Book: Святой в Лондоне



Святой в Лондоне

Лесли Чертерис

Святой в Лондоне

Часть первая

Фонд Саймона Темплера

Глава 1

Не было ничего необычного в том, что, ступая на землю Англии, Саймон Темплер ожидал неприятностей. Неприятности были его призванием: за последние десять лет он их пережил столько, сколько хватило бы на десяток жизней трех-четырех обыкновенных людей. И было бы удивительно, если бы он после столь бурных событий в прошлом в будущем надеялся на безмятежное спокойствие, нарушаемое только щекочущими нервы пари на яйценоскость леггорнов. Но, пожалуй, самым необычным для Саймона Темплера было то, что ожидаемые им неприятности на этот раз не были следствием его собственных просчетов.

Ясным солнечным днем он легким шагом сошел по трапу парохода "Трансильвания". Его мягкая серая шляпа была лихо заломлена над одним глазом, а плащ небрежно перекинут через плечо. У Темплера было с собой два пистолета: один в кармане, другой, более тяжелый, под мышкой, но Саймон с бестрепетной улыбкой взглянул в лицо таможенника поверх своих залепленных наклейками чемоданов и иронически проглядел предложенный ему перечень облагаемых пошлиной и запрещенных к ввозу предметов.

– Значит, так, – сказал он, – я везу громадное количество шелков, парфюмерии, вина, виски, табака, срезанных цветов, часов, кружев, яиц, пишущих машинок и взрывчатки. Да, где-то у меня еще спрятан опиум и парочка гаубиц...

– Не вижу здесь абсолютно ничего смешного, – проворчал таможенник и начертил на его багаже какие-то таинственные знаки, которые открыли Темплеру вместе с его пистолетами ворота в Англию.

Он прошел через окрашенное в казенный цвет помещение таможни, изредка жестом прощаясь со своими бывшими попутчиками по пароходу. Американский банкир из Огайо, проигравший Темплеру три тысячи долларов в покер, добродушно ухватил его за пуговицу.

– Обязательно найдите меня, когда в следующий раз будете в Уапаконете, – сказал он.

– Непременно найду, – серьезно ответил Саймон. Тут он увидел черноволосую девушку с темно-серыми глазами, с которой сиживал под луной на палубе. Девушка была очень миловидной.

– Может быть, вы однажды приедете в Сакраменто? – спросила она.

– Возможно. – Саймон мимолетно улыбнулся и прошел мимо, а темно-серые глаза с грустью следили за ним.

Но за высокой стройной фигурой Саймона следила и другая пара глаз, владелица которых хранила собственные воспоминания о его загорелом лице и улыбке, которая играла на его твердых губах и в веселых голубых глазах. Эта пара глаз принадлежала мисс Гертруде Тинуиддл, которая всю дорогу страдала от морской болезни и вообще на палубу не выходила.

– Кто этот человек? – спросила она.

– Его зовут Темплер, – ответила ее спутница, которая, казалось, знала все. – Согласитесь, в нем есть что-то странное. Не удивлюсь, если он окажется каким-нибудь гангстером.

– Но он выглядит как... настоящий кавалер, – робко заметила мисс Тинуиддл.

– Фи! – сердито фыркнула ее спутница и вновь принялась убеждать непреклонного таможенника, что провозимых ею двадцати четырех шелковых платьев не хватит даже нищенке, отправившейся на уик-энд.

В другом конце здания сержант Гарри Джексон, детектив полицейского участка в Саутгемптоне, сказал констеблю Эрнесту Поттсу:

– Видишь того высокого человека в сером твидовом костюме? Красавчик, правда? Так вот, хорошенько запомни его в лицо.

– А кто это? – спросил констебль Поттс.

– Это, – ответил сержант Джексон, – мистер Саймон Темплер, он де Святой, и возможно, ты видишь перед собой самого ловкого мошенника наших дней. Он совершил уже все мыслимые преступления, начиная от убийства, я сам тебе может о них рассказать, но никто ни на чем не смог его поймать. А поглядеть на него – так подумаешь, что его совесть чиста, как у новорожденного.

Последнее высказывание сержанта Гарри Джексона лежало ближе всего к истине: Святой никогда не задумывался, есть ли у него совесть вообще; а если она и была, то ее действительно ничто не отягощало. Без всякого смущения он взглянул полицейским в глаза и, пройдя мимо, небрежно сделал рукой приветственный жест, который не выказывал никакого уважения величественным слугам закона.

– Видал, какова штучка? – негодующе осведомился Джексон.

Но Саймон Темплер, которого называли Святым, не расслышал этих слов. Он просто не обратил на них внимания. Стоя на станционной платформе, постукивая сигаретой о платиновый портсигар, Саймон задумчиво и внимательно разглядывал поезд. Он знал, что его кто-то встретит, но знал также и то, что встреча эта не будет ни дружественной, ни теплой; к тому же он и представления не имел, как выглядит встречающий. Призванием Святого действительно были неприятности, но он умудрялся оставаться в живых уже тридцать два года именно потому, что всегда угадывал, откуда эти неприятности возникнут, и встречал их в полной готовности.

– Грузить багаж в вагон, сэр? – спросил носильщик, следовавший за Святым с тележкой.

Святой внимательно оглядел оба чемодана и дорожный сундук.

– Давайте, Джордж, – пробормотал он. – Ведь с такой поклажей далеко не убежишь, правда?

Он взял только маленький чемоданчик со всем необходимым и приглядел за тем, чтобы остальные вещи отправили к нему на квартиру на Пиккадилли. Под мышкой он держал заветную черную книгу и внезапно подумал, что есть более удобный способ замаскировать ее, чем переброшенный через плечо плащ. Святой остановился у книжного киоска и взглянул на тома книг, предлагавшихся для развлечения путешественников. Сейчас его выбор диктовался скорее размером, чем содержанием.

– Я возьму вот эту, – сказал он, и продавец выпучил глаза, когда увидел, что покупатель заплатил три полукроны за опус под названием "Секрет ее свадьбы".

Увидев на столбе рядом с киоском указатель "Туалет", Святой вошел туда. В туалете никого не было, а ему потребовалось всего несколько секунд, чтобы снять интригующую яркую суперобложку с только что купленного тома и обернуть ею свою книгу. Суперобложка подошла идеально. Выбросив секрет свадьбы незнакомой леди в окно, Святой вышел с книгой в руке: никому из наблюдавших за ним и в голову бы не пришло, что под яркой обложкой скрывается уже другое содержание.

До отхода поезда оставалось еще несколько минут, и Святой неспешно прошел по платформе, выбирая вагон. Если встречающий или встречающие были на вокзале, он хотел бы максимально облегчить им задачу. Он прошел вдоль всего поезда, повернулся и вошел в пустое купе вагона для курящих. Уложив чемоданчик на полку и бросив книгу и плащ на угловое сиденье, он высунулся из окна и еще раз медленно оглядел платформу.

Мужчина лет сорока пяти, с военной выправкой, орлиным носом и черными вислыми усами, медленно, не оглядываясь, прошел мимо окна купе, постоял, покачиваясь с пятки на носок и невидяще глядя на заклеенную плакатами стену, а потом вернулся и снова прошел мимо окна купе, обойдя по пути группу провожающих кого-то людей. У следующего вагона он вновь остановился.

Святой ни разу не взглянул прямо на того человека; лениво-терпеливое выражение его загорелого лица не изменилось, но он наблюдал за каждым движением человека с военной выправкой. И Саймон Темплер ни на минуту не усомнился в том, что этот человек по крайней мере один из тех встречающих, которых он ожидал увидеть.

Возле вагонов поезда возникла запоздалая суета, захлопали двери, раздался свисток кондуктора. Саймон, докуривая сигарету, остался у окна и заметил, что человек с военной выправкой сел в соседнем купе. Паровоз с шипением выпустил клуб пара, и платформа медленно поплыла назад.

Саймон выбросил сигарету и устроился в своем углу. Он листал страницы черной книги, освежая в памяти ее содержание, и делал это скорее бессознательно, чем осознанно: в этот момент он нервничал так же, как и любой другой человек, с беспокойством ожидающий предопределенного судьбой события. Святой знал практически наизусть каждую строчку этой удивительной книги – на пароходе у него было достаточно времени, чтобы изучить ее от корки до корки. Пятьдесят против одного, что человек с военной выправкой тоже был упомянут в книге, но было очень непросто угадать, под каким именем он там выступал.

По вагону прошел проводник и собрал билеты, и только через пятнадцать минут дверь купе Святого открылась снова. Саймон закрыл книгу и поднял глаза с раздраженным любопытством, отличающим любого пассажира, который сумел один занять целое купе и уединение которого бесцеремонно нарушено в самый последний момент. Человек с военной выправкой закрыл дверь и прислонился к ней спиной; его лицо было мрачным и отнюдь не свидетельствовало о сто благожелательности.

– Ну-ка отдайте мне книгу, – потребовал он хмуро.

– Какую, эту? – разыграв невинное удивление, ответил Святой и поднял "Секрет ее свадьбы". – Пожалуйста. Но только, братец, когда дочитаю. Не думаю, правда, что книжка вам понравится. Я дошел до того места, где она обнаруживает, что ее муж – настоящий варвар в постели в...

Человек грубо оттолкнул безобидно выглядевший том.

– Не эту, – резко сказал он. – Вы прекрасно знаете, какую книгу я имею в виду.

– Боюсь, что не знаю, – ответил Святой.

– Вы также прекрасно знаете, что я с вами сделаю, – сказал незнакомец, – если вы не отдадите мне книгу.

– Даже и не догадываюсь, – мягко ответил Саймон и покачал головой. – Может, отшлепаете меня и поставите в угол?

Губы человека беззвучно шевелились. Он протиснулся мимо Святого в глубину купе и выхватил из кармана небольшой пистолет. Действие было настолько непрофессиональным, что Святой легко опередил бы его, но он хотел посмотреть, как далеко готов зайти незнакомец.

– Ладно, – проскрипел человек, – придется мне самому взять книгу. Ну-ка поднимайте!

– Что поднимать? – изобразил непонимание Святой.

– Руки поднимайте. И без всяких там штучек, не то пожалеете.

Саймон лениво поднял руки. Его чемоданчик лежал на полке прямо над головой, а ручка находилась всего в нескольких сантиметрах от пальцев.

– Я полагаю, старина, что сюда вот-вот пожалуют санитары из психушки, – протянул он. – Или вы воображаете себя грабителем с большой дороги?

– Послушайте, вы! – ощерился человек. – Даю вам пять секунд, чтобы вы вернули мне книгу. Если через пять секунд книга не появится, буду стрелять. Считаю: раз, два...

Глаза незнакомца горели сумасшедшим огнем, а пистолет дрожал в его руке. Святой подумал, что позволил событиям зайти слишком далеко.

– Так вы, братец, все правила знаете? – негромко произнес он и с этими словами, ухватив чемодан за ручку, с силой швырнул его в лицо незнакомца.

От удара человек отлетел назад и врезался в дверь. Под его тяжестью она открылась, и Святой неожиданно понял, что не закрыл дверь на задвижку, когда сел в купе. Какое-то мгновение пальцы человека цеплялись за косяки, но в следующую секунду он со стоном исчез, и только стена из тесаного камня проносилась мимо открытой двери...

Саймон инстинктивно потянулся к звонку, но тут же отдернул руку.

Незнакомец знал, чем рискует, и, кто бы он ни был, получил по заслугам. Но Саймон Темплер, хотя он действовал только в пределах необходимой самообороны, отлична сознавал, что с его репутацией в Скотланд-Ярде будет весьма трудно убедить в этом подозрительных сыщиков из отдела криминальных расследований. Остановка поезда повлечет за собой лишь его немедленный арест, а сейчас, когда у него в руках находится черная книга, перспектива даже кратковременного пребывания в Брикстонской тюрьме представлялась ему крайне нежелательной.

Так что Святой с трудом захлопнул болтающуюся дверь и вернул чемодан на полку. Пистолет незнакомца вылетел наружу вместе с ним, а других доказательств того, что то вообще заходил в купе, не осталось.

Святой уселся и закурил, прислушиваясь к стуку колее поезда, уносящего его в Лондон. Не было ничего необычного в том, что по возвращении в Европу он ожидал неприятностей. В порядке вещей было и то, что крупные неприятности будут подстерегать его почти сразу по прибытии в Англию.

Вероятно, необычным было то, что все эти неприятности не были следствием его собственных просчетов. А самое странное – все события вращались вокруг лежащей у него на коленях черной книги, ранее принадлежавшей Рейту Мариусу, которую тот оставил ему в наследство: книга эта была самым поразительным и смертоносным подарком, который кто-либо когда-нибудь получал.



Глава 2

Святой одним из первых сошел с поезда на вокзале Ватерлоо с плащом через плечо и с книгой в руке. Однако он сел не в первое же свободное такси, а только в седьмую машину, предварительно хорошенько присмотревшись к ней.

– Угол Гайд-парка, – громко сказал он и, как только такси тронулось, стал наблюдать через заднее стекло.

За ними тут же пристроилось другое такси, и он запомнил его номер. Минут через пять Саймон снова оглянулся: та машина не отставала. Он нажал кнопку переговорного устройства с водителем:

– На углу Гайд-парка развернитесь и поезжайте обратно тем же путем.

Вскоре после разворота Саймон оглянулся в третий раз. То же такси ехало в нескольких метрах сзади, и Святой чуть улыбнулся. Одно дело, если их пути случайно совпали в одном направлении, но совсем другое, если вторая машина тоже развернулась в обратном направлении сразу следом за ним.

– Теперь поедем через Грин-парк, а потом по улице Сент-Джеймс, – приказал он шоферу.

Водитель настолько обалдел, что приоткрыл дверцу и, весь извернувшись на сиденье, попытался докричаться до своего пассажира:

– Чего это мы? В прятки играем?

– Это точно, – ответил Святой.

Квартира, куда он направлялся, находилась на северной стороне Пиккадилли и выходила на Грин-парк. Это была одна из тех квартир, где он жил в разное время, и к некоторым из них у него еще были ключи. Но именно эта была приготовлена к его возвращению, и Святой намеревался попасть туда, несмотря на все препятствия. Надо было только избавиться от преследователей.

Когда они ехали по улице Сент-Джеймс, Саймон взглянул на счетчик и отсчитал необходимую сумму, включив щедрые чаевые. Когда на следующем перекрестке зажегся красный свет, он через окошко протянул деньги водителю и сказал:

– Где-то сейчас я выскочу, Альфонс, но вы не останавливайтесь. Езжайте, не оглядываясь, прямо до угла Гайд-парка. И на скачках в Дерби поставьте шиллинг на лошадь по кличке Самовар.

Как только такси миновало гостиницу "Ритц", Святой приоткрыл дверцу и внимательно присмотрелся к движению. Прямо около гостиницы на остановке стояли сразу три автобуса. Когда машина поравнялась с первым, автобус втиснулся в поток движения и блокировал такси преследователей. В тот же момент Святой выскочил из машины, и автобус едва не задел его. Но в то же время он скрыл Саймона от глаз преследователей, которые пытались объехать автобус и догнать такси. Стоя на тротуаре, Саймон наблюдал за их тщетными усилиями, и в глазах его светилось мальчишеское озорство.

Несколько минут спустя Саймон уже вошел в свой дом и дружески кивнул привратнику.

– Кто-нибудь спрашивал меня, Сэм, пока я был в отъезде? – небрежно спросил он, как будто уезжал только на выходные.

Радостное лицо Сэма Утрелла помрачнело. Он опасливо огляделся:

– Да заходили тут позавчера два детектива, сэр.

Святой нахмурился и задумчиво поглядел на него. Хотя официально Сэму Утреллу платили владельцы здания, он получал деньги и от Саймона Темплера. Но ни за какие деньги нельзя было купить то выражение почти собачьей преданности, с которым Сэм ожидал реакции Святого. Саймон улыбнулся.

– Думаю, это те ребята, которых я нанял, чтобы найти запонку, провалившуюся в раковину, – ответил он и, насвистывая, направился к лифту.

Бесшумно войдя в свою квартиру, Святой услышал, что в гостиной кто-то есть, бросил на кресло плащ и шляпу и открыл вторую дверь.

– Хелло, Пэт, – тихо сказал он. – Я так и думал, что это ты здесь.

В другом конце комнаты стояла высокая, стройная девушка, золотоволосая и синеглазая. В ее позе была грация застигнутой врасплох языческой богини, и лучшей для Саймона наградой за все трудности путешествия был вид ее дрожащих алых губ.

– Вот ты и вернулся, – выговорила девушка.

– После множества приключений, – ответил Святой и обнял ее.

Оторвавшись от его губ, девушка, чуть повернув голову, показала на стол.

– Я приготовила бутылочку твоего любимого хереса, – сказала она, слегка задыхаясь, – на случай, если ты приедешь.

– На случай? – спросил Святой.

– Ну, после того, как ты дал мне телеграмму, чтобы я не встречала тебя в Саутгемптоне...

Саймон рассмеялся тем тихим смехом, звук которого долгие недели слышался ей.

– Дорогая, я поступил так потому, что ожидал по прибытии целую депутацию, а она испортила бы нам с тобой всю радость встречи. И депутация действительно была, сейчас я тебе обо всем расскажу.

Он наполнил два стоявших на столе бокала и вернулся с ними к креслу. Поднося свой бокал к губам, Святой разглядывал Пэт, освежая в памяти ее черты. Столько событий произошло за это время, многое прошло мимо и кануло в Лету, но в Пэт не изменилась пи одна черточка. Пэт была такой же, как и в день их первой встречи, как и во время всех их совместных приключений за гранью закона. Пэт нисколько не изменилась с того самого дня, когда она окончательно и бесповоротно связала с ним свою судьбу. Она отвечала Святому таким же взглядом.

– Ты стал старше, – тихо сказала она.

– Я же не на пикнике был, – улыбнулся Святой.

– А мне что-то подсказывает, что мы и сейчас не на пикнике.

Святой сделал глоток золотистого вина и потянулся за сигаретой. Когда Пэт сказала, что он стал старше, она не имела в виду новую седину или морщины. Наоборот, он выглядел даже лет на пять моложе, чем в действительности. Загорелое бесшабашное лицо прирожденного искателя приключений всегда освещалось каким-то внутренним светом, когда на пути Святого возникали преграды. Пэт знала его настолько хорошо, что даже небрежно приподнятые уголки его твердого рта могли сказать ей многое. И мелькавшая в глазах Святого усмешка не могла обмануть ее.

– Я же не виноват, что у тебя развился дар ясновидения, – сказал он.

– Твоя вина в том, что ты и недели не можешь обойтись без неприятностей, – ответила Пэт и устроилась на подлокотнике его кресла.

Святой покачал головой и взял ее за руку.

– На этот раз я старался, Пэт, да, видно, не суждено было. Злобный великан с черными усами влетел ко мне в окно и попытался испугать меня. Вот тут мой нимб и пропал. Если бы я захотел, я мог бы свалить все на тебя.

– Почему же?

– Потому, что твоя посылка застала меня в Бостоне прямо перед отплытием.

– Моя посылка? – нахмурила красивые брови Патриция Холм. – А, вспоминаю. Что-то вроде книги. Кажется, ко мне она пришла из Монте-Карло, так?

– К тебе она действительно пришла из Монте-Карло, – ответил Святой. – И размером она была действительно с книгу. Это и была книга. Вероятно, самая потрясающая книга из всех написанных. Вот она! – Он показал на лежащий на столе томик.

– "Секрет ее свадьбы"? – недоуменно глядя на Саймона, спросила она. – Кто из нас сошел с ума: ты или я?

– Из нас – никто, – ответил Святой. – Но ты даже не поверишь, сколько людей сходят с ума по этой книге.

Пэт все еще смотрела на него с удивлением и недоумением. Святой снова поднялся на ноги, и его статная широкоплечая фигура четко вырисовывалась в льющемся через окно солнечном свете, отбрасывая на пол длинную тень. Пэт вновь почувствовала его всегдашнее неотразимое очарование и тот непередаваемый блеск, который не позволял обижаться на Святого даже в те минуты, когда он напускал на себя приводящую Пэт в бешенство таинственность. Он улыбнулся и положил руки ей на плечи.

– Выслушай меня, Пэт, – сказал он. – Эта книга – подарок старого друга, и он знал, что делал, когда посылал ее мне. Увидев ее, ты поймешь, что это самая умная и дьявольская месть, которую когда-либо изобрел человеческий ум. Но прежде чем мы продолжим, ты должна знать, что эта книга дает ее обладателю такую власть, какой сегодня не имеет ни один человек в Англии, и именно поэтому...

Резкий звонок телефона прервал его. Святой немного помедлил и снял трубку:

– Алло?

– Это Утрелл, сэр, – послышался взволнованный голос. – Эти два детектива, о которых я вам говорил... Так вот, они опять явились и уже поднимаются к вам, сэр.

Барабаня пальцами по столику, Саймон секунду-другую задумчиво глядел в потолок.

– Ладно, Сэм, – сказал он, – я пм передам привет от тебя.

Святой положил трубку и глянул на Патрицию. В его глазах читались насмешка и таинственность, но она достаточно хорошо его знала, чтобы понять и почувствовать, что за ними скрывалось.

– Может, лучше спрятать книгу? – спросила Пэт.

– А она и так спрятана, – ответил Саймон, коснувшись яркой обложки. – Глянем-ка на этих сыщиков.

Звонок в дверь прервал их разговор, и Саймон, улыбнувшись Пэт, пошел открывать. Неприятности повалили косяком, и поэтому, несмотря на видимое спокойствие и смешинку в глазах, в углах губ Саймона залегли морщинки. Предварительно переложив пистолет из кармана брюк в карман висящего в прихожей плаща, он абсолютно спокойно отворил дверь.

На пороге стояли двое мужчин в темных костюмах и котелках. В руках у них ничего не было.

– Мистер Саймон Темплер? – спросил один из них на удивление хорошо поставленным голосом.

Саймон кивнул, и они прошли в дверь с решительным видом, который исключал всякую попытку захлопнуть ее перед их носом.

– Я инспектор Нассен, – представился человек с хорошо поставленным голосом. – У меня имеется ордер на обыск вашей квартиры.

– Спаси Господь мою душу! – воскликнул Святой, намеренно шепелявя. – Так вы, верно, и есть один из тех новых полицейских с высшим образованием. Вот здорово-то!

– Мы начнем обыск с вас, – сквозь зубы бросил тот.

Быстро и профессионально ощупав карманы Святого, сыщик убедился, что оружия у него нет. А Святой едва сдержал естественное желание врезать ему в нос и вместо этого улыбнулся.

– Неплохая игра, а, Подснежник? – сказал он. – Я-то лично ничего не имею против такого, но если вы попытаетесь проделать то же самое с дамой, она может неправильно понять вас.

Бледное лицо Нассена покраснело от гнева, а в глазах Святого зажегся опасный блеск. Детективам у Святого вообще нечего было делать, а особенно таким, которые легко теряют самообладание, – этого Святой никому не прощал.

– Теперь приступим к обыску квартиры, – сказал Нассен.

Саймон провел их в гостиную и спокойно принялся наполнять свой бокал.

– Видишь ли, Пэт, – небрежно объяснил он, – эти два ангелочка только что влетели через замочную скважину. Похоже, они желают обыскать квартиру и убедиться, что тут все чистенько-нормальненько. Так как, разрешим?

– Думаю, надо, – снисходительно ответила Пэт. – А ножки они вытерли, перед тем как войти?

– Боюсь, что забыли, – сказал Святой. – Это же недостаточно хорошо воспитанные ангелочки, но, когда имеешь прекрасное оксфордское произношение, о хороших манерах можно и не беспокоиться. Слышала бы ты, как говорит Подснежник! Такое впечатление, что у него все зубы шатаются...

Святой продолжал в том же духе на протяжении всего обыска. От его неистощимых издевательских колкостей оба детектива сделались красными и шипели от ярости. Сопровождаемые комментариями Святого, они перевернули все вверх дном и, наконец, остановились перед ним.

– Одевайтесь, – сказал Нассен. – Вам придется пойти с нами.

– И по какому же обвинению, Подснежник? – осведомился Святой.

– По обвинению в обладании сведениями, подпадающими под действие закона о государственной тайне.

– Серьезно звучит, – признал Саймон. – А пуховку с собой брать или вы мне там ее одолжите?

– Одевайтесь! – сдавленно повторил Нассен.

Святой взял сигарету и чиркнул зажигалкой. Выпустив клуб дыма, он положил зажигалку в карман и посмотрел на Патрицию. Девушке показалось, что мелькнувшая на его лице усмешка коснулась и глаз.

– Похоже, дорогая, нам придется заканчивать разговор несколько позже, – негромко сказал он. – Подснежник торопится. Оставь мне немного хереса, я ненадолго.

Почти не веря своим глазам и внезапно испугавшись, Пэт наблюдала, как Святой прошел в прихожую, снял о вешалки плащ, по-пиратски заломил на голове шляпу и вышел в сопровождении сыщиков. Еще долго после их ухода она пыталась убедить себя, что действительно видела, как легко позволил арестовать себя Саймон Темплер, человек, многие-многие годы дразнивший все полицейские силы мира, о чем те очень не любили вспоминать.

Глава 3

Сидя в такси между двумя детективами, Святой взглянул на часы и обнаружил, что находится в Англии менее четырех часов. Даже по его понятиям события развивались слишком быстро: усатый грабитель, неизвестный преследователь в такси, а теперь вот два сыщика с высшим образованием – и все это за относительно короткое время. Но Саймон понимал, что это лишь ничтожная часть того внимания, на которое он мог рассчитывать, оставаясь обладателем книги "Секрет ее свадьбы".

Нассен и другой сыщик молча зализывали полученные словесные раны. Истории неизвестно, были они довольны ходом событий или нет, да и автор считает, что потомкам это безразлично. Саймон обдумывал, как бы еще заставить их пострадать, но к окончательному решению так и не пришел, ибо такси остановилось у светофора на углу улицы Сент-Джеймс. Глянув в окно, Святой менее чем в двух метрах от себя увидел полное красное лицо и сонные глаза человека, без которого ни одно из его приключений не могло считаться завершенным. Сыщики и глазом моргнуть не успели, как Саймон высунулся в открытое окно и радостно завопил:

– Да это же Клод Юстас, клянусь тапочками доктора Барнардо!

Сонные глазки медленно повернулись на звук и, определив его источник, весьма красноречиво расширились. На какое-то мгновение человек даже перестал жевать резинку. Его челюсти остановились, а сам он застыл на месте как статуя.

Для этого имелись более чем весомые причины – причины, вечным шрифтом запечатленные на том сгустке эмоций, который сам старший инспектор Клод Юстас Тил вряд ли назвал бы своей душой. Причины эти восходили к тем невообразимо далеким благословенным дням, когда в Англии никто и не слыхивал о Святом, когда судьба полицейского была довольно счастливой и он с методичной упорядоченностью продвигался к успеху, когда еще не существовало такого непредсказуемого возмутителя спокойствия, который иногда совершенно разрушал устоявшийся порядок вещей и так успешно водил за нос Скотланд-Ярд, что полиция была вне себя от гнева и жажды возмездия. Причины эти можно было пересчитать по седым волоскам на голове мистера Тила, и сразу все это вспоминалось ему, когда Святой после кратковременных отлучек вновь объявлялся в Англии, а Тил встречал его в Лондоне и понимал, что конца всем этим историям не видно.

Именно эти причины пришли в голову инспектора Тила, когда он застыл на месте. Вздохнув, он сделал шаг к такси и стоически взглянул в лицо своему будущему:

– Хелло.

Святой издевательски-удивленно поднял брови.

– Клод! – запротестовал он. – Разве это любезно с вашей стороны? Разве это братское приветствие, позвольте вас спросить? Люди могут подумать, что вы не рады меня видеть.

– А я и не рад, – сварливо ответил Тил. – Но видеть вас мне придется.

– Садитесь, – гостеприимно предложил Святой и улыбнулся. – Нам по дороге.

Тил вроде как покачал головой. Движение было почти незаметным, как если бы он совсем уже собрался его сделать, но в самый последний момент счел усилие слишком обременительным для себя.

– Спасибо, – ответил он, – но в данный момент у меня другие дела. А вы, кажется, в подходящей компании.

Глаза Тила, вновь приобретшие свое обычное сонное выражение, скользнули по смутившимся спутникам Святого.

– Вы, ребята, знаете, с кем имеете дело. Так что глядите в оба, – сказал он.

– Простите, – поспешно встрял Святой, – я не имел чести представить вас друг другу. Вот этот тип слева – Подснежник, цветок Пекхэма...

– Ладно вам, – угрюмо произнес Тил, – я их знаю. И держу пари, что они скоро пожалеют, что узнали вас. Если уже не жалеют. Увидимся позже.

Сигнал светофора сменился на зеленый, и нетерпеливое гудение стоящих сзади машин заставило инспектора отступить от такси и махнуть разрешающим жестом вперед.

Такси повернуло к Гайд-парку, а Святой усмехнулся и откинулся на спинку сиденья. Эта случайная встреча знаменовала собой триумф его возвращения домой: последний знакомый аккорд старой увертюры, гарантию того, что прошлые дни возвратились во всем блеске своей славы. Единственным диссонансом прозвучал мрачный намек в последних словах Тила. Искренний и открытый по характеру, Святой попытался сравнить свои впечатления с мнением спутников.

– Мне показалось, – пробормотал он, – что у Клода Юстаса что-то на уме. А вам, Подснежник, так не показалось?

Нассен вытирал лоб большим белым платком и, казалось, не услышал подначки. Его чувствительная душа была изранена, и он растерял свое доброе расположение к людям: сунув платок в карман, он извлек оттуда пистолет. Саймон почувствовал, как ствол уперся ему в бок, и иронически поднял бровь.

– Из пистолета ведь и убить кого-нибудь можно, знаете ли, – с упреком сказал он.



– Я бы очень хотел, чтобы это были вы, – абсолютно серьезным и искренним тоном ответил "цветок Пекхэма" и погрузился в угрюмое молчание.

Саймон вновь усмехнулся и закурил. Его собственный пистолет в кармане плаща уютно прижимался к бедру, но пока он не видел смысла рекламировать свой арсенал. С терпеливым интересом Святой следил за дорогой: вот они въехали на Парламент-сквер, но не повернули к набережной, а объехали площадь и направились назад по Виктория-стрит.

– Полагаю, вы знаете, Подснежник, что Скотланд-Ярд совсем не в этой стороне? – услужливо заметил Саймон.

– Сначала заедем в другое место, – ответил Нассен.

Вскоре машина свернула с Виктория-стрит и остановилась перед внушительным домом на одной из самых респектабельных площадей Лондона – Белгравиа-сквер, в просторечии известной под названием Пимлико. Напарник Нассена вышел и позвонил в дверь. За ним последовал и Святой, в спину которого без всякой нужды то и дело упирался ствол пистолета Нассена.

Дверь отворил самый величественный дворецкий из всех, каких когда-либо видел Святой. Казалось, их ожидали, ибо дворецкий сразу впустил их и быстро провел в просторную библиотеку, расположенную на первом этаже.

– Я немедленно уведомлю его светлость о вашем прибытии, – объявил дворецкий и вышел.

Саймон Темплер с невозмутимым интересом огляделся и повернулся к Нассену.

– Надо было предупредить меня, что мы собираемся нанести визит лорду, – с упреком сказал он. – Я бы надел итонские подтяжки и вымыл шею. Вы-то шею сегодня мыли: это я вижу по той полоске, до которой вы дошли.

Нассен закусил нижнюю губу и даже зарычал вслух, по достойного ответа так и не нашел. Он все еще кипел от ярости, когда вошел лорд Айвелдон.

Имя лорда Айвелдона не войдет в историю наряду с именами Гладстона, Дизраэли и графа Чатемского. Оно, скорее всего, вообще не войдет в историю. Лорд Айвелдон был тем государственным деятелем, чья работа не видна широкой публике. И это было хорошо, ибо глаза широкой публики и так уже слишком много всего видят. Говоря простым языком, которым традиции запрещают пользоваться любому государственному деятелю, он был одним из тех постоянных правительственных чиновников, которые фактически управляют страной, в то время как более видные политики просто разглагольствуют об этом. Лорд Айвелдон был высоким седым человеком с уже заметным брюшком. Он носил пенсне и имел помпезно надутый вид, который сразу выдает постоянного правительственного чиновника. По этому виду Святой его и вычислил, поскольку был знаком с представителями практически всех слоев общества. Лорд вошел, протирая пенсне, и остановился спиной к камину.

– Садитесь, мистер Темплер, – резким голосом произнес он и повернулся к Нассену. – Как я понимаю, вы не нашли то, что искали.

– Мы вывернули все наизнанку, ваша светлость, – кивнул детектив, – но никаких следов не обнаружили. Возможно, он зашил эту штуку в матрас или в кресло, но у нас не было времени выяснить.

– Совершенно верно, – пробормотал лорд Айвелдон, – совершенно верно.

Он снял пенсне, опять протер его и взглянул на Святого:

– Это серьезное дело, мистер Темплер, очень серьезное.

– Очевидно, – вежливо ответил Святой, – очевидно. Лорд Айвелдон откашлялся и кивнул.

– Именно поэтому я был вынужден прибегнуть к чрезвычайным мерам.

– Например, послать парочку фальшивых сыщиков, чтобы они все перевернули вверх дном в моей квартире? – скучным голосом предположил Святой.

Лорд Айвелдон вздрогнул, кашлянул и посмотрел на него сверху вниз.

– Гм-м... – сказал он. – А вы знали, что они... э-э-э... не настоящие детективы?

– Клянусь собственной задницей, – ответил Святой, поудобнее устраиваясь в кресле. – Я знаю, что лондонская полиция снизила стандарты, приглашая на службу людей с высшим образованием, и все такое прочее, но никак не могу поверить, что она пала так низко, чтобы назначить инспекторами такие экспонаты из гербария, как вот этот Подснежник. Кроме того, меня никогда не арестовывают простые инспектора – ко мне всегда является старший инспектор Тил собственной персоной.

– Тогда почему же вы позволили Нассену привезти вас сюда?

– Да я просто подумал, что неплохо бы поглядеть на вас и послушать, что вы имеете сказать, – искренне признался Святой. – Но, должен отметить, вы на меня произвели гораздо меньшее впечатление, чем Марлен Дитрих, с которой я тоже встречался.

Лорд Айвелдон вновь прокашлялся, надул живот, сцепил руки за спиной и начал покачиваться с пятки на носок, совсем как директор школы, готовящийся отчитать ученика, грубо нарушившего дисциплину.

– Мистер Темплер, – медленно произнес он, – это серьезное, весьма серьезное дело. У вас находится книга, содержащая некоторые... э-э-э... заявления и... э-э-э... намеки в отношении меня, каковые, вряд ли это нужно добавлять, абсолютно не имеют под собой никаких оснований...

– Как, например, – негромко сказал Святой, – заявление или намек на то, что, когда вы были заместителем государственного секретаря по военным вопросам, вы разместили заказ на тридцать тысяч пулеметов "льюис" на фирме, предложение которой на шестьдесят процентов превышало предложение конкурентов, а сразу вслед за этим значительно увеличился и ваш счет в банке.

– Грубые и гнусные инсинуации, – громко заявил лорд Айвелдон.

– Как, например, – еще тише продолжил Святой, – грубые и гнусные инсинуации по поводу того, что вы ох имени правительства приняли партию в миллион штук противогазов, которые технические эксперты ранее уже совершенно категорически назвали хуже чем бесполезными...

– Злонамеренные и клеветнические измышления, – дрожащим голосом возвестил лорд Айвелдон, – которые легко могут быть опровергнуты, но которые, тем не менее, в случае их обнародования могут в некоторой степени запятнать имя, каковое до сих пор являлось честным в анналах нации. Только по этой причине – а вовсе не потому, что я опасаюсь результатов расследования моей деятельности и частной жизни, которое может быть назначено, – только лишь по этой причине я согласился... э-э-э... дать вам это интервью.

– Поскольку вашим так называемым детективам не удалось выкрасть у меня ту книгу, – кивнув, сказал Саймон, – это было... э-э-э... чрезвычайно любезно с вашей стороны.

Сардонический взгляд его голубых глаз, прицельно буравивший лорда Айвелдона, заставил сего благородного джентльмена неловко переступить с ноги на ногу.

– Это была чрезвычайная ситуация, – повторял лорд звучным голосом, – которая потребовала принятия чрезвычайных же мер. – Он откашлялся, поправил пенсне и вновь начал покачиваться с пятки на носок, а потом сказал: – Мистер Темплер, давайте больше не будем ходить вокруг да около. По чисто личным соображениям – просто, как вы понимаете, потому, что я не желаю, чтобы мое имя трепали кому не лень, – я не хочу выставлять на публику те низкие инсинуации, которые случайно оказались в вашем распоряжении. Именно по этим соображениям я и устроил нашу личную встречу, чтобы узнать, во сколько вы... э-э-э... оцените книгу.

– Это весьма любезно с вашей стороны, – осторожно ответил Святой.

– Если бы, скажем, речь шла о сумме... э-э-э... две тысячи фунтов стерлингов... – проговорил лорд Айвелдон.

Однако тут его речь была внезапно прервана смехом Святого. Это был тихий и сдержанный смех, но от его звука кровь застыла в склеротических жилах лорда Айвелдона.

– Вы бы точно угадали мою цифру, если бы предложили двести тысяч фунтов, – холодно ответил Святой.

В комнате надолго повисла абсолютная тишина, в которой даже шелест материи прозвучал бы как гром судьбы. Потом тишину нарушил оглушительный сухой кашель лорда Айвелдона.

– Сколько, вы сказали? – хрипло выдавил он.

– Я сказал, двести тысяч фунтов.

Ледяной взгляд Святого ни на секунду не отрывался от слегка побагровевшего лица лорда Айвелдона. Этот взгляд, казалось, пронзал его насквозь, как холодный клинок шпаги, лишая его всей помпезности и заставляя трепетать его душу, как жука на булавке.

– Но это же... – дрожащим голосом произнес лорд Айвелдон, – это же невозможно! Это шантаж!

– Боюсь, что так, – ответил Святой.

– И вы смеете, в присутствии свидетелей...

– В присутствии любого числа свидетелей, которых вы пожелаете привести. Я хочу, ваша светлость, чтобы вы все правильно поняли. Есть свидетели или нет – значения но имеет. Это ведь случай необычный. Если бы я угрожал открыть широкой публике ваши любовные интрижки или что-либо в этом роде, вы могли бы притянуть меня к ответу, а ваше имя нигде бы не упоминалось. Но в нашем случае даже верховный комиссар полиции не может гарантировать вам иммунитета. Зто не просто невинные шалости. Это государственная измена.

Саймон пустил к потолку кольцо дыма и стряхнул с сигареты пепел. Его взгляд вновь уперся в лицо лорда Айвелдона. Нассену и второму детективу почудилось, что по библиотеке пронесся порыв ледяного ветра, от которого, несмотря на теплый вечер, у них по коже побежали мурашки. Куда-то вдруг исчез трепач-шут, доводивший их почти до апоплексического удара своими подначками, и теперь его голосом разговаривал совершенно другой человек.

– Книга, о которой вы говорите, – продолжал Святой ровным и бесстрастным тоном, – была передана мне, как нам известно, Рейтом Мариусом. Вам также известно, каким образом он стал миллионером. Он сделал деньги на войне и на орудиях войны. Да-да, все те миллионы, из которых платили вам и вам подобным, лорд Айвелдон, были заработаны смертью, разрушениями и массовыми убийствами. Те деньги чеканились из крови, бесчестья, голода и страдания мирных народов. Гибель, увечья и мучения несметного множества мужчин, женщин и детей были источником тех денег – денег, из которых платили вам, лорд Айвелдон.

Лорд Айвелдон облизал губы и открыл рот, собираясь что-то сказать, но ясный жесткий голос Святого пресек ту тщетную попытку.

– Поскольку книга оказалась у меня, я решил найти ей применение. И полагаю, что моя идея неплоха. Я намереваюсь учредить фонд Саймона Темплера, начальный капитал которого составит один миллион фунтов стерлингов. Ваш вклад в него составит пятую часть. Фонд будет предназначен для вспомоществования людям, изувеченным и пострадавшим во время войны, а также вдовам и сиротам погибших. Кроме того, одной из задач фонда будет поддержка любых начинаний, которые имеют целью способствовать установлению мира в будущем. Согласитесь, что возмездие справедливо.

Вся помпезность Айвелдона пропала. Из него, казалось, выпустили воздух, и он больше не раскачивался с пятки на носок. Лицо его исказилось и пошло пятнами, а глаза потеряли всякую надменность – теперь это были подлые бегающие глазки объятого невообразимым ужасом человека.

– Вы с ума сошли! – прокаркал он. – Не желаю этого слушать! Клянусь Богом, что перед тем, как выйти отсюда, вы запоете по-другому! Нассен...

Оба детектива, очнувшись от транса, двинулись было вперед, и в глазах Нассена Саймон увидел мстительный блеск. Святой улыбнулся и откинул полу плаща, открыв руку с пистолетом.

– Спокойно, Подснежник, – сказал он, и оба сыщика остановились. – У меня свидание, а вы и так надолго меня задержали. Я полагаю, мы еще свидимся позже.

Святой вновь взглянул на лорда Айвелдона, лицо которого страх превратил в маску бессильной злобы, и опять слегка улыбнулся.

– Я надеюсь получить двести тысяч фунтов стерлингов к полуночи в субботу, – сказал он. – У меня нет ни тени сомнения в том, что за это время вы попытаетесь меня убить, но я в равной степени уверен и в том, что вам это не удастся. Думаю, вы свою долю заплатите...

Глава 4

Сон Саймона Темплера нельзя было назвать ни чутким, ни мертвым. Просто он спал, как кошка, полностью расслабленным, но в то же время сохранявшим способность мгновенно проснуться от малейшего подозрительного звука. Обычно его и громом было не разбудить, но сейчас он сразу и окончательно проснулся от скрипа осторожно выдвинутого ящика стола.

Когда Саймон проснулся, его тело осталось неподвижным, лишь чуть дрогнули веки – этому фокусу, который не единожды спасал ему жизнь, он научился много лет назад. Даже стоящий рядом с кроватью человек не смог бы заметить изменения ритма дыхания. Саймон лежал, глядя в темноту и прислушиваясь, стараясь вновь расслышать разбудивший его слабый шум и определить его источник.

Несколько секунд спустя он опять услышал звук, но на этот раз это было похоже на шарканье резиновой подошвы по ковру гостиной. Звук был не громче мышиной возни, но он заставил Саймона одним абсолютно бесшумным движением выскользнуть из постели.

А потом Святой, как призрак, канул в темноту спальни. Он босиком беззвучно пересек комнату и взялся за ручку двери так уверенно, как если бы горел свет. Он повернул ручку и вышел в холл, не произведя при этом никакого шума.

Дверь в гостиную была приоткрыта, и через проем был виден беспорядочно перемещающийся тусклый свет. Саймон тихо подошел и заглянул в гостиную.

Приглушенный луч электрического фонарика высвечивал силуэт человека, бесшумно и методично рывшегося в письменном столе. Святой оскалил зубы в мгновенной улыбке, проскользнул в комнату и беззвучно прикрыл дверь. Нащупав выключатель, он произнес:

– Доброе утро, Элджернон, – и тут же включил свет.

Когда человек начал поворачиваться, Саймон увидел в его руке пистолет и поблагодарил своих ангелов-хранителей за то, что еще не успел убрать руку с выключателя. Он мгновенно снова выключил свет, и комната вновь наполнилась темнотой, еще более густой после ослепительной вспышки. Из этой темноты и раздался голос Святого:

– А, так у тебя пушка, Элджернон? Но разве ты не знаешь, что в этом благословенном городе оружие носить запрещено? Вижу, мне придется тебя как следует отчитать...

Луч фонаря опять вспыхнул и белым кругом лег на дверь, но Святого не поймал. Саймон совершенно не опасался, что его хладнокровно застрелят в его же собственной квартире – шансы спастись у стрелявшего были слишком невелики, но Саймон очень хорошо знал, что застигнутый врасплох грабитель (будь то любитель или профессионал) в панике может натворить дел. Да и лицо проникшего в квартиру человека в маске, которое успел увидеть Святой, мягкостью или сентиментальностью не отличалось.

Саймон слышал тяжелое дыхание этого человека. Луч фонаря двинулся вправо-влево от двери, а потом заплясал по всей комнате. Смертельная игра в прятки продолжалась с полминуты: казалось, что путь через дверь безопасен, но что-то подсказывало грабителю, что он попадет в ловушку, если попытается спастись этим путем. В конце концов нервы его не выдержали, и он кинулся к единственному, как он думал, видимому и безопасному выходу, но тут же понял, что его подозрения полностью оправдались.

Кто-то по-кошачьи сильный и гибкий прыгнул ему на спину; на запястье руки, державшей пистолет, сомкнулись стальные пальцы, а горло было зажато такой же крепкой хваткой. Грабитель был сбит с ног, последовала короткая молчаливая борьба, и Саймон, завладев так и не выстрелившим пистолетом, ловко как акробат ускользнул от противника. Поднявшись, он нащупал выключатель и вновь включил свет.

Грабитель, с трудом дыша, смотрел на него с пола. Саймон направил ствол отобранного пистолета прямо ему в грудь.

– Неважный у тебя видок, Элджернон, – любезно заметил он. – Ты что, рассчитывал повеселиться в одиночку? А теперь, парень, стаскивай с башки свой старый чулок, поглядим на твою личность.

Грабитель промолчал и не повиновался, поэтому Саймон шагнул вперед, ловко сорвал с него маску и буквально застыл на месте от удивления, после чего начал тихо и безудержно хохотать.

– Разрази меня гром, – простонал он, – если это не старина Попрыгунчик Униац!

– Провалиться мне на этом месте, – разинул рот Униац, – если это не Святой!

– Не забыл еще, как прыгал через окно в забегаловке Руди на Мотт-стрит? Или память совсем плохая стала?

– А вы в тот вечер подстрелили Энджи Палетту и Руди Ковари на Амстердам-авеню!

– А тебя треснули по башке стулом и заперли на чердаке, помнишь?

Униац осторожно притронулся к шее, как будто воспоминания об этом пробудили боль.

– Послушайте, – извиняющимся тоном запротестовал он, – вы правда думаете, что память у меня совсем уж дырявая? – Он снова улыбнулся, но тут его добродушное лицо омрачилось тревожной тенью. – А я-то чуть вас не ухлопал! – в ужасе вымолвил он.

Святой тоже улыбнулся.

– Если бы я знал, что это ты, я бы не считал, что пистолет в твоих руках просто игрушка, – признался он. – Так-так, Попрыгунчик, от Нью-Йорка до Лондона вроде далековато. И что тебя сюда привело?

Униац поднялся на ноги и почесал затылок.

– Так ведь, босс, – ответил он, – после того, как отменили сухой закон, там все перевернулось. Поболтался я немного, но деньжат так и не заколотил. Потом я услышал, что для ребят вроде меня Лондон – самое место, вот и прикатил сюда. Но, черт меня побери, босс, эти англичашки уж вовсе ничего не соображают, ей-богу. Надыбал я тут одну банду и спросил у них, как бы это достать пару пишущих машинок, а они подумали, что я с катушек слетел. – Униац нахмурился, вспомнив неспособность английских преступников оценить преимущества использования пулеметов. – Но я так смекаю, что меня надули.

Саймон сочувственно кивнул и подошел к столу за сигаретой. Он познакомился с Попрыгунчиком много лет назад, когда тот был самым заурядным гангстером из Бауэрн, и с тех пор относился к нему с симпатией, чего нельзя сказать о его отношении к другим таким же бандитам, которых он презирал. Добродушие Попрыгунчика могло сравниться разве что с толщиной его черепа, который не однажды спасал его мозг от смертельных травм. Но толстые кости оставили настолько мало места для развития серого вещества, что Попрыгунчик изначально был обречен оставаться в самых низах даже своей далеко не интеллектуальной профессии. Однако это же придавало его характеру потрясающую простоту, которую Святой находил неотразимой. Саймон прекрасно понимал, что Попрыгунчика можно было без труда завлечь через океан преувеличенными слухами о разгуле вооруженного бандитизма в Лондоне. Но это было совсем не то, что было нужно ему.

– Мне искренне жаль тебя, Попрыгунчик, – ответил он, – но с чего ты взял, что у меня есть чем поживиться?

– Тут, босс, вот какое дело, – извиняющимся топом объяснил Униац. – Познакомили это меня с человеком, который знает другого человека, которого шантажируют. Тот нанимает меня, чтобы я вернул то, чем его шантажируют, а заодно, может, и прихлопнул бы шантажиста. Мне сказали снять квартиру в этом доме, вот я и снял соседнюю с вами – классная, между прочим, квартирка: ванная и все такое прочее. Это затем, чтобы меня не останавливал привратник и не спрашивал, к кому я пришел.

Святой задумчиво курил: о такой возможности он как-то не подумал.

– А разве тебе не назвали мое имя? – спросил он.

– Назвали. Но просто сказали, что это какой то там мистер Темплер. А я никак не мог вспомнить, где же я это имя слыхал, – ответил Униац, моментально забыв то негодование, с которым он ранее воспринял упрек своей памяти. – Честно, Святой, если бы я знал, что это вы, я бы никогда не взялся за это дельце. Другой истории вы бы и не поверили, да, босс?

– Знаешь, Попрыгунчик, – медленно ответил Святой, – другой истории я бы действительно не поверил.

В его мозгу уже зрела идея – одна из тех совершенно фантастических идей, которые иногда приходили ему в голову, – и даже зародыш этой идеи вызвал на его лице характерную улыбку. Святой уже забыл, что его подняли среди ночи.

– Ты не прочь выпить, старина?

Попрыгунчик шумно выдохнул, и ег лицо осветилось детской радостью.

– Босс, – ответил он, – а когда это я отказывался от выпивки?

Саймон от комментариев воздержался. Щедро налив в стакан, он сэкономил на содовой. Взяв стакан, Униац принюхался и сглотнул слюну, предвкушая удовольствие.

– Поймите меня правильно, босс, – серьезно сказал он. – То, что я наговорил про англичашек, к вам лично не относится. Да я никогда и не считал вас англичашкой. Вы бывали в Нью-Йорке и понимаете, что к чему. Там мы, случалось, и спорили, но на этом берегу все по-другому. Послушайте, мне тут было так одиноко, что я сейчас вот даже удовольствие получил от драки с таким человеком, как вы, который понимает, для чего нужны пистолеты. Жаль, босс, что мы раньше вместе не работали.

Святой тоже налил себе виски, но гораздо более скромную порцию, чем Попрыгунчику. Вытянувшись на диване, он жестом указал Униацу на кресло.

– Может, Попрыгунчик, и сейчас еще не поздно, – ответил Саймон и продолжал говорить, забыв про сон, еще в течение битых двух часов.

Глава 5

Старший инспектор Тил прибыл, когда Святой заканчивал поздний завтрак. Святой всегда завтракал поздно, ибо никогда не мог оценить преимущества раннего пробуждения. Но в то утро завтрак завершался поздно не по его вине. Уже дважды его прерывали, и звонок, возвестивший третий перерыв, вынудил его снова отставить чашку кофе, который даже теплым уже назвать было нельзя.

– К вам мистер Тил, сэр, – объявил Сэм Утрелл по телефону.

– Хорошо, Сэм, впусти его, – вздохнул Саймон, повесил трубку и повернулся к Униацу, который с большим аи-петитом поглощал тосты с джемом. – Боюсь, Попрыгунчик, тебе опять придется смываться. Увидимся позже.

Униац утомленно поднялся. В это утро ему приходилось так часто покидать квартиру Святого из-за посетителей, что он серьезно опасался несварения желудка. На тарелке остался лишь один тост, который на какую-то минуту опоздал оказаться в его огромном рту. Поэтому, чтобы не рисковать и все спокойно доесть, Попрыгунчик сунул этот кусок в карман и послушно вышел: и он был первым, кого увидел Тил, когда Саймон отворил дверь.

– Привет, Клод, – дружески сказал Униац и направился в свою собственную квартиру.

– А это что еще за явление, черт подери? – вопросил удивленный детектив, глядя на удаляющуюся спину Попрыгунчика.

– Мой приятель, – с улыбкой ответил Святой. – Да вы заходите и располагайтесь, Клод. Как в старые добрые времена.

Тил медленно повернулся и прошел в квартиру. Он был чисто по-человечески удивлен приветствием Попрыгунчика, но удивленное выражение довольно быстро исчезло с его румяного лица. Полнота, осанка, круглое хмурое лицо и старомодный котелок инспектора совсем не изменились: старший инспектор Тил прибыл с официальным визитом; старший инспектор Тил, хранивший мрачные воспоминания о множестве подобных визитов, упрямо не оставлял надежды одержать победу в дуэли со стоящим перед ним вечно улыбающимся флибустьером. Тил вспомнил десятки предыдущих встреч, бесконечную цепь своих прошлых поражений и горькие предчувствия поражений будущих, но в его сонных глазах, глядевших на загорелое лицо Святого, не было и намека на слабость или колебания.

– Я ведь говорил, что навещу вас.

– Очень любезно, Клод, что вы собрались так быстро, – кивнув, ответил Святой. – А какая лошадь, по-вашему, победит на скачках в Дерби?

Саймон тоже знал, что старший инспектор Тил никогда не пришел бы к нему просто поболтать и обсудить сплетни со скачек, но не в его правилах было делать первый шаг. На его губах играла тень веселой и слегка вызывающей улыбки, когда инспектор извлек из кармана сложенный лист бумаги.

– Что вам известно об этом? – спросил Тил.

Саймон взял листок и разглядел его. Это был его собственный бланк, так что и содержание письма его нисколько не удивило, но он, тем не менее, послушно прочитал его еще раз до конца:

Достопочтенному Лео Фарвиллу.

384, Хановер-сквер,

Лондон, 3.1

Уважаемый сэр!

Как Вам, вероятно, известно, в моем распоряжении находится книга, которая представляет уникальный интерес для международной общественности и в которой упоминается Ваше достойное имя.

Я решил продать эту книгу по частям в целях получения средств для Фонда Саймона Темплера, который я намереваюсь учредить. Упомянутый Фонд будет существовать для оказания финансовой и иной помощи нуждающимся семьям лиц, погибших или лишившихся средств к существованию во время прошлой войны, для заботы об увечных и инвалидах, а также для поддержки любых достойных начинаний, которые способствуют предотвращению повторения такого преступного помешательства, как война.

Для Вас стоимость той части книги, где упоминается Ваше имя, составляет двести тысяч фунтов стерлингов, и, зная Ваш интерес к литературе, я выражаю уверенность, что цена вполне приемлемая, особенно если учесть тот факт, что Фонд Саймона Темплера внесет свой скромный вклад в выполнение обещания о «земле, где не стыдно жить героям», каковым Вы некогда призывали людей не только к военной службе, но также к смерти и увечьям и каковое в силу обстоятельств (не зависевших, разумеется, от Вас) так и осталось невыполненным.

Надеюсь получить Ваш чек до полуночи следующей субботы и выражаю уверенность, дорогой достопочтенный Лео, что я лишь предвосхитил Ваше собственное естественное желание внести вклад в столь благородное дело.

Искренне Ваш

Саймон Темплер

– По-моему, очень красиво и ясно, – вежливо сказал Святой. – А в чем, собственно, дело?

Тил забрал письмо.

– Оно подписано вами, не так ли? – спросил он.

– Конечно, – ответил Святой.

– И почерк тоже ваш?

– Вне всякого сомнения.

– Получается, что это письмо написали вы.

– Вы попали в самую точку, Клод, прямо как Шерлок Холмс, – утвердительно кивнул Саймон. – При таком уровне дедукции вас не обманешь. Письмо действительно написал я.

Тил сложил письмо, спрятал его в карман и сжал губы в упрямую тонкую линию. С любым другим человеком он посчитал бы дело практически законченным; но ему уже часто приходилось скрещивать шпаги со Святым, и инспектор знал, что все его смертоносные выпады шутя парировались блестяще отточенной шпагой интеллекта Святого, который всегда действовал с улыбкой более разительной, чем любой встречный удар. Но выпад надо было сделать.

– Полагаю, вы понимаете, что это шантаж? – спросил Тил.

– То есть вымогательство денег при помощи угроз? – слегка нахмурившись, уточнил Святой.

– Если пользоваться формулировкой обвинения, – упрямо сказал инспектор, – то да.

И вот он последовал, этот хладнокровный взмах шпаги, начисто отбивший выпад Тила.

– А где же там угрозы? – озадаченно осведомился Святой.

Тил сглотнул комок в горле. Игра снова началась: он тщетно тупил свои лучшие клинки о стену, твердую, как камень, но вместе с тем неосязаемую, как эфир; он, заранее зная о неудаче, преследовал пирата, которого найти было легче, чем любого другого нарушителя закона в Лондоне, но который был еще более неуловим, чем привидение, хотя состоял из плоти и крови. В тот момент в душе инспектора праведный гнев против несправедливости судьбы возобладал над человеческой добротой, но ему приходилось сдерживать этот гнев.

– Угрозы содержатся в письме, – заявил он.

Саймон почесал подбородок с видом искреннего удивления, который подействовал на Тила как добрая доза стрихнина.

– Быть может, я пристрастен, – заметил Святой, – по угроз в письме не вижу. Оно составлено в очень уважительном тоне, за исключением, возможно, некоторой фамильярности в конце, где благородный джентльмен назван просто по имени – Лео, но в наши дни это становится все более распространенным. Во всех других отношениях я считаю письмо образцом сдержанного, но трогательного красноречия. У меня имеется некая книга, и мне пришло в голову, что Лео может пожелать купить у меня ту ее часть, где упоминается его имя: вы ведь знаете, как любят рекламу политики. Поэтому я и предложил продать ему эту часть, что абсолютно законно – в этом я уверен.

– По заявлению мистера Фарвилла, – возразил Тил, – упомянутая вами часть книги представляет собой просто подборку клеветнических измышлений, и ничего более.

– У него, должно быть, совесть нечиста, – подняв брови, ответил Саймон. – Но посадить меня в тюрьму все равно нельзя. В моем письме даже и намеков не содержится. Попытайтесь найти там хоть одну угрозу, хоть одно оскорбительное слово, хоть одно сомнительное предложение. Письмо целиком, – скромно продолжал Саймон, – выдержано в самых лестных и даже хвалебных тонах. Ожидая получения чека от Лео до полуночи следующей субботы, я выразил уверенность, что я лишь предвосхитил его собственное естественное желание внести вклад в такое благородное дело. Быть может, Лео и не такой уж большой филантроп, как мне показалось, – с сожалением отметил Святой, – но я надеюсь, что в конце концов Господь его просветит. Однако я совершенно не вижу, Клод, какое вы имеете отношение ко всему этому.

Инспектор Тил набрал в грудь столько воздуха, что чуть не лопнул.

– Ах, не видите? – прорычал он.

– Действительно, не вижу, – ответил Святой. – Возможно, письмо попало к Лео в очень неудачный момент: ведь другие люди, получившие идентичные письма, вели себя совершенно иначе. Вот поглядите.

Он взял со столика какой-то листок и поднял на уровень глаз детектива, чтобы тот мог прочитать. Это был чек на Городской и Континентальный банк, выписанный в тот же день на сумму двести тысяч фунтов стерлингов.

– Сэр Баркли Эдингэм приехал ко мне в половине десятого и оставил вот этот чек – он очень торопился внести свою долю. Генерал-майор сэр Гумбольдт Куинн примчался в половине одиннадцатого – он немножко поворчал и поскандалил насчет цены и отбыл, пообещав подумать, но я уверен, что он в конце концов заплатит. Другие жертвователи объявятся в течение ближайшего дня-двух, и я могу спорить, что Лео тоже будет в их числе, как только немного поостынет. Вы бы, Клод, поговорили с ним еще разок, это может помочь наставить его на путь истинный.

– Не вам советовать мне, что делать, – запальчиво ответил Тил. Он так вытаращился на чек, который Святой сунул ему под нос, что его глаза, потерявшие обычное сонное выражение от негодования, почти выскочили из орбит, а мозг напрочь отказывался верить тому, что они видели. Огромным физическим усилием он оторвал взгляд от невероятных цифр.

– Это вам сэр Баркли Эдингэм дал? – недоверчиво спросил он.

– И с большим удовольствием, – кивнул Святой. – Сэр Баркли Эдингэм – большой ценитель литературы. Проданные ему мной страницы составляют его самую драгоценную собственность, и вы не сможете выкупить их у него даже за вдвое большую сумму.

Он аккуратно сложил чек и положил его в бумажник. Инспектор расправил плечи.

– Где эта книга? – требовательно спросил он.

Святой чуть повел бровями. Тил прекрасно знал это почти незаметное движение, заключавшее в себе больше смысла, чем тысяча слов.

– В Англии, – был ответ.

– Это хорошо, – мрачно сказал Тил, – потопу что я хочу ее видеть.

Святой взял сигарету, подбросил ее в воздух и, даже не шевельнув головой, ловко поймал губами. Чиркнув зажигалкой, он прикурил и выпустил длинную струю дыма.

– Да неужели? – с интересом спросил он.

– Да, хочу! – рявкнул детектив. – И я ее увижу, прежде чем уйду. Может, критик из меня неважный, но я скоро выясню, действительно ли каждая глава этого литературного произведения стоит двести тысяч фунтов. И я определю, есть ли там клевета. Так вы сами мне покажете книгу или я должен ее искать?

– А где у вас ордер на обыск? – невозмутимо осведомился Святой.

– Мне ордер не требуется, – скрипнул зубами Тил. – Вы находитесь под подозрением...

– Только в вашем подозрительном уме, Клод. А я говорю вам, что на обыск требуется ордер. Или, если вы собираетесь обыскивать мой дом без ордера, вам потребуются еще три-четыре крепких человека. Поскольку, если вы попытаетесь сделать это один, я возьму вас за шкирку и зашвырну аж за гостиницу "Ритц"! И ни один судья в Англии не примет ваших жалоб!

Святой улыбался, по инспектор Тил не питал никаких иллюзий по поводу этой улыбки. Это не была дружеская улыбка простого человека полицейскому. Это была улыбка флибустьера, тем более опасного, когда он улыбается.

И инспектор Тил понял, что надеяться ему но на что. Святой снова скрутил его в бараний рот. В письме, с которым достопочтенный Лео Фарвилл явился в Скотланд-Ярд, не содержалось никаких угроз – это было приятное вежливое послание без каких-либо незаконных инсинуаций, и любой достаточно умный адвокат сможет убедить обычно туповатых присяжных, что все подозрения основываются только на том, что письмо подписано пресловутым Святым. А без твердых доказательств попытки шантажа не было никаких оснований требовать ознакомления с книгой, на которой строилось все обвинение.

Инспектору Тилу все это было известно лучше других. Ему также было известно, что, несмотря на всю кажущуюся строгую законность сделок, ни один человек никогда не отдал бы Святому двести тысяч фунтов, кроме как в качестве платы за некую дьявольскую и незаконную хитрость, порожденную его беспринципным умом. Тил знал все это так же твердо, как и дату своего рождения, но это его нисколько не утешало. А тем временем Саймон Темплер ткнул его пальцем в живот характерным жестом, который Тил ненавидел больше всего.

– Вы последнее время битком набиты нехорошими идеями и недобрыми мыслями, – сказал Святой. – Я-то надеялся, что за время моего отсутствия вы от них избавитесь, но, похоже, ошибся. У вас опять рецидив сыскной лихорадки, Клод, и это меня обижает. Стоите тут, выпятив свой колыхающийся живот.

– Вовсе он не колыхается! – яростно завопил детектив.

– Нет, колыхается, когда ткнешь его пальцем, – холодно ответил Святой и вновь продемонстрировал, как это происходит.

– Послушайте, – почти проблеял Тил, резко отведя его руку, – может, вам и удастся еще некоторое время водить закон за нос...

– Я буду водить закон за нос столько, сколько мне будет нужно, – весело ответил Святой, – а когда я его оседлаю (что, впрочем, случится довольно скоро), вы вновь меня навестите. Ну вот, теперь вы окончательно испортили мне завтрак, а у меня через десять минут важная встреча, так что я больше не могу с вами в игрушки играть. Заходите при случае, и тогда я вам еще кое-что расскажу.

Старший инспектор Тил нахлобучил свой котелок. В его груди клокотал гнев и праведное негодование, но огромным усилием воли он вновь напустил на себя вяло-апатичный вид.

– Я тоже вам кое-что расскажу, – коротко бросил он, – и это на несколько лет избавит вас от всех неприятностей.

– Когда будете готовы, обязательно дайте мне знать, – ответил Святой и со старомодной любезностью распахнул перед инспектором дверь.

Через пару минут Святой уже стучал в соседнюю квартиру:

– Пошли, Попрыгунчик. Мы и так сильно задержались, а мне не позволительно пропустить эту встречу.

Попрыгунчик с сожалением отставил бутылку виски и взял шляпу. Они покинули здание через выход на Страттон-стрит. Как только они вышли на тротуар, мимо них проехала старая потрепанная машина. В тот же момент Саймон почувствовал, что его щегольскую шляпу сорвало и закружило как бы порывом ветра, а последовавший за этим звук можно было принять за хлопок автомобильного глушителя, какие частенько слышатся на улицах большого города.

Глава 6

Саймон поднял шляпу и задумчиво стряхнул ее. Точно в центре тульи было аккуратное пулевое отверстие – стрелок просто высоковато прицелился.

Покушение сильно его удивило. Он-то считал, что, пока у него в руках находится "Секрет ее свадьбы", его жизнь в большей безопасности, чем когда бы то ни было: на какие бы меры ни пошла оппозиция, чтобы заполучить это классическое произведение, думал он, уж о его-то личном здоровье будет проявлена экстраординарная забота. Саймон повернулся к Униацу, и его охватила тревога, поскольку сей неустрашимый воитель стоял на кромке тротуара и целился из пистолета в удаляющуюся машину. Саймон выхватил у него оружие и быстро сунул его под пиджак.

– Ты что, сдурел? – сказал он. – Не соображаешь, где находишься?

– Да вроде на Страттон-стрит, босс, – обеспокоенно ответил Попрыгунчик. Он поскреб в затылке и огляделся. – А что, не так? Вечно я в этом городе плутаю. Чего это вы у меня хлопушку отобрали? Я бы того типа запросто продырявил.

Святой вздохнул. Это было чудо, что на улице почти не оказалось людей и никто, кажется, не заметил размахивания оружием.

– Бестолочь, да если бы ты того типа продырявил, мы бы оба оказались в тюрьме еще до того, как ты успел бы понять, что именно случилось, – строго ответил он и незаметно сунул пистолет в карман владельца. – А теперь не вытаскивай свою хлопушку, пока я не скажу, и постарайся не забывать, на какой стороне Атлантики ты находишься.

Они направились к гаражу, где Саймон держал машину, и всю дорогу Униац хранил обиженно-озадаченный вид. Европейские порядки были для него странными, а мозги его никогда не отличались способностью быстро адаптироваться к обстановке. "Если один человек может стрелять в другого, и это ему сходит с рук, а этот другой не может выстрелить в первого без того, чтобы его тут же не замели, то что же за чертова страна эта Англия? Да тут заниматься рэкетом – себе дороже", – размышлял Попрыгунчик Униац и двадцать минут ломал голову над этим тонким социологическим наблюдением, пока Саймон Темплер гнал свой мощный "ирондель" на юго-запад. Святой же обдумывал другую проблему. Ему захотелось узнать мнение своего спутника.

– Послушай-ка, Попрыгунчик, – сказал он. – Предположим, некто имеет документы, которыми он тебя шантажирует, и если эти документы будут обнародованы – тебе конец. Предположим, что это твое письменное признание в убийстве или что-то в этом роде. Что бы ты стал делать?

– Тут все просто, босс, – почесал нос Униац. – Я бы этого человека наверняка кокнул.

– Я так и думал, – сказал Святой. – Ну, предположим, ты его кокнул, но документы-то не исчезли, и ты не знаешь, к кому они могут попасть.

Такое Попрыгунчику в голову не приходило. Некоторое время он мрачно молчал, а потом лицо его осветилось от найденного решения.

– Эй, босс, – сказал он, – а я знаю, что бы я тогда сделал. После того как я бы его кокнул, я стал бы искать те бумаги.

– И где бы ты стал их искать? – спросил Святой.

– В его карманах, где же еще, – тут же ответил Униац.

– А если бы их там не оказалось?

Попрыгунчик вздохнул. От мысленных усилий у него на лбу залегли морщины. Размышления никогда не были его сильной стороной: наоборот, они были одной из тех немногих вещей, которые могли причинить какой-то вред его голове. Саймон проскочил между грузовиком и автобусом и попытался помочь ему.

– Я имею в виду то, что ты мог бы подумать: "Положим, кокну я этого человека. Положим, бумаги в карманах он не носит. Ну, а когда кого-то прикончат, то фараоны первым делом постараются дознаться, кто это сделал. А один из способов дознаться – выяснить, кто имел на это причины. В свою очередь, это можно выяснить, прочитав его письма и все другие бумаги, которые найдутся". Подумав так, ты, возможно, пришел бы к выводу, что если: убрать того человека, то бумаги могут очутиться у полиции, а это может оказаться вредным для твоего здоровья.

Униац размышлял над всем этим на протяжении двух или трех миль и наконец пожал плечами.

– Не знаю я, – сказал он. – Выходит, нам все-таки не надо убирать того человека. А вы, босс, как думаете?

Саймон понял, что ему придется довольствоваться своими собственными предположениями, которые его беспокоили. До сих пор он в значительной степени полагался на то, что его не убьют и не будут очень уж сильно ему досаждать, пока злоумышленники сомневаются в судьбе "Секрета ее свадьбы", но последний эпизод здорово поколебал эту уверенность. Даже не учитывая вероятности того, что лорд Айвелдон полностью и окончательно спятил, события означали, что злоумышленники задумали какую-то сатанинскую уловку или кости их черепов сравнялись по толщине с черепом Попрыгунчика Униаца.

Святой прикинул силы противников. Первоначально их было пятеро, и разумно было предположить, что большинство из них сопротивления не окажут. Сэр Баркли Эдингэм заплатил. Генерал-майор сэр Гумбольдт Куинн заплатит. Активных действий следовало ожидать от лорда Айвелдона, который это уже продемонстрировал, от некоего члена парламента мистера Невилла Йорклэнда, на встречу с которым сейчас и ехал Святой, и, возможно, от достопочтенного Лео Фарвилла, который мог склониться в любую сторону. Но ни одного из этих джентльменов, какими бы плохими гражданами они ни были, нельзя было с кондачка обвинить в излишней толщине костей черепа. И ни один из них, по разумению Святого, не обладал сатанинской хитростью; но Святому уже начало казаться, что в этом отношении он их недооценил.

Но у этого классического треугольника имелся и третий угол – старший инспектор Тил, хотя его почти сферическую фигуру при всем желании нельзя было назвать углом. Саймон Темплер не тешил себя надеждой, что окончательно избавился от угрозы из этого угла после их утреннего разговора с глазу на глаз.

Надо признать, что Святой иногда обманывал старшего инспектора Тила. Он поверял ему свои секреты не так часто, как последнему хотелось бы. Иногда Святой даже преднамеренно вводил в заблуждение верного слугу закона, и это было нарушением принятых правил поведения, что все английские джентльмены, вне всякого сомнения, осудят.

И тем утром Святой тоже ввел в заблуждение инспектора Тила, сказав ему, что у него назначена встреча через десять минут. На самом же деле встреча была назначена на вечер, и Святой просто пообещал себе свободный день на лоне природы; при этом он совсем не хотел, чтобы этот день был испорчен полицией. Так что ложь была практически невинной и почти бесполезной; но если бы Святой мог предвидеть ее результаты, он бы сначала хорошенько подумал.

А инспектор Тил обдумывал свою проблему весь день. Во второй половине он еще раз встретился с достопочтенным Лео Фарвиллом, и реакция уважаемого политика на его доклад не успокоила, а, напротив, еще больше обеспокоила его. Вечером он отправился к заместителю комиссара полиции.

– Происходит что-то весьма непонятное, сэр, – подытожил он свои выводы.

Заместитель комиссара шмыгнул носом, а шмыганье это раздражало Тила почти так же, как и привычка Святого тыкать пальцем ему в живот.

– Я и сам, пораскинув умишком, пришел к тому же выводу, – саркастически заметил комиссар. – Фарвилл что-нибудь добавил?

– Молчал, как бревно, – ответил инспектор. – Именно это мне и не правится. Если бы он взъерепенился, говорил о некомпетентности полиции и запросах в парламенте по этому поводу – вы и сами знаете, как это бывает, – я бы чувствовал себя гораздо спокойнее. Именно такой реакции я от него и ожидал, но ошибся. Он прямо как в своей раковине захлопнулся.

– То есть у вас сложилось впечатление, что он сильно сожалеет о том, что обратился с этим письмом в полицию?

– Именно, – кивнул Тил. – Такое и раньше случалось, когда в деле был замешан Святой. Поначалу человек поднимал скандал, но очень скоро захлопывался, как устрица. Либо он платил, либо решал заняться Святым лично. Но нас он больше не просил вмешиваться.

– И конечно, пока у вас нет ни малейшего представления, почему солидные и респектабельные люди – такие, как Фарвилл, например, – совсем по-детски пугаются: просто оттого, что этот человек написал им письма? – язвительно спросил заместитель комиссара.

Тил покрутил пуговицу на пиджаке.

– Я имею представление, сэр, – покраснев, ответил он, – и очень хорошее представление. Я знаю, почему они пугаются всегда и почему они испугались сейчас. Это шантаж.

– Так вы, я вижу, уже разгадали эту тайну, – с ледяной вежливостью сказал комиссар.

– Если бы я ее разгадал, то сделал бы больше, чем любой другой в этом здании, – запальчиво возразил Тил. – Но многие просто сидят по кабинетам и критику на меня наводят, а сами за такое время не добились бы и половины того, чего удалось добиться мне; хотя, признаться, и я достиг немногого. – Он упрямо посмотрел на своего начальника, и накопившаяся неприязнь к бесчисленным выволочкам такого рода на мгновение перехватила ему голос. – Все знают, что это какой-то шантаж, но никто ничего не может поделать. Доказательств-то нет. Когда я показал Святому это письмо, он просто расхохотался мне в лицо. И был прав: ничего похожего на шантаж. Это может взволновать только тех, кому известно содержание упомянутой в письме книги.

– А именно это вам и не удалось узнать, – сказал комиссар.

– А именно это мне и не удалось узнать, – согласился Тил, – потому что я не умею творить чудеса и никогда не утверждал, что могу.

– Так вы устраиваете истерику только потому, что вам нужен ордер на обыск? – ледяным тоном осведомился заместитель комиссара.

– Да, мне нужен ордер на обыск! – взорвался Тил. – Я знаю, чем все это кончится. Скорее всего, против Святого и ордер не поможет. Когда я к нему приеду, та книга исчезнет или превратится в "Волшебные сказки для малышей". А Эдингэм и Куинн под присягой покажут, что никакой другой книги и не было.

Хотя инспектор был доведен до предела, он, осознав ужасающие последствия своих пророчеств, на мгновение замолк, но потом в отчаянии продолжил:

– Такое я и раньше видел. Я был свидетелем, как Святой за десять секунд превращал железное обвинение в железное алиби. И я готов к тому, что это случится снова. Я даже готов к тому, что он такую историю прессе выдаст, что два месяца все будут со смеху помирать, потешаясь надо мной. И все же я возьму ордер на обыск!

– Вы получите его через полчаса, – холодно сказал заместитель комиссара. – А ваши другие замечания обсудим после того, как вы этот ордер используете.

– Благодарю вас, сэр, – ответил старший инспектор Тил и покинул кабинет с неутешительной мыслью о том, что по поводу этого дела сказано далеко не последнее слово.

Глава 7

– Господа, – объявил раздувшийся от гордости Униац, – вот это и есть мой приятель мистер Оркони. Его кличут Кровавый Пит. Он как раз такой парень, какого вы искали. Он все и обтяпает...

С того момента и с теми словами эта встреча вошла в историю. Раньше Саймон Темплер не раз бывал в странных ситуациях, бестрепетно вовлекая свою судьбу в водовороты бурных приключений, но ему еще не приходилось представать перед таким важным конклавом, чтобы торжественно обсудить способ своего собственного убийства. Внутренне он ликовал от изощренной красоты и юмора собственной затеи, которые полностью оцепить мог только он сам.

Святой стоял, засунув руки в карманы, ясными глазами оглядывая двух других участников встречи и наслаждаясь обстановкой, к созданию которой приложил руку и Попрыгунчик.

– Рад познакомиться, ребята, – протянул он с совершенно гангстерской интонацией, которую когда-то усвоил не в кинотеатрах, а в куда более опасных мостах.

Член парламента Невилл Йорклэнд теребил галстук и рассеянно бегал взглядом по комнате. Это был невысокий плотный человек, выглядевший как нечто среднее между фермером-аристократом и художником-дилетантом. Волосы его были длинными и неопрятными, а лицо выдавало любителя хорошего портвейна.

– Давайте присядем, – отрывисто предложил он. – Приступим к делу. Не хочу терять время.

Достопочтенный Лео Фарвилл кивнул. Он тоже был плотного телосложения, но выше Йорклэнда и выглядел опрятно. Черные густые брови и усы были почти одинаковых размеров и формы, из-за чего его лицо производило впечатление незавершенной симметрии, как будто все остальные черты небрежно подгонялись под эту рамку.

– Отличная идея, – прогудел он, – отличная. Заодно и по стаканчику пропустим. Мистер... э-э-э... Оркони...

– Зовите меня Пит, – любезно предложил Святой, – и давайте попробуем вашу выпивку.

Они уселись, что довольно знаменательно, по обе стороны длинного стола в библиотеке Фарвилла. Попрыгунчик, естественно, оказался рядом со Святым, а Йорклэнд – с Фарвиллом. Достопочтенный Лео разлил херес из хрустального графина.

– Мистер Униац дал нам понять, что вы... э-э-э... как бы это выразиться, наемный убийца, мистер Оркони.

– Пит, – ответил Святой, пригубив бокал.

– Э-э-э... Пит, – с видимым неудовольствием поправился Фарвилл.

– Это верно, – слегка кивнув, сказал Саймон. – Ежели кто-то лезет в ваши дела, то я как раз тот человек, который может его остановить.

– Точно, – подтвердил Униац, одним глотком осушив свой бокал. – Мы его прищучим.

Фарвилл деланно широко улыбнулся и предложил коробку с сигаретами.

– Я полагаю, мистер Униац уже ознакомил вас с основными моментами нашего предложения, – сказал он.

– Попрыгунчик сказал мне, что вам нужно, если вы это имеете в виду, – коротко ответил Святой, снимая обертку с дорогой сигары. – У этого Темплера что-то на вас имеется, и вы хотите его убрать.

– Возможно, вы... э-э-э... грубовато выразились, – пророкотал достопочтенный Лео. – Однако нет необходимости вдаваться в дипломатические тонкости дилеммы. Я удовлетворюсь только тем, что скажу: ситуация имеет почти общенациональное значение.

– Важнейшие вопросы, – промолвил Йорклэнд. – Мировая катастрофа. Нужна величайшая осторожность. Такт. Секретность. Чрезвычайные меры.

– Совершенно верно, – заключил Фарвилл, – чрезвычайные меры. Учитывая крайнюю сложность ситуации, обычные пути закрыты для нас. Фактически вы окажетесь в положении неофициального агента секретных служб: вы будете рисковать собой и вести сражения, зная, что в случае неудачи наниматели вас дезавуируют. Короче говоря, в подобном деле нужен человек, который может постоять за себя и который за разумное вознаграждение готов рискнуть жизнью, который...

– Я понял, – вежливо прервал Святой. – У этого Темплера что-то на вас есть, и вы хотите его убрать.

– На данном этапе, – поджал губы Фарвилл, – я не могу ни подтвердить, ни отрицать подобное заявление. – Фраза была произнесена с накатанной парламентской гладкостью. – Но необходимо установить: первое – являетесь ли вы подходящим лицом для этого дела...

– Ерунда, – резко оборвал его Святой. – Вам нужен был такой человек, как я, и вы его получили. Так что кончайте трепаться и переходите к делу.

Достопочтенный Лео глянул на Йорклэнда, как бы обращаясь к спикеру по процедурному вопросу. Йорклэнд хрустнул пальцами.

– Нормально. Подходит. За него ручается Униац. Сам бывал в Америке. Выбора нет. Надо решать.

– Да, конечно, – отозвался Фарвилл с таким видом, как будто эта мысль претила его дражайшим принципам. – Надо решать.

Он снова набрал в грудь воздуха, чтобы закончить свою речь.

– Мистер Оркони... э-э-э... Пит, вы, конечно, в общих чертах знаете о предстоящем деле. Книга, о которой, возможно, вам рассказал мистер Униац, должна быть возвращена нам – хитростью или силой, неважно. Ничто не должно служить препятствием успеху дела. Если вам по ходу предприятия придется причинить Темплеру физический ущерб пли даже... э-э-э... ускорить его кончину, гуманные соображения не должны влиять на вашу решимость. Предлагаемый гонорар составляет двести фунтов стерлингов...

Саймон выпрямился в кресле и грубо расхохотался.

– Послушайте-ка, вы думаете, что я за такие гроши работать буду? – спросил он.

Достопочтенный Лео вновь набрал воздуха, и торг продолжался. Вряд ли нужно описывать его в деталях. Торг шел долго, и со стороны парламентариев звучали длиннейшие закругленные фразы, которые то и дело касались любого другого предмета, кроме обсуждаемого, и почти убаюкали Святого. Но воля и решимость Саймона Темплера могли выдержать даже пустословное красноречие Фарвилла: спешить ему было некуда, и он развлекался этим. Попрыгунчик Униац, совсем неспособный оценить такие простые удовольствия жизни, даже задремал. В конце концов было достигнуто соглашение о гонораре в две тысячи, фунтов, и Святой палил себе пятый бокал хереса.

– Ладно, ребята, – сказал он. – Того человека мы достанем.

– Конечно, достанем, – подтвердил проснувшийся Униац.

Йорклэнд поерзал на стуле, зачем-то застегнул и расстегнул пиджак и поднялся.

– Хорошо, – затарахтел он. – Решено. Рад, что все устроилось. Должен возвращаться в город. Уже опаздываю. Важные встречи. Рассчитывайте на мою долю, Фарвилл.

– Естественно, – кивнул достопочтенный Лео, – естественно. Можете надеяться, что я утрясу все детали.

Он пододвинул к себе графин и незаметно, но решительно заткнул его пробкой.

– Я полагаю, мы должны выразить благодарность мистеру Униацу за наше... э-э-э... знакомство.

Саймон бесстрастно рассматривал его, наслаждаясь второй по счету сигарой.

– Вы, парень, не только это должны.

– Я считал, что... э-э-э... гонорар будет выплачен по завершении... э-э-э... предприятия.

– Вторая половина, – любезно согласился Саймон. – А первая половина будет выплачена сейчас. Раньше я уже имел дело с политиканами. Вы привыкли давать столько обещаний, что и сами не можете их упомнить.

– Точно, – с энтузиазмом встрял Попрыгунчик. – В нашей фирме такое правило: заказываешь – плати.

Фарвилл неохотно извлек бумажник. Он был набит банкнотами, и это свидетельствовало о том, что подобное требование было заранее предусмотрено. Лео медленно отсчитал деньги, а Йорклэнд уныло наблюдал за ним.

– Так, – вздохнул он. – Все. Сегодня вечером пришлю вам чек, Фарвилл. Благодарю. Должен ехать. Прошу извинить. До свидания.

Он профессионально вяло пожал всем руки и вышел; вскоре послышался шум отъехавшей машины.

Святой про себя улыбнулся и сгреб деньги. Пересчитав их и разделив на две равные части, он отдал одну Попрыгунчику, а вторую сунул в карман. Пятьсот фунтов для Святого были небольшой суммой, но при некоторых обстоятельствах он с таким же удовольствием брал пять фунтов, как и пять тысяч. Сама по себе сумма роли не играла: гораздо важнее был способ, которым она получена; а в данном случае, несомненно, этот способ доставил ему величайшее наслаждение, и даже номинальная сумма уже была наградой за испытанное удовольствие. Но все же Святой не полностью достиг тех целей, которые он поставил перед собой, отправляясь на эту встречу. С утра он ломал голову еще над одной загадкой, и сейчас решил постараться осторожненько и ненавязчиво ее разгадать.

– Считайте, Лео, что дело сделано, – сказал он.

– Точно, – опять ввернул верный Попрыгунчик. – Считайте, что тот парень уже мертв и похоронен.

– Отлично... э-э-э... отлично, – откликнулся Фарвилл.

Ему уже почти удалось убрать графин, но Саймон все же дотянулся до него. Фарвилл поморщился и отвел взгляд.

– Неплохое питье, Лео, – отметил Святой, осушив к вновь быстро наполнив бокал. Он стряхнул пепел прямо на ковер и задрал ногу на полированный столик с полным пренебрежением к чувствам хозяина. Это точно соответствовало характеру выдуманного Кровавого Пита и одновременно удовлетворяло никогда не дремлющее желание Саймона пошалить. – Так насчет этого Темплера. А если мне действительно придется его прикончить?

– Прикончить? – недоуменно спросил Лео. – Ах да. Вы имеете в виду, что вам придется его убить?

В его глазах появилось выражение, характерное для политика, который чует, что его пытаются заставить сделать определенное и недвусмысленное заявление.

– Ну, естественно, предполагается, что за себя вы сумеете постоять.

– А-а, ерунда, – презрительно протянул Святой. – Я не это имею в виду. Я имею в виду, что, положим, я его прикончу, но тогда как узнаешь, где та книга? Ведь она и к фараонам попасть может.

Фарвиллу, наконец, удалось отобрать графин и поставить его в шкаф, который он запер с рассеянным и задумчивым видом. Потом он обернулся и сцепил руки за спиной.

– С нашей точки зрения, проблема может быть упрощена, – ответил он.

Святой вертел в пальцах сигару. Вопрос, поставивший в тупик Попрыгунчика, сейчас был задан человеку, который мог дать более толковый ответ, но лицо Святого не выказывало никакого нетерпения, и он односложно спросил:

– Как?

– У Святого есть... э-э-э... сообщник, – глядя в потолок, ответил Фарвилл. – Молодая женщина. Как мы понимаем, она пользуется его доверием во всех... э-э-э... делах. Можно, следовательно, предположить, что она знает о местонахождении упомянутого тома. Если Святой будет... э-э-э... устранен, следовательно, – хладнокровно продолжил Фарвилл, – дальше нам придется иметь дело с более... э-э-э... уступчивым человеком.

С сигары Святого упал пепел и оставил серый след на его пиджаке; но взгляд его не дрогнул.

– Понятно, – ответил он.

Простота этого вывода подействовала на Святого как сильнейший, почти нокаутирующий удар. Он не мог понять, как с самого начала упустил это, ведь именно такой вывод жесток и непоколебимо логичен. Святой был крепким орешком: все знали и признавали это. И все козыри были у него на руках. Но его можно "э-э-э... устранить", и тогда эти козыри перейдут в руки одинокой девушки. Тогда, конечно, проблема сильно упрощалась. Она просто сводилась к элементарному варианту старой игры, мрачные перспективы которой все еще могли испугать его. Как это он сразу не сообразил! В прихожей висела его шляпа с дыркой от пули, и это говорило о том, что его противники не были ни глупыми, ни сумасшедшими: даже не обладая сатанинской хитростью, они ухватились за очевидный факт, который сам он своими деревянными мозгами учесть не сумел.

– Прекрасная идея, – тихо сказал Святой. – Значит, когда уберем Темплера, начнем охоту за его девчонкой?

– Э-э-э... да, – согласился Фарвилл, глядя в дальний угол с таким видом, будто вовсе и не он ответил на вопрос. – Если это окажется необходимым... э-э-э... да.

– Точно, – пропел вошедший в роль Попрыгунчик. – Займемся девчонкой.

Взглядом Святой заставил его замолчать. Он заговорил еще тише, но Фарвилл не обратил на это внимания.

– А кто додумался до этого?

– Это было совместное решение, – уклончиво ответил достопочтенный Лео. – В такой кризисной ситуации, когда так много поставлено на карту, сентиментальность недопустима. Такое предложение было одобрено единогласно. Как я понимаю, в этом направлении уже была предпринята одна неудачная попытка. Возможно, мне следовало объяснить, что есть еще один член нашей... э-э-э... коалиции, который, к сожалению, не смог присутствовать при нашем обсуждении. Но я ожидаю его прибытия с минуты на минуту, поскольку он очень хочет познакомиться с вами. Этот джентльмен уже самостоятельно проделал большую работу для достижения... э-э-э... желаемой цели.

– Кто это? – Святой чуть опустил веки.

Фарвилл совсем уже собрался что-то сказать, но в этот момент через ставни сверкнули фары и послышался шум подъехавшей машины. В холле раздались шаги и голоса, дверь библиотеки открылась, и на пороге возник дворецкий достопочтенного Лео.

– Лорд Айвелдон, – объявил он.

Глава 8

Сигара Саймона Темплера погасла, он положил ее в пепельницу и вытащил свой портсигар. Следует отметить, что в тот решительный момент он и глазом не моргнул.

– Очень рад видеть вас, Айвелдон! – воскликнул Лео. – К сожалению, Йорклэнд не смог задержаться. Однако вы не опоздали и можете познакомиться с нашими новыми... э-э-э... агентами. Мистер Оркони...

Лео внезапно смолк. До него дошло, что его ораторское искусство аудиторию не привлекает. Тут было что-то не так.

Едва войдя в библиотеку, лорд Айвелдон и Нассен с разинутыми ртами уставились на Святого, и их лица сделались похожими на маски застывших в прыжке танцоров. Неподвижность, отвисшие челюсти, выпученные глаза и красные лица были настолько смешны и одинаковы, что казалось, оба смотрят на свое отражение в зеркале. Они все еще старались сообразить, откуда на них обрушился удар, а Лео то и дело переводил совершенно непонимающий взгляд со Святого на них и обратно.

– Что произошло? – спросил он, и эта короткая фраза вывела, наконец, лорда Айвелдона из транса. Он повернулся и заморгал через пенсне.

– Так это... это тот самый американский гангстер, о котором вы мне говорили? – страшным голосом осведомился он.

– Именно это мне и... э-э-э... дали понять, – оправившись, ответил Фарвилл. – Этим знакомством мы обязаны мистеру Униацу. Насколько я знаю, у него была очень успешная карьера в преступном мире... э-э-э... Питтсбурга. Вы хотите сказать, что вы уже знакомы?

Его светлость с трудом сглотнул.

– Вы безмозглый надутый осел! – сказал он.

Саймон Темплер с улыбкой поднялся с кресла. Вид двух политиков, готовящихся высказать друг другу все, был таким редким и прекрасным зрелищем, что он даже не хотел их прерывать, но у него была своя роль в этом спектакле. Ему ничего не стоило держать себя в руках. Поскольку Лео Фарвилл раскрыл их планы, Святой был рад видеть лорда Айвелдона.

– Здорово, Подснежник, – серьезно сказал он. – Приветствую вас, ваша благородная светлость.

– Так вы уже знакомы, – догадавшись, сердечно сказал Фарвилл. – Я думал...

– Вы знаете, кто этот человек? – ужасным голосом спросил лорд Айвелдон.

Фарвилл молча покачал головой, а Святой поощряюще улыбнулся.

– Вот вы ему и скажите, – подначил он. – Разрядите обстановку.

– Это же Святой, собственной персоной! – взорвался Айвелдон.

Иногда даже гениальному хроникеру трудно описать реакцию жертв Святого. Колени Фарвилла подогнулись, а лицо приняло зеленоватый оттенок. Силу воздействия этого открытия на Фарвилла можно было сравнить с бомбой, землетрясением, динамитом, ударом лошадиных копыт и чем угодно еще, по этого оказалось бы недостаточно. Он был просто уничтожен, а Святой снова улыбнулся и закурил.

– Конечно, мы знакомы, – сказал он. – Мы с Лео только что говорили о вас, ваша светлость. Я полагаю, не вы один предложили убрать меня, с тем чтобы вам осталось разделаться только с Патрицией Холм. Ваш дружок Подснежник попытался сделать это сегодня утром, но он плохо стреляет и только испортил мою отличную шляпу. За это, братец, мне придется добавить к вашему счету еще пять фунтов. Но с другой частью вашей блестящей идеи вам будет потруднее справиться.

Лицо Фарвилла из зеленого стало серым.

– Я, кажется, совершил ошибку, – простонал он.

– Это простительная сшибка, – великодушно сказал Святой. – В конце концов, Попрыгунчик Униац выдал вам только полуправду. Но вот ошибка товарища Айвелдона вдвое страшнее...

Уголком глаза он заметил, что Нассен сделал легкое движение, и стремительно сунул руку в карман, но тут же вспомнил, что слишком самоуверенно увлекся своей шуткой и не взял с собой пистолет. Однако даже если бы у него было оружие, он не успел бы его вытащить. Рука Нассена уже была в кармане, и под тканью плаща Саймон угадал очертания пистолета.

Он оглянулся и понял причину. Попрыгунчик Униац наконец-то разобрался в ситуации и пришел к выводу, что здесь что-то не так. Он инстинктивно потянулся за оружием, но подлокотник кресла помешал ему, и Нассен выхватил пистолет первым. Попрыгунчик так и остался сидеть с рукой в кармане, глядя на частного детектива с выражением презрения к самому себе.

– Простите, босс, – жалобно сказал Униац, – он меня опередил.

– Неважно, – ответил Святой. – Тут я виноват.

– Ошибка могла быть и хуже. – Айвелдон шагнул вперед. – Но, по крайней мере, Святой у нас в руках. Где Йорклэнд?

– Я думаю, его еще можно перехватить, – ответил Фарвилл. – Когда он приехал, то сказал мне, что по пути собирается заехать к леди Бредон в Кемберли. Он намекнул, что сделает это, когда поедет обратно...

– Позвоните туда, – приказал Айвелдон.

Пока Фарвилл звонил, лорд расхаживал по комнате, заложив руки за спину. Он частенько посматривал на Святого, но избегал встречаться с ним взглядом. Саймон Темплер не обманывал себя и не приписывал это страху: в тот момент Айвелдону бояться было нечего. Наблюдая за ним, Святой знал, что смотрит на слабого, никчемного и эгоистичного человека, которого недавно испытанный страх превратил в бешеного шакала.

– Что сказать? – спросил Фарвилл, прикрыв трубку рукой.

– Скажите, пусть Йорклэнду передадут: птичка попалась, – ответил Айвелдон.

– Вы, братец, кажется, слишком уверены в этом, – заметил Святой, выпустив кольцо дыма. – Но Подснежник, по-моему, чувствует себя неловко с пистолетом. Он, кажется, боится, что пистолет может выстрелить. А вы понимаете, Подснежник, что если он выстрелит, то прожжет дыру в вашем лучшем воскресном костюме, а за это папочке придется вас отшлепать.

Нассен посмотрел на Святого белыми от ярости глазами.

– Отдайте его мне, – сказал он. – Я заставлю его заговорить.

– А что, и сможете, если вы чревовещатель, – презрительно усмехнулся Святой. – В противном случае я и ломаного гроша за вас не дам. Подумайте, Подснежник. Свой шанс вы уже упустили. Пока еще вы имеете дело с мужчиной, а не с девушкой – если, конечно, улавливаете мою мысль.

Лорд Айвелдон стоял в стороне и, казалось, ничего не слышал. Но вдруг он поднял голову и впервые встретился взглядом со Святым. В его глазах Саймон прочитал подтверждение своим мыслям. Его судьба действительно зависела от существа более жестокого, мстительного и непредсказуемого, чем любой профессиональный убийца, – от слабого человека, с которого слетел налет помпезности и который дрался из страха.

– Ошибка могла быть и хуже, – повторил лорд Айвелдон.

– Вам сейчас о другом надо думать, – спокойно сказал Святой. – Сегодня вечер пятницы, и солнце на месте не стоит. Завтра к полуночи я должен получить ваш вклад в Фонд Саймона Темплера. И ваш также, Лео. И я еще раз говорю вам: несмотря на все ваши действия и на все угрозы Подснежника, где бы я ни был, живой или мертвый, если я к тому времени не получу ваши чеки, то старший инспектор Тил получит нечто такое, что заинтересует его гораздо больше, чем то, что вы ему сможете предложить. Он получит возможность прочитать ту книгу, которую я отказался отдать ему сегодня утром.

– Но пока вы у нас в руках, – ответил лорд Айвелдон спокойным тоном, который резко контрастировал с нервным подергиванием его лица, и обернулся к хозяину дома. – Фарвилл, мы должны немедленно ехать в Лондон. Мисс Холм с сожалением узнает... э-э-э... новости.

– У нее великолепное чувство юмора, – сказал Святой, но его голос ему же самому показался странным.

– Посмотрим, – пожал плечами Айвелдон. – Я думаю, нам сравнительно легко удастся заставить ее прислушаться к голосу разума, – задумчиво закончил он, и от этих слов Святой похолодел.

– Она даже и слушать вас не станет, – сказал он и понял, что солгал.

Должно быть, лорд Айвелдон это тоже понял, поскольку не обратил внимания на слова Святого. Он молча отвернулся и стал отдавать указания сообщникам:

– Нассен, вы остаетесь здесь и будете охранять этих двоих. Когда приедет мистер Йорклэнд, объясните ему обстановку, и пусть он поступает так, как сочтет нужным. Фарвилл, вам надо найти предлог, чтобы на сегодняшний вечер удалить из дома слуг. Это на случай, если Нассену придется прибегнуть к силе. Входную дверь оставим открытой, чтобы Йорклэнд смог войти...

– Смотрите не простудитесь, – напутствовал их Святой.

Он докурил сигарету и прислушался к удаляющемуся рокоту машины лорда Айвелдона.

Святой нисколько не преуменьшал опасность с того момента, когда в комнату вошел лорд Айвелдон. Надо признать, что легче иметь только отдаленное отношение к гибели десятков тысяч незнакомых людей, чем прямо приказать убить одного человека. Однако Саймон знал, что лорд Айвелдон, будучи замешанным в первом много лет назад, за последние два дня дошел до такого состояния, что мог совершить и второе. Внешняя помпезность и претенциозные речи делали его смешным, но это не имело значения. Убивать он будет по глупости, но все же будет. И что-то подсказывало Святому, что Нассен с удовольствием сделает это по его приказу.

Святой опять закурил и прошелся по комнате мягкой кошачьей походкой. "Странно, – подумал он, – как легко ж быстро один необдуманный поступок может привести человека на грань смерти". Он знал, насколько психологически неверно изображаются убийцы в кино и книгах. Чаще (всего убийства совершаются слабыми испуганными людьми, такими, как лорд Айвелдон, достопочтенный Лео Фарвилл или мистер Невилл Йорклэнд, член парламента. Саймон считался с возможностью быть убитым, но вся его натура противилась тому, чтобы он был убит такими ничтожествами, как эти жалкие личности. Он понимал также что, имея дело с Патрицией, они будут церемониться с ней не больше, чем с ним.

Мысль об этом мучила Святого гораздо сильнее, чем мысль об опасности, угрожавшей лично ему. Только огромным усилием воли он сохранял спокойствие. Шли минуты, и нервы его разрывались от ярости и беспомощности. Фарвиллу и Айвелдону надо было покрыть семьдесят пять миль, и с каждой минутой надежда обогнать их уменьшалась, даже при том условии, что Саймон блестяще водил машину.

Святой взглянул на Попрыгунчика. Тот, согнувшись, сидел в кресле, сжав кулаки и не спуская глаз с Нассена. По его разумению, все произошло из-за его ошибки и из-за того, что он не успел выхватить оружие. Придумывать сейчас способы спасения было бессмысленно – ни один из них не сработает. И вопрос был только один: когда? Молчание сильно действовало Попрыгунчику на нервы, и он этот вопрос задал:

– Ну, когда же нас в расход?

– Когда придет время, – ответил Нассен.

Святой отшвырнул сигарету и закурил другую. Нассен был один, их было двое. Никто не додумался отобрать у Попрыгунчика оружие. Если бы только ему удалось вытащить пистолет... Для этого надо умело и постоянно играть на нервах Нассена – кто дольше выдержит...

– Ну и как вы себя чувствуете в роли повелителя всего живого, Подснежник? – спросил Святой. – Сердечко не колотится? А вдруг мы с Попрыгунчиком неожиданно решим, что вы нам больше не нравитесь, и разом кинемся на вас?

– Только попробуйте, – ответил Нассен. – Тогда у меня появится отличный предлог, чтобы стрелять.

Он произнес это с такой холодной ненавистью, что у Святого на мгновение перехватило дыхание. До этого момента он никак не мог признать, насколько безнадежна пришедшая ему мысль; действительно, не стоило и пытаться.

Святой остановился перед Нассеном и посмотрел на него поверх разделявшего их пистолета. Значит, оставался только один путь. Стреляя в него, Нассен наверняка ве промахнется, но, может, это и даст шанс Попрыгунчику. И тогда Попрыгунчику придется действовать уже самостоятельно.

– Вы ведь понимаете, Подснежник, что это будет преднамеренное убийство? – спросил Святой, без малейшего страха глядя на Нассена.

– Да что вы говорите?! – отрывисто бросил тот. – Для всех вы будете парочкой вооруженных грабителей, застигнутых на месте преступления. Остальное доделает то, что известно о вас в Скотланд-Ярде. Не забывайте, чей это дом...

Он замолчал. В окнах опять мелькнул свет фар. Послышался визг тормозов машины. Где-то в доме зазвенел звонок и донесся нетерпеливый стук. Потом дверь со скрипом отворилась. Каждое действие приехавшего человека можно было определить по звукам. Незапертая дверь подалась, когда он барабанил по ней. Вот он нерешительно глядит на нее... Вот неуверенно делает первый шаг в холл... Вот спешит сюда...

Нассен тоже прислушивался. Неожиданно Святой понял, что ему представился шанс, на который он не смел и надеяться. Внимание Нассена было отвлечено: он тоже на мгновение оказался заворожен картиной, складывавшейся из звуков. Но он очнулся позже, чем Святой, кулак которого уже был сжат, чтобы нанести удар, когда Нассен отвлечется.

И Святой этот удар нанес. Нассен так и не смог понять, что произошло. Он не привык к грубому насилию, а в такие ситуации никогда еще не попадал. Он заметил стремительно приближающийся кулак и разинул рот. Кулак попал точно в подбородок, челюсти Нассена с лязгом захлопнулись, а мозг, казалось, выскочил из черепа. А потом на него обрушилась гудящая темнота...

Саймон поймал Нассена за лацканы и, бесшумно опустив на пол, подобрал его пистолет. Тут дверь отворилась, и в комнату просунулось круглое кроличье лицо Йорклэнда.

– Хелло! Что случилось? Получил послание лорда Айвелдона. Птичка попалась. – Его взгляд обежал комнату и остановился на лежащем Нассене. Он скривил губы: – Ага. Понятно. Это...

Святой выпрямился, и в его глазах появился недобрый огонек.

– Это тот парень, – сказал он голосом Кровавого Пита. – Мы с Попрыгунчиком едва дождались вас. Нам пора смываться и ехать в Лондон: мы там понадобились лорду Айвелдону!

Глава 9

Патриция Холм ожидала Святого, когда телефонный звонок возвестил о начале предпоследнего раунда этой истории.

– Снова этот детектив, мисс, – хрипло сказал Сэм Утрелл. – Мистер Тил. А с ним еще один. Они меня даже не спросили, можно ли им подняться к вам.

Сердце у Патриции екнуло, но она ответила совершенно спокойно:

– Хорошо, Сэм, спасибо. Как только появится мистер Темплер, известите его, если только детективы до тех пор не уйдут.

Она положила трубку и взяла сигарету, которую только что собиралась прикурить. Закуривая, она оглядела комнату; руки ее не дрожали, лишь от волнения чуть участилось дыхание. Патриция слишком долго была соратницей Саймона Темплера, чтобы паниковать, но она понимала, что ей предстоит нелегкое испытание. Святой не возвращался, и от него не было никаких вестей. Она уже давно привыкла к его непредсказуемым поступкам и не пугалась в подобной обстановке, но сейчас ей придется удерживать крепость в одиночку, без всякого понятия о том, что Саймон уже предпринял или собирается предпринять. И она была совершенно уверена в том, что второй за день визит старшего инспектора Тила, да еще в сопровождении другого детектива вряд ли может быть визитом вежливости.

Книга "Секрет ее свадьбы" лежала на столе, и Патриция взяла ее в руки. Надо было соображать – соображать спокойно и быстро, как Святой, призвав на помощь дедукцию, ясновидение и решимость. Саймон оставил книгу на виду. Он даже не побеспокоился убрать ее, когда появился Нассен. Но Тил – совершенно другое дело... Она все еще не пришла ни к какому решению, когда раздался звонок в дверь. Около камина стоял открытый книжный шкаф. Сжав губы, Патриция решительно сунула книгу среди других томов на нижнюю полку. Она ясно понимала ненадежность такого укрытия, но больше ни на что времени не оставалось.

Старший инспектор Тил всего этого не знал. Усталым взглядом он смотрел через порог на потрясающе красивую девушку, которая даже его флегматичному воображению показалась сказочной принцессой и которая, но частично понятным ему причинам, отказалась от лежавшего у ее ног мира и предпочла стать спутницей короля современных пиратов. В ее таких же, как у Святого, синих глазах Тил увидел тот же стальной блеск, которым так часто встречал его Саймон Темплер.

– Добрый вечер, мисс Холм, – сонным голосом произнес он. – Думаю, меня вы знаете, а это – сержант Барроу. У нас имеется ордер на обыск этой квартиры. – И он протянул Пэт листок.

– Мистера Темплера нет дома, – холодно сказала она, пробежав его глазами и отдав обратно. – Не лучше ли вам зайти попозже?

– Не лучше, – ответил инспектор и прошел мимо нее в гостиную.

Патриция закрыла дверь и последовала за детективами. Тил снял котелок и положил его на стол – эта была единственная уступка ее присутствию.

– Мы можем начать здесь, – обратился он к Барроу. – Сначала осмотрите обычные места.

– Вам пылесос дать, – любезно осведомилась Пэт, – или вы просто головами будете думать, что и где искать?

– Как-нибудь справимся, – сварливо ответил старший инспектор.

Он подумал, что, оказывается, нервничает больше, чем ожидал. Напутственные слова заместителя комиссара все еще звучали в его ушах, да он помнил и другие подобные случаи. Тил был человеком, от которого судьба требовала многих жертв. Выполняя свой долг, он подвергался словесным пыткам со стороны Святого, а потом ему приходилось выслушивать и язвительные замечания от заместителя комиссара. Бывали дни, когда он подумывал бросить службу: и кой черт его дернул стать полицейским?!

Патриция наблюдала за обыском с колотящимся сердцем и нехорошим чувством в груди. Внезапно она поняла, что полицейские обязательно найдут то, что ищут. Это не был поспешный и беспорядочный осмотр ящиков и шкафов. Обыск проводился тщательно, методично, строго по науке и отлично подготовленными людьми, для которых все вероятные укрытия уже давно были сведены в упорядоченную таблицу. Уж они-то никакую книгу не отложат в сторону, едва взглянув на обложку...

Патриция поняла это еще до того, как Барроу подошел к книжному шкафу и начал одну за другой вынимать и просматривать книги, даже не глядя на название.

Как бы поступил Святой?

Патриция этого не знала. Ее лицо было неестественно спокойным, но в душе она ощущала такую беспомощность, что едва подавляла ее огромным усилием воли. В ее спальне был пистолет, и если бы найти предлог добраться до него... Но Святой так никогда бы не поступил. У Тила был ордер, и действовал он совершенно законно. Применение силы ничего бы не дало – ничего, кроме создания дополнительных трудностей в решающий момент, когда таковой наступит.

Барроу уже дошел до половины второго ряда книг. Вот он закончил его. Две первые полки опустели, и книги кучей громоздились на полу. Сержант приступил к третьей полке.

Но как же все-таки поступил бы Святой?

Если бы он появился! Если бы дверь открылась и Патриция увидела его – стройного, улыбающегося и непредсказуемого! Он бы с первого взгляда понял ситуацию и сразу же нашел верное решение! Оно было бы сумасбродным и неожиданным, моментально перевернуло бы все с ног на голову, и Святой вновь взял бы ситуацию в свои руки, издевательски весело и безнаказанно тыча пальцем в жилетку Тила: все это Патриция знала, но она не знала, какое решение принял бы Святой, окажись он на ее месте. Он ведь никогда не терялся и каким-то непостижимым чудом мог превратить проигранное сражение в неожиданную победу над противником.

Барроу добрался до третьей полки снизу.

На столе стояли бутылка пива и стакан, которые Патриция приготовила для Святого, – с этим стаканом в руках он уже давно довел бы детективов до белого каления своим беспощадным остроумием. Она, протянув руку, открыла бутылку, как если бы вошел Святой.

– Не хотите ли выпить? – предложила Патриция.

– Нет, спасибо, мисс Холм, – вежливо отказался Тил, не глядя на нее.

– Ну, тогда я выпью, – стараясь подражать Святому, сказала она и наполнила стакан.

Пиво Патриция никогда не любила и, пригубив, невольно скорчила гримаску.

У себя за спиной Тил услышал громкий вздох и звон разбившегося стекла. Резко обернувшись, он увидел на столе осколки стакана, а рядом со столом – схватившуюся за горло, пошатывающуюся Патрицию, в широко открытых глазах которой застыл ужас.

– Что произошло? – рявкнул он.

Прежде чем ответить, она покачала головой и с трудом сглотнула.

– Жжет... – прошептала она, – внутри... В стакане что-то было... Наверное, для Саймона...

Тут колени Патриции подогнулись, и она опустилась на пол. Тил быстро подскочил к ней. Она билась в ужасных судорогах, и дыхание со стоном вырывалось сквозь стиснутые зубы. Она снова попыталась что-то сказать, но не смогла. Тил поднял Патрицию на руки и положил на диван.

– Бегите звонить! – неожиданно резко заорал он Барроу. – Не стойте разинув рот! "Скорую" вызывайте!

Тил неловко огляделся. В первую очередь надо дать ей воды – разбавить яд, каков бы он ни был. Сжав зубы, инспектор выбежал из комнаты.

Патриция видела это. Сержант Барроу, стоя спиной к ней, звонил по телефону. А книжный шкаф находился не более чем в метре от нее. Поскольку она изображала, что корчится от боли, еще одно движение останется незамеченным. Тут некогда осторожничать – надо было действовать быстро.

Патриция скатилась с дивана и схватила с книжной полки "Секрет ее свадьбы". Барроу действовал слишком практично и методично – названия книг он не смотрел. Быстрым движением она подняла три тома в уже просмотренной стопке на полу и сунула книгу под них...

– Благодарю вас, – раздался сонный голос Тила.

Он стоял в дверях, а глаза его светились мрачным триумфом. В руках его даже не было стакана с водой. И тут Патриция поняла, что за водой он и не ходил: Тил сообразил все очень быстро.

– Это вы? – тупо спросила она.

– Можете никуда не звонить, Барроу, – бросил Тил. Патриция беспомощно наблюдала, как он прошел через комнату и вытащил из стопки спрятанную книгу. С каким-то фантастическим спокойствием она поняла, что сделала неверный ход и проиграла. Не осталось никакой надежды. Не совсем твердой рукой Тил открыл книгу. Осознание собственной удачи заставило его нервничать: только сейчас он признался себе, что на удачу даже и не рассчитывал; прошлые провалы укоренили в нем уверенность, что удача никогда ему не улыбнется. И теперь, держа в руках книгу, Тил никак не мог поверить, что чудо свершилось.

Это была рукопись – Тил сразу понял это. Рукопись, написанная настолько мелким и убористым почерком, что на одной ее странице помещалась масса слов. Он начал читать с самого начала.

Первая страница была в форме письма.

Билла «Филомела»,

Ницца,

утром

Дорогой мистер Темплер!

Последний раз мы встречались довольно давно, но я не опасаюсь, что Вы забыли нашу встречу. Тогда я не сказал этого, но сейчас отдаю Вам должное: Вы – единственный человек в мире, которому дважды удалось нарушить мои планы и который с успехом избежал всех моих попыток ликвидировать его.

Именно по этой причине, а также зная, что жить мне осталось всего несколько месяцев, я посылаю Вам этот маленький знак уважения в виде первого тома моих мемуаров.

В бытность инспектором военных заводов, я, естественно, являлся тем человеком, кто создавал спрос на их продукцию. В то время мне пришлось, к счастью, в более дружеской манере, чем с Вами, общаться с другими англичанами. В данном томе, где говорится о некоторых моих переговорах в Англии до и во время последней мировой войны, Вы найдете полные и тщательно задокументированные отчеты о беседах с некоторыми из наиболее высокопоставленных Ваших сограждан.

Далее, мой подарок имеет еще одну цель: рассеять некоторые изоляционистские предубеждения, которые характерны для жителей Британских островов.

Посылая эту книгу Вам, я одновременно послал письма и тем джентльменам, которые выступают в ней наиболее важными действующими лицами. Письма информируют их о том, в чьи руки книга попала. Как только Вы ее прочитаете, Вы поймете, что она наверняка приведет упомянутых джентльменов в большое смятение.

Хотя Вам будет очень просто рассеять их тревогу и обеспечить тем самым свою безопасность, я, тем не менее, предвижу, что такой человек, как Вы, обязательно воспользуется представившейся уникальной возможностью оказать на них моральное давление с целью исправить то, что Вы считаете неправедным.

Таким образом, я надеюсь оставить о себе память, устроив самое захватывающее соревнование, которое, возможно, по масштабам и уступает моим экспериментам в области международной дипломатии, но по напряженности наверняка превзойдет их. Уверен, Вы понимаете, дорогой мистер Темплер, что меня едва ли можно винить за искреннюю надежду на то, что упомянутые джентльмены или их агенты сумеют с успехом сделать то, что в свое время не удалось сделать мне.

С уважением

Рейт Мариус

Тил дочитал письмо до конца и поднял глаза с несколько озадаченным видом. Потом, не произнеся ни слова, принялся перечитывать письмо. Вздохнув, Патриция встала, оправила платье и начала приводить в порядок прическу. Сержант Барроу переминался с ноги на ногу, то и дело поглядывая на часы: уже четвертый вечер подряд он опаздывал домой к ужину, поэтому его жену нельзя было обвинить в том, что она считает его объяснения подозрительными.

Тил во второй раз успел прочитать только половину письма, когда раздался телефонный звонок. Немного поколебавшись, он кивнул Патриции:

– Вы можете ответить.

Девушка подняла трубку.

– К вам пришли два джентльмена, мисс, – послышался голос Сэма Утрелла. – Лорд Айвелдон и мистер Фарвилл.

– Пропустите их, – ответила Патриция. Ее совсем не волновало, почему эти двое решили нанести ей визит. Положив трубку, она повернулась к инспектору: – Сюда идут лорд Айвелдон и министр внутренних дел. Да вы, оказывается, важная персона.

Тил с сомнением поглядел на нее. Он никак не мог понять, что означают ее слова – комплимент, остроумную шутку или еще одну ловушку. Он вернулся к чтению, но теперь уже никак не мог сосредоточиться. Едва инспектор закончил читать, раздался звонок в дверь. Патриция пошла открывать. Тил закрыл книгу и встал так, чтобы видеть холл.

– Простите, что врываемся к вам так бесцеремонно, мисс Холм, – говорил лорд Айвелдон, входя в комнату. – Но у нас чрезвычайно срочное дело. И личное, – добавил он, увидев Тила. – Я не знал, что вы принимаете гостей.

– Лучше бы сохранить их визит в тайне, – иронически ответила девушка.

Она отступила, чтобы закрыть дверь, и тут Тил и достопочтенный Лео Фарвилл увидели друг друга. На мгновение воцарилась мертвая тишина, потом Фарвилл кашлянул.

– Э-э-э... инспектор, – сказал он, – надеюсь, мы вам... э-э-э... не помешали.

– Нет, сэр, – ответил тот, с любопытством глядя на Фарвилла. – Думаю, вы будете рады узнать, что, насколько я понимаю, мы получили все необходимые доказательства.

Рука Фарвилла метнулась ко рту, лицо посерело, а голос сразу сел.

– Э-э-э... доказательства, – повторил он. – Э-э-э... да, доказательства. Эта книга...

– Вы прочли ее? – скрежещущим голосом спросил Айвелдон.

– Только первую страницу, ваша светлость, – ответил инспектор. – Это письмо написано довольно непонятно, но я полагаю, что сама книга – именно то, что мы искали.

Он смотрел на министра внутренних дел озадаченно и даже с долей враждебности. В комнате установилась какая-то странно напряженная атмосфера, в которой он никак не мог разобраться, и это его беспокоило. Поскольку повторное чтение письма было прервано, он так и не понял смысла длинных и странных фраз, из которых письмо было составлено. Тил знал только, что триумф уже у него в руках, но по какой-то непонятной причине достопочтенный Лео Фарвилл, первым направивший его на верный след, не разделял его ликования.

– Разрешите взглянуть на книгу, – сказал Фарвилл.

Как под гипнозом, Тил позволил взять ее у себя; но его тут же обуял дикий суеверный страх, поскольку ему почудилось, что книга просто растворилась в воздухе.

Фарвилл открыл первую страницу и прочел ее.

– Э-э-э... то, что надо, – выдохнул он. – То, что надо.

– Мистер Фарвилл хотел сказать, – вставил лорд Айвелдон, – что мы прибыли сюда специально, чтобы попытаться перехватить вас, инспектор. Важнейшие международные события...

– Совершенно верно, – громко подхватил Фарвилл. – Дело, можно сказать, жизненно важное. С вашего разрешения, инспектор, я полностью беру его в свои руки. Должен просить вас немедленно проводить лорда Айвелдона и меня в Скотланд-Ярд, где я объясню комиссару причины государственной важности, которые, очевидно, нельзя обсуждать здесь. А ваше... э-э-э... усердие, хотя и не всегда шедшее в верпом направлении, будет соответствующим образом вознаграждено...

Негромкий щелчок замка заставил всех разом обернуться, а Патриция даже вскрикнула.

– Так-так-так! – произнес стоящий на пороге улыбающийся человек. – Великолепная речь, Лео! Но как, черт возьми, вам удается запомнить такое количество слов без шпаргалки?

Это был Святой.

Глава 10

Он стоял, сунув руки в карманы и зажав в зубах только что прикуренную сигарету. Ветер от быстрой езды (а выжимал он не менее ста километров в час) растрепал его волосы и заставил сверкать глаза. Рядом с ним стоял Попрыгунчик Униац. По разным причинам все смотрели на Святого с совершенно разными выражениями. А Святой улыбнулся всем одинаковой улыбкой и вошел в комнату.

– Привет, Пэт, – сказал он. – Я и не впал, что ты пригласила сюда всю Ассоциацию христианской молодежи. Надо было меня заранее предупредить.

Его ничего не упускающие синие глаза остановились на яркой обложке книги под мышкой Лео.

– Так вы, Лео, в конце концов заинтересовались литературой? – спросил он. – Я всегда знал, что так будет.

Сказать, что Фарвилл и Айвелдон смотрели на Святого как на привидение, значит не сказать ничего. Они вытаращились на него так, как будто он был воплощением всех оборотней и ведьм, являвшихся в маниакальных кошмарах. Казалось, из них, как из проколотых мячей, вышел весь воздух, но вышел не в атмосферу, а прямиком в выпученные глаза. Лица их побледнели, как у бесконечно страдающих от морской болезни людей, оказавшихся на палубе корабля, который треплет жестокий шторм у мыса Горн.

К Фарвиллу первому вернулся дар речи. Речь эта напоминала, скорее, кваканье полузадушенной лягушки, но звуки все же сложились в следующие слова:

– Арестуйте этого человека, инспектор.

Сонные глаза Тила чуть шире приоткрылись, и в них появился робкий победный блеск. Значит, в конце концов, он победил! Настал час его триумфа! Удача от него не отвернулась!

– Именно это я и собираюсь сделать, – сказал Тил и двинулся вперед.

– По какому же обвинению? – спросил Святой.

– Все по тому же – шантаж.

– Понятно, – кивнул Святой и пожал плечами. – А-а, ладно. Никакая игра не может длиться вечно, но все мы здорово позабавились.

Он глядел на приближающегося детектива с издевкой и вызовом, которые никак не соответствовали его удрученному виду; Тил, правда, этого не заметил.

– Сенсационный будет процесс, – добавил Святой. – Сейчас убедитесь.

Совершенно неожиданно и молниеносно он сделал два шага в сторону и притворился, что хочет нанести Лео удар в лицо. Фарвилл инстинктивно вздернул руки, книга выпала, и Святой ловко подхватил ее.

Барроу и Тил одновременно кинулись к нему, а он стремительно отпрянул назад, под прикрытие пистолета, как по волшебству появившегося в руке Попрыгунчика Униаца, которому на этот раз уже ничто не помешало показать, насколько быстро он может вытащить оружие.

– Назад, умники! – рявкнул Попрыгунчик, и оба детектива невольно сразу притормозили.

Оба политических деятеля, возглавлявшие популистское движение, пошли дальше – они отодвинулись к самым стенам комнаты.

– Исполняйте свой долг, – дрожащим голосом произнес министр. – Я приказываю вам арестовать этих людей.

– Не заставляйте хорошего человека идти на самоубийство, – отозвался Святой. – Никто не пострадает, если вы в ближайшие несколько минут будете соблюдать спокойствие. Арестовывают-то меня, и я не хочу лишаться этого удовольствия. Кульминацией предстоящего судебного процесса будет чтение прокурором выдержек из этой книги, и я хочу порепетировать.

Быстро перелистав страницы, он нашел нужное место.

– Вот, например, для затравки. Очевидно, это имеет отношение к тем причинам государственной важности, которые упомянул Лео: "Пятнадцатого мая я вновь обедал с Фарвиллом, тогдашним государственным секретарем по военным делам. Он был склонен согласиться со мной, что инцидент в О-ла-Шапель может потенциально усилить трения между Францией и Германией. Когда же я увеличил первоначально предложенную мной сумму до пятидесяти тысяч фунтов, он согласился поставить перед кабинетом министров вопрос..."

– Прекратите! – взвизгнул Лео. – Это ложь!

Святой закрыл книгу и улыбнулся.

– Я бы не стал разыгрывать такую мелодраму, – небрежно произнес он. – Но это, конечно, шутка. Как я вижу, дело зашло слишком далеко.

Последовала долгая пауза, которую нарушил лорд Айвелдон.

– Конечно же, – надтреснутым голосом сказал он. – Шутка.

– Шутка, – эхом откликнулся Лео. – Э-э-э... конечно.

– И я думаю, – негромко добавил Святой, глядя на старшего инспектора Тила, – но шутка не в самом лучшем вкусе.

Из всех присутствующих Тил выглядел самым несчастным. Будет неправильно сказать, что он разобрался в происходящем. Нет, он не разобрался. Но что-то подсказывало ему, что тут нечисто. Вся сцена основывалась на какой-то фальши – на чем-то таком, что могло лишить его триумфа. Тил имел весьма смутное представление о том, как это может произойти сейчас, но раньше он настолько часто оказывался в подобных ситуациях, что в симптомах ошибиться никак не мог.

– И что же, черт побери, это за шутка? – сердито осведомился он.

– Вот Лео вам и расскажет, – ответил Святой.

– Шутка была настолько... э-э-э... глупой, что я... Короче, инспектор, когда мистер Темплер предложил нам купить это... э-э-э... литературное произведение, то мы, зная его, если так можно выразиться... э-э-э... несколько дурную репутацию, решили... э-э-э... что было бы неплохо слегка подшутить и над ним с вашей... э-э-э... невольной помощью. Э-э-э...

– В то время как вы, естественно, твердо были намерены купить эту книгу, – мягко подсказал Святой.

– Э-э-э... да, – чуть не подавился достопочтенный Лео. – Купить. Э-э-э... естественно.

– И купить сейчас же, – дрожащим голосом произнес лорд Айвелдон, вытаскивая чековую книжку.

– Э-э-э... конечно, – простонал достопочтенный Лео, вынимая ручку. – Сейчас же.

– Двести тысяч фунтов, не так ли, мистер Темплер? – спросил лорд Айвелдон.

– Цена уже немного возросла, – отрицательно качнул головой Святой. – Вам это будет стоить уже двести пятьдесят тысяч: мне нужна новая шляпа, а Фонд Саймона Темплера не предназначен для совершения подобных покупок.

У старшего инспектора Клода Юстаса Тила шла кругом голова и стучала в висках кровь, когда он наблюдал за выпиской и передачей чеков. Так он никогда и не узнает, как был провернут этот трюк. Тил знал только, что Святой вернулся и случиться может что угодно... Да и напутственные слова Святого, которыми тот провожал их до двери, ничего для него не прояснили.

– Кстати, Лео, – сказал Святой, – не забудьте напомнить Невиллу, чтобы он прислал и свой взнос. Если вы сейчас отправитесь прямо домой, то найдете его там в томительном ожидании. Невилл с огромным пистолетом в руках охраняет Подснежника: по каким-то причинам он решил, что Подснежник – это я.

– Заходил сэр Гумбольдт Куинн и оставил чек, – неуверенно сказала Патриция Холм.

Саймон взял его и присоединил к своей коллекции. Расправив бесценные бумажки веером, он положил чек достопочтенного Лео Фарвилла сверху и долго рассматривал его, горестно нахмурившись.

– Боюсь, что Лео слишком легко отделался, – сказал Святой. – Как подумаю, что можно было бы здорово досаждать Тилу, имея в кулаке министра внутренних дел, то начинаю считать, что даже Фонд Саймона Темплера не стоит такого удовольствия.

Но потом он вновь воспрянул духом.

– Правда, это сделало бы жизнь чертовски скучной, – заключил он.

Часть вторая

Большие деньги

Глава 1

Однажды некий литератор, у которого будет гораздо больше свободного времени, чем у меня, напишет бесценную монографию о дверях. Он укажет, что двери служат для входа и выхода, и сделает псевдофилософский вывод о жизни и смерти. Он будет говорить о дверях, которые американские дипломаты всегда хотят держать открытыми, за исключением тех случаев, когда они сами находятся в доме. Он может отвлечься и немного порассуждать о том, что думают о дверях волки. Почти неизбежно он упомянет некоторые знаменитые двери, такие, как двери собора в Пуалисси-сюр-Луар, на которых Вольтер нацарапал грубую эпиграмму, адресованную папе римскому; как Золотые Врата храма Пашка в Аллахабаде, на которых выгравированы семьсот семьдесят семь священных коров; как двери гостевого дома Цезаря Борджиа, которые всаживали стилеты в спины всех входящих, и так далее. Быть может, он все выдумает, как это сделал и я, но никто ни о чем не догадается.

Трудно, однако, вообразить, что дверь лондонского Барньярд-клуба займет место в таком каталоге, поскольку она была сделана сплошь из щелей и ничем не была знаменита. И все же, когда однажды поздно ночью эта дверь отворилась, чтобы выпустить Саймона Темплера на Бонд-стрит, она на мгновение превратилась во Врата Приключений.

Саймон Темплер стоял на тротуаре с сигаретой в зубах. Прохладный ветерок овевал его разгоряченный лоб и освежал легкие. Но, казалось, ему и не нужно было освежаться – он выглядел бодрым, как будто появился не из душного ночного клуба, а с пикника на природе. Его синие глаза смотрели так же внимательно, как и в любое другое время. На его губах играла полуулыбка, как если бы это было утро и его ожидал заполненный делами день. Но в действительности никаких дел у него не было. Саймон Темплер всегда готов был начать свой день в любое время, если он обещал приключения.

Рядом с ним стоял Попрыгунчик Униац, очень нарядный, в смокинге и манишке с бриллиантовой заколкой. Он судорожно зевал, поскольку душа его была гораздо менее романтичной.

– Послушайте, босс, – ворчливо сказал он, – и эта здесь называется веселый вечерок?

– Ну да, – ответил Святой.

Натура Попрыгунчика не обладала тем эстетическим благородством, которое позволяет англичанам с радостью терпеть своих законодателей. Он с отвращением сплюнул на дорогу.

– Боже, – сказал он, изобразив мрачное изумление, – это же бесчеловечно! В этом последнем кабаке у нас отобрали стаканы, потому что уже половина первого. Мы заплатили по два доллара с носа, только чтобы войти туда, да еще по пятерке за стакан лимонада с чайной ложкой джина. А что получили? Паршивый оркестр из трех человек и никакого шоу. И все сидят и терпят! А если бы в самой мерзкой забегаловке Нью-Йорка кого-нибудь попытались так надуть – даже при сухом законе, – ее разнесли бы в один момент. – Попрыгунчик вздохнул и сделал единственный очевидный вывод, не зная, что философы уже давно до этого дошли: – Может, эти англичане вовсе и не люди?

– Ты забываешь, Попрыгунчик, что это свободная страна, – негромко проговорил Святой.

Он закурил и выпустил кольцо дыма. Из наползавшей с запада тучи закапали редкие капли, и Саймон оглядел улицу в поисках такси. Как бы в ответ на его мысли из-за угла вывернула машина и поехала по направлению к ним. Когда она подъехала ближе, он с сожалением увидел, что такси занято. Это было достойное завершение скучного и неудачного вечера.

– Пойдем-ка лучше пешком, – сказал он.

Они повернули к Пиккадилли и только двинулись, как услышали, что мотор машины замолк. Оглянувшись, они увидели, что машина стоит у клуба. Святой ухватил Попрыгунчика за руку:

– Постой-ка, удача пока с нами! В конце концов, мы не промокнем.

Они направились к машине, из которой только что вышел пассажир. Это была молодая девушка, которая копалась в сумочке.

– Боюсь, что более мелких денег у меня нет, – послышался ее низкий приятный голое.

Водитель крякнул и вылез из машины. Стоя на обочине, он расстегнул пальто, пиджак, свитер и даже рубашку, шаря по всем потаенным кармашкам, где лондонские таксисты прячут мелочь. После долгих поисков он извлек горсть монет и поднес руку к свету.

– Извините, мисс, но сдачи у меня нет, – флегматично сказал он и стал застегиваться.

– Я разменяю деньги в клубе, – ответила девушка.

Но у Саймона Темплера возникли другие идеи на этот счет. Пока водитель искал сдачу, эти идеи созрели окончательно, а Святой всегда полагался на случай. Ему понравились голос девушки и ее фигурка, да и одета она была со вкусом, так что для начала этого было достаточно.

– Простите, – сказал он, – может, я чем-либо могу помочь?

Девушка, вздрогнув, подняла голову, и Святой ясно разглядел ее лицо. Оно было овальным и миниатюрным, с задорно вздернутым носиком и готовыми расплыться в улыбке губами. Ее прямые темно-каштановые волосы красиво обрамляли лицо. Карие глаза глядели недоверчиво, и в темноте ему показалось, что в них промелькнул страх.

– Мы пытаемся разменять фунтовую бумажку.

Святой взял банкнот из руки девушки и взамен вложил в ее ладонь серебряные монеты. Девушка расплатилась с водителем, и тот запрятал монеты в потайные карманы. Девушка уже собралась поблагодарить Саймона я уйти, по Святой осуществил еще далеко не все свои идеи.

– Вы действительно решили пойти туда? – Святой пренебрежительно махнул в сторону Барньярд-клуба. – Нам с Попрыгунчиком там не понравилось. Да и подушки у вас с собой нет.

– А зачем мне подушка?

– Для удобства. Все остальные там просто спят, – пояснил Святой, – но дирекция подушек не предоставляет. Она только спрос на них создает.

Карие глаза оглядели Святого с оттенком подозрительности, в которой совершенно не было нужды. И опять ему показалось, что во взгляде девушки мелькнул страх.

– Спасибо, что помогли мне. Спокойной ночи, – ответила она и скрылась за дверью, оставив Святого с озадаченной улыбкой глядеть ей вслед.

Саймон сдвинул шляпу на затылок и решительно повернулся к такси, но в этот момент на его плечо легла чья-то рука.

– Вы знаете эту девушку? – спросил сонный голос.

– Конечно нет, Клод, – с сожалением ответил Святой. – Хотел вот познакомиться, да, видно, не понравился ей. Такие странные вещи в жизни иногда случаются.

Старший инспектор Клод Юстас Тил смотрел на него полузакрытыми глазами, сонное выражение которых было не более чем притворством. Он снял руку с плеча Святого и взял у него банкнот. При этом Святой чуть нахмурился.

– Не возражаете, если я взгляну на эти деньги? – спросил Тил.

Это был не вопрос, а скорее требование. Саймона на мгновение охватило какое-то странное, сверхъестественное предчувствие, которое тут же пропало. Он разглядел фигуру и второго полицейского, который стоял в нескольких шагах и, казалось, ждал окончания разговора. Святой посмотрел в другую сторону и увидел еще двух полицейских, которые неслышно беседовали в тени магазинной арки. Казалось, что на безлюдной улице внезапно и бесшумно появилось множество людей.

В мозгу Святого застучали крошечные молоточки. Он глубоко затянулся и выпустил кольцо дыма. В конце концов, вечер не обманул его ожиданий – он просто дразнил его. Что в итоге из всего этого получится, Святой пока еще не знал, но он точно знал, что замеченные им люди, да еще вместе со старшим инспектором Тилом, неспроста материализовались, как джинны, на Бонд-стрит в два часа ночи. Они наверняка появились здесь не для того, чтобы убедиться, что ночная жизнь Лондона действительно так скучна, как ее представляют. Когда бы и где бы ни собиралась такая представительная компания официальных лиц, Саймон Темплер всегда проявлял интерес к ней.

– Так что с этой бумажкой? – задумчиво осведомился Святой.

Тил, закончивший осмотр банкнота в неверном свете фар одного из такси, медленно сложил его и убрал в свой бумажник.

– Не возражаете, если я позабочусь о нем вместо вас? – так же полуутвердительно спросил он.

– Пожалуйста, – сделал широкий жест Святой. – Вы что, коллекцию начинаете собирать? Если хотите, у меня есть еще такие же.

Инспектор застегнул пальто и бросил взгляд в сторону двух полицейских, беседовавших в магазинной арке. Те, не прерывая беседы, вышли на тротуар и направились к ним.

– Удивляюсь я вам, Святой, – сказал Тил с намеком на мрачный юмор. – Ведь вас здорово надули – это в вашем-то возрасте! Вы что, никогда поддельных банкнот не видали?

– Мне они больше нравятся, – медленно ответил Святой. – Вы же меня знаете, Клод: я никогда не любил вещей массового производства. Я всегда верил в поощрение частного предпринимательства...

– Хорошо, что я видел, как вы его поощряете, – сказал инспектор, – иначе, с вашей-то репутацией, вам бы очень не повезло, если бы вы попались при попытке расплатиться фальшивыми деньгами. – Морщины запоздалого сожаления появились на его лбу. – Да-а, не надо было спешить отбирать у вас этот банкнот, – искренне добавил он.

Святой улыбнулся одними губами.

– У вас, старина, ко мне весьма дружеские чувства, – любезно сказал он. – Так почему вы мне не отдаете банкнот обратно? Еще не поздно, да и под рукой у вас целая куча ваших старых школьных приятелей.

– Сейчас у меня другие заботы. – Тил расправил плечи, а на его лице появилось выражение, по которому многое можно было прочитать. – Если мне понадобится задать вам некоторые вопросы, я знаю, где вас найти. – Он резко повернулся и направился к дверям клуба.

Сразу за ним пошел и стоявший неподалеку полицейский, а следом – и другие двое. В их действиях не было ничего странного или сенсационного, но они отличались механической точностью маневра отделения хорошо подготовленных солдат. Две-три секунды трое детективов, возникших из ниоткуда, выждали у двери, а потом без суеты просочились сквозь нее. Дверь опять закрылась, и на исхлестанной тенями улице наступила тишина, в которой можно было слышать даже шум падающих капель дождя.

Не отрывая глаз от ничем не примечательной двери, Саймон докурил сигарету и растоптал окурок каблуком. Вечер свою задачу выполнил: он предоставил Саймону необходимую пищу для размышлений. Сунув руку в карман, Святой вспомнил, что отдал двадцать шиллингов чистого серебра в обмен на конфискованный у него фальшивый банкнот Английского банка; еще он вспомнил очаровательное лицо девушки и тень страха в ее карих глазах. Но в тот момент он еще не представлял, что делать.

И тут позади него раздался ужасный шум. Этот шум напоминал страшную, непреодолимую икоту, которая перешла в непрерывное стонущее дребезжание, где первую скрипку играл скрежет дверного металла.

Саймон Темплер обернулся. Он давно уже считал себя сумасшедшим, и после стольких лет уже вряд ли стоило стремиться к здравому рассудку. Он взглянул на успевшего застегнуть все пуговицы водителя, который стоически устраивался на своем месте.

– Это, случайно, не ваше такси, братец? – спросил Святой.

– Мое, командир, – ответил водитель. – А что, думаете купить?

– Именно это я и хочу сделать, – был ответ.

Глава 2

Таксист совсем по-рыбьи разинул рот – ведь и более умные люди становятся в тупик, когда их тонкие шутки воспринимаются буквально.

– Чего-о? – слабым голосом спросил он, выразив одним весьма кратким словом самую суть вселенского сомнения, к познанию которой веками стремились философы.

– Я хочу купить вашу машину, – сказал Святой. – Собираю экспонаты для музея. Называйте цену.

– Пятьсот фунтов, командир, и машина ваша, – заявил гордый владелец, отчаянно надеясь на продолжение шутки.

Саймон вынул бумажник и извлек оттуда пять хрустящих банкнот. С остекленевшим взглядом водитель выбрался из кабины и, чтобы не упасть, оперся на ржавое крыло.

– А вы мне мозги не пудрите? – спросил он.

Саймон сложил деньги и сунул ему в руку.

– Сходите завтра утром в банк и убедитесь насчет своих мозгов, – посоветовал он и, помолчав, достал еще одну бумажку. – А пиджак и фуражку за пятерку не продадите?

– Провалиться мне на этом месте, командир! – отозвался таксист, с неожиданным проворством расстегивая пуговицы. – Да за половину этой суммы продам – вместе с рубашкой и брюками!

Некоторое время Святой наблюдал, как понесший "тяжелую утрату" таксист радостно улепетывает в темноту, но тут ничего не понимавший Попрыгунчик Униац вопросил:

– Это что еще за шуточки, босс?

– Подрастешь – узнаешь, Попрыгунчик, – ласково ответил Саймон, очнувшись от размышлений.

Он уже натягивал грубую шоферскую куртку и обматывал шею неприметным шарфом со сноровкой иллюзиониста. На пустой улице его никто не видел. Сняв шляпу, он сунул ее в руки Попрыгунчика, а сам нахлобучил фуражку. В свете фонаря под фуражкой на мгновение мелькнула белозубая улыбка, которая означала, что невозможного на свете не бывает.

– Ты в этой шутке не участвуешь, – сказал Святой. – У меня есть для тебя другое дело. Запомни адрес: Челси, Аббот-Ярд, номер двадцать шесть. Возьми такси – только не это. Отправляйся прямо туда и устраивайся как дома. В шкафу есть бутылка виски, а вот и ключ. Мы устроим вечеринку.

– Ладно, босс, – мрачно ответил Униац.

Он взял ключ, сунул его в карман и, не сказав больше ни слова, размеренно затопал но направлению к Пиккадилли. Нельзя сказать, что он ухватил суть происходящего, но некоторые знакомые глаголы и существительные, сложившись в его голове, указали ему определенный курс, которому он и следовал. Его мозг, представлявший собой крошечный клубок нервных окончаний, привык управлять такими простейшими действиями, как сон, еда и стрельба, но для дедуктивных рассуждений приспособлен не был. Однако он обладал способностью выбирать путь наименьшего сопротивления: если Святой приказал ему отправиться в. Челси и найти бутылку виски, то это его дело.

В отличие от жены Лота Попрыгунчик, идя по дороге, не оглядывался и поэтому не видел, как Святой влез в кабину такси и повел сей музейный экспонат вверх по улице. Не видел он и всего остального, что произошло в этом районе некоторое время спустя.

Старший инспектор Тил вышел из Барньярд-клуба и огляделся.

– Вы и Гендерсон можете, идти домой, – обратился он к одному из бывших с ним полицейских. – Сегодня вы мне больше не понадобитесь.

Он поднял руку и остановил едва тащившееся по улице древнее такси. Повернувшись к двоим задержанным в клубе, он коротко приказал:

– Садитесь!

Тил с бдительным спокойствием наблюдал за задержанным. Рейд оказался далеко не таким успешным, как он рассчитывал, и он пока еще не знал, что даст допрос этих двоих. Подождав, пока в машину заберется еще один детектив, Тил сел сам и приказал водителю ехать в полицейский участок на улице Кэннон-роу.

Тарахтя разболтанной коробкой передач, такси тронулось с места, а Тил достал большие серебряные карманные часы и прикинул, сколько ему удастся поспать. Второй детектив внимательно изучал свои пальцы и грыз заусеницы. Хранили молчание и оба задержанных: девушка, которой Святой разменял фальшивый фунт, и темноволосый, крикливо одетый человек, на чьей рубашке безвкусно красовался большой квадратный изумруд. Инспектор Тил даже не смотрел на них. Его руки были аккуратно сложены на коленях, а полное лицо выражало непроницаемое спокойствие. Дело может быть раскрыто или сегодня, или через год – значения не имело. Безжалостная рутина, которой он служил, никогда не обращала внимания на время. В его работе было очень немного блестящих сенсаций и горячих погонь, столь любимых авторами детективных романов. А работа его заключалась в следующем: ухватиться за ниточку и разматывать ее, пока она не кончится; браться за другую, пока в один прекрасный день не будет сплетена сеть и в нее совершенно прозаически не попадется нужный человек. Если, конечно, это не Святой... От этой непрошено пришедшей в голову мысли инспектор слегка нахмурился. В этот момент такси, уже несколько минут тащившееся на последнем дыхании, окончательно остановилось, оглушительно чихнув напоследок.

Тил раздраженно обернулся: водитель вышел из машины и открыл капот. Они стояли на узкой улочке, которую инспектор не узнал, поскольку не следил за дорогой. Он высунулся из окна:

– Что случилось?

– Не знаю пока, – проворчал водитель, копаясь во внутренностях допотопного двигателя.

Спустя несколько минут Тил заерзал и обратился к своему подчиненному:

– Попробуйте-ка сориентироваться, где мы находимся, Дарэм. Не можем же мы сидеть здесь всю ночь.

Детектив открыл дверцу и вышел. В своем естественном виде улочка оказалась еще более неприглядной, чем из окна машины. В одном, по крайней мере, можно было не сомневаться – здесь в поисках пассажиров не поедет никакое другое такси.

Дарэм подошел к водителю, который, казалось, и не собирался вылезать из-под капота, как индийский факир, испытывающий новейший способ умерщвления плоти, и спросил:

– Где ближайшая стоянка такси?

– Ближайшая – у вокзала Виктория, это минут десять ходу, – ответил водитель. – Погодите чуть-чуть, командир, может, сейчас поедем.

Он обошел машину и крутанул заводную ручку. Такси действительно поехало, да так, как сержант Дарэм и не ожидал.

Позднее, представ перед кипящим от ярости старшим инспектором Тилом, он не смог дать удовлетворительного объяснения случившемуся с ним. Сержант Дарэм видел, что водитель выпрямился и пошел к своему месту; но он не заметил, что водитель очутился за рулем машины гораздо быстрее, чем любой другой лондонский таксист на его памяти. В любом случае сержант Дарэм не ожидал, что его просто бросят посреди дороги.

Но именно это и произошло. Только наш непоколебимо уверенный в неизменном порядке вещей детектив собрался взяться за ручку двери, как она исчезла прямо из-под его пальцев, и сержант с разинутым ртом остался глядеть на удаляющуюся машину. Он успел зафиксировать только один факт: задние фонари такси не горели, и поэтому он не смог разглядеть и запомнить номер – что, впрочем, как позднее указал ему инспектор Тил, не имело никакого значения.

Однако старший инспектор Тил по ходу нашего повествования еще не добрался до этого комментария. От рывка резко тронувшегося с места такси он полетел на задержанных и смог высвободиться только через некоторое время. Он забарабанил в перегородку, но ответа не добился. Инспектору, наконец, удалось открыть окошко к водителю и, перекрывая шум двигателя, проорать:

– Идиот! Вы же оставили на дороге еще одного человека!

– Чего? – отозвался водитель, не поворачивая головы и не снижая скорости.

– Вы сзади оставили еще одного человека, идиот вы проклятый! – яростно завопил инспектор.

– Сзади чего? – проорал водитель, делая резкий поворот на двух колесах.

Тил выбрался из угла, куда его отбросило, и просунул лицо в окошко.

– Остановите машину! – во всю мочь крикнул он.

Водитель потряс головой и заложил еще один вираж.

– Громче говорите, командир! Я на ухо туговат.

Тил отчаянно вцепился в ремни, а лицо его стало ярко-пунцовым. Просунув в окошко руку, он схватил водителя за шиворот и сильно тряхнул.

– Остановитесь, я сказал! – Это инспектор прокричал прямо в ухо водителю. – Остановитесь, или я вам шею сверну!

– Чего это вы там насчет моей шеи? – сердито спросил водитель.

Инспектору страстно захотелось высказать ему все, помянув и анатомию, и предков водителя, но в этот момент он почувствовал за спиной какое-то движение и резко обернулся. Задержанный мужчина увидел посланную Богом возможность, и Тил едва успел уклониться от сильнейшего удара по голове.

Последовавшая борьба была короткой и неравной: чрезвычайно рассерженный инспектор, имевший богатый опыт обращения с преступниками, в шесть секунд приковал задержанного наручниками к стойке двери, а в качестве дополнительной меры предосторожности заодно приковал и девушку таким же образом. А поскольку за эти шесть секунд гнев его отнюдь не иссяк, он снова обратил его против водителя.

Но такси уже замедляло ход. Набрав в грудь воздуха, Тил на мгновение приостановился, с наслаждением подбирая слова, которые должны были стереть таксиста с лица земли. Но тут машина остановилась, и эти слова застряли у инспектора в горле. Потому что водитель склонился над рулем и уронил голову на руки. Плечи его затряслись. Тил ушам своим не поверил – это было похоже на рыдания.

– Эй! – неуверенно окликнул инспектор.

Водитель не шевелился. Тут Тил начал ощущать беспокойство. Он вспоминал все слова, которые произнес в момент отчаяния. Может, он был неоправданно резок? Может, водитель действительно недослышал? А может, он имел какой-то комплекс насчет своей шеи? Но ведь Тил не хотел ему зла!

– Эй! – громче позвал он. – Что с вами?

Ответом ему было очередное всхлипывание. Тил оттянул пальцем воротник. Подобные случаи не были предусмотрены в курсе первой помощи. Что же делать? Он вдруг припомнил, что где-то читал: женщин выводить из истерики лучше всего твердостью.

– Эй! – неожиданно заорал Тил. – Ну-ка сядьте прямо!

Водитель прямо не сел.

Инспектор смущенно откашлялся и взглянул на задержанных: те опасности не представляли. Но вот водителю, кажется, было худо, а Тил все-таки хотел добраться до Кэннон-роу и завершить свой ночной труд.

Поэтому он открыл дверь и выбрался на асфальт.

И именно в тот момент, когда тяжелые ботинки старшего инспектора Тила коснулись асфальта, произошло второе знаменательное для той поездки событие. Оно несколько несправедливо помешало Тилу продолжить его беседу с сержантом Дарэмом. Ибо, как только инспектор вылез из машины, водитель действительно сел прямо, выполнив последнюю команду с таким же запозданием, как и предыдущие. Более того: он снял ногу со сцепления и одновременно нажал на газ – и такси с грохотом умчалось, а инспектор Тил остался стоять на дороге с дурацки разинутым ртом.

Глава 3

Перед тем как остановиться еще раз, Саймон Темплер доехал до Лоуэр-Слоун-стрит. Он вышел из машины и открыл дверь салона. Крикливо одетый темноволосый человек сердито, но с опаской поглядел на него. Саймон решил, что для этой половины его груза больше никаких романтических перспектив не существует.

– Думаю, братец, дальше нам с тобой не по пути.

Он выбрал из связки ключ, отомкнул один браслет наручников и выволок пассажира из машины. Тот попытался броситься на него, но Саймон спокойно подставил ему ножку и, когда мужчина растянулся на тротуаре, пристегнул его руку к металлической стопке ограждения. Вернувшись к машине, он улыбнулся девушке:

– Я думаю, вам будет гораздо удобнее без этих украшений, – он тем же ключом разомкнул ее наручники и пристегнул к ограждению вторую руку бывшего своего пассажира.

– Боюсь, Теобальд, тебе придется послужить утешительным призом для полиции, – заметил он и, наклонившись, снял изумрудную заколку с манишки отчаянно сыплющего проклятиями человека. – Не возражаешь, если я позаимствую у тебя эту безделушку? У меня есть друг, который обожает такие штучки.

Последнюю остановку Святой сделал на Слоун-сквер, где починил задние фонари, из которых раньше предусмотрительно вынул лампочки. Наконец, они доехали до улицы Аббот-Ярд. По лицу Святого катились слезы, а плечи время от времени сотрясались от судорожных всхлипываний, которые так неправильно были истолкованы старшим инспектором Тилом. Каждый человек имеет право наслаждаться бессмертными воспоминаниями, а Святой любил наслаждаться ими по мере того, как они приходили к нему.

Через десять минут Саймон остановил машину у дома 26 по улице Аббот-Ярд. Любой другой на его месте угнал бы машину миль за двадцать от Лондона и спрятал ее в поле, желая замести следы, но вдохновение Саймона позволило ему принять простое и гениальное решение. Он рассудил, что, если полицейские обнаружат брошенное такси на улице Аббот-Ярд, им и в голову не придет искать его именно здесь. Святой с улыбкой вышел из машины и открыл дверцу.

– Выходите, моя прекрасная леди.

Девушка, неуверенно поглядывая на него, вышла, и Саймон указал на дверь дома.

– Вот здесь я и живу. Иногда, – объяснил он. – Не надо удивляться. Даже таксисты могут быть художниками. Я, например, рисую пышнотелых обнаженных женщин машинным маслом на старых блоках цилиндров: говорят, сейчас это ужасно модно.

Улица Аббот-Ярд в Челси была одной из многочисленных улочек, отходивших от Кингс-роуд. Сказать, что менее двадцати лет назад здесь были трущобы, значит использовать буржуазный принцип suppressio veri (сокрытие истины), ибо и сейчас это были трущобы. Саймон, по крайней мере, считал, что так называемые художники и фальшивая богема, которые населяли улицу сейчас, значительно снизили ее респектабельность по сравнению с прошлыми временами. Но студня, которую он снимал в доме 26, частенько служила ему убежищем, а в его беспокойной жизни было полезно иметь жилье в таком районе, где эксцентричные приезды и отъезды в любое время дня и ночи привлекают гораздо меньше внимания, чем в районе Саут-Кенсингтон.

Взяв девушку за руку, он провел ее по узкой темной лестнице. Саймон чувствовал, что она дрожит, и не удивлялся этому. Подходя к студии, они услышали громкий голос, распевавший не слишком мелодичную песню, и Святой усмехнулся. Он отпер дверь, пропустил вперед девушку, вышел сам и с упреком взглянул на мистера Униаца.

– Я вижу, виски ты нашел.

– А как же, – ответил тот, немного нетвердо держась на ногах, но приветствуя их с сердечным радушием. – Вы же сказали, босс, что оно будет в шкафу. Так бутылка там и стояла.

– Больше она никогда не будет там стоять, – вздохнув, ответил Святой, – если только ты не заблудишься.

Он снял пиджак и фуражку таксиста. Девушка узнала его и широко открыла глаза.

– Этот поддатый парень – мистер Униац, – представил Попрыгунчика Саймон. – Он здорово владеет пистолетом, но соображает не так здорово. Если бы я знал ваше имя, то представил бы и вас.

– Меня зовут Аннет Викери, – ответила девушка. – Но я даже не знаю, кто вы такой.

– Саймон Темплер, – представился он. – Меня еще называют Святым.

Девушка вздрогнула, как будто снова впервые увидев его, и в ее карих глазах опять промелькнул страх. Саймон стоял, сунув руки в карманы, с сигаретой в зубах. Он улыбался, и справедливости ради надо отметить, что этот момент доставил ему удовольствие.

– Вот видите, я же не каннибал, – сказал он, – хотя слухи такие обо мне ходят. Присаживайтесь, и давайте закончим наш разговор.

– О чем – о подушках? – медленно опустившись в кресло, со слабой улыбкой спросила девушка.

– Или о чем-нибудь еще, – засмеялся Саймон.

Он послал Попрыгунчика на кухню варить кофе и угостил девушку сигаретой. На вид ей было года двадцать три, и он понял, что верно оценил ее красоту даже при тусклом освещении на Бонд-стрит. Сейчас Саймон убедился, что ее губы всегда готовы улыбаться, а в карих глазах таится озорство. Но чтобы увидеть все это, надо было прогнать тень страха с ее лица.

– Ведь я же говорил вам, что не надо ходить в Барньярд-клуб, – сказал, усаживаясь, Саймон, – Почему вы не последовали моему совету?

– Тогда я не понимала.

Святой тут же сообразил, что она думает, будто бы он заранее знал о полицейском рейде, но разочаровывать ее не стал.

– А теперь понимаете?

– Кое-что, – беспомощно пожала она плечами. – Но и сейчас я не знаю, зачем вам было беспокоиться и выручать меня.

– Это долгая история, – весело отозвался Саймон. – Когда-нибудь спросите старшего инспектора Тила – он многое сможет вам рассказать. Но если вы думаете, что чем-то мне обязаны, то... вы совершенно правы.

Он снова заметил мелькнувший в глазах девушки страх, Саймон понимал, что боится она не его – на это не было причин. Но все же она чего-то боялась.

– Вы... вы убиваете людей, да? – после долгой паузы спросила Аннет.

Вопрос прозвучал так удивительно наивно, что Саймон хотел расхохотаться, но что-то его удержало. С непроницаемым лицом Святой затянулся сигаретой.

– Иногда даже до смерти, – признался он, и в глазах его мелькнула едва заметная насмешка. – А что, вам надо кого-нибудь убрать? Если у меня не будет времени, этим может заняться Попрыгунчик Униац, который копается сейчас на кухне.

– А за что вы их убиваете?

– Прейскурант у нас довольно гибкий, – ответил Саймон, стараясь сохранить серьезный вид. – Иногда бесплатно. Но в большинстве случаев мы берем в зависимости от роста...

– Я не это имела в виду. – Девушка курила короткими нервными затяжками, и руки ее все еще дрожали. – Я имею в виду, если... в общем, если это неплохой человек, который просто оступился и попал в дурную компанию...

– Вы все излагаете очень мило, – ответил, вставая, Саймон, – но я точно знаю, что вы хотели сказать. Вы наслушались про меня страшных историй. Так вот, детка, как насчет того, чтобы испытать свой собственный здравый смысл? Я только что вытащил вас прямо из когтей полиции. Вас уже ищут, и еще до утра к этим поискам присоединятся все постовые полицейские Лондона. Если бы я хотел нажать на вас, то мне не понадобился бы и допрос третьей степени: я бы вам просто пообещал, что выставлю вас за дверь, если вы откажетесь говорить. Но ведь я этого не сделал, не так ли? – снова улыбнулся Святой, а такая улыбка пробивала броню даже светских женщин, которые таяли, как воск. – Но я действительно хочу, чтобы вы все рассказали. Так что выкладывайте, в чем дело.

Аннет помолчала, стряхивая с сигареты пепел, а потом сделала какой-то беспомощный жест:

– Я не знаю.

При этом она встретилась со Святым взглядом, и он понял, что она вовсе не желает просто потянуть время. Теперь он ждал с неподдельной серьезностью, и она, наконец, заговорила:

– Попавший в дурную компанию человек – мой брат. Но, честное слово, он действительно неплохой парень. Я не знаю, что с ним произошло. Ему не нужно было никого обманывать: он слишком умен. Даже когда он был еще маленьким и учился в школе, он уже чертил и рисовал как настоящий художник. Все говорили, что у него блестящее будущее. Когда брату исполнилось девятнадцать, он поступил в художественную школу. Даже профессора считали, что он гений. Он стал выпивать и плохо себя вести, но это все потому, что был молодой. Я ведь на целых полтора года старше его. И мне не нравились некоторые его приятели. Тот человек, которого... арестовали вместе со мной... был одним из них.

– И как же его зовут? – спросил Святой.

– Джарвинг, Кеннет Джарвинг... Думаю, он всегда льстил Тиму, заставляя того чувствовать себя настоящим взрослым человеком. Мне он не нравился. Он даже хотел сделать меня своей любовницей. Но он стал лучшим другом Тима, а потом... потом Тима арестовали как фальшивомонетчика. И оказалось, что Джарвинг все время знал об этом. Он был главарем банды, для которой Тим и изготовлял фальшивые деньги. Но полиция до него не добралась.

– Очаровательный парень, – задумчиво сказал Святой.

Тут вошел Попрыгунчик с кофе, открыл рот, чтобы сказать что-то веселое, но, почувствовав атмосферу разговора, передумал. Он даже стоял-то на одной ноге, открыв рот для будущих слов и почесывая правое ухо. Аннет Викери продолжала говорить, не обращая на него внимания.

– И Тима, конечно, посадили в тюрьму. Думаю, судьи не хотели его сурово наказывать и дали ему всего восемнадцать месяцев. Они сказали, что, очевидно, Тим был жертвой кого-то постарше и неопытнее. Его, наверное, вовсе бы не посадили, если бы он выдал Джарвинга – тот-то и был нужен полиции. Но Тим этого не сделал. Он даже поклялся, что никогда мне не простит, если я что-нибудь расскажу. Не надо было мне, наверное, его слушать. Но он так настаивал! Я просто испугалась. Я же не знала, что могут с Тимом сделать другие члены банды, если бы он их выдал. И я... я ничего не сказала. Вот так Тим и попал в тюрьму.

– Когда это было?

– Тим вышел всего три недели назад. Ему уменьшили срок за примерное поведение. Только я знала, когда его выпустят. Джарвинг пытался заставить меня сказать ему, ло я наотрез отказалась. Я хотела уберечь от него Тима. Да Тим и сам сказал, что больше не хочет с ним связываться. Через Общество содействия бывшим заключенным он получил работу в типографии в Далвиче, а в свободное время снова собирался заняться живописью и вообще зажить нормальной жизнью. Я в это поверила, верю и сейчас. Но... тот фунт, ну, который вы разменяли... был из тех денег, что он дал мне только вчера, сказав, что возвращает долг. Он сказал, что продал несколько карикатур в какой-то журнал.

Святой, кивнув, положил сигарету и взял кофейник.

– Понятно. Но все это пока не объясняет, почему вы пошли в Барньярд-клуб и за что вас арестовала полиция.

– Этого я тоже не понимаю. Я просто постаралась рассказать вам все то, что произошло. Джарвинг позвонил мне и хотел назначить встречу. Под разными предлогами я отказывалась, потому что не хотела его видеть. Тогда он пригрозил, что у Тима будут неприятности, если я не приду, и добавил, что будет ждать меня в Барньярд-клубе. Пришлось идти.

– И что же сказал вам Джарвинг?

– Он только начал говорить, и тут появилась полиция. Он хотел знать, где можно найти Тима. Я не хотела говорить, но он заявил: "Послушай, я не хочу снова устраивать неприятности твоему братцу. Я к этому никакого отношения не имею. С ним хочет встретиться кое-кто еще". Я опять ему не поверила. Тогда он дал мне имя и адрес этого человека, чтобы я сама передала их Тиму, а Тим может отправляться туда один. Еще он сказал, что Тиму все равно придется пойти к этому человеку.

– Он записал вам имя и адрес?

– Да, на клочке бумаги, прямо перед тем, как...

– Эта записка у вас с собой?

Девушка открыла сумочку и достала клочок, оторванный от меню. Саймон прочитал написанное.

В то же мгновение, как от бесшумного взрыва, бомбы, пропали и его добродушная насмешливость, и расслабленное терпеливое спокойствие, с которыми он слушал ее рассказ.

– Вот эта записка? – спросил Святой, и девушка увидела его ясные синие глаза, глядевшие ей в лицо без всякого намека на издевку или несерьезность.

– Эта самая, – неуверенно ответила она. – Но я никогда раньше не слышала этого имени...

– Зато я слышал.

Святой опять улыбался. С момента своей последней проделки он топтался на месте, ожидая, подобно художнику, прилива вдохновения. Но теперь он знал, что нужно делать. Он снова взглянул на клочок бумаги, который благосклонная судьба бросила ему в руки. Там было написано: "Ивар Нордстен, Хок-Лодж, Сент-Джордж-хилл, Уэйбридж".

– Хотелось бы знать, почему один из богатейших людей Европы так сильно желает встретиться с вашим братом, – сказал Саймон. – И еще я думаю, что вашему брату придется пойти на эту встречу.

– Но... – Глаза девушки вновь наполнились испугом.

Святой засмеялся и отрицательно качнул головой. Он показал на Попрыгунчика, который перенес тяжесть тела на другую ногу и почесывал теперь уже левое ухо.

– Вот это, дорогая, и есть ваш братец. Может, у него и нет художественного дарования настоящего Тимоти, но, как я уже говорил, это очень полезный человек в любых неприятностях. Я одолжу его вам бесплатно. Что скажешь, Попрыгунчик?

– Черт меня побери, – только и ответил мистер Униац.

Глава 4

Когда Аннет Викери проснулась, солнце уже вовсю светило в окно ее спальни, через которое была видна широкая поляна, кое-где поросшая пробившимися через кустарник соснами и серебристыми березами. Трудно было поверить, что это место находится всего в двадцати милях от Лондона, где прошлой ночью произошло столько удивительных событий и где ее все еще продолжала искать вся полиция.

Приехали они на "иронделе" Святого – совершенно другое дело по сравнению с тем допотопным такси! – после того, как Саймон позвонил в Уэйбридж. Когда они прибыли, дом был освещен, а встретивший их забавный хромой человек, казалось, совсем не удивился тому, что его хозяин приехал в четыре утра, да еще с двумя гостями. На столике их ожидали виски, бутерброды и дымящийся кофейник. Святой усмехнулся.

– Гораций привык ко мне, – объяснил он девушке. – Позвони я и скажи, что приеду с тремя голодными львами и похищенным епископом, он и глазом не моргнет.

Именно Гораций и принес ей чашку чая утром.

– Прекрасный день, мисс, – сказал он.

Поставив чашку на прикроватный столик, он поглядел на Аннет: роскошные моржовые усы никогда не позволяли увидеть его улыбку.

– Ванна для вас готова. – Гораций говорил как с недоученным новобранцем. – А завтрак будет подан через полминуты.

Для Аннет это было всего лишь еще одним маленьким чудом из целого ряда событий, перенесших ее за привычные рамки жизни.

Она вышла к завтраку минут через двадцать. Святой уже пил кофе и читал газету, а Попрыгунчик приканчивал тосты. Саймон положил ей яичницы с ветчиной прямо со сковородки.

– Боюсь, яйца уже жестковаты, – заметил он, – но в этом доме все строго по часам. Когда Гораций говорит, что "завтрак будет готов через полминуты", то он имеет в виду, что завтрак будет подан ровно через тридцать секунд. По нему секундомер можно проверять. Я для вас припрятал тосты, иначе Попрыгунчик слопал бы все. Как вы себя чувствуете?

– Прекрасно, – ответила Аннет и принялась за ветчину и совсем не жесткие, а очень аппетитные яйца. Она вдруг с удивлением поняла, что даже скрывающийся от правосудия человек может с аппетитом завтракать.

Глянув сквозь большие окна, откуда открывался тот же самый вид, что и из ее спальни, девушка спросила:

– Где я? Кажется, все так спрашивают, когда просыпаются.

– Некоторые еще маму зовут. – Святой встал, улыбнулся и вытащил сигарету. – Это Сент-Джордж-хилл, хотя и трудно поверить, что сюда можно от Пиккадилли доехать за полчаса. Я привез вас сюда потому, что нет другого места, где можно совершенно забыть о Лондоне и тем не менее быстро добраться туда, если возникает необходимость. Правда, я пользуюсь этим домом и для других целей. Между прочим, в газете есть новости, которые могут удовлетворить ваше чувство юмора.

Святой передал ей сложенную газету с отчеркнутым нужным местом. Это была коротенькая заметка о том, что детективы Скотланд-Ярда задержали в Барньярд-клубе мужчину и молодую женщину "для допроса".

– Конечно, та часть, где вмешался я, опоздала в этот выпуск, – заметил Святой. – Но я не думаю, что широкая публика еще что-нибудь узнает об этом – по крайней мере сейчас. Если и есть что-то в истории Англии, что Клод Юстас Тил хотел бы скрыть от прессы, так это наша маленькая вчерашняя проделка. Но даже если эта история и просочится в печать – не смертельно: вам только надо представить Нордстену своего брата, а потом вы умываете руки. Если он потом начнет задавать вопросы, Тим тут ни при чем. Правильно, Попрыгунчик?

– Правильно, босс, – энергично закивал тот, – я ничего ни о чем не знаю.

– А как же Джарвинг? – поинтересовалась девушке.

– А Джарвинг в кутузке, – возразил Святой. – Если даже его первым нашел не полицейский, что в тот час было весьма вероятно, то без полицейского наручники не снять. Так что все в порядке.

Аннет закончила завтрак, выпила кофе и закурила предложенную ей сигарету.

– Возьмите себя в руки, детка, – сказал Саймон, – ведь вам скоро начинать.

Сначала она испугалась, ибо поняла, что, как только она покинет этот дом, она вновь превратится в беглянку, хотя в этом дышащем спокойствием месте появление полицейского было маловероятным. Аннет вновь ощутила взгляд синих глаз и улыбнулась.

– Хорошо, Дон Кихот, что надо делать?

– Ваша задача проста. Вам только нужно дойти до Хок-Лодж и представить Попрыгунчика как своего брата. Не думаю, что вас тоже пригласят в дом, поэтому буду ждать за углом, чтобы отвезти вас назад. Остальное – дело Попрыгунчика; то есть если он сумеет вовремя выхватить оружие.

Посмотрев на Униаца, она увидела, как тот молниеносно выхватил пистолет, и она уже смотрела в его дуло.

– Ну что, успею или нет? – возмущенно вопросил Попрыгунчик.

– Я думаю, успеете, – с серьезностью ответила девушка.

– А стрелять можно? – спросил Попрыгунчик, обнажив в улыбке все свои золотые коронки. – Спорим, что вы никогда не видели, как одним выстрелом разбивают сразу две подброшенные тарелки!

– Да видела она, видела, – поспешно сказал Святой, убирая тарелку из-под руки Попрыгунчика. – А теперь убери, ради Бога, пистолет и послушай меня. Ты понял, что тебя зовут Тим Викери?

– Конечно. Меня зовут Тим Викери.

– Ты художник.

– Кто, я? – запротестовал Попрыгунчик. – Вы же знаете, босс, что рисовать я не умею.

– Тебе уметь и не надо, – терпеливо объяснил Святой. – Это просто твоя профессия. Ты воспитывался в Америке, отсюда и акцент, но родился ты в Англии. А месяцев пятнадцать назад...

– Босс, – взмолился Попрыгунчик, – почему я не могу быть бутлегером? Самым знаменитым? Да с таким изумрудом, который вы мне вчера подарили, я бы точно сошел за такого.

– Говорят тебе, что ты художник, – глубоко вздохнув, неумолимо ответил Святой. – В этой истории никаких бутлегеров нет. Итак, месяцев пятнадцать назад тебя арестовали как фальшивомонетчика...

– Босс, – спросил Попрыгунчик, стараясь успеть за ходом мысли Святого, – а чего это вы там толковали насчет художника?

Святой вздохнул и поднялся. Некоторое время он ходил по комнате, покуривая и глядя себе под ноги.

– К чертям собачьим! – воскликнул он. – Тимом Викери буду я!

– Но вы же меня так назвали! – возразил Попрыгунчик.

– А теперь это мое имя, – сказал Святой. – Тебе оно не подходит. – Он глянул на девушку. – Я собирался задействовать Попрыгунчика, поскольку думал, что основную часть работы придется делать извне, но теперь я в этом не уверен. Разницы большой я не вижу, но сейчас понимаю, что изнутри Попрыгунчик действовать не сможет. Вы готовы? Я хочу вам кое-что показать, да и позвонить мне надо.

Саймон провел девушку в примыкавший к гостиной кабинет. Сняв трубку, он набрал лондонский номер, и через несколько секунд его соединили.

– Привет, Пэт, – сказал он. – Я так и думал, что ты уже вернулась. Хорошо провела время? Отлично. Я в Уэйбридже. Послушай, а ты не можешь сейчас приехать? Ну, пока тебя не было, мне на голову свалилась одна мамзель в беде... А сейчас мне надо ехать... Остаются только Попрыгунчик и Гораций, так что тебе придется сыграть роль надзирательницы... Молодец... Нет, ничего такого... Но Клод Юстас, наверное, в скором времени наведается. Хорошо... Ну, тогда несчастная дамочка тебе все и расскажет... Пока, дорогая. До скорого...

Повесив трубку, Святой с улыбкой обернулся.

– Скоро вы познакомитесь с Патрицией Холм, – сказал он. – Это само по себе большая честь. Когда она приедет, расскажите ей все с самого начала и вплоть до того момента, как я принял имя вашего брата. Вы меня поняли? Если что-нибудь случится – по воле Божьей или старшего инспектора Тила, – Пэт сможет вам помочь с этим лучше, чем кто-либо еще.

– Я поняла, – кивнула девушка.

– Иначе я и не оставил бы вас одну. – Саймон подошел к шкафу. – Теперь еще вот что. Если все же что-либо случится, а Пэт здесь не окажется, Гораций вам поможет уйти вот сюда.

Весь шкаф, как дверь, поворачивался на хорошо смазанных петлях, а за ним открывался проход.

– Это не проход, – объяснил Саймон, закрыв необычную дверь. – Это пространство между стен. Я сам его соорудил. Но обе стены капитальные, так что простукиванием это убежище не обнаружишь. Там имеется вентиляция, стоит кресло и есть журналы, но там лучше не курить. Работает эта штука так: надо вытащить вот этот ящик до щелчка, потом потянуть на себя вторую полку...

Он показал Аннет, как обращаться с различными запорами его собственной конструкции.

– Теперь еще одно, – продолжил Саймон. – Вы должны позвонить мне, или пусть позвонит Пэт и представится вашим именем. Говорите так, как если бы вы разговаривали с Тимом, потому что кто-то может прослушивать телефон. Но очень внимательно слушайте, что буду говорить я. Если мне что-либо понадобится, я сумею дать вам знать.

Попрыгунчик, который покусывал кончик сигары и наблюдал за происходящим с отсутствующим видом, вдруг откашлялся и высказал вопрос, мучивший его еще с завтрака.

– Босс, – спросил он, – а чего странного в моем акценте?

– Да ничего, – ответил Святой. – Просто он напоминает мне дребезжание ночного горшка, пытающегося докричаться до своей подруги ночной вазы. – Он положил руку на плечо девушки. – Если вы готовы, то двинемся прямо сейчас.

По окаймленной деревьями и кустами дороге они спустились с холма. В зарослях щебетали птицы, в воздухе висела легкая дымка, и день обещал быть прекрасным. Вокруг царило спокойствие, и от этого приключение Аннет казалось ей еще более необычайным.

– Зачем вы все это делаете? – все же спросила она, и Святой в ответ рассмеялся.

– Вы ведь слышали, что я преступник, правда? А преступники живут за счет информации. Я понимаю, что ее пока маловато, но когда такой человек, как Ивар Нордстен, из кожи лезет вон, чтобы познакомиться с побывавшим в тюрьме фальшивомонетчиком, я начинаю проявлять любопытство. Тут есть еще одно обстоятельство: если я представлю Тилу солидные доказательства о действительно важном деле, то он, может быть, не будет так расстраиваться, что потерял вас.

Четверть часа спустя они дошли до ворот Хок-Лодж. Поднявшись по широкой, засыпанной гравием дороге, за поворотом они внезапно увидели большой, в старинном стиле, дом, окна которого выходили на террасы сада и видневшиеся в дымке холмы.

Святого и Аннет встретил седовласый дворецкий, говоривший с легким иностранным акцентом.

– Мисс Викери и мистер Викери? Не изволите ли подождать?

Оставив их в просторном холле, дворецкий вышел через другую дверь и через несколько минут вернулся.

– Мистеру Нордстену нет необходимости встречаться с мисс Викери сегодня. Мистер Викери, не будете ли вы любезны последовать за мной?

Саймон кивнул и улыбнулся девушке.

– Ладно, сестренка, – негромко произнес он. – Спасибо, что проводила меня.

Он совершенно естественно поцеловал Аннет, и она пошла по широкой дороге назад, чувствуя себя очень и очень одинокой.

Глава 5

– Садитесь, мистер Викери, – сердечно пригласил Нордстен. – Рад, что нам удалось вас найти. Сигару?

Нордстен сидел за большим столом красного дерева. Стены библиотеки от пола до потолка были заставлены книжными шкафами, и поэтому комната больше напоминала кабинет университетского профессора, чем офис всемирно известного финансиста. Иллюзия усиливалась и внешностью хозяина, который был высок, широкоплеч и немного сутуловат. Его огромная лысая голова была окаймлена седовато-рыжими волосами. Говорил он с едва заметным скандинавским акцентом, и только немигающий твердый взгляд светло-голубых глаз да сдержанные движения больших рук выдавали характер человека, привыкшего распоряжаться миллионами.

– Спасибо, – поблагодарил Святой.

Он взял сигару, с видом знатока понюхал ее и сунул в рот, не сняв бумажного колечка с ярлыком. Сигара была так себе, но Тим Викери не должен был в них разбираться.

– Вы выглядите старше своего возраста, – отметил Нордстен, протягивая зажженную спичку.

– Тюрьма еще никому молодости не добавляла, – пожал плечами Саймон.

– А какие-нибудь уроки вы из этого извлекли?

– Не понимаю, что вы имеете в виду.

Губы финансиста чуть дрогнули, что, вероятно, должно было означать улыбку, но глаза не отрывались от лица Святого.

– Некоторое время назад, – пояснил он, – вы были молодым человеком с блестящим будущим. Все были о вас прекрасного мнения. Вы могли бы продолжить учебу и стать художником, которого ждет большой успех. Но вы им не стали. Вы посвятили свой исключительный талант подделке банкнотов – потому, несомненно, что вы считали: оплата будет выше и быстрее, чем за законную работу в искусстве. И опять этого не случилось. Вас арестовали и посадили в тюрьму. У вас было время понять, что прибыли получаются не так быстро, как первоначально кажется. Я просто пытался выяснить, усвоили ли вы урок.

– И что, за этим вы меня и позвали? – скривился Саймон.

– Я полагаю, мой диагноз правилен, – ответил Нордстен.

– Откуда вы знаете?

– Дорогой мой юноша, ваш приговор получил широкий отклик в прессе. Помню, в газетах выражалось удивление, что такой молодой человек сумел выпустить самые лучшие подделки, которые могли припомнить в полиции. Остальное было делом дедукции и элементарной психологии. – Нордстен откинулся в кресле и повертел в руках спичку. – Но я помню, как в то время подумал, что такой огромный талант был использован в области, приносящей сравнительно малый доход. Если бы у вас тогда был хороший руководитель, то есть такой человек, который мог бы сбывать вашу продукцию без малейшего риска, разве случилось бы с вами такое?

Саймон не ответил, и Нордстен продолжал, вроде бы ни к кому не обращаясь:

– Если бы у вас вновь появился шанс использовать ваш дар таким же образом, но ради гораздо более высоких прибылей и без малейшего риска, то поняли бы вы, какая прекрасная возможность вам предоставляется?

Святой совершенно бесшумно вздохнул, набрав в легкие воздуха, насыщенного духом приключения.

– Я не понимаю вас, – упрямо повторил он, и взгляд Нордстена решительно уперся в него.

– Тогда буду говорить проще. Вы, Викери, могли бы поработать на меня, а уж плачу я прекрасно. Я могу сделать вас таким богачом, что вам и не снилось. Так хотите воспользоваться этим шансом или нет?

Саймон с трудом покачал головой:

– Это слишком рискованно. – Однако голос его прозвучал не совсем убедительно.

– Но я же обещал исключить риск, – с нетерпением сказал Нордстен. – Послушайте, вы хотели бы получить сто тысяч фунтов?

Святой долгое время сидел молча. Он уставился на Нордстена, разинув рот, как, по его мнению, сделал бы это Тим Викери, – с удивлением, недоверием и растущей алчностью. Это Саймону далось почти без труда. Он испытывал то же сверхъестественное чувство, которое испытал восемь часов назад, когда обнаружил на Бонд-стрит четырех детективов, по Нордстен всего этого не знал.

– А что надо делать? – спросил Святой наконец, и на лице финансиста снова мелькнул намек на улыбку.

– Я вам покажу.

Нордстен встал и открыл дверь. Святой прошел за ним через холл и поднялся по широкой дубовой лестнице. По пути он думал, что все это соответствует его сумасшедшей жизни – было совершение логично, что в результате некоего импульса он оказался за рулем того допотопного такси. Так что приключения всегда достаются любителям приключений. Они видят в обычной жизни нечто необычное, и, как правило, погоня за этим необычным приводит их в земли, полные зла, в которых, однако, можно поживиться. А ему другой жизни и не надо...

Они прошли по длинному коридору, застеленному богатым красным ковром. Нордстен открыл дверь, которая вела в небольшой холл, где были еще три двери. Нордстен отворил левую и провел Саймона в комнату. Там был неплохой ковер и пара кресел, но вся остальная обстановка была необычной. Неторопливо оглядевшись, Святой понял, что комната оборудована как миниатюрная гравировальная и печатная мастерская. В ней стояла чертежная доска с зеленой лампой, верстак с аккуратно разложенными инструментами и стальными пластинами, электроплитка, пузырьки с типографскими красками всевозможных цветов и большие бутыли с кислотами и щелочами. В одном углу помещался ручной пресс самой современной конструкции, а в другом были сложены пачки бумаги всевозможных размеров.

– Полагаю, здесь вы найдете все необходимое, – вкрадчиво сказал Нордстен, – но, если вам понадобится что-то еще, все будет доставлено немедленно.

– А что именно вы хотите скопировать? – облизнув губы, спросил Саймон.

Нордстен подошел к чертежной доске и взял несколько лежавших на краю листков.

– Скопировать надо вот эти бумажки, и чем больше, тем лучше. Некоторые из них скопировать трудно, поэтому вам, видимо, лучше начать с простейших. Работать нужно быстро, но так, чтобы это было не в ущерб качеству. Я заплачу вам сто тысяч фунтов в качестве аванса и по пятьдесят тысяч фунтов за каждое клише, которое меня удовлетворит. Вам такое предложение подходит?

Святой кивнул. У него в руках был ворох бумаг, которые передал ему Нордстен: государственные облигации Италии, Норвегии, Аргентины – словом, полный комплект самых ценных бумаг, имеющих хождение на международном рынке.

– Хорошо, – сказал он, – я начну в понедельник.

– Если вы намерены принять мое предложение, – покачал головой финансист, – то начнете вы прямо сейчас. Я все устроил таким образом, что жить вы будете рядом со своим рабочим местом. Фактически это отдельная квартира: рядом – спальня, а напротив – ванная. Все, что вам может потребоваться, будет доставлено через час-два.

– Но моя сестра...

– Вы можете ей писать или звонить в любое время – в вашей комнате есть телефон. Я полагаю, вам нетрудно будет объяснить свое пребывание здесь.

– Мне нужно будет подобрать соответствующую бумагу.

– Бумага уже подобрана, – Указал Нордстен на сложенные в углу пачки. – И это бумага, на которой печатаются оригиналы. Многие краски тоже из тех, что используются для оригиналов. Единственное, чего мне не удалось достать, – это клише оригиналов, поскольку они, конечно, уничтожены. Именно поэтому я и пригласил вас. Вы готовы начать работу?

Что-то в его словах заставило Саймона внимательно взглянуть на Нордстена, а потом он сообразил, что он же сейчас Тим Викери, и поэтому он с трудом проглотил комок в горле.

– Да, я готов.

Ивар Нордстен улыбнулся, но эта улыбка не отличалась мягкостью, как, впрочем, и все предыдущие.

– Вы сейчас приняли единственное разумное решение, – оказал он. – Итак, Викери, я оставляю вас – работайте. У камина есть звонок, на который всегда кто-нибудь ответит. Быть может, поужинаете со мной?

– Спасибо, – ответил Святой.

Когда хозяин дома удалился, Саймон швырнул сигару в камин и закурил сигарету, потом другую. С полчаса он расхаживал по мастерской, иногда останавливаясь, чтобы рассмотреть оборудование, бумагу или образцы облигаций. Саймон напряженно думал, о чем свидетельствовали его сошедшиеся в линию брови. Однажды его рука ощупала пистолет, который он предусмотрительно захватил, когда собирался. Ведь из слов Ивара Нордстена он понял: ему, Тиму Викери, отказавшемуся от сделанного предложения, не будет позволено вынести во внешний мир то, что он узнал здесь.

Итак, Нордстену нужны поддельные облигации двенадцати стран. Зачем? Явно не в обычных для подобных фальшивок целях. Но зачем же тогда?

Святой постарался припомнить все, что он знал о Нордстене. Его имя было не столь широко известно, как имена Рокфеллера и Моргана. Но в определенных кругах его знали хорошо, а Саймон Темплер предпочитал иметь хотя бы поверхностные сведения о тех областях финансовой жизни общества, где деньги считают миллионами, чего простые люди с улицы даже и не представляют. Именно в таких областях и был известен Ивар Нордстен, так что Святой о нем слыхал.

Очень немногим людям, чьи интересы лежат в малоизвестных отраслях промышленности, Ивар Нордстен был знаком как "бумажный король". Начав с маленького заводика в Швеции, он создал целую сеть предприятий, контролировавших практически все производство бумаги в Скандинавии, Германии, Бельгии, Франции, Швейцарии и Голландии. Более половины всей потребляемой Европой бумаги производилось под его контролем. Недавно Нордстен приобрел крупнейшие бумагоделательные заводы в Австрии и Дании, а также проник в Великобританию с таким капиталом, который позволил ему практически добиться финансовой монополии в важнейших европейских странах – потребителях и производителях бумаги. И даже это Нордстена не удовлетворяло: ходили слухи, что он ведет переговоры о кредитах и объединении компаний, которые связали бы крупные концерны Соединенных Штатов и Канады в гигантскую организацию, где он был бы диктатором: это был бы неуязвимый всемирный трест, который фактически смог бы выставлять счета любой отрасли, где используется бумага, и который довел бы и без того огромное состояние Нордстена до астрономических величин. Это был тот Ивар Нордстен, о котором Аннет Викери никогда не слышала, – ведь любопытная черта современной цивилизации заключается в том, что простые смертные сравнительно мало знают о финансовых воротилах, но только до тех пор, пока эти воротилы не попадают на скамью подсудимых. И это был тот Ивар Нордстен, которому понадобился отсидевший в тюрьме фальшивомонетчик, чтобы подделать двенадцать резных серий государственных облигаций различных стран.

Саймон Темплер уселся в кресло и разложил на коленях образцы облигаций. Вторая сигарета догорела до конца и обожгла ему пальцы. Желанию Нордстена могло быть только одно объяснение, и от одной этой мысли у Святого голова шла кругом.

В час дворецкий принес ему поднос с отличным обедом и спросил, что он будет пить. Саймон спросил бутылку вина "Либфраумильх", и дворецкий тотчас же принес именно это вино.

– Мистер Нордстен просил узнать, не хотите ли вы послать письмо своей сестре, – спросил он.

Саймон быстро подумал: "Они ведь ожидают, что я как-то буду поддерживать связь с "сестрой", но совершенно очевидно, что к себе домой звонить отсюда нельзя".

– Если подождете минуточку, я сейчас же черкну ей записку, – ответил Святой.

Он набросал несколько самых обычных фраз на листке бумаги, а на конверте надписал имя Аннет Викери и вымышленный адрес где-то в северной части Лондона.

В половине третьего дворецкий пришел за подносом, спросил, не нужно ли чего-нибудь еще, и снова вышел. Саймон подошел к чертежной доске, приколол к ней одну из облигаций, наложил сверху кальку и начал копировать линии и рисунки для клише. Это он еще мог сделать, но далее его познания о механике изготовления подделок не шли. Просто Саймон посчитал разумным сделать хоть что-то, что оправдало бы его аванс, а дальше – как будет угодно судьбе.

Он проработал два часа, когда дворецкий принес чай. Святой палил себе чашку, взял сигарету и подошел к окну. Ему надо было еще кое-что обдумать, и это "кое-что" касалось состояния мозга старшего инспектора Тила, который к этому моменту, наверное, так раскалился, что его обладатель обжег бы пальцы, если бы неосторожно почесал в затылке. Конечно, задний номер такси разглядеть было невозможно, как невозможно было узнать Святого в том эксцентричном таксисте. Но Клод Юстас Тил видел его всего за несколько минут до развернувшихся в последующем событий, а Саймон отлично знал, каким образом работает мысль инспектора. Тил с самого начала данного приключения представлял собой дополнительную трудность, и Святой пока не видел, как его можно обойти.

В мастерской было довольно душно, а панорама зелени, которую можно было видеть из окна, выглядела весьма заманчиво. Святой испытал непреодолимое желание прогуляться и обдумать все свои проблемы на свежем воздухе. Нордстен, по его мнению, не мог иметь против этого никаких возражений. Он подошел к двери, повернул ручку и застыл на месте: дверь была заперта. Саймон впервые по достоинству оценил те качества Нордстена, которые принести ему такой огромный успех.

Глава 6

– Это становится все более любопытным, – сам себе сказал Саймон и вернулся в кресло, чтобы еще поразмышлять. Он понял: его предположение о том, что Нордстен не позволит ему уйти, даже если он откажется от денег, верно лишь наполовину. У Саймона вдруг появилось нехорошее предчувствие, что, по мнению Нордстена, у этой его странной работы может быть только один конец. Сейчас он уже ясно видел намерения финансиста, но его собственным планам это никак не соответствовало.

Закурив очередную сигарету, Святой снова подошел к окну. Рамы были полуоткрыты, и он распахнул их настежь, Высунувшись из окна, чтобы подышать воздухом и полюбоваться видом, Саймон увидел черноволосого человека со шрамом на лице, который вышел из-за угла дома и посмотрел вверх. Святой едва подавил желание приветственно помахать ему, а человек медленно прошел под окно и остановился, пристально разглядывая цветочную клумбу. Святой так и не успел до конца осознать значение этого факта. За его спиной открылась дверь, и на пороге возник дворецкий.

– Вам что-нибудь нужно, мистер Викери?

Саймон повернулся, оперся на подоконник и спросил:

– А откуда вы узнали?

– Мне показалось, что вы ходите по комнате, сэр.

– Я действительно подходил к двери, – утвердительно кивнул Святой, – но она была заперта.

– Дверь заперта по приказу мистера Нордстена, сэр, – ответил дворецкий с непроницаемым лицом. – Он не хочет, чтобы в эти комнаты входили другие слуги, кроме меня. Так что вам нужно, сэр?

– У меня кончились сигареты, – небрежно сказал Саймон. – Нельзя ли принести?

Когда дворецкий ушел, Святой внимательно осмотрел рамы и обнаружил крохотные электрические контакты, которые явно приводили в действие сигналы тревоги где-то внутри дома. Он понял, что ни в чем нельзя недооценивать предусмотрительного Нордстена.

В шесть часов снова пришел дворецкий и принес вечерний костюм. Саймон принял душ и переоделся – костюм пришелся как раз впору, – и без четверти семь дворецкий проводил его в библиотеку со всей церемонностью, которая подобает почетному гостю. Нордстен уже был там, и его грудь пересекала лента какого-то иностранного ордена.

– Я очень рад, что Трусанефф угадал ваш размер, – сказал он, с улыбкой поднимаясь навстречу Саймону. – Что будете пить – мартини или херес?

Для Саймона Темплера это был один из самых странных и необычных вечеров в жизни. В огромной, отделанной деревом столовой, освещенной только свечами, он и Нордстен вдвоем сидели за столом, за которым свободно могли уместиться двадцать человек. За спиной каждого неподвижно стоял слуга в парике. Слуга оживал только для того, чтобы предвосхитить малейшее желание сидящего, а потом вновь застывал на месте, как статуя. Дворецкий стоял неподалеку и наблюдал; иногда он одними глазами или движением пальца отдавал приказ, который тут же молча исполнялся. Ужин состоял из шести блюд, и к каждому из них подавалось свое особое вино, разливаемое по торжественному ритуалу официального банкета. Не обращая внимания на то, что слова его эхом отдавались в огромном пустом зале, Нордстен вел разговор так, как если бы все места за столом были заняты, и Саймону пришлось признать, что тот отлично умеет вести беседу. И тем не менее Нордстен не сказал ничего, что дало бы Святому хоть какую-то дополнительную информацию.

– Я всегда считал и считаю, что выживает только сильнейший. – Это было единственное стоящее внимания замечание Нордстена. – Бизнесменов часто осуждают за то, что они используют "острые" методы; но, в конце концов, крупномасштабная финансовая деятельность в некотором смысле сродни войне, а на войне следует применять самое эффективное оружие, не принимая во внимание чувства противника.

Но когда Саймон вернулся в свою комнату (куда дворецкий проводил его под предлогом того, что надо выяснить, не хочет ли он заказать что-нибудь особенное к завтраку), он понял, что все же кое-что выяснил. Вывод заключался в следующем: человек, способный оказать поистине королевский прием какому-то совершенно ординарному гостю и абсолютно уверенный в том, что выживает только сильнейший, легко найдет любые средства, которые помогут ему достичь единственной цели – власти.

Святой рассеянно снял туфли, галстук и накрахмаленную рубашку. Как бы там ни было, но ужин только подтвердил его догадку о том, что ему уготована роль предназначенного на заклание тельца, а эта перспектива никак не вписывалась в рамки его темперамента. Ночь стояла душная, и Святой, раздевшись, босиком прошелся по комнате с сигаретой в зубах и обнаружил, что ступает по ковру совершенно бесшумно. Он взял со стула белый жилет, в кармане которого лежал набор отмычек, предусмотрительно захваченный им, когда он выходил из дома, со смутной надеждой на возможность обследовать жилище Нордстена. Отмычки Святой благоразумно переложил в карман жилета, когда переодевался к ужину.

Саймон подождал, пока под дверью не исчезнет полоска просачивавшегося из коридора света. Выждав еще с полчаса, он принялся за дверной замок. Он понимал, что дверь может быть оборудована такой же электрической сигнализацией, как и окна, но все же решил рискнуть, тем более что несколько бокалов отличного портвейна в конце ужина и двенадцать часов вынужденного бездействия сделали его слегка безрассудным. Время от времени Святой неподвижно замирал и даже задерживал дыхание, прислушиваясь к малейшим звукам, которые могли выдать делающего обход охранника, но ничего не было слышно. В конце концов он справился с замком, бесшумно отворил дверь и выскользнул в темноту и тишину дома.

Из маленького фонарика в руке Святого вырвался едва заметный тонкий луч света, обежал стены и двери и вновь погас. Саймону было достаточно беглого взгляда, чтобы запомнить дорогу, и он тут же, как призрак, растворился в темноте.

Его целью было попасть в библиотеку. Если в этом доме и было что-то интересное, то самое подходящее место для начала поисков – именно библиотека. Саймон был неисправимым оптимистом.

Дойдя до лестничной площадки, он остановился и прислушался. Сквозь стеклянную дверь кабинета просачивался очень слабый свет, едва-едва разгонявший темноту только до середины лестничного пролета. Своим острым обонянием Святой ощутил какой-то странный тяжеловатый запах. Принюхиваясь, он постоял некоторое время, но этот запах ему ничего не напомнил, поэтому он слегка пожал плечами и осторожно двинулся вперед.

И тут Саймон услышал шорох. Звук был совершенно необычным: словно по паркету легчайшими шагами двигался некто, обутый в подбитые гвоздями ботинки. Этот некто сделал один-два шага, остановился, вновь шагнул, и тут наступила тишина.

Саймон стоял в темноте совершенно неподвижно и, казалось, слышал, как по жилам течет кровь. Он подумал, что в такую ночь дом Ивара Нордстена – не самое уютное место на земле. Перед его мысленным взором мелькнула уже разобранная очень удобная кровать в очень удобной спальне, и он подумал о том, что надо было сразу лечь спать. Шорох не повторялся, и Саймон, внутренне усмехаясь, двинулся дальше. Как же он что-нибудь найдет, если даже мышиная возня так его пугает?

Наконец он спустился с лестницы в холл. Света из окна на площадку падало очень мало, но фонарем все же можно было не пользоваться. Он подошел к двери библиотеки, осторожно повернул ручку и снова услышал тот самый шорох.

Молниеносно обернувшись, Святой направил луч фонаря на источник звука. Это была чисто нервная реакция, но он ничего не мог с собой поделать. Одновременно его рука потянулась к лежащему в кармане брюк пистолету. Если шорох производил человек, то будет весьма полезно узнать, кто же это.

Слабый луч фонаря не позволил разглядеть детали. В одном углу он заметил темную тень, и свет отразился в паре больших желтых глаз. В следующий момент Святой затворил за собой дверь библиотеки, и это было одним из счастливейших мгновений в его жизни.

Тяжело дыша, он достал сигарету и закурил, не выключая фонаря. Даже если бы это его и выдало, он считал, что нервы надо успокоить. Чем бы ни оказалась эта тень с желтыми глазами, затяжка-другая ему не повредит, да и мозгами следовало пораскинуть, прежде чем выяснять, что же это за тень. Он увидел, что шторы задернуты, включил свет и оглядел комнату.

Последующие события были определены законом средних величин. Если что-нибудь искать, то резонно предположить, что в какой-то момент найдешь то, что ищешь, а Святому достаточно часто приходилось заниматься различными поисками, хотя на этот раз он не знал, что конкретно ищет.

Босой ногой Святой задумчиво ощупал край ковра, уголок которого завернулся, и подумал: "Ничего важного на глазах у слуг оставить нельзя. Сейфа здесь нет. Может, такой же фальшивый книжный шкаф, как и у меня? Но тайник ведь и под полом можно устроить..."

Скатав ковер, он увидел под ним деревянную панель, служившую крышкой люка. Та легко снялась, и под ней обнаружилась поворачивающаяся на шарнирах каменная плита, в которую было вделано железное кольцо – совсем не ржавое! Решительно ухватившись за кольцо, Святой потянул его на себя. Ему пришлось напрячь все силы, но плиту он все же поднял.

Саймон заглянул в темный провал, откуда слышался какой-то шаркающий звук. Он взял фонарь и посветил в яму.

С трехметровой глубины на него смотрело запрокинутое вверх лицо, глаза на котором часто и болезненно мигали даже от слабого света фонаря. Лицо показалось Святому странно знакомым. В следующую секунду он похолодел: он понял, что это лицо Ивара Нордстена.

Глава 7

Но лицо все же было несколько другим – нос был чуть меньше, цвет лица имел желтоватый нездоровый оттенок, а глаза были более тусклыми, чем у финансиста, но все же оно было узнаваемо. Святой испытал такой шок, что не сразу нашел в себе силы заговорить.

– Привет, красавчик, – вымолвил он наконец. – И кто же ты такой?

– Ладно! – ответил человек странным хриплым шепотом. – Сейчас я к этому уже привык. Ты не сумеешь заставить меня страдать еще больше.

– Да кто ты такой? – снова спросил Святой.

– Я – это ты! – хрипло произнес человек. – Теперь я знаю. Я все обдумал. Я – это ты, Нордстен!

Нервы Святого уже успокоились. Последний шок был той гомеопатической дозой, которая ему и требовалась. Саймон уже понял, что события приняли совершенно неожиданный оборот, и ему было любопытно узнать, чем же они закончатся.

– Я же хочу помочь тебе, глупец, – сказал он. – Расскажи дяде, в чем дело.

Человек внизу рассмеялся ужасным дребезжащим смехом, от которого у Святого по спине побежали мурашки, несмотря на то, что нервы уже успокоились.

– Помочь мне! Ха-ха! Это смешно. Помочь мне, как ты помогал последние два года. Помочь мне выжить, чтобы я мог умереть в нужный момент! Я знаю! Ха-ха-ха! – Голос человека вновь упал до шепота. – Помочь мне... Сколько еще ждать? Сколько?

– Послушайте, – начал Святой, – я же...

Он резко замолчал, поскольку услышал тот самый царапающий шорох у двери библиотеки, как будто в нее кто-то скребся. Саймон прислушался, стараясь понять, что же это за странный звук. И тут совершенно внезапно, разорвав тишину дома, раздался леденящий сердце прерывистый вой. Взглянув в люк, Саймон увидел, что лицо похожего на Нордстена человека побелело, а глаза расширились.

– Нет-нет-нет! – завопил человек. – Не сейчас! Не сейчас! Я не хочу! Я еще не готов! Я не...

Волосы Саймона встали дыбом. Глаза его сузились, он вскочил с колен и вновь поднял тяжелую крышку люка.

– Увидимся позже, – бросил он и быстро закрыл люк.

Саймон поставил на место деревянную панель и раскатал по полу ковер, чтобы скрыть следы осмотра. Как ни любопытно ему было узнать о том человеке побольше, в первую очередь следовало разобраться с царапающейся желтоглазой тенью. Тот ужасный вой наверняка перебудил всех в доме, и если его здесь обнаружат, то дело плохо. Как бы там ни было, он предпочитал встретиться с той воющей опасностью лицом к лицу. Никто не знает, чего ему стоило открыть дверь, но все же он ее открыл и бестрепетно ждал своей судьбы.

Мимо него пролетело что-то мягкое, но тяжелое, и приземлилось на паркет в центре комнаты с тем же скрежещущим звуком. До Святого вновь донесся странный запах – мускусный запах животного. В полной темноте он услышал, как когти зверя стучали по полированному дубу паркета, и инстинктивно нанес удар босой ногой. Пальцы ноги попали во что-то меховое и мускулистое, и вторично раздался тот ужасный дьявольский вой.

Саймон вскинул пистолет, однако выстрелить не успел – что-то горячее полоснуло его по руке, и пистолет отлетел в сторону. Он почувствовал на лице зловонное дыхание и ударил кулаком во что-то мягкое и влажное, но тут рычащий и царапающийся зверь повалил его.

Святой совершенно случайно схватил зверя за горло, и эта секундная передышка спасла его от более серьезных увечий.

– Шеба!

В холле вспыхнул свет и послышались бегущие шаги, которые Святой был просто счастлив услышать. Свистнул бич, и сидевшая на Саймоне огромная черная пантера отскочила, оскалив клыки. Саймон воспользовался этим и откатился в сторону быстрее любого акробата.

– Назад! – яростно крикнул Нордстен и вновь вытянул пантеру бичом.

Саймон раньше никогда не видел такого проявления абсолютного бесстрашия. Нордстен просто шаг за шагом двигался вперед и непрерывно хлестал бичом отступающую пантеру. Совершенно очевидно, что зверь был диким и приручить его даже и не пытались. Нордстен одолевал пантеру только собственной первобытной жестокостью. Глаза зверя горели вполне осознанной яростью, и она, рыча, пыталась ухватить бич когтями или зубами, по все же отступала. Лицо Нордстена налилось кровью, и на нем не было ни жалости, ни страха. Он загнал зверя в дальний угол холла, хлестнул его еще десяток раз и повернулся к пантере спиной. Она припала к полу, и в горле ее клокотало яростное глухое рычание.

– Вам повезло, Викери, что вы еще живы, – резко сказал Нордстен, скрутив бич кольцами. Одет он был в пижаму и халат, но даже и в таком виде производил сильное впечатление. Святой согласно кивнул и приложил платок к глубокой царапине на руке.

– Я и сам так подумал, – ответил он. – А еще такие симпатичные мирные зверюшки в доме есть?

– Что вы здесь делали? – спросил Нордстен, и Саймон вспомнил, что все еще должен играть роль Тима Викери.

– Мне просто захотелось выпить, – объяснил он. – Я думал, чтовсе слуги в это время уже спят, поэтому звонить не стал, а спустился вниз посмотреть, не найдется ли чего-нибудь здесь. Я не успел и до половины лестницы дойти, как эта кошка кинулась за мной...

Нордстен глянул влево, и Саймон увидел, что на лестнице на безопасном расстоянии стоит дворецкий с револьвером в руках.

– Вы что, Трусанефф, забыли запереть дверь? – холодно спросил Нордстен.

– Нет, сэр, – ответил тот, облизнув губы.

– Во всяком случае, дверь не была заперта, – прервал его Святой.

Нордстен взглянул на дворецкого, потом на Саймона. Саймон встретил его взгляд с хорошо разыгранным искренним недоумением. Нордстен повернулся и, включив свет, прошел мимо него в библиотеку. Увидев на ковре посреди пола пистолет, он поднял его.

– Это ваш?

– Мой, – слегка смущенно мигнул Саймон. – Я сейчас всегда ношу его с собой и... В общем, когда эта зверюга...

– Понятно, – коротко кивнул Нордстен и взглянул на руку Святого. – Рану надо перевязать. Трусанефф этим займется. Прошу прощения.

Слова эти означали, что эпизод исчерпан. Нордстен закрыл за собой дверь библиотеки.

– Сюда, пожалуйста, мистер Викери, – произнес дворецкий, не покидая своего безопасного места на лестнице.

Саймон достал портсигар и задумчиво пересек холл. Через приоткрытую дверь он заметил лицо человека со шрамом, которого видел раньше под своим окном. Пантера сидела в углу, куда загнал ее Нордстен, и хлестала себя хвостом по бокам.

"Очень волнующее завершение такого приятного светского вечера, – подумал Святой. – Если это завершение". Он вдруг вспомнил, что Нордстен так и не вернул ему пистолет, а это было совсем нехорошо. Вспомнил он и то, что вечером ему должны были позвонить Аннет или Патриция, но никто ничего ему об этом не сказал. Но тут мог помещать Тил: насколько Саймон знал, детективу пока не было известно о его последнем приобретении недвижимости. Покупка не была тайной, и Тил по прошествии некоторого времени мог запросто дознаться про нее. Возможно, девушки и звонили, а Нордстен или кто-то из слуг просто не позвал его к телефону. Скорее всего, так оно и было, ибо ему разрешили написать письмо, которое, без сомнения, было перед отправкой прочитано. Саймон проникался все большим уважением к предусмотрительности Ивара Нордстена.

– Викери, – послышался голос. Святой остановился и увидел финансиста у подножия лестницы. – Если ваша рука может еще потерпеть, я хотел бы переговорить с вами.

– Конечно, – отозвался Саймон, прекрасно понимая, что о его руке Нордстен заботится меньше всего. Он спустился по лестнице и снова прошел через холл, а дворецкий остался на лестничной площадке.

Когда Святой вошел в библиотеку, Нордстен стоял у стола, а пантера сидела у его ног. Ковер был скатан, открывая люк. Нордстен держал пистолет Саймона, и тот понял, что проявил чрезвычайную неосторожность, но на лице изобразил только искреннее удивление.

– Вы мне сказали, что Шеба погналась за вами, когда вы были на лестнице, и что вы попытались укрыться здесь, – каким-то неестественным шепотом произнес Нордстен.

– Совершенно верно, – ответил Саймон.

– Тогда как же вы объясните вот это? – Нордстен бичом указал на пол, и Саймон увидел рядом с люком окурок той самой сигареты, которую он закурил, чтобы успокоить нервы. Когда раздался тот демонический вой, он машинально затоптал окурок.

– Я вас не понимаю, – прикинулся удивленным Святой.

Финансист глядел на него в упор.

– Никто из моих слуг не курит, а я сам курю только сигары.

– Я все равно не понимаю, о чем вы меня спрашиваете.

– Вас действительно зовут Викери?

– Конечно!

– Вы лжете, – абсолютно спокойно констатировал Нордстен.

Саймон не ответил, потому что отвечать было нечего. Но он ничего и не признал, продолжая глядеть на Нордстена с разинутым ртом, как реальный Тим Викери. Он продолжал блефовать автоматически, хотя уже понял, что его обман давно раскрыт. Сейчас это уже не имело значения.

Святого удивляло только абсолютное самообладание Нордстена. Он ожидал заметить хоть какие-то эмоции – беспокойство, страх, гнев или ярость, но ничего этого не было. Финансист был спокоен, как скала. Казалось, что перед ним возникло препятствие, какие то и дело попадаются в обычных делах, что он это препятствие предвидел и даже набросал предварительный план, как его преодолеть, а теперь просто продумывал детали этого плана, чтобы избежать ошибок. И Саймон Темплер, вспомнив полусумасшедшего человека в яме под полом, начал подозревать, что так оно и есть.

– Я не предполагал, что это произойдет так скоро, – вслух произнес Нордстен, но обращался он, видимо, только к себе самому. Потом он глянул на Святого ничего не выражающими глазами и слегка повел пистолетом. – Пожалуйста, поднимите крышку, Викери, – сказал он.

Саймон было заколебался, но пистолет глядел прямо на него, а Нордстен стоял слишком далеко, чтобы можно было внезапно на него напасть. Пожав плечами, он снял панель и обеими руками ухватился за вделанное в каменную плиту кольцо. Сильно потянув, Саймон отвалил плиту в сторону.

– Очень забавно, – пробормотал он. – И что теперь – будем шевелить ушами и притворяться кроликами?

Финансист не обратил на него внимания. Слегка повысив голос, он позвал:

– Эрик!

Саймон прислушался к возне в яме и вскоре увидел, как оттуда вылезает похожий на Нордстена человек. Он карабкался по лесенке очень медленно, и каждая ступенька давалась ему с трудом, как если бы его руки и ноги сильно ослабели от долгой неподвижности. При полном освещении Саймон еще больше поразился сходству этих людей. Небольшая разница все же была, но она, скорее всего, объяснялась теми ужасными годами, которые Эрик просидел в темной яме. Саймон вспомнил хриплый голос: "Я – это ты! Теперь я знаю. Я все обдумал. Я – это ты, Нордстен!" Внезапно Святой понял все.

Человек наконец выкарабкался из ямы. Его остекленевшие от яркого света глаза остановились на черной пантере, и он, схватившись за воротник изодранной рубашки, слегка пошатнулся, но тут же взял себя в руки.

– Ладно, – выдохнул он, – я не боюсь. И я не позволю тебе увидеть мой страх. Но когда ты первый раз открыл люк и эта зверюга завыла, я испугался. Но больше я не боюсь. Не боюсь, будь ты проклят!

Безжалостные глаза Нордстена уперлись в Святого.

– Значит, вы открывали люк, – почти безразлично бросил он.

– Может, и открывал, – спокойно отозвался Саймон. На Нордстена он не смотрел, а все время глядел на Эрика и обратился к нему четким и ясным голосом, стараясь пробудить проблески сознания в его больном мозгу: – Это я тогда поздоровался с вами, Эрик. Это был не ваш братец Ивар, а я.

Эрик невидяще посмотрел на Святого, а Нордстен отступил к двери. Пантера тоже поднялась, потянулась и последовала за ним, злобно глядя желтыми глазищами. Нордстен перехватил бич в правую руку и неожиданно крикнул:

– Шеба!

Бич свистнул в воздухе и ужасающим ударом обрушился на животное.

– Убей!

Бич свистел снова и снова, и удары падали на спину пантеры со звуком выстрелов. Пантера, ворча, двинулась вперед, но вдруг остановилась и повернула голову.

Саймон никогда не забудет, что случилось потом. Он понимал, что смерть неминуема, но все произошло настолько быстро, что его мозг не успел отследить события. Эрик, дрожащий и побелевший, стоял рядом с ним. Он тоже понимал, что смерть близка. Святой инстинктивно напряг все мускулы, готовясь к безнадежной борьбе, и не сразу осознал то, что увидели его глаза.

Голова пантеры повернулась, и тут на ее спину вновь обрушился жесточайший удар бича. И тогда животное победило свой страх, а ярость его излилась совсем в другом направлении. Движение зверя было почти незаметно глазу. Пантера стремительно прыгнула – но не на Святого или Эрика, а на Нордстена. Раздался одиночный выстрел и крик, который потонул в громовом рыке пантеры, сбившей Нордстена с ног.

Глава 8

– Послушайте, – взмолился Попрыгунчик, собрав все свое мужество, чтобы прояснить вопрос, на который уже несколько часов не мог найти ответа, – а ночная ваза – это не...

– Нет-нет, – поспешно возразила Патриция, – он говорил не про ночную вазу, а про ночную птицу.

– Ах, про птицу! – Рот Попрыгунчика до ушей растянулся в улыбке. – Ну, я сразу подумал, что это не может быть то, что я подумал.

– А с чего ты о ночных вазах вообще подумал? – вздохнула Патриция.

– Да тут вот какое дело. Перед тем как Святой смылся, сделав меня знаменитым фальшивомонетчиком, он сказал, что мой акцент напоминает ему дребезжание ночной вазы, зовущей какую-то подругу, что ли...

– Нет, Попрыгунчик, он, скорее всего, имел в виду ночную птицу – соловья, – ласково сказала Пэт.

Она закурила и подошла к окну, за которым сгущались сумерки. Аннет Викери смотрела на Пэт почти с благоговением. Аннет прекрасно знала, что сама она отнюдь не дурна собой, но эта стройная белокурая девушка, партнерша Святого, обладала такой красотой и таким очарованием, которых раньше Аннет встречать не доводилось. Уже одно это могло вызвать у нее нормальное женское чувство ревности, но эти черты Патриции Холм были как бы дополнением к ее спокойствию, самообладанию и пониманию, которые только и помогали им скрасить часы ожидания.

Пэт прибыла сюда около полудня.

– Меня зовут Патриция, – просто представилась она.

Выслушав рассказ о событиях предыдущей ночи и утра, Пэт рассмеялась.

– Вам, думаю, показалось, что настал конец света, – заметила она, – но для меня это не ново. Когда сегодня утром я приехала на квартиру Саймона и обнаружила, что его не было всю ночь, я задумалась, что же могло произойти. Но он всегда был немножко сумасбродным, и у вас, полагаю, было достаточно времени, чтобы в этом убедиться. Как насчет стаканчика хереса? Вам это не помешает.

– Вы говорите совсем как мужчина, – сказала Аннет.

Это был явный комплимент, и Патриция улыбнулась. – Если я говорю как Святой, – ответила она, – то это вполне естественно.

Пэт непоколебимо верила в Святого, и это рассеяло остатки тревоги Аннет. Если у нее и оставались какие-то сомнения, то она держала их при себе. Гораций сервировал отличный холодный ленч. Девушки искупались в бассейне, позагорали и выпили чаю на террасе. Так они и провели время до сумерек.

– Я приготовлю коктейли, – предложила Патриция.

С помощью коктейлей девушки пережили еще один час. Гораций объявил, что обед подан. Когда они вышли из-за стола и прошли в кабинет, совсем стемнело.

– Полагаю, сейчас уже можно и позвонить, – сказала Пэт.

Она сняла трубку и спокойно назвала телефонистке номер. Было уже почти девять часов. Через некоторое время ей ответил мужской голос.

– Можно поговорить с мистером Викери? – спросила Патриция.

– Простите, а кто его спрашивает?

– Это его сестра.

– Я сейчас узнаю, мадам. Не кладите трубку.

Немного погодя в трубке раздался тот же голос:

– Мистер Викери и мистер Нордстен сейчас проводят очень важное совещание и приказали их не беспокоить. Что передать?

– А когда закончится совещание? – ровным голосом поинтересовалась Патриция.

– Я не знаю, мадам.

– Тогда я позвоню позже. – И Пэт повесила трубку.

Она откинулась в кресле и задумчиво закурила. Тишину нарушил, как всегда, Попрыгунчик, на время оторвавшийся от бутылки виски.

– Ну, – весело спросил он, – кто там помер?

– Святой сейчас не может подойти к телефону. Перед сном еще раз позвоним. Как насчет партии в покер?

– Помнится, – мечтательно произнес Попрыгунчик, – я однажды играл в покер на раздевание с двумя девочками. На Тридцать третьей улице это было. Так вот, блондинке пришла неплохая карта, и она поставила на кон свои трусики...

Обращенные на него взгляды испепелили бы любого, но кожа у Попрыгунчика была толще, чем у носорога, да и эти фривольные воспоминания помогли снять напряжение. Время по-прежнему едва тянулось. Девушки курили и лениво болтали, а Попрыгунчик, видя, что его анекдоты не пользуются должным вниманием, замолчал и очень скоро вышел из комнаты. Правда, через несколько минут он вернулся с новой бутылкой виски, которую умудрился стянуть прямо из-под носа бдительного Горация. В половине двенадцатого Патриция снова позвонила в Хок-Лодж.

– Мистер Викери уже отошел ко сну, мадам, – ответил ей дворецкий. – Он был очень утомлен и строго-настрого приказал не будить его. Но он написал вам письмо, которое я только что отправил. Утром вы его получите.

– Спасибо, – медленно сказала Патриция и положила трубку. – Нам не везет сегодня, – продолжила она, повернувшись к Аннет и Попрыгунчику. – Но ничего не поделаешь. Утром, надеюсь, будут новости, а сейчас я иду спать.

– Вы очень мужественны, – сказала Аннет, увидев то, что Попрыгунчику было видеть не дано.

Патриция коротко рассмеялась я обняла ее за плечи.

– Дорогая моя, если бы вы знали Святого столько, сколько я, вы бы давно перестали беспокоиться. Я-то уже видела, как он вытаскивал людей из таких ситуаций, по сравнению с которыми ваша кажется пустяком. Да и сам он выпутывался из гораздо более сложных положений, чем то, в котором, я думаю, он очутился сейчас. Так уж этот человек устроен...

Пэт собиралась еще что-то добавить, но не успела, поскольку где-то в глубине дома раздался негромкий звонок. Аннет быстро взглянула на нее, и даже Попрыгунчик, казалось, забыл, что у него в руках все еще наполовину полная бутылка виски. Патриция с едва заметной улыбкой качнула головой: "Саймон не стал бы звонить".

Они прислушались и услышали шаркающие шаги Горация, звук открываемой двери, чьи-то чужие шаги и голос, который спросил мистера Темплера.

– Мистера Темплера нет дома, – сердито ответил Гораций.

– А мы подождем его, – заявил голос.

– Черта с два! – свирепо рявкнул Гораций. – А если ждать собираетесь, то ждите за порогом, а в дом я вас не пущу!

Послышалось что-то очень похожее на потасовку, и тут Попрыгунчик, очень хорошо разбиравшийся в таких вещах, наглядно показал, за что он получил свое прозвище. Он сиганул из кресла таким прыжком, которому позавидовал бы любой кузнечик, и одновременно выхватил пистолет. Патриция схватила Аннет за руку.

– Быстро в тайник! – приказала она. – Попрыгунчик, закрой дверь, иначе нам эту не открыть!

Затолкав девушку в тайник и убедившись, что вход в него надежно закрыт, Пэт прошипела Попрыгунчику:

– Убери пистолет, идиот! А то все испортишь.

– А чего это... – разочарованно разинул рот Униац.

– Ничего! – отрезала Патриция. – Убери пистолет и предоставь это дело мне.

Она отпихнула его в сторону и сама отворила дверь. В холле Пэт увидела Горация, который вел мужественную, но безнадежную борьбу со старшим инспектором Тилом и еще одним детективом. Как раз когда она вышла в холл, ботинок Горация метко угодил в голень Тила и тот вскрикнул от боли. Мелодичный голос Патриции сразу прервал потасовку:

– Добрый вечер, джентльмены!

Пунцовое лицо Горация едва виднелось за его вставшими дыбом роскошными густыми усами.

– Все нормально, мисс, – браво произнес он, отдуваясь. – Сейчас вот только вытолкаю взашей этих безобразников и с холма их спущу...

– Боюсь, они опять вернутся, – с сожалением сказала Патриция. – Это ведь как клопы: раз они в дом попали, так просто от них не избавиться. Отдохни пока, Гораций, дай я с ними побеседую... Как поживаете, мистер Тил?

Тил сердито стряхнул вцепившегося в него Горация, а потом поднял слетевший и изрядно помятый в схватке котелок.

– Добрый вечер, мисс Холм, – вымолвил наконец инспектор, отдуваясь и с трудом отрывая взгляд от Горация. Было видно, что спокойствие дается ему с трудом. – У меня имеется ордер на обыск...

– Вы их, наверное, коллекционируете, – любезно предположила Патриция. – Так заходите и расскажите мне, что произошло на этот раз.

Она повернулась и пошла в кабинет, куда за ней проследовали оба детектива. Увидев Попрыгунчика, Тил вновь вскипел гневом, тем более что тот уже попадался на его пути раньше, и не в самый лучший для инспектора момент.

– Я вас уже где-то видел, – резко сказал Тил. – Вы кто такой?

– Тим Викери, – тут же с гордостью ответил Попрыгунчик.

– Да? – рявкнул детектив. – Так вы тот самый фальшивомонетчик?

Эти неласковые слова расстроили Попрыгунчика, и он нервно потянулся к бутылке виски. Опять его надули! Все было не так, как обещал Святой. Тут надо было думать, а от этого у него всегда голова болела.

– Нет, никакой я не фальшивомонетчик, босс, – запротестовал он. – Я контрабандист.

– Кто-кто? – поперхнулся инспектор.

– Контрабандным спиртным торгую, – поспешно пояснил Попрыгунчик. – То есть я хотел сказать, что ото не главное мое дело. Главное – у меня голос и акцент, как у соловья...

Старший инспектор Тыл с трудом собрал последние остатки терпения. Если бы он овладел искусством сохранять спокойствие от подначек не только Святого, ко и всего его окружения, ему бы еще удалось набрать очки в пользу законности и порядка в этой давней борьбе. Но он и раньше терял очки в игре потому, что принимал близко к сердцу злые шуточки, уколы и издевки Святого: и это походило на соревнование между разъяренным, но неповоротливым быком и вездесущим, непрерывно жалящим шершнем.

Но стоящий перед Тилем человек, луженая глотка которого реагировала на неразбавленное виски как на молоко, был не Святой. То есть само подтрунивание было именно в стиле Святого (или так уж казалось разгоряченному воображению инспектора?), но этот человек явно не мог быть Святым. Мир бы не выдержал, если бы в одном веке одновременно родились сразу два таких человека, как Святой.

Однако старшему инспектору Тилу было что сказать. Решение подсказал ему именно человек с бутылкой виски в руке. Это решение разрушило все ранее намеченные планы инспектора, и когда Тил его увидел, у него перехватило дыхание.

– Так вас зовут Викери? – спросил он своим почти обычным сонным голосом.

Умоляюще поглядев на Патрицию, Попрыгунчик растерянно кивнул.

– Тогда почему, – внезапно перешел в наступление Тил, – когда мисс Холм пятнадцать минут назад пыталась дозвониться до вас, ей ответили, что вы уже спите?

Попрыгунчик открыл было рот, но, поняв, что из него ничего умного не выльется, решил что-нибудь туда влить. И он присосался к горлышку бутылки, а за него ответила Патриция.

– Это по ошибке, – пояснила она. – Мистер Викери пришел спустя минуту или две после моего звонка.

– Это точно, босс, – необычно быстро сообразил Попрыгунчик, пролив при этом добрую порцию виски себе на галстук. – Как раз через минуту после ее звонка я и пришел.

– Тогда почему же, – проскрежетал Тил, мрачно разглядывая его, – вас не видел мой человек, который наблюдал за дверью дома, пока я был на телефонной станции?

– Так я же вошел через черный ход, – нашелся Униац.

– Мой человек, наблюдавший за черным ходом, тоже вас не видел, – ответствовал старший инспектор Тил.

Попрыгунчик Униац упал в ближайшее кресло и благоразумно вышел из игры. Лоб его сморщился от умственного напряжения, но поединок был явно ему не по силам. Униацу казалось, что против него ведут грязную игру, а судья подсуживает сопернику. Он-то сделал все, что мог, но как тут победить, если все против?

– Все станет гораздо забавнее, – поведал Тил, – если я скажу вам, что еще одного Тима Викери доставили на допрос в полицию как раз перед тем, как я уехал из Лондона. И между прочим, его еще не отпустили. – Острый взгляд инспектора остановился на Патриции Холм. – Мне было бы весьма любопытно посмотреть на третьего Тима Викери, который в данную минуту почивает в Хок-Лодж. Если Святого здесь нет, то я могу почти наверняка угадать, под чьим именем и где он находится сейчас!

– Вот и угадывайте, – ответила Пэт, как ответил бы сам Святой, но сердце у нее беспокойно забилось.

– Я сделаю даже больше, – мрачно сказал детектив.

Он резко повернулся и вышел из комнаты, за ним последовал и второй сыщик. У дома стояла полицейская машина. Тил позвал, и из нее вылезли два здоровенных блюстителя порядка.

– Вы двое останетесь здесь, – приказал Тил, – в доме. Ни в коем случае не выпускать никого из там находящихся и задерживать всех, кто придет. Я скоро вернусь.

Инспектор забрался в машину, а его молчаливый спутник сел за руль. Машина тут же умчалась, унося Клода Юстаса Тила навстречу злой судьбе.

Глава 9

Ивар Нордстен был мертв. Он, наверное, был мертв уже до того, как Саймону Темплеру удалось выхватить пистолет из-под когтей пантеры и дважды в упор выстрелить зверю в сердце. То, во что был превращен пантерой Нордстен, осталось лежать около двери на блестящем паркете. Месть зверя своему бывшему хозяину была молниеносной и ужасной.

Святой выпрямился и холодно глянул на Эрика. Тот остановившимся взглядом смотрел на мертвую тушу пантеры и на останки Ивара Нордстена, но взгляд этот уже был осмысленным. Горло его перехватили спазмы, а по пергаментным щекам градом катились слезы.

В холле послышались шаги, и Святой подумал, что прозвучавшие выстрелы не могли остаться незамеченными. Правда, они вполне могли сойти за хлопки бича, но внезапно прервавшийся яростный рев пантеры не мог не вызвать удивления. Святой быстро отступил за приоткрытую дверь и, подражая голосу Нордстена, негромко позвал:

– Трусанефф!

Дворецкий вошел в комнату и замер на месте, вглядываясь в Эрика. Саймон бесшумно затворил дверь за ничего не подозревающим дворецким и ударил его по голове рукояткой пистолета...

Затем он достал портсигар, справедливо рассудив, что любитель цветов со шрамом и еще Бог знает сколько слуг Нордстена могут сбежаться на выстрелы, но они, скорее всего, придут к выводу, что Нордстен заперся со своим дворецким в библиотеке, а излишнее любопытство в этом доме, видимо, не поощрялось. Закурив, Святой снова взглянул на бывшего пленника финансиста.

– Эрик, – тихонько позвал он, но человек не пошевелился, и тогда Саймон, подойдя, положил руку ему на плечо. – Эрик, – вновь сказал Святой, и залитое слезами лицо повернулось к нему. – Ивар был вашим братом?

– Да.

Святой молча кивнул и отвернулся. Он подошел к столу и уселся в кресло, продолжая в задумчивости дымить сигаретой. Конец Ивара Нордстена лично для него значения не имел – просто несчастный случай, и Саймон чувствовал, что мир из-за этого много не потерял. Но эта смерть послужила и добру: шок от нее, вероятно, и спас Эрика от сумасшествия. Могло все кончиться и по-другому, но, слава Богу, этого не произошло. Находящийся в комнате человек уже не был тем полубезумным созданием, которое глядело из подземелья на луч фонаря. К этому человеку возвращался разум, он понимал, что такое смерть и; горе, значит, он скоро сможет говорить и отвечать на вопросы. А вопросов будет достаточно много.

Саймон был слишком умен и опытен, чтобы торопить события. Докурив сигарету, он взял фонарь и спустился в яму. Это был маленький выложенный кирпичом подвал, откуда имелся только один выход. В углу стояла ржавая кровать, а рядом с ней столик. На его закапанной свечным воском крышке стояли тарелки с остатками пищи. Под столом был глиняный кувшин с водой и эмалированная кружка. Судя по вделанной в одну из стен крошечной решетке, подземелье имело какую-то вентиляцию, а желоб вдоль другой стены служил примитивной канализацией, но вонь и грязь были неописуемы. Святой поспешно вылез обратно.

Когда он вернулся в библиотеку, то обнаружил, что Эрик снял одну штору и прикрыл ею тело брата. Сам он сидел в кресле, уронив голову на руки, но, как только услышал шаги Святого, тут же поднял голову и посмотрел на него ясным взглядом.

– Простите, – сказал он, – боюсь, я сначала вас не понял.

Саймон слегка улыбнулся и снова достал портсигар.

– За это вас винить нельзя, – ответил он. – Если бы я два года просидел в этой крысиной норе, я бы тоже слегка чокнулся.

Эрик согласно кивнул. Его взгляд на мгновение остановился на накрытом шторой теле, а потом вернулся к Святому.

– Он всегда был очень умен, – задумчиво произнес Эрик, как бы давая много раз продуманное за те ужасные годы объяснение. – Для него цель всегда оправдывала средства. Свою империю он построил на обмане и жестокости. Но он очень хорошо все продумал и к разоблачению был готов. Именно поэтому он и держал меня... там. Возникни такая необходимость, произошел бы трагический инцидент: Ивар Нордстен был бы убит своей собственной пантерой. Но труп был бы моим, а у него уже были готовы все документы на другое лицо.

– Он что, сильно вас ненавидел?

– Да нет, для ненависти у него причин не было. Но я был важной деталью его планов, и он был готов воспользоваться мной. Для него ничего не существовало, кроме личной власти в успеха.

Эти слова более или менее подтверждали теорию, уже сформулированную Святым. Но следовало выяснить еще одну важную вещь.

– А что же с вами якобы произошло? – спросил Саймон.

– Однажды моя яхта перевернулась в Согнефьорде. Предполагалось, что я был на борту, но тела так и не нашли. Ивар так сказал.

Святой минуту-другую курил, глядя в потолок, а потом вновь спросил:

– И что же вы теперь намерены делать?

– Откуда я знаю? – пожал плечами Эрик. – У меня не было времени подумать об этом. Я же два года считался мертвым. И вот сейчас все это...

Он сделал жест, означавший то, что он не мог выразить словами, но Святой его понял. Он сочувственно кивнул и собрался что-то ответить, но тут зазвонил телефон.

Саймон на мгновение застыл, потом поднес к губам сигарету, а другой рукой потянулся к телефону и снял трубку.

– Алло, – произнес женский голос, – могу я поговорить с...

– Пэт! – выпрямившись, радостно сказал Святой. – А я-то волновался, почему от тебя нет вестей.

– Я уже дважды звонила, но...

– Я так и подумал, старушка, – быстро произнес Саймон. Уловив в ее голосе легкую дрожь, он твердо сказал: – Ну-ка, детка, возьми себя в руки. У меня есть много чего тебе порассказать, но сначала говори ты. Выкладывай новости!

– Здесь был Тил, – ответила Пэт, – а сейчас он отправился в Хок-Лодж. У тебя все в порядке?

Святой рассмеялся, и в этом смехе Патриция услышала тот особый нюанс, который появлялся, когда на Святого наваливались сразу все беды мира.

– У меня все прекрасно, – ответил Саймон. – А уж когда я повидаю Клода Юстаса, то вообще буду на коне. Ты, дорогая, отбери-ка лучше у Попрыгунчика виски и припрячь где-нибудь для меня. Пока!

Святой положил трубку, погасил сигарету, потянулся всем своим гибким телом, а в глазах его зажегся всегдашний бесшабашный огонек.

– Послушайте, Эрик, – сказал он, останавливаясь перед так похожим на Ивара Нордстена человеком, – некоторое время назад я попытался объяснить вам, кто я такой. Сейчас вы можете это воспринять?

Эрик кивнул.

– Меня зовут Саймон Темплер. Еще меня называют Святым. Если Ивар упрятал вас в подземелье всего два года назад, то вы должны были слышать обо мне.

Реакция Эрика была достаточным ответом, и Святой с тем вдохновением и убедительностью, которые были даны ему от Бога, продолжал рассказ, чтобы заставить этого похожего на Ивара Нордстена человека поверить в его внезапно возникший невероятный план.

– Я здесь под именем Тима Викери потому, что Ивар хотел поручить Викери какую-то таинственную работу, а мне надо было выяснить, что это за работа. Узнал я об этом от сестры Викери, которую вчера вечером выручил из лап полиции. Из-за моего вмешательства Ивар и поспешил с решением убить вас, не обставив это преступление надлежащим образом. Он-то остался бы в живых, а вот вы – нет. Как хотите, так и считайте, но вы живы и свободны именно по той причине, по которой сюда едет полиция, чтобы арестовать меня.

– Я пока еще не все понимаю, – сдавленным голосом отозвался Эрик, – но знаю одно: я никогда не сумею расплатиться с вами за то, что вы для меня сделали.

– В следующие полчаса вам и не нужно больше ничего понимать, – сказал Святой. – Но вы все же неправы. Вы сможете вознаградить меня, да и себя тоже.

В его голосе была какая-то неодолимая сила, которая заставила Эрика почему-то подняться из кресла. Святой взял его за плечи и развернул лицом к себе.

– С законом я не в ладах, Эрик, – продолжал он, – вы это знаете. Но в то же время я не приношу большого вреда. Это вы тоже знаете. Знает это и старший инспектор Тил, который в данный момент направляется сюда, по он лишь выполняет свой долг. Именно за это ему и платят. А у него такой подозрительный склад ума, что, как только он приедет и увидит эту сцену, он сразу же арестует меня за убийство: Тил уже давненько ко мне подбирается, да все никак взять не может. Мне же это грозит крупными неприятностями.

– Но я могу сказать ему...

– Что это не моя вина? Можете. Но это не оправдывает моих вчерашних поступков. Я хочу, чтобы вы сказали ему кое-что еще.

Поскольку Эрик ничего не отвечал, то Саймон продолжал:

– Выглядите вы как Нордстен. Да вы и есть Нордстен, только имя у вас другое. При хорошем питании и занятиях физкультурой вас от Ивара никто не отличит – кроме тех, конечно, кто очень близко его знал. А насколько мне известно, он вел довольно замкнутый образ жизни, так что таких людей немного. Вы все равно собирались занять его место, так почему бы вам не сделать это прямо сейчас?

– Вы имеете в виду... – судорожно вздохнул Эрик Нордстен.

– Я имею в виду – вы и есть Нордстен! Вы из-за него страдали. И причитается вам за это стократ больше, чем вы сейчас получите. Вы ведь мертвы – уже два года мертвы. А теперь для вас открывается новая жизнь! Можете честно продолжать вести его дела или все ликвидировать и распродать, как хотите. Я помогу вам всем, чем могу. Нордстен заманил меня сюда как Тима Викери, чтобы тот талантливый парень подделывал для него государственные облигации разных стран. Полагаю, Ивар имел целью поместить подделки в банки, чтобы увеличить свой капитал. Ну, я-то в любом случае не смогу подделать для вас облигации, но я могу одолжить вам денег и получать таким образом проценты от ваших дел. Взамен вы всеми чертями ада и ангелами рая поклянетесь, что вчера в два часа ночи вы, Ивар Нордстен, встретили меня на Бонд-стрит и привезли прямо сюда, и с тех пор мы с вами не расставались. Этим-то, Ивар, вы и сможете меня вознаградить, а на принятие решения у вас осталось не более тридцати секунд!

Глава 10

Все еще стараясь подавить клокочущий гнев, старший инспектор Клод Юстас Тил тяжело поднялся по ступенькам Хок-Лодж и вдавил кнопку звонка. Постороннему человеку нелегко отыскать нужный дом на Сент-Джордж-хилл, "особенно ночью. Этот аристократический район покрыт огромным лабиринтом безымянных дорог, соединяющих спрятанные в глубине обширных участков дома, хозяева которых считают ниже своего достоинства осквернять въездные ворота простыми цифрами. Сержант Барроу долго плутал, и эти задержки никак не помогли Тилу утихомирить свой гнев. Поездка все же несколько успокоила его, но, к сожалению, у него было слишком мало времени, чтобы полносстью взять себя в руки.

Спустя несколько секунд дверь дома отворилась, и Тил бесцеремонно прошел мимо дворецкого. Будет неправильно сказать, что сердце инспектора пело от радости, но по крайней мере самые глубокие бездны отчаяния ему уже не грозили.

– Я хочу видеть мистера Викери, – сказал он.

– Викери – это я, сэр, – ответил дворецкий, поворачиваясь от двери.

Круглое лицо детектива приобрело цвет спелого мускатного винограда, а глаза медленно вылезли из орбит, будто сзади них находился маленький воздушный насос. Что касается остальных частей тела, то их скрывала одежда, но все равно было понятно, что если на лоб инспектора положить сухую щепку, то она моментально вспыхнет ярким пламенем. Когда Тил вновь обрел дар речи, голос его был очень похож на писк.

– Что-о?

– Викери, сэр, – повторил дворецкий. – Меня зовут Викери.

Инспектор Тил внимательно вгляделся в него.

– Ваше имя – Трусанефф, – сказал он, – и вы три года отсидели в тюрьме Паркхэрст за вооруженное ограбление.

– Да, сэр, – уважительно ответил дворецкий. – И тем не менее я сменил прежнее имя на имя Викери.

Тил посмотрел мимо него на человека со шрамом, стоявшего в другом конце холла.

– И его имя тоже Викери? – спросил он скрежещущим голосом.

– Да, сэр. Его имя тоже Викери, – обернувшись, кивнул дворецкий.

– И сколько же еще людей по имени Викери находится в этом доме? – почувствовав сильное головокружение, простонал инспектор.

– Пятеро, сэр, – невозмутимо ответил дворецкий. – В этом доме все носят имя Викери, за исключением мистера Нордстена. Даже кухарку зовут Викери, – добавил он со вздохом, – поэтому мы сами все время путаемся.

В выпученных глазах детектива появилось нечто такое, что заставило бы отступить и спрятаться даже гремучую змею, а ноги его вдруг проявили неодолимое стремление бежать сразу во всех направлениях. Как мы уже отмечали, мистеру Тилу очень не повезло, поскольку такое состояние не оставило ему шансов. Тем не менее, он упрямо рвался вперед, но все его усилия сдержать гнев уже не напоминали медвежью хватку тяжеловеса, без труда скрутившего борца веса пера. Скорее всего, они были похожи на отчаянную попытку человека удержать спадающие брюки, у которых только что лопнули подтяжки.

– Тогда я хочу видеть мистера Нордстена, – проскрежетал он, и угрюмый дворецкий поклонился:

– Сюда, пожалуйста, сэр.

Он провел детектива в библиотеку, и тот оглядел комнату такими ошалевшими глазами, как будто его хватили по голове дубинкой. В библиотеке сидели два человека и курили сигары. Один из них, бледный и усталый, был Ивар Нордстен – Тил, который считал своим долгом знать хотя бы в лицо каждого важного человека в стране, узнал его без труда, – а другого человека Тил знал даже слишком хорошо.

– Добрый вечер, сэр, – коротко поздоровался Тил с Нордстеном и взглянул на Святого. – Как я понимаю, ваше имя тоже Викери?

– Клод, – терпеливо улыбнулся Святой, – боюсь, мы вас немного подурачили.

Тил даже задохнулся. От этого цвет его лица стал еще больше напоминать обожженную солнцем кожу блондинки.

– Подурачили, – горестно повторил он, – это уж точно.

– Видите ли, Клод, – искренне объяснил Саймон, – когда я услышал, что вы направляетесь сюда в поисках парня по имени Викери, я подумал, что будет забавно, если вы найдете здесь полный дом этих Викери. Я так и представил себе ваше терпеливое выражение лица...

– Представили? – сдавленным голосом, едва сдерживаясь, сказал Тил. – Ну, так мне это не интересно. Мне интересно то, что вы сами делаете здесь под именем Викери...

– Вы считаете, – прокашлявшись, холодно перебил его Нордстен, – что имеете право врываться сюда и вести себя подобным образом, мистер... э-э-э...

– Меня зовут Тил, сэр, – строго произнес детектив. – Старший инспектор Тил.

– Он инспектирует все, что угодно, – сказал Святой. – Газовые счетчики, канализацию, курятники...

– Я из Скотланд-Ярда! – почти выкрикнул Тил.

– Это как раз там, где шотландские стрелки вывешивают белье после стирки, – пояснил Саймон.

Нордстен кивнул, а у Тила чуть не отлетели пуговицы с воротничка.

– Но это не должно мешать вам изложить свое дело в подобающей манере, – важно сказал Нордстен. – Что же привело вас сюда?

– Вот этот человек, – ответил детектив, бросив на Святого уничтожающий взгляд, – известный преступник. Его настоящее имя – Саймон Темплер, и я хочу знать, что он делает в вашем доме под именем Викери!

– Все это очень легко объяснить, – тут же отозвался Нордстен. – Мистер Темплер – мой близкий друг. Я знаю о ею репутации, но вряд ли следует заходить так далеко, чтобы называть его преступником. Он действительно очень известный человек, а слуги всегда много болтают. Полагаю, мистер Темплер несколько преувеличивает важность такой болтовни, но всякий раз, когда он приезжает ко мне, он настаивает, чтобы его называли Викери, дабы не поставить меня в неловкое положение.

– И как долго он находился с вами на этот раз? – невежливо осведомился Тил.

– С прошлого вечера или, может быть, следует сказать, с сегодняшней ночи.

– А не припомните ли точное время?

– Было самое начало третьего. Я встретил мистера Темплера на Бонд-стрит, прямо у выхода из Барньярд-клуба. Я возвращался с ужина домой довольно поздно и пригласил его поехать со мной...

Надо признать, что старшего инспектора Тила мулы никогда копытами в живот не лягали. Но если бы произошел такой печальный случай, можно с полной уверенностью утверждать, что выражение его лица в тот момент было бы точно таким же, как и сейчас, когда он, разинув рот, безмолвно уставился на Нордстена. Дважды инспектор попытался протолкнуть слова через голосовые связки, которые, казалось, склеились, и лишь третья попытка увенчалась успехом.

– Так вы говорите, что встретили Темплера в два часа ночи на Бонд-стрит и сразу привезли его сюда?

– Конечно, – коротко бросил Нордстен. – А в чем дело?

Тил набрал полную грудь воздуха. В чем дело? А как же таксист, которого отыскали сегодня днем и который рассказал, что человек, опознанный им по фотографии как Саймон Темплер, около двух часов ночи заплатил ему пятьсот фунтов за машину, куртку и фуражку? Правда, тот человек сказал, что покупает машину для музея...

– А такси при нем было? – едва слышно вымолвил Тил.

– Да, было, – с тенью удивления ответил Нордстен. – Он только что купил его, чтобы подарить какому-то музею. Перед тем как ехать сюда, нам пришлось отвести эту машину в гараж.

– А как вы, черт возьми, обо всем догадались, Клод? – восхитился Святой.

– Догадался, говорите? – Тил сжал кулаки. Он много чего хотел сказать, но не находил слов. Догадался! Правда, никто не сумел записать или запомнить номер его такси, с которого и начались все неприятности, поскольку задние фонари машины не горели. Никто не мог с уверенностью опознать и само такси, которое было серийной машиной довоенного выпуска. Никто не мог с уверенностью опознать и того человека, который сидел за рулем такси. Но ведь есть же предел этой цепи совпадений? Святой встретил Тила у клуба и видел, как он туда вошел. Святой купил машину-такси. Вскоре после этого Тил ехал в такси и попал в такую переделку, которую мог устроить только злой гений Святого. А они говорят – догадался! Остекленевшие глаза инспектора вновь обратились на Святого. Но какой суд Соединенного Королевства примет в качестве доказательства описание издевательски-снисходительной улыбки Саймона Темплера? Тил вновь обратился к Нордстену:

– Как долго у него уже было это такси, когда вы встретились?

– Не более нескольких минут, – ответил Нордстен. – Когда я ехал по Бонд-стрит, мистер Темплер стоял около машины. Я остановился, он указал мне на удаляющегося шофера и рассказал, что сделал.

– С вами был кто-то еще?

– Мой шофер.

– А вы знаете, что ваш дворецкий – отсидевший в тюрьме преступник?

– Не вижу здесь никакой связи, – поднял брови Нордстен, – но я, естественно, знаком с его прошлым. Если хотите знать, я интересуюсь перевоспитанием бывших преступников.

Эрик был очень утомлен, по в тот момент напряженность его голоса и нервные движения рук могли быть приняты за признаки нарастающего гнева.

– Если я вас правильно понял, инспектор, вам нужны мои показания в связи с неким преступным деянием, – несколько напыщенно произнес он, – и я буду рад дать их в соответствующем месте. Полагаю, моя репутация послужит достаточной гарантией моих свидетельств.

Саймон Темплер стряхнул с сигары пепел и поднялся с кресла. В накинутом поверх белья шелковом халате он выглядел весьма живописно, а обращенная к инспектору его улыбка была совсем ангельской.

– У меня складывается впечатление, Клод, – лениво произнес он, – что вы взяли не тот след. Будьте же хорошим спортсменом и мужественно признайте поражение. Заглядывайте как-нибудь в другой раз, и уж тогда мы все для вас устроим по полной программе: будет вам и люк под ковром, и мрачное подземелье с двумя мертвыми телами, и...

– Как бы я хотел, чтобы одно из тел оказалось вашим! – страстно пожелал Тил.

– Кстати, о телах, – сказал Святой. – Сдается мне, что ваш животик опять подрос. Если ткнуть его пальцем...

– Не надо! – проблеял разъяренный детектив.

– Что-то вы нынче раздражительны, Юстас, – вздохнув, с упреком промолвил Святой. – Ну, это не беда. Со всеми бывает. Посоветую вам великолепное средство – хорошую дозу касторки с утра... Ну а теперь спать. – И он очень вежливо проводил детектива до двери.

Безмолвствовавший все это время сержант Барроу, не имея никаких указаний, присоединился к этому великому исходу, чего инспектор Тил никак не мог запретить. Разглядывая проблему под всевозможными углами, какие и не снились даже великому Евклиду, старший инспектор Тил другого выхода просто не видел. Самым большим желанием Тила в тот момент было желание уйти из этого дома подальше, залечь на недосягаемой глубине, просидеть там целую вечность с холодным компрессом на голове и мятной жевательной резинкой во рту и посоображать, как же все это могло произойти.

– Не споткнитесь на ступеньках, – добродушно предупредил Саймон, когда они подошли к парадной двери.

– Ладно, – скрипуче отозвался детектив, – о себе я сам позабочусь. И вам советую сделать то же. Не всегда ведь вам все будет сходить с рук. Когда-нибудь я поймаю вас без алиби. Когда-нибудь я вас так прижму, что никакие ваши выдумки не помогут вам выпутаться. Когда-нибудь я...

– Покеда, – лениво процедил Святой и захлопнул дверь.

Он повернулся, увидел вышедшего в холл дворецкого и сунул руки в карманы халата.

– Как я понял, Троцкий, вы неплохо сыграли роль.

– Да, сэр, – ответил тот, глядя на Саймона убийственным взглядом.

Саймон задумчиво улыбнулся ему и пошевелил рукой в правом кармане халата.

– Надеюсь, вы будете продолжать играть ее так же хорошо, – очень легко произнес Святой. – Эта шутка с Викери закончилась, но все остальное пойдет своим чередом. Если хотите, можете уносить отсюда ноги как можно скорее, да заодно прихватите с собой и других своих головорезов. Но запомните: вы единственный в мире, кто знает, что Ивар Нордстен – это другой человек, так что если это станет известно кому-нибудь еще, то я буду точно знать, кого искать. Вы меня знаете, а средства обеспечить ваше вечное молчание у меня найдутся.

С этими словами Саймон вернулся в библиотеку, где его ждал Эрик Нордстен.

– Как вам понравилась моя игра?

– Вы были великолепны, – ответил Святой и усмехнулся. – Но, я вижу, вам все это нелегко далось. Так что на сегодня хватит. Горячая ванна и хороший сон в чистой постели сделают из вас совершенно другого человека. И вы действительно будете другим человеком. Но я хочу, чтобы завтра вы в первую очередь сделали еще одну вещь.

– Какую же?

– У меня в доме находится довольно симпатичная девушка по имени Аннет Викери. Именно она и вывела меня на это дело, если вы еще не забыли. Я могу без труда вывезти ее из страны, но ей надо на что-то жить. Если вы прикажете, то для нее наверняка отыщется место в одной из ваших шведских контор. Помнится, вы говорили Клоду Юстасу, что интересуетесь перевоспитанием бывших преступников. Вот вам отличная возможность.

– Думаю, это можно устроить, – кивнул Нордстен. Он встал, чувствуя себя очень непривычно в отличном вечернем костюме, который Саймон нашел для него в гардеробе. И наверное, впервые за два года на его губах мелькнула усталая улыбка. – Полагаю, вас перевоспитывать – дело безнадежное?

– Тил обещал попробовать, – благочестиво отозвался Святой.

Часть третья

Искусство алиби

Глава 1

Старший инспектор Клод Юстас Тил медленно развернул жевательную резинку и глянул через стол фарфоровыми кукольными глазами.

– Я, конечно, понимаю вашу точку зрения, – сказал он. – Я же не дурак. Я знаю, что вы не совершили ничего такого, на что я мог бы пожаловаться, будь я простым наблюдателем, Я знаю, что все те люди, которых вы ограбили и... – тут он сделал намеренную паузу, – ...и убили, в какой-то мере заслуживали этого. Но я также знаю, что с технической стороны дела вы самый опасный и неумолимый преступник, по которому давно тюрьма плачет. Я ведь полицейский, и моя работа – именно техническая сторона дела.

– Например, забрать в кутузку несчастного трактирщика, продавшего кружку пива в неустановленное время; а вот провернувший миллионное мошенничество человек всегда останется на свободе, найдя лазейку в законе, – негромко предположил Саймон, и детектив согласно кивнул:

– Это моя работа, и вы это знаете.

– Знаю, Клод, – улыбнулся Святой, – но в этом же заключается причина и моей криминальной карьеры.

– В этом и в деньгах, которые вы из нее получаете, – произнес детектив с оттенком угрюмого цинизма в голосе.

– Ах да, вы же называете это незаконными доходами, – нагловато согласился Саймон.

Инспектор Тил вздохнул. В его честном, методичном, прямолинейном, не отличающимся воображением и вдохновением мозгу хранились воспоминания о многих поражениях, о тех бесчисленных случаях, когда ему приходилось вступать в схватку с этим беспечным, добродушным пиратом, когда его многострадальный хвост безжалостно дергали, крутили, навешивали на него консервные банки и петарды и, наконец, очень больно прищемляли. Все это были довольно неприятные воспоминания. Но мозг Тила хранил еще и тот факт, что этот ужин, вне всякого сомнения, оплачен именно из тех незаконных доходов, которые получены от какого-то пиратского предприятия. Дополнительное беспокойство доставляло инспектору и то, что од получил огромное удовольствие от ужина – от первого его момента до самого последнего. Тилу было очень трудно примирить сии противоречивые продукты деятельности своего мозга, поэтому он принял еще более утомленный, чем обычно, вид и щелчком отправил шарик обертки от жевательной резинки через стол. Он, может, уже даже сформулировал в одном предложении достойный ответ, но именно в данный момент к их столику подошел официант.

Рассказчик, совестливый и респектабельный гражданин, никогда не задерживавший выплату налогов более чем на два года, колеблется по поводу последних десяти слов. Вся его артистическая душа и блестящая литературная гениальность, завоевавшие ему аплодисменты и восхищение читающей публики, восстают против такого мимолетного упоминания. Рассказчик считает, что этому официанту, с гордостью носившему имя Бассанио Квинканотти, должно было быть посвящено гораздо больше места в повествовании. Рассказчик испытывает соблазн в мельчайших деталях описать происхождение этого провозвестника судьбы, посвятить многочисленные страницы изящной прозы психологическим мотивам, заставившим его постоянно носить фрак, его лихорадочной половой активности и давно забытому таланту игры на рожке, который сделал Бассанио Квинканотти столь популярным на дружеских вечеринках в Сохо. Ибо этот подошедший к столику официант был герольдом будущих пяти миллионов фунтов золотом и авгуром одного из наиболее успешных приключений Святого, а также вестником очередных печалей мистера Тила. Если принять все это во внимание, то чувствительная психика летописца с полным правом восстала против такого обыденного и бесцветного описания, как: "К их столику подошел официант". И только кровожадная нетерпеливость редакторов и издателей заставляет рассказчика продолжать повествование.

– Прошу прощения, сэр, – произнес официант (и мы настаиваем, чтобы читатель запомнил его имя – Бассанио Квинканотти!), – вы мистер Тил?

– Да, это я, – ответил детектив.

– Вас просят к телефону, сэр, – были слова официанта (Бассанио Квинканотти).

Инспектор Тил поднялся. И Одиссей, наверное, когда-то вот так же просто восстал от трапезы, не подозревая, какие невероятные приключения ожидают его в будущем... А Святой закурил сигарету и наблюдал за инспектором.

Это был один из тех редких случаев, когда совесть Саймона Темплера не была отягчена ничем, когда его беспокойный ум не планировал никаких новых смелых проделок. Да и в ежедневной сводке о преступлениях в Лондоне не содержалось ничего такого, что заставило бы Скотланд-Ярд заинтересованно следить за его передвижениями, и старший инспектор Тил наслаждался кратким перемирием. В такие периоды Святой мог уговорить Тила разделить с ним трапезу, и Тил принимал приглашение с неизменно подозрительным видом, но в конце вечера оба всегда испытывали смутное чувство сожаления.

Однако именно в тот день благодаря вмешательству мистера Квинканотти чувству сожаления для одной из сторон было суждено стать далеко не смутным; но будущее было скрыто от взора Клода Юстаса Тила.

С трогательной доверчивостью морской свинки, неспешно вбегающей в лабораторию вивисектора, инспектор втиснулся в телефонную будку и взял трубку.

– Тил слушает, – произнес он.

В наушника зазвучал знакомый голос его помощника из Скотланд-Ярда: одно предложение, другое...

По мере продолжения доклада помощника рот инспектора Тила раскрывался все шире и шире, а к концу доклада можно было с уверенностью констатировать, что последние имевшиеся у инспектора остатки человеческой доброты окончательно испарились.

– Ладно, – напряженным голосом сказал он, – я перезвоню вам позже.

Инспектор повесил трубку и выбрался из телефонной будки. Протискиваясь между столами к своему месту, он угрюмо смотрел на ожидавшего его Святого. Лицо последнего резко отличалось от других лиц, и на нем невольно останавливались взгляды – это было худощавое, смуглое и красивое лицо пирата времен королевы Елизаветы, но только без бороды. Гибкая мускулистая фигура Святого поражала воображение, как меч, положенный среди мягких пудингов, и именно это сравнение вызывало у окружающих необъяснимое чувство опасности. В его ясных синих глазах пряталась веселая бесшабашность, которая свидетельствовала о том, что этот человек не боится ни людей, ни чертей, а уж инспектору Тилу было хорошо известно, что это действительно правда. Детектив еще раз перебрал в уме все те случаи, когда ему приходилось сталкиваться со Святым, и эти воспоминания спокойствия ему не добавили. Но он все же подошел к столику и уселся.

– Спасибо за ужин, Святой, – сказал он.

– Я тоже получил удовольствие, – ответил Саймон, выпустив кольцо дыма. – Пусть это будет маленькой компенсацией за те времена, когда не все представлялось в розовом свете. Я частенько думаю: если бы наши души-близнецы излечились от заразы детективизма, которую вы время от времени переносите...

– Жаль, что вы не закончили вечеринку, – удивительно коротко и резко бросил Тил.

– Как это? – недоуменно поднял брови Святой.

– А где, например, сейчас тот американский гангстер, дружок ваш... как его?

– Попрыгунчик Униац? Поехал смотреть какой-то борцовский матч. Он встретил знакомого борца-янки, гастролирующего здесь, и решил поболеть за него.

– Да? – Тил нервно разворачивал пластинку жевательной резинки, совершенно забыв, что у него во рту уже одна есть. – И конечно, он поехал туда не один?

– Нет, он поехал туда вместе с менеджером и двумя партнерами того борца, – ответил Святой.

Тил кивнул. С ним происходило нечто странное, начавшееся с разговора по телефону. Все симптомы были ему хорошо известны. Ему стоило огромных усилий медленно и спокойно сложить обертку от жевательной резинки.

– Ну, а как насчет вашей подружки Патриции Холм? Что произошло с ней?

– Она надела вечернее платье и отправилась на вечеринку, знаете, на одну из оргий, которые в это время обычно происходят на Мэйфэйр. А в остальном она вполне нормальна.

– Как вы полагаете, хорошо она повеселится? – задумчиво спросил инспектор.

– Я полагаю, многие молодые люди будут насмерть задавлены в толпе, которая там соберется, чтобы только взглянуть на нее.

– Но там хоть кто-нибудь останется в живых, чтобы засвидетельствовать, что она танцевала или сидела за столиком с одним из них с той минуты, как приехала, и до начала первого ночи? – настойчиво допытывался Тил.

Саймон выпрямился. С момента возвращения детектива к столику он ощущал, что в Тиле произошли какие-то изменения, а уж последний вопрос был задан таким тоном, что не понять этого было нельзя. Саймон задумчиво оглядел Тила.

– Клод! – обвиняюще воскликнул он. – У вас явно что-то на уме!

От негодования Тил почти задохнулся, но тем не менее упрямо ринулся в бой.

– У меня много чего на уме, – проскрипел он, – и вы наверняка знаете, что именно. Вы, должно быть, со смеху помирали все это время. Вы, должно быть, думали, что сумеете заставить меня проглотить все что угодно. Я на это и клюнул. Я дал вам слишком большую волю, а вы сами себя завели в неволю. Как же вы теперь выпутаетесь, а?

– Клод! – Голос Святого хлестнул, как кнут. – Может, вы бренди перебрали? Я вижу, у вас желчь разлилась. Что, в конце концов...

– Оставьте в покое мою желчь! – сквозь зубы процедил инспектор. – Я жду, что вы мне еще кое-что расскажете! Но перед тем, как вы начнете, предупреждаю, что от этого вашего алиби я камня на камне не оставлю, даже если мне придется потратить на это остаток моей жизни!

– Алиби? – негромко повторил Святой.

– Именно!

– Я не понимаю, о чем идет речь.

– Да что вы говорите?! – неприязненно выпалил инспектор. – Я имею в виду то ваше драгоценное алиби, которое объясняет все, что делали сегодня вечером Униац и Патриция Холм, а возможно, и все ваши остальные дружки. Я имею в виду то самое алиби, которое вы обманом устроили себе за мой счет...

– Да о чем, черт побери, вы толкуете? – терпеливо переспросил Святой, и Тил вновь набрал полную грудь воздуха для ответа.

– Я толкую о том, – начал он, и в его голосе зазвучала вся скопившаяся за пять лет неравной дуэли мстительность, – я толкую о том, что вы, наверное, сочли чертовски умным пригласить меня на ужин именно в этот вечер и держать меня здесь с семи часов до настоящего момента, когда полчаса назад на Брайтон-роуд был подобран мертвый человек, а на трупе найдена ваша метка!

Глава 2

Саймон недоуменно уставился на инспектора и вдруг сообразил, что мимо него проплывает уникальная возможность подразнить Тила, а он не только не хватает ее за рукав, но еще и вежливо машет ей вслед шляпой. Преступление, в котором он был невиновен так же, как и еще не родившийся эскимос, и совершенно железное алиби были поданы ему на блюдечке и открывали безбрежные перспективы для услады сердца, но Святой их даже не заметил. Он был слишком сильно и искренне заинтересован происходящим.

– Ну-ка повторите, – попросил он.

– Вы уже слышали, что я сказал, – парировал детектив. – Теперь ваша очередь рассказывать. Так я жду. Обожаю ваши сказочки! Что вы придумаете на этот раз? Тот человек покончил самоубийством и шутки ради повесил вашу метку себе на шею? А может, это сделал для вас император абиссинский или все подстроил султан турецкий? Но что бы вы ни придумали, я готов выслушать все!

Некоторые пристрастные критики нашего повествования утверждают, что старший инспектор Тил редко действует в нем как нормальный детектив. Данное обвинение автор вынужден признать. Но можно одновременно указать и на то, что существует очень мало хроник, где старшему инспектору Тилу предоставлялся случай действовать как нормальному детективу. Когда он сталкивался с ленивой улыбкой и ироническим взглядом синих глаз Святого, что-то внутри него разлаживалось. Мистер Тил переставал быть самим собой. Он перенапрягался. Он уступал. Короче говоря, он вел себя как человек, который, обжегшись на молоке, всегда дует на воду. Но это была не его вина, и Святой это знал.

– Подождите-ка минутку, дубина вы стоеросовая, – весьма любезно отозвался Саймон. – Я ведь не убивал того человека...

– Я-то знаю, что не убивали, – с каким-то слоновым сарказмом произнес Тил. – Все это время вы сидели здесь и трепались со мной. Тот человек просто умер. А умер потому, что нарисовал на листке бумаги ваш знак в виде забавной фигурки с нимбом, глянул на него и... получил разрыв сердца.

– Гадать можно сколько угодно, Клод, – лениво протянул Святой. – Но мое личное мнение – какой-то низкий мошенник старается меня подставить.

– Мошенник, говорите? Ну, если бы этого мошенника искал я...

– То пришли бы по моему адресу. – Саймон погасил сигарету, допил бокал и выложил на стол деньги за ужин. – Ну, вот он я. Вы навешиваете на меня убийство, и вы же даете мне алиби. Вы придумали эту игру, так почему бы ее не продолжать? Арестован я или нет?

Тил даже проглотил жевательную резинку.

– Будете арестованы, как только я побольше узнаю об этом убийстве. Я знаю, где вас найти...

– Кажется, я уже где-то слышал эти слова, – улыбнулся Святой. – Но они вроде не всегда сбывались. Ведь мои передвижения так беспорядочны... Так зачем рисковать? Позвольте мне арестовать самого себя. Машина моя за углом, и еще не поздно. Поехали выяснять побольше об этом совершенном мною убийстве.

Святой встал, и старший инспектор Тил по какой-то непонятной причине тоже поднялся. В мозгу детектива заворочался червячок сомнения. Такие сцены уже бывали, и они здорово укоротили ему жизнь. Он знал, что Святой был виновен в многочисленных беззакониях и нарушениях спокойствия, и сомнений в этом попросту быть не могло, но все те случаи начинались невинной улыбкой Святого и издевкой в его глазах, а их к делу не подошьешь. Инспектор уже привык и был готов к тому, что его в конце концов перехитрят, но ему даже не приходило в голову, что он может быть не прав. Но до этого самого момента на лице Святого невинная улыбка так и не появилась... Даже тогда Тил не поверил – он уже находился в том состоянии, когда не мог принимать за чистую люнету ни слова, ни поступки Саймона Темплера, – но ему в голову уже начали закрадываться сомнения, и он молча последовал за Святым на улицу, сам не понимая, зачем это делает.

– Откуда поступили сведения? – поинтересовался Саймон, садясь за руль своей мощной, сверкающей лаком машины, которая была припаркована неподалеку.

– Из Хорли, – коротко ответил инспектор. – Да вы и сами должны знать.

Святой оставил этот ответ без комментариев, что само по себе уже было необычно. Червь сомнения глубже вгрызся в мозг Тила, но он продолжал меланхолично жевать очередную резинку, пока машина с головокружительной скоростью проносилась по улицам Южного Лондона.

Саймон закурил новую сигарету одной рукой, а другой, лежащей на руле, искусно повернул машину на скорости семьдесят миль в час. Машину он вел автоматически, думая о других вещах. Раньше ему частенько приходило в голову, почему специалисты по алиби из преступного мира до сих пор не воспользовались возможностью свалить какое-нибудь деяние на такого удобного козла отпущения, как он, Саймон Темплер. Единственным объяснением мог быть только страх привлечь к себе его внимание. Человек, который нынешней ночью создал прецедент, был, очевидно, или слишком уверен в себе, или слишком безрассуден, и именно поэтому Саймон жаждал с ним познакомиться. И в глазах Святого появился тот стальной блеск, который свидетельствовал, что при встрече он собирается свести кое-какие счеты с этим неожиданно объявившимся самозванцем... А машина тем временем мчалась по дороге в ослепительном свете фар.

Возможно, потому, что Святой горел нетерпением получить какую-то информацию, которая приблизила бы эту встречу, или потому, что он никогда не чувствовал себя комфортно в едва ползущей машине, но ровно через тридцать пять минут после того, как они вышли из ресторана, Саймон заложил последний вираж на двух колесах и резко затормозил перед входом в полицейский участок Хорли. Последние полчаса старший инспектор Тил даже позабыл жевать резинку и только старался удержать на своей голове котелок. Но после остановки котелок он все-таки отпустил и выбрался из машины довольно спокойно. Вслед за ним Саймон поднялся по ступенькам и услышал, как Тил представился дежурному сержанту.

– Они в кабинете инспектора, сэр, – ответил сержант.

Вслед за Тилом туда вошел и Саймон. В голой безликой комнате сидели три человека и пили кофе. Один из них, судя по комплекции и занимаемому у стола креслу, был инспектором, второй, седоволосый человек в пенсне – полицейским врачом. Третьим был патрульный полицейский мотоциклист в форме.

– Я решил, что мне лучше приехать сразу самому, – лаконично сказал Тил.

Как и все провинциальные инспектора, местный инспектор не любил людей из Скотланд-Ярда, но мирился с ними в силу необходимости. Он тоже коротко кивнул и указал на патрульного полицейского.

– Вот он вам все и расскажет.

– Да тут практически нечего рассказывать, сэр, – ответил патрульный, поставив чашку. – Это произошло примерно в двух милях отсюда, по дороге на Балькомб. Я уже ехал домой, когда заметил стоящую на обочине машину и двух людей, которые, как мне показалось, несли человеческое тело. Так оно и было. Эти люди объяснили, что нашли тело лежащим на дороге и подумали, что кого-то сбила машина. Но когда я осмотрел тело, то обнаружил, что человек был застрелен. Я помог тем людям положить труп в машину и сопровождал их на мотоцикле прямо до полицейского участка.

– В какое время это было? – спросил Тил.

– Когда я там остановился, было около половины одиннадцатого, сэр. А в участок мы приехали ровно без четверти одиннадцать.

– Как был застрелен тот человек?

– Он был убит выстрелом в затылок с близкого расстояния, – на этот раз ответил врач. – Из пистолета или револьвера. Смерть наступила мгновенно.

Тил некоторое время думал, производя с жевательной резинкой во рту разные акробатические упражнения.

– Мне доложили, что на теле была обнаружена метка Святого. Когда ее нашли?

Местный инспектор покопался в лежащих на столе бумагах:

– Это было, когда мы осматривали труп и вещи погибшего. Метка была найдена в нагрудном кармане его пиджака.

Он вытащил листок бумаги и передал его Тилу. Тот разгладил листок, оказавшийся вырванной из дешевой записной книжки страничкой. На одной ее стороне дрожащими карандашными линиями была изображена человеческая фигурка, над круглой головой которой красовался нарисованный слегка набекрень нимб. Тил несколько секунд глядел на рисунок, а потом повернулся и передал его Святому.

– И что, не вы это рисовали? – спросил он.

Три находившихся в комнате человека застыли в недоуменном молчании: поскольку Святой по прибытии не представился, они приняли его за помощника инспектора из Скотланд-Ярда. Тил с непроницаемым лицом глянул на них.

– Это и есть Святой, – пояснил он.

Местные полицейские изумленно переглянулись, по Тил поспешил их разочаровать:

– Нет, я не сделал ничего сверхумного. Он весь вечер был вместе со мной. Я не выпускал его из виду с семи часов до настоящего момента – даже на пять минут.

Полицейский врач чуть не поперхнулся кофе, вытер губы носовым платком и, разинув рот, уставился на Тила.

– Но это невозможно! Когда сюда доставили тело, оно было еще теплым, и даже зрачки реагировали на атропин. Тот человек не мог быть мертв более трех часов!

– Чего-нибудь в этом роде я и ожидал, – едва сдерживаясь, ответил инспектор Тил. – Только это и было нужно, чтобы окончательно подтвердить его алиби.

Саймон положил вырванный листок на стол инспектора. Глядя на рисунок, он испытал странное чувство – этот рисунок сделал не он, но метка принадлежала ему. Она уже стала слишком известна, чтобы часто ею пользоваться, и именно по той самой причине, которую проглядел Тил, – когда такой рисунок находили на месте какого-либо преступления, то искать следовало только одного человека. И все же метка имела смысл. Этот детский рисунок фигурки с нимбом означал идеал, когда возмездие быстро настигает злодея там, где его не может достать закон, а справедливости не могли воспрепятствовать никакие технические детали этого закона. Но никогда еще эта метка не использовалась беспричинно... Три местных полицейских вопросительно смотрели на Святого, совсем как зеваки на сенсационном процессе, а не профессионалы, но Саймон оставался спокоен и холоден как лед.

– Кто был этот человек? – спросил он.

Местный инспектор помедлил с ответом, пока Тил взглядом не повторил вопрос, и только потом вновь обратился к лежащим на столе бумагам.

– У него был испанский паспорт, и кажется, у него ничего не украли. Имя его... сейчас... Энрике, Мануэль Энрике. Возраст – тридцать лет, место жительства – Мадрид.

– Профессия?

– Летчик, – ответил инспектор, заглянув в паспорт.

Саймон вынул портсигар и снова задумчиво глянул на рисунок, который был сделан не им. Линии рисунка были как бы какими-то дрожащими.

– Кто были те люди, которые подобрали его на дороге?

Инспектор снова заколебался, и Тил снова взглядом задал тот же вопрос. Инспектор сжал губы. Он совершенно не одобрял происходящего. Будь его воля, Святого мгновенно водворили бы в надежную камеру, а он тут еще собственный допрос устраивает! С видом вегетарианца, которого насильно кормят человеческим мясом, инспектор заглянул в заполненный убористым почерком протокол.

– "Сэр Хьюго Ренвей, проживающий по адресу: Марч-хаус, Бетфилд, близ Фолкстора, и его шофер, Джон Келлард", – отрывисто прочитал он.

– Они, наверное, не долго здесь пробыли?

– Вы считаете, что я должен был их арестовать? – спросил инспектор, откинувшись назад так, что затрещало кресло.

– Сэр Хьюго – мировой судья и постоянный чиновник министерства финансов, – усмехнувшись, наставительно сказал врач.

– И он носит цилиндр и гетры? – мечтательно спросил Святой.

– Он не был в цилиндре.

Святой улыбнулся, иот этой улыбки Тилу стало слегка не по себе. Червь сомнения еще глубже вгрызся в его мозг. Он чувствовал, что у него почва уходит из-под ног, и это чувство довело его почти до кипения.

– Ну что же, Клод, – продолжил Святой, – это прогресс. Я сам себя арестовал и приехал сюда, и я готов продолжать делать за вас вашу работу. А теперь что мне делать – самому себе предъявлять обвинение, самого себя обыскивать и самого себя сажать в камеру?

– Я подумаю и скажу вам, – отозвался детектив.

– Тогда переходите на рыбную диету: очень, говорят, мозгам помогает, – посоветовал Святой.

Он раздавил окурок, застегнул пиджак и обратил на инспектора спокойный, вызывающе-бесшабашный взгляд, который Тилу, наоборот, спокойствия не добавил.

– Еще раз говорю вам, что я абсолютно ничего об этом Мануэле Энрике не знаю, кроме того, что я услышал здесь. Не думаю, что вы поверите мне, для этого вы недостаточно умны, но это правда. Моя совесть так же чиста, как была чиста ваша рубашка до того, как вы ее надели...

– Вы лжете, – фыркнул детектив.

– Без сомнения, свое белье вы знаете лучше, – признал Святой, но глаза его тут же похолодели. – Но это и все, что вы знаете. Вы не сыщик, а шляпа. "Если сомневаешься, вали все на Святого" – вот ваш девиз. Так вот, Клод, на этот раз я уж за вас поработаю. И найду вам преступника. Я всегда нахожусь в ссоре с теми, кто понапрасну пользуется моей меткой, да и вам этот урок пойдет на пользу. А потом вы приползете ко мне на своем толстом пузе...

Тил истерично дернулся, стараясь увернуться от крепкого пальца, ткнувшего в его самую большую гордость.

– Не делайте этого! – проблеял он.

– ...И извинитесь, – закончил Святой.

И тут, несмотря на все свои закоснелые убеждения, старший инспектор Тил понял, что ни на минуту не захотел бы оказаться на месте того человека, который осмелился выдать себя за обладателя этого спокойного ироничного голоса.

Глава 3

Судя по крупномасштабной топографической карте, полный комплект последнего издания которой всегда имелся у Саймона Темплера, Марч-хаус представлял собой поместье акров в тридцать, которое лежало между деревушкой Бетфилд и морем. Часть южной границы поместья образовывали прибрежные скалы, а с северо-запада территорию огибала дорога, ведущая от Бетфилда к основному шоссе на Фолкстон. На следующий вечер перед ужином Святой с рюмкой хереса просидел над картой полчаса, изучая местность. Он всегда был за то, чтобы действовать напрямую, и, желая что-то выяснить об интересующем его человеке, частенько просто отправлялся к дому того человека, чтобы полюбоваться пейзажем.

– А почему ты считаешь, что Ренвей имеет ко всему этому какое-то отношение? – поинтересовалась Патриция Холм.

– Из-за цилиндра и гетр, – серьезно ответил Святой и улыбнулся. – Боюсь, что я не обладаю детской верой полицейского, вот и все. Клод Юстас воспринимает одежду как знак респектабельности, но, по моему печальному опыту, все обстоит как раз наоборот. Насколько мне известно, на голове у Хьюго в тот момент цилиндра не было, а такие люди, как он, с подобными атрибутами не расстаются. Да и найденный на трупе рисунок был сделан дрожащими линиями, как если бы он был нарисован в движущейся машине... Я знаю, что у меня один шанс из ста, но все же это шанс. Других ключей к этому делу просто не существует.

Попрыгунчик Униац не обладал тонкостью мышления, зато хорошо понимал, как надо действовать напрямую. Из всего необъятного спектра человеческих поступков это было, пожалуй, единственное, что доходило до мозга Униаца сквозь пуленепробиваемую толщу слоновой кости его черепа. На мгновение оторвав губы от стакана с едва разбавленным джином, Попрыгунчик заявил:

– Я поеду с вами, босс.

– Так кражи со взломом вроде не по твоей части, – заметил Святой.

– Не знаю, – честно признался Попрыгунчик. – Никогда не занимался кражами со взломом. А на кой нам надо надевать те костюмы?

– Какие костюмы? – недоуменно спросила Патриция.

– Ну, эти – цилиндры и гетры, – сказал Попрыгунчик.

Святой закрыл глаза.

Шесть часов спустя, плавно затормозив под нависающей елью в том месте, где дорога близко подходила к северо-западной границе поместья Марч-хаус, Саймон опять с беспокойством подумал о том, что напрасно согласился принять помощь Попрыгунчика. В такой экспедиции больше, наверное, помешал бы развеселый слон, но не намного больше. Но мистера Униаца обижать не хотелось, тем более что его гордость была очень чувствительна к подобным вещам. Саймон вышел из машины, достал из багажника запасное колесо и открыл сумку с инструментами. Попрыгунчик озадаченно наблюдал за всеми этими приготовлениями.

– Вот тут-то ты и сыграешь важную роль, – польстил ему Святой. – Будешь изображать невезучего автомобилиста, который проколол колесо и в поте лица трудится над его заменой.

– Это что, часть ограбления? – замигал Попрыгунчик.

– Конечно, – соврал Святой. – Может, самая важная часть. Сюда ведь в любое время может забрести какой-нибудь деревенский придурок, и если он увидит на дороге пустую машину, то у него сразу возникнут подозрения.

– Понятно, босс, – кивнул Попрыгунчик, потянувшись в карман за фляжкой. – Если, пока вас не будет, сюда заявится фараон, то мне его надо прикончить.

– Не надо никого приканчивать, – устало сказал Святой. – В этой стране не разрешается убивать полицейских. Тебе надо только наилучшим образом изобразить человека, меняющего проколотое колесо у своей машины. Может, он стобой вступит в разговор. Сентиментально поговори с ним о женушке, которая ждет дома муженька. Вызови у него тоску по дому и постарайся побыстрее от него отделаться. Но приканчивать его не нужно.

– Понял, босс, – с готовностью согласился Попрыгунчик. – Уж я все устрою.

– Спаси тебя Господь, если не устроишь, – страшным голосом прорычал Святой.

Граница поместья Марч-хаус в этом месте представляла собой солидный дощатый забор футов восьми высотой с тремя рядами колючей проволоки, укрепленной на наклоненных наружу металлических кронштейнах с шипами. Такое сооружение запросто остановило бы любого опытного и решительного человека, только не Святого. Но даже ему пришлось бы потратить некоторое время, чтобы преодолеть это препятствие, если бы не разлапистая ель, под которой он остановил машину. Саймон осторожно забрался на бампер, подпрыгнул, уцепился за нижнюю ветку и вскарабкался наверх так ловко, будто его дедушкой был сам Тарзан.

Лезть по дереву в темноте было трудновато, но Саймону это удалось почти бесшумно. Добравшись до следующей большой ветки, он спрыгнул на траву по другую сторону забора.

Со своего места Саймон слышал приглушенные проклятия боровшегося с колесом Попрыгунчика и видел лежащую перед ним местность. Он стоял в рощице молодых деревьев и кустов, над которыми кое-где поднимались стволы более старых деревьев, похожих на то, по которому он перебрался через забор. Половинка луны иногда проглядывала сквозь стада перистых облаков и давала достаточно света для его отточенного на охоте ночного зрения. У него складывалось впечатление, что где-то неподалеку, за зарослями, лежит большое открытое пространство. Согласно карте, сам дом находился примерно в том же направлении. И, улыбнувшись полному сумасшествию своих намерений, Саймон двинулся через кусты.

Из-под его ног с испуганным писком выпорхнула какая-то пичуга и скрылась в темноте. Иногда Саймон слышал шуршание мелких животных, спешивших убраться с его дороги. Но ни ям-ловушек, ни сигнальных проводов, ни прочих подобных неприятностей ему не попалось. Открытое пространство оказалось дальше, чем ему показалось сначала, и у Саймона складывалось впечатление, что он приближается к нему слишком медленно. Когда он наконец пробрался через полосу более редких кустов, он понял почему: это пространство оказалось узким полем, обращенным к нему длинной стороной. На другой стороне поля, примерно в двадцати ярдах, Саймон разглядел ряд более высоких деревьев за еще одним, как ему показалось, забором. Именно эта стена тени и линия высоких деревьев и создавали впечатление, что он к ним совершенно не приближается.

Перейдя открытое пространство и приблизившись к этой внутренней ограде, Саймон увидел, что это вовсе не забор, а редкая линия кустов около шести футов высотой. Он видел их совершенно отчетливо, поскольку, когда он находился ярдах в двух от живой изгороди, ее внезапно осветил зажегшийся позади кустов огонь.

Первое впечатление Святого было таково – это луна проглянула сквозь облака. Но огонь разгорался все ярче, И на Саймона упала редкая тень от кустов. Он инстинктивно отпрянул в сторону и укрылся в более густой тени ствола толстого дерева. Именно в этот момент он понял, что жужжание, которое он слышал уже некоторое время, стало гораздо громче.

Этот звук слышался довольно долго, но сначала Саймон не обратил на него внимания. Звук был похож на шум приближающегося автомобиля, а подсознательное чувство того, что с приближением машины о и становится сильнее, отвлекло внимание Святого. Но как раз тогда звук превратился в равномерный мощный рокот, который никакой автомобиль производить не мог. Напряженный слух Святого уловил, как этот рокот резко усилился, а потом вдруг полностью заглох.

Святой некоторое время стоял неподвижно, сливаясь с тенью дерева. Потом, привстав на цыпочки, он взглянул через кусты в сторону источника света. Ему было хорошо видно все.

На поле был зажжен двойной ряд огней. Внезапно Святой вспомнил былые дни и понял, что это такое: куски ваты, смоченные бензином или керосином. Пока он смотрел, ярко вспыхнул последний из них, высветив фигуру человека, отбросившую длинную тень. Теперь двойной ряд огней образовывал широкую освещенную аллею, идущую с северо-запада на юго-восток на протяжении приблизительно двухсот ярдов. Дальнейшие очертания поля терялись в темноте.

Саймон услышал над головой сильный свист ветра, как будто взмахнула крылом гигантская птица. Взглянув вверх, он на мерцающем фоне облаков заметил большую крестообразную черную тень, которая неслась, едва не задевая верхушки деревьев. Вот тень вырвалась на свет, приобрела отчетливую форму, выровнялась, один раз подпрыгнула и приземлилась окончательно. Почти в тот же самый момент начали один за другим мигать и гаснуть огни...

Много позже Святой говорил Патриции Холм: "Никогда в жизни больше грубо не отзовусь о госпоже удаче. На каждый десяток мелких неприятностей эта леди каким-то образом позволяет нам однажды или дважды за всю жизнь прикупить три карты к флешь-роялю и получить на руки полную масть".

А тогда он стоял и с замиранием сердца глядел на гаснущие огни. Ведь пятнадцатью минутами раньше он мог напороться на крупные неприятности, и все бы сорвалось; пятнадцатью минутами позже он мог бы ничего и не увидеть; и только слепые богини удачи позволили ему прийти точно в ту минуту, когда происходили все описанные события. В угасающем свете самого дальнего огня он увидел, как за хвост самолета ухватился человек и начал толкать самолет дальше в темноту. Вскоре к нему присоединился и пилот, которого нельзя было узнать под шлемом, очками и кожанкой. Мотор был выключен сразу после посадки, и все остальное происходило в полной тишине. Наверное, пилот и другой человек откатили самолет в какой-то невидимый в темноте ангар. Последний огонь погас, и снова опустилась сторожкая темнота.

Сейчас Темплер глубоко вздохнул и вышел из тени дерева: он никак не мог бы вообразить, что под цилиндром и гетрами сэра Хьюго Ренвея скрывается самый обыкновенный контрабандист. Но Святой всегда с открытой душой готов был воспринять свежие идеи.

В этом случае Святому наиболее очевидным представлялся следующий путь – провести еще более полное и тщательное обследование топографических и других особенностей поместья Марч-хаус. И с присущей ему безрассудной гениальностью он решил осуществить свой замысел незамедлительно. Последний огонек наконец угас, и на поле упала мирная темнота. Если кто-то за оградой поместья и заметил приземление самолета, то он решил бы, что самолет прилетел со стороны Ла-Манша; а если сквозь полосу леса и высокий забор все-таки был заметен отраженный свет огней, то вряд ли он привлек чье-то внимание, ибо был виден только очень короткое время, да и в этом не было, наверное, ничего необычного. Но любому, кто мог наблюдать за имевшими место событиями с близкого расстояния, они показалась бы весьма странными и таинственными, особенно если они происходили в поместье мирового судьи и постоянного чиновника министерства финансов; а уж Святому сам Бог велел в эти события вмешаться.

Именно в этот важнейший психологический момент луна, чью хитрую тактику мы уже упоминали, решила сыграть в детские прятки с дремлющим миром.

Саймону Темплеру в прошлом не раз спасали жизнь такие странные вещи, как открытое окно или оброненная сигарета. Но никогда еще он не был обязан жизнью такой совершенно невероятной комбинации, как игривая луна и кролик. Кролик выскочил из куста на освещенное место между двумя деревьями спустя примерно секунду после появления луны. Святой стоял неподвижно, и зверек его даже не заметил: просто его привлек свет на соседнем поле, и, будучи от природы весьма любопытным, он решил исследовать это непонятное явление. Саймон сначала уголком глаза уловил какое-то неясное движение, но не двинулся с места. Потом он отчетливо разглядел, что это всего лишь кролик, и пошевелился. Под его ногой зашелестели сухие листья, кролик подергал носом и решил на этот вечер отложить исследование.

Но он не прыгнул обратно в куст, из которого появился. Возможно, на соседней лужайке у него было назначено свидание с дамой не слишком строгих правил, и он просто по пути остановился полюбоваться природой. Возможно, до него только что дошли слухи о молодых всходах салата на огородах Марч-хауса. Но все это мы узнаем только при его воскрешении в облике теософа. Ибо кролик, вместо того чтобы повернуть назад, двинулся вперед. Он стремительно прыгнул через ближайший просвет в кустах, который наметил для себя и Саймон. И погиб.

Мелькнула мгновенная вспышка голубого пламени, кролик в ужасном обратном сальто перевернулся через голову и упал, все еще подергиваясь, в полосу лунного света.

Глава 4

Саймон перевернул зверька носком ботинка – это был, вне всякого сомнения, самый мертвый кролик во всем графстве Кент. Потом Саймон вытащил из кармана фонарик и очень осторожно осмотрел кусты. Они были переплетены блестящими медными проводами с интервалом шесть дюймов до высоты примерно шести футов, и если бы Саймон не остановился из-за кролика, то наверняка задел бы один из них.

Святой провел по лбу слегка дрожащей рукой и осмотрел ближайшее дерево. Здесь тоже не было шансов повторить Тарзанов трюк, потому что такие же медные провода оплетали ствол на очень большую высоту. Без резиновых перчаток и изолированных пассатижей делать там было нечего, и, кроме того, Саймон был уверен, что электрифицированный забор окружал всю посадочную полосу и другие объекты, которые могли бы представлять интерес.

Двадцать минут спустя Святой спрыгнул с дерева на дорогу рядом с машиной и обнаружил Попрыгунчика Униаца сидящим на подножке и разочарованно разглядывающим давно опустевшую фляжку.

– Привет, босс, – сказал Униац, неловко поднимаясь и отрываясь от грустных размышлений. – Ну как, загребли монету?

– Я и близко не подобрался, – закуривая, отрицательно покачал головой Саймон. – Меня кролик испугал.

Увидев озадаченное выражение лица Попрыгунчика, он добавил:

– Не бери в голову. Я все тебе расскажу на следующий год. Поехали обратно в Лондон.

Саймон сел за руль, а Попрыгунчик, сунув в карман фляжку, медленно обходил машину, все время неуверенно оглядываясь через плечо. Когда Святой нажал стартер, он кашлянул.

– Босс, – робко произнес он, – а ничего, если мы этого фараона здесь оставим?

– К-кого оставим? – заикаясь, спросил Святой.

– Да фараона, – ответил Попрыгунчик.

– О чем это ты толкуешь? – осведомился Саймон, снова выключая передачу.

– Так ведь, босс, – произнес Попрыгунчик тоном Эйнштейна, объясняющего элементарную арифметическую задачу, – колесо-то не было проколото.

– Какое колесо? – со стоическим терпением спросил Саймон.

– А то колесо, которое вы мне сказали заменить, – пояснил Униац. – Вы мне сказали заменить колесо, а оно и не было проколото.

Мысленно Святой лихорадочно подыскивал соответствующие ситуации слова, но, прежде чем он смог сформулировать достойный ответ, Попрыгунчик решительно продолжил свое признание, раз уж начал:

– Так вот, босс, поставил я колесо обратно и уселся ждать фараона. Глядь, а он тут и катит на велике. "Привет, – говорит, – парень. Ты чего тут делаешь?" Я ему и объясняю, что, мол, хотел сменить проколотое колесо, а оно вовсе и не было проколото. "Так чего же ты здесь?" – спрашивает он. Тут я, босс, вспомнил ваша слова и говорю: "Я думаю о женушке, которая ждет дома муженька". А он мне: "Да ты пьян, задница ты этакая"...

– Не может быть, чтобы он так сказал, – прервал Попрыгунчика Святой.

– Ну, может, и не так, но что-то в этом роде, – не желая спорить, согласился Униац, – а только говорил он с акцентом.

– Понятно, – протянул Святой. – И что же ты сделал?

– Ну, я размахнулся и врезал ему по скуле.

– А он что на это сказал?

– А он ничего не сказал. – Попрыгунчик ткнул пальцем куда-то в темноту. – Я отволок его за кусты да там я бросил. Почему и спросил, можно ли его тут оставить.

Саймон Темплер временно онемел. Если бы он поддался инстинктам, то рядом со спящим сельским констеблем за кустами лежал бы покойный и оплакиваемый мистер Униац, но возросшее чувство гражданской ответственности все же возобладало в нем.

– Ладно, оставим его здесь, – вымолвил наконец Святой. – Хуже уже не будет.

Всю обратную дорогу до Лондона он напряженно думал. Это был такой случай, когда лишь один шанс из ста давал возможность прекрасной мести. А когда уже установленный преступник занимал такое положение, какое занимал сэр Хьюго Ренвей, Святой предпочитал все тщательно обдумать. Существовало только два вида контрабанды, которые давали большой доход и влекли за собой тяжелое наказание, чтобы оправдать такие крайние меры, как убийство летчика на Брайтон-роуд и электрифицированный забор в поместье Марч-хаус, но здесь любопытно отметить, что Святой все еще далеко не правильно интерпретировал уже известные ему факты.

Вырубленный Попрыгунчиком случайный полицейский являл собою непредусмотренное и довольно серьезное осложнение в планах его кампании, но Святой не ожидал, что последствия того случая дадут о себе знать так скоро.

Примерно без четверти четыре утра, поставив машину в гараж, он вместе с Попрыгунчиком направился к своей квартире на Пиккадилли. Им открыл сонный ночной сторож, который и поднял их на лифте на нужный этаж. Этого сторожа Саймон раньше никогда не видел и про себя отметил, что надо в скором времени поподробнее о нем разузнать. Уже давно он обнаружил, что весьма разумно пользоваться расположением прислуги домов, где он жил, поскольку, кроме Тила, существовали еще и другие детективы, которые рассматривали обоснованный арест Святого как верный шаг в продвижении вверх по служебной лестнице. Но в тот час Святой был слишком занят другими мыслями и не обратил внимания на то, что сторож посмотрел на него с более чем обычным любопытством.

Квартира располагалась в конце короткого коридора. Ничего не подозревающий Святой в сопровождении Попрыгунчика подошел к двери, достал ключ и только собрался вставить его в замочную скважину, как услышал у себя за спиной очень знакомый голос:

– Не возражаете, если мы тоже зайдем?

Саймон неторопливо повернулся и увидел двух неизвестно откуда взявшихся типов, которые, стоя плечом к плечу, явно постарались блокировать коридор. В глазах Святого вновь появился стальной блеск, а сердце забилось чуть учащенно. Рука Попрыгунчика автоматически рванулась к карману, но Саймон успел перехватить ее за запястье и улыбнулся.

– Вы же знаете, что вы всегда желанный гость, Клод, – негромко ответил он. – Но вы почему-то выбираете самое богемное время для своих визитов.

Повернувшись к двери и отперев ее, Саймон провел остальных в комнаты, по пути повесив на вешалку шляпу. Он взял из стоящей на столе коробки сигарету, закурил и, задумчиво улыбаясь, предстал перед полицейскими.

– Так чем обязан, ребята? – радушно поинтересовался он. – Вам сообщили, что я обчистил всю северную сторону Оксфорд-стрит, или вы просто заглянули, чтобы спеть рождественскую песенку?

– Где вы были сегодня ночью? – спросил Тил.

Его поведение уж точно не походило на поведение человека, заглянувшего петь рождественские песенки. Святой никогда не считал старшего инспектора Тила "жаворонком Скотланд-Ярда", но бывали времена, когда он хотя бы выглядел как зародыш певчей птицы, чего нельзя было сказать сейчас. Поэтому Саймон улыбнулся еще радушнее и еще задумчивее.

– Я шатался по кабакам вместе с Эндрю Вольстедом и леди Астор, а Попрыгунчик таскал за нами сельтерскую воду.

Тил в ответ не улыбнулся.

– Если у вас есть еще какое-нибудь алиби, – сказал он, – я готов его выслушать. Но постарайтесь придумать кое-что получше.

– Что-то вы сегодня слишком разборчивы, – подумав, ответил Святой. – В былые времена такой истории хватило бы вам на несколько часов веселья. А-а, вы, наверное, поступили на заочные курсы детективов. Тогда ладно. По кабакам мы не шатались. Мы выравнивали борозды на куполе собора Святого Павла и искали иголки на рынке Хэй-маркет.

Руни старшего инспектора Тила почему-то остались к карманах, но было заметно, что он сжал кулаки.

– Это все, что вы можете сказать? – прохрипел он.

– Этого пока хватит, – спокойно парировал Святой. – Мы делали именно то, что я сказал. А какое вам-то, собственно, до этого дело?

Здесь рассказчик должен отметить, что детектив чуть не задохнулся от ярости. Может, это и нехорошо, но рассказчик привык иметь дело с фактами, ничего не убавляя и не прибавляя. И все же надо признать, что за последнее время мистер Тил настрадался немало.

– Послушайте, – процедил Тил сквозь зубы. – Сегодня, около половины двенадцатого ночи, неизвестный оглушил сторожа на авиационном заводе "Хаукер" в Брукландсе. Когда сторож очнулся и поднял тревогу, обнаружилось, что один из ангаров взломан и оттуда украден самолет!

Саймон стряхнул пепел с сигареты. Мозг его интенсивно работал, но на лице не было видно никакого напряжения. Вопросительно подняв брови, он посмотрел в глаза детективу.

– Неплохо сработано, – заметил он. – Но почему вы думаете, что это должно заинтересовать меня?

– Да мне и думать не надо...

– Я знаю, Клод. Вы просто жуете травку и хлопаете ушами.

– Да мне и думать не надо, – мрачно повторил инспектор, – когда вы оставляете там свою метку.

– Что-что? – Брови Святого поднялись еще выше.

– Когда сторож пришел в себя, он увидел, что к его пиджаку приколот листок бумаги. На листке был рисунок. Такой же рисунок, какой был найден вчера вечером в кармане убитого летчика Мануэля Энрике. Это была ваша метка.

– Боже мой! – воскликнул Саймон.

Глаза детектива сверкали, а рот превратился в совершенно незаметную на круглом лице щель.

– Так вы и это можете объяснить? – резко спросил он.

– Конечно, могу, – без запинки отозвался Святой. – Тот же самый низкий мошенник, который злонамеренно воспользовался моим именем вчера вечером на Брайтон-роуд...

– И это все ваше алиби на сей раз? – неприятным, скрипучим голосом спросил Тил.

– Белее или менее, – ответил Святой.

Он увидел, что детектив взял себя в руки, а в глазах его появились облегчение и торжество. Но не успел Тил открыть рот, как Саймон с ангельской улыбкой добавил, нанеся сокрушительный удар и последний момент:

– Ах да, я забыл кое-что упомянуть. По пути от собора Святого Павла на Хэймаркет я действительно останавливался в гараже "Лекс" недалеко от Пиккадилли, чтобы забрать свою машину, и теперь вспоминаю, Клод, что было это как раз в полдвенадцатого.

Инспектор Тил моргнул. Но моргнул он не так, как нервный ботаник, случайно наткнувшийся среди цветов на кучу дерьма, а как теряющий сознание купальщик, случайно дотронувшийся до электрического угря. Он на мгновение сник, но тут же снова расправил плечи под затрещавшим по швам пиджаком.

– И вы думаете, что я этому поверю? – фыркнул он.

– Конечно нет, – ответил Святой. – У вас ума не хватит сэкономить на этом время. Но вы можете все проверить. Поезжайте в гараж и выясняйте. В журналах записано, в какое время я выехал. Меня вспомнит ночная смена. Так что езжайте и спросите. Получите массу удовольствия. И если у вас на сегодня все, я отправляюсь спать.

– Подождете еще немного, – возразил инспектор. – Половина двенадцатого – не единственное время, за которое вы должны отчитаться.

– Ну что там еще? – вздохнул Святой.

– Вчера вечером вы сильно интересовались сэром Хьюго Ренвеем, и поэтому я попросил тамошнюю полицию присмотреть за его поместьем. Ваши методы мне хорошо известны, и мне пришло в голову, что вы можете отправиться туда. Когда сегодня в половине второго ночи местный констебль проезжал мимо поместья на велосипеде, он видел вашу машину и вот этого вашего дружка!

– Кого-о? – протянул Саймон. – Братца Униаца? Попрыгунчик, ты полицейского видел?

В это время Попрыгунчик пытался открыть шкаф с бутылками.

– Видел, босс, – рассеянно повернувшись, ответил он.

– Х-вот! – рявкнул Тил. Это, конечно, невероятное сочетание звуков, но инспектор воспроизвел нечто весьма похожее.

– Только вчера видал одного, – поспешно исправился Попрыгунчик под испепеляющим взглядом Святого, – на Хэймаркете.

Старший инспектор Тил не лопнул. Может, человеческий организм просто не способен раздуться так, чтобы лопнуть на мелкие кусочки. Во всяком случае, невредимый детектив вперился в Святого покрасневшими глазами.

– Того констебля еще и по голове ударили, – произнес он, как-то выталкивая слова из горла, – а когда он очнулся...

– Ворота были взломаны и Марч-хаус сгинул, – подхватил Саймон. – Я знаю. И грабитель увез дом на самолете.

– ...Он доложил в местный полицейский участок, а оттуда уже позвонили мне. Я хочу знать, что вы делали именно в это время.

– Мы ездили вокруг Риджентс-парка, и если вы сумеете доказать, что это не так, я вам заплачу полмиллиона фунтов стерлингов.

Детектив так прикусил жевательную резинку, что чуть не сломал себе челюсти.

– Вы что, обезьяну хотите из меня сделать? – заорал он.

– Конечно нет, – торжественно ответил Саймон. – Не буду даже пытаться улучшить то, что создано Богом.

Физически мистер Тил опять не лопнул, но возник некий психический эквивалент этому состоянию инспекторат Движимый какой-то космической страстью, которую, к сожалению, не могут контролировать даже гораздо более сильные люди, детектив схватил судьбу обеими дрожащими руками. Он сделал то, о чем даже и помыслить не мог ранее.

– Хорошо, – сдавленно прорычал он. – С меня хватит. Остальное можете рассказывать суду присяжных. Я арестовываю вас по обвинению в насилии, краже со взломом и умышленном убийстве.

Глава 5

Саймон погасил сигарету в пепельнице. Сердце его билось несколько чаще обычного. Любопытно отметить, что взрыв Тила удивил его; любопытно также, что он был к этому готов. Возможно, где-то в глубине души Саймон предполагал, что однажды такое произойдет. Нельзя же было вечно дразнить Тила, ведь старший инспектор – всего только человек. Доказательств этому было маловат", но Святой обладал даром глубокого понимания психологии. На месте Тила он, вероятно, поступил бы так же.

Детектив продолжал говорить, отчаянно сдерживаясь и столь же отчаянно сознавая все безрассудство того, что он собирается сделать.

– Предупреждаю, что с настоящего момента все ваши слова будут протоколироваться и могут быть использованы в суде как доказательства.

Святой улыбался. Он понимал. Он даже глубоко симпатизировал. На месте Тила он, вероятно, поступил бы так же. Но он не был на месте Тила.

– Если вы, Клод, хотите выставить себя дураком, удерживать вас я не стану, – сказал Святой. Его левый кулак мелькнул в воздухе и, как пушечное ядро, врезался в промежуток между первым и вторым подбородком старшего инспектора Тила.

С лица детектива сразу сошло выражение сдерживаемого гнева. На мгновение оно сменилось удивлением, а затем сразу сонным выражением, и на этот раз Тил не притворялся: его ноги подогнулись, он опустился на пол и отключился.

Молчаливый спутник мистера Тила сделал движение вперед и открыл рот, из которого, казалось, вот-вот исторгнется какой-то человеческий звук, но Саймон этого не позволил. Детектив попытайся схватить его за запястья, и Святой не стал этому мешать. Он уперся ногой в живот детектива и, перекатываясь назад, резко выпрямил ногу и дернул руки вниз. Детектив в медленном сальто перелетел через его голову и рухнул на ковер со звукам "гаф-ф", который лучше получился бы у любой собаки среднего размера. Саймон сделал сальто более ловко и в ту же секунду оседлал грудь детектива. Схватив его за лацканы тужурки, он надавил костяшками на сонную артерию – такой прием, проведенный умелым человеком, вызывает потерю сознания через две-три секунды, а сопротивление сержанта Барроу было сильно ослаблено падением на пол. Все было кончено гораздо быстрее, чем заняло описание, и Саймон взглянул на Униаца, который щенком прыгал вокруг с револьвером в руке.

– Принеси-ка мне из ванной полотенце, Попрыгунчик, – приказал он. – И ради Бога, убери свою проклятую пушку! Сколько раз тебе говорить, что сейчас охота на полицейских запрещена!

Ожидая Попрыгунчика, Святой надел на сыщиков их собственные наручники. Разорвав принесенное наконец полотенце на две полосы, он сунул детективам кляпы.

– Бери шляпу, – закончив, сказал он. – Мы отправляемся путешествовать.

Попрыгунчик послушно последовал за ним. Мы уже упоминали, что философия и метафизика были недосягаемы для бычьего интеллекта мистера Униаца, но он очень хорошо разбирался в основах науки о самосохранении. Опыт научил его, что после активной стычки с полицией самое лучшее – побыстрее омыться с места происшествия, и это предохраняло его мозг от излишнего перенапряжения.

Когда они повернули на Беркли-сквер, Попрыгунчик неуверенно замедлил шаги и робко дернул Святого за рукав.

– Куда это мы, босс? – спросил он. – Гараж-то совсем в другой стороне.

– Мы идем в тот гараж, в который надо, – ответил Святой.

Он автоматически исключил свой "ирондель" как средство спасения – большая кремово-красная машина была слишком заметна и слишком хорошо известна, и описание ее будет немедленно передано инспектором Тилом, как только тот избавится от кляпа и доберется до телефона. У Саймона в резерве была обычная, менее бросающаяся в глаза машина, стоявшая в другом гараже и зарегистрированная на другое имя. Он сделал это несколько недель назад, как бы предвидя подобные осложнения, и даже не пытался пробить эту мысль через бронированный череп Попрыгунчика.

Святой так никогда и не узнал, была ли сеть на него раскинута вовремя. Во всяком случае, он через нее проскользнул по почти пустым дорогам. Несмотря на несколько объездов, которые пришлось сделать, он очень быстро добрался до ворот завода "Виккерс" на Байфлит-роул. Вскоре стоянка заполнится машинами, и еще один скромный автомобиль может легко затеряться среди них. Припарковав машину, Святой с первыми лучами солнца направился в свой дом. Не было никакой надежды, что Тил не найдет это убежище, когда перегруппирует свои силы, но, по крайней мере, это было временное, но убежище, да к тому же у Святого там хранились кое-какие вещи, которые он хотел забрать.

Открыв дверь своим ключом, они вошли в дом и услышали на кухне какую-то возню, а через мгновение в противоположной двери холла появилось воинственное усатое лицо Горация. Саймон бросил ему шляпу и улыбнулся.

– Как насчет завтрака, Гораций?

– Через полминуты, – невозмутимо ответил тот и снова исчез в кухне.

Яичница с ветчиной, поджаренный хлеб и кофе были поданы даже раньше, чем было обещано, и за завтраком Святой напряженно думал. Тил временно выведен из игры, но только временно. Оставалось выбирать между двумя вещами – тюремным сроком и бегством из страны, но ни то ни другое Святому очень не нравилось. Был, правда, и третий путь, на обдумывание которого Святой потратил гораздо больше времени. Его размышления снова прервал Попрыгунчик.

Вообще-то он не очень утруждал мозги, потому что промежуток между завтраком и сном редко был достаточным даже для того, чтобы вспомнить, о чем же он думал предыдущим вечером. И тем не менее шестеренки в его мозгу продолжали замедленно, но упорно крутиться.

– Босс, – невнятно сказал Попрыгунчик, с трудам прожевывая огромный намазанный маслом кусок хлеба и сразу половину своей порции яичницы, – а ведь фараоны-то знают про эту хату.

Мысли Саймона вернулись немного назад и нашли место, до которого сумел добраться Попрыгунчик.

– А ведь верно, – восхищенно заметил он. – Теперь прекрати думать, дай мозгам остыть и внимательно послушай меня.

Святой позвонил, и на звонок явился Гораций. Попрыгунчик, довольный тем, что думать больше не надо, проглотил со стола все, до чего мог дотянуться, и теперь с вожделением поглядывал на стоящую на шкафу бутылку виски.

– Гораций, – сказал Святой, – боюсь, что Клод Юстас опять сел нам на хвост.

– Да, сэр, – коротко отозвался Гораций.

– Мог бы и посочувствовать, – притворно обиделся Святой. – Одно из обвинений – умышленное убийство.

– Ну так вы же в этом сами виноваты, правда? – невозмутимо возразил Гораций.

– Вообще-то ты прав, – вздохнув, признал Святой, – но вот Попрыгунчик считает, что нам пора садиться на мула и скакать до Истамбула.

– Взять, значит, ноги в руки, – пояснил Попрыгунчик.

Выцветшие глаза Горация выражения не изменили, но усы чуть дрогнули.

– Если изволите подождать полминуты, я поеду с вами.

Святой негромко рассмеялся, встал и хлопнул его по плечу.

– Большое спасибо, старина, но в этом нет необходимости. Видишь ли, Попрыгунчик ошибается. Да ты и сам это должен понимать, прожив у меня столько лет. Попрыгунчик напомнил мне, что Тилу известно об этом доме, но он забыл упомянуть, что об этом знаю и я. Попрыгунчик считает, что нам пора складывать вещички и уносить отсюда ноги, но он забыл, что Тил именно этого от нас и ожидает. В конце концов, Клод Юстас уже частенько видел меня висящим на одной руке... Попрыгунчик, ты меня слушаешь?

– Ага, босс, – ответил тот, оглядываясь и пытаясь сообразить, где же в этой комнате можно повиснуть на одной руке.

– Весьма возможно, что сюда скоро заявится целая орда полицейских, но я не думаю, что Клод Юстас будет с ними. Это будет простая формальность. Они тут порыщут в поисках улик, но ни меня, ни, кстати, Попрыгунчика серьезно искать не будут. Именно поэтому никто из них не станет великим сыщиком, ибо Попрыгунчик останется здесь, уютно устроившись в тайнике за кабинетом, о котором полиция и не подозревает.

– Разрази меня гром, босс! – с вполне понятным благоговением выпалил Попрыгунчик. – И вы все это прямо за завтраком обмозговали?

– Все это и кое-что еще, но для начала с тебя хватит. – Святой глянул на часы. – Пора уже тебе убираться в свою новую квартиру; Гораций будет носить тебе еду и питье, а я буду знать, где в случае чего тебя найти.

Он провел Попрыгунчика в кабинет, открыл тайник и затолкал его туда. На пороге узкого прохода Попрыгунчик умоляюще оглянулся.

– Босс, да я же тут от жажды сдохну!

– Послушай, – ответил Святой, – если бы я думал, что тебе придется ждать долго, я велел бы Горацию протянуть в тайник трубопровод прямо с винзавода. Тогда ты просто мог бы лежать под краником с открытым ртом. И все равно это обошлось бы дешевле, чем таскать тебе виски в бутылках.

Задвинув на место книжный шкаф, Саймон повернулся к вошедшему Горацию:

– А вот тебе придется отвлекать огонь на себя. Не думаю, что это будет очень опасно, потому что никаких улик против тебя нет. Но ты обязательно должен связаться с мисс Холм, рассказать ей последние новости и попросить ее быть постоянно на связи. Развлечений хватит всем, пока не закончится вся эта петрушка.

– А может, вам самому лучше там спрятаться, сэр? А уж я тут обо всем позабочусь.

– Ты, пожалуй, не сможешь сделать того, что собираюсь сделать я, – покачал головой Саймон. – Но я тебе еще кое-что скажу. Тебе это может показаться не особенно важным, но ты должен передать все мисс Холм, да и сам на всякий случай хорошенько запомни.

Святой взял Горация за плечи и повернул лицом к себе. Его глаза опять бесшабашно сверкали, а улыбка была такой спокойной, как будто он собирался на пикник – что, по его разумению, он и намеревался сделать.

– Около Фолкстона, рядом с деревушкой Бетфилд, расположено поместье Марч-хаус, где живет человек, которого зовут сэр Хьюго Ренвей. Позавчера вечером на Брайтон-роуд этот человек убил испанского летчика по имени Мануэль Энрике и оставил на его теле мою метку. Вчера ночью этот же человек угнал с завода "Хаужер" самолет и тоже подбросил мою метку в карман оглушенного сторожа. Сегодня ночью на территории поместья Марч-хаус приземлился, возможно, именно этот угнанный самолет. Я там был и все видел собственными глазами. А несколько часов назад Клод Юстас попытался арестовать меня за оба этих дела. Я в них не замешан, но Тил этому не верит. Вообще говоря, его в этом обвинять нельзя. Но мне известно то, что неизвестно ему, и меня разбирает вполне естественное любопытство, почему Ренвей пытается навесить все это на меня. Так что же, Гораций, по твоему мнению, объединяет все эти волнующие события?

– Еропланы, – тут же ответил Гораций, и Саймон хлопнул его по спине:

– Ты попал в точку, старина. Именно "еропланы". И, как однажды сказал епископ актрисе, тут надо докопаться до сути. Сдается мне, придется выкатывать свою старую развалину и немножко полетать самому, а потом приземлиться в Марч-хаусе и прикинуться пилотом, который только и ждет, чтобы его одурачили...

Тут его слова были прерваны резким звонком у входной двери. Глаза Святого затвердели, но он снова улыбнулся:

– А вот и депутация. Передай ям привет и угости нашими взрывающимися сигаретами. Пока!

Саймон ловко выбрался наружу через окно и исчез в кустах, а Гораций похромал отпирать дверь.

Глава 6

Существует, говорят, беззаботная толпа недоумков, которые глубоко убеждены, что жизнь правительственного чиновника, этого супермена, которому доверены судьбы нации, – это бесконечный жертвенный труд от восхода до заката. Они представляют себе этого преданного своему делу гения неустанно, в поте лица своего, корпящим, забывая о пище и воде, над докладами и цифрами. Они представляют его себе возвращающимся домой после долгого трудового дня, согбенным под тяжестью государственных забот и размышляющим бессонными ночами о проблемах человеческих. Но мыв начале главы уже объяснили, что так считает именно беззаботная толпа недоумков.

Жизнь государственного чиновника совершенно не похожа на представления о ней, особенно если этот чиновник относится к категории, перед названием которой стоит слово "постоянный". Это означает, что такой чиновник свободен даже от утомительных обязательств перед избирателями, которые время от времени все же беспокоят других официальных лиц. Его положение непоколебимо. Только смерть, великий жнец, может освободить его от должности; но даже в случае смерти имя такого чиновника будет долго-долго оставаться неизвестным широкой публике. Но до этого момента его распорядок дня примерно таков:

10.30 утра – Прибытие в офис на Уайтхолле. Чтение газет. Обсуждение прошлого вечера с коллегами. Разговор с секретаршей. Поднимание с места подноса с корреспонденцией. Опускание на место подноса с корреспонденцией

11.30 утра – Отбытие из офиса слегка перекусить

12.30 дня – Возвращение в офис. Практика во владении клюшкой для гольфа на ковре кабинета

13.00 – Отбытие на ленч

45.00 – Прибытие с ленча. Поднимание с места подноса с корреспонденцией. Отсылка корреспонденции в другой отдел или департамент

45.30 – Сон в кресле

16.00 – Чай

16.30 – Отбытие в клуб. Отбытие домой.

Но в половине десятого утра того для сэр Хьюго Ренвей вовсе не думал о своем офисе. Он обсуждал со своим садовником нанесенный неистребимыми тлями ущерб, хотя и об этом он всерьез не задумывался.

Сэр Хьюго был крупным тонкогубым человеком с напомаженными седыми волосами и слегка косящими глазами. Из-за последнего обстоятельства он выглядел чопорным. Он физически не мог смотреть кому-либо прямо в лицо, но при этом умел создавать такое впечатление, будто он не то чтобы не может смотреть прямо, а считает это ниже своего достоинства. Во время разговора сэр Хьюго глядел на садовника именно так, но его вид сытого самодовольства был обманчив. Он был сыт, но он был и обеспокоен. Нервы сэра Хьюго были натянуты, и приближающийся со стороны Ла-Манша рокот авиационного мотора любопытным образом гармонировал с его скачущими мыслями.

– Я так думаю, сэр, что от всех этих новомодных опрыскиваний нет никакого толку, – проворчал садовник.

Ренвей кивнул и вдруг отметил, что равномерный рокот мотора сменился беспорядочным кашляньем.

Садовник продолжал ворчать, а Ренвей притворялся, что слушает. Про себя он проклинал глупость погибшего летчика, чья смерть нарушила ритмичный ход дел и заставила дергаться нервы.

Неожиданно над домом пролетел самолет. Летел он низко, неуверенно покачиваясь с крыла на крыло. Ренвей с профессиональным интересом уперся взглядом в самолет. Кашляющий звук двигателя заглох. Тут летчик, вероятно, увидел безопасное для посадки место, потому что машина вдруг выровнялась. Ее нос накопился книзу, и самолет стал планировать, сопровождаемый только шелестом вращающегося вхолостую пропеллера. Ренвей инстинктивно пригнулся, но самолет скользнул в тридцати футах над его головой и мягко приземлился на три точки на ровной открытой площадке сразу за розарием.

Ренвей повернулся и посмотрел на приземлившийся самолет. Он сразу понял, что его пилотировал настоящий мастер. По опыту сэр Хьюго знал, как трудно приземлиться на эту площадку, но неизвестный летчик так точно посадил машину, как будто перед ним находилась безбрежная равнина. Энрике тоже был не пилот, а настоящий дьявол, который мог посадить самолет даже на игральную карту или заставить его выделывать в воздухе головокружительные трюки. От зависти Ренвей сходил с ума, но, несмотря на нечеловеческие усилия, так и не смог на учиться пилотировать с таким блеском, уверенностью и самообладанием. Руки Ренвея на мгновение непроизвольно напряглись, но он отвернулся и продолжал внимательно рассматривать ярко-алые бутоны роз сорта "Папа Гонтье". Приземлившийся пилот подошел к нему.

– Я ужасно сожалею, – сказал летчик, – но мне пришлось совершить вынужденную посадку у вас в поместье.

Ренвей мельком взглянул на пилота: бесшабашный вид, белоснежные зубы и улыбка как у Энрике.

– Это я понял, – коротко бросил Ренвей и вернулся к созерцанию цветов. Его голос был воплощением той отрывисто-резкой грубости, к которой долго приучали и так успешно приучили низшие слои британского общества и которую те привыкли воспринимать как знак превосходства над собой. У Святого возникло желание хорошенько треснуть Ренвея гаечным ключом, но он сдержался.

– Весьма сожалею, – повторил он, – но у меня стало резко падать давление масла, и я был вынужден сесть, где придется. Если вы покажете мне дорогу к деревне, я постараюсь убрать свой самолет как можно быстрее.

– Один из слуг покажет вам дорогу.

Ренвей поднял глаза и взглянул на садовника, который тут же отложил нож и отряхнул руки от земли.

– Вы очень добры, – ответил Святой. Как только он произнес эти слова, случилось небольшое происшествие. В руке у Саймона был чемодан, с которым он вылез из самолета. Должно быть, чемодан был плохо закрыт, потому что он сам по себе распахнулся.

Если бы из чемодана высыпались рубашки, носки, пижама, бритвенные принадлежности и тому подобное, это отвлекло бы внимание Ренвея от цветов только на пару секунд. Но из чемодана вывалились совершенно другие предметы – небольшие жестяные коробочки, в которых обычно продают таблетки от кашля. На жестянках и вправду были наклеены такие ярлычки, но с одной из них слетела крышка и из нее высыпался на дорожку белый порошок.

Летчик опустился на колени и слегка дрожащими руками поспешно кое-как затолкал коробочки обратно в чемодан. Он неловко сгреб рассыпанный порошок обратно в открывшуюся жестянку и вздрогнул, когда Ренвей прикоснулся к его плечу.

– Прошу прощения за любопытство, – неожиданно любезно сказал Ренвей, – но у вас весьма необычный багаж.

– Совершенно верно, – коротко рассмеялся Саймон. – Я коммивояжер и работаю на некоторые европейские фирмы, производящие патентованные лекарства...

– Понятно...

Ренвей снова оглянулся на самолет, его руки опять непроизвольно напряглись, а взгляд быстро вернулся к Святому. Саймон затолкал последнюю коробочку в чемодан, защелкнул замки и выпрямился.

– Очень сожалею, что доставил вам столь много хлопот.

– Совсем нет, – сухим, неестественным голосом ответил Ренвей. От осознания того, что он собирается сделать, его прошиб холодный пот. Но он продолжал говорить как бы помимо своей воли, и движущей силой для его слов являлось охватившее его фантастическое вдохновение и нервозное состояние. – Мой шофер сам съездит в Фолькстон и все устроит, а вы можете пока побыть здесь. Дайте ему необходимые инструкции, а ждать вам, как я понимаю, придется довольно долго. Полагаю, и власти надо уведомить...

Произнося последнюю фразу, Ренвей внимательно наблюдал за пилотом (хотя из-за косоглазия казалось, что он смотрит мимо) и заметил, как на скулах его слегка вздулись желваки.

– О нет, я не могу позволить вам этого, – запротестовал Святой, – я и так доставил вам множество хлопот.

– Никаких хлопот, – возразил Ренвей, не переставая наблюдать за ним. Теперь Ренвей был совершенно уверен в своей правоте: он заметил, как пилот слегка напрягся и как побелели костяшки его пальцев на ручке чемодана, а поэтому уже более уверенно продолжал: – Никаких хлопот вы мне не доставили, а моему шоферу все равно делать нечего. Кроме того, вы, вероятно, во время посадки испытали пару неприятных минут, и я уверен, что не откажетесь от стаканчика. Пройдемте в дом, друг мой, и я найду для вас кое-что подходящее.

Он взял Святого под руку и повел к дому с неумолимой сердечностью, которой трудно было сопротивляться, даже если бы Саймон этого захотел. Пройдя через сад с декоративными каменными горками, теннисный корт и газон, они поднялись на вымощенную плитами террасу, а оттуда в библиотеку.

– Сигарету или сигару?

Саймон взял сигарету и закурил, а Ренвей звонком вызвал дворецкого.

– Присаживайтесь, мистер... э-э-э...

– Томбс.

– Присаживайтесь, мистер Томбс.

Саймон сел на краешек бархатного кресла и молча курил, пока не появился дворецкий. Ренвей приказал принести напитки, и тот ушел. Вновь наступило молчание. Ренвей отошел к окну и встал там, что-то весьма немузыкально напевая себе под нос.

– Чертовски неприятная штука, – нарушил молчание Саймон.

– Что, простите? – повернулся к нему Ренвей.

– Я говорю, чертовски неприятная штука, когда вдруг падает давление масла.

– Совершенно верно, – ответил Ренвей и опять принялся напевать.

Вошел дворецкий с подносом, поставил его на столик и удалился. Ренвей налил виски в два стакана.

– Содовой?

– Спасибо.

Ренвей плеснул воды из сифона, подал стакан Саймону и, взяв свой, без всяких предисловий выпалил то, о чем размышлял последние несколько минут:

– Вы, полагаю, не думаете, что я поверил вашей истории про торговца патентованными лекарствами?

– А вы действительно не поверили? – уклончиво ответил Святой.

– Конечно же нет. Кокаин я узнал с первого взгляда.

Святой едва одержал улыбку, поскольку жестянки были предусмотрительно наполнены борной кислотой. Но он с опаской оглянулся на поставленный возле кресла чемодан и придал лицу непроницаемое выражение.

– Но не следует беспокоиться, – продолжал Ренвей, – в полицию сообщать я не собираюсь. Это не мое дело. Мне просто интересно, почему такой человек, как вы – умный, смелый, отличный пилот, – впустую тратит время на такую мелочевку.

– Не такая уж это и мелочевка, – облизнул губы Саймон. – А что мне еще делать? Сейчас не так много найдется занятий для безработного аса. Вы же сами знаете, что ветеранов войны нынче хоть пруд пруди. А я в достаточно отчаянном положении – мне очень нужны деньги.

– Но на этом миллион не заработаешь.

– Если вы мне скажете, на чем можно заработать миллион, то я его заработаю.

Ренвей сделал еще глоток виски и поставил стакан на стол. За последние минуты нервы его настолько натянулись, что, казалось, вот-вот лопнут. И все-таки у него было какое-то сумасшедшее предчувствие удачи, которую все еще можно ухватить за хвост, если рискнуть. Удача эта чудесным, невероятным образом буквально свалилась о неба в лице этого широкоплечего синеглазого молодого человека, сидевшего в кресле напротив. Ренвей промокнул губы шелковым платком и убрал его в карман.

– Завтра утром, – сказал он, – из Кройдона в Париж вылетает самолет с десятью тоннами золота на борту. Фактическая стоимость этого золота составляет ровно три миллиона фунтов стерлингов. Этот самолет будет сбит над Ла-Маншем, и золото будет похищено. Если вы находитесь в достаточно отчаянном положении, то это сделаете именно вы.

Глава 7

Саймону Темплеру не пришлось даже притворяться: его застывшая поза и выражение лица были самыми настоящими.

Где-то в уголке сознания он кланялся бесконечной щедрости судьбы. Он, когда летел сюда, описал широкую дугу над морем и заглушил мотор над скалами, представляющими собой южную границу поместья. Потом ему пришлось изображать вину и продажность, и вся эта игра основывалась только на оптимизме. Но все, что Саймон знал и о чем догадывался, вся эта зыбкая идея выдать себя за занимающегося темными делишками пилота оказалась настолько смехотворной, что он временно онемел. По его задумке, надо было только взглянуть на Марч-хаус изнутри и прямиком направиться в ближайший полицейский участок. А теперь ему открылось такое, чему вообще трудно было поверить.

– Это невозможно, – отозвался он наконец.

– Это возможно для людей, которые обладают достаточной смелостью, чтобы пойти на большой риск ради трех миллионов фунтов, – возразил Ренвей. – У меня есть вся необходимая информация. Все уже подготовлено. Последнее, что требуется для успешного завершения операции, – это отличный летчик.

– А я-то, признаться, думал, что летчик – это первое, что требуется, – заметил Саймон и вытащил новую сигарету.

– Это и было первое. – Ренвей сделал еще глоток. Теперь он говорил более спокойно, и уверенность его крепла с каждым словом. Его выцветшие глаза непрерывно ощупывали лицо Святого со всех сторон. – У меня был идеальный пилот, но с ним случилось несчастье. Искать другого не было времени. Я собирался сбить самолет сам, но я плохой летчик и, кроме того, не имею никакого боевого опыта. Я могу промахнуться и все испортить. А вы не промахнетесь и ничего не испортите.

Когда Саймон встретил взгляд косящих глаз, у него сложилось впечатление, что Ренвей сошел с ума. Ему пришлось даже сделать сознательное усилие, чтобы освободиться от этого впечатления, пока он складывал вместе части головоломки в свете того, что сказал Ренвей.

Значит, летчик был. И был это, скорее всего, Мануэль Энрике, который нашел свою смерть на Брайтон-роуд. С неба свалился новый пилот, и ровно через двадцать минут ему предлагают освободившееся место. При всем уважении к богам удачи было похоже, что перед новым пилотом прямо красный ковер расстилают.

– Здесь нужен не только опытный летчик, – механически заметил Святой. – Здесь нужен еще и настоящий боевой самолет, с пулеметами и всем остальным.

– Такой самолет есть, – ответил Ренвей. – Вчера ночью я угнал его с завода "Хаукер". Эти самолеты построены для правительства Моравии. Та машина, которую я угнал, проходила испытания на полигоне, так что пулеметы на ней установлены. Я прихватил еще три запасные ленты с патронами. Самолет я перегнал сюда сам, и это была моя первая ночная посадка.

"И не совсем чистая посадка", – припомнил Саймон. Но тут он увидел не находящие себе места руки Ренвея и внезапно многое понял.

Летчик действительно был, но с ним произошел "несчастный случай". И хотя летчику принадлежала важнейшая роль в планах, Ренвей просто не мог от них отказаться. Для Ренвея эти планы превратились в манию, и эта мания привела его на грань сумасшествия. Хотя Энрике и был жертв, Ренвей все же угнал самолет и летел на нем сам, а напряжение от непривычного ночного полета и посадки потрясло его до глубины души. Но Ренвей так и не смог отказаться от своей цели. И вот в конце восьмичасового бессонного кошмара появляется новый летчик – это выход из положения, спасение и та соломинка, за которую Ренвей мог ухватиться и даже сохранить иллюзию того, что он действует как супермен, просто использующий живой инструмент в своих интересах. Саймон вспомнил, с какой решительностью Ренвей заговорил о своих планах после довольно долгого молчания, и все встало на свои места. "Странно, – подумал он, – ведь стольких блестящих преступников привело к гибели то, что они возомнили себя суперменами и питали иллюзии, будто могут подчинять себе душу и тело человека силой своей личности. Все это ерунда и существует только в сознании параноиков, одержимых манией величия".

– Вы угнали самолет и садились ночью? – переспросил Саймон, и в его тоне слышались недоверие, восхищение и самое настоящее уважение.

– Конечно.

– Неплохо для начала, – сказал Саймон, гася сигарету и тут же закуривая следующую. – Но самолет с золотом, и летчики тоже будут вооружены, да к тому же они будут постоянно держать связь е землей по радио...

– Ну и что? – спокойно возразил Ренвей. – Время сейчас не военное, и нападения они не ожидают. Они увидят просто еще один самолет, который хочет их обогнать. Воздушное движение на этом маршруте всегда довольно интенсивное, и им даже в голову ничего не придет. Тут-то вы на них и спикируете. С вашим опытом такую цель сбить просто. Пара хороших очередей – и все будет кончено задолго до тою, как они смогут передать что-либо на землю и поднять тревогу. Как только их радио замолчит, я буду имитировать их передачи. У меня в доме смонтирована коротковолновая радиостанция, имеются записи передач всех самолетов, перелетавших Ла-Манш за последний месяц. Мне известны также все коды. Наземные и береговые станции ничего не заподозрят вплоть до того момента, когда самолет не прибудет в назначенное время.

Святой курил и неотрывно смотрел на бледное спокойное лицо Ренвея. Ему вдруг пришло в голову, что если Ренвей и сумасшедший, то его сумасшествие весьма рационально.

– Но думать надо не только о самолетах, – сказал Святой. – Ведь есть еще и корабли. Что, если все это увидят с какого-нибудь корабля?

– Вы, уважаемый, думаете о том, что я продумал еще два месяца назад. Я мог бы привести гораздо больше возражений, чем вы. Например, я мог бы сказать, что все время, когда самолет будет лететь над Ла-Маншем, у побережья Англии и Франции будут курсировать специальные катера. Возможно, один из них и успеет к месту падения самолета. Тогда часть вашей задачи будет заключаться в том, чтобы пулеметным огнем держать их на расстоянии, пока все золото не окажется в надежном месте.

– Но как же вы собираетесь это сделать? – недоумевал Святой. – Ведь за пять минут десять тонн золота с затонувшего самолета не поднимешь.

– Все это уже организовано, – ответил Ренвей, и в его глазах внезапно появилось хитрое выражение. Он налил себе еще виски, выпил и облизал губы. Боясь, что выболтал уже слишком много, он добавил: – Вам нужно думать только о своем участии. Ну как, согласны?

– Согласен, – кивнул Саймон после короткого раздумья.

Ренвей еще некоторое время смотрел на него, и Святой прямо физически ощутил, что тот расслабился, будто от действия успокаивающего лекарства.

– Тогда нет необходимости посылать в деревню моего шофера.

– А как насчет моего самолета?

– Можете держать его здесь до тех пор, пока он вам снова не понадобится. В доме у меня много места, а один из моих механиков выяснит и устранит неисправность на вашем самолете.

Святой на секунду похолодел – любой механик сразу же поймет, что самолет абсолютно исправен. Тем не менее он спокойно ответил:

– Это очень любезно с вашей стороны.

Ренвей взял чемоданчик Саймона и запер его в большой сейф, вделанный в стену в другом конце комнаты. Обернувшись, он довольно потер руки.

– Ваши... э-э-э... образцы будут здесь в безопасности, пока снова не понадобятся вам. Пойдемте займемся вашим самолетом.

Они вышли из дома и прошли через розарий на ту поляну, где Святой совершил посадку. Саймон чувствовал, как его карман оттягивает пистолет, и это его немного успокаивало. Руки Ренвея перестали нервно подергиваться, и теперь его плотная фигура излучала какое-то неестественное спокойствие...

Ренвей продолжал разговор так же монотонно, как если бы описывал форму грядки со спаржей:

– Номер транспортного самолета и время вылета станут мне известны через пять минут после взлета из Кройдона, так что у вас будет вполне достаточно времени, чтобы взлететь самому и встретить тот самолет в воздухе.

В дальнем конце поля стоял большой дощатый сарай, к одной стене которого примыкала живая изгородь. Ренвей постучал в небольшую дверь. Она немного приоткрылась, и в щель выглянуло испачканное копотью и маслом лицо одетого в рабочий комбинезон человека. Узнав Ренвея, он раскрыл дверь, и все прошли внутрь.

В сарае было просторно, прохладно и темновато после солнечного света на улице, поскольку сарай был освещен только парой ламп, подвешенных к балкам высоко под потолком. Внимание Саймона сразу привлек тупоносый серый истребитель "хаукер", стоявший у противоположной стены. Через два-три часа его вообще трудно будет узнать (да и то только по торчащим перед кабиной летчика пулеметам), поскольку еще один человек в комбинезоне стоял на стремянке и закрашивал серой краской опознавательные знаки на крыльях. Но на хвостовом оперении они еще не были закрашены, и это больше всего убеждало Святого в том, что он находится не в плену какого-то фантастического сна, а столкнулся лицом к лицу с потрясающей реальностью.

Саймон снова достал портсигар и повнимательнее осмотрелся вокруг. Еще находясь в воздухе, он угадал, что поле, примыкающее к той площадке, где он посадил свой самолет, и было тем местом, где несколько часов назад в темноте он наблюдал посадку "хаукера". Это подтверждалось и тем, что в стене сарая были еще одни широкие ворота, контур которых был заметен изнутри по проникающему в щели солнечному свету. В одном углу были сложены бочки с бензином, в другом углу стоял верстак и какой-то станок. Упомянутые Ренвеем запасные пулеметные ленты лежали под верстаком, а рядом на деревянном стеллаже Саймон увидел какие-то грушевидные предметы и сразу понял, что это бомбы. Он указал на них пальцем.

– Это что, против спасательных катеров? – спросил он, и Ренвей утвердительно кивнул в ответ.

Саймон сжал зубами сигарету, но прикуривать благоразумно не стал.

– А не слишком ли это рискованно? Ведь сюда любой может заглянуть и увидеть все эти штучки.

Губы Ренвея чуть шевельнулись, и можно было бы даже подумать, что он улыбается, но это была не улыбка, а гримаса, и выглядела она ужасно.

– У меня два типа слуг: те, которым я доверяю, и те, которые просто выполняют свою работу. Первые не представляют никакой опасности, и мне, конечно, жаль, что с Энрике произошел несчастный случай. – Он сделал паузу и еще раз окинул взглядом Святого, а потом указал на большой электрогенератор, установленный на бетонном основании. – Для вторых это здание является помещением моей собственной электростанции. Двери постоянно заперты, и слугам нет никакого резона проявлять любопытство, тем более что всей прислуге на завтра специально предоставлен выходной день.

Ренвей продолжал иронически смотреть на Святого, как будто знал, что существует еще одна трудность, о которой он не упомянул, но Святой уже угадал ответ на этот вопрос. Чемоданчик с "образцами", запертый хозяином поместья в сейф, представлял собой довольно надежную гарантию верной службы пилота-авантюриста, но это было только мнение Хьюго Ренвея. Святой даже начал проникаться уважением к той тщательности, с которой постоянный чиновник казначейства подготовил свое преступление. Тем временем два механика вкатили его самолет в сарай через широкие раздвижные двери. Когда они шли обратно к дому, Ренвей глянул на часы.

– Сейчас мне нужно заняться кое-какими делами, – сказал он, – а вы с пользой проведете время и познакомитесь с моими помощниками.

Войдя в дом через другую дверь, они прошли по длинному темному коридору с низким потолком и очутились в большой, обшитой деревом комнате с маленькими зарешеченными окнами. Саймон инстинктивно пригнулся, по оказалось, что он вполне может стоять во весь рост под закопченными дубовыми балками, перекрещивающими потолок, В центре комнаты стоял бильярдный стол, вокруг которого была разложена ковровая дорожка, а в одной из стен находился открытый, выложенный кирпичом камин; но вообще комната выглядела так, как будто ею давно не пользовались, и в ней стоял запах сырости.

– Марч-хаус представляет собой архитектурную свалку, – равнодушно пояснил Ренвей. – Мы сейчас находимся в самой старой части дома, которая относится к пятнадцатому веку. А вот это я обнаружил совершенно случайно...

"Вот это" оказалось частью облицовки размером примерно пять с половиной на три фута, которая открылась на невидимых шарнирах. Саймон не успел заметить, что сделал Ренвей, чтобы открыть дверцу. Ренвей пошарил в темном проеме и включил свет.

– Мне не известно, куда первоначально вел этот подземный ход, – сказал он, когда они осторожно спускались по шаткой деревянной лестнице. – Сейчас он ведет в подвал. В более поздней части дома имеется еще один обыкновенный вход из кухни, но я велел заложить его кирпичом.

У подножия лестницы начинался облицованный камнем узкий туннель. Ренвей повернул еще один выключатель, и они пошли вперед, согнувшись почти пополам. Кое-где просевший свод подпирали бревна, но почти на всем протяжении полукруглый потолок туннеля состоял из самородного мелового камня.

Саймон Темплер, который видел больше потайных дверей, коридоров и комнат, чем кто-либо еще, никогда не переставал удивляться чудесам подземелий. Он следовал за Ренвеем с неподдельным энтузиазмом, но в то же время очень бдительно осматривался вокруг, ибо ему пришло в голову, что сэр Хьюго Ренвей может оказаться еще более умным и предусмотрительным, чем Саймону подумалось с самого начала, и ему не хотелось от внезапного толчка полететь в какой-нибудь скрытый колодец и умереть там от голода и жажды, размышляя о пагубных последствиях чрезмерной самонадеянности.

Ярдов через пятнадцать Ренвей резко повернул и пропал из виду, а Саймон еще более осторожно двинулся вперед. Завернув за угол, он очутился в довольно просторной каменной пещере, освещенной несколькими электрическими лампочками. В дальнем ее конце стоял ряд кроватей, посередине лежал дешевый квадратный ковер. Обстановка состояла из деревянного стола, пары умывальников и разнокалиберных стульев и кресел. За столом играли в карты четверо человек, пятый пришивал пуговицу к своему пиджаку, а шестой читал газету. Все они напряженно повернулись ко входу в туннель, и Святой незаметно опустил руки вдоль тела, чтобы в случае чего быстро выхватить пистолет.

– Джентльмены, – прозвучал хорошо поставленный голос Ренвея, – позвольте представить вам мистера Томбса, который займет место Энрике.

Присутствующие отреагировали на представление молча, не моргнув глазом. Ренвей повернулся к Святому и по очереди представил присутствующих:

– Это мистер Петрович, мистер Джедди, мистер Парго...

Каждый в ответ коротко кивал, а Саймон, разглядывая их, пришел к выводу, что ему раньше никогда не приходилось видеть банду таких отъявленных головорезов, которые собрались теперь в подземелье дома английского аристократа. Вид этих мрачных и неподвижных людей окончательно убедил его в том, что если сэр Хьюго Ренвей и маньяк, то маньяк, обладающий холодным логическим мышлением и решительностью, которые могут помочь в осуществлении его безумного плана.

Саймон взглянул на газету, которую один из присутствующих положил на стол. Ему сразу бросился в глаза кричащий жирный заголовок наверху страницы: "Святой угнал военный самолет".

Это напомнило Саймону, что он еще не узнал имени своего нового работодателя.

– Так вы и есть Святой? – спросил он.

– Да, – опустив веки, ответил Ренвей.

Глава 8

Судя по часам, Саймон Темплер провел в той тайной пещере около восемнадцати часов. Без этого ему легко могло показаться, что прошло восемнадцать дней.

Пещера была настолько отделена от действительности, от обычной смены дня и ночи в обычном мире, что время потеряло всякое значение. Иногда кто-то подходил к стоящему в углу шкафу, доставал хлеб, сыр, бобы или бутылку пива; временами к нему присоединялись те, кто тоже хотел чего-нибудь перекусить или выпить. Один из игроков встал из-за стола, улегся на кровать, заснул и захрапел. Другой игрок перетасовал колоду и взглянул на Святого.

– Сыграть не хотите?

Саймон сел на освободившийся стул и взял стопку фишек. Чисто от скуки он провел за картами два часа и проиграл пять фишек.

– Это будет пятьсот фунтов, – сказал Парго, огрызком карандаша записывая цифры на засаленном клочке бумаги.

– Но у меня нет с собой пятисот фунтов, – возразил Святой.

– А у нас ни у кого нет, – ответил Парго, по-крысиному оскалившись. – Но послезавтра деньги появятся у всех.

Это произвело на Саймона неприятное впечатление. Он посмотрел, как Джедди совершенно равнодушно сгреб стопку фишек, которые при таком обменном курсе стоили никак не меньше трех тысяч фунтов. Однако то, что мистер Джедди принадлежал к тому типу людей, которые и за шиллинг убить могут, было совершенно очевидно, как было очевидно и то, что он не брился уже три дня.

Все другие производили примерно такое же впечатление, да и выглядели так же. Нет, наружностью они, конечно, друг от друга отличались. Например, Петровиц был плотным и бородатым, а Парго – тощим, с крысиной мордочкой и желтыми зубами, но у всех была одна общая черта. С этой чертой Святой хорошо познакомился по другую сторону Атлантического океана, и она была присуща представителям всех рас и национальностей. Попрыгунчик, который не сумел бы и слова правильно написать даже во имя спасения своей жизни, узнал бы ее с первого взгляда. Эта черта – холодные, безжизненные глаза настоящего убийцы. Но убийцы, как и певцы, делятся на категории, а находившиеся в пещере люди явно не принадлежали к тем, кто поет в Королевской опере, собирает коллекции бриллиантов или роскошных лимузинов. Скорее, они принадлежали к бродячим певцам, являющим свои таланты на грязных улочках в надежде заработать монетку-другую, то есть были париями своей профессии. И это были люди, в которых Ренвей как-то сумел вселить такую уверенность в успех своей затеи, что они совершенно спокойно проигрывали свои гипотетические капиталы сотнями фунтов.

Одному Богу известно, как Ренвею удалось собрать их всех вместе – впоследствии ни Святой, пи Тил не смогли этого выяснить. Но эти люди представляли собой шесть удивительных экспонатов уже долго собираемой Святым коллекции личностей. Они были живыми доказательствами того, что сэр Хьюго Ренвей, которого Саймон Темплер считал неспособным возглавить ничего более пиратского, чем помпезный коллективный выход из членов консервативной партии, нашел способ организовать то, что могло оказаться одним из наиболее впечатляющих ограблений в истории преступного мира.

И эти люди приняли Святого за своего. Когда они разговаривали (если разговаривали вообще), то изъяснялись неохотно, негромко и немногословно. Саймону вопросов они не задавали, и он совершенно точно знал, что они проявила бы удивление и враждебность, если бы он спросил их о чем-нибудь. Никто никогда не упоминал о деле, ради которого они собрались: либо все детали были уже давным-давно обсуждены и обсуждать было нечего, либо они были так заражены привычной подозрительностью, что никакой обсуждение даже и начаться не могло. Саймон пришел к заключению, что это были не только самые отвратительные, но и самые скучные бандюги, которых он когда-либо встречал.

Человек, читавший газету, сложил ее и присоединился к тем, которые улеглись спать. Саймон взял газету и просмотрел ее в надежде найти самое последнее описание своих собственных мифических действий. В газете было напечатано то, чего он более или менее ожидал, но заголовок "Скотланд-Ярд проявляет активность" заставил его улыбнуться. Скотланд-Ярд наверняка проявлял активность – должно быть, к этому часу все полицейские уже прыгали, как блохи на горячей сковородке, но Саймон многое бы отдал, чтобы увидеть их лица, если бы случилось чудо и они нашли бы его именно в эту минуту. Но, как впоследствии оказалось, это удовольствие ему ничего не стоило.

– Да погасите же этот чертов свет! – наконец проорал чей-то голос.

Саймон вытянулся на жесткой постели и продолжал размышлять в темноте, а к храпящему хору тем временем присоединялись все новые исполнители. Некоторое время спустя Саймон и сам провалился в сон.

Когда он проснулся, в пещере снова горел свет, а находившиеся там люди натягивали одежду и пили горячий чай. Один за другим они побрели к туннелю. Саймон плеснул в лицо холодной водой и тоже присоединился к процессии, постепенно просыпаясь. Часы показывали половину пятого, но утра или вечера, сказать было трудно, потому что он утратил чувство времени. Однако когда они поднялись по скрипучей лестнице, Саймон увидел, что снаружи все еще тем по. У выхода стоял одетый в легкое пальто Ренвей, который кивком подозвал Святого.

– Ну, как у вас дела? – осведомился он.

Прежде чем ответить, Саймон проследил за двумя отставшими, которые выбрались через потайную дверцу в стене и последовали за остальными.

– Бывал я и в лучшей компании, – пробормотал он.

Казалось, Ренвей ответа не услышал, и складывалось впечатление, что эта сторона жизни мистера Томбса его нимало не заботит. Подняв руку на уровень плеча, Ренвей что-то там повернул или нажал в обшивке, и потайная дверь с легким щелчком закрылась.

– Пора вам побольше узнать о наших приготовлениях, – сказал он.

Из дома они вышли тем же путем, которым вошли прошлым утром. Шедшие впереди них люди, поеживаясь, привычно двигались вперед по густой траве, как будто этот маршрут был им хорошо знаком. На земле Святой видел пятна света, отбрасываемые их фонарями. На востоке уже загорелась светлая рассветная полоска, а воздух после духоты пещеры был неописуемо свеж и приятен. Они достигли кромки скал и начали спускаться вниз по узкой извилистой тропинке. Через некоторое время Саймон увидел, что пляшущие впереди них пятна света внезапно пропали. Только он собрался что-то сказать, как до его плеча дотронулся Ренвей.

– Сюда, пожалуйста.

На полпути вниз фонарь на мгновение высветил большой куст, который приютился в расщелине скалы. Они дошли уже практически до кромки скал и начали спускаться вниз. В свете фонаря силуэт Ренвея неожиданно показался удивительно низким, и Саймон понял, что уважаемый постоянный чиновник казначейства опустился на четвереньки и пытается протиснуться через куст, выпятив упитанную задницу, по которой так и хотелось отвесить хороший пипок. Однако, поскольку Святой особой неприязни к правительству не испытывал, он таким же образом последовал за Ренвеем и вскоре добрался до того места, где можно было выпрямиться во весь рост. Тут же он увидел свет фонарей впереди идущих, которые продолжали спускаться по длинной неосвещенной лестнице.

Тридцатью футами ниже ступеньки закончились неровным полом. В свете фонаря Ренвея Саймон увидел отблеск темной воды и понял, что они находятся в огромной естественной пещере. Другие фонари светились неподалеку, и Саймон услышал звяканье металла и стук дерева о дерево, а потом негромкий плеск воды под веслами.

– Единственный другой выход находится под водой, – пояснил Ренвей, и его слова эхом отдались под сводами пещеры. – При очень низком отливе его можно заметить снаружи, но в это время года он полностью покрыт водой.

Только Саймон собрался сделать какое-нибудь умное замечание о необходимости подводной лодки, как Ренвей приподнял фонарь, и в его свете заблестела черная стальная стена, выступавшая из воды в нескольких десятках футов от того места, где они стояли. Саймон понял, что его шутливое замечание оказалось бы весьма неуместным на фоне действительности.

– Вы что, эту рыбку на удочку поймали? – наконец спросил он.

– Шесть месяцев назад лодка была куплена через подставных лиц одной французской фирмой, – обыденным голосом ответил Ренвей.

– И кто же будет ею управлять?

– Петровиц. Во время войны он был подводником. Остальную часть экипажа пришлось специально готовить. Труднее было достать торпеды – на тот случай, если на место падения самолета придет крупный корабль, который вы не сможете отогнать пулеметным огнем. Но нам все же удалось достать торпеды.

Святой сунул руки в карманы, и в полутьме его лицо казалось бронзовой маской.

– Понятно, – тихо сказал он. – Золото попадает на борт этой красотки. А потом вы ложитесь на дно, и вас никто никогда больше не видит. Затем вы всплываете где-нибудь в Южной Америке...

– Мы вернемся сюда, – возразил Ренвей. – Есть определенные причины, по которым это место окажется последним, где кому-то придет в голову нас искать.

Саймону пришлось это признать. С точки зрения Ренвея, такой ход был самым хитрым во всем задуманном плане. И Святой совершенно отчетливо понял, что, если он вовремя не выйдет из игры, план этот наверняка осуществится. Люди в шлюпке тем временем уже доплыли до подводной лодки и выбирались на палубу.

– Мне известно, что самолет с золотом вылетит из Кройдона около восьми часов утра, – утвердительно сказал Ренвей. – Быть может, вам лучше вернуться и проверить самолет, чтобы все было в порядке. А мне надо кое-что обсудить с Петровичем.

Никакой самолет Саймон проверять не хотел, по ему очень нужно было сделать нечто другое. Поэтому он взял у Ренвея фонарь и выбрался наружу. Последнее, что он увидел в пещере, было движение света и людей далеко внизу на тускло блестевшей палубе подводной лодки. Ренвей не пожалел ни сил, ни денег на то, чтобы заполучить самые современные и эффективные средства осуществления своего плана, будь то электрифицированный забор, угнанный среди ночи боевой самолет, бомбы, потайные ходы, пещеры, подводная лодка и банда отъявленных негодяев, и все это выглядело гораздо более серьезным, чем любое книжное описание. Саймон уже давно придерживался теории, что самый опасный преступник – это тот, кто черпает свое вдохновение из безудержной фантазии многочисленных авторов детективных романов. А организация сэра Хьюго Ренвея в действительности представляла собой нечто большее, чем воплощение в реальность самого захватывающего детективного романа, который когда-либо приходилось читать Святому.

Сопровождаемый все ярче разгорающимся рассветом, Саймон вернулся в дом и прошел прямо к стоящему в библиотеке сейфу. Опустившись на колени, он достал из кармана пальто и развернул небольшой аккуратный сверток, где находился самый современный и лучший в мире набор инструментов, который, будь он найден у него, уже сам по себе потянул бы на солидный срок тюремного заключения. Сейф тоже был одной из последних моделей, но тут сейфу здорово не повезло. Поскольку это был неодушевленный предмет, то он не мог варьировать средства защиты так же быстро, как Святой мог варьировать средства нападения. Да и в быстроте вскрытия сейфов Святой мог дать сто очков вперед любому профессиональному медвежатнику, который по сравнению с ним выглядел бы как двухлетний ребенок, к тому же пытающийся взломать сейф с помощью игрушечного резинового ломика. Саймон работал не торопясь, но очень быстро, и через двадцать минут дверца сейфа распахнулась. Святой тщательно собрал и убрал инструменты и только после этого осмотрел содержимое сейфа.

В поместье Марч-хаус он уже собрал столько доказательств, что их хватило бы, чтобы перевешать целый полк, но у него все еще не было двух важнейших улик. Одну из них Святой обнаружил очень быстро в куче лежащей на одной из полок корреспонденции: это было письмо, которое само по себе ничего не доказывало, но которое было адресовано сэру Хьюго Ренвею и подписано Мануэлем Энрике. Саймон спрятал это письмо в карман и продолжил поиски. Открыв расписную лаковую шкатулку, он увидел, что она набита банкнотами и облигациями. Они тоже доказательством не являлись, но Саймон Темплер всегда радовался таким находкам. Едва опустошив шкатулку, он услышал, как за его спиной повернулась дверная ручка.

Святой действовал с быстротой кошки, задевшей находящийся под током провод. Одним движением он сунул пачку банкнот и облигаций в карман, поставил на прежнее место шкатулку, прикрыл дверцу сейфа и бесшумно отпрыгнул за ближайшую портьеру. В ту же секунду в комнату вошел Ренвей.

Он прошел прямо к сейфу и вытащил из жилетного кармана ключ, но дверца сейфа открылась, едва он прикоснулся к ручке. Ренвей на мгновение в ужасе застыл на месте, потом упал на колени и выволок из сейфа пустую шкатулку...

Саймон беззвучно выступил из-за портьеры и оказался между Ренвеем и входной дверью.

– Не горюй, дурашка, – сказал он.

Глава 9

Ренвей поднялся на ноги и увидел в руках Святого пистолет. Лицо его стало бледно-зеленым, но тонкие губы были твердо сжаты.

– Ах, это вы, – прошептал он.

– Да, это я, – подтвердил Святой. – Идите-ка сюда, Хьюго, и посмотрим, что у вас имеется в карманах.

Левой рукой Саймон быстро и умело обшарил карманы Ренвея и нашел вторую вещь, которую искал. Это была дешевая записная книжка, и, даже не просматривая ее, Саймон понял, что именно на вырванных из нее страничках и были нарисованы его поддельные метки. Должно быть, Ренвей был здорово уверен в своей безнаказанности, если осмеливался носить книжку с собой.

– Ну и ну! – довольно протянул Саймон. – Отойдите-ка назад, Хьюго, а я погляжу, уж не скомпрометировали ли вы себя.

Он сам сделал шаг назад, но тут кто-то подставил ему ногу и чья-то крепкая загорелая рука метнулась через плечо и железной хваткой сжала кисть с пистолетом. Саймон попытался повернуться, но в следующую секунду другая рука обхватила его за шею, не давая двигаться.

Саймон был вынужден выпустить пистолет, поскольку кисть ему начали выворачивать еще до того, как он стал сопротивляться. Он полностью расслабился и повис на своем противнике, стараясь левой рукой захватить его колени. Когда ему это удалось, он внезапно выпрямил ноги и вместе с нападавшим грохнулся назад, освободив от захватов руку и тело. Саймон ловко перевернулся, уперся коленом в живот нападавшего, вскочил и отпрыгнул в сторону. Но Ренвей уже успел подобрать пистолет и прицелиться в Саймона. Тот сразу понял, что в такой ситуации сопротивляться бесполезно, и поднял вверх руки.

– Ладно, ребята, – сказал он, – ваша взяла.

– Вы дурак! – почти с сожалением произнес Ренвей, и его палец на спусковом крючке напрягся.

– Это точно, – признал Святой. – Нельзя ведь ходить спиной вперед, не имея глаз на затылке.

Ренвей поднял оброненную Саймоном в схватке записную книжку и положил ее в карман.

Святой быстро соображал, что же делать. У него все еще оставались письмо Энрике и пачка наличных. У Ренвея не было причин подозревать его в чем-либо еще, кроме обыкновенной кражи, а попытка отобрать у Ренвея записную книжку сама по себе тоже не выглядела подозрительной. И Саймон отчетливо понял, что если Ренвей заподозрит его еще в чем-нибудь, кроме обычной кражи, то он имеет все шансы покинуть Марч-хаус только в одном положении – ногами вперед.

Но даже сейчас стоило попытаться спастись. К тому же Саймон твердо был намерен сохранить у себя изобличающее Ренвея письмо как можно дольше. Поэтому он извлек из кармана пачку денег и облигаций и бросил ее на стол.

– Здесь все остальное, – цинично сказал он. – Ну что, может, на этом закончим?

– Вы всегда рассчитываете так легко отделаться? – скинув Святого взглядом, топом школьного учителя спросил Ренвей.

– Не всегда, – возразил Святей, – но в данный момент в полицию вы меня сдать не можете. Я слишком много о вас знаю.

В ту же секунду Саймон понял, что совершил большую ошибку. Косые глаза Ренвея обратились на Петровица, который массировал себе живот.

– Он слишком много знает, – повторил Ренвей.

– Так что, не осталось никаких шансов забыть прошлое и все же разрешить слетать мне на вашем самолете? – проницательно спросил Святой.

– Никаких, мистер Томбс, – ответил Ренвей, и его рот дернулся в нервном тике.

– Я так и знал, – вздохнул Святой.

– Отдайте его мне, – раздался грубый хриплый голос Петровица. – Я ему к ногам привяжу железки и выстрелю его из торпедного аппарата. Тогда он уж точно не проболтается.

... Ренвей немного подумал и покачал головой.

– Другие ничего не должны об этом знать! Любые страхи и сомнения с их стороны могут быть опасны. Можно отправить его обратно в подвал. Потом поступим с ним так же, как с Энрике.

"И скорее всего, примерно за такой же проступок", – мрачно подумал Святой, но тем не менее улыбнулся.

– Это очень любезно с вашей стороны, Хьюго, – заметил он, и Ренвей повернулся к нему.

– Думаю, что вы и дальше останетесь довольны.

Казалось, Ренвей собирается сказать что-то еще, но тут зазвонил телефон. Он снял трубку и сел за стол.

– Алло? Да... Да, это я. – Ренвей подтянул к себе блокнот и взял карандаш. Держа пистолет под рукой, он принялся записывать какие-то буквы и цифры. – Так... G-EZQX. В семь... Так... Спасибо. – Ренвей несколько секунд сидел, глядя в блокнот и как будто стараясь запомнить написанное и изменить планы. Потом он нажал кнопку стоявшего рядом с телефоном микрофона: – Келлард? Время поменялось. Подготовьте и прогрейте истребитель к семи часам. – Он снова взял пистолет и поднялся. – Они вылетают на час раньше, – произнес он, обращаясь к Петровицу. – Нельзя терять время.

– Так вы сами полетите? – почесал бороду тот.

– Да, – решительно ответил Ренвей, пресекая возможные возражения, и указал пистолетом на дверь. – Петровиц пойдет впереди, мистер Томбс.

Саймон уже привык к бильярдной и чуть было не предложил своим конвоирам отбросить в сторону разногласия, остановиться и сыграть партию, но Ренвей открыл потайную дверь, как только они вошли. Под наблюдением Петровица и Ренвея Саймон спустился по шаткой лестнице и услышал, как дверь за ним захлопнулась.

Святой уселся на нижнюю ступеньку, закурил и в уме прикинул, что если бы все подвалы, в которых ему приходилось в то или иное время сидеть, были прорыты один под другим, то они образовали бы туннель метро, протянувшийся от Англии до Антиподов. Но тюремщики не всегда были так щедры, чтобы бросать его в подземелье, предварительно не обыскав, и он не спеша снова извлек из кармана свой набор инструментов. Ренвей, должно быть, совсем голову потерял, упустив из виду такую очевидную предосторожность, но, кроме всего прочего, это означало, что в ближайшие несколько часов Ренвей будет особенно опасен. Саймон понял, что если ему не удастся вовремя выбраться из подвала, то нападение на самолет с золотом обязательно произойдет. Но только через несколько минут после того, как Саймон начал пытаться открыть дверь, он обнаружил, что за прикрывающей ее деревянной панелью находится сплошная плита броневой стали...

Когда Святой начал работать, его часы показывали четверть седьмого, а когда он выбрался наконец из подвала, на часах было пять минут восьмого. Ему пришлось пробиваться через двенадцать дюймов кирпичной кладки с помощью только небольшой отвертки, прежде чем удалось воспользоваться фомкой и выдавить наружу замок. Шум мог услышать любой проходящий мимо комнаты человек, но Саймону повезло. Наверное, ни Ренвей, ни Петрович не сомневались, что броневой плиты будет достаточно, чтобы удержать его.

Саймон устал, вспотел и в нескольких местах в спешке содрал о кирпичи костяшки пальцев, но остановиться и отдохнуть он не мог. Он побежал по коридору к библиотеке. По дороге ему никто не встретился, и он вспомнил, что слуг на этот день Ренвей отпустил, а вся банда, наверное, находилась на указанных местах и готовилась. Но если бы Саймону кто-нибудь и попался, то он моментально разделался бы с ним голыми руками. Ворвавшись в библиотеку, Саймон успел увидеть через окно, как серый силуэт "хаукера" мелькнул в дальнем конце поля и стремительно поднялся над деревьями.

Святой совершенно спокойно закурил очередную сигарету, наблюдая за быстро набирающим высоту самолетом. Если у него кошки скребли на душе или если во рту появился кислый привкус поражения, на его загорелом лице это никак не отразилось. Саймон сел за стол и снял телефонную трубку.

– Кройдон 2720, – сказал он телефонистке, вспомнив номер аэродрома.

– Простите, сэр, но линия неисправна, – последовал быстрый ответ.

– Тогда соедините меня с полицейским участком Кройдона.

– Боюсь, что до Кройдона вообще невозможно дозвониться. Похоже, неисправности случились на всех линиях.

– А со Скотланд-Ярдом можете соединить? – закусив губу, спросил Саймон.

Он угадал ответ еще до того, как его получил, и снова подумал, что даже сейчас он недооценил сэра Хьюго Ренвея. В течение нескольких часов не будет никакой возможности связаться отсюда с какими-нибудь властями. Это было предусмотрено на тот случай, если откажет радиостанция или если один из спасательных кораблей все же сумеет передать сообщение.

Святой некоторое время курил, задумчиво уставившись в стену. Оставалось только одно дикое решение, потому что не было времени искать какие-то другие пути. Ведь пришлось бы сначала удостоверять свою личность, потом убеждать недоверчивую публику, потом передавать сообщение через личного посыльного в соответствующие органы власти, а пока все это будет тянуться, транспортный самолет уже давно будет над Ла-Маншем. Но Саймон вспомнил решение Ренвея: "Другие ничего не должны об этом знать!" – и нажал кнопку микрофона.

– Келлард? Это Томбс. Сейчас же подготовьте и прогрейте мой самолет.

– Слушаюсь, сэр, – отозвался механик без всяких признаков удивления, и Саймон Темплер почувствовал, что с его плеч свалился огромный груз. Может, у него и не было шансов; может, он шел прямиком к собственной гибели, которая подстерегала его и в подвале, но надо было попытаться что-то предпринять.

Конечно, если верить словам Ренвея, в доме была еще и радиостанция, но она наверняка была хорошо спрятана. На ее поиски пришлось бы убить слишком много времени...

Нет, он принял единственно правильное решение. И даже если это было красиво обставленное самоубийство, должно же оно было иметь свои развлекательные моменты.

Совершенно естественно, что в эти минуты Саймон вспомнил про Патрицию. Он позвонил к себе домой на Сент-Джордж-хилл. Через несколько секунд в трубке раздался голос вечно бодрствующего Горация.

– Они уже ушли, – сказал он, сделав ударение на слове "они". – А мисс Холм сказала, что будет ночевать в Корнуэлл-хаусе. Ее никто не беспокоил.

Святой позвонил по другому номеру.

– Привет, дорогая. – Голос Святого звучал необычайно мягко и сердечно. – Да нет, у меня все прекрасно... Нет, никаких неприятностей... Просто короткое замыкание в перенапряженных мозговых клетках Клода Юстаса Тила – ну, да с этим мы уже встречались. Я обо всем позаботился... Это неважно, как. Ты же меня знаешь. А теперь слушай внимательно, это очень важно. Ты помнишь человека по имени Джордж Уиннис, которого я когда-то упоминал? Так вот, он живет по адресу Саут-Одли-стрит, 336. Он никогда не встает раньше десяти утра, и у него никогда нет с собой меньше двух тысяч фунтов. Вызови Попрыгунчика и немедленно отберите у него деньги! И еще: обязательно оставьте там мою метку!

– Ты сумасшедший! – засмеялась в ответ Патриция.

– И да, и пет. Но сейчас у меня действительно железное алиби, и я хочу передать тебе все до последнего пенни, перед тем как помру. – Тон его голоса не позволял принимать разговор всерьез. – Да благословит тебя Господь, детка. Пока!

Саймон откинулся в кресле и положил трубку. Да-а, на этот раз у него действительно было железное алиби. На его губах заиграла сардоническая усмешка, а глаза превратились в синие сверкающие льдинки. В любом случае Клоду Юстасу придется поломать голову над всем этим... Саймон поглядел в окно на длинный пологий склон, освещенный первыми лучами восходящего солнца, и увидел свой самолет, пропеллер которого превратился в сверкающий круг. Волосы механика трепал поток воздуха, а из выхлопа струился сизоватый дымок. Небо казалось светло-голубым кристаллом фантастически чистой воды – как раз та прекрасная картина, которую следовало унести с собой в темную бездну могилы...

Отбросив в сторону все мысли, Саймон натянул шлем и надел на лоб очки. Тут на стол упала чья-то тень, и он поднял глаза.

В открытых дверях стояла плотная широкоплечая фигура, увенчанная неизменным старомодным котелком. Это был старший инспектор Тил.

Глава 10

Саймон радостно вскочил на ноги.

– Клод! – воскликнул он. – Никогда не думал, что буду так рад снова увидеть ваше толстое брюхо...

– Я так и предполагал, что вы можете оказаться здесь, – сухо ответил детектив.

Вслед за ним в комнату протиснулся сержант Барроу, но оба они держались на безопасном расстоянии от Святого. У Тила все еще побаливала челюсть от молниеносного удара каменного кулака Саймона, и теперь он опасался подходить слишком близко.

– Видно, результативность дедукции в Скотланд-Ярде пошла в гору, – более меланхолично заметил Саймон.

Тил напряженно кивнул:

– Я знал, что вы интересуетесь Ренвеем и что вы однажды уже сюда приезжали – это когда ваш Униац оглушил полицейского. И мне вдруг пришло в голову, что, несмотря ни на что, вы сюда вернетесь.

– Будь то землетрясение или потоп, – негромко произнес Саймон, – мы своих дел не бросаем. Так для человека это совсем не плохая репутация... Но сейчас я должен сообщить вам кое-что поважнее.

– А я скажу вам то же самое, что и в прошлый раз, – сквозь сжатые челюсти процедил детектив. – Вы арестованы, Святой.

– Но все это очень серьезно! – Саймон попытался обойти стол.

– Все действительно очень серьезно, – невозмутимо согласился Тил. Он вытащил правую руку из кармана, и в ней оказался пистолет. – Я не хочу применять оружие, но на этот раз я вас обязательно посажу, даже если это будет последнее, что я сделаю в своей жизни.

Глаза Святого превратились в каменные щелки.

– Вы правы: это будет последнее, что вы сделаете в своей жизни! – крикнул он, но внезапно его губы растянулись в тонкой усмешке. – А теперь выслушайте меня, дубина вы стоеросовая. Вы хотите арестовать меня за то, что мой приятель Попрыгунчик Униац вчера вечером неподалеку отсюда треснул по башке фараона. Ладно, это я признаю. Но вы же еще хотите повесить на меня убийство Мануэля Энрике и угон истребителя с завода "Хаукер". А как раз в этом-то я и не виноват. Именно поэтому я и хотел встретиться с вами. Это единственная мыслимая причина для радости, которую я испытал, когда увидел здесь именно вашу самодовольную красную морду. И я собираюсь сообщить вам, кого действительно нужно арестовать!

– Я знаю, кого мне нужно арестовать, – с каменным лицом ответствовал Тил.

– Да что вы говорите? – Голос Святого был полон ядовитого презрения. – Ну, тогда вам, должно быть, известно, что в данный момент вы стоите в его собственном доме?!

Инспектор Тил моргнул: его глаза начали вылезать из орбит, а челюсть начала отваливаться вниз.

– Ренвей?! – ошарашенно спросил он, но его лицо тут же слегка покраснело, и одновременно на него вернулось выражение презрительного скептицизма. – Это и есть ваше новенькое алиби?

– Это и есть мое новенькое алиби, – быстро и спокойно согласился Святой, – а вам лучше его выслушать. Вы знали, что Ренвей – именно тот человек, который угнал самолет с завода "Хаукер"?

– Не знал. И посейчас не знаю.

– он перегнал самолет сюда, в свое поместье, и я это видел. Можете пройти вон на то поле и полюбоваться проплешинами, выгоревшими в траве от посадочных огней, если не верите мне на слово. Вы знали, что в подземной пещере у Ренвея спрятана подводная лодка с боевыми торпедами на борту?

– Подводная...

– Вы знали, что экипаж этой подводной лодки многие месяцы жил в тайном убежище под этим домом? Вы знали, что экипаж этот – сборище самых отъявленных бандитов, которых я когда-либо встречал в Англии?

– Бандитов...

– Вы знали, – нанес последний удар Святой, – что сейчас из Кройдона в Париж летит самолет с тремя миллионами фунтов стерлингов золотом на борту?! А вы тут путаетесь у меня под ногами и разыгрываете из себя проницательного сыщика! У Ренвея все подготовлено, чтобы сбить этот самолет и поставить своего рода преступный рекорд, который выставит весь ваш Скотланд-Ярд в таком глупейшем виде, в каком он не оказывался с тех пор, когда я начал разбирать его по кирпичикам!

Инспектор Тил с трудом сглотнул комок в горле. В голосе Святого звучала такая неподдельная ярость и искренность, что она пробила даже толстую оболочку недоверчивости инспектора. У него появился фантастический соблазн действительно начать слушать и даже поверить придуманной Святым совершенно невероятной истории, тщательно и серьезно рассмотрев все обстоятельства. А еще он был уверен, что опять окажется в дураках. Так что инспектор поборол этот смехотворный соблазн и надел защитную броню сарказма.

– Естественно, ничего этого я не знал, – почти промурлыкал он. – А что, за вас Эйнштейн это будет доказывать, или Ренвей сам признается?

– Ренвей сам признается, – угрюмо пообещал Святой. – Но даже в этом не будет необходимости. Вы знали, что все эти тонны золота повезет самолет с позывным G-EZQX, который взлетел из Кройдона в семь часов утра? – Он оторвал верхний листок блокнота и сунул его под нос Тилу. – Сами узнаете почерк Ренвея или вам понадобится свидетельство его банкира?

Тил глянул на листок.

– Неважно, он это написал или вы подделали его почерк, – ответил он голосом, в котором уже не было прежнего спокойствия. – Ренвей, как постоянный чиновник казначейства, имел полное право доступа к такого рода сведениям.

– А-а, вот как? – произнес Святой настолько тихо, что предыдущая фраза Тила показалась пронзительным визгом циркулярной пилы. – Тогда, я полагаю, Ренвей также имел полное право быть знакомым с Мануэлем Энрике и не упоминать этого факта, когда он привез труп последнего в полицейский участок в Хорли?

– А кто говорит, что Ренвей знал Энрике?

– Конечно, не я, Клод, – улыбнулся Святой. – Если бы об этом вам сказал я, то вы бы только укрепились в уверенности, что они не знакомы. Но об их знакомстве свидетельствует вот это письмо.

С этими словами Саймон достал из кармана письмо, которое он обнаружил в сейфе.

– Может, вы скажете, что письмо я тоже подделал?

– Очень может быть, – равнодушно произнес Тил, но его глаза, горящие странным огнем, впились в лицо Святого.

– Пойдемте-ка прогуляемся, Клод, и попробуйте мне доказать, что все остальное я тоже подделал.

С этими словами Саймон, не обращая внимания на пистолет в руках инспектора, спокойно пошел к двери, и Тил последовал за ним, хотя никакая земная логика не смогла бы объяснить этот поступок. И все время инспектору казалось, что он окажется в дураках. За Тилом двинулся и сержант Барроу, поскольку это была его работа. Но этот-то по крайней мере знал, что он дурак, поскольку частенько слыхивал это от мистера Тила.

В бильярдной Саймон показал им сорванную с петель потайную дверцу, проделанную в стене дыру и крутую деревянную лестницу, спускавшуюся в темноту меловой пещеры.

– Вот тут и жили те шестеро, чтобы обычная прислуга не догадалась о том, что происходит. Там вы найдете их кровати и все остальное. Здесь меня заперли, когда догадались, кто я такой на самом деле, и отсюда я только что выбрался.

Тил несколько секунд молчал. Но потом самым важным стало не то, что он сказал, а то, что он сделал.

Ибо он спрятал в карман пистолет и почти беспомощно взглянул на Святого. Никто никогда не узнает, чего ему это стоило. Но при всех своих недостатках старший инспектор Тил был спортсменом: он умел держать удар, каким бы болезненным он ни был.

– Что еще вам известно? – только и спросил он.

– Что подводная лодка сейчас в море и ожидает падения самолета. Что Ренвей сейчас в воздухе на истребителе с заряженными пулеметами, чтобы сбить самолет с золотом, и с кучей бомб, чтобы потопить любой корабль, который попытается прийти на помощь. Что перерезаны все телефонные линии к аэродрому Кройдона и между Лондоном и побережьем. Что где-то в доме спрятан радиопередатчик – его я еще не нашел, – который должен продолжать передавать предупреждение каким-нибудь властям, чтобы сорвать нападение.

Обычно румяное лицо Тила заметно побледнело.

– А мы можем хоть что-нибудь предпринять?

– Осталось только одно, – ответил Святой. – На летном поле вы, вероятно, видели прогреваемый самолет. Это мой самолет. На нем я и прилетел сюда – но это уже совсем другая история. С вашего, разумеется, разрешения я могу взлететь и попытаться помешать Ренвею. И не надо говорить мне, что это самоубийство, поскольку я и сам это прекрасно знаю. Но если я не пойду на это самоубийство, то будет совершено преднамеренное убийство экипажа транспортного самолета.

Некоторое время детектив молчал, уставившись в пол и избегая встречаться взглядом со Святым.

– Я не могу остановить вас, – сказал он наконец.

– Но если вам достаточно других доказательств, вы можете забыть о том, что Попрыгунчик ударил того полицейского, – улыбнулся Святой. Он вдруг вспомнил о том, что вскоре должно произойти с неким Джорджем Уиннисом, и в его улыбке проглянула старая издевка. – А когда я вам в следующий раз скажу, что какой-то мелкий мошенник пытается навесить на меня свои делишки, вы, Клод, может быть, не будете так поспешны и недоверчивы.

И, как раньше бывало, он ткнул пальцем в брюшко Тила, но улыбка его была не злой. Без дальнейших слов Саймон вышел из бильярдной на улицу.

Уже забравшись в кабину самолета, Святой увидел на террасе смотревшего ему вслед Тила. Саймон весело сделал ему ручкой, а механик в это время убрал из-под колес колодки. Устроившись поудобнее, он дал полный газ. Саймон отклонил ручку управления вперед, самолет поднял хвост, с ревом устремился вниз по склону, набрал скорость и круто взмыл вверх над деревьями.

Святой и так уже почти опоздал, и если бы ветер дул с севера, а не с юга, он бы наверняка не успел. Набирая высоту крутой спиралью, он заметил большой транспортный моноплан и догадался, что это именно тот самолет, которого ожидал Ренвей: никакой другой самолет такой конструкции не мог в этот час лететь на юг. Саймон поискал взглядом истребитель Ренвея и увидел его на высоте шести тысяч футов, делающим широкий круг над морем в прозрачно-голубом небе.

Ренвей! Святой чуть потянул на себя ручку, увеличив угол набора высоты, а губы его сжались в мрачную улыбку при воспоминании о том, что под пальцами нет пулеметных гашеток, как у Ренвея. Он глянул вперед, но вместо вороненых стволов пулеметов увидел лишь двойной ряд пляшущих клапанов двигателя. Саймон собирался вступить в дуэль, имея только собственное искусство пилотирования и глазомер, в то время как Ренвей мог противопоставить этому огнедышащие пулеметы и кое-какую сноровку владения ими. И тут Святой внезапно рассмеялся своим пиратским смехом, а глаза его засверкали стальным блеском; но смех потонул в реве двигателя и был унесен жгучим ветром. Ренвей! Этот человек обманом воспользовался его именем в недобрых целях. Этот человек убил Энрике и положил на труп его метку. Этот человек украл тот самый самолет, на котором он сейчас собирался вступить в схватку, и также оставил его метку на месте преступления. И этот откормленный, косоглазый, нервный, плоскостопый, трусливый и надутый чиновник имел наглость заявить, что он – это он-то! – и есть Святой!

Саймон Темплер чуть шевельнул ручкой и глянул на высотомер: пять тысяч футов. Он выровнял и развернул самолет. Местность внизу казалась раскрашенной картой, где разными оттенками зеленого цвета обозначались леса и луга, белыми линиями – дороги, а полоса прибоя казалась белоснежной широкой лентой на фоне серо-зеленого моря. Транспортный самолет медленно полз по этой карте немного ниже. Острые глаза Саймона разглядели буквы на верхней обшивке крыла: G-EZQX. Самолет Святого летел по крайней мере в два раза быстрее. Саймон внезапно понял, что Ренвей, должно быть, наблюдал его взлет и догадался, что что-то пошло не так. Наверняка догадался и даже в своем сверхнервном состоянии наверняка понял, что на его пути возникло препятствие, которое надо устранить. Оставалось только ждать нападения. И оно пришло.

Самолет Саймона слегка вздрогнул, и по диагонали левого крыла легла неровная строчка пулевых отверстий. Даже за ревом двигателя Саймон услышал яростный стрекот пулеметов "хаукера". Он резко нажал на педаль и потянул ручку на себя, почувствовав перегрузку, когда самолет поднял нос и сделал восходящую бочку, которая затем перешла в петлю и переворот в нижней ее части.

Глава 11

Ренвей заложил крутой вираж и погнался за самолетом Святого. Обернувшись назад, чтобы не терять Ренвея из виду, Саймон пикировал под небольшим углом и одновременно бросал самолет из стороны в сторону, не давая пилоту истребителя как следует прицелиться. Из стволов пулеметов вырывалось оранжевое пламя, трассирующие очереди пролетали далеко справа и слева от самолета Саймона. Владение искусством прицеливания в воздухе – хитрая штука, а у Ренвея не было никакой практики, и это был единственный фактор, на который мог рассчитывать Святой.

Случайная очередь сделала еще одну строчку в фюзеляже, и Саймон тут же бросил самолет в петлю. Ренвей с ходу проскочил мимо и снова заложил крутой вираж. На выводе Святой выровнял машину и устремился ему навстречу. Они стремительно сближались лоб в лоб. Саймон выдерживал курс до последней секунды, а потом прямо перед носом истребителя резко пошел вверх и сделал полупереворот, который спас его от неминуемой гибели.

В самой верхней точке Саймон заложил медленный вираж и увидел под собой самолет Ренвея, который все еще шел вниз, беспорядочно переваливаясь с крыла на крыло. Святой дал полный газ и начал снова пикировать на "хаукер".

Вниз... вниз... Ревел двигатель, в расчалках завывал ветер, а указатель скорости показал триста двадцать миль в час. Саймон весь напрягся в ожидании первых признаков вибрации, которая служила указанием того, что самолет начинает разваливаться в воздухе. Его машина не была рассчитана на такие перегрузки. Это был самолет последней модели, самый прочный и скоростной из всех существующих, но для воздушного боя он все же не годился. Саймон заметил, что "хаукер" пытается неуверенно уклониться, и увидел невообразимо быстро приближающееся совершенно белое лицо Ренвея под очками. Он сжал зубы и потянул ручку на себя. Сейчас! Самолет, казалось, просел в воздухе, и Святой на мгновение потерял сознание из-за перегрузки, но крылья все-таки выдержали. Перегнувшись через борт, он увидел, что "хаукер" снова пикирует, дико раскачиваясь в неопытных руках пилота. Саймон снова сделал переворот на горке и опять перешел в пике.

Это было его единственное оружие против пулеметов истребителя – пикирование, горка, петля и опять пикирование. Каждый раз задевать верхнее крыло "хаукера" колесами своего самолета, делать горку с полупереворотом и снова пикировать. Все время маневрируя, стараться прижимать истребитель к земле. Сделать переворот и опять пикировать на полном газу, рискуя разрушить самолет. Обрушиваться на Ренвея с разных сторон, заставляя его нервничать и терять самообладание, каждый раз снижаться еще и еще – на пятьсот футов, на тысячу, на полторы... А потом опять набирать высоту и опять пикировать.

Святой пилотировал машину так, как никогда раньше. Он вытворял невозможные вещи, шел на безумный риск, создавал такие перегрузки, которые его самолет в принципе выдержать не мог, – и так до бесконечности. Если бы Ренвей мог делать хотя бы половину такого, все это надолго не затянулось бы.

Но Ренвей не мог. Самолет Саймона исчезал из поля зрения Ренвея на казавшиеся столь долгими минуты, а когда Ренвей все же находил его и доворачивал свою машину, то цель снова ускользала от него. И с каждым разом он все больше нервничал. Его самолет все быстрее и быстрее терял высоту, фут за футом уступал ее этому жестокому небесному демону, который, казалось, намеревался сцепить их машины вместе и обрушить их на землю в огненных объятиях...

Святой снова безжалостно улыбнулся и снова спикировал. Он победит. Он это знал. Он видел, что Ренвей летит все более неуверенно, его "хаукер" теряет высоту и маневрирует все более неуклюже. Саймон видел, как Ренвей в очередной раз обернулся, бессильно погрозил ему кулаком и беззвучно открыл рот. Святой представил, какие проклятия шлет ему Ренвей, и рассмеялся. Он, казалось, мог читать мысли Ренвея и видел тот страх, который заставлял Ренвея дрожать и обливаться холодным потом. С превратившимся в бронзовую маску лицом Саймон вновь пролетел в шести дюймах над головой Ренвея, этой трясущейся медузы, которая посмела назваться Святым!

В эту минуту он впервые спокойно огляделся, чтобы посмотреть, что еще происходит в воздухе, и увидел, что в схватке они вылетели в море примерно на милю, а транспортный самолет только что пересек линию прибрежных скал.

Ренвей, должно быть, тоже заметил его. Он внезапно заложил отчаянно глубокий вираж, чуть не сорвался в штопор и начал пикировать, непрерывно ведя огонь из пулеметов. Саймон двинул ручку вперед до отказа, дал полный газ и камнем ринулся вниз. Рев двигателя перешел в сатанинский вой. Самолет стремительно падал, бешеный ветер пытался сорвать очки, а транспортник испуганно накренился и принялся улепетывать. Ренвей пытался догнать его. Святой в фантастическом пике этой сумасшедшей схватки управлял самолетом хладнокровно и чутко, как породистым скакуном, крепко и нежно держа поводья, каждым нервом и мускулом ощущая свою машину как живое существо. Взгляд его не отрывался от противника. Губы застыли в грозящей смертью улыбке. Все ниже, ниже – и вот где-то сбоку словно рванулся вверх силуэт транспортного самолета. Саймон понял: Ренвей не рассчитал и промахнулся. Еще ниже – Ренвей выровнял самолет и пошел с небольшим креном, намереваясь снова набрать высоту.

Пора было кончать, иначе Ренвей мог дать еще одну очередь и совершенно случайно не промахнуться.

Еще ниже... Но никакой гражданский самолет не мог выйти из такого пике, не поломав крылья. Так что выводить его надо было очень мягко, но и в этом случае всякое могло случиться. Хладнокровно, как будто ведя машину на скорости двадцать миль в час, Святой прикинул расстояние и почувствовал сопротивление ручки. На мгновение ему показалось, что его самолет врежется в кабину истребителя точно в том месте, где стоит прицел...

Хрясь!

Самолет Саймона содрогнулся так, как будто в него попал крупнокалиберный снаряд. Цветная карта бешено завертелась перед его глазами, но Саймону все же удалось перейти в управляемый полет. Он огляделся: крылья, похоже, выдержали. Нос машины постепенно пошел вверх и наконец встал горизонтально. Саймон посмотрел вниз.

В пятистах футах под ним "хаукер" падал в медленном штопоре. Его хвостовое оперение было разрушено как будто ударом исполинской дубинки, и из всей этой мешанины торчали какие-то обломки, очень похожие на остатки шасси самолета Саймона. Он увидел в кабине лихорадочно борющегося с управлением Ренвея и почувствовал укол жалости, что, однако, не отразилось на его лице. В конце концов, этот человек был безумен... Но даже если он был убийцей и собирался убивать снова, его собственная смерть будет не из приятных. Тут Саймон вспомнил про находящиеся на борту истребителя бомбы и понял, что конец будет быстрым.

Святой наблюдал за падающим самолетом с застывшим удивлением. Если он врежется в море, то бомбы могут и не взорваться. Скалы были очень близко, но самолет падал, крутясь и раскачиваясь, как осенний лист... Казалось, на землю он так и не упадет.

Но по какой-то прихоти аэродинамики, с которой сталкивался каждый летчик, самолет вдруг выровнялся. На мгновение он как бы завис в воздухе, а потом, как бумажная стрелка, по абсолютно прямой линии устремился вниз и врезался точно в кромку прибоя, разбивавшегося о подножия белых утесов. В следующую же секунду на месте падения поднялся огромный язык оранжево-фиолетового пламени.

* * *

Саймон Темплер отпил глоток хереса и закурил сигарету.

– Все остальное было довольно просто. Я очень аккуратно сел на воду ярдах в пятидесяти от берега, и меня подобрала моторная лодка. С Тилом мы встретились на середине подъема на скалы, и я показал ему вход в пещеру. Только мы туда заглянули, а навстречу карабкается Петровиц со своей командой. Самолет Ренвея взорвался прямо над подводным входом в пещеру и обрушил его, так что подводная лодка оказалась запертой внутри. Наверное, экипаж лодки, наблюдая нашу драку, сообразил, что что-то вышло не так, и собрался уже было разбежаться по домам. Они летели под всеми парусами в кильватер друг другу, а поскольку вылезать можно было только по одному, нам не составило никакого труда помочь им попасть прямо по назначению.

– Ты не заслужил того, чтобы выбраться из этой заварухи с неповрежденной шкурой, – после некоторого раздумья заметила Патриция Холм.

– Но я выбрался, да еще и кое-что прихватил, – сказал Святой с невинными глазами. – Перед отъездом я снова открыл сейф и забрал шкатулку Хьюго. Она лежит в машине.

Попрыгунчик Униац молчал немного дольше. Сомнительно, чтобы он понял, из-за чего весь этот шум, но он сумел ухватить один момент, к которому имел непосредственное касательство.

– Босс, – неуверенно сказал он, – значит, меня не посадят за то, что я вырубил фараона?

– Можешь поспорить на последнюю рубашку.

– Ого! – воскликнул Попрыгунчик, с энтузиазмом потянувшись к бутылке виски. – Это здорово! Как же вы это обтяпали?

Саймон поймал взгляд Патриции, вздохнул и рассмеялся.

– Я заставил Клода позабыть об этом ради его матушки, – пояснил он. – А теперь выкладывай свою историю. Тебе удалось застукать Уинниса?

Тут раздался звонок в дверь, все замолчали, а Попрыгунчик тем временем налил себе полпинты неразбавленного виски. Они услышали шаркающие шаги Горация, звук открывшейся двери и шаги вошедших людей, а потом дверь в комнату распахнулась, и Саймон сразу узнал посетителя.

– Клод! – вскочив, воскликнул он. – А мы только что о вас говорили! Я рассказывал Попрыгунчику о вашей матушке.

Инспектор Тил вошел в комнату и остановился, заложив большие пальцы за пояс широченного пальто. Его голубые глаза, казалось, почти уже совершенно засыпали от непередаваемой скуки, но это была старая уловка. Выражение глаз никак не вязалось с краснотой лица и сжатыми губами. И вообще, вокруг него возникла такая атмосфера, какая никогда не могла бы возникнуть вокруг человека, который с нежностью вспоминает о своей матушке.

– Ах, вот как? – сказал инспектор Тил, и голос его сорвался на какой-то истерический лай. – Я приехал из Лондона не для того, чтобы слушать про мою матушку! Я хочу услышать про человека по имени Уиннис, которого ограбили в его же собственной квартире сегодня в половине девятого утра!


home | my bookshelf | | Святой в Лондоне |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу