Book: Марс, 1939 год



Щепетнев Василий

Марс, 1939 год

ВАСИЛИЙ ЩЕПЕТНЁВ

МАРС, 1939 г.

ГЛАВА 1

Шаров зажмурился. Ну, сейчас. Кисленький леденец, неуместный, легкомысленный, отвлекал, заставляя сглатывать слюну. Для того и дали мальчику. Он считал про себя: тринадцать, четырнадцать...

Не было ни шума, ни удара, ни толчка, только уши заложило и захолодело внутри, словно клеть ринулась вниз, в забой.

Приехали. Переместились.

Он открыл глаза. Сквозь бязевую стеночку кабинки пробивался голубоватый свет. Пора выгружаться.

Он неловко - и легкость тела, и непривычно медленно раскачивающийся гамак сбивали - соскочил вниз. Соскок тоже получился медленный, сонный. Марс, однако.

- Иван Иванович, мы... уже? - Лукин последовал примеру начальника и теперь стоял, отряхиваясь от несуществующей пыли. Хороший парень, и обращается, как к дяде родному. У нас вообще хорошая молодежь. Замечательная. Достойная смена. Уважает старших, например. Так, уважая, и съест. Этот, похоже, уже начал.

- Уже что, подпоручик? - Шаров подчеркнуто выделил звание. Не люблю амикошонства.

- Ну... Переход... Он состоялся?

- Разумеется. Наша техника безотказна, вы разве не уверены в этом?

- Все-таки боязно, - Лукин решил не замечать холодности капитана. Ничего, всему свое время. - Сколько отмахали. Раз - и мы здесь.

Бязь дрогнула. Снаружи послышались шаги. Наверное, так ходят ангелы: едва задевая землю, готовые в любую минуту взлететь, случись впереди грязь и горе.

- Добро пожаловать в Алозорьевск,- а вот голос был не ангельский. Сухой, скрипучий. Старьевщик на кишиневском базаре или одесский золотарь. Гадать, впрочем, долго не пришлось: занавесь откинулась, и обладатель голоса показался. Старичок в длинном, до пола, докторском халате.- Добро пожаловать, - повторил он. - Как матушка?

- Вращается помаленьку.

- Это хорошо,- без особой радости произнес старичок. - Позвольте рекомендоваться: санитарный ответственный Зарядин, третья категория значимости. А вы, полагаю, инспекция из Столицы.

- Так и есть, - подтвердил Шаров. Из конспирации их департамент любил насылать этакие вот инспекции. Грош цена конспирации в базарный день, а по будням - алтын, но традиции... Свято блюдем-с, да-с. Не щадя живота, ваше-ство!

- Вас ожидают. Сразу после декомпрессии я отведу вас к первому вожаку, - не без гордости - к каким лицам вхож - произнес старичок.

- Зачем декомпрессии? - Лукину не терпелось. На службе Родине мгновеньем дорожи.

- Воздух стравливаем, - успокаивающе объяснил Зарядин. - Во внутренней зоне давление ноль четыре земного. Сразу нельзя. Кровь закипит.

- Долго ждать? - спешит, спешит выказать Лукин рвение.

- С полчаса. Да вы проходите. Присядьте, отдохните. Чаю с дороги не желаете?

- Нет, - Шаров вдохнул марсианский воздух, затекающий в кабинку, тяжелый и несвежий. Отчетливо вспомнилось дело ныряющей лодки "Декабрист", в отсеках которой он провел месяц, прежде чем нашел немецкого шпиона. Настоящего, не выбитого. По выбитым вон Лукин специалист. Хватаешь человека, бьешь с упорством, и готов шпион, хоть английский, хоть японский. Гваделупские не требуются? Извольте приказать, мы мигом...

Кресла оказались зубоврачебные: массивные, с подголовниками, прикрытыми накрахмалеными чехлами. Он сел, вытянул ноги. Приемный зал был копией земного, но копией еще более тусклой, ношеной. Вдоль стен тянулись скамьи, а над ними - сальные полосы, следы голов. Пять лет преобразования Марса, а это - Главные ворота первопроходчиков. Даже единственные, если быть точным. Но излишняя точность - грубейшая ошибка, как говаривал учитель математики в далекие гимназические годы. И везде - в газете, выступлениях, рапортах и молитвах ворота назывались - Главными. Вверху, руками не достать - панно. Первый покоритель Марса в момент Подвига.

- Носом дышите, так богаче. А к запаху привыкните быстро, сами не заметите.

- Не моетесь вы здесь, что ли? - недовольно спросил Лукин, морща свой образцовый славянский нос.

- Нас сюда не мыться послали, молодой человек, а преобразовывать планету, - обиделся старичок. Лукин хотел было осадить Зарядина, подумаешь, третья категория, открыл даже рот, но не нашелся и только угрюмо посмотрел на санитарного ответственного.

- И каковы успехи преобразования? - разрядил обстановку Шаров.

- Стараемся, - неопределенно ответил Зарядин. Ему кресла не хватило, и он ходил вдоль стены со скамейкой. Пол - каменный, не протопчет. - Вы глубоко не дышите, легче, на полвдоха. Иначе голова закружится.

Время тянулось. Шаров покосился на чемоданчик, полпуда личных вещей, положенных уставом, здесь вес совсем ерундовый. Значит ли это, что можно было взять вещей больше? Какая разница. Где ж их взять-то? Достать книжку? Нет, никакого удовольствия читать здесь. И Лукина радовать не стоит, книжка не входила в список разрешенных.

Зарядин не просто ходил, он еще и посматривал на манометр у выхода. Наконец, старик объявил:

- Декомпрессия завершена!

Вот как. Спасибо. А мы бы не догадались.

Дверь грязно-серого цвета отошла вбок. Широкий коридор с невысоким потолком того же крысиного цвета, торная дорога Марса. Впрочем, они почти сразу свернули в боковой ход, поуже и почище. Но с охранниками. Еще пост, еще и еще. Никто не спрашивал паролей и документов. В лицо знали. Подготовились. Декомпрессия - штука полезная.

Коридорчик стал совсем узким, на одного рыцаря, зато под ногами появилась ковровая дорожка. Горячее, горячее!

Действительно, вскоре они оказались в типичном кабинете-предбаннике: секретарь за столом, по бокам - пара охранников, верховные вожаки на стене (холст, масло, 230х160), и спесивая, одетая в кожу, дверь Самого.

- Капитан Шаров, вас ждут. Подпоручик Лукин, вы останетесь здесь. Личные вещи доставят в ваши отсеки.

Чего же сразу не взяли, еще в камере перехода? Не по чину?

Поставив чемоданчик на пол, Шаров взялся за ручку двери. Раскрылась дверь легко, но за ней оказался не кабинет, а тамбур. Пришлось опять постоять, недолго, пару минут. Любят на Марсе декомпрессию.

То ли Шаров принюхался, то ли воздух в кабинете первого вожака был иным, но вонь немытого тела исчезла, напротив, пахло степными травами, простором. Органическая химия на службе людям. И каким людям!

За небольшим, уездные вожаки и поболее имели, столом, сидели двое. Гадать особенно было нечего: в кресле напротив двери, прямо под портретами (точная копия картины секретарского кабинета) сидел первый вожак, а несколько сбоку, и креслице уже - кто-то поменьше. Очевидно, третий, как и везде, ответственный за безопасность.

- А вот и посланец Земли, - преувеличенно бодро проговорил первый вождь. - Капитан Шаров, не правда ли?

- Так точно, ваше превосходительство

- Не устали с дальней дороги, капитан?

- Никак нет, ваше превосходительство.

- Без чинов, без чинов. Меня зовут Александр Алексеевич. Ушаков Александр Алексеевич. Да вы и сами это знаете, верно?

Шаров знал.

- А это - наш третий, Юрий Михайлович Спицин. Ваш, некоторым образом, коллега.

- Очень приятно,- третий сказал приветствие так, что можно было подумать, и в самом деле - приятно.

- Вы поудобнее, поудобнее располагайтесь. Сбитень, чай?

- Благодарю, - Шаров сел в предложенное кресло.

- Сбитню нам - в переговорную трубку скомандовал Ушаков.

Внесли - словно по мановению волшебной палочки. И никаких декомпрессий.

- Сбитень на Марсе - первое дело. Воздух сухой, редкий. А снаружи о!

- Сейчас еще ничего, лето. Зимой, конечно, люто, - третий пил сбитень с удовольствием. Лицо его, обветренное, желтого марсианского загара, раскраснелось и вспотело.

- Лето,- подтвердил и Ушаков. - Мы вот сегодня с Юрием Михайловичем ходили-ходили, под солнцем кости парили. Плюс три в полдень, жара.

Наконец, сладкий, теплый сбитень был выпит. Шаров последним поставил стакан на поднос. Подстаканник - оловянный, но сделан мастером. Искусства в нем было больше, чем в обеих картинах с вожаками.

- Итак, капитан, может быть, вы нам расскажите, что привело вас сюда. Если не секрет, конечно.

Шаров отстегнул с ремня планшет, открыл неторопливо. Секрет, еще какой секрет. Но не для всех.

- Причиной моей инспекции послужила эта статья, - Шаров развернул бумагу. - Появилась она во вчерашнем номере "Таймс"

- "Таймс"? - удивленно протянул Ушаков.

- Лондонская газета.

- Ну, что у них не одна газета, а много, мы в курсе, - первый озадаченно разглядывал полосу, густо измазанную цензурными вымарками.

- В статье пишется о невыносимых условиях жизни в марсианских колониях России.

- Не курорт, - пожал плечами Ушаков.

- Упоминается катастрофа в экспериментальном поселке "Свободный Труд", когда из-за неполадок подачи кислорода в ночь с седьмого на восьмое августа задохнулись десятки человек.

- Ну, это ... - Ушаков вдруг замолчал

- Постойте, - третий вожак, Спицин, похоже, понял.- В ночь с седьмого на восьмое августа...

- Тысяча девятьсот тридцать девятого года. Неделю назад.- подтвердил Шаров.

- Но откуда они в Лондоне об этом узнали? - недоуменно и даже гневно спросил первый вожак.

- Полагаю, именно это и должен выяснить наш капитан. Не так ли?

Шарову оставалось лишь утвердительно склонить голову.

ГЛАВА 2

- Ваши полномочия?- благожелательно продолжил третий.

Шаров протянул мандат.

- Серьезная бумага, - Спицин передал мандат Ушакову, но тот вернул его Шарову, не читая. Не царское то дело. - Что ж, можете рассчитывать на наше полное содействие.

- Самое полное, - уточнил Ушаков. - Найдите мне этого мерзавца, отыщите любой ценой.

Похоже, что Ушаков подрастерялся: начинает давать указания.

- Что вам потребуется? - третий был более опытным в делах безопасности. Не удивительно. Ему по должности положено.

- Все. Свободный доступ в любое место, к любому человеку, к любому документу. Транспорт. Сопровождающий, компетентный и неболтливый. Остальное - по ходу дела.

- Мы выдадим вам генеральный пропуск. Транспорт - не проблема, если вы действительно хотите выйти наружу. Сопровождающий... - Ушаков вопросительно посмотрел на Спицина.

- Сопровождающим будет санитарный ответственный Зарядин. Опытный человек, лояльный, по роду службы знающий всех и вся, лучшего и придумать трудно. Ну, а от службы безопасности... Я подойду?

- Ваше превосходительство...

- Тогда решено. Когда вы приступаете к работе?

- Сейчас,- Шаров не ждал ничего иного. Прямой контроль местного руководства. Еще бы. Ведь от результатов расследования зависит судьба самого руководства. Это только говориться - дальше Марса не пошлют. Еще как пошлют! А даже и оставят то кем?

- Мы выделим вам кабинет, при департаменте безопасности. Тогда вам удобнее будет пользоваться нашими материалами, да и помощь всегда под рукой будет - конвой или еще кто понадобится, - третий давно уже все решил. Ну, ну...

- Кабинет, конечно, не помешает. Но сейчас я хотел бы знать, что в действительности произошло в поселении "Свободный труд" и почему в Столицу ничего не сообщили?

- Да ничего особенного не произошло, - поморщился Ушаков. - Рабочий момент. Цифры не настолько уж и велики, чтобы выделять их отдельной строкой. Если вам подробности нужны, Юрий Михайлович доложит.

- Конечно,- Спицин и глазом не моргнул. - А лучше всего услышать из первых уст, знаете ли. Проект научный, тонкости... Мы особенно не вмешиваемся, даем людям работать. До известных пределов, конечно. Теперь вмешаемся. Свотрой Орсенева занимается, с ней и поговорить надо.

- Свотрой?

-"Свободным Трудом", экспериментальным поселком. Привыкли к сокращению, знаете ли...

- Тогда я хочу видеть вашу Орсеневу.

- Сейчас она как раз должна возвращаться из Свотры. Думаю, через полчаса будет.

- Хорошо, - Шарова эти оттяжки не радовали, но монастырь все-таки чужой. - Мне еще нужны списки всех, связанных с этим научным проектом...Свотры... и всех, имеющих доступ к Воротам.

- А на Земле... На Земле проверили?

- Проверяют. Еще как проверяют, - Шаров мог бы добавить, что все проверяемые признались во всем, но ни одно признание не сочли удовлетворительным. Не знал никто о Свободном Труде, об английской "Таймс" да и получить что-нибудь с Марса минуя Контроль, по-прежнему казалось невозможным.

Но ведь получили!

- Списки мы тоже подготовим через полчасика. А пока, капитан, устраивайтесь. Вас проводят в гостевой отсек, подкрепитесь, а там и начинайте, - третий вежливо предлагал ему удалиться. И славненько. По крайней мере, обошлись без велеречивых упоминаний Третьего Рима, Наследства Шамбалы и прочей верноподданнической риторики

На выходе декомпрессии не было.

Зато был Зарядин, санитарный ответственный.

- Я провожу вас в отсек. Рядышком, а с непривычки найти трудно, старичок повел его по коридорам. Вергилий или Иван Сусанин? Вергилий Иванович Сусанин.

Впереди послышались окрики, шум. Невидимо, за поворотами шли люди.

- Пополнение, вечернее пополнение, - охотно пояснил Зарядин. - По уставу я их принимаю, но теперь придется помощничку моему. Ничего, он смышленый.

- Пополнение?

- Ну да. Новые поселенцы. Человек сорок-пятьдесят, думаю. Обычно максимум пятьдесят набирается.

Путь их свернул в сторону, коридорчики выли окрашены веселеньким желтым цветом.

- Вот здесь вам жить, - Зарядин открыл дверь с табличкой "# 2-А"

Жилье не манило. Камера, а не жилье. Без окон, как и все виденное до сих пор. Но Зарядин явно восхищался роскошью.

- Вот здесь - удобства. Расход первичной воды - из синенького крана, видите, десять литров в сутки, а вторичной - вообще ненормирован.

Первичной? Вторичной? Шаров не стал уточнять.

- Это ваш ключ.

- А подпоручик Лукин, он где?

- Да рядом, в номере "2-С". За углом как раз. Позвать?

- Пока не нужно.

- Тогда я оставлю вас на полчасика. Располагайтесь.

Без Зарядина номер показался чуть просторнее. У кровати стоял его чемоданчик, удивительно вписавшийся в спартанскую обстановку. Вторичная вода, надо же.

Впрочем, вода как вода - на вид, на запах. Пробовать ее Шаров не стал, и умылся тоже - из синенького крана. Текла вода тонкой струйкой, экономно, и была - ледяной. Поневоле беречь будешь.

Шаров посмотрел на часы. Надо будет о местном времени справиться. Сколько у них длятся полчасика?

Ровно тридцать минут.

Вернулся санитарный ответственный с запечатанным пакетом с бумагами: генеральным пропуском (несмотря на громкое название, документ оказался невзрачным), длинным, на пять страниц, списком лиц, участвующих в разработке "Легкие" поселка Свободный Труд и, поменьше, едва на лист задействованных в обслуживании установки перемещения. Еще принес Зарядин карту, с грифом "секретно" - Алозорьевск и его окрестности. Свободного Труда на карте не было.

Пока Шаров укладывал бумаги в планшет, старик молча стоял у двери. Молча и как-то сковано. Совсем иначе, чем раньше. Интересно, какие новые указания он получил?

- Позовите, пожалуйста, Лукина.

Подпоручик явился незамедлительно

- Устроились?

- Так точно, Иван Иванович, виноват, камрад капитан - и тут Лукин не сплоховал, обращение не воинское, а партийное, мол, помни, друг, перед партией мы равны, и подпоручик, и капитан. Неизвестно еще, кто ровнее, да...

- Тогда, поручик, выясните, у кого была возможность отправить сообщение на Землю в течении срока от происшествия до публикации в газете. Составьте список, а позднее мы его изучим.

- Слушаюсь, камрад капитан, - Лукин браво развернулся, щелкнул каблуками. Как он быстро приноровился к Марсу, сокол. Тренировался?

- Теперь я хочу видеть Орсеневу.

- Прикажите вызвать ее в ваш кабинет?

- Кабинет? Ах да, кабинет... Нет, я бы хотел встретиться с ней на ее территории. Далеко она работает?

- В Научном корпусе. Здесь все недалеко, в Алозорьевске, если идти сквозными ходами. Минут шесть, семь.

И действительно, через семь минут они были у входа в Научный корпус.

Их ждали.

- Проходите, пожалуйста, - вид у встречающего был вполне академический, но Шарову показалось, что это - свой. В смысле - из того же департамента. Все там свои такие, что чужих не нужно. - Позвольте представиться - магистр Семеняко, товарищ директора по науке.

Магистр, да уж. Гец фон Берлихинген унд Семеняко. Шаров пожал протянутую руку:

- Капитан Шаров.

- Коллега Орсенева сожалеет, что не смогла встретить вас сама, но у нее в графике важный эксперимент. Она просит подождать, немного, минут десять. Или, если хотите, я проведу вас в ее лабораторию.

- Ведите.

Коридоры Научного корпуса пахли иначе - аптекой, грозой, почему-то сеном, но не свежим, а тронутым, с мышиным пометом.

- Прошу, - открыл дверь Семеняко. Они оказались в небольшой комнате, сотрудники - три женщины в подозрительно свежих халатах вытянулись при их появлении.

- Людмила Николаевна в боксе, - доложила одна из них.

- Работайте, работайте, - магистр неопределенно помахал рукой, и женщины вновь склонились над микроскопами. Бурная научная деятельность.

Магистр подошел к стене, раздвинул шторки, открыв круглый, с блюдце, иллюминатор.

- Бокс, - жестом он пригласил заглянуть внутрь.

Смотреть, собственно, было не на что. Сквозь запотевшее стекло смутно виднелась двигающаяся меж стеллажей фигура в комбинезоне.

- Здесь воспроизведена атмосфера Марса,- пояснил магистр.- Вернее, она была марсианской, но теперь, в ходе эксперимента, параметры ее значительно изменились. Не земная, пока еще нет, но ей вполне можно дышать, при определенной привычке, разумеется. Ну вот, коллега Орсенева сейчас выйдет.



Санитарный ответственный тоже посмотрел в окошко, но ничего не сказал. Он вообще помалкивал при Семеняко. Нужно учесть.

Послышался приглушенный шум - за стеной, в боксе. Или в шлюзе? Наконец, дверь отворилась.

Халат на Орсеневой был явно непарадный: мятый, жеваный и несвежий. Мы тут дело делаем, вот так-то. И сама хозяйка лаборатории производила впечатление уставшей, измотанной женщины.

Впечатление? Чушь. Она на самом деле была такой.

- Орсенева, - рука её дернулась навстречу, на полпути замерла, и уже волевым усилием протянулась в приветствии. Обычное дело при встрече со штатными служащими Департамента безопасности. Спинной мозг, подкорка, лобные доли коры.

- Капитан Шаров, - представился он. - Мне нужно поговорить с вами.

- Пройдемте в мой кабинет,- предложила Орсенева.

Кабинет оказался в смежной комнате.

- Пожалуй, ответственному лучше остаться здесь, - магистр небрежно показал на Зарядина.

- Пожалуй, - согласился Шаров. - А также и вам.

- Я тогда пойду к себе, - товарищ директора по науке не обиделся.

Вдвоем с Орсеневой они прошли в кабинет.

- Чем могу быть вам полезна? - спросила она, едва они уселись на стулья. Неважные, кстати, стулья.

- Мне необходимо знать, что произошло в экспериментальном поселке. Насколько я понял, лучше вас никто об этом не расскажет.

- Это режимные сведения.

- Я и сам режимный человек, Лидия Николаевна, - Шаров показал свое генеральное удостоверение. - Убедились?

- Вполне, капитан. Собственно, эпизод произошел из-за технических накладок и к нам прямого отношения не имеет.

- Вот как?

- Мы, моя лаборатория, решает одну из основных проблем поселенцев. Из всех трудностей, с которыми столкнулся человек на Марсе, недостаток кислорода наиболее серьезен. Температура, низкое давление - к этому большинство приспосабливается, но крайне незначительная концентрация кислорода препятствует автономности поселений. Ежедневно приходилось - да и по сей день приходится - доставлять кислород с Земли, непродуктивно загружая канал перемещения. Сейчас мы близки к тому, чтобы отказаться от земного кислорода, - вероятно, Орсенева произносила свою речь не единожды: слова, фразы словно мухами засижены. Интересно, есть ли мухи на Марсе? Надо Зарядина спросить, ему по должности знать положено. - Моя лаборатория, идя путями великой русской науки и творчески развивая идеи биологии Мичурина - точно, это доклад. Отчетный, юбилейный, перед вожаками. Послушаем и доклад, - вывела гибрид с уникальными свойствами. Взяв за основу один из видов лишайника, мы скрестили его с местным, марсианским грибком. Как работают земные растения? Разлагая углекислый газ, они используют углерод для построения своего тела, а кислород отдают в атмосферу. Наш же лишайник разлагает окись кремния, которого на поверхности Марса с избытком. В ходе процесса кремний идет на развитие растения, а кислород - кислород получают люди.

- То есть вы хотите дать Марсу земную атмосферу?

- Это в перспективе. Ближайшая задача - обеспечить кислородом наши поселения.

- И вы ее решили?

- Еще есть определенные трудности. Так, бурное развитие растений требует соответствующей органической подкормки, необходимо также закрепить наследственные факторы гибрида. Перед нами стоит задача сделать лишайник и пищевым продуктом.

- Это очень, очень интересно, Людмила Николаевна, но как ваша работа связана с событиями в поселении "Свободный труд?"

- Свотра..."Свободный труд" - первый поселок, перешедший на полное самообеспечение кислородом.

ГЛАВА 3

Текст кончился. Теперь Орсенева подбирала слова медленно, осторожно. Свои слова, не утвержденные, не одобренные. Слова, за которые приходится отвечать.

- Значит, поселок - ваше детище?

- Нет, разумеется, нет. Мы лишь поставили нем систему воздухообеспечения.

- И она не сработала, верно?

- Она работала вполне удовлетворительно, но преступная небрежность поселенцев привела к... привела к тому, к чему привела.

- К гибели людей?

- Да.

Люцифериновую панель в кабинете давно не обновляли, и света недоставало, однако Шаров мог поклясться - Орсенева была совершенно спокойна. Уставшая, вымотанная, но спокойная. Свотра, - Шаров перешел на местное название - интересовала Орсеневу поскольку постольку.

- В чем же заключалась эта... небрежность?

- Свотра - поселок производственный, все заняты на добыче русина (слово "добыча" Орсенева произнесла по-горняцки, с ударением на первый слог), к тому же объявили ударную вахту, и дежурными по поселению оставили неподготовленных детей. Система "Легкие" работает так: днем, когда наиболее интенсивное высвобождение кислорода, он закачивается компрессором в баллоны, откуда ночью высвобождается на поддержку дыхания людей. Дети же пустили весь кислород в жилые отсеки, не наполнив баллоны и на треть. Чтобы их не наказывали, они подправили показатели манометров. Поэтому ночью и случился замор.

Слово сказано. Замор. Вот, значит, как...

- И все погибли?

- Да... Кажется.

- Кажется?

- Мы обследовали систему "Легкие" и дали заключение. Другими аспектами происшедшего занимались соответствующие службы.

- Сегодня вы тоже были в поселке?

- Да, проверяла работу оранжерей. Мы, совместно с инженерной службой, внесли изменения. Теперь создан страховой запас кислорода, и случившееся больше не повторится.

- Значит, поселок скоро снова примет поселенцев?

- Скоро? Он уже заполнен. И, нет худа без добра, мы даже смогли повысить концентрацию кислорода в отсеках за счет усиленной подкормки лишайника. Так что адаптация поселян прошла практически безболезненно, и Свотра скоро выйдет на график добычи. Нас, я уже говорила, напрямую производство не касается, но все-таки... Невыполнение плана может дискредитировать нашу работу.

Шарову казалось, будто он уже месяц сидит в этом кабинетике, ведет бесконечные и безрезультатные разговоры, ни на пядь не приближающие его к цели. Болезненная адаптация, не иначе. Пора проситься на добычу русина, где много-много кислорода.

- Благодарю вас за сотрудничество. Вероятно, мне придется и в будущем прибегнуть к вашей помощи.

- Я всегда готова исполнить свой долг, - показалось ему, или действительно в голосе Орсеневой послышалось облегчение? Будто это имеет значение.

Он попрощался, вышел в первую комнату, комнату с микроскопами, как обозначил он ее для себя. Три лаборантки (если это были лаборантки) поспешно уткнулись в окуляры. У двери, на стуле, терпеливо ждал Зарядин. Похоже, его очень интересовали плакатики, развешенные по стенам лаборатории:

РУССКАЯ НАУКА ШАГАЕТ СТОЛБОВОЙ ДОРОГОЙ!

НЕРУССКАЯ ЮЛИТ КРИВЫМИ ТРОПАМИ!

ПРОСТОМУ, ЧИСТОМУ НАРОДУ - ПРОСТУЮ, ЧИСТУЮ НАУКУ!

Шаров опять подошел к окошку бокса, раздвинул кем-то сдвинутые шторки. Нет, видимость стала еще хуже, совсем запотело окошко. Легкие, значит.

- До свидания, сударыни, - сказал он громко. Те хором пробормотали что-то неразборчивое. Что ж, была без радости любовь...

- Куда теперь? - Зарядин, похоже, набрался бодрости в обществе дам. К товарищу директора по науке?

- А вы сумеете найти его? - Шаров с сомнением посмотрел на переходы Научного корпуса. Двери и номера не все имели, а чтобы табличку какую роскошь, излишество.

- Разумеется. Я в Алозорьевске каждую щель знаю, - санитарный ответственный, похоже, не хвастал. Просто искренне заблуждался.

- Сколько же человек работают в научном корпусе?

- Семьдесят четыре, - Зарядин ответил сразу, без запинки. Таблица умножения на пять.

- А в Алозорьевске?

- Постоянный штат - две тысячи четыреста человек. Ну, еще, конечно, люди из рабочих поселков бывают, поселенцы...

- И много их, рабочих поселков?

- Вот этого не скажу. Не мой уровень. Про десяток слышал, а сколько всего... Тысяч шесть, приблизительно.

Ладно, ограничимся пока шестью тысячами четырьмястами подозреваемыми. Минус единица. Лицо, называющее гибель людей замором, вне подозрений. Пока.

Магистр Семеняко оказался за дверью номер четырнадцать.

- Вот, видите, пакость какая, - он показал Шарову баночку. - Наши медики дали. Руки болят. Кожа трескается, и заживать не хочет.

- Правда? - Шаров внимательнее посмотрел на руки магистра. Не хватает еще лишай подцепить.

- Нет, это не заразно, - Семеняко перехватил взгляд капитана. Наверное, из-за контакта с металлами.

- Какими металлами? - Шарову стало неловко. Хорош, нечего сказать. А еще докторский сын.

- Моя тема. Естественное перемещение. Удивительный феномен, знаете. Вот уран, например. Исчезает невесть куда, а на его место, опять же невесть откуда, перемещается свинец. И это безо всяких генераторов, молний, тихо и незаметно.

- Очень интересно, - покривил душой Шаров.

- Энергия, безусловно, расходуется, но внутренняя. Добраться до нее, извлечь, заставить работать - задача, достойная русской науки,- Семеняко обернулся на портрет Ломоносова, висевший над столом.

- Насчет науки, - Шаров решил, что одной речи за день достаточно. Какие работы ведутся здесь, в Алозорьевске?

- В основном, прикладные, связанные с освоением. В перспективе, когда мы получим статус отделения Академии, сможем заняться и фундаментальными вопросами, но сейчас от нас ждут практической отдачи, быстрой и эффективной.

- А поподробнее?

- Прежде всего, лаборатория Орсеневой...

- Это я знаю, - поспешно вставил Шаров.

- Биохимическая лаборатория, самая большая, двадцать человек. Переработка органики, построение полузамкнутого цикла. Питание переселенцев - вопрос вопросов. Затем - механики. Разработка коммуникаций, транспортники. Группа астрономов - три человека. Метеорологи, геологи. Моя группа. В общем, решаем сугубо практические задачи. На создание вечного двигателя, беспроволочного телеграфа и прочих утопий не отвлекаемся.

- Вы все перечислили?

- Остается лаборатория директора. Там, действительно, теоретики. Наблюдение за полями перемещения и создание единой теории поля. Два человека.

- Вы как будто скептически относитесь к этой проблеме?

- Помилуйте, разве я смею? Я всего-навсего магистр, а Кирилл Петрович Леонидов - академик, десять лет провел в Кембридже.

- Но разве теория поля не признана лженаучной? - Шаров вспомнил университетские семинары. "Вещество, вещество, и еще раз вещество!", ломоносовский завет.

- Директор вправе сам выбирать себе тему, - дипломатично ответил Семеняко.

- Вы поддерживаете связь со своими коллегами?

- Ну... - было ясно, что Семеняко задет. Словно калеке в лицо сказали, что он калека. - Мы получаем литературу - журналы, монографии... Сами посылаем статьи, без подписи, но все же...

- А личное общение? Ваши сотрудники, вы сами бываете на симпозиумах, съездах?

- В силу специфики нашего учреждения в настоящее время персональное участие в такого рода мероприятиях считается нецелесообразным, бесцветным, невыразительным голосом ответил Семеняко, но глаза кричали: Ублюдок! Поганый, сволочной ублюдок!

- Хорошо. Контакты с зарубежными учеными также отсутствуют?

- Год назад была английская делегация. Со станции Берда. Об этом много писали в Газете.

- Я помню. Встреча в Алозорьевске. Визит вежливости, не так ли?

- Прибыли два представителя марсианской станции Берд, познакомились с городом, посетили Научный корпус, провели совместный эксперимент определение напряженности поля перемещения, и в тот же день отбыли назад, - монотонно, механически, сообщал Семеняко. Говорящая машина к вашим услугам.- В непосредственном разговорном контакте в Научном корпусе были задействованы двое: директор Леонидов и я, в постановке эксперимента с российской стороны участвовали те же. Отчет о встрече передан в соответствующие инстанции, замечаний не последовало.

- Чего только в этих инстанциях не случается. А как, каким путем оказались здесь англичане?

- Сначала со станции Берд их переместили через Гринвич и релейную цепь в Пулково, а уж из Пулково - сюда. И возвращались они так же.

- А напрямую? Возможно перемещение напрямую?

- Исключено. Во-первых, станция Берд от нас в трехстах верст, понадобилось бы полдюжины ретрансляторов. И во-вторых, наши и Бердовские передатчики работают в зеркальном режиме - мы возвращаем на Землю ровно столько массы, сколько она посылает нам. Собственной мощности не хватит на посылку и кошки.

-"Сколько в одном месте прибудет, столько в другом тут же убавится" процитировал Шаров слова основоположника наук. Вернее, прочитал - они бронзовыми буквами выведены были под портретом Михайлы Васильевича.

- Совершенно верно.

- Насколько я помню, намечался ответный визит?

- Намечался. Но в настоящее время никакой подготовки не ведется.

- Да, да...- Шаров знал, почему. И каждый знал. Год назад Россия пыталась подружиться с Англией против Германии, но сейчас английская оттепель кончилась, вернулись морозы. Оймяконские.

- А письма? Вы...или академик Леонидов? Не обмениваетесь ли письмами с англичанами?- сказал, понимая, что несет чушь.

- Ну какие письма, капитан - вдруг озлился Семеняко. - Я из дому, от жены три года вестей не имею. Мы - и письма в Англию! Без права переписки, понимаете? Без права!

- Вы успокойтесь, - Шарову Семеняко не понравился с самого начала, но сейчас на мгновение стало жаль магистра. Жалельщик нашелся. Работу работай, тогда и жалеть времени не станет. Уяснил? Так точно, ваше-ство! Я страсть какой умный!

- Простите, - товарищ директора по науке взял себя в руки. - Что-то я не того наговорил.

- Ничего страшного. Значит, утечка сведений отсюда исключается?

- Во всяком случае я не представляю такой возможности. А что, имеет место?

- Имеет. Только это секрет.

- Понимаю... - Семеняко посмотрел на санитарного ответственного.

- Он допущен, - успокоил магистра Шаров. Бо-ольшой такой секрет, секрет на весь свет.

- Если вы хотите видеть академика...

- Хочу? Это моя обязанность, - все, что я делаю здесь - обязанность. Здесь и в любом ином месте.

- Тогда позвольте мне представить вас академику. Ваш провожатый... Академик иногда бывает резок.

- Я подожду вас в музее, - с готовностью согласился Зарядин. - Он здесь, рядышком, в фойе конференц-зала.

Академик Шарова не узнал. Еще бы. Сколько лет прошло - пятнадцать? Нет, двадцать один. Не люблю арифметику. Слишком точная наука.

- Пополнение? На укрепление научных сил?

- Нет, - поспешил представить Шарова магистр.

- А... Департамент... Наукой заинтересовались?

- У нас всем интересуются.

- Широкий профиль? Похвально, похвально. Может быть, просветите старика, а то бьюсь-бьюсь который год, а до сути добраться не могу.

- К вашим услугам. Если вопрос мне по силам.

- По силам, по силам. Вы ведь доки. Так вот: почему Луна не из чугуна?

А он шутник, академик. И даже фрондер - вместо обязательного портрета Ломоносова повесил англичанина.

- Интересуетесь? Это сэр Исаак Ньютон. Не последний человек в мире науки, поверьте.

- Нисколько не сомневаюсь.

Портрет был неплох. Настоящий портрет, не олеография. И смотрел сэр Исаак с грустью - вот и ему пришлось хлебнуть Марса. Не думал, не гадал, и надо же... От сумы, тюрьмы и Марса никогда не зарекайся. Действует атмосфера кабинета. Раньше, двадцать лет назад, попасть в лабораторию Леонидова было мечтой любого студента, легенды о Леонидовских пятницах ходили самые невероятные. Сбылась мечта. Как всегда, не так и не тогда.

- Ну, капитан, что в вашем департаменте насчет Луны решили?

- Луны? А зачем ее из чугуна делать? Непрактично. Тяжелой Луне никак нельзя быть, оторвется от хрустального свода, двойной ущерб: в небе дырка и на Земле что-нибудь раздавит. Да и чугуну столько не отлили, на целую Луну. На месяц разве, и то на самый узенький.

- Удовлетворительно. С двумя минусами за избыточность аргументов. Что на этот раз заинтересовало ваш департамент?

- А мы всем интересуемся, кто знает, что в жизни пригодится. Позавчера перемещением, вчера русином, завтра, может быть, свойствами урана, - Шаров заметил, как улыбнулся сконфужено Семеняко. Ничего, ничего, все может быть, и уран на что-нибудь да сгодится.

- Так чем могу служить?

- Пока не знаю, - честно ответил Шаров.

- Знать вопрос - все равно, что знать ответ, - назидательно произнес академик. - Может быть, вас интересует теория поля? Или наличие электрических разрядов в атмосфере Марса - мы тоже прикладной тематики не чураемся? Такой громоотвод соорудили, только сверкни где молния. Будете снаружи, обязательно полюбуйтесь.

- А что, есть молнии?

- Марсианские. По мощности - миллионные доли земных. Впрочем, все отчеты регулярно передаются по инстанциям.

- Пожалуй, я подумаю над вопросами. И тогда, может быть, снова побеспокою вас.

- Уж в этом я уверен, капитан, - академик даже не привстал со стула. Пренебрег. Ох, академик Леонидов, академик Леонидов...

Музей Научного корпуса оказался дюжиной стендов: защитный костюм покорителя, дыхательная маска покорителя, макет приемо-передатчиков материи Попова - Гамова, образцы полезных ископаемых, целый стенд отдан русину: химический состав, сравнительный анализ местных и земных (боливийских) образцов, макеты добывающих машин, схема рудника Русич, все очень познавательно. Но Зарядин предпочел стенды натуры: флора и фауна. Шаров тоже полюбопытствовал. Марсианский шакал напоминал карикатурного бульдога с огромной грудной клеткой и длинными зубами.



- Это он с виду грозный, - Зарядин показал на чучело. - А на деле, так видимость одна. Фунта четыре весит, массфунта. Одни легкие внутри, а кости - что прутики, гнутся. Зубов, правда, много, в три ряда.

Марсианские зайцы смотрелись почти как земные.

- Послушайте, Зарядин, сколько вам лет?

- С одна тысяча седьмого года. Тридцать два, если по земному считать.

- Проводите меня в Департамент. Кажется, у меня там есть кабинет.

ГЛАВА 4

Шаров запечатал пакет и протянул его Лукину:

- Это наш сегодняшний рапорт. Проследите, чтобы его переправили поскорее.

- Слушаюсь, камрад, - Лукин аккуратно спрятал пакет в планшет. Очередной сеанс перемещения совсем скоро, с ним и перешлю.

- И помните: вы отвечаете за сохранность документов. Здесь никто, повторяю, никто не вправе прикоснуться к пакету.

- Я лично вложу его в почтовый контейнер, - заверил подпоручик.

- Прекрасно. И тогда будем считать сегодняшний день завершенным. Отдыхайте. Жду вас завтра здесь - с самого утра. День будет сложным.

Подчиненный должен быть загружен, чтобы времени не оставалось на доносы. Урывками, на бегу, второпях разве донос напишешь? так, жалкую кляузу. Еще никто начальника за то, что подчиненных школил, не наказывал. А наоборот - сплошь и рядом. Он же, подчиненный, и наказывал. Как истинный патриот любимого мною отечества, считаю обязанностью своею довести до Вашего сведения, что...и т .д. и т. п. Доказывай потом - без права переписки.

В дверь постучали. Никак, Лукин обернулся? Или налетели на него шпионы и отбили пакет - шесть страниц рутины?

Оказалось - санитарный ответственный. Просто лист банный, а не человек.

- Я - за нарочного. Велели передать - он протянул незапечатанный конверт. Шаров открыл клапан, достал бумагу - белую, гладкую. Документы на такой не пишут. Смазывается текст, стоит раз-другой пройтись по поверхности.

Это было - приглашение. Мол, по-простому, будут только свои, без формальностей. К первому вожаку. Он посмотрел на часы. Оставалось едва с полчаса.

- Большая честь, - пробормотал он.- А куда же идти?

- А я на что? - Зарядин был в курсе. - Успеете, успеете.

- Ну, тогда побежали... в номер два-а, так, кажется?

- Совершенно верно.

Наверное, он и один нашел бы свое пристанище. На следующий день, или попозже, но нашел. Хотя чего легче: серый коридор департамента, два коридора управления, затем городские переходы: голубой, поворот налево, красный, поворот налево и прямо, зеленый, два поворота направо. Все. Шесть минут в хвосте Зарядина.

- Так я за вами зайду через двадцать минут, - деликатно откланялся на пороге санитарный ответственный.

За это время Шаров успел израсходовать всю "первичную" воду - оставил стаканчик для питья - и переодеться в парадный мундир. Наставление для г.г. офицеров: всегда, в любом месте вы должны иметь с собою парадный мундир и смену чистого белья, чтобы, будучи приглашенными в светское общество, могли выказать себя как подобает человеку военного звания. Не дураками писано!

По Зарядину можно было часы проверять. Человек-хронометр. Как рассказал ответственный Шарову, время на Марсе было разное. В Алозорьевске - столичное, так столице было удобно, и какая разница, все равно неба нет, а в поселениях времени вообще не было, жили по гудкам: побудка, работа, поверка.

Шаров уже не удивлялся безлюдью переходов: не принято было в городе гулять. Отслужил четырнадцать часов, поел где кому положено - и отдыхай, зря кислород не жги. Общаться - перед службой, на политчасе. Ничего, на Земле тоже к тому шло.

Квартал вожаков - просторный, раза в три шире других, охранялся. Тамбуров не было, но воздух всегда оставался свеж. Отсюда он и растекался по всему Алозорьевску по сложной вентиляционной системе, двести верст ходов и труб, а бежит сам, без моторов, естественным током.

Шаров слушал пояснения Зарядина, недоумевая, зачем было посылать на Марс его, Шарова. Спросили бы санитарного ответственного, кто шпион, и дело с концом. Очень даже просто.

Резиденция первого вожака узнавалась безошибочно: будочка с охранником, яркие панели люцифериновых светильников, даже что-то вроде площадки.

- Девятнадцать ноль-ноль. Я буду вас ждать. У входа в квартал.

Охранник доложил о нем в переговорную трубу и, получив разрешение, пропустил Шарова.

- Первый вожак ждет вас, - двери распахнул не то денщик, не то вестовой - в армейской форме, но без погон. - Следуйте за мной.

Следовать было куда: анафилада комнат, переходы, переходы...

- Капитан Шаров! - возвестил вестовой.

Гостиная была - впору и земной: большая, высокая, лишь отсутствие окон выдавала Марс. За роялем сидела барышня, наигрывая упаднического Шопена, с десяток человек делали вид, что слушали.

- Иван Иванович! - встретил его третий. - Хозяин сейчас будет, а пока я познакомлю вас с нашим, так сказать, бомондом.

Так сказать бомондом оказались местные вожаки - расселения, снабжения, добычи (опять с ударением на первый слог) и перемещения вместе с женами. Шарова они встретили насторожено, хотя и улыбались, как улыбаются новой собаке начальника: вдруг укусит, гад. Было сказано несколько приличествующих слов о Матушке-Земле, выражены надежды на дальнейшее продвижение по пути народного благоденствия и все прочее, произносимое в присутствии офицера департамента. Скучно и неловко. Наконец, процедура знакомства окончилась, и Шарову удалось с видом озабоченного и занятого человека сесть в уголке рядом с симпатичной акварелью - весна, лужи и проталины, опушка голого леса.

- Нравится? - Барышня покинула рояль и присела рядом с ним на диванчик. Тот и не скрипнул.

- Нравится.

- Это моя работа.

- Очень нравится, - Шаров не лукавил. - Крепко написано. Школа Лазаревича?

- Угадали,- барышня смотрела на Шарова с неподдельным интересом.- Или вы знали?

- Что знал?

- Лазаревич - мой учитель.

- Вам нравятся его работы?

- Я говорю не в переносном, а в буквальном смысле. Он дает мне уроки живописи.

- Вот как? - непохоже, чтобы она шутила.

- Я - Надежда Ушакова, дочь Александра Алексеевича.

Дочь первого вожака Марса? Тогда понятно. И раньше понятно было, а сейчас еще понятнее.

- А музыке кто вас учит?

- Рахманинов. Только я неважная ученица.

Девушке было лет семнадцать, и милая непосредственность, с которой она говорила о своих учителях, не раздражала, напротив, казалось, так и должно Лазаревичу и Рахманинову учить это диво.

- А про вас мне папа рассказывал, он на вас материал с Земли получил. Вы - капитан Шаров, лучший в своем роде, правда?

- Каждый из нас в своем роде многого стоит, - Шаров и не пытался разгадывать планы первого. Разве не может он заинтересовать юную барышню сам по себе? Все же офицер, новое лицо. Имеет он право потешить себя иллюзией обычной жизни?

Конечно. Конечно, нет.

- Вы действительно видели цесаревича? Я имею ввиду - близко? Разговаривали с ним?

- Как с вами, - вот теперь понятно. Девушка мечтает о прекрасном принце. Дочь вожака - монархистка. Парадокс? Среди молодежи приверженцев монархии становится больше и больше. Скоро департамент сочтет это проблемой и начнет решать. Ладно, что это он все о плохом да о плохом.

- Он действительно красив, цесаревич? Я спрашиваю, как художница, поспешила добавить девушка, краснея.

- Вероятно. Я не ценитель мужской красы. Нормальный, хороший мальчик. Ему всего четырнадцать лет.

- И у него нет страшной болезни его отца?

- Нет, цесаревич Николай совершенно здоров, - бедняжка, наверное, искренне считает, что император Алексей скончался от гемофилии. Почему нет? Она же не служит в Департаменте.

- Там, в бумагах с Земли написано, что цесаревич хотел сделать вас бароном.

Ну вот, и до Марса дошли слухи.

- Баронами рождаются, Надежда Александровна.

- Просто Надя.

- Хорошо, Надя.

- Я знаю, цесаревичу этого не позволил регентский совет. Но потом, когда он коронуется?

- Подождем и посмотрим, Надя. Вы давно на Марсе?

- Четыре года. Как папу сюда направили, так мы с мамой здесь и живем. Четыре года - это много?

- Ну...

- Говорят, что если пробыть на Марсе пять лет, то потом невозможно вернуться на Землю. Тяжесть придавит.

- Какая в вас тяжесть, Надя. И потом, разрабатываются новые методы приспособления. Да, какое-то время тяжело, но потом все входит в норму.

- Я тренируюсь. Знаете, кольчугу ношу, нет, не сейчас, - она поймала взгляд Шарова,- гимнастикой занимаюсь, на охоту с папой хожу. Это ведь поможет?

- Безусловно.

- Это вы так говорите. Успокаиваете.

- Я не врач, но думаю - движение никому не вредит. Физическая культура. Mens sana in corpore sana.

- Надеюсь,- вздохнула Надя.

Шаров осмотрелся. На них не то, чтобы глазели, но искоса поглядывали. Замкнутое общество. Запасаются темой для пересудов. Офицер, беседуя с дамами и, особенно, с девицами, вести себя должен сообразно правил общества, не допуская громкого смеха, излишне вольных жестов, двусмысленных выражений и прочих действий, кои можно было бы злым языкам толковать превратно.

- Конечно, вам скучно, - Надя понимающе вздохнула. - Вы привыкли к великосветскому обществу, а мы здесь все - кухаркины дети. Кроме меня, я кухаркина внучка, - она с вызовом посмотрела на Шарова. Продукт великих перемен, здорового движения нации, обновление аристократии.

- Скажу вам по секрету - я сам сын кухаря.

- Ну, вы...- и, спохватясь, добавила: - то есть я хочу сказать, что вам не приходится корчить из себя важную персону. Вожаки! Но ведь на Марсе.

- В древности говорили - лучше быть первым в деревне, чем вторым в Риме.

- Быть в Риме и значит - быть первым, - возразила Надя.- Но чтобы это понять, надо навсегда поселиться в деревне. Вы пойдете с нами завтра на охоту?

- Боюсь, меня ждут другие дела.

- Но вы ведь быстро справитесь с вашим заданием, правда?

- Я постараюсь, - ну, вот, началось. Всем нужен скорохват. Чтобы поймал поскорее, кого нужно, мы сами подскажем, кого, и убрался бы отсюда подальше, людей не нервировал. А за нами не пропадет, отблагодарим, не сумлевайся.

- Какая у вас интересная работа, я читала в книгах - про майора Пронина, капитана Иванова. Даже жуть захватывает.

О, капитан Иванов! Герой списка разрешенных книг, дитя отдела пропаганды, былинный богатырь, пачками отправляющий на тот свет тайных и явных врагов нации! Голубоглазый русак с соломенными волосами! Тебя любит, о тебе мечтает марсианская дева!

Завидки берут, кухарев сын.

Шаров откашлялся.

- Видите ли, Надя, книги, беллетристика не всегда совпадают с реальностью.

- Правда? Я, конечно, понимаю, что пишут о самом интересном, опуская детали, но ведь и интересного - много?

- Бывает, - пришлось соврать Шарову.

- Вот вы скажите, что главное для контрразведчика - смелость, проницательность, умение драться и стрелять?

- Умение выполнять приказы, наверное. Не знаю. Я ведь не контрразведчик.

- Ну, все так говорят.

Да уж, говорят. Жандармская ищейка - если литературно, при дамах.

- А на кого вы собираетесь охотиться?

- Сейчас, летом, много шакалов. Жируют, кроликов травят. А мы - их.

- Кроликов, значит, спасаете, - Шарову стало неуютно. Шакалы охотятся на кроликов, люди - на шакалов, Департамент - на людей. Причем здесь Департамент? Охотится персонально он, капитан Шаров, спасая... Знать бы, кого он спасает. Себя, любимого. Свою собственную побитую молью шкурку. Дрянцо шкурка, так ведь другой нету. И рад бы поменять, а нету. Издержался, протратился. Бедный, бедный капитан Шаров...

- А вот и папа - спасла от слез Шарова Надя. Очень, очень своевременно. Что может быть банальнее рыдающего офицера Департамента? Разве нильский крокодил.

Присутствующие не то, чтобы замолкли совсем, но - притихли. Присмирели. Вожак пришел.

- Не заговорила она вас, капитан? - Ушаков подошел прямо к ним, минуя иных. - Надя у нас известная болтушка.

- Но, папа, - запротестовала дочь.

- Ладно, ладно, лучше сыграй нам что-нибудь веселенькое, приятное.

Надя обиженно села за рояль и забарабанила собачий вальс.

- Скоро взрослеть начнет, - немного озабочено проговорил первый вожак. Допустил до семейных дел. За своего, значит, считает. Цени, капитан.

Надя перескочила на Штрауса.

- Пам, пара-пам, пам-пам, пам-пам, - вторил ей отец. - Превосходно, не так ли? - было неясно, относится ли это к мелодии, исполнению или самой исполнительнице, но Шаров согласился со всем.

- Итак, капитан, можем ли мы надеяться на скорейшее завершение вашей сложной и ответственейшей миссии?

- Наверняка сказать пока трудно...

- Помните, что мы готовы оказать вам любое содействие. Любое, понимаете?

- Я очень ценю ваше содействие, - Шаров смиренно склонил голову. Понимаю, как не понять.

- Обычно... В вашей практике... Сколько времени уходит на обнаружение врага?

- По разному. Бывает, дня хватает, бывает, месяца мало. Конкретные обстоятельства, знаете ли...

- Разумеется, наш случай не рядовой, но и успех будет весомее, - гнул свое первый вожак.

- Я надеюсь, - не стал больше мучить его Шаров, - повторяю, только надеюсь, что дело мы закроем быстро, дня за два, за три.

- Отлично, - повеселел Ушаков. - Ваша репутация известна и здесь, потому-то я и рад, что именно вам поручено заняться нашими делами.

- Я польщен.

Два-три дня. Фокус-покус. Кунштюк. Айн, цвай, драй! Шпион, вылезай! Ну, а кто даст ему времени больше? Не справится Шаров за три дня, справится за день Лукин.

Веселье хозяина передалось всем: люди задвигались, заговорили громче, некоторые даже смеялись. Пора неопределенности миновала, можно и разрядиться. Хороший человек этот Шаров. Понимает свое место. Именно такие люди при нашем благосклонном участии должны преуспевать на избранных поприщах.

Надю за роялем сменил какой-то старичок, и задорная музычка лубочных оперетт оказалась кстати, некоторые даже принялись подпевать. Большая, дружная семья простых здоровых людей.

Шаров еще говорил и с Надей, и с другими ценителями искусства, пил крымские вина, весьма недурные, ел бутерброды с обязательной икрой, его слушали не без внимания, вежливо возражали и горячо соглашались. В общем, вечер прошел, как в книгах про майора Пронина - шампанское и блондинки. А кто-то сомневался в правдивости беллетристики.

После приема первого вожака номер 2-а показался совсем уже клетушкой. Провинция, как же. В провинции, даже в самой дремучей, номера все же имеют окна. Можно открыть, послушать вечерний шум, подышать просто, в конце концов. А тут - просто крысюк в лабиринте. Марс! Сколько он здесь пробыл, двенадцать, нет, пятнадцать часов - наверное, из-за разреженности воздуха вино пьянит втрое против земного,- да-с, пятнадцать часов тридцать три минуты, милостивый государь, а он и камешка марсианского не видел. Ничего, дело поправимое. Зато он познакомился с чудесной девушкой Надей, которая так интересовалась судьбой цесаревича, словно от того зависела и ее судьба. А разве нет? Она и на будущего барона Шарова глядела, словно на принца, приехавшего за ней из неведомого прекрасного далека. Из рая. С Земли, где много-много молодых, красивых и разных людей, где много воды, воздуха, много всего. А здесь - отец, не желающий смотреть правде в глаза, не понимающий, что год-другой, - и дочери придется остаться на Марсе навсегда.

Впрочем, Ушаков не производит впечатление непонимающего. Все он понимает. Просто сделать ничего не может. Вот и кидает дочь взоры отчаяния и надежды на жандармского капитана Шарова.

Неужто так скверно?

Марс. Марс, Иван Иванович. Ты сам сначала отсюда выберись, а уж потом о принцессах грезь. Ищи, ищи, капитан, это твой шанс делом доказать преданность Отчизне. А то больно умным хочешь быть.

Шпион. Найти шпиона легко. Стоит лишь понять, как тому удалось сообщить о гибели экспериментального поселения на землю. Вот и вопрос: как?

За ответом тебя, капитан, и послали на Марс. Ты, брат, давай, того... Думай, что ли... Если ничего другого не умеешь. Иначе не то что вина воды первичной не увидишь. Расстарайся, браток. Есть чего ради.

ГЛАВА 5

- Это не так и сложно. Берем два списка: первый - лица, знакомые с проектом "Легкие", и второй - лица, имеющие доступ к передатчику. Общие, входящие в оба списка, фамилии и есть искомые подозреваемые, - делился премудростями курсов Департамента Лукин.

- Да? - голова после вчерашнего болела совсем по-земному. А рассола нет. Ближайшая бочка за сто миллионов верст.

- Списки у нас имеются. Совпадают всего четыре имени - подпоручик положил перед Шаровым лист. Жирные красные линии подчеркивали намеченных шпионов. Плоды просвещения. Radi- cis....

- Губа не дура...- в списке оказались Ушаков, Спицин, Зарядин и некто Салов К.Т. Ах, да, вожак перемещения, толстячок, у него еще жена так забавно пела - "из-за острова на стержень..." Вольно же ему было про "Легкие" знать. - Да, замах у вас богатырский.

- Высокое положение не освобождает от подозрений, - Лукину явно хотелось поскорее получить маршальский жезл. Если в Столице раскрыт заговор генералов, то почему в Алозорьевске не быть заговору вожаков?

- Не освобождает, - согласился Шаров. - Подозревайте, сколько угодно. Но - про себя. У вас есть допуск "П-1"?

- Н.. Нет.

- Тогда вы нарушаете параграф четыре уложения о проведении следственных действий в отношении лиц высших категорий значимости. А это можно расценить как преднамеренную дискредитацию представителей народной власти, со всеми вытекающими последствиями.

- Но я... я только высказал предположение... В порядке подчиненности. И потом, в списке есть Зарядин, - нашелся Лукин.

- Значит, подпоручик, вы считаете, что сведения были переданы на Землю кем-то из вашего списка?

- Санитарным ответственным Зарядиным.

- Как же удалось ему это сделать?

- Надо допросить, он и расскажет.

- Ну, а все-таки? Без допроса?

- Вероятно, ему удалось поместить сообщение в камеру перемещения.

- А дальше?

- А на Земле его сообщник извлек сообщение и переправил в Лондон.

- Значит, есть сообщник?

- Обязательно. Как же иначе?

- Но на Земле поработали над всеми, имевшими допуск к Марсианскому каналу перемещения. И сообщника не нашли.

- Я не знал... Но такое бывает. Особо подготовленные агенты могут пройти самый искусный допрос. В любом случае, даже если виновен и не Зарядин, то на Земле-то кто-то информацию получил? Не могли же сведения попасть в Лондон святым духом?

- Ваши умозаключения, Лукин, страдают ограниченностью. Вы настаиваете на том, что сообщение было передано на Землю именно отсюда, через главные ворота.

- Но ведь других передатчиков нет!

- Вы уверены? И даже если нет здесь, в Алозорьевске, существует ещё станция Берда.

- Англичане? Но ведь до них не добраться!

- Это почему же? Если нет станции перемещения то всё? Вовсе нет. Нас разделяет всего триста верст.

- Вот видите...

- Триста верст, подпоручик, экипаж может преодолеть за двое суток, даже быстрее. Особых препятствий в техническом плане нет.

- Но... без ведома руководства...

- Вы непоследовательны, подпоручик. Если вам достало смелости обвинять первых вожаков Марса в передаче материалов через канал перемещения, - не оправдывайтесь, - то почему бы им - или одному из них не послать верных людей на станцию Берда?

- Значит и вы считаете...

- Я только рассматриваю возможности. Или рабочие поселки - у них тоже есть экипажи, и переход мог состояться и тайно. А почему именно экипаж? Пеший переход также не исключен.

- Но... Триста верст! Мороз, отсутствие воздуха - разве может кто-нибудь одолеть такой путь?

- Как знать. Морозы сейчас послабее сибирских, а воздух... Я справлялся - батарея на сутки весит полпуда. Массы, то есть здесь, на Марсе, куда легче. На пять дней выходит не так уж много, можно унести на себе. А за пять дней пересечь триста верст трудно, но не невозможно.

- Но, камрад, сроки... Как они успели?

- Успевают, впритык, но успевают. И потом, они могли выйти и заранее.

- Тогда, получается, замор на Свотре был подстроен? Саботаж?

- Именно, подпоручик. А вы - тяп, ляп, и готово. Хватай вожаков.

- Но ведь это тоже - лишь предположения?

- Конечно. А мы приехали сюда за фактами. Так что готовьтесь, подпоручик, мы отправляемся на место события.

- На Свотру?

- В экспериментальный поселок "Освобожденный Труд". Наш добрый ангел Зарядин готовит экипаж. Он обещал управиться к десяти часам. Пейте сбитень, и мне передайте кружку.

Хорошо бы послать одного Лукина, а самому - отлежаться где-нибудь на травке, пока голова не перестанет страдать. Но здесь и травки-то нету никакой. К тому же вдруг и вправду удасться хоть что-то отыскать. Пеший переход к англичанам, надо же. В отдел пропаганды надо проситься, капитан, про Пронина романы сочинять.

Зарядин явно был педантом. Казалось, он специально ждал за дверью, чтобы войти минута в минуту.

- Экипаж готов. Стоит в третьем шлюзе. Вожатый опытный, на Свотру ходит постоянно.

Очередная декомпрессия прошла почти незаметно - едва успели надеть наружные костюмы. Шаров огляделся в зеркале. Ну, настоящий покоритель Марса. Или боярин времен Ивана Великого.

- Коробочка, что на поясе - неприкосновенный запас. На полчаса воздуха хватит, если что.

- Что это за "если что"? - Наверное, коробочка Лукину не глянулась. Маловато будет.

- Вдруг нужда какая, например, выйти из экипажа приспичит. В экипаже-то свой запас воздуха, вы к нему подключитесь и дышите вволю.

- И долго дышать можно? - может, у Лукина фобия?

- Неделю. Так что не бойтесь, - Зарядин повел их к небольшому шестиколесному паровичку. - Вам будет удобно.

Тут он приврал. Или у него были свои понятия об удобствах. Особенно мешала трубочка, ловко просунутая санитарным ответственным в ноздрю и куда-то (не хотелось и думать куда) дальше.

- Привыкните. Зато достигается абсолютное усвоение кислорода, заверил Зарядин. Он постучал в переборку вожатого, и экипаж подкатил к открывающимся воротам шлюза.

Обзор из кабины был отличный. Что ж, художники рисовали похоже. Все есть - темное, провальное небо, пески, низенькие барханы, колючки. Лицо и руки слегка покалывало. Ничего, не лопнет.

Шаров откинулся на жесткую спинку сидения. Иногда и на его службе бывают приятные минуты. А что до прочего - но ведь он только выполнял приказы, а об остальном знать ничего не знал. Гипотетическим внукам так и рассказывать будет. Верил, мол, в необходимость великого служения России, вашу мать. Дерьмо совестливое. Худший из палачей - палач оправдывающийся. Водочки бы...

Голове, к счастью, полегчало, хорошая штука - кислород, и он смирился с трубочкой в носу. Все же это лучше, чем водолазный шлем первых покорителей.

- Как вам пейзаж? - Зарядин тоже наслаждался поездкой.

- Словно в синеме.

- Вы на город, на город посмотрите.

Шаров оглянулся. А вот Алозорьевск подкачал. Обычно его изображали сверкающей громадой, стекло и металл, а в действительности оказалось что-то вроде песочных крепостей, которые детишки строят на песчаных пляжах. Он поискал мачту, о которой говорил Леонидов. Не Адмиралтейская игла, но тоже высокая.

Бетонные кубы скоро скрылись из виду - то ли быстро ехали, то ли Марс слишком круглый, но игла торчала, ожидая свою молнию.

Экипаж катил и катил, трубка в носу действительно забылась, пришло восторженное, гимназическое настроение. Горная болезнь. Горы - вон они где, вдалеке. Неиссякаемые источники драгоценного русина, марсианского злата. Вдруг и русин - в Лондон? Пудами, вагонами? Построили англичане тайком в горах станцию перемещения и гонят стратегическое сырье прямо в Бирмингем, или где они там варят сталь. Лукину надо подсказать, пусть поищет. Какая все-таки мура в голову лезет.

- Скоро будем, - подбодрил всех Зарядин.

Остановились они посреди пустоши.

- Где же поселок? - Лукин подозрительно оглядывался, не завезли ли их куда. Бросят, никто и не помянет какого-то подпоручика. Никак нельзя такого допускать. Ему жить нужно до генеральских чинов, а после и подавно жить, уже просто, для души.

- Прямо перед вами. Неужели не видите?

Они увидели, но поверили не сразу. Какой-то деревенский погреб едва возвышался над песчаной почвой, и это - Освобожденный Труд?

Открылись воротца, экипаж с трудом заехал в шлюзовую камеру. Тесно.

- Бараки устроены внизу, вроде землянок. Дежурный сейчас откроет вход. Вы пока переключитесь на свой воздух, все-таки - поселение, гигиена отстает. - Зарядин первым отсоединился от бортовой батареи.

Открылся не вход, а - лаз. Во всяком случае, пригнуться пришлось чуть не в пояс. Крышка задвинулась, и всех окружила тяжелая смесь запахов. Испарения, испражнения и разложение. Лукин, который, подражая Шарову, не подключился к неприкосновенному запасу, подумаешь, десять секунд не дышать, теперь торопливо прикреплял свободный конец воздуховода к коробочке. Вот, значит, почему НЗ так мал, чтобы не задерживались особенно.

Шаров боролся с подступающей дурнотой. Если люди дышат этой дрянью все время, то сможет дышать и он. Столько, сколько нужно. Ничего, князюшка, мы в Департаменте людишки привычные, претерпим и это.

Из полумрака показался карлик.

- Дежурный по поселению докладывает: выход на добычу русина плановый, больных нет, происшествий нет.

- Это ты, что ли, дежурный? - Шаров смахнул слезу. Больно едкий этот дух.

- Так точно. Дежурный по сводному отряду Пальчиков, номер три тысячи двадцать шесть, прощенный сын предателей. Счастлив служить Отчизне!

Обвыкнув с полумраком, Шаров разглядел, что карлик - всего лишь ребёнок. Мальчик, судя по фамилии.

- Ну, веди, прощенный.

- В оранжерею?

- Можно и в оранжерею, - зачем он, собственно, здесь? Ясно ведь, что никаких новых фактов не добудешь. Умерли все. Представить себе место происшествия, проникнуться атмосферой события? Горазд ты, капитан, на психологические выверты. Лучше бы на охоту с принцессой Марса пошел.

В оранжерее на освещении не экономили: световоды просто закачивали солнечные лучи с поверхности сюда, в пещеру. Сталактиты и сталагмиты, совсем как под землей. С маленькой буквы земля или с большой?

- Поселение создали на месте карстовых пустот,- Зарядину надоело быть сторонним наблюдателем. - Благодаря этому здесь и решили провести работы по "легким", объём позволяет.

Кислорода в оранжерее было достаточно, но запах стоял совсем уж нестерпимый. Все, убедился, капитан? А на что ты надеялся, навозца с Земли подбросят, суперфосфата, туков? Уходи отсюда. У-хо-ди.

- Покажи-ка мне, где вы тут живете, - жалкая попытка бежать с достоинством. Жалка сама идея о каком-то достоинстве здесь.

- Живем мы хорошо, спасибо Отчизне, - карлик (было легче, представляя, что это - карлик) вывел их назад, в щадящий полумрак. - Это спальный зал.

Нары в три уровня. Ничего, детишкам просторно.

- А тут кто спит, передовики, ударники? - Лукин высмотрел угол, где было попригляднее.

- Да. Большаки наши. Ну, и гарем ихний. Большаки у нас хорошие, зря не обижают.

- Когда вернутся-то все?

Карлик недоуменно посмотрел на Шарова.

- По гудку, конечно. Как гудок будет вечерний, так и вернутся.

- Поселение занято на руднике Былинный, - пояснил Зарядин. - Как раз по ним работа. И добыча у них не хуже, чем у взрослых. Они юркие, в любое место доберутся.

Все, капитан, увидел, что хотел, - и до свидания.

- Будете осматривать техническую зону? Там насосы, резервные запасы воздуха. Или пищеблок? - воздух в коробочке Зарядина торопил.

- Пожалуй, достаточно. Пора возвращаться.

Подключившись к батарее экипажа, Шаров дышал жадно и долго. Прачечная для легких. Для души. Вам подкрахмалить? Погладить? Заштопать? Можно в кредит, постоянным клиентам скидка.

- Назад, в город? Или хотите рудник посмотреть? Можно просто с местностью ознакомиться, - Зарядин давал возможность придти в себя. Спасибо, санитарный ответственный, мы уж как нибудь сами.

- В город. В Алозорьевск.

Запыхтел двигатель, раскрылись воротца.

Обратный путь экипажу давался с трудом, он то почти останавливался, взбираясь на крохотную высотку, то дергался в отчаянном рывке при спуске. Может, кажется? Проекция собственных эмоций на окружающую реальность?

Наконец, вожатый совсем остановил экипаж и проговорил что-то в переговорную трубу.

- Неполадки, - коротко перевел Зарядин. - Сейчас попытаемся устранить.

- Знаем мы эти неполадки, - Лукин по-прежнему не доверял Зарядину, вожатому, Марсу. Верная линия, если хочешь жить, расти, развиваться. Не доверял - и как накаркал. Пыхнуло что-то, зашипело, и крик водителя, пронзительный в этом разряженном воздухе, пробился сквозь стенки кабины.

Зарядин отреагировал мгновенно: ловко отключившись от бортовой батареи, он выскочил наружу, и, пока Лукин и Шаров пытались разобраться в своих трубочках-воздуховодах, быстро затащил вожатого в салон.

- Паром обварило, - санитарный ответственный действовал скоро и споро - обмазал лицо вожатого какой-то вонючей пеной, уколол шприц-тюбиком прямо сквозь грубую материю наружного костюма, переключил на батарею экипажа. Ничего, ничего, бывает. Ты уж потерпи.

- Там утечка... Утечка в паровой системе, - пробормотал водитель.

- Исправить сможешь? - Лукин теперь имел веские основания тревожиться. Прав он оказался, прав. Утечки сами собой не случаются. Саботаж или преступная халатность.

- По... Попробую, - вожатый попытался привстать.

- Лежи, - остановил того Зарядин.

- Это что такое? - Лукину не терпелось найти виноватого.

- Он здорово обварился, какой из него работник? К тому же рядом с нами служебное поселение рудника. Быстрее добраться до них, и попросить подмоги.

Шипение продолжалось, пар фонтаном устремлялся вверх. Кит, захворавший кит.

- Камрад капитан, что-то мне все это не по нутру.

Шаров нехотя покинул позицию стороннего наблюдателя.

- Как далеко от нас ваше поселение?

- Минутах в тридцати ходьбы.

- И там точно кто-нибудь есть?

- Непременно. Круглосуточное дежурство патруля. На случай попытки побега.

Надо будет запомнить. Побег? Куда? И кто бегает?

- Тогда стоит сходить. Вы нас поведете.

- Но... - Зарядин впервые выказал неуверенность. - Носимые батареи... Она у меня практически иссякла.

- Наверное, у меня тоже, - Лукин постучал по коробочке на поясе, словно проверяя полноту на слух.

- У меня запас не тронут. Но я не знаю дороги. Придется вам, санитарный ответственный, воспользоваться моим НЗ.

- Я это и хотел предложить, - с облегчением произнес Зарядин. - Я быстро, тридцать минут туда, минут семь-восемь на сборы, и еще десять назад. А экипаж отбуксируют позже.

- Нет, так дело не пойдет. Разве можно отпускать его одного? Я с ним пойду. Присмотрю, надежнее будет, - Лукин с вызовом смотрел на Шарова. Попробуй, прикажи остаться. Тут речь о жизни идет.

- А воздух? - Зарядин был явно не в восторге от перспективы иметь попутчиком подпоручика .

- У вожатого возьму.

Шаров не стал возражать. Пусть идет. Без него просторнее жить, просторнее и помереть будет, если что.

Торопливо, опасаясь, что начальник сообразит, что и сам может пойти с Зарядиным, Лукин управился с дыхательными трубочками.

- Я мигом, Иван Иванович. Не сомневайтесь.

Сам, вероятно, сомневался.

Шаров не стал смотреть вслед. Вернутся - значит, вернутся, нет - так тому и быть. Лишайники Орсеневой получат дополнительно семьдесят килограммов превосходной органики. Плюс вожатый.

А вожатый, похоже, спал. Инъекция успокоила его, сняла боль, лишила забот. Шаров позавидовал. Ничего, скоро и он узнает, что за сны в том сне приснятся.

На удивление было тепло. Паровой фонтан начал никнуть, оседать, иней облепил снаружи экипаж, застилая обзор. И не продышать окошечка.

Он закрыл глаза, пробуя задремать. Шипение пара - вьюга, где-то вдалеке лошади, сани, колокольцы, смех и веселье. А ну него ангина. горло, велено оставаться дома и пить противную микстуру. Лакрица.

Шум стал явственнее, пришлось открывать глаза. На Зарядина непохоже прошло всего двадцать минут.

Дверца экипажа распахнулась, кто-то незнакомый заглянул, и, не сказав ни слова, исчез. Может, видение?

Видение оказалось настойчивым. На этот раз оно приняло облик Александра Алексеевича Ушакова, первого вожака марсианских территорий.

- Как же это? - Ушаков был непритворно озабочен. - Авария? И где остальные?

Шаров рассказал, что случилось. Получилось длинно и занудно.

- Мы поохотится решили. Надя заметила паровой фонтан, стало ясно, что с кем-то авария произошла. Не ожидал, что с вами. Эй, принесите свежую батарею, поживее. Две батареи.

Снаружи был пятачок зимы. Небольшой, саженей в пятнадцать. Бело, под ногами скрипит, лыж не хватает.

Кавалькада оказалась на открытых паровиках. Вожатого пристроили поудобнее, и один из охотничков рванул в Алозорьевск, в лазарет.

- Нужно отыскать Лукина и Зарядина, - Шаров насчитал шесть человек. Вот так охотятся на Марсе - техника и старые мосинские винтовки.

- Почему нет? Даже интересно, давно не ходили по следу. Как только самочувствие ваше, позволяет? - участливо поинтересовался Ушаков.

- Самочувствие отличное, лучше не бывает, - бывает, бывает, у покойников.

- Тогда - в седло.

Случайно или нет, но ближе всех оказался парокат Надежды. Ничего не оставалось, как устраиваться на заднее сидение. Впрочем, какая ерунда. Полная, совершенная ерунда.

На скорости ветер забирал, стало зябко. Удивительно, что волнуют такие пустяки. Одни пустяки и волнуют. Глобальные проблемы - нет.

Навстречу выкатилась платформа.

- Вот и ваши, - Надя затормозила столь резко, что Шаров поневоле прижался к ней. - Живы и здоровы.

Что ж, предчувствие обмануло. Действительно, что могло с ними случиться?

Зарядин соскочил с платформы и подбежал к Шарову:

- У вас все нормально? Мы спешили...

- Значит, волнения были взаимными. А где подпоручик?

- Остался. На всякий случай, говорит. По-моему, у него боязнь пространства, - говорил Зарядин весело, но лицо серое, и дышит часто. Волновался. Или с Лукиным повздорил. Лукин припугнуть может. Хотя санитарный ответственный, похоже, не из пугливых.

- Как же это вы экипаж не проверили? - Ушаков укоризненно покачал головой. - Ведь любой могли выбрать, если хоть малейшее подозрение на неисправность было.

- Виноват, - коротко ответил Зарядин. Молодец, не оправдывается.

- Отбуксировать в город и провести тщательнейший осмотр. В присутствии Демкина, - и, Шарову: - Демкин - наш спец по транспорту. На саботаж у него нюх. Отправить Зарядина под арест?

- Он мне понадобится, - возразил Шаров.

- Разве так. Тогда - ладно, свободны.

Зарядин вопросительно посмотрел на Шарова:

- Мне - с вами?

- Возвращайтесь за Лукиным, передайте - присутствовать на осмотре экипажа. И сами побудте с ним.

- Хорошо, - но чувствовалось, что хорошего Зарядин не предвидел. Ничего, пусть друг за дружкой посмотрят. И при деле, и ему свободнее.

- Я сорвал вашу охоту, - Шаров повернулся к Ушакову. - Мне очень жаль, но...

- Это мне следует извиниться. Я должен был дать вам свой личный экипаж. Надеюсь, ваши планы не слишком нарушены?

Планы. Это он о сроках.

- Самую малость.

- Что вам необходимо сейчас?

- Поскорее добраться до города. Кто-нибудь довезет меня?

- Ну, разумеется. Надежда, тебе...

Взрыв, громкий даже здесь, не дал договорить. Все повернулись в сторону, откуда только что приехали. У горизонта медленно, неспешно поднимался грибок: белый пар, бурый песок, черный дым. Все, теперь экспертизы не будет. Вернее, будет, но другая.

Обратный путь занял совсем немного времени, он и не знал, что парокаты способны так быстро ехать. Надежда опять вырвалась вперед, и у воронки на месте бывшего экипажа они были первыми.

- Подумать только, опоздай мы на каких-нибудь пятнадцать минут, и ... - она замолчала, представляя , что бы было. Ничего хорошего. Шаров прикинул. Как раз к ним бы подходила платформа с Зарядиным. Рассчитано точно.

- Пожалуй, я соглашусь, что охота - замечательная штука, и жизнью своей человечество обязано именно охоте. Во всяком случае капитан Шаров точно.

- Вы способны шутить...

- Какие уж тут шутки, Надя. Убытки, а не шутки. Экипаж пропал. Скверно, - скверной была попытка скрыть растерянность и страх.

- Вы по-прежнему считаете, что не следует арестовывать Зарядина? трезвый голос Ушакова возвращал к действительности. Подумалось, что теперь-то первый вожак рад, что не предоставил свой личный экипаж.

- Нет, не считаю. Но допрашивать его буду только я. Я, и никто другой.

- Разумеется, разумеется. Уберите его.

Свитские сноровисто заломили руки санитарному ответственному.

- До моего допроса он не должен подвергаться никакому воздействию, Шаров избегал смотреть на Зарядина. А надобно бы привыкнуть. Не впервой. Далеко не впервой.

- Не тревожтесь. Сохранность - как в Имперском банке.

Обнадеживающе. Теперь на Шаровском счету тридцать четыре червонца и санитарный ответственный. Гарантируется возврат в момент обращения. Процветание и неколебимость из поколения в поколение. Только для расово безупречных лиц.

Обездвиженного Зарядина перекинули через седло. Терпи, не то терпел, на Марс за так не попадают.

- Необходимо просеять все вокруг. подобрать каждый обломок, каждый винтик, - привычка есть натура первая. Сейчас Шаров и не чувствовал себя, но именно такой, нечувствительный, он был лучшим работником Департамента. Осушишь, бывало, руку, ударив нерасчетливо шашкой по чучелке - уже потом расскажут, на что темляк нужен, - и ходишь с немой рукой полдня. Сейчас он весь - немой. Деревянный. И потому - особенно деятельный. Непобедимый Ванька-встанька. Без химер совести, порядочности, чести. Кадр, решивший всё, раз и навсегда. - Выделите необходимое количество людей, чтобы управились до захода солнца.

- Что-нибудь еще? - Ушаков почувствовал перемену. Улыбки кончились.

- Мне нужно в город, срочно.

- Я вас отвезу, - Надежда вновь оседлала парокат. Дева, отданная дракону во спасение града.

Путь назад не был путем любви. Дракона интересовали только драконы.

ГЛАВА 6

Вестовой, заменивший Зарядина, был бодр и свеж. Совершенно не запуган судьбой предшественника. Сдается святое место, цены приемлемы.

Шаров позволил себе два часа бездеятельно проваляться в своем # 2-а. Для тела полезно, и вообще. Надо дать время противной стороне. Авось, что-нибудь сделает, а сделав - ошибется. Просто так, за красивые глаза адские машинки не подбрасывают. Дорого, хлопотно, одного шуму сколько. Следовательно, считают, что он, Шаров, чем-то опасен, Приятно сознавать. Понять бы только - чем?

Отведенные часы истекли. Пора грянуть громкое, грозное ура.

Вестовой ждал снаружи, у двери.

- Вот что, милейший... Как там тебя?

- Служащий третьего класса Волосков!

- Ты, Волосков, потише. Не в лесу. Так вот, сходи, приведи ко мне подпоручика моего, Лукина. Понял?

- Привести подпоручика Лукина!

- Молодец. Ступай.

Он нарочно заставил Лукина ждать: неторопливо брился, чистился, охорашивался перед зеркалом, даже начал насвистывать "Гром победы, раздавайся". Демонстрация полной уверенности и довольства.

- Ну, подпоручик, веди в зону перемещения. Проверим твои догадки.

- Слушаюсь, господин капитан! - тыканье воспринято было Лукиным почти с восторгом. Всё, зачислен в свои. Теперь стеречься будет меньше.

Без Зарядина дороги стали путаней и длинней, но все же они добрались до искомой зоны. Застава тщательно проверила документы, затем, прежде чем пропустить в зону, справлялись у кого-то, крича в переговорную трубу. Строже стало. Бдительнее. До вожака перемещения их останавливали еще дважды.

Наконец, они попали в кабинет Салова.

- У вас эшелонированная оборона, покруче Каменного Пояса.

- Иначе нельзя, - серьезно ответил вожак перемещения. - Мы единственная связь с Землей. Порвись эта связь - и Алозорьевск не протянет месяца. Причем месяц этот будет незабываемым. Воздух, вода, еда - все оттуда, с матушки.

- Не буду ходить кругами. Я считаю, что сообщение о происшествии на Свотре было передано через главные ворота.

- Естественно. Как же еще?

- Вы признаете этот факт?

- Считаю, что по другому просто не могло быть.

- Значит, ответственность за факт передачи информации лежит на вас?

- Э, нет. Это другое дело. Мы ежедневно перемещаем около трехсот пудов массы на Землю и получаем столько же. В нашу обязанность входит проверка отправляемых материалов на взрывчатые и иные вещества, могущие повредить камеру перемещения. Больше ничего. Если на каком-либо этапе в груз подкинули листок бумаги, например, заложили в породу - мы отыскать его не сможем физически.

- Я должен отправить рапорт, и хочу посмотреть всю процедуру: как, кто, где, вы понимаете?

- Я получил предписание оказывать вам полное содействие и сам проведу вас по зоне.

Больших трудов это не стоило.

- Ваш пакет поступает в почтовую экспедицию. Собачка его понюхает на предмет взрывчатки, после чего мы кладем его в почтовый ящик. Ну, а девяносто девять процентов перемещаемой массы - это русиновая порода. Сейчас ее как раз загружают в камеру.

Загрузка не впечатляла. Резиновая лента транспортера вываливала рыжий щебень прямо на пол.

- Это и есть знаменитый русин?

- В породе его не больше процента. Извлечение проводят на матушке.

- А почему не здесь?

- Сложнее. И потом, надо же нам что-то перемещать в ответ на земные поставки.

Шаров снял с транспортера камешек. Ну, чистая щебенка. Где он, могучий элемент, превращающий обычную сталь в сталь красную, непробиваемую?

- Значит, триста пудов?

- Сто пятьдесят утром, сто пятьдесят вечером.

Два добермана по обе стороны транспортера скалились друг на друга. Скучно собачкам. Он вернул камешек на ленту. Никакой реакции.

- Вечерняя партия - человеческий материал, а утром Земля перемещает материалы. Бывают и внеочередные перемещения, вне расписания, как в вашем случае, но они оговариваются заранее.

Лента остановилась.

- Все, загрузка произведена. Сейчас транспортер уберут, и состоится сеанс перемещения. Пройдемте на мостик.

Идти пришлось мимо псов. Салову, как хозяину, они повиляли всем туловищем, Шарова не заметили, а вот на Лукина залаяли неистово.

- С детства собак не терплю, - подпоручик постарался обойти их в узком проходе. - И они меня. Дважды кусали, на ноге до сих пор шрам ношу.

Мостиком оказалась небольшое, выгороженное в зале управления, помещеньице. Пластиковые прозрачные стенки отгораживали от ушей, но не глаз. Смотрели на них отовсюду, но мельком, искоса. Зырк - и нету взгляда. Не пойман - не съеден.

- Отсюда подтверждается команда на перемещение. Второй ключ - в зале. И аналогичная ситуация - на земной станции, в Пулково. Так что несанкционированное перемещение требует сговора по меньшей мере четырех человек.

Четырех, четверых...

- У нас очень точные хронометры. Реле допускает разнобой в три секунды, но обычно укладываемся ровненько.

Тонкая стрелочка подбиралась к полудню.

- Внимание!

Управляющий перемещением повернул ключ. Через секунду мягко дунуло в уши.

- Масса одинаковая, а объём разный. Перепад давления.

- Шестьдесят четыре человека, - прохрюкала переговорная трубка.

- Детский поток. Третий за неделю. Молоденькие, они лучше приспосабливаются к Марсу. Быстрее.

Шаров огляделся. Не видать шпионов, не слыхать. А они - рядом. Близенько.

- А можно ли отсюда переместить что-нибудь, например, в Лондон?

- Наша матрица соответствует Пулковской.

- Ну, а заменить матрицу? Тайком, например, заменить, и наладить обмен с другим местом.

- Теоретически это, конечно, возможно. Но матрица охраняется круглосуточно, и никто, включая первого вожака, не имеет к ней доступа.

- Так уж и никто?

- Замена матрицы возможна только комиссией с Земли, комиссией высшего ранга. Не знаю, за пять лет таких комиссий не было. Матрица, в принципе, должна служить веками.

- Ну, а если все-таки заменили?

- А юстировка? Минимум неделя уйдет на юстировку, и все это время камера будет простаивать. Неужели это можно не заметить?

- Сдаюсь, сдаюсь. Теперь - другое. У вас ведется документация перемещений?

- Обязательно. Хотите проверить, не было ли перебоев? На мой взгляд, труд излишний, но если вы настаиваете...

- Это мой способ отрабатывать хлеб.

- Тогда пройдемте в канцелярию.

Канцелярия пахла, как все канцелярии мира - пылью, чернилами, старой бумагой. Только разве поменьше размером. Совсем небольшая, если быть точным.

- Я вот... реестрик... - и человечек был обычной канцелярской кошкой - драный, взъерошенный, лишайный.

Реестрик представлял собой лист бумаги, расчерченный на графы, наполовину уже заполненный.

- Покажите документы, которые потребуются капитану. Все документы, без исключения.

- Будет исполнено, - подобострастно ответила кошка.

Два часа Шаров листал пухлые тома отчетов: недельных, месячных, квартальных, потом переключился исключительно на годовые. Синие обложки с Земли, красные - на Землю. С Земли шло все: воздух, вода, еда, материалы, оборудование, и люди, люди и люди.. На Землю шла в основном руда - сотни и сотни пудов складывались в миллионы. Людей ушло на Землю четыреста тридцать три человека. За все пять лет. Последний раз отправка человека на матушку состоялась за неделю до аварии на Свотре.

Ясно, головушка? Два и два складывать не разучилась?

Графы "шпионские сообщения" в реестриках не оказалось.

Лукин тоже изучал документацию - читал, шевеля губами, записи дежурных по перемещению. Тех, кто стоял на ключах. Каждое новое имя он заносил в маленькую книжечку - для себя, и на большой лист бумаги - для Шарова.

Отработка документации иногда приносила решение самых сложных вопросов. Но не на этот раз.

- Довольно, - Шаров закрыл последний годовой отчет. Вернее, первый он читал их в обратном порядке. - Пора поговорить с нашим санитарным ответственным.

- Уж он теперь ответит, - недобро скаламбурил Лукин.

Они распрощались с Саловым. Ориентироваться в переходах становилось все легче.

Отделение Департамента, ставший привычным кабинет, - все это располагало к хорошему, до мозга костей, допросу. Часа на четыре. Или больше, до утра.

- Доставьте нам Зарядина, - распорядился Шаров. Может, удасться управиться быстро? Раз-два и чистосердечное признание? В знак уважения санитарного ответственного к его, Шарова, заслугам перед Отечеством?

- Добрый вечер, Иван Иванович! - вместо Зарядина явился Спицин, марсианский вожак номер три. Давно не виделись, коллега.

- Добрый... да, действительно, вечер. Хотите поприсутствовать на допросе?

- Хотел бы. Искренне хотел бы.

- Почему "бы"?

- Мне очень неловко сообщать, но подозреваемый Зарядин скончался полчаса назад.

- От каких же причин, позвольте полюбопытствовать, - Шаров понял, что не удивился. Ждал, значит. Сидел и ждал, лежал и ждал, ходил и ждал.

- Отек легких, - Спицин не выглядел смущенным, напротив, казалось, он доволен. - Дыхательная недостаточность.

- Вот так, вдруг, ни с того ни с сего - дыхательная недостаточность?

- И с того и с сего. Мы проверили. В его кислородной батарее оказался фосген. Газ, вызывающий смерть из-за отека легких. Следовательно, это он, Зарядин, - причина взрыва экипажа.

- Разве?

- Иначе зачем кому-то потребовалось его устранять? Зарядин сделал свое дело, потому и был обречен - чтобы не выдать сообщников. Типичный прием, шаблон. Осталось проверить контакты Зарядина - как следует, с пристрастием, - и мы все равно выйдем на его сообщников.

- Вы говорите, газ был в батарее Зарядина? В какой?

- Что значит - в какой? В той, что была при нем, - Спицин удивился непонятливости капитана. Не знают они там, на матушке, специфики Марса.

- Любопытно, действительно любопытно.

- Вас что-то смущает, капитан?

- Так, одна малость. Дело в том, что эта воздушная батарея - моя.

ГЛАВА 7

- Ваша?

- Я сам отдал ее санитарному ответственному.

- Выходит...

- Выходит, это у меня должен был случится отек легких. Вот так.

Спицин вздохнул.

- Жаль, очень жаль. То есть, я рад, что вам повезло. Жаль, что вы распорядились не трогать Зарядина без вас. Допросить бы его своевременно, и многое бы прояснилось. Выходит, у нас опять нет подозреваемых?

- Чего-чего, а подозреваемых хватает. Мой соратник даже списочек подготовил. Без Зарядина там трое остались. Вполне достаточно.

- Попробую угадать. Я, Ушаков и, наверное, Салов. Верно?

- А вы у него спросите. Подпоручик, отвечайте.

- Это всего лишь рабочая гипотеза, - Лукин ожег взглядом капитана.

- Я не в претензии, - развел руками Спицин.

- Списочек подготовил он, - кивнул на подпоручика Шаров, - а батарея отравленная досталась мне.

- Зарядину она досталась, - утешил его начальник марсианского отделения департамента.

- То - случайность. Мое везение, - надолго его не хватит. Раз везение - с батареей, два - охотнички подоспели. Помилуйте, надобно же и умение показать. Умение капитана Шарова. Выставлено для всеобщего обозрения в павильоне народных ремесел, детям и нижним чинам вход возбранен.

- Получается, дело у вас затягивается, - теперь дело опять "у вас". Дистанцируется третий вожак.

- Отнюдь, камрад Спицин, отнюдь. Думаю, мы стали гораздо ближе к истине, нежели вчера.

- Рад это слышать, - но видно было, что Спицин сомневается.

Блеф - штука тонкая. Так иногда заврешься, что и сам начинаешь верить в сказанное собой. Противник-то поверил, раз и взрыв, и фосген.

- Завтра, самое позднее, послезавтра, я надеюсь, мы окончательно расставим точки над i.

- Превосходно, просто превосходно. Я могу передать это Ушакову?

- Я уже говорил с ним на эту тему. Вчера, - говорил-говорил. После чего и открылась охота. Типичная ошибка службистов: "после того - значит, вследствие того".

- Что ж, подождем до завтра, - Спицин не стал обижаться на скрытность капитана. Земля, она и есть Земля. Марку держит. К тому же - правила Департамента. Чего не знаешь - за то не в ответе.

- Или до послезавтра. Но сейчас я бы хотел осмотреть тело Зарядина.

- Извольте. Я проведу вас в медчасть.

- Умер, да... - в медчасти их встретили почтительно, но с чисто совестью. - Делали, что могли, но слишком велика оказалась доза. Триста литров чистого кислорода затратили, и - впустую. Отек протекал злокачественно. Вы хотите пройти в секционную? Только возьмите воздушную батарею. Все-таки - фосген.

Зарядин действительно был очень мертвый. Случалось - укрывали подобным образом людей, выводили из-под следствия. Случалось, но не случилось.

- Тело срочно отправьте на Землю.

- Раньше утра не получится, - Спицин не поморщился. Знает порядок.

- Вот с утренним сеансом перемещения пусть и отправится.

- Да, повезло, - непонятно чему порадовался врач.

- Доктор, - отвел его в сторонку Шаров, - вы мне дайте чего нибудь от сна, посильнее... Мне сегодня спать нельзя... Первитина, что ли...

- Могу предложить кое-что получше. Вот, по капсуле каждые шесть часов. Не более четырех кряду. Максимум - шесть. А потом - сутки отсыпаться.

- Отосплюсь. Непременно отосплюсь. Спасибо.

Капсулы в прозрачном пузырьке лежали смирно, придавленные пружинкой пробки. Точно патроны в обойме. Лежат-лежат, а потом - бабах! Собирай мозги по стенке. Какие мозги, там ведь кость, капитан. Юморист. Душа компании. Тосты, анекдоты, шутки. Рекомендуется для гг. офицеров. Цена с пересылкой - целковый, участникам босфорской войны - скидка.

- Пожалуй... Пожалуй, на сегодня довольно. Пойду составлять рапорт, к утреннему сеансу поспеть надо. Во сколько утренний сеанс-то?

- В восемь пятнадцать, - подсказал Лукин.

- Девять часов. Три - на рапорт, что останется - на сон.

Третий вожак сочувственно кивнул:

- Писанины хватает. И никаких писарей не позовешь - секретно. Сколько я в свое время бумаги перевел. А гусей!

- Вечные ручки спасли Рим, - продолжил вечер шуток Шаров. Демонстрация уверенности в завтрашнем дне.

- Мой шеф был записным патриотом и всякие западные штучки отрицал. Гусиное перо - и точка, - начал делиться воспоминаниями Спицин. - Аспирина не признавал. Рюмка водки, щепоть пороха, и баня, парная. Там и умер от удара. Не успели кровь пустить. Любимое его средство.

- Средство знатное, - подтвердил Шаров. Так и до крамолы договориться можно. Нет, откровенность - дурная болезнь. Собачья, как говаривал тот самый шеф. Выходит, Спицин - из старой гвардии. Хоть на Марсе, но живой. Реликт. После заговора генералов кровопускание устроили изрядное. Очистка от вредителей, пособников и шлаков.

- Я все говорю, говорю, а вам время дорого. Позвольте проводить вас, - Спицин поражал своей любезностью. Издевается, что ли? Или просто профилактика? Личный надзор? Ничего, нам, людям честным, скрывать нечего. Голы, аки соколы. Неимущие.

- Не стоит затрудняться, - отклонил любезность Шаров, - нам еще придется обсудить кое-какие мелочи. Рутина, знаете ли. Повседневность.

- Самое главное в нашей работе. Тогда - до завтра, капитан.

Озадачив Лукина - проверить документацию транспортного отдела - не выезжали ли экипажи из поселений более, чем на день и подготовить поименный список лиц, отбывших на Землю за два последних года к завтрашнему утру и спи, отдыхай,- Шаров в одиночестве брел переходами Алозорьевска. Теперь неплохо бы и подумать. Никто не мешает, не отвлекает. Шум в голове разве. Чего, мол, думать, работать нужно. Действительно, что ли, рапорт написать, пока живой? Образцовый такой рапорт, с полным разоблачением на последней странице. Знать бы, что там, на той странице.

Никто в переходах за ним не следил, никто не нападал. Алозорьевск город образцовый. Город будущего. Нет праздности, нет и преступности. Люди гордятся плодами своего труда. Энтузиазм размеров неслыханных. Даже под ноги не плюют. Все, как один.

У входа в свой # 2-а он еще раз оглянулся. Для публики. Пусть их, заслужили.

Сюрприз ждал в самом номере.

- Надя? Что-то случилось? - ничего более на ум не пришло. Ах, некстати, как некстати. Будь это на отдыхе, на Земле... Полно, капитан, кому ты нужен на отдыхе, вне власти.

- Возьмите... Возьмите меня на Землю, - принцесса Марса курила редкие американские сигареты. Умело курила, по-настоящему.

- Я не вполне вас понимаю...

- На Землю. Я... я очень прошу вас и готова... - она покраснела. От решимости, стыда, гнева, все вместе?

- Готовы?... - доброжелательно подсказал он.

- Я понимаю, глупо... Вам, наверное, часто предлагают себя... Но у меня просто ничего нет больше.

Вот вам и ножечек в спину. Надежда Ушакова. Остается выяснить, она отвлекающий момент, или сам инструмент? Скорее, второе. Классика Департамента.

- Если я не попаду на Землю сейчас, то не попаду никогда. Отец трижды просил, чтобы мне разрешили. И сегодня получил третий отказ.

Шаров сел в другое креслице, рядом, отмахнулся от дыма. Вот возьмет, и удивит. Впадет в откровенность и расскажет свои секреты не после, как они рассчитывают, а до. Или, того горше, вместо. О чем рассказывать только? О подозрениях? О раскрытых тайнах? Нет у него раскрытых тайн. Или они неинтересны. Например, тайна номер семь... или восемь? За пять лет освоения Марса перемещено было сюда шестьдесят семь тысяч человек. Обратно - четыреста тридцать три человека. Судя по объемам поставок воздуха и продуктов, сейчас во всех поселениях находилось не более шести, максимум, семи тысяч человек. Сложите и вычтите. Такая вот арифметика. Кого это волнует?

- Надя, я бы и рад помочь вам, но не так это просто. Сюда, на Марс, мне что человека отправить, что сто - пустяк. А вот обратно... Обратно куда сложней.

- Вы можете, я знаю, - кого она пыталась убедить - себя или его?

- Может быть, я подчеркиваю- может быть, мне и удасться что-нибудь для вас сделать, но только в случае успешного завершения э... моей миссии.

- Но ведь вы сказали, что завтра...

- Ну так то завтра. А вы пришли сегодня.

- Я слышала, мой папа в вашем списке. Если нужно, я бы могла...

Вот и дождались. Дочь дает показания, уличая отца в деятельности, направленной на подрыв империи. Который раз одно и то же. Противно.

- Нет у меня никакого списка, Надя. Но если вы хотите мне помочь...

- Конечно, хочу.

- Тогда... Вы здорово управляетесь с парокатом. А экипаж сможете вести?

- Смогу, разумеется.

- Тогда покатайте меня.

- Сейчас?

- Именно сейчас. Дело того требует.

Она удержалась от вопросов - куда, зачем, почему. Умненькая девочка.

Обслуга парка вопросов не задавала. Наружные костюмы принесла сама Надежда, экипаж подогнала она же.

- Отцовский. Он всегда заправлен, наготове.

Коробочка на поясе дразнила - любит, не любит, фосген, не фосген. Для некоторых снаряды в порядке исключения попадают в одно место и дважды, и трижды. Для хорошего человека.

Он устроился внутри, Надя заняла место вожатого.

Ворота шлюза раскрылись.

- Мы сможем двигаться в такой темноте?

- Не быстро. Я сейчас зажгу фонари.

Зашипел газ, и ацетиленовый свет отвоевал у тьмы маленький кусочек Марса. Сейчас мошка налетит.

- Поехали в сторону Свотры, - заказал он единственным маршрут, который знал.

Ехать было приятно. Кресло удобное, просторное и мягкое. И обзор прекрасный. Он читал, что у Марса две луны, но не нашел ни одной. Ладно, не в лунах счастье.

- Версту мы проехали?

- Полторы, - сейчас Надя чувствовала себя поувереннее. Дело делала.

- Тогда хватит. Развернитесь назад, к городу, и погасите фонарь.

Она опять выдержала характер, не спросила - зачем. Шаров не стал ее томить.

- Знаете, Надя, я буду спать. Устал что-то.

- Вы боитесь оставаться в городе?

- Боюсь немножко. Даже больше, чем немножко.

- Здесь вам бояться нечего. У меня винтовка. Я в шакала за версту попадаю.

- Они что, могут напасть?

- Шакалы? Нет, что вы. Я и не в шакала могу попасть тоже.

Шаров не стал уточнять характер мишеней Нади. Меткая, и довольно.

Город был темен. Скудный свет луны (показалась все-таки какая-то крошка-торопыга) едва обозначал громаду у горизонта. Без окон. И дверей мало.

Блестела игла грозоуловителя - загадочно, призрачно, серебряный кол на могиле вурдалака. Надежнее осинового, хоть и дороже. Одна беда украсть могут. Что могут - украдут непременно. Всенепременнейше. Пережитки тлетворного влияния упаднических наций. Маргиналов. Ничего, очистимся, и тогда - прощайте, замки и запоры. Нравственность, черта исконно славянская, воссядет у каждого очага, и народ, взлелеянный вожаками, радостно и доверчиво пойдет навстречу великому жребию. Уже идет. Прямо-таки вприпрыжку, штаны некогда поддернуть. Гоп-гоп, братки, веселей!

Ничего не видно. Не срываются с иглы искры, не разбегаются лучи. Теориям, не подкрепленным практическими результатами, не место в нашей науке. Всякие там открытия на острие пера - вредная выдумка. Открытия должны давать плоды народу. Не дают - удобрить маленько, пусть быстрее зреют. Полить. Потрясти, наконец. На это мы мастера. Я - мастер.

Он смотрел на мрак города, надеясь вопреки своим же выкладкам увидеть сигналы. Ерунда, конечно. Существуй такие - давно бы увидели другие. Сигнал на триста верст - это вам не флажками семафорить.

Или у него зрение притупилось, или нюх врет. А почему, собственно, зрение? Уши есть. Ладно, отметем, хотя если в ультразвуке... Нет, триста миль... Осязание? Почву простукивать. Три точки, тире, точка. Тоже незаметно не сделаешь. Письмо послать, имперской почтой. Голубиной тоже неплохо. Вообще, ерунда лезет в голову. Неуверенность в собственных мыслях.

- Это что, Надя? Шакалы?

Вокруг мигали красные огоньки. Парные, они придвигались ближе и ближе.

- Зайцы, - сразу ответила Надежда. Не спит. Пусть и вправду постережет. Мало ли...

- Чего это они?

- Зайцы всегда к экипажам жмутся. Наверное, принимают за Больших Зайцев, защищающих от шакалов. Или просто тепло манит. Они любят тепло.

- На них, наверное, просто охотиться? Сиди да постреливай себе.

- Мы на них не охотимся. Я не охочусь, - поправилась она. Существенная поправка. Значит, другие охотятся. Да что далеко ходить, других искать, он, капитан Шаров охотится преимущественно на зайцев. Во-первых. это просто, во-вторых, безопасно, а в-третьих - служба такая. Да-с.

Было действительно тепло, неудивительно, что зверькам манило погреться. Там, снаружи, мороз градусов за тридцать, не до гуляний. Опять же темнота. Спи, капитан, отдыхай. Копи силы на день завтрашний. Уже сегодняшний? Тем более копи.

- Надя, только не стреляйте, если кого-нибудь заметите. Меня разбудите прежде.

- Хорошо.

- Я ведь тоже - стрелок отменный. Когда вижу цель.

Так можно всю ночь впустую проболтать. Тары-бары на Марсе.

Он закрыл глаза, удобнее устроился в кресле. Будем считать слонов. Марсианских. Мохнатых-мохнатых, неслышно трубящих за триста верст своим собратьям по хоботу. Такая у них особенность - у слонов, трубить. Даже во вред себе. Не могут они иначе. А приметить слона довольно просто. Нужно только немножко отступить назад и поднять голову.

ГЛАВА 8

Уют кресла оказался обманчив. Тело страдало и плакалось. Совсем не хочет долг исполнять. Не хочет - заставим.

Марсианский рассвет не бодрил, не вдохновлял. Причем тут рассвет? Честно надо признаться - годы. На диванчике надо лежать, или на печи, а не шастать в поисках шпионов. Ничего, лет через двадцать уйдет в отставку с полным пенсионом и медалью за выслугу лет.

Шаров посмотрел на часы. Пять часов сна, однако. Ровно на пять больше, чем он заслужил. И еще жалуетесь, капитан? Стыдно, стыдно, батенька.

- Проснулись?

А Надежда вот не поспала. Охраняла сон мужественного капитана Департамента.

- Проснулся. Давайте, Надя, назад двигать. В город. Великие дела ждут.

Она ни о чем больше не просила, не напоминала. Интересно, что думалось ей ночью? Поняла бессмысленность просьб, или просто разозлилась? Да будет ей Земля, будет. Служба в Департаменте имеет много гитик. Объявить, например, ее свидетельницей на процессе. Правда, как минимум, нужен процесс. Хороший такой показательный процесс. Или, напротив, тайный: никто ничего толком не знает, никому ни о чем не известно.

Они въехали в шлюз. Надя, пряча глаза, попрощалась. Стыдится.

Он успел написать рапорт и попользоваться водичкой. Вестовой невозмутимо приветствовал Шарова и подал завтрак: яичницу с салом и большой термос сбитня. На третей кружке подоспел и Лукин со своим списком. Большой получился список, на двадцать листов. Земля, наверное, тоже до этого додумалась и уже готовится их проверять. Сколько там за два года набралось? Сто восемьдесят человек ровно. После эффективного допроса в империи прибавится сто восемьдесят сломленных людей. Рутина, повседневная работа.

- Вот, - протянул он подпоручику пакет с рапортом. - Отправьте. И подождите ответа.

- Ответа? С Земли?

- Откуда же еще?

- Слушаюсь, - подпоручик, наверное, ждал другого. Задушевного разговора, посвящения в тайны ремесла, или просто предложения присесть. Все, все будет - потом.

Он допил сбитень - все-таки здорово сушит Марс, почечный курорт открывать можно, - когда пожаловал Спицин.

- Слышал, вы поездку предприняли, ночную?

- Так, идейка в голову пришла, пришлось проверить. Ничего особенного, но любой пустяк может оказаться важным. А что, имеются возражения?

- Помилуйте, какие возражения? Просто я беспокоился. Случись что - мы и на помощь придти не смогли бы.

- Обошлось, как видите.

- Да, еще Александр Алексеевич просил, как выпадет у вас минутка, навестить его.

- Обязательно зайду. Немножко попозже.

- Я так и передам.

- Вы меня очень обяжете.

Приятно, что ни говори, быть представителем Земли. Какие люди захаживают. И не приказывают - просят. Интересно, что Ушакову нужно? Дела интересуют, или жениться заставит? Какая он партия...

Запасы белья подходили к концу. Пора, пора, друг милый, покончить с этим делом. Пережил два покушения, не дожидайся третьего. Для здоровья вредно.

В переходах он встретил человек тридцать. Час пик. Похоже, он приладился к ритму Алозорьевска, начинает жить в ногу со всеми.

Научный корпус он нашел легко. Скоро сам сможет работать чичероне. Посмотрите налево, милостивые государи: здесь ровно два дня назад впервые побывал капитан Шаров, исполненный рвения и отваги. Где тот капитан теперь, никому не известно. Потому что неинтересно.

Наверное, сработала какая-то система оповещения: магистр Семеняко перехватил его почти у самого входа.

- Опять в наши края? Чем могу помочь?

- Опять. Директор у себя?

- Кирилл Петрович на полигоне. Испытывает аэростат.

- Далеко этот полигон?

- Версты две. Вы подождете, или необходимо подготовить парокат?

- Пешочком пройдусь. Ножками. Что две версты, пустяк. Вы только направление укажите.

- У нас свой выход из города. Пройдемте. Я только распоряжусь, чтобы для вас подготовили костюм.

Шлюз, декомпрессия, облачение в костюм. Положительно, он превращается в обывателя города Алозорьевска.

Трубочка привычно скользнула в ноздрю.

- Надолго хватит батареи?

- Да, часов на двенадцать. Плюс часовая резервная. Выйдете наружу - и направо, там колея наезжена. Вы полигон заметите непременно, по аэростату. Или все-таки дать вам сопровождающего?

- Не стоит. Хочется немного побыть одному.

Магистр попрощался - начиналась декомпрессия. Присядем на дорожку, подумаем. Полчаса туда, с запасом, пол - обратно. как раз успеет ответ придти с Земли.

Вот, капитан, ты и на вакациях. Дорога - словно в Айдаровке, пыльная, неширокая. Того и гляди, на коровьи лепешки наткнешься, да на конские яблоки. Или баба погонит гусей к речке, купаться. Удочки не хватает, да самой речки. Зато здесь грязи не бывает, не развозит шлях. Ступай и ступай, хоть до самой станции Берд.

Он приблизился к щиту - большому, на бетонном основании, возвышающемуся над округой на три сажени. Дитя департамента пропаганды. Большими, аршинными буквами выведен был призыв превратить Марс в рукотворный сад, за буквами ветвились яблони с налитыми румяными яблоками. То есть можно было догадываться, что это - румяные яблоки: краски выцвели, выгорели. Солнце, хоть и слабое, а злое.

Он подошел поближе, желая попробовать, из чего сделан щит - дерево, пластик, железо, ногтем провел по поверхности. Похоже, пластик.

Что-то громко треснуло, и в щите - на два вершка выше его головы появилась аккуратная круглая дырочка. Трехлинейка, однако.

Шаров быстро побежал, огибая щит. Быстро, да не очень - еще одна дырочка, и опять выше. Наконец, он укрылся за ним, для верности присел бетон понадежнее пластика будет.

Стреляли в спину. Издалека - верста, не меньше. Он осторожно выглянул. Никого. Так и станут тебя дожидаться.

Кому-то он здорово мешает. Или просто - нелюбовь. Не любит его стрелок хороший, даже отличный, но к Марсу непривычный, иначе сделал бы поправку на низкое притяжение, и была бы у Шарова лишняя дырка.

Ничего, не поздно еще. Подойдет поближе, только и всего. А у него, у Шарова, всего оружия, что фига в кармане. Беспечный и самоуверенный болван. Если бы.

Подумалось, что он теперь может объяснить поведение генералов-заговорщиков. Ведь знали, что ожидает их, а никто не то что поднял верные полки - положим, не было никаких верных полков, - но и просто не бежал, не отстреливался, в конце концов. Им просто не хотелось жить. Устали. Сколько сил хватало - жили, а потом устали.

Так то генералы. Ему не по чину уставать. Лорд Байрон Мценского уезда, понимаете ли, нашелся. Фаталист на жаловании. Вверяю себя судьбе и все такое. Больно ты нужен судьбе, милый. Дешевое кокетство младого юнкера. Стыдно.

Он не устыдился, но разозлился. Немного, но лучше, чем ничего. Можно под прикрытием щита отбежать подальше, а потом попытаться кружным путем вернуться в город. Воздуху хватит, он нынче запасливый.

Из-за горизонта вынырнул парокат. Кавалерия. Как всегда, вовремя. Парокат подъехал прямо к щиту.

- Что-то случилось? - парокат вез двоих. Патруль. Ну, правильно, регулярное патрулирование. Еще Зарядин говорил. Никакого рояля в кустах.

- Стреляли. Со стороны города.

- Стреляли?

- В меня целили, но промахнулись.

Патрульные спешились, осмотрели щит.

- Да, похоже, стреляли. Сейчас проверим.

Один из патрульных пустил в небо ракету, зеленый огонек завис в небе.

- Подкрепление зовем, - пояснил патрульный. - Вы подождите, пока не разберемся.

Карабины у них были кавалерийские, ладные, удобные. Окоротят плохого человека, эти смогут.

Ответные огоньки зависли в воздухе.

- Ну, мы пошли. А вы ждите, экипаж скоро подойдет.

Парокат покатил к городу. Храбрые ребята, не боятся, что стрелок их снимет. Или боятся, но службу исполняют. И ты давай, служи.

Шаров отряхнулся от пыли, оглянулся. Где ж полигон?

Полигон оказался почти рядом. Шаров вышел на него через четверть часа и едва не опоздал: пузырь уже надували.

- Пришли полюбопытствовать? Я тоже, - директор стоял чуть поодаль от воздушного шара. Три человека возились около газовой установки. - С детства люблю, с ярмарки. Счастливые люди - воздухоплаватели. Высоко, в тишине, над нами, суетными грешниками.

Пузырь раздулся до размеров хорошей избы, но все не мог оторваться.

- Мы наполняем его раскаленным гелием. Все равно, подъемная сила мизерна. Всей аппаратуры два фунта, а поди ж ты, подними.

Стенки пузыря были полупрозрачными, и сквозь них проглядывали горы, проглядывали мутно и неясно.

Пузырь увеличивался на глазах, вдвое, втрое, вчетверо, наконец, он начал медленно подниматься. Кто-то отсоединил кишку, обрубил балласт, и шар устремился вверх.

- Далеко улетит? - спросил Шаров Леонидова.

- Увы. Как только газ остынет, пойдем ловить. На версту поднимется, если повезет. Сглазил!

Шар передумал. Не поднявшись и на сто саженей, он замер, а потом мало-помалу начал опускаться.

- Оболочка старая, пропускает. Новую нужно варить. Из топора не сваришь, придется у Земли просить, а Земля - барышня капризная. Ладно, капитан, так что же вас привело сюда, на полигон, помимо зрелища?

- Служба, Кирилл Петрович. Разговор у меня к вам.

- Прямо здесь разговор? А то я мерзнуть начал. Давайте в город сначала вернемся.

Шар пошл вниз быстрее. Его отнесло немного в сторону, и люди побежали за ним вслед. На руки хотят принять, что ли? Муравьи и арбуз.

- Давайте вернемся, - согласился Шаров. Он тоже замерз. Во всяком случае, дрожал.

- Только придется подождать, пока не сложим баллон. Гелий газ благородный, не след терять.

- Неужели без вас не управятся, господин директор?

- Управятся, безусловно управятся. Но у нас с транспортом, не как у вас. Плохо с транспортом. Один экипаж, и на нем установлен компрессор. Придется ждать.

- А мы пешочком. Я вот прошелся, знаете - благодать. Просторы наши, российские. Мысли в голову приходят всяческие, мечты. Право, пойдемте, Кирилл Петрович.

- С людьми вашего ведомства спорить трудно. Если вы настаиваете...

- Не то, чтобы я. Опять служба.

- Тогда, с вашего позволения, я распоряжусь...

Шаров смотрел, как Леонидов подошел к вожатому экипажа. Хорошо бы послушать, что в таких случаях говорят академики. Оставляет научное завещание? Просит не поминать лихом? Приказывает почистить экипаж по возвращении, чтоб блестел и сверкал?

Но возвращаться пешком не пришлось: подоспел броневичок Департамента.

- Иван Иванович, вы рискуете просто безрассудно! - Спицин выговаривал не шутейно, похоже, он в самом деле волновался. - Мы бы вам любую охрану дали, эскорт, а вы...

- Кого-нибудь нашли? - невежливо перебил его Шаров.

- Нет. Ищем. И подпоручик с вас пример берет - пешком. Неужели трудно приказать подать экипаж?

- Лукин здесь?

- Так точно, камрад капитан, - Лукин показался в проеме люка. - Вам депеша с Земли. Сказали, вы в научный корпус пошли. Я туда. Там узнал про полигон, подумал, за четверть часа добегу, что возиться с колесами. А по пути меня нагнали.

Шаров взял конверт, сломал печать. Так, пришло время делить пироги. А пирог у него еще в печи, и удастся, нет - неизвестно.

- Видите, Кирилл Петрович, все и уладилось. Поедем с шиком, за броней.

Академик молча полез внутрь.

Лучше бы шли пешком. Хотя... Психическое давление, оно разным бывает.

Спицин тоже помалкивал, сказал лишь, что местность прочесывать будут, пока не найдут стрелявшего. Третий вожак явно верил в вечную жизнь.

По просьбе Шарова, их высадили у шлюза Научного Корпуса. И костюм наружный отдать нужно, и просто удобнее.

- Вот вы и дома, господин директор. Не пригласите к себе? Сушит очень Марс, пить хочется. Опять-таки - разговор, не забыли?

- Забудешь с вами, - академик, похоже, успокоился. Или плюнул на все. Кончился страх ожидания страха.

Подлетел магистр Семеняко, Но остановился, словно лбом о ворота. Ну и чутье у малого!

Сэр Исаак Ньютон по-прежнему грустил, обделенный историческим оптимизмом славян. Не повезло ему, не в той стране родился.

Леонидов помешкал мгновение, затем решительно сел в свое кресло.

- Чайку нам, - прокричал в переговорную трубку. - Моего чаю, и заварите в автоклаве.

- Под давлением завариваете? Любопытно.

- Иначе какой чай, декохт. Ну, начнем разговор, или подождем? Ждать недолго, автоклав маленький, быстро поспеет.

- Начнем, Кирилл Петрович. А поспеет, так вот мы, все здесь.

- Значит, начнем... Так чем же я могу быть вам полезен?

Шаров не спешил с ответом. Действительно, чем? Небо такое большое, палец такой маленький. Что, если догадка неверна? Да ничего. Ничего особенного. Эка невидаль - ошибка. Не римский папа, позволено и согрешить.

- Вы уже помогли, Кирилл Петрович.

- Да? Не припоминаю...

- В прошлый мой визит вы заметили, что знать вопрос - все равно, что знать ответ. И я начал искать не ответ, а вопрос. Думаю, вы знаете причину, по которой я нахожусь здесь, я имею ввиду - на Марсе.

- Представьте - нет.

- Ой, лукавите. Ладно. Но про аварию на Свотре хоть слышали?

- Да.

- Спустя несколько дней об этом сообщили в одной из английских газет. Как просочилась к ним информация? Узнать это поручили мне. Не только мне, многим, но на Марс послали именно меня. И я начал искать: кто. Кому удалось передать информацию в Англию? И никак не мог найти, не мог даже понять, с какого боку подступиться.

- Это бывает.

- Сплошь и рядом. Но потом вспомнил ваш совет и склонился к тому, что главное - понять, как кому-то удалось передать сообщение.

- Разумно.

- Рад, что вы так считаете. Итак, прежде всего приходит в голову, что некто, пока неважно, кто, передал сведения обычным путем - через канал перемещения. Увы, ему бы потребовался сообщник, если не здесь, то на Земле обязательно. А на Земле проверили всех, имевших отношение к каналу. Проверили самым тщательным образом. Вы понимаете: самым. Мы же Департамент, а не Смольный институт. И - ничего.

Академик не ответил. Ничего, уважаемый Кирилл Петрович, это - даже не цветочки, а завязь.

- Тогда закономерно предположить, что некто смог сообщить о происшествии англичанам на станцию Берд, а уж те по своему каналу на Землю. Опять не получается: триста верст. Транспорт более, чем на сутки, поселения не покидал, пешком - несерьезно, да и по времени не получается, успехи воздухоплавания вы сегодня продемонстрировали.

- Какой же вывод? - академику чая явно не хватало. Пересохло горло, руки беспокойно трутся друг о дружку.

- Заговор. Документы подделаны, а кто-то из вожаков, или даже может быть все санкционировал-таки переход на Берд.

- Сложно все это.

- Но единственно возможно. Если бы не то обстоятельство, что никто из вожаков не имел никакой причины сообщать об аварии на Свотре англичанам. Это абсурд. Сообщил человек совестливый, непрактичный, донельзя наивный. В чем-чем, а в этих пороках упрекнуть вожаков нельзя.

- По вашему, получается, что никаким образом сообщение о катастрофе в поселении до англичан дойти не могла?

- Получается, Кирилл Петрович.

- И в то же время англичанам о катастрофе известно?

- Вне всякого сомнения.

- Парадокс.

- И еще какой, Кирилл Петрович.

Принесли чай: фарфоровый с заваркой, медный самовар кипятку, сахарницу, щипчики, и даже сливочник.

- Поспел, поспел. По запаху чую: липтон. Угадал?

- Что? Ах, чай... Да, липтон.

- Позвольте поухаживать за вами. Устали, наверное, мои разглагольствования выслушивать. Вам со сливками? - Шаров заученно скупыми движениями разлил заварку по чашкам. Два месяца половым у Палкина служил, под конец даже на чай давали. Тогда он был подпоручиком, молодым и смышленым. Но Рейли в трактире так и не появился.

Чай удался средненько. Староват. И лист пересушен. Но он похвалил:

- Отменный у вас чай, Кирилл Петрович. Берите патент на автоклав заварочный. Большущие деньги получать будете, как Марс заселим.

Леонидов на шутку не отозвался. Он, похоже, ее и не слышал, прихлебывал себе чай, не замечая ни вкуса, ни аромата, как пьют купчики поутру с похмелья.

- Признаться, вы заинтриговали меня, капитан. Не думал, что в вашем Департаменте решают подобные головоломки.

- Департамент, Кирилл Петрович, столько же мой, сколь и ваш. А насчет головоломок - это запросто. Не приходилось видеть, как мужик локомотив чинит, или веялку заграничную? Не подходит деталь, или передача капризничает, так он ее ломом, ломом. На удивление, иногда помогает.

- Где же ваш лом?

- Придет черед и лому. Но - вдруг детали подойдут? Очень, знаете, хотелось бы. Так вот, я подумал: раз никаким известным способом весть до англичан дойти не могла, а она все-таки дошла, значит, дошла она способом доселе неизвестным. Меня учили: если все варианты, кроме одного, невозможны, то этот единственный вариант, каким бы невероятным он не казался, и произошел в действительности.

- Неизвестный способ... Знаете, не убеждает.

- Был неизвестный, станет известным. Шило в мешке утаить можно, если постараться, но способ передачи информации - нет. Потому, что о нем знают минимум двое - передающий и принимающий. Тайна двоих - уже не тайна. А если до газет дело дошло...

- А какой способ, все-таки?

- Почти волшебный. Способ, в который никто не верит, потому и не ищет. Беспроволочный телеграф.

- Экий вы сочинитель, господин капитан! Таланты в землю зарываете.

- Бывает, и зарываем. По вынесении приговора.

- Пугаете.

- Предупреждаю. Впрочем, таланты сейчас в цене, и всякие мелкие шалости им порой прощаются. По недомыслию которые.

- Приятно слышать. Но только я-то здесь причем?

- Так ведь вы, глубокоуважаемый Кирилл Петрович, беспроволочный телеграф и открыли. Во всяком случае, я очень на это надеюсь.

- Надеяться, конечно, я вам запретить не могу.

- Только у вас имеется, пусть и относительная, свобода проведения научных разработок. Все остальные работают по планам сверху, и у них просто нет возможности хоть что-нибудь сделать вне плана. А у вас есть.

- А воду в вино я не превращаю? Мертвых не воскрешаю?

- Не надо, Кирилл Петрович. Сейчас сюда прибудет парочка экспертов с Земли, и, думаю, они найдет в вашей лаборатории нечто любопытное.

- Вы смеете...

- Еще как смею.

- А если не найдут? Искать заведомо несуществующую вещь... И не подбросишь. Да любой ученый просто высмеет саму идею. Беспроволочный телеграф, надо же... - академик рассмеялся. Слабо и неубедительно.

- Я ведь не маститых старцев в эксперты взял, Кирилл Петрович. Выпускников Петроградского политехнического, alma mater. Ребята молодые, глаза не зашорены. Найдут.

- Когда найдут, тогда и поговорим.

- Тогда поздно будет, Кирилл Петрович. Люди ведь гибнут.

- Не понял. о чем вы?

- Кирилл Петрович, как вы думаете, почему англичане опубликовали сообщение о Свотре? Из человеколюбия? Вы, я понимаю, движимы самыми высокими чувствами. Английские ученые, на станции Берд, возможно, тоже. Год назад вы виделись с ними, говорили, делились идеями, и беспроволочный телеграф открыли, похоже, одновременно. Примеров параллельных открытий в науке тьма. Ломоносов - Лавуазье, Бойль - Мариотт, Уатт - Ползунов, Черепанов - Стеффенсон. Леонидов и мистер Икс. Так вот, вас, как человека интеллигентного, совестливого, просто честного, гибель людей возмутила. Вы сообщили об этом англичанам. Те - в Лондон. Появилась публикация. А дальше - что?

- Что? - переспросил Леонидов.

- Сообщению-то цена - грош. Источник не указан, значит - поклеп, навет.

- Но ведь...

- Но ведь люди погибли, это вы хотели сказать? Совершенно верно. И поэтому источник информации начали искать. Прежде всего допросили людей на Пулковской станции перемещения. Двенадцать человек запишите на свой счет, Кирилл Петрович. На очереди - отбывшие с Марса за последний год. Затем придет черед живущих здесь. Всех, от последнего поселенца до первого вожака. Вы что, действительно думаете, что в Департаменте будут интеллектуальные загадки решать, что да как? Метода простая - допрос расширяющимися кругами. Тысячу человек сломать? Сломают столько, сколько сочтут нужным. И когда очередь дойдет до вас, вы расскажете все. Обязательно расскажите. Любой расскажет. Только допрошенные до вас - вы ведь действительно их не воскресите. Пока будут идти массовые допросы, пока подберут новую администрацию, пока пришлют новых поселенцев - вся деятельность на Марсе будет стоять. Добыча русина приостановится, остановится производство красной стали, армия недополучит десятки, а, может быть, сотни бронеходов. Вот зачем англичане и опубликовали сообщение, переданное вами, вот почему они пока держат открытие беспроволочного телеграфа в тайне.

- Это... Это шантаж, милостивый государь!

- Не знаю. Вряд ли. Просто обрисовываю положение вещей. И даю советы.

- Какие такие советы?

- Полезные. И приятные. Вы сообщаете всему миру о своем открытии. Приоритет за Россией! Становитесь национальной гордостью державы. Получаете уйму научных премий и всеобщее признание. Разумеется, возвращаетесь на Землю, создаете институт, сможете взять сотрудников отсюда, из Алозорьевска. И работаете, работаете, сколько душе угодно. Плохая перспектива для ссыльного ученого?

- Полная, безграничная свобода?

- Во всяком случае, клетка станет куда просторнее, и прутья вызолотят.

- А взамен что?

- Ну что с вас возьмешь, Кирилл Петрович? Вы и так со всеми потрохами принадлежите Отечеству. Как и я, и любой другой. Ну, попробуют англичане сослаться на вас, я имею ввиду инцидент на Свотре, так вы скажете - враки, ложь. Не беспокойтесь, они-то вас подставили безо всякого сожаления.

- Ваши предположения настолько дики и несуразны...

- Что соответствуют действительности, верно? Так я могу сообщить на Землю о вашем великом открытии? А то, боюсь, Департамент вот-вот начнет расширять круг подозреваемых...

Шаров надеялся, что говорит правду. Что круги еще не разошлись. Что удасться быстро погасить инерцию Департамента. И что все, о чем он сейчас говорил - правда.

Леонидов долил остывшей воды, щипчиками попытался раскусить кусок сахару, но никак не мог захватить его меж зубьев. Дрожали руки.

- Хорошо. Поспешите, капитан. Поспешите, и пропадите вы все пропадом.

ГЛАВА 9

- Мы уверены, что вы с честью оправдаете оказанное вам доверие и сумеете перестроить службу безопасности в соответствии с сегодняшними задачами.

Шаров только склонил голову.

- До встречи, подполковник, - начальник второго Отделения Департамента еще раз пожал руку Шарова и направился в камеру перемещения.

До встречи. На Земле или на Марсе? Как знать. Не тяжелы ли новые погоны, подполковник? Так ведь не дома. Тут, на Марсе, все легче. Погоны тоже. Карьеру делаешь? Не делаешь, а делаем, нечего отделяться. Никакой шизофрении, просто задушевный разговор меня со мной. Ну, поговорим, поговорим. Других собеседников у тебя-меня-нас долго не будет. Это почему же? Я теперь высоко вознесся. Третий вожак Марса. Головокружительная карьера. Помни, кому обязан новым назначением. Да уж запомню. Век на Лукина молиться буду. Пока ты - я всякими умными штучками интересовался, он, молодец, нарыв расковырял. Ну, положим, дело нехитрое, так и так Спицину конец был. Хотел утаить от Отчизны важнейшее открытие, передать англичашкам. На тебя покушался трижды. А главное - ускользнувший сорняк заговора генералов. Пустил, сволочь, корни на Марсе, думал, спрятался. От Департамента не спрячешься. Чистка собственных рядов, беспощадное избавление от инородной заразы. Ладно, ладно, мне-то не заливай. Что будешь делать с Лукиным? А что теперь с ним сделаешь? Сам отпустил. А что, нужно было его убить? Пытался же он убить тебя трижды. Всепрощенчество, да? Иди русская рулетка? Кстати, запомни или запиши, придется тебе-нам поискать его сообщника, да и решить - от себя он убивать задумал, по злобе и зависти, или кто приказ ему такой дал. Департамент большой, сторукий, часто враздрай идет. Себя не жаль - обо мне подумай, я ведь жить хочу. Я тоже. Чем не жизнь? Воды первичной - залейся, воздуху - тоже, жилье просто хоромы. И дел всего - пошерстить службу безопасности. Проще сказать - создать заново. Искоренить саботаж и вредительство. Как искоренять, знаешь? Знаю, не учи. Сначала вредительство надо организовать, тогда будет, что искоренять. Умничка, капитан. Подполковник. Попрошу не забывать! А куда это мы идем? В наш новый кабинет, подполковник. Видишь, адъютант, подчиненные. С докладами пришли. Подождут. Мы теперь - фигура. Из пешки во ферзи. Это тебе не Леонидова соблазнять, Мефистофель с товарами лавки-алтынки. А все-таки я оказался прав. Ну и что с того? Еще скажи, что спас тысячи людей. Спас тысячи людей. Себя ты спас. А я что не человек? Две ноги, без перьев, значит, человек. И сижу в хорошем месте, оно меня красит, я его - неважно. Вон, портретик напротив, с ним поговорить можно, если ты надоешь. Я? Себе? Хорошо, поговори, попробуй. Лицо у него симпатичное. Первый покоритель Марса, отдавший жизнь за Освоение. Привет! Привет. Только я не первый, кто жизнь отдал. Нас отряд был, двадцать человек. Я пятым шел. Задание простое - установить матричный отражатель. Посылали-то нас напрямую, перемещение энергии требовало город год мог греться. Не Урюпинск - Москва. Ответственность какая! Готовились днем и ночью. Не знаю, что было с первыми, но канал не работал. Послали меня. Я успел, установил отражатель, на Землю навел, и - тромбоз. Кровь кипела. Да я бы все равно умер, обратный путь так просто не сделаешь, пока матрицу откалибруют... Поговорил, подполковник? Поговорил. Невеселые у нас разговоры. А меньше болтай, дело делай. Их у нас невпроворот. Начинай, начинай. Я пособлю.

Шаров взял бумагу. Направление в Высшее Училище. Департаменту требуется свежая кровь. Нужны юные, преданные души. В твоей власти послать человека на Землю. А дальше - как сложится.

Пером, гусиным, от предшественника наследство, он вписал: "Ушакова Надежда Александровна". Затем тряхнул колокольчик.

Адьютант - влетел.

- Офицеры собрались?

- Так точно, ваше превосходительство. Ждут.

- Проси, - и он устало откинулся на спинку кресла.


home | my bookshelf | | Марс, 1939 год |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу