Book: Замок на стыке миров



Виктор Чирков

Замок на стыке миров

Купить книгу "Замок на стыке миров" Чирков Виктор

И настал день Возвращения...

Но пришел не герой, а лишь его тень!

И было предначертано ей:

Пройти по лезвию над бездной

и обрести плоть или сгинуть...

Пролог

В веренице промозглых дней, уже на самом излете осени, случилось чудо. Облака сгинули еще ночью, к утру подморозило, и выпал тот удивительный и редкий случай, когда природа смилостивилась и по странной своей прихоти подарила солнечный день. Дожди, моросившие весь сентябрь, окончательно изгнали из долины все следы летней пыли. Воздух предгорий, и без того чистый, прямо-таки звенел этим морозным утром.

Я вышел на крытую галерею. Передо мной открылась настоящая феерия красок — все оттенки багряного, желтого и оранжевого. Фестиваль одного зрителя... Выше по склонам гор листва с деревьев уже облетела, оставив кое-где в живописном беспорядке лишь отдельные оранжево-желтые пятна. Сквозь голые ветви стали видны развалины не то храма, не то монастыря.

Еще утром я проснулся с чувством ожидания... Но что могло случиться в этом тихом и уединенном месте? Ближайший городок лежал отсюда примерно в тридцати километрах.

От утреннего кофе остался только аромат и приятное воспоминание. Работать не хотелось, и я решил прогуляться — грех было не воспользоваться погожим днем. Закрыв дом, я зашагал по дороге вниз.

На перекрестке я свернул влево, на вымощенную камнями дорогу. Ноги сами несли меня по ковру из желтых листьев в глубь долины. В такт шагам в голове появлялись и исчезали бессвязные обрывки мыслей... Да, дом я запер. Впрочем, у смотрителя есть ключ, и уплачено ему за год вперед. Как мне удалось купить так дешево этот дом, хотя его цена значительно больше?

Я не заметил, как пересек долину и поднялся по склону выше границы золотой осени. Голые ветви деревьев тянулись к бирюзовому небу. Листва, прихваченная ночным заморозком, хрустела под ногами. Из состояния лирической задумчивости меня вывело осторожное покашливание...

— Кх... Прекрасный день, не правда ли?

Рядом со мной шел человек в монашеском одеянии, подпоясанный веревкой. На голову был наброшен капюшон, и сколько я потом ни пытался вспомнить его лицо, так и не смог.

— Да, природа не поскупилась...

— Позволите составить компанию?

— Вы это, собственно, уже сделали...

— Ну и отлично!

Дорога тем временем вывела нас к развалинам. Арка ворот давно обрушилась, от левого столба осталась лишь невысокая кучка кирпича. Стена еще держалась. Ее густо оплел дикий виноград, бордовые листья которого устилали все вокруг...

— Прошу, — пригласил странный спутник.

— Вы что, настоятель? — удивился я.

— В некотором роде! — ухмыльнулся монах.

Двор, когда-то вымощенный камнями, порос редкой травой, из стыков плит торчали пожухлые пучки. Главное здание стояло без окон, половина двустворчатой двери отсутствовала, вторая, выбеленная дождями, свисала на одной петле. Косые лучи невысокого солнца пронзили остов храма, и внутри что-то блеснуло.

— Осмотрим? — предложил настоятель.

— Стоит ли терять время? Постройки не такие уж старые.

— Далеко не все, любезный гость!

Настоятель подхватил меня под руку и направился прямо к двери. Я попытался вырваться, но мой незваный попутчик не позволил.

— Не надо упрямиться, мы можем опоздать... — зашипел он.

— Куда? — опешил я.

— Увидите...

Мы быстро пересекли зал, и монах остановился.

— Уфф! — облегченно вздохнул он.

— Может, все-таки вы объясните, куда меня тащите?

— И даже покажу!

Храм задней стеной примыкал к горе. В граните было вырублено изображение древнего бога. Его ступни и голени обнимало каменное пламя, переходящее в странное одеяние, схваченное поясом. Пряжка отсутствовала. На красивом человеческом лице вместо глаз зияли черные провалы.

— Время само расставило приоритеты! — зло проворчал настоятель.

— В каком смысле?

— Они не смогли разбить его, заложили кирпичом... Теперь же нет ни их, ни стены!

— Да скажите же вы, наконец, кто «он», кто «они»?

— Бог огня. Сегодня его день!

Монах достал из складок рясы пряжку и приложил к поясу гранитного бога. Здание содрогнулось. «Только еще землетрясения не хватало», — подумал я. Тем временем странный экскурсовод запел песню на незнакомом языке, раскачиваясь в такт. Перед изваянием закрутился смерч, очистив пол от мусора и пыли, раздался скрежет, и плита опустилась. Квадратный камень с лежавшим на нем крестом выдвинулся на ее место. «Сейчас меня тут зарежут», — пронеслась мысль, но ступни словно приклеились к полу...

— Час пробил! — объявил настоятель.

Черные глазницы гранитного бога вспыхнули багровым пламенем. Его взгляд, словно луч прожектора, упал на перекладину каменного креста и пополз по ней красным пятном. Как только пятно достигло перекрестия, воздух над глыбой задрожал, и мне почудилось, будто над крестом возникла арка...

— Прощай! — произнес монах и легонько толкнул меня плечом.

Я, пытаясь удержаться, шагнул вперед, но споткнулся о камень и упал прямо под арку.

* * *

Взгляд бога угас, вместе с ним исчезло и наваждение. Камень вернулся на свое место. Настоятель вынул пряжку из пояса статуи. Из храма он вышел один.

Глава 1.

Путь к воротам

Все тело ныло... Ощущение потери памяти, смешанное с тупой болью во всем теле... Стоп. Это уже было. Полет — или что-то иное, обрывки мыслей о прочитанных романах, судорожная попытка выбраться из этого бреда. Нужно открыть глаза.

Голубое небо меньше всего походило на потолок комнаты, где все началось. Я приподнялся... Тело было цело, но рука, правая рука... В глазах потемнело. То, что я увидел, сильно напоминало кадр из фильма ужасов. Мою руку покрывала сверкавшая на солнце чешуя. Страшные когти переливались оттенками голубого цвета. Указательный палец украшал перстень с черным камнем. Я снова провалился в беспамятство.

Второе пробуждение прошло легче. Мои силы восстанавливались, а с ними возвращалось чувство юмора. Я оценил лапу и подумал, что нос или ухо теперь тереть лучше левой, затем ощупал лицо, оно не изменилось, это чуть приподняло общее состояние духа.

Изучая свой внешний вид дальше, я ничего нового не обнаружил. Немного осмелев, сел, потрогал новую кисть: она оказалась теплой и не столь уж противной. Ближе к локтю чешуя отсутствовала и остался маленький давний шрам. Разглядывая его, я захотел мысленно разгладить кожу, выровнять дефект, стал словно погружаться в информационное поле поврежденной зоны. Появилось ощущение нарушенной гармонии. Я разглаживал и выравнивал, черпая информацию в окружающих тканях. Не знаю точно, сколько времени это продолжалось, но когда я очнулся, оказалось, что шрама как не бывало.

Лапа удивительно легко подчинялась, сверкая при движении солнечными зелено-голубыми бликами. Она была явно моей или, по крайней мере, возникла по какому-то непонятному стечению обстоятельств с изрядной долей моего участия.

Правда, сжать ее в кулак до конца я не мог, мешали когти. Вдруг меня осенило — что если... шрам рассосался по моей воле! Я собрал все свои жалкие силы и уставился на лапу. Она превратилась в руку, замечательную, знакомую руку!

Только вот радость от первого успеха была испорчена взглядом на левую ладонь. Теперь там, на месте ее, сияла, радостно переливаясь на солнце, когтистая сине-зеленая кисть все с тем же перстнем. После нескольких попыток я сделал себе две лапы, правда, перстень остался все-таки один, он лишь кочевал с одной конечности на другую. Теперь эта операция проходила легко, а что если сделать четыре?! Интересно, где будет кольцо? Но благоразумие все же одержало верх.

Изрядно помучившись и осознав, что лапа никуда не денется, я попытался изменить её внешний вид: появляться среди людей с таким приобретением не хотелось.

Попытка убрать чешую не удалась, это поражение пришлось признать. А что если мои новые способности простирались дальше? Если я сумел перестроить свое тело...

— Правда, не очень успешно, — мелькнула мысль, явно ехидная, и, похоже, не моя.

— Нужно попробовать соорудить хотя бы перчатку, собрать все силы, все внимание... — бубнил я.

— Умения у тебя явно не хватает.

— Опять комментарий?! Ну вот, уже сам с собой заговорил, — произнес я, при этом продолжая попытки создать перчатку.

Изделие с треском лопнуло, обнажив здоровенные когти отливавшие цветом вороненой стали.

— Зато силы много... — послышалась новая реплика.

Создавать новую перчатку я начал с попытки уменьшить длину когтей, и это мне удалось — сантиметров до двух. Более тщательный контроль над процессом позволил мне скрыть измененную конечность черной кожаной перчаткой. Вот только перстень, несмотря на все старания, оказался поверх перчатки, словно хотел видеть мир вокруг. Снять его и спрятать в карман мне не удалось, но тем не менее, это уже был явный успех. Эти эксперименты окончательно утомили мой разум, я задремал.

Ворвавшийся в мозг вопль: «Осел, тебя сожрут!» — мгновенно вернул меня к реальности (что было действеннее — «осел» или «сожрут», я понять не успел) Еще не открыв глаза, я ощутил рядом с собой здоровенную змею, готовую отобедать согревшейся на солнце дичью. Моя (с этим я уже смирился) лапа засветилась и протянулась к змее. Когти, разорвав перчатку, сомкнулись на змеиной голове. Раздался жуткий хруст, что-то чавкнуло. Веки, наконец, раскрылись. Лапа, снова прежних размеров, все с тем же перстнем, блеснув на солнце, оделась перчаткой. Кольцо снова находилось поверх перчатки.

Гадина все еще стояла в боевой стойке, но голова отсутствовала. Все вокруг было забрызгано кровью. Змея оказалась довольно большая, раньше мне такие не встречались. Окраска ничего не говорила о принадлежности к какому-либо виду, в учебнике биологии о таких не упоминалось.

Все это безобразие длилось лишь мгновение. Я откатился в сторону, тело змеи рухнуло на песок.

— Ничего себе, что-то у меня нет желания ссориться, — комментировал все тот же голос (пусть голос, так проще для моего перегруженного впечатлениями восприятия).

Пришло время, наконец, чуть-чуть осмотреться и подумать. Я стал перебирать свои воспоминания...

* * *

Странные сны иногда посещали меня еще на Земле. Собственно, даже не сны, а какие-то воспоминания, глубоко укрытые в недрах памяти и сохранившие лишь детский страх перед неизвестностью и мучительную боль утраты чего-то не свершившегося. Жизнь неслась, раскручивая свою спираль, и, в общем, не сулила ничего нового или необычного. Начинало казаться, что земной путь пройден. Все напоминало последний день в городе, из которого уезжаешь вечерним поездом, а все дела сделаны уже к обеду...

Воспоминания оживали шаг за шагом — короткие минуты перехода от яви ко сну. И то, что так угнетало, постепенно проявилось. Я наконец рассмотрел все. Но это была не более чем иллюстрация, гравюра с изображением бури, а не настоящий шторм.

Что же сыграло роковую роль — любопытство, скука или судьба, потянувшаяся за мной из прошлого? Потом уже было трудно определить. Впрочем, я не смог бы указать и точное начало пути. Что двигало мной? Мог ли я предположить, что будет дальше, когда шаг за шагом пытался вдохнуть жизнь в мертвые вихри иного мира.

Воображаемый мир стал оживать, исчезло ощущение натюрморта. Раз от раза бездна становилась все глубже и подвластнее. Теперь я помнил детали, эта часть памяти восстановилась. Но теперь чувство детского страха сменилось глубоким удовлетворением от понятого, а может, созданного? Что это такое? Трудно оценить. Но, вполне реальное, оно твердо обосновалось рядом и никуда не собиралось исчезать. Огромная бездна, клубящийся туман, уходящий в бесконечность, смешанное впечатление страшной высоты и невозможности разбиться. Мелькнула явившаяся извне мысль, что эта мощь со мной навсегда, что путь открыт, что счастливого прежнего неведения не будет никогда.

После такого заключения последовало больше вопросов, чем ответов. И что с новым знанием делать, кроме как нырнуть... Да, нырнуть в воображаемый туман, который вам снился в детстве... Может, следовало бы обратиться к психиатру?! Два укола в день, свежий воздух — и через месяц болезнь пройдет. Но если это и было видением, то очень реальным. Я переехал в горную долину, благо вилла продавалась очень дешево. На некоторое время видения оставляли меня в покое, но потом произошла странная встреча...

* * *

Экскурсия по развалинам закончилась весьма плачевно. Моя новая часть тела была похожа на руку бога из одного романа... Какие возможности у новой конечности — неясно, но она явно была частью меня, а уж соображала значительно быстрее. Пришлось удовлетвориться пока таким объяснением на сей счет.

Куда я попал, совершенно непонятно. Каким способом — некоторые соображения теперь были... Похоже, неумелые эксперименты с необычными образами вывели меня на какой-то путь. Испугавшись, я попытался свернуть, и был выброшен в неизвестное место Земли. В это, по крайней мере, хотелось верить. Пребывание в недоступной пониманию человека среде, помноженное на испуг, и дало такой странный результат. Вот, собственно, и все, что удалось вспомнить и понять. Негусто.

Я встал; в обе стороны тянулся бесконечный пляж, края водной глади видно не было. Продолжением песчаной полосы служил лес, перемежающийся скалами. Понять, где я, не представлялось возможным. По крайней мере, тут в данный момент тепло.

Насколько мог различить взгляд, никаких заметных следов человека или иной жизни не имелось. Кроме змеи, — правда, это была уже не жизнь. Но ведь разговаривала не она...

Впереди или позади, впрочем, в той стороне, куда я смотрел, в тумане виднелся не то мыс, не то скала. Присмотревшись к нему, я различил какое-то свечение, неясные контуры сооружения, скорее всего Замка. В нем переливалось и искрилось нечто. Прикрывая глаза от солнца правой конечностью, я заметил, что перстень светится в тон и такт тому странному пламени. Взгляд невольно остановился на кольце, лапа сжалась...

— Ну что уставился? Проковыряешь дыру или раздавишь, как бедную змейку!

— Да, — произнес я, — лапа с когтями, кольцо с юмором и интеллектом — нужен психиатр.

— Осел! Хотя и здоровый... У меня только половина интеллекта. Вернуть вторую поможешь ты.

Далее перстень продолжал ворчать, обращаясь скорее сам к себе.

— Психиатра ему, где тут он его возьмет, впрочем, доктор не доктор — лапа все равно останется, правда, если хирург попробует... представляю его на месте гадины, хи-хи-кс!

Стало ясно, что у меня появился попутчик, но по пути куда?

— Теперь или я начну жить в новой шкуре, или лучше утопиться, — задумчиво сказал я сам себе.

— Ну наконец-то, а утопиться все равно, думаю, не получится. Ступив в переход и выйдя из него целым... Нет!

— Слушайте, может...

— Лучше «ты»: обращаться на вы к жалкой половине — это как-то слишком.

— Может, все-таки объяснишь, кто ты и откуда?

— Понимаешь, я могу рассказать лишь часть...

— Половину, что ли? — ехидно поинтересовался я.

— Да, примерно. Когда ты создал межсферный переход, поглотивший тот, в котором я был заперт, во мне затеплилась надежда. Но все оказалось не так просто, ты потерял контроль, рванул назад, мысли у тебя путались, это походило на тайфун. Не имея сил повлиять на происходящее, я лишь направил тебя поближе к Замку, надеясь на лучший исход. Но ты мало того что выбрался, но и прихватил меня с собой, правда, не в лучшем образе...

— Слушай, а этим зеленым сокровищем меня одарил ты?

— Нет, но это не так уж плохо, как показал первый опыт. Кстати, вторую половину будет совсем не просто найти и освободить.

— Почему, собственно, ты решил, что я буду кого-то искать, спасать?

— Понимаешь ли, — несколько подумав ответил перстень, — если даже неосознанно ты прихватил страдальца из колодца, то в помощи несчастному не откажешь?

— Так, а кто же, собственно, просит?

— Потом, все потом, но один ты быстро заскучаешь! Слишком велики изменения в твоем "я", да и внешние тоже. Жить в таком виде среди людей? Путь развития дальше тернист. Люди им идут так редко, нас давно уже нет на Земле людей, — затараторил перстень.

— Кого это «нас»? — спросил я.

— Узнаешь, когда мои части сольются и снова станут единым целым.

Лапа была теплой и спокойной, — наверное, мне ничего не угрожало.

О, как я ошибался... Перстень — действительно был не опасен, разве только своей язвительностью, но путь к сердцу Замка — дело иное.

* * *

— Здесь делать больше нечего. Если куда идти ясно, тогда в путь, — подытожил перстень наше знакомство.

Теперь я окинул взглядом пляж и вздрогнул! От змеи осталось лишь углубление в песке, равное телу змеи.

— Началось, — проворчал перстень, — но, думаю, слуги Замка на пляже не появятся, а это — так, шутка. Ты можешь идти?

— Да, — ответил я и, отложив дальнейшие расспросы, направился к туманному мысу.

По мокрой и удивительно твердой полосе песка, лежавшей вдоль океанского прибоя, шагалось легко и свободно, мыс медленно приближался. Несмотря на солнце, вокруг скал клубился туман. Огромный монолит вырастал частью из песка, частью из океана. Камни на подступах к скале покрывал мох. Мелкие трещины, словно паутина сплетенная веками, опутывали гранит. На мысу власть времени кончалась, и, хотя скала имела вид вполне естественный, она была здесь чужая.



— Ну и что? — обратился я к перстню.

— Ворота со стороны материка, нужно подниматься через лес.

Я глубоко вздохнул и подумал, проглотив слюну, что неплохо бы поужинать. Солнце было невысоко.

— Ничего, поужинаем, и еще как, если, конечно, войдем или если что-нибудь не поужинает нами. Тут, похоже, гости нечасты.

Взглянув назад, я осознал в очередной раз, что, собственно, идти-то мне некуда. Оставалось одно: искать место, где склон был не так крут, чтобы лезть через лес наверх. Мелькнула мысль проложить тоннель, но ее прервал голос (или мысль — никак не выбрать) кольца, что лучше поберечь силы, чем шуметь и заниматься дурацкими экспериментами.

Поиски довольно быстро увенчались успехом. Подобие тропы среди камней шло вглубь леса. Повороты, прямые участки... Петляя, тропа поднималась и забирала вправо. Склон стал более пологим, деревья реже... и у меня просто пропал дар речи.

Лес расступился, долина плавно уходила вверх, теряясь среди гор. Взгляд скользнул по ней к горной гряде, искрившейся в багровых отблесках вечернего солнца. Леса волнами меняли окраску, переходили в долины и пустоши, а еще выше последней ступенью к вечности, звездам, пространству лежали древние льды. Стоп. О вечном. Обернувшись, я узнал на фоне закатного солнца силуэт Замка, что померещился мне внизу. Огромный, подстать окружающей природе, он словно парил над скалой, и снега гор отражались в его не то окнах, не то плитах. Вечное отражалось в древнем или древнее в вечном? Видение растаяло. Звенящая глубокая тишина повисла, обволакивая лес, скалу, камни.

— Иногда в лучах закатного солнца этот Замок, что во многих мирах, может видеть и простой смертный. Напряги зачатки своего второго зрения, всмотрись, — нарушив молчание, молвил мой попутчик, заключенный в перстне.

Я вновь стал всматриваться в скальный монолит. Постепенно проявилась новая картина, вернее, она усложнилась в сравнении с первым видением. В глубине, словно звало на помощь, пульсировало и билось пламя. Вместе с ним переливался и перстень. Но на пути к нему была скала, закрывавшая огромные ворота, которые даже приоткрыть-то было немыслимо, так они оказались велики. На них, будто живые, переливались, текли в непрерывном движении неизвестные письмена. Контуры все время менялись, словно это был расплавленный металл.

Я попробовал остановить взглядом их бег, слиться с ними и неожиданно осознал, что начал учиться новой грамоте.

Руны оказались древнее рода человеческого. Продолжая следить за переливами этих дивных знаков, я ощутил, что погружаюсь в них и смысл странных образов стал мне понятен. Древняя надпись гласила:

Если с вопросом пришел, то стучи.

Сражаться явился — прочь уходи.

Если ты друг, то стражу скажи.

Хозяином стать на пустующим троне — войди!

— Очнись, очнись, что с тобой?! — Голос перстня вывел меня из оцепенения. Багровый солнечный диск находился совсем близко к поверхности моря. Теперь ворота стали видны отчетливо, по ним все также струилась замысловатая вязь.

Взглянув на камень в кольце, я обратился к своему попутчику, заключенному в перстне:

— Что же мне теперь делать?

— Нужно проникнуть в Замок до захода солнца, обмануть стража ворот. Какой-нибудь демон наверняка охраняет вестибюль. Не факт, что на закате Замок не сместится в любой иной мир, где уже восход, весна или еще что-нибудь, — сварливо ответил перстень.

— Но ведь надпись и так приглашает!

— Какая надпись?

— Ну, не надпись, а то, что изображено на воротах.

— Там нет ничего, хотя когда-то... Постой, ты что, видишь следы таблички для гостей?

— Да не следы, а сверкающие письмена.

— Тогда, может постучать? — спросил провожатый из перстня, обращаясь, похоже, к самому себе. Но я уже принял решение — первое собственное решение на этом пути.

— Я войду.

— Что?! — испугался мой спутник в кольце.

Я поставил ноги шире. Левая рука обернулась когтистой лапой. Перчатка исчезла. Когти вытянулись. Каждая часть меня соединилась в едином порыве. Я окинул вторым зрением округу: было пусто. «Можно не таиться» — всплыла откуда-то странная мысль. Я перевел взгляд на скалу, сосредоточил внимание на воротах, медленно, как мне казалось, стал втягивать энергию, затем направил ее на ворота. Импульс вернулся ко мне немного усиленный. Мысль о зеркале пришла вовремя. Поток раз от раза рос, становился все плотнее и почему-то шире, расползался по скале, словно в противостояние втягивались все новые силы. Одна из сторон должна быть уничтожена... «Еще одно отражение, и мне конец» — пронеслась мысль. Энергии уже накопилось достаточно, чтобы пробить небольшой тоннель в горе. Последний импульс меня чуть не опрокинул. Я немного отступил. Мой экран прогнулся и площадь, на которую сфокусировалась энергия, уменьшилась до размеров ворот, и их выбило. Я увидел глубокий портал в скале. Ворота вынесло внутрь, теперь они лежали горизонтально. Из-под их створок доносились сдавленные всхлипы.

На месте ворот, прямо в воздухе, светились все те же руны, только теперь они были ярче. Мероприятие по открытию двери, похоже, пошло им на пользу.

У существа в перстне было явно человеческое или похожее на человеческое прошлое: оно икало! Интересно, что лучше: дать воды или постучать по спине? Откуда же мне было знать, как прекратить икоту кольца с камнем? Без проводника я не понимал, что делать дальше, ломать больше вроде и нечего. Хотелось... что именно мне хотелось, подумать я не успел.

Перстень неожиданно перестал икать и ворчливо заговорил.

— Что дальше, что дальше — ума надо набраться, дурак с инициативой, — донеслось до меня начало скучной цепи ругательств.

Наконец мне удалось вставить фразу и прервать этот однообразный монолог.

— Там было написано: если хозяин — войди... — начал оправдываться я.

— Войди, а не вышиби дверь, — назидательно уточнил демон.

— А как же твоя половина, заключенная в Замке? — я попытался перевести разговор в другое, важное узнику перстня, русло.

Мой собеседник приумолк, затем будто с кем-то посовещался и несколько успокоился.

— Достаточно было отомкнуть запор, он тебе бы поддался. Так утверждает моя половина, — произнес он, помолчал и добавил, обращаясь уже сам к себе: — Интересно почему?

— Чем заниматься нравоучениями, лучше спроси свою составляющую, как к ней короче пройти.

— Это слишком длинно, она будет подсказывать лишь в крайнем случае, наши с ней возможности очень ограничены.

— Так что теперь?

— Не знаю, разбудил ли ты все силы Замка, или лишь часть... Теперь даже я чувствую старые письмена. Они ожили. Все равно нужно идти.

Путь до ворот оказался длиннее, чем представлялось на первый взгляд. Уже под аркой, я понял, что дотянуться до колец, заменявших ручки, можно лишь с хорошей лестницы. Теперь створки лежали в глубине проема — сначала их, словно поршнем, вогнало внутрь, затем они упали. Толщина ворот была около метра, похоже, они не предназначались для входа, являясь лишь декорацией.

Мы вошли под арку. Нам никто не препятствовал. По всей видимости, я открыл дверь нестандартным способом. Может, нужно было все же постучать?

Бросив прощальный взгляд в долину, я прочел надпись в проеме; она была на прежнем месте, отсутствовала лишь строка (или как там это можно назвать?) про нового владельца.

Ворота лежали, перегородив выход из-под арки в зал. Я вскарабкался на упавшие створки и двинулся дальше.

— Вот это удар, — оценил я содеянное.

— Ну влип, ну соня, ну впечатали. — Голос принадлежал не перстню и шел из под створок.

— Отлично, сторож отдыхает! — отметило кольцо. Всхлипы и вздохи, приглушенные громадой ворот, продолжались. Тем временем я углядел еле заметную трещину в монолите створки, возле самого угла, — именно оттуда доносились приглушенные стенания. Почему я дальше поступил так — объяснить трудно.

— Извини, дорогой друг, — произнес я, обращаясь к голосу из-под ворот. Сложил лапы вместе и, направив на трещину, сосредоточился на ней, высвободив остаток энергии, взятой у ворот. Уроки, приобретенные ранее, при вскрытии ворот, пошли на пользу. Даже этот малый навык управления Силой позволил мне достаточно точно сфокусировать энергию на трещине и как бы ввернуться в нее. По трещине зазмеилось голубое пламя, она медленно расширилась. Раздался треск. Кусок отлетел и разбился о стену.

— Ой, — сказало кольцо.

Мои ноги подкосились, я сел прямо на створку. Из-под нее вылетел золотой торнадо, рванул к центру зала и, рассыпавшись, образовал это...

Перстень присвистнул. Похоже, сидя в межсферном колодце, он не очень представлял или основательно подзабыл, с кем предстоит сражаться.

За коротким тоннелем (или глубокой аркой) находился большой зал. В середине его, весь в разноцветных всполохах света, стоял страж.

Огромные, острейшие шипы торчали по телу, переливались и сверкали полированными гранями. Походившая на тигриную морда оканчивалась рогом. Тело покрывали пластины сине-зеленого цвета (того же, что и цвет моих лап), и каждая размером примерно с меня. Оно стояло на громадных, крепких, похожих на тигриные лапах и било по полу хвостом, на конце которого имелось колючее утолщение размером с небольшой грузовик. Стоило добавить, что все это переливалось, искрилось и было чуть больше трехэтажного дома. Зверь, наконец, заметил меня и чуть успокоился. Сел на задние лапы и частично втянул когти.

— Ну что, колечко? — запинаясь, спросил я, повернувшись к выходу, — может, удерем?

Ответить оно не успело. Страж, похоже, все прекрасно понял, протянул лапу — створки и битая крошка на полу растаяли. Я плюхнулся на пол тоннеля. На месте проема захлопнулась новая огромная дверь.

У меня зашевелилась мысль о расплате. Материальных убытков мы, похоже, не принесли, несмотря на шумное вторжение, но тем не менее встретили нас без оваций.

— Что молчишь! Может, сразиться?

— М-м-да, — промямлил перстень.

— Уже и лапы в перчатках, — растерялся я. — Может, он безобидный?

— Вид говорит об обратном...

Но зверь не нападал. На душе стало полегче, и ужас, охвативший меня вначале, немного отступил. Я поднял глаза от собственных лап к зверю и увидел, как тот томно потянулся, убрал когти окончательно и... зевнул, захлопнув пасть со звуком оборвавшегося разводного моста. Какие-либо запахи, которые должны были бы быть у животного таких размеров, отсутствовали, только слабо тянуло озоном. На концах шипов все время что-то потрескивало.

Глава 2.

Страж

Его сон был долгим и сладким, но пробуждение... Демон угодил под упавшие ворота Замка. Парадокс состоял в том, что, будучи стражем ворот, он не мог их разрушить без ведома хозяина Замка. Прошло много веков, и он почти забыл, почему обитатели этого удивительного места остались одни. Но то, что старый хозяин их покинул, помнил хорошо. Похоже, перед тем как исчезнуть, тот предполагал, что появление нового владельца неизбежно, — о чем свидетельствовала надпись на входе.

Почему он согласился на эту службу, страж не помнил, равно как и зачем ему такая боевая мощь. Плата за могущество оказалась весьма велика. Демон не мог покинуть свой пост без приказа хозяина. Не мог он и умереть: он был существом другой природы. Смерть в человеческом понимании, то есть от износа или повреждения, была невозможна. Стоя в цепи перерождений — в силу природных особенностей — выше кармического круга смерти, его раса отличалась от людской. Если людям приходилось выбираться из круга, где смерть являлась естественной формой сохранения ценного материала, то у демона энергетическая материальная основа с рождения была такой, какую получал человек, развившись до определенного состояния.

Имея в начале жизненного пути потенциал, о котором людской род и не помышлял, его собратья довольно давно пошли разными дорогами. На Земле их, пожалуй, не осталось.

Так что же его здесь задержало? Служба за дополнительные знания у существа более могущественного, чем он? Но Замок остался без хозяина. Покинуть без его помощи эту дыру и завалящий пост привратника на стыке миров было невозможно. Оковы можно было снять только из Тронного зала, как подсказал висевший там его соплеменник, или, вернее то, что от него тогда осталось. Страж иногда перебрасывался с ним мыслеформами. Но установить связь здесь было довольно сложно. Когда-то отдельные людские существа приходили сюда, но сил у них не хватало даже достичь ворот.

Замок не был изолирован от мира, и, соорудив нечто вроде призрака, (по людской терминологии), он отправлял его побродить. Такой фокус был возможен, если большая его часть не покидала охранную звезду. Раньше он пытался покинуть пост привратника, но пространство всегда сворачивалось, и он оказывался в центре звезды. Выбраться в другие миры, даже через зал тысячи дверей, призрак не мог — для этого он был слишком слаб. Пришлось ему ограничиться Землей. Не имея выбора, демон наблюдал за родом человеческим и узнал о нем довольно много.

Круг перерождений позволял сохранять наработанный материал, и, продвигаясь ступень за ступенью, человеческое существо могло стать «бессмертным», то есть перебраться на ступень, которая для расы демонов была нулевой. Тела людей были сделаны из удивительных материалов, в основном из воды, которые легко перерабатывались этим миром. Сырье шло в дело многократно, души постигали мир ступень за ступенью, совершенствуясь круг за кругом, и, что интересно, людям об этом было известно. Почему вторая ступень такого великолепного механизма разладилась, он не знал. Из инкубатора вылетало все меньше бабочек. Копошились одни личинки. Число их росло, развитие затормозилось. Они пожирали друг друга. Души потеряли кармическую память. Спираль развития стала скручиваться. Новых душ не появлялось, многие из старых впали в прострацию и деградировали. Тел становилось больше и больше. Гусеницы принялись пожирать друг друга. Орудия поедания все совершенствовались... И страж потерял интерес к прогулкам. Планета умирала.

А сейчас демону было не до рассуждений — он попал в ловушку и хотел из нее выбраться. В нем затеплилась надежда: если вломившееся сюда существо столь могуче, то, может быть, оно сумеет его освободить?

Попав под ворота, демон завопил, в надежде на помощь. Накатившаяся ответная волна жалости, желания помочь, удивила его.

Плита накалилась, зазмеилась трещина, по ней пробежали голубые искры. Угол немного сместился. Отколовшийся от створки осколок уже не имел власти и мог быть отброшен. Теперь демон был на свободе, пусть только в вестибюле, но так все-таки лучше, чем лежать под плитой. Кусок двери отлетел в сторону. Страж встал посреди зала во всей боевой готовности. Он всматривался в проход, искал обладателя этой внушительный силы. Никого не было. Разбитая дверь лежала на полу, частично пересекая пентаграмму.

Демон слегка потянулся, зевнул, посмотрел под арку входа. Часть надписи — «если хозяин — входи» — отсутствовала. Услышав голос, он перенес свое внимание ближе к пентаграмме. На створке сидел человек, который вдруг заговорил сам с собой, а потом попытался удрать! Этого демон допустить не мог. Столько времени он торчал в этом месте один, а тут пришел гость, может даже новый владелец?

Страж легко убрал мусор и старые створки, быстро поставил новые ворота на место.

Демон всмотрелся в гостя еще и еще раз: на полу сидел явно человек, но вместо рук у него были странные лапы, обладавшие громадной энергией, — перчатки не помешали стражу их увидеть. Лапы не являлись механическим устройством, они были естественной частью человека. На указательном пальце красовался перстень. Присмотревшись к нему внимательней, страж обнаружил, что кольцо переливалось как-то очень знакомо. Нечто подобное уже встречалось ему в покоях Замка. Оно очень напоминала сородича, да к тому же знакомого.

Человек замер и удрать больше не пытался. Теперь страж рассмотрел его лучше. В форме человеческого тела находилось нечто иное, намного более сильное существо, но, судя по явному испугу, оно слабо представляло свои возможности. Потенциал его был огромен, несмотря на то, что перерождение еще не закончилось.

Демон задумался. Несмотря на мелкоту и принадлежность к человеческому роду, существо без особого труда вышибло ворота и беспрепятственно прошло внутрь. Это позволяло надеяться на то, что пророчество старого владельца сбылось.

Прежде, в начале службы, пока все еще шло своим чередом, демон путешествовал, посещал иные миры. Дубовый зал заполнялся гостями... Замок навещали удивительные гости. Эх, было время. Ведь демон на посту не являлся рабом — скорее, он нес службу за плату. Почему так не повезло? Начальство сгинуло, когда он был в охранной пентаграмме.

Но, может, ему теперь повезло и все вернулось? Демон размечтался: существо вступит в права владения всем Замком, он покинет ворота, срок службы наконец закончился.

* * *

Через несколько минут, немного придя в себя, я осторожно взглянул на зверя. Если он не напал сразу, то, по всей видимости, и не собирался. Зверь присел на задние лапы и внимательно наблюдал за мной из-под полу прикрытых век. Кольцо молчало.



Выбор у меня был невелик. Пути назад не существовало, зверь восстановил дверь, выломать ее еще раз я не смог бы, слишком много сил ушло на открытие ворот в первый раз. По крайней мере, я так думал. Впереди стоял громадный монстр. Были ли двери за его спиной, я не видел.

Я взглянул в глаза громадине и подумал: «Эх, стал бы он поменьше, тогда, возможно, удалось бы поговорить».

— Это можно, — пришел ответ от монстра прямо в голову.

Тварь заискрилась. По броне пробежали молнии. Завертелся золотой вихрь, стал плотнее и уменьшился. Наконец смерч распался: на месте монстра, в центре зала стояло котообразное существо несколько необычного вида.

Одето оно было в куртку, штаны и кроссовки. Из под куртки торчало пышное жабо. Более детально разглядеть не удалось.

В правой лапе котяра сжимал здоровенный меч, весь в каких-то рунах. Критически взглянув на него, потом на меня, он почесал свободной лапой затылок. Далее попробовал сунуть меч в несуществующие ножны. Кот был толстоват, и меч прошел через оттопыренную полу куртки. Послышался треск разрываемой ткани. Почесав лапой теперь уже за ухом, страж вздохнул, что-то сделав с мечом. Клинок блеснул, стал чуть меньше кинжала и исчез за поясом, под курткой. Затем котообразный шагнул навстречу и протянул лапу в приглашающем жесте.

— Прошу вас, господа.

— Похоже, он про меня знает, — подал голос мой попутчик из перстня.

Я поднялся с пола и осмотрелся. Зал был велик. Никаких следов пыли, словно время тут было не властно. Золотистая линия на полу очерчивала звезду. Выбитая дверь, падая, пересекла рисунок и частично легла внутрь. Похоже, демон-страж спал во внутреннем замкнутом контуре, ближе к входу, поэтому оказался в ловушке, под воротами. В центре стены, напротив входа, имелось три двери приличных размеров. Две крайних, обычного вида, были окованы металлом. Средняя же... Ее украшали живые драконы! Твари резво щелкали пастями, пытались оттяпать друг другу, то хвост, то голову, при этом оставаясь совершенно невредимы. Несмотря на всю резвость они были словно прикованы к своим местам около границы молочно-желтого тумана... Стены из черного материала уходили вверх, исчезая в серой мгле. Потолок, если он, конечно, существовал, не был виден.

— Крадись вдоль стены, — шепнул мне тип из кольца.

— Не стоит бояться, прошу вас, — еще раз пригласил котообразный. Обе мои кисти остались в зеленой броне, когти выпущены. Это насторожило. Я еще внимательнее посмотрел в центр пентаграммы, пытаясь понять, что же мне угрожает, но ощутил лишь искренний интерес и расположение.

— Уже легче: есть меня, по крайней мере, не собираются, — прошептал я сам себе.

— Демоны не едят людей — от них бывает несварение желудка, — донеслось из центра зала.

«Слух у него отменный», — подумал я и двинулся вперед. Приблизившись к звезде, я почувствовал нечто новое, и это удержало меня, заставив остановиться. Из линии поднималась завеса! Ох, как все не просто! Обойти звезду я не мог, ее лучи упирались в стены. Более того, завеса там была значительно плотнее. Если бы я двигался по периметру, то пересек бы защиту несколько раз, да еще в самом ее плотном месте! Советы хороши, но не всегда следует поступать согласно им. Я подошел еще ближе, вытянул лапы и попытался пощупать дымку над линией. По звезде пробежал блик, и нечто, напомнившее дождь в солнечный день, образовало стену. Неприятных ощущений не возникло, только от дождя повеяло прохладой. Дождь почему-то шел снизу вверх и исчезал в вышине.

Я раздвинул лапами завесу (она легко подчинилась), затем шагнул вперед. Все это время бормотавший перстень умолк. Зал оказался больше, чем при первом осмотре, и мне довольно долго пришлось идти до центра пентаграммы. Наконец я добрался до демона, продолжавшего стоять посередине, и обнаружил, что ростом тот примерно с меня, толще и в новом обличье не так уж страшен.

Морда смахивала на кошачью. Проницательный взгляд больших глаз неопределенного цвета внушал доверие. Над пастью красовались шикарные усы. Короткая, густая шерсть щеткой покрывала приплюснутый нос и ежиком торчала на голове. Ее цвет отливал зеленью. Голову завершали очень подвижные уши. Одно все время поворачивалось вбок.

— Маркольдино, — напыщенно произнес котяра, — впрочем, можно просто Марк, — добавил он и протянул толстую пушистую лапу.

— Ян, — отрекомендовался я, пожав его шерстистую конечность своей чешуйчатой кистью. Лапа оказалась приятной на ощупь, гибкой и удивительно подвижной. Отсутствие перчатки натолкнуло меня на мысль об условности этикета. Даже традиционный для людей жест: подавать незащищенную руку в знак дружеского расположения — выглядел здесь двойственно. Лапа без перчатки являлась более быстрым и эффективным оружием, нежели прикрытая.

— Итак, — произнес демон...

— У меня накопилось много вопросов, — перебил я.

— Например, почему я в кроссовках, — вежливо откликнулся страж.

— И это тоже. Но как ты узнал?

— Просто ты на них уставился. Кое-что для своего образа я почерпнул в твоей просьбе стать поменьше. Собственно, почему бы и нет, к тому же так очень удобно. Да и вообще, посмотри на себя!

Я посмотрел. Действительно, кроссовки, летние брюки и рубашка с коротким рукавом. На руке красовалась перчатка, которую я успел нацепить после лапопожатия. Довершал этот ансамбль перстень с камнем. Теперь самоцвет был, словно омут осенью, черен и глубок. Я подумал, что попутчик мертв. Попытался заглянуть в него и никого не обнаружил.

— У тебя проблема? — поинтересовался Марк.

— Понимаешь ли, ко мне прилип какой-то тип, который нес всякую чушь, — ответил я.

— Какой тип? — явно заинтересованно спросил страж.

— В кольце. Он все твердил, что его половина в Замке, что он мечтает стать целым и тому подобное.

— Это не чушь, — очень серьезно сказал страж и, немного помолчав, продолжил: — Когда-то давно один шаловливый демон, Локи, попробовал построить энергетический тоннель, мне, правда, неизвестно куда... Что он сделал не так — история умалчивает. Может, его попытку просто пресекли. Но, так или иначе, часть его успела просочиться в переход, другая была еще в зале. Такие операции вообще трудны, а в зале окон, опасны вдвойне. В процессе переноса, он был поделен на две части. Вокруг половины, которая была в зале, захлопнулся шар, и она так и осталась висеть недалеко от трона. Куда делась другая — неизвестно. Оставшаяся часть потеряла все свои магические способности, а ее характер окончательно испортился.

— Постой, мне казалось, что этот зал назывался Тронным? — перебил я.

— Ты весьма осведомлен, но это одно и то же. Тронный, зал окон... у него много имен, — ответил страж.

— Так значит...

— Может, мне продолжить? — сердито поинтересовался Марк.

— Конечно, конечно!

— Мы иногда беседовали с частью, заточенной в шаре. Периодически она пыталась установить связь с пропавшей половиной своего "я", но безрезультатно. Теперь ты ее принес.

— Но в кольце никого нет, он пропал, — возразил я.

— Его просто блокировала охранная звезда, так как он демон, хотя и не целый, — пояснил страж. — Покинешь ее — опять оживет. Но чем расспрашивать меня про Локи, лучше объясни, как ты-то попал в пентаграмму, что ты сделал?

— Собственно, ничего, просто раздвинул... И все-таки, где я нахожусь и кто ты?

— М-да, у тебя есть шанс стать властелином Замка на стыке миров... — задумчиво протянул демон.

— Это я уже слышал, — перебил я.

— А что касается меня... — будто не слыша, ушел от ответа страж и далее кратко сообщил, как в одно из дежурств оказался на посту один.

— Так пойдем со мной? — наивно спросил я, потеряв надежду получить доходчивые объяснения.

— Я не могу покинуть пост, меня всегда возвращает в центр пентаграммы. Не могу рассказать о Замке, ты все должен сделать сам.

Надежда на приятного попутчика растаяла. Мне предстояло решить, куда двигаться дальше. Вестибюль Замка, если это слово применимо к столь большому помещению, в плане представляла собой круг, в который была вписана пятиконечная звезда. В одном секторе зала стены выступали вдоль лучей звезды, напоминая огромный таран. В его плоской вершине имелась дверь наружу — через нее, собственно, мы и попали в Замок. Когда я оказался в центре зала, то смог увидеть, что двери есть напротив каждой вершины центрального пятиугольника, плюс еще одна, напротив входной арки. Именно в эту дверь словно указывала своей вершиной звезда на полу. Всего в зале было шесть дверей.

Мне пришлось сделать очередной выбор, а поскольку возвращаться наружу не имело смысла, оставалось еще пять вариантов. Четыре двери выглядели одинаково: огромные, двухстворчатые. Средняя мало напоминала дверь в обычном смысле слова, на месте ее лишь клубился туман, словно отгороженный стеклом, на котором резвились две твари. Я невольно всмотрелся в туман. Мне показалось, что контуры белесого варева сложились в неясное изображение. Сперва привиделась морда какого-то существа, потом женское лицо, снова морда. На всех читалась мольба о помощи. «Интересно, видел ли это Марк», — молнией пронеслась мысль. Я обернулся: страж смотрел сквозь меня, а во взгляде читалась такая боль... Через мгновение Марк пришел в себя.

— Тебе предстоит добраться до зала, где можно будет отключить защитную звезду, тогда я покину пост, — произнес страж. — Сейчас могу лишь дать совет: пока я на службе, больше помочь мне нечем. Мир вообще весьма странен, а место нашего пребывания — в особенности. Ты еще не вступил во владение Замком, но уже претендент. Будь осторожен! Путь может оказаться самым трудным для пришельца, поэтому помни: пытаются напугать — значит, что-то прячут. Среди иллюзий могут быть и живые существа!

Я не хотел покидать вновь обретенного знакомого, но и остаться тут навсегда не мог. Пожав на прощанье меховую, теплую лапу, я повернулся спиной к входу. Когда я сделал несколько шагов, сознание пронзила мысль: «Почему, собственно, я решил идти туда? Может, меня привлекло лицо?..»

Я напряг второе зрение и обнаружил, что контур на полу светится по-прежнему. Свечение стягивалось в жгут и исчезало в направлении моего движения. Переключившись на обычное зрение, я с испугом осознал, что двинулся к туманной двери. Инстинкт подсказал: правильное направление. Канал подпитки энергией защитного контура являлся хорошим ориентиром. Совет — где хуже всего, туда и надо — работал весьма точно. Пересекая золотистое пламя на линии пятиугольника, я посмотрел на стража: тот стоял в прежней позе, весь его вид выражал надежду.

Двигаясь в направлении выбранной двери и присматриваясь к проходу, я заметил, что дракончики сидят на круглых насестах, вцепившись в них когтями. Между насестом и туманом имелся значительный просвет. Подойдя вплотную, я потрогал пустоту перед туманом: рука уперлась в гладкую поверхность, — а когда поднял голову, то обнаружил, что расстояние до тумана такое же, как и между насестами и клубящейся мглой за «стеклом». Советчик в кольце молчал, пришлось решать задачу самому. Видно, ему не давала говорить защитная звезда, внутри которой мы всё ещё находились.

Еще раз посмотрев наверх, я, наконец, понял, на что похожи дракончики. Это были дверные ручки! Но высоко.

Напомнив себе, где я нахожусь, я стал внимательно изучать насесты и самих тварей. Попробовал резко переключиться с одного видения мира на другое. Мелькнула некая энергетическая структура, заполнявшая эти чучела. Естественным образом возникла мысль откачать энергию. Я чуть отступил от двери, простер свои когтистые кисти вперед, вытянул их магическое продолжение и обхватил ручки.

Тоненький ручеек силы побежал ко мне. Неожиданно контакт прервался. Очнувшись, я взглянул на драконов. Они словно окаменели! Через несколько минут шевельнулся один, затем другой, и их вечная игра возобновилась. Теперь дело было за малым. Повторив операцию с откачиванием энергии, я привстал на цыпочки и потянул за неподвижные хвосты. Змеи повернулись вместе с насестами.

Прозрачные створки распахнулись, впустив в зал клубящийся туман. Клочья потекли мимо острия луча пентаграммы, повторив в пространстве золотистый контур на полу. Я оказался словно на носу корабля, плывущего в неизвестность.

Глава 3.

Мир болот

Я вошел в туман. Разглядеть что-либо не удавалось, только клубящиеся клочья.

— Сначала темно, теперь серо. Опять ничего не видно, хотя кое-что слышно, — ожил мой попутчик в кольце.

Ответить сразу я не успел, так как через пару шагов плюхнулся в болотную жижу. Хорошо еще, что успел выставить руки!

— Теперь тепло и сыро, — проворчал я, озираясь по сторонам. Впереди, насколько хватало глаз, простиралась болотистая равнина с редкими выступающими кочками. Видимость была плохая. Равнина постепенно уходила в туман, словно смыкаясь с небом. Трясину покрывал мох. Под моим весом он прогнулся, и я по щиколотку погрузился в болотную воду. Жижа вытекла из дыры во мху. Невольно подумалось, что мне везет, — мог свалиться и левее. Сделав шаг, я обернулся и увидел плотное облако необычной формы. Оно висело над болотом на высоте полуметра и по форме напоминало параллелепипед. Габариты примерно равнялись размерам двери, в которую я вошел. Никакой стены за облаком не наблюдалось! Пытаясь дотянуться до пандуса, который слабо угадывался внутри странного облака примерно на уровне моего пояса, я протянул руку. Раздался звук захлопывающейся двери, пандус исчез, лишь легкие клочья тумана над моей головой напоминали об исчезнувшем проходе. За дверью лежало болото — темное и однообразное. Повернувшись спиной к исчезнувшему проходу, впереди, в метрах тридцати, я узрел торчавший изо мха шест.

— Что-то я такого интерьера в Замке не припомню, — произнес задумчиво из кольца мой попутчик.

— Если еще немного порассуждать, то я утону в этом «не припомню», — съязвил я, так как мох снова стал прогибаться.

— Тогда шагай.

— Еще бы знать куда... — проворчал я.

Впереди, недалеко, торчала веха, какими обычно обозначают тропу. Вытянув ногу изо мха, я сделал шаг, еще один. Мох оказался достаточно упругим, и, если на ходу не задерживаться, вода почти не проступала. Идти было не то что б легко, но особых усилий это не требовало.

Я добрался до шеста и осмотрел. Его целиком покрывали плесень и мох, свисавшие лохмами. Их давно никто не тревожил. Под содранным мхом, обнаружилась гладкая черная поверхность, которую совершенно не тронуло гниение. Словно дух болот не имел над ней власти и мог лишь только укрыть от посторонних глаз.

— Что-то мне это напоминает... Что-то из Замка, — произнес я вслух, подняв голову, и заметил еще один шест.

Я попытался вспомнить, но мысль все время ускользала.

— Все же как нам отсюда выбраться? — вывел меня из задумчивости голос перстня.

— Хороший вопрос, но его я должен задать тебе.

— Интересно почему? — удивился мой попутчик.

— Потому что ты заманил меня сюда!

— Если быть точным, я только уговорил тебя идти в Замок...

— Что я и сделал!

— Но ты нарушил мои инструкции, вляпался в эту историю. Сам выбирал дорогу, — сварливо заметил Локи (так я решил называть его, хотя вторая половина демона все еще сидела в Замке).

Заморосил мелкий дождь. Препираться не имело смысла. Мне захотелось найти какую-нибудь корягу для опоры. Идти по болоту легче, опираясь на что-нибудь. Озираясь по сторонам, ничего, кроме следующего шеста, я не обнаружил.

— Ну, а если шест? — спросил я, обращаясь скорее сам к себе.

— Что-что? — переспросил из кольца Локи.

Я раздвинул ногой мох, нащупал твердую поверхность у основания шеста, встал на нее и попробовал вытащить шест, предварительно счистив остатки мха и плесени. Снова мне показалось, что этот материал я уже видел до того, как попал в болото, но память молчала. Покачивая стержень, я заметил, что он слегка пружинит и сломать его у основания не удастся.

— Да... Но трость была бы очень кстати, — протянул я.

— Может, попробовать перебить его тем же способом, каким ты открыл ворота? — донеслось из кольца.

— А что, попробуем, — воодушевился я, отступив на шаг.

Прикрыв глаза и сосредоточившись на своих ощущениях, сконцентрировав все внимание, я начал вбирать энергию из окружающего мира. Энергии здесь имелось достаточно — висело сплошное марево. Это стоило запомнить: избыток магической энергии в среде может притупить второе зрение. Все вокруг тонуло в тумане, не видно было даже шеста.

Открыв глаза, я вытянул лапы, прицелился в основание шеста и высвободил накопленное. Кажется, многовато.

— Осушаем болото? — поинтересовался Локи из перстня.

Мох вокруг шеста обуглился, а сам шест светился, озаряя все вокруг всполохами зеленоватого сияния. Остатки плесени у основания испарились в одно мгновение. Из верхнего торца шеста ударил конус света. В облаках образовалась огромная дыра, сквозь нее светило солнце и видны были две луны. Бросившись к шесту, я обнаружил на месте удара небольшое углубление, которое на глазах зарастало. Так же быстро облака заволакивали брешь. Вдоль стенки конуса было видно, что толщина туч огромна и они легко справились с этой жалкой прорехой. Будто ничего и не произошло.

— Опять ты за свое безобразие, — не удержался голос из перстня.

— А что ты, собственно, предлагаешь?

— Первое — подумать, второе — все бросить и идти так.

— Кто-то идет, а некоторые едут! Стоп! Идея! — меня осенило воспоминанием из мира Земли.

Держа лапы перед собой, словно сжимая ствол дерева, я представил себе диск, вращающейся на вертикальной оси. Он раскручивался все быстрее и быстрее... Затем я создал раму и, опираясь на нее, плавно подвел бешено крутившуюся дисковую пилу к шесту. Инструмент прекрасно резал. Он быстро прошел сквозь шест, вырвался из лап, увлек раму. Невольно я присел, подхватив упавший кусок. Неуклюжее подобие пилы два раза перекувырнулось, прежде чем исчезнуть в трясине. Единственный вылетевший шлепок болотной тины попал мне точно в щеку. Вытирая лицо тыльной стороной лапы, я обнаружил щетину, обрамлявшую подбородок. Осторожно ощупав нос, скулы я не нашел ничего нового, кроме пробившейся бороды.

— Может, нам все же идти? Хотя срезал классно! — похвалил меня Локи из кольца.

— А куда, собственно?

— Наверное, к следующему шесту, раз больше некуда.

Перехватив удобнее обретенную таким варварским способом трость, я направился к следующему шесту. Палка в моей лапе легко изогнулась, приняв удобную для ходьбы форму. Материал слушался меня. Я попробовал опереться — опора оказалась прочной. Похоже, приобретение сделано весьма ценное: я мог придать ему нужную форму, а потом на него вполне можно было положиться. Добравшись до следующего шеста, я заметил впереди еще один. Обернулся назад — спиленный шест торчал на прежнюю высоту, а прямо передо мной никакого шеста не существовало! Проверять, что там, не мерещится ли мне это, не хотелось. Дождь продолжал моросить, попутчик мой молчал и я подумал: «Вернуться по шестам в трясину — еще успею».

Как я заблуждался...

Я отправился дальше, иногда замечая в клубах тумана сразу два указателя. Но стоило лишь добраться до очередного шеста, как тот исчезал среди мха, весело чавкнув. Попробовал поковырять тростью, но шесты прятались глубоко.

Когда очередной шест остался на месте, я потрогал его — обычное трухлявое и гнилое дерево. Присмотрелся: трясина под ногами изменилась, теперь там плескалась черная болотная жижа.

— Ну, и куда теперь прикажете плыть? — мрачно поинтересовался я.

— Ну не кипятись!

— Тебе-то что! Сидишь там и указания раздаешь.

— Лучше осмотрись, дорога не может так кончаться...

Я обернулся: предыдущий шест торчал изо мха чуть сзади. Впереди виднелись из коричневой жижи слегка покосившиеся обычные деревянные палки. Правда, стояли они точно в линию и гораздо чаще, чем раньше шесты. Вдалеке, среди тумана, угадывалась не то насыпь, не то дорога. По обе стороны от линии кольев, торчащих из воды, болото покрывала уже ровная водная гладь. Все, что было дальше, скрывал туман.

— О, там что-то виднеется! Нам туда?

— С чего это ты так решил?

— Можно подумать, у тебя есть выбор, — В голосе Локи ощущалась издевка.

— Не только выбора нет, но и желания купаться...

Осторожно потянув палку, я потыкал ею вокруг, нащупал дно (пачкать в грязи новую трость мне стало жалко). Дно под тонким слоем ила оказалось очень твердое. Пошарив по сторонам, я понял, что шесты вставлялись по осевой линии скрытого водой сооружения. Его ширина (мне удалось определить места, где края уходили отвесно вниз) составляла метров пять.

— Интересно, для чего она такая широкая? — произнес я вслух, обращаясь к своему приятелю в кольце, и направился вдоль шестов.

Ответа не последовало. Я решил, что погода не очень располагала к обсуждению чего-либо (как, впрочем, и к неспешным прогулкам по болоту), бодро пошлепал дальше, разбрызгивая болотную жижу, благо слой воды был невелик.

— Кажется, сейчас узнаем, — донесся запоздалый ответ из перстня, перешедший в крик: — Скорее, беги вперед!

К тому времени я успел прошлепать уже две трети пути, и насыпь впереди по курсу, обрела четкие контуры. Вода под ногами неожиданно пришла в движение. Я решил не выяснять причину прилива, справедливо рассудив, что если даже всплывает подводная лодка — лучше посторониться. Эта мысль пронеслась в одно мгновение, и я рванул к насыпи впереди. По счастью, поверхность сооружения оказалась не то шершавой, не то просто покрытой песком. Она медленно поднималась из воды к насыпи, и бежать пришлось в гору. Насыпь возвышалась над водой сантиметров так на семьдесят. Последним усилием я прыгнул на нее и растянулся на плитах. Откатился подальше от края, вскочил, сжимая в левой лапе свою трость. Прямо напротив дамбы стоял указатель с двумя стрелками, но сейчас мне явно было не до него.

Я быстро обернулся. Нечто, походившее на небольшой забор, неспешно и уверенно двигалось вдоль шестов, гоня перед собой невысокую волну.

— Эй, в кольце, об этом заборе ты меня предупреждал? — спросил я.

— Да, но когда ты, шумя и шлепая, тащился по болоту, «забор», покосившись, дремал в ста метрах, еле угадываясь в тумане. Потом он вдруг исчез и через весьма короткое время объявился у того места, где ты перед этим стоял.

— Значит, вода потекла, когда он всплывал?

— Похоже.

— Хорошо, что ныряя, «это», видимо, промахнулось, выбирая место всплытия.

Тем временем, животное добралось до насыпи и поскреблось о край. Раздался звук льющейся воды, и «это» всплыло! Тварь напоминала озерную щуку чуть больше легкового автомобиля, поставленного набок. «Заборчик» оказался всего лишь плавником. У твари имелось нечто, похожее на жабры, они были закрыты. Дергался дыхательный клапан на спине. Монстр внимательно (как мне показалось) посмотрел в мою сторону и разинул пасть. Из пасти пахнуло гнилью. Я отступил еще на шаг. Животное заработало хвостом, подняв фонтан брызг, и попыталось выбраться на дорогу.

Почему-то вспомнился страж ворот.

— Может, ты избавишься от красавца? — поинтересовался демон из кольца.

— А что если оно разумно? — напыщенно ответил я.

— Что ж, попробуй поговорить, только близко не подходи, а то стошнит!

— Ну и попробую.

Я мысленно потянулся к «этому». Никакого разума я там не обнаружил, лишь систему наведения. Животное имело очень прочный скелет, быстро регенерирующие ткани и только два основных рефлекса: оно могло жрать и размножаться. В данный момент доминировал голод. Тварь видела меня и ни за что не хотела упускать добычу. Еще она в принципе могла спать, но есть для нее было важнее.

— Как успехи? — В тоне демона слышалась насмешка.

— Не очень. Оно тупое, как бревно, — ответил я и кратко описал демону то, что удалось почерпнуть из мозга животного.

За это время тварь успокоилась, оставила попытки вылезти на дорогу, но не уплывала. Потихоньку она продолжала скрести насыпь. Плавники у твари неспешно работали. У меня появилась короткая передышка.

— Мне кажется, ему не выбраться на дорогу. Нам стоит подумать, куда идти, — задумчиво протянул Локи.

— Налево мне что-то не хочется, — ответил я, присмотревшись к медленно наползавшим клубам тумана.

— И почему же?

— Там кто-то есть, причем он явно движется в нашу сторону, хотя и медленно. Очень похоже на извивающиеся щупальца, — произнес я.

— Пожалуй, мне тоже не хочется, — неожиданно согласился демон.

— Назад, по дамбе... — начал я.

— Пожалуй, лучше поторопиться, — перебил мои рассуждения Локи, — а тварь пусть себе плывет.

Я еще раз посмотрел по сторонам. В тумане, который спокойно и уверенно наползал по дороге, опять мелькнули щупальца. Бросив мимолетный взгляд на указатель, я заметил на нем два рисунка: на стрелке вправо — нечто вроде жабы, державшей в руках свиток, на левой части — вырезан люк с открытой крышкой. Идти я мог только к люку.

Стараясь не шуметь, аккуратно ступая на цыпочках, я двинулся в путь. У твари, совсем затихшей у стенки насыпи, оказался прекрасный слух. Над водой появились голодные глаза. Тварь некоторое время смотрела, как я крался, затем тяжело погрузилась в воду и двинулась вдоль насыпи. Мои ухищрения оказались напрасными. Я пошел вперед обычным шагом. Тварь больше не всплывала. Я немного осмелел, подошел чуть ближе к краю. Откос имел угол градусов в тридцать, но дальше круто уходил вниз. Это заключение я сделал на основе того, что спинной плавник двигался близко к кромке воды.

— Нельзя ли прибавить шагу? — прервал мои мысленные рассуждения Локи.

Обернувшись, я заметил, что туман уже поглотил указатель. Ширина этого странного тумана была чуть больше насыпи. Я прекратил свои наблюдения и быстрым шагом двинулся прочь.

Под ногами лежали здоровенные, плотно пригнанные друг к другу плиты. Кое-где, на стыках плит, попадался мох. Идти было довольно удобно. Слева, словно на привязи, практически бесшумно рассекал водную гладь мой новый «приятель». Дождь прекратился, хотя низкие облака по-прежнему неслись над головой. Обернувшись в очередной раз, я заметил, что неизвестный преследователь отстал. Дорога впереди и сзади терялась в обычной дымке. Мое настроение улучшилось. Я начал что-то насвистывать.

— По какому поводу радость? — мрачным голосом поинтересовались из перстня.

— Ну, некоторое улучшение ситуации.

— Да уж. Бежим неизвестно куда. Сбоку плывет один желающий пообедать, сзади движется другой — с таким же уровнем потребностей...

— Откуда такая уверенность? Ты что, с ним знаком? — невинно поинтересовался я.

— К-хм, — чуть не поперхнулся Локи и обиженно замолк.

Какое-то время мы двигались молча. Дорога по плавной дуге стала поворачивать влево.

— Жалко, у тебя нет оружия, — нарушил тишину Локи, — я лишь советчик. А судя по аборигену, плывущему слева, будет весело.

— Твои предложения? — поинтересовался я.

— Попробуй накопить энергию в трости. Вспомни, когда ты пытался сбить первый шест на месте посадки...

— Где-где?

— Ну, там, где, прибыв в этот мир, ты шлепнулся в болото.

— И что?

— Ты направил энергию в шест, а она высвободилась спустя какое-то время, причем характер извержения был иной, — пояснил Локи.

— Предлагаешь что-нибудь разрушить? — живо заинтересовался я.

— Да нет, повторяю — накопить!

Я внял совету и, продолжив медленно идти вперед, начал собирать из окружающей среды энергию. Теперь я не пытался накапливать ее в себе. Мне удалось приоткрыть канал в своей трости, и энергия потекла внутрь.

— Попробуй распараллелить процессы, пусть накопление идет само по себе, ты же наблюдай за тем, что творится в пространстве вокруг нас. Важно не терять контроль над окружающей средой вокруг собственного тела. Иначе кто-то или что-то, не имеющее магического ореола, может напасть на тебя. Например, просто свалится кусок черепицы с крыши, — наставлял меня демон.

— Действительно, получается. Энергия перетекает в трость словно сама по себе. Я лишь слегка контролирую этот процесс. Интересно, сколько может вместить моя удивительная палочка?

— Трудно сказать. Это редкий материал. Мало кому удалось отделить кусок от монолита. Построить что-то из целой скалы — это можно. О материале мне известно, что он очень пластичен и в умелых руках может во многих случаях выручить своего хозяина.

— Что значит — пластичен? — спросил я.

— Податлив владельцу, его мыслям. Можно создавать из него многие вещи. Нечто типа волшебной палочки из ваших сказок. В довершении ко всему, есть эффект привыкания к владельцу.

— То есть? — не понял я.

— После использования материала одним владельцем для других эта штука становиться бесполезной. Если угодно, волшебная палочка для индивидуального пользования.

— Значит, я могу сделать из трости все что угодно? — восторженно спросил я.

— Ну не все, да и о последствиях помнить следует, — ответил Локи.

— Мне кажется, что-то движется нам навстречу...

— Готовься к неприятностям.

Слышалось все нараставшее басовитое гудение. Из тумана выплыло темное тело, двигавшееся над дорогой нам на встречу. Мне показалось, что оно очень похоже на пчелу. Подробнее я разглядеть не успел. Гудение быстро переросло в свист. Животное кинулось в атаку. Резко присев, мне удалось избежать столкновения. Зверь пронесся на уровне моей шеи и растаял в тумане.

— Оно возвращается, — предупредил Локи, — попробуй сбить, так не отстанет.

Со спины послышалось такое же нарастающее гудение. Теперь пчелка летела медленнее.

— Сбить — хорошая идея, а чем? — проворчал я.

— Тростью!

Я развернулся лицом к неприятелю. Чтобы не отвлекаться, отключил накопление энергии. Встав поудобнее, взял трость двумя руками. Сама пришла мысль: «Бить тростью неудобно, вот если бы булавой или палицей». Трость, словно услышав мою мысленную команду, изменила форму. Вот только, может, мой опыт в трансформации объектов был мал, может, я нетвердо представлял себе результат своих усилий... Вышла огромная сучковатая дубина, правда легкая — не тяжелее трости. Пчела приближалась. Теперь она не переходила на форсаж, а кружила вокруг. Я прикинул, что атаки ждать не следует, изловчился и заехал твари дубиной по голове. Насчет того, что дубина легкая, я погорячился. Пчела так не считала. Крылья замерли, и громадное насекомое упало на дорогу. Я рассмотрел сбитое создание: оно очень походило на земную пчелу, но — примерно с кошку. Тело в черно-желтую полоску, прозрачные крылья, огромные фасетчатые глаза и жало. Жало торчало из пасти! Передних зубов не было, и жало могло свободно выдвигаться.

— Пчелка с зубами. Это что, сначала жертву нанизать, потом, как шашлык, обглодать... — мрачно пошутил я.

— Лучше глянь в воду, приятель твой оживился, — прервал мои рассуждения Локи.

Я повернулся. Наш попутчик тут же затих. Выставил над водой часть морды, немного приоткрыл пасть. Он внимательно наблюдал за дорогой, похоже ожидая, что кто-нибудь свалится в воду.

— Слева, берегись! — услышал я предупреждение Локи.

Я резко обернулся на пол-оборота и заметил, что пчелка оправилась, подогнула лапы, подготовившись к прыжку. Уже повернувшись к ней лицом и сжав в руках дубину, я осознал, что пчела прыгнула. Мне не осталось выбора, лишь нанести режущий удар по насекомому. Видимо, пчела не ожидала от меня такой прыти, поэтому даже не расправила крылья и получила второй нокаут. Направление ее полета изменилось. Словно теннисный мяч, она отлетела в нашего приятеля. Тут уже я не ожидал быстрой реакции от плавающего сундука. Его пасть широко распахнулась, пчела шлепнулась на плотные ряды зубов. Челюсти сомкнулись, негромко хрустнув добычей.

— Гол!.. — завопил Локи.

Я опустил дубину и посмотрел на монстра. Морда немного торчала над водой. Взгляд направлен на меня. Что-то в этом взгляде изменилось — похоже, меня перевели из раздела «обед» в другую категорию. Вдруг монстр резко повернулся и переключил свое внимание на дорогу, куда — то вперед по нашему курсу.

— Кажется, тебе придется сыграть в лапту, — почему-то печально произнес из перстня демон.

— Чего-чего? — не понял я.

— Сейчас поймешь, смотри внимательно. Будем надеяться, что наш попутчик достаточно голоден.

— Снова говоришь загадками, — возмутился я.

— Я не успею уже объяснить, — прервал меня Локи, — гляди в оба.

Вслушавшись в шумы окружающего мира, я опять услышал среди разных звуков нараставшее басовитое гудение. Оно приближалось. Через десяток секунд стали видны и создававшие его пчелки. Теперь я узнал их без труда. Они шли кильватерным строем в метре над землей. Я сделал шаг вправо, колонна перестроилась, сохранив прежний курс. Шаг влево — все повторилось. Придется драться.

— Сбивай в воду, — выдал ценный совет мой попутчик-демон.

Твари увеличили скорость. Я снова покрепче сжал лапами дубину, словно слившись со своим единственным оружием. Время для меня словно затормозилось, видно было, что пчелы, выпустив жала, перешли в атаку. Будто в замедленном кино приближалась первая тварь, а у меня имелось время для выбора места удара. В отличие от пчелы я двигался в обычном темпе. Это преимущество позволило мне аккуратно нанес удар, так скорректировав направление, что тварь полетела в зону досягаемости нашего компаньона. Боковым зрением я заметил, как пчела исчезла в здоровенной пасти. На подходе находилась уже следующая бестия, расслабляться времени не оставалось. Ее пришлось отправить туда же. Я замахивался и бил, снова замахивался. Казалось, конца этому не будет. Пчелы все атаковали. Неожиданно я ощутил, что время стало вновь течь как обычно, а впереди только — только дорога.

— Семнадцать ноль! — радостно отметил Локи.

— Сколько? И все это на мою скромную персону? — удивился я.

— Если точно, шестнадцать плюс один, — повторил он.

У кромки воды послышалась какая-то возня. Я посмотрел туда. Зверь всплыл, странно залоснился и начал расти.

— Этого еще не хватало, — вырвалось у меня.

Локи ничего ответить не успел. Животное стало больше раза в полтора и успокоилось. Оно открыло глаза и уставилось на меня. Теперь во взгляде светилось обожание.

— У тебя появились местные почитатели. Они сложат о тебе легенды и сказания, — нараспев прогнусавил Локи.

— Заткнись, — рявкнул я.

— Это твоя благодарность за ценные советы... — обиделся он.

— Ладно, не стоит сердиться. Мне кажется, что туман снова нас догоняет. Пора в путь, — постарался я загладить свою грубость.

Несколько минут мы шли по дороге молча. Вдруг впереди замаячили какие-то контуры. Из-за тумана определить, что это, было трудно. Походило на возвышение или какое-то строение, стоящее на ровной площадке. Я прибавил шагу.

— Ускорить темп — конечно хорошо. Но неплохо бы зарядить трость. Да и вернуть ей прежний вид тоже не помешает, — подал голос Локи.

То, что демон быстро отходит (по крайней мере, внешне), можно было отнести к его положительным качествам. Их, видимо, у него было немного.

Через некоторое время стало видно, что дорога упиралась в остров. Строение на нем обрело более четкие контуры. Оно представляло собой цилиндрическое сооружение с козырьками.

— Мне кажется, дубиной здесь не обойтись, — сказал Локи.

— Это почему же?

— Ощущается присутствие очень сильной концентрации магической энергии, — снова непонятно объяснил демон в кольце.

— Тут кругом высокая концентрация магической энергии, — возразил я.

— Ты попробуй отселектировать энергию по типам.

— Чего-чего?

— Ну, если взять аналогию солнечного спектра, попробуй разложить... Хотя нет. Лучше окрасить или попытаться выделить магические поля, разных типов. Связать для своего восприятия с разными формами энергии разные цвета, что ли. Ну как же тебе объяснить то...

— А если попробовать мысленный контакт? Ты будешь вести и направлять меня.

— Отличная идея, попробуем, — согласился Локи.

Я медленно брел по дороге и одновременно пытался сосредоточиться на энергетической основе. Кругом плыло сплошное марево. В нем мой мозг сразу же ощутил присутствие разума демона. Я пристроился к нему, словно слепой к поводырю, решив учиться и наблюдать. Картина постепенно изменилась. Сквозь марево проступил иной мир, сначала я увидел дорогу, она явно отличалась по своей природе от окружающей среды. Затем из обступившей мути, стали всплывать предметы, демон демонстрировал их перед моим внутренним оком, словно кинофильм. Среди этого калейдоскопа были силы и предметы разной природы, мелькнуло и цилиндрическое сооружение впереди. У него был несколько отличный вид от своей ипостаси, в обычном мире. В пространстве висел громадный цилиндр, с крышкой наверху. Крышка была раздвинута посередине. К объекту примыкала дорога. В месте контакта цилиндра и дороги, в плоскости дороги, располагался светящийся квадрат, вероятно обозначавший вход. Дорога опоясывала цилиндр с обеих сторон, словно поля у шляпы, и далее продолжалась по плавной дуге. На расстоянии двух-трех диаметров цилиндра кусок дороги отсутствовал. После разрыва с рваными краями нить дороги исчезала вдалеке.

В ходе этой экскурсии мне удалось ухватить суть того, как следует настраиваться на окружающий мир. Теперь я мог сам изучать невидимые обычным способом объекты, мог оттачивать и совершенствовать свое новое мастерство.

Затем Локи продемонстрировал, как можно видеть все сразу. Я запомнил новый урок. Теперь то, недоступное обычному зрению окружение не было больше туманным и размытым. Перед внутренним взором предстала прекрасная и искрившаяся всеми цветами картина. Пейзаж болот оказался не так уж и мрачен.

В какой-то момент я заметил, что цилиндр начал переливаться. Я попытался уточнить фокусировку, словно подстроить приемник ручкой точной настройки. Эффект получился потрясающий. Сплошная окраска цилиндра пропала, обнажив проволочный каркас из линий. Стали видны процессы, происходившие внутри. Словно в гигантском котле, нигде не касаясь стенок, что-то бурлило и клокотало. Длинные шланги опутывали варево. Они ярко выделялись среди всего остального. Сгустки энергии двигались по подводящим рукавам, исчезая в вареве. Связка из пяти шлангов извивалась и все время меняла место подключения к сгустку, другие лежали совершенно неподвижно — но все они другими концами сходились в одном месте, у квадрата, который я условно назвал входом. Вся система получала энергию от магистрали, размещенной под полотном дороги.

Мое внимание снова привлекло варево внутри цилиндра, оно начинало приобретать вполне определенные очертания. Больше всего изделие походило на недоделанного дракона с пятью головами.

Я переключил восприятие. Вокруг растилась водная гладь, дорога из плит да туман (если не считать преданно просившего кушать «компаньона»).

— Ты достойный ученик, из тебя будет толк, — уважительно произнес Локи.

— Стараюсь. Только что дальше делать, мне кажется, скоро эта тварь созреет и выберется наружу.

— Думаю, не худо бы вооружиться, для начала, — ответил демон.

— И чем же?

— Мечом, например! Драконов, обычно убивают мечами.

— Но меч я видел только в музее, а драконов в комиксах, — возразил я.

— Привыкай, мир весьма многообразен, — пояснил в очередной раз демон.

— Придется. Правда, меч мне взять все равно неоткуда, — грустно вздохнул я.

— Создай...

Я вздохнул.

— Ну хотя бы попробуй, — взмолился Локи.

Осмотревшись вокруг, я не нашел ничего подходящего. Взгляд скользнул на лапы. Одна продолжала держать трость. Я аккуратно взял трость в обе лапы, крепко ее сжал. Вернул трости первоначальный вид. Теперь в лапах у меня был черный стержень. Я стал перетряхивать воспоминания в поисках любого образца, с которого можно сделать слепок меча. Тут уж не знаю, что сыграло роль — случай или очередность событий. Последнее воспоминание оказалось самым ярким. В памяти всплыл меч стража Замка.

Я держал перед собой черный стержень и лепил всплывший в памяти образ. Вытянул лезвие, удобную двуручную рукоять. Создал мощную гарду. Потом, словно из омута, в памяти всплыли руны. Они потекли по поверхности лезвия, заполнили ее, затем погрузились в тело меча и остались там. Я чувствовал весь процесс создания. Это приносило огромное удовольствие. Всматриваясь в своё творение, я захотел придать ему еще кое-какие свойства. И это получилось! Огромный клинок убирался в рукоятку или по моей команде становился только энергетическим. Обнаружилось и еще одно достоинство: меч стремился вернуться в лапу хозяина. Это вытекало из особенности материала: привыкать к владельцу. Мой небольшой опыт учил, что созданная магическая вещь может несколько отличаться от задуманного проекта. К сожалению, времени на изучение свойств оружия не осталось, дракон рос.

Еще мгновение полюбовавшись содеянным, я крутанул мечом над головой. Раздался резкий свист, полутораметровое лезвие удивительно легко и быстро описало круг. Меч вышел легким и послушным.

— Классно, — произнес Локи, в его голосе слышалось восхищение.

— Это еще не все, — ответил я, — смотри.

Мне пришла в голову хорошая идея — зарядить меч энергией от магистрали, что скрывалась под плитами дороги. Я поднял меч перед собой двумя лапами, так, что бы острие указывало вниз, и перевел его в энергетический режим, приподнял на всю длину рук и вонзил в полотно дороги. Плиты вздрогнули. Силовая магистраль переключилась на меч. Его рукоять, раскалившись, тускло засветилась. Яркость все нарастала, и, если бы не мои сине-зеленые лапы, кожа, наверное, обуглилась бы. Меня охватила жуткая жажда. Став с клинком одним целым, я ощутил его ненасытное желание поглощать все больше и больше силы. Поток энергии рос, от дороги пошел пар. Но длилось это не очень долго; по плитам прошла судорога, и все стихло. Больше энергии в магистрали не было. Меч легко вышел из плит. Я сложил его. В лапах осталась только рукоять, я прицепил ее к поясу.

— Ты что натворил? — не то спросил, не то осудил демон.

— Хотел чуток зарядить меч, — ответил я.

— И что же?

— Похоже, сработали предохранители...

— Чего? — не понял Локи.

— Ну, отключилось устройство, которое контролировало расход энергии.

По дороге опять прошла судорога. Я почувствовал, что поток энергии восстановлен.

— Слушай, если синтез прервался, может, и бояться теперь некого?

— Как же! Этот сумасшедший дракон совершенно не опасен, — съязвил демон.

Мое внимание переключилось на цилиндрическое сооружение. Там кто-то возился, пытаясь вылезти наружу. Я бросился бежать вперед — благо до него оставалось совсем немного. Сделал я это очень вовремя. Когда до цилиндра оставалось несколько шагов (его верхний край торчал над полотном дороги примерно на метр), над ним появилась первая голова. Взгляд ее был безумен. Один глаз смотрел куда-то назад, другой бешено вращался. Тварь открыла пасть и попыталась выпустить пламя. Вместо пламени вылетела сажа, клочья копоти и сдавленный кашель. Наконец вращавшийся глаз остановился, и голова попробовала посмотреть на меня. Опять ничего не вышло: несмотря на все старания, взгляд получился куда-то вбок. Когда копоть и гарь немного осели, я увидел, что с зубами у гадины все в порядке. Они торчали по краю пасти, похожей на крокодилью, но только более широкой.

— Руби, что уставился, — вывел меня из задумчивого созерцания голос Локи.

По мысленному зову меч за доли секунды скользнул с пояса в руку, лезвие выдвинулось на всю длину. Руны на лезвии ярко рдели. Казалось, что поверхность клинка покрыта тонким слоем стекла.

Голова перестала вертеться. Один глаз смотрел на меня, второй — по-прежнему куда-то вбок. Тварь, похоже, поразил вид рыцаря. Тип в кроссовках и джинсах, сжимающий чешуйчатыми зелеными лапами здоровенный меч. Воспользовавшись секундным замешательством драконьей головы, я рубанул по шее. Меч легко, словно сквозь фантом, прошел через препятствие. Я успел подумать, что тварь просто пропустила лезвие сквозь себя. Но нет, по шее прошла судорога, она качнулась. Голова упала и скатилась по наклонной поверхности в воду. За громким всплеском послышалось довольное чавканье. Затем раздались уже знакомые мне звуки и «компаньон» стал еще больше. Тем же способом я снес еще три головы. Но дальше везение кончилось. Вместо последней головы появился хвост. Здоровенный, извивающийся хвост. Этот толстоватый змей хотя и вышел не очень умен, но все-таки сообразил своей последней головой изменить тактику.

Туша взгромоздилась на край цилиндра. Потом появилась последняя голова, она оказалась явно умнее первых четырех. Подобраться к ней было невозможно. Она внимательно уставилась на меня. Во вполне осмысленном взгляде легко читалось единственное желание — сожрать меня.

Самое мерзкое было то, что уже успел зарубцеваться обрубок первой шеи. Затем он надулся и лопнул, словно почка на весеннем дереве. На свет появилась драконья морда. Новая голова производила вполне нормальное впечатление (хотя что, собственно, я знал о нормальности драконов...). Теперь уже две головы жадно смотрели на меня. Хвост змея начал нервно бить по воде, это меня и выручило. Плававшая в воде вечно голодная бестия незамедлительно вцепилась в него. Змею стало на некоторое время не до меня, поднять на хвосте плавающего монстра он не мог, дотянуться до него пастью — то же. Ему осталось лишь сидеть, вцепившись в край цилиндра, и мотать головами, изрыгая пламя в своего обидчика. В ответ на это рыбина лишь погружалась чуть глубже, не выпуская добычу.

— Руби лапы, что любуешься, пора помочь нашему попутчику, — услышал я голос Локи.

Так как все внимание змей переключил на свой хвост, мне удалось подобраться ближе и перерубить вцепившиеся в край цилиндра когтистые лапы. Два громадных, похожих на куриные, обрубка остались на кромке цилиндра, словно на насесте. Дракон рухнул в воду. Завязалась нешуточная борьба. Оставалось надеяться, что победит наш приятель.

— Надеюсь, что наш попутчик одолеет несколько укороченного дракона, — снова подал голос демон.

— Может, помочь ему?

— Интересно как? Нырнуть и задушить дракона? Это тебе, голубчик, не змея, — съязвил Локи. — Лучше готовься сражаться, если змей попытается вылезти.

Я внимательно всмотрелся в кипящую от схватки воду. Дракон успел отрастить лапы, но лишился хвоста. Пламени не было. Две головы пытались с обеих сторон вцепиться в глаза рыбине. Но та оказалась проворнее и зажевала промахнувшуюся драконью голову. Затем рыбина ушла под воду, не выпустив добычу. Все стихло. Лишь воздушные пузыри изредка лопались на поверхности.

— Надо бы отключить эту штуку, а то еще что-нибудь создаст, — заметил я. — Вот только где?

— Думаю, узел управления где-то рядом, — ответил демон.

Я вспомнил ранее увиденную картину другого измерения и отправился на поиски. В месте стыка огибавшего цилиндр участка и основной дороги находился прямоугольник более темного цвета. Я не заметил его перед сражением. Потопав по плите и осмотрев ее, я обратил внимание на то, что в центре имеется углубление, чуть меньше ступни. Я изловчился и попытался нажать на дно ямки пяткой. Камень легко погрузился, послышалось легкое шипение, плита плавно пошла вниз. Это был просто подъемник, и ничего более. Опустившись примерно на шесть метров, плита замерла. Сверху раздался еле слышный шелест и проем закрылся. В помещении сгустился сумрак, хотя казалось, что откуда-то все же шел слабый рассеянный свет. Прямо впереди угадывался прямоугольник с вертикальной линией посередине. Он очень походил на дверь. Я протянул лапу и дотронулся до его поверхности. Появилась надпись на незнакомом языке — и больше ничего.

— Ну и что же теперь делать? — обратился я к демону. Похоже, советоваться с ним у меня входило в привычку.

— Смотри, слева еще надпись, — указал он.

Я повернулся и обнаружил слабо светившееся поле. Внутри поля было начертано подобие надписи. Справа от рамки — две стрелки. Одна указывала вверх, вторая вниз. Чуть ниже — большое, расчерченное на прямоугольники изображение, с неизвестными мне символами в каждом.

— Мне кажется, что надпись в рамке состоит из символов наборного поля, — отметил я.

— Мне такой язык незнаком! — ответил демон.

— Слушай, а может, стрелки указывают на смену языка? — осенило меня.

— Попробуй! Надеюсь, это не лифт еще куда-нибудь! — ответил демон без тени издевки.

Я коснулся когтем стрелки вверх, — так мне казалось легче психологически после рассуждений о лифте. Сердце сжалось, но ничего драматического не произошло, просто символы в рамочке стали другими.

— Смотри на дверь, — обратил мое внимание Локи.

Надпись на двери, как и наборное поле, тоже изменилась. Не только символы, но и форма. Дверная табличка теперь состояла из знаков, имеющихся в наборном поле.

— Такого языка я тоже не знаю, — обрадовал меня демон.

— А какие языки ты знаешь? — не удержался я. Сидеть в шахте было мрачновато. Это не улучшало настроение.

— Много, побольше тебя!

— Только все не те, — проворчал я.

— Миров очень много, да и в заточении я находился слишком долго, — ответил демон.

По голосу чувствовалось, что ему обидно.

Я решил про себя, что разговор на эту тему дальше не имеет смысла, и обратил свое внимание снова на стрелки. Нужен простенький опыт.

— Попробуем еще раз. — И мой коготь дотронулся до стрелки «вниз». В окне появилось прежнее изображение, наборное поле изменилось соответственно. Указав когтем снова вниз, я ожидал, что появится новая картинка, но ничего не произошло.

— Бобик сдох, — сказал я сам себе.

— Это ты про себя, что ли?

— Нет, про аппарат.

— Может, там таблички кончились, — рассудительно заметил Локи.

— Попробуем проверить.

Я коснулся когтем стрелки «вверх». Появилась надпись, которую мы уже видели.

— Наверное, это была надпись номер один, — облегченно вздохнул я.

— Погоди радоваться, может, их всего две! — фыркнул демон.

— Мне кажется, больше. Покрутим?

— Покрутим. Может, знакомое что-нибудь выскочит.

Я снова коснулся когтем стрелки и увидел новое изображение. Локи молчал. Коснулся еще и еще.

— Ну как? — наконец не выдержал я.

— Никак, — задумчиво произнес демон.

Продолжая тыкать в стрелку, я видел все новые и новые картинки. Менялось начертание символов, их количество, форма наборного поля, но ничего знакомого не встретилось. Вдруг я замер от удивления, в окне высветилось: «Язык общения Английский». Чуть ниже — изображение клавиатуры английской пишущей машинки... Я обернулся к двери и увидел надпись: «Вход в зал управления».

— Нашел, — завопил радостно я.

— Наверное, я влип до появления и этого языка, — вздохнул демон.

— Что же теперь делать? — спросил я.

— Попробовать хотя бы то, что в таких случаях делают на Земле, — предложил Локи.

Я протянув коготь к наборному полю и нашел клавишу F1 (клавиша помощи в информационных системах на Земле). Когда коготь ее коснулся, то над наборным полем появился еще один светящийся прямоугольник. В нем появилась надпись: «Зарегистрируйтесь в системе». Затем под ней первый вопрос: «Ваше имя?». Почему-то я всегда не любил писать свое имя где попало и поэтому попробовал нажать просто «ввод»; система не реагировала. Я настучал шесть левых буквенных клавиш — получилось «QWERTY». Теперь пошли всякие дурацкие вопросы, вроде «Ваша раса?».

— Откуда я знаю, какая у меня теперь раса, — огрызнулся я.

— Не слишком ли много они хотят знать? — поддержал недовольство демон.

— Пожалуй, мне не стоит заполнять эту анкету, — констатировал я, продолжая нажимать на все вопросы вводом пустой строки.

Все это начинало надоедать. Но тут засветилась новая надпись: «Параметры по умолчанию установлены. Вставьте ключ и наберите пароль». Рядом с наборным полем открылась щель как для магнитной карты.

— У тебя есть предложения? — обратился я к демону.

— Может, и ключи дать...

— Это не ответ!

— Не знаю, — протянул тот и, подумав, добавил: — но если мы не выключим эту штуку, то вряд ли отсюда выберемся.

— Сломать дверь мне, наверное, не удастся. Вот если бы ключ подобрать...

— Но у тебя же нет ключей?

— Попробую понять принцип механизма замка — ты же учил изучать окружающий мир.

Я сосредоточился, восприятие переключилось в другую плоскость окружающей реальности. Стена поблекла и обрела прозрачность, обнажив управляющее дверью устройство. Мое внимание привлекли приспособления на дверном проеме — по два над каждой створкой. Более всего они походили на датчики положения двери. От каждого датчика шло по проводу к соединительной коробке.

— Ты разгадал замок? — прервал мои изыскания Локи.

— Нет, но меня осенила гениальная мысль, даже две. Первая: если я в этом потустороннем мире могу видеть, то почему бы мне не попробовать что-нибудь там переместить. Вторая: что именно?

— Ты хочешь переместить нас за дверь?

— Нет, только кое-какие провода и тем самым обмануть систему.

План был хорош, и я приступил к его выполнению. Нашел нужный кабель и легко повернул его вокруг оси, затем начал мысленно вытягивать из соединительной коробки. Как ни удивительно, но он легко выскользнул, словно из разъема. Вытащив смежный провод, поменял их местами, затем вставил в гнезда.

Дверь осталась закрытой.

Тогда я попытался ввести случайную комбинацию цифр. Высветилась надпись «Вы забыли вставить ключ». Я пошарил в карманах и обнаружил мелкую монетку; она свободно провалилась в щель в стене. На пульте высветилось: «Плохой ключ, доступ запрещен». Послышалось легкое шипение, и половина двери отъехала, освободив проход в небольшую комнату с нормальным освещением. В противоположной стене была дверь. Я направился к ней. Собственно говоря, делать тут больше было нечего. Как только прямоугольник двери оказался в полуметре от меня, ее половинки расступились. Я шагнул вперед.

Помещение, в которое я попал, напоминало какой-то центр управления. Пульт опоясывал огромный цилиндр из прозрачного материала. Гигантский сосуд заполнялся бурой жидкостью. Вдоль стен неподвижно свисали шланги. По периметру резервуара, над пультом, бросилась в глаза надпись: «Генератор Пандоры». Все рычаги стояли в положении «Включено». Тут мое внимание привлекла еще одна картинка. На ней была изображена какая-то многоногая гадина. Подойдя ближе, я узрел над ней надпись «Автоматическая смена», «Пуск генератора по прибытии». Под картинкой имелось две треугольные клавиши. Я коснулся правой стрелки. Изображение изменилось. Теперь я увидел дракона, того, с которым я только что сражался. Далее, при следующем касании, как и следовало предполагать, шли пчелки. За ними никаких тварей не было. Из чего я заключил, что плавающий монстр и ползущий туман появились на свет не здесь.

— Какие будут предложения? — спросил я Локи.

— Мне кажется, что эту штуку нужно выключить, — последовал ответ.

— Эту умную и чрезвычайно свежею мысль я уже высказывал. Но, собственно, каким образом? — обратился я скорее сам к себе.

— Тебе лучше знать.

— Почему это? Уж кто в магии поднаторел, так это ты!

— Но к технократической расе принадлежу не я! — парировал демон.

— От кого ты таких словечек набрался?!

— А ты не знаешь?

— Что ж, придется попробовать, — вздохнул я.

Собственно говоря, на пульте оказалось не так уж много выключателей и рычагов. Не особенно вдаваясь в подробности, я перевел их все в положение «Выключено». Правда, один выключатель лишил меня освещения, поэтому его пришлось вернуть в исходное состояние. Шарить в темноте руками не хотелось.

Окинув прощальным взглядом зал управления, я направился к двери. Слева от нее находился еще один выключатель с надписью «Силовое питание». Его я тоже перевел в положение «Выключено» — освещение в зале сменилось более тусклым.

Миновав тамбур, я подумал, что неплохо бы закрыть за собой дверь. Мое магическое продолжение проникло внутрь стены и восстановило соединение кабелей. Послышался шелест, и створка закрылась.

— Деньги не забудь! — напомнил демон.

— Да ладно тебе...

— Возьми, тебе говорят!

Я стукнул по стене кулаком и поймал вылетевшую монетку. Она исчезла в моем кармане. Подумав еще несколько секунд, я перевел меч в энергетический режим и, едва касаясь, провел им по стыку двери. Образовался ровный сварной шов. Затем повинуясь какому-то неясному инстинкту, взял уже сложенный меч и запечатал торцом рукоятки раскаленный еще шов. По двери побежали круги, и она, сразу потемнев, остыла. На месте прикосновения рукоятки образовалась здоровенная печать. По печати, излучая рубиновый свет, вились какие — то руны. Смысла надписи я понять не мог, но мощь, которой повеяло от двери, ощутил сразу.

— Надежно, — одобрил Локи и спросил: — Так кто же ты?

— Ну что, наверх? — вместо ответа произнес я. Собственно говоря, ответа на него у меня и не было.

— Да, пойдем.

Я ступил на плиту. На стене высветилась стрелка «Вверх». Плита начала медленно подниматься. Послышался шелест, вверху открылся прямоугольник серого неба. Прошло еще немного времени, и я облегченно вздохнул. Мы снова находились на дороге, пусть под чужим небом, но под открытым. Так гораздо спокойней, чем в недрах неизвестного механизма. Теперь, когда створки цилиндра сдвинулись, между ними не просматривалось даже намека на стык. Я глянул в воду и обнаружил, что местная фауна победила синтезированного змея. Наш «приятель» приступил ко второму обрубку.

— Наш попутчик изрядно подрос, — отметил я.

— Весьма высокий коэффициент использования продуктов питания, — согласился демон.

— Что же произойдет дальше, будет расти, пока не лопнет?

Тем временем зверь наконец доел драконью ногу и «ответил» на этот вопрос сам. Сначала он немного распух, потом странно заурчал, вдоль спины появилось нечто вроде перетяжки. Плавник разделился надвое. Линия перетяжки углубилась. Все происходило очень быстро. Вот уже четыре глаза предано смотрели на кормильца, то есть на меня. Прошло еще несколько секунд, перемычка лопнула, в воде теперь плавало два голодных монстра, но поменьше размером.

— Пошли вперед, — заторопил Локи.

— Только мне кажется, дороги-то дальше нет, — заметил я.

— Но попробовать стоит, может, пролом невелик. Все-таки лишний шанс, — упирался демон.

Я двинулся вперед в обход цилиндра. Оба монстра, естественно, последовали за мной. Через несколько десятков метров мне пришлось остановиться. Пути дальше не было. Дорогу словно обрубили огромным топором. Между мной и неповрежденным участком лежало приличное водное пространство. За ним дорога опять продолжалась, убегая в дымку. О прыжках не могло быть и речи. Один из монстров переплыл к другой стороне насыпи. Теперь голодные глаза смотрели как слева, так и справа.

— Придется вернуться, — обратился я сам к себе.

— Лучше сначала влезь на крышку цилиндра, — посоветовал демон. — Хоть какой-то обзор.

Обернувшись, я увидел, что гнусный туман медленно, но верно приближается. Никакого выбора опять не было. Я вернулся к генератору и взобрался на крышку.

— Ничего не вижу — что там под покрывалом? — произнес я.

— Попробуй сорвать покровы ветром, — посоветовал демон.

— Создать ветер? — не понял я.

— Ты удивительно догадлив!

— Каким, интересно, образом, подуть что ли...

— Зачем дуть, — совершенно серьезно возразил демон, — сделай, например, восходящий поток воздуха.

— Нагреть что-нибудь?

— Слишком долго, — просто восходящий поток.

— Попробую.

Внутренний взор устремился вдоль дороги. Дотрагиваться до того, что скрывалось под туманом, мне не хотелось. От одной этой мысли было скользко и противно. Наконец мое магическое продолжение удалилось достаточно по направлению туда, где тумана над дорогой больше не было. Я создал слабый вертикальный ток воздуха, слился с каждым потоком, каждой восходящей струей воздуха, затем стал увеличивать скорость и мощь. Поток рос, наконец, стал устойчивым, волосы затеребил легкий ветерок. Туман чуть вытянулся, но рассеиваться не собирался.

— Да, хиловато что-то, — издевательски произнес Локи.

— Хиловато?!

В памяти моей всплыло воспоминание — страница какой-то книги, снимок с подписью: «Торнадо в Канзасе».

Я вернул свой внутренний взор в центр потока и начал закручивать его вокруг вертикальной оси. Смерч все плотнее свивался в жгут. Вместе с воздухом я втягивал туда энергию окружающего мира. Смерч набирал силу, концентрация энергии росла. Наконец, я ощутил себя словно в другом теле. Открылся вид с вершины высотного здания. Внизу, под ногами, дорога, туманное облако и маленький человечек на крышке цилиндра. Я вернулся на первую точку обзора, в собственное тело, и слегка струхнул от увиденного. Над дорогой, позади тумана, возвышался настоящий торнадо. Громадная воронка медленно раскачивалась. На уровне верхней четверти воронки горели два громадных, неподвижных глаза. Их огненно-красный взгляд ожил и начал искать жертву. Страх закрался в душу, я почувствовал, что теряю контроль над своим детищем. Вместе с этим ощущением пришло понимание еще одной истины — создать что-либо бывает проще, чем справиться потом со своим произведением. На меня уже давила мощь урагана, а страх — плохой советчик в таких делах. Огромным усилием воли я тем не менее сумел переместить свое мысленное "я" внутрь смерча. Пришло ощущение хищника перед броском. Глаза выбирали жертву. Я остановил их на туманном облаке внизу и двинул смерч вперед.

— Грандиозно! А ты с ним справишься? — подал голос демон. Издевки в вопросе не было, лишь явственно читался страх.

— Не знаю. Но привлечь внимание к туманному облаку, кажется, сумел.

Подробней рассказать я не успел. Огромная вращавшаяся колонна, подпиравшая низкие облака, замерла. Взгляд горевших красным огнем глаз остановился на ползущем по дороге облаке. Затем, смерч слегка качнулся, словно раздумывая, и двинулся вдоль дороги. Его взгляд был прикован к медленно ползущему объекту и, наконец достигнув цели, с тихим сопением начал втягивать завесу. Шум нарастал, струи тумана медленно потянулись и стали вкручиваться в тело смерча. Послышалось какое-то бульканье, затем склизкое чавканье. Завеса начала редеть. Открывшееся существо было словно из кошмарного сна. Хотя более всего оно напоминало какого-то обитателя коралловых рифов — если не считать размеров. Тело существа полностью покрывали длинные щупальца. Каждое заканчивалось присоской со ртом посредине. Часть щупальцев была теперь направлена в сторону смерча, часть — накрепко вцепилась в дорогу, присосавшись к поверхности плит, остальные свесились в воду, пополняя запас влаги. Это было слышно по всасывающим звукам. Из особых желёз мерзостного существа тянулись шлейфы белого тумана, таявшие во вращавшемся вихре. Окончательно поредевшие остатки завесы исчезли совсем.

— Ну, и как же нам пройти? — спросил я демона, уже немного привыкнув к зрелищу.

— Может, оторвать ее от дороги?

— Думаю, что только если вместе с дорогой. Смотри, оно к плитам уже всеми свободными щупальцами приклеилось.

— А если отрубить присоски, — выдал очередной ценный совет Локи.

— Тогда как убрать остальное? Снизу оно тоже наверняка прилипло...

Наши глубокомысленные рассуждения прервал новый звук. Это было синхронное и методичное чавканье. Кто-то с аппетитом кушал. С обеих сторон два зверя (или как там их назвать) уплетали щупальца, правда лишь те, что свисали в воду. Монстры явно наслаждались блюдом, потому жевали очень неспешно.

— Если ждать, когда они доедят... — вырвалось у меня.

— Слушай, когда ты сканировал мозг монстра, ты говорил, что в нем заложено размножение, — перебил меня демон.

— Попробовать подтолкнуть его к делению?

— Лучше к почкованию. Хотя бы штучек десять, а? — ответил Локи.

— Да, эти двое не скоро одолеют. Вот только торнадо... Я его еле сдерживаю, а тут еще монстры...

— Да брось ты этот торнадо, — нетерпеливо оборвал меня демон.

Что я и сделал. Отключив контакт смерча с дорогой, приподнял вращающуюся воронку и кинул ее изо всех сил, по плавной дуге, куда — то в туманную даль. Это оказалось легче, чем непрерывно контролировать такое чудище. Через довольно длительное время, из стороны, куда улетел торнадо донесся шум. Сначала я услышал нечто похожее на работу огромного пылесоса, словно кто-то всасывал воду. Потом последовали короткая пауза и звук падения огромного количества воды. Шум водопада прекратился, и все стихло. Я облегченно вздохнул: торнадо перестал существовать.

— Ну парень, ты даешь, нельзя же так буквально... — только и сказал Локи.

Настало время заняться монстрами. Выбрав правого, я установил контакт с мозгом чудовища. Затем стал исподволь, ненавязчиво проникать в него. Я чуть не захлебнулся в волне наслаждения, с которым тот зажевывал отросток ползающего животного или растения. С позиции водяного монстра мохнатая гусеница не выглядела столь мерзкой, скорее наоборот, представлялась весьма аппетитной. И он наслаждался, медленно пережевывая скользкое щупальце. Частично с устройством мыслительных процессов подобного зверя я успел познакомиться во время нашей первой встречи. Теперь возникла необходимость продолжить знакомство.

Я расслабился и попытался представить себе психику животного, смахивавшего в некотором смысле на механическое устройство, дал сформироваться некой осмысленной картине. Восприятие, подключенное к внутреннему миру монстра, постепенно проявило подобие очищенного «апельсина» с несколькими полупрозрачными дольками. Каждая отвечала за определенную сторону жизнедеятельности. Я медленно поворачивал эту занятную интерпретацию внутреннего информационного наполнения особи и в одной из долек увидел две секции, в каждой плавала маленькая копия изучаемого животного. В глубине «апельсина» имелся какой-то сосуд, он медленно заполнялся. Про себя я назвал его детектором массы. Оставалось немного — узнать, как запустить устройство. Откуда-то, из другой реальности мои изыскания прервал голос демона: «Шевелись, она оживает». Я попытался представить перетяжку. Ничего не получилось. Тогда предположил, что в одной секции здесь находится запись одного зверя, в другой матрица второго и при достижении критической массы зверь делился и перестраивался согласно этим записям. Но два зверя — все равно слишком мало. А что если скопировать секции... Я сосредоточился и попытался размножить изображения секций с монстрами. Сначала не вышло, но с помощью воображаемого зеркала дело сдвинулось. Маленькие зародыши множились. Сперва я представил себе четыре, затем восемь и, так удваивая, тридцать два. Больше мое нетренированное воображение не осилило. Затем с замиранием сердца дополнил индикатор массы доверху. «Апельсин» стал переливаться. Результат лучше было наблюдать воочию. Я вернулся в реальный мир.

Зверь, в мозгу которого я копался, перестал жевать щупальце и затих.

— Ну, как эксперимент? — спросил демон.

— Вроде бы нашел решение, — бодро ответил я.

— Что-то наш «приятель» не шевелится. Похоже, ты его уморил.

— Как! Все же получалось...

— Не печалься, у нас еще один есть!

Но мы волновались напрасно. Просто реакция наступала не сразу. По телу монстра побежала паутина перетяжек, послышались хлопки. Зверь разделился на тридцать два комочка биомассы. Я не поленился сосчитать.

— Вот, смотри, а ты говорил «уморил», — гордо произнес я.

— Только что-то не очень похоже на исходного, — не очень радостно произнес демон.

— Наверное, стоит контролировать процесс деления...

— У того монстра сначала возникали все признаки второй особи, а уж потом они делились. Надо было... — глубокомысленно начал Локи, но завершить не успел.

Тем временем каждый комочек свернулся в ровненький шарик. Еще через несколько минут появились пасти и плавники. Не прошло и минуты, как целая свора бестий рванула к щупальцам и принялась за еду. При этом они отчаянно тянули и дергали отростки, громко чавкали. Вода прямо-таки кипела. Молодые монстры имели отличный аппетит.

— Теперь беру критику обратно. Классно! — похвалил Локи.

— Ну, стараемся!

— Гордиться рано, размножай второго, — не дал мне расслабиться демон.

Воплотить имеющееся решение оказалось несложно. На этот раз я двигался по проторенной дорожке, уже зная, что делать, и быстренько превратил второго зверя в стаю голодных тварей. С глубоким удовлетворением я окинул поле битвы и отметил, что чудовищу не до меня. Молодые пираньи пожирали щупальца мохнатой гусеницы во вполне приличном темпе. Преимущество принадлежало моим питомцам. Но эта замечательная пирушка не решала главной задачи — дорога была все еще занята. Правда, ситуация несколько изменилась. Теперь мерзкое чудовище оказалось распластанным, словно за волосы, голодными родственниками пираний.

Я взял меч в правую лапу. Перевел его в энергетический режим, получился превосходный резак примерно двух метров длины. Превозмогая тошнотворный запах, я приблизился к гусенице и нанес удар. Появился глубокий разрез. По телу гусеницы прошла судорога, в нос ударил еще более мерзкий запах горелого мяса. Мне пришлось изловчиться и зажать нос свободной лапой — из-за когтей это было непросто. Но зловоние все равно ощущалось.

Тем временем рана разошлась, тварь попыталась сдвинуть края, но тянувшие за щупальца мои питомцы не дали им сомкнуться. Что бы нанести еще удар, требовалось подойти ближе, но меня уже мутило.

— Скорей, не медли. Ну, шагай! — вывел меня из оцепенения Локи.

Ощущение, что я посреди этого смрадного кошмара не один, прибавило сил. Я сделал шаг и нанес еще удар. Разрез углубился. Еще шаг. Еще удар. Меня качало из стороны в сторону, казалось, сил больше нет. Теперь эта идея — разрубить тварь надвое — не казалась уже столь привлекательной. Рубить-то легко, а вот идти в этом смердящем коридоре... Я попробовал перевести меч в его естественный вид, но разрез тут же сросся. Пришлось опять прожигать проход. Кошмар продолжался. Не знаю, сколько раз я поднимал огненный клинок, прежде чем всплеск по обе стороны дороги возвестил о том, что дело сделано. Эти звуки немного привели меня в чувство. Вместо горы горелого мяса вокруг было открытое водное пространство, а в нем кипело пиршество.

Однако новая напасть испортила вкус победы. Дорога была вымазана какой-то слизью. Я невольно отвернулся, и мне показалось, что линия воды вдалеке чуть приподнялась.

— Похоже, у меня галлюцинации, — обратился я к демону.

— Что ты видишь? Опиши.

— Линия горизонта поднялась...

— Где?

— Слева.

— Это волна.

— Откуда?

— Твой торнадо всосал воду, а потом распался, — пояснил демон.

— Бежим к подъемнику генератора? — предложил я.

— Он слишком медленный.

— Тогда что, смоет? — упал я духом.

— Воткни меч в дорогу и попробуй создать экран. Повезет, тогда удержимся, — мрачно изрек Локи.

Я ничего подобного никогда еще не делал. Впрочем, в этом мире все приходилось делать впервые. Вернув меч в его материальную ипостась, я воткнул клинок в дорогу. Держась лапами за рукоять, частично перекачал энергию меча в пространство и, не давая ей рассеиваться, стал лепить защитную сферу. В конце концов сфера материализовалась, но тонкая прозрачная оболочка, через которую я видел надвигавшуюся волну, не внушала особого доверия. Вал накатился, мимо меня, мелькнув, пронеслись пиршествующие родственники пираний вместе с остатками гусеницы. Прошло несколько секунд, и вода схлынула, унеся с собой всю голодную стаю, а заодно и смыв слизь с дороги. Мокрые плиты блестели, словно приглашая в путь. Я дернул меч, сфера задрожала, свернулась в конус с вершиной на рукоятке клинка. Конус потускнел и исчез.

— Обошлось. Теперь в путь? — спросил я у демона. Советоваться с ним или просто говорить, даже не ожидая ответа, все прочнее входило в привычку.

— Неси меня, мой друг, неси, — пропел демон. Его настроение после победы явно улучшилось.

— Ну и куда же тебя нести? — поинтересовался я.

— Собственно, выбор невелик. Плыть ты вряд ли захочешь... — все так же нараспев продолжил он.

— Судя по обитателям здешних вод, не захочу.

— Тогда назад, по плитам.

— А вернуться в Замок нам не удастся?

— Думаю, что просто так — нет. Нужно поискать строителей дорог, может, они помогут нам, — уже менее уверенно сказал Локи.

— Искать прямо тут? Но здесь никого нет, — озадаченно изрек я.

— Между прочим, идея неплохая. Теперь генератор Пандоры выключен, следовательно, столь мощного источника помех нет. Можно и поискать вокруг на магической волне, может, что и отыщешь?

— Да нет тут ничего... — возразил я.

— Попробуй, попробуй. Правило: мир много сложнее, чем любит казаться, — действует всегда. Почти всегда, — произнес демон назидательно.

Я очень не хотел отправляться в параллельный мир. Изучение психики монстров утомило меня, но и советом демона пренебрегать, при здравом рассуждении, было неразумно. Я прикрыл веки и стал дрейфовать по окрестностям, сканируя окружающую магию. И одну весьма занятную вещь обнаружил почти сразу. Это был контур платформы с перилами. Правда, она находилась под плитами дороги. Платформа опиралась на что-то вроде опоры, один конец которой исчезал в энергетическом потоке. Поток теперь вяло тек под плитами, главный потребитель был отключен.

— Локи, — позвал я.

— Что-нибудь нашел? — отозвался демон.

— Да, что-то типа ящика с перилами.

— Какой еще ящик? — не понял демон.

— Ну не очень понятно, глубоко, и контур еле виден.

— На что похоже?

— Может, нам попробовать тандемом, как тогда у генератора, — предложил я.

— Не могу, прошлый опыт отнял все мои жалкие силы. Ведь я даже не дух, а так, неизвестно что... Хотя номинально — часть демона, — ответил Локи.

— И ты, зная что рискуешь, все-таки стал меня учить? — я проникся уважением к демону.

— А что, собственно, мне оставалось? Сгинуть в этих болотах? Без дополнительных знаний ты бы проиграл.

— Значит, только корысть?

— Ну, привязался немного... Отстань. Сложные этические вопросы отношений между расами не для такого неполноценного существа, как я, — отрезал Локи.

— Ну, отстать не получится, перстень не снимается, — почему-то весело заметил я.

— Как бы там ни было, придется тебе находку изучать самому, — уже спокойно произнес демон.

— Она похожа на вагон монорельсовой дороги.

— На что...?

— Ну, это такая штука, в которой ездят, — попытался я объяснить.

— Ехать было бы быстрее, — изрек глубокую мысль демон. На помощь ослабевшего демона, который ничего подобного, похоже, не видел, надеяться не приходилось. Я снова погрузился в пучину образов. Ничего, кроме платформы для передвижения, на ум не шло. Я попытался извлечь ее на поверхность, для чего мысленно потянул вверх этот ящик с перилами. Он легко и свободно последовал за мной. Не прошло и нескольких секунд, как весь контур висел на высоте около метра над дорогой. Правда, толку с этого было мало. Ведь устройство оставалось не более чем сеткой энергетических линий в том, ином мире.

— Это то, что ты нашел? — подал голос Локи.

— А как ты узнал?

— На столь близком расстоянии, мне уже не составляет труда чувствовать объект, даже если он не активен, — пояснил демон.

— Значит, я все же могу на тебя полагаться? — удивился я.

— Да, можешь. Постепенно восстановиться и остальное. Правда, как пользоваться этой штукой, объясню вряд ли. Она родственница генератора, а ты, похоже, разберешься скорее, — закончил свое объяснение демон.

— Ну вот, опять сам, — заметил я про себя и погрузился в тонкую структуру платформы.

Я довольно долго искал среди еле заметных контуров механизм активизации платформы. Наконец в недрах дороги, у самой энергетической магистрали, обнаружилось нечто типа крана. По крайней мере, так это место интерпретировало мое внутреннее "я". Мое магическое продолжение повернуло этот кран. Произошла некоторая метаморфоза. В воздухе возник контурный рисунок большего ящика. Рисунок трансформировался в прозрачный аквариум с толстыми стенками. Прозрачная форма довольно медленно заполнилась снизу вверх серым веществом. На том месте, где предположительно находился проволочный магический каркас, висела вполне материальная платформа с бортами. От поверхности дороги до дна было около метра.

— Молодец, — отметил демон, — но как туда влезть?! Не говоря уже о возможности поехать.

— Ты становишься пессимистом.

— Вот когда поедем, тогда буду оптимистичнее, — прогнусил Локи.

Я подошел поближе, попробовал притянуть платформу, но она словно покоилась на гранитном постаменте.

— А как ты ее достал? — прервал мои изыскания демон.

— Конечно! — радостно крикнул я.

Я отошел на пару шагов и представил себе опускавшуюся на дорогу платформу. Она незамедлительно выполнила это действие. Более того, прямо передо мной борт растаял, словно приглашая войти. Я вошел. Борт затянулся. Я решил, что стоять будет неудобно, попытался вообразить кресло, и оно тут же материализовалось, сильно стукнув меня под коленки.

— Хи-хикс, — услышал я сдавленный и уже знакомый смешок Локи.

— Зато удобно, — ответил я, сидя в кресле, и даже не обиделся.

Кресло было мягким, удобным и почему-то напомнило о Земле. Но я уже отдавал себе отчет, что это лишь слепок моих воспоминаний. Воспоминание растаяло, а кресло осталось. Рядом с ним обнаружилась небольшая панель, на ней три клавиши, одна круглая и две стрелки — «вперед» и «назад».

— Поехали! — сказал я сам себе и коснулся когтем стрелки «вперед».

Платформа поднялась на прежнюю высоту и плавно двинулась вперед. Я коснулся еще раз клавиши и подержал дольше. Скорость плавно увеличилась. Прикоснулся к средней клавише, и платформа затормозила.

— Ну вот видишь, все прозрачно, — сказал я.

— Так то оно так, но вот куда ведет дорога... — задумчиво ответил демон.

— Собственно, у нас опять нет вариантов, точно кто-то нас ведет на веревочке.

— Кто знает, может, так оно и есть, — еще задумчивее протянул демон.

— Что ты имеешь в виду? — насторожился я.

У меня перед глазами всплыл образ, который мелькнул в тумане в тот момент, когда я давеча шагнул из Замка в мир болот. Только теперь он был скорее плодом моей памяти, чем навязан извне. Я успокоился.

— Трудно сформулировать, мысль еще не оформилась, — заюлил Локи.

— А точнее не можешь?

— Ну, есть некое предчувствие... Нет, не могу, — Локи замолк.

Платформа неспешно плыла среди водной глади. Я молчал, решив больше не затрагивать эту тему. Мы еще увеличили скорость и теперь быстро летели среди туманов и болот над древними плитами. По крайней мере, так они выглядели. Впереди замаячил указатель и дамба. Что нас ожидало за утомительным походом по болоту, было известно и так.

— Вряд ли по случаю моего прихода откроют переход меж мирами. Да и после того, как я увидел, кто живет в этих болотах, пройти по дамбе до мхов по колено в воде... Нет, это подождет, — бормотал я себе под нос.

Тем временем платформа приблизилась к дамбе. Я нажал центральную клавишу и не отпускал, пока платформа не остановилась. Похоже, мысленные приказы она по-прежнему выполняла, поскольку мой транспорт после остановки медленно подкатил прямо к указателю.

— Смотри, тут другие символы, — обратился я к демону.

— Вообще-то не удивительно, — проворчал Локи.

— Теперь люк, изображенный на указателе, закрыт.

— Что бы зря не ходить, если хочешь попасть на обед, — не то пошутил, не то констатировал демон.

— А жаба осталась.

Я бросил взгляд вперед, но никаких туманных облаков по дороге не ползло. Она терялась в обычной дымке.

— Смотри на основании столба, — позвал меня Локи.

— Там еще один указатель, — удивился я.

Внизу, у основания столба лежала стрелка шириной в две ладони, ее острие смотрело перпендикулярно дороге. На ней был изображен поднятый подъемный мост в воротах Замка. Вырезано было грубо, но догадаться можно.

— Ну, если тут все вывески такие умные, то там нам делать нечего, — констатировал я.

— Пожалуй, найти переход нам не удастся, а уж открыть — тем более, — подытожил демон.

— Может, попробовать?

— Наверное, еще успеем заняться этим, так что лучше отправиться по дороге.

Подумав о том, что придется шлепать по болоту, я быстро согласился продолжить путь в этом удобном кресле. Платформа была приведена в действие, и мы покатили в неизвестность.

Слева простиралась ровная водная гладь. Она смыкалась с серыми клочковатыми облаками. Справа же просматривался вдалеке берег. Топь переходила в мшистое болото. Временами в трясине мне мерещились злобные глаза плавающих монстров, их бороздящие воду плавники. Дорога неожиданно пошла в гору. Я непроизвольно сбавил скорость. Платформа, не меняя горизонтального положения, заскользила по подъему. Словно выпрыгнув из тумана, справа выросла высоченная стена. Стали просматриваться громадные блоки, составлявшие исполинскую кладку, мшистые наросты, пятна плесени. Плавный подъем завершился, платформа плыла по гребню стены, которая здесь была значительно толще. Зона обзора уменьшилась, и мне пришлось увеличить высоту полета. Я увидел прямоугольный загон, вокруг него — исполинский барьер. Слева все так же простирались водная гладь и серое небо.

Справа, внизу, среди холмов, припорошенных гниющими отбросами, копошилось та самая гусеница, с которой мы повстречались на дороге. Я невольно отпрянул.

— Тьфу ты, — вырвалось у меня.

— Что случилось? — подал голос демон.

— Да там эта дрянь многоногая.

— Но тут она надежно укрыта!

— Чем?!

— Присмотрись!

Действительно, над холмами было еле заметное голубое свечение, такое тусклое, что если пристально не всматриваться, то будто ничего и нет. Я попытался сканировать это место и обнаружил мощнейшую защитную систему. Силовое поле не только прикрывало загон сверху, но и защищало стены. Продумано было основательно. Энергию эта система получала от отдельной магистрали под дорогой.

— Да, весьма солидно, — отметил я, — тварей надежно запирали, видимо опасались...

— И есть чего, Хотя я лишь наблюдал тогда на дороге, но получил массу впечатлений. Если такая тварь выползет на свободу, то будет худо, — философски согласился демон.

— Тем не менее одна все же выбралась. Интересно как?

Экскурсия продолжалась. Платформа неспешно двигалась вдоль загона. Изучать образ жизни многоножки мне не хотелось. Хватило изучения ее внутренностей. Я коснулся когтем стрелки «вперед». Платформа увеличила скорость. Наконец показалась еще одна стена, и загон кончился. Через некоторое время я ощутил, что дорога пошла вниз. Дальше платформа скользила на высоте метров трех над поверхностью воды. Пейзаж был все тот же, лишь редкие дамбы разнообразили его.

— Да, пешком я бы шел долго...

Локи ответом меня не удостоил. Обидится я не успел, поскольку понял, почему он молчит. Оторвавшись от созерцания болот, я узрел впереди какое-то здание, выраставшее из воды.

— Похоже, конец пути? — снова спросил я.

— Да, дальше дороги нет, — наконец ответил Локи.

— Мы встретимся с создателями генератора?

— Сомневаюсь, — фыркнул демон.

— Это почему? — не понял я.

— Мне кажется, что я слышал об этом мире. Он не только насыщен магией, но и замкнут, — еще больше запутал меня демон.

— То есть?

— Его невозможно найти. Здесь жили очень добродушные существа, но они хранили свой мир и никто не находил дороги сюда. А уж отсюда — подавно. Правда, говорили, что есть несколько ворот, но где они — неизвестно. В древних хрониках упомянут и генератор Пандоры. Это нашло отклик даже в сказаниях людей. Но что за существа построили его, тем более для чего, ответа нет даже в легендах демонов. Про материал твоего посоха я уже говорил. Все сходиться. По крайней мере, известно, где мы.

— Но не известно, где это место, — охладил его радость я.

— Можно попытаться найти переход в другие миры.

— Ты помнишь, в каком месте мы прибыли?

— Ну и что? — не понял демон.

— Полметра над болотом, чуть севернее магической аномалии... — напомнил я.

— Ворота обычно как-то помечены, — не унимался демон.

— Ты что, предлагаешь обшарить все местные трясины?!

— Не кипятись, не кипятись. Может, впереди кто-то есть, у него спросишь, — успокоил меня Локи.

— Пока нас пытались только съесть.

Тем временем остров прямо по курсу становился все ближе и ближе. Собственно, выглядел он тут несколько инородно. Все те же стены непомерных размеров, закрытые силовыми щитами, и иллюзия старинной кладки.

— Кто и зачем... — снова начал выспрашивать я, справедливо предположив, что демону известно больше.

— Вот у аборигенов и спросишь! — весело проронил Локи.

Стены уже полностью закрыли обзор. Громадный щит, защищавший вход внутрь, был сдвинут в бок, проход свободен. Я на мгновение скользнул внутренним взором по стене (эти проверки стали входить в привычку). Несмотря на внешнюю ветхость, под слоем плесени и мха время не властвовало. Стены были как новые. Более того, от них отходили энергетические лучи, остров напоминал щетку. Сооружение непрерывно собирало энергию из окружающей среды. Огромный магический накопитель действовал!

— Будто хозяева ушли прогуляться и сейчас вернуться, — сказал я, продолжая смотреть на стену.

— Лучше глянь вниз, слева, — подал голос демон.

Ближе к стене из воды поднималась лестница. Перед ней были привязаны несколько больших лодок, самых обычных, с острым носом и тупой кормой, но без весел. В одной из них сидело нечто. Оно обернулось и оказалось жабой в плаще. Увидев меня, неспешно подъезжавшего на платформе, жаба сложила передние лапы в молитвенном жесте. До меня долетел обрывок мысли: «Великий властелин...». Ответить я нечего не успел — существо сиганула прямо на дорогу и гигантскими прыжками скрылось за стенами, в глубине острова. Полы его плаща развевались, словно крылья.

— Кажется, сейчас тебя будут качать, — заметил игриво демон.

— Или принесут в жертву. — Мой юмор чуть изменился, но остался черным.

Тем временем мы почти достигли входа. Напротив, в глубине, что-то находилось. Концентрация энергии была очень сильной. Кольнула мысль: «Это явно оружие, причем гигантской разрушительной силы». Оно напоминало земную многоствольную пушку.

— Кого же тогда ждали в эти ворота? — вырвалось у меня.

— Да уж не нас.

— Причем все это вполне исправно работает, как мне кажется, — продолжил я.

— Только неизвестно, как включать, да и лучше этого не делать, — охладил мой энтузиазм Локи.

— Не буду я ничего включать.

— Надеюсь.

— Только как мы объедем эту пушку, платформа движется только прямо, — вернулся я к более насущной проблеме.

— А как же наш абориген?

— С его прыжками — все просто... Ой, смотри...

Наш транспорт успел преодолеть входную арку и оказался на небольшой площади. Площадь пересекала стена. Она была ниже, чем окружающие наружные стены, и чуть вогнута. В центральную ее часть и было вмонтировано смертоносное орудие. Стены выглядели подозрительно гладко. Платформа замедлила ход и остановилась.

— Сейчас нас поджарят, — радостно сообщил демон.

— Почему?

— По тому что эта штука смотрит прямо на нас. Ой, смотри! — крикнул демон.

В нижней части стены появился прямоугольник, по нему побежали цветные блики, затем какие-то символы, и стволы поднялись выше. Теперь они опять нацелились на дорогу.

— Уфф, — громко вздохнул Локи.

— Вроде повезло, — тоже облегченно перевел дух я.

— Ну, что дальше?

— Интересный вопрос. Перепрыгнуть мы не сможем, не возвращаться же нам?

Радость по поводу того, что мы перестали служить мишенью, была прервана слабым шипением. Вся стена вместе с пушкой поехала вверх. Прямо под орудием открылся проход. В него свободно мог въехать грузовик. Платформа сама тронулась в путь, быстро набрав прежнюю скорость. Мы покатили, точнее, полетели над дорогой к проему.

— Нас сочли, по крайней мере, неопасными, — заметил Локи.

— Уже хорошо.

— По-моему, эта штука сделана не для такой мелочи, как мы; она проверяла платформу, — изрек демон.

— Да. Судя по тому, как тут свободно скачут жабы, защищались от кого-то покрупнее.

Тем временем платформа вплыла в открывшийся проход.

— Да это целый тоннель, — вырвалось у меня.

— Ничего себе стеночка, — поддержал меня демон.

— Свет включили бы, что ли...

Словно послушавшись, платформа осветилась изнутри бледно-желтым сиянием. Стало видно стены тоннеля и тупик впереди!

— Кажется, влипли, — грустно заметил Локи.

— Не думаю.

Одно предположение уже успело родиться у меня в голове. Подтверждая его, наш транспорт остановился точно на половине пути до тупика. Пол дрогнул, и весь тоннель начал опускаться.

— Это точно конец! — уже завопил демон.

— Да не суетись ты!

— Не нравиться мне это. Не понимаю, что происходит!

— Это просто шлюз, — просветил я его.

— Чего?

— Пропускное устройство, если кратко. Понял?

— Вроде понял.

Тем временем мы продолжали опускаться в задраенном с двух концов тоннеле. Прошло около двух минут, прежде чем у самого пола забрезжил свет. Арка медленно увеличивалась, открывая короткий тоннель. Как только пол выровнялся, освещение платформы погасло и она неторопливо двинулась вперед. Через несколько метров мы оказались на дне глубокого цилиндрического котлована. К противоположному краю поднималась дорога, не шире платформы.

— Странное сооружение.

— Как и все здесь, — пожал я плечами.

Наш транспорт, не меняя горизонтального положения, двинулся к противоположному краю котлована. На дороге то тут, то там попадались куски слизи.

— Ощущение такое, будто здесь кто-то ползал... — произнес я, продолжая вертеть головой по сторонам.

— Мне кажется, ты должен догадываться кто!

— Думаешь, тот слизняк?

— Похоже.

— Но как он преодолел защитное поле, стены? — недоумевал я.

— Ну, лазает он хорошо. Помнишь, оторвать его от дороги было весьма сложно, только полудохлого. Да и то частями и поджаривая...

— Можно без подробностей?

— Конечно, конечно, — заверил Локи.

Тем временем платформа выплыла на поверхность. Я обернулся. Над стеной просматривалось тусклое свечение, как на крышке питомника. Склизкий след шел прямо сквозь защитное поле.

— Оно что, не работает? — спросил я демона.

— Скорее, было выключено в тот момент, теперь же в полном порядке.

— А как же прошел абориген? — удивился я.

— Защита может быть избирательной, — назидательно произнес Локи.

На моем пульте управления платформой появились стрелки «влево» и «вправо».

— Да, умная вещица, если некуда поворачивать, то и стрелок управления нет, — вырвалось у меня.

— Это ты о ком? — не понял Локи.

— Да о платформе...

— У нее есть интеллект?

— Да нет, просто более-менее совершенная машина.

Теперь мы тащились по центральной улице. Вправо и влево отходили переулки, заканчивающиеся тупиками.

— Что-то я не вижу нашего скачущего друга? — обратился я к демону.

— Поехали дальше, может и встретим.

По обеим сторонам дороги попадались какие-то «склады» — так я назвал их про себя. Это были невысокие прямоугольные здания, не более трех земных этажей. Все они имели большие двухстворчатые ворота в глубоких нишах. В каждой нише, как успел я заметить, проплывая мимо, на боковой стенке располагалось что-то вроде пульта. Эти устройства напоминали мне кодовый замок генератора Пандоры. Их вид о создателях данного сооружения не говорил ничего.

— Посмотрим, что внутри? — предложил деловым тоном Локи.

— Что-то не хочется. Липкий след тянется по главной улице, отправимся по ней и мы, — отмахнулся я и увеличил скорость платформы.

Мимо замелькали склады и переулки. Неожиданно здания расступились, и платформа выплыла на открытое место.

— О, храм! — удивился я.

— Похоже, только вот чей?

На противоположной стороне площади разместилось величественное сооружение. Квадратное в плане здание опоясывала колоннада из квадратных же колонн. Все сооружение выглядело монолитом. Это был, без сомнения, тот самый материал, из которого я сделал себе посох. Здесь он сиял во всей своей красе, поблескивал бездонной чернотой во влажном воздухе. Высокие входные ворота плотно закрыты. Створки украшало уже знакомое изображение жабы со свитком. Стены здания за колоннадой покрывала резьба и какие-то письмена, значение которых мне было непонятно.

Единый ансамбль площади нарушал некий аппарат. Он стоял с краю, и я не сразу обратил на него внимание. Несколько жаб суетились около аппарата. Они приподняли нечто похожее на скафандр и затащили его внутрь, затем подняли второй и внесли туда же. Обращались с этими чехлами как с пустыми упаковочными коробками. Я почувствовал их смешанные мысли: «Вот, проглядели, и убрать не успели...» Жабы очень нервничали. Затем они большими прыжками скрылись за храмом.

— Глянь-ка на крышу, — оторвал меня от наблюдений Локи.

— Там что-то установлено.

— И это тут чужое!

— Почему?

— Прибор что-то излучает, но оно чуждо этому миру, — изрек демон.

— Сбить?

— Так как хозяев не видно, то, пожалуй, стоит осмотреть эту штуку, — ответил Локи.

— Что это ты заинтересовался? — озабоченно спросил я.

— Мне кажется, что аппарат на площади, как и эта вещь сделаны в одном мире. Но, повторяю, здесь они лишние.

— А аборигены одобрят наше самоуправство? — опять засомневался я.

— Их лодки не имеют ничего общего с этим аппаратом, уж это точно. Давай посмотрим! — напирал демон.

Видимо, Локи имел еще одну яркую черту характера, из-за которой он попадал во всякие истории, — неукротимое любопытство. Более того, это его свойство часто принимало форму заболевания, причем тяжелого и заразного...

Пока демон уговаривал меня достать прибор, платформа продолжала плыть к воротам храма и одолела треть пути. Еще немного, и нечто на крыше исчезло бы из виду. Пришлось поторопиться.

Я вытянул свое магическое продолжение и размахнулся им, словно битой. Удар пришелся точно в цель. Раздался резкий щелчок. Изрядно помятая конструкция скатилась с крыши, упав перед входом.

— Ну и ну, опять ты все буквально, — укоризненно произнес Локи, — прямо хулиганство какое-то.

— Я не хотел!

— Ничего, все нормально. Бывало хуже. По крайней мере, храм цел. И приборчик можно забрать... Если есть с собой совочек и веник.

Тем временем платформа достигла храма и остановилась. Дальше ехать некуда. Впереди только ворота. Я подумал, что неплохо бы выйти, и опустил платформу на площадь. Сошел на плиты и, немного размяв ноги, убрал платформу, перекрыв клапан питания. Она потускнела и исчезла, словно растворившись в воздухе.

— Ну что, посмотрим, что тут лежит, — обратился демон.

— Какой-то прибор, — ответил ему я.

— Был прибор, и совсем недавно.

— Ну, упал немножко.

— Чуть, чуть.

— Пошли лучше к воротам, мне кажется, нам туда, — подытожил я.

— И как ты их откроешь? — спросил демон.

— Есть одна идея.

— Опять все погромить, дверь выбить... — начал ехидно перечислять он.

— Нет, мой меч и храм — родственники по составу, — перебил я его, — может, он послужит ключом.

И я направился к воротам. Никаких ручек, замочных скважин на них не было. Я взял в лапу жезл (именно как жезл выглядела рукоять меча, если меч не был активен) и направил его в ворота. Я ощутил, что мои лапы стали еще больше, еще сильнее, огромные створки распахнулись.

* * *

Мы вошли. Шаги гулко отдавались под сводом ворот. Правая конечность продолжала сжимать жезл, по чешуе на лапах пробегали искры. До меня опять долетели обрывки мыслей: «Ну ничего не успели, и этот пакостник тут...» Затем: «Все. Он уже здесь. Теперь поздно». Я ступил в зал.

Свет внутрь помещения проникал через потолок. Плиты пола, идеально отполированные, образовывали какой-то сложный рисунок. Что бы оценить его, мой внутренний взгляд переместился под купола здания. Внизу открылась громадная пентаграмма. Она занимала весь пол. В центре помещения стояла пятиугольная пирамида, окруженная еще одной полосой защиты, стена голубого пламени говорила, что защита активна. Около пирамиды, на полу, угадывались два еле заметных пятиугольника. Меня тянуло к ближайшему рисунку; сбросив наваждение, я продолжил осмотр. За пирамидой, у самой стены, стояло нечто, походившее на алтарь. Около него находилась компания жаб и кто-то еще.

— Наверное, нам туда? — спросил я демона, поделившись результатами осмотра.

— Вроде бы да. Но что-то мне не нравиться тут, — проворчал он.

— А что?

— Как-то все гладко...

— У меня такое ощущение, что кто-то за нами наблюдает, — прошептал я, — и он выжидает.

— Опять ловушка?

— Если и ловушка, то не для меня. Здесь что-то другое.

— Откуда эта уверенность?

— Не знаю. — Это все, что я мог сказать.

Тем временем, я продолжал идти вперед и почти поравнялся с нарисованным на полу пятиугольником.

— Смотри, пятно на полу засветилось, — привлек мое внимание демон.

Теперь эту странную отметину стало видно обычным взглядом. Она налилась рубиновым светом. Внутри пятиугольника проступил контур пятиконечной звезды. Словно неоновая реклама вмерзла в лед и тлела в глубине. Меня снова потянуло к звезде. Я сделал несколько шагов, но, так как идти прямо через пирамиду в центре зала не собирался, пришлось направиться чуть в сторону. Изображение звезды рвануло наперерез мне, но, видимо, свобода его перемещения была ограничена лишь прямой линией — оно застыло напротив. Теперь рубиновый огонь внутри пятиугольника разгорелся так, что создалось впечатление, будто искры вместе с целыми потоками пламени поднимались на высоту моего роста. Звезда внутри этого костра обрела пурпурную окантовку. Сила, тащившая меня, стала просто непреодолимой.

— Ну и ну, — только и молвил Локи.

— Еще немного — и меня затащит в этот костер, — сказал я Локи.

— Только не подчиняйся, иначе пропадем, совсем пропадем, — затараторил он.

— Легко сказать. Уже подошвы скользят!

— Только не буйствуй, — опять наставлял меня демон.

— Не буду.

Твердо встав перед рубиновым костром, я взял жезл в обе лапы, собрал всю свою волю в одну мысль, и бросил ее, словно копье, вперед: «Не знаю, что ты и кто ты. Но я не подчинюсь тебе. Ты не сможешь заставить меня прийти к себе. Если хочешь, я сделаю это, но только добровольно».

— Теперь точно взбеленится, — прошептал демон.

Повисла тишина. Затем пришел ответ. Весь храм содрогнулся. Пламя вспыхнуло, выбросив сноп вполне натуральных искр, затем осело. Расступившийся костер словно приглашал войти. Сила, тащившая меня к пламени, пропала. Прозвучали слова: «Ты молод, но так похож на них, ушедших. Ты сумел победить трандергара. Ты еще не великий, но так похож на них. Пройди сам путем испытаний. Потом, когда минуют времена, приходи, будем говорить. Ты мне симпатичен. Помни, тут тебя ждут...» Все стихло. Лишь костер приглашал внутрь.

— Ну и что? — прервал мои размышления Локи.

— Ты не слышал? — удивился я.

— Что? — в свою очередь удивился демон.

— Меня пригласили пройти испытание.

Приглашение возвращаться я почему-то утаил.

— Ты можешь погибнуть, — грустно заметил демон. — Может, не стоит?

— Все равно придется это сделать, я чувствую!

— Ну все, опять пропал...

Теперь полукруг пламени стоял на месте. Я направился к костру. Последнее, что я услышал, шагнув внутрь звезды, это затихший где-то далеко голос демона: «Может, не стоит туда лезть...» — и пламя поглотило меня.

Стена вспыхнула за спиной. Теперь меня окружало кольцо рубинового огня. Я ощутил, что звезда медленно опускается. Меня поглощал иной мир. Мое "я", самая суть, растворялось в новой среде. Вовремя пришло осознание того, что еще мгновение — и от личности по имени Ян ничего не останется. Требовалась точка опоры в этом безмерном мире. Мое сознание ухватилось за жезл. Я начал словно нить собирать свое "я", воспоминания, образы, жизненный опыт. Чем больше я вспоминал, чем плотнее наматывалась нить воспоминаний, тем легче это получалось. Нить вилась и вилась вокруг жезла, образуя клубок. Времени не существовало здесь. Клубок вырос, уплотнился и стал напоминать скорее пушечное ядро. Еще мгновение, и сгусток моего внутреннего "я" вспыхнул всеми оттенками голубого цвета. Это напомнило мне земное небо. Последнее воспоминание влилось в него, передо мной сияла маленькая звезда, разогнавшая хаос вокруг. Жезл, с которым я мысленно уже расстался, выпал из лазурного сгустка и скользнул в мою правую лапу. Теперь мне была известна часть собственного прошлого. Я знал, что искать — выход. Моя путеводная звездочка поплыла вперед, я вслед за ней.

Это был информационный хаос, по крайней мере на первый взгляд. Неслись какие-то образы, обрывки картин. Громадные искрившиеся потоки манили к себе, в них содержались несметные знания. Какие-то голоса нашептывали: «Бери — и ты станешь великим». Но я понимал, что не смогу этого понять и такое знание разрушит меня. Навстречу неслись целые миры. Они словно выскакивали ниоткуда, манили уйти в них. Но я сошел бы там с ума, не сумев совместить в себе два мироздания. Вокруг несся грандиозный поток информации, я был частью его, но обладал целостностью. Поняв это, я стал выуживать нечто из окружающего мира. Мои вопросы уносились прочь синими молниями, возвращались назад, и мое маленькое голубое солнышко росло. Но чем пополнялись мои знания, понять сейчас я не мог. Оставалось лишь надеяться, что потом эти знания всплывут в снах или воспоминаниях. Кружились вихри, раскрывались бездны, мой силуэт начал размываться. Еще немного — и я забуду свою внешность. Тогда все пропало! Мой образ, летевший за лазурным солнцем, свернулся в ультрамариновую ленту и слился с голубым сгустком.

Легче от соединения не стало. Воспоминания захлестнули сознание. Оно снова начало распадаться.

Мне требовалась точка опоры. И эта точка опоры — пирамида. Она один из входов в это информационное море. Мои мысли рванулись к ней. Среди хаоса наметилось устойчивое течение. Теперь я — или, может, несущееся вокруг меня море всякой мути — приобрело некое направление. Я стал все настойчивее представлять образ пирамиды в центре храма. И снова чем упорнее я работал, тем легче это удавалось. Теперь мое "я", маленькое голубое солнце, мчалось сквозь этот чудовищный мир к четко обозначенной цели. Встречались громадные звезды, звавшие к себе. Потоки, низвергающиеся на встречу, готовые поглотить и растворить в своих недрах все что угодно. Теперь, когда у меня была цель в этом бушующем море, я мог приближаться к сверкающим водопадам неведомых знаний. Проплывали целые галактики и скопления миров. Иногда маленькая синяя искра (наверное, вопрос типа «Как устроена наша вселенная») вызывала такой Ниагарский водопад на песчинку, плывущую сквозь этот странный мир, что едва удавалось уклониться от гигантского информационного потока. По счастью, информация сама по себе не могла напасть или поглотить. Ее нужно было принять самому, причем добровольно.

Но опасность таилась и среди информации. Скелет знания, его основа, безобидный с виду, заманивал в свои сети. Проблема захватывала жертву полностью. Жертва постепенно забывала о своей сущности, служа очередной великой идее. Работая на идею, существо начинало таять, обогащая идею и распадаясь. Скелет обрастал, идея крепла. Через некоторый отрезок времени оставалась только проблема и нечего от служителя идее. Растворялось все, даже бессмертная душа.

Если контроль над своей сущностью сохранялся, то происходило увеличение объема знаний. В ходе взаимного обогащения происходил рост сторонника идеи и рост информационного образования. Если взросление существа происходит не упорядоченно, то постепенно размытая аморфная структура распадалась.

Мое "я" окрепло настолько, что задалось вопросом: «Чем же отличается, собственно, упорядоченность от хаоса, кто из них, собственно, кто?» Размышления об изнанке мира оставили след в недрах моего сознания. Я наконец усвоил маленький сегмент великого мироздания. В тот же момент, словно награда, впереди меня появился конус пирамиды, правда вывернутый наружу.

Пора было выбираться, но как? Если я пришел добровольно, то мог попробовать выбраться сам... Проход в этот хаос информации... Я представил себе пятиугольник, что светился на полу храма. Неподалеку от обратной пирамиды сформировался блеклый рисунок. Моя мысль покинула голубое солнце, превратилась в крупную каплю и понеслась к рисунку. В полете капля успела изменить окраску от оттенка синего до рубинового цвета. Достигнув пятиугольника, она растеклась, словно по стеклу. Внутри его вспыхнула рубиновая звезда. Выход восстановился! Голубое солнце поплыло к нему.

Лишь только я оказался внутри кровавого контура, вокруг запылало бирюзовое пламя. Начался подъем. До моего сознания донеслась мысль: «Неплохо для первого раза, неплохо для бывшего человека, мы еще встретимся. Это будет интересно...» Стены голубого огня опали, звезда под ногами потухла, от магического пятиугольника остался лишь рисунок на полу. Я стоял в храме по другую сторону пирамиды.

— Молодец, что вернулся и не полез, — услышал я голос демона.

— А как это было? — спросил я.

— Ну, пламя поглотило тебя, потом стало голубым и пропало.

— И все?

— А почему ты спрашиваешь? — насторожился Локи.

— Да нет... Просто показалось, — не стал вдаваться в подробности я.

— Погоди, мы уже пересекли зал. Интересно как? — не унимался демон.

— Не знаю, — пожал я плечами.

— Ну-ка, подожди. У тебя седина. Кожа потемнела. Ты утратил возраст... Он стал неопределенным... Ты точно ничего не помнишь?

— В целом — ничего, может, какие-то отрывки, — сказал я и выпустил жезл, который послушно скользнул на пояс.

— Жезл стал другим. Он и так-то пугал, теперь же мощь его возросла еще... — как-то очень настороженно произнес Локи.

— Нас ждут, — прервал его я.

— Ну кто же ты такой... — не унимался демон, спрашивая скорее сам себя. — Эх, если б я мог заглянуть в твои глаза.

Я не стал его больше слушать и направился к аборигенам. До меня снова долетели обрывки мыслей: «Если он и не великий, то почти равный. Все подчиняется ему здесь. Он так странно пересек зал...» Среди туземцев я узнал жабу в зеленом плаще, ту, что дежурила в лодке. У остальных цвет плащей был светлее, скорее салатный. Одна особь щеголяла в малиновом плаще. У некоторых шею охватывала цепь с непонятным украшением.

Я присмотрелся к ближайшему обладателю плаща. Он был моего роста, с мощными, мускулистыми ногами и развитыми передними конечностями, очень напоминавшими человеческие руки, с крупной головой, явно больше моей. Взгляд непропорционально огромных глаз внимательно следил за мной...

Мое внимание переключилось на существо, что находилось среди жаб. Оно очень напоминало человека, но, присмотревшись, я понял, что ошибся. По крайней мере, до последнего времени на Земле таких существ я не встречал. На нем была свободная одежда, переходившая в нечто напоминавшее сапоги. Кисти скрывали перчатки. Пальцев на руках больше пяти, но, вспомнив свои лапы, удивляться этому я не стал. Похоже, у него было множество всяких карманчиков, скрывавших емкости и приспособления. Наверное, под одеждой таилось и оружие. Вся поза типа выражала подавленность и безысходность. Небольшие, близко посаженые глазки нервно двигались. Всю голову покрывали мощные складки кожи с короткой, густой шерстью. Он мне напомнил какую-то породу земных собак, со шкурой на пять размеров больше своего тела. Хотя о теле можно было только догадываться — его полностью скрывал костюм.

— Приветствуем тебя, о равный великим, — произнесла жаба в малиновом плаще.

— Я...

«Замолкни, веди себя, как они хотят, разубеждать их нет смысла», — сердито ввинтилась в меня мысль Локи.

— Благодарю вас за приветствие, — изрек я с достоинством.

— Прости нашу оплошность, мы не уберегли наш мир, как завещали великие, это существо проникло сюда... — продолжила жаба.

— Не только это, но и другие, — дополнил я.

— Какие? — пыталась схитрить жаба.

— Да те, чей аппарат стоит во дворе, — ехидно заметил я. А про себя подумал: «И что это их так волнует?». Демон мысленно мне ответил: «Они же хранители допустившие оплошность!»

— Мы виноваты, — сникнув, нестройным хором откликнулись жабы.

— Тогда отвечайте, кто это? И как сюда попал?

— Он говорит, что путешественник, случайно забредший сюда, — пояснила жаба в зеленом плаще.

— В зале есть ворота в иные миры? — спросил я.

— Да, — вздохнула та же жаба.

Я просканировал внутренним взором вокруг и обнаружил несколько энергетических каркасов, убранных глубоко под пол. Для древней расы, что создала город, такой способ сокрытия своих творений был традиционен. Среди прочего наличествовало и подобие арки, — это больше всего соответствовало моему внутреннему представлению о воротах. Я подумал немного и уже знакомым мне способом (платформа, на которой мы прибыли сюда хранилась в том же виде) извлек их на поверхность. Правее меня возникла элегантная арка.

Пока я размышлял над тем, как можно воспользоваться добытым, случилось неприятное событие. Тип достал что-то из кармана — произошла вспышка. Ослепленные на мгновение стражи утратили бдительность, пленник рванул к воротам. Я видел, как он приближается к ним, словно в замедленном кино и решил, что отбывать ему еще рано. Затем просто перекрыл энергию, как в платформе. От ворот остался лишь набросок, еле заметный контур арки. Тип пробежал сквозь нее, и естественно, остался в зале. Затем кинулся в обратную сторону, но опять ничего не произошло. Он замер — тут его и настигли стражи. Лицо исказилось злобой, существо зашипело.

— Ну погодите, сюда придут корабли, и мы вам покажем, — прорычал он.

Видимо, ярость помогла пленнику сформировать очень четкие и мощные мысленные образы. В обычной ситуации этому типу была незнакома связь с помощью образов. Очевидно, его раса пошла по пути чисто технократического развития. Теперь я понял, что за устройство стояло на крыше. Это был просто маяк.

— Не придут, маяк уничтожен, — очень четко формируя свои мысли, выдал я.

— Координаты переданы, флот в пути, вся эта техника наша, — пронеслось в мозгу у лазутчика. Он затравленно озирался.

Я почему-то посмотрел на пирамиду, словно ища поддержки и подумал: «Это уже хуже. Только войны и не хватало...» «Вспомни генератор Пандоры...» — пронеслось в мозгу.

Жабы как-то сникли, но хватки не ослабляли. Я направился к сооружению, выступавшему из стены (при входе сюда я сравнил его с алтарем). На выступе имелась светящаяся карта острова, и множество каких-то непонятных надписей. Под картой — окно с изображением строки символов, двумя стрелками «вверх» и «вниз». Оно очень походило на систему смены языков, которую мы видели в генераторе Пандоры. Я не стал утруждать себя нажатием стрелок, лишь мысленно запустил поиск знакомого мне английского. В окне замелькало что-то, сливаясь в сплошной поток. Прошло несколько секунд, и надпись высветила дорогое сердцу: «Язык управления — Английский». Все надписи на пульте и карте так же сменились. Уже легче. Мой взгляд забегал по надписям. Вдруг он, словно на столб, налетел на ручку: «Поиск другой приемлемой точки для звезды и планеты в мироздании».

— Ну и ну, — выдавил я и потянул рычажок.

На месте карты возникло изображение звездной системы, и экран осведомился: «Перенесем физически?» — и далее: «Нажмите ввод, если согласны». Я нашел наборное поле и нажал «ввод». Несколько секунд ничего не происходило, затем пульт поинтересовался: «Просто подобное место и ничего дополнительно?». Я нажал ввод. На экране исчезло изображение звездной системы и появилось «О'кей». Затем: «Замечание». Потом та же звезда и какие-то точки приближающиеся к ней. Со стороны типа повеяло злорадством, но изображение исчезло, и надпись осведомилась: «Они опоздают?» Я нажал «ввод». Экран очистился и появилось «Перенос завершен, О'кей?», я нажал «ввод». На экране была карта острова.

— Проблема решена, флот нас не найдет, — не без ехидства обратил я свои мысли к типу и добавил: — Мир сложнее, чем ты думаешь.

— Уфф, — или некоторый образный синоним этого донесся со стороны жаб.

— Теперь можно разобраться в том, что здесь произошло, — сказал я сам себе.

Я нашел на клавиатуре знак вопроса и нажал. Появилось целое меню справочной системы. Меня интересовала запись нештатных ситуаций, точнее, побег трандергара. Я выбрал стрелками нужный пункт и коснулся символа «ввод» — в ответ высветился вопрос: «Введите время в часах относительно момента побега». Я набрал минус десять. На экране возникло изображение зала, он был пуст. Я постучал когтем по клавише «плюс», справедливо решив, что это ускорит воспроизведение. Некоторое время картинка не менялась, затем на изображении активизировались ворота, из них пулей вылетел пленник жаб, тащивший какие-то свертки. Мне пришлось снизить темп воспроизведения. Существо в кадре собрало некую штуковину (она напоминала обнаруженную мною на крыше храма), затем ловко закинуло веревку наверх и втянуло туда веревочную лестницу. Лазутчик (именно так, скорее всего, я смог бы охарактеризовать этого типа на видеозаписи) легко разнял свой прибор на узлы и стал поднимать их наверх.

— А ты сомневался! — фыркнул Локи.

— Не мешай, я уже давно понял.

Прошла еще часть записи; теперь тип стоял на полу, держа в руках маленький пульт. Я посмотрел на существо которое продолжали крепко держать жабы: оно с некоторым интересом наблюдало за изображением, не проявляя беспокойства. По-видимому, устройства записи изображений были ему знакомы. Я снова повернулся к экрану.

Тем временем изображение лазутчика что-то набрало на пульте, на лице читалось недоумение. Оно почесало голову. Затем достало из-за пазухи коробочку, вытащило содержимое и поставило его на край пульта перед экраном. Это был великолепный кристалл. На его месте, прямо в воздухе образовалась страница текста. Некоторое время существо внимательно ее изучало, затем потянулось к пульту и стало нажимать клавиши. Надпись под изображением пояснила действия лазутчика.

— «Вводится пароль на снятие энергии со всех защитных щитов», — прочел я для моих новых знакомцев.

— Ох... — пронесся вздох ужаса среди жаб.

Тут сзади послышалась какая-то возня, я обернулся. У отчаянно трепыхающегося типа отобрали тот самый кристалл. Лазутчик совсем сник. Тем временем спектакль продолжался. Далее, посмотрев еще раз свою шпаргалку, существо подошло к карте острова и потянуло рычаг справа от карты. Надпись опять пояснила что происходит.

— «Отключается энергия», — снова прочел я.

Мы увидели, как на карте одна за другой гаснут голубые полоски. Мелькнули изображения питомников, голубые полоски погасли и там.

— Ой... — послышалось за моей спиной.

Я обернулся и увидел, что существа державшие шпиона, теперь уже не столь доброжелательны. Тем временем тип на изображении снова понажимал кнопки на своей коробочке; долго ничего не происходило, затем на его лице отразилось явное удовлетворение. Тип сел у пульта и задремал.

Система поинтересовалась: «Запись с другой точки? Продолжить?» Я ответил «Да». Появилось изображение питомника или как там его. В нем ползали те самые трандергарды. Самый здоровый вдруг замер. Постоял и направился к стене. Благодаря огромному количеству щупалец он без труда выбрался на стену, предварительно потрогав ее край, — видимо, попытки сбежать он предпринимал и ранее. Затем животное отправилось к острову, причем довольно резво. Следующий вид был со стены острова. Я увидел как трандергар спустился по наклонной дороге и застыл, опустив щупальца в воду. Через несколько минут он окутался защитной завесой. Смотреть, как это диво вползет в городок, было неинтересно, и я увеличил скорость смены картинок. Мелькнула покрытая туманом площадь перед храмом и летательный аппарат, зависший над ней. Пришлось снизить скорость просмотра. Аппарат медленно приземлился в тумане. Проскочила надпись о смене аппаратуры, и изображение появилось вновь. Оно выглядело не столь сочным и контрастным, как ранее, но понять, что изображено — можно. Аппарат стоял на том месте, где я его заметил, подходя к храму. Открылся люк, вышли два существа в специальных костюмах. Затем мы увидели, как к каждому из-за ближайшего угла метнулись щупальца и мгновенно откупорили скафандры. Выдернули содержимое и утащили за угол. Оболочки остались лежать на плитах. Через мгновение спустился третий член экипажа и бросился к лежащим костюмам. Похоже, он плохо видел в этой аэрозоли. Его постигла та же участь. Появилось пояснение.

— «Субъекты съедены. Помощь была невозможна. Энергия отключена. Работает только наблюдение и наведение», — прочел я.

Лазутчик громко всхлипывал.

Некоторое время на экране ничего не происходило. Затем животное выползло на площадь и запустило свои отростки внутрь аппарата. Прошло еще некое время, зверь уполз, аэрозоль рассеялась. Далее появилась еще надпись.

— «Зверь мертв. Запись получить невозможно. Генератор отключен и законсервирован», — прочел я. Опять мелькнул зал, где жабы хватают спящего лазутчика и включают энергию. На экране снова появилась карта острова.

— Теперь все ясно, — изрек я.

— Но что делать с этим, — сказала жаба в зеленом плаще, протягивая кристалл.

Я взял его, мгновенье подумал и бросил в еле заметный пятиугольник на полу. Мелькнуло рубиновое пламя и кристалл исчез.

— И где он теперь? — услышал я Локи.

— Там, где и без него все есть.

— Ты говоришь сам с собой? — спросила жаба в малиновом плаще.

— Нет, у меня есть советчик, — сказал я и указал на перстень.

— Теперь осталось решить, что делать с ним? — поинтересовалась одна из жаб, державшая пленника.

— Есть одна идея, — предложил я.

— Какая? — оживились жабы.

— Отправим домой.

— А корабль?

— Туда же.

— Да... Ворота помнят последний маршрут, — произнесла одна из жаб, — только как доставить корабль...

— Придвинем ворота, по крайней мере, стоит попробовать.

Откуда я почерпнул это? Может, там, за рубиновым пламенем...

— Мы отведем его к кораблю, — сказали стражники.

Я присмотрелся к воротам и попробовал мысленно передвинуть их контур, одновременно увеличив высоту и ширину. Набросок ворот подчинился.

— Пойдем наружу, — позвал я остальных.

Тем временем стражники привязали шпиона внутри корабля. На его лице читался только страх.

— Постойте, — услышали мы.

Одна из жаб принесла остатки маяка. Обломки аккуратно сложили у ног лазутчика. Он как-то осел, видно решил, что сейчас его сожгут. Все это было хорошо видно через открытый люк летательного аппарата.

Я потащил наружу контур ворот. Он тянулся словно на резине, чувствовалось, что если его отпустить, то вернется на прежнее место. Когда контур оказался за кораблем, я раздвинул его до размеров летательного аппарата и открыл доступ энергии в механизм ворот. За спиной у перепуганного шпиона во всей красе стояло то, к чему он так стремился. Удерживать механизм больше не имело смысла, и я отпустил его. Он пронесся мимо, слизнув аппарат со всем содержимым. Затем арка исчезла в храме, собрав заодно остатки подсохшей слизи с площади. Не дав закончится процессу переноса, я перекрыл клапан энергии. Что-то полыхнуло внутри храма, плиты площади содрогнулись. Меня словно окатило волной энергии, когда прервался канал пересылки. После того как все схлынуло, осталось ощущение, что материализация посылки на той стороне разрушила приемные ворота.

— Ну вот, последняя проблема решена, перехода больше не существует.

— Правда, решена не наша проблема, — вставил Локи.

Я последовал за пригласившими меня жабами и вошел обратно в храм. Аборигены сообщили, что их уже давно никто не посещал и они перестали дежурить у ворот в храме, за это и поплатились. Выдворить шпиона они могли бы сами, а вот хорошо управлять древними машинами и отразить вторжение не умели. После этих слов я убрал силовой выключатель вглубь стены.

— Вы не признаете машин совсем? — спросил я.

— Да нет... Но используем их минимально, на нашей планете в этом нет нужды, — ответила жаба в малиновом плаще, затем после паузы продолжила: — Так как нам отблагодарить тебя, о равный Великим?

— Вы не могли ли бы помочь мне вернуться? — поинтересовался я.

— О да, ты избавил нас от трандергара, что вырвался на свободу, мы твои должники, — произнесла она же.

— Мне бы хотелось вернуться...

— Куда?

— Замок на стыке миров, — выдал я.

— Пути туда не знает никто... — после долгого молчания сказала жаба в зеленом плаще.

Повисла гнетущая тишина.

— Мы знаем некоторые маршруты, положение ряда ворот, но так как страсть к путешествиям у нас отсутствует, мы не сможем тебе помочь, — грустно закончила жаба в малиновой накидке.

— А машина управления? — спросил я.

— Она не имеет к этому отношения, — ответила жаба в зеленом.

— Что же мне делать?

— Может, останешься с нами?

— Конечно, тут не плохо, но...

— Нам надо домой, — встрял Локи.

— С каких это пор там у тебя дом? — насторожился я.

— Это так, оговорка. Надо в Замок, — поправился он.

— Ваш советчик то же хочет в Замок? — вежливо осведомилась жаба в зеленом.

— Да, и очень, очень, — опять встрял демон.

— А может, спросить оракула? — сама себе задала вопрос та же жаба.

— Мысль, — ответила ей жаба в малиновой накидке.

Они повернулись друг к другу и зашушукались. Донеслось: «Только надо предупредить о последствиях».

— Есть еще вариант, вот только... — заговорила особь в зеленом.

— Что «только»? — перебил я.

— Трудно предсказать последствия....

— То есть?

— Иногда прихожане, просившие совет, бесследно исчезали....

— И не находили никаких останков? — встрял Локи.

— Ничего и нигде, — повторила жаба в малиновом плаще.

— Но вы все же используете оракула? — переспросил я.

— Да.

— Вероятность правильного ответа? — поинтересовался демон.

— Полностью определяется точностью вопроса.

— Он когда-либо ошибался? — осведомился я.

— Нет.

— А в случае исчезновения? — опять встрял демон.

— Спросить не у кого, — прозвучал ответ.

— Мм-да... — протянул я.

— Вы решились? — справилась жаба в малиновом плаще,

— Да, — ответили мы хором.

— Хорошо, мы вызываем оракула и выходим из храма. Вы должны быть с ним один на один, — закончила она.

Они разместились кругом и стали делать пассы. Пасти их беззвучно двигались. Повеяло могильным холодом.

— Локи, ты уверен, что мы поступили правильно?

— Как знать...

Тем временем прямо из пола забил красноватый дым, он потек по плитам и замкнул нас в кольцо. Все пространство наполнил душераздирающий вой. Прямо перед нами вверх ударил рубиновый столб света, он расползся, превратившись в толстенную колонну.

— У кого есть вопросы, останьтесь! — прозвучало в голове.

Жабы запрыгали одна за другой к выходу. Донеслось: «До свидания...» Процессия покинула храм, и створки ворот захлопнулись. На месте световой колонны сидела огромная хрустальная жаба и держала в руке свиток.

— Так вот откуда на указателе была жаба... — протянул демон.

— А вы откуда?

— Ты и есть оракул, — разочарованно произнес Локи, игнорируя вопрос.

— Да, а что?

— А впрочем, какая разница, — махнул я рукой.

— К тому же вызывали-то аборигены, — заметило чудовище, в голосе чувствовалось ехидство, — вот я и жаба.

— Ну что, спрашивай, — грустно произнес Локи.

— Ты уверен, что тебе нужен ответ? — осведомилось чудовище и странно посмотрело на меня.

— Да, и еще раз да. — Мне начинало надоедать это представление.

— Официально объявляю: задавайте вопрос, — отчеканило чудовище и замолкло.

— Нам нужен вход в Замок.

— В смысле дорога, — уточнил демон.

— Получите, — звякнула жаба. Она раскрутила свиток, на нем я увидел карту местности. Там была дорога, остров, генератор Пандоры. Нанесено болото с вешками и пунктиром, который оканчивался крестиком. То было место, где я шлепнулся в болото! Я медленно закипал во время просмотра маршрута, по мере того как понимал, куда он ведет. В конце, на пункте, помеченном крестиком, ярость достигла апогея.

— Издеваться, урод болот! — зарычал я.

Лапы рванулись к жабьей голове, смяв по дороге предложенную карту. В этот раз инициатива исходила от меня, а не от лап. Они сжали голову, раздался хруст. Но перед вспышкой пронеслась мысль: «Не дорогу в Замок, а мгновенный переход!» Мелькнула арка. Свет вернулся к нормальной яркости. Я стоял в конце зала, на его стенах висели картины. Посредине в паркете исчезла некая круглая штука, оставив круглый же орнамент и надпись рунами. Но смысл ее я понял. Она гласила: «Ящик Пандоры». Мои лапы продолжали сжимать помятую табличку, гласившую: «Продолжение осмотра».

Глава 4.

Зал славы

Я облегченно вздохнул, так как стоял в Замке, на твердом паркетном полу.

— Ну наконец-то, — услышал я Локи.

— Что, «наконец»? — не понял я, все еще боясь пошевелиться.

— Вернулись на прежнюю точку!

Сделав шаг, я потопал ногой. Ничего не произошло, был пол как пол.

— Да поставь ты табличку, — сказал демон.

— Ааа... — протянул я, продолжая держать указатель «Продолжение осмотра».

— Боишься, что отпустишь и все исчезнет?

— Да.

— Нет, это не наваждение, — уверенно произнес Локи.

— Значит, могу поставить?

— Да ставь, ставь.

Я расправил, как смог, указатель и аккуратно надел его на столбик. Только куда он указывал, теперь было непонятно. Впрочем, меня пока больше интересовала другая проблема.

— А все то, что — наваждение?

— Не знаю, может и так...

Я импульсивно вспомнил о жезле. Он уже словно стал частью меня, и расстаться с ним очень не хотелось. В мгновение ока жезл оказался в правой лапе. Вылетело громадное лезвие, я крутанул им над головой. Раздался свист рассекаемого воздуха, сверкнула светящаяся полоса. Меч был по-прежнему легок и удобен...

— Ой, — сказал демон, — значит, не наваждение...

— Мне показалось, что кто-то, кроме тебя, тоже сказал «Ой», — поинтересовался я у демона.

— Да нет вроде... — ответил мне Локи.

— Оставим пока это. Значит, не иллюзия?

— Понимаешь ли, неизвестен уровень вложения, — весьма глубокомысленно пояснил он.

— Чего-чего? — не понял я.

— Неизвестно, где кончается реальность и начинается иллюзия. Вообще, чем они отличаются, — подытожил Локи.

— Ладно, все ясно, что ничего не ясно, — сказал я и добавил, чуть помолчав: — Мне интересна еще одна вещь.

— Какая?

— Сейчас покажу. Судя по указателю, начало осмотра у тех дверей.

— Ну, в принципе, да.

— Не возражаешь, если мы осмотрим зал? — спросил я пленника кольца.

— А хотя бы и возражал... — не без грусти ответил он.

Я быстрым шагом, мимо картин на стенах, направился к дверям напротив. Теоретически через них мы вошли.

— Смотри, — позвал Локи.

— Потом посмотрим. Нужно проверить одну вещь, — ответил я не сбавляя шага.

— Есть ли зал со стражем? — поинтересовался мой попутчик.

— Ты удивительно прозорлив.

Переговариваясь с демоном, через несколько минут я достиг наконец двери с драконами. Скользнув по ней вторым зрением, заметил: энергии в драконах не убавилось. Только теперь туман клубился с той стороны, а драконы выглядели обычными ручками, хотя и очень изящными. Я остановился.

— Хочешь открыть? — спросил Локи.

— Да как тебе сказать...

— Не знаю, что и посоветовать, можно, правда, не заходить.

— Открою, нужно убедиться, — решился я.

Лапы потянули за драконьи хвосты, изящные ручки повернулись. Я попробовал открыть дверь к себе, потом от себя, она легко поддалась. Панели словно были из прозрачного материала. Клубы тумана оказались заперты внутри створок. Я приоткрыл дверь пошире и просунул в щель голову. Передо мной открылся зал, из которого я шагнул в мир болот. Посредине находился страж.

— У тебя проблемы? Решил никуда не идти? — справился страж.

— Да нет, это я так, — произнес я задумчиво, быстро захлопнув дверь.

— Ну и что ты узнал? — спросил Локи.

— Что по местному времени мы никуда не исчезали, — медленно произнес я.

— На основании чего? — не унимался демон.

— Да так, — сказал я, поворачиваясь спиной к двери.

— Что-то ты темнишь, — проворчал демон.

— Ладно, приступим к осмотру.

Теперь я окинул взглядом весь зал. Довольно высокий плафон был расписан низко несущимися облаками. Если долго смотреть на них, возникало ощущение, будто стоишь под низким небом того странного мира. Я поспешно отвернулся, стряхнув наваждение. Пол покрывал мозаичный паркет. Центральную композицию составлял круг с геометрическим орнаментом. Четкая линия делила его пополам. В кольце, опоясывающем круг, были набраны руны, их смысл был мне уже известен. По всему залу от центральной композиции разлетались искуснейшие изображения всевозможных существ. Особенной симпатии они у меня не вызвали. Слева, у входа, на музейном столбике стояла табличка под стеклом. Она гласила: «Выставочный зал. Подвиги великого Qwerty в мире болот». На ней же внизу, мельче было написано: «Начало осмотра».

— Кто такой этот герой, — спросил Локи.

— Мне неведомо.

— Хихикс... — послышалось в зале.

— Ты смеялся? — спросил я, обращаясь к демону.

— Нет.

— Послышалось, что ли. Ладно, пойдем.

Окинув взглядом галерею, я обратил внимание, что рамы все одного размера, кроме двух, напротив центрального круга на паркете. Причем картин не так много. Дальше вместо них в рамы вставлены какие-то таблички.

Поравнявшись с первой парой картин, висевших друг напротив друга, я повернулся к полотну слева.

— Охххоо... мм, — услышал я сдавленные смешки.

Там был изображен, несомненно, я на ступенях лестницы, которая спускалась прямо из воздуха. С моих плеч спадал плащ, из-под него проглядывали вороненые доспехи. Вся фигура выражала достоинство и силу. За спиной тянулись унылые кочки, низкие облака смыкались с болотом.

— «Прибытие Великого героя в Мир Болот», — прочел я подпись внизу картины.

— Очень, очень похоже, — наконец удалось разобрать мне через усиленно подавляемый смех Локи.

— Ничего смешного не вижу, — сердито сказал я.

Повернувшись в другую сторону, напротив «Прибытия...», я узрел следующее: на холсте был намалеван все тот же рыцарь с моим лицом, теперь он стоял держа в руках громадный меч. Я не оговорился, в руках. Из болотной кочки бил ослепительный фонтан света, сияние полукругом окружало меч. Свет разрывал облака, проглядывало голубое небо. Лицо рыцаря выражало сосредоточенность и решимость.

— «Великий герой создает свой магический меч», — прочел я.

— Ох-х-хоо... мм. — Сдавленный смех стал четче, он просто душил демона. Наконец на мгновение прервался. — Имя хорошее, — выдавил тот из себя, опять закатившись идиотским смехом.

— Ну, с именем более-менее ясно, — сердито сказал я.

— Почему?

— Сам набрал.

— Где? — не понял демон.

— В тамбуре. У генератора.

— Ну, все. Теперь войдешь в историю с таким именем, — язвительно произнес Локи, снова захихикав.

Я прошел еще несколько шагов и оказался напротив следующей пары полотен. На левом все тот же рыцарь, преклонив одно колено, что-то вещал. И знаете кому?

— Собеседник что надо! — с ехидством в голосе прервал мою мысль Локи.

— Замолкни, — огрызнулся я.

Благодарным слушателем была изображена та плавающая тварь, сильно смахивающая на щуку. В ее взгляде было весьма искусно выписано благоговейное внимание к речи своего пастыря. Словом, идиллия.

— Проповедник и благодарная паства, — услышал я ехидный смешок Локи.

«Обращение монстра» — гласила надпись под картиной.

Что послужило первопричиной — насмешки Локи или картины, но мне страшно захотелось увидеть ваятеля всего этого.

— И кто же все это вранье намалевал? — произнес я, осматриваясь по сторонам, словно пытаясь найти виновника.

— Мазилло Розино, — нараспев произнесла странная фигура, отделившаяся от стены.

— Чего-чего, — переспросили мы хором.

— Тьфу, мастер Розино, — поправилось существо.

— «Тьфу» — то же часть имени мастера? — с сарказмом изрек демон.

— Не злорадствуй, — молвил, ничуть не обидевшись, этот странный тип.

Передо мной парило в воздухе осьминогообразное существо, все перемазанное краской разных цветов. В одной щупальце была зажата палитра, в других кисти, баночки с краской, какие-то тряпочки и прочая ерунда. Щупальца из огромной головы торчали словно веник. Большие, выпученные глаза внимательно смотрели на меня, словно запоминали для портрета.

— Слушай, мы не очень любим щупальца, — продолжил придираться Локи.

— Но мне так легче рисовать, — обиделся Розино.

— Сейчас-то ты не рисуешь, — не унимался демон.

— Хорошо, — сказал осьминог.

Кисти и прочая ерунда из щупалец растаяли. Многоногий образ расплылся, словно разогретый пластилин, и превратился в человека в черном смокинге. Существо имело русые волосы. Лицо почти человеческое, если б не глаза, оставшиеся непропорционально большими.

— Великий художник Замка, Розино, — еще раз представился он.

— Подумаешь, — фыркнул демон.

— Ты принадлежишь к расе демонов? — наконец принял участие в беседе и я.

— Нет, — ответил мастер.

— Он принадлежит к расе подхалимов, — снова вступил в беседу демон.

— Молчи, зануда, — рассердился художник.

— На себя посмотри, старый пачкальщик холстов.

— Сам-то, можно подумать, моложе, древний лгун, — не остался в долгу Розино.

— Молчи, подлиза, — зашипел Локи.

— Слушай ты, половина недоделанная, ты повторяешься, — рявкнул художник.

После этого выпада Локи замолк. У меня появилась возможность вставить слово. Эта перепалка мне уже наскучила.

— Вернемся к картинам, — произнес я.

— Я слушаю Вас, ваша светлость, — вымолвил он, в голосе чувствовалась ирония.

— Вот чего тебе не советую, это слишком иронизировать над ним, — холодно произнес демон.

— Все, что ты можешь, это советовать. Так что сиди в кольце и помалкивай, — зло отбрил его Розино.

Демон перепалку не поддержал. Видимо, он уже догадался, к чему идет. Он научился прогнозировать некоторые ситуации, причем до того, как я что-нибудь ломал.

— Вернемся к картинам, — повторил я, — точнее, к вранью.

— Это не вранье, — ответил художник.

— А что же?

— Каждый мастер имеет право на художественный вымысел, — надменно пояснил Розино.

— Ну ладно, пойдем дальше. Посмотрим твой вымысел, — вздохнул я.

На ходу посмотрев изображение справа — там все примерно соответствовало действительности, — мы прошли к следующему полотну.

Картина была раза в два длиннее ранее осмотренных произведений и висела на левой стене зала, точно напротив центральной композиции на полу. Она впечатляла: на фоне бушующего моря рыцарь на гарцующем коне сражался с огромным драконом о пяти головах. Дракон кружил вокруг рыцаря, сжимающего в руке огненный меч. Я уже привык к своему изображению в железных доспехах, но в бою не смог бы в них, скорее всего, ступить и шагу. На парадных же портретах доспехи не мешали. Я повернулся в противоположную сторону. Так как, для осмотра «Рыцаря, побеждающего дракона», пришлось отойти к другой стене зала, я оказался прямо перед пустой рамой.

— «Бой с многоножкой», — прочел я вслух.

— С той, что не успел синтезировать генератор Пандоры? — подал голос Локи.

— Я не понимаю, о чем речь, — как-то очень суетливо ответил Розино.

— Не много ли совпадений, — произнес я задумчиво.

— Только многоножки и не хватает, — проворчал холодно демон.

— Так. Я жду объяснений, — продолжил я, посмотрев на художника.

— Здесь просто будет картина, — сбивчиво начал он...

— Здесь не будет такой картины, — перебил я.

Мне отчетливо вспомнилось изображение из комнаты управления генератором. Эта тварь была бы порезвее чем трандергар.

— Как это? — возмущенно закричал визгливым голосом художник.

— А вот так, — рявкнул я.

— Ой, — произнес Локи.

Тем временем я протянул лапу, схватил кусок рамы вместе с табличкой (попутно вырвав обломок штукатурки вместе кирпичом из стены) и сжал. Раздался хруст, на пол посыпалась кирпичная пыль и щепки. Я убрал лапу, отряхнул ее о другую. На месте таблички зиял пролом, всего сантиметров двадцать в диаметре.

— Стены здесь... Кирпич имитируют точно, вплоть до плотности, — словно невзначай заметил Локи.

— Ну, продолжим осмотр, — обратился я к Розино.

Мы направились к следующей картине, по левой стороне зала. Художник стушевался, его лицо стало отливать цветом мокрого асфальта. На месте картины снова висела пустая рама, но табличка имелась.

— «Смертельно раненый герой», — прочел я, выделяя каждое слово.

— Твоя голова крепче черной скалы? — вдруг по-деловому спросил демон у художника.

— Какая связь? — испуганно ответил тот.

— Я вспомнил судьбу одной слишком храброй змеи... — язвительно продолжил Локи.

Этот короткий разговор несколько разрядил обстановку, позволил мне остановиться и не впасть в гнев. Поэтому я лишь повернулся к художнику и холодно спросил:

— Значит, это планировалось?

— И что? — вдруг выдал Розино; наверное, характер у него был хуже чем у Локи.

— А ты герой... — начал демон.

— Я изображаю только правду.

— И к тому же дурак, — закончил Локи, словно судья, вынесший смертный приговор.

В принципе он был недалек от истины (в смысле смертного приговора). Но их препирательства дали мне подумать и принять некое решение.

— Лучше украшу этот зал статуей, — после паузы произнес я.

— И какой же? — не мог угомониться Розино.

— Твоей.

— Ты что скульптор, что ли? Тоже мне нашелся ваятель приблудный! — продолжал хамить художник.

— В некотором роде, — усмехнулся я.

Решение уже созрело. Наверное, оно было несколько жестоким. Но проучить этого нахала следовало. Я протянул лапы к художнику и совершил примерно тоже, что и с дверными ручками-драконами. Это оказалось не так уж трудно. Художник застыл неподвижно, будто окаменел, но самым интересным оказалось то, что он все понимал. Вот только ответить мог лишь слабым «да» или «нет».

— Как думаешь, через сколько оттает? — спросил я весело у демона.

— Хорошо сделано. Думаю, веков десять, если по земному летоисчислению простоит, — в тон мне ответил Локи.

— А по времени Замка?

— Ну... Вполне может стать вечной достопримечательностью Замка, — с некоторой иронией дал справку демон.

До меня долетели отголоски дикого ужаса, что исходил от статуи.

— А если герой погибнет от ран, то разморозить будет некому.

— Эту табличку мы снимем, — сказал я и указал когтем на рассердившую меня надпись.

Чуть прикрыв глаза, представил, что табличка просто рассасывается в пространстве. Не прошло и нескольких секунд, как рама была освобождена от гнусной надписи.

— А рама? — спросил демон.

— Повесим туда пейзаж.

— Есть еще два пустых места у выхода. Чем бы их заполнить?

— Я пока тут не хозяин, — задумчиво протянул я.

— Кто знает, кто знает, — многозначительно сказал демон.

— Ну что, пошли дальше? — поинтересовался я у него.

— Пойдем.

— А что делать с этим нахалом? — указал я когтем на статую.

— Оставить, — жестко сказал демон, — не тащить же ее с собой.

Ужас, исходивший от замороженного художника, перешел в мольбу. Почему-то мне было жалко оставлять его тут. Совет Локи мне не нравился.

— Ты будешь вести себя приличнее? — обратился я к статуе.

«Да», — донесся не то ответ, не то мысль.

— Простим на первый раз? — спросил я демона.

— Я бы оставил до нашего возвращения, — ответил тот, — хотя, дело твое.

Я протянул лапы к статуе, постепенно возвращая ей прежнее состояние. Она медленно стала оттаивать, наконец, зашевелилась.

— Ну как? — участливо спросил Локи.

— Я ннн... не буду.

— Чего не буду? — не отставал демон.

— Не буду ему хамить, — наконец выдавил из себя художник.

— Тут осталось несколько пустых мест, — задумчиво протянул я.

— А что, нужно было бы что-нибудь повесить, — поддакнул демон.

— Спросим мастера, — повернулся я к Розино.

— Слушаю вас, — стуча зубами, откликнулся тот.

— Если я попрошу тебя заполнить пустые места своими полотнами?

— У меня есть несколько идей...

— Надеюсь, без летального исхода? — сказал я и холодно посмотрел на мастера.

— Ну что вы, — поежился тот.

— Поделись.

— Например: «Бой с трандергаром», «Встреча с местными жителями», «Великий Qwerty вершит суд».

— Пиши, тебя не переделаешь, — вздохнув, произнес я.

— Можно идти? — осведомился художник.

— Да, конечно.

Он направился к стене и растаял в ней. Я опять остался со своими проблемами один на один.

— Мне показалось, что он исчез в том же месте, или нет?

— В Замке много потайных переходов, — ответил мне Локи.

— Мы тоже можем пройти там? — осведомился я.

— Сомневаюсь. Нужно знать ключи.

— Сломать?

— И куда мы попадем?

— Не знаю.

— Так что толку ломиться, — подвел итог демон.

Я стоял почти в конце зала, немного не доходя до места нашего чудесного возвращения. Указатель «Продолжение осмотра» был совершенно цел.

— Тогда продолжим осмотр, — проворчал я и направился к двери.

Дверь самая обычная — дубовая. Я протянул лапы и распахнул створки... За ними оказался даже не тупик коридора, а глухая стена. Открывшийся прямоугольник был совершенно черен. Ни щелей, ни линий, ничего.

Глава 5.

ХРАНИЛИЩЕ

Вид стены поверг меня в уныние. Сканирование только подтвердило, что впереди черная скала. Пробиться через такое препятствие мне было не по силам.

— Ну, идеи есть? — спросил я у демона.

— Ну... м-мм... Надо подумать.

— Может, лучше поискать путь художника?

— Сомневаюсь, что это получится.

— Это почему?

— Оглянись. Только очень осторожно...

Я уже усвоил, что если Локи предупреждал об опасности, а не разглагольствовал, как обычно, то лучше прислушаться. Когда я медленно обернулся, сердце ушло в пятки.

— А-а-а... а где зал?

— Не знаю.

Вокруг простиралась болотистая равнина, у горизонта переходившая в чистую водную поверхность. Насколько хватало глаз, висели низкие облака. Над безрадостным ландшафтом поднимался туман. Все это напомнило мир болот, только какое-то иное его место. Я посмотрел вниз: сердце ушло в пятки — до болотных кочек было лететь и лететь. От Замка остался карниз и створки двери, которые трансформировались в ставни. Я стоял на подоконнике высоченной башни, затерянной среди унылой равнины.

— Может, и это иллюзия? — с надеждой спросил я у Локи.

— Непохоже, — мрачно ответил он.

В лицо пахнуло влажным воздухом. Сначала я почуял болотные запахи — стоячей воды, гниющих трав... Потом ветер чуть изменился и принес далекое дыхание моря. Другого моря.

— Наверное, разные моря, да еще в разных мирах, пахнут по-разному, они словно имеют свое лицо, — задумчиво произнес я.

— Не время для лирики, — проворчал Локи.

— Слушай, а Замок всегда так изменчив?

— Н-нет, — чуть подумав, ответил демон, — он легко может меняться и переноситься в другие миры, но таких резвых метаморфоз что-то не припомню.

— Умеет ли он создавать иллюзии?

— Умеет, но не любит.

— То есть?

— Мне казалось, что он не любит обманов, все должно быть честно.

— Ты говоришь о Замке как об одушевленном и разумном существе? — удивился я.

— Как знать...

Опустившись на колени, я пошарил рукой под подоконником. Там была пустота. Вот только...

— Такое ощущение, что падать теперь ниже, — вырвалось у меня.

— Что? — не понял Локи.

— Башня погружается.

— Похоже, кто-то стимулирует твою мозговую деятельность, — задумчиво протянул демон.

Мысли побежали. Взломать эту плиту и пробовать нечего. Мир болот. Храм. Ворота.

— Жезл! — радостно крикнул я.

— Все же хочешь взломать? — не понял демон.

— Нет.

— Тогда что?

— Жезл и плита из одного материала — может быть, удастся создать ключ.

— Торопись, а то опять придется топать по болоту.

Я поднял лапу и ощутил в ней прохладное тело жезла. Слившись с ним, я потянулся внутренним взором к плите, будто протягивая руку. Мое "я" словно обратилось с просьбой, оно ничего не искало и не вскрывало, просто просило пропустить. Видимо, ключом послужило наше единство — мое и жезла. Препятствие послушно и быстро скользнуло вниз. Проход был открыт.

— Что ты сделал? — полюбопытствовал Локи.

— Попросил открыться, — честно сказал я.

— Не понял...

— Попросил, направил жезл, она и отошла.

— Интересно, очень интересно. Только она подчинилась или еще кое-что...

— О чем это ты? — не понял я.

Ответом меня не удостоили. Я ступил в дверной проем. Он показался мне очень глубоким.

— Тут что, такие толстые стены?

— Это смотря из какого измерения оценивать, — просветил Локи.

— Что-что?

— Смотря из какого измерения.

— Поясни.

— Миры могут быть как вложенными, так и иметь «карманы», — выдал демон.

— Что иметь?

— Искажения пространства. Там можно исчезнуть, как бы и не покидая ни мира, ни измерения.

— Ох... Ох, никогда мне этого не понять до конца, — вздохнул я.

— До конца и не нужно, главное — уметь использовать!

Я вышел в освещенный коридор. Довольно большой, но все-таки, именно коридор. Естественно, я оглянулся: за спиной была закрытая дверь.

— Посмотрим, что там?

— А ты не догадываешься? — осведомился Локи.

— Хочется проверить.

— Ну проверь...

Я открыл створки. Выставочный зал остался на месте, похоже, время в нем текло обычным путем. Я увидел мастера. Он был весь в работе. На месте рамы со смятой мною злополучной табличкой, висело изображение сражения с трандергаром. Розино что-то в нем подправлял. Художник увидел меня и приветливо помахал. В ответ я кивнул и тихонько прикрыл дверь.

— Убедился? — спросил Локи; иронии в голосе не было.

— Да уж.

Я взглянул под ноги и застыл. Пол напоминал зеленоватую морскую воду. Она будто замерзла, ровным, идеально гладким слоем, а там, в глубине, переливались удивительные кристаллические заросли. Это был целый застывший мир. Иногда в его глубинах пробегали блики невесть откуда взявшегося света. Больше ничто не нарушало покой странного царства кристаллов.

— Удивительно! — вырвалось у меня.

— И что это он расшаркивается перед тобой... — пробурчал демон.

— Кто, что?

— Тебе послышалось, — ответил демон.

— Послышалось так послышалось.

Пожав плечами, я решил не придавать значения словам Локи, а зря. Следовало прислушаться. Но, видно, всему свое время, и это время еще не пришло.

Я окинул взглядом помещение. Противоположная стена была из лунного камня, она переливалась радужным многоцветьем, словно была, в отличие от царства кристаллов, живая. Коридоры справа и слева поворачивали под углом градусов в сто двадцать. Впереди в лунном камне светился золотистый контур арки. Мне захотелось направиться к нему. Осторожно ступая по «ледяному» полу, я пересек коридор. Арка светилась как будто внутри камня. Я постучал когтем по стене рядом с ней. Камень как камень.

— Ну и что? — подал голос демон.

— Стена как стена...

— То есть?

— Только удивительно красивая, — закончил я свою мысль.

Я попытался коснуться стены под очерченной аркой, лапа свободно вошла в стену, не встретив никакого сопротивления.

— Ой, — вырвалось у меня, и я отдернул конечность.

— Похоже, проход, — задумался Локи.

— Один раз я уже вошел в туман, — заметил я.

— Но это же, это...

— Что это?

— Нет, не вспомнить, не могу, — с грустью ответил демон.

— Лучше посмотрим коридор, влезть сюда еще успеем.

— Хотелось бы верить, — ехидно заметил Локи.

— Во что?

— В то, что успеем войти именно сюда, а не шлепнемся в очередное болото! — проворчал он.

Шевельнувшееся на самом дне души внутреннее чувство подсказывало — за аркой не болота, но все же лезть туда рановато.

Я поднял глаза к потолку — там плыли в глубокой вышине облака, подсвеченные зимним солнцем. Почему зимним? Неведомый живописец подобрал краски так (если это уместно в отношении реальной картины), что небо казалось зимним. Верхний край стены из лунного камня растворялся в морозном воздухе. Обернувшись к двери в картинную галерею, я снова удивился очередной метаморфозе окружающей обстановки.

— Вот это да, — только и сказал я вслух.

На месте прохода в картинный зал стояла великолепная резная арка. Внутри ее размещалась резная же дверь. Орнамент чем-то напоминал подледное царство в полу. И больше ничего... Стены пропали. Прозрачная зеленоватая гладь простиралась до самого горизонта, смыкаясь с поразительно натуральным зимним небом. Легкие облака образовывали холмы, формировали причудливые замки, наползали друг на друга, иногда между ними возникали просветы, и так до самого горизонта. Низкое солнце окрашивало небо, дополнив удивительное впечатление о мире. В нем так странно сосуществовали застывшая гладь льда и менявшиеся, плывшие над ней облака.

— Странно нас встречают... — произнес демон озабоченно.

— Иллюзия? — осведомился я.

— Не знаю.

— Если это и фантом — он великолепен, — вздохнул я.

— Ох, не нравится мне это.

— Ладно, не ворчи. Дай полюбоваться, — не поддержал я мрачное настроение Локи.

— Идти надо, — заныл демон.

— Предварительно заглянем за дверь, — категорично заявил я.

Пройдя расстояние до двери, я осторожно приоткрыл створку. Ничего не случилось, в щель я увидел Розино. Он что-то увлеченно правил на той же картине. Я тихонько прикрыл дверь.

— Ну и? — услышал я голос Локи.

— Зал на месте, Розино тоже.

Тут мне захотелось дотронуться до стекла рядом с дверью. Никакого «стекла» не существовало!

— Обойти кругом?

— Лучше не стоит.

— Это еще почему?

— Еще свалишься куда-нибудь...

Тем не менее, с замирающим сердцем я шагнул за воображаемую черту. Ничего не произошло. Я обошел арку с обратной стороны, — она полностью повторяла вход в картинную галерею.

— А если открыть?

— Ты уверен...

— Тебя не спрашивают, — оборвал я демона.

Я ожидал чего угодно, а увидел самую прозаическую картину. Только теперь Розино опрокинул на пол банку с зеленой краской, причем так удачно, что залил часть щупалец. Очистившись кое-как (это было заметно по следам изумрудной зелени на нем), принялся за паркет. Ему было не до зрителей, поэтому на меня внимание он не обратил. И я уже, кажется, в третий раз прикрыл эту дверь.

— Что там? — последовал традиционный вопрос демона.

— А... все тоже. Только теперь Розино опрокинул зеленую краску.

— Не понял? — переспросил Локи.

— Вытирает зеленую краску с пола, — повторил я.

— Так, зал на месте, и то хорошо...

— Что, если пойти по этой равнине в даль. Пейзаж настраивал меня на лирический лад, несмотря на все странности.

— И куда же, интересно, ты собрался? — в голосе демона явственно прозвучали издевка и угроза одновременно.

— Вслед за облаками. Интересно, что там...

— Что там, не знает никто. Может, только создатель этого, — проворчал Локи.

— Поговорить бы с ним, да...

— Кх-кх, — поперхнулся демон.

— Ладно, посмотрим, что же там, за поворотом, — вернулся я к более безобидной теме и отправился в обход.

За углом картина повторилась — стена лунного камня с золотой аркой и дверь напротив. Она отличалась лишь отделкой створок.

— Входить, или не стоит? — спросил я.

— В арку — не стоит, — ответил демон.

— А в дверь?

— Думаю, пока тоже не надо.

За аркой простиралась все та же бесконечная равнина. Облака смыкались с горизонтом. Я пошел вдоль стены.

— И дальше куда? — поинтересовался Локи.

— По кругу, — пошутил я.

Шагая вдоль совершенно одинаковых дверей и стен, я считал их вслух.

— Восемь, — сообщил я, поравнявшись с очередной аркой.

Круг замкнулся — лунный камень имел в основании восьмиугольник. Я узнал по орнаменту ту дверь, через которую попал сюда.

— Имеется восемь входов в никуда, семь арок с дверями. Выбирай! — обратился я с предложением к демону.

— Легко сказать, — задумался он.

— В лунный камень я пока не пойду.

— Тогда в любую дверь по кругу, — предложил демон.

Я направился к первой, если идти по часовой стрелке, и, приблизившись, осторожно нажал ручку. Сердце замерло, но там оказался лишь выход на довольно широкую галерею. Я ступил внутрь. Галерея плавно изгибалась. Мозаичный паркет укрывала дорожка с длинным ворсом. Ноги в ней прямо-таки утопали. Впереди шла стеклянная стена. Она образовывала наружную сторону галереи, за моей спиной стена была обшита каким-то темным деревом. Потолок покрывали светлые панели, возможно, из ясеня. Я не стал забивать себе голову дурацким вопросом: "Как это связано с аркой, через которую я сюда вошел ". Но желание выглянуть наружу преодолеть не сумел. Я вернулся на те два шага, что успел сделать, и приоткрыл дверь. Вокруг было все то же самое: стена из лунного камня, облака, плывущие куда-то, и удивительное зеркало под ногами. Я спокойно вздохнул. Видно догадавшись, что все на месте, Локи удержался от вопроса. Прикрыв дверь, я направился к стеклу. За ним, ниже пола галереи, открылось хранилище книг. Чего там только не было: рукописи, какие-то свитки, приборы воспроизведения записей.

— Мы в библиотеке? — спросил я демона.

— Нет, в хранилище.

— Ты бывал здесь?

— Только на галерее.

— Галерею ты помнишь хорошо? — продолжал расспрашивать я.

— Да.

— А мир за дверью, под зимним небом?

— Либо забыл, либо его просто не было раньше...

— Замок сильно изменился?

— Трудно сказать. Та часть, где прошли мы с тобой, ведет себя очень странно. Но я и помню плохо, ведь я не полноценный, — грустно завершил Локи.

— Что ж, тогда пройдемся вдоль стекла, — вздохнул я.

— Ничего больше не остается, — поддержал Локи, добавив после короткой паузы: — Как попасть внутрь, я не знаю.

Я направился вдоль стекла, приметив как ориентир какой-то странного вида кожух. Слева тянулись стеллажи и шкафы, забитые носителями различных сведений. Иногда попадались столы с какими-то зачехленными устройствами. Попутно я считал двери по правой стороне галереи и выглядывал наружу. Все они выходили к стене с золотистыми арками. Дверей оказалось семь. Это вывод я сделал, увидев снова тот же замысловатый аппарат. Ничего интересного тут больше не нашлось. В том числе никаких лестниц и входов в хранилище.

— Придется идти в золотую арку, — грустно сказал я, повернувшись спиной к стеклу.

— Больше дорог не видно, — согласился Локи.

Тут произошло незначительное событие, несколько задержавшее нас в хранилище. У меня зачесалась спина. Не сумев дотянуться когтем, я вспомнил о жезле: тот мгновенно оказался в лапе. Я с наслаждением потер им спину и, как видно, коснулся стекла, но внимания на это не обратил. Послышался мелодичный звон. Я обернулся. В стекле наметилась арка, за ней обычная лесенка, воспользовавшись которой, можно было достичь пола. Я тут же забыл о жезле, и тот исчез на поясе.

— Ты нажал что-нибудь в полу? — оживился Локи.

— Может быть, но не уверен.

— Не думал, не думал, что так просто, — забормотал демон.

— Посетим?

— О, конечно, — мгновенно согласился он.

Быстро миновав образовавшийся проход, я спустился по лесенке вниз. Здесь было довольно высоко. Стеклянная стена уходила вниз до пола. Гладкий, напоминавший мрамор пол. Никаких следов пыли. Она пока вообще не встречалась в Замке. Тишину нарушил мелодичный звон.

— Интересно, — сказал я, оборачиваясь.

Лесенка растаяла в воздухе. Стекло затянуло проход. Никаких следов выхода отсюда не наблюдалось. Я потоптался, потрогал стену. Ничего не происходило.

— Похоже, влипли.

— Но как же мы вошли... — задумался демон.

— И теперь останется тут засохшая мумия с кольцом на указательном пальце вечнозеленой лапы, пыль веков поглотит перстень, пока не придет герой и не снимет его с когтя мумии... — нараспев и с пафосом прочитал я.

— Юмор неуместен, — сердито оборвал меня Локи, он явно нервничал.

— Ладно, не злись. Пойдем, посмотрим. И выход поищем.

Проходы веером разбегались от центральной галереи и конца-края им видно не было. Что бы не заплутать, я решил пройтись вдоль галереи. Под стеклами полок лежали книги, рукописи. Вдруг впереди я увидел нечто, резанувшее глаз. Это был огромный стол, на нем стоял монитор! Такой, как используют на Земле (во всяком случае, по внешнему виду).

— Что-то мне там мерещится, — пробормотал я, направляясь к столу.

— Где? — не понял демон.

— На столе.

— Ну, ящик как ящик.

— Если это то, что я думаю... С другой стороны, почему бы и нет? Замок-то на стыке миров или где?

— Ты о чем?

— Очень занятно, — невнятно продолжал бормотать я.

Наконец добравшись до стола, я увидел на нем еще и клавиатуру. Символы на ней не имели ничего общего со знакомыми мне. Я попытался припомнить символы, которые видел в генераторе Пандоры. Нет, эти явно отличались.

— Да, канцелярия, — вздохнул я, добавив задумчиво: — Только крысы канцелярской не хватает...

Не успел я закончить, как перед столом невесть откуда взялось здоровенное кресло. В нем оказалось толстенное запыхавшееся существо. Оно действительно напоминало крысу. Огромные очки непонятно как держались на морде, взгляд все время бегал. Пышные телеса обтягивал белый халат. В паучьих небольших лапках она (а может быть, и он), сжимала конфетину размером с хороший французский батон.

— Здравствуйте, — пропыхтело «это».

— Привет, — ответил за нас обоих демон.

— Извините, — сказало «это».

Затем открыло пасть и бросило туда конфетину. Громко чавкая, сжевало ее вместе с оберткой. Внимательно посмотрело на меня.

— Еще раз извините, — сказала дама (теперь «оно» было больше похоже на даму). — Что вам угодно?

— «Один. Путь к могуществу. Воспоминания», — вдруг выдал Локи.

Мне показалось, что где-то это имя — «Один» — я уже слышал на Земле. Но в связи с чем? Я задумался.

— Это то, что вам нужно? — осведомилась тетка, прервав мои размышления.

«Говори, что тебе», — пронеслась в мозгу мысль Локи.

— Да.

— Странный вы какой-то, говорите на два голоса, — произнесла она и очень внимательно посмотрела на меня.

Затем дама что-то настучала на клавиатуре... На столе материализовался толстенный фолиант, сантиметров так пятьдесят на пятьдесят, обтянутый дорогой кожей, чуть потертой на углах. Написан он был, судя по корешку, на неизвестном мне языке.

— Бери, скорее бери, — услышал я демона.

Тетка тоже услышала и, положив лапку на фолиант, еще пронзительнее посмотрела на меня.

— Ничего не понимаю, ведь не он же, — сказала она себе.

— Не кто? — не понял я.

— Ваше разрешение? — обратилась она ко мне сухо.

— Хватай скорее, — закричал Локи.

После этих слов начали происходить метаморфозы. Дама стала превращаться в толстенную крысу.

— Тр-р-евога!!! Спасай секретные материалы! — завопила крыса, словно полицейская сирена, и схватила фолиант.

— Все пропало, — застонал демон.

— Что пропало? — не понял я.

Объяснилось все само. Крыса вцепилась в книгу, выев сразу огромный кусок с переплетом, громко при этом чавкая. В хранилище потемнело. Тем временем, первая порция была прожевана. Со словами: «Не дам попасть к врагу!» бывшая дама запихала остатки огромной книги в пасть и опять принялась быстро жевать.

— Да вы не волнуйтесь, — сказал я участливо, — еще подавитесь.

Крыса поперхнулась и замерла. Я заметил, что помещение стало иным. Книги исчезли. Стеллажи потемнели, от мебели веяло плесенью и затхлостью. Крыса наконец справилась с последней порцией бумаги и критически глянула по сторонам.

— А ты еще и издеваешься! Точно, ты похож на эту змею подколодную, — проворчала она.

— На себя посмотри, — встрял Локи.

«За меня заступился», — подумал я. Как оказалось потом, я несколько ошибся.

— Ничего, уже все спасено, змей поганый, — продолжила поносить меня крыса.

Хранилище напоминало склеп. Мне стало не по себе, и наконец поток оскорблений в мой адрес заставил заехать крысе в нос. Так как я лишь хотел ее проучить, крыса отлетела в другой угол склепа вместе с креслом, не особенно пострадав.

— Служителей бить! Прохвост пламенный! — дико завопила она.

— Это в каком смысле? — рявкнул Локи.

Демон крикнул так громко, что я, перед тем как прыгнуть к крысе с добавочной оплеухой, застыл на мгновение, и она на полную катушку воспользовалась паузой. Сиганула под стол и что-то там нажала. Стол вместе с хранительницей резко отъехал, и я полетел вниз.

— Побудь-ка в подземелье, а то нас настоящие крысы одолевают. Заодно и покормишь их... — донеслось вслед.

— Теперь все, — пискнул демон.

— Что значит «покормишь»?

— Значит, сожрут... — больше ничего Локи сказать не успел. Я плюхнулся на пол.

Рассекая тьму колодца, я успел почувствовать приближение пола и, как мог, погасил скорость. Несмотря на принятые меры, приземление вышло жестким, в глазах потемнело.

Глава 6.

Встречи в подземелье

Опыт, который я успел приобрести, пошел на пользу. Чувство опасности пробудило сознание, я очнулся. Ко мне приближалось что-то враждебное и темное. Зрение медленно адаптировалось в необычном, рассеянном освещении. Какая-то тень с двумя красными угольками неспешно и уверенно двигалась в мою сторону. Чуть крупнее очень большего кота, она сопела, принюхивалась, все ближе подступая к моему неподвижному телу. Я продолжал лежать, не подавая признаков жизни.

— Очнись, очнись, — отчаянно кричал Локи.

Отвечать на окрики демона я не стал. Тварь тоже не прореагировала. Она или не слышала демона, или не брала в расчет. Локи продолжал что-то бормотать, кляня судьбу и свое новое местонахождение.

Как только тварь попала в пределы досягаемости, я мгновенно перешел в состояние максимальной готовности. Лапа рванулась вперед, сцапав голову зверя. Послышался противный хруст, но брызги удачно полетели в противоположную сторону. Тело твари отбежало назад, послышалось «цок, цок» (видимо, у неё были когти, и теперь она их выпустила), потом осело. И больше ни звука. Я замер, изучая пространство вокруг внутренним взором, — ничего живого, только еще теплые останки зверька.

— Ты жив?! — радостно удивился демон.

— Почти, — мрачно проворчал я. — Начало многообещающее...

Я сел на пол. Голова кружилась. Хорошо еще лапа обладала прелестным свойством: органическая дрянь, типа крысиных мозгов, к ней совершенно не приставала.

Собственно говоря, в подземелье не было темно, стены излучали чуть заметное зеленоватое свечение. Когда глаза привыкли, его оказалось достаточно, чтобы хорошо ориентироваться, даже не прибегая к внутреннему зрению.

— Что тут? — спросил демон.

Кажется, демон либо плохо видит, либо вообще ослеп... Впрочем, предупредить же он пытался? Интересно, кого тут держали...

— Кто это был? — прервал мои размышления Локи.

— Кто, кто, — передразнил я. — Кого обещали — крыса, только очень здоровая.

— Все. — Демон тяжело вздохнул.

— Что, все? — не понял я.

— Отсюда демоны не выходят, они тут плохо видят, мир искажается. Много кто пытался здесь найти... — Тут он осекся.

— Что найти? — недомолвка застряла в моем мозгу.

— А это... выход, — ушел от ответа Локи.

Теперь, когда я привык к необычному освещению, видно стало сносно. Воспользовался внутренним зрением — и оно работало хорошо. Я огляделся вокруг: пол как пол, стены как стены, цвет, правда, зеленоватый. Облицовка из здоровенных, плотно пригнанных плит. Поднял голову вверх в надежде увидеть колодец. Не тут-то было. Арка из цельного камня перекрывала каземат.

— Выход найти будет трудно, — сказал вслух, но про тайну подземелья запомнил, подумав про себя: «Да и одна ли она, эта тайна?»

— Невозможно, — совсем скис демон.

Тем временем я продолжил осмотр. Моя камера была вполне приличного размера — метров так десять на двадцать. Никаких дверей (по крайней мере, видимых), я не обнаружил.

— Но как же попала сюда крыса? — спросил я сам у себя.

— Она может проникать сквозь стены, — захныкал Локи.

— Что-то сомневаюсь, — не согласился я, направляясь к тушке животного.

Присмотревшись, я увидел подсыхающие следы, которые вели к короткой стене камеры. Приблизившись к кладке, я обнаружил там всего лишь лужу. Собственно от воды крыса и прошлепала ко мне, она явно что-то искала. Там же оказалось и то, что было нужно мне, — проход. Это был сумрачный прямоугольный провал, по стене которого во тьму шли скобы. Когда-то была еще пара скоб в кладке выше пола, сейчас они отсутствовали. Никакой живности в колодце не обнаружилось. Нет, это не было камерой — слишком легкий выход отсюда. Осторожно цепляясь за скользкие скобы, я направился вниз.

— Ты что... Ты спускаешься? — услышал я вопль демона.

Видимо, он кое-что различал, но почему так испугался?

— Вариантов только два: спускаться и сидеть тут вечно! — пояснил я.

— Не хочу...

— Замолкни! Так как кольцо мне не снять, будешь со мной, — огрызнулся я.

Продолжив спускаться, держась за скобы, я наконец, достиг дна и понял, что ничего нового не вижу: точно такая же камера, только дыра в полу здесь в противоположном углу, на узкой стороне. Теперь проход обозначали скобы, забитые в стену на метр выше пола. Я направился к ним. Мне показалось, что вторая короткая стена, чем-то отличается от других. Я решил ее не изучать, а лезть глубже.

— Вперед, — сказал я сам себе.

— Куда? — обрадовано переспросил демон.

— В смысле вниз.

— Хочу наверх, — снова запел старую песню демон.

— Да? — ехидно поинтересовался я.

Но непроизвольно повинуясь его требованию, я поднял голову вверх. Люка в потолке не было, как, впрочем, и скоб на стене.

— Теперь путь только вниз.

— А в предыдущую камеру? — спросил демон, в его голосе явственно ощущался испуг.

— Люк исчез.

— Я говорил, я говорил... — почти впал в истерику Локи.

— Замолкни.

Я продолжил спуск. Все повторилось. Идти можно было только вниз, словно кто-то направлял мое движение. Преодолев, таким образом, шесть пролетов, я услышал какой-то шум и замер на краю отверстия в полу. Внизу шествовала целая крысиная свора. Среди них плыли полупрозрачные субстанции, очертаниями напоминавшие людей. Я коснулся их вторым зрением — о ужас! — это были души с Земли. Уже почерневшие и источенные, они плыли, ведомые ловцами душ. Вся процессия, колонной по три, двигалась к огромной распахнутой двери. За дверью было лишь оранжевое марево. Каждая шеренга бодро прыгала в марево и исчезала в нем, увлекая за собой добычу (если таковая имелась). Колонна кончилась. Пробежала одинокая крыса и сиганула в дверь. Потом из марева выскользнула тень, материализовалась в нечто темное, похожее на только что прыгнувшую крысу, но размером уже с человека. Я лишь коснулся его разума и тотчас ощутил такой могильный холод... Тварь завертела головой. Я замер, приглушив мысли. Пробежало еще пяток мелких крыс, Темный что-то пометил в блокноте. Затем постоял, словно ожидая кого-то, еще раз глянул в записи, пожал плечами — что-то не сходилось. Темный сотник поманил кого-то из марева, оттуда выскочили две мелких крысы. Он указал тварям в мою сторону. «Теперь, точно влип», — пронеслась мысль. Бестии бросились к скобам и одна за другой полезли наверх. Сердце сжалось, но что-то в душе подсказало, что это еще не за мной. Я откатился в дальний угол и затих.

Тем временем, крысы подбежали к месту, где была лестница, одна нашарила что-то в стене. После небольшой паузы в потолке открылся проход и выдвинулись скобы. Твари рванули вверх и скрылись в люке. Мне уже стало надоедать лежать неподвижно, когда, наконец, из отверстия снова появились крысиные морды. Они тащили останки убитой твари. Не обратив на меня никакого внимания, они исчезли в люке на полу. Я приблизился к краю. По жестам я догадался, что темный пытается узнать, где голова. Наконец, видно поняв, что головы нет, он раскрутил тушку за хвост и бросил в марево. В воздухе явственно ощутился страх, исходивший от темного сотника. Тут я совсем ничего не понял: подумаешь, крысой меньше, крысой больше. Еще раз посмотрев по сторонам, предводитель крысиного войска скользнул в марево за дверью и растаял. Дверь захлопнулась. Рядом с ней светился, весело переливаясь оранжевым, небольшой квадрат.

Я выждал паузу, еще раз спустился и посмотрел вторым зрением вокруг — никого не было. Мне захотелось попробовать проверить включение лестниц, но остановила неведомо откуда пришедшая мысль о том, что это сейчас не нужно. Я спустился; потолок здесь был выше, чем в камерах, через которые шли лестницы.

Добравшись до пола, я оказался в тупичке, прямо перед небольшим залом, вдаль уходил коридор. Стоило мне отойти от лестницы, как люк закрылся, скобы без следа сгинули в стене. Выйдя из аппендикса в зал, я смог увидеть еще один коридор, он уходил направо. Стены, пол, арки потолков составляли громадные плиты зеленоватого цвета, таких же, как в камерах, по которым шел спуск. Кладка слабо светилась (на стыках чуть ярче), позволяя довольно хорошо ориентироваться в тоннелях.

В первом коридоре в стене была большая массивная дверь. Я подошел и тихонько потрогал когтем: дверь производила впечатление металлической и казалась здесь инородной. Рядом с ней висела небольшая коробочка, внутри которой билось оранжевое пламя.

Когда началось очередное превращение, я не особенно удивился: к ним я успел привыкнуть. Дверь стала словно растворяться прямо в воздухе и все больше походила на контурный рисунок, но совсем не исчезла. Далее произошло следующее: контур двери утонул в плитах стены. Я прибыл очень вовремя — через несколько секунд даже следа от входа не осталось. Стена как стена. Лишь оранжевая коробочка на ней. Но и она висела недолго — через пару минут толстенный слизняк украшал стену, и все, никаких следов. Попробовал поискать, — ничего. Лишь очень постаравшись, сумел обнаружить маленький огонек внутри слизняка. Коридор был пуст.

— Ну вот, никаких следов крысиных армий, переходов и прочей мути, — наконец изрек я.

— Это ты о чем? — подал голос демон.

— Ты что, ничего не видел? — удивился я.

— Лишь какую-то тень здесь, да крысу там, выше.

— Да, — грустно произнес я, — а дверь?

— Из камеры наверху видел, что открывался переход.

— А сейчас ты его видишь?

— Нет.

— Попробуй определить, что это, — указал я на прилипшую к стене гадость.

— Слизняк.

— И все?

— Да.

— Ну-ка, присоединяйся к моим мыслям, учитель, — пригласил я.

— Это важно? — упирался демон.

— Да, — рявкнул я и, почувствовав контакт, направился к огоньку в улитке, а перстнем ткнул прямо в эту дрянь.

— Ой, — долетело до меня.

— Ну и что же это?

— ФТВИП, — выдал Локи.

— Чего-чего?

— Фиксатор точки выхода из перехода, — пояснил демон.

— Перехода между мирами?

— Да. Никогда я не видел таких штук, но слышал о них. Их делали умельцы нашей расы, пошедшие по технократическому пути развития. Они все сгинули вместе со своим железом. Если эту вещь поставить где-то, что не составляет труда, как ты мог заметить, — то можно будет открывать переход в эту точку, когда захочешь. Причем знать, где именно это место, ненужно. Подходит для переброски армий и прочей мути. Вторые ворота можно не создавать, эта штука достаточно надежно гарантирует точку прибытия, — наконец кончил лекцию демон.

— Для переброски армий — это уж точно, — задумчиво сказал я.

— Ты видел?

— Уже говорил — видел. А если его уничтожить?

— Прервется связь, и пересылки станут невозможны. Но это трудно, — пояснил демон.

— Восстановить можно?

— Если повесить новый приборчик, предварительно побывав в точке установки.

— Отлично. А к трудностям я начинаю привыкать! — зло сказал я.

Поразмыслив немного, я пришел к выводу, что такие гости, как крысы, мне тут не нужны, а уж ловцы душ — тем более. Стоп. Поймал я сам себя. Уже гости, но я еще тут не хозяин! Впрочем, лучше отправлю их домой. Я извлек меч и, слившись с ним воедино, нанес удар точно в оранжевую сердцевину, скрытую в недрах слизняка. Раздался хлопок, я ощутил, как внутри слизняка что-то распалось. Поскольку так просто все закончиться не могло, я кинулся в тупиковую часть коридора, прямо под люк на верхний этаж. Короткого затишья хватило на бросок до спасительного закутка.

Все остальное я видел с относительно безопасного расстояния. Слизняк после моего удара просто исчез. Затем из стены выбросило студенистую дверь. Она успела полностью отвердеть, пока летела до противоположной стены зала. Удар двери, налетевшей на кладку, был страшен. Камни дрогнули, но не разбились. Металл треснул. «Какова прочность!» — подумал я с уважением. На месте дверного проема возникло оранжевое марево, оно колыхалось, перемещаясь по плитам. Контуры поплыли, и проем превратился в кляксу. Она, словно живое существо, продолжала извиваться на стене. Форма менялась, и клякса корчилась, как от боли. Угол обзора у меня был не очень удачен, но какое-то глубоко скрытое чувство подсказало: так безопасней. На одно мгновение мне показалось, что там мелькнула тень, но картина снова переменилась, и тень пропала. Клякса превратилась в водоворот, его оранжевая воронка выплеснулась из стены, засосала дверь. Затем все дернулось в последней судороге, вихрь вкрутился в стену, и наступила тишина. Я осторожно вышел в проход, по-прежнему сжимая меч (руны в нем ожили, отливая багровым зловещим огнем), готовый к подвохам разного рода. Это меня и выручило, облегчив дальнейшую задачу.

Я подготовился, ощутив приближение ярости. Совершенно бесшумно с обеих сторон на меня бросились две крысы. Одну я сразу поймал на клинок — она распалась на две половинки. Со второй было сложнее. Увернувшись от лапы в первый раз, она закружила вокруг. Перебросив меч из правой лапы в левую, я, видно, отвлек внимание зверя, и он расценил это как удобный момент. Но ошибся (просто правой душить было удобнее): последовал бросок — и лапа, повинуясь инстинкту, перехватила горло твари. Послышался хруст костей, брызнула кровь. Я стоял на перекрестке двух тоннелей, сжимая в левой лапе меч, а в правой — обвисшую тушку крысы.

Переход распался, не ставив следов, будто ничего и не было. Я попробовал поискать вторым зрением следы крыс — оных не обнаружилось. Вместо них я наткнулся на пустоту рядом с аппендиксом, где переждал обрыв перехода между мирами.

— Кажется, крыс больше нет, — сказал я.

— Ты уверен? — подал голос демон.

— Тебе-то что, колец они не едят.

— Я мог лишиться тебя...

— Какая забота, — язвительно процедил я сквозь зубы.

— Ну все же! Почему ты считаешь, что крыс больше нет? — не отставал демон.

— Когда переход закрылся, вся его охрана кинулась на меня. Хорошо, что их было только две, — пояснил я.

Похоже, восприятие демона подводило его здесь настолько, что Локи совершенно не ориентировался. По какой причине — виноват материал плит, какие-то древние силы или еще что-нибудь — я не понял, но главное усвоил: зеленые подземелья могли служить неплохим убежищем от демонов, их расе зеленая бездна была недоступна. Я решил не разубеждать Локи в невозможности найти дорогу и утаил свои выводы по поводу убежища от демонов. Случай с хранительницей навел на мысль: не все старожилы Замка дружелюбны. Причем хранительница была уверена в том, что я не выберусь отсюда. Меня даже не заперли, просто отправили поглубже.

— Убери эту гадость! — оторвал меня от размышлений истошный вопль Локи.

Крысиная морда склонилась набок (так как шея была сломана) и завалилась прямо на перстень своей слюнявой пастью. Локи наконец разглядел зубы перед собой и возмутился.

— Ты же ее не видишь? — назидательно произнес я.

— Убери...

— Как же тогда мой трофей?

— Тьфу, гадость.

— Я хочу взять трофей на память и сделать чучело.

Мне захотелось чуть-чуть отыграться за колкости. Кроме того, внутренний голос подсказывал, что тушка может пригодиться.

— Но почему эту дрянь?

— Она первая, у которой в схватке со мной уцелела голова, если не считать дракона. Но его головы съели, — пояснил я, поворачивая крысу так, чтобы перстень поглубже попал в пасть.

— Фу, мерзость, но в другую лапу его взять-то ты можешь?

— В ней меч, — продолжал гнуть свое я.

— Я не вынесу... — застонал Локи.

Не обращая внимания на дальнейшие стенания, лишь встряхивая иногда крысиной мордой (для придания остроты путешествию Локи), я направился к обнаруженной ранее пустоте, мельком взглянув на меч. Лезвие выглядело как обычное стальное. Здесь, в странном свете, оно отливало зеленью. Лишь морозный узор извивался по клинку.

Пустота в стене находилась рядом с тупиком. Теперь, в спокойной обстановке, я разглядел часть стены, несколько отличавшуюся от остальных блоков. Это была совершенно гладкая, словно монолитная, пластина в два моих роста в высоту и метров пять шириной. Она так же светилась ровным зеленым светом. Ломать ее явно не стоило (да мне и не хватило бы сил, судя по прочности всего этого), я стал внимательнейшим образом изучать ее. Плита как плита, только очень толстая. Заглянуть за нее не удавалось. Тогда я перешел к стене чуть левее плиты и стал мысленно в нее погружаться. Мне показалось, вроде что-то мелькнуло примерно на уровне моей груди. Я, используя весь свой не очень большой опыт, полученный в мире болот, стал настраиваться точнее и точнее, пытаясь отсечь все помехи и выудить информацию. Она точно была тут, я это уже почувствовал. Снова мелькнул контур; немного вернувшись, в глубине я наконец зацепился за него. Изображение оказалось очень неустойчивым и слабым. Найти его, видимо, можно было, только случайно или наверняка зная о предмете поисков. В глубине скрывался словно колеблющейся на ветру контур диска и двух стрелок: одна указывала вверх, другая вниз! Оставалось надеяться на сходство устройства с механизмами мира болот.

Я потянул находку на поверхность. Как ни удивительно, она легко двинулась с места, повинуясь моей воле. На стене, точно из пластилина, образовались три выступа — круглый бугорок и две стрелки. Это очень походило на пульт управления подъемником.

Глава 7.

Путь наверх, выход вбок

Мои лапы оказались заняты мечом и трофеем, а нужно было попробовать чем-то нажать кнопки. Я попытался потыкать крысиной мордой — ничего не изменилось. Морда съезжала в сторону.

— Ой, мерзость, — завопил демон; пасть снова обслюнявила перстень.

Следующей попыткой я изловчился и нажал на кнопку тыльной стороной лапы, которой держал крысу. Снова ничего не произошло.

— Меч! — осенило меня.

— На нас нападают? — оживился демон, полагая, что я брошу трофей.

— Да нет, я пытаюсь нащупать дорогу, — успокоил я его.

Лишь только меч коснулся выступающего круга, у меня возникло ощущение, будто моя нагая душа предстала перед судьей. Он одобрил ведомый только ему одному пропуск и пропал. Я тут же вспомнил женско-кошачий лик на грани тумана, — но здесь был кто-то другой. Обе стрелки направлений вспыхнули ярким зеленым светом. Плита пропала. Передо мной стояла платформа, имевшая лишь левую стену, вместо остальных клубился зеленый туман. Я ступил на платформу. На стене были какие-то символы, лента горизонтальных штрихов и две стрелки. Один из штрихов на нижней трети светился.

— Лифт! — радостно выпалил я.

— Что? — Видно, крысиная морда совсем лишила демона возможности что-либо видеть.

Я притронулся концом лезвия к штриху, который находился на пару линий выше светящегося. Мне показалось, проход закрылся, словно лифт переместился, но слишком быстро, я не успел понять. Теперь светился этот штрих. Стена растаяла. Я увидел все то же зеленое подземелье, правда, другой зал. Выходить мне тут не хотелось. Чуть подумав, я дотронулся до стрелки «вверх». Плита опять закрыла выход. Стрелка осветилась. Возникло ощущение полета. Но штрих прилип на месте. Правда символы рядом со стрелками быстро менялись, слившись в сплошное пятно.

— Что происходит? — услышал я демона.

— Мы кажется, едем наверх.

— А куда?

— Ты издеваешься? Куда? — возмутился я и встряхнул крысиную тушку.

— Может, ты все же выбросишь эту дрянь? — взмолился Локи.

— Я хорошо воспитан, поэтому не могу пакостить в лифте.

Тем временем стрелка погасла, и магический лифт остановился, но выход при этом не открылся. Зато изменилась панель управления: в этом зеленом царстве появилось несколько желтых линий. Зеленый светящийся маркер стоял, не добравшись штрихов десять до желтой группы. В прошлый раз я привел эту штуку в действие, коснувшись мечом указателя направления. Если еще раз попробовать? Я направил меч на желтый штрих и снова почувствовал, что меня проверяют, кто-то определенно заглянул мне в душу. Затем незримый сторож оценил крысу, удовлетворенно крякнул, и лифт пошел. Зеленый штрих неспешно полз вверх. Затем он достиг указанного места, стал желтым, и стена открылась.

Вид за дверью лифта несколько ошарашил меня. Из зеленых подземелий мы выбрались — перед подъемником лежала большая комната. Я назвал бы ее караульным помещением. В нем стоял круглый стол. За столом сидели трое. Два не то демона, не то джина (мне почему-то захотелось назвать их джинами) вполне человекообразного вида: толстые, ростом вдвое больше меня и к тому же в махровых халатах. Их громадные булавы стояли рядом. Еще какое-то оружие, неизвестное мне, валялось в углу вместе с доспехами, переливавшимися голубыми искрами. В третьем существе я безошибочно признал хранительницу рукописей. «Вот так влип», — мелькнула мысль.

Компания, не замечая меня, продолжала резаться в карты. Две мысли почти одновременно пронеслись в голове. Первая: пройти незаметно не удастся — и вторая: а если бы поднялось крысиное войско? Вторую я запомнил прочно и решил: если доберусь до трона, будет кому-то на орехи... Я тряхнул крысиной тушей. Крысиная морда съехала и открыла обзор Локи. Это было моей ошибкой и наделало лишнего шума.

— Я все отлично вижу, — радостно крикнул он.

— Замолкни, — рявкнул я.

Поздно... Вся троица оторвалась от карт и посмотрела на меня. Вид у них был настолько ошалелый, словно пожаловал сам дьявол из преисподней. Первой пришла в себя канцелярская крыса.

— Я его узнала, это он мне заехал в нос, — зашипела она.

Джины схватились за булавы и начали выбираться из-за стола. Теперь и в этом месте без драки мне тоже было не пройти.

— О, здесь выход, — опять закричал Локи, — и охрана... — добавил он уже тише.

По булавам пробежали голубые искры — похоже, это были не просто булавы. Драться мне расхотелось, к тому же меч утверждал, будто врагов здесь нет. Он остался стальным, без единого красного пятнышка. Правда он мог и ошибаться... Пора было удирать!

— Куда я тебя отправила? — снова зашипела хранительница.

— Кормить крыс, только они у меня все передохли, — ответил я, пытаясь отсрочить потасовку.

Покосившись на пульт лифта, я придумал, что делать. Если выиграть еще пару секунд, я смогу дотянуться мечом до любой линии.

— Что-что? — переспросила хранительница.

Джины замерли и возникла короткая пауза...

— А вот что!

Изловчившись, я запустил крысу прямо на карточный стол. За те две короткие фразы, которые мы сказали друг другу, я успел вдохнуть в крысу немного энергии (припомнив дверные ручки). Труп животного плюхнулся на стол, встал, отряхнулся и шагнул к хранительнице, оскалив зубы. Затем злобно зашипел, готовясь к прыжку. Стены потряс вопль. Джины очнулись, булавы засверкали как два пропеллера, перемалывая труп зверя вместе со столом. На полу лежало мокрое крошево. Вдруг они посмотрели друг на друга и застыли.

— Она умерла час назад, — сказал один.

— Это он, — сказал другой, посмотрев в мою сторону.

Тем временем я успел мечом дотянуться до линий на пульте. Стена затянулась, и зеленый огонек пополз вниз.

— Вернись, мы... — хором закричали джины, больше ничего я уже не слышал.

— Опять очень плохо вижу, но хоть крысиной морды нет... — подал голос Локи. — Кстати, куда ты ее дел?

— Подарил джинам.

— Мм-да-а.

— Может, вернуться? Они звали?

— Ты что, сдурел? Это же стража подземелья!

— И плохая стража, — сказал я.

— Тем не менее нам шею они свернут за две секунды, ты просто не представляешь...

— Интересно...

— Что тебе интересно? — оживился Локи.

— Где у тебя шея...

— Лучше выход поищи, чем упражняться в колкостях!

— Ладно, есть еще вариант, — сказал я и коснулся желтой верхней черты. Зеленый штрих пополз вверх.

Когда лифт поднимался по этажам, обозначенным как желтая зона, у меня снова возникло ощущение, будто меня проверяют. Причем добавилось чувство, словно меня тщательнейшим образом разглядывают. Вся эта процедура была гораздо отчетливее, чем когда я поднимался лишь на один этаж выше уровня подземелья и столкнулся с джинами. Мне показалось, такой способ передвижения здесь не очень распространен. Не знаю, видели ли в подземелье джины, но демоны там перемещаться не могли: практически полностью отказывало их зрение (или, может, система аналогичного назначения). Следовательно, попав в лифт, с момента закрытия дверей демон практически слеп...

— Мы опять движемся вниз, ничего не видно, — плаксиво заныл Локи, подтвердив мою мысль.

— Попробуем еще, может стража не везде.

Лифт неспешно перемещался вверх, гораздо медленнее, чем в подземелье. Было время немного подумать. Получалось так: даже имея ключ, демон, попав в подземелье, был практически обречен. Да еще вопрос, о ключе. Я окинул меч критическим взглядом: клинок определенно мне нравился, но в данной ситуации его в виде жезла он пригодился бы больше. Ко всему прочему, меч словно спал — в смысле боевой активности. Он имел все ту же поверхность стального цвета с морозным узором внутри, следовательно, получалось, как будто нападать на меня никто не собирался. После этого рассуждения меч послушно исчез в рукояти. Теперь я держал в руках жезл. Убирать его на пояс не имело смысла, так как лифт управлялся все-таки жезлом, и это вызывало множество безответных вопросов. Почему жезл, фактически созданный мной, причем недавно, мог влиять на столь древние вещи? Почему они достаточно легко подчинялись моим командам? Все это оставалось тайной. Пусть даже материал у них один, не может же этого быть достаточно? При рассуждении о материале мои мысли снова вернулись к подземелью.

Если демоны теряли ориентацию в подземелье, тогда кто же принес и установил туда этот самый «ФТВИП»? Существовали какие-то создания, коим уютно в подземелье? Или джины это сделали... Предатели в охране — кто знает. Стоп. Если могли сделать «ФТВИП», то, собственно, почему нельзя было сделать систему, позволявшую ориентироваться в зеленом царстве. На первый взгляд это даже проще. Получалось, что ясности не было ни по одному вопросу.

Тем временем лифт добрался до желтой верхней черты. Стена исчезла. Я направился к выходу и тут же почувствовал, насколько точным может быть определение «прозрачный, как, стекло», когда стукнулся лбом. За стеклом висели полки, напоминавшие книжный стеллаж.

— Ох, — вырвалось у меня.

— Уже приехали? — оживился демон.

Было понятно, для него все оставалось по-прежнему. Видимость отсутствовала.

— Да.

— Пойдем, — обрадовался он.

— Это можно, только дверь не открывается.

— Ну так попробуй свой жезл...

Я направил жезл на стекло, но, как ни старался, оно оставалось на месте. Тогда я прицелился в стоявшие за преградой полки и попытался хотя бы заглянуть за них. Произошло следующее: полки растаяли, оставив легкую синеватую дымку. Я мог осмотреть помещение.

— Как успехи? — подал голос Локи.

— Не пройти, — решил выдать я полуправду: делиться увиденным не хотелось.

Продвинуться возможности не было, но посмотреть стоило. Я увидел довольно большое помещение — скорее всего, кабинет. Слева от прозрачной части стены стояло кресло. Перед ним — большой письменный стол. Следом виден был угол громадного камина. Оценить все его великолепие по детали было невозможно. Одно только то, что он был сложен из каких-то прозрачных камней разного цвета, уже впечатляло. Дальше полукругом висели шторы из полупрозрачного материала. Их мягкие горизонтальные складки а-ля «маркиза» закрывали всю стену до самого пола. В помещении царил полумрак. Тяжелая бархатная штора была поднята и находилась под потолком. Прямо в центре полукруга, образованного шторой, стоял большой стол и несколько кресел. В стене напротив камина виднелась двустворчатая дверь, рядом с ней громадный бархатный диван. Мне показалось, что там не хватает большого и толстого котяры. Мысли мои умчались куда-то вдаль.

Когда мгновение спустя я очнулся, на диване кто-то спал. Сердце замерло. Значит, оно у меня еще имелось... Поднялась голова, и большие, внимательные глаза посмотрели в мою сторону. Животное относилось к кошачьей породе, было рыжим и занимало полдивана... Я явственно прочел мысленный вопрос и ожидание кого-то. Вспомнились земные домашние кошки. Мне захотелось погладить, почесать за ушком и всячески приласкать это существо. Зверь с уже нескрываемым интересом уставился на стеллаж, чуть наклонив голову. Убедился, что ничего не происходит, потянулся, выпустив коготки, и зевнул. У него были такие когти и зубы... Я решил, что тут больше не о чем не мечтать, затем перевел жезл со стены на пульт лифта и, выбрав случайную желтую полосу, ткнул. Стена и стеллаж утратили прозрачность.

— Что дальше? — снова стал приставать демон.

— Попробуем еще куда-нибудь, — ответил я, следя за желтой полоской.

Тем временем столь нерасторопный вне подземелья лифт, добрался до указанного места. На этот раз нам повезло больше. Дверь открылась, и я увидел помещение, где отсутствовала стража. Только выглядело оно опять как-то странно — словно через зеркальные очки. Я потрогал его и убедился — впереди стекло.

— Опять стенка, — констатировал я.

— Ничего не вижу, — произнес в ответ демон.

— Попробую снова отомкнуть.

— Похоже, мы никогда не выберемся в нормальный мир.

— Но попробовать стоит.

Протянув жезл, я коснулся зеркала. Оно отозвалось мелодичным звоном, и все. Я задумался на мгновение и осознал — нужно четко сформулировать команду. Представив, как преграда становиться жидкой (помогло воспоминание о крысиной двери-норе), я почувствовал, как жезл, опиравшийся на преграду, в нее вошел. Не долго думая, я шагнул вперед, у меня появилось ощущение, будто я прошел через дождевую завесу. В зале я обернулся: зеркальную стену покрывала легкая рябь, но, едва я вышел, на поверхности зеркала установился полный штиль. Жезл осторожно коснулся стены, раздался звук металла по стеклу.

— Я, кажется, снова вижу, — тихо сказал Локи; видимо, прошлый опыт пошел на пользу.

— Я тоже, — фыркнул я.

— И как мы сюда попали?

— Очень похоже, что нас выставили.

— То есть?

— Я не могу войти обратно, — пояснил я.

— Не так уж и страшно, — ответил демон. Видимо вновь обретенная способность различать все вокруг, вдохновила его.

— Может, оно и так, но куда теперь?

— Ничего, найдем дорогу.

В зеркале я увидел собственное отражение на фоне уходящего в бесконечность облачного тоннеля. Позади за зеркалом второе зрение обнаружило знакомую пустоту — шахту и зеленый лифт, но добраться до него я не мог.

Повернувшись в сторону облаков, я узрел на их фоне две прозрачных лестницы, находившиеся от меня метрах в тридцати. Совершенно симметрично лестничные пролеты уходили к верхней платформе, два таких же спускались вниз...

— Слушай, а почему они не отражаются в зеркале? — обратился я к демону.

— Кто «они»?

— Лестницы, уходящие вверх.

— Нужно подумать, — уклончиво ответил Локи.

— О чем?

— Где мы, может вспомню...

Пока Локи вспоминал, я решил осмотреться. Перекрытия и лестничные пролеты были из прозрачного материала. Слева и справа, площадку ограничивали дымчатые зеркала. Прямо в полу был круг, в кругу — шестиконечная звезда. Рисунок слабо светился, словно неоновая реклама. Под ногами я насчитал семь лестничных площадок (звезды служили отличным ориентиром). Еще шесть этажей поднимались вверх.

— Занятное место, — изрек я, немного осмотревшись.

— Да, уж, — только и ответил демон.

— Ты такого зала не помнишь? — обратился я к нему.

— Что-то вертится, а что не припомнить...

Естественным желанием было посмотреть вниз, с края перекрытия. Туда я и направился кратчайшим путем.

— Стой, куда! — услышал я голос демона.

— Что орешь?

— Туда нельзя! — не унимался он.

— Куда, «туда»? — снова не понял я, продолжая шлепать к намеченной цели.

— Под ноги смотри, — зашипел Локи.

— Зачем? Здесь гладкий пол, — удивился я.

— О-о-о... — застонал демон.

Тем временем я оказался в центре звезды и остановился для выяснения причины, так взволновавшей моего попутчика из кольца.

— Ты почему встал? — продолжал кипятиться Локи.

— Тебя не поймешь, то не ходи туда, то не стой...

— Ты действительно не понимаешь или прикидываешься? — вдруг уже спокойно спросил демон.

— Не понимаю чего?

— Ты влез прямо в магическую звезду!

— Ну и подумаешь, какое событие! — продолжил недоумевать я.

— Ну ты дремучий... Неужели никогда не пользовался? — удивился в свою очередь Локи.

— Ну, видел такие рисунки несколько раз — вот, пожалуй, и все.

— Она позволяет...

Завершить он не успел. Контур звезды стал ярче. Я ощутил восходящий ток энергии, только это уже не произвело на меня особенного впечатления. После посещения информационного хаоса в храме среди болот я стал спокойнее относиться к таким вещам. Тем временем костер разгорелся и охватил нас светящейся полусферой, которая опиралась на кольцо вокруг звезды.

— Все. Погиб, точно погиб... — заскулил Локи.

— По какому поводу истерика?

— Вызваны Великие силы! Ты не справишься!

После истории с фолиантом в хранилище и посещения подземелья Локи стал склонен к неадекватным реакциям на внешние обстоятельства, — с моей точки зрения светящаяся полусфера еще не повод для истерики. Поток энергии в звезде был очень мощным, но, уже имея некоторый опыт общения с ней, я получил даже некоторое удовольствие. На окружающую обстановку вызванные силы не повлияли, зал остался прежним. Сама по себе пришла мысль — в торцевых зеркалах не хватает коридора бесконечных отражений. Послышался будто бы вздох, сфера вытянулась и словно ударила сразу в оба зеркала. Они засветились, вздрогнули и повернулись на девяносто градусов. Сфера приняла прежний вид. Теперь в зеркалах убегал бесконечный коридор, но без отражений лестниц и сферы. Что-то в нем было странное, мне захотелось потрогать зеркальное стекло. Представив себе, что сфера гаснет, я ощутил уменьшение потока энергии, еще мгновение — и сфера пропала. Теперь я стоял в звезде, контур которой светился довольно интенсивно. Я направился к зеркалу в узкой части зала.

— Стой! — привлек мое внимание демон.

— Да? — остановился я, правда уже покинув светящийся контур.

— Я понял, где мы.

— Да ну?

— Это Зал тысячи дверей. Окно в тысячи миров, — торжественно и с пафосом произнес Локи.

— Так уж и тысячи?

— Конечно нет. На самом деле неизвестно, сколько их. Это название закрепилось за ним издавна, — совершенно не поддержав мой тон, пояснил демон.

— Я могу отправиться в любой?

— Если сумеешь...

— То есть? — не понял я.

— Мало кто знает, как активизировать его выходы, — торжественно произнес Локи.

— А в чем проблема?

— Ну, для начала попасть в центр звезды.

— Но я же прошел туда без проблем? Ни кто не мешал... — удивился я.

— Занятно.

— А что еще?

— Активизировать нужный тебе уровень.

— Тот, на котором стоишь?

— Да, не перебивай. Потом войти в зеркальный коридор и самое главное — найти дорогу обратно, — закончил уже очень серьезно Локи.

— Похоже, коридор уже активизирован.

— Что?

— Ну, в зеркале видна сходящаяся в точку галерея отражений, — совершенно спокойно пояснил я.

Действительно, в зеркалах справа и слева отражалось нечто вроде анфилады изображений, но в отличие от настоящего зеркального коридора картинка, уменьшаясь в перспективе, не теряла четкость и сочность. Видимо, неполноценный демон этого не различал.

— И ты его хорошо видишь? — не поверил демон.

— Да. И сейчас пройдусь.

— Ты что, не смей! Ты не вернешься! — забеспокоился Локи.

— Ничего, я чуть-чуть. К тому же ты то ничего не видишь — может, все это иллюзия, — не оставлял свою идею я.

— Нет, здесь все настоящее.

— А что это ты так обо мне беспокоишься, а?

— Кто же меня тогда спасет, если не ты.

— Ясно, тобой движет корысть.

Препираясь с демоном, я подошел к зеркалу. Оно занимало всю стену, от пола до потолка, за ним лежал коридор уходящих в даль отражений. Я попробовал постучать по стеклу когтем. Он прошел сквозь поверхность и стал виден с другой стороны стекла, словно в воде.

— Занятно...

— Не делай этого, — снова запричитал Локи.

Я решил довести эксперимент до логического конца и шагнул в «зазеркалье». Правда, далеко уйти мне не удалось: перстень остался на той стороне. Все попытки втащить его за зеркало сорвались.

Так как кольцо снять я не мог, то пришлось довольствоваться видом, что называется, от дверей. Я увидел точную копию Зала тысячи миров. Но вместо облачного края здесь был совсем иной мир: горы, нагромождения скал, резкий свет двойного солнца окрашивал все в несколько жутковатые тона. В зеркале напротив анфилада залов уходила в бесконечность. Еще немного подергав правой лапой, я вернулся обратно.

— Ты зачем мне это подстроил? — осведомился я у демона.

— Не понял.

— Почему ты мне не дал уйти?

— Да не держал я тебя. Не могу, даже если захочу, — открестился от происшествия демон.

Получалось, что зеркальный коридор недоступен. Я не мог туда отправиться из-за камня в кольце или, скорее, по причине содержимого камня. Глянув еще раз в коридор, в его бесконечную галерею миров, манящих в путешествие, я немного загрустил. Что ж, придется подождать.

— Ладно, еще успею, — произнес я вслух.

— Тебя манит туда? — спросил демон.

— Да.

— Анфилада зеркальных отражений... — медленно произнес Локи, — неплохо, неплохо, — добавил он, уже тише.

— Что неплохо?

— Это тебе послышалось — тут странная акустика.

— Так что в ней такого? — спросил я.

— В акустике? — насторожился демон.

— Нет, в анфиладе отражений, — сделал вид я, что меня не интересует оговорка Локи.

— Понимаешь ли, неясно, насколько реальны ее миры.

— Значит, это фантомы?

— Не знаю.

— Выяснить это как-нибудь можно?

— Разве что отправиться туда, вот только...

— Что только?

— Не всех пускают. И еще... — снова замялся демон, он явно не хотел чего-то говорить.

— Что «еще»?

— Вернуться не удается.

— Почему? Скажи, наконец, толком.

— Как отыскать вход в Замок в этих одинаковых залах — не знает никто...

— Можно взять ориентиром пейзаж! — перебил я его.

— Какой умный! Ты дашь мне договорить?

— Пожалуйста, пожалуйста.

— Так вот, никто не знает, как отыскать Замок в этой анфиладе. Метод с пейзажем за стеной не годиться. Изображение имеет обыкновение иногда меняться. Впрочем, изображение ли это? — вдруг спросил сам себя Локи и замолк.

— И это все? — выдержав паузу, переспросил его я.

— Извини. Попав в желаемый зал в этой бесконечной галерее, наступает момент, когда ты должен выйти из зала в мир. Это относительно просто. А вот войти обратно в анфиладу... Что-то я таких героев не припомню.

— Ты закончил?

— Да.

— Тогда еще одно, — произнес я.

— Слушаю.

— Если с кем-то прогуляться по анфиладе, выбрать картинку похуже и толкнуть туда спутника, то скорее всего, его я больше никогда не увижу?

— Хм... а ты догадлив. Вот еще бы самому найти потом Замок.

— Пойдем посмотрим на облачный тоннель, — сменил я тему беседы, направляясь к отсутствующей стене.

— Видимо, не удастся: вот Замок и выдал небольшую иллюстрацию к моему рассказу, — медленно проговорил демон.

Облака заменила удивительная картина. Свет в зале сразу померк, лишь тлеющие звезды слабо поблескивали в прозрачных перекрытиях. Пол седьмого этажа, на котором мы находились, слабо флюоресцировал. Этот этаж я активизировал, когда ступил в звезду.

Я подошел к краю платформы. Нижние этажи терялись в темноте Прямо передо мною расстилалась тонущая во мраке долина. Ее пологие склоны образовывали котловину. Долина выходила к морю. Слабые блики невесть откуда взявшегося света еле заметно обозначали его поверхность. Над водной гладью сияли звезды. Таких я не видел никогда. Воздух был настолько прозрачен и неподвижен, что этот небесный серебряный песок звезд устилал небосвод до самого горизонта. Блики на поверхности воды стали ярче, словно серебро с небосвода осыпалось в воду и не тонуло. Прошло несколько минут, на грани долины и моря из-за линии, образующей склон котловины, появился виновник рассыпанного богатства. Низко над горизонтом неспешно выплыл спутник планеты. К нему пролегла волшебная дорога. Захотелось шагнуть и ступить за край.

— Остаться бы тут, — мечтательно протянул я.

— По-моему, ты псих, — резюмировал Локи.

— Почему?

— Тебя каждый раз посещает желание нырнуть в какой-нибудь мираж, — фыркнул он.

— Это не мираж. Эти миры так красивы и поэтому не могут быть нереальны.

Словно подтверждая мои слова, неоновые звезды на этажах ярко вспыхнули. Прошло несколько секунд, они снова потускнели, как будто подернувшись пеплом.

— Так кто же ты? — снова спросил демон. Это становилось уже навязчивой идеей.

— Человек. Ян.

— Даже Великие силы отвечают тебе, — продолжал бормотать, не слушая меня, Локи, — М-м... — Стало совсем не разобрать, что он говорит.

— Куда же мне пойти теперь? К морю ты не советуешь, в зеркальный коридор я сам не могу... — стал рассуждать я.

Тут мои мысли вернулись к стражу ворот: ему надо было помочь, да и Локи пообещал. Получалось, что прыгать на морской берег преждевременно. Нужно искать другой путь.

— Есть идея, — прервал мои размышления Локи.

— Новая?

— Да.

— Ты скажешь, куда идти?

— Угу, я многое помню про эту часть Замка, — гордо произнес демон.

— Неужели? У тебя прорезалась память и там оказались полезные сведения?

— От меня ведь осталась только часть, — спокойно возразил Локи.

— Хорошо, говори!

— На первом этаже этой хрустальной этажерки есть дверь в комнату стражей подземелья, думаю, нам туда не надо. На седьмом этаже проход в библиотеку Замка...

— Мы уже один раз были в ней, мне кажется, нас там встретили прохладно, — вздохнул я.

— Повторяю — в библиотеку! Мы были в хранилище, это разные помещения, — завершил свою речь демон.

— А больше проходов никуда нет? — поинтересовался я.

С некоторых пор к разного рода вместилища знаний я стал воспринимать с осторожностью. В первом я чуть не утонул в информационном хаосе. В хранилище все кончилось мордобоем и подземельем. К сожалению, до сих пор плоды познания оказывались для меня горькими.

— В принципе есть, а что?

— В последнее время я с трудом усваиваю знания, — сказал я, потирая бок, на который приземлился в подземелье.

— Но путь через библиотеку — кратчайший до Тронного зала, — молвил Локи.

— Ты его помнишь?

— Да и еще раз да.

— А через столовую пути туда нет? — Наконец понял я, что еще меня тревожит.

— Ты что, хочешь есть? — удивился Локи.

— Вроде бы.

— А ты уверен, что тебе это необходимо?

— Если честно, то неуверен. Но от старой привычки трудно отказаться, — задумчиво произнес я.

— Пиры — это чертовски привлекательно. Люблю порезвиться...

— Тебе-то зачем?

— Ну... красиво. Иногда хочется развлечься, ощутить вкус блюд. Хотя, конечно, практическая необходимость равна нулю. Для меня единственная от них польза — общение, — пояснил он.

— Придется идти в библиотеку, — грустно резюмировал я.

На мгновение я вспомнил крысиный лаз в подземелье и решил, прежде чем покидать это хрустальное царство, попробовать закрыть зеркальную анфиладу. Пройдя через зал к звезде, я встал в центр. Все повторилось: снова контур звезды стал ярче, возник мощный ток энергии и появилась светящиеся полусфера, опиравшаяся на кольцо вокруг звезды. Теперь, уже осознанно, я представил, что торцевые коридоры бесконечных отражений закрыты зеркалами. Опять сфера вытянулась и словно ударила сразу в оба зеркала. Они засветились, вздрогнули и повернулись на девяносто градусов. Сфера приняла прежний вид. Вместо бесконечного коридора в зеркалах, как и прежде, отражались лестницы. Представив, что сфера гаснет, я ощутил уменьшение потока энергии, через мгновение сфера пропала. Я стоял в звезде, контур которой обозначала красная линия. Теперь у меня было ясное представление о том, как открыть переход.

— Ты что сделал? — живо заинтересовался демон.

— Прикрыл дверь на улицу.

— А как?

— Сам не могу понять, — соврал я.

— Странно...

— Так где же дверь в библиотеку? — вернулся я к прежней теме.

— На седьмом этаже, справа, если стоять спиной к лестнице.

— Мы на седьмом.

— Тогда ищи дверную ручку.

— Что? — не понял я, начав уже привыкать к различного рода чудесам.

— Прямо на зеркале должна быть дверная ручка.

Действительно, справа я обнаружил дверную ручку. Довольно элегантную, круглой формы, из горного хрусталя. Она торчала прямо на поверхности зеркала.

— Ручка-то есть, а вот двери нет...

— Место сохранилось, хотя зал здорово преобразился... — стал рассуждать Локи, — дверь была обычной...

— Может, это... попробовать...

— Нет уж, не стоит!

— Да нет, жезлом.

— Жезлом, попробуй.

Протянув жезл, я коснулся ручки, потом стекла. Ничего не изменилось.

— Как же она открывалась, — продолжал бубнить демон.

Меня осенило.

— Ты сказал, обычная?

— Ну и что?

— Отлично, — сообразил я.

Взял ручку лапой и попробовал повернуть, она поддалась. Затем потянул на себя, и в зеркальном стекле открылась дверь...

Глава 8.

Библиотека замка

Обычная большая дверь. Как она так точно, без единого стыка, могла подходить к стеклу, закрывалась я не понял, но в Замке встречались и более удивительные вещи.

— До чего красиво! Не хочется уходить, — вздохнул я.

— Будут виды и получше, — продолжал подгонять демон.

— Куда ты все меня подгоняешь?

— Надоело быть половинчатым.

— Ладно, пойдем, — успокоил его я, ступая в темный проем.

В проеме вспыхнул факел, вставленный в держатель из кованого железа. Факел освещал колеблющимся пламенем маленький и короткий коридор. Пламя, без дыма и копоти, покачивающееся от неведомого ветра, бросало неверный свет на стены. Эти стены и арка были сложены из красного старого кирпича. Повеяло древностью. Массивная дверь напротив при неровном свете факела выглядела очень тяжелой. Полукруглый верх, плотно пригнанные доски, бронзовая большая ручка, отверстием для ключа. Цену этим подделкам под старину мы хорошо узнали в мире болот.

— Натуральная, — сказал я, прикрыв дверь и поковыряв стену когтем.

— Твоя страсть к исследованиям меня доконает, — фыркнул Локи.

— Не кипятись...

— Ты теперь еще дверь проверь — что там за ней, может болотце? — не унимался демон.

— И проверю, и после следующей двери проверю, — не ввязываясь в перепалку, ответил я.

— Кошмар! Сколько можно, дверь то обычная!

— Здесь все необычное, — сказал я, протягивая лапу к дверной ручке.

Дверь в Зал тысячи миров со стороны кирпичного коридора была совершенно гладкой, только что не зеркальной. Ручка из горного хрусталя была и тут. Я повернул ее. Она легко поддалась, и дверь открылась. Там ничто не изменилось, лишь луна звездного мира переместилась чуть-чуть вправо, подвинув свою серебряную дорогу. Я аккуратно прикрыл дверь.

— Ну как, никто не стащили? — ехидно осведомился Локи.

— Пока нет.

— Может, пойдем, наконец, дальше?

— Пойдем.

Я направился к дубовой двери, нажал на ручку и потянул — дверь осталась закрытой.

— Здесь никогда не запирали, — задумчиво протянул демон.

— Ты когда был в Замке последний раз?

— Ну, м-м... Давно!

— То-то, — многозначительно произнес я. — Хорошо, что хоть что-то совпадает. Испробуем мой привычный ключ.

В правой лапе мгновенно оказался жезл. Я поднес его к замку. Магические устройства для меня уже стали привычными, но тут замок оказался обычным, механическим. Пришлось попотеть, изучая внутренним зрением механизм замка, — тут мне очень пригодился опыт работы с земной техникой. Наконец я понял, какие пружины нужно отодвинуть, и потянул тяжелый засов. Послышался щелчок, засов освобожденный от фиксаторов, занял новое положение. Я потянул дверь на себя и вошел в библиотеку.

— Снова пойдешь проверять, есть ли Зал тысячи дверей? — с тоской в голосе произнес Локи.

— Естественно.

Демон тяжело вздохнул. Я тем временем прошел короткий коридорчик (факел горел по-прежнему) и выглянул в зеркальную дверь.

— Ну и как?

— Почему ты спрашиваешь, если уверен, что ничего не изменилось? — вопросом на вопрос ответил я.

— Для поддержки разговора, — огрызнулся демон.

— Нет, все так же. Прекрасная долина на месте.

— Тогда пойдем, наконец, в библиотеку!

— Пойдем, — согласился я.

Я прошел в библиотеку, прикрыв за собой обе двери, и оказался в просторном помещении с высоким потолком. Потолок, словно шахматная доска, был разбит на метровые квадраты пересекавшими его толстыми, мореного дуба, балками. Каждый квадрат заполняла четырехгранная пирамида, сделанная из таких же панелей. Ее вершина несколько выступала за плоскость балок, свисая вниз.

Под потолком в центре зала распласталась большая плоская люстра. Люстра держалась на коротких металлических цепях, выполнена под темную бронзу (а может, и действительно из бронзы), потушенные светильники окружали плафоны из цветного стекла. Оценить красоту люстры оказалось трудно, поскольку она лишь слабо поблескивала в рассеянном свете настенных канделябров.

Под люстрой был огромный стол из черного полированного материала. На нем стояли два великолепных канделябра в виде драконов, в каждом по пять свечей. Я направился к столу, что бы посмотреть их поближе. Второе зрение подсказало, что впереди, у меня на пути магический круг. Круг пребывал в пассивном состоянии. Я решил проверить реакцию демона. Результат вышел интереснейший.

— Ты когда-нибудь будешь смотреть под ноги? — зашипел Локи.

— А что? — спросил я, остановившись.

— Посмотри и поймешь!

— Ну, красивый наборный паркет, идеально ровно покрытый лаком.

— А на паркете что? — горячился демон.

Но я уже успел наступить на этот рисунок. Под ногами проявился, слабо засветившись, желтый контур круга. Внутри располагались два равносторонних треугольника, вложенных один в другой. Больше ничего не произошло.

— Ну вот, ничего страшного, — успокоил я демона.

— Ты только свое воображение придержи, — не унимался Локи, — и из круга, пожалуйста, выйди.

— Хорошо, — сказал я, сделав шаг в сторону.

Свечение на полу потускнело и пропало. Остался контур треугольников в круге. Обычный рисунок из дерева разных пород. Я осторожно поставил ногу в круг — рисунок пробудился опять.

— Слушай ты, экспериментатор... — снова начал закипать демон.

— Что ты шумишь, лучше объясни...

— Ну...

— Ты, наверное, просто и сам ничего не знаешь? — спросил я.

— Я не знаю?.. — распалился тот.

— Или тут не был...

— Это подъемник, в галерею комнат для гостей.

— А что же ты так испугался?

— Ты слишком талантлив — и мог сотворить из него что-нибудь еще... — произнес и вдруг осекся Локи.

Неожиданная информация. Я хорошенько запомнил эту фразу. В будущем это будет моей опорой. Видимо, способности у меня были и был шанс научиться очень многому, а вот как раз этого не очень хотелось Локи. Интересно почему? Демон явно сболтнул лишнее и поэтому ничего полезного больше не скажет.

— Для кого комнаты? — спросил я, сделав вид, будто пропустил последнее высказывание демона мимо ушей.

— Когда кого-то приглашают в Замок... — начал он, сделав вид, словно поверил, или, может, на самом деле поверил...

— Тут бывают гости? — бесцеремонно перебил его я, зная, до чего он этого не любит.

— Могут, и жили они в этих комнатах, — закончил он немного ворчливо.

Значит, ход с отвлечением внимания удался. Роль простачка мне показалась удобной. Пусть Локи так думает, легче будет защититься, если конечно, потребуется...

— Куда дальше ведет подъемник? — продолжал расспрашивать я.

— Сквозь коридор перед комнатами для гостей в библиотеку. Вообще-то, таких подъемников два, — пояснил Локи.

— И как им пользоваться?

— Нужно встать в середину треугольника и повернуть так, чтобы они образовали шестиконечную звезду.

— И что будет?

— Окажешься на другом этаже. Из библиотеки в коридор, из коридора, соответственно, в библиотеку, — разъяснил демон.

— Другим способом пройти нельзя?

— Можно, по лестницам.

Подойдя к столу, я понял, как он велик. На полированной поверхности стояли привлекшие мое внимание канделябры. Осмотрев ближний, я понял, насколько он великолепен. Удивительно элегантный дракон с пятью головами держал подставки для свечей, опираясь на длинный хвост и задние лапы. Звери, казалось, вот-вот взмахнут крыльями и улетят, — столь тонко была выполнена работа. Это мне снова напомнило двери из прихожей в картинную галерею... Я заглянул в подсвечник: ничего, кроме магических свечей и клейма создателя канделябров, в них не обнаружил. Вокруг стола стояли девять стульев с высокими спинками — один во главе, по четыре с каждого бока.

Слева среднюю часть стены занимал огромный камин из темного камня. В его зев легко въехал бы легковой автомобиль. Топку прикрывал сложнейший витраж из прозрачного цветного стекла, который при необходимости мог убираться вниз. По боковым опорам камина спускался вниз резной орнамент. На каминной полке метровой ширины разместились два канделябра в виде драконов и открытая книга. Над ней зеркало в тяжелой бронзовой раме и по бокам тусклые серые экраны.

Прямо перед камином стояли четыре глубоких кожаных кресла и два столика. Каждый из них украшал светильник с зеленым стеклом.

Повернувшись от ниши к противоположной стене, я увидел книжные шкафы и три канделябра.

— Хватит, — прервал я свой осмотр.

— Что такое? — оживился демон.

— Тут не только книги! — радостно сообщил я.

— А что еще?

— Бутылки.

Примерно треть стены занимал нормальный, довольно большой бар. Его передняя стенка была такая же, как в книжных шкафах, только вместо корешков поблескивали бутылки. Мелькнули и знакомые этикетки. Задняя стенка бара терялась в темноте. Снова прибегнув ко второму зрению, я в глубине наткнулся на нечто знакомое! Зеленый лифт! Но мне удалось сдержать возглас удивления. Я вспомнил кабинет, где потайная дверь так и не открылась. Похоже, вход в тот же лифт был и отсюда. «Очень удобно», — мелькнула мысль...

— И что ты их столько времени изучаешь? — спросил демон.

— Выпить хочется! — брякнул я.

— Да?!

— А еще думаю...

— О закуске?

— Нет. Скорее о том, сколько сортов спиртного изобрели до людей...

— Много. Кстати, не только спиртного! — ехидно отметил Локи.

— Красивый камин. Наверное, и он тоже был до людей, — задумчиво произнес я, направляясь к креслам.

— Ты будешь смотреть под ноги или нет! — зашипел демон.

— Ах, ты об этом, — разочарованно протянул я, прошлепав нарочно именно по второму треугольнику, после чего тот засветился, погаснув через мгновение, когда я его покинул.

Добравшись до ближайшего к бару кресла, я сел. Оно оказалось удобным. Ночник на столике рядом с креслом засветился. На мгновение я переключился на второе зрение... Комната оказалась насквозь пропитана магией и мощнейшими энергетическими каналами. Все это спало, следовательно, было практически невидимо, и только лишь угадывалось даже вторым зрением. Так что предупреждение демона и его нервозность можно было понять. Входя в библиотеку, мне следовало бы осмотреться внимательнее. Хотя — откуда-то извне — пришла мысль, что тут безопасно, и я с ней согласился. Устроившись поудобнее, я протянул ноги к камину, хотя он был черен и пуст.

— Эх, затопить бы!

— Помечтай, — язвительно протянул демон.

— А почему бы и нет?

— Кто ты такой?

— Человек. Ян.

— Кто ты для Замка? — спросил Локи и сам ответил: — Нахал, сломавший ворота, и все.

— Даже не гость?

— Гости не бьют в морду дежурному по книгохранилищу...

— А почему так получилось? — не выдержал я.

— Почему?

— Кто-то нахамил и одну книгу попросил, — напомнил я Локи.

— Что-то не припомню...

— После этого все и вышло, — перебил его я.

— Я никого не трогал, — стал оправдываться демон.

— Вот только болтал много!

— А собственно, почему ты расселся? — перешел в нападение Локи.

— Что же мне делать?

— Идти дальше.

— Нет уж! Передохнем! — резко возразил я.

Внимательно посмотрев в камин, я представил несколько громадных горящих поленьев. Темнота сгустилась, затем вспыхнуло пламя, и через десять-пятнадцать секунд в камине весело трещал огонь. От огня потянуло теплом, даже слишком сильно. Я вспомнил об экране, что прикрывал зев камина. Витраж из прозрачного цветного стекла немного выдвинулся, вся комната озарилась веселыми бликами. Я уютнее устроился в кресле, комната мне нравилась все больше и больше.

— М-м-да, — выдавил Локи.

— Не мешай, — прервал его я.

— Интересно, очень интересно, кто же ты такой? — не унимался демон.

Эти его слова снова напомнили мне мир болот. Ливнем хлынули воспоминания. Обрывки образов неслись перед глазами...

Я плюхнулся в болотную жижу. Хорошо, что удержался на ногах. Теперь тепло и сыро... Впереди, насколько хватало глаз, простиралась болотистая равнина с редкими выступающими кочками. Отвратная видимость. Равнина плавно растворялась в тумане. Трясину покрывал мох. Под моим весом он прогнулся. Я оказался по щиколотку в болотной жиже. Ноги очень медленно погружались...

— Ты что, спишь? — вывел меня из тумана голос демона.

Снова болото. Мои ноги опять уходят в мох. Плесень и мох покрывают весь шест, свисают лохмотьями. Заморосил мелкий дождь... Чтобы легче было идти по болоту, надо на что-нибудь опираться. Кошмар продолжался. Я бежал, разбрызгивая болотную жижу, дождь все не кончался. Холодно.

— Очень холодно, — бормотал я.

— Да очнись ты! — дошел голос Локи.

— Выпить бы чего-нибудь. Что-то мне холодно, — сказал я, поеживаясь.

— Размечтался!

— Горячего и спиртного, пожалуйста.

— Ну, ты, Ян, и нахал, — процедил Локи.

— А что?

— Сейчас нас, то есть тебя, вышвырнут вон, — резюмировал демон.

— Почему?

— Такое могли позволить себе только званные гости хозяина Замка или он сам.

Тем временем рядом со мной о столик что-то звякнуло. Это был прекраснейший кубок резного хрусталя с толстыми стенками. В нем искрилась какая-то темная жидкость.

— Спасибо, — сказал я в воздух.

Кубок оказался в меру горячий, жидкость весьма ароматная. Смесь запахов была мне незнакома, но вкус очень крепкого напитка понравился. Я ощутил тепло, растекшееся по всему телу. Было очень-очень уютно сидеть и потягивать ароматную жидкость. Взгляд переместился с камина на шкафы с книгами в нише. Вид из окна добавил бы приятных ощущений, подумал я. Невольно мое подсознание углубилось в устройство стены. Она могла перемещаться... Жезл легко скользнул в левую, свободную лапу (правая была занята кубком), и я его направил на шкафы, попутно представил себе, как вся стена спустилась в углубление пола.

— Ты что, опять порушить что-то хочешь? — забеспокоился демон.

— Просто открываю окно...

Совершенно бесшумно, вся стена ушла вниз. Я отпустил жезл, тот послушно исчез. Эту картину я уже однажды видел. Мне казалось, что прошло много времени, а тут лишь стали чуть длиннее тени, да и то самую малость. Долина плавно уходила вверх. Обрамленная лесом, она, замысловато петляя, терялась среди гор. Взгляд поднялся по ней, повторяя ее изгибы, к горной гряде. Леса, меняя окраску, переходили в долины и пустоши. Снега и броня ледников укрывали покой горных исполинов, лишь отблески вечернего солнца достигали багровыми всполохами искрящиеся ледяные доспехи. А выше — только звезды.

— Занятно, тут вечер, там ночь, — заметил я философски, отхлебнув из кубка.

— Не зря говорят, что Замок существует во многих мирах одновременно... — ответил Локи.

Еще немного отпив из кубка, я прислушался к своим ощущениям. Алкогольного опьянения не отметил. Видно, в моем теле так же произошли некоторые изменения. Ощущение холода прошло. В камине весело потрескивали дрова. Я поставил кубок на стол и явственно ощутил вопрос: «Еще?».

— Нет, благодарю, — непроизвольно ответил я.

— Ну и ну. — У Локи прорезался дар речи.

— Это ты о чем? — не понял я.

Тем временем кубок, мелодично звякнув, растаял в воздухе. Здесь определенно было очень уютно.

— Обо всем, — прервал мои размышления демон.

— Ну и что? — не понял я.

— Тебе ответили, перед тобой расшаркиваются который раз... Ты дурак или прикидываешься? — спросил демон сам себя уже совсем тихо.

— Это случайное совпадение, — промурлыкал я, блаженно потягиваясь в кресле.

Комната, канделябры и большой стол с погашенными светильниками отражались в каминном зеркале. Затем на глаза, словно случайно, попалась книга на каминной полке. Если она раскрыта, наверное, можно взглянуть... Мне представилось, как том движется к креслу.

Книга закрылась, подплыла и опустился мне на колени. Я раскрыл. Парадокс был в том, что мне, похоже, предназначалась лишь эта страница. Весь том был похож на кусок мрамора. Будто его вырезали из камня уже раскрытым. Но разве не я же сам это сделал? На правом «листе» я прочел:

Пришел достойный претендент.

Он станет властелином Замка.

Дальше было мелко приписано: «А если не захочет — сделаем!». Книга захлопнулась, обдав меня облаком пыли. На обложке я увидел: «История Замка тысячи миров». Тут меня настигла еще одна мысль: никогда раньше я не видел подобных рун, но легко понял надпись. У меня появилось ощущение — если смысл есть, его можно уловить в любой письменности. Книга неторопливо проплыла на свое место и улеглась рядом с канделябром.

— Ты хочешь сказать, выпивку тебе везде подают? — продолжал ворчать демон.

Похоже, что Локи не видел, как я читал книгу. Кто-то очень хотел, что бы я один знал, о чем там написано. Интересно, заметил ли демон?

— Кажется, я вздремнул. Ничего не изменилось? — спросил я, потягиваясь в очередной раз.

— Выпивку тебе везде подают? — повторил вопрос Локи, подтвердив полное неведение относительно последнего события.

— А тебе завидно?

— Да! — честно ответил демон.

— Теперь могу двигаться дальше.

— Да уж, пожалуйста... — проворчал Локи.

— Не ворчи, иначе мне еще захочется принять душ и поспать!

Локи даже поперхнулся, издав некий невоспроизводимый звук. Я окинул библиотеку взглядом (мне тут очень понравилось), мысленно сказал «спасибо».

— Нехорошо так оставлять, — произнес я, посмотрев в камин.

— Что оставлять? — не понял Локи.

— Огонь без присмотра! — сказал я и посмотрел на перстень.

Поленья в камине словно поняли, что от них требуется и мгновенно прогорели, угли подернулись пеплом и остыли.

— Закроем окно...

Жезл оказался в правой лапе, и, повинуясь моей воле, стена поднялась на место.

— Теперь хорошо, — молвил я, — еще дверь.

— Что, опять проверять пойдешь? — с тоской в голосе заныл демон.

— Нет, просто запру.

Я встал из столь уютного кресла, послышался двойной щелчок в замке двери в кирпичный коридор.

— Что, и это совпадение? — не унимался демон.

— Я ничего не делал.

— Ты уверен?

— Если ты не уймешься, я сяду спать прямо в кресле! — не выдержал я приставаний с вопросами.

— Умолкаю, — сдался Локи.

— Куда идти?

— Мне кажется, в любую из дверей в нише, других здесь все равно нет.

Покидать столь уютное место не хотелось, но в глубине души что-то говорило, что мне предстоит вернуться сюда еще не раз, может, даже в качестве... Я отогнал наглую мысль, прошел через библиотеку и вошел в нишу, оказавшись перед левой дверью.

— Что нас там ждет... — задумчиво произнес я.

— Просто галерея, — спокойно пояснил Локи.

— Надеюсь, не та, что перед хранилищем?

— Да нет, другая. Открывай.

Попытавшись вторым зрением проверить дверь, я ничего интересного не обнаружил. Просто толстая, двухстворчатая дверь без замка, и за ней лестница, причем дверь открывалась в любую сторону. Я толкнул створки вперед, они легко поддались. Выйдя на площадку и еще придерживая дверь, я обернулся — свет в библиотеке медленно тускнел, лишь пара светильников по углам горели вполсилы.

— А теперь закрой и проверь, — ехидно заметил демон, к нему возвратилось его обычное расположение духа.

— Что ты ехидничаешь? Вдруг она пропадет? — сказал я, отпуская дверь.

— Не пропадет! Здесь же библиотека!

— Не аргумент, — возразил я, но проверять не пошел.

Через такую дверь я все довольно сносно видел и не входя. Библиотека оставалась на месте. В ней все осталось без изменений.

Глава 9.

Путь к могуществу

Лестница в галерею имела три пролета. Спустившись по ней, я обнаружил, что оказался на площадке, откуда ступени спускаются еще одним широким маршем. Преодолев его, я оказался на громадной колоннаде. Выход из библиотеки располагался примерно посредине этого сооружения.

Я вышел на середину. Вся библиотека уместилась между двумя колоннами. Верх колонн образовывал стрельчатые готические арки — как над коридором, так и в боковых проемах. Под потолком каждую колонну обвивали лепные изображения незнакомых мне тварей. То здесь, то там поблескивали под потолком громадные рубины глаз. Если долго смотреть на них, казалось, твари корчат злобные рожи и готовы броситься вниз.

— Тебе знакома эта живность? — спросил я демона, кивнув под потолок.

— Не смотри туда, — зашипел Локи еле слышно.

— Почему?

— Если долго на них смотреть, вдохнешь жизнь!

— Но это если долго...

— Тебе для этого нужно меньше, гораздо меньше времени, — прошептал Локи.

— И тогда придется сражаться?

— Да. Но ни я, ни ты не в состоянии совладать с этой крылатой стражей...

— Они убьют меня?

— Нет, хуже... Скорее всего, унесут в свой мир...

— Для чего? — удивился я.

— Я расскажу лишь легенду...

— Ты сам не веришь в нее? — удивился я.

— Просто подтвердить ее некому.

— Рассказывай.

— Что ж, слушай. Когда-то, так давно, что даже стены Замка уже не помнят, когда произошло это событие, случилось вот что... — начал Локи.

Властелин Замка оказался из-за превратностей судьбы или по доброй воле в одном очень суровом мире. Там жили удивительно могучие существа. Сила и вид их произвели впечатление даже на хозяина. Мало того, их разум был достаточно совершенен и изощрен. Вот только они использовали его для уничтожения себе подобных. Правда, силы мироздания выкинули с ними один фокус. Твари были практически бессмертны. Жили они так долго, что трудно даже вообразить. Иногда одна — другая исчезала куда-то, появлялись на свет новые, и ровно столько же. Механизм всего этого мне неизвестен. Ценный материал, и души не пропадали, да вот только круг замкнулся. «Почти как на Земле, только сохраняются по-другому» — подумал я. Сила жизни и мощность регенерации тканей в них была так велика, что все эти вечные битвы были бессмысленны в квадрате. За уйму времени ни одно из разных объединений монстров не продвинулось к победе ни на шаг. Да и для чего им эта победа? Словом, идиотизм в высшем смысле. Но злые языки болтают, хозяин Замка был со странностями. Не знаю, какая из причин — почти уничтоженный мир с истощенной магией (ведь ничего не создавалось, только рушилось) или судьба этих существ... Только властелин Замка сумел как-то приоткрыть и показать им краешек мироздания. Что было дальше и как, об этом легенда умалчивает. Только говорят, они сделали эти скульптуры в память о той истории и установили тут. Теперь они охраняют покой Замка и Тронный зал. Если их разбудить, то они придут через века и миры...

— И чем это грозит?

— Властелина Замка здесь нет, и как они поведут себя, если... — многозначительно произнес Локи.

— Если...

— Если вдруг они окажутся здесь... — тихо закончил Локи.

Я еще раз мельком глянул под потолок: полумрак, словно скрывал детали, мне показалось, что он стал гуще чем мгновение назад.

Колоннада уходила в обе стороны и заканчивалась дверями. Наружная стена (правда, где тут наружное, а что внутреннее, точно сказать было нельзя) напротив библиотеки, оказалась застеклена. Огромные стрельчатые окна выходили на уже знакомый горный пейзаж.

Отблески закатного солнца бросали неровный свет на плиты пола, да изредка торчали из держателей на колоннах факелы. На освещение галереи явно поскупились. В одном конце солнце немного проникало в галерею, и его косые закатные лучи озаряли колоннаду оранжево-красным светом.

— Сколько тут длится закат? — спросил я демона.

— Столько, сколько нужно.

— Не понял?

— Было предсказано: «Новый владелец придет на закате», вот он и длиться.

— Кх... — поперхнулся я.

— Почему это тебя взволновало? — не понял Локи.

— Да так. — Я уже ко всему начал привыкать, но вечный закат был в новинку.

— Нам направо, — невинно произнес демон.

— Почему?

— Там Тронный зал, — пояснил Локи.

Я пытался разобраться в своих ощущениях. В галерее пахло смертью... Прежде чем двигаться дальше, я должен был расспросить демона.

— Как много претендентов побывало в Замке?

— Зачем тебе это? — насторожился Локи.

— Интересно! Да ты просто не знаешь?! — применил я испытанный прием.

— Я не знаю?

— Не я же...

— Много разных существ пыталось овладеть троном. Со временем поток героев иссяк. Ни один смельчак не вернулся отсюда. Минуло несколько веков, прежде чем в Замок пришел ты.

— И все ломали ворота?

— Зачем же? Это ты отличился! В Замок можно попасть разными путями...

— Например, через подземелье? — спросил я.

— Ты что! Мое племя там слепнет! Да и вообще, я не знаю кто в состоянии там свободно ориентироваться. Хотя, может кто-то и пытался, — спокойно пояснил демон.

Сложилось впечатление, будто он уже успел позабыть ужас, который на него напал при спуске туда, следовательно, можно было расспросить подробнее.

— Выходит, они как-то договаривались со стражей... — начал я.

— Что ты, какое договаривались! — перебил Локи.

— Значит, есть еще выходы? — гнул свою линию я.

— Конечно, зеленый ад начинается отсюда, прямо в этом коридоре, по левой стороне, в другом конце, если идти от Тронного зала. А вот как мы вывалились к джиннам, не понимаю. Там вообще тупик! — категорично закончил он.

— Один — понятно, где еще?

— Для чего тебе это? — удивился Локи, и добавил: — Впрочем, все равно. Я-то знаю другой ход. Только как объяснить, где он?

— И него нет стражи? — поразился я, сделав вид, что пояснение демона меня удовлетворило.

— Да, в галерее и так неплохая стража.

Я снова посмотрел вверх — тьма под потолком стала еще гуще. Мне показалось, что глаза скульптур стали чуть ярче. Но странно: ужаса перед ними не возникло.

— Не смотри туда! — закричал демон.

— Да, конечно, — сказал я.

— Тут и так хватает проблем, а ты еще этих призовешь!

— Мы остановились на героях, пытавшихся проникнуть в Замок, — вежливо напомнил я.

— И способах, — дополнил Локи.

— Да, и о способах. Неужели нельзя попасть в Тронный зал, минуя эту галерею? — снова вернулся я к началу этой беседы.

— Нет. В Тронный зал можно попасть, только пройдя всю колоннаду. Врата в ее конце и есть вход в Тронного зал.

— Так было всегда?

— Наверное, нет. Но сейчас Тронный зал запечатан.

— Но где же все те, кто пытался попасть туда? — не отставал я.

— Думаю, мы кое-кого увидим по пути...

— Не понял. Они что, живы? — переспросил я, решив, что демон все время что-то недоговаривает.

— Ну, это как сказать, — заюлил тот.

— Говори!

— Я... не помню... — промямлил он.

Он явно что-то не договаривал, только в какой мере? Помниться, ему не нравилось, когда я смотрел на камень... Уже прошло время, сила моя несколько возросла, попробуем заглянуть. Я поднял руку с перстнем, посмотрел в камень, держа его на свет. Камень был черен и бездонен, как омут. Я попытался просветлить его, разогнать черноту и добраться до содержимого...

— Не надо! Не смей! Я личность... — завопил Локи.

— Да что вы говорите? А врать и юлить зачем?

— Все, все скажу, что помню, — плаксиво запричитал он.

«Безнадежно», — подумал я. Но избавиться от него смогу, похоже, только в зале, когда он объединится в единое целое.

— Так. Не юлить. Четко отвечать на вопрос, согласен?

— Да, — уже спокойнее ответил Локи.

— Ты был здесь?

— Да.

— Как ты попал в Тронный зал?

— Прицепился пылинкой к одному типу и прошел с ним по коридору.

— А дверь?

— Пролетел под нее.

— Где этот тип?

— Не знаю...

Мне послышалось яростное рычание, где-то там в конце коридора.

— Есть ли препятствия в коридоре? — продолжал спрашивать я.

— Не знаю.

Ясно, что о судьбе своего носителя он соврал, а вот тема препятствий в коридоре была очень актуальна, хотелось узнать более подробно, и я подумал: «А если нагреть камень в перстне...»

— Не надо... — завопил Локи и вывел меня из задумчивости.

Похоже, он действительно ничего не видел. Мне оставалось положиться на себя и решать головоломки, предназначенные для претендента на трон, самому, так как из Локи ничего полезного больше вытянуть не удалось... Тут я вспомнил еще одно: иногда мне не давали вернуться назад. Интересно, есть ли у меня здесь свобода передвижения? Проблема носила чисто философский характер. Похоже, я уже внутренне решил направиться к Тронному залу, но тяга к экспериментам была в крови...

— Ладно, успокойся, — сказал я Локи, отводя взгляд. — А если я вернусь?

— Для начала обернись к арке, — произнес он мрачно.

Я посмотрел на арку: проход в библиотеку исчез. Просто ровная стена. Ответ на мой философский вопрос был частично получен.

— Но я могу пойти налево, — продолжил я развивать свой эксперимент.

— Ты серьезно?

— А что?

— Как же титул и власть над Замком?! — не понял демон такого шага.

— Особой страсти к титулам у меня нет, — произнес я и задумался.

Вспомнилось пророчество на воротах Замка:

Если с вопросом пришел, то стучи.

Сражаться явился — прочь уходи.

Коль друг, то стражу скажи.

Хозяином стать на пустующим троне — войди!

Я выбрал тогда последнюю строку. Интересно почему? Но действовал вроде бы добровольно. Вышиб ворота... Мне стало стыдно.

Тут я вспомнил томящегося стража — ведь обещал же помочь, и дело не только в обещании: он мне был симпатичен. Да и этому проходимцу тоже обещал помочь. Созревшее решение немного подождет, а эксперимент необходимо довести до логического конца.

— Пойду я отсюда, — спокойно и равнодушно проговорил я, поворачивая в сторону от Тронного зала.

— Определенно псих... — вздохнул Локи.

Завершить свою речь он не успел. Путь влево перегородила огромная решетка, упавшая неизвестно откуда. Ее острые колья, словно в масло, вошли в плиты пола и замерли. Решетка слабо светилась зеленым; я узнал этот свет. Сразу вспомнились зеленое царство, лифт, дверь крысиной норы, разбившаяся о камни...

— Намек понял! — сказал я и рассмеялся.

— Ты что, сошел с ума? — холодно спросил демон.

Во мне проснулось едва уловимое воспоминание. Я почувствовал, что должен пройти этим путем не только ради данных обещаний, но и ради себя самого. Подойдя к решетке, я протянул к ней лапу и сжал прут, — они были одного цвета. В подземельях и Замке я уже давно не пользовался перчаткой — там она не нужна. Стержень оказался очень прочен, но какое-то знание — не из тех ли, которые я подобрал в информационном хаосе? — да еще накопившаяся сила помогли справиться. Я словно слился с его сутью и почувствовал, что решетка своими корнями уходит в основу Замка, зеленое царство. Обозримые мощь и сила Замка оказались воистину огромны... Я, наверное, сделал шаг, не типичный для рвущегося к власти нахала, — попросил знание, помощи и силы. Именно попросил.

Мне ответили — я почувствовал, — мне ответили древние силы. Ответ нес примерно следующий смысл: знание еще преждевременно, но время придет, помощи — не жди, но силы — бери сколько сможешь, пей из источника! Я удивился: а если возьму слишком много? Снова пришел ответ: больше, чем сможешь использовать, не возьмешь, с лишним не справишься.

Выпустив прут, я подумал о жезле. Он почувствовал это и скользнул прямо мне в лапы. Не особенно выбирая, я ткнул жезлом в ближайшее перекрестие, светящейся зеленым решетки. Мгновение спустя я ощутил, будто пью из холодного источника в жаркий день. Я стал жадно поглощать силу, становясь словно родственником, частью зеленого подземелья. Решетка потускнела. Послышался вздох удивления, донесшегося из глубин Замка, и зеленое сияние вспыхнуло с новой силой. Теперь я стоял в сияющем пламени факела, бьющего прямо из плит пола. Уже имея небольшой опыт общения с подобными силами, я внимательно следил за тем, не начинает ли растекаться моя сущность. Как только наметились первые признаки этого процесса, я разорвал контакт. С последними каплями иссякшего источника донесся прощальный совет: «Когда дойдешь до цели, коснись жезла на троне своим. Больше тебе от него ничего не нужно, но возьми пояс, остальное потом...»

Решетка растаяла, трещины в плитах пола затянулись. Коридор был прежним. Лишь тьма под потолком стала еще гуще.

— Разрешают сбежать? — услышал я Локи.

— Нет, я иду, — поднимая жезл вверх, произнес я. «Не забудь... жезл и пояс...» — пронеслось в мозгу.

— Ты вообще как? — вдруг спросит демон.

— А почему ты спрашиваешь?

— Понимаешь ли, когда ты вцепился в решетку, она сначала померкла, а затем засветилась еще ярче, тебя охватило пламя. Мне показалось, поход окончен.

— Какое было пламя?

— Обычное, может чуть отливало зеленью...

— Ладно, пойдем, — произнес я. Сообщить что-либо полезное Локи скорее всего уже не мог.

Повернувшись к Тронному залу, я сделал шаг вперед. По галерее пронесся порыв ветра. Пламя редких факелов вздрогнуло и колыхнулось, мне показалось, что оно вот-вот погаснет (если это возможно с магическими факелами), но факелы вспыхнули с новой силой.

Я услышал музыку. Ее чарующие звуки манили к себе, лишая возможности повернуть назад. Остановившись, я прислушался. Звучавший инструмент напомнил орган.

— Мы пропали, меня удерживает только камень, — прервал мое размышление Локи.

— От чего удерживает?

— Ни один демон не может противостоять этому чарующему звучанию, он подчиниться и пойдет за ним куда угодно, — грустно произнес Локи.

— Если он попытается вернуться, музыка потащит его назад к воротам?

— Увы, да.

— Постой, но тот, кто попал под ее власть сам стремился к Тронному залу...

— Конечно, но испытания не дадут ему отдыхать, а отступить и перевести дух он не сможет, — разъяснил демон.

«Коварная штучка», — подумал я. Но я то не демон. Очарование музыки пропало. Решив блюсти видимость покорности, я немного продвинулся вперед, мелодия все продолжалась и продолжалась, маня за собой. Казалось, что музыка звучит отовсюду, но главная партия звала к воротам. Я пошёл на этот зов.

Пока я беседовал с пленником кольца и слушал музыку, в галерее что-то изменилось... Мне показалось, что под следующей аркой кто-то стоял.

Глава 10.

Претенденты на трон

Под аркой темнела фигура. Определить с ходу, кто это, я не смог...

— Локи, справа кто-то есть?

— Да, статуя рыцаря...

— Просто статуя...

— Ты что, забыл, где находишься? — заворчал демон. — Следи за ней...

Я медленно шел вперед, сжав в правой лапе жезл. Не доходя примерно четверти пролета до опоры боковой арки, я смог спокойно обозреть следующую картину.

Посредине пролета стояла громадная фигура в доспехах. Она опиралась на здоровенную, шипастую булаву. Шлем мне показался странноватым, но, так как забрало было открыто, недоумение мое тотчас разрешилось — оттуда выглядывала львиная морда. Сохранились мельчайшие детали, каждая шерстинка, даже окраска — словно существо застыло мгновение назад. Непроизвольно включилось второе зрение... В статуе имелось что-то знакомое, нет, не во внешности, в чем-то ином. Рыцарь напомнил художника, которого я, рассердившись, взял и заморозил.

— Я, кажется, знаю, куда делись те, кто дошел до галереи в Тронный зал, — сказал я демону.

— Ну и где же они?

— Для глобальных выводов рановато, но один стоит вон там, под аркой!

— Это же статуя. Может быть, очень точная, но статуя!? — удивился Локи.

— Нет, это герой. Правда, слегка окаменевший.

— Значит, идти можно? — обрадовался Локи.

— Только осторожно... — фыркнул я.

Я оказался прав, и, как только пересек невидимую границу арки, под которой стоял рыцарь, фигура ожила и двинулась мне на встречу. Рыцарь перемещался медленно — сказывалась многовековая неподвижность. Он поднял булаву. Уже представляя, к чему идет дело, я вызвал меч и кинулся к рыцарю со всей прытью, на которую был способен. Лезвие отсекло рукоять булавы у самой руки рыцаря. Рыцарь на мгновение замер. Затем бросил остаток рукояти и достал длинный меч. Я подумал, что не очень ловок в этом деле и попятился, совершенно забыв про все свойства меча, поскольку с настоящим рыцарем в доспехах встречался впервые. Скорее всего, подвижность вернулась к рыцарю еще не полностью, так как он наступал медленно, держа клинок перед собой.

Музыка заиграла громче. Но тут я, отступая, поравнялся с колонной! Рыцарь остановился. У меня отлегло от сердце, такая ситуация не была предусмотрена. Теперь я обратил внимание на то, что рыцаря питал энергией постамент. Видимо, когда очередной претендент пересекал некую черту, статуя пробуждалась.

— Эксперимент, — сказал я вслух.

— Ты что, нашел время... — возмутился Локи.

— Замолкни.

Потянувшись мысленным взором к постаменту, я попытался чуть перекрыть поток энергии. Рыцарь начал отступать.

— Отлично, — обрадовался я.

— Что же тут такого отличного? — мрачно спросил Локи.

— А то, что если чуть перекрыть поток энергии, то статуя...

— Значит можно не сражаться?

— Получается, что можно.

— Так, заморозь его!

— Нет, постой, — притормозил я, торопливого демона.

— Что еще?

— Попробую немного его порасспрашивать.

— Чего-чего?!

Внимательно присмотревшись к рыцарю, я заметил, что тот полностью оттаял, но явно пребывал в нерешительности. Видимо, такой вариант сражения был для него в новинку; выйти из отведенной зоны стражник не мог, вернуться на постамент и уснуть — тоже. Теперь рыцарь замер, не зная, что делать. Я решил использовать ситуацию и расспросить воина.

— Приветствую тебя, сэр рыцарь, — обратился я к нему, сопровождая речь мысленными образами.

Хоть что-то должно было достичь его "я" — замороженный художник и то отвечал. Наконец львиная морда кивнула.

— Ты должен убить любого, кто попытается тут пройти?

Морда кивнула еще раз.

— А если тебя победят?

До меня долетели образы, рисующие следующую картину. Если рыцарь побеждал пришедшего претендента, то тело исчезало из галереи. В противном случае статуя рыцаря возвращалась на прежнее место, а претендент шел к следующему стражу, где его ждал новый поединок.

— Сколько же их тут? — вырвалось у меня.

— Кого? — не понял Локи.

— Желавших захватить трон.

— Ты хочешь сказать, что все герои стоят тут и охраняют Тронный зал?!

— Да.

— Как давно на этом постаменте рыцарь? — участливо спросил демон.

— Попробую узнать...

Но из этого ничего не вышло. Видимо, личность рыцаря оттаяла не полностью, восстановились только боевые рефлексы. Остальная ее часть, как и прежде, оставалась недоступна. Пришлось оставить эту затею.

— Заморожено намертво, — доложил я.

— Что, все содержимое? — усомнился демон.

— Все, что не относиться к боевому искусству.

— Следовательно, никаких сведений получить не удастся?

— Да. Теперь это просто нечто вроде машины для защиты коридора.

— Но если заморожены все претенденты, нас ожидает целая армия! Сомневаюсь, что тут можно пробиться, — произнес и тяжело вздохнул демон.

— Но коридор не очень велик... — возразил я.

— Хочешь сказать, что тут еще не все?

— Попробую выяснить, куда отправляли побежденных, их дальнейшую судьбу. Конечно, если это сохранилось в его заледенелых мозгах, — в тон догадке произнес я.

Рыцарь продолжал стоять на том же месте, даже не сменив позу. Я попытался снова обратиться к нему, вкручивая, словно штопор, образ вопроса в его заледенелое "я". Как ни странно, но на это он смог ответить, примерно следующим образом. Если претендент был очень силен (критерий определения этого ему неизвестен), то рыцарь просто наблюдал, как тот проходит мимо. Что происходило дальше, он не знал. Если определялось, что претендент слабее имеющихся статуй, то его замораживали и отправляли в хранилище. Я пересказал это демону.

— Значит, остальные... на складе... — охнул Локи.

— Получается, что да.

— Попробуй узнать, где склад.

— Зачем?

— Ну, все-таки, жалко...

— У тебя есть жалость?! Хорошо попробую...

И снова вопрос проник в холодное, стылое нутро стражника. На этот раз добиться ответа было труднее: видимо, я подошел к границе его способностей. Формулируя разные образы все с тем же вопросом, наконец я получил четкий и простой ответ: «В следующей арке».

— Совсем рядом — одна арка пути, — доложил я демону.

— Значит, где-то должно быть устройство, стряхивающее их туда... — невпопад ответил демон.

— Хочешь сказать, и нас могут туда? — заинтересовался я.

— Почему бы и нет.

— Так, еще один сюрприз...

— Лучше известное препятствие, чем неизвестный подвох, — возразил Локи.

— Пожалуй, да, — согласился я.

— Но как нам обойти этого красавца? — несколько невпопад произнес Локи.

— Может, разморозить получше?

— Это еще зачем?

— Расспросить.

— Судя по тому, как он машет клинком, можешь не успеть...

— Ну, пожалуй, да. Пусть стоит тут дальше.

Последняя фраза, без сомнения, дошла до неподвижного сознания рыцаря, и он содрогнулся. Моя мысль потянулась к постаменту и медленно перекрыла силу, будто завернув водопроводный кран. Рыцарь попятился к возвышению. Затем забрался на него и застыл. Невесть откуда взявшаяся булава снова оказалась у него в руке.

— Сколько он так простоит? — подал голос демон.

— Не знаю...

— Впрочем, если он пробежит вперед, то должен встретиться со следующей статуей, — предположил Локи.

— И что? — не понял я.

— А то, что, попав в зону ее действия, он должен с ней сразиться, так что зоны активности, скорее всего, четко определены, — сделал глубокий вывод Локи.

— Я не уверен. Впрочем...

— Так что, вперед?

— Вперед.

Мне показалось, что, когда мы проходили мимо, голова статуи медленно повернулась, проводив взглядом. Благополучно миновав статую львиного рыцаря, я вышел на линию колонны, ограничивавшей следующую зону. Припомнив слова про склад, я остановился, внутренний взор скользнул по стене — за ней была пустота.

При осмотре пола я обнаружил, что он может опускаться, причем слева на право, по центральной линии арок, имелась некая магическая черта.

— Очень похоже на мышеловку...

— То есть? — отозвался демон.

— Ну, ступаешь на крышку, доходишь до середины, а она откидывается вниз.

— Что же делать?

— Есть идея! — радостно сообщил я.

— Порушить арку? — по-деловому осведомился Локи.

— Нет.

— Неужели ты способен еще на что-нибудь?

— Да.

— И что же?

— Смотри.

При сканировании вторым зрением, крышка мышеловки была хорошо видна. Быстро переключая обычное зрение и магическое и наоборот, я получил достаточно устойчивую картину. Теперь мне нужен был меч в его энергетической ипостаси. Мой верный инструмент изменил свой вид (мне привиделось, что светящиеся полоса отливает зеленью...), но сейчас было не время изучать свойства клинка. Я направил меч в магическую линию разъема, разорвал ее, затем аккуратно проплавил участок метра два длинной. Получилось очень милое крепление подвижной крышки к полу галереи. Я разжал лапу, лезвие сложилось, и рукоять исчезла за поясом.

— Может, и выдержит... — произнес Локи; оптимизма в голосе я не услышал.

— Проварить плиту дальше?

— Даже и не знаю.

Тут я заметил, что линия разъема стала медленно восстанавливаться.

Если так пойдет, то приварить большой участок я просто не успею.

— Разъем восстанавливается, — сказал я.

— Что делать?

— Наверное, бежать...

Я рванул к следующей паре колонн, но, когда достиг центра мышеловки, ее крышка вздрогнула, потянулись липкие щупальца тумана, повеяло могильным холодом. Что-то затрещало, впереди возник уступ (видимо, плиту перекосило). Я собрал все силы и, увертываясь от щупалец, еще быстрее бросился вперед и через мгновение прыгнул на край. Обернувшись, я увидел, как моя сварка на другом краю лопнула и плита в мгновение ока опустилась, образовав очень крутой наклонный спуск в боковой зал уровнем ниже.

Увиденное впечатляло. Часть огромного помещения терялась во мраке. На полу стояло и лежало несметное количество раскрашенных статуй диковинных существ. Целый музей разных скульптур. Кого там только не было! Разобрать в куче сваленных друг на друге статуй, кто есть кто, было трудно, да и расстояние оказалось велико.

— Ну как? Это они? — спросил я у Локи.

— Ничего себе...

— Надо полагать, это недостойные?

— Кто его знает...

— И сколько веков все это тут лежит? — произнес я.

— Вопрос не ко мне. У меня с понятием о временных промежутках туго, — отрезал Локи.

— Бесславный конец...

— Они мертвы, — охнул Локи, — ничего я не чувствую.

— Как сказать...

— То есть?

— Степень закрепления так велика, что их жизнь как бы остановлена...

— Значит, их можно оживить...

— И создать армию! — обрадовался я.

— Забудь эту глупость! — не поддержал меня демон.

— Почему? — не понял я.

— Ты помнишь, кто это? Претенденты на трон Замка. Они, скорее всего, передерутся или нападут на тебя, — изложил свое мнение демон.

— Пожалуй...

До конца я изложить свое мнение не успел. Плита встала на место. Это произошло так быстро, что я ничего не успел сказать. Теперь коридор был прежнем, никаких следов этого странного склада как не бывало. Я оценил еще раз устройство в магическом ключе. Линия разъединения подвижной и неподвижной части была восстановлена полностью. Теперь картина была ясна. Очередной герой, признанный негодным даже для украшения галереи, постепенно замораживался. Но он, считая замедление функций очередным испытанием, медленно брел вперед, достигал линии включения, и процесс завершался. По наклонной плоскости опустившегося пандуса готовая статуя в натуральную величину скатывалась вниз. И через несколько секунд система была готова к приему следующего героя.

— Хорошо, что нас не признали слишком слабыми, — сказал я, глянув туда, где всего несколько секунд назад был этот склад.

— Почему? — как всегда спросил демон.

— Я не уверен, что сумел бы противостоять этой системе и не попался бы, — пояснил я.

Теперь, стоя на линии следующих колонн, я лицезрел очередную статую. Под аркой находился точно такой же рыцарь, как и первый. Его громадная фигура в доспехах, опиралась на здоровую булаву, покрытую шипами. Забрало было открыто так же, как и у первого рыцаря. Из него выглядывала окаменевшая львиная морда.

— Они что, родственники? — спросил я.

— В смысле зеркальные копии? — очень понятно объяснил Локи.

— Что-что...

— Ах, да. Ты же из другого мира. Зеркальная копия — это такое отражение существа, которое создают для определенной цели, — продолжил лекцию демон.

— Например, для украшения входа в музей?

— Ты догадлив.

— А еще?

— Для защиты и нападения.

— Следовательно, это лишь копия?

— Проверь!

Голова рыцаря медленно стала поворачиваться в мою сторону. Присмотревшись к сущности рыцаря, я обнаружил, что она не имеет ничего, кроме двигательной части, которая включалась в первом. Никаких следов разума не было и в помине. Просто механическое устройство для уничтожения. К сожалению, я поздно заметил, что он уже получил заряд энергии. Перекрывать ее было поздно. Еще несколько мгновений, и мой противник оживет. Осталось мало времени. Статуя шагнула с постамента.

— С копией трудно драться... — предупредил демон.

— Ценное предупреждение, — процедил сквозь зубы я.

Сражаться с таким существом мне не хотелось. Я метнул в него жезл. В принципе я мог этого не делать, но это стало ясно после попадания. Последней мыслью, при бросании жезла было: «Жалко добру пропадать». Не долетев несколько метров до рыцаря, жезл замер, из него ударил сноп света прямо в львиную морду. На месте рыцаря образовался светящийся шар. Внутри бушевала буря, но я понял, что это не сражение, а скорее утилизация. Энергетическая основа зеркального воина разрушилась внутри сферы, и через несколько секунд уже переработанная первозданная сила была втянута жезлом. Как ни странно доспехи остались не поврежденными и, лишившись содержимого, с грохотом осыпались на пол, — кучка гремящей скорлупы, это все, что осталось от нападавшего. Теперь арка была пуста. Демон вопреки обычному молчал.

— У тебя нет вопросов? — спросил я, поймав жезл в лапу.

— Как тебе сказать... — промычал Локи.

— Что, система меня недооценила?

— Скорее всего.

— Может, это и к лучшему, — задумчиво сказал я.

— Теперь вроде бы можно пройти и эту арку, — не очень уверенно сказал демон.

— Пожалуй.

Я направился к линии следующих колонн. Не успел я пересечь пустое пространство и начать рассматривать монстра под следующей аркой, как...

— Посмотри назад! — позвал Локи.

Я обернулся и увидел, как постамент, на котором раньше стоял зеркальный воин, окутался туманом. Уже приученный ко всяким неожиданностям, я мгновенно переключился на второе зрение, и ему открылась очень занимательная картина. Под покровом тумана создавался новый зеркальный воин. Не подсмотреть и не поучиться было бы непростительной глупостью. Я тонко, насколько умел настроил свое восприятие и осторожно просочился в процесс, постаравшись вникнуть в суть. Моего старого багажа знаний вполне хватило для того, чтобы схватить суть процесса синтеза. Теперь я умел и еще кое-что. Формирование дубля закончилось, туман рассеялся, и теперь постамент украшал новый воин. Идея и метод мне очень понравились. Правда, я нашел и недостатки — большие энергозатраты и низкую скорость процесса.

— Ты что застыл? — оторвал меня от созерцания Локи.

— Пытаюсь понять...

— Что? — перебил демон.

— Как делать такие штуки!

— Получается? — спросил Локи. В вопросе явственно прозвучал испуг.

— Похоже, я пропустил начало процесса, теперь уже не разобраться, — красиво соврал я, причем, как потом выяснилось, не совсем и соврал.

— Вот и ладно, — облегченно вздохнул Локи.

— Вперед? — спросил я.

— А что, есть варианты? Например пропустить бокальчик в библиотеке? — К демону вернулось его врожденное ехидство.

Вариантов не было. Повернувшись снова по направлению к цели нашего пути, я заглянул под арку. То, что было там... Пока это было в мраморе (или в свежезамороженном виде), это было еще ничего. Под аркой на тумбе возлежал шар, диаметром метра два. По верхней трети (имея в виду высоту шара) в круговую шли глаза. Правда, мне видна было только часть этого существа, но по логике оборона должна быть круговой. Толстенные перекрывающиеся пластины, которые защищали все тело, кроме тех мест, откуда у этого арбуза росли конечности, были усеяны короткими и толстыми шипами. Особенно густо они покрывали тело около глаз. Ног у красавца не было, зато было много боевых клешней. Каждая заканчивалась острейшей зазубриной (как на рыболовном крючке), а режущие кромки вовсе не выглядели мраморными, а поблескивали сталью.

— Хочешь сразиться? — невпопад пошутил Локи.

— Нет. Хочу подарить ему колечко на память, — в тон ему ответил я.

— Я пошутил неудачно, — признал демон, что случалось с ним не часто.

— Такие страшилища тут появлялись?

— Не факт...

— Не факт, что страшилища?

— Да.

— Что ты хочешь сказать?

— Это не чудище...

— А кто, принц?

— Как знать.

— Может быть, это тоже претендент на трон замка?! — удивился я.

— Не «это», а тот, кто внутри.

— Ты хочешь сказать, что это только маска?

— Да. Боевая маска.

— Откуда такая уверенность?

— Я знал кое-что о таких существах. По умственным своим способностям они сродни твоему другу из болот...

— Кому? — перебил я.

— Рыбе, сожравшей там всех, — разъяснил демон.

— Нашел друга, — поправил я.

— Продолжить можно?

— Да.

— Итак. Ума у него нет. Зато есть плавники, хвост и немалый рот. Эта тварь живет в воде и выковыривает из доспехов не любопытных рыцарей, а песок на дне, пожирая любую живность в верхнем осадочном слое, — прочел лекцию о природе здешних вещей демон.

— Но тут нет воды...

— Точное наблюдение, — хихикнул Локи, — ты только что заметил?

— А у объекта нет ног, — продолжил я, — как же он передвигается?

— Летает наверное, — отмахнулся демон.

— Что?

— Повторяю: летает.

Только этого мне и не хватало. Вертолет с клешнями. Конечности длинные, сразу не дотянешься даже мечом. С рыцарем было все ясно: нужно, например, отрубить голову; а у колобка что рубить? Пришлось перекрыть силовой клапан в постаменте и этому зверю. Вот только меня мучил вопрос: сколько точек отключения энергии можно надежно контролировать?.. Иного способа, как проверить это на практике, к большому моему сожалению, я не знал. Я сосредоточился на нижней части постамента и попытался максимально надежно перекрыть доступ энергии. Убедившись в том, что процесс завершен, шагнул за линию раздела, за которой чудовище спускалось с цепи. Постамент дрогнул, но ничего более не произошло. Я поспешно преодолел эту арку с клешненогим красавцем. Что-то мне в душе говорило, что от него надо ждать подвоха.

Достигнув очередного границы, я остановился, чтобы осмотреть поле боя.

— Хорошо еще, что есть мертвые зоны, — изрек я облегченно вздохнув.

— Какие зоны? — подал голос Локи.

— Зоны, которые не простреливаются противником.

— Там, где можно постоять и осмотреться, что ли?

— Да.

Дальше оказалось ничуть не легче. Под аркой возвышался здоровый демон — такими я их представлял по иллюстрациям к индийскому эпосу. Рост чудища был так велик, что существо занимало почти всю арку. В громадной когтистой руке оно сжимало хлыст. Длиннющий, утончавшийся к концу плетеный жгут лег аккуратными каменными изгибами у ног демона. Мощный торс, просто гора мускулов. Сильные плечи увенчивала страшная голова: морда с оскаленной пастью и свирепо выкаченными глазами. Зубы перекусили бы меня как спичку, так он был огромен.

— Как тебе родственник? — спросил я слегка дрожащим голосом.

— Сам ты...

— Порода-то — твоя.

— Это не повод для гнусных сравнений, — обиделся Локи.

— Интересно, почему это?

— Этот не очень умный демон изобразил из себя страшилище и увеличил размерчик... — начал Локи.

— Вы что, можете менять размер?! — искренне удивился я.

— А вы что, не можете? — в свою очередь удивился Локи.

— Выходит, он хотел стать еще страшнее... Надо заметить, ему это удалось, — проворчал я.

— Силы-то у него не прибавилось, может, наоборот, даже стало меньше, — заметил демон из кольца.

— Это почему?

— Все прозрачно...

— Не понял.

— Часть силы ушло на увеличение объема и массы, вот и все.

— Выходит, увеличение лишено смысла... — начал я.

— Ну, почему, если есть избыток энергии...правда, раз он тут, на это как раз не похоже, — резюмировал Локи.

Выпускать этого громилу для переговоров? Что-то мне такого не захотелось. Следует оговорить прямо, он произвел на меня сильное впечатление, и я не только перекрыл путь силе активации этого чудища, но и что было сил и умения, заморозил основание статуи. Умения и силы, похоже, уже поднакопилось. Постамент и статуя по пояс покрылась кристаллами какого-то зеленоватого льда. Ими же покрылся и хлыст. Теперь, как мне казалось, прикреплено все было надежно.

— Да, если костер развести, может, через часок и можно будет оторвать, — заметил Локи.

— Хотел прикрепить получше, — оправдался я.

— Да, даже если заклятие спадет, он не скоро сдвинется с места, — заметил себе Локи.

Я шагнул за границу зоны. Уже собравшись быстренько перебежать к следующей колонне, я замер, почувствовав очередной подвох. Присмотревшись к пространству между левой и правой колоннами коридора я ощутил там легкое дрожание воздуха. Осторожно прошел немного вперед, коридор впереди явно был другой. Я обернулся, — между колоннами, словно в зеркале отражался коридор, который я уже прошел. Под следующей аркой боковой колоннады виднелось еще одно страшилище, похожее на то, что я только что заморозил. Зеленого льда на нем не было.

— Что-то новое, — мрачно сказал я.

— Обманный коридор... — тихо прошептал Локи.

— Его нет?

— Как тебе сказать, когда он активен, то вполне реален.

— Только мне кажется, нам не туда.

— Мысль не очень свежая, но верная, — мрачно сказал демон.

— Получается, что войдя в него, мы цели не достигнем? — спросил я.

— Если бы только цели. Назад оттуда не выбраться.

— Так это что, изощренная ловушка?

— Да нет, скорее часть ландшафта, природа тут такая... — задумчиво протянул демон.

— Обойти его нельзя?

— Некоторые герои ориентируются...

— А ты?

— Я не мог, даже когда был цел.

— Может, просто забыл и вспомнишь? — с надеждой спросил я.

— Увы, нет.

Продолжая поглядывать вглубь нового наваждения, я думал, что же предпринять. Плутать по этим коридорам я не хотел. Сканирование ничего не дало, кроме, пожалуй, факта наличия данного явления.

— А нормальные герои всегда идут в обход... — процитировал я не помню кого.

— Интересный тезис, — отозвался Локи.

— Ага! Идея!

— Где? — не понял демон.

— Лежит на поверхности.

— На какой?

— На поверхности моей цитаты.

— То есть?

— Мне кажется, что данное явление локализовано между колоннами...

— Чего между колоннами? — перебил демон.

— Находится между колоннами, следовательно, можно попробовать обойти колоннаду слева, между колоннами и стеклом.

— Может, и стражников обойти?

— Не выйдет, линии включения тянуться от стекла до стены. Обойти их не получится, — поделился я, ранее сделанным наблюдением.

Теперь я направился не прямо по коридору, а попытался обогнуть левую колонну по проходу между стекленной стеной галереи и колоннадой. Там действительно обнаружился свободный от всяких магических штучек проход. К несчастью, пока я крался за довольно объемистой колонной, успела включиться очередная статуя, и я когда высунулся, то под аркой разминался родственник замороженного демона. Только в отличие от первого, который был черного цвета, этот имел темно-синий оттенок кожи, . Он пощелкивал бичом и высматривал противника.

— Что делать-то? — тихонько спросил я Локи.

— На зеркального он не похож...

— Все может быть.

— Проверь.

Я коснулся "я" этого громилы. Демон нервно закрутил головой, словно определив чужое присутствие. Он напоминал рыцаря: замороженное и недоступное внутреннее "я" и оставленные в неприкосновенности боевые навыки. Громадина явно нервничала, красные глаза все время искали жертву. Они очень эффектно смотрелись на синей клыкастой морде.

— Вполне полноценный демон, — поделился я наблюдениями с Локи.

— Придется отключать?

— Но он такой здоровенный...

— Какая тебе разница, рыцарь тоже был не слабый.

— Ну...

— Только не высовывайся!

— А как же тогда?

— Нащупай вторым зрением пьедестал и перекрывай силу.

Приняв совет Локи к сведению, я осторожно подобрался к пьедесталу и, не высовываясь из-за колонны и пользуясь лишь вторым зрением (в таком виде образ демона не был так уж велик и страшен), плавненько перекрыл силу. Заводная игрушка встала на свое место, освободив путь. Я мог спокойно выйти из-за укрытия. Вторая встреча с подобным типом произвела уже меньшее впечатление, и я не стал тратить силы на заморозку.

— А ты говорил «здоровенный», — передразнил Локи.

— Ну, выглядел он внушительно...

— Пойдем дальше, а то мы что-то медленно продвигаемся.

— Хорошо, что вообще продвигаемся.

— В каком смысле? — переспросил Локи.

— В том, что меня еще не пристукнули.

— Думаю, теперь это будет не просто... — процедил Локи.

— Что-что? — не понял его я.

— Ничего, тебе послышалось...

Но я-то не ослышался. Получалось, демон не так уж прост, что-то скрывалось за всем этим. С другой стороны, до сих пор Локи помогал мне чем мог, без его советов мне порой было бы очень трудно. Этот мир очень отличался от моего, и, хотя мои возможности здесь возросли, жизненного опыта все равно не хватало. Конечно, после посещения информационного хаоса я получил некие знания, но они всплывали помимо моей воли. Я мог сотворить что-нибудь случайно, экспромтом, и потом повторить, но вот накопленный багаж этих «домашних заготовок» был маловат. Был у меня верный помощник — жезл, но даже возможностей своего, можно сказать, родного творения я не знал толком. За последнее время он тоже изменился и сила его возросла. Идти-то мне вообще было некуда, а библиотека — да и чего греха таить — кабинет мне очень приглянулись. Получалось, что наши цели с Локи пока совпадали — он стремился в Тронный зал, к своей половине (только ли к ней?), и я туда же. Правда, меня беспокоил вопрос: как поведет себя цельный демон? Его мнение может оказаться иным, нежели сейчас. Все оговорки, которые периодически допускал Локи, настораживали.

Его имя... Я уже слышал нечто созвучное ему где-то там, на Земле. Вот только где, вспомнить пока не удавалось. Наверное, имя могло бы послужить ключом к странному существу, которое помещалось в камне перстня. Часть выходок можно списать на склочность характера, но только часть...

— О чем задумался? — прервал мои размышления Локи.

— Да так, о жизни, — соврал я.

— Место не очень подходящее.

— Ты имеешь в виду нашего синего друга?

— Я имею в виду галерею вообще.

Теперь коридор перед нами выглядел, как и прежде. В конце находились ворота Тронного зала, и вся галерея имела вполне нормальный вид, без магических фокусов. Я двинулся вдоль левого ряда колонн по коридору, инстинктивно держась подальше от синего красавца. Благодаря этому, ракурс обзора оказался более удачен. Еще не достигнув незримой линии раздела, я мог обозреть следующую арку. Приготовившись увидеть очередное чудовище, я не был готов увидеть то, что там оказалось: я бегло осмотрел пролет в поисках монстра и от неожиданности остановился, наконец заметив очередного стража. Удивительно, но под аркой стоял человек!

— А как тебе родственник? — спросил Локи ехидным голосом.

— Сам ты...

— Порода точно твоя.

— Это не повод для гнусных сравнений, — обиделся я.

— Интересно, почему это?

— Ну у тебя и характер...

— Сам-то ты тоже не подарок, — парировал демон.

Я снова всмотрелся в статую. Она была ростом с меня. Одежда состояла из длинного одеяния с капюшоном — похоже, рясы. Из-под нее виднелись ноги в сандалиях. Капюшон был накинут на голову. Правая рука сжимала посох. На каменном, вполне человеческом лице смотрели живыми глаза. В них ощущалась такая ужасная тоска.... Подобный внешний вид вполне мог быть у...

— Кто это? Это по твоей части, — прервал мои размышления Локи.

— Теоретически да.

— А практически?

— Трудно сказать, но похож на... нет, их не бывает.

— Кого не бывает?

— Понимаешь ли, это сказочный персонаж.

— Какой?

— Вымышленный.

— Если следовать твоей теории, весь этот мир — сказочный. Так кто это по-твоему? — не унимался Локи.

— Маг.

— Пф-ф, — фыркнул демон. — Нашел вымысел!

— Среди людей — вымысел, — упорствовал я.

— А ты кто?

— Не знаю...

— Вполне сойдешь за мага, если смотреть со стороны!

— Тоже мне, мага нашел, — проворчал я.

— И вообще, чем человек, достигший некоторого уровня развития, отличается от демона того же уровня? — не унимался Локи.

— Кто его знает...

— Только происхождением, а это при такой постановке вопроса безусловно пустой символ, — завершил свои рассуждения Локи.

Пришлось согласиться. Правда, пошел я медленнее чем раньше. Мне не хотелось проверять способности своего соплеменника (если таковым он являлся) на себе. Пришлось принять уже известные меры. Кран энергии был перекрыт, а статуя приморожена — для профилактики.

— Теперь не убежит, если даже проснется, — констатировал Локи.

— Интересно, кто он такой... — задумчиво начал я.

— Ты же сам сказал — маг! — перебил Локи.

— И как сюда попал? — продолжил я прерванную мысль.

— Известно как, по коридору.

— Зачем?

— Известно зачем, за троном властелина.

— Ты уверен в своих выводах?

— Нет, пришел погулять! Возьми и спроси... — фыркнул демон.

— И спрошу, — обиделся я.

— Спроси, только не разбей фигурку. После твоих «превентивных мер», она слегка заледенела, — съязвил Локи.

Я стал медленно и осторожно подбираться к мозгу мага. Из мешанины образов мне удалось выяснить примерно следующее. Когда-то, видимо очень давно он, занялся магией — причем в смысле изготовления снадобий из вареных мышей и лягушек , а также длинных и путаных заклинаний. И вот однажды, в ходе колдовского действа он умудрился провалиться в никуда и оказаться в этом странном коридоре. Уже имея большой опыт колдовства, он сумел кое-кого одолеть и пройти несколько пролетов по коридору, но потом сил оказалось не достаточно, и его здесь увековечили. Ценой огромных усилий ему удалось оградить часть своего "я" от фиксации неподвижностью, но то, что казалось в начале благом довело его за века стояния почти до умопомешательства. Человеческая психика без подготовки плохо переносит столь длительное заключение. Стоял он тут, как удалось выспросить, очень давно, успел соскучиться, да и вообще — люди столько не живут. Я задал еще один наводящий вопрос: «Во время совершения своего обряда ты искал путь к могуществу?» Маг содрогнулся всем своим нутром и ответил утвердительно. Пришлось внести ясность: «Ты стоишь и охраняешь его!» После некоторой паузы я услышал что-то похожее на просьбу отпустить или помочь. Пришлось признаться, что это мне не по силам.

— Как успехи? — поинтересовался Локи.

— Кое-что прояснилось.

— Он маг?

— Скорее колдун!

— А в чем разница? — не понял демон.

— Ты что, собираешь фольклор?

— Ага.

— Я могу лишь изложить земное представление.

— Валяй!

— Маг — это нечто книжно-благородное, получившее свои познания из чтения заумных книг. Маг пользуется замысловатыми заклинаниями. Примерно так.

— А колдун?

— Делает все то же самое, только варит всякие зелья из жаб и лягушек и прочей мерзости для создания заклятий.

— Занятно. В чем разница?

— По-моему лишь в атрибутике. Хотя могут быть и иные мнения, — сказал я и указал жезлом, скользнувшим в лапу, на мага.

— Не убивай... — долетело до нас с Локи крик отчаяния.

— Он не кровожаден и не ест мороженных магов, — съязвил демон.

— Это точно, не ем, правда только мороженных, если же его оттаять... — задумчиво произнес я в ответ.

Тяжкий вздох мага потонул в сдавленном смехе Локи.

Колоннада, как и приключения в ней уже изрядно мне надоели, но свернуть было некуда. Пришлось смириться и терпеть дальше. Маг больше не представлял интереса, и я направился вперед.

То, что я увидел под следующей аркой, производило не меньшее впечатление, чем синий демон. Там стоял толстенный мужик, ростом примерно с два моих. У ног его лежал огромный молот. Управлять им сила была нужна недюжинная. Тело типа скрывала какая-то хламида из шкур. Густые брови угрюмо сдвинуты. Выражение лица не обещало ничего хорошего.

— Тор... — испуганно прошептал Локи.

Мне показалось, что при звуках этого имени глаза на застывшем лице грозно сверкнули. Тут я наконец вспомнил, где все это слышал, — неужели они и есть прототипы скандинавских легенд... Вид Тора говорил сам за себя. Характер Локи тоже. О ужас, я ввязался в историю, где у меня в попутчиках самый хитрый и лживый бог скандинавского пантеона — бог огня Локи. Я мог ошибаться, сделав такие выводы, но слишком многое совпадало. Даже книга потребовалась в хранилище необычная — что-то про Одина. Тоже из их компании. Вот влип. Выяснять отношения с Тором, а тем более проверять, справлюсь ли я с его молотом, мне не хотелось. Не долго думая, я отключил от него энергию и накрепко приморозил к полу вместе с молотом. Запоздалая мысль о том, что неплохо бы проверить внутреннее содержимое статуи, пришла поздно. Но кое-что я все же успел выудить из неокончательно замерзшего "я" этого существа. Более-менее связный результат опроса был таков.

Тор и Локи были одной породы, и вот давно, очень давно, Локи уговорил Тора отправиться в одно весьма интересное путешествие за славой и величием (вот не думал, что демоны могут быть тщеславны...). После долгих мытарств они, наконец, попали в этот коридор. Локи стал очень маленьким и спрятался в бороде Тора. Тор храбро бился и успешно продвигался вперед, но очередное препятствие — насколько я понял, совсем не страшное с виду — превратило его в статую. А Локи незамедлительно его бросил и тихонько пролетел к воротам Тронного зала, где и находится по сей день. Простить это ему Тор не может и при первой возможности отдубасит своим молотом. Вот такая сложилась картина.

Было интересно и то, что претендентом на трон Тор не являлся. Никаких следов этого желания в нем я не нашел. Остатки былого рвения теплились даже у полусумасшедшего мага, а тут — ничего. Похоже, отправился бедняга поразвлечься и влип. Да, если он выйдет на свободу, Локи будет трудно. Все это я узнал, осторожно проходя мимо Тора к следующей арке. Локи ничего не спросил, видимо и так все помнил, а я сделал вид, что ничего нового не узнал. Под следующей аркой никто не стоял, и колоннада впереди оказалась застеклена с обоих сторон, значит, появилась надежда, что охранники кончатся. Эти глубокие мои размышления прервало возникшее вдруг ощущение, что что-то летит по коридору мне в спину. Я резко обернулся. Мой клешненогий знакомый набирал скорость. Видимо, либо я ослабил контроль, либо вообще не мог контролировать столько точек... Словом, стражник отвязался и летел сюда. Как он пересек границу отведенной зоны охраны — осталось загадкой.

— Пропали, — вставил Локи.

— Не факт, — произнес я, вспоминая что-нибудь из своего арсенала.

После коридора и всех его обитателей ничего в голову не шло. Стоп. Коридор начался... Решетка. Я представил себе ту, упавшую решетку, что отгородила мне путь к бегству. Сначала ничего не произошло, и я удвоил усилия. Наверное зря. Раздался свист, сверху прямо передо мной рухнула громадная решетка. Ее прутья с хрустом вошли в плиты пола, под ногами зазмеились трещины. Вся упавшая махина светилась ровным и очень сильным зеленым свечением. Клешненогий замер и заметался, видимо, потеряв цель.

— Что-то опять пропал коридор сзади, — забеспокоился Локи.

— Пришлось его закрыть, — произнес я, стараясь быть спокойным.

— Че-го?!

— Просто тот колобок с клешнями, сорвался с привязи.

— И что ты сделал?

— Кто его знает...

После предшествующих этому диалогу рассуждений, желания делиться с Локи всей до конца информацией у меня поубавилось. Похоже, даже небольшое количество зеленого вещества из подземелья частично лишало демонов зрения. Тем временем колобок, щелкнув пару раз клешнями, вернулся на свое место в нишу и замер. Решетка надежно перекрыла проход и позволила не бояться больше нападения сзади. Чтобы не тратить зря энергию и внимание на сдерживание стражников галереи я решил проверить надежность решетки и попробовать выпустить одного и открыл рыцарю доступ к силе. Ничего не произошло.

Видимо, система понимала, что объект покинул зону досягаемости. Затем я проделал процедуру разблокирования и с остальными фигурами, последовательно освободив обоих индийских демонов, мага и Тора.

— Что ты там все-таки сделал? — не унимался демон.

— Экспромт — я и сам не понял, как и что вышло, — продолжал юлить я.

Но такое объяснение , видимо, удовлетворило демона и он отстал. Я обратил свой взгляд вперед, пол был покрыт плитами лишь до следующей колонны, дальше косые солнечные лучи пронизывали пустое пространство...

Глава 11.

Встреча с судьбой

Путь для меня был один — вперед. Поэтому пришлось согласиться на очередное испытание. На этот раз впереди лежало пустое пространство, видимо в нем и скрывался очередной подвох.

— Что скажешь, Локи? — обратился я к попутчику.

— Пока ничего страшного нет.

— Это я и сам вижу.

— Пойдем дальше.

— Но пути дальше тоже нет.

— Может быть, это только кажется?

— Нет, не кажется, — прозвучал откуда-то еще один голос.

— Кто это? — спросил я, вертя головой.

— Вы уверены, что вам хочется меня увидеть? — ответил тот же голос.

— Ну, так привычнее разговаривать...

Тем временем я пытался (продолжая беседовать) отыскать нового собеседника посредством второго зрения. Ничего, кроме какого-то светящегося (с позиции второго зрения) сгустка не нашел. Кто бы это мог быть? Я и понятия не имел.

— Локи, это что?

— Затрудняюсь...

— А ты, старый лис, должен был бы знать! — продолжал тот же голос.

— Вы не могли бы представиться? — снова спросил я, обращаясь к голосу.

— Клото, — произнес голос.

— Ох, — вырвался у демона вздох, перешедший в стон.

— Что, узнал? — спросил голос несколько ехидно.

— Да, — уже спокойнее произнес демон и тяжело вздохнул.

— Отчего ты так перепугался? — спросил я Локи.

— Это мойра, мы пропали...

— Ну, не сразу, и не все, — произнес голос, принадлежащий Клото.

— Дорогая Клото, — обратился я к сгустку света, наконец мое "я" определило его как источник информации.

— Хорошее начало. Обычно я слышу «Судьба — злодейка», — ответил тот же голос.

— Вы не могли бы пояснить кое-что? — продолжил я.

— Спрашивай, — ответила Клото.

— Ничего себе, она пожелала с ним говорить!.. Да, — пробурчал себе под нос демон.

— Ты мойра Клото, богиня судьбы? — набравшись духу, спросил я.

— Да, но не совсем.

— Не понял...

— Зовут меня действительно Клото, но что касается богини... для кого богиня, а для кого просто советчица, — разъяснила мойра.

— Выходит, судьба не предопределение, не четко прочерченный путь?

— И да и нет. На любом пути всегда рано или поздно найдется развилка, где можно сделать выбор. Иногда кто-нибудь сам себя загоняет методично и целеустремленно в узкую колею. Тогда чаще всего, уже помочь нельзя.

— Например, именно так поступают земляне?

— Ты догадлив. Если очень долго стремиться к самоуничтожению, то даже этого можно добиться, — произнесла Клото.

— Что значит «пропадут не все и не сразу»?

— Ты по своей изначальной природе наделен правом свободного выбора. А вот твоему приятелю из кольца вскоре будет не просто выпутаться. Слишком у него черные мысли.

— Замолчи, — зашипел Локи. — У тебя нет права...

— Хорошо, — спокойно сказала мойра.

— Сам замолчи и не мешай! — произнес я и сердито ввернул свое недовольство, словно бур, в камень. Раздался крик, затем тишина.

— Все, буду паинькой, — произнес дрожащий голос Локи.

— Надолго ли? — вздохнул я.

— Забавно, — хмыкнула Клото. — Что ж, я жду вопросов.

— Выходит, вы можете предсказать будущее и рассказать о прошлом? — вернулся к расспросам я.

— О прошлом можно многое рассказать, о будущем — только варианты. Порой возможным оказывается только один, отсюда и наша слава как богинь судьбы.

— Чем вам платят?

— Энергией.

— И много?

— Зависит от вопроса. Найти ответ может быть очень трудно.

— Что будет, если спросивший не сможет оплатить свое любопытство?

— Он может исчезнуть как личность... — ответила мойра.

Тут меня осенило, и я вспомнил, откуда могло прийти это существо. Информационный хаос! Мои мысли обратились к светящемуся сгустку, и хлынули воспоминания. Информационный хаос. Проносились какие-то образы, обрывки картин. Там было все обо всем. Громадные искрящиеся потоки, содержавшие несметные знания. Неслись навстречу целые миры, они словно выскакивали ниоткуда и манили уйти. Меня захлестнул поток информации, я являлся частью его, но оставался собой. И снова какие-то вопросы вылетали в стороны голубыми молниями, возвращались назад, и мое маленькое голубое солнышко росло.

Я ощутил огромное удивление, исходившее от мойры. Но отделаться от нахлынувшего потока обрывочных образов был не в силах.

Кружились вихри, раскрывались бездны, мой силуэт начинал размываться. Еще немного — и я забыл бы свою внешность. Снова почти терял контроль, поиски точки опоры.... Найти вход в это информационное море. Мои мысли рванулись к пирамиде. Среди хаоса наметилось устойчивое течение. Маленькое голубое солнце неслось сквозь этот чудовищный мир к четко обозначенной цели. Встречались громадные звезды, зовущие к себе. Встречные потоки, готовые поглотить и растворить в своих недрах все что угодно. Проплывали целые галактики и скопления миров. Иногда маленькая, синяя искра (наверное вопрос типа «Как устроена наша вселенная») вызывала целый Ниагарский водопад на песчинку плывущую сквозь этот странный мир...

— Я знаю, откуда ты, — спокойно сказал я.

— Да, я оттуда. Ты был там, — не спросила, а констатировала мойра.

— Да.

— И вышел, — скорее утверждала, чем спрашивала она.

— Да.

— Кто ты?

— Был человеком...

— Да-а-а?.. Хотя, конечно, всякое бывает, — очень задумчиво протянула Клото.

— Что в этом странного?

— Кто ты сейчас? — вместо ответа спросила она.

— Не знаю, — честно ответил я.

— Занятно, судя по решетке, демон из тебя тоже не получился, — сказала задумчиво мойра.

— Почему?

— Ты и сам знаешь, подземелье...

— Ну, наверное, да... — задумался я.

— Но полная свобода выбора и потенциальные возможности делают отчасти бессмысленным следующий ритуал... — задумчиво продолжила наш странный диалог Клото.

— Какой ритуал? — несколько струхнул я.

— Как ты видишь, дальше дороги нет. Ты должен будешь ее выбрать. Таково условие, — пояснила мойра.

— А если я откажусь?

— Этого не случится. Подумай сам, тебе некуда идти. Ты связан своими добровольными обещаниями. Главное, трон так близок, — продолжила Клото.

— А если я попытаюсь достичь ворот, не выбирая пути?

— Невозможно. Хозяина Тронного зала на настоящий момент нет и не существует и дороги к нему.

— А когда он был?

— Колоннада продолжалась до ворот, и по ней можно было свободно пройти.

— А мой попутчик, он тоже будет выбирать?

— Нет.

— Почему?

— Его путь предопределен им же.

— Может, ты предскажешь? — заерепенился Локи.

— Ну, на данный момент предсказать твою судьбу труда не составит, — ехидно заметила Клото.

— Это почему это? — не унимался Локи.

— Ты что, в состоянии отправиться куда-нибудь один без Яна? — еще ехидней поинтересовалась мойра.

Локи обиженно замолк. Мне предстояло сделать некоторый выбор. Собственно, и выбора-то пока никакого не было. Ясно, что на предложение нужно было соглашаться. Драгоценная возможность выбора сводилась к праву сказать «да».

— Что ж, я согласен выбрать путь, — произнес я вслух.

Впереди стало что-то происходить. Я заметил, что место нахождения мойры стало заметно и обычным зрением. На самом краю пола, обрывавшегося в никуда, словно что-то сгустилось прямо из воздуха, затем из этого вылепился образ очень миловидной цыганки.

— Но почему цыганка? — удивился я.

— Это более менее подходит к роли, которую я собираюсь исполнять, — пояснила Мойра.

— Один вопрос... — произнес я.

— Да, я слушаю, — ответила цыганка.

— Выбранная дорога приведет к воротам Тронного зала или еще куда-нибудь?

— Хороший вопрос... — задумалась Клото.

— Так как?

— Во-первых, это зависит от того, что ты выберешь, — начала она.

— То есть, — перебил Локи, — не все дороги ведут к воротам?!

— В конце концов наверное все. Но можно, например, выбрать болото, море или скалы... и свалиться. Мне кажется, что идти удобнее всего по дороге.

— И сколько у тебя вариантов дороги? — продолжал демон.

— Один, — пояснила мойра.

— Допустим, выбор сделан удачно... — поинтересовался я.

— Остается второе, добраться до конца пути.

— Это трудно? — приставал я.

— А кто его знает, — радостно ответила Клото. — Этими картами столько веков никто не пользовался.

Она извлекла откуда-то из складок одежды колоду карт, размером чуть больше обычных игральных. Перетасовала ее и раскрыла веером.

— Тяни, у тебя три попытки, — произнесла цыганка.

— А потом? — спросил я.

— Либо выберешь, либо отправишься по последней карте — если долго будешь думать.

Я протянул лапу и достал карту. На ней было бушующее море. Причем оно выглядело так, словно я смотрел на него через окошко. Море нам не годилось. Локи тихо всхлипнул.

Лапа уже тянулась к следующей карте. На ней оказалась бескрайняя цепь барханов. Получалось, что у нас оставался один шанс. Демон уже рыдал.

— Не понимаю, — вставила мойра.

Это, наверное, меня и выручило, позволив задуматься на мгновение, я успел затормозить лапу, отправившуюся за очередной картой. Мои новые способности — как можно было о них забыть, теперь я способен на гораздо большее, чем простой человек. Вторым зрением я обнаружил, что колода прозрачна. Теперь следует отыскать что-нибудь подходящее. Болота и леса, чего там только не попадалось. Наконец я нашел изображение, убегающей вдаль извилистой дороги. Дело осталось за малым, я протянул лапу, и нужная карта была у меня.

— Так-то лучше, — одобрительно сказала мойра.

— И что мне теперь делать? — спросил я.

— Держи карту в направлении ворот и посмотри на нее, — пояснила цыганка, начав таять в воздухе.

— И это все? — вырвалось у меня.

— Все, если сумеешь. — Голос ее затих, и я остался один с Локи.

— Что скажешь? — обратился я к демону.

— Нерадостно, — проворчал он.

— Это я и сам вижу, что делать-то?

— Что сказала эта мойра, больше вариантов нет.

— Посмотрю-ка я поближе, — сказал я и направился к краю.

Дальше действительно была пустота. Колонны просто висели в воздухе, внизу где-то далеко кружились облака. Никаких видимых точек опоры не существовало. Я переключился на второе зрение — ничего. Не было даже и следов моста.

— И как? — заинтересованно спросил Локи.

— Похоже, придется воспользоваться картой мойры.

— Получится?

— Делать нечего, получится.

Я поднял перед собой карту, которую так и продолжал держать в лапе. Первые две пропали вместе с цыганкой. На картонке была изображена петляющая дорога — впрочем, про нее трудно было сказать «изображена». Я просто смотрел через маленькое окошко в реальный мир. Подняв карту к глазам и повернувшись к видневшимся вдали воротам, я стал смотреть на рисунок. Все напоминало один прочитанный роман. Пока ничего не происходило. Тогда я попробовал посмотреть внутрь, словно заглянуть за рамку.

Глава 12.

Дорога только вперед

Даже не успев понять, что произошло, я ощутил как изображение словно выплеснулось на меня. Оно охватило меня со всех сторон, мне показалось, будто я падаю с большой высоты, а дорога стала реальной. Вокруг ничего. Потом вдруг голова закружилась и я почувствовал, будто кто-то заглядывает в душу. Теперь я стоял у начала серой дороги, похожей на асфальтовую, сжав в руке просто картонку. Никаких рисунков на ней не было. Естественно, я обернулся назад. Там ничего не было — дорога начиналась прямо тут, от скалы. Вершина скалы терялась где-то в облаках. Взобраться туда я не смог бы, даже если бы очень захотел. Серая лента бежала вперед, я потопал по ней ногой — асфальт как асфальт. Дальше дорога поднималась на какую-то возвышенность, покрытую редкой травой, из-за холма мне ничего больше не было видно. Лишь только я сделал шаг вперед, как прямо передо мной материализовался здоровенный бульдог, почему-то напомнивший мне компостер для билетов. Пес сел на задние лапы и...

— Ваш билет, — донеслось из пасти вместе с запахом рыбы, от которого мне чуть не стало плохо.

Нужно добавить, что его пасть находилась на уровне моего лица. Глаза смотрели очень требовательно. У меня отвисла челюсть.

— Ваш билет, — повторило чудовище.

Я продолжал стоять неподвижно и сжимал в руке картонку, в которую превратилась карта. Псина протянула лапу и взяла картонку. Затем посмотрела ее на свет.

— Настоящий, — констатировал бульдог, поправив другой лапой невесть откуда взявшуюся фуражку.

Затем этот самый контролер взял картонку и положил себе в пасть. Раздалось щелканье зубов. Через пару секунд, пасть снова открылась. Бульдог достал оттуда картонку и протянул мне. Я взял ее и поднес к глазам. Там стоял штамп в витиеватой рамочке «Прибыл» и еще какие-то каракули.

— А вы волновались, — сказал бульдог, и снова пахнуло рыбой.

— М-м... — сказал я.

— Хотите обратный билет?

— Нам нужно вперед, — подал голос Локи.

— Вперед вы прибыли, — сказал контролер.

— Нам нужно... — начал опять демон.

— Билет храните до конца поездки, — перебил его бульдог.

— Нам нужны ворота в... — начал я.

— Счастливого пути, — сказал контролер и исчез так же внезапно, как и появился.

— Слов нет, — сказал я, прислоняясь к скале.

— Хорошо хоть дорога есть, — мрачно вторил Локи.

— Интересно, если бы билета не было?

— Он бы прокомпостировал тебя.

Последнее высказывание Локи, как ни странно, меня развеселило, и я решил не принимать близко к сердцу компостеры в виде живых бульдогов, иначе в этом мире не выжить и часа. Успокоившись, я поднял голову и еще раз осмотрелся. Дорога была вполне приличная. Начиналась она в котловине, у скалы. Склон котловины покрывал песок с редкими пучками пожухлой травы. Вот собственно и все.

Неожиданно меня пронзила страшная мысль. С ужасом я подумал: «Где же мой жезл?!». Картонка мгновенно перекочевала в другую лапу. Правая лапа сжалась в ожидающем жесте... Жезл скользнул в нее, как и прежде. На сердце сразу отлегло.

— В путь? — обратился я к Локи.

— Да.

Разжав кисть, я вернул жезл на его неприметное место за поясом, билет по совету бульдога положил в карман штанов и зашагал по дороге в гору. Через не очень большое время я оказался в верхней точке дороги.

— Как же определить, как пройти в замок? — произнес я вслух.

— Смотри! — крикнул Локи.

Хорошо, что я стоял к тому месту вполоборота. Рядом с дорогой слева по направлению движения образовался сопровождаемый звуком, похожим на хлопок лопнувшего пузыря из жевательной резинки, указатель. Это был деревянный на вид столб. На нем красовалась здоровенная доска с концами-стрелками. На доске было что-то написано незнакомым шрифтом. Я всмотрелся еще раз, и шрифт вдруг стал ясен. Табличка гласила : «Замок».

— Она что, издевается? — спросил демон.

— Да нет...

— То есть? — не понял он.

— Оба конца дороги ведут в Замок, вот и стрелка в обе стороны, понял?

— Действительно... — задумчиво протянул Локи.

Через пару секунд указатель исчез со звуком лопнувшего воздушного шара. Слева и справа в обе простиралась равнина, напоминавшая степь со все той же пожухлой травой. Впереди дорога спускалась по пологому склону, иногда делая петлю, и исчезала в каких-то зарослях. Путь предстоял не близкий.

— Идти-то, похоже, далеко... — задумчиво протянул я.

— Может, подыскать какой-нибудь транспорт? — поинтересовался Локи.

— Создать автомобиль?! — ехидно заметил я.

— Это что такое?

— Так на Земле называют механическую повозку для передвижения.

— А что, давай!

— Я не сумею...

— Признать поражение, даже не попробовав...

— Слушай, Локи, отстань. У меня к тебе вопрос.

— Какой?

— Сколько мы уже бродим по всему этому миру?

— Если судить по событиям — много. Если говорить о физическом времени — скорее всего мало. Это трудно определить. Ход времени всюду разный, — пояснил демон.

— Да, ответ уклончивый...

— Зачем тебе это? — удивился Локи.

— Есть хочется — не то по старой привычке, не то и впрямь пора, — задумчиво произнес я.

Желание оказалось столь стильным, что я прикрыл глаза и представил себе, что сижу за столиком, на скатерти стоит сковорода жареной картошки, не горячей, а так в самый раз. Рядом на блюде лежат два шампура с отличным шашлыком. Бокал и бутылка прекрасного белого вина хорошо дополняют сервировку. Я просто ощутил запах всего этого. Неплохо бы еще вилку для картошки, соус и хлеб... Очнулся я от толчка под колени и от неожиданности сел. Передо мной было все, что я так живо вообразил. Вот только сковороду поставил прямо на скатерть зря. Осторожно отведав своего творения, я нашел его вполне сносным. Кто-то может счесть подобный ужин не слишком изысканным, но после всей беготни он был очень даже кстати. Сидя за столиком прямо на дороге, уплетая жареную картошку и прочее, удовольствие я получил огромное. Не имея возможности присоединиться, демон мужественно выдержал эту остановку. Кончив есть, я встал.

— Спасибо, Ян, — сказал я сам себе.

Столик и вся сервировка пропали. Я снова стоял на дороге. Пешком идти не хотелось.

— Ну так как? — оживился Локи.

— Что «как»?

— Может, теперь соорудишь какой-нибудь транспорт? — вернулся к интересовавшему его вопросу демон.

Настроение у меня после легкого ужина улучшилось, и я решил действительно попробовать соорудить какое-либо транспортное средство...

— Пожалуй, ты прав, — согласился я с демоном.

— Уже лучше, но согласиться мало, нужна уверенность!

— Я попробую, только вот что?

— Карету, или еще что.

— Нет уж.

Попробовать соорудить автомобиль очень сложно — слишком много систем, устройство которых я плохо представляю... Нужно что-то ближе к этому миру. Мой взгляд упал на дорогу. Я попробовал ее пощупать вторым зрением, у нее был очень высокий энергетический потенциал, даже на уровне всего окружающего мира. Тут меня осенило...

— Платформа!

— Думаешь, ее тут кто-то для нас приготовил? — по деловому осведомился Локи.

— Нет, но хочу попробовать сделать такую.

— Ну, не знаю, — усомнился Локи.

Мое желание основывалось не на пустом месте. За короткое время жизни здесь в ином качестве, нежели на Земле, я обратил внимание на то, что стоило мне заметить какое-то явление и более-менее в нем разобраться или достаточно долго с ним просуществовать, как оно прочно и безошибочно записывалось в мое "я". Далеко не всегда мне удавалось извлечь это знание достойным образом на поверхность, но тем не менее попробовать стоило.

Я напряг все свое воображение, память и попробовал соорудить виденное в мире болот транспортное средство. Прибегнув к помощи жезла и накопленной в нем энергии, я долго пыхтел. Вначале ничего не получалось, потом начал прорисовываться контур, и наконец образовалась платформа. Я подошел и потрогал.

— Настоящая, — произнес я, царапнув когтем гладкую поверхность полированного камня.

— Только сдвинуть это вряд ли удастся, — с грустью заметил Локи.

— Пожалуй, да, — задумчиво произнес я.

Обойдя вокруг своего творения, я нашел, что она получилась тяжеловата и напоминает обычную гранитную глыбу примерно два на три метра и толщиной сантиметров пятнадцать.

— Чего же тут не хватает? — произнес я вслух.

— У той были борта...

— Точно, — перебил я Локи.

Я сосредоточился, попытался припомнить, как выглядела та платформа. Она была выше и с креслом для пассажира. Полуприкрыв глаза, я продолжил творить...

— Похоже, опять не совсем то, — саркастически заметил демон.

— Почему? — спросил я, открывая глаза.

— Тяжеловата будет.

Передо мной стояла громадная коробка с креслом посредине. В кресле сидел я. То есть не я, а довольно точная скульптура...

— Что-то не так, — задумался я.

— Все, — ехидно заметил Локи.

— Ну не все, небольшая поправка все исправит!

— Что ты говоришь!

— Запросто!

— Чтобы эту громаду сдвинуть с места...

— Проще пареной репы.

— Даже так? — ехидно спросил Локи.

— Сейчас, — завелся я.

Мое восприятие сосредоточилось на гранитном ящике. Какой он тяжелый. А что, если дорогу смазать? Нет, не то. Наконец мне пришло в голову приподнять один край силовой подушкой! Я сконцентрировался на основании, немного его изменил. Теперь оно, словно наэлектризованная палочка — пыль, стало притягивать к себе силу, и в результате один край начал приподниматься. Сработало! Я так увлекся, что не заметил, как демон что-то сказал.

— Ты что, оглох? — услышал я.

— Пока нет, — ответил я, продолжая внутренним взором любоваться своим детищем.

— Ну уж ослеп точно.

— В чем дело? — спросил я, открывая глаза.

— Твоего ящика-то нет.

— Как!?

— Уехал.

— Куда?

— Смотри вперед.

Далеко впереди неслось по дороге мое дорогое сердцу создание, все набирая скорость. О том, чтобы его догнать, не могло быть и речи. Гранитный монолит, издал прощальный гудок, похожий на паровозный, ловко обогнул поворот и скрылся вдали.

— И нигде не слетел с дороги, — одобрительно заметил Локи.

— При удалении от оси дороги подъемная сила перераспределяется, и объект возвращается к осевой линии, следовательно, слететь с дороги не может, — пояснил я.

— Очень здорово, вот только... — продолжал демон.

— Что «только»?

— Кое-кто не успел сесть...

— Попробуем еще разок...

— Только, прежде чем взлетать, не забудь залезть! — ехидно заметил Локи.

Я попытался проанализировать допущенные ошибки. Главный промах, видимо, заключался в том, что вмешиваясь в работу подсознания, я нарушил точность повторения. Значит, нужно действовать осторожнее и не вмешиваться столь явно. После корректировки тактических планов дело пошло лучше. Полуприкрыв глаза, я наблюдал за процессом. По прошествии некоторого времени я открыл их и оценил создание. Эта платформа выглядела более похожей на оригинал. В ней даже были нормальное кресло и пульт. Она уже не была такой тяжелой и неподъемной. Я приблизился, никаких входов не открылось, и я, усомнившись в ее работоспособности, остановился в нерешительности перед бортом.

— Уже лучше, — одобрил Локи.

— Уверен?

— Вполне.

— Попробовать приподнять?

— Может, сначала влезешь? — предложил демон.

— Нет уж.

И я, припомнив путешествие в мире болот, стал представлять себе всплывшую платформу. Как ни странно, все получилось. Платформа приподнялась и медленно всплыла над поверхностью дороги. Я попробовал ее опустить — и это удалось!

— Поздравляю, — услышал я демона.

— Еще рано.

— Ну, все-таки уже прогресс, — очень серьезно произнес Локи.

— Эксперимент номер два, — сказал я.

— Может, просто поедем? — несколько ехидно поинтересовался демон.

Не удостоив его ответом, я попробовал поднять платформу повыше, что удалось лишь отчасти. Платформа словно примерзла на метровой высоте. Больше энергии из дороги выкачать не удалось, и эта высота полета осталась максимальной. Я опустил платформу на дорогу.

— А ты боялся, — сказал я Локи.

— В прошлый раз я ничего не боялся.

— Ничего же не произошло, — стал оправдываться я.

— Как сказать, — задумчиво ответил он.

— Попробуем проехаться?

— Что ж, давай.

Я перелез через борт и подошел к креслу, намерившись сесть. Но что-то меня остановило. Подумав мгновение, я сделал из кресла поручни и встал, крепко взявшись за них. Осторожно представил себе, как мое сооружение плавно поднимается над дорогой. Оно повисло на высоте около полуметра. Я попробовал отключить мысленный контакт с платформой: она осталась в воздухе, — теперь механизм работал сам по себе. Сначала я хотел было заменить механическое управление мысленным, но, подумав, решил, что не стоит. Мне необходимо было добраться до конца дороги, а с сознанием могло что-нибудь произойти. А так появлялся лишний шанс на то, что в случае чего платформа сама меня вывезет. Судя по компостеру на входе в этот мир, тут будет много занятного, восприятие должно быть свободным.

Я коснулся кнопки «вперед». Платформа плавно тронулась и неспешно поплыла на установленной высоте. Попробовал центральную кнопку — она замерла. Стрелка «назад» вновь привела мой агрегат в движение, но в обратном направлении. Я снова нажал центральную кнопку и остановился.

— Отлично, — произнес я.

— Спросить можно? — вдруг задал вопрос Локи.

— Давай.

— Зачем ты убрал кресло? Вообще, к чему это ты так готовишься?

— Мне кажется, что добраться до конца дороги будет не просто.

— Не понял, какая связь?

— По-моему, легче сражаться стоя, — пояснил я.

— Сражаться... с кем?!

— Не знаю. Может, все и обойдется, но я доверяю своим ощущениям.

— Хочешь сказать, нас поджидают? — не унимался демон.

— Не знаю. Но думаю, моя случайно получившаяся каменная глыба будет большим сюрпризом для встречающих... Если таковые есть, — рассеянно произнес я.

— Подсадная утка?

— Да, вроде. Хотя имитация грубая, но думаю, если кто и готовился к встрече, то он настроен не на конкретное лицо, а на любого, кто или что движется по дороге. Следовательно, сойдет, — произнес я очередную тираду на предмет того, что нас ждет.

— Слишком уж ты серьезно, — заметил демон.

— А иначе зачем вообще эта дорога? Можно было просто пустить на трон, — язвительно проворчал я.

Демон умолк. Я нажал кнопку «вперед». Платформа плавно поплыла над серой лентой дороги. Попробовал прибавить скорость — дело пошло резвее. Мимо плыли песчаные проплешины, которые изредка попадались среди пожухлой травы. Дорога шла под уклон, время от времени делая плавные виражи. Пейзаж был довольно унылый; разглядывая его я пытался оценить видневшиеся впереди заросли.

— Интересно, зарос проход или нет? — обратился я сам к себе.

— Дорога как новая, должна быть и в лесу чистой, — ответил на мою мысль Локи.

Он и ошибся, и нет. Когда мы подкатили к зарослям, я увидел пролегшую через них просеку, причем совсем свежую. Будто гигантский утюг проехал сквозь лес. Просека плавно поворачивала, и дальше ее не было видно. Я притормозил, почуяв здесь что-то нехорошее.

— Кажется, путь слегка проутюжили, — заметил демон.

— Да, иначе бы нам не продраться...

— Берегись! — неожиданно закричал Локи.

Остановившись возле самой кромки зарослей (напоминавших при беглом взгляде обычные кусты, только сухие и очень крупные), я несколько потерял бдительность. Это чуть не стоило мне больших неприятностей. Услышав окрик демона, боковым зрением я заметил летящую мне навстречу из глубины зарослей лиану. Мгновенно лапа сжалась, словно нащупав рукоять меча, который незамедлительно в ней появился. Причем я, видимо, усвоив опыт со всякими щупальцами, подсознательно вызвал его в энергетической форме. Я отшатнулся и рубанул по отростку. Отрубленная часть, перелетев через платформу, упала на левой стороне. Я еще не забыл трандергара, и потому, наверное, занервничал и слегка перестарался, вложив в удар слишком много энергии. Замерший остаток лианы вспыхнул, словно бенгальский огонь, и по ней побежало пламя.

— Лес спалишь! — привел меня в чувство Локи.

— Ты прав, не стоит так.

Словно услышав меня, бенгальская свеча потухла. Я взглянул на упавший обрубок. Тот, извиваясь, полз к зарослям, вызвав у меня легкую тошноту. Редкие листья, покрытые какой-то липкой дрянью, перемежались цветами, лепестки которых были плотно сжаты.

— Интересно, почему закрыты цветы? — заинтересовался мой попутчик.

— Есть не хотят, — пошутил я.

— Кажется это не шутка, — мрачно заметил демон.

Тем временем какое-то летающее существо размером с синицу, но похожее скорее на крупного жука, чем на птицу, закружилось над отростком. Это продолжалось лишь мгновение. Цветок раскрылся, и оттуда выстрелила липкая лента, мгновенно втянувшая жука внутрь. Цветок захлопнулся.

— Пожалуй, следует узнать судьбу плиты, — заметил демон.

— Как?

— Мысленно отправляйся по следу, ищи его вторым зрением, — научил Локи.

Я последовал совету демона. Это оказалось не так уж трудно, благо дорога отличалась от окружающих зарослей энергетической структурой. Продолжая поглядывать за окружающими кустами, я мысленно отправился на разведку. Мой «утюжок» пропахал неплохую трассу, разорвав и перемяв наползавшую со всех сторон растительность. Она не могла одолеть дороги, но зато укрыла ее, как покрывалом, сверху. После нескольких поворотов, я понял, что трасса выходит на прямую. Было похоже, что конец зарослей близок. Одновременно резко увеличилась концентрации энергии. Мне стало интересно. Немного погодя я нашел источник. Им оказалась... моя платформа. Выпущенные зарослями лианы опутали ее, словно канаты, и она остановилась, продолжая накапливать энергию. Меня осенило. Идея лежала на поверхности: нужно накопить еще силы в платформе и затем высвободить ее, слегка подпалив кусты и тем самым очистив дорогу. Я сделал подобие запала с механизмом, который должен был среагировать на напряженность поля вокруг платформы, и поспешил ретироваться. Накопитель энергии начал работать все быстрее и быстрее — кажется, процесс принимал лавинообразный характер. Как только я оказался в обычном состоянии (а не в раздвоенном, когда тело находится в одном месте, "я" — частично в другом), я что было сил нажал кнопку «назад» на пульте платформы. Платформа, резко набрав скорость, отъехала от зарослей. На ближайшем повороте я остановился.

— Ты что задумал? — несколько настороженно спросил Локи.

— Сейчас увидишь! — тихо сказал я, берясь покрепче за поручень и приседая.

Начало взрыва я почувствовал — как сила вырвалась на свободу, а потом — увидел. Над зарослями возник светящийся купол, цвет его менялся от темно-красного до синего. На боковой поверхности купола, нависшей над ковром зарослей, появился край пятна светящийся так, что было больно глазам. Прошло еще около секунды, и из сферы в две диаметрально противоположные стороны, ударил ослепительный жгут света. Зона выхода света находилось на месте пятна на сфере. Еще через секунду долетел резкий треск, словно от грозового разряда.

— Около километра, — произнес я.

— Чего? — не понял демон.

— Расстояние до эпицентра.

— Это в чем?

— Если идти пешком, то идти минут десять — пятнадцать.

— Ты что, мерил? — проявил любознательность демон.

— Нет, конечно. Звук столько шел до нас после вспышки — если, разумеется, в этом мире скорости звука в воздухе такая же, как и на Земле, — коротко объяснил я.

За время этой беседы огненный жгут резво прошел сквозь заросли, образовав просеку. Но, достигнув пустоши, сразу выдохся и опал. Следов купола над зарослями видно больше не было.

— Поехали, пока щупальца не опомнились, или кто они там, — проворчал я, надавив на клавишу «вперед» и не отпуская ее.

— Думаешь, проплавил выход?

— Надеюсь. Платформа застряла уже возле края зарослей, ей оставалось совсем немного.

— А если дорога разрушена? — не унимался Локи.

— Пешком пойдем, — огрызнулся я.

Мы уже достигли кромки зарослей, когда раздался громкий звон разбиваемого стекла. Потом хруст, словно кто-то топчет елочные украшения, и все стихло

— Это еще что? — снова спросил мой любознательный попутчик.

— Слон в посудной лавке, — пошутил я.

Продолжая внимательно следить за обстановкой, я на приличной скорости двинулся по проутюженной дороге. Моя платформа проскочила знакомые повороты, вырвалась на последнюю прямую и наконец достигла места, где должен был бы застрять каменный болван. Но картина оказалась несколько неожиданной. Дорога в этом месте не пострадала, ветви, покрывавшие его ранее, исчезли. Дальше пустоши пролегла еще одна новая просека. Отсюда-то и раздавался звук бьющегося стекла. На обочине, на круглой оплавленной поляне, стояла застывшая стеклоподобная масса, повторявшая форму моей неудавшейся колесницы. Вероятно, расплавившиеся щупальца стекли на платформу и очень быстро затвердели. Самой платформы не было видно. Я еще сильнее нажал на клавишу «вперед». Платформа прибавила скорость и понеслась по дороге, к видневшемуся впереди просвету. Еще немного, и мы выскользнули из зарослей. Больше нам никто не препятствовал. Я сбавил ход.

— Жалко твой первый опыт, — вздохнул Локи.

— Да, он нам так помог... — мечтательно протянул я.

— И никаких следов.

— Действительно, куда делся?

Ответ пришел неожиданно: впереди из-за нагромождений камней донесся веселый паровозный гудок.

Опыт с лианами, стрелявшими из кустарника, говорил, что не стоит очень спешить, нужно осмотреться. Нажав кнопку «стоп», я остановил платформу.

Впереди виднелось нагромождение камней, которые дорога огибала справа, исчезая из виду. Такие же груды были слева и справа. Дальше за ними поднимались скальные выступы.

— Ну, и где же мы теперь? — спросил я неизвестно кого.

— Не знаю, — отозвался демон и хотел добавить еще что-то, но замолк.

Слева по курсу немного впереди нас прямо из воздуха материализовался указатель. На нем шли те же письмена, что и на первом, и — как ни удивительно — теперь я их понимал свободно, хотя в школе, кажется, и не учил. Смысл был странноват.

— Заповедник троллей, — прочел я вслух.

— Что?! — уже чуть ли не традиционно переспросил Локи. Видимо, «тролль» был понятием только из моего мира.

— Тролль — сказочное... — начал я.

— Что такое тролль, я знаю получше тебя, — ворчливо проговорил демон.

— Тогда не понимаю, о чем ты?

— О заповеднике.

— Заповедник — это закрытая и охраняемая территория, где проживает какой-нибудь исчезающий или редкий вид, — пояснил я.

— Какое это имеет отношение к троллям? — очень удивленно протянул демон.

Тем временем надпись на указателе исчезла и ее сменила новая. Похоже, нас были готовы посвятить в некоторые детали здешних правил.

— «Ловля, отстрел аборигенов (троллей) запрещены», — прочел я вслух.

— Это специально для тебя, — ехидно заметил Локи. — Впрочем, они сами кого хочешь поймают...

— Кто же эти тролли? Неужели те самые сказочные персонажи... — задумчиво произнес я.

И тут я вдруг рассердился на этот указатель: он мне напомнил оракула из храма в мире болот. (Зато благодаря этому кое-что мы все же узнали, если, конечно, нас не обманывали.)

— «Все справки платные, цена справки один гульд», — прочел я вслух очередной ответ. — Сейчас тебе будет один гульд! — рявкнул я.

Все дальнейшее произошло в одно мгновение. В моей лапе оказался жезл, из него ударил ослепительный луч белого цвета. Указатель тоже оказался не промах — мгновенно перескочив в сторону, он уклонился от удара. Попадание пришлось в стоявшую позади него груду камней. Здоровенный булыжник со страшным треском разлетелся вдребезги. Возможно, эта моя бурная реакция была не совсем правильной, но действие возымела.

— «Только для вас, скидка 100 процентов», — прочел я.

— Эффективный способ уговорить, — задумчиво отметил Локи.

— Итак, жду справку, — сказал я, разжав лапу, и жезл вернулся на свое место.

— Интересно, что еще выдаст этот столб? — заметил демон...

— «Тролли — некрупные существа весом три-четыре центнера. Отличаются спокойным, добрым нравом. Питаются путниками, проезжающими через их владения», — прочел я медленно.

— Врет, — категорично вынес резолюцию демон.

— Все?

— Частично.

— Про то, что питаются путниками? — с надеждой в голосе спросил я у Локи.

— Нет, про добрый нрав.

— У тебя есть предложения?

— Приготовиться к неприятностям, — мрачно проворчал демон.

Я инстинктивно сжал лапу, в нее лег жезл. Шит с информацией в одно мгновение растаял в воздухе. Скалы теперь выглядели по-новому, несколько угрожающе и мрачновато. Словно их контуры стали резче и четче. Выбора снова не существовало. Несколько успокаивало лишь одно: дорога без перекрестков, над которой мы летели, была очень прочной, следовательно, существовал шанс, что она могла довести нас до цели.

— Что-то все вокруг весьма угрюмо... — медленно сказал я.

— Мы пересекли границу страны троллей, — внес ясность Локи.

— Как?

— Медленно.

— Но мы же стояли на месте...

— Ты задел кнопку «вперед», когда разозлился на информационный шит.

— Все ясно, придется вперед.

— Можно подумать, до этого можно было назад...

— Да уж.

Я прибавил скорость, и наш медленное скольжение перешло в не слишком быстрый полет над застывшей лентой дороги. Путь забирал вправо, огибая камни. Это все, что удалось разглядеть. Собственно, царство троллей начиналось именно за этим поворотом. Плавно обогнув каменную груду, дорога вылетела в долину. Из-под груды бил родник, образуя ручей, весело журчавший по дну котловины. Дорога цеплялась за правый склон постепенно расширявшейся долины. От неожиданной смены ландшафта я снизил скорость платформы почти вполовину.

— Не пей, козленочком станешь, — пропел я.

— А ты откуда знаешь? — удивился демон.

— Это шутка!

— Никакая не шутка.

— То есть?

— Только станешь не козленочком, а тролленочком, — совершенно серьезно пояснил демон.

— Просто попив воды?!

— Да, ты приглядись к ней внимательно.

Еще больше замедлив скорость, я внимательно присмотрелся к воде. На первый взгляд — вода как вода. Но когда я переключился на второе зрение, то обнаружил много занятного. Источник выбрасывал удивительную смесь: наборы генетических кодов аборигенов (так бы я назвал это в терминах Земли) и энергетический запас для процесса перестройки жертвы. Далее по течению в ручей впадали другие источники, и первый из них полностью нейтрализовал силу источника троллей. Получалось опять по сказке о яблоках, после которых растут длинные носы. Я подумал, что неплохо бы взять это с собой, опять же припомнив сказку, вода могла пригодится. Требовалась сумка. Тут же у меня на плече образовалась сумка из кожи со множеством отделений и способностью быть внутри больше чем снаружи. Для полноты картины ей не хватало замка. Недолго раздумывая, я спрятал под клапаном два ряда крокодильих зубов, которые не были видны снаружи. Они выдвигались, толь если бы попытался залезть кто-то чужой. В одном отделении я разместил две фляги, которые мне удалось создать и закрепить достаточно просто. Я уже знал, что, если закреплять предметы, созданные с помощью энергетических сил, оно начинали существовать сами по себе. Это позволяло, во-первых, не контролировать непрерывно свое создание, во-вторых, даже в случае моей гибели предмет не исчезал. Он становился частью этого мира — в отличие от фантомов и полуфантомов. Причем — и это мне понравилось больше всего — не нужно было непрерывно расходовать энергию. Акт творения становился разовым. Теперь у меня была бездонная сумка для всякой всячины и две фляги, которые нужно было заполнить.

— Ты куда? — всполошился Локи, увидев, что я опустил платформу на дорогу и перелезаю через борт.

— Посмотреть внимательнее... — начал я.

— И сверху видно хорошо, — перебил меня демон.

— И попить водички.

— Ты что, сдурел?!

— А что? — сделал я непонимающее лицо, продолжая спускаться к роднику.

— Троллем станешь!

— Для маскировки так даже и лучше... — продолжил гнуть свою линию я.

— Это шутка? — с металлом в голосе спросил демон.

— Шутка, — ответил я.

— Неудачная, — резюмировал Локи.

Тем временем я преодолел невысокий склон и спустился к роднику. Сделав с десяток шагов вниз по течению, добрался до места, где в маленький ручеек впадал еще один. Вблизи было особенно отчетливо видно, как эти две жидкости сливаясь нейтрализуют свойства друг друга, образуя обычную воду. С последствиями принятия внутрь первой (с генетическим кодом тролля), было более-менее ясно.

— Значит лучше не пить? — спросил я снова.

— Да.

— А из другого ручья?

— Да что на тебя нашло?! — не выдержал демон.

— Может, устал просто, — постарался я разрядить ситуацию.

— Отдохнуть нам здесь не удастся, это точно. Либо ты здесь погибнешь, либо выберешься к воротам Тронного зала, — уже спокойнее проговорил демон.

— Ладно, пить не буду, но с собой наберу.

— Набери, набери, только поехали скорее.

Я достал фляги и наполнил. Одну — водой, превращавшей в тролля, а другую — нейтрализатором. Обе фляги были аккуратно закручены пробками и убраны в сумку. Тут меня посетила хорошая мысль: как различать фляги? Испугавшись, я скользнул вторым зрением в сумку и обнаружил, что и сквозь стенки хорошо вижу содержимое. У меня вырвался вздох облегчения. Я поправил сумку на плече (она, как ни странно, не прибавила в весе) и окинул взглядом котловину. Склон ручья здесь оказался хуже. Пришлось вернуться назад и выбираться рядом с платформой. Еще мгновение — и мы снова двигались вперед.

По склонам уже довольно широкой котловины тут и там виднелись разбросанные камни. Дорога, иногда слегка петляя, тянулась вдоль края ущелья темной лентой, и на ее поверхности почему-то не было ни камней, ни даже песка.

— Почему она такая чистая? — недоумевал я.

— Подметают, — весело ответил демон; его настроение улучшилось.

— Интересно, где наш провожатый?

— Кто?!

— Каменный болван...

— Видимо, далеко оторвался, — задумчиво сказал демон.

Впереди трасса исчезала из виду, огибая очередной гранитный выступ. Дальше в дымке она опять была видна, но рассмотреть то, что скрывалось за поворотом, не удавалось.

— Сбавим ход? — спросил я демона.

— Кажется, там кто-то есть, — в тон мне, тихо ответил он.

Глава 13.

Местный пассажир

Я нажал центральную кнопку, платформа стала замедлять ход. Снизив скорость примерно вполовину, я перестал тормозить. Поворот приближался, и вместе с этим росло беспокойство. Я был готов к опасностям, но ужасный вопль, многократным эхом пронесшийся по горам, привел меня в замешательство. За ним раздались охи и вздохи. Уже на повороте я услышал шум осыпающихся камней, плеск воды и причитания.

— Что это могло быть? — оживился демон.

— Увидим, — ответил я.

За поворотом дорога становилась прямой и шла под уклон. В начале она проходила в узком ущелье, словно разрезав надвое громадную скалу, дальше пейзаж был почти таким же, как раньше. Его разнообразила лишь набиравшая под уклон скорость моя каменная игрушка. Место для засады лучше не придумаешь. Видимо, так решил не один я, вот только нападавшего было не видно. Справа от дороги валялась огромная сучковатая дубина. Она переломилась пополам.

— Хорошо, что у нас есть проводник, — мрачно произнес демон.

— Да, моя голова не выдержала бы такого удара...

— «Отличаются добрым нравом», — напомнил мне демон, хихикнув.

Я обратился к помощи второго зрения, но никого на скале, за скалой или рядом не обнаружил. Это было странно.

— Кто же тут орал — я никого не чувствую... — задумчиво проговорил я.

— Что, по-твоему, шелестело по насыпи? — подсказал демон.

— Ты хочешь сказать, что он сбежал вниз?

— Скорее всего.

Предположение Локи подтвердилось стонами и охами, которые снова раздались откуда-то слева. Тем временем платформа обогнула скалу и снова оказалась на участке дороги, прорезавшем склон котловины. Я затормозил. Дубина валялась справа и, даже сломанная, впечатляла. Мне хватило бы удара и обломком. Слева внизу возле кромки воды стоял, надо полагать, тролль. Он, видимо, был еще молод, хотя ростом уже был повыше меня. И раз в пять толще. Огромные лапищи держали мокрый камень. Бедняга прижимал его к гигантской шишке на лбу, тяжело вздыхая при каждом прикосновении. Тролль явно страдал, боевой дух его — если и был — испарился. Даже крупное лицо с небольшими, широко расставленными глазами и здоровенным носом, не производило устрашающего впечатления. Тролль был одет в штаны и безрукавку. На здоровенных ступнях (еще бы, такая туша) красовались сандалии.

— Фу, ну и красавчик, — проворчал Локи.

— Тролль как тролль, — сказал я так, будто всю жизнь имел с ними дело.

— Да?!

— Жалко мне его, — сказал я задумчиво.

— Иди пожалей... — язвительно проворчал демон.

— И пожалею, — разозлился я.

Я осторожно коснулся внутренней сущности тролля. Агрессией там и не пахло (по крайней мере, сейчас), были только одно огорчение и боль. Камень в его лапе уже нагрелся и не помогал успокоить боль от удара, пришлось лезть за новым в ручей. Больше никаких мыслей у пострадавшего тролля не оказалось. «Ах ты бедняга», — направил я ему свою мысль. Тот поднял голову, продолжая держать камень, и уставился на меня. Я протянул к нему лапу. В ней сверкнул жезл. Для придания театрального эффекта я сотворил небольшую искру, ударившую в его камень. И вместо камня тотчас заискрился такой же кусок горного льда. Тролль мигом прижал его к шишке и облегченно вздохнул. Направив жезл на голову несчастного еще раз, я сосредоточился на шишке. Башка у этого красавца оказалась чрезвычайно прочной, но, видимо, удар оказался настолько силен, что ткани все-таки были повреждены. Довольно быстро мне удалось их восстановить. Тролль облегченно вздохнул и отбросил лед, потом потер место, где минутой раньше красовалась шишка, и покачал головой. Потом произнес (как мне показалось) слова благодарности и принялся карабкаться наверх.

— Удираем? — осведомился Локи.

— Нет, ждем пассажира, — объяснил я.

— Что? — поперхнулся демон.

— Ждем пассажира, — повторил я, наблюдая, как ловко тролль взбирается по склону.

Прошло совсем мало времени, и существо выбралось уже на край дороги. Несмотря на толщину, оно было достойно восхищения. Ни грамма жира, одни мышцы! Этакий клубок мышц. Тролль внимательно смотрел на меня. Во взгляде читалось восхищение.

— Благодарю, я был не прав, — сказал тролль.

— Не стоит...

— Ты великий лекарь и маг! — продолжил пострадавший.

— А что с тобой случилось?

— Понимаете ли Великий, ... — замялся тролль.

— Говори.

— Тролли иногда нападают на проезжающие повозки, — продолжил он.

— Здесь проезжают повозки? — встрял Локи.

— Это ты спросил? — вдруг насторожился тролль.

— Нет, демон из камня, — пояснил я, показывая кольцо с камнем.

Тролль внимательно уставился на камень. Это продолжалось довольно долго. Что могло его так удивить? Наконец, он оторвался от созерцания моего кольца и еще более пристально посмотрел на меня.

— Ты Великий! — восхищенно произнес пострадавший и склонил голову.

— Нет? Я только учусь.

— Молодые тролли не очень умны, — начал говорить тролль, — но природу сил понимаем и мы. Запереть демона — это кое-что значит. Да и твой жезл тоже. Но если ты только начинаешь свой путь, то это впечатляет вдвойне. Далеко пойдешь.

— Так как насчет повозок? — повторил Локи.

— Мне ответить? — спросил тролль.

— Да, — сказал, кивнув я.

— Бывало, и проезжали, но когда — не помню, время тут — понятие относительное.

— Что же с тобой приключилось? — продолжил расспросы я.

— Ну, по замыслу-то мне положено нападать на путников... — произнес тролль и вдруг осекся. — Ох, что же это я говорю!

Решив сделать вид, что ничего не слышал, я накрепко запомнил его слова и продолжал расспрашивать, словно эта оговорка меня совсем не заинтересовала.

— Ты хотел рассказать про неприятность, случившуюся с тобой, — сказал я троллю.

— Я увидел приближавшуюся повозку и спрятался за скалой. Когда она оказалась на середине, из-под ноги у меня случайно вырвался камень, и я подумал, что все пропало. Но путник не обратил на меня внимания Тогда я кинулся вниз и ударил его дубиной, отчего дубина сломалась, а я приложился лбом к его спине — как о гранит. Я завопил и бросился вниз делать холодный компресс, а повозка как ни в чем ни бывало покатила дальше. А потом появился ты, о Великий, — закончил он.

— Нас и дальше ждут подобные встречи? — спросил я.

— Ну... — замялся тролль.

— Можно ли их избежать? — продолжил я свои расспросы.

— Если я поеду с вами, то наверное, да.

— Ты согласен?

— Ты помог мне, хотя обычно троллей не очень-то любят. Поеду. Но ответь мне на один вопрос?

— Только один?

— Ну... на такой вопрос...

— Слушаю тебя.

— Не знаешь ли ты, кто был тот, с гранитной спиной?

— Хи-хи-кс, — ехидно хихикнул демон.

— Замолкни, — рявкнул тролль. Видимо, он не любил демонов и побаивался их.

— Локи, не мешай, — сказал я спокойно.

— Что?! Это Локи? — произнес Тролль, и глаза его округлились.

— Да. Правда, это уже второй вопрос...

— Прости, о Великий!

— Слушай ответ: на первой повозке был мой проводник. Мы ехали вместе, но немного отстали в лесу и вот теперь опять.

— Придется ехать, — вздохнул тролль. — Троллям все равно с ним не справиться, будет только бессмысленная потасовка, которая приведет лишь к погрому.

— Это точно, уложит всех, — злорадно заметил Локи.

— Садись, — сказал я, опустив платформу на дорогу.

— Я не могу сюда забраться, — переминаясь с ноги на ногу, проговорил тролль.

— Тогда прыгай, тут близко.

Тролль разбежался и плюхнулся на платформу. Еще мгновение, и мы повисли над дорогой на прежней высоте. Платформа выдержала его вес. Тролль уселся посередине прямо на дно. Я тронул кнопку «вперед», и мы полетели над дорогой к новым неожиданностям.

— Можно ли убить твоего проводника? — задал тролль еще один мучивший его вопрос.

— Сомневаюсь, — ответил я.

— Он и так мертвец, — пояснил демон.

— Что? — попятился к борту тролль.

— Он не живой, но и не мертвый, — философски ответил я.

— Значит, это испытание теряет смысл, — задумчиво проговорил он.

— Не понял, — переспросил я.

— Надо предупредить остальных, — еще более рассеянно проговорил тролль.

Он сложил ладони рупором и что-то прокричал. Видимо, я научился понимать не только письмена, но и речь, потому что отчетливо разобрал, как тролль прокричал, что с ним идет путник, который очень силен и нападать на него не имеет смысла, что нужно пропустить обе платформы.

— Вот теперь они точно нападут, — мрачно проворчал демон.

— Он сказал, что нас нужно пропустить, — успокоил я Локи.

Тролль уставился на меня. В его глазах было написано такое удивление, что они были готовы выскочить из орбит.

— Ты понимаешь наш боевой язык? — наконец выдавил он.

— Да, — скромно ответил я.

Тролль замолк. Дорога шла по прямой, я еще увеличил скорость. Хотелось догнать проводника. Двигаясь за ним в пределах видимости, я получил бы, пусть небольшую, но все же некоторую свободу выбора.

Прошло несколько минут, и троллю пришел ответ, похожий на вой осеннего ветра. Ему не поверили, его обозвали трусом, напомнили про долг службы и предупредили, что завалят дорогу.

— Вот так, — вздохнул тролль и грустно развел лапищами.

— Что, не верят? — ехидно заметил Локи, догадавшийся, что просто так нас не пропустят.

— Да, — произнес тролль и опустил плечи.

— Тем хуже, — мрачно сказал Локи и добавил: — Я сейчас вспомнил, как впервые он применил здесь силу...

— Как? — заинтересовался тролль.

— Вышиб ворота Замка тысячи миров, причем жезла у него тогда не было, — ехидно закончил он.

— Шутишь?

— Где уж там...

— Мои соплеменники не виноваты, — начал оправдываться тролль.

— Конечно, они просто питаются проходящими путниками... — начал демон.

— Тихо вы, — прикрикнул я. — За поворотом, похоже, засада.

Прямая кончалась, и дорога огибала очередной скальный выступ. Теперь я, так же как и в лесу, заглянул вторым зрением вперед и обнаружил грустную картину. За поворотом, в трех сотнях метров, там, где начинался подъем, мой проводник потерял скорость и остановился. Он уперся в гигантскую каменную балку, которая оказалась брошена поперек дороги. Пока я просматривал местность, платформа успела обогнуть поворот. Я остановился на расстоянии метров ста от препятствия, так как все равно повернуть в сторону было невозможно. Куда? Вправо уходил склон, усыпанный камнями, и до него нужно было еще добраться. Дорога пролегала посередине небольшого плато (метров сто шириной), которое заканчивалось справа уступом, и лишь за уступом начинался склон котловины. Слева, где-то внизу звенел невидимый с дороги ручей. Прямо по курсу путь перегораживал мой замерший проводник. Но, видимо, история, произошедшая в зарослях кустарника, повторилась — платформа стала накапливать энергию, предназначавшуюся для движения.

— Влипли, — констатировал Локи.

— Теперь они нападут, — грустно заметил, озираясь по сторонам, тролль.

— Это не самое худшее, — отметил я, дав задний ход.

— Почему? — удивился тролль.

— Ты вспышку в зарослях кустарника видел? — поинтересовался демон.

— Да, а что?

— Там платформа тоже застряла, — злорадно заметил Локи.

Мы успели продвинуться до середины расстояния между поворотом и лежавшей поперек дороги балкой. Мне показалось, что позади кто-то есть. Я обернулся. Рядом с дорогой стояли три здоровенных тролля, вооруженных сучковатыми дубинами. Мой пассажир по сравнению с ними казался пятилетним ребенком. Пришлось остановиться. Иметь в тылу таких красавцев было попросту опасно. Пришлось несколько приморозить их к земле, вытянув из них всю силу. Тролли было дернулись, но у них ничего не получилось, а один упал. Я снова обратился вперед, с уступа спрыгнуло еще двое троллей и направилось к нам, — пришлось закрепить и этих. Получилось пять вполне приличных статуй. Правда, вышло не очень удачно — либо мой опыт был недостаточен, либо тролли плохо поддавались такому способу обездвиживания, — они продолжали медленно наступать, вяло переставляя ноги.

— У нас мало времени, — сказал демон.

— Сам знаю, — огрызнулся я.

Таких вещей я еще не разбивал. Подойти и попытаться разрубить мечом? Нет, здесь нужно другое решение. Я попробовал разбить гранитный монолит. Я поднял лапу, кисть согнулась, ожидая жезл. Тот не заставил себя ждать. Я сосредоточился, подключившись к жезлу и застрявшей впереди платформе. Вокруг жезла зазмеились зеленые искры. Тролль уставился на меня круглыми глазами.

— Что таращишься? Ложись на дно, если хочешь уцелеть! — зашипел на него Локи.

Тролль плюхнулся набок, продолжая вполглаза все-таки наблюдать за моими действиями. Я мысленно приказал платформе опуститься и прилипнуть к дороге. Нападающие перестали брести, как сонные мухи, и замерли. Я воспользовался этим и накрепко приморозил их к земле (чтобы не унесло). Проверив все в последний раз, я понял, что убрать монолит нельзя: он был вмурован! Разбираться в устройстве такого шлагбаума не оставалось времени — энергия упершейся в него платформы очень быстро приближалась к критическому объему. Пришлось начать. Жезл окутался зеленым туманом, молнии стали гуще и теперь вились по спирали вокруг моей лапы. Мира больше не существовало, я был сосредоточен только на цели. Вероятно, будь я поопытней, я смог бы найти и более элегантное решение, но увы, мой путь только начинался. Собрав все силы и сконцентрировав внимание, я представил себе огромный молот шириной в дорогу, набравший колоссальную скорость и мощь. Молот несся навстречу препятствию. Причем в последний момент я явственно ощутил, что в состоянии, ударить по монолиту, пропустив сквозь молот платформу. Монолит и молот встретились. Раздался треск ломающегося гранита. Почва содрогнулась, словно произошло землетрясение. Кусок шлагбаума шириной как раз с дорогу оторвало, как срезало, и он, набрав колоссальную скорость, описал плавную дугу и скрылся за холмом. Через несколько секунд донесся звук, сильно напоминавший грохот кирпича, угодившего в медный таз. Только какого же размера был таз? Препятствия больше не существовало, я втянул лишнюю энергию обратно в жезл. Увлекшись, я не заметил, как ослабил контроль над нападавшими. Пришлось обернуться назад. Лед, прикреплявший их к земле, треснул, но тролли стояли неподвижно, опустив дубины на землю. Никаких попыток напасть они больше не предпринимали. Первым пришел в себя маленький тролль, сидевший рядом со мной.

— Ну что, предупреждал я вас? — пропел он на боевом наречии, напоминавшем ветер в ущелье.

Тролли согласно закивали головами.

— Великий, между прочим, вылечил меня, — продолжил тролль уже своим обычным голосом.

— Что же ты не сказал раньше?

Прежний боевой настрой исчез. Тролли зашептались, их речь напоминала шелест осенних листьев, колеблемых холодным ветром. Они хотели пригласить меня в гости. Но тут я почувствовал, что один из спрыгнувших вниз с уступа придерживается иного мнения. Он подкрадывался ко мне. Коснувшись его внутренней сущности, я понял, что основным удовольствием тролля является сон. Тролли были большие сони! Я воспользовался этим, усилив, никогда не проходившее желание выспаться до предела, и когда я в следующий раз взглянул на тролля, тот сладко спал, подложив под голову сучковатую дубину. Его приятель озадаченно уставился на своего напарника, затем стал его трясти, пытаясь разбудить.

— Не старайся, отнесете домой, тогда проснется, — произнес я и добавил, снова повернувшись к тем троим, что прежде преграждали путь к отступлению: — За приглашение спасибо! Может быть, когда-нибудь и приду.

Тролли ошалело уставились на меня. Недоумение оказалось столь велико, что никто не смог и слова сказать. Повисла гнетущая тишина.

— Да, он знает наш боевой язык, — произнес маленький тролль.

— Тогда счастливого пути, — произнес один.

— Что-то они слишком умны для троллей... — проворчал демон.

— С тобой кто-то еще? — озадаченно спросил тот же тролль.

— Да, один демон, по имени Локи.

— Значит ты и есть Великий QWERTY?

— Хи-хи-кс, — гнусно хихикнул демон.

— Откуда вам это известно? — мрачно спросил я. Подобная информированность начинала настораживать.

— Да так, слухи, — ушел от ответа тролль.

Мне стало окончательно ясно, что добиться от них толкового ответа не удастся. Но с тем, что сказал Локи, я полностью согласился — что-то не очень вязались внешний вид с сообразительностью и осведомленностью этих якобы глупых созданий. Немого поколебавшись, я решил, что вряд ли найду решение сейчас, и помахал на прощанье стоявшим троллям. Правда, оставался еще мой пассажир...

— Ты едешь дальше? — спросил я его.

— Нет, во мне нужды больше нет, — ответил он и, легко перемахнув ограждение, оказался на земле.

Глава 14.

Выход из тупика

Я плавно поднял платформу и коснулся кнопки «вперед». Нужно было догонять проводника, который снова двинулся вперед. Проехав мимо остатков монолита, я сам удивился силе нанесенного удара. Кусок оказался просто выбит, остальное торчало с обеих сторон двумя куцыми обрубками.

— Думаю, они нас больше не потревожат, — философски заметил демон.

— Лучше проверить, — произнес я.

Снова выслав часть своего восприятия вперед, я попытался обнаружить опасность. Но ничего примечательного не заметил. Не очень далеко укатившая первая платформа плыла над дорогой совершенно беспрепятственно.

— Путь свободен, — доложил я вслух.

— Еще бы, нужно быть или психом, или самоуверенным болваном, или иметь очень серьезную цель... — философствовал демон.

— Для чего?

— Чтобы встать на твоем пути после такого...

Я прибавил ход почти до максимума и быстро догнал первую платформу, пристроившись сзади. Теперь скорость моя была ограничена. Впереди дорога огибала очередной гранитный уступ. Обе платформы неспешно проплыли мимо. Слева внизу бежал изрядно набравший силу ручей. Скалы по обе стороны котловины стали выше, она все больше походила на ущелье.

Наконец мы обогнули очередной гранитный утес, и я увидел, что дальше дороги не было. Впрочем, не совсем не было: она делала еще один изгиб и упиралась в огромные медные ворота. Ворота были прямо в скале. Я решил, что они медные, по двум причинам: во-первых, они имели красноватый цвет, присущий чистой меди, а во-вторых, были изрядно помяты, что говорило о том, что они из мягкого материала.

— Так вот отчего был грохот кирпича по медном тазу, — заметил демон.

— Попадание точное, — с гордостью произнес я.

— Хотя и случайное, — не без иронии отметил Локи.

— Ну и что?

— Пустят ли нас после такого...

— Будем считать, что мы постучали.

— Ну-ну...

Тем временем мы преодолели последний поворот и поплыли по прямому участку дороги. Она закончилась. Серая лента исчезала перед воротами. Медные створки были высотой примерно в три моих роста, а шириной чуть шире дороги. На расстоянии метров двадцати от ворот мой проводник замер. Пришлось остановиться и мне. Над аркой висел дорожный знак «Тупик».

— Здесь вход в Тронный зал? — обратился я к демону.

— Ничего подобного, — ответил тот и задумался.

— Но нам нужно вперед...

— Будешь ломать? — по-деловому осведомился Локи.

— Что-то я здесь превращаюсь в взломщика дверей...

Закончить эту мысль я не успел. Створки раскрылись. На пороге стоял гном. Именно такими я представлял их по земным сказкам. Манерой двигаться он напоминал кого-то, кого я уже видел, — причем недавно, здесь, в заповеднике...

— Слушай, Локи, кажется, этот гном похож на... — начал я думать вслух.

— Стучали? — перебил меня гном, и мысль потерялась.

— Да, а что?

— Тогда прошу в подземное царство.

— Ты кто? — встрял демон.

— Тут — просто привратник, — ответил, нимало не смутившись вопросом, гном.

И это меня насторожило, словно гном уже знал о демоне. До сих пор, услышав о нем, все проявляли разную степень интереса или удивления. В голове что-то вертелось, но мне никак не удавалось сосредоточиться.

Передняя платформа проплыла под арку. Я двинулся следом. Тут произошло еще кое-что, отчего я насторожился еще больше.

— Что значит «тут»? А кто ты в другом месте? — продолжил расспросы Локи.

Вместо ответа гном попятился в темноту и растворился. Когда мы въехали внутрь, ворота захлопнулись. Глаза быстро привыкли к темноте, да и дорога слабо светилась, что позволяло сносно видеть свод и стены.

— Почему он удрал? — недоумевал демон.

— Может быть, ему не понравился вопрос?

— Но чем?

Путь плавно поворачивал в правую сторону. Продолжая двигаться вперед, я чуть отставал от проводника. Разговаривая с гномом, я несколько задержался, и теперь между мной и моим каменным болваном образовалась небольшая дистанция. Первая платформа успела уже проехать метров тридцать, когда я оказался в пещере. Это был колоссальный зал, где от пола поднимались сталагмиты и с потолка свисали сталактиты. В неведомо откуда взявшемся свете поблескивали разноцветные кристаллы. Пещера казалась просто волшебной. Идиллию нарушил свист падающего предмета. Не долетев сантиметров тридцать до головы каменного истукана, предмет расправил крылья.

— Ого! — вырвалось у Локи.

Существо, похожее на летучую мышь, выпустило когти и вцепилось в голову истукана. «Мышь» забила крыльями и отчаянно заскребла гранит. Я вскинул жезл и выпустил по ней энергетический заряд. Эффект это произвело потрясающий.

— Кажется, ты сделал что-то не то... — испуганно пролепетал демон.

— А что?

— Да ты посмотри!

«Мышь» засветилась и выросла примерно в два раза. Если учесть, что она и раньше была с кошку...

— Не выходит, — вздохнул я.

— Но это еще не все! — с ужасом в голосе проговорил демон.

— Я ничего не слышу... — возразил ему я.

Докончить фразу мне не удалось. Далеко впереди послышался шум крыльев. Видимо, приближались какие-то летающие твари. Нужно было что-то быстро предпринять, чтобы не вышло как с первой... Вспомнив про мощь жезла, я содрогнулся...

— Хотя постой! — закричал я.

— Кто? — не понял Локи.

— Идея!

— Какая? — заинтересовался демон.

— Можно перевернуть процесс! — радостно сообщил я.

— В смысле?

— Сейчас увидишь!

Я снова поднял жезл, только теперь для того, чтобы реализовать прямо противоположную мысль. Направив его на продолжавшую скрести статую «мышь», я слился с жезлом и потянул энергию. Занятно, тварь при этом забыла про цель. Она оставила в покое статую и уменьшился до прежних размеров. Хорошая мысль должна иметь продолжение, и я втянул в жезл остальные силы, ожидая увидеть упавшую тушку, но не тут-то было! Тварь стала растворяться и превратилась в струйку сизого дыма, который через несколько мгновений бесследно исчез в моем жезле! Я сообразил, что получил неплохого исполнителя. Теперь у меня была матрица энергетического зверя и к тому же несколько пополнился запас энергии.

— И никаких следов... — восхищенно отметил демон.

— Куда подевалась?! — поддразнил я Локи, который или не сообразил, что произошло, или притворился.

— Справишься с остальными?

— Попробую.

Впереди в полумраке показалось множество черных точек. Твари неслись прямиком на платформы. Причем, их хватило бы и на обе сразу. Направив жезл в их сторону, я вновь слился с ним, раскинув конус энергетической сети. Контролируя каждый узел, каждую ячейку, я ждал. Стая на полном ходу влетела в конус и заволновалась, почувствовав что-то неладное. Но было поздно. Я закрыл выход. Твари бились, кидались на сеть, теряя энергию, и каждый взмах уменьшал их силы. Еще немного потрепыхавшись, «мыши» потеряли цель и затихли, повиснув на ячейках сети. Теперь я мог их немного рассмотреть. Это были создания, явившиеся из кошмарных снов. Энергетические твари с синтезированной оболочкой, они казались неуязвимы. Видимо, любая энергия, ударявшая в их броню, лишь увеличивала объем и силу (интересно, какой заряд могла выдержать эта тварь?). Но тут им крупно не повезло: ощутив устойчивый отток энергии, они пришли в замешательство. Бороться с таким они не умели.

Внешне твари походили на обычных летучих мышей, только очень крупных. Большие острые зубы, огромные глаза и никаких мозгов — так выглядела голова. Перепончатые крылья с острыми шипами на концах, мощные задние лапы с длинными острейшими когтями, стальной панцирь. Неплохое орудие. Вот только как оно действует? Все это время мы продолжали неспешно двигаться вперед, а так как скорость моей платформы оказалась чуть больше скорости проводника, передний край ее вскоре уперся в кромку гранитной плиты, и я сумел рассмотреть голову каменного истукана. Это произвело на меня неизгладимое впечатление. Коготки «мышки» оставили в камне громадные борозды. Силой она обладала необычайной. Такие слуги очень могут пригодиться, мелькнула мысль.

— Глядя на голову статуи, я в который раз радуюсь, что ты создал сначала ее, — удовлетворенно проговорил Локи.

— Да уж, — согласился я с ним.

— Ты развеешь оставшихся тварей?

— А что?

— Бывало, ты отпускал нападавших, — язвительно отметил демон.

— Нет, этих не отпущу.

Но у меня имелись свои планы. Теперь, оставшись без цели, «мышки» стали просто машинами. Стоит их слегка модернизировать, и они еще очень даже могут пригодятся. Приняв окончательное решение, я втянул сеть вместе со всем уловом. Теперь у меня оказалось тридцать готовых матриц для создания ценных помощников. В сущности, я мог теперь воспроизвести подобное существо и без матрицы, с помощью жезла, но с ними было надежнее.

Покончив с «летучими мышами», я решил двигаться дальше в некотором отдалении от гранитного проводника: как показал опыт, дистанция в таких случаях могла оказаться очень полезна. Тем временем мы почти достигли конца пещеры. Дорога иногда петляла среди каменных глыб, но платформы ровно плыли вперед.

За очередным поворотом стали видны еще одни ворота. Они отливали белым золотом. Золото (как и медь) не прочный металл, и потому я решил, что это наверняка просто отделка.

— Опять ломать, — грустно отметил я.

— Что-то мне это не нравится... — снова начал ворчать Локи.

— Чем?

Но его речь была прервана музыкой, такой же чарующей музыкой, как и в галерее.

— Больше меня не слушай, ничего ни у кого не бери и иди только вперед — чтобы тебе не пели, даже я, — скороговоркой выпалил демон.

— Почему?

— Потом объясню, берегись искушений!

Музыка заиграла громче, и ворота распахнулись. Мы вплыли в богато отделанный зал. Двери за моей спиной закрылись, платформы замерли. Появился тип , одетый как визирь из восточной сказки. Он вышел прямо из стены, прошествовав между двух рядов воинов с саблями наголо. Музыка стала тише, словно отошла на задний план.

— Приветствую, тебя, о Великий QWERTY, — произнес он кланяясь.

— Приветствую и тебя.

— Кто ты? Очень уж ты похож на... — начал демон.

— Рад слышать и тебя, Локи, — несколько насмешливо произнес похожий на визиря.

— Кто же ты? — естественно, поинтересовался и я.

— Хранитель сокровищ!

— Каких еще сокровищ?

— Увидишь!

И снова мне показалось что-то знакомое в этом опереточном визире. Но что? Сосредоточиться мне не дали. В руках у визиря появился поднос с кубком и глубоким блюдом.

— Прошу тебя отведать твое любимое блюдо, — произнес визирь, протягивая это мне.

Поднос оказался прямо напротив моего лица. Видимо, и этот, как и тролль, не мог ступить на дорогу. По счастью, дотянуться до платформы ему не удалось. В великолепном кубке булькала какая-то дрянь, когда запах дошел до меня... — смесь гниющей болотной тины с тухлой рыбой. На блюде же копошились какие-то пиявки, или что-то вроде, длиной с карандаш. Я отшатнулся.

— Не стесняйся, — продолжил напирать визирь.

— Я этого не ем, — по возможности вежливо ответил я.

— Ну что ты, тут все свои, — сказал хранитель сокровищ.

— Не ем я эту дрянь, — рявкнул я.

— Ты же сам написал, что это единственное блюдо, против которого ты не в состоянии устоять! — не отставал визирь.

— Где написал?

— В анкете.

— В какой еще анкете?

— Не надо притворяться — ешь. Никто не увидит! — произнес визирь и приготовился прыгнуть на платформу.

— Сейчас они тебе еще подружку приведут, — мрачно произнес Локи; иронии в его голосе не было.

— Это мы мигом, если ты любишь поесть в компании! — обрадовался визирь и поднял свободную руку, готовясь щелкнуть пальцами.

Мои нервы сдали. Я представил себе подружку с радостью уплетающую с подноса это блюдо и запивающую из кубка... В глазах потемнело. Я непроизвольно вскинул жезл.

— Ох, что сейчас будет... — очень тихо и с нескрываемым ужасом произнес демон.

Содержимое кубка и блюда попросту испарилось. Блюдо, поднос и кубок оказались впечатаны в стену за спиной визиря. За доли секунды они пролетели между стражниками и украсили стену. Выцарапать их оттуда было вряд ли возможно. Мой взор обратился на визиря...

— Ну и воля же у него... — процедил тот и растаял вместе со стражей.

Снова я остался один, если не считать демона. Самообладание вернулось быстро.

— Выходит, Великий QWERTY питается этой дрянью, — задумчиво, без тени издевки, констатировал Локи.

— Получается, что в генераторе Пандоры я набрал не только имя...

— Но ты же ничего не вводил? — удивился демон.

— Там были установки по умолчанию и примеры.

— То есть?

— Если ничего не набирать, то вводиться значение, имеющееся в базе данных, — пояснил я.

— Ну и дрянь же ели эти наиболее вероятные посетители... — проворчал демон.

— Не факт. Вполне возможно, что у создателей этой штуки было чрезвычайно развито чувство юмора, — возразил я.

— Ну, знаешь, и шутки у них...

— В другой обстановке, я, может быть, и посмеялся бы.

— А как же прознали эти? — удивился Локи.

— Могу высказать только догадку: похоже, генератор связан с единым информационным полем, вот они и воспользовались, — изложил я свои соображения.

Светскую беседу прервали звуки все той же музыки. На этот раз она заиграла громче. Двери распахнулись — но не те, через которые мы вошли, а следующие. Платформы очень медленно двинулись вперед. Стоило нам пересечь порог, как двери с шумом захлопнулись.

Сказочные пещеры, существовавшие в моем воображении, оказались лишь жалким подобием того, что я здесь увидел. Мерцающий свет тысяч факелов озарял это великолепие. Свод терялся где-то в полумраке, — определить высоту потолка я не смог. Дорога петляла среди высившихся гор золотых монет и украшений, сделанных из всех благородных металлов, какие я только был в состоянии себе вообразить. Сундуки и шкатулки с драгоценными камнями стояли наполовину утопая в золоте. Чего там только не было — оружие, кованые доспехи, — всего не перечесть. Сквозь музыку то и дело звучали голоса, приглашавшие взять горсть камней, примерить доспехи, остаться среди этого великолепия.

— Ах, хочу туда, — услышал я голос Локи.

— Интересно, каким образом? — произнес я со всей язвительностью, на которую был способен.

— Разве ты не хочешь остаться и перебирать эти камни вечно? — недоумевал демон.

— Нет, — спокойно ответил я.

Тем временем наш маленький караван неспешно плыл над дорогой. Одно наблюдение несколько озадачило меня — ни один камень и ни одна монетка не выкатились на дорогу. Я присмотрелся и увидел вторым зрением под горами золота множество скелетов. Среди них были и человеческие. Видимо, искатели богатств достигали этого места и оставались тут навсегда. Золото прочно хранило свои тайны. Но для меня после соблазнов информационного мира это уже не казалось искушением. Власть золота оказалась бессильна надо мной. Теперь я понял, что богатства занимают в мире отнюдь не главное место, а уж если что и менять на золото, то только не власть над силой. Так философствуя про себя, я плыл на своей платформе между золотых гор. Сверкали кучи бриллиантов и рубинов, но я искал выход, а не богатство. Мне стало неинтересно.

— Слушай, Локи, если это очередное искушение, то оно мне уже надоело, — скучным голосом произнес я.

— Как, ты не хочешь ничего взять?

— Если откровенно, то нет.

— Странно...

— К тому же все, кто начинал рыться в грудах золотых монет, так там и остались, — пояснил я.

— Тогда можешь выбрать себе одну вещь на память об этом приключении, — произнес голос, да так громко, что потом эхо долго гуляло под сводами пещеры.

— А если я не хочу?

— Ну ты и нахал, — прошептал демон.

— Тогда не выйдешь отсюда, — ответил голос.

Прямо передо мной над дорогой материализовалась статуя демона, сидевшего в позе лотоса. Она была золотой (или по крайней мере позолоченной), по стилю она напоминала индийскую. Громадина закрывала собой путь. Обойти я ее не мог по двум причинам: не хотелось идти пешком, и кроме того я обнаружил силовые ловушки. Изучая пути возможного отхода, неожиданно я заметил интересный предмет. На шее демона висел медальон, защищавший своего владельца. Надо отдать должное этой вещи, силой она обладала необычайной. Но за спиной статуи в защитном поле имелся узкий канал. Внимательно рассмотрев медальон, я понял, что эта вещь мне не помешает.

— Я беру вот это, — громко и отчетливо произнес я, указав когтем на медальон.

— Что ж, он твой. Если сможешь — бери, — пронесся по залу вздох.

В лапе у меня оказался жезл. Самое время проверить «мышь», мелькнуло в голове. Подключив свое "я" к жезлу, я попробовал воссоздать копию «мыши». Вокруг жезла потянулся, извиваясь, зеленоватый дымок, и через несколько мгновений из него образовалась «летучая мышь». Она взмахнула крыльями и уселась на лапу, аккуратно обхватив ее когтями чуть выше запястья. «Мышь» потянулась и вопросительно посмотрела на меня.

— Ох, — только и молвил демон.

Энергетическая машина ждала указаний. Я попробовал мысленно отдать приказ: принести медальон, проникнув через проход в защитном поле за спиной статуи. «Мышь» взмахнула крыльями и полетела. Я словно летел с ней, направляя ее. Наверное, со временем я смогу научиться сам переносить предметы посредством мысли, но пока умения хватало лишь что-нибудь подвинуть. Летучий исполнитель оказался явно больше прохода в защитном поле, пришлось чуть отобрать энергии, и он стал немногим больше воробья. Теперь «мышка» беспрепятственно проникла под защиту, аккуратно взяла в коготки цепочку и приподняла. Потом она поднялась над головой статуи, и защитный экран тотчас исчез. Я снова добавил своему создании энергии, и «мышь» обрела прежнюю силу. Она мигом домчалась обратно и сбросила мне на лапу цепь с медальоном. Затем повисла прямо передо мной в воздухе. Я мысленно произнес, обращаясь к помощнику: «Благодарю». После чего тот обратился в дым и втянулся в жезл. Лапа разжалась, а жезл исчез за поясом.

— Хитер и умен, — произнес пещерный голос, и статуя растаяла в воздухе.

Я рассмотрел медальон. Он висел на тонкой цепочке представлял собой пластину какого-то белого металла. Вдоль кромки был виден едва заметный след стыка двух половин. Я еще раз всмотрелся. Это было защитное устройство, у которого, впрочем, был небольшой изъян: если оно просто висело на шее хозяина, то часть поля оставалась незащищенной. Собственно, потому мне и удалось снять медальон с шеи статуи. Необходимо было постоянно держать его под контролем, что в данном случае (для статуи) было маловероятно. Хотя и статуи бывают разные, например художник Замка... Но если хозяин медальона контролировал защиту, то тогда можно было закрыть единственную ее брешь. Кроме защитной функции, медальон выполнял еще кое-что. Детальный осмотр позволил мне найти магический замок, я повернул два диска и увидел ряд картин из жизни, видимо, прежнего владельца или, точнее владелицы медальона. Картинки мелькали, одна сменяя другую. Я увидел хозяйку еще несмышленым ребенком, видел, как на нее надели медальон, но мне это показалось неинтересно, и потому здесь я все пропустил. Но вот последние были по-настоящему любопытны. Прелестную женщину тащат куда-то, она срывает и бросает медальон. Что ж, приобретение сомнительное. Главного — чье оно и как попало на шею каменного истукана — я так и не узнал. Более того, в сердце закралось очередное предчувствие. Я подумал, что с этой хозяйкой я когда-нибудь еще встречусь, но это будет нескоро и после многих испытаний. В довершение ко всему все время казалось, что ее лицо я уже видел, только где? Подумав с минутку, я решил, что пока могу про медальон забыть, — он не смог защитить владелицу, а уж случайного хозяина и подавно не защитит. С этими мыслями я опустил его в сумку.

— С приобретением, — поздравил демон.

— Да уж, — мрачно проворчал я.

— Лучше бы камень красивый попросил, тут их столько...

— Подожди, — сказал я сам себе.

— Что?

— Не сбивай.

— Молчу.

— Кажется, я начинаю догадываться, в чем дело, — становясь еще мрачнее, сказал я.

— Может быть, ты ошибаешься?

— Помнишь маленького тролля и его странные оговорки?

— Да.

— А гнома и визиря с их осведомленностью?

— Ты хочешь сказать, что они...

— Одно и то же существо!

— Да, в них было что-то общее, — задумчиво проговорил демон. — Я думал, мне показалось...

— Значит, большинство предметов здесь всего лишь декорации, хотя и очень искусные, — сердито проговорил я.

— Но...

— Понял! — вдруг заорал я.

Мысли как-то сразу прояснились, и все встало на свои места. Я вспомнил, как при прохождении через карту кто-то словно заглянул внутрь моего "я". Видимо, путь соответствовал моей внутренней сути. Неплохой спектакль. Вот только интересно, что тут из ничего, а что из моей же головы. Я кратко изложил демону родившуюся догадку.

— Занятно, — отметил он, — но как это проверить?

— Экспериментировать!

— Ты серьезно?

— Да.

Я отправил свою мысль в свободный полет. Если я прав, мне ответят. После паузы золото и прочие соблазны исчезли бесследно. Но считать ли это ответом или очередной сменой декораций?

— Ну и что? — поинтересовался Локи.

— Надоело, — сердито произнес я, поднимая лапу с жезлом.

— Может, не стоит? — боязливо спросил демон.

— Иначе мы отсюда не выберемся никогда.

— Прикончат нас...

— Снимите декорации, — произнес я обращаясь в пространство, — или я уберу их сам.

Никакого ответа не последовало. Я сжал жезл и стал втягивать энергию из дороги и каменных стен пещеры . Вокруг жезла образовалось вращающееся облако зеленого света и искрящейся пыли.

— Хорошо, — прозвучал голос.

— Что хорошо?

— Мы согласны убрать. Только все или часть?

— Все. Оставить только то, что принадлежит этому миру, — властно приказал я.

Мир вокруг стал терять отчетливость, приобрел полупрозрачные контуры, наполненные переливающейся звездной пылью. Пропали стены пещеры, ущелье, стали зыбкими контуры гор; прежней осталась только дорога. Мир вокруг выглядел теперь, мягко говоря, странно. Не существовало ничего, только серая лента дороги время от времени странно мерцала цветными искрами. Она вилась в пространстве, раскладывая свои петли и исчезая вдали. На сколько хватало глаз, все было пусто. Совсем пусто. Мое второе зрение пыталось найти хоть что-то, но там не было ничего — только энергия и какие-то тени, напомнившие мне о мойре. Мир казался стерилен и ждал творца.

— Это все, что осталось? — удивился я, обращаясь к теням.

— Да, — ответили мне из тумана.

— Откуда же декорации?

— Из твоей памяти...

— Получается, все это создал я?!

— Отчасти это верно, в части сценария — уж точно.

— А как же действующие лица? — встрял в разговор Локи.

— Они получили внешность, основываясь на твоих воспоминаниях, но наполнили ее мы, — разъяснили из тумана.

— То-то мне показалось, что тролль странноват, да и гном с визирем повадками слишком уж на него смахивали, — размышлял я вслух.

— Увы, исполнителей мало, ролей много. Не всегда игра достойна.

— Значит, все сокровища — блеф для отвода глаз? — разочарованно произнес демон.

— Ну почему же?! — обиделись в бездне.

— То есть? — удивился уже я.

— Проще что-то одолжить или переместить, чем создавать заново. Особенно если в данный момент это никому не принадлежит, — внес ясность тот же голос.

— Говорил, проси что-нибудь получше, — заворчал демон.

— Его выбор не так уж плох, — с какой-то другой интонацией произнесли из тумана.

— В каком же это смысле? — теперь заинтересовался я.

— Всему свое время...

— Вы не объясните? — не отставал я.

— У тебя сейчас другие проблемы, — произнес голос.

— Ваше время истекло. В мире карты без декораций можно находиться недолго. Ты сам поставил точку и сжег мосты. Прощай, — донеслось до меня, и тени растаяли.

— Одни вопросы, а где ответы? — задумчиво произнес я.

— Лучше посмотри назад... — испуганно привлек мое внимание Локи.

Обернувшись, я увидел очень неприятную вещь. Казавшаяся до сих пор столь прочной дорога вела себя более чем странно. Вдалеке по ней двигалось пламя. Оно очень походило на бенгальский огонь. Весело рассыпая искры, пламя весьма резво неслось по нашему следу. Нужно было спасаться. Я повернул голову и увидел всполохи и пока маленькую, но резвую светящуюся точку.

— Как же мы прорвемся? — ошарашенно спросил демон.

— Ты это у меня спрашиваешь? — ехидно поинтересовался я, продолжая всматриваться в ближнее пламя.

— А у кого же?

— Прорваться не удастся... — очень грустно произнес я.

— Почему? — не понял Локи.

— Точнее прорваться, может, и удастся, вот только куда?

— Вперед!?

— Это не пламя на дороге, это горит дорога!

— Как?

— Как бенгальская свечка, только без остатка...

— Что же делать? — снова приставал демон.

Последнее время пользы от него было не слишком много. Видимо, Локи хотя и числился весьма известной личностью, но либо давно сидел в заключении и мир успел слегка измениться, либо он побывал далеко не везде... Так как истина часто находится посередине, скорее всего, и то и другое. Впрочем, мысль уже крутилась рядом. Из-за этого демона моя жизнь оказалась поставлена на карту... Это и послужило ключом.

— Стоп, карта... — заорал я.

— Чего?

— Идея!

Я начал судорожно шарить по сумке. Наткнулся на медальон, аккуратно лежавший в кармашке. Две фляги и все...

— Ну где же?

— Что, «где»?

— Да карта!

Принявшись за карманы одежды я нашел целый ворох всякой ерунды, даже несколько монеток. И наконец — ее.

— Вот, — облегченно произнес я, доставая из кармана картонку, благодаря которой мы попали сюда.

Видимо, это был наш шанс. Бенгальскому огню оставалась пара поворотов, и он поглотил бы и нас. Ползшая впереди каменная платформы мешала мне. Впрочем, без нее ситуация выглядела бы ненамного лучше: и впереди уже отчетливо стал заметен весело поедавший дорогу встречный огонек. Проверять, куда я свалюсь или насколько горячий факел получится из меня, желания не возникло. Взяв картонку в руку, я обнаружил, что она превратилась в игральную карту, но без рисунка. Это была запасная карта колоды! Я попытался представить себе на ней ворота Тронного зала. С первой попытки ничего не вышло. Уже слышалось потрескивание огня, пожиравшего дорогу. Еще немного, и пришлось бы прыгать вниз (хотя какой может быть верх или низ в мире, где ничего не существовало?). Я снова смотрел на карту. Может быть, она здесь не действует? Мысли у меня смешались, прошиб холодный пот (видимо, сказывалось человеческое прошлое). Я невольно расслабился, воображение осталось без контроля и само набросало слабый контур дверей Тронного зала. Теперь важно было не потерять образ и закрепить успех. Рисунок проступил четче, заполнился краской. Еще мгновенье — и я словно смотрел через окно на ворота и часть галереи...

— Уфф, теперь можно, — облегченно произнес я.

— Что можно?

— Вернуться в Замок.

Я всмотрелся в рисунок, и все повторилось, как в предыдущий раз. Картина поглотила меня, и через несколько минут я стоял в галерее Замка, сжимая в руках карту. Ее поверхность была чистой.

Глава 15.

Тронный зал

Теперь я находился по другую сторону пропасти. Довольно обширная часть галереи перед воротами имела вполне реальный вид. Я оказался как раз посередине.

Здесь галерея была почти такой же, как и в начале.. Разница заключалась лишь в том, что окна здесь шли по обеим сторонам колоннады. Слева красовался все тот же горный пейзаж. Справа картина была иная. Там за окнами раскинулось море. Бесконечная синева до самого горизонта и лишь редкие клочья пены на гребнях волн.

Затем мой взгляд обратился к воротам Тронного зала, к которым я так стремился (или, точнее, вынужден был стремиться; впрочем, если говорить честно, со временем это превратилось и в мое желание).

Огромные двустворчатые врата сплошь покрывала резьба, узор которой напоминал лепнину на потолке галереи и капителях колонн. Ворота были выполнены из того же материала, что и мой жезл. В самом центре, на стыке створок, красовалась огромная печать, очень похожая на ту, которой я запечатал генератор Пандоры, лишь немного с иным рисунком. Створки плотно примыкали друг к другу, не оставляя нигде ни щели.

— Не смотри на резьбу, — зашипел демон.

— Почему?

— Я тебе уже, кажется, говорил.

— Что-то не помню...

— Стража явится, — шепотом пояснил демон.

— Ладно, — согласился я, — только что дальше-то?

— Нужно пробраться в зал.

— Интересно как? Эту дверь мне не выломать!

— Ты что, ее нельзя трогать

— Почему?

— Ну, тогда ты всех выпустишь, если, конечно, до трона доберешься...

— Кого всех?

— Да претендентов на трон.

За разговором я медленно двигался к вратам, не зная толком, что предпринять, и не заметил, как пересек очередную магическую черту. Почти сразу я ощутил за спиной чье-то присутствие.

— Отъездились — тихо и очень мрачно сказал демон.

— Почему? — удивился я.

— А ты обернись, — еще мрачнее проговорил Локи.

Что я и сделал. Сначала я попросту охнул. Мне даже показалось, что это подарочек из моего мира и времени: прямо передо мной в воздухе висели два не то «фантома», не то «СУ-27» — я в них не слишком хорошо разбирался. Но тут я заметил, что эти штуки замерли в воздухе совершенно неподвижно и беззвучно. Похожими на земные машины они были только на первый взгляд.

— Легенда ожила... — вздохнул демон.

— Да уж.

Конечно же, они были не с Земли. Вторым зрением я осторожно коснулся машин и ощутил недюжинный интеллект, огромную силу и спокойствие одновременно. Это были живые существа, которые с тех пор, как они служили прежнему владельцу Замка — о чем говорилось в легенде, — успели пройти в своем развитии изрядный путь. Да, стража у Замка стояла отменная и по мелочам (вроде вышибленных ворот) не появлялась. Заставить их появиться могла только очень серьезная причина, и похоже, на этот раз такой причиной явилось мое появление: появление претендента возле самых врат Тронного зала. Я еще раз всмотрелся в эти неподвижные создания. О скорости, с которой они могли бы перемещаться в обычном мире, вроде земного, говорила их форма. Судя по тому, как бесшумно они появились за моей спиной, вынырнув из ниоткуда, другие миры и измерения для них так же доступны, как и этот. Об их боевой мощи я мог только догадываться, и проверять мне ее не хотелось. Существа висели молча, кажется, изучая меня не менее пристально. Инстинктивно — возможно, сказался опыт посещения информационного хаоса — я блокировал свое "я", защитив от сканирования извне. Но второе зрение стало от этого не менее зорким. Благодаря ему я и заметил осторожную попытку заглянуть в мое "я". Но едва наблюдатели обнаружили барьер, они тотчас с удивлением отступили. Как ни странно, страха перед ними я не испытывал — лишь уважение к их возможностям. Наконец, взаимное изучение завершилось.

— Приветствуем тебя, — не то почувствовал я, не то услышал.

— И я вас, — ответил я.

— А ты нахал, — произнес — как мне показалось, с усмешкой — левый истребитель (так я окрестил их про себя).

— Просто я вежлив, — парировал я.

Теперь усмехнулись оба — или уж не знаю, как это назвать в отношении истребителя, но ощущение у меня появилось именно такое. Они обменялись мыслью, понять которую я смог лишь частично. Мысль сводилась примерно к следующему: потасовок я устраивать не собирался, был им несколько симпатичен и потому они решили изменить форму. Что незамедлительно и сделали. Они начали меняться, причем очень быстро. Исчезли острые углы, исчезли устройства, напоминавшие пушки, объем стянулся. Это напоминало работу сил поверхностного натяжения на капле воды. В конце концов на месте истребителей оказалось два шара. Диаметр их составлял чуть меньше метра, поверхность переливалась всеми цветами радуги и напоминала мыльный пузырь. Я, наверное, так бы и принял их за пузыри, если бы не видел своими глазами несколько секунд назад.

— Так легче беседовать? — спросил левый шар.

— В некотором смысле — да, — ответил я.

— Сначала некоторые формальности, — сказал правый шар.

— Какие?

— Так, вы должны ответить на кое-какие вопросы, — пояснил он же.

— И что потом?

— Наши действия будут зависеть от этих ответов.

— Значит, выбора у меня, как всегда, нет. Слушаю вас.

— Зачем ты пришел в Замок? — спросил правый шар.

— Случайно. Меня выбросило из перехода прямо на берег моря неподалеку от Замка. Тогда я еще не знал, что такое Замок и что он вообще существует. Весь мир для меня сводился к планете Земля. Хотя некоторые сомнения в том, что мир не так прост, как кажется, были.

Шары переглянулись. Звучало все глупо, но дело было именно так. Они как-то немного вытянулись друг к другу и между ними проскользнула мысль, в которой я уловил удивление.

— Ты с Земли?

— Да.

— Ты что, человек?!

— Трудный вопрос. Я был им пока не попал сюда. На Земле я в этом не сомневался. Теперь же не знаю, что и ответить. Я даже не знаю, нужно ли мне теперь есть. Но по крайней мере я не демон, это точно.

— Ты хочешь стать властелином?

— И да и нет.

Шары снова переглянулись. По ним побежали какие-то новые краски. Видимо, мой ответ их снова поставил в тупик.

— Тогда уточним вопрос, — произнес правый шар. — Для чего ты стремишься в Тронный зал?

— Этому несколько причин.

— То есть?!

— Перечислить все?

— Давай, — озадаченно ответил второй шар.

— Трудно сказать, какая из них наиболее важная, — начал я. — Поэтому лучше начну по порядку. Из перехода между мирами я вылетел, успев приобрести вот это кольцо, причем в камне оказалась часть души демона. В силу разных обстоятельств, в том числе в силу того, что мне попросту некуда было идти, я согласился помочь демону воссоединиться со своей половиной. А она, по его утверждению, как раз находится в Тронном зале. Это раз. У входа в Замок я познакомился со стражем ворот, который стоит там один и не волен покинуть свой пост. Мне захотелось и ему помочь. Освободить же его тоже можно только из Тронного зала. Это вторая причина моего появления здесь, у врат. Но есть и еще одна — она возникла по ходу моего путешествия.

— И что же это за причина? — с живейшим интересом спросил правый шар.

— Мне захотелось тут жить.

— Что?!

— Жить тут. Всегда.

— Почему?

— Мне, собственно, больше негде, да и идти некуда...

— Самое интересное, — сказал правый шар левому, — что он не врет.

— Делать нечего, — произнес левый шар, — он сказал чистую правду. Его анкета нам известна, все совпадает. Если не считать некоторых мелких неточностей, вроде той, что не хочет есть то, что назвал своим любимым блюдом. Придется вскрыть печать, а дальше будь что будет. Если он сможет удержаться на троне, значит, у Замка появился хозяин, если нет — будем ждать нового.

— Вы хотите сказать, что я могу войти в Тронный зал?!

— Да, только нужно вскрыть печать и открыть дверь.

— Я могу это сделать?

— Ты это серьезно?! — удивились оба шара одновременно.

— А что, собственно, такого?

— Ну, попробуй... — озадаченно произнес левый.

Я вытянул лапы по направлению к печати и всмотрелся в нее. Она снова напомнила ту, которой я запечатал генератор Пандоры. Сломать мне ее не удастся, а вот разрубить — вполне. В лапу скользнул жезл. Взяв его двумя лапами, я активизировал меч. Сделал шаг к вратам и нанес удар мечом по печати. Меч довольно легко прошел сквозь светящееся вещество. Я вернул оружию вид жезла. Половинки рассеченной печати стали тускнеть, словно остывающий раскаленный металл. Одновременно по подземелью пронесся вздох, от которого содрогнулось все основание Замка. В нем слышалось облегчение и удивление одновременно.

— Далеко пойдешь, — сказал левый шар, и они переглянулись.

— То есть? — не понял я.

Ответом меня не удостоили. Тем временем печать потускнела окончательно. Она стала пепельной, потом серой и наконец растворилась в воздухе. Еще мгновение, и никаких следов от нее не осталось.

— Может быть, ты и дверь откроешь? — спросил правый шар без иронии.

— Попробую, — спокойно ответил я.

Жезл все еще оставался в моей правой лапе. Теперь я направил его на створки дверей. Нечто подобное было уже перед храмом в мире болот. Все мое "я" постаралось слиться вместе с лапами и силой жезла в единое целое. Огромные и сильные конечности потянулись вперед. Я понял, что на вратах есть силовые ручки (как раз по магическому продолжению лап), невидимые обычным взглядом. Мои лапы взялись за них и потянули на себя. Надо добавить, что это происходило в каком-то ином измерении, в обычном мире, я по-прежнему просто стоял в галерее, держа в лапе жезл. Врата из черной скалы оказались неимоверно тяжелыми, но я усилил напор. Прошла, казалось вечность, прежде чем створки начали медленно смещаться. Дальше дело пошло легче, створки провернулись в шарнирах или чем-то подобном и распахнулись, замерев в открытом положении. Я вздохнул облегченно и вернулся в обычный мир.

— Прошу, — сказал я, обернувшись к шарам.

— Нам больше нечего тут делать, — ответили они одновременно.

— Тогда, прощайте.

— До встречи, — произнес правый.

После этого они стали таять в воздухе. Это произошло очень быстро, сходство с мыльными пузырями увеличилось и через мгновение никого не было. Порыв ветра пронесся по галерее, факелы на колоннах вспыхнули. Бездонная пропасть между вратами и остальной частью галереи исчезла. Теперь колоннада превратилась в парадную, ее ярко освещали факелы. Пол из каменных плит, отполированных до блеска, укрывала великолепная ковровая дорожка, шириной примерно в треть коридора. В конце галереи послышался какой-то шум.

— Кажется, вся свора претендентов оживает, — констатировал Локи.

— Ничего хорошего это не сулит, — согласился я.

Не теряя больше времени, я вошел в распахнутые врата. Ожидая увидеть нечто поразительное, я был несколько удивлен.

— И это все? — вырвалось у меня.

— Зал на консервации, вот и выглядит так, — услышал я ворчливый голос из другого конца зала; речь показалась мне знакомой.

Голос удивительно напоминал голос моего попутчика. Быстрым шагом я направился туда. Размеры помещения оказались огромны. Весь пол зала вымощен полированными плитами, по виду напоминавшими стекло и плотно пригнанными друг к другу. Неимоверных размеров хрустальная люстра отражалась в плитах. Пока она не светилась. По всему периметру стен свисали шторы из бордового бархата. Что он скрывал — неизвестно. В плане зал представлял собой восьмиугольник. На стене, откуда я вошел имелись врата, там опять послышался подозрительный шум. Возникло желание прикрыть дверь. Но тогда претенденты будут ломиться; нет, пусть будет как будет решил я и ускорил шаг. Мой путь лежал к возвышению, что имелось у противоположной стены. Теперь я увидел рядом с ним висящий в воздухе шар. Из далека он походил на тех, с кем мне довелось разговаривал у дверей. Я направился к шару.

Наконец, преодолев зал я оказался между висящим объектом и возвышением с троном. Шум в конце галереи нарастал. Там явно происходила потасовка. Нужно было спешить.

Вблизи объект оказался несколько иным, чем стражи Тронного зала. Внутри него сидел тип, по виду даже похожий на человека. Более подробно его разглядеть через мутноватый шар не удалось. Видимо, это и было то, к чему стремился и тащил меня Локи. Теперь следовало вернуть законсервированную в камне кольца часть сущности демона тому, кто сидел в сфере, с интересом наблюдая за мной.

— Но как это сделать? — произнес я, постукивая жезлом по сфере.

— Только не жезлом, — взмолился Локи в перстне.

— Подумаешь, — донеслось из сферы.

— Замолкни, консерва, — зашипел из камня демон.

— А сам-то что? — не остались в долгу в сфере.

Времени выслушивать перебранку у меня не осталось — шум потасовки слышался все отчетливее. Прикинув, что делать, я переключился на второе зрение и потрогал сферу. Она оказалась весьма податлива снаружи. Попытка сделать узкий канал в сфере увенчалось успехом, недолго думая, я поднес к образовавшейся бреши лапу, так что бы камень попал в канал. Затем сосредоточился на камне и дал демону (если характеризовать мягко) легкий пинок. Брешь затянулась и я осознал что кольцо стало обычным. Я мог его снять. Но уже успел привыкнуть к перстню с черным камнем и решил оставить на лапе.

Я ожидал, что теперь демон выберется. Ничего подобного не произошло. Сфера помутнела, увидеть что-либо внутри стало нельзя. Скорее всего, свара между ними продолжилась, переместившись внутрь.

Пожав плечами, я вернулся к своим проблемам. Перенеся внимание на трон, я увидел лежащие на сидении жезл и пояс великолепной работы. Но все опять было не просто. Трон стоял внутри звезды. Она слабо светилась зеленым светом. Тут я обратил внимание, что пояс аккуратно лежит на сиденье, а жезл словно был брошен туда. Наверное сначала положили пояс, затем установили защиту и только тогда бросили туда жезл. Задача стала проще. Протащить наружу жезл, я не смог бы, а вот считать с него всю информацию — это было относительно просто. Вытянув лапу с моим жезлом в сторону лежащего на сиденье трона, я мысленно направился к нему, достаточно легко просочившись сквозь завесу. Подключение прошло без проблем и мой инструмент во мгновение ока вытянул из жезла древнего владельца Замка все, что тот знал, оставив лишь пустую оболочку. Теперь я мог попробовать снять поле с трона. Коснувшись жезлом зеленой линии, я нашел точку замыкания контура и разорвал его; контур поблек. Подойдя к трону, я увидел, что на спинке кресла, на его обратной стороне висит еще один пояс с пряжкой, просто кожаный. В обычном свете его не существовало. В мозгу проскользнула мысль, что неплохо посмотреть внимательней. Видимый пояс был красивым парадным украшением, а вот второй не так прост, он имел очень высокую энергетическую насыщенность. Я протянул лапу и снял кожаный пояс с крюка. Шум в коридоре снова усилился. Времени рассматривать приобретение не оставалось. Пришлось свернуть пояс и сунуть его в сумку.

Вторым важным делом было освободить стража ворот. С какого боку подступать к этой проблеме, я не знал. Углубившись в размышления, я случайно уронил взгляд на жезл, который продолжал держать в лапе. На его поверхности появилась пятиконечная золотая звездочка. Что бы это могло значить, подумал я. Едва я об этом подумал, изображение растаяло. Тогда я снова подумал о страже ворот и защитной пентаграмме у входа в Замок. На жезле снова высветилось изображение пентаграммы. А что если попробовать перенести его сюда? Я надавил когтем на изображение и представил себе Марка рядом. Морду, смахивающую на кошачью. Большие глаза неопределенного цвета. Шикарные усы над пастью. Шерсть с зеленоватым отливом. Получилось очень отчетливо. Я ощутил золотистый канал, удаляющийся куда-то в недра Замка. Что-то пушистое пронеслось по золотистому каналу и плюхнулось прямо на меня, чуть не сбив с ног.

— О, как я тебе благодарен, мне казалось, что этого никогда не случится... — начал страж.

Излияния благодарности прервал звон оружия и шум драки. Затем возле самых врат послышался топот ног.

— Скорее, — сказал я, хватая его за лапу и увлекая за бархатную штору, которая висела позади трона.

Сделали мы это вовремя, так как с криком: «Где этот кретин и обманщик Локи?» в зал ворвался Тор. Он успел описать круг, рыская глазами по сторонам, прежде чем остальная свора претендентов на трон ворвалась в зал. Тут, видимо, до Локи долетел смысл сказанного. Сфера посветлела.

— Сам ты кретин, хам рыжий, — разнеслось над залом.

— Что?! — рассвирепел Тор.

Остальные сгрудились у врат и несколько притихли. Правда, затишье длилось недолго: оттаявшие соискатели напирали и давили на первые ряды, сгрудившиеся в проходе.

Свирепо сверкнув глазами, Тор раскрутил свой молот и запустил им в сферу с Локи. Сфера разбилась, не выдержав такого удара. Демон оказался на свободе и бодро вскочил. Молот вернулся в ручищу Тора. Тем временем ворвавшаяся толпа затеяла новую потасовку. Трон был пока пуст, и видимо, кандидаты решили, что самое время этим воспользоваться. Как бы ни был прочен Замок, во что они превратят Тронный зал... Нужно было что-то предпринять. И мне пришло в голову то роковое решение... На раздумья не было времени. Я решился вызвать стражу Замка. Припомнив рассказ Локи, я попытался представить себе потолок галереи и пробудить тех, кто ждал во тьме. Прошло лишь мгновение, и я почувствовал, как потяжелел воздух в зале, тьма словно сгустилась, хотя факелы вспыхнули еще ярче. Я еще отчетливее воззвал к тем, кого толком и не знал. Единственным желанием, владевшим тогда мной, было очистить зал. Еще мгновение, и прямо из воздуха, сгустившегося в темные капли, материализовались восемь истребителей «фантом». Они возникли прямо в центре зала, образовав восьмиугольник и выставив острые носы наружу. Дерущиеся замерли, тишина в зале стала почти осязаемой. Видимо, все, кроме меня, знали, с кем имеют дело.

— Киллмоки, — прошептал кто-то и бросился к дверям, но замер как вкопанный.

Прямо из врат торчали две остроносые морды — одна над другой. Далее произошло следующее. Локи рванул в сторону трона, схватил жезл и пояс и мгновенно нацепил на себя пояс. Демон уселся на трон. А вокруг прибывшей стражи засветилось янтарное кольцо, которое стало раскручиваться все быстрее и быстрее, затем вдруг расширилось и охватило толпу. Всех затягивало в него, и они исчезали в янтарном вихре. Толпа быстро поредела.

— Куда же их? — прошептал я.

— По домам, наверное, — ответил Марк.

В зале почти никого не осталось. Когда один из последних кандидатов вцепился в штору, за которой стояли мы, его унесло вместе с ней. Следующее янтарное щупальце коснулось нас. Я понял, что сопротивляться не смогу. Но мы все же успели обменяться мыслью, что вдвоем будет легче. Я изо всех сил вцепился в лапу Марка, а он в мою. Нас понесло. Последнее, что я успел увидеть, это спокойно наблюдавший за всем этим с трона Локи. На его лице было написано удовлетворение и торжество. Но нас он не заметил. Мир померк.

Глава 16.

Пробуждение

Дурной сон начал повторяться. Я очнулся от ощущения опасности и от манящего запаха жаркого одновременно, но остался неподвижен. У меня прочно закрепилась привычка не открывать глаз и не двигаться при возвращении к реальности. Ощущения, которые принесло пробуждение, оказались ужасные: болела голова и ныло тело. Несмотря на это, я собрался и вторым зрением окинул округу. С энергетической точки зрения мир здесь выглядел довольно бедно. Рядом на каком-то продолговатом предмете сидел Марк. Моя голова опиралась на тот же предмет. От него и исходила опасность. Точнее, не от него самого, а от медленно крадущейся по бревну твари. Мозгов она имела ровно столько, сколько необходимо хищнику, чтобы сожрать добычу. Чувство голода подталкивало ее к шевелящемуся объекту, то есть к Марку. Она вся сосредоточилась на своей цели. Меня для нее попросту не существовало. Я медленно выпустил когти и, когда тварь поравнялась со мной, нанес удар. Что-то захрустело, я открыл глаза. На удивленной кошачьей морде читались два чувства разом: радость и вина.

— Прости, что прошляпил, — виновато сказал Марк.

— Ерунда, последнее время я всегда просыпаюсь из-за какой-нибудь нечисти, — успокоил его я и опустил лапу.

На когтях, кроме нежданной добычи, торчал здоровенный кусок бревна. Расплющенная издохшая тварь, напоминавшая по виду плоский тючок с зубами вдоль одной стороны, и деревяшка. Я попробовал стряхнуть все это, но не получилось. Я тяжело вздохнул и сел. Придвинулся поближе к костру, подумал мгновение и сунул лапу в огонь. Деревяшка стала тлеть, от животного запахло паленым. Прошло несколько минут, и я почувствовал, что могу вытащить когти. Чтобы не испортить себе аппетитное жаркое, пришлось швырнуть зверя в кусты. Марк наблюдал за всей этой сценой широко раскрытыми глазами.

— Я делаю что-то не то? — осведомился я.

— Нет, просто я уже думал, что ты так и не придешь в себя. Я пробовал тебя трясти. Пробовал пробиться к твоему "я", но ничего не вышло.

— Это потому, что, когда я разговаривал перед вратами со стражей, мне пришлось поставить барьер. Потому-то ты и не мог меня дозваться, но сигнал опасности привел меня в чувство, — пояснил я.

— Ты беседовал с киллмоками?

— Да.

— Ну и как?

— Милые ребята.

— Да уж. Именно эти «милые ребята» и выкинули всех вон. Какому только идиоту пришло в голову их призвать? И главное, почему они подчинились?

— Видишь ли, — сказал я, садясь на бревно рядом с Марком, — кажется, этот идиот — я.

— Ты хочешь сказать, что они явились в Замок по твоему зову?! — еще больше удивился Марк.

— Да.

— Тогда право на трон у тебя, а не у этого выскочки. Теперь у нас первая задача — добраться до Замка.

— А вторая? — спросил я.

— Стряхнуть с трона нахала и вернуть атрибуты власти.

— Ты имеешь ввиду жезл?

— Да. Жезл и пояс, — разъяснил демон.

— Но жезл, лежавший на троне, когда на него уселся Локи, — не более чем красивая безделушка...

— Что? — перебил Марк.

— То, что ты слышал. Я вытянул из него всю информацию, он пустой.

— Силен, — протянул Марк и уважительно посмотрел на меня.

— А что касается пояса... — Я вспомнил о кожаном ремне, который лежал у меня в сумке, и достал.

К моему великому удивлению, это был тот самый великолепный, украшенный камнями пояс, который я видел в Тронном зале. Я проверил его вторым зрением: энергетической мощи здесь было более чем достаточно.

— Умен или хитер, — сказал демон, взглянув на пояс.

— Вот только...

— Что?

— Я взял со спинки трона кожаный ремень, — задумчиво ответил я и повертел пояс перед глазами.

Пояс сверкнул и превратился в потертый кожаный ремешок. Теперь он выглядел так же, как в Тронном зале.

— Пояс тебе подчиняется, жезл есть. Не понимаю, какой идиот приказал нас вышвырнуть...

— Не сердись, — вздохнул я. — Этот идиот тоже я.

— Как?! — кошачьи глаза округлились, став еще больше чем прежде.

— Когда я вызвал стражу, я приказал очистить зал.

— И все?

— Да.

— Больше ты ничего не приказывал?

— Нет.

— Ну, тогда все ясно. Атрибуты могущества в сумке. Твое "я" защищено. В зале ты ведь не отключил охранную сферу?

— Я забыл про нее.

— Где тебя научили всему этому?

— Нигде.

— Похоже. Тогда все более или менее ясно, — резюмировал демон.

— Ох, — вздохнул я, потирая голову тыльной стороной чешуйчатой лапы.

— Ничего. Но пора приступать к выполнению своей задачи, — весело произнес он.

— Какой? — переспросил я.

— Первой: вернуться в Замок.

— Но там же есть теперь хозяин? — удивился я.

— Это не хозяин, это так. Назовем его временно исполняющим обязанности, к тому же время в Замке идет по иному, а в отсутствии хозяина попросту стоит...

— А если он не захочет уступить? — продолжил расспросы я.

— Ерунда. Ты, помнится, дверь, что называется, ногой открыл и без жезла и прочего. Впрочем об этом еще рано говорить.

Голова продолжала болеть. Я снова потер ее тыльной стороной лапы. Все время приходилось помнить о когтях. Да, ситуация сложилась не самым неприятным образом, могло быть и хуже.

— Голова болит? — участливо спросил Марк. — Почему ты схватил эти вещи, кто тебя надоумил?

— Понимаешь ли, — замялся я, — трудно точно ответить...

— То есть?

— Мне кажется... возможно... силы подземелья.

— Ну и ну, — покачал головой Марк.

— Жаркое пропадет, — заметил я, так как ветерок донес в мою сторону запах жареного на вертеле мяса.

— О, совсем забыл, — оживился демон. — Я тут тоже немного поколдовал. Люблю иногда создать хороший кусок мяса, а поджарить на обычном костре. Сейчас и голову полечим, — добавил он.

— Как?

— А так, хотя силы следует беречь, но повод очень даже стоит того, — торжественно произнес Марк.

Мохнатыми лапами он сделал какие-то пассы. Между нами образовался пень. «Срез» оказался почему-то полированный. Затем на нем возникла бутылка — несколько странной формы и с незнакомой этикеткой, но все же бутылка. Два великолепных фужера для вина и приборы. Марк снял жаркое, разрезал его на две части, положив половину мне. Затем по его приказу пробка вылетела из бутылки. Марк налил мне и себе. Мы подняли фужеры. Он встал.

— Да здравствует властелин! — серьезно произнес он.

— Садись, я не властелин.

— А кто же?

— Я и сам еще не разобрался. Мы с тобой просто товарищи по несчастью.

— Ну, не знаю, — задумчиво сказал Марк и сел.

— А вот за наш успех выпить стоит. Хотя я не знаю, что означает этот ритуал для демонов...

— То же, что и для людей. Ты же был человеком? — скорее вопросительно, чем утвердительно сказал демон.

Мы выпили. Вино оказалось прекрасное. Вкус у него был отменный. Правда, теперь алкоголь действовал на меня не так, как раньше. Головная боль отпустила, уж не знаю, была ли она вызвана перелетом или просто привычкой. Мое тело — как бы оно ни изменилось — не забыло старые привычки, и вполне возможно, головная боль была одной из них. Впрочем, я плохо отдавал понимал, каким я стал и как избавляться от боли, и я благодарно кивнул Марку.

— Теперь легче, — произнес я.

— Отлично.

Мы принялись за еду. Мясо оказалось так же отменным. Уплетая жаркое и запивая вином, я осматривал окрестности, то и дело переключаясь с одного зрения на другое.

Энергетическая картина оказалась весьма скудной. Никаких аномалий в нашем завтраке не наблюдалось, и на первый взгляд вся местность выглядела довольно привлекательной (правда, тут же вспомнился милый зверек, что полз по бревну). Наш костер горел на берегу небольшого озера. Вдоль берега лежали камни разного размера и формы. Напротив нас в тумане угадывался не то пролив, не то речушка. Похоже было, что озеро соединяется со следующим речкой или протоком. Поляну, на которой горел костер, обрамлял лес. Деревья напоминали сосны. Ближе к озеру сквозь камни пробивался кустарник. В нем-то и лежала сейчас тушка напавшего на нас зверя. Поляна была довольно ровной, ее покрывала густая трава, весьма разнообразных цветов и очень походившая на земную. Я подумал, что вряд ли этот мир фантом. Для них не свойственная точная проработка мелких деталей. Правда, знакомых растений я не увидел. Даже при кажущемся сходстве с земными, стоило посмотреть внимательнее, как обнаруживалось, что такого я никогда не встречал. Мы сидели на бревне сантиметров семьдесят в диаметре, без коры. Кострище перед нами было аккуратно обложено камнями. Последнее меня насторожило.

— Долго ты таскал булыжники? — спросил я.

— Зачем? — удивился Марк, продолжая жевать мясо.

— Обложить костер!

— Я не таскал...

Мы посмотрели друг на друга. Успокаивало лишь то, что было столь раннее утро, что по моим представлениям вряд ли кто-нибудь мог появиться...

— Значит, этот мир обитаем и здесь кто-то есть, — сделал естественный вывод я.

— Надо сворачиваться, — озабоченно произнес демон.

— Почему?

— Не факт, что местные обитатели радушны...

Мне показалось, что недалеко в лесу кто-то движется. Воспользовавшись вторым зрением, я попытался его найти. Буквально в нескольких сотнях метров мой взгляд натолкнулся на небольшой отряд, который двигался под прикрытием магической защиты, что, собственно, их и выдало. Невидимые в обычном мире, они четко и ясно выделялись в магическом отражении. Мне, скорее всего, хватило бы сил сбросить покрывало, но решив, что разумнее не обнаруживать своего присутствия, я вернулся к Марку.

— Ты опять почти терял сознание? — испуганно сказал он, тряся меня за плечо.

— Нет, всего лишь частичный контроль.

— Не понял?

— Я был в разведке.

— И что обнаружил?

— Сюда идут. Причем у них есть защита.

— Они далеко?

— У нас несколько минут.

— Собираемся и скрываемся, — произнес Марк.

Собственно, сборы оказались недолгими. Сумка сама прыгнула мне на плечо, у Марка вещей не было вообще, а мясо мы уже съели. Мы поднялись. Кусты, из которых торчала тушка убитого животного, мало подходили для наблюдательного пункта. Я обернулся назад, там россыпью лежали крупные валуны.

— Туда, — указал я на камни.

— Только не прямиком, остановил меня демон.

Он направился к воде, ступая по мелким камням, которые лежали на песчаной косе, подступавшей чуть ли не к самой поляне. Я последовал его примеру. Потом он осторожно вошел в воду, ступая по покрытым водой камням. Я за ним. И так, следуя друг за другом, мы достигли валунов на краю поляны. Марк сотворил пассы, и вода в озере вдруг потекла, затем течение стихло, развеяв последние следы нашего присутствия. Как выяснилось, мы наблюдали тайком за этим местом не первые: между валунов мы нашли остатки сухой травы и ею замаскировались.

— Фужеры и бутылка, — тяжело вздохнул, качая головой Марк.

— Поздно, — произнес я.

Из «сосен» на поляну выехал целый небольшой отряд, семь существ. Защита (или же маскировка) на таком расстоянии оказалась прозрачной. Нам было все достаточно сносно видно. Они сидели верхом на неких машинах, сильно напоминавших мотоциклы, но без колес. «Мотоциклы» парили над землей на высоте сантиметров в десять. У них было сиденье со спинкой, обтекатель и что-то вроде руля. Машины были, по всей видимости, очень старые и все в латках от прежних ремонтов. На каждом сидело по вооруженному всаднику. Из-за спин торчали арбалеты. Странное сочетание довольно высокой техники с древним оружием. Дуга арбалета поблескивала сталью, у одного из воинов на прикладе блеснула какая-то трубка с линзами. Было там и еще что-то, но определить, что именно, не удалось. Мы переглянулись, и Марк приложил палец к губам и к голове, затем скрестил лапы. Жест означал: полная тишина, молчи и слушай.

Тем временем отряд пересек поляну и добрался до костра. Увидев пень, они мгновенно расчехлили оружие, похожее на бластеры из фантастического боевика. Тот, кого я мысленно окрестил старшим, соскочил на землю, остальные разъехались и стали полукругом. Магическое прикрытие исчезло. В руках у предводителя появилось какое-то устройство; держа очень осторожно, он направил его на остатки нашего завтрака. Вспыхнул какой-то сигнал. Предводитель поднял голову и посмотрел на остальных. Определить выражение лица я не смог. Голову скрывал шлем, плавно переходивший сзади в щиток. Лицо защищало поблескивающее забрало. Тем не менее во всем облике его было явное и очевидное удивление. Тут один из стоявших кругом воинов что-то заметил и дал знать остальным. Они встали, словно обороняясь, друг рядом с другом, распределившись равномерно по кругу вокруг кострища. Тот, кто заметил что-то необычное, направился к кустам, в которые я отшвырнул напавшую тварь. Через пару минут он вернулся, неся на палке трупик животного. Он показал его остальным, они лязгнули оружием и замерли в напряженной позе. После чего воин посмотрел через дыры, оставшиеся от моих когтей, на командира. Тот направил на тушку прибор, что-то подстроил, затем перевел на стаканы. До нас долетел обрывок фразы — с трудом, но я понял смысл. Воинов озадачила реакция прибора.

Командир пошарил им по сторонам, один раз луч прошелся по нам. Мы переглянулись — это был магический сканер! Прибор позволял не только обнаружить, но и идентифицировать найденный объект. Видимо, они что-то искали. Командир направил прибор на траву и пошел по нашим следам к воде. Около воды он разочарованно развел руками. Воины перекинулись несколькими фразами. Я уловил только, что они растеряны и что, хотя непосредственной угрозы (что именно им угрожало, я не понял) не обнаружено, они не расслабились, напряжение лишь немного спало. Один из воинов аккуратно собрал все, что оставалось на пне. Тушку уложили в большой мешок и прикрепили к сиденью. Казалось, на этом все. Тем не менее отряд не покинул стоянки. Старший все время смотрел то на какой — то прибор, то на противоположную сторону озера.

Прошло еще немного времени. На приборе предводителя что-то звякнуло. Он оживился, и мы явственно ощутили волну радости. Через несколько минут мы почувствовали приближение еще кого-то. Скользнув взглядом по озеру, я заметил неясный силуэт в ореоле довольно сильного свечения, видного вторым зрением. Он, словно маленький маячок, приближался к берегу. Вскоре я рассмотрел, что это некое существо, стоящее на палубе платформы. Надо добавить, что платформа, видимо, приводилась в действие тем же методом, что и мотоциклы. Она довольно быстро скользила над поверхностью озера, не касаясь воды. На ней имелось строение, напоминавшее блочный домик. Довольно высокие борта и два сооружения в носу и корме (правда, и нос, и корма на прямоугольной платформе, были довольно условные). Кормовое устройство было сильно повреждено.

Я не удержался и слегка заглянул в "я" существа на платформе. Оно сразу завертело головой, и я увидел, как из звездочки выскользнул луч, который попытался определить, откуда пришел сигнал. Марк погрозил мне лапой, и я замер.

Платформа причалила, одним краем касаясь берега. Часть борта распахнулась, и прибывший спрыгнул на землю. Одет и экипирован он был, в отличие от воинов гораздо проще: короткие сапожки, брюки, куртка, и сумка через плечо. Охрана стояла полукругом, прикрывая место встречи с берега. Разглядеть с такого расстояния черты лиц мне не удалось, но существа эти все очень походили на людей. Предводитель снял шлем и радостно обнял прибывшего. Радость, охватившая и этих двоих, и стражников, ощущалось очень отчетливо. Я словно слышал все чувства, возникавшие на поляне. Теперь я мог точно идентифицировать эмоциональные поля на расстоянии. Я знал, что мысли и ощущения живых существ имеют цвет, и не только цвет. Не зря на Земле говорили : «Дурные мысли плохо пахнут». Тем временем, предводитель поинтересовался результатами поездки того, кто прибыл на платформе.

Рассказ был печален, но в нем оказалось слишком много незнакомых понятий, и я не сумел точно определить, о чем речь. Ясно было только, что поездка оказалась неудачной, он не нашел, что искал,

Затем стал рассказывать предводитель. Сначала он с грустью обрисовал положение дел, и я понял, что кто-то совсем обнаглел и сдерживать их все труднее. Потом рассказал о находках. Странник немедленно захотел их видеть. Дольше всего он смотрел на зверя. Потом до меня долетел смысл его слов. Звучали они примерно следующим образом: «А ведь зверя убили, защищаясь, и лишь только потому, что иного выхода не было». Мы с Марком в очередной раз переглянулись. С какой-то тоской он посмотрел на фужеры и велел одному из воинов снова убрать их в сумку. Надежда и растерянность повисли в воздухе. Странник еще раз огляделся, вздохнул и уселся за спиной одного из воинов. Тот достал для него из какого-то углубления шлем с забралом. Отряд перестроился, предводитель тоже вновь надел шлем и вскочил на свою машину. Оружие они продолжали держать наготове. Странник помахал рукой платформе. Борт поднялся, и она, повернувшись на сто восемьдесят градусов, удалилась. Странник посмотрел на оружие своего водителя и вздохнул. Как я понял, он советовал его убрать, так как против того, кто оставил следы, оно бесполезно. Командир поднял руку, воины зачехлили бластеры, и колонна тронулась, исчезнув в лесу. Я осторожно проскользнул за ними и обнаружил, что защиту установили снова.

— Что скажешь? — вздохнул я, обращаясь к демону.

— Куда мы попали, не понять, — вздохнув тяжело, ответил тот.

— Кажется, это не головорезы...

— Кто-кто?

— Головорезы — то же, что бандиты и негодяи.

— Тем хуже, — мрачно ответил Марк.

— Почему? — сказал я, усаживаясь на солому.

— Потому, что если хорошие люди... Погоди-ка...

— Что?

— А ведь похожи, а?

— На кого?

— На людей.

— Думаешь, Земля? — с надеждой спросил я.

— Не знаю, но хотелось бы. Ведь похоже. И проблемы у них как у землян, — развивал свою теорию Марк.

— Тогда почему же плохо, что они не головорезы? — усмехнулся я.

— Если хорошие — твое заключение — люди, ходят с таким количеством оружия и готовы сражаться в любой момент... Мне кажется, это не самое спокойное место.

За время нашего разговора окончательно взошло солнце, да еще не одно. Мы посмотрели друг на друга. Земля или не Земля — стало ясно без слов. В небе висело желтое солнце, и недалеко от него еще одно, красное. Красная звезда меньшего размера давала относительно мало света, лишь отбрасывала зловещие отблески.

— Ученые считают, что у двойных звезд нет планет, а если и есть, то во всяком случае необитаемые, — задумчиво произнес я.

— Ох не могу, — залился смехом Марк, — сейчас лопну.

— А что я сказал? — не понял я сразу.

— Интересно, что считают ваши ученые по поводу меня, — чуть отдышавшись от смеха, наконец выдавил он.

— Да уж, — вздохнул я.

— А по поводу того, что ты уже видел?

— Просто сойдут с ума или сочтут меня психом.

— Вот, собственно, и частичный ответ на один философский вопрос...

— Почему никто не пришел и не рассказал, как там, в раю или аду, — задумчиво продолжил я.

— Верно. Ну, а определять направление и место можно по-разному. Как сказал один описанный в земной литературе персонаж: каждому по его вере... — закончил мысль Марк.

— Куда же мы теперь двинемся? — спросил я.

— Сначала проверим, далеко ли отъехали воины. Сможешь?

— Попробую.

Я снова отправился вслед за маленьким отрядом. Еле заметный след еще оставался, а вот сами воины уже успели уехать далеко. Видимо, скорость машин была вполне приличной.

— Ну и что? — спросил демон.

— Ушли далеко, мне не нащупать. Правда, след остался, — ответил я.

— Придется последовать за ними. Нам нужна информация о Замке или хотя бы о воротах. В путь, — сказал, вставая, Марк.

Глава 17.

Путь к скалам

Мы выбрались из укрытия и, более не таясь отправились по следу отряда. Вторым зрением я видел еле заметный голубоватый шлейф, оставленный группой. Похоже, машины или не могли подниматься высоко, или экономили энергию; так или иначе, но они предпочитали двигаться почти над лесной то ли тропой, то ли дорогой. Мы пошли по их следу. Тропа пролегала по просеке в стороне от деревьев, и трава на ней росла низкая и короткая, да и то не везде. Песчаные проплешины были крепкие, плотные, и идти по ним было легко. Лес был здесь довольно светлый и не внушал опасений, а трава там стояла высокая, примерно с полметра..

— Приятное место... — начал я.

— На Землю похоже, — продолжил Марк.

— Что-то вроде соснового бора, только на местный манер, — согласился я.

— Интересно, что здесь происходит? — задумчиво проговорил демон.

— Война между племенами?

— Непохоже.

— Тогда с кем же они воюют?

Тропа теперь больше походила на дорогу. Сделав небольшую извилину, она плавно поворачивала направо. Лес здесь стал гуще, трава чуть ниже. Тут я заметил, что в лесу что-то переменилось. От чего-то исходило едва уловимое чувство тревоги.

— Марк, что-то не так, — шепотом произнес я.

— Да. Я тоже заметил...

— Все звуки замерли. Словно вся мелкая живность спряталась и затаилась...

Надо сказать, что этот лес оказался живым и достаточно шумным. В нем то и дело что-то шелестело, щебетало, порхало. Увидеть существ, которые производили все эти звуки нам пока не удалось, но тем не менее создавалось впечатление бурной, кипучей жизни. Теперь оно исчезло.

— Что произошло? — недоумевал демон.

И тут мы увидели. Видимо, встреча явилась неожиданностью для обеих сторон. Во-первых, из-за того, что дорога поворачивала и деревья ограничивали видимость. Во-вторых, мы потеряли бдительность. Буквально нос к носу (или уж не знаю к чему) мы столкнулись с этим существом. Оно двигалось по дороге навстречу, а теперь замерло, как и мы. На многоногом, очень похожем на тарелку создании, восседал монстр. Он был темнолиловый. Громадные клешни заменяли ему передние конечности. Непомерно развитые, сейчас поджатые задние лапы были, по-видимому, хорошо приспособлены для прыжков. Зубастая пасть, острые ушки, покрытые редкой шерстью. Надо еще добавить, что у прелестного существа было еще две особенности: странные глаза и будто некий темный ореол вокруг всадника. Скакун походил на краба метра два в диаметре. Круглый панцирь, и членистые ноги, количеством штук десять. Спереди (то есть с нашей стороны) на тонких ножках раскачивались шарообразные глаза. Пасть, во всяком случае в нашем понимании, отсутствовала.

Первым, судя по дальнейшим событиям, пришел в себя монстр. Похоже, я совершенно был не готов к встрече, и моя реакция запоздала. Вторым зрением я увидел, как темнота вокруг монстра сгустилась. Затем она вытянулась в копье и метнулась в меня. Инстинктивно, я все же выставил щит. Правда, несколько запоздал, и часть черноты успела сквозь него просочиться. Такой ненависти и злобы, смешанной с ненасытным желанием убивать, я еще не встречал. Мне хватило той небольшой части, которая успела попасть под щит. Я начал оседать. Остальная энергия, отразившись, задела лапы скакуна и ушла в землю, оставив огромное пятно обугленной травы и оплавленного песка. Скакун, неожиданно лишившись двух лап, стал крениться набок, и прыжок получился неточным. Он приземлился не на меня, а чуть правее. Между моим упавшим телом и монстром оказался Марк. Он выхватил меч, нанес удар по ближайшей клешне и отрубил. Чудовище дико взвыло и зашипело. Отвалившаяся клешня рассыпались в пепел, не оставив после себя почти ничего. Тварь попыталась зайти с другой стороны. Марка она либо не видела, либо не желала обращать на него внимания, но ей все же пришлось вновь уклониться от меча демона, и она снова промахнулась. Когда темный ореол вокруг монстра снова стал густеть, я понял, что если не ударю сам, то монстр выстрелит копьем ненависти, а в таком состоянии его отбить я уже не смогу. К счастью, Марк пошел а атаку, что отвлекло тварь от моей персоны и позволило мне метнуть жезл. Впрочем, «метнуть жезл» — громко сказано. Я лишь представил себе, как он выскользнул из моей лапы и несется навстречу монстру огненным мечом. Когда тварь увидела меч, она оставила меня, и это дало возможность хоть немного ослабить обруч ненависти и злости, сдавивший мои чувства и волю. Теперь я смог увеличить скорость меча, добавив к его силе свою. Удар пришелся в середину головы, и тварь распалась на два огромных факела, рассыпавших вокруг себя снопы искр. Окрестности снова огласил дикий вой. В то же мгновение «обруч» исчез. Еще не веря этому, я попытался подняться, мне это удалось. Я снова был самим собой и мог свободно владеть телом. Факелы догорели так же, как и клешня, не оставив ничего, кроме пепла. Потрогав жезл, я нашел его на поясе, словно он никуда и не летал.

— Как ты? — озабоченно спросил Марк.

— Теперь уже лучше, — произнес я.

— Что это было, ментальный удар?

— И да, и нет.

— То есть?

— Наверное, это можно назвать концентрацией мыслей, только уж очень черных. Доля злобы и ненависти почти стопроцентная, а мыслей особенно-то и не было... — попытался я сформулировать свои чувства.

— Что значит «черные мысли»? — продолжил выяснение Марк.

— Для меня все мысли, если всмотреться, имеют цвет. Это, конечно, несколько условно, но тем не менее в моем восприятии мысли о насилии, убийстве, корысти и тому подобном — темные, — разъяснил я.

— Ты их можешь читать?!

— Не совсем.

— Ну а все же? — не унимался демон.

— Те, что обращены ко мне или мощные и эмоциональные — примерно если бы кто-то орал на пустой улице, — могу, — рассказал я.

— Значит, заряд злобы был так силен, что сбил тебя с ног...

— Сбил не заряд, а лишь часть заряда. Почти все мне удалось отбить, и оно угодно в скакуна этого монстра.

— Выходит, не зевни ты, тебе хватило бы сил отбить нападение?! — радостно сделал вывод демон.

— Без сомнения, — ответил я.

— Ты можешь передать мне образами все признаки?

— Попробуем.

Я сосредоточился и настроился на стража. После нескольких попыток это удалось, и я передал картину первых секунд нападения: фазы формирования копья, полет и удар. Точнее, материализацию щита на пути копья. Часть отраженной энергии черного копья попала прямо в ноги тарельчатого существа, на котором сидел монстр, остальная досталась мне.

— Понятно, теперь буду готов, — мрачно произнес Марк.

— Было там и еще кое-что, — вспомнил я.

— Что?

— Глаза...

— Что «глаза»?

— У него не было глаз, точнее, вместо них была чернота...

— А ведь действительно, — подумав произнес демон.

— Что бы это могло значить?

— Как минимум то, что мир оно видит не так, как мы.

— И еще: не только монстр сгорел дотла, но и от клешни ничего не осталось. Все превратилось в пепел, — продолжал рассуждать я.

— Смотри-ка, скакун тоже рассыпался в прах, — обратил мое внимание Марк.

— Погоди, погоди. Кстати о прахе — уж не создал ли кто это чудовище и не направляет ли его? — высказал я вслух новую мысль.

— Да ты что. Сколько нужно энергии и умения...

— Нисколько, — проворчал я.

— Как это?!

Я кратко рассказал Марку про генератор Пандоры. Про то, что тот способен был выдавать и в каких количествах. Марк тяжело вздохнул и задумался.

— Думаешь, это нечто подобное? — наконец спросил он.

— Кто знает, но отбрасывать такую возможность не стоит.

— Ты как, совсем пришел в себя? — спросил меня демон.

— Да вроде совсем, — подумав немного, ответил я.

— Тогда в путь.

Мы снова двинулись по дороге. Природа снова вернулась в прежнее состояние. Лесные шорохи сопровождали нас. Казалось, лес еще нас не то что бы принял нас за своих, но проникся уважением. Оба солнца поднялись выше, и было бы все ничего — почти как на Земле... Но насладиться новым покоем не удалось; снова по лесу прокатилась волна страха.

— Природа будто предупреждает, — настороженно заметил демон.

— Сейчас проверим, — произнес я.

Взяв жезл в лапу, я превратил его в меч. Обычный стальной меч. Руны на нем ожили. Они весьма сильно светились даже при ярком дневном освещении. Оружие предупреждало о приближении опасности. Марк посмотрел на меня. На лице его изобразилось неподдельное удивление. Некоторое время он молчал.

— Откуда у тебя это? — наконец спросил он.

— Сам создал, — честно ответил я.

— Ты?!

— Да, я сам, — произнес я, как можно убедительнее.

— Он многое может? — с уважением в голосе спросил Марк.

— Я толком и не знаю. Это экспромт, на память о черной скале.

— Ты шутишь...

— Кажется, я чувствую еще одного...

— Как поступим?

— Попробуем расступиться и напасть с двух сторон, — предложил я.

— Давай.

Нашу непринужденную беседу прервал топот ног. Из-за очередного поворота на полном скаку выскочил похожий на прежнего монстр. Судя по всему, он устремился на вопли своего сотоварища. Уже понимая, что что-то произошло, тварь тем не менее, видимо, чувствовала себя уверенно и полагалась на свою силу. Она неслась на полном скаку, не особенно следя за дорогой. Увидев нас, монстр направил скакуна прямо в нашу сторону, решив сразу сбить. У него мелькнула мысль, что эти «мелкие» не представляют опасности. Мысль была столь отчетлива, что ее уловили мы оба. Боковым зрением я заметил, как демон нехорошо усмехнулся. Последнее, что бросилось в глаза перед боем, — такая же, как и у первого, чернота вместо глаз.

Когда скакун почти достиг цели, а тварь уже торжествовала, считая нас готовенькими, мы расступились. Это застало тварь врасплох, и она затормозила. Демон нанес страшной силы удар по конечностям скакуна. Мгновение казалось, что ничего не произошло, но затем скакун начал валиться на сторону. Монстр непроизвольно повернул безглазую морду к демону, тем самым открыв спину. Демон отступил на шаг. Это позволило мне нанести удар. Видимо, впечатление, полученное от заряда темного копья, еще не изгладились, и получить новый мне ох как не хотелось, так что я постарался, вложив в удар всю свою силу. Огненный меч прошел своим светящимся клинком сквозь мерзкую голову чудовища, затем сквозь тело вместе со скакуном. Клешни судорожно взметнулись вверх. На дороге запылали два факела. Через несколько секунд все было кончено. Остались только две кучки пепла, лежащие на утрамбованном песке дороги. Теперь мы стояли, опустив мечи, друг против друга.

— Отличная работа, — отметил Марк.

— Согласен, четко сделано, — подтвердил я.

Наши мечи исчезли, каждый на поясе у своего хозяина. Эту короткую стычку мы выиграли чисто.

— Второй монстр по-моему полностью повторяет первого... — начал демон.

— Да, провалы вместо глаз, ореол ненависти, самоуверенность.

— Значит, они из одного гнезда? — задумчиво спросил сам себя Марк.

— Факт, — согласился с ним я.

— Послушай, Ян!

— Да.

— У меня есть идея.

— Какая?

— Ты не пытался определить их приближение заранее?

— Пытался, но ничего не увидел.

— Я тоже, — отметил Марк.

— Ну и что?

— А то ли мы ищем?!

— То есть?

— Ты говорил о темном ореоле вокруг монстра. Видимо, он умеет блокировать энергию, тем самым маскируясь и не давая выходить до поры своей ненависти наружу... Послушай! А не поглощает ли он энергию из среды: уж больно силен... и горит странно?

— Ты хочешь сказать, что нужно искать места энергетических провалов, а также эти самые темные ореолы?

— Именно!

— Что ж, попробую.

Я заскользил вторым зрением по окружающему нас лесу, постепенно расширяя спираль поисков. Прямо у наших ног все еще оставались следы темного облачка. Позади, на месте первой стычки, облачко уже рассеялось. Лишь еле заметная муть висела над дорогой. Дальше все было спокойно. Через пару поворотов дорога, вильнув, побежала среди скал. Туда я заглянуть не смог, скала оказалась непрозрачной. Это была не черная скала, а лишь подобие. Содержание особого вещества в камне составляло ничтожную долю, но при больших объемах породы для экранирования этого вполне хватило.

— Ничего нет.

— Как далеко? — уточнил демон.

— Примерно на таком же расстоянии, как то, что мы прошли.

— А дальше?

— Сквозь этот камень мне плохо видно, — признался я.

— Чует мое сердце, ждет нас там сюрприз, — произнес Марк и помрачнел.

— Новая потасовка?

— Скорее всего. Ты время от времени все же посматривай, может щель приоткроется.

— Постараюсь, — ответил я. Его настрой передался мне.

— Тогда вперед. Дорога у нас одна.

Мы покинули поле боя. Приветливо светили два солнца. Теперь все вокруг изменилось. Хотя светила и невысоко поднялись над лесом, но изменилось их взаимное положение. Кроме того, что планета двигалась вокруг двойного солнца, они вместе вращались около общего центра. Под определенным углом возникали поразительные световые эффекты. Красная составляющая спектра, присутствовавшая постоянно, иногда давала несколько зловещий оттенок, но тем не менее лес выглядел величественно и прекрасно. После второй потасовки отношение леса стало заметно теплее, словно он одобрял наши действия и готов был помочь. Поначалу меня очень удивил этот если не думающий, то уж во всяком случае чувствующий лес. На Земле я такого не видел. Хотя... разве я когда-нибудь пробовал прислушаться к лесным чувствам на Земле? В мои размышления ворвался сигнал тревоги, природа вокруг словно просила торопиться.

— Нам нужно спешить, — настороженно сказал я.

— Почему? — спросил демон, прибавляя шаг.

— Лес будто зовет: еще чуть-чуть — и будет поздно.

Тревога передалась Марку, и мы почти побежали вперед. Преодолев поворот, мы выскочили на последнюю прямую перед скалами, дальше дорога уходила между скальными надолбами. Я понял, что нам туда. Мои мысли продолжали шарить вокруг в поисках какой-нибудь аномалии. Но аномалии по сравнению с чем?! Наконец слева от скального массива показалась щель, которая позволила мне скользнуть вторым зрением вниз, за каменные уступы. От неожиданности я замедлил шаг. Прямо вдоль скал шла нормальная и достаточно широкая дорога. Тропа, или грунтовая дорога, примыкала к ней чуть правее расщелины. По дороге, в строгом порядке, отступал тот маленький отряд, который повстречался нам у воды. Положение его выглядело отчаянно, но воины отходили без паники, выстроившись плотным кольцом. Они оборонялись из последних сил, прорываясь вперед, словно к некой магической черте, за которой вся наседавшая свора станет им не опасна. Разнокалиберные твари, словно понимая это, стремились отсечь отряду путь, предпринимая отчаянные попытки разбить строй и уничтожить всех по одиночке. По особенно интенсивным пятнам темноты я приметил двух знакомых уже монстров. Оружие оборонявшихся, казалось, было опасно для всех, но только не для них. Их тела прикрывало некое подобие доспехов, точнее мне на таком расстоянии да к тому же в другом энергетическом диапазоне определить характер защиты оказалось трудно, но наличие ее было очевидно. У обороняющегося отряда, кажется, тоже была магическая защита, но и ее уже изрядно потрепали наседавшие твари. Помочь мы не могли. Понять это хватило нескольких секунд.

— Кажется, мы опоздали, — грустно сказал я Марку о случившемся.

— Что предпримем?

Но сила, которая позвала нас, тут словно взорвалась. Лес отчаянно продолжал звать помочь. Я обернулся назад, но быстро сообразил, что ошибся направлением, потеряв ориентацию среди скал. Но, видимо, бой, который я наблюдал, не был там сейчас основным событием. Я сообщил об этом демону.

— Тогда ясно, что предпринять, — ответил он сам себе.

— Вот только мне не заглянуть в долину...

— Был бы разведчик, — задумчиво произнес Марк.

— Можно создать, — добавил я.

— Это долго, — грустно сказал демон.

— Матрица! — радостно вскрикнул я. — Как же я забыл!

— Какая матрица?

— Сейчас увидишь.

В моей лапе оказался жезл. Подключившись к жезлу, я попытался воссоздать копию «мыши». Вокруг жезла потянулся тонкой струйкой зеленоватый дымок и материализовался в «летучую мышь». Она взмахнула крыльями, села на лапу, аккуратно обхватив ее когтями чуть выше запястья, зевнула и вопросительно посмотрела на меня. Внешне она действительно походила на «летучую мышь», только очень крупную. Большие острые зубы, огромные глаза и маленькие ушки. Перепончатые крылья с острыми шипами на концах, мощные лапы с длинными острейшими когтями. Стальной панцирь. Машина полностью повторяла прообраз из пещеры.

— Ничего себе, — только и молвил демон.

Энергетическая машина ждала указаний. Для начала я мысленно отдал приказ подняться над долиной и осмотреться. «Мышь»" взмахнула крыльями и полетела к скалам. Я словно летел вместе с ней, направляя ее полет. Вид открылся великолепный, но времени для восхищения не было. Поднявшись над скалами. я снова увидел, теперь уже глазами «мыши», сражение на дороге. Меня поразило то, что стоило только монстрам ослабить натиск, как отряд вместо того, чтобы уходить, начинал снова пробиваться к долине. Тогда монстры с прежним упорством кидались в атаку, тесня отряд.

Наконец мы уже были над долиной. Сверху она выглядела как небольшая площадка, окруженная скалами. Идеальное место для засады. Чем, собственно, и воспользовались монстры. Повсюду были видны следы отчаянной драки — скалы местами оплавлены, тут и там валялись поверженные твари (они не рассыпались в прах — видно, оружие воинов не сжигало этих существ). Уже собравшись отдать приказ спуститься ниже, я заметил какое-то шевеление. Приглядевшись внимательнее, я определил, что это два какие-то существа связывают третье. Оно явно не сопротивлялось и лежало без движения. Я усадил «мышь» на скалу и вернулся к Марку.

— Что?

— Похоже один попался.

— Много там тварей?

— Две.

— Атакуем?

— Подожди минутку.

И снова из жезла потянулась зеленоватая струйка дыма. Через мгновение она образовала второго надежного слугу. Я послал его к первому и приказал ждать.

— Сколько их у тебя?! — озадаченно спросил демон.

— К сожалению, немного.

— Что будем делать? — осведомился Марк.

Надо добавить, что, несмотря на последние события, а также осматривая местность, мы не останавливаясь продолжали идти к скалам и теперь находились возле той самой расщелины, куда ныряла дорога.

— Подберемся без шума и уничтожим сразу хотя бы одного монстра. В то время как «мышки» атакуют с флангов, — изложил я свой план.

— Далеко они отсюда?

— За первым внутренним поворотом.

— Ну, двинулись?

— Пошли.

Мы направились по дороге. Продолжая приглядывать за долиной с помощью «мыши», никаких изменений я не обнаружил. Твари продолжали возиться на том же месте. Обогнув скалу, мы их увидели сразу. Расстояние оказалось довольно велико. Мы переглянулись; отступать было поздно. Один из монстров вдруг обернулся. Тогда я бросил в атаку своих слуг. Они спикировали вниз. Но второй, видимо, почувствовал это и поднял голову. В его лапах появилось какое-то устройство, и в моих слуг ударил сноп пламени. Реакция последовала незамедлительно. «Мыши» выросли в объеме. Сочтя «мышей» большей опасностью, нежели мы с Марком, второй монстр тоже подключился к стрельбе по движущимся мишеням). Теперь они оба забыли про пленника и занимались стрельбой. Мои слуги, не ожидавшие столь массированного обстрела, несколько отступили и принялись кружить над ними.

— Обалдеть... — только и смог вымолвить демон.

Присмотревшись к их полету, я понял что они отнюдь не намерены уклоняться от выполнения задания. Обе они стали похожи на столитровый бочонок. Они описали большой круг, в центре которого находились монстры, и перестроились. «Мышки» пошли в атаку. Круто спикировав, они изрыгнули такой поток пламени, что он накрыл тварей целиком. «Мыши» вышли из пике и сделали новый заход. Нельзя сказать, чтобы огонь нанес тварям большой вред, но впечатление произвел. Теперь они стояли в круге оплавленной почвы. Эти двое не походили на остальных. Они имели развитые передние конечности, мощные ноги. Голова была очень крупной со знакомыми уже черными глазными впадинами и зубастой пастью. Кроме клыков видно было множество зубов, наклоненных внутрь. Странный симбиоз тигриной и щучьей морды. Твари выбрались из оплавленного круга и повернулись к зависшим в воздухе «мышкам». На нас как на противников внимания больше не обращали. Это был удобный момент для атаки.

Переглянувшись с Марком, мы бросились вперед. На бегу я отдал «мышам» приказ спикировать на головы монстров. «Мыши» пошли в новую атаку. Ответного удара не последовало: огонь несколько подпортил оружие монстров, и, пока твари извлекали мечи, «мыши», как ястребы, успели стальными когтями вцепиться в головы чудовищ. Оба врага закружились, злобно рыча и пытаясь сбросить это нежелательное приобретение. Но когда мы приблизились, они все же встретили нас мечами. Фехтовать я умел не особенно хорошо, но никакого умения и не понадобилось. Мой меч снес клинок противника, будто прутик. Воспользовавшись замешательством врага, я нанес удар в грудь монстру. Тот пошатнулся, но не упал. Вокруг головы стало собираться темное облако, и я, уже зная, что за этим последует, перевел меч в огненный режим и нанес еще один, смертельный удар, успев дать команду оседлавшей его «мыши» сматываться. Она незамедлительно отскочила в сторону. Монстр вспыхнул факелом.

Я обернулся к Марку. Тот теснил своего противника к застывшей оплавленной массе в том месте, где прошел огненный смерч. Тем временем освободившаяся «мышь» набрала скорость и ударила мерзкую тварь под колено. Монстр упал и тут же лишился головы. Она осталась в стальных когтях моего слуги. Тело осело. Из него, сквозь шейный обрубок, вытянулись щупальца и попытались схватить свою голову. Живучесть этого существа была неимоверной. Так как голова оказалась далеко, щупальца затихли.

— Скорее жги, — посоветовал демон.

— Согласен.

Огненный меч легко вошел в тело этого мерзкого порождения тьмы ненависти, и оно вспыхнуло. «Мышь» швырнула в костер и голову. Через несколько секунд атака завершилась.

— Ну у тебя и слуги, — странно посмотрев на меня, произнес Марк.

— Надежные слуги, — сказал я, и «мыши», усевшиеся на большом камне, согласно закивали.

— Откуда они?

— Сейчас не время рассказов, нужно составить план действий.

Глава 18.

Пострадавший

После этого я дал команду одному из слуг подняться на долиной. Он взмахнул крыльями и поднялся вверх. Я снова увидел бой. Теперь сражение откатилось дальше от нас. Но тут вдруг один из монстров отделился от сражающихся и направился к долине. Я попытался коснуться мыслей или ощущений монстра. Тот оказался не слишком умен, поэтому, чтобы не забыть, все время повторял про себя приказ. Монстр должен был проверить, увезли ли пленника. Я вернулся назад в долину.

— Дело усложняется, — сказал я мрачно.

— Почему? — насторожился демон.

— Они послали сюда своего узнать, увезли ли пленника.

— Так давай спрячем его — монстр увидит, что никого нет, и успокоится.

Я осмотрелся по сторонам. Тут же рядом над тропой висели два «мотоцикла». Повсюду валялись настигнутые стрелами монстры всех мастей и калибров. Воинов мы нашли только двоих. Один, лежавший на земле, был уже мертв, забирать его не имело смысла. Второй, тот самый, что прибыл на платформе по озеру, был еще жив. Я попытался определить его состояние, но мешали черные путы, прочно опутавшие сознание жертвы. Видимо, его собирались взять живым. Мы погрузили его на один из «мотоциклов». Теперь осталось определить, как привести их в действие. Разобраться с поворотами оказалось просто: у машины был руль вроде «мотоциклетного». Сам собой напрашивался вывод о рукоятке — регуляторе скорости И действительно, я нашел круглую, вращающуюся штуковину, медленно ее повернул, и машина плавно сдвинулась с места.

— Марк, делай как я! — закричал я.

— Понял, — ответил он.

Демон мгновенно сообразил, что от него требуется, и привел в действие вторую машину. Оказалось, что руль можно наклонить на себя, но зачем, я не догадался. Хотя сначала мне показалось, что меняется высота полета. Мы двинулись назад, к проходу в скалах, через который попали в долину. «Мыши» поднялись и полетели вслед за нами. Одну я мысленно направил на самый высокий уступ, который высился над долиной, и там она села и замерла. Мы покинули место побоища и въехали в каменный проход. «мотоцикл»" легко управлялся и мне понравился, вот только высота полета маловата. Машины быстро выскочили из скал и оказались на дороге. Подумав мгновение, я повернул направо. Марк последовал за мной.

— Как в долине? — спросил он.

— Сейчас проверим, — ответил я.

Мысли понеслись на скалу, к наблюдателю, благо не нужно было следить за дорогой, и я мог делать два дела сразу. Долину мы покинули вовремя. Глазами наблюдателя я увидел, как посланный вошел в долину. Видимо, он был не слишком обязательным, и, окинув беглым взглядом поле битвы и никого не увидев, вернулся к своим. С наблюдательной точки, где восседала «мышь», так же великолепно просматривалась и дорога, которая шла по ту сторону скал. Как только монстр достиг своих, они сразу же стали отступать и довольно быстро отошли. Как ни странно, но воины двигались за ними только до входа в долину, где произошла стычка. Дальше они потеряли интерес друг к другу. Пестрое войско ненависти и злобы отправилось по дороге, вдоль скал, а воины повернули в долину.

Когда они вошли, то двое остались прикрывать входы, остальные разбрелись по долине. Они собрали стрелы, подобрали тело соплеменника, но продолжали бродить, словно что-то искали. Потом командир горестно всплеснул руками и дал команду трогаться. Я рассказал об этом Марку.

— Может быть, следовало отдать его, — я кивнул на тело, — им?

— Сказав, что мы случайно нашли его на дороге, — с сарказмом заметил демон.

— Резонно. Впрочем...

— Что ты придумал?

— Сейчас подберем место, где остановиться, и расскажу.

Мы были уже довольно далеко от тропы и остановились в небольшой и очень уютной низине. При тщательном осмотре посредством второго зрения я не обнаружил никаких следов других существ. Въезжать в нее пришлось, обогнув камень довольно приличных размеров. По этой причине, мне пришлось усадить «мышек» на камни в конце низины, так чтобы им видно было тропу, которая проходила вдалеке. Мы сняли пострадавшего, сдвинули в сторону «мотоциклы».

— Надо снять темное кольцо, иначе может быть поздно, — сказал я, вспомнив свое состояние после нападения монстра.

— Что будем делать с ним, когда он очнется?

— Посмотрим... — задумчиво протянул я.

Мне показалось, что по телу его прошла судорога. Видимо, ему стало хуже. Но тут я ошибся.

— Давай усыпим? — предложил Марк.

— Сможешь?

— Запросто.

— Тогда, как только он придет в себя, сразу погрузи его в сон.

Марк сел на какой-то камень, и мы положили голову пострадавшего ему на колени. Я уселся напротив и занялся приведением пострадавшего в нормальное состояние. Вторым зрением я видел плотный клубок тьмы вокруг головы. С чего начинать и, главное, как распутать этот клубок, я не знал? Я мысленно обошел вокруг и увидел нечто подобное торчавшему концу веревки. «Клубок, веревка — неплохая аналогия», — пришла в голову мысль. Я медленно и осторожно потянул за конец и принялся сматывать. Осторожничал я зря. Веревочка тьмы оказалась очень прочная. Прошло довольно много времени, прежде чем я добрался до сути. Наконец я увидел лицо. Пострадавший стал медленно приходить в себя. Теперь я смотрел на него обычным взором. Он весьма походил на человека. Отличия, конечно, были, но сейчас, после всего, что я успел увидеть за свои недолгие странствия, счел его почти за своего — как человека иной, но все же земной расы. К сожалению, мы находились далеко от Земли. Кожа отливала у него красноватым, то ли из-за освещения, то ли на самом деле. Глаза, еще пока закрытые, судя по векам, были больше, чем у людей.

Я все время сравнивал все с Землей. Собственно говоря, больше было не с чем. Как ни крути, а дом там. Мои размышления прервало едва уловимое движение пострадавшего.

— Приготовься, — сказал я Марку.

В этот момент существо открыло глаза. Они и впрямь походили на человеческие, только больше. Он взглянул на меня, затем перевел взгляд поверх моей головы, и лицо у него исказилось от ужаса: раненый увидел Марка. Не знаю, встречал ли он раньше демонов или хотя бы котов... Судя по выражению глаз — не встречал. В то же мгновение они закрылись.

— Уфф, — вздохнул Марк.

— Чего он испугался?

— Я бы тоже испугался...

— Чего?

— А ты обернись.

Я медленно повернул голову и застыл от увиденной сцены. За моей спиной, как раз напротив пленника, сидели мои милые «мышки». Одна смотрела вдаль, вторая же, видимо от нечего делать, долбила коготком гранитную скалу. Причем весьма успешно. Куски величиной с кулак довольно легко отваливались, и рядом с ней уже образовалась кучка средней высоты. «Мышь» заметила, что мы на нее смотрим и тут же перестала долбить, сделав вид, что тоже смотрит вдаль, на тропу. Я повернулся к Марку.

— Должно быть, они произвели сильное впечатление, — задумчиво произнес я, посмотрев на демона.

— А ты проверь.

Я попробовал заглянуть в мозг спящего существа — безнадежно. Он был в полнейшем покое, спал как ребенок.

— Как долго он проспит?

— Часа три.

— Теперь вернемся к моей идее.

— Изложи...

— Есть несколько соображений. Первое: необходимо отправить пострадавшего вслед за отрядом... — начал я.

— Интересно, как?

— Не перебивай. Когда мы ехали на этих штуковинах, мне показалось, что руль подвижен, и «мотоцикл» способен менять высоту полета, правда незначительно.

— Ну и что? — не понял демон.

— Если найти причину, по которой он не поднимается, и устранить, то мы получим неплохое средство передвижения, — пояснил я.

— Конечно.

— Не одобряешь?

— Да нет, просто сомневаюсь в успехе.

— Почему?

— Хозяева-то этой машины летели почти над поверхностью...

— Это не аргумент!

— Попробуй, может что и выйдет. Там, откуда ты, любят машины.

Я подошел ближе к «мотоциклу», внимательно осмотрел, просканировал вторым зрением и попытался понять устройство. Плоское основание служило преобразователем энергии, над ним под сиденьем имелся аккумулятор энергии, он был практически пуст. Управление преобразователем осуществлялось именно рулем, на котором был и маленький приборный щиток. Приборов было всего два. Один соединялся с аккумулятором, другой — еще с каким-то устройством, укрепленном на преобразователе. Вдоль корпуса машины шло еще одно приспособление... Я попробовал его рассмотреть подробнее, оно поглощало энергию! Правда, в этом бедном магией мире такое приспособление было почти бесполезно. Впрочем, не совсем. Заряжать накопитель «мотоцикла» так, чтобы транспорт хоть как-то передвигался, оно все же могло. Назначение вытянутой полосы, на которой видно было еле заметное свечение внизу (она соединялась с аккумулятором), понять было нетрудно. Второй прибор оказался поинтересней. Я вернулся от внутреннего изучения к обычному осмотру. Это устройство имело круглую форму. Под поверхностью плавала слабо светящаяся стрелка. Она указывала направление куда-то вдоль скал, оно совпадало с дорогой, которой я видел сверху, а также с тем направлением, куда двигался отряд воинов.

— Кажется, я понял , — произнес я вслух.

— Все?

— Нет, конечно. Но общий принцип устройства машины ясен. Сейчас проведем небольшой эксперимент. Для выяснения деталей.

— И что?

— Будем знать, куда направился отряд.

— Место?

— Подожди, дай проверить.

Я взялся за край «мотоцикла» и медленно стал разворачивать ее вокруг вертикальной оси. Стрелка сохранила свое первоначальное направление. Получалось, что приборчик указывает направление на какой-то источник. Потрогав его, я нащупал вокруг прибора кольцо. Оно поворачивалось, если немного приподнять. Я повернул кольцо на сто восемьдесят градусов. Оно снова село в углубление.

— Занятно, — произнес я.

— Что? — заинтересовался Марк.

Ответить я не успел. Машина стала поворачиваться вокруг оси, а когда направление «вперед» и стрелка совпали, она попыталась прийти в движение. Но замерла, лишь раз дернувшись. Причем, это безусловно была попытка взлететь. На приборном щитке начал мигать указатель энергии и засветилась какая-то надпись. Я напряг все свое внимание и попытался уловить смысл. Через полминуты я понял.

— «Возврат на базу не возможен», — прочел я.

— Что?

— Так я и думал, отлично! — вместо ответа, сказал я сам себе.

— Может объяснишь? — стал приставать Марк. Он сгорал от любопытства.

— Да.

— И что же ты узнал?

— Теперь у нас будет неплохой транспорт, да и его, — я указал на лежащее тело, — можно домой будет вернуть.

— Интересно, как!?

— Здесь есть автопилот.

— Что-то подобное я встречал на Земле, когда путешествовал там в качестве призрака.

— Включив эту штуку, можно будет отправить раненого домой.

— А если монстры перенастроили этот автопилот? — высказал опасение Марк.

— Они оставили бы следы, но их лапы не касались пульта. Следы только там, где стаскивали пассажира.

— Значит, отправляем?

— Понимаешь ли, есть еще одна проблема, — задумчиво сказал я.

— Какая же?

— Практически разряженный аккумулятор.

Кратко рассказав, все что узнал об устройстве машин, я посмотрел на Марка. Ответ получить я не успел — меня отвлек шум крыльев. «Мыши» стали проситься обратно, домой. Видимо, нужно было сбросить излишек энергии, зарядившей их в ходе боя. Принимать энергию неизвестного происхождения в жезл мне показалась сомнительным. К тому же я попросту ощущал обычную брезгливость по отношению уничтоженным к монстрам. Конечно, сила не бывает ни плохой, ни хорошей, ее направляет разум. Но впечатление остается впечатлением..

— Сейчас решим обе проблемы сразу, — сказал я.

— Интересно, как?

— Разрядим «мышек».

— Ну, может, конечно, и выйдет, — пожал плечами Марк.

Я подозвал одно из своих созданий и приказал усесться прямо на поглотитель энергии. Объяснив «мыши», как она должна сбросить лишнюю силу, я отошел в сторону. Мой слуга сначала засветился, затем свечение пропало, и он стал уменьшаться в размерах. Мне был виден указатель энергии, он полз вверх. Вторая «мышь» сразу же последовала примеру первой. Она уселась на второй «мотоцикл». Я подошел посмотреть, — заправка шла успешно. Через минут пять, «мышки» слетели со своих насестов и превратились в облачко зеленоватого дыма, который тотчас втянулся в жезл.

— Силен, — сказал Марк, подходя ближе.

— Ну вот, заполнен почти на две трети, — сказал я, показывая на индикатор.

— Отправим домой? — спросил демон.

— Да, только нужно закрепить.

Мы усадили раненого на «мотоцикл», привязали ноги лианой, найденной неподалеку, руки положили на руль. Спящее его сознание получило приказ вцепиться в ручки и не выпускать до полной остановки. Затем я повернул, предварительно приподняв, кольцо под указателем курса и установил его в положение, включавшее автопилот. Как только переключатель встал на место, «мотоцикл» повернулся вокруг своей оси. После совпадения оси машины и стрелки, она плавно стала подниматься вверх. Набрав некоторую высоту, «мотоцикл» скрылся за лесом.

— Дело сделано, — сказал я, посмотрев на демона.

— Будем надеяться, что доберется, — согласился он.

— Так, теперь... А где же она? — стал крутить головой я.

— Кто? — не понял Марк.

— Веревка!

— Какая еще веревка?

— Которой была обмотана голова раненого.

— Не было никакой веревки, было только темное пятно, — возразил мне Марк.

Я стал осматриваться по сторонам: ее нигде не было. Тогда я воспользовался вторым зрением и более тщательно обшарил окрестности: снова ничего. Тем не менее, я точно помнил этот клубок. И туту меня осенило. Судя по тому представлению, которое я успел получить о раненом, вряд ли схватить его было просто.

— Сеть! — завопил я.

— Какая сеть? — удивился Марк.

— Я ищу не то!

— То есть?

— Нужно искать сеть, они не смогли бы его связать веревкой!

Я начал поиски заново. Теперь мне казалось, что я знаю, что именно мне нужно найти. Немного подумав, я мысленно позвал сеть. Какое-то еле заметное предчувствие подсказывало, что она и монстры разной природы. Мне показалось, что что-то шевельнулось в темной расщелине между камней. Я направил туда свое внимание и усилил зов, вложив в него мысль, что не собираюсь уничтожать найденное. Прошла почти минута, словно там напряженно думали. Затем я, к своему удивлению, услышал в ответ, что сеть согласна выйти. Прошло еще пара секунд, и что-то серое мелькнуло в воздухе и свернулось комочком на моей ладони, словно пригревшейся котенок.

— Я согласна служить тебе, ты мне нравишься, — сказал сгусток тьмы.

— Но до этого ты служила монстрам? — спросил ее Марк.

— Нет, меня достали из хранилища и пустили в дело. Пока я лежу в пирамиде, я всего лишь предмет, — пояснила сеть.

— А кто тебя извлек? — задал вопрос я.

— Какой-то пупырчатый тип. По виду похож на вас, только гораздо толще и весь темный внутри...

— Не поняли... — хором перебили мы.

— Я вижу мир совсем по-другому, частью как вы, частью души существ, если пользоваться вашей терминологией, — ответила сеть.

— А как выглядим мы? — задал я естественный в такой ситуации вопрос.

— Картина очень сложная и яркая. Особенно у тебя, — сказала сеть, обращаясь ко мне.

— Ты что, разумна? — задал, видимо, мучивший его вопрос демон.

— А что такое разумность?

— !? — переглянулись мы, пожимая плечами.

— Вот то-то же, но мне кажется, что я скорее механизм, чем живое существо, — задумчиво произнес серый комочек на ладони.

— Как же ты будешь ему служить, если ты темная? — не унимался демон.

— Черный цвет не хуже всех остальных, как и серый. Темная и звездная ночь прекрасна. Меня создали из мрака в глубочайших подвалах Вселенной, чтобы можно было накрыть и спеленать... Нет, дальше не помню...

— Кто же тебя создал? — дрогнув, спросил я.

Комочек сжался, видимо вспомнив что-то. Потом помолчал, и мне захотелось согреть его, словно маленького котенка, лежащего на ладони. Ощутив это тепло, серое нечто расползлось по лапе и успокоилось.

— Первого, я не могу вспомнить. А о втором мне трудно судить. Но если бы вы не поспешили меня снять, то ваш подопечный попал бы под власть того пупырчатого, который приказал набросить меня...

— А теперь какова судьба пленника? — спросил я.

— Он вне опасности, а так как меня сняли вы, то власти того странного существа больше нет.

— Ну что ж, полезай в сумку, — сказал я.

Серая дымка — даже и не дымка, а, если долго разглядывать, будто провал куда-то в небытие — превратился в ленту табачного дыма и втянулся в сумку.

— Как тебе там?

— Отлично, — донеслось из сумки. — Заодно и мир посмотрю, насколько он изменился. Благо видно хорошо.

Глава 19.

Крепость Кролф

Крепость была молодая. Благодаря современной технике сооружение возвели быстро. Сначала даже и в нем, казалось, нет нужды, но они глубоко ошибались. Теперь же сооружение выдержало столько, что не довелось вынести за долгие века настоящей крепости. История эта выглядела примерно следующем образом.

Несколько оборотов вокруг двойного солнца назад — если считать от момента нынешних событий — на планету опустился космический крейсер, принесший нынешних обитателей этих стен. Здешний мир им весьма понравился, и они занялись его изучением. В отличие от землян пришельцы использовали как механические устройства, так и магию. Но потом их стали преследовать неудачи. Началось с того, что с крейсера исчез главный энергетический узел, причем совершенно бесследно. На его месте зияла треугольная дыра, обращенная вершиной вниз. Стороны равностороннего треугольника были идеально гладкими и ровными, словно наикрепчайший корпус разрезали подобно куску масла. Дыра была сквозная и по размеру меньше энергетической установки. Крейсер оказался практически уничтожен.

После этой удивительной аварии небольшой экипаж попытался устроить свою жизнь. А на корабле продолжали происходить всякие странности: то засветятся края дыры, то он вздрогнет, словно от судороги. Тогда решили строить поселение в стороне, на возвышенности, которая была на расстоянии нескольких часов пути пешком от места посадки. «Мотоциклы» остались неповрежденными. С их помощью уцелевшее оборудование перевезли на новое место и стали устраиваться.

В это время произошло еще одно событие: пропал механик корабля. Это несчастье произошло почти сразу же, после того, как в пустыне, в нескольких часах езды от места посадки, обнаружили две пирамиды из непрозрачного полированного камня. Сооружения стояли среди песка, касаясь друг друга углами оснований. Основание каждой являло собой квадрат. Ни песок, ни время не оставили на сияющих боках этих странных памятников никаких следов. Если же кто-то заходил за пирамиды со стороны, противоположной месту посадки, то ему начинали мерещиться всякие странности.

Все поиски пропавшего механика не привели ни к какому результату. Если бы удалось найти его тело, то стобуны смогли бы призвать душу обратно и восстановить систему (если прошло не слишком много времени). Поиски пытался вести даже навигатор. Навигаторы подбирались из числа тех, у кого магические способности были развиты наиболее сильно. Но вокруг пирамид висела серая пелена, и все его усилия ничего нового не дали.

После нескольких оборотов планеты вокруг оси, стобунам стало не до поисков механика: на них то и дело начали нападать разные твари. Надо отметить, что стобуны отличались очень бережным отношением к природе, даже машины, созданные ими, плавали над поверхностью, а не двигались по земле, разрушая почву. Собственно говоря, именно по этой причине для посадки и было выбрано базальтовое плато, лишенное растительности и идеально гладкое, — куда так неудачно опустился крейсер. После гибели стобуна, странного повреждения корабля и бесконечных нападений решено было вместо обычного поселения построить крепость. Там, где среди редкой растительности выходили скальные породы, послужившие ее основанием; протекала речушка, которую можно было отвести под стены. Так и была заложена крепость Кролф.

Строительство, благодаря технике, снятой с космического крейсера, шло быстро. Плазменные установки вырезали базальтовые блоки, сначала у основания (для создания рва), затем в ближайших скалах. На платформах блоки доставляли к месту строительства и устанавливали на место. Швы сваривали. Крепость росла с каждым днем. Скорость подъема стен вблизи казалась больше еще от того, что одновременно строители углубляли ров. Правда, рытье канала вокруг стен пришлось прекратить раньше, чем предполагалось. В одном месте машины вскрыли русло подземной реки, и ров наполнился водой.

Еще не достроенная крепость приняла боевое крещение, легко выдержав нестройную атаку каких-то мерзких паукообразных тварей. Навигатор почувствовал их приближение заранее и предупредил остальных. Тут же выяснилось, что твари не любят воду, они предпочитали толпиться у разводного моста и там-то большей частью и были разбиты, остальные бежали в пустыню.

Затем пришла еще одна беда: начала падать концентрация силы. Машинам стало не хватать энергии для зарядки батарей. Стобунам пришлось вспомнить оружие предков и создать его снова. Высота полетов снизилась. Дальние путешествия стали невозможны, и часть экипажа (после последней экспедиции) осталась отрезанной у моря. Дорогу к заливу перерезали непрерывно нападавшие монстры. Тогда экипаж решил попробовать найти другое место, с большей концентрацией силы. Навигатор отправился в путешествие вдоль берега залива. На берег его перебросили, использовав последний резерв энергии, вернуться он должен был по протокам к небольшому озеру за скальной цепью, туда его и ушел встречать отряд.

Командир крейсера стоял наверху квадратной башни и не отрываясь смотрел на дорогу. Все обитатели крепости замерли возле бойниц и ждали возвращения отряда. Сигнал, означавший, что навигатор вернулся, пришел. Больше связь возобновить не удалось. Несколько раз на горизонте видны были вспышки сражения, затем все стихло. Контрольное время прошло, но отряд не возвращался.

Крепость продолжала надеяться. Потеря отряда была бы очень тяжела для стобунов, но это они бы еще пережили. Гибель же навигатора означала смерть. За то время, что шла война, он отчасти успел обучить своей науке экипаж крейсера, но таких способностей как он не имел никто. Даже если приборы, созданные навигатором за время войны, и продолжат работать без него, отбиться от всей этой потусторонней нечисти невозможно. Видимо, там, откуда лезла вся эта мразь, находился нескончаемый источник материалов и энергии. Уже сейчас свои бластеры стобуны использовали лишь в особо крайних случаях, зарядить их они могли только в поврежденном крейсере, а теперь все пути туда оказались отрезаны. Попытки создать для оружия зарядные устройства успеха не имели.

Транспортные платформы, которые перемещались над поверхностью воды, остались с частью экипажа по ту сторону неприятеля. Если даже и удалось бы пробиться туда, что делать дальше? В крепости пришлось бы бросить почти все. Но теперь даже эта обходная дорога к системе озер стала известна тварям. Если отряд не вернется, придется уходить, все бросив, с большими потерями пробиваясь к заливу. Другого пути теперь не осталось.

Мост через канал был поднят и закрывал своей громадой ворота цитадели. Он не раз уже сослужил добрую службу. Подъемный механизм моста строители сделали механическим и приводили в действие турбиной, спрятанной в русло подземной реки. Она же приводила в действие и небольшой генератор, его энергии хватало на поддержание существования экипажа крейсера. Как теперь понимал капитан, мысль сделать мост механическим сослужила добрую службу. Электрический генератор уже дважды при штурмах крепости выходил из строя. Случись так, что мост остался бы опущен, пестрая лавина монстров мигом бы затопила крепость. Во время штурмов выяснилось странное обстоятельство: твари не особенно пытались убить стобунов, словно их тела и души требовались для чего-то иного.

Такие мысли одолевали капитана потерпевшего аварию крейсера, пока он стоял на угловой башне. Он даже не сразу услышал, что его зовут.

— Смотрите, капитан, едут! — раздались радостные крики.

Он очнулся и стал всматривался в дорогу. На ней появился уже довольно четко видимый отряд. Капитан быстро стал считать: одного не хватало. Оставалась только надежда, что исчез не навигатор. Стража опустила мост. Отряд въехал во внутренний двор цитадели через двойной шлюз. Мост снова подняли. Капитан быстро сбежал во двор и уже выходя понял, кого нет. Навигатор был для него старым другом.

Сказать, что воинов потрепало как следует, означало ничего не сказать. Одного привезли на сиденье. Двух машин не хватало. Бластеры почти разряжены. Капитан все понял без слов: это означало разгром. Понял, конечно, не только он; в крепости повисла гнетущая тишина. Капитан поднялся в башню, командир отряда последовал следом.

— Кроме неприятностей, мы привезли еще странные находки, — начал было командир отряда.

— Сначала расскажи, как все произошло... — перебил его капитан крейсера.

— Не лучше ли все по порядку?

— Хорошо.

— Итак, — начал командир отряда. — В назначенное время мы покинули крепость и направились к намеченной цели. Пользуясь защитным покрывалом, мы благополучно добрались до прохода через скалы. Без особых приключений отряд вышел на равнину.

— Приборы молчали?

— Да, капитан. Мы были уверены, что за нами не следят, но бдительность не теряли.

— Продолжай.

— Без каких-либо приключений наш отряд достиг условленного места. Вот тут-то и началось. Видимо, незадолго до нашего появления кто-то развел там костер и устроил маленький пикник.

— Что-что?

— Я не оговорился, именно завтрак на траве...

— Ну и ну.

— Смотрите!

С этими словами командир отряда извлек сверток и осторожно его развернул. На столе засияли два хрустальных фужера. Затем он извлек еще один пакет, достал бутылку и поставил ее рядом. Проскочивший в окно солнечный зайчик забился в граненом стекле и рассыпался бликами по стене.

— Сканер?

— Да, капитан.

Командир воинов извлек прибор и направил его на предметы, стоявшие на столе. Сканер их не регистрировал. Стобуны переглянулись, долго крутили какие-то ручки, получив наконец слабый отклик, но идентифицировать незнакомые предметы прибор так не смог.

— Монстры не могли это создать, — задумчиво сказал капитан, беря фужер в руку и любуясь.

— Мы тоже так думали, — сказал воин и нажал что-то на поясе.

— То есть?

— Сейчас принесут.

— Но сканер не регистрирует следов монстров и прочей дряни, да и зачем им это? — и капитан показал на фужеры.

— Не знаю, — задумчиво сказал воин.

— Видимо, — продолжил капитан, — жидкость из емкости наливали в эти сосуды и пили, сделайте анализ, попробуем узнать что это.

— Разрешите? — в дверь вошел один из участников похода, неся сверток.

Капитан развернул его и тихо охнул. Убить этого зверя было очень трудно. Стрелы просто не брали его панцирь, а сталкиваться с ним, к сожалению приходилось. После появления монстров, этот миролюбивый поначалу зверь стал на всех подряд охотиться. При встрече с ним оставалось только одно — драться не на жизнь, а на смерть. Теперь тушка животного лежала перед ним пробитая в нескольких местах и немного обгорелая. Внесший ее воин поднял трофей перед собой, и капитан увидел сквозные дыры.

— Что скажете? — спросил командир отряда.

— Нет слов...

— Хуже того. Лапа, которая одним ударом убила этого зверя, бросила его в кусты, через всю поляну. Зверя, по-видимому, просто пришпилили к бревну, а здоровенный кусок дерева оказался просто вырван из ствола.

— А знаете почему он обгорелый?

— Нет, — удивился капитан.

— Чтобы снять древесину и трофей, существо сунуло лапу в костер и обожгло деревяшку, а уж потом только запустило зверя в кусты.

— Может быть, это разные существа?

— Нет, — ответил воин, — мы тщательно все осмотрели и определили, как все происходило.

— Да... — протянул капитан.

— И более того, — продолжил воин, — убила зверя и держала одну из найденных емкостей одна и та же лапа!

— Что?!

— Именно так. И еще. Навигатор успел взглянуть на находки.

— Что он сказал?

— То, что зверя убили по нужде: он готовился напасть первым.

— Ты хочешь сказать, что появился кто-то третий в этом мире?

— Так сказал навигатор, а чью сторону примет этот новый, неизвестно.

— Вы пробовали сканировать местность вокруг? — продолжал расспросы капитан.

— Несомненно!

— И луч сканера не обнаружил никого...

— Совершенно верно.

Капитан задумался. К чему приведет появление третей силы, сказать трудно. Он не мог понять, откуда вообще взялись эти новые участники событий: свалились с неба или жили на планете всегда? Логичного объяснения не было.

— Так, — помолчав, сказал капитан, — ну а следы-то их остались?

Командир отряда замялся и как-то пронзительно посмотрел на капитана. Потом он вздохнул, потер одну руку об другую, посмотрел на воина, принесшего тушку убитого животного, и решился.

— Понимаете ли, капитан...

— Говори как есть, — успокоил его капитан.

— Там остались следы, но вот... Отпечатались подошвы, напоминавший нашу обувь, только с очень замысловатым рисунком. При этом они шли в одну сторону, к воде. Причем мы не смогли найти никаких следов того, что доставило этих пришельцев. Даже наши платформы оставляют след в энергетическом поле. Любой предмет, перемещаясь, оставляет след. Эти же существа словно возникли прямо из ничего, распили сосуд этой жидкости и пошлепали к воде. Причем, когда мы подошли, малые сосуды были еще теплые!

— Вы обшарили кусты? — осведомился капитан.

— Сканер ничего не показал...

— Ладно, что же было дальше?

— Продемонстрировав находки навигатору, мы снова упаковали их и двинулись в путь.

— По дороге ничего подозрительного не заметили?

— Нет, да и мы старались добраться побыстрее.

— Вас атаковали в долине?

— Да. Причем со всех сторон. На навигатора монстры набросили сеть. Она в мгновение ока связала его, и он затих. Твари дрались со страшной свирепостью, как никогда ранее. Они просто выдавили нас из долины и стали теснить к крепости. Несколько раз мы пытались пробиться в долину, но ничего не получилось. Потом они неожиданно отошли. Мы кинулись назад, но на поле битвы осталось только одно тело. Мы не смогли найти никаких следов навигатора и двух машин. Пришлось возвращаться назад ни с чем.

— Он успел рассказать о своем путешествии и его результатах?

— Коротко успел.

— Расскажи, — попросил капитан.

Но командир отряда не успел этого сделать. В комнату вбежал воин (раньше они были просто членами экипажа, а теперь все стали воинами в этом странном мире) и доложил новости. Первая заключалась в том, что ожил маяк, который стоял в центре замка. Про него уже чуть ли не забыли. С тех пор, как «мотоциклы» потеряли способность летать и лишь парили над самой землей, ими пользовались лишь в крайних случаях и на короткие расстояния, а следовательно, и система пеленга стала не нужна. Вторая причина — сигнал поступил очень мощный и сам извне включил маяк. Пока они слушали доклад, мимо окна промелькнуло какое-то тело. Все рванули во двор, схватившись за оружие.

Перед ними предстала следующая картина. Над внутренним двором совершил круг и уже снижался один из пропавших «мотоциклов». Более того, на нем был пассажир! «Мотоцикл» снизился и замер над землей. Кольцо автопилота повернулось вокруг прибора, указывающего курс, и заняло свое обычное положение.

Когда стобуны подошли к «мотоцикл»у", их ожидало сразу два сюрприза: первый — это навигатор, собственной персоной и второй — указатель энергии, стоявший почти на двух третях шкалы.

— Он жив? — с надеждой спросил капитан.

В ответ раздалось довольное сопение. Присмотревшись, он увидел, что ноги аккуратно привязаны к машине, а руки держат руль. Попытке отцепить пассажира от руля, ничего не дала. Команду крепко держаться он выполнял свято. Пришлось позвать того, кто больше других поднаторел в общении с силой. Пришедший воин попробовал заглянуть в "я" навигатора.

— И что? — снова спросил капитан.

— Совершенно здоров и спит, как дитя, — ответил воин.

— Разбудить можешь?

— Мне не по плечу снять этот сон, через несколько минут проснется сам, — ответил воин.

Повисла напряженная тишина. Через пару минут навигатор сладко зевнул и попытался потянуться, но руки крепко держали руль машины, на которой он прибыл. Он открыл глаза и удивленно посмотрел по сторонам, потом на руль и наконец отпустил его. Во взгляде читалось более чем удивление.

— Идти можешь? — спросил капитан.

— Кажется, могу, — ответил навигатор, посмотрел на свои ноги и, улыбнувшись добавил: — Если отвязать, конечно...

Лиану быстро обрезали. Пассажир стал свободен.

— Тогда пойдем наверх, — произнес капитан; в нем боролись смешанные чувства: слишком уж странное было возвращение...

Теперь в комнате, где несколькими минутами раньше докладывал командир отряда, их было трое. Навигатора усадили в кресло и смотрели на него, словно чего-то ожидая.

— Мне, собственно говоря, и рассказывать нечего, разве что сон? — задумчиво начал он.

— Рассказывай все, с того момента, как нас выбили из долины, — предложил командир отряда. — Все детали.

— Что ж, попробую. Когда на нас напали, на меня набросили сеть, — начал навигатор. — Сначала я еще что-то видел на поле боя, затем меня поглотила затягивающаяся тьма. Таких прочных пут я еще не встречал, шансов вырваться у меня не осталось. Сколько я так пробыл спутанным, сказать трудно, но вдруг стало светлеть. Я ничего не понимал. Кто-то медленно, слой за слоем, очень аккуратно снимал сеть. То, что я увидел... даже не знаю, говорить или нет... Может быть, это была это просто галлюцинации? Прямо передо мной сидело существо, очень похожее на нас. Оно сматывало тьму в клубок. Передние конечности, в которых оно держало клубок и нить тьмы, покрывала сине-зеленая чешуя... А какие у него были когти... — Рассказчик содрогнулся.

Все невольно обернулись к тушке убитого зверя.

— Похоже на след той лапы из моего сна, — наконец выдавил из себя навигатор.

— Ладно, продолжай, — произнес капитан.

— Дальше было хуже, — продолжил рассказчик. — Мой взгляд поднялся выше, и я ужаснулся. Там, на скале сидели две громадные летающие твари. Одна смотрела на дорогу, другая долбила гранитную скалу когтем, камень трескался и крошился. Пришельцы нисколько ими не интересовались, словно твари являлись их слугами... Я воздел глаза к небу и увидел пушистую зеленую морду с огромными глазами и снова провалился в сон.

— Что ты сам-то думаешь? — наконец спросил командир отряда.

— Они спасли меня, — задумчиво начал навигатор. — Но кто они?..

— Да, — сказал молчавший до этого воин, — пока ты рассказывал, я проверил все предметы сканером еще раз, даже сбегал к «мотоциклу». Проверил и тебя, навигатор...

— И что? — хором спросили все присутствующие.

— Все предметы объединяет только одно — следы тех существ, что пользовались этими приборами, — и он указал на фужеры и бутылку.

В комнате повисла тишина.

Глава 20.

Окрестности пирамид

Теперь у нас был транспорт, но еще не было плана действий. Нужно было выбрать направление и отправляться в путь. Найти нашего подопечного, воспользовавшись автоматическим устройством «мотоцикла», мы могли в любую минуту. Стрелка продолжала показывать направление, куда ушел отряд.

— Может быть, отправимся вслед за монстрами? — спросил я.

— Что ж, давай, — без особого энтузиазма согласился Марк.

— Какой выберем маршрут?

— Лучше вдоль скал, или над ними: если лететь над равниной нас скорее заметят.

— Кто сядет за руль? — спросил я.

— Конечно ты, — ответил демон. — Демонов на мотоциклах не бывает, — ехидно добавил он.

Вещей у нас, собственно говоря, не было, так что можно было без особых сборов отправиться в путь. Я уселся за руль, Марк сзади. Я медленно наклонил руль на себя — «мотоцикл» плавно набрал высоту. Я повернул ручку на руле, и мы двинулись вперед. Мы поднялись над скальной цепью, почти до ее вершин. Затем я немного увеличил скорость и прекратил подъем. Довольно медленно мы поплыли над цепью.

Через несколько минут я завис над долиной, где произошла первая стычка. Там ничего не изменилось: валялись трупы монстров, темнели оплавленные и закопченные скалы. Сверху они казались маленьким, почти игрушечным. Несмотря на высоту, ветра почти не ощущалось. На Земле над такими скалами, ветер бы так и гудел.

— Смотри, впереди и левее, — прервал мои размышления демон.

— Что?

— Не знаю, там что-то блестит.

Я посмотрел туда, куда он показал. Взор скользнул по дороге, которая проходила вдоль скал, — с такой высоты она казалась узенькой ленточкой. Дальше за изумрудным лугом начинался голубовато-зеленый лес. Раскинувшийся на холмах, он лежал, словно сморщенная шкура шарпея, и резко обрывался возле полосы желтого песка. Справа желтое поле упиралось в зеленоватое рядом с берегом и темно-синее вдалеке море. А примерно посередине песчаного пространства высились две пирамиды. Это снова напомнила мне Землю. Пирамиды были точь-в-точь такие же, только эти казались больше и стены их были совершенно зеркальные. Вершины пирамид окутывали кучевые облака, местами серые или почти черные. Они походили на поля гигантских шляп. Слой облаков закрыл верхнюю четверть пирамид. Зрелище было потрясающее. Желтый песок и, словно взбитые клочья пены, облака — все это отражалось в зеркальных гранях, освещенных двумя солнцами, и отбрасывало две тени.

— Это что, могильный холм местного императора? — осведомился я у Марка.

— Похоже на пирамиды Долины фараонов, — согласился он.

— Куда двинемся? — спросил я.

— Туда! — вдруг оживился Марк.

— Почему?

— Я знаю, что это, — серьезно сказал демон.

— Я тоже: пирамиды местного царя, — ехидно заметил я.

— Нет. Присмотрись к ним вторым зрением!

— Ощущение сквозняка и... Постой... Там барьер?!

— Верно! Это ворота, и очень большие. Сейчас они неактивны, и следовательно, переход закрыт. Вот наш шанс выбраться отсюда.

Как оказалось потом, он был прав, но только отчасти.

У нас появилась цель. Я задумчиво разглядывал пустыню перед собой. Вдруг на желтом фоне песка показались черные точки: они явно направлялись из леса к пирамиде. Добравшись вторым зрением до границы леса, я узнал тех самых монстров, которые устроили засаду.

Завеса поднялась, и отряд беспрепятственно направился к пирамиде. Как только последний монстр пересек границу, барьер восстановился. Я рассказал об этом Марку.

— Твари направились туда же... — медленно произнес я.

— Подъедем поближе. Может быть, удастся что-то узнать, — предложил Марк.

— Попробуем, — согласился я.

Машина, легко подчинившись, полетела над пустыней. По прямой это оказалось довольно близко. Через минут десять мы достигли барьера. «Мотоцикл» уперся, словно муха в стекло, в вертикальную стену и натуженно жужжал. Подвигавшись вправо и влево, мы поняли, что барьер круговой.

— Что будем делать? — спросил я.

— Отлетим в сторонку и подумаем, — ответил Марк.

Я опустил машину почти до земли и направил ее по песчаной дороге в сторону от пирамид. Мы медленно плыли вперед.

— Пробиться сквозь барьер? — спросил я.

— Если барьер возведен с помощью установки перемещения — а она, судя по всему, громадной мощности, — пробиться нам не удастся. Да и заметят сразу, — не согласился демон.

Мы потихоньку плыли над дорогой от пирамид к лесу. Дорога вышла на поляну и... Перед нами стояло целое войско монстров. Я скосил глаза назад: нас уже успели обойти и сзади.

— А если вверх? — спросил демон.

Я было потянул руль на себя, но один из монстров вскинул какую-то штуковину, и верхушка соседнего дерева, весело вспыхнув, рухнула к нашим ногам.

— Видимо, далеко не улетим, — протянул я.

Более активных действий твари пока не предпринимали. То ли у них был приказ взять нас живыми, то ли они кого-то ждали.

— Нужно звать на помощь тех воинов, — тихо сказал Марк.

— Как?

— Отвлечь внимание и отправить автопилотом «мотоцикл».

— Как же они поймут, в чем дело?

— Отправь «мышь»!

— Сейчас!

Я сосредоточился на жезле, и он вновь оказался в моей лапе. Попробуем повторить «мышь». Подключившись к жезлу, я вновь занялся копией. Вокруг жезла потянулся извиваясь зеленоватый дымок и материализовался в «летучую мышь». Она взмахнула крыльями и уселась на лапу, аккуратно обхватив ее когтями чуть выше запястья. Я мысленно отдал приказ: когда завяжется бой, вцепиться в «мотоцикл», вместе с ним достичь места посадки машины и привести подмогу. Я вложил в ее голову портрет спасенного нами раненого. Мы слезли с «мотоцикла», я поднес лапу к сиденью, и «мышь» перепорхнула на него, вцепившись когтями в руль. Стрелка курсоуказателя смотрела прямо вперед. Приподняв кольцо автопилота, я почти довернул его до замка и, оставив в таком положении, попробовал увеличить скорость. Машина задрожала, но осталась на месте. Через некоторое время рукоятка развернулась на место — для броска хватит.

— Пилот и транспорт готовы, — подытожил я свои усилия.

— Один? — спросил демон.

— Ты хочешь, чтобы я отправил всех?!

— Не отправил, а извлек.

— Всех?

— Хотя бы с десяток.

Я сосредоточился и попытался воспроизвести часть своего стального войска. Сверкнуло зеленое пламя, нас окутали клубы дыма, из которых вылетела целая стая «мышей». Они весело разлетелись и расселись на ближайшие деревья вокруг поляны. Я обратил к ним мысленный взор: они ждали указаний и радовались возможности порезвиться. Время от времени какая-нибудь «мышь» слетала с сосны и вцеплялась в зазевавшегося монстра. Доносился отчаянный вопль и хлопок, словно лопался воздушный шар. Видимо, это очень развлекало «мышек», и они весело переговаривались, что наводило на мысль о наличии у них некоего подобия интеллекта.

— Ты сможешь защититься экраном? — спросил Марк.

— Попытаюсь, — сказал я, представляя вокруг себя сферу силового поля.

— Отлично, далеко пойдешь, — сказал демон, окинув меня взглядом.

— Пробуем отвлечь внимание, — сказал я.

Но прежде я попытался дотянуться до ручки скорости, но полем оттолкнул машину... Пришлось его убрать.

— Попробуем, — снова сказал я, поворачивая ручку скорости до упора.

Одновременно я дал «мышкам» команду к атаке. Стальные слуги кинулись на монстров, я вызвал из жезла сноп света и не целясь провел им перед тварями, земля вспыхнула. Марк создавал и отправлял в разные стороны светящиеся шары, которые взрывались со страшным грохотом. Шум стоял невероятный, и тут я наконец отпустил ручку скорости, довернув до упора автопилот. Машина с диким воем взвилась вверх. Я успел мысленно напутствовать наездника. Твари открыли беспорядочную стрельбу. Несколько зарядов попало в цель, но «мотоцикл» выдержал и энергия частично всосались в накопитель. Что касается наездника, то он благодаря прямому попаданию немного подрос. Все это длилось не более нескольких секунд, «мотоцикл» исчез за лесом. Я велел своему «войску» отступить. Дым немного осел. Убедившись, что мы на месте, монстры замерли. Затем первые ряды расступились, и мы увидели всадников на паукообразных тварях.

— Да, — сказал Марк, — стража что надо!

— Ты же тоже страж!

— А ведь точно и правда, — мрачно сказал демон. — Тогда, если повезет, может быть, и прорвемся, только не забудь восстановить вокруг себя силовую сферу!

Демон заискрился, меня подхватил золотое торнадо, цветные молнии опоясали смерч. Он рассыпавшись и... На поляне, отбрасывая разноцветные блики, стоял страж, усеянный огромными острыми шипами, которые переливались полированными гранями. Смахивающая на тигриную морда оканчивалась рогом. Тело покрывали пластины сине-зеленого цвета (того же что и цвет моих лап), и каждая размером примерно с меня. Страж стоял на громадных, крепких лапах, похожих на тигриные, и бил по полу хвостом, оканчивавшимся колючим утолщением, размером с небольшой грузовик. На спине у этой громадины высотой с трехэтажный дом стоял я — посередине, среди шипов, была небольшая площадка. В тот момент, когда Марк менял образ, я соединил наши защитные поля и теперь был накрепко приклеен к своему месту. Тигриная морда обернулась и удовлетворенно кивнула.

— Направление прорыва? — донеслась до меня его мысль.

— По пеленгу!

— Попробуем.

Но попробовать мы не успели. Вражья конница рванула вперед. Я направил на них «мышек». Стая спикировала на головы монстров и, хлопая крыльями, принялась кружить вокруг, время от времени вцепляясь стальными когтями в мерзких тварей. Строй оказался нарушен. Монстры открыли беспорядочную пальбу. Через пару минут мощь летучего отряда возросла многократно. Ужасные твари размером с большой холодильник, все так же весело кружа, периодически хлопались на головы зазевавшихся наступавших. Раздавалось смачное «хлюп» — и монстра более не существовало. Вся свора стала сдвигаться ближе к нам, Марк попятился. Тут я почувствовал опасность сзади и обернулся. Там какие-то твари человекоподобного вида растягивали сеть. По счастью, она была обычной очень прочной сетью из толстого каната. Будь сеть подобной той, что я положил себе в сумку, нам бы пришел конец.

— Сзади сеть! — закричал я демону.

Хвост с набалдашником рванулся и нанес страшный удар в середину цепи наступавших, но сеть выдержала! Она повисла на хвосте, твари вцепились в нее и не выпускали. Концы сети скрывались в лесу. «Как же быстро они подтащили все сюда», — мелькнула мысль.

— Жги! — услышал я Марка.

— А хвост?

— Прямо в него не цель, а пустяк он выдержит.

Я направил жезл на правый край сети. Твари, державшие ее, вспыхнули, словно солома, и посыпались на землю. Марку удалось подтянуть ее еще немного, но сеть не горела! Демон бешено рвался и дергал хвостом, отчаянно воя и мешая сосредоточиться. Я решил перебить сеть! Я приоткрыл окошко в защите и метнул жезл. На лету он превратился в огненный меч и, словно молния, пронесся по натянутым канатам. В первое мгновение мне показалось, что ничего не произошло, но меч уже летел обратно! Он никогда так легко не отступал — больше я ничего не успел подумать! Марков хвост, освободившись с одной стороны, словно груз на веревочке, полетел в противоположную от места разрыва сторону. Видимо, сеть удерживалась энергией извне, и, как только образовался разрыв, все изменилось. Хвост махнул, снося все на своем пути. Еще один изрядный кусок сети был вырван с треском, и мой «скакун», сделав замысловатое па, снова встал посредине поляны. Лес за его спиной оказался повален, обрывки сети повисли на кончике хвоста. Шипастый шар, украшавший хвост, засветился, и повисший на нем клок сети сгорел без следа. Демон посмотрел на меня — жезл находился снова у меня в руках, а брешь в защите закрылась. Марк удовлетворенно кивнул и издал победный рык. Твари попятились, но не отступили, а лишь плотнее сомкнули ряды.

* * *

Тем временем в крепости Кролф продолжали обсуждать находки, когда в комнату вбежал воин и сказал, что вернулся второй «мотоцикл».

— Пустой? — с надеждой спросил навигатор.

— С полным зарядом энергии, и на нем сидит это...

Что «это» он рассказать не успел. Животное влетело в комнату и уселось на подоконник, прочно обхватив его когтями. Все отшатнулись. «Мышь» точно соответствовала описанию навигатора. Но одно дело описание, и совсем другое — увидеть воочию. «Мышка» тем временем осмотрелась по сторонам и, увидев навигатора, уставилась на него. Тот сразу ощутил, как в сознании у него завертелся калейдоскоп образов, из которого в конце концов выделилась одна картинка. Он сразу признал героев своего удивительного сна.

— Направление определить можно? — спросил он воина, принесшего весть.

— Это нетрудно, — сказал тот и распахнул окно.

Примерно на полпути к пирамидам, прямо в лесу бушевала буря. Взвивались языки пламени, сверкали вспышки молнии. Навигатор вопросительно посмотрел на командира.

— Что, если они все же окажутся сильнее? — сказал тот

— Тогда нашу цитадель возьмут штурмом за несколько минут. — И он указал на мирно сидевшего стального гостя.

Командир задумчиво посмотрел на «мышь» и согласно кивнул. Прозвучал приказ перераспределить энергию по машинам, и отряд, прихватив бластеры, поднялся в воздух. Взлетели они как раз тогда, когда демон попал в сеть. Дикий вой затравленного зверя, огласивший окрестности, заставил воинов содрогнуться, но навигатор только приказал увеличить скорость, и машины помчались. «Мышь», сложив крылья, умчалась вперед, словно реактивный снаряд, на выручку своему хозяину. Собственно говоря, куда лететь, воины видели и без проводника. Через несколько мгновений прямо по курсу к небу взметнулись языки разноцветного пламени, разнесся хруст ломаемых деревьев, над лесом взлетели обломки стволов, и раздался торжествующий рев такой силы, что даже на таком расстоянии у всех заложило уши.

Отряд рванул вперед, прижимаясь к вершинам деревьев. Впереди снова что-то грохнуло, порыв ветра донес запах гари — поле битвы приближалось. Перестроившись в боевой порядок, воины увидели сквозь деревья плотные ряды тварей, а в центре круга... Навигатор узнал своего спасителя, восседавшего на громадном разъяренном животном. Оба отчаянно отбивались от бросавшихся на них тварей. Отряд замер, и навигатор попробовал, пренебрегая осторожностью, мысленно позвать всадника. Тот мгновенно откликнулся (навигатору показалось, будто откликнулись двое). Разговор был коротким, после чего тут же полетели команды отряду.

* * *

— Они задавят нас массой, — донеслась грустная мысль Марка.

В довершение к прочим неприятностям выяснилось , что «летучая мышь» не зря имела столь прочное устройство, так как количество энергии, которое она была способна переработать, оказалось не бесконечно. Когда один из моих слуг принял на себя сразу с десяток ударов, произошло страшное... Летающий бочонок резко увеличился в размере и взорвался со страшным грохотом, разметав врагов. Матрица погибла... Демон посмотрел на меня: долго нам было не выдержать.

Тут на бешеной скорости мимо пронесся какой-то предмет. Он затормозил об дерево, разнеся его в щепки, и, вернувшись, уселся на спину демону. Это была разведчица-"мышь". «Мышь» доложила, что помощь близко. Монстров, бросавшихся на нас поодиночке, пока удавалось отбить, но если, как говорит Марк, двинутся все...

И тут я узнал лучик мысли, который заметил на озере. Он предупреждал о том, что сейчас будет атаковать сзади, чтобы отвлечь на себя монстров, оказавшихся между отрядом и нами. У нас появлялся шанс прорваться сквозь сузившееся кольцо окружения . Демон одобрительно кивнул: он тоже слушал переговоры.

Через несколько секунд по задним рядам монстров ударили бластеры. В лесу вспыхнул огромный костер. Твари попятились. Я добавил им энергетическим лучом из жезла, и они — правда, на мгновение — растерялись. Я мысленно закричал, обращаясь к нашим помощникам: «Достаточно». А мой «скакун», подобрав лапы, неожиданно совершил огромный прыжок и мягко опустился на дальней границе выжженной зоны. За спиной по еще не опомнившимся врагам снова ударили бластеры. Марк мягко развернулся и замер.

Воины охватили полукольцом поляну и открыли огонь. Я призвал новых «мышек», но тут что-то зашевелилось в сумке...

— Позволь мне помочь вам... — донеслось до меня оттуда.

Я сразу понял, кто это. Это зашевелилась сеть. Она явно рвалась в бой. Запустив руку, я извлек серый сгусток и бросил в небо над полем битвы.

— Да растворятся они без следа во Вселенской тьме, — несколько напыщенно произнес я.

Я и сначала предполагал, что у нее могут оказаться возможности несколько большие, чем казалось на первый взгляд... Но то, что произошло, превзошло все ожидания. Серый комочек взлетел к небу и опустился на вражеское войско тонкой белесой паутиной, подобрав всех, даже погибших. Все замерли — мы от изумления, твари от ужаса. Сеть трансформировалась в дымку, заклубилась и почернела. Забившиеся в агонии монстры затихли, и их контуры начали таять. Теперь перед нами был черный туман, словно сгущалась тьма. Через пару минут все завершилось. Лес мгновенно преобразился, на глазах затянулись раны в почве, восстановились деревья, и еще через несколько минут мы стояли на краю обычной поляны. Серая лента скользнула в сумку. Демон, на котором я восседал, заискрился. По броне побежали молнии. Закружился золотой вихрь, становившийся все плотнее и плотнее, смерч распался, и на месте громадного боевого зверя рядом со мной стояло котообразное существо несколько необычного вида. Через мгновение перед нами опустился «мотоцикл» с тем, кого мы спасли в долине.

— И будто ничего не происходило... — задумчиво произнес он.

С удивлением я уже в который раз обнаружил, что понимаю его.

— Как же мне тогда повезло, что вы подоспели, — продолжил он же.

— Повезло? Что ж, можно сказать и так, — вмешались из сумки, и я услышал какую-то возню, словно кто-то устраивался.

Бывший раненый легко спрыгнул с «мотоцикла» и подошел ближе. Он был одет в ту же одежду, в которой мы его нашли. Видимо, времени сменить костюм у него не было, он сразу поспешил на помощь.

— Озборн, — представился он.

— Ян, — ответил я.

— Марк, — отрекомендовался демон.

— А меня зовут Кронил, — сказал снизившийся рядом воин, в котором мы узнали командира отряда, встречавшего Озборна.

— Нам лучше продолжить знакомство в крепости, — сказал Озборн. — Так будет безопаснее.

— Мы согласны, — сказал я, ощутив одобрение Марка.

— Тогда по машинам? — спросил Кронил, косясь на Марка.

— Одно «но»... — начал я.

— В чем дело? — забеспокоился Озборн.

— Нужно разрядить моих слуг, — пояснил я.

— Кого?! — одновременно удивились оба наших новых знакомых.

— Их, — указал я на вынырнувших из-под ветвей «мышек».

Стобуны отшатнулись. Потом взяли себя в руки и немного успокоились. «Мыши», похожие на трехсотлитровые бочки, уселись за моей спиной и выражали явные признаки беспокойства. Они плохо переносили пассивное пребывание в этом мире, равно как и избыток силы, и просились домой.

— Каким образом мы можем помочь? — наконец выдавил из себя Кронил.

— Соберите отряд, зарядим батареи «мотоциклов» и бластеры, — сказал я.

Кронил пожал плечами и что-то проговорил в устройство на шее. Через пару минут отряд собрался вокруг нас. «Мыши» радостно оживились и захлопали крыльями. Воины соскочили на землю и встали кругом на всякий случай. Я приказал «мышкам» сбросить энергию в накопители «мотоциклов». Воины удивленно переглянулись. Они в полглаза наблюдали за непонятными действиями, которые внушали им некоторые опасения. Их удивление стало еще больше, когда шкалы указателей запасенной энергии поползли вверх. После заполнения я попросил один бластер, затем дал его в когти уже сильно уменьшившейся в размерах «мышке». Когда заряд достиг почти максимума, мой слуга превратился в струйку зеленоватого дыма и исчез в жезле на поясе. Повторив эту процедуру с остальными, я почти все оружие зарядил процентов на девяносто. А мои слуги растаяли, словно дым.

— Вот теперь можно отправляться, — сказал я.

— И чем быстрее, тем лучше, — согласился Озборн.

Командир махнул воинам, они расселись по машинам, продолжая коситься то на меня, то на Марка. Я сел за спиной Озборна, Марк устроился к Кронилу, и отряд, сохраняя строгий боевой порядок взмыл в небо. Я обернулся на пирамиды: тучи, опоясывавшие вершины стали почти черными, словно нахмурились. Эта картина при ярком солнце и на фоне желтого песка производила зловещее впечатление. Все происшедшие события явно пришлись кому-то не по нутру, а разношерстная братия, с которой мы дрались, была лишь вершиной айсберга.

— Смотри, крепость Кролф, — сказал Озборн.

Глава 21.

Разгадка войны

Впереди, в нескольких километрах, я увидел крепость. Темный параллелепипед вырастал прямо из омывавшей его реки. Массивный мост был поднят и плотно прижат к стене. Машины, описав плавный полукруг, опустились во дворе рядом с какой-то стеной. На лестнице в угловой башне появился стобун, жестом пригласившей нас внутрь. Мы слезли с «мотоциклов». Озборн направился к башне, позвав нас за собой.

В помещении, где мы оказались, не стояло ничего, кроме большого стола и кресел.

— Все в порядке, капитан, все живы, — доложил Кронил.

— А как оружие? — стал расспрашивать капитан.

— Потерь нет, накопители «мотоциклов» заряжены практически на сто процентов, оружие — почти на девяносто, — снова рапортовал Кронил.

На лице принимавшего появилось удивление. Он задумался. Потом посмотрел на говорившего с недоверием.

— Но пальба была видна даже отсюда! Оружие должно быть пустым! — удивился он.

— Они восстановили энергию, — ответил за него Озборн, указав на нас.

Лицо капитана смягчилось, — это, если не считать потерь живой силы, по-видимому, волновало его больше всего.

— Прошу садиться, — сказал капитан.

Все расселись вокруг стола, на котором я увидел находки с места нашего пикника, в том числе и тушку зверя. Мы с Марком посмотрели на нее и переглянулись. Затем все взгляды непроизвольно скрестились на моих конечностях.

— К сожалению, я не могу изменить их вид, — грустно сказал я. — И даже уже привык к ним. Могу только укоротить когти и надеть перчатки.

Я втянул когти. Затем представил на своих лапах черные кожаные перчатки. Навык, приобретенный когда-то, оказался прочен, и лапы мгновенно обтянуло кожей. Почему-то этот простой фокус произвел на публику сильное впечатление.

— Так будет легче? — спросил я, обращаясь к сидевшим за столом.

— Пожалуй, да, — ответил за всех Кронил.

— По-моему, эти остатки нашего пикника будут отвлекать... — сказал Марк.

Они сделал движение лапой, напоминающее смахивание крошек со стола. Через мгновение бутылка и бокалы растаяли в воздухе, затем за ними последовал убитый зверь. Публика ошарашенно посмотрела на него.

— Ну вот, поводов для волнения больше и нет, — произнес Марк и отряхнул одна об другую свои пушистые лапы.

— Кто вы, откуда? — наконец произнес Озборн.

— Что толку в классификации, — произнес Марк, — она у вас все равно иная. Мы из другого мира, а сюда угодили волей случая. Причем плюхнулись прямо на полянку, где вы и нашли следы нашего прибытия. Как вы уже догадались, мы не являемся сторонниками существ, с которыми вы сражаетесь.

— Вы прибыли без космического корабля?! — удивился капитан.

— Это такая штуковина, на которой летают от звезды к звезде? — переспросил Марк.

— Да, — подтвердил капитан.

— Нет, мы обошлись без него, — скромно ответил Марк.

— !? — переглянулись хозяева.

— И что вы собираетесь делать дальше? — продолжил расспросы Озборн.

— Мы хотели бы вернуться домой, — начал я.

Мы отсутствовали уже достаточно долго (по моим представлениям), а в Замке, между прочим, властвовал Локи. Пусть даже время там шло медленнее, но Локи чертовски талантлив на безобразия...

— И что же вам мешает? — несколько ехидно прервал мои размышления капитан.

— Дело в том, — стал объяснять Марк, — что просто так мы не можем вернуться. Но в этом мире есть механизм, который мог бы нас вернуть назад. По крайней мере, у нас сложилось такое впечатление...

— Пирамиды?! — перебил Озборн.

— Да. Их энергетическая аура, — продолжил разъяснение Марк.

— А не могли бы и мы вернуться к себе с их помощью? — спросил Кронил.

— Я не знаю, останемся ли мы сами живыми. Хотя во мне, собственно, нечему умирать, — грустно заметил Марк.

— Значит, когда вы попали в западню... — начал Озборн.

— Мы хотели добраться до пирамиды, — докончил я за него.

— Тогда у нас появляется общий интерес! — закончил он.

— То есть? — заинтересовался я.

— Теперь я наконец расскажу о результатах экспедиции. Добравшись по системе рек и озер до залива, мы решили продолжить путешествие вдоль берега. Вскоре опять начались пески. Там стояли еще две пирамиды. Концентрация энергии была очень высокой. Это при почти полном отсутствии ее здесь. Мы высадились и попытались приблизиться, но ничего не вышло. Словно резиновая эластичная стена выжимала нас наружу. Мы могли смотреть на эти сооружения лишь издалека. Видимо, возникшие у нас проблемы на этой планете как-то связаны с пирамидами. Теперь, имея в составе нашей экспедиции двух столь могущественных союзников, мы, может быть, сможем проникнуть внутрь и разгадать загадку.

— Пожалуй, следует попробовать, — оживился Марк.

— А как насчет облаков вокруг вершин пирамид? — спросил я.

— Там не было никаких облаков, — удивился странному вопросу Озборн.

— Тогда бы нам следовало поторопиться, — сказал я.

— Почему? — удивился Кронил.

Но я не успел ответить — мы услышали раскаты грома. Все дружно повернули головы к окну. В направлении пирамид, за лесом, на фоне неба рос огромный гриб из кучевых облаков. Время от времени в нем проскакивали молнии и грохотал гром.

— Когда мы осматривали окрестности, то видели отряд тварей, двигавшейся к пирамидам. Причем он без труда прошел под завесой, закрывавшей подходы. Видимо, монстры и пирамиды как-то связаны. Вполне возможно, что, добравшись до второй пары пирамид, мы сможем решить эту проблему.

Воины переглянулись. Их лица посуровели и выражали крайнюю озабоченность. Затем Озборн достал сложенный в несколько раз лист и развернул его перед нами, — на стол легла карта. На одном краю, прямо передо мной оказалась крепость, на другом краю рисунка находился залив. От залива до замка, прихотливо изогнувшись несколько раз, пролегла изображена скальная цепь. Вдоль нее шла дорога, имевшая ответвление через проход в скалах. Короткий боковой участок упирался в озеро и там завершался. Справа от скальной цепи имелась система озер, соединенных протоками и впадавшими в конце концов в залив. В левом и правом углу были закрашены желтым обширные участки и помечены пирамиды. На линии между ними обозначено плато почти круглой формы. Точно посредине стоял жирный крест.

— Это что? — спросил Марк, указывая на плато.

— Место посадки нашего крейсера, а также место его аварии, — грустно сказал капитан.

— И что же случилось? — продолжил расспросы Марк.

— Если быть кратким, то у нас пропала энергетическая установка и на его месте в корпусе образовалась дыра, — пояснил капитан.

— Осевая линия расположена на линии соединяющей точки касания левой и правой пары пирамид? — снова спросил Марк.

— Пожалуй, да, — ответил ему Озборн.

— Интересно, очень похоже, — задумчиво прошептал Марк. — Догадка пока смутная, но как только сформируется четче, то я поделюсь.

Тем временем облачная гора за окнами окрасилась почти в черный цвет. Она приобрела совсем зловещий вид. Теперь из нее формировалось подобие шара, только медленно. Тут я неожиданно для себя понял, что последует за этим.

— Я думаю, что вам лучше покинуть крепость, хотя бы на время. Она, может, и выдержит, а вот живые существа — нет, — произнес я.

Стобуны словно по команде посмотрели в окно. Лица их помрачнели. Видимо, они уже знали, что будет.

— Ты прав, — сказал капитан, — мы помним одну бурю, эта будет много хуже. Мы отойдем к кораблю, а вы тогда попробуйте пробиться ко второй паре пирамид. Может оказаться, что это поможет нам всем. Ты, Озборн и ты, Кронил, пойдете с пришельцами. Если их миссия провалится, нам уже больше не справиться с этими ордами. Еще возьмите двух воинов, больше, наверное, не нужно. Числом, как я понял, там не возьмешь. Мы же в спешном порядке покинем крепость. Обычно после бури наступало короткое затишье в войне, и мы должны успеть достигнуть крейсера за эту паузу и соединиться с нашими на берегу моря.

Маленький отряд спустился во двор и распределился по машинам. Я оказался с Озборном, Марк — с Кронилом и еще два воина, каждый на своей машине. Через пару минут без долгих прощаний отряд взмыл в небо и, быстро перемахнув через стену, достиг скальной цепи. Когда мы перелетали через скалы, я обернулся на пирамиды. Теперь ком облаков был виден уже отовсюду. Он стал еще плотнее и все больше походил на шар на толстой ножке. По всеобщему согласию решили лететь ко второй паре пирамид по прямой, и маленький отряд, прижавшись к лесу, понесся на предельной скорости к своей цели. Слева промелькнули дорога и озеро, на берегу которого мы очнулись в этом мире, затем, словно осколки зеркала, система озер, терявшаяся в дымке над заливом. Промелькнул лес. И дальше мы помчались над песчаными барханами. Чуть левее блестела водная гладь, а прямо по курсу, подставив зеркальные бока солнцам, замерли две пирамиды. Внешне они выглядели, как точная копия тех двух, что стояли по ту сторону скальной цепи. Наш путь лежал к ним.

Когда до сооружений оставалось метров пятьсот, а они уже высились над нами, машины словно завязли.

— Вот и в тот раз мы не смогли подойти ближе, — сказал Озборн.

— Попробуем старый способ, — сказал я сам себе и добавил своему водителю: — Поверни машину боком к пирамиде, только будь готов к неприятностям.

— Хочешь взломать? — ужаснулся Марк.

— Нет, сначала просто раздвинуть завесу, — ответил я.

Перчатки исчезли с моих лап. В правой лапе оказался жезл. Я направил его на склон ближайшей пирамиды и, став с ним единым целым, принялся создавать проход в защите. Она неохотно, но поддалась, образовав нечто вроде тоннеля в этом студне. Возле самых пирамид студня не было. Я махнул остальным свободной лапой, и они свободно прошли тоннель. Затем его проскочили мы с Озборном, и проход затянулся. Теперь мы находились у подножия одной из полированных пирамид.

— Давай медленно облетим их, — сказал я Озборну.

— Хорошо, — ответил он и махнул остальным.

Отряд неторопливо поплыл вокруг сооружения. Я шарил вторым зрением по полированным бокам — под толстенной, в несколько метров, поверхностью имелось нечто, что напоминало сложный механизм. Никаких входов или чего-нибудь подобного я не обнаружил.

— Ничего, — покачал я головой.

— Если глянуть сверху? — предложил Марк.

Я кивнул, Озборн увеличил высоту, теперь мы зависли на уровне вершины ближней к крепости пирамиды. Я посмотрел вниз и обомлел, так как явственно различил сквозь песок светящийся квадрат. Его стороны лежали параллельно основаниям сооружений, а диагональ проходила по линии между пирамидами. Я радостно посмотрел на своих попутчиков, но они не разделяли моей радости. Похоже, видел это только я.

— Туда, — сказал я, указав когтем на замеченное изображение.

Озборн пожал плечами и направил машину в указанном направлении. «Мотоцикл» опустился рядом с линией, теперь я видел ее совсем отчетливо. Вспомнив свой опыт в мире болот, я спрыгнул с «мотоцикла» и подошел поближе. Никаких защитных устройств не было, лишь ниже, под песком и толстой плитой имелись две стрелки, «вверх» и «вниз». Они еле просматривались сквозь всю эту толщу и сквозь марево магического поля. Моя мысль скользнула вперед, и я аккуратно нажал стрелку «вверх».

Среди моих спутников пронесся вздох удивления. Я вернулся в пустыню. Песок прямо перед нами ожил и потек. Затем совершенно бесшумно, словно призрак, из его глубин поднялся куб, сверкающий и блестящий так же, как и сами пирамиды. На его поверхности не было ни песчинки. Устройство выдвинулось примерно на три метра над песком и замерло. Я протянул жезл и мысленно приказал впустить нас. В стене образовался проход. Прямо передо мной имелось помещение, примерно шесть на шесть метров и совершенно пустое. Я вошел внутрь и пригласил остальных. Потолок ровно светился, на стене рядом с дверным проемом имелись две стрелки. Посредством верхней я и привел в действие систему. В целом этот лифт ничем не отличался от всех остальных.

— И куда теперь? — настороженно спросил Озборн.

— Думаю, вниз, — ответил я, — других вариантов нет.

Я тронул когтем указатель «вниз». Подсветка стрелки «вверх» погасла. Проем наружу закрылся. Теперь засветилось изображение стрелки «вниз». Мы почувствовали, как лифт двинулся. Прошло совсем мало времени, и кабина остановилась. Одна из стен растаяла, и мы вышли в стеклянный зал с каким-то оборудованием. Пол зала был полупрозрачен, через него отчетливо просматривался песок внизу и вид сверху на две пирамиды с квадратными основаниями. Прямо под нами я заметил магическую линию входа, а рядом с ней еле заметные точки наших воздушных «мотоциклов». Был и пульт. И еще какое-то оборудование. Вторым зрением я определил, что оно связано между собой и с пирамидами. Кроме того, мощный энергетический канал шел ко второй паре пирамид. Она отчетливо виднелась впереди. Их вершины окутывали теперь уже свинцовые тучи, меж которыми то и дело сверкали молнии. Основная масса туч зависла над вершинами пирамид и образовала шар. Проследив взглядом линию соединявшую пары пирамид, я заметил какое-то сооружение.

— А это еще что? — спросил я.

— Наш крейсер, — грустно пояснил Кронил, — правда, бывший.

— Точно в створе ворот, — задумчиво произнес Марк.

— Что? — спросили наши попутчики.

— Вы умудрились опуститься точно в фокусе мощнейшего устройства переброски между мирами; система или не функционировала вообще, или была выключена, а вы ее включили, — разъяснил Марк.

— И где же теперь наш двигатель? — удрученно спросил Кронил.

— Кто его знает... — ответил Марк.

Тем временем облачный шар поднялся еще выше и стал похож на гигантский одуванчик на тонкой ножке. Видимо, буря назревала суровая.

— Ты можешь связаться со своими? — спросил я у Кронила.

— Сейчас попробую... — ответил он и начал крутить что-то у своей шеи.

Он несколько раз пытался это сделать, но связь не устанавливалась, слышно было лишь отрывочные куски речи. Наконец он попробовал взять пеленг. В конце концов ему удалось получить более менее осмысленный результат, и он облегченно вздохнул.

— Где они находятся? — поинтересовался Марк.

— Судя по пеленгу и по отрывкам, которые удалось уловить, они почти достигли крейсера, — облегченно ответил он.

Тем временем шар оторвался от ножки и поплыл по направлению крепости. Какую следовало ожидать бурю, если на таком расстоянии скорость этого скопища облаков казалась ощутимой. Я понял, что пора что-нибудь предпринять. Я подошел к пульту и попытался разобраться. Он пестрел какими-то знаками, я ощущал, что они несут глубокий смысл, но понять его мне не хватало ни знаний, ни времени. Вдруг на самом краю я обнаружил большой желтый выступ, сильно смахивающий на гриб, и над ним четко прочел: «Вызов техника». Я нажал на этот выступ. Он осветился изнутри, но сначала ничего не произошло.

По прошествии нескольких секунд рядом со мной образовалось... как бы это описать... Наверное, кресло. В нем находилось средних размеров существо с ракообразной головой, выпученными глазками, которые двигались туда-сюда, и множеством подвижных конечностей. Примерно половина походила на ноги, остальные имели подобие кистей. Оно уставилось на меня.

— Желаете сыворотку власти? — сказал техник.

Видимо, все его поняли и переглянулись. То ли он прямо излучал мысли, то ли говорил на всех языках сразу. После этого в его «руках» появился флакон. Он протянул его мне. Я настроился на максимальное разрешение и попробовал определить характер жидкости. Такое мы уже встречали, она напоминало воду из источника троллей. Только эта субстация перестраивала организм, попав в него, согласно внутреннему "я". Мало того, что процесс будет трудно удержать под контролем, даже зная, с чем имеешь дело, уж не говоря о ситуации, если это происходило спонтанно...

— И что она сделает со мной? — ехидно спросил я.

— Сделает могучим и великим властелином, — ответил техник.

— Ладно, беру, — сказал я.

Глаза ракообразного заблестели, и в нем шевельнулась мысль: «Уже второй, что-то зачастили, интересно, что выйдет из этого типа». Я сумел ее уловить, так как она была просто очень «громкой», да еще, в довершение всего обращена в мой адрес.

— Прошу, — сказал техник и выпустил флакон, который поплыл ко мне.

Я протянул лапу вперед, в ней материализовался жезл, и я скопировал флягу, подобную той, что имелась в сумке. Жидкость перетекла внутрь фляги, и пробка плотно завинтилась. Фляга нырнула в сумку, ничуть не увеличив ее размеров. Флакон же поплыл обратно к хозяину. Глаза техника на тонких ножках просто распухли от удивления. Он ошалело пялился на меня.

— Потом выпью, — пояснил я.

Стоявшие чуть в стороне мои спутники с не меньшим удивлением взирали на эту картину.

— Мне никто не предлагал пить это прямо здесь, — пояснил я всем.

Немая сцена прервалась раскатами грома. Все, включая техника, повернулись в сторону звуков. Облачный шар уже почти достиг места, где находилась крепость. Ракообразный что-то повернул на пульте, и мы увидели картину крепости вблизи.

— А это еще что и откуда? — спросил сам себя техник.

— Наш дом, — с достоинством ответил Кронил.

Ракообразный уставился на него, словно перед ним возникло нечто из ряда вон выходящее.

— Ну и ну, — только и смог сказать он.

Тем временем на крепость легла темная тень. Ракообразный еще что-то покрутил, и мы увидели и крепость, и шар облаков. Он был больше, чем крепость, раза в три и стал совершенно черным с багровыми отблесками. Время от времени его прорезали молнии.

— Маньяк, да и только, — произнес техник и добавил: — Но уже поздно. Там хоть никого нет?

— Мы успели всех увести, — ответил Озборн.

Создавалось впечатление, что мы стоим на полупрозрачной платформе, висящей прямо над лесом. Облако уже добралось до крепости, и буря обрушилась на нее. Причем вне крепости не шелохнулась ни одна травинка. За чертой магического круга свирепствовала стихия. Бушевала гроза, и потоки дождя заливали крепость. Через довольно короткое время она заполнилась водой. Вода выливалась из окон и бойниц, через просветы разводного моста. Все довершала шапка из черных клубящихся туч, словно осевшая на голову крепости. Теперь сооружение напоминало дырявое ведро, с нахлобученной на него шапкой из каракуля. Местами каракуль имел багровые подпалины и метал молнии. Тем не менее стены выдержали. Какой погром был внутри, можно было только догадываться. Еще через некоторое время молнии стали долбить в одно место, в верхнее крепление подъемного моста. Создавалось впечатление, что он особенно ненавистен грозовой туче. Все присутствующие (включая техника), молча и сосредоточенно наблюдали за происходящим. Наконец остервенелые усилия грозы увенчались успехом, и мост рухнул, но не развалился, а просто упал поперек канала. Огромный поток воды, словно из сломанного шлюза вылился наружу. Ворота пропускали много воды, и поток скоро иссяк. Толпа каких-то тварей гнусного вида рванула по мосту в крепость. Они быстро обежали помещения и вернулись наружу. Остатки тучи с чувством исполненного долга поднялись вверх и гордо поплыли к пирамидам. Теперь картина вокруг нас стала прежней. Мы словно висели над пирамидами, хотя я точно помнил, что опускались мы вниз.

— Так что же привело вас сюда, если вы не хотите могущества? — спросил техник.

— Две проблемы, — начал Марк. — Во-первых, замучившие наших друзей монстры, а во-вторых необходимость вернуться домой.

— Вам придется сразится с существом, захватившем опору ворот, один на один, — сказал техник, обращаясь ко мне.

— Если я не соглашусь? — спросил я.

— Придется вас попросить вон. Так как вы уже один раз отказались от предложения...

— А как насчет возвращения домой? — поинтересовался Марк.

— Так как тот тип оказался силен и овладел опорой ворот, хотя и не знает, как ею толком пользоваться, переброска не работает, — пояснил техник. — Так как?

Ответить я не успел. Из моей сумки что-то вылезло на свет божий. Через мгновение я понял, что это. В зале потемнело. Словно огромный тигр из мрака возник в зале. У него не было ни глаз, ни рта, только тьма, клубящаяся в кошачьем громадном теле. Техник отшатнулся. В зале повеяло таким замогильным холодом, что все поежились и отступили.

— Слушай, ты, лангуст несчастный! — произнес мрак.

— Кто ты? — попятится вместе с креслом техник.

— Ты знаешь с кем ты говорил и кому ты предлагал свое жалкое пойло, рак недоваренный? — громовым голосом продолжало исчадие ада.

— Ннн...не знаю, — дрожа ответил техник, он начинал понимать, что сделал что-то не то.

— С великим QWERTY! Креветка тухлая!

— Ой, — произнес техник и покосился на меня.

«Откуда эти-то все знают?» — пронеслось у меня в голове. «Они что, в один телефонный справочник заглядывали, что ли?» Но размышления были прерваны.

— Ты знаешь, с чем я тут был, что так, запросто лежит в этой сумке? — спросил тигр тьмы, указав на сумку.

— Нет, — чуть спокойнее произнес техник.

— С поясом властелина Замка тысячи миров!

По телу ракообразного пошли цвета побежалости, как по раскаленному железу, потом он посерел и замер.

— Я не знаю, почему он тут, — продолжил мрак, но не так громко и воинственно, как прежде, — может, Великий QWERTY путешествует инкогнито. Только не подобает ловить ему всяких кретинов, у которых поехала крыша.

После этого тигр прыгнул прямо в силовой энергетический кабель, идущий ко второй паре пирамид, и исчез в нем. К технику начал постепенно возвращаться его нормальный цвет. Тем временем остатки грозы вернулись к пирамидам и снова окутали их вершины. Вместе с ними и тигр достиг своей цели. Облака вспыхнули, ярко засветились желтым светом и растаяли. Через пару мгновений моя сеть (после произошедшего как-то называть сетью язык не поворачивался) вернулась. Огромная черная кошка сжимала в лапах темный сетчатый мешок размером с небольшой грузовик. В нем было полно всяких тварей.

— Не обессудьте, если товар помялся, — произнесла тьма и застыла.

— Но как найти самого главного виновника? — спросил несколько пришедший в себя Озборн.

— Кажется, я знаю! — сказал я.

В моей лапе оказался жезл. Тьма отшатнулась и замерла. Я очень аккуратно поднес жезл к мешку и стал отсасывать силу, сбрасывая ее в энергосистему ворот. Монстры один за другим просто таяли. Наконец мешок почти опустел, остался один, мерзкого вида, весь покрытый какими-то наростами монстр. Он забился в мешке.

— Это он меня извлек! — сказала тьма.

— Сейчас узнаем, каков он на самом деле, — сказал я.

Монстр тем временем заметил стоящих рядом стобунов. Он забился и завертелся, как белка в колесе. Но это уже не имело значения. Система ворот забирала свое. Через минуту из мешка выпал яростно брыкавшийся стобун. Озборн и Кронил схватили его, и он затих. Жезл тут же исчез у меня на поясе. Тигр тьмы превратился в черного котенка и уселся у меня на плече. Котенок был очень маленький и совсем не страшный. Он сидел и с интересом наблюдал за событиями.

— Я полагаю, это пропавший механик? — ехидно спросил Марк.

Стобуны крепко держали найденного члена экипажа. Потом Озборн что — то с ним сделал, и тот перестал вырываться и затих.

— Но как? — удивился он.

Конечности техника побежали по пульту. Он что-то нажал, и мы все увидели словно в кино. Сначала на площадку опустился крейсер, из него вышли стобуны, они что-то делали, их машины двигались туда-сюда. Затем появился сначала один зал управления (левый, если смотреть на ворота, встав спиной к крепости), затем другой. Оба зала были пусты. Потом крупным планом нам показали устройство с символами. Символы в окне все время менялись, наконец замерли и замигали. Два голубоватых луча скрестились на центре площадки, где стоял корабль. Следующим кадром показалось изображение пустого машинного отделения и огромные дыры в бортах. Дальше изображение опять левого зала управления, где кто-то бродил. Это был пропавший механик. Появился техник, и механик поддался искушению, выпил жидкость, после чего он весь покрылся наростами и бородавками. Растолстел. Ненависть прямо хлестала из него.

— Как же он мог?! — удивились Кронил и Озборн.

— Искушение властью и силой... — задумчиво произнес Марк и, помолчав, продолжил: — Мало кто может выдержать предложение стать всемогущим.

— Да, сыворотка лишь перестраивает тело в соответствии с внутренним миром, — добавил я.

— Откуда вы все это знаете? — ошарашенно спросил техник.

На этом месте он прервал просмотр и внимательно посмотрел на нашу компанию.

— Чем могу вам помочь? — наконец произносит он.

— Ты можешь определить, откуда этот крейсер? — спросил я.

Он некоторое время возится с пультом по которому пробегали огоньки. Затем какое-то время думал. Наконец он поднял голову.

— Да, — ответил он.

— Если их отправить туда вместе с кораблем, они останутся целы и невредимы? — задал я следующий вопрос.

— Без сомнения, даже если корабль сейчас негерметичен, — ответил техник.

— Тогда пора прощаться, вы мигом доберетесь до корабля, — сказал я, обернувшись к нашим новым друзьям. — Погрузитесь, выстрелите в небо и через несколько мгновений будете дома.

Они замерли, видимо считая такие предложения шуткой.

— Шевелитесь: если все разбегутся по домам, торчать вам на этой планете вечно, — произнес котик с моего плеча, и за спиной у наших друзей возникла кабина лифта.

— Прощайте, — почти хором сказали Кронил и Озборн отступая к лифту и волоча за собой механика крейсера. Видимо, к замечанию сети они отнеслись со всей серьезностью.

Кабина растаяла. Через мгновение мы увидели их внизу, садящимися на «мотоциклы». Механика привязали на заднем сиденье, и они умчались. Через несколько минут «мотоциклы» были подняты на борт. Затем в небе сверкнула вспышка бластера.

— Пора, — сказал я, посмотрев на техника.

Передние конечности того побежали по пульту, на крейсере сошлись два луча, затем его окутало голубое марево, и все исчезло. На площадке больше никого не осталось. Во время переноса я непроизвольно воспользовался вторым зрением и увидел словно зеркальный коридор, по которому несся крейсер, затем он застыл и переместился вбок. Потом все исчезло.

— Теперь наша очередь, — сказал Марк.

— Вас можно прямо отсюда, — уточнил техник, — но пояс все же лучше надеть.

— Почему? — удивился я.

— Это будет гарантировать ваше прибытие, даже если разрушится установка, — ответил «омар». — Раз уж вы хотите путешествовать таким способом, — добавил он, немного подумав.

Я достал кожаный пояс из сумки и продел его в джинсы. Котенок одобрительно промурлыкал с плеча. Я ощутил, что обрел еще что-то, в чем еще пока не разобрался.

— Прощай, — сказал я, обращаясь к технику. — Следи за своим хозяйством бдительней.

— Прощай, — как эхо повторил Марк.

— Вы меня не накажете?! — удивился техник.

— Нет.

Если можно было бы вообразить удивление на морде у «омара», то оно там было.

— Прощайте, будете еще — вызывайте, — произнес он, — всегда к вашим услугам...

— Занятно, — промурлыкал котик, продолжавший сидеть на плече.

Перед нами возник бесконечный коридор, Марк схватил меня за лапу, нас подхватил вихрь и унес вперед. Картины вокруг слились в сплошную цветную полосу — и все пропало. Я увидел только два зеркальных коридора.

Глава 22.

Замена «властелина»

Мы находились в Зале тысячи дверей. Теперь нужно было тихонько прикрыть дверь за собой, не наделав лишнего шума, так как неизвестно, насколько успел войти в роль Локи. Я помнил, что нужно сделать, и, пройдя через зал к звезде встал в центр. Контур звезды стал ярче. Я ощутил восходящий мощный ток энергии. Костер опять разгорелся, я стоял в светящейся полусфере, которая опиралась на кольцо вокруг звезды. Потом я представил, что торцевые коридоры бесконечных отражений закрыты зеркалами. Опять сфера вытянулась и словно ударила сразу в оба зеркала. Они засветились, вздрогнули и повернулись на девяносто градусов. Сфера приняла прежний вид. Теперь вместо бесконечного коридора в зеркалах, как и прежде, отражались лестницы. Сфера стала гаснуть, я ощутил уменьшение потока энергии, еще мгновение — и сфера пропала. Я стоял в звезде, контур которой слабо тлел, словно костер, слегка подернутый пеплом.

— А ты уже здорово поднаторел, — одобрил Марк.

— Нам нужно отсюда убраться. Лучше всего побыстрее проникнуть в Тронный зал, — сказал я.

— Только как?

— Мы на каком этаже? — спросил я сам себя.

— На восьмом, — ответил Марк.

— На седьмом есть дверь в библиотеку, которой я пользовался, когда первый раз шел к Тронному залу.

— Значит, спускаемся.

Мы прошли один лестничный пролет, никого не встретив. За стеклянной стеной была все та же картина, словно в Замке ничего не изменилось. Только теперь проводником служил я.

— Так где же дверь? — спросил меня демон.

— Справа, если стоять спиной к лестнице.

— Там только гладкое зеркало.

— Еще должна быть дверная ручка, вделанная прямо в зеркало, — пояснил я, подходя ближе.

Действительно, примерно на четверти длины зеркала, в правой его части, я нашел дверную ручку. Она торчала прямо на поверхности зеркала на том же месте, где и в прошлый раз.

— Вот она, — указал я.

Марк взял ручку лапой и попробовал повернуть, она поддалась. Затем потянул на себя, и в зеркальном стекле открылась дверь... И очень точно, без единого стыка встала на свое место.

Мы вошли в знакомый уже мне проем: ничего не изменилось и там. В проеме вспыхнул факел, вставленный в кованый держатель. Факел освещал короткий коридор. Дыма и копоти не было, лишь колеблющееся от неведомого ветра пламя, которое бросало неверный свет на стены и арки из красного старого кирпича. Веяло древностью. Дверь напротив в неровном свете факела выглядела массивной и очень тяжелой. Полукруглый верх, плотно пригнанные доски, бронзовая, крупная ручка с замочной скважиной.

— Попробуем мой привычный ключ, — произнес я, подумав о жезле.

В правой лапе мгновенно оказался мой жезл. Я поднес его к замку, слившись с ним, попробовал отпереть дверь. Ничего не произошло. Тогда я подумал: «Может быть, теперь я могу быть хозяином?» Видимо, требовался некий ритуал...

— Отопрись, — произнес я повелительно.

Дверь распахнулась, за ней находилась библиотека. Тут все осталось по-прежнему. Большая, плоская люстра распласталась под потолком в центре зала. Люстра под темную бронзу держалась на не очень длинных бронзовых же цепях, лампы неизвестного типа окружали плафоны из цветного стекла. Все это слабо поблескивало в рассеянном свете канделябров. Как только мы ступили в библиотеку, люстра вспыхнула, и комната осветилась, представ во всем ее великолепии. Теперь я мог оценить всю прелесть работы. Только вот если наше продвижение будет сопровождаться иллюминацией... Пока рановато... Я приложил палец к губам, и верхний свет погас.

— Очень уютно, — одобрил Марк, словно помещение сделал я.

— Мы сюда вернемся, побывав в Тронном зале, — сказал я ему.

— Откуда такая уверенность?!

— Не знаю, — пожал я плечами.

Мы прошли через помещение к левой двери в нише, обогнув громадный стол. Дверь открывалась в любую сторону. Я толкнул створки вперед, они легко поддались. Выйдя на площадку и еще держа дверь, я обернулся — свет в библиотеке медленно потускнел, осталось лишь пара канделябров по углам ниши, да и они светили вполсилы. Огоньки словно приглашали вернуться побыстрее.

Теперь я узнал лестницу, по которой уже спускался. Внизу виднелся выход в галерею. Мы направились вниз и оказались в громадной колоннаде.

Я глянул под потолок, полумрак скрывал детали, но мне показалось, что ничего не переменилось с прошлого раза. Колоннада уходила в обе стороны. В концах ее были двери. Огромные стрельчатые окна выходили на уже знакомый горный пейзаж. Освещение в галерее было прямо скажем не очень. Отблески закатного солнца бросали неровный свет на плиты пола, да изредка торчали из держателей на колоннах факелы. В другом конце, похоже, солнце проникало еще откуда-то, и его косые закатные лучи озаряли колоннаду оранжево-красным светом. Теперь солнце явно стало ниже!

— Солнце садится, — отметил демон.

— И это очень хорошо.

— Не понял?

— Было предсказано: «Новый владелец придет на закате», вот вечер и длился тут вечно, ожидая его, а теперь время пошло.

— Нам направо — вытряхнуть этого владельца, — произнес демон.

— Думаешь? — усмехнулся я.

— Там Тронный зал, нужно скинуть самозванца! — пояснил Марк.

— Уже можно не спешить, — успокоил его я.

Эта мысль пришла откуда-то извне. Я ощутил себя неожиданно почти дома. Я еще очень плохо знал свой дом, но теперь понял, что этот дом мой. Факелы в коридоре согласно мигнули.

— Почему? — опешил Марк.

— Увидишь. Пойдем в Тронный зал.

Мы бодро зашагали по галерее. В ней не осталось никаких следов претендентов — просто пустые арки и больше никого. Пропасть, через которую я перебирался столь странным образом, также отсутствовала.

Здесь, в галерее, ничего не изменилось. Слева были видны все те же горы. В окнах справа — море. Бесконечная синева до самого горизонта и редкие клочки пены на гребнях волн теперь были окрашены более низким солнцем, чем во время прошлого визита.

Затем мой взгляд обратился к вратам Тронного зала: огромные, двустворчатые, они были покрыты резьбой, аналогичной той, что имелась на потолке галереи и обвивала капители колонн. Ворота были выполнены из того же материала, что и мой жезл. Видимо, тут все осталось по-прежнему, только я теперь пришел к ним в ином качестве.

— Мне кажется, нас встречают, — тихо сказал Марк.

Через мгновение я ощутил, что за спиной кто-то есть.

— Ну и ну — тихо и очень мрачно сказал демон.

— Что случилось? — удивился я.

— А ты обернись, — еще мрачнее проговорил Марк.

Что я и сделал. Конечно же, это были они. Снова прямо передо мной висели в воздухе два не то «фантома», не то «СУ-27». Существа висели молча. Видимо, изучая меня заново.

Снова я почувствовал аккуратную попытку заглянуть в мое внутреннее "я" . Ее пришлось остановить. И я ощутил явное удивление того, кто пытался заглянуть. Наконец взаимное лицезрение друг друга завершилось.

— Приветствуем тебя, — услышал я; в голосе чувствовалось замешательство.

— И я вас, — ответил я, — только мы сегодня уже виделись!

— Как!? — удивился левый истребитель.

— Просто я уже приходил сюда сегодня, — ответил я. — Правда, после того, как я взял пояс и жезл, меня вышвырнули вон!

— Как?! — переглянулись они.

— Вместе с претендентами, — ехидно ответил я.

После этого я положил руки на пояс и обхватил его лапами. Оба стража грохнулись на пол. Полетела каменная крошка. А они растеклись по полу.

— Выходит, завещание нарушено? — спросил я.

— Но кто же там? — спросила правая лужа.

— Демон Локи, — внес ясность я.

— Мы сейчас его выкинем вон! — проревел левый, снова став истребителем.

— Не стоит, я сам справлюсь, — остановил я их.

— Мы виноваты, мы в долгу, — произнесли они хором.

— Вы свободны, — сказал я, и оба стражника растаяли.

— Ну у тебя и дружки... — услышал я с плеча.

Там продолжал сидеть черненький кошечка. Она молча поглядывал по сторонам, а тут не выдержал и подал голос.

— А сама-то? — обратился я к кошечке, это же была все же Сеть.

— А я очень даже ничего, — кокетливо сказала Сеть, превратившись в черного попугая.

Мы стояли прямо перед вратами. Нужно было провести разведку. Я протянул лапу, жезл привычно оказался в ней. Я представил себе, что врата стали прозрачными с нашей стороны.

— Обалдеть... — хором произнесли демон и Сеть.

Мы видели зал словно через зеркальное стекло, но довольно отчетливо. В другом конце зала, на возвышении стоял трон. На нем сидел какой-то тип в драгоценном поясе и с жезлом. Никакого шара больше в зале не было. Пол покрывал всякий мусор и обломки разного оружия. Штора, за которой мы стояли с Марком, перед последней дракой, оказалась сорвана. Из зала доносились причитания и стенания.

— Что же такое, ничего не получается... Но они же меня не тронули? Столько времени торчу, а все зря, даже из зала не выйти... — разговаривал сам с собой Локи — а то, что это был он, сомневаться не приходилось.

— Можно его убрать? — спросил попугай, наклонив голову набок.

— Зачем же так строго, он лишь пытался прибрать к рукам то, что вроде бы и ничье... — начал я.

— Даже люстру зажечь не могу, — продолжил стенать Локи.

Затем направил жезл в люстру и начал что-то шептать. Мне захотелось немного пошалить.

— Зажгите ему люстру, — сказал я.

Через мгновение вспыхнула главная люстра Тронного зала. Это оказалось великолепным зрелищем. Демон на троне просто подпрыгнул от восторга. Он направил жезл на оборванную штору и опять что-то зашептал. Я снова помог, и штора встала на место.

— Стражу ко мне, — тем временем приказал Локи.

— Ты хочешь вызвать тех? — посмотрев на меня укоризненно, спросил Марк.

— Нет, но есть идея!

Мне вспомнились джины, игравшие в карты в караульном помещении. Мое "я" с помощью жезла метнулось в то место, где я видел их в последний раз. Зеленая шахта — где-то здесь находилась большая комната. Вот и караульное помещение. Ничего не изменилось. Круглый стол. За ним сидели трое. Два джина. Толстые, ростом с два человеческих, в махровых халатах. Их громадные булавы стояли рядом. Еще какое-то оружие неизвестного принципа действия, как и раньше, валялось в углу вместе с доспехами, переливавшимися голубыми искрами. Третьей в игре была хранительница рукописей. Компания, естественно, не замечая меня, продолжала резаться в карты. Тогда я намалевал огненными рунами на стене лифта: «Немедленно явиться к повелителю!» — и сопроводил это ударом гонга. Подскочив как ужаленная, вся троица оторвалась от карт и посмотрела на стену. Вид у них был настолько ошалелый, словно пришел сам дьявол из преисподней. Джины схватились за булавы и стали судорожно собираться.

— Ну вот, сейчас нам будет, — произнес один.

Быстро подобрав оружие, они вошли в стену, я погасил надпись и вернулся в галерею.

Через врата было видно, как джины, понуро опустив головы стоят перед Локи, а он им что-то выговаривал.

— Ладно, все ясно, — произнес я.

Протянув лапу с жезлом, я приказал вратам распахнуться, и мы вошли. Никто этого даже не заметил. Локи был очень увлечен, а джины удручены. Мы подошли достаточно близко, когда у меня зачесался язык.

— Что, пол не хотят мести? Конечно, в карты играть лучше! — участливо произнес я.

Локи просто окаменел. Джины обернулись на нас. Взгляд обоих скользнул на жезл, затем на пояс и наконец на безглазого попугая.

— Ох, — тихо сказали они хором.

— Что, бездельники, доигрались? — тихо сказал попугай, чуть наклоняясь вперед.

В зале потемнело и повеяло уже знакомым мне холодом. Первым пришел в себя Локи и, бормоча: «Да кто же он...», стал тихонько сползать с трона. Джинны, придя в себя, видимо, решили исправиться и кинулись на «узурпатора». Образовалась свалка. Попугай хихикнул. Локи наконец выбрался из-под обидчиков и рванул к стене. Джины не стали его догонять и подняли какое-то оружие.

— Не надо, — попытался вмешаться я.

Но запоздал. Локи взвыл. Я понял, что сейчас моему жуликоватому приятелю будет очень плохо. Жезл рванулся наперерез двум светящимся каплям и встретился с ними у самой спины демона. Капли вспыхнули, озарив зал, и исчезли. Жезл вернулся назад. Никаких следов Локи не было. Оставалось надеяться, что он успел удрать. Джины с нескрываемым ужасом смотрели то на меня, то на жезл.

— Мы будем казнены? — наконец выдавил один.

— Нет, но службу нужно нести лучше! — сказал я строгим голосом.

— Значит мы не уволены? — спросил тот же джин.

— Нет, но крысу помните хорошо и несите службу лучше... — сказал я строгим голосом и погрозил им жезлом.

Они переглянулись.

— Значит... — протянул один.

— Значит. А пока свободны! — как можно строже, сказал я.

Джины растаяли в воздухе. Марк хлопнул пушистыми лапами, и весь мусор исчез. Я улыбнулся, посмотрев на него.

— Большой специалист по уборке мусора... — хмыкнул он.

— Отправимся в библиотеку, там такой барчик... — произнес я.

— Тогда прошу, — пригласил Марк, указывая на проявившийся треугольник у трона.

— Здесь есть лифт?! — удивился я.

— Должен быть. И теперь, когда трон свободен, можно воспользоваться, — пояснил Марк.

Мы встали в треугольник. Марк повернул его, и фигура стала светящейся шестиконечной звездой. На мгновение все померкло, и мы уже стояли в библиотеке.

Помещение словно нас дожидалось. Горел камин, канделябры отбрасывали блики на два фужера и бутылку, стоявшие на столике. Я сразу вспомнил пробуждение у костра, вино было то же.

— А мне? — сказал попугай.

— ?!

На столике появился еще один фужер и третье кресло.

— Прошу вас, — сказал я.

Попугай, слетев с плеча, снова стал черным котом, громадных размеров, хотя что это такое на самом деле, я так и не понял: теперь у него появились глаза и рот. «Это» уселось в кресло и взяло в лапы бутылку. Мы с Марком уютно устроились друг напротив друга.

Уже не извлекая жезл, я представил себе, как вся стена соскальзывает в нишу в полу. Совершенно бесшумно весь стеллаж ушел под пол. Эту картину я уже однажды видел. Только теперь наступила ночь. Долина плавно уходила вверх. Обрамленная черным лесом, она, замысловато петляя, терялась среди гор. Взгляд скользнул по ней, повторяя ее повороты, к горной гряде. Снега, а затем броня льдов, укрывали покой горных исполинов, лишь отблески лунного сияния серебрили их доспехи. Выше, над горами, высыпали звезды.

— Пожалуй, лучше шампанское, — сказал кот.

Я хотел поднять руку, но кот махнул лапой, нырнул в сумку и появился с запотевшей бутылкой. При этом он так спешил, что не заметил, как на нем повис медальон. Увидев его, Марк позеленел и привстал зло глядя на меня. Кот, не поняв в чем дело, тоже привстал и выдвинулся вперед.

— Откуда у тебя это? — прошипел демон.

— Нашел, — совершенно искренне ответил я.

Понимая, что это его вряд ли убедит, я прокрутил образ тех событий, стараясь быть как можно правдивее. Я снова пережил то путешествие. Прямо передо мной, над дорогой, материализовалась статуя демона. Она была выполнена из золота. Громадина закрывала собой путь, сидя в позе лотоса. Обойти я ее не мог. Изучая пути вокруг и статую, я наткнулся на интересный предмет. На шее демона висел медальон, защищавший своего владельца. Но видимо, он был повешен уже на готовую статую, поэтому за спиной статуи имелся узкий канал в защитном поле. Я взял медальон. Подумав с минутку, я решил, что пока могу про медальон забыть: владельца он не смог защитить, а уж случайного хозяина и подавно. С этими мыслями я опустил его в сумку.

— Ну что теперь скажешь? — спросил я.

— Извини меня, — сказал как-то сникший Марк и опустился в кресло.

— А в чем же, собственно дело?

— Давай отметим праздник!

Котяра хлопнул пробкой и разлил шипучий напиток.

Глава 23.

У камина

Блики от неровного, теплого пламени свечей вели забавную игру с пузырьками газа в фужерах и располагали к неспешной беседе после утомительной и не совсем осознанной борьбы за «корону» Замка. Сейчас можно было с некоторой уверенностью сказать, что эта часть истории завершилась, осталось лишь расставить некоторые точки над "i".

Небольшая и разношерстная компашка уютно расположилась в библиотеке возле огромного камина. Да собственно, компания ли? Я — существо неизвестной расы, видимо ранее являвшееся человеком и даже частично сохранившее внешность, если не считать чешуйчатых лап, что скрывались под перчатками. Указательный палец украшал перстень с черным бездонным камнем. Кольцо мне досталось на память о путешествии в обществе Локи. В кресле напротив расположился демон. Он сидел, протянув ноги под столик, и смотрел на пламя в камине. После удачно разрешившейся истории с медальоном Марк замолчал и весь предался созерцанию потрескивающих поленьев, погрузившись в свои невеселые думы. Третьим был здоровенный, непроглядно-черный котяра. Кем был он? Существо само толком не знало, разумно оно или нет. Можно было только утверждать, что «это» проявило явную свободу воли, увязавшись за мной, и постепенно приобретало новые черты. Теперь оно удобно развалилось в кресле (вполоборота к камину), прихлебывало шампанское, вытянув лапы к огню. До встречи с этим странным существом я был убежден, что мрак и огонь несовместимы, — в жизни все оказалось не совсем так. По крайней мере, для котяры. Он протягивал когти к огню и жмурился от удовольствия. Самое поразительное, что пламя отвечало ему взаимностью, — языки тянулись к лапе, обвивали ее, временами казалось, словно одно является продолжением другого. Свет и тень, огонь и мрак — все переплеталось в этой причудливой игре, две великие противоположности дополняли друг друга, и на их пересечении рождалась новая реальность...

Столик с креслами, вокруг которого разместилась компания, стоял левее камина, почти в углу библиотеки. Мой взгляд скользнул по книгам, по стене напротив Марка, большую часть которой (примерно треть) занимал бар. Его передняя стенка ничем не отличалась от книжных шкафов, только вместо корешков за ней поблескивали бутылки, среди них встречались и знакомые. Я был все-таки человек, хотя и стал властелином Замка, но еще не вошел в роль и совсем не представлял, что ждет меня в будущем, а земное прошлое напоминало о себе. За баром пристальный и тренированный наблюдатель мог бы заметить уже известный мне лифт в зеленое подземелье, недоступное демонам. Открыть потайной проход из библиотеки я еще не пытался.

Уже в качестве хозяина Замка я снова и снова осматривал библиотеку. Высокие книжные шкафы красного дерева скрывали за тускло поблескивающими стеклами древние и не очень древние книги, хранящие неизвестные мне тайны. Шкафов было много. В простенках, прямо перед ними, парили в воздухе канделябры, такие же (но погашенные) стояли на столе. Мой взгляд невольно задержался на них. Теперь, после экскурсии по окрестностям Замка, я был готов поверить в то, что зверей на подсвечниках мастер выполнил с натуры. Они замерли, собравшись оторваться от земли, казалось: еще один взмах крыльями — и улетят. Поразительно гибкий, прекрасный дракон с пятью головами держал подставки для свечей, опорой служили длинный хвост и мощные, но пропорциональные задние лапы. В полумраке комнаты драконы слабо искрились внутри, словно жили своей собственной жизнью.

Пламя свечей и огонь в камине создавали в помещении неповторимую игру света и теней. Вклад тусклого светила за прозрачной стеной в освещение был невелик, снаружи царила ночь. Лишь серебристо-пепельные блики медленно ползущей над горной грядой луны, отраженные вечными льдами, вдохнули что-то новое в тела драконов, придав течению искр в них упорядоченный характер. Иногда искры меняли свой путь внутри подсвечников, рассыпались причудливыми фейерверками в такт потрескиванию поленьев в камине.

Тишину прервал голос котяры.

— Не попробовать ли нам это? — сказал он, ловко выбив пробку из бутылки, что стояла на столике.

— Можно, — очнулся от размышлений Марк.

Фужеры с остатками шампанского, как и сама бутылка от него, бесследно растворились в воздухе. Тем временем котообразное порождение тьмы ловко наполнило рюмки на столике, подхватило их и оказалось в своем кресле.

— Прошу вас, — произнесло оно и выпустило две рюмки из лап.

Рюмки степенно поплыли по воздуху. Одна направилась ко мне, а вторая — к Марку.

— О, да это то самое, что так озадачило наших друзей из крепости Кролф! — одобрил я, сделав первый глоток. — Хороший был пикничок!

— Если бы не оно, одним бы приключением меньше, — проворчал демон.

— Ну уж нет, — надул морду котяра, да так, что она стала похожа на здоровенную тыкву с ушами, — мне с вами лучше, чем на складе или с тем кретином, даже говорить нечего. Сейчас бы служил психу: ни на мир посмотреть, ни расслабиться тебе. Даже тела толкового не было, а тут уже нарастать начало немного.

Кот надулся еще больше, изображая глубокую обиду, и приподнялся над креслом, словно воздушный шар. Теперь он напоминал огромный пуфик с лапками. Одна из лап продолжала сжимать рюмку, рюмка нелепо торчала в сторону, но вино почему-то не проливалось.

— Ну, не дуйся, лопнешь, и нам станет скучно, — улыбнулся Марк.

— Лучше скажи, как тебя зовут? — поддержал я демона, не сдержав улыбку.

Воздушный шар с лапками сморщил то место, где предполагался лоб, и засопел. Видимо, это означало начало мыслительного процесса. Шар потемнел и распух, все больше походя на кучевое облако. Что-то напомнившее грозовой разряд сверкнуло внутри этого черного дождевого образования, осветив на мгновение комнату, затем кот попытался почесать лапой голову. Грохнуло еще раз, уже громче. Стекла в шкафах жалобно звякнули, отозвавшись на грозовой разряд. Существо развело лапками, но рюмки не выпустило. Я непроизвольно сжал жезл, который успел покинуть свое место на поясе, и приготовился спасать запасы спиртного в баре. Мысль о том, что нужно спасать книги, в мою голову почему-то пришла второй; это обстоятельство несколько меня расстроило, и жезл не был пущен в ход сразу.

— Слушай, пуфик, кончай, — воспользовался паузой Марк, покосившись на лапу с жезлом.

Он совершенно не был расположен увидеть ссору или еще что похуже, но это был не тот случай...

— А что, если назвать на английский манер — Пуффдарк? — предложил я.

— Вполне, черный пуфик. Сейчас особенно похож. А как сам крестник? — поддержал меня демон.

Облако замерло. Подумало какое-то время, но уже без вредительства.

— А ничего, если вспомню или узнаю свое имя, то это будет неплохим прозвищем, можно даже просто Пуфф.

— Вот только, как ты теперь будешь перемещаться, летать что ли? — участливо поинтересовался Марк.

Облако снова стало походить на чрезмерно надутого мехового кота из игрушечного магазина, причем лапы и хвост почему-то остались прежней толщины и нелепо торчали перпендикулярно туловищу. Котище заерзал, пытаясь повернуться к говорившему, но это действие не привело к желаемому результату. Тогда он сморщил лоб, насколько позволяла раздувшая его обида, и после недолгого раздумья бешено стал вращать тремя лапами, так как четвертая, как и прежде, сжимала рюмку. Тело стало медленно разворачиваться в сторону от Марка и, наконец, оказалось к нему хвостом. Демон хихикнул. Котище тяжело вздохнул и снова заработал лапами, закончив полный разворот. Теперь он наконец смотрел прямо на демона.

— А у меня, лекарство припасено, эликсир! — произнес котище гордо и покачал рюмкой.

— Да не придумывай ты. Это ж всего лишь вино, — хмыкнул демон.

— Поспорим, что эликсир? — хитро спросил котище, и глазки на меховой круглой морде приняли плутовское выражение.

— Вот еще, — фыркнул Марк.

— Ну хорошо, пусть эликсир. Интересно, как ты его выпьешь? — усмехнулся я.

Пуфф снова заработал лапами и развернулся мордой ко мне.

— Проще простого! После этих слов лапы пуфика стали бешено вращаться, и он принял вертикальное положение, разинул пасть и ловко выплеснул содержимое рюмки туда. Последовавшее превращение оказалось столь стремительным, что котяра не то не успел ничего предпринять, не то разыграл нас, но его резко швырнуло под самые балки потолка и развернуло мордой вниз. Через мгновение размеры и вид стали практически прежними, вследствие этого Пуфф потерял способность парить в воздухе и с печальным воем спикировал к полу, врезавшись мордой прямо в кресло. Библиотечные кресла отличались завидной прочностью и устойчивостью, и оно лишь обиженно скрипнуло. Мы испуганно привстали. Сначала приподнялся и зашевелился хвост, потом появились лапы, они уперлись в подлокотники, и котище после нескольких неудачных попыток высвободил застрявшую между спинкой и сиденьем голову. Пуфф перевернулся, облегченно вздохнул и уселся удобнее. Мы тоже сели.

— Действует, — восторженно произнес он и посмотрел сквозь пустую рюмку на ближайший светильник, — но меняется материал тела, меняется плавучесть, — философски добавил он.

— С головой все в порядке, философ ты наш? — без тени иронии спросил Марк.

— Полет нормальный! Прикресление — тоже! — гордо ответил котище.

— Так, имя дали, летные свойства проверили, еще какие вопросы остались?.. — произнес задумчиво я, не выпуская свой жезл и обращаясь не то к себе, не то к демону.

Марк бросил осторожный взгляд на жезл, затем посмотрел мне прямо в глаза и напрягся. Его не переставали мучить вопросы — например, как Яну удалось добраться до Тронного зала так быстро, кто он такой... Даже, скорее, не кто такой, а что может, так как основная задача, из-за которой демон застрял в Замке тысячи миров, оставалась нерешенной — где находится его сестра, Марк не знал. Он уже было совсем потерял надежду не только на успех поисков, но и на свободу, когда явился Ян. Было очевидно, что новый владелец плохо представляет свои возможности, но то, что демон успел увидеть, вселило в него веру в успех, и Марк решился выяснить подробнее.

— Я могу спросить?.. — начал он, косясь на жезл.

— О чем? — спокойно произнес я, и жезл исчез на поясе.

— Что произошло между нашими встречами и моим освобождением?

— Это довольно долгая история, но тайны тут нет, — начал я.

— О, простите... Если вы готовы рассказать... тогда не утруждайте себя, основное я могу прочесть в книге, если позволите, — оживился демон.

— Но тогда ничего не узнаю я! — встрял Пуфф.

Марк вопросительно посмотрел на меня.

— Пусть слушает.

Демон поставил свою рюмку на столик. Повернулся в сторону камина и поманил к себе кого-то. Огромный фолиант, что лежал на каминной полке приподнялся и поплыл к нему. Марк ловко поймал книгу и положил на колени, она сама распахнулась где-то посередине.

— «Может, начать новую главу истории Замка?! Пожалуй, да. Вообще похоже на продолжение старой главы, ну да ладно...» — прочел Марк и озадаченно посмотрел сначала на меня, потом на котяру.

Демон задумался. Он раньше пару раз заглядывал в книгу истории Замка... Книга всегда (сколько он помнил) лежала на каминной полке и хотя отличалась язвительностью, тем не менее достаточно правдиво и точно отражала события происходившие в Замке. В данном случае Марку показалось, что фолиант явно повредился умом...

— Что-то с ней не то... крыша что ли поехала, — проворчал Демон.

— Это у тебя крыша поехала, — раздался скрипучий голос.

— Не понял?!

— Поясняю, — повторил тот же голос, но с еще более противной интонацией, — от долгого сидения в прихожей ты растерял остатки мозгов, если они у демонов вообще есть. Тоже мне ценитель-историк. Много ты понимаешь в скрытом смысле моих великих свидетельств. Может быть, когда пройдет время, ты и уразумеешь, что все это значит, броненосец несчастный. Вообще, это сведения особенно тайные, и если тебе даже и позволили некоторые прочесть, из этого ничего не следует. Я как древний и великий хранитель истории исправлю ошибку. Ключ должен исчезнуть.

Как только тирада смолкла, лист из тома сам собой вырвался, вспорхнул над столиком, скомкался и вспыхнул. Через пару мгновений на столик осыпался пепел. Невесть откуда взявшийся сквозняк подхватил обуглившиеся остатки листа и унес в камин. На месте вырванного листа появился другой.

— Так-то лучше, — уже удовлетворенно крякнул тот же голос, и все стихло.

— Подумаешь, — демон явно не собирался отступать от главного и заводиться по пустякам.

— Даже книга разговаривает, — восхищенно отметил я.

— Только очень редко, — заметил Марк.

— Но язвительно, — поежился котище, хотя его эта речь вроде бы и не касалась.

— «Забрел очередной нахальный претендент. Давно уже не было», — перечитал демон замененную страницу.

— Ну, я-то вряд ли что-нибудь поясню, — хмыкнул Пуфф.

Его настроение после приобретения имени и разрешения остаться окончательно улучшилось. Котище совершенно справедливо расценил это, как право на существование в качестве самостоятельного существа, имеющего свое мнение.

— Пожалуй, да, — не оценил его шутку демон...

Я вздохнул и приготовился рассказывать историю своих похождений во всех подробностях.

— Нам поможет художник Замка Розино! — встрепенулся Марк. — Пригласить?

— Конечно, — согласился я, а про себя подумал, что этого только и не хватало для полного счастья.

Глава 24.

Сказка о походе

Пока демон делал лапами пассы и что-то шептал, я стал прикидывать, куда бы мне смыться на время визита художника. Желание было столь сильным, что кресло, увлекая меня, само переместилось в плохо освещенный угол, где тут же сгустился сумрак. К моему великому удовольствию и удивлению, мое отражение в дверцах шкафов напротив отсутствовало. Марк и Пуфф столь влеклись появлением Розино (хорошо еще, тот явился в торжественном виде, а не в образе осьминога с множеством кистей, тряпок и баночек с краской), что не обратили никакого внимания на изменение обстановки и исчезновение главного героя.

— Рад видеть тебя, страж, на свободе, — произнес художник напыщенно.

Художник отличался скверным характером. Мало того, что как все творческие люди, он мнил себя великим мастером и потому нервно реагировал на критику, он еще и легко выходил из себя, причем мог запросто нахамить кому угодно по самому неожиданному поводу. Все эти качества были характерны скорее не для расы, к которой принадлежал мастер, а представителей его профессии. В довершение ко всему, Розино считал себя старожилом Замка и недолюбливал Марка как пришлого... Почему и как, поселившись в Замке, это сокровище стало придворным живописцем, было неведомо.

— Взаимно, — сказал Марк.

— А меня? — ехидно встрял Пуфф. Котяра уже успел полюбить скандалы и бурные сцены. Мало того, этот желчный тип успел за свое короткое пребывание вне склада, откуда его извлекли на планете пирамид, подцепить где-то привычку ввязываться во всяческие ссоры и раздувать их из всех своих кошачьих сил.

— А это тут еще что? — обернулся на возглас Розино.

— Не что, а кто, дорогой мой! Я Пуффдарк, с вашего позволения, милый мастер, — представился Пуфф.

Он резво вскочил с кресла, оказался возле художника и протянул черную мохнатую лапу не то для пожатия, не то для поцелуя, изобразив нечто похожее на реверанс. Надо отметить, что котяра все больше обретал плоть. Его лапа выглядела вполне натурально.

— Эта тварь еще откуда? — фыркнул мастер, обращаясь к демону.

— Ян привел.

— Кто? — переспросил Розино.

Я беззлобно под