Book: Смертельный загар



Роберт Стайн

Смертельный загар

Глава 1 Погребена заживо

Клодия Уокер медленно выныривала из глубины сна. Что-то холодное и сырое покрывало ее грудь и ноги. Чувствовался соленый запах моря.

Было слышно, как невдалеке волны бились о берег. Она захотела снова уснуть, но не смогла. Ее лицо горело.

Девушка попыталась открыть глаза, но, казалось, они опухли и заплыли. Она с усилием попробовала сесть. Что-то большое и тяжелое придавливало ее.

Глаза чуть-чуть приоткрылись, и она увидела мух, роившихся вокруг кучи высохших водорослей, совсем рядом с ее головой. Едва касаясь песка, кружился слепень. Насекомое с жужжанием приблизилось к лицу, его зеленые глаза подрагивали. Тонкая волосатая лапка коснулась ее подбородка.

Слепень деловито полз по губам. Клодия попробовала смахнуть его, но не смогла поднять руки. Она отчаянно пыталась сделать хоть какое-нибудь движение, а насекомое лезло по ее щеке к распухшему глазу.

Нещадно палило полуденное солнце. Клодия облизала губы. Они были покрыты волдырями и трещинами. Горло пересохло, и было больно глотать.

“Почему я не могу двигаться? Что меня держит?

Наконец Клодия заставила свои глаза полностью раскрыться. На ней была целая гора песка. Все тело было засыпано песком.

“Я зарыта! Погребена заживо!” – подумала она, и грудь сдавили тиски ужаса.

С величайшим трудом она приподняла голову и заметила, что океанские волны плещутся уже ближе. Клодия поняла, что начался прилив.

“Мне необходимо встать. Надо выбраться. Иначе я утону!”

Она снова опустила голову на горячий песок и крикнула. Голос срывался. Пересохшее горло саднило.

Ответа не было.

– Есть здесь кто-нибудь? – пронзительно орала Клодия. – Кто-нибудь, помогите!

Только крик чайки высоко в небе передразнивал Клодию.

Жестокое солнце жгло нещадно.

Клодия пыталась вытащить хотя бы одну руку. Но жара отняла все силы.

“Сколько же я здесь спала? Давно меня закопали? Где подруги?

В висках стучало. Она посмотрела на яркое безоблачное небо и почувствовала головокружение.

Девушка пыталась высвободить руки и ноги из-под давящего песка. Тщетно.

Сердце в груди билось глухо и тяжело. По лбу стекал пот. Она снова позвала на помощь.

Ответа не было. Только шум волн и визгливые крики чаек над головой.

– Меня слышит хоть кто-нибудь?

Она понимала, что если подруги уже вернулись домой, то они ее не услышат. Вытянув шею, можно было увидеть крутую деревянную лестницу, которая поднималась по склону двадцатиметрового утеса и вела в дом.

В доме были толстые каменные стены, как в замке. Оттуда ее никто не услышит. И никто не придет.

И все равно она продолжала кричать.

Глава 2 Тень смерти

“Дорогая Клодия!

Как ты там поживаешь?

Я пишу тебе это короткое письмо, чтобы пригласить на первую ежегодную встречу двенадцатой палатки лагеря “Полная луна”.

Прошлым летом мы вчетвером жили вместе так недолго, и я подумала, что будет замечательно, если мы увидимся и наверстаем упущенное.

В начале августа мои родители будут в отъезде. Чтобы мне не было одиноко, они разрешили пригласить кого-нибудь из друзей погостить в нашем летнем домике на побережье.

Так что, Клод? Приедешь? Только мы четверо из двенадцатой палатки: ты, я, Софи и Джой.

Надеюсь, ты сейчас проводишь наискучнейшее лето в Шейдисайде, поэтому скажешь “да”. Здесь, обещаю, скучно не будет!

Пожалуйста, приезжай!

Марла”.

Хотя приглашение Марлы и удивило ее, Клодия приняла его сразу же.

Лето было отвратительным. Она порвала со Стивом, который был ее парнем в течение двух лет, после дурацкой ссоры четвертого июля. Еще через неделю она потеряла место официантки из-за того, что ресторан закрылся.

Стоя на своем крыльце на Фиар-стрит и перечитывая приглашение Марлы, Клодия подумала, как было бы здорово снова увидеть подруг.

Прошлым летом они вместе провели три недели и крепко подружились. Они так хорошо и весело проводили время вчетвером, пока не произошел тот случай…

Все еще сжимая в руке приглашение, Клодия бросилась домой, рассказала о нем матери и поспешила в свою комнату, чтобы звонить Марле.

– Умираю – хочу видеть тебя! – воскликнула Клодия, – И твой летний домик тоже. Помню, ты описывала его как настоящий дворец!

– Это странная хибарка, – пошутила Марла. – Думаю, тебе там будет удобно.


* * *


Спустя две недели Клодия уже ехала на поезде в Саммерхэвен. Она взяла с собой книжку, чтобы скоротать долгую поездку, но вместо этого просто смотрела в окно, думала о Марле и других девушках, об их коротком совместном отдыхе в лагере.

Через четыре с половиной часа Клодия вышла на деревянную платформу в Саммерхэвене, и, прищурившись от яркого солнечного света, увидела Джой и Софи рядом с небольшой кучей чемоданов.

Джой несла только маленькую модную лакированную сумочку. У Софи же было четыре разномастных баула, причем каждый был раздут до предела. Клодия не могла не рассмеяться. Это было так похоже на лагерь, куда Софи прибыла с двумя чемоданами, набитыми одеждой, и целым мешком косметики, потому, что никак не могла решить, чего не надо брать.

Клодия махнула подругам рукой и направилась к ним. Тем временем к станции подъехал блестящий серебристый “Мерседес”. С водительского места выпрыгнула Марла и, оставив дверь открытой, бросилась к Джой и Софи с объятиями.

С другого конца платформы Клодия залюбовалась тем, как по-новому выглядела Марла. Она казалась выше и даже стройнее. Ее светло-рыжеватые волосы отросли, и она выглядела очень привлекательно в модном топе бирюзового цвета и белых спортивных шортах.

Джой, как всегда, имела самый экзотичный вид. У нее были зеленые чуть-чуть раскосые глаза, кожа оливкового цвета, темные полноватые губы и прямые черные волосы, которые свободно падали на спину, опускаясь почти до талии.

Клодия отметила, что Софи тоже мало изменилась. Она была ниже всех ростом, с кудрявыми светло-коричневыми волосами, собранными в пучок над круглым лицом. На ней были очки в тонкой проволочной оправе, она носила их, чтобы выглядеть старше и серьезнее, но все равно производила впечатление двенадцатилетней. Джой первая увидела Клодию.

– Клод! – завопила она так громко, что все на станции обернулись и уставились на нее.

Клодия не успела ответить, а Джой уже подбежала к ней и обвила руками. Она обнимала ее так, будто они были давно потерявшимися и только что нашедшими друг друга сестрами.

Софи подошла и поприветствовала Клодию торопливым объятием. Приветствие было вежливым и спокойным, но каким-то более искренним. Марла быстро обняла Клодию и сказала;

– Пошли, тут нельзя парковаться.

Через несколько секунд они катили через маленький прибрежный городок Саммерхэвен, развалившись на нежно-мягких кожаных сиденьях и поглядывая на мир из кондиционированной прохлады “Мерседеса”.

Марла проехала мимо дощатых мостков и крошечных прибрежных магазинчиков, затем мимо кварталов одноэтажных летних домиков. Одноэтажные коттеджи сменились более крупными, потом домов не стало совсем.

– Марла, – спросила Софи. – Я думала, твоя семья живет в Саммерхэвене.

– Нет, – ответила Марла, не отрывая глаз от узкой дороги. – Дом дальше, на Мысе, милях в пятнадцати от города. Просто мы пользуемся почтовым отделением Саммерхэвена.

Дорога вилась среди высоких песчаных дюн, покрытых травой. За дюнами Клодия слышала равномерное мягкое ворчание океана.

– Эта часть побережья – закрытая территория, – объясняла Марла. – Здесь птичий заповедник.

Они проехали несколько миль по заповеднику. Миновав его, дорога сузилась, превратившись в покрытую гравием тропу, где больше одного автомобиля не проедет.

Клодия открыла рот от изумления, когда перед ними неожиданно вырос особняк Дрекселлов. Марла показывала его фотографии в лагере, но они не передавали ни размеров, ни красоты громадного дома.

Марла открыла металлические ворота и провела машину через проем в высокой, идеально подстриженной живой изгороди, очерчивающей границы усадьбы. Она росла так, что скрывала металлический забор. Теперь серый каменный дом был виден полностью, он стоял на широкой лужайке с ухоженной травой и напоминал на сказочный замок.

Дорожка шла вокруг дома к его боковой стене. Клодия заметила оранжерею с куполом из цветного стекла. Позади широкая терраса вела к теннисным кортам, веранде, саду, огромному плавательному бассейну и нескольким зданиям меньшего размера.

Марла небрежно перечисляла:

– Здесь мы держим яхту, тут ангар для снаряжения, это купальная кабина, если вам не хочется переодеваться в доме, сарайчик садовника, навес для дров… А то более крупное здание за домом – флигель для гостей.

– Марла, а карты у тебя нет? – пошутила Джой. – Я и за неделю не разберусь, как тут не заблудиться!

– Не беспокойся, – ответила Марла, заводя автомобиль в гараж на четыре машины. – Мы будем держаться вместе. Я так рада, что вы все приехали. Глаз с вас не спущу!

“Мы будем держаться вместе…”


* * *


Сейчас, когда волны подкатывали все ближе, а сама она была зарыта в песке, Клодия вспомнила слова Марлы.

“Мы будем держаться вместе…”

Но где же Марла? И где Джой? Куда подевалась Софи?

Не могли же они бросить ее закопанной под обжигающим солнцем!

Клодия закрыла глаза. Болело горло. Лицо пылало. Шея сзади зудела, а почесать было нельзя. Вода плеснула через песок, неожиданно сдавив грудь.

Волны приближались.

“Сейчас я захлебнусь”, – поняла Клодия.

Она открыла глаза и почувствовала, что на нее падает тень.

Тень смерти.

Становится темнее. Темнее.

Смерть приближается.

Клодия сделала отчаянное усилие, чтобы высвободиться. В этот момент тень бесшумно покрыла ее.

Глава 3 Первое “проишествие”

Клодии потребовалось некоторое время, чтобы понять, что тень принадлежала юноше, который стоял рядом. Сначала она увидела его босые ноги, с них стекала вода, лодыжки были в песке.

Взглянув в его лицо, она вскрикнула от удивления. Темные глаза смотрели прямо на нее. Влажные, спутавшиеся короткие черные волосы падали на лоб. Мускулистые руки были скрещены на груди. На нем были длинные мешковатые купальные трусы оранжевого цвета.

– Нужна помощь? – мягко спросил он.

– Да, – быстро ответила Клодия, попытавшись кивнуть головой. – Я… Я застряла.

Волна ударилась о берег. Белая пена пробежала рядом с лицом Клодии.

Юноша начал обеими руками разгребать тяжелый мокрый песок. – Ты цела? Можешь двигаться? – спросил он. – Я ходил купаться и уже возвращался назад. Услышал, как ты кричала. Ты что, совсем одна? – обвел он взглядом пляж.

Клодия попыталась ответить, но пересохшее горло не могло издать ни звука. Она кивнула.

Юноша быстро отбрасывал песок, его красивое темное лицо было сосредоточенно неподвижно. Он взял ее за руку и потянул:

– Можешь встать?

– Н-надеюсь, – запинаясь, ответила Клодия, – у меня голова немного кружится.

– Ты здорово обгорела, – сказал парень озабоченно.

– Наверное, я заснула, – проговорила Клодия, позволив ему поставить себя на ноги. – Я осталась одна. Не знаю, куда подевались мои подруги. Я…

Она стояла пошатываясь, вцепившись в его руки и жмурясь на солнце. Белый песок слепил глаза, он был почти того же цвета, как свежевыкрашенная пристань Дрекселлов чуть дальше по берегу.

– Если бы ты не проходил мимо… – ее голос замер. Она тряхнула головой, стараясь избавиться от мокрого песка, застрявшего в ее прямых каштановых волосах. – У меня даже волосы болят! – воскликнула она.

Мокрый липкий песок, сплошь покрывая тело, приклеился к коже. Все зудело. Она попробовала стряхнуть песок с ног.

– Надо будет принять душ, – вздохнула Клодия.

– Ты живешь там, наверху? У Дрекселлов? – юноша махнул в сторону утеса.

– Ага, – кивнула Клодия.

– Я помогу тебе, – тихо сказал он. – Обопрись рукой мне на плечи.

Она послушно выполняла его указания. Его тело было на удивление прохладным. От океана, догадалась она. Девушка неловко прислонилась к нему. По сравнению с ее горящей кожей он казался таким холодным!

“А он, в самом деле, очень симпатичный, – невольно подумала Клодия. – И сильный”. Ей понравились его темные глаза.

– Меня зовут Клодия, – представилась она. – Клодия Уокер. Я приехала в гости к Марле Дрекселл.

Держась рукой за его плечи, девушка дошла до крутой лестницы, ведущей в поместье Дрекселлов. Она ждала, когда парень скажет, как его зовут.

– Тебе сейчас же надо будет чем-нибудь смазать ожог, – проговорил он. Юноша держал ее за талию, помогая подниматься по узким деревянным ступеням.

– Как тебя зовут? – спросила Клодия. Он запнулся. Наконец ответил:

– Дэниел.

– Ты живешь поблизости? – спросила Клодия.

– Не совсем, – ответил он со странной улыбкой.

Опечаленная, она задала себе вопрос: “Он надо мной смеется?” Она поняла, что хочет понравиться Дэниелу.

“Для него я просто нелепа. Закопанная по самую голову, и с лицом, красным как помидор?.

Наверху лестницы была калитка из металлической сетки. Клодия схватилась за нее и потянула на себя. Калитка лязгнула, но не открылась.

– Здесь всегда заперто, – сказал Дэниел. – Дрекселлы очень оберегают свою собственность. Еще у них есть сторожевая собака. – Он наклонился и пошарил в кустарнике, пока не нашел черный металлический ящичек. Приподнял крышку, под ней были кнопки. Клодия смотрела, как он набирает код. Калитка щелкнула и распахнулась.

– Откуда ты знаешь код? – спросила Клодия и неуверенно ступила на траву.

Он одарил ее таинственной усмешкой:

– Я много чего знаю.

Почувствовав себя сильнее, Клодия прошла через парк вокруг дома мимо теннисных кортов и бассейна по направлению к задней террасе. Приблизившись к террасе, она увидела испуганное выражение на лице Марлы за раздвижной стеклянной дверью.

Дверь открылась, оттуда выбежала Марла в белом теннисном костюме, за ней следовали Джой и Софи.

– Клодия, что ты там делаешь? – вскрикнула Марла. – Мы думали, ты наверху.

– Что? – изумилась Клодия. – Вы… Вы оставили меня там внизу жариться!

– Нет! – вскрикнула Джой. – Мы тебя закопали, а потом ушли гулять. Когда пришли, Марла сказала, что ты вернулась домой, и мы тоже пошли сюда!

– Поверить не могу, что вы зарыли меня спящей в песок и ушли! – рассердилась Клодия.

– Честное слово, мы тебя не видели! – запротестовала Софи.

– Ой! Посмотрите на ее лицо! – воскликнула Джой.

– Мы не знали, что ты еще там. Как же ты сама добралась сюда? – спросила Марла.

– Мне помог Дэниел, – сказала Клодия.

– Кто?

– Если бы не Дэниел… – начала Клодия и обернулась, чтобы показать его. Сзади никого не было. Он исчез.


* * *


Первым “происшествием” этой недели было то, что Клодию бросили на солнце. Следующее “происшествие” случилось на следующее утро.

Еще через некоторое время девушки поняли, что в особняке Дрекселлов происходит нечто странное.

А сейчас все, о чем могла думать Клодия, было лечение обгоревшего лица. Она сходила в душ и переоделась в свободное желто-голубое платье без рукавов. Марла принесла в комнату Клодии флакон лосьона из алоэ и банку успокоительного крема для кожи. Она заставила Клодию выпить целую бутыль воды.

– Мне, правда, так стыдно, – повторяла Марла. – Никогда себе не прощу. Когда мы возвращались, то шли с дюн по другой дороге. Я просто подумала…

– Я даже не помню, как уснула, – сказала Клодия, с неприязнью изучая свое ярко-красное лицо в зеркале на туалетном столике. – Должно быть, это из-за того нового лекарства, которое врач прописал мне от аллергии. – Она тяжело вздохнула: – Похоже, будут волдыри. А потом кожа облезет. Буду выглядеть, как чудовище!

– Нормально выглядишь, – неубедительно отреагировала Марла. – Мне нравятся твои волосы. Ты их отпускаешь?

– Угу, – Клодия откинула назад каштановые волосы и стала втирать в лицо еще больше крема. – Больше никогда не выйду на солнце, – пробормотала она.


* * *


Ужин был накрыт в большой, парадной столовой. Четыре девушки сидели кучкой на краю длинного стола с мраморной столешницей. Гигантская хрустальная люстра нависала над центральной орнаментальной вазой с белыми и желтыми цветами.

– Для меня все это несколько непривычно, – призналась Софи, смущенно оглядывая комнату. – Тебе придется объяснять мне, когда какой вилкой пользоваться.

– Не придется, – сухо ответила Марла. – Ведь у нас на ужин чизбургеры и картофель фри.

Все рассмеялись. Казалось забавным есть чизбургеры с жареной картошкой среди всего этого великолепия.

– Альфред жарит гамбургеры там, на террасе, – сказала Марла. – По крайней мере, я надеюсь, что это гамбургеры. Он очень близорукий. Может поджарить пса и сам не заметит!

Софи и Клодия засмеялись, а Джой вздохнула и сделала вид, что чем-то подавилась.

Девушки познакомились с Альфредом, как только приехали. Это был веселый полный мужчина среднего возраста с розовой облысевшей головой и крошечными серыми усиками под носом в форме луковицы. Марла объяснила, что на всю неделю он единственный из персонала остался работать, а остальным родители дали отпуск.

Сейчас он входил в комнату, обеими руками держа большую серебряную салатницу.



– Я положу салат, – сказала ему Марла.

– Гамбургеры почти готовы, – сообщил Альфред, поставив салатницу на стол рядом с ней. Когда он выходил из комнаты, его ботинки сильно скрипели.

Марла поднялась и начала раскладывать салат в фарфоровые тарелки.

– Нам будет так интересно, – восторгалась она. – Я так по вас соскучилась, правда! Простите, что долго не писала.

Расставив тарелки, Марла снова уселась на стул.

Все четверо взяли вилки и принялись есть.

– Ну, кто первая? – улыбнувшись, спросила Марла. – Кто хочет рассказать, что в ее жизни произошло нового и интересного?

Возникла пауза.

– Не отвечайте все разом, – пошутила Марла, вращая глазами.

Клодия жевала кусочек огурца и напряженно думала. Что бы рассказать? Для нее год был не таким уж веселым.

Она обвела взглядом других девушек.

К ее удивлению, она заметила, что лицо Джой приняло напряженное выражение, а из-за чего, непонятно.

– Джой… – начала Клодия. Но ее голос был заглушен громким воплем ужаса, вырвавшемся у Джой.

Глава 4 Юноша-призрак

Визжа, вцепившись себе в волосы обеими руками, Джой выпрыгнула из-за стола. Ее стул опрокинулся, с грохотом стукнувшись о паркет.

– Джой, что случилось? – вскрикнула Марла. – Что?

Вся дрожа, Джой указала дрожащим пальцем на тарелку с салатом.

Клодия наклонилась и заглянула в тарелку. На ее лице появилась брезгливость, когда она увидела жирного коричневого червя, ползущего по салатному листу.

Софи вскочила и обняла Джой за плечи:

– Что случилось? В чем дело?

– Червяк, – тихо сказала Клодия. – Большой и коричневый.

Джой закрыла лицо руками.

– Извините меня, – невнятно произнесла она, – не хотела вас пугать. Вы же знаете, я… вы знаете, я смертельно боюсь жуков и червяков.

Софи крепче обняла Джой. Марла громко звала Альфреда.

– Я ужасно боюсь жуков, – повторяла Джой, – даже после лагеря.

“Все мы с тех пор изменились, – грустно подумала Клодия, – особенно после того случая прошлым летом”.

Но сейчас не хотелось об этом думать. Хотелось хорошо провести эту неделю, веселиться с подругами, а не думать о том, что произошло в прошлом году.

Подпрыгивающей походкой Альфред вошел в комнату. На его розовом лице читалась беспокойство:

– Какие-то проблемы, мисс? Марла указала пальцем на тарелку:

– Джой нашла в своем салате червя! Альфред раскрыл рот и застыл. Затем к нему вернулось самообладание.

– Я так сожалею, – сказал он, суетливо подбирая тарелку. Он поднес ее близко к лицу, пытаясь обнаружить червяка. – Салат местный, – сказал он и моментально исчез вместе с посудой.

Когда он ушел, Софи засмеялась:

– Это что, объяснение? Что салат рос тут? Клодия и Марла тоже захохотали.

– Полагаю, червяк тоже рос здесь! – пошутила Клодия.

– Иногда Альфреда трудно понять, – сказала Марла, покачав головой. – Жаль, у него нет очков. В очках он бы подавал к столу меньше червяков.

Джой наклонилась, чтобы поднять кресло. Казалось, она успокоилась, откинула черные волосы назад и села, жизнерадостно поблескивая глазами.

Взглянув на подругу, Клодия вспомнила, что Джой всегда была самой эмоциональной и самой эффектной из всей компании. Именно поэтому она очень нравилась Клодии. Джой была ей полной противоположностью. Клодия же все время была очень тихой и сдержанной. “Я никогда не показываю своих настоящих чувств”, – подумала она.

Погруженная в свои мысли, Клодия вдруг поняла, что Марла задает ей какой-то вопрос.

– Извини, что ты сказала? – отозвалась она.

– Я спросила о том парне, – повторила Марла. – Ты что-то рассказывала, как он выкопал тебя из песка.

– Да, расскажи о нем! – с нетерпением попросила Софи, водрузив очки на нос. – В этой местности мальчики встречаются?

Вернулся Альфред, он нес гигантский серебряный поднос, заваленный горячими чизбургерами. Вскоре он пришел опять с миской картофеля фри и подносом приправ для чизбургеров.

Девушки разобрали еду раньше, чем Клодия ответила на вопрос Марлы:

– Он сказал, его зовут Дэниел. Он купался, а потом увидел меня, закопанной там.

– Купался? На нашем пляже? – воскликнула Марла, сузив глаза. – Как он выглядел?

– Неплохо, – ответила Клодия. Высокий, очень привлекательный, с черными волосами. Красивая фигура, кажется, он тренированный.

– И он сказал, что его зовут Дэниел? – допытывалась Марла. Клодия кивнула.

– Странно, никогда его не видела, – задумчиво произнесла Марла. – Никогда на нашем пляже ни одного парня не было.

– Но ты должна знать его! – настаивала Клодия. – Ведь он знал код от задней калитки. Марла даже уронила чизбургер на тарелку:

– Что?

– Это он впустил меня, – сказала Клодия.

– Но это невозможно, – возмутилась Марла. В ее голубых глазах появился страх. – Никому не известный парень знает код от нашей калитки? Слушай, Клод, ты, должно быть, перегрелась на солнце?

– Да, благодаря тебе! – ответила Клодия, сама удивившись своему гневу.

– Это была галлюцинация. Ты вообразила этого Дэниела, – сказала ей Марла.

– Вообрази еще одного для меня! – пошутила Софи.

Все рассмеялись.

– Он был настоящий! – стояла на своем Клодия. – Он спас мне жизнь”. Она откусила чизбургер. Из булки выскочил кусочек помидора и упал ей на колени. – Не мой день, – пробормотала девушка, пытаясь подобрать его.

– Но здесь нет парней, – возбужденно заговорила Марла. – И, тем более, таких, которые знают код. Таких, которые…

Марла остановилась на середине фразы и тихо охнула, одновременно закрывая рот рукой. Ее голубые глаза расширились, она наморщила лоб, недовольно сдвинув брови.

– В чем дело, Марла? Ты тоже нашла червяка? – взволнованно спросила Джой, держа свой чизбургер обеими руками прямо перед собой.

– Ну да! – пробормотала Марла, не обратив внимания на вопрос Джой. – Конечно! – покачала она головой и подняла глаза на Клодию, пристально рассматривая ее через стол.

– Что? Что? – спросила Клодия, протянув ей руку.

– Это не человек, – ответила Марла приглушенным шепотом. – Я знаю, кто это, Клод, и это не человек.

– Что ты хочешь сказать, Марла?

– Это привидение, – рука Марлы дрожала под ладонью Клодии. – Это был Призрак Юноши.

Глава 5 Тени

Клодия рассмеялась:

– Будь серьезной, Марла. Он был реальным. И сказал, что его зовут Дэниел.

– Я тоже думала, что он реален, – мягко ответила Марла с торжественным видом. – Каждый раз, когда я его вижу, он кажется мне настоящим. Но это не так. Он – призрак.

Глаза Джой радостно заблестели: – Ты хочешь сказать, у тебя дом с привидениями?

Марла кивнула и указала на высокое окно за спиной. – Думаю, он живет во флигеле для гостей, – ответила она Джой, – там я его вижу чаще всего.

– Ты часто его видишь? – спросила Джой.

Софи отодвинула тарелку и внимательно взглянула через стол на Марлу. С губ Клодии не сходила скептичная улыбка.

– Как-то я видела его на теннисном корте, – сказала Марла, переводя синие глаза с одной девушки на другую. – Он был одет в белый старомодный костюм, очень чопорный. У него была какая-то нелепая, думаю, деревянная, ракетка. А на лице было очень грустное выражение. Я махнула ему рукой.

– Ты с ним играла в теннис? – с сарказмом спросила Клодия.

Марла покачала головой, не обратив внимания на интонацию подруги: – Он обернулся ко мне и понял, что я его вижу. Секунду он глядел на меня, так печально, а потом исчез. Она щелкнула пальцами: – Паф! Прямо в воздухе!

Клодия сузила глаза и внимательно посмотрела на Марлу.

– Ты серьезно? – спросила она.

– Да, это правда, – ответила Марла.

– Но тот парень был реальный! – запротестовала Клодия. – Он разгреб руками песок, поставил меня на ноги. Я прикасалась к нему, Марла. Я держала его рукой за плечи. Крепкие, настоящие плечи.

– И тебе ничего не показалось странным? спросила Марла.

– Ну, – заколебалась Клодия, – у него была очень холодная кожа. Но…

– Вот видишь? – Марла победоносно хлопнула ладонями по столу. – Его кожа была холодная, потому что он мертвый, Клод.

Клодия открыла рот.

– Он говорил, что только что искупался, – сказала она задумчиво. – Его кожа была холодной от воды.

– Нет, – покачала головой Марла. – Это было его объяснение. Он мертвый, Клод. Он мертв уже сто лет.

– Откуда ты все знаешь? – возбужденно спросила Джой, закручивая прядь черных волос в спираль надо лбом. – Ты с ним разговаривала?

– Нет, – ответила Марла, обернувшись к Джой. – Когда мы покупали этот участок, это рассказывал агент по недвижимости. Он говорил, что сто лет назад в гостевом флигеле убили юношу. Убийцу не нашли. Агент говорил, что с тех пор юноша появляется возле дома, ходит купаться один и гуляет в саду.

Марла отхлебнула холодного чая и продолжила глухим голосом:

– Я видела его три раза. Последний раз он подошел очень близко. Думаю, хотел что-то спросить, но постеснялся. Я сказала ему “Привет!”, и он исчез.

– О! – прошептала Джой, покачав головой.

– Он очень красивый, – сказала Марла, – в старомодном стиле.

– Странно, – пробормотала явно несколько испуганная Софи.

– Хочу на него посмотреть, – заявила Джой. – Я верю в привидения и всегда мечтала увидеть хоть одно.

– У него такая холодная кожа, – проговорила Клодия. – Даже под горячим солнцем кожа была холодной. Холодная, как смерть. – Она содрогнулась. – Не могу поверить, что сегодня днем мне жизнь спас призрак.

К ее удивлению, Марла расхохоталась.

– Ну, тогда не верь! – воскликнула она.

– Что? – Марла ее озадачила. – Что ты имеешь в виду?

– Я все придумала, – призналась Марла, разразившись ликующим смехом и сверкая глазами.

– Ты – что? – в унисон воскликнули Клодия и Джой. Ошеломленная, Софи водрузила очки на нос.

– Я все придумала! – сказала им Марла, не в силах скрыть удовольствия. – Всю историю. Юноша-призрак не существует. Убийства во флигеле не было. Не было печального мальчика на теннисном корте.

– Марла! – сердито закричала Клодия. Она встала, схватила Марлу за шею и сделала вид, что хочет ее задушить. Марла корчилась от хохота.

– Я ей поверила! На самом деле, поверила! – призналась Джой.

– Я – тоже, – качая головой, сказала Софи.

– Жаль, у меня не было видеокамеры, – ликуя, кричала Марла. – Выражение ваших лиц! Такие серьезные! – Она повернулась к Клодии: – А ты меня, в самом деле, удивила, Клод. Именно ты в лагере всегда пугала нас своими безумными рассказами о привидениях. У тебя дикая фантазия. Как же ты поверила моей маленькой дурацкой истории?

Клодия почувствовала, что покраснела от смущения и злости одновременно. – Парень действительно помог мне! – шумно настаивала она. – Дэниел на самом деле спас меня. И он действительно испарился!

– Да, действительно! – крикнула Марла и снова стала смеяться.

– Ну, Дэниел, – насупившись, подумала Клодия, – если ты не привидение, то кто ты?


* * *


Клодия раздвинула белые кружевные занавески и всматривалась в ночь через стеклянные двери своей комнаты. Даже когда они были закрыты, отчетливо слышалось биение океана о берег.

Лампы бросали желтые конусы света на черную лужайку. Теннисный корт и квадратный плавательный бассейн были освещены почти так же хорошо, как днем.

После ужина девушки смотрели “Пока, Птичка”. Марла взяла это видео напрокат. Клодии этот старый мюзикл казался совершенно уморительным. Все оглушительно хохотали, глядя на курьезную одежду парней в стиле пятидесятых и на их показное пренебрежение к девушкам.

– Такие тупые девчонки! – воскликнула Софи. – Только и думают, как угодить ребятам!

– Ага. А сейчас все по-другому, – ответила Клодия, вращая глазами.

После кино они пожелали друг другу спокойной ночи и отправились наверх по своим комнатам. Клодию клонило в сон, лицо пылало от солнечного ожога, а по спине пробегал холодок. Она решила принять горячую ванну. Потом переоделась в длинную ночную рубашку и осторожно нанесла на лицо еще крема.

Зевая, она облокотилась на стеклянную дверь и перед тем, как укрыться одеялом, бросила последний взгляд на лужайку за домом. Она казалась такой роскошной и красивой. Слушая неясный шум океана за скалой, девушка чувствовала себя так, будто оказалась в фантастическом мире.

Клодия ахнула, увидев, что в окне гостевого флигеля мерцает свет.

Прикрыв ладонями лицо, чтобы сузить обзор, она прищурилась.

Да.

В окне флигеля двигалась тень.

В нем виднелся бледный свет.

– Там кто-то есть, – думала Клодия, всматриваясь и прижав нос к стеклу.

На секунду ей показалось, что она узнала темную фигуру.

“Это Дэниел?” – спрашивала она себя.

Это Юноша-Призрак?

Потом ледяная рука, холодная как смерть, схватила Клодию за плечо.

Глава 6 Удар

Клодия закричала от испуга. Она повернулась, едва переводя дыхание и готовясь закричать снова.

– Ой, извини. Я не хотела тебя пугать, – опустила голову Марла.

– Марла! Я… Я… – запиналась Клодия, еле дыша. Она все еще чувствовала холод руки Марлы.

– Ты была так поглощена тем, что снаружи, что не слышала, как я зову тебя, – сказала Марла, глядя своими голубыми глазами прямо подруге в лицо.

Клодия отступила, чтобы задернуть занавеску над стеклянной дверью.

– Я увидела чью-то тень, – объяснила она Марле, – в гостевом домике.

– Да? – удивилась Марла. Она подошла к стеклянной двери и раскрыла занавеску.

– Свет. Во флигеле для гостей, – повторила Клодия.

– Нет, – сказала Марла, качнув головой. – Там никого нет, Клод. Флигель пустует все лето.

– Но я кого-то видела… – начала Клодия.

– Вероятно, отражение, – сказала Марла, отойдя назад. – Эти лампы такие яркие. Папа их поставил, чтобы отпугивать жуликов, но от них так много света. Должно быть, ты видела отражение в окне флигеля, вот и все.

– Может быть, – с сомнением отозвалась Клодия.

– Я просто вошла спросить, не нужно ли тебе чего, – сказала Марла.

– Нет, спасибо. Все хорошо, – ответила Клодия. Она зевнула: – Солнце, и правда, выбило меня из колеи.

– Да, сильный ожог, – согласилась Марла.

Клодии показалась странной интонация, с которой Марла это произнесла. В этой фразе не было сочувствия. Марла была довольна.

– Нет, я просто слишком устала, – ругала себя Клодия. – Какая-то паранойя начинается.

Она пожелала Марле спокойной ночи, выключила свет и юркнула под шелковистые простыни огромной постели под балдахином.

Спустя несколько секунд она погрузилась в сон, перед ней плыло темное красивое лицо Дэниела, Юноши-Призрака.


* * *


Проснувшись на следующее утро, Клодия с удовольствием потянулась в кровати.

Утреннее солнце пробивалось сквозь шелковые занавески на стеклянных дверях. Одна дверь была приоткрыта на несколько дюймов, чувствовался соленый морской воздух, и был слышен прибой. “Из любого места в этом доме я слышу океан” – подумала она с улыбкой.

Она сбросила простыню и села на кровати, любуясь изысканно обставленной комнатой.

Туалетный столик красного дерева и зеркало стояли прямо напротив кровати. Рядом был комод в том же самом стиле. У примыкающей стены находился маленький вычурный письменный стол с писчей бумагой и авторучкой. Хрустальная ваза со свежими цветами стояла на краю стола, а на туалетном столике расположились флакончики с духами.

Эта спальня разительно отличалась от тесной комнатки на Фиар-стрит, где они жили вместе с младшей сестрой Кэсс. “Я бы не отказалась от этой роскоши”, – решила Клодия.

Что чувствовала Марла, живя так все время? Она хоть замечает, как вокруг красиво?

Клодия мало знала о семье Марлы, знала только, что ее отец Энтони Дрекселл – финансовый магнат. Он зарабатывал деньги, скупая фирмы по всему земному шару, и, кажется, Марла общалась с ним, делая телефонные звонки то в Вену, то в Стокгольм, то в Барселону.

Миссис Дрекселл, по словам Марлы, была дамой высшего света. Она всюду сопровождала мужа и проводила все свое время в благотворительных поездках по миру.

“Марле, должно быть, одиноко”, думала Клодия. Не удивительно, что ей хотелось провести неделю с кем-нибудь, чтобы не оставаться одной в этом огромном доме. Альфред казался хорошим человеком, но для компании он не годился.

Клодия выбралась из постели и уселась за туалетным столиком, чтобы осмотреть свой солнечный ожог. Кожа все еще хранила пугающий красноватый оттенок, и было больно поднимать брови, морщить нос или даже улыбаться.

– Что с тобой, Клодия? – спросила она свое отражение. Она обгорела на солнце первый раз за много лет. Было глупо соглашаться, чтобы ее зарыли в песок, еще нелепее было уснуть на солнце, хотя и лекарство от аллергии тоже сделало свое дело.

Почему никто из девушек не разбудил ее? Невозможно поверить, что о ней просто забыли. Они же знали, как быстро она обгорает. Как же можно было вот так оставить ее спать?

Клодия смягчила лицо гелем из алоэ и стала быстро одеваться. Она натянула желтую футболку, черные эластичные шорты, белые кроссовки и направилась вниз по лестнице мимо комнат Джой и Софи. Их двери были все еще закрыты.

Клодия взглянула на часы. Было девять утра. Накануне все легли спать довольно рано. “Как они могут столько спать в такое солнечное утро?” – недоумевала девушка.



Внизу, на кухне, она обнаружила Марлу в белых новеньких шортах и бледно-розовом топе.

– Альфред приготовил нам фруктовый салат, печенье и сосиски, – сказала Марла, указывая жестом на ряд бело-голубых фарфоровых тарелок на сервировочном столике. – Клади себе сама.

– Кажется, Джой и Софи все еще спят, – заметила Клодия.

– Джой не любит вставать раньше полудня, – напомнила ей Марла.

– А Софи обожает делать все, как Джой, – добавила Клодия с улыбкой.

Так оно и было. В лагере “Полная луна” Софи просто молилась на Джой и копировала каждый ее шаг.

– Сыграем в теннис, пока они не проснулись? – предложила Клодия, накладывая фруктовый салат в миску. Теннис был любимым спортом Клодии. В лагере, как она помнила, они с Марлой играли почти на одном уровне, но Марла говорила, что ее отец собирался нанять ей частного тренера, так что теперь она, вероятно, играла потрясающе.

– Ну, ладно, – ответила Марла с неохотой. – Короткий матч. Тебе нельзя долго оставаться на солнце, Клод.

– Буду осторожной, – пообещала Клодия. Опять у нее возникло неприятное чувство, будто Марла злорадствовала по поводу ее ожога. Она поставила на стол салат из фруктов и постаралась не обращать на это внимания.


* * *


Игра в теннис оказалась не тем, что ожидала Клодия.

Марла ничего не могла сделать правильно. В лагере у нее никогда не было проблем с приемом подач Клодии, но сейчас она не смогла парировать ни одного мяча.

– Солнце бьет в глаза, – оправдывалась она, мотая головой и топая ногой по красной глине корта.

Они поменялись.

К изумлению Клодии, Марла ошибалась в счете, бешено крутилась по площадке и поднимала мячи высоко в воздух, словно новичок.

“Из– за этих частных тренировок она совсем разучилась играть!” -подумала Клодия. Она выиграла несколько сетов подряд и даже не вспотела.

– Сегодня попросту не мой день. Мышцы устали или еще что-нибудь! – с сожалением воскликнула Марла и в сердцах швырнула ракетку.

– Может быть, легко выиграешь у меня в другой раз, – подбежав, успокоила ее Клодия.

Марла мрачно смотрела на носки собственных кроссовок и избегала встречаться взглядом с Клодией.

– У меня давно не было практики, – бормотала она. – Совсем в этом году не играла.

Клодая шагала сбоку от нее, они медленно возвращались в дом. Клодия осторожно положила руку на плечо Марлы:

– Наверное, тебе грустно опять видеть нас? Марла обернулась, широко раскрыв голубые глаза:

– Грустно?

– Знаешь, – продолжала Клодия, – ведь ты не встречалась с нами с момента катастрофы, когда погибла твоя сестра.

Лицо Марлы густо покраснело. Она выдернула из волос ленту, и они свободно рассыпались.

– Я не хочу говорить об Элисон, – ответила она, все еще избегая взгляда подруги.

– Мы все помним о ней, – заговорила Клодия. Мы понимаем, что ты чувствуешь, Марла. Мы…

– Я же сказала, – резко вскрикнула та, – что не хочу об этом говорить. – Внезапно Марла обернулась, глаза сузились, щеки покраснели, и она в гневе бросилась к дому.


* * *


Вернувшись, наконец, в дом, Клодия с радостью увидела, что Марла успокоилась. Джой, Софи и Марла сидели за белым столиком под зонтиком на террасе, болтали и поглощали завтрак. Позади них что-то весело напевал Альфред, обрезая ряд рододендронов рядом с гостевым домиком.

– Как сыграли? – спросила Джой Клодию, когда та переставляла шезлонг в тень зонтика.

– Она позволила мне выиграть, – пошутила Клодия, глядя на Марлу. – Хочет, чтобы я стала самонадеянной, а потом сотрет меня в порошок. Марла с усилием улыбнулась.

– Клодия стала играть гораздо лучше, – произнесла она и налила себе стакан апельсинового сока из высокого стеклянного кувшина.

– Похоже, сегодня замечательный день для пляжа! – воскликнула Джой, подняв глаза к безоблачному голубому небу.

– Мне уже не терпится искупаться! – заявила Софи.

– Альфред упаковал нам кое-какую еду, – сказала им Марла. – Можем взять его с собой вниз и поесть прямо на пляже.

– Надеюсь, там хорошие волны, – сказала Марле Джой. – Хочу поплавать на одной из твоих досок.

– Волна всегда довольно сильная, – объяснила ей Марла. – Там нет никаких отмелей или волнорезов. – Она выпила апельсиновый сок и повернулась к Клодии:

– Ты хочешь остаться здесь, чтобы не сидеть на солнце?

Клодия заколебалась:

– Нет. Думаю, можно взять пляжный зонтик, воткнуть в песок и лежать под ним в тени.

– Неплохая мысль, – согласилась Марла. Она позвала Альфреда, чтобы тот принес из кладовой пляжный зонтик.

Вскоре четыре девушки уже шли через лужайку позади дома к лестнице, ведущей вниз к океану. Клодия несла на плече полосатый желто-белый пляжный зонт. Впереди нее Марла и Джой держали за ручки большой пластиковый переносной холодильник с обедом. Софи шагала впереди.

Они приблизились к краю утеса. Шум океана усилился.

Хотя еще не было одиннадцати, стояла жара. Воздух был влажным и тяжелым, не чувствовалось ни малейшего дуновения.

“Поплаваю немного, – подумала Клодия, переложив тяжелый пляжный зонтик на другое плечо. – Намажу лицо кремом от солнца, ожог хуже не станет”.

Они в нерешительности остановились перед металлической калиткой.

– Просто поверни ручку, – Марла подсказала Софи, – и она откроется.

Клодия, держа зонтик на весу, наблюдала, как Софи взялась за овальную ручку калитки.

Потом она увидела, как девушка замерла, когда в калитке что-то громко треснуло.

Клодия ахнула от страха. Тело Софи отбросило, и оно рухнуло на землю.

Глава 7 Неожиданные гости

Первой пришла в себя Марла.

Она кинулась к контрольной панели, спрятанной в низкорослом кустарнике, и переключила тумблер.

Клодия отшвырнула зонтик и нагнулась к лежащей на земле подруге.

Софи смотрела вверх мутными глазами. Очки с нее слетели, Клодия подобрала их с земли.

– Софи, как ты? – спросила Клодия, держа в руках ее очки.

– Кажется, ничего, – Софи моргнула, потом еще. Ее бледное, как у призрака, лицо снова порозовело.

Марла стояла на коленях рядом с Клодией, она склонилась над Софи.

– Ты получила опасный удар, – сказала Марла, покачав головой.

Казалось, Софи была смущена. Она попробовала сесть:

– Все тело гудит.

Марла осторожно помогла подруге подняться. Она обернулась к дому и, сложив руки рупором, позвала Альфреда.

Его нигде не было. Должно быть, он уже ушел в дом.

– Не понимаю, – говорила Марла, глядя на Клодию. – Решительно ничего не понимаю. В дневное время электричество должно выключаться.

Софи застонала: – Ой! – Стала тереть сзади шеи: – Здесь болит. Мышцы совсем свело.

– Ты уверена, с тобой все в порядке? – спрашивала Джой, все еще стоя в стороне. – Может, голова кружится или что-то вроде того?

– Все нормально, – ответила Софи, массируя заднюю часть шеи. – Ой, но это было, в самом деле, больно.

– Тебя же могло убить! – вскрикнула Джой. Под открытым топом, который она надела сверху купальника, было видно, как дрожали ее плечи.

– Джой, пожалуйста! – глухо, но раздраженно проговорила Марла. – Возьми себя в руки и не усугубляй.

Джой пробормотала слова извинения.

– Софи, – тихо спросила Клодия, – тебе лучше?

– Да, – кивнула Софи. – Но, боюсь, от удара током мои волосы сделались еще курчавее.

Все, кроме Марлы, рассмеялись.

Она выпрямилась и, сжав кулаки, шагала взад-вперед. – Я не понимаю! – все бормотала она. – Днем должно быть выключено. Система отключается автоматически.

– Может быть, таймер сломался, – предположила Клодия, помогая Софи встать на ноги. Софи взяла у Клодии очки и надела их дрожащей рукой.

– Ее могло убить! – повторила Джой.

Марла бросила на Джой недовольный взгляд. Затем ее выражение смягчилось, и она повернулась к Софи: – Прости. Правда, извини. Хочешь вернуться в дом?

– Нет, ни за что! – заявила Софи, сделав Марле знак остановиться. – Со мной все в порядке. Правда! Сердце колотится, но чувствую себя хорошо. Пошли вниз, на пляж. Не надо портить такой прекрасный день.

– Но удар… – начала Джой.

– Окончательно меня разбудил, вот и все, – сказала Софи, стараясь улыбнуться. – Правда. У нас только неделя, чтобы побыть вместе, и я не хочу ее портить.

– Ну, если ты уверена… – начала Марла, глядя Софи в лицо.

– Ладно, – сказала Софи. – Тогда буду сидеть в тени с Клодией, хорошо? Отдохну в тени. Тело немного покалывает. Я чуть-чуть ослабла, вот и все.

Марла задумчиво оглядела Софи, потом пожала плечами:

– Хорошо, но сразу же скажи, если плохо себя почувствуешь.

Софи согласилась.

Джой в конце концов успокоилась и одна подняла тяжелый переносной холодильник.

– Мы все тут, как еда, – пошутила Клодия. – Сначала я испеклась на солнце, теперь Софи чуть не изжарилась из-за калитки.

Это легкое замечание Клодии Марла приняла близко к сердцу. – Но ведь это случайности? – раздраженно отреагировала Марла, как бы споря с Клодией.

– Ну, да, – быстро ответила Клодия, повысив голос. – Конечно же, Марла, это просто случайности.

– Не беспокойтесь, когда мы вернемся, я поговорю с Альфредом, – проговорила Марла тихим и злым голосом.


* * *


Они не спеша спускались по деревянной лестнице, впереди шла Марла. Далеко внизу Клодия видела сверкающий сине-зеленый океан, окаймленный белизной пены по песчаному берегу.

Воздух становился более прохладным и соленым, но жаркое солнце все еще припекало плечи Клодии.

Пока Клодия спускалась со ступеней и ступала на песок пляжа, Марла раскинула одеяло. Джой опустила тяжелый короб с продуктами. Она расстелила собственное пляжное полотенце броских цветов, стянула с себя топ, обнаружив под ним ярко-зеленое бикини, и сразу же стала расчесывать длинные черные волосы.

– Да, вот это никак не изменилось со времен лагеря, – холодно подумала Клодия. – Джой не упускает возможности расчесать волосы.

Марла разостлала одеяло на значительном расстоянии от лестницы. Когда Клодия потащилась к нему вместе с Софи, то почувствовала, как обжигающие песчинки просачиваются сквозь ремешки обуви на ногах.

“Ну и зной!” – подумала Клодия, бросив взгляд на солнце, казалось, заполнившее собой все небо.

Под руководством Марлы она установила пляжный зонтик у края одеяла и, навалившись всем телом, закопала его конец поглубже в песок.

Лишь только зонт раскрыли, Софи юркнула в его тень и растянулась на животе. Клодия добралась до пляжной сумочки и принялась покрывать обожженное лицо толстым слоем розового крема от солнца.

– Великолепно выглядишь, да-агуша! – скартавила Джой.

– Ой, замолчи, – смеясь, пробормотала Клодия. Она поправила бретельки цельного лилового купальника и стала наносить крем на всю кожу.

Тем временем Джой отложила щетку для волос и втирала светлое масло для загара в свое уже и без того загоревшее тело.

Клодия обернулась к Марле, которая все еще разглаживала одеяло. “Надо же, – подумала Клодия, глядя на стройную спину Марлы. – Она совсем не загорела. Наоборот, очень бледная”.

Странным это показалось потому, что Марла рассказывала им, что провела большую часть лета здесь, на пляже.

– Как же ей удавалось все лето прятаться от солнца? – недоуменно подумала Клодия.

Ее мысли были прерваны возгласом Джой. Клодия увидела, что подруга сидит на одеяле и, прикрывая глаза рукой, что-то высматривает на воде.

– Кажется, у нас есть компания, – объявила она.

Из моря уверенно выходили двое парней. На них были мокрые безрукавки, а подмышками они несли черно-розовые доски для серфинга.

Клодия прикрыла рот рукой, чтобы заглушить испуганный возглас.

Она видела, что одним из них был Дэниел. Дэниел – Юноша-Призрак.

Глава 8 Давайте повеселимся

Двое парней вышли на песок в мокрой одежде, с которой стекала вода.

Прикрыв от солнца глаза рукой, как козырьком, Клодия поняла, что это вовсе не Дэниел. Какой-то другой, высокий темноволосый парень.

“Что со мной творится? Неужели действительно что-то неладное?” – спрашивала она себя, наблюдая за приближавшимися ребятами.

Они бросили на песок доски для серфинга, а она их разглядывала. Лет семнадцати, оба крепкие, мускулистые.

Тот, которого Клодия приняла за Дэниела, был худым, стройным, с короткими темными волосами и серыми глазами. Он усмехнулся девушкам, остановив взгляд на Клодии. У нее родилось неприятное подозрение, что он усмехается, видя ее лицо, покрытое розовым защитным кремом от солнца.

– Надо от них отделаться, – шепнула Марла, поправляя лифчик своего красного бикини.

– Почему? – донесся до Клодии ответный шепот Джой. – Они симпатичные.

– Эй, как дела? – крикнул второй парень с длинными светлыми волосами, плотней сбитый, почти как борец.

Его приятель взглянул вниз по берегу в сторону Саммерхэвена.

– Кажется, нас унесло дальше птичьего заповедника.

– Девочки, вы каких-нибудь птичек поблизости видели? – спросил блондин, усмехнувшись и продемонстрировав Клодии не меньше четырехсот зубов.

– Только пару додо, – грубо бросила Марла.

Клодию удивило злобное раздражение Марлы. Почему она на них так окрысилась?

Джой поднялась на ноги, откинув назад волосы и улыбаясь парням. Софи оставалась в тени под зонтом, но вроде бы тоже радовалась нежданным гостям.

Улыбки на лицах ребят слиняли. Светловолосый медленно пошел к подстилке.

– Мы просто катались на досках и попали в сильнейший подводный поток. – Он кивнул на воду. – Он идет вдоль берега. Потрясающе. Притащил нас сюда, к вершине, мы даже сообразить не успели.

– Замечательно, – саркастически буркнула Марла.

Клодия видела, как Джой закатила глаза.

– Марла, остынь, пожалуйста, – прошептала она, не сводя с ребят темных глаз.

Темноволосый парень следом за приятелем подошел к подстилке.

– Поосторожнее, если пойдете купаться, – очень серьезно предупредил он. – Попадете в него, может уволочь далеко за вершину.

Марла подбоченилась, уткнув кулаки в обтянутые красным купальником бедра.

– Спасибо за спасительную подсказку, – холодно проговорила она. – Очень мило, что вы явились нас предупредить, только это частный пляж. – Она кивнула в сторону птичьего заповедника и Саммерхэвена. – Хотите заниматься серфингом, общественный берег вон там.

– Я думал, весь берег общественный, – сказал темноволосый и усмехнулся, разглядывая ее. Потом поднял глаза на лестницу, ведущую к ее семейному особняку. – Твое семейство и весь океан закупило?

Другой парень сел на подстилку и улыбнулся Софи:

– Привет. Ты всегда такая тихоня? Софи хихикнула, сдернула очки, улыбнулась в ответ:

– Не всегда.

– Вам не кажется, что пора проваливать? – неприветливо насупилась Марла.

– Зависит от того, что у вас к ленчу, – ответил блондин, подтянул к себе сумку-холодильник, откинул крышку.

Его приятель протянул Клодии руку:

– Я Карл, это Дин. Спасибо за приглашение к ленчу.

– Ну… – Клодия не могла найти слов и взглянула на Марлу, которая прямо дымилась от негодования.

“Почему Марла так недружелюбна? – недоумевала она. – Может быть, она что-нибудь знает про этих ребят? Действительно опасается их?”

– Ну и ну! Ты, наверно, по-настоящему терпеть не можешь солнце! – воскликнул Карл, тараща глаза на намазанное лосьоном лицо Клодии, и засмеялся, тряся головой.

Клодия почувствовала, как вспыхнули щеки под толстым слоем липкой мази.

– Я… я сильно вчера обгорела, – запинаясь, пробормотала она.

Стоявший на коленях на подстилке Дин принялся опустошать сумку-холодильник.

– Да тут всего полно, – объявил он. – Жареный цыпленок, салат из картошки, куча сандвичей… Пора начать пикник! – Он поднял глаза от сумки и адресовал Марле акулью ухмылку.

Карл подошел к приятелю, заглянул в сумку с другого конца:

– Девочкам тоже хватит?

– Угу. Можно и поделиться, – кивнул Дин, усмехаясь своей многозубой усмешкой.

Разъяренная Марла, крепко сжав кулачки, хотела что-то сказать, но Джой перебила, одернув ее:

– Еды полным-полно. Почему бы не поделиться с ними?

Карл с благодарной усмешкой протянул ей блюдо с сандвичами:

– Как тебя зовут?

– Джой. Джой Биркин. – Она взяла тарелку и села рядом с Карлом.

– А я Софи Мур, – весело представилась Софи, выбираясь из-под зонта и присоединяясь к ним. – М-м-м… Цыпленок замечательно выглядит. Я жутко голодная, хоть мы только что завтракали.

Марла бурей промчалась к кромке воды, сердито игнорируя всех.

– Не обращайте внимания на Марлу. Она просто немножко стесняется, – пояснила Джой.

– А ты? – насмешливо взглянул Карл на Клодню. – Тоже стесняешься?

– И поэтому скрылась под розовой штукатуркой, – поддразнил Дин, жуя ножку цыпленка.

Клодия знала, что не должна реагировать, но умирала от смущения и понимала, что смахивает на полную идиотку.

– Тебе тоже надо так наштукатуриться, – посоветовал Карлу Дин. – Ты от этого сильно выиграешь. – Он бросил куриную кость на песок и потянулся за сандвичем.

– Эй, не сори, – упрекнул Карл приятеля и добавил: – Не забывай, ты на частном пляже.

Оба от души расхохотались, хлопнули друг друга по рукам, растопырив пятерни.

Джой принялась расспрашивать ребят про серфинг. Клодия ясно видела, что она с ними флиртует. Видели это и парни.

Перебравшись через какое-то время под зонт, Софи с Карлом тихо болтали там, потягивая из банок содовую.

Солнце на небе поднялось выше. Гребни океанских волн окрасились золотом.

– Неплохой пикник, – заметила Клодия, сознавая какую-то странность сложившейся ситуации.

– Очень плохо, что вон та принцесса не пожелала к нам присоединиться, – добавил Дин.

Клодия увидела, как Марла с напряженным от злости лицом направляется к ним большими шагами по мелкому песку.

– Вы мне оставили сандвич или хоть что-нибудь? – требовательно спросила она.

– Кое-что осталось, – подтвердил Дин. – Только ты должна попросить хорошенько.

Марла, издав раздраженный стон, скрестила на груди руки и выдавила сквозь зубы:

– Я вас хорошенько сейчас еще раз попрошу убираться отсюда!

Дин вскочил и встал перед ней.

– Эй, дай нам шанс, – умильно попросил он, расплывшись в насмешливой ухмылке, откидывая с загорелого лба прядь светлых волос. – Мы с Карлом замечательные ребята. Чего ты выпендриваешься?

– Я тебя предупреждаю, – вскипела Марла. – Просто проваливай, ладно?

Дин воинственно шагнул еще ближе к ней:

– Не порти нам веселье, Марла. Ведь тебя так зовут? Марла? – Он быстро оглянулся на приятеля, вылезавшего из-под зонта и опасливо подходившего к Дину, как бы предчувствуя осложнения. – Мы-то с Карлом надеялись, что после ленча все вместе отправимся к тебе домой и, понимаешь ли, повеселимся. – Дин снова шагнул вперед, Марла попятилась.

“Ой– ой”, -подумала Клодия, медленно поднимаясь на ноги. Обстановка накалялась.

– Отойди. Вали отсюда! – с презрительным взглядом крикнула Марла.

– Нет, правда, – настаивал Дин. – Мы с Карлом замечательные ребята. Пошли в дом. Тут внизу слишком жарко, тебе не кажется?

Карл стоял с застывшим лицом, перестав улыбаться.

“Интересно, они просто изображают из себя крутых? – думала Клодия, отступая назад. – Или действительно ищут неприятностей на свою голову?”

– Я… у меня там сторожевой пес, – предупредила Марла, оглядываясь на дом. – Ирландский волкодав. Когда-нибудь видели ирландского волкодава? Они огромные.

– Ой, я прямо трясусь от страха – воскликнул Дин, и в самом деле затрясся. – А ты, Карл?

– Остынь, – раздраженно бросил Карл. – Пошли, Дин.

– Я вот только свистну собаке, – пригрозила Марла.

– Меня собаки любят, – заявил Дин. – Я их не боюсь. – Он оглянулся на Клодию и других девушек. – Вам ведь хочется, чтобы мы с Карлом зашли в дом, правда?

– Я… по-моему, вам лучше уйти, – пробормотала Клодия, подходя к Марле.

Дин приблизился с угрожающим выражением на лице.

– Ты не собираешься нас пригласить? – вызывающе спросил он, холодно глядя на Марлу.

– Ни за что, – отрезала Марла.

И тут Клодия, не успев сообразить, что происходит, уловила быстрое движение.

И услышала громкий шлепок.

Марла с громким криком отпрянула.

Прошло много времени, прежде чем до Клодии дошло, что Дин шлепнул Марлу.

– Ох, нет, – простонала Клодия, вдруг испугавшись. – С этими парнями будут проблемы.

Глава 9 Возвращение призрака

Марла быстро обрела равновесие и уставилась на Дина. Лицо ее окрасилось в ярко-красный цвет.

– Слепень, – пояснил Дин. – Сидел у тебя на плече.

– Что? – с некоторым недоумением воскликнула Марла.

– В самом деле большой слепень, – повторил Дин. – Они кусаются.

– Но… – Лицо Марлы смягчилось.

– Я не хотел так сильно ударить, – тихо сказал Дин. – Извини, если я тебя испугал.

Клодия облегченно вздохнула, слыша, как позади нервно хихикают Джой и Софи.

– Мы лучше пойдем, – сказал Карл, поднимая свою розово-черную доску для серфинга.

– Угу, ладно, – согласился Дин, бросая на Марлу еще один виноватый взгляд. – Я правда не хотел пугать тебя, и вообще, – сказал он, а потом выпалил: – Мой отец работает на твоего отца.

– Что? – переспросила Марла.

Но ребята уже подхватили доски для серфинга, сунули их под мышки и пошли вниз по пляжу по направлению к городу.

– Спасибо за ленч! – крикнул Карл, оглянувшись назад.

– Было здорово! – добавил Дин. Клодия наблюдала, как они шагают по берегу, а из-под ног у них летят комья сырого песка.

– Давайте собираться и возвращаться домой, – хмуро сказала Марла. – Все равно здесь внизу слишком жарко.

– Марла, зачем ты так круто обошлась с ребятами? – спросила Клодия.

Марла, вытряхивая подстилку, остановилась, обернулась к Клодии и объявила:

– Родители взяли с меня обещание.

– Какое обещание? Никаких парней? – уточнила Джой.

– Родители взяли с меня обещание, что эту неделю мы с вами проведем вчетвером, – ответила Марла. – Если узнают, что с нами тут были парни, вечно будут меня пилить.

– Да они ночевать ведь не собирались! – запротестовала Джой. – Я хочу сказать, они просто случайно оказались на пляже.

– Мне ни к чему неприятности, – отрезала Марла и принялась сворачивать подстилку.

“Как странно”, – думала Клодия, помогая Софи и Джой загрузить сумку-холодильник. А потом сообразила, что на самом деле происшествие с двумя парнями не слишком отличается от обращения Марлы с ребятами в лагере прошлым летом.

Марла очень высокомерно вела себя там с ребятами. Насколько Клодии было известно, у нее имелся лишь один бойфренд, парень по имени Майкл, и они провели вместе всего пару месяцев.

А вот Джой флиртовала так же легко, как дышала. Софи изо всех сил старалась копировать Джой, хоть и не обладала такими выдающимися достоинствами.

Сама Клодия гуляла с несколькими ребятами, но настоящий бойфренд у нее был один. Проблема, решила она, заключается в том, что ей не удается произвести на парней особого впечатления. После знакомства они забывали о ней.

Она улыбнулась при мысли, что с Дином и Карлом все вышло иначе. На них-то она точно произвела впечатление. Возможно, они навсегда запомнят девушку с самым что ни на есть толстым слоем розовой мази на физиономии.


* * *


Позже в тот день трое девушек сидели наверху в комнате Клодии. Джой и Софи в шортах, футболках без рукавов разлеглись поверх стеганого покрывала на кровати с пологом. Клодия стояла в открытых стеклянных дверях, глядя, как внизу по лужайке на заднем дворе расползаются длинные тени близящегося к концу дня.

– Кому-нибудь кажется, что Марла ведет себя диковато? – спросила Джой. – Поднимите руки. Клодия и Софи послушно вскинули руки.

– Она жутко нервная, – заметила Софи, лежа на спине, заложив руки под голову с вьющимися темными волосами.

– Она всегда нервничает в компании парней, – сказала Клодия.

– Да ведь она не просто нервничала, а злилась, – добавила Джой. – Злилась, что эти ребята явились.

– Она им не дала ни единого шанса, – согласилась Софи.

– По-моему, Карл вполне симпатичный, – с усмешкой сказала Джой.

– Более или менее, – вставила из дверей Клодия. – Но вдобавок они крутые. Марла, по-моему, испугалась. И я тоже, немножко.

– В лагере Марла была гораздо спокойней, – заявила Софи.

– С тех пор много всякого произошло, – задумчиво проговорила Клодия, подходя и садясь на краешек кровати у ног Софи. – Лучше тебе?

Софи пожала плечами:

– Еще чуточку странновато. Голова как бы кружится.

– Что ты почувствовала? – поинтересовалась Джой. – Боль?

– Угу, боль, – кивнула Софи. – И еще, как пинок в живот. Я вздохнуть не могла, и… ох, даже не знаю.

– Просто дикие два дня, – заключила Клодия. – Мы должны были с удовольствием развлекаться на пляже и в этом немыслимом доме. А пока что не получается приятного загара на солнышке! Тебя чуть током не убило, я обгорела…

– Не забудьте того омерзительного коричневого червяка у меня в салате, – вставила Джой. – Он был такой жирный!

Клодия и Софи рассмеялись.

– Клод, мне надо сказать тебе кое-что, – проговорила Софи, резко села и оборвала смех. – Я хотела раньше рассказать, да возможности не было.

– Что? – спросила Клодия, разглаживая рукой шелковистое покрывало. – Почему вдруг так серьезно?

– Ну… – как-то не решалась начать Софи, а потом разразилась, слова хлынули бурным потоком. – Вчера днем мы с Джой хотели за тобой вернуться, а Марла нас не пустила.

Клодия уставилась на Софи, не совсем понимая.

– Когда мы возвращались с прогулки, Марла утверждала, что ты уже поднялась к дому, – продолжала Софи, понизив голос до шепота, не сводя глаз с дверей спальни. – Мы шли другой дорогой, над дюнами. Только мы с Джой хотели спуститься обратно, проверить, что ты не лежишь там, закопанная в песке.

– Угу. Мы о тебе беспокоились, – добавила Джой.

– А Марла уверенно заявила, что ты уже точно ушла с пляжа. И потребовала, чтобы мы поднимались с ней в дом, – шептала Софи.

– Дикость какая-то, – пробормотала Клодия.

– А потом она так удивилась, когда ты притащилась с берега, до костей обгоревшая, – добавила Джой.

Клодия машинально прикоснулась к лицу. Щеки и лоб горячие, еще слегка припухшие. Она направилась к туалетному столику смочить кожу лосьоном с алоэ.

– Думаю, Марла просто неправильно поняла, – задумчиво сказала Клодия. – Если вы поднимались другой дорогой, то никак не могли меня видеть.

– По-моему, с ней что-то неладное, – заявила Джой, спустив ноги на пол и дотронувшись до лица Клодии. – Я все думаю про то случай прошлым летом…

– Это другое дело, – перебила Софи. – Она никогда не упоминает свою сестру, Элисон. Вам это не кажется странным? Я хочу сказать, мы все были там прошлым летом. Мы все это пережили. Я хочу сказать, Элисон была сестрой Марлы. Но мы все…

– Бедная Элисон, – тихо прошептала Джой. – Несчастная девочка.

– Ну, я все время про это помню, – горячо призналась Софи. – Я уверена, что все помнят, только Марла ведет себя как ни в чем не бывало. Я хочу сказать…

– Она мне объяснила, что не хочет говорить об этом, – перебила Клодия. Лосьон охладил и смягчил лоб.

– Ты ее спрашивала? – заинтересовалась Джой. – Заводила речь про Элисон?

– Мы в то утро в теннис играли, когда вы еще не проснулись. Я заговорила про несчастный случай, Марла на меня окрысилась и объявила, что не хочет говорить об этом.

– Но это так… неестественно! – возмутилась Софи. – Я себя очень скованно чувствую. Я хочу сказать… – Голос ее прервался.

– По-моему, Марле хочется, чтобы мы замечательно провели здесь неделю, забыв о случившемся, – задумчиво проговорила Клодия, разглядывая в зеркале свое обгоревшее лицо. – И если бы с нами со всеми больше не происходили несчастные случаи, мы замечательно проводили бы время…


* * *


В тот вечер девушки вчетвером снова обедали в большой парадной столовой. Сидели рядышком на одном краю длинного стола, отчего огромная комната казалась еще больше.

Впрочем, все пребывали в хорошем настроении. Джой весело излагала историю своих попыток порвать с тупоголовым бойфрендом, который отказывался делать то, что она ему велела. Девушки просто стонали от смеха.

Потом Марла рассказала забавную историю о своем отце, который приехал на деловую встречу не в ту страну и никак не мог понять, почему все кругом разговаривают по-итальянски!

Когда Альфред принялся убирать со стола, Джой повернулась к Марле.

– Ну, – сказала она, – чем можно развлечься в Саммерхэвене по вечерам?

– Мало чем, – призналась Марла. – Можно в кино сходить. В городе есть старый кинотеатр. Там воняет кошками, но иногда крутят хорошие фильмы. А можно погулять по Луна-парку на берегу.

– По Луна-парку? Ты хочешь сказать, возле аттракционов? – взволнованно уточнила Джой.

– Угу, – кивнула Марла.

– Пошли! – воскликнула Джой. – Обожаю аттракционы!

– И я, – с энтузиазмом кивнула Софи. – Мы всегда ходим на автодром и в комнату смеха. Я с таким наслаждением вижу себя тощей!

– Как ты, Клод? – спросила Марла.

– Звучит неплохо, – ответила Клодия. Мысль покинуть на время особняк Дрекселлов и повидать других людей привлекала ее. Она задумалась, выбирая свой любимый аттракцион. – Я хочу покататься на чертовом колесе.

– Ни за что! Только не я! – завопила Джой. – С прошлого лета боюсь высоты.

– Ой! – охнула Софи, разинув рот.

Джой мигом спохватилась и страшно покраснела.

– Ох. Прости, Марла. Я… не подумала. – Она опустила глаза, уставившись в стол.

– Вез проблем, – ровно, сухо сказала Марла с равнодушным взглядом и абсолютно бесстрастным лицом.


* * *


Вскоре четверо девушек сидели в “Мерседесе” с Марлой за рулем, направляясь к Саммерхэвену. Клодию вновь поразила уединенность особняка на далекой вершине, стоявшего в милях от любой живой души.

Минут через двадцать Марла въехала на стоянку на окраине города, и девушки вышли к Луна-парку.

“Какая перемена!” – думала Клодия. Она словно перенеслась за тысячу миль от особняка Дрекселлов. Городской пляж представлял собой гораздо более узкую песчаную полосу, ровную, без дюн, без всяких утесов; даже волны казались здесь ниже. Шум человеческих голосов, смех и визг на аттракционах заглушали шум океана и крики чаек.

Девушки смешались с толпами в Луна-парке. Повсюду сияли неоновые огни, в воздухе плыли смешанные ароматы попкорна, хот-догов и сладкой ваты.

Многолюдно, шумно… и дружелюбно, – на такой мысли поймала себя Клодия, чувствуя, что, оказавшись в толпе, испытывает неожиданное облегчение.

Сначала отправились в комнату смеха и потратили минут пятнадцать на поиски зеркала, в котором Софи оказалась бы тощей. Клодия хохотала над своим отражением, – они с Марлой стали как минимум десяти футов ростом. Но Джой даже в кривых зеркалах умудрялась каким-то образом выглядеть идеально пропорциональной и сексуальной.

Потом покатались на карусели, потом простояли минут двадцать в очереди на автодром. Джой с обычным для себя хладнокровием вела автомобильчик через все заторы и пробки, и черные волосы развевались у нее за спиной.

Софи за рулем, к изумлению Клодии, превратилась в настоящего дьявола, задавшись целью сбить все, что на глаза попадалось!

После автодрома пошли мимо стоявших по сторонам Луна-парка продуктовых ларьков. Клодия остановилась, купив огромную порцию сладкой розовой ваты в конусообразном бумажном кульке.

Только она с осторожностью откусила кусочек, как услышала позади знакомый голос:

– Ты прямо помешана на всем розовом, да?

Обернулась и увидела улыбавшегося Карла. За ним стоял Дин, на его светлых волосах играли блики света от уличного фонаря. Парни переоделись в линялые джинсы с дырами на коленках и плотные безрукавки. Клодия снова подумала, какие они оба симпатичные.

Она взмахнула кульком розовой ваты и ответила Карлу:

– Угу. Хочу вымазать ей все лицо. Ребята рассмеялись.

– Что вы тут делаете? – спросила Марла, скорей с удивлением, чем враждебно.

– А мы тут живем, – ухмыльнулся Карл.

– Угу. Прямо в Луна-парке, – подхватил Дин. – Вон моя спальня, – махнул он рукой на скамейку между двумя ларьками.

– Очень симпатично, – одобрила Джой, подходя ближе к Карлу.

Софи тут же скопировала ее и подошла к Дину.

– Мальчики, хотите проехаться на автодроме? – спросила Джой. – Мы только что катались, пару минут назад. Забавно!

– Угу, конечно, – быстро согласился Карл. Марла запротестовала, но они утащили ее за собой, спеша занять очередь.

– Я с вами скоро встречусь, – крикнула Клодия, решив, что на один вечер хватит с нее автодрома. Хотелось побродить по Луна-парку, какое-то время побыть одной.

Вдобавок, думала она, Джой и Софи явно намерены монополизировать мальчиков. А Марла наверняка пойдет с ними, будет следить, чтобы они не пригласили в дом Карла и Дина.

Так зачем путаться у них под ногами?

Лакомясь сладкой ватой, Клодия шла мимо рядов игровых павильонов и небольшой аркады видеоигр. В Луна-парке стоял громкий шум, заглушавший океанский рокот, хотя берег был прямо внизу.

За аркадой толпа поредела и свет ослабел. В последний раз лизнув пустой бумажный кулек, Клодия бросила его в урну.

Облизала липкие пальцы, взглянула на небо. Легкие клочья серых облаков наплывали на бледную полную луну, висевшую высоко в небе. Вдали от игровых павильонов, продуктовых ларьков и людских толп воздух казался сырым и прохладным.

“Лучше повернуть назад и отыскать подруг”, – подумала она.

А, повернув, увидела, что рядом кто-то стоит и пристально на нее смотрит.

Вздрогнув, Клодия остановилась, вгляделась.

И сразу узнала прямые темные волосы, внимательные темные глаза.

Дэниел.

– Призрак! – воскликнула она.

Глава 10 Смерть в Луна-парке

– Как ты меня назвала? – Он быстро шагнул к ней, а его губы складывались в симпатичную улыбку.

– Я… ой… никак, – запинаясь, бормотала ошеломленная Клодия.

– Ты сказала, призрак? – допытывался он, вглядываясь в нее жгучими черными глазами, словно ища ответа на свой вопрос.

– Нет. Я… – не находила слов Клодия.

Импульсивно схватила его за руку, стиснула.

Рука была холодной.

“Такая же холодная, как вчера на пляже”, – с изумлением подумала она.

Холодная, как смерть, – вот какая мысль закралась ей в голову.

– Нет. Ты настоящий, – заверила она, быстро выпустив его руку и улыбаясь, с быстро бьющимся сердцем. – По крайней мере, кажешься настоящим. Я имею в виду…

– Наверно, это комплимент, – пожал он плечами.

– Просто, ты мне помог и так быстро исчез, я даже поблагодарить не успела, – с трудом растолковала Клодия. – Исчез, как привидение, и… Ну…

– Тебя ведь зовут Клодия, правда? – спросил он, сунув руки в карманы плотных хлопчатобумажных шортов. Он был в белой модной молодежной футболке, прихватил с собой серый свитер, завязав его рукава на талии.

“Одежда настоящая”, – подумала Клодия, чувствуя себя чуточку виноватой. – Почему я поверила, будто он – призрак? А что ж еще можно подумать?”

– Да, – кивнула она. – Клодия Уокер.

– А ты не страшно обгорела, – заключил он, разглядывая ее лоб. – Это твои подруги такой номер выкинули? Закопали тебя в песок и оставили жариться?

– Нет, – возразила Клодия. – Они думали, я домой пошла.

– Замечательные подруги, – объявил Дэниел, покачав головой.

– Они хорошие, – встала на их защиту Клодия. Какое он имеет право корить ее подруг? Он их даже не видел. – Это просто случайность, недоразумение, – добавила она.

Они брели назад к аттракционам, и Клодия обнаружила, что в основном сама ведет разговор, Рассказала, как прошлым летом девушки жили в лагере в одном коттедже, как она удивилась, получив приглашение Марлы приехать на неделю в гости.

Дэниел внимательно слушал, тихо вставлял замечания. Казалось, он стесняется Клодии. Не испытывает неприятного чувства робости, просто стесняется. На ходу его рука мягко касалась ее руки. Темные глаза изучали ее.

Остановились у чертова колеса. Оно вертелось, и яркие желтые огни на каркасе высоко взлетали на фоне черного ночного неба, как искры фейерверка.

Прохладный бриз налетал с океана, ероша волосы Клодии.

– Прекрасный вечер, – пробормотала она, улыбаясь Дэниелу.

Он поднял руку и сказал, провожая глазами чертово колесо:

– Смотри. У меня два билета. Очередь не очень длинная. Пошли.

– Окей, Я люблю чертово колесо! – объявила она.

– Знаю, – таинственно бросил он, беря ее за руку и ведя к очереди.

“Почему у него рука такая холодная?” – гадала Клодия.

– Что ты имеешь в виду? Откуда тебе знать? – шутливо допытывалась она.

– Я же призрак, не забывай. Мне все известно, – лукаво усмехнулся он.

Через несколько минут Дэниел вручил билеты молодому человеку на контроле. Спустилась пустая кабинка, колесо остановилось. Они перешагнули через невысокий бортик и взобрались на сиденье. Как только перед ними опустилась предохранительная планка, скамеечка подалась назад, дернулась и оторвалась от земли.

Клодия откинулась на пластмассовую спинку скамейки, слегка удивилась, обнаружив, что на спинке лежит рука Дэниела. Откинула назад голову, чувствуя на лице прохладный океанский бриз, глядя вверх на небо.

– Какой ясный вечер, – сказала она. – Мы все увидим. Океан, Луна-парк… Он улыбнулся и тихо добавил:

– Полную луну, – указывая свободной рукой на небо.

– Через пару минут станешь оборотнем? – поддразнила его Клодия. Он зарычал и сказал:

– Сначала реши, призрак я, или оборотень.

– Ты живешь в городе? – спросила она.

– Нет, – встряхнул он головой, отчего на лоб упала волна черных волос.

– Ну, а где ты живешь? Что здесь делаешь? – допытывалась она.

– Я повсюду живу. Летаю по ночному небу, – с усмешкой ответил он, придвинулся совсем близко, опустил руку со спинки сиденья на плечи Клодии, приблизил к ней лицо и с притворной угрозой шепнул: – Являюсь перед людьми.

А потом спросил, понизив голос до шепота:

– Ты когда-нибудь раньше бывала совсем одна, в темноте, наедине с привидением? Ты когда-нибудь видела призрак так близко, Клодия?

“Собирается он поцеловать меня? – гадала Клодия, – Мне хотелось бы этого? Да”.

Дэниел отодвинулся, глубже усаживаясь на сиденье, и она ощутила разочарование.

– Ух ты, взгляни-ка на океан! – воскликнул он. – Просто нереально.

Колесо поднималось все выше, и справа начинал открываться вид на океан. Полная луна лила на него бледный свет, окрашивая сверкающим серебром вздымавшиеся воды.

Внизу простирался многолюдный шумный Луна-парк. Оглядываясь налево, Клодия видела огни Саммерхэвена, крошечные, мигающие, словно город был каким-то игрушечным.

– Ты пробыл здесь дольше, чем я, – сказала она Дэниелу, с наслаждением чувствуя тяжесть его руки на своих плечах. – Покажи, где тут что.

– Ну… ладно, – неохотно согласился он и наклонился в ее сторону, глядя влево. – Вон там какое-то здание. А там красный свет. Вон там улица. А там желтый свет. – Его усмехавшееся лицо оказалось всего в нескольких дюймах от ее лица.

– Ты потрясающий гид, – поддразнила она.

– Я же сказал, что я здесь не живу, – твердо взглянул он в глаза Клодии.

“Какой симпатичный, – думала Клодия. – Забавный… и милый”.

Она импульсивно подалась вперед и поцеловала его.

Сначала это вроде бы ошеломило Дэниела, а потом он поцеловал ее в ответ.

Она поймала себя на мысли, что он настоящий. Не призрак. Губы его были теплыми.

Кабинка вдруг закачалась и резко остановилась.

– Ой! – вскрикнула Клодия, отшатываясь и глядя вниз. Они были на самом верху.

– Почему мы остановились? – спросил Дэниел, посмотрел прямо вниз, перегнувшись через предохранительную планку и слегка раскачав кабинку.

– Еще кого-то сажают, – предположила Клодия, все еще чувствуя вкус его губ, улыбаясь ему.

– Мне здесь нравится, наверху. Смотри, какая луна огромная.

– Спорим, я ее достану, – сказал он, следя за ее взглядом. И встал, сильно раскачав кабинку.

Вот, сейчас схвачу, – крикнул он, протянув вверх обе руки.

– Дэниел!… Сядь! – воскликнула Клодия.

Наклонившись над предохранительной планкой, он делал вид, что хватает луну.

Потянулся сильнее, и тут сиденье сильно дернулось, резко качнулось вперед.

Клодия с ужасом видела, как Дэниел, по-прежнему вытянув руки, перевалился через предохранительную планку и полетел головой вниз навстречу смерти.

Глава 11 Трагический случай с Элисон

Не успев закричать, не успев даже охнуть, Клодия сообразила, что видела не падение Дэниела.

Она видела падение Элисон.

Элисон. Клодия неотступно думала о бедняжке Элисон с момента приезда в Саммерхэвен.

А теперь перед ней разом ожил трагический случай, унесший жизнь Элисон Дрекселл.

Порой перед глазами человека пролетает вся жизнь, и когда Дэниел раскачал кабинку чертова колеса, перед охваченной ошеломляющим ужасом Клодией предстала трагедия прошлого лета.

Она вновь вернулась в июль прошлого года, вновь была в лагере “Полная луна”.


* * *


Клодия растянулась на койке, разморенная влажной дневной жарой. Лениво отмахнулась от мухи. Она успела убедиться, что насекомые полюбили царившую в двенадцатом коттедже причудливую смесь запахов духов, дезодоранта и розовой воды, которой пользовалась Марла.

Было это сразу после ленча, в “свободное время”, когда каждому следовало сидеть в своем коттедже и писать домой письма. К счастью, Кэролайн, вожатая Клодии, крутила любовь с инструктором по плаванию, так что рядом никогда не вертелась, поэтому никому из них не приходилось писать никаких писем.

В тот день Клодия, Марла, Джой и Софи играли в праздную игру под названием “правда или расплата”. Подошла очередь Джой.

– Правду, – потребовала она, хитро глянув на Клодию. – Скажи, сколько у тебя сегодня вскочило прыщей?

Клодия вспыхнула, сообразив, что Джой, наверно, видела нынче утром, как она в умывальной разглядывала свое лицо.

– Может, лучше расплатишься? – ехидно предложила Джой, покрывая ногти на ногах светло-розовым лаком.

– Три, – призналась Клодия, потупив глаза, глядя в дощатый пол. – Большое дело. Действительно, у меня не такая безупречная кожа, как у тебя.

Все расхохотались.

Закрывавшая дверной проем сетка внезапно отлетела, и ворвалась Элисон, сестра Марлы, на год младше нее. Как и Марла, она была стройной высокой блондинкой, но, по мнению Клодии, совсем не такой утонченной. Элисон не отличалась ни изысканной грацией своей сестры, ни природными спортивными способностями, и ее никак нельзя было назвать симпатичной.

– Вы чего делаете? – спросила Элисон.

– Ничего для тебя интересного, – заверила ее Джой.

Марла даже глаза не подняла:

– Иди отсюда, рыбья морда.

Даже Клодия, изо всех сил старавшаяся почувствовать симпатию к Элисон, была вынуждена признать, что это еще та девица. Она никогда не общалась с девчонками из своего коттеджа. Ей страстно хотелось добиться признания со стороны подруг Марлы и войти в их компанию.

Это было бы ничего, не будь Элисон ябедой и шпионкой. Она вечно докладывала старшему вожатому об их незначительных прегрешениях, всегда изо всех сил старалась навлечь на них неприятности.

– Я хочу играть, – объявила Элисон, повалившись на койку Марлы. – Можно мне поиграть? Мне скучно.

– Ты не знаешь, во что мы играем, – хмуро заметила Джой.

– В правду или расплату, – самодовольно провозгласила Элисон.

– Ты для этого слишком мала, – сказала Клодия.

– Иди, играй вместе со всеми, – холодно отрезала Марла. – Тебе здесь не место, Элисон.

– А я все про вас расскажу, – пригрозила Элисон. – Ведь сейчас вы должны писать письма домой.

– Прекрасно, – бросила Марла. – Играть хочешь? Тогда расскажи, как тебя мама застукала” когда ты в своей спальне целовалась с Майклом Дженнингсом.

– Что? Никогда этого не было, – вскинулась Элисон. – Гнусное вранье!

– Разве он не твой друг? – спросила Клодия Марлу, не в силах скрыть удивление.

– Был мой, пока Элисон на глаза не попался, – хмуро сказала Марла.

– Ты врешь! – завопила Элисон. – Врунья поганая!

– Ну да. Ладно, – саркастически кивнула Марла, закатывая глаза. – Давай, Эли. Хочешь сыграть в игру? Расскажи моим подругам, как ты со мной обошлась. Давай. Со всеми подробностями.

– Все это замечательно, – устало сказала Джой, – только, может быть, Элисон все же уйдет, и мы сможем продолжить игру?

– Ага. Гуляй, Элисон, – подхватила Софи.

– Давай, Элисон. Правду, – настаивала Марла. – Либо правда, либо расплата. Правду, Эли. Что у тебя было с Майклом?

Элисон уставилась на дверь, потом воинственно глянула на сестру.

– Я расплачусь.

– Это не обязательно. Можешь просто уйти, – вмешалась Клодия. Ей вдруг не понравилась атмосфера в маленьком коттедже. В желудке возникло какое-то нехорошее жуткое чувство.

– А я говорю, расплачусь! – рассерженно твердила Элисон, вскочив на ноги.

– Тогда я в расплату потребую, чтоб ты ушла в свой коттедж и сидела там, – сказала Клодия, с усмешкой оглядываясь на Джой и Софи.

– Нет, – возразила Марла, сверкнув голубыми глазами. – У меня другое предложение. Либо говори правду, либо сегодня вечером при полной луне перейдешь через ущелье Гризли.

Элисон злобно глянула на сестру и побледнела. Все знали, что она боится высоты. И чувство равновесия у нее было не лучшее в мире. Эли сон ни за что не смогла бы пройти по бревну над ущельем, особенно ночью.

Наконец Марла придумала способ отделаться от Элисон!

– Ладно, – тихо сказала Элисон, глядя сестре в глаза. – Я это сделаю.

– Да ты что? – воскликнула Софи. – Элисон, ты не сделаешь этого!

– Bo сколько ты хочешь там встретиться? – спросила Элисон, не обращая внимания на Софи.

Марла равнодушно пожала плечами:

– Скажем, когда свет погасят. В десять.

– Без проблем. Встретимся прямо на месте, – оказала Эдисон и вышла из палатки.

В тот вечер, за несколько минут до десяти, четверо девушек, удостоверившись, что Кэролайн на берегу со своим дружком, одна за другой улизнули из коттеджа. Вечер был прохладный, желтая луна низко висела на багровом, небе. Громко стрекотали сверчки, шелестели под мягким бризом деревья.

Они дошли до середины грязной тропинки, ведущей к глубокому ущелью, когда в деревьях сверкнул, яркий луч света и упал на Марлу. Раздался cypовый голос Кэролайн:

– Так Дрекселл. Попалась. А где твои подружки?

Марла, бормоча что-то сквозь зубы, вышла на свет фонарика. Остальные притихли, не двигаясь, стараясь не издавать ни единого звука. Клодия присела за, деревом, уверенная, что выдаст себя шумным дыханием. Кэролайн поискала их, освещая, фонариком окружавшие тропинку, деревья, но быстро сдалась и удовлетворилась, конвоируя Марлу обратно к коттеджу.

– Вернемся? – шепнула Софи, когда Кэродайн с Марлой скрылись из виду.

– Да. Это глупо, – кивнула Клодия, прислонившись к огромному дубу, за которым пряталась.

– Нет, – возразила Джой. – Кэролайн будет нас поджидать у коттеджа, А вдобавок, вдруг Элисон уже пришла к ущелью? Лучше пойдем, заберем ее.

Они нашли Элисон у края обрыва. Она смотрела вниз на реку Гризли. Клодия знала, что высота тут как минимум двадцать футов.

Через ущелье было переброшено единственное бревно, грубое, необработанное, светившееся в ярком лунном свете.

– Элисон, возвращайся к себе в коттедж. Это безумие, – сказала Клодия, подходя к ней сзади. С одного взгляда на лицо Элисон было ясно, как она перепугана.

– Ага. Ничего страшного, если струсишь, – добавила Джой, сунув руки в задние карманы джинсов. – Тут чересчур глубоко. Если свалишься…

– Не делай этого, Элисон, – подхватила Софи, стоя на краю, глядя вниз на белую пену бурной реки. Элисон не обращала на них внимания.

– Где моя сестра? – спросила она, пристально глядя на них.

– Кэролайн ее поймала и велела вернуться, – объяснила Клодия. – Нам тоже надо возвращаться.

– Вы должны сказать Марле, что я осмелилась, – глухо, взволнованно заявила Элисон.

– Нет, прошу тебя! – крикнула Джой.

– Вы ведь все это делали, – резко бросила Элисон. – Все ходили по бревну. Почему же вы думаете, будто я не смогу?

– Мы это делали днем, – возразила Софи. – К тому же мы хорошие спортсменки…

– И не боимся высоты, – добавила Клодия.

– Пошли, Элисон, – взмолилась Джой.

Элисон не сказала ни слова. Закусив нижнюю губу, решительно прищурясь, она ступила на бревно.

– Нет! – охнула Клодия.

Ущелье было узкое, шириной не больше тридцати футов. Но если Элисон упадет, то прямо на огромные камни, торчавшие из реки с таким сильным течением, что оно унесло бы ее.

– Элисон, эй! – крикнула Джой, прижав к щекам ладони.

– Я не могу смотреть, – простонала Софи, отворачиваясь от ущелья.

Медленно передвигая трясущиеся ноги, Элисон дюйм за дюймом продвигалась по бревну.

– Элисон, хватит! – крикнула Клодия. – Ты уже доказала. Ты сделала это. Вернись.

– Да, вернись! – умоляла Джой.

Элисон не обращала внимания на их испуганные крики.

Потом, пройдя примерно две трети пути, остановилась, вывернув коленки, пытаясь восстановить равновесие.

– Ой, помогите, – тихо вымолвила она, – я падаю.

– Нет, нет, – поспешно сказала Клодия, шагнув к краю бревна. – Все в порядке. Просто сядь, повернись и ползи назад.

И тут Клодия увидела мелькнувший луч света, круживший в деревьях. Через секунду сообразила, что это свет фонариков. Потом услыхала шаги, голоса.

– Это Кэролайн, – крикнула Джой. – И другие вожатые!

– Бежим! – завопила Софи. – Скорей! Нас застукают!

– Давай быстрей, Элисон! – торопила Клодия.

– Иду, – ответила Элисон.

И девушки помчались, задыхаясь, назад, через лес, подальше от мечущихся лучей, подальше от вожатых.

Клодия думала, что Элисон бежит прямо за ней. Клодия думала, что Элисон тоже бежит.

Она не видела падения Элисон.

Она не слышала сильного удара от падения Элисон в бурную реку, не слышала всплеска при ее погружении в стремительный поток.

Она честно верила, что Элисон бежит прямо за ней.

И бежала от фонариков вожатых, бежала сквозь темный лес.

Бежала сквозь густые холодные тени…

Бежала…


* * *


А теперь чувствовала на своих плечах руку. С трудом сглотнула, взглянула в глаза Дэниела.

– Что с тобой? – тихо спросил он.

Она заморгала и начала понимать, что это не лагерь “Полная луна”, что она сидит рядом с Дэниелом в кабинке чертова колеса. А колесо опять плавно движется, опуская их вниз в ярко освещенный парк.

– Ты не упал? – пробормотала она. Он качнул головой, озадаченно щурясь, и вдруг рассмеялся.

– Упал? Ты имеешь в виду, из кабинки?

– Я думала… – У Клодии голова закружилась, земля полетела навстречу. До нее не сразу дошло, что это движется чертово колесо.

– Я ведь призрак, забыла? – поддразнил ее Дэниел. – Упал и поднялся.

Она с трудом выдавила улыбку.

“Элисон. Ты все время ко мне возвращаешься, Элисон”, – с дрожью думала Клодия.

Вскоре кабинка остановилась на платформе, мягко раскачиваясь. Дэниел помог Клодии вылезти.

– Было неплохо, – сказал он, сверкая темными глазами.

– Да, здорово, – согласилась Клодия, еще немножко дрожа. – Спасибо, Дэниел.

Они пошли по Луна-парку, едва не столкнувшись с двумя мальчишками, которые лихо вывернули навстречу на роликах.

– Я должна найти Марлу и остальных, – сказала Клодия. – Хочешь, вместе пойдем? Я должна им доказать, что… Эй!

Он исчез.

Опять испарился.

– Что тут происходит? – недоумевала Клодия.

– Клодия! Клодия! Мы тут! – послышались знакомые голоса.

Клодия обернулась и увидела своих друзей, которые махали ей, стоя перед ярко освещенным павильоном для игры в дартс. Джой держала безобразного розового плюшевого медведя. Дин с Карлом махнули Клодии и пошли прочь, а трое подруг побежали к ней.

– Куда ты пропала? – спросила Марла.

– Вот именно. Мы все так здорово провели время, – затараторила Джой. – Мальчишки очень симпатичные, когда поближе познакомишься.

– Ты просто бродила одна? – спросила Марла, внимательно разглядывая Клодию.

– Ну… да, – ответила Клодия. – С большим удовольствием. Правда. Я просто люблю смотреть на людей в таких местах, понимаете?

– Смотри, что Карл выиграл, – Джой, демонстрируя медведя. – Он его мне отдал. Хочу назвать его Карлом.

– Очень на него похож, – сухо заметила Ма|ш. И, оживленно болтая, четверо девушек направились к машине, чтоб ехать домой.


* * *


Позже Клодия, лежа в постели, думала о Дэниеле, об их поцелуе, о том, какой он загадочный и симпатичный. Мягкий бриз дул в открытую стеклянную дверь, нежно холодил ее кожу.

Она вдруг сообразила, что ничего не узнала про Дэниела. Не выяснила, где он живет, что делает на берегу этим летом. Даже фамилии не узнала.

Только Клодия погрузилась в легкий сон, как ее разбудил резкий крик.

Она резко села, тяжело дыша.

И поняла, что крики несутся из комнаты Джой.

Глава 12 Пытка

Джой занимала комнату напротив по коридору. Клодия распахнула дверь, стала нашаривать выключатель.

– Помогите! Помогите! – вопила Джой во весь голос.

На потолке вспыхнул свет, осветил Джой, сидевшую в постели в ночной рубашке. Кожа ее была ярко-красной. Лицо, искаженное ужасом, окаймляли дико вздыбившиеся завитки черных волос. Она лихорадочно махала руками, отряхиваясь.

– Помогите мне! Клодия, помоги! В комнату следом за Клодией ворвались Софи с Марлой.

– Господи! Джой! Что это у тебя на руках? – взвизгнула Софи.

– Помогите! Пожалуйста, помогите! Девушки метнулись к кровати.

– Пиявки! – воскликнула Клодия. Три огромные черные пиявки присосались к руке Джой пониже плеча.

– Уберите их! Уберите! – истерически кричала Джой.

– Джой, успокойся! – прикрикнула Марла.

– Как они сюда попали? – спросила – Софи, почти таким же истерическим тоном, как Джой.

– Перестань дергаться, и мы их оторвем! – сказала Клодия, схватив Джой за плечо.

– Помогите! Помогите!

– Джой, прекрати махать руками! – крикнула Клодия.

– Как пиявки попали к ней в постель? – допытывалась Софи у Марлы.

– Откуда я знаю? – нетерпеливо отмахнулась Марла” схватила Джой за руку и прижала к постели.

Клодия трясущимися руками сражалась с пиявками. Джой вопила, и дергалась, а она отрывала пиявок одну за другой, бросая, их в мусорную корзинку.

– Ой! У меня кровь, идет. Истекаю кровью! – кричала Джой.

– Кровь остановится через минуту, – проговорила Клодия, – пытаясь ее успокоить.

Джой от ужаса содрогнулась, всем телом, потом опять затряслась, натянула одеяло до подбородка, страшно дрожа, заливаясь слезами.

– Помнишь прошлое лето в лагере? – спросила Софи Клодию, щурясь, так как прибежала к Джой, в спальню, не надев очки. – Помнишь тот день, когда Джой плавала в озере и к ее ноге присосалась пиявка?

– Перестань, – взмолилась Джой, – не напоминай.

“Придется ее целый день успокаивать”, – невесело думала Клодия.

– Как они сюда попали? – сердито спросила Марла, пристально глядя в мусорную корзинку. – Как? – повторила она, ни к кому конкретно не обращаясь. – Как могли пиявки оказаться в спальне на втором этаже?

– Кто-то здесь был! – рыдала Джой, вытирая слезы простыней.

– Что? – изумленно воскликнула Марла.

– Кто-то посадил их мне на руку! – прокричала Джой. – Их тут не было, когда я ложилась. Не было их в постели. Их кто-то принес.

– Откуда ты знаешь? – спросила Клодия, успокаивающе поглаживая распухшее плечо Кло-дии.

– Оттуда, что я проверяла! – всхлипнула Джой. – Вы же знаете, как я боюсь жучков и червей. Я снимаю все покрывала и простыни, каждый вечер осматриваю постель, прежде чем лечь!

Марла шагнула к окну, выглянула, побледнела. Вид у нее был озабоченный.

– Кто сюда может войти? Кому надо ставить пиявок тебе на руку, Джой? В этом… тут нет ни малейшего смысла.

Джой испустила глухой стон.

– Они жутко противные. Чувствую, что-то мне в руку впилось. Они… они мою кровь сосали. Они…

– Постарайся, пожалуйста, успокоиться, Джой, – мягко попросила Клодия, по-прежнему держа руку на плече Джой. – Теперь все в порядке. Ничего с тобой не случилось.

– Кто-нибудь знает, что Джой насекомых боится? – спросила Софи.

– Здесь никого не было, – твердо объявила Марла, отворачиваясь от окна. – Сюда никто не может попасть. Тебе это известно, Софи.

– Тогда как пиявки оказались у нее на руке? – громко, резко спросила Софи.

Марла, встряхнув головой, закрыла глаза. Распущенные светлые волосы свободно падали на плечи ночной рубашки. Она дернула прядь, скрутила, поднесла ко рту, стала ее покусывать, размышляя.

– Летом всегда полно насекомых, – заключила она, наконец, отбросив прядь волос, говоря сама с собой. – И мышей. Но попасть сюда пиявки никак не могли. Пиявки не живут в океане, значит… – Голос ее прервался.

– Кто-то их посадил на меня! – объявила Джой, чуть спокойней.

– Я намерена прямо сейчас обсудить это с Альфредом! – решила Марла, встряхнула головой и вышла из комнаты.

Клодия слушала, как шаги ее затихают на лестнице.

– Да, загадка, конечно, – сказала она и взглянула на Джой. – Тебе лучше?

– Знаете, что я думаю? – сказала Джой, проигнорировав этот вопрос. Она села повыше, прислонясь к спинке кровати. – Знаете, что я думаю? Думаю, Марла нас пригласила сюда, чтобы мучить!

– Что?! – изумленно воскликнули Клодия и Софи.

Софи в шелковой полосатой пижаме опустилась с краю на кровать, усиленно щурясь на Джой. Клодия так и осталась стоять рядом с Джой.

– Ради всего святого, что ты хочешь сказать? – переспросила Софи.

– Ты отлично слышала, – объявила Джой. – Все, что здесь творится… никакая не случайность.

– Джой, что ты говоришь? – вымолвила Клодия.

Джой вытерла нос простыней.

– Я говорю, Марла нас пригласила сюда, чтобы мучить, – мрачно повторила она. – Из-за Элисон.

– Я уверена, Марла нас не винит в происшествии с Элисон, – без особой уверенности возразила Софи.

– Давайте не превращаться в полных параноиков, – мягко предложила Клодия.

– В параноиков? Я не параноик! – сердито запротестовала Джой. – Ты в самом деле считаешь, будто Марла случайно тебя оставила в песке жариться?

– Да, считаю, – подтвердила Клодия.

– А как насчет Софи? – воскликнула Джой, передернув плечами. – Это ведь Марла попросила Софи прикоснуться к воротам, которые были под током. Софи могла получить электрический шок. А теперь я! К моей руке присосались пиявки. Говорю тебе, Клодия, я не параноик. Я…

– Ш-ш-ш, – зашипела Софи, прижав к губам палец.

Все услышали в коридоре шаги Марлы. Марла вошла в комнату с озабоченным видом, откинула назад волосы.

– Альфред озадачен нисколько не меньше нас, – тихо вымолвила она.

В комнате воцарилась тишина. Никто не знал, что сказать. Через открытое окно доносился тонкий стрекот сверчков.

– Совсем как в лагере, – с дрожью подумала Клодия.

Софи громко зевнула.

Джой, перестав плакать, лежала, натянув одеяло до самого подбородка.

– Давайте ложиться, – хмуро предложила Марла. – Может, утром удастся сообразить.


* * *


Убедившись, что Джой вполне успокоилась и ее можно оставить одну, Клодия, пожелав ей спокойной ночи, пошла по коридору к своей комнате. Стало прохладно. Она плотно закрыла стеклянную дверь, хотела лечь в постель, снова мысленно видя трех огромных пиявок, присосавшихся к руке Джой, и тут сообразила, что во рту у нее пересохло.

– Воды, воды… – вслух простонала она и подумала, что хорошо бы выпить стакан холодной воды из холодильника.

Шагая как можно тише, чтобы не потревожить остальных, прокралась по длинному коридору, вниз по лестнице к кухне.

Остановилась в дверях, с изумлением видя слабый свет над длинным кухонным столом, чувствуя под босыми ногами холодный кафель.

Шевельнулась тень.

“Здесь внизу кто-то есть”, – поняла Клодия.

– Марла! Это ты? – прошептала она.

Нет. Она мельком заметила позади высокую фигуру, наполовину скрытую тенью возле буфетной.

– Дэниел! – закричала она. – Что ты здесь делаешь?

Глава 13 Подводное течение

– Дэниел… как ты сюда попал? – шепотом спросила Клодия.

Темная тень двинулась вдоль стены.

Застыв в дверях, Клодия щурилась в слабом свете, стараясь разглядеть лицо.

Тени сгустились.

Никто не отвечал.

На краткий миг слабый свет, горевший над столом, скользнул по его лицу. Клодии удалось разглядеть выражение – озабоченное, испуганное.

– Дэниел! – окликнула она и шагнула к нему, дрожа от прикосновения босых ступней к холодному кафелю. – Эй, постой…

Но он тихо исчез в темноте.

– Дэниел?…

Тишина. Никаких шагов.

Где– то скрипнула дверь. Под порывом ветра в кухонное окно стукнула ветка дерева.

Клодия, слыша, как колотится ее сердце, продолжала искать его в темной кухне.

Но он исчез.

“Почему он мне не ответил? – гадала она. – Почему ничего не сказал? – Почему у него такой испуганный вид?”

– Он не привидение, – вслух проговорила она. – Этого не может быть. Я к нему прикасалась. Я его целовала. Но тогда как он проник в дом? Как пробрался через ограду под током?

– Ой! – вскрикнула Клодия, когда вспыхнул яркий верхний свет.

– Кто здесь? – спросил чей-то голос.

Клодия обернулась и увидела Альфреда в черных штанах и рубашке, с висевшими по бокам подтяжками. Кажется, Альфред увидел ее с таким же ошеломлением, как и она его.

– А, привет, – умудрилась выдавить Клодия. – Я зашла за стаканом воды.

– Я тоже, – кивнул Альфред. – Сейчас налью нам обоим. – Он открыл большой холодильник, долго всматривался, в конце концов полез и достал с верхней полки бутылку воды.

– Я… я кого-то видела, – с трудом пробормотала Клодия.

– Что вы сказали? – обернулся он к ней, оставив открытой дверцу холодильника.

– Я кого-то здесь видела. На кухне. Юношу. Он подозрительно прищурился на нее:

– Вы уверены?

– Да, – подтвердила она, опираясь на стол одним локтем, обхватив себя руками за талию. – Да. Было темно, но я видела. Я хочу сказать, что узнала его. Это…

– Но это невозможно, – перебил Альфред, почесывая лысину. Он поставил на место бутылку с водой, плотно захлопнул дверцу холодильника, не сводя глаз с Клодии. – Сюда никто не может попасть.

– Может быть, здесь живет еще кто-то? – спросила Клодия.

– Никого больше, – качнул головой Альфред.

– Во флигеле для гостей никого? По-моему, я там видела свет прошлой ночью, – допытывалась Клодия.

– Свет? – Он склонил набок голову, пристально уставившись на нее. – Это невозможно, мисс. Я сегодня делал уборку во флигеле для гостей. Пыль вытирал, пылесосил. Я там каждую неделю убираю. Пусто. Абсолютно пусто. Никаких признаков человеческого присутствия.

– Но я видела этого парня в лицо, – горячо утверждала Клодия. – Его зовут Дэниел. Я его видела сегодня вечером в Луна-парке. Он…

– Как мог чужой парень сюда попасть? – не дал ей договорить Альфред. Продолжая чесать в затылке, прошел к окну, выглянул, сильно щурясь. – Ограда под напряжением. Сторожевой пес выпущен из загона. Мисс Дрекселл сама нынче вечером сменила код сигнализации.

– Марла сменила код сигнализации? – переспросила Клодия. Альфред кивнул:

– Да, сменила. Сюда никак никому не попасть. Никому не удастся попасть незаметно для нас.

– А, – бесстрастно протянула Клодия и перевела дух.

Альфред налил два стакана воды, один подал ей. Вроде бы он неловко себя чувствовал, стараясь не встретиться с ней глазами.

“Скрывает что-то? – гадала Клодия. – Знает больше, чем говорит?”

А потом, когда она потягивала воду, ее, словно молния, пронзила ужасная мысль. Не был ли Дэниел наверху? Не он ли поставил пиявок Джой на руку? Зачем? Зачем? Зачем?


* * *


На следующее утро после беспокойного сна Клодия поспешно спускалась к завтраку. Она не могла дождаться, пока сообщит остальным, что видела в кухне Дэниела.

Софи принялась дразнить ее, вскрикнув: – Призрачный парень! Да ладно тебе, Клод. Ты уже привидения в доме видишь? – Она рассмеялась, но замолчала, увидев серьезные лица подруг.

– Кто-то пришел ко мне в комнату с теми пиявками, – содрогнувшись, сказала Джой. – Это не случайность. Может, тот парень, которого видела Клодия.

– Он казался вполне симпатичным, – пробормотала Клодия. – Но…

Марла вмешалась, выскочив из-за стола:

– Я не верю в привидения. Если в этом доме прячется какой-то парень, я хочу его найти, – нахмурившись, объявила она.

И направилась к кухне. В дверях обернулась к гостям:

– Я хочу, чтобы Альфред вызвал полицию. Хочу, чтоб они обыскали дом сверху донизу. Они могут это проделать, пока мы сегодня днем будем кататься на водных лыжах.

Окликая Альфреда, она исчезла.


* * *


Клодия ожидала катания на водных лыжах. Однако лицо у нее еще было багровым и начало шелушиться, так что она решила поберечь кожу пуще прежнего.

Сначала намазалась кремом от солнца. Потом переоделась в цельный радужно-синий купальник. Сверху надела легкие шаровары с завязками и футболку с длинными рукавами. Наряд завершила бейсбольная кепка ее брата, которую ей велела взять с собой мать.

“Вот так! – с удовлетворением подумала она. – Я похожа на чокнутую, но солнце меня не достанет!”

Когда она дошла до причала Дрекселлов, три девушки уже сидели в катере, надев ярко-оранжевые спасательные пояса. Марла впереди наверху за штурвалом, Джой позади на месте наблюдателя, Софи свесилась с борта, опустив руку в воду.

– Ух! Клодия, да ты сваришься! – предупредила Марла, когда Клодия вышла на причал.

– Может быть, – согласилась Клодия, застегивая спасательный пояс поверх футболки. На воде играл прохладный ветерок, но солнце на безоблачном небе светило жарко и сильно. Волны спокойно накатывались на причал. Катер мягко покачивался, ударяясь о край причала.

– Кто первый? – спросила Марла.

– Я, – вызвалась Софи, подняв руку, как в школе.

Марла и Джой не сумели скрыть удивления.

– Ты же никогда не любила кататься на водных лыжах, – напомнила Джой.

– Не ты ли всегда отказывалась входить в воду, если она холоднее температуры тела? – поддела Софи Марла.

– Я передумала, – заявила Софи. – И теперь плаваю гораздо лучше прежнего. Как только выяснила, что я Рыба по гороскопу и мой знак водный, стала гораздо лучше относиться к плаванию. Вот увидите, я стала великой пловчихой. Рыбой! Правда!

“Очень типичное для Софи объяснение, – с улыбкой подумала Клодия. – Потом она вполне может выяснить, что в прошлой жизни была орлом и просто предназначена для дельтапланеризма”.

– Хочешь стартовать с причала или из воды? – уточнила Марла.

– Из воды, – решила Софи. – У меня практики маловато.

– Ладно, – согласилась Марла. – И еще одно. Если не устоишь, подними правую руку, дай нам знать, что с тобой все в порядке.

– Без проблем, – кивнула Софи, выбралась из катера, села на краю причала, начала надевать длинные лыжи. Клодия помогла их приладить, следя, все ли сделано правильно.

Софи перебросила ноги, держа лыжи под углом. Потом оттолкнулась от причала и с визгом окунулась в холодную воду.

Клодия отвязала от причала катер и запрыгнула в него. Мотор приятно зарокотал. Марла отвела катер на короткое расстояние от причала, и Джой бросила Софи кормовой линь.

Марла медленно вела катер, пока линь не натянулся. Клодия увидела, как Софи поставила колени в идеальную позицию, держа носки лыж над водой, а деревянную ручку линя между ног.

– Готова? – крикнула Марла, оглядываясь назад.

Софи кивнула сидевшей позади в катере Джой, и та ответила Марле:

– Готова!

Чуть поколебавшись, катер рванулся вперед, шлепая днищем по темно-зеленой донной ряби.

Клодия перевела взгляд за корму. Софи держалась ровно, а потом начала кружить по прозрачным волнам, отлично балансируя на лыжах.

– У нее получается гораздо лучше! – прокричала Софи сквозь гуденье мотора.

– Это точно! – согласилась Клодия, видя, как Софи уверенно отрывает одну руку от планки и машет им.

Марла широкой дугой развернула катер, и Софи с развевающимися короткими кудрями с радостным смехом вписалась в поворот.

Наблюдая за подругой, Клодия с нетерпеньем ждала своей очереди.

Словно прочтя ее мысли, Джой крикнула:

– Хочешь следующей прокатиться?

Клодия кивнула, поспешно сбросила бейсбольную кепку, а потом спасательный пояс, чтобы снять футболку и шаровары.

“Жду не дождусь, когда окажусь в воде, – подумала она. – В этом наряде до смерти вспотела”.

Она стащила футболку и шаровары, опять потянулась за спасательным поясом и тут услышала сквозь шум мотора крик Джой:

– Марла! Стой! Софи свалилась!

Клодия быстро взглянула на море.

Софи очевидно ушла под воду.

Она ждала, когда взметнется правая рука, сигнализируя, что все в порядке.

Никакого сигнала.

Сильно щурясь и загораживая от солнца глаза, Клодия заметила, как что-то всплыло на поверхность.

Софи?

У нее горло перехватило, когда стало ясно, что это лыжа. Одна-единственная лыжа.

– Где она? – вопила Джой.

– Там! – крикнула Клодия, указывая в ту сторону, где заметила над водой голову Софи.

В тот же миг Софи снова ушла под воду, потом опять вынырнула, яростно молотя руками.

– Марла, поворачивай катер! – прокричала Клодия. – Софи в опасности! Может, попала в водоворот!

– Ее унесет в открытое море! – визжала Джой с вытаращенными от ужаса глазами.

Вдруг все стихло, и Клодия охнула.

Катер замедлил ход и стал дрейфовать по волнам.

Она видела, как Софи колотит по воде руками, отчаянно стараясь выбраться из мощного потока.

– Марла, давай к ней! – резко взвизгнула Клодия, задыхаясь от страха.

– Я… не могу! – крикнула назад Марла, лихорадочно нажимая на кнопки и рычаги управления. – Катер… заглох. Он не движется!

Глава 14 Унесенная потоком

– Софи тонет! – кричала Джой, свесившись за борт катера, прикрыв одной рукой глаза от слепящего солнца. – Марла… сделай же что-нибудь!

– Не заводится! – прокричала Марла, бешено колотя обеими руками по панели управления. – Что я могу? Что я могу сделать?

Катер беспомощно колыхался на набегавших волнах.

Клодия видела, как Софи борется изо всех сил, а могучий поток уносит ее дальше и дальше.

– Что я могу? Что я могу сделать?

Слыша панику в голосе Марлы, Клодия начала действовать. Не сознавая, что делает, она бросилась за борт.

Оказавшись в холодной воде, задохнулась, закашлялась, вынырнула на поверхность.

“Спасательный пояс! – вспомнила она. Он остался в катере!”

Вздымавшиеся вокруг волны сверкали под солнцем. Она завертелась на месте, отыскивая Софи.

Где ты? Где ты?

Сердце колотилось. Наконец, на близком расстоянии она разглядела Софи, которая по-прежнему лихорадочно молотила руками.

Глубоко вдохнув, Клодия поплыла к ней равномерными сильными рывками, двигаясь против волн. Она знала, что надо держаться параллельно течению, не попадая в него.

Голова Софи скрылась под водой. Потом, несколько секунд спустя, опять появилась на сверкающей, как бриллианты, поверхности.

– Софи! Я иду! – прокричала Клодия. Но ветер и волны унесли ее крик назад. – Софи!

Она старалась плыть быстрее, но поток сильно сносил ее в другую сторону.

“Марла… Где ты? Марла, пожалуйста, поскорей!” – лихорадочно повторяла она про себя.

Прислушивалась в ожидании рокочущего мотора, но слышала только ровный плеск волн и свое шумное дыхание, когда выныривала из воды.

Оглянувшись через плечо, Клодия заметила катер, бесшумно колыхавшийся далеко позади.

Марла… пожалуйста!

Как может катер так просто заглохнуть?

Начинали болеть плечи. Правую ногу пронзила судорога, и Клодия вскрикнула.

Глаза горели от соленой воды, она сильно щурилась, отыскивая Софи.

“Где ты? Где ты, Софи? Плыви. Борись. Да! – вновь показалась ее голова. – Я иду. Иду, Софи”.

Клодия вдруг поняла, что поплыла гораздо быстрей, легко скользя по плещущим волнам.

Судорога в ноге отпустила. Казалось, теперь она движется по течению, а не против него.

По течению.

По течению.

И Клодия с ужасом сообразила, что попала в подводный поток.

Нет! Нет, пожалуйста!

Она попалась.

Попалась в могучий поток.

Безнадежно.

Ее несло в море.

Глава 15 “Она пытается нас убить!”

“Я утону”, – поняла Клодия.

При этой мысли она завертелась, лихорадочно отыскивая катер.

“Марла, где ты?”

Катера нигде не было видно.

Высокая волна поднялась над ней, бросив ее вперед. Она захлебнулась, снова закашлялась, чувствуя, что ее тянет под воду.

“Прости, Софи. Я старалась. Мне очень жалко…”

Изо всех сил работая руками, Клодия старалась вырваться из потока. Ногу снова свела судорога, правый бок прострелила парализующая боль.

“Я сейчас утону, – думала она, сдерживая рыдание. – Я умру”.

Плеск воды превратился в громкий гул.

Гул перешел в рокот.

“Я тону, – думала Клодия. – Тону в гуле и рокоте”.

Руки слишком отяжелели и уже не могли грести.

Ноги пронзала боль.

Она чувствовала, как утопает в глухом рокоте.

А потом неожиданно чьи-то руки схватили ее за плечи.

Она почувствовала, как сильные руки схватили ее и вытолкнули из воды.

Рокот стоял не в ушах Клодии.

Это рокотал мотор. Мотор лодки.

Ее вытаскивали из воды. Двое старались ее вытащить, поднять в лодку.

А еще была Софи.

Софи улыбалась ей. Дрожащая, насквозь промокшая, покрытая гусиной кожей, Софи стояла перед ней, обхватив себя руками, трясясь всем тeлом, и улыбалась.

– Как ты? Клодия, с тобой все в порядке? – спросил чей-то голос, чужой, не принадлежавший Софи.

Клодия пристально вглядывалась в озабоченное лицо. Пыталась сосредоточиться на темных волосах, растрепанных сильным океанским ветром. Пыталась сосредоточиться на темных глазах.

– Карл! – закричала она.

– Карл и Дин спешат на помощь, – спокойно проговорил он, и на загорелом лице появилась улыбка.

Клодия оглянулась, увидела за штурвалом Дина. Упала на палубу лодки на колени, трясущейся рукой откинула закрывшие лицо мокрые каштановые волосы.

– Софи, как ты?

– В порядке, – кивнула Софи. – Просто никак не могу дрожь унять.

– Звонок прозвенел совсем близко, – удалось выдавить Клодии.

– Мы отвезем вас к причалу Дрекселла, – сказал Карл, держа ее за плечи теплой рукой.

Клодия чуть не опрокинулась назад, когда маленькая лодка с ревом рванулась вперед, и с трудом обрела равновесие. Протирая глаза, разглядела лодку – маленькую фибергласовую моторку.

Поискала на горизонте катер Марлы, но не обнаружила. Крошечная лодка громко ревела, прыгая по волнам.

Клодия подобралась ближе к Софи.

– Что случилось? – крикнула она. – Ты выпустила трос?

– Не знаю, – сказала Софи, все так же дрожа, невзирая на жаркое солнце, сиявшее прямо над их головами. – Только что стояла, а потом ушла под воду. По-прежнему держалась за планку. Но… кормовой линь… не знаю! Он уже не связывал меня с катером. Не знаю, что произошло, Клодия. Я попала в течение, и… и…

Клодия ласково обняла трясущиеся плечи Софи. Она уже видела белый причал впереди.

“С нами все в порядке, – подумала она. – Все в порядке”.

Ее ноги дрожали, когда через несколько минут Карл и Дин помогали ей выбраться на причал. Потом они высадили ее из лодки Софи, наградившую обоих парней полной облегченья улыбкой.

– Вы, ребята, герои, – объявила она.

– Эй, мы только этим и занимаемся, – с ухмылкой ответил ей Дин.

Все они повернулись к воде, заслышав гул другого мотора. Катер Марлы подходил к причалу, а Марла и Джой махали руками, как сумасшедшие.

Несколько секунд спустя Джой выскочила из катера и с радостным визгом помчалась обнимать и тискать Софи и Клодию.

Марла, привязав катер, спрыгнула на берег с широкой улыбкой.

– Я так рада! – прокричала она. – Мой дурацкий катер! Надо ставить новый мотор. Мы с Джой видели, что вы в безопасности. Потом я в конце концов запустила мотор. Наверно, его залило или еще что-нибудь.

Последовали дальнейшие объятия и выражение благодарности двум парням. Карл и Дин старались вести себя как ни в чем не бывало, но Клодия видела, как они довольны собой. Даже Марла вновь и вновь благодарила их, что они явно считали своим особым триумфом.

– Нам надо отвести эту лодку назад, – наконец сказал Карл. – Мы ее вроде как позаимствовали. Все рассмеялись.

– Может, позже увидимся, – пообещал Дин, улыбаясь Софи.

– Да, попозже, – повторил Карл. Четверо девушек наблюдали, как они с ревом уносятся прочь в крошечной лодке.

– Пошли в дом! – воскликнула Софи, улыбаясь Марле. – Я умираю с голоду!

– Когда близко звенит звонок, я тоже всегда чувствую голод, – объявила Джой, обнимая за плечи Софи.

– Скажи на милость, Софи, что стряслось? – спросила Марла, перестав улыбаться. – Ты что, плохо держалась за планку?

– Я не знаю… – начала было Софи, но ее перебила Клодия.

Окунув руку в воду, она вытащила конец нейлонового кормового линя.

– Посмотрите-ка! – закричала она, показывая им конец.

Осознала, что обнаружила, и рука ее задрожала.

Девушки сгрудились возле Клодии, и Марла спросила:

– Что ты там нам показываешь?

– Посмотрите на линь, – тихо сказала Клодия. – Он не протерся. И не оборвался.

– Что? Что ты хочешь сказать, Клод? – озадаченно допытывалась Джой.

– Линь надрезан. Смотрите, какой ровный конец. Его надрезали, чтоб под нагрузкой он лопнул.

– Ты хочешь сказать… – ошеломленно пробормотала Софи, поднося к губам руку.

– Я хочу сказать, кто-то это нарочно сделал, – объявила Клодля, поворачиваясь к Марле.

Марла откинула белокурые волосы, пристально глядя голубыми глазами на конец троса.

– Это невозможно, – отрезала она. – Мы с отцом на прошлой неделе выходили на этом катере кататься на водных лыжах. Линь был в полном порядке. Я в самом деле не думаю…

И тут Марла разинула рот, перевела взгляд на катер и вскрикнула:

– Ой! Минуточку…

– Что? – встрепенулась Софи. – Что ты думаешь, Марла?

– Парень, которого ты застала на кухне, Клод. Интересно…

– Дэниел? – воскликнула Клодия. – Зачем ему перерезать кормовой линь?

– У меня другая идея, – задумчиво ответила Марла, кивая в том направлении, куда направились парни в лодке. – Карл и Дин. Вчера они были на пляже. Я нисколько не удивилась бы, если б это они перерезали линь.

– Что? – вскричала Джой? – Как ты можешь их обвинять, Марла?

– Да! Они нас спасли! – горячо поддержала Софи.

– Мы утонули бы, – согласилась Клодия.

Эти ребята…

– Как-то очень уж кстати они тут оказались, – напомнила Марла. – Не слишком ли удачно? Как они догадались, что надо будет прийти на помощь?

– Марла… – начала Софи. Марла оборвала ее:

– Они перерезали трос вчера, после нашего ухода с пляжа. А потом, может быть, наблюдали с вершины, ждали, когда мы отправимся на водных лыжах, и поплыли следом. Софи, говорю тебе, они сделали это, чтобы прослыть героями. Чересчур вовремя появились для простого совпадения.

– Нет, это не совпадение, – громко провозгласила Джой, сверкнув зелеными глазами.

– Что? Что ты хочешь сказать?

– Это не совпадение, – призналась Джой. – Я их пригласила сегодня прийти.

– Что? – крикнула Марла, уперев руки в боки.

– Прошу вас, давайте вернемся домой, – взмолилась Софи. – Я должна переодеться. И умираю с голоду!

– Ага, пошли, – охотно согласилась Джой, направившись к лестнице, которая вела вверх к лужайке на заднем дворе. Задумчиво хмурясь, Марла последовала за ней.

Только Клодия задержалась, держа отрезанный конец троса, вытащенный из воды, внимательно глядя на ровный конец…

– Теперь я знаю, что была права! – шепотом заявила Джой.

– В чем ты была права? – спросила Клодия.

Произошло это сразу после ленча. Они сидели в темном кабинете, обшитом деревянными панелями, сбившись в кучку на огромном красном кожаном диване. Марла ушла сделать несколько телефонных звонков. С другого конца комнаты на них печальными карими глазами смотрела висевшая над камином из красного кирпича голова горного лося.

– Ты о чем, Джой? – повторила Софи, тоже шепотом, не сводя глаз с дверей кабинета.

Джой соскочила с дивана, и, не отвечая, пошла закрыть дверь. Она переоделась в белый топ без рукавов и теннисные шорты, оттенявшие загорелую кожу.

– О том, о чем уже говорила, – зашептала она с озабоченным выражением на лице. – О причине для этой встречи подружек по лагерю “Полная луна”. Марла нас сюда пригласила, чтоб мучить. – Она с трудом сглотнула. – А может быть, даже убить.

– Джой, да ты что, в самом деле! Соображай все-таки, – охнула Софи, закатывая глаза и оглядываясь на Клодию в поисках поддержки. Но Клодия ничего не сказала. – С любым может случиться несчастье во время катания на водных лыжах, – утверждала Софи. – Ты не можешь винить Марлу…

– Нет, могу. Клодия не ошиблась насчет линя, – продолжала Джой, дергая себя за волосы, схваченные в “конский хвост”. – Ты же видела, Софи. Линь перерезан.

– Но, Джой…

– Ты действительно веришь, что катер заглох как раз в тот момент, когда вас надо было спасать? – продолжала Джой, раздув ноздри. – Ты действительно веришь, что он заглох, когда ты чуть не утонула?

– Я… не знаю, – хмуро пролепетала Софи, встряхнув головой и поправляя на носу очки в тонкой металлической оправе.

– Я права. Знаю, что права. Пиявки не случайно оказались у меня на руке. Ни одна случайность не случайна. Марла за все в ответе. Альфред доложил, что полиция все обыскала и не нашла никаких следов призрачного парня Клодии. Это наверняка Марла. Марла нас сюда пригласила, чтоб мучить.

Клодия вскинула глаза на Джой и спросила:

– Но зачем? По какой причине, Джой? Почему ей захотелось так с нами обойтись?

Джой подалась вперед, зеленые глаза погасли.

– Потому, – прошептала она, – что Марла должна знать… Ведь Элисон не случайно погибла.

Глава 16 Правда об Элисон

Слова Джой огнем обожгли Клодию. Она испустила беззвучный крик, глубоко погрузилась в сиденье мягкого красного кожаного дивана и закрыла глаза.

“Гибель Элисон… должна быть случайной, – думала она. – Жуткий несчастный случай”.

Но слова Джой проторили тропинку в памяти Клодии, тропинку, закрытую с прошлого лета.

После слов Джой страшные воспоминания устремились из темных потайных уголков ее памяти.

И впервые почти за год Клодия разрешила себе вспомнить, что в действительности произошло в тот вечер в ущелье Гризли…


* * *


Клодия, Джой и Софи с ужасом наблюдали, как Элисон балансирует на бревне посередине ущелья, видели ее стройную фигурку, освещенную полной луной. До них долетало эхо шумно несущейся внизу реки. Опустив по бокам руки, Элисон медленно, дюйм за дюймом, шла по толстому бревну.

Клодия, Джой и Софи стояли, прижавшись друг к другу, возле густых кустов.

– Даже не верится, что она это делает на самом деле, – шепнула Софи.

– Я пыталась остановить ее, – прошептала в ответ Клодия. – Да ведь она такая упрямая.

– Как я рада, что Марлы тут нет, – добавила Джой, скрестив на груди руки. – У нее с сердцем стало бы плохо.

– Шутишь? – воскликнула Софи, не сводя глаз с Элисон. – Да Марла просто сбросила бы бревно! Она терпеть не может сестру!

– Неправда, – запротестовала Клодия. – Марла любит Элисон. Только вы же знаете Марлу. Она не желает показывать, что кого-нибудь любит.

Тут Элисон вскрикнула, вроде бы пошатнулась, всплеснула руками, пытаясь восстановить равновесие.

– Я падаю! – закричала она.

– Иди, не останавливайся, – приказала Софи. – Ты почти дошла.

– Не поворачивай, – велела Джой. – Иди дальше!

– Я серьезно. – В голосе Элисон слышалась паника. – Я… не могу. Я падаю!

– Элисон, перестань дергаться. Давай скорей, пока никто не пришел, – нетерпеливо бросила Джой.

И тут девушки увидели стрелой мечущиеся в лесу огни фонариков. Приближавшиеся шаги. Голоса вожатых.

– Давай, Элисон! – крикнула Софи. – Нас застукают!

– Скорей! – воскликнула Клодия. – Пошли! И три девушки бегом бросились в темный лес, убегая от приближавшихся лучей света.

Побежала ли Элисон? Последовала ли она за ними к коттеджам?

Клодия не потрудилась проверить.

На бегу под ее мокасинами громко хрустели ветки, шуршала сухая листва, – так громко, что она едва слышала тоненький крик Элисон:

– Помогите!

И не слышала удар тела Элисон о камни, не слышала всплеск поглотившей ее воды.


* * *


Когда вожатый обнаружил пропажу Элисон, ее стали искать. На следующее утро нашли окровавленную футболку, повисшую на торчавшем из воды камне неподалеку от берега.

Тело так и не отыскали.

Клодия, Джой и Софи никогда никому не рассказывали, что присутствовали при падении Элисон, Они никогда никому не рассказывали, что Элисон звала на помощь, что они вместо этого убежали, что так и не оглянулись проверить, добралась ли Элисон в целости и сохранности до твердой земли.

“Может быть, мы могли ее спасти, – думала Клодия, терзаемая чувством вины. – Может быть, мы могли подойти и снять ее с бревна. – Может быть, она не хотела умирать”.

– С ней все было в порядке, когда мы убегали, – сказали они позже Марле. – Думали, она бежит за нами. Правда.

Марла поверила рассказу подруг.

Вскоре девушки сами поверили своему рассказу.

Легко было поверить.

Легче, чем признать правду.

Он был более приятной версией ужасающей смерти.

И Клодия понимала, что все они твердо верят этой истории потому, что она предлагает гораздо более приятную для них самих версию.

“Мы наверняка могли спасти Элисон, – знала Клодия. – А вместе этого позволили ей упасть и разбиться насмерть”.


* * *


Воспоминания о том жутком вечере бурно мчались в памяти Клодии, быстрей, чем несущаяся на дне ущелья Гризли река.

Казалось, с тех пор прошло очень много времени.

И очень много времени прошло с тех пор, как она взглянула правде в лицо.

Открыв глаза, Клодия приподнялась на мягком кожаном диване, посмотрела на двух своих подруг.

– Нам надо убраться отсюда, – тихо, твердо сказала она. – Думаю, Джой права. По-моему, Марла решила, что мы могли спасти Элисон в тот вечер в лагере “Полная луна” и не спасли. Я… по-моему, она нас сюда пригласила, чтоб мучить. А может быть, хуже того.

Софи охнула, широко вытаращив глаза.

– Но как? Что нам делать? Как отсюда выбраться?

– Марла нас не отпустит, – пробормотала Джой, встав и расхаживая по комнате. – Не отпустит, Клод. Я знаю!

Клодия поднялась на ноги, подошла к письменному столу, взяла телефонную трубку.

– Я сейчас позвоню своей маме и попрошу приехать за нами, – объявила она. – Когда мама появится, Марле придется нас выпустить.

Клодия набрала свой домашний номер и, отвернувшись к стене, поговорила с матерью.

Потом обернулась с озабоченным видом и сообщила подругам:

– Она сможет приехать только послезавтра.

– А до тех пор что нам делать? – пропищала Джой.

– Думаю, сидеть как можно тише, – ответила Клодия, кладя трубку.

– Мы вполне можем выдержать еще один день, – сказала Софи. – Только надо быть осторожней. Никаких опасных водных видов спорта. Причем надо вести себя как ни в чем не бывало.

– Софи права, – быстро согласились Клодия. – Просто надо соблюдать осторожность, пока мама моя не приедет. Мы соберем вещи, приготовимся к отъезду, и…

Она оглянулась, заметив стоявшую в дверях кабинета фигуру.

Марла!

Клодия с ошеломлением увидела Марлу, которая молча стояла, держась одной рукой за косяк, пристально глядя на нее. Лицо ее было суровым и хмурым.

“Много ли удалось ей услышать? – гадала Клодия. – Слышала ли она весь разговор? – Знает ли, что они собираются уезжать?”

Марла вошла в кабинет, лицо ее смягчилось. Держа в одной руке плоскую золотую коробку, она направилась прямо к девушкам.

– Хочет кто-нибудь шоколаду? – спросила Марла, протягивая коробку. – Он очень вкусный.

Глава 17 Лежать, мальчик!

Взглянув вверх на дневное, добела раскаленное небо, Клодия поправила свой лиловый купальник, стряхнула со спины песок, оглядела светло-коричневый берег.

“Отправлюсь в дальнюю прогулку”, – решила она.

Несмотря на испытываемое тремя девушками напряжение, день прошел весьма удачно. Джой и Софи почти все утро играли в теннис. Марла поздно встала, потом объявила” что у нее дела.

Джой после ленча отправилась с Карлом в город. Софи сообщила, что намерена поспать подольше. Марла должна была написать письма. А Клодия спустилась на пляж.

“Держаться поодиночке – хорошая мысль, – думала Клодия. – Этот день мы прожили. Потом ранним прекрасным утром тут будет мама, и мы выберемся отсюда”.

Она побежала босиком на юг по направлению к городу. Держалась поближе к воде, где песок был плотным и мокрым. Холодные соленые волны накатывались на босые ступни. Наблюдая за парящими на фоне серо-белого неба морскими чайками, она потеряла счет времени. Волны обдавали ее брызгами, из-под ног летели комья сырого песка.

Вскоре Клодия сообразила, что бежит по берегу мимо птичьего заповедника, а заодно поняла, что снова недооценила силу летнего солнца.

Хотя оно едва проглядывало сквозь плотную пелену облаков, она чувствовала, как горит кожа. Надо было захватить с собой бутылку воды и надеть что-нибудь ненадежней, чем цельный купальник. Хорошо бы принадлежать к тому типу людей, которые загорают, а не поджариваются.

“Не вернуться ли? – спросила она себя. – Нет. Очень уж хорошо пробежаться. Только еще чуть-чуть”. Впереди неподалеку воду перерезал мол из темных валунов. Она решила добежать до мола и повернуть назад.

Глядя на заповедник, Клодия почуяла что-то неладное. Она слышала собственные шаги, свое тяжелое отрывистое дыхание, шум бьющих о берег бурунов.

Но в воздухе все вдруг замерло.

Клодия остановилась.

В чем дело?

Откуда такое нехорошее чувство?

До нее не сразу дошло, что дело в тишине.

Где крики чаек, песочников и других морских птиц?

Она напряженно прислушивалась. Тишина.

Это ведь птичий заповедник, правда?

Так где же птицы?

Она прищурилась, глядя вдаль, и, к своему удивлению, увидела на краю берега еще одну бегувью. Похоже на Марлу – ни у кого больше нет таких клубнично-белокурых волос и идеальной стройной фигуры.

– Марла! – крикнула Клодия, поднеся ко рту руки.

Девушка вдали не остановилась, даже не оглянулась.

“Наверно, кто-то другой”, – подумала Клодия.

И, забыв о девушке, стала приглядываться к деревьям в поисках птиц.

Никого не видно.

Ни свиста, ни чириканья.

Почему вдруг исчезли все птицы?

Почему?

Она смогла придумать лишь один ответ.

И от этого ответа ее прохватил озноб по спине, несмотря на жаркое солнце.

Что– то спугнуло птиц.

Хищник.

Рядом должен быть хищник – крупный.

Через несколько секунд догадка Клодии подтвердилась – позади раздалось басистое ворчание.

Оглянувшись, она увидела огромного ирландского волкодава. Он стоял и смотрел на нее. Узкая морда опущена, лохматая курчавая шерсть на спине, казалось, встала дыбом. Пес смотрел злобно, обнажив зубы, демонстрируя длинные острые клыки. Он предупреждающе заворчал.

– Лежать, мальчик, – пробормотала Клодия тихим дрожащим голосом. – Ну, тише. Иди домой. Иди домой, мальчик, ладно?

В ответ у пса вздыбилась шерсть на груди.

– Хороший пес, – в отчаянии попробовала уговорить его Клодия с колотящимся в груди сердцем. – Хорошая собачка. Иди домой, мальчик.

Из пасти волкодава потекла слюна. Ворчание перешло в громкое устрашающее рычание.

Медленно, не сводя глаз с собаки, Клодия начала отступать.

В ответ волкодав бросился к ней со страшной скоростью.

Клодия повернулась и побежала, отбрасывая ногами большие комья сырого песка.

Оглянувшись, увидела, что пес мчится за ней, скаля зубы, преследуя глазами добычу.

Скудные известные ей сведения про ирландских волкодавов пролетали в памяти, пока она неслась по песку. Они еще крупнее немецких догов, а выводят их ради быстрого бега и агрессивности, как непревзойденных охотников.

И они должны рвать на части волков.

Клодия видела – пес догоняет ее.

Ближе.

Ближе.

Наконец, послышалось, как он щелкнул зубами. Она почувствовала на ногах жаркое дыхание.

“Что мне делать? Что делать?”

Другого выбора не было.

С отчаянным криком Клодия бросилась в воду. Глубоко вздохнула, нырнула под волну.

Вынырнула, изо всех сил поплыла, стараясь удалиться от берега.

Убраться подальше…

Подальше отплыть.

Ногу пронзила боль, девушка взвизгнула.

Замолотила руками, ногами, а, оглянувшись, увидела, что собачьи зубы впились ей в лодыжку.

Глава 18 Выхода нет

Пес крепче вцепился, и Клодия завизжала:

– Пусти! Пусти!

Попыталась оттолкнуть его другой ногой, но лишь ушла с головой под воду, отчаянно работая руками.

Пес разжал зубы, а пульсирующая боль осталась, стреляя по всей правой стороне тела.

Огромная собака, рыча, снова бросилась на нее, яростно щелкнув зубами.

Разбрызгивая воду, Клодия попробовала встать, пинком отогнать животное.

– Помогите! – И, с отчаянным резким криком, опять упала.

Задыхаясь, едва дыша, она пнула рычащее существо.

Вода окрасилась кровью. Ее кровью. В лодыжке билась боль.

“Сейчас я отключусь. Я не вынесу боли”.

– Помогите! Кто-нибудь… помогите!

Крики разносились по берегу. По пустому берегу.

Собачьи зубы вновь щелкнули у ноги. Клодия попыталась отпрянуть, но с каждой попыткой боль пронзала все тело.

Голова ушла под воду. Рванувшись изо всех сил, она вынырнула, хватая ртом воздух.

– Помогите мне! Может кто-нибудь мне помочь?

Отчаянным рывком Клодия бросилась в набегавшие волны.

Пес с яростным рычанием хотел вцепиться в руку. Промахнулся. Вновь щелкнул зубами.

Уплыть. Надо уплыть от него.

С бешено колотившимся сердцем Клодия нырнула и поплыла под водой. Волоча поврежденную ногу, старалась из последних сил уплыть подальше от берега, от щелкавшего зубами пса.

Она пробыла под водой до тех пор, пока не почувствовала, что легкие вот-вот разорвутся. Потом, подняв голову над водой, стала делать глубокие жадные вдохи.

Соленая вода разъедала открытую рану, нога горела огнем.

Тяжело дыша, оглянулась, увидела, что пес плывет к ней, не спуская с нее темных глаз.

“Я должна плыть. Я должна плыть, пока он не устанет”.

Она повернула в открытое море и снова нырнула под воду.

“Я могу уплыть от него. Знаю, что могу. Если заплыву подальше, псу придется повернуть обратно”.

Плывя в темной воде, Клодия подгоняла себя.

Спустя несколько секунд она снова вынырнула на поверхность, глубоко вдыхая воздух. Когда с глаз стекла вода, оглянулась по сторонам и потеряла всякую надежду.

Одинокий голубовато-серый плавник легко разрезал воду. Не сворачивал ни влево, ни вправо, двигался прямо к ней с ошеломляющей скоростью.

Акула!

Глава 19 Смерть на воде

– Не-е-ет!

Вопль Клодии разнесся над вздымавшимися волнами.

При виде темного плавника, так легко двигавшегося в воде, ее охватила паника.

Попыталась плыть дальше, но руки не слушались. Соленая вода набралась в нос, в рот, вызывая приступы кашля.

Кашляя, еле дыша, она почувствовала, как подводное течение тянет ее вниз.

“Нет! Надо взять себя в руки! Возьми себя в руки!”

Поднимая тучу брызг, всхлипывая, Клодия старалась вынырнуть на поверхность. Горло и нос жгло от воды, которой она наглоталась. Дикая боль в ноге била прямо в макушку.

Надо подумать.

Подумать, как следует.

Глубоко вдохнув и не выдыхая, она заставила себя подавить панику, охватившую все ее существо.

Думай. Думай!

Она читала, что акул притягивает быстрое движение. Значит, не надо двигаться.

Акула все равно бросится на нее, – ясно, ее манит кровь, – но можно постараться замедлить движения и избежать быстрой смерти.

Измученная, перепуганная Клодия принуждала себя грести ровно и медленно. Она вспомнила, как Стив, инструктор по плаванью в лагере “Полная луна”, говорил: “Ноги и руки должны двигаться так плавно, чтобы почти не волновать воду”.

Так плавно…

Так плавно…

Надо плыть, не поднимая волн, вот и все.

Плавно.

Еще легче.

Не обращая внимания на выскакивавшее из груди сердце, на пульсирующую в висках кровь, на боль в лодыжке, она плыла как можно легче, спокойней, молча отсчитывая размеренный ритм.

Раз, два, три, четыре… Два, два, три, четыре… Три, два, три…

“Я слишком устала. Больше не могу взмахнуть рукой”.

Силы покидали ее. Руки вдруг стали весить по тысяче фунтов.

“Не могу. Не могу больше плыть. Акула победила…”

Теперь она боролась за каждый вдох. Боролась, чтобы не пойти ко дну.

А потом неожиданно, как по волшебству, плыть стало легче.

“Что стряслось? Я опять двигаюсь!”

Она долго не могла понять, что произошло. А когда поняла, с губ сорвался иронический смешок.

“Я попала прямо во встречный поток. Он уносит меня от акулы. Только хватит ли скорости?”

Глубоко дыша, Клодия не позволяла себе оглядываться назад. С новым приливом сил плыла и плыла, благодарная уносившему ее течению.

Мучительный, болезненный визг вынудил ее остановиться.

– Что это? – вслух простонала она.

Оглянулась, и в тот же момент увидела длинную белую морду волкодава, яростно вертевшуюся в воде. Пес выбросил вверх передние лапы.

На Клодию волной нахлынул чистый ужас.

Пес снова взвизгнул.

На него сзади напала акула, поняла Клодия.

Пока она задыхалась от страха, из воды фонтаном брызнула кровь. Пенистый гребень волны стал розовым.

Клодия хорошо видела, как вода потемнела от крови волкодава.

Приступ тошноты отозвался тяжестью в желудке.

Пес издал последний слабый писк.

Клодия зажмурилась.

А потом широко распахнула глаза, почувствовав чье-то прикосновенье.

Разгребая воду, старалась разглядеть мерзкий предмет.

Открыла рот, хотела закричать, но не издала ни единого звука.

Что это?

Что это?

Она не хотела смотреть, но не могла отвести глаза.

И вскоре сообразила, что это покрытый шерстью кусок мяса.

Все, что осталось от пса.

Вся вода вокруг почернела от крови.

Содрогаясь всем телом от кошмаров последних двадцати минут, Клодия не сумела сдержать неожиданно вырвавшийся из груди полный ужаса крик. Стало ясно – она никогда уже не вернется на берег. Если акула ее не прикончит, прикончит подводный поток.

“Я должна плыть, должна заставить себя плыть”.

Удовлетворил ли пес аппетиты акулы?

В каком-то припадке безумия вспомнилась лекция по биологии: “Акулы – одни из самых ловких существующих хищников”.

Этот факт Клодия запомнила, готовясь к экзаменам. Но только теперь поняла его истинный смысл.

Если акула за ней погонится, не останется никаких шансов.

Оглядывая темные колышущиеся воды, она сделала очередной глубокий вдох.

И сказала себе: просто плыви. Только тише.

Она уже так устала, что с трудом шевелила руками. Но повернув к берегу, заставила себя плыть, с мукой и болью делая один взмах за другим.

Взмах руки. Взмах.

“Я… не могу”.

Во всем теле билась боль. Нога онемела. Легкие напряглись, готовые лопнуть.

Волны накрывали ее.

Берег. Где берег?

Ее обуял ужас от мысли, что она плывет не в ту сторону.

“Почему я не вижу берега?”

Она панически закрутилась в воде.

“Где берег?”

Руки не слушались. Она не могла двигаться.

Теперь ее несли волны.

Все стало ярко-красным. Красным, как кровь.

А потом черным.

Глава 20 Правда о Марле

– Клодия! Клодия!

Сильные руки схватили Клодию за плечи.

– Клодия! Ты меня слышишь?

Она едва осознала, что лежит на животе. Попыталась поднять голову, взглянуть сквозь намокшие спутанные волосы, упавшие на глаза.

– Клодия, как ты?

Она застонала и вновь попыталась подняться.

– Клодия!

– Я жива? – слабо пробормотала она, перекатываясь на спину. Отбросила со лба волосы, прищурилась на расплывавшуюся перед глазами фигуру, стоявшую перед ней. – Марла?

Марла опустилась рядом на колени с перекошенным от испуга лицом.

– Ты… С тобой все в порядке?

– Марла, что ты тут делаешь? – вымолвила Клодия. Предвечернее небо потемнело, окрасившись в черно-серый цвет. По берегу гулял холодный ветер. Она задрожала, боль пронзила ногу.

– Я… тебя увидела, – запинаясь, проговорила Марла, кладя теплую руку на холодное мокрое плечо Клодии. – Побежала изо всех сил. Тебя вода вынесла на песок. Ты… ты тут просто лежала. Я думала… – Голос ее прервался.

– Нога… – простонала Клодия и села, осматривая свою ногу. Рана оказалась глубокая, но не настолько, как она думала, сражаясь с псом. От соленой воды кровотечение прекратилось.

– Какое счастье, что я шла мимо, – выпалила Марла. – Шла купаться и… вижу, как тебя выносит на берег. И…

Клодия с громким стоном поднялась на ноги.

– Идти можешь? – спросила Марла, поддерживая ее.

Клодия осторожно ступила на больную ногу.

– Наверно, – неуверенно подтвердила она. Песок под ногами качнулся. К ней потянулись длинные синие тени. – У меня немного кружится голова, – призналась Клодия.

– Что случилось? – спросила Марла. – Как ты поранила ногу?

– Это… это был такой ужас! – всхлипнула Клодия. – На меня напал пес. А потом акула. – Горло у нее перехватило. – Лодыжка…

– Тише, только успокойся. Я попрошу Альфреда сразу же обработать рану, – сказала Марла и сразу нахмурилась. – Ох, совсем забыла. Сегодня у Альфреда выходной. Ну, мы все сделаем сами.

И повела Клодию к лестнице.

Опираясь на Марлу, Клодия подняла глаза на сгущавшиеся грозовые тучи, и в голове у нее закружились всевозможные черные мысли.

“Марла не случайно оказалась на пляже”, – думала Клодия, пока они поднимались по лестнице к темной лужайке. Та девушка на пляже, незнакомка, которая убегала на моих глазах была Марла.

Ирландский волкодав принадлежал ей.

Это она привела собаку на берег, а потом убежала.

Пса держали в закрытом загоне, огороженном металлической сеткой. Никогда не выпускали, только по ночам для охраны. Никогда не выпускали!

Клодия содрогнулась, с трудом поднимаясь по деревянным ступенькам.

– Почти пришли, – сказала Марла. Клодия услышала за спиной раскат грома над океаном.

– Собирается настоящая гроза, – тихо заметила Марла.

“Она привела пса на берег, чтобы он напал на меня, – думала Клодия. – Она хотела, чтобы пес загрыз меня насмерть. Она хотела, чтоб я умерла”.

Марла нагнулась к низким кустам, набрала в металлической коробке код, и ворота открылись.

Клодия, прильнув к Марле, ковыляла к дому мимо плавательного бассейна и теннисного корта и остановилась неподалеку от флигеля для гостей.

– Я… мне надо отдышаться, – объяснила она. Марла пристально посмотрела на Клодию.

– Бедняжка. Мне просто не верится, что такое могло произойти, – тихо сказала она. – Когда придем, ты должна мне все рассказать.

Над океаном опять прогремел гром. На сей раз ближе.

– Я побегу домой, постараюсь отыскать какую-нибудь мазь с антисептиком и бинты, – сочувственно предложила Марла. – Сможешь добраться сама?

– Угу. Без проблем, – заверила Клодия, морщась от боли в лодыжке. – Только дух переведу. Приду через секунду.

Она проследила за Марлой, взбежавшей на террасу и вошедшей в стеклянную дверь с задней стороны дома. Удостоверившись, что Марла скрылась из виду, Клодия повернула и длинными решительными шагами пошла, прихрамывая, через лужайку.

Загон, где держали ирландского волкодава, располагался в стороне от широкого гаража с четырьмя дверьми. Сильно хромая, Клодия поспешила туда.

“Я должна сама посмотреть. Я должна знать, что права”, – осмотрительно думала она.

Остановилась в нескольких шагах от затянутых металлической сеткой ворот.

Ворота были приоткрыты на несколько дюймов. На одной створке висел разомкнутый висячий замок.

“Да, я права, – подумала Клодия, мрачно качая головой. – Пес не вырвался на свободу. Его выпустили. Замок снят. Ворота открыты. Марла специально натравила на меня сторожевого пса”.

– Это все доказывает. Здесь нам действительно грозит опасность, – вслух пробормотала Клодия.

Повернув к дому, она поспешно вошла в раздвижную стеклянную дверь. На небе в очередной раз низко грянул громовой раскат. Клодия ощутила на голых плечах несколько холодных дождевых капель.

“Я знаю, что нам делать, – невесело думала она. – Больше мы ждать не можем. Надо убраться отсюда – сейчас же!”

Джой, Софи, Клодия, – они должны бежать, и как можно скорей.

Тяжело дыша, Клодия приковыляла в дом. Плотно захлопнула дверь, оглядываясь в поисках Марлы. Никаких признаков.

Быстро прошла через холл в задней части дома, направляясь к лестнице, и, тяжело опираясь на деревянные полированные перила, потащилась наверх.

“Где Джой и Софи? – гадала она. Надо собрать вещи. И бежать. Немедленно!”

Первой справа от нее была комната Софи. Она тихо стукнула в дверь.

– Софи, ты тут?

Не успела еще раз стукнуть, как Софи широко распахнула дверь.

– Что с тобой? – спросила Софи, глядя на растрепанные, покрытые песком волосы Клодии.

– Не имеет значения, – поспешно прошептала Клодия, втолкнув Софи назад в комнату. – Собирайся, Софи. Побыстрее. Нам надо бежать!

– Что? – разинула рот Софи.

– Надо спешить! Действительно! – твердила Клодия. – Собирай вещи.

– Но, Клодия… А твоя мама? Я думала… завтра…

– Где Джой? – еле слышно спросила Клодия. – Надо сказать Джой.

– Но… но… – залепетала Софи, а потом выдавила тихим дрожащим голосом: – Джой уехала.

Глава 21 Мертвая девушка

– Джой уехала? Где она? – требовательно допытывалась Клодия.

Софи таращила на нее широко открытые за стеклами очков глаза.

В окно снова ударил дождь. Почти черное небо прорезала вспышка молнии.

– Она все еще в городе, – объяснила Софи. – С Карлом.

– До сих пор? Когда должна вернуться? – лихорадочно спрашивала Клодия. Софи пожала плечами:

– Наверно, к обеду.

– Ну, давай собираться, – велела Клодия. Софи насупилась:

– Я никак не пойму. Что стряслось? Клодия не успела ответить. Дверь распахнулась, ворвалась Марла, нагруженная бинтами и мазями.

– А, вот ты где! – воскликнула она, увидев Клодию. – А я тебя везде ищу. Садись. – Марла шагнула к кровати Софи. – Придется потерпеть.

Клодия послушно пошла к кровати, чувствуя на себе вопросительный взгляд Софи, но зная, что сейчас не подходящее время для объяснений.

Вообще ни для чего не подходящее время.

Им втроем надо бежать.

Как только вернется Джой, Клодия попросит Марлу отвезти их к поезду или к автобусной остановке. А если Марла откажется…

Если Марла откажется, они пойдут в город пешком, несмотря ни на какую грозу. Или позвонят в полицию.

Размышляя обо всех “несчастных случаях”, произошедших на протяжении нескольких последних дней, которые на самом деле были вовсе не случайными, Клодия разрешила Марле промыть и перевязать рану.

Обрабатывая ее, Марла цокала языком, но так и не поинтересовалась, откуда она взялась.

“Потому что ей это известно, – сердито думала Клодия. – Она и так знает”.

Дождь под порывами ветра стучал по оконным карнизам.

“Наверно, Марла очень огорчилась, увидев, что меня выбросило на берег, и я еще жива”, – горько думала Клодия.

От яркой вспышки молнии по комнате заметались тени.

“Джой, пожалуйста, поскорей возвращайся! – тревожно думала Клодия. – Пожалуйста, поторопись!” Она смотрела на грозу за окном, гадая, не заставит ли сильный дождь Джой отложить возвращение, и вздрогнула от удара грома.

– Вот. Так лучше, – с улыбкой сказала Марла. – Как ты себя чувствуешь?

– Хорошо, – рассеянно бросила Клодия. Марла глянула на часы.

– Почти пора обедать. У Альфреда выходной, но он нам оставил корзинку для пикника. По-моему, будет забавно обедать на веранде.

– Да ведь дождь идет! – возразила Софи.

– Не важно, – ответила Марла, шагнув к двери. – Веранда закрытая. Забавно там сидеть, обедать при свечах и смотреть на грозу над океаном. – Она остановилась в дверях, обернулась: – Надеюсь, Джой вернется вовремя. Встретимся там около шести, ладно?


* * *


За несколько минут до шести в комнату Софи ворвалась Джой с прилипшими к голове черными волосами, в промокшем под дождем солнечно-желтом платье.

– Как дела? Все в порядке? – нервно спросила она.

– Звонок прозвучал совсем рядом, – сказала ей Клодия, указывая глазами на свою забинтованную лодыжку.

Джой охнула.

– Неужели Марла…

– Собирай вещи, Джой. Быстро. Ты была права насчет Марлы, – объявила Клодия, с трудом поднимаясь на ноги. – Сегодня днем она на меня натравила сторожевую собаку.

– Нет! – крикнула Джой, схватившись руками за щеки.

– Я видела ее на пляже. Марла не знает, что я ее видела. Ты была права, Джой. Она пытается нас убить.

Джой содрогнулась.

– Переоденься и уложи вещи, – проинструктировала ее Клодия. – Потом скажем Марле, что хотим ехать в город.

– А если она откажется? Если попытается остановить нас? – дрожащим голосом допытывалась Софи. – А если…

– Нас трое против нее одной, – напомнила Джой, спеша к двери при озарившей небо за окном молнии.

– Если она не захочет везти нас, пойдем пешком, – твердо сказала Клодия.

Оглушительный удар грома поставил под ее заявлением восклицательный знак.


* * *


Девушки поставили чемоданы в переднем холле. Клодия открыла дверь гардеробной и вытащила три зонта.

Когда они шли по коридору, свет замигал.

– Ой-ой, – тихо вскрикнула Софи. – Надеюсь, свет не погаснет.

– Ты уверена, что Марла на веранде? Разве это не сумасшествие, сейчас там сидеть? – шепотом спросила Джой.

– Она сказала, что будет забавно обедать там и смотреть на грозу, – объяснила ей Клодия.

– Может быть, у нее есть какой-нибудь план, чтобы нас ударила молния, – сухо пробормотала Джой.

– Я все-таки не думаю, что она нам позволит уехать, – вздохнула Софи.

Они открыли стеклянную дверь на заднюю террасу. Лужайку освещали вспышки молний, потом она автоматически погружалась во мрак. Потоки дождя сверкали в ярком свете.

Три девушки быстро вышли на террасу и открыли зонты. Террасу заливала вода. Зонт чуть не вырвался из рук Клодии.

За длинным разрядом молнии немедленно последовал громовой раскат. Прожектора мигнули, потом засветили ровно.

– Она там? На веранде? – взволнованно спрашивала Софи, прижимаясь поближе к двум другим девушкам.

– Я плохо вижу сквозь дождь, – ответила Клодия.

– По-моему, я вижу свет на веранде, – сообщила Джой, крепко держа ручку зонта обеими руками.

– Жуткий ветер! Я уже вымокла, – пожаловалась Софи.

Скользя в мокасинах по мокрой траве и размокшей земле, они шли мимо флигеля для гостей и теннисного корта, усыпанного красным гравием, почти столь же ярким в свете прожекторов на высоких столбах, как днем.

На веранде у ограды лужайки на заднем дворе мигал свет. Шум проливного дождя заглушал рокот расстилавшегося прямо за оградой океана.

Клодия помедлила возле маленького белого сарайчика на краю лужайки.

– Что за мерзкий запах? – спросила она.

Невзирая на льющийся дождь, она почувствовала сильный сладковатый запах, так пахнут протухшее мясо или яйца.

– Фу! И я чувствую, – с отвращением вскрикнула Джой.

– Сильно пахнет! – подтвердила Софи. Деревянная дверь была чуть приоткрыта.

– Странно, – заметила Клодия. – Я думала, Альфред всегда так старательно все запирает.

– Что бы там ни было, оно безусловно воняет! – объявила Джой. – Пошли на веранду, а потом уберемся отсюда.

– Нет, постой. – Клодия одной рукой отстранила Джой.

По какому-то импульсивному побуждению она направилась к открытой двери сарая. Другие две девушки двинулись прямо за ней.

Ближе к сарайчику отвратительный запах усилился.

Удерживая одной рукой зонт, стараясь укрыться под ним от налетавшего дождя, Клодия распахнула дверь сарая.

Все трое завизжали, когда оттуда вывалилось безжизненное тело Марлы.

Глава 22 Кто убил Марлу?

Застывшее тело Марлы неловко рухнуло в пятно резкого света прожектора.

Прежде чем отвернуться и закрыть лицо руками, Клодия заметила лиловый цвет кожи Марлы. Глаза глубоко утопали в глазницах. Челюсти застыли в вечном испуганном оскале.

– Не-е-ет! – в ужасе прохрипела Софи, не в силах поверить своим глазам.

Джой шарахнулась от жуткого зрелища и уткнулась лицом в плечо Клодии.

– Не может быть. Этого не может быть, – повторяла она.

– Мы ее видели всего пару часов назад, – вслух подумала Клодия. – Как она могла умереть?

– Ее убили! – пробормотала Софи. Она бросила на землю зонт и стояла, закрыв лицо руками, под дождем, стекавшим по коротким волосам и свитеру.

– Альфред! – закричала Джой, оторвавшись от Клодии. – Мы должны сказать Альфреду!

– Его нет. Забыла? У него выходной, – напомнила Софи.

– Кто убил Марлу? – размышляла Клодия, чувствуя дурноту и озноб. Она уставилась на желтый конус света прожектора, наблюдая за неустанным потоком дождя. Шум ливня, уносимый ветром, тонул в океане у них за спиной.

“Может быть, это Дэниел? – гадала Клодия, содрогаясь всем телом от страха. – Может быть, он еще где-то поблизости?”

– Тут никого нет, кроме нас! – воскликнула Софи.

– Кто убил Марлу? – повторила Клодия, стараясь подавить панику, замедлить бешеное биение сердца.

– Мы должны позвонить в полицию, прямо сейчас! – объявила Джой. Секунду глядела на окоченевшее неподвижное тело Марлы, потом отвернулась.

– Да, пошли! – согласилась Софи.

Прихрамывая на больную ногу, Клодия двинулась следом за ними в обход глубоких луж на газоне назад к дому. Б дверях бросила зонт. Войдя, сильно встряхнула головой, пытаясь отогнать жуткое воспоминание о лиловом лице Марлы.

Дрожа в промокшей под дождем одежде, Клодия поспешила к остальным на кухню.

И остановилась в дверях. Свет опять мигнул, но не погас.

Джой, стоявшая у стола с телефонной трубкой в руке, испустила короткий отчаянный крик.

– В чем дело? – спросила Софи, протирая залитые водой очки бумажным полотенцем.

– Телефон. Гудка нет, – тихо ответила Джой. Софи охнула.

– Нам надо бежать отсюда, – сказала Клодия, быстро переводя взгляд с Джой на Софи. – Кто бы ни убил Марлу, он теперь вполне может начать охоту на нас!

– Нет! – завопила Софи с бескровным в свете флуоресцентной лампы на потолке лицом.

– Надо добраться до города. Мы должны сообщить полиции, – продолжала Клодия, чувствуя, как от паники перехватило горло.

– Как же Марла могла умереть? – жалобно заныла Джой, вцепившись в спинку высокого кухонного стула. – Ведь мы ее только что видели. Как это произошло?

Все трое вздрогнули от громкого громового удара.

– Возьмем дождевики из гардеробной в передней, – решила Клодия. – Выйдем на дорогу и пойдем, если никто не знает, где лежат ключи от машины. – Никто не ответил. – Может, кто-нибудь встретится и подвезет нас до города.

– А лицо у нее… жутко раздутое, – воскликнула Джой. – И рот… так и застыл открытый, словно она кричала, когда умирала.

– Джой, прекрати! – взмолилась Софи, которая была еще бледнее.

– Да, прекрати, – подхватила Клодия. – Постарайся выбросить Марлу из головы. Мы должны уйти из этого дома. Мы должны добраться до полиции.

За кухонным окном сверкнула молния, загрохотал гром. Девушек пошли к парадным дверям и принялись отыскивать в гардеробной дождевики.

Клодия нашла желтый непромокаемый плащ, на два размера меньше, но все равно надела его. Джой вытащила с полки длинный шелковый шарф, обвязала им голову. Софи накинула на свой промокший свитер светло-синюю куртку.

– Готовы? – спросила Клодия.

– Пожалуй, – робко ответила Джой.

– Пошли, – пробормотала Софи с испуганным взглядом.

Клодия открыла парадную дверь, выглянула, осмотрела широкий газон перед домом. Его заливал яркий свет. Она увидела, что дождь чуть ослаб, хотя гроза с громом и молнией продолжалась.

– Пошли! – крикнула Клодия. – Как только выйдем на дорогу, кто-нибудь может встретиться.

– Я хочу убраться отсюда! – прокричала Джой.

Они выскочили под дождь, пригнувшись на бегу, разбрызгивая воду, скользя на мягкой траве лужайки.

В конце лужайки высилась металлическая ограда, скрытая с другой стороны высоким, идеально подстриженным кустарником.

Клодия потянулась к ручке ворот.

– Стой! – завопила Джой, схватив ее за руку. Потом сдернула с головы шелковый шарф и швырнула его на ограду.

Полетели искры, шарф прилип к металлической сетке.

– Ох! Я совсем забыла! – воскликнула Клодия и обернулась к Джой. – Спасибо!

– Что теперь? – жалобно спросила Софи, – Что нам теперь делать? Мы же не знаем, где отключаются эти ворота!

– Мы в ловушке, – выдавила Джой.

– Выйти мы не можем, – согласилась Клодия, пристально глядя на ограду под током. – Мы здесь заперты, как в ловушке, пока ворота не откроются утром.

– А… как насчет убийцы? – с трудом проговорила Софи.

Глава 23 Призрак

В ярком свете прожекторов струи дождя казались трепещущими серебряными нитями.

– Мы должны найти пульт управления, – едва дыша, объявила Джой. – Должен быть какой-то способ обесточить ограду.

– Она отключается автоматически, помнишь? – сказала Софи с перехваченным горлом. На стеклах ее очков сверкали дождевые капли. – Таймером.

– Тогда надо найти таймер, – настаивала Джой.

– Может быть, он в подвале, – с содроганием заметила Клодия.

– Я в подвал не пойду! – взвизгнула Софи. – Ни за что!

У Клодии возникла идея.

– Могу поспорить, – сказала она, – ограду можно отключить с той стороны. У ворот, что ведут к пляжу, есть какой-то переключатель. Помню, я видела, как Марла открывала коробку с пультом управления. Надо нажать где-то рядом с контрольной кнопкой, и ворота откроются.

– Ты хочешь сказать, что нам надо идти к океану? – пропищала Софи. – В такую грозу?

– Нет, – объяснила Клодия, натянув желтый плащ на голову. – Мы просто выйдем. Выйдем в те ворота. А как только окажемся с той стороны ограды, можно пойти вдоль нее мимо дома и вернуться к парадному входу.

– Да, – согласилась Джой, – звучит неплохо.

– Ты уверена, что мы сможем открыть ворота с другой стороны? – скептически уточнила Софи.

– Не уверена, но попробовать можно, – ответила Клодия.

Низко согнувшись под проливным дождем, они обошли дом, глубоко утопая на ходу в грязи.

Показалась тыльная сторона дома. Дождь шумно хлестал по мощеной террасе. Из водосточной трубы лился настоящий водопад.

– Нам мимо сарая придется пройти? – еле слышно спросила Софи.

– Нет. Можно подойти со стороны флигеля для гостей, – сказала Клодия. Ногу снова жгла боль, каждый шаг доставлял адские мучения.

Джой что-то промолвила, но слова ее заглушил шум дождя. Они были рядом с гостевым флигелем, когда в свете фонаря возникла фигура.

– Ой! – вскрикнула от неожиданности Клодия.

Все три девушки замерли.

На фигуре был плащ, туго завязанный на талии. Широкополая шляпа на голове бросала тень налицо.

“Что это такое блестящее она поднимает в руке? – гадала Клодия. Пистолет?”

Фигура взмахнула рукой, сбросила шляпу, открыла лицо. В холодных голубых глазах, злобно смотревших на девушек, отражался свет прожекторов.

– Марла! – удалось вымолвить Джой. – Марла… ты же мертва!

Глава 24 Кто хочет умереть первой?

Они попятились от дождя под навес покатой крыши гостевого флигеля. Пистолет все так же поблескивал в ярком свете. Марла подняла его на уровень своей груди.

– Удивлены? – язвительно поинтересовалась она.

– Мы же видели твое тело в сарае, – с трудом пробормотала Клодия. – Мы подумали. Губы Марлы сложились в горькую улыбку.

– Что ж, Клодия, ты ведь веришь в призраки. Наверно, я тоже призрак. Клодия шагнула к Марле.

– Пистолет… – начала она, пристально глядя на оружие, чувствуя, как ее охватывает ледяной страх.

Над океаном грянул гром. Порыв ветра бросал им в спины струи дождя.

– У вас у всех такой растерянный вид, – заметила Марла все с той же горькой улыбкой. Голубые глаза сверкали в пронизанном дождем свете.

– Марла, мы так рады, что ты жива! – крикнула Джой.

– А Марла мертва, – последовал спокойный ошеломляющий ответ. – Мертва. Я убила ее неделю назад. Перед вашим приездом.

– Что?! – крикнула Клодия.

Джой испустила изумленный вопль. Софи замерла, не сводя глаз со сверкающего серебром пистолета.

– Марла уже неделю мертва! Не догадались по запаху?

– Значит… значит… – залепетала Клодия. Ноги вдруг ослабели, и она почувствовала, как пульсирует в висках кровь.

– Правильно. Я не Марла. Я Элисон. – Она швырнула соломенную шляпу под дождь. На лицо упали дико торчащие светлые волосы. Горящие глаза смотрели на Клодию. – Я Элисон, восставшая из мертвых. А мертва теперь Марла. Сюрприз, сюрприз.

Клодия и другие девушки в шоке смотрели на Элисон. Никто не шевелился.

Прожектора мигнули.

Элисон, крепко держа пистолет, прицелилась в Джой.

– У вас у всех такой растерянный вид, – повторила она, стараясь перекричать шум дождя. – Совсем не такой, как в лагере, когда вы думали, будто все знаете. – Она чеканила слова медленно и язвительно.

– Но ведь Элисон… – начала было Клодия.

– Может быть, вы позволите мне рассеять сомнения, – продолжала Элисон, не обращая на нее внимания. – Понимаете, Марла не знала, что я жива. Марла думала, что бедная сестричка погибла в ущелье. Она не знала, что я жива, до моего появления здесь на прошлой неделе, когда я убила ее.

– Но почему? – тоненьким голоском перебила Джой. – За что ты убила Марлу?

– За то, что она наблюдала, как я падала в ущелье. Последним, что я видела после того, как вы все убежали, было лицо Марлы. Оно смотрело на меня из леса, смотрело на меня с улыбкой!

– Нет! – воскликнула Клодия. – Она не могла…

– Марла улыбалась, – крикнула Элисон, взмахнув пистолетом. – Я не интересовала ее. Никого в нашей семье не интересовало, жива я или умерла. Никто обо мне не заботился. Поэтому, когда люди вытащили меня из реки, искалеченную и побитую, чуть не утонувшую, проявили ко мне такую доброту и внимание, я решила остаться жить в этой семье. Прикинулась, будто у меня амнезия…

– Что? – перебила Джой, недоверчиво вытаращив на Элисон глаза.

– Притворилась, что потеряла память, – продолжала Элисон, – чтобы не возвращаться назад к своей гнусной родне. Я решила, что мне выпал шанс. Начать новую жизнь. Жить в счастливой семье. И поэтому притворилась, как будто не знаю, кто я такая, и осталась у них.

– Но ч-чего ты от нас хочешь? Зачем ты это все затеяла? – запинаясь, выдавила Клодия.

– Затем, что ненависть разрастается, – злобно крикнула Элисон. – Моя обида не прошла. Она усилилась за прошлый год. Я не могла выбросить из головы улыбку Марлы, жуткую улыбку при моем падении с бревна. Я знала, что должна вернуться и убить ее.

Я вернулась, не зная, что здесь обнаружу, – продолжала Элисон. – Мама с папой, конечно, в отъезде. Как всегда. Я спряталась в кладовой. Услышала разговор Марлы с Альфредом, когда она сообщила ему, что пригласила вас в гости, трех своих подружек по лагерю. Элисон усмехнулась.

– Я отлично выбрала время. Убила Марлу, спрятала тело в сарае и заняла ее место. Бедный близорукий Альфред так ничего и не понял. А теперь, девочки, мои подружки по лагерю, настал момент нашей счастливой встречи. Вы рады?

– Элисон… опусти пистолет. Пожалуйста! – взмолилась Клодия.

– Ну конечно. Ни за что. – Улыбка исчезла с губ Элисон. Державшая пистолет рука дрогнула.

– Элисон, слушай… – начала Клодия.

– Вы не должны были допустить, чтоб я упала, – взволнованно прокричала Элисон. – Вы не должны были убегать. Вы должны были помочь мне. Кто-то из вас должен был мне помочь. Кто-то из вас должен был хоть немножко побеспокоиться обо мне.

Громко всхлипывая, она переводила пистолет с одной девушки на другую.

– Ладно. Думаю, веселье кончено. Это было здорово. Правда.

– Элисон… стой! Мы поможем тебе! Мы позаботимся о тебе! – кричала Джой, не сводя глаз с пистолета.

– На сей раз моя очередь, – объявила Элисон, игнорируя мольбы Джой. – На сей раз я буду стоять и смотреть, как вы умираете. – Она прищурилась, крепко стиснула зубы. – Кто хочет умереть первой? Ты, Клодия?

Клодия задохнулась, когда Элисон нацелила пистолет ей в грудь.

Глава 26 Вторая смерть

Рядом ударила молния. Белая вспышка за теннисным кортом.

Клодия слышала треск от удара молнии в землю.

И вскрикнула, приняв его за выстрел.

Гром сотряс все вокруг.

Клодия откинула со лба мокрые волосы, глядя на поднятый пистолет, дрожавший в руке Элисон.

И тут дверь в гостевом флигеле распахнулась.

– Ох!

Все оглянулись на крик Клодии.

Темная фигура в капюшоне вышла из флигеля для гостей на свет.

Щурясь сквозь дождь, Клодия разглядела, что капюшон – деталь темно-синей штормовки, надетой поверх темных джинсов.

Порыв ветра сбросил капюшон с головы.

Клодия увидела темные глаза, густые черные волосы.

Она сразу узнала его. Призрак!

– Дэниел! – закричала она.

Элисон разинула рот, повернулась, прицелившись в нового участника событий.

– Эй… Ты кто?

Он не ответил. Глядя темными глазами в глаза Элисон, шагнул к ней.

– Кто ты? – переспросила Элисон, взмахнув нацеленным на него пистолетом. Он сделал к ней еще шаг.

– Это призрак! – крикнула Клодия. – Призрачный парень из гостевого флигеля!

– Что? – презрительно фыркнула Элисон. – Эту историю я сама выдумала. Ты с ума сошла?

Дэниел в залитой дождем штормовке сделал еще шаг, не пуская глаз с Элисон.

– Эй… назад! Стой там! – кричала Элисон. Ее злобу внезапно сменил страх. – Ближе не подходи! Я тебя предупреждаю!

Но призрачный парень продолжал медленно и неуклонно приближаться к ней.

– Я тебя предупреждаю, – завизжала Элисон. – Стой там!

Глаза ее широко открылись от ужаса.

Призрак с громким криком бросился на Элисон, схватив ее за талию.

Клодия на секунду застыла. Потом, видя, как Элисон падает, стрелой метнулась вперед и выхватила пистолет из ее руки.

Разряд молнии с треском ударил в землю неподалеку от плавательного бассейна.

На этот раз свет погас.

Девушки завизжали, огорошенные внезапной полной темнотой.

Клодия оглянулась на дом.

– Свет везде погас! – прокричала она, слыша звуки борьбы внизу на земле.

Раздался крик Элисон:

– Пусти!

Когда глаза свыклись с темнотой, Клодия увидела, что Элисон бежит через лужайку на заднем дворе, мимо теннисного корта, мимо бассейна, бежит под проливным дождем, изо всех сил бежит к воротам.

– Нет… Элисон! Нет! – завизжала Клодия, пускаясь за ней вдогонку.

– Там ток! – вопила Джой. – Стой! Ворота под током!

– Тока нет, идиотка! – крикнула в ответ Элисон.

Теперь все три девушки бежали, бежали за Элисон.

Слишком поздно.

Клодия услышала гул генератора, который раздался в тот самый момент, когда Элисон прикоснулась к воротам.

Она слышала треск. Видела, как рука Элисон прилипла к металлической сетке. Видела, как Элисон старается освободиться, как белые электрические разряды обрисовывают контуры ее тела.

Элисон прокричала один-единственный раз. Потом ее тело дернулось, скорчилось в ярком белом электрическом пламени, пляшущем вокруг нее.

“Я опять вижу, как она умирает, – в ужасе думала Клодия. – Я вижу, как Элисон умирает во второй раз”.

Удар тока отшвырнул Элисон от ограды, тело ее упало лицом в грязь.

Содрогнулось.

И замерло.

Когда подбежавшие девушки упали возле нее на колени, Элисон была мертва.

Вспыхнули яркие прожектора. Зелень мокрой травы опять засверкала.

Клодия смотрела на Элисон. Элисон, такая хрупкая, маленькая… Светлые, гладко облепившие голову волосы отсвечивали золотом под резким светом.

“Она была такая хорошенькая, – думала Клодия. – Такая хорошенькая. Как страшно ненавидеть свою семью, желать ее забыть. Какая ужасная жизнь выпала Элисон”.

Клодия оглянулась на дом и охнула.

Она совсем забыла про призрак.

Он приближался к трем девушкам, устремив на них жуткий взгляд темных глаз.

Глава 27 Не призрак

– Она… она мертва? – спросил юноша, глядя вниз на тело Элисон.

Клодия кивнула, следя за ним глазами.

– Да.

Позади нее обнялись Джой и Софи, пытаясь успокоить друг друга после всех ужасов этого вечера.

– Кто ты? Что ты здесь делаешь? – спросила Клодия, поднимаясь на ноги и откидывая со лба мокрые волосы.

– Я не призрак, – ответил он с мрачной улыбкой на симпатичном лице. – Я же тебе сказал, меня зовут Дэниел.

– Дэниел… а дальше? – подозрительно уточнила Клодия.

Джой и Софи оглянулись, прислушиваясь.

– Дэниел Райан, – сказал он, встав рядом с Клодией. – Я сын Альфреда.

Трое девушек застыли от изумления. Дэниел кивнул на гостевой флигель.

– Я на летних каникулах. Учусь в колледже.

Приехал к отцу в гости. Он разрешил мне остаться во флигеле для гостей, только мы не хотели, чтоб кто-то об этом знал. Дрекселлы не самые гостеприимные в мире люди. Им бы это не понравилось. А мне не хотелось, чтобы отец лишился работы. – Он взглянул на Клодию. – Поэтому я себя так таинственно вел. Извини.

– Ничего, – тихо проговорила Клодия, чувствуя облегчение.

– Дождь утихает. Может быть, телефон заработал, – сказала Джой.

– Лучше все-таки поскорей вызвать полицию, – добавила Софи.

И они побрели к дому, разбрызгивая лужи. Клодия задержалась, взглянула в глаза Дэниелу.

– Теперь обе сестры мертвы, – опечаленно заключила она, качая головой.

Дэниел утешительно обнял ее за плечи.

– Кошмарный вечер. Кошмарная ночь, – пробормотал он.

Клодия молча согласно кивнула.

– Ты действительно верила, будто я привидение? – спросил он, притягивая ее ближе.

– Может быть, – тихо проговорила она. Он улыбнулся.

– Как же мне доказать, что я не призрак? – спросил он, и темные глаза вспыхнули. Клодия подняла голову и поцеловала его.

– Ты прошел испытание. Ты не призрак, – объявила она. – А теперь давай уйдем из-под дождя.

И они бок о бок направились к дому.

Файл из библиотеки OCR Альдебаран: http://aldebaran.com.ru/


home | my bookshelf | | Смертельный загар |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 33
Средний рейтинг 4.9 из 5



Оцените эту книгу