Маленькая Конни готова была расплакаться.

— Я сама этого хочу, — сказала Иден, — но, увы, ничего не попишешь.

— Когда он вернется? — спросил Пол.

— Не знаю. Как только получу от него весточку, обязательно скажу вам.

— Мы будем по нему скучать, — грустно проговорила Конни. Она успела сильно привязаться к Логану.

— Я знаю, — проговорила Иден.

Когда дети поужинали и улеглись спать, Иден оставила их на попечительство Дженни и под покровом ночи отправилась в дом матери, чтобы все-таки навестить Даррелла. Страх все еще не отпускал ее, но, обнаружив, что дома, кажется, все идет своим чередом, Иден понемногу успокоилась.

— Как он? — спросила она у Камиллы.

— Почти весь день спал. Мы с мамой дежурим у его кровати по очереди. Сейчас она у него. Кажется, все в порядке.

— Слава Богу. — Иден посмотрела сестре в глаза. Всего лишь за одни прошедшие сутки Камилла очень изменилась, как-то повзрослела. Иден дотронулась до ее руки: — Спасибо, Камилла.

— Не за что, — грустно улыбнулась та. — Мне очень жаль этого молодого человека. А что до Логана — чем больше я думаю о нем, тем сильнее ненавижу.

— Я знаю, — сухо произнесла Иден.

— Он тебя использовал! Как он мог! — Камилле было искренне жаль сестру, хотя в глубине души она была немного рада, что Логан тогда не обратил на нее внимания.

— Как оказалось, — сообщила ей Иден, — тот самый молодой человек, которого я тогда перевязала на пароходе, — родной брат Логана. Логан приехал в наш город, чтобы найти брата и чтобы раскрыть организацию Форрестера.

— Это был его брат? — Камилла была поражена.

— Да.

— Теперь я не удивляюсь, что, когда Логан появился в нашем доме, он в первую очередь завел разговор об этом пароходе. Как ты думаешь, его брат еще жив?

— Откуда ж я знаю? Будем надеяться, что жив. Они поднялись наверх. Даррелл не спал, а разговаривал о чем-то с Франсин.

— Иден! — слабо улыбнулся он, завидев ее.

— Похоже, вам уже немного лучше! — улыбнулась в ответ она. Молодой человек действительно уже не выглядел таким бледным, как вчера.

— Да, мне уже лучше, спасибо вашей маме и Камилле. — Он с благодарностью посмотрел на обеих, и взгляд его на секунду задержался на Камилле. — Вы что-нибудь слышали, — спросил он у Иден, — что с Эйдрианом и с другими?

— Да. Сегодня утром в приюте были янки, искали вас.

— Простите. — Молодой человек был взволнован. — Мне не следовало бы приходить в приют. Получилось, что я подверг вас и детей такому риску!

— Вы тут ни при чем. Они все равно бы пришли, зная, что Эйдриан — директор приюта. Слава Богу, они ничего не нашли и ушли ни с чем. Я боялась, что они еще вернутся, но, слава Богу, до сих пор не объявлялись. Надеюсь, что все в порядке и ни одна живая душа не знает, что вы здесь.

— Что ж, хорошо, если так. Так что с Эйдрианом?

— Идет на поправку. — Иден рассказала Дарреллу о своем визите в тюрьму. — Как только вы будете в состоянии, — добавила она, — мы подумаем о том, как бы вам уехать подальше из города.

— Спасибо.

— Не стоит. После того как вы помогли мне с Лейтоном и Мораном, я перед вами в долгу. А теперь прошу извинить, мне пора в приют. Оставляю вас на попечении моей мамы и сестры.

— Да, я очень благодарен им. У вас замечательная семья, Иден!

Иден покинула комнату. Франсин пошла ее проводить.

— Кто такие Лейтон и Моран? — спросила Камилла у Даррелла.

Даррелл засомневался, стоит ли рассказывать ей об этом.

— Два солдата-янки, которые напали на Иден в приюте, — объяснил он наконец.

— На нее кто-то напал? — удивилась Камилла. — И что вы с ними сделали?

Даррелл рассказал об их мести этим негодяям. Камилла слушала с большим интересом. Молодой человек казался ей теперь героем.

— И вы так и оставили их связанными? — рассмеялась она.

— Да.

— И что с ними дальше случилось?

— Насколько я знаю, их выслали из города. Во всяком случае, мы о них больше не слышали.

— Надеюсь, — улыбнулась она, — они сейчас на фронте!

— Я тоже на это надеюсь.

— Не могу поверить, — воскликнула Камилла, — что Иден это сделала! Я знала, что она много времени проводит в приюте, но что она способна на такое!

— Да, ваша сестра очень смелая женщина, Камилла. Не каждая на такое отважится. Вы должны гордиться ею.

— Я горжусь. — Камилла только сейчас поняла, как дорога ей сестра.

— Теперь Иден будет тяжело. Без Эйдриана все заботы о приюте лягут на ее плечи.

— И еще одна проблема — Логан. Я не уверена, вернется ли он.

— Логан очень хитрый человек. Он так ловко сумел обвести Иден вокруг пальца.

— Ненавижу его! Не будем о нем говорить!

— Я надеюсь, Камилла, мы никогда больше его не увидим.

— И слава Богу! Видеть его не хочу!

Даррелл посмотрел на Камиллу. Глаза ее возбужденно горели.

«Как она хороша! — подумал молодой человек. — Интересно, знает ли она сама об этом?»

Глава 26

— Тейлор!

Голос разбудил Миранду среди ночи. Брейден тоже вскочил. В палатке, где они спали, стоял один из солдат-пленных.

— Что? — спросила Тейлор.

— Джонсон заболел. Кажется, у него даже жар. Ты не посмотришь его? Ты так хорошо помог Брейдену, может, и ему поможешь.

— Хорошо. — Тейлор, не колеблясь, поднялась и отправилась за солдатом.

Фонарей у них не было, но палатка Джонсона была рядом с костром, и Миранда могла видеть в ней достаточно сносно. Состояние Джонсона внушало мало надежды. Дизентерия и сильный жар — сочетание весьма опасное.

Тейлор несколько часов боролась за то, чтобы сбить жар у несчастного, но все напрасно.

— Как он? — осторожно спросил Брейден, заглянув в палатку Джонсона на рассвете.

— Плох. Очень плох, — вздохнула она, не оборачиваясь.

— Я могу чем-нибудь помочь? — спросил Брейден.

— Вряд ли. Здесь нужен настоящий врач. Я поговорю с охранниками. — Миранда решительно поднялась и вышла из палатки. — Не думаю, что они пойдут нам навстречу, но не бросать же его умирать.

— Я с тобой, — так же решительно заявил он. Они направились в помещение охраны. Пока они шли, Миранда озиралась вокруг, рассматривая лагерь и пленных. Ей не терпелось дождаться дня, когда Брейден наконец поправится окончательно и они смогут бежать. Ей уже смертельно надоело торчать в этом ужасном месте, где на площади едва ли больше акра содержится почти сорок человек. Охранники говорили, что их собираются обменять на пленных южан, но когда это произойдет, никто не знал. А пока им оставалось только ждать, страдая от недостатка еды и жутких, антисанитарных условий. Не хватало даже палаток на всех — кое-кому из пленных приходилось спать под открытым небом на голой земле.

— Сколько еще может продолжаться этот ад? — пожаловалась она Брейдену, вздохнув.

— Думаю, что недолго, — ободрил ее тот.

— Не думала я, что попаду в эту дыру! Неужели мне придется закончить здесь свои дни?

— Никто не думал. Не хнычь, девочка, что-нибудь придумаем!

— Подождите здесь, — сказала Миранда, когда они подошли к зданию охраны. — Я должна говорить с ними одна.

Брейдену не хотелось, чтобы девушка шла в логово врагов одна, но он понимал, что Миранда права. Если бы они пошли вдвоем, это было бы похоже на заговор. Пленным вообще не разрешалось подходить к зданию охранников ближе чем на десять футов, иначе те могли открыть огонь без предупреждения.

— Будь осторожна, Миранда! — произнес он.

— Постараюсь.

Расправив плечи, девушка решительно направилась к входу.

Брейден смотрел вслед Миранде, восхищаясь ее мужеством. На эти хрупкие плечи свалилось такое, что не каждому мужчине под силу, а Миранда не только не падала духом, но и помогала другим. Брейден знал, что он обязан этой девушке многим — да что там говорить, обязан жизнью.

Из дверей показался охранник и выстрелом под ноги Миранды заставил ее остановиться.

— Чего тебе надо, янки? — злобно закричал охранник.

— Мне нужно с вами поговорить, — спокойно, с достоинством ответила та. — Один из пленных очень болен. Ему нужен врач.

— Смеешься, парень, или впрямь с ума сошел? Где ты найдешь врача в этой дыре?

— Он может умереть!

— Туда и дорога! — оскалился тот. — Одним янки меньше!

— Мы должны что-то сделать! — не сдавалась девушка.

— Убирайся, приятель, пока я тебя не пристрелил!

— Где капитан? — Миранда попыталась пройти мимо охранника. — Я должен поговорить с ним!

— Я сказал, убирайся! — Охранник грубо толкнул девушку в плечо.

— Я не уйду, пока вы не позовете капитана! — Миранда была готова стоять насмерть.

— Ты что, не понял? — Охранник наставил на нее ружье, готовый, не церемонясь, пристрелить надоедливого юнца.

Брейдену хотелось прийти на помощь девушке, но что он мог, безоружный?

— Что происходит, рядовой? — Из дверей появился капитан.

— Да лезет тут этот придурок со всякими глупостями, — проворчал тот.

Офицер окинул пленного юнца презрительным взглядом.

— Да что ты с ним церемонишься? Ведет себя плохо — так в карцер его!

— Но послушайте! Человек умирает!

— Какой еще человек? В карцер!

— Не смей! — Не помня себя от злости, Брейден кинулся к капитану, готовый придушить его голыми руками.

Тот схватился за пистолет:

— Ни с места, идиот, а то застрелю вас обоих!

Брейдену ничего не оставалось, как застыть на месте и смотреть, как охранник волочет Миранду в карцер — маленькое каменное здание без окон. Внутри у него все кипело. За время пребывания Брейдена в лагере двое или трое человек уже успели побывать в карцере. Судя по тому, что они рассказывали, это был сущий ад.

Миранда отчаянно пыталась отбиваться, но волочивший ее охранник был непреклонен.

— Прекрати дергаться, или пристрелю! — в бешенстве прорычал он.

— Позаботьтесь хотя бы о больном! — в отчаянии просила Миранда.

— Разумеется, мы о нем позаботимся! — оскалился тот. — Когда сдохнет — похороним! — Он втолкнул девушку в карцер.

Брейден наблюдал за всем этим не двигаясь. Пистолет капитана по-прежнему был направлен на него.

— Почему вы наказываете Тейлора? — спросил Брейден у него. — Он всего лишь хотел помочь больному!

— Война есть война, лейтенант, — мрачно улыбнулся тот. — Жалеть пленных мы не вправе. Будет твой Тейлор себя хорошо вести — через пару дней выпустим. Иди, пока цел. — Он опустил пистолет.

Брейден поплелся прочь. На душе у него было муторно. Нет, он должен в ближайшее же время что-то придумать, чтобы наконец выбраться из этого проклятого места!

Путешествие Логана и Сэма заняло чуть больше недели — сначала по реке на пароходе, затем на лошадях по вражеской территории.

Сейчас, когда Логан наконец знал, где находится его брат, он стал похож на одержимого человека. Ничто не могло его остановить — даже часто одолевавшие его мысли об Иден. Скучает ли она по нему, как отнеслась к известию о его предательстве? Логан был уверен, что теперь Иден все знает о нем и презирает его. Перед тем как покинуть город, у Логана даже мелькнула мысль встретиться с ней, но затем он передумал: в конце концов, он ведь оставил ей записку. Кроме того, что в ней написано, говорить ему, по сути дела, нечего. Сначала он должен выручить брата, а уж затем предстать перед женой и выслушать ее гневные тирады.

Чем дальше продвигались Логан и Сэм в глубь вражеской территории, тем большей опасности себя подвергали. Но пока, слава Богу, все обходилось. С военными им пока еще не приходилось сталкиваться. Вообще людей им попадалось мало, а те, кто встречался, принимали их за хозяина и раба и не задавали лишних вопросов.

Наконец на восьмой день, примерно в полдень, они достигли лагеря. Никем не замеченные, Логан и Сэм спрятались в роще неподалеку и приступили к наблюдению — прежде чем что-то предпринимать, нужно как следует узнать расположение всех объектов в лагере, распорядок дня, привычки охранников. Словно какое-то шестое чувство говорило Логану: удача, что вела его всю дорогу, привела наконец к цели. Брейден действительно где-то здесь. А пока им остается дождаться ночи, чтобы под покровом темноты подползти поближе.

— Вот он! Вот он! Слава Богу, Брейден жив! — возбужденно зашептал Логан Сэму, увидев наконец брата, выходившего из какого-то барака. Брейден выглядел обессилевшим и сильно похудевшим, но, главное, он был жив и, кажется, более или менее здоров.

— Что ж, отлично, — поддержал его Сэм. — Теперь нам остается только все как следует обдумать. Охранников здесь, если я правильно посчитал, всего шесть, но вооружены они до зубов. А сколько здесь, как ты думаешь, пленных?

— Мне кажется, никак не меньше тридцати. Вот если бы нам перебить охранников поодиночке.

— Вряд ли это удастся, — покачал головой Сэм. — А если предпримем прямую атаку, то они, чего доброго, начнут стрелять пленных.

И Логан, и Сэм понимали, что обдумать нужно все до последней мелочи. Шанс у них, разумеется, всего один, и любая ошибка может стоить множества жизней.

— Лучше всего это сделать ночью, — произнес Логан, — когда весь лагерь спит и охрана меньше всего ожидает подвоха.

Проверив еще раз свои пистолеты и убедившись, что они заряжены, Логан и Сэм стали ожидать ночи.

Наконец почти ровно в полночь они предприняли вылазку, и на первом же шагу она увенчалась успехом — им удалось бесшумно подкрасться к охраннику, дежурившему в самом темном и пустынном месте лагеря, и оглушить его сзади ударом по голове. Сняв с бесчувственного северянина шляпу и мундир, Логан и Сэм крепко связали его и засунули в рот кляп. Облачившись в форму охранника и прихватив с собой его оружие, Логан, не боясь вызвать в первый момент подозрение у его товарища, спокойно подошел к нему. Все именно так и случилось.

Второй охранник обнаружил свою ошибку, когда Логан уже стоял перед ним, и не успел южанин вскрикнуть, как Сэм оглушил его. Мундир и оружие незадачливого охранника достались Сэму, и они направились прямо к главному зданию охраны.

— Настало время действовать, — заявил Брейден Даннеру.

— Что до меня, то я всегда готов! — откликнулся тот.

— Эх, — вздохнул Брейден, — если бы Тейлор не сидел сейчас в карцере, все было бы гораздо проще.

— Ты собираешься взять его с собой? — удивился тот.

— Я не могу его бросить! Он спас мне жизнь! — Брейден твердо знал, что не уйдет отсюда без Миранды, но вот уже три дня, как она в карцере.

— Это усложняет задачу, — поцокал языком Даннер. — Как, скажи на милость, мы его освободим?

— Мы же знаем, когда ходят часовые! Сейчас, с минуты на минуту, мимо нас должен пройти Хоукинз. Он всегда точен как часы.

Брейден и Даннер стали ждать. Однако прошло довольно много времени, а охранник почему-то все не появлялся.

— Ну и где твой Хоукинз? — проворчал Даннер. — Раньше он никогда не опаздывал.

— Пойду-ка я сам ему навстречу, — нахмурился Брейден. — Должны же мы его как-то выманить.

Брейден направился туда, откуда обычно появлялся Хоукинз, но прошел уже довольно приличное расстояние, а тот так и не попался ему навстречу. Уголком глаза Брейден вдруг заметил какое-то движение. Он стал вглядываться в темноту. Нет, все тихо, должно быть, показалось. Где же Хоукинз, в конце концов? С ним явно что-то случилось. Раньше он всегда совершал обход весьма добросовестно и пунктуально.

До слуха Брейдена вдруг донеслись выстрелы со стороны главного здания охраны. Что происходит? Неужели кто-то напал на их лагерь, хочет освободить пленных? Не зная, что делать, Брейден на всякий случай побежал в укрытие.

Первые выстрелы Логана и Сэма сразу же сразили двух охранников, стоявших у входа в здание. Но внутри остались еще двое, и они яростно отстреливались, не заботясь, что вместо неизвестно откуда взявшихся атакующих могут попасть в пленных. Пленным же ничего не оставалось, как прижаться к земле, чтобы спастись от выстрелов, непрерывно раздававшихся с обеих сторон, и пассивно ожидать исхода. Они не знали, кто их спасители, но были рады им, кто бы они ни были.

Логан подходил все ближе к зданию охраны. Когда один из охранников неосторожно высунулся из окна, Логан сразил его метким выстрелом. Крик прорезал темноту.

— Сдавайся! — крикнул Логан второму охраннику, засевшему в доме. — Ты остался один. Сопротивление бесполезно!

Выстрелы смолкли, и через минуту охранник выбросил из окна свой пистолет.

— Я выхожу, — сказал он.

Не успел южанин выйти, как тут же был крепко связан и брошен на землю.

— Логан? — Брейден уже спешил навстречу брату. Удивлению его не было предела.

— Брейден! Ты жив! — Братья горячо обнялись.

— Как ты сюда попал? — спросил Брейден.

— Найти тебя было сложно, но, как видишь, удалось. Кстати, познакомься с Сэмом.

Брейден и негр пожали друг другу руки.

— Быстрее! — заторопился Логан. — Нужно вывести всех отсюда. Никто не знает, что может произойти, если мы не поторопимся. Здесь поблизости могут оказаться солдаты-южане, если они слышали выстрелы.

— Даннер! — крикнул Брейден. — Мы свободны, передай всем!

Сэм уже подводил к ним двух лошадей охранников, но Брейден вдруг пустился куда-то бежать.

— Ты куда? — удивился Логан.

— Я не уйду без Тейлора! — бросил тот на бегу.

— Без кого? — не понял Логан, но брат уже был далеко.

Вокруг Логана уже толпились пленные.

— Разбейтесь на маленькие группы! — командовал он. — Уходить будете по очереди! — Забрав из здания охраны все оружие, Логан начал раздавать его пленным. Затем, по-прежнему сжимая пистолет в руке, Логан помчался туда, куда убежал его брат.

— Тейлор! Это я! Поднимайся! — Одним ударом Брейден выбил дверь карцера. В темноте он не сразу разглядел Миранду, забившуюся в угол.

— Мы свободны! Бежим! — Брейден помог ей подняться.

— Что случилось? — не поняла та.

— Нас освободили! Бежим!

Опираясь на плечи Брейдена, девушка вышла из карцера. Навстречу им уже шел Логан.

— Тейлора три дня держали в карцере, — объяснил ему Брейден. — Тейлор, познакомься, это мой брат Логан.

Миранда посмотрела на стоявшего перед ней человека, затем на Брейдена. Даже в темноте можно было видеть, что во внешности этих двоих было что-то общее.

— Вы пришли спасти нас? — она у Логана.

— Я не мог не прийти на помощь брату, — ответил тот. — Поторопитесь, чем раньше мы отсюда уйдем…

Сэм и Даннер уже ждали их с лошадьми.

— Подождите, — произнес Брейден, — я должен еще кое-что сделать.

Он направился в барак, куда поместили связанных охранников, намереваясь найти среди них того, кто отнял цепочку у Миранды. Через минуту он уже вернулся с цепочкой.

— Вот, возьми. — Брейден протянул девушке злополучную цепочку.

Миранда подняла на него глаза, едва сдерживая слезы благодарности.

— Спасибо, — проговорила она.

Брейдену и Миранде пришлось сесть вдвоем на одну лошадь. Брейден уже сел, но тут девушка вдруг тронула его за руку:

— Лейтенант, а что с Джонсоном? Где он? Он может ехать с кем-нибудь на лошади вдвоем, как мы.

Брейден посмотрел на Миранду. Ему ужасно не хотелось говорить ей правду, но деваться было некуда.

— Прости, Тейлор, — проговорил он, — Джонсон умер.

— Когда? — одними губами прошептала она.

— На следующий день после того, как тебя посадили в карцер.

Миранда молчала. На душе было муторно. Если бы меры были приняты, Джонсона, может быть, еще можно было бы спасти.

Брейдену хотелось утешить девушку, но времени у него на это не было. Миранда села на коня позади Брейдена и через минуту все уже скакали прочь от этого ужасного места.

Брейден задумался, что ему следует делать с Мирандой. Какое будущее ждет ее, Брейден не знал, но твердо помнил одно: эта девушка спасла ему жизнь, и в беде ее он не оставит.

Глава 27

Брейдену хотелось многое сказать Логану, но сейчас было не время. Они все еще находились на вражеской территории, и им нужно было как можно скорее вернуться в Новый Орлеан. Но при самых благоприятных обстоятельствах это произойдет не раньше чем через несколько дней, и, пока они на чужой земле, нужно быть предельно осторожными — любая ошибка чревата смертью.

Весь день Брейден и Логан без устали погоняли лошадей, стараясь уйти от лагеря как можно дальше. Кто знает, может быть, за ними уже идет погоня?

— Как ты нашел меня? — спросил Брейден у Логана, когда они расположились на ночлег.

— Это было нелегко, — ответил тот. — Мне помогал Сэм, и еще один человек, Джим — наш агент в Новом Орлеане. Нам удалось выяснить, кто устроил захват парохода. Это некий Эйдриан Форрестер и его люди.

— Вам удалось их арестовать?

— Удалось, — кивнул Сэм.

— Каким образом?

— Логан выдавал себя за проповедника, — пояснил негр. — У него это выходило так натурально, что ему удалось обвести их всех вокруг пальца.

— Ты переоделся проповедником? — удивился Брейден, хотя знал, что его брат, проводивший сложнейшие операции с неизменным успехом, считается одним из лучших правительственных агентов. Логан еще раз доказал это, вызволив его, Брейдена, из лагеря.

— Форрестер возглавлял сиротский приют в Новом Орлеане, — рассказывал Логан. — Мне нужно было втереться к нему в доверие, и я решил, что лучший способ для этого — прикинуться смиренным проповедником. Служителя Божьего всегда пропустят через любые границы и вряд ли заподозрят в нем шпиона.

— Но как вам все-таки удалось найти доказательства его виновности?

— Я работал в приюте Форрестера, и мне удалось перехватить записку, которую он послал своему подельнику, некоему Натаниэлю Толботту. Они собирались поджечь склад с оружием. Из записки я узнал, на какое время назначена эта операция, — тут мы их всех и взяли.

— Впечатляет! — поцокал языком Брейден. — Ты, Логан, молодец. Эти люди — соперники неглупые и опасные.

— Я сам удивляюсь, — произнес тот, — как ловко у нас все вышло. А после того, как мы их взяли, я пообещал Толботту замолвить за него словечко перед судом, если он скажет, где тебя держат. Сэм вызвался поехать со мной. Слава Богу, и на этот раз все прошло успешно.

Логан нарочно не стал говорить ни слова об Иден. Он расскажет Брейдену о своем браке позже, наедине.

— Сэм, Логан… — Даннер посмотрел на своих спасителей. — Мы перед вами в неоплатном долгу!

— Я был рад помочь вам, — произнес Логан, посмотрев на брата.

— Только бы нам доехать до города. — Взгляд Даннера затуманился.

— Даст Бог, все обойдется. Чтобы быстрее уйти от опасности, отдыхать, увы, нам придется как можно реже — доедем до города, тогда и передохнем. Но с вами-то что, ребята, случилось? — Логан посмотрел на брата и Даннера. — Как повстанцам удалось захватить этот чертов пароход?

Брейден, вздохнув, рассказал обо всем, не скрывая своей вины.

— Я не мог им позволить завладеть нашим оружием! — закончил он. — Мне удалось развязать себе руки, и я набросился на одного из них. Я было отобрал у него ружье, но тут меня ранили.

Слова Брейдена о том, что его ранили, снова напомнили Логану об Иден. Она была там, перевязала его. Все эти дни Логана не покидали мысли о жене, как ни старался он отогнать их.

— Слава Богу, что ты остался жив, — произнес он.

— Да, слава Богу. Когда меня ранили, меня стала перевязывать какая-то девушка из пассажиров, но южане отогнали ее.

Логан отлично знал, кто эта девушка, но промолчал.

— В лагере я долго болел, — продолжал Брейден, — но за мной присматривал Тейлор. Так что мне, можно сказать, еще повезло.

Брейден покосился на Миранду — хочет ли она, чтобы тот сейчас открыл ее секрет. Сам он больше не видел смысла скрывать, кто она такая, по крайней мере после того, как они будут в городе.

— Тейлор? — тихо прошептал он, словно спрашивая у девушки, можно ли открыть ее секрет.

Миранда понимала, чего хочет лейтенант, но чувствовала себя неуверенно. Она так долго пребывала в мужской ипостаси, что уже сжилась с этой ролью и почти успела забыть, что значит быть женщиной.

— Все в порядке, Тейлор, — прошептал Брейден. — Нас ты можешь не бояться.

Логан уставился на молодого солдата, не понимая, что происходит.

— Дело в том, — начала Миранда, — что я… не совсем тот, за кого себя выдаю.

Все, кроме Брейдена, с удивлением посмотрели на юношу.

— Родители мои умерли, — смущаясь, начала Миранда, — и во всем мире у меня не было никого, кроме брата. Когда он пошел на войну, мне не хотелось оставаться дома. Мне хотелось тоже хоть чем-то помочь нашим… Я остригла волосы, надела мундир и никому не говорила своего настоящего имени. На самом деле меня зовут Миранда.

— Миранда? — Удивлению Даннера не было предела. — Стало быть, ты… вы… женщина?

— Да, — улыбнулась она.

— И вы пошли на войну вместе с братом? — Логан был потрясен не меньше Даннера. — Вы сражались плечом к плечу с мужчинами?

— Да, я все время была с братом… пока его не убили, а меня взяли в плен, и я оказалась в этом лагере.

— Вы очень смелая девушка, Миранда! — покачал головой Сэм. — Не каждая женщина на такое отважится! Но неужели все это время никто так и не догадывался, кто вы?

— Догадался только лейтенант Мэтьюз. Но он держал это в секрете. — Девушка с благодарностью посмотрела на Брейдена.

— И что вы теперь собираетесь делать, Миранда? — озабоченно спросил Логан.

— Не знаю. — Миранда действительно совершенно не представляла, что ожидает ее теперь, когда она наконец обрела свободу.

— По крайней мере до тех пор, пока мы не приедем в Новый Орлеан, — произнес Брейден, — она не Миранда, а рядовой Тейлор. А там подумаем, что ей делать.

Девушка молчала, понимая, что вопрос действительно слишком сложен, чтобы дать на него ответ прямо сейчас.

Отдых был кратковременным. Вскоре все уже снова были в седле, несмотря на то что стояла кромешная тьма. Они не могли себе позволить терять время. Нужно двигаться как можно быстрее и по возможности избегать встреч с людьми.

Чем ближе они подъезжали к Новому Орлеану, тем мрачнее становилось на душе у Логана. Скоро ему предстояло снова встретиться с Иден, и Логан не был уверен, что та будет рада встрече.

В одну из ночей похода, когда все уже давно расположились на ночлег и спали, Логану не спалось. Проворочавшись долгое время с боку на бок, он наконец встал и отошел от костра подальше, желая побыть один. Мысли одна чернее другой не давали ему покоя. Иден любила его, верила в него, а он предал ее. Все, что Логан говорил ей о себе, было ложью, — все, кроме того, что он написал в записке. Логан понимал, что заставить Иден теперь снова поверить в его любовь почти невозможно, но он должен сделать все, чтобы она поверила.

— Логан?

Вздрогнув, Логан обернулся. Сзади к нему подходил Брейден. Очевидно, проснувшись и не обнаружив рядом брата, он отправился его разыскивать.

— В чем дело? — Брейден посмотрел брату в глаза. — Что-то случилось?

— Долго рассказывать, — вздохнул тот.

— Время есть. — Брейден чувствовал, что не успокоится, пока не выпытает у брата, что же его гнетет.

Отойдя подальше ото всех, Логан начал свой рассказ, не скрывая от Брейдена ничего — ни того, как впервые увидел Иден в тот момент, когда на нее напали пьяные солдаты, а он дал им отпор, ни о той ночи любви, ни о свадьбе.

— Я сам не ожидал, что влюблюсь в нее с первого взгляда, — закончил Логан свой рассказ, — но тем не менее это произошло.

— Твоя Иден, похоже, потрясающая женщина! — покачал головой Брейден.

— Ты прав. Она та самая девушка, что перевязала тебя тогда, на пароходе.

Брейден был потрясен. Мир, оказывается, и вправду тесен.

— Тебе повезло, брат, — проговорил он. — Она очень красивая.

— Да, красивая, — вздохнул тот. — Но теперь она наверняка меня презирает.

— Она тебе так сказала?

— Нет. Я не видел ее с тех пор, как отправился арестовывать Форрестера и его компанию. Мне не хотелось лишний раз нервировать ее. А узнав от Толботта, где тебя держат, я сразу же отправился на поиски.

— Откуда ты знаешь, что она тебя презирает? — Брейден похлопал брата по плечу. — Может быть, все не так плохо, как тебе кажется?

— Я же янки!

— Но она же полюбила тебя.

— Она любила не меня, а его преподобие Логана.

Логан замолчал. Будучи агентом разведки, ему часто приходилось попадать в различного рода трудные ситуации, но в такую он попал впервые. Он должен что-то придумать, чтобы вернуть любовь Иден.

Пора расставания все же настала. Даррелл уже был достаточно здоров для того, чтобы покинуть Новый Орлеан. Иден позаботилась о том, чтобы раздобыть ему лошадь. Уехать он должен был в полночь, под покровом темноты.

Теперь, когда Форрестер и все остальные были в тюрьме, ничто не держало больше Даррелла в Новом Орлеане — ничто, кроме Камиллы. Покидать ее молодому человеку совсем не хотелось, но оставаться в городе было опасно.

Камилла постучалась и вошла в комнату Даррелла.

— Вы готовы? — спросила она, глядя на него так, словно желая навсегда сохранить в памяти его образ.

Камилла не была уверена, суждено ли ей когда-нибудь увидеть Даррелла снова.

— Да. — Молодой человек замолчал. Обычно Даррелл никогда не лез в карман за словом, но сейчас он просто не знал, что сказать. Лишь теперь он до конца осознал, как много стала значить для него эта девушка. Камилла была не просто самой красивой женщиной, которую ему когда-либо довелось встречать. За время, что он провел в этом гостеприимном доме, он успел с ней очень подружиться.

— Берегите себя! — проговорила она.

— Постараюсь.

— Я буду по вас скучать, — призналась Камилла. Ей не хотелось, чтобы Даррелл уехал, не зная, как она привязалась к нему.

Это нехитрое признание очень тронуло молодого человека. Подойдя к Камилле вплотную, он заглянул ей в глаза.

— Я тоже, — произнес он.

С минуту они стояли молча, глядя друг на друга. Каждому из них хотелось сказать другому что-то хорошее на прощание — но нужны ли здесь слова?

Даррелл понимал, что, возможно, ему не суждено больше увидеть Камиллу, и он не мог расстаться с ней без поцелуя. Их губы слились, и Даррелла поразило, с какой страстностью отвечает девушка на этот поцелуй. Он поспешил отстраниться от Камиллы, боясь, что еще немного — и он уже будет не в силах сдерживать себя.

Камилла открыла глаза и посмотрела на Даррелла. До сих пор ей ни разу еще не приходилось целоваться с мужчиной, и она сама не ожидала, что поцелуй может вызвать в ее груди такую бурю эмоций.

— Не уезжайте, Даррелл! — едва слышно прошептала Камилла.

— Мне и самому безумно хотелось бы остаться, — признался он. — Но выбора у меня нет.

— Но мы с вами можем больше никогда не встретиться!

— Я вернусь к вам, Камилла, — проговорил он. — Обещаю.

— Когда? — Лицо девушки просияло.

— Как только смогу и как только буду уверен, что для вас это безопасно.

Камилле хотелось броситься к Дарреллу на шею, никогда не отпускать его. Но нужно контролировать свои чувства. Так лучше для них обоих.

В дверях возникла Франсин.

— Вы готовы, Даррелл? — спросила она.

— Да, миссис Легран. Спасибо вам обеим за все, что вы сделали для меня.

— Мы были рады помочь вам, Даррелл. Берегите себя! Да хранит вас Бог! — Подойдя к Дарреллу, Франсин горячо обняла его.

— Передайте Иден, что ей я тоже очень благодарен, — произнес он.

— Обязательно, — уверила его Франсин.

Все трое вышли на крыльцо. Там уже стояла оседланная и взнузданная лошадь. Сев в седло, Даррелл в последний раз посмотрел на Камиллу. В глазах девушки стояли слезы.

— До свидания, Камилла, — проговорил он. — До свидания, миссис Легран.

— Да хранит вас Бог! — повторила та.

— Я буду ждать вас, Даррелл, — прошептала Камилла.

Даррелл не ответил — лишь тихо кивнул. Через минуту он уже скакал во весь опор.

— Очень симпатичный молодой человек! — сказала Франсин дочери, давая ей понять, что все понимает.

— Ты права, мама, — улыбнулась дочь.

Глава 28

— Мисс Иден?

Оторвав взгляд от тарелки, Иден посмотрела на Конни.

— Что с его преподобием Логаном? Вы не получали от него писем?

Иден улыбнулась малышке, пытаясь скрыть свою боль. Каждый день Конни задавала этот вопрос — и каждый раз получала один и тот же ответ.

— Нет, родная. Надеюсь скоро получить.

На хорошеньком личике малышки выразилось разочарование.

— Я скучаю по нему, — произнесла девочка.

— Я знаю.

Иден действительно это знала. Знала потому, что она тоже скучала по Логану. Сколько раз, лежа без сна долгими ночами в одинокой приютской постели, она заставляла себя забыть этого человека, но мысли, словно в насмешку, снова и снова возвращались к нему. Воспоминания об их первой ночи — здесь, в этой самой кровати — заставляли Иден неудовлетворенно ворочаться с боку на бок. И снова мелькали мысли о его предательстве, о том, как наивна она была, как верила.

— Когда он вернется? — спросил Пол, сидевший за соседним столиком.

— Не знаю, милый. Может, завтра, а может быть, через месяц. Не знаю.

Мальчик кивнул и, казалось, принял ответ, поскольку вопросов больше не задавал. В глубине души Иден была рада этому. Зачем бередить лишний раз и так упорно не заживающую рану?


Новый Орлеан!

Путешествие казалось бесконечным, но все на свете когда-нибудь заканчивается. Сэм, как только достигли города, сразу же попрощался со всеми и пошел своей дорогой. Даннер направился в городской штаб, чтобы доложить о своем побеге из лагеря и получить приказ, что ему делать дальше. Брейден хотел было отправиться с ним, но вначале решил позаботиться о Миранде, а потом уже о себе.

— Куда мы пойдем? — спросила Миранда.

— Я снимаю здесь квартиру, — произнес Логан. — Едем туда.

Логан был уверен, что с тех пор, как Эйдриан арестован, Иден проводит большую часть времени в приюте, и в квартире он с ней вряд ли встретится. Сначала нужно отдохнуть, а уж затем подумать, что делать дальше.

Но, отпирая дверь квартиры, Логан в глубине души надеялся, что Иден паче чаяния вдруг окажется дома.

Логан прошел на кухню. Никого. Записка и Библия по-прежнему лежали на столе, словно он вышел отсюда только минуту назад. Логан прошел в спальню. Все вещи жены были увезены. Логану стало ясно: Иден здесь больше не живет.

Мужчины решили сначала принять ванну и переодеться. После чего Логан собирался разыскать свою жену, а Брейден — купить Миранде какое-нибудь женское платье.

— Иден — это ваша жена? — уточнила Миранда у Логана. До сих пор мужчины ни разу не упоминали Иден при ней.

— Да. Я думаю, сейчас она в сиротском приюте — она там работает.

— Должно быть, — улыбнулась девушка, — ваша жена будет рада, что вы вернулись!

— Надеюсь, — кивнул Логан, хотя на самом деле был уверен в обратном.

Приведя себя в порядок, мужчины вернулись к Миранде, ожидавшей их в гостиной. Впервые увидев Брейдена в цивильном, девушка невольно улыбнулась. Она всегда считала, что лейтенант довольно симпатичный молодой человек, но сейчас он показался ей настоящим красавцем.

— Вы выглядите настоящим джентльменом, лейтенант Мэтьюз! — восхищенно проговорила она.

— Недолго мне придется щеголять в цивильном, — улыбнулся тот. — Как только доложусь по начальству, снова надену мундир.

— А мне что делать? — задумалась она. — Тоже доложиться по начальству.

— Хватит, — рассмеялся тот, — отвоевалась уже! Для начала нужно купить тебе женскую одежду.

— Но у меня нет ни гроша!

— Все в порядке. Платит Логан.

— Я верну вам долг, мистер Мэтьюз, — обратилась она к нему.

— И думать забудьте! — улыбнулся Логан. — Это я перед вами в долгу — вы выходили моего брата.

— Спасибо, — потупилась она.

— Ну, мы пошли, — произнес Логан. — Вы сможете побыть здесь одна, Миранда?

— Не вижу проблем, — улыбнулась она.

— Будьте как дома. Если что понадобится — берите, не стесняйтесь.

Оставшись одна, Миранда решила принять ванну — она уже забыла, когда в последний раз принимала ее. С наслаждением погрузившись в теплую, ласкающую тело воду, девушка долго оттирала себя, пока ее кожа снова не стала розовой и гладкой. Затем она помыла голову. Закончив мыться, Миранда вдруг поняла, что надеть ей совсем нечего, кроме все той же старой грязной солдатской формы, а снова облачаться в нее ей ужасно не хотелось. Миранде ничего не оставалось, как завернуться в простыню и ждать возвращения мужчин.

Брейден отсутствовал дольше, чем она ожидала, но наконец он появился со свертком в руке. Он был удивлен, что Миранда не выходит к нему навстречу. Заметив, что дверь спальни закрыта, Брейден постучался в нее.

— Миранда! Я принес тебе одежду!

— Спасибо! — послышался голос. — Оставьте, пожалуйста, перед дверью!

Брейден положил сверток перед дверью и прошел на кухню. Через минуту дверь спальни приоткрылась, и Миранда забрала сверток.

Брейдену ничего не оставалось, как ждать — женщины почему-то одеваются долго. Брейден беспокоился, придется ли платье, которое он купил, Миранде впору — он не знал ее размера, покупал на глаз. Наконец дверь спальни открылась, и Миранда предстала перед ним.

Выходя из спальни, Миранда поймала себя на том, что почему-то очень нервничает, появляясь перед лейтенантом в новом обличье. Она уже успела так свыкнуться с мужской ролью, что снова принять свой истинный облик и свою женскую сущность ей было страшновато.

Глаза Брейдена удивленно округлились. Если бы он не знал, что перед ним все тот же рядовой Тейлор, он ни за что бы не узнал его в этой привлекательной, изящной молодой женщине. Коротко остриженные волосы, после мытья блестящие и шелковистые, обрамляли лоб Миранды красивыми локонами. Простое, скромное платье, которое он купил девушке, чтобы она носила его на первых порах, смотрелось на ней изящнее любого роскошного наряда, и, как оказалось, было вполне впору — разве что лиф, как успел заметить Брейден, оказался немного маловат. Но эта оплошность при выборе платья была вызвана тем, что до сих пор он не мог судить о настоящем размере ее груди: Миранде приходилось туго бинтовать ее, чтобы скрыть свою женскую сущность. И все-таки Брейдену теперь казалось странным, как могла такая красивая девушка столько времени жить среди мужчин, и никто из них не догадался, кто она на самом деле такая.

— Ну, как я выгляжу? — осторожно спросила Миранда, не сумев прочитать по лицу Брейдена, что он думает.

— Потрясающе! — искренне воскликнул он.

Миранда облегченно вздохнула.

— Да, и еще кое-что… — произнес он.

— Что? — насторожилась Миранда.

— Этот негодяй порвал тогда твою цепочку, так что я купил тебе новую. Вот, держи. — Он протянул ей небольшую коробочку от ювелира.

Девушка была глубоко тронута этим подарком. Пройдя в спальню, она извлекла из кармана старых солдатских штанов свой крестик, и Брейден помог ей подвесить его на новую цепочку. Миранда повернулась к нему спиной, и он, надев цепочку ей на шею, застегнул ее сзади.

— Спасибо! — повернулась она к нему.

— Не за что, Миранда.

— Миранда… Я уже так отвыкла от этого имени!

— Теперь тебе придется привыкать к нему снова. Я был у начальства и рассказал им все как есть. Ты освобождаешься от военной службы.

Миранда молчала.

— Что ты теперь собираешься делать? — спросил Брейден.

— Не знаю. — Девушка была в полной растерянности. — Во всем мире у меня никого нет. Придется мне самой как-то зарабатывать на жизнь.

— Ладно, что-нибудь придумаем. Я пока остаюсь в Новом Орлеане, так как еще не совсем здоров и не годен в строй. Подыщем тебе какую-нибудь работу. А пока поживешь здесь.

— Но это же квартира Логана. Он живет здесь с женой.

— Я не уверен, что они будут здесь жить и дальше. — Брейден не стал уточнять, чем на самом деле вызвано его сомнение в этом. — Так что, думаю, пока ты можешь пожить.

— Спасибо, лейтенант!

— Я тебе больше не командир, — дружески произнес он, — так что можешь звать меня просто Брейден.

— Хорошо, Брейден, — произнесла Миранда, словно «опробывая на язык» его имя.

В улыбке этой девушки было что-то такое, что трогало Брейденадо глубины души. Брейден подумал, что останется в этом городе до тех пор, пока Миранде будет требоваться его помощь.

В приюте все было тихо. Дети были на уроке с Дженни. Решив воспользоваться свободной минутой, Иден вышла прогуляться в сад. В последнее время такие минуты выпадали ей редко — после ареста Эйдриана почти все заботы о приюте легли на ее плечи. Иден надеялась, что мирная тишина сада, аромат цветов успокоят ее и поднимут настроение.

Иден медленно шла по тропинке, наслаждаясь красотой природы. Остановившись, она блаженно закрыла глаза — и тут же пожалела об этом: перед ее мысленным взором снова, в какой уже раз, возник образ Логана. Она не должна думать об этом человеке! Что пользы грустить о том, чего все равно не вернешь? Логан был всего лишь эпизодом в ее жизни, случайным недоразумением. Надо на что-нибудь отвлечься, заняться работой, а то, чего доброго, и впрямь с ума сойдешь.

Иден вернулась в дом, прошла в свой кабинет — и замерла на месте: перед ней стоял не кто иной, как сам Логан Мэтьюз.

— Добрый день, Иден! — спокойно произнес он. Знакомый голос, такой родной… Иден вдруг безумно захотелось забыть обо всем и броситься в объятия мужа, но она тут же отсекла эти мысли мощным усилием воли.

— Что ты здесь делаешь? — произнесла она таким холодным тоном, какого сама от себя не ожидала.

— Я вернулся к тебе, — все так же спокойно произнес он.

, — Что ж, — усмехнулась она, — хотелось бы сказать, что рада нашей встрече, но извини — не умею лгать, в отличие от некоторых.

— Ты видела мою записку?

— Да, я обнаружила вашу записку и вашу Библию, ваше преподобие! — съязвила она.

— Почему ты обращаешься ко мне на вы? Ты моя жена, Иден!

— Наш брак — фиктивный! Он был нужен тебе лишь для того, чтобы подобраться поближе к Эйдриану!

— Если наш брак фиктивный, — улыбнулся он, — то почему ты до сих пор носишь мое кольцо?

Иден покосилась на свой палец.

— Я ношу его ради детей. Они ничего не знают — ни об аресте Эйдриана, ни о твоей гнусной роли, и я решила, что лучше им и не рассказывать. Так что если не хочешь усложнять ситуацию — лучше уходи, а я буду продолжать делать вид, что ты в отъезде. Иначе мне придется сказать детям всю правду!

— И что, — усмехнулся он, — ты им скажешь? Что я разведчик, что я приехал в ваш город, чтобы разыскать брата? Между прочим, мой брат — тот самый человек, которого ты перевязала тогда на пароходе.

Глаза Иден округлились, но она ничего не сказала.

— Спасибо тебе, Иден, — произнес он. — Спасибо за то, что ты помогла моему брату. Я давно хотел тебе сказать, что это и есть мой брат, но не мог. Теперь Брейден здесь, в Новом Орлеане. Мне хотелось бы, чтобы ты познакомилась с ним.

— Да я знать не хочу ни тебя, ни твоего брата! — Иден тряслась от гнева. — Ты использовал меня! Ты лгал мне! Все, что ты говорил мне о себе, — ложь! Тебя хотя бы действительно зовут Логан Мэтьюз?

— Да, я действительно Логан Мэтьюз, и ты моя жена. — Логан помолчал. — Иден, я уезжал потому, что у меня было срочное дело — я должен был вытащить моего брата из лагеря для военнопленных.

— Что ж, — усмехнулась она, — поздравляю, что тебе удалось это сделать! Что же теперь тебя здесь держит?

Логан передернулся словно от боли.

— Иден, если ты хочешь, чтобы я ушел, — я уйду. Мне нужно поехать в Сент-Луис, отчитаться перед моим начальством. Если хочешь, поедем вместе. Ты моя жена, Иден. Я люблю тебя!

— Очень мне надо ехать в твой вонючий Сент-Луис! Я не верю ни одному твоему слову! Знать тебя не хочу!

Сердитый тон Иден вывел Логана из себя. Он бросился к жене, сам не отдавая себе отчета в том, что делает, и через мгновение жадно, настойчиво целовал ее.

Спустя мгновение Логан резко прервал поцелуй и отошел от жены на шаг.

— Я уезжаю, Иден, — проговорил он. — Но не думай, что между нами все кончено.

В груди Иден боролись противоположные чувства. Поцелуй все еще горел на ее губах, от него кружилась голова. Иден чувствовала, что стоит Логану еще раз дотронуться до нее, и все мысли о ненависти к нему уйдут навсегда, словно их никогда и не было. Иден повернулась к Логану спиной.

Логану хотелось обнять ее, сказать, как он ее любит… или сделать что-то, чтобы наконец загладить, стереть свою вину, заставить Иден снова поверить в него. Но прошлого изменить было нельзя. Не говоря ни слова, Логан повернулся и вышел.

Иден слышала, как он закрыл за собой дверь. Лишь после этого она отвернулась от стены — ей не хотелось, чтобы Логан видел ее слезы. Обманывать себя было бесполезно. Иден любит его. Несмотря ни на что. Но может ли она позволить себе любить предателя, заклятого врага? Иден снова посмотрела на свое кольцо. Она сказала Логану, что носит его ради детей. Но на самом деле дети здесь были ни при чем.

Эпилог

Начало лета 1865 года

Остановив лошадь перед зданием приюта, Логан спешился. С минуту он постоял, готовясь к предстоящей стычке. Он не видел Иден уже два года и не знал, как она отреагирует на его появление. Но теперь война кончилась. Логан бросил свою службу и вернулся в Новый Орлеан с одной мыслью: вернуть любовь и доверие жены. Логан понимал, что достичь этой цели будет нелегко, но не собирался сдаваться.

Все это время Логан не знал, что делает Иден, что с ней… Вскоре после того, как он вернулся в Сент-Луис, Логан получил письмо от брата. Брейден писал, что был у Иден, благодарил ее за то, что она помогла ему, когда он был ранен на пароходе. Иден приняла его, держалась с ним вежливо, но всем своим видом давала понять, что не собирается заводить с ним дружбу. Логан регулярно писал, иногда даже посылал деньги для приюта — через кого-нибудь, чтобы Иден не знала, что они от него. Глядя сейчас на чистенькое, опрятное здание, Логан с удовлетворением отметил, что дела в приюте, кажется, идут хорошо.

Подойдя к дверям, Логан постучался, и через минуту ему открыла Дженни.

— Господи! — всплеснула руками та. — Преподо… простите, Логан! Вы вернулись!

— Добрый день, Дженни. Иден здесь?

Дженни замялась, не зная, стоит ли говорить правду. Но выбора у нее не было.

— Иден в саду, — проговорила она.

— Спасибо.

Не тратя времени на лишние разговоры с Дженни, Логан направился в сад.

Дженни смотрела ему вслед. Ей очень хотелось знать, чем все кончится, но присутствовать при разговоре Логана и Иден Дженни, разумеется, не могла.

Иден сидела на скамейке в саду, держа на коленях сына. Майклу Логану Мэтьюзу было чуть больше года, и Иден любила его от всей души. Каждый раз, когда она смотрела на ребенка, он напоминал ей своего отца. Судя по всему, Майкл должен вырасти сильным и привлекательным мужчиной — таким, как Логан…

Мысли о Логане каждый раз нагоняли на Иден печаль. Ее любовь, видимо, была слишком прекрасной, чтобы быть реальной. Потому и разбилась в одночасье. Иногда Иден даже жалела, что прогнала тогда Логана. Но она знала, появись он сейчас перед ней, она поступила бы так же.

Они были врагами.

Были. Но сейчас война кончилась.

Мать Иден недавно получила письмо от мужа и сына. Отец Иден писал, что они оба живы и здоровы и скоро вернутся домой. Иден с нетерпением считала дни до их возвращения.

Иден каждый день приходила с сыном сюда, в этот сад. Часто, держа Майкла на коленях, она ловила себя на том, что мечтает о возвращении его отца.

И по ночам бесконечные мысли о Логане не давали ей заснуть. Где он теперь, что с ним? Думает ли о ней, любит ли по-прежнему, как она его? Суждено ли ей увидеть Логана хотя бы раз?

Прошлой ночью Иден опять мучила бессонница, и она снова пошла в сад, в свой любимый уголок. Только здесь немного успокаивалась ее измученная душа.

Подняв голову к небу, Иден долго смотрела на легкие серебристые облака, то и дело закрывавшие луну. Когда же луна выходила из-за них, волшебный свет преображал весь сад, отражаясь в глянцевых листьях лавров, словно в тысяче зеркал. Светляки летали целыми тучами, освещая сад разноцветными искрами. Певучие цикады — ночные «музыканты» юга — продолжали свой пронзительный концерт, начатый вскоре после заката.

Иден снова и снова думала о предательстве Логана, искала ему оправдание — и, что самое странное, находила. Иден не так уж часто, но все-таки читала газеты, в гостях прислушивалась к разговорам, обсуждала последние события со знакомыми женщинами… и все чаще на нее находило сомнение: а за что они с Форрестером, собственно, боролись? Раньше Иден не сомневалась, что борьба за независимость Юга — правое дело. Но победа, как бы то ни было, оказалась не в их пользу, и южанам поневоле приходилось приспосабливаться к новым порядкам, установившимся после войны. И вскоре Иден осознала, что не так уж он и плох, новый порядок. Во всяком случае, отмену рабства она не могла не приветствовать. Даже чисто экономические выгоды от этой отмены были налицо. У ее отца никогда не было своей плантации и негров-рабов. За что же они, собственно, боролись? Иден хотелось о многом расспросить отца и брата, когда те наконец вернутся. Многое передумала Иден за это время и на многое уже смотрела другими глазами.

Расчувствовавшись, Иден крепче прижала ребенка к груди.

— Похоже, мне каждый раз суждено находить тебя здесь, в этом райском саду!

Иден замерла. Сердце ее отчаянно забилось.

— Логан? — прошептала она.

Да, это был он — через мгновение Логан уже стоял перед ней.

— Добрый день, Иден! — тихо произнес он.

— Ты вернулся… — прошептала она, сама не зная, как реагировать на это.

— Я же обещал, что вернусь! — Логан помолчал. — Я скучал по тебе, Иден.

Логан снова замолчал, глядя на ребенка. Наверно, какой-нибудь новый сирота из приюта. Но тут малыш, подняв глазенки на Логана, улыбнулся ему — и тот вдруг все понял. Догадка обожгла Логана как молния.

— Это наш ребенок? — спросил он. Иден родила ему ребенка, а он даже не знал, не был рядом, не помогал растить его.

Иден боялась, что Логан будет с ней резок, начнет обвинять во всех смертных грехах. Но она смотрела на мужа и в глазах его не видела ничего, кроме нежности.

— Да, — проговорила она. — Я назвала его Майкл. Майкл Логан Мэтьюз.

Иден поднялась, чтобы Логан мог получше рассмотреть ребенка.

— Он красивый. Как и ты… — Сердце Логана разрывалось от нежности к жене и сыну.

— Почему ты вернулся, Логан? — спросила она.

— Потому что хотел сказать тебе, что люблю тебя, — признался он, — даже если это будет в последний раз. — Взгляд его упал на ее руку. — Ты по-прежнему носишь мое кольцо? — удивился он.

— Я никогда его не снимала, — призналась она.

— Почему? Ради детей?

Иден почувствовала, что не может больше обманывать Логана.

— Потому что я люблю тебя, — прошептала она. Сколько раз Иден пыталась уверить себя, что это не так, что это ей кажется, что она преувеличивает. Но сердце упорно говорило ей иное.

— Иден, — проговорил Логан, — я знаю, что очень виноват перед тобой, что причинил тебе много боли. Но я не хочу тебя терять. Эта война и так стоила слишком многим многих потерь. Я оставил свою работу и хочу посвятить всю оставшуюся жизнь тому, чтобы ты когда-нибудь сумела простить меня.

За долгие месяцы разлуки Иден лишь еще сильнее начала чувствовать, как дорог ей Логан. Пусть он оказался совсем не тем человеком, за которого изначально себя выдавал, — Иден любила его и таким.

— А снова проповедником ты стать не хочешь? — улыбнулась она. — Я имею в виду, на этот раз уже по-настоящему? Ты когда-то говорил, что у тебя к этому призвание.

— Нет. Мое призвание — любить тебя. — Логан помолчал. — Знаешь что, Иден? — произнес он через минуту. — Уедем отсюда — куда-нибудь на Запад… Там мы не будем северянином и южанкой. Там мы будем просто мужем и женой. — Он снова помолчал. — Хотя, может быть, ты не захочешь покинуть приют.

— Мне есть на кого его оставить, — проговорила она. — Камилла и Даррелл, ее муж, оба работают здесь уже второй год. Думаю, на них можно положиться.

— Ты в этом уверена? — осторожно спросил он.

— Да, — проговорила она, понимая, что на самом деле вопрос Логана означает гораздо больше, чем просто забота о том, на кого оставить приют.

Иден протянула Майкла отцу — в первый раз с момента появления Логана. Логан взял сына на руки. Малыш доверительно потянулся к нему.

— Мы можем начать все заново, Иден, — произнес Логан.

— Я знаю. — Привстав на цыпочки, Иден поцеловала его. — Я люблю тебя, Логан.

— Я тоже, Иден.

Иден знала это. И она знала, что вместе они смогут построить новую жизнь, которая будет стоить всех мук прошлого, — новую жизнь, полную любви и счастья.


home | my bookshelf | | Грешные мысли |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу