Book: Жертва интриги



Жертва интриги

Джуди Тейлор

Жертва интриги

1

«Требуется компаньонка на три месяца. Круглосуточно. Медицинское образование желательно, опыт работы».

Эдит обвела объявление карандашом, бросила газету на столик и откинулась в кресле. Если есть шанс, то нужно им непременно воспользоваться, не боясь невезения. Кто не рискует, тот не пьет шампанского, подумала молодая женщина и, встав, решительно направилась к телефону.

Минут через пятнадцать она положила трубку и бессильно прислонилась лбом к стене. Разговор с секретарем вымотал, как десятимильный кросс, а завтра предстоит встреча с самим боссом.

Эдит постаралась успокоиться. Все только начинается, и ни в коем случае нельзя опускать руки. Она не забыла мучительного унижения, косых взглядов и неприязни, не забыла ни зала суда, ни тюремной камеры. Виновник поплатится за все причиненные ей страдания. Эдит глубоко вдохнула, собираясь с силами, и подошла к шкафу, чтобы выбрать подходящую одежду для предстоящего визита. Врага надо встречать во всеоружии.

– Надеюсь, вы понимаете, что у вас будет полный рабочий день? – сказал Джей Мэтьюз, наклоняясь над столом. – То есть двадцать четыре часа в сутки. Я ясно выразился? – Он хмуро посмотрел на собеседницу, сузив зеленовато-карие глаза.

Эдит кивнула.

– Да.

– И вас не смущает отсутствие свободного времени?

Она спокойно и твердо выдержала недоброжелательный взгляд. Перед ней сидел красивый, сильный мужчина, с аристократическим, слегка надменным лицом. Почему-то раньше Эдит не замечала в нем никакой привлекательности – только жестокость, вечное недовольство и безжалостность. На ее памяти он никогда не заботился о чувствах других людей, даже, похоже, вообще не подозревал, что они есть.

– Я знала ваши условия, когда просила о месте, – ответила она, – так что не беспокойтесь.

– Хорошо. – В течение нескольких секунд Джей Мэтьюз внимательно изучал ее лицо. – Просто мне нелегко поверить, что молодая очаровательная женщина хочет таким образом про вести целых три месяца.

Очаровательная женщина! Наверное, это следует воспринимать как комплимент, но Эдит он почему-то совсем не польстил.

– Вряд ли меня бы заинтересовало ваше предложение, если бы я стремилась круглые сутки развлекаться, – с легкой улыбкой отозвалась она. – В данный момент личная жизнь меня интересует меньше всего.

– Лечите разбитое сердце? Неужели вас оставил мужчина? Так и есть? – Он встал и оперся руками о стол, глядя ей в глаза.

Эдит вновь невольно отметила, насколько он хорош. Высокий, стройный, с густой темной шевелюрой, с красивым и мужественным лицом. Если бы не пронзительно-недружелюбный взгляд зеленовато-карих глаз, в него можно было бы влюбиться.

– Что-то в этом роде. – Губы ее скривились. – Мне бы не хотелось это обсуждать.

Он по-прежнему не отрывал от нее пристального взгляда.

– Мы раньше никогда не встречались, мисс Стенфилд?

Эдит замерла. Неужели он узнал ее?! Она поднялась с кресла, в котором сидела, и выпрямилась. С каблуками рост ее составлял почти шесть футов, и она могла смотреть ему в лицо, не задирая головы, как делали большинство людей. Иногда она ненавидела свою «долговязость», но сейчас не могла не радоваться.

– Уверена, я бы запомнила, – произнесла она, прикрывая ресницами синие глаза. – Такого мужчину, как вы, забыть довольно сложно. – Эдит даже позволила себе слабый вздох.

Машинально она заправила за ухо прядь волос, которые из соломенных по ее прихоти стали жгуче-черными.

– Вы очень привлекательная женщина, – не остался в долгу Джей.

– Не уверена, что все это имеет хоть какое-то отношение к делу, – ответила она, изо всех сил стараясь сохранять спокойствие. Просто необходимо, чтобы он ее принял!

К счастью, Джей согласно кивнул.

– Да, вы правы. Но мне бы не хотелось оставлять сестру в компании малоприятного человека.

– Конечно.

– И еще очень важен характер. Моя сестра – девушка нервная и требовательная, порой совершенно невыносимая. Вы уверены, что справитесь?

Он с сомнением оглядел молодую женщину, но Эдит расправила плечи и смело подняла голову.

– Думаю, у нас не возникнет особых проблем, – ответила она. – Но все же мне хотелось бы сначала встретиться с вашей сестрой… Если, конечно, вы принимаете меня на работу. Уверена, она тоже будет не против сначала познакомиться со своей компаньонкой Удивительно, что не она проводит интервью.

– Для Мейбл это слишком тяжело. Она еще не до конца оправилась от болезни, – довольно резко пояснил Джей Мэтьюз. – К тому же это была моя идея найти для нее компаньонку на время отдыха, так что решение тоже остается за мной. Но, да, несомненно, вы должны встретиться.

Синие глаза Эдит распахнулись в изумлении.

– Значит, вы берете меня? – Она постаралась скрыть облегчение. Встреча прошла почти идеально; был всего один скользкий момент, когда он спросил, не виделись ли они раньше.

Если бы только Джей Мэтьюз знал!

Но надо надеяться, ему и в голову не придет, что робкая и неловкая Кристин Опшер, которая когда-то работала в «Мэтьюз прожект», и уверенная в себе Эдит Стенфилд, стоящая сейчас перед ним, одно и то же лицо. По крайней мере, до того момента, как ей самой понадобится разоблачить себя.

И обмана тут никакого нет: Эдит это ее второе имя, а Стенфилд – девичья фамилия.

Джей кивнул.

– Если вы понравитесь сестре тоже, я вас беру. Мне уже надоело опрашивать совершенно неподходящих людей. Конечно, я просмотрю ваши рекомендации, но…

– Да-да, мистер Мэтьюз, – закивала она, нимало не встревожившись. Друзья с легкостью согласились предоставить ей отличные характеристики и рекомендательные письма.

– Но сначала мы пойдем к Мейбл.

Он взял Эдит под руку, повергая ее тем самым в немалое смущение, и повел по коридорам. Ей бы хотелось, чтобы между ними оставалось больше свободного пространства. То, как от легкого прикосновения по всему телу пробежала дрожь, а в жилах заструился жидкий огонь, испугало ее. Эти чувства были совсем не похожи на те, что прежде вызывал у Эдит этот человек.

Внутри прекрасный особняк выглядел не хуже, чем снаружи. Белый трехэтажный дом, стоящий в окружении садов и зеленых полей, казался райским уголком, прибежищем истинного аристократизма и тонкого вкуса.

Впрочем, Эдит не сомневалась, что это лишь результат работы талантливых архитекторов, дизайнеров и садовников. Она подозревала, что самому Джею Мэтьюзу вся эта красота совершенно безразлична и он совсем не ценит ни антикварную мебель, ни подлинные произведения живописи, ни старинные гравюры. Похоже, на всем свете его волнует только младшая сестра.

Молодая женщина непроизвольно замедлила шаг перед картиной кисти Пикассо, но хозяин решительно увлек ее дальше.

– Мы почти пришли, – произнес Джей, открывая белую дверь. – Сейчас сестра почти не выходит из своих комнат, и, боюсь, большую часть отдыха она проведет так же. Естественно, вы будете при ней. К сожалению, она не так самостоятельна, как хотелось бы. Поэтому я должен быть уверен, что с ней ничего не случится из-за того, что вы развлекаетесь на какой-нибудь вечеринке.

В голосе его прозвучала настоящая угроза, и Эдит тут же захотелось оказаться где-нибудь в другом месте. Да, именно таким она помнила этого человека: жестким, бездушным, совершенно безразличным к другим людям, если дело касалось его собственных интересов.

– Конечно, мистер Мэтьюз. Я прекрасно понимаю, что от меня требуется. Будьте спокойны, все будет исполнено в точности.

Он бросил на собеседницу хмурый взгляд, и брови его сошлись на переносице. И Эдит испугалась, что все-таки не смогла полностью скрыть бушующих внутри чувств. Но Джей спросил ее совсем о другом.

– А ваша семья не будет возражать против такого долгого отсутствия?

– Моя мать умерла, – довольно резко ответила Эдит. – У нее было слабое сердце, и оно не выдержало сильного потрясения.

– Мне очень жаль. А ваш отец?

– Я его совсем не помню. Он погиб, когда мне было всего два года.

– И у вас нет ни братьев, ни сестер?

– Никого. – Все это она уже рассказывала ему совсем недавно. Зачем снова повторять?

– А как насчет приятеля?

Эдит сжала зубы и покачала головой, затем сдержанно сказала:

– Я одна. – Исключительно благодаря вам, мистер Мэтьюз! – Можете не волноваться, все мое время будет уделено мисс Мейбл.

– Хорошо.

Наконец-то он отпустил ее руку, но молодая женщина все еще чувствовала это прикосновение и потерла локоть ладонью, словно стараясь стереть ощущение. Джей легко постучал в деревянную дверь, повернул ручку и отступил назад, пропуская Эдит вперед.

Войдя, она поняла, почему Мейбл выбрала именно эту часть дома. Солнечный свет из двух высоких окон заливал комнату, за стеклом виднелись зеленые поля, на горизонте темнела полоска леса. Взгляд Эдит переместился на хозяйку этих апартаментов – темноволосую девушку, которая приветливо улыбнулась вошедшим. С виду она ничуть не походила на нервную и капризную особу, каковой ее представил брат. Тонкие черты лица выдавали внутреннее благородство, карие глаза смотрели спокойно и доброжелательно.

– Это твой окончательный выбор, да, Джей? – спросила она.

Вопрос прозвучал так, будто речь шла о какой-то игре, и Эдит решила, что пришла пора заявить о себе. Эта работа слишком важна для нее, и ни в коем случае ее нельзя упустить. Она не стала дожидаться ответа Мэтьюза, а выступила вперед, протягивая руку.

– Я Эдит Стенфилд, – произнесла она с улыбкой. – Ваш брат нанял меня в качестве компаньонки на время вашего отдыха. Конечно, если и мы обе одобрим его решение.

Она намеренно сделала ударение на слове «обе». Мейбл слегка приподняла тонкие брови, выражая удивление. Она не привыкла к подобной прямолинейности.

– Да, действительно.

Рука ее была мягкой и прохладной, несмотря на горящий в камине огонь и работающее отопление. Глядя на аристократическое, бледное лицо девушки, Эдит не могла не почувствовать острой жалости: у Мейбл была астма, и совсем недавно она вышла из больницы после очередного опасного приступа. Впрочем, юная мисс Мэтьюз производила впечатление человека сильного и слишком гордого, чтобы обращать внимание на недуг. Хотя, возможно, три месяца в ее обществе, как и предсказывал Джей, меньше всего будут походить на отдых.

– У мисс Стенфилд нет родственников, – произнес Мэтьюз. – Сейчас она не работает, так что вы сможете уехать на следующей же неделе.

– А почему вы не работаете? – довольно резко спросила Мейбл, пронизывая взглядом собеседницу.

Похоже, это у них в крови. То же настороженное отношение к людям, та же надменность в общении, подозрительность. Неожиданно Эдит засомневалась в правильности принятого решения.

– На моей последней работе произошло сокращение штатов. – Она едва не добавила: «Спросите лучше у вашего брата», – но вовремя остановилась.

– А в какой области вы были заняты?

– Архитектурное конструирование.

– То есть у вас нет опыта работы компаньонкой?

– Нет, – спокойно призналась Эдит. – Но, мне кажется, здесь прежде всего необходимо умение ладить с людьми.

– А вы умеете?

– Мне так всегда казалось. К тому же мне приходилось работать медсестрой.

– Но почему вы не занялись этим делом всерьез? – как бы между прочим спросила Мейбл, но Эдит понимала всю важность этого вопроса.

– Я пошла на курсы медсестер, когда у меня уже была специальность дизайнера по интерьерам. У моей мамы было больное сердце, и я хотела научиться оказывать ей первую помощь.

Но когда ей по-настоящему стало плохо, мне пришлось бросить учебу, чтобы зарабатывать деньги. Такая вот ирония судьбы, – ответила она, нисколько не погрешив против правды.

– Понятно. Что ж, вы мне нравитесь. Ктому же я не могу не одобрить выбор старшего брата. – Девушка подмигнула Джею, и тот в ответ улыбнулся. – Я чуть было не пришла в отчаяние, видя, что нет ни одного симпатичного мне человека. Джей даже собирался сам поехать со мной. Впрочем, это было бы очень жестоко, он почему-то считает, что компания развалится без него в первый же день. – В голосе Мейбл звучала неподдельная нежность, и брат с сестрой снова переглянулись. – Надеюсь, вы понимаете, что я буду занимать у вас очень много времени?

Эдит наклонила голову.

– Мистер Мэтьюз предупредил меня.

– И вас это не пугает? Быть может, вы заскучаете без мужской компании?

– Не думаю, мисс Мэтьюз. Я буду очень рада провести эти дни в вашем обществе.

– Хорошо. Джей уже сообщил вам, что врачи велели мне уехать куда-нибудь на солнечное побережье?.. Считается, что это поможет мне восстановить силы. Мы с родителями всегда отдыхали на море.

– Отец с матерью погибли три года назад. С тех пор Мейбл никуда не выбиралась, – пояснил Джей.

– Конечно, теперь уже так не получится, – с грустью сказала девушка.

– Тем не менее я приложу все усилия, что бы поездка доставила вам удовольствие, – твердо произнесла Эдит.

Похоже, она все-таки сумела найти правильный подход. По крайней мере, и брат, и сестра выглядели удовлетворенными.

Когда Джей провожал молодую женщину до машины, он тепло пожал ей руку, выражая признательность.

– Я рад, что вы понравились Мейбл. Теперь я могу быть спокоен. Значит, я приезжаю за вами в понедельник, в семь тридцать, договорились?

Он все-таки умеет быть – или хотя бы казаться – добрым, отметила про себя Эдит, садясь в машину. Но тут голос Джея изменился. – Надеюсь, вы будете полностью готовой и не заставите себя ждать.

Она едва удержалась, чтобы не приложить руку к козырьку: «Да, сэр, будет исполнено, сэр!» Эдит кивнула и, заведя двигатель, рванула вперед.

Джей не отрывал взгляда от дороги, пока машина компаньонки Мейбл не скрылась за поворотом. Его не покидало ощущение, что он уже когда-то видел эту женщину. Впрочем, вряд ли тогда он так просто забыл бы ее.

Ему всегда нравились высокие женщины, особенно те, которые не стесняются своего роста и не боятся носить высокие каблуки. А Эдит Стенфилд была просто сногсшибательна. Может быть, стрижка слишком короткая, но ей идет. Вообще он давно уже не встречал такой элегантной и уверенной в себе особы, она словно воплотила в себе все достоинства прекрасного пола.

Возможно, он ее никогда прежде и не встречал, а просто узнал свой идеал, который искал всю жизнь. Родители погибли, так и не увидев сына женатым, теперь же даже сестра потеряла всякую надежду узреть на его пальце обручальное кольцо. В свои тридцать семь Джей прекрасно понимал ее опасения. Конечно, он никогда не испытывал недостатка в женском обществе, но ни одна из многочисленных подруг не задела его чувств.

– Ну, Мейбл, что скажешь? – спросил он. Нежная улыбка смягчила суровые черты лица, делая его значительно моложе и куда приятнее.

– Думаю, мы отлично поладим, – ответила девушка. – Ты потрудился на славу. А что ты сам о ней думаешь?

Малышка Мейбл всегда видела его насквозь. Джей подозревал, что она уже догадалась в его неравнодушии к этой женщине.

– Она тебе прекрасно подойдет. Ничем не связана, ничто не удерживает ее в Лондоне.. Просто счастье, что мы нашли ее.

– Ты не находишь ее привлекательной?

– Мейбл! – Он сделал строгие глаза. – Я видел в ней только твою возможную компаньонку!

– И не заметил, какая она красивая? И какая элегантная? Если бы у тебя была жена…

– Мейбл!

– Ладно, ладно, молчу. Но тебе давно уже пора обзавестись семьей. Если уж у меня не будет собственных детей, могу я рассчитывать хотя бы на племянников! – В шутливых словах про звучала неподдельная горечь, и Джей, опустившись на корточки перед сестрой, крепко обнял ее.

– Не говори так, не ставь на себе крест. Ты ведь не инвалид, у тебя все шансы полностью поправиться. – Он слегка встряхнул Мейбл за плечи и постарался переменить разговор. – А что касается меня, то вспомни, отцу было сорок, когда он женился на маме. Так что у меня еще есть время. И вообще, почему бы нам не пообедать?

– Но я не хочу есть.

– Даже если я останусь с тобой?

– Неужели ты не помчишься сейчас в офис? – Бледное лицо сестры осветилось улыбкой.

Джей усмехнулся в ответ.

– Я могу себе позволить задержаться на пару часов. – И если Мейбл захочется поговорить о мисс Стенфилд, то он не станет ее останавливать.

Эдит захлопнула крышку чемодана и застегнула молнию. Она уже полностью собралась, и еще осталось время, чтобы выпить чашечку крепкого кофе перед приездом Джея Мэтьюза.

В течение последних нескольких дней она привыкала к мысли, что будет работать с его сестрой. Наконец-то появился реальный шанс узнать подноготную этого человека, выявить его слабое место. Теперь она сможет отплатить ему за все несчастья, им причиненные, за боль и унижение.

Еще не было семи, когда раздался прерывистый нетерпеливый звонок. От неожиданности Эдит вздрогнула, и содержимое чашки «украсило» ее белоснежные брюки. Она зашипела от боли и направилась к двери, проклиная Мэтьюза и собственную неловкость.

– У меня не слишком большая квартира, и звонок всегда хорошо слышно, – приветствовала она гостя, не слишком заботясь о правилах вежливости.



– Я подумал, вдруг вы еще спите, – с невозмутимым видом ответил Джей.

Сегодня на нем были черные брюки, темно-серый свитер и длинное пальто. Если бы она не знала его раньше, он мог бы показаться ей таинственным и очень привлекательным.

– Нет, не сплю. Я была уже совсем готова, а теперь мне придется переодеваться, потому что из-за вас пролился этот дурацкий кофе.

– Из-за меня? – Темные брови Джея изогнулись в. недоумении.

– Если бы вы не утруждали себя таким долгим звонком, мне бы не пришлось вскакивать как сумасшедшей. Думаю, вам лучше пройти внутрь.

Вообще-то она не собиралась приглашать его, чтобы он имел возможность сравнить ее скромную квартиру со своим белым дворцом. Здесь она жила с матерью до замужества и вернулась сюда после развода.

Они прошли в гостиную, обставленную в золотисто-коричневых тонах и соединенную с кухней. За открытой дверью находилась другая комната, служившая спальней и кабинетом одновременно.

– Не очень большая, зато моя. Мне нравится эта квартира, – произнесла Эдит, как будто защищаясь.

Джей Мэтьюз оглядел комнату с неподдельным интересом.

– И я могу понять почему, – ответил он с мягкой улыбкой. – Здесь очень уютно.

Она никак не ожидала от него такой любезности и изумленно спросила:

– Вы так считаете?

– Да, – подтвердил Джей. – Честно говоря, я сам чувствую себя в коридорах каррингтонского дома привидением. Но это фамильный дом нашей матери, да и Мейбл прожила в нем всю жизнь и очень его любит. После смерти родителей я переехал туда, чтобы не оставлять сестру в одиночестве. Вы, я вижу, удивлены?

– Удивлена, – призналась Эдит, – Мне показалось, что особняк прекрасно подходит для такого человека, как вы.

Темные брови сошлись на переносице, зеленовато-карие глаза подозрительно сузились. – Что вы хотите этим сказать? Такой, как я, – это какой?

Зря она это сказала. Мэтьюз не должен догадаться, что она многое про него знает. Эдит пожала плечами, стараясь выглядеть естественно.

– Со слов вашей сестры я поняла, что вы преуспевающий бизнесмен. И подумала, что Каррингтон – место очень респектабельное, только и всего.

Он расслабился.

– Хмм… я оценил ваши дедуктивные способности, но, честно говоря, не люблю, когда обо мне выносят суждения. Предпочитаю, чтобы вы держали свои мысли при себе.

– Понятно, – с улыбкой ответила Эдит. – Извините мою нескромность. Пожалуйста, присядьте, а я пока быстренько переоденусь.

Все еще испытывая раздражение из-за испорченных брюк, которые были куплены специально для поездки, она скрылась в спальне. Когда, переодевшись, Эдит вернулась в гостиную, Джей рассматривал стоящие на фортепьяно фотографии.

– Вы похожи на вашу мать. Она тоже была высокой?

– Нет, наоборот, очень маленькой, Наверное, я пошла в отца. Пойдемте? – Ей совсем не понравилась мысль, что он осматривал комнату в ее отсутствие.

– Это все? – спросил Джей, беря небольшой чемодан.

Эдит кивнула.

– На три месяца?

– Не думаю, что мне понадобится много вещей, если большую часть времени я проведу в доме с вашей сестрой.

– Я поражен. Обычные женщины берут с собой грузовик одежды. И все-таки, если вам что-нибудь понадобится, я оплачу счет.

– Очень мило с вашей стороны. – Никогда бы она не подумала, что этот человек отличается щедростью. По крайней мере, до этого момента Эдит вообще не подозревала о существовании у него такого качества.

Усевшись в черный «сааб», она поняла, что с трудом удерживается, чтобы не пялиться на своего спутника. Однако Эдит успела заметить, какие у него красивые и одновременно сильные руки. Сейчас они спокойно лежали на руле, но молодая женщина помнила прикосновение этих рук и легко представляла, как они ласкают ее шею, грудь…

О Боже, откуда только берутся подобные мысли! Она решительно повернулась к окну, стараясь не замечать Джея Мэтъюза, попросту забыть о его присутствии.

Но это оказалось совсем не так легко. Как назло, он пользовался ее любимым лосьоном, и знакомый запах щекотал ноздри, возбуждая и без того расшатанные нервы.

– Вас что-то беспокоит?

Эдит до боли сжала пальцы, и ногти впились в нежную кожу ладоней.

– Почему вы так решили?

– Вы как будто хотите отгородиться от меня.

– Не понимаю, почему вам это пришло в голову. – Она заставила себя посмотреть ему в лицо и улыбнуться. Почему, черт подери, он сам приехал? Мог бы прислать машину с шофером. Зачем так мучить человека?

Хотя, конечно, он и не подозревает, кто на самом деле сидит рядом. И если вдруг узнает, то выкинет ее из своей жизни так же легко, как и в первый раз.

– Вас беспокоит предстоящая работа? – В низком голосе Джея послышались теплые нотки, зеленоватые глаза внимательно посмотрели ей в лицо.

– Я… я… Да, я слегка нервничаю, – быстро произнесла Эдит, отводя взгляд. Но не из-за работы. Ей очень не нравились чувства, что пробуждала его близость. Это просто нелепо! Похоже, судьба намеревается жестоко посмеяться над всеми ее стараниями.

Джей ободряюще улыбнулся, от чего по всему ее телу прокатилась волна странной дрожи.

– Не стоит. Вы очень понравились моей сестре. Она считает, что лучшей компаньонки найти невозможно. И теперь у меня к вам только одна просьба: не бросайте ее.

Эдит показалось, что слова эти куда больше напоминали приказ, чем просьбу. Она подняла голову и посмотрела ему в лицо.

– Нет никакой надобности повторять. Вы очень ясно дали понять, что от меня требуется. Я не забыла.

– Что-то мне подсказывает, что вы меня невзлюбили, мисс Стенфилд. – На секунду Джей словно заглянул ей в душу. – Или так только кажется?

Эдит сглотнула. Вот они, непредвиденные трудности. Значит, сейчас просто необходимо расположить Мэтьюза к себе.

– Простите, если у вас создалось такое впечатление. Я не нарочно. Просто с утра я не самый приятный человек.

– Особенно если из-за кого-то ваши новые брюки оказываются испорченными, – добавил он с ироничной улыбкой. – Если вам от этого полегчает, то примите мои извинения.

Джей Мэтьюз извиняется? Человек, которого не интересует ничего, кроме доходов «Мэтьюз прожект»?

Эдит испытала несказанное облегчение, когда машина наконец остановилась у белого особняка. Мейбл вышла навстречу, за ней два лакея несли довольно внушительный багаж из трех чемоданов и нескольких больших сумок.

– Очень хорошо, что вы здесь, – приветствовала девушка свою компаньонку. – А то я боялась, что вы передумаете.

– Я с нетерпением ждала сегодняшнего утра. – И губы Эдит расплылись в самой приветливой улыбке.

– Никаких сожалений о предстоящем отдыхе в обществе больного? – с некоторой горечью спросила Мейбл.

– Никаких, – твердо ответила та. – Уверена, мы прекрасно проведем время.

– Ты отлично поработал Джей, – рассмеялась мисс Мэтьюз, обнимая брата.

Эдит заметила, что он внимательно и даже слегка подозрительно смотрит на нее, но через минуту бизнесмен улыбнулся, и внешне от его тревоги не осталось и следа. Впрочем, молодая женщина догадывалась, что Джея беспокоит разница в ее отношении к нему и к сестре.

– Могу я чем-нибудь помочь вам, мисс Мэтьюз? – спросила Эдит, когда девушка устраивалась на кожаном сиденье автомобиля.

По дороге в аэропорт Эдит снова выпало сидеть рядом с водителем.

– Ваши обязанности еще не начались, – рассмеялась в ответ Мейбл. – К тому же я не люблю смотреть, как Джей управляет машиной. Он всегда страшно гонит.

Эдит прикрыла глаза и откинулась на мягкую спинку сиденья. Только так она могла забыть о присутствии рядом мужчины, которого считала врагом. Но мысли почему-то вернулись к прошлому, к их первой встрече, И к тому, как он едва не уничтожил ее.

2

– Кристин, тебя хочет видеть мистер Мэтьюз.

Кристин обеспокоено взглянула на Мадлен Николе.

– Но зачем? Я же не виновата в том, что произошло! Я все сделала, как всегда, клянусь!

– Вот и расскажи ему это. Если ты действительно чиста, то тебе не о чем беспокоиться.

Мадлен Николе, руководитель группы дизайнеров, почему-то недолюбливала Кристин. И в ее словах не прозвучало ни капли сочувствия, а в голубых глазах сквозила странная угроза. Впрочем, молодая женщина была слишком расстроена, чтобы замечать такие мелочи.

Беда заключалась в том, что все сотрудники были уверены в ее виновности. Во-первых, она была новым работником фирмы, а до последнего дня в «Мэтьюз прожект» такого не случалось. Во-вторых, именно в ее день дежурства исчезла вся проектная документация по огромному торговому комплексу с подземным гаражом, сетью ресторанов и кафе и даже с внутренним двором и с садом.

А потом выяснилось, что чертежи со всеми проверенными и перепроверенными данными оказались у старинного конкурента. И теперь Ортис не только заметно увеличит капитал своей компании, но и упрочит положение на рынке, выдав чужую разработку за свою.

Босс пришел в ярость оттого, что столь выгодная сделка ускользнула из его рук. Он решил найти виновного и немедленно сделал это. Заверения Кристин, что она не совершила никакой оплошности, ни тем более преднамеренного обмана, никак не повлияли на всеобщую уверенность в ее преступлении. Предполагалось, что, перепродав проект, она сильно нагрела на этом руки.

И теперь глава компании хотел лично встретиться с ней.

Кристин прекрасно знала, что Мэтьюз отличается крутым нравом и довольно скверным характером. Мнение служащих о его личности оставляло желать лучшего. Ее не первую вызвали в Главный кабинет, и ходили слухи, что многие покидали его стены в слезах. С другой стороны, босс щедро платил за хорошую работу, не экономил на премиях, и это была одна из причин, по которой редко кто увольнялся по собственному желанию.

Все началось с того, что Майкл Опшер, муж Кристин, нашел для нее место в «Мэтьюз прожект». Он работал на Джея со времени окончания университета, быстро продвигался по служебной лестнице и к тридцати годам добрался до поста коммерческого директора.

Компания процветала и расширяла сферы влияния на рынке строительства. Постоянно требовались новые сотрудники в самых различных областях, и Майкл предложил жене занять вакансию в одном из отделов компании, где требовался специалист ее квалификации.

А теперь даже у мужа возникли сомнения в ее непричастности к произошедшему. Они много говорили об этом в течение последних дней, и, несмотря на желание поверить словам жены, Майкл не избавился от мысли, что это вряд ли мог сделать кто-то другой.

– Пойми, все остальные работают у нас долгие годы, – объяснял он. – И раньше такого не случалось. Конечно, ты не могла сговориться с Ортисом и продать ему проект, но ведь возможна ошибка. Мы ведь примерно в то же время подписывали множество разных соглашений, знакомились с другими проектами.

– Никакой ошибки не было, – быстро возразила Кристин. – Я прекрасно помню, как положила его в сейф.

– Крис, я бы очень хотел верить тебе, ты сама знаешь. Но факты указывают на тебя и только на тебя. Эта сделка сулила сотни тысяч, если не миллионы фунтов. А теперь все достанется старику Ортису.

Майкл, такой родной и привычный, с русыми волосами и с аккуратной бородой – отпущенной, чтобы казаться старше, – смотрел на жену недоверчиво.

– Я думала, ты никогда не усомнишься во мне, – чуть не плача прошептала Кристин. Горше всего было не из-за предстоящих трудностей, а из-за предательства самого близкого человека.

– Прости, но не могу же я закрывать глаза на факты, как бы мне этого ни хотелось. Лад но, пора спать. Завтра рабочий день.

В тот вечер они больше ни слова не сказали друг другу, даже не поцеловались на ночь. Майкл уже давно заснул, а Эдит все еще лежала с открытыми глазами. Если муж не поверил ей, то что говорить об остальных?

И теперь, направляясь в кабинет Джея Мэтьюза, расположенный на верхнем этаже, и куда входили только по приглашению, она чувствовала, что внутри нарастает напряжение. Это несправедливо. Почему никто не хочет ее выслушать? Почему никто не верит ей? В ошибке виноват кто-то другой. Если это вообще была ошибка, а не преступление.

Но никаких доказательств у Кристин не было. Она не знала, что и предполагать, а факты указывали именно на нее как на злоумышленницу.

Молодая женщина нервно постучала в деревянную дверь и машинально заправила пряди волос за уши. Обычно она не делала прически, и светлые волосы свободно рассыпались по плечам. На бледном испуганном лице не было ни следа косметики, и Кристин казалась куда моложе своих двадцати шести лет. Строгий серый костюм с юбкой до колен, черная блузка, туфли без каблуков – она всегда старалась одеваться как можно незаметнее, чтобы не привлекать излишнего внимания. Она стеснялась своего высокого – слишком высокого – роста. – Войдите.

Громкий и резкий голос Джея Мэтьюза заставил ее задрожать сильнее, и молодая женщина робко вошла в кабинет, тихо закрыв за собой дверь. До этого момента она видела босса только мельком, когда он проходил по коридорам своей империи, никогда не говорила с ним и теперь почему-то чувствовала себя виновной, хотя ничего предосудительного не совершала.

Кристин робко ступила на пушистый ковер, покрывающий пол. Это был очень впечатляющий, роскошный кабинет с прекрасной деревянной мебелью и большими окнами; темные стены оживляли экзотические живые растения. – Сядьте! – скомандовал голос. Как будто собаке, с горечью подумала она, тем не менее опустила на краешек кожаного кресла. Ноги сделались ватными, сердце стучало как бешеное. Мистер Мэтьюз мог запугать любого, даже самого уверенного в себе посетителя, что же говорить о робкой Кристин.

На лице его не было ни капли жалости. Хмурый взгляд зеленоватых глаз, смотрящий сквозь нее, выражал презрение. Довольно небольшие для такого высокого мужчины руки лежали на темном дереве стола, и Кристин невольно обратила внимание на аккуратные ногти.

– Никогда еще, – голос был полетать жесткому выражению лица, – за всю историю компании никто не смел пойти против меня, ник то не пытался обмануть меня, да еще так глупо, как вы!

– Но я и не делала этого, – произнесла Кристин, стараясь, чтобы голос звучал уверенно. Но из горла вырвался лишь жалкий писк, и даже она начала чувствовать себя виноватой. – Если бы вы…

Но он не дал ей закончить.

– Я ожидал от своих служащих большей честности. Не думал, что некоторые из них способны позариться…

– Но мистер Мэтьюз, я не…

– Молчите! Я прекрасно знаю, что вы сделали, и, будьте уверены, миссис Кристин Опшер, я доведу эту историю до логического завершения. Никто не смеет безнаказанно становиться у меня на пути. – Зеленоватые глаза буквально впились ей в лицо, и молодая женщина почувствовала почти физическую боль. – Не взирая на решение суда, ваши услуги больше не требуются «Мэтьюз прожект».

– Вы собираетесь подавать в суд? – прошептала она в полнейшем ужасе. Этого Кристин никак не ожидала. Потерять работу – да, но столкнуться с официальным обвинением – это невозможно. Ведь за ней нет никакой вины!

– Да, именно так я и поступлю.

– Даже не выслушав меня? – Почему-то Кристин решила, что ее сюда пригласили, что бы узнать другую версию событий.

– Что тут выслушивать? – В голосе босса послышалось неприкрытое раздражение. – Мне совершенно ясно, что это ваших рук дело, даже если у присяжных сложится другое мнение. – Зеленовато-карие глаза вновь вспыхнули недобрым блеском. – Всего хорошего!

Но Кристин не могла двинуться с места. Она по-прежнему сидела в кресле, глядя на Мэтьюза, как на свою смерть.

– Вы не можете так со мной поступить, – выдохнула она, и краска мгновенно сошла с ее лица, даже губы побелели. Дышать становилось все труднее.

– О, не волнуйтесь, могу, и очень просто, – с холодной насмешкой отозвался босс, поднимаясь из-за стола. – Вы ничем не заставите меня изменить мнение. Ничем! Ваш поступок – это не просто служебная халатность, это преступление, о наказании за которое вы узнаете и без меня.

Джей Мэтьюз был очень, высокий человек, выше шести футов, и держался он с оскорбительной надменностью, когда быстрым шагом вышел из кабинета. Он не дал Кристин шанса оправдаться, считая ее виновной, не пожелал узнать правды.

Она заставила себя подняться и последовать за ним, хотя ноги плохо слушались. Мэтьюз стоял в приемной, хмуро глядя в окно. Он по-прежнему пребывал в сильном раздражении и даже не повернул головы в ее сторону. Молодой женщине очень хотелось влепить ему пощечину, но она ограничилась словами.

– Мне не за что благодарить вас, мистер Мэтьюз. – Кристин выпрямилась во весь свой немаленький рост, заставив голос звучать холодно и отстранено. – Надеюсь, что, если у вас возникнут трудности, вы не окажетесь во власти бессердечного человека. Пусть у вас всегда будет возможность высказать свою версию.

В ответ он не проронил ни слова, даже не обернулся.

– Проснитесь, мисс Стенфилд.

Знакомый голос ворвался в ее сознание, заставляя открыть глаза и вздрогнуть от странного возбуждения.



Джей Мэтьюз заметил на лице молодой женщины легко читаемую неприязнь и нахмурился.

– Что-то не так?

Эдит взяла себя в руки, поняв, что они уже подъезжают к аэропорту. Она не должна дать ему ни малейшего повода для беспокойства.

– Прошу прощения, я задремала.

– И вам приснился плохой сон?

Она не собиралась отвечать, просто слабо улыбнулась.

Со всеми формальностями было покончено на удивление быстро. Наконец объявили о посадке на рейс до Сан-Антонио.

Эдит готовилась распрощаться с Джеем Мэтьюзом, хотя, даже находясь за сотни миль от нее, он ни на минуту не покинет ее мыслей. С помощью этой работы она намеревалась выявить его слабые места, найти ахиллесову пяту, но теперь эта идея уже не казалась ей такой прекрасной. Кто же знал, что между ними возникнет сексуальное притяжение, что она почувствует настоящее влечение, которого давно не испытывала? Собственное тело могло подвести ее в любой момент.

Даже легкое рукопожатие пробудило целый фейерверк эмоций в ее душе. И Эдит изо всех сил постаралась непринужденно улыбнуться и уверить Джея, что с Мейбл ничего не случится.

– Учтите, я буду часто звонить, – сказал он очень серьезно.

– А я обязательно свяжусь с вами, если что-то случится.

– Будьте так любезны, – ответил Мэтьюз. – И не вздумайте ничего от меня скрывать, пусть даже Мейбл попросит вас об этом. Вы отвечаете за ее жизнь и безопасность.

– А вы думаете, возникнут проблемы? – нахмурилась молодая женщина. Почему бы ему не отпустить ее руку? И вообще, зачем он так пристально вглядывается в ее лицо?

– Нет, но лучше, если вы будете готовы ко всему.

– В таком случае, – произнесла она с не винной улыбкой, – я позвоню вам, если мисс Мэтьюз чихнет.

В ответ Джей усмехнулся.

– Не стоит принимать мои слова так буквально, мисс Стенфилд… Эдит. Можно вас так называть?

– Если хотите. – Она наклонила голову.

– Тогда и вы зовите меня Джей.

– О нет, – быстро отказалась она, наверное слишком быстро, потому что Мэтыоз нахмурился. – Это неправильно.

Таким образом они перейдут на следующую ступень отношений, а ей этого совсем не хотелось. Между ними не должно возникнуть никакой близости, иначе ее план с треском провалится.

– Неправильно? Но почему?

– Вы мой работодатель.

Темные брови его нетерпеливо приподнялись.

– Но мы же не в средние века живем. – За тем он добавил уже гораздо мягче: – Эдит, пусть будет Джей. Я уже почти сожалею, что не еду с вами.

Молодая женщина недоуменно распахнула синие глаза, стараясь не замечать эротических токов, исходящих от этого мужчины.

– Если бы вы сопровождали вашу сестру, вам бы не понадобились мои услуги.

– Справедливо, – согласился Джей. – Но, думаю, это было бы приятное времяпрепровождение.

– Что вы имеете в виду? – нахмурилась Эдикт.

– У нас с вами.

– У нас с вами – приятное времяпрепровождение? – Она постаралась изобразить полное непонимание. – Вы наняли меня в качестве компаньонки вашей сестры, не больше. Если помните, вы подчеркивали, что это чисто деловое соглашение.

– Да, действительно, – улыбнулся он. – И именно дела удерживают меня здесь. Но, быть может, когда вы вернетесь…

– Вы меня смущаете.

– Неужели? Но не станете же вы отрицать взаимного притяжения?

Джей сжал ее хрупкую ладонь, не отрывая горящих зеленовато-карих глаз от лица молодой женщины.

– Взаимное притяжение мистер Мэтьюз? – Она изобразила ужас. – Вам, наверное, показалось.

– Не думаю. – Уголки его чувственных губ снова изогнулись в легкой улыбке. – Скорее всего, вы так холодны ко мне, потому что скрываете истинные чувства. И это достойно похвалы. Я устал от женщин, которые слишком откровенно выказывают свой интерес ко мне. Так что встретить сопротивление – это для меня новый опыт.

– У вас богатое воображение, мистер Мэтьюз… Джей. – возмущенно произнесла Эдит. – Вы мне нисколько не нравитесь, и вряд ли это когда-нибудь изменится. И вообще сейчас не время для подобных разговоров: ваша сестра уже ждет меня.

Очень унизительно сознавать, что от Джея не укрылось, как воздействует на нее его прикосновение. Утешало только то, что он не узнал в ней бывшую служащую, которая со скандалом покинула место работы.

Правда, это было не слишком большое утешение.

Взойдя на борт самолета, Эдит вздохнула с облегчением, что этот человек остается на земле. Если бы разговор продлился еще хоть немного, кто знает, что могло бы произойти. Она уже почти не контролировала себя и с легкостью могла проговориться.

Салон первого класса полностью оправдывал свое название, после такого комфорта вряд ли захочется летать эконом-классом. Некоторое время путешественницы переговаривались, затем Мейбл заявила, что собирается вздремнуть. Стюардесса опустила кресло и принесла плед.

– Пожалуйста, не будите меня, – попросила девушка. – Я хочу проснуться уже в Сан-Антонио.

Эдит попыталась читать утренние газеты, но буквы расплывались, и перед глазами вставало мужественное лицо Джея Мэтьюза. Она никак не могла перестать думать о нем.

Что ж, тем лучше! Если она все время будет помнить о нем, значит, не забудет и о своей ненависти. Необходимо все время поддерживать в себе это чувство, все время твердить, что этот обаятельный мужчина – ее враг.

Но всегда проще сказать, чем сделать. Кожа все еще хранила ощущение его прикосновения, воображение то и дело восстанавливало детали разговора, выражение опасных и манящих зеленовато-карих глаз.

Теперь он казался ей сексуально привлекательным мужчиной. В нем словно раскрылись новые стороны, до сего момента неизвестные. Но Джей Мэтьюз разрушил ее жизнь, и она должна ненавидеть его. Почему же тогда ее непреодолимо к нему влечет?

Черт подери, он был прав, когда говорил о притяжении! По крайней мере, с ее стороны. Эдит сомневалась, чтобы о себе он говорил правду. Скорее всего просто играл, прибегая к чисто мужским уловкам. Или хотел узнать, что она за человек и как далеко позволит ему зайти.

Молодая женщина не замечала, что дыхание ее заметно участилось, и удивилась, когда Мейбл обратилась к ней:

– С вами все в порядке, милая?

Эдит заставила себя улыбнуться и вежливо ответить искренне обеспокоенной девушке.

– Ничего страшного, мисс Мейбл. Я просто подумала о неприятном… – Не дай Бог она захочет уточнить, о чем именно!

– Понятно. А я уж начала беспокоиться.

Эдит снова улыбнулась, а про себя подумала, что ей следует сдерживать свои чувства, а то юная мисс Мэтьюз очень наблюдательна.

– Ох, пожалуйста, не обращайте внимания. Я прошу прощения. Ведь это я должна о вас заботиться, а не наоборот.

– Надеюсь, брат не забил вам голову всякой чепухой о моем здоровье, – наморщив нос, произнесла Мейбл. – Я не нуждаюсь в постоянном внимании и ненавижу, когда люди пытаются предугадать каждое мое желание. И Джей прекрасно это знает. Если мне что-нибудь понадобится, я не постесняюсь сказать вам. Так что не относитесь к своим обязанностям слишком ответственно.

– Запомню, – ответила Эдит, и девушка в ответ улыбнулась. Между компаньонками явно налаживался контакт.

– Думаю, Эдит, нам пора перейти на «ты». Терпеть не могу всех официальных обращений вроде «мисс Мейбл Патриция Анджела Мэтьюз». Согласна?

– Согласна, Мейбл. Кажется, нас с тобой ждут отличные каникулы, – Но на душе у Эдит кошки скребли: она чувствовала, что совершает самый страшный обман в своей жизни.

Через несколько часов под крылом самолета проплыли зеленые заросли тропических островов, и молодая женщина наконец-то стала наслаждаться путешествием. Она никогда даже и не мечтала об отдыхе на Балеарах, и мысль о прозрачной морской воде, о белоснежных пляжах и о ласковом солнце пролилась целительным бальзамом на взвинченные нервы. Подумать только – целых три месяца жить в свое удовольствие, ничего не делать и только присматривать за Мейбл!

Наверное, позабудется даже весь ужас судебного разбирательства и трех месяцев тюрьмы, и она сможет в полной мере насладиться роскошной жизнью.

– Тебе понравится вилла Джея, – сообщила Мейбл, когда самолет начал снижаться.

– Она принадлежит вашему… твоему брату? – Эдит не ожидала, что мрачный мистер Мэтьюз захочет приобрести недвижимость в таком солнечном и жизнерадостном месте.

– Да, – улыбнулась девушка. – Это первое, что он купил, когда дела компании пошли в гору. Специально для того, чтобы я с родителями могла здесь отдыхать. Знаешь, Джей совершенно замечательный брат, добрый и заботливый. Порой даже не верится, как мне повезло с ним, ведь старшие братья часто не ладят с младшими сестренками.

Добрый? Заботливый? И это про Джея Мэтьюза? Наверное, у Эдит что-то не в порядке со слухом. Знает ли Мейбл, каков на самом деле этот ангел во плоти? Или просто видит в нем того, кого хочет? Вот бы раскрыть ей глаза на истинную сущность ее братца!

– Он сам никогда здесь не живет, – продолжила Мейбл, не замечая напряженного состояния собеседницы. – Пару лет виллу занимал его друг, но теперь она снова пустует. Ты представить не можешь, как мне хочется скорее туда попасть! Я так ждала этой поездки!.. Конечно, сейчас – без родителей – все будет по-другому… – На мгновение карие глаза девушки затуманились печалью. – Но я уверена, что наша поездка удастся и мы получим огромное удовольствие.

– Я тоже с нетерпением жду приземления, – совершенно искренне ответила Эдит. Даже зная, какие цели она преследует, отправляясь в эту поездку, нельзя отрицать, что предстоит чудесный отдых.

– А ты когда-нибудь раньше бывала на островах?

– Нет, мои поездки ограничились Средиземноморьем. Я никогда не могла себе позволить такого роскошного путешествия.

– Тогда тебя ждут незабываемые ощущения.

Эдит и Мейбл приникли к иллюминатору, глядя, как стремительно приближается земля. Уже можно было различить дороги, дома, леса. Наконец Эдит ступила на твердую почву и с восторгом огляделась вокруг. Даже здесь, в аэропорту, чувствовался свежий запах моря, где-то на горизонте маячили белые точки чаек, и даже казалось, что слышны их крики.

Эдит с некоторой тревогой посмотрела на спутницу, опасаясь, вдруг перелет ее слишком утомил. Но Мейбл светилась от счастья, ни следа не осталось от усталости.

– Ах, как здесь чудесно! Я обожаю море и солнце, – едва ли не пела девушка, то и дело обращаясь к компаньонке. – На вилле, конечно, установлены кондиционеры, но я люблю жару. Мои косточки прогреваются, и я всякий раз надеюсь, что после очередной солнечной ванны, запрыгаю как зайчик! – За годы болезни Мейбл привыкла подшучивать над собой, но Эдит ощутила острую жалость к ней.

Молодая женщина направилась к стоянке такси, но Мейбл остановила ее.

– Нет-нет, за нами приедет личный шофер. Вон он, смотри. Хулио! – замахала она рукой.

Смуглое лицо, вышедшего из машины Хулио, озарила белозубая улыбка, и он приподнял широкополую шляпу.

– Добро пожаловать на виллу, сеньорита Мейбл. Рад снова вас видеть.

– Я тоже счастлива снова оказаться здесь! Ты не поверишь, Хулио, я во сне видела наш дом и море. Познакомься, это Эдит, моя компаньонка на время отдыха. Эдит, это Хулио, он управляющий виллой.

Высокий, худощавый, обожженный солнцем мужчина пожал руку Эдит, приветливо улыбаясь.

– Добро пожаловать на Ивису, мисс Эдит. Вы впервые на Балеарах?

– К сожалению, да.

– Тогда вы просто обязаны совершить экскурсию по острову. Если мисс Мейбл не возражает, я покажу вам все достопримечательности.

– Я бы с удовольствием тоже съездила, – мечтательно протянула девушка. – Через пару дней, когда отдохнем от перелета, нагрузим машину провизией и отправимся в путешествие.

Эдит не отрываясь смотрела в окно, стараясь запомнить путь от аэропорта до виллы. Она с изумлением рассматривала непривычную растительность, отмечая обилие широколиственных растений и ярких цветов. Сан-Антонио поражал чистотой и ухоженностью – белые домики, чудесные клумбы, высокие фонтаны. Вскоре машина выехала на шоссе, и по сторонам дороги замелькали виллы и отели вперемешку с участками диких зарослей.

На лугах паслись пятнистые коровы, где-то в чаще пели тропические птицы. На горизонте возвышались горы. Эдит никогда не видела такой красоты и от души наслаждалась. Чем ближе машина подъезжала к воде, тем отчетливее становился рокот прибоя.

Вилла «Розовый куст» располагалась на возвышенности прямо над белым песчаным пляжем, из ее окон открывался великолепный вид на Атлантический океан. Бледно-розовый дом, окруженный садом, походил на картинку, и молодая женщина влюбилась в него с первого взгляда. Двухэтажное здание с внутренним двориком и с бассейном казалось пределом земных мечтаний.

– Неужели Джей действительно никогда здесь не был? – удивилась Эдит, все еще не веря в реальность происходящего.

– Никогда, – подтвердила Мейбл, тоже очарованная прелестной панорамой. – Он говорит, что слишком занят, чтобы отдыхать. Джей довольно много ездит за границу, но только по делам. Он налаживает связи по всему миру, заключает договора с иностранными компаниями, открывает новые филиалы. И очень редко позволяет себе расслабиться. – Девушка словно жаловалась на старшего брата. – Так что ничего удивительного, что он никогда не женится. Ни одна нормальная женщина не вынесет такой безумной жизни.

Внутри дом наполняли свет и прохлада. Выкрашенные в белый цвет стены, высокие окна, мебель пастельных тонов делали интерьер радостным и воздушным одновременно. Три спальни, большая терраса, используемая как гостиная и столовая, просторный холл, превращающийся при желании в зал, – все было обставлено со вкусом и любовью. Солнечные лучи отражались от гладкой поверхности воды в бассейне и покрывали стены внутреннего дворика замысловатым мерцающим узором.

Эдит показалось, что она попала в мир, где нет горестей и забот, а только покой и красота. Поддаваясь романтике окружающей обстановки, она почти позабыла об истинной цели своего прибытия сюда. Здесь хотелось забыть о вражде и ненависти и погрузиться в гармонию и тишину.

Долгое путешествие все-таки утомило Мейбл, ее оживление сменилось усталостью и апатией. Пока компаньонка распаковывала вещи, девушка неподвижно сидела в плетеном кресле, откинув голову назад и прикрыв глаза.

Несмотря на все ее уверения, она еще не до конца оправилась после болезни и явно требовала ухода и внимания.

– Как жаль, что Джей с нами не поехал, – пробормотала Мейбл словно сквозь сон.

Эдит скорчила гримасу. Неужели нельзя хотя бы на полчаса забыть об этом человеке?

– Тебе так не кажется?

– Прости, что ты сказала?

– Ты просто позеленела, когда я упомянула о брате, Тебе он так сильно не нравится? – Судя по выражению лица Мейбл, вопрос этот казался ей очень важным.

– Да нет, что ты, конечно нет. – Что еще она могла ответить? Тем более что мисс Мэтьюз не спускала с нее внимательных глаз. – Я ведь едва с ним знакома.

– Возможно. Но что-то мне подсказывает, что у тебя на него зуб. – Мейбл всегда отличалась особенной проницательностью.

Да, придется быть предельно острожной. А то, не ровен час, можно выдать себя с головой.

– Он с тобой грубо обошелся, когда принимал на работу? Да, Джей иногда бывает резким и слишком властным, но…

– Нет, Мейбл, что ты. Все прошло прекрасно. Я даже не заметила, что изменилась в лице… Должно быть, подумала о чем-то своем, не приятном.

– Так, значит, тебе нравится Джей? О Боже, к чему такая настойчивость? И что теперь отвечать?

– Я еще не успела составить мнения о твоем брате, – уклончиво сказала Эдит. – Мы слишком мало знакомы. Но его забота о тебе доказывает, что он очень добрый человек.

Мейбл улыбнулась.

– Так оно и есть. Уверена, ты сама убедишься в этом, когда узнаешь его ближе.

К счастью, нет никакого шанса завязать с ним тесную дружбу. Ясно, что сестра даже не подозревает о другой стороне его личности, о бесцеремонности и полнейшем равнодушии к судьбам других людей. Что распрекрасный Джей может совершенно спокойно сломать жизнь человеку, даже не потрудившись выяснить, в чем дело.

Остаток дня они провели, осматривая дом, отдыхая и наслаждаясь обилием новых красок, запахов и звуков. Эстрелла, жена Хулио, приготовила замечательный обед, которому путешественницы отдали должное. Эта невысокая, полноватая женщина исполняла обязанности поварихи, экономки, горничной – короче, делала любую нужную работу. Испанская чета тут же взяла на себя заботу о юной сеньорите, и Эдит почувствовала себя совершенно ненужной. Зачем вообще было ее нанимать, если уже есть люди, чтобы приглядывать за мисс Мэтьюз?

Вскоре молодой женщине стало ясно, что жить с Мейбл не так-то просто, как казалось. Хотя она ничего не требовала, а тихо просила, но так, что никто не осмеливался ослушаться. Если не было каких-нибудь неотложных дел – например, отыскать прошлогодний номер журнала, где публиковалась очень интересная статья про повадки игуан, – то Мейбл желала, чтобы Эдит находилась при ней.

Да, Джей был прав, когда предупреждал, что у компаньонки этой юной особы совсем не будет свободного времени. Мейбл постоянно требовала внимания. Видимо, после смерти родителей ей очень не хватало общения, и Эдит заменяла сейчас девушке мать и подруг одновременно.

Мистер Мэтьюз звонил каждый вечер, справлялся о здоровье сестры. Но однажды он этого не сделал, и на следующее утро Мейбл потребовала, чтобы компаньонка позвонила брату в офис. Та хотела было возразить, но девушка ничего не стала слушать. Тяжело вздохнув, Эдит направилась к телефону. Сердце стучало как бешеное, когда она крутила диск и слушала длинные гудки. Вдруг его не окажется на месте, вдруг он будет очень занят…

Всякий раз, набирая номер телефона «Розового куста» Джей Мэтьюз надеялся, что трубку возьмет Эдит. Но Хулио или Эстрелла неизменно опережали ее.

Впервые в жизни Джей столкнулся с тем, что не может забыть женщину, не в состоянии выкинуть ее из головы. Он ложился в постель с мыслями о ней, представляя рядом с собой, буквально чувствуя тепло ее тела. Сколько раз в своем воображении он обнимал ее, целовал нежные губы, занимался с ней любовью.

Погрузившись в беспокойную дремоту, он видел ее во сне; проснувшись, снова оказывался в мире фантазий, где царила она. Эдит Стенфилд нарушила мерное течение его жизни – это замечали даже окружающие, Натан Барроуз, его заместитель и друг, беспокоился, не заболел ли босс.

– Джей, ты в последнее время сам не свой. Не пора ли тебе отдохнуть хоть немного? Ты не брал отпуска уже несколько лет.

Мэтьюз с презрением отмел эту идею, после чего осознал всю притягательность отдыха на Балеарах в обществе Эдит Стенфилд. Он до сих пор так и не понял, что именно привлекает его в этой женщине.

Ему нравилось, что она не стесняется своего высокого роста, что одевается просто и стильно, что держится уверенно, спокойно и доброжелательно. К тому же эту женщину окружал ореол таинственности, словно она что-то скрывала. Джей был заинтригован, и мысль, что он не увидит ее в течение трех долгих месяцев, сводила его с ума.

Да, Натан прав: просто необходимо взять отпуск… И присоединиться к сестре и Эдит? От этой мысли кровь заиграла в жилах. Но что подумает Мейбл? Он ведь никогда не приезжал на виллу, и проницательная девушка тут же догадается, что это из-за прекрасной компаньонки. После чего последуют многочисленные расспросы и язвительные комментарии, и вряд ли он с Эдит сможет много времени проводить наедине.

Рука потянулась к телефону и замерла в нерешительности. Стоит или не стоит? Вдруг он сваляет дурака и выставит себя на посмешище?

Раздался резкий звонок, и Джей немедленно взял трубку, нутром чувствуя, кто это, и уже зная ответ на вопрос.

– Мистер Мэтьюз? Это Эдит Стенфилд.

Он улыбнулся. Ее голос нельзя спутать с ни с чьим, и от нескольких простых слов сердце его заколотилось с бешеной силой. Неужели женщина может так на него влиять? Странная женщина, которую он видел всего несколько раз…

Джей так много думал о ней, что теперь, закрыв глаза, представил ее – высокую и стройную, в белых брюках, по его вине залитых кофе, и в голубом свитере, не скрывающем соблазнительных округлостей. Тогда она была в ярости и синие глаза сверкали, как два сапфира. Боже, как она хороша, когда злится!

– Мисс Мейбл… она попросила меня… – Ничего не случилось? – перебил Джей, чувствуя себя виноватым, что думает о женских прелестях, а не о больной сестре.

– Нет-нет, все в порядке.

– Тогда что?

– Мисс Мейбл забеспокоилась, почему вы не позвонили вчера.

– Я слишком поздно освободился, было очень много работы. – Он говорил не спеша, наслаждаясь каждой секундой разговора. – Как раз собирался звонить.

– О, тогда я скажу мисс Мейбл, и она подойдет…

– Нет, Эдит, подожди! – Слова вылетели, прежде чем он успел подумать. Джей даже слегка покраснел от смущения, чувствуя себя до крайности глупым. – Мне бы хотелось сначала поговорить с тобой.

На другом конце провода повисла тишина – видимо, молодая женщина ждала продолжения. Но разве можно признаться, что он скучает, постоянно думает о ней, хочет быть рядом, сжимать ее в объятиях, целовать, ласкать…

– Мистер Мэтьюз?

– Джей, – напомнил он. – Я просто хотел знать, как у тебя дела. Справляешься? Мейбл тебя не слишком терроризирует?

– Нет, все прекрасно. Я в совершенном восторге и наслаждаюсь жизнью.

– Чудесно. А то я волновался, вдруг общение с моей сестрой покажется тебе утомительным и ты решишь вернуться домой.

– Я не подведу вашу сестру, – бросила Эдит. – У вас больше нет вопросов?

Уже не в первый раз у Джея возникло ощущение, что он ей не нравится. Но, с другой стороны, казалось, что эта женщина неравнодушна к нему – восхитительное взаимное чувство! Быть может, она просто слишком горда и старается не выказать своих эмоций? Он улыбался этой мысли, настроение его поднялось.

– Пока нет, – ответил Джей, но решение же оформилось: он больше не может находиться вдали от Эдит Стенфилд.

3

Через несколько дней Джей Мэтьюз разобрался со срочными делами и взял официальный отпуск. Все это время он не переставая думал о такой далекой и одновременно близкой женщине, пока наконец, поднявшись на борт самолета, не прочитал себе лекцию о вреде излишней поспешности. Джей изрядно нервничал. Последний раз он чувствовал себя так, когда в темном переулке навстречу ему вышли несколько явно недоброжелательно настроенных парней. Тогда он вышел победителем, а вот теперь…

Джей не стал никого предупреждать о приезде, желая устроить приятный сюрприз для Мейбл и – не очень приятный – для Эдит. Впрочем, довольно сложно предугадать реакцию необыкновенной компаньонки сестры.

Она делала вид, что его общество ей не нравится. Но в то же время Джей чувствовал, как напрягается ее тело от его прикосновений, видел, как на нежных щеках загорается румянец.

Нужно действовать очень осторожно, никаких резких движений, говорил он себе. Неужели на таком прекрасном острове мужчина и женщина, неравнодушные друг к другу, не утонут в море любви?

Такси остановилось около виллы «Розовый куст», и сердце Джея ушло в пятки. Он злился на себя за испытываемое им возбуждение, но одновременно не мог скрыть радости. Наконец-то она рядом.

Но, к сожалению, Эдит и Мейбл не оказалось дома.

– Хулио увез их на прогулку по острову. Я даже не знаю, когда они возвратятся, – сообщила Эстрелла. – Мисс Мейбл ожидала вашего приезда? Не могла же она забыть…

– Нет-нет, я хотел устроить ей сюрприз, так что сам виноват. Пожалуй, в таком случае следует искупаться. И, конечно, сейчас уже поздновато, но нельзя ли придумать какой-нибудь немудрящий ланч для утомленного путешественника? – Он улыбнулся самой своей очаровательной улыбкой.

– Конечно, мистер Мэтьюз. Уже несу. – И Эстрелла поспешно удалилась в кухню.

Джей бросил сумку на кровать в своей комнате и вытащил оттуда плавки. Лучший способ избавиться от раздражения это совершить несколько заплывов в бассейне, тогда через полчаса он наверняка успокоится и расслабится…

Обсохнув на солнце, он с удовольствием съел приготовленный ланч, а потом заснул. Послеобеденный сон не входил в его намерения, но, сам того не заметив, Джей прикрыл глаза и через пару секунд – как ему показалось – проснулся от радостного возгласа Мейбл.

– Джей!

Он поднял голову и увидел сестру с Эдит, которые шли ему навстречу. Мейбл счастливо улыбалась, а лицо ее компаньонки выражало панический ужас, словно та увидела привидение. Совершенно очевидно, что приезд нежданного гостя не вызвал у нее восторга.

– Не могу поверить, что ты здесь! Что случилось?

– Я подумал, что настало самое время взять небольшой отпуск, – ответил он, поднимаясь.

– Почему же ты меня не предупредил? – рассмеялась Мейбл, повисая у брата на шее. – Мы бы тогда встретили тебя с цветами и трубами! Ты же здесь первый раз за столько лет… – Немного успокоившись, она продолжила: – Хулио очень хотел показать Эдит остров, и я решила присоединиться к ним. Джей, это просто чудесно! Ты надолго? Даже не верится, что ты действительно тут. Я тебя столько упрашивала взять наконец отпуск.

– Вероятно, Господь внял твоим молитвам, – улыбнулся он. – Помнишь Натана Барроуза? Он убедил меня, что пора мне отдохнуть, и вот я здесь. Скажу больше, я никак не ограничивал сроки моего пребывания на Ивисе.

Джей усадил сестру в плетеное кресло и обратился к Эдит. Ему очень хотелось обнять и ее, поцеловать, прижать к себе, но вместо этого он протянул руку. – Привет, Эдит.

Она выглядела просто великолепно, гораздо лучше, чем при первой встрече. Нежную кожу уже обласкало солнце, синие глаза светились на загорелом лице. Самая прекрасная женщина на свете, если не обращать внимания на плотно сжатые губы и холод во взгляде.

– Здравствуйте, мистер Мэтьюз, – тихо приветствовала его она.

– Как вам Ивиса?

– Здесь очень мило.

– Мило! – фыркнула Мейбл. – Она круглые сутки поет от восторга. Какой замечательный остров, какое теплое море, какие красивые цветы! Боюсь, ты наводишь на Эдит робость. Наверное, Джей, ты был излишне строг, когда брал ее на работу, и заслужил не самое лестное мнение. – Девушка шутливо пригрозила брату пальцем. – Думаю, тебе есть над чем задуматься.

Интересно, что Эдит говорила о нем? Да, возможно, он вел себя чересчур резко, но это было нужно, чтобы молодая женщина твердо усвоила требования. Неужели ее так сильно задела его суровость, что она пожаловалась Мейбл?

– Я не хочу, чтобы ты боялась меня, Эдит, – тихо произнес Джей, стараясь выглядеть как можно убедительнее. – Прости, если заставил тебя думать обратное.

– Вот так-то лучше, – заметила Мейбл, не сводя с брата глаз. – А теперь я собираюсь не много поспать, а вы за это время должны познакомиться получше. Сегодня вечером у нас будет праздник.

Когда она скрылись в доме, Джей обернулся к Эдит и улыбнулся. Он с трудом сдерживался, чтобы не сделать большего.

– Присядь, пожалуйста.

Но она покачала головой.

– Я нужна вашей сестре. Обычно я…

– Думаю, сейчас она справится и сама. А если что, ей поможет Эстрелла, – твердо ответил он, не желая, чтобы добыча ускользнула. – Мейбл же сама сказала, что хочет видеть нас друзьями. – Сам же он мечтал о более близких отношениях, но признаться не смел. Пока еще.

Эдит никак не ожидала встретить Джея Мэтьюза. Он ведь никогда не бывает на Ивисе, тогда зачем же приехал сейчас?

Неужели это связано с ней? Он узнал, кто она такая на самом деле, и собирается отправить ее обратно в Англию?

Молодую женщину охватила паника. Она села на плетеный стул, ожидая его слов, словно удара гильотины. Неужели конец наступил так скоро после начала? Но вместо обвинений она услышала странный вопрос:

– Ты счастлива здесь, Эдит? – Голос звучал непривычно мягко, и она с удивлением подняла взгляд, словно не веря, что напротив сидит Джей Мэтьюз – гроза всех работников огромной фирмы.

В зеленовато-карих глазах не было ни тени обычной суровости, только искренняя забота и внимание.

– Да, счастлива.

– Мейбл не особенно тебя утомляет? Эдит нахмурилась. Ее очень удивляли вопросы мистера Мэтьюза.

– Мне казалось, в этом и состоит моя работа. Уверяю вас, совсем не трудно смотреть за вашей сестрой. Она замечательная девушка, мы чудесно проводим время.

– А ты часто плаваешь в бассейне?

– Честно говоря, еще ни разу, – ответила она. – Но…

– Тогда Мейбл должно стать стыдно, – произнес Джей, повергая собеседницу в шок.

Эдит приподняла брови, выражая удивление.

– Вы же предупреждали, что меня ждет круглосуточная работа, мистер Мэтьюз. Я не жалуюсь.

– Джей, если не трудно, – твердо поправил тот. – Но это еще не значит, что вам не положено свободное время. Мейбл всегда спит после обеда, что же ты делаешь в это время? – Джей подался вперед, внимательно вглядываясь в смущенное лицо.

Молодая женщина слегка передернула плечами.

– Обычно сижу в той же комнате. Вдруг ей что-нибудь понадобится.

– И она позволяет тебе заниматься такими глупостями? – спросил он, искренне недоумевая.

– Мейбл никогда не возражала.

– В таком случае, она явно не права, – спокойно ответил Джей, откидываясь на спинку стула. – И я обязательно скажу ей об этом.

Похоже, этот человек склонен к непостоянству. Сначала требует, чтобы компаньонка днем и ночью не отлучалась от больной, а затем критикует за то, что она уделяет недостаточно внимания развлечениям. Неужели вся причина в… Как он говорил?.. Во взаимном влечении… И именно поэтому он приехал на Ивису? Он не раскусил ее, а заинтересовался ею как женщиной?

Пульс Эдит учащенно забился. Боже, помоги мне! – взмолилась она. Ведь этот мужчина разрушил мою жизнь. Из-за него я оказалась за решеткой.

– Господа присяжные заседатели, признаете ли вы виновность обвиняемой?

– Признаем, господин судья.

Стон неверия вырвался из груди Кристин и облетел зал. После оглашения приговора – шесть месяцев тюремного заключения! – мир словно окутала тьма.

И все потому, что Джей Мэтьюз не удосужился выслушать ее. Потому что сразу поверил злым языкам. Воспоминания о прошлом горе и унижении оживили в ее сердце ненависть. Синие глаза вспыхнули от затаенной ярости.

Срок сократили благодаря ее хорошему поведению, но три месяца – самых ужасных в ее жизни – тянулись как три года. Сцена в зале суда навсегда запечатлелась в ее памяти и снилась в ночных кошмарах.

И теперь этот человек, отвернувшийся от нее в беде, проявляет дружескую заботу. Но разве она может дать волю тому приятному чувству, что возникает от его присутствия?

– На вашем месте, я бы не стала ничего говорить Мейбл, – резко сказала Эдит, возвращаясь к неоконченному разговору. – Она по думает, что я вам нажаловалась.

– А мне показалось, что ты жаловалась на меня. – Он нахмурился, и молодая женщина догадалась, что сейчас Джей размышляет о выражении ее лица и недобром взгляде.

– Я ничего не говорила, – покачала головой Эдит.

– Тогда почему Мейбл считает, что тебя тревожит мое присутствие?

– Не знаю. – Эдит пожала плечами. – Ей порой кажутся странные вещи.

– Хмм… – многозначительно хмыкнул Джей. – А почему бы нам теперь не искупаться?

Неужели можно так быстро менять тему разговора?!

– Я не могу, – незамедлительно отозвалась Эдит.

– Почему же? – последовал столь же быстрый вопрос.

«Потому что я не хочу, чтобы вы видели меня полуобнаженной!» – чуть было не выпалила она.

– Потому что это неправильно.

– Это из-за того, что ты работаешь на меня, да? В этом все дело? И именно поэтому ты не можешь называть меня просто Джей? – В голосе его послышалось раздражение, но он тут же взял себя в руки. – Эдит, мне кажется, нам надо забыть об условностях. Сестра здесь на отдыхе, я тоже. И тебе так же следует расслабиться.

Молодая женщина замотала головой.

– Мейбл не со всем может справиться сама.

– Тогда мы разделим обязанности, – твердо сказал он. – Тебе совершенно не обязательно загружать себя, раз я здесь. Иди и надень купальник.

Эдит покорно поднялась в свою комнату, но раздеваться не спешила. Сев на краешек кровати, она глубоко задумалась. Всего в нескольких ярдах находится человек, который вызывает в ней ненависть и приязнь одновременно. Сейчас он предлагает ей дружбу – а, скорее всего даже нечто большее, – и совершенно непонятно, как следует поступить.

По-хорошему, следовало бы уехать отсюда, сесть на первый же самолет до Лондона и улететь домой. Но очевидно, что так она поступить не может. И причина не в Мейбл Мэтьюз.

Она взялась за эту работу, только чтобы побольше разузнать о Джее, а затем без жалости нанести удар. Око за око – так ведь написано в Ветхом Завете?

Но почему-то ее изо всех сил влекло к нему. Вместо того чтобы расцарапать ненавистное лицо, она хотела целовать его, вместо того чтобы ударить – провести ладонью по широкой груди, ощутить нежность кожи. Это безумие, полнейшее безумие, твердила себе Эдит, но желание не исчезало, наоборот, становилось сильнее.

– Эдит? – Его голос донесся с улицы через раскрытое окно. – Ты идешь?

– Нет, я передумала. Вы будете купаться в одиночестве.

Через несколько минут легкие занавески шевельнулись, и в окне показалась голова Джея. Он подтянулся на руках и в следующее мгновение оказался в комнате. Эдит не могла оторвать восхищенного взгляда от его тела, прикрытого только узкими плавками. Невольно она отметила широкие мускулистые плечи, узкие бедра, длинные стройные ноги, На груди темнели черные вьющиеся волосы, спускающиеся к плоскому, твердому животу.

– Я не принимаю отказа. Или ты хочешь, чтобы я сам раздел тебя?

Эдит на секунду зажмурилась. Она почувствовала, как Джей прошел в глубь комнаты, и, открыв глаза, быстро встала с кровати. – Хорошо, я поплаваю с вами. Он находился всего в шаге от нее, и она ощутила тепло и слабый аромат его тела.

Грудь Эдит учащенно вздымалась под нежным и внимательным взглядом зеленовато-карих глаз. Соски напряглись, натягивая тонкую ткань платья. Но Эдит казалось, что на ней нет никакой одежды, словно этот мужчина раздел ее, даже не прикасаясь к ней.

– Вас не затруднит покинуть комнату? – довольно резко произнесла она, поворачиваясь к нему спиной. Проклятье, что за человек!

– А ты обещаешь сразу же спуститься?

– Да.

– Точно?

– Конечно. Просто уйдите, Джей.

Она не заметила, как губы его скривила самодовольная ухмылка.

Эдит быстро переоделась в купальник небесно-голубого цвета. Эта вещица обошлась недешево, но, честное слово, она того стоила. Молодая женщина не представляла, как хороша в этот момент – золотисто-загорелая, стройная, изящная.

Когда Эдит спустилась к бассейну, Джей уже неспешно плавал. Какое счастье, что он не стал меня дожидаться! – подумала Эдит, без единого всплеска погружаясь в воду.

Через секунду он оказался рядом. Их разделяло несколько дюймов прозрачной воды, и ее охватила паника. Что, если он подплывет ближе!

– Давайте наперегонки, – предложила Эдит и, не дожидаясь ответа, рванулась вперед.

Десять раз они проплыли бассейн из конца в конец, когда она наконец-то выдохлась. Хотя Джей неизменно оказывался быстрее, на лице его было написано искреннее восхищение.

– Вы отличный пловец, мисс Эдит Стенфилд.

– Я всегда побеждала на школьных соревнованиях, – ответила она, пытаясь восстановить дыхание.

– Мои поздравления. А в чем ты еще отличилась?

– Честно говоря, мне удавались почти все предметы, хотя ни в одном я не проявила настоящего таланта. – Она посмотрела в сторону виллы, желая закончить этот ставший слишком личным разговор. – Как думаете, Мейбл еще не проснулась? – К тому же Джей стоял так близко, что это начинало действовать ей на нервы.

– Не волнуйся о моей сестре. Эстрелла позаботится о ней.

– Но…

– Но – что? Лучше иди сюда и посиди в тени.

Молодая женщина неохотно последовала за ним к двум стоящим под зонтиком шезлонгам, Рядом находился столик, на котором стоял кувшин апельсинового сока, – все это Джей, видимо, приготовил заранее.

– Действительно прекрасное место, – произнесла Эдит, садясь и наблюдая, как он наполняет стаканы. Вокруг буйствовала пышная зелень сада, благоухали чудесные цветы, солнечный свет лился с голубого неба. – Мейбл говорит, что вы редко здесь бываете, к сожалению.

– Времени не так много, Эдит, чтобы тратить его на развлечения.

Да, особенно если руководствоваться принципом «время – деньги», с горечью подумала она. Похоже, Мэтьюза интересует только состояние банковского счета.

– Тогда почему же вы сделали исключение в этот раз?

Джей ответил не сразу, передавая собеседнице стакан.

– Думаю, я наконец-то признал, что и мне требуется отдых. – Его глаза сузились, вглядываясь в лицо молодой женщины.

– А может быть, вы устраиваете мне проверку? Желаете лично убедиться, что я хорошо выполняю мою работу? – Эдит вовсе не хоте лось показаться грубой, но резкие слова не вольно сорвались с ее губ.

– Тебя мучает осознание собственной вины? – сдержанно поинтересовался Джей, но затем пробормотал себе под нос: – Конечно нет. Человек, который ни на секунду не отходит от моей спящей сестры, когда на улице его ждет прекрасный бассейн… Нет, у такого чело века не может возникнуть чувства вины. Ты пре красно делаешь свою работу, Эдит.

– Благодарю вас. – Она посмотрела на него поверх стакана. Ледяной сок приятно холодил горло, успокаивая взвинченные до предела нервы.

– Мне непонятно только одно, – протянул он, откидываясь на спинку шезлонга. – Почему ты не замужем? Или почему у тебя нет хотя бы близкого друга?

Эдит порадовалась, что за темными стеклами очков не видно ее глаз. А то мистер Мэтьюз был бы удивлен отразившейся в них болью. Она с трудом сдержалась, чтобы не броситься на него с кулаками.

– Это отнюдь не значит, что я прожила в одиночестве всю жизнь. – В голосе ее слышалось напряжение. – Я даже успела побывать за мужем.

– И что же произошло? – Джей даже слегка наклонился в ее сторону.

Эдит тяжело вздохнула. До сих пор воспоминание о предательстве Майкла причиняло муку. Однако главным виновником ее разрушившегося брака был человек, который с таким сочувствием смотрел сейчас на нее. Как бы хотелось Эдит высказать ему в лицо все, что она о нем думает! Но, нет, нельзя – иначе весь план провалится.

– Обычное дело. После нескольких лет семейной жизни муж осознал, что я совсем не та женщина, которую он ждал всю жизнь.

– Хочешь сказать, что он ушел от тебя? – Темные брови Джея недоуменно поползли вверх. – По-моему, этот человек умом не отличается. – Он помолчал и улыбнулся. – С другой стороны, воз можно, он оказал мне большую услугу.

– Вам? Услугу? – Острая иголочка словно уколола ее в сердце. Если он намеревается завязать романчик, то пусть поскорее расстанется с заманчивой идеей. Она сумеет противостоять обаянию этого мужчины, пусть даже он брал уроки шарма у Казановы и Дон Жуана.

– Будь вы замужем, вы бы не смогли стать компаньонкой моей сестры. Тогда Мейбл пришлось бы провести лето в обществе какой-нибудь старенькой леди или – что еще хуже – ворчливого брата, – пояснил он, и на его чувственных губах появилась многозначительная улыбка. – К тому же я не сидел бы здесь с тобой, – хрипло добавил Джей.

Смущенная Эдит отвела взгляд. В данный момент ей больше всего хотелось оказаться за тысячу миль отсюда. А еще лучше, если бы Мэтьюз неожиданно перенесся обратно в Англию, тогда она была бы в полной безопасности.

– Ты имеешь что-то против?

– Против – чего? – не поняла Эдит.

– Моего здесь пребывания.

– Почему? – недоуменно переспросила она. – Это же ваш дом, вы можете приезжать и уезжать, когда вам заблагорассудится.

– Кажется, ты не получаешь особенного удовольствия от моего общества.

– Я просто очень удивилась, когда вы так неожиданно появились.

– Я надеялся, что сюрприз получится приятным.

– Но зачем? Какое это имеет для вас значение? – Через секунду она уже пожалела, что задала этот вопрос.

– Потому что, – неторопливо начал он, – как я уже говорил…

Эдит догадалась, что последует дальше, и не желала слышать продолжения. Ловким и незаметным движением она выпустила стакан из пальцев, и тот с громким звоном упал на каменные плиты, разлетаясь на мелкие осколки.

– О Боже, простите, – прошептала она, заливаясь краской. – Даже не знаю, как получилось…

– Сиди на месте! – приказал Джей, вскакивая с места. – С тобой все в порядке? Не порезалась? Сейчас я позову Эстреллу, и она все уберет.

– Все нормально, – пробормотала Эдит, оглядывая залитый соком купальник. – Думаю, мне лучше пойти наверх и переодеться. К тому же, наверное, Мейбл скоро позовет меня.

– Да что ты привязалась к Мейбл! – взорвался Джей. – Сейчас я зову тебя, Эдит. Почему, черт подери, ты убегаешь от меня? Я не кусаюсь, неужели не понятно?

Молодая женщина заставила себя взглянуть ему в лицо.

– Я все понимаю, но не считаю возможным расслабляться, если есть работа, которую я должна выполнять.

– Кто оплачивает твой труд?

– Вы, – неохотно ответила Эдит.

– В таком случае я хочу, чтобы ты проводила со мной больше времени.

– Это приказ?

Лицо его исказила горькая усмешка.

– Если это единственный способ заставить тебя остаться, то да. Но мне было бы приятнее, если бы ты сама так пожелала.

Эдит решила воздержаться от возражений. Пришла Эстрелла, убрала осколки и принесла другой стакан.

Несколько секунд они сидели молча. Эдит прикрыла глаза, стараясь не замечать присутствия этого мужчины. Надо сказать, задача не из легких: Джей Мэтьюз был слишком сексуальным и привлекательным, чтобы можно было так просто забыть о его существовании.

Больше всего хотелось беззастенчиво разглядывать его, восхищаясь широкими плечами, мускулистой грудью, покрытой темными – скорее всего шелковистыми на ощупь – волосами, сильными и в тоже время изящными руками. Насладиться созерцанием чувственных губ, волевого подбородка и глаз – зеленовато-карих, оттененных слишком длинными для мужчины ресницами. Под их нежным взглядом растаяла бы самая равнодушная женщина на свете.

– Я прошел тест?

Эдит залилась краской стыда. Она не только думала, но и проделывала все вышеперечисленное! И Джей прекрасно заметил ее неподдельный интерес к своей персоне. Боже, какая глупость, какая страшная глупость!

– Не понимаю, о чем вы, – пробормотала Эдит довольно, впрочем, неубедительно.

– Думаю, ты все прекрасно понимаешь. Но, признаться, мне тоже нравится тебя разглядывать. У тебя совершенно фантастическая фигура. Почему ты не захотела стать моделью?

Моделью? Никогда она не слышала более нелепого вопроса. Всю жизнь Эдит страдала от избыточного веса. В школе ее дразнили за слишком высокий рост, и она нашла утешение в шоколаде, мороженом и пирожках. Вредная пища не только дурно сказалась на здоровье, но и дала новый повод для издевательств – теперь уже над полнотой. Даже когда Эдит стала работать и привыкла к более размеренному питанию, все равно не могла сбросить ни унции.

Но три месяца в тюрьме сделали свое дело. И это единственное, за что можно было благодарить время заключения.

К счастью, в этот момент на террасе показалась Мейбл. Девушка радостно улыбалась, увидев брата и компаньонку вместе.

– Надеюсь, Джей, тебе удалось затащить эту упрямую особу в бассейн?

– Эдит превосходно плавает. Мне приходилось напрягать все силы, чтобы не отставать, – ответил он, пододвигая еще один шезлонг для сестры.

– А ты мне ничего не говорила! – с шутливым укором обратилась она к Эдит. – Почему же ты так упорно отказывалась искупаться?

– Потому что, – начал Джей, – мисс Стенфилд слишком серьезно относится к своим обязанностям.

Мейбл недоверчиво посмотрела на подругу, но не стала вдаваться в подробности. После нескольких минут легкой беседы, молодая женщина решила, что сейчас самое время уйти.

Джей нахмурился, но возражать не стал. – Тебя не затруднит попросить Эстреллу принести лимонаду и фруктов для Мейбл? – попросил он, провожая ее взглядом.

Вернувшись в свою комнату, Эдит бросилась на кровать, пряча лицо в подушку. Несколько раз за сегодняшний день она ловила на себе более чем красноречивые взгляды хозяина. Слишком внимательный осмотр ставит под угрозу тайну ее личности: присмотревшись, мистер Мэтьюз может догадаться, что уже когда-то видел эту женщину.

Хотя вряд ли, ведь они разговаривали всего однажды. Но страх и напряжение не уходили, потому что вся эта история в любом случае закончится новой болью и страданием для Эдит.

Готовя ужин, Эстрелла превзошла себя, и все пришли в совершеннейший восторг. Мейбл даже настояла, чтобы открыли бутылку шампанского по случаю приезда дорогого брата. Часов в десять девушка попросила Хулио помочь ей добраться до комнаты – она еще чувствовала слабость и предпочитала рано ложиться спать.

Эдит, как обычно, последовала за ней, чтобы помочь приготовиться ко сну. Включив ночник, она выскользнула из комнаты в надежде незаметно пробраться к себе. Но у Джея были другие планы на вечер. Стоило молодой женщине оказаться в коридоре, как он темной тенью возник из-за угла.

– Я ждал тебя. У нас осталось шампанское, и мне совсем не улыбается перспектива расправиться с ним в гордом одиночестве.

Эдит постаралась не замечать учащенного биения собственного сердца.

– Вообще-то, я и сама думала отправиться спать.

– В такое время?

– У меня был тяжелый день.

– Думаю, расслабиться и немного выпить – это как раз то, что тебе сейчас нужно. Мы посидим в беседке. Там прекрасно чувствуется бриз.

Похоже, выбора ей не оставили. Оставалось только надеяться, что мистер Мэтьюз избавит ее от излишне проницательных вопросов.

На столике в беседке уже стояли ведерко со льдом, откуда виднелось зеленое горлышко бутылки, и два высоких хрустальных бокала. Горели свечи, легкий ветерок приносил запахи моря, которые, смешиваясь с ароматами сада, создавали неповторимое благоухание.

Романтическая обстановка будоражила Эдит. Она огляделась, замечая перемены, произошедшие с особняком с наступлением ночи. Дом излучал мягкое сияние, отражая свет многочисленных лампочек, укрытых в траве газона.

– Как чудесно, – в искреннем восхищении прошептала она. Как будто мы в волшебном дворце!

Джей улыбнулся, явно польщенный ее восторгом.

– Неужели Хулио не устроил для тебя парадную иллюминацию?

Эдит покачала головой.

– Значит, я не зря приехал, – произнес он. – Просто грешно побывать на этой вилле и не увидеть всех ее чудес.

Разлив шампанское по бокалам, он уселся на стул и внимательно посмотрел на молодую женщину. Сделав глоток шипучего напитка, та едва не рассмеялась от щекочущих нос пузырьков.

Несколько минут они сидели в тишине, слушая рокот волн и шелест ветра в листьях деревьев. Эдит просто не знала, о чем говорить с этим человеком, в его обществе она чувствовала себя не в своей тарелке.

Когда наконец Джей нарушил молчание, она поняла, что не зря ее не оставляло беспокойство.

– Расскажи мне о муже, который так жестоко с тобой обошелся.

4

«Майкл Опшер, ваш коммерческий директор, – чуть было не выкрикнула Эдит. – Он тоже не поверил, что я не виновна!» Но, конечно, она сдержалась и покачала головой.

– Мне бы не хотелось об этом говорить.

– Он сделал тебе очень больно, да?

– Можно сказать, и так, – ответила молодая женщина.

Но на самом деле Майкл не разбивал ее сердца. В тот момент его наполняли только злость и горькое ощущение предательства. Муж, человек, с которым она столько пережила, отвернулся от нее, бежал как крыса с тонущего корабля!

Они были знакомы с детства, и уже тогда все вокруг шутили, какая прекрасная получится из них пара. И действительно, по окончании колледжа Майкл сделал Кристин предложение, и через месяц она стала миссис Опшер. В отношениях супругов никогда не было пылкой страсти и безумного желания, но они так давно знали друг друга, что не мыслили иного существования.

Правда, Кристин порой казалось, что им было бы лучше оставаться просто друзьями. Впрочем, она была счастлива, с радостью занималась домашним хозяйством и благодарила милосердную к ней судьбу.

Только теперь, на двадцать шестом году жизни, она познала, что такое дрожь вожделения, ощутила всю силу плотского влечения. Джей Мэтьюз, ненавистный враг, приоткрыл завесу над миром чувственных наслаждений. И молодой женщине было страшно – и интересно одновременно.

– Как долго вы были вместе?

– Всю жизнь. Мы дружили с детства и поженились после колледжа.

– И он был твоим единственным мужчиной?

– Да, – тихо отозвалась Эдит, не заботясь о том, как далеко зашел разговор.

Вспоминая свои чувства, она понимала, что никогда просто не смотрела ни на кого другого. Майкл казался пределом совершенства, каменной стеной, защищающей от всех жизненных невзгод. Именно поэтому его предательство причинило ей столько боли.

Сидя в тюрьме, она много думала о муже, тогда уже бывшем, и наконец призналась себе, что ненавидит его так же сильно, как Джея Мэтьюза.

Владельца «Мэтьюз прожект» можно понять. Но Майкл? Как он мог отвернуться от нее? Узнав о предстоящем судебном разбирательстве, он тут же подал на развод, не желая иметь ничего общего с грязной воровкой. И даже ни разу не навестил ее в тюрьме.

– А когда он ушел от тебя?

Тогда же, когда вы меня выгнали!

– Несколько месяцев назад.

– И раненое сердце кровоточит до сих пор?

Эдит кивнула.

– Может быть, теперь вам станет понятнее, почему я не хочу говорить о моей личной жизни. – Она допила шампанское и протянула пустой бокал. – Там еще не найдется немного?

Джей опорожнил бутылку и с улыбкой произнес:

– Думаю, пора принести следующую.

краткой передышкой, молодая женщина откинулась на спинку стула и прикрыла глаза. Пожалуй, сидеть здесь с ним не самая лучшая идея. В воздухе просто витает ощущение соблазна и опасности. Не зря Джей включил все эти лампы, придающие саду такой волшебный и романтичный вид. Но что же у него на уме? Можно ли противостоять этому мужчине?

– А вот и она, – весело произнес Джей, усаживаясь на место. – Ты что, собираешься прямо здесь заснуть?

– Нет, я просто думала, как вокруг тихо и спокойно, – солгала Эдит.

Место, где находится Джей Мэтьюз, никак нельзя назвать спокойным. Когда он был рядом, казалось, что в голове ее играет оркестр, состоящий из ударных инструментов.

– Ивиса просто создана для отдыха.

– Тем не менее вы нечасто здесь бываете.

– Ну, это не совсем так, – признал он, улыбнувшись слегка смущенно. – Я иногда позволяю себе немного расслабиться, особенно в конце деловой поездки. Только не говори Мейбл, а то она станет задавать слишком много вопросов.

– Например, с кем вы были здесь?

Джей кивнул.

– Она просто мечтает, чтобы я женился. Но больше всего Мейбл страдает от отсутствия племянников.

Выходит, он привозил сюда своих женщин. И Эдит далеко не первая, для кого устраивается чудесный романтический вечер со свечами и шампанским. Неудивительно, но почему-то неприятно.

– А в данный момент у вас есть подруга? – Как она только осмелилась спросить об этом? Ее же это никак не должно касаться.

Губы Джея скривились в усмешке.

– Тебе действительно интересно или это обыкновенное любопытство?

– Скорее любопытство, – улыбнулась она.

– Свойственное каждой женщине. – Через несколько мгновений он ответил на ее вопрос: т Сейчас, нет.

– И вы никогда не были женаты?

Он резко покачал головой.

– Нет. И если я женюсь, то это будет навсегда. Я не признаю разводов, по крайней мере для себя.

– Значит, просто еще не встретилась та, которой вы бы посвятили всю жизнь.

Неожиданно лицо Джея приобрело пугающе серьезное выражение.

– Встретилась, но, боюсь, я не очень-то ей нравлюсь.

Интересно, ту женщину тоже пугает темная сторона его личности? Ведь это единственная причина, по которой женщина может отказать Джею Мэтьюзу. Если он не пребывает в дурном настроении, то ведет себя как истинный джентльмен – внимательный, заботливый…

– Я вам искренне сочувствую, – тихо отозвалась Эдит. – Неужели нет ни малейшей надежды? – Может быть, он проявляет повышенный интерес к ней только потому, что пытается забыть истинную любовь?

– Скажем так, я усиленно работаю над этим. – Джей снова усмехнулся. – Еще шампанского?

Бокал опустел совершенно незаметно, и Эдит позволила снова наполнить его, хотя уже чувствовала легкое головокружение.

– Забудь обо мне и моих проблемах. Лучше расскажи о себе. – Он поставил локти на стол, наклоняясь ближе к собеседнице. – Почему ты бросила медицинское училище?

– Боюсь, я не создана для того, чтобы быть медсестрой. По-моему, это призвание. Мне всегда очень хотелось работать в больнице, но это просто не мое.

– И ты занялась архитектурным дизайном, то есть ушла совсем в другую область. Тебе это нравилось?

– Очень.

– И увольнение было, я полагаю, очень не приятным. В какой компании ты работала? Может быть, я знаю ее.

Эдит сделала долгий глоток шампанского, прежде чем ответить.

– Не думаю. Она не особенно известна. – Будь это во власти Эдит, «Мэтьюз прожект» уже давно исчез бы с лица земли вместе со всеми служащими.

– А давно они на рынке?

– Лет пять, наверное. Точно не знаю.

– А ты ожидала, что потеряешь работу?

– Нисколько. Это было потрясение. Одно мгновение – и я оказываюсь выброшенной на улицу. Я думала, что это просто ночной кошмар. – В голосе Эдит послышалась горечь, синие глаза сверкнули от злых слез.

– А когда это случилось?

– Около полугода назад.

– Почти одновременно с разводом. Ничего удивительного, что тебе так тяжело. А эти два происшествия как-то связаны?

– Мне бы не хотелось обсуждать мои прошлые проблемы, – твердо произнесла Эдит. – А то я снова начинаю расстраиваться. Если вам больше не о чем меня спросить, то позвольте мне пойти к себе. – Она поставила бокал на стол и решительно отодвинула стул.

Заметив ее порыв, Джей мгновенно оказался рядом и взял молодую женщину за руку.

– Я не хочу видеть тебя огорченной. Может, пройдемся по саду? Или искупаемся? Как ты хочешь… Все лучше, чем сидеть, пить шампанское и отвечать на его вопросы.

– Прогулка будет в самый раз, – ответила она, направляясь вниз по ступеням.

Полутемный сад наполняли ночные шорохи, приглушенный свет ламп и волшебный аромат цветов. Над головой огромными алмазами сияли южные звезды, и Эдит уже пожалела, что не выбрала бассейн. Все было слишком романтичным: Джей шел совсем рядом, руки их то и дело соприкасались. Всякий раз при этом она едва не отскакивала в сторону, боясь, как бы бешеный стук сердца не выдал ее.

Сначала он, занятый объяснением названий растений не замечал реакции Эдит. Затем резко остановился, гневно спросив спутницу:

– Что, черт подери, ты против меня имеешь?

Она недоуменно подняла брови и с трудом пролепетала:

– Я не понимаю, о чем вы говорите.

– Прекрасно понимаешь! – прорычал Джей. – Но я скажу тебе, чтобы нам обоим все стало ясно. – Он сделал паузу, желая удостовериться, что его внимательно слушают. – Ты смотришь на меня ненавидящим взглядом, словно я тебе до отвращения противен, ты шарахаешься в сторону от любого моего прикосновения, даже случайного. Я никогда не думал, что могу вызывать омерзение, но теперь уже сомневаюсь. – Глаза его сверкали от неподдельной ярости, и внутри у Эдит все перевернулось.

– Вы не омерзительны, – быстро, даже слишком быстро ответила она.

– Но что тогда? – угрожающе протянул Джей.

Молодая женщина прикрыла глаза, призывая на помощь остатки самообладания.

– Я… ммм… я…

– Не знаешь, что ответить, да? – очень тихо произнес Джей, снова превращаясь в ужасного демона, который так безжалостно выгнал ее с работы.

Она сжала пальцы, и ногти впились в нежную кожу ладоней, Эдит прекрасно знала, что ему ответить, но сейчас еще не пришло время. Однажды этот прекрасный день наступит, и он узнает, что о нем думает Кристин Эдит Стенфилд.

– Быть может, мне стоит доказать, что я вовсе не чудовище, каким тебе представляюсь. – Между ними уже почти не осталось свободного пространства. – Быть может, мне стоит…

– Нет! – Это был вопль отчаяния.

Перед Эдит действительно стояло чудовищеи ничто не заставит ее думать по-другому. Перед глазами промелькнули видения из прошлого: со скрежетом закрываются тюремные ворота, смеется безумная сокамерница, слышны отдаленные женские крики, не дающие спать по ночам…

– Нет? – насмешливо передразнил Джей и притянул ее к себе.

– Нет!

Улыбка блеснула в темноте как оскал хищника.

– Запомни раз и навсегда, Эдит: я не принимаю отказов!

Молодая женщина могла бы вырваться и убежать, но не шевельнулась, чувствуя жар его тела, вдыхая его запах. Сердца их бились в унисон, дыхания сливались воедино.

Наверное, виновато шампанское. А может быть, все дело в невероятно романтичной обстановке – благоухание цветов, звездный свет, негромкий интимный разговор…

Она заглянула ему в глаза – и утонула в них, как в темных омутах. Джея била дрожь, и возбуждение передалось Эдит, превращая кровь в огненную лаву, а саму ее в один напряженный нерв. Она прикрыла веки, зная, что сейчас он ее поцелует, и нисколько не волнуясь из-за своей беззащитности.

Через мгновение чуткие пальцы коснулись ее лица – осторожно и почти неощутимо, словно солнечный свет или тополиный пух.

Как слепец, Джей изучал знакомые и в то же время чужие черты, восхищаясь шелком кожи, длиной ресниц… Наконец он коснулся губ Эдит, и они вздрогнули приоткрываясь.

Это безумие, настоящее безумие! Молодая женщина протестующе дернулась в его руках и тихонько вскрикнула.

– Шшш, – выдохнул Джей, легко касаясь губами ее волос.

Рука его скользнула по изящной спине, лаская и поглаживая, и остановилась на талии. Он прижал Эдит еще крепче, и она ощутила напряжение его плоти, Губы их соприкоснулись – она даже не заметила, как это произошло. Эдит вздохнула и застонала, но не от боли, – всю ее наполняло сладкое блаженство. Она обхватила руками его шею, притягивая к себе, желая полнее слиться с ним, стать его частью.

Неужели ты этого хотела? Нет? Тогда почему не делаешь ничего, чтобы остановить этот кошмар? – еле слышно спросил внутренний голос.

Но тут Джей провел языком по припухшим губам Эдит, и сомнения покинули ее. Молодая женщина запрокинула голову, отдавая себя во власть умелых рук и губ. Майкл никогда так не ласкал ее, не дарил такой блаженной муки, поэтому она не знала, что бывает по-другому.

А этот мужчина открывал дверцу в неизведанный мир чувственного восторга, где секс превращается в искусство. Язык его все глубже проникал в таинственные глубины ее рта, исследуя и пробуя на вкус.

С губ Эдит сорвался стон удовольствия, и она сильнее прижалась к Джею, радуясь новым ощущениям. За несколько секунд она узнала о своем теле больше, чем за пять лет супружеской жизни. Она даже не подозревала, что внутри нее сокрыт огненный вулкан, извергающий жаркую лаву под прикосновениями мужских рук.

Эдит хотелось большего. Она мечтала принять его в себя, разделить волшебство единения и полного слияния. Джей оторвался от ее губ.

– Эдит? – хрипло произнес он, замирая на мгновение. – Ты действительно этого хочешь?

– Ммм… – томно пробормотала она, на большее ее просто не хватило. Желание ослепило женщину, заставляя стонать от блаженства в объятиях врага.

Губы их снова встретились, и теперь уже ни один не пытался скрыть бушуюшей в душе страсти. В глазах Джея светился настоящий голод, сильные руки лихорадочно ласкали податливое женское тело. Ни одна другая женщина никогда не пробуждала в нем такого урагана чувств. Всего один поцелуй, а он уже дрожит, как подросток, не в силах сдержать желания.

Они нужны друг другу! Сердца их стучат в едином ритме, прерывистое дыхание одного эхом отзывается вздохами другого.

Неожиданно Эдит уперлась ладонями ему в грудь. До нее наконец дошло, что происходит – она целуется с врагом, готовая отдаться едва ли не при первой встрече.

– Нет-нет, хватит!

Джей тут же выпустил ее и отступил назад. На губах его играла странная улыбка.

– Ну, мисс Стенфилд, вы очень занятная особа. Несколько часов назад кто бы сказал, что этим все кончится? Даже несколько минут назад?

Она вздернула подбородок, стараясь казаться гордой и спокойной. Правда, у нее это не очень хорошо получилось.

– Что вы имеете в виду? Это вы начали, а не я.

– Но ты же меня не остановила.

– А это бы подействовало? – резко отозвалась Эдит. – Что-то мне подсказывает, что все было подстроено – шампанское, свечи, прогулка по саду. А я, ничего не подозревая, поддалась соблазну, как школьница.

– Ничего не подозревая? Боюсь, моя дама лукавит. – Джей криво усмехнулся. – К тому же превратно трактует ситуацию. Я не собирался тебя соблазнять.

– То есть вы не хотели меня целовать? – Синие глаза Эдит гневно блеснули.

– Не стану отрицать – ты ведь очень привлекательная женщина, но я ничего заранее не планировал. Просто хотел приятно провести с тобой время, узнать получше. И поправь меня, если я не прав, но тебе и самой понравился наш спонтанный поцелуй. Я так понял твои намерения…

Эдит прижала ладони к ушам.

– Я не хочу ничего слышать! Вам наверняка хорошо известно, что женщина с трудом может сопротивляться мужчинам вашего типа.

Но я не собираюсь заводить с вами курортный роман.

– А по возращении в Англию? – Он с надеждой посмотрел на ее возмущенное лицо.

– Ни сейчас, ни потом! – в ярости воскликнула Эдит, негодуя на него – за поцелуй, на себя – за покорность. – Больше я не позволю вам прикасаться ко мне. Считайте, что у меня помутился рассудок, что я впала в безумие, все что угодно, но запомните, это – первый и последний раз!

– А жаль. Мне очень понравился твой приступ безумия.

Что за человек! Она едва не сошла с ума от наслаждения, а ему лишь очень понравилось! Да он просто намеренно унижает ее. Конечно, где-то на свете есть возлюбленная мистера Джея Мэтьюза, и, целуйся он с ней, вряд ли ему бы просто очень понравилось. Он бы умер от восторга.

– Я иду спать, – резко ответила молодая женщина, видя, что он снова подходит ближе. Джей немало расстроился, когда Эдит решила так скоропалительно прервать вечер, но он совершенно не собирался выказывать своего разочарования.

Для начала и так неплохо, особенно если учитывать, что мы на острове всего только несколько часов. Но этого мало. Я должен получить больше. Я не могу не касаться ее, если она рядом, думал Джей.

– Неужели ты всегда так рано ложишься? – насмешливо поинтересовался он. – Я полагал, только Мейбл отправляется в спальню с заходом солнца.

– Я иду спать, потому что больше здесь нечем заняться, – заявила Эдит, направляясь к дому.

Это был удар ниже пояса. Неужели восхитительный поцелуй для нее совсем ничего не значит? Неужели его присутствие ей безразлично?

– А мне показалось, что тебе нравится свежий вечерний воздух. Сейчас прохладно, совсем не так жарко, как днем.

Черт подери, к чему эти разговоры о погоде? – недоумевал Джей, идя рядом с Эдит. Конечно, это добрая английская традиция, но не следует ее придерживаться, находясь в обществе женщины своей мечты. Я просто идиот! Мне надо говорить с ней о любви.

– Тогда оставайтесь и продолжайте наслаждаться чудной ночью.

В голосе ее слышалась такая отчужденность, словно он значил для нее меньше, чем пролетающий над головой мотылек, словно никакого поцелуя не было и в помине, и они не стояли под сенью дерева, прижавшись друг к другу. Джей почувствовал внутри мертвенный холод.

– Прости, если оскорбил тебя. – Черт возьми, я только и делаю, что извиняюсь перед ней! Это совсем не в моем стиле, я никогда не позволяю себе терять контроль над ситуацией. Все должно происходить так, как я того хочу! – мысленно вознегодовал он.

Джей Мэтьюз привык вести хорошо организованную, напряженную жизнь, для того чтобы создавать себе имя. За всю жизнь он не допустил ни одного прокола, если не считать случая с глупой девицей, задумавшей сколотить состояние. Она посмела продать на сторону один из лучших его проектов.

Девица тоже была высокой, но совсем не похожей на Эдит. Неловкая и нескладная, в какой-то отвратительно безвкусной одежде, с длинными свисающими волосами. Она даже не могла держаться прямо – горбилась, словно стеснялась своего роста. Джей не стал ее особо разглядывать, просто уволил, а остальное доделали его адвокаты…

Мэтьюза всегда привлекали красивые жен-шины, умные и независимые, которые умеют нравиться, но не пытаются заманить в сети рыбку покрупнее. Женщины, как Эдит. Да, Эдит. Он взглянул на нее, такую гордую и спокойную. Истинная леди, подумалось ему.

Она заинтриговала его. Да, немногие женщины могли устоять перед его обаянием, так что ему не приходилось бегать за ними. Но ни одна из подруг не затронула его сердца по-настоящему. В отличие от Эдит.

– Вы не оскорбили меня, – ровно произнесла она, отвечая на извинения. – Этого следовало ожидать…

Джей ждал слов «от такого человека, как вы», но Эдит замолчала. Должно быть, произнесла их про себя.

– Почему ты обо мне такого плохого мнения? – тихо спросил он.

Если б она только знала, как ему больно от подобного пренебрежения! Как же хотелось прикоснуться к ней, взять за руку, но Джей не решился, понимая, что теперь придется действовать мягче и осторожнее.

– А почему вам так кажется? – ответила Эдит вопросом на вопрос.

– Будь я слепым, я и то заметил бы твою неприязнь. Или после неудачного замужества ты вообще хочешь исключить мужчин из своей жизни? – Если так, то он с радостью убедит ее в ошибочности и неправильности такого намерения.

С другой стороны, если она отвергает мужчин в принципе, то будет нелегко заставить ее поверить, что у них есть общее будущее. После стихийного всплеска страсти сердце ее ожесточится сильнее, она еще больше на себя разозлится и сделает все, чтобы они остались чужими друг другу.

– Можно сказать и так, – медленно ответила Эдит. – На данный момент во мне сохранилось не слишком много доверия к представителям сильного пола. И боюсь, вряд ли со временем ситуация изменится, – горько добавила Эдит, не сбавляя шага.

Они добрались до ступеней дома, и Джей с ужасом понял, что не осмелится проводить ее до порога спальни. Нужно что-то сделать и заставить Эдит задержаться хотя бы еще минут на пять.

– Быть может, еще вина?

– Нет, благодарю. На сегодня я уже выпила достаточно. – Молодая женщина обернулась, синие глаза ее сверкали в мягком свете ламп. – Как и вы, мистер Мэтьюз, я предпочитаю держать себя в руках.

Что бы она ни хотела этим сказать, ему в любом случае не понравилось обращение «мистер Мэтьюз». Но он не стал возмущаться.

– Тогда чаю? Горячего шоколада? – Все, что угодно, лишь бы ты осталась.

– Ваша настойчивость вызывает восхищение, но мое мнение о вас улучшится, если вы хоть раз согласитесь принять отказ. – Восхитительные глаза «одарили» его укоряющим взглядом, и Эдит исчезла в глубине дома.

И он отпустил ее… А что еще ему оставалось делать?

Джей прошел в гостиную, налил себе виски, выпил, потом снова наполнил бокал. Он не привык ложиться так рано, к тому же просто не смог бы сейчас заснуть – нервы его были напряжены до предела. Воображение дразнили соблазнительные видения: Эдит в бассейне, в одном только голубом купальнике, такая близкая и прекрасная. Джей чувствовал вкус ее губ, тепло разгоряченного тела, его вновь охватывала радость близости – и вновь таяла как дым.

Он почти не сомкнул глаз всю ночь и с первым лучом солнца вышел в сад. Перед завтраком Джей искупался, мечтая, чтобы Эдит к нему присоединилась. Но она вышла только вместе с Мейбл.

Подмога пришла с неожиданной стороны. Сестра предложила прекрасный план, решив, что Джею и Эдит просто необходимо провести день где-нибудь в глубине острова, любуясь его красотами.

– Я что-то себя неважно чувствую. К тому же у меня очень интересная книжка. – Однако на щеках девушки горел легкий румянец смущения, выдающий ее с головой. Мейбл обуревали матримониальные идеи, она мечтала соединить брата с очаровательной компаньонкой.

– Я же не могу бросить тебя одну! – попыталась возразить Эдит.

Но Джей, зная целеустремленность сестры, только усмехнулся. Если малышке Мейбл что-нибудь взбредет в голову, она не успокоится, пока не добьется своего.

– Ерунда! Во-первых, я не беспомощная старая развалина, каковым вы двое все время мечтаете меня выставить. Во-вторых, здесь остаются Эстрелла и Хулио, и они замечательно мне помогут. И вообще, я буду весь день спать и читать.

– Ты действительно себя хорошо чувствуешь, Мейбл? Не пугай меня. – Синие глаза Эдит стали необычайно серьезными.

– Просто превосходно! Как и всегда, когда приезжаю сюда. Но я не намерена целый день жариться на солнце, а уж тем более завидовать, когда вы будете плескаться в бассейне. Так что исчезните с моих глаз. – Девушка всегда говорила так, что было совершенно непонятно, шутит она или нет. – И вообще тебе полагаются выходные. Ты так исправно заботилась обо мне все это время, что просто должна отдохнуть. Радуйся, Джей приехал вовремя.

Милая, добрая Мейбл, с нежностью подумал тот и взглянул на Эдит. Разговор двух подруг походил на теннисный матч, и теперь наступил черед Эдит. С явной неохотой она сдалась.

– Ты выиграла. Не могу сказать, что меня это радует. Я ведь приехала сюда, чтобы быть с тобой, а не прогуливаться с твоим братом.

– Не волнуйся, я бы не отпустила тебя, если бы не была уверена, что сегодня твоя помощь не понадобится, К тому же так будет не каждый день.

А жаль, вздохнул Джей. Я бы с радостью проводил с Эдит круглые сутки. Впрочем, все только начинается. Он уже знал, куда поведет ее сегодня, и на губах его заиграла лукавая улыбка.

5

Джей посоветовал Эдит надеть удобные ботинки и захватить купальник. Молодая женщина любила пешие прогулки, но перспектива купания в каком-нибудь отдаленном озере ее настораживала. Она больше не хотела создавать двусмысленных ситуаций.

Стоило вообще отказаться от этой затеи, но тогда бы Мейбл наверняка обиделась. И теперь, сидя во взятом напрокат джипе, она чувствовала, что не зря ее не покидает настороженная напряженность. Джей находился слишком близко, его обаяние представляло серьезную угрозу ее благим намерениям.

– Наслаждаешься прохладным ветерком?

От звука его глубокого голоса по спине Эдит пробежали мурашки. Она просто не могла ничем наслаждаться, когда этот человек находился на соседнем сиденье! Поэтому Эдит не стала лгать, что получает удовольствие от поездки, а вместо этого спросила:

– Куда же мы едем? Ведь Хулио вчера уже показал нам остров.

– Но он не возил вас в это место. – Джей с улыбкой посмотрел на спутницу. – Иначе ему бы пришлось тащить Мейбл на себе. Наше путешествие начнется с ботанического сада.

Они уже миновали небольшую деревушку и направлялись к горам. Казалось бы, небольшой остров, но дороги здесь петляли так, что иногда было быстрее дойти до места пешком. В любом случае, Джей явно не торопился, желая показать гостье прекрасные местные пейзажи.

– Но мы там тоже были, – ответила Эдит, недоумевая, зачем понадобилось надевать купальник, если предстоит пешая прогулка. Впрочем, может быть, Джей намеревается отвезти ее к океану. – В вашем ботаническом саду совершенно невероятные растения. Но у вас тоже чудесный цветник, Хулио изо всех сил старается, ухаживая за ним.

– Да, нам повезло, что у нас есть он и Эстрелла. Ты хорошо сегодня спала?

Проклятье! Почему он так резко поменял тему? Она и так с трудом могла болтать всякую чепуху про остров, а тут личные вопросы.

– Да, хорошо. – Эдит не собиралась признаваться, что полночи не сомкнула глаз.

А во всем был виноват поцелуй. Стоило только прикрыть веки, как она снова чувствовала прикосновение его губ, тепло рук, запах возбужденного тела.

Зачем только она позволила ему! И как теперь будет нелегко остановиться, попытайся он поцеловать ее снова! Молодая женщина словно отведала запретного плода, и в ней проснулся голод, который может утолить только одно.

Она испугалась этого чувства, поэтому так поспешно ушла. Нет ничего хуже, чем зависимость от этого человека, от ее смертельного врага.

– Это очень хорошо, потому что сегодня тебе понадобятся все твои силы.

Эдит понятия не имела, что Джей намерен ей показать. Впрочем, она подготовилась к любым приключениям – под клетчатой рубашкой с коротким рукавом был надет купальник, на ногах джинсовые шорты и ботинки на толстой подошве. В небольшом рюкзачке – крем от загара, расческа и еще масса необходимых мелочей.

Стоило путешественникам ступить за ограду ботанического сада, как Эдит перестала тревожиться и полностью отдалась во власть новых впечатлений.

– Обычно посетителям предлагают услуги гида, но сегодня мы не станем никого беспокоить.

То есть ты хочешь приберечь меня для самого-себя, подумала молодая женщина. Но когда он подвел ее к какао-дереву и сорвал один из плодов странной формы, она забыла свои опасения. Жидкость, в которой созревали коричневые зерна, оказалась сладкой и очень приятной на вкус, и Эдит поняла, что без Джея она бы многого не узнала.

Тропа вела все выше и выше вдоль горной речушки. По пути Джей то и дело останавливался, указывая спутнице на разнообразные деревья с причудливыми цветами и листьями. В какой-то момент она твердо уверилась, что попала в страну чудес – больше нигде не могло быть так красиво и мирно.

Эдит внимательно слушала объяснения Джея, громко и искренне восхищалась, особенно когда ей показалось, что в листве мелькнул пестрый попугай. Солнце поднималось все выше и проникало даже сквозь густую листву. Стало невыносимо жарко. Пот стекал с Эдит ручьями, и она едва не заключила Джея в объятия, когда он вытащил из рюкзака две банки с минеральной водой.

– Вы мой спаситель! – провозгласила она.

А потом они опять поднимались по узкой извилистой тропе. Через пару часов молодая женщина взмокла, как мышь, ноги налились свинцовой тяжестью, и она мечтала только об одном – прилечь и отдохнуть. Но, к счастью, они добрались до цели своего путешествия.

– Голубые водопады, – объяснил Джей. – Ну, что скажешь?

Эдит посмотрела на водопад и мгновенно забыла об усталости. Мощный водяной поток с шумом срывался с высокой серой скалы и падал в каменный бассейн, откуда вытекал веселым ручейком. В природной купальне стояли несколько человек, многие из них наполняли водой разнообразные сосуды.

– Я больше не могу ждать! – Она радостно улыбнулась, сбрасывая шорты и рубашку. Затем запрыгала, стараясь побыстрее избавиться от ботинок.

Но самая большая неожиданность ждала ее уже в воде.

– Джей! – воскликнула Эдит, недоуменно оглядываясь на него. – Она теплая!

Тот уже успел раздеться – под шортами и футболкой у него тоже оказались плавки – и поспешил присоединиться к спутнице. Он от души рассмеялся над ее удивлением.

– Внизу геотермальный источник. Грунтовые воды смешиваются с пластами серы, и получаются природные минеральные ванны, – объяснил Джей. – Почти что горячий душ посреди леса.

– Боже, как чудесно! – воскликнула Эдит, наконец-то полностью расслабившись. – Жаль, что вы не предупредили меня заранее.

– Но тогда не получилось бы сюрприза.

Она подставила лицо струям и зажмурилась, чувствуя себя совершенно счастливой.

– Говорят, что сера очень полезна для кожи, – сообщил Джей, не отрывая от нее восхищенного взгляда.

Эдит даже не заметила, как остальные путешественники покинули водоем, и они остались вдвоем.

– Как будто мы одни на целой планете, – произнесла она, и как ни странно, ее это нисколько не испугало. От робости не осталось и следа. – Джей, это просто волшебное место! Я так рада, что ты – она запнулась на секунду и, увидев одобрение в его взгляде, продолжила: – ты привел меня сюда.

– Я знал, что тебе понравится. Это преступление – приехать на Ивису и не увидеть водопада. Я всегда прихожу сюда, когда бываю на острове.

– Один?

Джей усмехнулся.

– Иногда. Однажды я взял с собой девушку, но, когда она поняла, что испортит прическу, отказалась купаться. Не стоит говорить, что наши отношения долго не продлились. Не выношу женщин, которые помешаны на своей внешности.

– Наверное, она просто не хотела, чтобы ты видел ее непричесанной, – предположила Эдит. – У нас, женщин, есть свое мнение на сей счет. И своя гордость.

– Нет ничего прекраснее рассыпанных по плечам мокрых женских волос. Почему ты так коротко постриглась?

Она не ожидала этого вопроса и постаралась как можно естественнее пожать плечами.

– Раньше они были гораздо длиннее. Просто мне захотелось перемен.

– Будь ты моей, я заставил бы тебя снова их отрастить.

– Прямо так и заставил? – Сегодня она наслаждалась обществом Джея, поэтому позволила себе слегка его поддразнить.

– Да, заставил бы, ты, маленькая синеглазая колдунья. – Он широко улыбнулся, обнажая белые зубы. – Ты похожа на мальчика, если не считать… – Джей многозначительно посмотрел на округлую нежную грудь, и Эдит рассмеялась.

– Смею тебя уверить, Джей Мэтьюз, что я точно не мальчик. – В этот момент их разделяла стена падающей воды, и молодая женщина чувствовала себя в относительной безопасности.

Чудесное купание в минеральной воде как рукой сняло усталость. Эдит казалось, что она родилась заново, и не хотелось даже думать, что скоро придется спускаться обратно.

– Знаешь, я бы согласился провести здесь с тобой целую вечность. Ты чертовски интересная женщина! – сказал Джей.

Он как-то странно взглянул на нее. И Эдит замерла, с тревогой ожидая очередной попытки поцеловать ее. Но Джей вылез из воды и уселся на каменный край природного бассейна.

– Что, с тебя уже хватит?

– Скоро к нам присоединится веселая компания, – объяснил он. – Судя по голосам, сюда движется туристическая группа.

И действительно, через несколько секунд на тропе показались люди. Эдит расстроилась, что их романтическую идиллию так быстро разрушили.

Она села рядом с Джеем, любуясь разноцветными бликами солнца на воде. Говорить не хотелось, и они просто наблюдали за новоприбывшими.

Затем Джей достал из рюкзака еще две банки воды и кокос. Слегка перекусив и одевшись, они вновь вышли на тропу и направились, но не вниз, как ожидала Эдит, а вверх.

Дорога становилась все круче и круче, в особо опасных местах были протянуты веревочные перила и вырублены прямо в земле ступени. Джей шел впереди, но то и дело оборачивался, дабы убедиться, что со спутницей все в порядке.

– Подозреваю, что твоя девушка с прической не карабкалась по этим скалам, – усмехнулась Эдит.

В ответ Джей рассмеялся.

– Да уж. Мы спустились сразу же после водопадов. Но наверху, на Аталаясе, есть ресторанчик, откуда открывается изумительный вид на остров.

Темные волосы падали ему на лоб, блестящий от пота. До этого момента казалось, что Джей совершенно не устал. И теперь Эдит со злорадством подумала, что ему тоже приходится нелегко.

Сама же она с трудом передвигала ноги, превратившиеся в пудовые гири, В горле пересохло, тело было мокрым от пота.

– Сколько нам еще осталось? – спросила она после очередного крутого подъема.

– Уже недолго, минуть пятнадцать. Хочешь отдохнуть?

– Ох, пожалуйста.

Остановившись, молодая женщина бессильно прислонилась к стволу дерева и сползла на землю. Джей достал из рюкзака очередную порцию воды, и хотя банки успели нагреться, Эдит показалось, что она пьет божественный нектар.

– Ты просто чудо.

– Неужели? – Она подняла на него огромные синие глаза. – Почему же?

– Потому что ни разу не пожаловалась.

– Мне не на что было жаловаться. Я получаю огромное удовольствие, несмотря на то что мои ноги вот-вот отвалятся, – смеясь сказала она.

Джей озабоченно нахмурился.

– Зря ты не сказала, что устала.

– И тогда ты бы назвал меня нытиком, да?

– Не думаю, что когда-нибудь сделаю это. – Он подошел ближе. – Я уже говорил тебе, что люблю высоких женщин?

О нет, пожалуйста, только не это! Все было чудесно, неужели под конец обязательно портить такой замечательный день? Но Эдит не подала виду и весело ответила:

– Это потому что ты сам высокого роста. Если бы ты выбрал какую-нибудь крошку, то заработал бы ревматизм.

– Точно. Однажды я попробовал, думал, что сработает покровительственный мужской инстинкт, но оказалось страшно неудобно. – Джей рассмеялся воспоминаниям. – Ты готова?

Эдит кивнула, радуясь, что неприятный момент миновал.

– Мы будем на месте через несколько минут, – произнес он, не оборачиваясь. – Осталось совсем немного.

Эдит подняла взгляд от едва приметной тропы и тут же споткнулась о торчащий из земли корень. Она повалилась вперед, на вытянутые руки, с трудом вытаскивая ногу из ловушки.

Услышав ее вскрик, Джей немедленно оказался рядом и помог спутнице встать.

– Что случилось? Ты ударилась? – заботливо спросил он.

– Ничего страшного. Я просто не смотрела, куда иду. Ох!

– Что такое? – Джей подхватил ее под локоть, не давая снова упасть.

– Щиколотка… Боюсь, я ее вывихнула. – Она осторожно ступила больной ногой на землю. – Ну, все не так плохо, я справлюсь. Ох!

– К черту! – прорычал Джей. – Мы уже почти наверху, и я донесу тебя.

– Но я далеко не Дюймовочка, – предупредила молодая женщина, почувствовав несказанное облегчение. – Быть может, я просто облокочусь на тебя?

Но Джей подхватил ее на руки, словно ребенка, и весь оставшийся путь проделал в прежнем темпе.

Находясь в его объятиях, Эдит приходилось бороться с искушением обхватить его руками за шею, прижаться губами к губам. Происходило что-то странное: всего пару дней назад она мечтала вонзить нож ему в спину, а теперь… Неужели она так никогда и не научится противостоять этому человеку?

Добравшись до ресторанчика на вершине, Джей опустил ее на стул, обернул больную щиколотку холодной мокрой повязкой и, приказав не двигаться с места, пошел договариваться насчет машины. Эдит была счастлива, что не придется спускаться пешком. Она не смогла бы сделать ни шагу.

Когда наконец путешественники подъехали к дому, Джей не оставил ее своей заботой: внес в комнату, усадил на мягкий диван, сменил повязку, принес воды и велел Эстрелле поторопиться с ужином.

– Пожалуйста, перестань, – запротестовала молодая женщина. – Ничего страшного не произошло, маленькое растяжение.

– Маленькое? – возмущенно переспросил Джей. – Ты только посмотри, как щиколотка распухла. Тебе придется пролежать в кровати несколько дней.

– Но как же Мейбл? – тут же возразила Эдит. – Я не могу себе этого позволить.

– Ничего с Мейбл не случится, не беспокойся. В этом доме найдется, кому за ней присмотреть.

– Мне очень неловко, – пожаловалась она. – Я чувствую себя последней дурой.

– Ты совершенно восхитительная дура, – отозвался Джей. – Я просто счастлив, что все обошлось.

– Я испортила тебе весь день.

– У нас будет шанс наверстать упущенное.

– Я действительно получила огромное удовольствие от путешествия.

– Неужели я начинаю тебе нравиться? – Темные брови изогнулись, в зеленоватых глазах сверкнули огоньки. – То есть мне не стоит терять надежды?

Она не смогла сдержать улыбки.

– Разве что совсем чуть-чуть. – Нельзя, чтобы он знал слишком много. – Но мне по-прежнему следует вести себя осторожно, да?

– Жаль, что я не была в должной степени осторожной, иначе избежала бы ненужной травмы. – Эдит предпочла отшутиться и не отвечать на вопрос.

– Знаешь что, – Джей улыбнулся, – мне уже начинает нравиться за тобой ухаживать.

Улыбка превратила его суровое лицо в мальчишеское, делая на редкость обаятельным! Надо быть очень внимательной, нельзя чтобы все пошло шиворот-навыворот из-за так некстати родившихся чувств. Вспомни о тюрьме, убеждала себя Эдит. Подумай об унижении, которое ты пережила по милости этого человека, – каждодневные обыски, решетки на окнах.

Этого оказалось достаточно. Лицо ее мгновенно напряглось и превратилось в холодную маску, из головы исчезли все мысли о любви.

– По-моему, в этом нет никакой необходимости, – равнодушно отозвалась она.

Джей внимательно посмотрел на молодую женщину и покачал головой.

– Я упустил что-то важное?

– Что ты имеешь в виду?

Он беспомощно развел руками.

– Ты неожиданно переменилась. Все мои старания пропали даром, и мы вернулись на шаг назад. Почему?

– Наверное, я просто вспомнила, что ты мой босс. О, вот и Эстрелла! Я просто умираю с голоду. – Испанка-экономка не могла бы прийти в более подходящий момент.

– С вами все в порядке, мисс Эдит? – поинтересовалась Эстрелла, поправляя подушки у нее за спиной и опуская поднос с обедом ей на колени. – Вам нужно беречь себя.

– Знаю, – с улыбкой отозвалась та. – Сейчас мне уже гораздо лучше. Я не стану для вас обузой.

– Не беспокойтесь. Вы на это просто не способны, – улыбнулась экономка и, к великому сожалению Эдит, поставила еще один поднос около Джея, который по-прежнему сидел рядом на диване:

– Уверена, что здесь не очень удобно есть, – попыталась она избавиться от нежелательного общества. – Почему бы тебе не пересесть к столу?

– Ты имеешь в виду, что не хочешь сидеть рядом со мной? – уточнил Джей с насмешкой в голосе. – В таком случае, мне придется разочаровать тебя, потому что я не собираюсь двигаться ни на дюйм. Есть несколько вопросов, которые нам с тобой необходимо решить.

– Например? – спросила молодая женщина, насаживая на вилку кусочек кальмара.

Но изысканное кушанье больше напоминало сухие опилки, и дело было вовсе не в том, что Эстрелла разучилась готовить. Просто у Эдит кусок застревал в горле. Почему бы Джею не вернуться в Англию и не оставить их вдвоем с Мейбл? Зачем он приехал и испортил такой чудный отдых?

– Слишком резкая перемена настроения. – Он внимательно вглядывался в ее лицо. – И не говори мне, что это потому, что я твой босс. Все равно не поверю. Всего минуту назад ты была довольна. Что, черт подери, происходит?

Не смея поднять на собеседника глаза, Эдит делала вид, что обнаружила в тарелке нечто страшно интересное.

– Я жду, – нетерпеливо произнес Джей.

– Мне нечего сказать. – Наконец она посмотрела на него и вздрогнула под пронзительным взглядом. Если бы только он не был тем, кто есть, все сложилось бы по-другому. Совсем по-другому…

– А мне кажется, есть, – возразил он. – Должна быть какая-то причина твоей нервозности.

Молодая женщина пожала плечами.

– Просто я такой человек.

– Не думаю, – настойчиво продолжал Джей. – На самом деле ты боишься показать свои истинные чувства. Этот подонок, твой муж, здорово поработал. Ты ведь почти забыла обо всем, а теперь снова напряглась. Разве я не прав?

Эдит опустила веки и медленно кивнула. Пусть лучше он верит в свои способности психоаналитика и не пытается докопаться до истины.

– Но ты не можешь позволить ему разрушить твою жизнь.

– Мне нужно время.

– Какое еще время? Уже прошло полгода!

Тебе пора начинать новую жизнь, Эдит.

Джей поставил поднос на пол и опустился на колени перед молодой женщиной. Он взял ее холодные руки в свои и заглянул в синие глаза.

– Кто бы он ни был, этот человек заслуживает самого жестокого наказания за то, что бросил тебя в трудное время. Но мы не все одинаковы. Я никогда не причинил никому зла, я был бы с тобой, помогая найти работу, поддерживая. И таких, как я, тысячи. Поверь мне!

Эдит грустно покачала головой. Как он только осмеливается говорить, что никогда никому не причинил зла? Полгода назад только он мог спасти невинную жертву недоразумения, но предпочел слушать злые наветы и даже не позволил ей сказать ни слова в свою защиту.

– Я не могу.

– Не можешь или просто упрямишься? Черт подери, Эдит, зачем ты наказываешь себя за чужую подлость? Жаль, я не знаю его, а то свернул бы ему шею!

Джей все еще держал ее ладони в своих.

– Ты ничего не можешь исправить, – тихо ответила она. – И пожалуйста, оставь меня.

– Я не в силах.

– Что ты имеешь в виду? – удивилась Эдит.

– Ты поселилась в моем сердце. И я не в силах сидеть и смотреть, как ты мучаешься. Я должен что-то предпринять.

– Например, держать меня за руки, гладить, целовать, а в будущем даже, возможно, заниматься со мной любовью? Такую помощь ты предлагаешь?

Джей вскочил и отошел от дивана.

– Я вовсе не это имел в виду! Не стану притворяться, что не думал о такой возможности, ты ведь чертовски привлекательная женщина! Но ты права, лучше мне тебя сейчас оставить, чтобы ты пришла в чувство.

Он бросил на нее гневный взгляд и быстро вышел из комнаты.

Никогда еще Джей не встречал такой загадочной женщины, как Эдит Стенфидд. Он до сих пор не мог разобраться, что за игру она ведет. То казалось, что отношения их развиваются, но уже через секунду она замыкалась в себе, как устрица в раковине, не желая ничего о нем слышать.

Он убеждал себя, что просто сочувствует ей, пытается оказать поддержку, подружиться с ней. Но кого можно этим обмануть? Начать можно и с дружбы, но это не конец. Он желал обладать ее телом и душой, хотел, чтобы она стала… его женой.

Джей вышел на террасу, намереваясь прогуляться по саду и успокоиться. Но его окликнула Мейбл, сидящая в плетеном кресле с книгой на коленях. Он совсем не обрадовался неожиданной встрече – Джей считал, что сестра отдыхает в своей комнате. Он меньше всего хотел, чтобы кто-нибудь застал его в таком взвинченном состоянии.

– Вы так быстро вернулись? – нахмурившись спросила Мейбл. – И ты выглядишь страшно взволнованным. Что-то случилось?

Да, мое сердце обливается кровью. Женщина, которую я люблю, не желает знать меня. Но, конечно, вслух он произнес совсем другое.

– Эдит повредила ногу.

– Ох, надеюсь, ничего страшного? – На лице девушки отразилось искреннее беспокойство.

– Пустяки, легкое растяжение. Но ей все равно придется пару дней провести в кровати.

– Почему ты не уследил? Неужели ты не мог толком позаботиться о ней? Где она? – Мейбл разволновалась не на шутку.

– Не говори глупостей, такое случается само по себе. Мы поднимались на Аталаясу, и она зацепилась ногой за корень. А сейчас Эдит в гостиной на диване.

– Почему ты не с ней?

– Я только что оттуда, – произнес Джей, призывая на помощь все свое самообладание. – Но она не хотела обедать в моем присутствии. Быть может, ты составишь ей компанию?

Девушка тут же захлопнула книгу и направилась в дом. А он повернулся и через секунду скрылся в густой зелени.

Чтобы завоевать доверие этой женщины, нужно всего лишь терпение, убеждал себя Джей. Но он никогда им не отличался, привык добиваться желаемого сразу. И когда дело затягивалось, а надежда на положительный исход таяла, он приходил в неистовство.

Он должен доказать, что Эдит может доверять ему, что он никогда не бросит ее в беде.

Нужно быть нежным, заботливым, но не слишком навязчивым, чтобы не отпугнуть ее. Он не станет ничего требовать и всегда будет рядом, если понадобится его помощь.

Как странно… Он ведь не сказал ничего предосудительного: только то, что ему нравится за ней ухаживать. Но этого оказалось достаточно, чтобы Эдит испугалась и снова замкнулась в себе, словно уловив в его словах потаенный смысл.

Когда – то есть если, – они станут друзьями, он предложит ей работу, к счастью, ему нужны специалисты ее профессии. К тому же, по словам Мадлен, новая сотрудница, занявшая место бывшей жены Майкла, не отвечает всем требованиям.

Впрочем, Кристин Опшер ей тоже не нравилась. Сам же Джей до той гнусной истории с украденным проектом был более чем доволен молодой сотрудницей. Некоторые ее идеи были просто блестящими.

В любом случае, Эдит должна обрадоваться, услышав о столь выгодном предложении. Она почувствует собственную значимость, избавится от снедающей ее тоски и депрессии.

Приняв такое решение, Джей удовлетворенно улыбнулся. А пока лучше всего не мозолить ей глаза, дать время собраться с мыслями. А уже потом во время ужина рассказать о своем плане.

Но Эдит к ужину не спустилась.

– Ей накрыли в ее комнате, – объяснила Мейбл, строго глядя на брата. – Кажется, со щиколоткой ее все не так просто. Наверное, стоит вызвать врача.

– Но как Эдит поднялась наверх? – нахмурился Джей. – Надеюсь, не сама шла. Я же сказал ей…

– Хулио.

– Почему вы не позвали меня? – недовольно спросил он.

– Она не хотела тебя беспокоить. К тому же тебя пришлось бы искать. – Девушка старалась говорить ровно, но видно было, что отношения между братом и Эдит ей явно не нравятся. – Прости, если я вмешиваюсь не в свое дело, но мне показалось, что вы оба какие-то взвинченные.

Он поморщился. Только бы Мейбл не вздумала задавать свои отнюдь не безобидные вопросы.

– Ерунда. Просто я за нее волнуюсь.

– А Эдит?

– Думаю, все дело в ее ноге.

– Ну-ну, – довольно скептически пробормотала сестра, явно укрепляясь в своих подозрениях.

– Я проведаю Эдит после ужина.

Но когда Джей постучался в комнату компаньонки и слегка приоткрыл дверь, его встретил далеко не радушный прием. Молодая женщина бросила на него взгляд через плечо и коротко приказала выметаться вон.

– Неужели ты никак не можешь понять, что мне неприятно твое общество? – добавила Эдит, видя его замешательство. – Пожалуйста, сделай доброе дело и улетай обратно в Англию.

6

Представляет ли она, как больно ранили его эти слова? Неужели не понимает, что он просто хочет помочь? А помощь ей нужна, это точно. Нельзя позволять какому-то мужчине разрушить твою жизнь.

И поэтому Джей не ушел, как его просили, а по-прежнему стоя в дверях, мягко произнес:

– Эдит, надеюсь, ты это не всерьез. Я желаю тебе только добра. Если боль такая невыносимая…

– Нет, не боль, – резко прервала она. – Это ты невыносим!

Он глубоко вдохнул: как она порой бывает жестока! Но даже злость не портит ее волшебную красоту: синие глаза полыхают гневом, на щеках проступил нежный румянец.

– Я до сих пор не могу понять, почему ты так ко мне относишься. – Он старался говорить спокойно. – Уверяю тебя, Эдит, я вовсе не собираюсь…

– Меня не интересуют твои намерения. Я просто не хочу тебя видеть.

– Даже если мои намерения – благие? – Ему очень хотелось хорошенько встряхнуть ее, чтобы хоть немного привести в чувство. Неужели она не понимает, что причиняет боль им обоим?

– Даже если ты напишешь их своей кровью, – ледяным тоном произнесла Эдит.

Джей прикрыл веки и опустил голову. Похоже, до нее не достучаться. Она выстроила вокруг себя такую стену, что его мольбы просто не достигают ее ушей.

Он с самого начала догадывался, что Эдит настроена против него, несмотря на все попытки скрыть неприязнь. Тогда он не придал этому значения – главное было угодить сестре. И теперь начинал сожалеть о своей невнимательности.

– Возможно, ты забыла, – с некоторой угрозой произнес Джей, – что эта вилла принадлежит мне. Так что ты никак не можешь выставить меня за дверь.

– Хорошо, тогда я сама «выставлюсь», как только смогу ходить, – невозмутимо ответила Эдит.

– И таким образом подведешь Мейбл, которая начала на тебя полагаться?

Глаза молодой женщины вспыхнули.

– Но ты же здесь и прекрасно справишься.

Он не спускал с нее пристального взгляда.

Быть может, поцелуй исправит ситуацию? Большинство прежних подружек таяли, стоило только их коснуться. И Эдит может ответить, – так ведь уже было однажды.

Но Джей не сомневался, что сейчас добьется прямо противоположного результата. Скорее всего эта женщина просто влепит ему пощечину. И после этого о дружбе можно будет забыть.

– Мейбл прекрасно известно, что я не могу себе позволить трех месяцев отпуска, – холодно ответил он. – Если ты уедешь, она сделает то же самое и лишится необходимого в ее состоянии отдыха.

Шантажируя Эдит, Джей чувствовал себя последним мерзавцем. Но другого выхода не было.

Она долго молчала, нервно комкая простыню побледневшими пальцами, и наконец произнесла:

– Ты не оставляешь мне выбора. Но я требую, чтобы ты держался от меня подальше.

– А что подумает Мейбл, если я стану за милю обходить тебя? – как можно спокойнее сказал Джей, стараясь не показать, как сильно обиделся. – Она уже интересуется, все ли у нас нормально. Сестра не дура и не слепая. Скорее, наоборот.

Сказав это, он даже замер, от волнения сдерживая дыхание.

Лицо Эдит исказила гримаса, губы скривились.

– Хорошо, – вздохнула она, – мы будем притворяться, но только перед твоей сестрой.

– Полагаешь, Мейбл даст себя провести? – спросил Джей. – Она нас сегодня не видела, а все равно подозревает, что между нами пробежала черная кошка. Тебе нужно лучше играть свою роль.

– Я не могу.

– Не можешь или не хочешь?

Эдит вновь тяжело вздохнула.

– Если это не сработает, я ни при чем.

Он таки победил! Но почему же не испытывает никакой радости? Потому что борьба еще не закончилась. Да, Эдит сдалась, но она этому не рада и не собирается наслаждаться его обществом.

– Почему ты не поела? – мягко спросил Джей, наконец входя в комнату и прикрывая дверь.

– Что-то не хочется.

– Может быть, принести чего-нибудь другого?

Эдит на минутку задумалась.

– Я бы не отказалась от пиццы с грибами и ветчиной. Я не ела ее с тех пор, как улетела из Англии.

Джей улыбнулся.

– Боюсь, здесь нет пиццерии, да и Эстрелла вряд ли держит в кладовке полуфабрикаты.

Но если ты действительно ее хочешь, мы что-нибудь придумаем.

Он взял поднос, подавляя желание коснуться Эдит, погладить по щеке, и вышел из комнаты.

Молодая женщина утомленно откинулась на подушки. Пусть она не достигла всего, но зато Джей теперь не будет своевольничать. Он наконец понял, что она требует к себе уважения, и станет прислушиваться к ее желаниям.

Однако Эдит не чувствовала себя счастливой. Почему-то хотелось, чтобы он наклонился и поцеловал ее, хотелось снова почувствовать вкус его губ, тепло нежных и сильных рук.

Неожиданно ее поразила страшная догадка. Но она отмела ее прочь. Этого просто не может быть. Нет, нет и еще раз нет!

Полчаса она провела в тревожных раздумьях. И когда Джей вернулся, неся поднос с дымящейся ароматной пиццей и со стаканом минеральной воды, аппетит совершенно улетучился.

Но отказ от угощения неизбежно привел бы к новым расспросам, поэтому Эдит заставила себя благодарно улыбнуться. Джей поправил подушки за ее спиной, помогая сесть поудобнее, и она с трудом сумела скрыть волнение от его близости.

– Вот, пожалуйста, – ласково произнес он. – Теперь тебе хорошо?

– Да, спасибо, – тихо ответила она.

Такой пиццы Эдит не видела и в любимой закусочной: тонкое румяное тесто, щедрая начинка из грибов, сыра, ветчины, зелени и даже оливок, приправленная душистыми специями. После первого же кусочка в ней проснулся голод, и она не заметила, как уплела всю порцию. Эдит даже не стала возражать, когда Джей сел рядом на стул, наблюдая, как она ест.

– Нравится? – наконец спросил он.

– Еще бы! Надо сказать Эстрелле, чтобы она внесла пиццу в список своих коронных блюд.

– Это не Эстрелла готовила.

– А кто же? – От удивления Эдит даже на миг перестала жевать.

– Я.

– Ты?

– Не делай таких больших глаз. Я практиковался в течение долгих лет, сначала будучи студентом, потом, когда стал жить отдельно. Мне нравилось готовить.

– И тебе пришлось продать твой дом после смерти родителей? Чтобы не оставлять Мейбл одну?

– Это было не обязательно, но я все-таки продал его.

– Жалко было?

– С одной стороны, да, но особняк в Каррингтоне достаточно велик, чтобы чувствовать себя совершенно независимым.

– А где был твой дом?

– В Кембридже.

– О, я так люблю Кембридж! – восторженно отозвалась Эдит. – Мне так нравятся каналы, каменные мостовые, домики, утопающие в садах. Вообще люблю все старинное.

– Да, но содержать старинные дома любят далеко не все. Особняк в Каррингтоне обходится в целое состояние, особенно если летом сильные дожди и крыша начинает протекать.

– Но, видимо, Мейбл это не слишком удручает. Иначе она бы переселилась в дом по меньше.

– Сестра ничего не понимает в ценах. Родители всегда так опекали ее, что она живет в полном отрыве от реальности. А теперь я стараюсь оберегать Мейбл.

«Как бы мне хотелось, чтобы ты оберегал меня», – чуть не сорвалось у нее с языка. Но если Джей узнает, кто перед ним на самом деле, три месяца тюрьмы покажутся слишком малым наказанием, он попросту уничтожит непокорную женщину.

– Эдит, что-то не так?

– Нет-нет, все в порядке. – Она потупилась, стараясь сделать вид, что не понимает, о чем он.

– А мне кажется, что не все. О чем ты думаешь?

В зеленоватых глазах мелькнуло нечто похожее на ярость, и молодая женщина затаила дыхание.

– Это не важно, – тихо произнесла Эдит.

– Как раз наоборот, если из-за этого ты буквально меняешься в лице. Это я виноват?

Она закрыла глаза и медленно покачала головой. Проклятье! Зачем только она влюбилась во врага? Зачем судьба сыграла с ней такую злую шутку? И главное, что теперь делать?

Надо заставить себя выдержать его присутствие, сколько бы оно ни продлилось. Она не должна показать своей ненависти. Эдит доела последний кусочек пиццы, словно доказывая себе, что прекрасно справится с ситуацией.

– Тебя очень непросто понять. – Зеленовато-карие глаза Джейка потемнели.

– Разве женщина не имеет права на загадочность?

– Вне всякого сомнения, – словно неохотно отозвался Джей.

Эдит в упор посмотрела на собеседника и протянула ему поднос.

– А теперь, если не возражаешь, мне бы хотелось поспать.

– В такое время? – Он бросил недоверчивый взгляд на часы. – Всего только половина девятого.

– Тем не менее я устала. Спокойной ночи.

Конечно, он и не думал верить ей. Догадался, что это уловка, чтобы избавиться от его общества. Несколько секунд Джей неподвижно стоял над молодой женщиной, пронзая ее страстным взглядом. Эдит прикрыла глаза, чтобы не видеть его.

Она мечтала поскорее остаться одной. Задержись он еще на мгновение, и они окажутся в ее постели.

Прошла вечность, прежде чем послышались тихие шаги, и дверь еле слышно захлопнулась. Теперь только Эдит осознала, как сглупила, согласившись остаться: невозможно долго прятать непрошеные чувства.

Быть может, это все-таки не любовь? Говорят, что любовь и ненависть рождаются из одного источника и зачастую бывают похожи.

Эдит так и не смогла полностью разобраться в своих ощущениях. Но это не помешало ей глубоко заснуть и проснуться только в восемь часов утра следующего дня. Она пришла в ужас: Мейбл наверняка уже давно встала и позавтракала. Молодая женщина вскочила и, только ступив на пол, вспомнила, что у нее болит нога. Конечно, растяжение еще не прошло, но ходить было можно.

Она доковыляла до ванной и встала под душ. Намыливаясь душистым мылом, Эдит представляла, как нежные пальцы Джея массируют ее тело, добираясь до потаенных уголков. Но через секунду она вспомнила о тюрьме – и губы сжались в тонкую линию. Теперь Эдит была уверена, что в сердце ее царит ненависть.

Прихрамывая, она вернулась в комнату и обнаружила, что посередине спальни стоит предмет этой самой ненависти. Джей даже глазом не моргнул. Эдит же испытывала ярость и смущение одновременно.

Первым порывом было закрыться руками или броситься в ванную за полотенцем или халатом. Но именно такой реакции он и ждал от нее, поэтому она осталась стоять, вздернув подбородок, и с вызовом смотрела на непрошеного гостя.

– Что ты здесь делаешь?

Он не отрывал взгляда от ее лица, хотя на самом деле ему хотелось насладиться созерцанием чудесной фигуры.

– В последний раз, когда я заходил, ты сладко спала.

Какая наглость! Этот мужчина смеет врываться в комнату к женщине без разрешения!

– Как видишь, со мной все в полном порядке.

– Нога получше?

– Гораздо лучше. Спасибо, я не нуждаюсь в ничьей помощи и спущусь к завтраку через не сколько минут.

Но Джей не обратил внимания ни на слова, ни на суровое выражение ее лица. Он не двинулся с места, по-прежнему не спуская с нее глаз.

– Думаю, тебе еще дня два стоит провести в постели.

Синие глаза Эдит вспыхнули.

– Я не собираюсь изображать инвалида. И спешу тебя предупредить, что ненавижу, когда вторгаются в мое личное пространство. – Если он не уберется прямо сейчас, то придется одеваться прямо в его присутствии. Все лучше, чем стоять посреди комнаты, как дура.

Но Эдит снова забыла о своей щиколотке и, неосторожно ступив, вскрикнула от боли.

– Что ты делаешь, глупая! – не выдержал Джей и бросился к молодой женщине. Он почти дотащил ее до кровати. – А теперь ты сядешь и скажешь мне, где лежат твои вещи. Я помогу тебе одеться.

– Черта с два! – выругалась она, стараясь не замечать возбуждения, вызванного его прикосновениями. – Я сама справлюсь, спасибо. – Но Эдит все-таки позволила усадить себя на край кровати. – Белье в шкафу в ящике, а майки и шорты на верхней полке.

Под пристальным наблюдением он выбрал шелковые трусики и лифчик белого цвета, затем хлопковые шорты цвета хаки и бежевую футболку. Наверное, представляет себе, как будет надевать на меня все это, думала Эдит. Вот странно, обычно мужчины мечтают раздеть женщину.

– Позови, когда будешь готова, – протянул Джей таким тоном, будто каждое утро подбирал для нее вещи. – Я помогу тебе спуститься.

Она нехотя кивнула – больше все равно ничего не оставалось делать. Впрочем, Джей вел себя как настоящий джентльмен, в его поведении не было ничего оскорбительного. Он ни на секунду не спускал взгляда с ее лица, а когда касался, не позволял ничего лишнего.

Оставшись одна, Эдит улыбнулась: как часто ему приходилось дотрагиваться до обнаженной женщины и останавливаться на полпути? Наверное, до сегодняшнего дня ни разу. Впрочем, другие на ее месте наверняка начали бы кокетничать, заигрывать с ним, побуждая к дальнейшим шагам…

Лучше об этом не думать, забыть о своих чувствах, иначе ей никогда не отомстить Джею Мэтьюзу. К сожалению, он неизменно был настолько любезен и внимателен, что не замечать его казалось невозможным.

Через пару дней, после обеда, когда Мейбл отправилась прогуляться по саду, Эстрелла и Хулио поехали в город за покупками, а Джей плавал в бассейне, Эдит пришлось ответить на телефонный звонок.

– Вилла Мэтьюза. Чем могу вам помочь?

На другом конце провода повисла тишина, и через несколько секунд неуверенный голос спросил:

– Кристин? Это ты?

Сердце молодой женщины учащенно забилось. Она тоже узнала говорившего, и лучше всего было бы, проигнорировав вопрос, сразу позвать Джея. Но эта мысль пришла слишком поздно.

– Майкл?

– Бог мой, это действительно ты! Что ты там делаешь?

– Это долгая история, Майкл. И мне бы не хотелось…

– Ты что с ума сошла?

– Нет, я в здравом рассудке.

– Тогда ответь же мне: что ты там делаешь?

– Я компаньонка Мейбл Мэтьюз.

– А Джей не возражает?

– Он не знает, кто я такая, – с тяжелым вздохом объяснила Эдит.

– Что?!

– Я представилась под другим именем. И несмей выдать меня.

– Однажды я пришел тебя навестить, но квартира была заперта, а соседи сказали, что ты уехала.

– Ты приходил ко мне? – недоверчиво переспросила Эдит. – Но ты ни разу не удосужился проведать меня, когда я была в тюрьме. К тому же сразу подал на развод. Боже, Майкл, неужели ты не понимаешь, как больно мне сделал?

– У меня были на то свои причины, – тихо и как-то смущенно ответил бывший муж.

– Надеюсь, достаточно веские, – резко произнесла Эдит. – А у меня есть свои причины жить здесь. Зато говорить с тобой в мои планы не входит. Всего доброго! – Она бросила трубку, прежде чем сообразила, что звонок предназначался не ей. Ничего страшного, если Майклу нужен Джей, он сможет перезвонить еще раз.

Сердце все еще билось как бешеное, когда она поднималась по лестнице к себе в комнату. И она не заметила Джея, стоящего в дверном проеме. С его тела на мягкие циновки стекала вода, а в потемневших глазах горел гнев.

В памяти его промелькнул образ нескладной и неуклюжей Кристин Опшер, одетой в уродливые и безвкусные тряпки, с взлохмаченными волосами соломенного цвета. И он тут же сравнил ее с Эдит Стенфилд – изящной и элегантной, ухоженной и прекрасной.

Обе женщины были одного роста, но совершенно не похожи. Джей содрогнулся при мысли об обнаженной толстухе Кристин, а Эдит всякий раз вызывала у него страстное желание прикоснуться к ней, поцеловать, заняться любовью.

И он позволил себя обмануть! Впрочем, при первой встрече у него возникли подозрения, что где-то они уже встречались. И что она тогда ответила? «Уверена, я бы запомнила. Такого мужчину, как вы, забыть довольно сложно».

Она и не забыла его. Похоже, тюрьма ничему ее не научила, и, выйдя оттуда, эта женщина продолжает путаться у него под ногами. Несомненно, она снова что-нибудь вынюхивает, намереваясь поживиться за чужой счет. Для начала три месяца прекрасного отдыха, а потом…

Быть может, она уже начала обрабатывать сестру? Но если надеется что-нибудь получить от Мейбл, то ее ждет большое разочарование. У той нет ни гроша, к тому же девушка ничего не понимает в деньгах.

Эдит называла этого парня Майкл. Скорее всего это ее бывший муж – Майкл Опшер, финансовый директор «Мэтьюз прожект». Неужели он звонит уже не в первый раз? Что, если они вместе обделывают свои грязные делишки?

Но эту мысль Джей тут же отмел: Майкл был одним из старейший сотрудников и одним из самых надежных. К тому же, кажется, их семейная жизнь не сложилась. Иначе с чего бы так скоро после развода Майклу объявлять о помолвке с Мадлен Николе.

В этот момент вновь зазвонил телефон, и Джей тут же поднял трубку. Выяснилось, что предстояло заключить очень важный и выгодный контракт и присутствие главы компании было просто необходимо.

Черт бы их побрал! – мысленно выругался Джей. Сейчас, когда необходимо было решить, что же делать с Эдит, он просто не мог улететь с Ивисы. Совершенно не хотелось оставлять Мейбл наедине с компаньонкой – кто знает, что придет в голову этой коварной женщине?

– Ты не звонил до того? – спросил он Майкла, уже договорившись о своем возвращении.

– Да, но я подумал, что ошибся.

Джей усмехнулся: вряд ли он признался бы, что разговаривал со своей бывшей женой. В любом случае, от Эдит Стенфилд необходимо избавиться как можно скорее, и придется Мейбл временно обойтись без компаньонки, пока он не подыщет новую.

Решительным шагом Джей поднялся на второй этаж. Он уже занес руку, чтобы распахнуть дверь в спальню Эдит, как вдруг остановился. Нет, пусть она остается, а он будет следить за каждым ее шагом, пока не выяснит, что за игру ведет эта женщина. Три месяца за решеткой никак ее ничему не научили: перед ним была все та же умная, изобретательная и опасная женщина, какой она себя показала, работая на «Мэтьюз прожект».

Но рано или поздно ей прилетел понять, что Джей Мэтьюз, не тот человек, с которым можно шутить.

Звонок Майкла выбил Эдит из колеи. Она слышала, как Джей разговаривает со своим финансовым директором, и до смерти боялась, что бывший муж выдаст ее. Ей виделось, как Мэтьюз вышвыривает ее за дверь, в какой-то момент даже послышались тяжелые шаги под дверью. Но ничего не произошло, и молодая женщина почувствовала себя параноиком.

Она с облегчением узнала от Мейбл, что Джея неожиданно вызвали в Лондон.

– Какой-то важный контракт, который должен подписать только он, – объяснила девушка. – Боюсь, мы видим его в последний раз. Я вообще удивилась, когда он прилетел на остров, и, честно говоря, подумала, что это из-за тебя.

– Из-за меня? – Эдит удивленно распахнула глаза. – Хочешь сказать, что он прилетел проверить меня?

– Конечно нет, – рассмеялась Мейбл. – Я надеялась, что ты ему понравилась, и он решил… Наверное, я перечитала любовных романов. И все-таки мне кажется, что вы друг другу очень подходите.

На щеках молодой женщины вспыхнул румянец, и она решительно покачала головой.

– К сожалению, Джей меня совершенно не интересует. – Она старалась, чтобы голос ее звучал убедительно. Не дай Бог наблюдательная Мейбл поймет, что она без ума от ее брата!

– Как жаль, – вздохнула девушка. – А Джей знает?

Похоже, она все-таки не подозревает, что происходит между ними.

– Думаю, да.

– То есть он попытался привлечь твое внимание, а ты его отвергла? – Мейбл оживилась, с нетерпением ожидая подробностей.

Эдит уже жалела, что ввязалась в этот разговор.

– Не думаю, что нам стоит продолжать эту тему, – произнесла она как можно мягче.

– Но почему тебе не нравится мой брат? – слегка обиженно протянула Мейбл.

Час от часу не легче! Молодая женщина поморщилась:

– Мне не он не нравится. Просто в нем слишком много мужского, а в данный момент я не хочу иметь с мужчинами ничего общего.

– Почему же? – Девушка нахмурилась. – Ты такая красивая.

– Мой муж бросил меня несколько месяцев назад. Тогда же я потеряла работу.

– А, – Мейбл понимающе кивнула, – и ты записалась в ряды феминисток. Но мужчины же не все одинаковые. Джей никогда бы не поступил с тобой так, как твой муж, у него самое доброе сердце на свете. Он не собирается жениться, пока не встретит ту, единственную. Я правда понадеялась, вдруг это будешь ты.

– Но Мейбл, – Эдит понимала, что обязана остановить ее, – он ведь уже влюблен в кого-то.

– О чем ты говоришь? – удивилась она. – Если бы у Джея была подружка, я бы немедленно узнала об этом. Он сам тебе сказал?

Эдит кивнула.

– И кто же она?

– Не знаю. Я поняла только, что его чувства не взаимны.

– Вот видишь! – воскликнула Мейбл. – Какой ему смысл ухаживать за девушкой, которая его не любит? Никакого. Так что можешь смело забыть о его словах.

– Честно говоря, меня это совершенно не интересует.

– Неужели он тебе нисколечко не нравится?

Эдит вынужденно рассмеялась.

– Мейбл, но ты же не можешь заставить нас влюбиться друг в друга! Понимаю, что тебе не терпится женить брата, но пусть избранницей буду не я.

– Вы что поссорились? – спросила девушка, подозрительно глядя на компаньонку и подругу.

– Что ты имеешь в виду? Когда? – Эдит хотела уточнить время, чтобы случайно не сболтнуть лишнего.

– Когда ходили гулять на целый день. С того времени Джей выглядит очень расстроенным.

– Скорее всего, это из-за моей ноги, – отмахнулась Эдит.

– Скорее всего, нет! – выпалила Мейбл. – Я же не слепая и вижу, что происходит, – Она вздохнула. – Ладно, через несколько дней станет ясно, интересуется он тобой или нет.

– Каким же образом? – Молодая женщина беспокойно взглянула на собеседницу.

– Если он вернется, значит, причина точно в тебе. Когда родители были еще живы, он сюда прилетал всего однажды. Джей всегда твердит, что у него слишком много работы.

– Тогда сейчас он прилетел, потому что не хотел оставлять тебя одну. Ему нужно было проверить, все ли у тебя в порядке, – быстро отозвалась Эдит, не желая продолжать эту тему.

– Но зачем он тогда тебя нанимал? – тут же возразила девушка. – У него никогда не бывает лишнего времени, а сейчас почему-то он здесь и даже не говорит, как долго пробудет.

– Мне трудно что-либо предположить, – развела руками Эдит.

– Боже, какая невинность, – усмехнулась Мейбл. – Дорогая, раскрой глаза. Ладно, почему бы нам не заключить маленькое пари? Если Джей не вернется в ближайшее время, я признаю, что ты ему нисколько не нравишься, и буду молить о прощении. Но если он будет здесь, то ты забудешь о своих предрассудках и подпустишь его ближе к себе.

– Но Мейбл! – Эдит чуть не задохнулась от возмущения.

– Тебе пора устраивать собственную жизнь. Нельзя же так переживать из-за одного человека!

– Но…

– Никаких «но», моя дорогая. Давай просто подождем и посмотрим, что получится.

Так они и сделали.

И через два дня Джей вернулся.

7

Джей желал застать Эдит Стенфилд на месте преступления. Эта умная, волевая и изобретательная женщина не остановится на полпути и непременно добьется поставленной цели.

Он поговорил с Майклом Опшером во время ланча и осторожно выяснил, что тот не имеет никакого отношения к преступлению бывшей жены.

– Я до сих пор не могу поверить, что это сделала Кристин, – сказал Майкл, покачав головой. – Я никогда не думал, что она способна на преступление, и сейчас не думаю. Просто все указывало на нее.

Джей сделал глоток виски и кивнул соглашаясь.

– А почему ваш брак распался?

– Мы поженились несколько лет назад, сразу по окончании колледжа, – ответил Майкл, печально улыбаясь. – Мы даже не представляли, что такое семейная жизнь, и, наверное, нам лучше было бы остаться просто друзьями.

Короче, если быть до конца честным, мы начали уставать друг от друга. Так что все равно рано или поздно развелись бы.

– К тому же у тебя был роман с Мадлен Николе.

Майкл едва не пролил свое пиво.

– Не знал, что это общедоступная информация.

– Разве можно что-нибудь утаить в такой компании, как «Мэтьюз прожект», – усмехнулся Джей. – Как я понимаю, вы помолвлены.

Надо сказать, что по возвращении в Лондон он навел справки о личной жизни некоторых своих сотрудников, понимая, что это почти так же важно, как и их деловые качества.

Майкл снова скривился и кивнул. Похоже, он чувствовал себя виноватым.

– Мадлен уже давно хотела, чтобы я разобрался с Кристин, – признался он. – Ее злило, что я медлю с разводом. Но мне не хотелось делать Кристин больно. Мы так давно друг друга знали, и я собирался обойтись с ней помягче.

– Ты, наверно, очень обрадовался представившейся возможности, да? – Джея очень заинтересовала роль Мадлен во всей этой истории. Он даже решил навести справки об этой милой даме.

– Нет, не обрадовался – из-за тебя и из-за фирмы, – быстро возразил Майкл. – Но не стану спорить, что мне показалось, будто меня вынули из петли. Хотя, конечно, все получи лось не совсем так, как мне бы хотелось.

– И ты, конечно, знаешь, что она снова работает на меня?

– Ну… в некотором роде…

– Все в порядке. Я случайно слышал часть вашего разговора. – Взгляд Джея посуровел. – До того момента я и не подозревал, кто она. Сейчас Кристин называет себя Эдит Стенфилд.

– Эдит – ее второе имя, – объяснил Майкл. – А Стенфилд – девичья фамилия.

– Хмм… К тому же она совершенно изменилась внешне. Стройная и элегантная, с новой прической. Даже ты бы ее не узнал.

– Да, она сказала, что живет под другим именем. Но я не представлял, что все зайдет так далеко. Кристин всегда была полноватой и не особенно заботилась о своей внешности. – Майкл покачал головой, словно пытаясь представить, какой стала его бывшая жена. – Я не понимаю только одного, – продолжил он после некоторой паузы. – Почему она снова захотела у тебя работать? Казалось, она до смерти напугана и не осмелится приблизиться к тебе после… после того, что произошло.

Джей кивнул.

– Кто знает, что у нее на уме.

Он мог бы поделиться своими подозрениями, но где гарантии, что Майкл по старой дружбе не расскажет все Эдит? Слишком рискованно – он не должен позволить преступнице ускользнуть.

И теперь, подъезжая к вилле «Розовый куст», Джей недоумевал, почему не избавился от нее сразу же. Это было бы проще всего, и не пришлось бы тратить драгоценное время, выжидая и наблюдая.

Эдит и Мейбл как раз заканчивали ланч, когда Джей появился. Сестра, как всегда, приветствовала его с бурной радостью.

– О, Джей, какой ты молодец! А я боялась, что ты не вернешься. – Она взглянула на подругу с неподдельным торжеством.

– Джей, здравствуй, – тихо поздоровалась та.

– Как твоя нога?

– Хорошо. Почти прошла. – Боже, как она счастлива снова видеть его. Он выглядел потрясающе, как будто за спиной не было долгого путешествия.

– Я очень рад, – холодно произнес Джей и даже не улыбнулся.

– Присоединяйся к нам, – пригласила Мейбл, но брат в ответ покачал головой.

– Я не голоден. Сейчас мне больше всего нужен душ. Если вы не против…

Он ушел в дом, и Эдит наконец-то смогла нормально дышать. Только сейчас она осознала, как сильно скучала по нему, каким пустым казался дом в его отсутствии.

– Не забудь про наше пари, – громким шепотом напомнила Мейбл.

– Думаю, результат в первую очередь зависит от Джея, – довольно резко отозвалась Эдит.

Она надеялась, что девушка не вспомнит про спор.

– Чепуха! – фыркнула та. – Сейчас многие женщины делают первый ход, не дожидаясь, пока инициативу проявят мужчины.

Но ей-то не нужны ни ухаживания, ни даже любовь Джея Мэтьюза. Ей нужно разрушить его жизнь. К сожалению, Эдит до сих пор не знала, как этого добиться. Она так и не выяснила, где его слабое место – если таковое вообще имеется. Наблюдая за ним, Эдит все больше убеждалась, что этот мужчина неуязвим и из любой ситуации выйдет победителем.

После ланча Мейбл отправилась в свою комнату, предварительно снабдив подругу ценными указаниями. Странно, что Джей предупреждал о плохом характере сестры. Эдит находила ее компанию крайне приятной, а саму девушку – умной, веселой и доброжелательной.

К сожалению, сейчас Эдит решила пренебречь советами подруги и держаться от Джея подальше. Она ни минуты не сомневалась в том, что он вернулся не из-за интереса к ее скромной персоне. Быть может, он намерен лично следить за выздоровлением сестры. Или в самом деле хочет отдохнуть. Или проверяет добросовестность компаньонки. Или…

Идя к себе в комнату, Эдит так глубоко погрузилась в невеселые думы, что не заметила Джея, пока буквально не врезалась в него. Сильные руки подхватили ее и слегка встряхнули.

Она словно очнулась и немедленно почувствовала себя полной дурой. Но извинения замерли на губах, как только взгляды их встретились. Казалось, Джей видит ее насквозь. Эдит охватил панический страх: неужели Майкл все рассказал?

– Ты о чем-то задумалась?

Покачав головой, она попыталась высвободиться, но Джей крепко держал ее за плечи.

– Я хотела взять журнал, – объяснила она. – И посидеть во дворике.

– Это дело требует такой большой сосредоточенности, да?

Что-то в нем изменилось – не ум, а интуиция подсказывали ей это. Или он разоблачил ее, или все еще размышляет о делах в Лондоне, какими бы они ни были.

– Ты со всем разобрался? – спросила она, встревоженная своими мыслями.

– Что ты имеешь в виду? – Между темных бровей Джея пролегла морщинка.

– Мейбл сказала, что у тебя какие-то срочные дела в Лондоне и без тебя было не обойтись.

– А, вот ты о чем! Все в порядке. На самом деле Майкл Опшер, мой финансовый директор, сам бы отлично справился. Но я рад, что с ним встретился: нам надо было обсудить кое-какие важные вещи. – Он пристально смотрел ей в лицо, и в зеленоватых глазах его сверкали странные огоньки.

Он все знает!

Эдит почувствовала себя как на вулкане. Нет, это невозможно! Майкл никогда бы так не поступил, особенно если она просила его молчать.

Впрочем, он уже однажды доказал свою надежность, бросив жену в тяжелую минуту. Как говорят, чужая душа – потемки. Никогда не узнаешь, что у другого человека на уме, как бы близок он ни был.

– Брось ты этот глупый журнал, – весело произнес Джей, – и лучше прогуляйся со мной.

Расскажи, скучала ли ты без меня?

И, взяв Эдит за руку, он повел ее в сад.

– Ты какая-то встревоженная, – произнес он, усаживая молодую женщину на плетеный стул в тени раскидистого дерева. Рядом стоял столик с прохладительными напитками и свежими фруктами, – Это потому что Мейбл капризничает и утомляет тебя?

Эдит обхватила ладонями колени и сплела пальцы. Пошаливали нервы, к тому же тело как всегда бурно реагировало на близость Джея. Она так сильно соскучилась по нему, что боялась не выдержать и сдаться на милость победителя.

– Твоя сестра никогда не капризничает и уж тем более не утомляет меня, – твердо ответила она. – У нас прекрасные отношения.

Ей показалось, будто он слегка поморщился.

– Похоже, ты ей очень нравишься. Я рад, что вы подружились.

– Не думаю, что ты бы принял меня на работу, не будучи уверенным, что так оно и будет.

– Ты права, – согласился Джей со странной усмешкой. – Но иногда у нее проявляется тяжелый характер.

– Ни разу с этим не сталкивалась, – довольно резко ответила Эдит. – Если ты вернулся, чтобы проверить, хорошо ли я делаю мою работу, то будь спокоен…

– Я вернулся не за этим.

– Мейбл сомневалась, что ты прилетишь снова, сказала, что это на тебя не похоже. – Она изо всех сил постаралась не выдать охватившего ее дурного предчувствия.

– Тогда, наверное, у меня появилась очень веская причина прилететь. – Голос Джея стал глубже, а в глазах зажглось желание, которое он даже не пытался скрыть.

Молодая женщина занервничала сильнее. По телу ее пробежали мурашки возбуждения: она уже не знала, чего ждать от этого человека. Эдит таяла под горящим взглядом Джея, забывая о его подозрительности и о том, что он враг, которого она должна уничтожить.

– И… какая же?

– Думаю, ты знаешь.

– Нет, – чуть хрипло отозвалась молодая женщина.

– Перестань, Эдит. Ты же не слепая.

– Нет, не слепая, – согласилась она, понимая, что бесполезно притворяться. – Но я уже сказала, что не хочу иметь с тобой никаких отношений.

Она пыталась не замечать, что кровь ее превратилась в жидкий огонь. Почему он так странно ведет себя? Всего несколько секунд назад зеленоватые глаза источали арктический холод, а теперь…

– Мы, кажется, договорились о дружбе.

– Ты смотришь на меня не по-дружески.

– А как же тогда? – Темная бровь Джея иронически изогнулась.

– Как будто хочешь затащить меня в постель.

– Возможно, так оно и есть.

– Это смешно, – возразила Эдит, пытаясь бороться со своими чувствами.

– Не вижу ничего смешного в том, что мужчина и женщина хотят друг друга.

От слова «хотят» почему-то стало очень больно. Его обуревала животная страсть, не имеющая ничего общего с ее любовью. Возможно даже, он узнал, кто она, и решил таким образом отомстить. Что ж, его право, может хотеть всю оставшуюся жизнь.

Эдит резко поднялась.

– Если ты думаешь, что я когда-нибудь соглашусь заняться с тобой любовью, то забудь об этом. Ты последний человек на земле, которому я позволю ко мне притронуться.

Ноги ее дрожали, но Эдит сумела-таки сделать несколько шагов в сторону дома. Ее переполняли ярость и смущение, поэтому она не заметила, что Мейбл наблюдает за ними из окна своей спальни.

– Эдит, – позвал Джей, следуя за ней.

– Что? – Она обернулась, окинув его ледяным взглядом.

– Зачем все это? Неужели ты настолько боишься показать собственные чувства? Мне даже кажется, мисс Эдит Стенфилд, что тебе стыдно оттого, что ты начинаешь забывать своего бывшего мужа.

Глаза ее вспыхнули как сапфиры.

– Чего мне стыдиться?

– Это ты мне объясни.

– Ты с ума сошел! – Эдит сокрушенно покачала головой. – Ты сам не понимаешь, что говоришь.

– Тогда почему же ты отталкиваешь меня, если нас влечет друг к другу?

– Влечет друг к другу? – гневно повторила она. – Мне так не кажется. Неужели ты вернулся, чтобы закрутить со мной роман?

Похоже, он изрядно удивился ее прямолинейности. Темные брови поползли вверх, глаза изумленно расширились.

– На самом деле закрутить с тобой роман я хочу меньше всего, – очень ровно отозвался Джей.

– Тогда, черт подери, что за игру ты затеял? – Она вся дрожала, но теперь уже от ярости, а не от желания.

– Никаких игр. Мое тело реагирует совершенно естественным образом, мне дажене нужно ничего планировать. Или ты, может быть, не подозреваешь о своей сексуальности?

На нежных щеках Эдит немедленно вспыхнул предательский румянец.

– Я польщена. Но я в такие игры не играю.

– А в какие же тогда?

В нем снова произошла перемена. Она бы и не заметила, если бы так пристально не смотрела на его лицо. Джей по-прежнему улыбался, голос звучал так же ровно, и все же…

И все же я страдаю манией преследования, мысленно усмехнулась она. Я чувствую себя виноватой, потому что скрываюсь под другим именем.

– Ни в какие, – резко ответила Эдит. – С меня довольно, мне надоел этот разговор. Я иду к себе!

Но Джей остановил ее, взяв за руку и развернув к себе. Сердце молодой женщины готово было выпрыгнуть из груди, и она зажмурилась в тщетной попытке не замечать опасной близости Джея. Казалось, она могла чувствовать биение его пульса, ощущать горячую силу мужского естества.

Он склонился над ней и приник жадным ртом к ее губам. Эдит еле слышно вздохнула и уперлась ладонями в мускулистую грудь. Но его уже невозможно было остановить.

Руки его скользнули ей за спину, обхватили трепещущее тело, лихорадочно лаская. Нежные искусные пальцы словно разрушили последние укрепления – Эдит не могла больше сопротивляться. Губы приоткрылись, отвечая на поцелуй, и язык Джея проник в сладкие глубины, заскользил по деснам, погружаясь все глубже, заставляя ее тело дрожать от возбуждения.

Эдит робко провела ладонями по сильным плечам, с тайной радостью ощущая, как мышцы напрягаются под ее прикосновениями. Его запах – такой знакомый и любимый – щекотал ноздри, возбуждая все сильнее.

Ей никогда уже не забыть вкуса этих чувственных губ, Джей Мэтьюз, словно наркотик, привязывающий к себе навек. Воспоминания останутся после того, как они расстанутся, когда он уже забудет о ней.

Отмахнувшись от тяжелых мыслей, Эдит обвила его шею руками, прижимаясь крепче. Страсть охватила ее, и она отдалась во власть инстинкту. Руки Джея тем временем легли на мягкие округлости ее груди, лаская сквозь тонкую ткань напрягшиеся до боли соски. Но даже легкая футболка казалась преградой: хотелось избавиться от одежды и белья, чувствовать его всем телом, насладиться близостью обнаженных тел. Она хотела отдать ему себя.

Неожиданно Эдит словно очнулась от кошмарного сна. И ужаснулась собственным действиям и мыслям.

– Нет! – воскликнула она, но протест прозвучал слабой, неубедительной мольбой.

Джей не обратил на него внимания. И мгновение спустя губы его вновь заворожили ее, пробуждая чувства, о существовании которых Эдит не подозревала.

Пять лет супружеской жизни открыли ей меньше тайн, чем пять минут в объятиях этого человека. Майкл никогда не целовал ее так, что весь мир превращался в сумасшедший сверкающий вихрь, а тело горело будто в огне. Занимаясь любовью, он никогда не стремился доставить жене наслаждение. Сейчас же все было по-другому. Руки и губы Джея сводили ее с ума. Эдит хотелось плакать и смеяться одновременно, утонуть, раствориться в его ласках.

Но она знала, что он играет, дразнит ее, пытаясь понять, как далеко Эдит позволит ему зайти. И в душе наверняка смеется над ее словами: «Ты последний человек на земле, которому я позволю ко мне притронуться!»

Так что же случилось? Почему она не может держать себя в руках? Это же все неправильно и не входило в ее планы!

– Джей, пожалуйста, – прошептала она.

– Пожалуйста – что? – Эдит чувствовала его теплое дыхание на своих губах. – Пожалуй ста, еще? – Его пальцы легко касались груди и напряженных сосков, причиняя боль, смешанную с восторгом.

Медленно, дюйм за дюймом, он разрушал ее оборонительные укрепления, и совсем скоро – если она не примет решительных мер – заставит ее сдаться на милость врага-победителя.

Во имя страсти, животного голода, ради плотского удовольствия! Чтобы доказать свое мужское превосходство!

– Черт бы тебя подрал, Джей Мэтьюз! – Голос Эдит звенел от ярости. – Прекрати сейчас же! – Она замолотила его кулаками по груди, сверкая потемневшими синими глазами.

– Я как раз думал: когда же ты меня остановишь? – протянул Джей, лениво улыбаясь, и отступил назад.

– Будь ты джентльменом, ты бы прекратил, когда я попросила тебя в первый раз.

– Даже в тот момент я зашел куда дальше, чем предполагал. – Его белозубая улыбка стала шире.

– Предполагал? – Эдит чуть не задохнулась от негодования. – Предполагал? Ты сущий дьявол!

– Напротив, вполне нормальный человек.

– Ты же воспользовался ситуацией!

– Какая ты все-таки увлекающаяся женщина!

Температура ее взгляда упала до абсолютного нуля.

– Очень подходящая для того, чтобы поразвлечься, да? Чтобы скоротать несколько часов свободного времени, пока ты, Бог знает с какими целями, торчишь на острове? Быть может, ты ценишь такое времяпрепровождение, но я – нет.

Джей наклонил голову и пристально на нее посмотрел.

– Неужели ты не испытала никаких приятных ощущений?

Он знает, что если я отвечу «нет», то солгу, подумала Эдит, поэтому ушла от прямого ответа.

– Все зависит от того, что называть приятным. Целовать женщину, которая не желает иметь с тобой ничего общего, это, по-моему, напоминает попытку изнасилования. – Она понимала, что говорит лишнее, но не могла остановиться. Этот человек злил ее до безумия.

На лице Джея вспыхнул темный румянец, но он взял себя в руки.

– Надеюсь, ты не имеешь в виду ничего подобного.

– Ты этого никогда не узнаешь! – выкрикнула она и, повернувшись на каблуках, кинулась в дом.

Эдит закрылась у себя в спальне и всерьез обдумывала планы бегства. Она просто не могла сопротивляться этому мужчине, а посему находиться с ним в одном доме стало слишком опасно.

И вообще, зачем он вернулся? Мейбл, конечно, выдвинула свою теорию, но уж больно сомнительную. Джей Мэтьюз не такой человек, чтобы отказаться от работы ради какого-то романа!

Все еще мучаясь сомнениями, молодая женщина вошла в ванную. Ей хотелось смыть его запах, избавиться от ощущения его объятий, но даже холодный душ помогал мало. Руки его словно по-прежнему ласкали ее грудь, губы жадно искали ответного поцелуя; Эдит так и не избавилась от горячечного возбуждения во всем теле. Если Джей не уедет, ей не протянуть ни дня.

Она выключила воду, накинула шелковый халат и, выйдя из ванной, рухнула на кровать. В ту же секунду в дверь постучали.

– Уходи! – крикнула она, не поднимая головы. – Я не хочу тебя видеть!

– Это я, Эдит.

О Боже! Мейбл! Надо же так глупо ошибиться: Джей не стал бы тихонько стучать, а ворвался бы как ураган, не дожидаясь разрешения.

Молодая женщина рванулась к двери и поспешно отперла замок.

– Ты думала, это Джей? – На губах Мейбл появилась печальная улыбка. – Но я не он, по этому можно мне войти?

– Конечно. И прости меня, пожалуйста. Я не хотела на тебя кричать.

– Это мне следует извиниться. – Девушка прошла в глубь комнаты и села на стул. – Должна признаться, что случайно подслушала ваш разговор.

– Ох! – Эдит непроизвольно прижала ладонь к губам, синие глаза ее в ужасе расширились.

– Знаю, что не права, но я увидела, что ты идешь к дому, и решила поговорить с тобой. Но было уже слишком поздно, вы ругались. Конечно, это не мое дело, но я не хочу, чтобы мои надежды рушились.

– Мейбл, ты же не в силах изменить ход событий.

– Знаю, – со вздохом отозвалась та. – Но я была бы рада, это сделать. Уверена, брат не играет с тобой, его чувства самые настоящие.

– Мне очень жаль, однако я не могу с тобой согласиться.

– Думаю, ты просто не оставляешь ему шанса, – грустно продолжила девушка. – Ты же мне обещала, помнишь? – Большие темные глаза испытующе посмотрели на Эдит.

– Я ничего не обещала, – твердо сказала она.

– Ты забыла наше пари?

– Это была всего лишь шутка. – Воспоминания о дурацком споре не выходили у нее из головы.

– Но ты же не отказалась подпустить его поближе, – улыбнулась Мейбл. – Когда вы целовались, я подумала… Ох, кажется, я сама себя выдала. – Теперь уже она прижала ладонь к губам.

Краска залила щеки Эдит.

– Я подумала, что замкнутые по натуре люди часто боятся показать свои истинные чувства. Им кажется, что их должны понимать без слов, и они не снисходят до объяснений.

– Считаешь, что Джей как раз такой? – довольно сухо спросила молодая женщина.

Она не могла согласиться с Мейбл: Джей Мэтьюз никогда не отличался робостью, и он не стал бы мяться, а сразу признался бы, что любит… Если, конечно, это было так.

– Конечно, я не могу утверждать этого. Но я же его сестра и знаю, что, не будь тебя, он бы ни за что не вернулся на остров.

Он мог вернуться, потому что выяснил, кто я такая! Эдит похолодела от этой мысли и постаралась тут же забыть о ней. Нет, тогда бы он сразу же вышвырнул ее за порог. И уж точно не стал бы домогаться ее любви.

– Я не могу с тобой согласиться, извини, – тихо произнесла она, прекрасно понимая Мейбл.

Конечно, ей очень хочется видеть брата счастливым, но она выбрала для него не ту спутницу жизни. И вообще за него все равно никто не в праве решать. Джей пришел бы в ярость, узнав, что в его личную жизнь вмешиваются.

И именно в этот момент он ворвался в комнату.

8

Джей очень удивился, застав сестру в спальне Эдит. Что она здесь делает? Не приносить же извинения за грубое обхождение в присутствии Мейбл?

Там, в саду, он просто не мог сдержаться. И пускай эта женщина здесь для того, чтобы снова попытаться навредить ему, – она запала ему в душу, и он ничего не в силах в этим поделать.

Но почему же она так упорно сопротивляется? Ведь уступив, она легко бы привязала его к себе и могла бы вить из него веревки.

Как ни странно, Мейбл ничуть не удивилась появлению брата.

– Судя по всему, ты хочешь сообщить Эдит нечто очень важное. Тогда я не буду вам мешать. – Она улыбнулась несколько таинственно и, оставив их вдвоем, быстро покинула комнату.

Едва дверь за ней закрылась, Эдит резко выпалила:

– Что, черт подери, тебе здесь надо? Если ты собираешься снова меня поцеловать, то даже не пытайся, а лучше сразу выметайся вон!

Синие глаза полыхали огнем, тело было напряжено как струна, и все равно Джей с трудом удерживался, чтобы не обнять ее, не прижать к себе. Что с ним происходит, если такие чувства вызывает в нем мелкая преступница!

Но дело в том, что она совсем не походила на преступницу, наоборот, производила впечатление очень честного и порядочного человека. Даже когда она пришла к нему в кабинет, умоляя о справедливости, он почувствовал, что готов и хочет поверить ей. Но все факты указывали на вину Кристин Опшер, поэтому пришлось передать дело в руки полиции.

– Я требую извинений, – произнес Джей, заражаясь настроением собеседницы, хотя собирался сказать совсем другое.

– За что? – Эдит выпрямилась во весь рост и даже задрала подбородок, чтобы придать себе более внушительный вид.

Представив под тонкой тканью халата прекрасное обнаженное тело, Джей судорожно перевел дыхание. Гормоны активно заявляли о себе, и он с трудом сдерживал желание. Как бы хотелось провести ладонями по плавным изгибам тела, почувствовать нежность кожи, ощутить аромат волос, прижать ее к себе… сделать наконец своей.

Он содрогнулся от возбуждения и понял, что с трудом может держать ситуацию под контролем.

– Ты должна понимать, о чем я говорю. За обвинение в попытке изнасилования.

На щеках Эдит вспыхнул румянец, синие глаза загорелись опасным блеском. Боже, как она хороша, когда дает волю чувствам! Впрочем, Джей надеялся, что когда-нибудь на его долю достанется что-нибудь кроме гнева.

– Я сказала, что твое поведение напоминает попытку изнасилования, – ледяным голосом уточнила Эдит. – Это разные вещи.

– В любом случае, ты ведешь себя так, будто я взял что-то без разрешения.

– А разве нет? – Она обхватила себя руками за плечи, словно пытаясь защититься от собеседника.

Джей нахмурился и спрятал сжатые в кулаки руки в карманы. Он не привык, чтобы женщины думали о нем подобным образом, и чувствовал себя настоящим монстром. А до встречи с Эдит Стенфилд он – и не без оснований – считал себя джентльменом, чем очень гордился.

– По-моему, не так, – тихо, но отчетливо произнес Джей. – И если тебе хватит смелости заглянуть в глубь своей души, ты тоже признаешь, что я прав.

– Я уже нагляделась в мою душу, – жестко ответила Эдит. – И остаюсь при своем мнении.

Твой поступок не простителен.

– Да, но ты сама целовала меня так, будто тебе это нравится! – не остался в долгу Джей.

Черт побери, если она сейчас его выгонит, то он не избавится от чувства вины, хотя стыдиться ему нечего.

– А тебе не приходило в голову, что мною могло двигать простое любопытство?

– Любопытство? – Ему не доводилось слышать худшего объяснения поцелую. – И я его удовлетворил?

Эдит смерила его презрительным взглядом.

– Я не стану отвечать. И если ты не возражаешь, мне бы хотелось одеться. – Она подошла к двери и распахнула ее.

Но Джей еще не был готов уйти, поэтому спокойно захлопнул дверь.

– Я хочу знать, что здесь делала Мейбл.

Эдит стояла так близко, что он чувствовал запах ее цветочного мыла, видел очертания нежной груди под тонкой тканью и с каждой секундой все больше понимал пустячность своего вопроса.

Безумное желание нарастало с каждой секундой, и оставаться с ней в одной комнате становилось опасным.

– Думаю, это мое дело. – Она даже не удостоила его взглядом прекрасных глаз, давая понять, что Джей не имеет права на такие вопросы.

– Это ты позвала ее? – Интересно, о чем она собиралась говорить с Мейбл? Может быть, хочет втереться в доверие к простодушной девушке и использовать ту в своих интересах? Или надеется получить денег, которых у сестры все равно нет?

При мысли о возможных коварных планах Эдит, возбуждение его улеглось и вернулась способность рассуждать здраво. Он не позволит этой женщине разрушить его жизнь, вырвет зубы у ядовитой змеи, заставит признаться в собственных преступлениях. Джей смотрел на собеседницу холодно, забыв о сластолюбивых желаниях.

– Нет, – холодно ответила Эдит.

– Тогда зачем она пришла?

– Хотела поговорить со мной.

– О чем? – Какие у Мейбл могли быть срочные дела?

– Боюсь, это останется между мной и твоей сестрой. – Легкий румянец окрасил высокие скулы молодой женщины, и у Джея не осталось сомнений, что от него скрывают какую-то тайну.

– Черт подери, Эдит, я требую ответа!

Конечно, она ни за что не выдаст своих планов. Но зато теперь вместо страстного желания его обуревал гнев и хотелось хорошенько ее встряхнуть, чтобы добиться откровенности.

– Ты не заставишь меня отвечать. – Молодая женщина отпрянула в сторону, начиная опасаться странного огня в зеленоватых глазах Джея.

Но он опередил ее и, положив руку на плечо, развернул к себе лицом. В этот момент шелковый пояс развязался, и халат распахнулся у Эдит на груди.

Этого Джей вынести не смог. Одного быстрого взгляда на соблазнительные формы женского тела хватило, чтобы кровь бешено заструилась по его жилам и желание вспыхнуло с новой силой.

Рассудок вновь отказался работать, и, чувствуя, что еще немного, и он не выдержит, Джей распахнул дверь и пулей вылетел в коридор.

До своей комнаты он добрался почти бегом и в изнеможении прислонился к стене. Джея била крупная дрожь. Черт подери, она словно отбирает всю его энергию и силу, разрушает волю и уверенность в себе. Нужно научиться как-то поддерживать свой гнев, чтобы справляться с безумным желанием. Он ведь не. сексуальный маньяк, чтобы терять голову от близости женщины!

Остается только каждую минуту напоминать себе о ее преступлении: она украла чертежи архитектурного проекта, осуществление которого сулило миллионы и всемирную известность. И теперь это богатство оказалось в руках конкурента. Вот об этом-то и нужно думать, а не о красоте ничтожной воровки.

Когда Джей спустился к ужину, лицо его хранило злое и напряженное выражение.

– Что-то случилось? – спросила Мейбл, всегда чутко реагировавшая на изменения настроения брата.

– Нет.

– Ты выглядишь расстроенным.

– Нет, я не расстроен.

– Вот и хорошо, – сказала она, хотя нисколько не поверила его словам, – потому что я хочу попросить тебя об одолжении.

– Все, что хочешь, – не задумываясь отозвался Джей.

Взгляд его был прикован к Эдит, одетой в простое бежевое платье, подчеркивающее изящные изгибы соблазнительного тела. Все его попытки злиться на нее снова пошли прахом – эта женщина была невинна и желанна одновременно.

– Я хочу, чтобы завтра ты покатал Эдит на яхте, – лукаво улыбаясь, произнесла Мейбл.

– Что? – выдохнул он, быстро поворачиваясь к сестре. Впрочем, Джей успел заметить, как лицо молодой женщины исказила гримаса удивления и недовольства. – Зачем?

– Зачем? Какие глупые вопросы ты задаешь! Затем, чтобы доставить ей удовольствие.

Мы с родителями всегда катались на яхте. Если уж ты оказался на Ивисе, то просто обязан устроить Эдит морское путешествие.

– Но у нас больше нет яхты. Ты ведь помнишь, я продал ее после смерти отца. – Джей изо всех сил пытался придумать достойный повод для отказа. Меньше всего на свете ему хотелось провести день наедине с Эдит, к тому же посреди необъятных синих просторов. Будь на ее месте другая женщина, а еще лучше будь она сама другой, поездка оказалась бы чудесной. Он бы и сам тогда предложил это романтическое плавание, а так…

– Ну, тогда возьми напрокат, – нетерпеливо отозвалась Мейбл, проявляя несвойственную ей практичность. – Боже, Джей, ты ведешь себя так, будто не хочешь брать Эдит с собой.

Он нарочито аккуратно поддел на вилку кусочек ростбифа и принялся старательно жевать, изо всех сил не замечая пристального взгляда Мейбл.

– А может быть, это Эдит не хочет? – Он прекрасно осознавал собственную грубость, но какого черта сестра ставит его в неудобное положение?

– Эдит? – Девушка произнесла это так удивленно, словно твердо знала о непреодолимой страсти подруги к морским прогулкам. – Бога ради, скажи ему, что ты с удовольствием покатаешься на яхте!

– Но, Мейбл, – произнесла Эдит, тоже чувствуя себя страшно неудобно, – дело в том, что у меня… морская болезнь. Так что я вряд ли получу удовольствие.

Гора Эверест свалилась с плеч Джея.

– У меня есть специальные таблетки, они непременно помогут, – продолжала настаивать Мейбл.

– Я не особенно доверяю лекарствам. Да и, честно говоря, мне не очень-то хочется. – Эдит решила проявить твердость.

Девушка перевела взгляд с подруги на брата и сокрушенно покачала головой.

– Не понимаю, что на вас нашло. Это был бы чудесный день.

– Мне очень приятно, что ты о нас заботишься, но… – Голос Эдит звучал несколько виновато. Ей совсем не хотелось разочаровывать Мейбл.

Может быть, ей действительно жаль, что она не угодила сестре, подумал Джей. Впрочем, он только был рад наличию морской болезни у Эдит, иначе ему пришлось бы туго.

Он представил, каким мог бы стать этот день. Они вдвоем на яхте посреди океана, пытаются избегать друг друга, чтобы не дать воли сжигающему их желанию. А попытайся он дотронуться до нее, Эдит просто швырнет его за борт. Да, не самый лучший отдых.

Быть может, ему следует вернуться в Англию? Все равно, пока он здесь, Эдит ничего не сможет предпринять, разве что укрепит дружбу с Мейбл. Но это вряд ли даст какие-нибудь результаты – по крайней мере, с финансовой точки зрения. А когда все вернутся домой, он навсегда рассчитается с мелкой авантюристкой и забудет о ней.

Разговор не клеился, и Джей довольно скоро – насколько позволяла вежливость – вышел из-за стола. Взяв машину, он поехал в Сан-Антонио – развеяться в любимом баре. Только когда стемнело, он решился ехать на виллу, предварительно отдав должное разнообразию спиртных напитков. Конечно, это было рискованно, но Эдит Стенфилд, она же Кристин Опщер, приводила его в такое состояние, что он часто не понимал, что делает.

Когда впереди показался «Розовый куст», Джея охватила тревога. Все окна на вилле горели, а у входа стояла машина «скорой помощи».

– У тебя правда морская болезнь или это просто повод, чтобы избежать общества Джея?

Подруги еще долго просидели за столом, болтая о разных разностях. Все было хорошо, но потом Мейбл снова перевела разговор на брата, чего, впрочем, Эдит ожидала, хотя и опасалась.

– Правда.

– Неужели так плохо, что и таблетки не помогают?

– Боюсь, что да, – ответила молодая женщина, опуская глаза. Эдит прекрасно знала, что было у Мейбл на уме, когда она придумала эту затею.

– Я понимаю, что это не мое дело, но, похоже, вы с Джеем серьезно поссорились после моего ухода. Поэтому вы и не хотите видеть друг друга, да? – Голос девушки был тих и печален. Ей очень хотелось устроить этот брак, и она близко к сердцу принимала их конфликты.

Эдит пожала плечами и изобразила на лице виноватое выражение.

– Да, вроде того. Он стал допытываться, что ты делала в моей комнате, а я не ответила.

– Неужели? – оживилась Мейбл. – Это только доказывает мою версию. Ты очень интересуешь моего брата.

– Ну да, и именно поэтому он чуть не подпрыгнул от радости, когда услышал, что у меня морская болезнь, – скептически заметила Эдит.

– Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. Даже не притворяйся. – Карие глаза Мейбл возмущенно сверкнули. – Он не может находиться вдали от тебя и непременно должен знать, что ты говоришь, о чем думаешь. Поверь мне, это так.

– Хотелось бы и мне быть в этом уверенной, – отозвалась Эдит, помешивая кофе. Ей не терпелось закончить неприятный разговор. – Я, пожалуй, выпью еще чашечку. Тебе налить?

– Нет, спасибо. Лучше пойду к себе, почитаю. Надеюсь, Джею станет лучше, когда он вернется.

Молодая женщина добавляла в кофе сливки, поэтому на какой-то момент упустила подругу из виду. Зато услышала хрипы. Эдит мгновенно вскочила и подбежала к Мейбл, которая опустилась в кресло, изнемогая от приступа астмы.

– О Боже, Мейбл, сейчас я принесу лекарство и вызову «скорую помощь». Пожалуйста, дыши глубже!

Воздух с трудом проходил в легкие, и девушке казалось, что она сейчас задохнется. Впрочем, приступы случались у нее нередко, и она терпеливо ждала, когда принесут баллончик с аэрозолем. Но после приема лекарства удушье не прошло, а, наоборот, разыгралось сильнее. Покрасневшие глаза Мейбл слезились, она с трудом говорила.

– А где Джей?

– Боюсь, он уехал. Я слышала звук его машины, – ответила Эдит, которая уже вызвала врача и теперь бегала по комнате, открывая окна, чтобы подруге легче дышалось.

– Когда нужно, его никогда нет рядом!

– Не волнуйся, он скоро вернется. – Эдит на всякий случай выглянула на улицу, но там было пусто. – Пожалуйста, держись, сейчас приедет «скорая помощь».

– Наверное, заливает горе в каком-нибудь заведении, – прохрипела девушка в промежутках между приступами.

Эдит нахмурилась.

– Неужели он пойдет на такое? – Ей казалось, что Джей Мэтьюз не станет прибегать к помощи алкоголя, когда у него проблемы.

– Кто знает, что взбредет ему в голову.

Неожиданно молодую женщину охватило странное чувство вины за сегодняшнюю ссору. Не будь она так резка, Джей остался бы и теперь помогал сестре. Или вообще ничего бы не произошло!

Тут в комнату ворвалась Эстрелла в сопровождении врача и двух внушительного вида санитаров. Врач мгновенно оценил ситуацию, и санитары, положив Мейбл на носилки, понесли ее к машине. На ней тут же оказалась маска, закрывающая почти все лицо, но Эдит видела широко раскрытые карие глаза, беспокойно отыскивающие брата.

– Что происходит? В чем дело?

С этими словами Джей подбежал к машине «скорой помощи». Лицо его изменилось, когда он увидел сестру, которая уже почти теряла сознание. – Мейбл? Что с тобой?

– Вы брат мисс Мейбл? – спросил врач.

– Да. Что с ней? – Лицо его выражало искреннюю обеспокоенность.

– У нее приступ удушья. Как я понимаю, мисс Мейбл страдает от астмы?

– Да, но недавно она прошла курс лечения… – Джей обернулся к застывшей в стороне компаньонке. – Эдит? Как это произошло? – Он словно обвинял ее в произошедшем. – Мне казалось, ты здесь, чтобы следить за ней!

– Скорее всего никто в этом не виноват. Такие вещи случаются, – успокаивающе произнес врач. – В любом случае, в больнице все выяснится.

Но у Джея были свои соображения на сей счет. Не удостоив больше Эдит взглядом, он забрался в машину, чтобы сопровождать сестру. Молодая женщина тоже хотела бы остаться с подругой, но догадывалась, что ее посуровевший брат ни за что не согласится.

Несколько часов Эдит провела, шатаясь из одной комнаты в другую и неустанно обвиняя себя в невнимательности и недостаточной заботливости. Погрузившись в собственные проблемы, она совершенно забыла о слабом здоровье Мейбл.

Себя-то можно винить сколько угодно. Но какое право имеет Джей намекать, что она плохо выполняет свою работу? В конце концов, ему требовалась компаньонка, а не медсестра. У Мейбл случился приступ астмы, а он мог произойти от чего угодно, в том числе и от переживаний.

Эдит очень хотелось взять машину Джея и поехать в больницу. Но эта инициатива не нашла бы одобрения: он бы решил, что нанятая служащая слишком много себе позволяет. Поэтому пришлось довольствоваться купанием в бассейне, чтобы успокоиться и снять напряжение.

Главное – не спать. Эдит так и пролежала всю ночь в одежде, на диване в гостиной. Каждую минуту она ожидала появления Джея, но вот занялся рассвет, а его все не было. Тогда молодая женщина позвонила в больницу, где ей сообщили, что приступ Мейбл прошел и больной гораздо лучше.

Джей заскочил только на полчаса, чтобы взять некоторые вещи сестры. Он так и не сказал Эдит ни единого приветливого слова, очевидно, вменяя случившееся в вину нерачительной компаньонке.

Когда та попросилась навестить подругу, Джей свирепо посмотрел на нее и процедил сквозь зубы:

– Моя сестра сейчас не в состоянии принимать посетителей. И вообще, я заказал тебе билет на завтрашний рейс.

У Эдит перехватило дыхание. Как он смеет так с ней обращаться?

– Но я хочу навестить Мейбл. Я не могу уехать, не поговорив с ней. Когда она вернется и не…

– Она улетит домой, – сухо оборвал он и добавил с мстительной улыбкой: – Твои услуги больше не понадобятся.

У нее просто не было слов. Значит, она снова остается без работы. С чем приехали, с тем и уехали – ни одному из ее планов так и не суждено осуществиться.

Человек, которого она поклялась уничтожить, в конце концов победил.

Дни тянулись бесконечно. Почти четыре недели назад Эдит вернулась с Ивисы и все это время безуспешно искала работу. Тюремное прошлое неизменно свидетельствовало против нее, а лгать она не могла.

Сейчас уже она даже радовалась разводу и новому имени. Кристин Опшер ушла в прошлое вместе с дурными воспоминаниями, и Эдит стала другой – привлекательной, смелой и уверенной в себе женщиной. Только ни одна приличная фирма ее все равно не брала на работу.

Зато неожиданно пришел Майкл. Она в тот момент просматривала колонку объявлений о вакансиях, поэтому открыла дверь с хмурым выражением лица.

– Что тебе нужно? – Приветствие тоже не отличалось особой теплотой. Она так и не забыла предательства мужа.

– Можно мне войти?

– Ну, давай, – лениво протянула Эдит, впрочем не предлагая выпить или присесть. Не хватало, чтобы он тут задержался.

– Ты правда стала другой, – неожиданно произнес Майкл, и в глазах его промелькнуло восхищение, которым он раньше ее не удостаивал. – Ничего удивительного, что Джей Мэтьюз тебя не узнал, я и сам сначала подумал, что ошибся адресом. Удивительное перевоплощение!

– И что? – В голосе Эдит по-прежнему не было ни тени приязни.

– Зачем ты сделала это? Зачем пошла работать на Джея? Неужели не понимала, как сильно рискуешь?

– Мне больше ничего не оставалось. – Она пожала плечами. – Ты ведь не сказал, кто я, нет?

Мне даже не нужно было этого делать. Он и так в курсе.

– Что?! – Краска мгновенно сбежала с ее лица, и Эдит с ужасом воззрилась на Майкла.

– Это правда, – уверил тот. – Джей прекрасно знает, кто ты на самом деле.

– Но… но он же ни словом не обмолвился и вел себя как ни в чем не бывало… – Да, но потом быстро избавился, когда сестру увезли в больницу. Возможно, он даже захочет обвинить ее в преднамеренном плохом обращении с Мейбл.

Вопрос только в том, целовал он ее до или после разоблачения? До или после Джей сказал, что хочет ее? Возможно, он изобрел замечательный способ унизить ее. Впрочем, теперь все равно не стоит вспоминать о прошлом.

– Как Мадлен? – довольно неловко перевела она беседу на другую тему. – Вы еще не поженились?

– Откуда ты про нас знаешь? – Майкл явно почувствовал себя неловко.

– Слухами земля полнится, – уклончиво ответила Эдит.

– У нее все в порядке. Но мы пока не женаты.

– А зачем ты здесь?

– Будешь смеяться, но мне захотелось увидеться с тобой. Вспомнить старые добрые времена. Мы так давно не общались, что просто стыд!

– Но ведь именно ты прервал наши отношения, – горько заметила молодая женщина.

– Теперь мне уже кажется, что я сделал страшную глупость. – На лице Майкла появилось несчастное выражение.

– То есть ты наконец понял, что я не виновна? – Но в глазах бывшего мужа она по-прежнему читала недоверие. – Думаю, сейчас тебе лучше уйти. Нам не о чем говорить.

Эдит снова осталась одна, если не считать компанией ужасную мысль, что Джей все знает. Он ничего не говорил, а ждал, как паук, плетя свою паутину.

Но как ему это удалось? Быть может, в день интервью но тогда он не взял бы ее на работу. Значит, как-то случайно, когда она уже была на вилле, поэтому он возвратился. Возвратился, следить за каждым ее шагом.

Она часто вспоминала о Джее, думала о любви к нему. Чувство по-прежнему жило в ее сердце и не желало исчезать. Просыпаясь каждое утро, Эдит едва не плакала, оттого что его нет рядом. Мама всегда говорила, что время – лучший доктор. Но дни, похожие на годы, шли, а боль все не утихала – наоборот, становилась все сильнее, все невыносимее.

Эдит часто вспоминала и Мейбл. Как у нее здоровье? Чем она занимается? Сколько раз она намеревалась позвонить, но не решалась. Ей было слишком страшно.

Иногда молодая женщина встречалась со старыми друзьями, но почти у всех уже были семьи или даже дети, и она чувствовал себя лишней. Жизнь превратилась в тоскливую череду одинаковых дней, занятых бесконечными поисками работы.

Однажды, когда Эдит мыла посуду после завтрака и вспоминала о Джее, раздался резкий звонок в дверь.

На пороге стоял он.

Эдит так часто представляла это красивое и надменное лицо, так хорошо помнила его улыбку и складку между бровей, что даже на мгновение испугалась, не мираж ли это. Но появление бестелесных призраков не сопровождается сексуальным возбуждением.

– Ты! – только и смогла Эдит выговорить.

– Да, я, – спокойно и холодно ответил Джей.

– Что тебе нужно? – Она напряглась, ожидая, например, приглашения в суд или каких-нибудь угроз. И только где-то в глубине сердца тоненький голосок говорил, что он пришел из-за нее, потому что скучает и не может без нее жить. Но, конечно, ничего подобного не последовало.

– Ты нужна моей сестре. – Джей и самому слова давались с трудом. – Ей нужны внимание и забота. То есть сиделка.

– Так найми медсестру из больницы.

– Она хочет, чтобы это была ты.

Эдит бросила на собеседника лишь недоуменный взгляд. Она надеялась, что достаточно правдоподобно сумела скрыть свою радость от его появления.

– Но я же не медсестра.

– Ты училась на курсах, – напомнил Джей. – Тебе же не понадобится медицинское образование, достаточно основных навыков. Просто будь с сестрой, чтобы ее успокаивать, ухаживать… в конце концов общаться с ней. Уверен, ты прекрасно справишься.

– Заходи, – вздохнув, пригласила она.

Они уселись в небольшой гостиной, которая неожиданно показалась Эдит совсем крохотной.

– Значит, твоя сестра спрашивала обо мне? – сдержанно осведомилась она.

– Да. Мейбл уже рассчитала двух сиделок.

– Но почему я? Разве ты не можешь за ней присматривать? – Она прекрасно знала, что у Мейбл на уме. А что бы сказала мисс Мэтьюз, узнав, что идеальная невеста для ее брата – преступница, отсидевшая в тюрьме? Быть может, стоит ей все рассказать и тем самым положить конец нелепым матримониальным планам.

– Мне нужно работать.

– И это важнее, чем твоя сестра? – невольно вырвалось у Эдит.

– Конечно нет, – нетерпеливо отозвался Джей. – Но фирма отнимает у меня очень много времени.

– Не уверена, что хочу этим заниматься. – Потому что тогда ей придется каждый день встречаться с человеком, который причина всех ее несчастий. И он в любой момент может сделать ей еще больнее.

– А я настаиваю. – Сузившиеся зеленовато-карие глаза оглядели Эдит. – Я буду платить в два раза больше, чем раньше.

– Деньги меня не интересуют, – произнесла она, покачав головой.

– Неужели? – Темные брови Джея взметнулись вверх.

– Да, именно так, – твердо произнесла Эдит, прекрасно зная, что у него на уме.

– Ты странное создание. Ты ведь так и не нашла другой работы, иначе бы тебя не было дома в такое время. Хорошо, если не хочешь присматривать за моей сестрой за деньги, ради чего ты бы согласилась?

– Уж точно не ради тебя, – холодно процедила она.

Губы его недовольно сжались, но Джей сумел взять себя в руки.

– Тогда ради Мейбл. Она очень рассердится на меня, если ты не приедешь.

– Можно подумать, что ты ее боишься. – Эдит с трудом сдержала улыбку.

– В некотором роде так оно и есть. Мейбл стала невыносимой после того приступа.

– То есть ты заботишься прежде всего о себе?

– Проклятье! – прорычал Джей, выйдя из себя. – Что мне сделать, чтобы заставить тебя согласиться?

– Попробуй встать на колени. – Эта мысль развеселила ее. Сам Джей Мэтьюз, ползающий по полу!

Но он покачал головой.

– Я говорил Мейбл, что это безнадежное дело.

Он резко встал и направился к двери. Но прежде чем успел повернуть ручку, Эдит мягко сказала:

– Я приеду.

Она знала, что будет жалеть об этом поступке, но ради Мейбл готова была рискнуть. Впрочем, кого она пытается обмануть? Все это делается ради Джея, чтобы видеть его, слышать его голос. Эти воспоминания будут согревать ее мрачными одинокими ночами.

Он даже не улыбнулся, не притворился обрадованным. Да и зачем?

– Хорошо. Я подожду, пока ты соберешься.

– Но я не могу уехать прямо сейчас, – возразила молодая женщина. – Мне нужно доделать некоторые дела, договориться с соседями.

– Ладно, тогда я подъеду позже. Сколько времени тебе понадобится? Пары часов хватит?

– Я буду готова к трем, – спокойно ответила Эдит. Радость от встречи испарилась. Не будет никаких приятных воспоминаний, потому что Джей совершенно не хочет ее видеть.

Вернувшись через два часа, он был по-прежнему холоден и равнодушен, как будто общался со стеной. Похоже, планам Мейбл так и не суждено сбыться.

9

Если Джей обращался с ней крайне сурово, то Мейбл воздала за невежливость брата с лихвой. Она очень приветливо и ласково встретила подругу и немедленно спросила, почему та сбежала с Ивисы.

– Я думала, ты придешь навестить меня в больницу, – с некоторым осуждением сказала она.

Эдит неловко улыбнулась, в душе проклиная Джея. К сожалению, он был в комнате, а то молодая женщина объяснила бы истинную причину своего поспешного отъезда.

– Я боялась, что тебе будет трудно принимать посетителей, – солгала она. – А поскольку Джей сказал, что ты все равно вернешься домой после выздоровления, то в моей работе уже не было никакого смысла. – Краем глаза она заметила, что Джей одобрительно кивнул.

– Ну, тогда ты могла бы навестить меня уже здесь, – все так же обиженно отозвалась Мейбл.

– Да, могла бы…

– Тогда почему не навестила?

Потому что твой брат терпеть меня не может! Потому что у меня преступное прошлое! Но, конечно, она этого не сказала.

– Я была слишком занята поисками работы. – Такое объяснение самой Эдит показалось не слишком убедительным, но Мейбл удовлетворилась.

– Знаешь, Джей не хотел тебя просить, говорил, что ты уже нашла другую работу. И я очень рада, что это не так. Сиделки из больницы ничего не понимают, они совершенно безнадежны. – Мейбл повернулась к брату. – Джей, думаю, ты смело можешь идти в офис. Теперь, когда Эдит здесь, я буду в полном порядке.

И она с довольной улыбкой повернулась к подруге.

Эдит Стенфидд тоже улыбнулась – или ему только показалось? Эта женщина покорила нежное сердце Мейбл, и та только и делала, что говорила про нее, жаловалась на ее отсутствие, просила вернуть.

Джей долго сопротивлялся, но сестра нервничала, и это сказывалось на ее здоровье. Так что в конце концов ему пришлось смириться.

Сердце чуть не выпрыгивало из груди, когда он позвонил в дверь ее квартиры. Как ни пытался, он так и не смог забыть Эдит, Любовь, по-прежнему царившая в душе, нарушала размеренное течение его жизни, мешала спать и нормально работать.

Отсылая Эдит с Ивисы, он с ужасом понимал, что больше никогда ее не увидит. Ему казалось, что его режут на части, не дают дышать. Он злился на себя за слабость, но еще больше злился на нее, временами даже испытывал настоящую ненависть.

Тем не менее стоило увидеть ее, как тут же захотелось прижать к себе это гибкое стройное тело, вновь ощутить манящую сладость губ и наконец дать волю долго сдерживаемым чувствам.

Джей ожидал, что Эдит вцепится в возможность вернуться в Каррингтон, и очень удивился ее упрямству. Конечно, возможно, что все это часть большой игры, но не менее вероятно и то, что он осуждает ее несправедливо…

– Джей, покажи Эдит ее комнату. – Голос Мейбл вернул его к реальности.

Ему бы хотелось взять ее за руку и так довести до комнаты, а еще лучше внести, сжав в нетерпеливых объятиях.

– Распаковывайся, – произнес Джей, ставя две ее сумки на пол около кровати. – Если тебе что-нибудь понадобится, не стесняйся…

– Уверена, мне всего хватит, – довольно резко оборвала молодая женщина. – Только скажите мне, какие лекарства Мейбл должна принимать.

Он кивнул и все объяснил. После чего Эдит добавила:

– Я знаю, что вам совсем не хочется видеть меня, мистер Мэтьюз. И что я здесь только потому, что Мейбл заставила пригласить меня. – Она старалась говорить как можно спокойнее и равнодушнее. – Уверяю вас, я буду следить за ней так хорошо, как только смогу, и постараюсь не путаться у вас под ногами.

– В этом нет никакой необходимости, Эдит. – Ее слова причиняли ему нестерпимую боль, но он постарался не показать этого.

– Как вам угодно. – Она пожала плечами. – Просто хочу устранить все возможные недоразумения. Вы не хотите видеть меня в своем доме, и мне это известно.

– Так оно и есть. – Что еще ему оставалось? Признаться, что любит ее? Он должен сам разобраться со своими чувствами: нельзя же любить воровку!

– Теперь мне пора в офис, – глухо сообщил Джей. – Буду около семи.

Усевшись за столом в своем кабинете, Джей запросил личное дело Мадлен Николе. Он уже давно хотел хорошенько изучить его, но до сих пор руки не доходили.

Несколько дней назад он спросил Майкла Опшера, как продвигаются их отношения. Тот, как ни странно, не выглядел особенно счастливым.

– Думаю, все в порядке, – сказал он. – Я хотел бы сыграть свадьбу до конца года, но Мадлен возражает.

– Почему же?

– Наверное, дело в том, что для нее на первом месте остается карьера. Она боится, что, выйдя замуж, ей придется сидеть дома и воспитывать детей. А Мадлен устраивает существующее положение вещей.

– Вы живете вместе?

– Нет. – Майкл покачал головой. – Я предложил ей переехать ко мне, но она отказалась.

– Независимая леди, да?

– О да! Я могу ее понять, потому что у Мадлен очень красивый дом. Я часто шучу, что она не могла бы позволить такой роскоши на свою зарплату, но, по ее словам, ей не на что больше тратить.

Кроме модных тряпок, подумал Джей. Мадлен всегда одевается красиво и дорого.

– Тогда почему бы тебе не переехать к ней?

– Я пару раз оставался на ночь, но больше она не позволяет.

Да, пожалуй, не очень-то перспективный союз, подумал Джей, вспоминая этот разговор и открывая личное дело Мадлен.

Эдит очень нравилось присматривать за Мейбл. Девушка никогда не жаловалась, хотя часто раздражалась из-за запретов врачей.

– Они почему-то считают своим долгом травить меня таблетками. Но я так просто не сдамся.

Врачи рекомендовали ей вести не слишком подвижный образ жизни. Но Мейбл все-таки выбиралась на прогулки, и иногда подруги даже играли в гольф.

Трапезы обычно проходили в небольшой гостиной, широкие окна которой выходили на зеленые лужайки. Порой к ним присоединялся и Джей, однако Здит чувствовала себя комфортнее, когда его не было поблизости.

Прошла неделя совместной жизни в Каррингтоне, и Мейбл как-то спросила:

– Когда же вы положите конец взаимной вражде? – Было время обеда, но Джей уже вышел из-за стола, сославшись на срочную работу. – Когда вы вместе, напряжение ощущается буквально физически.

Эдит пожала плечами, стараясь казаться беззаботной.

– Это не моя вина.

– Значит, Джея. Ты это имеешь в виду?

– Так иногда бывает.

– Как – так? – Мейбл раздражалась все больше. – Тебе не кажется, что вам обоим просто необходимо хорошенько обсудить ваши проблемы?

– Но у нас нет проблем, – отозвалась Эдит, нервно теребя край скатерти.

– А мне кажется есть. И если ты не хочешь признаться, то я спрошу Джея.

– Мейбл, – начала молодая женщина, решившись на откровенность. – Я знаю, что ты позвала меня из-за брата, а не потому что я действительно нужна тебе. Но ведь Джей сам волен выбирать себе друзей.

– То есть тебе все равно? – спросила Мейбл и тут же сама себе ответила: – Конечно, не все равно. Ты ведь любишь его, разве нет? И он то ли дурак, то ли слепой, раз не видит этого.

Эдит поморщилась. Она явно недооценила проницательность своей подопечной.

– Какими бы ни были мои чувства, ты не должна ничего говорить Джею.

– Но ведь он любит тебя, я знаю. Нужно только…

– Мейбл, ты не можешь знать, что у Джея на сердце. Он не любит меня. Когда-то ему хотелось меня, моего тела, но я отказала, и теперь все кончено. Он с трудом переносит мое присутствие в Каррингтоне и согласился на это только ради тебя.

– Уверена, что ты не права, но, если тебе так угодно, я буду молчать.

– И ты только поэтому отказалась от предыдущих медсестер? Рассчитывала, что, как только мы встретимся, наши недоразумения исчезнут сами собой?

– Пускай я глупая, сумасбродная девица, но я хочу, чтобы мой брат был счастлив, – со вздохом ответила Мейбл. – Неужели это так много?

– Хочешь сказать, что Джей несчастлив?

– Да. С тех пор как вернулся с Ивисы.

Хотелось бы верить, что это потому, что он скучает по ней. Но Эдит понимала всю несбыточность своих мечтаний.

– Думаю, он просто переживает за тебя.

– Глупости! – воскликнула девушка. – Он прекрасно знает, что меня всегда «откачают»! Приступы случаются нередко, но они не слишком опасны. Это я переживаю за него, что он до сих пор не женат, что у него нет детей.

На этом разговор и кончился. А на следующее утро Мейбл заявила, что у нее мигрень и что она предпочла бы остаться в своей комнате.

– Я чем-нибудь могу помочь? – забеспокоилась Эдит.

– Нет, все в порядке, просто задерни шторы. Можешь взять выходной на утро. А за мной присмотрит Луиза.

Молодая женщина неохотно согласилась, не желая спорить с подругой, когда та себя не слишком хорошо чувствует. К тому же лишние несколько часов как раз нужны на то, чтобы отправиться за покупками. Нужно приобрести веши на приближающуюся осень, к тому же закончился шампунь и гель для душа, и еще Эдит видела на книжных полках несколько интересных новинок.

– Куда ты направляешься? – Джей перехватил ее уже на выходе из особняка.

– Мейбл отпустила меня на утро. У нее мигрень, – объяснила она на ходу, доставая ключи от машины.

– У моей сестры никогда не болит голова, – возразил он, беря молодую женщину под руку и идя рядом с ней. Джей словно обвинял ее.

– Тогда проверь сам! – взорвалась Эдит, негодуя на его подозрительность. Пусть он считает ее воровкой, но лгуньей – это уже слишком!

– Я уже поговорил с Мейбл.

– Тогда в чем же дело? – резко спросила она, открывая дверцу машины.

– Боюсь, она что-то задумала.

– Неужели?

– Сестра просила позаботиться, чтобы ты не скучала, – произнес Джей явно неохотно.

Нервы Эдит напряглись до предела. И как только Мейбл не надоело вмешиваться в чужие жизни!

– Не стоит обо мне беспокоиться. Я поеду в Лондон и буду совершенно счастлива.

– В таком случае я составлю тебе компанию.

Эдит решительно покачала головой.

– В этом нет никакой необходимости. – Голос ее звучал ровно, хотя сердце колотилось как бешеное. Она не сможет долго находиться в его обществе, и при этом не выдать себя. – Уверена, у тебя найдутся куда более важные дела. – Сказав это, Эдит уселась за руль.

– Да, ты права, – согласился Джей, придерживая дверцу. – Нам просто необходимо поговорить и выработать общий план действий…

Ради Мейбл.

– Не понимаю, о чем ты. – Боже, что Мейбл ему наговорила? Она же обещала молчать!

– Брось, Эдит, ты все прекрасно понимаешь. Моя сестра очень тревожится из-за наших неприязненных отношений. Именно поэтому у нее и болит голова: она мечтает свести нас. Хуже всего то, что беспокойство действительно сказывается на ее здоровье. – Джей был совершенно серьезен. – Врачи сказали, что приступ на Ивисе был вызван нервным перенапряжением, а не внешним воздействием. Мы просто должны действовать сообща.

– И что ты предлагаешь? – Эдит даже не пыталась скрыть недовольной гримасы и тяжелого вздоха.

– Назовем это розыгрышем.

– То есть мы будем притворяться перед ней? – Ей эта идея не показалась особенно блестящей.

– Этого недостаточно. Мейбл очень проницательна, она тут же раскусит обман.

– Я уже поняла.

– Мы должны на самом деле стать друзьями. – Джей не отрываясь смотрел на нее, и по телу молодой женщины пробежали сладкие мурашки. – Я не стану просить от тебя невозможного, но сейчас лучше всего постараться за быть о наших разногласиях.

Честно говоря, Эдит с трудом представляла, как это сделать. Джей сам никогда не забудет, кто она и что ему сделала. Она же не сможет расслабиться и быть естественной в его присутствии.

– Ты, кажется, не особо воодушевилась.

– Не думаю, что это получится.

– В любом случае, я сделаю все, что в моих силах. Ладно, вылезай, мы поедем на моей машине.

Как ни странно, но Эдит получила огромное удовольствие от этого утра. Джей был очень внимательным спутником, интересным собеседником – словом, большего нельзя было желать от мужчины. Если не считать того, что он не выказывал ни малейшего желания физической близости.

На Ивисе все было по-другому. Тогда страсть светилась в зеленоватых глазах, звучала в чуть хриплом голосе, ощущалась в горячих прикосновениях. Сейчас он вел себя как заботливый брат, и Эдит это совсем не нравилось.

Она хотела от него совсем другого – близости, объятий, поцелуев. Хотела его любви.

Сделав все необходимые покупки, они зашли в маленькое уютное кафе выпить чаю. Сидя напротив него за столиком, молодая женщина понимала, что больше не вынесет – пусть даже ради Мейбл. Она прекрасно справлялась с его холодным безразличием, но нежная платоническая дружба – это уже выше всяких сил.

– Ты чем-то обеспокоена? – спросил Джей, заглядывая ей в лицо.

– Нам уже пора возвращаться. Не стоит оставлять Мейбл одну так надолго.

– Ты ведь действительно привязана к ней, да? Эдит посмотрела в темные омуты его глаз и постаралась казаться спокойной.

– Ты как будто удивлен этому. – Неужели он считает ее неспособной ни на какие чувства? Думает, что она расчетливая и хитрая аферистка?

– Вообще-то сначала я думал, что тебе не особенно-то захочется ухаживать за больной. Ты ведь так и не стала сестрой милосердия. Но чем больше я за вами наблюдаю, тем сильнее убеждаюсь, что вы стали настоящими подругами.

– А это плохо?

– Ты очень хорошо на нее действуешь, она уже не так раздражительна и нервозна, как раньше. Мне нравится то, что ты для нее делаешь. – Вопрос собеседницы Джей оставил без ответа.

Эдит искренне обрадовалась его словам.

– Спасибо. Твоя сестра чудесная девушка.

Наверное, после маминой смерти мне не хватало близкого человека, с кем можно было бы поговорить.

И это он виноват в смерти ее матери! От этой мысли хорошее настроение мгновенно улетучилось, синие глаза Эдит потемнели.

– Эдит… – Он протянул руку и накрыл ее ладонь. – О чем ты думаешь? Ты вдруг страшно побледнела.

– Не важно. – Она высвободила пальцы и скрестила руки на груди.

– А мне кажется, что важно.

– Может, нам пора идти? – спросила Эдит, не поднимая глаз.

Не произнеся ни слова, они добрались до машины. И только на выезде из города Джей тихо сказал:

– Ты ведь думаешь о своей матери, да?

Она молча кивнула.

– Я тебя понимаю. Мне тоже было очень тяжело потерять родителей, но ведь это естественно. Мы можем только смириться с этим.

– Я никогда не смирюсь с маминой смертью, – с горечью ответила Эдит. – Это было бы несправедливо.

– Если не ошибаюсь, ты говорила о сердечном приступе? – Лицо Джея было по-настоящему встревоженным.

– Да.

– И что-то спровоцировало его?

Молодая женщина сжала кулаки так сильно, что ногти впились в нежную кожу.

– Может, не будем об этом?

Еще один вопрос, и она выложит ему все как есть, тогда их дружбе, пусть даже притворной, придет конец. В результате Мейбл очень расстроится, даже возможно, у нее опять случится приступ. Так что пришлось сдержаться ради нее.

– Конечно, если ты не хочешь, – неохотно, но он все-таки согласился. – Но поговорить по душам иногда помогает.

– Это не мой случай, – покачала головой Эдит. – Не сменить ли нам тему?

Так они и сделали и принялись обсуждать всякую всячину: футбольный матч, утренние новости, моду на полосатые зонтики, и вскоре Эдит стало заметно лучше. К этому моменту они уже подъехали к белому особняку.

– Не забудь, о чем мы договорились, – напомнил Джей, когда они входили в дом, и, к ее смущению, повернул молодую женщину лицом к себе и нежно провел пальцем по щеке.

И все. Но этого хватило, чтобы привести Эдит в возбужденное состояние – на скулах выступил румянец, дыхание участилось.

Мейбл сидела в кресле, читая книгу, и выглядела здоровой и отдохнувшей. Джей наклонился и поцеловал сестру в лоб.

– Тебе лучше, – произнес он с довольной улыбкой.

– Да, гораздо, – ответила девушка, переводя взгляд с брата на Эдит.

С этого дня Джей и Эдит разыгрывали спектакль, и постепенно молодая женщина научилась расслабляться в его обществе. Она больше не отпрыгивала в сторону от легкого прикосновения, не вскакивала с дивана, если он садился рядом. Она привыкла, что рука его часто ложится ей на плечи или на талию, привыкла к откровенным разговорам и частым прогулкам по саду. Эдит решила радоваться тому, что есть, и не ждать большего. Потому что большего не будет.

Мейбл тоже пребывала в прекрасном настроении, состояние ее улучшалось с каждым днем. Врачи говорили, что астма, вызванная переживаниями, скорее всего бесследно исчезнет и девушка избавится от недуга. Она не переставала говорить подруге о своей радости.

– Я всегда знала, что вы созданы друг для Друга.

И Эдит мудро предпочитала отмалчиваться.

Постепенно Джей становился все раскованнее и нежнее, он стал целовать ее то в щеку, то в волосы. И молодая женщина изо всех сил старалась скрывать вспыхивающее каждый раз желание. Ей хотелось остановить его, но она так и не могла решиться – из-за его сестры.

Эдит нередко задумывалась о своей дальнейшей судьбе. Что с ней будет, когда Мейбл полностью поправится и ей уже не понадобится сиделка? Конечно, тогда они прекратят игру. Неужели день расставания уже близко?..

– Полцарства за ваши мысли, прекрасная леди.

Она не слышала, как Джей вошел на открытую веранду, потому что слишком глубоко погрузилась в беспокойные раздумья. Мейбл прогуливалась по саду, а Эдит делала вид, что читает, хотя не понимала ни слова из написанного в книге.

– Они того не стоят, – ответила она, поднимая взгляд.

– Не может быть. Уверен, они гораздо дороже.

Мне всегда хочется знать, о чем ты думаешь.

Он говорил так, будто ему и в самом деле небезразлично.

– Ладно. Я размышляла о твоей сестре. Интересно, как она воспримет мой отъезд? – И еще я думала о тебе и о моей любви, которую должна скрывать.

– Но тебе необязательно уезжать.

Эдит нахмурилась.

– Что ты имеешь в виду? Скоро Мейбл уже не будет нуждаться в моей помощи, ее здоровье значительно улучшилось. Или ты считаешь, что у нее должна быть постоянная компаньонка?

Вот этого она уж точно не сможет пережить. А если Джей вздумает привести домой подружку? Или – что еще хуже – невесту? Не зря же он говорил о таинственной возлюбленной, которая его отвергает. Вдруг эта женщина сменит гнев на милость и радостно поспешит с ним под венец?

– Я имею в виду вот это.

Джей склонился над ней, и губы его почти коснулись ее приоткрытого рта. Эдит охватило странное чувство восторга и страха одновременно, она так давно мечтала об этом мгновении, и тем не менее попыталась остановить Джея… Но не могла.

Не спрашивая себя, чем вызван поцелуй, она страстно отвечала любимому, наслаждаясь желанной близостью. Огонь заструился по венам, тело опалил жар возбуждения. И когда сильные руки обняли ее, Эдит не стала возражать. Она вся превратилась в единый нерв и забыла, что такое рассудок.

– Боже, как давно я мечтал об этом… – прошептал Джей, обдавая теплым дыханием ее губы.

А я мечтала, что ты сделаешь это, мысленно ответила она.

– И боялся, что ты меня оттолкнешь.

– Боялся? – Она никак не ожидала услышать это из его уст. – Ты боялся?

Джей повел широкими плечами.

– И мужчина может испытывать страх. Особенно когда такая женщина, как ты, отвергает его. Я не хотел снова испытать разочарование и отчаяние.

– А почему же сейчас ты стал таким уверенным? – В его объятиях она чувствовала себя удивительно спокойно и уютно.

– Я умею читать специальные знаки. – Эдит бросила на него любопытный взгляд, требуя объяснений. – Ты неосознанно подавала их мне: научилась не нервничать в моем присутствии, перестала вздрагивать от моих прикосновений. Я чувствовал тепло твоей кожи, видел сияние твоих глаз. Скажи мне, что я не придумал все это.

– О Господи! – А ей-то казалось, что она так хорошо скрывает свои чувства.

– Но пусть тебя это не тревожит, – произнес Джей с легким смешком. Конечно, от его пристального взгляда не укрылось смущение Эдит. – Ты не представляешь, как я хотел тебя, с каким трудом сдерживался! Умоляю, скажи, что я не ошибся, что я не обманываю сам себя!

Он взял в ладони ее лицо и заставил посмотреть себе в глаза. И в них молодая женщина прочитала желание, которого так долго жаждала. Но лишь желание, нелюбовь. Потому что как он мог любить ее, осужденную преступницу?

Вот она, его месть. Не только за кражу, которую она, впрочем, не совершала, но и за обман, за коварные планы. Эдит не знала, что у него на уме, но сейчас это не имело никакого значения. Она примет от него все.

– Ты себя не обманываешь, – тихо ответила Эдит и поцеловала его, отдаваясь во власть собственных чувств.

– Неужели я тебе не безразличен?

Она кивнула, потому что голос изменил ей.

– Ты любишь меня хоть немножко?

Она с трудом сглотнула и опустила голову.

– Больше, чем немножко, – прошептала Эдит еле слышно.

– О, дорогая…

Поцелуй был так глубок и долог, что ее тело словно охватило огнем, Эдит таяла в его сильных и нежных руках.

– Или мне называть тебя Кристин?

Вот он, конец. Жестокая развязка. Джей Мэтьюз заставил ее признаться в любви – и теперь уничтожит.

10

– Лично мне больше нравится Эдит. Это имя подходит тебе гораздо больше. – Джей все еще обнимал ее, лаская чуткими пальцами шею и плечи.

Она ничего не ответила, просто ждала, что же будет дальше. В любую секунду сказка может превратиться в самый страшный кошмар, кошмар без конца.

Но он снова поцеловал ее – мягко и властно. Однако Эдит казалось, что это затишье перед бурей.

– Тебя не удивляет, что я знаю, кто ты?

– Нет, – выдохнула она.

– Майкл сказал?

– Да.

Тело ее напряглось. Она больше не ощущала тепла и силы Джея, хотя по-прежнему находилась в его объятиях.

– И поэтому ты не хотела сюда приезжать?

– Да.

– Ты меня боялась?

На этот раз Эдит не смогла произнести ни звука и только слабо кивнула. Черт, почему он медлит, продлевая мучение? Почему не выгонит ее прямо сейчас?

Но вместо этого Джей поцеловал ее в кончик носа.

– По-моему, это свидетельствует о твоей невероятной храбрости.

– Храбрости? Что ты имеешь в виду? – Эдит нахмурилась, ничего не понимая. – Разве ты не собираешься сделать мне какую-нибудь гадость?

– Гадость? – Теперь уже Джей выглядел изрядно озадаченным. – Зачем бы?

– Потому что я та, кто я есть.

– Любовь моя, о чем ты думаешь? Неужели не понимаешь, что теперь это не имеет ни какого значения? – Словно в доказательство своих слов он снова поцеловал ее. – Признаюсь, когда-то это тревожило меня, но теперь я словно проснулся. Я люблю тебя и хочу, что бы ты стала моей женой. Вот и все, что для меня важно.

Эдит показалось, что мир перевернулся с ног на голову, и она пыталась осознать происходящее.

– Не могу поверить твоим словам. Все так странно.

– А по-моему, нет, – ответил Джей и улыбнулся. – Помнишь, я однажды сказал, что моя любимая не отвечает мне взаимностью? Ну так вот, я говорил о тебе.

– Обо мне? – Как сказала бы Алиса: «Все чудесатее и чудесатее». – Ты уже тогда знал, что любишь меня?

Он снова улыбнулся, развеивая ее последние сомнения.

– Наверное, я знал это с того момента, когда ты пришла ко мне наниматься компаньонкой к Мейбл. И мне кажется, чем скорее мы поженимся, тем лучше.

– О, Джей!

– О, Джей! – передразнил он. – Это все, что ты можешь сказать?

– Мне кажется, я сплю.

Но страстный поцелуй уверил ее в абсолютной реальности происходящего. Этот мужчина, безнадежная любовь ее жизни, тоже любит ее и предлагает руку и сердце.

– Так ты согласна?

– С чем?

– Да не с чем, а выйти за меня замуж, глупенькая.

Счастливая улыбка озарила лицо Эдит, и она подняла глаза.

– Да, Джей. Я стану твоей женой, если ты уверен.

– Вот женщина! Конечно, уверен.

– А как же мое преступное прошлое? Оно со мной останется до конца дней. – Теперь Эдит беспокоило только это.

– Твое прошлое не имеет для меня никакого значения. – Джей покачал головой. – Мы живем в настоящем, и я люблю тебя и больше никогда не позволю исчезнуть. После твоего отъезда с Ивисы, мне показалось, что я попал в ад. Я не представлял, что можно так мучиться.

– Я тоже, – призналась Эдит. – Но если ты любил меня, то почему же выгнал?

– Потому что оказался во власти предрассудков. – Он виновато опустил глаза. – Прости меня, я предал мою любовь и тебя из-за каких-то глупостей. Мне совершенно все равно, что ты сделала. – Джей решил пока не говорить, что начал расследование, чтобы доказать ее невиновность. Факты по-прежнему указывали на Эдит, но интуиция подсказывала, что все не так просто.

Молодая женщина хотела было сказать, что не совершала преступления, но Джей закрыл ей рот поцелуем, и все мысли исчезли. Они совершенно потеряли чувство реальности, пока радостный возглас не вернул их на грешную землю.

– Давно пора!

– Мейбл, я сделал Эдит предложение, – тут же сообщил Джей.

– И я согласилась, – добавила та.

– Слава Богу, догадались! – рассмеялась девушка и обняла обоих.

Тут же была открыта бутылка шампанского, и Мейбл потребовала объяснений.

– Почему же вы так долго тянули? Я же всегда говорила, что вы созданы друг для друга.

– У нас были свои проблемы, – уклончиво ответил Джей. – Но теперь все в прошлом.

Эдит сидела рядом с любимым и радостно улыбалась. Счастье переполняло ее. Сегодня был самый лучший день в ее жизни; отныне можно забыть все горести прошлого и думать только о будущем.

– И когда же намечается знаменательное событие? – спросила Мейбл, потягивая шампанское.

– Боже, сестренка, дай нам время! – рассмеялся Джей. – Сначала у нас будет помолвка.

Вообще-то, я собираюсь прямо сейчас купить Эдит кольцо.

Девушка одобрительно кивнула.

– И мы обязательно устроим прием. Мы ведь не приглашали гостей со времени серебряной свадьбы родителей.

– Мейбл очень любит всякие праздники, – объяснил Джей невесте. – Малейший повод, и она закатывает вечеринку.

С этого дня Джей и Эдит разыгрывали спектакль, и постепенно молодая женщина научилась расслабляться в его обществе. Она больше не отпрыгивала в сторону от легкого прикосновения, не вскакивала с дивана, если он садился рядом. Она привыкла, что рука его часто ложится ей на плечи или на талию, привыкла к откровенным разговорам и частым прогулкам по саду. Эдит решила радоваться тому, что есть, и не ждать большего. Потому что большего не будет.

Мейбл тоже пребывала в прекрасном настроении, состояние ее улучшалось с каждым днем. Врачи говорили, что астма, вызванная переживаниями, скорее всего бесследно исчезнет и девушка избавится от недуга. Она не переставала говорить подруге о своей радости.

– Я всегда знала, что вы созданы друг для Друга.

И Эдит мудро предпочитала отмалчиваться.

Постепенно Джей становился все раскованнее и нежнее, он стал целовать ее то в щеку, то в волосы. И молодая женщина изо всех сил старалась скрывать вспыхивающее каждый раз желание. Ей хотелось остановить его, но она так и не могла решиться – из-за его сестры.

Эдит нередко задумывалась о своей дальнейшей судьбе. Что с ней будет, когда Мейбл полностью поправится и ей уже не понадобится сиделка? Конечно, тогда они прекратят игру. Неужели день расставания уже близко?..

– Полцарства за ваши мысли, прекрасная леди.

Она не слышала, как Джей вошел на открытую веранду, потому что слишком глубоко погрузилась в беспокойные раздумья. Мейбл прогуливалась по саду, а Эдит делала вид, что читает, хотя не понимала ни слова из написанного в книге.

– Они того не стоят, – ответила она, поднимая взгляд.

– Не может быть. Уверен, они гораздо дороже.

Мне всегда хочется знать, о чем ты думаешь.

Он говорил так, будто ему и в самом деле небезразлично.

– Ладно. Я размышляла о твоей сестре. Интересно, как она воспримет мой отъезд? – И еще я думала о тебе и о моей любви, которую должна скрывать.

– Но тебе необязательно уезжать.

Эдит нахмурилась.

– Что ты имеешь в виду? Скоро Мейбл уже не будет нуждаться в моей помощи, ее здоровье значительно улучшилось. Или ты считаешь, что у нее должна быть постоянная компаньонка?

Вот этого она уж точно не сможет пережить. А если Джей вздумает привести домой подружку? Или – что еще хуже – невесту? Не зря же он говорил о таинственной возлюбленной, которая его отвергает. Вдруг эта женщина сменит гнев на милость и радостно поспешит с ним под венец?

– Я имею в виду вот это.

Джей склонился над ней, и губы его почти коснулись ее приоткрытого рта. Эдит охватило странное чувство восторга и страха одновременно, она так давно мечтала об этом мгновении, и тем не менее попыталась остановить Джея… Но не могла.

Джей повез Эдит в Лондон, где и было выбрано прекрасное кольцо по случаю помолвки – чудный бриллиант в окружении маленьких сапфиров, так подходящих к глазам невесты.

Уже в машине он аккуратно надел его на тонкий пальчик и поцеловал Эдит руку, а затем в губы.

– Теперь ты моя, отныне и навсегда. Я люблю тебя.

Эдит казалось, что она во сне: все произошло слишком быстро и неожиданно. Она боялась, что волшебство исчезнет и вернется тусклая реальность. Но Джей был рядом и не думал никуда пропадать. Напротив, говорил, что любит ее, и любовь светилась в его зеленоватых глазах. Так странно, когда-то они были чужими и страшными, а теперь стали для Эдит самыми любимыми глазами на свете.

– Я тоже люблю тебя, – тихо отозвалась она, все еще смущаясь говорить о своих чувствах.

– Надеюсь, ты не собираешься затягивать с помолвкой?

– Смотря что подразумевать по словом «затягивать». Честно говоря, мне нужно время, чтобы привыкнуть.

– Думаешь, мне не нужно? – поддразнил Джей. – Я даже не смел мечтать, что это когда-нибудь произойдет. До сих пор боюсь, что, если дать тебе время, ты передумаешь.

– Никогда. – Эдит решительно покачала головой. – Никогда-никогда!

– Тогда скажи мне, радость моя, когда ты поняла, что любишь меня?

– Наверное, на Ивисе, после того как растянула ногу. Я надеялась на взаимность, но ты говорил только, что хочешь меня, и ни слова о любви. Ты не представляешь, как мне было больно.

– Я и сейчас хочу тебя, милая. – И Джей нахально усмехнулся. – Поехали скорее домой, и…

– Неужели тебе не хочется насладиться законной любовью со своей законной женой? – поддразнила она, хотя на самом деле мечтала о том же. – Знаешь, мы ведь с Майклом так и не обвенчались, хотя собирались несколько лет.

– Вероятно, так было предначертано свыше. Хотя, вообще-то, я удивлен, как он смог отпустить тебя. – Джей рассмеялся. – С другой стороны, если вспомнить миссис Кристин Опшер, умоляю, только не сочти это за оскорбление.

Но Эдит тоже весело захохотала.

– Я была ужасна, ты это хочешь сказать? Меня просто не волновала моя внешность. Я ведь нашла своего мужчину… по крайней мере, так мне казалось, – саркастически добавила она. – Но он с радостью избавился от меня, когда дела пошли плохо.

Джей изобразил на лице сочувствие.

– Наверное, он не любил тебя по-настоящему, а просто привык. Но что меня действительно интересует, так это почему ты изменила внешность? И зачем?

– Лишний вес я потеряла в тюрьме. Я была так несчастна, что нередко отказывалась от еды.

И когда вернулась, мне понадобилось обновить гардероб. А потом уже перекрасилась и все такое.

– Но откуда взялась уверенность в себе, элегантность? Вряд ли этому учат тюремные надзиратели.

Эдит закусила губу, все еще сомневаясь, признаться или не стоит. Но потом подумала: почему бы и нет? Ведь рано или поздно все равно придется раскрыть тайну.

– У меня была цель.

– Какая?

– Ты.

– Я? – Джей посмотрел на нее удивленно. – Что ты имеешь в виду? Неужели я попался в ловко расставленную ловушку? – Как ни странно, он не выглядел огорченным. Напротив, улыбался.

В этот момент молодая женщина почувствовала страх. Она еще не была готова рассказать всю правду, боясь разрушить хрупкое счастье. Но, тем не менее, кивнула.

– Ты совершенно роскошный мужчина. По чти весь женский персонал «Мэтьюз прожект» видит тебя во сне.

– И поэтому страшненькая Кристин Опшер волшебным образом превращается в очаровательную Эдит Стенфилд. И завоевывает своего мужчину. Ну-ну. – Джей покачал головой, словно осуждая ее. – Знаешь, мне никогда не нравились женщины, которые проявляли ко мне нездоровый интерес. Половина удовольствия заключается в преодолении препятствий. Но ты, моя демоническая, прекрасная, любимая сделала это так, что я до последнего момента ни о чем не догадывался. Боже, я тебя обожаю!

От поцелуя у Эдит перехватило дыхание, и, не будь они на многолюдной автостоянке, Джей не ограничился бы поцелуем.

– Проклятье, поехали же наконец! – прорычал он, отрываясь от сладких губ. – Это не место для искушения будущей жены.

Они вернулись домой, и Мейбл тут же выразила восхищение кольцом. Она вся светилась, как будто сама собиралась выходить замуж.

Наступил вечер. В это время Мейбл обычно уходила к себе, а Эдит читала или рисовала. Но на сегодня у Джея были иные планы. Он ворвался в спальню невесты и подхватил ее на руки.

– Ты нужна мне, – пробормотал он. – И я не хочу, чтобы нам мешали.

В уютной гостиной, с высоким потолком, горел камин, и Эдит с удовольствием устроилась на большой софе перед огнем.

– Я хочу, чтобы ты была только со мной, – сказал Джей, наполняя два бокала рубиновым бордо.

– Неужели? – весело поддразнила она, хотя сердце ее замерло.

– А разве аферистка, которая заполучила отличного мужа, не чувствует то же самое?

Молодая женщина не смогла сдержать улыбки. Она простила ему все и просто наслаждалась счастьем.

– А знаешь, что Мейбл старалась сблизить нас после первой же встречи? Джей рассмеялся.

– Она пытается женить меня с тех пор, как начала говорить. Но, похоже, Мейбл не знает, что ты и сама положила на меня глаз. Или ты все ей рассказала?

– Нет, конечно!

– Ты работаешь гораздо тоньше, да? Ты очень ловко убедила меня, что я ни капельки тебе не интересен. – Теплая рука скользила поее спине, лаская и поглаживая. – Только иногда ты целовалась со мной, получая удовольствие… нет-нет, даже не смей отрицать. А потом словно окатывала меня холодной водой. И все потому, что боялась выдать себя. Ты поступила очень умно, моя дорогая интриганка.

Эдит улыбалась, отпивая прекрасное вино и наслаждаясь близостью любимого человека. Тело ее словно просыпалось от спячки под искусными ласками. Ей хотелось большего, чем просто поцелуи.

– Думаю, – продолжал Джей, поглаживая узкие плечи, – нам стоит серьезно подумать о свадьбе.

– Но мы ведь даже не условились о дате помолвки, – возразила Эдит, легко касаясь губами его подбородка.

– Мейбл все взяла в свои руки. Надеюсь, ты не против? – спросил он, обнимая ее крепче. – Ты заметила, что она оживает прямо на глазах?

– Конечно, не против, – согласилась Эдит, выгибая спину и поудобнее устраиваясь на софе.

Тела их соприкоснулись, но одежда по-прежнему разделяла влюбленных. – Но мне бы хотелось самой сделать все приготовления к свадьбе. – Она чувствовала, как нежные руки пробираются под тонкий свитер, поглаживая упругий живот. – А лучше всего было бы улететь на Ивису и обвенчаться там.

– И лишить Мейбл праздника? – прошептал Джей ей на ухо. – Нет, милая, так нельзя, хотя мне бы тоже этого хотелось. Но мы можем провести там медовый месяц, согласна?

– Угу, – пробормотала она, слишком занятая изучением его широких плеч.

Ладони Джея легли на округлые груди, и с губ Эдит сорвался стон наслаждения. Она никогда не думала, что такие простые ласки могут доставлять столько наслаждения. Впрочем, раньше она никогда не любила по-настоящему… Да и Джей тоже.

Он медленно стянул с любимой свитер и замер, восхищенный. Несмотря на страстное желание, Джей хотел любить ее медленно и долго, зажигая огнем каждую клеточку соблазнительного тела. Эдит вздохнула и притянула его к себе, желая почувствовать тяжесть горячего мужского тела.

Руки ее расстегнули рубашку и легонько коснулись твердых мышц и мягких завитков темных волос. Она уже видела его полуобнаженным, но прикосновения дарили ей совсем другие ощущения. Тем временем Джей расправился с ее короткой юбкой, и теперь на женщине остались только черные шелковые трусики.

Он встал на софу на колени и приник губами к набухшему соску, коснулся его горячим языком. Кожа ее источала легкий аромат свежести и сладости, она вся казалась райским цветком, раскрывшимся навстречу солнцу. Он знал многих женщин, но ни одна не казалась ему столь совершенной и столь желанной. Впервые за всю свою жизнь Джей почувствовал не то чтобы страх, но сомнение: имеет ли он право обладать ею? Но синие глаза горели темным пламенем страсти – эта женщина сама призывала его.

Ладони его лихорадочно заскользили по ее бедрам, расправляясь с остатками белья, и вот она лежала перед ним обнаженная. Эдит нетерпеливо расстегнула ремень его брюк. Ее неискушенные прикосновения сводили Джея с ума, и он понимал, что не сможет долго сохранять хладнокровие.

Секунду они смотрели друг другу в глаза, читая в них любовь и желание, и вот тела их слились воедино. Каждым своим движением Джей исторгал из ее груди сладостный вздох, пока она наконец не достигла вершины наслаждения. Эдит всхлипнула и громко застонала, ощутив всю полноту восторга…

Затем, утомленные вспышкой страсти, они лежали друг у друга в объятиях, целуясь и шепча нежные слова.

– Я никогда не испытывала ничего подобного, – слегка смущенно призналась Эдит.

– Я тоже, – ответил он, приподнимаясь на локте и глядя в любимое лицо. – Как же я жил без тебя раньше?

Через некоторое время они заснули на софе перед камином. Губы их почти соприкасались, дыхания сливались воедино.

На следующее утро Джей провел настоящее расследование, и постепенно перед его глазами сложилась целостная картина. Каждая фирма, в которой работала Мадлен, сталкивалась с одной и той же проблемой. Эта женщина была прекрасным работником и специалистом своего дела, и ее никогда не хотели отпускать. Единственный недостаток – она всякий раз заигрывала с главой компании.

Мадлен отличалась красотой и, что совершенно очевидно, всеми правдами и неправдами пыталась заполучить богатого мужа, За очаровательной наружностью скрывался хитрый ум и расчетливость.

– Я пресек все ее поползновения, – рассказывал Брэд Эванс, руководитель крупного рекламного агентства. – А потом она нагрела фирму на несколько тысяч фунтов и свалила вину на другого. Но в конце концов мы вычислили, что это была она, хотя и не нашли доказательств. Мадлен слишком умна, чтобы оставлять следы.

Примерно такие же отзывы Джей получил и от других бизнесменов, которым пришлось иметь дело с этой особой.

Он страшно жалел, что не заподозрил ее с самого начала, не оценил ее целеустремленности и беспринципности. Буквально с первого же дня работы в «Мэтьюз прожекте» Мадлен проявила инициативу, зарекомендовала себя отличным профессионалом и, как ему вспомнилось, ни на минуту не сводила с шефа голубых преданных глаз.

Но Джей был слишком занят, чтобы заметить повышенный интерес со стороны молодой, красивой женщины. Теперь он догадывался, какие усилия она прилагала, чтобы привлечь его внимание, завязать с ним роман.

Однако, увидев вскоре бесперспективность своей затеи, Мадлен обратила взор на Майкла Опшера – второе лицо в компании. Ее не смутило наличие у того жены, такие мелочи не останавливали расчетливую интриганку. И она разработала хитроумный план избавления от соперницы. Майклу конечно же польстило неравнодушие такой яркой женщины, и ему даже в голову не пришло, что коварная особа навела всех на ложный след, украв проект. Как и все остальные, Майкл с легкостью поверил в вину жены и ни на секунду не заподозрил Мадлен.

Джей едва не зарычал от злости, когда представил страдания Эдит. Все от нее отвернулись, никто не пожелал прислушаться к ее уверениям в невиновности.

Теперь ему было стыдно, что он так легко отдал несчастную женщину под суд, а потом еще подозревал в коварных планах относительно Мейбл. Эдит чиста как ангел, думал он. А мне, наверное, следует обратиться к врачу, если я сразу этого не понял.

Он взглянул на часы и засобирался домой – на сегодняшний вечер было назначено официальное объявление о помолвке, поэтому ему следовало вернуться пораньше. К тому же Джею хотелось поделиться с невестой открытием – чем скорее она узнает, тем лучше.

Всю эту неделю Джей жил как во сне: он все еще не мог поверить, что любимая женщина засыпает в его постели и утром просыпается в его объятиях. Страсть между влюбленными не угасала, а, наоборот, разгоралась с новой силой, и они часто не смыкали глаз до рассвета.

Приехав в Каррингтон, он не узнал обычно тихого и полупустого особняка. Везде сновали официанты, в большом зале настраивали инструменты музыканты, и всей этой суматохой руководила Мейбл. Джей так и не смог поговорить с любимой до приема и теперь мечтал только о том, как бы поскорее закончился вечер. Ему не терпелось остаться наедине с Эдит и по-настоящему отпраздновать помолвку.

– Мейбл, если ты сейчас же не передохнешь, то свалишься прямо посреди вечеринки, – сурово выговаривала Эдит, беспокоясь за подругу, которая целый день провела в хлопотах.

– Ерунда, я прекрасно себя чувствую, – отозвалась девушка и направилась проверить, все ли готово в кухне. Впрочем, минут через десять она вернулась и все-таки прилегла на часок перед приходом гостей.

Эдит же тем временем приняла душ и переоделась. С женихом она успела переброситься лишь парой фраз и теперь с тревогой и радостью ожидала, когда же наконец наступит этот особенный вечер.

Джей намеревался познакомить ее с родственниками и друзьями, и для этого случая она выбрала темно-синее шелковое платье, не слишком открытое, но в то же время подчеркивающее все достоинства фигуры.

Гости начали съезжаться около восьми, и вскоре зал и гостиные наполнились оживленно разговаривающими мужчинами и женщинами. Эдит чувствовала себя на приеме у королевы – так нарядны были дамы в вечерних платьях и кавалеры в строгих смокингах. Она только никак не могла поверить, что королевой была сама.

Большинство гостей Эдит видела впервые, если не считать нескольких человек, работающих в «Мэтьюз прожект». Впрочем, никто из них не узнал в ней Кристин Опшер, чему она была несказанно рада.

Приехала и Мадлен под руку с Майклом и тоже, кажется, не догадалась, кто такая на самом деле счастливая невеста. Зато смерила ее оценивающим и даже завистливым взглядом, от которого у Эдит по спине пробежали мурашки.

Впрочем, у виновницы торжества не было ни времени, ни особого желания задерживать на ней свое внимание. Вокруг было слишком много новых знакомых, и всем следовало улыбаться, со всеми вести приятную светскую беседу. Многочисленные дяди и тети Джея, его племянники и племянницы, кузины и кузены, старые университетские друзья и коллеги по работе.

Все время теплая рука Джея обнимала ее за талию, он ни на минуту не оставлял любимую одну. Наконец было официально объявлено о помолвке Джея Мэтьюза и Кристин Эдит Стенфилд. После шквала поздравлений оркестр заиграл медленную мелодию и пары закружились в танце. Жених и невеста не расставались весь вечер, украдкой целовались, шептали друг другу нежности.

Несколько раз Эдит чувствовала на себе пристальный взгляд Майкла и читала в нем ревность – или так ей казалось? В любом случае, Мадлен подле него появлялась нечасто, предпочитая общество других мужчин. Эдит была рада, что никто из старых знакомых не узнал ее, иначе не обошлось бы без скользких шуток и рискованных замечаний.

Где-то в стороне послышался звонкий смех Мадлен – та развлекалась в обществе гостей, преимущественно коллег и друзей Джея, стараясь кокетничать со всеми сразу. Она была одной из самых привлекательных женщин на приеме, не пропустила ни одного танца, улыбалась и милостиво выслушивала сыплющиеся на нее со всех сторон комплименты.

Эдит даже стало жаль Майкла. И, воспользовавшись моментом, когда жених принимал поздравления от кого-то из гостей, направилась к бывшему мужу, чтобы поговорить с ним.

Но неожиданно перед ней словно из-под земли выросла Мадлен и больно схватила за руку. Улыбка ее походила на оскал, в голубых глазах горела ненависть. Блондинка оттащила Эдит в дальний угол зала и зло прошипела:

– Мне нужно сказать тебе пару вещей, милочка. Я знаю, кто ты. Мне показалось, что в тебе есть что-то знакомое – глаза, наверное, – и я спросила Майкла. Он долго не хотел говорить, но в конце концов я его расколола.

Она приблизила лицо, и невеста почувствовала явный запах винных паров. Похоже, Мадлен не особенно ограничивала себя в употреблении спиртных напитков.

– И как же тебе удалось заманить Джея Мэтьюза? – произнесла она яростным шепотом. – Как ты сделала это, маленькая мерзавка? Всем известно, что он убежденный холостяк, поговаривают даже, что он голубой.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь, – спокойно ответила Эдит, хотя внутри у нее все замерло.

– Как же, не понимаешь! Ты только посмотри на себя. Может, ты еще скажешь, что изменилась не для того, чтобы заманить Мэтьюза в свои сети? Как ты заставила его влюбиться?

– Я его не заставляла, – все так же ровно ответила Эдит. – Это произошло само.

– А как же произошло то, что ты устроилась работать компаньонкой его сестры? Да-да, Майкл и об этом мне рассказал! Знаешь, тебя просто жалко: он ведь все равно на тебе не женится! Не обращай внимания на всю эту шумиху с помолвкой, тебе никогда не бывать миссис Джей Мэтьюз. Этот человек не захочет связывать себя.

– И откуда же тебе это известно? – В голосе молодой женщины послышалась некоторая угроза. Растерянность первых минут сменилась нарастающим возмущением.

– Оттуда, что я сама пыталась заполучить его! Но он настолько глуп, что ничего не заметил. Но потом мне сказали, что Джей вообще никогда не женится и я лишь теряю время. Тогда я решила стать первой в деревне, а не второй в Риме. Должна признаться, это и правда деревня. Впрочем, ты ведь и сама должна знать это, Кристин, – продолжала Мадлен, выделяя имя собеседницы. – Вы ведь столько лет прожили вместе. Хочешь, я открою тебе секрет? Мне кажется, Майкл все еще влюблен в тебя. Думаю, вам лучше восстановить ваш брак. К тому же Джей все равно тебе не подходит.

– Полагаешь, что подходишь ты? – воскликнула Эдит, уже не скрывая ярости. Эта женщина выводила ее из себя. Если она столь явно выказывала свой интерес к Джею, то ничего удивительного, что он не ответил взаимностью.

Значит, поняв, что с боссом ей ничего не светит, Мадлен обратила свой взгляд на Майкла и заарканила второе лицо в компании. А теперь явно злится, что поторопилась и упустила такой прекрасный шанс.

– Конечно, подхожу. Если бы только он сам увидел это! – Голубые глаза Мадлен горели дьявольским огнем. – Ты же просто ничтожество, пустое место! Дешевая воровка, которая оторвала неплохой куш! И раз уж ты не нашла честности признаться, то я не побоюсь сказать ему, кто ты на самом деле.

– Возможно, мне уже все известно. И возможно, мне даже известно, кто на самом деле перепродал мой проект, – раздался холодный и жесткий голос Джея.

Мадлен мертвенно побледнела.

11

Джей подошел к растерянной невесте и успокаивающе обнял ее за талию.

Мадлен же очень быстро пришла в себя и как ни в чем не бывало защебетала.

– О вы и правда знаете, кто это сделал, мистер Мэтьюз? Это не Кристин… то есть не Эдит, да? Какая радость! Вы знаете, я никогда не верила, что…

– Довольно, – оборвал ее Джей. – Вам прекрасно известно, что именно вы в ответе за преступление.

– Я, мистер Мэтьюз? – На лице ее появилось выражение оскорбленной невинности.

– Да, именно вы, – ледяным тоном продолжил тот. – Я не собираюсь портить праздник и обсуждать сейчас все эти мерзости. Дело от нас не убежит. Пойдем, милая, гости ждут нас.

Отойдя на некоторое расстояние, Эдит немедленно обратилась к жениху.

– Господи, неужели Мадлен действительно продала проект? Ты должен мне все рассказать, ..

– Только не сейчас. Пускай сегодня ничто не мешает нашему празднику. – И Джей приник к ее губам в поцелуе под одобрительный гул гостей.

Эдит смирилась. Она была так счастлива, что три месяца тюрьмы уже начали забываться, превращаясь в кошмарный сон, не более того. Чувствуя на талии теплую ладонь любимого, слыша его нежный голос, она не хотела думать ни о каких преступлениях. Ни тем более о Мадлен. Пускай она сама разбирается со своей совестью.

Поздно вечером, когда Джей и Эдит ложились спать, она обняла будущего мужа и смущенно прошептала ему на ухо:

– Представляешь, раньше я ненавидела тебя и была готова убить. А все из-за этой ужасной женщины.

– Вот видишь, дорогая, любовь сильнее ненависти. А что касается Мадлен, то она нам только помогла. Не будь ее, разве я когда-нибудь узнал бы, что на свете есть такое сокровище, как Кристин Эдит Стенфилд?

Она закрыла глаза, устраиваясь на широкой груди любимого. Казалось, что на свете их осталось только двое – он и она, мужчина и женщина, которых впереди ждет прекрасная сказка.


home | my bookshelf | | Жертва интриги |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу