Book: Как я споила привидение



Сулима Елена

Как я споила привидение

Елена Сулима

Как я споила привидение

Так получилось, что неожиданно для себя, во Флоренции я оказалась одна.

Оказалась и обалдела. Не могу объяснить от чего. Скорее всего от всего. Ощущения своего космического одиночества и падения из этого своего космоса туда, где есть все-все из моих снов о человечестве, но не было и нет еще меня.

Отель, в котором мне был заказан номер, располагался в старинном здании в центре города. Я без труда нашла его, вошла в его маленький холл, назвалась, хозяин протянул мне ключи и долго путано, на своем языке плюс мимика, жесты, рисунки на листе бумаги, объяснил - как мне найти мой номер. Для этого надо было подняться вверх на лифте до третьего этажа, потом спуститься по парадной лестнице на этаж ниже, пройти по коридору налево, подняться по лестнице на этаж выше, потом пройти еще налево, потом спуститься на два этажа, потом...

Я кивнула, и уже на втором повороте поняла, что оказалась в настоящем итальянском дворце - бесконечном, замкнутом лабиринте. Я бросила на пол свои сумки, и во мне включился азарт спелеолога оказавшегося в незнакомых ему катакомбах, потому что в подростковом возрасте увлекалась спелеологией.

Я блуждала по зданию часа два. Дом, казавшийся с улицы просто старым каменным домом, оказался прямоугольным дворцом с четырьмя фасадами и внутренним колодцем двора. С его парадной лестницы нельзя было попасть выше третьего этажа, - так как выше располагалась прислуга, а ей парадная лестница ни к чему, этим и объяснялась частая смена лестниц в его лабиринте - у каждого вида прислуги был свой вход и свой доступ по лестницам к той части здания, где они работали.

Тая обиду, что мне дали номер на верхнем этаже, то есть где, как я думала, располагались совсем разнорабочие, я упрямо искала свой номер и регулярно встречала несчастную пожилую супружескую чету немцев, которые, оказалось, плутали в этом здании гораздо больше меня. То я наталкивалась на них сидевших на ступенях лестницы и утирающих пот, то вдруг я напарывалась на них, стоявших как столбы в состоянии полного отупения на полутемном перекрестке коридоров, то вдруг слышала их призывный не просто вопль, а вой. Кончилось тем, что когда я уже хоть как-то смогла опознать те перекрестки на которых я была, они, встретив меня в очередной раз, в отчаянии схватили меня за руки и скорее мимикой и жестами, начали отчаянно умолять отвести их назад на рецепшен.

Я была не в лучшем положении, чем они. Но, наверное, в одной из прошлых жизней я все-таки была, не Сарой Бернар, а сербернаром. Во мне включился животный инстинкт спасателя и я их повела. Самое странное, что минуты через три я нашла огромные, потерянные ими чемоданы, потом свои дорожные сумки, а через десять минут мы взмыленные, с глазами как у лунатиков стояли перед управляющим отеля - пожилым итальянцем. Оказалось, что весь этот огромный отель обслуживает одна небольшая семья: папа хозяин, он же - управляющий и главный консьерж, его дочка и жених дочки, занимающиеся всем, чем придется. В первую половину дня им помогают два студента. Сейчас все при деле, а хозяин не может покинуть рецепшен, поэтому нам остается сидеть и ждать, пока не появится кто-нибудь, кто сможет проводить нас. Взглянув на несчастных, уже в полуобморочном состоянии пожилых немцев, я безмолвно взмолилась за них, забыв о себе. Они были явно на грани парного инфаркта. Мои молитвы всегда имеют силу, но до этого надо меня довести, - тут же появилась дочь хозяина, и даже не подумав помочь старикам волочить их чемоданы, она легко махнула рукой, призывая идти за ней. Мы снова двинулись в путь по лабиринту лестниц и коридоров, с трудом поспевая за порхающей девицей. Вскоре немцы достигли своего покоя. В мой номер дорога оказалась гораздо длиннее, но я сумела запомнить ее. Девушка указала мне на дверь в конце узкого, обитого бордовой тканью, освещенного тусклыми лампочками, коридора и словно исчезла.

Я ступала по кроваво- бордовому паласу, и оглядывалась: на узких дверях по бокам коридора - золотые таблички, на которых было написано "Лаура", "Лукреция"... На двери моей комнаты оказалось написано: "Леонардо". "Леонардо" - я обомлела. Мои друзья полушутя частенько называют меня: "Ну ты и Леонардо", благодаря разносторонности моих талантов. Увы бог так дал, что я не только писатель и поэт, весьма признанный в кругу коллег-специалистов, автор нескольких романов, а так же периодами преуспевающий художник, плюс астролог, который как было признано желтой прессой, - единственный, который никогда не ошибается, но к тому же что-то интуичу в технике, и в критические моменты беру на себя починку поломок, которые выбивают всех из колеи, или модифицирую нечто под более удобное. Поэтому табличка "Леонардо" ошарашила своим совпадением.

Я оглянулась, - на соседней табличке было написано черным по золоту: "Медичи" - словно кровавый оскал увидела и почувствовала, как леденеют корни волос на моей голове. Но постаралась откреститься юмором: "Во, хозяин с фантазией! Во, как гонит пургу!" - и сунула ключ в замок. Толкнула дверь, и первое что бросилось в глаза - лужа крови перед дверью. Я закрыла глаза: "что бы ни случилось, надо сохранять трезвость мыслей" - продиктовала я сама себе одну из заповедей мага, и сама себе объяснила: "это, наверное, оптический эффект, - после бордового пола в полутемном коридоре я вышла в ярко освещенное закатным солнцем помещение. Или нет, - просто я утомилась до кровавых пятен в глазах"

Открыла глаза - на дощатом, вощеном полу действительно была уже подсыхающая лужа, но не крови, просто пол был мокрый. Хотя форма пятна больше напоминала пятно оттого, что здесь что-то пролилось, я решила, что в комнате просто недавно вымыли пол, перешагнула через лужу и оглядела комнату. Она была гораздо просторнее, чем обычно даже в дорогих отелях Европы. Правда не правильной формы, как бы обедененная с небольшим холлом. Прямо перед дверью был шкаф, огроменный шкаф, покрашенный в белый цвет и расписанный гротесковыми вазочками с цветами на двух створках, справа начинался простор, - огромная кровать с белой резной спинкой, производила впечатление такой же старинной, как и шкаф. Терпеть не могу спать на старинных постелях, но, пощупав матрац, поняла, что он новый, хотя спинка все-таки старинная. Если войти на основную территорию и встать лицом к кровати справа была дверь в туалетную комнату, а напротив ее - окно. Вернее два высоких окна. Кровать находилась между окнами и туалетной комнатой, а шкаф стоял как бы у нее в ногах. Я все так подробно описываю, что бы вам было легче представить план номера, в котором происходили последующие весьма, мягко говоря, странные вещи. Еще в комнате с одного бока кровати стоял резной комод с бокалами в верхнем его ящике, с другого ничем не примечательный журнальный столик. Два неуместных кресла, стиля шестидесятых годов двадцатого века, родные до боли, - словно из наводнивших в свое время Россию чешских гарнитуров - казались наглыми лягушками в заброшенном саду. У окна стоял примитивный письменный стол, годов тридцатых, фонированный красным деревом - в конце девятнадцатого века таких столов было много в наших бедных дворянских усадьбах. Я подошла к этому столу и увидела то, что заставило меня очередной раз озадачиться о том, как люди думают.

На подоконнике, что был за столом - в открытом окне стоял огромный старый кондиционер, так, что работать он мог лишь при открытом окне. То есть должен был охлаждать и обогревать не только комнату, а все италийское пространство сразу. Я конечно любитель влиять на атмосферу, но должны же быть хоть какие-то пределы альтруизма.

Я выглянула в окно в узкий-узкий длинный дворик, огороженный высокими стенами здания. Моя комната находилась в его торце что был шириной в мои два окна. Справа - на уровне моей руки, - начиналась крыша бокового строения. В крыше были чердачные окна. Даже я, не страдающая манией усовершенствовать свое тело физическими нагрузками, без труда могла бы выйти из такого чердачного окна, пройтись по не очень-то покатой черепичной крыше и ценой одного шага над пропастью в шесть этажей по три-четыре метра высотой, без особой растяжки, оказаться в моем номере. "Ничего себе, как меня подставляют под каких-нибудь воришек", - подумала я. Но решив, что если воришки и появятся, то когда станет темно, начала располагаться. Я открыла старинный огромный шкаф и подивилась - что такая антикварная мебель находится в идеальной сохранности, да еще и функционирует. Шкаф был глубокий, - в нем можно было спокойно поместить бальное платье восемнадцатого века из тех, что были с широким размахом бедрах. Он была сделан из толстенных досок, к тому же тяжелых - из мореного дуба или кипариса. Дверцы, тоже толстенные, держались не на железных, а на кожаных петлях, меня даже порадовала такая идея - никакого скрипа петель! Развесив свои вещи по плечикам, я пошла в душ. И тут все началось.

Принимая душ, я отчетливо услышала, как по моей комнате кто-то ходит. Я подумала, что это мне мерещится, - старинный пол комнаты хоть и был из досок, но такой толщины, что скрипеть не мог. Во всяком случае - подо мной не скрипел. Однако он скрипел под тяжестью явно мужских шагов. Я попробовала уговорить себя, что это ходят сверху, но надо мной не было номеров. Быть может это слуховая галлюцинация из-за шума струй душа?.. Я выключила на секунду душ, гигант явно в моей комнате сделал еще шага три и замер. Ага, подумала я, сейчас я поймаю воришку с поличным! И для отвода глаз снова включила душ, шаги возобновились, и вот тут-то я, даже не задумываясь над тем, что голая, резко открыла дверь ванной комнаты, никого.

Я не склонна впадать в мистические страхи, это бесстрашие дано мне по рождению - не менее чем десяток поколений моих предков были теми, кто называется на современном языке экстрасенсами и провидцами. Но они никогда не зарабатывали деньги своими способностями, потому что принадлежали к таким слоям общества, что упоминать о подобных способностях им не стоило.

К примеру, даже мой отец, когда у него болит правая рука, сам не зная почему, подходит тут же к карте мира, что висит на стене его кабинета, и говорит, где и когда вскоре произойдет землетрясение. Предсказание его всегда куда точнее, и дается за больший срок, чем прогнозы всевозможных служб. Но убедить его, что об этом надо срочно сообщить правительству той страны, которую ждет катастрофа, просто невозможно. "Как я, известный на весь мир ученый в области геофизики, буду делать такие, необоснованные наукой и логикой вообще, заявления?! Да меня же объявят сумасшедшим! Шарлатаном, которых - пруд пруди! Все научные труды моей жизни подвергнутся сомнению!" Правда я как-то пробовала зарабатывать своими способностями деньг, но меня тут же окружила такая клиентура, что я почувствовала, что задыхаюсь от их примитивных понятий. Пришлось бежать от больших денег обратно - в чистое искусство - самую великую магию из всех магий. И все-таки опыт познаний иных, параллельных логик мне был дан изначально. Поэтому я не испытала страха, я просто смирилась с реальностью - в моем номере явно обитала некая энергетическая сущность. В принципе, от них нет особого вреда. Если, конечно, ты не испытываешь подсознательного оргазма от мистического страха и в тайне не стремишься к нему. Я же терпеть не могу чего-либо бояться. Страх - отец почти всех грехов, поскольку диктует неправильное поведение, - говорят святые востока, буддистского востока. Я с ними сонгласна.

Поэтому я спокойно приняла как данное - странность комнаты, и уже хотела снова вернуться под душ, как заметила, что дверцы шкафа распахнуты. Отметив про себя, что для того чтобы их распахнуть, надо приложить силу, я прошла к шкафу, оставляя мокрые следы на полу и закрыла его. Про себя отметила так же, что пока я принимала душ, мокрое пятно перед дверью успело высохнуть. Когда вышла из ванной, скинула с постели прикрывало и легла поверх постели. В окно все еще било лучами закатное солнце, я знала, что засыпать на закате - это к головной боли, но дико устала. Плюхнулась я на постель без всякого скрипа, но едва замерла, погружаясь в дрему, как новый матрац заскрипел, словно древняя постель на пружинах. Я не двигалась, но скрипел он так, словно кто-то сел с краю и как бы переминался.

Та-ак! Черт побери, да когда же это кончится?! - во весь голос закричала я. - Я не за тем приехала, что бы вникать в ваши проблемы! У меня своих достаточно. Если вам приятно мое общество, то сидите тихо! Не мешайте мне отдыхать! Дайте мне набраться сил!

Скрип прекратился, и наступила гробовая тишина. Даже фон шума города, долетающего из окна, прервался - просто звуковой вакуум. Я даже испугалась, не оглохла ли я, - но шорохи моих движений были мне слышны. Я попыталась заснуть, но мне уже было не до сна. К тому же я почувствовала, что усталость мою как рукой сняло.

Тогда я встала, переставила огроменный кондиционер на стол, закрыла окно, и вышла из номера.

Не имея карты города, пользуясь лишь "верхним" чутьем, я не сделав ни одного лишнего шага оказалась на главной площади и первое, что поразило, были индейцы на ступенях огромного католического храма. Они выступали совсем как у нас на Арбате. "Как так, приехать во Флоренцию и не посмотреть индейцев?!" - усмехнулась я про себя.

Вокруг индейцев дефилировала публика так же мало отличавшаяся от той, что дефилирует по нашему старому Арбату. Но в принципе народ был одет черти как, по сравнению с нашими. Мне захотелось осесть где-нибудь в уголке и понаблюдать за логикой передвижения людского театра мирового масштаба. Едва я присела, обнаружила, что моя соседка - пухленькая итальянка, сосредоточенно сжимавшая что-то типа брелка в руках, причитает, словно читает молитвы. Я пригляделась и увидела, что брелок напоминает наш образок.

- Блин! - вырвалось из меня вслух, - Надо так далеко лететь, чтобы на ступенях католического храма встретить православную богомолку!

- Православную? - обернулась она. И мы застыли, взглядами проникая в друг друга.

Ее звали Габриэлла, родом она была с юга Италии, но и как всеми южанами всех стран, по совершеннолетию ею овладела "ориентация Север". При этом она оказалась явно с перелетом - слишком далеко метила - в самую суть этого абстрактного севера и окончила факультет старославянского языка. Зачем? Сама уже не понимала, потому что при работе с русскими туристами переводчиком, на нее было слишком много нареканий со стороны наших. И в конце концов ее выгнали из турфирмы, на которую она работала за плохое знание русского языка. Но зато она знала наизусть "Слово о полку Игореве", которое я впервые в жизни именно во Флоренции прослушала от начала и до конца. Н-да. На меня всегда сваливаются парадоксальные вещи или люди, вот что странно - я хоть и вроде бы привыкла к этому, но не перестаю удивляться. Быть может, они потому и сваливаются на меня, потому что им уютно в лузе моего удивления?..

А еще я никогда ни от чего данного мне не отказываюсь, стараясь воспринимать свою индивидуальную реальность во всей ее полноте, следуя заветам древних магов.

Но надо же было со всем этим что-то делать!.. Ведь я все равно деятельный реалист. К тому же она была без копейки денег, чтобы добраться хотя бы до дома. Меня всегда поражали такие казусы не соответствие богатства внутреннего мира и материального.

Влекомая одновременно двумя желаниями, пообщаться с ней, обменяться знаниями, опытом и помочь ей, я предложила Габриэлле побыть несколько дней в качестве моего Вергилия по совершенно незнакомому мне миру. Предложенная мною оплата обрадовала ее. Но полностью на шею она мне садится не собиралась - у нее было где жить во Флоренции. А что касается ее старославянского, так мой слух он никак не смущал. В общем, встреча наша была обоюдно удобна во всех отношениях. Мы поужинали в кафе и пошли ко мне, составлять план моих экскурсий.

Едва я открыла дверь номера, с порога мы увидели ту же самую лужу по всем своим очертаниям, что и я увидела в первый раз. Габриэлла отшатнулась. Я поняла, что привидилось и ей, но виду не подала:

- Да брось ты! Просто пол помыли. Плюнь через плечо и переступи.

Мне не хотелось наблюдать чужую шизу.

Габриэлла так и сделала - плюнула по-русски три раза через левое плечо и переступила. Мы сели в кресла. Доверив своей новой знакомой разбавить вино водой в нужных пропорциях, я достала блокнот, ручку и я произнесла тост:

- Ну что ж, - за нас красивых!

И тут бокал треснул в моей руке. Так треснул, словно кто-то коротко чокнулся в него тяжелым, чуть ли не бронзовым бокалом. Но вино не полилось сразу, я инстинктивно вскочила и прыгнула в ванную комнату, чтобы вылить бокал в раковину и выбросить осколки.

Едва я это сделала, как дверца массивного шкафа начала открываться с таким протяжным и кошмарным скрипом, что мне показалось, - температура моего тела резко упала. Но едва взглянула на побледневшую Габриэллу, как во мне включился сенбернар.



- Чертов шкаф! - засмеялась я, кинувшись его закрывать, про себя отметив, что кожаные петли не могут так скрипеть, - Наших революций вам не хватало, что б ничего из старья не осталось! Даже мебель для прислуги сохранилась - ну вы и бережливые!

Габриэлла не восприняла моего черного юмора.

- Это были комнаты не для слуг, а для гостей. Они гостили здесь. Долго! Поэтому комнаты именные! - еле выговорила она.

- Что же ты хочешь сказать, что надпись на табличке "Медичи" или "Леонардо", это не рекламная шутка хозяина? Это говорит о том, что здесь останавливался тот самый Леонардо? Те самые Медичи?

- Нет, это не реклама. Но Медичи и Леонардо много в Италии. Медичи вряд ли жили здесь, а великий Леонардо?... Может быть, в начале своей деятельности. Но мне кажется, что дело здесь не в именах, а в том, что здесь кого-то убили. - Она показала взглядом туда, где было пятно, но пятна уже не было. - Этому дворцу больше пол тысячи лет! Ты веришь в призраки?

- Не знаю. - пожала я плечами как можно более равнодушно, - Но если здесь кого -то и убили, то я что-то не припомню случая, чтобы призраки убивали. Поэтому не стоит волноваться. - Спокойно ответила я и жестами предложила ей снова разбавить вино в следующем бокале.

Габриэлла подняла свой бокал дрожащей рукой, но до губ не донесла, неожиданно ее рука как-то нервически дернулась и она уронила бокал с вином.

- Да что ты так волнуешься? - спросила я спокойно, но изнутри мое спокойствие можно было бы оценить как ледяное.

Габриэлла сумбурно, перемежая древнеславянский и латинский, принялась объяснять мне (мне!), что здесь точно есть приведение.

Мне удалось прочитать ей лекцию о том, что самое главное не в том, что нам дано, а в том, как мы к этому относимся. И если к приведению относиться по-доброму, оно не причинит нам вреда.

- Представляешь, как ему скучно здесь! Как одиноко! Ведь оно еще к тому же, наверняка живет в шкафу! - в ответ шкаф заскрипел, но я, набравшись мужества, подняла бокал: Почему бы нам не выпить с приведением за дружбу всех сущностей на земле?..

И наполнила бокал для Габриэллы, и еще один - для невидимого соседа. Мы выпили. Третий бокал, однако, не опустел. Он стоял между нами полон вина на журнальном столике, а я тем временем принялась намечать план своих экскурсий. И вдруг заметила, что вино, налитое в третьем бокале, начало волноваться - давать самые натуральные волны. Бред! "Вот оно откуда взялось - это выражение - буря в стакане воды" - усмехнулась я про себя, не выпуская из поля зрения третьего бокала, но в тоже время как бы не глядела на него. Бокал стоял на столике, а вино трепыхалось в нем так, словно кто-то держал его в слабой руке.

У Габриэллы начался тик левого верхнего века, и она сглотнула и потеряла дар речи.

Тут я поняла, что пора прибегнуть к нашему русскому оружию. Я резкими движениями выплеснула на мраморный пол открытой ванной комнаты вино из всех бокалов, открыла (без скрипа на этот раз) шкаф, достала из сумки бутылку водки и разлила по сто пятьдесят грамм в три бокала.

Та-ак! Отдыхаем! Все отдыхаем! - поднесла я бокал с водкой к губам Габриэллы. Она машинально потянулась к нашему зелью, потом отпрянула, понюхав, потом, подражая моим движениям, заглотнула воздух и выпила. Водка в третьем бокале не исчезла. Я подняла его и протянула наобум - в пространство. Кто-то словно выбил бокал из моих рук, я взглянула на осколки на полу, - пятно от водки было гораздо меньше налитого. Не пятно, а пятнышко - капля.

Нормально, - сказала я, - Пока мы не перебьем здесь все бокалы, мы не успокоимся! - И выпив свой бокал водки, достала следующий бокал, разлила снова водку на три емкости.

Что б нам весело жилось, что б нам елось и пилось, и бокалы не переводились! - произнесла я тост.

И снова, пока мы выпивали свою водку, очередной третий бокал грохнулся. Но, кажется его смахнула локтем Габриэлла. А потом стало совсем весело. Двери шкафа с уже не ужасающим, а визгливо - задорным скрипом стали то распахиваться, то закрываться. При этом стоит помнить, что это были толстенные двери - сантиметров пять-семь в толщину. Бронзовая люстра начала над нашими головами раскачиваться. Вода в кране включаться, но едва я ее закрывала и возвращалась на место, самопроизвольно включался душ. Кровать, хотя на ней никто не сидел - скрипела.

В общем, бесполезно было объяснять Габриэлле, что то, что происходит, это нормально и ничего особенного в этом нет.

- Как вы здеся почивать буде, господица, - с трудом выдавила она из себя.

- Н-да. В компании пьяного приведения спокойно не поспишь...

- А не надо было его-то водярою поить! - совершенно по-русски простонародно взвизгнула Габриэлла. - Сама виноватая!

И тут я почувствовала, что у меня едет крыша. Ладно там приведение разошлось - это еще туда сюда, но услышать такие вопли от итальянки!..

Во, думаю, развела русский бардак на чужбине, а об отступных позициях не подумала! И что я со всеми с ними буду делать, когда их охватит похмелье?!. Эти духи к нашей водке не привыкшие!..

И тогда, пока еще Габриэлла совсем не выпала в иное пространство, я повела ее объясняться к управляющему гостиницы.

Едва она достигла командного пункта соотечественника, - сразу включилась в реальность. Говорила долго и страстно. Потом пояснила, что хозяин гостиницы сразу понял, что я человек парапсихологических способностей. И поэтому дал мне ключи от номера, из которого все бегут. Ему было интересно видите ли узнать - справлюсь ли я со страхом или нет, и даже надеялся, что я заговорю приведение, но он искренне не ожидал, что я спою его.

- Да... Русские ведьмы очень веселые сеньоры. О-очень веселые сеньоры. Да как вы посмели предложить моему дорогому приведению водки? Кто будет платить если оно там все переломает?!

В общем, мы доказали, что он был сам виноват, что дал мне ключи от этого номера, нечего было так шутить надо мною. Что за проверки, я сюда в конце концов отдыхать приехала. Пришлось ему выдать другие ключи от светелки местных принцесс прошлых веков. Это был шикарный номер, с настоящей резной мебелью и витражами в окнах. И хотя он был интерьером гораздо темнее предыдущего, - никаких признаков приведений там не наблюдалось. Наконец-таки мне ничего не мешало отдыхать, но когда я уехала из Флоренции тоска охватила меня, - как там теперь поживает мой потусторонний собутыльник Леонардо? И зачем я его так быстро бросила, ведь мы же в принципе нашли общий язык. С кем его только не найдешь под нашу-то водку.




home | my bookshelf | | Как я споила привидение |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу