Book: Тайна острова сокровищ



Энид Блайтон

Тайна острова сокровищ

БОЛЬШОЙ СЮРПРИЗ

— Мама, ты уже решила что-нибудь насчет наших каникул? — спросил Джулиан за завтраком. — Поедем, как всегда, в Полсит?

— Боюсь, что нет, — ответила мама. — В этом году у них и без нас полно постояльцев.

Трое ребят за столом разочарованно посмотрели друг на друга. Им так нравился дом в Полсите. А потом, там такой чудесный пляж и такое купание!

— Не расстраивайтесь, — утешил их папа. — Я уверен, найдем для вас место не хуже этого. У нас с мамой в этом году другие планы — поехать в Шотландию. Мама сказала вам об этом?

— Нет, — ответила Энн. — Мама, это правда? Разве ты не сможешь провести с нами каникулы? Ты ведь всегда ездила с нами.

— В этом году мы хотим поехать одни, вы уже достаточно самостоятельные, и вам будет даже интересно провести каникулы без нас. Правда, вместо Полсита пока не представляю, куда вас отправить.

— А как насчет Квентина? — спросил папа. Квентин был его братом. Дети видели его только один раз и немного побаивались. Этот умный, очень высокий, всегда угрюмый человек был вечно занят своими научными изысканиями. Он жил у моря — больше ничего ребята о нём не знали.

— Насчет Квентина? — переспросила мама. — Почему это ты вдруг подумал о нем? Вряд ли он захочет, чтобы дети поселились в их небольшом доме и мешали ему.

— На днях я виделся с женой Квентина по делу. У них, по-моему, какие-то материальные трудности. Фанни мне говорила, что была бы не прочь на время пустить одного или двух постояльцев за плату, ведь дом — на самом берегу моря. Нашим ребятам наверняка там было бы хорошо. Фанни — очень славная, она за ними присмотрит как следует.

— Да, и у нее, кстати, тоже есть дочка, — поддержала его мама. — Как ее зовут? Как-то очень странно. Ах, да, Джорджина. Сколько ей лет? По-моему, что-то около одиннадцати.

— Столько же, сколько мне, — сказал Дик. — Значит, у нас есть двоюродная сестра, которую мы никогда не видели! Ей, наверно, очень одиноко. Я могу играть с Джулианом и Энн, а у Джорджины никого нет. Она, наверно, обрадуется нашему приезду.

— Знаете, я думаю, что этот вариант решил бы наши трудности, — сказал папа. — Давайте позвоним Фанни и договоримся обо всем. Я уверен, ее это устроит, а у Джорджины будет с кем провести каникулы, мы же сможем не беспокоиться за нашу троицу.

Ребята пришли в волнение. Разве не интересно отправиться в новое место и познакомиться с двоюродной сестрой?

— А там есть скалы, камни и песок? — спросила Энн. — Это красивое место?

— Я его не очень хорошо помню, — ответил папа. — Но уверен, что там очень интересно. Это место называется «Залив Киррин» — вам там наверняка понравится. Ваша тетя Фанни всю жизнь провела там и ни за что не хочет куда-нибудь переезжать.

— Папочка, позвони скорее тете Фанни! — воскликнул Дик. — Мне кажется, это то, что надо. Вдруг нас там ждут занятные приключения?!

— Ах, ты всегда так говоришь, куда бы мы ни поехали, — сказал папа, рассмеявшись. — Хорошо, я сейчас позвоню и все выясню.

Закончив завтрак, ребята поднялись из-за стола и стали ждать, пока папа позвонит. Он вышел в холл и заказал разговор.

— Надеюсь, что все будет в порядке, — сказал Джулиан. — Интересно, какая она, Джорджина. Странное имя, правда? Скорее подходит мальчику, а не девочке. Значит, ей одиннадцать лет, она на год младше меня, одного возраста с Диком и на год старше Энн. Как раз то, что нам нужно. Мы вчетвером чудесно проведем время.

Минут через десять вернулся папа, и ребята по его виду сразу же поняли, что он обо всем договорился.

— Что ж, все устроено, — объявил он. — Тетя Фанни очень обрадовалась нашему предложению. Сказала, что Джорджине будет полезно пообщаться с новыми друзьями — ей ведь очень одиноко. А тетя с удовольствием за вами присмотрит. Только вам нужно поменьше беспокоить дядю Квентина. Он очень много работает и легко выходит из себя, когда ему мешают.

— Будем вести себя тихо, как мышки, — пообещал Дик. — Честное слово. Как здорово все получилось! Когда мы поедем туда, папа?

— На следующей неделе, если мама управится, — ответил папа.

Мама кивнула.

— Хорошо, — сказала она. — Какие там сложности — собрать их купальники, майки, шорты…

— Как здорово будет опять влезть в шорты! — вскричала Энн, пританцовывая. — Я устала от школьной формы, хочу ходить в шортах или в купальнике, плавать и лазить по скалам вместе с мальчиками.

— Что ж, скоро ты этим займешься, — сказала мама, засмеявшись. — Не забудьте приготовить книги и игры, которые вы хотите взять с собой. Ладно? Но, пожалуйста, немного, потому что там довольно тесно.

— В прошлом году Энн хотела взять с собой пятнадцать кукол, — сказал Дик. — Помнишь, Энн? Вот чудачка!

— Подумаешь, — возразила Энн, покраснев. — Я люблю всех своих кукол и просто не могла выбрать, каких взять, и решила взять всех. Ничего чудного в этом нет.

— А помните, как в позапрошлом году Энн хотела взять с собой свою лошадку-качалку? — продолжал Дик, хихикая. Тут вмешалась мама:

— А я помню, как однажды маленький мальчик по имени Дик, собираясь в Полсит, приготовил для упаковки двух черномазых кукол-уродцев, медвежонка, трех игрушечных собак, двух кошек и старую обезьянку.

Дик, покраснев, тут же переменил тему.

— Папочка, а как мы поедем? Поездом или на машине? — спросил он.

— На машине, — ответил папа. — Уложим все в багажник. Как насчет вторника?

— Меня устраивает, — сказала мама. — Отвезем ребят, вернемся домой и в пятницу отправимся в Шотландию. Хорошо, пусть будет вторник.

Итак, отъезд был назначен на вторник. Ребята нетерпеливо считали дни, а Энн каждый вечер зачеркивала в календаре прошедший день. Неделя показалась им очень длинной. Утром во вторник Дик и Джулиан, спавшие в одной комнате, проснулись почти одновременно и выглянули в ближайшее окно.

— День чудесный, ура! — закричал Джулиан, соскакивая с кровати. — Не знаю почему, но всегда хочется, чтобы в первый день каникул светило солнце. Давай разбудим Энн.

Энн спала в соседней комнате. Джулиан вбежал туда и потряс Энн за плечи.

— Проснись! — закричал он. — Сегодня вторник и светит солнце.

Энн вскочила и радостно уставилась на Джулиана.

— Наконец-то! — воскликнула она. — Я думала, этот день никогда не наступит. Как интересно уезжать куда-то на каникулы!

Вскоре после завтрака они отправились в путь. У них была большая машина, так что разместились все очень свободно. Мама — на переднем сиденье вместе с папой, а трое ребят сзади, поставив ноги на два чемодана. В багажнике в задней части машины находилось все остальное. Мама была уверена, что они ничего не забыли. Они ехали по оживленным улицам Лондона, сначала медленно, а потом, когда город остался позади, прибавили скорость. Вскоре они оказались на свободном шоссе, и машина быстро побежала вперед. Ребята распевали песенки и чувствовали себя счастливыми.

— А есть мы будем скоро? — спросила проголодавшаяся вдруг Энн.

— Скоро, но сейчас ведь только одиннадцать. Второй завтрак будет не раньше половины первого, Энн.

— Как жалко! — воскликнула Энн. — Я не дотяну до второго завтрака.

Тогда мама дала им шоколад, и ребята с удовольствием его жевали, рассматривая холмы, леса и поля, мимо которых мчалась машина.

Завтрак на природе был чудесным. Они устроились высоко на склоне холма, откуда открывался вид на солнечную долину. Энн слегка испугалась большой бурой коровы, которая подошла близко и уставилась на нее, но папа прогнал корову. Ребята ели с большим аппетитом, и мама сказала, что вместо того, чтобы останавливаться для вечернего чаепития на природе, лучше заехать в какую-нибудь чайную, потому что они съели все бутерброды, приготовленные на день.

— В котором часу мы приедем к тете Фанни? — спросил Джулиан, дожевывая самый последний бутерброд. Он не отказался бы еще от одного.

— Если повезет, то часов в шесть, — ответил папа. — А теперь кто хочет немного размяться? Нам придется еще долго ехать.

Казалось, что машина заглатывает милю за милей, мчась вперед. Наступило время чая, и трое ребят опять заволновались.

— Где-то поблизости море, — сказал Дик. — Я чувствую его запах.

Он оказался прав. С вершины холма перед ними открылось море, сверкающее синевой в лучах солнца, спокойное и гладкое. Ребята радостно закричали:

— Вот оно!

— Правда, здорово?

— Как хочется искупаться!

— До залива Киррин нам осталось ехать не больше двадцати минут, — сказал папа. — Мы хорошо прокатились. Скоро вы увидите залив, он большой, и при входе в него расположен забавный островок.

Пока они ехали вдоль берега, ребята искали глазами этот залив. И вот Джулиан закричал:

— Залив Киррин! Посмотри, Дик, какой он красивый и голубой.

— А ты видишь маленький скалистый островок перед входом в залив? — спросил Дик. — Вот бы на нем побывать!

— Конечно, побываешь, — заверила мама. — А теперь поищем дом тети Фанни. Его называют Киррин-коттедж.

Вскоре они подъехали к дому. Он стоял на скале фасадом к заливу. Это был очень старый, довольно большой дом, построенный из белого камня. По его фасаду вились розы, в саду росло множество ярких цветов.

— Киррин-коттедж, — объявил папа, остановив машину перед ним. — Считается, что ему около трехсот лет. Где же Квентин? А вот и Фанни.

СТРАННАЯ СЕСТРЕНКА

Тетя Фанни ждала их. Она выбежала из старой деревянной двери, как только увидела, что у дома остановилась машина. Ребятам она сразу же понравилась.

— Приветствую вас в Киррине! — воскликнула она. — Как приятно вас видеть! И какие большие дети!

Она расцеловала ребят, и все вошли в дом. Он им тоже понравился. Чувствовалось, что он старый и даже немного таинственный. Мебель тоже была старой и очень красивой.

— А где же Джорджина? — спросила Энн, оглядывая комнату в поисках своей незнакомой двоюродной сестры.

— О, противная девчонка! Я велела ей ждать вас в саду. А она куда-то ушла. Должна сказать вам, дети, что поначалу вам может быть трудно с Джордж — она проводит все свое время одна, и скорее всего ваше присутствие поначалу ее не обрадует. Но вы не должны обращать на это внимание — скоро все станет на свое место. Я очень рада, что вы смогли приехать. Джордж необходимо общаться и играть с другими детьми.

— Вы зовете ее «Джордж»? — спросила удивленная Энн. — Я думала, ее имя Джорджина.

— Верно, — ответила тетя, — но ей не нравится быть девочкой, и нам приходиться звать ее Джордж, как мальчика. Противная девчонка не откликается, если мы называем ее Джорджиной.

Ребята подумали, что «Джордж» звучит очень приятно. Им не терпелось ее увидеть, но она не появлялась. Вместо нее неожиданно возник дядя Квентин. Он выглядел очень угрюмым.

— Привет, Квентин. — обратился к нему папа. — Давно я тебя не видел. Надеюсь, наша троица не помешает твоей работе.

— Квентин работает над очень трудной книгой, — объяснила тетя Фанни. — Но я выделила ему отдельную комнату на другой стороне дома. Поэтому, думаю, его никто беспокоить не будет.

Дядя оглядел троих ребят, кивнул каждому из них. Лицо его оставалось по-прежнему нахмуренным, и он немного испугались и были рады, что он будет работать на другой стороне дома.

— А где Джордж? — спросил он.

— Куда-то опять ушла, — сказала тетя Фанни недовольно. — Я велела ей оставаться здесь и встретить своих двоюродных братьев и сестру.

— Ее надо отшлепать, — сказал дядя Квентин. Ребята не могли понять, шутит он или нет. — Ладно, дети, надеюсь, вы хорошо проведете здесь время и, может быть, заставите Джордж стать более разумной.

В Киррин-коттедже не нашлось комнаты для ночевки мамы и папы. Поэтому, наскоро поужинав, они отправились в гостиницу в ближайший поселок. На следующий день, сразу после завтрака, они собирались вернуться в Лондон, так что попрощались с детьми вечером.

Джорджина все еще не появилась.

— Жалко, что мы не увиделись с Джорджиной, — сказала мама. — Передайте ей привет от нас. Мы надеемся, что ей в конце концов понравится играть с Диком, Джулианом и Энн.

Мама и папа уехали. Глядя, как их большая машина поворачивает за угол, ребята почувствовали себя немного одинокими, но тетя Фанни повела их наверх, чтобы показать им спальни, и вскоре они повеселели.

Мальчикам была отведена наверху комната с наклонным потолком. Отсюда открывался замечательный вид на залив. Комната им очень понравилась. Энн должна была спать вместе с Джорджиной в маленькой комнате, окна которой выходили на заросшее вереском поле позади дома. Но из одного бокового окна тоже было видно море, что очень обрадовало Энн. Комната была приятная, в окно заглядывали красные розы на длинных стеблях.

— Как я хочу, чтобы пришла Джорджина. — сказала Энн тете. — Интересно, как она выглядит.

— Она — забавная маленькая девочка, — ответила тетя. — Иногда она кажется очень грубой и неприветливой, но сердце у нее доброе, она предана тем, с кем дружит, и очень правдива. Если она с вами подружится, это будет на всю жизнь. Жаль, что она так трудно сходится с детьми.

Энн вдруг зевнула. Мальчики рассердились на нее, они знали, что за этим последует. Так и случилось.

— Бедняжка Энн! Как ты устала! Вам всем надо немедленно лечь в постели и как следует выспаться. И тогда завтра вы встанете совсем свежими, — заявила тетя Фанни.

— Энн, ты просто глупая, — сердито заметил Дик, когда тетя вышла из комнаты. — Ты же прекрасно знаешь, что приходит в голову взрослым, как только мы начинаем зевать. Я хотел ненадолго спуститься на пляж.

— Простите меня, — попросила Энн. — Я не смогла удержаться. А кроме того, ты сейчас сам зеваешь, и Джулиан тоже.

Мальчики действительно тоже зевали. В глубине души каждый из них хотел бы улечься в постель и закрыть глаза.

— Интересно, где же Джорджина, — сказала Энн, пожелав спокойной ночи мальчикам. — Правда, она странная? Не встретила нас, не пришла к ужину, и сейчас ее еще нет. В конце концов она же будет спать в моей комнате — кто знает, в какое время она появится.

Когда пришла Джорджина, все трое крепко спали. Они не слышали, как она открыла дверь в комнате Энн, как разделась и почистила зубы. Не слышали, как скрипнула ее кровать, когда она легла. Они так устали, что ничего не слышали, пока утром солнышко не разбудило их. Проснувшись, Энн сначала не могла понять, где она находится. Она лежала на маленькой кровати и смотрела в косой потолок, на красные розы, кивавшие своими головками в открытом окне, и внезапно вспомнила все, что произошло. «Я в заливе Киррин, ведь начались каникулы!» — сказала она себе радостно и свернулась калачиком.

Потом она посмотрела на другую кровать. На ней лежала девочка, тоже свернувшись в клубок под одеялом. Энн увидела только кудрявую макушку, и больше ничего. Затем девочка пошевелилась, и Энн спросила:

— Послушай! Ты — Джорджина?

Девочка в кровати напротив села и посмотрела на Энн. У нее были кудрявые волосы, почти такие же короткие, как у мальчика. Лицо ее загорело до темно-коричневого цвета, и ярко-голубые глаза казались на нем совсем светлыми. Но губы были немного сердито сжаты, и она хмурилась, совсем как ее отец.

— Нет, — ответила она. — Я не Джорджина.

— О! — воскликнула Энн удивленно, подумав про себя, что ее двоюродная сестра ведет себя очень необычно. — Так кто же ты?

— Я — Джордж. — заявила девочка. — Я буду отвечать, только если ты будешь звать меня Джордж. Я ненавижу себя за то, что я — девочка. Я не хочу быть девочкой. Мне не нравятся девчоночьи занятия. Мне нравится то, что делают мальчики. Я могу взбираться на скалы лучше любого мальчишки и плаваю быстрее них. Я умею управлять лодкой не хуже любого мальчишки-рыбака на этом берегу. Если хочешь, чтобы я с тобой разговаривала, зови меня Джордж. А иначе я разговаривать с тобой не стану.

— О! — воскликнула Энн, опять подумав, что ее кузина довольно своеобразна. — Ладно, мне все равно, как тебя звать. Джордж — по-моему, хорошее имя. Мне не очень нравится «Джорджина». Тем более, что ты похожа на мальчика.

— Правда? — обрадовалась Джордж и на какое-то время перестала хмуриться. — Мама очень рассердилась на меня, когда я коротко подстриглась. У меня раньше волосы болтались на шее, это было ужасно!

Обе девочки несколько минут рассматривали друг друга.

— А ты не возражаешь быть девочкой? — спросила Джордж.

— Нет, конечно, нет, — ответила Энн. — Знаешь, я люблю красивые платья, люблю своих кукол.

— Подумать только! Заботиться о красивых платьях, — презрительно заявила Джордж. — И о куклах! Ты просто еще маленькая, вот что я тебе скажу.

Энн обиделась.

— Ты не очень-то вежлива, — сказала она. — Мои братья не станут водиться с тобой, если ты будешь вести себя так, будто знаешь все на свете. Они, понимаешь, настоящие мальчики, а не такие притворщики, как ты.

— Ну и что? Если они плохо ко мне отнесутся, я сама не стану водиться с ними, — ответила Джордж, соскакивая с кровати. — Я не хотела, чтобы вы вообще сюда приезжали и нарушали мою жизнь. Я прекрасно обхожусь одна. А теперь я должна терпеть глупую девчонку, которая любит платья и кукол, и двух глупых двоюродных братьев!



Энн подумала, что начало их знакомства получилось не слишком удачным. Она замолчала и стала надевать свои серые джинсы и красную майку. Джордж тоже надела джинсы и мальчиковую майку. Как только они оделись, мальчики громко постучали в дверь.

— Вы готовы? Джорджина там? Сестренка Джорджина, иди познакомься с нами!

Джордж распахнула дверь и вышла с высоко поднятой годовой. Она не обратила никакого внимания на двух удивленных мальчиков и направилась вниз. Все трое посмотрели друг на друга.

— Она не будет откликаться на Джорджину, — сообщила им Энн. — По-моему, она ужасно странная. Сказала, что не хотела, чтобы мы приезжали, так как мы помешаем ей. Она смеялась надо мной и вела себя довольно грубо.

Джулиан обнял Энн, которая казалась печальной.

— Не грусти, — попросил он. — У тебя есть мы, и мы всегда тебя защитим. Пошли вниз завтракать.

Они все проголодались. Запах яичницы с беконом приятно щекотал ноздри. Они бегом спустились по лестнице и поздоровались со своей тетей, которая подавала завтрак. Во главе стола сидел дядя и читал газету. Он кивнул ребятам. Не говоря ни слова, они заняли свои места, спрашивая себя, разрешается ли здесь за едой разговаривать. Дома им всегда это разрешалось, но дядя Квентин выглядел довольно сердито.

Джордж тоже была здесь и намазывала на хлеб масло. Она неприветливо посмотрела на всю троицу.

— Измени выражение лица, Джордж, — сказала ей мать. — Надеюсь, вы уже подружились. Ты должна сегодня утром повести своих братьев и сестру осмотреть залив и показать им лучшие места для купания.

— Я отправляюсь ловить рыбу, — заявила Джордж. Ее отец сразу же поднял глаза.

— Нет, не отправляешься, — сказал он. — Ты наконец должна научиться вести себя, как подобает воспитанной девочке, и показать детям залив. Ты слышишь?

— Ладно, — ответила Джордж так же сердито, как ее отец.

— Мы можем и сами пройти к заливу, если Джордж собирается на рыбалку, — сказала Энн, подумав, что было бы хорошо обойтись без Джордж, если та в плохом настроении.

— Джордж сделает именно то, что ей ведено, — заявил отец. — Если же она этого не сделает, я ей покажу!

Так что после завтрака четверо ребят приготовились к походу на пляж. Пологая тропинка вела вниз к заливу, и они радостно побежали по ней. Даже Джордж перестала хмуриться, почувствовав теплые лучи солнца и увидев искрящееся синее море.

— Если хочешь ловить рыбу, ты можешь этим заняться, — предложила Энн, когда они достигли берега. — Мы никому ничего не расскажем. Мы не хотим тебе мешать. Нас трое, и если ты не хочешь быть с нами, то не надо.

— Но все равно мы будем рады, если ты останешься с нами, — великодушно предложил Джулиан. Он считал, что Джордж груба и у нее плохие манеры, но ему все-таки нравилась эта девочка с высоко поднятой годовой и короткими волосами, ее ярко-голубые глаза и недовольно надутые губы.

Джордж взглянула на него.

— осмотрю, — сказала она. — Я не стану дружить с вами только потому, что мы — родственники, или из-за какой-нибудь другой такой же глупости. Я дружу только с теми, кто мне нравится.

— И мы тоже, — ответил Джулиан. — А что, если и ты нам не понравишься?

— Ах! — воскликнула Джордж с таким видом, как будто эта возможность не приходила ей в голову. — Конечно, и так может случиться. Меня действительно многие не любят.

Энн не отрываясь смотрела на синий залив. У его устья высился занятный скалистый остров с развалинами в центре, похожими на руины старого замка.

— Какое интересное место. Любопытно, как оно называется, — сказала она.

— Это остров Киррин. — ответила Джордж. Ее глаза казались такими же голубыми, как вода залива, когда она повернулась к нему. — Это славное местечко. Если вы мне понравитесь, я как-нибудь возьму вас туда. Но я ничего не обещаю. Единственный способ добраться туда — на лодке.

— А кому принадлежит этот забавный островок? — спросил Джулиан.

Ответ Джордж был совершенно неожиданным.

— Он принадлежит мне, — сказала она. — Во всяком случае, когда-нибудь он будет принадлежать мне. Это будет мой собственный остров и мой собственный замок.

СТРАННАЯ ИСТОРИЯ И НОВЫЙ ДРУГ

Троица, сильно удивившись, уставилась на Джордж, которая в свою очередь пристально смотрела на них.

— Что ты имеешь в виду? — спросил наконец Дик. — Остров Киррин не может принадлежать тебе. Ты просто хвастаешь.

— Нет, не хвастаю, — ответила Джордж. — Спросите у мамы. Если вы не будете верить тому, что я говорю, я больше не скажу ни слова. Но я никогда не говорю неправды. Тех, кто врет, я считаю трусами, а я не трусиха.

Джулиан вспомнил, как тетя Фанни говорила, что Джордж очень правдива, и, почесав затылок, снова посмотрел на Джордж. А что, если она в самом деле говорит правду?

— Конечно, мы хотим поверить тебе, — сказал Джулиан. — Но знаешь, это звучит немного странно, честное слово, странно. Обычно дети не бывают хозяевами островов, даже таких маленьких и забавных, как этот.

— Это вовсе не маленький и не забавный остров, — с жаром возразила Джордж. — Там есть кролики, совсем ручные, а на другой стороне сидят огромные бакланы. На остров прилетают разные птицы. Замок там чудесный, хотя он и лежит в развалинах.

— Звучит интересно, — произнес Дик. — Но все же почему он принадлежит тебе, Джорджина?

Джордж сердито на него посмотрела и ничего не ответила.

— Прости, — поспешно извинился Дик. — Я не хотел называть тебя Джорджиной. Я собирался сказать «Джордж».

— Продолжай, Джордж. Расскажи нам, почему ты считаешь, что остров принадлежит тебе, — попросил Джулиан, взяв под руку свою сердитую двоюродную сестру.

Она немедленно оттолкнула его.

— Не делай этого, — приказала она. — Я еще не знаю, подружусь ли я с вами.

— Ну хорошо, хорошо, — сказал Джулиан, теряя терпение. — Давай будем врагами или кем-нибудь еще, как захочешь. Нам все равно. Но нам очень нравится твоя мама, и мы не хотим, чтобы она решила, будто мы не желаем с тобой дружить.

— Вам нравится моя мама? — спросила Джордж, и взгляд ее ярко-голубых глаз несколько смягчился. — Она прелесть, правда? Ну ладно, я расскажу вам, почему остров Киррин принадлежит мне. Пошли сядем где-нибудь в уголке, где никто нас не услышит.

Они уселись на песок, и Джордж посмотрела на островок в заливе.

— Вот как обстоит дело, — начала она свой рассказ. — Много лет назад родные моей мамы владели почти всей землей здесь. Потом они обеднели, и им пришлось продать большую ее часть. Но никто не хотел покупать маленький остров, так как считалось, что он ни для чего не пригоден, тем более что замок уже много лет лежал в развалинах.

— Подумать только, никто не хотел купить такой чудесный остров! — воскликнул Дик. — Если бы у меня были деньги, я бы немедленно купил его.

— От владений маминой семьи остались только наш дом — Киррин-коттедж, ферма, которая находится немного подальше, и остров Киррин, — продолжала Джордж свой рассказ. — Мама сказала, что, когда я вырасту, он будет моим. Она говорит, что он ей и сейчас не нужен, и вроде отдала его мне. Это мой собственный остров, и я никому не позволю высаживаться на нем без моего разрешения.

Трое ребят в удивлении смотрели на нее. Они поверили каждому слову Джордж — совершенно ясно было, что девочка ничего не выдумывает. Подумать только! Иметь свой собственный остров! Да, судя по всему, ей очень и очень повезло.

— О, Джорджина, то есть Джордж! — вскричал Дик. — Этот островок выглядит таким славным. Надеюсь, что ты подружишься с нами и вскоре отвезешь нас туда. Ты не представляешь, как нам этого хочется!

— Что ж, могу и отвезти, — сказала довольная эффектом своего рассказа Джордж. — Посмотрю. Я никогда еще никого туда не возила, хотя некоторые местные ребята умоляли меня об этом. Но мне они не нравятся, и я их не пустила туда.

Воцарилось короткое молчание: все, не отрываясь, смотрели на залив, где в отдалении лежал остров. Наступил отлив. Казалось, что они пешком смогут добраться до острова. Дик спросил, возможно ли это.

— Нет, я ведь уже говорила, что попасть туда можно только на лодке. Расстояние до него больше, чем кажется, и там очень, очень глубоко. Кроме того, он окружен рифами и надо точно знать, куда направить лодку, иначе вы в них врежетесь. Берег там опасный. Вокруг много затонувших кораблей.

— Затонувших кораблей! — воскликнул Джулиан. Глаза его заблестели. — Знаешь, я никогда не видел старого затонувшего корабля. Там можно увидеть какой-нибудь корабль?

— Сейчас нет. Их все убрали, кроме одного, а он с другой стороны острова. Лежит глубоко под водой. Видна только сломанная мачта, когда плывешь над ним и смотришь вниз под воду. Этот затонувший корабль тоже принадлежит мне.

На этот раз поверить было просто невозможно. Но Джордж решительно закивала.

— Да, — заявила она, — это корабль, принадлежавший одному из моих прапрапрадедушек или кому-то еще в этом роде. Он вез золото, большие слитки, а когда возвращался домой, корабль затонул около острова Киррин.

— О-о-о! — простонала Энн, широко раскрыв глаза. — А что случилось с золотом?

— Никто не знает, — ответила Джордж. — Наверно, его украли с корабля. Водолазы к нему спускались, но золота там не нашли.

— Вот это здорово, — сказал Джулиан. — Как бы я хотел увидеть этот затонувший корабль.

— Что ж, мы можем отправиться туда, скажем, сегодня во второй половине дня, когда отлив будет в разгаре, — предложила Джордж. — Вода такая гладкая и прозрачная сегодня. Часть корабля мы сможем увидеть.

— Как здорово! — воскликнула Энн. — Мне тоже хочется увидеть живьем настоящий затонувший корабль. Остальные засмеялись.

— Он не будет очень уж живым, — охладил ее пыл Дик. — А как насчет того, чтобы искупаться, Джордж?

— Сначала я должна пойти и привести Тимоти, — заявила Джордж, вставая.

— Кто это Тимоти?

— А вы умеете хранить тайны? — спросила Джордж. — Никто дома не должен знать о нем.

— Ну, продолжай, какая еще тайна? — спросил Джулиан. — Нам ты все можешь рассказать. Мы не доносчики.

— Тимоти — мой самый большой друг, — объяснила Джордж. — Я не могу без него жить. Но мама и папа не любят его и не должны знать о его существовании. Пойду приведу его.

Она побежала по дорожке, ведущей вверх. Все трое наблюдали за ней. Она показалась им самой странной девочкой на свете.

— Кто же этот Тимоти? — спросил Джулиан. — Какой-нибудь мальчишка из рыбацкой семьи? Наверно, родители Джордж не одобряют эту дружбу.

Ребята улеглись на мягком песке. Вскоре они услышали звонкий голос Джордж, спускавшейся со скалы позади них.

— Вперед, Тимоти, вперед!

Оми сели, чтобы посмотреть, что представляет собой Тимоти. Никакого мальчишки они не увидели. Вместо него появилась большая коричневая дворняжка с очень длинным хвостом и большой широкой пастью. Казалось, что она улыбается. Она прыгала вокруг Джордж в полном восторге. Та бегом спускалась к ним.

— Вот это — Тимоти, — объявила она. — Правда, он настоящее совершенство?

Правду сказать, внешность Тимоти была далека от совершенства. Его тело имело неправильную форму, голова была слишком велика, уши стояли торчком слишком прямо, хвост был слишком длинным, и абсолютно нельзя было определить, какой он породы. Но пес оказался таким живым, дружелюбным, неловким и смешным существом, что все ребята сразу же в него влюбились.

— Ах ты, миляга! — воскликнула Энн, и пес лизнул ей, нос.

— Послушайте, до чего же он хорош! — вторил ей Дик, и ласково пошлепал Тимоти, отчего тот стал прыгать вокруг него как бешеный.

— Хотел бы я иметь такую собаку, — объявил Джулиан, который и вправду любил собак и всегда хотел иметь свою собственную. — Какой славный!

Девочка улыбнулась, сразу похорошев. Она уселась на песок, а собака привалилась к ней и старалась лизнуть руки и лицо.

— Я его просто обожаю, — сказала девочка. — Я нашла его на вересковой пустоши еще щенком, год назад, и принесла домой, но когда он вырос, то стал большим озорником.

— И что он делал? — спросила Энн.

— Он — любитель жевать что попало, — последовал ответ Джордж. — Дома он сжевал множество вещей — новый коврик, который купила мама, ее самую красивую шляпу, папины домашние туфли, некоторые его бумаги и разное другое. И к тому же он лаял. Мне нравилось, как он лаял, а папе нет. Он говорил, что лай чуть не сводит его с ума. Он ударил Тимми, и я рассердилась и нагрубила папе.

— А тебя когда-нибудь шлепали? — спросила Энн. — Я бы не осмелилась грубить твоему папе. Он выглядит очень сердитым.

Джордж посмотрела на залив. Ее лицо опять приняло хмурое выражение.

— Как меня наказали, не имеет значения, — ответила она. — Но хуже всего было то, что папа запретил мне держать Тимми дома, а мама поддержала папу и заявила, что Тим должен исчезнуть. Я плакала целыми днями, а я ведь никогда не плачу, разве мальчики плачут? А я так хочу быть похожей на мальчика.

— Иногда мальчики плачут, — начала Энн, глядя на Дика, который три или четыре года назад был плаксой. Дик толкнул ее в бок, и она замолчала.

Джордж посмотрела на Энн.

— Мальчики никогда не плачут, — повторила она упрямо. — Во всяком случае, я не видала ни одного плачущего мальчика и всегда сама стараюсь не плакать. Это такое ребячество. Но я не могла не плакать, когда пришлось расстаться с Тимми. Он тоже плакал.

Ребята с большим уважением посмотрели на Тимми. Они до сих пор не знали, что собаки могут плакать.

— То есть ты хочешь сказать, что он плакал настоящими слезами? — спросила Энн.

— Нет, не совсем, — ответила Джордж. — Он слишком мужественный, чтобы так плакать. Он плакал в голос — выл и выл и выглядел таким жалким, что чуть не разбил мое сердце. Я не могла от него отказаться.

— Что же случилось потом? — спросил Джулиан.

— Я пошла к знакомому мальчику — сыну рыбака Джеймсу и спросила, не может ли он держать Тимми у себя, если я буду отдавать ему все мои карманные деньги. Он согласился, и теперь Тимми живет у него. Поэтому у меня никогда нет денег, я все их трачу на Тимми, а ест он очень много, правда, Тим?

— Гав, — ответил тот и перевернулся на спину так, что все его четыре мохнатые лапы болтались в воздухе. Джулиан пощекотал его.

— А что ты делаешь, когда тебе хочется чего-нибудь сладкого, вроде мороженого? — спросила Энн, тратившая большую часть своих карманных денег на сладости.

— Ничего, — ответила Джордж. — Я обхожусь без него, конечно.

Ребятам это показалось ужасным — они любили мороженое, шоколад и другие сладости и поедали их во множестве. Они удивленно смотрели на Джордж.

— А разве другие ребята, играющие на пляже, не угощают иногда тебя мороженым и конфетами? — спросил Джулиан.

— Я не разрешаю им это делать, — сказала Джордж. — Раз я сама никогда не могу угостить их, было бы несправедливо брать у них что-нибудь. Поэтому я говорю «нет».

Вдали раздался звон колокольчика мороженщика. Джулиан полез в карман. Он вскочил и побежал, позвякивая монетами. Через несколько минут он вернулся с четырьмя большими порциями шоколадного мороженого. Одну он дал Дику, вторую Энн, а третью протянул Джордж. Она жадно посмотрела на мороженое, но отрицательно покачала головой.

— Спасибо, не надо, — сказала она. — Ты знаешь, что у меня нет денег на его покупку, поэтому я не смогу поделиться с вами и не могу брать ничего у вас. Нехорошо брать что-то у других, если ты не в состоянии отплатить им тем же.

— У нас ты можешь мороженое взять… — возразил Джулиан и вложил мороженое в загорелую руку Джордж. — Мы — твои родственники.

— Нет, спасибо, — опять повторила та. — Хотя я понимаю, что с вашей стороны это очень мило.

Она посмотрела на Джулиана своими голубыми глазами, а мальчик нахмурился, стараясь придумать способ, как заставить эту упрямую девчушку взять мороженое. Потом он улыбнулся.

— Послушай, у тебя есть то, что нам очень хотелось бы разделить с тобой. У тебя много всего, чем ты могла бы с нами поделиться, если только ты позволишь нам этим воспользоваться. Ты поделишься с нами, а мы поделимся с тобой, например, мороженым. Понятно?

— А что у меня есть, чем я могла бы поделиться? — спросила удивленная Джордж. Она всегда была единственным ребенком, одинокой и своенравной девочкой, горячей и вспыльчивой. У нее никогда раньше не было друзей.

— У тебя есть собака, — ответил Джулиан, потрепав большую коричневую дворнягу. — Мы будем рады с ней возиться, она такая миляга! У тебя есть чудесный остров. Будет здорово, если когда-нибудь ты с нами им поделишься. И у тебя есть затонувший корабль. Мы хотели бы его увидеть, если ты разрешишь нам. Конечно, мороженое и сладости не идут ни в какое сравнение со всем этим, но было бы хорошо пойти на такой уговор и делиться друг с другом тем, что у кого есть.

Джордж посмотрела прямо ему в глаза, и Джулиан улыбнулся в ответ. Она почувствовала, что он начинает ей нравиться.

Тимми посмотрел на Джулиана и увидел, что тот предлагает Джордж что-то вкусно-шоколадное. Он подпрыгнул и дружески лизнул мальчика.

— Вот видишь, Тим хочет, чтобы ты им с нами поделилась, — засмеялся Джулиан. — Было бы хорошо, если бы у него появились три новых друга.



— Да, конечно, — согласилась Джордж, внезапно уступив и взяв шоколадное мороженое. — Спасибо, Джулиан. Я поделюсь с вами. Но обещайте никому ни слова не говорить дома, что Тимми остался у меня.

— Конечно, обещаем, — заверил ее Джулиан. — Но я не могу, представить, что твои папа и мама будут возражать, раз Тимми больше не живет в вашем доме. Ну, как мороженое? Правда, вкусное?

— О, замечательное, никогда такого вкусного не ела! — воскликнула Джордж. — Такое холодное! В этом году я ни разу не ела мороженого.

Тимоти тоже попытался дотянуться до мороженого. Джордж не доела свое до конца и дала ему кусочек. Затем повернулась и улыбнулась ребятам.

— Вы мне нравитесь, — сказала она. — Я рада, что вы приехали. Во второй половине дня возьмем лодку и поплывем вокруг острова, чтобы увидеть затонувший корабль. Согласны?

— Конечно, — заявили все трое в один голос. И даже Тимми помахал хвостом, как будто понял, о чем идет речь.

НЕОБЫКНОВЕННОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

Утром все они искупались. Джордж плыла очень быстро. Мальчики тут же обнаружили, что она плавает гораздо лучше их. Умела она и плавать под водой, надолго задерживая дыхание.

— Ты здорово плаваешь, — сказал ей Джулиан. — Жаль, что Энн плохо держится на воде. Энн, тебе надо поднажать, иначе ты никогда не сможешь заплывать так далеко, как мы.

После купания все сильно проголодались. Дома их ждал отличный завтрак. Холодное мясо и салат, сливовый пирог и пудинг, а за ними сыр. Ребята уписывали все за обе щеки. Отец Джордж к столу не вышел, чему дети были очень рады.

— Что вы собираетесь делать после завтрака? — спросила тетя Фанни.

— Джордж отвезет нас на лодке к затонувшему кораблю на другой стороне острова, — ответила Энн. Тетя очень удивилась.

— Джордж отвезет вас! — воскликнула она. — Джордж! Что с тобой случилось? Ты раньше никогда никого туда не возила, хотя я просила тебя об этом десятки раз.

Джордж продолжала поедать свой кусок сливового пирога. Во время завтрака она не произнесла ни слова.

— Знаешь, Джордж, я очень рада, что ты стараешься следовать папиным советам, — снова обратилась к ней мама. Но Джордж только покачала головой.

— Я это делаю не потому, что мне велели, — сказала Джордж. — Я это делаю потому, что так захотела сама. Не повезла бы никого, даже королеву Англии, если бы она мне не понравилась.

Мама рассмеялась:

— Что ж, это хорошие новости. Тебе понравились твои братья и сестра. Надеюсь, что ты тоже им понравилась.

— Да, конечно, — быстро заговорила Энн, горя желанием защитить свою странную двоюродную сестру. — Джордж нам действительно нравится, и нам понравился Ти…

Она только собралась сообщить, что им также понравился Тимоти, когда получила такой пинок по ноге, что вскрикнула от боли и из глаз ее побежали слезы. Джордж гневно посмотрела на нее.

— Джордж! Почему ты ударила Энн, когда она говорила о тебе? — спросила ее мама. — Сейчас же уходи из-за стола. Терпеть не могу такого поведения!

Не говоря ни слова, Джордж встала из-за стола и пошла в сад, оставив на тарелке недоеденный хлеб с сыром. Ребята расстроились. Особенно сильно переживала Энн. Как могла она быть такой глупой и забыть, что нельзя упоминать о Тимми!

— Пожалуйста, разрешите Джордж вернуться, — попросила Энн. — Она не хотела ударить меня. Это произошло случайно.

Но тетя очень рассердилась на Джордж.

— Кончайте свой завтрак, — распорядилась она. — Теперь, конечно, Джордж будет дуться. О Боже, какой это трудный ребенок!

Ребят вовсе не беспокоило, что Джордж надуется. Они лишь боялись, что она теперь не захочет повезти их к затонувшему кораблю.

Завтрак кончился в молчании. Тетя пошла узнать, не пожелает ли дядя Квентин еще пирога. Второй завтрак ему приносили в кабинет. Как только она вышла из комнаты, Энн взяла хлеб с сыром с тарелки Джордж и отправилась в сад.

Мальчики не ругали ее. Они знали, что иногда Энн бывает несдержанна на язык, но потом всегда старается искупить свою вину.

Джордж лежала на спине под большим деревом в саду. Энн подошла к ней.

— Прости меня, Джордж, я чуть не совершила ошибку, — сказала она. — Вот твой хлеб с сыром. Я принесла его тебе. Больше никогда не забуду, что нельзя упоминать о Тимми.

Джордж села.

— Я почти решила не брать тебя с нами сегодня к затонувшему кораблю, — заявила она. — Ты — глупая малышка.

Энн расстроилась. Именно этого она боялась.

— Ну что ж, — сказала она. — Можешь, конечно, меня не брать. Но повези туда мальчиков, Джордж. Они ведь не сделали ничего плохого. Кстати, ты знаешь, что влепила мне ужасно сильный пинок? Посмотри на синяк.

Джордж посмотрела на синяк, а потом на Энн.

— Скажи, ты будешь очень сильно переживать, если я возьму с собой Джулиана и Дика, а тебя нет? — спросила она.

— Конечно, буду. Но я не хочу, чтобы они лишились удовольствия, даже если меня с ними не будет.

И тут Джордж поступила удивительным для нее образом. Она обняла Энн! И тут же застыдилась — вряд ли хоть один мальчик так поступил бы. А она всегда старалась вести себя, как мальчик.

— Все в порядке, — сказала она сердито, взяв у Энн хлеб с сыром. — Ты чуть не сморозила глупость, и я дала тебе пинка. Так что мы квиты. Конечно, ты можешь поехать с нами.

Энн поспешила в дом сказать мальчикам, что все уладилось, и через пятнадцать минут четверо ребят побежали вниз на пляж. Около лодки стоял загорелый сын рыбака, мальчик лет четырнадцати. С ним был Тимми.

— Лодка готова, мастер Джордж, — сказал он, широко улыбаясь. — И Тимми тоже готов.

— Спасибо, — ответила Джордж и велела остальным садиться в лодку. Тимми тоже туда прыгнул, непрестанно крутя своим длинным хвостом. Джордж оттолкнула лодку от берега, сама вскочила в нее и взялась за весла.

Гребла она превосходно. Лодка мчалась по глубокому заливу, день был чудесный, и дети наслаждались. Тимоти стоял на носу и каждый раз, когда из воды поднимался гребень волны, лаял на него.

— Он забавно ведет себя в ветреные дни, — стала рассказывать Джордж, с силой налегая на весла. — Лает как сумасшедший на большие волны и очень сердится, когда они достигают его. Он очень хорошо плавает.

— Правда ведь, хорошо, что с нами собака? — сказала Энн, всячески стараясь загладить свою ошибку. — Она так мне нравится!

— Гав, — ответил Тимми низким басом и повернулся вокруг своей оси, чтобы лизнуть Энн в ухо.

— Я уверена, он понял, что я сказала, — Энн была в восторге.

— Конечно, понял, — подтвердила Джордж. — Он понимает каждое словечко.

— Мы приближаемся к твоему острову, — возбужденно сообщил Джулиан. — Он больше, чем мне показалось вначале. И какой там замок!

Они подплыли к острову и увидели, что он весь окружен острыми рифами и скалами. Не зная как следует проходы между ними, ни одна лодка, ни одно судно не смогли бы подойти к берегу этого скалистого маленького островка. В самом его центре на невысоком холме возвышались развалины замка, построенного из крупных белых камней. Сломанные арки, разрушившиеся башни, лежащие в руинах стены — вот все, что осталось от когда-то прекрасного замка, могучей крепости острова. Теперь в нем расположились галки, а на самых верхних камнях сидели чайки.

— Выглядит этот замок ужасно таинственно, — заметил Джулиан. — Как бы я хотел высадиться здесь и посмотреть на него вблизи. Вот было бы здорово провести там ночь, правда?

Джордж перестала грести. На ее лице заиграла улыбка.

— Послушайте, — она была в восторге. — Мне и в голову не приходило, как это было бы интересно! Провести ночь на моем острове! Быть здесь совсем одним, вчетвером. Готовить себе еду, вообразить, будто мы действительно живем здесь! Правда, было бы здорово?

— Да, пожалуй, — согласился Дик, с восторгом разглядывая остров. — Как ты думаешь, твоя мама разрешит нам?

— Не знаю, — ответила Джордж. — Может быть, и разрешит. Попробуйте попросить ее.

— А сегодня нельзя здесь высадиться? — спросил Джулиан.

— Нет, если вы хотите увидеть затонувший корабль, — ответила Джордж. — Сегодня мы должны вернуться к чаю, а путь на другую сторону острова Киррин и обратно займет все наше время.

Джулиану очень хотелось бы скорее взглянуть на затонувший корабль; выбор между островом и кораблем был для него труден.

— Дай мне для разнообразия весла, Джордж. Тебе же трудно грести все время.

— Я не устала, — отвечала Джордж. — Но с удовольствием полежу в лодке. Подожди, я проведу лодку мимо этого скалистого выступа, а потом дам тебе весла, и ты будешь грести, пока мы не приблизимся к другому опасному месту. Рифы в этом заливе просто ужасные.

Джордж и Джулиан поменялись в лодке местами. Джулиан греб хорошо, но не с такой силой, как Джордж. Лодка скользила вперед, слегка покачиваясь. Они объехали остров и теперь видели замок с другой стороны, обращенной к морю. Он выглядел отсюда еще более разрушенным.

— С открытого моря дуют сильные ветры, — пояснила Джордж; — На этой стороне от замка почти ничего не осталось, только кучи камней. Но тут есть очень хорошая бухточка среди скал. Однако ею могут воспользоваться лишь те, кто знает, как до нее добраться.

Через какое-то время Джордж вновь села на весла и немного отдалилась от острова. Затем она остановилась и посмотрела назад, на берег.

— А как ты узнаешь, что мы находимся над затонувшим кораблем? — спросил Джулиан.

— А вы видите шпиль церкви на берегу? — спросила в свою очередь Джордж. — Видите там вершину холма? Когда они образуют точно одну линию, которая потом проходит между двумя башнями замка на острове, вы окажетесь прямо над затонувшим кораблем. Я в этом убедилась давным-давно!

Ребята увидели, что вершина далекого холма и шпиль церкви действительно образуют одну линию, когда они посмотрели на них, оказавшись между двумя старыми башнями островного замка. Теперь они стали внимательно вглядываться в море, стараясь увидеть в глубине очертания корабля.

Вода была совершенно прозрачной и гладкой. На поверхности не было почти ни одной складочки. Тимоти тоже глянул вниз, повернув голову набок и подняв уши с таким видом, как будто знал, на что следует смотреть. Ребята рассмеялись.

— Мы сейчас находимся не совсем прямо над кораблем, — сказала Джордж. — Я направлю лодку немного влево.

— Га-ав! — вдруг разошелся Тимми и замахал хвостом. И в ту же минуту раздался возглас Джулиана.

— Это затонувший корабль! — Джулиан чуть не выпал из лодки, в таком он был возбуждении. — Я вижу кусок сломанной мачты. Посмотри, Дик, посмотри!

Все четверо ребят и собака пристально всматривались в прозрачную воду. Через некоторое время они смогли различить очертания темного корпуса, над которым возвышалась сломанная мачта.

— Он немного накренился на одну сторону, — сказал Джулиан. — Бедный старый корабль! Ужасно лежать там, постепенно разваливаясь на куски. Джордж, как бы я хотел нырнуть туда и взглянуть на него с более близкого расстояния.

— А почему бы и нет, — сказала Джордж. — Ты ведь надел плавки. Я много раз здесь ныряла. Хочешь, я нырну вместе с тобой, если Дик сумеет удержать на месте лодку. А то тут проходит течение, которое может унести ее в море. Дик, тебе придется несильно подгребать этим веслом, чтобы держать лодку на одном месте.

Девочка сняла джинсы и майку, и Джулиан последовал ее примеру. На обоих были купальные костюмы. Джордж красиво прыгнула вниз головой с кормы лодки и ушла глубоко в воду. Ребята наблюдали, как она сильными взмахами рук продвигается вниз, задержав дыхание.

Через несколько минут она вынырнула, задыхаясь.

— Я почти добралась до затонувшего корабля, — сообщила она. — Он сегодня такой, как всегда — покрыт водорослями, оброс моллюсками и тому подобным. Конечно, хочется забраться внутрь, но мне никогда не хватает воздуха. А теперь ныряй ты, Джулиан.

Джулиан нырнул, но он не мог так долго оставаться под водой, как Джордж, и поэтому не опустился на ту же глубину, что она. Правда, он умел плавать под водой с открытыми глазами и ему удалось как следует рассмотреть палубу корабля. Она выглядела заброшенной и странной. Джулиану она, во всяком случае, не очень понравилась. Он с радостью поднялся наверх, глубоко вдохнул воздух и с удовольствием ощутил тепло солнечных лучей на своих плечах.

Джулиан забрался в лодку.

— Страшно интересно, — сказал он. — С каким бы удовольствием я осмотрел весь этот корабль, пробрался бы под палубу в каюты и осмотрел их. И нам тогда удалось бы найти ящики с золотом?

— Это невозможно! — возразила Джордж. — Я говорила вам, что настоящие водолазы уже спускались туда и ничего не нашли. Который час? Если мы не поспешим сейчас обратно, то опоздаем.

Они двинулись в обратный путь и опоздали к чаю всего на пять минут. После чая они отправились на прогулку по вересковой, пустоши, а Тимми бежал следом. Ко времени отхода ко сну ребята были такими сонными, что с трудом боролись с желанием закрыть глаза.

— Спокойной ночи, Джордж, — сказала Энн, устраиваясь поудобнее в своей постели. — Мы провели замечательный день, спасибо тебе.

— Мне он тоже показался замечательным, — ответила Джордж немного ворчливо. — Спасибо вам. Я рада, что вы приехали. Мы хорошо проведем время. Правда, тебе понравились мой замок и мой маленький островок?

— О да! — воскликнула Энн и тут же заснула. Ей снились затонувшие корабли и сотни островов. Когда же Джордж отвезет их на свой островок?

ПОЕЗДКА НА ОСТРОВ

На следующий день тетя устроила для ребят пикник. Они отправились к маленькой бухточке, где могли купаться и бродить по воде сколько душе угодно. Они провели чудесный день, и все же Джулиан, Дик и Энн предпочли бы посетить остров Джордж. Этого им хотелось больше всего.

Джордж не хотела участвовать в пикнике не потому, что она не любила пикники, а потому, что не могла взять туда свою собаку — ведь вместе с ребятами пошла ее мама — и Джордж пришлось провести целый день без своего любимца.

— Не повезло! — сказал Джулиан, догадавшись, о чем она думает. — Не понимаю, почему ты не расскажешь маме о старине Тиме. Уверен, она не станет возражать, раз он находится у других людей, которые держат его для тебя. Я знаю, что моя мама не возражала бы.

— Никому, кроме вас, я о нем рассказывать не буду, — заявила Джордж. — Я всегда дома попадаю в какую-нибудь беду. Признаюсь, по моей вине, но мне это немного надоело. Видишь ли, папа зарабатывает учеными книгами, которые он пишет, не так уж много, а ему всегда хочется, чтобы мама и я имели вещи, купить которые он не в состоянии. Поэтому он всегда в дурном настроении. Он хотел бы отдать меня в хорошую школу, но у него для этого нет денег. А я рада. Я не хочу уезжать в школу. Мне нравится здесь. Я и слышать не хочу о том, чтобы расстаться с Тимми.

— Тебе понравится школа-пансион, — сказала Энн. — Мы тоже учимся в такой. Это интересно.

— Нет, неинтересно, — упрямо возразила ей Джордж. — Ужасно попасть в общество девчонок, хохочущих и орущих вокруг тебя. Мне это очень не понравится.

— Нет, понравится, — настаивала Энн. — Все это очень занятно. Тебе это, по-моему, пойдет на пользу, Джордж.

— Если ты начнешь мне говорить, что мне полезно, я тебя возненавижу, — пригрозила Джордж, внезапно рассердившись. — Мама и папа всегда говорят о том, что для меня полезно, а это всегда то, что мне не нравится.

— Ну ладно, ладно, — вмешался Джулиан, засмеявшись. — Бог ты мой, как легко ты вспыхиваешь! Мне кажется, что от искр, которые сыплются из твоих глаз, можно легко зажечь сигарету!

Джордж засмеялась, хотя и против своей воли. На добродушного Джулиана нельзя было всерьез сердиться.

Четверка в пятый раз отправилась купаться в море. Вскоре все весело плескались, и Джордж нашла время, чтобы поучить Энн плавать. Малышка неправильно работала руками, и Джордж очень гордилась, научив ее делать это как следует.

— Спасибо тебе, — поблагодарила ее Энн. — Так хорошо плавать, как ты, я, конечно, никогда не смогу, но хоть бы научиться не отставать от мальчиков.

По дороге домой Джордж обратилась к Джулиану:

— Пожалуйста, скажи, что тебе необходимо купить почтовую марку или еще что-нибудь. Тогда я смогу пойти с тобой и взглянуть на старину Тима. Он, наверно, удивляется, почему я сегодня за ним не зашла.

— Будет сделано, — ответил. Джулиан. — Мне не нужны марки, но от мороженого я не отказался бы. Дик и Энн пускай пойдут домой с твоей мамой и отнесут наши вещи. Сейчас я подойду к тете Фанни и скажу ей об этом.

Он подбежал к тете со словами:

— Вы не будете возражать, если я пойду и куплю мороженое? Сегодня мы его не ели. Это не займет много времени. Отпустите Джордж со мной, ладно?

— Не думаю, что она захочет, — ответила тетя Фанни. — Впрочем, спроси ее сам.

— Джордж, пойдем со мной, — крикнул Джулиан, повернув в сторону деревушки, и быстро побежал. Джордж радостно засмеялась и побежала вслед за ним. Вскоре она догнала его и благодарно ему улыбнулась.

— Спасибо, — сказала она. — Ты иди и купи мороженое, а я посмотрю, как там Тим.

Они расстались. Джулиан купил четыре порции мороженого. Джордж прибежала через несколько минут. Ее лицо сияло.

— Тим в порядке, — объявила она. — Можешь себе представить, в каком восторге он был, увидев меня. Он чуть не перепрыгнул через мою голову. Что, опять мороженое для меня? Ты добрый, Джулиан. Мне срочно необходимо чем-нибудь с тобой поделиться. А что, если мы поедем на мой остров завтра?

— Вот здорово! — воскликнул Джулиан. — Это будет чудесно. Ты и вправду повезешь нас туда завтра? Пошли расскажем об этом ребятам.

Все четверо уселись в саду и принялись за мороженое. Джулиан передал друзьям слова Джордж. Они страшно обрадовались, и Джордж тоже. Раньше, когда Джордж с надменным видом отказывала другим в поездке на остров Киррин, она казалась себе очень важной, но выяснилось, что гораздо приятнее согласиться повезти туда на лодке своих двоюродных братьев и сестру.

«Раньше мне казалось, что получаешь гораздо больше удовольствия, когда делаешь все одна, — подумала она, доедая свое мороженое. — Но гораздо веселее, когда с тобой Джулиан и остальные ребята».

Дома всех отправили умываться и приводить себя в порядок перед ужином. Они горячо обсуждали предстоящую на следующий день поездку на остров. Тетя слушала их и улыбалась.

— Я очень довольна, что Джордж собирается на остров вместе с вами, — сказала она. — Вы возьмете туда свой обед и проведете там весь день, ведь так? Вряд ли стоит ездить так далеко, чтобы просто высадиться на острове, если вы не собираетесь пробыть там несколько часов.

— О, тетя Фанни! Как это будет замечательно! — воскликнула Энн.

Джордж подняла глаза на маму:

— А ты тоже поедешь с нами?

— Вижу, что такая возможность отнюдь не доставляет тебе радости, — с обидой ответила мама. — Вчера, когда ты узнала, что я поеду с вами, ты тоже сердилась. Нет, завтра я не поеду. Хотя уверена, что твои братья и сестра считают довольно странным твое нежелание, чтобы мама участвовала в ваших прогулках.

Джордж промолчала. Она почти всегда молчала, когда ей делали выговор. Остальные ребята тоже ничего не сказали. Они прекрасно знали, что дело вовсе не в нежелании Джордж. Просто она хотела взять с собой Тимми.

— Я не смогу поехать, — продолжала тетя Фанни. — Мне надо поработать в саду. С Джордж вы не пропадете. Она управляет лодкой, как мужчина.

Когда ребята проснулись на следующий день, на небе сияло солнце. Все выглядело чудесно.

— Какой сегодня замечательный день! — обратилась Энн к Джордж, когда они одевались. — Я так хочу поскорее попасть на остров!

— Знаешь, честно говоря, я думаю, что сегодня нам туда не стоило бы ехать, — неожиданно заявила Джордж.

— Но почему же? — удивилась Энн.

— По-моему, приближается шторм или что-то в этом роде, — ответила Джордж, глядя на юго-запад.

— Но, Джордж, почему ты так говоришь? — продолжала допытываться Энн. — Посмотри, какое солнце и почти ни одного облачка на небе.

— Дует скверный ветер, — объяснила Джордж. — Видишь небольшие белые гребешки на волнах около моего острова? Они всегда дурной признак.

— Ой, Джордж, это будет самым большим разочарованием в нашей жизни, если мы не поедем на остров сегодня, — заявила Энн, которая плохо переносила разочарования, большие и маленькие. — А кроме того, — добавила она с хитрой улыбкой, — если мы останемся в доме, испугавшись шторма, мы не сможем привести сюда к нам дорогого старину Тимми.

— Да, это правда, — согласилась Джордж. — Ладно, поедем. Но помни, если начнется шторм, веди себя как взрослая. Попытайся радоваться ему и не говори, что тебе страшно.

— Я не очень-то люблю бури, — начала Энн, но замолчала, поймав презрительный взгляд Джордж.

Они пошли вниз завтракать, и Джордж спросила маму, могут ли они взять с собой еду.

— Конечно, — ответила мама. — Вы с Энн помогите приготовить бутерброды. А мальчики пусть пойдут в сад и наберут там спелых слив. А потом ты, Джулиан, сходи в деревню и купи несколько бутылок простого или имбирного лимонада, какой тебе больше нравится.

— Мне имбирный, спасибо, — заявил Джулиан, и остальные его поддержали. Все были очень счастливы. Поездка на чудный маленький островок их очень привлекала. А Джордж тоже была счастлива, потому что предстояло провести весь день с Тимми.

Наконец они отправились в путь, уложив еду в два рюкзака. Прежде всего они зашли за Тимми. Он был привязан в заднем дворике при доме рыбака. Сын рыбака тоже находился там и с улыбкой приветствовал Джордж.

— Доброе утро, мастер Джордж, — сказал он. Ребятам было странно слышать, что Джорджину называют «мастер Джордж», как мальчика. — Тим не переставал лаять в ожидании вас. По-моему, он знал, что вы сегодня за ним зайдете.

— Наверняка знал, — ответила Джордж, отвязывая собаку. Та сразу же принялась бегать и прыгать как безумная, вертясь вокруг ребят, опустив хвост и прижав уши.

— Если бы он был борзой, он бы выиграл любые бега, — заметил Джулиан с восхищением. — Его почти не видно из-за поднятой им пыли. Тим, эй, Тим! Пойди сюда и скажи «доброе утро».

Тимми подпрыгнул и лизнул Джулиана в левое ухо, не переставая кружиться. Потом он немного успокоился и подбежал с ласковым видом к Джордж, и ребята направились вниз к пляжу. Сейчас Тимми время от времени лизал голые ноги Джордж, а она ласково дергала его за уши.

Они сели в лодку, и Джордж оттолкнула ее от берега. Местный мальчишка помахал им.

— Смотрите не задерживайтесь там, ладно? — крикнул он им вдогонку.

— Начинается шторм, очень сильный.

— Знаю, — прокричала Джордж в ответ. — Но мы постараемся вернуться до него. Пока что он еще довольно далеко!

Всю дорогу до острова Джордж гребла сама. Тимми стоял то на носу, то на корме лодки и лаял, когда волны достигали его. Ребята смотрели на приближающийся остров. Он выглядел даже еще необычнее, чем накануне.

— Джордж, где ты собираешься причалить? — спросил Джулиан. — Понять не могу, как ты находишь дорогу между этими ужасными рифами. Я все время боюсь, что мы врежемся в один из них.

— Я собираюсь причалить в маленькой бухточке, о которой я рассказывала вам вчера, — ответила Джордж. — Туда можно проплыть только одним путем, но я очень хорошо его знаю.

Девочка умело вела лодку между скалами, и внезапно, когда лодка обошла низкую полосу острых рифов, ребята увидели бухточку, о которой она говорила. Она выглядела как естественная маленькая гавань, и спокойные волны омывали полосу песка, скрытую между высокими скалами. Лодка скользнула в бухту и тут же перестала качаться — вода была прямо как стекло, без единой складочки.

— Смотрите, как здорово! — воскликнул Джулиан, и глаза его заблестели. Джордж посмотрела на него, и ее глаза тоже засияли, став похожими на сверкающую морскую синеву. В первый раз в жизни она привезла кого-то на свой драгоценный остров — и получила от этого удовольствие.

Они высадились на гладкий песчаный берег.

— Неужели мы и вправду на острове! — воскликнула Энн, шагая по желтому песку. Тимми присоединился к ней и так же радовался, как она. Джордж втянула лодку далеко на берег.

— Зачем так далеко? — спросил Джулиан, помогая ей. — Прилив почти кончился, вряд ли он будет еще выше.

— Я говорила вам, что, по-моему, приближается шторм, — объяснила Джордж. — Если он начнется, волны ворвутся в эту бухту, а мы ведь не хотим остаться без лодки, правда?

— Давайте осмотрим остров! Давайте осмотрим остров! — закричала Энн, добравшись до другой стороны маленькой бухты и забираясь вверх по скале. — Идите сюда, не останавливайтесь!

Ребята последовали за ней. Остров казался им самым волшебным местом на свете: повсюду бегали кролики. Они разбежались, когда появились ребята, но не стали прятаться в свои норки.

— Да они совсем ручные, правда? — спросил Джулиан удивленно.

— Здесь никто, кроме меня, не бывает, а я их не пугаю, — ответила Джордж. — Тим, Тим, если ты вздумаешь охотиться на кроликов, я тебя отлуплю!

Тимми грустно посмотрел на Джордж. Он соглашался с Джордж во всем, кроме кроликов. Он считал, что кролики существуют только для того, чтобы на них охотиться, и никак не мог понять, почему Джордж не разрешает ему гонять их. Но он послушался и торжественно шествовал рядом с ребятами, не сводя с прыгающих кроликов жадных глаз.

— По-моему, они готовы есть у меня из рук, — сказал Джулиан.

Но Джордж отрицательно покачала головой.

— Нет, — сказала она, — я пыталась их кормить. Они не брали ничего. Посмотрите на этих крольчат. Правда, они просто прелесть?

— Гав, — тявкнул Тимми, соглашаясь с ней, и сделал несколько шагов в их направлении. Джордж угрожающе хмыкнула, и Тимми, опустив хвост, поплелся обратно.

— А вот и замок, — объявил Джулиан. — Давайте подойдем поближе?

— Да, — согласилась Джордж. — Смотрите, вот здесь был вход, через эту большую разрушенную арку.

Перед ними была огромная, наполовину разрушившаяся старая арка. За ней виднелась тоже развалившаяся каменная лестница, которая вела в замок.

— Замок был окружен крепкими стенами с двумя башнями, — рассказывала Джордж. — Как видите, от одной башни почти ничего не осталось, а вторая в неплохом состоянии. Каждый год в ней устраиваются галки. Они почти всю ее заполонили своими гнездами.

Подойдя поближе к лучше сохранившейся башне, дети увидели, как две галки стали кружиться над ней с громкими криками «чак, чак, чак». Тимми подпрыгнул, тщетно пытаясь ухватить хотя бы одну.

— А это центр крепости, — сказала Джордж, когда они вошли через разрушенный дверной проем в большой двор с заросшим каменным полом. — Это жилая часть замка. Здесь находились комнаты, смотрите, одна почти полностью цела. Войдите через эту маленькую дверь, и вы ее увидите.

Один за другим они вошли внутрь и оказались в темной комнате с каменными стенами и каменным потолком. С одной ее стороны была площадка, где когда-то, очевидно, помещался очаг. Два окна в виде узких щелей пропускали в комнату свет. Выглядела она очень необычно и таинственно.

— Как жалко, что все разрушилось, — сказал Джулиан, выходя из комнаты. — Тут есть еще несколько помещений, но у них то крыши нет, то одной или двух стен. Жить можно только в этой. А второй этаж в замке был, Джордж?

— Конечно, — отвечала она. — Но ступеней, которые вели туда, уже нет. Посмотри! Тут можно увидеть часть комнаты второго этажа, около башни галок. Подняться туда нельзя, я пыталась и чуть не сломала шею, стараясь туда добраться. Камни так и летят из-под ног. — А подземелья тут были? — спросил Дик.

— Не знаю, — сказала Джордж. — Наверно, были. Но сейчас их найти невозможно — все так заросло.

Действительно, все заросло. Временами им попадались большие кусты черной смородины, а в провалах и углах росло несколько кустов дрока. Жесткая зеленая трава была повсюду, в дырах и щелях виднелись красные подушечки армерии.

— По-моему, это ужасно красивое место, — заявила Энн. — Просто изумительное.

— Ты правда так думаешь? — спросила довольная Джордж. — Я так рада. Посмотрите! Мы сейчас как раз на другой стороне острова, выходящей на море. Видите скалы и больших чудных птиц на них?

Ребята посмотрели в указанном направлении. Они увидели торчащие из воды скалы, на которых в странных позах расположились большие, черные, с блестящим оперением птицы.

— Это бакланы, — объяснила Джордж. — Они себе на обед вылавливают много рыбы и сидят там, переваривая её. Смотрите-ка, они улетают. Почему бы?

Вскоре она поняла почему: с юго-запада вдруг донесся зловещий гул.

— Гром, — объявила Джордж. — Идет шторм. Он начался раньше, чем я думала.

ЧТО НАДЕЛАЛ ШТОРМ

Четверо ребят стали вглядываться в море. Они были так увлечены осмотром замечательного старого замка, что никто не заметил внезапной перемены погоды.

Раздался новый раскат грома. Он звучал так, будто на небе зарычала большая собака. Тимми услышал его и зарычал в ответ. Его рычание походило на далекий слабенький раскат грома.

— Бог ты мой, вот мы и попали в грозу, — немного встревожилась Джордж. — Домой вовремя вернуться не удастся, это точно. Гроза приближается на большой скорости. Вы когда-нибудь видели, чтобы небо так быстро изменилось?

Когда они отправились в путь, небо было голубым. Сейчас его покрывали очень низко нависшие тучи. Они мчались с такой быстротой, будто кто-то за ними гнался, а ветер завывал так сильно, что Энн по-настоящему испугалась.

— Начинается дождь, — объявил Джулиан, когда огромная капля ударилась о его вытянутую руку. — Наверно, надо спрятаться, как ты думаешь, Джордж? А то промокнем до нитки.

— Да, через минуту, — согласилась Джордж. — Посмотрите, какие большие волны! Честное слово, это настоящий шторм. А какая молния!

Волны на самом деле стали очень высокими. Было любопытно наблюдать, как они менялись: набухали, набегали друг на друга и разбивались о скалы, а затем с ревом набрасывались на берег.

— По-моему, надо еще выше вытянуть лодку, — заявила Джордж. — Шторм будет очень сильным. Иногда эти внезапные летние штормы бывают хуже зимних.

Она и Джулиан побежали на другую сторону острова, где оставили лодку. И хорошо, что они поторопились: высокие волны уже достигали ее. Вдвоем они подтянули лодку чуть ли не на вершину невысокой скалы, и Джордж привязала ее к крепкому кусту дрока.

К этому времени дождь лил вовсю, и Джордж с Джулианом как следует промокли.

— Надеюсь, что у остальных хватило ума укрыться в комнате, у которой сохранились крыша и стены, — сказала Джордж.

С Диком и Энн ничего не случилось, но было видно, что им холодно и страшно. В комнате было очень темно, свет проникал только через два очень узких окна и небольшую дверь.

— Хорошо бы развести костер, все-таки будет поуютнее, — предложил Джулиан, оглядывая комнату. — Где бы найти несколько сухих веток?

Как бы в ответ на его вопрос небольшая стайка галок издала громкий крик, продолжая летать под дождем. «Чак, чак, чак», — кричали они.

— Под башней полным-полно хвороста, — вспомнил Джулиан. — Знаешь, под галочьими гнездами. Они роняли там ветки.

Он выбежал под дождь, направился к башне и вернулся с охапкой хвороста.

— Здорово, — похвалила его Джордж. — Теперь попробуем развести костер. У кого-нибудь есть кусок бумаги и спички?

— У меня есть несколько спичек, — откликнулся Джулиан. — Но бумаги ни у кого нет.

— Есть, — вмешалась Энн. — Бутерброды завернуты в бумагу. Давайте развернем их.

— Неплохая мысль, — похвалила ее Джордж. Они развернули бутерброды, аккуратно положили их на разбитый камень, сначала тщательно протерев его. После этого разожгли костер, положив вниз бумагу, а на ней крестом сложив хворост.

Старые сухие прутья тут же вспыхнули. Вскоре раздалось потрескивание костра, и маленькая разрушенная комната осветилась танцующим пламенем. Снаружи совсем потемнело, тучи опустились так низко, что почти касались верхушки башни замка. А как они мчались! Ветер нес их на северо-восток, завывания его почти перекрывали грохот волн.

— Я никогда, никогда не слышала, чтобы море производило такой шум, — сказала Энн. — Никогда! Кажется, будто оно орёт во всю силу своего голоса.

Из-за завывания ветра и шума разбивающихся волн ребята почти не слышали друг друга. Им пришлось кричать.

— Давайте поедим! — крикнул Дик, который, как всегда, ощущал ужасно сильный голод. — Пока шторм будет продолжаться, мы больше ничем не сможем заняться.

— Да, да, давайте, — поддержала его Энн, с вожделением глядя на бутерброды с ветчиной. — Будет занятно, если мы устроим пикник вокруг костра в этой темной старой комнате. Интересно, как давно другие люди ели здесь. Хотелось бы мне увидеть их.

— А мне нет, — заявил Дик, с некоторым испугом оглядывая комнату, словно опасаясь, что люди, которые жили здесь в прошлом, войдут и присоединятся к ним. — И без этого день очень уж необычный.

Поедая бутерброды, которые они запивали имбирным лимонадом, ребята почувствовали себя лучше. Огонь разгорался все сильнее, охватывая все новые и новые прутья. От него исходило тепло, и это было очень приятно, так как ветер усилился и сильно похолодало.

— Мы будем по очереди подносить хворост, — распорядилась Джордж.

Но Энн не хотела выходить за ним одна. Она изо всех сил старалась не показать, что боится шторма, но выйти одна на дождь и гром не решалась.

Тимми шторм тоже не понравился. Он уселся около Джордж, подняв уши, и рычал в ответ на раскаты грома. Ребята кормили его остатками бутербродов, и он поглощал их с жадностью.

Каждому из ребят досталось по четыре печенья.

— Пожалуй, я отдам свои Тимми, — сказала Джордж, — он выглядит таким голодным!

— Нет, не нужно так делать, — вмешался Джулиан. — Каждый из нас даст ему по одному печеные, значит, он получит четыре, а нам останется по три. Вполне достаточно.

— Вы и правда очень хорошие ребята, — сказала Джордж. — Тим, ты согласен, что они — хорошие ребята?

Тимми был согласен. Он лизнул каждого, чем рассмешил их. Затем перевернулся на спину и дал Джулиану пощекотать себе живот.

Ребята подбросили веток в огонь. Наступила очередь Джулиана идти за хворостом. Он вышел наружу и стоял, оглядывая все вокруг, а дождь падал на его непокрытую голову. Казалось, что гроза бушует прямо над ним. Сверкали молнии, и сразу немедленно следовали раскаты грома. Эта гроза показалась Джулиану совершенно необыкновенной. Она была великолепна! Молнии раскалывали небо пополам почти каждую минуту, а гром гремел так громко, что казалось, будто вокруг рушатся горы. Как только гром затихал, становился слышен голос моря, но тоже было великолепно. Брызги взлетали так высоко в воздух, что достигали Джулиана, стоявшего посередине разрушенной крепости.

«Надо бы посмотреть, как выглядят волны, — подумал мальчик. — Если брызги долетают до меня сюда, значит, волны должны быть огромными».

Он вышел из замка и взобрался на часть разрушенной стены, которая когда-то окружала замок со всех сторон.

Он стоял на ней, глядя в открытое море. Какое это было зрелище!

Волны походили на высокие стены серовато-зеленого цвета. Они перекатывались через скалы, окружавшие остров, оставляя белую пену, которая резко выделялась на фоне грозового неба. Волны достигали острова и разбивались о него с такой ужасающей силой, что Джулиан ощущал, как колеблется от их ударов стена, на которой он стоял.

Мальчик смотрел на море, восхищаясь увиденным. В какое-то мгновение он даже подумал, что волны могут перехлестнуть через остров. И вдруг он увидел нечто странное. Около скал было что-то еще, кроме волн, что-то темное, большое, то появлявшееся на поверхности, то опять опускавшееся вниз. Что бы это могло быть?

«Это не может быть корабль, — сказал себе Джулиан, и сердце у него забилось. Он напряг зрение, чтобы лучше видеть сквозь дождь и брызги морской воды. — Но все-таки это больше всего похоже на корабль. Надеюсь, что это не корабль. Ведь в эту ужасную погоду никто с него не спасется».

Он постоял, наблюдая еще какое-то время. Темный силуэт опять становился виден и снова опускался вниз. Джулиан решил пойти и рассказать об увиденном ребятам. Он вбежал в освещенную костром комнату.

— Джордж! Дик! На скалах за островом появилось что-то странное, — крикнул он во всю силу своих легких. — Выглядит как корабль, но вряд ли это корабль. Пойдите посмотрите!

Ребята удивленно взглянули на него и вскочили на ноги. Джордж поспешно бросила несколько прутьев в костер, чтобы он не погас, а потом вместе с остальными быстро последовала за Джулианом под дождь.

Шторм немного затих. Дождь лил уже не так сильно. Раскаты грома раздавались теперь дальше, а молнии вспыхивали не так часто. Джулиан повел ребят к стене, на которую он раньше взбирался, чтобы посмотреть на море.

Теперь все взобрались на нее. Они увидели вздымавшуюся громаду серовато-зеленой воды. Повсюду видны были ревущие волны. Разбиваясь о скалы, они мчались к острову с такой силой, что казалось, будто они хотят поглотать его. Энн взяла Джулиана под руку. Она чувствовала себя совсем маленькой и очень боялась.

— Не бойся, Энн, — громко сказал Джулиан. — Просто стой и смотри. Через минуту ты увидишь нечто странное.

Все стали смотреть на море. Сначала они ничего не заметили, потому что волны поднимались так высоко, что почти все закрывали собой. Но тут Джордж увидела то, о чем говорил Джулиан.

— Вот это да! Это корабль! Да, да, это корабль! Он потерпел крушение? Это большой корабль, не парусная лодка и не рыбацкое судно!

— А там кто-нибудь есть? — спросила Энн. Ребята продолжали вглядываться в очертания корабля, а Тим, увидев, как это странное темное сооружение то поднимается, то опускается в громадные волны, начал лаять. Море несло корабль все ближе к берегу.

— Волны выбросят его на скалы, — вдруг произнес Джулиан. — Смотрите! Он к ним приближается!

Вслед за его словами раздался оглушительный треск, и темный силуэт корабля оказался на острых зубцах опасных скал на юго-западной стороне острова. Он прочно осел на них, слегка покачиваясь, когда подходили высокие волны, немного его приподнимавшие.

— Он застрял там, — сказал Джулиан. — Теперь он уже оттуда не сдвинется. Скоро море немного успокоится, и тогда корабль останется на этих скалах.

В эту минуту слабый луч солнца показался в разрыве между немного рассеявшимися тучами и через мгновение исчез.

— Порядок, — сказал Дик, посмотрев на небо. — Солнце скоро опять выйдет. Тогда мы сможем согреться и обсохнуть, а может быть, и узнать, что это за несчастный корабль. Знаешь, Джулиан, я надеюсь, что на нем никого нет. Надеюсь, что все люди пересели в шлюпки и добрались до берега целыми и невредимыми.

Тучи еще немного рассеялись. Ветер перестал реветь и превратился в спокойный бриз. Опять появилось солнце, и ребята с удовольствием на нем грелись, не сводя глаз с корабля. Солнечные лучи осветили его.

— Но в нем есть что-то странное, — медленно произнес Джулиан. — Что-то ужасно странное. Я никогда не видел подобного корабля.

Джордж повернулась к ребятам, и они с удивлением увидели, как блестят ее голубые глаза. Девочка была так взволнована, что не могла говорить.

— В чем дело? — спросил Джулиан, схватив ее за руку.

— Джулиан, ах, Джулиан! Это мой затонувший корабль! — воскликнула она громко. — Понимаешь, что произошло? Шторм поднял корабль со дна моря и выбросил его на эти скалы. Это мой затонувший корабль!

Ребята сразу же увидели, что она права. Это был давно затонувший корабль! Не удивительно, что он выглядел таким странным. Не удивительно, что он был такой старый и темный и имел такую необычную форму. Это был затонувший корабль, поднятый с места, где он покоился, и выброшенный на ближайшие скалы.

— Джордж, мы сможем подгрести к нему и подняться на него прямо сейчас! — закричал Джулиан. — Мы сможем осмотреть его от носа до кормы. Мы можем найти ящики с золотом. О Джордж!

ВОЗВРАЩЕНИЕ В КИРРИН-КОТТЕДЖ

Четверо ребят были так поражены и возбуждены, что несколько минут не произносили ни слова. Просто, не отрываясь, смотрели на темный корпус старого затонувшего корабля, пытаясь представить себе, что можно там найти. Джулиан взял Джордж за руку и крепко сжал ее.

— Как это чудесно, ведь правда? — сказал он. — Правда, Джордж, ведь случилось что-то необыкновенное?

Джордж продолжала молчать, вглядываясь в силуэт корабля. Потом она повернулась к Джулиану:

— Останется ли корабль моим теперь, когда он поднят наверх? Я не знаю, кому принадлежат затонувшие корабли — королеве или кому-нибудь еще, как потерянные сокровища. Но, в конце концов, корабль раньше действительно принадлежал моей семье. Когда он находился на морском дне, никто им не интересовался. А как ты думаешь, другие люди допустят, чтобы он оставался моей собственностью теперь, когда он поднят наверх?

— Что ж, давайте никому о нем не рассказывать, — предложил Дик.

— Не говори глупостей, — отрезала Джордж. — Какой-нибудь рыбак обязательно увидит его, когда его лодка выйдет из залива в открытое море. И новость вскоре распространится.

— Тогда нам надо самим осмотреть его как следует до того, как кто-нибудь еще это сделает, — продолжал возбужденно Дик. — Пока что никому о нем не известно. Только нам. А мы сможем его осмотреть, как только волны немного утихнут?

— Пешком добраться до скал, если ты это имеешь в виду, мы не можем, — стала объяснять Джордж. — Попасть туда можно только на лодке, но сейчас это будет рискованно, пока волны такие громадные. А они не успокоятся до завтрашнего дня, это точно. Ветер еще очень сильный.

— Тогда как насчет завтрашнего утра, раннего? — спросил Джулиан. — До того, как кто-нибудь узнает о нем. Я готов поспорить, что, если только первыми добраться до корабля сумеем именно мы, нам удастся найти все, что там есть интересного.

— Да, наверно, сумеем, — ответила Джордж. — Но я говорила вам, что корабль тщательно осматривали водолазы. Правда, трудно это сделать глубоко под водой. Может, удастся найти что-нибудь, что они пропустили. О, это прямо как сон! Просто невероятно, что мой старый затонувший корабль поднялся со дна моря!

Сейчас солнце уже светило вовсю, и мокрая одежда ребят сохла в его горячих лучах. От нее и даже от шерсти Тимми шел пар. Тимми затонувший корабль, по-видимому, не понравился, и он громко на него лаял.

— Ты чудак, Тим, — сказала Джордж, поглаживая его. — Он ничего плохого тебе не сделает. Как ты думаешь, что это такое?

— Может быть, он думает, что это кит, — рассмеялась Энн. — О, Джордж! Сегодня самый удивительный день в моей жизни! А нельзя сесть в лодку и посмотреть, не сумеем ли мы добраться до корабля?

— Нет, нельзя, — успокоила ее Джордж. — Я очень хотела бы это сделать. Но это совершенно невозможно, Энн. Во-первых, я не уверена, что корабль уже прочно сидит на скалах, и не знаю, что произойдет, когда начнется отлив. Я вижу, что он приподнимается, когда на него накатывает большая волна. Приближаться к нему опасно. А во-вторых, я не хочу, чтобы моя лодка разбилась о скалы и превратилась в щепки, выбросив нас в эти бурные волны! Именно так может случиться. Приехать сюда рано утром — неплохая мысль. Но боюсь, множество взрослых решит, что осмотр корабля — их дело.

Ребята еще какое-то время разглядывали корабль, а потом опять обошли остров. Он действительно был небольшим, но каким же оказался любопытным! Им нравился его скалистый берег, спокойная маленькая бухта, где они оставили лодку, разрушенный замок, кружащиеся галки и бегающие повсюду кролики.

— Мне тут очень нравится, — заявила Энн. — Правда, очень. Он такой маленький, что в самом деле чувствуешь себя на острове. Большинство островов слишком велики, чтобы отдавать себе в этом отчет. Вот Англия — остров, но никто из живущих на нем не ощущает этого, если им об этом специально не скажут. А здесь каждый миг осознаешь, что ты на острове, ведь отовсюду можно видеть его другой берег. Я его просто обожаю!

Джордж чувствовала себя очень счастливой. Она часто бывала на своем острове, но одна, если не считать Тимми. Она всегда клялась себе, что никогда, никогда никого не привезет сюда, потому что посторонние испортят ей удовольствие. Но сейчас оно не было испорчено. Наоборот, быть там с другими ребятами оказалось даже приятней, чем одной. Впервые Джордж начала понимать, насколько сильнее удовольствие, когда разделяешь его с другими.

— Подождем, когда волны немного успокоятся, и отправимся домой, — сказала она. — Мне кажется, дождь опять пойдет, и мы снова промокнем. Мы и так не успеем вернуться к чаю, ведь грести придется против отлива.

После утренних волнений все ребята чувствовали себя немного усталыми. На пути домой они почти не разговаривали. Все, кроме Энн, гребли по очереди — у Энн не хватало сил грести против отлива. Покидая остров, они снова посмотрели на него. Затонувший корабль не был виден, он оказался с другой стороны острова, выходившей на открытое море.

— Хорошо, что он там, — сказал Джулиан, — и никто не сможет пока увидеть его. Его увидят, только когда какая-нибудь лодка отправится на рыбалку. А мы будем там не позже первой из них. Предлагаю всем проснуться на рассвете.

— А вы сможете? — спросила Джордж. — Я часто встаю на рассвете, но вы не привыкли подниматься так рано.

— Конечно, сможем, — возразил Джулиан. — Ну вот мы, слава Богу, наконец на пляже. У меня ужасно устали руки, и я так голоден, что съел бы полную кладовую продуктов.

— Гав, — согласился с ним Тимми.

— Мне нужно отвести Тимми к Джеймсу, — сказала Джордж, вылезая из лодки. — А ты, Джулиан, привяжи ее. Я вернусь через несколько минут.

Прошло немного времени, и четверка ребят сидела за столом и попивала отличный чай. Тетя Фанни испекла для них свежие булочки и имбирный пирог с патокой. Он был темно-коричневого цвета и прилипал к пальцам. Дети объявили, что никогда ничего более вкусного им есть не приходилось.

— Ну как, интересно провели день? — спросила тетя.

— О да, — радостно ответила Энн. — Шторм был замечательный. Он поднял на поверхность…

Джулиан и Дик оба дали ей пинка под столом. Джордж не могла до нее дотянуться, а то бы она тоже наверняка стукнула ее. Энн сердито посмотрела на мальчиков, и глаза ее наполнились слезами.

— Ну, что сейчас случилось? — спросила тетя Фанни. — Тебя кто-нибудь ударил, Энн? Право же, эти пинки под столом должны прекратиться. Бедная Энн будет покрыта синяками. Так что же подняло море, дорогая?

— Преогромные волны, — сказала Энн, с вызовом глядя на остальных. Она прекрасно знала, что они думают, будто она собиралась рассказать о затонувшем корабле. Но они ошиблись! Они напрасно пинали ее!

— Прости нас, Энн. — извинился Джулиан. — Моя нога просто заскользила.

— И моя тоже, — присоединился к нему Дик. — Да, тетя Фанни, там на острове было такое увлекательное зрелище. Волны врывались в маленький проток, и нам пришлось поднять лодку почти на вершину невысокой скалы.

— А я вовсе не испугалась шторма, — похвалилась Энн. — Мне было страшно меньше, чем Ти…

Всем было ясно, что Энн собиралась упомянуть о Тимми, и они тут же все вместе громко заговорили, чтобы прервать ее рассказ. Джулиану удалось еще раз ее ударить.

— Ой! — охнула Энн.

— А кролики такие ручные, — громко сообщил Джулиан.

— Мы видели бакланов, — сказал Дик, и Джордж тут же вступила в разговор:

— Галки так шумели, кричали все время «чак, чак, чак».

— Право же, вы сейчас шумите совсем как галки, говорите все вместе, — сделала им замечание тетя Фанни, засмеявшись. — Ну как, кончили? Тогда идите и вымойте свои липкие руки. Да, Джордж, я знаю, что они липкие, потому что это я пекла имбирный пирог, а ты съела три куска. А потом идите в другую комнату и там тихо играйте, на улице дождь, и вы не можете выйти из дому. И не побеспокойте папу, Джордж. Он очень занят.

Ребята отправились умываться.

— Какая ты глупая! — обрушился Джулиан на Энн. — Чуть дважды нас не выдала!

— В первый раз я вовсе не собиралась сказать то, что вы подумали, что я скажу, — негодующе оправдывалась Энн. Джордж прервала ее:

— Я предпочла бы, чтобы ты выдала скорее нашу тайну о затонувшем корабле, чем о Тиме. У тебя действительно язык без костей.

— Точно, — согласилась Энн грустно. — Наверно, мне надо во время еды всегда молчать. Я так люблю Тима, что не могу удержаться, чтобы не говорить о нем.

Они отправились поиграть в другую комнату. Джулиан с шумом перевернул стол вверх ножками.

— Давайте играть в затонувшие корабли, — предложил он. — Это затонувший корабль. Сейчас мы его будем осматривать.

Дверь распахнулась, и в ней появилось рассерженное, нахмуренное лицо дяди Квентина.

— Что за шум вы здесь устроили? — спросил он. — Джордж, это ты перевернула стол?

— Это я, — признался Джулиан. — Прошу прощения, сэр, я совсем забыл, что вы работаете.

— Еще одна такая забава, и я завтра продержу вас весь день в постели, — пригрозил дядя Квентин. — Джорджина, проследи, чтобы твои братья и сестра вели себя тихо.

Дверь закрылась, и дядя Квентин удалился. Ребята посмотрели друг на друга.

— Твой папа ужасно сердитый, — сказал Джулиан. — Досадно, что я устроил этот шум. Я о нем не подумал.

— Лучше поиграть во что-нибудь тихое, — сказала Джордж. — А то он выполнит свою угрозу, и завтра мы окажемся в кроватях как раз тогда, когда захотим осмотреть затонувший корабль.

Эта перспектива ужасно их испугала. Энн пошла за одной из своих кукол: ей удалось все же привезти несколько штук. Джулиан уселся за книгу. Джордж взяла красивый маленький кораблик, который вырезала из куска дерева. Дик плюхнулся в кресло и принялся думать о таком интересном затонувшем корабле. Дождь лил не переставая, и каждый из них в душе надеялся, что к утру он прекратится.

— Завтра очень рано вставать, — зевнул Дик. — Может, ляжем пораньше? Я устал от гребли.

Обычно никто из ребят не любил рано ложиться спать, но в ожидании такого события ранний отход ко сну выглядел иначе.

— Тогда время пройдет быстрее, — заметила Энн, положив свою куклу. — Пойдем спать сейчас?

— А что, по-твоему, скажет мама, увидев, что мы укладываемся сразу после чая? — спросила Джордж. — Она подумает, что все мы заболели. Нет, ляжем спать после ужина. Скажем, что мы просто устали от гребли, что чистая правда, и у вас впереди будет целая ночь, чтобы как следует выспаться и быть готовыми к завтрашним приключениям.

А знаете, ведь это настоящее приключение. Не много есть людей, которые могли бы осмотреть такой старый-престарый затонувший корабль, как этот, который всегда находился на дне моря.

Так что к восьми часам вечера, к немалому удивлению тети Фанни, все ребята были в постелях. Энн заснула сразу же, Джулиан и Дик вскоре последовали ее примеру, только Джордж лежала некоторое время с открытыми глазами, думая о своем острове, затонувшем корабле и, конечно же, о своей любимой собаке.

«Надо захватить Тимми, — подумала она, засыпая. — Нельзя, чтобы он оставался здесь. Он тоже примет участие в нашем приключении».

НА ЗАТОНУВШЕМ КОРАБЛЕ

На следующее утро первым проснулся Джулиан. Он открыл глаза как раз в тот момент, когда солнце стало подниматься из-за горизонта и наполнило небо золотистым светом. Джулиан несколько секунд полежал, глядя в потолок и вспоминая, что произошло накануне. Он сел в постели и как мог громко прошептал:

— Дик, проснись! Едем к затонувшему кораблю. Давай просыпайся!

Дик открыл глаза и улыбнулся Джулиану. Ощущение счастья охватило его. Их ожидает приключение! Он вскочил с кровати и тихо побежал в комнату девочек. Обе они крепко спали, Энн — свернувшись клубочком.

Он тихонько потряс Джордж, а затем толкнул Энн в спину. Девочки проснулись и сели.

— Поднимайтесь, — прошептал Дик. — Солнце только что встало. Нужно спешить!

Джордж стала одеваться, ее голубые глаза сияли. Энн тихо возилась, собирая свою немудреную одежку — купальный костюм, джинсы, майку и резиновые тапочки на ноги. Не прошло и нескольких минут, как все были готовы.

— Ни звука на лестнице, ни кашля, ни хихиканья, — предупредил Джулиан, когда они собрались на лестничной площадке. Энн была очень смешливой и часто выдавала секретные планы неожиданным взрывом смеха. Но в этот раз малышка вела себя так же тихо, как другие, и так же осторожно двигалась. Они бесшумно спустившись винтовой лестнице и отперли небольшую входную дверь. Закрыв ее тоже без шума, ребята спустились вниз по садовой дорожке. Калитка всегда скрипела, поэтому они не стали открывать ее и перелезли через ограду.

Солнце уже сияло вовсю, хотя все еще стояло низко на восточной стороне неба. Уже потеплело. Небо было таким синим и прекрасным, что Энн не оставляла мысль о том, что его недавно вымыли.

— Оно выглядит так, будто его только что принесли из прачечной, — сказала она ребятам.

Они засмеялись этому сравнению. Иногда Энн говорила необычные вещи. Но они понимали, что она имеет в виду. День был как-то по-новому чудесен, на ярко-голубом небе выделялись розовые облака, а море выглядело гладким и тоже свежевымытым. Невозможно было представить, что лишь вчера оно было таким бурным.

Джордж отвязала лодку и отправилась за Тимми, а мальчики в это время столкнули лодку в море. Джеймс удивился, увидев Джордж так рано. Он как раз собирался поехать вместе с отцом на рыбалку.

— Вы тоже отправляетесь ловить рыбу? — спросил он, улыбаясь. — Ну и штормище был вчера! Я думал, что вы попали в него.

— Да, попали, — сказала ему Джордж. — Тим, ко мне! Пойдем со мной!

Тимми очень обрадовался, увидев Джордж так рано. Он вертелся вокруг нее, когда она бежала обратно к ребятам, чуть не попадая ей под ноги. Увидев лодку, он сразу прыгнул в нее и встал на корме, высунув свой красный язык и отчаянно махая хвостом.

— Удивляюсь, как его хвост не отрывается, — заметила Энн, глядя на собаку. — Когда-нибудь, Тимми, если ты будешь так им махать, твой хвост оторвется.

Ребята взяли курс на остров. Сейчас грести было легко, так как море было спокойным. Они подплыли к острову и направились вокруг него на другую его сторону.

А там, высоко взгромоздившись на острые скалы, стоял затонувший корабль! Сейчас он осел и больше не двигался вместе с волнами. Он чуть накренился на одну сторону, и сломанная мачта, ставшая немного короче, торчала наклонно.

— Вот и он! — воскликнул возбужденно Джулиан. — Бедный, старый, разбитый корабль. Пожалуй, он сейчас еще сильнее разбит, чем раньше. Какой шум он поднял, когда его вчера колотило об эти скалы!

— А как мы до него доберемся? — спросила Энн, разглядывая множество уродливых острых рифов. Но Джордж оставалась уверенной в себе. Она знала чуть ли не каждый сантиметр берега своего любимого острова. Она мерно работала веслами, и вскоре они приблизились к скалам, на которых застрял старый корабль. Ребята стали рассматривать его с лодки. Это было большое судно, гораздо более крупное, чем им казалось, когда они рассматривали его с поверхности воды. Оно обросло какими-то ракушками, и с него свисали коричневые и зеленые водоросли. Исходивший от него запах ни на что не походил. В бортах, там, где корабль ударялся о скалы, зияли большие дыры. Дыры были и в палубе. В целом он выглядел печальным и заброшенным, но для четверки ребят ничего более волнующего в мире не существовало.

Они подплыли к скалам, на которых сидел корабль. Волны прилива перекатывались через них. Джордж осмотрелась.

— Привяжем лодку к самому кораблю, — сказала она. — Тогда будет легко подняться на палубу, взобравшись по борту. Послушай, Джулиан! Забрось веревочную петлю на деревянный брусок, который торчит сбоку.

Джулиан так и сделал. Веревка натянулась, и лодка остановилась. Тогда Джордж, как обезьянка, взобралась наверх по борту корабля. Взбиралась она поразительно ловко. Джулиан и Дик последовали за ней, а Энн пришлось помочь. Борт был скользким из-за водорослей, а запах очень сильным. Энн он не понравился.

— Вот тут была палуба, — объявила Джордж. — А здесь матросы поднимались и спускались, — показала она на большое отверстие. Они подошли к нему и заглянули вниз. Там торчали остатки железной лестницы. Джордж посмотрела на нее: — Думаю, она еще достаточно крепкая и выдержит нас. Я полезу первой. У кого-нибудь есть фонарь? Там внизу очень темно.

Фонарь был у Джулиана. Он передал его Джордж. Ребята примолкли. Было как-то странно вглядываться в таинственную темноту чрева большого корабля. Какие находки ждут их там? Джордж включила фонарь и стала спускаться по оставшимся ступенькам. Ребята последовали за ней.

В нижней части корабля остался потолок, сколоченный из толстых дубовых досок. Ребятам пришлось наклонить головы, чтобы двигаться там. Казалось, что когда-то там размещались каюты, хотя теперь трудно было сказать, где именно, потому что все было разбито, намокло в морской воде и обросло водорослями. Запах — источали его в основном водоросли — стоял поистине отвратительный.

Внутри судно уже не казалось таким большим. Под каютами находился трюм, который ребята разглядели при свете фонаря.

— Вот там, наверно, стояли ящики с золотом, — сказал Джулиан. Сейчас в трюме не было ничего, кроме воды и рыб. Спуститься вниз было нельзя, так как там вода стояла очень высоко. Пара бочек плавала на ее поверхности. Все они полопались, и было видно, что они пусты.

— Думаю, это были бочки с водой, или свининой, или галетами, — высказала предположение Джордж. — Давайте еще раз обойдем другие части корабля, где находились каюты. Правда, как странно видеть там койки, в которых спали матросы! Посмотрите на этот старый деревянный стул! Подумать только, он все еще здесь, хотя прошло столько времени! Поглядите, что висит на крючьях, — теперь они покрыты ржавчиной и водорослями, но, наверно, это были кастрюли и сковороды кока!

Путешествие по старому затонувшему кораблю было совершенно необыкновенным. Ребят не покидала надежда обнаружить ящики, в которых могли бы находиться слитки золота. Но нигде ни одного ящика так и не попалось.

Затем они вышли к каюте большего размера, чем остальные. В одном ее углу стояла койка, на которой расположился большой краб. К койке приткнулся какой-то предмет, похожий на стол с двумя ножками. Он весь оброс серыми ракушками. Деревянные полки, опутанные серо-зелеными водорослями, криво висели на стенах каюты.

— Вероятно, эта каюта принадлежала капитану, — сказал Джулиан. Она самая большая. Посмотрите, а что там такое в углу?

— Старая кружка, — ответила Энн, поднимая ее. — И половинка блюдца. Наверно, капитан сидел здесь и пил чай, когда корабль затонул.

Ребята почувствовали себя как-то нехорошо. В каюте было темно и дурно пахло. Пол ее был мокрым и скользким. Джордж подумала, что ее затонувший корабль выглядел гораздо приятней под водой, чем поднятый на поверхность.

— Пошли отсюда, — сказала она, не в силах удержать дрожь. — Мне здесь не очень нравится. Это очень интересно, я знаю, но и немного страшновато.

Они повернулись, чтобы уйти. Джулиан в последний раз осветил фонариком все углы каюты. Он собирался выключить его, когда увидел что-то, заставившее его остановиться. Он направил туда фонарь, а затем крикнул остальным:

— Эй, подождите! Здесь в стене есть шкаф! — Внимание Джулиана привлекла замочная скважина. Правда, ключа в ней не было. — Что-то должно обязательно быть там внутри, — сказал Джулиан и попытался открыть деревянную дверку пальцами, но дверка не поддавалась. — Она заперта, — заметил Джулиан. А как могло быть иначе!

— Думаю, что замок за это время уже проржавел насквозь, — сказала Джордж и тоже попыталась открыть дверку. Затем она достала свой большой и крепкий карманный нож и засунула его между дверкой шкафа и стеной каюты. Она нажала на лезвие, и замок вдруг открылся. Как она и говорила, он совсем проржавел. Дверка открылась, и ребята увидели внутри полку, на которой лежало несколько занятных предметов.

Среди них была деревянная шкатулка, разбухшая от воды, в которой она находилась много лет. Два или три предмета походили на старые и тоже размокшие книги. Рядом с ними стояло что-то вроде стеклянного бокала и два-три странных предмета, настолько испорченных морской водой, что никто не смог бы сказать, чем они были.

— Ничего интересного, кроме деревянной шкатулки с выбитыми на крышке инициалами Г. Дж. К. — сказал Джулиан, поднимая ее. — Боюсь, что ее содержимое безнадежно испорчено, что бы там ни оказалось. Но можно попробовать открыть ее.

— Наверно, это инициалы капитана, — предположил Дик.

— Нет, это инициалы моего прапрапрадедушки, — глаза Джордж внезапно засияли. — Я о нем много слышала. Его звали Генри Джон Киррин. Ведь этот корабль принадлежал ему. Это, очевидно, была его личная шкатулка, в которой он держал старые бумаги или дневники. Мы обязательно должны открыть ее!

Но поднять крышку с помощью инструментов, которые имелись в их распоряжении на корабле, не удалось. Вскоре они отказались от этих попыток, и Джулиан взял шкатулку, чтобы отнести ее в лодку.

— Мы откроем ее дома, — решил он, голос его звучал взволнованно. — Возьмем там молоток или еще что-нибудь и откроем ее. Джордж, Ей-богу, вот это находка!

Дети чувствовали, что им в руки попалась какая-то тайна Находилось ли что-нибудь в шкатулке, и если да, то что именно? Ребята поднялись по останкам старой железной лестницы. Выйдя на палубу, они обнаружили, что старый корабль, выброшенный наверх со дна моря, замечен не только ими.

— Боже, половина рыбачьих лодок залива собралась здесь! — воскликнул Джулиан, глядя на рыбацкие суденышки, подплывшие к кораблю на безопасное расстояние. Рыбаки с удивлением рассматривали его. Увидев ребят на палубе, они стали им громко кричать:

— Эй, вы, что это за корабль?

— Это старое затонувшее судно, — кричал им в ответ Джулиан. — Оно было выброшено наверх вчера во время шторма!

— Не говори больше ничего, — нахмурилась Джордж. — Это мой корабль. Я не хочу, чтобы тут были посетители.

Больше ребята ничего не сказали, сели в свою лодку и как можно быстрее поплыли домой. Время завтрака уже прошло, они могли получить хорошую взбучку. А сердитый дядя Квентин мог даже приказать всем улечься в постель. Но им было все равно. Они осмотрели затонувший корабль и везли с собой шкатулку, в которой, быть может, находился хотя бы один маленький золотой слиток, а возможно, и несколько.

Они действительно получили взбучку, в результате которой остались без половины завтрака: дядя Квентин сказал, что дети, которые приходят так поздно, не заслуживают горячей яичницы с беконом, им полагаются только тосты с повидлом. Это было печально.

Шкатулку спрятали под кроватью в комнате мальчиков. Тима оставили у Джеймса, вернее, привязали его на заднем дворе дома, так как Джеймса не было, он отправился на рыбалку и в это время глазел из лодки отца на странный корабль.

— Мы можем заработать немного денег, привозя посетителей на этот корабль, — сказал Джеймс. И к концу дня десятки желающих уже подивились на разбитое судно с моторных лодок и рыбацких баркасов.

Джордж это приводило в ярость, но она ничего не могла поделать. В конце концов, как сказал Джулиан, не запретишь же людям смотреть!

ШКАТУЛКА С ЗАТОНУВШЕГО КОРАБЛЯ

Сразу после завтрака ребята отнесли драгоценную шкатулку в сад, в сарай, где хранились инструменты. Все горели желанием поскорее ее открыть. Каждый в душе был уверен, что внутри хранится сокровище.

Джулиан поискал глазами какой-нибудь инструмент, увидел стамеску и решил, что она вполне годится, чтобы взломать шкатулку. Однако когда он пробовал это сделать, стамеска выскользнула у него из пальцев и поранила руку. Джулиан стал пробовать другие инструменты, но шкатулка упорно не хотела открываться. Ребята сердито глядели на нее.

— Я знаю, что надо сделать, — наконец сказала Энн. — Давайте отнесем ее на чердак и сбросим оттуда вниз. Наверно, она тогда откроется.

Ребята обдумали это предложение.

— Стоит попробовать, — сказал Джулиан, — хотя она может разбиться, и мы испортим то, что там внутри.

Впрочем, по-видимому, другого способа открыть шкатулку не оставалось, и Джулиан отнес ее на чердак и распахнул там окошко. Остальные ждали внизу.

Джулиан размахнулся и изо всех сил швырнул шкатулку из окошка. Она полетела вниз и с громким треском грохнулась на выложенную камнем дорожку.

Сразу же открылась стеклянная дверь балкона, и оттуда пулей вылетел дядя Квентин.

— Что вы здесь делаете? — крикнул он. — Неужели чем-то бросаетесь друг в друга из окна? Что это лежит на земле?

Ребята посмотрели на шкатулку. Она раскрылась, и стала видна плотно вставленная в нее жестяная коробка.

Дик подбежал, чтобы взять шкатулку.

— Я спросил, что это валяется на земле, — крикнул дядя Квентин и направился к Дику.

— Это — наша вещь, — ответил Дик, заливаясь краской.

— Я заберу ее у вас, — сказал дядя. — Подумать только, помешать мне работать! Дайте мне ее сюда. Где вы ее взяли?

Ребята ничего не ответили. Дядя Квентин так сморщился, что очки едва не слетели у него с носа.

— Где вы это взяли, спрашиваю я! — сердито крикнул он, глядя на Энн, стоявшую ближе всех.

— На затонувшем корабле, — заикаясь, ответила девочка.

— На затонувшем корабле? — удивленно отозвался дядя. — На том, что выбросило вчера на поверхность? Я слышал об этом. Вы что, были на этом корабле?

— Да, — ответил Дик.

Тут вернулся с чердака Джулиан. Он подумал, как ужасно, если дядя заберет шкатулку теперь, когда удалось ее открыть. Но именно это дядя и сделал.

— Что ж, в ней может храниться что-нибудь важное, — сказал дядя, отбирая шкатулку у Дика. — Вы не должны соваться на этот корабль, вы можете взять там что-нибудь нужное.

— Это мой затонувший корабль, — вызывающе ответила Джордж. — Пожалуйста, папа, отдай нам шкатулку. Мы только что ее открыли. Мы думали, в ней может быть спрятан золотой слиток или еще что-нибудь.

— Золотой слиток! — презрительно повторил дядя Квентин. — Какое ты еще дитя. В такой маленькой шкатулке никогда не может храниться слиток. Гораздо скорее в ней могут находиться сведения о том, что случилось с этими слитками. Я всегда считал, что они где-то тщательно спрятаны на берегу, а судно, освободившееся от своего ценного груза, разбилось при выходе из бухты.

— Папа, прошу, прошу тебя, — почти со слезами повторяла Джордж, — отдай нам шкатулку. Она вдруг почувствовала уверенность, что содержимое шкатулки, хранящиеся в ней бумаги помогут узнать, что случилось с золотыми слитками. Но отец, не говоря ни слова, повернулся и ушел в дом, унося открытую и поломанную шкатулку. Ее жестяная внутренность поблескивала у него из-под руки.

Энн горько заплакала.

— Не ругайте меня за то, что я сказала ему, где мы взяли шкатулку, — повторяла она, рыдая. — Он так на меня взглянул! Просто пришлось сказать ему.

— Ладно, сестричка, — Джулиан обнял Энн за плечи. Он был в ярости и считал, что дядя поступил нечестно, забрав у них шкатулку. — Послушайте, ребята, я не намерен это терпеть. Мы как-то должны заполучить шкатулку и посмотреть, что там внутри. Я уверен, что твой отец, Джордж, не будет ее рассматривать. Он сразу же опять займется своей книгой и забудет про шкатулку. Я проберусь в его комнату и возьму шкатулку, даже пусть меня накажут, если попадусь.

— Ладно! — сказала Джордж. — Мы все будем сторожить, чтобы не пропустить, когда отец выйдет из комнаты.

И они стали по очереди караулить, но дядя Квентин, как назло, все утро не выходил из своей комнаты. Тетя Фанни очень удивилась, что кто-то из ребят все время находится в саду, вместо того чтобы пойти на пляж.

— Почему вы не все вместе, не купаетесь и не играете? Вы что, поссорились?

— Нет, что вы, вовсе нет, — ответил Дик, но не объяснил, почему он в саду.

— Что, твой отец никогда не выходит из комнаты погулять? — спросил он Джордж, когда она пришла сменить его. — По-моему, он ведет нездоровый образ жизни.

— Так поступают все ученые, — ответила Джордж, будто ей было известно все насчет ученых. — Но вот что я тебе скажу: он может заснуть. Иногда он днем спит.

Днем в саду остался на дежурстве Джулиан. Он сел под деревом и раскрыл книгу. Вскоре он услышал странный звук, который заставил его оторваться от чтения. Он сразу же понял, что это за звук.

«Это храпит дядя Квентин. Сумею ли я пробраться через стеклянную балконную дверь и взять нашу шкатулку?» — взволнованно подумал он.

Джулиан крадучись подошел к балкону и заглянул внутрь. Одна из стеклянных дверей была приоткрыта, и Джулиан открыл ее пошире.Он увидел, что дядя полулежит в удобном кресле, глаза его плотно закрыты, рот слегка открыт и он спит глубоким сном, похрапывая в такт дыханию.

«Похоже, он по-настоящему спит, — подумал мальчик. — А шкатулка лежит на столе прямо за его спиной. Рискну. Наверняка мне грозит хорошая порка, если он меня поймает, но ничего не поделаешь!»

Джулиан прокрался в комнату. Дядя продолжал храпеть. Мальчик на цыпочках обошел кресло, подошел к столу и взял шкатулку.

И тут от сломанной шкатулки отвалился кусочек дерева и со стуком упал на пол. Дядя пошевелился в кресле и открыл глаза. С быстротой молнии мальчик скорчился за креслом и затаил дыхание.

— В чем дело? — спросил дядя. Джулиан не двигался. Дядя снова устроился поудобнее и закрыл глаза. Вскоре он опять ритмично захрапел.

«Ура! — подумал Джулиан. — Он снова отключился».

Не выпуская из рук шкатулки, мальчик тихо поднялся на ноги и на цыпочках подошел к стеклянной двери на балкон, выскользнул из нее и побежал по дорожке. Он не думал о том, чтобы спрятать шкатулку, и хотел только поскорее добежать до ребят и обрадовать их своим успехом.

Он добежал до пляжа, где они грелись на солнышке.

— Эй! — крикнул он. — Я ее добыл! Я ее добыл!

Все сразу вскочили, с волнением разглядывая шкатулку в руках у Джулиана. Они забыли, что кругом на пляже были еще люди. Джулиан, широко улыбаясь, плюхнулся на песок.

— Твой отец заснул, — сказал он Джордж. — Тим, перестань лизать меня. Ну, Джордж, я вошел в комнату, взял со стола шкатулку, и тут кусочек дерева отвалился от нее и упал на пол, и твой отец проснулся.

— Боже! — воскликнула Джордж. — И что же потом?

— Я спрятался за его креслом и подождал, пока он снова заснет. Потом я убежал. Давайте-ка посмотрим, что там внутри. По-моему, твой отец даже не пытался туда заглянуть.

Так оно и было. Жестяная коробка была цела. За годы, что шкатулка пролежала в сырости, жесть проржавела, и крышка так плотно пристала, что было почти невозможно ее открыть.

Но когда Джордж стала соскабливать ржавчину перочинным ножом, крышка стала поддаваться и примерно минут через пятнадцать открылась.

Ребята в волнении склонились над шкатулкой. Внутри лежали какие-то старые бумаги и толстая тетрадь в черной обложке. Больше ничего не было. Никаких золотых слитков, никакого сокровища. Ребята были немного разочарованы.

— Все внутри совершенно сухое, — удивленно сказал Джулиан. — И даже не отсырело. Жестяная коробка все замечательно сохранилась. Джулиан взял тетрадь и раскрыл ее.

— Это судовой журнал, который вел твой прапрапрадедушка, — сказал он Джордж. — Я почти не могу разобрать, что написано. Почерк очень чудной и мелкий.

Джордж взяла одну из бумаг. Это был толстый пергамент, пожелтевший от времени. Девочка развернула его, положила на песок и стала рассматривать. Остальные тоже смотрели, но никто не мог понять, что это такое. Пергамент был похож на какую-то карту.

— Возможно, это карта какого-то места, куда он должен был отплыть, — сказал Джулиан.

Тут вдруг у Джордж, придерживавшей карту, задрожали руки, и она обвела ребят заблестевшими глазами.Она открыла рот, но не могла произнести ни слова.

— В чем дело? — спросил Джулиан. — Что случилось? Ты что, проглотила язык?

Джордж покачала головой и вдруг быстро заговорила:

— Джулиан! Знаешь, что это такое? Это карта моего старого замка, замка Киррин, когда он еще не превратился в развалины. И тут показано, где находятся подземелья! Посмотри, только посмотри, что написано в углу, где подземелья.

Дрожащей рукой она показала на одно место на карте. Ребята нагнулись, чтобы разглядеть, на что она показывает. На карте старинными печатными буквами было написано странное слово «Бруски».

— Бруски, — озадаченно прочитала Энн. — Что это такое? Никогда не слышала такого слова. Но оба мальчика его знали.

— Бруски! — крикнул Дик. — Да ведь это, должно быть, золотые слитки. Их так называли.

— Брусками называют слитки почти любого металла, — сказал Джулиан, даже покраснев от волнения. — Но ведь мы знаем, что с корабля исчезли слитки золота, значит, похоже, что тут имеются в виду именно золотые слитки. Боже! Подумать только, что они, может быть, до сих пор хранятся в подземельях замка Киррин. Джордж! Ну разве это не здорово!

Джордж кивнула. Она дрожала от возбуждения.

— Если бы только мы сумели их найти, — прошептала она. — Если бы только!..

— Давайте сразу же начнем искать, — сказал Джулиан. — Будет очень непросто, потому что замок в развалинах и они заросли кустарником. Но все равно мы должны отыскать эти слитки. Какое прекрасное слово — слитки! Слитки! Слитки!

Оно звучало как-то более волнующе, чем просто «золото». Никто больше не говорил о золоте, только о слитках. Тимми никак не мог взять в толк, почему все так взволнованы. Он вилял хвостом и пытался лизнуть то одного, то другого из ребят, но впервые никто из них не обращал на него никакого внимания. Он просто не мог этого понять и через некоторое время отошел в сторону и сел спиной к ребятам, опустив уши.

— Посмотрите только на бедного Тимми! — сказала Джордж. — Он не может понять, почему мы так волнуемся. Тим! Тим, дорогой! Все в порядке, никто на тебя не сердится, и вообще ничего плохого. Ох, Тим, мы теперь знаем самую чудесную тайну на свете.

Тимми вскочил и завилял хвостом, счастливый, что на него снова обратили внимание. Он положил свою большую лапу прямо на карту, и все четверо сразу же закричали на него.

— Осторожно! — крикнул Джулиан. — Не испорти карту. — Потом он посмотрел на остальных ребят и нахмурился. — Что будем делать со шкатулкой? Дядя, конечно, хватится ее, верно? Придется ее отдать.

— Разве мы не можем вынуть карту и оставить ее себе? — спросил Дик. — Дядя не будет знать, что она там была, если он не рассматривал шкатулку. А он наверняка не заглядывал внутрь. Остальные вещи не имеют значения. Это только судовой журнал и какие-то письма. Для верности давайте снимем копию с карты, — продолжал Дик. — Тогда мы сможем положить настоящую карту обратно и поставить шкатулку на место.

Все решили, что это хорошая мысль. Они вернулись к дому и тщательно скопировали карту. Работа шла в сарае для инструментов, потому что ребята не хотели, чтобы кто-нибудь их обнаружил. Это была необычная карта. Она состояла из трех частей.

— На этой части обозначены подземелья под замком, — сказал Джулиан. — На второй — первый этаж, а на третьей — верхний. Красивый был замок в свое время! Подземелья тянутся подо всем замком. Спорю, там было здорово страшно. Интересно, как туда спускались?

— Надо получше изучить карту, и мы увидим, — сказала Джордж. — Сейчас нам кажется, что все очень запутано, но когда мы возьмем карту с собой в замок и рассмотрим ее там, мы, вероятно, сможем найти вход в эти скрытые подземелья. Ух! Не думаю, что кому-нибудь из ребят довелось пережить такое приключение!

Джулиан тщательно сложил копию карты и спрятал в карман джинсов. Потерять ее было ни в коем случае нельзя, слишком она была драгоценна. Потом он положил настоящую карту в шкатулку и посмотрел в сторону дома.

— Не отнести ли шкатулку обратно прямо сейчас? — спросил он. — Может быть, твой отец все еще спит, Джордж.

Но дядя не спал. Он проснулся. К счастью, он не заметил пропажи. Дядя пришел в столовую, где был накрыт стол для чая, и Джулиан воспользовался моментом. Он извинился, выскользнул из-за стола и поставил шкатулку на место за креслом дяди.

Вернувшись в столовую, он подмигнул остальным. Все почувствовали облегчение. Они боялись дядю Квентина, и никто не хотел оказаться у него на дурном счету. За все время за столом Энн не произнесла ни слова. Она страшно боялась проговориться насчет Тимми или насчет шкатулки. Другие ребята тоже мало разговаривали. Вдруг зазвонил телефон, и тетя Фанни вышла, чтобы взять трубку. Она скоро вернулась.

— Звонят тебе, Квентин. — сказала она. — По-видимому, наш затонувший корабль наделал много шума, и журналисты из лондонской газеты хотели бы задать тебе несколько вопросов насчет неге.

— Скажи, что я приму их в шесть часов вечера, — ответил дядя Квентин.

Ребята обменялись тревожными взглядами. Они надеялись, что дядя не покажет репортерам шкатулку. Ведь тогда может раскрыться тайна спрятанного золота.

— Какое счастье, чтомы сняли копию с карты, — сказал Джулиан, когда они остались одни. — Но я очень жалею, что мы оставили настоящую карту в шкатулке. Кто-нибудь может раскрыть наш секрет.

НЕОЖИДАННОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

На другое утро все газеты были полны сообщениями о том, каким удивительным образом затонувший корабль был выброшен на поверхность моря. Газетчики выспросили у дяди всю историю затонувшего корабля и золотых слитков, а некоторые из репортеров даже добрались до острова Киррин и сделали снимки разрушенного замка.

Джорджбыла в ярости.

-Это мой остров! — кричала она матери. — Мой! Ты говорила, что он мой. Развене так?

— Конечно, Джордж, дорогая, но будь же разумна, — отвечала мать. — Острову ничего не сделается от того, что кто-то на нем высадится; ему не повредит, если там сделают какие-то снимки.

— Но я не хочу, чтобы туда ездили, — отвечала Джордж, темнея лицом. — Ты говорила, что остров мой и затонувший корабль тоже мои. Ты ведь говорила!

— Но я же не знала, что корабль выбросит на поверхность, — отвечала мама. — Веди себя разумно, дочка. Ну что плохого в том, что люди посмотрят на твой корабль? Как им запретишь?

Джордж не могла запретить таких поездок, но сердилась от этого не меньше. Ребят поразило, что такой интерес вызвал этот давно затонувший корабль, благодаря чему и сам островок оказался в центре внимания. Экскурсанты приезжали посмотреть на него со всей округи, а рыбаки обнаружили маленький залив и высаживали желающих на его берегу. Джордж буквально рыдала от ярости, а Джулиан старался ее успокоить.

— Послушай, Джордж, никто еще не знает нашей тайны. Мы подождем, пока все это волнение уляжется, и тогда поедем на остров и найдем слитки.

— Если кто-нибудь не найдетих раньше нас, — ответила Джордж, вытирая глаза. Она злилась на себя за то, что плачет, но просто не могла удержать слез.

— Ну как они могут найти слитки, — сказал Джулиан. — Никто еще не видел, что лежит в шкатулке. Я хочу попробовать вынуть оттуда карту до того, как кто-нибудь ее обнаружит.

Но Джулиану не представилось такой возможности, потому что случилось нечто ужасное: дядя Квентин продал шкатулку человеку, который собирал старинные предметы. Дня через два после того, как началась вся эта суета вокруг острова, дядя вышел из своего кабинета с сияющим лицом и сообщил о своей сделке тете Фанни и детям.

— Я заключил с этим человеком очень выгодную сделку, — сказал он тете Фанни. — Помнишь эту шкатулку с жестяной коробкой внутри? Ну так вот, этот человек собирает всякие древности и дал мне за шкатулку очень хорошую цену. Очень хорошую. Даже больше, чем я рассчитывал получить за свою книгу. Как только он увидел старую карту и судовой журнал, он сразу же сказал, что хочет купить все целиком.

Ребята смотрели на дядю с ужасом. Шкатулка продана! Теперь кто-то рассмотрит карту и сообразит, что значит слово «бруски». История о пропавших слитках уже обошла все газеты. Любой разберется, что именно обозначено на карте, если как следует рассмотрит ее.

Ребята не решались рассказать дяде то, что знали. Он теперь, правда, все время улыбается, обещает купить им новые сети для ловли креветок и плот, но у него так быстро меняется настроение! Он может прийти в ярость, если узнает, что Джулиан брал и открывал шкатулку, пока он, дядя, спал.

Оставшись одни, ребята стали обсуждать сложившееся положение. Дело показалось им очень серьезным. Они почти склонились к тому, чтобы поделиться своей тайной с тетей Фанни, но ведь это была такая замечательная, такая чудесная тайна, что не хотелось делиться ею вообще ни с кем.

— Послушайте, — сказал наконец Джулиан. — Давайте спросим тетю Фанни, можно ли нам отправиться на остров дня на два, переночевать и вообще побыть там. Это даст нам время для того, чтобы оглядеться и выяснить, что к чему. Я уверен, что дня через два на острове больше не будет экскурсантов. Возможно, мы доберемся до подземелья прежде, чем кто-то еще догадается о нашей тайне. В конце концов, человек, купивший шкатулку, может и не сообразить, что на карте — замок Киррин.

Ребята почувствовали себя спокойнее. Ужасно было сидеть сложа руки, и как только они приняли решение начать девствовать, настроение у них переменилось к лучшему. Они решили на следующий день спросить тетю Фанни, могут ли они провести конец недели на острове возле замка. Погода стояла чудесная, и такой пикник доставит им большое, удовольствие. Можно взять с собой много всякой еды.

Когда они пришли к тете для этого разговора, с ней был и дядя Квентин. Он снова улыбался и даже похлопал Джулиана по плечу.

— С чем явилась эта депутация? — спросил он.

— Мы хотели кое о чем попросить тетю Фанни, — вежливо ответил Джулиан. — Тетя, погода стоит хорошая, и мыподумали, не разрешите ли вы нам отправиться на конец недели на остров Киррин и провести там день или два. Нам так хотелось бы устроить там пикник!

— А ты что думаешь по этому поводу, Квентин? — спросила тетя, оборачиваясь к мужу.

— Пусть едут, если хотят, — ответил дядя. — Скоро у них не будет такой возможности. Дорогие мои ребята, нам сделали замечательное предложение относительно острова. Один человек хочет купить его, отстроить заново замок и устроить в нем отель, а сам остров превратить в место отдыха для туристов. Что вы об этом думаете?

Все четверо в смятении смотрели на дядю Квентина. Кто-то хочет купить остров! Раскрыта лиих тайна? Что же, этот человек решил купить замок, потому что разобрался в карте и уже знает, что там спрятан целый золотой клад?

Джордж издала какой-то странный звук, будто ее душили. Глаза ее горели огнем.

— Мама, ты не можешь продавать мой остров! Мой замок! Я не разрешаюих продавать! Дядя Квентин нахмурился.

— Не глупи, Джорджина. — сказал он. — На самом деле остров не твой, и ты это знаешь. Он принадлежит твоей матери, и, разумеется, она хотела бы продать его, если представится такая возможность. Нам очень нужны деньги. Когда мы продадим остров, можно будет купить тебе много хороших подарков.

— Мне не нужно хороших подарков! — со слезами крикнула бедняжка Джордж. — Лучшего подарка, чем мой замок и мой остров, у меня никогда не будет. Мама, мама! Ведь ты говорила, что они мои. Ты это помнишь? И я тебе поверила.

— Девочка моя дорогая, я имела в виду, что ты можешь играть там, когда думала, что они не имеют никакой цены, — ответила мать подавленно. — Но обстоятельства изменились. Отцу предложили очень крупную сумму, гораздо больше, чем мы могли предположить, и мы просто не можем себе возводить отказаться от нее.

— Значит, ты подарила мне остров, когда думала, что он ничего не стоит, — сказала Джордж, побелев от гнева. — А как только выяснилось, что за него дают деньги, ты забираешь его у меня. Это ужасно, я считаю, что это не… нечестно!

— Довольно, Джорджина, — сердито сказал отец. — Мама поступает по моему совету. Ты — всего лишь ребенок. Мама говорила с тобой об острове не всерьез. Хотела сделать тебе приятное. Ты хорошо знаешь, что деньги за остров достанутся и тебе, и ты получишь все, что захочешь.

— Не возьму ни пенни! — сдавленным голосом проговорила Джордж. — Ты еще пожалеешь об этой продаже!

Девочка повернулась и, спотыкаясь, вышла из комнаты. Всем было очень жаль ее. Ребята понимали и разделяли ее чувства. Она все принимала очень всерьез. Джулиан подумал, что Джорджина совсем не разбирается в поведении взрослых. Спорить с ними совершенно бесполезно. Они всегда поступают, как хотят. Если они задумали отобрать у Джордж ее остров и замок, они могут это сделать. Если решили их продать, могут и это. Дядя Квентин просто не знает, что там спрятан клад золотых слитков. Джулиан смотрел на дядю и думал, надо ли предупредить его. Потом решил, что не стоит. Есть шанс, что они вчетвером найдут слитки раньше, чем кто-нибудь другой.

— Когда вы собираетесь продать остров, дядя? — негромко спросил Джулиан.

— Документы будут подписаны примерно через неделю, — ответил дядя Квентин. — Поэтому, если вы хотите провести там день-два, поторопитесь. Потом вы можете не получить разрешения у нового владельца.

— А что, остров хочет купить тот же человек, который купил старую шкатулку? — снова спросил Джулиан.

— Да, — ответил дядя. — Это немного удивило и меня. Я думал, он просто любитель старинных вещей. Меня поразило, что он хочет купить остров, чтобы отстроить замок и превратить его в отель. Но должен сказать, что такой отель, конечно, даст большую выгоду. Очень романтично отдыхать на таком островке в бывшем замке. Людям это понравится. Я-то не бизнесмен, и, конечно же, мне неинтересно заниматься коммерцией и вкладывать деньги в такое предприятие. Но, полагаю, этот человек знает, что делает.

«Да, разумеется, он знает, что делает, — подумал про себя Джулиан, когда они с Энн и Диком выходили из комнаты. — Он получил карту и пришел к той же мысли, что и мы: клад золотых слитков он спрятан где-то на острове, и он собирается его отыскать. Вовсе он не станет строить отель. Он задумал найти сокровища. Наверняка он предложил — дяде какую-нибудь смехотворно маленькую сумму, а бедняга дядя счел ее огромной. Все это просто ужасно!»

Джулиан стал искать Джордж и нашел ее в сарае. Она была очень бледна и сказала, что ей дурно.

— Это оттого, что ты так переволновалась, — сказал Джулиан, обнимая ее за плечи. Впервые Джордж не скинула его руку. Она почувствовала себя спокойнее. У нее навернулись слезы, и она сердито пыталась сморгнуть их.

— Послушай, Джордж, — заговорил Джулиан. — Мы не должны оставлять надежды. Завтра мы отправимся на остров и будем очень, очень стараться найти вход в подземелье и разыскать слитки. Останемся там, пока не найдем их. Успокойся, ведь нам нужна твоя помощь, чтобы все правильно спланировать. Какое счастье, что мы сняли копию с карты!

Джордж немного ободрилась. Она все еще сердилась на своих родителей, но перспектива поездки на несколько дней на остров, да еще вместе с Тимми, была, конечно, утешительной.

— Все равно отец и мама — злые люди, — сказала она.

— Вовсе нет, — рассудительно ответил Джулиан. — Ведь если им очень нужны деньги, было бы глупо не продать что-то, как они считают, совершенно бесполезное. И, помнишь, твой папа сказал, что ты получишь все, что захочешь. Я-то знаю, что попросил бы, будь я на твоем месте.

— Что? — спросила Джордж.

— Конечно, Тимми, — ответил Джулиан. Эти его слова окончательно успокоили Джордж, и она улыбнулась.

В ПУТИ НА ОСТРОВ КИРРИН

Джулиан и Джордж пошли искать Энн с Диком. Младшие с довольно грустными лицами ждали их в саду. Они обрадовались и побежали им навстречу.

Энн взяла Джордж за руку.

— Я ужасно огорчена, что так получилось с твоим островом, Джордж, — сказала девочка.

— И я тоже, — подхватил Дик. — Не повезло, старушка… Я хотел сказать, старичок.

Джордж постаралась улыбнуться.

— Я вела себя, как девчонка, — сказала она смущенно. — Но ведь пришлось пережить такое потрясение!

Джулиан рассказал о том, что они задумали.

— Отправимся завтра с утра. Надо составить список всего необходимого. Давайте сразу же займемся этим.

Он взял карандаш и блокнот. Остальные сгрудились вокруг него.

— Еда, — сразу же сказал Дик. — И побольше, потому что мы будем голодны.

— Какое-нибудь питье, — добавила Джордж. — На острове нет воды, хотя, по-моему, там много лет назад был колодец или что-то вроде него, который опускался ниже уровня моря туда, где была пресная вода. Я, правда, так и не нашла его.

— Еда, — записал Джулиан. — И питье.

Он посмотрел на ребят и торжественно добавил:

— Лопаты.

— Зачем? — удивленно спросила Энн.

— Придется покопать, когда будем искать дорогу вниз в подземелье, — ответил Джулиан.

— Веревки, — добавил Дик. — Они могут нам понадобиться.

— И электрические фонарики, — сказала Джордж. — В подземелье темно.

— Ух! — воскликнула Энн, и приятные мурашки побежали у нее по спине. Энн не имела понятия, как выглядит подземелье, но само слово звучало волнующе.

— Одеяла, — снова заговорил Дик. — Мы замерзнем ночью, когда будем спать в этой маленькой комнате в замке. Джулиан записал и это.

— Кружки, из чего пить, — добавил он. — И кое-какие инструменты. Они могут пригодиться, кто знает.

За полчаса они составили длинный подробный список. Настроение у всех исправилось, даже Джордж больше не испытывала такого разочарования и горькой обиды, как раньше. Если бы она была одна и все время размышляла о случившемся, она бы злилась еще больше и впала бы в еще большую хандру, чем прежде, но ее братья и сестра были так спокойны, рассудительны и полны надежды. Рядом с ними просто невозможно было продолжать злиться.

«Наверно, мой характер был бы получше, если бы я так много времени не проводила одна, без друзей, — подумала Джордж, глядя на склоненную голову Джулиана. — Очень здорово, когда можно поговорить о своих неприятностях с другими людьми. Тогда эти неприятности кажутся не такими уж страшными, а просто обыкновенными, и с ними можно справиться. Мне ужасно нравятся мои братья и сестра. Они мне нравятся, потому что всегда готовы поговорить с тобой, посмеяться вместе, всегда веселы и добры ко мне и друг к другу. Как я хотела бы стать такой, как они. Я угрюмая, резкая, всегда в плохом настроении, не удивительно, что отец не любит меня и так часто ругает. Мама — прелесть, но теперь я понимаю, почему она говорит, что я — трудный ребенок. Я — не такая, как мои братья и сестра. Их легко понять, они всем нравятся. Я рада, что они приехали к нам. С ними я становлюсь похожей на других ребят, делаюсь такой, какой должна быть».

Это было длинное рассуждение, и, пока Джордж молча размышляла обо всем этом, у нее было очень серьезное лицо. Джулиан поднял голову и встретился взглядом с голубыми глазами Джордж. Он улыбнулся.

— Плачу пенни, если скажешь, о чем думаешь!

— Скажу бесплатно, — покраснев, ответила Джордж. — Я думала, какие вы славные и как бы я хотела быть такой, как вы.

— Ты очень хороший человек, — к удивлению Джордж. ответил Джулиан. — Ты не виновата, что единственный ребенок. Единственные — они всегда немного чудные, если только не научатся не давать себе воли. Ты очень интересный человек, вот что я думаю.

Джордж снова покраснела. То, что сказал Джулиан, было очень приятно.

— Пойдем заберем Тимми и погуляем, а то он, наверно, волнуется, почему мы сегодня не приходим, — сказала она.

Тимми приветствовал их громким лаем. Они рассказали ему о своих планах на завтра, а он вилял хвостом и так смотрел на них своими карими глазами, будто понимал каждое сказанное слово.

— Ему, кажется, нравится, что он будет с нами целых два или три дня, — сказала Энн.

Как было здорово отплывать на другое утро к острову! Все их вещи были тщательно упакованы и сложены в одном конце ложи. Джулиан проверил, всё ли на месте, прочитав вслух весь список. Похоже, они ничего не забыли.

А карту взяли? — спросил вдруг Дик. Джулиан кивнул.

— Я переодел сегодня утром джинсы, — сказал он. — Но, конечно, не забыл вынуть и переложить карту. Вот она!

И вдруг порыв ветра вырвал карту из рук Джулиана, она упала в море и запрыгала на волнах. Все четверо закричали от ужаса. Боже, их бесценная карта!

— Скорее греби к ней, — крикнула Джордж, быстро разворачивая лодку. Но кое-кто действовал еще быстрее. Тимми видел, как ветер вырвал карту из рук Джулиана, слышал крики детей и все понял. Подняв фонтан брызг, он плюхнулся в воду и смело поплыл к карте.

Тимми был крепким и сильным, для собаки он плавал очень хорошо. Он быстро добрался до карты, аккуратно взял ее в зубы и повернул обратно к лодке. Ребята встретили его криками восторга.

Джордж втащила Тимми в лодку и взяла у него карту. На ней не осталось даже следов от его зубов, так умело и аккуратно он ее держал. Но карта промокла, и ребята с волнением стали разглядывать, не стерлись ли карандашные линии, скопированные Джулианом. Но все оказалось в полном порядке. Джулиан сильно нажимал на карандаш, когда копировал карту. Теперь он положил ее на сиденье и сказал, чтобы Дик придерживал ее рукой, пока она сушится на солнце.

— Карта уцелела просто чудом — могла потонуть, — сказал Джулиан. Все с ним согласились.

Джордж снова взялась за весла, и они поплыли к острову, приняв хороший душ, когда Тимми стал отряхиваться. В награду за свой подвиг он получил большое печенье и с видимым удовольствием принялся грызть его.

Джордж уверенно провела лодку через рифы. Ребята с восхищением смотрели, как она лавирует между этими опасными камнями, торчащими из-под воды. На деревянной обшивке лодки не появилось буквально ни царапинки. Джордж вела лодку просто замечательно. Они наконец оказались в маленькой бухточке и выпрыгнули там на песчаный пляж. Лодку они вытащили повыше на берег, на случай, если прилив будет высоким, и стали разгружать свои припасы.

— Надо отнести все это в комнату в замке, — сказал Джулиан. — Их там никто не растащит, и они не промокнут, если пойдет дождь. Надеюсь, никто больше не появится на острове, пока мы здесь.

— Надеюсь, что нет, — ответила Джордж. — Отец сказал, что бумаги, которые передают остров в собственность этому человеку, будут подписаны только примерно через неделю. До тех пор остров ему не принадлежит. В общем, у нас в распоряжении неделя.

— Значит, мы не должны оставлять дежурного, чтобы следить, не появится ли кто-нибудь, — сказал Джулиан, который прежде думал, что, пожалуй, следовало бы оставить на берегу караульного на случай, если кто-нибудь появится с моря. — Пошли. Возьми лопаты, Дик, мы с Джордж захватим еду и питье, а Энн понесет мелочи.

Еда и питье были сложены в большой ящик — ребята не собирались голодать здесь на острове. Они взяли с собой несколько буханок хлеба, масло, крекеры, джем, фруктовые консервы, свежие сливы, бутылки имбирного лимонада, чайник и разное другое, что приходило им в голову, когда они составляли список. Джордж и Джулиан с трудом поднимались в гору, таща тяжелый ящик. По дороге они два или три раза опускали свой груз на землю, чтобы передохнуть.

Все вещи сложили в маленькой комнате, потом отправились обратно, чтобы забрать одеяла и пледы. Их ребята разложили по углам комнатки и представляли себе, как здорово будет провести здесь ночь.

— Девочки могут спать вот здесь на этих одеялах под пледами, а мы, мальчики, вот тут.

Ребятам показалось, что Джордж не очень понравилось предложение спать вместе с Энн и быть отнесенной к категории девочек. Но Энн боялась спать одна в своем углу и так просительно посмотрела на Джордж, что старшая девочка улыбнулась и, не возразила против предложенного распорядка.

— Так, теперь займемся делом, — сказал Джулиан и вытащил карту. — Мы должны изучить ее очень внимательно, чтобы точно знать, где именно находятся входы в подземелье. Подойдите сюда и давайте постараемся найти это место. Мы должны хорошенько поломать голову, чтобы обойти человека, который купил остров.

Все склонились над копией карты. Она уже совсем просохла, и ребята внимательно разглядывали ее. Да, в свое время замок был очень красив.

— Смотрите, — сказал Джулиан, указывая пальцем на план подземелья. — Похоже, подземелье тянется под всем замком, а здесь, и здесь, и вот здесь пометки, которые, вероятно, показывают, где лестницы.

— Да, — сказала Джордж. — По-моему, ты прав, но, если это так, есть две возможности спуститься в подземелье. Одни ступеньки начинаются где-то возле маленькой комнаты, а другие — вроде под той большой. А это что такое, по-твоему, Джулиан?

Она показала на круглое отверстие, которое было помечено не только на плане подземелья, но и на плане первого этажа замка.

— Не представляю, что это может быть, — озадаченно ответил Джулиан. — Нет, знаю! — вдруг воскликнул он. — Ты говорила, что где-то находится старый колодец, помнишь? Думай, что это он и есть. Он должен быть очень глубоким, чтобы доходить до пресной воды ниже уровня моря, поэтому, возможно, он опускается даже ниже подземелья. Вот здорово!

Ребята согласились, что это действительно здорово. Все были счастливы и взволнованы. Им предстояло открытие, они могли и должны были сделать его за ближайшие день-два.

Они обменялись взглядами.

— Ладно, — сказал Дик. — С чего начнем? Может, попробуем найти тот вход в подземелье, который находится где-то возле этой комнаты? Возможно, мы найдем и сумеем поднять какой-нибудь большой камень, закрывающий начало ступенек вниз.

Идея была волнующая, и все сразу же вскочили с места. Джулиан сложил драгоценную карту и спрятал ее в карман, потом огляделся. Каменный пол комнаты был покрыт вьющимися растениями. Прежде чем будет возможно обнаружить, есть ли здесь камень или камни, прикрывающие вход вниз, надо было расчистить пол от этих растений.

— Пора браться за дело, — сказал Джулиан и взял лопату. — Давайте уберем эти растения, соскоблим их лопатами вот так и потом осмотрим каждый камень.

Ребята разобрали лопаты, и вскоре маленькая каменная комната наполнилась скребущими звуками. Все четверо соскребали и срезали густо переплетенные стебли растений. Это было нетрудно, и ребята работали в охотку.

Тимми пришел от всего происходящего в большое возбуждение. Он, конечно, не понимал, зачем ребята чистят пол, но радостно присоединился к ним. Он стал скоблить пол всеми четырьмя лапами, поднимая в воздух комья земли и клочья растений.

— Слушай, Тим, — сказал Джулиан, вынимая у него из шерсти комок земли. — Ты проявляешь излишнюю активность. Честное слово, ты скоро поднимешь в воздух и камни. Джордж, разве Тим не мировой парень! Смотри, как он готов участвовать во всяком нашем деле.

Как здорово они работали! Как хотели отыскать вход в каменное подземелье! Как мечтали, что они его найдут!

ПОТРЯСАЮЩИЕ ОТКРЫТИЯ

Вскоре каменный пол в маленькой комнате был очищен от земли, песка и сорняков. Ребята обнаружили, что все камни одинакового размера — большие и квадратные — и плотно прилегают один к другому. Все они были тщательно осмотрены с помощью фонариков в поисках того, который можно поднять или сдвинуть с места.

— Вероятно, мы обнаружим камень с вделанным в него железным кольцом, — сказал Джулиан. Но ничего такого они не нашли. Все камни выглядели совершенно одинаково. Это было ужасно обидно.

Джулиан пытался засунуть лопату в щели между камнями в надежде, что удастся сдвинуть какой-нибудь из них, но ничего не получалось. Похоже, камни были уложены на ровной и твердой земле. После трех часов тяжелой работы ребята сели поесть.

Все сильно, проголодались и радовались, что у них так много припасов. За едой они продолжали обсуждать создавшееся положение.

— По-видимому, вход в подземелье не под этой комнатой, — сказал Джулиан. — Это, конечно, огорчительно, но теперь я уже не думаю, что ступени вниз могут начинаться отсюда. Давайте еще раз посмотрим на карту и выясним, можно ли точно найти место, где они находятся. Может, конечно, случиться, что масштаб не выдержан и никакие измерения нам не помогут. Но надо попробовать.

Они принялись измерять расстояние до разных точек, обозначенных на карте, чтобы найти место, где должны начинаться ступеньки. Оказалось, что это невозможно установить, так как масштаб на трех планах был разный. Джулиан озадаченно смотрел на карту. Положение создавалось довольно безнадежное. Ведь не осматривать же весь первый этаж. На это уйдет целое тысячелетие!

— Смотрите, — вдруг сказала Джордж, показывая на кружок, который, как они считали, должен обозначать колодец. — Вход в подземелье, кажется, недалеко от колодца. Если только мы обнаружим колодец, то сможем поискать эти ступеньки вокруг него. Колодец обозначен на обеих картах, он где-то в центре двора замка.

— Очень хорошая мысль, — сказал Джулиан. — Давай пойдем в центр замка. Можно предположить, где должен находиться этот колодец, скорее" всего он окажется посередине бывшего двора.

Ребята вышли на солнце. Все чувствовали, что заняты серьезным и важным делом. Ну разве не замечательно искать потерянный золотой клад! Ребята были уверены, что он где-то у них под ногами. Они и думать не хотели о том, что, возможно, никакого клада вовсе нет.

Они стояли во дворе, который был когда-то центром этой крепости-замка. Обошли его кругом и остановились, тщетно пытаясь обнаружить что-нибудь похожее на остатки старого колодца. Двор весь зарос сорняками и кустарником. Они росли на песке, нанесенном ветрами с берега. Камни, которыми когда-то был замощен этот большой двор, теперь потрескались и лежали неровно. Большинство было засыпано песком и скрыто под зарослями.

— Глядите, кролик, — крикнул Дик, увидев большого кролика, не спеша пересекавшего двор. Он исчез в какой-то яме на другой стороне двора. Потом появился второй кролик, посидел, поглядел на ребят и тоже скрылся. Ребята пришли в восторг — они прежде никогда не видели ручных кроликов.

Тут появился третий зверек. Он был маленький, с нелепо большими ушами и маленьким толстым хвостиком. Он даже не посмотрел на ребят. Немного попрыгав, как бы играя, кролик, к восторгу ребят, сел и принялся мыть свои большие уши — сначала одно, потом другое.

Но это было уже слишком для Тимми. Он пропустил первых двух кроликов, пробежавших через двор, даже ни разу не залаяв. Но смотреть, как этот сосунок сидит перед твоим носом и моет уши, было, честное слово, слишком для любой собаки. Тимми возбужденно залаял и со всех ног бросился к удивленному кролику.

Мгновение малыш не двигался с места. Его еще никогда не пугали и не гонялись за ним, и он озадаченно смотрел на бегущую собаку. Потом кролик повернулся и бросился наутек. Его маленький хвостик подпрыгивал в такт прыжкам. Он исчез под кустом дрока недалеко от ребят. Тимми прыгнул вслед за ним и тоже исчез под большим кустом.

В воздух взлетела туча песка и земли. Это Тимми пытался залезть в яму, где спрятался кролик. Он скреб и рыл землю своими большими передними лапами, скулил и лаял от возбуждения и, видимо, не слышал голоса окликавшей его Джордж. Он твердо решил поймать этого кролика и просто терял рассудок, разрывая яму все глубже и глубже.

— Тим! Ты слышишь меня? Ко мне! — кричала Джордж. — Здесь нельзя гонять кроликов, ты знаешь, что нельзя! Ты плохо себя ведешь. Сейчас же ко мне!

Но Тимми не слушал ее. Он продолжал, как безумный, разгребать землю. Джордж подошла, чтобы оттащить его, но скребущие звуки вдруг смолкли. Послышался короткий испуганный лай, и все стихло. Джордж в изумлении заглянула под колючий куст.

Тимми исчез. Его просто не было под кустом. Осталась огромная кроличья нора, разрытая Тимми, но самого Тимми не было.

— Джулиан, — испуганно позвала Джордж. — Тим куда-то исчез. Он ведь не мог спрятаться в кроличьей норе, он такой большой?!

Ребята столпились вокруг куста дрока. Откуда-то из-под него доносилось тихое повизгивание. Джулиан в изумлении прислушался.

— Он внизу, в норе, — сказал мальчик. — Как странно, я никогда не слышал, чтобы собака могла забраться в кроличью нору. Но ведь все равно его надо вытащить.

— Придется прежде всего подкопаться под куст, — твердо сказала Джордж. Она была готова подкапываться под весь замок Киррин, чтобы вытащить Тимми. — Не могу слышать, как бедный Тим скулит там внизу. Надо что-то предпринять и помочь ему.

Куст был слишком большой и колючий, чтобы лезть под него. Джулиан, радуясь, что они захватили разные инструменты, пошел за топором. Они взяли с собой небольшой топорик — с его помощью можно будет обрубить колючие ветки и ствол куста. Ребята принялись за дело, и очень скоро бедный куст дрока стал маленьким и жалким. Однако совсем избавиться от него было трудно — куст оказался не только колючим, но и твердым. К тому времени, как он превратился в пенек, у всех были расцарапаны руки. Зато яма была видна очень хорошо, и Джулиан направил в нее луч своего фонарика.

— Теперь я знаю, что случилось! — удивленно вскрикнул он. — Вот он, старый колодец! Кролики устроили свою нору рядом с ним, и когда Тим разрыл эту их нору, открылся край колодца, и он туда провалился.

— Нет, нет! — в ужасе закричала Джордж. — Тим, Тим, с тобой все в порядке?

До них донесся негромкий звук. Это скулил Тимми. Очевидно, он находился где-то не очень далеко. Ребята посмотрели друг на друга.

— Что ж, остается только одно: взять лопаты и разрывать землю, пока не откроется верх колодца. Тогда мы, возможно, сумеем спустить веревку или как-то иначе добраться до Тимми.

Все взялись за лопаты. Откопать верх колодца оказалось нетрудно его прикрывали только переплетенные корни срубленного ими куста, выпавшие из облицовки камни, земля, песок и просто мелкие камешки. По-видимому, от стены башни отвалилась большая каменная плита и частично перекрыла устье колодца. Стихии и дроковый куст сделали остальное.

Только общими усилиями ребятам удалось сдвинуть эту плиту. Под ней находилась прогнившая деревянная крышка, которой, безусловно, когда-то закрывали колодец. Она настолько прогнила, что в одном месте подалась под весом Тимми, и он провалился в дыру.

Джулиан отодвинул деревянную крышку, и ребята увидели сам колодец. Он был очень глубоким и темным. Дно его невозможно было разглядеть. Джулиан взял камешек и бросил его вниз. Они прислушались, ожидая всплеска, но его не последовало. Либо в колодце больше не осталось воды, либо он был таким глубоким, что невозможно было услышать звук упавшего в воду камня.

— Колодец слишком глубокий, — сказал Джулиан. — Поэтому мы ничего не слышим. Но где же Тим?

Он снова осветил внутренность колодца фонариком, и они увидели Тимми. Видно, давным-давно в колодец провалилась еще одна большая каменная плита. Она застряла недалеко от поверхности и перекрыла часть отверстия колодца. На этой потрескавшейся плите и сидел Тимми, глядя на свет испуганными глазами. Он совершенно не мог понять, что с ним приключилось.

По стене колодца спускалась вниз старая железная лестница. Джордж оказалась на ней, прежде чем кто-нибудь успел сказать хоть слово. Она стала спускаться, не заботясь о том, выдержат ли ступеньки. Джордж добралась до Тимми, как-то ухитрилась взвалить его себе на плечо и, придерживая его рукой, медленно поднялась наверх. Остальные трое помогли ей выбраться на землю, а Тимми запрыгал вокруг нее, лая изо всей мочи и облизывая всех подряд.

— Ладно, Тим. Ты не должен гоняться за кроликами, но все же ты сослужил нам хорошую службу, — сказал Дик. — Ты нашел колодец! Теперь надо только немного осмотреться, и мы найдем вход в подземелье.

Ребята снова взялись за поиски. Они раскопали землю под всеми кустами, вытаскивали кривые камни и разгребали землю под ними, надеясь, что там есть ход вниз. Все это было очень здорово!

И тут Энн обнаружила вход. Это произошло совершенно случайно. Она устала и присела отдохнуть, потом перевернулась на живот и стала разгребать рукой песок вокруг себя. И вдруг ее пальцы коснулись чего-то твердого и холодного. Девочка смела в сторону песок, и — подумать только! — под ним оказалось железное кольцо. Энн вскрикнула, и ребята обернулись.

— Здесь камень с железным кольцом! — возбужденно закричала Энн.

Все бросились к ней. Джулиан разгреб лопатой землю, и они увидели весь камень целиком. Да, действительно, на нем было кольцо, а кольца бывают только на камнях, которые можно сдвигать. Наверняка этот камень закрывает вход в подземелье!

Ребята по очереди тянули за кольцо, но камень не тронулся с места. Тогда Джулиан привязал к кольцу веревку, и они изо всех сил потянули ее все вместе. Камень сдвинулся, ребята это сразу почувствовали.

— Давайте-ка еще раз все вместе! — крикнул Джулиан. Так они и сделали. Камень снова шевельнулся, и вдруг поддался и поднялся вверх. Ребята повалились друг на дружку, как сдвинутые костяшки домино. Тимми кинулся к образовавшемуся отверстию и бешено залаял, будто там внизу прятались все кролики на свете! Джулиан и Джордж вскочили на ноги и бросились к отверстию, которое открылось под камнем. Они стояли и глядели вниз, буквально сияя от радости. Все-таки они нашли вход в подземелье! Крутые ступеньки, высеченные в камне, вели вниз в черную темноту.

— Идите сюда! — крикнул Джулиан, включая свой фонарик. — Мы нашли, что искали, теперь будем спускаться в подземелье.

Ступеньки оказались скользкими. Первым вниз бросился Тимми. Он поскользнулся и кубарем скатился через несколько ступенек, повизгивая от страха. Потом начал спускаться Джулиан, за ним Джордж и Дик, последней шла Энн. Все они были ужасно взволнованы. По правде говоря, они ожидали сразу же увидеть повсюду кучи золота и разных сокровищ.

Внизу было темно и пахло плесенью. Энн чуточку задыхалась.

— Надеюсь, что там внизу можно дышать, — сказал Джулиан. — Иногда в таких подземельях вредный воздух. Если кому-нибудь станет нехорошо, сразу скажите, и мы поднимемся обратно.

Но, конечно, хотя, может быть, кто-то и почувствовал себя неважно, ни один из них не признался в этом. Приключение было слишком волнующим, чтобы думать о том, как ты себя чувствуешь.

Лестница была длинной. Наконец она кончилась. Джулиан сошел с последней ступеньки и посветил кругом фонариком. Глазам его открылось странное зрелище.

Подземелье в замке Киррин было высечено в самой скале. Ребята не поняли, естественные ли это пещеры или дело рук человеческих. Но уж наверняка они были очень таинственными, темными и отзывались эхом на каждый звук. Когда Джулиан вскрикнул от восторга, звук распространился но пустым пещерам и стал громко перекликаться эхом, будто живой голос. От этого становилось как-то жутковато.

— Разве это не странно? — негромко спросила Джордж. Эхо тут же подхватило ее слова, они прозвучали громче, и все пещеры стали снова и снова все громче повторять их:

«Разве это не странно, не странно, НЕ СТРАННО?..»

Энн уцепилась за Дика. Ей стало страшно, не нравилось ей это эхо. Она, конечно, понимала, что это — просто эхо, но звучало оно так, будто кричало много людей, спрятавшихся в пещерах!

— Как ты думаешь, где же слитки? — спросил Дик, и пещеры тут же откликнулись: «Где же слитки? слитки? слитки?..»

Джулиан рассмеялся, и его смех разлетелся на десятки осколков, которые рассыпались по пещерам вокруг ребят.

— Пошли, — сказал Джулиан. — Может быть, дальше не будет такого сильного эха.

— Дальше, — тут же повторило эхо. — Дальше. Ребята отошли от подножия лестницы и обследовали ближайшие пещеры. Это были просто камеры, вырубленные в скале. Они тянулись под всем замком. Может быть, много-много лет назад в них держали несчастных узников. Однако, скорее всего, главным образом их использовали как склады.

— Хотел бы я знать, — сказал Джулиан. — Какой подвал служил хранилищем слитков. — Мальчик остановился, вытащил из кармана карту и направил на нее луч своего фонарика. И хотя на карте было точно отмечено подземелье, где хранились слитки, невозможно было понять, в какой именно стороне находится эта его часть и в каком направлении надо идти.

— Смотрите, здесь дверь, закрывающая вход в соседний каземат, — вдруг крикнул Дик. — Спорю, что это и есть подвал, который мы ищем! Спорю, что слитки спрятаны именно там!

В ПОДЗЕМЕЛЬЕ

Четыре фонарика осветили деревянную дверь. Она была большой и прочной и обита железными гвоздями. Джулиан с восторженным воплем бросился к ней. Он был уверен, что за этой дверью находятся помещения, где хранили разное имущество.

Но дверь была накрепко заперта. Сколько они ни толкали и ни тянули, она не открывалась. В двери была большая замочная скважина, но ключа-то не было! Ребята в отчаянии смотрели на дверь. Подумать только, когда, как они считали, слитки были рядом, дверь не открывалась.

— Надо взять топор, — вдруг сказал Джулиан. — Попробуем взломать ее.

— Прекрасная мысль… — подхватила Джордж. — Пошли обратно.

Они отошли от двери и попробовали вернуться тем же путем, что пришли. Но каменных пещер было так много и они были так беспорядочно разбросаны, что ребята заблудились. В поисках дороги обратно к подножию лестницы они натыкались на обломки старых бочек, куски сгнивших досок и другой мусор.

— Прямо беда, — сказал, наконец, Джулиан. — Не представляю, где этот выход. Мы попадаем из одной пещеры в другую, из одного перехода в другой, и все они одинаковые — темные, таинственные и пахнут плесенью.

— А вдруг мы останемся здесь на всю жизнь? — испуганно спросила Энн.

— Дурочка, — ответил Дик и взял ее за руку. — Мы скоро выберемся отсюда. Глядите, что это?

Ребята остановились. Они подошли к чему-то, напоминавшему большую кирпичную трубу. Она спускалась с потолка до пола. Джулиан осветил ее фонариком. Он был озадачен.

— Я знаю, что это такое, — вдруг заговорила Джордж. — Это, конечно, колодец. Помните, он был отмечен и на плане подземелья, и на плане первого этажа. Это ствол колодца. Он идет и вверх, и вниз. Интересно, есть ли какое-нибудь отверстие в стенке, чтобы можно было брать воду прямо здесь, в подземелье, а не только на первом этаже.

Ребята стали осматривать колодец. На другой его стороне они обнаружили небольшое отверстие, достаточное только для того, чтобы в него мог просунуть голову и плечи ребенок. Все четверо посветили фонариками вниз и вверх. Колодец был таким глубоким, что разглядеть его дно было невозможно. Джулиан снова бросил вниз камень, но в ответ не послышалось ни удара, ни всплеска. Он посмотрел вверх и увидел слабый дневной свет, проникавший в щель между стенкой колодца и каменной плитой, которая лежала там, где сидел, ожидая спасения, Тимми.

— Да, — сказал Джулиан. — это точно колодец. Просто удивительно. Ну, теперь, когда мы нашли колодец, мы знаем, что выход неподалеку отсюда.

Все очень приободрились. Взявшись за руки, они пошли дальше в темноте, освещая себе дорогу яркими лучами фонариков.

— Вот он, вход! — воскликнула Энн. — Наверняка это вход — я вижу дневной свет.

Ребята завернули за угол — и действительно, там находились крутые каменные ступеньки, ведущие наверх. Джулиан быстро огляделся, чтобы запомнить дорогу, когда они сюда вернутся. Он вовсе не был уверен, что сумеет найти деревянную дверь.

Они вышли наружу. Как приятно было почувствовать солнечное тепло, как согревало солнышко голову и плечи после сырого холода подземелья!

Джулиан посмотрел на часы и воскликнул:

— Половина седьмого! Подумать только — половина седьмого! Не удивительно, что я так голоден. У нас не было дневного чая. Мы работали и ходили по подземелью много часов.

— Ну что ж, — сказал Дик. — Давайте прежде всего поедим. Это будет и чай, и ужин сразу. У меня такое ощущение, что я не ел целый год.

— И это притом, что за обедом ты съел вдвое больше, чем любой из нас, — негодующе отозвался Джулиан. Потом он улыбнулся. — У меня такое же чувство. Пошли, надо плотно доесть. Джордж, как насчет того, чтобы сварить какао или что-нибудь вроде этого? Я замерз — мы столько пробыли в этом подземелье!

Как здорово было кипятить воду на костре! Как замечательно лежать на солнышке, есть бутерброды с сыром, закусывать крекерами и пирогом! Все пришли в прекрасное настроение. Тимми тоже хорошо подзаправился. Ему не очень-то понравилось внизу в подземелье. Он шел там, понуро опустив хвост, и все время держался вплотную к ребятам. Его тоже пугало это странное эхо, перекликавшееся под каменными сводами. Один раз он залаял, и ему показалось, что подземелье полно других собак, которые лают гораздо громче, чем он. После этого Тимми не решался даже скулить, но сейчас он был снова счастлив. Он с удовольствием подбирал куски, которые бросали ему ребята, и лизал Джордж всякий раз, как она оказывалась рядом. Было уже больше восьми, когда ребята поели и убрали посуду и припасы. Джулиан посмотрел на остальных. Солнце садилось, и было не так тепло, как раньше.

— Не знаю, как вам, — сказал он. — Но мне что-то не хочется снова спускаться сегодня в подземелье, даже ради того, чтобы выломать топором замок и открыть эту дверь. Я устал, и мне неохота заблудиться в этих пещерах, да еще вечером.

Все радостно согласились с Джулианом, в особенности Энн, которая втайне боялась спускаться вниз с наступлением темноты. Девочка почти спала — она сильно устала от работы и пережитых волнений.

— Пошли, Энн. Пора спать, — сказала Джордж. — Мы ляжем вместе на пледах в углу маленькой комнаты, а утром, когда проснемся, будем просто мечтать о том, как спустимся в подземелье и откроем эту деревянную дверь.

Все четверо в сопровождении Тимми отправились в каменную комнатку. Каждый устроился поудобнее на своих одеялах и пледах. Тимми пробрался поближе к Джордж и Энн. Он лег им на ноги — такой тяжелый, что Энн пришлось столкнуть его. Но пес снова залез на одеяла, и Энн застонала сквозь сон. Тимми завилял хвостом и с силой ударил им девочку по щиколоткам. Тогда Джордж передвинула его на свои ноги. — Прислушиваясь к дыханию собаки, она чувствовала себя очень счастливой: они ночуют на ее собственном острове, они почти нашли слитки — Джордж была в этом уверена. Тимми был с ней рядом, здесь же, на постели из пледов и одеял. Может быть, все как-нибудь и образуется.

Джордж уснула. Ребята чувствовали себя в безопасности — ведь их охранял Тимми. Все мирно спали до самого утра, пока Тимми через проем в стене не заметил кролика и не бросился в погоню за ним. Он разбудил Джордж, когда выбирался из-под одеял, и она села, протирая глаза.

— Вставайте! — крикнула она. — Вставайте! Уже утро. Мы на острове!

Остальные трое тоже проснулись. Как здорово было вспомнить все, что случилось накануне. Джулиан сразу же подумал о деревянной двери. Он был уверен, что скоро взломает ее топориком. Что же они найдут за ней?

Ребята позавтракали, как всегда, плотно подзаправившись. Потом Джулиан взял топорик и повел всех к ступенькам лестницы. Тимми тоже отправился с ними, виляя хвостом, но, видно, не испытывая радости при мысли о том, что придется спускаться туда, где лают собаки, которых не видишь и найти не можешь. Бедному Тимми было не понять, что такое эхо!

Все пятеро спустились вниз, ну и, конечно, никак не могли отыскать дорогу к деревянной двери. Это было ужасно неприятно.

— Мы опять заблудимся, — в отчаянии произнесла Джордж. — Никогда не видела такого запутанного лабиринта подземных пещер, как здесь. И дорогу обратно ко входу мы тоже не найдем!

Тут Джулиана осенила прекрасная идея. Он вытащил из кармана кусочек мела, вернулся к подножию лестницы и сделал метку на каменной стене. Джулиан ставил такие метки во всех переходах, пока они пробирались в темноте. Так они вышли к колодцу. Джулиан был очень доволен.

— Теперь, — сказал он. — Когда мы дойдем до колодца, мы сможем, по крайней мере, найти дорогу обратно до лестницы — метки на стенах нам помогут. Надо сейчас решить, в какую сторону идти. Попробуем найти дорогу — будем делать метки мелом на стенах. А если мы пойдем не в ту сторону и придется вернуться, я буду стирать эти метки, и мы снова начнем искать дорогу к двери от колодца, но в другом направлении.

Это было очень толковое предложение. Они действительно пошли не туда, куда надо было, и им пришлось вернуться обратно, что они и сделали, стирая по дороге метки на стенах. Дойдя до колодца, ребята двинулись в другом направлении и на этот раз вышли к деревянной двери.

Вот она перед ними, эта прочная деревянная дверь с рыжими от ржавчины гвоздями! Ребята глядели на нее с восторгов. Джулиан замахнулся топориком.

Трах! Джулиан вонзил топорик в дерево около замочной скважины и повернул его там. Но дерево не поддавалось, и топорик вошел на глубину всего лишь одного-двух дюймов. Джулиан ударил еще раз. Топорик стукнул по одному из гвоздей и немного соскользнул с него. Большая щепка отлетела от двери и ударила бедного Дика в щеку.

Мальчик вскрикнул от боли. Джулиан подскочил от неожиданности и обернулся, чтобы посмотреть, в чем дело. Из щеки Дика буквально хлестала кровь.

— Что-то отлетело от двери и ударило меня, — сказал бедняга Дик. — Щепка, что ли?!

— Господи! — воскликнул Джулиан, направляя на Дика луч фонарика. — Потерпишь минутку, чтобы я мог вытащить эту щепку из твоей щеки? Щепка большая и все еще торчит там.

Но Дик сам вытащил ее. Он сильно сморщился от боли к очень побледнел.

— Тебе лучше на время подняться на свежий воздух, — сказал Джулиан. — Надо промыть рану и как-то остановить кровь. У Энн есть чистый платок. Мы его намочим и промоем твою щеку. К счастью, у нас с собой есть немного воды.

— Я поднимусь вместе с Диком, а ты оставайся с Джордж. — сказала Энн. — Не обязательно подниматься всем.

Но Джулиан считал, что должен сначала проверить, как Дик доберется до поверхности, а затем Дик может остаться с Энн, а он, Джулиан, вернется к Джордж и снова возьмется за дверь. Он передал Джордж топорик.

— Можешь немного порубить дверь, пока меня не будет, — сказал он. — Такую большую дверь не скоро взломаешь. Ты займись ею, а я вернусь через несколько минут. Дорогу ко входу мы найдем запросто благодаря моим меткам.

— Ладно, — ответила Джордж и взяла топорик. — Бедняжка Дик, страх на тебя глядеть!

Оставив храбро взявшуюся за дверь Джордж в обществе Тимми, Джулиан повел Дика и Энн к выходу. Энн намочила свой платок в котелке и осторожно стала промывать им ранку на щеке Дика. Кровь шла сильно, как всегда бывает, если поранить щеку, но рана была не очень глубокая. Лицо Дика слегка порозовело, и он рвался назад в подземелье.

— Нет, — сказал Джулиан. — Лучше полежи немножко. Я знаю, что так делают, если идет кровь из носа. Может, для щеки это тоже хорошо. Пойдите с Энн на скалы, откуда виден затонувший корабль, и побудьте там полчасика, ладно? Пошли, я отведу вас и оставлю там ненадолго. Лучше полежи, старина, пока не остановится кровь.

Джулиан повел их со двора замка на скалы к берегу моря. Остов большого корабля бил хорошо виден оттуда. Дик лег на спину и стал смотреть на небо, надеясь, что кровь остановится. Он вовсе не хотел пропустить что-нибудь интересное.

Энн взяла его руку. Происшествие очень ее взволновало, и, хотя она тоже не хотела пропускать предстоящих событий, девочка собиралась оставаться с братом, пока он не почувствует себя лучше. Джулиан посидел с ними пару минут, потом направился к каменной лестнице и пропал из виду.

Он шел по своим меткам на стенах и скоро добрался до Джордж, сражавшейся с дверью. Она сделала много зарубок вокруг замка, но он оставался неподвижным. Джулиан взял у нее топорик и с силой вонзил его в дерево. После нескольких ударов замок стал болтаться и немного скособочился. Джулиан отложил топорик.

— По-моему, теперь мы сумеем открыть дверь, — сказал он радостно. — Тим, старина, отойди-ка в сторонку. Давай, Джордж, толкнем вместе!

Они вдвоем навалились на дверь, и замок с громким скрежетом поддался. Большая дверь, заскрипев, отворилась, и ребята вошли внутрь, светя вокруг фонариками.

Помещение оказалось всего лишь еще одной камерой, высеченной в Скале. Но в ней находилось нечто, вовсе не похожее на старые бочки и ящики, которые встречались ребятам прежде. У задней стены лежали грудой какие-то странные кирпичики из тусклого желто-коричневого металла. Джулиан подобрал один из них.

— Джордж! — крикнул он. — Слитки! Это — настоящее золото. С виду они не похожи на золотые, но это золото! Джордж, послушай, Джордж, здесь целое состояние, и все оно — твое. Наконец-то мы его нашли!

ПЛЕННИКИ

Джордж не могла выговорить ни слова. Она просто стояла, уставившись на груду слитков и держа один в руке. Она никак не могла поверить, что эти странные кирпичики — настоящее золото. Сердце у нее громко билось. Какая удивительная, небывалая находка!

Внезапно Тимми громко залаял. Он стоял спиной к ребятам, носом к двери и лаял во всю мочь.

— Замолчи, Тим! — крикнул Джулиан. — Что ты там слышишь? Что, возвращаются Дик и Энн?

Джулиан подошел к двери и крикнул в темноту:

— Дик, Энн, это вы? Идите скорее, мы нашли слитки. Нашли! Скорее, поторопитесь!

Тимми перестал лаять и зарычал. Джордж удивленно посмотрела на него.

— Что это с Тимом? Он не стал бы рычать на Энн и Дика!

И тут ребята с ужасом услышали мужской голос донесшийся из темного прохода и гулко отдававшийся эхом вокруг.

— Кто здесь? Кто здесь внизу?

Джордж испуганно ухватилась за Джулиана. Тимми продолжал рычать. Шерсть у него встала дыбом.

— Замолчи, Тим, — прошептала Джордж и погасила свой фонарик. Но Тимми не хотел молчать. Он рычал так громко, что из-за эха казалось, будто где-то гремит гром.

Ребята увидели луч большого фонаря, появившийся из-за поворота. Потом они оказались в свете этого луча, и тот, кто держал фонарь, в изумлении застыл на месте.

— Смотрите-ка, — сказал голос. — Смотрите, кто тут оказался: двое детей в подвалах моего замка.

— Как это вашего замка? — крикнула Джордж.

— Вот так, милая девочка, это мой замок, потому что я его покупаю, — ответил голос.

Потом к нему присоединился другой, более грубый и сердитый:

— Что вы здесь делаете? Почему вы кричали «Дик» и «Энн» и говорили, будто нашли слитки? Какие это слитки?

— Не отвечай, — шепнул Джулиан. Но эхо подхватило его слова, и они прозвучали громко: «НЕ ОТВЕЧАЙ? НЕ ОТВЕЧАЙ!»

— Ах, не хотите отвечать, — сказал второй мужчина и сделал шаг в сторону ребят. Тимми оскалил зубы, но мужчина, по-видимому, вовсе не испугался. Он подошел к двери и осветил внутренность пещеры. Потом удивленно присвистнул:

— Джейк! Посмотри! Ты был прав. Золото действительно здесь. И как просто его забрать. Оно — в слитках. Ей-богу, все это — самая удивительная история из всех, что с нами приключались.

— Это золото — мое! — в ярости крикнула Джордж. — Остров и замок принадлежат моей матери, значит, и все здесь — ее собственность. Это золото привез сюда и спрятал мой прапрапрадедушка. Это его корабль здесь затонул. Золото — не ваше и вашим не будет. Как только я вернусь домой, я расскажу отцу и маме, что мы нашли, и, будьте уверены, вы не сможете купить остров и замок. Вы хорошо сообразили, изучив карту в старой шкатулке, что в подземелье — золото, но вы не умнее нас. Мы нашли его первыми!

Оба мужчины молча слушали громкую и гневную речь Джордж. Один из них рассмеялся.

— Ты всего лишь ребенок. Неужели ты думаешь, что можешь помешать нам поступить, как мы решили? Мы купим этот остров и сделаем все так, как захотим. Потом, когда бумаги будут подписаны, мы заберем золото. А если даже нам не Удастся купить остров, мы все равно заберем слитки. Очень просто подойти к острову на судне и переправить на него слитки в лодке. Не беспокойся, мы сделаем все, как задумали.

— Нет, не сделаете! — крикнула Джордж и вышла из пещеры. — Я сейчас же отправлюсь домой и передам отцу все, что вы сказали.

— Милая моя девочка, ты не отправишься домой, — сказал первый мужчина, положив руку на плечо Джордж и втолкнув ее обратно за дверь. — И, между прочим, если ты не хочешь, чтобы я пристрелил твою противную собаку, оттащи ее.

Джордж с испугом обнаружила, что мужчина держит в руке револьвер, поблескивающий в свете фонаря. Она схватила Тима за ошейник и потянула его к себе:

— Замолчи, Тим, все в порядке! Но Тимми хорошо понимал, что никакого порядка нет. Что-то было не так. Он продолжал громко рычать.

— Теперь послушайте, — сказал мужчина, быстро переговорив со своим спутником. — Если будете вести себя разумно, с вами ничего плохого не случится. Но если станете упрямиться, сами об этом пожалеете. Вот как мы поступим: мы отплывем отсюда на своей моторке, а вас хорошенько запрем здесь внизу. Потом мы вернемся к острову на корабле, чтобы увезти слитки. Нет смысла покупать остров, раз мы теперь знаем, где лежат слитки.

— А ты напишешь своим друзьям наверху, что вы нашли золото, И позовешь их сюда вниз посмотреть да него, — добавил другой мужчина. — Мы их запрем здесь вместе с вами, оставим вам еду и питье, и вы сможете забавляться со слитками, пока мы не вернемся за ними. Вот карандаш, пиши Дику и Энн, кто бы они там ни были, и пошли собаку наверх с этой запиской. Давай, пиши!

— Не стану я писать! — в ярости крикнула Джордж. — Не стану! Вы не можете меня заставить. Не буду я звать сюда Энн и Дика, чтобы вы их здесь заперли. И не дам вам увезти мое золото, я сама его нашла!

— Если не сделаешь, как мы говорим, — вдруг сказал первый мужчина. — Мы пристрелим твою собаку.

У Джордж упало сердце, она похолодела от ужаса.

— Нет, нет, — прошептала она в отчаянии.

— Тогда пиши записку, — сказал мужчина, протягивая ей карандаш и бумагу. — Бери, я продиктую, что писать.

— Не могу, — ответила Джордж. — Я не хочу заманивать сюда Дика и Энн, чтобы вы их здесь заперли.

— Ладно, тогда я пристрелю собаку, — холодно повторил мужчина и прицелился в бедного Тимми. Джордж обняла собаку и крикнула:

— Не надо! Я напишу записку. Не стреляйте в Тима! Не стреляйте!

Девочка дрожащей рукой взяла карандаш и бумагу и подняла глаза на мужчину.

— Пищи! — приказал он. — Дорогие Дик и Энн. Мы нашли золото. Быстрее спускайтесь вниз и посмотрите на него. И подпиши свое имя, как там тебя зовут.

Джордж написала то, что диктовал мужчина, и подписалась. Только вместо «Джордж» она написала «Джорджина». Она была уверена: Энн и Дик ни за что не поверят, что она по собственной воле подписалась этим именем. Джордж надеялась таким образом предупредить их, что происходит что-то неладное.

Мужчина взял записку и засунул ее под ошейник Тимми. Пес все время рычал, но Джордж не давала ему кусаться.

— Теперь скажи ему, чтобы он бежал к вашим друзьям, — приказал мужчина.

— Беги к Дику и Энн! — скомандовала Джордж. — Найди их и передай записку.

Тимми не хотел уходить от Джордж, но в ее голосе было нечто такое, что заставило собаку подчиниться. Тимми в последний раз взглянул на хозяйку, лизнул ее руку и заторопился по проходу. Он уже знал дорогу. Взобравшись по каменным ступенькам, он выскочил на воздух и остановился во дворе, принюхиваясь. Где же Дик и Энн?

Тимми нашел их следы и побежал, все время нюхая землю. Вскоре он отыскал обоих на скалах. Дик, уже чувствовал себя лучше, он сидел. Кровь на щеке почти остановилась.

— Эй! — крикнул он удивленно, увидев Тимми. — Смотри-ка, Тимоти! Послушай, старина, почему ты прибежал к нам? Тебе что, надоело сидеть в подземелье в темноте?

— Погляди, Дик, — сказала Энн. — У него что-то засунуто за ошейник. — Энн сразу увидела эту бумажку. — Это записка, наверно, от наших. Они зовут нас вниз. Какой молодец Тим, что принес ее.

Дик вынул записку из-за ошейника Тимми и прочел ее вслух: «Дорогие Дик и Энн. Мы нашли золото. Быстрее спускайтесь вниз и посмотрите на него. Джорджина». — Здорово! — сияя крикнула Энн. — Они нашли золото. О, Дик, ты уже в силах спуститься вниз? Пойдем поскорее!

Но Дик не двинулся с места. Он молчал, озадаченно глядя на записку.

— В чем дело? — нетерпеливо спросила Энн.

— Послушай, тебе не кажется странным, что Джордж вдруг подписалась «Джорджина»? — спросил Дик. — Ты знаешь, как она не любит быть девочкой и называться девчоночьим именем. Ты знаешь, что она никогда не откликается, если ее зовут Джорджиной. И все же в этой записке она подписалась именем, которое ненавидит. Видишь, «Джорджина». Мне это вовсе не кажется смешным. Похоже, она как-то предупреждает нас, что не все в порядке.

— Ну что за глупости, Дик, — сказала Энн. — Что там может быть не в порядке? Давай пойдем.

— Энн, я хочу подойти к заливу и убедиться, что никто чужой не высадился на нашем острове. Ты посиди здесь.

Но Энн не хотела оставаться одна. Она побежала к берегу вместе с Диком, твердя всю дорогу, что он ведет себя просто глупо.

Но когда они добрались до бухточки, то увидели, что кроме их собственной лодки, там стоит еще одна, притом моторка! На остров действительно высадился кто-то чужой.

— Смотри, — прошептал Дик. — На острове кто-то чужой. Спорю, что это те люди, которые хотят купить остров. Наверняка они изучили старую карту и знают, что здесь спрятано золото. Они нашли Джордж и Джулиана и хотят задержать нас всех в подземелье, пока не увезут оттуда золото. Вот зачем они заставили Джордж написать эту записку, а она подписалась именем, которым ее никогда не называют, подписалась так, чтобы предупредить нас. Теперь надо хорошенько подумать, что нам делать дальше.

ДИК СПЕШИТ НА ПОМОЩЬ

Дик схватил Энн за руку и быстро потащил ее прочь от берега бухточки. Он боялся, что кто-нибудь из тех, кто высадился на острове, может находиться где-то поблизости и увидит их. Мальчик отвел сестру в маленькую каменную комнату, где лежали их вещи, и сел рядом с ней в углу.

— Думаю, что тот, кто высадился здесь, обнаружил Джордж и Джулиана внизу, когда они ломали дверь, — шепотом сказал Дик. — Просто ума не приложу, что нам делать. Мы не должны спускаться в подземелье, потому что они нас там запрут. Послушай, куда это побежал Тим?

Пес некоторое время побыл с ними, но теперь он побежал ко входу в подземелье и исчез из виду. Он спускался вниз, потому что знал: Джордж в опасности — и хотел вернуться к ней. Дик и Энн смотрели ему вслед.

Они чувствовали себя спокойнее, пока он был рядом, и огорчились, что он убежал.

Оба просто не знали, что делать. Потом у Энн возникла идея

— Давай поплывем домой и приведем людей на помощь.

— Я думал об этом, — мрачно ответил Дик. — Но ты прекрасно знаешь, что мы ни за что не сумеем найти проходы в этих ужасных рифах и просто разобьем лодку. Кроме того, нам наверняка не под силу грести так далеко. Господи, что бы такое придумать, чтобы решить эту головоломку?

Им не пришлось долго ломать голову. Двое мужчин поднялись из подземелья и начали их искать. Они увидели Тимми, когда он вернулся, и заметили, что записка исчезла из-под ошейника. Так они узнали, что ребята ее получили, и не могли понять, почему они не выполнили просьбу Джордж и не спустились в подземелье.

Дик слышал их голоса. Он схватил Энн за плечо, чтобы она молчала. Через проем в стене он видел, что мужчины направились в противоположную от них сторону.

— Энн! Я знаю, где мы можем спрятаться, — воскликнул Дик. — Внизу в старом колодце. Мы можем немного спуститься по лестнице и спрятаться. Наверняка там никто не станет нас искать!

Энн вовсе не хотела спускаться в колодец даже на несколько ступенек. Дик поднял ее на ноги и потащил к середине старого двора. Чужаки искали их с другой стороны замка. У ребят было время, чтобы забраться в колодец. Дик отодвинул деревянную крышку и помог Энн спуститься на несколько ступенек. Девочка очень боялась. Потом Дик спустился сам и как можно дальше задвинул крышку обратно. Каменная плита, на которой сидел Тимми, когда он сюда провалился, была на том же месте. Дик спустился до нее и попробовал ее пошатать. Плита лежала неподвижно.

— Она тебя выдержит, Энн, посиди, если не хочешь стоять на лестнице, — прошептал Дик. Энн, дрожа, села на каменную плиту и стала думать, сумеют ли они скрыться от тех людей. Ребята все время слышали их голоса. Они звучали то ближе, то дальше. Потом эти люди стали звать их.

— Дик! Энн! Ваши друзья ждут вас. Где вы? У нас для вас замечательные новости!

— Раз так, почему они не дают Джулиану и Джордж подняться и рассказать нам эти новости? — прошептал Дик. — Что-то здесь не так. Я уверен, что-то неладное. Как я хочу добраться до Джулиана и Джордж и выяснить, в чем дело!

Мужчины вернулись во двор. Они были очень сердиты.

— Куда подевались эти ребята? — спросил тот, кого другой звал Джейком. — Их лодка стоит в бухте, значит, они на острове и где-то прячутся. Мы не можем дожидаться их целый день. — Давай отнесем еды и питья вниз тем двоим, которых мы заперли, — сказал другой мужчина. — Там в маленькой каменной комнате этого добра полно. Наверно, дети привезли запасы с собой. Половину мы там оставим, чтобы другие двое могли поесть, а их лодку возьмем с собой, чтобы они не сбежали.

— Ладно, — сказал Джейк. — Мы должны увезти золото как можно скорее и сделать так, чтобы дети оставались здесь, пока мы благополучно не выберемся отсюда. Не станем теперь покупать этот остров. Ведь мы собирались купить его и замок Киррин только для того, чтобы отыскать здесь золотой клад.

— Ладно, пошли, — ответил его спутник. — Давай отнесем еду вниз и не будем искать остальных детей. Оставайся здесь, пока я схожу вниз, и все-таки понаблюдай, может, увидишь их.

Дик и Энн буквально затаили дыхание, когда услышали все это. Как они надеялись, что этим людям не придет в голову поискать в колодце! Они слышали, как один из мужчин пошел в каменную комнатку. Он собирался взять еду и питье, чтобы отнести пленникам, запертым в подземелье. Второй остался во дворе и стоял там, что-то насвистывая.

Ребятам показалось, что прошло очень много времени, пока первый вернулся из подземелья. Мужчины о чем-то поговорили между собой и наконец ушли в сторону бухты. Дик услышал шум лодочного мотора.

— Теперь можно выйти, Энн. — сказал он сестре. — Брр, здесь так холодно. Очень хочется выбраться на солнышко.

Ребята поднялись наверх и с удовольствием стали греться на летнем солнце. Им была видна моторка, спешившая в сторону большой земли.

— На время они уехали, — сказал Дик. — Но лодку нашу не забрали с собой, как собирались. Если бы только удалось освободить Джордж и Джулиана, мы могли бы привезти сюда людей на помощь, ведь Джордж провела бы нас через рифы.

— А что теперь мешает нам освободить их? — воскликнула Энн, и глаза ее заблестели. — Давай спустимся вниз и отопрем им дверь.

— Кое-что мешает, — ответил Дик. — Взгляни!

Энн посмотрела туда, куда указывал брат. Она увидела, что те двое завалили вход в подземелье двумя огромными тяжелыми обломками каменных плит. Им понадобилось много усилий, чтобы дотащить туда камни. Ни Дик, ни Энн не могли и надеяться сдвинуть эти камни с места.

— Совершенно невозможно добраться до лестницы, — покачал головой Дик. — Они позаботились об этом. И мы не представляем, где находится второй вход. Знаем только, что он где-то возле башни, и

— Давай поищем его, — тут же откликнулась Энн. Ребята пошли в сторону башни, находившейся в правой стороне замка, но сразу стало ясно, что, если раньше здесь и был какой-то вход, теперь его больше не было. Именно здесь стены обвалились особенно сильно — повсюду лежали груды разбитых камней, которые невозможно было сдвинуть с места. Ребята скоро прекратили поиски.

— Вот беда! — воскликнул Дик. — Просто ужасно, когда подумаешь, что Джордж и Джулиан заперты там внизу, а мы ничем не можем помочь им. Энн, постарайся, может, ты что-нибудь придумаешь!

Энн села на камень и стала думать. Она очень беспокоилась за брата и сестру. Потом лицо ее немного прояснилось, и она посмотрела на Дика.

— Дик, я думаю… думаю, мы можем попробовать спуститься в колодец, правда? Ведь он проходит и через подземелье, и там есть отверстие в стенке колодца, которое выходит как раз в подземелье. Помнишь, мы пролезали в него наполовину, смотрели вверх и видели дневной свет. Как ты считаешь, мы сумеем протиснуться мимо каменной плиты, на которой я сидела, там, внутри колодца?

Дик немного подумал. Он подошел к колодцу и заглянул в него.

— Пожалуй, ты права, Энн, — сказал он, наконец. — Мы, вероятно, сможем протиснуться мимо плиты. Там хватит места, но я не знаю, доходит ли до подземелья эта лестница.

— Ну, Дик, давай попробуем, — сказала Энн. — Это единственная возможность освободить их.

— Ладно, — сказал Дик. — Я попробую, но ты останешься наверху, Энн. Нельзя же, чтобы ты свалилась в этот колодец. Скорее всего, лестница идет только до половины колодца, а дальше она сломана. Все может быть. Ты должна остаться здесь, а я посмотрю, что предпринять.

— Ты будешь осторожен, ладно?! — взволнованно сказала Энн. — Возьми с собой веревку. Дик, чтобы, если она тебе понадобится, тебе не пришлось возвращаться за ней.

— Хорошая мысль, — ответил Дик. Он пошел в каменную комнатку и взял одну из веревок, которые были там сложены. Он несколько раз обмотался этой веревкой и вернулся к Энн.

— Отправляемся! — бодро оказал он. — Не волнуйся, со мной все будет в порядке.

Энн сильно побледнела от страха, что Дик может упасть на дно колодца. Она смотрела, как он спускается на каменную плиту и пытается протиснуться мимо нее. Это оказалось непросто, но наконец удалось ему, и Энн уже не видела брата, но все время слышала его голос, потому что он окликал ее.

— Лестница еще в порядке, Энн. У меня все хорошо. Слышишь меня?

— Слышу! — кричала Энн вниз в колодец, и эхо возвращало ее голос каким-то странным гулом. — Будь осторожен, Дик. Надеюсь, лестница идет до самого низа.

— И я надеюсь, — кричал в ответ Дик. Потом он воскликнул: — На тебе! Лестница здесь сломана или кончилась. Придется воспользоваться веревкой.

Наступило молчание — Дик разматывал веревку. Потом он крепко привязал ее к предпоследней ступеньке лестницы, которая показалась ему прочной.

— Начинаю спускаться по веревке, — крикнул он Энн. — Не волнуйся, у меня все нормально. Ну, я пошел!

Энн не расслышала, что сказал Дик после этого, потому что эхо в колодце как-то выворачивало все слова, и Энн не могла понять их смысла, но она была рада слышать голос брата, хоть и не понимала, что он говорит. Она тоже кричала ему вниз, надеясь, что он ее слышит.

Дик спускался по веревке, держась руками и ступнями, как в школе на занятиях в спортивном зале. Дик старался понять, добрался ли он до уровня подземелья. Ему казалось, что он спускается уже очень долго. С трудом он вытащил свой фонарик, зажег его и взял в зубы, чтобы держаться за веревку обеими руками. В свете фонарика он видел стены колодца, но никак не мог сообразить, находится он выше или ниже уровня подземелья. Он вовсе не хотел спускаться на самое дно. Наконец Дик решил, что только что спустился мимо отверстия, ведущего в подземелье. Он полез немного наверх по веревке и с радостью убедился, что оказался прав. Отверстие, ведущее в подземелье, было прямо у него надо головой. Дик поднялся до его уровня и качнулся в его сторону. Ему удалось ухватиться за выступающий кирпич, и он стал протискиваться через отверстие.

Это было трудное дело, но, к счастью. Дик не был толстым. В конце концов он пролез в подземелье и со вздохом облегчения встал на ноги. Наконец он в подземелье! Он мог теперь идти по меловым меткам на стенах и добраться до помещения, где лежали слитки и где, как он был уверен, эти люди заперли Джордж и Джулиана.

Дик посветил фонариком на стену. Да, вот они, метки мелом! Дик сунул голову в отверстие и крикнул во всю силу легких:

— Энн, я — в подземелье. Смотри не пропусти, когда вернутся эти двое.

Потом с бьющимся сердцем он пошел вперед, сверяясь с метками на стене. Скоро он дошел до двери склада. Как он и ожидал, она была заперта, чтобы Джордж и Джулиан не могли выйти. Снизу и сверху были задвинуты большие щеколды, и ребята, запертые внутри, не могли открыть дверь. Они пытались выломать ее, но у них не хватило сил.

Джордж и Джулиан сидели внутри, измученные и злые. Им принесли еду и питье, но они к ним не притронулись. Тим был тут же, он лежал, опустив голову на лапы и немного сердясь на Джордж за то, что она не дала ему броситься на этих людей, чего ему очень хотелось. Но Джордж была уверена, что Тимми пристрелят, если он попытается наскакивать и кусаться.

— Хорошо, что у Дика и Энн хватило ума не спускаться сюда и не очутиться взаперти, как мы, — сказала Джордж. — Они наверняка поняли, что с этой запиской что-то не так, когда увидели, что я подписалась не «Джордж», а «Джорджина». Интересно, что они сейчас делают. Наверно, прячутся. Тимми вдруг зарычал. Он вскочил и подошел к запертой двери, склонив голову набок и прислушиваясь. Было ясно, он что-то услышал.

— Надеюсь, эти двое не вернулись так скоро, — сказала Джордж. Потом она осветила Тимми фонариком и с удивлением посмотрела на него. Тимми вилял хвостом!

Громкий стук в дверь заставил пленников подпрыгнуть. Потом послышался бодрый голос Дика:

— Эй, Джордж, Джулиан, вы здесь?

— Гав-ав-ав! — залился веселым лаем Тимми и стал царапать дверь.

— Дик, отпирай поскорее! — радостно крикнул Джулиан. — Давав, выпусти нас!

СМЕЛЫЙ ПЛАН И УДАЧНЫЙ ПОБЕГ

Дик отодвинул обе щеколды — верхнюю и нижнюю — и распахнул дверь. Он вбежал в каземат и бросился к Джордж и Джулиану.

— Привет, — крикнул он. — Ну как, здорово выйти на свободу?

— Очень здорово, — ответил Джулиан, а Тимми, как безумный, стал прыгать вокруг. Джордж улыбнулась Дику:

— Ты — молодец! Как это тебе удалось?

Дик в нескольких словах описал все события. Когда он рассказывал о том, как спустился в старый колодец, они просто не поверили своим ушам. Джулиан обнял младшего братишку за плечи.

— Ты просто молодец. Дик! — сказал он. — Настоящий герой! Теперь давайте быстро решать, что будем делать дальше.

— Если они не увели нашу лодку, я отвезу вас всех как можно скорее домой, — сказала Джордж. — Мне не нравятся игры с людьми, которые размахивают пистолетами. Пошли. Поднимемся через колодец и пойдем к лодке.

Ребята побежали к колодцу и по одному протиснулись через отверстие к стенке. Потом они влезли по веревке и добрались до лестницы. Джулиан сказал, что здесь снова надо подниматься по одному — вдруг лестница не выдержит всех троих сразу.

Очень скоро они были наверху, на свежем воздухе — обнимали Энн и слушали, как она со слезами радости твердит, что счастлива видеть их всех живыми и здоровыми.

— Теперь пошли к лодке, — сказала наконец Джордж. — Поторопимся, эти люди могут вернуться каждую минуту.

Они побежали к бухточке. Лодка была на месте, там, где они ее вытащили на берег, чтобы ее не смыли волны. Но какое разочарование их ожидало!

— Они забрали с собой наши весла! — в смятении воскликнула Джордж.

— Какое свинство! Они знают, что без весел отсюда не уплывешь. Они боялись, что вы с Энн можете уплыть на лодке, поэтому, вместо того, чтобы тащить ее за собой, просто захватили наши весла. Теперь мы здесь застряли. Уехать отсюда не можем.

Ребята едва не заплакали от огорчения. После чудесного спасения Джордж и Джулиана из подземелья казалось, что все хорошо, а теперь положение снова стало безвыходным.

— Все это надо обдумать, — сказал Джулиан и сел так, чтобы сразу увидеть, если к острову будет подходить какое-нибудь судно. — Эта двое уехали, возможно, для того, чтобы где-то найти корабль, погрузить на него слитки и уплыть отсюда. Некоторое время их здесь не будет, так, по крайней мере, я надеюсь, потому что невозможно в спешке зафрахтовать судно, если, конечно, у них нет собственного корабля.

— А мы не можем отплыть с острова и привезти сюда людей, потому что они увезли наши весла, — сказала Джордж. — Мы не можем даже подать сигнал каким-нибудь рыбакам, потому что в такое время они не выходят в море. Это зависит от прилива. Похоже, нам придется терпеливо ждать здесь, пока они не вернутся и не заберут мое золото. Мы не можем им помешать!

— Знаете, — медленно заговорил Джулиан. — У меня вроде возник план. Дайте мне еще немного подумать.

Все молча ждали, пока Джулиан, нахмурив лоб, додумывал свой план. Потом он поднял глаза и улыбнулся.

— Думаю, должно получиться, — сказал он. — Вот слушайте! Мы терпеливо подождем, пока они вернутся. Что они станут делать? Отвалят камни от входа в подземелье и спустятся вниз. Они пойдут к складу, где оставили нас, думая, что мы все еще там, и войдут внутрь. Один из нас должен спрятаться внизу, чтобы запереть в этом каземате их самих. Тогда мы сможем отплыть либо на их моторке, либо, если они привезли наши весла, на своей лодке и позвать на помощь.

Энн сказала, что план замечательный, но Дик и Джордж не были так уж в этом уверены.

— Мы должны спуститься вниз и запереть дверь на щеколды чтобы они подумали, что мы все еще там внутри, — сказала Джордж. — И потом, вдруг тот из нас, кто будет ждать внизу, не сумеет задвинуть щеколды. Будет, наверно, трудно сделать это быстро. Эти люди поймают того, кто Останется внизу, а потом разыщут всех нас.

— Ты права, — задумчиво сказал Джулиан. — Так. Ну, предположим. Дик или тот, кого мы оставим внизу, не сумеет запереть их и они снова поднимутся наверх. Пусть! Но пока они будут в подземелье, мы завалим вход большими камнями так, как сделали они. И они не смогут выйти наружу.

— А как же Дик, он же будет внизу? — сразу же спросила Энн.

— Я могу опять вернуться через колодец, — живо отозвался Дик. — Внизу спрячусь именно я и постараюсь запереть их в этом складе, а если потребуется бежать, снова, выберусь по веревке и по лестнице через колодец. Эти двое не знают про колодец, так что, даже если они не окажутся пленниками в пещере, они останутся взаперти в подземелье.

Ребята еще раз обсудили этот план и решили, что лучшего им все равно не придумать. Потом Джордж сказала, что хорошо бы перекусить. Теперь, когда все переживания были позади, они почувствовали, что просто умирают с голоду. Ребята взяли в каменной комнатке еду и питье и стали есть на берегу бухточки, чтобы не пропустить, когда вернутся чужие. Часа через два они увидели вдалеке большое рыболовное судно и услышали стук двигателя моторки.

— Вот они! — воскликнул Джулиан, вскочив на ноги. — Вот судно, на которое они собираются погрузить золото и потом спокойно отплыть отсюда. И моторка тоже возвращается. Скорее, Дик, спускайся в колодец и прячься там, пока не убедишься, что они внизу!

Дик бросился к колодцу, а Джулиан сказал остальным:

— Нам надо спрятаться. Начался прилив, и мы укроемся за этими скалами, до которых он не доходит. Не думаю, что эти люди станут разыскивать Энн и Дика, но вдруг все-таки станут. Пошли скорее!

Все трое спрятались за скалами и слышали, как моторка, стуча двигателем, вошла в бухточку. Они слышали и голоса мужчин, переговаривавшихся между собой. Теперь их было не двое, а больше. Потом мужчины ушли с берега в сторону развалин замка.

Джулиан, прячась за скалами, пробрался поближе и старался рассмотреть, что делают приезжие. Он был уверен, что они разбирают завал, который устроили на входе в подземелье, чтобы помешать Дику и Энн спуститься вниз, и освободить их с Джордж.

— Джордж, иди сюда! — негромко позвал он сестру. — По-моему, они ушли вниз. Надо попробовать опять завалить вход этими камнями. Иди скорее.

Все трое побежали на старый двор замка. Камни действительно были отвалены от входа, мужчин больше не было видно. Они наверняка спустились вниз.

Ребята изо всех сил старались подтащить большие камни ко входу в подземелье, но у них не было столько сил, сколько у взрослых мужчин, поэтому они не смогли справиться с тяжелыми крупными глыбами. Они закрыли вход тремя камнями поменьше, и Джулиан надеялся, что мужчинам будет трудно отвалить их, действуя снизу.

— Только бы Дику удалось запереть их! — сказал он. — Пошли теперь к колодцу. Дик поднимется там, он ведь не сможет выйти здесь.

Они пошли к колодцу. Дик снял старую деревянную крышку, и она лежала на земле. Ребята наклонились над краем колодца и с нетерпением смотрели вниз. Что там делает Дик? Они ничего не слышали, а им так хотелось знать, что же происходит внизу!

А внизу происходило множество событий. Те двое мужчин и — с ними еще один спустились в подземелье, считая, что Джордж, Джулиан и собака сидят взаперти в складе со слитками. Они прошли мимо шахты колодца, не подозревая, что там прячется взволнованный мальчик, готовый вылезти через отверстие в стенке, как только они пройдут мимо.

Дик слышал, как они прошли. Он вылез из колодца и бесшумно последовал за ними. Он видел лучи света, которые бросали их мощные фонари. С бьющимся сердцем он крался по старым, пахнущим затхлостью коридорам между большими пещерами до тех пор, пока мужчины не свернули в широкий проход перед деревянной дверью в склад.

— Вот она! — услышал Дик голос одного из мужчин и увидел пятно света на двери, куда тот направил свой фонарь. — Золото здесь, и дети — тоже.

Мужчина отодвинул верхнюю и нижнюю щеколды. Дик был рад, что он успел их задвинуть. Не сделай он этого до прихода этих людей, они бы сразу увидели, что ребят нет внутри, и насторожились бы.

Мужчина открыл дверь и вошел внутрь. Второй шел вслед за ним. Дик подобрался как можно ближе и ждал, пока зайдет третий. Тогда он собирался захлопнуть дверь и запереть ее.

Первый мужчина обвел стены фонариком и вскрикнул от удивления:

— Детей здесь нет! Как странно. Где же они? Двое в этот момент были уже в складе, а третий как раз входил в него. Дик бросился вперед и захлопнул дверь. Раздался грохот, и эхо громко откликнулось в переходах и пещерах. Дик дрожащими руками взялся за щеколды. Они были тугие и ржавые. Мальчику было трудно задвинуть их в гнезда. А мужчины не теряли времени!

Услышав стук двери, они сразу же обернулись. Третий навалился плечом на дверь и сильно нажал. Дик в этот момент почти задвинул одну из щеколд в гнездо. Но тут все трое навалились на дверь, и щеколда сломалась.

Дик в ужасе смотрел, как открывается дверь! Он повернулся и побежал по темному проходу. Мужчины осветили проход фонарями и увидели Дика. Они бегом бросились в погоню за ним. Дик добежал до колодца. К счастью, отверстие было с другой стороны, и мальчику удалось пролезть внутрь, не попав в свет фонарей. Он едва успел это сделать, как мужчины поравнялись с колодцем. Никто из них не догадался, что беглец в колодце, и они пробежали мимо. — Эти люди вообще не знали про колодец!

Дрожа, как осиновый лист, Дик стал взбираться по веревке — он ее оставил привязанной к ступеньке лестницы. Добравшись до ее начала, он отвязал веревку: Дик подумал, что мужчины могут обнаружить колодец и попробуют выбраться наверх через него. Это у них не получится, если с лестницы не будет спущена веревка.

Мальчик быстро забрался по лестнице и протиснулся мимо каменной плиты наверху. Остальные трое стояли у края колодца, ожидая Дика. Они сразу же поняли по его виду, что ему не удался задуманный план. Ребята помогли ему выбраться из колодца.

— Не получилось, — сказал Дик, еле переводя дыхание — он поднимался по лестнице бегом. — Я не смог ничего сделать. Они открыли дверь силой, как раз когда я задвигал щеколды. Потом они гнались за мной. Еще успел добежать до колодца!

— Они пытаются отвалить камни у входа, — вдруг крикнула Энн. — Скорее! Что будем делать? Они нас поймают!

— Бежим к лодке! — крикнул Джулиан и взял Энн за руку, чтобы помочь ей бежать. — Скорее! Это наш единственный шанс. Они, наверно, сумеют отодвинуть камни.

Ребята побежали по двору. Джордж бросилась в каменную комнатку, когда они пробегали мимо, и захватила оттуда топор. Дик удивился, зачем он ей понадобился. Тимми с громким лаем скакал рядом с ними.

Они добежали до бухточки. Их лодка лежала на берегу без весел. Моторка тоже была рядом. Джордж прыгнула в нее и громко вскрикнула от радости:

— Вот наши весла! Возьми их, Джулиан. У меня здесь есть еще дело. Быстро стащите нашу лодку на воду!

Джулиан и Дик взяли весла, потом потащили лодку к воде. Мальчики никак не могли понять, что Джордж делает в моторке. Оттуда доносился грохот и треск.

— Джордж! Джордж! Кончай! Они отвалили камни! — крикнул Джулиан.

Он увидел, что трое мужчин бегут к берегу бухты.

Джордж прыгнула с моторки и присоединилась к остальным. Они столкнули свою лодку на воду, Джордж схватила весла и начала изо всех сил грести прочь от берега.

Трое мужчин подбежали к своей моторке и вдруг в смятении застыли на месте, потому что Джордж привела ее в полную негодность. Она изрубила топором двигатель и какие-то еще механические части, которые попадались ей под руку, и теперь мотор было невозможно завести. И починить его теми немногими инструментами, которыми располагали эти люди, тоже не было возможности.

— Дрянная девчонка! — заорал Джейк, грозя Джордж кулаком. — Подожди, я доберусь до тебя!

— Подожду! — крикнула в ответ Джордж, и в ее голубых глазах сверкнули искорки гнева. — И вам тоже придется подождать! Теперь вам не выбраться с моего острова!

КОНЕЦ УДИВИТЕЛЬНОГО ПРИКЛЮЧЕНИЯ

Трое мужчин стояли на берегу и глядели вслед лодке, которую Джордж сильными ударами весел уводила все дальше в море. Сделать они ничего не могли, их моторка совершенно вышла из строя.

— Рыболовное судно, что ждет их там, слишком велико, чтобы зайти в этот маленький заливчик, — сказала Джордж, налегая на весла. — Им придется ждать, пока кто-нибудь не доберется к ним на лодке. Представляю, в какой они ярости.

Ребятам пришлось проплыть близко к большому рыболовному судну. С борта их окликнул мужской голос:

— Эй, на лодке! Вы что, с острова Киррин?

— Не отвечайте, — сказала Джордж. — Не говорите ни слова.

Все сидели молча и смотрели в сторону, будто не слышали, что их окликнули.

— Эй, на лодке! — сердито заорал мужчина. — Вы что, глухие? Спрашиваю, вы с острова?

Ребята продолжали молчать и смотреть в сторону, а Джордж изо всех сил налегала на весла. Мужчина на судне отступился и стал озабоченно смотреть в сторону острова. Он был уверен, что дети отплыли с острова, и достаточно знал о планах своих товарищей. Поэтому он забеспокоился, все ли у них в порядке.

— Он может спустить лодку с судна и поплыть к острову, чтобы выяснить, что там происходит, — сказала Джордж. — Ну что он там может сделать? Только увезти тех троих и несколько слитков. Хотя, думаю, вряд ли они решатся тронуть золото теперь, когда мы спасены и расскажем все, как было.

Джулиан обернулся и посмотрел на рыболовное судно. Через некоторое время он заметил, что там спускают на воду лодку.

— Ты права, — сказал он Джордж. — Они испугались, что дело разладилось, и теперь отправляются, чтобы вывезти тех троих. Какая жалость!

Их маленькая лодка подошла к берегу. Ребята спрыгнули в мелкую воду и вытащили лодку на песок. Тимми тоже тянул веревку, яростно виляя хвостом. Он очень любил принимать участие во всем, что делали ребята.

— Ты поведешь Тима к Джеймсу? — спросил Дик. Джордж отрицательно покачала головой.

— Нет, — сказала она. — У нас на это нет времени. Надо поскорее рассказать обо всем, что произошло. Я привяжу Тима к забору в палисаднике.

Ребята бегом направились к Киррин-коттеджу. Тетя Фанни работала там в саду. Она удивленно посмотрела на бегущих ребят.

— В чем дело? — спросила она. — Я думала, вы вернетесь только завтра или послезавтра. Что-нибудь случилось? Дик, что у тебя со щекой?

— Пустяки, — ответил Дик.

— Тетя Фанни, где дядя Квентин? — хором заговорили остальные. — Мы должны рассказать ему что-то важное.

— Мама, у нас было такое приключение!

— Тетя Фанни, нам надо столько вам рассказать! Вот услышите!

Тетя Фанни удивленно смотрела на растрепанных и взволнованных ребят.

— Что же случилось? — снова спросила она. Потом повернулась к дому и крикнула: — Квентин! Квентин! Иди сюда. Детям нужно рассказать нам что-то.

Дядя Квентин вышел из дома с довольно сердитым видом, потому что его оторвали от работы.

— В чем дело? — спросил он.

— Дядя, это насчет острова Киррин, — сразу же ответил Джулиан. — Его ведь еще не купили, верно?

— Практически он продан, — ответил дядя. — Я уже поставил свою подпись, а покупатели должны подписать бумаги завтра. Почему ты спрашиваешь? Какое вам до этого дело?

— Дядя, эти люди завтра не подпишут бумаги, — ответил Джулиан. — Знаете, почему они хотели купить остров и замок? Вовсе не затем, чтобы построить там отель или еще что-нибудь, а потому, что они знали, что там находится потерянный золотой клад!

— Что за ерунду ты несешь? — сказал дядя.

— Это вовсе не ерунда, папа! — негодующе крикнула Джордж. — Все это — правда. В шкатулке, которую ты продал, была карта старого замка, а на ней показано, где мой прапрапрадедушка спрятал золотые слитки.

Отец Джордж и удивлялся, и сердился. Он просто не верил ни одному слову ребят, но его жена поняла по серьезным лицам всех четверых, что действительно речь идет о чем-то важном. И тут Энн неожиданно разрыдалась. Пережитые волнения сказались на ней, и она просто не могла вытерпеть, что дядя не хочет верить их правдивому рассказу.

— Тетя Фанни, тетя Фанни, мы говорим правду, — рыдала девочка. — Как ужасно, что дядя не верит нам! О, тетя Фанни, у того человека был револьвер, и он запер Джордж и Джулиана в пещере с дверью, и Дику пришлось спускаться в колодец, чтобы выпустить их на свободу. А потом Джордж разбила топором мотор на их лодке, чтобы они не могли скрыться с острова

Тетя и дядя никак не могли взять в толк, что же произошло, но дядя Квентин все же подумал, что дело серьезное и в нем надо разобраться.

— Разбила мотор на катере? Зачем? — спросил он. — Пойдемте в дом. Я должен выслушать всю историю с начала и до конца. Она мне представляется совершенно неправдоподобной.

Все двинулись к дому. Тетя посадила Энн к себе на колени. Джордж и Джулиан рассказали обо всем, что произошло, не пропуская подробностей. Тетя Фанни даже побледнела, особенно когда услышала о том, как Дик спускался в колодец.

— Ты мог погибнуть, — воскликнула она. — О, Дик, это очень смелый поступок.

Дядя Квентин слушал, не скрывая изумления. Он никогда не любил детей, они всегда только утомляли его своей, как он считал, глупостью и необузданностью. Но сейчас, слушая Джулиана, он сразу же изменил свое мнение об этих четверых.

— Вы действовали очень умно, — сказал он. — И очень мужественно. Я горжусь вами, да, горжусь вами всеми. Не удивительно, что ты не хотела, чтобы я продавал остров, Джордж, раз ты знала насчет слитков. Но почему ты ничего не сказала о них?

Четверо ребят смотрели на него и молчали. Не могли же они ему сказать: «Во-первых, вы бы нам не поверили; во-вторых, вы раздражительны и несправедливы, и мы вас боимся; в-третьих, мы вам не доверяли…»

— Почему вы не отвечаете? — спросил дядя. За них ответила тетя.

— Квентин, дети тебя боятся, — сказала она мягко. — И, наверно, им не хотелось обращаться к тебе. Теперь, когда они все рассказали, ты можешь взять дело в свои руки; дети ничего больше предпринять не в состоянии. Ты должен позвонить в полицию и послушать, что там скажут на этот счет.

— Правильно, — сказал дядя Квентин и сразу же встал. Он похлопал Джулиана по плечу и сказал: — Молодец, ты все делал как надо, — Потом он взъерошил кудрявые волосы Джордж и добавил: — И тобой я тоже горжусь, Джордж. Ты не хуже любого мальчика.

— О, папа, — сказала Джордж, краснея от удовольствия и удивления. Она улыбнулась отцу, и он улыбнулся ей в ответ. Ребята заметили, что, когда дядя улыбается, лицо его становится очень приятным. Вообще-то они с Джордж были очень похожи. Оба казались некрасивыми, когда хмурились, и на обоих было приятно глядеть, когда они смеялись или улыбались.

Дядя Квентин отправился звонить по телефону в полицию и своему адвокату. Ребята стали есть печенье и сливы и рассказывать тете еще множество подробностей, которые упустили прежде в разговоре с дядей.

В это время из палисадника донесся громкий сердитый лай. Джордж с тревогой посмотрела на мать.

— Это Тимми. — сказала она. — Я не успела отвести его к Джеймсу, у которого держу его. Мама, Тимми помогал нам на острове. Извини, что он лает, но, наверно, это от голода.

— Приведи его сюда, — неожиданно сказала мать. — Он тоже — настоящий герой, надо хорошенько его накормить.

Джордж радостно улыбнулась и поспешила за Тимми.

Она отвязала его, и пес побежал в комнату, виляя своим длинным хвостом. Увидев тетю Фанни, он сначала насторожил уши, а потом лизнул ей руку.

— Хорошая собака, — сказала она и погладила Тимми. — Сейчас дам тебе поесть.

Тимми пошел за тетей Фанни на кухню. Джулиан улыбнулся Джордж.

— Видишь, твоя мама просто молодец.

— Да, но не знаю, что скажет отец, когда увидит, что Тим в доме, — с сомнением ответила Джордж.

Ее отец почти сразу же вернулся. Выражение лица у него было самое решительное.

— В полиции отнеслись к нашему делу очень серьезно, — сообщил он. — Мой адвокат — тоже. Все считают, что вы, дети, вели себя очень умно и смело. Джордж, адвокат сказал, что слитки, безусловно, принадлежат нам. Что, их действительно так много?

— Папа! Их сотни! — воскликнула Джордж. — Целые сотни! Они лежат кучей там в подземелье. О, папа, мы теперь богатые?

— Да, — сказал отец. — Мы теперь богаты. Достаточно богаты, чтобы дать тебе и твоей маме все, что я много лет мечтал дать вам, но не имел для этого возможности. Я много работал ради вас, но такая работа, как у меня, не дает больших доходов. Я стал раздражительным и угрюмым. Но теперь у тебя будет все, что ты захочешь.

— Я не хочу ничего, у меня все есть, — ответила Джордж. — Но все же одну вещь я хочу иметь больше всего на свете, и это не будет тебе стоить ни пенни.

— Ты это получишь, дорогая моя девочка, — ответил отец, к удивлению Джордж обнимая ее. — Скажи только, чего ты хочешь, и ты это получишь, даже если оно стоит сто фунтов.

Как раз в эту минуту в коридоре, ведущем в комнату, послышался топот здоровенных лап. В двери появилась лохматая голова и вопросительно оглядела присутствующих. Конечно, это был Тимми.

Дядя Квентин посмотрел на него в немом удивлении. Потом он сказал:

— Смотрите-ка, Тим. Привет, Тим!

— Папа, Тимми и есть то, что я хочу иметь больше всего на свете, — сказала Джордж, сжимая руку отца. — Ты даже не представляешь, каким он был нам другом там, на острове. Он бросался на этих людей, хотел покусать их. Папа, мне не нужен никакой другой подарок, я только хочу, чтобы Тимми был мой и жил у нас здесь. Мы теперь можем позволить себе построить для него конуру, и я позабочусь, чтобы он не мешал тебе, вот увидишь.

— Конечно, ты можешь держать его здесь, — ответил отец, и Тимми тут же вбежал в комнату, виляя хвостом. Он выглядел так, будто понимал каждое слово из того, что говорилось. Он даже лизнул дяде Квентину руку! Энн сочла, что это очень смелый поступок.

Но ведь дядя Квентин совсем переменился. Казалось, с его плеч свалился очень большой груз. Они теперь были богаты. Джордж сможет учиться в хорошей школе, тетя Фанни получит все, что он всегда мечтал ей дать, а сам он будет продолжать свою научную работу, не думая о том, что зарабатывает недостаточно, чтобы хорошо обеспечить семью. Дядя улыбался всем и казался очень славным и милым человеком.

Джордж была счастлива, что все решилось с Тимми. Она бросилась отцу на шею, чего не делала уже давно. Он удивился, но был очень доволен.

— Да, все это очень хорошо! Кто это там? Кажется, уже приехала полиция, — сказал он.

Это действительно приехали полицейские. Они переговорили с дядей Квентином. Потом один из них остался, чтобы записать рассказ ребят, а остальные пошли за лодкой, чтобы отправиться на остров.

Тех людей на острове больше не было. Лодка с рыболовного судна увезла их, и теперь и судно, и лодка исчезли. Моторка все еще стояла там, совершенно непригодная к плаванию. Инспектор с улыбкой посмотрел на разбитый двигатель.

— Серьезная молодая леди эта мисс Джорджина, — сказал он. — Хорошо поработала! На этой моторке уехать было невозможно. Нам придется тянуть ее в порт на буксире.

Полицейские привезли с собой несколько слитков, чтобы показать дяде Квентину. Они опечатали дверь в каземат, чтобы никто не мог проникнуть туда, пока дядя Квентин не будет готов забрать золото. Все делалось тщательно и как полагается по закону, но, с точки зрения ребят, ужасно медленно. Они надеялись, что тех людей сразу поймают и посадят в тюрьму и что полиция немедленно привезет с острова все золотые слитки!

Все четверо очень устали и совсем не протестовали, когда тетя сказала, что надо лечь спать пораньше. Все переоделись, и мальчики пошли в спальню девочек, чтобы вместе поужинать. Тимми тоже был там и готовился подбирать кусочки и крошки.

— Ну что, должен сказать, приключение у нас было замечательное, — сонно проговорил Джулиан. — Мне даже как-то жаль, что оно уже позади, хотя временами на острове оно мне не очень-то нравилось, в особенности когда нас с тобой, Джордж, заперли в этой пещере. Это было страшновато.

Джордж казалась очень счастливой. Она грызла имбирные пряники и улыбалась Джулиану.

— Подумать только! Я так ужасно не хотела, чтобы вы приезжали сюда и жили у нас. Я собиралась вести себя с вами по — свински, чтобы вам захотелось поскорее вернуться к себе домой. А теперь мне грустно даже думать, что вы уедете, а ведь вам придется уехать, когда кончатся каникулы. И тогда, после того как со мной были трое друзей и мы вместе пережили такие приключения, я снова останусь одна-одинешенька. Я никогда прежде не чувствовала себя одинокой, но теперь знаю, мне будет одиноко.

— Нет, ты не будешь, — перебила ее Энн. — Ты можешь сделать кое-что и тогда больше никогда не останешься одинокой.

— Что ты имеешь в виду? — удивленно спросила Джордж.

— Ты можешь попросить, чтобы тебя отдали в тот же пансион, где учусь я, — ответила Энн. — У нас очень хорошая школа, и нам разрешают держать кошек или собак, значит, ты сможешь взять с собой Тимми.

— Боже! Правда его можно туда взять? — сияя, спросила Джордж. — Тогда я согласна. Я всегда отказывалась уезжать в школу, но теперь я вижу, насколько лучше и веселее быть с друзьями, чем самой по себе. А если я еще и смогу взять с собой Тима, тогда все просто замечательно!

— Мальчики, вам пора в свою спальню, — сказала тетя Фанни, появляясь в дверях. — Смотрите, Дик сейчас упадет со стула, такой Он сонный. Вам всем должны сегодня присниться хорошие сны, ведь вам есть чем гордиться — позади такие удивительные события. Джордж, что это, Тим у тебя под кроватью?

— Да, мама, — ответила Джордж, делая вид, что удивлена. — Боже, Тим, что ты тут делаешь?

Тимми выполз из-под кровати и подошел к тете Фанни. Он лег на брюхо и с самым умоляющим выражением стал смотреть на нее своими коричневыми глазами.

— Ты что, хотел бы ночевать сегодня в комнате девочек? — смеясь, спросила тетя Фанни. — Ладно, один раз я тебе это позволю.

— Мамочка! — крикнула Джордж, буквально задыхаясь от радости. — Спасибо тебе, большое спасибо! Как ты догадалась, что мне не хочется расставаться с Тимми именно сегодня? Спасибо, мамочка! Тим, ты можешь лечь на подстилке в углу.

Четверо счастливых ребят разошлись по своим кроватям. Их замечательное приключение закончилось. А впереди были еще длинные каникулы, и теперь, когда дядя Квентин разбогател, их ждут подарки, как он обещал. Джордж будет учиться в одной школе с Энн, и Тимми всегда будет с ней. Остров и замок тоже принадлежат ей, как раньше. Словом, все — замечательно!

— Я так рада, что остров Киррин не продан, Джордж, — сонным голосом сказала Энн. — Как хорошо, что он остался твоим.

— Он не только мой, — ответила Джордж. — Он принадлежит еще троим — тебе, Джулиану и Дику. Я поняла, как приятно делиться с друзьями. Завтра я напишу документ о том, что передаю вам троим по четверти прав на остров и замок, чтобы они принадлежали всем нам вместе!

— О, Джордж, как это здорово! — сказала Энн. — Мальчики будут так рады, и я так счаст…

Энн заснула, не договорив. Заснула и Джордж. В другой комнате спали мальчики. Им снились золотые слитки, подземелья и другие удивительные сны.

Только одно живое существо не спало, и это был Тимми. Подняв одно ухо, он прислушивался к дыханию детей и, как только убедился, что все заснули, тихо встал с подстилки и подкрался к кровати Джордж. Он встал на край кровати передними лапами и принюхался, потом прыгнул на кровать, устроился в ногах у Джордж, вздохнул и закрыл глаза. Четверо ребят были очень счастливы, но Тимми — счастливее всех!

— О, Тим, — сквозь сон пробормотала Джордж, почувствовав рядом его теплое тело. — Тим, тебе нельзя спать здесь, но ты такой теплый и мягкий. У нас пятерых еще будут другие приключения, верно?

Так оно и случилось, но это уже другая история.


home | my bookshelf | | Тайна острова сокровищ |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 111
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу