Book: Хребет Последнего Ружья



Хребет Последнего Ружья

Боб Стил

Хребет Последнего Ружья

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Эхо выстрела гулко прокатилось по крутым склонам каньона. Вэрни махнул рукой спутнику и погнал своего жеребца в небольшую рощицу справа от тропы.

— Вряд ли этот выстрел предназначался нам, — сказал он, когда Джим Прайс догнал его. — Но тот, кто стрелял — не так уж и далеко. Дай-ка мне свой бинокль, Джим.

Прайс молча протянул ему бинокль. Вэрни спрыгнул с лошади и легко взобрался по камням на самый верх, откуда открывался почти весь каньон. Несколько секунд он внимательно осматривал в бинокль окрестности, потом пожал плечами и спустился обратно.

— Какой-то тип удирал во все лопатки к южному хребту. Гнал лошадь так, словно у него дьявол за плечами. Ну и черт с ним. В конце концов, он не в нас стрелял.

— Будем надеяться, Кэш, — задумчиво протянул Прайс, — все-таки Колорадо далеко от Монтаны, и вряд ли кто-то знает, что мы здесь, а не в тюрьме Диэ-Лодж.

Вэрни фыркнул и вскочил в седло.

— Не напоминай мне о Диэ-Лодж. Два года в этом аду и еще восемь, если поймают. И все из-за того, что прихлопнул карточного шулера.

— Но, помнится, поговаривали, что у него не было при себе оружия, — не то спросил, не то напомнил Прайс.

Вэрни криво усмехнулся.

— Поговаривали. Да только вся беда в том, что револьвер у него был. Причем в потайной кобуре в сапоге. Он выхватил его, но не успел выстрелить. А потом его напарник в сутолоке подобрал револьвер, и на суде все подтвердили, что он был безоружен. Вот и все.

— И тем не менее, если нас поймают, то тебя отправят обратно, а для меня наверняка припасена веревка.

Их лошади не спеша шли рядом по тропе.

— Пожалуй, — согласился Вэрни. — Но застрелить брата мэра города тоже не самое умное, что ты сделал в своей жизни. А если учесть, что судья был двоюродным братом убитого, то остальное не удивительно.

— Мне некогда было спрашивать о его родственниках, — огрызнулся Прайс. — Он навел на меня свою пушку. Что мне еще оставалось? Может, я и заслуживаю веревки за кое-какие прошлые грехи, но не за это.

Кэш Вэрни промолчал. Профессиональный игрок, высокий, гибкий, мускулистый, в серой стетсоновскои шляпе, прекрасно сшитом черном длиннополом сюртуке и серых брюках, заправленных в дорогие полусапожки со шпорами, он был бы похож скорее на франта, если бы не шестизарядный револьвер с черной рукояткой справа под сюртуком.

Его спутник, Джим Прайс, был чуть ниже ростом, но зато гораздо массивнее, с могучими плечами. Одет он был попроще, но носил два револьвера низко на бедрах, что сразу выдавало в нем профессионального ганфайтера.

Вэрни и Прайс встретились в тюрьме Диэ-Лодж, где первый отбывал десятилетнее заключение за убийство, а второй ожидал свидания с виселицей. Несколько месяцев назад им удалось подкупить одного из охранников, который устроил побег, и с тех пор они были вместе.

Неожиданно Прайс, ехавший впереди, остановился и молча указал вперед. Там у большого камня стояла лошадь, а рядом лежал человек. Напуганная неожиданным появлением всадников, лошадь метнулась в сторону и поскакала прочь.

— Посмотри, что с парнем, а я приведу назад лошадь, — бросил Вэрни Прайсу.

Тот кивнул и спрыгнул с седла. Опустившись на колено, он коснулся плеча лежавшего и с сомнением покачал головой — вся рубашка на спине была в крови. Вздохнув, Джим перевернул убитого и, увидев его лицо, отшатнулся в изумлении.

— Господи, не может быть!

Прошло несколько секунд, прежде чем он успокоился и прикрыл искаженное болью лицо мертвеца шляпой.

В это время подскакал Вэрни с лошадью убитого на поводу.

— По крайней мере, мы теперь знаем, в кого стреляли, — сказал он и соскочил на землю. — Убит?

Прайс кивнул.

— Пуля в спину. Он, наверное, так и не понял, что случилось, — и поколебавшись, добавил: — Кэш, ты, пожалуй, взгляни на него.

Верни подошел к убитому, наклонился, поднял шляпу и застыл.

— Вы похожи, как две капли воды, — заметил Прайс. — Родная мать не отличила бы вас друг от Друга.

Вэрни снова накрыл лицо убитого шляпой и выпрямился.

— И не удивительно, — горько заметил он. — Это Клинт Вэрни, мой брат-близнец.

— Близнец? — переспросил ганфайтер. — Ты никогда не говорил о своей семье, Кэш.

— Случая не было, — коротко ответил тот. — На нем есть какие-нибудь бумаги?

— На нем нет. Может, в седельных сумках? Сейчас посмотрю.

Он подошел к лошади убитого и, порывшись в сумках, вернулся с письмом.

— Вот. Адресовано Клинту Вэрни, Томбстоун, Аризона.

Письмо месячной давности было отправлено из городка Крид, штат Колорадо. Кэш просмотрел его и сунул во внутренний карман.

— Он направлялся в Крид, Джим. Это милях в десяти — двенадцати отсюда. Судя по письму, там серебряная лихорадка, и мэру понадобился крутой маршал, чтобы держать городок под контролем. Клинт собирался взяться за эту работу.

— Твой брат был на службе у закона? — изумился Прайс.

Вэрни кивнул.

— Он мечтал об этом с тех пор, как научился держать в руках револьвер. Начинал помощником шерифа в Флэгстаффе, а потом служил маршалом или помощником в десятке городов.

— Ну конечно! — перебил его Прайс. — Маршал Клинт Вэрни! Я часто слышал о нем, но никогда не думал, что он твой родственник.

— Клинт, прямо скажем, не гордился своим родством со мной, — нехотя признал Кэш. — В семье я был, что называется, паршивой овцой. Вечно попадал в неприятности. Ничего серьезного, но только не для такого маршала, как Клинт. А когда умерли отец с матерью, мы с ним разъехались в разные стороны.

— Слышал, что он был и впрямь крутой парень, — задумчиво проговорил Прайс. — Кому-то явно не хотелось видеть его в Криде. Что будем делать, Кэш?

Вэрни на секунду задумался.

— Похороним его здесь, Джим. Насколько я знаю, он предпочел бы одинокую могилу здесь, чем затеряться на Бут-Хилле в каком-то незнакомом городе. А мы отправимся в Крид и сообщим мэру, что случилось с их новым маршалом. Потом я останусь там, чтобы найти убийцу Клинта.

— Я тоже, — коротко отозвался Прайс. — Подло стрелять в спину, даже если это маршал.

Кэш с удивлением посмотрел на него.

— Тебе незачем рисковать, Джим. Это мое дело. Тебя могут узнать.

— Могут, — пожал плечами ганфайтер. — Здесь, в Криде, или в следующем городе. Какая разница?

Через час Вэрни положил последний камень на могилу брата.

— Думаю, он знал, что закончит так, — сказал он Прайсу. — Жизнь маршала очень схожа с жизнью ганфайтера или профессионального игрока. Круто, быстро, но недолго.

Солнце начало клониться к закату, когда они проскакали по широким пыльным улицам Крида. Город кишел людьми и животными. Мэра города, как объяснил им здоровенный ковбой зовут Тим Датч. У него большая торговая лавка, где его можно застать.

Следуя указаниям, они подъехали к большому дому и, привязав лошадей, вошли в магазин. Груды мешков и товаров на полу и на полках встретили их молчанием. Покупателей не было, но зато навстречу вышла девушка лет двадцати. Высокая, стройная, и красивее ее Вэрни никогда не встречал.

— Что вам угодно, джентльмены? — спросила она.

Вэрни улыбнулся ей.

— Я хотел бы видеть Тима Датча.

— Папа! Это к тебе, — позвала девушка и, повернувшись к Вэрни, добавила: — Вы видели когда-нибудь такое столпотворение? Здесь рядом нашли серебряную жилу, и в город стеклось столько народу, что совершенно нет времени навести порядок на собственном складе.

— А что, богатая жила?

— Невероятно богатая! Мы видели людей, которые приезжали сюда почти нищими, а через месяц уезжали богачами. Но сколько крови и насилия вокруг этого! Ночи не бывает, чтобы не находили на улицах избитых или мертвых людей.

В это время в дверях появился крупный седовласый мужчина лет шестидесяти.

— Ты звала меня, Мэри?

— Если вы — Тим Датч, то я хотел бы поговорить, — отозвался Вэрни. — Мое имя Вэрни и я…

— Клинт Вэрни! — с жаром воскликнул Датч. — Мы уж заждались. Думали, что вы прибудете еще дней десять назад.

— Я не… — начал было Кэш, но осекся. Через открытую дверь он увидел привязанную лошадь с затейливым клеймом, стоявшую у салуна напротив. Если в этом городе не было двух лошадей такой оригинальной масти, то это и есть та самая, на которой ускакал убийца его брата.

— Чья это лошадь? — резко спросил Вэрни.

Датч обернулся.

— Конечно, Дэна Мэйсона. У него ранчо «Лэйзи Эм» и два десятка рисковых парней. Думаю, вы с ним сойдетесь. Он рад будет помочь.

— Хороший у него конь. Интересный окрас. Такого я нигде не видел.

— Да вы хоть две сотни миль в округе обойдите, а другого такого не сыщете. Так что, если думаете купить его у Мэйсона, то забудьте об этом.

— Жаль, — протянул Вэрни. — Он, наверное, никому и не дает его.

— Точно. На этом коне никто не ездит, кроме него.

— Да я и не собирался покупать, просто по пути сюда мы с другом видели такую лошадь.

— Тогда вы наверняка видели и Дэна. Он приехал час назад, — заявила Мэри. — Папа прав. Другой такой лошади нет.

— Вэрни, прошу вас пройти в мой кабинет, я приведу вас к присяге, — вмешался Тим Датч. — А потом мы посмотрим тюрьму и город.

Кэш секунду колебался, потом кивнул.

— Кстати, мистер Датч, познакомьтесь с моим другом Джимом… Смитом.

— Рад познакомиться, сынок, — Датч дружески пожал руку ганфайтера. — А это, джентльмены, моя дочь Мэри.

Покончив со знакомством, мужчины прошли в кабинет Датча. Он грузно опустился в кресло, а двое друзей устроились на скамейке у стены.

— Я думаю, Вэрни, вы представляете обстановку. Серебряная лихорадка привела в наш город много народу. В большинстве это люди работящие, спокойные, но среди них, разумеется, вертится немало подонков, грабителей, шулеров и тому подобное. Дня не проходит без убийств, грабежей, драк. Должен предупредить, что последнего маршала убили выстрелом из обреза в спину. Так что сами видите, нам в Криде нужен крутой маршал, но справедливый и честный, чтобы навести порядок без лишней стрельбы и насилия. Как мне говорили, вы, Клинт, именно такой человек, который нам нужен.

— Я, конечно, не любитель убивать, — медленно, взвешивая каждое слово, проговорил Вэрни. — Но должен предупредить, что если надену маршальскую звезду, то любой, кто будет угрожать мне оружием, может попасть на Бут-Хилл. Я не из тех, кто стреляет в руку или плечо, когда мне стреляют в живот.

Датч кивнул.

— Это нам подходит. Надеюсь, ваша репутация поостудит многие горячие головы. А те, которые рискнут вступить в поединок, пусть пеняют на себя.

— Тогда я согласен, — твердо сказал Вэрни.

В офисе местной тюрьмы сидели трое мужчин. У каждого имелась звезда помощника маршала. Двое дремали на скамейках, стоявших вдоль стен, а третий развалился в кресле, положив ноги в сапогах со шпорами, на стол.

Датч остановился в дверях.

— Ребята, я хочу представить вам нового маршала Клинта Вэрни и его друга Джима Смита. Вэрни, эти бродяги-помощники. Вон тот, в шляпе — Билл Коллинз, рядом — Эйб Феллоуз, а за столом старший помощник Эл Дельвеччо Он замещал убитого маршала.

Вэрни внимательно рассмотрел каждого, потом перевел взгляд на пустые камеры.

— И это мои помощники? — с презрением в голосе спросил он.

Дельвеччо встал. Оскорбительный тон нового маршала не остался незамеченным.

— Что это значит, Вэрни?

Но Кэш не удостоил его ответом и повернулся к Датчу.

— Камеры пусты, а мне показалось, вы говорили, что в городе сплошные грабежи и убийства.

Мэр пожал плечами и промолчал.

Вэрни неторопливо подошел к столу.

— Почему люди не патрулируют улицы, Дельвеччо? — резко спросил он.

— Не считаю нужным в дневное время, — отрезал тот. — Те, кому мы нужны, знают, куда обращаться.

— Когда в последний раз у вас был арестант?

— Аресты производятся только по мере необходимости.

— Что предпринимали в связи с убийствами и ограблениями?

— Работаем над этим.

— Каким образом? Протирая штаны в кресле? — Вэрни ткнул пальцем в звезду помощника маршала на груди Дельвеччо. — Сними звезду и убирайся. Мне не нужны такие помощники.

Дельвеччо побелел от бешенства, но снял звезду и положил на стол.

— Ты не протянешь долго в этом городе, дружок, — зловеще проговорил он, глядя на Вэрни. — Здесь есть такие ребята, которые разорвут тебя в клочья голыми руками и глазом не моргнут.

Едва дверь за ним закрылась, Вэрни повернулся к Прайсу.

— Джим, мне нужен старший помощник. Возьмешься?

Ганфайтер вздрогнул.

— Я? Помощник маршала? — переспросил он, потом рассмеялся и кивнул: — Конечно. А почему бы и нет? Если ты настаиваешь.

— Настаиваю, — Вэрни прикрепил звезду к рубашке Прайса, потом повернулся к двоим оставшимся помощникам: — Есть возражения, ребята? Или вас не устраивает работа?

— Как скажешь, маршал, — ухмыльнулся Билл Коллинз. — Мы с Эйбом подчинимся любому приказу.

—Тогда договоримся, — кивнул Вэрни. — С сегодняшнего дня будем круглосуточно патрулировать улицы. Смена Билла и Эйба — с утра до восьми вечера. Джим и я возьмем ночную смену. Почаще заходить в салуны и прочие заведения. Не допускать драк и пьяной стрельбы. Все. Можете начинать.

Эйб и Билл молча вышли. Вэрни повернулся к Тиму Датчу.

— Кто у вас городской судья?

— Сэм Тинсли. Хороший человек. Вы, маршал, только успевайте арестовывать, а уж Сэм позаботится об остальном.

— Договорились. И еще одно. Сегодня недалеко от города мы нашли убитого выстрелом в спину человека. Никаких бумаг при нем не было. Похоронили там же у тропы.

Датч пожал плечами.

— Вероятно, обычное ограбление. Такое здесь часто бывает. Думаю, маршал, что скоро вам с избытком хватит городских дел, так что на остальное не будет времени.

— Мое дело сообщить, — сухо ответил Вэрни. — Кстати, Датч, вы упомянули о лихих ребятах Дэна Мэйсона. Так вот, я не потерплю с их стороны никаких глупостей.

— Об этом лучше потолковать с Мэйсоном.

— Тут не о чем говорить, — отрезал Вэрни. — Знаю я этих добровольных помощников. Пока я маршал Крида, здесь не будет никаких самосудов и линчевании

Датч неопределенно покачал головой и вышел.

— Не стоит нам долго тут задерживаться, — заметил Прайс. — Имя убийцы мы уже знаем

— Необязательно, Джим. То, что он был там, еще ничего не доказывает. Стрелять мог кто угодно. Может, он просто ехал мимо. Между прочим, с его точки зрения, мы тоже вполне могли оказаться убийцами.

Дверь распахнулась и в комнату ввалился растрепанный ковбой в окровавленной рубашке. Следом шли Билл Коллинз и Эйб Феллоуз с револьверами в руках.

— Драка в баре «Тэн Хай», — пояснил Коллинз. — Этот ковбой подрался со старателем из-за девчонки, причем ударил его ножом. Не знаю, выживет парень или нет. Кстати, старатель был безоружен.

— Насчет крови не волнуйся, маршал, — добавил Эйб — Это не его Старателя ребята отнесли к доку Келлеру.

Вэрни перевел взгляд на ковбоя.

— Имя?

— Так это ты новый маршал? — протянул тот. — А на вид не такой уж ты и крутой.

Вэрни молча шагнул вперед, взял ковбоя за рубашку и влепил ему затрещину. У того подкосились колени, но Кэш удержал его.

— Имя?

— Вэнс Конрой, — понуро ответил ковбои

— Работает на «Лэйзи Эм» у Мэйсона, — добавил Эйб. — Эти ребята считают, что они хозяева в городе.

— Ничего, обожгутся, — пообещал Вэрни — Этого в камеру по обвинению в вооруженном нападении. Если старатель умрет; предъявим обвинение в убийстве.

Утром следующего дня Вэрни и Прайс, только что вернувшиеся с ночного дежурства, сидели в кабинете, когда вошел Дэн Мэйсон.

Ночь прошла относительно спокойно. Арестовали всего троих, и то за мелкие нарушения. Казалось, все опасные личности затаились в эту ночь и только приглядывались к новому маршалу.

Мэйсон пришел около половины девятого утра. Вэрни сидел за столом, а Прайс прикорнул на скамье у одной из камер. Эйб и Билл только что ушли на дневное патрулирование.

— Я Дэн Мэйсон, владелец «Лэйзи „Эм“. Наверное, Тим Датч говорил обо мне.

Вэрни отодвинулся от стола и молча кивнул.

— Первая спокойная ночь в городе, — продолжал Мэйсон — Надеюсь, так пойдет и дальше.

— Вряд ли, — коротко ответил Вэрни.

— Теперь к делу, маршал. Вы арестовали одного из моих ребят. Его зовут Вэнс Конрой. Могу я переговорить с ним?

Вэрни ткнул пальцем в сторону камеры.

— Не возражаю. Но он останется здесь, пока не предстанет перед судьей Тинсли в десять часов.

Мэйсон кивнул и направился к камере, где его ожидал Конрой. О чем-то тихо побеседовав с ним, Мэйсон вернулся.

— В чем он обвиняется, маршал?

— Вооруженное нападение. Несколько раз ударил ножом старателя в «Тэн Хай».

— Ну, это пустяки, маршал. Просто мужской разговор. Такое часто бывает. По-моему, больше подойдет определение «нарушение спокойствия в общественном месте».

— Он напал с ножом на безоружного, — невозмутимо ответил Вэрни. — И ему еще повезло, что он не обвиняется в убийстве.

— Да не делайте из мухи слона, маршал. Ну выпили оба, ну погорячились малость Конрой вовсе не собирался убивать его, — настаивал Мэйсон.

— В таком случае, он очень тщательно скрывал это, судя по ранам старателя. Согласитесь, довольно трудно исполосовать человека ножом и не заметить, что он безоружен.



— Жаль, что мы не понимаем друг друга, маршал, — с ноткой раздражения проговорил Мэйсон. — Конрой один из моих ребят и не хочется, чтобы он попал в тюрьму штата из-за пьяной горячности.

— Значит, по-вашему, я хочу посадить невиновного? — холодно спросил Вэрни.

— Конечно. Это же обычная история в наших краях, и вдруг из-за какой-то драки — в тюрьму.

— Интересно, что бы вы сказали, если бы Конрой валялся сейчас у дока Келлера.

— То же самое, — процедил Мэйсон. — Жаль, что мы не нашли общего языка. Ну что ж, может, судья Тинсли окажется более сговорчивым.

Вэрни пожал плечами и промолчал. Мэйсон пошел к выходу, но остановился в дверях.

— Если вам понадобится помощь моих ребят, маршал, то они всегда готовы, — в голосе у него проскользнула издевка. — Только позовите. Добровольцы как на подбор.

— В этом нет необходимости, — сухо ответил Вэрни. — У меня три помощника, а если понадобится больше, то возьму на работу сколько сочту нужным.

— Но мы тоже будем поблизости, — бросил Мэйсон и закрыл за собой дверь.

Прайс, все это время, казалось, дремавший, сдвинул назад шляпу, надвинутую на глаза.

— Это серьезный мужик. С ним будет хлопот больше, чем со всеми подонками города вместе взятыми

— Ты прав, — согласился Вэрни. — Но если это действительно он убил Клинта, то мое появление было для него ударом. Теперь он решит, что убил не того, и попытается добраться до меня.

Завтракали они в маленькой харчевне напротив тюрьмы. Черноволосая, очень милая девушка принесла им тарелки с едой.

— Лучше всего, когда день начинается с красивой девушки, — улыбнулся ей Прайс. — Я слышал, что самая красивая девушка в городе Фло Сэлби. Это, наверняка, ты.

Девушка ослепительно улыбнулась в ответ.

— А я слышала, что самый главный сердцеед в городе — это старший помощник маршала Джим Смит. Это, наверняка, ты, — и, взглянув на Вэрни, добавила: — И еще говорят, что новый маршал никогда не улыбается.

— Неправда, Фло, — с серьезным видом возразил Прайс. — Маршал не улыбается только некоторым. А когда дело касается красивой девушки, то он готов улыбаться полдня кряду.

Фло засмеялась и ушла.

— Вот это по мне, — заявил Прайс, усмехаясь. — Надеюсь, мы задержимся достаточно долго, чтобы познакомиться с ней поближе.

— Пожалуй.

— Я так и думал, когда увидел, как ты смотрел, а дочь мэра…

После отличного завтрака они выкурили по сигаре.

—Скоро десять, — заметил Вэрни. — Пора двигаться в суд.

Прайс кивнул.

— Пошли.

Тим Датч уже поджидал их.

— Джентльмены, позвольте представить вам судью Самуэля Тинсли.

Тинсли оказался маленьким худощавым человеком лет шестидесяти. Он любезно проводил их в зал судебных заседаний, указал места у окна, а сам занял место за столом.

— Дэн Мэйсон поднял большой шум из-за этого ареста, — сразу приступил к делу Датч.

— Подожди, Тим, — перебил его судья. — Мэйсон сказал мне, что Конрой признает себя виновным в нарушении общественного порядка. Он готов понести соответствующее наказание и уплатить штраф. Думаю, это наилучшее решение, чтобы лишний раз не будоражить город. 1,

— Не говоря о том, что Конрой всего-навсего только ткнул несколько раз ножом безоружного человека, — ядовито добавил Вэрни.

— Конечно, решать вам с маршалом, Сэм, но я тоже сомневаюсь, что это лучший выход, — проговорил в наступившей паузе Датч.

— Для начала мне хотелось бы услышать отчет маршала об этом деле, — упрямо поджал губы судья Тинсли.

Вэрни коротко, без эмоций сообщил о происшествии.

— Поэтому, — заключил он, — я не могу согласиться с вашим вариантом обвинения, если, конечно, в Криде не существует двух законодательств: одного — для парней с «Лэйзи Эм», а другого — для старателей.

— Полностью согласен, — поддержал его Датч. — Ты, Сэм, и так слишком мягко относишься к ребятам Мэйсона.

— Да, факты за вас, — неохотно буркнул Тинсли. — Ладно, я подумаю. А теперь прошу меня простить, джентльмены, у меня есть еще кое-какие дела до заседания.

Народу в зале суда набралось немного. Дэн Мэйсон тоже оказался здесь. С ним было несколько его людей. Эйб Феллоуз и Билл Коллинз ввели в зал Конроя и еще троих старателей, арестованных минувшей ночью за различные нарушения.

Судья Тинсли занял свое место и стукнул деревянным молотком по столу.

— Заседание суда объявляется открытым.

С тремя старателями разобрались быстро. Каждого присудили к однодневному тюремному заключению и двадцати пяти долларам штрафа за нарушение общественного порядка. Но едва объявили имя Вэнса Конроя, Дэн Мэйсон поднялся с места.

— Ваша честь, — обратился он к Тинсли. — Примите во внимание, что Конрой и старатель были пьяны, иначе все не закончилось бы таким образом. Поэтому прошу предъявить ему обвинение в нарушении общественного порядка.

Судья покосился на Датча и Вэрни.

— Факты, которыми я располагаю, — мрачно заявил он, — не дают мне оснований для этого.

Мэйсон пожал плечами и сел.

Вэрни наклонил голову к Прайсу.

— Что-то здесь не так, — тихо сказал он. Мэйсон не стал даже спорить.

— Посмотрим, — так же тихо ответил Джим.

Тем временем судья выслушал Феллоуза и Коллинза.

— У вас есть свидетели? — спросил он у Конроя.

Тот покачал головой.

— Хотите заявить что-нибудь, прежде чем я зачитаю решение суда?

Конрой на секунду задумался и решительно поднялся со скамьи.

— Не знаю, почему маршал поднимает столько шума вокруг этой истории. Может, у него есть какие-то личные счеты со мной или владельцем «Лэйзи Эм». По моему, такие драки — дело обычное. Я не помню, что хватался за нож. Может, кто-то другой ранил старателя, а потом сунул нож мне в руку.

— Но это был ваш нож, — возразил судья.

— Обычно он у меня в седельной сумке, и я не помню, что брал его оттуда.

— Это все? — спросил Тинсли.

Конрой кивнул.

— В таком случае, — громко сказал Тинсли, — Я объявляю решение суда. Суд приговаривает вас к штрафу в пятьсот долларов и тюремному заключению сроком на шесть месяцев. Кроме того, вы должны будете оплатить все расходы на лечение раненого старателя. — Тинсли сделал паузу. — Но суд считает, что вы получили хороший урок на будущее, поэтому штраф и заключение объявляются условными. Заседание закрыто.

Тим Датч и Вэрни вскочили.

— Ты еще забыл дать ему медаль! — зло крикнул Датч.

— Еще одно слово, джентльмены, — холодно предупредил их Тинсли, — и я оштрафую вас за неуважение к суду. Вы же в храме правосудия!

— Да?! — Датч был в бешенстве. — А мне показалось, что я в конюшне на «Лэйзи Эм»!

— Приговариваю вас к штрафу в двадцать пять долларов, — рявкнул Тинсли. — Маршал, если он скажет еще одно слово, приказываю арестовать его.

— Не надо угрожать мне, Сэм, — процедил Датч, глядя в глаза Тинсли. — Если кого и надо арестовать, так это тебя! Что это на тебя нашло?

— Хватит — судья поднялся. — Решение суда обжалованию не подлежит.

Он собрал со стола какие-то бумаги и вышел из зала.

— Вот почему Мэйсон не спорил, — хмыкнул Прайс. — Он знал, что беспокоиться не о чем.

— Увидимся позже, джентльмены, — бросил Тим Датч, направляясь за судьей. — Тинсли ошибается, если думает, что на этом все кончилось.

Дэн Мэйсон и Вэнс Конрой стояли у выхода, когда маршал и Прайс собрались уходить. Возле Конроя остановился.

— Тебе лучше не появляться в Криде после заката солнца, — предупредил он. — Если я увижу тебя здесь, пеняй на себя. Глазом не моргнешь, как окажешься в камере.

— По какому обвинению, маршал? — насмешливо спросил Мэйсон.

— Это я придумаю, — уверил его Вэрни, — и найду причину всякий раз, когда он будет появляться в городе.

За час до заката, когда Вэрни спал у себя в Голден-отеле, в дверь громко постучали. Вэрни открыл дверь. На пороге стоял Билл Коллинз, запыхавшийся от быстрого бега.

— Что случилось, Билл?

— Вэнс Конрой, — помощник никак не мог отдышаться. — Мэйсон утром уехал на «Лэйзи Эм», а Конрой остался. Только что он застрелил ту самую девчонку, из-за которой поссорился со старателем.

— Где он?

— Вскочил на лошадь и ускакал прежде, чем мы успели задержать его. Думаю, на «Лэйзи Эм».

— Туда долго добираться?

— Верхом часа два на юг. Маршал, если позволите, я хочу поехать с вами. Хочу поквитаться с Конроем за эту девчонку.

Вэрни покачал головой.

— Кто-то должен остаться в городе, Билл. Вы с Эйбом останетесь, пока мы с Джимом не привезем Конроя. Разбуди Джима. Он в соседней комнате. И пусть кто-нибудь приведет наших лошадей ко входу в отель. Мы отправляемся сейчас же.

Коллинз кивнул и вышел. Через несколько минут появился Прайс.

— Похоже, Конрой плохой ученик, и Тинсли вряд ли сейчас в хорошем настроении, — мрачно сказал он.

— Ему было плевать на это утром, значит, плевать и сейчас, — отрезал Вэрни.

Оседланные кони уже стояли у входа в отель, но Вэрни решил, что сначала нужно заехать к Датчу.

Мэри Датч, как обычно, стояла за прилавком.

— Две коробки патронов сорок четвертого калибра, — поздоровавшись, попросил Вэрни.

Мэри подала ему патроны.

— Вы едете за Конроем сейчас?

— Когда-то же надо за ним ехать, — пожал плечами Вэрни.

Из задней комнаты появился Тим Датч.

— Я уже все знаю, маршал. Будьте осторожны.

— Мы привезем его, — пообещал Вэрни. — А живого или мертвого — это уже ему решать.

— Может, ему захочется еще пострелять, — с надеждой вставил Прайс.

— Если нужна помощь, маршал, то через час могу собрать человек двадцать, — предложил Датч.

— Не нужно. Если Мэйсон действительно порядочный человек, как вы говорили, то на «Лэйзи Эм» у нас проблем не будет.

— Будьте осторожны, — напутствовала их Мэри.

Вэрни секунду смотрел на нее, потом кивнул и вышел, сопровождаемый Прайсом.

Едва они подошли к лошадям, как из бара напротив вышел здоровенный старатель.

— Маршал! — позвал он. — Я хочу поговорить с тобой.

Прайс чуть отстал и быстро огляделся.

— Это может быть ловушка, Кэш. Если что, я прикрою.

Вэрни ждал, пока старатель подойдет.

— Не вздумай с ним драться, — тихо предупредил Прайс. — Он здоровый как бык.

Старатель остановился в нескольких шагах от Вэрни.

— Маршал, Конрой ранил моего друга. Почему он не в тюрьме?

— Я не судья, — сухо ответил Кэш.

— А по-моему, вы все одна шайка.

— Нарываешься на неприятности, приятель? — холодно спросил Вэрни.

Старатель громко расхохотался.

— На неприятности? С тобой? Да я тебя на куски порву и собачек мясном побалую.

— Так в чем же дело? Я жду.

— Но у тебя ведь револьвер!

— А ты как думал?

— Давай по честному, маршал. Отстегни револьвер и поговорим как мужчина с мужчиной.

— Не хватало еще об тебя руки пачкать, приятель, — презрительно бросил Вэрни, наступая на старателя. — Ты хотел неприятностей и ты уже на них нарвался. Начинай или убирайся отсюда.

— Но я не могу драться против револьвера.

— Тогда убирайся! И пеняй на себя, если я найду тебя в Криде после заката.

Для такого крупного мужчины старатель двигался удивительно быстро. Повернувшись, словно собираясь уходить, он вдруг бросился на маршала. Вэрни, ожидавший этого, хладнокровно сделал шаг в сторону, выхватил револьвер и ударил старателя стволом «кольта» в челюсть. Здоровяк врезался в стену лавки Датча и свалился на четвереньки. Глаза у него затуманились и вид был ошалевший. Вэрни сделал шаг и ногой ударил его в подбородок. Старатель лишился чувств и так и остался лежать в пыли.

Вэрни повернулся уходить, когда увидел Мэри Датч, стоявшую в дверях лавки. На лице у нее застыл ужас. Маршал чуть не выругался от досады. «Есть вещи, которые женщинам видеть ни к чему», — подумал он и, вскочив в седло, махнул рукой Прайсу.

— Поехали, Джим.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Дэн Мэйсон взглянул на свои карты и бросил их на стол.

— Похоже, сегодня не моя ночь, — сказал он. — За последний час вообще не было карты.

В просторной комнате на ранчо «Лэйзи Эм» стоял дым от сигар и запах виски. Большинство ковбоев ранчо, кроме тех, кто работал в эту ночь, были здесь. Одни сидели за большим карточным столом, другие отдыхали в креслах, третьи спали на койках, стоявших вдоль стен. В покер играли в основном по ночам, и Мэйсон, когда бывал здесь, не пропускал случая сыграть.

— Что будем делать с Вэнсом, Дэн? — спросил вдруг Сим Макфанни, старший ковбой ранчо. — Маршал вряд ли оставит его в покое после того, как он выстрелил в девчонку.

— Пусть Конрой не появляется в Криде, и все будет в порядке, — уверенно заявил Мэйсон. — За пределами города власть маршала кончается, и он это знает. А мы, разумеется, будем отрицать, что Вэнс здесь.

— Но он может пригласить шерифа, — возразил Макфанни.

— Только не Вэрни. Он все хочет сделать сам. Думаю, он будет караулить Вэнса в Криде.

Макфанни с сомнением покачал головой.

— Может, ты и прав, Дэн, но если девчонку только оцарапало, как утверждает Конрой, то не лучше ли ему сдаться судье Тинсли? Не дай Бог, Вэрни найдет Конроя, стрельбы не миновать.

Он повернулся к Конрою.

— Ты что, Вэнс, совсем спятил? Хорошо еще, что эта девчонка просто танцовщица из кабаре. Если бы она была местная, тебя бы линчевали.

— Я уж точно не помню, как это получилось, — пробормотал Конрой. — Выпил крепко. Помню только, что она заявила, что не хочет со мной знаться после вчерашнего, а я психанул и дал ей затрещину. А как вытащил револьвер и как выстрелил — уже не помню.

— Но ты уверен, что с ней все в порядке? — спросил Мэйсон.

— Конечно, Дэн, — уверенно ответил Конрой. — Пуля только оцарапала ее, но зная, как маршал относится ко мне, я решил побыстрее убраться из юрода.

— Хоть это сообразил, — вздохнул Мэйсон. — Если бы Вэрни нашел тебя в городе, то даже не знаю, где бы ты скорее очутился — в тюрьме или на Бут-Хилле.

— Утром я беру расчет, Дэн. Если останусь, то Вэрни доберется до меня. Может, вернусь, когда все уляжется.

— Можешь не спешить, Вэнс, — начал было Мэйсон, но его перебили.

— Совершенно верно, спешить уже некуда, — в дверях стоял Вэрни. — Единственное место, куда ты поедешь — это тюрьма Крида.

В руке у маршала поблескивал револьвер, направленный ни на кого и на всех разом.

— Не двигаться! — рявкнул он, едва Сим Макфанни потянулся к револьверному ремню. — Держи руки так, чтобы я их видел, приятель.

Дэн Мэйсон медленно встал.

— Добро пожаловать на «Лэйзи Эм», маршал. Только револьвер здесь ни к чему.

— Это только для Конроя, — с холодной вежливостью пояснил Кэш. — И для любого, кто захочет вмешаться.

— А в чем, собственно, дело?

— Мне нужен Конрой.

— Из-за этой пустяковой шалости? — рассмеялся Мэйсон. — Да бросьте, маршал. У всех у нас бывают заскоки.

— И тем не менее, я приехал за ним.

Мэйсон покачал головой.

— Вы его не получите, маршал.

— А он рассказывал вам об этой самой шалости?

— Да. Как только приехал из города.

— И после этого вы считаете, что я не могу забрать его?

— Но это же всего-навсего танцовщица. Они привыкли к грубому обращению. Так что Конроя я не отдам, а у вас нет власти за пределами Крида.

Вэрни улыбнулся и чуть приподнял ствол револьвера.

— Почему же. У меня есть все, что нужно.

— Ты, кажется, плохо расслышал Дэна, мистер, — раздался голос Кола Тиммонса с койки у дальней стены. — Или, может, не рассмотрел моего револьвера, который нацелен тебе в живот.

Вэрни быстро взглянул в его сторону. Ствол револьвера действительно был направлен на него.

Выстрел прозвучал неожиданно для всех. Тиммонс взвыл от боли и, выронив револьвер, схватился за раздробленную кисть.

— Ни с места, — гаркнул из-за окна Прайс, едва все вскочили на ноги. — У меня еще пять пуль в барабане и первую получит Мэйсон.

Ковбои нерешительно переглядывались.

— Усадите их, Мэйсон, — посоветовал Вэрни. — Джим всегда держит свое слово.

— Спокойно, ребята, — повысил голос Мэйсон. — Мы все уладим, — и повернувшись к Вэрни, добавил: — Ваша взяла, маршал, но это только пока.

Вэрни кивнул.

— Совершенно верно. А теперь прикажите кому-нибудь оседлать лошадь для Конроя и для себя. Если что, первой жертвой, окажетесь вы.

— Вы делаете ошибку, маршал. Я могу обеспечить вам трудную жизнь в Криде.

Вэрни промолчал, и через десять минут все четверо уже сидели в седлах.

— Вы сделаете доброе дело, Мэйсон, если скажете своим людям, чтобы они не преследовали нас. Неприятности от этого могут быть только у вас.

— Сим! — позвал Мэйсон. — Сегодня ребят никуда не отпускай, но завтра утром всем быть в Криде. Я этого так не оставлю.

Два часа спустя все четверо были в кабинете маршала в Криде.

Билл Коллинз встретил их у дверей.

— Все в порядке, маршал? — тревожно спросил он.

Вэрни кивнул.

— Все хорошо. А теперь отведи арестованных в камеры. Одного по обвинению в убийстве, другого — за вмешательство в действия властей города.

Мэйсон оцепенел.

— Как вы сказали? Убийство?!

— Да, убийство, — Вэрни смотрел, как Билл запирает камеру Конроя. — Вы же говорили, что Конрой все рассказал.

— Подожди, — сказал Мэйсон Биллу, который повел было его в камеру. — Я хочу наконец узнать, что произошло, — он повернулся к маршалу. — Вэнс говорил, что ее только слегка оцарапало.

— Значит, соврал, — равнодушно ответил Вэрни. — Он избил ее и застрелил. Наповал.



— Идиот! — в бешенстве рявкнул Мэйсон, кинувшись к камере Конроя. — Идиот проклятый!

— Тише, Дэн, — процедил тот, вцепившись в решетку. — Я ведь из твоей команды.

Его слова произвели на Мэйсона удивительное действие. Гнев его испарился, и когда он повернулся к маршалу, то был уже спокоен и уверен в себе.

— Послушайте, Вэрни, все это могло быть просто несчастным случаем. В конце концов, девчонка мертва, свидетелей нет, и есть только ваше слово против слова Конроя.

— Ах, вот как, — прищурился Кэш.

— Конечно. Только дурак может намеренно застрелить девчонку, которую едва знает.

— Значит, так оно и есть, — заключил Прайс. — И потом, если вы так уверены, что это было случайно, то почему же он сразу сбежал из города?

— Потому что знал, что за этим последует. Ведь маршал сам грозил, что упрячет его в тюрьму. И еще одно, Вэрни. У вас нет никакого права производить арест вне города, поэтому я требую, чтобы меня немедленно освободили.

— Может, в этом вы и правы, — задумчиво ответил Вэрни. — Ночью я подумаю над вашими словами и утром дам ответ. А пока посидите здесь.

Он кивнул Коллинзу. Тот подтолкнул упирающегося Мэйсона к камере.

— Двигай, а не то я вколочу тебя туда.

— Посмотрим, Вэрни, — процедил багровый от ярости Мэйсон. — Стоит мне переговорить с Датчем и Тинсли, и ты вылетишь из этого города.

Коллинз втолкнул его в камеру и захлопнул дверь.

— А теперь заткнись или получишь пару ведер холодной водички, — пригрозил он.

— Ну, что у вас, Билл? — спросил Вэрни, садясь за стол. — Все спокойно?

— Спокойно, но уж как-то слишком. Пара драк, но ничего серьезного. И тем не менее, не нравится мне это спокойствие, маршал. Как перед грозой.

— Наверное, из-за Конроя, — предположил Прайс. — Старатели ждут, чем это кончится.

— Пожалуй, — согласился Коллинз. — Но они считают, что незачем арестовывать Конроя, если судья Тинсли все равно его выпустит.

— В этом есть резон, — задумчиво сказал Вэрни. — Если Конрой будет настаивать на несчастном случае, то действительно получится его слово против нашего, ведь свидетелей нет.

— На этот раз это ему так не сойдет, — тихо сказал Коллинз. — Я знаю, что он намеренно убил ее.

Вэрни взглянул на помощника.

— Тебе что-то известно об этой девушке, Билл. Может, расскажешь?

— Да рассказывать в общем-то нечего, маршал. Мэйси мне очень нравилась, — он покраснел. — Она была хорошая девушка. Знал ее еще в Техасе. Думал, может, через год-два заберу ее обратно в Техас. Да теперь уже поздно.

Прайс положил ему руку на плечо.

— Тут не из-за чего краснеть, дружище. Никто ведь не считает танцовщиц… — он замялся, подбирая слова. — В общем, всем жить надо.

— Так и было бы, если бы Тинсли поступил, как положено, — мрачно сказал Вэрни. — Или Мэйсон увез бы с собой Конроя сразу после суда.

— Уже ничего не вернешь, — глухо сказал Билл и опустил голову. — Но Конрой на свободу не выйдет. Это уж я знаю точно.

— Я тебя понимаю, Билл, — мягко проговорил Вэрни. — Мы сделаем все, что сможем, только ты не делай глупостей.

— Не волнуйтесь, маршал, — вздохнул Коллинз. — Вам не придется меня арестовывать.

— А что будем делать с Мэйсоном? — спросил Прайс.

— Утром отпустим, — махнул рукой Вэрни. — Он прав. Мы не имели права его арестовывать. А в камере он для того, чтобы понять, что не всесилен.

— Маршал, вы должны знать, что он возглавляет отряд добровольцев, которые в случае надобности обязаны защищать город. Многие жители не знают, что все эти добровольцы-люди Мэйсона с «Лэйзи Эм».

— Интересно, — протянул Вэрни.

— Я так и понял, что половина этой компании — бандиты, — заявил Прайс и подмигнул Вэрни, забавляясь переменой в своих взглядах на жизнь.

— Выходит, что так, — подтвердил Коллинз, не понявший юмора.

Вэрни кивнул.

— Ладно, Билл, найди Эйба и отправляйтесь спать. Мы с Джимом выходим на дежурство через десять минут.

— Поосторожней сегодня, маршал. Особенно в «Силвер Бридл». Там собирается самая отпетая публика.

Было около полуночи, когда Прайс и Вэрни начали обход города. Большинство салунов были полупустыми, но зато из «Силвер Бридл» доносился пьяный гомон. Вэрни кивнул Прайсу.

— Зайдем.

Едва они вошли, шум сразу утих. Кэш сразу заметил несколько человек в дальнем углу бара. У одного из них в руках была веревка с петлей. В сопровождении Прайса маршал подошел к ним.

— Зачем тебе эта веревка? — резко спросил он.

— Это не твоя забота, маршал, — огрызнулся тот, кто держал веревку. Глаза у него были мутные от выпитого.

Кэш молча отобрал у него веревку, схватил пьяного за рубашку и швырнул его на пол.

— Тебе повезло, что ты пьян, приятель, — холодно сказал он. — Когда я спрашиваю, то мне нужен ответ. Попробуем еще раз. Так зачем вам понадобилась эта веревка?

Люди нерешительно переглядывались.

— Ты! — Вэрни ткнул пальцем в одного из них.

— Да мы… ничего… это… Просто Джейк показал нам, как делается затяжная петля. Вот и все.

Вэрни сделал шаг в его сторону.

— Да погодите, маршал, — поспешно заговорил другой. — Мы тут подумали, что можем сами разобраться с Конроем, прежде чем Тинсли опять его отпустит.

— Да ну? — поднял брови Вэрни.

— Сзади! — крикнул вдруг Прайс.

Вэрни резко повернулся, одновременно упав на одно колено и выхватив револьвер. В трех-четырех метрах от него один из посетителей держал его под прицелом, но сигнал Прайса дал ему нужные доли секунды. Два выстрела прогремели одновременно. Пуля просвистела над головой Вэрни, зато его выстрел был точен. Схватившись за грудь, бандит сделал шаг и упал ничком на пол.

Вэрни перескочил через стойку бара и ткнул ствол револьвера под ребро владельцу салуна.

— Ну-ка, приятель, быстро прикажи своим вышибалам проводить посетителей. На сегодня работа закончена. Живо!

Салун мигом опустел.

К бару подошел Прайс.

— Тот, кто в тебя стрелял — один из людей хозяина салуна. Двое других потащили его к доку Келлеру. Думаю, он выживет.

Вэрни посмотрел на бледного владельца салуна.

— Что скажешь, приятель? Кто это был и почему он пытался застрелить меня?

— Он назвался Энди Торпом, — поспешно ответил хозяин. — Я только сегодня нанял его, но вы же не думаете, что я мог приказать ему застрелить вас.

— Если еще раз в твоем заведении будет планироваться линчевание, если еще раз кто-то из твоих людей выстрелит в меня или в кого-нибудь из моих помощников, я вышвырну тебя из Крида, — медленно и тяжело проговорил маршал. — Это первое и последнее предупреждение. Других не будет.

Несмотря на то, что в «Тэн Хай» и «Блу Рок» все было относительно спокойно, маршал тоже закрыл их до утра, невзирая на бурные протесты владельцев. Город постепенно затих.

Рано утром, вернувшись с последнею обхода, они застали в кабинете маршала Тима Датча и судью Тинсли. Вэрни коротко доложил об аресте Конроя и о происшествии в «Силвер Бридл».

— В городе неспокойно, — заключил он. — Старатели недовольны и раздражены делом Конроя, да и весь город взбудоражен убийством девушки. Кстати, — он повернулся к судье. — Недовольны, в основном, вами, Тинсли. Считают, что вы в одной команде с людьми с «Лэйзи Эм»…

Мэр жестом остановил его.

— Сэм объяснил мне причины такого приговора, — сказал он неуверенно. — Только так можно было предотвратить драку между ковбоями и старателями. Да и городским властям не нужно тратиться на полугодичное содержание Конроя в тюрьме. Учитывая опыт Сэма в таких делах, я удовлетворен его объяснениями.

— Скажите уж прямо, Датч, — в голосе Прайса сквозило презрение, — что жизнь какой-то там танцовщицы нельзя ставить на одну полку с репутацией судьи и старой дружбой.

— Вы не так меня поняли… — начал было мэр, но маршал перебил его.

— С судьей Тинсли меня не связывают ни дружба, ни уважение. И слову его доверять у меня нет оснований, поэтому, если мэра такое объяснение устраивает, то меня, как маршала, абсолютно нет.

Он повернулся к Тинсли.

— А вам нечего добавить, судья?

— Я все объяснил мэру, — отрезал Тинсли.

— Тогда я скажу, — снова вмешался Прайс. — Вы чем-то обязаны Мэйсону, и стоит ему щелкнуть пальцами, как вы подпрыгиваете. Против его людей не выносятся приговоры без одобрения самого Мэйсона. Не так ли?

— Кто назначил Тинсли судьей? — резко спросил Вэрни у Датча.

— Члены городского собрания, — ответил мэр.

— Тогда я предлагаю назначить другого судью, который ничем не будет обязан Мэйсону.

— Не получится, маршал, — покачал головой Датч. — Тинсли был избран единогласно, и городское собрание не изменит решения.

— Ну что ж, дело ваше, — презрительно бросил Вэрни.

— Какие обвинения выдвигаются против Мэйсона и Конроя? — дрожащим от негодования голосом спросил судья.

— Против Мэйсона никаких. Я намеревался освободить его утром.

— А Конрой?

— Обвиняется в убийстве.

— Без свидетелей трудно будет выдвинуть такое обвинение, — заметил Тинсли. — Придется ограничиться более мягким.

— Каким же?

Тинсли пожал плечами.

— Сначала нужно рассмотреть имеющиеся факты.

Вэрни молча поднялся из-за стола и направился к выходу.

— Джим, пора бы нам позавтракать. Я что-то проголодался.

Прайс кивнул и двинулся следом.

— Эй, маршал, — раздался из камеры голос Мэйсона. — А как же я?

Вэрни бросил на стол перед судьей связку ключей.

— Ваш друг хочет на свободу, — насмешливо сказал он и вышел на улицу.

Судья повернулся к Датчу.

— Маршал чересчур груб, Тим. Не слишком ли он крут для нашего города?

— Боюсь, что с нашим городом только такой маршал и справится, — вздохнул Датч.

— Он психует потому, что дело Конроя закончилось ничем. Нет свидетелей.

— Ему не пришлось бы психовать, если бы ты как следует выполнял свои обязанности, — резко заметил мэр.

— Я уже объяснял тебе…

— Помню, да только Вэрни прав, — раздраженно перебил Датч. — Это не объяснение, и ты сам это знаешь. А защищал я тебя потому, что мы старые друзья и вместе строили этот город. И запомни, Сэм, он не поверил твоему объяснению и рано или поздно докопается до истины. Мне ты не сказал в чем дело, но он узнает, будь уверен. А теперь иди освободи Мэйсона, мне пора в лавку.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Кэш проспал у себя в отеле до полудня. Проснувшись, он не стал будить Прайса, а тихо оделся и вышел на улицу. Как всегда, в это время там было полно людей. Добравшись до конюшни, он оседлал своего коня и вскочил в седло.

Сегодня он намеревался осмотреть тот участок каньона, где был убит брат. Полуденное солнце оказалось не очень приятным спутником, но Кэш давно привык к изнуряющей жаре и быстро добрался до своей цели. Прикинув приблизительно место, откуда могли стрелять, он тщательно обыскал окрестности в надежде найти какие-нибудь следы, оставленные убийцей. Это оказалось неожиданно легким делом. У большого камня, с которого открывался прекрасный обзор, он наткнулся на несколько окурков. Трава была основательно примята. Датч говорил, что маршал опоздал на десять дней, и эти следы указывали на то, что Клинта Вэрни поджидали не один день. Более тщательный осмотр в надежде найти какое-либо указание на личность убийцы ничего не дал.

Вернувшись в Крид, Кэш решил, что для ужина еще рановато, и зашел в лавку Датча навестить Мэри. Она приняла его вежливо, но несколько холодно.

— Я понимаю вас, — сказал Вэрни. — Видел вчера ваше лицо, когда я дрался со старателем. Но поверьте, это было необходимым.

— Так избить человека было необходимо? — негодовала Мэри. — Когда вы ушли, он весь был в крови.

— Но он жив, — возразил Кэш. — А если бы он добрался до меня, то вряд ли оставил бы в живых. В этом вся разница.

— Но почему?

— Потому что мы живем в такое время и в таком месте, где, чтобы выжить, приходится быть и грубым, и жестоким. А что касается старателя, то его просто подослали испытать, настолько ли я силен и крут, как говорят.

— И вы доказали это?

Вэрни кивнул.

— Если бы не доказал, то этот старатель убил бы меня или искалечил на всю жизнь.

— А теперь все кончилось? — с надеждой спросила Мэри. — Им уже нет смысла испытывать вас?

— Боюсь, что все только начинается, Мэри, — помрачнел Кэш. — Не в характере этих людей бросать дело незаконченным. Они снова будут пытаться достать меня. Нож, револьвер — в ход пойдут любые средства.

— Значит, вам не будет покоя, — печально согласилась девушка. — Знаете, когда я увидела, как вы ударили старателя револьвером, то подумала, что вы жестокий и безжалостный человек, а теперь начинаю понимать, что это лишь часть вашей работы.

— Благодарю вас, Мэри, — наклонил голову Вэрни. — Жестокость есть в каждом из нас, и думаю, что у меня ее не больше, чем у других, — он помолчал и продолжил. -Я пришел узнать у вас кое-что. Но может, сейчас вам некогда?

— Ну что вы. Пожалуйста, спрашивайте.

— Я хотел узнать о Дэне Мэйсоне.

— О Дэне?

— Конечно, если вас что-то связывает с ним, то я ни о чем не буду спрашивать.

Девушка рассмеялась.

— Мы хорошие друзья и только. Дэн как-то сделал мне предложение, но я давно решила, что он не тот, кто мне нужен.

— Мэйсон часто выезжает из города. Я хотел бы знать, куда и зачем?

— Это очень важно?

Кэш молча кивнул.

— Иногда он бывает в Дюранго или Крипл-Крик. А иногда ездит на дилижансе в Дэнвер. Наверное, это связано с продажей скота. У него ведь огромные стада.

— А в последние две недели он часто показывался в Криде? — спросил Вэрни, вспомнив множество окурков, оставленных человеком, который поджидал Клинта.

Мэри на секунду задумалась.

— Вообще-то часто, но в основном поздно вечером. Не помню, чтобы в последнее время видела Дэна в городе в другое время. Разве что в тот день, когда вы с Джимом приехали.

Вэрни задумчиво кивнул. Все постепенно начинало становиться на свои места.

Незнакомец появился в городе в полдень. Среднего роста, хорошо одетый, он прибыл дневным дилижансом из Дэнвера и сразу направился в центр города, где находилась контора, ведающая земельными участками.

Управляющий Джон Гэйнс встретил его у дверей.

— В чем дело, Фрэнк? — спросил он. — Я не ждал тебя сегодня.

— У меня с собой данные геологической разведки, — неторопливо сказал Фрэнк Феннер. — И нужно заранее взять все под контроль.

Он подошел к большой карте, висевшей на стене офиса, и нарисовал короткую линию в центре карты.

— Вот здесь серебряная жила, которая сделает нас богачами. Она несомненно связана с основным месторождением.

Он сделал еще пометки.

— Ну-ка, дай взглянуть, Фрэнк. Так… Я знаю место. Это Ласт Ган Ридж1. Несколько участков уже застолблено, а остальные находятся на земле Дэна Мэйсона. А вот здесь, где ты отметил основное месторождение, находятся четыре заявки Тима Датча.

Фрэнк пожал плечами.

— Это меня не интересует. Это уже твоя работа — перекупить заявки или получить их другим путем. И помни, Джон, здесь миллионы долларов, и я не позволю никому стать у меня на пути.

— Заявки на Ласт Ган Ридж не проблема. Они сделаны давно, но разработка так и не начата, поэтому думаю, что легко смогу перекупить их.

Феннер некоторое время молча курил, потом что-то вспомнил.

— Да, Джон! Я видел Клинта Вэрни возле лавки Датча. Почему он здесь и еще жив? Я ведь ясно дал понять, что он не должен появиться в Криде.

— Мэйсон клялся, что застрелил его, но тут появился Вэрни со своим напарником и сказал, что на дороге они нашли убитого человека и похоронили его.

— Значит, его надо убрать здесь, в Криде, — приказал Феннер. — Возможно, он и не узнает меня после стольких лет, но я не хочу рисковать. Короче, избавьтесь от него.

— Это будет трудно, Фрэнк, — замялся Гэйнс. — Он крутой маршал. Таких у нас никогда не было. Мы специально вызвали Энди Торпа из Дюранго, но Вэрни оказался быстрее, хотя ты знаешь, что Энди не последний, когда дело доходит до стрельбы.

— Мне плевать первый он или последний, — рявкнул Феннер. — Вэрни нужно убрать. Он может испортить все дело.

— Мы попробуем… то есть я хотел сказать, мы все сделаем, Фрэнк… Один из ковбоев Мэйсона, Вэнс Конрой, натворил тут дел. Город как на иголках. Все на стороне маршала, и до него теперь трудно добраться.

— Конрой просто идиот. Мэйсону нужно было давно избавиться от него, — прошипел Феннер. — Что этот ублюдок натворил на этот раз?

— Сначала ударил ножом безоружного старателя. Мэйсон нажал на Тинсли, и тот отпустил Конроя. С этого все и началось, Потом он застрелил танцовщицу из «Тэн Хай». Теперь Мэйсон пытается вытащить его из тюрьмы.

— У нас и так забот хватает, — ударил кулаком по столу Феннер. — Передай Мэйсону, чтобы не вмешивался. Пусть делают с Конроем, что хотят.

Гэйнс с сомнением покачал головой.

— Вряд ли Мэйсон послушается меня. Я уже пытался говорить с ним.

— Тогда пришли его ко мне в отель сегодня вечером. Я сам поговорю с ним.

Гэйнс кивнул и проводил Феннера на улицу.

Когда Вэрни вернулся в отель, Прайс уже ждал его в холле. Рядом с ним стоял еще кто-то. Судя по одежде, это был один из местных скотоводов.

— Познакомься, Вэрни. Это Джо Брэндон. У него ранчо «Секл Бэлл» рядом с «Лэизи Эм», и он хочет подать жалобу.

— Что случилось, Брэндон? — спросил Вэрни, поздоровавшись.

— Сегодня Мэйсон прислал ко мне Сима Макфанни и передал, что у него пропало несколько коров и что это моих рук дело.

— И это так?

— Маршал, у меня на «Секл Бэлл» восемь тысяч голов скота. Я и со своими едва успеваю управляться, зачем мне чужие?

— Тогда, я думаю, и волноваться не о чем.

— Если бы так, я бы и не волновался, — спокойно ответил Брэндон. — Но три месяца назад Мэйсон предъявил такое же обвинение Стэнли Адамсу, владельцу ранчо «Бар Сэвен», и два дня спустя ребята из «Лэйзи Эм» повесили Адамса в конюшне на «Вар Сэвен».

Вэрни кивнул, но промолчал.

— Но это еще не все, — продолжал Брэндон. — После смерти Адамса Мэйсон предъявил права на пять тысяч голов скота, принадлежащих Адамсу. Утверждал, что покойный продал их ему за неделю до смерти. Даже бумажку предъявил.

— Если бумага была в порядке, — начал Вэрни, но Брэндон перебил его.

— За день до смерти Адамса, я говорил с ним. Он сказал мне, что Мэйсон предлагал ему продать свой скот, но дал слишком низкую цену, и Адамс отказал ему.

Прайс даже присвистнул сквозь зубы.

— А Мэйсон знает, что вы говорили с Адамсом?

— Я сказал ему об этом, как только он показал бумагу, но он заявил, что судья Тинсли был свидетелем, и судья подтвердил это.

— Значит, Мэйсон хочет избавиться от вас, — заключил Вэрни. — И повод уже найден.

— Я тоже так думаю, маршал. Но что мне делать? У меня жена, дети, и я не хочу, чтобы с ними что-то случилось.

— Понимаю, Брэндон. Может, задержитесь на денек-другой в городе, пока я переговорю с Мэйсоном?

Брэндон покачал головой.

— Боюсь оставлять семью. С рассветом надо ехать.

— Мои полномочия ограничиваются городской чертой, — объяснил Вэрни. — Я не могу дать людей для охраны, не могу доказать, что Мэйсон нарушил закон, а значит, не могу обратиться за помощью в полицию штата. С Мэйсоном я, конечно, поговорю, да только вряд ли из этого что-то получится.

— Я буду благодарен за все, что вы сделаете, маршал, — ответил Брэндон и, попрощавшись, вышел из отеля.

— Ну что ж, — проговорил Прайс. — Если так пойдет дальше, то не вижу причин, почему бы Мэйсону не захватить половину Колорадо. И зачем после этого останавливаться на паршивой половине?

Вэрни коротко рассказал ему о том, что удалось узнать об убийстве брата.

— Да, пожалуй, Мэйсону придется кое-что объяснить нам, — согласился Прайс. — Но ты знаешь, оказывается сидеть в холле отеля очень интересно. Час назад, например, прискакал человек, который назвался Люком Парсонсом. Между прочим, спрашивал клерка, где можно найти тебя.

— Меня это не удивляет, — сухо заметил Вэрни. — Если такой ганфайтер, как Парсонс, появился здесь, значит, кому-то очень хочется отправить меня на Бут-Хилл.

— Давай я займусь Парсонсом, — предложил Прайс. — Честно говоря, скучновато болтаться за твоей спиной.

— Извини, дружище, но Парсонса мне придется взять на себя, — улыбнулся Вэрни и обнял Джима за плечи. — Понимаешь, если я буду избегать опасностей или сваливать их на чужие плечи, мы здесь недолго продержимся. Парсонс приехал за моей жизнью. Что ж, посмотрим.

— Но я пойду с тобой, — тон Прайса не оставлял места для возражений.

Найти Парсонса не составляло труда. Ганфайтер стоял, прислонившись спиной к стене салуна «Блу Рок». Отсюда он видел всю улицу.

Когда друзья подошли поближе, Прайс отстал и начал смещаться в сторону.

— Ну, давай, Кэш, — пробормотал он.

Вэрни остановился метрах в шести от ганфайтера.

— Парсонс! — негромко сказал он. — Ты искал меня?

Краем глаза он заметил, что улица моментально опустела. Из лавки Датча показалась было Мэри, но тут же отступила назад.

Парсонс выпрямился.

— Искал, маршал. Хотел переговорить. Но я не спешу. Мое дело может подождать.

— А мое — нет, — холодно ответил Вэрни. — Садись на коня и уезжай из Крида.

Парсонс не ожидал такого поворота событий. Он сам хотел выбрать время для убийства, а маршал вынуждал его либо поторопиться, либо уехать.

— Не выйдет, Вэрни. У тебя нет причин просить меня уехать из города.

— Я и не прошу, Парсонс. Я приказываю. Здесь тебе делать нечего.

— Но я не нарушал никаких законов, — возразил ганфайтер.

— Ты слышал, что я сказал?

— Нет, маршал, — покачал головой Парсонс.

— Тогда делай то, зачем приехал, — зловеще предложил Вэрни.

И тут впервые в жизни Парсонс почувствовал, как в его сердце закрался страх. Руки у него вспотели, щеку подергивал нервный тик… Несколько секунд они смотрели друг другу в глаза. Потом плечи Парсонса опустились. Он повернулся и сел на коня.

— Маршал, — сказал он, трогая лошадь. — Ты первый человек, перед которым я пасую. Когда об этом узнают, моей репутации конец. Ты считаешь, что я могу примириться с этим?

— Зато ты останешься жив, — равнодушно ответил маршал.

В ту же секунду Парсонс с невероятной быстротой выхватил револьвер и выстрелил. Вэрни метнулся в сторону. Его револьвер, казалось, чудом очутившийся в руке, несколько раз рявкнул в ответ. Первый раз он промахнулся, но вторая пуля попала в плечо ганфайтера и сшибла его с седла.

Вэрни медленно подошел к раненому и, опустившись на колено, осмотрел рану. Она была очень болезненна, но не опасна. Позвав нескольких старателей из «Блу Рок», он приказал им отнести Парсонса к доку Келлеру.

Прайс уже стоял рядом, вытирая пот, выступивший на лбу.

— Было, что называется, горячо, — сказал он. — Правда, я не ожидал, что этот стервец будет стрелять с лошади.

— Все дело в репутации, — вздохнул Вэрни. — Если бы он уехал, то в любом салуне посмеивались бы за его спиной.

— Идем. Нам обоим нужно выпить и слопать по самому большому бифштексу, который найдется в этом городишке, — решительно сказал Прайс.

Вэрни кивнул, и они отправились в «Блу Рок».

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Джон Гэйнс появился в лавке Тима Датча, когда было далеко за полдень. Датч сидел за грудой конторских книг и тихо ругался.

— По мне лучше работать лопатой, чем сидеть за этими чертовыми книгами, — пожаловался он, поздоровавшись с Гэйнсом.

— А я тут. проходил мимо, дай, думаю, зайду, — сказал Гэйнс, присаживаясь. — Твой новый маршал хорошо работает, Тим.

Датч кивнул.

— Как раз то, что нужно нашему городу. Джон Вэрни человек честный и крутой. Пока никто из тех, кого посылали против него, не смог ничего сделать.

— Да, сейчас он на гребне, — согласился Гэйнс. — Но ему нужно быть поосторожней. Выстрел в спину свалит любого, даже самого крутого.

— Ну, до этого вряд ли дойдет, — возразил Датч. — Я даже не знаю, что сделает с городом Джим Смит и остальные помощники, если маршалу выстрелят в спину. Во всяком случае, кое-кому я не завидую.

— Говорят, Джим Смит ничем не уступает Вэрни.

— Он его правая рука. Если кто-то захочет добраться до Вэрни, то им придется иметь дело и со Смитом.

— А тут еще этот Конрой, — поддакнул Гэйнс. — Ну и работенка у нашего маршала.

— И не говори, Джон.

— Если Конрою это сойдет с рук, то жди беды.

— Поживем — увидим, — мрачно ответил Датч. — Я дал Тинсли еще один шанс доказать, что он честный человек.

— Будем надеяться, — вздохнул Гэйнс. — Слушай, Тим, ты как-то говорил мне, что у тебя есть старые заявки на Ласт Ган Ридж.

— Помню, — кивнул Датч. — Вряд ли из них выйдет толк.

— Тогда продай их мне. Хочу взять пару месяцев отпуска и покопаться в земле.

— По-моему, дешевле самому застолбить участок, — рассмеялся мэр.

— Да понимаешь, все, что поблизости от жилы, уже застолбили, а ехать далеко не хочется.

— Я пока не собираюсь продавать их, Джон. Конечно, вряд ли там что-то есть, но мне хотелось поставить там дом. Место тихое, как раз то, что нужно на старости лет.

— Как хочешь, но это хороший шанс заработать деньги ни на чем.

— Я подумаю, — пообещал Датч. — Но если действительно хочешь покопаться там, Джон, то поезжай. Я не возражаю.

— Спасибо, Тим, — Гэйнс старался не показать разочарования и раздражения. — Дай знать, если надумаешь продавать.

Когда он ушел, Датч некоторое время в раздумье сидел за столом.

— На кой черт Гэйнсу понадобились эти заявки? — размышлял он вслух. — Есть ведь сотни участков гораздо ближе к городу.

У выхода из лавки Датча Гэйнс встретил Мэйсона.

— Добрый день, Дэн. Можно тебя на пару слов?

— Конечно, Джон, — они отошли в сторону. — Что случилось?

— Ровным счетом ничего, Дэн. Просто Фрэнк Феннер в городе и хочет видеть тебя сегодня вечером в отеле.

— Ты же говорил, что он приедет только через неделю.

— У него все готово и пора начинать, Дэн.

— А зачем я ему понадобился?

— Это из-за Конроя, — поколебавшись, ответил Гэйнс. — Фрэнк считает, что ты не должен защищать его.

— Это еще почему?

— Потому что Фрэнк так решил. Он полагает, что у нас и так забот хватает, а Конрой — это лишние неприятности.

— А если я откажусь подчиниться?

Гэйнс вытащил платок и вытер пот.

— Ты же умный человек, Дэн, и не станешь ссориться с Феннером. Он тебе не по зубам.

— Только не надо давить на меня, — зловеще прошипел Мэйсон.

— Да что ты, Дэн! У меня и в мыслях такого не было. Феннер хочет, чтобы ты понял, как велика ставка.

— Феннер! Пусть командует у себя в Дэнвере, а в Криде я хозяин! И у меня есть двадцать вооруженных людей, которые готовы подтвердить мои слова.

Гэйнс покачал головой.

— Я на твоей стороне, Дэн, но не тебе тягаться с Феннером. Прикажи своим ребятам двинуться против Феннера и убедишься сам.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Только то, что у тебя никого нет. Они все в кармане Фрэнка. И будут делать то, что прикажет он, а не ты.

—Ладно, Джон, — помолчав, сказал Мэйсон. — Я зайду к нему в отель.

Гэйнс хлопнул его по плечу.

— Я всегда знал, что ты слишком умен, чтобы сделать такую глупость, как пойти против Феннера. Но ты убедишься, что миллионы долларов стоят того, чтобы плюнуть на гордость.

Мэйсон молча кивнул и вошел в лавку Датча. Мэри встретила его приветливой улыбкой. Мэйсон снял шляпу и поздоровался.

— Я-то думал, что сегодня мы прогуляемся верхом, — разочарованно сказал он, увидев, как она одета. — Раньше у вас находилось время.

— Я бы с удовольствием, Дэн, — с искренним сожалением ответила Мэри. — Но я уже обещала отцу, что помогу ему разобраться с бухгалтерскими книгами.

Мэйсон некоторое время удрученно молчал.

— Похоже, вы избегаете меня в последние дни, Мэри.

Девушка взяла его за руку.

— Завтра вечером обязательно поедем, Дэн.

Мэйсон хотел что-то ответить, но в это время в дверях показалась высокая фигура маршала.

— Вы мне нужны на пару слов, Мэйсон, — проговорил он, коротко кивнув Мэри.

— Я занят, — раздраженно бросил Мэйсон. — Что, нельзя подождать?

— Нет.

— Тогда говорите здесь.

— Будет лучше, если мы все же побеседуем на улице, — предложил Вэрни.

— Если хотите говорить, то говорите здесь, — упрямо ответил Мэйсон.

Вэрни пожал плечами.

— Как хотите. Ко мне сегодня приезжал Джо Брэндон. Заявил, что вы обвиняете его в краже скота.

Мэйсон недоумевающе посмотрел на маршала.

— А вот это, Вэрни, не ваши заботы. Как-нибудь — сами разберемся.

— Если у вас есть жалобы на Брэндона, обратитесь к судье Тинсли, — маршал, казалось, не слышал ответа.

— Я сам разберусь со своими делами, — отрезал Мэйсон.

— Как разобрались со Стэнли Адамсом? — спокойно осведомился Вэрни.

— Маршал, не вмешивайтесь в то, что вас не касается. Вам платят за то, что вы поддерживаете порядок в городе. Вот и занимайтесь этим. А у себя на ранчо мы управимся сами.

— Это значит, что ваши люди могут повесить Джо Брэндона, а потом вы предъявите купчую на его стада? — не повышая голоса спросил Вэрни.

— Если это намек на сделку с Адамсом, то там все законно. Судья Тинсли был свидетелем.

— Тинсли готов подтвердить что угодно, если это исходит от вас, — отмахнулся Вэрни.

— Я не люблю, когда на меня нажимают, маршал, — зло сощурился Мэйсон.

— Если вам что-то не нравится, то любой мужчина должен знать, как на это ответить.

Мэйсон побледнел от ярости.

— Я не дам вам шанса убить меня, Вэрни. В эти игры я не играю.

— Возможно, — согласился маршал. — Но у вас есть наемники, которые делают всю грязную работу. Как вы их называете? Добровольцы? — Вэрни ткнул пальцем в Мэйсона. Голос у пего был спокойный и холодный. — Если с Брэндоном что-нибудь случится, Мэйсон, то я вздерну вас на первом же попавшемся дереве.

С этими словами Вэрни повернулся и вышел из лавки. Мэйсон перевел дух и дрожащей от сдерживаемой ярости рукой вытер со лба пот.

А маршал тем временем направился к дому судьи Тинсли. Тот принял его, сидя за столом, и пригласил сесть, но Вэрни отказался и сразу перешел к делу.

— Судья, завтра утром Конрой предстанет перед судом.

— Да, я знаю. В десять часов. Какое будет обвинение?

— Убийство. За ним числится достаточно преступлений, чтобы вздернуть его. Если, конечно, приговор будет справедливым.

Тинсли вспыхнул.

— Я, кажется, уже объяснял…

— Не нужно, судья, — перебил его Вэрни. — Я знаю, почему вы отпустили Конроя после разговора с Мэйсоном.

— Не понимаю, о чем вы говорите, — пробормотал Тинсли.

— Понимаете, судья. Отлично понимаете. Помните, когда люди Мэйсона повесили Адамса за то, что он якобы уводил скот с «Лэйзи Эм»? Мне сказали, что вы были свидетелем продажи Адамсом пяти тысяч голов скота Мэйсону. Хотелось бы знать, вы засвидетельствовали купчую или подделали ее?

Тинсли вскочил.

— Вы не смеете оскорблять меня в моем доме, маршал!

— Ну нет, Тинсли! Вы выслушаете все, что я вам скажу, нравится вам это или нет. Когда Адамса повесили, Дэн Мэйсон пришел к вам с предложением, от которого вы не отказались. Не потому что вы совсем уж нечестный человек, а просто потому, что вам очень нужны были деньги. Тем более, что у Адамса не было ни одного родственника, и никто не пострадал от этой сделки. Мэйсон отдал вам деньги, и вы решили, что на этом все кончится, но теперь убедились, что Мэйсон так просто вас не отпустит. Теперь вы не можете ни в чем отказать ему, иначе он может открыть, что вы подделали документы о продаже скота. Этим и объясняется история с Конроем. А теперь вы сидню здесь и думаете, как вам выкрутиться завтра.

Тинсли натянуто засмеялся.

— Ну и фантазия у вас, маршал. Даже если бы это и было правдой, то где доказательства?

— А я и не собираюсь ничего доказывать, судья. Но если Конрою завтра опять все сойдет с рук, то эту историю узнает весь город, а когда люди раздражены, они не будут искать доказательств. Вас распнут, Тинсли.

Судья побелел. В словах маршала была чистая правда. Уж кто-кто, а Тинсли знал людей, живущих в городе.

— Если у вас все, маршал, то не смею вас задерживать. У меня много работы, — выдавил судья.

— В таком положении, Тинсли, вам никто не сможет помочь, кроме вас самого. Лучше отправляйтесь к Тиму Датчу и расскажите ему правду.

Начинало смеркаться. Вэрни и Прайс сидели в офисе, когда туда ворвался Том Беннет, ночной клерк «Голден-отеля». Лицо у него было в крови.

— Люди Мэйсона напали на отель и увезли Джо . Брэндона, — крикнул он с порога.

Вэрни вскочил.

— Когда?!

— С полчаса назад, — Беннет опустился на скамью. -Меня ударили по голове, а потом закрыли в комнате. Только сейчас удалось выбраться.

— Отправляйся к доку Келлеру. Пусть найдет и пришлет в отель Билла Коллинза и Эйба Феллоуза, — приказал ему. Вэрни и в сопровождении Прайса побежал к отелю.

Сначала они решили обыскать весь город, чтобы убедиться, что Брэндона увезли на «Лэйзи Эм». Но уже в конюшне «Голден-отеля» их поиски завершились. Джо Брэндон был повешен, как в свое время Стэнли Адамс. Прайс хотел было перерезать веревку, но Вэрни остановил его.

— Оставь, Джим. Все равно ему уже ничем не поможешь.

В конюшню вбежали Коллинз и Феллоуз.

— О Господи! — выдохнул Коллинз, увидев повешенного.

— Билл, обыщите с Эйбом весь город. Выверните его наизнанку и арестуйте всех, кого найдете с «Лэйзи Эм». Приведите их сюда и ждите меня.

Билл кивнул и вместе с Эйбом вышел из конюшни.

— Давай-ка, Джим, попробуем найти нашего друга Мэйсона, — после некоторого раздумья предложил Вэрни.

Прайс молча кивнул.

Они вошли в «Голден-отель» и тут же наткнулись на Беннета с перевязанной головой.

— Том, Мэйсон снимал на сегодня комнату? — спросил Прайс.

Беннет кивнул и скривился от боли.

— Номер четырнадцать, второй этаж, в конце коридора.

Вэрни и Прайс взбежали по лестнице на второй этаж, нашли четырнадцатый номер, но дверь была закрыта изнутри, очевидно, ножкой стула.

Маршал вынул револьвер и кивнул Прайсу. Тот повел широкими плечами и одним ударом вышиб дверь.

В комнате резко пахло виски и табаком. Заспанный Мэйсон приподнялся с кровати. Хотя он и был одет, но было ясно, что он крепко спал. Вэрни подскочил к нему и рывком поднял на ноги.

— Встать!

Мэйсон, все еще пьяный и заспанный, никак не мот сообразить, в чем дело. Вэрни толкнул его к двери. Тот чуть было не упал, но его поймал за шиворот Прайс.

— Возле конюшни есть бочка с водой. Отведи его протрезвиться, Джим.

Прайс выполнял свою задачу с таким усердием, что едва не утопил Мэйсона.

Тот, наконец, пришел в себя.

— Какого черта?! В чем дело? Кто дал вам право врываться в мою комнату?

Прайс молча снова окунул его в бочку. Охладив таким образом пыл Мэйсона, Джим втолкнул его в конюшню.

Коллинз и Феллоуз с револьверами в руках были уже там. Они привели четырех ковбоев с «Лэйзи Эм». Пятый стонал, скорчившись на полу.

— Этот пытался схватиться за револьвер и получил пулю в живот, — пояснил Коллинз. — Остальные утверждают, что только что приехали с «Лэйзи Эм», но их лошади расседланы и свежи…

Прайс подтолкнул Мэйсона к телу повешенного Брэндона.

— Полюбуйся на свою работу, — прошипел он. — А заодно и прикинь, как ты будешь выглядеть через пару дней.

Лицо Мэйсона не дрогнуло.

— А я тут причем? Я не имею к этому никакого отношения.

Вэрни повернулся к Коллинзу и Феллоузу.

— Билл, Эйб! Отведите этих шакалов и заприте в камеру. И пошлите кого-нибудь за доком Келлером. Пусть осмотрит раненого.

Когда они вышли, Вэрни повернулся к Прайсу.

— Джим, встань у входа и не пускай никого, кроме доктора. Я хочу переговорить с этим раненым парнем, пока он не отправился на Бут-Хилл.

Маршал сидел у изголовья раненого, когда вошел док Келлер. Увидев Келлера, он поднялся и спрятал в карман листок бумаги.

— К сожалению, вы опоздали, док, — медленно сказал он. -Этот человек уже мертв.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Фрэнк Феннер был в отвратительном настроении и не считал нужным скрывать это. Его кулак с грохотом опустился на стол Джона Гэйнса.

— Слушай, Джон, если ты не можешь справиться со своей работой, то я найду кого-нибудь другого, — зловеще проговорил он.

— Фрэнк, — в отчаянии защищался Гэйнс. — Откуда я мог знать, что случится прошлой ночью. Как я мог предположить, что Мэйсон влезет в эту кашу.

— Твоя работа и состоит в том, чтобы быть готовым к любым неожиданностям, — отрезал Феннер. — Как это ни печально, но Мэйсон нам нужен. По крайней мере, пока.

— Тогда нужно действовать быстро. Дэна наверняка вздернут за убийство Брэндона. Всем известно, что это сделали его люди, а четверо, которые уже в тюрьме, вряд ли все возьмут на себя.

— Не понимаю, — раздраженно заговорил Феннер. — Зачем Мэйсону понадобилось убивать Брэндона, если Вэрни предупредил, что это не сойдет ему, с рук.

— Ты же знаешь Дэна, — покачал головой Гэйнс. — Пока не появился Вэрни, он был тут большим боссом. Маршал бросил ему вызов в присутствии девчонки Датча, и Мэйсон решил, что последнее слово должно остаться за ним, чего бы это ни стоило.

— Его влияние на судью Тинсли может помочь в этом случае? — спросил Феннер.

Гэйнс снова покачал головой.

— Нет, если только судья не хочет, чтобы его вздернули вместо Дэна. Вэрни заставил жителей Крида разобраться, что к чему. Они вдруг заметили, что абсолютно все добровольцы — это люди Мэйсона. И выходит, что Мэйсон держит в руках весь город. Теперь все вспомнили, что Брэндон выступил против Мэйсона после смерти Адамса. Еще они припомнят, на чьей стороне был Тинсли, который пару дней назад отпустил Конроя. Сложить все вместе не составит труда. Теперь они жаждут крови, и если не получат Конроя и Мэйсона, то доберутся до Тинсли. Судье это отлично известно. А он из тех, кто предпочитает быть живым трусом, чем мертвым храбрецом. Вэрни тоже понимает, что может столкнуться с людьми Мэйсона, и уже набрал себе дюжину помощников, которые патрулируют город.

— Другими словами, Дэн сделал нашу задачу в десять раз труднее, чем она была, — горько вздохнул Феннер. — Но выбора нет, и придется действовать. Ждать мы не можем.

— Я перекупил шесть заявок на Ласт Ган Ридж, — сообщил Гэйнс. — Датч пока не соглашается, но может, мне удастся уговорить и его.

— Только давай побыстрее, — поторопил его Феннер. — Я уезжаю в Дэнвер «утренним дилижансом. Вернусь через несколько дней. Вряд ли ты договоришься с Датчем, поэтому приготовь купчие на его четыре заявки и достань образец его почерка. Остальное я сделаю сам.

У двери он остановился.

— И позаботься, чтобы Конрой не сболтнул лишнего.

Гэйнс молча кивнул.

Когда Вэрни вернулся в офис, Джим Прайс уже возвратился с ранчо «Секл Бэлл», куда ездил сообщить семье Брэндона о случившемся. Кроме него в офисе сидел худощавый высокий незнакомец.

Едва Кэш вошел в офис, незнакомец встал и протянул руку.

— Маршал Клинт Вэрни?

— Чем могу служить? — Кэш пожал ему руку.

— Меня зовут Рой Мэхэм, — представился незнакомец. — Я ищу двух сбежавших заключенных. Уже четвертый месяц иду по следу. Думал, может вы сможете помочь. След теряется где-то в ваших краях, — он положил на стол два сложенных листа бумаги.

— Откуда они бежали? — спросил Вэрни, разворачивая листы.

— Из тюрьмы Диэ-Лодж, Монтана, — ответил Мэхэм.

Кэшу понадобилось все самообладание, чтобы не вздрогнуть, увидев на бумаге свой портрет. На другом листе, как и следовало ожидать, красовался Прайс. Надпись гласила: «Разыскивается живой или мертвый. Награда пятьсот долларов».

«Хорошо еще, что это скорее наброски, а не портреты, — подумал Кэш. — Сходство не такое уж большое».

Он покачал головой и вернул бумаги Мэхэму.

— Единственное, что мне знакомо, так это фамилия одного из них. У меня, как вы заметили, такая же. Да и рисунки неважные. Можно спутать с кем угодно.

— Какие есть, — вздохнул Мэхэм.

Вэрни повернулся к Прайсу.

— Мэхэм, это мой старший помощник Джим Смит. Джим, познакомься, это Рой Мэхэм.

Прайс, не протягивая руки, коротко кивнул.

— Как я понимаю, вы состоите на службе, — снова обратился Вэрни к Мэхэму.

— Да нет, я просто помогаю закону.

— Охотник за головами! — с отвращением уточнил Прайс.

Мэхэм вспыхнул.

— Ну и что, ведь наши интересы совпадают.

Вэрни покачал головой.

— Нет, Мэхэм. Мы состоим на службе, и нам платят деньги за работу. А людей вашего типа не интересуют закон и порядок. Вам нужны только деньги за голову человека. Что-то я не слышал об охотниках за головами, работающих бесплатно.

Мэхэм промолчал.

— Я не гоню вас из города, но будьте осторожны у нас в Криде. И если думаете поживиться здесь, то лучше забудьте об этом.

Мэхэм также молча повернулся и вышел.

— Если они напечатают наши настоящие портреты, то дело плохо, — заметил Вэрни, глядя ему вслед.

— Ты наверняка хотел сказать, что у меня будут неприятности, — отозвался Прайс. — Тебе нечего опасаться. Будет чертовски трудно доказать, что ты не Клинт Вэрни.

— Ну как там, на «Секл Бэлл»? Как семья Брэндона? — спросил Вэрни, меняя тему. — Честно говоря, не завидую твоей поездке.

— Приятного мало, — согласился Прайс. — Между прочим, жене, то есть я хотел сказать, вдове Брэндона лет восемнадцать, не больше. Двое детей, совсем еще малыши. Нелегко ей теперь придется.

— Она что, собирается остаться на ранчо?

— Сказала, что хочет попробовать. Хорошо, что у нее дельный управляющий. Он поможет ей справиться.

— Все равно, тяжело ей придётся. Восемь тысяч голов, ранчо, пастбища. Для девчонки слишком тяжело.

— Ничего, она девушка с понятием. Да и траур долго носить не будет. Красивая, как картинка из журнала.

— Похоже, ты сам на нее глаз положил, — с улыбкой прищурился Вэрни. — Ну что ж, красивая жена, дети, ранчо, где работы хоть завались — это как раз то, что может изменить всю жизнь.

Он взглянул на часы.

— Тинсли отложил заседание суда до двух часов дня. У нас как раз хватит времени, чтобы перекусить.

Суд начался ровно в два часа. Вэнс Конрой под охраной сидел в углу зала. Вэрни и Прайс расположились в первом ряду. Позади них зал был забит до отказа.

— Вэнс Конрой, — провозгласил Тинсли, — вам предъявляется обвинение в убийстве Мэйси Джонсон, танцовщицы из «Тэн Хай». Признаёте ли вы себя виновным?

— Нет.

— Тогда расскажите суду, что же произошло.

Конрой долго и путано излагал события того дня и наконец заявил, что девушка дала ему пощечину. В завязавшейся борьбе его револьвер случайно выстрелил.

— Может, я и наподдал ей немного, — признал он. — Но у меня и в мыслях не было убивать ее. Это была просто случайность, и никто не может доказать обратное.

Тинсли приказал ему сесть и кивнул Вэрни.

— Маршал, если у вас есть свидетели, то прошу привести их сюда.

— Свидетель только один, судья. Но он докажет, что Конрой лжец и убийца. Доктор Келлер! Подойдите сюда. Доктор, я просил вас осмотреть тело убитой и ее одежду, — громко продолжил он, когда Келлер встал и подошел к нему. — Расскажите суду, что вы обнаружили.

— Как вы все знаете, джентльмены, при выстреле из шестизарядного револьвера происходит вспышка, — начал Келлер. — Даже когда расстояние один-два шага, все равно вы получите ожог. Вэрни просил меня проверить, на каком расстоянии должен находиться человек, чтобы не получить ожог от вспышки выстрела или пороховой гари. Я взял револьвер Конроя, несколько белых простыней и у себя за домом провел эксперимент. Результат следующий: расстояние должно быть не меньше, чем полтора-два метра.

— Это все интересно, — нетерпеливо перебил судья. — Но что из этого следует?

— Я осмотрел тело убитой сразу после наступления смерти. На ней была белая блузка с вырезом и цветная юбка. Смерть наступила мгновенно в результате проникновения пули сорок четвертого калибра в сердце. Входное отверстие под левой грудью, но на белой блузке я не нашел ни малейших следов пороховой гари. Это означает, что стрелявший в момент выстрела находился, как минимум, в полутора-двух метрах от жертвы. Вывод ясен: Вэнс Конрой лжет, утверждая, что револьвер случайно выстрелил, когда он боролся с девушкой.

Гул голосов прокатился по залу. Судья ударил молоточком по столу, призывая к тишине.

— Благодарю вас, доктор Келлер. Итак, Конрой, ваши показания опровергнуты. Хотите ли что-нибудь добавить, прежде чем я оглашу приговор?

— Здесь только его слово против моего, — бешено крикнул Конрой, рванувшись с места, но Коллинз и Феллоуз быстро вернули его обратно.

— Нет, — поправил судья. — Здесь только логика и здравый смысл против вашего слова. Суд признает вас виновным и приговаривает к повешению. Казнь состоится на восходе солнца ровно через неделю. Место казни укажет маршал. Заседание суда объявляется закрытым.

Когда Вэрни и Прайс добрались до офиса, их уже поджидал Рой Мэхэм.

— Маршал, я нашел здесь в Криде человека, который разыскивается за убийство в Нью-Мексико. Решил сказать вам, чтобы не вышло недоразумений.

Вэрни мрачно взглянул на него.

— И кто же это? — спросил он голосом, не предвещавшим ничего хорошего.

Мэхэм покачал головой.

— Вознаграждение выплачивается тому, кто приведет преступника, поэтому это мое дело.

— И давно его разыскивают?

— Года два, маршал. Впрочем, вам должно быть известно, что для убийства не существует срока давности.

— Я уже предупреждал, что вам тут делать нечего и не заставляйте меня высылать вас из Крида привязанным к лошади.

— Это моя работа, — упрямо возразил Мэхэм.

— Охотники за головами напоминают мне стервятников, пожирающих падаль. Даже не знаю, кто из вас отвратительнее, — медленно произнес Вэрни.

Лицо Мэхэма потемнело от гнева.

— Что-то вы, маршал, слишком нервничаете по таким пустякам. Может, у вас есть личные причины для этого?

Вэрни с трудом сдержался, но ответил спокойно.

— Завтра утром, Мэхэм, вам лучше оказаться подальше от Крида. И советую уехать одному.

Тима Датча Вэрни застал отдыхающим в тени возле своего дома.

— Датч, — сразу перешел к делу маршал. — Может, у вас есть дела в лавке? Займитесь покупателями, потому что я хотел бы пригласить вашу дочь на прогулку.

Мэр обалдел от неожиданности, но тут же громко рассмеялся.

— Вы прямой человек, Вэрни, — сказал он, все еще ухмыляясь. — И я дам вам прямой ответ. Идите в лавку и спросите Мэри. Если она согласится, я, так и быть, подменю ее.

— Что ж, справедливо, — кивнул Вэрни и вошел в лавку.

Мэри как раз рассчитывалась с очередным покупателем.

— Мэри, я договорился с вашим отцом, что он подменит вас, если вы поедете со мной прокатиться верхом.

Девушка рассмеялась.

— Ну, если вы так ставите вопрос, то как я могу отказать? Буду готова через двадцать минут.

Уже темнело, когда Вэрни проводил Мэри домой и отправился к себе в офис.

В дверях его поджидал Джим Прайс.

— Я уже собирался искать тебя, — сказал он.

— Что-то случилось, Джим?

— Рой Мэхэм уехал из города час назад. Он забрал с собой Арта Флэннери.

— Флэннери? — удивился Вэрни, вспомнив хозяина одной из городских лавок. — Ты хочешь сказать, что он и есть тот, кого нашел Мэхэм?

— Во всяком случае, он так утверждает, — ответил Прайс. — Но я потолковал с Датчем, и тот сказал, что Флэннери живет в Криде больше трех лет, а Мэхэм говорил, что убийство произошло два года назад. Он схватил невиновного, Кэш.

— Как он забрал его?

— Ударил по голове револьвером, перекинул через седло и ускакал. Эйб и двое наших людей уже отправились в погоню.

Вэрни тут же приказал Биллу Коллинзу оседлать коней и, невзирая на протесты Прайса, настоял, чтобы тот остался в городе.

— Ты нужен здесь, Джим. Кое-кто здесь тебя не жалует, но наверняка побаивается.

Он выбрал себе «винчестер» из целого арсенала в офисе, и через несколько минут они с Коллинзом уже исчезли в сгущающихся сумерках.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Вэрни и его помощники вернулись к вечеру следующего дня усталые и запыленные. Арт Флэннери скакал рядом с ними, а Билл Коллинз вел в поводу еще одну лошадь, на которой сидел Рой Мэхэм с окровавленной повязкой на плече.

Тим Датч встретил их у своей лавки.

— С Флэннери все в порядке? — спросил он.

— За исключением здоровенной шишки на голове, — устало ответил Вэрни.

Мэр посмотрел на раненого Мэхэма.

— А с этим что?

— Когда мы их догнали, он снова вырубил Флэннери, чтобы тот ему не мешал. Думаю, к этому времени он понял, что схватил не того, и будут неприятности. Коллинз прострелил ему плечо, но мы сейчас отвезем его к доку Келлеру, и все будет в порядке. Как только он выздоровеет, я отправлю его из Крида.

— А у нас тут неприятности, маршал, — сообщил Датч. — Человек десять-двенадцать сорвиголов с «Лэйзи Эм» напали на тюрьму и освободили Мэйсона, Конроя и тех четверых арестованных с «Лэйзи Эм». Ваши помощники Дик Осгуд и Майк Уэйн тяжело ранены, но док надеется, что они выживут.

— Что?! — выпрямился в седле Вэрни. — А с Джимом все в порядке?

— Он в это время был в «Силвер Бридл». Двое ковбоев с «Лэйзи Эм» устроили там хорошую потасовку, а сами скрылись. Пока Джим с помощниками разнимали дерущихся, люди Мэйсона напали на тюрьму.

— Где он сейчас?

— Набрал человек двадцать и бросился в погоню.

Вэрни повернулся к Коллинзу.

— Что ж, Билл, нам остается только ждать. Нет смысла ехать за ними, если только Джим не пришлет за помощью. Эйб, ты отправляйся спать. Сменишь нас с Биллом в полночь.

Сим Макфанни сидел в земельной конторе. Его бледно-голубые глаза внимательно рассматривали Джона Гэйнса, сидевшего за столом напротив. Уже стемнело, но Гэйнс не торопился зажигать свет.

— Ты кого-то боишься, Джон? — нарушил наконец молчание Макфанни. — Может, все-таки зажжешь лампу?

Гэйнс вынул изо рта сигару и стряхнул пепел.

— Не лезь не в свое дело, Сим, — медленно сказал он. — Я сам знаю, что делать.

Управляющий «Лэйзи Эм» пожал плечами и промолчал.

— А лампу я не зажигаю потому, что не всем обязательно знать, что ты в Криде, — продолжал Гэйнс. — И тем более, у меня в офисе. Если тебя здесь обнаружат, считай, что ты труп. Это касается любого ковбоя с «Лэйзи Эм», который попадется на глаза Вэрни и его помощникам.

Макфанни нетерпеливо мотнул головой.

— Да плевал я на вашего маршала! Он такой же человек, как и все. А значит, может умереть, как и любой из нас.

— Тогда ты еще больший дурак, чем я предполагал, — с презрением сказал Гэйнс. — Куда тебе тягаться с маршалом! Револьвер, нож или кулаки, — у тебя нет ни малейшего шанса против него.

— Ничего, зато вчера ночью я славно надул его, — ухмыльнулся управляющий. — Забрал Дэна и ребят прямо из тюрьмы.

— Да, это было толково сделано, — признал Гэйнс. — Ты уже говорил с Мэйсоном?

Макфанни покачал головой.

— Нет. Я оставил ребят, когда мы выехали из города, а сам сделал крюк в несколько десятков миль и вернулся в город с другой стороны.

— Тогда ты наверняка не знаешь, что Джим Смит организовал погоню. Как думаешь, он догонит твоих?

— Нет, — уверенно ответил Макфанни. — Педро будет водить его по горам, пока не собьет со следа. Но как бы там ни было, Мэйсона все равно нет с ними. Он укрылся в таком месте, где его не найдет даже целая армия маршалов.

— Как он там?

— В порядке. Все еще думает, что он наш босс, но мы не стали разубеждать его. Он и так рад, что вырвался из лап Вэрни.

— Он должен быть здесь через две ночи, Сим. Сможешь тайно привезти его сюда?

— Нет проблем.

— Привезешь его в полночь. И смотри, не наткнись на людей Вэрни.

— Не волнуйся. Даже если так и случится, Мэйсон ничего не успеет рассказать.

— И еще одно, — продолжал Гэйнс. — Ты мне понадобишься завтра в это же время. Есть работа.

Макфанни молча кивнул.

На следующий день Вэрни, хорошо отдохнувший и свежий, вошел в свой офис. Билл Коллинз был уже там.

— Билл, что ты знаешь о Джоне Гэйнсе? — спросил маршал. — У него есть друзья в Криде?

— Не сказал бы. То есть он, конечно, знает многих в городе, но ни с кем дружбы не заводит.

— Он хорошо знает Вэнса Конроя?

— Не думаю, маршал.

— А Дэна Мейсона?

— Не могу сказать. Пару раз Мэйсон заходил к нему в контору. В покер иногда играют вместе. Вот вроде бы и все.

— Ты хорошо знаешь округу? В частности, Ласт Ган Ридж?

— Конечно, знаю.

— Тогда скажи мне, Билл, если бы ты решил заняться поисками жилы, ты бы выбрал это место?

Коллинз покачал головой.

— Ну, нет. Это последнее место, где бы я искал серебро. Там еще не находили ни унции. Впрочем, я в этом мало смыслю, так что могу и ошибиться.

Вэрни помолчал немного, раздумывая, а потом рассказал Биллу, как Гэйнс пытался купить заявки у мэра и уже перекупил несколько других заявок в этом районе.

Коллинз был озадачен.

— Не понимаю. Все старатели, у кого были там заявки, с радостью продали их. Эйб Феллоуз до того, как стать помощником маршала, копался там несколько раз, но не нашел и следов серебра.

— У него есть еще в тех краях заявка?

— Не знаю, наверное, есть.

— Если меня не будет, когда он придет, то спроси его сам. Держу пари, что если Гэйнс еще не перекупил у него заявку, то сегодня попытается это сделать.

— Принимаю пари, маршал.

Вэрни поднялся.

— Пойду к земельной конторе Гэйнса. Может что-нибудь узнаю.

— Поосторожней там, маршал, — предупредил его Коллинз. — Если Гэйнс замешан в крупной земельной сделке, то наверняка его поддерживает кто-то из тузов.

Джон Гэйнс принял маршала радушно, но улыбка его несколько поблекла, когда Вэрни попросил просмотреть книгу регистрации продажи земельных участков.

— Вас что-то конкретное интересует, маршал? — спросил он. — Может, я могу помочь?

— Да нет, просто любопытно, — коротко ответил Вэрни. I

Гэйнс пожал плечами и передал ему толстый потрепанный журнал.

— Все последние сделки должны быть здесь.

Вэрни просидел за журналом около часа, но ничего интересного так и не нашел. Гэйнс куда-то ушел, но вместо него остался клерк.

— Как тебя зовут? — спросил его маршал.

— Аза Бэннинг, — ответил клерк.

— Давно здесь работаешь?

— Четвертый год, маршал.

— В этой книге зарегистрированы все последние сделки?

Клерк подошел поближе и взглянул на журнал.

— Нет. У мистера Гэйнса есть еще один журнал. Он запирает его в нижнем ящике стола.

— Меня интересуют участки на Ласт Ган Ридж, проданные за последнюю неделю, — объяснил Вэрни.

Бэннинг не припомнил таковых и посоветовал маршалу купить землю в другом районе, если он хочет заняться старательством. В районе Ласт Ган Ридж ничего нет, пояснил он, и старатели давно забросили это место. Что касается второго журнала, то он рад бы помочь, но ключ от ящика есть только у мистера Гэйнса.

— А где он может быть?

— Не могу сказать. Скорее всего, пошел обедать. Может, вы зайдете позже?

— Зайду, — сухо пообещал Вэрни. — Думаю, вы оба знаете, что согласно закону вся информация о купле-продаже земельных участков должна быть доступной в любое время. И передай Гэйнсу, что если его не окажется на месте, пусть оставит журнал на столе.

Вернувшись в свой офис, маршал узнал от Билла Коллинза, что Прайс прислал одного из своих людей в город за патронами и продовольствием. Он все еще преследовал отряд Мэйсона где-то к юго-западу от Ласт Ган Ридж..

— Передай ему, чтобы завтра возвращался, если не догонит их, — распорядился Вэрни. — Они знают эти горы лучше, чем Джим, и просто измотают его.

Коллинз согласно кивнул.

— Заходил Эйб Феллоуз, — сказал он. — Похоже, я проиграл пари, маршал. Он продал свою заявку Гэйнсу два дня назад и был рад избавиться от нее.

— Вряд ли он будет радоваться этому через несколько месяцев, — заметил Вэрни. — Возможно, он потерял целое состояние.

В «Силвер Бридл», куда зашел Вэрни, все было спокойно. В большом зале сидели всего человек десять — пятнадцать. Бывший помощник маршала Эл Дельвеччо тоже был здесь. Кэш впервые встретил его с тех пор, как уволил с работы.

— Где Росс? — спросил маршал у бармена.

Тот пожал могучими плечами.

— У себя в офисе, наверное.

— Позови, — приказал Вэрни.

— Слушан, маршал, я не мальчик на побегушках, — огрызнулся бармен.

— Позови его, приятель, — медленно повторил Вэрни, глядя ему в глаза.

Бармен швырнул на стойку полотенце и, тихо ругаясь, пошел за хозяином.

Дельвеччо, давно уже наблюдавший за маршалом, взял свой стакан и подошел к нему.

— Ну что, все такой же крутой, маршал?

Вэрни повернулся к нему.

— А ты все нарываешься на неприятности, Эл?

— Ты слишком прижимаешь людей, маршал. Тебе нравится наступать другим на ноги, да?

— Только тем, кому следует. И прижимаю тех, кто сам прижимает других.

— Ты мне не нравишься, маршал, — бесцветным голосом заявил Дельвеччо.

— Поговорим, когда протрезвеешь, приятель. А сейчас иди своей дорогой.

Дельвеччо замотал головой.

— Нет, — с пьяным упрямством заявил он. — Я остаюсь.

— Лучше не нарывайся, — предупредил маршал.

В ответ Дельвеччо выплеснул остатки виски в лицо Вэрни и ринулся на него. Маршал нагнул голову, уклоняясь от брызг, и сделал шаг в сторону. Дельвеччо врезался в стойку. Тут же Вэрни ударил его по шее, развернул к себе и нанес тяжелый и точный удар в челюсть. Колени у бывшего помощника подкосились, и он мешком повалился на пол, посыпанный свежими опилками. Не мешкая, маршал подтащил его к двери и пинком в зад вышиб на улицу.

Вернувшись к стойке, он увидел Джейка Росса, хозяина «Силвер Бридл».

— Вы посылали за мной, маршал?

Вэрни налил себе выпить из бутылки, которую пододвинул ему бармен.

— Мне не нравятся люди, которые собираются в вашем салуне, Росс. Считайте, что это мое последнее предупреждение.

— Но я же не могу уследить за каждым, — оправдывался хозяин. — Разве я виноват, что у вас с Дельвеччо личные счеты.

Вэрни нетерпеливо махнул рукой.

— Я говорю не о Дельвеччо. Прошлой ночью здесь завязали драку, чтобы отвлечь моих помощников, пока эта банда с «Лэйзи Эм» освобождала Мэйсона и остальных из тюрьмы.

— А я-то тут причем? В салунах часто бывают драки.

— Бывают, но эту затеяли только с одной целью, — возразил Вэрни. — В результате — двое моих помощников тяжело ранены. А ведь вы могли сразу прекратить беспорядок. Своих людей у вас достаточно.

Росс мрачно взглянул на маршала, но промолчал.

— Завтра утром уходит дилижанс на Дэнвер. Вам лучше уехать, Росс.

— Но у меня здесь бизнес. Вы не имеете права…

— О бизнесе надо было думать раньше, — холодно перебил его Вэрни.

Он повернулся к сидевшим в зале.

— Ребята, освободите помещение. Салун закрывается до появления нового владельца.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Около полуночи из «Тэн Хай» вывалился пьяный старатель и нетвердыми шагами проковылял к черному ходу салуна «Блу Рок». У крыльца он споткнулся о чье-то тело, очевидно, еще более пьяного, и рухнул на него сверху. Чертыхаясь, старатель поднялся, добрался до двери и ввалился в салун.

Не замечая удивленных и встревоженных взглядов, он пробрался к длинной стойке и тут увидел свое отражение в зеркале. Рубашка и руки у него были в крови. Застыв от изумления и страха, он рассматривал себя в зеркале, когда в салун ворвались Вэрни и Билл Коллинз.

Маршал кивнул Коллинзу, и тот с помощью нескольких старателей, сидевших в салуне, выволок пьяного во двор и окунул в бочку с водой. Смыв с него кровь, Билл оставил его на попечение старателей протрезвляться, а сам подошел к Вэрни, склонившемуся над человеком, о которого споткнулся пьяный.

Это был пожилой мужчина лет шестидесяти — шестидесяти пяти. Он лежал метрах в трех от входа и стонал. Кто-то жестоко избил его.

— Принеси воды, Билл, — попросил Вэрни.

Смыв кровь с лица избитого, маршал вопросительно поднял глаза на Коллинза, который с фонарем в руках стоял рядом.

— Ты его знаешь, Билл?

— Это Арли Купер. Он старожил здешних мест. Знает каждую тропинку. В городе два дня.

Купер снова застонал и попытался приподняться.

— Воды! — прохрипел он.

Вэрни приподнял ему голову и дал несколько глотков воды.

— Вы меня слышите, Купер?

Старатель чуть кивнул.

— Я в порядке, маршал. Помогите мне сесть.

Он попытался сесть, но лишь бессильно опустился на руки Вэрни.

— Держись, старик, — приободрил его маршал. — Сейчас мы отнесем тебя к доку Келлеру, и завтра будешь как новенький. Кто это сделал, Арли?

Глаза старателя побелели от страха.

— Не знаю, маршал, — тихо ответил он. — Было темно, и я его не рассмотрел.

— Ладно, старик, — не стал спорить Вэрни. — Может, завтра ты что-нибудь вспомнишь.

Старатели потащили Купера к доктору. Вэрни озадаченно смотрел им вслед. Старик явно знал, кто его избил, но боялся сказать.

— Похоже на попытку ограбления, но ведь все знают, что у него нет денег, — размышлял вслух Коллинз, не менее маршала озадаченный происшедшим. — Скорее всего, его с кем-то спутали. Арли безобидный человек, и все хорошо к нему относятся. Денег у него никогда не было, да и, судя по всему, не предвидится.

Еще около часа они опрашивали посетителей в «Блу Рок», но так и не смогли ничего выяснить. Убедившись, что дальнейшие расспросы и поиски ни к чему не приведут, Вэрни и Коллинз двинулись дальше, заканчивая обход города.

В два часа ночи, когда они вернулись в офис маршала, пришло сообщение, что нашли еще одного избитого. На этот раз его обнаружили на пустыре возле «Тэн Хай», и снова жертвой оказался старатель. Им оказался бородатый молодой парень по имени Хьюго Миллер, в отличие от бедолаги Купера, очень удачливый, с хорошим чутьем на серебро. Денег при нем нашли немного, но Коллинз заверил маршала, что Миллер редко держал при себе большие деньги.

— Его несколько раз грабили, — пояснил он. — Поэтому он взял за правило не носить с собой наличных.

Миллер был без сознания, но несмотря на это, пульс у него был нормальный и можно было надеяться, что с ним все будет в порядке. Вэрни приказал старателям также отнести его к доку Келлеру.

Единственное, в чем маршал был уверен, так это в том, что Миллер тоже не скажет ему, кто его избил.

— Не могу понять, — сказал он Коллинзу. — Двое старателей, оба без денег, избиты, судя по всему, одним и тем же человеком. Но если это не ограбление, то что?

Коллинз тоже затруднялся ответить. При свете фонарей они тщательно обыскали весь пустырь, но безрезультатно.

Остаток ночи прошел без происшествий, и когда Эйб Феллоуз с одним из помощников пришли сменить их, Вэрни и Коллинз сразу же отправились завтракать в Голден-отель.

Наливая себе вторую чашку кофе, Вэрни вдруг повернулся к Коллинзу. По тому, как загорелись его глаза, было видно, что он что-то придумал.

— Слушай, Билл, ты случайно не знаешь, у Миллера и Купера были заявки в районе Ласт Ган Ридж?

— Ничего не слыхал об этом, маршал.

— Я вот что подумал. Миллер и Купер были избиты одним и тем же человеком. Ограбление мы исключили. Значит, есть что-то другое, что объединяет этих людей и является причиной. Это мы и должны выяснить, Билл.

— Честно говоря, маршал, я даже не знаю, с чего начать поиски.

— Вчера наши ребята арестовали старого пьянчужку Були Симпсона, и он бормотал, что вроде видел Сима Макфанни, который вчера вечером выходил из земельной конторы Гэйнса. Как ты думаешь, ему можно верить?

— На вашем месте, маршал, я бы поверил. Симпсон может пойти на все что угодно, но никогда не соврет и не нарушит своего слова, независимо от того, пьяный он или трезвый.

— Пожалуй, — согласился Вэрни. — Тем более, что у него нет причин лгать. Это значит, что если Мэйсои и Гэйнс в одной упряжке, то Макфанни и есть связующее звено между ними.

— Вполне похоже на правду.

— Ладно, Билл, теперь спать. Встречаемся вечером.

Вэрни поднялся по лестнице к своему номеру. Едва он открыл дверь, как прогремел выстрел. Резкая боль пронзила голову маршала, и он потерял сознание.

Джон Гэйнс вошел в лавку Датча и поздоровался с Мэри.

— Отец у себя, — сказала она.

Гэйнс кивнул и прошел через склад в кабинет мэра.

— Доброе утро, Тим. Ты бы прибрался у себя в лавке и на складе. Пока до тебя доберешься через все эти мешки и ящики, можно заблудиться или шею сломать.

— А я вот пока еще жив, — ухмыльнулся Датч. — Хотя хожу через склад каждый день.

— Значит, ты уже знаешь безопасный путь, -тоже улыбнулся Гэйнс. — Слушай, Тим, я слышал, что ночью сильно избили двоих старателей.

— Знаю, — мрачно ответил мэр.

— И все это несмотря на то, что маршал патрулирует город.

— Но ведь он не может оказаться везде одновременно, — возразил Датч.

— Да, конечно, ты прав, Тим. Что-нибудь слышно о Мэйсоне и Конрое? Как думаешь, Смит поймает их?

— Трудно сказать. Но Вэрни уж точно до них доберется.

— Ты высокого мнения о маршале.

— Безусловно. Такой человек, как он, не остановится на полпути.

— Если останется в живых, — заметил Гэйнс.

— Да, если останется в живых, — согласился мэр.

— Ну что, Тим, ты не передумал насчет заявки на Ласт Ган Ридж?

Датч покачал головой.

— Нет.

— Я бы дал хорошую цену.

— Денег у меня достаточно. А там красивое место, как раз то, о чем я давно мечтал.

— Да таких мест в округе сколько хочешь. Я подыщу тебе и покрасивей.

— Я же сказал: нет, — в голосе Датча послышалось раздражение. — Зачем эта заявка тебе вдруг понадобилась?

— Я уже говорил тебе, Тим. Хочу попробовать поискать там серебро.

— Тогда почему тебе не подходят те заявки на Ласт Ган Ридж, которые ты уже перекупил? — невинно поинтересовался Датч.

Гэйнс покраснел.

— У тебя дурная привычка знать больше, чем надо, Тим, — пробормотал он.

— Ну, и все-таки?

— Это мое личное дело, Тим. Лучше, если я не буду объяснять.

— Слушай, Джон, мы давно знаем друг друга, и надеюсь, ты не влез ни в какую авантюру?

— Это тебя не касается, Тим, и хватит об этом.

— Почему же не касается, если ты интересуешься моими заявками?

— В этих пределах касается, и будет лучше для всех нас, Тим, если ты продашь их мне. Я заплачу любую разумную сумму.

— Ого, Джон, кажется, ты мне угрожаешь? Неужели это так важно для тебя?

— Мне нужны эти заявки, Тим.

Датч задумчиво покачался на стуле.

— Это что-то новенькое, Джон. Таким я тебя еще не видел. Интересно, как далеко ты можешь зайти, чтобы получить то, что хочешь?

— Я вижу, что дальше толковать нет смысла, — поднялся Гэйнс. — Значит, продавать ты не хочешь?

— Скажи мне, Джон, — спросил вдруг мэр. — Ты хорошо знаешь Сима Макфанни?

Гэйнс вздрогнул от неожиданности, но быстро взял себя в руки.

— Насколько я помню, он управляющий на «Лэйзи Эм». Вот, пожалуй, и все.

— Думаю, ты понимаешь, что Макфанни и все парни с «Лэйзи Эм» объявлены вне закона наряду с Мэйсоном и Конроем? И долг каждого добропорядочного гражданина сообщать маршалу об их местонахождении.

Гэйнс стоял в дверях, вцепившись в дверную ручку.

— Что ты хочешь этим сказать, Тим? — выдавил он.

— Ничего, Джон, пока ничего.

Гэйнс собрался выйти, когда в комнату ворвался Эйб Феллоуз.

— Мэр! В Вэрни стреляли! Вам нужно поспешить в «Голден-отель».

— Что?! — вскочил из-за стола Датч. — Как это случилось? Он жив?

— Ранен в голову. Это все, что я знаю. Там сейчас док Келлер.

Когда Датч и Феллоуз добежали до отеля и ворвались в номер, Вэрни уже сидел на краю кровати. Голова у него была перевязана. Он чуть кивнул им и скрипнул зубами от боли, вызванной этим движением.

— Ну как он, док? — спросил Датч Келлера.

— Рана очень болезненна, но не опасна, — успокоил его Келлер. — Еще полдюйма влево, и маршал стал бы первым кандидатом на Бут-Хилл. Ему повезло.

Мэр облегченно вздохнул и опустился на стул.

— Никогда в жизни так не бегал, — сообщил он, вытирая платком пот со лба. — В следующий раз, когда в вас будут стрелять, маршал, постарайтесь, чтобы это было поближе к моей лавке. Как это случилось?

— Он устроился на карнизе за моим окном и едва я открыл дверь, выстрелил. Это все, что я помню. Когда очнулся, док уже перевязывал меня.

— Значит, вы видели, кто это был?

— Видел, — мрачно буркнул Вэрни. — Это был Эл Дельвеччо.

Эйб Феллоуз выругался и вылетел из комнаты.

Мэр с улыбкой посмотрел ему вслед.

— Похоже, сейчас Дельвеччо придется туго.

Вэрни осторожно кивнул.

— Эйба трудно разозлить, но если это кому удастся, то ему не позавидуешь.

К полудню Вэрни добрался до своего офиса. И хотя время от времени он морщился от боли, тем не менее чувствовал себя более-менее здоровым и полным энергии.

Коллинз оказался на месте, но Феллоуза не было уже несколько часов.

— Он пронесся по городу, как торнадо, — рассказывал Билл. — Похоже, ему что-то удалось узнать. Часа три назад он уехал из города. Да не беспокойтесь, маршал, Эйб умеет постоять за себя.

— Я знаю, но лучше бы он взял кого-нибудь с собой.

— Я послал за ним следом индейца Уайта Физера — он отличный следопыт — и еще двоих наших людей. Физер знает здесь каждую щель, и они обязательно догонят Эйба, разве что он воспользуется крыльями.

— Он, кстати, почти летел, когда выскочил из моей комнаты, — слегка улыбнулся Вэрни.

— Это потому, что Эйб никогда не жаловал Дельвеччо. Тот время от времени подначивал его, но Эйба ведь трудно завести. А сегодня Элу, похоже, это удалось. Пусть теперь пеняет на себя.

Коллинз вдруг умолк, глядя в окно. Вэрни оглянулся и подошел к открытой двери. Несколько всадников с Джимом Прайсом во главе медленно ехали по улице. Вид у них был усталый и разочарованный. Прайс махнул им рукой, чтобы они ехали по домам, а сам спешился у крыльца, где ожидал его Вэрни.

— Ничего не вышло, — сказал он устало. — По-моему, они специально гоняли нас по горам, а сами посмеивались.

Вэрни положил ему руку на плечо.

— Ничего, Джим, придет и наше время.

Они зашли в офис, и Прайс сразу опустился на стул.

— Если бы ты не приказал вернуться, я остался бы там еще, — упрямо сказал он.

— Да брось, Джим. Тебя никто не винит за то, что они освободили арестованных. Даже если бы я был в городе, это ничего бы не изменило.

— Мне еще нужно разобраться с Джейком Россом, — мрачно проговорил Прайс. — Это он позволил затеять драку у себя в салуне и наверняка знал, зачем это сделано.

— Это уже невозможно, Джим. Я закрыл его салун, а Джейка выслал в Дэнвер. По-моему, он продал дело одному из своих барменов.

— А как там Мэхэм? Ты догнал его?

Вэрни коротко рассказал ему, что произошло.

— Док подлечил ему плечо, а я посадил его на лошадь и вывез из города. — Дальше — не наша забота.

— Что это у тебя с головой? Я видно и вправду устал, если не сразу заметил.

— Эл Дельвеччо стрелял в меня сегодня утром. Ничего страшного. Эйб уже идет за ним.

— Дельвеччо? Злопамятный сукин сын. Люди его типа ничего не прощают.

— Вчера я как следует отделал его в «Силвер Бридл», но, вероятно, надо было просто пристрелить его и таким образом избавить себя от неприятностей.

Вэрни поднял Прайса на ноги.

— Вот что, Джим. Давай-ка мотай отсюда и хорошенько выспись. Завтра днем я буду ждать тебя.

Прайс не стал спорить и вышел.

Маршал сел было за стол, но в это время в дверях показалась массивная фигура Тима Датча.

— Я думаю, Вэрни, вам интересно будет узнать, что дневным дилижансом в город приехал Фрэнк Феннер и, не заходя в отель, направился прямиком в земельную контору Гэйнса.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Фрэнк Феннер стоял у настенной карты в домашнем кабинете Гэйнса. Он был явно доволен его деятельностью во время своего отсутствия.

— Значит, ты говоришь, купил четырнадцать заявок на Ласт Ган Ридж. Остается восемь. Четыре из них принадлежат Датчу. Что-нибудь с ним получается?

Гэйнс отрицательно покачал головой.

— Может, и получилось бы, но он узнал, что я скупаю другие заявки в этом районе. Человек он упрямый и подозрительный. Если решил, что не продаст — значит, не продаст.

Феннер бросил на стол свернутый лист бумаги.

— Я так и думал, что с ним будут проблемы. Это купчая на его участки, уже с подписью, но без даты. Только специалист может определить, что подпись подделана.

Гэйнс выглядел обеспокоенным.

— Эта купчая — просто бумажка, пока жив Датч.

Феннер улыбнулся.

— Согласен. Но выход напрашивается сам собой, не так ли? Надеюсь, ты что-нибудь придумаешь.

Гэйнс вытащил из ящика стола еще две купчие.

— С этими пришлось повозиться, но Макфанни… э-э… ну, скажем, уговорил владельцев подписать. Это были Миллер и Купер.

— Смотри, чтобы все хотя бы выглядело законно, — предупредил Феннер. — Нам не нужны неприятности.

— Заходил Вэрни и хотел проверить журнал регистрации последних сделок. Не знаю, до чего он уже докопался, но он очень опасен. Если что-то разнюхает, то испортит нам все дело.

— Это будет печальный день, Джон, особенно для тебя, — спокойно сказал Феннер. — Я ведь уже давал тебе указания относительно маршала Вэрни.

— Мы пытались, Фрэнк, и продолжаем работать над этим, — оправдывался Гэйнс. — Сегодня утром некто Дельвеччо стрелял в маршала, но только легко ранил его.

— И все из-за Дэна Мэйсона, — вздохнул Феннер. — Если бы он тогда убил того, кого нужно!

— Макфанни сегодня ночью придет с Мэйсоном. Ты будешь присутствовать?

— Еще чего не хватало, — отмахнулся Феннер. — Купчую на ранчо «Лэйзи Эм» я оставляю тебе, а как заставить Мэйсона подписать ее, это уж твоя забота. После этого ты знаешь, как с ним поступить.

Гэйнс кивнул.

— И еще, Фрэнк. Вэрни вернется, чтобы просмотреть мой журнал…

— Пусть смотрит. Он ведь знает, что ты не имеешь права утаивать информацию. Если не предъявишь ему нужные сведения, он станет еще подозрительнее. В общем, если начнет задавать вопросы, ты сам знаешь, как нужно отвечать. Но над тем, как его убрать, подумай серьезно.

— Не знаю, что он уже раскопал, но имена Миллера и Купера в журнале сразу наведут его на след.

— След чего? Сделки законны и официально зарегистрированы.

В дверь кабинета постучали.

— Мистер Гэйнс, — раздался тихий голос клерка. — Пришел маршал Вэрни. Интересуется заявками на Ласт Ган Ридж. Я сказал, что ничего не знаю.

Гэйнс торопливо схватил регистрационный журнал и, приоткрыв дверь, отдал его клерку.

— Скажи маршалу, что я скоро буду.

Он закрыл дверь и повернулся к Феннеру.

— Фрэнк, тебе лучше уйти.

Феннер молча вышел через черный ход.

Когда Гэйнс, сияя улыбкой, появился в офисе, Вэрни уже пролистал журнал.

— Добрый день, маршал. Надеюсь, у нас все в порядке?

— Вы знаете этих людей? — спросил Вэрни, подавая Гэйнсу листок с именами. Он не зря просидел над журналом. Четырнадцать заявок на Ласт Ган Ридж было продано за последние две недели, Кэш выписал имена новых владельцев на листок, который сейчас и вручил Гэйнсу.

Тот пожал плечами.

— Большинство знаю, но только как их агент.

— Как вы объясняете такой неожиданный интерес к Ласт Ган Ридж? Ведь этот район считается бесперспективным.

— Это меня не касается, — сухо ответил Гэйнс. — Если человек говорит мне, что хочет что-то купить, то я не спрашиваю зачем. Мое дело зарегистрировать акт купли-продажи в журнале.

— А ваше личное мнение? — настаивал Вэрни.

— Я этим не интересуюсь, маршал. Если я буду раздумывать над мотивами каждой покупки, то у меня не останется времени для работы.

— И вам совершенно не интересно, почему вдруг такой спрос на район Ласт Ган Ридж?

— Абсолютно, — в голосе Гэйнса сквозило раздражение.

— Вот как? А зачем же вам понадобились заявки Тима Датча?

— Я просто предполагал повыгоднее их продать.

— А заявка Эйба Феллоуза? В журнале не зафиксировано, что вы ее владелец.

— В этом случае я был просто агентом.

— Похоже, у вас на все есть ответ, если, конечно, вы говорите правду.

— Зачем мне обманывать вас, маршал?

— Ладно, Гэйнс, — поднялся Вэрни. — И еще одно, прежде чем я уйду. Тим Датч сказал мне, что не собирается продавать свои заявки ни за какие деньги.

— Что ж, это его право, — ответил Гэйнс как можно спокойнее, но когда маршал ушел, он яростно заскрипел зубами.

В лавке Датча Вэрни застал только Мэри, которая пыталась навести порядок в хаосе, царившем на складе. Увидев маршала, она тепло улыбнулась ему.

— Сегодня погуляем? — спросил Вэрни, взяв ее за руку.

— Не получится, — с сожалением ответила она. — Отец неважно себя чувствует. Может, лучше завтра, Клинт?

Кэш вздрогнул, когда она назвала его именем брата, но он не мог сказать ей правду, во всяком случае, пока.

Девушка дотронулась до его повязки на голове.

— Болит?

— Когда ты рядом, то нет.

Она счастливо засмеялась и коснулась его губ кончиками пальцев.

— О Дельвеччо ничего не слышно?

— Пока ничего.

— Зачем он стрелял в тебя?

Вэрни пожал плечами.

— А зачем люди убивают друг друга? Ненависть, деньги, жадность, да мало ли причин. Достаточно и одной.

В дверь протиснулся Тим Датч.

— Ну, как себя чувствуете, маршал?

— Нормально, — коротко ответил Вэрни. — У меня тут список имен, я хотел бы, чтобы вы на них взглянули.

Датч пробежал глазами листок.

— Никого не знаю. Что это за люди?

— Новые владельцы четырнадцати участков на Ласт Ган Ридж.

— Что?

— Да-да. Я выписал их из книги регистрации в земельной конторе.

Мэр снова просмотрел список.

— Ни одного знакомого имени.

— Думаю, что этих людей и не существует. Скорее всего, это вымышленные имена, скрывающие настоящих владельцев.

— И кто же они, эти настоящие владельцы?

— Кто знает? Может, это Феннер, а может и сам Гэйнс.

— Эй! Есть кто-нибудь в этом сарае?! — раздался грубый голос из лавки.

— Одну минуту! — крикнула в ответ Мэри. — Уже иду!

— Поживее, женщина! — зарычал голос. — Когда приходит Эд Кэйси, его нужно обслуживать быстро.

Узнав голос гориллоподобного старателя, с которым он уже имел дело несколько дней назад, Вэрни не торопясь прошел через склад в лавку.

— Мешок бобов и вяленого мяса, — гремел между тем Кэйси. — И шевелись, женщина, не то я хорошенько отшлепаю тебя!

Увидев Вэрни, он ухмыльнулся и потер челюсти.

— Не знал, что ты здесь, маршал, — извиняющим голосом сказал он. — А я тут решил было немного пошутить…

Вэрни, сощурившись, взглянул на него, но промолчал.

— Насчет нашей… э-э… размолвки… без обид, ладно, маршал? — Кэйси шагнул вперед и протянул руку.

— Без обид, — согласился Вэрни, но не проявил ни малейшего желания пожать протянутую руку.

Кэйси медленно опустил руку, глаза его потемнели.

— Не обижайся, Кэйси, — сказал маршал — Но я уж лучше буду держаться подальше от этих лопат, которые ты называешь руками.

Здоровяк ухмыльнулся.

— Не беспокойся, маршал. Я уже получил урок, — он оглянулся и, убедившись, что рядом никого нет, заговорил снова: — Я у тебя в долгу, маршал. Ты ведь мог тогда убить меня. Так вот, ходят слухи, что кто-то готов заплатить тысячу долларов за то, чтобы тебя убрали.

Вэрни не успел ответить. Подошла Мэри, и Эд Кэйси, как ни в чем не бывало, принялся перечислять, что ему нужно.

Рассчитавшись со старателем, Мэри подошла к маршалу.

— Что случилось, Клинт? Я видела, как Кэйси о чем-то говорил с тобой.

— Ничего, все в порядке, — спокойно ответил Вэрни.

Мэри улыбнулась, но улыбка вышла невеселой.

— Это значит, что ты мне не скажешь. Будь осторожен, Клинт, пожалуйста, ради меня.

Судья Тинсли сидел за книгой у себя дома, когда в дверь постучали. Он открыл и замер от удивления. На пороге стоял Вэрни.

— Входите, маршал. Вот уж кого не ждал.

Вэрни вошел, дождался, пока судья сядет, и только тогда заговорил,

— Тинсли, мы не очень ладили с тех пор, как я появился в Криде. Может, мы оба виноваты, но что было, то прошло. Давайте начнем заново и попробуем работать вместе.

По лицу Тинсли было видно, что эти слова ему приятны.

— Благодарю вас, маршал. Очень рад, что вы готовы забыть ошибки, которые я допустил. Хотелось бы надеяться, что и остальные жители Крида будут столь же великодушны.

— Думаю, им не стоит знать всех подробностей, судья. Каждый в жизни может споткнуться, но это не значит, что ему должны об этом постоянно напоминать.

Вэрни взял стул и сел напротив Тинсли. Потом обстоятельно, не упуская даже мелочей, шаг за шагом изложил все события последних дней и свои соображения на этот счет.

Выслушав его, судья несколько минут сидел молча.

— Пожалуй, вы действительно раскопали серьезную проблему, маршал, — задумчиво признал он наконец. — Готов помочь вам, но, к сожалению, как и вы, могу только строить догадки. Итак, что мы имеем. Ласт Ган Ридж представляет для кого-то огромный интерес, а у нас это значит — серебро, очень много серебра. И второе: Джон Гэйнс заинтересован в этом деле лично, а не в качестве агента, как пытается убедить нас. Думаю, что стоит за всем этим Феннер. Судя по тому, что Гэйнс встречается с Симом Макфанни, можно почти с полной уверенностью утверждать, что Мэйсон со своими людьми тоже в этом деле. К сожалению, доказательств у нас нет, но я думаю, мы не ошибемся, если предположим, что именно Макфанни избил Миллера и Купера, чтобы заставить их продать свои заявки. Но оба, разумеется, откажутся подтвердить это, иначе Макфанни может их просто прикончить. Как только мы поговорим, я пойду в земельную контору и выясню, у кого из старателей еще остались заявки на Ласт Ган Ридж. Причем, я не буду скрывать от Гэйнса, что собираю сведения для маршала. Вряд ли это остановит насилие, но он поймет намек и, по крайней мере, будет действовать не так нагло.

Вэрни согласно кивнул и поинтересовался, есть ли в городе дом с большим подвалом.

— Есть, — после некоторого раздумья ответил судья. — Но это церковь.

— К кому мне обратиться за разрешением использовать его?

— Ко мне, — улыбнулся судья. — И вы его уже получили.

— Вам лучше сначала выслушать, зачем он мне понадобился. Кто-то объявил награду в тысячу долларов за мою голову, и я решил, что пора хорошенько прижать всю эту свору.

— Полностью разделяю ваше мнение, можете рассчитывать на мою поддержку, — сказал судья.

Еще около часу они обсуждали детали и договаривались о совместных действиях. Потом Вэрни попрощался и вернулся к себе в офис, где его уже ждал Эйб Феллоуз.

— Я упустил его, маршал, — виновато сказал он. — Шел по следу его лошади, но след затерялся. Похоже, он встретил десять-двенадцать других всадников, и я повернул назад. Боялся наскочить на засаду.

— Наверное, люди Мэйсона с «Лэйзи Эм». Хорошо, что ты вернулся, Эйб. У нас тут намечается солидная работенка, — он подозвал Билла Коллинза и посвятил обоих помощников в свой план. — Сейчас мы возьмем всех людей, разобьемся на пары и будем до утра патрулировать город. Арестовывайте всех, кто нарушает порядок, кого считаете подозрительным и даже тех, кто просто косо посмотрит на вас. Всех запирать в подвале церкви. Пресекать малейшие попытки сопротивления. Если кому-то из них достанется пару раз по шее, я не стану упрекать вас. Утром судья Тинсли приговорит их к штрафу за нарушение общественного порядка или за сопротивление властям. Завтра вечером мы начнем все снова и так до тех пор, пока все бандиты и жулики не поймут, что в Криде им делать нечего.

Уже к полуночи подвал церкви был полон, а маршал и его помощники все продолжали доставлять новых арестованных.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

В большой конюшне «Голден-отеля» царил полумрак. Вэрни и Прайс безмолвно стояли у стены и смотрели на Дэна Мэйсона. Тот не подозревал об их присутствии, да это и не имело значения. Мэйсон был мертв. Тело его покачивалось на веревке, перекинутой через потолочную балку.

Вэрни кивнул Прайсу, и тот перерезал веревку. Вдвоем они опустили мертвеца на землю. Прайс осмотрел тело Мэйсона и поднялся.

— Скверное дело. Его ударили ножом в спину и потом повесили еще живого. Он все равно умер бы от ножевой раны, но кто-то решил не рисковать.

— Сим Макфанни, — уверенно сказал подошедший Билл Коллинз. — Он всегда хвастал, что здорово управляется с ножом.

— Но почему Мэйсон? — спросил Прайс. — Почему именно здесь, в конюшне?

— Должно быть, они слышали, как ты обещал Мэйсону повесить его здесь же, — предположил Коллинз. — Помнишь, когда ты привел его сюда и показал тело Джо Брэндона? Они просто издеваются над нами.

— Но какой был смысл освобождать Мэйсона из тюрьмы, чтобы потом его повесить?

— Значит, им что-то было нужно от него, — задумчиво проговорил Вэрни. — И настолько важное, что они освободили его, а потом убили, чтобы не проговорился.

Прайс поинтересовался у Коллинза, есть ли у Мэйсона родственники, которые унаследуют «Лэйзи Эм».

— Дэн никогда не говорил о своей семье, — ответил Билл. — Вряд ли у него кто-то есть.

Вэрни вынул из кармана часы и щелкнул крышкой.

— Начало десятого. Билл, сходи к директору банка Джонсону. Пусть посмотрит в бумагах Мэйсона, кому теперь принадлежит «Лэйзи Эм». Я буду ждать тебя в офисе.

Когда Коллинз ушел, маршал достал из кармана свернутый лист бумаги и протянул Прайсу.

— Думаю, Джим, это нам больше не понадобится,

— А что это?

— Показания одного из людей Мэйсона, застреленного Коллинзом в ночь, когда повесили Джо Брэндона.

Прайс прочел бумагу и присвистнул.

— Похоже, Мэйсону все равно было не избежать петли, — сказал он, возвращая бумагу Вэрни. — Значит, это по его приказу убили Брэндона.

Приказав убрать тело повешенного, Вэрни в сопровождении Прайса отправился к себе в офис.

— Дня два назад, Джим, — рассказывал он, пока они шли по улице, — мы говорили с Датчем о Гэйнсе и Мэйсоне. Мэр считает, что их могло связывать то, что Ласт Ган Ридж заканчивается во владениях Мэйсона.

— Опять Ласт Ган Ридж! Похоже, все замешано на этом.

— Коллинз хорошо знает местность, и днем мы с ним съездим туда, а ты пока присмотришь за порядком в городе.

— Может, заодно заедете на ранчо «Секл Бэлл» и навестите вдову Брэндона?

— Хорошая идея, особенно если миссис Брэнден так красива, как ты рассказывал. Ты вот что, не забудь сегодня вечером опять выслать патрули. Сколько человек мы арестовали прошлой ночью?

— Сто пятьдесят семь, — ухмыльнулся Прайс. — Боюсь, им было тесновато в подвале церкви. Но сегодня будет гораздо меньше. Они наверняка забьются в норы. Хочешь пари?

— Идет. Надеюсь, ты выиграешь. Это будет значить, что они начали понимать, что к чему.

— Интересно получается, — размышлял вслух Прайс. — Они боятся того, кого уже нет в живых. Ведь все думают, что это Клинт Вэрни наводит порядок в городе, а большинство знают репутацию твоего брата и многих это останавливает.

— Не знаю, Джим, как бы действовал на нашем месте Клинт, но по-моему, мы делаем все, что в наших силах.

Едва они вошли в офис, как появился запыхавшийся Коллинз.

— Думаю, вам не понравится то, что я узнал, маршал. Сегодня утром некто Фрэнк Феннер открыл счет в нашем банке и предъявил управляющему банком купчую на ранчо «Лэйзи Эм» со всеми потрохами. Купчая подписана Мэйсоном за день до ареста.

— А Джонсон уверен, что это подпись Мэйсона?

— Без сомнения. Говорит, что видел десятки документов, подписанных Мэйсоном, и на купчей стоит та же подпись.

— Теперь понятно, зачем они освободили Мэйсона и зачем убили его, -заметил Прайс.

Вэрни и Коллинз молчаливо согласились, и все трое отправились к церкви, где судья Тинсли вершил правосудие.

Тот вовсе не утруждал себя долгим судебным разбирательством. Он просто открыл двери подвала и встал у входа.

— Кто из вас признает себя виновным? — громко спросил он.

Человек пятнадцать подняли руки.

— Большинство, — не моргнув глазом, объявил судья. — Все приговариваются к штрафу в пятьдесят долларов за нарушение общественного порядка, и если еще раз попадетесь, я удвою штраф. Платите и убирайтесь отсюда. Заседание суда окончено.

Увидев маршала, судья подошел к нему.

— Городская казна сегодня изрядно пополнится.

— Завтра вам придется повторить все сначала, — предупредил Вэрни.

— С удовольствием. Да, маршал, вы просили узнать, у кого еще есть заявки на Ласт Ган Ридж. Я выписал имена, — судья протянул Вэрни листок бумаги. — Они редко бывают в городе, поэтому Гэйнс до них еще не добрался. Ба! Смотрите — Тим Датч и Фрэнк Голден!

Мэр и Фрэнк Голден, хозяин «Голден-отеля», что-то горячо обсуждая, шли к ним. Вид у них был озабоченный.

— Доброе утро, Сэм, здравствуйте, маршал! — поздоровался Датч. — Слышал, вы крепко взялись за дело. Владельцы салунов и отелей уже жалуются мне. Вот мистер Голден, например.

— Это возмутительно! — горячо заговорил Голден. — Я удивлен, Сэм, что ты поддержал эту авантюру. Маршал, вы что, хотите, чтобы мы разорились?

— Ну-ну, Фрэнк, — примирительно прогудел мэр. — Думаю, мы все знаем, зачем маршал это делает.

— И все потому, что кто-то наплел насчет награды за его голову? — не успокаивался Голден. — Между прочим, прошлой ночью я не заработал даже на жалование обслуживающему персоналу. И не только я. Все владельцы салунов, баров и отелей возмущены

— Ты уже сто раз говорил это, — с раздражением ответил Датч. — Я не глухой. Но должен же был маршал принять меры, чтобы обеспечить свою безопасность? И, кстати, нашу с тобой тоже.

— Значит, вы считаете, что вся эта история с наградой за мою голову просто шутка? — поинтересовался Вэрни.

— Ну конечно! — повернулся к нему Голден. — Зачем кому-то желать вашей смерти? Да еще за такие деньги?

— Есть кое-какие детали, которых ты не знаешь, Фрэнк, — вмешался судья. — Я уверен, что это далеко не шутки.

— Я тоже, — поддержал его мэр. — В любом случае, пора навести порядок в городе.

— За наш счет, разумеется, — ядовито парировал Голден. — Ты что, Тим, хочешь чтобы город опустел? Чтобы стал таким же призраком, как и десятки других обезлюдевших городов?

— Я кое-что скажу тебе, Фрэнк, но вряд ли тебе понравятся мои слова, — снова заговорил Тинсли. — Ты все твердишь о прибылях, но ни слова не сказал, во что обходятся ваши прибыли другим людям. Несколько дней назад маршала чуть не убили и, между прочим, в твоем отеле. Еще раньше, и опять-таки в твоем отеле, кучка негодяев повесила Джо Брэндона, честного и порядочного человека. Сегодня утром там же, в твоей конюшне, убили человека. А может вспомнишь, как два года назад у тебя, в твоем обожаемом отеле, прямо в номерах были убиты несколько человек? Причем двое из них совсем молоденькие учительницы. И никого за это не арестовали и не судили. Зато ты, Фрэнк, продолжал получать хорошую прибыль. Тебя ведь это не трогает. Мы с мэром уже не раз обсуждали то, как ты ведешь свои дела. С моей точки зрения, маршал вполне мог бы закрыть твой отель за все, что там творится. И ты будешь удивлен, сколько сторонников найдется у него в городе, если он это сделает.

Голден побагровел.

— Мой отель ничуть не хуже других в этом городе.

— Возможно, — согласился мэр. — Но дело маршала навести порядок, а не заботиться о твоих прибылях.

— Тем не менее, я думаю, что вся эта суета ни к чему, — настаивал Голден. — И потом, как представитель закона маршал всегда рискует. За это ему платят.

— Вэрни уже доказал, что не избегает риска, — резко ответил мэр. — И его право защищаться так, как он считает нужным, если кто-то пытается убить его.

— Но страдают от этого не его враги, а бизнесмены, — пробурчал Голден.

— Хватит, — отрезал Датч. — Я согласен с судьей. Маршал действует законно, и не вижу причин его останавливать.

— Я могу обратиться и к другим людям, — медленно проговорил Голден.

Мэр пожал плечами.

— Это твое дело, Фрэнк. Все равно наши слова для тебя пустой звук.

Голден резко повернулся и пошел прочь.

— Ничего, поостынет и образумится, — сказал мэр.

— Не думаю, — ответил Вэрни. — Таких, как он мало трогает жизнь и смерть окружающих.

До своего отъезда Вэрни успел зайти в лавку Датча повидать Мэри. Датч был у себя в кабинете, поэтому Вэрни подошел к девушке и поцеловал ее. Она обняла его за шею и прижалась к нему.

— Сегодня, наверное, не получится погулять, — с сожалением сказал Вэрни. — Мы с Биллом едем на Ласт Ган Ридж, а потом на ранчо Брэндона. Надо проведать его вдову.

— Она славная девушка, — кивнула Мэри. — Джо часто привозил ее в город.

Вэрни еще раз поцеловал ее и вышел из лавки.

Несколько минут спустя они с Коллинзом уже выезжали из города.

Билл хорошо знал окрестности.

— Когда я был старателем, — рассказывал он, — то облазил здесь каждый уголок, правда, все без толку.

— А на Ласт Ган Ридж ты пробовал искать? — спросил Вэрни.

— На самом хребте не пробовал, мне казалось, что там вряд ли что-то может быть.

— Как выглядит хребет?

— Он невысокий, с милю длиной. Около трети его лежит в окрестностях ранчо «Лэйзи Эм». В общем, ничего особенного. Да вот он уже виден.

Они остановили лошадей, и Вэрни осмотрел окрестности и сам хребет. Он действительно был самый обычный. Конечно, Кэш мало что понимал в старательском деле, но в данном случае был полностью согласен с Коллинзом. Кому бы пришло в голову искать серебро в столь неподходящем месте. В центре хребта была небольшая возвышенность, очень удобная для того, чтобы устроить стоянку. Ее, видимо, нередко для этого и использовали. Коллинз сказал, что там даже валуны расположены полукругом.

— Участки Тима Датча лежат на этой возвышенности и вокруг нее. По моему, он хотел поставить там дом. Место красивое, что и говорить.

Чтобы добраться до хребта, им пришлось ехать по склонам холмов, покрытым жесткой, высохшей от жары высокой травой. Холмы и сам хребет густо поросли соснами и дубами.

Добравшись до валунов на возвышенности, Вэрни и Коллинз сошли с лошадей, чтобы напоить их и напиться самим из родника со свежей ледяной водой, бившего из-под камней.

Напившись, Кэш встал, и тут же в огромный камень за его спиной с визгом ударила пуля, следом донесся звук выстрела. Не сговариваясь, Вэрни и Коллинз мгновенно укрылись за камнями.

— Несколько всадников там внизу между деревьев, — сказал маршал, оглядываясь, и вернул револьвер в кобуру. — Без винтовок на таком расстоянии нам делать нечего.

Беспорядочная стрельба снизу продолжалась, но было ясно, что стреляют наугад, в надежде случайно попасть в цель.

— Атаковать оттуда не будут, — уверенно проговорил Вэрни. -Иначе им придется ярдов двести бежать по открытому пространству, не говоря уже о том, чтобы карабкаться по этим камням.

— Наверняка, это люди с «Лэйзи Эм», — отозвался Коллинз.

— Может быть. Но они поторопились. Если бы подождали, пока мы двинемся обратно, то перестреляли бы нас, как уток.

Коллинз осторожно подполз к лошадям и вернулся с «винчестерами».

— Не мешает и мне немного пострелять, — ухмыльнулся он, устраиваясь поудобнее. — Когда стемнеет, у нас не будет проблемы как выбраться отсюда.

Вэрни положил ствол «винчестера» на камень.

— Видишь поляну у большого дуба? — спросил он у Коллинза. — Они где-то там.

Оба «винчестера» рявкнули почти одновременно, и секундой позже снизу донеслось испуганное ржание.

— Низковато взяли, — заметил маршал. — Зацепили лошадь.

Еще около часа продолжалась ленивая перестрелка, пока Вэрни вдруг не заметил, что в последние несколько минут противник не отвечает на выстрелы. Поднявшись, он осмотрелся и указал Коллинзу на группу всадников, которые были уже на дальнем конце хребта.

— Кстати, Билл, откуда такое странное название у этого места? — спросил маршал, пряча «винчестер» в седельную сумку. — Хребет Последнего Ружья.

Коллинз рассмеялся.

— Это интересная история, не знаю, правда, насколько она достоверна. Местные старожилы рассказывают, что еще до того, как появился наш город, человек двадцать охотников спустились с гор в эти края. Это были суровые и отчаянные люди, которые не боялись ничего на свете. Каждый из них, не задумываясь, вступил бы в бой с сотней индейцев, которых здесь было предостаточно.

Так вот, эти охотники разбили лагерь как раз здесь, на этих камнях, и однажды утром обнаружили, что окружены целой армией индейцев из племени юта в боевой раскраске. Говорят, у индейцев было до тысячи воинов, и битва продолжалась больше недели. Охотники дрались как бешеные, но с каждым днем их становилось все меньше. И наконец настал день, когда остался в живых последний охотник, огромный, бородатый, свирепый, как лев. Когда его товарищ упал со стрелой в спине, он вскочил на валун, поднял свое ружье, и его голос, грозный, как рев гризли, услышали все:

— Эй, вы, краснокожие дьяволы! Вот последнее ружье, которое еще стреляет! Идите и возьмите его, если сможете!

И, как рассказывают, он держался еще два дня, убил больше сорока воинов, прежде чем его изрезали ножами в рукопашной схватке. Старики клянутся, что индейцы потеряли около трехсот человек за две недели, пытаясь овладеть этим хребтом. Они победили, но были так поражены силой и свирепостью белых охотников, что предание о них передавалось из уст в уста, из рода в род, пока не достигло поселений белых, и те, кто позже пришел сюда, чтобы основать город, назвали этот хребет в память о легендарной битве.

— Ну, что ж, — улыбнулся маршал. — Судя по тому, что я слышал о горных охотниках, это вполне может быть правдой.

— Смотрите! — Коллинз вдруг нагнулся и указал на едва заметные ямки, тщательно укрытые травой и листьями. — А вон там еще!

Вэрни внимательно осмотрел их,

— Одно Ясно, Билл. Здесь поработали геологи. Совсем недавно. И то, что они нашли здесь, позарез нужно Гэйнсу и еще кое-кому.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Джон Гэйнс вошел в номер отеля, аккуратно закрыл за собой дверь и уселся на стул напротив Фрэнка Феннера, который молча ждал, пока он устроится.

— Ты хотел поговорить со мной, Фрэнк?

— Да, Джон. Больше медлить нельзя. Четыре заявки, принадлежащие старателям, которые уже несколько месяцев не появляются в Криде, должны стать нашими. Если кто-то из них объявится, тогда и подумаем, что делать, а пока подготовь нужные бумаги.

— А участки Тима Датча?

— Купчая готова, и подпись Датча имеется, так в чем же дело?

— Я уже объяснял тебе, Фрэнк, но повторяю еще раз. Вэрни предупредил меня, что заявки Датча не продаются. Но на самом деле, он хотел сказать, что если что-нибудь случится с Датчем…

— Откуда ты знаешь, что именно он хотел сказать! — раздраженно перебил Феннер. — Как он сможет что-то доказать? У нас купчая с подписью, а у него будет только слово мертвеца, не хотевшего продавать заявки.

— Не забывай, что ты не у себя в Дэнвере, Фрэнк, — в голосе Гэйнса тоже послышалось раздражение. — Это Крид, и хозяин здесь Вэрни. Если Тим Датч умрет, и его заявки перейдут к кому-то через мою контору, то Вэрни не станет искать доказательств. Он просто пристрелит меня.

— Ну, не преувеличивай, Джон. И вообще, если бы ты раньше убрал Вэрни, как я советовал, то сейчас бы не было никаких проблем.

— Мы пытались, и ты это знаешь. Но с таким человеком очень сложно иметь дело. Он опасен, как гремучая змея. Тебя не удивляет, что никто еще не попытался убить его с тех пор, как мы объявили награду? А ведь здесь полно подонков, которые за доллар мать родную зарежут, но они прячутся по углам, словно крысы, когда видят Вэрни или его помощников. Подонков здесь сотни, но никто еще не рискнул заработать таким способом тысячу долларов. Пять человек, самых крутых, оседлали лошадей и смылись из города через десять минут после того, как их освободили из подвала церкви. Знаешь почему? Джим Смит пообещал пристрелить всех пятерых, если с маршалом что-нибудь случится. Я даже не знаю, кого они боятся больше — Вэрни или Смита. Во всяком случае, эти пятеро, между прочим — главари небольших банд, не задержались даже, чтобы позавтракать или пропустить стаканчик.

Феннер медленно покачал головой.

— Не могу поверить, что все так боятся маршала.

— Все знают его репутацию, и каждый хорошенько подумает, прежде чем связываться. И потом, у него трое постоянных помощников и десять временных.

— Четырнадцать человек против двух сотен. Неужели все здесь так трусливы?

— Можешь попробовать сам, — огрызнулся, потеряв терпение, Гэйнс. — У тебя ведь есть револьвер.

Феннер снова покачал головой.

— Я еще не выжил из ума и прекрасно понимаю, что не мне тягаться с Вэрни в стрельбе, — он на несколько секунд задумался и продолжал: — А если Датч умрет своей смертью или с ним произойдет несчастный случай, будет ли нам легче купить заявки у его дочери?

— Если никто ничего не заподозрит, то думаю, что с Мэри я быстро договорюсь.

— Тогда предположим, что мэр решит совершить небольшую прогулку поздно вечером, и лошадь сбросит его с седла. Он упадет и ударится головой о камень. Датч — крупный мужчина и запросто может сломать себе шею при таком падении.

— Согласен, но что я должен делать?

— Тебе нужно только уговорить мэра прогуляться. А уж потом вряд ли кто сможет определить, ударили человека камнем или он упал и ударился о камень.

— Пожалуй, ты прав, Фрэнк. Другого выхода нет, — согласился Гэйнс.

Феннер поднялся с места, подошел к столу и налил два стакана виски.

— Мы на пороге огромного богатства, Джон. Давай выпьем за наш успех.

Гэйнс поднял свой стакан.

— Только не забудь, Фрэнк, что я твой партнер, а не наемник, которого следует убрать, когда его услуги станут не нужны.

Феннер рассмеялся.

— Не беспокойтесь, Джон, не забуду.

— А я и не беспокоюсь, Фрэнк. Я знаю, что ты уже решил, каким образом избавиться от меня, поэтому принял кое-какие меры предосторожности… Последние несколько недель я вел дневник, где записывал все, что мы делали и, в частности, твою роль во всем этом. Для убедительности добавил и парочку фактов из твоих прошлых делишек. Само собой, что все это не понадобится, если только я вдруг не умру — пусть даже самой естественной смертью.

Феннер помрачнел, но тут же рассмеялся.

— Ты еще умнее и осторожнее, чем я предполагал, Джон. Ну что ж, придется заботиться о твоем здоровье.

— Хорошо, что мы понимаем друг друга, — заметил Гэйнс, поднявшись. — Спокойной ночи, Фрэнк.

Было уже далеко за полдень, когда Вэрни и Коллинз добрались до ранчо «Секл Бэлл». Маршал был удивлен порядком и чистотой, царившими на ранчо.

Привязав лошадей к перилам веранды, они подошли к двери и постучали. Им открыла молодая красивая девушка.

— Добрый день, джентльмены, — поздоровалась она.

Вэрни снял шляпу.

— Я маршал Вэрни из Крида, а это мой помощник Билл Коллинз. Мы хотели бы поговорить с вами, миссис Брэндон.

— Заходите, — после некоторого колебания пригласила девушка.

Они вошли в большую гостиную.

— Стойте, где стоите, и без глупостей, — раздался голос из-за двери, и в комнату шагнул Сим Макфанни.

Вэрни взглянул на него, потом на девушку и понял, что она ничего не могла сделать, чтобы предупредить их.

— Что ты здесь делаешь, Макфанни? — резко спросил он.

Тот зловеще ухмыльнулся.

— Ты же видишь эту девушку, маршал, зачем же спрашивать. Такую конфетку не часто встретишь в наших краях. А теперь, джентльмены, отстегните свои револьверные ремни и бросьте их на пол. Живо, или я пристрелю девчонку.

Вэрни и Коллинз даже не пошевелились.

— Я не шучу, маршал, — Макфанни взвел курок револьвера. — Она первая получит пулю.

Вэрни покачал головой.

— Я знаю, что ты не шутишь, Макфанни, но мы этого не сделаем, приятель. В шахматах это называется пат.

— Чего? — не понял бандит.

— Если мы снимем ремни, то ты тут же перестреляешь нас. Но с другой стороны, если мы не сделаем этого, ты не будешь стрелять, потому что один из нас все равно убьет тебя. Так что ты жив, пока не надумаешь выстрелить. И я думаю, ты не сделаешь этого. Крысы вроде тебя, всегда боятся смерти.

Макфанни побагровел от гнева.

— Ты забываешь, маршал, что «кольт» у меня в руке, а ваши еще в кобурах. Я могу убить всех троих прежде чем кто-то из вас успеет вынуть револьвер.

— Если бы ты действительно так думал, то мы бы уже были мертвы, — сухо ответил Вэрни. — Ты умрешь через секунду после первого выстрела, и ты это знаешь. Миссис Брэндон, почему вы одни? Где ваши люди?

— Все на работе. Управляющий оставил одного, но Макфанни убил его.

Вэрни ни на секунду не спускал глаз с Макфанни.

— Ты зря это сделал, приятель, — холодно заметил он.

Макфанни схватил девушку и ткнул ствол револьвера ей в спину.

— Я уезжаю, и она едет со мной. Если вздумаете преследовать меня, я убью ее.

— Где ваши дети? — спросил маршал.

— У доктора Келлера. Они приболели, и я отвезла их к нему.

— Что будет с девушкой, Макфанни? — спросил Коллинз.

— Если не будете преследовать меня, то отпущу ее через несколько миль. Можете потом забрать ее. — Макфанни медленно пятился к кухне. — И помните — терять мне нечего, так что не заставляйте меня делать то, о чем я сам потом буду жалеть.

Вэрни и Коллинз молча смотрели, как они вышли через кухню во двор, где была привязана лошадь Макфанни. Там он бросил девушку поперек седла, вскочил на лошадь и через несколько секунд скрылся в облаке пыли.

Коллинз рванулся к двери, но Вэрни удержал его.

— Подожди, Билл. Не нужно действовать сгоряча.

— Но у нас нет времени на раздумья, маршал!

— Почему же, если мы знаем, куда он поехал. Помнишь, откуда в нас стреляли на Ласт Ган Ридж3 Уверен, что там у них место сбора, и наверняка Макфанни двинул туда.

— Все равно, один из нас должен ехать за ним, — настаивал Коллинз. — Он ведь говорил, что оставит девушку через несколько миль.

— Хорошо, — согласился Вэрни. — Но думаю, что он этого не сделает. Он привезет ее в свой лагерь Ты сам знаешь, что это значит для нее.

— Надо было все-таки пристрелить его! — голос Коллинза был сдавленным от ярости.

— Он мог убить девушку, — сухо напомнил Вэрни — Если я прав, и он едет на Ласт Ган Ридж, то мы можем успеть выручить ее. Через полчаса ты поедешь следом за ним. А я попробую добраться до Ласт Ган Ридж другой дорогой, чтобы успеть раньше него и устроить засаду. Но если я ошибаюсь, Билл, и он не поедет на Ласт Ридж, то ты должен будешь догнать его и убить.

— Но ведь тогда он убьет девушку!

— Если мы ничего не сможем сделать, Билл, то поверь, это будет для нее лучший выход.

Оставив лошадь на южном склоне хребта, Вэрни пешком добрался до старого лагеря бандитов с «Лэйзи Эм». Он был пуст, но маршала это не смутило. Он обошел поляну и, выбрав наиболее удобное для засады место, залег за деревьями.

Минуты тянулись медленно, вокруг все было тихо. Маршал уже начал подозревать, что ошибся в своих догадках, когда услышал стук копыт. Он тут же вскочил.

На поляну выехал Макфанни. Он наверняка долго петлял где-то, запутывая следы, и теперь не опасался погони, но тем не менее револьвер из руки не выпускал. Привязав лошадь к большому кусту, он стащил с седла девушку. Едва оказавшись на земле, она рванулась было бежать, но Макфанни успел схватить ее за ворот платья и разорвал его почти до пояса.

— Тихо, козочка, или мне придется проучить тебя, — прорычал он, развернув ее к себе.

Но девушка не растерялась Ее колено дернулось вверх, и Макфанни с воплем отпрянул.

Воспользовавшись этим, Вэрни шагнул из-за деревьев на поляну.

— Макфанни! — негромко позвал он.

Тот обернулся, не веря своим ушам.

— Брось револьвер! — коротко приказал маршал — Или хочешь драться? Ну что ж, попробуй.

И Макфанни действительно сделал такую попытку. Его рука метнулась за голову, где в специальном чехле, пришитом изнутри к вороту рубашки, был нож. Стальное лезвие мелькнуло в воздухе, и в то же мгновение Вэрни выхватил револьвер и выстрелил. Тяжелая пуля сорок четвертого калибра попала в плечо Макфанни и развернула его. Маршал выстрелил еще. Макфанни упал на колени, но все еще пытался поднять револьвер, когда третья пуля попала ему прямо в сердце. «Кольт» выскользнул из мертвой руки, и Макфанни ничком повалился в траву.

Вэрни, морщась от боли, осмотрел рукоять ножа, торчавшего из левого плеча, и резким движением выдернул его.

Девушка, придерживая разорванное платье, подбежала к нему. Ей бросилось в глаза темное пятно крови, быстро расплывающееся на рубашке.

— Тяжело ранены, маршал?

— Ничего страшного, — уверил ее Кэш, отбрасывая подальше нож Макфанни.

Ей наконец, удалось кое-как скрепить разорванное

платье.

— Ну-ка, снимайте рубашку, — скомандовала она. — Нужно остановить кровь.

Вэрни пытался было протестовать, но девушка настояла на своем. Оторвав от нижней юбки несколько полос, она быстро и умело перевязала его

— Сойдет пока, — сказала она — Но вам хорошо бы побыстрее попасть к доку Келлеру.

Тут выдержка изменила ей, и она расплакалась. Вэрни осторожно обнял девушку и, сняв с шеи платок, вытер ей слезы.

— Извините, маршал, — все еще всхлипывала она. — Я так боялась… столько всего…

— Как-то неудобно звать тебя миссис Брэндон, — улыбнулся Вэрни. — Как твое имя?

— Бетти.

— Знаешь, Бетти, ты, наверное, самая храбрая девушка из всех, кого я знаю. Я уже и не надеялся, что ты заплачешь.

— Ах, так вы ждали этого?! — улыбнулась она сквозь слезы.

Вэрни кивнул.

— Ничего, Бетти, иногда это нужно, чтобы снять напряжение.

Несколько минут спустя послышался топот копыт, и на поляне появился Коллинз с револьвером в руке. Увидев, что Бетти и маршал живы, он радостно улыбнулся и подскакал к ним.

— Вам лучше поехать с нами в Крид, — сказал он девушке. — Ваш управляющий наверняка уже послал людей в город, чтобы выяснить, что с вами случилось.

Джон Гэйнс медленно шел по улице к лавке Датча. По его сведениям, мэр должен был допоздна засидеться у себя в кабинете, и это совпадало с планами Гэйнса. Ему было не по душе то, что он собирался сделать, но другого выхода не было. Тим Датч преграждал путь к богатству.

Если бы Сим Макфанни пришел, как договорились, то Гэйнсу не пришлось бы самому участвовать в убийстве, но Макфанни не было, и это сильно беспокоило Гэйнса. Он заметил, что Вэрни и Коллинза тоже нет в городе. Это могло означать, что они перехватили Макфанни, и Гэйнсу оставалось только надеяться, что они не сцапали его живым.

Датч сидел у себя в кабинете за бухгалтерскими книгами, когда Гэйнс вошел к нему.

— Привет, Тим. Я тут проходил мимо, вижу у тебя свет горит, решил зайти.

— Поздненько ты гуляешь, Джон, — поднял на него глаза мэр.

— Извини, Тим, я уже, наверное, надоел тебе, но хотел еще раз предложить продать заявки на Ласт Ган Ридж.

— Слушай, Джон, хватит об этом. Я уже сказал, что ничего не предаю.

— Это очень важно, Тим. И не только для меня. Продай заявки, пока не поздно.

Датч внимательно посмотрел на него.

— Это опять угроза, Джон?

— Поверь, Тим, у тебя нет выбора, — медленно проговорил Гэйнс, глядя ему в глаза.

Мэр решительно покачал головой.

— Нет.

Гэйнс вздохнул и выхватил из-под сюртука револьвер.

— Тогда у меня тоже нет выбора, Тим, — сказал он. — Встань.

Датч медленно поднялся.

— Сейчас мы пойдем в конюшню, Тим, и не заставляй меня стрелять, — Гэйнс взял со стола лампу и кивком указал Датчу на дверь.

Они вышли из кабинета и через несколько минут были в конюшне. Гэйнс поставил лампу на пол у дверей.

— Оседлай свою лошадь, Тим. Мы совершим небольшую прогулку.

— Ты никуда не поедешь, Гэйнс, — раздался хриплый голос у него за спиной. — Здесь твоя дорожка кончается.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Гэйнс оглянулся. В дверях стоял Вэрни. Его револьвер был в кобуре и он, казалось, не собирался воспользоваться им.

— Одно движение, маршал, и Тим умрет, — предупредил Гэйнс

— Ты проиграл, приятель, — медленно проговорил Вэрни. — И шансов у тебя никаких.

— Повесить можно только один раз, — ответил Гэйнс. — Жизнь Датча не имеет значения.

— Имеет. Для его дочери, для жителей Крида, для всех, кто хорошо его знает. Умереть можно по-разному, Гэйнс, и петля — еще не самый худший способ.

— Я или останусь жив или умру вместе с Тимом.

— Нет, приятель. Ты можешь убить из корысти, но не из-за удовольствия видеть, как умирает человек.

Гэйнс некоторое время размышлял.

— Ладно, маршал, давайте заключим сделку. Моя жизнь за жизнь мэра.

Вэрни отрицательно покачал головой.

— Никаких сделок. Тебе осталось только сдаться,

И в эту секунду Гэйнс решился. Он круто повернулся, и грохот «кольта» разорвал тишину ночи. В ответ тут же рявкнул «кольт» маршала, молниеносно очутившийся в его руке. Гэйнса отбросило к стене. Слабеющей рукой он все же успел выстрелить еще раз, но его пуля только разбила лампу в двух шагах от Вэрни. Горящее масло выплеснулось, и солома, которой была устлана конюшня, мгновенно вспыхнула. Револьвер выскользнул из руки Гэйнса, и он сполз по стене на пол.

— Выводите лошадей, Датч! — крикнул маршал, отступая от пламени.

Датч бросился отвязывать лошадей и выгонять их на улицу. Вэрни тем временем вытащил из конюшни Гэйнса.

Прайс и Эйб Феллоуз, патрулировавшие улицы, были первыми, кто подоспел на пожар.

— Эйб! Позови дока Келлера! — приказал маршал. — Гэйнс еще жив!

Феллоуз бросился исполнять приказ.

— Маршал, — тихо позвал Гэйнс.

Вэрни наклонился к нему.

— Я знал, что у меня нет шансов против вас, маршал. Но пуля лучше, чем веревка.

— Думаю, Джон, вы понимаете, что умрете через несколько минут. Может, все-таки скажете напоследок.

— Нет, маршал, — прерывающимся голосом перебил Гэйнс. — Слишком мало времени… Бумаги… Мой стол… Нижний ящик слева…

Глаза у него застыли, и Вэрни выпрямился. Прайс, слышавший последние слова Гэйнса, уже бежал по улице к земельной конторе.

Несколько человек пытались тушить пламя, заливая его водой из ведер.

— Похоже, что я у вас в долгу, маршал, — внезапно раздался голос Датча. — Но как вы оказались в Конюшне?

— Мэри просила меня заехать, когда я вернусь. Я увидел свет и подумал, что она седлает лошадь для прогулки, а потом услышал голос Гэйнса.

Он коротко рассказал о поездке на Ласт Ган Ридж и схватке с Макфанни.

— Значит, вы думаете, что на хребте есть серебро? — переспросил Датч.

— Конечно. Просто за кусок земли они не стали бы рвать друг другу глотки и убивать людей. Что касается Макфанни, то он просто был слишком жаден. Ему хотелось всего: женщин, денег, крови. Поэтому он умер…

В это время подошел Коллинз, и они втроем двинулись к офису Вэрни, где их ждал Прайс.

— Вот бумаги, маршал, — он протянул пакет. — Здесь смертный приговор Фрэнку Феннеру.

Вэрни быстро пробежал глазами мелко исписанные страницы, передал документы мэру и кивнул Прайсу.

— Джим, бери Эйба и еще пару человек и арестуй Феннера. Он, скорее всего, у себя в отеле.

Датч тщательно перечитал каждую страницу.

— То, о чем я вам говорил, — сказал Вэрни, дождавшись, когда мэр закончит читать. — На Ласт Ган Ридж огромные залежи серебряной руды.

Прайс с помощниками вернулся через десять минут, Феннера с ними не было.

— Уже смотался, — пояснил ганфайтер. — Клерк в отеле говорит, что Феннер стоял на веранде, когда мимо проехал Коллинз. У него в поводу была лошадь с телом Макфанни. Феннер тут же взял коня из конюшни отеля и ускакал.

— Наверняка, к банде с «Лэйзи Эм», — уверенно сказал Вэрни. — То есть, на Ласт Ган Ридж, — он повернулся к мэру: — Датч, соберите мне десять-пятнадцать помощников. Мы едем за ним и покончим с этим делом раз и навсегда. Билл, приведи наших людей. Нам понадобятся все, кого сможем найти.

В офисе остались только Вэрни и Прайс.

— Зачем это все, Кэш? — спросил ганфайтер. — Мэйсон убил твоего брата, и теперь, когда он сам мертв, нам здесь делать нечего.

Вэрни пожал плечами.

— Я и сам все время спрашиваю себя об этом. Не знаю, зачем я это делаю, Джим. Наверное, потому, что нужно закончить то, что начали.

— Это может стоить нам жизни, — мрачно заметил Прайс.

— Тебя это не касается. Я хочу, чтобы ты остался и следил за порядком в городе.

— Ничего не выйдет, Кэш. На этот раз я поеду с тобой.

До рассвета оставалось еще часа три, когда больше двадцати всадников во главе с маршалом, вздымая пыль, проскакали по улицам Крида.

Остановив отряд на одном из холмов, откуда просматривался Хребет Последнего Ружья, Вэрни подозвал Коллинза.

— Похоже, Билл, они устроили лагерь в камнях, там, где когда-то отбивались от индейцев охотники, — сказал он, кивнув на отблеск костра на гребне хребта.

— Еще слишком темно, чтобы сказать наверняка, но лучшего места им здесь не найти, маршал,

Вэрни собрал своих людей в круг и объяснил ситуацию.

— Этот лагерь в камнях не хуже форта. Если мы атакуем их в лоб, то нас перестреляют прежде, чем кто-нибудь доберется до них. Поэтому я предлагаю поджечь траву и кустарник на западном склоне и таким образом вынудить Феннера и его людей уйти из укрытия. Ветер как раз такой, как нужно. Мы возьмем их лагерь в полукольцо с западной стороны и по моему сигналу подожжем траву, потом, как можно быстрее, переберемся на восточный склон и там будем ждать противника. Помните, что трава и кусты очень сухие. Действовать нужно очень быстро, иначе пламя отрежет нас самих.

Прошло еще около часа, прежде чем маршал с помощью Коллинза расставил людей на западном склоне.

— Ветер крепчает, — заметил Прайс, ни на шаг не отстававший от маршала. — Вряд ли мы сможем потом погасить пламя.

— Оно погаснет само собой, когда дойдет до восточного склона, Джим, — успокоил его Коллинз. — Там, в основном, песок и камни.

Вэрни поднял ствол «винчестера» и трижды выстрелил. Тотчас же цепочка огоньков вспыхнула по всему западному склону и через несколько минут стена пламени двинулась вверх по хребту.

Не мешкая, Вэрни, Прайс и Коллинз пустили лошадей галопом, чтобы успеть на восточный склон. Сверху из-за камней доносились беспорядочная стрельба и крики застигнутых врасплох людей Феннера.

На восточный склон все успели вовремя и заняли места, указанные маршалом. Тем временем ревущее пламя достигло гребня, и лагерь бандитов скрылся в клубах дыма. Ветер сносил дым на людей Вэрни. Видимость сразу ухудшилась.

— Стрелять только наверняка! — крикнул маршал. — Не попадите в своих!

Его слова утонули в реве пламени и грохоте выстрелов по всему восточному склону. Феннер пошел на прорыв.

Сквозь дым Вэрни время от времени видел Джима Прайса, посылающего пулю за пулей. Из блекло-серой завесы неожиданно появился один из бандитов, паля наугад из двух револьверов. Вэрни бросился на землю, откатился в сторону и несколько раз выстрелил. Человек схватился за грудь и упал навзничь. Клубы дыма скрыли его из виду.

Следующие несколько минут показались Кэшу часами. Выстрелы, ругань, гудящее пламя. Люди появлялись из дыма и исчезали в нем. Грохот крупнокалиберных шестизарядных «кольтов» не стихал ни на секунду. Вэрни стрелял, перезаряжал, снова стрелял, и так, казалось, до бесконечности.

На секунду он увидел, как Джим Прайс, словно споткнувшись, вскинул руки, пытаясь удержаться на ногах. Позади ганфайтера Фрэнк Феннер уже готов был спустить курок. Вэрни закричал от ярости, в упор. разрядил в Феннера весь барабан «кольта» и бросился к Прайсу, но тут словно молотом его ударило в правое плечо. Револьвер выпал из онемевшей руки. Маршал упал на колени и все еще пытался дотянуться до револьвера, когда пуля попала ему в спину и швырнула на горячую землю.

Вэрни с трудом повернул голову и увидел Эла Дельвеччо, оскалившегося в торжествующей ухмылке. Его «кольт» уже снова поднимался, как вдруг лицо Дельвеччо превратилось в кровавое месиво. Еще несколько раз в агонии он нажал спусковой крючок. Пули взрыли песок рядом с маршалом, и Эл Дельвеччо рухнул мертвым.

Только тогда Вэрни увидел, что Джим Прайс уже лежа, окровавленный, держит двумя руками тяжелый «кольт», из ствола которого еще вьется дымок. В это мгновение лицо Прайса исказилось гримасой боли, и голова бессильно упала на камни.

Это было последнее, что помнил Вэрни, Черно-багровая пелена застилала глаза. Где-то вдалеке, наверное, за тысячу миль отсюда, послышался голос Коллинза:

— Маршал!.. Вэрни!.. Маршал!..

Открыв глаза, Кэш Вэрни обнаружил, что лежит в большой, освещенной солнцем комнате на мягкой кровати, укрытый одеялом.

У окна сидела Мэри Датч. Лицо ее осунулось и выглядело утомленным. Вэрни повернул голову и несколько минут смотрел на нее. Потом слабо улыбнулся и позвал ее.

— Хэлло, Мэри… — и сам удивился, как тихо прозвучал его голос.

Мэри вскрикнула, вскочила со стула и бросилась к нему.

— Клинт! О Господи, Клинт! — она целовала его губы, глаза.

Потом вытерла слезы и улыбнулась ему.

— Давно я здесь? — спросил Кэш. — Похоже, я выжил тебя из комнаты?

— Пять дней, Клинт. Ты пять дней не приходил в сознание.

— Пять дней?! — приподнялся было Кэш, но жгучая боль бросила его обратно на подушку.

Он мгновенно вспомнил кровавую схватку на Ласт Ган Ридж.

— Что с Прайсом? — он боялся услышать ответ.

— Каким Прайсом? — удивилась Мэри.

— Ты знала его как Джима Смита.

Девушка, поколебавшись, все-таки решилась ответить.

— Джим убит. Билл Коллинз вытащил его из огня, но уже ничего нельзя было сделать.

— А остальные?

— У Коллинза ни царапины. Эйб Феллоуз ранен в плечо и в ногу. Док Келлер говорит, что через три недели поправится, — она помолчала. — Кроме Джима убиты еще два твоих помощника. Неужели все это стоило того, чтобы класть жизни?

— Кто может оценить, сколько стоит жизнь человека? — горько вздохнул Вэрни. — Джим считал, что это стоит жизни. Может, и те двое так считали. Кто знает…

— Феннер, Дельвеччо и еще девять человек с «Лэйзи Эм» убиты. Остальные арестованы.

— А Конрой?

— Он снова в тюрьме. Сдался одним из первых.

— Меня, наверное, вытащил Коллинз. Я слышал его голос — проговорил Вэрни и, помолчав, добавил: — Прайс спас мне жизнь. Он застрелил Дельвеччо, когда тот уже готов был меня прикончить.

В дверь протиснулась массивная фигура мэра.

— Ага! — радостно пробасил он. — Слава Богу! Ну и напугал ты нас, маршал! Но теперь вижу, что скоро опять будешь здоров! Твои парни только и ждут, когда ты снова появишься в офисе.

Вэрни покачал головой и стиснул зубы, чтобы не застонать от боли.

— Нет. Я не Клинт Вэрни, Датч.

Мэр кивнул.

— Я знаю это. С самого первого дня знал.

— Как?! — поразился Кэш, забыв даже про боль. — Откуда вы могли это знать?

— Дело в том, сынок, что я сам ездил в Томбстоун и договаривался с Клинтом Вэрни. Ты похож на него, как две капли воды, но ты не узнал меня, когда приехал сюда.

— Так просто, — устало пробормотал Вэрни. — Я Кэш Вэрни, брат Клинта.

— Я так и подумал, когда Рой Мэхэм показал мне объявление о розыске.

— И вы ничего ему не сказали?

— Нам нужен был крутой маршал, и ты показался мне ничуть не хуже своего брата. И, как видишь, я оказался прав.

Вэрни рассказал ему, как они с Прайсом нашли тело брата.

— Я не собирался выдавать себя за Клинта, пока не увидел лошадь Мэйсона на улице, — признался он. — Но потом подумал, что так будет проще добраться до убийцы.

Датч молча кивнул.

— Настоящее имя Смита — Джим Прайс, — продолжал Вэрни. — Мы совершили побег из тюрьмы Диэ-Лодж несколько месяцев назад.

— Думаю, теперь ты понимаешь, что убийца твоего брата — Феннер, хотя стрелял Дэн Мэйсон, — мэр словно не слышал последних слов Кэша. — Мы нашли и другие бумаги Гэйнса. Там он пишет, что Феннер работал в банке города Флэгстафф, где помощником шерифа был твой брат. фэннер убил служащего банка и скрылся с деньгами. Он наверняка боялся, что Клинт Вэрни узнает его, и приказал Мэйсону убить маршала прежде, чем он приедет в Крид.

Они помолчали.

— Расскажи нам, как ты попал в Диэ-Лодж, — неожиданно потребовал мэр. Вэрни неохотно рассказал, как застрелил карточного шулера и как его подставили на суде.

— А как Прайс попал в тюрьму?

— Это случилось в Майлз-Сити. Прайс, как вы наверное догадались, был ганфайтером. Какой-то тип налакался виски и вызвал его на поединок. Джим отказался. Парень выхватил револьвер, и Джим убил его. Он ведь был профессионалом. Потом оказалось, что убитый — брат мэра, а судья — его двоюродный брат. Джима приговорили к повешению и отправили в тюрьму Диэ-Лодж для исполнения приговора.

— Джим был крутой человек, как и ты, Вэрни, — задумчиво проговорил Датч. — Но думаю, ни один из вас не убил бы без причины.

— Джим был настоящим человеком, — голос Вэрни дрогнул. — Он остался здесь, дрался и умер, потому что я был его другом.

Мэр тяжело поднялся.

— В общем так, Вэрни. Криду нужен такой маршал, как ты. У меня есть кое-какие связи в Монтане. Если мне не изменяет память, то мой двоюродный брат всего-навсего губернатор этого прекрасного штата.

Мэри, вскрикнув от радости, повисла на шее у отца.

— А ну, брысь, девчонка, — добродушно прогудел Датч. — Все вы, бабы, одинаковые.

— Конечно, одинаковые, старый бизон, — девушка чмокнула его в щеку.

— И вообще, я делаю это не для вас, — проворчал мэр. — Просто если маршал Крида будет моим зятем, то мой город будет самым спокойным в Колорадо.

Он махнул рукой и вышел.

Мэри села на кровать и поцеловала Вэрни. Кэш обнял ее.

Одна его жизнь закончилась вместе с жизнью Прайса. Джим спас его и подарил новую жизнь, которую маршал Крида собирался прожить несколько иначе…

Примечания

1

Хребет Последнего Ружья (англ.)


home | my bookshelf | | Хребет Последнего Ружья |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу