Book: Самоучитель по ловле Бен Ладена



Самоучитель по ловле Бен Ладена

Максим Туханин, Иван Филиппов

Самоучитель по ловле Бен Ладена

НЕКОТОРЫЕ ФАКТЫ ИЗ ЖИЗНИ ДРЕВНИХ СЛАВЯН

Как известно, сначала славяне были язычниками. На каждый вид деятельности им полагалось по богу. Так, известен бог аппетита Жор, бог сна Масса и бог питья Поехали. Чтобы задобрить своих богов, славяне приносили им в жертву труд.


Вооружение воина того времени составляли копьё и лапти. Лаптями воин пинался, а за копьё держался. Удар такого воина мог свалить с ног любого, кто повернулся к нему спиной. А такой зверь, как кошка, мог даже подлететь от подобного удара на высоту до трёх метров.


Утварь того времени была нехитрой. Утварь в данном случае пишется вместе. И уже лет двести как не является ругательством. Основным предметом утвари у славян был горшок. Из него люди днём ели, а ночью ставили его под кровать, чтобы утром ещё поесть. К горшку прилагалась ложка. Ею славяне били по лбу тех, кто ночью неправильно использовал горшок. Больше у славян утвари не было.


Земледелие и скотоводство были славянам хорошо известны, поэтому они ими не занимались.


Все мы знаем выражение: «Семеро по лавкам». Это короткое и ёмкое описание древнего морга. После битв славян, которые не двигались, складывали на лавки. Если на утро на лавке никого не было, значит, славянин выздоровел и ушёл. А если не ушёл, то ждали ещё один день. Если и это ему не помогало, то тогда начинали лечить его отварами, пропущенными через марлю, и травами, пропущенными через корову.


Торговать славяне не умели, а тех, кто умел, – били.


Основным занятием славян была критика других народов, у которых всё ладилось за счёт их бездуховности.


Вообще, медицина у славян была на очень высоком уровне, если верить количеству больничных листов, найденных на бересте.


Славяне были прекрасные охотники, если бы охотились.


Дом у типичного славянина того времени был полная чаша и выглядел так же.


В году у славян было 364 праздника и Новый год. Интересно, что Новый год у славян начинался не первого января, а первого декабря. А кончался где-то ближе к марту.


Любопытно, что в пищу славяне употребляли всё, что не употребляли в питьё.


Поскольку славяне постоянно ожидали набегов, то в доме они не разувались, а в туалете не снимали шта­нов.


Замуж славянок выдавали рано. Или поздно. В зависимости от того, отдыхало племя или выпивало.


Свадьбу славяне, как правило, играли до рождения первого ребёнка. То есть, дня три-четыре. После чего муж шёл спать, а жена рожать.


Славянин выбирал себе жену на всю жизнь. Если же они не сходились характерами, то славянин ругал жену, жаловался друзьям и много пил.


Интересно, что в древнюю Москву пускали всех, а вот в древнем Киеве требовалась регистрация. Особенно для половцев и печенегов.


О наблюдательности славян свидетельствует хотя бы тот факт, что татарское иго они заметили сразу же, как только оно началось. И сразу же поднялась волна народно-освободительного ропота и предательств.


Славяне были вольнолюбивым народом. Их часто угоняли в рабство, но и там они не работали.


В отличие от спартанцев, которые сбрасывали больных детей в пропасть, славяне никого никуда не сбрасывали. Они просто говорили, где находится пропасть, а всё остальное делали сами дети.


В неделе у славян было всего два дня. Они назывались Уик и Уэнд. А вместе Уик-энд, что в переводе со славянского значило «неделя». Интересно, что выходных дней у славян не было, а вот месяцы были. Выходным считался месяц Вересень. В переводе на современный календарь, он продолжался с конца мая по середину октября. После чего наступал месяц Лютень. Это не совсем точное название. Правильнее называть его БелЮтень. В этот месяц все славяне лечились. Причём лечились тем, чем в предыдущий месяц калечились.


Воспитанием у славян занимались в основном старики. Или те, кто отслужил уже больше года в славянах.


Как таковой постоянной армии у славян не было. Зато была дружина. В неё входили друзья и родственники тех, у кого было оружие – лапти и копьё.


Князей славяне вызывали к себе со стороны. Любой человек, назвавшийся князем, мог править славянами. А вот заставить их что-нибудь сделать не мог. Как правило, князьям славяне давали меткие прозвища: Красно солнышко (если князь был в прыщах), Мудрый (если строил туалет рядом со столовой или верил славянам на слово), Долгорукий (если фамилия князя была Коротконогий).


При появлении врагов славяне закрывали дверь в город и притворялись, что их нет. Если враги начинали лезть в город через стены, то славяне поливали их матом и смолой. А когда те всё-таки перелезали, то извинялись и показывали князя, который всё это придумал.


Славяне издревле гордились своей великой литературой. Стоит только вспомнить «Слово о полку Игореве», чтобы понять, что вспомнить больше нечего.


Славяне верили, что после смерти они попадают в деревянный ящик, в котором есть всё, чтобы из него не выйти.

ПЕРЕЧЕНЬ НАИБОЛЕЕ ВЕРОЯТНЫХ ПРИЧИН ВАШИХ СТРАДАНИЙ В ПРИГОРОДНЫХ ПОЕЗДАХ (ЭЛЕКТРИЧКАХ)

1. Настоящий перечень.

2. Ваш нос, который прижали к настоящему перечню.

3. Ваша рука, которую почему-то целует незнакомая пожилая женщина.

4. Отсутствие часов на вашей руке, которую вот только-только целовала весьма интеллигентного вида пожилая женщина.

5. Кукан (только для европейских районов).

6. Карачун (только для азиатских районов).

7. Контролеры.

8. Настоящие контролеры.

9. Недостаток воздуха (кислорода, азота, углерода).

10. Обилие воздуха (кислорода, азота, углерода, некоторых иных газов).

11. Маленькая девочка, которая при виде вашего лица прыснула в кулачок.

12. Маленькая девочка, которая при виде вашего лица прыснула вам в лицо.

13. Маленькая девочка, которую вы слишком долго принимали за большую.

14. Группа людей с веселым настроением и гитарой.

15. Просьба немного подпеть.

16. Настоятельная просьба немного подпеть.

17. Очень твердая, видимо, хорошего дерева гитара.

18. Собака неизвестной, но, очевидно, бойцовской породы без намордника.

19. Собака неизвестной, но, очевидно, бойцовской породы без намордника и без хозяина.

20. Отсутствие запасных брюк.

21. Жажда.

22. Жажда знаний.

23. Жажда знаний о том, куда исчезла ваша сумка, пока вы немного вздремнули.

24. Найденная сумка.

25. Хозяин найденной сумки.

26. Нервная дрожь.

27. Наглая старушка в тамбуре, которая дерзко просит вас не курить.

28. Внук, сын и несколько племянников наглой старушки в тамбуре, которые просили же вас не курить.

29. Большая скорость удаляющейся электрички.

30. Дураки.

31. Плохие дороги.

32. Н. В. Гоголь.

ПОВЕСТЬ О НАСТОЯЩЕЙ ЖЕНЩИНЕ

Коня на скаку остановит…

Некрасов

Павел Александрович был маньяк и гадина,

Павел Александрович много водки пил.

Павел Александрович дерзко тунеядствовал,

Павел Александрович в страхе дом держал.

Павел Александрович всех подряд насиловал:

Балерин, учительниц, продавщиц и вдов.

Их подкарауливал он в подъезде или же

Их подкарауливал где-нибудь в кустах.

Женщины терпели все, женщины не рыпались,

Женщины, забитые долею своей…

Тихо плача, бедные, подымали юбочки,

Расслаблялись лапочки, сильно, как могли.

Павел Александрович тешил свои органы,

Павел Александрович хохотал во тьме.

Очень распоясался Павел Александрович,

Даже извращения начал применять.


Но жила поблизости Вера Афанасьевна,

Вера Афанасьевна – психотерапевт.

Вера Афанасьевна, видя эти пакости,

По ночам ворочалась, не могла уснуть.

Вера Афанасьевна умоляла бабонек,

Чтобы те в милицию как одна пошли.

Бабоньки забитые плакали тихонечко,

Стыдно было глупеньким, страшно было им.

Вера Афанасьевна укоряла дурочек,

Вера Афанасьевна брызгала слюной.

Вера Афанасьевна – кулаками по столу!..

Вера Афанасьевна – об сосну клюкой!..

Бестолку стыдила их терапевт заслуженный:

Женщины забитые предпочли терпеть.

И одна осталася Вера Афанасьевна,

Вера Афанасьевна – психотерапевт…


И тогда решилася Вера Афанасьевна

В полночь, в темень лютую подойти к кустам!..

Павел Александрович хмыкнул лишь презрительно,

Веру Афанасьевну раздевать не стал.

Он не изнасиловал Веру Афанасьевну,

«Сердцу не прикажешь ведь», – только и сказал.


Вера Афанасьевна не сдалась, не охнула,

Вера Афанасьевна деньги собрала.

Вера Афанасьевна записалась в очередь

И ждала семь месяцев, двести десять дней…

Вера Афанасьевна подтянула кожу,

Вера Афанасьевна отсосала жир,

Вера Афанасьевна выправила груди,

Вера Афанасьевна сделала массаж.

Вера Афанасьевна удалила шлаки,

Вера Афанасьевна выщипала бровь.

Вера Афанасьевна выбрила подмышки,

Вера Афанасьевна – просто молодец!


… Веру Афанасьевну в полночь изнасиловал

Павел Александрович… И пропал, подлец!


Утром же в милицию Вера Афанасьевна

Отнесла свидетельства разных экспертиз;

Павел Александрович сразу арестован был,

Павел Александрович – гад, маньяк и трус.


Павел Александрович прочно изолирован,

Павел Александрович в камере сидит.

Вера Афанасьевна трудится по-прежнему,

Помогает обществу комплексы изжить.

И не загордилась ведь Вера Афанасьевна,

Нос не задирает ведь, ездит на метро.

Носит мини-юбки, чтоб гады и вредители,

Если попадутся ей, сразу шли в тюрьму.

ГЕОГРАФИЯ ОБМАНА

Если индиец не обманул никого в течение дня, его увозят в дом престарелых.

Рабиндранад Тагор

Индия – родина мошенников

Родиной обманов и мошенников по праву считается Индия. Вот несколько распространенных индийских мошенничеств.

1. Вам предлагают сфотографироваться с ученым слоном. Чумазый индиец берет у вас деньги и уходит – якобы, за ученым слоном.

2. Тот же индиец предлагает вам сфотографироваться с ученым слоном вторично. Он объясняет вам, что первый раз ученый слон был занят в индийской академии наук разгрузкой академиков. После этого он приводит ученого слона за хобот и фотографирует вас фотоаппаратом без пленки.

3. Коварный индиец встречается вам в третий раз. Он клянется богиней Шивой, что в этот раз все будет хорошо – и Слон, и пленка, и погода. Вы уже не верите, но деньги даете – просто ради интереса, чтобы выяснить, на чем вас поймают теперь. Оказывается на том, на чем и в первый раз: индиец уходит, да и все.

4. Индиец (тот же самый или чуть похуже) предлагает вам показать всю Индию. Вы соглашаетесь, потому что он не предлагает фотографироваться со слоном. Спрятав деньги, индиец достает из кармана маленький глобус, долго шевелит губами, потом неуверенно тычет в Африку и говорит: «Вот она, наша матушка Индия».

5. Индиец предлагает вам купить пачку настоящего индийского чая. Вы выкобениваетесь. Индиец настаива­ет. Дело доходит до рук. Индиец падает. Вас увозят в настоящую тюрьму, где за пачку настоящего индийского чая вам разрешают позвонить в настоящее российское посольство, но по игрушечному надувному телефону. Это ли не свинство?!

6. Индиец предлагает вам купить бусы. Вы отказываетесь, ссылаясь на то, что не хочется выглядеть женщиной. Индиец настаивает. Дело доходит до рук. В тюрьме вас встречают как родного, а в посольстве нет. «Бусы на голое тело – это не одежда для россиянина!» – так говорит посол.

7. По выходе из тюрьмы, чтобы заработать на билет до России, вы предлагаете первому русскому туристу сфотографировать его с учёным слоном. Турист отказывается. Вас увозят в индийский дом престарелых.

Как всего этого избежать


1. Никогда не ездить в Индию.

2. Если вы всё-таки поехали в Индию, не выходите из самолета ни под каким предлогом.

3. Если вы всё-таки решили выйти из самолёта под предлогом сфотографироваться со слоном, проверьте, есть ли трап. Если трап есть, ни в коем случае не пользуйтесь им. Лучше умереть в самолёте, чем пользоваться таким трапом.

4. Если вы всё-таки шагнули на трап – до свиданья.



Китай – родина пройдох

Трудно украсть черную кошку из темной комнаты, особенно если есть сигнализация

Конфуций

Китай по праву называют родиной халтуры. Вся многовековая философия китайцев не стоит выеденного яйца из тех, что были покрашены в посылке по дороге из Шанхая. Китайским философом может стать любой, кто умеет связно рассказать о том, что его напугало в темной комнате или что порадовало в светлой. Вот ряд халтурных китайских философских изысканий:

1. Трудно убить коричневого таракана на белой стене, особенно если его там нет.

2. Трудно спать на потолке, особенно днем.

3. Трудно вытащить рыбу Синь-Сяо из королевского пруда Цин, особенно если не тащить.

4. Трудно быть молодым, особенно если не работать.

5. Трудно выращивать рис, да и не хочется.

6. Трудно надеть презерватив, что ли?

Нетрудно представить себе, как выглядит и живет народ, породивший такую философию. Живет он плохо и ничего делать хорошо не умеет. Поэтому и обманывает заезжих визитеров спустя рукава. Вот несколько примеров нехитрых китайских обманов.

1. К вам подходит пройдоха-китаец, некоторое время смотрит на вас, а потом отходит. Вы судорожно ощупываете свои карманы и обнаруживаете, что все на месте. Китаец чуть не плачет. Он тоже это понял.

2. К вам подходят сто пройдох-китайцев и предлагают купить у них плохие пуховики, набитые песком и камнями вместо пуха. Здесь будьте начеку! – зимой в таком пуховике холодно, а летом – можно утонуть. К счастью, недостатки пуховика видны сразу по одному признаку – его невозможно оторвать от земли.

3. К вам подходят два китайца и предлагают найти десять отличий между ними. Если вы находите, то они говорят вам «спасибо» и уходят счастливые, уже забыв о том, что хотели вас обворовать.

4. Китайцы пытаются подделать все товары с известными именами, но даже рис подделать не могут, не говоря уж о телевизорах или холодильниках. Китайские телевизоры похожи на холодильники, только не показывают, а китайские холодильники взрываются чаще, чем китайские мины, хотя и реже, чем термосы.

5. Единственный обман, который китайцам удается почти всегда, основан на их природном сходстве с японцами: узкие глаза, маленький рост, непонятный язык, отсутствие внятной философии. Все это позволяет китайцам приезжать в Голливуд и участвовать в фильмах про каратэ наравне с мастерами этого жанра японцами. Они столь же бойко вылетают из окон, когда за дело берется Шварцнеггер, только потом, в отличие от японцев, не встают и не идут за высокой американской зарплатой. То есть и здесь облапошивают сами себя.

Как всего этого избежать

Китайцам всего этого уже не избежать. А вам перед поездкой в Китай стоит запомнить лишь одно: ничего никогда не покупайте, а если соблазн становится нестерпимым и какая-то вещь вам приглянулась, к примеру, ваза династии Мин, берите ее так: протягивайте руки, сжимайте, поднимайте и уходите. В Китае это считается хорошим тоном.

Израиль – родина умных мошенников

Если еврей не врет, мне за него стыдно.

Шолом Алейхем

Израиль по праву считается прародиной обмана и обвеса. Еще первые евреи, Адам и Ева, обманули змея, сказав, что съели яблоко с древа познания добра и зла, хотя на самом деле съели пять яблок и несколько груш. Представляете, куда бы их выгнали из Рая, если бы сразу всплыла вся правда, особенно про того, кто нацарапал на древе познания слова «Фу, невкусно»?

Ходят слухи, что и по сей день евреи продолжают обманывать и обвешивать. Вот несколько примеров наиболее распространённых на Ближнем Востоке надувательств.

1. К вам подходит старый еврей и засовывает руку к вам в карман. После его ухода вы с удивлением обнаруживаете, что у вас пропал кошелёк.

2. К вам подходит молодой еврей и засовывает руку к вам в карман. После его ухода вы обнаруживаете, что у вас пропали брюки.

3. К вам подходит еврей средних лет (самый опасный еврейский возраст) и засовывает руку к вам за пазуху. После его ухода вы обнаруживаете, что идёте за ним, потому что он вас держит за пазуху носа. Оказывается, в центре Иерусалима нельзя находиться без брюк и без денег.

4. К вам подходит маленький еврейский мальчик и, глядя вам прямо в глаза, задумчиво засовывает палец в рот. После его ухода вы обнаруживаете у себя во рту его палец. Вы не можете понять, где вас обманули, до тех пор, пока не появляется отец мальчика, еврей-боксёр. (Если вы никогда не слышали про евреев-боксёров, то это ещё не значит, что их нет.)

5. К вам подходит старый еврей и предлагает обучить вас основам еврейского бокса. После его ухода вы с удивлением обнаруживаете себя лежащим на асфальте в Москве, без пиджака и паспорта. Опустить глаза ниже пояса вы боитесь, потому что слышали, будто бы в Израиле распространено обрезание.

Как всего этого избежать

Лучше всего – бегом. Это единственное средство, хотя и ущемляющее национальную гордость, зато эффективное и полезное для общего развития. Девиз посещающих Израиль таков: «Бегом от инфаркта и евреев!»

Греция – родина веселых обманщиков

Всех обманул Одиссей, а циклопа и вовсе…

Гомер

Где-где, а уж в Греции вас могут обмануть буквально с первых шагов, сказав, к примеру, что это не Греция, а Эллада или Турция. Корысть этого, казалось бы, безобидного обмана проста – если вы умрете от разрыва сердца, тогда мошенника все будут поздравлять с удачным мошенничеством, а если нет – то с неудачным. Иными словами, все равно будет греческая гулянка типа «сертаки» или «попандопуло» (в классической традиции «попандопуло» – это «сертаки» с выходом, а в Северной Греции – просто двойное «сертаки»).

Шотландия – родина расчетливых интриганов

Малютки-медовары все врали, как могли…

Роберт Бернc

Много наших туристов погорело в Шотландии, где все мужчины ходят в юбках.

Россия – родина честных, но доверчивых людей

Как известно, в России живут честные и порядочные люди. Эта честность впитывается с молоком матери и большим неудовольствием. Если бы русский человек умел обманывать, он бы жил в два раза дольше, в сто раз лучше и, конечно же, не в России.

ПОД МУЗЫКУ ШНИТКЕ ОБОБРАЛИ ДО НИТКИ

Трагедия в одном действии

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Деревянный, но честный человек

Мошенник в костюме кота

Мошенница в костюме лисы

Итальянский милиционер


Честный человек возвращается с первой зарплатой домой. Зарплата небольшая, всего пять золотых монет, зато каждая из них размером с блин и заработана честно в кукольном театре за стукачество. Навстречу честному человеку выходит парочка мошенников в костюмах животных.


БУРАТИНО. Вот блин! И вот еще четыре… И все золотые… Вот этими вот деревянными руками своих товарищей предавал… Сволочь я, но семью кормить надо…

БАЗИЛИО. Буратино, вы чего такой пьяный?

БУРАТИНО. Известно чего. На свои гуляю, на деревянные!..

АЛИСА. Молодец, Буратино! Учитесь, Базилио – вот мужчина. Гуляет на свои.

БУРАТИНО. Алиса, бросай ты своего кота, айда со мной!

АЛИСА. А как же ваша супруга Мальвина?

БУРАТИНО. Мальвина – тьфу! Ни ума, ни вкуса. Выкрасила волосы в интенсивный голубой цвет лаком для покраски автомобилей, дура, ети ее!.. Ну, они у нее и повылезли. Базилио, у тебя была когда-нибудь лысая баба?

БАЗИЛИО (интеллигентно ). Нет.

БУРАТИНО. Ну, иди ступай к Мальвине. А мы тут… с… Али… Алис… (икает, его начинает рвать).

БАЗИЛИО. Буратино, вам пора домой.


Буратино пытается ударить Базилио, но промахивается и, потеряв равновесие, падает. Алиса с Базилио поднимают его.


БУРАТИНО. Все, пускай…

АЛИСА. Буратино, давайте мы отведем вас домой.

БУРАТИНО. Чего я там не видел? Базя, слышь, видел когда-нибудь лысую бабу?

БАЗИЛИО. Я видел только «Лысую певицу» Ионеско. Пойдемте домой.

БУРАТИНО. Шиш! Желаю на поле чудес! Деньги жгут ляжку, а мне нельзя, я деревянный. Сгорю к едрене фене.

АЛИСА. Нельзя его тут бросать в таком состоянии. У него много денег, его могут ограбить.

БУРАТИНО. Базька, слышь…

БАЗИЛИО. Что вам угодно?

БУРАТИНО. Ну, ты это… Я тебе анекдот про лысую бабу рассказывал?

БАЗИЛИО. Вы только про жену рассказывали.

БУРАТИНО. Ну так это ж анекдот! Ходячий. (К Алисе ) Пойдем, а? (пытается взять ее за грудь ).

БАЗИЛИО. Пойдемте, Алиса. Пусть хоть все пропьет.

АЛИСА. Давайте хоть деньги у него возьмем. А то он потеряет и не сможет купить папе Карло тысячу новых

курток.

БАЗИЛИО. Интересно, кстати, почему он с каждой получки покупает папе Карло по тысяче новых курток? Ведь у старика до сих пор нет ни одной пары брюк.

АЛИСА. Это их семейные дела. Буратино, дайте сюда

деньги.

БУРАТИНО. Нате (бросает золото на асфальт, монеты раскатываются по всей дороге, прохожие начинают обращать внимание, подходит милиционер ).

МИЛИЦИОНЕР. Так, в чем дело?

БУРАТИНО. Пошел на хрен!

МИЛИЦИОНЕР. Пройдемте со мной.

БУРАТИНО. Руки! Руки, я сказал! Пусти, гад!


Буратино резко вырывается и пытается бежать, милиционер делает подсечку, Буратино падает, его нос выскакивает из паза и откатывается в сторону. Буратино беспомощно шарит вокруг себя руками, близоруко щурится. Милиционер надевает на Буратино наручники и ведет к «воронку». Алиса с Базилио подбирают деньги и нос Буратино.


БУРАТИНО (через плечо). Сволочи, хоть нос отдайте!

Занавес

ПОРЯДОК ШЕСТВИЯ ПРАЗДНИЧНОЙ ДЕМОНСТРАЦИИ, ПОСВЯЩЕННОЙ ГОДОВЩИНЕ ПРАЗДНИЧНЫХ ДЕМОНСТРАЦИЙ ПО ЦЕНТРАЛЬНЫМ ПЛОЩАДЯМ ГОРОДОВ-ДЕМОНСТРАНТОВ

№ 1. Колонна тех, кто раньше всех вышел из дома.

№2. Колонна тех, кто хотел раньше всех выйти из дома, но немного проспал и теперь явно огорчен («малиновые уши»).

№3. Колонна тех, кто успел позавтракать.

№4. Колонна жен, разыскивающих своих мужей, ушедших в колонне №1 как раз потому, что они не хотели идти в колонне №4.

№5. Колонна тех, кто тоже раньше всех вышел из дома, но ошибся площадью.

№6. Колонна тех, кто вообще не ложился с вечера и по идее утром должен был бы выступать в колонне №0 (заглавной), однако встретил по дороге колонну №5, в результате чего тоже ошибся площадью, хотя вначале знал верное направление, а убедить себя дал из-за того, что был невыспавшийся.

№7. Колонна тех, у кого все стояло наготове с вечера.

№8. Колонна тех, кто вынужден был метаться утром.

№9. Колонна тех, кто отбился от своей колонны.

№10. Колонна тех, кто отбился от своей колонны с большим трудом.

№11. Колонна откровенно пьяных (легендарная «одиннадцатая-веселая»).

№12. Легендарная «двенадцатая-веселая». »

N№13-51. Другие легендарные колонны.

№52. Колонна с гармошкой посередине (гвардейская. Ну, и легендарная тоже).

№53. Колонна опоздавших недисциплинированных (позорная, умудряющаяся при этом каким-то образом быть донельзя легендарной).

№54. Колонна санитаров площадей с рациями и суровыми лицами.

№55. Колонна тех, кто не хотел идти, но в последнюю минуту передумал, прельстившись возможностью стать к обеду в сиську легендарным.

№56. Колонна диктора Радио и Телевидения, который не торопился уходить с площади после окончания репортажа, чтобы, не дай Бог, не нагнать ребят из колонны №54.

№57. Колонна тех, кто просто не пришел (первая гипотетическая).

№58. Колонна тех, кто очень-очень хотел бы прийти, но еще не кончился срок хождения в других колоннах (вторая гипотетическая).

№59. Третья гипотетическая колонна тех, кто хотел прийти, но не смог найти ключа (грязная шутка ребят из колонны №7).

Колонны без номеров (факультативные):

– колонна нищих;

– колонна проституток;

– колонна самоубийц;

– колонна журналистов;

– колонна таких педерастов, которым даже и в голову не пришло оторвать жирную задницу от дивана и пойти на секундочку продемонстрировать солидарность.

ПОСЛЕДНИЙ ГЕРОЙ

ГОЛОС ДИКТОРА. Посреди океана есть остров Невезения. Весь покрытый участниками игры «Последний герой». Кто же из них получит три миллиона рублей и возможность потратить их на лодку с вёслами?


Двое героев роются в песке, ловят крабов и вшей у себя и друг у друга.


ПЕРВЫЙ ГЕРОЙ. Интересно, это можно есть? (поднимает со сцены кожуру от банана )

ВТОРОЙ ГЕРОЙ. Интересно, так возьми, съешь. А то подскользнётся кто-нибудь!

ПЕРВЫЙ ГЕРОЙ (начинаетесть кожуру от банана ). Вкусно. Пельмени напоминает.

ВТОРОЙ ГЕРОЙ. Чем?

ПЕРВЫЙ ГЕРОЙ. Их тоже можно было есть. (Оглядывается по сторонам и вытаскивает из-за пазухи длинную кожуру от картошки. ) Хочешь? (второй выхватывает и жадно начинает есть. ) Только племени не говори.

ВТОРОЙ ГЕРОЙ. Откуда это у тебя?

ПЕРВЫЙ ГЕРОЙ. Мама из дома прислала.


Выходит еще один герой с камнем на шее, ищет на берегу место, где удобнее утопиться.


ВТОРОЙ ГЕРОЙ. Мда… А я – то думал, куда деваются те, кого отчисляют из племени.

ПЕРВЫЙ ГЕРОЙ. Тоже мне тайна. Ты что, за ракушками не нырял?

ВТОРОЙ ГЕРОЙ. Нет.

ПЕРВЫЙ ГЕРОЙ. А, так ты мало работаешь для племени! Надо будет не забыть сказать про тебя в камеру какую-нибудь гадость.


Из джунглей выходит третий герой


ТРЕТИЙ ГЕРОЙ (потирая ногу о ногу .) Ребята! Ну что такое? Остров маленький, два дня прожили, наступить уже некуда! Договаривались же, что уборная будет в одном месте. В море.


Из моря вылезает четвертый герой


ЧЕТВЕРТЫЙ ГЕРОЙ (вытирая голову .) Ребята, есть у кого-нибудь шампунь? Решили же, что в море больше не ходим!

ПЕРВЫЙ ГЕРОЙ. Тогда давайте точно договоримся. Или туда, или сюда.

ВТОРОЙ ГЕРОЙ. А смысл? Тут такая пища, что не успеваешь вспомнить, куда договаривались.

ПЕРВЫЙ ГЕРОЙ. Ребята! Идея! А давайте ходить в биотуалет.

ТРЕТИЙ ГЕРОЙ. Ага. Он же платный. Бодров пятьсот долларов за вход берет. И тысячу за выход.

ЧЕТВЕРТЫЙ ГЕРОЙ. Тише! Бодров идет!


Из джунглей выходит Бодров в смокинге и цилиндре Он неспешно доедает шашлык, потом выбрасывает шампур с двумя едва надкусанными кусками мяса в кусты


БОДРОВ. Фух-х… А то лопну… (к героям ). Привет племени черепах! Не слышу, черепахи…

ГЕРОИ (хором ). Здравствуйте, господин брат-два.

БОДРОВ. Вот скажите мне, черепахи, в чем сила?

ГЕРОИ (хором ). В ботинках!

ПЕРВЫЙ ГЕРОЙ. Вот были бы у нас ботинки, мы могли бы наступать на что хочешь!

БОДРОВ. И на меня? Нет, черепахи, сила, она в уме. Вот я здесь отдыхаю, деньги за это мне платят, хожу в ботинках да вас, дураков, учу уму-разуму. Понятно?

ГЕРОИ (хором ). Ясно…

ЧЕТВЕРТЫЙ ГЕРОЙ. Так нам и надо.

ТРЕТИЙ ГЕРОЙ. За длинным рублём погнались.

БОДРОВ. Чё, соскучились по дому-то?.. Ладно, сегодня я добрый. Разрешаю вам поговорить по своему мобильнику. Каждому по четыре секунды. Время пошло.

ПЕРВЫЙ ГЕРОЙ. Але! Але! Кто это? Какой Вова? А где Люся?

БОДРОВ. Четыре.

ВТОРОЙ ГЕРОЙ. Привет! Как вы там? Почему в тюрьме? Я на острове! Я ж говорил!

БОДРОВ. Четыре.

ТРЕТИЙ ГЕРОЙ. Мама, это вы? Позовите жену! У меня все нормально, позовите жену! Нет, мы не голые, мы в плавках. Позовите жену!

БОДРОВ. Четыре!

ЧЕТВЕРТЫЙ ГЕРОЙ. Привет! Я придумал, как говорить дольше всех! Телефон, который ты просил узнать: тридцать шесть, сорок восемь, успеваешь, да?.. двадцать… (протягивает телефон Бодрову .)

БОДРОВ. Четыре! Ловко придумали. Только телефон был без батареек. Сейчас вставлю. Пожалуйста, говорите теперь.

ПЕРВЫЙ ГЕРОЙ. Привет! Как у вас дела? Как у вас погода? А у нас тут ее…

ВТОРОЙ ГЕРОЙ. …рочка, слышишь меня? Это я, твой маленький, мяукающий ко…

ТРЕТИЙ ГЕРОИ. …злы кругом. Ничего, скоро всех вышвырну! Правда, жрать тут нечего. Поэтому едим тут всякую ху…

ЧЕТВЕРТЫЙ ГЕРОЙ. …рму, бананы, абрикосы. Жить можно. Только заставляют все делать, как в армии, на счет три…

БОДРОВ. Четыре! Вы проговорили больше на две десятых секунды. Ваше племя наказано. Я забираю всю вашу еду, одежду (оглядывается ) и… и…

ПЕРВЫЙ ГЕРОЙ. У нас больше ничего нет!

БОДРОВ. … И остров. Сегодня ночуете в море.

ТРЕТИЙ ГЕРОЙ. Я плавать не умею!

БОДРОВ. Спокойной ночи.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРИНЯТО, ЧТО СДЕЛАНО

В связи с запретом на распространение эротической продукции, из продажи была изъята книга «Золотой ключик», на обложке которой был изображён человек, внешне похожий на Папу Карло, делающий себе сына нетрадиционным способом.

Также была изъята книга «Кот в сапогах», на обложке которой изображён кот в одних сапогах.

Теперь комиссия по этике рассматривает на предмет скорейшего изъятия сказку о Маленьком Муке: его нос похож на половой орган, а чалма – на ягодицы (отдалённо, конечно, но додумать можно). Да и само имя персонажа свидетельствует о его небольшой, однако характерной тяге к мазохизму.

ПОЧЕМУ НОВЫЙ ГОД НУЖНО ВСТРЕЧАТЬ В КРУГУ СЕМЬИ

Как известно, тому, кто встречает Новый год в кругу семьи, будет счастье. А тому, кто в Новый год этим правилом пренебрегает, будет плохо и не будет рассола. Вот несколько примеров из жизни.

Пример 1

Нигде не работающий миллионер Иванов решил отметить Новый год не в кругу семьи, а с телками в сауне. Так, де, ему веселее будет…

И вот закономерный результат: когда начали бить часы и население планеты переходило в третье тысячелетие, ощущая всю остроту исторического момента, Иванов разбирался с банщицей, почему ему привезли таких страшных и старых баб. Пока женщин заменяли на девушек, Иванов был вынужден есть ананасы и смотреть телевизор в гордом одиночестве. Вот тебе и встретил Новый год! И это – с его-то деньжищами!

А встретил бы в кругу семьи – все было бы тип-топ.

Пример 2

Учитель начальных классов Васнецова хотела встретить Новый год в компании с молодым человеком, которому симпатизировала. Хотя у нее и были смутные предчувствия, что лучше Новый год встречать в кругу семьи, с мужем и детьми, но Васнецова решила, что все обойдется.



И чем же в итоге обернулось столь соблазнительное романтическое приключение? Молодой человек как-то невнятно договорился с квартирой своего друга, там оказалась еще одна пара, причем оба мужчины, пришлось ехать через весь город в гостиницу, туда без паспорта не пускают, во всех ресторанах мест нет, деньги среди ночи у молодого человека кончились, пришлось доплачивать Васнецовой, а она не Рокфеллер, потом выпили в каком-то подъезде бутылку «Мартини» из горлышка, тут же попытались заняться любовью, но кругом все бегали, взрывали петарды, просили закурить, молодой человек оказался некурящим, его стукнули, потом ему уже ничего не хотелось, потом Васнецова шла пешком через весь город обратно, и когда, наконец, усталая и замерзшая попала к себе в квартиру, то получила еще и по морде от мужа.

Словом, весь праздник оказался скомкан. А ведь мог бы получиться чудесный семейный вечер. Да, может быть, немножко скучный и предсказуемый (муж – алкоголик и импотент), зато не стыдно было бы после каникул в школе смотреть в глаза этому одиннадцатикласснику, который, как выяснилось, еще даже не начал курить.

Пример 3

Рабочий кирпичного завода им. Деда Мороза Сидоров хотел отметить Новый год в кругу семьи, но случайно забыл об этом. Спохватился он только третьего января, когда завод открылся после праздников и его разбудили.

Казалось бы, ничего страшного. С кем не бывает? Разве что с владельцем завода миллионером Ивановым. А со всеми остальными – сплошь и рядом.

Но жена Сидорова Тамара сказала, что ей наплевать на всех остальных. Что от всех остальных у нее детей нет (первый муж не в счет – от него всего двое детей, а от Сидорова уже четверо!). Что все остальные пусть хоть упьются, а вот ее Сидоров должен вкалывать от зари до зари, приносить все деньги в дом, не пить и дружить с ее первым мужем. В противном случае она, Тамара, подсыплет в водку Сидорову толченое стекло от разбитого телевизора.

Ну и представьте, приятно человеку в третьем тысячелетии это выслушивать? Особенно когда голова трещит, как теща по телефону, – непрерывно.

А встретил бы Сидоров Новый год в кругу семьи, никто бы его не пилил, а наоборот – еще бы и похмелиться дали.

Пример 4

Орнитолог Илюшин еле-еле уговорил жену встречать Новый год в кругу семьи (она-то собиралась на Новый год пойти переночевать к подруге). Но орнитолог сумел убедить ее, что уж этот Новый год он никому не испортит, а будет спокойно сидеть и смотреть телевизор. Однако стоило жене поверить и остаться, как от радости орнитолог выпил рюмочку за ее здоровье, а потом сразу назвал ее «важной птицей индюком» и «расфуфыренной птицей выхухолью, которая ленится принести закуску из холодильника царю всех птиц – орлу», и еще сказал, что, де, он, орнитолог с мировым именем Илюшин, и так должен целыми днями на холоде вести наблюдение за скучными синицами, так почему еще и в Новый год он вынужден наблюдать за такой вот неповоротливой курицей в бусах?

Жена заплакала и стала опять собираться к подруге.

– Скатертью дорога, – с этими словами Илюшина парик жены перекочевал с ее головы на лестничную клетку. – Беги, лысый страус, – посоветовал орнитолог супруге и пообещал: – Кожаный Чулок в тебя стрелять не будет!

Вспомнив о Кожаном Чулке, орнитолог отправился в туалет, где пришёл в себя через полчаса, когда куранты пробили двенадцать. Протрезвев и обидевшись, что встретил Новый год в кругу не семьи, а унитаза, орнитолог решил не отступать от намеченного плана и посмотреть праздничную программу по телевизору. Телевизор предложил орнитологу выпить за третье тысячелетие, но не сказал, сколько. На всякий случай орнитолог выпил столько, сколько смог.

Выломав дверь в квартиру подруги жены и попросив жену вернуться в круг семьи, орнитолог в беседе опять вспомнил о Кожаном Чулке, но на сей раз не в связи с туалетом, а в связи с подругой жены.

В общем, кончилось все плохо. А встреть жена орнитолога Новый год в кругу семьи, глядишь, всё и обошлось бы… Хотя нет, тут всё равно – в кругу или у подруги, орнитологу было наплевать, где испортить все третье тысячелетие. И ковер.

К сожалению, этот пример – исключение из правил.

Пример 5

Работница сферы обслуживания Тамара Сидорова собиралась отметить Новый год по русской традиции – весело, с водкой и, если получится, в кругу семьи. Однако за час до праздника Тамару срочно вызвали на работу, где случилось ЧП: все, кто должен был работать в эту ночь, вдруг оказались пьяными. Заклеймив такую безалаберность своих коллег коротким тостом «за ответственность и пунктуальность», Тамара быстро прибыла на место службы.

Сначала начальство удивилось её приезду, но потом вспомнило, что само же её и вызвало для ответственного задания: надо было отсосать у миллионера Иванова, известного своими капризами, порядочную сумму денег. Переодевшись в рабочую одежду, Тамара прошла в указанную сауну. Она надеялась встретить Новый Век хоть и на службе, но всё равно весело и с водкой.

А что получилось в итоге? Сплошные насмешки и унижения. Да, Сидорова уже не молоденькая девушка, и поэтому груди у нее висят, но не до пупа, как было замечено «остроумным» миллионером, а просто висят. Да, она не Мерелин Монро, хотя и одного с ней года рождения, но и не такая «страшная, как смерть Чаушеску», а просто не выспалась. И вообще, отказывать голой даме в водке и ломтике ананаса недостойно бизнесмена.

Словом, Новый год у Сидоровой не удался. А словом, которым называл ее бизнесмен, нельзя даже супругу называть, не то что постороннего голого человека.

Вдобавок, вернувшись домой под утро, Тамара обнаружила, что муж, который клятвенно обещал встретить Новый год в кругу семьи, так в этот круг и не заявился.

А не ушла бы Тамара на работу, глядишь, и всё бы в порядке было, да и дети бы остались трезвые.


РАЗ В СТОЛЕТИЕ

Монолог гения

Говорят, что гений рождается один раз в столетие. Жаль. Так бы хотелось побеседовать с равным. Хотя бы недолго… Хотя бы минуту… Хотя бы спросить его: «Сколько времени?», чтобы он ответил мне как равный равному: «Я не справочное. Я – гений!»

Но нет. Закон природы суров: один на столетие, и все, и баста. Как отрезало. Иногда, конечно, мечтаешь о том, что было бы, если бы не отрезало. Гении всегда мечтают о недостижимом.

Эх, думаешь, сколотить бы шаечку, человек десять-двенадцать гениев, чтобы наводить ужас на города и веси! Как идейка? Гениально, не правда ли? Кто бы из вас додумался до такого? А? То-то.

Или вот еще: пятнадцать гениев вскакивают на коней и обращаются ко мне: «Куда нам скакать, о самый главный гений?» – «Постойте, – сказал бы я. – Дайте я вас обниму, как равный равных!» И они слезли бы с коней и пали бы предо мной на колени, лобызая мои утомленные ноги. Во сцена! Во картина! «Пятнадцать гениев выбирают главаря». Интеллектом прет за три версты… Но нет: один на столетие, и все.

Что же, буду терпеть. Хотя столетие досталось мне, прямо скажем, не ахти. Не ренессанс. Я, как родился, сразу понял: «Труба, Серега, пахать придется за всю мазуту, это же тебе не ренессанс, когда можно лежать себе да в потолок поплевывать, как Леонардо да Винчи, а оно само возрождается». Но я не жалуюсь, слишком умный. Вместо стенаний и жалоб я себе задачу поставил: ночь – роман, день – картина. Или наоборот. Тут уж как покатит, у нас ведь это непредсказуемо. Вдохновение, слыхали? Нет его – сиди, кури; пришло – будь любезен, работай. Трудно? Еще бы! Планка-то высоко поднята, а чуть расслабишься, уже губы поджимают: «Да он просто огромный талант, и не более». Роман только раза три прочтут – и в сторону. Обидно, конечно. Даже саперу можно ошибиться один раз, а гению – ни разу.

Да что вам говорить, вы все равно меня не поймете. Меня никто не понимает. Так принято, ведь признанный гений – это, конечно, дурацкие бредни неумных стариков.

Нет, с этим у меня все в порядке: не публикую, не выставляют, не слушают, не пускают и насмехаются. Потом, конечно, будут локти кусать, но это после, когда меня на дуэли убьют в спину… или там повешусь от безысходности какой-нибудь страшной. Конфликт, знаете ли, с обществом, лишний человек на свадьбе… Да мало ли. Нас ведь обидеть легко. Только повод дай, мы сразу в петлю лезем. Прощальная записка у нас всегда при себе. Вот моя: «Я сделал все, что мог. Кто может, пусть сделает лучше». Ну, как? Ничего? По-моему, гениально. Тут и обида, и светлая печаль, и вера в будущее, и юморок английский: мол, попробуй сделать лучше после гения. В общем, мне нравится. Сколько раз не читал, за душу берет. Иногда даже представляю, как враги выводят меня на мороз – поговорить, мол, надо, а сами подло обливают меня водой, закатывают в снег и втыкают в лицо пресловутую морковь, чтобы унизить мой гордый ум… А на морковь вешают записку: кто может, пусть сделает лучше… Трогательно, правда?

Но это – финал. До него еще далеко. Хотя не очень. Я ведь умру молодым. Буду сидеть за столом, ничего не подозревая, творить, а тут вдруг выстрел в затылок трагически оборвет мою жизнь. Или в вино чего подсыплют… Я в этом не разбираюсь. Это их проблемы, бездарностей. Кстати, бытует мнение, что гению легко расстаться с жизнью. Мол, вторую часть романа – в печку, а сам – на кладбище. Это не совсем так. Ведь мы, гении, чувствуем жизнь намного острее обычной серости. Нас просто влечет все неведомое. Например, бездарность никогда не полезет в розетку, если ей сказали, что там двести двадцать вольт. А гений? Он ведь как дитя – ему сказали, он забыл… Или спички… Бездарность прикурит и погасит, а гений чирк – тепло по всей квартире. Я говорю образно. Гении вообще мыслят образно. Вспомните Дон-Кихота. Убогое зрелище. Физически не крепок, психически не уравновешен… То ли дело – гений! Всегда подтянут, отутюжен, знает всех командиров в лицо, пилотка на два пальца выше бровей – не гений, а картинка!… Впрочем, я отвлекся. Гении часто отвлекаются.

Они идут к истине нетореными путями. Возьмем конкретный пример из бытовой практики: скажем, как бездарность наливает себе суп? Да примитивно, прямо в тарелку. А почему? А потому, что вся работа за бездарность уже проделана. Какой-то древний гений обратил внимание, что суп неудобно есть со стола, и поделился своей догадкой с окружающими бездарностями. Они, конечно, долго хохотали над ним, утверждая, что лучше в охотку поесть со стола, чем целыми днями мыть посуду. И лишь после смерти гения, которого закидали камнями и тарелками, к нему пришла слава.

И со мной так будет. Даже скучно. Коньки отброшу – сразу все тут как тут: ах, умер гений! Ах, кого мы потеряли. Ах, вот его рукописи; ах, вот его коньки!..

Теперь о главном. У меня с бабами проблемы. Либидо у меня слабое. То есть, конечно, я себя разжигаю, как могу: мол, Серега, давай, не мужик, что ли? И женщины помогают, то же самое говорят: давай, мол, Серж… ну и так далее. Обидно, право. Хорошо еще, что я гений. На шутку все могу свести. Идеал свой, де, ищу, а ты, извини, физиономией не вышла. И характером, поскольку мне большой любви хочется, чтобы меня с дуэли принесли, а дома все готово: обед горячий, блинчики… Ну и на девять дней чтоб все по-людски сделала. С бумагами моими чтоб аккуратно…

У меня ведь куча изобретений, которые могут осчастливить человечество… Например, зеркало над Тихим океаном. Казалось бы, зачем? А поднял голову, посмотрелся в зеркало – удобно, и в каюту бежать не надо. А если надоест в небе видеть себя, а не звезды? У меня и это предусмотрено. Подается команда: «Разжать кронштейны!», и вертолетчики отпускают зеркало. Все. Небо опять чистое. Поэтому стоя на палубе и глядя в зеркало, всегда опасайтесь команды «разжать кронштейны».

Остальные изобретения имеют стратегическую важность для России, поэтому засекречены. Но завесу над одной такой машиной я приоткрою. Принцип действия объяснять не буду, засмеете – он ведь, как и все гениальное, непонятен. Изобретение называется Уничтожатель Америки. Короче, отжимаешь эту красную штуковину от себя, и он сразу встает и идет уничтожать Америку, сильно злой.

Но для войны работать не люблю. Там энергичные нужны, а у меня плоскостопие. Кстати, гений без дефекта – это не гений. Как увидите полноценного человека, можете ставить на нем крест. Перед вами серость. Такие рождаются каждую минуту. А спроси их – зачем? Растеряется, глазами моргает, сапоги грязные, бляха не чищена, так бы и дал десять суток! За разговорчики в строю. Жалко, у гениев власти мало, да и звание, как правило, не выше старшего прапорщика.

И вот еще: денег у гения не должно быть совсем. То есть – напрочь. Как у Христа за пазухой. Гений должен голодать, а если будет замечен с колбасой – стреляй его! А я попадусь – меня стреляй! Но Бог пока миловал – не попадался.

А вот кофе гениям положен. Мы ведь всю ночь не спим, все кофе пьем и курим по-черному, чтоб здоровье свое до конца угробить. Зачем оно гению, подъем с переворотом делать? Нет, мы не фигуристы, чтоб смешить толпу. Наше оружие – мозг. Наши мысли – это, так сказать, наши скакуны. Я говорю образно, цените это.

И вообще, цените мои слова. Я вот сейчас стою перед вами, такой умный, и говорю сбивчиво, и путаюсь, и перескакиваю с одного на другое для чего? Для того, чтобы вы потом внукам смогли про встречу со мной подробно рассказать. Да, мол, видел его так же хорошо, как тебя. Руку протяни и коснись… Но не коснулся, кто ж тогда знал, что он – гений. Все думали – лектор из общества «Знание», отклонившийся от темы. А потом оказалось, что в его словах внутренней логики было столько, сколько бывает только у гениев. Так-то.

А кончить хочу вот чем. Представьте себе: тюрьма, ночь, меня ведут на расстрел. Вдруг священник, который пришел ко мне, говорит: «Сережа, я твой отец!» Прикиньте, явился папочка после стольких-то лет. Я ему: «Отец, это несерьезно. Где бутылка?.. То есть, где веревочная лестница? Где кони под окном?» А он мне: «Твои мысли, Сергей, они, как бы это выразиться, и есть твои скакуны»…

Вот облом-то! Другой бы на моем месте обиделся. А я – нет. Не из того теста сделан. Вместо этого я расправил грудь, встал к стенке, запел гордую песню… «Орленок», кажется… Не помню. Там про свободу, полет, и расстрел, и вечную память.

Пою я, значит, а тут солдаты построились, подходит ко мне офицер и спрашивает: «Где тут ракетный гарнизон?» Тьфу, заговорился!… Это ж со мной действительный случай был. А в будущем все будет не так. Подойдет ко мне офицер, красивый итальянский парень, и скажет:

– Ну, здравствуй, Овод. Я пришел завязать тебе глаза.

– Вы ошиблись, – скажу я твердо. – Моя фамилия Степаненко.

– Что я, дурак, по-твоему? – скажет он.

– Все познается в сравнении, – отвечу я. – По сравнению с гением, вы – дурак.

Он задумается, признает мою правоту и скажет: – Если ты такой умный, то сам командуй своим расстрелом!

А я что, мне будет не затруднительно. Солдаты!.. Братья!… Сейчас вам предстоит расстрелять гения. Выше нос, не печальтесь. Наступит новое столетье, родится новый гений! Я не в обиде на вас. Итак… Стройся!.. Целься… Кругом! Шагом… марш!

Короче, напутал я команды. Солдаты повернулись и ушли. И так мне вдруг одиноко стало… Так тоскливо… Господи, думаю, ну когда же смена?.. Хоть бы еще один гений родился…

Но нет. Природа скучна и однообразна: гении рождаются только раз в столетие.

ДАНИЭЛЬ ДЕФО. РОБИНЗОН КРУЗО

Глава первая, в которой Робинзона Крузо отговаривают ехать морем.

Глава вторая, в которой Робинзона Крузо просят не перегибаться так сильно через поручни.

Глава третья, в которой мокрому Робинзону Крузо объясняют, что в следующий раз могут и не заметить его отсутствия на судне.

Глава четвертая, в которой Робинзону Крузо советуют не ковырять перочинным ножиком спасательные шлюпки, потому что не все на корабле умеют так хорошо тонуть сразу и не мучиться.

Глава пятая, в которой корабельный мастер Хопкинс делает специальный замочек, чтобы Робинзон Крузо не мог снять спасательный пояс даже в гальюне.

Глава шестая, в которой Робинзон Крузо первым увидел землю, но позже выяснилось, что это было дно, и в следующий раз искусственное дыхание может и не помочь.

Глава седьмая, в которой начинается шторм, и про Робинзона Крузо на секунду забывают, а зря.

Глава восьмая, в которой про Робинзона Крузо, наконец, вспоминают, а поздно.

Глава девятая, в которой у Робинзона Крузо отбирают штурвал, и шторм прекращается.

Глава десятая, в которой корабль разбивается о скалы, а Робинзон Крузо – о кулак мастера Хопкинса.

Глава одиннадцатая, в которой Робинзон Крузо попадает на необитаемый остров, или, вернее, Робинзоном

Крузо туда попадает мастер Хопкинс, наводивший пушку.

Глава двенадцатая, в которой Пятница объясняет Робинзону Крузо, что хоть остров и необитаемый, но все магазины на нем кому-то да принадлежат.

Глава тринадцатая, в которой Робинзон Крузо отмечает встречу с Пятницей.

Глава четырнадцатая, которой Робинзон Крузо не по­мнит.

Глава пятнадцатая, в которой Пятница, коварно воспользовавшись главой четырнадцатой, отвозит Крузо на действительно необитаемый остров.

Глава шестнадцатая, в которой Робинзон Крузо проводит на острове двадцать восемь лет.

Глава семнадцатая, в которой за Робинзоном Крузо пришел корабль, на радостях все перепились и по ошибке, не специально, взяли на корабль не Робинзона, а его вещи: одежду, бумажник, ружья, стада овец и финскую сборно-разборную хижину.

Главая восемнадцатая, которую Робинзон Крузо не помнит.

Глава девятнадцатая, которую Робинзон Крузо не по­мнит (продолжение).

Глава двадцатая, в которой жена Робинзона Крузо спрашивает у Робинзона, где он пропадал.

Глава двадцать первая, в которой Робинзон Крузо довольно спокойно и с достоинством напоминает жене, откуда он ее взял, кто она такая, и поясняет, что ему деньги платят не за то, что он дома сидит, а за то, что он служит моделью для мистера Дефо, и если будет надо, он по просьбе Даниэля еще сто раз перегнется через поручень, сука, где ключи, твою мать, пусти меня, Пятница ждет, стерва, руки, я сказал…

Глава двадцать вторая, в которой Робинзон Крузо засыпает.

ТИПОВОЙ СЦЕНАРИЙ НОВОГОДНЕГО УТРЕННИКА (ГОСТ-247511)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Директор детского сада

Воспитательница детского сада

Дед Мороз

Следователь

Наблюдатель ООН

Дети

Родители


Место действия: детский сад

Время действия: наши дни


Дети с веселыми неподвижными лицами расположились в актовом зале детского сада.


Появляется ВОСПИТАТЕЛЬНИЦА.


ВОСПИТАТЕЛЬНИЦА. Дети, давайте все вместе позовем Деда Мороза!..

ДИРЕКТОР ДЕТСКОГО САДА (ВОСПИТАТЕЛЬНИЦЕ). А что, Наталья Семеновна, разве Деда Мороза еще не позвали? Вы же уверяли меня, что со слесарем вы договорились. Вот счет-фактура…

ВОСПИТАТЕЛЬНИЦА (подмигивая директору, игриво). Не-е-ет, ребята должны сами позвать Дедушку Мороза. Давайте хором: три-четыре!..

ДЕТИ (Хором). Три-четыре!..


Появляется ДЕД МОРОЗ.


ДЕД МОРОЗ. Здравствуйте, детишки! Я – Дедушка Мороз, иду к вам издалека, а уж если быть абсолютно точным, то из-за леса, из-за гор. Кстати, вы тут моей внучки Снегурочки не видели?

ДЕТИ (хором ). Не-е-ет!

ДЕД МОРОЗ (пряча фотографию ню в карман ). Жаль. А моего костюма и мешка, кстати, с вашими подарками?

ДЕТИ (хором ). Не-е-ет!

ДЕД МОРОЗ. Тогда давайте хором позовем сюда следователя прокуратуры.


Хотя дети не издают ни звука, появляется СЛЕДОВАТЕЛЬ ПРОКУРАТУРЫ в окружении снежинок-понятых.


СЛЕДОВАТЕЛЬ.

Расступитеся, метели!

Гнитесь ниже, сосны, ели!

Следователь прокуратуры к вам пришел,

Следовательно, сейчас вам будет хорошо!

Здравствуйте, ребята. А, кстати, вы моего служебного удостоверения не видели?

ДЕТИ (хором ). Не-е-ет!

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Тогда смотрите (предъявляет удостоверение в развернутом виде ).

ВОСПИТАТЕЛЬНИЦА. Дети, давайте попросим следователя прокуратуры, чтобы он нашел Снегурочку, костюм Деда Мороза и его мешок, кстати, с вашими подарками.

ДЕТИ (хором ). И елку, кстати!

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Хорошо, только вы должны мне помочь. Я буду искать, а вы будете говорить мне, горячо или холодно, выполняя тем самым роль прессы и общественного мнения. И учтите – никаких гарантий. Знаете, кстати, каков процент раскрываемости подобных преступлений?

ДЕТИ (хором ). Двадцать пять процентов!

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Правильно. А теперь: раз-два, прекратили беседовать; три-четыре, я иду расследовать… (зажмуривает глаза и начинает довольно неестественно шарить впереди себя руками .)

ДЕТИ (хором ). Горячо! Следователь прокуратуры ненатурально обливается потом.

ДЕТИ (хором ). Холодно!

Следователь прокуратуры фальшиво дрожит, кашляет и чихает. Результат поисков равен нулю.

ДЕТИ (хором ). Да он над нами издевается.

СЛЕДОВАТЕЛЬ (открывая глаза ). Не нашел…

ДЕТИ (хором, привставая смеет ). Что-что?

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Мне нужен помощник. Вы, кстати, моей служебной собаки Серого Волка поблизости не видели?

ДЕТИ (хором ). Видели!

СЛЕДОВАТЕЛЬ. Где?

ДЕТИ (хором ). В гробу!

СЛЕДОВАТЕЛЬ (прижимаясь к Деду Морозу, растерянно ). Секундочку-секундочку… Вон они – Снегурочка, костюм и мешок, я их вижу… (показывает пальцем куда-то за окно .)


Никто, впрочем, туда не поворачивается. Кольцо детей вокруг следователя продолжает медленно сужаться, причем ясно, что хороводом здесь и не пахнет.


СЛЕДОВАТЕЛЬ. Подростковая преступность, назад! Назад, буду стрелять и кричать!..

ДЕТИ (хором ). А вы знаете, каков процент раскрываемости подобных преступлений?


С этого момента постороннему НАБЛЮДАТЕЛЮ видны только трудолюбивые детские спины. Затем дети расступаются, и перед взором постороннего наблюдателя ООН предстают странные фигуры: нечто среднее между следователем прокуратуры и Снегурочкой, Дедом Морозом и его костюмом, воспитательницей и елочкой, директором детского сада и мешком с подарками. Сильно пахнет пепси-колой и бензином.


ДЕТИ (хором ). Прости нас, грешных: елочка, зажгись! (после паузы, к наблюдателю ООН ) Наблюдатель ООН, вы тут, кстати, Деда Мороза, следователя прокуратуры, воспитательницу и директора детского сада не видели?

НАБЛЮДАТЕЛЬ ООН (пятясь, приторным тоном ). Нет, я ничего и никого не видел. Я… это… на пожар смо­трел… Ой (бьет себя по губам ). То есть, на елочку… А те, о ком вы спрашивали, уже, наверное, в Лапландии…

ДЕТИ (хором ). Смотри нам!


Разобрав подарки, дети подбегают с ними к своим родителям. Те, старательно отводя от подарков глаза и сдерживая желудочные рефлексы, хвалят отпрысков сюсюкающим тоном, полным ужаса и понимания.

Утренник окончен. Наступает время обедника.

УГОЛОК ОСТАПА БЕНДЕРА

Мошенничество с подъемным краном

Вечером вы идёте мимо стройки, и вам предлагают на спор спрыгнуть с подъёмного крана. Если вы спрыгнете, вам обещают дать миллион долларов. Соизмерив свои-возможности с высотой крана, вы отказываетесь. Тогда, на ваших глазах, прыгнуть с крана на спор соглашается другой случайный прохожий. Он говорит, что ему никогда в жизни не везло, так, может быть, хоть сейчас повезёт. Затем прохожий делает символическую ставку в десять рублей, спокойно лезет на кран, прыгает, встаёт и отряхивается. Ему тут же вручают миллион долларов и восторгаются его смелостью. Прохожий говорит несколько слов о нечаянном везении, добавляя, что ему совсем не больно и он бы с радостью спрыгнул ещё раз, но, к сожалению, по правилам спора это запрещено.

Видя, как легко дуракам даются их деньги, вы торопитесь к подъёмному крану. Не торопитесь! Ведь вы стали жертвой хитроумного мошенничества. Возле подъёмного крайа работает целая группа ловкачей. Первым на улице к вам подходит «зазывала». Роль «случайного прохожего» исполняет т.н. «залезала». Как видно из его названия, он только залезает на кран, а вовсе не прыгает. Вместо него с крана сбрасывают куклу Кена (друга Барби) в натуральную величину. В месте приземления куклы уже прячется «приземляла». Это брат-близнец «залезалы». Именно поэтому вам трудно распознать обман.

Если вы сами полезете на кран, но в последний момент испугаетесь и откажетесь прыгать, то в действие вступает т.н. «кидала». Как правило, это сильный и безжалостный человек. Ему нечего терять и кидать.

Интересно, что даже если вы не разобьётесь, падая с крана, денег вам всё равно не отдадут. Да-да! Не удивляйтесь. Они найдут, к чему придраться. Например, скажут, что по правилам спора денег человеку со сломанными ногами давать не положено.

Остерегайтесь «прыгающих» мошенников!

Автомобильные мошенники

Вечером вы идёте по улице и случайно находите два потерянных «мерседеса». Вы хотите заявить в милицию, но тут к вам подходит какой-то человек и уговаривает вас эти «мерседесы» тихо поделить между собой. В результате дележа вам с ним достается по одному «мерседесу». Сев в свой «мерседес», незнакомец уезжает. Пока вы садитесь в свой, появляется хозяин «мерседесов». Он предъявляет документы и предлагает «мерседесы» пересчитать.

– Один, – считаете вы. А он считает, что должно быть два.

В итоге вам приходится отдавать недостающий «мерседес» из своего кармана.

Остерегайтесь красивых «мерседесов»!

Квартирные мошенники

Вечером вам звонят в квартиру и просят открыть дверь. Все старания рассмотреть что-нибудь через дверной глазок тщетны. Открыв дверь, вы видите на пороге группу сутулых интеллигентных людей с печальными глазами и футлярами от скрипок в руках. Старший группы деликатно просит разрешения попить водички. После этого вся группа в скорбном молчании следует на кухню, где некоторое время пьёт.

После ухода группы вы обнаруживаете, что в кране нет воды.

Остерегайтесь «пьющих» мошенников.

ЦЫГАНСКАЯ ГОРДОСТЬ

Пьеса для народных театров при сельских домах культуры

AIIEKO. Нет для цыгана большего счастья, чем угнать скакуна. Верно, Земфира?

ЗЕМФИРА. Нет, Алеко… Для цыгана… В жизни счастья… Кроме воли… И воровства! Ты прав.

АЛЕКО. А цыганская любовь – какая она?

ЗЕМФИРА. Она – как горная река…

АЛЕКО. Очень быстрая и ледяная?

ЗЕМФИРА. Нет, очень длинная и очень бурная. С ней не соскучишься.

АЛЕКО. А можно попробовать?

ЗЕМФИРА. Можно Машку за ляжку и козу на возу. А когда с Земфирой о любви разговариваешь, нужно говорить «разрешите».

АЛЕКО. Если бы Алеко всегда говорил «разрешите», ему бы никто ничего не дал. Это же глупо звучит: «Разрешите я украду вашего коня» или «Разрешите мне вам погадать». Нет! Алеко так не говорит. Алеко гордый. Он при­ходит, как ветер, берет вещи, как пылесос, и уходит в ночь, как шагающий экскаватор, столь же грузоподъемно, но бесшумно. Так и тебя я получу в свой ковш без всяких там «разрешите». Получу и ушагаю в ночь, а утром буду хвастать перед остальными цыганами своей любовной победой и полученным удовольствием, демонстрируя следы от твоих жарких ласк. Так-то, Земфира! Иди ко мне.

ЗЕМФИРА. Ты хвастун, Алеко. Земфира никогда не будет твоей. Земфира вольная, как птица. Она улетает, балдеет и снова прилетает тогда, когда ей втемяшится. А ты пытаешься надеть на птицу хомут от коровы. Не выйдет!

АЛЕКО. Нет, выйдет!

ЗЕМФИРА. Как же выйдет, если не войдет?

АЛЕКО. Значит, сначала войдет, а потом выйдет.

ЗЕМФИРА. Не войдет!

АЛЕКО. Войдет!

ГОЛОС ИЗ-ЗА ДВЕРИ. Разрешите войти!

АЛЕКО. Войди!

ЗЕМФИРА. Не входи!

ОТЕЦ ЗЕМФИРЫ. Вот я и вошел.

АЛЕКО. Видишь, Земфира, я выиграл. Он все-таки вошел в самый неподходящий момент, как всегда. Теперь ты моя навеки.

ЗЕМФИРА. Что ты наделал, папа?! Я же просила тебя не входить, когда я разговариваю с мужчинами наедине.

ОТЕЦ ЗЕМФИРЫ. Я старый цыган, и никогда не знал слова «разрешите», хотя часто говорил его. Гордости у меня в три раза больше вашего будет, поэтому я вхожу туда, где могу ее продемонстрировать, без разрешения.

ЗЕМФИРА. Эх, отец, отец! Не сумел ты смирить свою цыганскую гордость ради дочери, и она теперь вынуждена будет или покориться, как узбечка, или умереть, как таджичка.

ОТЕЦ ЗЕМФИРЫ. А чё случилось-то?

ЗЕМФИРА. Я побилась об заклад с Алеко, что ты, отец, смиришь ради меня гордость свою великую и хотя бы пятнадцать минут не войдешь в комнату, пока мы тут показываем друг другу свою гордость.

ОТЕЦ ЗЕМФИРЫ. А я чё?

АЛЕКО. А вы – вошли, и я выиграл. Отдавайте теперь за меня свою дочь!

ОТЕЦ ЗЕМФИРЫ. Я не знал всей предыстории ваших отношений, поэтому и вошел в столь неподходящий момент. Если б я знал, сразу бы смирил гордость ради Земфиры.

АЛЕКО. Ну, теперь уж поздно.

ОТЕЦ ЗЕМФИРЫ. Поздно, конечно.

ЗЕМФИРА. Ничего не поздно. Можно все переиграть.

АЛЕКО. Хорошо. Давайте переиграем. Результат будет тот же, вот увидите.

ЗЕМФИРА. Нет, если мы хорошо переиграем, то зрители нас простят.

ОТЕЦ ЗЕМФИРЫ. С какого места переигрываем?

АЛЕКО. С момента стука в дверь.

ОТЕЦ ЗЕМФИРЫ (утрированно ). Разрешите войти?

ЗЕМФИРА. Смотри, как он отвратительно переигры­вает.

АЛЕКО. Да Бог с ним! Пусть лучше переигрывает. Когда он недоигрывает, на это вообще невозможно смотреть.

ЗЕМФИРА. Еще бы! Когда впереди остается пара сцен, а он недоигрывает и уходит домой, это выглядит вызывающе. Действительно, пусть лучше переигрывает.

АЛЕКО. Но мы-то не будем переигрывать?

ЗЕМФИРА. А нам-то зачем? Разве мы плохо отыграли эту сцену? Переходим к следующей. Раньше окончим спектакль – раньше уйдем домой.

АЛЕКО. А этот? Он же от нас на целую сцену отстанет, если будет переигрывать?

ЗЕМФИРА. Пусть нагоняет. Вчера же он одну сцену недоиграл, теперь наша очередь.

АЛЕКО. Ты права. Эй, за дверью, чего затих? Стучи давай, переигрывай.

ОТЕЦ ЗЕМФИРЫ (утрированно ). Разрешите войти?

АЛЕКО. Так, а мы где остановились, Земфира?

ЗЕМФИРА. А нам уже пора друг друга убивать.

ОТЕЦ ЗЕМФИРЫ (старательно ). Разрешите войти?

АЛЕКО. Ты давай не жди ответных реплик, ты один переигрываешь, а мы дальше играем.

ЗЕМФИРА. Усмири свою гордость, Алеко! Встань передо мной на колени, как конь перед дрессировщиком, и я буду твоей прямо здесь!

АЛЕКО. Я слишком горд, Земфира! Я не могу встать на колени. Войди в мое положение!

ОТЕЦ ЗЕМФИРЫ. Вот я и вошел!

ЗЕМФИРА. Если ты не встанешь на колени, я никогда не войду в твое положение.

ОТЕЦ ЗЕМФИРЫ. А я уже, между прочим, вошел. И стою.

АЛЕКО. А ты не стой, нагоняй давай!

ЗЕМФИРА. Если я в твоей судьбе ничего уже не значу, я забуду о тебе, я уйду воровать, я не заплачу… Разрешите откланяться!

ОТЕЦ ЗЕМФИРЫ. Я старый, цыган, никогда не знал слова «разрешите»…

АЛЕКО. Так умри же, Земфира!

ЗЕМФИРА. Сам умри!

ОТЕЦ ЗЕМФИРЫ. Я, наверное, не вовремя?

Неожиданно падает занавес. Из-за него слышен мат рабочих сцены.

ДОГОВОР О СОВМЕСТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЖИТЕЛЕЙ МЕСТЕЧКА КУДЕЛЬБЕРГ, ЧТО БЛИЗ ГЕЙМОВЕРА, И УЖАСНОГО ЧУДОВИЩА ПО ИМЕНИ ГЕЙМОВЕР

м. Кудельберг 1999 г.


Жители местечка Кудельберг, что близ Геймовера, именуемые в дальнейшем Поедаемые, в лице своего старейшины Ганца Хавчика, действующие на основании Страха и Паники (ст. № 197 – прим.), с одной стороны, и Ужасное Чудовище Геймовер, именуемое в дальнейшем Оно, в лице поперек себя шире, действующее на основании Полнейшего Произвола и Вседозволенности (статья в журнале «Наука и жизнь», № 5, 1983 г.), с другой стороны, заключили договор о ниже­следующем.


1. Предмет договора


1.1. Оно хочет, Поедаемые должны. Оно хочет есть, Поедаемые уже тут как тут. Оно хочет спать, Поедаемых как ветром сдуло. Оно ничего не хочет, Поедаемые пляшут, дабы возбудить у Него желания. Оно спит, служба Поедаемых идет.

1.2. Оно ничего не гарантирует.


2. Обязанности сторон


2.1. Оно обязуется (ха-ха-ха):

2.1.1. Ни в чем себе ни отказывать;

2.1.2. Регулярно пугать поедаемых возгласами «О!», «У-у-у!», «А!» и словосочетанием «Вашу мать!»;

2.1.3. Раз в год съедать любую девушку (даже женщину с детьми), вне зависимости от возраста и внешности, если эта девушка (женщина) выиграла конкурс «Лучшая фрау Кудельберга»;

2.1.4. Хоть иногда думать, прежде чем пукать в сторону местечка Кудельберг.


2.2. Поедаемые обязуются:

2.2.1. Ни в чем ему не отказывать;

2.2.2. Регулярно пугаться возгласов «О!», «У-у-у!», «А!» и словосочетания «Вашу мать!», разбегаясь от них во все стороны с паническими воплями «Ой!», «Уй!», «Ай» и словосочетанием «Да когда же это кончится!»; в свободное от Его натуральных возгласов время. Поедаемые разбегаются под магнитофон, чтобы не терять форму;

2.2.3. Раз в год проводить конкурс «Лучшая фрау Кудельберга» и судить его честно, не скрывая никаких лучших фрау; те, в свою очередь, после победы на конкурсе должны явиться к Нему в трехдневный срок, имея при себе кружку, ложку, две пары чистого белья – все это соответствующих размеров, чтобы подошло Ему;

2.2.4. Когда Оно пукает в сторону местечка Кудельберг, деликатно делать вид, что ничего не произошло, что дует легкий бриз, а в крайнем случае возлагать вину на старосту, преподнося ему очередной сборник правил хорошего тона;

2.2.5. По сигналу «Беспредел» ничему не удивляться, а свое возмущение, буде таковое почувствуют, выражать осторожным шепотом (ропотом) и словами: «Это просто… беспредел какой-то…», «В конце концов, должны же быть какие-то границы…», «Мы будем жаловаться… друг другу…».


3. Штрафные санкции


3.1. Если Оно нарушит договор, то Оно большое молодец, выдумщик и импровизатор.

3.2. Если Поедаемые нарушат договор, то они из разряда Поедаемых переходят в разряд Съеденных и Перевариваемых, невзирая на результаты конкурса «Лучшая фрау Кудельберга».

КАК НАШИ МИССИОНЕРЫ НЕГРАМ ПОМОГЛИ

Однажды в Москве узнали, что в Африке негры не молятся. Сразу же было собрано собрание, на котором решили послать в Африку миссию миссионеров. Миссионеры – это такие добрые люди, которые учат молиться тех, кто не умеет или не хочет.

В Африку миссионеров доставил самолет авиакомпании «ТРАНСАЭРО». Это была могучая, комфортабельная машина с крыльями. Она гудела и летела. Миссионерам было очень удобно: некоторые из них спали, некоторые ели, некоторые выглядывали в окна, некоторые ходили между кресел в туалет. Когда кто-нибудь из миссионеров заходил в туалет, то над туалетом загоралась надпись «Занято миссионером», и другие миссионеры, видя эту надпись, знали, что в туалете – друг.

Через четыре часа полета стюардессы стали разносить прохладительные напитки, сосательные конфетки и спасательные парашюты. Все миссионеры выпили по одной чашке лимонада, высосали по одной конфетке и надели по два парашюта. Один такой, а другой – запасной.

Вскоре над кабиной летчика замигал красный фонарь. Все миссионеры вышли из самолета и раскрыли парашюты. Через два часа должен был начаться рассвет, и миссионеры торопились делать добро.

А надо сказать, что негры еще не знали, что в Москве уже знали, что негры совсем не молятся. Поэтому все негры спали, как убитые, и не ждали никаких миссионе­ров.

Утром негры увидели, что они окружены белыми людьми, и очень испугались, потому что подумали, что их пришли убивать или порабощать. Белые люди всегда так поступали с неграми. Поэтому негры задрожали и спросили у белых людей:

– Мы должны будем теперь работать на вас?

– Нет, только молиться! – ответили добрые миссионеры, захлебываясь от смеха, – так их позабавила наивность черных безоружных великанов, которые раньше видели от белых одно только зло и еще не успели привыкнуть к одному только добру.

Однако негры не сразу поняли, что в этот раз их не бу­дут убивать. Зато уж когда поняли, то-то было радости! Один негр даже умер от счастья. Миссионеры, конечно, не хотели радовать его так уж сильно. Он сам случайно так обрадовался. Как говорится: не было бы счастья, так не умер бы.

Через некоторое время от счастья умер еще один негр. Потом еще. Всего от счастья умерло не более восемнадцати негритянских семей. Согласитесь, цифра ничтожная, когда речь идет о счастье. Тем паче, что остальные лица негритянской национальности все-таки научились молиться и молились недель восемь-девять без перерыва, а потом это вошло в привычку. Они оказались хорошими учениками. Как говорится, заставь негра молиться, пока он не умер от счастья, а иначе – ищи негра в поле. Или в джунглях. Словом, убежит он иначе, потому что кто-кто, а нефы своего счастья не понимают.

Но эти негры оказались на удивление смышлеными и, осчастливленные, быстро догадались, кому они обязаны таким счастьем. Смущаясь и подпихивая друг друга в первые ряды, они отблагодарили миссионеров цветами и бананами.

Наступил момент расставания. Многие девушки-негры плакали. Парни-негры тоже хотели бы плакать, но боялись показаться миссионерам.

Миссионеры зашли на подводную лодку «Миссионер-подводник», помахали неграм цветами и бананами – ведь у всех миссионеров на берегу оставались новые черные друзья, с которыми было жаль расставаться.

Подводная лодка была могуча и комфортабельна. Она гудела и плыла. Миссионеры читали свежие газеты, по которым они так соскучились.

Дома миссионеров уже ждали. Их встретили с распростертыми объятиями, деньгами и премиями. Миссионеры расписались в ведомости и отправились по домам спать. А журналистам они сказали, что ни о чем не жалеют и просто выполняли приказ. Или чью-то очень убедительную просьбу.

С тех пор прошло три года. Многие миссионеры и по сей день продолжают переписываться с неграми и вовсе не считают это зазорным. Миссионеры посылают неграм учебники, а те по ним учатся посылать в ответ все, что указано в учебниках: цветы, бананы и золото. Они приглашают миссионеров в гости на каникулы, только просят предупредить о приезде заранее.

А одна девушка-негр даже приехала к миссионеру в Москву, и они чуть не поженились!

КАК ПРАВИЛЬНО РАССТРАИВАТЬ СВАДЬБУ

Введение

Если ваша невеста вышла замуж за другого, то это значит, что вы можете принять участие в пикантном торжестве, именуемом в народе «чужая свадьба».

На самом деле «чужая свадьба», конечно, никакая вам не чужая – она и есть ваша единственная настоящая свадьба. На ней вы не пугливый лопоухий жених, не марионетка-свидетель и не блеклый гость, ворующий хозяйскую водку. Нет, вы сидите на «чужой свадьбе» как моральный король на именинах печали, и при вашем появлении все потирают руки и шепчут «сейчас начнется, это тот самый», при взгляде на вас сжимаются сердце невесты и кулаки жениха, ваши жесты ловят, ваши слова отслеживают. Это ваш день – день триумфа, день сладкой горечи, день синяков и Великого Изгнания Прочь.

К несчастью, наши женщины редко дарят нам такие дни, по странной прихоти предпочитая все-таки выходить замуж за нас, а не за наших друзей-предателей. И потому те счастливцы, для которых играют «чужую свадьбу», не должны терять ни йоты своего и общественного наслаждения. От них ждут Поступка. А какой может быть Поступок, если отвергнутый претендент на руку и сердце весь вечер «сидит тихонько в стороне», не зная даже, с чего начать?

Между тем, свадьбу, в отличие от похорон, расстроить несложно. С этим справится даже ребенок, крикнувший невесте-девственнице: «Мама, я хочу к папе домой!» – или просто: «Мама!»

Следовательно, вопрос стоит не столько в том, чтобы расстроить свадьбу, сколько в том, чтобы сделать это красиво, изящно и театрально.

Однако поставленная задача при всей ее сложности вполне выполнима – глаза, как говорится, боятся, а руки тут же делают. В конце концов, не каждый день вы расстраиваете свадьбы, и на подготовку время есть. И вас не должна смущать ваша неопытность – ее с лихвой восполнит ваш энтузиазм.

Помните: хорошо расстроенная свадьба останется в памяти не только у «молодых», но и у пожилых (бывших «молодых»).

На Руси всегда ценились умельцы-свадьборасстройщики. Они ходили по деревням и закатывали представления, собиравшие толпы народу. Легенды слагали о Феофане Смиренном, который мог расстроить любую свадьбу буквально двумя словами: «Свадьба – дерьмо!»

Известен был также Сергий Непривередливый, славившийся своим умением пукать так, чтобы окружающие относили неприличные звуки на счет жениха, а запахи – на счет невесты.

Виртуозом был и знаменитый Иван Паганини, который мог испоганить всю свадьбу одним своим появле­нием.

Однако секреты мастеров прошлого утеряны или варварски уничтожены. Мы вынуждены собирать приемы свадьборасстроения по мельчайшим крупицам: особая трудность состоит здесь в том, что секреты этого мастерства передавались исключительно в устной форме из поколения в поколение, а у мастеров-свадьборасстройщиков, как правилО, не было детей по причине характерных профессиональных увечий. Да и жили мастера недолго.

Но, несмотря на все вышесказанное, и сегодня еще есть люди, умеющие придать свадьбе тот неповторимый колорит, те удаль и размах, которые отличают исконное русское бракосочетание от заимствованных в XIX веке у шведов и немцев похорон.

От них мы и узнали несколько приемов свадьборасстроения, чтобы предложить их тем, кто решил на практике овладеть азами этого старинного народного ремесла.

Подарок с намеком

Дождитесь, пока гости вручат «молодым» свои подарки, а потом привлеките к себе внимание легкими ударами вилки по бокалу до полного его измельчения. Затем достаньте из-под стола большую коробку, на которую ваш угол стола и опирался.

Внимание привлечено, можно вручать подарок. А можно уже и не вручать. Если вы все-таки решили преподнести ваш сувенир, то желательно сделать это быстро и без затей. Просто передайте коробку, из-за отсутствия которой грохнулся весь стол, жениху, сопроводив ее словами: «Пусть ваш дом никогда не будет пустым, в отличие от этой коробки!»

Такой подарок и оригинален, и поучителен, хотя вручение его не вполне безопасно.

Подарок с намеком – 2

Дождитесь, пока коробку снова установят под стол. Далее действуйте, исходя из предыдущих рекомендаций. Только быстрее.

Подарок с намеком – 3

Дождитесь, пока вас развяжут и возьмут с вас честное слово больше не дарить подарков.

Сразу по возвращении на место, даже не садясь на него, привлеките к себе внимание. Сделать это теперь вам не составит труда – достаточно лишь резко выхватить из-под стола «поучительную» коробку и поднять ее над головой. После этого стоит зафиксировать успех фразой: «Дорог не подарок, а внимание!» Затем переходите к подарительному шоу. Сигналом к нему послужит характерный топот ног, приближающийся к вам. Не теряйте времени, для вас оно еще дороже внимания. Громко воскликните: «Продолжаем наше капитал-шоу! Сектор „приз“!» Далее тотчас обратитесь к жениху с вопросом: «Что будешь брать – деньги или приз?» Это всех заинтригует, даже тех, чья очередь убирать осколки у того угла стола, который опирался на «поучительную» коробку.

Предложите жениху вместо приза девяносто восемь миллионов рублей. Некруглая цифра усыпит его бдительность, и он, конечно же, выберет деньги, а не заведомо пустую и порядком расклеившуюся коробку.

Тогда, выдержав паузу, вздохните: «Девяносто восемь миллионов?.. О таких деньгах, Антон, твой отец не мог и мечтать… Эх, да что там… Мда, молодежь… За родителей жениха…» Тост нужно произносить таким тоном, словно родители жениха умерли вчера вечером, а свадьбу не отменили только из-за душевной черствости Антона.

Если после вашей речи хотя бы пять минут будет царить неловкое молчание и перестанет играть музыка – значит, вы обрезали правильный шнур. Поздравьте себя: в темноте нелегко будет найти вас и наказать.

Веселая путаница

Привлеките к себе внимание громкой песней: «Ой, полным-полна моя коробочка!…» Окружающие вас гости вцепятся кто в стол, кто в уже знакомую всем коробку. Таким образом, руки у окружающих вас людей будут заняты, а вы, наконец, свободны. Всхлипните и, утерев слезу, истошно возопите, обращаясь к жениху: «Антон, да на кого ж ты меня покинул!»

Репутация жениха пошатнется прямо на ваших гла­зах. Чтобы расставить все точки над i, добавьте с легким укором: «Посмотри на себя, Тошка! Совсем на лахудру стал похож! А ведь я тебе в косметике никогда не отказывал!»

После того, как жених поперхнется, сильно хлопните его по спине, тут же объяснив окружающим, что хотели именно по спине, но растяжка уже не та, и нога сорвалась.

Когда жениха подымут с пола, а вас на него положат, докажите, что вы умнее жениха. Только не детским инфантильным лепетом: «Я все равно умнее, чем он», а полными мужества словами: «Жених – дурак!»

При этом ни на секунду нельзя отпускать ножку стола, иначе вас будут бить на улице, что крайне нежелательно. В теплом помещении и стены помогают, и грязи не так много, и женщины уговаривают мужей пинать вас чуть-чуть потише.

Волшебное «Горько!»

Примерным получасовым поведением дайте свадьбе размякнуть. Найдите себе сторонников за столом с помощью следующих нейтральных фраз: «А стол-то мог быть и побогаче», «Зря я перед свадьбой не поел», «Это не шампанское, а моча». Если вас поддержат, переходите к наблюдению за женихом. И в тот момент, когда он будет в уборной (все мы люди), тихо задвиньте щеколду снаружи и выключите свет (все мы люди). Вернувшись к столу, начинайте кричать «Горько!» Ваши новые сторонники подхватят этот клич, а за ними его подхватят и все остальные гости. Это, во-первых, заглушит крики жениха, а во-вторых, суетливо озирающаяся по сторонам невеста доставит всем немало забавных минут (и даже часов – если вы предусмотрительно повесите на запертый туалет табличку с надписью «Не работает»).

В конце концов, возмущенной невесте придется целоваться со всеми подряд. Самое время ее похитить. Мчась в веселой кавалькаде похитителей, выкрикивайте: «Чур, первый я и последний я!» Таким образом, вы сформируете соответствующее мнение родителей жениха о невесте. Вдобавок, если сформированное мнение вдруг окажется правильным и авантюрка выгорит, вы сумеете занять очередь дважды.

Но самый удачный момент для волшебного «Горько!» наступит тогда, когда подвыпивший тесть полезет в туалет, не обращая внимания на табличку «Не работает». То-то начнется потеха! Истомившийся в заключении жених будет стремиться выйти, переполненный тесть – войти… Словом, ваш крик «Горько!» придется как нельзя более кстати – он легко превратит простую неловкость в безобразную двусмысленность.

Неудобный головной убор

В ресторане всегда много предметов, которые можно использовать при свадьборасстроении. Это и швабра, и резиновый шланг, и бак с какао, и забытый халат уборщицы… Но особенно вам повезло, если ресторан имеет охотничью специфику и украшен висящими на стене рогами. Вы можете великолепно, блистательно и тонко пошутить, указав жениху пальцем на рога и сказав: «Это твои».

В отличие от прочих шуток, которые теряют прелесть от частых повторений, эта напоминает доброе вино. Со временем она становится все лучше и лучше, все смешнее и смешнее. После пятидесятого-семидесятого повторения вы можете уже не говорить: «Это твои», а просто подпихивать жениха в бок, указывать на рога и делать вид, будто подавляете приступ хохота. Подавив смех, поворачивайтесь к гостям и серьезно сообщайте им, не отводя указательного пальца от рогов: «Это его».

Примечание: Ознакомьтесь со схемой эвакуации ресторана при пожаре. Она вам пригодится, даже если никакого пожара вы толком устроить не сможете.

КЛОУНЫ СТАРОЙ РУСИ

В старину работников как нанимали? Сажали всех за длинный стол и смотрели, кто как ест. Кто смешно ест – того в клоуны, кто не смешно – ну, там, ложкой пищу в рот кладет, а не в лоб – того в трактористы. Все, конечно, старались в клоуны попасть. Работа – не бей лежачего. А уж если пришлось бить (ну, мало ли – настроение плохое или кто-то не так взглянул), то и это у клоунов в охотку – такими, знаешь, огромными ботинками в бочину херак-херак! Словом, не жизнь у клоунов, а сплошная малина. Правда, потом хоронят такого клоуна не в гробу, а в мешке, и называют это «мешочек со смехом». Ну да про такие вещи кто при жизни думает? Надо узнать еще, в чем трактористов хоронят…

Короче, в старину все будущие работники старались кушать смешно. Тут уж кто во что горазд! Один попкорн попой ест, другой макаронину вокруг детородного органа наматывает – мол, с вилкой перепутал, а третий и того хлеще – яйца на сковородку положил, сам от боли кричит, но жарит. Еще бы! В клоуны-то всем охота, а конкурс – мама моя! Вся деревня на единственное клоунское место в районном шапито. И ведь никто, зараза, в трактористы не хочет. Уж и льготы им ввели, и руки после работы мыть разрешили, и даже трактор на бригаду выделили – хоть ты тресни! Никого в трактористы не заманишь.

Один хотел, правда, но как восемь лет исполнилось – пе­редумал. Сразу как узнал, что в трактористах пахать надо, пошел в сельсовет и председателю колхоза морду набил. Все еще потом удивлялись – как так, восемь лет, а уже такой смышленый. Знает, где сельсовет.

А что? Все правильно. У тракториста разве жизнь? Утром в трактор, вечером – под трактор. Перед смертью – Почетная грамота с надписью «молодец» или «молодец с занесением». А после смерти монумент с эпитафией «Он пах родную землю!»

То ли дело – клоун! И нос в табаке (ну, это для смеха), и рот (это по неаккуратности). И все ему сходит с рук. А что с него взять? Это же клоун. Ну, ограбил магазин, ну, урожай поджег на полях – так что его за это, как тракториста – в тюрьму?! Нет и ещё раз нет! А ещё раз попадётся – всё равно – нет! Ведь клоун – это артист! Он живёт в вымышленной стране, по вымышленным законам!

Рано утром просыпается клоун в туалете и идет укладываться в кровать. По дороге глянет за окно – привет трактористам! А то приспустит шелковые штаники и ягодицами на дорогу посмотрит. А на них-то – батюшки! – глаза французской помадой нарисованы: один подмигивает, другой лейкопластырем заклеен – смешно! Улыбнутся трактористы с завистью – у них-то на ягодицах ничего, кроме мозолей, не нарисовано, да и то не помадой, а сиденьем трактора. Но обижаться тут не на кого: в молодости учиться надо было, и кринку молока не в себя вливать, а на голову.

Проводив трактористов на поля, клоун некоторое время дремлет в той позе, в которой их провожал – «пантера на водопое» или «бегемот в запое», а потом неторопливо падает на пол плашмя, и уж тут спит, как младенец, – то есть, свой организм во сне совершенно не контролирует. Хорошо клоуну, привольно!

Но вот пробило полдень, и нашего клоуна уже не узнать. Фу ты, ну ты – что за франт! Одна штанина красная, другая синяя, пуговица на ниточке аккуратно болтается, в прическу свежая солома вставлена и все это залито одеколоном из клаксона – держитесь, девушки! Это клоун Филя по улице идет пантомимическим шагом, то есть, шагает широко, а двигаться – не двигается. Он, своего рода, в засаде. Сам и рыбак, сам и червяк – ишь, как извивается! Какая тут красотка устоит? Разве только та, что пьяных не любит… А таких в деревне нет. Они все в город уехали, да и скатертью дорога. Пусть там своих инженеров (это городские трактористы) лимонадом потчуют: «Откушайте лимонаду „Фанта“, Савелий Игнатьич!» – «С удовольствием, Алевтина Марковна!» Тьфу! Урбанизация окаянная…

То ли дело возле колодца! От девичьих улыбок вся деревня светла – это хмельной клоун Филя девушкам глазки строит! Ему нетрудно – они ж у него нарисованы. А где – мы уже говорили. Но вот первая красавица деревни не выдерживает и приглашает артиста к себе в горницу. А там – понеслось!

Достанет тут уж Филя свой клоунский… Что такое? Что за удивление? Да! У клоунов всё должно быть клоунское! В том числе и презерватив с бубенчиком! Неудобно – зато весело! И вот достаёт свой клоунский причиндал Филя и в красавицу его запихивает! А та хохочет-заливается! А Филя всё пыхтит – тут дело нешуточное: клоун клоуном, а за такое удовольствие и попахать не грех! Ой, Филька-Филька, беда ты для девчонок, ой беда! Ох, и наплачется же та баба, что за тебя по большой любви выскочит, с такой-то твоей клоунской эрекцией и цирковой эякуляцией!

За шашнями да шутками время незаметно тянется. Оглянуться не успели, а Филя уже на улице мальчишкам фокус показывает – возьмет их деньги и водки купит. Потом выпьет, сдаст пустую бутылку, и ап! деньги вернет. Не все конечно, но ведь на то он и клоун, а не фокусник, чтобы помнить, у кого сколько брал.

А там и вечер – пора в шапито на работу. У входа в шапито афиша висит, на которой разноцветными буквами красиво намалёвано «Весь вечер на манеже клоун Филя». Но не сказано, в каком состоянии. И после «весь вечер» не добавлено «а то и всю ночь». Этим Филя пользуется, и состояние его очень весёлое. Он выходит на арену и падает! Пройдёт два шага и снова падает! Все смеются, а Филе не до смеха – он к себе в гримёрку хочет пройти, но сил уже нет, и он засыпает прямо на арене. Как младенец.

Вот как раньше жили на Руси! Как работников нанимали! А сейчас… Что сейчас?.. Только и осталось, что телевизор смотреть да вздыхать, какую великую страну мы потеряли! Как умудрились? Ведь такие клоуны были! Одни имена чего стоят: Филя, Михася, Карандаш, Фломастер, Табурет, Ленин-младший… А мы… Эх!..

КОНСТИТУЦИЯ 2003 ГОДА

Как известно, у Толстого было одно любимое выражение. Когда его спрашивали: «Что пишете?» Он отвечал: «Ну, ясная поляна, „Войну и мир“». Или: «Выпить хотите?» – «Ну, ясная поляна!».

Классик знал главное: у нас в России все должно быть ясно и просто, как китайский язык. Всем же ясно, что это просто набор бессмысленных звуков.

И ответы на все вопросы тоже должны быть очень просты: что такое русский экстрим? Войти в общественный туалет босиком. Что такое русская рулетка? Это когда в барабан вставляется один патрон, а в ведомости пишется, что шесть.

Поэтому мы предлагаем менять конституцию каждый Новый год, чтобы, во-первых, ответы на все вопросы становились все проще, а количество праздников каждый год увеличивалось на один (День Конституции 2003 года, День Конституции 2004 года и т.д.) Нетрудно подсчитать, что через 365 лет все дни в календаре станут красными, а все люди – опухшими. То есть, не худыми. В смысле, не хилыми.

Так вот же вам проект новой конституции под номером 2003. Согласно этому своду законов в наступающем году многое переменится, а другое многое станет лучше.


Россия вернёт себе звание самой читающей страны в мире, а Татарстан – самой мечтающей научиться читать. Латинскими буквами.


В 2003-м году русский человек обязуется перестать бояться: чёрных кошек, разбитых зеркал и когда включается холодильник.


Государственным языком в России станет образный. Нецензурный язык будет признан цензурным, если используется для восхищения просторами России.


С одной стороны Россия будет прирастать Сибирью, с другой отрастать Прибалтикой.


В 2003-м году россияне добровольно откажутся от употребления алкоголя. Ну, может быть, в 2004-м. Но это уже те, кто без водки не представляет себе веселья.


Согласно новой конституции, россиянин имеет право показывать широту своей души в специально отведённых для этого местах. Таких, как Организация Объединённых Наций и вагон-ресторан.


В России будет три выходных дня: Суббота, Воскресение и Контрольное Воскресение (бывший Понедельник).


Отныне каждый россиянин имеет право родиться в рубахе, если поблизости нет роддома.


Президент России будет определяться с помощью свободных выборов из двух вариантов: либо это будет человек невысокого роста с хорошим знанием немецкого языка, либо им станет дзюдоист-разрядник из Санкт-Петербурга.


Недоношенные граждане России имеют право доносить вне очереди.


Государственные награды будут вручаться следующим образом: нашёл под крышечкой орден Дружбы народов – всё, ищи под другой удостоверение к нему.


В новую Конституцию будет включен журнал «Впрок», чтобы ответить на все насущные вопросы рос­сиян. Например:

– как разрядить обстановку на похоронах;

– как не потеряться в ста сортах вазелина;

– кого первого ударить на свадьбе;

– как пронести в зоопарк палку и рогатку;

– почему окулистам нельзя бросаться песком;

– как опрокинуть на себя куриный суп, чтобы выйти на пенсию;

– какие бумаги надо подписать, чтобы старость вас дома не застала, а застала на теплотрассе;

– почему пианисты не любят плоскогубцы;

– как сбить цену обычным кулаком;

– где у краба находится крабовая палочка;

– почему у кита фонтан бьёт не оттуда, откуда у всех.


Граждане России имеют право вступать в брак. И выступать в браке. Муж имеет право ударить жену, если она не понимает элементарных вещей или пытается рассказать анекдот.


Находясь в туристических поездках за рубежом, граждане России будут обязаны:

– Ничему не удивляться. Кроме туалетов в автобусе.

– Рассказывать всем, что хотя в России и нет туалетов в автобусе, но зато есть туалеты в лифте и на балконе.


Россиянин обязан жениться один раз и на всю жизнь. Если же жизнь слишком длинная, то можно жениться два раза. А если работа неинтересная, то – три.


Книга – лучший подарок по соотношению цена – ненужность.


Вечером вся семья обязана собираться за столом. А ночью под него сползать.


Все национальности будут в России равны. А русские будут за этим следить и подравнивать.


Принцип будет простой: кто не работает, тот не ест. Кто не отдыхает, тот не пьёт.


В соответствии с новой программой (Конституцией) некоторые предметы в школе будут заменены: дорогая киноустановка в актовом зале будет заменена на фильмоскоп «Витязь», а унитазы в туалетах – на трубы, торчащие из пола.


Впервые в Конституцию вносится понятие о русской дружбе. Друзьями русских считаются те, кто на просьбу «Друг, оставь покурить» сразу снимают часы и шапку. Врагами русских считаются те, кто на просьбу «Друг, оставь покурить», кричат: «Милиция!»


Отныне россиянин не имеет права скрывать свой вес. И на вопрос «Кто там?» должен отвечать не «Сто грамм», а столько, сколько он весит реально. Чтобы хозяева квартиры не открывали дверь кому попало в надежде на лёгкую победу.


В двадцать первом веке в России откроются не только рестораны быстрого питания, но и публичные дома самообслуживания.


Сборная России по футболу в двадцать первом веке ни разу не проиграет, потому что игроков перестанут показывать крупным планом, а комментатор будет называть россиянами тех, кто выигрывает.


Отныне россиянин при столкновении с джипом или «мерседесом» вовсе не обязан платить деньги или продавать квартиру. Вполне достаточно сказать: «Извините, я задумался» или «Кому попало права выдают». Если же водитель «мерседеса» и его пять пассажиров всё равно бу­дут недовольны, надо дать им почитать эту Конституцию. (Любопытно будет взглянуть на их вытянувшиеся лица)


Места в транспорте будут уступать не только пассажирам с детьми, но и пассажирам, едущим их делать.


Отныне картины из музеев можно будет брать домой посмотреть, как видеокассеты. В случае утраты картины вы просто заплатите её трёхкратную стоимость по ценам аукциона Сотби.


Данная Конституция будет действовать на всей территории России, кроме районов, контролируемых и без того справедливыми людьми.


Список использованной при подготовке Конституции 2003 года литературы:

«Детская библия»;

«Детская камасутра»;

«Детский майн кампф»;

«Самоучитель по борьбе с перхотью»;

«Как завоёвывать друзей» (Подарочное издание для президента США);

«Преступление и наказание»;

«Приключения Раскольникова на Луне»;

Энциклопедия «Всё, что вы хотели знать о сексе, но боялись показаться из шкафа»;

Сказка «Три поросёнка» на арабском языке.

КРЕДИТ ЗАКРЫТ

Остросоциальная драма

КРЕДИТОР. Здравствуйте…

ДОЛЖНИК. Можете не продолжать. Извините, но нет у меня сейчас денег…

КРЕДИТОР. Как же! Я видел, вы тут постоянно коньяки дорогие распивали, бальзамы…

ДОЛЖНИК. Ну, вот они и кончились… Теперь надо заработать…

КРЕДИТОР. Ну-ка, пойдём! Сейчас ты у меня заработаешь!..

ДОЛЖНИК. Оля, я на минутку… Надо рассчитаться с товарищем за коттедж… Приготовь лейкопластырь.

СУПРУГА ДОЛЖНИКА. Мишася, береги себя!

ДОЛЖНИК. Как получится, Оленька, как получится…


Должник выходит на площадку и сразу падает, закрывая голову.


КРЕДИТОР. Встать.

ДОЛЖНИК. Это бессмысленно… Пинайте сразу!

КРЕДИТОР. Я сказал – встать.

ДОЛЖНИК. Я слышал. Поверьте – вы не первый мне это говорите. Сначала я вставал, но потом убедился, что это глупо. Я встаю, меня бьют, я опять падаю, и тут меня начинают пинать. Так что пинайте сразу!

КРЕДИТОР. Встать, я сказал!

ДОЛЖНИК. Пинай, я говорю!

КРЕДИТОР. Ах, ты мне ещё и указываешь! (Робко пи­нает .)

ДОЛЖНИК. Молодца! Не надо бояться – я заслужил! Нет денег, так хоть душу отведи! Давай, врежь по мешку с дерьмом!

КРЕДИТОР. Я убью тебя…

ДОЛЖНИК. Не надо, тебя посадят. Просто попинай – увидишь, станет легче!

КРЕДИТОР. Ах ты, гад! Ну-ка, встать, я сказал!

ДОЛЖНИК. Лучше ты ко мне ложись…

КРЕДИТОР. Что?!..


На площадку открывается дверь соседней квартиры. Выглядывает соседка.


СОСЕДКА. Фёдор Степанович! Опять вас бьют на нашей площадке. Просили же вас спускаться к мусоропроводу, а то ни пройти, ни проехать…

ДОЛЖНИК. Дарья Степановна, я бы и рад спуститься к мусоропроводу, но тогда уж и вы, когда выкидываете мусор, не сорите вокруг! А то я не намерен валяться в картофельных очистках!

СОСЕДКА. Ох, какая цаца! Как кровью всё заливать – это пожалуйста! Ухо тут валялось три дня, пока я не поскользнулась, а картофельные очистки ему – это грязь!

ДОЛЖНИК. Про ухо бы вы помолчали! В больнице врачу пришлось даже перчатки надеть, такое оно было вонючее после ваших тапочек! Мне его пришивали, а мне противно… Видите, человек ухо потерял, могли бы сразу принести!

СОСЕДКА. Вы вот людей обманываете всё время, а налоги не платите! Я вот пожалуюсь куда надо!

ДОЛЖНИК. Только вякни. У меня видишь какие друзья? Уж со мной не церемонятся, а тебя вообще изнасилуют!

СОСЕДКА. Ой, напугал, прям! (Быстро уходит .)

ДОЛЖНИК (кредитору ). Продолжайте, пожалуйста.

КРЕДИТОР. Встать!

ДОЛЖНИК. Ну, хорошо, хорошо. Давайте закончим с этим.


Должник медленно встаёт, Кредитор неумело тычет его в лицо, Должник падает на пол так, как будто удар был чрезвычайной силы. Лежит, как мёртвый. Кредитор испуганно пятится и убегает.


ДОЛЖНИК (вставая и обращаясь к дверным глазкам на площадке ). Ну, чего вылупились? Спектакль окончен. Следующий придёт только вечером.

ЛЕТНИЕ ЗАРИСОВКИ

Точно красавец именинный пирог, посыпанный сахарной пудрой, возвышается на лесном пригорке величавый нужник, приодевшийся в серебристую хлорку. Чу! Скрипнули доски: то первый робкий дачник пытается отворить его дверь, а второй робкий дачник пытается удержать ее изнутри.

В лагерях отдыха вовсю кипит работа. Баянисты растягивают меха гармонистам, а повара готовят сытные обеды: ведь в конце лета каждый ребенок (экс-пионер) должен прибавить если уж не в весе, то хотя бы в возрасте.


Футбольные мячи порой, соскользнув с детской ноги, вышибают пару стекол, и пострадавшая старушка, ласково погрозив пальцем в мутное пространство, идет заказывать себе новые очки в продуктовый магазин, переходя дорогу на красный свет и уже не переходя на зеленый.


Колесо обозрения может вознести любого желающего на такую высоту, откуда уже страшно прыгать, а вот сидеть часами скучно, потому что обозревать приходится лишь одно: неторопливую работу двух монтеров, первый из коих – филолог, а другой – просто подрабатывает.

Гостеприимно распахнуты двери ресторанов и канализационные люки. Под нагретыми тентами за столиками летних кафе солидные отцы семейств потягивают пиво, решая заодно, какое из семейств им ближе.


Шоколадные прелестницы на пляжах, прикрытые только узенькими полосками бикини и еще чем-то брезентовым, терпеливо ждут понятых.


Какой-то горожанин, невесть откуда взявшийся в деревне и нелепый там в своем двубортном костюме, пьет из крынки парное молоко и нахваливает: «Эх, ледяное!»

Вечером на свет одинокой лампы на веранде летят глупые, беззащитные мотыльки. Какое-то время они кружат вокруг лампы, потом аккуратно выкручивают ее и улетают в ночь, чтобы потом вкрутить лампу где-то далеко-далеко, в совершенно ином мире… Или просто хрястнуть о дерево.


В утренней дымке стремительно мчится стайка ее­лосипедистов. Во влажной тишине слышен только шелест резиновых подошв… А не хрен было оставлять велики у магазина без присмотра, теперь шиш их догонишь.

Хорошо утром!.. Но все равно – шиш догонишь.


Немецкие туристы хором поражаются нашей сибирской жаре. Взмах гида, и гости из Германии вновь хором поражаются нашей сибирской жаре. Но что это? Один из гостей поразился нашей сибирской жаре на полтона ниже, чем положено, вдобавок сделав это не совсем искренне, с некоторой даже ленцой. Гид разводит руками: из-за одного должны страдать все, и гости из Германии вновь хором поражаются нашей сибирской жаре. Дисциплина. Эх, нам бы их дисциплину, а им бы наш климат!… Впрочем, Бог с ней, с дисциплиной. Просто: им бы наш климат, и расстались бы друзьями.


Седьмое июля, торжество Ивана Купалы. Четверо веселых пацанят с ведрами обливают водой директора одного из местных банков. Казалось бы, солидный человек, а ничуть не сердится, несмотря на то, что пацанята поливают его водой до тех пор, пока он не переводит около трех миллионов долларов на счет некоего Ивана Купалы. Жара…


Прогуливаясь по парку, вы можете услышать обрывок неспешных бесед. Вот один старичок обращается к другому:

– Васильич, ты смотришь «Сайта-Барбару»?

– Я и сейчас ее вижу, – шепотом говорит Васильич, как бы боясь спугнуть капризную галлюцинацию. Жара…


А вот миролюбиво, подражая заправским фермерам, разговаривают два любителя садовода.

– Я сегодня, пожалуй, пораньше лягу, – степенно говорит один.

– Да нет, пожалуй, это я сегодня пораньше лягу, – еще степеннее возражает другой.

– А может быть, все-таки отпустите, ребята, – умоляет садовод-любитель, чуть не падая на колени перед любителями садовода.

Жара…


Дородный дяденька в полосатых штанах случайно выпустил из рук арбуз. И все потому, что за секунду до этого кто-то на пятом этаже неслучайно выпустил из рук кирпич.

Раскололся арбуз, обнажив сочную алую мякоть, раскололся кирпич, да и дяденька не остался в стороне. Хотя мечтал, конечно, остаться.


Тяжело летом сердечникам, мучают их приступы. Мчится сквозь летнюю темень «Скорая помощь»… «Куда несешься ты? Дай ответ», – запрашивает ее диспетчер. Не дает ответа. Молчит водитель. Молчит врач. Их тоже мучают приступы – приступы совести.

И только девушки, влажные после купания, хохочут сзади. Но не над сердечниками, не настолько девушки бессердечны. Хохочут они над врачом и водителем, которые плохо проявили себя во время купания. Точнее, никак.

– Уж лучше б работали, – хохочут девушки, – спасали бы уже существующие жизни, если не умеете создавать новые…


Под майками у симпатичных девушек вольно колышутся груди и невольно – живот. Проказник ветерок играет их дивными волосами, а иногда и ими самими, когда достигает порой шквальной силы и веет со скоростью более восьмидесяти метров в секунду. И летят тогда девушки на свидания, не чуя под собой ног и выделяя из всех свиданий самое главное – свидание с землей.

Ах, ветер, ветер! То вырвет из девичьей руки любовную записку, то обнажит прелестную ножку чуть выше колена, и все юноши – уже тут как тут. А что? И юноши не железные, и их ветер-хулиган несет рядом с девушками со скоростью 80 метров в секунду,

Вот так браки и заключаются на небесах, непрочные современные браки…


Ах, лето! Мы так хотим, чтобы ты не кончалось, чтобы ты за нами мчалось… Только бибикни вовремя, чтобы мы успели отскочить с дороги.

СМЕРТНАЯ КАЗНЬ НАСЕКОМЫХ

Актуальное интервью

Серьезная студия. Друг напротив друга сидят два одинаковых человека в очках. Тот, у которого очки выглядят дешевенькими, а на самом деле стоят, как трехэтажный дом, – Ведущий. Тот, у которого очки выглядят треснувшими и пару раз оброненными, – Профессор.


ВЕДУЩИЙ. Сегодня мы поговорим о смертной казни насекомых. Допустимо ли убивать мух, клопов и та­раканов.

ПРОФЕССОР. И комаров.

ВЕДУЩИЙ. Да. Насколько правомерны мы решать, кому из них жить, а кого раздавить тапком.

ПРОФЕССОР. Действительно. Мы давим их без суда и следствия. Не разбираемся: тот ли это таракан, который бежал по нашему хлебу, или это просто мирный таракан, который вышел погулять по линолеуму и даже на стену не пытается залезть, зная, что его вид неприятен людям.


Идёт врезка по видео: тараканы, мухи, тапки, комары, баллончики с аэрозолем. Звучит тревожная музыка.

ТИТР. НАШЕ ДОСЬЕ

МУЖСКОЙ ЖЕНСКИЙ ГОЛОС ЗА КАДРОМ (звенит от напряжения ). Ежегодно только в России под тапками погибает более 20 млн. тараканов, не менее 5 млн. из которых беременны. Свыше миллиона мух, посещающих среднюю школу, лишаются крыльев, и им остаётся только смешно подпрыгивать. Любой комар, вылетевший на улицу, может быть убит только за то, что он комар.


Конец врезки. Студия.


ВЕДУЩИЙ. Может быть, настало время создать комиссию по помилованию насекомых при президенте России?

ПРОФЕССОР. А что – такой комиссии нет разве?! Ха! И мы ещё считаем себя правовым государством!

ВЕДУЩИЙ. Ещё хотим в Совет Европы!

ПРОФЕССОР. Не говорите…

ВЕДУЩИЙ. Ещё хотим, чтобы Америка с нами считалась!

ПРОФЕССОР. Не говорите… Не говорите того, чего не знаете! Не хотим мы ни с кем считаться! Но насекомых уважать надо!

ВЕДУЩИЙ. А как проходят казни насекомых в Европе?

ПРОФЕССОР. Насекомое кладут в баночку с обезбо­ливающим.

ВЕДУЩИЙ. И после этого давят стерильным механическим тапком?

ПРОФЕССОР. Нет. Просто это делается, чтобы насекомое расслабилось, увидев вокруг себя обезболивающие таблетки…

ВЕДУЩИЙ. Ух ты…

ПРОФЕССОР. Но в этот момент баночку с обезболивающим резко встряхивают и таблетки (вы знаете – они достаточно крупные) переламывают насекомому все кости и усики. Смерть наступает практически мгновенно.

ВЕДУЩИЙ. А! Так вот почему порой в баночке с таблетками можно найти покойную муху или таракана.

ПРОФЕССОР. Да. Значит, вы наткнулись не на баночку с таблетками, а на камеру исполнения приговора.

ВЕДУЩИЙ. Но их же должны как-то из таблеток вынимать?

ПРОФЕССОР. Должны… Но не у всех же есть родственники.

ВЕДУЩИЙ. Хорошо. Это в Европе. А как же поступать в России?

ПРОФЕССОР. Надо, чтобы наказание было соразмерным преступлению. Представьте: вы вышли на асфальт и стали просто потирать руки (показывает, как мухи потирают лапки ), а вас за это давят катком.

ВЕДУЩИЙ. Ужас.

ПРОФЕССОР. Причём от катка не убежишь! Вы на стену – он за вами, вы под машину спрятались – поднимают машину и всё равно вас давят.

ВЕДУЩИЙ. Да, психологически трудно.

ПРОФЕССОР. Да и физически не легче.

ВЕДУЩИЙ. И всё-таки, подводя итог беседы, насколько наше общество готово отказаться от смертной казни насекомых?

ПРОФЕССОР (выразительно помолчав и что-то взвесив в уме, показывает кусочек пальца ). Вот настолько!

ВЕДУЩИЙ. Спасибо.


ДОРОЖНЫЙ ПАТРУЛЬ

В эфире «Дорожный патруль». За истекшие сутки в Москве было совершено:

Щипаний женщин за ягодицы – 18 тысяч 500.

Дорожно-транспортных показов среднего пальца – восемь миллионов двести четырнадцать.

Неуступаний места в троллейбусе – четыре миллиона пятьсот двадцать семь.

Хлеба, взятого к обеду не в меру – сто восемнадцать тоннокусков.

По окончании передачи «Спокойной ночи, малыши» не отправилось спать миллион семьсот пятьдесят тысяч малышей.

Проплюнуто мимо урн тринадцать тысяч слюнометров. Из них две тысячи преднамеренно.

Звонков в дверь с убеганием 850 тысяч.

Выключений света в туалете 1 миллион 250 тысяч. Из них с паралельным защёлкиванием один миллион.

На каждого жителя города в среднем пришлось по два с половиной снежка-попадания.

С тоски подохли 850 человек. Из них на КВНе пятеро (отыгрыш на жюри). Из них на КВНе 849 (отыгрыш на Маслякова).

Послано на хрен – 2 миллиона двести тысяч человек. Из них гостей столицы 2 миллиона двести тысяч.

ГОСУДАРСТВО ИЗРАИЛЬ

Государство Израиль простирается там, где только может. Оно не очень большое, но очень тёплое и уютное. Со всех сторон оно окружено врагами. Правда, один враг уже мёртв – это море.

Столица Израиля – город Иерусалим. Запасная столица – Тель-Авив, что в переводе означает «отель при аэропорте». Оба этих города оказывают большое влияние на политическую жизнь Израиля. Больше, чем все остальные города. Особенно больше, чем Адис-Абеба.


Население Израиля составляют половозрелые евреи и воспитанные еврейские дети (лапочки). Есть там и арабы, хотя как раз их туда никто не звал. Но они всё равно есть. За это арабов угнетают. А может быть, и за то, что они не работают.


Израиль славен своей древней культурой. Никто здесь не скажет вам: «Выйдите!» Вам скажут: «Выйдите, пожалуйста». Да ещё и помогут выйти.


Всемирно известна Стена Плача, на одной стороне которой написано «Деньги класть здесь», а на другой «Плакать сюда».

Живут евреи семьями по двое-трое (иногда и больше) человек. В быту евреи дружелюбны, остроумны, и всё.

На работе – требовательны, особенно к зарплате. На второй работе тоже стараются ничего не делать. О третьей работе и говорить нечего, это уже полная халтура. Но пару шекелей (еврейский рубль) она всё равно приносит.


Израиль по праву считается родиной многими людьми, которые живут в других местах и его никогда не видели.


Израиль по праву считается с Америкой. Это большая и сильная страна, с которой приятно считаться друзьями. (Для сравнения: с Россией Израиль считается товарищами.)

Валовый продукт Израиля на душу населения – один мешок.


На территории Израиля легко могли бы разместиться такие моря, как Средиземное и Красное, если взорвать несколько дамб.


Израиль – это демократическое государство. Просто так в тюрьму там не сажают. Сначала долго ловят, потом суд, потом выпускают под залог, потом опять долго ловят, а уж потом апелляция и снова суд.

В израильских тюрьмах есть телевизор. (Так называют заключённого, который показывает что-нибудь интересное или неприличное)

Климат в Израиле субтропический. Это помогает спать днём.


В субботу в Израиле запрещено работать. В остальные дни строгого запрета нет, но и нестрогий лучше не нарушать.

Промышленность Израиля производит хорошее впечатление. Особенно завод по производству лакированных крабов. Благодаря новейшим технологиям на картонку влезает не только сам краб (уже не живой, а лакированный), но и надпись «На память о южном небе» или «Я жил под водой».


В Израиле можно получить хорошее образование. Особенно если сутками лежать под палящим солнцем – хорошее образование на коже вам обеспечено.

Что же касается учёбы, то учиться в Израиле поздно. Или ты уже учёный – или тебя там обуют.

Израиль является членом многих международных организаций. Например, таких, как: «Двадцать самых маленьких стран (Израиль – председатель)», «Десять стран на букву „И“ (членство приостановлено из-за войны с Ираком, не пожелавшим убрать либо Саддама Хусейна, либо первую букву из названия страны), „Содружество непослушных государств“ и „Страны-поставщики лакированных крабов“ (СТРАПОЛАКРАБ).


В Израиле очень много уличных музыкантов. Точно так же, как и уличных стоматологов.

В скором времени Израиль присоединится к когорте великих космических держав. Ракет, конечно, у Израиля нет, но он с кем-то там договорился и в когорту их примут вместо России. (Гагарин автоматически становится первым еврейским космонавтом Гагариндтом.)


История Израиля насчитывает очень много веков. Не всё шло гладко. Порой Израиля не было вообще. Порой был, но мало. Но к настоящему моменту страна находится на подъёме! Это особенно приятно, учитывая, что рядом море.


Добро пожаловать в Израиль! Относится ко всем, у кого есть добро.

КАК НАУЧИТЬ ВАШЕГО ПОПУГАЯ РАЗГОВАРИВАТЬ ПО МЕТОДУ ИЛОНЫ ДАВЫДОВОЙ

1. Установите клетку с попугаем на разделочном столе так, чтобы в поле зрения обучаемой птицы попали тушка курицы, сверкающий нож и раскаленная сковородка.

2. Не обращая внимания на попугая, задушевно обратитесь к курице: «Что-то ты в последнее время совсем плохая стала, все молчишь и молчишь», после чего сразу начинайте быструю разделку тушки, как можно выше занося нож и хекая при каждом ударе.

3. Попугая, потерявшего сознание, лучше всего сбрызнуть десятипроцентным раствором уксуса, посыпать его перцем и бросить в клетку лавровый листок. Еще лучше, если попугай, очнувшись, обнаружит себя политым «Ан ютом Бэнсом».

4. Когда попугай вторично придет в сознание, следует ласково сказать ему: «Яша у нас хоррроший! Яша у нас не упрррямый! Яша у нас – талант!», при этом ваша рука должна небрежно лежать на клетке, а лезвие ножа проходить между ее прутьев.

5. После этого на кухне должен появиться ваш супруг и разыграть с вами следующую сценку:

СУПРУГ (потряхивая кулинарной книгой ): А что? Попугай еще не готов?

ВЫ: Милый, сегодня у нас на обед курица.

СУПРУГ (открывая кулинарную книгу на разделе «Экзотические блюда» ): А когда же попугай будет готов?

ВЫ: Что значит – готов?

СУПРУГ (касаясь кривыми зубьями вилки тщедушного тела попугая ): Ну, готов произнести свое первое слово?

Тут-то ваша сценка и будет прервана голосом из клетки, который, волнуясь, скажет: «Всегда готов!»

Таким образом, ваш попугай заговорил. Если же он все-таки не заговорил, то дальнейшая методика обучения изложена в книге Илоны Давыдовой «Экзотические блюда: экспресс-метод» (М., изд-во «Прогресс», 1995 г.)

ИНТЕРВЬЮ С БЕН ЛАДЕНОМ

ЖУРНАЛИСТ (в камеру, сурово, на фоне стены ). Настоящей русской рулеткой можно назвать попытку взять интервью у Бен Ладена. Если б мы с ним не договорились заранее, я б вообще не рискнул. Остальное вы увидите сами.


Звучит восточная музыка. Какой-то горский дворик. У стены, прячась от солнца, сидят Бен Ладен, его Переводчик и Журналист. На коленях Бен Ладена автомат Калашникова.


ЖУРНАЛИСТ. Бен, прежде всего разрешите сказать вам, что вас в мире не любят.

БЕН ЛАДЕН. Бамбур бия.

ЖУРНАЛИСТ. Что он говорит?

ПЕРЕВОДЧИК. Не знаю. Слишком быстро сказал. Что-то про Бамбур Бию…

ЖУРНАЛИСТ. А что это?

ПЕРЕВОДЧИК. Наверно, полевой командир. Или кушанье какое-нибудь. Они больше ни про что не говорят.

ЖУРНАЛИСТ. Скажите, в дальнейшем вы планируете так же плохо себя вести? Или всё-таки немножко подтянем поведение?

ПЕРЕВОДЧИК. Подтянем.

ЖУРНАЛИСТ. А Бен почему отмалчивается?

ПЕРЕВОДЧИК. Бен, киргуду?

БЕН ЛАДЕН. Ду.

ПЕРЕВОДЧИК. Подтянем.

ЖУРНАЛИСТ. Читателей «Московского комсомольца» – это газета такая…

БЕН ЛАДЕН. Хали гали?

ЖУРНАЛИСТ. Газета? Ну, плоская книга большого формата и очень тонкая…

ПЕРЕВОДЧИК. Бен спрашивает, готовы ли вы к смерти?

ЖУРНАЛИСТ. Нет, не готовы. Так вот, наших читателей волнует, правда ли, что вы обижены на весь мир, потому что у вас маленький пенис?

ПЕРЕВОДЧИК. Можно переводить?

ЖУРНАЛИСТ. Не всё. Скажите только то, что мы к смерти не готовы.

ПЕРЕВОДЧИК. Аль бар кайр пенис как у ляли?

БЕН ЛАДЕН. Ай шайтан!

ПЕРЕВОДЧИК. Он недоволен вопросом.

ЖУРНАЛИСТ. А зачем вы про пенис перевели? Ведь просили же вас!..

ПЕРЕВОДЧИК. Я сказал, что вы к смерти не готовы ни вот настолечко! (показывает мизинец. ) А если б всё перевёл, знаете, как бы он рассердился?

ЖУРНАЛИСТ. А у него автомат настоящий?

ПЕРЕВОДЧИК. Вы вообще готовы к интервью?

ЖУРНАЛИСТ. Нет.

ПЕРЕВОДЧИК. Я смотрю, вы как-то плаваете в тематике.

ЖУРНАЛИСТ. А о чём у него спрашивать? Зачем вы взорвали Нью-Йорк?

ПЕРЕВОДЧИК. Это не я, это вот он. ЖУРНАЛИСТ. Я и спрашиваю у него. ПЕРЕВОДЧИК. Ну, так вы на него и смотрите тогда, когда спрашиваете!

ЖУРНАЛИСТ. Я и смотрю! Зачем ты, гад, Нью-Йорк взорвал?

ГОЛОС (полушёпотом ). Товарищ!


Журналист оглядывается по сторонам и видит, как в кадр вползает Человек, связанный и в разорванной рубашке. Он разговаривает с Журналистом лёжа и громким шёпотом, как человек, страдающий от жажды. В это время Бен Ладен общается с Переводчиком на басурмансом языке, как бы не замечая нарушения дисциплины.


ЧЕЛОВЕК. Давно из России, товарищ?

ЖУРНАЛИСТ. Вчера на Арбате ужинал.

ЧЕЛОВЕК (оглянувшись ). Товарищ, дай закурить.

ЖУРНАЛИСТ (оглянувшись ). Не могу, товарищ. Заме­тят…

ЧЕЛОВЕК. Ну ты и сволочь, товарищ.

ЖУРНАЛИСТ. Не надо так – вы меня совсем не знаете (закуривает, продолжает интервью ). Ну, так что у нас с Нью-Йорком?

БЕН ЛАДЕН. Аль телевизор мышь!

ПЕРЕВОДЧИК. Он говорит, открой любой Интернет, там давно всё написано! Готовиться надо к интервью.

ЖУРНАЛИСТ. Я от него хотел услышать. Зачем ты это сделал, мерзавец?

БЕН ЛАДЕН. Э… Хм… Ну…

ПЕРЕВОДЧИК. Стандартная отговорка: хотел сделать что-то хорошее, чтобы запомниться людям. Ну, арабам.

ЖУРНАЛИСТ. И последний вопрос: он в курсе, что за его голову дают миллиард долларов?

ПЕРЕВОДЧИК. Что? Правда, что ли?! А ну, держи его за ноги! Ножик есть при себе?

ЖУРНАЛИСТ. Не. Только открывалка для пива.

ПЕРЕВОДЧИК. Чёрт, не годится. Отпускай.

ЧЕЛОВЕК (лёжа на земле ). У меня ножик есть! В сапоге там! Я к побегу готовился!

БЕН ЛАДЕН (пожимает руку Журналисту ). Шайтан-арба кизыл-кум!

ПЕРЕВОДЧИК. Спасибо, что помогли предотвратить побег неверного.

ЖУРНАЛИСТ. Я не специально…

ЧЕЛОВЕК. А я не ошибся – ты гад, товарищ!


Человека тут же волоком уволакивают из кадра.


ЖУРНАЛИСТ (в камеру ). Специально для НТВ… То есть, не специально, а случайно… Вы видели, я не хо­тел… просто Бен Ладен настолько коварен и хитёр, что спецслужбам придётся с ним здорово повозиться! Эх, будь я не журналист, а агент – убил бы его сейчас, гада! Но каждый должен заниматься своим делом! Григорий Истамбульский из какого-то дворика (сразу же в сторону будничным тоном кому-то ): Давай, свет убирай, а то в столовую опоздаем. Чего у них там мусульманского вкусного?..

ИГРЫ, РЕКОМЕНДОВАННЫЕ МИНИСТЕРСТВОМ ИГР К ПРОИГРЫВАНИЮ В ДНИ ШКОЛЬНЫХ КАНИКУЛ

Ручеек

Число играющих не ограничено. Внезапно одного из игроков признают ведущим и привязывают к стулу, а затем остальные игроки в течение пяти-шести часов поят ведущего пивом. Игра считается законченной, когда появляется ручеек.

Бутылочка

Число играющих не ограничено. Игроки располагаются кругом. В центре круга ведущий, отвязанный к тому времени от стула и переодетый в форму рядового игрока, раскручивает пустую бутылочку на длинной веревочке. Игрок, воскликнувший: «Ой, йё!» и схватившийся за голову, не только считается, но и является выбывшим из игры. Игра продолжается до тех пор, пока либо не останется игроков в круге, либо кто-нибудь из них не сможет подобраться к ведущему и вновь привязать его к стулу. В последнем случае с новой силой возобновляется игра «ручеек».

Бутылочка – 2

Число игроков немного ограничено предыдущими играми. Оставшиеся игроки располагаются кругом. В центре круга, на полу они раскручивают ведущего до тех пор, пока он не покажет свою полную готовность лезть в бутылочку, которую он до этого раскручивал. Если же ведущий, несмотря на свою готовность, не может как следует залезть в бутылочку или залезает в нее только частично, игра прекращается и возобновляется игра в «ручеек».

Чепуха

Число игроков не ограничено. Внезапно одного из игроков признают ведущим и привязывают к стулу, а затем остальные игроки поят его пивом в течение двух-трех часов. По сравнению с пятью-шестью часами игры в «ручеек» происходящее кажется ведущему просто чепухой. Отсюда и название игры.

Прятки

Число играющих не ограничено. Внезапно одного из игроков признают ведущим и привязывают его к стулу. Затем первый игрок громко и внятно говорит: «У нас есть лишних двадцать литров пива. Куда бы нам их спрятать за пять-шесть часов?» После чего начинается собственно игра в прятки.

Жмурки

Число играющих не ограничено. Одному из игроков (по желанию) завязывают шею шарфом и раскручивают еще на двадцать литров пива для ведущего.

Игрок идет за пивом, а ведущий недовольно жмурится.

Морская фигура, замри!

Морскую фигуру отвязывают от стула и кладут на ди­ван. Все игроки расходятся по домам, а морская фигура замирает до утра. Выигрывает тот, кому утром морская фигура позвонит последнему.

СПАСАЙТЕ, КТО МОЖЕТ

Путевые заметки писателя-диссидента А. И. Умалицина, задержанного Интерполом по подозрению в краже чугуна и депортированного обратно на матушку Русь

Я ехал и смотрел в окно. За окном всё было плохо: плохими были деревья, коровы, полустанки и целые станки, автомобили, птицы и погода. Да и в самом окне ничего хорошего не было. То есть в нём не было хорошего стекла. И плохого, кстати, тоже. Сильный ветер выплёскивал жиденький чай мне прямо на брюки. Некрасивая проводница принесла мне влажное дурно пахнущее бельё и недвусмысленно предложила мне себя, сказав, что она хочет спать, и чтобы я быстрее допивал чай. Я попросился в другое купе, где есть целое окно.

– Пожалуйста, – сказала проводница. – Такое купе есть. Только там на второй полке накакано.

Я поблагодарил железнодорожную фею и побрёл туда, где было хоть и накакано, зато тепло. «Вот так и наша Россия – думал я, обосновавшись на новом месте, всем нам здесь очень тепло, хотя дышать невозможно!»


Сегодня на одном из полустанков ко мне подошла простая русская женщина.


Вчера утром, близ Сызрани, мне продали бутылку простого «Жигулёвского» пива, по которому я так истосковался! Я открыл его, глотнул и выплюнул! В бутылке было не пиво, а обычная моча. Боже, до чего ж хорошо! Наконец-то я дома!


Глядя в окно, часто вспоминаю отца. Он умер во сне. Какая лёгкая смерть! О такой можно только мечтать! Заснул и не проснулся. Пошёл в поликлинику на лечебный электросон и не проснулся…

Директор поликлиники обещал мне повесить венок над той самой кушеткой, на которой в последний раз извивался отец, но я попросил повесить вместо венка медсестру. Хотя следствие и установило, что отец сам виноват, поскольку во время электросна пытался электроспать с персоналом.

Кстати, с тех пор я не очень люблю электроприборы. Знаете, бывает, вечерами утюг так уютно шипит, что клонит в дрему… Но я говорю себе: «Стоп! Вспомни отца!» И вспоминаю отца.


На Западе меня как-то спросили, что меня заставило уехать из России, оставив на Родине семью. По-моему, бестактный вопрос! Это всё равно, что спрашивать Робинзона Крузо, – что его заставило покинуть необитаемый остров, бросив попугая и Пятницу.


Не плюй в пропасть – устанешь ждать, пока долетит.


Боже мой, как часто по вечерам в Нью-Йорке я грезил этими просторами и уж не чаял их снова увидеть воочию! ан вона как обернулось!

Эх, Русь-Русь: приклеюсь, где возьмусь! Красота… Да уберут они когда-нибудь дерьмо со второй полки! Уж три дня еду! Уж и мочи терпеть этот запах нет! Уж и сам, бывало, ночью обленюсь, да и залезу на вторую полку, чтобы через весь вагон не бежать. Вот ведь вроде писатель, интеллигентный человек, а ничего не могу с собой поделать: лень ночью через весь вагон бежать, и всё тут!


Русские журналисты с момента моего возвращения просто шагу не дают ступить, вопросы сыплются, как горох! Но каждому я уделяю время, для каждого я нахожу именно те слова, которые нужны ему более всего. Одному скажешь – без комментариев, другому – ноу комментс, третьему – дай пройти, четвёртому – пошёл в задницу, пятому молча ткнёшь в камеру ладонью. И все счастливы. Особенно тот, с разбитой камерой. Ему новую выдадут, наверное. Хотя правого глаза, конечно, не вернёшь.


Вот и Москва! К сожалению, для меня пока Сортировочная! А не надо меня сортировать! Я уже прошёл все круги ада! Меня уже ничем не напугать! Нет, кто накакал на второй полке, тоже не знаю. А что это вы мне тыкаете?! Руки, я сказал!.. Ко мне! Диссидентов бьют!

ПРОСТОЙ РУССКИЙ ПАРЕНЬ ВАНЯ ТАРАНОВ

Пивовар Иван Таранов очень любил пиво «Пит» и летать на самолёте. Однажды он узнал, что в Америке есть два высоких дома, а пиво «Пит» в них ещё не пробовали…

На фанерном щите видна красивая надпись «ГЕРМАНИЯ» с подписью «пидермания» от руки. Входят пивовар Таранов в лётном шлеме и его сосед Козявкин в цилиндре. В руках у Таранова ящик пива. За дверью аккуратного домика стоит взъерошенный Эйнштейн в очках и пижаме. Он с напряжением прислушивается к шагам на крыльце.


ТАРАНОВ (стучит в дверь ). Эйнштейн! Открывай!

ЭЙНШТЕЙН (с немецким акцентом ). Таранов! Идите домой! Вчера уже приходил участковый!

ТАРАНОВ. Относительно вас? Или относительно меня?

ЭЙНШТЕЙН. Вас!

ТАРАНОВ. «Вас»? Это по-каковски «Вас»? По-немецки или по-русски «вас»?

ЭЙНШТЕЙН. Меня нипокаковски не надо! Идите домой! Мне надо открыть одну теорию!

ТАРАНОВ. Старик! Ты зазнался!

КОЗЯВКИН. Мы Берлин взяли и тебя возьмём!

ЭЙНШТЕЙН. Кто там с вами?

ТАРАНОВ. Это сосед мой, Козюлькин! Не бойтесь! Он не был в армии!

ЭЙНШТЕЙН. Мне не нужно ваше пиво «Пит» и вашу воблу «Кушат»! Цурюк домой!

ТАРАНОВ. Эйнштейн! Дайте денег! Самолёт заправить надо!

ЭЙНШТЕЙН. Какой самолёт в три часа ночи?

КОЗЯВКИН. Миг-29!

ТАРАНОВ (шёпотом Козявкину ). Ты что! (стучит себе по голове, показывая Козявкину, что тот проболтался, затем громко Эйнштейну ): АН-16! Он шутит! (Козявкину, шёпотом): Это ж военная тайна! Меня и так в эскадрилье ругать будут!


Эйнштейн просовывает под дверь несколько смятых бумажек.


КОЗЯВКИН (не глядя на бумажки ). Ты чё марки суёшь, гад! Марки у вас уже не ходят! ТАРАНОВ. Евро давай!


Эйнштейн со вздохом лезет в карман и просовывает под дверь другие деньги.


ТАРАНОВ. Спасибо! Эйнштейн, ты человек!

КОЗЯВКИН (достаёт из ящика бутылку и обнаруживает, что она пустая ). Ну, и кто пойдёт за «Клинским»?

ТАРАНОВ. Как – кто? Самый умный! (В дверь .) Эйнштейн! Выходи!

ЭЙНШТЕЙН. О! Россия! Щедрая, но навязчивая душа!

КОЗЯВКИН. Давай-давай, муттер-фукер!

Запевают песню группы «Белый Орел» «А в чистом поле система „Град“»

ПЕРЕУМ И КОЧУМАЙ

Рекламный ролик

Слепящее солнце, огромное поле (русское). На поле сошлись два войска, но еще не до конца, потому что еще не время. С одной стороны ничего не опасаются русские дружины, а с другой – не дрейфят татаро-монгольские орды.

От русских вперед выезжает человек на гнедом коне. Надпись на его кольчуге свидетельствует, что это богатырь Переум, тридцати двух лет. Навстречу ему никто не выезжает.

– А где поганая свинья Кочумай? – несколько растерявшись, осведомляется Переум.

– Заболела поганая свинья, – отвечают татаро-монголы, вероятно, полностью согласные с определением Переума. Не очень-то верят они в болезнь Кочумая.

Переум, делая вид, будто недоволен, с огромной быстротой скрывается в недрах русского войска, считая свою богатырскую задачу выполненной. Однако лишь только Переум исчезает, как тут же появляется вполне здоровый в обоих смыслах Кочумай с дежурной, но запоздалой репликой «а кто это там гавкает?» Русские полки услужливо отвечают, что это гавкал богатырь Переум, да токмо он не дождамшись и уехамши. Кочумай, едва сдерживая радость и коня, рвущегося назад, бормочет сквозь зубы нечто угрожающее на своем татаро-монгольском языке. Но не успевает Кочумай сделать ход конем обратно, как из недр русской дружины выталкивают вперед упирающегося Переума.

– Вот он, вот он, поганая свинья! – с восторгом кричат русские витязи, тыча пальцем в Кочумая.

– Где? – Переум щурится и глядит то на солнце, то на далекие холмы, поднеся ладонь козырьком ко лбу. Этот жест дается ему с видимым трудом и только с третьего раза, поскольку на запястье Переума болтается тяжелая палица. Кстати, она и мешает ему увидеть Кочумая, который стоит прямо перед русским богатырем. Палицу услужливо отводят в сторону, и Переум, наконец, видит противника.

– Действительно, – говорит Переум. – Татаро-монгол Кочумай. Ну и что?

С этими словами он пытается развернуть лошадь и уехать. Но боевые соратники начеку.

– Как это – что? Как это – что? – кричат они. – А как же национальные интересы, православие, соборность? Вот спроси Кочумая, какая он свинья?

– Ты… это, какая свинья? – покорно повторяет вопрос Переум.

– Ну, уж во всяком случае не поганая, – отвечает Кочумай пересохшими губами.

– А теперь, наверное, надо бы не посрамить матушку-Русь и убить Кочумая? – с учительской интонацией спрашивают своего богатыря русские полки.

– Наверное, надо бы, – пожимает плечами Переум.

– Это мы тебе так сказали. А сам-то ты что думаешь?

– Надо…

– Громче, не слышим!

– Надо.

– А для чего?

– Ну… это… как бы это сказать… я помнил… я вот… забыл… как его… убить Кочумая… это… надо… а то у них рождаемость… это… высокая, – говорит Переум и с надеждой добавляет. – Да ведь?

– А ты не гадай. Это точно знать надо, а то погибнешь сейчас и ведать не будешь, за что. Убить Кочумая следует, чтобы родную Русь… что?., ос-во-бо…

– А-а! Вспомнил. Освободить.

– Наконец-то. Теперь вытаскивай меч и дальше можешь прям по нему читать, там на клинке написано.

Переум вытаскивает меч и, запинаясь, читает: «Как взмахну мечом – улица, как отмахнусь – переулочек».

Услышав это, Кочумай смотрит на меч с неподдельным ужасом, однако протягивает вперед копье и шепотом говорит: – Острое…

– Не то! – раздается из орды.

– Длинное? – поворачиваясь к своим, спрашивает Кочумай.

– Не-е…

– Ах, да!.. Я на это копье по десять таких, как ты, Переум, насаживал!

Переум бледнеет и растерянно смотрит на своих витязей.

– Врет, врет, – наперебой говорят те. – У него десять никак не влезет… Хотя, если боком… Ну как это он бо­ком… Боком не насадит… Да нет, врет.

Не слишком-то ободренный Переум начинает медленно съезжаться с Кочумаем. Скорость его движения постепенно возрастает, и за несколько аршинов до Кочумая Переум с силой взмахивает мечом. Лезвие отлетает назад, оставляя в руке Переума только рукоятку. Богатырь, лишенный оружия, втягивает голову в плечи и зажмуривается, готовясь к неизбежному финалу. Обнадеженный Кочумай бодро тычет копьем вперед и пробивает мягкую плоть. Когда Переум решается открыть глаза, он видит, что изо рта лошади Кочумая торчит окровавленный наконечник копья – татарин немного погорячился и промазал.

Впрочем, от кровавого зрелища Переум теряет сознание и падает на землю. Следом падает и Кочумай, потерявший коня.

Двое витязей подхватывают Переума и тащат к своим.

– Вот видишь, – говорят они. – А ты боялся. А ведь на самом деле ты родную Русь почти что?..

– Упал, – жалобно сообщает Переум.

– Освободил, дурилка геройская…

На другом конце поля татаро-монголы поздравляют Кочумая, который ценой одного лишь коня сохранил иго еще неизвестно на сколько лет.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Тысяча двести восьмидесятый год. До Куликовской битвы остается ровно сто лет. Всемирная история…

РУССКИЕ ПОЛКИ (хором). Банк!

ТАТАРО-МОНГОЛЬСКИЕ ОРДЫ (хором). Империал!

ПРИЕЗЖИЙ И МОСКВИЧ

Учебный диалог

ПРИЕЗЖИЙ. Вы не подскажете, как пройти на Красную площадь?

МОСКВИЧ. Вы приезжий?

ПРИЕЗЖИЙ. Как вы догадались?

МОСКВИЧ. У вас на лбу написано крупными буквами.

ПРИЕЗЖИЙ. Ой, где? (начинает оттирать )

МОСКВИЧ. Вот, возьмите платок (протягивает ).

ПРИЕЗЖИЙ (с удивлением рассматривает ). Платок укажет мне путь на площадь?

МОСКВИЧ. Нет, он не волшебный. Просто высморкайтесь, и все. А то неприятно.

ПРИЕЗЖИЙ (высморкавшись в платок и сделав контрольное утирание ладонью ). Так че у нас с площадью?

МОСКВИЧ. У нас как раз есть свободные площади. Сколько квадратов вам надо?

ПРИЕЗЖИЙ. Все, что есть. А они Красные?

МОСКВИЧ. Квадраты?

ПРИЕЗЖИЙ. Площади.

МОСКВИЧ. Да будет вам известно, что Красная площадь – вовсе не красная, как ваш лоб теперь. «Красная» в переводе с древнемосковского означает «красивая».

ПРИЕЗЖИЙ. А белая?

МОСКВИЧ. Не знаю.

ПРИЕЗЖИЙ. А «белая» в переводе с древнего означает «контра»! Давай, гад, веди меня на площадь! И чтоб она была красная, как морковка!

МОСКВИЧ. Как вы со мной разговариваете? Я у себя дома, а вы – в гостях!

ПРИЕЗЖИЙ. Это в каких же я таких гостях? Или это уже не матушка Русь?

МОСКВИЧ. Нет, вы ошиблись, это матушка Москва. Позвольте взглянуть на вашу регистрацию?

ПРИЕЗЖИЙ. Одну минуточку (лезет в карман, достает руку с кастетом ). Вот моя регистрация.

МОСКВИЧ (корчась на земле ). Доедете до станции метро «Библиотека Ленина» и сразу увидите Кремль… (удар кастетом )… Простите, выйдете из метро и только тогда увидите Кремль.

ПРИЕЗЖИЙ. Все?

МОСКВИЧ. Нет. Опустите глаза, снизу будет Красная, как морковка, площадь. Теперь все (теряет сознание ).

ПРИЕЗЖИЙ (сняв с Москвича ботинки ). Спасибо. Можно я себе платок оставлю? (не дождавшись ответа, идет к метро, оставив платок рядом с Москвичом, на ходу повторяя ): Корчат из себя, корчат, а сами спать в ботинках ложатся…

ИНСТРУКТАЖ

Здравствуйте, товарищи родители. Я собрал вас здесь, чтобы провести короткий инструктаж перед выездом ваших детей в летний лагерь. При себе дети должны иметь чашку, ложку, продуктов на три дня, по пятьдесят тысяч рублей и по двадцать презервативов (нагло смотрит в зал). Что? Что за удивленные глаза? Я что-то неясно сказал? Не так выразился? По двадцать презервативов с носа! (смотрит в бумажку.) Ой, нет, извините… по двадцать консервов с носа. Это я не туда посмотрел. Не в ту строчку. По двадцать, значит, консервов с носа, и по сорок презервативов – на нос. Прошлогодний опыт показывает, что лучше перестраховаться, чем… да (заглядывает в бумажку), а чем, я уже сказал.

Как вы знаете, у ваших детей именно сейчас наступает тот критический возраст, когда пробел в половом воспитании может обернуться ребенком. И наоборот – знание спасет ваших детей от ваших внуков. Преждевре­менных. К несчастью, в нашей школе учитель, который вел уроки по половому воспитанию и семейной этике, оказался не вполне учителем… Или же, наоборот, оказался учителем-новатором… Ну, с этим разберутся соответствующие органы… Очень интересно, кстати, как мы этого Макаренко, понимаешь, вычислили. Так-то с виду вроде нормальный учитель, а зарплату получать не при­ходит. Другие даже бастуют, когда им не платят, а этот три года бесплатно работал. И еще, говорит, столько же бы проработал. С удовольствием. Представляете? А вычислили мы его довольно хитроумным способом. Постучали к нему в дверь во время урока. Он спрашивает: кто там? Мы говорим: телеграмма. Он и открыл сдуру, забыл, что в школе, а не в квартире. Мы зашли к нему в класс… Батюшки! Тут, конечно, забудешь, что ты в школе, а не в квартире.

Поэтому половое воспитание в школе у нас временно не ведут. Дети ходят, даже не подозревая, откуда они берутся. А между тем, у всех на уме одно – за что посадили нашего любимого педагога-новатора? Гуру полового воспитания, так сказать, сенсея, понимаешь, семейной этики… И почему только его одного? А учитель труда? А физрук? Все ведь были новаторами в своих классах. Да и что уж он такого натворил, чего бы не показывали по телевизору? А дети, знаете, какие чуткие создания? Любая несправедливость их ожесточает, любое грубое слово – ранит. Я специально проверял – любое. Даже такое безобидное, как «олигофрен». Назовите ребенка олигофреном, и он ранен. Назовите еще раз – и он убит. Все, урок окончен, а душа ребенка – мертва, как море в Израиле.

Поэтому, хотя вам с детьми предстоит провести специальный инструктаж перед лагерем, делать это надо осторожно. Раны в их сердцах еще глубоки. Еще бы! Одного учителя у них внезапно посадили, а другой целый урок в экспериментальных целях ранил их грубыми словами. Стукачи, говорил он им, подонки, олигофрены… Заложили хорошего мужика, педагога с большой буквы «П», понимаешь, второго такого полового воспитателя хрен где отыщешь… Второй-то поумнее оказался, как услышал, что первого посадили, в школу больше носа не кажет, а то все разгуливал по коридорам, в белых носочках, с указкой. Пава эдакая…

Извините, я отвлекся. Это все наши внутришкольные дела, вас они не касаются. Вы должны выдать чадам по двадцать консервов с носа и по сорок презервативов. Все. Напутствовать детей демократично. Вы, мол, дети, едете в лес, там никаких новаторов не будет. Вы будете общаться между собой. Не забудьте надевать презервативы, как вас информировали на уроках информатики. А дальше всю ответственность взваливает на себя школа. То есть, наш лицей. У нас, как вы помните, лицей с углубленным изучением этики и эстетики семейной жизни, поэтому жизнь в лесу будет засчитана как летняя практика. Марш Мендельсона, умение заправлять двуспальную постель – вот далеко не полный перечень знаний, которые ваши дети вынесут из леса вместе с грибами и ягодами на одежде.

Итак, мы с вашими детьми едем в летний лагерь «Белочка», будем жить в палатках по восемь человек, естественно, мальчики отдельно от девочек, учительницы от учителей, директор от представителя РОНО… А не так, как в прошлом году… Я имею в виду директора и представителя РОНО. Кстати, именно прошлый год показал, что девочки уже в четырнадцать лет великолепно способны… не поймите меня превратно… великолепно способны… ммм… понять, чем занимается директор с представителем РОНО в старом высохшем бассейне. Вы спрашиваете, чем именно они там занимались? Ну, знаете ли, я свечку не держал… Я держал фонарик. Так вот, в луче фонарика голые директорские ноги, с зажатой, простите, между ними, так сказать, бутылкой не вызывают, мягко говоря, уважения у школьников. Спрашиваете, зачем он зажал бутылку между ног? Ну, он вообще ее сначала за­жал. Пока мы с Серегой – извините, мы с представителем РОНО Сергеем Трофимовичем, – не сказали ему: «Вячеслав Палыч, а чей-то у тебя между ног?» Ну, Палыч тут и сел. Он-то забежал в старый бассейн на пару минут бутылку открыть, а то на территории лагеря сухой закон, который он сам же объявил, но не тут-то было! Потому что в бассейне сидим мы с Серегой, – сидим себе и спокойно обнимаемся… А что? Обниматься нельзя, товарищ директор? Мы ведь не пьем, обнимаемся только… с этими… Ну, с практикантками… Ну, студенток на практику прислали, а мы им бассейн показываем с Серегой. А тут, значит, директор заходит. Точнее, падает в бассейн, но бутылку так между ног и держит, не выпускает. Он, видно, присел на бортик, начал штопором пробку тащить на себя, ну, и это… кувыркнулся. А бассейн старый, воды в нем нет. Только бетон да мы с Серегой… Ну, местами арматура торчит. Тут Серега… извините, представитель РОНО Сергей Трофимович, и говорит: «Слышь, Олежан, светани-ка фонарем, чё это там грохнулось?» А я говорю: «Тебе надо, ты и свети. Видишь, я занят». Нет, он говорит, не вижу. Ты ж фонариком мне в глаза светишь. Поэтому или посвети посмотреть, что там упало, или выключи его на хрен. Тут одна из практиканток как закричит: «Ой, мамочки! Он же совсем голый!» Я думаю: кто? Я одет еще, Сергей одет уже. Поэтому думаю – кто? Вижу, Серегины глаза все еще жмурятся – фонарик-то мощный, кабель от самой подстанции тащили, пока не утащили… Короче, развернуть я один этот фонарик не могу, а Серега вот-вот вспыхнет… Тогда выдернул я кабель из прожектора и настоящий фонарик включил, маленький. Посветил в угол бассейна… Мать моя! Директор с бутылкой. Практиканток мы сразу в сторону, бутылку на ящик, директору плечо вправили, и тогда он сказал, что хотя во всем лагере закон сухой, здесь, мол, в бассейне – мокрый. То есть, даже в туалет влезать не надо – отходи в уголок, писай себе на здоровье. Директор, кстати, сразу после этих слов отошел в уголок и пописал. Но не на здоровье, а на кабель. Ну тот, который я из прожектора вытащил. Мы сразу поняли, что директор не на здоровье пописал. По вспышке… Серега еще пошутил: вспышка справа, сказал. Ну ладно, историю эту я дальше рассказывать не буду. Она печальна. Директор, как вы знаете, у нас в школе теперь новый. А начал я с того, что четырнадцатилетним девушкам совершенно не нужно смотреть на сорокалетнего директора школы, голого, с бутылкой между ног, лежащего на дне сухого бассейна в обнимку с представителем РОНО, в шоке после удара электрическим током.

Теперь переходим к самому главному. Зачем нужны эти пресловутые и напугавшие некоторых нервных мамаш сорок презервативов. На местной подстанции дядя Боря Казакова, который обрубает свет во всем лагере и горячую воду, как только у него кончаются презервативы. А у него улетает около ста штук за день. У него там на подстанции скучно, зато есть труба с водородом. Так он презервативы водородом надувает и отпускает. Так до ста штук в день и улетает. Ему это кажется смешным, он даже время в презервативах измеряет. Вам, говорит, осталось свету на четыре презерватива. Или: через пятнадцать презервативов воду отключу, конец помывке. Чтобы этого не происходило, убедительно прошу вас закупить необходимое количество изделий. Больше – можно, меньше – ни-ни.

Спасибо за внимание. И заранее спасибо за горячую воду и электричество.

ГОЛОВА САДОВАЯ

Аккуратный и ухоженный сад кутюрье Зюдашкиных. В кадре появляется довольный Павел КОЛОБКОВ с тяпкой в одной руке и шашлыком в другой. Он идет прямо по грядкам.


ВЕДУЩИЙ. В эфире передача «Голова садовая» и я, ее ведущий – Павел Колобков. Как видите, я пробрался на дачу известных кутюрье Зюдашкиных. Пока супруги Зюдашкины пьют чай на веранде своего дома… на Кипре, я тут немного похозяйничаю. Ну-ка, что это тут у нас торчит такое? (вырывает из земли какой-то корень .) Фу ты, грязная какая! (отшвыривает .) А это что? (опять что-то вырывает из земли .) Фу, какая дрянь! Вам просто повезло, что телевизор не передает запахи. Тут, поди, навозу тонны две вбубухано.

ЗЮДАШКИН. Здраствуйте. Что вы делаете на нашей даче?

ВЕДУЩИЙ. О, а вы что так рано с Кипра? (В камеру .) Это Зюдашкины. Сейчас начнется.

ЗЮДАШКИН. Да, мы Зюдашкины. Это наша дача. Что вы здесь делаете?

ВЕДУЩИЙ. Да кой-какой дизайн. А то у вас тут все запущено. Я вам сейчас приведу все в порядок.

ЗЮДАШКИН. Люся, взгляни! Он вырвал из земли твой корень жизни!

ВЕДУЩИЙ. Ой, ну и вырвал. Подумаешь, корень жизни. Никто не умер. Мы на его месте кирпич воткнем.

ЗЮДАШКИН. Какой еще кирпич?

ВЕДУЩИЙ. Ну, альпийскую горку. Это модно сей­час. Пара кирпичей и шланг с водой – вот тебе и в Аль­пах.

ЗЮДАШКИНА. В каких Альпах?

ВЕДУЩИЙ. В каких – в которых гномы шоколад золотом называют. Хотите шашлык с пивом? Там у вас в холодильнике еще осталось.

ЗЮДАШКИН. Что значит – еще осталось?! Там же ящик был!

ВЕДУЩИЙ. Ящик и остался. Только в нем пива нет. А что ты хотел? Оператор тоже человек, и водителю налить надо было.

ЗЮДАШКИНА. Так у вас и водитель пьет? Он же за рулем!

ВЕДУЩИЙ. А мы сегодня никуда не собираемся. Мы завтра поедем. До солнца, чтоб по прохладце. Устроим вам тут все покрасивше да и двинем.

ЗЮДАШКИНА. Володя, это безобразие! Давай их выгоним!

ЗЮДАШКИН. Люсенька, это телевидение. Пусть делают что хотят, а то вони не оберёшься. Мы потом поправим как было.

ВЕДУЩИЙ. Ну что? За работу? Где тут у вас магазин?

Смена плана. Хаотично навалено штук пять кирпичей. Из груды торчит резиновый шланг, из которого течет вода. Вокруг уже натекла достаточно приличная лужа.

ВЕДУЩИЙ. Ну, вот вам тут и Альпы, и водопад, и озеро.

ЗЮДАШКИН. Что вы наделали? Это мы разберём, но там же не ототрёшь… (камера показывает стену дома, на которой краской крупно и неаккуратно написано «Альпы, 5 метров» и стрелка, показывающая, где Альпы ).

ВЕДУЩИЙ. Спокойно. Это чтоб никто не заблудился, а то вы таких дач себе понаотгрохали, что заблудиться можно.

Смена плана. Испуганные лица супругов Зюдашкиных. Раздаётся сильный треск и голос ведущего из-за кадра.

ВЕДУЩИЙ. Ладно… Качели потом сами доделаете, а то у вас что-то деревья хрупкие. (Камера показывает поднимающегося с земли ведущего, у которого в руках оборванная верёвка.Под деревом лежит несколько сломанных веток.)

Смена плана. Ведущий подстригает ножницами цветы так, что остаются торчать только стебли.

ВЕДУЩИЙ. В Европе сейчас модно цветы выбрасывать. А вся красота считается в стебле. Смотрите, как они торчат! Прям как мы иногда, мда…

ЗЮДАШКИН. А вы скоро закончите?

ВЕДУЩИЙ. Что? Не терпится увидеть преображённую дачу?

ЗЮДАШКИН. Не терпится.

ВЕДУЩИЙ. А где наша жена?

ЗЮДАШКИН. Моя?

ВЕДУЩИЙ. Ух! Какой ты собственник! (В камеру .) Смотрите-ка, Зюдашкин, оказывается, домашний тиран! Как что не по его, так сразу побагровеет как следует! (К Зюдашкину .) Слушай, Зюдашкин, а как тебе дача помогает костюмы придумывать?

ЗЮДАШКИН. Помогает.

ВЕДУЩИЙ. А вот такая красивая, как мы её сделали, дача, наверно, ещё больше поможет?

ЗЮДАШКИН. Наверно.

ВЕДУЩИЙ. Слушай, ты какой-то варёный сегодня. Кстати, о варёности, жена там на стол уже накрыла?

ЗЮДАШКИН. Накрыла.

ВЕДУЩИЙ. О! И молчит, главно! (В камеру .) Ну, что ж, дорогие телезрители, мы расстаёмся с вами ровно на одну неделю. В следующий раз мы облагородим дачу… Чья вон та вон дача? (Указывает за забор .)

ЗЮДАШКИН. Эта? Не надо… Эта актёра Табакова, у него сердце слабое.

ВЕДУЩИЙ. Ну, вот! Мы и укрепим его сердце! Тяжёлый физический труд ему полезен. (Кому-то за кадр ): Саня, Вова, собирайте аппаратуру, кирпичи не забудьте.

ДЕВЯТЬ КРУГОВ РАЯ

Строение Ада великолепно знают все. Оно и понятно: ведь большинство из нас по окончании дней своих собирается отдыхать именно там. Теплые сковородки, уютные кастрюли, терпкий, немного пикантный привкус свинца, постоянно включаемого в рацион, волосатый персонал – все это от нас никуда не денется. Но все-таки желательно, выбирая место вечного пребывания, еще раз как следует все обдумать, познакомиться со всеми возможностями. Есть же и праведники. Что ждет их? Пусть мы с вами никогда не окажемся в их рядах, но кто мешает нам хотя бы удовлетворить свое любопытство (качество, кстати, тоже отрицательное)? Давайте же вместе заглянем за эту дверь, из-под которой так разит елеем и ладаном.

Прежде всего, Рай устроен разумно. Его главный девиз: «Не умеешь – научим, не хочешь – как хочешь». Для сравнения отметим, что в Аду девиз такой: «Между первой и второй перерывчик небольшой». Естественно, имеются в виду зверские пытки, а вовсе не то, о чем вы подумали.

Рай, как и Ад, представляет собой довольно просторное помещение, правда, гораздо лучше проветриваемое, которое расположено там, за горизонтом, там, за облаками, там, там-та-там, там-та-там.

Как и Ад, Рай выполнен в виде девяти кругов, расположенных по коническому принципу, только острием не вниз, а в сторону – подальше от глаз и других уязвимых мест.

В одних кругах праведникам хорошо, в других – замечательно, в третьих – просто великолепно.

Круг № 1

Для тех, кто учился на одни пятерки, слушал маму и папу, умывался по утрам и вечерам, либерально относился к неграм, на первых российских выборах голосовал за Ельцина, а потом об этом сильно пожалел.

Самый многочисленный круг. Не продохнуть. Наслаждения тут так себе, умеренные. Праведники первого круга довольствуются кружкой-другой розового масла, нектаром с клецками да голушками. (Голушки – специальные женщины первого круга, голые. К несчастью, на них можно только смотреть. Уже за сальное причмокивание легко схлопотать по губам.)

Работа в первом круге необременительная – исключительно по уборке круга № 2.

Круг № 2

Для тех, кто хранил верность женам.

Все, отмучились хлопцы. Теперь жены этих праведников все время гостят у тещи, а домашний телефон все время автоматически занят.

В этом круге есть уже не только розовое масло, но и масло красное, белое, горькое любительское, а также масло «три семерки» («777»). Несколько утомляет здесь беспорядочная половая жизнь, но уж что заслужил, то и получай.

Круг № 3

Для тех, кто не возжелал осла ближнего своего. Случайно или намеренно не возжелал – все равно.

Праведники, попавшие сюда, немного пугливы и растеряны. Некоторые из них вообще впервые видят это мирное длинноухое животное – тем паче в таких количествах и в таком качестве. Ослов здесь – уйма. Все ослы опрятны, доброжелательны и благоухают (по крайней мере, очень стараются). Праведники могут желать ослов столько, сколько душе угодно. Обслуживающий персонал круга ненавязчиво подталкивает праведников к ослам, подбадривая их возгласами: «Не стесняйтесь, товарищи, мы видели и не такое».

В круге разрешено курить. Бычки следует бросать на второй круг, где их втихаря подбирают уборщики из первого.

Гоп-гей, хорошо в третьем круге! А в четвертом – лучше.

Круг № 4

Для тех, кто был скромным, не принимал участия в общих весельях, а на дискотеках сидел в сторонке, мечтая о грядущем счастье.

Вот оно, это счастье. Везде. Карусели, колеса обозрения и просто колеса. Все для скромных и стеснительных!… Шаг влево, шаг вправо считаются танцем и поощряются аплодисментами. А самых-самых скромных ждет веселая центрифуга, поскольку от самых скромных следует избавляться сразу – праздник от этого только выиграет.

Вычисляют таких зануд здесь на раз. То и дело ангелы из персонала спрашивают праведников: «Отчего это вы не танцуете?» Если те отвечают: «Спасибо, что-то не хочется», то следует резонная реплика: «А жить тебе хочется, сука?»

Если и после этого праведник не танцует, как заведенный, то все – аллее абгемахт. Пусть тебе центрифуга будет калейдоскопом, дорогой друг. В ней-то ты забудешь о своей стеснительности и вспомнишь о вестибулярном аппарате.

Гоп-гей, хорошо в четвертом круге, а в центрифуге – гоп-гей.

Круг № 5

Для тех, кто в море, кто в пути, кого старость дома не застала, кто в сапогах, кто не спит, кого нет с нами, кому экипаж – семья, кому икается.

Абсолютно пустой круг. Тут постоянно звучит музыка, поэтому отсутствие посетителей не вполне понятно. Казалось бы, администрация сделала все для привлечения праведников (именно тех, кто в море, кто в сапогах и т.д., и т.п.) Разработаны интересные лекции, увлекательные вечера, тематические дискотеки – творчество Моцарта, Баха, ансамбля «Битлз» (Великобритания), проводятся ярмарки детского творчества, встречи с интересными людьми и бородатыми женщинами.

«Ну не идет народ, – сокрушенно разводит руками директор пятого круга. – Если и придут пять-шесть сопляков, то изрядно одурманенные алкоголем, глаза пустые, музыку ансамбля „Битлз“ (Великобритания) слушать не хотят. Работать их не заставишь, у них у всех родители в шестом круге. Закроемся, наверное, скоро».

Гоп-гей, удовлетворительно в пятом круге, а в шестом – еще удовлетворительнее.

Круг № 6

Его красота – ни в сказке сказать, ни пером описать, поскольку как записи, так и фотокиновидеосъемки тут запрещены. Если случайный праведник наткнется на высокий бетонный забор, окружающий шестой круг, то и не подумает он, что за забором скрывается все тот же Рай.

Но если праведник не поленится и дойдет до КПП, то увидит он там маленькую табличку: «Рай. Кр. № 6. Объект охраняется». И отойдет ошеломленный праведник, и не будет он знать, что как раз здесь, в шестом круге, и есть настоящий Рай. Не это истеричное наслаждение напоказ, а культурный размеренный отдых. Тут тебе и дачи, и площадки для тенниса, и сауны с пивом, а не розовым маслом, оставляющим пятна на одежде.

Живут в шестом круге слуги всех остальных кругов. Живут тихо, не раздражая своих господ.

Круг № 7

Считается, что круг закрыт на ремонт с 1200 года. На самом деле его самовольно заняли Борис и Глеб. Они заперлись изнутри и сказали, что не уйдут оттуда, пока им не предоставят отдельный, благоустроенный круг. Что они, мол, святые, а святым – положено. Да и сколько можно обещать? А если их решат выселять с ангелами, то они, мол, обольют все бензином и подожгут весь этот Рай к чертовой бабушке.

Круг № 8

На краешке этого круга в характерной позе орла сидит великомученик Феофан. При жизни он всех лечил, а себя гробил. Теперь по его лицу бродит блаженная улыбка, на губах особо не задерживаясь. Кишечник Феофана наконец-то работает, как часы: тик-так, тик-так. Отстают эти часы на одну минуту в тысячелетие от своего круга, чтобы не было пролежней. И вновь – за блаженство.

Сидеть на круге удобно, он обит поролоном, поэтому Феофан не затекает и не затечет никогда.

Круг № 9

Для самых праведных праведников.

Это уже не Рай, это что-то!.. Даже едва уловимое движение причиняет вам невыносимое удовольствие. Стоит вам немного повернуться – и пожалте, оргазм. Пришли в себя от оргазма, а тут тебе – страшный кайф. Очухались от кайфа – и в нирвану. Как в баньке, чтобы было понятнее.

Ну, а после нирваны – просто огромное наслаждение, без изысков. А дальше – изыски. В девятом круге разрешено все. Конечно, только по обоюдному согласию, но впереди – вечность, и добиться согласия не так уж и трудно. Главное – настойчивость и упорство. И немножко удачи.

Завтрак подается прямо в круг, а обедать можно и в городе. О прибытии другого самого праведного праведника вас предупреждают за три дня. Ключи не терять!

Таков Рай.

ДЕДЫ МОРОЗЫ, РАСПРОСТРАНЕННЫЕ В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ И НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ

Дед Мороз-Подлец

Это очень вкрадчивый и на первый взгляд тихий Дед Мороз. Он незаметен даже в толпе детей, одетых в полосатые робы. Он, как любовь, нечаянно нагрянет, когда его совсем не ждешь: к примеру, в день Ивана Купаны или в день поминок любимой бабушки.

Обычно Дед Мороз-подлец долго стоит на пороге и смотрит на хозяев квартиры коровьими глазами, а потом со слезой в голосе спрашивает:

– Вам… наверное… Дед Мороз… сейчас… не нужен…

Хозяева, стыдливо отводя взгляды, отвечают, что, конечно же, нужен, что они только о нем и мечтали, но вот незадача – первого мая деды морозы не ходят, а тут такое везение, проходите, пожалуйста…

Дед Мороз-подлец долго заставляет себя упрашивать, а когда все-таки проходит в комнату, то сразу начинает умело втираться в доверие, рассказывая про блокадное детство и про то, как от него ушли первая и вторая Снегурочки, а третью он выгнал сам, потому что застал с возбужденным Сайта-Клаусом. Затем он бьет себя в грудь, плачет И говорит, что он – Дед Мороз-подлец, что его надо гнать из приличной квартиры поганой метлой и не вошкаться с ним, гнидой.

Тут его начинают утешать, поят валерьянкой и быстренько поднимают успевшего уснуть ребенка с кровати, чтобы Дед Мороз-подлец мог вручить ему подарок. Ребенок, естественно, не понимает спросонья, что происходит, и судорожно пытается вспомнить какой-нибудь новогодний стишок, пока его водружают на табуретку.

– Какой у вас… карапуз… смышленый, – умильно говорит Дед Мороз-подлец, ловко выбивая из-под ребенка табуретку и сам же первый бросаясь на помощь. Подымая упавшее дитя, он успевает украдкой три-четыре раза выкрутить ему нос или уши.

Если же ребенок кричит и жалуется родителям на «дядю», то Дед Мороз-подлец сокрушенно качает головой, приговаривая:

– Меня не любят дети. Я им чем-то неприятен. Быть может, запахом блокадного детства? Я немедленно уйду!

При этом он не двигается с места, дожидаясь, пока его начнут оставлять, а ребенка – наказывать.

Но это еще – полбеды. Хуже, если Дед Мороз-подлец просит ребенка инсценировать отрывок из книги Юлиуса Фучика «Репортаж с петлей на шее». В этом случае он выбивает табуретку особенно ловко…

Когда наступает момент раздачи подарков, Дед Мороз-подлец торжественно просит всех присутствующих закрыть глаза и открыть рты. Взрослым он кладет в рот по ириске, а ребенку – фантики от них. Тронутые скромным подарком, родители открывают глаза и видят, как их чадо отплевывается и вытаскивает из ушей и ноздрей какие-то бумажки. Родители охают и, извинившись, прощаются с Дедом Морозом, ссудив его сотней тысяч до понедельника.

Через пару дней родители ведут ребенка к детскому психиатру, поскольку он опять начал писаться, а на лужок пошел в валеночках и с мешочком бумаги, чтобы перекусить по дороге.

Дед Мороз-Потаскун

В Деды Морозы подался потому, что хотел иметь красивый красный костюм и мешок с подарками. Страсть к девушкам появилась позже, как побочный эффект вредного производства. Одежды под красным кафтаном не носит, чтобы легче было работать Дедом Морозом-по­таскуном. Заходя в квартиру, обращается исключительно к дамам, время от времени распахивая кафтан и предлагая получить подарок или хотя бы взглянуть на него. Подарок висит на шее Деда Мороза-потаскуна и представляет собой обычную шоколадную медаль, выполненную в форме фаллоса, хотя под золотинкой этого не видно. Всучив медаль и посмотрев на выражение лица дамы после того, как она развернула золотинку, Дед Мороз-потаскун читает эротические стихи собственного сочинения, на ходу заменяя неприличные слова приличными и на­оборот. Тем, кто внимательно слушает, может показаться, что они сошли с ума, что все это происходит не с ними, не в этой стране и не в двадцатом веке, особенно когда Дед Мороз-потаскун начинает приплясывать с бубном.

Однако до полного сумасшествия Дед Мороз-потаскун, как правило, слушателей не доводит, начиная вручение призов за лучшее внимание стихам.

Призы выглядят как маленькие елочки с маленькими шишечками, что весьма удобно для малогабаритных квартир и одиноких женщин.

Основным недостатком Д. М.-потаскуна является то, что он, читая стихи, может натоптать своими валенками-говноступами в блестках на вашем диване, на трельяже или на телевизоре – в зависимости от того, что он принял за табуреточку для чтения стихов.

В целом же Дед Мороз-потаскун – довольно безвредное существо, приносящее определенную пользу. Убить его легко, но надо ли?

Щедрый Дед Мороз

Среди остальных Дедов Морозов этот выделяется своим костюмом пронзительно голубого цвета, кокошником и длинной белой косой, всегда отлично наточенной. Под костюм этот Дед Мороз поддевает «ракушку» и черное трико, на котором фосфорной краской нарисованы убедительные ребра. Мешочек для подарков у щедрого Деда Мороза небольшой, зато очень удобный – будто влитой, он лежит в рукавице.

Мешочек всегда под завязку набит подарками. И вот что удивительно: волшебство это или нет, но подарки в мешочке никогда не кончаются, хотя щедрый Дед Мороз раздает их направо и налево.

Непосвященный, случайно заглянувший в мешочек, будет изрядно разочарован, поскольку все праздничные подарки щедрого Деда Мороза напоминают по виду обычный цемент. Между тем, стоит лишь взглянуть на процесс раздачи подарков, как вера в волшебство перерастает в нечто большее – в некий благоговейный страх, даже ужас перед чем-то неведомым, но очень сильным в смысле колдовства.

– Вот тебе конструктор «Lego»! – говорит Дед Мороз, с размаху вручая подарок и сразу резко подавая натренированный корпус вперед, к очередному прохожему: «Вот тебе блок „Marlboro“!

Все есть в его мешочке: и автомобили, и ключи от квартиры, и на сахар, и на орехи, и как к чужим женам ходить, да и просто по вечерам шляться.

Остается добавить, что, в отличие от остальных Дедов Морозов, этот приходит не из Лапландии, а из ближайшей подворотни.

Дед Мороз-Лентяй

Двенадцатого января он, наконец, первый раз берет телефонную трубку.

– Куда вы пропали? – спрашивает его суровый голос.

– Никуда я не пропал, суровый голос, – отвечает Дед Мороз-лентяй, понимая, что на сей раз, наверное, все-таки пропал.

– Вы знаете, какое сегодня число? – осведомляется суровый голос.

– Намекаете, что не тридцать первое? – робко интересуется Дед Мороз-лентяй. – Так я уже выхожу. Вы меня на пороге поймали. Я тут болел. И был в больнице, понимаете ли. И вот в больнице у меня забрали мешок с подарками, а утром, когда одежду выдали и часы, сказали, что я был без мешка. Я его искал, поэтому и задержался.

– Ну, мешок-то нашли?

– Ну, мешок-то нашел. Только там подарков мало…

– Сколько – мало?

– Один. Правда, я не уверен, можно ли его дарить детям…

– А что такое?

– Да я ногу растянул, когда на шпагат в метро садился.

– Да нет, с подарком?!

– Да нет, без подарка. Просто дежурный по станции долго шел, а поезд шел быстрее, а сам я за мешком боялся лезть. Там у них высокое напряжение на люстре.

– Я не понимаю, а с подарками-то что?!

– Что с ними может случиться? Лежат себе где-нибудь в бюро находок подарков. Надо просто обзвонить все, да и забрать. Делов-то…

Суровый голос, начиная терять последнее терпение, сквозь зубы:

– Каких делов?.. Каникулы кончились. Родители деньги сдавали, скоро телефон мне оборвут, и не только телефон, а вы где-то на люстре двенадцать дней шпагат делали?

– Не волнуйтесь, Федор Степанович, просто я сейчас не могу выходить из дома в обугленном костюме…

– Так я же вас на пороге поймал!!

– Ну да. Костюм как раз обуглился, пока мы тут с вами лясы точим. У меня дома пожар… небольшой… крошечный… Собственно, только костюм и обуглился.

– Вы что, меня за идиота принимаете?! За костюм с вас взыщут отдельно, а…

– Почему это – взыщут? Это мой костюм, личный. «Тройка». А тот красный, казенный, в котором вы мне ходить советовали почему-то, так он вместе с бородой и шапочкой в стирке. В какой – не помню, в дверь зво­нят… Я открою, извините.

Суровый голос, панически:

– Не вешайте трубку, я подожду на проводе!

– Неловко, право… Ну хорошо, подождите…

Дед Мороз-лентяй осторожно кладет трубку на стол, сверху аккуратно прикрывает ее подушкой и, включив телевизор, уютно устраивается в кресле, после чего привычным жестом вскрывает очередной подарок, зевает и с мягким укором сетует: «Чего же они везде одного и того же понасували, даже неинтересно как-то… Пожалуй, дверь сегодня лучше никому не открывать…»

Со Старым Новым годом тебя, друг Дед Мороз-лентяй! Чтобы в Новом году было тебе больше подарков – новых, интересных и, самое главное, разных!

ЖАЛОБНАЯ ЗАСТОЛЬНАЯ № 7

Что же вы смеетесь? Вот бы вас позвали

У своей любимой погулять на свадьбе!

Да еще на свадьбе у экс-Алешки-друга,

Который ведь точно знал, что она моя подруга!…

Не подав и виду, что на сердце горько,

Я охрипшим голосом громко крикнул: «Горько!»

Глядя, как целует жениха невеста,

Еле-еле выдавил: «Тили-тили-тесто!»

Помнишь, как гуляли лунными ночами,

Как в собак швыряли ночью кирпичами?

Помнишь, как впервые целовал я стопу?

А теперь сидишь ты, опрокинув стопку…

Помнишь, как впервые целовал я попку?

А теперь сидишь на ней, опрокинув стопку (уже вторую).

Помнишь, как впервые целовал я плечи?

А теперь ты жмешь их, жизнь мне искалеча…

Ой, друзья хорошие, держите меня пятеро!

Поглядите, дарят им щас ключи от катера!!

Вот встал щуплый паренек, подарил машину:

Дайте в руку шило мне, я проткну им шину!!!

Что же вы смеетесь? Вот бы вас позвали

У своей любимой погулять на свадьбе!

Вот бы вас позвали, а после – не пустили:

Сколько ни звонил я, дверь мне не открыли.

А потом открыли, но не в ту квартиру.

Не подав и виду, я прошел к сортиру.

Встав ногой на унитаз, я к трубе приник,

И в соседней квартире свадебной голос мой возник.

Я не стал ругаться, не кричал я матом

И не выдвигал им страшный ультиматум,

А просто, протиснувшись в вентиляционное отверстие,

Произносил хорошо заученное свадебное приветствие.

Не подав и виду, что немного тесно,

Я охрипшим голосом громко крикнул: «Тесно!»

Что же вы смеетесь? Вот бы вы застряли

И в глазах любимой честь бы потеряли!

Видя, как спасают тещу из сортира,

Я охрипшим голосом громко крикнул: «Вира!»

Не хотел обидеть, просто пошутил,

Так зачем меня жених за уши схватил?

Не подав и виду, что немного больно,

Я охрипшим голосом громко крикнул: «Руки!»,

А потом зажмурился, претерпевая муки…

Что же вы смеетесь? Я киевский мальчишка:

Верил я в таку любовь, о которой пишут в книжках.

Если б вас также тоже разлюбили,

Я б не стал смеяться – не человек я или?

НЕСКОЛЬКО ИСТОРИЙ О ВЫДАЮЩЕМСЯ АНГЛИЙСКОМ ДРАМАТУРГЕ БЕРНАРДЕ ШОУ

Жизнь замечательных по-своему людей

ВЫДАЮЩИЙСЯ английский драматург Бернард Шоу, известный своим остроумием, однажды посетил премьеру спектакля, поставленного по его пьесе. Во время первого акта молодая актриса, исполнявшая роль главной героини, от волнения, вызванного присутствием великого драматурга, забыла текст.

Пауза затягивалась за пределы всякого приличия. Через двадцать минут, когда в зале всем стало ясно, что эта тишина – вовсе не находка режиссера, взоры присутствующих обратились в сторону Бернарда Шоу. Всем было любопытно, как же знаменитый остряк выйдет из сложившейся ситуации.

И вот, к удовольствию партера, Шоу медленно поднялся на балкон, отряхнул фрак, обвел зрителей лукавым взглядом и мягким баритоном заметил:

– Это безобразие!


ВЫДАЮЩИЙСЯ английский драматург Бернард Шоу, известный своим остроумием, однажды после премьеры своего спектакля, поставленного по одной из его многочисленных пьес, зашел за кулисы. К нему тотчас подошла молоденькая и неопытная актриса, исполнившая в спектакле роль главной героини.

Когда девушка робко осведомилась у мэтра о качестве своей игры, знаменитый остряк сжал кулаки… Впрочем, это не типичная история. Она характеризует Шоу не как остроумного человека, а, скорее как человека вспыльчивого, грубого, хотя и достаточно сильного.


ВЫДАЮЩИЙСЯ английский драматург Бернард Шоу, известный своим остроумием, прогуливался как-то по набережной Темзы в компании полковника Хиггинса. Навстречу им попался оборванный лондонский оборванец. Как ни странно, безграмотный житель трущоб сразу узнал драматурга и внезапно погнался за ним, потрясая клюкой и выкрикивая что-то негодующее про свою дочь – начинающую актрису.

Бернард Шоу, нимало не смутившись, лукаво подмигнул Хиггинсу и мягким баритоном заметил:

– Помогите!


ВЫДАЮЩИЙСЯ английский драматург Бернард Шоу, известный своим остроумием, прогуливался как-то по набережной Темзы в компании полковника Мортимера, полковника Хиггинса и двух полисменов. Тут навстречу им попался оборванный лондонский обо­рванец.

Знаменитый острослов повернулся к своим спутникам и, лукаво указав тростью на оборванца, мягким баритоном заметил:

– Вот он!


ВЫДАЮЩИЙСЯ английский драматург Бернард Шоу, известный своим остроумием, обычно возвращался домой далеко за полночь. Однажды в подворотне к нему подошли несколько почитателей его таланта и поинтересовались, отчего это знаменитый острослов никогда не расстается со своим ондатровым цилиндром?

Пожалуй, впервые Шоу не нашелся сразу и не смог остроумно парировать этот ехидный выпад. Он только развел руками сугроб, а ногами – воздух.


ВЫДАЮЩИЙСЯ английский драматург Бернард, Шоу, известный своим остроумием, обычно возвращался домой рано. По крайней мере, до темноты, избегая при этом назойливых поклонников и подворотен.

Но вот однажды Шоу возвратился домой уж как-то слишком рано. Это заметили и его поклонники, находившиеся в тот момент в его квартире. Они полюбопытствовали, отчего это такому знаменитому острослову не сиделось спокойно в театре?

Второй раз в жизни (и в последний) Шоу не нашелся сразу. Нашелся он только через три дня, где-то в пригороде Ливерпуля.


ВЫДАЮЩИЙСЯ английский драматург Бернард Шоу, известный более своим остроумием, нежели пьесами, всего один раз был на приеме у английской королевы.

– Где же шоу? – нетерпеливо спрашивали всех Ее величество.

Полковник Мортимер подвел королеву к драматургу и представил его:

– Вот – Шоу!

– Тогда можете его начинать! – мягким баритоном лукаво заметили Ее величество.

Музыканты тотчас заиграли, и Шоу понесли в Вестминстерское аббатство к другим, не менее известным драматургам.

БАНАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ, НО ВАС ЗАИНТЕРЕСУЕТ

Возвращается муж из командировки домой. А в лесу уже темно. А дома ждет холодная постель. То есть это муж надеется, что холодная.

И вот возвращается он, возвращается и вдруг чувствует, что вернуться никак не может. Не из моральных, конечно, соображений, а скорее – из топографических.

Начал тут муж ориентироваться на местности из последних сил. То есть из тех самых сил, что как раз для жены предназначались. «НЗ», короче. Неприкосновенный запас, предназначенный именно для прикосновений, а не для географических изысков.

«Ну вот, – думает муж, – сориентируюсь я сейчас прямо на местности, а для Настасьюшки для моей ни полсилы, ни четверть силы, ни осьмушки не останется! Так, поцелуй один в щеку, да и тот без причмокивания».

Подумал об этом муж, сел на пенек с табличкой «окрашено» и пригорюнился. Занюхал воротником и пригорюнился по второй.

Вдруг, откуда не ждали, вырос перед ним старичок-лесовичок. Ну не то чтобы прямо вырос, а просто с земли поднялся, где, видимо, отдыхал. Отряхнулся старичок-лесовичок с той аккуратностью, какая свойственна английским архивариусам, да хотел было обернуться сразу ясным соколом и улететь, но потерял равновесие и упал, никем не обернувшись. А задумка была неплохая. Знатная была задумка: взять да и обернуться ясным соколом.

Ну, не получилось, так не получилось. Решил тогда старичок-лесовичок для начала просто обернуться. Тут-то он и заметил мужа на пеньке.

Приподнялся тогда старичок на локте и спрашивает:

– Что, добрый молодец, восемь часов уже есть?

– Ох, и не спрашивай меня, старичок-лесовичок, – отвечает муж. – Видишь, кручинюсь я, ибо возвернуться из командировки не в состоянии.

– Это горюшко – не горе, – сплюнул старичок. – Ты вернуться не можешь, потому как в голове у тебя не компас, а каша из образов, страстей и понятий. Но ежели ты выполнишь три моих желания, то и я тебе пособлю.

– Хорошо, – отвечает муж.

– Нет, не хорошо! Отлично выполнишь!

Делать нечего, муж выполнил все три старичковых желания. Вернее, желание-то было одно, только выполнять его пришлось три раза, да еще и на «отлично» вытягивать.

Отдышался муж и говорит:

– Я свое обещание выполнил, теперь и ты свое выполняй. Сдержи слово.

Слово-то старичок-лесовичок сдержал, хотя оно прямо с губ рвалось, короткое такое, ядреное словцо… Но сдержал его старик и уговор все-таки выполнил.

Повернулся он к мужу задом, к лесу передом и зажурчал: «Ты расти, расти, лесок, через Запад на Восток, муж из командировки – скок!»

Грянул тут гром, и муж сразу дома оказался. Конечно, кому охота под дождем с каким-то бомжем трепаться? Это при ясной погоде мужья вернуться из своих командировок никак не могут, а стоит тучкам набежать, как все мужья дорогу отыскивают без проблем.

Вот и наш муж сразу домой пошел. А дома жена Настасьюшка пирогов наделала, да столько, что и пройти невозможно. Ждала, видать, готовилась, хотя муж ее раз пять предупреждал, чтобы она его так больше не ждала.

Поклонился он дорогой супруге Настасьюшке в пояс, ухватил края юбки обеими руками да и задрал ее до самых ушей. И сделалась у них настолько великая любовь, что ни в сказке сказать, ни просто вслух в приличном обществе.

И я там был, мед-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало, потому что в шкафу уж больно темно было.

ОДИН ДЕНЬ ИВАНА ДЕНИСОВИЧА

Рассказ с чужим названием

Один день Ивана Денисовича шел за два для всех его родных и за три для тех, кто пытался украдкой из числа этих самых родных выйти или хотя бы ослабить родственные узы.

И не сказать, что Иван Денисович был человеком тяжелым или нудным. Скорее он был человеком выносливым и терпеливым. Наружно выражалось это в том, что Иван Денисович договаривал до конца хорошо известные всем поговорки и прописные истины.

«Семь раз отмерь», – произносил он хорошо поставленным голосом и замирал, как бы прислушиваясь. Незнакомый человек мог подумать, что Иван Денисович окончательно погрузился в себя и забыл о второй части нетленной поговорки, поэтому, когда спустя минуту над ухом раздавалось громогласное: «И о-дин раз о-трежь!», незнакомый человек, особенно если он был обременен нечистой совестью, обязательно вздрагивал, тем паче, что Иван Денисович в тот момент, иллюстрируя сказанное, проводил по своему горлу тыльной стороной крупного кухонного ножа.

На деле же был Иван Денисович человеком тишайшим, всегда и всюду шел на уступки, будучи тверд лишь в одном – в вопросах фамильной чести. Едва заметив малейшую холодность, явленную по отношению к нему каким-нибудь троюродным племянником, бросался Иван Денисович восстанавливать родственные узы и раздувать огонь крови, что обычно занимало у него от одного месяца до трех. Естественно, с проживанием Ивана Денисовича на площади охладевшего или замыслившего охладеть.

– Ты что же, племяш, – с укоризной выговаривал Иван Денисович, – совсем забыл старика? А ведь нас, Скорохутовых, совсем мало осталось. Мы друг за дружку держаться должны!

Пятидесятилетний племяш, только вчера проводивший Ивана Денисовича на вокзал после месячного восстановительного визита, застывал на пороге квартиры с открытым ртом, пока Иван Денисович степенно проходил на кухню, снимая рюкзачок и объявляя, что здесь он проездом и решил взглянуть на житье-бытье племяша, которого он помнит еще обгаженным третьеклассником в коляске.

– Вот, значит, как устроился, – говорил Иван Денисович, хаотично нажимая кнопки микроволновой печи, – а знаешь, в честь кого мы тебя Алексеем назвали?

– В честь дедушки, – еще не придя в себя и оседая на трюмо, автоматически отвечал племяш урок, заученный за месяц весьма хорошо, поскольку отвечать приходилось часто – и среди ночи, и через дверь ванной, и во многих иных ситуациях, не располагающих к занятиям генеалогией.

– Ха, дедушки, – снисходительно хмыкал Иван Де­нисович. – В честь дедушки мы бы тебя дедушкой назвали. Алексеем же тебя кличут в честь Алексея Тимофеевича Скорохутова, твоего деда.

Остекленевший взгляд племянника свидетельствовал, что шутка о дедушке хотя и застала его врасплох, но явно была не нова.

– Не женился еще? – с грубоватой лаской в голосе осведомлялся Иван Денисович.

Племянник не отвечал, тупо глядя в пол и отрыгивая шампанским, которым накануне отмечал с женой дядюшкин отъезд.

– Ты с этим не торопись. Жену ведь, как работу, на всю жизнь выбирают. Помнишь, как народ говорит: семь раз отмерь…

С этими словами Иван Денисович обычно пропадал в холодильнике минуты на три, затем являлся обратно и, чавкая, изрекал с ликом Кассандры: – И… один… раз…

– Отрежь! – не выдерживал племянник.

Тут Иван Денисович укоризненно мотал головой, звучно проглатывал кусок, а потом, икнув, глядел на племянника ясными до идиотизма глазами: – Что – отрежь?'

Племянник вжимал голову в плечи и бормотал: – Ну это, чего отмеряли…

– Тц-тц-тц, – Иван Денисович цокал языком с болью и тревогой. – А ты ведь зря, племяш, думаешь, что народ глупее тебя. Народ таких поговорок не придумы­вает. Нет у русского народа поговорок из одного слова. У русского народа поговорки «Отрежь» нет. Зато у русского народа есть другая поговорка, – Иван Денисович начинал распаковывать рюкзачок, – семь раз отмерь, а уж потом…

На сей раз племянник не рисковал, слушая дядю с выражением Себастьяна, которое тот имел, пока становился святым. И долготерпение обычно вознаграждалось, поскольку сакраментальное «отрежь» доносилось уже из туалета. Племянник не терял времени, тут же набрасывал на себя куртку и улепетывал на работу.

Вечером же, возвратясь в квартиру, по звенящей тишине и застывшим позам домочадцев племянник сразу чуял мхатовскую паузу Ивана Денисовича и тоже замирал, боясь грубым вмешательством порвать нить народной мудрости.

– Из пруда! – доносилось наконец окончание волшебного афоризма, и племяш мог идти на кухню пить чай, поскольку «семеро одного не ждут», и от ужина ничего не осталось.

Ночью супруги лежали под одеялом, затаив дыхание, и прислушивались к обрывкам фраз, доносившихся из комнаты сына: «…век учись», «…легко в бою», «…неученье-тьма», «…ума не надо».

Часам к двум, когда в доме наступала абсолютная тишина, племянник тихонько целовал жену, однако стоило ему неосмотрительно скрипнуть кроватью, как из дверного проема раздавалась команда: – Милые бранятся!

– Только тешатся, – хором отвечали супруги.

– Муж да жена!

– Одна сатана, – чеканно звенело из-под одеяла.

Успокоившись и убедившись, что все в порядке и супруги любят друг друга, Иван Денисович неторопливо зажигал свет и присаживался на краешек кровати с ногами: «А ведь я, Татьяна, Лешку твоего вот таким вот знал. А, кстати, знаешь, в честь кого мы его Алексеем назвали?»

– В честь Алексея Тимофеевича Скорохутова, моего деда, – торопился заступиться за жену племянник.

– Эх ты, голова садовая, – накидывая одеяло себе на плечи и ласково щурясь, причмокивал Иван Денисович. – В честь деда, тоже мне. Кровь-то у вас родная. Это он вон Татьяне дед, а тебе он – де-душ-ка… Да, гляжу я на вас, аж завидно, какие вы молодые… Я вот тоже, бывало, всю ночь на танцах, а утром чуть свет на поля, если на работу не хотелось. И не уставал никогда. Тоже мог стариков часами слушать.

Тут Иван Денисович целовал племянника в лоб, потом долго искал выпавшую в постель челюсть, приподнимая то племянника, то его жену.

И лишь найдя пропажу, Иван Денисович окончательно закутывался в одеяло и засыпал.

ДРУГОЙ ДЕНЬ ИВАНА ДЕНИСОВИЧА

Не так давно, будучи в гостях у добрых моих знакомых, пришлось наблюдать мне одну любопытную сценку. Телевизор «Sharp» весело стоял на холодильнике «Samsung», чуть поодаль грустил кухонный комбайн «Moulinex», а рядом уютно урчал, готовясь к работе, ви­деомагнитофон. Осторожно, дабы не разрушить этой пасторали, я подкрался поближе к видеомагнитофону, пытаясь различить его марку. Но тут мои наблюдения были прерваны появлением хозяев, тех самых добрых моих знакомых, которых я уже упоминал и в гостях у которых я в тот момент находился.

– Ба, а ты что здесь делаешь, старина?! – развеселился милейший Евгений Павлович, хлопая меня по рукам.

Я в своей обычной манере загадочно ничего не ответил, и мы сели пить чай. Только тут я заметил, что знакомые мои были не одни: где-то, видимо, по дороге, воспользовавшись их известной тактичностью, прибился к ним омерзительный хлыщ с бегающими глазками, из породы тех надоедак, которых хлебом не корми, а дай варенья и оставь ночевать. Возмущение вскипело в моей душе, и я немедля решил помочь хозяевам избавиться от непрошеного гостя.

– Надолго к нам? – сразу спросил я.

Евгений Павлович удивленно вскинул брови, обрадованный моей внезапной помощью. Развивая успех, я выхватил из рук хлыща бутерброд с вареньем и заботливо осведомился, не слипнется ли его клоака от такого нектара.

– Ну зачем вы так, Иван Денисович, – сказал мне Евгений Павлович, вытирая варенье, которое брызнуло ему на брюки во время нашей с хлыщом борьбы. Увидев, что брюкам добрейшего Евгения Павловича нанесен непоправимый ущерб, я окончательно рассердился.

– Я знаю вашу деликатность, – сказал я Евгению Павловичу, – ваше радушие и гостеприимство. Однако я не позволю разным наглецам присасываться, как вампирам, к вашему варенью! В чужой монастырь, – добавил я, обернувшись к хлыщу, – со своим уставом – не лезь!

Чтобы эффект от моих слов был максимален, я по примеру шокотерапевтов выплеснул в лицо хлыщу стакан чая, но, к несчастью, в спешке я неправильно захватил стакан, поэтому к хлыщу обратилось не отверстие, а дно сосуда. Отверстие же обратилось к милейшей супруге Евгения Павловича, Екатерине Семеновне.

– Посмотри, что ты наделал, – я осторожно, стараясь не причинить лишней боли, поднял подол Екатерины Семеновны и показал хлыщу на ее бедра, обезображенные красными пятнами. – Теперь здесь волдыри бу­дут.

Екатерина Семеновна, словно в подтверждение моих слов, закрыла лицо руками, разрыдалась и выбежала из гостиной.

После этого мне, наконец, удалось сплавить прилипалу в коридор, где я взял его под локоть и внятно произнес:

– Хозяева устали, хотят спать. Час поздний.

– Я уйду, – нехотя сдался хлыщ. – А вы?

Я не стал говорить этому проныре, что мои отношения с Евгением Павловичем позволяли мне находиться в его доме столько, сколько я сочту нужным. Вместо этого я решил сделать вид, что тоже ухожу. Если бы я не пошел на такую простительную ложь, хлыщ мог найти предлог для задержки.

Кроме того, я не хотел афишировать перед посторонним человеком наших близких с Евгением Павловичем отношений. Ни к чему было давать лишней пищи для разговоров – все-таки Евгений Павлович занимал высокий (и довольно важный) пост.

Мы вышли. Я посадил прощелыгу на трамвай и проследил, чтобы вагон отъехал от остановки, после чего спокойно вернулся обратно, под дружеский кров, мысленно готовясь разделить раздражение хозяев, вызванное бестактностью спроваженного визитера.

Однако, к моему удивлению, дверь квартиры Евгения Павловича оказалась заперта изнутри. Вначале я было подумал, что ее захлопнул сквозняк (раньше такое бывало не раз), однако не мог же сквозняк выдуть на лестничную площадку все мои вещи, среди которых были и весьма интимные (вроде памперсов, но влагу не впитывающие)?

А поскольку я в тот вечер собирался ночевать у Евгения Павловича и уже облачился в его пижаму, стоять на лестничной площадке босиком мне было прохладно. Надевать же свои запачканные вещи, даже не выяснив, в чем дело, не хотелось.

Я позвонил. Изнутри щелкнул замок, и все снова затихло. «Вероятно, замок заклинило», – подумал я и громко крикнул:

– Не волнуйтесь, Евгений Павлович, сейчас мы его откроем, у меня есть отвертка!

Но не успел я по-настоящему приступить к работе и воспользоваться долотом, которое как нельзя более кстати обнаружилось у меня в чемоданчике, как дверь внезапно распахнулась, и я смог войти в квартиру, хотя и не весь.

Вероятно, что-то мешало открыться двери полностью. Я сказал:

– Отойдите, Евгений Павлович, я посмотрю, что там клинит…

– Ничего там не клинит, – отозвался Евгений Пав­лович.

Но я – то чувствовал, что дверь не только клинит, но и давит. Это меня насторожило.

– Что, – шепотом спросил я, – в квартиру забрался бандит и теперь, приставив к вашему затылку дуло пистолета, не дает вам говорить правду? Если это так, то подмигните мне, и я вызову милицию. Вместе мы их одолеем до утра.

– Не надо милицию, – как-то устало сказал Евгений Павлович. – Нет здесь никаких бандитов, просто мы спать хотим. До свидания.

– Ой, так вы уже легли! – у меня отлегло от сердца. – А я – то, голова садовая, вообразил себе Бог весть что. Давайте, я пожелаю Екатерине Семеновне спокойной ночи, да и пойду уж, пожалуй, к себе в комнату. Поздно уже.

– Я сам передам Екатерине Семеновне ваши пожелания.

– Нет-нет, это личное, – закокетничал я.

– Екатерина Семеновна спит и к тому же приболела.

– Так надо врача… Я мигом, только к телефону пустите, а номер я помню.

– Не надо врача… Завтра Екатерина Семеновна будет здорова.

– Так мне завтра зайти навестить? – догадался я.

– Зачем же завтра? – с обычным радушием заметил Евгений Павлович и, наконец, отодвинулся назад. Я шагнул вперед, но внезапно дверь несколько раз закрылась, и я потерял сознание.

Очнулся я в своей комнате в тот момент, когда Евгений Павлович с Екатериной Семеновной уже затолкали меня до пояса в целлофановый мешок.

– Вот ведь прихлопнуло меня сквозняком, – сообщил я, с интересом наблюдая за их действиями.

Екатерина Семеновна ойкнула и схватилась за сердце, а Евгений Павлович, сопя, продолжал натягивать ме­шок. До чего же деликатный человек. Боится, видимо, чтобы я не подцепил заразу от его жены, думал я, оглядывая комнату сквозь мутную пелену целлофана. Вдруг чьи-то сильные, добрые руки подняли меня к окну.

Ночной город выглядел замечательно даже через ме­шок. С девятого этажа отчетливо виднелись огоньки новостроек, телевышка, замерзшая река. А вот с высоты шестого, пятого, четвертого, третьего, второго и первого этажей ничего этого видно не было. Жаль.

Я выбрался из сугроба, в который упал мешок, и отправился навестить одного моего доброго знакомого, живущего тут же, неподалеку.

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ВИТАЛИЯ БИАНКИ ДЕТЯМ

Мои дорогие юные коллеги!

У многих из Вас дома живут ваши четвероногие друзья: столы, стулья, холодильники, телевизоры и собаки. А многие только мечтают завести себе подобного друга. Я желаю Вам, чтобы Ваши мечты осуществились, но хочу предупредить – принося в дом такого питомца, Вы берете на себя огромную ответственность. И не важно, будет ли это огромный, величавый «Шарп» или забавная декоративная «Комета-212»; и не важно, возьмете ли Вы Ваш «Панасоник» в клубе со всеми документами, подберете его на улице или одолжите у своих знакомых, пока никого из них не будет дома, – все четвероногие требуют одинакового внимания и ухода. Помните слова замечательного писателя и летчика Антуана де Сент-Экзюпери: «Ахтунг, ахтунг! В воздухе Покрышкин! Мы в ответе за того, кого приручили! Ахтунг!»

Не жалейте сил, не жалейте времени на Ваших питомцев, и Ваша забота окупится сторицей.

Приведу всего несколько примеров.

Дни и ночи проводил Алеша со своим «Грюндигом». А потом пошел в лес и заблудился. Первым забил тревогу Алешин «Грюндиг». Он стоял в углу и красноречиво молчал. «Наверное, что-то с Алешей!» – догадались родители мальчика, и отец сразу отправился в лес. Когда усталый и измученный Алеша вернулся домой, кто, Вы думаете, первым бросился ему на грудь? Не удивляйтесь, это была его мама. Все-таки мать есть мать, а «Грюндиг» есть «Грюндиг».

А вот другой случай. Однажды мальчик Витя отдыхал дома со своим «Шарпом». Неожиданно в квартиру вломились двое грабителей. Это были плохие, злые люди. «Шарп» это почувствовал и зарябил. И действительно, грабители хотели убить Витю. Мальчик испугался и за­плакал. Но на пути бандитов, заслоняя Витю своим широченным (29 дюймов) экраном, встал верный «Шарп». В ужасе кинулись злодеи в бегство, а «Шарп» бросился в погоню. Больше Витя не видел своего могучего друга. Когда из отпуска вернулись Витины родители, мальчик рассказал им о подвиге «Шарпа». Сначала папа и мама не поверили Вите, настолько невероятной показалась его история. Но потом они увидели, что «Шарпа» действительно нет, и очень опечалились. Не утешили их ни новая Витина кожаная куртка, ни новый Витин мопед. Нет, вся семья вспоминала о вечерах, которые так ловко скрашивал веселый затейник «Шарп». В конце концов, папа не выдержал и принес домой крошечный, неуклюжий «Изумруд». Они назвали его «Шарпом». Догадываетесь, в честь кого?

Но даже когда Ваш четвероногий друг уже не способен ни защитить, ни позабавить Вас, не стоит выбрасывать его на улицу или пытаться продать на рынке, выдавая за молодого. Нет. Ваш долг вести себя так, как вел себя Сережа Парамонов.

Его старенький «Акай» медленно угасал. У него отнялась антенна, он редко подавал голос и практически не двигался с места. Родители уговаривали Сережу избавиться от старика, обещая взамен подарить новый крепкий «Рекорд» пятого поколения. Однако Сережа был не­преклонен. Он не отходил от «Акая» ни на шаг, ухаживал за ним и – о, чудо! – старикан «Акай» начал медленно оживать.

Когда он ожил окончательно и даже попросил чего-нибудь поесть, Сережа и его родители сошли с ума. Вы думаете, от радости? Не знаю, не знаю. Я все-таки склонен полагать, что свою роль сыграл здесь фактор неожиданности.

С любовью, Ваш Бианки.

P.S. Дети! Пожалуйста, пусть это будет последнее мое открытое письмо. Не вскрывайте больше мою частную переписку!

О'ГЕНРИ

AMERICAN ДАРЫ

Молодожены Джек и Сьюзен были бедны. Джек говорил, что взял Сьюзен голую в обоих смыслах, а Сьюзен говорила, что у Джека за душой ничего нет, кроме дорогих часов.

И вот как-то приближался Новый год, а у Джека не было подарка для Сьюзен. «Fucking New Year! Fucking Suesan! Jack is a good boy", – печально думал Джек.

У Сьюзен тоже не было подарка для Джека, поэтому она размышляла по-английски так: «Fucking New Year!», и еще так: «Jack – son of a bitch! Пойду-ка я, Suesan, постригусь налысо, волосики продам, а на вырученные money куплю for Jack цепочку для его хваленых часов. А то, если я не сделаю ему никакой present, он развоня-ется на целую week». – «А я, – думал Джек, – не буду fool monkey. Пойду продам часики, а деньги пропью drinking whisky, и буду молодец, ой, то есть – good boy. А уж если я не смогу пропить все money, то тогда и куплю Suesan гребешок для ее жиденьких куцых hair».

Наступил Новый год. Приходит Джек домой и видит, что Сьюзен нигде нет, только под одеялом на их кровати кто-то шевелится и голосом Сьюзен говорит: «Wellcome, Jack! Я приготовила тебе впечетляющий present!» Джек был порядком выпимши, но несмотря на это откинул одеяло с некоторой оспаской.

Откинул и видит, что сидит на кровати лысая женщина и цепью машет. Но не золотой, а велосипедной. Расстроился Джек, выхватил подарочный гребешок и всан-далил его женщине в череп по самое Большое Хрусть.

Тут недоразумение разрешилось, и Сьюзен разрешилась от бремени, а уж последним, видя это, разрешился Джек.

Полились у модоженов слезы умиления (а у тебя, читатель, полились?), начали они рассматривать подарки и постепенно понимать, что love у них very strong, а жизнь у них – very well.

Тут пробило двенадцать, и happy супруги уселись за стол есть свой праздничный bull shit.

СЛУЧАЙ НА ДОРОГЕ

На правах рекламы

Вечерело. Шел крупный рождественский снег. Сосны мрачной стеной стояли по обе стороны лесной дороги, но в салоне автомобиля «Иж» с оцинкованным днищем и классическим задним приводом было тепло и уютно. Мягко, но мощно урчал мотор, скрывающийся целиком под красивым капотом с равномерной окраской, полностью соответствующей окраске остального кузова.

Гладкая, как стекло, дорога хорошо сцеплялась с другими дорогами в местах перекрестков.

Большие противоночные фары выхватывали из темноты лица водителей встречных машин с зажмуренными глазами. Терпеливые «дворники» сметали в стороны налипшие штрафные талоны.

Я включил автомагнитолу. Передавали стереофоническое шипение. Заслушавшись, я не заметил, как на дорогу прямо перед капотом выскочил, словно из-под земли, юркий маленький бампер. Что ж: от таких досадных поломок никто не застрахован, разве что владельцы импортных автомобилей, которым не жалко переплатить втридорога, лишь бы не запачкать руки настоящей мужской работой – поисками бампера в кювете.

Я с удовольствием вылез из теплого салона на холодный воздух. Приятно было размять затекшие от упирания в руль ноги. Я без усилия толкнул дверь, и она с легкостью захлопнулась, перерезав свисавший снизу ремень безопасности.

Тут у меня за спиной раздался неприятный шелест зарубежных тормозов. Не успел я обернуться, как передо мной возникла хрупкая девушка, сгибавшаяся под тяжестью знакомого мне бампера.

– Не ваш? – участливо спросила она.

– Что вы! – сказал я. – У меня бы не оторвался.

Мне было немножко неловко за эту ситуацию, как будто оторвавшийся бампер ставил под сомнения мои водительские способности.

– Да как же не ваш? – настаивала девушка. – Вон же, нет у вас бампера!

– Я свой дома в гараже оставил, – выкрутился я весьма остроумно. – Чтобы машина дышала.

– Чем?

– Ветром.

С этими словами я прыгнул в свой замечательный «Иж» и позволил дать газу не только машине, но и своему организму. Все-таки встреча была волнительной. Не каждый день твой бампер попадает в лобовое стекло «Мерседеса» с такой симпатичной девушкой за рулем и тремя такими крепкими ребятами в салоне.

Я свернул с дороги в лес, удивляясь, как хорошо «Иж» слушается руля, несмотря даже на простреленные колеса. Погасив габаритные огни следующими выстрелами, ребята из «Мерседеса» не рискнули съезжать вслед за мной в полынью. Ведь «Мерседес» гораздо тяжелее, чем «Иж», и вдобавок куда менее герметичен.

А вот моя машина создана специально для российских дорог и немного для российских рек – водой она наполнялась на удивление медленно. Прошло уже добрых полторы минуты, а она и не думала подниматься выше подбородка.

Но я все-таки решил опустить стекло и выплыть наружу. Для этого я начал медленно вращать ручку стеклоподъемника, и вскоре открутил ее от дверцы. «Ерунда, – подумал я, захлебываясь, – в любом магазине такая ручка не больше двадцатки стоит. А на „мерсе“, поди, сотней баксов не обойдешься. К тому же, там все электрическое, а электричество под водой бьется».

С этими мыслями я открыл дверцу, и меня смыло на заднее сиденье. Просторная все-таки машина «Иж»! Много воды в нее входит!

А потом пришел тягач, и мою красавицу вытащили на берег, немного поцарапав оцинкованное днище о прибрежные валуны. Я едва не расплакался, думая, что теперь мне придется распроститься с моим четырехколесным другом (автомобилем «Иж»), и я уже никогда не почувствую, что такое классический задний привод, и как приятно ощущать его напористую силу всеми ягодицами.

К счастью, машина «Иж» оказалась надежной, и через неделю я уже вовсю гонял на ней еще быстрее, чем прежде (прежде я ездил 40-50 км/ч, а теперь позволяю себе развивать до 45-50 км/ч).

Вот какие случаи бывают на дороге, если вы владеете машиной, у которой и цена – во! – и все остальное тоже можно отремонтировать.

Не попадись!

ЕСТЬ И ТАКИЕ НЕГОДЯИ

В результате операции «Вжик-антитеррор» в Москве обнаружен еще один подпольный завод по производству фальшивых «БМВ» и «Мерседесов».

Автомобили собирались в ужасных антисанитарных условиях с несоблюдением элементарных норм и даже размеров выходцами из Молдавии и Таджикистана. За день такой завод собирал до пятидесяти суррогатных «БМВ».

Пользуясь такими машинами, человек мог не только ослепнуть из-за отсутствия ветрового стекла, но даже умереть от страха при нажатии на клаксон.

Продукция этой фабрики распространялась через сеть ночных ларьков в районах Бибирево и Алтуфьево.

Подделку от настоящего автомобиля отличить нелегко, но можно. Во-первых, цена. Если настоящий «Мерседес» стоит от семидесяти до ста тысяч долларов, то поддельный продают за пять, а иногда и за четыре бутылки водки. Затем, в поддельных БМВ педали надо не нажимать, а крутить, а вот руль как раз не крутить, а нажимать. Слово «БМВ» на фирменном лейбле выдавлено русскими буквами с характерной ошибкой – вместо «БээМВэ» написано «БЭМЭВЭ» или даже просто «БЭМ». Подушки безопасности в подделках набиты пером и примотаны к рулю скотчем, а в зеркале заднего вида вставлено не зеркало, а фотография пустой дороги.

Словом, покупая автомобиль, будьте внимательны!

ПИСЬМО

Здравствуй, дорогой мой дедушка. Как вы там пьёте? Мы пьём хорошо. Не болеем. И маленький Славик пьёт хорошо, и Люся, и баба Вера. Ты пишешь, что тётя Зина уволилась с работы и стала пить хуже. Может быть, ей помочь чем-нибудь? А то мы все пьём хорошо и вполне можем помочь.

Деда Толя купил новый автомобиль и запил лучше прежнего.

Семёновы тоже пьют богато. Дом у них – полная чаша. По-доброму им завидуем.

Васильев устроился чиновником в министерство и теперь полностью пьёт там на государственные деньги.

Павел Михайлович начал выпивать. И это стало сказываться на работе. Наверно, его скоро уволят из сантехников. Им такие не нужны! Их звено борется за звание «Удовлетворительное звено», а не звено вы­пивох.

Артём съездил на два года попить в Америку. Там ему не понравилось. Надо вставать вовремя, иначе по тебе начнут ходить люди. А ещё там нельзя пить всё время, потому что вокруг много машин.

Ну, как говорится, пить пропить – не поле перепить.

А сейчас у нас в столице начался дачный сезон. В городе никого нет, все пьют за городом. Здесь замечательно! Тепло, светло и мухи не кусают. А может быть, кусают, но мы не чувствуем.

Тут недавно съездили в город (помыться, попить, как белые люди), а заодно и посмотрели футбол по большому телевизору на площади.

Было очень весело. Все пили, а чтобы не мусорить на земле, старались выбросить бутылки в космос или в большой телевизор. Потом мы размахивали флагами и жгли машины. Додик сжег одну, а я – три. Зато ему попался джип, а мне два москвича и их машина «Ока». Кто выиграл, не помню. Если знаете, сообщите. Было это недели три назад.

Извините, что долго не писали. Питьё было такое, что и писать было не о чем. Каждый день одно и то же. Но сейчас, вроде, пить стали интереснее. И в театры ходим, и в кино, и просто на стены в подъездах.

Как у вас там погода?.. А как у нас? Пишите. А то мы пьём хорошо, а как погода, не знаем.

До свидания, дедушка, с наступающим тебя Новым годом и всеми праздниками, которые в нем будут. Желаю тебе пить сто лет, кавказских закусок, сибирского похмелья и побольше интересных книг.

Твой внук Игорек

P.S. Пока письмо сохло, что-то дернуло меня взять да и посмотреть в паспорт. Сергей меня зовут, оказывается. Так что не вспоминай никакого Игорька, не ломай голову.

Твой внук Сергунек

ПРИМЕТЫ КОТОРЫЕ ПОМОГАЮТ МИССИОНЕРУ ВЫЖИТЬ (ИЛИ ПОМЕШАТЬ)


Примета: Пожар в джунглях.

К чему: Не к добру.

Что делать: Не курить в джунглях.


Примета: Наводнение в джунглях.

К чему: Не к добру.

Что делать: Не пить.


Примета: Засуха в джунглях.

К чему: К жажде.

Что делать: Пить.


Примета: Восстание туземцев.

К чему: Ни к чему.

Что делать: Объяснить это туземцам.


Примета: Не подвезли раствор.

К чему: К стройке.

Что делать: Курить.


Примета: Голый туземец.

К чему: К скандалу.

Что делать: Отдать одежду.


Примета: Голая туземка.

К чему: К скандалу.

Что делать: Скандалить.


Примета: Голый туземец и голая туземка.

К чему: К любви.

Что делать: Зырить.


Примета: Яма с кольями.

К чему: К травмам.

Что делать: Не подглядывать за голыми туземцами.


Примета: Большой костер.

К чему: К ожогам.

Что делать: Не курить в яме с кольями.

УИЛЬЯМ ШЕКСПИР

РОМЕО И ОТЕЛЛО

ОТЕЛЛО. Слышь, Ромео? Вот я негр, да?

РОМЕО (сонно) . Ну.

ОТЕЛЛО. Вот объясни мне, простому негру, чего вашим белым бабам надо?.. Ромео, ну ты спишь, что ли?!

РОМЕО. А?.. Что ты говоришь?

ОТЕЛЛО. Я говорю – чего белым бабам надо?

РОМЕО. Да то же, что и черным. Спи давай! Завтра рано вставать.

ОТЕЛЛО. Нет, я все-таки не понимаю… Вот я – молодой красивый черный парень. Богатый, да? Без пяти минут премьер-министр очень даже приличной страны на берегу океана. А ваши девки от меня бегают. Почему, Ромео?

РОМЕО. Понимаешь, Отелло, ты не городской. Это здорово бросается в глаза. Вот представь: будет с тобой дружить белая девушка…

ОТЕЛЛО. Когда?

РОМЕО. Я сказал, предположим. И вот дружит она с тобой, дружит, а потом изменит тебе.

ОТЕЛЛО. Почему?

РОМЕО. Скучно ей станет. Ты ведь в театр ее не поведешь, верно?

ОТЕЛЛО. Верно.

РОМЕО. Ага. Целый день в постель да в постель… Вот она и изменит тебе с тем, кто ее пригласит в театр. А когда она тебе изменит, ты ж ее удушишь?

ОТЕЛЛО. Удушу, как котенка.

РОМЕО. Ну, вот видишь?.. Спи.

ОТЕЛЛО. А если тебе девушка изменит, Ромео?

РОМЕО. Плюну и другую найду. Уж травиться не буду.

ДЖУЛЬЕТТА. Где это ты другую найдешь?

РОМЕО (шепотом). Не лезь! Видишь, он не спит еще?

ОТЕЛЛО. Кто там у тебя, Ромео?

РОМЕО. Белая женщина. Спи, Отелло.

ОТЕЛЛО. Ну и сволочь же ты, Ромео! Вот если б ты ко мне приехал, я бы двух женщин привел. Тебе и себе… (крадется к кровати Ромео ) Можно к вам? Девушка, как вас зовут?

РОМЕО. Отелло, угомонись!

ОТЕЛЛО. Жадина-говядина, соленый огурец!


Офелия и Дездемона вносят в комнату Гамлета.


ОФЕЛИЯ. Забирайте своего философа!

ДЕЗДЕМОНА. Он у нас заснул в комнате.

ГАМЛЕТ (включая свет ). Офелия! Дездемона! Давайте целоваться!

ДЕЗДЕМОНА. Ух, ты! У вас тут негр!

ОТЕЛЛО (приглаживая волосы ). Отелло! Только я не совсем негр. Я скорее мавр.

ДЕЗДЕМОНА. Один хрен. Обожаю черненьких!

РОМЕО. Ну, все, поспали…

ДЖУЛЬЕТТА. А я тебе говорила, надо было у моих оставаться.

РОМЕО. Да ну, на фиг. Они меня с дерьмом съедят. Опять пристанут с ножом к горлу: «Когда вы женитесь, молодой человек, когда вы женитесь?» Вот упиться им на свадьбе главное…

ДЖУЛЬЕТТА. Не говори. А если узнают, что мы тайно расписались, а свадьбу зажилили, то и меня убьют вместе с тобой.

ГАМЛЕТ (тупо глядя в пустой у гол ). Здравствуй, папа! Вышли денег! Мой дядя – подлец! Меня засосала опасная… (падает на кровать, засыпает; Офелия пытается снять с него ботинки .)

ОТЕЛЛО (усаживая Дездемону на колени ). Слышь, Ромео! Вот Гамлет – человек! Он ко мне если приедет, я ему сто Офелий приведу!

РОМЕО. Ага, черных. Со страусиными перьями в заднице.

ОТЕЛЛО. Дурак ты, Ромео. У нас и страусов-то нет.

ДЕЗДЕМОНА. Пацаны, тушите свет!

ОТЕЛЛО (шлепая к выключателю ). Терпеть не могу жадных белых Ромео. Все трагедии из-за них.


Отелло тушит свет. В темноте слышен визг Офелии и хохот Дездемоны. Храп Гамлета постепенно перекрывает звуки любви.

Занавес.

ЛУЧШЕЕ – ДЕТЯМ

Дорогие ребята! Вы не представляете, в каком счастливом месте вы живёте! И в какое счастливое время!

Трудно себе представить, что ещё сто лет назад к детям относились плохо. Их вообще не считали за людей. К примеру, если ребёнок матерился в присутствии взрослых, его могли наказать. Никакого клея «Момент» тогда не было и в помине, а был только клей на казеиновой основе, который нюхай не нюхай – толку никакого.

Плохо относятся к вашим сверстникам и за рубежом. Их заставляют там не только ходить в школу, но и возвращаться обратно.

То ли дело наша держава! Обманчивое, кстати, слово «держава». Вот уж где никто никого не держит, так это у нас. Полная свобода! Хочешь – иди в школу, не хочешь – иди в гимназию. Хочешь – нюхай клей, не хочешь – ложись спи. Хочешь ранней половой жизни – пожалуйста, не хочешь – спасибо.

Всё для тебя!

Вот и наш сегодняшний выпуск – это тоже подарок тебе. Если ты не умеешь читать (ну, знаешь, некогда было учиться), то ты об этом, к сожалению, не узнаешь. Но мы всё равно тебе его дарим: не умеешь читать, но подтираться же ты умеешь? Вот и подтирайся на здоровье! Глядишь – что-нибудь полезное да осядет в тебе.


УЧИТЕСЬ УПРАВЛЯТЬ САМОЛЕТОМ ЗАОЧНО

Восемь причин, по которым я решил научиться управлять самолетом заочно

1. У меня уже есть самолет

Купил я недавно за бесценок подержанный самолет, не помню, правда, какой. После аварии под Семипалатинском он выглядел не совсем целым, но я подлатал его, а вот водить так и не научился. Управляют им по доверенности то друг, то жена. А другу я как раз не очень доверяю, особенно после той аварии под Семи­палатинском. А жене я не очень доверял и до аварии. А уж когда они вместе садились за штурвал!… Не знаю, чем уж они там занимались, но самолет под Семипалатинском грохнулся, это факт. Черный ящик нашли, однако там оказалось всего две фразы. Жена сначала сказала другу: «Мне нравится, когда ты помогаешь нам штурвалом!», а друг ответил: «Тогда убери затылок». И все. Самолет упал. «Нет, – решил я тогда, – теперь сам научусь управлять самолетом и сам буду помогать своей жене штурвалом. И узнаю, кстати, что это такое: штурвал».

2. Это модно

Признаюсь по секрету: все мои друзья умеют управлять самолетом. Один Я до сих пор не умею.

3. Это модно

Раскрою вам душу: в моей компании один я не умею управлять самолетом. Остальные летают – ого-го!

4. Это модно

Неудобно говорить об интимном, но я завидую друзь­ям. Они все умеют управлять самолетом, а я – нет. Друзья катают в кабинах девушек и мою жену. Это неприятно.

5. Это улучшает память

У меня очень хорошая память на лица. Это модно. А вот даты и числа я помню очень хорошо. Например, «один» – это число, а «первого» – уже дата. Если же я научусь управлять са­молетом, то справлюсь и со своими эмоциями.

6. Это излечивает от склероза

Говорят, бывали и такие случаи. Летит человек, летит, а потом что-нибудь да и вспомнит. К примеру, что забыл выключить утюг в Саратове. Или всю свою жизнь. Проносится она у него в одно мгновенье перед глазами. Как Русь. Или как птица-тройка. Не помню, есть ли такая птица, но твердо знаю, что это – модно.

7. Это ликвидирует забывчивость

Вообще-то я ничего не забываю. Особенно я не могу забыть, что решил научиться управлять самолетом. Все мои друзья умеют управлять, а я в свое время поленился.

8. Это можно

Все мои друзья говорят, что можно научиться управлять самолетом, да и катать потом чужих жен за здорово живешь. Это здорово!


9. Это престижно


Когда человек моих лет и моего положения вдруг появляется в компании друзей на своем самолете и с сигарой в зубах, это свидетельствует о его платежеспособности. Он берет у друзей жену, занимает много денег, прыгает в самолет и – фьють! Плакали ваши денежки! Это хороший кусок хлеба на всю жизнь. Да и месть неплохая.

10. Это поможет найти мне работу

Недавно пришел устраиваться в центральную клинику. «Кем вы хотите у нас работать?» – спросили меня. – «Главврачом» – ответил я. «А самолетом ты управлять умеешь?» – «Нет», – признался я. Все – до свидания. Иди, учись.

11. Это опять я

Я еще не надоел вам со своими самолетами? Меня многие упрекают в дотошности и любви к самолетам. Некоторые даже в шутку называют Истребителем. Истребителем терпения. Ну уж простите, что не смог уложиться в десять пунктов, и теперь объясняюсь в один­надцатом. Вы все-таки хотите знать, почему я желаю научиться править самолетом? Глупые, это же модно! Вы только представьте: вы за штурвалом, рядом жена готовит ужин, а мотор так убаюкивающе: бдюбь-бюдюбь-бюдюбь… Все лучше, чем водку жрать. Это не модно. Новое поколение выбирает пепси и самолеты. Спокойно так ходит и выбирает, потому что у нового поколения денег куры не клюют.

12. Это модно

Последнее по порядку, но не по значению. Все мои друзья умеют управлять самолетом, а я – нет. Скоро уже в нашей эскадрилье меня все засмеют. Надо наконец научиться.

ЗАЯВЛЕНИЕ

Начальнику Новосибирской Высшей Заочной школы пилотов-мастеров народному летчику России испытателю Судьбы с большой буквы мужественному герою МАНГЫШЛАКОВУ П. Т. посвящается это

Заявление

Прошу зачислить меня в первую учебную эскадрилью Высшей заочной школы пилотов– мастеров им. мужественного героя Мангышлакова П. Т., поставить на довольствие и на все, что у вас там полагается, даже если это неприятно. А если это приятно, то можно поставить даже два раза, в правую и в левую.

Клянусь стойко переносить и никогда не уронить. Если же я уроню, то, пожалуйста, дайте другую.

Летать мечтал с детства. Потом – прошло, а сей­час – осознанно. Хотя здоровье и не позволяет мне явиться лично, при первой возможности я обязательно вылечусь, чтобы самому все испытать. Примите меня в свою пилотскую семью в качестве заводилы. Я завожусь с пол-оборота, потому что так устроен мир. Все пройдет, и печаль, и радость, и когда это все пройдет, я обязательно приеду лично, а обратно надеюсь улететь.


Резолюция: Не возражаю, хотя и умею.

Мужественный герой Мангышлаков


ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ КУРС ВЫСШЕЙ ЗАОЧНОЙ ШКОЛЫ ПИЛОТОВ-МАСТЕРОВ

Вводное занятие (урок мира)


ТЕМА: Мир во всем мире, даже в Болгарии.

РАСКРЫТИЕ ТЕМЫ: Господа курсанты! Прошу подмести территорию, после чего все свободны.

РЕЗЮМЕ: Все народы хотят мира, поэтому беспрерывно воюют за него.

Первое занятие

ТЕМА: Кабина – самая неотьемлимая часть самолета.

РАСКРЫТИЕ ТЕМЫ: Господа курсанты! В кабине есть штучки, за которые можно и нужно дергать, штучки, за которые дергать нельзя, и штучки, за которые дергать бесполезно, хотя и приятно.

РЕЗЮМЕ: Мастерство летчика заключено в умении дернуть нужную штучку в нужный момент.

ВТОРОЕ РЕЗЮМЕ: Надолго занимать кабину неэтично. Вы в самолете все-таки не одни.

Второе занятие

ТЕМА: Пилотская кабина – место, откуда правят са­молетом.

РАСКРЫТИЕ ТЕМЫ: Господа курсанты! Вопросы есть?

РЕЗЮМЕ: Пилотская кабина – не место для развлечений.

ВТОРОЕ РЕЗЮМЕ: Пилотскую кабину занимать нужно все время, иначе самолет упадет.

Третье занятие

ТЕМА: Мотор и крылья – куда без них?

РАСКРЫТИЕ ТЕМЫ: Господа курсанты! Хотя мотор самолета расположен между крыльями, это не повод для грязных шуточек и сравнений.

РЕЗЮМЕ: Повод для грязных шуточек – женщины и неудачи товарищей с ними.

Четвертое занятие

ТЕМА: Бортовое вооружение (для военных типов машин).

РАСКРЫТИЕ ТЕМЫ: Господа курсанты! Наземные и воздушные цели будут поражены уже тем, что вы откроете по ним огонь. Кстати, крантик вот.

РЕЗЮМЕ: Побеждает тот, у кого больше крантик.

Пятое занятие

ТЕМА: Катапульта – самая отъемлемая часть самолета.

РАСКРЫТИЕ ТЕМЫ: Господа курсанты! Всем вам с детства знакомо кресло-качалка. Теперь перед вами кресло-скакалка. Катапульта у нас учебная, поэтому на эти никелированные подставки для ног внимания можете не обращать.

РЕЗЮМЕ: Смелый не захочет, трусливый побоится (хорошо бы перевести эту замечательную фразу о катапульте на латынь).


АТТЕСТАЦИОННЫЙ ЛИСТ ЛЕТЧИКА-ЗАОЧНИКА


Предмет Оценка

1. Физика………………………………………… Хорошо

2. Химия………………………………………….. 3 года

3. Взлет……………………………………………. Хорошо

4. Посадка………………………………………. (болел, не аттестован)

5. Запрыгивание в кабину на месте………. Отлично

6. Запрыгивание в кабину на ходу………… Хорошо

7. Запрыгивание в кабину налету…………. Хрен запрыгнешь

8. Высший пилотаж…………………………….. Куда там

9. Просьба отойти от винта………………….. Грубая, без «пожалуйста»

10. Вхождение в «штопор»………………….. Отлично, хотелось бы еще суток на пять

11. Преодоление страха высоты 10000 метров… Неудовлетворительно

50 метров…………………………………………. Неудовлетворительно

О метров…………………………………………… Отлично (посмертно)

После сдачи государственных экзаменов присвоена квалификация (нужное подчеркнуть):

КАТЕГОРИЯ А. Летчик с разрешением разбега по СНГ без права взлета.

КАТЕГОРИЯ В. Летчик с разрешением на взлет над СНГ без права посадки.

КАТЕГОРИЯ С. Летчик с разрешением на посадку в городе Кулунде без права выхода из самолета.

КАТЕГОРИЯ D. Летчик-тамада.


РЕЧЬ ПЕДАГОГА-ВОСПИТАТЕЛЯ ШКОЛЫ ЛЕТНОГО МАСТЕРСТВА АЛЕКСЕЯ МАТРОСНИКОВА НА ВЫПУСКНОМ ВЕЧЕРЕ


Дорогой друг!

Сегодня у тебя радостный и немного грустный день. Радостный потому, что ты у нас всегда радостный, а немного грустный потому, что немного грустно видеть всегда радостного человека, которого уже никакие лекарства не способны вывести из этого состояния. Хотя зачем нужны лекарства тому, кто завтра взмоет в небо с нашим дипломом об окончании заочной школы летного мастерства?..

Вот он, этот диплом. Бери его, он твой. Прозвенел, наконец, последний звонок… По крайней мере, ты обещал, что этот звонок – последний, и что начальник летной школы больше не будет подскакивать с постели в три часа ночи, не зная, за что ему хвататься: то ли за телефонную трубку, то ли за ухо, в котором звенит – бедняга и днем-то не может как следует соразмерить силу поднесения трубки к уху, а уж спросонья обычно валит себя на пол одним ударом, не успевая даже сказать: «Але».

Но не будем ворошить прошлое, дабы оно снова не разгорелось. Лучше вспомним, как ты пришел к нам в школу не оперившимся еще птенцом и в тот же вечер на кухне оперился с помощью своих товарищей. Сначала, конечно, ощерился, но потом все-таки оперился.

Первое время ты сильно скучал по дому, по маме, по родным… До того сильно, что майор Мухаметдинов не выдержал и сделал к тебе домой боевой вылет. После этого письма стали приходить реже, какие-то суховатые, на бланках с печатями. И тогда ты первый раз обрадовался, да так, что мы все испугались, а ты – нет. Ты радуешься до сих пор. Ты стал душой компании.

Помнишь вечера с гитарой над учебниками, пылающими во тьме? А прыжки с парашютом вокруг костра? А промокшую палатку и вопрос: «Кто это сделал?» А день рождения командира полка? Помнишь?.. Тебе как лучшему пилоту поручили поздравить командира по-мужски, по-авиационному, и ты, стиснув зубы, на его ошеломленных глазах выписал гигантское «Поздравляю!» в воздухе – выписал рукой, даже не привстав со стула. Что за милая шалость!

Но не только в баловстве ты был первым, ты был первым и в деле. Когда остальные курсанты только-только начинали отрабатывать взлет, ты уже вовсю отрабатывал самолет (кстати, за тобой еще тридцать шесть миллиардов рублей, если не учитывать стоимость наземных построек). А ведь сначала ты боялся даже подойти к летному полю… Однако через каких-то пару недель тебя от самолетов нельзя было отогнать и палкой. Только двумя, да и то если между ними была цепочка.

А твоя потрясающая сила воли? Ты твердо пообещал бросить курить и бросил! Жаль только, что все легкомысленно отнеслись к твоему обещанию, а ты бросил курить в столь неподходящем месте (именно тогда город подумал: учения идут). Не-е-ет, твоей силе воли позавидовал бы сам мужественный герой Мангышлаков, если бы ему вовремя пересадили кожу после того, как ты бросил курить.

А твоя вызывающая удивление доброта, из-за которой развелся майор Мухаметдинов, а лейтенант Павлюченко за ночь поседел?

А твое чувство локтя, из-за которого телефонистка Ниночка перестала носить мини-юбки?

А твоя первая любовь, ставшая для всех последней каплей?

Всего этого не забыть никогда. Не забыть и того случая на преддипломной практике, когда старенький генерал ФСК, с трудом подбирая слова, пытался убедить тебя не рисковать, а ты заметил с застенчивой улыбкой: «Кто не рискует, тот не пьет шампанское», и мы сразу подвезли тебе шампанское, деньги, наркотики, оружие, чтобы ты все-таки не рисковал, но ты рискнул, и у тебя внезапно получилось, чего не отрицает даже шведское правительство.

Много всего было. Ты возмужал. И отныне мы больше не учителя, а ты – не ученик. Отныне ты – наш коллега. Поэтому во время лобовой атаки поблажек больше не жди. Мы сделаем все, чтобы одним нашим коллегой стало меньше.

В добрый путь!

ГАНС ХРИСТИАН АНДЕРСЕН,

СНЕЖНАЯ КОРОЛЕВА, ИЛИ ГОТОВЬ САНИ ЛЕТОМ

Жил как-то в городе Йохантреваре честный, но бедный учитель Петр Койролампенен. И была у него любимая девушка по имени Оуреньку. Отец ее был знатным торговцем и не хотел выдавать Оуреньку за бедного, но, к сожаленью, беспросветно честного учителя. Надо заметить, что и сама Оуреньку не горела желанием разделить брачное ложе с учителем физики начальных классов. А если уж быть откровенным до конца, то и учитель Петр был не то чтобы против, но просто ничего не знал ни о существовании Оуреньку, ни о ее отце, знатном и жадном торговце писчими принадлежностями. Единственное, что по-настоящему занимало Петра, была физика твердого и желательно молодого тела, то есть тела самого Петра. Иными словами, Петр служил учителем физической культуры в школе № 1 города Йохантреваре-7.

Поскольку успехи учителя Петра Койролампенена в деле физической культуры были весьма внушительны, хотя по его тщедушному виду можно было скорее предположить, что Петр только что выиграл дуэль со смертью с помощью группы реаниматоров, а, впрочем, подобное с учителями физкультуры в Йохантреваре случается сплошь да рядом, постольку ему и не надо было эти успехи расширять. Это давало Петру возможность целиком и полностью предаться его любимому занятию – сочинению сказок. Целыми днями Петр прогуливался по узеньким улочкам старого Йохантреваре в цилиндре, надвинутом на глаза, с тростью, засунутой не будем говорить куда, и длинным шарфом, закинутым далеко за спину, туда же, куда и трость. Он угощал пряниками мальчишек и рассказывал им сказки о маленьком чайничке Тытху, который любил падать со стола и разбиваться вдребезги, о злом трубочисте Эйсаа, который не прощал долги бедным учителям, о любопытной сигаретке Кэймола, которая любила прожигать диван преподавателям физкультуры, о своем физическом совершенстве и о многом, многом другом.

Но более всего полюбилась детям история о Снежной Королеве.

– Далеко за Полярным кругом, там, куда пастух Сырнуваре не гонял телят, живет Снежная Королева, – начинал свою историю Петр, уютно закутавшись в шарф и оглядывая детвору в поисках бычков. – Так вот, у этой королевы знаете, что было между ног?

– Знаем! Лед! Ты уже рассказывал! Теперь про грудь давай!

И Петр давал и про грудь, и про ягодицы, и про бедра. Замирая от сладкого ужаса, детишки узнавали, что и бюст у Снежной королевы был изо льда, и попа, и ляжки тоже были изо льда или, на худой конец, из снега. И только одного у Снежной Королевы не было – сердца. Иначе говоря, не было у Снежной Королевы желания спать со Снежным Королем, Петром Койролампененом.

– Прикиньте, дети, – продолжал Петр. – Все тело, как из алебастра, талия – я балдею, соски, как грецкие орехи, и такое богатство пропадает за Полярным кру­гом…

Наиболее внимательным слушателем Петра был мальчик по имени Кай, а по фамилии – Метовайнен. Этот самый Кай часто сравнивал Снежную Королеву из сказки со своей знакомой девочкой Гердой. Сравнение было не в пользу последней. Но в маленьком городке Йохантреваре капризничать не приходилось. Выбор был невелик – или Герда, или Пферда. Никаких Снежных Королев – только уголь, много работы, много снега и раз в год гастроли борделя из соседнего городка Ко­пенгаген.

Поэтому и не удивительно, что, когда через город Йохантреваре случайно проезжала Снежная Королева, Кай вцепился в ее сани с такой силой, как будто хотел задушить учителя Петра. Это понравилось Снежной Королеве, и она увезла Кая с собой за Полярный круг.

Девочка Герда не хотела состариться девочкой, подобно Пферде. И тогда Герда решила разыскать Кая. Сначала она обошла всю квартиру, потом весь Йохантреваре и даже два раза заглянула в булочную дядюшки Теппонена, куда Кай ни разу не заходил по причине того, что дядюшка Теппонен обещал его убить при первой возможности. Но Кая нигде не было.

– А Кай того, тю-тю, – сказал Герде учитель Петр, рассматривая свои поцарапанные ладони. Ему пришлось отцепиться от саней Снежной Королевы где-то на выезде из Йохантреваре, потому что он забыл рукавицы и то, зачем он зацепился за сани. – Кай теперь большой человек, – продолжил Петр. – Он сейчас за Полярным кругом со Снежной Королевой чмокается… Кабы я не отцепился… Эх, да что там!..

… Прошло много лет. Бедный, но честный учитель Петр женился на Снежной Королеве, которую мошенник Кай бросил с ребенком. Вдобавок, Кай украл у нее сани и несколько дворцов – не только за Полярным кругом, но и на Ривьере, где живет сейчас с Шоколадной Принцессой Малибу. Герда вышла замуж за шахтера – его имя писать не будем, там вообще язык сломаешь. А девушка Оуреньку, с которой мы начали нашу историю, так ничего и не узнала в этой жизни, хотя прожила ее хорошо и богато.

Что касается Пферды, то ее судьба – это судьба Красной шапочки в квадрате. Мало того, что у нее съели бабушку, так еще и выяснилось, что завещание было составлено не по форме, на чужое имя Кай.

Иными словами, этому подлецу все сходит с рук, а справедливости в Дании как не было, так и нет. Впрочем, и в Финляндии тоже. Крибле-крабле-бумс.


home | my bookshelf | | Самоучитель по ловле Бен Ладена |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу