Book: Лесной рыцарь



Лесной рыцарь

Дженнифер Блейк

Лесной рыцарь 

Глава 1

Вечеринка у коменданта Шепара была немноголюдной. Вокруг стола, покрытого скатертью из фламандского полотна, усеянной крошками хлеба и залитой вином, бросалось в глаза большое количество свободных мест. Это никого не удивляло, особенно сейчас, когда каждый день приносил все новые слухи о волнениях среди индейцев. Поселение племени начезов находилось так близко, а бушующие там волнения так стремительно нарастали, что очень немногие решались возвращаться домой на рассвете этой дорогой.

Элиз Лаффонт обычно не посещала такого рода собраний, не приехала бы она и сегодня, если бы не дело очень большой важности. Все три года, прошедшие со дня смерти мужа, она провела в одиночестве, не выезжая из дома. Она знала, что кое-кто считал это проявлением скорби и смирения со стороны столь молодой вдовы. Правда, однако, заключалась в том, что она предпочитала уединенную жизнь, заполненную многочисленными делами по управлению имением. Пустые развлечения никогда ее не привлекали.

Внезапно Шепар, сидевший во главе стола, громко и раскатисто рассмеялся собственной шутке, подавая знак стоявшему за его спиной слуге наполнить бокалы гостей превосходнейшей мадерой. Это означало, что настало время десерта. Элиз обернулась, чтобы посмотреть на хозяина дома, и в ее золотисто-каштановых блестящих волосах отразился свет люстры, свисающей с грубых балок потолка. Ее всегда такие теплые янтарные глаза сразу сделались холодными, в них мелькнуло презрение.

Чуть поодаль от Элиз сидела мадам Мари Дусе. Она перегнулась через мужа, стараясь привлечь внимание Элиз. Ее полное лицо светилось от добродушного восторга и удовольствия.

— Комендант Шепар сегодня настоящий бонвиван, не правда ли?

— Да, он, определенно, думает, что это так, — тихо ответила Элиз.

— Что ты сказала, дорогая? Я не вполне расслышала.

Кукольное лицо мадам Дусе было когда-то хорошеньким; она до сих пор сохранила живость и кокетливость манер, несмотря на седину, пробивающуюся в ее выгоревших светлых волосах. Они с Элиз были добрыми соседями, живущими недалеко друг от друга, а последние несколько лет еще и хорошими подругами. Элиз научилась не замечать глупости мадам Дусе, больше ценя ее доброе сердце.

Покачав головой, Элиз произнесла:

— Да так, ничего.

Комендант форта Розали, являющийся представителем его королевского величества короля Людовика XV в этой глуши, именуемой Луизианой, действительно был склонен предаваться радостям жизни. Слегка улыбнувшись уголками рта, Элиз подумала, что он скорее развратник, чем бонвиван. Шепар и муж Элиз, Винсент Лаффонт, были когда-то собутыльниками. Они провели не один вечер, напиваясь до поросячьего визга и гогоча над своими грубыми и скабрезными шуточками. Когда Лаффонт имел неосторожность утонуть в Миссисипи, рыбача, комендант пришел к Элиз, чтобы утешить ее. Он был настолько встревожен и озабочен состоянием и благополучием молодой вдовы, что завалил ее на скамью, запустив руку в лиф ее платья, чтобы погладить груди. Насилу вырвавшись, Элиз сорвала со стены над камином ружье Винсента и приказала Шепару убираться из ее дома. Когда он ушел, она впервые заплакала после смерти мужа. Это были слезы гнева, отвращения — и радости от того, что ей уже никогда больше не придется подчиняться ни одному мужчине.

Сейчас Элиз очень огорчало то, что она вынуждена просить коменданта Шепара об одолжении. Ей не хотелось пользоваться его гостеприимством, еще меньше хотелось находиться в его обществе; и тем не менее она была вынуждена это делать, чтобы добиться желаемого от этого толстого болвана.

Ее взгляд блуждал по комнате, останавливаясь то на ярком турецком напольном ковре, то на закрытых ставнями окнах без стекол, занавешенных шелковыми шторами, то на пасторальной сцене Ватто, висящей над огромным камином, в котором дымилось большое полено и тлели раскаленные угольки. Все эти вещи не вязались с простотой дома, выделенного коменданту форта. Все, начиная с изысканного убранства стола и нелепого величия люстры, отбрасывающей свет на сидящих за столом, и кончая мебелью, свидетельствовало о высокомерии и честолюбии коменданта. Шепар явно намеревался использовать свое назначение как трамплин в лучшую жизнь, быть может — при дворе. А тем временем он находил удовольствие в том, чтобы жить в этом великолепии, не очень обременяя себя заботами о вверенном ему населении форта и время от времени занимаясь тайными махинациями с поставкой товаров.

Какие средства Элиз могла использовать для того, чтобы убедить такого человека, как Шепар, выслушать ее? Она не могла заинтересовать его деньгами, так как их у нее не было, а предложить ему самый желанный для него товар — самое себя — Элиз отказывалась. Но, может быть, она заблуждается, думая, что он обязательно потребует чего-либо взамен? Хотя для нее эта просьба имела большое значение, на самом же деле она не была такой уж необычной. Шепару ничего не будет стоить позволить заключенным форта построить ей амбар и скотный двор. Эти заключенные, вся вина которых была в неподчинении властям, не представляли никакой опасности, хотя Шепар и обвинил их в подстрекательстве к бунту и попытке подорвать его авторитет. Преступление, совершенное этими людьми, являющимися все как один офицерами форта, заключалось в том, что они, проявив мудрость и дальновидность, готовили форт к обороне от нападения индейцев. В том, что индейцы собираются напасть на форт, не было никаких сомнений. Офицеры получили сведения от женщин индейского поселения Белое Яблоко, которые слышали об этом непосредственно из уст Татуированной Руки — матери Большого Солнца, вождя племени начезов.

Однако Шепара не устроил источник информации. Он заявил, что французские офицеры не должны опускаться до выслушивания сплетен от своих индейских шлюх, и пообещал наказать их как следует, преподав им тем самым хороший урок. Разве дерзнет какое-то ничтожное индейское племя бросить вызов силе и могуществу Франции? Разве французским наместникам благодаря их мудрой дипломатии не удавалось до сих пор обеспечивать дружеские отношения с индейскими племенами? Да они же сущие младенцы перед лицом таких умных и бывалых вояк, как французы! Кроме того, ни один индейский вождь не посмеет напасть на форт, заведомо зная о том, что войска Франции дадут им за такое предательство достойный отпор.

Такие высказывания Шепара Элиз считала проявлением явного пренебрежения к начезам и полного отсутствия здравого смысла у коменданта. Поэтому она так спешила со строительством амбара и скотного двора. Именно Шепар своим неправильным поведением вызывал волнения среди индейцев, превращал их в мародеров, находивших удовольствие в том, чтобы красть у нее цыплят, уток, поросят и телят.

Конечно, начезы и в хорошие времена не проявляли большого уважения к собственности. Но опустошительные набеги, совершаемые ими в последние месяцы, по общему мнению, были планомерными и с каждым днем становились все наглее.

Взгляд янтарных глаз Элиз случайно остановился на тучной фигуре хозяина дома. Увидев, что на него смотрят, Шепар поднял бокал в честь Элиз, и на его лице появилось выражение почти нескрываемой похоти. Он окинул жадным взглядом ее волосы, уложенные в высокую прическу, стройную шею, нежные черты лица и лихо закрутил выбившийся локон длинного пышного парика. Потом его взгляд остановился на низком лифе ее платья из золотой парчи, закрывающем небольшие возвышенности грудей, и Шепар плотоядно облизал губы.

Элиц стиснула зубы, но это не помогло ей удержаться от дрожи отвращения, пронизавшей все ее существо. Инстинктивно она натянула на плечи шаль и полностью укуталась в нее, как будто прячась от сквозняка.

— Вам холодно, моя дорогая мадам Лаффонт? — громко спросил Шепар, подзывая хлопком в ладоши слугу. — Мы этого никак позволить не можем!

К столу подбежал юный слуга-африканец. Комендант жестом указал на камин, и мальчик быстро направился к нему. Одновременно из дальней комнаты дома появилась служанка, неся поднос с пирожными. За столом на время воцарилась тишина, обедающие сидели, наблюдая за огнем в камине и ожидая, когда им принесут десерт. Тишину нарушало только потрескивание поленьев. Пламя поднималось наверх, к трубе, отбрасывая желто-оранжевые отблески, освещающие углы комнаты. Яркий свет проникал через открытую дверь в гостиную, из которой был выход прямо наружу.

Внезапно тишину нарушил истошный женский крик:

— Индеец! Он пришел, чтобы убить нас!

Кричала мадам Дусе, глаза которой в этот миг остекленели от ужаса. Дрожащей рукой она указывала в направлении гостиной. Мужчины повскакивали с мест, дико озираясь вокруг, женщины закричали, служанка уронила поднос, и пирожные раскатились по полу. Шепар, выругавшись, резким движением опрокинул свой бокал, и вино растеклось по столу струйкой, похожей на кровь, капая со скатерти на пол. Элиз судорожно вцепилась в шаль, повернувшись в ту сторону, куда указывала мадам Дусе.

Высокий, как все начезы, индеец неслышно прошел из гостиной в столовую с мягкой грацией, присущей животным, и теперь стоял, завораживающий своей дикой и варварской красотой. Отсветы камина отражались медным мерцанием на его мускулистой груди, разрисованной замысловатыми линиями татуировки. Эти линии были молчаливым свидетельством его способности переносить боль. Свет камина высветил также отделку из бус на светлой замше его мокасин, повязку, прикрывающую бедра, и мягкий белый ворс тканой накидки из лебяжьего пуха, ниспадающей с плеч. На голове индейца был венец из лебяжьих перьев в виде короны, который носили мужчины-начезы из рода вождей. Его густые черные волосы были подняты в высокий пучок, который мог бы стать скальпом в руках врага, в случае, если бы этот враг не встретил сопротивления. Но линия волос у лба не была выщипана, как это делали начезы, а его настороженные, непроницаемые глаза были не черными, а серыми.

— Черт! — с облегчением выругался комендант. — Да это же Рено Шевалье!

Страх, охвативший всех находящихся в комнате, обратился в гнев. Мужчины молча переглядывались, прежде чем вновь обратить взоры на незваного гостя, нарушившего их веселье. Женщины вздохнули с облегчением, перешептываясь и нервно хихикая. Элиз замерла, как завороженная, пристально вглядываясь в индейца. Она видела, как тот, которого звали Рено Шевалье, обвел презрительным взглядом комнату, почувствовала, как этот взгляд остановился на ней, словно оценивая, и проследовал дальше так, как будто то, что он увидел, не представляло для него интереса.

Мадам Дусе, перегнувшись через свободный стул мужа, произнесла дрожащим шепотом:

— Это полукровка!

— Я знаю, — ответила Элиз.

Да, она знала, да и кто этого не знал? Она никогда раньше не встречала Рено Шевалье, но не раз слышала о нем. Он был сыном Робера Шевалье, графа Комбургского, и женщины из племени начезов, прозванной Татуированной Рукой, а значит — братом человека, известного под именем Большое Солнце. До тринадцати лет он воспитывался среди индейцев. Когда граф закончил службу в Луизиане, он вернулся во Францию и взял мальчика с собой, чтобы тот мог получить там образование. Через несколько лет старый граф умер, оставив Рено значительное состояние и большой надел земли на западном берегу реки Миссисипи. Сын задержался во Франции, улаживая дела отца, у которого оставались там жена и законный наследник его титула и имений.

Пять лет тому назад Рено вернулся, прекрасно освоившись в этих диких краях и отбросив условности цивилизации с такой же легкостью, с какой он сбросил свои атласные штаны. Большую часть времени он проводил на своих землях по ту сторону реки. Ходили слухи, что время от времени его посещает там губернатор со своим окружением, но никто этому не верил. Приезжая в Большую Деревню начезов, находящуюся под юрисдикцией коменданта форта Розали, он всегда носил костюм индейцев, соплеменников его матери.

Рено Шевалье рассматривал встревоженные лица людей с мрачным нетерпением. Он понимал всю безнадежность своей миссии, которую тем не менее нужно было выполнить. Наконец, повернувшись к коменданту, он изобразил поклон, в котором не было ни малейшего подобострастия.

— Желаю вам доброго вечера.

— Что означает это вторжение? — угрожающе произнес Шепар, пытаясь сохранить остатки самообладания. Он сорвал с шеи салфетку и бросил ее на стол.

— Я передал через посыльного свою просьбу о встрече с вами сегодня, но мне ответили, что я должен подождать. Не желая беспокоить вас в служебное время, когда вы занимаетесь решением важных и неотложных проблем, я решил повидаться и поговорить с вами во время вашего отдыха. — Рено говорил учтиво, но в словах его сквозила неприкрытая ирония.

— Ты решил повидаться со мной тогда, когда я буду не в состоянии отправить тебя на гауптвахту за твое нахальство? Рано радуешься! Я сейчас позову сюда людей из охраны…

— Я к вашим услугам. Но, надеюсь, вы не очень расстроитесь, если они не придут?

Шепар подался вперед, схватившись за край стола.

— Что ты с ними сделал?

— Ничего, просто обезоружил их.

Его голос был низким и проникновенным, а речь выдавала в нем человека, долго жившего в Париже. Элиз подумала, что если не видеть его, то можно было бы представить, что говорит по крайней мере французский дворянин, а то и вовсе придворный. Ее взгляд упал на повязки из серебра, стягивающие мускулы его предплечий, и в этот момент она вдруг почувствовала растущую в душе тревогу, которая ей очень не понравилась.

— Как ты посмел это сделать?! — воскликнул Шепар.

Глядя на этого жирного и самодовольного глупца, Рено не мог удержаться от раздражения, переходящего в ярость.

— Я должен был это сделать, чтобы вы не совершили очередную глупость, распорядившись произвести еще один арест. То, что я скажу, крайне важно. Вы должны обязательно выслушать меня, так как от этого зависит жизнь людей, которых вам поручено охранять, — в том числе и тех, которые сейчас находятся в этой комнате.

Шепар уставился на Рено, потом тяжело опустился в свое кресло.

— Я готов пропустить мимо ушей оскорбление, которое ты мне нанес, — с нарочитой медлительностью произнес он, — если только ты не собираешься рассказывать мне сплетню о готовящемся нападении начезов.

— Это факт, а не сплетни.

— Должен ли я поверить этому только потому, что так говоришь ты? Какие у тебя доказательства?

— Моей матери сказал об этом мой брат, Большое Солнце. Мать любила моего отца, поэтому она не хочет, чтобы людей одной с ним крови силой выгнали с этой земли. Она уже пыталась передать вам свое предостережение, но вы не захотели слушать гонцов. Теперь она поручила сделать это мне.

— Это означает, что ты предаешь индейцев, соплеменников своей матери, не так ли?

— Я бы считал себя виноватым и в том случае, если бы позволил, чтобы перебили французов, соплеменников моего отца. Я очень надеюсь, что начезы, увидев вас хорошо вооруженными и готовыми защитить себя, раздумают нападать на форт.

— Я не сомневаюсь в этом, потому что они трусы!

Рено Шевалье молча смотрел на Шепара до тех пор, пока не совладал с охватившим его желанием ударить кулаком по жирной лоснящейся физиономии коменданта.

— Они не трусы, а умные люди, которые не видят доблести в том, чтобы бессмысленно погибать.

— Не будем пререкаться по поводу того или иного определения, уходя от сути вопроса, — снисходительно произнес Шепар.

— Будет лучше, если вы запомните эту разницу, Шепар. — Рено говорил тихим, ровным голосом, не оставляя и тени сомнения в абсолютной серьезности своих слов. — Соплеменники моей матери — гордые люди. А вы раздели и высекли индейского воина за мелкий проступок, за который он должен был быть наказан не вами, а Большим Солнцем. Они справедливы, а вы позволили солдату вашего гарнизона разгуливать на свободе после того, как он застрелил старика индейца. Между тем его единственная вина заключалась в том, что он не сумел вовремя вернуть меру зерна, так как на его поле оно еще не созрело. Начезы столетиями владели этой землей, а вы приказываете им освободить одну из старейших деревень, Белое Яблоко, только потому, что позарились на плодородные поля и жаждете присвоить их себе. Я перечислил только некоторые события, которые вызвали их гнев. И они поклялись выступить против вас вместе с племенами язусов, чокто, тиу, тензасов и другими. Уже назначена дата выступления и разосланы связки камышей этим племенам; с каждым уходящим днем, оставшимся до нападения, эта связка будет уменьшаться на один камыш. Моя мать нашла такую связку в храме Солнца и с риском для себя вытащила из нее сразу несколько камышей. В результате вы подвергнетесь нападению первыми, и это послужит предостережением всем остальным французским укреплениям, расположенным в долине Миссисипи. Если вы дадите мощный отпор, то эта атака ни к чему не приведет. Если же вы окажетесь не способны отразить ее, будьте готовы к священной войне с начезами, которую они называют Кровавым Отмщением.



— Боюсь, я разочарую тебя, мой дорогой Шевалье, тем, что абсолютно не встревожен этим известием. Прошу извинить меня за это! — Комендант с трудом заставлял свой голос звучать вкрадчиво. На его лбу проступили капельки пота.

— Думаю, вам придется приносить извинения не мне, а тем семистам мужчинам, женщинам и детям, которых вы поклялись защищать.

В комнате было тепло, и Элиз почувствовала, что от мужчины, стоящего в другом конце комнаты, исходит запах хорошо дубленной кожи, костра, медвежьего жира и ароматического нарда, которым индейцы пользовались для пропитки обуви. Эти запахи создавали вокруг него ауру зрелой мужской силы и странно волновали. Она отвернулась, пытаясь отогнать их от себя.

Шепар стукнул кулаком по столу.

— Мне бы следовало схватить тебя, связать и высечь, чтобы научить уважать мой дом!

— Попробуйте, — последовал молниеносный и уничтожающий ответ. — Если, конечно, сумеете.

Лицо Шепара залила пурпурная краска гнева.

— Убирайся! Вон из моего дома и больше никогда не возвращайся сюда! Вы, полукровки, все одинаковы: лживые, вороватые и коварные ублюдки. Вы в тысячу раз хуже любого чистокровного индейца!

— Мне понятна причина вашего взрыва, комендант, но было бы ошибкой скрыть от вас опасность, которая вам угрожает. Я предостерег вас и теперь ухожу. Советую вам принять во внимание мое предостережение.

Рено вновь склонил голову в вежливом поклоне, на этот раз не выражая того презрения, которое он испытывал. Оглядев напоследок сидящих за столом людей, он отметил прекрасное создание в платье из золотой парчи и с холодным выражением лица, которое, казалось, либо вообще было не способно выражать чувства, либо научилось искусно скрывать их. Игнорируя мужчин, все еще стоящих в настороженных позах, Рено развернулся и направился к двери.

Мадам Дусе глубоко вздохнула, как будто освобождаясь от каких-то чар. Она бросила взгляд на Элиз и приглушенно произнесла:

— Благородный дикарь.

— И к тому же дурно пахнущий, — прошептала Элиз.

Рено Шевалье остановился, повернул голову и метнул тяжелый взгляд в сторону Элиз. Он был уверен, что никогда прежде не видел эту женщину. Что же могло вызвать в ней такую враждебность? Рено знал, что нравится женщинам, — его дарили своей любовью придворные дамы, и резвые индейские девушки с их неприкрытым любовным пылом, и опытные, уже немолодые вдовы. Отчего же в словах этой женщины прозвучала такая презрительная неприязнь? Его удивление и недовольство были столь сильны, что ему не удалось сохранить на лице выражение холодного безразличия. Он мог оправдать себя только тем, что атака была очень уж неожиданной. В конце концов, не каждый же день какая-то француженка считала возможным оскорбить начеза из рода вождей!

Элиз заметила вспышку злого интереса в глазах полукровки, которую он быстро подавил. Когда она поняла, что он все слышал, лицо ее залила горячая краска. Прозвище «дурно пахнущий» обычно давали самому низкому сословию начезов, простолюдинам, выполняющим грязную работу. Выходило, что она, по сути дела, назвала так же Рено Шевалье. Она сделала это непреднамеренно и не хотела, чтобы он ее услышал, но тем не менее не собиралась отрекаться от своих слов. Не отводя глаз, с сильно бьющимся сердцем, она демонстративно подняла голову.

Рено изучал безупречный овал ее лица, чувственные губы, открытый взгляд ее янтарных глаз, в глубине которых затаилась боль. Что-то напряглось в его груди, и он почувствовал неожиданный приток теплой крови к венам. Однако с женщинами не скрещивают шпаги ни воины, ни джентльмены. Поэтому Рено, хмурясь, развернулся и вышел из комнаты.

Вечер, естественно, был скомкан. Комендант, выбежав из дома, обрушил проклятия на своих связанных охранников. Встревоженные гости тихо переговаривались, ожидая, когда слуги принесут им верхнюю одежду. Все были в замешательстве от услышанного предостережения и не знали, что предпринять, если Шепар не примет это предостережение к сведению и не начнет действовать. Когда Шепар вернулся, без конца извиняясь и отпуская язвительные комментарии в адрес Шевалье и начезов, гости уже собрались уходить. Он пообещал им, что сейчас же поедет к начезам, чтобы прояснить ситуацию, уверяя гостей в том, что его встретят с распростертыми объятиями. Им не следует беспокоиться. Вождь Большое Солнце коварен; нет сомнений, что он распространил слухи о нападении только для того, чтобы попытаться запугать французов и предотвратить захват своей деревни. Шепар пообещал, что начезам это даром не пройдет.

Элиз поехала домой с четой Дусе. Ей так и не представилось возможности поговорить с Шепаром насчет своего амбара, но после его ругани и демонстрации скверных манер ее неприязнь к нему возросла настолько, что она в любом случае не стала бы его ни о чем просить в этот вечер.

Однако она не забыла о своей проблеме. На следующее утро Элиз поднялась рано. Надев изрядно поношенное зеленое бархатное платье для езды верхом, она быстро позавтракала на кухне, отдавая указания женщине-африканке, прислуживающей в доме.

Держа в руках широкополую шляпу, она прошла к небольшому навесу, служившему одновременно конюшней и амбаром. Клод, ее рабочий-африканец, был уже там. Приказав ему почистить конюшню и собрать навоз в кучу для вывоза его весной на поля, Элиз пошла показать ему, где следует начать вырубать деревья и расчищать площадку под новый амбар. Потом они осмотрели корову, которая должна была зимой отелиться, и обсудили возможность обмена молока и масла на бентамских кур, выращиваемых четой Дусе. По дороге к конюшне, где ей должны были оседлать мерина, Элиз остановилась и огляделась вокруг. Ее сердце переполнилось гордостью при виде прекрасно возделанных угодий. Земля была плодородной, не меняющейся из года в год. Элиз знала, что эта земля никогда не предаст и не обидит ее. Воистину тут было что любить!

В половине девятого, когда солнце уже давно взошло, Элиз села на своего мерина. Если она подъедет к форту, то успеет перехватить коменданта у его дома, пока он не забаррикадировался в своем служебном помещении. Однако существовала вероятность того, что он сегодня работать не будет, так как был канун праздника Святого Андрея. Многие обитатели форта позволяли себе отдохнуть от трудов накануне этого дня. Празднование не предполагало какие-то особые церемонии, так как в местечке имелась лишь маленькая церковь без священника. Впрочем, иногда он заезжал сюда по пути в другие приходы.

Дорога, ведущая из форта в Большую Деревню начезов, расположенную на ручье Святой Екатерины, представляла собой грязный тракт, заезженный французскими двуколками, а параллельно ему шла ровная тропа, протоптанная мокасинами индейцев. Она растянулась на расстояние полутора миль, пролегая сквозь холмы и перелески с характерной для них ползучей растительностью. Кое-где дорога пересекалась с тропинками, ведущими к небольшим деревням племени, и проходила через расчищенную территорию, являющуюся собственностью французов. На этих открытых пространствах стояли аккуратные дома, построенные по типу индейских хижин. Начезы называли их «домами из столбов, стоящих на земле». Пространство между бревенчатыми остовами замазывали глиной, смешанной с оленьим волосом. Остроконечные крыши, выступающие далеко вперед, образовывали навес над большим балконом, идущим вокруг всего дома, который предохранял окна без стекол, закрытые одними ставнями, от ветра и дождя. Полы в большинстве случаев были земляными, утрамбованными и отполированными ногами. Вокруг домов простирались вспаханные поля и пастбища, на которых паслись скот и овцы.

Когда Элиз, пустив своего гнедого мерина рысью, выехала со двора на дорогу, солнце уже стояло высоко и светило ярко. Ее владения были как раз на полпути между фортом и индейской деревней, так что ехать ей предстояло недалеко. Воздух был бодряще свеж, но не слишком прохладен; в ветвях деревьев шелестел ветерок, сбивая с них множество золотых, пурпурных и коричневых листьев. Они ковром устилали дорогу и тихо шуршали под ногами коня.

Элиз не проехала и двухсот ярдов, как услышала, что ее окликнули. Она обернулась назад и увидела на дороге трех индейцев, один из которых поднял руку в приветствии. Элиз охватило беспокойство, но она отогнала от себя дурные мысли. В конце концов, в появлении здесь индейцев не было ничего необычного. Ойи постоянно торговали чем-нибудь в форте и часто приносили дичь и рыбу французским поселенцам в обмен на кур или гусей. Да и в ее доме с утра уже побывало несколько индейцев, которые обычно ходили группами по три-четыре человека.

Натягивая поводья, Элиз повернула назад и подъехала к индейцам. Одного из них она узнала — это был муж Маленькой Перепелки, которую муж Элиз купил у племени и использовал в качестве наложницы. Как ни странно, Элиз и Маленькая Перепелка были скорее подругами, чем врагами: их сдружила общая ненависть к Винсенту Лаффонту. Когда он умер, Элиз отпустила ее, разрешив вернуться в родную деревню.

Муж Маленькой Перепелки был очень смуглым, неразговорчивым индейцем. Элиз не любила его, считая ничуть не лучше умершего хозяина Маленькой Перепелки. Теперь он, хмурясь, стоял позади остальных, а его товарищ еще раз поприветствовал Элиз.

Маленькая Перепелка научила Элиз нескольким словам и фразам на языке начезов и чикасо, который был языком общения между многими племенами в долине Миссисипи. В ответ она поприветствовала их, как этого требовали индейские традиции, и спросила, куда они держат путь. Они ответили, что как раз шли к ней. Начезы затевали большую охоту, которая должна была продлиться много дней. Они были уверены, что вернутся с добычей, но им бы хотелось подстрелить крупного зверя, такого, как буйвол, а этого они сделать не смогут, поскольку у них нет оружия. Большое Солнце отправил их к ней с просьбой одолжить у нее для этой благородной цели мушкет. Взамен они пообещали снабдить ее мясом на всю зиму.

Соблазн был велик. Для Элиз ее вдовья участь была особенно ощутима тогда, когда дело касалось съестных припасов. Она не могла позволить себе забивать для этой цели собственный скот — во всяком случае, в больших количествах, — а домашняя птица ей приелась. Иногда она отправляла Клода поохотиться, но в окрестностях фермы ему не попадалось ничего, кроме кроликов и белок, — крупный зверь водился в больших лесах.

Элиз не знала, на что решиться. У нее был только один мушкет, и ей не хотелось даже на короткое время выпускать его из своих рук, тем более что индеец, получивший его на время охоты, вполне мог оставить его себе насовсем. Конечно, ей компенсируют потерю мехами, шкурами и мясом, но она лишится оружия, которым может защитить себя…

Элиз заставила себя улыбнуться.

— Это прекрасная идея, и я желаю вам удачи, но сейчас я тороплюсь на встречу с комендантом Шепаром. Предлагаю вам обсудить этот вопрос, когда я вернусь.

— Но, мадам Лаффонт, тогда будет слишком поздно. Охотники уже ушли, а мы остались, так как у нас нет оружия.

— Я не задержусь там долго, а вы тем временем можете зайти к господину Дусе. Если он не даст вам оружие, возвращайтесь ко мне.

Элиз заставляла себя говорить твердо и решительно, но это давалось ей с трудом. Она заметила, что один из индейцев подступил к ней так близко, что мог схватить лошадь за поводья.

— Вам ведь потребуется всего несколько минут, чтобы вынести ружье, — сказал он.

— Но у меня нет этих нескольких минут, — ответила Элиз, напряженно улыбаясь. Рванув поводья, она повернула своего коня. — Увидимся, когда я вернусь.

Муж Маленькой Перепелки выступил вперед, но был остановлен резким движением руки другого индейца. Элиз чувствовала, что они пристально смотрят ей вслед, и это чувство было не из приятных. Она обнаружила, что руки ее дрожат, а пальцы мертвой хваткой вцепились в поводья так, что конь начал упираться, сбиваясь с темпа. Она с трудом заставила себя расслабиться.

Элиз знала, что индейцы не одобряют ее одинокой жизни. Они полагали, что всякая женщина, являясь слабым существом, должна иметь защитника, который держал бы ее в повиновении. В этом смысле они были ничуть не лучше, если не хуже, мужчин французской общины форта Розали. Среди офицеров форта было много холостяков, вынужденных жить на скудное жалованье, которое к тому же часто запаздывало. Все они считали, что Элиз, состоятельная и красивая вдова, должна уступить их ухаживаниям, говорили, что ей нужен муж, который бы защищал ее, выполнял тяжелую работу и согревал ее постель. С ее стороны, считали они, глупо думать, что она сможет прожить одна.

Ей дарили цветы, целовали руки, расхаживали с важным видом по ее дому. Заходили и занимающиеся сватовством замужние дамы. Женихи не давали ей покоя, и чем больше она отдалялась от них и замыкалась в себе, тем настойчивее становились их ухаживания. Элиз бросила вызов их мужскому достоинству, и они поклялись отомстить ей, споря между собой, кто же в конце концов завоюет ее. Узнав, что на нее заключают пари, Элиз закрыла для них двери своего дома, отказав в посещении любому неженатому мужчине. Тогда ее назвали сучкой с каменным сердцем, ледяной вдовой, одного взгляда которой достаточно, чтобы заморозить мужчину, и пообещали, что она пожалеет об этом. Все были уверены в том, что Элиз не сможет заработать себе даже на скудное пропитание и превратится в высохшую старуху, которая закончит свои дни в лачуге, в компании с кошкой, перебиваясь с хлеба на воду.

Элиз тряхнула головой и пришпорила лошадь. Она доказала всем, на что способна, живя в одиночестве и процветая, и впредь собиралась делать то же, не нуждаясь ни в муже, ни в каком бы то ни было другом мужчине. Что с того, что ее сердце покрылось льдом? Зато оно не болело.

В этой неразберихе мыслей Элиз вдруг явственно увидела перед собой образ Рено Шевалье и подумала, что и он не одобрил бы ее образ жизни. Она нахмурилась, вспомнив свое неуместное замечание. Это воспоминание со вчерашнего вечера не давало ей покоя, лишив сна. Обычно она не совершала подобных ошибок, и было бы лучше извиниться. Но мысль о том, что она должна извиняться перед этим высокомерным дикарем, выводила ее из себя. Элиз бы много отдала, чтобы узнать его мнение об этом эпизоде с индейцами, предложившими ей дичь в обмен на ружье. Несмотря на то что ей претила его грубая мужская самонадеянность, Элиз вынуждена была признать, что с радостью воспользовалась бы его советом в данной ситуации. Хотя сомнительно, что после вчерашнего вечера он захочет давать советы ей или еще кому-либо из французов, населяющих форт Розали…

Теперь, когда она еще раз увидела вблизи индейских воинов, она поняла, что Рено Шевалье не очень-то и походил на начеза. Только высокий рост делал его похожим на индейца — он был почти на голову выше Шепара. Однако волосы у него были мягкими и блестели, тогда как у индейцев они жесткие и без блеска. Голова у него была правильной формы, с нормальным, а не плоским, как у индейцев, затылком. Плоская форма затылка была характерна для индейцев, которых в младенчестве привязывали к деревянному дну колыбели. Черты лица Рено были тонкими, что, несомненно, являлось результатом его французского происхождения.

Элиз не могла понять, почему он кажется ей опаснее остальных. Возможно, подобный эффект производил взгляд его серых глаз, который выдавал ясный ум и недюжинные способности. Не исключено, что на подобное ощущение Элиз повлияло и то, что в тот вечер им двигало единственное чувство — отвращение, вызванное тем, что к его словам не хотят прислушаться. Вполне естественно, что он тревожился о судьбе женщин и детей, которые погибнут, окажись его слова правдой. Но им двигал не только гнев, а нечто большее, когда Шепар не выказал должной озабоченности в ответ на его предостережение. Элиз казалось, что Шевалье не будет забивать себе голову мыслями о судьбе женщин, подобных ей, если они действительно подвергнутся нападению. Как бы то ни было, ей вовсе не нужна его забота!

Усилием воли Элиз заставила себя отогнать мысль о Рено Шевалье. Черт бы его побрал! Это все из-за индейских воинов, встретившихся ей на дороге и напугавших ее. Ей бы нужно подумать, как упросить Шепара привезти на строительство амбара заключенных.

Над ее головой шелестели сухие листья дуба, цокот копыт коня по сырой тропинке казался неожиданно громким. Элиз огляделась вокруг, наслаждаясь ярким солнечным утром. Подняв голову, она увидела лениво кружащего в ярко-голубом небе грифа. Внезапно она ощутила звенящую тишину, не прерываемую никакими звуками, даже криками птиц. Ветер стих, деревья, растущие вдоль дороги, казалось, сомкнулись, и Элиз почувствовала какой-то неосознанный страх.

Послышался резкий, отрывистый звук выстрела, который эхом отозвался в лесу. Элиз натянула поводья, вглядываясь туда, откуда донесся выстрел, а конь, нервничая, заплясал на месте. Выстрелить мог кто угодно: охотник или хозяин фермы, у которого лиса и горностаи таскали цыплят. Это мог быть сигнальный выстрел, призывающий крестьянина срочно вернуться домой. Недалеко от этих мест находилось имение Дусе. Господин Дусе перед тем, как покинуть Францию и обосноваться в Луизиане, был резчиком по дереву и изготовлял клише для печатания книг. Он тоже имел обыкновение делать по утрам несколько выстрелов, чтобы отточить свое мастерство стрелка и не потерять форму.



Однако выстрелы повторялись, и сразу же вслед за этим вдалеке послышались крики. Так могли кричать либо от ужаса, либо от возбуждения. Прислушиваясь к этим крикам, которые, казалось, доносились отовсюду, Элиз с широко раскрытыми от жуткого страха глазами поворачивалась в своем дамском седле то в одну, то в другую сторону. Наконец она подстегнула коня, приняв решение ехать вперед.


Показались земельные угодья Дусе и их фермерский дом, над трубой которого клубился голубой дымок. Все вокруг казалось умиротворенным, ничто не предвещало беды. Но так было лишь на первый взгляд. Подъехав ближе, Элиз увидела месье Дусе, распластанного на ступеньках высокого крыльца. Его сторожевая собака лежала рядом с ним в луже крови. Из окон дома валил густой дым. Посмотрев в сторону парадной двери, Элиз увидела двух индейцев, нагруженных тюками с одеждой и мешками с едой. У одного из них к спине был привязан огромный окорок. Следом за ними шел еще один индеец, толкавший впереди себя громко кричащую женщину, по лицу которой струилась кровь. Под мышкой он держал извивающегося и плачущего мальчугана в пижаме. Это были дочь и шестилетний внук мадам Дусе.

Это зрелище настолько потрясло Элиз, что она еще какое-то время, словно во сне, двигалась к дому Дусе. Затем, судорожно вдохнув воздух, она развернула коня и пустила его в галоп. Сзади доносились вопли, но она не оборачивалась. Пригнув голову и держась за шею коня, она скакала к своему дому. Элиз почти не опасалась возможной погони. Вряд ли индейцы станут преследовать ее: ведь они нагружены награбленным добром и с ними пленные. Кроме того, они пешие, тогда как она на коне. Единственной ее мыслью была забота об оставленной ферме, в которую она вложила огромный труд и которая теперь благодаря ее стараниям процветала.

Теперь всему этому угрожала опасность. Их предупреждали, и тем не менее они были застигнуты врасплох. Нападение, в возможность, которого не поверили, совершилось. Все было обставлено очень хитро, с использованием льстивых речей и обещаний снабдить мясом на всю зиму для того, чтобы заполучить у французов оружие.

Своим коварством и хитростью начезы уподобились собственным поработителям. Они восстали, сея вокруг себя смерть.

Глава 2

Через несколько минут Элиз была у своего дома.

Из окон вырывались языки пламени, а дым создавал вокруг густую завесу. Ее африканских слуг нигде не было видно. Их либо убили, либо взяли в плен — все зависело от настроения, в котором пребывали индейцы.

Ее любимая корова, которая ждала приплода, лежала мертвая под навесом. В курятнике было пусто, а вокруг летали перья; становилось ясно, что всю птицу индейцы выловили и унесли. Из-за угла дома вышел гусь и быстрыми шажками направился в сторону леса.

Элиз подумала о том, что в доме оставалось много еды и вещей: стеганые пуховые одеяла, вязаные покрывала — одним словом, все, что она создала своими руками и что скрашивало ее существование в этой глуши. Она вспомнила о своих платьях. Их было немного, но сшиты они были из превосходной дорогой ткани, привезенной из Франции. Неужели их также унесли эти дикари?

Элиз не знала, что ей делать. В горле стоял ком, и она чувствовала, что может разрыдаться или закричать, услышав малейший шорох или шум. Ее гнедой отдавал ей тепло своего тела, и она была благодарна ему за это, а также за то, что вынуждена заботиться о нем. Конь был обеспокоен запахом дыма и смерти, это занимало ее и помогало унять дрожь.

Элиз вновь вернулась мыслями к тем индейцам, которые обратились к ней с просьбой на дороге. Почему они не напали на нее сразу? Ведь она была не вооружена, беззащитна, и они бы с легкостью справились с ней. Правда, у нее было одно преимущество: они были пешими, а она ехала верхом.

Вдруг Элиз осенило, что тот выстрел был, очевидно, сигналом к нападению. Следовательно, ее отделяли от смерти какие-то считанные минуты…

Ветер принес слабые звуки стрельбы и неясные крики. Со всех сторон к верхушкам деревьев поднимался дым. Было очевидно, что это тщательно подготовленное нападение, а не просто одиночная атака. Конечно, мужчины, находящиеся в форте, будут обороняться. Однако успели ли они вооружиться и сколько смогут продержаться? Начезов было больше двух тысяч, а французов — всего семьсот человек, считая женщин и детей.

Если даже все способные сражаться соберутся в форте, что казалось маловероятным, они все равно окажутся в меньшинстве. Если сюда добавить еще и то, что нападение начезов было внезапным, то становилось ясно — разразится настоящая кровавая бойня.

Слезы гнева и ужаса застилали глаза Элиз, она с горечью осознала, как они были не правы, не вняв предупреждениям. Однако слезы беде не помогут, нужно что-то предпринимать. В любую минуту здесь могли появиться индейцы, и тогда никому не будет пощады. Ей некуда было податься, кроме как в леса, поскольку в форте и в любом другом французском доме подстерегала опасность.

Элиз бросила прощальный взгляд на свой дом, стиснула зубы, чтобы не заплакать, и, вынув ногу из стремени, слезла с коня. Ей тяжело было расставаться с ним, но она отпустила поводья и, ударив его по крупу, послала в бешеный галоп вниз по дороге. В этих густых лесах он был помехой и только привлек бы внимание индейцев. Сняв свою широкополую шляпу, она бросила ее в сторону дома: в данной ситуации она также была неуместна. Потом, приподняв юбки, она быстро перебежала дорогу и углубилась в лес.

В лесу было сыро и холодно. Элиз осторожно ступала по сплошному ковру листьев и корявым корневищам, стараясь не оставлять следов. Она с трудом продиралась сквозь заросли вереска, боясь зацепиться за колючки: если бы на них остались клочки ее бархатного костюма для верховой езды, это облегчило бы задачу индейцев, вздумай они преследовать ее. Опадающая с деревьев листва вплеталась в волосы и прилипала к лицу, на руках вскоре появились длинные красные и очень болезненные царапины. Она нечаянно попала ногой в яму со стоячей вонючей водой и промочила туфлю и чулок. Было трудно дышать, но Элиз упорно шла все дальше.

Наконец впереди показалась огромная магнолия с вечнозелеными блестящими и плотными листьями. Массивные переплетающиеся узловатые ветви спускались почти до земли, образуя прекрасное убежище. Элиз по веткам вскарабкалась на дерево, пробралась к стволу и села к нему спиной, обхватив руками колени. Так она сидела долго, прислушиваясь к тишине, пока наконец сон не одолел ее.

Элиз не знала, сколько прошло времени; разбудил ее громкий треск: кто-то шел по лесу спотыкающейся, неуверенной походкой. Она сразу напряглась, подняла голову и, раздвинув руками ветки, посмотрела туда, откуда доносился шум. Она сумела различить силуэт невысокого худого мужчины, который шел, согнувшись и шатаясь, его рубашка была вся в пятнах крови. Элиз узнала в нем подростка, работавшего у бондаря, который жил недалеко от четы Дусе.

— Генри! — громко позвала его Элиз, но он, казалось, не услышал ее. Тогда она встала во весь рост и, раздвинув ветви, комахала ему рукой.

От неожиданности мальчик остановился так внезапно, что чуть не упал. Подняв голову, он увидел Элиз и с трудом вскарабкался к ней по стволу.

— Ты ранен? — спросила она.

— Ерунда, царапина.

Он заикался и стучал зубами, поэтому его речь было трудно понять.

— Ты вполне уверен, что это только царапина?

— Да, мэм, я спрятался в туалете, когда нагрянули индейцы. Они убили всех: месье, мадам и троих малышей. Они добрались бы и до меня, но, к счастью, нашли вино и коньяк.

Мальчик рассказывал, и перед Элиз явственно вставала страшная картина сегодняшнего утра. Она представила: мальчик спрятался в туалете и через щели в нем видел, как убивали мастера и его семью, как жгли их дом. Потом, найдя еду и питье, индейцы решили перекусить и отпраздновать свою победу. Пламя из горящего дома перекинулось на крышу туалета, и Генри был вынужден выйти из своего убежища. Он побежал, но они увидели его и выстрелили ему вслед, однако были уже настолько пьяны, что не стали гнаться за ним.

Элиз, как могла, успокоила его и убедила разрешить ей осмотреть рану. Она действительно была неопасной, но мальчик продолжал трястись. Когда же ему наконец с трудом удалось совладать с собой, они услышали крик женщины.

Женщина кричала тонким и хриплым голосом, крик был похож на крик новорожденного, но в нем слышалась какая-то безнадежная печаль, присущая только рыданиям женщины. Генри и Элиз переглянулись. Они боялись, что этот крик может оказаться ловким обманом с целью выманить их из леса. В Элиз боролись два чувства: желание заставить эту женщину замолчать и сострадание, толкающее помочь ей. В конце концов сострадание взяло верх. Движимая гневом и беспокойством, она спустилась с дерева и уже собралась идти на крик, но вдруг увидела рядом с собой Генри. Элиз приказала ему оставаться на месте.

— Не могу я оставаться здесь один, — возразил ей мальчик.

— Но тебе придется остаться, ты мне ничем помочь не сможешь.

— Может быть, и смогу. — Он перестал стучать зубами, но продолжал заикаться.

— Здесь ты будешь в безопасности, — пыталась урезонить его Элиз.

— Мне это безразлично.

Элиз не могла силой заставить его остаться, поэтому, не тратя больше времени, двинулась туда, откуда доносился крик. Генри, не отставая, шел за ней.

Крик то удалялся, то приближался. Элиз наткнулась неожиданно на плачущую женщину со спутанными волосами и поняла, что та заблудилась и ходит кругами. А еще через мгновение она поняла и то, что знает ее.

Это была мадам Дусе, такая постаревшая и осунувшаяся, что ее трудно было узнать.

— Элиз! — закричала она и бросилась подруге на грудь.

Элиз обняла ее, гладя и утешая, но мадам Дусе продолжала рыдать. Элиз совсем забыла о Генри, пока он не напомнил ей о своем присутствии, схватив ее за руку. Она подняла голову и увидела двух французов, пробирающихся к ним сквозь деревья. У одного из них в руках было ружье, другой шел, прихрамывая и опираясь на крепкий сук. Видимо, он растянул или вывихнул ногу.

— Скажите ей, чтобы она заткнулась! — прикрикнул на Элиз тот, который был с ружьем. — Иначе начезы заставят нас всех умолкнуть навсегда.

— Она обезумела от горя, разве вы не видите? — возмущенно произнесла Элиз.

— Ей нужна хорошая пощечина. Дайте ее мне, и я приведу ее в чувство.

Элиз были знакомы эти мужчины. Она и раньше видела их в форте и даже знала, какой они пользовались репутацией в их небольшой общине. Мужчина, который опирался на палку, был Жан-Поль Сан-Амант — тридцатилетний красавец со странным, каким-то безнадежным взглядом темных глаз. Приехав сюда из чистого любопытства, он осел в этих местах и стал кем-то вроде плантатора на землях, принадлежавших его семье. Весь его облик так не вязался с тем, что он делал, что никто не мог понять, зачем он вообще здесь остался. Тем более что благодаря семейным связям этот человек мог с легкостью продвинуться по службе в Новом Орлеане. Другого звали Паскалем. Он был торговцем, снабжающим форт товарами, и другом Шепара. Болтали, что оба неплохо зарабатывали на этом. Своей коренастой фигурой и властными манерами он напоминал Элиз ее покойного мужа, поэтому она всегда избегала его.

Ей и теперь не понравились его резкие грубые слова. Она еще крепче прижала к себе мадам Дусе и, повернувшись к торговцу, сказала:

— Подождите немного, она сейчас успокоится.

— Нам некогда ждать!

— Мне это известно не хуже, чем вам, и тем не менее я не вижу необходимости в подобной жестокости.

Паскаль все-таки вырвал пожилую женщину из объятий Элиз и уже занес руку для удара, но не успел нанести его. Мадам Дусе, широко раскрыв свои бледно-голубые, почти бесцветные глаза и в ужасе глядя куда-то вдаль, рухнула без чувств к его ногам.

— Похоже, ваша проблема разрешилась сама собой, — насмешливо произнес кто-то сзади.

Генри сделал глубокий вдох и замер. Торговец быстро поднял ружье. Элиз повернула голову и, увидев высокого смуглого мужчину в белой набедренной повязке и накидке, резко отвела дуло ружья в сторону. Паскаль выругался, но выстрела не последовало. Он и сам, видимо, вовремя узнал стоящего перед ним человека и не спустил курок.

Опустив ружье, он проворчал:

— Я чуть было не убил тебя, Шевалье.

— Я это заметил.

Элиз, наблюдая за тем, с каким достоинством он держится, не могла понять, почему невольно бросилась ему на помощь. Она пыталась объяснить это инстинктом самосохранения: выстрел привлек бы к ним внимание начезов.

— Что привело тебя сюда? — спросил торговец.

— Я следовал за леди.

Паскаль невольно посмотрел на лежащую у его ног женщину, и Рено усмехнулся про себя. Конечно же, он имел в виду не мадам Дусе. По правде говоря, с того самого момента, как Рено увидел в канаве у сгоревшего дома Элиз ее шляпку, он встревожился и решил найти вдову Лаффонт во что бы то ни стало. Вид шляпки болью отозвался в его сердце, и в тот момент он пожелал смерти своему брату, Большому Солнцу, за то, что тот не предупредил его о дне наступления. Он безмятежно спал, когда воины на заре устроили настоящую бойню. Впрочем, поразмыслив, он пришел к выводу, что Большое Солнце мог сам не знать о дне нападения. Вождю племени не полагалось принимать участие в подготовке подобных выступлений. Это было обязанностью второго по значимости человека в племени, ведающего военными делами, — их дяди, Татуированного Змея.

— С какой целью ты следовал за ней?

Это был правомерный вопрос. Рено бросил взгляд на молодую француженку, которая склонилась над мадам Дусе. На щеках Элиз были следы слез, но самообладание не покидало ее ни на минуту. И тем не менее она выглядела смертельно уставшей, а на ее лице, как в зеркале, отражался страх. Рено много отдал бы за то, чтобы избавить ее от этого страха. В это мгновение она подняла глаза, и их взгляды встретились. В ее взгляде Рено увидел столько враждебности и неприязни, что мышцы его живота непроизвольно напряглись, словно в ожидании удара.

— Чтобы уберечь ее от опасности, — неторопливо ответил он.

— А ты можешь это сделать? — задал очередной вопрос Сан-Амант.

— Да, это возможно.

— Но как? — спросил Паскаль, усмехаясь. — Не хочешь ли ты увести ее с собой в индейскую деревню и сделать своей рабыней?

— Нет, все можно устроить иначе.

Слушая Шевалье и чувствуя на себе его взгляд, Элиз испытывала тревогу и беспокойство. Сидя в укрытии, она много думала о том, что же ей предпринять, и теперь, собравшись с духом, заговорила:

— Мы бы могли пойти в форт, если бы знали, удалось ли французам удержать свои позиции.

— Форт пал. Вернее было бы сказать, что его никто и не оборонял. Шепар мертв. Его четвертовали в собственном саду.

Элиз понимала: если форт пал, то все кончено. Но раз так, медлить было нельзя.

— Тогда нам нужно скорее уходить отсюда! — воскликнула она. — Доплыть на лодке до Нового Орлеана и рассказать там о случившемся.

Рено покачал головой:

— На реке выставлен караул, который растянулся на многие мили вниз по течению. Маловероятно, что вы сможете проплыть незамеченными. Когда началась атака индейцев, шестеро французов пытались прорваться к реке, но безуспешно. Четверо из них были убиты, двоих же до сих пор преследуют.

Элиз посмотрела на мужчин. Их лица были напряжены и бледны, а взгляды неотрывно следили за Рено Шевалье. Было ясно, что они считают его своим единственным спасителем.

— Ты сказал, что знаешь выход из данного положения, — напомнил Рено Сан-Амант.

— Ближайшее место, где вы могли бы укрыться, — это форт Пост-де-ля-Сан-Жан-Баптист. Я бы мог проводить вас туда.

Элиз знала: этот французский форт находился на территории индейцев начеточе. Чтобы добраться до него, нужно было проплыть вниз по Миссисипи до того места, где в нее впадала Красная река, а затем подняться по ней до форта, стоящего на берегу.

— Но если к реке подойти невозможно, то как же…

— С наступлением ночи нам нужно будет только переплыть на западный берег, а затем пойти пешком по тропам индейцев. Так будет гораздо безопаснее, чем плыть вниз по реке, рискуя наткнуться на караул.

— Мне кажется, я что-то слышал об их тропах, — прервал его Паскаль. — Они, если я не ошибаюсь, опасны, длинны и труднопроходимы.

— И тем не менее у нас нет другого выхода, — заметил Сан-Амант, глядя на Рено.

Паскаль энергично закивал головой и, подбоченившись, произнес:

— Назови свою цену, Шевалье.

Рено мог поклясться, что до этого момента у него и в мыслях не было извлечь какую-либо выгоду из той беды, в которую попала эта небольшая группка французов. Однако торговец позволил себе говорить с ним таким тоном, что Рено переменил свои намерения. Его гнев также подогревало презрительное отношение к нему вдовы Лаффонт. Мало того, что они презирали его, когда он предлагал им свою помощь, так они еще выказывали свое презрение так демонстративно! Это не могло не характеризовать их как надменных и неблагодарных людей, неспособных отбросить свои предрассудки даже в момент смертельной опасности. И Рено решил преподать им суровый урок, наказав их на свой манер.

Какое-то мгновение он колебался, пока придуманная им идея принимала в его голове окончательные очертания. Он не мог сказать с уверенностью, что же все-таки натолкнуло его на эту мысль: жажда отмщения или что-то другое, в чем он не хотел признаваться даже себе. В конце концов, все это не имело значения, тем более что он не собирался отказываться от своей затеи, так сильно она захватила его.

— Я не могу назвать вам цену, но мне понадобятся определенные услуги.

— Я не совсем понимаю, что это значит. — Выражение лица торговца стало настороженным.

— У начезов есть обычай: гостям-мужчинам дают в услужение женщину, которая готовит еду, собирает их в дорогу и согревает постель в холодные ночи, будь то в деревне или в длительном походе.

— Ты намекаешь на то, что мы должны дать тебе в услужение женщину-француженку?

— Разве по этому поводу могут быть какие-либо возражения? — спросил Рено, приподняв бровь. — Здесь есть такая женщина. Это вдова, которой мужчины отнюдь не в диковинку. Я полагаю, подобная роль ее не затруднит.

— Ах ты, ублюдок эдакий! — воскликнул торговец. Рено невозмутимо пожал плечами:

— Разве я запросил слишком много? Или ваши жизни не стоят того?

Элиз смотрела на Рено, и с ее лица исчезали последние краски, а в жилах стыла кровь. Зашевелилась мадам Дусе, издав тихий стон, но Элиз не услышала его. Ее охватило холодное оцепенение, она с трудом дышала и не могла произнести ни слова.

Рено ожидал ее немедленной реакции. Он приготовился выслушать страстную мольбу с просьбой пощадить ее, надеялся, что к нему обратятся как к цивилизованному человеку. В этом случае он, конечно же, немедленно отказался бы от своей безумной идеи и принес бы извинения. Вместо этого он увидел на ее лице испуг и отвращение, и это укрепило его в принятом решении. Если она считает его законченным дикарем, то он ничего не потеряет, если будет вести себя как дикарь!

— Судя по всему, вы не считаете, что это слишком большая цена? — в его спокойном голосе сквозила ирония. — Как это великодушно с вашей стороны, мадам Лаффонт! Я с радостью приму вашу жертву.

— Нет! — закричала Элиз.

— Не торопитесь, мадам Лаффонт, вам не следует спешить, — торговец говорил вкрадчиво, пытаясь успокоить ее.

Сан-Амант, бледный от волнения, посмотрел на Элиз и отвел взгляд.

— Это вопрос жизни и смерти, — пробормотал он.

— Это чудовищно! — заявил Генри, выступив вперед и глядя прямо в глаза Рено. — То, что вы предлагаете, бесчеловечно!

По правде говоря, Рено и сам знал, что это так. Но когда он смотрел на Элиз, то чувствовал неодолимое желание прижать ее к себе и держать так до тех пор, пока выражение отвращения на ее лице не сменится выражением тихой покорности. Он страстно желал ее с того самого момента, как их взгляды скрестились на вечеринке у коменданта Шепара, и тщетно старался перестать думать о ней.

— Нет ничего удивительного в том, что он предлагает, — сказала Элиз со злостью. — Ведь он же сущее чудовище! Он хуже начезов, которых, по крайней мере, толкает на зверства справедливый гнев!

Рено поднял голову, на скулах его заходили желваки.

— Я могу оставить вас лицом к лицу с этим священным гневом, если вы выбираете этот путь.

— Оставьте меня здесь, но возьмите с собой остальных!

— Как же я смогу обойтись без вас? — негромко произнес Рено. — Мадам Дусе, хотя и является достойной женщиной, меня не устраивает. Она не может сравниться с вами в очаровании и привлекательности.

Элиз сжала руку мадам Дусе так, что та застонала от боли и открыла глаза, с удивлением глядя вокруг. В жизни Элиз и раньше бывали моменты, когда ей хотелось ударить мужчину, но это не шло ни в какое сравнение с теперешним желанием.

Тогда вперед выступил Паскаль:

— Она пойдет с нами, и я вам гарантирую, что она будет благоразумна.

Рено перевел взгляд на торговца, но взгляд этот был таким мрачным, что Паскаль невольно отступил назад.

— Мне не нужна женщина, которую нужно брать силой. Мне также не нужна больная мадам Дусе.

— Так, значит, вы решили…

— Я ничего не решил. Решать должны вы.

— Я уверен, что Элиз образумится.

— Вполне вероятно. А сейчас я ухожу. Мне нужно сделать кое-какие приготовления. Я вернусь с наступлением темноты, а вы к этому времени должны принять окончательное решение.

Рено бросил прощальный взгляд на Элиз, повернулся и, сделав несколько шагов, исчез в лесу.

После ухода Рено Паскаль долго и пространно беседовал с Элиз. Он старался убедить ее в том, что так поступать неблагоразумно, что она ничем, в сущности, не рискует. Когда он начал выходить из себя, за дело, дабы не допустить возможных оскорблений, взялся Сан-Амант. Отбросив сомнения, он успокоил Элиз и заверил ее в том, что не допустит плохого с ней обращения. Он также подчеркнул, что право принятия окончательного решения, несомненно, принадлежит ей, и тем не менее она должна подумать о том, что в ее руках жизнь четырех человек. Он, конечно же, не думает о себе. Но ведь есть еще мадам Дусе и мальчик. С ее стороны было бы большой ошибкой сделать неправильный выбор, продиктованный ее гордостью и страхом, о котором она будет сожалеть всю жизнь.

Элиз понимала, что они по-своему правы. И все-таки ей было обидно. Время шло. Мадам Дусе оправилась настолько, что тоже смогла принять участие в их спорах, добавив к ним слезные мольбы. Элиз была в отчаянии. Она почувствовала, что ее загнали в угол, не оставив выбора.

Вскоре они увидели дым, услышали звуки барабанов, камышовых флейт и голоса пьяных индейцев, праздновавших победу. Элиз поняла, что ей нужно торопиться с принятием решения. Предельно ясно, что индейцы победили и большинство французов, если не все, перебиты. Ясно также и то, что раздобыть пищу и воду, без риска быть пойманными, нереально. Каждая минута их пребывания здесь, на этом месте, только увеличивала опасность быть застигнутыми каким-либо индейским воином. Если это произойдет, то мужчин, вне всякого сомнения, замучают до смерти, а ее и мадам Дусе в лучшем случае возьмут в рабство. Им нужно бежать, а для того, чтобы осуществить свой побег успешно, они нуждаются в помощи Рено Шевалье. Пока Элиз не видела его перед собой и не задумывалась над тем, какой ценой они могут получить его поддержку, ей удавалось убедить себя в том, что она как-нибудь сможет пройти через все это.

В любом случае выбора у них не было, и Элиз наконец дала свое согласие. Ее оставили в покое, наедине со страхами и воспоминаниями. Ей не хотелось думать о Винсенте Лаффонте. Куда приятнее было вспоминать о Франции, отце и их доме…

Элиз было тринадцать лет, когда умерла ее мать. В течение года они с отцом утешали друг друга, однако вскоре отец сдружился с некоей мадам Рукетт, имеющей сына восьми лет. У мальчика были маленькие глазки и большой влажный рот. Он находил удовольствие в том, что делал людям гадости, и был в этом отношении точной копией своей матушки. Очень скоро отец и мадам Рукетт поженились, а затем новая жена с сыном переехали в их дом, который Элиз по праву считала принадлежавшим ее покойной матери.

Все, что было потом, казалось сплошным кошмаром. Отец Элиз полностью попал под влияние своей новой жены — как в плане ее перезрелой чувственности, так и в любом другом отношении. Мачеха с первых дней невзлюбила Элиз, во-первых, потому, что та постоянно напоминала ей о ее предшественнице, во-вторых, потому, что в случае смерти отца Элиз наследовала две трети имущества. В доме развернулась методичная работа по выживанию Элиз. Мачеха пыталась представить дело так, как будто Элиз противится новому домашнему порядку, и добилась того, что Элиз и в самом деле его возненавидела.

Обстановка становилась все невыносимее, тем более что отец со временем перестал поддерживать Элиз. За месяц до ее пятнадцатилетия между нею и мачехой произошла жуткая ссора. Предметом ее стала кружевная шаль матери Элиз: мачеха бесцеремонно достала шаль из комода, а Элиз ни за что не хотела ее отдавать. Кончилось тем, что мачеха взяла метлу и замахнулась на Элиз, но та опередила ее, ударив мачеху по лицу и поцарапав ей щеку. Выбежав с криками на улицу, та отправилась прямиком в полицию и добилась того, чтобы Элиз отправили в исправительную колонию.

Шло время, и Элиз пришлось расстаться с надеждой, что отец вызволит ее из этого ужасного дома. Ей хотелось верить, что мачеха солгала ему, сказав, что Элиз попросту сбежала. Она отказывалась даже думать о том, что отец, зная, где она, мог оставить ее здесь. Ведь одного его слова было бы достаточно, чтобы освободить ее. Живя в колонии, Элиз невольно прислушивалась к разговорам женщин, окружавших ее. Их рассказы, как она подозревала, зачастую являлись причудливой смесью реальных фактов и выдумки. В них, однако, всегда присутствовали какие-то ужасные события, близкие по сути к кошмарам. Красной нитью через эти рассказы проходило коварство и предательство мужчин, которые силой и угрозами брали от женщин что хотели, ничего не давая взамен. Эти мужчины были непревзойденными мастерами сладкоречия. На самом же деле они лгали, а добившись своего, бросали введенных в заблуждение женщин на произвол судьбы. Много говорилось также об их жестокости, беспричинном гневе и даже пытках, как физических, так и моральных, которым они подвергали женщин. Эти рассказы перекликались с обидой, нанесенной Элиз отцом, предавшим ее. Кончилось тем, что она возненавидела всех мужчин.

В один прекрасный день в колонии возникла ужасная суматоха, вызванная приездом чиновников, которые объявили, что хотят отобрать женщин и девушек для отправки их в Луизиану в качестве жен для колонистов. Тем, кого выберут, дадут с собой необходимую одежду и отправят на побережье, где их погрузят на судно, отплывающее в эту далекую колонию. Женщин предупредили, что, подписав контракт, они лишатся всего, что связывало их с домом, родителями или опекунами. Они были уже не вправе потребовать возвращения назад, не помогли бы даже подкуп и взятка. Тем не менее все без исключения женщины были не прочь подписать этот контракт. Однако колонисты, разумеется, предпочитали молодых, здоровых женщин без вредных привычек. Среди них оказалась и Элиз.

Путешествие к побережью стало настоящим испытанием. Стояла суровая зима, а женщин везли в открытой повозке. Все они были одеты по-летнему, без головных уборов и плащей. Их привязывали друг к другу за талию и толпой, как скот, водили в таверны и гостиницы. Солдаты, приставленные к ним, не спускали с них глаз даже тогда, когда им нужно было справить нужду. В Гавре, пока они ждали, когда их погрузят на корабль, среди женщин началась лихорадка, унесшая жизни многих. На корабле к ним присоединились другие женщины, которых нашли на улицах, на фермах маленьких деревень, в тюрьмах больших городов. У многих из них на плече была вытатуирована лилия — знак того, что они убийцы и предательницы. Когда они, полуживые, наконец доплыли до порта Мобиль, то недосчитались многих женщин, не вынесших тягот путешествия.

В Мобиле им дали немного передохнуть и набраться сил, а потом повезли в Новый Орлеан, где их судьбы были вверены месье Жаку де ля Тезу, директору судоходной компании. Здесь женщины оставались несколько дней, приводя себя в порядок. Им даже позволили выкупаться и постирать свою одежду. В эти дни к дому, где жил директор, приходило много мужчин, которые часами стояли у крыльца в надежде увидеть женщин.

Наконец был устроен прием, на котором женщин выставили на всеобщее обозрение.

Женщинам пообещали, что никто не будет принуждать их к выбору партнеров, но для Элиз все обернулось иначе. В комнату, где находились женщины, важной походкой вошел Винсент Лаффонт, оглядел их с головы до ног, как рабынь на рынке, и направился прямо к Элиз. Он не дал ей возможности отказать ему, не потрудился даже соблюсти формальности и попросить ее руки, а сразу же направился с ней к директору и сообщил о сделанном им выборе. Вся церемония бракосочетания заняла всего лишь час.

Ее муж, как выяснилось, оказался редким мерзавцем. Он был на двадцать лет старше Элиз и занимался торговлей, точнее — контрабандой. Пользуясь поддержкой судоходной компании, он обходил законы, запрещающие торговлю с какими-либо иными судами, кроме французских. Впрочем, он обходил не только законы, изданные губернатором и Высшим Советом, но и те, которыми руководствовалась сама компания, но об этом руководству было знать необязательно. Развязный мужлан, не в меру предающийся еде и питью с такими же, как и он, торговцами, Винсент, торгуя с испанцами, сделал состояние компании — и преуспел сам.

Винсент не потрудился дать своей жене время на то, чтобы она привыкла к своему новому положению. Он завалил ее в постель сразу же, как отгремели тосты в честь молодоженов. Элиз испытала боль и унижение от того, что он воспользовался ею как уличной девкой, не подозревая, что она девственница. Впрочем, позднее, когда Элиз узнала Винсента поближе, она поняла, что в его поведении вряд ли что-либо изменилось бы, знай он заранее, что она невинна. Он получал наслаждение, видя, как она отбивается и стонет от боли. Неудивительно, что каждый новый акт любви внушал Элиз ужас и отвращение, и она старалась во что бы то ни стало избежать его. Она пыталась изображать холодность в качестве оборонительной тактики, однако это только подстегивало его желание. Черпая наслаждение в том, чтобы подчинить ее своей воле, муж радовался, если ему удавалось вызвать ее гнев и неповиновение. Ему были безразличны чувства Элиз. Он желал одного: видеть ее поверженной.

Вскоре после женитьбы дела Винсента расстроились. Он переоценил дружбу с руководством компании. Де ля Шез распорядился проверить состояние дел Винсента и был глубоко возмущен, обнаружив явные злоупотребления. Из Франции последовал приказ, отменяющий право Винсента на ведение торговли. Его судно со всеми находящимися на нем товарами было конфисковано и продано, а сам он едва избежал наказания за свою контрабандистскую деятельность. Винсенту позволили купить землю недалеко от форта Розали, и он уединился в своем имении, вспоминая былое и вынашивая мечты о возвращении потерянных позиций.

Постепенно Элиз удалось избавиться от страха перед мужчиной, с которым ее связала судьба. Чаша ее терпения переполнилась, а гнев был так велик, что она совсем перестала бояться мужа. И тут же обнаружила, что он, как все хвастуны, труслив. Элиз отказалась делить с ним ложе, когда же он пытался настаивать, она отбивалась, царапая его и нанося ему удары тем, что попадало под руку. Однажды она вылила на него суп из кипящего горшка. В другой раз прогнала его из дома с помощью топора. Когда она раздробила ему три пальца руки тяжелым пестиком для перетирания в муку кукурузных зерен, Винсент привел в дом Маленькую Перепелку и сделал ее своей любовницей.

Пять из семи лет, которые Элиз провела в Луизиане, она прожила, не вступая в связь с мужчиной. Со временем ее отвращение к физической стороне любви только усилилось. Теперь это чувство было сопряжено у нее с ужасом и бессильной злобой.

Когда Элиз впервые увидела Рено Шевалье, она поняла, что он совсем не такой, как Винсент Лаффонт. Было очевидно, что Шевалье мужественный человек, не чуждый глубоких страстей, которые он, однако, великолепно скрывал. Такого, как он, нелегко ввергнуть в смятение и победить. Он не будет сотрясать воздух почем зря, но решительно и без колебаний постарается подчинить ее себе. Элиз не придавала значения тому, что он был полукровкой, но понимала: для нее он опасен вдвойне, так как благодаря индейскому происхождению умеет отлично скрывать свои чувства.

Для того чтобы воспользоваться слабостью мужчины, нужно сначала ее обнаружить. У Рено же, по наблюдению Элиз, слабостей не было. Именно это пугало Элиз больше всего. Она испытывала непонятный страх перед неуязвимостью этого сильного и волевого мужчины, проявившего к ней интерес как к женщине. Возможно, страх этот был вызван тем, что в его жилах текла дикая и горячая кровь индейца. Но скорее всего, она боялась Рено просто потому, что он был мужчиной…

Глава 3

Темнело. Ранние ноябрьские сумерки постепенно переходили в ночь. Люди, сидящие под магнолией, испытывали жажду и голод. Они были озлоблены друг на друга и измотаны до последней степени. Все молчали. Элиз, доведенная едва ли не до безумия потоком гневных и настоятельных требований и бесконечных увещеваний выручить их из беды, отошла в сторону и сидела одна, прислонившись спиной к стволу магнолии и обхватив колени руками. Мадам Дусе, которую под страхом смерти заставили наконец замолчать, сидела, уставясь неподвижным взглядом в пустоту, и то и дело оправляла свое платье. Генри, изможденный впечатлениями дня, заснул, вздрагивая во сне. Сан-Амант сидел, растирая больную ногу, а Паскаль, прохаживаясь взад и вперед, делал вид, что стоит на карауле.

Никто из них, включая Паскаля, не заметил, как из темноты внезапно выступил Рено. Выругавшись, Паскаль отступил назад.

— Где тебя черти носили? — проворчал он, придя в себя от замешательства.

Рено ничего не ответил, заметив только, что им пора двигаться в путь.


— Я задал тебе вопрос! — нахмурился торговец и выставил вперед ружье, направляя его прямо на Рено.

Рено помолчал, потом посмотрел на него сверху вниз и ответил спокойно и неторопливо:

— Послушайте меня внимательно. Я вам ничем не обязан. Я также не обязан давать вам какие бы то ни было объяснения. Мне безразлично, умрете вы или будете жить. Однако я решил вывести вас с земли моих братьев начезов, помня о своем отце и надеясь на благосклонность женщины, которая находится с вами. Но запомните: в пути вы должны будете беспрекословно слушаться меня во всем, так как от этого может зависеть ваша жизнь. Если вы попытаетесь диктовать свои законы, я не возьму вас с собой, поскольку вы можете представлять угрозу для других. Обещаю, что сделаю это. Слушайтесь меня — и вы будете в безопасности. Это я могу вам обещать. А сейчас, если вы надумали идти со мной, нам нужно двигаться в путь. Я предлагаю вам свои услуги в последний раз.

— Но ты не спросил, согласна ли мадам Лаффонт на твои условия!

— Ведь она все еще здесь, значит, согласна.

Элиз встретилась глазами со взглядом серых глаз Рено, обращенных на нее, и не смогла отвести своих. У нее было такое чувство, что он знал, как близка она была к тому, чтобы убежать. Не раз она боролась с желанием скрыться в лесу и пробраться к реке, надеясь найти там лодку, которая унесет ее вниз по течению, прочь с земли начезов. То, что она до сих пор не сделала этого, объяснялось не столько страхом перед ним, сколько уверенностью, что она погибнет. Элиз не хотела умирать, хотя и считала: то, что ей предложил Рено, вряд ли было лучше смерти.

Рено протянул Элиз руку, чтобы помочь ей подняться. Она хотела уклониться и встать сама, но вместо этого стала разглядывать его одежду. Он был одет по-походному, в расшитые бусами краги и теплый короткий плащ из мягкой оленьей кожи. Корона из перьев исчезла, а волосы были заплетены в косичку, перетянутую кожаным ремнем. Элиз вдруг почувствовала странную скованность, словно он уже подчинил ее своей воле, а из головы все не шли слова, сказанные им Паскалю. Ей хотелось знать, были ли они обращены к ней.

Совершенно машинально Элиз подала ему руку. От этого прикосновения, в котором были тепло и сила, по телу ее пробежала дрожь, а на верхней губе выступили капельки пота. С дрожью и горечью в голосе она спросила:

— Могу ли я, по крайней мере, надеяться, что буду в безопасности?

— Да, как никто другой.

Рено хотел что-то добавить, успокоить ее, но Элиз отстранилась, повернувшись к нему спиной. Он стоял и смотрел на ее горделивую осанку и напряженные плечи, не зная, сердиться ему или печалиться оттого, что Элиз относится к нему с таким отвращением…

До реки они добирались не менее двух часов. Была темная безлунная ночь. Они шли медленно и осторожно, углубившись в лес и избегая дорог. Рено периодически уходил вперед, чтобы разведать обстановку, а затем, вернувшись, уверенно вел их через известняковые склоны и густые заросли диких пальм.

У реки они увидели лодку, которую Рено замаскировал, прикрыв ветвями. В ней оказалось множество узлов с провизией, и Элиз даже засомневалась, смогут ли все шестеро уместиться в ней. Когда под руководством Рено они все-таки кое-как втиснулись в нее, лодка сильно осела, погрузившись в воду. Рено оттолкнулся от берега, вскочил в нее и навалился на весло, задавая темп Сан-Аманту и Паскалю.

Генри и женщины сидели между гребущими мужчинами. Элиз оказалась как раз впереди Рено. Она наклонилась вперед, чтобы не мешать ему грести, но изредка оглядывалась на удаляющийся берег и удивлялась, с какой легкостью Рено управляет лодкой.

Холмы и утесы позади них были освещены огнями костров. Элиз подумала, что оставила там все, что имела, — землю, с которой ее связывали крепкие узы. Она не знала, что будет делать, когда они доберутся до форта Сан-Жан-Баптист, где она там остановится и как будет жить дальше, но не придавала этому большого значения. Сейчас важнее всего скрыться, стараясь не думать о той цене, которую ей придется заплатить за их побег…

На берегу раздался шум.

Внезапно с берега донесся гневный крик, затем последовал выстрел, и над ними пролетела пуля.

— Они нас увидели! — воскликнула Элиз.

Рено энергичнее налег на весло. Сан-Амант и Паскаль, ворча, старались не отстать. Раздался еще один выстрел, эхом отозвавшийся на противоположном берегу, поросшем лесами, до которого было еще далеко. Пуля просвистела мимо, а затем последовали все новые и новые выстрелы.

В темноте их лодка представляла собой трудноразличимую цель, поэтому пули не задевали их, пролетая мимо, хотя вода вокруг пенилась и дымилась. У индейцев были выдолбленные из бревен каноэ, которые французы называли пирогами, но они обычно стояли на привязи у ручья Святой Екатерины. Добираться туда было далеко, и поэтому индейцы, стоя на берегу, вынуждены были стрелять в пустоту, испуская дикие вопли от досады и бессильной злобы.

Сидя впереди Рено, Элиз подумала, что его место на корме — самое опасное. Начезы не стали бы стрелять в брата их вождя. Но они не видели его в темноте ночи и не знали, что это Рено из рода Солнца. Рено мог окликнуть братьев-индейцев и выдать французов за своих пленных; в этом случае он только закрепил бы свои права на Элиз. Но Рено не сделал этого, и то усердие, с каким он налегал на весло, отплывая подальше от берега, служило доказательством, что он свое обещание выполнит. Элиз оставалось выполнить свое…

Но ведь она не давала никаких клятв! У нее силой вырвали согласие, поэтому она не чувствовала себя связанной каким-либо обязательством и была готова нарушить его, если ей представится случай. Она имела на это полное право.

Миссисипи была более мили в ширину, поэтому, когда лодка причалила к западному берегу, Паскаль и Сан-Амант чувствовали себя совершенно разбитыми. Паскаль свесился за борт, бросив весло и тяжело дыша. Сан-Амант сидел неподвижно, положив свое весло на дно лодки. Генри, вскочив на ноги, выпрыгнул из лодки и втащил ее на берег. Рено встал, взял Элиз за руку и помог ей выйти. Он дышал глубоко, но не казался уставшим.

— Я должен отдохнуть, — сказал Сан-Амант, видя, что все ждут, когда он сдвинется с места.

— У нас нет времени. Они могут решиться на погоню, поэтому мы должны заставить их поверить в то, что продолжаем плыть вниз по реке.

Сан-Амант удрученно кивнул, но прошло еще несколько минут, прежде чем он смог подняться и, покачиваясь, направиться к берегу. Они с Паскалем стояли и смотрели, как Рено и Генри выгружают провиант и складывают его в кучу. В короткий срок груз был рассортирован и распределен между присутствующими.

Все стояли поодаль, пока Рено уничтожал следы их высадки на берег. Потом он взгромоздил самый тяжелый тюк на спину, добавив к нему еще лук, колчан со стрелами и ружье, и пошел впереди остальных. Все молча двинулись в путь. За Рено следовал Паскаль, за ним — Элиз с мадам Дусе и Сан-Амант. Генри замыкал процессию. Все они сознавали, что должны идти как можно быстрее, чтобы максимально увеличить дистанцию между ними и начезами. Индейцы поутру могли кинуться в погоню, догадавшись, что они всего лишь переправились через реку. Отряды воинов-начезов продвигались обычно с молниеносной быстротой, гораздо быстрее их группы, в которой были женщины и раненый мужчина. Следовательно, время — их лучший союзник.

— Скажи, полукровка, — окликнул Рено Паскаль через какое-то время, — что подумает твой брат Большое Солнце, когда узнает, что ты не на его стороне?

— Я думаю, он не слишком удивится, — спокойно ответил Рено.

— А что будет, когда он узнает, что ты появился в форте Сан-Жан-Баптист в компании с французами? По-моему, они должны считать тебя предателем.

— Я ни от кого не завишу и никому не подчиняюсь.

Голос Рено звучал твердо, и Элиз не могла не вспомнить, как он предупреждал Шепара и французов о готовящемся наступлении индейцев.

Паскаль засмеялся.

— Будем надеяться, что Большое Солнце считает так же. Однако, по моему разумению, твои люди относятся к перебежчикам ничуть не лучше, чем все остальные.

— У меня нет своих людей, — ответил Рено.

На этом их разговор оборвался, но слова Рено еще долго звучали в памяти Элиз. В его словах не было жалости к себе, и тем не менее они затронули какие-то нежные струны ее души, сделав Рено человечнее, чем он хотел казаться. У всех были свои, родные люди. Беда Шевалье заключалась в том, что он не знал, кто его родня, — начезы или французы…

Шло время. Они проходили милю за милей, спотыкаясь и уворачиваясь от хлеставших им в лицо веток. Во время небольших привалов мадам Дусе со стоном опускалась на землю, но быстро поднималась и шагала дальше, стараясь не отставать от остальных. Перед рассветом они остановились, чтобы утолить жажду, перекусить и немного поспать. Солнце еще не взошло, а они уже снова были в пути.

Стоял чудесный день. Было тепло, и это немного облегчало их длительный переход. Осень вообще выдалась долгой — несколько раз уже ударяли легкие заморозки, но потом опять возвращались теплые дни. Ночью было не обойтись без костра, зато днем по-прежнему можно было ходить в летней одежде. Минуты переходили в часы, и они уже шли через силу, бездумно передвигая ноги. Рено освободил мадам Дусе от тяжелого груза, взвалив дополнительную ношу на Паскаля. Элиз мешали идти длинные юбки, и она попросила у Рено ремень. Завязав его на талии, она заткнула за него подолы своих юбок на манер парижских прачек, но заднюю полу приподнять не решилась. Впрочем, колючки настолько потрепали бархат, что ей не было жаль запачкать его, тем более что она промочила подол в ручьях, которые встречались на их пути.

Становилось все теплее. Местность, по которой они шли, была болотистой. Огромные кипарисы, дубы и клены образовывали над головой сплошной высокий купол, а орешник, каменное дерево, ясень, лавр, кизил и другие деревья были покрыты свисающим с них мхом, который французы прозвали «бородой капуцина». Леса пересекали многочисленные ручьи, разбивающиеся на все новые и новые ручейки. У Элиз на лбу проступил пот, стекавший по шее и между грудей, и ей захотелось войти в прохладную воду, но для этого пришлось бы снимать вязаные чулки и туфли и снова надевать их. Она решила последовать примеру Паскаля и Сан-Аманта и пройтись по воде в туфлях, но передумала, побоявшись, что мокрая обувь натрет ей ноги.

Ужаснее всего, однако, было засилье комаров, которые роями носились в воздухе на заболоченных участках леса, издавая пронзительное жужжание.

Они пересекли ручей с прозрачной водой, дно которого было устлано белым песком, и остановились на его берегу, чтобы отдохнуть. Элиз села у дерева, сняла чулки, отжала их и снова надела, отгоняя от себя комаров. Закрепляя чулок повязкой, она задрала юбки выше колен и вдруг почувствовала на себе чей-то взгляд. Подняв голову, Элиз увидела, что Рено, сидевший под деревом недалеко от нее, наблюдает за ней с полузакрытыми глазами. Она покраснела, но тут же приняла беспечный вид и продолжила свое занятие. Закрепив чулок повязкой, она опустила юбку и вздохнула с облегчением.

Рено встал, подошел к одному из сложенных в кучу тюков и, развязав его, достал какой-то глиняный горшочек. Подойдя к Элиз, он опустился перед ней на колено и протянул ей горшочек.

— Что это? — спросила Элиз, не пошевелившись.

— Медвежий жир. Комары не любят его и улетают.

Элиз нахмурилась, сморщив при этом свой носик.

— Да, я знаю, но не хочу им пользоваться. Благодарю.

— Напрасно. Он не такой уж противный.

— Я знаю, как пахнет прогорклый медвежий жир, и мне не хотелось бы оставлять его на теле на целый день.

— Но это свежий жир. Я сам недавно намазался им.

Хотя его голос звучал ровно, Элиз показалось, что в нем был вызов. Как будто он предлагал ей повторить то, что она когда-то произнесла в его адрес, назвав его «дурно пахнущим». По ее коже пробежали мурашки, и она мучительно покраснела. Открыв рот, чтобы что-то произнести, она не смогла вымолвить ни слова и только молча смотрела ему в глаза.

— В любом случае, — продолжил он, — это не предложение, а приказ, которому придется подчиниться. Знахарка из племени начезов считает, что укус комара может вызвать болезнь, и она права.

Рено опустил палец в белый, полужидкий от дневной жары жир, напоминающий по консистенции оливковое масло, и дотронулся им до ее щеки. Она отпрянула, резко откинув голову назад.

— Сделайте это сами, или это сделаю я, — сказал Рено.

Элиз не оставалось ничего другого, как подчиниться и взять горшочек из его рук. Встав на ноги, Рено отошел, бросив через плечо:

— Передайте его мадам Дусе и остальным, когда закончите мазаться сами.

Элиз не ответила, а он и не ожидал ее ответа. Ему стоило большого труда не обернуться, чтобы посмотреть, как она втирает в кожу медвежий жир. Она и так слишком часто отвлекала его внимание: он не мог отвести взгляд от ее ног, когда поднимала подол юбки, не мог не смотреть, как она покачивает бедрами при ходьбе, как вздымается ее грудь, когда она, прокладывая себе путь, отстраняет свисающие ветви деревьев. Он всячески боролся с желанием дотронуться до нее, постоянно быть рядом с ней, чтобы помочь ей преодолеть трудности. Элиз и не подозревала, что он знает, где она находится, в каждый отдельный момент. От этого с трудом подавляемого желания его бросало в жар, и в то же время, глядя на нее, Рено испытывал чувство вины.

К полудню солнце скрылось за тучами и стало душно. По мере того как позади оставались многие мили пройденного пути, настроение в группе улучшалось: можно было надеяться, что они избавились от погони. Однако все очень устали, с трудом передвигали ноги, а узлы, которые они несли, казались такими тяжелыми, как будто в них были камни. Мадам Дусе постоянно ворчала и стенала довольно громким голосом, Генри тоже роптал, жалуясь на боль в плече. Сан-Амант нашел еще одну палку и теперь шел, опираясь на два самодельных костыля. Элиз тоже смертельно устала, но по крайней мере постепенно привыкла к запаху медвежьего жира, который оказался не таким уж противным, так как был ароматизирован нардом. Она не удивилась, что он помог ей, но Рено в этом не призналась, продолжая время от времени убивать кружившихся вокруг нее комаров, но уже для вида.

А Шевалье по-прежнему вел их вперед. Он постоянно был начеку, когда они делали привал, оставлял их и уходил на разведку либо, взобравшись на верхушку дерева, обозревал местность. Когда они, уставшие, валились на землю, тяжело дыша и задыхаясь, Рено не торопил их, снисходительно относясь к их слабости. Если он и чувствовал усталость, то не показывал ее. Для Элиз его поведение не поддавалось объяснению. Оно сводило ее с ума и в то же время действовало на нее успокаивающе.

Незадолго до наступления темноты они подошли к реке. У нее, несомненно, было какое-то название, но Элиз его не знала. Река была глубоководной и широкой, хотя и гораздо меньше Миссисипи; переплыть ее можно было только с помощью плота, который они уже не успели бы построить до захода солнца. Поэтому все решили расположиться на ночлег, а утром вновь двинуться в путь.

Рено приказал распаковать тюки. В одних оказались постельные принадлежности — медвежьи и лисьи шкуры и вязаные покрывала, в других — провизия: корзины с какими-то странными клубнями и зрелой хурмой. Из последнего мешка Рено извлек горшок с медвежьим жиром без ароматического нарда для сдабривания пищи, два острых ножа, топорики, медный котел и набор деревянных ножей и вилок. Похоже, он потрудился на славу, собираясь в дорогу.

Пока они распаковывали вещи, Генри принес хворост, а Рено разжег небольшой, но жаркий костер. Он подошел к Элиз и положил рядом с ней пару уток, которых подстрелил по дороге. Дав Генри задание принести Элиз воды и поставив Сан-Аманта с ружьем на страже, он взял топоры и отправился с Паскалем в лес.

Элиз попросила мадам Дусе разделать уток, а сама поставила на огонь котел с водой. Когда мужчины вернулись из леса, на костре, нанизанные на прутья, жарились утки, смазанные медвежьим жиром, а на углях пеклись лепешки из кукурузной муки. У французов не было проблем с приготовлением пищи: они давно научились готовить как индейцы, хотя и не все предпочитали такую еду. Элиз присматривала за лепешками и краешком глаза наблюдала за тем, как Рено и Паскаль строят пять шалашей, используя деревья-однолетки, которые они принесли из лесу. Перегнув по три деревца дугой, они вбивали их в землю, натягивая затем на них ткань.

Шалаши были небольшими как в ширину, так и в высоту, каждый из них предназначался только для одного человека. Они должны были защитить их не только от непогоды, но и от комаров, которые могли буквально заесть спящих людей. Четыре укрытия были сооружены вблизи костра, пятое же, шире и просторнее остальных, располагалось чуть поодаль. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять — это шалаш для Элиз и Рено Шевалье.

Элиз старалась не смотреть в сторону шалаша, стоящего отдельно. Ей казалось, что остальные слишком часто смотрят туда — кто с сожалением, кто со злостью, а кто с нездоровым интересом, думая о том, что там будет происходить ночью. Взгляды, которые спутники украдкой бросали то на Рено, то на Элиз, служили лишним тому доказательством.

У Элиз пропал аппетит, и она с трудом заставила себя доесть кусок утки. Она надеялась протянуть время, моя и убирая посуду, но Рено опередил ее, отправившись с Генри к реке. Там они вычистили котел песком и вымыли посуду. Вернувшись к костру, Рено поставил на огонь полный котел воды и помог Элиз убрать в корзину лепешки, испеченные ею к завтраку.

Пока они работали, наступила темнота. Сан-Амант, Генри и мадам Дусе отправились в свои укрытия. Паскаль сидел, попыхивая узкой глиняной трубкой, напоминающей индейские, и глядя на огонь. Рено собрал всю оставшуюся провизию в мешок и подвесил на высокий сук, чтобы ночью до нее не добрались лесные звери, привлеченные запахом пищи. Некоторое время он молча стоял, глядя на Элиз, а потом удалился в сторону реки.

В котле закипала вода. Элиз смотрела на нее, и ей страшно хотелось смысть с себя дневной пот, запах костра и налет медвежьего жира. Ухватив подолом платья ручку котла, она сняла его с огня и отнесла к шалашу, предназначенному для двоих. Ей не хотелось думать о том, что может вскоре произойти между нею и Рено, поэтому она подготовилась ко сну так, как если бы была в своей спальне. Сняв платье и нижнюю юбку, она после минутного колебания сняла и нижнее белье. Намочив его в горячей воде и используя в качестве мочалки, Элиз протерла тело, а закончив туалет, выжала белье и повесила его сушиться на крышу шалаша. Потом совершенно спокойно вновь облачилась в платье и нижнюю юбку, нырнула в шалаш и легла на самый край разложенной там шкуры.

Некоторое время Элиз лежала в напряженном ожидании, однако проходили минуты, и она постепенно успокаивалась. Возможно, укрытие предназначалось ей одной, а Рено предпочитал спать на открытом воздухе. Может быть, он передумал, видя ее явное нежелание? Неужели она в нем ошиблась и он оказался предупредительнее и лучше, чем она о нем думала? Элиз лежала, прислушиваясь к тишине ночи. Порой до нее доносился шорох — очевидно, какой-то маленький зверек, скорее всего енот или опоссум, вышел на ночную прогулку по лагерю. Над шалашом тихо шуршали буковые листья.

Внезапно Элиз услышала мягкие шаги и увидела, как кто-то, приподняв край прикрывающей вход материи, вошел в ее укрытие. Дыхание Элиз участилось, а сердце бешено забилось в груди.

Это был Рено. Его тень загородила весь дверной проем, и Элиз явственно почувствовала прохладу ночи, проникшую вслед за ним в шалаш. Несколько мгновений он постоял над ней, потом лег рядом на разложенные на земле шкуры. Она попыталась задержать дыхание и притвориться спящей, но не смогла. Рено повернулся к ней и прошептал ее имя, потом приподнялся на локте и дотронулся до нее.

Элиз с трудом подавила крик, задрожав всем телом, когда почувствовала, как его рука легла на ее плечо. Ей хотелось, чтобы все это поскорее закончилось. Она старалась лежать спокойно, с холодным безразличием относясь к тому, что он делает, но ей это не удавалось. Когда Рено осторожно и неторопливо нащупал в темноте ее трепещущую грудь и принялся гладить ее, Элиз не выдержала. Вскинув руки, она оттолкнула его с криком: «Нет, нет, нет!»

Рено быстро схватил ее за запястья, завел ей руки за голову, держа их там крепко одной рукой, а затем нашел ее губы и запечатлел на них поцелуй, не дав даже вскрикнуть. Он держал ее мертвой хваткой — так, что она не могла ни пошевельнуться, ни тем более убежать от него. В следующее мгновение Рено приподнял голову, мокрая прядь его волос коснулась ее щеки, и она услышала, как он обиженно произнес:

— Я тебе неприятен?

Из глаз Элиз хлынули слезы. Они катились по ее лицу, падая на его руку. Рено тут же отпустил ее и отстранился.

— Что случилось? — спросил он в замешательстве.

— Какое это имеет значение? — произнесла Элиз хриплым от слез голосом.

— Тебя, вероятно, обидел какой-то мужчина — и, быть может, даже не один…

— Одного было вполне достаточно.

— Это был твой муж?

— Да, муж.

— Знаешь, а ведь это замечательно, что ты вдова.

От удивления Элиз даже перестала плакать.

— Почему же?

— Да просто потому, что тебя ею уже больше никто не сделает.

Элиз лежала тихо, заинтригованная и озадаченная его словами, но Рено не стал ничего объяснять. Скрестив руки на груди, он произнес:

— Тебе не следует меня бояться. Я никогда не возьму тебя силой, против твоей воли.

Она почему-то сразу поверила ему и, расслабившись, мгновенно заснула.

Элиз проснулась от далекого звука грозы. Со стоном открыв глаза, она обнаружила, что еще темно — настолько темно, что, ощущая тепло лежащего рядом с ней человека, она не могла видеть его очертаний. Но при этом голова ее покоилась на его плече, а рука лежала у него на животе!

Элиз стало не по себе. Очень осторожно, стараясь не разбудить его, она начала потихоньку отодвигаться, но в этот момент ударила молния, ярко осветившая их палатку, и Элиз увидела Рено. Он не спал и, лежа без движения, наблюдал за ней.

От неожиданности она вздрогнула, задержав дыхание.

— Не все мужчины одинаковы, — задумчиво произнес он.

— Неужели? — Одно время Элиз старалась поверить в это, но не смогла.

— Я и не жду, что ты мне поверишь. Ты должна удостовериться в этом сама.

— Мне этого не хотелось бы, — ответила Элиз, встревоженная его тоном.

— Тебе придется это сделать.

Рено поймал ее руку, все еще лежавшую на его животе, и Элиз не удалось высвободиться.

— Что ты имеешь в виду? — спросила она, сжав руку в кулак.

— Мы заключили сделку, согласно которой ты должна удовлетворять все мои желания.

— Но ведь ты сказал… — начала она в панике.

— Да, я исполню то, что обещал, и не трону тебя.

— В таком случае я ничего не понимаю! — в растерянности воскликнула Элиз.

— Ты сделаешь это сама.

— Нет, я не могу этого сделать.

— Сможешь. Постарайся, если хочешь, чтобы я вывел вас к начеточе.

Со стороны Рено это было тщательно подготовленное предложение. Пока она спала, он лежал без сна, обдумывая, как подчинить ее своей воле. Он знал, что Элиз не сможет отказать ему, так как на карту поставлена судьба ее товарищей. И хотя опасность уже миновала и они находились по другую сторону реки, им тем не менее предстоял еще долгий и нелегкий путь. Она должна была осознать, что сопротивляться бесполезно и что ей некуда бежать и не к кому обратиться за помощью. Паскаль и даже Сан-Амант ясно дали понять, что Элиз должна во что бы то ни стало задобрить Шевалье, а ее гнев и непокорность здесь неуместны.

— Ты ведь знаешь, что я не могу…

— Да, я знаю. Но я знаю также, что научиться доверять мужчине можно, только сблизившись с ним.

— Доверять мужчине?! — воскликнула Элиз с холодным презрением. — Мужчине, который пользуется шантажом и угрозами для достижения своих целей? Нужно быть круглой дурой, чтобы доверять ему после всего этого!

Рено внимательно посмотрел на нее.

— Ты, я вижу, предпочитаешь дрожать от страха при виде приближающегося к тебе мужчины.

— Я вовсе не дрожу от страха! Что же касается мужчин, то я уверена, что ни один из них никогда не приблизится ко мне.

— Понимаешь ли ты, что лишаешь себя наивысшего наслаждения и самой большой радости в жизни?

— Ты имеешь в виду физическую близость мужчины и женщины? — спросила она с горькой иронией. — Я не нахожу, что эта тема достойна внимания.

— Я имею в виду любовь между мужчиной и женщиной, их взаимопроникновение, взаимную отдачу. Это разные вещи, и держу пари — ты не знаешь, что это такое.

На какое-то мгновение Элиз охватило любопытство, но она безжалостно подавила его.

— Зато ты со своим большим жизненным опытом наверняка хорошо знаком с этим чувством!

Он ничего не ответил, и Элиз вдруг, закрыв глаза, уткнулась в его плечо. Ее сотрясали волны дрожи. Его теплая сильная рука все еще покоилась на ее руке, и потихоньку дрожь начала утихать. От тепла его тела Элиз согрелась и немного успокоилась.

Рено лежал не двигаясь. Быть может, она наконец задела его самолюбие и гордость и он решил отказаться от своих намерений? Но нет, она не верила его кажущемуся безразличию, зная, как он увлечен ею. Тогда, может быть, он так сильно взволнован простым прикосновением ее руки?

Элиз отмела оба предположения. Как бы то ни было, ей стало ясно одно: Рено был прав, говоря, что не все мужчины одинаковы и что нельзя судить обо всех мужчинах по Винсенту Лаффонту, ее покойному мужу.

Рука Элиз по-прежнему лежала на груди Рено, и она вдруг почувствовала неровности в линиях его татуировки. Эти линии, похожие на звенья цепи, сходились в центре, образуя концентрический рисунок. Татуировка наносилась каким-то острым инструментом, скорее всего костяной иглой, а затем в ранки была втерта и оставлена высыхать сажа либо темная растительная краска. Эти линии наносились не в декоративных целях, они служили доказательством мужественности и поэтому не предназначались для чужих глаз. Но Элиз их увидела. Более того, ей захотелось рассмотреть их поближе при свете дня. Хорошо еще, что он, как другие воины, не нанес татуировки на лоб и крылья носа…

У Рено было еще одно явное отличие от Винсента. Тело ее мужа покрывала густая растительность, а грудь Рено была абсолютно гладкой. Наверное, это оттого, что он полукровка. Она и раньше замечала, что у индейцев гладкая грудь.

Опять сверкнула молния, вслед за которой сразу же грянул раскатистый гром. Она высветила то, что раньше укрывалось от глаз Элиз. Оказалось, что Рено лежит рядом с ней совершенно обнаженный. Вздрогнув, она отдернула руки и отшатнулась от него, как от раскаленных углей.

Рено удивленно взглянул на нее:

— Что случилось?

— Ты ведь голый!

— Ну и что с того?

— Как это, что с того?!

— Не бойся, — резко произнес он.

— Обещай, что не тронешь меня! Обещаешь?

— Клянусь всеми святыми, вуалью девственницы, крестом господним, бородой Людовика XV, именем Христа, тенями Комбургского замка и могилой моего отца.

— Хорошо, я тебе верю, — сказала Элиз, желая остановить этот поток клятв.

— Тогда положи руку мне на грудь — сама, по собственному желанию.

Это был и приказ, и просьба одновременно. Элиз долго лежала не двигаясь, затем медленно положила раскрытую ладонь ему на грудь, ощущая под пальцами биение его сердца, бугорки его мышц и линии татуировки. Рено не двигался и не выказывал никаких признаков восторга, а Элиз не поднимала глаз, боясь увидеть его наготу, которая, впрочем, и без того запечатлелась в памяти.

— Ты доволен? И что мне делать дальше?

— Все, что тебе угодно, — ответил он низким глубоким голосом и, заметив, что она хочет убрать руку, добавил: — Только не это.

Элиз машинально провела ладонью по его груди. Видя, как под ее пальцами затвердел сосок, она удивилась и потрогала его еще раз, отчего он стал еще тверже. С интересом перейдя к другому соску, она слегка поддела его ногтем и смущенно улыбнулась, увидев, как он напрягся и сразу же сделался плотным. Тогда она стала массировать его, обводя кругами и постепенно увеличивая площадь под ладонью.

Найдя ложбинку, разделяющую его грудь, Элиз пробежала по ней пальцами до небольшой ямочки у горла и далее, к адамову яблоку и выступу подбородка с ямочкой посередине. Коснувшись ладонью его щеки, она обнаружила, что Рено небрит, и вспомнила о том, что индейцы не бреются, а выщипывают волосы, и делают это гораздо реже, чем остальные мужчины, ежедневно выбривающие щеки.

Подавив в себе желание коснуться пальцами его хорошо очерченного красивого рта, Элиз снова положила руку ему на грудь и провела ладонью вниз, к мускулистому животу, думая о том, что своей атлетической красотой Рено походит на античную статую.

Когда она слегка коснулась пальцами его лобка, Рено неожиданно сжал ее руки, не позволяя ей двигаться дальше, и, прежде чем она успела вскрикнуть или удивиться, он уже был на ногах. Приподняв конец свисающей материи, он быстро выскользнул наружу.

Начался дождь. Элиз лежала, нахмурив брови и не веря, что Рено ушел. Как ни странно, она была не рада этому. Постель еще хранила его тепло, а Элиз знобило от холода. Она села, всматриваясь в темноту и прислушиваясь к звукам ночи, но так и не смогла определить, где он и что делает.

Тогда, встав на колени, она подползла к выходу и выглянула наружу. Было темно, капли дождя, гонимые ветром, сразу хлестнули ей в лицо. Яркой вспышкой блеснула молния, осветив силуэты деревьев и обнаженную фигуру стоящего неподалеку мужчины.

Рено стоял, запрокинув голову и подставив лицо с закрытыми глазами под холодный осенний дождь.

Глава 4

Тяжело ступая и глядя себе под ноги, Элиз шла следом за приземистой фигурой Паскаля. Хмурясь, она время от времени поглядывала мимо торговца на широкую спину Рено, который шел впереди.

Элиз не понимала его. То, что он потребовал от нее в обмен на жизнь беженцев из форта Розали, было чудовищным. И тем не менее его поведение этой ночью было настолько безупречным, что редкий джентльмен мог сравниться с ним. Чего же хочет от нее этот загадочный человек?

Элиз не сомневалась, что за его терпением что-то кроется. Скорее всего, он ждет, что она в конце концов увлечется им, поддастся искушению и, движимая любопытством, сама возжелает близости с ним. Все его разговоры о радостях любви и ее неопытности должны были привести именно к такой развязке. Ну что ж, он будет разочарован, так как она не собирается уступать!

Элиз, однако, сознавала, что далеко не у каждого мужчины хватило бы терпения ждать. Большинство из них считало, что протесты и преграды, чинимые женщинами в таких случаях, только для того и существуют, чтобы их отметать, добиваясь в результате своего. В этом они черпали удовольствие и даже наслаждение. Она не ждала ничего другого и от Рено. Однако, как ни странно, его снисходительность смущала ее больше, чем если бы он силой добился от нее желаемого… Впрочем, сильнее всего Элиз смущала и шокировала собственная реакция на его ухаживания. Она не ручалась за себя и свое поведение, решись он все-таки применить силу, и не хотела даже размышлять об этом.

«Самонадеянный ублюдок!» — подумала Элиз во внезапном порыве гнева. Неужели он надеется сбить ее с толку своими жалкими уловками? Или надеется, что она не сможет устоять перед его хорошо развитой мускулатурой и татуировками? Подумать только! Заставил ее коснуться его тела! В следующий раз она постарается оставить на нем следы своих ногтей, сделает так, что он пожалеет, что заключил с ней эту неблаговидную сделку! Уж не сравнивает ли он ее с девушками из индейского племени, всегда готовыми с радостью предаваться любовным утехам? Она не кто-нибудь, а Элиз Лаффонт гордая и уважающая себя француженка, обладающая приличным состоянием и определенным положением в обществе. В следующий раз она поведет себя иначе и не пойдет у него на поводу. Призвав на помощь все свое презрение к нему, она сумеет защитить себя. Пусть оставит свою жалость при себе, та ему еще пригодится, когда она даст ему от ворот поворот!

Элиз подняла глаза и вновь посмотрела на Рено. Он шел, согнувшись под тяжестью необъятной ноши, но движения его были полны проворства и силы. Ветер приподнял его набедренную повязку, обнажив бронзовую полоску мускулистого бедра, и в памяти Элиз вновь возникла фигура обнаженного мужчины, стоящего под дождем в ночи.

Она резко отвернулась, отгоняя от себя этот образ, но не могла не вспомнить, с какой осторожностью он прокрался назад в свою постель и как при этом старался не разбудить ее. Она сомневалась, что сможет заснуть в эту ночь, однако усталость взяла свое, и через несколько минут она заснула так глубоко, что не услышала, как кончился дождь, наступил рассвет и как ушел Рено. Она нисколько не сожалела об этом и была уверена, что будет счастлива, если никогда больше не увидит его.

— Пожалуйста, остановитесь! — послышался за ее спиной голос мадам Дусе. — Мне нужно передохнуть.


Рено продолжал идти, внимательно всматриваясь в дорогу и думая о чем-то своем.

— Месье Рено!

Услышав крик пожилой женщины, он мгновенно остановился и, выслушав ее просьбу, объявил, что пора сделать привал. Мужчины тут же опустились на землю, а мадам Дусе поманила Элиз в рощицу вечнозеленого мирта неподалеку от них.

Элиз пошла с мадам Дусе. Через несколько минут они миновали миртовую рощу и отправились дальше, в лес, вздохнув с облегчением оттого, что им удалось хотя бы на несколько минут оторваться от мужчин. Элиз трудно было находиться в обществе почти незнакомых ей людей, а их косые взгляды этим утром и вовсе вывели ее из равновесия. Она отлично знала, о чем они думали. Без сомнения, их интересовало, что же произошло между нею и Шевалье этой ночью, каковы впечатления Элиз и доволен ли платой Рено. Их воображение наверняка рисовало им безумные сцены любви, и каждый был снедаем любопытством на свой манер. Внезапно до нее донесся истошный крик мадам Дусе:

— Индейцы! Боже милостивый, это индейцы!

Женщина выбежала из буковой рощицы, размахивая руками. Ее глаза были широко открыты от ужаса, а рот сведен судорогой. Подбежав к ней, Элиз обняла ее за плечи, а мадам Дусе так вцепилась в нее, что они обе чуть не упали.

— Что случилось? Где индейцы?

— Я видела его, он следил за мной! О, это ужасно! — простонала мадам Дусе.

Элиз быстро оглянулась вокруг, но никого не увидела. К ним уже бежали Паскаль и Генри, требуя объяснить, что произошло. Элиз рассказала им, что слышала от мадам Дусе, бросив взгляд на подошедшего к ним Рено, за которым следовал Сан-Амант на своих костылях.

— Сейчас же вернитесь на тропу. Все, — приказал Рено. — А я пока выясню, в чем дело.

Они подчинились приказу и вернулись на тропу. Опустившись на тюки, оставленные на обочине, все долго сидели молча, прислушиваясь к всхлипываниям мадам Дусе. Несчастная женщина причитала, снова вспомнив о неизвестной судьбе своей дочери Аннетт и внука Чарльза.

— Успокойся, женщина, — проворчал Паскаль. — Ты привлечешь к нам внимание индейцев, и тогда мы погибнем все.

Мадам Дусе продолжала причитать. Элиз, как только могла, старалась успокоить ее, что-то тихо шепча и вытирая ей слезы. Генри, подсев поближе, спросил:

— А вы видели что-нибудь, мадам Лаффонт?

Она покачала головой:

— Нет, но это не значит, что там никого не было.

Паскаль и Сан-Амант обменялись долгим взглядом, а Генри пожал плечами.

— Как им удалось следовать за нами так долго?

— Очевидно, мы оставляем следы, несмотря на все предосторожности Шевалье. Впрочем, это понятно: ведь мы не лесные жители.

— Тогда почему они не атаковали нас, а просто преследовали все это время? — не унимался мальчик.

— Вероятно, из уважения к нашему проводнику, — высказал предположение Сан-Амант.

— Либо потому, что они с ним в сговоре, — произнес Паскаль с усмешкой на губах.

— Что вы имеете в виду? — нахмурилась Элиз.

— Не исключено, что он водит нас за нос, притворяясь проводником для того, чтобы добиться своего. Когда же ему надоест эта игра, он позовет своих друзей либо сам убьет нас. Постарается убить, — добавил Паскаль, воинственно вскидывая мушкет.

— Не говорите глупости! У нас нет ничего такого, что бы представляло для него ценность.

— Так уж и нет? — Теперь в голосе Паскаля звучала явная насмешка, а взгляд его был направлен прямо на Элиз.

Она приподняла бровь.

— Если вы имеете в виду меня, то я вынуждена напомнить вам, что ему было бы гораздо сподручнее сначала расправиться с вами, а потом взять в плен меня.

— Ты что, выгораживаешь его?

— Нет, я просто излагаю свое видение ситуации.

— Он, должно быть, неплохо постарался прошлой ночью, если ему удалось умиротворить даже нашу холодную и неприступную вдовушку.

Элиз пристально посмотрела на торговца:

— Что вы сказали?

— Так тебя все называют, разве ты не знала? Ни одному французу так и не удалось добиться твоего расположения. А теперь ты делишь ложе с полукровкой, и, похоже, он сумел растопить лед твоего безразличия и холодности. Как же ему удалось это сделать?

Послышался легкий шелест, похожий на дуновение ветра, и к ним из-за деревьев вышел Рено. Когда он заговорил, голос его был предельно спокойным:

— Почему бы вам не спросить об этом меня, если уж вам так интересно это узнать, Паскаль?

Встретив ледяной взгляд серых глаз и увидев, что рука Рено лежит на рукоятке ножа у пояса, Паскаль стушевался и смущенно проговорил:

— Меня это не касается.

— Совершенно верно. И я хочу, чтобы вы все запомнили это.

— А что насчет индейца, которого я видела? — нерешительно спросила мадам Дусе.

— Это был тензас, а не начез.

— Но ведь племя тензасов собиралось выступить вместе с людьми Большого Солнца? — заметила Элиз.

— Да, это так. Но то, что начезы выступили раньше назначенного дня, привело тензасов в ярость, и теперь они им не союзники. Воин, которого вы видели, был просто послан на разведку, он не представляет никакой опасности.

— Ты нашел его и говорил с ним? — поинтересовался Сан-Амант.

— Да, мы с ним поговорили, — ответил Рено после недолгой паузы.

Опасность миновала, и все вздохнули с облегчением. И хотя что-то в голосе Рено насторожило Элиз, она быстро позабыла о своей тревоге.

Солнце уже близилось к закату, а они все шли, пересекая ручьи, продираясь через заросли и борясь с роями комаров. Было похоже, индейцы оставили их в покое. Они проходили милю за милей сквозь девственные леса, поросшие огромной высоты кипарисами, дубами в три обхвата и орешником, земля под которым была густо усыпана скорлупками.

Белки, на которых в этих лесах охотились очень редко, были настолько ручными, что резвились прямо у них под ногами. Попадались им и пугливые олени, убегающие глубоко в чащу леса, завидев путников, и опоссумы, которых французы называли лесными крысами, и скунсы, разгребающие листья в поисках гусениц и жучков.

Проходя через рощу диких сливовых деревьев, Элиз наступила на гнилое бревно, и в ногу ей впилась колючка. Она прошила сбоку ее башмак и вышла наружу, но Элиз казалось, что в ступне осталась заноза. Впрочем, ей не хотелось привлекать к себе внимание такой мелочью, тем более просить спутников остановиться.

Элиз вспомнила о колючке, только когда они расположились на ночлег и приготовили ужин. Однако она была настолько уставшей, что не могла заставить себя снять туфлю и осмотреть царапину.

Обхватив обеими руками колени, Элиз сидела у костра и смотрела на пламя. Мадам Дусе рано отправилась спать. Он заползла в свой шалаш, и оттуда еще долго были слышны ее сдавленные рыдания. Генри отправился побродить по окрестностям. Паскаль и Сан-Амант тоже ушли в лес, но быстро вернулись и отправились спать.

В глубине души Элиз надеялась, что Рено куда-нибудь уйдет, как прошлой ночью. Неподалеку от того места, где они расположились, протекал ручей, откуда они брали воду для приготовления пищи и где при желании можно было выкупаться. Котел с водой, приготовленный Элиз для этой цели, стоял рядом. Однако Рено не уходил. Он лежал у костра напротив Элиз, опершись на локоть, и она только тихонько вздыхала, когда взгляд ее падал на их общее укрытие, стоящее в тени дуба, в стороне от остальных шалашей.

Рено ощущал напряженную атмосферу, но не подавал вида. Он наблюдал за Элиз, и его постепенно охватывало возбуждение. Она засучила рукава своего бархатного платья, обнаружив красивые нежные руки, и ему хотелось дотронуться до нее, разгладить морщинку, пролегшую на переносице, провести пальцем по ее мягким губам. Он не мог позволить себе этого и потому просто наблюдал за тем, как меняется выражение ее лица, и прислушивался к звукам вокруг.

На дереве, которое возвышалось над их убежищем, сидел енот, время от времени перебегая с ветки на ветку. Вскоре, когда все вокруг стихнет, он спустится вниз и неуклюже засеменит прочь отсюда. По шороху, доносящемуся из шалаша Генри, Рено понял, что мальчик не спит, беспокойно ворочаясь и, быть может, обдумывая планы, как убить Рено и освободить Элиз. Было ясно, что бедняга Генри страстно влюблен! Рено не собирался оскорблять столь естественные чувства мальчика — это могло только ожесточить его. Но в любом случае следовало быть с ним поосторожнее, поскольку Рено был уверен, что лучше иметь в группе обычного предателя, чем такого вот несмышленыша, одержимого слепой страстью.

Следовало присматривать и за Паскалем. Он тоже был явно неравнодушен к Элиз и только делал вид, будто смирился с тем, что ему пришлось отступиться от нее. Однако Рено был уверен, что уязвленная гордость Паскаля еще даст о себе знать, и решил превозмочь свою антипатию к нему и постараться его понять. Ведь помимо крушения надежды добиться взаимности Элиз он был оскорблен еще и тем, что его свобода куплена ценой ее жертвы. А впрочем, Рено допускал, что переоценивает чувства Паскаля. Вполне вероятно, что он так же туп и эгоцентричен, как покойный комендант, Шепар, и ему просто недоступны угрызения совести. Что же, в таком случае с ним легче будет поладить.

Совершенно другим человеком, по мнению Рено, был Сан-Амант: в нем еще чувствовалось аристократическое происхождение. В Луизиану приезжало много молодых людей — здесь они надеялись заработать состояние, которым затем, по возвращении во Францию, собирались щеголять при дворе. Однако были среди них и такие, которые тайком покидали Европу, скрываясь от правосудия либо от уплаты долга чести. Для них Луизиана по большей части превращалась в тюрьму, а не в убежище. Они представляли особую опасность, так как им нечего было терять.

О мадам Дусе нечего было и говорить — она являлась балластом, мешавшим им двигаться с той скоростью, с которой могли бы, не будь ее с ними. От испытанного шока и горя у нее почти помутился рассудок. Она представляла для всех угрозу, и поэтому за ней тоже следовало присматривать. Рено решил поручить это Генри, что должно было принести двойную пользу: обеспечить защиту мадам Дусе и вселить в мальчика чувство ответственности и собственной значимости.

Рено вновь вернулся мыслями к Элиз, и его лицо озарила улыбка. Она делала над собой героические усилия, чтобы держаться бодро, и Рено знал, что поддержкой в этом ей служат гордость и гнев. Он заметил, как несколько раз в глазах Элиз промелькнула ярость, но для него это было лучше, чем видеть ее страх. Когда он вспоминал, как она дрожала в его объятиях прошлой ночью, ему делалось не по себе, и он всеми силами старался не думать о том, как гнусно, должно быть, обращался с ней этот мерзавец Лаффонт. Но тяжелее всего было думать о том условии, которое поставил ей он сам. Рено пытался убедить себя, что им двигала забота о ней, а не низменные инстинкты и плотские желания, но из этого ничего не выходило.

Бог тому свидетель, как он желал ее! Все в ней пробуждало в нем желание: ее походка, округлость грудей, скрываемая под бархатом платья, густые блестящие волосы с завитками на тонкой изящной шее и даже ее бледные худые коленки и узкая нога, которую он увидел, когда она сняла чулок. Черт возьми, неужели она сама не сознает этого, поднимая свои юбки и обнажая перед ним ногу?!

— Что ты делаешь? — резко спросил Рено.

Элиз подняла голову, вздрогнув от неожиданности.

— Смотрю, не застряла ли в ноге колючка.

— Ты наступила на колючку?

— Она впилась в мою туфлю.

— Дай мне посмотреть. — Он опустился на колено рядом с ней.

— Я справлюсь сама, — поспешно произнесла Элиз, отдергивая ногу.

— Я не сделаю тебе больно.

— Но это пустяк, простая царапина!

— В ноге мог остаться кусочек колючки.

Голос Рено звучал весьма твердо. Элиз смотрела на него в нерешительности, понимая, что если это действительно так, то нога вскоре опухнет и она не сможет идти дальше.

— Хорошо, посмотри, — согласилась она наконец. Рено в молчании рассматривал ее пятку.

— Ну и как?

— Тут какое-то темное пятнышко, это, наверное, колючка. Есть у тебя иголка?

— Нет, — коротко ответила Элиз.

— Я могу извлечь ее острием ножа, — спокойно сказал Рено, не обращая внимания на ее попытку убрать ногу. — Только у меня к тебе есть предложение: я выну колючку из твоей ноги, если ты сделаешь то же для меня.

— Что, и у тебя заноза?

Он протянул ей правую руку, и Элиз увидела торчащую в ладони толстую занозу. Ему и в самом деле трудно было вытащить ее левой рукой.

— Не знаю, смогу ли я…

— Ты испытаешь наслаждение, вытаскивая ее! — улыбнулся Рено.

Элиз решила, что это правда, и нахмурилась, чтобы скрыть улыбку.

— Хорошо, я постараюсь.

Вновь взяв в руки ее ступню, Рено вытащил занозу наточенным острием ножа и приложил к ранке палец, чтобы остановить тонкую струйку крови.

— Вот твоя заноза. Не двигайся, я скоро приду.

Рено скрылся в лесу и вскоре вернулся. Бросив в котел горсть какого-то хвороста, он пояснил:

— Это кора красного дуба. Она остановит кровь и предотвратит заражение.

— Но я приготовила воду, чтобы помыться!

— Неважно, я принесу еще, — сказал он и протянул ей свой нож рукояткой вперед.

Взяв у него нож и сжав левой рукой его пальцы, Элиз на секунду задумалась, как ей лучше вытащить занозу. Куда девались ее гнев и жажда мщения, так необходимые ей в эту минуту?

Элиз принялась за дело и вскоре не без труда вытащила занозу. Из небольшой ранки потекла густая темно-красная кровь, но Рено не двинулся с места и не застонал, хотя Элиз была уверена, что ему больно.

Они промыли свои ранки и перевязали их полосками мягкой кожи. Рено принес воды и ушел к ручью, а Элиз, умывшись, принялась раздумывать, снять ли ей платье или оставаться в нем. Наконец стремление к комфорту взяло верх, и она, расчесав волосы пальцами, заползла в шалаш в одном нижнем белье и моментально уснула.

Рено застал ее крепко спящей посередине их ложа. Стараясь не разбудить ее, он лег рядом и тоже закрыл глаза…

Элиз проснулась на рассвете от удушающей жары. Открыв глаза, она поняла, что лежит в объятиях Рено. Резко отстранившись от него, она увидела, что он тоже не спит.

— Доброе утро, — произнес Рено. Повернувшись на спину, он вытянулся на ложе во весь рост. — Извини, если я перешел немного на твою половину.

Элиз с подозрением посмотрела на него.

— По-моему, пора вставать.

— Еще рано, — ответил Рено.

— Все уже, наверное, проснулись, и нам нужно вставать.

— Но нам еще нужно кое-что выяснить, — сказал он, не повышая голоса.

— Ты имеешь в виду… — Она замолчала, не найдя подходящих слов.

— Кто тебе сказал, что это происходит только по ночам?

— Я не могу, — сказала Элиз решительно. — И нечего так смотреть на меня.

— Я закрою глаза.

Элиз сжала пальцы в кулак.

— Зачем тебе все это? Ведь ты не сможешь получить никакого удовольствия!

— Неужели?

— Конечно. Кроме наслаждения от сознания того, что ты мучаешь меня.

— Это не так, ты ошибаешься.

— Все равно. Я не хочу — и этого достаточно.

— Вспомни, какие могут быть последствия.

— Я не верю, что ты бросишь нас. Кроме того, это уже не имеет значения, ведь мы прошли половину пути и теперь можем выбраться отсюда сами.

— Мы прошли меньше, чем полпути, и худшее еще впереди. А может быть, ты хочешь, чтобы я взял инициативу в свои руки?

Протянув руку, Рено хотел потрогать прядь волос, упавшую ей на грудь. Заметив это движение, Элиз отстранила его руку и отбросила выбившуюся прядь волос назад. Сузив глаза, она произнесла:

— Ты пожалеешь, если заставишь меня сделать это!

— Неужели? — Голос Рено звучал спокойно, но взгляд его серых глаз выражал сомнение.

— Да, можешь в этом не сомневаться.

— Ну что же, если это то, о чем я думаю, то можешь попытаться. Я буду только рад.

Элиз резким движением откинула с его груди одеяло из шкур и хотела впиться в нее ногтями, но не смогла. Вместо этого кончики ее пальцев нежно коснулись его сосков, прошлись по линиям татуировки и по ложбинке, ведущей к горлу, и закончили свой путь на подбородке. Неожиданно ей в голову пришла дерзкая мысль. Она приподнялась на локте и, нагнувшись над Рено так, что ее волосы каскадом рассыпались по его лицу, взяла кончик локона и осторожно и выжидающе провела им по его губам. Видя, что они напряглись, она повторила то же самое, но уже увереннее. Рено не двигался, но она чувствовала, как напряглась его рука, на которую она опиралась. Затем медленно она провела кончиком локона у него под носом, коснулась им сначала одной, потом другой щеки, глаз, бровей, лба.

Элиз хотелось подразнить Рено, и она была разочарована его бесстрастностью. Это, однако, не только не отпугнуло, но, напротив, подхлестнуло ее. Она позволила себе еще большую вольность: начала щекотать волосами его грудь, опускаясь все ниже.

Ей было приятно ощущать под рукой его упругое, крепкое тело. Не совсем сознавая, что делает, Элиз прижалась к нему, коснувшись грудью и бедром его руки. Откуда-то из глубины ее существа поднималась теплая волна наслаждения и радости. Сбросив полностью одеяло, она двинулась дальше и не смогла удержаться от восторга, явственно ощутив реакцию Рено. Его безразличие было простым притворством! Он безумно желал ее, но, дав обещание не трогать, не мог нарушить его.

Элиз поняла: самое худшее, что она может ему сделать, — это уйти. Уйти сейчас, сию минуту, немедленно. Оставить его желание неудовлетворенным. Почему-то ей было трудно решиться на это.

И все-таки она это сделала.

Рено не сразу понял ее намерение, когда она на прощание прошлась волосами по всей длине его тела в последней нежной ласке. А когда понял, было уже поздно. Его взгляд едва успел поймать грациозное движение ее бедер перед тем, как она приподняла край материи, закрывавшей вход, и вышла прочь. Он рванулся было за ней, но огромным усилием воли заставил себя остановиться. Откинувшись на шкуры и обхватив голову руками, Рено повторял про себя одно и то же: «Что я наделал, заключив эту дьявольскую сделку с вдовой Лаффонт?! Что я наделал…»


— Эй, полукровка, ты сбился с пути! — окликнул Рено Паскаль.

То, что они отклонились на север, первым заметил Генри. Какое-то время он молчал, решив, что ошибся. Однако на привале он поделился своими сомнениями с остальными, и когда они все вместе проверили курс по заходящему солнцу, выяснилось, что Рено ведет их прямо на север, тогда как раньше они шли на северо-запад.

— Ты слышишь меня? — повторил Паскаль. Рено ушел далеко вперед, но замедлил шаг, поджидая остальных.

— Да, слышу, — спокойно ответил он.

— Ну и что же?

— Ты ошибаешься.

Его подчеркнутое равнодушие еще больше рассердило Паскаля. Подбоченившись, торговец мрачно уставился на Рено.

— Хотя мы и не очень хорошие ходоки, однако север от юга отличить можем. Ты ведешь нас в глушь лесов.

— Нет, не в глушь. Я веду вас к себе домой.

— К себе домой?! — воскликнул Сан-Амант. — Но, мой друг, мы же условились идти в форт на Красной реке!

— Мы и пойдем туда — позже.

— Да, но мы поняли это по-другому…

— Кто понял? Вы попросили меня проводить вас, и я что-то не припомню, чтобы мне ставили при этом какие-то условия.

— Мы должны попасть в форт, — твердо сказал Сан-Амант. — Люди там не знают о восстании индейцев и о резне. Кое-кто из них, вероятно, лишился родственников. Им нужно рассказать обо всем.

— Пусть их счастливое неведение продлится подольше.

— Но зачем нам этот крюк в пути?

— Мне нужно попасть домой и как следует подготовиться, прежде чем идти в форт.

— Ты не сделаешь этого! — крикнул Паскаль.

— Что же, по-твоему, может мне помешать? — усмехнулся Рено.

Наблюдая за спорящими мужчинами, Элиз испытывала нечто среднее между страхом и гневом. Неужели Рено делает это из-за нее? Может быть, это ответ на ее утверждение, что теперь они сами смогут найти дорогу? Неужели он хочет завести их поглубже в лес, в места, знакомые только индейцам? Но тогда они будут полностью в его власти!

Рено обернулся и насмешливо прищурился, встретившись взглядом с Элиз.

— А что делать нам, пока ты будешь готовиться к дальнейшему пути? — спросил Сан-Амант.

— Делайте что хотите. Можете пойти со мной и быть моими гостями, можете остаться здесь и ждать моего возвращения Можете, наконец, продолжить путь сами, без меня.

Все молчали. Сан-Амант переводил взгляд с Паскаля на Элиз, Паскаль стоял нахмурившись, Элиз пыталась успокоить плачущую мадам Дусе.

Тогда вперед выступил Генри и произнес дрожащим от волнения голосом:

— Шевалье, вы просто мерзавец! Мы вынуждены подчиниться вашим требованиям, иначе мы просто погибнем. Но вы бросаете нам вызов, играя нашими судьбами и душами, и я много отдал бы за возможность расправиться с вами прямо здесь, сейчас!

— Я ничуть не сомневаюсь в этом, но не могу доставить вам подобного удовольствия, — с преувеличенной почтительностью произнес Рено. — Кроме того, на вас лежит забота о бедной мадам Дусе.

Все посмотрели на Элиз, надеясь на ее помощь. Осознав это, она вступила в разговор:

— Месье Рено, может быть, вы пересмотрите свое решение? Ведь если мы задержимся в пути, люди еще долго не смогут узнать правду, и это принесет им ненужные страдания. Кроме того, мы должны как можно скорее предстать перед губернатором Нового Орлеана, чтобы нам компенсировали потерянное имущество.

— Имущество? — с усмешкой спросил Рено.

— Конечно! Ведь мы потеряли все, что имели, лишившись крова и безопасности.

— Ваша безопасность зависит только от вас самих.

Элиз вспыхнула.

— Если вы имеете в виду меня, мое тело… — начала она голосом, полным гнева.

— Нет, — отрезал Рено, сделав энергичный жест рукой.

Элиз нечего было возразить. Она верила ему, но понимала, что дальнейшие уговоры бесполезны.

Прокашлявшись, Сан-Амант предложил:

— Давайте проголосуем.

— Я считаю, что нам нужно идти с месье Шевалье, — сказала Мари Дусе.

Элиз удивленно взглянула на нее: судя по всему, мадам Дусе соображала лучше, чем они думали.

После небольшого замешательства Сан-Амант согласился. Паскаль и Генри хотели идти в форт. Элиз колебалась, не зная, что ей предпринять.

— Последнее слово за вами, мадам Лаффонт.

Элиз посмотрела на Рено и увидела в его серых глазах мрачное торжество победы. Она уже было открыла рот, чтобы ответить, но тут вмешался Паскаль:

— Все это ерунда. У женщин нет права голоса.

— Так же, как и у юноши-подростка. А это значит, что голосовали только двое: вы и Сан-Амант. Значит ли это, что последнее слово за мной? Или все-таки предоставим его леди?

Элиз сначала решила взять сторону Генри и Паскаля, однако, поразмыслив, пришла к выводу, что глупо так рисковать своей жизнью. Лучше позволить Шевалье упиваться победой, чем сгинуть в этой глуши навсегда.

— Ладно, хватит разговоров, — проворчал Паскаль. — Где находится твой дом, Шевалье? Далеко ли он отсюда?

— Если идти так, как вы идете сейчас, то до него еще два, а то и три дня пути.

— Тогда давайте трогаться в путь, и чем скорее, тем лучше.

Рено был недоволен тем, что так и не узнал мнения Элиз. Взвалив на плечи поклажу, он двинулся вперед и вскоре так намного обогнал французов, что встретился с ними только на привале перед заходом солнца. Выйдя на сигнальный огонь костра, они увидели Рено, сидевшего на берегу реки, — в том месте, которое он выбрал для ночлега.

Глава 5

Луна медленно поднималась над горизонтом — огромный желто-оранжевый диск в голубом ореоле. Стояла прохладная ночь, в листве деревьев шелестел легкий ветерок. Вздохнув, Элиз подумала, что скоро наступят холода и грянут морозы, но сейчас еще тянулись последние теплые деньки бабьего лета.

Паскаль ушел спать, мадам Дусе тоже спала. Сан-Амант и Генри сидели у огня, негромко беседуя. Рено вскоре после ужина исчез и так и не возвращался. Элиз не хотелось спать, несмотря на усталость. Греясь у огня, она не участвовала в разговоре мужчин, но слышала, как Сан-Амант в беседе то и дело упоминал Рено, и это почему-то раздражало ее. Генри же смотрел на нее так по-собачьи преданно, что ей становилось не по себе.

Элиз снова вздохнула при мысли о том, как нелегко людям уживаться с себе подобными. Они постоянно кого-то осуждали, ссорились и убивали друг друга. А ведь все могли бы процветать, если бы проявляли к своим собратьям терпимость и миролюбие.

Созданные богом мужчины и женщины греховны, однако у кого-то хватает ума, чтобы понять, что корысть и измена, как в случае с начезами, приводят только к ненависти и мести. Сколько времени пройдет, прежде чем французы снова смогут жить в мире со своими бывшими индейскими союзниками? Разве они не видят, что побежденные всегда стараются взять реванш, развязывая, таким образом, беспрерывную кровавую бойню?

А впрочем, она и сама хороша. Из-за обиды, нанесенной ей в прошлом, она сегодня тоже совершила свою маленькую вендетту по отношению к человеку, отказавшемуся защищаться. Рено, возможно, и заслуживал мщения за то, что заставил ее разделить его ложе. Но, обнаружив ее нежелание вступить с ним в любовные отношения, он проявил столько такта и терпения, что с ее стороны было несправедливо так обижать его. Элиз сознавала, что поступила нечестно по отношению к Рено Шевалье, воспользовавшись своим преимуществом, и теперь испытывала угрызения совести. Ведь он не мог ответить ей тем же, поскольку дал слово, и она верила, что он сдержит его.

Верить… Это слово звучало странно в отношении человека, который требовал ее благосклонности как должного, который заставлял ее каждую ночь ложиться рядом с ним, использовал бессовестный шантаж для того, чтобы покорить ее своей воле. И тем не менее она не могла отрицать, что верит ему. Верит, что он сдержит клятву, не тронет ее и даже в гневе не поднимет на нее руки.

Он избавил ее от страха!

Элиз боялась многого: бури, змей, мышей и других подобных вещей. Но все это было ничто в сравнении с одним-единственным главным страхом: тайным ужасом перед мужчиной, его недюжинной силой и необузданными желаниями. Она боролась с этим страхом, боролась с мужчинами, которые могли относиться к ней подобным образом, однако все было напрасно: он, этот страх, всегда был с ней. И только Рено Шевалье всего несколькими словами и железной волей, управляющей каждым его поступком, помог ей избавиться от этого страха.

Элиз руководствовалась в жизни своим кодексом чести. Она выработала его за те три года, прошедшие со дня смерти мужа, когда ей приходилось самой общаться с мужчинами и вращаться в их обществе. Главным в этом кодексе была честность. Она отмеряла продукцию своей фермы полной мерой и ждала того же взамен. Платила за товар хорошую цену, отказываясь, однако, дать на пиастр больше. Продавала только здоровых животных, и если ей пытались подсунуть больных, нещадно отчитывала обманщиков. Дав обещание, она выполняла его, ожидая того же от других.

В случае с Рено она это обещание не выполнила и поэтому понимала, что ей каким-то образом нужно исправить положение. Это, однако, не означало, что она должна сознаться в своей ошибке. Пожалуй, будет достаточно, если она окажет ему какую-либо услугу — просто так, не объясняя причин.

Решив, что это было бы справедливой компенсацией, Элиз немного приободрилась. Однако где же Рено? Пока она сидела, размышляя, Сан-Амант и Генри погасили костер и ушли спать. Она знала, что Рено перед сном имел обыкновение обходить лагерь; возможно, сейчас он как раз это и делает. А может быть, он пошел к реке, чтобы искупаться…

Элиз встала, разминая затекшие ноги, и огляделась. Их лагерь потонул в лунном свете. Леса, окружавшие его, жили своей тихой жизнью, давая приют вышедшим на ночную охоту животным. Слышались только храп Паскаля и негромкие стенания мадам Дусе.

Внезапно до Элиз донесся всплеск воды. Не задумываясь, она пошла на звук и, выйдя из леса, увидела залитую лунным светом реку. Она текла так медленно, что казалось, вода стоит на месте. Деревья росли по самому краю берега, отбрасывая на воду большие черные тени, и Элиз не сразу заметила Рено. Он плыл быстро и бесшумно, рассекая воду мощными взмахами рук.

Улыбнувшись при мысли, что нашла-таки его, Элиз подошла к краю воды. Она спугнула лягушку, и та с шумом плюхнулась в воду. Рено перевернулся на бок и посмотрел туда, откуда донесся шум. Увидев в тени Элиз, он поднял руку, потом сильными, уверенными движениями стал грести к ней.

— Что-нибудь случилось? — спросил он, подплыв поближе.

— Нет, просто мне было интересно, где ты.

Недалеко от Элиз была косая отмель, по которой животные ходили на водопой. Рено поплыл к ней. Достигнув дна, он встал и пошел по отмели. Его мокрое тело отливало медью при свете луны, превращая Рено из человека в какое-то языческое божество. Далекое, дикое и великолепное в своей наготе.

Он снова был обнаженным! Элиз надеялась, что на нем хотя бы набедренная повязка… Она отвернулась и услышала, как он засмеялся. Украдкой она наблюдала за тем, как он нагнулся, подбирая одежду. Она уже видела его нагим и тем не менее вздохнула с облегчением, когда он облачился в набедренную повязку.

— Тебе не холодно? — спросила она. — Ночь довольно прохладная, а ты мокрый.

— Нет. Я всегда согреваюсь, когда плаваю.

— Мне кажется, что начезы вообще понимают толк в плавании.

— Они, несомненно, делают это лучше напудренных и надушенных французов, облаченных в узкие бархатные платья.

Это было напоминанием о том оскорблении, которое она нанесла ему.

— Я хочу извиниться перед тобой за то, что сказала тогда у коменданта Шепара. Я имела в виду совсем другое… Я знаю, что это неправда, — отрывисто произнесла Элиз.

— Великолепный жест! Я принимаю извинение.


Элиз не понравился его насмешливый тон.

— Ты мне не веришь?

— Мне кажется, ты не совсем прочувствовала то, о чем говоришь.

— Надеюсь, ты не меня имел в виду, когда говорил о бархатной одежде французов? Мне и самой надоело мое платье, но у меня нет выбора.

— Ты ведь можешь одеваться как женщины из племени начезов.

— Нет уж, покорнейше благодарю.

Женщины начезов обматывали куском тканой материи нижнюю часть тела, завязав ее узлом на бедре. Грудь у них оставалась голой. В холода они набрасывали на себя короткую тканую накидку или мех.

— Она подойдет тебе, а главное, облегчит твои движения. Я могу соорудить для тебя этот наряд из того, что мы имеем.

— Ты, должно быть, шутишь.

— Почему бы не расслабиться и сделать так, чтобы тебе было удобно?

Элиз с радостью скинула бы свое платье и больше никогда не надела бы его, но это было невозможно.

— Может быть, наряд ваших женщин и удобен, только я всегда удивлялась, как они, да и мужчины тоже, не замерзают в нем.

— В нем иногда прохладно, — шутливо признался Рено. — Но ведь здесь никогда не бывает по-настоящему холодно. Кроме того, мы купаемся в любую погоду, а это прекрасная закалка.

— Мне кажется, что начезы более неприхотливы в одежде, чем другие племена. Не так ли?

— Да, пожалуй. Это традиция — ведь они пришли сюда с юга.

— Неужели? — рассеянно спросила Элиз, глядя, как вода ручейками стекает с его волос на грудь.

— Начезы не похожи ни на чокто, ни на чикасо. Разница между ними в том, что начезы выше ростом, у них более высокие лбы, но главное — в традициях. Начезы — часть некогда большого племени, жившего на огромных территориях. Существует легенда, что племя начезов пришло сюда с юга, с земель, которые теперь принадлежат Испании. Именно предки начезов строили там знаменитые ритуальные пирамиды. А здесь они появились двести-триста лет тому назад.

Элиз нахмурилась.

— Насколько я помню уроки истории, которые давали нам сестры-монахини, это было, когда путешественник Кортес завоевал ацтеков.

— Совершенно верно. А до этого начезы вели войну с каким-то большим племенем. Когда пришли белые люди — как гласит легенда, они приплыли в деревянных домах, — начезы объединились с ними в борьбе против своего врага. Когда же враг начезов был повержен, а их вожди мертвы, белые люди принялись воевать с самими начезами. Индейцы вынуждены были бежать и наконец осели здесь. Не имея возможности строить свои ритуальные пирамиды из-за отсутствия камня, они стали сооружать курганы. Не знаю, что здесь правда, а что вымысел: древние не оставили ни имен белых людей, ни имен их индейских врагов. Неизвестно даже, почему начезы до сих пор поклоняются солнцу, — ведь этого уже не делает никто по всей долине реки Миссисипи.

— Да, начезы отличаются от других племен, — задумчиво произнесла Элиз. — Обычно у индейцев множество богов, а они поклоняются одному высшему существу, которое у них олицетворяет солнце. Власть у них передается по наследству, онм прослеживают свое родство по женской линии, допуская главенство женщины. Начезы красноречивы, принимают гостей с почестями и очень нежны с детьми. Короче говоря, они более цивилизованны, чем другие племена и даже многие европейцы. И однако они до сих пор хоронят жен и слуг вместе с умершим вождем, мучают и убивают пленных, и если их разозлить, то поднимают восстание и уничтожают сотни людей.

Какое-то время Рено молчал.

— Я вижу, ты изучала жизнь людей моей матери.

— Это и неудивительно: ведь мы живем так близко друг к другу.

— Другие не придают этому значения.

— Мне было интересно. Многим я восхищалась до… дня святого Андрея.

— Начезами можно восхищаться и сейчас, но кто знает, как долго?

— Что ты имеешь в виду?

— Неужели ты сомневаешься в том, что французы возьмут реванш? К ним обязательно присоединятся другие племена, лишенные по ошибке своей части добычи.

— Наверное, так и будет…

Они замолчали. Первым заговорил Рено:

— Если ты хочешь искупаться, я постою на карауле.

— Я не умею плавать.

— В этом нет необходимости. Вода у берега не доходит до шеи.

Элиз очень хотелось освежиться. Дома она принимала ванну не реже двух раз в неделю, а летом и чаще.

— Только ты отвернешься, — наконец произнесла она.

— Как тебе будет угодно.

Сделав несколько шагов в сторону, Рено остановился. Убедившись, что он не смотрит на нее, Элиз стала быстро раздеваться. Побросав верхнюю одежду на ковер из листьев, она в нижнем белье поспешила к реке и окунулась в воду.

— Х-холодно!

— Ничего, привыкнешь.

Элиз показалось, что он смеется над ней, но ей не хотелось оборачиваться, чтобы проверить, так ли это. Сжав зубы, чтобы унять дрожь, она вошла глубже и вскоре обнаружила, что вода, хотя и прохладная, все же теплее воздуха. Погрузившись в нее по плечи, она с наслаждением расслабилась.

— Подожди! — крикнул Рено. — Я забыл дать тебе мыльный корень.

— Мне он не нужен.

— Нужен. Я сейчас принесу его.

Обернувшись, Элиз увидела, как Рено отложил в сторону нож, снял одной рукой набедренную повязку и направился к ней с каким-то предметом в руке.

— Не подходи ко мне!

— Не волнуйся.

Но Элиз волновалась. Она знала, что уязвима в воде больше, чем на суше, что движения ее ограниченны, и она едва одета. А он и вовсе был абсолютно голый.

Элиз попятилась назад, постепенно скрывая под водой грудь, плечи, шею. Однако наступив ногой на гнилое бревно, она споткнулась, потеряла равновесие и ушла под воду. Послышался громкий всплеск, и прежде чем она смогла подняться, крепкая рука Рено обняла ее за талию и подняла наверх.

Вынырнув на поверхность, Элиз судорожно вдохнула воздуха и обнаружила, что прижимается к крепкому телу Рено. Их тела нежно соприкасались друг с другом, и вода помогала им в этом.

По коже Элиз прошла дрожь, вызванная каким-то странным чувством, которое она затруднялась облечь в слова. Разжав губы, Элиз холодно произнесла:

— Благодарю. Можешь отпустить меня.

Как ни странно, он сразу же подчинился.

— Приношу вам свои извинения, мэм.

— По твоей милости я чуть было не утонула!

— Как я мог предполагать, что ты так глубоко зайдешь? Никогда не знаешь заранее, что может случиться.

Рено говорил как-то рассеянно и не смотрел ей в глаза. Вскоре Элиз поняла, куда он смотрит. Она стояла теперь близко к берегу, и видна была ее грудь, облепленная мокрой рубашкой.

Элиз поспешно шагнула назад.

— Тогда мне следует поблагодарить тебя. А где мыльный корень? Ты его потерял?

— Нет. — Он протянул ей на ладони кусочки мыльного корня.

Элиз осторожно взяла их и подняла глаза на Рено. Он стоял, не двигаясь, и тоже смотрел на нее. Казалось, он не собирается идти к берегу. Элиз хотела попросить его уйти, но что-то удержало ее от этого. Она вновь вспомнила о своих угрызениях совести и вдруг почувствовала, что они исчезли, а на смену им пришло какое-то странное ощущение, в котором она пока не могла разобраться.

Рено стоял не шевелясь. Опустив глаза и делая вид, что не замечает его взгляда, Элиз стала намыливать плечи, шею и грудь, наслаждаясь свежим запахом пены. Затем она вымыла голову и только после этого посмотрела на Рено.

Он стоял, с грустью наблюдая за ней. Что-то в его взгляде испугало ее, но она отбросила страх. Ее вдруг осенила одна идея. Повернувшись к Рено, она протянула ему обмылок.

— Не можешь ли ты…

В следующую секунду Элиз испугалась того, что собиралась сделать, осеклась и замолчала. Отдернув руку, она сжала ее в кулак и отвернулась.

— Опять у тебя какие-то дурные мысли? — спросил Рено.

Голос его звучал грубо.

— Я ничего такого…

— Неправда. Ты думала. Или мне можно уже поздравить себя с тем, что я не представляю для тебя опасности как мужчина?

— Я не думаю… Я не думала… — Она запнулась и беспомощным жестом откинула с лица волосы. — Я не думала ничего подобного. Поверь мне. Я просто…

— Ты опять искушаешь меня и зашла слишком далеко. — Мокрая поверхность его груди блестела, ноздри раздувались. — Я польщен тем, что ты чувствуешь себя со мной в безопасности. Но помни одно, Элиз: как бы то ни было, я остаюсь мужчиной. Ты можешь сколько угодно вводить меня в искушение, но никогда не заставляй меня дотрагиваться до тебя, если на самом деле ты этого не хочешь. Никогда!

Луна скрылась за облаком, и Элиз не могла больше видеть лицо Рено.

— Хорошо, я не буду, — ответила она.

— Думаю, это обещание нужно скрепить печатью, — медленно произнес он.

— Что?

— Ты еще не целовала меня. Мне кажется, уже пора это сделать.

— Из-за того, что сейчас произошло?

— Да, отчасти. А также потому, что я этого хочу.

— Но это не входит в нашу сделку!

— Неужели? Что-то не припомню, чтобы это запрещалось.

— Ты невыносим!

— Я жду.

— Но я вся в мыле…

— Это не имеет значения. Но если хочешь, можешь смыть его.

— Ну, спасибо! — презрительно усмехнулась она. — Вы очень добры!

— Я просто терпелив — до поры до времени, конечно.

Элиз решила уступить ему — ведь она была перед ним в долгу, и сейчас самое время отдать его.

Медленно и грациозно она прошла разделяющее их расстояние, подняла руки и обняла Рено за шею. Встав на цыпочки, она прижалась губами к его рту и ощутила наслаждение, наполнившее все ее существо. Это была страсть, которую она так долго в себе подавляла.

Рено положил руку ей на талию, но это продолжалось лишь несколько мгновений. Почувствовав, что он больше не удерживает ее, Элиз посмотрела на него в замешательстве.

— Поторапливайся, — скомандовал Рено. — Я разожгу костер, и ты просушишь волосы.

Элиз хотела ответить, но у нее не нашлось слов. Вместо этого она повернулась и неторопливо направилась к берегу. Странно, но обещанный им костер не соблазнял ее. Рядом с Рено ей не было холодно…

Вскоре начался дождь, который шел всю ночь. Утром они тронулись в путь в тумане, под ливнем. Потом дождь стал моросящим, и казалось, что он никогда не прекратится. Земля была настолько влажной, что хлюпала под ногами.

Впереди показались холмы, еще плохо различимые за высокими деревьями, а группа французов все шла и шла за Рено, уже не выражая недовольства и ни о чем не спрашивая.

Наступили сумерки, а потом и ночь; дождь наконец прекратился, и они вышли на просеку, рядом с которой протекал ручей с холодной и чистой водой. На берегу ручья лежало множество глиняных горшков, большинство из которых были побиты.

Попробовав воду, Генри сразу выплюнул ее — она оказалась очень соленой. Рено объяснил, что здесь индейцы добывают соль. Это была нейтральная земля, доступная всем, и они могли, не боясь, останавиться здесь на ночлег.

На этот раз не ставили шатров — было прохладно, и комары исчезли. Элиз ушла спать рано, но не могла уснуть. Она лежала, положив голову на руку, и смотрела туда, где у огня сидел в одиночестве Рено. Уже третью ночь она спала одна. Тогда, после купания в реке, он не пришел в их шалаш. Может быть, посчитал, что поцелуя Элиз достаточно, а возможно, устал от ее отказов… В любом случае это не имело значения. Элиз, по крайней мере, могла расслабиться и не думать, о чем Рено попросит ее в следующий раз. Конечно, ей было теплее, когда он был рядом, ведь становилось уже по-настоящему холодно. В сумерках они видели в небе огромные стаи уток и гусей, летящих на юг и издающих иногда тоскливые крики.

Они тронулись в путь с первыми яркими лучами солнца. Рено шел впереди торопливым энергичным шагом, чтобы наверстать упущенное во время дождя. Элиз чувствовала, что долго, однако, им такого темпа не выдержать. Она все сильнее отставала, за ней, тяжело дыша, едва поспевала мадам Дусе.

Элиз уже хотела позвать Рено, но передумала. Если он в плохом настроении, то вряд ли прислушается к ней. И она ускорила шаг.

Теперь Элиз уже почти бежала. Перед глазами у нее стояли красные круги, сердце тяжело билось в груди. Запнувшись о какую-то корягу, она упала на одно колено, но поднялась и продолжила путь, одержимая одним желанием: догнать Рено и попросить его сделать привал.

Вдруг он сам резко остановился. Поравнявшись с ним, Элиз увидела, что он смотрит куда-то вперед.

— Что там? — спросила она.

— Посмотри туда.

Она посмотрела, куда он указывал, и увидела дом, вернее — двухэтажный особняк. Вокруг него росли деревья, а к парадной двери вела дубовая аллея.

Эта открывшаяся посреди бесконечного леса картина была столь неожиданной, что Элиз рассмеялась.

— Но где мы?

— Дома, — ответил Рено.

Глава 6

— Вам нравится, мадам Лаффонт?

Элиз еще раз повернулась перед высоким зеркалом на ножках в раме из золоченых листьев. Ее волосы были собраны высоко на затылке и спадали на плечи мягкими локонами. Атласное голубое платье с глубоким вырезом, рукавами чуть ниже локтя и пышной юбкой с небольшим шлейфом казалось воздушным из-за газовых рюшей. Ее талия стала тоньше, что неудивительно, если вспомнить пережитое за прошедшую неделю, а кроме того, на ней был корсет. Платье поддерживала нижняя юбка из кремового атласа, нашитого на конский волос.

Приподняв юбки, Элиз еще раз рассмотрела вышитые золотом туфельки на маленьких изящных каблучках. Туфельки оказались великоваты, но, поскольку они были без задников, это не имело большого значения. Кроме того, ранка на ступне, откуда Рено вытащил колючку, еще не совсем зажила, и в просторной обуви было удобнее. Главное — платье сидело отлично.

Подхватив двумя пальцами плотную, тяжелую атласную юбку, Элиз подумала, что никогда не носила вещи такого отменного качества. Ее отец не был богат, и Элиз всегда старалась приобретать практичную одежду — особенно после того, как в доме появилась его вторая жена. Винсент Лаффонт гордился молодой женой и следил за тем, чтобы она хорошо одевалась, но не считал нужным тратиться на вещи первоклассные. А платье, которое было на Элиз сейчас, не погнушалась бы надеть и придворная дама.

— Как же оно может не нравиться? — ответила Элиз экономке, которая стояла за ее спиной. — Хотя я все еще не уверена, что мне следует принимать такие дорогие подарки. И я не понимаю, как Ре… месье Шевалье смог достать все это так быстро.

— Он расскажет вам, я уверена, — проговорила экономка, которую звали Маделейн и которая еще накануне сообщила Элиз, что приходится Рено кузиной. Слова ее прозвучали вежливо, но прохладно. — Подождите, пожалуйста, в гостиной — она вон за той дверью.

Все казалось таким необычным: и этот раскошный туалет, и властная француженка неопределенного возраста, тощая, как жердь, и уют богатого дома. Элиз еще не привыкла ко всему этому, хотя пробыла в доме у Рено уже два дня и ночь. Первые сутки она, измученная, как и все остальные, проспала. Было уже позднее утро, когда она проснулась в этой комнате с полом из кипариса, покрытым толстыми пушистыми коврами. Стены были оклеены кремовыми обоями, а розовые шелковые шторы с кисточками раздвинуты. Ей нравилось все: элегантная кровать и шкафчик из резного дерева, туалетный столик и зеркало, а особенно — каминный канделябр из хрусталя с позолотой.

Элиз позавтракала в постели, наслаждаясь густым сладким шоколадом с круассанами. Затем была горячая ванна с настоящим душистым мылом из Парижа, а после этого ее ждал главный сюрприз — три платья и смена белья, принесенные Маделейн. С тех пор все ее время было занято примерками, втиранием ароматных кремов, сушкой, расчесыванием, укладыванием волос.

Родственница Рено, к сожалению, была не слишком приветлива — казалось, за ее вежливостью скрывается неодобрение. Похоже, она полагала, что Элиз покушается на чужие права и являет собой какую-то опасность для ее кузена. Маделейн говорила о Рено с благоговением и всячески оберегала его. Перспектива выступить в роли соблазнительницы могла бы вызвать раздражение, если бы Элиз не знала, что ее пребывание в доме Шевалье будет кратковременным. Поэтому ее просто забавляла мысль о том, что Рено нуждается в защите от кого-либо.

Дом был построен основательно — искусно отштукатуренные бревна фасада выглядели как белый мрамор, широкая лестница вела в главные покои на втором этаже. Парадный вход находился в глубине террасы с колоннами, образующими псевдоитальянские арки и колонны лоджии.

Комнаты в доме были большими, хорошо спланированными; каждая из них выходила в громадную гостиную, разделявшую весь дом надвое. Обстановка отличалась той классической красотой, которая свидетельствует о вкусе и богатстве. Хрустальная люстра, обрамленное золотыми листьями зеркало, обитые бархатом диван и стулья, а также дорогие гобелены на стенах придавали гостиной нарядный вид.

Когда Элиз вошла в гостиную, там никого не было. Она прошлась по комнате, наслаждаясь мягким шуршанием своих юбок, останавливаясь время от времени, чтобы рассмотреть гобелены с идиллическими сценами из сельской жизни. Повсюду горели свечи из миртового воска — в люстре, в канделябре на камине в дальнем конце комнаты рядом с богато украшенными часами из золоченой бронзы и в канделябре на узком столике у задних окон. Однако, подойдя поближе, Элиз увидела, что это совсем не столик, а фламандские клавикорды.

Перед клавикордами стоял маленький стульчик. Элиз выдвинула его и села. В свое время ее учили основам игры, и она знала несколько простеньких произведений. Когда она была совсем еще ребенком, ей очень нравилось извлекать музыку из инструмента. Подняв крышку, она медленно, непослушными пальцами начала подбирать мелодию.

Рено услышал музыку, еще не войдя в комнату. Его взгляд тотчас упал на живописную картину у окна. Отблеск свечей запутался в золотом сиянии волос Элиз, свет мерцал на ее щеках, касался мягких изгибов губ. Ее руки являли собой образец грации, а вздымавшиеся вокруг юбки превратились в переливающееся море.

Элиз была восхитительно красива. Рено ощутил жгучую потребность защитить ее, уберечь от страданий, окружить радостью. Но ее гордость и неприступная стена бдительности, которой она оградила себя, не позволяли ему сделать этого. Рено испытывал одновременно и уважение, и раздражение. Что за магией обладала эта женщина, делавшей ее и в парадном платье не менее желанной, чем тогда, когда она скрывалась всего лишь за тонкой пеленой мыльной пены? Он чувствовал, что в ее характере существуют такие грани, на познание которых могут уйти годы, а какие-то так и останутся нераскрытыми. Она уже начинала терзать его, ему снились ее нежные прикосновения и наполненные страхом глаза. Это было опасно — ведь скоро, всего через несколько дней, он должен будет отпустить ее…

Рено решительно направился к ней. Элиз перестала играть и подняла на него глаза, но не узнала. Она поднялась, расправила юбки и, изобразив вежливую улыбку, обернулась к приближавшемуся человеку.

Он был одет в шитый серебром бледно-голубой атласный камзол до колен и темно-синие бриджи. На ногах — серые чулки и украшенные серебряными пряжками туфли на высоких каблуках, которые придавали ему исключительную статность. Белизна его пышного парика, локонами ниспадавшего на плечи, прекрасно оттеняла смуглость лица. На кружевном жабо у ворота красовался крупный бриллиант, в руках была серебряная табакерка.

— Доброе утро, мадам Лаффонт. — Склонив голову в поклоне, преисполненном почтительности и изящества, он коснулся губами ее руки.

— Боюсь, сэр, у вас есть преимущество… — начала Элиз и запнулась: — Рено?!

Он выпрямился, его серые глаза искрились смехом.

— Ты, кажется, удивлена? А вот я узнал бы тебя в любом наряде.

— Ты безумно изменился, — не очень тактично, но откровенно сказала она. — Это поразительно!

— Надеюсь, однако, что в лучшую сторону?

Элиз уже открыла рот, чтобы согласиться, но неожиданно заколебалась. Конечно, он был великолепен в костюме придворного; потрясающее впечатление производили его широкие плечи, на которых так хорошо сидел камзол, и стройные сильные ноги в плотно облегавших, как требовала мода, бриджах. Однако его слова, такие любезные и ничего не значащие, звучали непривычно и как-то принижали его в ее глазах.

— Я не уверена.

— Что же теперь тебе не нравится?

Он открыл табакерку и взял щепотку табака. Вопрос прозвучал как-то жалобно, но взгляд остался твердым и проницательным.

— Пожалуй, предпочитаю твои собственные волосы, даже в перьях, — неуверенно проговорила она.

— Ну, так ты их получишь.

Он резко повернулся, будто намереваясь тотчас уйти и снять парик, но Элиз схватила его за рукав:

— Нет-нет! Ты… ты выглядишь как настоящий кавалер, очень привлекательный. Просто я очень удивилась.

Рено отложил табакерку и достал из рукава носовой платок, чтобы вытереть пальцы.

— Так я очень привлекателен, да? — усмехнулся он.

— Ты это прекрасно знаешь.

— Но я не знал, что ты это заметила.

Элиз вопросительно взглянула на него:

— Это что, новый способ обольщения?

— Совсем нет. Его уже несколько лет практикуют при дворе.

— Мне он не нравится.

Рено развел руками:

— Тебе не нравились мои грубые приставания, теперь ты возражаешь против самого изысканного обращения. Тебе не угодишь!

— Совершенно верно. И не надо стараться.

— Отчего же? Скажи, что я сделал не так, и я все исправлю.

Что он сделал не так? Ну, уж этого она ему ни за что не скажет! Ее неудовольствие было вызвано почти неосознанным желанием расстегнуть его жилет, снять кружевную рубашку и посмотреть, по-прежнему ли грудь его разрисована варварскими татуировками.

Отвернувшись от света, чтобы скрыть выступивший на щеках румянец, Элиз сказала:

— Все в порядке. Просто я не ожидала увидеть ничего подобного. Позволь сказать, что у тебя очень красивый дом, и я очень признательна тебе за заботу.

— Опять лесть? Ты меня испортишь!

— Нет, я говорю искренне. Ты создал настоящее чудо в пустыне. Расскажи мне, как тебе это удалось. Но сначала я хотела бы знать, откуда здесь такая прекрасная одежда и прочие женские принадлежности?

— В этом нет никакой тайны, — сказал он, подводя ее за руку к дивану. — Все оставила моя последняя гостья.

— Как мне повезло, что у нас с ней почти одинаковый размер!

— Да, действительно, — Рено произнес это с нарочитой небрежностью, и Элиз искоса взглянула на него. — По счастливой случайности с ней была горничная, пожилая женщина, которая носила тот же размер, что и мадам Дусе. Боюсь, правда, одежда, оставленная ею, не сравнится с той, что на тебе, — она выдержана в мрачных тонах. Однако, поскольку мадам в трауре, может, она не станет возражать.

— Но почему эти две леди оставили такие чудесные вещи? В Луизиане такие платья редкость, и не думаю, что они оставили их по собственному желанию.

Элиз знала, что одежда здесь ценилась очень высоко. Ее практически никогда не выбрасывали; даже вышедшая из моды, она являлась частью наследства. Учитывалось все до последнего носового платка.

Рено быстро взглянул на Элиз, но она неотрывно смотрела на мраморную фигурку на столике у дивана.

— Ты права, они не нарочно оставили здесь свои платья. Эти женщины умерли от лихорадки.

— Обе? — с нескрываемым изумлением спросила Элиз.

— Обе. Они болели недолго. Уверяю тебя, опасности заразиться нет.

— Ты меня успокоил. — Он лгал, и Элиз знала это, но не понимала, к чему все эти загадки. Она решила копнуть глубже и спросила: — У тебя часто бывают гости?

— Нечасто.

— Значит, изредка бывают? И среди них — женщины?

— Иногда жены сопровождают своих мужей.

— Какие же они смелые, если отваживаются забираться в такую глушь!

— Ты так говоришь, — заметил он, — будто не веришь мне.

— Разве?

— Если ты полагаешь, что женщина, оставившая это платье, была кокоткой, которая прибыла сюда, чтобы скрасить мою скуку, ты ошибаешься.

Элиз заинтересованно посмотрела на него.

— Надо же, вот об этом я не подумала! Разве подобная женщина рискнет отправиться в такую даль? Боюсь, что нет, если только не получит щедрого вознаграждения.

В его глазах на мгновение вспыхнула и тут же погасла искорка веселья и таинственности.

— Ты считаешь, что просто пообщаться со мной в конце путешествия было бы недостаточно?

— Сомневаюсь.

— Могла бы по крайней мере притвориться, что не исключаешь этого!

— Я имела в виду только то, — любезно пояснила она, — что кокотка рассчитывала бы на денежное вознаграждение — кроме всего прочего.

В этот момент открылась дверь и вошел Паскаль. С грохотом захлопнув дверь, он большими шагами направился в глубину комнаты, но внезапно остановился, заметив Рено и Элиз. По-видимому, он не в первый раз видел хозяина, одетого как фразцузский аристократ, так как сразу узнал его. Он неуклюже поклонился Элиз, взял предложенный Рено бокал с вином и принялся бродить по комнате.

Очевидно, никто предусмотрительно не умер, чтобы обеспечить Паскаля свежей одеждой, поскольку на нем был камзол Рено, о чем свидетельствовали слишком длинные рукава. Его собственный жилет и бриджи, хоть и были вычищены, являли собой жалкое зрелище в сравнении с роскошным бархатом камзола и новыми чулками, обтягивающими ноги.

Элиз не прислушивалась к разговору, который завязался между торговцем и Рено. Ей было досадно, что обсуждение возможных посетительниц Рено отвлекло ее от выяснения вопроса о происхождении одежды.

Но зачем Рено так старался отвлечь ее, если эта одежда, как он говорит, не принадлежала его содержанке? Или он посеял сомнения на этот счет, чтобы скрыть правду? Мысль эта Элиз не понравилась. Конечно, ее не касается, даже если здесь перебывали десятки женщин, но и ввести себя в заблуждение она не позволит. Ах, как бы ей хотелось сорвать с себя это платье и швырнуть ему в лицо! Но такое зрелище может доставить ему слишком большое удовольствие. Элиз пришлось ограничиться негодующим взглядом, в ответ на который Рено лишь насмешливо приподнял бровь.

Обед показался Элиз роскошным — особенно по сравнению с тем, чем они питались в пути. Стол был накрыт камчатной скатертью, сервирован тяжелым серебром, фарфором, хрусталем. Гостей обслуживал лакей в ладно пригнанной ливрее, обязанностью которого было предложить сочное мясо и душистый соус, наполнить бокалы, смахнуть крошки и, если нужно, подлить гвоздичной воды в чаши для омовения рук.

Мари Дусе сидела очень прямо, щеки ее горели от возбуждения. Это была ее стихия — светское общество, — и даже мрачное серое платье с черными оборками и тяжелые воспоминания не могли помешать ей наслаждаться. Наблюдая за ней, Элиз надеялась, что здесь, вдали от всего, что напоминало ей об утрате, эта женщина сможет снова обрести душевный покой. Она не была сильной личностью, а горе и трудности почти расстроили ее рассудок.

Генри посадили рядом с мадам Дусе. Какой у него был благородный вид! Волосы перевязаны сзади черной лентой, на плечах вышедший из моды, но изящный камзол — наверное, один из тех, что Рено носил в детстве. Встретившись с Элиз глазами, Генри улыбнулся. Взгляд его был полон восхищения.

Похоже, теплая постель и хорошая еда на всех подействовали благотворно. На другом конце стола, справа от кузины Рено Маделейн, расположился Сан-Амант, потягивая вино и щурясь от удовольствия. Во время небольшой паузы перед десертом он обратился к хозяину дома:

— Замечательный обед, милорд! Поздравляю, у вас хороший повар.

Рено склонил голову:

— Обязательно передам ему ваши комплименты. Он достался мне от одного плантатора в Индиане, где привык к более требовательным вкусам, чем мой. Ему будет приятно, что вам понравилось.

— Вы слишком скромны, — возразил Сан-Амант. — Как любой человек, повар не станет особенно стараться, если не уверен, что его усилия оценят.

Рено ничего не ответил, только пожал плечами.

— И вообще ваше гостеприимство просто поразительно, — продолжал Сан-Амант. — Я знаю, что выражу чувства всех нас, сказав, что мы вам очень признательны.

— Я буду вознагражден, если ваше невольное пребывание в моем доме доставит вам удовольствие. Я распорядился сделать необходимые приготовления для охоты, если это вас привлекает. Здесь вокруг полно оленей и медведей. А может быть, вы предпочитаете порыбачить? Если же вам уже надоел лес, к вашим услугам карты, шахматы и моя библиотека.

— Чего еще мы можем желать? — довольно сухо заметил Сан-Амант. — Единственное, что мне хочется знать, — это когда мы отсюда уедем.

— Резонный вопрос. Мне хотелось бы дать вам точный ответ, но это невозможно. Дело в том, что я жду гостя. Он может приехать завтра, а может — через неделю. После того как он посетит меня, мы отправимся в форт.

— Простите, месье, что прерываю вас, — сказала мадам Дусе, — этот гость индеец?

Рено обернулся к ней:

— Простите, мадам?

— Он индеец? Я… я спрашиваю, потому что… О, я знаю, это звучит странно, но сегодня утром я проснулась очень рано и подошла к окну. Вы знаете, окна моей комнаты выходят на задний двор, и когда я стояла там, мне показалось, я видела, как на кухню прошел индейский воин. На нем был плащ, похожий на ваш, месье, и хоть я и не уверена, по-моему, он из племени начезов.

Наступила тишина. Нахмурившись, Рено взглянул на кузину. Остальные не смотрели друг на друга. Все вспомнили, как недавно мадам Дусе сделала такое же заявление, но тогда никто никакого индейца не видел. Сложилось впечатление, будто Рено согласился тогда, что индеец действительно был, и назвал его тензасом, чтобы успокоить старую женщину, облегчить ее душу. Конечно, неудивительно, что мысли мадам Дусе были заняты индейцами, и все же они чувствовали себя неловко.


— Один из охранников, наверное, — небрежно сказала Маделейн.

Лицо Рено разгладилось, и он устало осмотрел сидевших за столом.

— Конечно, хотя, может быть, называть так людей, которых вы здесь видите, неправильно. Это разношерстная публика — охотники, торговцы. Некоторые из них полукровки, как я, другие живут среди индейцев так давно, что сами одичали. Они приходят и уходят в любое время, но они же обеспечивают защиту Маделейн в мое отсутствие и пресекают побеги рабочих-африканцев.

— Вы меня успокоили, — вздохнула мадам Дусе.

— Если хотите, я познакомлю вас с моим другом, с которым я должен встретиться. Какое-то время он жил здесь со мной, но теперь большей частью отсутствует по своим торговым делам.

— Он тоже наполовину индеец? — В глазах старой женщины снова появился страх. Рено успокаивающе улыбнулся:

— Он родился во Франции, но рано осиротел и с детства живет с начезами. Мы с ним росли вместе, но он ушел из племени, когда достиг совершеннолетия.

Мадам Дусе удовлетворенно кивнула, а Сан-Амант, выждав приличествующую паузу, вернулся к своему вопросу:

— Как, по-вашему, сколько времени займет у нас переход до форта? Я пытался высчитать сам, и хотя, признаюсь, в счете я не силен, у меня такое чувство, что мы не так уж далеко от форта Сан-Жан-Баптист.

Рено нахмурился:

— Тропы индейцев обманчивы. Путь весьма дальний.

— Да, — проворчал Паскаль. От выпитого вина его голос звучал воинственно. — Но насколько дальний?

Сан-Амант взглядом заставил торговца замолчать.

— Насколько я понимаю, форт Сан-Жан-Баптист — ближайшее к вам французское поселение. Должно быть, именно там вы получали и разгружали обстановку для этого дома, когда она прибыла по реке из Нового Орлеана?

— Вынужден вас разочаровать. Бревна для дома пилили и рубили на месте. Из Нового Орлеана я выписал самых лучших ремесленников, искусных в плотницком деле и изготовлении мебели. А многое было сделано моими людьми.

— Вы меня поражаете, — вежливо сказал Сан-Амант. — Но, наверное, было много возов с дорогими товарами и пришлось проложить дорогу к форту?

— Вьючные обозы — да, но никаких возов, и поэтому — никакой дороги, — отрезал Рено, а потом с улыбкой добавил: — Для того, чтобы проложить в этих местах дорогу, потребовалось бы не меньше усилий, чем для того, чтобы построить дом.

Элиз заметила, как Маделейн подняла голову и на несколько мгновений впилась взглядом в Рено, потом снова склонилась над тарелкой. Но Элиз не придала большого значения этой немой сцене, так как поняла, куда клонит Сан-Амант. Ведь если дорога есть, хоть и узкая, по ней можно пройти. Они смогли бы отказаться от услуг своего проводника и хозяина. Перспектива была слишком заманчивой, чтобы отмахнуться от нее.

Она подалась вперед:

— Даже клавикорды прибыли на лошади?

— Их на специальном приспособлении тащил испанский мул, — невозмутимо ответил Рено. — Вы ведь знаете, что менее чем в тридцати милях от форта Сан-Жан-Баптист находится испанская миссия Лос-Эдес? Это был подарок судьбы, поскольку у испанцев гораздо больше лошадей и мулов, и я смог купить у них все, что мне нужно было, — по дорогой цене, конечно. Между французскими и испанскими гарнизонами идет оживленная торговля — ведь до правительственных центров отсюда далеко.

— Контрабанда… — негромко проговорила Элиз, думая об участии Винсента в такой торговле, запрещенной французским правительством.

— Это проблема выживания, — заметил Рено.

Элиз откинулась на спинку стула, передавая инициативу Сан-Аманту. В конце концов, какой смысл Рено скрывать от них существование дороги? Несмотря на то что он пытался спасти их жизнь, и Сан-Амант, и Паскаль вряд ли были близки ему по духу. А сделка с ней только испытывала его терпение, доставляя больше неприятностей, чем облегчения. Если у него действительно дела в форте, он мог спокойно съездить туда и обратно за то время, которое должен будет затратить, чтобы сопроводить их. По всей вероятности, Рено хотел отделаться от них не меньше, чем они уйти, но его понятия о гостеприимстве, усвоенные у начезов и в отцовской семье, не позволяли ему сказать об этом.

Плохое настроение, овладевшее Элиз к концу обеда, не проходило. Сыграв несколько скучных партий в карты с Рено, Маделейн, Сан-Амантом и мадам Дусе, она извинилась и, оставив их продолжать игру, снова направилась к клавикордам. Генри удалился в библиотеку, Паскаль, вернувшись с короткой прогулки, плюхнулся на диван, взял у слуги рюмку ликера и сидел, угрюмо уставившись на игроков.

Элиз, пробуя пальцами клавиши, посмотрела на Паскаля, затем на Рено. Контраст между грубым, неуклюжим торговцем и одетым в шелка аристократом, непринужденно сидевшим у карточного столика, был разительный. При сравнении с Шевалье даже Сан-Аманту, казалось, недоставало утонченности и мужественности. Рено отличали особая элегантность, отсутствие жеманства и острый ум. Как странно, что ему одинаково легко выступать то в роли дикаря, то в роли дворянина. Еще недавно ей казалось, что она начинает понимать его, теперь же ее снова одолевали сомнения. Да и как можно доверять человеку, способному так меняться?

«У меня нет своих людей». Рено сказал это, когда они добирались сюда. Действительно ли он имел в виду то, что сказал? Действительно ли он был так же мало предан народу своего отца, как и народу своей матери? Если это так, то это означает, что даже он не знает, какая маска у него настоящая. А если он не знает, то как же разобраться ей?

Мысли Элиз были неожиданно прерваны появлением рядом Паскаля. Растягивая слова, слегка заплетающимся языком он грубо сказал:

— Что это ты, как разомлевшая кошка, глаз не сводишь со своего проклятого полукровки?

— Не будь смешным!

Паскаль был пьян и говорил громко. Элиз украдкой оглянулась, чтобы удостовериться, что игравшие в карты ничего не слышали.

— Это ты смешна! Теперь я понимаю, почему никто не сумел растопить ледяную вдову. Именно это тебе и нужно было — чтобы тебя принудили уступить!

— Ты оскорбляешь меня. — Она встала, намереваясь уйти. — Я буду ждать извинений, когда ты протрезвеешь.

Жесткими влажными пальцами он схватил ее за локоть.

— Если уж ты начала таять, может, я до конца растоплю тебя? Через час я приду в твою комнату.

Элиз почувствовала нарастающую волну уже знакомого отвращения и попыталась вырваться, но не смогла.

— Приходи, — свистящим шепотом выдохнула она, — и я тебя убью.

— Держу пари, ты окажешь мне более сердечный прием, когда окажешься подо мной! — Рывком приблизив ее к себе, Паскаль еще больнее сжал ее руку.

— Ты проиграешь, — прозвучал твердый голос за их спинами.

Рено схватил Паскаля за запястье и резко оторвал его от Элиз. Наклонившись, он поднял руку — и в следующее мгновение торговец оказался на полу.

Приподнявшись на локтях, Паскаль потряс головой и, запинаясь, прохрипел:

— Это что за индейский прием?

— Бросок борца. Продемонстрировать еще раз?

Паскаль злобно взглянул на Рено, но дал понять, что в этом нет необходимости.

— Вам придется извиниться за свое поведение перед мадам Лаффонт.

Поджав толстые губы, Паскаль дерзко смотрел на Рено, но, по-видимому, что-то в выражении его лица вынудило торговца отвести взгляд и пробормотать извинения.

Рено уверенным жестом взял ее под руку и обернулся к гостям:

— Друзья, вечер закончился.

Когда он уводил ее, в гостиной стояла тишина. Никто не двинулся с места, только Маделейн засеменила за ними. Рено толкнул дверь спальни Элиз и пропустил ее вперед. Его кузина вошла следом, закрыла дверь и остановилась, с тревогой глядя на бледную Элиз.

— Коньяку, — обратился Рено к женщине.

Когда она выскользнула из комнаты, он повернул Элиз к себе и негромко чертыхнулся, увидев выражение ее глаз. Он сделал неловкое движение, будто бы намереваясь обнять ее, но понял, что не сможет. Отрывисто, но спокойно он сказал:

— Обопрись на меня.

Казалось, Элиз не дышала с того мгновения, как Паскаль прикоснулся к ней. Она услышала слова Рено с чувством безграничного облегчения. Продев руки под камзол, Элиз крепко обняла его и опустила голову на парчовый жилет. Закрыв глаза, она наконец выдохнула и почувствовала, как Рено прижался щекой к ее волосам, нежно коснулся пальцами спины, а потом положил руку ей на талию. Так они и стояли, пока не вернулась Маделейн.

Убедившись, что Элиз приняла успокоительное средство, Рено ушел, а его кузина принялась суетиться, расстилая постель, выкладывая ночную сорочку. Наконец она подошла, взяла у Элиз пустую рюмку и со знанием дела решительно расстегнула ее платье.

Коньяк подействовал. У Элиз, казалось, не осталось собственной воли — она послушно села, чтобы с нее сняли чулки и туфли, встала, чтобы на нее надели ночную сорочку, снова села перед туалетным столиком, чтобы ей расчесали волосы.

Когда кузина Рено начала водить расческой по ее длинным, цвета меди, волосам, в голову Элиз неожиданно пришла одна мысль. Она заговорила, даже не обдумав ее:

— Скажите, а женщины, которых месье приводит в дом, долго здесь остаются?

— Женщины, мадам Лаффонт?

— Женщины определенного сорта.

— Не понимаю вас. На моей памяти здесь побывало несколько женщин, но они были женами чиновников и приезжали со своими мужьями. Временами сюда по пути заглядывает курьер, и с ним может быть его жена-индианка, но они не останавливаются в доме, так как непривычны к такой обстановке.

Элиз постаралась сдержать улыбку, когда услышала, с какой гордостью говорила Маделейн.

— Но та госпожа, чье платье было на мне, кто она?

— О ком вы говорите, дорогая?

— О госпоже, которая умерла.

— Ах, вот что… — медленно кивнула Маделейн. — Рено, наверное, все вам рассказал об этом. Мне нечего добавить.

Элиз поняла, что кузину попросили не болтать. Если это так, нет смысла терзать ее. Да и возможности больше не представилось, так как открылась дверь и вошел Рено.

Маделейн в последний раз провела щеткой по густым, блестящим волосам, рассыпавшимся по плечам Элиз, пожелала ей спокойной ночи и ушла. Рено на ходу стянул с головы и бросил на туалетный столик парик и встал у нее за спиной. Он наблюдал за ней в зеркало, переводя взгляд с волос на низкий вырез белой батистовой рубашки.

— Восхитительно, — негромко проговорил он. Элиз проигнорировала его реплику.

— Ты будешь спать здесь?

— Разумеется. Разве ты забыла наш договор?

— Нет, но ты ни разу не воспользовался им со дня нашего прибытия сюда.

— Что свидетельствует о моем достойном похвалы терпении. Тебя это беспокоило?

— Ничуть. Я просто подумала, не изменились ли правила игры.

— Нет.

Улыбаясь ее отражению в зеркале, Рено снял камзол и повесил его на спинку стула. Когда он выпрямился и начал расстегивать жилет, Элиз поймала себя на том, что не сможет отвести глаз до тех пор, пока он не снимет этот жилет и белоснежную полотняную рубашку. Встретив в зеркале его насмешливый взгляд, она смутилась и переключила внимание на его руки. Рено вытащил рубашку из бриджей, а затем одним плавным движением снял ее через голову. Серо-черные линии татуировки были на месте, все так же волнами расходились по его груди. Не задумываясь о том, что делает, Элиз повернулась в кресле и, протянув руку, прикоснулась к ним, проведя пальцем по рисунку. Рено затаил дыхание, ощутив это прикосновение, — первое, подаренное ею по собственному желанию. Он стоял не шевелясь, только глаза его стали темнее ночи. Затем медленно, чтобы не спугнуть ее, он опустился на одно колено у кресла. Сильная темная рука легла на ее пальцы, прижав их к груди.

— Если бы я не был связан клятвой, — глухо заговорил Рено, — я бы обернул руку диким шелком твоих волос и привлек бы тебя к себе, прижал бы к своей груди, чтобы услышать биение твоего сердца. Я бы поцеловал тебя и не отпускал до тех пор, пока твои губы не открылись бы навстречу мне. Я поцеловал бы твой лоб, глаза, нежные щеки и ту соблазнительную ямочку за ухом.

— Пожалуйста! — прошептала Элиз, и горячая волна залила ее щеки. Ей казалось, что каждое его слово — это ласка, которую она чувствовала всей своей кожей. Слова словно бы просачивались в нее и вызывали странную слабость, не позволявшую шевельнуться.

— Я взял бы твои груди в руки, подержал их в ладонях, а потом стал бы ласкать соски языком и пальцами до тех пор, пока они не превратились бы в бутоны любви. Я зарылся бы лицом в белизну твоего живота и вдохнул бы аромат твоего тела, прежде чем искать те укромные местечки, что приносят тебе радость. И когда ты была бы готова, когда возжелала бы меня — только тогда я заполнил бы тебя, отгоняя прочь мысль о другом мужчине. Я отдал бы тебе всю свою силу, чтобы мы оба испытали то безграничное наслаждение, на которое мы имеем право от рождения. То утешение, что является единственным вознаграждением в этой жизни. Вот что я бы сделал, если бы не был связан клятвой.

Элиз страстно захотелось заставить его исполнить все то, о чем он говорил. Глаза ее расширились, губы раскрылись, но слова, которые могли бы освободить его от клятвы, не прозвучали. У нее задрожали ресницы, и, не в состоянии вынести его взгляд, она опустила голову и посмотрела на свою руку, все еще прижатую к его груди.

Рено наклонил голову, коснулся поцелуем кончиков ее пальцев и опустил руку на ее колено. Потоv одним движением натренированных мышц он поднялся на ноги и погасил свечу в подсвечнике на туалетном столике.

— Пойдем спать, — устало сказал он.

Они долго молча лежали в темноте, и расстояние между ними казалось обоим непреодолимым. За окнами слышны были вздохи ветра в ночи, время от времени негромко поскрипывал дом, в гостиной тикали бронзовые часы. Они точно отмеряли минуты и с мягкой настойчивостью отбивали часы.

Прошло два часа и третий уже был на исходе, когда Элиз повернулась на бок и посмотрела на Рено. В шалашах, которые они делили во время перехода, они вынуждены были лежать, тесно прижавшись друг к другу. Прошлой ночью, будучи совершенно измотанной, она не испытывала потребности в такой близости, а теперь, казалось, не могла уснуть без нее. Бессознательно, будто ничего необычного в этом не было, она протянула руку через разделявшее их пространство и коснулась пальцами его плеча. Рено не шевельнулся. Элиз решила, что он спит, и была рада этому. Глаза ее закрылись сами собой, она расслабилась и мгновенно уснула.

Рено лежал на животе. Ему так было легче, учитывая то возбужденное состояние, в котором он пребывал. Он почувствовал ее нежное прикосновение и едва сдержался, чтобы не вздрогнуть. Знала ли она, что делала, или нечаянно коснулась его во сне? Глупец, если это имеет для него значение! И все же имело… Ему хотелось думать, что она знала, что делала. Притворившись, что поверил этому, Рено немного успокоился и уснул.


Погода стояла ясная, а солнце светило так, что слепило глаза. Как всегда в это время года, земля поглощала тепло, а ночью отдавала его обратно; воздух снова становился теплым, и казалось, что зима никогда не наступит. Прошла неделя, затем другая, началась третья, а путешественники, хотя и каждый по-своему, наслаждались тишиной и покоем. Ужасы, свидетелями которых они явились в форте Розали, поблекли в памяти и казались уже дурным сном, о котором можно долго не вспоминать. Дни были все время чем-то заняты, так как Рено придумывал то какой-нибудь поход или прогулку, то охоту на уток или кабанов, то соревнование в меткости стрельбы. Он задавал тон в любой игре и был неутомим на выдумки. Он научил их индейскому варианту игры орел — решка под названием «брось зернышко», где игроки по очереди бросают несколько зерен, одна сторона которых окрашена в черный цвет, и смотрят, у кого больше зерен упали черной стороной вверх. Он устраивал гонки на сухопарых индейских пони, приобретенных у какого-то племени на далеких равнинах Запада. Он мог беззаботно потратить целый день на то, чтобы посвятить Генри в тонкости индейской борьбы или объяснить ему, как обращаться в драке с ножом. Похоже было, что вся эта деятельность нужна была, чтобы дать выход энергии и ему, и его гостям — по крайней мере, мужчинам. Еда и вино не иссякали в любое время суток, а сибаритский комфорт дома располагал к тому, чтобы не обращать внимания на проходящие дни.

Впрочем, время от времени беглецы жаловались друг другу и горячились в своем кругу, особенно к концу третьей недели. Однако подступиться к Рено с обсуждением даты их отъезда оказалось совершенно невозможно, да и особого желания настаивать ни у кого не было.

Иногда хозяин отправлял с ними на охоту кого-нибудь из тех, кого Маделейн называла охранниками, — темнокожих молчаливых мужчин, хорошо умевших выслеживать зверя и отлично стрелявших из мушкетов. В такие дни Рено обычно приказывал оседлать лошадей и отправлялся на прогулку с Элиз, показывая ей свои владения. Они спускались к реке и ехали берегом, повторяя каждый его плавный поворот, любуясь залитыми солнцем заводями, скрытыми за деревьями и густыми лианами. Побывали они и на болоте, где работники заготавливали кипарисовые бревна, проехали по полям и проскакали по дороге, уходящей от дома, мимо мельницы, в темный, бесконечный лес.

Рено с гордостью показывал ей коптильню, полную запасов мяса, амбары с зерном, пастбища, где паслись стада овец, и загоны, защищающие кур и гусей от лис и ласок. Он настоял, чтобы она осмотрела кладовую, заставленную бочками с маслом и заваленную орехами. В бочках поменьше хранился медвежий жир, в горшках были мед, варенья, соленья, заготовленные его кузиной и работавшими под ее руководством женщинами. Это хозяйство было экономически совершенно независимым от внешнего мира. Рено не без самодовольства сообщил, что они покупают только муку, оливковое масло, вино и сушеные экзотические фрукты, без которых вполне можно было обойтись.

Элиз не скупилась на похвалы, так как все это действительно произвело на нее сильное впечатление. Она хорошо знала, сколько нужно сил и работников, чтобы обеспечить такое изобилие в этом забытом богом уголке. Человек здесь мог жить, почти не соприкасаясь с внешним миром, не обращая внимания на его заботы и страхи, жадность и предательство. Элиз всегда мечтала жить именно так. А вспоминая, что ее собственные владения обращены в пепел и перспектива восстановить их в ближайшем будущем маловероятна, она всем сердцем завидовала Рено Шевалье.

Однажды вечером они ехали по тропе к дому, щурясь под косыми лучами заходящего солнца. Перед этим Рено показал Элиз ткацкую, где стоял огромный станок, и попытался растолковать ей, как много шерсти они получили в этом году. Он сообщил, сколько мешков его кузина начесала и спряла весной и сколько ярдов материи наткали на одежду для рабов.

Выказав приличествующее одобрение, Элиз вздохнула:

— По-моему, я не очень нравлюсь Маделейн…

— Почему ты так думаешь?

— Она смотрит на меня так, словно я — один из тех тараканов, за которыми она так самозабвенно гоняется.

Рено усмехнулся:

— Она их действительно ненавидит. Надо будет привезти ей котенка — это поможет бороться с ними.

— Привези, и она будет еще больше обожать тебя.

— Ты преувеличиваешь.

Заметив, что он перестал улыбаться, Элиз пожалела, что заговорила об этом, и поспешно добавила:

— Впрочем, меня это не касается.

— Маделейн приехала со мной из Франции, из Комбурга. Может, у нее и есть право беспокоиться о моем благополучии.

— Ты совсе не обязан ничего объяснять…

— Разумеется, но мне не хотелось бы, чтобы ты заблуждалась. Она мне как сестра, дорогая старшая сестра.

— Но это действительно не мое дело!

Рено проигнорировал ее возражения.

— Она жила в нашем замке в качестве бедной родственницы, выполняя все капризы жены моего отца. Несколькими годами раньше произошел какой-то скандал, о котором она никогда не говорила, но он лишил ее каких бы то ни было прав. Маделейн была очень добра ко мне и следила, чтобы со мной обращались как с сыном графа, а не невежественным дикарем, каким, без сомнения, я тогда во многих отношениях и был. Она любила слушать мои рассказы о Луизиане, иногда говорила, что, должно быть, интересно начать новую жизнь в новой стране. Когда я решил покинуть Комбург, я предложил ей уехать со мной. Она согласилась. Я не хотел, чтобы она стала моей экономкой, но именно эту должность она сама себе выбрала, и я не могу отнять это у нее.

— Можешь сказать ей, что я на эту должность не претендую.

— Сомневаюсь, что тебе представится такая возможность, — жестко заметил он.

Элиз в недоумении посмотрела на него:

— Последнее время ты слишком раздражителен. Я не хотела тебя обидеть.

— Нет? Если бы я мог быть в этом уверен, мне было бы намного легче.

— Что ты имеешь в виду?

— Тебе иногда нравится… Нет, ничего. — Рено резко отвернулся и подобрал поводья, будто собрался ускакать от нее.

Она протянула руку и схватила его за рукав.

— Ты думаешь, я просто придираюсь, чтобы… испытать твой характер?

— И мои добрые намерения.

— Но это нелепо!

— Да? Будешь утверждать, что никогда так не поступала?

Ее лицо залил румянец, но взгляд остался спокойным.

— В последнее время — нет.

— Как бы мне хотелось думать, что ты так невинна и бесхитростна, — после продолжительной паузы произнес он.

Элиз отдернула руку. Неожиданно она ясно поняла, что он говорил о том утре, когда, проснувшись, обнаружил ее спящей в его объятиях. Он вздрогнул, она проснулась и, собрав все свое достоинство, высвободилась.

— А ты сам разве невинен и бесхитростен? — спросила она с напряжением в голосе.

— О, я не делаю тайны из моего наступления на твою оборону. Но если мне не надо держать свою, я хотел бы об этом знать.

В его последних словах послышался сарказм, и именно это подсказало ей ответ.

— А что? Боишься, придется сдаться? — усмехнулась Элиз.

— В случае, если силы с противником равные, лучший способ снять осаду — это атаковать.

Дернув поводья, Рено ускакал. В некотором смятении Элиз проводила его взглядом. Она знала, что в последние несколько дней нервы его были на пределе, и догадывалась, чего стоил ему строгий контроль над собой. Но в то же время он неизменно производил на нее впечатление человека, твердо и неотступно идущего к своей цели. Может, она слишком понадеялась на его закаленную волю? Неужели его неуязвимость была всего лишь мифом, который она создала, потому что очень хотела поверить в него?

Глава 7

Элиз была уверена, что ей придется добираться до дома одной, но Рено остановился невдалеке под сенью большого дерева. Она подумала, что он хочет сказать ей что-то еще, и, натянув поводья, пришпорила коня.

Когда она была уже совсем рядом, Рено спешился и, не взглянув на нее, повел коня на поводу. Время от времени он наклонялся и подбирал что-то среди сухих листьев, покрывавших затоптанную траву по краю тропы. Элиз несколько минут наблюдала за ним, потом подняла голову и посмотрела на дерево над ними. Это был дикий орех.

Сойдя с лошади, она накрутила поводья на руку и тоже зашуршала листьями, выискивая орехи. Они были маленькие, но их было очень много. Это занятие затягивало, вызывая азарт, как поиски любой потерявшейся вещи. Сбор орехов по осени всегда относился к ее любимым обязанностям по хозяйству. Вскоре Элиз набрала полную пригоршню орехов, и ей приходилось прижимать их к груди. Всякий раз, когда она наклонялась за очередным орехом, один или два других падали у нее из рук.

— Позволь мне. — Рено взял у нее орехи и положил их в уже оттопырившиеся карманы. — Я знаю, где растет хурма. Хочешь?

Похоже, это было предложение мира. Элиз согласилась, и они пошли рядом по тропе, ведя лошадей на поводу. Идти было недалеко. Их появление спугнуло опоссума, выискивавшего упавшие плоды; неуклюжее создание с голым хвостом покатилось в глубь леса.

Хрустящие горьковатые орешки и нежная сочная мякоть хурмы прекрасно сочетались друг с другом. Рено расчистил место под деревом, и они уселись, прислонившись к стволу. Рено колол орешки руками, Элиз выбирала ядра; время от времени они откусывали по кусочку хурмы. Семечки внутри были большие и гладкие, одно из них Рено расколол, чтобы показать ей зернышко внутри, имевшее очертания цветка. Потом они раскрывали другие семечки, и всякий раз зернышко внутри имело новые очертания.

Это было перемирие после ссоры. Сначала между ними чувствовалась некоторая напряженность, потом она прошла. Правда, однажды эта напряженность возникла снова — когда Элиз, вместо того чтобы отдать мякоть орешка Рено в руки, положила орешек ему прямо в рот, так как руки его были заняты. Он долго и пристально смотрел на нее, потом опустил свои густые ресницы, но ничего не сказал.

«Какой же он странный», — подумала Элиз, снова принимаясь за орехи. Кто же он на самом деле — нежный дикарь или раздражительный аристократ? После того первого вечера в его доме он перестал одеваться в шелка и атлас, носить парики и драгоценности. Вместо этого Рено предпочитал простую и удобную одежду местных фермеров, а волосы собирал сзади в хвост.

Иногда она задавалась вопросом, не является ли это еще одной гранью его характера, — помещик, гордящийся своими необозримыми владениями, процветавшими благодаря его трудам.

Впрочем, Элиз не могла быть ни в чем уверена. Хотя они и оставались наедине ночью после проведенного вместе дня, она не чувствовала, что стала лучше понимать его. Рено мог быть поразительно чутким, как в тот вечер, когда Паскаль оскорбил ее. Как он понял, что ей нужно было тогда только одно: опереться на его силу, без всяких обещаний и обязательств взамен? Но он мог быть и исключительно бесчувственным — он же не понял, что кузина Маделейн противится присутствию в доме другой женщины, тем более женщины, не имеющей ни законного, ни морального права находиться здесь.

У Элиз уже вошло в привычку высказывать вслух свои мысли, когда она была с Рено. Сейчас она спросила:

— Ты владеешь этой землей и домом совместно с братом?

Он покачал головой.

— Нет, это все мое.

— Я не знаю, кто отец Большого Солнца. Он ведь твой сводный брат?

— Почему ты так решила? Вообще-то мы близнецы.

Она изумленно уставилась на него.

— Ты хочешь сказать, что у нынешнего вождя начезов течет в жилах французская кровь?!

— Тебе так трудно в это поверить?

— Но он допустил убийство своих соплеменников! — Элиз с такой силой сжала кулак, что скорлупа ореха вонзилась ей в палец.

— Это решал не он. Такие дела решает главный военачальник. А происхождение моего брата не имеет никакого значения. Он воспитан как начез, и сейчас он — Большое Солнце. Он передвигается только на носилках, его нога никогда не ступает на землю. Он один общается с духами храма, которых символизируют три лебедя на крыше. Его дом расположен на самом высоком месте в деревне, чуть ниже самого храма. У него две жены, дети. И его единственная забота — благосостояние его народа.

— Значит, в свое время он остался с племенем, а ты сбежал.

— Это был не побег. Моя мать, Татуированная Рука, сочла справедливым желание отца забрать одного из сыновей с собой во Францию. До тех пор она считала нас зеркальным отражением друг друга и даже забыла, кто из нас появился на свет первым. Она заставила себя оценить каждого из нас по уму, силе, самостоятельности, уверенности в себе и тысяче других качеств. И сделала свой выбор.

— Она выбрала твоего брата на роль вождя?

— Сначала она решила, что с отцом отправлюсь именно я. Мать считала, что я хорошо переживу погружение в чужую культуру, смогу усвоить лучшее и вернусь к ней. Уже позже, после смерти нашего дяди, мой брат стал Большим Солнцем. Им всегда становится старший сын старшей сестры умершего вождя.

— Значит, если бы ты не уехал во Францию, могли бы выбрать тебя, раз вы близнецы?

— Да, наверное.

— Трудно было приспособиться к жизни во Франции с родственниками отца?

Он прислонился головой к стволу дерева, легкая улыбка тронула его губы.

— Самое трудное было научиться выговаривать французское «р». В языке начезов ничего подобного нет.

Элиз хотелось расспросить подробнее, но она не могла подобрать слова, чтобы узнать, радушно ли приняли незаконнорожденного полукровку или ему пришлось испытать презрение и унижение. Наконец она спросила:

— Ты жалеешь, что поехал?

— Нет.

Отрицательный ответ прозвучал слишком категорично. Может быть, Рено хотел подчеркнуть свою верность матери и согласие с ее выбором. А может быть, ему хотелось защитить брата, который остался и возглавил страшную резню, истребление соплеменников его отца. Элиз склонялась к последнему варианту.

— Странно, что право выбора было предоставлено вашей матери.

— Ей его не предоставляли, скорее она воспользовалась своим законным правом.

— Не понимаю.

— Она из рода Солнца — правящего рода. Мой отец, будучи французским графом, не мог сравниться с нею в знатности. Впрочем, женщина из рода Солнца не может вступать в брак ни с кем из своего собственного рода — партнера нужно искать среди тех, кто по происхождению ниже. Именно поэтому мать занимала более высокое положение, чем отец. Во всяком случае, в глазах начезов. И принятие решений было ее привилегией.

Элиз знала, что у начезов родство прослеживается по женской линии, и именно поэтому Рено и его брат относились к роду Солнца. Нередко женщина из этого рода выходила замуж за вонючку — так индейцы называли принадлежащих к самому низшему роду — только чтобы сохранить свое более высокое положение. Муж-вонючка не имел права сидеть в ее присутствии, идти впереди нее, обязан был выполнять ее распоряжения и в соответствии с обычаем должен был быть похоронен вместе с ней. Если мужу-вонючке случалось пережить жену-Солнце, его приносили в жертву. Не так давно в индейской деревне был большой скандал, когда муж-вонючка после смерти жены сбежал, пытаясь избежать судьбы. Больше всех негодовали его собственные родственники, одному из которых пришлось занять предназначенное для него место в похоронной процессии.

Элиз попыталась представить себе Рено в качестве участника такого обряда — и не смогла. А ведь еще недавно это не составило бы труда. Неужели перемена одеяния так сильно изменила ее представления о нем?

— Как тебя называли, когда ты жил среди начезов?

— Как меня звали? Ночной Ястреб.

— А твоего брата?

— Сейчас он просто Большое Солнце, а раньше был Ныряющим Ястребом, — ответил Рено и продолжил, не дожидаясь ее комментариев: — Ты недавно говорила о жестокости индейцев, о том, что они подвергают пыткам пленников мужчин. С точки зрения европейца, этому не может быть оправдания, а тем не менее этот обычай оправдан. Он дает возможность народу племени, одержавшего победу, увидеть, что их враг не чудовище и не дьявол, а всего лишь человек, который страдает и умирает так же, как и они. Кроме того, он дает возможность женщинам и детям, нередко вовлекаемым в военные действия, избавиться от пережитого страха и ужаса.

— Ты это одобряешь? — Элиз вопросительно взглянула на него.

— Нет, но и не осуждаю как нечто присущее варварам. Это было бы лицемерием — ведь

история полна подобных жестокостей. Древние финикийцы снимали скальпы с врагов, а орды Чингисхана и Тамерлана изрубили тысячи и тысячи людей, оставив их черепа высыхать на солнце. Галлы, франки, крестоносцы огнем и мечом уничтожали целые города, не щадя детей и женщин, а насилие и мародерство считались в порядке вещей.

— Но это же было столетия назад!

— Возможно, но даже в наши дни в тюрьмах Европы полно приспособлений для пыток. С их помощью добиваются признания даже в таком мелком преступлении, как воровство хлеба, — хлеба, который дал бы голодному любой начез. Ты можешь сказать, что есть разница — пытки проводятся тайно, крики несчастных стараются заглушить. Это так. Но, приводя приговор в исполнение, преступников публично секут, клеймят, вешают. Чем же отличаются европейцы от жестоких аборигенов Нового Света?

— Ну, тем, что индейцы получают от этого удовольствие. Во всяком случае, так мне говорили.

— Они радуются своей победе, как все мы. И они могут быть справедливыми и даже человечными. Пытки пленника иногда прекращают. У мужчины — а это всегда мужчина, хотя в некоторых восточных племенах пытают и детей, и женщин, — есть шанс спастись. Нужно только, чтобы нашлась одинокая женщина — вдова, потерявшая мужа в бою. Если она попросит отдать мужчину ей — в качестве слуги, раба или мужа, — она его тут же получит. С этого момента он становится одним из начезов, и с ним никогда уже не обращаются как с врагом.

— И верят, что он никогда не обидит вдову?

— Он обязан ей своей жизнью, чувствует себя ее вечным должником. Как правило, пленники не обижают вдов, а до конца дней достойно служат им.

Элиз удивленно подняла бровь:

— Что же мешает пленнику ускользнуть как-нибудь ночью и вернуться в свое племя?

— Чаще всего чувство чести и признательности. Впрочем, если вдова стара и уродлива, то в один прекрасный день он может и исчезнуть.

— И никому до этого нет дела?

— Вдова плачет, так как обычно ей нравится иметь раба и вот теперь некому согреть ее постель или выполнить какое-нибудь поручение. Кроме того, падает ее авторитет, ты же понимаешь, что мужчина-раб — редкость, большей частью рабы — женщины и дети.

— Да, — едва слышно сказала Элиз, думая о французах, которые сейчас пребывали в рабстве в индейской деревне.

Ей показалось, что Рено что-то раздраженно пробормотал, но она не была уверена, так как в этот момент их кто-то окликнул. Они обернулись и увидели направлявшегося к ним мужчину.

Рено мгновенно вскочил на ноги, схватил Элиз за локоть и загородил собой. Однако весь он был в таком напряжении, что сделал это, скорее всего, машинально. Как бы то ни было, такая предосторожность оказалась излишней.

— Святые небеса! — воскликнул мужчина, подойдя ближе. — Что случилось с великим воином, если он сидит под деревом, объедаясь хурмой, как опоссум? Не думал, что доживу увидеть такое! Да еще рядом с хорошенькой женщиной? Да, дело скверное. Мне прямо плакать хочется — от зависти!

— Пьер! — отозвался Рено и поспешил ему навстречу. Они обнялись, похлопывая друг друга по спине и плечам.

Элиз медленно направилась к ним. Рено обернулся, взял ее за руку и притянул поближе.

— Элиз, дорогая, позволь представить тебе моего доброго друга Пьера Бруссара. Пьер, это мадам Лаффонт.

— Очень рад… мадам.

Пьер Бруссар снял шляпу, открывая чудесные белокурые волосы, ниспадавшие на плечи длинными прядями, как у кавалера. Он был среднего роста, на год или два моложе Рено, лицо у него было открытое и веселое. Изобразив притворное разочарование ее статусом замужней женщины, он склонился к руке Элиз.

— Я вдова, — сказала Элиз, и непрошеная улыбка появилась на ее губах. — Очень рада познакомиться наконец с вами, месье. Мы вас так давно ждем!

— Ждете? Как это? Даже я не знаю, где у меня будет следующая остановка.

— Но…

— Пойдемте в дом, — вмешался Рено. — Уверен, Пьер, что ты не прочь ополоснуть горло от дорожной пыли. И у меня есть еще гости, которые захотят встретиться с тобой.

Элиз показалось, что мужчины обменялись многозначительными взглядами, но, когда она быстро повернулась к Рено, лицо его было безмятежным, будто единственное, что его занимало, — это обязанности хозяина дома.

Пьер Бруссар был одним из сирот, которых французское правительство отдавало на воспитание индейцам, чтобы они выучили их язык на благо страны. Достигнув совершеннолетия, Пьер стал купцом. Он путешествовал из Нового Орлеана вверх по Миссисипи и ее притокам до самого Иллинойса, пробирался индейскими тропами, расширяя свой плацдарм от британских владений на востоке до испанских на западе. На пирогах и на вьючных животных он возил украшения, медный провод, иголки, колокольчики, расчески, ножницы, стаканы, бинокли, ножи для лесорубов, топоры, мотыги, мушкеты, порох и пули, сабли, рубашки, ткани и мешки соли. Он посещал форты, поселения, индейские деревни и менял свой товар на шкурки бобра, лисицы, медведя, а также на мягкую, выделанную и расшитую индейскими женщинами кожу, расписные глиняные горшки и плетеные корзины. Иногда брал взамен низкорослых лошадей у кадцо, занимавших территории на юго-востоке, далеко от форта Сан-Жан-Баптист.

У него было много друзей, его любили и везде радушно встречали. Пьер приглашал к своему огню любого случайного путника, делился с ним куском хлеба. Поэтому сам он был настоящим кладезем сведений, ходячим глашатаем рождений и смертей, междоусобных войн и восстаний. Как у большинства купцов, у него можно было узнать все последние новости.

Именно эти новости и интересовали прибывших из форта Розали. Не успели Пьера представить и подать ему бокал вина, как все сгрудились вокруг него. Элиз тоже разбирало любопытство, хотя она и осталась стоять сзади, положив руку на спинку кресла мадам Дусе. Пожилая женщина за последние несколько дней немного успокоилась, но сейчас ее спокойствие было под угрозой. Она жадно подалась вперед — бледная, с покрасневшими глазами, нервно теребя руки.

— Что в форте Розали? — требовательно спросил Паскаль. — У вас есть новости?

— Насколько я знаю, там все сгорело. Мне говорили, что пороховой склад у обрыва взлетел на воздух от потрясающего взрыва, повергшего всех в ужас. Можно сказать, что поселения больше нет.

— А люди? — прерывающимся голосом спросила мадам Дусе.

— Говорят, кроме вас, в тот день избежали смерти восемь человек. Потом четверых убили в их пироге на реке, но двое добрались до Нового Орлеана и подняли тревогу. Прибыли они туда в жалком виде, слабые от голода и усталости, в разорванной, обгоревшей одежде, опухшие от комариных укусов. Двух оставшихся, портного и возницу, взяли в плен. Портные нужны всем, а возница доставил на телеге в деревню начезов награбленное добро и различные трофеи. Сожалею, но должен сказать, что все остальные убиты.

«Сколько народу было в поселении и в форте? — подумала Элиз. — Около семисот человек. Мертвые, все мертвые».

Беглецы знали, что так и должно быть, и все же испытали шок. Несколько минут все молчали.

— А женщины и дети? — едва слышно прошептала Мари Дусе, не отрывая глаз от французского купца. Она вся дрожала.

Пьер нахмурился и опустил глаза.

— Говорят… Мне говорили, что около ста пятидесяти женщин и восьмидесяти детей уведены в индейскую деревню в рабство.

Двести тридцать женщин и детей! Элиз вспомнила, что однажды в поселке проводили перепись. Прикинув, она сообразила, что, похоже, семьдесят или восемьдесят женщин и детей погибли в день резни. Ей на мгновение показалось, что она снова слышит крики и чувствует запах жирного от горящей плоти дыма…

Сан-Амант оторвал взгляд от бокала с вином. Вокруг рта у него пролегли глубокие складки.

— Что с ними будет?

Вопрос был резонным. Французы до сих пор жили в мире со своими индейскими союзниками. В отличие от колоний Британской Каролины, здесь редко бывали восстания, и поэтому в руки к индейцам французы попадали нечасто. Но в результате политических интриг в Париже в колонии сменили губернатора, и теперь французские женщины и дети оказались во власти начезов. О том, как с ними обращаются, можно было только догадываться.

— Я полагаю, их распределят среди семей в соответствии с рангом и положением. Обычно малолетних детей оставляют с матерями, но старших могут и разлучить. Каждому будет поручена определенная работа — собирать хворост, молоть зерно, готовить, убирать, выделывать меха — все, что потребуется. С ними будут достаточно хорошо обращаться, но только когда пройдет первое безумие от победы. И если они проявят желание сотрудничать.

«Когда пройдет первое безумие от победы» — Элиз знала это опасное время, когда и эмоции, и поступки выходят из-под контроля. Думать об этом было невыносимо.

Пьер прочистил горло. Некоторое время он колебался, стоит ли продолжать, потом сказал:

— До меня дошла еще одна история. Там был мальчик лет шести или семи, хороший паренек, которого взяла одна индейская семья из рода Солнца, чтобы он играл с их сыном. Мальчики подружились и уже через несколько дней стали неразлучны, потом мальчишка-индеец заразился от кого-то свинкой. И умер. Французского мальчика решили принести в жертву, чтобы он продолжал играть с мальчиком-Солнцем в последующей жизни.

Мадам Дусе вскрикнула, ее лицо выражало безумное горе. Прижимая руки к груди, она принялась раскачиваться из стороны в сторону, будто боялась, что сердце ее вырвется, если она не будет держать его. Элиз наклонилась к ней и обняла за плечи, чувствуя себя беспомощной перед лицом такого горя.

Паскаль выругался. Сан-Амант поставил на стол бокал, руки у него дрожали.

— Нужно что-то делать. Нужно их спасти.

— Да, действительно, — сказал Пьер Бруссар. — Губернатор Перье уже отправил во Францию донесение, умоляя французскую корону и Вест-Индскую компанию прислать подкрепление для подавления восстания. Одновременно он призвал добровольцев присоединиться к милиции и направил де Лери в качестве парламентария к чокто.

— К чокто? — переспросил Паскаль. — Но перед нападением был слух, что они собираются объединиться с начезами против нас.

— Думаю, частично слухи были верными. Это должно было быть массовое выступление. Все прошлое лето его тайно тщательно готовили. Вожди племен получили одинаковое количество тростниковых палочек. Каждый день из связки нужно было убирать одну палочку — и так до дня нападения. У начезов кто-то самовольно вытащил несколько тростинок, и в результате они слишком рано напали на французов. Планы индейцев были нарушены. Вслед за начезами выступили только язузы — они вырезали французов в небольшом форте. А в Новом Орлеане произошло восстание рабов, что тоже, как говорят, было частью заговора. Многие индейцы, в том числе чокто, были возмущены тем, что действия начезов исключили из их собственных набегов элемент неожиданности. Кроме того, начезы отказались делиться с кем бы то ни было трофеями из форта Розали. Поэтому чокто, вероятнее всего, объединятся с французами против начезов. Во всяком случае, именно в этом цель экспедиции де Лери.

— Значит, мы отправили индейцев покорять индейцев?

— Это представляется разумным, — сухо сказал Пьер. — Сомнительно, что Перье сможет выставить против индейцев более трехсот человек, а у начезов, по некоторым оценкам, почти тысяча воинов, даже без союзников. Нам нужны чокто.

— Чокто не ровня начезам, — угрюмо заметил Паскаль.

— Но их больше.

Наступила тишина, нарушаемая только причитаниями мадам Дусе. Набрав полную грудь воздуха, она с трудом выговорила:

— Скажите, месье, вы были в деревне у начезов? Может быть, вы видели там молодую женщину с длинными белокурыми волосами и голубыми глазами? И мальчика шести лет — такого красивого, подвижного крепыша…

Пьер покачал головой:

— Простите, мадам, но я не мог пойти в деревню начезов. Хотя я прожил с ними много лет и знаю их по именам, я француз, и сейчас на меня смотрят, как на врага.

Все это время Рено стоял в стороне, не принимая участия в разговоре, но теперь он подошел ближе.

— Восстание рабов в Новом Орлеане было серьезным?

— Напугали здорово, хотя пострадавших мало. Наш губернатор Перье в ужасе, что такая трагедия произошла во время его правления. Он почувствовал, что окружен врагами, и решил воспользоваться этим инцидентом, чтобы навсегда исключить возможность объединения индейцев и рабов. Для начала он повесил нескольких зачинщиков восстания, а затем заставил рабов напасть на деревню совершенно безобидных чуа-час. Они убили семь или восемь человек и дотла сожгли деревню.

— Идиот! — сквозь зубы пробормотал Рено.

— Именно так.

Мадам Дусе уже не причитала, а рыдала в голос. Элиз решила, что несчастная достаточно наслушалась, ласково заставила мадам Дусе встать и увела ее. Ей и самой хотелось уйти: она тоже уже услышала за один вечер больше, чем могла вынести.

Элиз просила принести им ужин в спальню, но есть не хотелось. Мадам Дусе, перескакивая с одной мысли на другую, рассказывала о своем счастливом прошлом, о забавных словечках и поступках своего внука, о том, какие непослушные были у него волосы и что у него должен был выпасть зубик. Она говорила о нем так, как говорят о мертвых, а беспокоилась в основном о дочери. Сможет ли она выдержать рабство, каково ей будет — при ее характере — повиноваться своей хозяйке-индианке? Когда Элиз пыталась урезонить мадам Дусе, говоря, что ее страхи напрасны, она только кивала, а потом снова продолжала в том же духе. Наконец Элиз принесла ей стакан теплого молока с коньяком. Напиток принес успокоение измотанной собственными страхами женщине, и она в конце концов уснула.

К тому времени Элиз сама уже так устала, что хотела одного — добраться до постели. Однако, улегшись, она не могла заснуть. В мозгу снова звучали слова Пьера, воскрешая в памяти день резни и все, что произошло потом. Она лежала в темноте с открытыми глазами и думала о Рено, о том, каким он был в тот день в лесу, когда потребовал, чтобы она разделила с ним ложе. Потом Элиз вспомнила, как он обнаженный стоял под холодным дождем, как лунный свет падал на его тело…

Он был наполовину начез, в его жилах текла кровь убийц ее друзей и соседей — тех, кто напал на них в предутренней осенней мгле и снял с них скальпы. Когда он слушал рассказ обо всех этих ужасах, его лицо не выражало ни гнева, ни отвращения, ни жалости — ничего.

Что же он за человек? Сегодня днем Рено осмелился оправдывать пытки, по сути, поставил знак равенства между подвигами в европейских войнах и подлым убийством ее соотечественников. Противно…

Да, противно. Но губернатор Перье — воспитанный вельможа, а натравил вооруженных рабов на невинных людей только потому, что они индейцы, а ему нужно было добиться своей цели. О господи, какие ужасные дела творят люди!

Уткнувшись в подушку, Элиз лежала не шевелясь, стараясь ни о чем не думать. Она слышала, как остальные расходились по спальням, готовясь ко сну. А Рено все не шел. Может быть, ему потребовалось побыть с другом наедине, чтобы поговорить о деле, которое привело сюда Пьера? Разумеется, если такое дело было, а она в этом сомневалась. Неизвестно, сколько они просидят за вином и беседой. Да это и неважно. Тряхнув головой, Элиз решительно закрыла глаза.

Сон ее был неспокойным, со сновидениями. Раз она проснулась от кошмара, сердце ее бешено стучало, волосы взмокли, словно она долго бежала. Элиз не совсем поняла смысл сновидения, да и не старалась. Она протянула руку и ощупала другую половину постели. Та все еще пустовала. Элиз опять заснула.

Когда она проснулась окончательно, в комнате было светло, через занавески сочилось бледно-желтое сияние, означавшее, что солнце уже взошло. Элиз потянулась, повернула голову и обнаружила, что Рено лежит лицом вниз рядом с ней, положив голову на руку. Она немного приподнялась в постели, положив подушку повыше, и лежа наблюдала за ним.

Дыхание его было глубоким и ровным. На темном медно-бронзовом лице, резко выделявшемся на фоне белой вышитой наволочки, застыло выражение замкнутости. Мелкие лучики разбегались от уголков глаз, густые черные ресницы чуть подрагивали. Волосы выбились из косички, темные пряди крутой волной упали на висок. Мышцы расслабились, так что линии плеч и рук казались более плавными, чем обычно.

У Элиз возникло желание прикоснуться к нему. Ей хотелось провести пальцем по его бровям, убрать со лба волосы и прижаться губами к жилке, пульсировавшей у него на шее. Хотелось откинуть покрывало и провести рукой по его плечам, спине, ниже — туда, где виднелись очертания бедер. Элиз призналась себе, что изнемогает от страстного желания, груди ее налились и отяжелели. Она закусила нижнюю губу и сжала пальцы в кулак, чтобы отогнать искушение.

Когда она в последний раз ласкала его? Элиз точно не помнила. За время пребывания в его доме он только дважды потребовал от нее этого, но всякий раз внезапно останавливал прежде, чем она успевала прикоснуться к нему. Сначала она испытывала облегчение, но потом ей стало недоставать этой близости, она жаждала ее. Глупо! Она сама себя наказала, считая, что так чувствовать могут только женщины легкого поведения. Ничего хорошего из этого не вышло…

Рено шевельнулся, и у нее подпрыгнуло сердце. Она бесшумно отодвинулась от него и закрыла глаза — нельзя допустить, чтобы ее застали склоненной над ним, как влюбленную дуру. Иначе у него будут все основания полагать, что она поощряет его ухаживания. Одна мысль о подобном недоразумении заставила ее покраснеть.

Элиз тихо лежала, сосредоточившись на своем дыхании, в надежде, что румянец сойдет. Затем послышался шелест простыней, скрип матраца. Рено сел. Элиз хотелось знать, смотрит ли он на нее. Внезапно она осознала, что ночная сорочка на ней перекрутилась и вырез сдвинулся в сторону. Левой груди было как-то подозрительно прохладно, но шевельнуться Элиз не осмелилась.

Рено сидел и смотрел на нее. Она была прелестна — на лице сонный румянец, изящные белоснежные руки выпростались из кружевных рукавов сорочки, нежный холмик груди с коралловой вершиной обнажился там, где вырез сбился набок. Его неодолимо влекло к этому сладостному полушарию, он наклонился, но потом резко выпрямился, едва не вывихнув себе шею. Нет. Если она проснется и в глазах у нее будет тот жуткий страх, который ему уже однажды довелось увидеть, он никогда не сможет себе этого простить. Рено понимал, что должен ждать, хотя времени у него оставалось все меньше…

Он выбрался из постели, собрал в охапку одежду и вышел, тихонько прикрыв за собой дверь.

Элиз слышала, как он ушел, и почему-то ей захотелось плакать. Поняв, что не сможет больше уснуть, она встала, надела желтое в белую полоску платье с косынкой, кружевной передник и маленький чепчик. В столовой она узнала, что Рено и Пьер уехали покататься верхом, а остальные еще не вставали. Она выпила чашку шоколада, а булочку раскрошила на тарелке. Появился Генри. Он был несколько подавлен, но Элиз обрадовался. Она завела с ним разговор о достоинствах жизни купца и сумела даже заставить его раз или два улыбнуться, но чувствовалось, что делал он это через силу.

— Что ты будешь делать, когда мы прибудем в форт Сан-Жан-Баптист? — спросила она.

— Не знаю, — вздохнул Генри. — В этом-то и дело. У меня же ничего нет — ни семьи, ни даже профессии: ведь я совсем недолго пробыл в учениках бондаря.

— Какая-нибудь работа для тебя найдется. Может быть, кто-то возьмет тебя в ученики.

— Может быть. Правда, я не представляю, какому ремеслу хотел бы выучиться. А некоторые так просто ненавистны мне.

— Например?

— Ну, например, дубление кож. Воняет, — простодушно сказал Генри.

— Да, это очень неприятно, — согласилась Элиз. — Ну а как насчет сапожника или булочника?

Он покачал головой:

— Мне нравится работать на свежем воздухе, это-то я уже знаю. Если бы я смог добраться до Нового Орлеана, возможностей было бы больше.

— Вероятно, ты сможешь это сделать потом, — улыбнулась Элиз, стараясь подбодрить его. — Я думаю, ждать нам осталось уже недолго.

Элиз не сомневалась, что Пьер и был тем самым другом, которого ждал Рено, и что теперь они смогут продолжить путешествие. Отправившись навестить мадам Дусе, она обнаружила, что ее занимают те же мысли.

— Не знаю, смогу ли я отправиться дальше вместе со всеми, — объявила пожилая женщина.

Сегодня голос ее звучал уже увереннее, но лицо было все еще бледным, отекшим. Она была не одна — с ней рядом сидела Маделейн. Между экономкой и мадам Дусе завязалась крепкая дружба. Причина, возможно, заключалась в том, что Маделейн разглядела в мадам Дусе более слабый характер, не способный ни в чем соперничать с ней. А может быть, — нужно отдать должное этой женщине, — она привязалась к мадам Дусе потому, что та нуждалась в поддержке, но стеснялась показать это.

— Не поедете дальше? — закрывая за собой дверь, спросила Элиз. — Что вы имеете в виду?

— Мне так хочется отправиться к моей бедной дочери! Она ведь обезумеет от горя. Она очень любила своего сына, и то, что он так страшно умер… Я боюсь за нее!

Элиз в недоумении наблюдала, как пожилая женщина прикладывает к глазам носовой платок, утирая слезы.

— Я ничего не понимаю. Стало известно что-нибудь еще?

— О, Элиз, дорогая, ночью до меня дошло, что убитый ребенок — это мой бесценный, дорогой внучек. Возраст совпадает, и он был такой красивый… Я знаю, именно его выбрала женщина-Солнце в приятели своему сыну. Разве могло быть иначе?

— Но ведь точно вы не знаете, никто ничего подобного не говорил.

— Иногда нет необходимости говорить о таких вещах. Я чувствую это здесь, в своем сердце. — Она прижала руку к груди, потом склонила голову и снова вытерла слезы.

Элиз обменялась взглядом с экономкой, та тихонько покачала головой. Потом она присела на кровать рядом с пожилой женщиной и взяла ее за руку.

— Даже если все действительно так, вы ничем уже не поможете внуку. Вы должны ехать дальше. Самое лучшее, что вы могли бы сделать для своей дочери, это добраться до властей и уговорить их отправиться на спасение всех женщин. Впрочем, они в любом случае отправятся, я уверена, но нужно их поторопить.

Мадам Дусе захлопала глазами, вытерла нос и посмотрела на Элиз.

— Вы такая разумная, моя дорогая, такая сильная. В вас это всегда чувствовалось, но никогда так сильно, как сейчас. Как, должно быть, хорошо всегда знать, что нужно делать, не ведать страха! Я так никогда не могла…

Немного отодвинувшись, Элиз пристально посмотрела на нее, но сарказма в глазах не обнаружила. Она через силу улыбнулась мадам Дусе. Знала бы эта женщина, какой отчаянный страх она испытывает, находясь рядом с мужчиной!

— Не все на самом деле так, как кажется. Но речь не обо мне. Вам нужно подумать, кто из знакомых в Новом Орлеане может помочь вашей дочери и внуку.

— Элиз, неужели вы не слушали? Он мертв, мой красивый мальчик! Я надеюсь, он не знал, что должно было произойти. Надеюсь, он держался храбро и не плакал. Мальчик мой, мой милый, и моя бедная, несчастная дочь…

Подошла Маделейн. В руках она держала смоченную лавандовой водой салфетку. Осознав, что напрасно пытается спорить с убитой горем женщиной, Элиз поручила ее заботам экономки и ушла.

Глава 8

Днем Элиз неожиданно вспомнила, что скоро Рождество. За последние недели так много всего произошло, что она утратила нить естественного течения времени. Тем более что погода стояла теплая, и даже ночью не нужно было разводить огонь в камине. И вот совсем скоро Рождество! Своим удивительным открытием Элиз поделилась с мадам Дусе и Маделейн, когда они беседовали в гостиной после обеда.

— Да, — задумчиво сказала Маделейн. — Я очень довольна, что Рено здесь. Так бывает не всегда. Правда, в прошлом году он прибыл прямо в канун Рождества и привез с собой священника иезуитов, который направлялся с миссией к каддо. Святой отец отслужил для нас прекрасную мессу.

— А потом, — прерывающимся голосом заговорила мадам Дусе, — будет Новый год и Крещение…

Новый год был самый праздничный день календаря. В новогоднюю ночь пировали, веселились, провозглашали тосты, а в первый день нового года обменивались подарками. И, конечно, особенно много подарков получали дети. Молодые люди наносили визиты всем знакомым девушкам, дарили им цветы и конфеты, и их обязательно приглашали отведать пунша из стоявшей наготове дымящейся чаши. Нередко пользующийся вниманием молодой человек возвращался домой уже затемно, спотыкаясь и распевая песни по дороге. В Крещение навещали друзей и родственников, дороги были запружены повозками и всадниками. И все в этот день много и вкусно ели.

Маделейн ласково погладила руку пожилой женщины.

— Не надо об этом думать, моя дорогая.

— Как я могу не думать об этом? В прошлом году мы были так счастливы! Я сделала для своего внучка маленькую лошадку с гривой из шерстяных ниток. Он с ней всегда спал. Моя дочь, ее муж и мой дорогой, бедный Дусе были все вместе, а я со своими служанками приготовила такой обед, какого вы никогда не пробовали.

Чтобы отвлечь ее от этих тяжелых мыслей, Элиз сказала:

— Интересно, где в этом году мы будем на Новый год и Крещение или даже на Рождество?

— Думаете, не здесь? — приподняла бровь Маделейн. В ее отношении к Элиз появилась некоторая теплота, но в целом она держалась по-прежнему официально.

— Я не знаю. Все зависит от Рено. — Элиз пожала плечами.

— Все?

Неужели эта женщина полагает, что она собирается остаться здесь навсегда? Должно быть, Рено все же не настолько доверяет ей, как предполагала Элиз. Но если никто не рассказал ей об истинном положении дел и она не знает, почему Элиз и все остальные здесь, это многое меняет. Что же в таком случае должна была думать Маделейн о ее близости с Рено?

— Да, конечно, — ответила Элиз. Но если она ожидала, что Маделейн позволит себе хотя бы вздох облегчения, ей пришлось испытать разочарование.

Вскоре после обеда возникла некоторая суматоха: обнаружили, что бродившая у дома пантера утащила овцу. Тотчас организовали отряд преследования; сборы сопровождались лаем собак и спорами, стоит ли ехать верхом, учитывая, что зверь наверняка направился в болота. К отряду присоединились все мужчины, за исключением Сан-Аманта. Он предпочел остаться в библиотеке — сказал, что обнаружил издание «Анекдотов» Прокопиуса и не может оторваться от замечательно рассказанных скандалов о романтическом треугольнике: римский император Юстиниан, императрица Теодора и генерал Белизариус.

Итак, под лай гончих псов, с боевыми криками отряд умчался, и снова наступила тишина. Несколькими часами позже Элиз забрела в библиотеку в поисках чего-нибудь, что помогло бы скоротать время до ужина. Сан-Амант, сидевший в обитом бархатом кресле у окна, при ее появлении поднял глаза, кивнул и продолжал читать. Она бродила вдоль полок, просматривая названия книг, пробегая пальцами по кожаным переплетам с тисненым рисунком. Чувствовалось, что Маделейн следит, чтобы книги содержались в порядке, но все же на некоторых видны были пятна плесени от сырости. Элиз улыбнулась, увидев экземпляр сказок Шарля Перро: Рено и сказки — это казалось несовместимым. Она пропустила томики Расина и Вольтера и выбрала роман контессы Ла Файет.

Элиз уже собиралась уходить, когда Сан-Амант захлопнул книгу и встал, чтобы поставить ее на полку.

— Неужели римские скандалы надоели? — спросила Элиз.

— К несчастью, я уже все прочитал.

— Ну, тогда вы могли бы за чашкой шоколада попотчевать меня подробностями, поскольку я не читаю по-латыни.

— Замечательно, что вы вообще умеете читать.

— Меня в детстве научила мать, а она научилась у своего отца. Дед мой был грамотеем и не желал мириться со всеобщей необразованностью. Позже я училась в монастырской школе — монахини давали нам уроки истории и географии, но главным образом обучали вышивке, домоводству, музыке и смирению.

— Тогда понятно, откуда у вас такая хорошая хозяйственная хватка. — Он прошел вперед и открыл дверь.

— Вижу, вы ходите уже без палки, — заметила Элиз, направляясь вместе с ним в гостиную.

— Да, моему колену уже гораздо лучше.

Элиз положила на стол книгу и, извинившись, отправилась на поиски слуги — попросить принести шоколаду. По дороге она заглянула в комнаты, чтобы пригласить мадам Дусе и Маделейн присоединиться к ним, но их нигде не было. Вернувшись, она сказала:

— Кажется, мы одни. Женщины, должно быть, прилегли вздремнуть.

— Мадам Дусе это пойдет на пользу.

Элиз кивнула:

— Все ее мысли поглощены резней, хотя это, конечно, неудивительно.

— Может, мы все слишком много об этом думаем.

— Вы тоже кого-нибудь потеряли? Вы никогда не говорили…

— Это не то, что вы думаете. И все же… Да, была женщина…

— Ее убили?

— Не знаю, и это самое страшное. Меня там не было. Я не смог туда добраться.

— Понятно.

Сан-Амант криво усмехнулся:

— Сомневаюсь, что вам понятно. Она была замужем за другим.

— Ах, вот как… — помолчав, сказала Элиз. — Любовный треугольник — совсем как в Древнем Риме?

Он пожал плечами:

— Я об этом так никогда не думал. Ситуация, разумеется, совсем иная.

— Вы любили ее?

Сан-Амант медленно кивнул.

— Вам, должно быть, тяжко оттого, что вы ничего не знаете…

— Да, — ответил он и так сильно сжал руки, что у него побелели пальцы. — А главное — она ждала ребенка. Моего ребенка.

— Боже мой!

Что можно было сказать мужчине, когда его любимая женщина, может быть, мертва или в рабстве у дикарей, которые не проявят снисхождения, несмотря на ее положение — положение, когда любая трудность тяжела вдвойне.

Сан-Амант мрачно взглянул на Элиз.

— Но страшнее всего вот что: я обнаружил, что молюсь, чтобы среди сбежавших в Новый Орлеан не было ее мужа. Я молюсь, чтобы он оказался мертв, а она в плену, потому что это означало бы для меня появление хоть маленькой, но надежды.

Принесли шоколад. Когда служанка ушла, Элиз разлила его и поставила одну чашку перед Сан-Амантом. Она неторопливо пила горячий сладкий напиток, не поднимая глаз, чтобы дать ему возможность прийти в себя.

Сан-Амант вдруг так резко вскочил на ноги, что задел свою чашку и выплеснул шоколад на блюдце.

— Простите, мадам Лаффонт, что обременяю вас своими проблемами. Я не должен был об этом говорить. Мне не хочется сейчас шоколаду. Простите.

— Конечно, — совсем тихо ответила Элиз. Когда он был уже у двери, она окликнула его: — Месье Сан-Амант!

— Да, мадам?

— Я… я очень сожалею.

Дверь за ним закрылась. Элиз поставила свою чашку на стол. Наверное, только что услышанное должно было шокировать ее, но почему-то этого не произошло.

Насколько человечнее выглядел Сан-Амант в ее глазах сейчас, когда она знала, что и он

страдает! Страдания мучили их всех: мадам Дусе и ее детей, Генри с его страхом перед будущим и даже Паскаля с его яростью по поводу утраченных товаров и тревогой, что все нужно начинать заново. И, разумеется, ее саму. Все они были разные люди, со своими проблемами, которые каждый по-своему должен был или разрешить, или пережить. Они были одиноки, и все же сознание, что их тревоги и волнения — естественное состояние людей, приносило облегчение.

Элиз взяла со стола книгу, открыла ее на первой странице, но сосредоточиться не могла. Устремив взгляд в пространство, она размышляла, как трудно хорошо узнать и понять людей. Кто смог бы догадаться, что за спокойствием Сан-Аманта скрывается такой секрет? Даже намека никакого не было. Какие же секреты скрывают остальные? Если бы она лучше знала Винсента, если бы ей удалось выяснить, что сделало его таким неистовым и жестоким, — может, им было бы легче жить вместе? Если бы она знала мысли Маделейн, то, наверное, смогла бы ей посочувствовать, смогла бы развеять ее страхи и успокоить — так, чтобы кузина Рено приняла ее. Если бы она посмотрела на мир глазами мадам Дусе, постаралась почувствовать ее горе и страх, то стала бы более терпима к ее бесконечным стенаниям, слезам и тревогам. А если бы она открыла причины сдержанности Рено и постаралась понять его чувства и мысли, то, может быть, смогла бы по-настоящему довериться ему?

В тот момент все это казалось возможным. Однако Элиз понимала, что подобный интерес и внимание к людям требуют много времени и душевных сил. Она не была уверена, что сможет выдержать это, а главное — что этим стоит заняться…

День тянулся медленно. Вернулись мужчины в окружении своры собак и в тучах пыли — без трофеев, но с готовым планом поставить для пантеры капкан с привязанной овцой. Солнце уже садилось, окрашивая низкие облака в лиловые и розовые полосы. Было так тепло, что на реке расквакались лягушки. Влажный ветер с юга шевелил редкие листья на деревьях. Из кухни разносился вкусный запах жарящегося мяса. Элиз вышла на балкон и немного постояла, дыша полной грудью, наслаждаясь разлитым в воздухе безмятежным покоем. В каком же замечательном месте построил Рено свой дом! За последние несколько дней она почти полюбила его за красоту, покой и иллюзорную безопасность уединения.

Она услышала, как где-то хлопнула дверь, и несколько минут спустя увидела, что Пьер и Рено с полотенцами через плечо направились к реке. Ничего удивительного, что у Пьера, так же как и у Рено, купание вошло в привычку: ведь он долго жил среди начезов. Элиз проводила их взглядом — двух сильных, здоровых мужчин с гордой осанкой, перенятой у индейцев. Все их движения были точны, ни одного лишнего. Они негромко разговаривали, сопровождая речь плавными жестами, на которые она обратила внимание еще вчера вечером. Элиз подумала, что это какой-то знаковый язык, и едва ли они осознавали, что пользуются им.

Она уже давно считала всех мужчин, за немногими исключениями, жестокими, властными, ненадежными существами, озабоченными только своим собственным волчьим аппетитом. Они казались ей уродливыми, нескладными, и сейчас она с удивлением обнаружила, что ей доставляет удовольствие наблюдать за этими двумя, шагающими по тропе. В тот момент они выглядели так, будто их коснулся отблеск какого-то героического величия. Внезапно осознав, что мысленно уже раздевает их, она ахнула, подхватила юбки и поспешила в дом.

Элиз была в спальне, когда вернулся Пьер. Она слышала, как Маделейн отчитывала его за грязь, которую он принес на ботинках; слышала, как он, смеясь, извинялся; слышала, как женщина спросила о Рено, и Пьер сказал, что он все еще на реке, но скоро вернется. Потом голоса их стихли, хлопнула дверь предоставленной Пьеру спальни.

Элиз встала и направилась в гостиную. Рено все еще не было. Она вышла на балкон, посмотрела в сторону реки, но никого не увидела. Стоял замечательный вечер, может быть, последний перед наступавшим сезоном ненастья. Элиз решила, что неплохо бы прогуляться — она весь день не выходила из дома, и ей хотелось размяться. Если она направится к реке, то, возможно, встретится с Рено.

Скользя рукой по перилам, Элиз медленно, как бы нехотя, спустилась по лестнице. Солнце уже скрывалось за деревьями, когда она свернула с дороги на извилистую тропинку, которая вела к реке. Под кронами высоких кипарисов царил полумрак, и ей приходилось напряженно всматриваться в поисках Рено. Поежившись, она вспомнила о пантере, которую так и не смогли поймать. Мужчины сказали, что несколько дней она не появится, насытившись бараниной. Элиз очень хотелось бы этому верить.

Она вдруг подумала, что вполне возможно разминулась с Рено. Он мог уйти с реки сразу же вслед за Пьером, но не зайти в дом, а пройти на задний двор по каким-нибудь хозяйственным делам. Лучше всего, конечно, дойти до берега и посмотреть, чтобы уже не сомневаться. Но если он еще купается, она может неожиданно столкнуться с ним. Однажды совершенно случайно такое произошло, но тогда он не придал этому никакого значения. Если же это произойдет снова, ничто не помешает ему думать, что на сей раз все было заранее подстроено.

В нерешительности Элиз остановилась. Конечно, у нее не было особого желания увидеть его обнаженным. Ей захотелось повернуть назад, но, зайдя так далеко, было бы глупо не пойти дальше. В любом случае, даже если он еще там, она ведь может сделать так, чтобы он ее не заметил.

Рено был там. Он плавал, рассекая длинными руками темные неторопливые воды реки, и раз за разом пересекал широкий залив, образовавшийся на повороте. В движениях его чувствовалось какое-то упорство, будто он стремился до конца выложиться, истратить весь запас своих сил. Мокрые волосы струились по его плечам, на лице застыло суровое выражение. Когда он в очередной раз поворачивал, Элиз на мгновение увидела его во весь рост и поняла, что где-то на берегу лежит его одежда.

Она отступила назад и медленно повернулась. Сухие листья плотным ковром покрывали землю, поэтому она старалась ступать осторожно, чтобы не зашуршать ими, чтобы не затрещали у нее под ногами тонкие веточки. Зайдя за высокое большое дерево, она с облегчением вздохнула, но расслабляться было еще рано. Склонив голову, она осторожно пробиралась вперед и прибавила шаг только тогда, когда деревья обступили ее со всех сторон.

— Ты куда?

Элиз резко вскинула голову и увидела зачесанные назад волосы, смуглую кожу, татуировку. Перед ней стоял Рено. Самообладание вдруг покинуло ее, и она бросилась бежать прочь от человека, которого считала своим самым главным врагом, которого избегала.

На мгновение Рено замер от удивления, а затем догнал ее в несколько шагов. Элиз попыталась вырваться, споткнулась и упала, растянувшись на земле. Он бросился к ней, схватил за плечи и повернул лицом к себе. В его серых глазах мелькнула озабоченность: он испугался, что она что-нибудь себе повредила. Почему-то это разозлило Элиз еще больше. Сжав зубы, она ударила его по лицу, почти не сознавая, что делает. Она почувствовала, что поранила ему губу, и ей стало нехорошо. Закрыв глаза, она уткнулась ему в плечо и зарыдала.

Рено перекатился на спину, не выпуская ее из объятий. Элиз прижалась лицом к его шее, вдыхая свежесть все еще не высохшей кожи, чувствуя, как вода впитывается в ткань платья. Биение ее сердца постепенно успокоилось. Она понимала, что нужно встать, но ей было так хорошо рядом с ним, что она просто не могла себя заставить пошевелиться. Слава богу, он успел натянуть брюки. Надо же, он не только выследил ее, напугав до смерти, но и смог еще придать себе приличный вид!

Элиз приподнялась на руках, но он силой удерживал ее.

— Откуда ты взялся? — с отчаянным блеском в глазах спросила она.

— Ты прекрасно знаешь откуда.

— Если хочешь знать, я вовсе не шпионила за тобой!

— Тогда почему ты покраснела?

— Вовсе нет! — закричала она. — Просто меня бесит, что ты охотился за мной, как дикарь. Да ты и есть дикарь! Ты напугал меня до смерти!

— Ну, все-таки не совсем. Не понимаю, почему ты так растерялась.

— От неожиданности. Я решила пойти тебе навстречу…

— Я тронут.

Задетая его иронией, она снова попыталась вырваться.

— Тебе… не поздоровится, если ты меня не отпустишь!

— Как интересно, — сказал он, с улыбкой глядя на ее растрепанные волосы и раскрасневшееся лицо. — Это что, угроза?

— Нет, — ответила она, а у самой дыхание перехватило от его ставшего вдруг нежным голоса, от мечтательного выражения, появившегося в его серых глазах.

— Поцелуй меня, Элиз.

— Нет!

Рено все крепче прижимал ее к себе. Ее взгляд остановился на твердых очертаниях его рта, и она не смогла отвести его. Она попыталась отрицательно покачать головой, но в этот момент он еще ближе привлек ее к себе, и ее губы коснулись его губ. Это короткое прикосновение заставило Элиз затрепетать. Силы к сопротивлению покинули ее. Она тихонько застонала — то ли в знак протеста, то ли от удовольствия — и приникла губами к его рту, ощущая, как округлости ее груди прижимаются к его грудной клетке.

Ее поцелуй был так крепок, что Рено даже поморщился, и Элиз вспомнила, что у него поранена губа. Ей стало стыдно, и она кончиком языка стала зализывать маленькую ранку. Его губы приоткрылись, и она не раздумывая вкусила сладость его рта, касаясь языком гладкой поверхности зубов, зернистой твердости языка.

Внезапно Элиз осознала, что Рено не отвечает на ее поцелуй, очевидно, вспомнив, что должен оставаться пассивным. Ее охватило разочарование, к которому добавилась бессознательно копившаяся в течение недель досада. Она приподняла голову и облизала губы.

— Рено, если бы я попросила тебя поцеловать меня, ну совсем немножко, ты бы согласился?

Он смотрел на нее, глубоко дыша, подавляя в себе боль желания. Он отчаянно стремился к тому, чтобы дать наслаждение ей и самому ощутить неистовую радость, которую мог обрести в ее хрупком теле.

— Если это шутка, то знай, что она опасная, — сказал он наконец.

— Нет-нет! — прошептала она, качая головой, страшно обиженная его осторожностью.

— Ну хорошо, я попробую.

Элиз вновь опустила голову, их уста слились. Рено обнял ее за талию, потом приподнялся и нежно положил ее на спину среди сухих желтых и красных листьев. Он поцеловал ее подбородок, кончик носа, лоб. Его рука скользнула ей на затылок, он снял с нее муслиновый чепец и начал вынимать шпильки, которыми волосы были заколоты в пучок.

— Подожди! — воскликнула Элиз, охваченная внезапным сомнением. — Это ошибка…

— И все-таки давай попробуем, — прошептал он. — Если тебе будет неприятно или страшно, сразу же скажи мне.

Волосы Элиз рассыпались по плечам. То ли их освобождение, то ли его слова как-то странно повлияли на нее, и ей стало легче.

— Какие красивые, — пробормотал Рено, гладя ее по волосам, рассматривая медово-каштановые пряди в последних призрачных лучах сумерек. Он вновь приник к ее устам, водя по ним языком до тех пор, пока она их не приоткрыла.

Элиз чувствовала, как ее наполняет теплая волна благодарности.

Она задрожала, когда его пальцы коснулись ее шеи, заскользили по груди, коснулись края корсажа, и задышала быстрее, когда Рено повторил этот путь своими теплыми губами. Он нащупал узел, стягивающий шнуровку, и с легкостью освободил ее бледную грудь; закрыв глаза, он прижался к ней лицом, вдыхая аромат ее кожи.

Сладкий дурман пьянящего восторга пробежал по жилам Элиз. Члены ее ослабели, стали как ватные, ленивая истома не позволяла думать. «Я или сумасшедшая, или пьяна, если так себя веду», — мелькнула в голове отрывочная мысль. Вся во власти древней магии, она позволила ему повернуть ее, расстегнуть на спине маленькие пуговки и расшнуровать корсет. Когда Рено стягивал рукав с ее руки, она ощутила на плече тепло его дыхания.

Ее тело, освободившись от власти воли, само приподнялось к нему навстречу. Элиз слышала его напряженное дыхание, мощное биение его сердца. Это была чистая радость взаимного восторга, без всякой мысли об эгоистичном удовлетворении. Ничего подобного она прежде не испытывала.

Элиз провела рукой по его спине, ощущая в себе эту растущую радость, раскрывающуюся, подобно лесному папоротнику весной.

Рено приподнял голову и внимательно посмотрел на нее.

— Мне остановиться?

Прошло несколько мгновений, прежде чем она смогла произнести:

— Да, так, наверное, будет лучше.

— Несомненно. Но ты действительно этого хочешь?

Сердце у нее билось с такой силой, что она поражалась, почему он не слышит его стука, а тело ее горело как в огне. С глазами, блестящими от страсти, она произнесла:

— Нет, я этого не хочу.

— И я, — прошептал он.

Никогда в жизни Элиз не знала ничего, кроме грубых ласк, которые причиняли боль и не приносили удовольствия. Рено терпеливо и осторожно помог ей открыться навстречу собственным чувствам, он расколдовал ее.

Элиз охватил яркий завораживающий пламень восторга; она погрузилась в волны удовольствия, парила в небывалом блаженстве. Это блаженство так ошеломило ее, что от удивления она даже издала сдавленный крик, а потом вновь приникла губами к его губам, ощутив солоноватый привкус крови. Обхватив Рено за плечи, она прижалась трепещущей грудью к его груди. Ей хотелось, чтобы он как можно крепче обнял ее, хотелось ощутить его силу, его твердость.

Он отпустил ее на минуту, но только для того, чтобы освободиться от брюк, и вновь обнял ее. Она ощутила его разгоряченную пульсирующую силу.

— Элиз, милая…

Она не могла смотреть на него, не могла ни о чем думать из-за восхитительного исступления, владевшего ею. Но она поняла суть его просьбы, до нее дошла мольба в его голосе. И ей вдруг показалось странным, что все это время она так боялась его. Над головой Элиз темные ветви деревьев разрисовывали серый купол зимнего неба, но она не ощущала ни холода, ни страха, согретая теплом этого человека.

— Пожалуйста, — чуть слышно прошептала она.

Если бы Рено так напряженно не ждал ответа, он бы не расслышал. Ее дыхание касалось его щеки, и он скорее догадался, что именно она сказала.

— Ах, любовь моя, — произнес Рено низким от страсти голосом, — мне не следовало так долго ждать.

Он уже не мог дольше выдерживать искушения и изо всех сил сжал Элиз в объятиях, отметая старые воспоминания, испытывая головокружительную радость — и даря ее.


Когда они возвращались домой, наступила полная темнота. Желтый свет лился из окон, приветствуя их. Они медленно шли, обняв друг друга, и часто останавливались, чтобы поцеловаться. В их поцелуях сквозило неутоленное желание. Элиз положила голову на плечо Рено, но часто поворачивала ее, чтобы всмотреться в темноту леса.

— Что ты высматриваешь? Пантеру?

— Нет. Просто я смотрю, нет ли там какой-нибудь опасности.

— Ты все еще боишься?

— Когда ты со мной, я не боюсь, — ответила она, с удивлением обнаружив, сколь правдив этот импульсивный ответ, и продолжила неуверенным тоном: — Так странно, что мне не надо ничего бояться…

— Ничего?

— По крайней мере сейчас.

— Но будут и другие времена, и другие ситуации. Страх необходим нам для поддержания разумной осторожности.

— Но я не хочу быть осторожной! — воскликнула она с неожиданным жаром.

Рено улыбнулся, глядя на нее с высоты своего роста.

— Я надеюсь, что в некоторых вещах ты и не будешь осторожной.

Она притянула к себе его голову, их губы слились. Прошло некоторое время, прежде чем они продолжили свой путь.

В гостиной сидели только Маделейн и Генри. Кузина Рено подняла взгляд, увидела, что они сами не свои, и поджала губы, но ничего не сказала. Когда наконец она заговорила, ее взгляд был направлен куда-то поверх их голов.

— Ужин подадут через полчаса.

— Мы поужинаем у себя в спальне. — Голос Рено был ровен, но в нем чувствовалась легкая ирония.

Женщина подняла брови:

— Как угодно.

— Да, нам так угодно. Мы желаем вам спокойной ночи. Извинитесь за нас перед остальными.

Не дожидаясь ответа, они отправились в спальню.

На каминной доске в хрустальных позолоченных подсвечниках горели свечи. Рено зажег еще и свечи на туалетном столике, и Элиз внезапно охватило смущение. Здесь, в доме, в ярком свете свечей, ей стало стыдно за свой недавний пыл.

Рено улыбнулся, пламя свечей отражалось в его глазах.

— Жаль, что я не догадался отказаться от ужина.

— Отчего же?

— Мне бы хотелось раздеть тебя сейчас, сию же минуту и начать все сначала.

Элиз почувствовала, что мучительно краснеет, и опустила глаза.

— В самом деле…

— Я — как человек, долго страдавший от жажды. Никак не могу напиться.

А ведь совсем недавно она считала его бесчувственным! Теперь такая мысль казалась смешной. Медленная улыбка тронула ее губы.

— По-твоему, я такая же пресная, как вода?

— Как раз такая, как нужно!

Рено вдруг схватил Элиз в объятия и приподнял, так что ее юбки обвились вокруг них обоих. Их губы встретились, и он замер, а потом вновь опустил ее на пол и, наклонив голову, коснулся лбом ее лба.

— А может быть, и лучше, что я не отказался от ужина. Нам нужно поддержать свои силы.

— Да, — прошептала она, — особенно тебе, после такого изнурительного плавания.

— Колдунья! — произнес он, смеясь. — Это все из-за тебя.

— Из-за меня? — Она хотела обиженно отступить назад, но он ее не отпустил.

— Как же еще я мог выполнить свое обещание, если бы не изнурял себя, прежде чем лечь с тобой в постель?

— Ну, тогда… — Элиз смущенно теребила край его рубашки, касаясь пальцами груди.

Он взял ее за руку и прижал к губам.

— Веди себя хорошо, если хочешь есть.

— Рено…

— Да, любовь моя?

Элиз взглянула на него своими янтарно-карими глазами, затем вновь опустила взгляд.

— Ты бы бросил нас в беде, если бы я не согласилась на твои условия?

— Других — возможно, но тебя никогда.

— Ты бы позволил им погибнуть?

Рено почувствовал, что тело Элиз напряглось, и сильнее прижал ее к себе.

— Я не сомневаюсь, что они могли бы спастись и без моей помощи.

— Некоторые пытались и потерпели неудачу — как те четверо, которых убили на реке. Но ты же прекрасно понимаешь, что если бы они отправились одни, я пошла бы с ними.

— Если бы я не украл тебя.

— Что?

— Неужели ты думаешь, что я оставил бы тебя на милость Паскаля? А если бы ваша попытка потерпела неудачу, ты могла бы попасть в рабство.

— И что же, ты бы силой привез меня сюда? Или сделал бы меня своей рабыней в начезской деревне?

Рено нахмурился, услышав нотки раздражения в ее голосе, но ответил без обиняков:

— Пожалуй, я предпочел бы деревню. Мне совсем не нужно было скрываться и бежать, все дело в нашей сделке.

— Но ты говорил… Я думала, что ты в любом случае направлялся в земли начеточе.

Рено пожал плечами:

— В этом не было никакой срочной необходимости.

Элиз снова попыталась вырваться и была поражена тем, что он так легко отпустил ее.

— Я не верю тебе! Ты в самом деле сделал бы меня рабыней?

— Эта идея была в некотором смысле привлекательной.

— Не сомневаюсь, — сказала она, сверкая глазами. — А как же мадам Дусе? Вряд ли Паскаль взял бы с собой такую обузу. Ты бы захватил и ее тоже?

— Положа руку на сердце, можешь ли ты утверждать, что ей здесь лучше, чем там, где она была бы рядом с дочерью и внуком? Тяготы рабства не тяжелее тех, которые она перенесла в пути.

— Не знаю, я ведь никогда не была в рабстве, — резко ответила Элиз. — Но когда я думаю, что ты мог бросить в беде своих соотечественников — Генри, Сан-Аманта, Паскаля, — мне становится нехорошо.

Рено снова пожал плечами:

— Здесь дикие края. Мужчины должны уметь заботиться о себе и о своих близких сами. Те, кто не в состоянии этого сделать, должны отсюда уехать. Что касается этих мужчин, то они просто поняли, что со мной у них больше шансов выжить.

Его доводы звучали достаточно убедительно. Элиз подошла к свече и, протянув руки, стала греть внезапно озябшие пальцы.

— Может быть, ты и прав, не знаю. И все же, если ты мог с такой легкостью получить меня, зачем понадобилось это путешествие?

— Мне не хотелось ранить твою гордость, не хотелось брать тебя силой.

— Неужели? Я ведь оскорбила тебя.

— И озадачила своей сложностью. Ты и сейчас продолжаешь быть для меня загадкой.

— Как чудесно, что мы не зря проделали весь этот путь!

Игнорируя легкий сарказм, слышавшийся в ее словах, он тихо сказал:

— Да, чудесно.

Она взглянула на него с упреком. Рено быстро подошел к ней, взял ее руки в свои и прижал к груди.

— Зачем ты себя мучаешь, милая? — Он коснулся губами ее волос. — Что плохого в том, что ты стала моей? Ты презираешь меня за то, что я стремился к этому? Но ведь я же привел сюда вместе с тобой и остальных. Благодаря тебе они живы и здоровы. Что толку думать о том, что могло бы быть? Сомнения и страх источают душу.

Элиз, нахмурившись, взглянула на него.

— Ну почему ты такой рассудительный?

— Прости, уж какой есть.

Она вздохнула, коснувшись щекой его подбородка и закрывая глаза. Ей давно хотелось задать ему этот вопрос, и наконец она решилась:

— Что слышно о форте Сан-Жан-Баптист? Когда мы туда доберемся?

— Поговорим об этом через пару дней, когда уедет Пьер.

Она медленно кивнула. Его ответ мало что говорил ей, но все же она была удовлетворена. На самом деле ей вовсе не хотелось думать об отъезде, да и вообще ее теперешние желания были слишком противоречивыми.

Глава 9

В тишине утра обрушившиеся на дверь удары показались оглушительными. Элиз мгновенно проснулась и села в постели. Рено, мрачно нахмурившись, уже опустил ноги на пол и успел натянуть брюки, когда дверь распахнулась и в комнату ввалились мужчины.

Ночной сорочки на Элиз не было, и ей пришлось завернуться в простыню. В смущении и гневе смотрела она на Паскаля, Сан-Аманта и Генри.

— Черт побери, что все это значит? — В голосе Рено звучала ярость.

— Подонок, мерзкий подонок! — закричал Паскаль, потрясая кулаком. — Я удушил бы тебя голыми руками!

— И я, — заявил Сан-Амант, лицо его было сурово.

Элиз переводила взгляд с одного на другого, потом обратила внимание на раскрасневшееся лицо Генри, крепко сцепившего руки. Наблюдая этот взрыв ярости, она чувствовала, как все у нее внутри холодеет. Ее первой мыслью было: «Откуда они узнали?» Потом она поняла, что дело не в этом: ведь они уже давно считают ее падшей. Их разъярило что-то более серьезное, чем страстная ночь, проведенная ею с Рено.

В комнате было прохладно. Рено невозмутимо подошел к камину, чтобы разжечь дрова, сложенные здесь же, и, не оборачиваясь, произнес:

— Если бы кто-то из вас сказал, чему я обязан столь ранним визитом, это помогло бы мне понять, чем вы так… недовольны.

— Мы открыли твой обман!

— Неужели?

— Мы узнали от твоего друга, что этот дом находится менее чем в десяти лье от форта Сан-Жан-Баптист. Десять лье! Туда же можно за один день дойти пешком!

У двери произошло какое-то движение, и в комнату с чашкой шоколада в руках вошел Пьер:

— Рено, дорогой, я очень сожалею. Я не знал, что это тайна.

— Ты держал нас здесь, как стадо баранов в загоне! — продолжал Паскаль. — Мы уже давно могли быть в форте или даже в Новом Орлеане. Почему ты так поступил? Почему, черт тебя побери?!

При этих словах Генри взглянул на Элиз и тут же отвел глаза, а лицо его и даже уши покраснели от смущения.

— А как вы думаете, почему?

— Я полагаю, что причина рядом с тобой в постели!

— Мы считаем, — сказал Сан-Амант, — что ты удерживал именно мадам Лаффонт, а остальные оказались в этом положении волей-неволей.

Элиз сидела, опустив голову, не в силах пошевелиться. Неужели это правда, и он сознательно ввел их в заблуждение? Если так, то не ради того, чтобы подольше наслаждаться ее благосклонностью, как думали другие. Он хотел обольстить ее, чтобы эту благосклонность завоевать, но от этого было не легче. Она ждала, что он опровергнет обвинения, но ждала напрасно.

Дрова в камине разгорелись, в комнате запахло горящей сосной и дубом. Рено обернулся:

— Если помните, я предлагал вам продолжить путь одним.

Сан-Амант сделал шаг вперед:

— Но ты оставил нас в неведении относительно расстояния, которое нам предстояло пройти, так как знал, что мадам Лаффонт ушла бы вместе с нами. Тебе надо было, чтобы мы все были здесь, и ты об этом позаботился. Мы как дураки били здесь баклуши только для того, чтобы ты мог подольше поразвлекаться с женщиной, которую принудил разделить твое ложе! Теперь наши друзья будут думать, что мы бессердечные негодяи, равнодушные к трагедии в форте Розали и к чувствам тех, кто дожидается вестей оттуда. Мы сибаритствуем здесь в то время, как все думают, что мы погибли вместе с нашими соседями.

— Нет-нет, по крайней мере в этом вы обвиняете меня напрасно. Я сообщил коменданту Сен-Дени, что все вы живы и будете у меня, пока не оправитесь от выпавших вам тяжких испытаний.

— Ты сообщил? — начал Паскаль, и ему пришлось глубоко вздохнуть, чтобы успокоиться. — Когда?

— Как только мы приехали сюда. Вечером того дня я уехал в форт на быстрой лошади и вернулся на следующий день к полудню. Кроме всего прочего, мне нужно было достать какую-то одежду для Элиз. Я знаком с одной женщиной в форте, у которой с Элиз почти один размер, и у нее большой гардероб. Она помогла мне.

Пораженные вероломством Шевалье, все молчали, но это продолжалось не более минуты. Паскаль начал ругаться, а в сузившихся глазах Сан-Аманта сверкнул гнев. Пьер взглянул на побледневшее лицо Элиз, на ее белоснежные плечи, на гриву золотисто-каштановых волос, рассыпавшихся по простыне, а потом повернулся к Рено. Он удивленно приподнял бровь и покачал головой, будто не веря, что его друг мог оказаться в таком затруднительном положении. Хмурый Рено только пожал плечами.

— Это правда? — требовательно спросила Элиз, наконец обретя дар речи. — Мы могли бы добраться до форта за несколько часов, если бы ты дал нам лошадей и показал дорогу?

Когда Рено посмотрел на нее, в его глазах мелькнула боль, но он не сделал попытки уйти от ответа:

— Это правда.

До сих пор Генри окаменело стоял, не сводя глаз с Элиз и Рено. Его взгляд был полон детской ревности, разочарования и гнева. Теперь он заговорил:

— Б-боже мой, если никто другой не н-накажет этого н-негодяя, это сделаю я!

Сан-Амант положил руку на его плечо.

— Спокойно, спокойно. Давай сначала послушаем, что он скажет.

Элиз смотрела только на Рено, не слыша ничего вокруг.

— Но ты же знал, что все откроется?

— Только тогда, когда это уже не имело бы никакого значения. По крайней мере, для меня.

— То есть после того, что произошло вчера вечером? Ты мог бы уже сегодня нам все рассказать?

Он отрицательно покачал головой:

— Нет. Через несколько дней, через неделю.

«Когда устал бы от меня», — подумала Элиз, пристально всматриваясь в его окаменевшие черты. Он предполагал, что удовольствие от обладания ею не продлится дольше! А после этого ему было бы уже неважно, что думает она или любой из них…

— Послушайте, я сейчас спущу с него шкуру! — прорычал Паскаль.

— Умоляю, не надо насилия, я еще не закончил завтракать, — сказал Пьер, размахивая чашкой. — Я этого не допущу.

Это было своего рода напоминание, что Рено есть кому прийти на помощь, если бы они решились напасть на него все вместе.

— В этом нет смысла, — согласился Сан-Амант. — Все, чего мы требуем, это чтобы нас тотчас, как можно быстрее, доставили к месту назначения.

— Вы вполне можете добраться сами, — заметил Рено, склонив голову. — Мои вам наилучшие пожелания.

— Так ты отказываешься…

— Вы же теперь знаете, что это всего лишь десять лье. Совершенно случайно здесь проходит проселочная дорога, ведущая прямо к воротам форта.

— Так, — саркастически заметил Паскаль, — значит, ты и о дороге нам все наврал?

— Удивлен, что вы не додумались проехать по ней, когда были на охоте.

— Мы проехали немного… Ты сказал, что дорога идет только до границ твоих владений. Значит ли это, что твои земли простираются до самого форта?

Рено улыбнулся.

— Не совсем.

— Мы уедем через час, — заявил Сан-Амант, небрежно поклонился и вышел.

Генри направился следом, но у дверей остановился и резко обернулся:

— Мадам Лаффонт, вы поедете с нами?

— Да, поеду.

Пьер стоял в стороне, пока все не вышли. Затем и он удалился, тактично прикрыв за собой дверь. Элиз и Рено остались одни. Тишину нарушало только потрескивание и шипение огня. Элиз соскользнула с постели, подошла к гардеробу и достала свое старое платье. Швырнув его на кровать, она принялась искать свою нижнюю юбку и сорочку.

Рено молча наблюдал за ней, разрываемый потребностью объясниться и желанием, чтобы

она поняла мотивы его действий без объяснений. Так или иначе, он не мог отказать себе в удовольствии любоваться жемчужным сиянием утреннего света на ее коже, талии, бедрах. Его руки все еще ощущали ее мягкость, во рту еще оставался ее вкус. Он бы все отдал, чтобы можно было протянуть руку и удержать ее, заставить остаться.

— Элиз, послушай меня…

Она взглянула на него, и в это краткое мгновение Рено отчетливо понял, что надеяться ему не на что. Едва ли когда-нибудь эта женщина сможет простить его. В следующую секунду она отвернулась и натянула через голову сорочку и нижнюю юбку.

Внезапно воздух прорезал истошный вопль. Элиз вздрогнула, потом поняла, что это мадам Дусе. Может, она увидела еще одного индейца? Казалось, только это могло вызвать у нее такой ужас.

Затем в дверь громко застучали. Послышался голос Пьера:

— Рено, тебе лучше выйти сюда!

Все собрались на террасе. В гостиной слышались рыдания мадам Дусе и мягкие увещевания Маделейн, но никто не обращал на них внимания. На этот раз тревога оказалась настоящей. Дом был окружен воинами-начезами — высокими крупными мужчинами с разрисованными белой и желтой краской лицами и кожаными, отороченными мехом накидками на плечах. У них были мушкеты, луки и стрелы, но они держали их, прижав к боку, застыв в напряженных позах.

К лестнице приблизились несколько воинов. На голове у каждого были лебединые перья, указывавшие на принадлежность мужчин к роду Солнца. Возглавлявший процессию индеец нес на вытянутых руках огромную трубку мира длиной около полутора метров.

Элиз стояла рядом с Рено и слышала, как он негромко отдавал Пьеру торопливые распоряжения относительно подарков, которые должны быть вручены по такому поводу, и праздничной трапезы. В следующую минуту процессия остановилась, и трубка мира была торжественно предложена Рено. Он решительно шагнул вперед и направился вниз по ступенькам, чтобы принять трубку. Произошел обмен любезностями на языке начезов.

Элиз понимала, что эти индейцы прибыли не как боевой отряд, а с некоей особой миссией. Похоже было, что они привезли какое-то прошение Рено. И похоже было, что, если его ответ не удовлетворит их, эта мирная делегация вполне может превратиться в боевой отряд…

— Я думаю, — тихим задумчивым голосом проговорил Сан-Амант, — что тензасский воин, преследовавший нас в лесу, был самым настоящим, а не порождением больного воображения мадам Дусе.

Паскаль выругался, но негромко, чтобы не услышали индейцы. Еще через мгновение Элиз вспомнила, что индеец, которого мадам Дусе видела в первый раз, вскоре после того, как они перебрались через Миссисипи, был из племени тензасов, союзников начезов. Выходит, во время их путешествия они постоянно были под наблюдением! Что же это значило? Что Рено их предал? Что он только делал вид, будто помогает им бежать от опасности, а сам все время знал, что их преследуют? Или их держали в поле зрения не потому, что они могли стать заложниками, а из-за самого Рено? Ведь он все-таки родной брат их вождя… Ответов на эти вопросы у Элиз не было.

— А что если начезы прибыли за нами? — ровным голосом спросила она.

— Не думайте об этом, — ответил Сан-Амант. — Просто не думайте об этом.

Вскоре оказалось, что его совет очень кстати.

Было принято единодушное решение отложить отъезд. Не было никаких гарантий, что им позволят уехать, а если бы и позволили, то их отъезд мог быть расценен как трусость и разбудить охотничьи инстинкты начезов. Он мог быть воспринят и как оскорбление — последствия были бы теми же. Никому не хотелось состязаться с индейцами в беге всю дорогу до форта Сан-Жан-Баптист.

Между тем слуги Рено лихорадочно готовили угощение. Наблюдая, как они носятся взад-вперед, а задерганная Маделейн отдает им распоряжения, сверяясь со списком блюд и напитков, просто неприлично было не предложить помощь. Вскоре руки Элиз были уже по локоть в муке, она руководила выпечкой пятидесяти буханок хлеба в печи во дворе. Одновременно, бегая то в кухню, то обратно, она присматривала за девушкой, зажаривавшей целого поросенка, и мальчиком, помешивавшим оленье рагу в огромном черном котле. Хорошо, что она была занята. Как только она останавливалась, на нее снова наваливались мысли — и были они неутешительными.

Наконец гигантский обед был готов. Подавали его на огромных деревянных подносах, которые ставили прямо на землю вокруг костра. Старший из прибывших индейцев произнес длинную речь, выслушанную с уважением. Когда он сел, это было воспринято как сигнал, и все начали есть. Каждый мужчина орудовал собственным ножом, накладывая себе еду в деревянную или глиняную чашку и добавляя туда соус или бобы костяной ложкой. Из напитков была крепкая тафия, ароматизированная специями. Прошло совсем немного времени, а голоса индейцев становились все громче, и все чаще раздавался их смех.

Элиз наблюдала за происходившим из окна, чуточку приоткрыв ставень, — женщинам не разрешили участвовать в пиршестве. Генри тоже хотел отказаться, но его убедили, что лучше вести себя цивилизованно, подобно послам, садящимся за стол переговоров со своими врагами. Юноше все это так не нравилось и вызывало такое недоверие, что он почти не разговаривал, уставившись в свою тарелку. Паскаль свирепо посматривал по сторонам, а Сан-Амант держался так чопорно, что Элиз побаивалась, как бы он не навредил их делу вместо того, чтобы помочь. Впрочем, наблюдая за ними сейчас, Элиз видела, что все трое явно с удовольствием ели и так же жадно, как все остальные, опрокидывали свои стаканы.

Пьер, казалось, чувствовал себя совершенно непринужденно. Он смеялся над шутками, его ответные замечания, судя по взрывам смеха, нравились индейцам. Его светлые волосы отливали тусклым блеском в свете костра; он снял камзол, жилет и рубашку и надел кожаную накидку. Ничего удивительного в этом не было — он вырос среди этих людей, и многие из них могли когда-то быть его друзьями.

Элиз отыскала взглядом Рено. Он пошел еще дальше, чем Пьер, надев набедренную повязку и накидку, а волосы собрал узлом сзади и украсил лебедиными перьями. Он разговаривал со старейшим из начезов, совсем забыв о чашке с едой. Каким чужим, каким дикарем снова показался он ей! Она пробовала представить себя в его объятиях, вспомнить ощущение от его поцелуев — и не могла.

Или могла? Прошедшей ночью они сошлись в такой дикой, необузданной страсти… Едва ли какой-то другой, более цивилизованный мужчина мог так же полно удовлетворить ее.

Как бы то ни было, Элиз теперь чувствовала себя свободной. Нежная непреклонность Рено избавила ее от страха перед мужчинами. Они были просто существами мужского пола — одни хуже, другие лучше. И они могли причинить ей боль, только если она сама допустит такое. Она была уверена, что уже не съежится от страха при одном прикосновении кого-нибудь из них и даже когда-нибудь в будущем сможет позволить кому-то любить ее. Сможет ли она ответить взаимностью, пока представлялось сомнительным. Но дело было не в физическом отвращении, а в недостаточном доверии.

Она поверила Рено, хотя и не сразу. А он предал ее. И это было очень больно…

Наступила ночь, а пиршество продолжалось. Элиз поела вместе с мадам Дусе и Маделейн — точнее, без всякого аппетита поковыряла в тарелке. Потом она играла на клавикордах, а Маделейн спокойно занималась рукоделием, будто ничего особенного в том, что происходило у нее во дворе, не было. Время от времени кузина Рено уходила на кухню проследить, чтобы угощения подавали в достатке, однако большей частью ее работа была уже сделана.

Мадам Дусе пробовала вышивать носовой платок, но путалась, несколько раз распарывала и в конце концов зашвырнула шитье в угол. Она ходила взад-вперед по комнате, ломая руки, и говорила, говорила о том, какая страшная опасность им грозит, снова и снова вспоминала смерть мужа и пленение дочери и внука. Спустя какое-то время Элиз почувствовала, что больше не может, и ей пришлось сжать зубы, чтобы не закричать на женщину. В этом, конечно, не было никакого смысла — мадам Дусе так же, как и другие, переживала нервный кризис. И потом нужно отдать ей должное, она все-таки оказалась права относительно индейцев. Только бы она перестала причитать!

Около полуночи пришел Пьер. Лицо его было серьезно, хотя глаза горели, а губы блестели от жира. Взгляд его остановился на Элиз.

— Рено послал меня к тебе.

Элиз кивнула, стараясь не обращать внимания на то, что внутри у нее все сжалось.

— Что? — спросила мадам Дусе, едва дыша. — Что они собираются сделать с нами?

— Вам нечего бояться, мадам. Они прибыли только за Рено.

Маделейн подалась вперед:

— Что ты хочешь сказать?

— Произошла стычка с французским разведывательным отрядом. Военачальник начезов убит.

— А что с французами? — пронзительно закричала мадам Дусе, раздраженная тем, что ей сообщают о смерти какого-то индейца.

— Погибли, к сожалению. Похоже, что их командир оказался преступно глупым и не смог принять элементарных мер, чтобы предотвратить нападение.

— А при чем здесь Рено? — нетерпеливо спросила Элиз.

— Прибывшее посольство просит его вернуться в Большую Деревню начезов и стать их военачальником. Ведь он сын Татуированной Руки, брат Большого Солнца.

— И Рено согласился?!

— Он считает, что отказаться было бы ошибкой. Сейчас нужен кто-то с холодным рассудком, кто сможет вести переговоры с французами, чтобы возместить потери и восстановить мир. Конечно, если французы позволят все это.

— Думаешь, они могут отказать?

— Губернатор Перье может посчитать, что только месть смоет бесчестье и придаст французским колонистам уверенности.

— Что же сможет в этом случае сделать Рено?

— Если Перье не захочет выслушать начезов, если он проигнорирует все призывы к миру, Рено попытается убедить его, что война с индейцами окажется очень дорогостоящей затеей. Он надеется, что материальные соображения вынудят их к компромиссу.

— Но зачем ему все это нужно? — простонала мадам Дусе.

— Не забывайте, что начезы — народ его матери, и он не может стоять в стороне и наблюдать, как Франция подняла на них руку. Особенно теперь, когда ясно, что именно политика нынешнего правительства спровоцировала восстание.

— Он что, поднимет индейцев на очередную резню? Теперь они будут истреблять французов в самом Новом Орлеане? — гневно поинтересовалась Элиз.

По лицу Пьера пробежала тень.

— Иногда трудно заранее сказать, как Рено поступит, но думаю, он не сделает этого. Ясно одно: если он будет с начезами, с пленными женщинами и детьми будут лучше обращаться. Это нужно учитывать.

Элиз пришло в голову, что если бы индейцы потерпели поражение, французы не простили бы изменника-полукровку, возглавившего нападение начезов. Что бы они с ним сделали, если бы схватили?

— О, да, да! — возбужденно выкрикнула мадам Дусе. — Пусть тогда отправляется. Пусть сейчас же отправляется!

— Он собирается выехать на рассвете, вернее — как только пировавшие ночь напролет мужчины будут в состоянии сесть на коней. — Пьер многозначительно оглядел их. — Вы же, милые дамы, вместе с вашими попутчиками отправитесь в другом направлении. Рено предпочитает, чтобы вы уехали до того, как выступят начезы, так будет безопаснее. Вам нужно приготовиться.

Он поклонился и повернулся, чтобы покинуть их, но тут мадам Дусе вскочила на ноги:

— Подождите! Я не хочу! Я поеду с Рено!

Пьер удивленно уставился на нее:

— Это невозможно, мадам.

— Не употребляйте это слово по отношению ко мне! Я поеду!

Старая женщина неистово размахивала руками. К ней подбежала Маделейн:

— Не убивайтесь так, мадам. То, что вы окажетесь рядом с дорогими вам людьми, не поможет им.

Элиз только теперь осознала смысл обуявшей мадам Дусе идеи и тоже попыталась урезонить ее:

— Это длительное и трудное путешествие; никто не знает, чем оно может закончиться. Вы ведь не хотите сами оказаться рабыней?

— Мне все равно, если только я буду вместе с дочерью и внуком! — Лицо мадам Дусе сморщилось, она всхлипнула.

— Вы не отдаете себе отчета в том, что говорите. Так нельзя, право же. Рено сделает все от него зависящее, чтобы помочь им. Вы должны ему верить.

Элиз сама удивилась, произнеся эти слова, но не могла не признать, что говорила вполне искренне.

— Я хочу поехать — и поеду. Он мне позволит, вот увидите!

На мгновение у Элиз мелькнула мысль, что мадам Дусе потеряла рассудок. Это и в самом деле не казалось таким уж невозможным. Неглубокая, привыкшая к комфорту, без всяких внутренних резервов и с такой чрезмерной зависимостью от мужа, дочери, внука, мадам Дусе оказалась отрезанной от всего привычного. Она положилась на Рено, пока он вел их по диким тропам через леса и потом здесь, в этом доме. Что с ней будет, когда он откажется потакать ей в ее новом желании?

Элиз пробовала уговаривать, льстить, угрожать — но все напрасно. Маделейн, в свою очередь, давала советы и успокаивала. Пьер уже через несколько минут малодушно сбежал. В конце концов мадам Дусе вырвалась от них и побежала к парадной двери. Распахнув ее, она помчалась вниз по ступенькам, будто снова стала молодой.

— Рено позволит мне поехать с ним! — кричала она. — Я знаю, он позволит! Я вам докажу, я докажу вам!

Элиз не успела ее остановить — мадам Дусе подбежала к Рено и схватила его за локоть.

Пиршество подходило к концу. Мужчины наелись до отвала, и сейчас их мало волновало, что среди них появилась женщина. Элиз отметила только, что все они стараются смотреть в сторону, давая таким образом Рено возможность с глазу на глаз поговорить с этой странной женщиной, если уж он этого хотел. Сам Рено казался озабоченным, но не слишком. Он разговаривал с мадам Дусе очень серьезно, внимательно выслушивал и что-то отвечал.

Элиз почувствовала, что у нее больше нет сил. Она резко повернулась и направилась вверх по лестнице.

К отъезду готовиться ей было не нужно — перешитые специально для нее платья она не возьмет. Пусть Маделейн их выстирает и переделает, а впрочем — как распорядится Рено, ему это решать. Единственное, чего ей сейчас хотелось, это снять свое платье и упасть в постель. Небольшой отдых перед долгой дорогой просто необходим.

Она лежала в темноте, заложив руки за голову, и наблюдала за игрой теней на стенах. Веселье во дворе продолжалось, и шум не давал ей уснуть. По неизвестной причине индейцы стали произносить длинные речи, прерываемые то ли победными криками, то ли поздравлениями. Время от времени раздавались взрывы хохота. Это действовало ей на нервы, так как она не знала, чем это может закончиться.

Элиз думала о Рено, который был сейчас среди них, от души веселился и понимал их лопотание. Он был частью всего этого! И он был тем самым мужчиной, который накануне ночью шептал ей ласковые слова любви на ее родном языке. Тем самым мужчиной, которого она ласкала, — его плечи, руки, грудь, бедра. Невероятно!

Где он будет спать сегодня ночью? Завернется в плащ, как его друзья-дикари, и уснет, где упадет? Или найдет какой-нибудь тюфяк в комнате Пьера и отдохнет несколько часов до рассвета? А может, он надеется разделить ложе с ней? Если так, то его ожидает разочарование. Она больше не желает иметь с ним никаких дел!

И все же Элиз не могла не признать, что он замечательный любовник. До него она и не подозревала, что способна испытывать такие сильные чувства, что в слиянии двух тел может быть такое волшебство. При одной только мысли об этом ее охватил сладостный трепет. За эту часть ее заточения она не держала на него зла. Нельзя было оправдать только средства, которые он использовал для достижения своих целей…

Элиз резко повернулась на живот, решительно прогоняя прочь подобные мысли. Вместо этого она попробовала думать о форте Сан-Жан-Баптист, о том, что будет делать там, с кем встретится. Элиз надеялась отыскать одну знакомую, с которой они вместе плыли из Франции на «Непокорном». Эта женщина, тоже бывшая воспитанница исправительной колонии, вышла замуж за поселенца и жила рядом с фортом. Они сдружились за время плавания, хотя Клодетт была постарше — ей тогда было почти девятнадцать. Ее история была грустной: собственный дядя продал ее в дом терпимости после того, как сам посвятил в тонкости этого ремесла. Клодетт очень радовалась перспективе выйти замуж за доброго мужчину, много старше ее, и жить за его спиной. Она надеялась, что никто не узнает о ее прошлом и она сможет стать уважаемой дамой.

А что будет с ней самой в этой маленькой колонии? Станет ли известно о ее близости с полукровкой? Можно ли верить Паскалю и остальным, что они не станут болтать об этом на каждом углу? Моральные устои поселенцев были не очень строги и достаточно терпимы, но ей не хотелось слышать хихиканье и грубые шутки у себя за спиной.

А впрочем, все это неважно. Она будет контролировать ситуацию так же, как делала это прежде. Самое главное — возвратить свою собственность. Первое, что она должна сделать, — это переговорить с комендантом, человеком по имени Сен-Дени. Он должен помочь ей добраться до Нового Орлеана, где она смогла бы обратиться со своим делом в консульство или даже к самому губернатору. Война с индейцами в тех местах, где были ее владения, конечно, затруднит возвращение туда, и какое-то время нельзя будет приступить к восстановлению разрушенного. Но рано или поздно это же должно будет произойти. Ничего больше она все равно не могла сделать.

Элиз проснулась от того, что кто-то положил руку ей на плечо. Прежде чем она шевельнулась, ее схватили, повернули, и она оказалась крепко прижатой к сильному мужскому телу.

— Лежи спокойно, — прошептал Рено. — Просто лежи спокойно.

Элиз попробовала оттолкнуть его, но у нее ничего не получилось.

— Отпусти меня! — полным негодования голосом воскликнула она.

Рено не ответил, только еще крепче прижал ее к себе. Она обнаружила, что на нем нет никакой одежды. Все его тело было прохладным, и только внизу живота Элиз ощутила его разгоряченную твердую волнующую плоть. Он нежно погладил ее распущенные волосы, вдохнул их легкий аромат, прижался к ним губами.

Элиз вдруг охватила странная слабость. Она с ужасом осознала, что больше не сердится на Рено, а чувствует только страшную боль. Он овладел ею, угрозами и хитростью подчинил ее своей воле не потому, что испытывал к ней какие-то чувства, а потому, что она бросила ему вызов. Она оскорбила его, и он сделал все, чтобы она пожалела об этом. Он пробил брешь в ее обороне и вынудил сдаться, использовав ее же собственные чувства.

Единственным утешением Элиз было то, что, по какой бы причине он ни предпринял свою осаду, для него это не было бескровной борьбой. Она не так-то легко сдалась, поскольку Рено тоже оказался уязвимым. Может, она и мало интересовала его как личность, но к концу он отчаянно желал ее.

Что же, скоро все закончится. Возможно, он выполнил не все условия их сделки, но завтра это будет уже в прошлом. А может, даже сегодня — если лошади окажутся достаточно быстрыми и домчат их в форт до захода солнца.

Рено положил ей руку на затылок и запрокинул ее голову назад. В его поцелуе была сладостная крепость тафии, которую он пил. Не отпуская ее, он начал совершать медленные движения, давая ей почувствовать, чего он хочет.

Против собственной воли — или так только казалось — Элиз ответила. Она обняла его за шею, потом легонько коснулась ладонями татуировки на груди. Это будет в последний раз. Никогда больше не почувствует она его силы, его нежной сдержанности. Будет ли кто-нибудь другой в ее жизни так же ласково добиваться ее, думать в первую очередь о ее желаниях, а не о своих? Будет ли кто-нибудь ждать ее благосклонности с таким железным самообладанием и терпением?

Один, последний раз… Что в этом плохого? Ей это не причинит вреда, а он разве не заслужил? Она всегда платила свои долги, заплатит и этот — с удовольствием. Она будет щедрой, она отдаст себя всю, без остатка, как он отдавал ей себя. Она доставит ему радость на прощание, если сможет. Кажется, именно этого он хочет — и она тоже. Неужели это так дурно? Ведь завтра он навсегда отпустит ее, чтобы взяться за опасный труд военного вождя начезов. И даже если он станет врагом ее народа — какое это имело значение сейчас?

Едва сдерживая слезы, Элиз прижалась губами к его губам. Она чувствовала, как ее заполняет лихорадочное желание; груди ее набухли, соски затвердели и уперлись ему в грудь. Когда его рука скользнула по ее бедру и потянула вверх ночную рубашку, она вся задрожала.

Последний раз! Сейчас она принадлежала ему, а он принадлежал ей, они составляли одно неделимое целое. Это должно закончиться, но не сейчас, господи, не сейчас… Все было так сладостно, так прекрасно, так совершенно! Она не могла вынести мысли о том, что этого может никогда больше не повториться…

Когда все закончилось и они лежали обнявшись, Рено перебирал пальцами длинные пряди ее волос и широко открытыми глазами смотрел в темноту. Еще недавно он собирался отпустить ее. Он думал, что сможет, что это необходимо. Но теперь он понял, что никогда не отпустит ее, потому что это его женщина. Она останется с ним, даже если ему придется сражаться за нее со всем миром. Или с самой Элиз.

Глава 10

— Они уехали.

Элиз взглянула на Маделейн поверх чашки шоколада, в глазах ее появилось удивленное выражение:

— Как это уехали?

— Они отправились в форт. На рассвете.

— Как же они могли уехать без меня? Почему меня не позвали? — Она осторожно отставила в сторону фарфоровую чашку с узором из фиалок, побоявшись, что сейчас швырнет ее на пол.

Маделейн говорила очень спокойно, но руки ее были крепко сжаты.

— Им сказали, что вы решили остаться.

— Кто им это сказал?

Маделейн не ответила, да в этом и не было нужды. Кто же еще мог осмелиться это сделать? Кто бы стал убеждать остальных продолжать путь без нее? Кто, как не Рено?

«Я убью его!»

Элиз сбросила одеяло и вскочила с постели, не обращая внимания на то, что была в одной ночной рубашке, с мрачным выражением лица она схватила свое платье и нижнее белье, аккуратно развешенное вечером, и начала второпях одеваться.

— Не нужно так расстраиваться. Он хотел как лучше.

— Лучше для себя! Что мне здесь делать? Оставаться и терпеливо ожидать его возвращения с войны? Пусть он на это не рассчитывает!

В последние два дня между нею и кузиной Рено возникло молчаливое соглашение о перемирии. Старшая женщина, казалось, считала Элиз необходимым условием удобства Рено, а та точно так же воспринимала Маделейн. Они относились друг у другу с взаимным уважением и терпимостью, с осторожным дружелюбием.

— Нехорошо, что он не оставил тебе выбора, — нахмурившись, заговорила Маделейн. — Но что плохого в том, что он хочет, чтобы ты осталась? Ты ему нужна, и я думаю, он тоже нужен тебе.

— Мне никто не нужен!

— Так не бывает, нам всем кто-нибудь да нужен.

— Я не останусь здесь против воли!

— Одной тебе нельзя ехать.

— Я смогу догнать остальных, если у меня будет быстрая лошадь.

— Но даст ли тебе ее Рено?

— Даст — или я украду ее!

Элиз метнулась из комнаты, застегивая на ходу платье, сердитым нетерпеливым жестом отбрасывая на спину струящиеся волосы. Она была в таком состоянии, что не обратила ни малейшего внимания на холодный утренний воздух и густой туман, окутывавший деревья, едва пропуская солнце. Но Рено она увидела — увидела его широкие плечи под плащом из оленьей кожи. Он руководил загрузкой обоза из пяти низкорослых равнинных лошадей. Вокруг него суетилось около полудюжины начезов — другие, по-видимому, уехали. От вчерашнего индейского празднества остался только вытоптанный круг земли, на котором все еще дымились угли костра.

— Что ты себе позволяешь? — требовательно спросила она, приближаясь. — По какому праву ты велел оставить меня здесь?

Рено повернулся к ней, сурово сдвинув брови. Его забранные наверх волосы были украшены лебедиными перьями; плащ раскрылся, обнажив его голую грудь. Полуобнаженный и надменный, он показался ей чужим, это был совсем не тот человек, который обнимал ее предыдущей ночью. В нем была какая-то устрашающая целеустремленность.

— Ты обращаешься ко мне?

— Конечно! — ответила Элиз, с вызовом поднимая подбородок.

— Тогда не мешало бы тебе сбавить тон. Моим воинам не нужны ведьмы, они не поймут меня, если я стану слушать тебя.

— Ведьмы? Ты называешь меня так только потому, что я не хочу оставаться здесь против воли?

— Иди в дом. Поговорим там.

Слова эти прозвучали сурово, как приказ. Он повернулся к Элиз спиной и что-то резко сказал индейцу, который остановился рядом и с любопытством смотрел на них. Весьма вероятно, что он понял многое из того, о чем они говорили: начезы торговали с французами в течение тридцати лет, и у них были определенные способности к языкам. Но даже если он и понял, какое ей дело?

К несчастью, Элиз отдавала себе отчет в том, что имеет в виду Рено. Теперь он стал вождем и должен вызывать уважение у своих подчиненных. Не к лицу ему выслушивать нарекания женщины, хотя среди народа его матери женщины и занимают почетное место. Элиз знала, что почтительное отношение к воинам является священным догматом всех индейских племен. Оно придает им мужество, поддерживает их веру в себя в моменты опасности, когда им приходится рисковать жизнью ради блага своих соплеменников.

Элиз повернулась на каблуках и гордо зашагала к дому, но в глазах ее светился опасный огонек, и в быстрых движениях угадывался сдерживаемый гнев.

Когда Рено появился в гостиной, Элиз уже причесала волосы, заплела их в косы и уложила вокруг головы, закрепив медными шпильками, подаренными Маделейн. Она ходила взад-вперед перед камином, обдумывая то, что ей предстоит сказать, и время от времени останавливалась, чтобы погреть руки над огнем. Губы ее были плотно сжаты, вид она имела весьма воинственный, а в янтарно-карих глазах, обращенных на Рено, не было тепла.

— Чего ты хочешь? — спросил он без всяких предисловий.

— Мне нужна лошадь, чтобы догнать остальных. — Элиз поздравила себя с холодной рассудочностью, прозвучавшей в этой просьбе.

— Ты ее не получишь.

— Нет?!

— Нет.

— Ты не можешь удерживать меня здесь силой! Если ты не позволишь мне уйти сейчас, я это сделаю, как только ты скроешься из виду!

— Боюсь, что нет.

— Подожди, и ты увидишь, — процедила она сквозь зубы.

— Можешь не сомневаться, что я буду наблюдать за тобой каждую минуту.

Она уставилась на него, пораженная внезапным подозрением.

— Ты хочешь сказать…

— Вот именно.

Огромность этого предательства на некоторое время лишила ее дара речи. Он не собирается оставлять ее здесь, а хочет взять ее с собой в начезскую деревню!

— Я не поеду!

— Поедешь. Вопрос только в том, поедешь ли ты сама на своей лошади, или же тебя привяжут к седлу и повезут как рабыню.

— Но мы же заключили сделку! Ты должен был доставить меня вместе с другими в форт Сан-Жан-Баптист. Предполагалось, что я буду свободна после этого. Ты обманул меня, и тебе это так не сойдет!

— Уверяю тебя, сойдет.

Она неотрывно, с ненавистью смотрела на него.

— Ты еще пожалеешь.

— Возможно.

Сухая рассудочность его тона еще больше разозлила ее.

— Ты подонок!

— Это не помешает мне удержать тебя.

Вконец выведенная из себя, Элиз замахнулась и ударила его кулаком. Рено схватил ее за запястье и отвел руку за спину, так что она приблизилась к нему почти вплотную. Боль в запястье была резкой, но Элиз ее не замечала.

— Пусти меня! — прошипела она. Его рот находился всего в нескольких дюймах от ее рта, когда он заговорил:

— Будь осторожна. Я не позволю тебе впредь ставить меня в дурацкое положение. Я советую тебе быть благоразумной. Если ты не послушаешься, все последствия падут на твою голову.

— В таком случае наша сделка расторгнута. С этого момента между нами все кончено. Тронь меня хоть бы пальцем — и я буду бороться с тобой изо всех сил!

— Посмотрим, — ответил он, отпуская ее руку. — Собирайся. Мы отъезжаем через четверть часа.

Конечно, Элиз не следовало предупреждать его. Она в полной мере поняла это, когда увидела свою лошадь, поводья которой были прикреплены к передней луке испанского седла Рено. Элиз стояла в дверях, раздираемая сомнениями, попытаться ли ей ускользнуть с заднего крыльца или же наотрез отказаться покинуть дом. Однако ни тот, ни другой варианты не сулили ей освобождения. Без лошади ей не уйти далеко, ее сразу же настигнут. Если же она останется в доме, то для Рено это будет лишним поводом подойти к ней и взять ее на руки, а ей вовсе не хотелось доставлять ему это удовольствие.

Единственным достойным выходом из положения казалось выйти из дома с высоко поднятой головой, ведь оставалась еще надежда, что ей удастся вырваться, когда бдительность его ослабнет.

В этот момент раздалось цоканье лошадиных копыт. К Рено подвели еще одну кобылу, изящные очертания которой ясно указывали на ее арабское происхождение. В этот момент Элиз услышала у себя за спиной голоса и обернулась. Маделейн вошла в гостиную, держа на руке два плаща. Остановившись, она пропустила вперед мадам Дусе, одетую в черное платье из плотной ткани. Лицо ее выражало волнение и беспокойство. Она повернулась и с жаром обняла Маделейн, благодаря ее за помощь срывающимся от слез голосом.

Так, значит, желанию мадам Дусе суждено было исполниться — она ехала в деревню начезов вместе с Рено. Оказывается, Элиз неправильно все поняла. Лошадь, привязанная к седлу Рено, предназначалась для пожилой женщины, которая не умела хорошо ездить, а арабская лошадь — для нее самой.

Забота Рено подействовала на нее как пощечина. Было ясно, что он не боится давать ей лошадь, зная, что сможет держать ее действия под контролем. Ну что же, пусть пребывает в заблуждении! Арабская лошадь резвее равнинных лошадей, быстрее даже его испанского скакуна — по крайней мере на коротких дистанциях. Если Элиз убежит, Рено, конечно, догонит ее, если вовремя хватится. Если…

Мадам Дусе взяла плащ и вышла за дверь. Маделейн подошла к Элиз и набросила ей на плечи другой плащ из точно такой же темной материи. Элиз негромко поблагодарила ее, но Маделейн покачала головой.

— Благодари Рено, это он велел купить плащи для тебя и для Мари. Он не пожалел времени, чтобы обеспечить вашу безопасность. — Она помедлила, а затем продолжала: — Может быть, ты хоть теперь начнешь беспокоиться о нем. У него будет очень много врагов.

— Только среди французов, — сказала Элиз с горечью.

— А также среди тех, кто откажется признать его военным вождем, кто презирает смешанную кровь.

— С этим я ничего не смогу поделать.

— Ты сможешь наблюдать и слушать. Иногда и этого бывает достаточно.

Элиз удивленно взглянула на нее. С чего это Маделейн решила, что она захочет помогать Рено? Да никогда в жизни! Впрочем, Маделейн это знать ни к чему. Элиз кивнула так, что при желании этот кивок можно было истолковать как знак согласия, и отвернулась.

Она задерживала остальных. Рено уже поднимался по ступенькам ей навстречу, плащ развевался у него за плечами, лицо было угрюмо. Встревоженная этой мрачной целеустремленностью, Элиз протянула руку в тщетной попытке остановить его. Не говоря ни слова, Рено подхватил ее на руки и начал спускаться вниз.

Элиз услышала хохот начезов, корчившихся от смеха в своих седлах, и лицо ее сделалось пунцовым.

— Пусти меня! — прошептала она в ярости, но гордость и нежелание еще больше веселить

дикарей заставили ее отказаться от сопротивления.

Рено молча понес ее туда, где уже ждали лошади, и усадил в седло. С пылающими щеками, опустив глаза, чтобы скрыть смущение и злость, Элиз поправила юбки и взяла поводья. Усевшись, она бросила испепеляющий взгляд на Рено, который уже сидел в седле и пристально наблюдал за ней своими серыми глазами.

На какой-то миг их взгляды встретились. Неожиданно Рено протянул руку, чтобы поправить ее сбившийся плащ. Этим жестом он как бы показал всем, что она принадлежит ему и никому больше. Элиз охватило безумное желание сбросить свой плащ и тем самым как бы символически перечеркнуть его жест. Однако она не решилась это сделать.

Один за другим они выехали со двора. Рено ехал во главе колонны, за ним следовала Элиз, а потом и все остальные, причем мадам Дусе была где-то в середине. Когда свернули с проселка и въехали в лес, стало холоднее, потому что солнце едва проникало сквозь густое переплетение ветвей у них над головами. За то время, что они провели во владениях Рено, листья опали, и только некоторые буки и дубы еще шуршали своим коричневым нарядом. С голых ветвей деревьев свисали седые бороды мха, плотный ковер опавших листьев приглушал стук копыт.

Отряд быстро продвигался вперед, оставляя позади мили. Элиз было странно, что мадам Дусе держится так спокойно. Казалось, ей безразлично, что ее окружают начезы; возможно, среди них были даже и те, кто убил ее мужа и увез дочь и внука. Какая необычная логика помогла ей справиться со своими страхами? Надеялась ли она, что ей не причинят вреда из-за присутствия Рено? Или она просто уже не боялась плена, раз сама решила присоединиться к французским женщинам и детям?

Элиз надеялась, что ее собственное поведение было таким же спокойным и невозмутимым. Однако в душе у нее все переворачивалось по мере того, как они все дальше и дальше удалялись от дома, приближаясь к стране начезов. К ее бессильной ярости примешивалось горькое разочарование. Она столь многого лишилась: дома, семьи, земель — всего, что досталось ей такой ценой. Теперь у нее не осталось даже самоуважения, потому что она оказалась во власти человека, предавшего ее, стала его рабыней…

Будущее представлялось Элиз мрачным и беспросветным. Если бы она поехала в форт Сан-Жан-Баптист, то перед ней открылись бы неограниченные возможности. Сан-Амант и Паскаль, должно быть, уже проделали большую часть пути туда. Как жаль, что она не смогла даже попрощаться с ними! Они выжили все вместе, и хотя Элиз не могла назвать их своими друзьями, между ними возникло своего рода нерасторжимое родство. Ее беспокоило, что они думают по поводу ее отказа продолжить с ними путь к форту.

Погода не стала теплее, небо затянули облака. Время от времени отряд останавливался, чтобы дать отдых лошадям, но Элиз не успевала опомниться, как уже вновь скакала вперед.

Однажды ближе к вечеру Рено замедлил шаг своей лошади и поехал рядом с Элиз. Он был почти любезен — очевидно, его радовало, что он возвращается в поселок, где живет народ его матери. Он назвал ей имена индейцев, которые ехали вместе с ними. Среди них был Лесной Медведь — крупный и свирепый на вид мужчина из рода Солнца. Рено объяснил, что его назвали так по имени черного медведя, который при встрече никогда не уступает никому из зверей дорогу. Он был вождем Флауэр-Виллидж, второго по значимости поселка после Большой Деревни. Там были также Длинная Шея, Рыжая Лиса, Ревущий Олень, Пущенная Стрела; многие из них приходились родственниками Рено — такие же высокие и широкоплечие, как он, но кожа у них была темнее. Их грудь и плечи покрывали татуировки, у некоторых геометрические узоры украшали щеки, а в ушах у большинства были вставлены золотые кольца или серьги из раковин. Все они были постоянно начеку и ни на минуту не расставались с оружием, будь то мушкет, или лук со стрелами, или же маленький топорик, заткнутый за пояс. В их настороженной бдительности сквозила угроза, и это приводило Элиз в отчаяние. Было ясно, что ей вряд ли удастся оторваться от колонны.

Однако во время очередного привала Элиз показалось, что сложилась благоприятная ситуация. Рено немного прошел пешком вперед, чтобы разведать дорогу, — он всегда так делал, пока другие отдыхали. Несколько воинов отошли недалеко в лес, а другие стояли, прислонившись к деревьям. Они разговаривали и грызли орехи, которые доставали из мешочков, привязанных к ремням брюк. Мадам Дусе ходила по поляне взад-вперед, чтобы размять затекшие ноги.

Элиз пошла по еле заметной тропке в обратном направлении, как будто бы для того, чтобы тоже размять ноги. Время от времени она для вида потягивалась, словно у нее болели мышцы, но лошадь свою не отпускала.

Вскоре тропинка углубилась в лес. Скрывшись из виду, Элиз вскочила на лошадь и медленно поехала дальше — если бы лошадь ускорила шаг, это привлекло бы внимание.

Однако не успела Элиз доехать до поворота к дороге, позади нее раздался крик. Ее хватились! Нельзя было терять ни минуты. Она пришпорила лошадь и, низко наклонившись, чтобы не задевать за ветки, помчалась во весь опор.

Оказавшись на дороге, Элиз услышала за собой топот копыт одинокого всадника и, пригнувшись к лошадиной шее, хлестнула кобылу концами поводьев вместо хлыста. Может быть, ей лучше спешиться и спрятаться в лесу, а лошадь пустить вперед одну? Но пешком она далеко не уйдет…

Холодный туман каплями оседал на лице, сердце бешено колотилось от страха. Плащ развевался позади, хлопая по лошадиному крупу. Острые копыта кобылы вонзались в размякшую землю и отбрасывали вверх комья грязи. Элиз надеялась только на то, что ее арабская быстроногая лошадь даст ей преимущество в скорости.

Однако лошадь вскоре устала и замедлила шаг. Элиз снова пришпорила ее, это помогло, но ненадолго. Топот копыт сзади становился все громче, в этом звуке слышались ярость и угроза. Элиз несмело оглянулась и обнаружила, что ее преследует Лесной Медведь. Он как бы слился со своей лошадью в едином порыве воли и бешеного усилия, не обращая внимания на хлопья пены, летевшие с лошадиной морды.

В отчаянии Элиз свернула с дороги в лес, но это не помогло. Лесной Медведь нагнал ее, схватил за талию и, стащив с седла, швырнул на землю. Она упада на колени, больно уколовшись ладонями об острые сучки и ветки.

Лесной Медведь слез с лошади и, подойдя к Элиз, что-то грубо и властно сказал ей. Она не поняла ни слова, но ей не понравилось то, как он возвышается над ней. Она поспешила подняться, хотя это ей далось нелегко, и увидела, что ее кобыла остановилась на некотором расстоянии от них, опустив голову и тяжело дыша.

Элиз инстинктивно сделала шаг по направлению к ней, но здоровенный воин схватил ее за плечи и с силой тряхнул, причиняя боль. Подняв голову и взглянув на него с холодным презрением, она вырвалась из его лап и отступила назад. Он опять что-то сказал, а затем сорвал с дерева ветку толщиной в большой палец, всю усеянную сучками, и махнул ею пару раз в воздухе.

Он собирался побить ее! Кровь отлила от лица у Элиз, когда она поняла это. Неужели Лесной Медведь думает, что она — рабыня, и поэтому считает себя вправе заставлять ее подчиниться? Или, может быть, индейцы так обращаются со всеми провинившимися женщинами? Отступая назад, Элиз отдавала себе отчет в том, что это не имеет особого значения. Внезапно ей стала ясна вся опрометчивость собственных действий. К побегу следовало тщательно подготовиться, заранее обдумать все возможные последствия. Но, несмотря ни на какие ошибки, она не обязана переносить побои от этого индейца!

Элиз огляделась вокруг в поисках орудия защиты. Взгляд ее упал на высохшую ветку смолистой сосны, валявшуюся на земле. Она подхватила ее и с холодной яростью в глазах остановилась, готовая отразить нападение. Лесной Медведь замер, совершенно ошарашенный тем, что она посмела противостоять ему, но постепенно его удивление сменилось гневом. Он сбросил плащ и пошел на нее, размахивая своей веткой.

Когда он рванулся вперед, стараясь достать веткой до ее плеч, Элиз выставила свою палку перед собой и, держа ее обеими руками, попыталась отразить удар. Ей это удалось, но воодушевление ее длилось недолго. Удары сыпались один за другим, и Элиз отступала все дальше назад. Она задыхалась, пытаясь увернуться от побоев. Не оставалось сомнения, что вскоре она будет повержена; руки у нее онемели, плечи горели, она ощущала острую боль в спине. Но прежде чем это случится, она должна нанести хотя бы один удар! Однако Элиз не сомневалась в том, что, если ее удар достигнет цели, Лесной Медведь может просто убить ее.

Индеец отступил, приготовившись сделать последний выпад и окончательно сломить ее сопротивление. На какой-то краткий миг он оказался незащищенным — поскольку Элиз не отвечала на его удары, он не ожидал нападения. Вцепившись обеими руками в свою палку, она замахнулась и изо всех сил шарахнула корявым концом ему по животу.

Элиз готова была закричать от восторга, когда поняла, что удар пришелся ему прямо в солнечное сплетение. Глаза Лесного Медведя потускнели, дыхание перехватило, он откачнулся назад. Острый сучок поцарапал ему живот, на землю капала кровь. Лицо его стало багрово-медным, он весь напрягся, готовясь снова напасть.

В этот момент послышалась резкая властная команда, и между ними выросла черная испанская лошадь. Рено соскочил с седла. Бросив взгляд на Элиз и удостоверившись, что она не получила каких-либо серьезных повреждений, он, не говоря ни слова, подошел к Лесному Медведю.

Только тут Элиз заметила, что вместе с Рено к ним подъехали и другие начезы. Лица индейцев, как обычно, ничего не выражали, но Элиз давно научилась читать по их глазам. Ей показалось, что они насмешливо переводили взгляды с ее палки на царапину на животе Лесного Медведя.

Элиз не поняла ни одного слова из разговора Рено и Лесного Медведя. Она заметила только, что индеец сопровождал свою речь энергичными обвиняющими жестами, направленными в ее сторону. Рено что-то сказал суровым голосом, тогда Лесной Медведь бросил палку и погрозил ему кулаком. Лицо Рено помрачнело, он скрестил руки на груди и отчеканил несколько фраз. Лесной Медведь некоторое время стоял молча, а затем ретировался, не поднимая глаз. Большими шагами он направился к своей лошади и одним движением вскочил в седло. Начезы развернулись и двинулись вперед по дороге.

Элиз наконец выпустила из рук палку и судорожно вздохнула. Только сейчас она поняла, в каком напряжении были все это время ее нервы. Она как-то сразу ослабела и, казалось, могла упасть от малейшего движения. Услышав легкое шуршание кожаного плаща, она открыла глаза и увидела перед собой Рено.

— Скажи, ты умеешь орать? — спросил он.

Судя по угрюмому выражению его лица, это был не праздный вопрос, однако он показался ей абсолютно бессмысленным.

— Что?

— Ты должна быть наказана. Я сказал, что ты моя женщина, поэтому наказывать тебя буду я. Хотя мне доставило бы большое удовольствие положить тебя к себе на колено, но ты, по-моему, и так достаточно наказана. Всего этого можно избежать, если ты будешь вопить по моей команде. Давай!

Произнеся последнее слово, Рено размахнулся и ударил ладонью по кожаному испанскому седлу. Звук, раздавшийся в лесной тишине, походил на сильный шлепок по человеческому телу. Лошадь слегка подалась, но осталась на том же месте, закрывая их собой от отряда воинов.

Поскольку Элиз молчала, Рено схватил ее за запястье и, крепко сжав, притянул к себе.

— Помогай мне, или я буду вынужден взять палку Лесного Медведя и задрать тебе юбки…

— Нет! — ответила она резко.

— Вот так-то лучше. — Он отпустил ее. — Давай!

Они разыграли эту сцену. Элиз послушно кричала, отвернувшись от него и прижавшись лбом к теплому вздрагивающему боку лошади. Слезы подступили ей к горлу. За последнее время она столько всего испытала и перечувствовала, что хватило бы на много лет вперед. Она хотела быть самостоятельной, ни от кого не зависеть, но судьба распорядилась иначе, обрушив на нее боль и потери, усталость и разочарование. Все получилось не так, как она ожидала и на что надеялась. Было ясно, что она не в состоянии защитить себя…

Удары прекратились. Наступила неловкая тишина. Ее прервал Рено:

— Ну а теперь, если ты попытаешься выглядеть наказанной… — начал он.

Элиз резко повернула голову, уязвленная прозвучавшей в его голосе насмешкой, хотя было очевидно, что смеется он и над собой тоже. Слезы, которые она с таким трудом удерживала, хлынули из глаз и покатились по щекам.

— Зачем? — сердито крикнула она, вытирая щеки тыльной стороной ладони. — Зачем ты все это делаешь?

— Можешь считать это моей причудой, но я не могу поднять руку на женщину.

— Нет, не это!

— Ты имеешь в виду, почему я заставляю тебя ехать со мной? Ответ прост — ты нужна мне, я хочу тебя.

Эти слова как-то странно подействовали на нее.

— Тебе это не сулит ничего хорошего, — нахмурилась Элиз.

— Посмотрим.

— Не думай, что проявленное тобой сейчас великодушие что-нибудь изменит.

— Хорошо. Но и ты не думай, что я не смогу отбросить свою причуду, если понадобится.

Она скривила губы.

— Я ни на минуту не сомневалась в этом!

— Замечательно. Значит, мы понимаем друг друга.

Понимаем? Элиз не была в этом уверена. Задумавшись над тем, что он сказал, она не заметила, как оказалась на его лошади. Рено взлетел в седло за ее спиной и, ведя на поводу ее кобылу, поскакал вслед за остальными.

Обида и признательность боролись в душе Элиз, мешая собраться с мыслями. Она хотела презирать его — и не могла. Вместо того чтобы прийти в ярость из-за выраженного им желания обладать ею, она испытала какой-то странный трепет. «Я просто устала, — сказала она себе. — Устала ехать верхом, устала путешествовать, устала от споров. Но это ненадолго. Завтра будет лучше, должно быть лучше».

Рено держал в объятиях хрупкое гибкое тело Элиз, ощущая через плащ и юбку ее тепло. Когда она немного расслабилась и прислонилась к нему, он почувствовал, что и его напряжение стало спадать. Рено едва сдержался, чтобы не направить лошадь в глубь леса и там, на опавших листьях, овладеть ею. Остановила его не гордость, которую он чувствовал в Элиз, а вид ее рук, лежавших на коленях ладонями вверх. Они медленно багровели после сражения с Лесным Медведем, и Рено было тяжело смотреть на них. Но была и другая причина. Хотя он страстно желал физической близости с Элиз, еще больше хотелось ему постичь ее душу. Ему хотелось знать ее мысли, мечты, тайны; ему хотелось, чтобы Элиз пришла к нему сама, чтобы увидела, как он открыт для нее. Пока это было невозможно — если вообще будет когда-нибудь возможно… Вместо этого Рено стал размышлять, как бы отплатить Лесному Медведю, по чьей вине у нее такие синяки. Начезы никогда не дрались между собой. Ни одна ссора не заканчивалась дракой — это грозило изгнанием. А жаль…

Когда стемнело, Элиз легла спать с мадам Дусе. Ей было неуютно. Меховая подстилка, не согретая жаром тела Рено, казалась холодной и влажной. Пожилая женщина ворочалась и стонала во сне, поэтому Элиз без конца просыпалась. Дождь прекратился, но морось висела в воздухе, постепенно превращаясь в изморозь. Все лежали вокруг небольшого костра, который Рено разрешил развести. Сам он большую часть ночи просидел в дозоре и только на рассвете прилег, закутавшись в меха. Именно в эти часы лучше всего спалось и Элиз.

Дни стояли серые и холодные. Однажды ночью пошел дождь, а когда они утром выползли из наскоро сооруженного шалаша, то обнаружили, что каждая веточка, каждый листочек и каждая травинка покрыты блестящей корочкой льда. Лед потрескивал под копытами лошадей, когда они перебирались через ручьи, и ослепительно сиял на выглянувшем солнце, вызывая боль в глазах. Окоченев от холода, Элиз уже не думала о побеге. Этот переход стал тяжелым испытанием, которое нужно было выдержать: лес без конца и края, бесчисленные ручьи, скудная еда из кукурузы с сушеным мясом — и чувство, что за ней неусыпно наблюдают воины-начезы. Иногда Элиз видела знакомые места: залив с солоноватой водой, где они с Рено купались при луне; река, где они построили плот, чтобы перебраться на другой берег, хотя сейчас они просто переплыли реку на лошадях; поляна, где в ту первую ночь Рено, обнаженный, стоял под дождем. Элиз замечала все это, узнавала — но не более. Она была слишком измучена, чтобы испытывать какие бы то ни было эмоции.

Однажды к вечеру они наконец добрались до Миссисипи. Там их ждали большие пироги и несколько воинов-начезов. Переправились быстро: им помогал попутный ветер. И все же к тому времени, когда они добрались до восточного берега и переправили лошадей, плывших за пирогами, уже смеркалось. Элиз решила, что это к лучшему. Рассеянный свет смягчал очертания беспорядочно разбросанных обгоревших бревен там, где когда-то стоял форт Розали. Покосившиеся амбары и другие хозяйственные постройки на холме казались в сумерках не такими заброшенными. Темнота скрыла кости людей и животных, начисто объеденные воронами и черными дроздами. Разбитая, искореженная посуда, растерзанные куклы, валявшиеся повсюду обрывки одежды казались просто мусором, а не уничтоженными пожитками мертвых и угнанных в рабство.

Мадам Дусе тихонько плакала, когда они проезжали мимо ее разрушенного дома. Элиз хотела отвернуться, когда они приблизились к ее собственным владениям, но пересилила себя. Она решила, что должна увидеть все это — кучку углей и пепла на месте дома и амбара, пустой птичник, высохшие и почерневшие пастбища. Как гордилась она когда-то своим хозяйством, какие вынашивала планы, чтобы обеспечить будущее!Она была так уверена в себе, так надеялась, что если будет трудиться не покладая рук, то никакой беды с ней больше не приключится…

Было уже совсем темно, когда они увидели огни. Словно маяк в небе, светился вечный огонь у храма Солнца, венчавшего самый высокий холм в Большой Деревне. Языки пламени взмывали вверх и колыхались, маня обещанием тепла, еды, отдыха. Отряд ускорил шаг, воины распрямились в седле. В воздухе уже чувствовался запах дыма и готовящейся еды. Еще раньше вперед отправили гонца сообщить об их прибытии, так что их ждали.

Несколько минут спустя путники увидели костер возле хижины Большого Солнца на втором по высоте холме, еще один посередине церемониальной площадки в центре деревни. В костре горели целые деревья, посылая в небо тысячи искр. Залаяли собаки, раздались приветственные крики, и Элиз поняла, что их заметили. Из каждой хижины высыпали индейцы, они кричали, радуясь счастливому возвращению своих мужчин с Рено, Ночным Ястребом. Отряд въехал в круг света, отбрасываемого громадным костром, и, окруженный начезами, остановился.

Элиз чувствовала, как руки индейцев касаются ее юбки, тянут, щиплют, оценивают. Начезы бесцеремонно рассматривали ее — наивные, любопытные, недоверчивые, презрительные. Где-то впереди приветствовали Рено как победителя, как вновь обретенного сына. Он медленно удалялся от нее, расстояние между ними все увеличивалось. Внезапно Элиз услышала протестующие возгласы мадам Дусе и, обернувшись, увидела, что пожилую женщину стащили с седла. Волосы мадам Дусе растрепались, ее толкали в разные стороны, но она упрямо держалась на ногах.

Ей показалось или она действительно слышала, как Рено прокричал какой-то приказ. Элиз не была уверена в этом среди какофонии криков, грохота барабанов, пронзительных звуков бамбуковых флейт. Как бы то ни было, мадам Дусе сразу же отпустили, а саму ее, хихикая, окружили женщины и потащили к хижине за вторым по высоте холмом. Элиз споткнулась на неровной земле и чуть не упала. В порыве внезапного гнева она стала отбиваться от вцепившихся в нее рук, пытаясь вырваться. Тогда рослая индианка, волочившая ее за локоть, больно ударила Элиз по лицу, а потом схватила за волосы и потащила дальше.

Впереди показались очертания большой хижины. Пришлось наклониться, чтобы войти через маленькую дверь, не более четырех футов в высоту. Внутри хижина оказалась очень просторной. Посередине пылал костер, вокруг стояла кухонная утварь; в конусообразном потолке было небольшое отверстие, через которое уходил дым.

В хижине не было окон, она освещалась костром и несколькими светильниками, представлявшими собой глиняные горшочки, в которых фитили плавали в ароматизированном травами медвежьем жире. Пол был устлан плетеными циновками, вдоль стен стояли широкие лавки, покрытые мехами.

К счастью, хозяина в хижине не было — к счастью потому, что как только Элиз в ней оказалась, женщины тотчас же принялись раздевать ее. Она пыталась сопротивляться, но женщин было так много, что сопротивление оказалось бесполезным. Через короткое время Элиз была полностью раздета. Женщины откровенно и оценивающе разглядывали ее белое тело и медового оттенка каштановые волосы, позлащенные отблесками огня. Одна из них пощупала сосок Элиз, затем провела рукой по ее бедру и, по-видимому, сказала что-то неодобрительное по поводу ее стройности. Другие засмеялись, а затем подтолкнули Элиз к широкой скамье, стоявшей посередине. Они уложили ее, укрыли мехами и вышли одна за другой, закрыв за собой дверь.

В хижине было тепло, даже душно от дыма, собиравшегося клубами под потолком. Элиз бездумно разглядывала плетенные из тростника коврики, сушеные травы, испускавшие свой аромат в жарком воздухе, разнообразное оружие, звериные шкуры, когти медведей и пантер, полоски кожи, привязанные к балкам. Она не знала, что будет дальше, и у нее даже не было сил об этом беспокоиться. Огонь примитивных светильников мигал, отбрасывая диковинные тени на высокие стены, мех приятно согревал, и наконец она прикрыла воспаленные глаза.

Глава 11

Невысокая индейская женщина ходила по хижине. Она разожгла огонь, поставила варить кашу, принесла охапку кедровых ветвей и разложила их под лавками, чтобы отпугивать блох. Рено делал вид, что не замечает ее, как принято у индейцев: он давал ей спокойно делать свои дела и в то же время не позволял беспокоить его. Так он был воспитан, и это настолько вошло в привычку, что он едва осознавал ее присутствие.

Он лежал на боку, до пояса укрытый мехами, опершись на локоть, и с нежной улыбкой смотрел на Элиз. Она лежала лицом к нему, одна рука поверх одеяла; ее глаза были закрыты, во сне она дышала ровно и глубоко.

Рено заметил, что под глазами у нее залегли синие тени, щеки обветрены, а губы высохли и потрескались от холодов, которые пришлось перенести во время перехода. Но, несмотря ни на что, она казалась ему прелестной. Элиз даже не пошевелилась, когда он лег рядом с ней поздно ночью, и его присутствие, казалось, не беспокоило ее. Только один раз, ближе к рассвету, когда он обнял ее, она, не просыпаясь, повернулась и прижалась к нему. Такое бессознательное приятие показалось ему необычайно трогательным и многообещающим.

Ее открытая ладонь, лежавшая поверх одеяла, была вся в синяках, и он про себя еще раз проклял человека, причинившего ей боль. Но Рено сознавал, что в этом есть и его вина. Он так старался запугать ее и сделать покорной, что не подумал о последствиях. Индейцы приняли ее за рабыню, за его наложницу, и Лесной Медведь вел себя соответственно.

Нет смысла отрицать, что ему доставило некоторое удовольствие силой заставить ее подчиниться своей воле. Это произошло еще до того, как она чуть не заблудилась в лесу, прячась от него, до того, как ей пришлось отчаянно защищаться от его двоюродного брата, Лесного Медведя. Все, что он увидел в ней тогда, была ее болезненная ненависть к нему. А ведь он знал, что Элиз пришлось вытерпеть от своего мужа, этой грубой скотины! Как же он мог опять подвергнуть ее всему этому?!

Невыносимо было даже думать об этом. С глазами, потемневшими от боли и стыда, Рено наклонился к ней и прижался губами к ее бледной руке.

Веки Элиз задрожали и открылись. Она посмотрела на него долгим взглядом, словно осознавая, где она и что происходит, а потом резко отпрянула и прислонилась к стене хижины.

— Любуешься? — спросила она напряженным голосом.

Рено удивился точности ее догадки, но ответил небрежно:

— С чего бы это?

— Кажется, ты когда-то сказал, что тебе нравится мысль сделать меня рабыней. Ты должен быть счастлив, что твое желание осуществилось!

— Кажется, я действительно счастлив, — медленно произнес он. — Хотя и не считаю тебя рабыней.

Она отвернулась, не в силах выдержать взгляда его ярких серых глаз.

— А кем же ты меня считаешь? Не потому ли вчера вечером твои женщины привели меня сюда, раздели догола и положили в твою постель, что я почетная гостья?

— Это не мои женщины, — ответил он сухо.

— Они подчинялись твоему приказу.

— Я попросил их присмотреть за тобой. К сожалению, у женщин племени начезов свои представления о гостеприимстве.

— Так ты не ожидал обнаружить меня здесь? — вспыхнула Элиз.

— Это был приятный сюрприз.

Внезапно неподалеку раздался тихий смешок — результат долго сдерживаемого веселья. Услышав его, Элиз приподнялась на локте и посмотрела через широкое плечо Рено. В десяти футах от ее руки сидела на корточках у огня индианка. Ее глаза светились радостью, рукой она зажимала смеющийся рот. Элиз нахмурила брови, но гнев ее быстро остыл.

— Маленькая Перепелка! Это ты?

Маленькую Перепелку когда-то продали мужу Элиз собственные родители, она стала для нее почти что другом в этом новом мире. Обе они были несчастными жертвами Винсента Лаффонта. С тех пор как Маленькая Перепелка вернулась в свое племя после смерти Винсента, Элиз видела ее только дважды: женщины начезов редко далеко уходили из своих деревень.

— Извините меня, пожалуйста, мадам. Я старалась не шуметь, но это так смешно, что вы не хотели делить ложе с Ночным Ястребом! Ведь большинство молодых женщин душу продадут, чтобы только доставить ему удовольствие. А он-то позволил вам спокойно спать!

Рено посмотрел на индианку с ленивой улыбкой.

— У тебя извращенное чувство юмора.

— Я тебя обидела, Великий? — спросила она, а затем озабоченно повторила вопрос на языке начезов.

— Возможно, я прощу тебя, если ты приготовишь вкусный завтрак, — ответил он, потягиваясь.

Маленькая Перепелка взглянула на Элиз с шаловливой улыбкой.

— Как же это вы не захотели угодить такому доброму человеку?

— А вот так! — отрезала Элиз. — Он самоуверен, деспотичен и слишком многое принимает как должное.

— Тогда вы должны его изменить. — Маленькая Перепелка глубокомысленно кивнула.

— Боюсь, что это мне не удастся. Ну а как твои дела?

— Мои-то хорошо. В последний раз, когда вы меня видели, я была женой, а сейчас я вдова.

Элиз вздрогнула, вспомнив свой разговор с мужем Маленькой Перепелки в то утро, когда произошла резня. Ей показалось тогда, что он собирается ее убить или взять в плен.

— Вдова? Как же это случилось?

— Он нашел свою смерть в бою, и о такой смерти можно только мечтать: он умер рядом с вождем, которого теперь должен заменить Ночной Ястреб.

Элиз села на постели, прижимая черный медвежий мех к груди.

— Я сочувствую тебе.

— Это уже прошло, — тихо ответила Маленькая Перепелка.

Скуластое лицо молодой индианки стало замкнутым, на нем появилось выражение стоического терпения. Элиз поняла, что надо сменить тему разговора.

— Когда мы вчера приехали, я не увидела никого из французских женщин и детей. Хочу спросить, как они? Хорошо ли с ними обращаются?

Маленькая Перепелка отвернулась и начала помешивать кашу.

— С ними все в порядке, особенно с теми, кто хочет работать. Боюсь, что дела не так хороши у тех, кто привык бездельничать. Для женщины из племени начезов желание трудиться — величайшая добродетель, и лентяям нет оправдания.

Элиз подумала, что некоторым женщинам, которых она знала, жизнь у индейцев должна казаться очень тяжелой. Многим француженкам на родине внушали, что здесь, в Луизиане, богатство льется рекой, что разбогатеть здесь ничего не стоит. Они ожидали манны небесной, а поняв ложность таких обещаний, опускали руки. Единственной заботой этих женщин было заставить своих немногочисленных рабов создать им необходимые жизненные удобства. Их праздность, отсутствие физической силы, гордость и упрямство, безусловно, заслуживали презрения в глазах индейских женщин.

— Что-то говорили о ритуальном убийстве мальчика во время похорон ребенка из рода Солнца, — осмелилась сказать Элиз.

— Да, одному досталась такая честь.

— Возможно, это был внук моей соседки, мадам Дусе, помнишь ее?

— Не могу сказать, — торопливо ответила Маленькая Перепелка. — Я не знаю его имени.

Элиз спросила об африканских рабах французов и узнала, что многие из них, включая ее собственных, были распроданы. Потом они поговорили о других вещах — о том, что солнце стоит выше и дни стали теплее, о том, что Элиз рада увидеть здесь Маленькую Перепелку…

— Я пришла, потому что хотела поприветствовать вас, — сказала молодая женщина с застенчивой улыбкой. — Кроме того, Ночному Ястребу некому готовить, а вы очень устали после долгого путешествия. Если хотите, я потом научу вас готовить еду начезов, а также делать все остальное, что вы должны уметь.

Эти слова прозвучали зловеще для Элиз — из них явствовало, что ей придется надолго остаться среди индейцев.

— Это… очень мило с твоей стороны.

— Это только плата за вашу доброту ко мне.

— Нет, это тебе спасибо, — ответила Элиз, не глядя на Рено, который молча слушал их разговор.

Каша, приправленная медвежьим жиром и медом, оказалась очень вкусной. Маленькая Перепелка подала ее Элиз и Рено прямо в постель. Поев, Элиз оглянулась в поисках своей одежды и обнаружила, что ее платье исчезло, а на его месте лежала стопка сложенной ткани. Развернув квадрат мягкого, искусно вытканного материала, она увидела, что он подбит выкрашенным в ржаво-красный цвет лебяжьим пухом. Большой квадрат нужно было завязать на бедрах как юбку, а маленький служил лифом и завязывался на плече. Здесь также был плащ из отбеленной оленьей кожи, расшитый красным и черным бисером. Костюм завершала пара мокасин с узорными носками, которые для удобства завязывались на щиколотках.

— Где мои вещи? — спросила Элиз резко.

— Их нет, — беспечно ответила Маленькая Перепелка.

— Где же они?

— Их сожгли.

— То есть как?!

— Не могли же вы надевать на себя такую грязь!

В глазах индианки мелькнуло хитрое выражение. Элиз взглянула на Рено, и ей показалось, что он разделяет чувства Маленькой Перепелки. Вспомнив, что однажды Рено уже пытался убедить ее носить индейское платье, Элиз набросилась на него:

— Это твоих рук дело!

— Может быть, я бы и сделал это, если бы догадался. Но нет, я тут ни при чем.

— Я не могу это носить!

— Ничего страшного, скоро привыкнешь. Маленькая Перепелка покажет тебе — ну, если, конечно, ты не захочешь остаться со мной в постели.

Элиз бросила на Рено убийственный взгляд, затем медленно потянулась за подбитой лебяжьим пухом тканью. Если бы не боязнь рассмешить Маленькую Перепелку и услышать какую-нибудь язвительную шутку Рено, она попросила бы его выйти из хижины или хотя бы отвернуться. Вместо этого она просто решила не обращать на него никакого внимания, что так хорошо умеют делать индианки. Это было нелегко, особенно когда он лежал, заложив руки за голову, и наблюдал за ней с таким спокойным интересом. Казалось, он считает себя вправе видеть ее раздетой. Застенчивость Элиз явно забавляла его, и он старался ее усугубить: рассматривал ее розовые груди с коралловыми сосками, когда она поворачивалась и так и сяк, пытаясь завязать странную юбку. Когда Элиз с негодованием взглянула на него, ей показалось, что в его глазах появилось едва заметное тепло.

Из-за двери хижины, которая представляла собой просто доску, прикрепленную к двум столбам, послышался мужской голос — какой-то человек произнес индейское приветствие. Рено неохотно отвел взгляд от Элиз, которая в этот момент надевала плащ. Он присел, укрытый до пояса одеялом, и, даже не подумав одеться, разрешил гостю войти. Дверь приоткрылась, и в хижину вошел молодой человек. Он что-то сказал по-индейски и сделал быстрый жест правой рукой, означавший просьбу говорить. Двое мужчин пожали друг другу запястья, потом Рено повернулся к Элиз.

— Это мой сводный брат, Сен-Космэ. Его так назвали в честь французского священника, который его крестил. Сен-Космэ, эта леди — мадам Элиз Лаффонт.

Этот человек был моложе Рено и Большого Солнца, но у него были такие же красивые черты лица и довольно утонченные манеры. Он наклонил голову и улыбнулся, а затем обратился к своему сводному брату:

— Я прибыл по важному делу.

— Пожалуйста, говори, — ответил Рено, предлагая ему сесть.

Сен-Космэ опустился на край скамьи, где сидел Рено. Маленькая Перепелка поспешила предложить ему освежающий напиток из трав, и он, чтобы не обидеть ее, отведал питье. По индейскому обычаю гость начал говорить первым; Элиз показалось, что его речь была хорошо подготовлена заранее. Она почти совсем не знала языка начезов и поняла всего несколько слов, но подумала, что он говорит о делах совета.

Маленькая Перепелка стояла неподвижно, широко раскрыв глаза. Рено слушал внимательно, потом кивнул, очевидно, соглашаясь на какую-то просьбу. Его брат вскоре после этого поднялся и ушел, а Рено быстро встал с постели, нимало не стесняясь своей наготы, и начал одеваться.

— Что случилось? — спросила Элиз.

— Ничего такого, из-за чего тебе стоит беспокоиться, — ответил он.

Она сомневалась, что он сказал ей правду, но подумала, что это, наверное, связано с его новым положением военного вождя, и не стала расспрашивать дальше. Ей не хотелось вступать в пререкания в присутствии Маленькой Перепелки.


Перед тем как уходить, он приблизился к Элиз и взял ее за руки. Она не успела высвободиться, и он коснулся своими твердыми теплыми губами ее лба. Потом отпустил ее, кивнул и быстро вышел из хижины.

Элиз смущенно взглянула на Маленькую Перепелку, но индианка сосредоточенно возилась у очага, не обращая внимания на их дела. Пытаясь отвлечься от охватившего ее неприятного предчувствия, Элиз стала ей помогать.

Маленькая Перепелка сразу же начала обучать ее. Это оказалось нетрудно — французы многое переняли у индейцев, в частности, способы приготовления еды, так что разница заключалась лишь в кухонной утвари. Индейцы пользовались самыми различными сосудами и емкостями. У них были плетеные корзины разнообразных форм и размеров для хранения всех видов продуктов: орехов, ягод, рыбы. Были огромные глиняные кувшины, в которых помещался целый бушель зерна, и толстые глиняные бутылки чуть вместительней пивной кружки, маленькие стаканчики для питья, крошечные бутылочки для кормления младенцев. Большая часть керамической посуды изготавливалась из золотисто-коричневой глины и украшалась волнистыми параллельными полосками, похожими на морские волны, а некоторые предметы окрашивались оранжево-красной охрой. Горшки, в которых готовилась пища, тоже были из глины, но они не ставились на огонь: чтобы приготовить еду, в них помещали раскаленные чистые камни. В хижине Рено, однако, посуда была металлической — так повелось у всех зажиточных индейцев благодаря заезжим торговцам, таким, как Пьер.

Среди бывших соседей Элиз некоторые брезговали пищей индейцев, предпочитая ей несвежую засоленную свинину, доставлявшуюся в бочках из Франции. Они довольствовались пшеничной мукой и сушеными бобами, пренебрегая кукурузой, кабачками и сладким картофелем, которые выращивали начезы. Элиз это казалось глупым, особенно в период осенних штормов, когда корабли с провизией прибывали нерегулярно. Теперь ее привычка к индейской пище оказалась очень полезной, потому что ей, по всей вероятности, придется готовить для Рено.

Она хотела было отказаться от этой обязанности, чтобы выяснить раз и навсегда, раба ли она в полном смысле слова. Но, подумав, решила, что не стоит этого делать. Лучше уж не испытывать дружбу Маленькой Перепелки и не тратить зря энергию на то, чтобы противостоять Рено в столь незначительном деле. Да и самой ей надо питаться, а если она не будет готовить на его очаге, то придется попрошайничать в чужих хижинах, а это не прибавит ей достоинства.

Конечно, Элиз могла отказаться жить в его хижине и потребовать, чтобы ей позволили присоединиться к другим француженкам. Но хотя ей и неудобно было жить в столь тесном соседстве с Рено, жизнь в чужой индейской семье была бы еще тяжелее. Нет, уж лучше оставаться в его хижине, даже если это и означает, что придется его обслуживать.

Элиз смотрела, как Маленькая Перепелка делает лепешки и кладет их жариться на сковороду, смазанную медвежьим жиром, а сама в это время предавалась мыслям о побеге. Но чем дольше думала, тем ясней ей становилась обреченность этой затеи. Здесь, в Большой Деревне, за ней пристально наблюдали начезы. Даже если ей удастся уйти незамеченной, до форта Сан-Жан-Баптист сорок миль, а до Нового Орлеана — девяносто по Великой реке. Эти длинные мили кишели воинственными индейцами и дикими зверями, это были мили опасной воды, болот и глухих лесов. Конечно, ей не занимать предприимчивости, но такие препятствия казались непреодолимыми. Лучше уж быть рабыней Рено, чем умереть! Эта мрачная истина даже позабавила Элиз. Но вот то, что ей придется избегать близости с Рено в постели и при этом обслуживать его, совсем не казалось смешным. Впрочем, какой-то выход есть всегда. Она постарается что-нибудь придумать.

В то утро деревня казалась спокойной. Это отметила и Маленькая Перепелка. Она предположила, что приехал какой-нибудь торговец из Каролины, чтобы обменять товары на рабов. Впрочем, могли также привезти сообщение о новых жертвах в войне с французами, так что молодая индианка решила пойти и выяснить, в чем дело.

Прошел час, но Маленькая Перепелка не возвращалась, и Элиз начала волноваться. Любое несчастье, которое могло постигнуть начезов, тут же отразилось бы на французских пленниках, включая и ее. Отсутствие Рено Элиз не беспокоило: он часто пропадал целыми часами без каких-либо объяснений.

Элиз собралась было пойти посмотреть, что происходит, но не знала, как ее встретят индейцы в деревне. Кроме того, ей не хотелось выходить в этом своем странном костюме, который в самые неподходящие моменты поднимался от ветра и обнажал ее тело. Она, конечно, не была пуританкой, но смущалась, когда верхний квадрат материи сбивался и обнажал ее грудь или юбка съезжала с бедер.

В конце концов Элиз решила презреть все эти препятствия и уже собиралась выйти, как распахнулась дверь. Без всяких церемоний и приветствий внутрь вошла молодая француженка с испуганным лицом.

— К вам идет моя хозяйка, — запыхавшись, сказала она.

В хижину вошла индианка. Высокая, статная, она была одета в плащ, сшитый из красного одеяла, купленного у торговца. Ее руки, украшенные серебряными браслетами, были скрещены на груди. Она отпустила свою служанку коротким жестом и осталась с Элиз один на один.

Элиз с трудом вспомнила подходящую фразу для приветствия. Не услышав на нее ответа, она начала предлагать угощения.

— Нет, спасибо, — сказала индианка на чистом французском языке. — Я только хотела взглянуть на женщину, из-за которой мой сын может погибнуть.

Элиз побледнела.

— Вы говорите о Рено?

— А разве кто-то еще так рисковал из-за вас?

— Я… — Элиз помедлила, а затем переменила разговор: — Вы, должно быть, Татуированная Рука?

— Да, это я.

Элиз много слышала об этой женщине, которая разоблачила заговор начезов перед французами. О женщине, которая полюбила француза и родила от него детей — Большое Солнце и Рено.

— Я не понимаю, о чем вы. Я ничего такого не сделала, чтобы повредить вашему сыну.

— Достаточно того, что ты существуешь.

Пораженная таким заявлением, Элиз не нашлась что ответить, а Татуированная Рука продолжала:

— Завтра на рассвете Рено прогонят сквозь строй по твоей милости.

— Из-за меня? Почему?!

— На заседании совета его обвинил Лесной Медведь, сын моего младшего брата. Лесной Медведь утверждает, что новый военный вождь начезов любит француженку слишком сильно, что он предатель своего народа. Все потому, что Рено помог нескольким французам спастись и сделал это из любви к француженке. Из-за тебя он уехал отсюда в тот момент, когда нужен был своему народу, когда старейшины решили назначить его военным вождем. Наконец, он бросил вызов Лесному Медведю в присутствии других воинов из-за какой-то ерунды. Рено совершил бы преступление, вступив в бой со своим соплеменником. К счастью, разум Лесного Медведя возобладал.

— И вы всему этому поверили?

— Рено признался, что это правда.

— Но Лесной Медведь все преувеличил! — Элиз во все глаза уставилась на индианку, которая так спокойно говорила о предстоящей экзекуции. Ею овладели дурные предчувствия.

— Обвинения настолько серьезны, что необходима проверка его мужества и преданности своему народу, — невозмутимо произнесла Татуированная Рука.

— Вы слишком много требуете от человека, который и не начез, и не француз, но совмещает обе эти крови. Вы заставляете его выбирать, а это жестоко!

— Он уже сделал выбор, иначе его бы здесь не было.

— Тогда зачем все это?

— Он должен сам увериться в своих чувствах, и мы тоже. Слишком много жизней будет зависеть от него.

— Это нужно остановить! Вы могли бы это сделать, вы могли бы пойти к Большому Солнцу…

— Нет. Обвинения были выдвинуты, и на них надо ответить. Так решили старейшины. Мой сын — оба моих сына — знают, что старые люди мудры. Рено должен пройти сквозь строй.

Элиз бросила на женщину яростный взгляд.

— Но если ничего нельзя сделать, зачем вы пришли? Почему вы так хотели мне об этом рассказать?

— Я хотела удостовериться, что у женщины, которую выбрал мой сын, есть чувства. Я хотела узнать, достойны ли вы этой высокой должности.

— Я не понимаю…

Татуированная Рука не дала ей договорить:

— Мой сын мудр. Я довольна.

Мать Рено ушла прежде, чем Элиз нашлась что ответить. Она пошла вслед за женщиной в совершенном замешательстве. Знал ли Рено, что его ждет, когда уходил утром из хижины? Догадывался ли он? Наверное, да. Она вспомнила, как он поцеловал ее перед уходом, и сердце у нее защемило.

Итак, Рено прогонят сквозь строй. Это было и наказание, и проверка. Обычно эта мера применялась по отношению к пленным мужчинам. Индейцы могли что угодно говорить о преданности своему народу и симпатиях Рено к французам, но Элиз было ясно, что причиной всему была гордость Лесного Медведя. Этому воину не понравилось, что его упрекают из-за рабыни. Ему не было дела до того, может ли Рено быть военным вождем, он жаждал отмщения. Рено получит удары, которые на самом деле предназначаются ей!

Возвратилась Маленькая Перепелка. Она сдержанно рассказала о предстоящем испытании. И у Элиз создалось впечатление, что та считает ее виновной. Хотя, может быть, это ей просто казалось, потому что она сама считала себя виноватой? Ей было необходимо выговориться, дать волю гневу, поэтому она рассказала Маленькой Перепелке обо всем, что произошло во время их бегства, поведала ей о своем недоверии к Лесному Медведю.

Когда Элиз закончила свой рассказ, молодая индианка кивнула:

— Возможно, вы правы. Лесного Медведя не любят. Его мать — из низшего, презираемого сословия и вышла замуж за дядю Рено, человека из рода Солнца, чтобы обрести власть. У нее был такой сильный характер, что она верховодила своим мужем и в конце концов так ему надоела, что он отправился эмиссаром к чикасо, а ее с собой не взял. Эта миссия заняла несколько лет. Некоторые говорят, что у него есть другая жена и дети в этом племени и что он никогда не вернется.

— Понимаю. Но какое отношение это имеет к Лесному Медведю?

— Я сейчас объясню, — ответила Маленькая Перепелка. — Муж вырвался из-под ее влияния, и Рыжая Олениха, мать Лесного Медведя, решила, что его заменит сын. С ее помощью он стал вождем в деревне Флауэр. Совет и Большое Солнце утвердили его в этой должности, потому что он бесстрашен в бою и в его жилах течет кровь Солнца. Но находятся и такие, которые говорят, что это было ошибкой, — ведь именно Лесной Медведь, вождь деревни Флауэр, громче всех выступал на совете против французов. Именно он призывал к кровавой резне, к войне на уничтожение.

— Так, значит, это он виноват в том, что случилось в форте Розали… — прошептала Элиз.

— Да, это он внушил такую идею старому военному вождю. Сделав это, он приобрел огромную власть. Он надеялся, что его выберут новым военным вождем: ведь Ночной Ястреб был далеко. Но индейцы с подозрением отнеслись к его кровожадности, и поэтому старейшины послали людей к брату Большого Солнца, чтобы просить его принять должность военного вождя в соответствии с древней традицией.

— Тогда у Лесного Медведя есть основания ненавидеть Рено.

Маленькая Перепелка наклонила голову в знак согласия.

— Но это еще не все. Лесной Медведь с детства пытался превзойти Ночного Ястреба во всем: в беге, в стрельбе из мушкета и лука, в охоте, но у него ничего не получалось.

— Если Рено умрет… — чуть слышно произнесла Элиз.

— Он не умрет, но он не должен будет показать ни страха, ни боли.

— Когда же начнется это испытание?

— Завтра. — Маленькая Перепелка тяжело вздохнула. — На рассвете.

Постепенно между женщинами восстановились прежние отношения. Элиз попросила индианку звать ее просто по имени, без уважительных титулов — ведь так у них было принято в те времена, когда Маленькая Перепелка была рабыней в ее доме. Маленькая Перепелка предложила показать Элиз деревню, познакомить с людьми, чтобы немного отвлечь ее от событий предстоящего дня. Она заплела волосы Элиз в одну косу, спускавшуюся на спину, по обычаю женщин племени начезов. Поправив на Элиз плащ и потуже завязав ей юбку, молодая индианка вывела ее из хижины.

Они медленно шли под деревьями, огибая основание холма, на котором возвышался дом Большого Солнца. Он отличался от других домов только своими размерами и высотой стен; кроме того, в нем имелось дополнительное помещение для хранения излишков зерна и продуктов. Толстые бревна стен были вертикально вкопаны в землю, а угловыми бревнами служили стволы деревьев. Вершины их были наклонены к центру и связаны вместе, образуя крышу. Снаружи стены были обмазаны глиной, а крыша покрыта тростником.

Обернувшись и взглянув на то место, где в утренней дымке стоял дом Рено, Элиз поняла, что хотя он и уступал по размерам дому Большого Солнца, но все же был больше других домов в деревне. И новее. Ей стало ясно, что дом специально построен для нового военного вождя на пепелище дома его предшественника. Элиз знала, что таков индейский обычай. Не было сомнения, что сегодня утром она ходила по полу, под которым покоились останки прежнего военного вождя…

Элиз обернулась к Маленькой Перепелке.

— Сколько времени прошло со дня гибели старого военного вождя?

— Не так много. Его кости обчистили и захоронили за несколько дней до того, как послали гонцов к Ночному Ястребу.

Голос женщины был странно спокоен, и Элиз ощутила угрызения совести.

— Извини, я забыла, что тогда же погиб твой муж. Прости, если я причинила тебе боль!

— Не беспокойтесь. Он умер, но я не горюю.

И в самом деле, Маленькая Перепелка не была похожа на убитую горем вдову. Впрочем, у индейцев не было принято долго оплакивать покойных. На бурные излияния чувств отпускалось три дня, а потом жизнь вновь шла своим чередом.

— Но тебе без него, наверное, трудно?

— Да, возможно, — сказала женщина и пожала плечами с истинно галльским выражением, которое она переняла у французов.

— У тебя не было детей?

— Да, об этом я позаботилась.

— Что?!

Маленькая Перепелка с удивлением взглянула на Элиз.

— Я жевала такие листья, которые избавляют от нежеланных детей. А как бы ты поступила на моем месте?

Подумав о Винсенте Лаффонте, Элиз ответила:

— Возможно, так же.

— Да уж конечно! Но неужели французы ничего не знают об этих листьях? Такая важная для женщин вещь должна быть известна вам.

— Нет, мы этого не знаем.

— Как странно. А что же вы делаете, если не хотите иметь детей?

— Есть, конечно, различные способы и инструменты, но это опасно. Обычно мы ничего не предпринимаем.

Маленькая Перепелка покачала головой от изумления.

— Но у вас с мужем ведь не было ребенка?

— По-моему, мой муж был бесплоден. А может быть, и я…

— Наверное, он. Потому что когда я была с ним, мне не приходилось жевать листья.

Элиз вздохнула с облегчением, услышав эти слова. Иногда она недоумевала, почему у них с мужем не было детей? Может быть, тело ее само отвергало семя Винсента, так сильно она его презирала? Но не всегда природа бывает такой мудрой.

— На самом деле смерть мужа избавила меня от многих неприятностей, — продолжала Маленькая Перепелка. — Я тогда уже собиралась выгнать его из дома.

В глазах Элиз появилось изумление.

— Ты бы смогла это сделать?

— Несомненно. О, я знаю, что у французов дом принадлежит мужу, но у нас все по-другому. Здесь дом, посуда, утварь, меха, кожи, поля — все принадлежит женщине. Мужчины владеют только оружием, одеждой и лошадьми.

— И тебе позволили бы выгнать его? Неужели нет закона, по которому он мог бы вернуться?

— Нет. Я решаю это сама.

— Но если бы у вас были дети, они ушли бы с ним?

— Мои дети?! Да какая же я была бы после этого мать? Я, выносившая их под своим сердцем, родившая их в муках, выкормившая их в младенчестве! Разве цыпленок бежит за петухом? Разве маленький опоссум держится у отцовского хвоста? Разве медвежонок узнает отца-медведя? Нет! Почему же мои дети должны были уйти с ним?

— Но, может быть, он захотел бы принять участие в их воспитании…

— Детей у нас воспитывают все. С этим трудностей нет.

Элиз слышала, что индейцы никогда не бьют и не ругают своих детей. Их радушно встречали во всех домах и учили добрым словом и хорошим примером, причем не только родители, а любой человек, который в нужный момент оказывался рядом с ребенком. Вследствие такого воспитания дети вырастали уверенными в себе, бесстрашными и независимыми.

В ярком свете дня Элиз еще раз смогла убедиться, что деревня построена в виде круга. В центре находился холм, на котором стоял дом Большого Солнца, обращенный фасадом на юг. Перед домом была большая открытая площадка утоптанной земли. На этой площадке, служившей местом сбора для жителей деревни, сейчас с шумом и визгом играли подростки. Мальчики и девочки гоняли мяч, сделанный из кожи и набитый мхом.

Напротив дома Большого Солнца на другом холме стоял храм. Это было самое внушительное здание во всей деревне, построенное из огромных бревен, с сенями, обращенными на восток, чтобы непосвященные не могли видеть, что происходит внутри. Перед храмом, между двумя столбами, увенчанными фигурами орлов, горел вечный огонь. Но самой интересной деталью был конек крыши, украшенный вырезанными из дерева летящими лебедями.

— Где ты живешь? — спросила Элиз Маленькую Перепелку, когда они спустились с холма.

— Вон моя хижина — там, где живут Почитаемые Люди.

Элиз знала, что Почитаемыми становились те индейцы, которые выдвинулись благодаря своим храбрым поступкам или верной службе. Это был особый класс, гораздо более привилегированный, чем простолюдины, но все-таки не такой высокий, как приближенная к роду вождей знать.

Элиз посмотрела в сторону указанной ей хижины. Она была небольшой, но удобной. По соседству с ней было много других хижин, которые отделялись полосой деревьев от больших по размеру хижин, принадлежащих роду Солнца.

— А где живут простолюдины? — спросила Элиз.

— Вон там, в самой низине. Наверное, я должна сказать вам, что мой муж был из них.

Что-то в голосе Маленькой Перепелки заставило Элиз обернуться к ней:

— Это важно?

— Да, конечно. Нельзя выходить замуж за представителя одного с тобой класса. Но если бы на мне женился знатный индеец, мне пришлось бы ему подчиняться. А выйдя замуж за простолюдина, я сохранила свои привилегии.

— Понимаю. Но в любом случае твои дети остались бы Почитаемыми Людьми.

— Вы правы, но, если бы я удостоилась чести выйти за человека из рода Солнца, мои сыновья могли бы стать вождями.

— А твоя собственность?

— Она бы осталась у меня. Скорей всего, я бы отдала ее своей дочери как приданое.

— В любом случае твои дети унаследовали бы ее после твоей смерти?

— Да. Я знаю, у вас все наследуется по-другому, через отца. Но это так неразумно! Каждый ребенок знает свою мать, но кто может с уверенностью назвать отца?

— Вот именно, — усмехнулась Элиз. — Но если женщина может с легкостью уйти от своего мужа, чем же объяснить, что среди начезов есть такие мужчины, у которых несколько жен?

— Как правило, это мужчины из рода Солнца. Быть женой вождя — большая честь. Кроме того, это сулит благоприятные перспективы для детей, вот почему женщины идут на это. Ведь женщина не всегда ревнует, когда муж берет еще одну жену. Часто это происходит во время беременности первой жены, когда она не хочет делить ложе со своим мужем. Иногда женщина сама предлагает мужу взять другую жену, особенно когда нянчит младенца и не хочет в это время беременеть. Конечно, помогают листья, но их не рекомендуют жевать во время кормления грудью — может пропасть молоко. Однако если женщина не поладит со второй женой, она может уйти от мужа, забрав ребенка и свои вещи.

Элиз кивнула, дивясь любопытному семейному укладу начезов. Они прошли мимо большого дома, древесина которого была отполирована до блеска. Дверь была приоткрыта. Заглянув внуть, Элиз увидела, что какая-то женщина вытряхивает покрывало, явно сделанное во Франции. Позади индианки виднелись горы одежды и посуды, ножки стульев, внушительных размеров сундуки и даже черное дуло пушки. Элиз поняла, что этот дом служил складом для добычи, захваченной в форте Розали и в жилищах французов, а стены его так гладко отполированы для того, чтобы по ним не смогли взобраться крысы и мыши и повредить вещи. Элиз опустила голову и быстро прошла мимо.

Возле следующего дома на дорожке играли девочки. Из дверей на них поглядывали две старших сестры, которые поочередно толкли зерно. Темноглазый херувим, одетый только в накидку и мокасины, заковылял к ним навстречу из-за дома. Радостно лепеча и улыбаясь, он уставился на них. Глядя на него, Элиз почувствовала страшную боль в сердце. Маленькая Перепелка наклонилась, чтобы обнять мальчика, и потерлась носом о его маленький носик. Седовласая женщина появилась из-за хижины, таща за собой полуобработанную оленью шкуру. Она засмеялась беззубым ртом, отругала для порядка мальчика и, поздоровавшись, начала разговор. Однако обращалась она только к Маленькой Перепелке, хотя и поглядывала время от времени с осторожностью на Элиз.

Элиз отвернулась. Ей показалось, что речь идет о ней, и не понравилось, что она не до конца понимает разговор, хотя в других случаях это ее не волновало. Она даже подумала, что надо бы выучить язык начезов.

Какое-то движение позади хижины привлекло ее внимание. Индейский воин подошел к внутренностям оленя, вынутым старухой, и наклонился над ними. Элиз с удивлением наблюдала, как он кончиком ножа подцепил оленьи кишки, надрезал их и выпустил содержимое на землю. Затем он вытащил из-под мышки две толстые палки, оттер их о внутренности и, быстро оглянувшись, ушел.

Он не узнал Элиз в ее индейском наряде и, возможно, принял за француженку-рабыню, но Элиз его узнала сразу же. Она не поняла, что он сделал, но в том, что этот воин — Лесной Медведь, была уверена.

Маленькая Перепелка и Элиз пошли дальше. Возвращаясь к прерванному разговору, Маленькая Перепелка сказала:

— Вы спрашивали меня о женах вождей. Вот, например, у Большого Солнца две жены и обе сейчас беременны. Возможно, вскоре ему придется искать себе третью. Может быть, он выберет вас? — Маленькая Перепелка засмеялась. — Если это случится, вы выйдете за него? Не побоитесь?

— Чего?

— Вас могут убить, если он умрет раньше. Хотя обычно те, кого называют Большое Солнце, живут долго. Они не ходят на войну, дома их стоят высоко, в прохладных, здоровых местах.

— Все же, мне кажется, вождю нелегко найти себе жену. Ему, наверное, легче взять любовницу, подобно нашему королю Людовику.

— Любовницу?! Никогда! — воскликнула Маленькая Перепелка.

— А что тут такого?

— Так у нас не делают.

— Ну как же, в деревне ведь это случается сплошь и рядом.

— Кто это вам сказал?

— Об этом постоянно говорили в форте, да я и сама знала нескольких мужчин, к которым приходили индианки, а ведь у них были мужья и дети здесь.

Самодовольная улыбка появилась на губах Маленькой Перепелки.

— Нет ничего необычного в том, что женщина позволяет себе связи вне брака. Это наша привилегия. Но от мужчин требуется верность. Индейца, которого застали в объятиях другой женщины, могут казнить по приказу его жены.

— Да что ты говоришь?!

— Да, это так.

— А не наоборот?

— По-вашему, все должно быть как у французов? Женщина племени начезов не так угнетена. Мы пользуемся правом иметь столько кавалеров, сколько нам заблагорассудится, и нам нет дела до возражений мужа.

— Но мужья могут с вами за это развестись?

— Конечно. Только тогда они все потеряют, а мы ничего. Да это и маловероятно. Развод — преимущество женщин.

Элиз уставилась на свою собеседницу разинув рот, а затем потрясла головой, чтобы прояснить свои мысли.

— Не понимаю. Если женщины так сильны, тогда почему же их предлагают гостям, например французам? Мне Рено об этом говорил.

— Это любезность, на которую требуется согласие женщины. И, надо сказать, редко кто отказывается, потому что мудрые считают, что таким образом в племя попадает новая свежая кровь. Кроме того, женщинам любопытно узнать, что собой представляют чужаки. Разве тебе не знакомо такое любопытство?

Элиз подумала о Рено, о том, как она трогала его татуировку в первую ночь, и почувствовала, что краснеет.

— Да, пожалуй, — чуть слышно ответила она.

В воздухе чувствовался запах древесного дыма и готовящейся пищи. Почти в каждой хижине кипел на огне котелок с едой, а в некоторых и не один. Кое-где уже обедали, хотя у индейцев не было единого времени приема пищи, кроме как в дни праздников. Люди ели, не дожидаясь других членов семьи, тогда, когда чувствовали голод. Самый высокий столб дыма поднимался над коптильней. Прохладный, сухой яркий день был хорош для копчения мяса, и над небольшим огнем висели куски оленины, медвежатины, опоссума и даже крокодильи хвосты.

В одной маленькой хижине пылал огромный очаг, в котором разогревались большие камни. Элиз заглянула в приоткрытую дверь и спросила, что там.

— Это парная баня, — сказала Маленькая Перепелка. — Вода наливается на раскаленные камни, и получается пар. Сюда ходят, когда надо снять очень сильное утомление или чтобы очиститься. Сейчас баню готовят для Ночного Ястреба.

Элиз не сразу осознала, что проход сквозь строй собираются превратить в целую церемонию. Ей показалось, что это еще хуже, еще опасней.

— Днем он будет поститься, — продолжала Маленькая Перепелка, — затем пробудет несколько часов в парной, а ночь проведет в храме.

Элиз резко обернулась к индианке:

— Но ведь это его ослабит!

— Наоборот. Это поможет ему сосредоточиться на том, что его ждет, и, значит, облегчит испытания.

— Я могу что-нибудь сделать, чтобы помочь ему?

— Вы уже достаточно сделали. — Молодая женщина отвернулась.

— В чем дело? — нахмурилась Элиз. — Что я сделала?

— Ничего.

— Маленькая Перепелка, пожалуйста!

Индианка резко повернулась и посмотрела на Элиз своими темно-карими глазами.

— Вы хотите знать, что я об этом думаю? Я боюсь за Ночного Ястреба, очень боюсь! Военным вождем хотел быть Лесной Медведь, но женщины убедили старейшин в совете, и они избрали брата Большого Солнца. Вот и получилось, что Лесного Медведя послали за человеком, который всегда был его соперником, всегда был лучшим воином, хотя он начез только наполовину. Вы дали Лесному Медведю повод для того, чтобы покончить с Ночным Ястребом. Уж он-то постарается сделать все, чтобы Ночной Ястреб не поправился после испытания! Сейчас моему народу не нужны коварные, хвастливые люди, ему нужен умный, смелый и твердый вождь. Без него мы пропадем. Если Ночной Ястреб умрет, вина за это падет на вашу голову и вы будете ответственны за судьбу начезов!

— Я не могла и предположить, что так может случиться…

— Сразу видно, что вы не из начезов — иначе бы подумали об этом.

— Да, — сказала Элиз с жесткой ноткой в голосе. — Я не из начезов.

Они стояли и смотрели друг на друга с недоверием, словно враги. Прохладный ветер приподнял юбку Элиз и обнажил ее ногу до бедра, но она не заметила этого, не ощутила мурашек, побежавших по коже, потому что внутри у нее был еще больший холод. Вокруг них индейцы занимались своими делами: рубили дрова, точили оружие, перекликались друг с другом. Ничего не изменилось, но Элиз внезапно остро ощутила, что она француженка и находится среди врагов. В таком опасном положении она еще никогда не была.

— Элиз! Ах, Элиз!

Она повернулась на крик. Растрепанная, путаясь в порванных юбках, к ней бежала мадам Дусе. Она бросилась к Элиз и, рыдая, схватила ее за руки.

Элиз обняла ее, полная сочувствия.

— Что случилось? Скажите мне!

— Мой маленький Шарль! Они его убили! Это его они задушили, жестокие чудовища, задушили такого маленького, ах, мой бог, такого малыша… Ни за что, просто так. Я говорила вам! Я знала, что все так и было. Я знала…

— Пожалуйста, успокойтесь, я умоляю вас.

Элиз гладила мадам Дусе по плечу, а у самой слезы наворачивались на глаза. Она от всей души сочувствовала горю этой несчастной женщины, ей живо представлялась ужасная картина, нарисованная ее бессвязными словами. Глубоко вздохнув, Элиз сказала:

— Подумайте о своей дочери.

— Да, я должна быть сильной, — пробормотала мадам Дусе. — Моя бедная дочь! Потерять ребенка таким образом! Я боюсь за нее. Она слабенькая, а ей приходится так тяжело работать, так тяжело… Я должна помогать ей. Я ей нужна. Но, Элиз, мне так жалко своего бедного маленького внука! Он остался жить после этой ужасной резни, а они убили его. Они убили его! Убийцы, ох, все они жестокие убийцы!

В этот момент Элиз показалось, что мадам Дусе права. Что было общего у них с этими людьми? Почему ее должно волновать их одобрение или осуждение? Какое ей дело до того, что завтра одного из них будут бить палками из-за нее? Если бы Рено не стал ее удерживать силой, этого не произошло бы. Она француженка и принадлежит своему народу.

Элиз обернулась к Маленькой Перепелке и холодно спросила:

— Могу ли я навестить дочь мадам Дусе?

— Конечно, идите.

— Благодарю за любезность.

Несмотря на то что ей так легко удалось уйти из-под надзора, сам визит был очень неудачен. Дочь мадам Дусе заболела от горя. Кроме того, у нее гноилась рана на голове, а индейцам она не позволяла себя лечить. Едва сознавая, где находится, она не узнала свою гостью. Худая, как привидение, грязная, она лежала на скамье в маленькой хижине, которая стояла в стороне даже от жилья простолюдинов.

Возле скамьи сидело еще несколько француженок, которые весьма сдержанно поздоровались с Элиз. Казалось, они не доверяют ей, потому что знают о ее отношениях с Рено, знают ее историю. Было видно: в душе они возмущены тем, что она свободно ходит по поселку, одетая в индейское платье, живет в хижине брата Большого Солнца, а ее длинные блестящие волосы падают ей на плечи, тогда как их волосы остригли в знак того, что они рабыни. Казалось, француженки считают ее в какой-то степени предательницей. Однако они не хотели наживать себе врага в ее лице, а с другой стороны, не хотели терять надежду на ее помощь. Тем не менее француженки не считали возможным обращаться с ней как с равной, как с рабыней начезов.

Элиз с горечью подумала, что, похоже, у нее, как и у Рено, больше нет своего народа…

Глава 12

Деревня проснулась рано. Шум голосов, лай собак, треск погремушек, сделанных из тыквы, пронзительные звуки тростниковых свистков долетали до хижины. Элиз лежала, уставившись широко раскрытыми горящими глазами на закопченный потолок. Она почти не спала в эту ночь.

Через некоторое время Элиз встала. Накинув плащ, она развела огонь, а затем, постояв над ним несколько минут, чтобы согреться, стала одеваться. Она думала о том, что в этот момент делает Рено, что чувствует. Боится ли он предстоящего испытания так же, как она? Или же он в самом деле полон решимости проверить свои силы?

Элиз решила, что не пойдет смотреть, что просто не вынесет этого зрелища. Она же не дикарка, привыкшая к таким вещам, ей невыносим вид избиваемого человека. Она останется в хижине, пока все не закончится. Возможно, нужно приготовить все для ухода за раненым. Она обязана помочь ему — ведь во всем этом есть доля ее вины. От Маленькой Перепелки она еще прежде многое узнала о лечении травами, принятом у индейцев, а здесь, в хижине, все нужные травы были под рукой, они висели, привязанные к балкам потолка.

Легко принимать решения, но совсем другое дело — их выполнять. Когда громкие крики донеслись до нее со стороны площади и Элиз поняла, что строй готов и Рено вышел из храма, оставаться в хижине она уже не могла — это казалось трусостью.

Когда Элиз вышла из темной хижины, она увидела, что снаружи ослепительно светит солнце. Оно освещало толпу, собравшуюся на площади, отражалось в бисере одежд, сверкало на остриях ножей и топориков. Дети носились, собаки прыгали и лаяли, женщины сидели на разложенных шкурах, мужчины беседовали стоя, ветер развевал их плащи. Они почти не обращали внимания на воинов, выстроившихся в два ряда в центре площади. У каждого из них в руках была тростниковая палка длиной в четыре фута.

Оглянувшись по сторонам, Элиз увидела, что большинство начезов избрали местом наблюдения склоны холма Большого Солнца. Оттуда все было гораздо лучше видно. Туда принесли даже нескольких дряхлых стариков — эти почтенные люди, окруженные всяческим вниманием, сидя ожидали начала волнующего действа. Элиз тоже забралась на этот холм, чтобы толпа не мешала ей наблюдать.

Какая-то суматоха возникла около дома Большого Солнца. Взглянув наверх, Элиз увидела, как брат Рено вышел из своего жилища и уселся на стул, который ему принесли. Украшенный резьбой, позолоченный, с сиденьем, обтянутым шелком, этот предмет мебели был бы уместен и в Версале. Большое Солнце поправил плащ, сотканный из лебяжьего пуха и выкрашенный в глубокий соболино-черный цвет, который только он и имел право носить. Повернувшись к стоявшему рядом с ним человеку, который, по всей видимости, был служителем храма, он произнес несколько слов, а затем взмахнул украшенным перьями скипетром в знак того, что испытание может начинаться.

Раскатисто и ритмично загремели барабаны. Они представляли собой керамические горшки, обтянутые кожей. В эти горшки наливалась вода так, что у каждого барабана был свой тон. Индейцы, собравшиеся на площади, замолчали.

Из большого храма на холме, прямо напротив того места, где стояла Элиз, вышел Рено. На нем были брюки из белой кожи и плащ, вытканный из лебяжьего пуха. Лебяжьи перья его маленькой короны шевелились от утреннего ветерка. В солнечном свете волосы Рено отливали синевой, лицо его было спокойно, держался он прямо. Медленно, в такт барабанному бою, он спускался по склону холма, ведущему к площади.

У подножия холма Рено остановился. К нему подошли две женщины, взяли у него плащ и подвели его к началу строя воинов. Барабаны зазвучали тише. Некоторое время Рено стоял неподвижно, глядя на толпу. Элиз показалось, что его взгляд остановился на ней, но лицо оставалось совершенно бесстрастным. Затем Рено перевел взгляд выше, туда, где сидел на позолоченном стуле его брат. Поприветствовав Большое Солнце взмахом руки, он кивнул в знак того, что готов.

Барабаны умолкли. Рено глубоко вздохнул и сделал шаг вперед. Со свистом на него обрушилась первая палка.

Элиз знала, что проход сквозь строй практиковался и в европейских армиях. Был ли этот обычай занесен в Новый Свет испанскими и французскими экспедициями в течение последних двух столетий или же, наоборот, был вывезен отсюда в Европу вместе с экзотическими растениями Америки? Во всяком случае, существовали различия в том, как проходило это наказание, — по крайней мере, Элиз слышала о них. В большинстве европейских армий человека, подвергавшегося наказанию, вел солдат, вооруженный мушкетом со штыком. Человек не мог двигаться быстрее, чтобы избегать ударов: в таком случае он напоролся бы на штык. Поэтому ему только и оставалось, что корчиться от боли под медленными, повторяющимися ударами.

У начезов не было ни солдата, ни штыка. Элиз ожидала, что Рено будет бежать и увертываться от ударов — но нет. Медленными шагами, с бесстрастным выражением лица Рено продвигался сквозь строй, непроизвольно морщась от самых сильных ударов и с шумом, похожим на стон, выдыхая воздух. Красные полосы появились у него на спине. Удары, попадавшие в одно место, вызывали разрыв кожи, начинала струиться кровь.

И все же он продолжал идти, лишь иногда немного покачиваясь.

Тяжелые глухие удары заставляли сердце Элиз трепетать. Ей хотелось заткнуть уши, убежать, спрятаться, но какая-то сила удерживала ее. Она дрожала, ладони у нее вспотели, хотя кончики пальцев были холодны как лед — так же холодны, как и губы, к которым она прижала руку, чтобы подавить протестующий крик. Она не смела, не должна была вмешиваться, но ее так и тянуло сделать это. Она хотела отвернуться, но не могла.

Почти в самом конце строя Элиз увидела Лесного Медведя. На лице у него было написано злорадство, которое так контрастировало с суровыми, непреклонными лицами других. Глаза Элиз удивленно раскрылись, когда она увидела в его руках толстую палку. Ужасное подозрение зародилось у нее. Это была та самая палка, которой он ковырялся в оленьих внутренностях! Элиз было хорошо известно, что содержащиеся в них вещества могут вызвать нагноение открытых ран, даже заражение крови, которое может привести к смерти. Если бы только она знала, зачем ему тогда была нужна палка! Сейчас уже поздно было что-то сделать, потому что как раз в этот момент палка Лесного Медведя опустилась со всей силой на спину Рено — туда, где кровоточили раны. Рено помедлил, морщась от боли, но не остановился. Еще один удар. Еще. Последний.

Все кончилось.

Громкий крик одобрения раздался в толпе. Люди окружили Рено, поздравляли и хвалили его, однако никто не прикоснулся к нему. Большое Солнце поднялся на ноги и махнул рукой. Рено повернулся к своему брату и медленно пошел к холму. У подножия он споткнулся, но удержался от падения. Его лицо было смертельно бледно, как будто он только сейчас ощутил боль, которую ему пришлось вынести. С мрачным выражением, распрямив плечи, он начал подниматься на холм.

Он все ближе и ближе подходил к тому месту, где стояла Элиз. Бессознательно она выпрямилась и подняла подбородок, потому что не хотела, чтобы он увидел, как она переживает за него. Поравнявшись с ней, Рено посмотрел на нее своими темными глазами. Она заставила себя улыбнуться и стоически выдержала его взгляд, не показав виду, что сочувствует ему.

Рено прошел мимо нее и протянул руку своему брату. Большое Солнце обнял его, и они встали рядом у троноподобного стула. Большое Солнце заговорил глубоким торжественным голосом. Элиз понимала только отдельные слова, но позже Маленькая Перепелка рассказала ей, о чем говорил вождь.

— Мой народ! — сказал он, и голос его эхом разнесся среди холмов. — Я представляю вам вашего нового военного вождя, которого вы все знаете под именем Ночной Ястреб. С сегодняшнего дня он будет носить имя, которое гордо носили его предшественники. Прошу вас принять нового военного вождя, которого за его мужество и отвагу теперь будут звать Татуированным Змеем. Я приказываю вам всегда повиноваться ему, потому что в его руках находится судьба начезов. Вместе с ним мы победим или умрем!

Раздался хор приветственных криков. Отдав приказ отдыхать, праздновать и развлекаться, вождь племени повернулся и пошел к своему дому вместе с Рено.

Сразу же толпа женщин поднялась на холм, многие из них держали в руках горшочки с травами и мазями. Среди них была и Маленькая Перепелка. Элиз вспомнила, что недавно своими руками изготовила мазь из медвежьего жира и трав для лечения ран и синяков, и побежала в хижину Рено. Через минуту она вернулась, держа в руках маленький глиняный горшочек.

Элиз охватило неловкое чувство, когда она присоединилась к толпе женщин у двери дома Большого Солнца, но решимость ее от этого не убавилась. Она уговаривала себя, что не виновата в случившемся, однако чувство вины от этого не убывало, равно как и стремление ее искупить. Вот почему она хотела помочь Рено — только поэтому.

Женщины расступились, чтобы дать Элиз дорогу. На пороге она помедлила. Дом Большого Солнца не очень сильно отличался от дома Рено, хотя и был больше по размеру. Внутри были такие же спальные скамьи вдоль стен, под которыми стояли такие же горшки и корзинки; такие же травы и оленьи рога были подвешены к потолку. В глаза бросался обеденный стол, который, вероятно, был подарен французами, и голубой бархатный камзол, висевший на вешалке. Главное же отличие состояло в том, что в доме было два очага и два набора кухонной посуды — по одному для каждой из жен. Запах дыма и жареного мяса, аромат готовившихся пирожков наполняли воздух. Несколько женщин хозяйничали у очагов, другие столпились вокруг скамьи, на которой лежал Рено.

Элиз несмело приблизилась и, улыбнувшись, сказала одной из женщин, что хочет поближе подойти к раненому. Женщина пожала плечами и повернулась к Элиз спиной. Элиз повторила свою просьбу еще раз, подумав, что ее не поняли. На этот раз она показала женщине свой горшочек с мазью. Женщина, по всей видимости из рода Солнца, произнесла какую-то грубость и вновь отвернулась. С другой стороны скамьи Элиз увидела Маленькую Перепелку и позвала ее, но та только покачала головой.

Элиз нахмурилась, не зная, что предпринять. Обрадуется ли Рено, если увидит ее, или же предпочтет, чтобы его лечили эти женщины? Может быть, лучше уйти и пусть о нем заботятся соплеменницы? Но нет, женщины не знали, что сделал Лесной Медведь. Они ведь могут втереть ядовитое вещество в его раны. Нельзя это так оставить.

Элиз еще раз тронула за плечо женщину, стоящую перед ней. Индианка резко повернулась и с неожиданной злобой толкнула Элиз. Возмущенная такой нарочитой грубостью, Элиз толкнула ее в ответ. Индианка схватила Элиз за длинную косу, и та вспомнила, как ее втащили за волосы в дом Рено в первый день пребывания в поселке. Лицо индианки показалось ей знакомым. Извернувшись, Элиз с такой силой ударила ее, что у той на щеке остался след.

Индианка начала пронзительно кричать, и тут на Элиз набросились другие женщины. Они сорвали с нее плащ и ее горшочек с лекарством упал на пол и разбился. Элиз вырывалась, брыкалась и наконец с мрачным удовольствием отметила, что одна из женщин отлетела и растянулась на земляном полу. Однако в тот же момент на Элиз набросились остальные. Ее хватали, толкали, пихали к двери, кто-то снова вцепился ей в волосы. Ценой невероятного напряжения Элиз удалось сбросить с себя вцепившихся в нее индианок. Сжав освободившуюся руку в кулак, она ударила одну из них и испытала глубокую радость, когда та завопила и схватилась рукой за свой кровоточащий нос. Однако радость была недолгой, так как индианки вновь налетели на Элиз.

Вдруг поверх всего этого тарарама зычно дважды прозвучала команда, которая сразу подействовала на толпу дерущихся женщин. Элиз отпустили, и она упала на колени — полуобнаженная, с тяжело вздымающейся грудью, с волосами, торчащими в разные стороны вокруг раскрасневшегося лица.

Индианки попятились, и Элиз осталась одна в середине комнаты. Неподалеку от нее лежал на скамье Рено, а его мать смывала кровь у него со спины и промывала шрамы с помощью куска мягкой кожи, которую она окунала в горячий настой трав. Рено тихо выругался, когда увидел Элиз. Он попытался встать на ноги, но в этот момент к тому месту, где стояла на коленях Элиз, подошел Большое Солнце. Склонившись над ней, он протянул ей руку.

Элиз, застыдившись своей наготы, поколебалась. Отказаться от помощи, однако, казалось столь же невозможным, как если бы перед ней был король Франции.

Она протянула ему свою руку и поднялась так грациозно, как только могла. Вождь начезов позволил себе окинуть взглядом ее стройное полуобнаженное тело, причем это зрелище доставило ему явное удовольствие.

— Ты, я полагаю, Элиз, женщина моего брата? — с улыбкой произнес он.

— Да, я Элиз.

Большое Солнце кивнул и, все еще держа ее руку, повернулся к индианкам. Грозным голосом он отругал их за то, что они подрались, как плохо воспитанные дети, и сказал, что с Элиз нужно обращаться как с гостьей, дорогой сердцу их нового военного вождя, что ей нужно оказывать всяческие почести. Ему было стыдно за их поведение, поэтому он удалил их из своего дома и не велел появляться в нем без специального приглашения.

Когда женщины ушли, он обернулся и поклонился Элиз.

— Каким образом, мадам, мои домашние могут вам служить?

— Я… я только хотела поухаживать за Рено.

— Неужели? — Он повернулся к своей матери, словно спрашивая ее совета.

Женщина некоторое время смотрела на Элиз с сосредоточенным выражением лица, по ее темным глазам было видно, что она о чем-то напряженно думает. Потом она молча кивнула.

— Ты будешь ухаживать за ним, — сказал Большое Солнце, и на его губах появилась совершенно очаровательная улыбка. Глядя на него, Элиз поняла, что он очень похож на Рено. В самом деле, они были братьями-близнецами, с одинаковыми глазами, волосами, телосложением. Единственная существенная разница — у вождя начезов была татуирована не только грудная клетка, но и плечи, а также колени, что служило знаком величайшего отличия.

Отведя глаза от его откровенно восхищенного взора, Элиз пробормотала:

— Только сначала, с вашего позволения, я найду свой плащ…

Большое Солнце кивнул, искоса взглянув на своего явно недовольного брата, а потом на двух своих жен, наблюдавших за ним. Кроме них, в доме оставались только две женщины — Татуированная Рука и Маленькая Перепелка.

Элиз нагнулась, подобрала плащ и надела его. Губы ее были обиженно поджаты. Она ведь пришла помочь, ничего особенного в этом нет. Почему же на нее накинулись, издевались над ней, в результате чего она оказалась перед вождем начезов в таком неприглядном виде? Когда она подумала о том, что совсем недавно была респектабельной землевладелицей, которая сама распоряжалась своей жизнью и ни перед кем не держала ответа, ее охватил такой гнев, что она с трудом сдержала его.

Татуированная Рука поднялась со своего места рядом с сыном и предложила Элиз занять его.

Элиз украдкой взглянула на Рено и слегка покраснела: ей показалось, что он смотрит на нее насмешливо.

— Мне бы не хотелось занимать ваше место, — смущенно пробормотала она.

— Я уступаю его вам, — ответила Татуированная Рука.

— Но лекарство, которое я принесла, пропало…

— У меня есть еще. Подождите, я сейчас принесу, — сказала Маленькая Перепелка и быстро пошла к двери.

После всего, что произошло здесь, в доме Большого Солнца, после размолвки с Маленькой Перепелкой, холодного приема, оказанного ей француженками, а особенно после страшного испытания, которое пришлось перенести из-за нее Рено, ей нелегко было приблизиться к нему. Элиз не знала почему, но между ними возникло какое-то отчуждение. Этому способствовала сама атмосфера индейской деревни — здесь он стал совсем не таким, каким был в своем доме.

Она взглянула на него и смущенно спросила:

— Вы позволите?

Его глаза потеплели.

— Я был бы польщен. Ты же знаешь, что мне приятно твое внимание.

Она села на скамейку рядом с ним и попросила показать ей его спину.

Элиз была готова ко всему — по крайней мере, она так думала. Однако она с трудом удержалась, чтобы не вскрикнуть, когда увидела его изодранную спину. Кожа вокруг синевато-багровых полос вспухла и покраснела. Некоторые полосы представляли собой рваные раны, некоторые слились в одно кровавое месиво, особенно страшное между лопатками — там, где Лесной Медведь прошелся своей палкой. Татуированная Рука хорошо промыла все раны, и кровотечение прекратилось, но было ясно, что Рено еще долго будет страдать от последствий ужасного истязания.

— Если бы только у меня было немного коньяка, — прошептала Элиз.

— Коньяка? — удивленно спросил Большое Солнце.

— Я лечила им раны. Он помогает заживлению.

— Кажется, у меня есть немного коньяка.

— Хм! — фыркнула мать Большого Солнца.

Он с упреком взглянул на нее и объяснил одной из своих жен — той, чья беременность была менее очевидна, — где взять бренди.

Элиз, казалось, ничего не замечала. Она окунула кусочек кожи в теплый настой трав, которым пользовалась Татуированная Рука, и приложила его ко все еще кровоточащей ране.

В глиняной бутылке принесли бренди, там его оставалось всего несколько глотков. Большое Солнце с сожалением посмотрел на бутылку, затем передал ее Элиз.

— Было бы лучше, если бы мой брат выпил это, — заметил он.

Рено покачал головой:

— Неразумно пить на пустой желудок.

— Это мы поправим, как только тебе немного полегчает.

— Ты не могла бы поторопиться? — Рено поморщился от боли, когда Элиз начала поливать его спину бренди.

Когда вернулась Маленькая Перепелка, Элиз уже подготовила кожу к нанесению мази. Она аккуратно намазала спину Рено, а затем забинтовала полосками ткани.

Потом они поели, для этого Рено пришлось осторожно принять сидячую позу. К ним присоединились другие: пожилой мужчина, кажется, отец одной из жен Большого Солнца, и две старухи, одну из которых Элиз видела накануне присматривающей за мальчиком. Похоже, что это были тетки Татуированной Руки. Привели и самого мальчика, этого маленького бронзового херувима, которого представили как сына Большого Солнца. Все были очень внимательны к Рено, предлагали ему разные лакомые кусочки, заставляли пить крепкий бульон для укрепления сил. Даже мальчик, которого звали Маленькая Сова, понял, что дяде плохо; он привстал и тихонько потерся своим маленьким носиком о худую щеку Рено.

Рено ел жадно и с удовольствием, обмениваясь шутками со старухами и улыбаясь брату. Однако вскоре он замолчал. Взглянув на лего, Элиз увидела, что он побледнел еще больше и обессиленно прислонился к стене дома. Приглядевшись к нему повнимательнее, она заметила, что у него под глазами залегли черные тени, а лицо осунулось. Да и как ему было не устать? На протяжении всего пути из дому Рено почти не спал, неся охрану, в день приезда ему пришлось принимать участие в празднестве, а прошлую ночь он провел, бодрствуя, в храме. Он ничего не ел почти двое суток, а затем подвергся такому ужасному наказанию. Удивительно, что он еще был в сознании после этого.

Элиз коснулась его руки и сказала:

— Приляг. Тебе надо поспать.

К ее просьбе присоединился Большое Солнце:

— Да, поспи. Я приказываю.

Однако Рено смотрел только на Элиз. Его глаза потемнели от боли и усталости, но взгляд их был чист.

— Ляг со мной, Элиз.

Трудно было отказать ему в просьбе, когда он пребывал в таком состоянии. Но ведь она поклялась, что не вернется на его ложе! Элиз понимала, что в данный момент он для нее не опасен, но если она ляжет с ним по своей воле сейчас, примет ли он ее отказ потом? Она глубоко вздохнула:

— Я буду тебе только мешать.

— Мне тебя не хватало вчера ночью и во все другие ночи нашего перехода.

— Я уже говорила тебе, наш договор расторгнут. Я больше не обязана делить с тобой ложе.

— Ну хотя бы сегодня ляг со мной!

Элиз почувствовала, что кто-то тронул ее за плечо.

— Сделай, как он просит, — негромко сказала Татуированная Рука.

— Не могу!

Большое Солнце приблизился к ней:

— Неужели мне нужно тебе приказывать? Это не такая уж большая жертва, француженка.

Разве? А как же ее гордость и самоуважение? А что же ее будущее?

— Элиз, пожалуйста…

Серые глаза Рено потемнели, его лицо было бледно; рука, которую он протянул к ней, слегка дрожала. Именно сострадание заставило Элиз сделать первый неуверенный шаг к нему. Сострадание — и приказ его брата. Ничего больше.

Не обращая внимания на взгляды и шепот, Элиз прилегла на скамью рядом с Рено и обняла его. Не успела она положить голову на набитую соломой подушку, он уже спал. Ей ничего другого не оставалось, как попытаться сделать то же самое…

Когда Элиз проснулась, было темно. Разбудило ее какое-то бессвязное бормотание. Она приподнялась на локте и осмотрелась.

Угли, тлеющие в очаге, освещали хижину красноватым светом, так что можно было разглядеть людей, спящих на лавках в доме Большого Солнца. Было тихо, и только рядом с ней что-то бормотал Рено. Она ничего не могла разобрать, очень испугалась и положила руку ему на лоб. Он весь горел в лихорадке, от него исходил такой жар, что Элиз в ужасе отдернула руку. Нужно было срочно что-то предпринять, и она поспешно встала, накинув на себя плащ.

Холодная вода — вот что ему сейчас необходимо. Нужно окатить его водой, а затем приготовить настой ивовой коры. Но ей понадобится помощь. Оглядев спящих, Элиз в нерешительности закусила губу. Нужно кого-нибудь разбудить, но кого? Она еще немного подумала, а потом решительно направилась к матери Рено и положила руку ей на плечо.


Проходили часы, наступило утро, а Рено все еще был без сознания. Жар то усиливался, то ослабевал под влиянием лекарств, но не спадал. Около полудня они разбинтовали его, еще раз промыли раны настоем дубовой коры. Древняя старуха, самая старая женщина племени, которая хранила секреты лечебных трав, принесла какую-то очень сильно пахнущую настойку, которую надо было принимать на рассвете, в полдень, на заходе солнца и в полночь. Они с трудом вливали в рот Рено жидкость, но не видели особых результатов.

Перед домом начали собираться люди. Элиз слышала, как они переговариваются между собой, время от времени раздавался плач и причитания женщин.

— Что там за шум? — спросила Элиз Маленькую Перепелку, когда та уже за полночь вновь вошла в дом. — Можно подумать, они считают, что он умирает.

— Они боятся этого.

— Зачем же они это показывают? Ведь Рено может их услышать!

Индианка пожала плечами:

— Он поймет их чувства.

— Но я всегда считала, что индейцы стоически переносят такие вещи. Что они почти не горюют, если кто-нибудь умирает.

Маленькая Перепелка как-то странно посмотрела на Элиз.

— Какой же смысл горевать после смерти? А умирающий должен знать, что его любят. Кроме того, Рено — великий военный вождь…

Элиз с удивлением посмотрела на Маленькую Перепелку и вдруг поняла, что она имеет в виду. Поскольку Рено занимал высокое положение, в случае его смерти было бы убито много людей, для того чтобы они служили ему в загробном мире. Перед храмом состоялись бы ритуальные удушения. А если бы она была его женой… Но нет, Элиз не желала даже думать об этом.

— Я хочу рассказать вам еще кое-что, — продолжила Маленькая Перепелка. — Четыре года назад умер старый военный вождь, его тоже звали Татуированный Змей. Тогда было много ритуальных убийств, потому что он тоже был братом Большого Солнца. Их любовь друг к другу была так велика, что наш Великий вождь поклялся своей кровью умереть вслед за братом. Это означало, что последует еще много смертей, и во всей деревне зажгли траурные костры. Однако этого не случилось благодаря тому, что Большое Солнце всю ночь после смерти брата беседовал с одним французом, который отговорил его от такого шага. Но все же Большое Солнце вскоре умер, некоторые говорят, что от горя и от того, что не сдержал клятву. Сейчас люди боятся, что из-за кровного родства между Большим Солнцем и Ночным Ястребом история может повториться.

— Неужели?

— Кто знает? Они ведь близнецы и очень привязаны друг к другу. У нас нечасто бывает, что обоих близнецов оставляют жить. Одного обычно уничтожают — так же, как поступают с детьми-уродцами. Ночного Ястреба спас его отец, заявив, что один сын будет начезом, а второй — французом. И все же эта кровная связь вызывает сейчас большие опасения.

Элиз слушала индианку без всякого удивления. Сейчас ей казалось, что она вообще потеряла способность испытывать это чувство. Наконец она сказала твердо:

— Неважно все это. Рено не умрет.

— Ах, если бы так! — воскликнула Маленькая Перепелка, с озабоченным выражением подходя к Рено и наблюдая, как он мечется на скамье.

— Я об этом позабочусь. Я не позволю Лесному Медведю торжествовать победу!

— Что ты имеешь в виду?

— А разве я не рассказывала тебе?

Маленькая Перепелка целый день бегала туда-сюда, доставала нужные вещи, помогала переворачивать Рено, успевала приглядывать за Маленькой Совой. Обе женщины забыли о своих разногласиях, к ним вернулась близость, которая существовала между ними в те времена, когда они обе страдали от тирании Винсента Лаффонта.

Сейчас Элиз удивилась:

— Я думала, ты знаешь. Вот в чем дело.

Когда Элиз закончила свой рассказ о коварной выходке Лесного Медведя, лицо Маленькой Перепелки помрачнело. Она бросилась к Татуированной Руке, чтобы передать ей все. Их окружили другие женщины, они вскрикивали и переглядывались между собой, слушая Маленькую Перепелку.

Выслушав все, Татуированная Рука молчала несколько долгих мгновений. Ее лицо было мрачно, на нем застыло выражение непреклонности и печали. Наконец она заговорила, обратившись к самой старой женщине:

— Я хочу знать, что ты думаешь об этом.

Беззубая старуха медлила с ответом, но никто не проявлял нетерпения, никто не подгонял ее. Наконец она подняла к ним свое морщинистое лицо, искаженное горем.

— Лесной Медведь — недостойный человек, — произнесла она. — Пусть его наказанием будет изгнание.

Все закивали и начали перешептываться. От одного к другому передавалось это слово, равносильное проклятию: «Изгнание, изгнание, изгнание».

Впрочем, Элиз такое наказание не показалось суровым. Маленькая Перепелка объяснила, что изгнан он будет только из Большой Деревни, но не из самого племени. Лесной Медведь останется вождем деревни Флауэр, будет принимать участие в праздниках, нести военную службу. Но его тщеславным устремлениям придет конец, потому что только в Большой Деревне собирается совет старейшин, решающий, когда начинать сев и убирать урожай, где охотиться и с кем воевать. Он будет отлучен от двора Большого Солнца, который раздает награды и почести. Отныне Лесной Медведь приговорен навек остаться маленьким вождем, который не в состоянии влиять на решение важных вопросов, касавшихся жизни и смерти его племени. Для него все было кончено.

Жены Большого Солнца переглянулись друг с другом, затем младшая выскользнула из дома. Голоса снаружи становились все громче, время от времени их перекрывали истерические выкрики.

Время шло, а Элиз и другие женщины не отходили от Рено. Примерно через час за дверью послышалось приветствие. Поскольку голос принадлежал женщине, старшая жена Большого Солнца крикнула ей, что она может войти. Дверь отворилась, и вошла крупная женщина с тяжелыми чертами лица. Элиз сразу узнала ее: это она напала на нее вчера.

Маленькая Перепелка шепнула ей, что это мать Лесного Медведя, которую зовут Рыжая Олениха, и что она пришла просить Татуированную Руку и Большое Солнце за своего сына.

Большое Солнце был в это время в храме, но Татуированная Рука отказалась сопроводить туда Рыжую Олениху или послать к нему посыльного. Она молча выслушала мать Лесного Медведя, не обращая внимания на ее энергичные жесты, обращенные в сторону Элиз и Рено, лежавшего на лавке. Когда наконец поток ее красноречия иссяк, Татуированная Рука подняла руку и начала говорить красиво и выразительно. Элиз не могла понять всего, но общий смысл речи был для нее ясен. Приговор не будет пересмотрен. Когда индианка умолкла, мать Лесного Медведя отвернулась. Держась очень прямо, она направилась к двери, на лице ее застыло выражение горя и унижения. Проходя мимо Элиз, она бросила на нее горящий взгляд.

Приговор Лесному Медведю был вынесен быстро и без всяких формальностей, но от этого он не стал менее действенным. Маленькая Перепелка объяснила Элиз, что никто не будет приводить приговор в исполнение, Лесного Медведя не уведут из деревни под конвоем, но если он не уйдет сам, с ним будут обращаться как с мертвым. Никто не заговорит с ним, люди будут смотреть сквозь него, как будто его нет. Такого человека все могут третировать, говорить в его присутствии, что он совершенно бесполезное существо, без которого жизнь станет только лучше. Очень немногие наказанные могут долго выносить такое положение. Некоторые под тяжестью позора кончали жизнь самоубийством, другие, чтобы избегнуть наказания, исчезали в лесах, и о них никто никогда больше не слышал. Маленькая Перепелка не сомневалась, что Лесной Медведь удалится в свою деревню Флауэр.

Ночь прошла без перемен. Ближе к рассвету Татуированная Рука встала и сменила Элиз, которой приказала лечь спать. Как ни хотелось Элиз отказаться, у нее уже не было сил сделать это. Она смертельно устала — устала от тревог и беспокойства, от долгих часов бдения у постели Рено.

Ее разбудили крики, доносившиеся с деревенской площади. Солнце уже высоко стояло в небе. Подумав, что это, наверное, просто какая-нибудь игра, она не стала выглядывать, а пошла посмотреть на Рено. Он был все в том же состоянии, около него дежурила Маленькая Перепелка. Элиз направилась к умывальнику, представлявшему собой керамический горшок с теплой водой. По дороге она успела освободить щенка, которого таскал за хвост Маленькая Сова, и решила заодно умыть ребенка. Потом она посадила смеющегося мальчика к себе на колени и начала играть с ним, наслаждаясь его смехом и лепетом, находя в этом отдохновение от своих забот и горя.

Элиз не испытывала никакой неловкости, играя с чужим ребенком: индейских младенцев нянчили все домочадцы. Маленькая Сова постоянно болтался под ногами, всюду лез, его приходилось постоянно откуда-нибудь вытаскивать: из кладовки, из очага и многих других неподходящих мест. На него никогда не кричали, его никогда не шлепали, вместо этого ему давали игрушку или какой-нибудь хозяйственный предмет, чтобы отвлечь его. Но в то же время мальчику никогда не позволяли беспокоить отца или мешать взрослым, когда те были заняты.

Маленькая Перепелка о чем-то тихо поговорила с Татуированной Рукой, а затем подошла к Элиз и предложила ей сходить искупаться. Вскоре они уже шли через площадь по направлению к ручью. По дороге им встретилась женщина, которая рассказала, что отряд индейцев наткнулся на французскую экспедицию, посланную на юг с разведывательными целями. Они убили пятерых французов, а одного взяли в плен и привезли в Большую Деревню. Женщина не знала его имени, но сказала, что он торговец. Она считала, что все случилось очень кстати: созерцание пыток развлечет начезов, они на время забудут о тяготах войны и о Лесном Медведе.

Элиз ничем не могла помочь пленнику. Усилием воли она попыталась выбросить из головы мысли о том, что должно произойти, и они с Маленькой Перепелкой пошли дальше. По дороге Элиз молчала — она думала об этом несчастном французе, который даже не был солдатом. Элиз знала, что индейцы невысокого мнения о регулярной французской армии и считают французских солдат немногим лучше своих молодых необученных воинов. Другое дело — милиция из добровольцев-колонистов, перенявших у индейцев их способы ведения войны. Эти люди стреляли из засады, вместо того чтобы маршировать боевыми порядками навстречу смерти.

На берегу быстрого ручья женщины разделись и прыгнули в воду. Сначала они взвизгивали от холода, но вскоре затеяли шутливое побоище и постепенно согрелись.

На некотором расстоянии от них ниже по ручью какая-то женщина мыла своего только что родившегося ребенка. Элиз знала, что такая процедура приводила к высокой детской смертности среди индейцев, но женщины были очень привязаны к этой старой традиции, кроме того, они считали, что чистота важнее всего. Точно так же поступали с детьми, у которых был жар. Искупавшись, дети часто заболевали воспалением легких, и многие из них умирали. Но правду сказать, те, которые выживали после ежедневных, до озноба доводящих купаний, становились сильными и здоровыми. Очень редко можно было увидеть индейца — калеку или инвалида, исключение составляли только воины с их боевыми шрамами. Бывали даже случаи, когда молодые индейцы, впервые увидев на себе отметины оспы, кончали с собой от ужаса.

Мужчин вокруг видно не было. Маленькая Перепелка сказала, что они купаются в другом месте. Дело было не в том, что их смутила бы нагота женщин, совсем нет — мальчики и девочки купались вместе до достижения половой зрелости. Просто считалось, что при раздельном купании теряется меньше времени, которое можно использовать на различные хозяйственные дела. Вспомнив одну из ночей несколько недель назад, Элиз сочла такое устройство разумным.

Она шла назад к дому на холме бодрым шагом, в хорошем настроении. Они с Маленькой Перепелкой болтали, на ходу расчесывая волосы. Проходя через площадь, Элиз заметила группу мужчин, столпившихся вокруг трех столбов, установленных буквой П. Сразу поняв, в чем дело, она умолкла и в ужасе застыла на месте.

Индейцы привязывали к столбам француза, собираясь пытать его. Запястья несчастного

прикрепляли к верху, а щиколотки к основанию столбов. Он был обнажен, голова его упала на грудь. Мягкие волосы отливали золотом в утреннем свете, их шевелил легкий ветерок. На его белокожем теле были видны следы от ударов. Один индеец подошел сзади и ткнул ему палкой в спину. Пленник не произнес ни звука, но поднял голову, и Элиз тут же узнала его.

— Это Пьер! — воскликнула она, не веря своим глазам.

— Похоже, что так, — бесстрастно согласилась Маленькая Перепелка. — Как глупо с его стороны! Ведь он же жил раньше среди начезов. Ему ни за что не надо было возвращаться.

Глава 13

— Ты должна это сделать, пожалуйста, Маленькая Перепелка, я умоляю тебя!

— Если я попрошу, чтобы мне отдали этого мужчину, мне придется за него отвечать всегда.

— Но ты же вдова. Некому добывать тебе мясо, некому подготовить поле к посеву…

Индианка гордо вскинула голову:

— У меня достаточно претендентов, готовых все это делать.

— Да, они все время пристают к тебе, умоляют пустить их в постель, подкарауливают тебя в лесу.

— Ты ошибаешься. Они не хватают и не лапают женщин, как это делают мужчины твоего племени. У нас, даже если мужчина испытывает страсть, он не решается прикоснуться к женщине без приглашения. Отличительная черта воина в том, что он полностью управляет своими желаниями.

Элиз уставилась на индианку в изумлении, но вспомнив, с какой деликатностью Рено обращался с ней, поняла, что Маленькая Перепелка говорит правду.

— Но они все-таки упрашивают тебя, пытаются заманить в лес, я видела все это сама.

— Да, такое случается. Но только я решаю, кто придет ко мне и когда, и таким правом пользуются все девушки, когда достигнут брачного возраста. За это святые отцы в черных сутанах называют нас женщинами легкого поведения, а индейских мужчин, которые воздерживаются от женского общества, они превозносят как образец добродетели! Они не понимают, что мужчина должен уметь властвовать над своими чувствами, а женщина имеет право получше узнать своего будущего мужа до свадьбы. Наши браки более счастливые, чем у французов.

— Может быть, но не всегда. Тебе ведь не повезло с мужем-индейцем.

— Он никак не мог забыть, что я была рабыней белого человека.

— А вот теперь ты сама можешь сделать белого человека своим рабом, если захочешь. Ты можешь просто взять его в свою хижину! Он бы говорил с тобой и на твоем языке, и по-французски, согревал бы тебя, когда подует северный ветер…

— Но, Элиз, он же предатель, враг!

— Почему же? Он покинул начезов, чтобы заняться торговлей, а не для того, чтобы примкнуть к французам. Он ушел много лет тому назад и за это время ровным счетом ничего плохого не сделал. Он не передавал французам никаких сведений о начезах, не присоединился к военной экспедиции, которую они собираются послать против вас. Какой же он враг?

— Он француз.

— Но я тоже француженка!

— Это верно…

Элиз казалось, что они спорят уже целую вечность. Больше всего она боялась, что после пыток с Пьера снимут скальп — такое иногда случалось. Она очень обрадовалась, вспомнив обычай, согласно которому пытки пленника могут быть прекращены, если какая-нибудь вдова попросит отдать его ей. Она не ожидала, что Маленькая Перепелка проявит такую несговорчивость.

Тяжело вздохнув, Элиз решила набраться терпения.

— Он близкий друг Рено, ты же знаешь. Неужели ты думаешь, Рено не сделал бы все возможное, чтобы освободить его, если бы был в состоянии? Ты можешь себе представить его горе, когда он узнает, что Пьер умер в этой деревне, а он в это время лежал без сознания? Только подумай, как он будет тебе благодарен, когда узнает, что ты спасла Пьера!

— Мне не нужен мужчина, — стояла на своем Маленькая Перепелка.

До разговора с ней Элиз не знала, что делать. Она уже просила Татуированную Руку заступиться за Пьера, но мать Рено сказала, что это дело мужчин и она не имеет права вмешиваться. Только военный вождь или Большое Солнце были полномочны отменить пытки. Элиз обратилась к брату Рено, но он тоже счел неуместным вмешиваться: их обоих и без того подозревали в излишней любви к французам.

И все-таки Элиз не хотела сдаваться. Она схватила индианку за плечи потрясла ее.

— Неужели ты забыла, как он жил среди вас? Вы вместе играли детьми, неужели ты не помнишь, каким он был тогда? Разве у тебя не осталось к нему теплых чувств?

Индианка нахмурилась и медленно сказала:

— Да, однажды он помог мне отнести домой воду с ручья, когда я растянула запястье. И подарил мне десять голубых перышек сойки и десять голубых бусинок для украшения мокасин…

— Ну вот видишь! Он и сейчас такой — добрый и щедрый человек, заботливый по отношению к тем, кого любит. Ведь иначе его бы здесь сейчас не было. Я уверена, он приехал, поскольку услышал о том, что случилось с Рено.

— Когда он впервые появился здесь, его прозвали Волосы Солнца, потому что волосы его были такие же светлые, как лучи солнца, и такие яркие, каких мы никогда не видели.

— Они и сейчас такие! — с жаром воскликнула Элиз.

— Да. Потрогать их было бы очень приятно…

— Если только их не отрежут вместе со скальпом! О, Маленькая Перепелка, пожалуйста!

— Среди нас он считается знатным, и когда приезжал в последний раз, то привез с собой много богатых товаров…

Элиз ничего не ответила, боясь все испортить. Наступила тишина. Индианка сидела, погруженная в глубокое раздумье. Наконец она встала и решительным тоном объявила:

— Я согласна.

Элиз не дала ей передумать и сразу потащила на площадь. Около того места, где на столбах висел Пьер, был разведен костер. Пытка уже началась, об этом свидетельствовали темные ожоги у него на теле. Однако, подобно индейцам, среди которых он вырос, Пьер не издал ни звука.

Сделав выбор, Маленькая Перепелка повела себя решительно. С высоко поднятой головой она приблизилась к людям, собравшимся вокруг пленного. Остановившись перед Пьером, она стала так внимательно изучать его, как будто собиралась купить, не обойдя вниманием и ту часть тела, которая делала его мужчиной.

Воины смотрели на Маленькую Перепелку с вежливым недоумением, а некоторые из них были явно раздосадованы ее присутствием. Маленькая Перепелка взглянула на них без малейшего стеснения.

— Я пришла, — сказала она громко, — чтобы взять этого мужчину. По праву вдовы, потерявшей своего мужа на поле боя, я требую его в качестве замены. Он станет плоть от плоти моей, кровь от крови.

Элиз, которая стояла в сторонке, увидела, что Пьер поднял голову и посмотрел на индианку. В его ясных голубых глазах, устремленных на Маленькую Перепелку, отразилась благодарность, удивление и что-то еще, от чего Элиз стало не по себе.

Те же воины, которые так безжалостно растянули Пьера между столбами для пыток, теперь осторожно отвязали его, покрыли одеялом и отнесли в хижину Маленькой Перепелки. Затем индианка приказала им уйти, и они послушно выполнили ее приказ, хотя, оказавшись за дверью, стали обмениваться впечатлениями и приглушенно смеяться.

Элиз подбросила дров в очаг и поставила кипятить воду, а потом заглянула в горшки в поисках пищи, пригодной для раненого. В одном из горшков она обнаружила мясное жаркое и подвинула его поближе к огню. Маленькая Перепелка наполнила глиняную бутылочку водой и отнесла ее туда, где на скамье лежал Пьер.

— Хочешь пить? — спросила она. Слабая улыбка осветила его бледное лицо.

— Больше всего на свете.

Элиз подумала, что его, вероятно, гнали от места пленения до индейской деревни, не дав ни глотка воды. То, что Маленькая Перепелка отгадала самое сильное его желание, свидетельствовало о ее неравнодушии.

Пьер попытался привстать, но не удержался и упал от слабости. На его лице было написано удивление. Индианка быстро подхватила его голову, и с ее помощью Пьер сделал еще одну попытку: морщась от боли, он приподнялся на локте, чтобы взять бутылку с водой.

— Сейчас мы тебя полечим, — сказала Маленькая Перепелка, опустив его обратно на подушку.

— Ты… очень добра, а я еще не поблагодарил тебя.

Маленькая Перепелка пожала плечами:

— Тебе следует поблагодарить Элиз. Именно она уговорила меня спасти тебя.

— Тогда я должен от всего сердца поблагодарить ее, — сказал Пьер, склоняя голову перед Элиз.

Женщины промыли его раны и намазали их целебным бальзамом. Пьер не жаловался, только иногда морщился от боли и говорил, что щекотка пострашнее самых ужасных пыток. В следующую секунду он уже превозносил их доброту и торжественно заверял, что может помыться и сам, но не хочет из-за лени, а кроме того, ему приятно, что это делают две такие хорошенькие женщины. Его рука случайно коснулась груди Маленькой Перепелки, когда она наклонились над ним. Она так резко отпрянула, что в глазах француза появился озорной блеск. С этой минуты он при любой возможности пытался дотронуться до ее бедра или шеи, и ее смущение приводило его в восторг. Взволнованная и растерянная, Маленькая Перепелка бросала на него возмущенные взгляды, но Пьер каждый раз принимал совершенно невинный вид. Он был слаб, но дух его не был сломлен.

Наконец Пьер был вымыт, удобно уложен, и морщинки боли вокруг его глаз стали постепенно исчезать, а лицо порозовело от крепкого бульона. Он замолчал, глаза его закрылись. Присев рядом с ним, Маленькая Перепелка, как зачарованная, протянула руку к его мягким золотистым волосам и поправила их рассыпавшиеся пряди. Сразу проснувшись, Пьер схватил ее руку и прижал к губам.

— Я не безразличен тебе, — сказал он тихо. — Признайся, что это правда.

— Я же сказала тебе…

— Ты сказала, что Элиз попросила тебя спасти меня, но ты не сказала, почему согласилась.

— Я… Кто-то же должен был это сделать, раз уж Ночной Ястреб не мог!

— Что?

— Так ты ничего не знаешь?

Выслушав рассказ Маленькой Перепелки обо всем, что случилось с Рено, Пьер погладил ее руку, все еще лежавшую в его руке.

— Хорошо, что я приехал.

— Хорошо, что тебя взяли в плен и чуть не убили? — Маленькая Перепелка посмотрела на него сердитым взглядом.

— Хорошо, что я здесь, потому что могу понадобиться Рено, — ответил он, улыбаясь. — Но о том, что я попал в плен, я ни минуты не сожалею!

— Ты или бредишь, или сошел с ума, — ответила она резко, вырвав у него руку.

— Когда ты испытываешь сильные чувства, то становишься невыносимой, — улыбнулся Пьер. — Так было всегда. Помню, я как-то подарил тебе несколько голубых бусинок и перышек, а ты ударила меня по голени.

— Нет!

— Ударила, я помню это отлично.

— А я помню, что…

— Ах, как ты меня любишь!

Маленькая Перепелка вскочила, щеки ее пылали.

— Я так и знала! Я знала, что ты вообразишь, будто я в тебя по уши влюблена, только потому, что я решила спасти твое тело от пыток и волосы от скальпирования. Самонадеянный человек! Я просто пожалела тебя…

— Жалость — это уже ступенька к любви, согласен, — сказал он быстро. — Я часто думал о тебе, Маленькая Перепелка, даже тогда, когда был ребенком. Я видел, как ты росла, становилась хорошенькой, но совершенно неожиданно для меня ты была продана в рабство, потом вышла замуж… А ты когда-нибудь думала обо мне?

Она пристально посмотрела на него и не противилась, когда Пьер вновь взял ее руку.

— Иногда, — произнесла она наконец.

— А как ты думала обо мне? Я спрашиваю, потому что меня озадачили твои слова — там, у виселицы. «Плоть от плоти», — сказала ты. Что ты имела в виду?

Маленькая Перепелка густо покраснела:

— Это были только слова.

— Э, нет, так не пойдет! Ты должна все объяснить. — Он притянул ее к себе и прижался губами к ее ладони.

— Ты… тебе не нужно изображать любовь ко мне только потому, что я спасла тебе жизнь.

— А если это доставляет мне такое удовольствие, о котором можно только мечтать? А если это только слабое отражение того преклонения, которое ты мне внушаешь?

— Ты слаб и… ты не должен переутомляться.

— Силы быстро возвращаются ко мне, но мне стало бы еще лучше, если бы ты легла рядом со мной.

— Нет, ты просто невыносимый человек, — сказала Маленькая Перепелка, но слова эти были произнесены почти шепотом.

Элиз, невольно слышавшая этот разговор, многозначительно покашляла.

— Мне пора идти, я и так слишком надолго оставила Рено.

Пьер и Маленькая Перепелка не ответили; вряд ли они обратили внимание, когда ушла Элиз.

Элиз мечтала рассказать Рено о случившемся — никто другой не смог бы лучше понять ее чувства. Однако он был без сознания; бледный и неподвижный, он лежал в душном тепле дома, не обращая никакого внимания на жизнь, кипевшую вокруг него.

Элиз предпочла бы перенести Рено в его дом, но это предложение было встречено с неодобрением. Мать и брат переживали за Рено и боялись, что она одна не сможет ухаживать за ним так, как нужно. Вслух об этом сказано не было, но Элиз это ясно почувствовала. Тогда она попыталась впустить в большой дом хоть немного воздуха и света, приоткрыв дверь, но одна из престарелых тетушек ее сразу же закрыла. И, наверное, дрожала в своем плаще, волочившемся по земле, потому что не смогла бы согреться даже в аду. Наконец Элиз оставила свои попытки и решила, что все к лучшему: слава богу, никому не пришло в голову искупать его в ручье, чтобы сбить жар.

Вновь наступила ночь. В доме Большого Солнца воцарился покой, все домочадцы улеглись спать на свои скамьи. Элиз села на перевернутую корзину рядом с Рено, прислонившись спиной к краю скамьи и глядя на затухающий огонь. Она думала о Пьере и Маленькой Перепелке, о том, как они привыкают друг к другу…

Потом мысли ее перенеслись в Новый Орлеан. Что сейчас делают французы? Как идет подготовка экспедиции против начезов? Когда она прибудет сюда? Элиз попыталась определить, какое сейчас число, и поняла, что Рождество миновало, когда они были в пути, и что уже наступил новый, 1730 год.

Еще один год прошел… Впрочем, какое это имеет значение? Здесь, среди начезов, весна считалась временем обновления. Это казалось таким же естественным и правильным, как определять родословную ребенка по материнской линии, отмечать время фазами луны, так что в году было тринадцать одинаковых месяцев, и цикл женщины было легко вычислить. Элиз ощущала приближение месячных, несколько задержавшихся из-за переутомления последних недель. Она уже было испугалась, что ей придется просить у Маленькой Перепелки заветных листьев, но нет, все обошлось. Наверное, поэтому сегодня вечером она чувствовала себя такой вялой, расстроенной и нервной. Кроме того, сказалось эмоциональное напряжение сегодняшнего утра, когда она боролась за жизнь Пьера, да и физическая усталость давала себя знать — ничего удивительного, что она готова была разрыдаться или выйти из себя по любому поводу. Вот и сегодня вечером она чуть не заплакала, когда пыталась напоить Рено лекарством из ложечки, но оно все время вытекало из угла его рта…

Элиз повернулась и посмотрела на него. Его губы начали трескаться от сухости, черты лица заострились, глаза запали, а щеки и подбородок покрылись темной щетиной. Но все равно это было волевое лицо, оно внушало доверие и уважение. Даже находясь в бессознательном состоянии, он, казалось, мог в любой момент встать, чтобы прийти кому-то на помощь. Неужели такой человек должен умереть…

Элиз провела кончиком пальца по его губам. Они загрубели, стали шершавыми, а когда-то эти губы прижимались к ее губам, мягкие и теплые. Случится ли это еще когда-нибудь? Хочет ли она этого?

Внезапно Элиз почувствовала, что к глазам ее подступают слезы.

— Рено, — прошептала она, — Ночной Ястреб, Татуированный Змей, не умирай! Пожалуйста, не умирай…

Она не услышала в ответ ни звука, не увидела никакого движения, только медленно опускалась и поднималась его грудь. Тяжело вздохнув, Элиз прилегла рядом с ним, положив голову к нему на плечо.


Какой-то дребезжащий звук вернул Элиз к действительности. Она быстро села, пытаясь поскорей прийти в себя. И как это она умудрилась заснуть?! Хорошо, что не видела Татуированная Рука…

— Элиз, любовь моя, — хрипло прошептал Рено, — не могла бы ты дать мне попить?

Она ахнула и вскочила. Он пришел в себя, вновь стал самим собой! Жар у него спал, об этом свидетельствовали капли пота на лбу, градом стекавшие по лицу.

— Да-да, конечно!

Она помчалась туда, где питьевая вода стояла в глиняном горшке, накрытом куском кожи, налила немного в деревянный кувшин и осторожно понесла назад. Приподняв голову Рено, она приложила кувшин к его губам. Он жадно пил, придерживая кувшин рукой.

— Еще! — попросил он, осушив кувшин. — Я бы и сам налил, но я слаб, как новорожденный мышонок, и не могу пошевелить ни рукой, ни ногой.

— Конечно, я принесу тебе.

Элиз никак не могла прийти в себя, как будто только что проснулась от кошмарного сна. Когда она принесла еще воды, Рено сделал глоток и посмотрел на нее поверх кувшина:

— У меня ужасный вкус во рту.

Элиз нежно улыбнулась, услышав его недовольный голос.

— Это все из-за лекарств.

— Хватит с меня этих лекарств!

— Да, — сказала она дрогнувшим голосом. На ее глаза навернулись слезы, побежали вниз по щекам и закапали на руку, которой она его поддерживала.

Лицо Рено приняло озабоченное выражение, глаза потемнели.

— Что случилось?

— Ничего, — ответила Элиз, улыбаясь и качая головой, так что слезы заблестели в неярком свете. — Ничего…


Летели дни. С юго-востока пришли темные тучи, непрерывно лил дождь, вода текла со склонов холмов, а деревенская площадь превратилась в озеро грязи.

Рено быстро поправлялся, однако не так быстро, как ему бы хотелось. В общем-то он был послушным пациентом, но слишком резко двигался, так что открывались только что затянувшиеся раны у него на спине. Кроме того, он морщился от одного запаха мази, которой его ежедневно лечили Элиз и Татуированная Рука.

Рено начал сетовать на вынужденное безделье уже через несколько дней, когда оказались позади приступы очень сильной слабости. Так продолжалось до тех пор, пока он не обнаружил, что Маленькая Перепелка обучает Элиз языку начезов. Тут он принялся сам обучать ее, и результаты этих уроков были таковы, что индианка частенько покатывалась со смеху. Мужчины-индейцы произносили согласные звуки более твердо, а гласные — более коротко, чем женщины. Французы, выучившие язык от женщин, с которыми жили, считались женственными среди начезов-мужчин, а Элиз произносила все по-мужски, как ни старалась этого избежать. Тем не менее она делала большие успехи в учебе, и были в ее манере говорить положительные стороны. Например, когда она обращалась к Маленькой Сове с просьбой отойти от огня или от горячей кастрюли, он моментально повиновался ей, будто она была мужчиной.

Посещения Пьера также помогали Рено коротать время. Их беседа иногда принимала серьезный характер, тогда они пользовались картами и планами, нарисованными на выбеленной коже. Частенько их разговоры становились не совсем пристойными, когда они сидели рядышком и наблюдали, как Элиз и Маленькая Перепелка возятся у очага.

Француз пришел навестить Рено в первое же утро, когда к тому вернулось сознание. Именно он рассказал другу о своем пленении и о том, какую роль сыграла Элиз в его освобождении. Пьер трогательно выражал свою благодарность и клялся в вечной дружбе Элиз.

Позже, когда Пьер и Маленькая Перепелка ушли, Рено подозвал к себе Элиз и взял ее за руку.

— Ты держишь жизнь Пьера в этой маленькой ручке. Знаешь ты об этом?

— Вы оба слишком любите все преувеличивать. — Элиз попыталась высвободить руку.

— Я очень благодарен тебе за то, что у тебя хватило мудрости и человечности предложить Маленькой Перепелке верный способ спасти его.

— Любой другой сделал бы то же самое на моем месте.

— Сомневаюсь. В поселке много француженок, но никто из них не протянул ему руку помощи. Некоторые не знали, что нужно сделать, а кто-то просто побоялся.

— Но у меня другое положение!

— Ты сама другая, и я благодарю за это богов.

Он поднес ее руку к губам и поцеловал ладонь. Встретив его темный выразительный взгляд, Элиз ощутила, как по ее груди разливается тихая радость.

Казалось, Пьер не считал обременительными обязанности, возложенные на него Маленькой Перепелкой. Сама же Маленькая Перепелка, не снимая, носила старые мокасины, расшитые голубыми бусинками и голубыми перьями, и при любом удобном случае старалась коснуться своего француза. Благоприятствовало этой идиллии и то, что Рено стало лучше, и молодой индианке уже не надо было проводить много времени в доме Большого Солнца, она предпочитала проводить его наедине с Пьером у себя в хижине.

Может быть, благодаря вмешательству Элиз в дело Пьера или же потому, что она постоянно старалась помогать французским женщинам и детям в их тяжелых обязанностях, но в отношении к ней со стороны французов наметилась некоторая перемена. Они стали дружелюбнее, принимали от нее еду и одежду, которую она собирала у индейцев, чтобы заменить их вконец износившиеся платья. Кроме того, Элиз теперь немного знала язык начезов и могла помочь француженкам, если они не понимали приказаний своих хозяев.

В один из дней Рено потер рукой подбородок, сморщился от жесткого звука и многозначительно взглянул на Элиз, которая помогала первой жене Большого Солнца печь хлеб.

— Не найдется ли у тебя времени, чтобы придать мне более приличный вид?

— Ты хочешь, чтобы я нашла тебе что-нибудь, чем выщипать бороду? — Она прекрасно знала, что Рено хочет именно этого — он очень хорошо научился просить о чем-нибудь окружающих, но ей захотелось его подразнить.

— Я даже могу подсказать тебе, что искать, — ответил он, подавляя вздох. — У меня в хижине должны быть пинцет и осколок зеркала.

Пинцет был длинный, с острыми концами, такими пользуются хирурги; лежал он в футляре с атласной подкладкой. Вернувшись в дом Большого Солнца, Элиз вынула пинцет и протянула его Рено.

— Мне подержать тебе зеркало? — сладким голосом спросила она.

Он быстро взглянул на нее:

— Пожалуйста.

Элиз внимательно наблюдала, как он один за другим выдергивает иссиня-черные волоски. Никакой хитрости тут не было, и когда Рено почти закончил, она вдруг протянула руку к пинцету:

— Можно я?

Его губы тронула очаровательная улыбка.

— Если хочешь.

Она села на скамью, а он положил голову к ней на колени. На потолке горел светильник, ярко освещая его лицо. Взяв пинцет, Элиз выдернула волосок и, не удержавшись, погладила освободившееся место, чтобы не было больно. Рено усмехнулся, и она удивленно посмотрела ему в глаза.

— Что тебе так смешно?

— Ты такая решительная, такая серьезная…

Рено ни за что не признался бы ей, что на самом деле его рассмешил контраст между ее полной серьезностью и тем, что у нее обнажилась левая грудь. Белая, с кораллово-розовым соском, нежно-притягательная, она то открывалась то скрывалась от ее движений. Он надеялся, что Элиз ничего не заметит, и нехотя отвел глаза.

— Я не хочу причинить тебе боль, — сказала она.

— Неужели! Совсем недавно я бы подумал, что это единственное, к чему ты стремишься.

Она немного помолчала.

— Это было раньше.

Его глаза сузились, но не от боли.

— Почему же сейчас все по-другому?

— Я не знаю, — произнесла Элиз и повторила это на языке начезов: — Посо.

— Это слово означает «я не могу сказать», — заметил он. — Не совсем одно и то же.

— Но ты же понимаешь, что я имею в виду. Все изменилось.

— Потому что я прикован к постели? — спросил он очень тихо.

— Если ты думаешь, что я жалею тебя, то это не так.

— Разве?

— Уже нет.

— Скажи еще, что ты меня не презираешь, — криво усмехнулся он.

— Нет.

Рено широко раскрыл глаза и недоверчиво посмотрел на нее.

— Но я возмущена, что меня привезли сюда против воли! — продолжала Элиз. — Я возмущена тем, что ты меня заставил лечь к тебе в постель. Меня возмущает то, что мне давали понять: если ты не поправишься, мне придется за это отвечать…

— Я поправлюсь! — резко перебил он.

Элиз стало стыдно.

— Ну конечно, поправишься, — смущенно пробормотала она.

Рено, нахмурившись, бросил последний взгляд на ее обнаженную грудь и натянул на себя медвежью шкуру: он не хотел, чтобы Элиз заметила, какой эффект произвели на него ее слова и все, что он увидел.

— Ты замерз? — спросила она нежно.

— Да нет, — сказал Рено чистую правду, — нет.

Наблюдая за ее склоненным над ним лицом, он решил, что не стоит сейчас переубеждать ее. Ему жалко было разрушать возникшую между ними тесную связь, а кроме того, не хотелось с ней ссориться в присутствии домочадцев. Они разберутся в своих разногласиях позже и не здесь — об этом он позаботится. Пока не наступил подходящий момент: он еще слишком слаб. Уж лучше наслаждаться ее близостью, ее прикосновениями, ее теплом и заботами, не требуя большего.

— Тебе больно лежать на спине? — спросила Элиз.

— Нет, это… это просто бинты немного тянут. Они, наверное, прилипли к ранам.

— Хочешь, я их ослаблю? Я постараюсь не сделать тебе больно.

Рено хотел было сказать, что она может делать с ним все что угодно, однако это было бы не очень мудро с его стороны. Подавив вздох сожаления, он покорно перевернулся на живот.

Пролетели серые зимние дни с их пронизывающей сыростью и частыми ледяными дождями. К Рено постепенно возвращались силы. Однажды утром, на рассвете, он покинул хижину, чтобы искупаться в реке. Через несколько дней, когда бледное солнце пробилось сквозь облака, Рено созвал совет, а еще через неделю каждый день стал уходить из дома, чтобы руководить строительством оборонительных сооружений. Было решено возвести частоколы вблизи Большой Деревни на обоих берегах ручья Святой Екатерины. На повороте ручья берега были высокие и отвесные, защищаться от врага там будет легче, потому что французам придется двигаться в гору, а атаковать они смогут только с трех сторон. Кроме того, не понадобится обносить частоколом всю территорию, занимаемую Большой Деревней.

Погода прояснилась, дни стали теплее, солнце заблестело ярче. Однажды утром, когда все разошлись по делам, Элиз зашла с улицы в дом и испугалась, увидев, что на скамье, где она всегда спала с Рено, кто-то лежит. Она быстро направилась туда, не дав глазам привыкнуть к темноте, наклонилась над спящим и положила руку ему на плечо.

— Рено, ты здоров?

Мужчина обернулся, и Элиз увидела, что это Большое Солнце. Он схватил ее за руку и притянул к себе так, что она упала на него.

— Элиз, — сказал он дрогнувшим голосом, — ты пришла ко мне?

Она почувствовала, что от него пахнет бренди.

— Нет, вы ошибаетесь… — ответила она, отталкивая его и пытаясь встать.

— Я так часто думал об этом, — продолжал он, не отпуская ее. — Не вижу, почему бы тебе не предпочесть меня моему брату. Я хочу быть с тобой, Элиз! Останься здесь со мной как жена.

Она остолбенела от удивления:

— Вы что, серьезно?

— Совершенно серьезно, уверяю тебя.

— Я же не давала вам никакого повода подумать, что я могу на это согласиться!

— Но сейчас дала, — ответил он просто.

— Я приняла вас за Рено! — Ей было жутко слушать его, лежащего здесь, в темноте. Он был так похож на своего брата… Только речь его была немного невнятной, и она поняла, что он гораздо пьянее, чем ей показалось сначала.

— Но если я так похож на него, тебе будет нетрудно стать моей женой.

— Вашей третьей женой? — осведомилась она сухо. — Еще одной подданной, которую задушат, если вы умрете? Нет уж, спасибо за честь!

Он поджал губы:

— А если бы я не был Большим Солнцем?

— Вы бы все равно оставались братом Рено.

— И твоим преданным обожателем. На тебя приятно смотреть, Элиз. Я бы не стал пренебрегать тобой, как мой брат, несмотря на то что у меня две жены.

Элиз почувствовала, что мучительно краснеет. Ей было неприятно, что он заметил отсутствие близости между ней и Рено, — наверное, специально следил за ними. Однако она не собиралась это обсуждать.

— Пожалуйста, отпустите меня.

— Ты действительно этого хочешь? А ведь это так приятно, я бы мог сделать тебя счастливой на час или два.

Внезапно Элиз ощутила, что в ее бедро упирается его напряженная плоть, и еще раз попыталась вырваться.

— Не дерись. Я не причиню тебе вреда, обещаю. Я только жду твоего приглашения, чтобы сделать тебя моей.

— Вам придется долго ждать, — проговорила она сквозь зубы. — Пустите меня! Мне все равно, Большое Солнце вы или нет, я не отвечаю за последствия, если не отпустите!

— Ты, наверное, очень любишь моего брата…

Снова Элиз уставилась на него озадаченная. Это не могло быть правдой. Она резко покачала головой:

— Во всяком случае, я не люблю вас!

Вздохнув, он отпустил ее. Она вскочила на ноги, а он сцепил пальцы на груди и закрыл глаза. Элиз не знала, спит он или просто притворяется, чтобы спасти свою мужскую гордость, давая ей возможность уйти. Как бы то ни было, она не стала это выяснять и поспешно покинула его дом.


Элиз никому не рассказала о недоразумении с Большим Солнцем, да и кому было рассказывать? И что? Маленькая Перепелка наверняка посчитает ее глупой за то, что она не пошла навстречу желаниям Великого вождя. Если бы Рено узнал, это вызвало бы трения между двумя братьями, или, еще хуже того, Рено мог бы вспомнить о каком-нибудь обычае, по которому он должен уступить ее верховному правителю. Элиз решила, что, поскольку между ней и Большим Солнцем ничего не произошло, не стоит ничего и рассказывать.

Строительство укреплений продвигалось с удивительной скоростью. Рено торопил воинов, как бы наверстывая упущенное за период болезни время, но он не щадил и себя: уходил из дома задолго до света и возвращался затемно. Даже ел он стоя, как полагалось воинам. В дневное время Элиз редко виделась с Рено, если только она не присоединялась к другим женщинам, носившим воинам еду и питье. Иногда она не спала, когда он возвращался ночью и ложился рядом. Но хотя Рено уже почти совсем поправился, он не прикасался к ней, разве что прижимался теснее на узкой скамье.

Элиз объясняла его поведение тем, что он много работает, что он после болезни и на уме у него более неотложные и важные дела. Но она не была в этом уверена.

Впрочем, Элиз была озабочена не только отсутствием к ней интереса у Рено. Дело в том, что ее вторично толкнули к нему в постель, заставили спать рядом с ним, поэтому ее охватило всевозрастающее желание проверить, действительно ли она испытывала те чувства, о которых вспоминала до сих пор, или же это был плод воображения. Иногда Элиз горько жалела, что они с Рено встретились так, а не иначе. Ей хотелось бы встретить его в другое время, в другом месте…

Однажды утром, несколько недель спустя после начала строительства форта, Элиз отправилась к Рено со свертком еды и горячим питьем из трав. Снова шел дождь, упорный и холодный. Элиз шла через площадь, мимо храмового холма, держа над головой зонтик из перьев дикого индюка. Она жалела, что не промазала свои мокасины как следует жиром, и они промокали. Склон, который вел к форту, был совершенно разворочен бревнами для частоколов. Небо было серое, высокая стена форта закрывала свет, и внутри его было темно. Медленно растущее кольцо бревен выглядело зловеще, постоянно напоминая о предстоящей битве. Французы снаряжали армию — такие слухи, казалось, приносил в поселок зимний ветер. Они ждали весны, чтобы начать наступление, ждали хорошей погоды, которая позволит им начать передвижение пушечных батарей и грузов с тяжелыми боеприпасами, а также вооруженных отрядов, которые уничтожат начезов.

Элиз остановилась около строящегося форта и стала наблюдать. По всему периметру площадки были вырыты две глубокие траншеи на расстоянии около трех футов друг от друга. Огромные, очищенные от коры бревна вставлялись в эти траншеи вертикально, основания их засыпались землей. Земля, вынутая из траншей, использовалась, чтобы заполнить пространство между двумя бревенчатыми стенами; таким образом получалась единая толстая стена, которая могла выдерживать самый сильный пушечный обстрел.

Работа была тяжелая, изнуряющая, приходилось валить деревья, тащить их в форт — иногда на быках, украденных у французов, иногда просто на руках. Для того чтобы поднимать эти бревна и укреплять их в траншеях, требовалось много рабочих рук и большая слаженность. В основном это была мужская работа, но многие женщины и подростки из простолюдинов тоже были к ней привлечены. Они собирали землю в корзины, заполняли ею промежутки между стенами и утаптывали ее. Так строили укрепления всегда, это было частью культуры начезов.

На одинаковом расстоянии друг от друга на стене возводили бастионы, вмещавшие двух человек, которые, стоя там, смогут отражать атаки нападающих. Два бастиона особенно укрепили и сделали просторнее, чтобы разместить на них пушки, захваченные в форте Розали. Поверху стены опоясывала галерея, где должны были размещаться остальные защитники. Элиз подумала, что, когда сооружение закончат строить, оно будет представлять собой значительное инженерное достижение, принимая во внимание инструменты и материалы, с которыми приходилось работать индейцам.

Хотя индейские племена имели большой опыт строительства оборонительных стен из частокола, немногие из этих укреплений были так велики и массивны, как те, что воздвигались на ручье Святой Екатерины. Большая заслуга в планировке форта и организации работ принадлежала Рено. Поискав его глазами, Элиз увидела, что он стоит на недостроенной галерее и указывает на плане, что еще предстоит сделать в тот день. Уворачиваясь от бревен и корзин с землей, она направилась к нему.

Рено насквозь промок под дождем, волосы его прилипли ко лбу, но он, казалось, ничего не замечал. Увидев Элиз, он улыбнулся и поблагодарил ее за принесенную еду. Стоя в ожидании, пока он все выпьет и съест, чтобы забрать посуду, она кивнула в сторону стены:

— Быстро вы строите.

— Да. Начезы всегда были хорошими работниками.

— Закончите вовремя?

Он огляделся вокруг и пожал плечами:

— Мы должны на это надеяться.

— Ты думаешь, места хватит всем? — спросила Элиз.

Хотя Большая Деревня считалась самой главной у начезов, по берегам ручья Святой Екатерины, до впадения его в реку, были разбросаны еще пять других деревень, где жили семьи начезов, связанные родственными узами. Рено еще раньше говорил Элиз, что общее население всех деревень составляет около двух тысяч индейцев.

— Должно хватить.

— Похоже, ты не ожидаешь длительной осады?

Элиз понимала, что, когда внутри двух фортов будет много людей, запасов продовольствия не хватит на длительное время, даже если их пополнять. Она видела, что в деревне спешно заготовляют еду впрок. За последнее время в лес не раз отправлялись охотничьи отряды, постоянно дымили коптильни. Женщины были заняты изготовлением новых глиняных кувшинов и плетением огромных корзин для переноски запасов со склада. Чтобы обеспечить всех водой, группа воинов копала колодец внутри каждого форта.

— Мы сможем продержаться дольше, чем французы, если уж дело дойдет до этого. Им ведь придется привезти с собой все продовольствие: добывать пищу в наших лесах они не умеют.

Рено отошел от Элиз, чтобы дать указания группе воинов, устанавливавших еще одно бревно. Когда он повернулся к ней спиной, она увидела, что дождевая вода с волос бежит к нему за ворот. Он согнул руку и попытался почесать спину под плащом.

— Что ты? — спросила Элиз.

— Что? Да спина. Струпья чешутся невыносимо, вот и все.

— Помочь?

Он взглянул на нее, и в его глазах появилась знакомая теплота, а также веселье, как будто он вспомнил что-то смешное.

— А ты готова это сделать?

— Если смогу. — Она прямо смотрела ему в глаза, хотя чувствовала, что щеки ее порозовели. Секунду помолчав, он сказал:

— Я, может быть, позволю тебе это сделать позже.

Вопрос о том, что он имел в виду, мучил ее всю дорогу, пока она шла под нескончаемым дождем к холму Большого Солнца. Они с Рено говорили на языке начезов, в последнее время это вошло у них в привычку. Элиз уже довольно свободно владела им, но часто ей не удавалось уловить оттенок той или иной фразы, понять до конца смысл какой-либо шутки.

— Элиз! Мадам Лаффонт! — раздался крик позади нее.

Она встревоженно обернулась: в крике женщины слышались горе и страх. Это была одна из молодых француженок. Плача, она бросилась к Элиз и схватила ее за руки, крепко сжав.

— Что случилось?

— Бедная мадам Дусе! Ее дочь, пусть бог благословит ее душу, умерла сегодня ночью. Сейчас мадам Дусе совсем обезумела от горя, совсем. Она плачет, разговаривает со своей мертвой дочерью и не дает подготовить ее тело к погребению.

— Понимаю, — кивнула Элиз.

Этого следовало ожидать. В последний раз, когда она была в доме, где жили эти женщины, и видела дочь мадам Дусе, та была просто кожа да кости, она отказывалась от пищи и сама хотела умереть. А ведь когда-то она была легкомысленной молодой женщиной, совсем как и ее мать, обожала обсуждать последние новинки моды, наряжаться в шелка и атлас на средства своего богатого мужа. Поразительно, какую целеустремленность могут проявлять такие женщины — даже если цель нестоящая…

— Вы должны пойти и поговорить с мадам Дусе. Может быть, вас она послушает.

Невозможно было отказать в такой просьбе. Элиз столько пришлось пережить вместе с мадам Дусе, она хотела ей помочь. Подозвав маленькую индианку лет девяти-десяти, она послала ее отнести посуду в дом Большого Солнца, а сама пошла к мадам Дусе.

Хижина была темная и зловонная. Очаг угас, а на потолке не было светильников. Везде была разбросана грязная посуда с присохшей едой, пища в горшках и кувшинах испортилась. На твердом земляном полу не было даже циновок, дождь заливался внутрь через дымовое отверстие, и вода стояла в очаге.

Едва ступив в хижину, Элиз отдала распоряжение принести дров и горячую воду для уборки и решительно двинулась дальше в темноту.

— Мадам Дусе? Я пришла к вам.

— Ах, Элиз, поплачь со мной! Моей несчастной дочери совсем плохо, я боюсь ее потерять.

Голос раздался из самого дальнего угла. Когда глаза Элиз привыкли к темноте, она увидела, что старуха сидит на скамье, сжав в объятиях свою дочь. Гладя рукой волосы покойницы, она просила Элиз посмотреть, как худа и бледна ее дочь, молила посоветовать, как вернуть ей здоровье. Это были стенания ужаса и отчаяния, бессознательная панихида. Старуха была одета в лохмотья, которые ни за что не хотела снимать, говоря, что это ее единственное цивилизованное платье. Волосы несчастной, совсем недавно лишь тронутые сединой, сейчас совершенно побелели.

Опустившись на колени рядом с мадам Дусе, Элиз коснулась ее руки:

— Боюсь, мадам, уже поздно. Она умерла.

— Нет, нет! Она не умерла. Этого не может быть, ведь я нашла ее. Спаси ее, Элиз, спаси!

— Я бы спасла ее, если бы это было в моих силах. Пожалуйста, позвольте мне позаботиться о том, чтобы она обрела покой.

— Нет! Я не отдам ее на съедение зверям! Знаешь, индейцы ведь так делают: несут покойников в лес и там их оставляют. Так они поступают с рабами и простолюдинами. Их хоронят без церемоний, без провожающих, без огромных костров, которые поднимают души умерших к солнцу.

В том, что она говорила, была доля истины. Местом захоронения служили тихие поляны в лесу; вместе с умершими в неглубокую, ничем не отмеченную могилу клали несколько любимых ими при жизни вещей. У привилегированных классов все было по-другому — умерших сначала помещали в гробы из коры, которые устанавливали в специально отведенных местах, и оставляли там до тех пор, пока в них не оставались только кости. Все это время душам умерших приносили еду и питье. Затем останки хоронили под полом дома или сжигали. Исключение составляли верховные правители: их кости хранились в специальных корзинах в храме. Но умершим, конечно, все это было уже безразлично…

— Вы сами согласились, что она умерла, — сказала Элиз тихонько. — Скажите, как вы хотите ее похоронить, и я все сделаю именно так.

В конце концов Элиз удалось уговорить мадам Дусе. Она разрешила унести тело своей дочери, но не потому, что одобряла это, а потому, что у нее уже не было больше сил сопротивляться.

Француженки обмыли тело и одели покойную в оставшееся у них платье, которое они считали приличным. Они отнесли тело в лес, похоронили его в могиле, которую сами вырыли глиняными совками, и поставили над ней крест из сучьев, связанных кожаными шнурками. Потом все преклонили колена, и Элиз прочла по-французски молитву. Женщины почти не плакали: большинству из них пришлось пролить в последнее время столько слез, что их уже просто не осталось.

Нужно было возвращаться к работе, готовить пищу, присматривать за детьми. В молчании женщины потянулись назад в поселок и разошлись по хижинам. Элиз вернулась в хижину мадам Дусе и принялась за дела: она подмела пол, вытрясла постель, проветрила помещение, приготовила обильную пищу. Все это время она спокойно разговаривала с пожилой женщиной, рассказывала ей о похоронах, на которые та отказалась пойти, о том, как продвигается работа по строительству укреплений, о новостях, которые приносили в поселок воины. Она искупала мадам Дусе и завернула ее в чистое одеяло, а ее платье выстирала и вывесила на улице сушиться. Потом дала ей поесть, а сама села рядом.

Все это время Элиз внутренне сокрушалась о тяжелой доле француженок. Они всего лишились, эти женщины: домов, своей привычной жизни, мужей, даже детей, особенно если это были юноши. Они были вынуждены жить в ужасных условиях, тяжело трудиться, быть рабами у людей, которых они почитали ниже себя. К счастью, эти женщины редко подвергались приставаниям, поскольку начезы-мужчины обладали высокими нравственными качествами. Кроме того, они считали француженок нечистыми из-за того, что те не мылись каждый день. Все же некоторые молодые француженки, вызывали у своих хозяев определенного сорта любопытство. Трудно было сказать, сколько женщин вступили в связь с хозяевами, потому что большинство ни за что бы в этом не признались, но одна или две не скрывали этого, и остальные их презирали. Многих женщин хозяева били, хотя и не сильно, — главным образом за то, что те отказывались работать и были непокорны. Однако все эти женщины жили с сознанием, что их в любой момент могут ударить, и на многих это оказало такое воздействие, что в их поведении произошли необратимые изменения. Эти женщины называли начезов грубыми животными, они постоянно вспоминали пережитые ими ужасы: как индейцы сносили топориками черепа их мужей, как они убивали кошек и собак, жгли дома, где хранились семейные реликвии, с таким трудом привезенные из Франции.

Элиз все это понимала, но душа ее разрывалась на части. Маленькая Перепелка была индианкой, дикая кровь текла в жилах Рено. Элиз видела, как живут Большое Солнце, его жены, их тетки и дяди, Маленькая Сова; она слышала, как они смеются, и видела их нежное отношение друг к другу. Она знала, что эти люди — не чудовища. Элиз говорила со многими индианками и знала, как они возмущены тем, что французы бьют и наказывают своих детей. Индейцы мучили только врагов, а французы порой истязали соотечественников с помощью каленого железа, бичей, дыбы и даже сжигали их на костре.

Кто же прав? Можно ли оправдать обычаи обоих народов? Или же единственно важными и существенными являются сила оружия и воля солдат, которым предстоит сойтись в бою?

День клонился к вечеру, когда Элиз ушла от мадам Дусе. Дождь прекратился, и бледные солнечные лучи сквозили между деревьями. Она постояла несколько минут, наслаждаясь их слабым теплом, а потом повернула к ручью, решив, что после дневных трудов ей необходимо освежиться.

Она поплавала взад-вперед, чтобы согреться в холодном потоке, а через некоторое время остановилась и прислушалась. Мужчины перестали строить — уже не было слышно ни звука топоров, ни криков, сопровождавших работу. Элиз поняла, что скоро они тоже придут купаться, и вылезла из воды. Одевшись, она вспомнила, что оставила зонт из индюшачьих перьев в хижине мадам Дусе. Поскольку это был зонт второй жены Большого Солнца, ей пришлось вернуться и забрать его.

Элиз нашла мадам Дусе плачущей, пришлось ее утешать, а затем уложить спать. Лавандовый свет заката залил поселок, когда она вновь оказалась на улице. Все выглядело необычно после дождя; южный теплый ветер ласкал кожу, во влажном воздухе чувствовался запах сырой земли и исходивший от частокола аромат смолы. Тянуло дымком от очагов, на которых в каждой хижине готовился сытный ужин. Подумав о еде, Элиз вспомнила, что ничего не ела с раннего утра, и ускорила шаг.

Внезапно кто-то выскочил из-за деревьев, окружавших хижины знати. Элиз не сразу узнала Рено. Он был не один, за его спиной стояли трое воинов. Рено подхватил ее на руки и побежал, огибая основание холма, на котором стоял дом Большого Солнца. Он мчался такими огромными прыжками, что у Элиз захватило дух и она непроизвольно обхватила его за шею.

Наверху, на холме, появились две жены Большого Солнца, они что-то кричали, размахивая руками. Большое Солнце вышел из хижины и побежал вниз, потрясая кулаками, вооруженный луком и стрелами, за ним вдогонку мчались сводный брат Рено, Сен-Космэ, и другие индейцы.

Спасаясь от погони, Рено нырнул в свою хижину и поставил Элиз на ноги. Все его друзья и родственники остались снаружи. Закрыв и заперев дверь, он повернулся к ней.

Вопли протеста за дверью прекратились так же внезапно, как и начались, и Элиз вдруг осенило. Она догадалась о смысле этой маленькой драмы, которая только что была разыграна и в которой ей была отведена определенная роль.

Взяв себя в руки, как можно более холодным тоном она сказала:

— Ты не потрудишься разъяснить мне, что за сцену вы сейчас разыграли?

Улыбка тронула губы Рено, и в его темно-серых глазах появился яркий блеск, хотя, когда он заговорил, голос его был спокоен:

— Это значит, что теперь ты моя жена.

Глава 14

— Твоя жена? Что-то не припомню, чтобы ты делал мне предложение!

— А если бы я его сделал, ты бы согласилась? — Он остановился перед ней, уперев руки в бока.

— Кто это может сейчас сказать?

— Ты бы могла, если бы захотела, — спокойно ответил он. — Но это вряд ли имеет значение. Этот брак тебя ни к чему не обязывает.

— Что?!

— Ну, если, конечно, ты сама не захочешь.

— Тогда зачем же…

— Это приказ моего брата.

Она уставилась на него, чувствуя, как ее охватывает гнев.

— Так весь этот фарс был затеян по приказу его королевского величества Большого Солнца?

Рено невозмутимо выдержал ее взгляд.

— Не совсем. Я сам этого хочу. Я связан с тобой неразрывными узами — звуком твоего голоса, медовым цветом твоих волос, живостью твоих глаз… Аромат твоего тела и дыхания преследует меня. Быть с тобой — это единственное, что мне нужно. Я люблю тебя, Элиз.

Как давно она не слышала этих слов? С тех пор, как умерла мать. Элиз почувствовала, что руки у нее задрожали, а сердце замерло и сжалось. Ее внезапно охватило желание броситься к нему в объятия, растаять в них. Но она знала, что не может себе этого позволить.

Элиз расправила плечи и сжала руки в кулаки.

— Я не верю тебе!

— Ты можешь меня испытать, — сухо заметил Рено и продолжил: — Я не требую ответного чувства, я только хочу защитить тебя моим положением и титулом. Поскольку я — из рода Солнца, женщины не имеют права отказывать мне, как другим мужчинам из нашего племени. Но я клянусь тебе, что, когда все закончится, я дам тебе свободу по первому твоему слову.

Ее янтарные глаза блеснули.

— А если я попрошу свободу сейчас?

— Это невозможно.

— Почему?

— Указ уже объявлен. Мы должны пожениться, чтобы показать всем, что я выбрал тебя не из любви к французам, а из любви к тебе, француженке. Потому что ты мне нужна.

— Вот и вся любовь! — натянуто засмеялась Элиз.

— Ты что, сомневаешься во мне? — резко спросил Рено. — Хочешь, я докажу тебе?

Элиз не растерялась:

— Чем, силой?

Он помолчал, мышцы его лица напряглись.

— Как ты можешь так думать?!

Внезапно, вспомнив всю историю их отношений, она отвернулась и чуть слышно ответила:

— Я так не думаю.

Он протянул руку и погладил ее по щеке загрубевшими от работы пальцами.

— Это уже что-то. Неужели ты не можешь довериться мне в этом деле со свадьбой?

— Но ты ведь обманом сделал меня своей рабыней!

— В этот раз все будет по-другому.

— Даже если я поверю тебе… Ты сказал мне, что должно произойти, сказал, чего ты хочешь, но ты не спросил меня, чего хочу я!

Он одним пальцем приподнял ее лицо за подбородок, так что ей пришлось посмотреть ему в глаза.

— Чего же ты хочешь, Элиз?

Теплота его прикосновения, его близость заставили ее вздрогнуть. Губы приоткрылись, но она не сказала ни слова.

Ничего от нее не услышав, Рено негромко произнес:

— Это так трудно сказать? Тогда я помогу тебе. Ты презираешь меня самого, не одобряешь мои поступки, но ты неравнодушна ко мне. Если бы не твои гордость и страх…

— Я не боюсь тебя! — закричала она, вырываясь.

— Не меня, а того, что может случиться, если ты пойдешь навстречу своим желаниям, если ты приблизишься ко мне, если ты примешь меня.

— Ты не оставляешь мне выбора, — Элиз собиралась выкрикнуть эти слова, но вместо крика получился шепот.

— Именно так.

— Но это неразумно!

— Большое Солнце думает иначе. Он считает, что это лучше — как для нас обоих, так и для всех начезов.

Элиз удивленно подняла брови:

— Почему он так решил?

— Мой брат думает, что мы подходим друг другу, и я тоже так думаю, — сказал Рено, внимательно глядя в ее зардевшееся лицо.

Так, значит, братья говорили о ней! Элиз многое бы отдала, чтобы услышать этот разговор…

— Я… я не знаю, что и думать.

— Тогда доверься своим чувствам.

— Если я соглашусь, я сделаю тебя несчастным!

— Нет. Я позабочусь о своем счастье, сделав тебя счастливой. Мне сказать, чтобы все входили?

Что бы она ответила, если бы не знала, что это идея его брата, если бы Рено не убеждал ее, что это не свяжет их навек? Элиз не была уверена в своем ответе. Она вспомнила намеки Большого Солнца на то, что она влюблена в Рено. Так ли это? Нет. Элиз не сомневалась, что любовь в ее случае невозможна. Просто она испытывала естественную тягу к мужчине, который освободил ее от страха перед физической любовью. Но так или иначе, тяга эта была очень сильной…

Элиз сама не поняла, согласилась ли она на этот брак. Тем не менее люди, ожидавшие снаружи, начали входить в хижину. Женщины отвели Элиз в сторону, расчесали ей волосы, украсили их бусинами и жемчугом. Они сняли с нее юбку и плащ и вместо них надели другие — из мягкой белой замши, также расшитой голубыми бусинами и жемчугом. Встав перед Элиз на колени, Татуированная Рука надела ей на ноги мягкие белые мокасины, украшенные, как и вся остальная одежда. Это был ее подарок. В левую руку Элиз дали маленькую веточку лавра, а в правую пучок маиса — символы верности и плодовитости.

В другом конце комнаты таким же образом наряжали Рено. На нем теперь были плащ и штаны из тканого лебяжьего пуха, к волосам прикрепили пучок лебяжьих перьев, выкрашенных в красный цвет, и маленькую веточку с дубовыми листьями. Лебяжьи перья означали, что он уже несвободен, дубовая веточка указывала на то, что он будет бесстрашно отправляться в лес на охоту, чтобы обеспечить семью дичью. В руках у него были лук и стрела, которые символизировали клятву защищать и охранять свою жену.

С Элиз и Рено побеседовали старейшины, потом был вручен подарок, который по обычаю принимали родственники невесты. Эту роль пришлось сыграть Маленькой Перепелке и женам Большого Солнца.

Затем наступил момент, когда у Элиз забрали маис, и Рено взял ее за правую руку. Глубоким голосом он спросил:

— Хочешь ли ты меня в мужья?

Глядя в его темно-серые глаза, она ответила, повторяя за Маленькой Перепелкой необходимые слова на языке начезов:

— Я очень хочу этого и очень счастлива. Люби меня так же сильно, как я люблю тебя! Я не люблю и никогда не буду любить никого, кроме тебя.

Глядя в ее раскрасневшееся лицо, слушая знакомые слова, Рено подумал: насколько она понимает то, что говорит? На какой-то момент он пожалел, что не сделал все иначе. Но у него было так мало времени… Сказав себе, что у него есть все, о чем он мечтал, и следует быть довольным, Рено твердым голосом повторил простую клятву.

После этого женщины устроили праздничное угощение, а потом начались пляски. Элиз не помнила, что она ела и как танцевала. Она только знала, что за столом Рено сидел рядом с ней и держал ее руку в своей теплой ладони.

Наконец все закончилось. Последняя старуха, улыбаясь во весь свой беззубый рот, покинула хижину. Пьер и Маленькая Перепелка, обнявшись, ушли. Все добрые пожелания затихли в ночи.

Хижина внезапно показалась Элиз огромной. Вдалеке слышался крик совы, из болота раздавалось кваканье лягушек, предвкушавших теплую весеннюю погоду, кто-то негромко играл на камышовой дудочке. Рено ходил по комнате — погасил лампы, затушил огонь в очаге. Элиз, как хорошая хозяйка, проветрила меха на постели и посмотрела, свежая ли солома положена под них.

Ей вдруг страстно захотелось, чтобы это была настоящая свадьба, которой у нее никогда не было, и ее настоящая первая брачная ночь. Ей хотелось, чтобы у нее была хорошенькая ночная рубашка вроде той, что осталась в сгоревшем доме. Как чудесно, если бы у нее было приданое: изящно вышитое нижнее белье, скромные, но очаровательные ночные рубашки… Не то чтобы она придавала таким вещам большое значение, просто ей хотелось походить на невесту.

Рено подошел к ней сзади и, обняв, шепнул на ухо:

— Устала? Жена моего сердца…

— Нет. А ты? — Она вспомнила, что он же целый день работал на строительстве.

— Нет.

Рено повернул ее голову и, наклонившись, поцеловал в губы. Его поцелуй был теплым и сладким, за ним чувствовалось нарастающее волнение.

Желание, любовь, долг — что двигало ими? Впрочем, какое это имело значение, если горячая молодая кровь бежала в их жилах и они были вдвоем в ночи? Элиз вздохнула и прижалась к Рено. Злость и неприязнь покинули ее. Она провела рукой по его густым волосам, притянула его голову к себе и прижалась горячими губами к его губам.

У Рено перехватило дыхание, и он поднял голову, чтобы посмотреть на нее. Их взгляды встретились, и в ее янтарно-карих глазах появилась поволока желания.

— Элиз, — прошептал он.

Огонь ответной страсти осветил его лицо. Рено развязал узел ее плаща, а потом так же искусно освободил ее от юбки. Скоро они стояли рядом абсолютно обнаженные; их тела, бронзовое и белое, освещались золотисто-голубым пламенем. Бесстыдные, как язычники, супруги рассматривали друг друга.

— Ты так прекрасна! — прошептал Рено, касаясь пальцами ее щеки.

Элиз провела ладонями по его широким мускулистым плечам:

— И ты.

Не в силах противостоять влечению, они прижались друг к другу. Рено так сжал ее, что Элиз с трудом могла дышать. Она еще крепче обняла его за шею, сливаясь с ним, с губ ее сорвался негромкий звук, похожий на всхлип, и у Рено перехватило дыхание.

Одной искры было достаточно, чтобы их обоих охватил все сжигающий пожар. Рено подхватил Элиз на руки, отнес на покрытую шкурой скамью и сам опустился рядом, продолжая сжимать ее в объятиях. Он уткнулся лицом в ее шею, чтобы ощутить аромат тела. Рука заскользила по ее бедру, по стройной талии, по округлой груди.

Она придвинулась к нему еще ближе, и Рено застонал, словно от отчаяния.

— Элиз, ты мне так нужна… Если ты не… если ты будешь слишком поощрять меня, я не смогу больше ждать!

— Тогда не жди, — проговорила она, обхватывая его руками, наслаждаясь силой его напряженных мышц. Когда пальцы Элиз коснулись шрамов на его спине, ее охватила жалость, и она еще нежнее обняла его, переполненная мукой и желанием.

Вместе они достигли момента совершенного счастья.

— Люби меня, Рено! — прошептала Элиз, и ее охватила безумная радость, она вся дрожала от этой ослепительной вспышки.

Ночь длилась долго, наполненная любовью. Когда наступило утро, Элиз приготовила завтрак на скорую руку. Муж с улыбкой наблюдал за ее работой: как все индианки по утрам, она надела только юбку. Он притворился, что хочет помочь ей расчесать волосы, только для того, чтобы прикоснуться к их шелковистым прядям. Но он больше мешал, чем помогал, потому что пытался поцеловать ее грудь через завесу волос, и в конце концов она прогнала его.

Уже собравшись идти на строительство, он у двери обернулся к Элиз и поглядел на нее из-под опущенных век.

— Скажи мне одну вещь.

— Скажу, если смогу. — Она улыбнулась ему через плечо, завязывая короткую накидку.

— Ты согласилась стать моей женой, но отвергла моего брата. Почему?

Элиз взглянула на него с недоумением:

— Ты знаешь об этом?

— Знаю. Так почему ты его отвергла?

— По-твоему, я должна была выйти замуж за совершенно незнакомого человека?

— Но он Большое Солнце.

— Ну и что? Для меня это означает только то, что мне окажут честь быть задушенной третьей, если он умрет.

— То же можно сказать и обо мне, только ты будешь первой.

Рено смотрел на нее со стесненным сердцем. Что он ожидал от нее услышать? Не надо было задавать ей этот глупый вопрос. Он-то хотел, чтобы она повторила слова, которые он слышал от нее ночью. Он хотел убедиться, что нужен ей, что ее слова не были простой благодарностью, которую говорят в постели. Да, не следовало ее спрашивать…

— В таком случае мне придется побеспокоиться о том, чтобы ты не умер, верно? — Элиз попыталась улыбнуться, но ей стало не по себе.

— Не беспокойся. Если меня убьют…

— Не говори так! — резко перебила она. Рено продолжал, как будто не слышал ее слов:

— Тогда ты сразу же должна пойти к Пьеру. Сразу же, понимаешь? Он отвезет тебя в форт Сан-Жан-Баптист или в Новый Орлеан, если дорога будет свободна. Ты можешь не сомневаться в том, что он защитит тебя.

Элиз с трудом проглотила комок в горле.

— Я ценю твою заботу, но мне бы не хотелось об этом думать.

— Ты должна. Как ни приятно было бы сознавать, что ты будешь сопровождать меня в загробном мире, мне невыносима мысль, что ты умрешь по моей вине. Ты сделаешь, как я сказал?

Казалось, он не сдвинется с места, пока она не согласится, поэтому Элиз заставила себя кивнуть. Удовлетворенный, Рено уже открыл было дверь, но Элиз окликнула его:

— Подожди!

Рено обернулся, вопросительно подняв брови.

— Кто тебе сказал, что твой брат делал мне предложение?

— Он сам, — последовал сухой ответ.

— Что еще он сказал?

— Что он предлагал тебе разделить с ним ложе, но ты отказалась. — Рено усмехнулся. — Похоже, он жаловался.

— И это все? — Элиз была разочарована: ее интересовала та часть разговора, когда они обсуждали ее чувства к Рено.


— А что там еще могло быть?

— Ну… Большое Солнце мог сказать, например, что был пьян и ему не нравились мои ответы.

— Он не причинил тебе боль?

— Нет. Это было просто… очень неприятно.

Глаза Рено заискрились весельем.

— Для моего брата тоже. Нечасто случалось, чтобы его отвергали. Ну, счастливо тебе. Увидимся в полдень.

Он еще раз оглянулся и ушел из хижины, закрыв за собой дверь.

Элиз стояла, глядя перед собой; уже забыв о Большом Солнце, она раздумывала над тем распоряжением, которое дал ей Рено на случай своей смерти. Смерть… Она была рядом с ними в ночи. Вполне возможно, что страх смерти заставлял их так отчаянно желать друг друга. Смерть когда-то придет, это так же верно, как то, что весной придут французы. В этой битве многие погибнут, и, несомненно, именно Рено французы захотят убить в первую очередь.

Чем сильнее Элиз пыталась отогнать от себя такие мысли, тем глубже они укоренялись. Поэтому, когда ближе к полудню раздался стук в дверь, она обрадовалась.

За дверью стояла француженка, но Элиз видела ее впервые. Это была молодая женщина со светлыми волосами и кожей, с очень заметной беременностью. Она в нерешительности теребила свой грязноватый фартук, который должен был, очевидно, скрывать ее живот.

— Не хотите ли войти? — спросила Элиз растерянно.

Женщина затравленно огляделась, а потом вошла. Теперь она смотрела на Элиз с неотрывным раздражающим вниманием. Элиз предложила ей угощение и пригласила сесть. Женщина села на край скамьи, но от угощения отказалась.

Элиз молчала. Через некоторое время она поняла, что так привыкла к обычаям начезов, что неосознанно ожидала, пока гостья заговорит первой. Вспомнив наконец об европейских манерах, она спросила:

— Чем я могу вам служить?

Женщина опустила глаза и облизала бледные, почти бесцветные губы.

— Правда ли… Вы можете мне сказать… То есть я слышала, что вас спас от резни Рено Шевалье. Это… это правда?

— Некоторым образом, да.

— Говорят, что вместе с вами спаслись еще трое.

— Да.

— Скажите, не было ли среди них Жан-Поля Сан-Аманта?

— О! — воскликнула Элиз, которую внезапно осенила догадка. — Так вы — его любовница?

Женщина судорожно прижала руки к груди и вскочила.

— Я никогда не была его любовницей, никогда! Это совсем не так!

— Нет, конечно же, нет, — проговорила Элиз, пытаясь успокоить ее и проклиная себя за бестактность. — Ну же, садитесь, пожалуйста.

— Мы любили друг друга, — сказала женщина со слезами в голосе. — Мы друг друга любили!

— Я знаю. Сан-Амант рассказывал мне о вас. — Она обняла худые вздрагивающие плечи молодой женщины, а та припала к Элиз и плакала так, как будто сердце у нее вот-вот разорвется.

Когда Сан-Амант рассказывал ей о своей любимой, Элиз и не предполагала, что когда-нибудь встретит ее. Под грузом своих собственных забот она забыла о существовании этой женщины и не побеспокоилась навести о ней справки. Впрочем, она и не смогла бы этого сделать, поскольку Сан-Амант, будучи джентльменом, сохранил имя возлюбленной в тайне. Бессмысленно было искать среди пленных замужнюю жинщину, которая была беременна от другого.

Элиз начала говорить ей о Сан-Аманте, о том, как он беспокоился о своей подруге, о том, что он молил бога, чтобы зверства начезов избавили ее от мужа. Постепенно женщина успокоилась и выпрямилась.

— Вы слишком добры, — сказала она, вытирая лицо. — Мне… мне пришлось столько пережить. Страх за будущего ребенка, смерть мужа… Я думала, Сан-Амант погиб вместе с другими. Мне… теперь мне уже лучше.

Элиз посмотрела в светло-голубые глаза женщины и увидела в них такое несгибаемое мужество, что ей стало стыдно за собственную слабость.

— Я могу вам чем-нибудь помочь?

— Вы уже это сделали, вы дали мне надежду.

Элиз взяла ее руку и, повернув к свету, увидела на ней желтые и синие следы побоев.

— Вы еще не все мне рассказали, — ласково произнесла она.

Женщину звали Элен, она была рабыней у Рыжей Оленихи, матери Лесного Медведя. Немало времени прошло, прежде чем до нее дошла история Элиз, — хозяйка редко отпускала ее из хижины, и ей нечасто приходилось говорить со своими соотечественницами. Она работала с утра до вечера, и, если не успевала сделать все вовремя или не понимала, что от нее хотят, хозяйка набрасывалась на нее с кулаками. Она как бы стала козлом отпущения для индианки — ведь ее сына изгнали из поселка по вине француженки.

Узнав всю ее историю, Элиз испытала чувство огромной вины. Она не знала, что могла бы сделать для несчастной раньше, но то, что сейчас необходимо что-то предпринять, чтобы облегчить ее положение, было для нее совершенно ясно. Однако для того, чтобы изменить какое-то положение, требуется время. Ей нелегко было вновь отпускать Элен к матери Лесного Медведя, но в тот момент просто ничего другого не оставалось.

Проводив Элен к ее хижине, Элиз пошла искать Рено, но его нигде не было. Видимо, он отправился в лес выбирать деревья для частокола. Тогда она повернула к дому Большого Солнца, хотя и сомневалась, что правитель сочтет такую мелочь достойной своего внимания. Подойдя к хижине, Элиз решила, что лучше поговорит с Татуированной Рукой.

Мать Рено радушно встретила Элиз, выслушала ее с интересом и сочувствием, но никакой поддержки не пообещала. Француженка была собственностью Рыжей Оленихи, и никого не должно волновать, как она с ней обращается. Жаль, конечно, что ей приходится несладко, но только она сама и может себе помочь. Если бы Элен смогла оказать сопротивление своей хозяйке, тогда в это дело тоже никто не стал бы вмешиваться и наказывать рабыню.

Элиз попыталась представить Элен, хватающей полено или глиняную бутыль, чтобы защитить себя, и поняла, что это совершенно невозможно. Ей не сладить с матерью Лесного Медведя. А ведь скоро, всего через несколько дней, родится ее ребенок, и что с ней будет тогда?

Вечером того же дня, когда вернулся Рено, Элиз поговорила с ним. Он сразу же решил отправиться к Рыжей Оленихе, чтобы попробовать купить у нее француженку, однако предупредил Элиз, чтобы она не особенно надеялась на согласие. Так и случилось: через час Рено вернулся с отказом.

Элиз не сдавалась. Она поговорила с Маленькой Перепелкой и попросила ее иногда навещать Элен, чтобы хоть как-то поддерживать ее дух. Себе же Элиз пообещала, что обязательно что-нибудь придумает.

Однако через несколько дней произошло событие, сделавшее этот вопрос не столь важным. Начезы обнаружили, что за стенами укреплений расположились лагерем шестнадцать сотен воинов племени чокто в боевой раскраске — союзников французов.

Был срочно созван совет старейшин, на который допускались женщины из рода Солнца. Будучи женой военного вождя, Элиз тоже имела право на нем присутствовать. Она слышала, как Рено призывал к осторожности, предлагая любой ценой выиграть время для завершения строительства фортов. Он был уверен, что индейцы чокто появились здесь, потому что знали о приближении французов. Они надеялись с их помощью отомстить начезам за то, что те напали на форт Розали раньше времени, лишив их тем самым добычи. Рено предложил попробовать откупиться от чокто частью захваченного у французов добра, может быть, даже рабами. Тогда, возможно, они уйдут, не нанеся удара, а даже если останутся, начезы смогут по крайней мере выиграть время на подготовку к сражению.

Было решено отправить к чокто делегацию с трубкой мира, украшенной перьями и витками отполированной медной проволоки. В тот же день несколько воинов надели свои самые лучшие и яркие костюмы — плащи на лебяжьем пуху и головные уборы из лебяжьих перьев — и отправились к чокто. Солнце освещало роскошные одежды, прямые могучие спины и широкие плечи воинов. Среди них был и Рено.

Никто не знал, будет ли принята их делегация или же посланцев сразу убьют; напряженное ожидание охватило деревню. Прошел час, а новостей еще не было. В это время к Элиз пришла гостья.

Татуированная Рука и виду не подала, что волнуется, она спокойно пила настоянный на травах чай и некоторое время говорила на общие темы: о приближающемся тепле, о набухающих почках, о том, что скоро можно будет собирать дикий лук. Но в конце концов она все-таки коснулась темы, более близкой к тому, что ее действительно волновало:

— Женщины поступили мудро, когда предпочли Рено Лесному Медведю. Он хочет бороться с французами их же способами. Может быть, все еще будет хорошо.

— Мы должны на это надеяться, — ответила Элиз вежливо. — Я и раньше слышала, что его выбрали женщины. Как же это? Я думала, что должность военного вождя передается по наследству, а совет старейшин просто подтверждает назначение.

— Это так, но только отчасти. Совет может наложить вето и предложить свою кандидатуру, если считает наследника недостойным. Тогда при отборе кандидата большую роль играют женщины.

— Я понимаю, — сказала Элиз, хотя ее всегда удивляло, что женщины играют в жизни начезов такую важную роль.

— Мой сын — настоящий воин, но он не возвеличивает войну. Он сильный, но мудрый и предпочитает мирные средства, когда есть выбор. И он хорошо владеет своими чувствами — лучше, чем Лесной Медведь. Это показала проверка, когда они еще были совсем молодыми.

— Как же его проверяли? — спросила Элиз, чтобы поддержать разговор. Она чувствовала, что Татуированной Руке нужно поговорить, и сама она тоже не хотела оставаться наедине со своими страхами.

— В постели из мехов, как же иначе? Там-то мужчина и утверждает себя. Мой сын сильный, но силу свою он приберегает на крайний случай. Он всегда был терпеливым и заботливым. Он стремится направлять и защищать, а не подавлять. Основная задача военного вождя всегда заключалась в обороне. На такую должность никогда не избрали бы человека, который пользовался силой для достижения своих целей и мог пойти на подлость, чтобы овладеть женщиной, а потом сразу же ее оставить.

Элиз опустила глаза. Она поняла, какую проверку имеет в виду Татуированная Рука.

— В испытании Рено принимало участие… много женщин?

— Как обычно. Это была весьма основательная проверка.

— Знал ли он, что его проверяют?

— Нет. Ведь иначе это не было бы настоящей проверкой, не так ли? Ночного Ястреба просто окружили женщины, пытавшиеся привлечь его внимание.

— Понимаю. А Большое Солнце тоже подвергся такому испытанию?

— Конечно. Ибо как мужчина обращается с женщиной, так он и будет править.

— А Сен-Космэ?

— И он, потому что если первые два умрут, он должен занимать их место до тех пор, пока дочь моей сестры не родит сыновей для продолжения рода, поскольку у меня самой нет дочерей.

Элиз удивленно покачала головой:

— Женщины начезов пользуются большим влиянием и свободой даже в сравнении с другими индианками. Почему так?

Индианка долго молчала, уставившись в пространство. Наконец она заговорила:

— Старые предания гласят, что вначале, до того, как начезы пришли в эти места, они были детьми Луны. Правили женщины, которые дарили жизнь и обрабатывали плодородную почву, дававшую плоды. Совет состоял из трех женщин — матери, дочери и бабушки. Именно эта троица благословляла браки, без всякой нынешней чепухи с похищением невест. В древние времена женщины свободно дарили свою любовь мужчинам, которые почитали их священными и окружали заботой.

Мужчины тогда поклонялись Луне, управляющей приливами и отливами земных вод, а также циклом женщины. Луна ведь и сама похожа на живот беременной женщины. В те времена мужчины были довольны, что ими управляют. Они охотились, чтобы добывать пищу, расчищали лес для земледелия, защищали женщин и детей. Все жили в мире и благоденствии. Так продолжалось в течение многих поколений.

Затем с востока пришло племя, которое хотело захватить наши богатые земли, убивая наших людей. Тогда в совет были приглашены мужчины, потому что их сила была нужна, чтобы отразить врага. Постепенно мужчины стали играть важную роль. Женщина-мать перестала управлять. Мужчина стал главенствовать во всех сферах жизни, это произошло из-за постоянной военной опасности.

Служители храма говорят, что однажды с Солнца спустились белый мужчина и белая женщина. Они стали жить среди нашего народа и принесли с собой поклонение Солнцу. Утверждают, что эта пара дала начало роду Солнца и приказала нам быть добрыми и щедрыми по отношению друг к другу. Но женщины считают, что Солнце приобрело главенствующую роль, потому что нельзя воевать в темноте. Ведь слепящий свет Солнца — полная противоположность нежному свету Луны. Жриц Луны выгнали из храма, их место заняли сильные мужчины, поклонявшиеся Солнцу. Они стали служителями храма и украли вечный огонь — символ неприкосновенности домашнего очага. Известно, что, если он когда-нибудь угаснет, страшная судьба постигнет племя. Новые жрецы заявили, что ни одна женщина не достойна охранять этот огонь, хотя именно женщины занимались этим с незапамятных времен. На самом деле они не хотели, чтобы женщина несла такую ответственность, которая означает высокое положение. Перемены произошли очень быстро по сравнению с целой вечностью, которая им предшествовала.

Теперь мужчины стараются не допускать женщин в совет, важные заседания проводятся тайно; именно на таком заседании они решили напасть на французов. Они поступают так, потому что знают — женщины будут против, попытаются все решить миром. Скоро, если мы уцелеем как племя, они захотят владеть всем: нашей землей и хижинами, кухонной посудой и даже детьми у нас во чреве. Они захотят так же управлять нами, как французы управляют своими женщинами. Тогда мы погибнем, ибо их единственной целью будет война, постоянная война. Они не могут давать жизнь, они только губят ее, такова их сила. Если они не будут пользоваться этой силой, они ее потеряют. Тогда роль женщины вновь возрастет. Но они постараются не допустить этого.

«Да, женщины всегда даруют жизнь, несмотря на жестокость, утраты и боль, приносимые войнами», — подумала Элиз, и словно в ответ на слова Татуированной Руки с улицы донесся крик Элен.

Элиз вскочила на ноги и распахнула дверь. Белокурая француженка неуклюже спешила к хижине, держась за свой живот. Спотыкаясь и охая, она приблизилась к Элиз и с искаженным лицом упала ей в объятия.

— Ребенок! — кричала Элен. — Ребенок!

Глава 15

Вскоре на свет появился прекрасный младенец, девочка. Роды были нетяжелые, если верить Татуированной Руке — вполне нормальные для первородящей здоровой женщины, даже если она француженка.

Элиз была благодарна старухе за то, что та осталась помочь и послала за повивальной бабкой. У Элиз не было никакого опыта в приеме родов, но она полагала, что в следующий раз, если понадобится, она сможет справиться сама.

Момент рождения поразил ее. Он был исполнен боли, страдания и в то же время радости. Это был момент торжества.

Татуированная Рука очистила дыхательные пути младенца, пока повивальная бабка ухаживала за матерью. Затем индианка отдала девочку Элиз, потому что дома ее ждали дела, а она и так задержалась довольно долго. Когда Татуированная Рука и повивальная бабка ушли, Элиз искупала крошечную девочку и укачала ее. Элен взглянула на дочь, улыбнулась и заснула от изнеможения.

Между тем в хижину потянулись женщины — всем хотелось посмотреть на новорожденное французское дитя. Они тихонько переговаривались и трогали крошечные розовые пальчики, как будто никогда раньше не видели такого младенца. Принесли и небольшие подарки: вырезанных из дерева зверюшек, пеленки из тутовой ткани и мягкой замши, погремушки из маленьких тыкв. Их удивило, что ребенка сразу же не привязали к специальной доске, придающей голове младенца плоскую форму, которой так восхищаются начезы, но Элиз объяснила, что у французов это не принято. Женщины покачали головами и заявили, что это очень неудобно. Ведь мать скоро вернется к работе, нужно чтобы руки ее были свободны для различных дел, а как же в таком случае она сможет носить своего ребенка?

Как только ушли эти посетители, дверь вновь распахнулась. Элиз подняла глаза и увидела Рыжую Олениху. Она посмотрела на спящую мать, на Элиз, нянчившую дитя, и лицо ее исказилось яростью.

— Мне сказали, что моя беглая рабыня здесь. Неужели ты настолько глупа, что дала ей приют?

Элиз аккуратно положила младенца на скамью и встала.

— Если вы имеете в виду Элен, она действительно здесь. Как вы понимаете, она нуждалась в помощи, которую от вас вряд ли получила бы.

— Буду я стараться для какой-то рабыни! Мне не повезло — мне досталась женщина на таком сроке беременности, что ее уже нельзя было прервать, поэтому пришлось мириться с ее слабостью. Сейчас будет легче: ведь она избавилась от ребенка. Она станет больше работать.

— Она будет нянчить дочь и ухаживать за ней, — заметила Элиз. — Может быть, ей лучше остаться в доме военного вождя на это время? Все равно пользы от нее мало.

Женщина грубо хмыкнула:

— Без ребенка она быстро станет вновь полезной.

— Что вы имеете в виду?

— Ну, произведение этой бледной слабой особы лучше всего отнести в лес.

Элиз в ужасе уставилась на индианку. Она слышала, что индейцы поступают так с новорожденными, у которых есть какие-либо отклонения. Но у младенца Элен все было нормально, абсолютно нормально! Инстинктивно Элиз встала так, что закрыла собой спящего ребенка.

— Нет! — решительно сказала она. Мать Лесного Медведя засмеялась.

— Этот ребенок — мой раб, я могу делать с ним все, что захочу.

— Вы не дотронетесь до него!

— Кто же меня остановит? — Женщина уперлась руками в бока.

От звука их голосов проснулась Элен. Увидев Рыжую Олениху, она сразу все поняла и заплакала с безнадежностью затравленного животного. Элиз с ненавистью посмотрела на индианку и сделала несколько шагов туда, где на гвозде висел мушкет Рено. Схватив его, она повернулась к Рыжей Оленихе.

— Я вас остановлю, — сказала Элиз спокойно. — Я вас сейчас остановлю. Вы ужасная женщина, вас следовало изгнать вместе с вашим сыном. Уходите из этой хижины, и если вы когда-либо вернетесь, я без колебания застрелю вас.

— Я не уйду без своей рабыни. Француженка должна встать и пойти со мной.

Слова звучали уверенно, но сама индианка сделала шаг к двери. Элиз покачала головой:

— Она останется здесь. Убирайтесь!

Приказание, отданное с чисто мужской интонацией, заставило индианку вздрогнуть, но она быстро оправилась и взглянула на Элиз с ненавистью.

— Не думай, что тебе это сойдет с рук! Я обращусь в совет!

— Пожалуйста.

— Я подниму такой шум, что все мои друзья придут со мной и заберут ее!

— Неужели? А когда они узнают о ваших намерениях? В любом случае я им все расскажу раньше и позабочусь, чтобы вы не могли забрать свою собственность. Они будут смеяться над вами, а не помогать.

— Что бы ни случилось, тебе я отомщу! — проговорила женщина и, повернувшись, убежала из хижины.

После долгих обсуждений девочку решили назвать Жанной. Это было распространенное имя, а со временем к нему можно будет добавить еще одно. Элиз приветствовала такое решение. Она знала, что Элен думает о том времени, когда сможет вновь соединиться с Сан-Амантом. Если все это заставит Элен мечтать о будущем, тем лучше.

Было уже очень поздно, когда ребенка в первый раз покормили, и мать и дитя устроились на ночь. День был такой напряженный, что Элиз некогда было думать о Рено. Но сейчас, когда все вновь утихло и приблизилась полночь, а он все не возвращался, ей стало страшно.

Элиз долго стояла у открытой двери хижины и смотрела в темноту. Наконец она вышла наружу и отправилась к холму Большого Солнца. Не дойдя до вершины холма, она остановилась. С этого места был виден лагерь чокто — там все еще горели костры, и в их свете взад-вперед сновали маленькие фигурки людей. Что они отмечали? Было ли это празднование взаимного соглашения или же победы над посланниками начезов?

Обуреваемая такими мыслями, Элиз долго всматривалась в темноту, надеясь увидеть Рено. Ночной ветер раздувал ее юбку, трепал волосы. Стало холодно, так что ей пришлось поплотнее закутаться в свой плащ. Над головой светила убывающая луна, она серебрила крыши хижин в поселке, оставляя в тени кривые дорожки между ними. Налево располагались форты начезов, остроконечные концы бревен частоколов были похожи на затупленные копья.

Элиз не знала, сколько так простояла. Через некоторое время она заметила какое-то движение в лагере чокто — несколько человек отделились от костров и направились к спящей деревне начезов. Дойдя до крайней хижины, они рассеялись и пошли потихоньку, почти украдкой. Некоторые из них повернули к холму Большого Солнца.

Элиз с тревогой наблюдала за их передвижением, пока наконец не узнала человека, идущего впереди. Ни секунды не задумываясь, она быстро и уверенно сбежала с холма, плащ развевался у нее за спиной. Смеясь от радости и облегчения, она бросилась в объятия Рено. Он поймал ее, закружил вокруг себя, прижал к груди. Другие мужчины, принадлежавшие к роду Солнца, обошли их, вежливо отвернувшись.

Рено усмехнулся, когда ее холодные груди прижались к его груди:

— Ты так же бесстыдна, как женщины начезов, дорогая!

Элиз сразу поняла, что, отбросив плащ назад, она обнажила грудь. Но она не отпрянула в смущении, а лишь теснее прижалась к нему. Рено поднял ее на руки и, целуя, понес в свою хижину.

Когда он положил ее на скамью и, сбросив одежду, лег рядом, Элиз подумала об Элен, лежавшей в темноте в углу комнаты. Но это не показалось ей препятствием. Она повернулась к Рено, охваченная слепым желанием, и крепко обняла его…

Когда, счастливые и умиротворенные, они лежали в объятиях друг друга, пытаясь успокоить дыхание, раздался резкий и требовательный крик, каким бывает только крик новорожденного.

— Во имя всего святого, что это? — воскликнул Рено, приподнимаясь на локте.

— Младенец, конечно!

— Почему — конечно? Когда я уходил, не было никакого младенца…

— Это младенец Элен.

— Мне следовало бы догадаться, — проворчал Рено. И Элиз замерла.

— Ты не возражаешь, если они немного побудут здесь? У Элен начались схватки, и ей просто некуда было идти. Теперь Рыжая Олениха хочет отнести младенца в лес, как будто девочка неполноценная. Она говорит, что тогда Элен сможет снова работав. Я не могу этого допустить!

Рено приложил ладонь к ее губам.

— Ничего, ничего. Ты можешь пригласить сюда хоть сотню мамаш с младенцами, если тебе это нравится. Этот дом теперь твой.

— Но он был построен для военного вождя!

— Он ждал тебя.

У Элиз в голове совсем перепутались обычаи французов и начезов.

— И все-таки ты должен его защищать…

— Я защищаю тех, кто в нем, а не сам дом. Он для меня имеет значение только как убежище той, что в нем живет.

Вероятно, Элен проснулась и дала ребенку грудь, потому что сердитый плач прекратился, вместо него послышалось довольное чмоканье.

— Ты так добр… — тихо сказала Элиз.

— Потому что я даю тебе то, что принадлежит тебе по праву? Вряд ли.

Элиз подумала, что он говорит сейчас как начез. Но был бы он так же щедр в отношении земель, которыми владел как француз? Маловероятно.

Словно проникнув в ее мысли, Рено продолжал:

— Теперь у меня нет ничего такого, что не было бы и твоим также.

— Но если я откажусь быть твоей женой, все это снова быстро станет твоим.

— Я мог бы доказать тебе обратное, но для этого нужно было бы сначала потерять тебя. А я этого не хочу.

Его холодный тон испугал Элиз. У нее не было никакого желания подвергать сомнению его слова. Да и какое это имело значение, раз Элен позволено остаться?

— Тогда я должна поблагодарить тебя, — сказала она неуверенным тоном. Вместо ответа он притянул ее к себе и поцеловал в губы.

Элен кончила кормить, и они с младенцем уснули, а Элиз с Рено все продолжали разговаривать. Элиз спросила, как прошел визит к чокто, и узнала, что миссия имела успех. У чокто был длинный список требований, но их гораздо больше интересовала материальная сторона, чем месть начезам. Рено считал, что их можно будет достаточно долго сдерживать с помощью небольших уступок, а тем временем закончить строительство фортов. Начезам надо только выдавать им добычу, отнятую у французов, небольшими порциями — несколько тюков шелка, немного инструментов, несколько рабов. Таким образом нападение можно будет оттягивать до бесконечности.

Элиз внимательно слушала Рено, положив голову ему на плечо. Она с облегчением узнала, что не нужно защищать деревню от нашествия чокто, но ее беспокоило и другое.

— А может быть, стоит включить Элен с младенцем и мадам Дусе в число рабов, которые будут переданы чокто?

— Я бы этого не советовал, — сказал Рено серьезно. — Чокто — союзники французов, но это не значит, что они передают им своих пленных при первой же возможности. Гораздо более вероятно, что чокто попробуют получить за них выкуп, а вначале у рабов просто сменятся хозяева. Им придется тяжелее, поскольку чокто сейчас на лагерном положении.

— Тогда как вы будете выбирать?

— Лучше всего было бы послать самых сильных и здоровых, но, возможно, среди француженок будут такие, которые сами захотят уйти. Кто знает, может быть, французы заплатят выкуп сразу же, но я очень удивлюсь, если они прибудут сюда раньше, чем через месяц.

— Тогда зачем чокто пришли так рано?

Рука Элиз лежала на его груди. Она вытянула пальцы и легонько коснулась линий татуировки.

— Затем, чтобы получить часть добычи. Это для них важнее всего. Ошибочно думать, что индейцы относятся к войне так же, как белые.

— А в чем же разница?

— Ну, например, индейцы никогда не нападают на превосходящие силы противника на открытой местности, если позиции врага хорошо укреплены. С их точки зрения, это не храбрость, а глупость: они слишком ценят жизнь, чтобы швыряться ею. Кроме того, военный вождь начезов обязан выплатить семье каждого погибшего воина определенную сумму денег. Это удерживает вождя от бессмысленных атак.

— И тебе, как военному вождю, придется платить за каждого убитого воина?

— Это моя обязанность.

Пальцы Элиз продолжали скользить по татуировке Рено.

— Да, это, конечно, разумный способ ведения войны.

— Только против тех, кто руководствуется такими же принципами.

— О чем ты?

— Как и большинство индейцев, начезы редко убивают женщин и детей. Чего нельзя сказать о европейцах. Были случаи, когда британцы уничтожали целые деревни, и я боюсь, что французы откроют пушечный огонь по фортам, которые мы сейчас строим. Не знаю, как воспримут это начезы. Индеец скорее умрет, чем станет рабом, но он скорее станет рабом, чем позволит убить свою жену и детей.

— Выбор невелик, — вздохнула Элиз.

— Да.

Некоторое время они молчали. Сон не шел к ним. Наконец Элиз сказала:

— Если военному вождю приходится платить за убитых, тогда нет ничего удивительного, что на эту должность выбирают людей из рода Солнца. Никому другому это не под силу.

— Кроме того, вождю никогда не достаются военные трофеи.

— А еще я знаю, что к военному вождю предъявляют и другие, более важные требования.

— Какие? — осведомился Рено, прикоснувшись губами к ее затылку.

— Женские требования.

— Не понимаю.

— Неужели? — спросила она, улыбаясь своим мыслям. — Но ты же выдержал это испытание с такой легкостью!

— Испытание?

— Наверное, мне не надо было тебе этого говорить…

— Ведьма! — прошептал Рено, и Элиз почувствовала, что он улыбается. — Так что ты имеешь в виду?

— Говорят, что мужчины обычно применяют одну и ту же тактику в бою и с женщинами.

— Глубокая мысль. И кто же так говорит?

— Твоя мать. Видишь ли, в испытании выявляется, как мужчина ведет себя… в интимные моменты.

— Кажется, понял. — Рено снова улыбнулся. — Будет ли моя репутация бесповоротно погублена и потеряю ли я свой пост, если сейчас же сделаю чистосердечное признание?


Дни благодатного месяца февраля летели быстро. Охотничьи отряды стали отправляться все дальше, некоторые из них уходили за Миссисипи. Костры, на которых сушилось мясо, горели постоянно. Женщины разыскивали свежую весеннюю зелень и коренья и предпочитали готовить из них, не расходуя запасы зерна.

Они также собирали и запасали травы, которые понадобятся при лечении боевых ран. Воду приносили из ручья и хранили в специальных хижинах в фортах, а колодцы, в которых уже была вода, углубили еще больше. Внутри фортов также вырыли колодцы и построили легкие хижины для защиты от плохой погоды, так что там появились новые, хотя и более тесные деревни. В центре большего по размеру форта на западном берегу ручья был насыпан небольшой холм для дома Большого Солнца и его семьи.

Дни становились все теплее, и детям разрешили играть за пределами поселка, в лесу, но под бдительным присмотром взрослых. Старших мальчиков предупреждали, чтобы они не уходили слишком далеко и слушали, когда их позовут домой.

Женщины волновались, что поля не подготовлены к посевам, и если погода слишком резко станет жаркой, они не успеют посеять кукурузу, тыкву, кабачки и бобы. Они боялись даже думать о том, что им вовсе не придется сеять в этом году на полях около Большой Деревни, и не говорили об этом вслух.

Однажды охотничий отряд из четырех мужчин и двух женщин не вернулся в поселок. На его поиски были отправлены люди. Они вернулись и рассказали, что охотников на западном берегу реки схватили индейцы племени туника, которые были связаны родством с чокто и поэтому тоже являлись союзниками французов. К вождю туника отправили послов, но старик, стоявший во главе племени, сказал, что он уже отослал плененных начезов к великому белому вождю, губернатору Перье, в Новый Орлеан.

В лагерь чокто периодически посылались товары, захваченные в фррте Розали, кроме того, союзникам французов уступили нескольких пленных женщин. Но, как и предсказывал Рено, они только сменили один вид рабства на другой. Зато в обмен на свою щедрость начезы выиграли время — самое ценное, что только могли получить.

Строительство фортов было закончено. В них не сделали больших ворот: в каждом укреплении было только одно место, немногим шире мужских плеч, где стены заходили одна за другую, образуя вход. Такой частокол легко защищать, потому что атакующие могли входить в него только один за другим.

Как-то неожиданно наступил март. Почки распустились, нежные листочки зеленым облаком окутали серые деревья в лесу. Теплый ветерок приносил нежный запах желтого жасмина и изысканный аромат розовых азалий, росших у воды. Кусты кизила, на которых открылись белые трицветия, были похожи на лежащие на земле облака, а около ручья Святой Екатерины земля покрылась ковром из фиалок.

Однажды, уже в сумерках, Рено вернулся в хижину. В руке у него была веточка дикой азалии, эти нежные розовые цветы странно смотрелись в его загрубевшей от работы руке. Он подошел к Элиз и, оторвав одно из соцветий, прикрепил ей в волосы. Она улыбнулась, окутанная ароматом цветов и волной огромной радости. Он

обнял ее и прижался щекой к ее волосам, а она положила ему руки на плечи, охваченная чувством, назвать которое затруднилась бы.

Наконец Рено отпустил ее и отступил назад. Его глаза вдруг потемнели и стали суровыми.

— Французы здесь. Они прибыли сегодня днем и расположились лагерем на руинах форта Розали.

Противник не стал сразу подходить к деревне. Воины отдыхали, чистили свое обмундирование, изготовляли примитивные лестницы и поджидали, пока остальные силы не подойдут к реке. Командовал ими лейтенант короля, шевалье де Любуа. Промедление французов заставляло думать, что шевалье попросит встречи с Большим Солнцем и, возможно, постарается освободить пленных. Но этого не случилось.

Начезы не стали терять времени. К утру третьего дня индейцы из мелких деревень покинули свои дома и прибыли в форты. Большая Деревня тоже опустела. Двери хижин были открыты настежь, очаги угасли. Даже священный вечный огонь перенесли в маленький храм в главном форте. Не было слышно ни звука, только вороны каркали, усаживаясь на резных лебедей на крыше храма. Глядя на деревню, можно было подумать, что она вся вымерла от чумы.

На пятый день после прибытия войска из Нового Орлеана появились в виду форта. Из стратегических ли соображений или просто назло, но французы расположились на месте Большой Деревни. Они заполонили все, устраивали стойла для лошадей в хижинах, рушили стены, рубили столетние раскидистые деревья на дрова, Шевалье де Любуа устроил свою резиденцию в храме и велел поместить на склоне священного холма самую большую пушку. Возле дома Большого Солнца установили флагшток, на его вершине развевался французский флаг. Раздавался барабанный бой, звучали фанфары, пока не наступила ночь.

Откуда пришла эта новость, никто не знал. Возможно, сами французы передали ее чокто, а те сообщили начезам, которые из мелких деревень направлялись в форты. Новость быстро распространилась в тесных улочках, где каждую новопостроенную хижину занимало несколько семей. Элиз узнала ее от мадам Дусе, смеявшейся каким-то диким, неестественно высоким смехом, который больно было слышать. Выяснилось, что охотничий отряд начезов, отправленный индейцами туника в Новый Орлеан, погиб. Их казнили французы. Губернатор Перье сам отдал приказ. Четверо мужчин и две женщины были сожжены на костре.

Немногие спали в ту ночь. Мужчины ходили по крепостному валу: и часовые, и просто любопытные. Большинство из них были вооружены мушкетами, купленными за меха у торговцев или захваченными в форте Розали. Порох и пули были выданы всем в начале дня со склада, размещавшегося в одной из хижин, построенной из противопожарных соображений около стены. Самые хладнокровные воины занимались раскраской своих лиц и тел красными, желтыми и белыми полосами.

Трудно сказать, сколько было воинов в форте, но их число превышало четыре сотни. Еще около двухсот воинов находились в другом форте, на противоположном берегу ручья, здесь собрались индейцы из маленьких деревень. Элиз слышала, что командовал воинами этого форта Лесной Медведь, поскольку он был вождем второй по размеру деревни — и, соответственно, третьим по важности человеком после Большого Солнца и Рено. Общее количество вооруженных людей в обоих фортах значительно превосходило французский отряд. Но у французов за спиной были чокто, эти объединенные силы более чем вдвое превосходили силы начезов.

В основном форте на маленькой площади, оставленной перед домом Большого Солнца, царила суматоха: люди искали убежище себе, своим собакам, курам и свиньям. Перекликались женщины, кричали дети, животные лаяли, кудахтали, пищали. В воздухе стояла пыль, смешанная с дымом костров и очагов.

План для размещения каждого жителя был составлен заранее, но нелегко было убедить следовать ему несколько сотен усталых и испуганных женщин и детей. Прежде всего необходимо было соблюдать классовые различия: начезы из рода Солнца ни за что не согласились бы жить рядом с простолюдинами. Рено поспевал всюду: указывал, где привязывать животных, решал споры о том, кому с кем жить, порой сажал к себе на плечо плачущего ребенка. Сен-Космэ служил связным между Рено и Большим Солнцем, передавая от одного к другому приказы и предложения.

Элиз указывала людям дорогу и помогала переносить узлы. Когда у нее находилась свободная минутка, она как могла пыталась объяснить француженкам происходящее. Больше всего они боялись, что индейцы могут отыграться на них, когда начнется атака французов. Элиз успокаивала их, убеждая, что пленные давно стали для начезов частью племени. Хотя, конечно, трудно было сказать, что может произойти в пылу гнева или в случае, если индейцы начнут проигрывать сражение.

На одной стороне маленькой площади, возле самой просторной хижины восседал на своем тронном кресле Большое Солнце. Он отдавал приказы и рассылал гонцов, с удивительным умением наводя порядок в хаосе и неразберихе.

С приближением ночи шум стал стихать. Большое Солнце поднялся в свой дом. Единственными звуками, доносившимися из хижин, были храп стариков или крики детей. Ночной ветер выл над частоколом; время от времени раздавалось рычание собак, ссорившихся из-за территории, затем все вновь затихало. Мужчины спали у стен форта, завернувшись в плащи.

Элиз стояла около хижины, в которой с ней жили Элен и ее ребенок, и смотрела, как высоко стоящая в небе луна скрылась за облаком, погрузив деревню во мрак.

Рено, подойдя сзади, привлек ее к себе; она ощутила тепло его дыхания у себя на щеке.

— Скоро утро, и нам ничего не остается делать, как ждать. Пойдем спать.

В ту ночь они любили с особой нежностью. Казалось, Рено искал в ее объятиях забвения, убежища от ужасной ответственности хотя бы на короткое время. Они неистово сливались в темноте, черпая друг в друге силы и мужество.


Когда Элиз проснулась, Рено уже ушел. Серый свет проникал в хижину, утро было наполнено тишиной ожидания, не нарушаемой даже криками птиц. В дальнем углу комнаты повернулась в постели Элен. Увидев, что Элиз не спит, она приподнялась на локте, и тут они обе услышали какой-то шум.

— Что это там? — с тревогой спросила Элен.

— Я не…

Слова Элиз потонули в грохоте мушкетов и резких криках атакующих. Осада началась.

Элиз отбросила одеяло из медвежьей шкуры и принялась торопливо натягивать юбку. Младенец плакал, испуганный шумом, Элен пыталась успокоить его. На ходу надев плащ, Элиз бросила на них быстрый взгляд и побежала к двери.

Внутри частокола клубилось едкое голубовато-серое облако порохового дыма. Сквозь него Элиз видела индейцев на стенах, они стреляли по наступающим французским взводам. Тут и там с криками бегали женщины, плакали дети. Две лошади оторвались от привязи и галопом носились по площади, у них из-под ног разбегались свиньи, за ними с лаем бежали собаки.

Элиз поспешила к той части стены, где не было атакующих, и забралась на галерею. С высоты она увидела, как наступают аккуратные шеренги французов. Одна шеренга стреляла, потом все солдаты в ней становились на колено, чтобы перезарядить мушкеты, в это время стреляла следующая шеренга. Ряды наступавших смыкались там, где падал раненый, и снова шли вперед. Дойдя до частокола, французы пытались приставить к нему лестницы, но чаще всего это им не удавалось, а если и удавалось, то их тут же с яростью спихивали вниз обороняющиеся. Позади французов располагались стрелковые отряды чокто. Однако они не наступали, оставаясь недосягаемыми для выстрелов.

Спустившись с лестницы, Элиз очутилась в хаосе осаждаемого форта. Первой, кого она встретила, была Маленькая Перепелка. Индианка кричала, что нужны люди для выноса раненых с поля сражения и для уборки трупов. Они очень быстро собрали группу крепких женщин и направились к стене.

Весь следующий час Элиз была окружена телами, запахом пороха, гулом стрельбы, стуком ядер по толстым стенам, запахом крови и пота. Мертвых укладывали в тени огромного дуба. Одна хижина была предназначена для госпиталя, сюда приносили или приводили раненых. Элиз обрабатывала раны и перевязывала их полосками кожи и разорванными на бинты льняными рубашками. Мало кого из раненых удавалось уговорить не возвращаться на стену, оставались только те, кто уже не мог стоять. Как только раненых перевязывали и кровотечение останавливалось, они возвращались на укрепления.

Время от времени отрываясь от работы, Элиз взглядывала на стену, где воины под предводительством Рено отражали непрекращающиеся атаки французов. Сила индейцев казалась какой-то нечеловеческой, дьявольской, а запасы их мужества — неиссякаемыми. Может быть, это происходило оттого, что они были менее цивилизованны, почти что дикари? Может быть, они меньше боялись смерти, не веря в карающего бога и адское пламя, хотя уже много лет их пытались обратить в эту веру? Или же они просто более страстно любили жизнь, преклоняясь перед ее прелестью в силу своих верований?

До сих пор Элиз не сомневалась в победе французов, теперь же она не была в ней уверена.

— Если начезы победят и французы запросят мира, согласитесь ли вы отдать французских пленных в обмен на то, что вас оставят в покое? — спросила она Рено, когда принесла ему воду во время перерыва в стрельбе.

— Почему ты спрашиваешь?

Элиз кивнула головой в сторону воинов.

— Начезы так неутомимо сражаются и, кажется, не чувствуют боли, как будто они и не люди вовсе.

— Не обманывай себя. Они устают, как все люди, и чувствуют боль, только не показывают этого. Французы тоже ведут себя храбро: наступают на открытой местности под нашим огнем.

— Я думала, ты считаешь это глупым.

Рено пожал плечами:

— Человек может быть глупым и мужественным одновременно. Если бы я был с ними, я уверен, что обнаружил бы среди них много героев.

Элиз задумчиво кивнула.

— Но ты не ответил на мой вопрос. Если женщины останутся пленницами, не знаю, как они это переживут.

— Думаю, как-нибудь привыкнут.

— Сомневаюсь. Ведь их соотечественники так близко… Да и французы не смирятся с таким положением.

Рено кивнул:

— Конечно, ты права. Лучше всего было бы их отпустить. Однако не знаю, согласится ли на это совет.

— А мы с тобой? Что мы будем делать?

Рено быстро взглянул на нее:

— Мы?

— Я полагала… Ведь мы женаты… — Она залилась яркой краской, но не отвела глаз. Пусть думает, что хочет. — Говоря о французах, ты сказал «они». Ты себя сейчас не считаешь французом? Не захочется ли тебе вернуться в Новый Орлеан вместе с другими?

— Я сам не знаю, кто я. — Рено нахмурился. — Может быть, я и поеду с ними, если возникнет необходимость. Но она не возникнет. — Возвращая ей кувшин, он коснулся ее пальцев. — Когда здесь все будет закончено, я вернусь в свой дом. Ты можешь поехать со мной, если захочешь.

Каким далеким теперь казался тот дом и Маделейн! Как сон… Увидит ли она его когда-нибудь вновь? Ощутит ли снова покой этого дома, пройдет ли по его комнатам в теплый летний день? Родит ли она детей, которые будут там играть, вырастут большими, сильными и мудрыми? Действительно, это был сон, мечта. Не более…

В этот момент раздался крик Пьера с дальнего участка стены — предстояла новая атака.

— Иди, — сказал Рено и, развернув Элиз спиной к себе, легонько подтолкнул ее. Она обернулась и крепко поцеловала его в почерневший от пороха рот, а затем быстро спустилась по лестнице на землю.

Элиз зашла в госпитальную хижину, напоила нескольких раненых водой и поговорила с Маленькой Перепелкой, которая отгоняла веером мух от лица умирающего мальчика. Затем она пошла к колодцу, чтобы набрать еще воды, и услышала, как мушкетные пули свистят в ветвях дерева над ее головой. Одна пуля отскочила от ствола и упала к ее ногам. Но за последние часы Элиз так привыкла к подобным вещам, что не обратила на это большого внимания.

«Если бы я был с ними…» Слова Рено беспокоили ее. Неужели он до сих пор испытывает муки сомнений, на чьей стороне ему быть? Элиз думала, что таким сомнениям пришел конец, когда он стал военным вождем. Она знала, что ее муж ищет способ заключить приемлемый мир между индейцами и французами, но думала, что превыше всего для него интересы начезов, его любимого народа. Да и вряд ли Рено нашел бы признание у правительства в Новом Орлеане. Ведь он был вождем индейцев, убивавших французских солдат. Несомненно, его сочтут предателем. И если Рено схватят, маловероятно, что губернатор Перье будет более терпим к нему, чем к тем начезам, которых он приказал сжечь на костре.

Постепенно атака ослабела, стрельба сменилась одиночными выстрелами, которые вскоре прекратились вовсе. Форт был удержан, французы отбиты. Они отступили на свои позиции. То тут, то там раздавались торжествующие крики, ошеломленные люди спускались со стен. Они были поражены военным искусством и храбростью французов и в то же время гордились тем, что сами не отступили.

Облегчение, которое испытали начезы, постепенно сменилось недоумением. Проходили дни, а атака не возобновлялась. Наблюдатели сообщали, что в лагере французов происходит перегруппировка, и это очень не нравилось Рено. Французы, по его словам, были слишком спокойны, стреляли они только в ответ или в целях прикрытия. Вся их энергия уходила на строительство траншей, из которых можно безбоязненно обстреливать форт или совершать неожиданные вылазки. Однажды Рено увидел, что французы подвозят дополнительную тяжелую артиллерию, и понял, что скоро форты подвергнутся сильному обстрелу.

Он оказался прав. К следующему утру пушки были нацелены на них. Началась настоящая осада.

Глава 16

Первый оглушительный взрыв снаряда поверг начезов в оцепенение. Замолкли плакавшие дети, женщины смотрели друг на друга широко раскрытыми, испуганными глазами, мужчины бежали к стене, чтобы в случае необходимости потушить пламя. К счастью, толстая стена, на строительство которой было потрачено столько времени и сил, выдержала, но бревна дрогнули, и земля между ними осыпалась.

В целом укрепления стояли прочно, надежно защищая от врага, воплощая в себе немалые инженерные и организаторские способности Рено. Особенно устрашающим был шум. Грохот пушек сотрясал воздух, заставлял дрожать землю. Он наползал на форт волнами вместе с густым иссиня-черным дымом, саднившим глотки. От него кашляли и носились кругами собаки, а дети прятались под лавки. Поначалу мужчины и женщины непроизвольно вздрагивали, но постепенно они привыкли к канонаде и стали относиться к ней с очевидным презрением, хотя часто и оборачивались на ее звук.

Индейцам труднее всего было свыкнуться не с самой осадой, а с тем фактом, что французы стреляли по деревне, в которой были их же пленные женщины и дети. Что же это за сумасшедшие, которые подвергали своих людей такой опасности? Индейцы могли объяснить это только тем, что французы хотят истребить всех начезов до единого.

День за днем продолжалась пушечная стрельба. Серо-черная дымовая завеса покрыла небо. От осколков снарядов загорались крытые тростником крыши. Видя, что стена непреодолима, французские стрелки увеличили вертикальную наводку своих пушек, и ядра стали попадать внутрь форта. Особенно страдал дом Большого Солнца, который стоял на невысоком холме. Брат Рено, беспокоясь за безопасность своих беременных жен, приказал семье переселиться в поселок, но сам отказался покинуть дом. Одно крупное ядро попало в новый маленький храм, хранитель вечного огня и еще один служитель храма были убиты. Остальные служители, опасаясь, что вечный огонь угаснет, не покинули своих мест и охраняли пламя, презирая французские пушки.

Нервы у всех обитателей форта были на пределе. Ссоры разгорались из-за пустяков. Скученность, накопившийся мусор и вонь от экскрементов людей и животных, от которых не было возможности избавиться, были столь же невыносимы для начезов, как и бомбардировка. Уровень воды в колодцах упал, потому что женщины боролись за чистоту; кроме того, много воды уходило на тушение пожаров.

Французские женщины и дети жили так же, как и индейцы, хотя они воспряли духом, почувствовав надежду на спасение. В каждую свободную минуту они собирались для молитвы, старались как можно больше времени проводить вместе. Когда-то им казалось, что они смогут прижиться среди начезов, но теперь присутствие французов за стенами укреплений заставило их сильнее ощутить, кем они были и откуда пришли. Казалось, и индейцы это почувствовали, потому что стали еще более требовательными к своим рабам.

Две пушки, захваченные в форте Розали, с большим трудом втащили на стену и привели в боевую готовность. Когда из них выстрелили в первый раз, французы были повержены в величайшую панику, потому что никак не ожидали ответного удара. К сожалению, индейские воины в своем энтузиазме не жалели пороха. Как-то ближе к вечеру одна пушка дала такой откат назад, что соскочила с лафета и покалечила половину расчета. Дуло другой пушки так перегрелось от стрельбы, что его пришлось поливать водой, отчего оно треснуло. Первую пушку починили, но она умолкла через несколько часов, потому что кончились порох и снаряды. Перевернув все запасы в деревне, нашли снарядов еще на день стрельбы, но это было все.

Для Элиз условия осады были такими же тяжелыми, как и для всех. Хотя она искренно привязалась к Элен, жить вместе в таком маленьком помещении было обременительно. Она жаждала остаться одна, чтобы не нужно было постоянно успокаивать другую женщину, выражать ей сочувствие и объяснять, что происходит. Элиз раздражал крик ребенка, который не давал ей спать, тем более что спокойные промежутки были так редки.

Иногда ей казалось, что если бы не Элен, Рено чаще приходил бы домой. Впрочем, она прекрасно знала, что это не так. Он постоянно был везде нужен, без него невозможно было обойтись. Когда ему удавалось вырваться домой, он сразу впадал в состояние оцепенения, вызванное усталостью, и почти не разговаривал с Элиз. Та близость, которая еще совсем недавно была между ними, казалось, угасала. Иногда ночами он до боли крепко прижимал ее к себе и любил ее так, как будто боялся, что это в последний раз. По мере того как продолжалась осада, она тоже стала опасаться, что радость и страсть ушли навсегда и что между ними скоро все кончится.

Как и другие француженки, Элиз все более явно ощущала, насколько она чужда начезам. За исключением Маленькой Перепелки, индианки с ней почти не разговаривали, и Элиз, чувствуя их неприязнь, отвечала тем же. Она все больше времени проводила со своими соотечественницами, заботилась о том, чтобы им доставались еда и питье, чтобы работа их не была слишком тяжелой. Это было нелегко, потому что в задачу француженок входила уборка мусора в деревне — самая грязная работа, которую избегали индейские женщины даже из низших сословий.

Как-то раз, войдя в хижину, Элиз не обнаружила там Элен и ребенка. Встревоженная, она отправилась на поиски и увидела ее недалеко от ворот форта. Элен шла ей навстречу, с лицом распухшим и покрасневшим от слез. Ребенок, к счастью, мирно спал у нее на руках.

Увидев Элиз, Элен молча бросилась ей в объятия. Так они простояли некоторое время, потом Элиз немного отстранилась и посмотрела ей в лицо:

— Элен, дорогая, что случилось? Скажи мне.

Женщина подняла на нее глаза, полные боли и в то же время светящиеся радостью.

— Я видела его, Элиз! Я видела его!

— Кого?

— Жан-Поля! Он здесь. Я не могу этого вынести!

Сан-Амант здесь? Значит, он все-таки добрался до форта Сан-Жан-Баптист вместе с другими. Только сейчас Элиз осознала, как она беспокоилась все это время за него, за Генри, за Паскаля. Сан-Амант, наверное, поехал потом в Новый Орлеан и, узнав об экспедиции против начезов, присоединился к ней.

— Так что же ты плачешь? — воскликнула она, встряхнув Элен за плечи. — Это значит, что он любит тебя, так любит, что даже приехал за тобой!

— Но если его убьют, что тогда? Рено слишком хорошо научил начезов стрелять. Они отбивают все атаки, так яростно сражаются! Я боюсь, Элиз, так боюсь!

— Мы все боимся, — негромко сказала Элиз, и Элен увидела, что губы у нее побелели.

— Ты тоже? Но ты кажешься такой храброй, такой выдержанной… Ах, Элиз, ты так много для меня сделала! Чем я могу помочь тебе?

Элиз боялась, что ее беспокойство за Рено может показаться Элен предательским. Вместо этого она встретила у нее сочувствие. Казалось, Элен понимает, что у Элиз с Рено не простая связь, что это трагедия. Элиз вдруг с грустью осознала, что если у Элен, несмотря ни на что, с Сан-Амантом еще все может быть хорошо, то их отношения с Рено были обречены с самого начала…

В течение последующих дней шел дождь, он смыл грязь и нечистоты в колодцы, и вскоре разразилась лихорадка, распространившаяся быстрее, чем лесной пожар. Запасы продовольствия на складе стремительно убывали, положение становилось критическим, и наконец старейшины решили собрать совет.

Совет был открытым, присутствовать могли все желающие. Элиз не хотела привлекать к себе излишнего внимания и сидела вдалеке от хижины Большого Солнца, перед которой собрались старейшины. Она жалела, что не может разобрать слов Рено, но их передавали через толпу, и она внимательно слушала.

До нее доносился его выразительный голос, Рено говорил на плавном языке начезов с его звучными фразами и многочисленными вежливыми формами. Его голос глубоко волновал ее, так что она вслушивалась в его звук, даже не разбирая слов. Этот голос она знала смеющимся, знала его в страсти и любви и знала также, что не забудет его звук никогда-никогда. Как многим она ему обязана и как мало смогла дать ему взамен! Что ж, зато у нее останутся воспоминания — такие сладкие, такие будоражащие, каких нет у большинства женщин. Они станут для нее драгоценными в старости, она будет вызывать их одно за другим, рассматривать на свету, чтобы восхититься их цветом и яркостью. Первая ночь похода, когда он, обнаженный, стоял под дождем; их ночное купание, когда она увидела его, залитого лунным светом; лавандово-серые сумерки, когда они любили друг друга в лесу… Жаль только, что этих воспоминаний так мало…

Прислушиваясь к разговорам вокруг себя, Элиз поняла, что Рено предложил продолжать сопротивление, отметив, что французам приходится не легче, чем им. Он сказал, что многие солдаты — колонисты из Нового Орлеана, и у них там масса дел и обязанностей. Скоро им надоест зря тратить порох и снаряды на такую неприступную твердыню. Если индейцы проявят выдержку, французы сами пришлют к ним делегацию для мирных переговоров и примут условия начезов. Старик, говоривший следом, был против. Он возмущался продолжающейся осадой, тем, что Рено заставляет начезов воевать французскими методами, вместо того чтобы прибегнуть к традиционным приемам. Он призывал осуществить ночную вылазку, окружить французов и убить их во сне. Потом выступил еще один оратор, не согласный с мнением предшественников. Больше всего он боялся, что индейцы умрут от жажды и болезней. Лихорадка так ослабила воинов, что они были уже не в состоянии защищать укрепления или идти в атаку. Он потребовал отправить к французам послов с предложением мира, чтобы те договорились о встрече, на которой можно будет обсудить условия.

Мнение совета склонялось то в одну, то в другую сторону, спор продолжался до ночи. Всем было ясно, что из-за недостатка боеспособных воинов индейцы с трудом держат оборону, а нападение и вовсе невозможно. Но французы наступали с такой яростью, что совет опасался, как бы они не расправились с мирной делегацией до того, как ее члены успеют что-нибудь сказать. Нашлись и такие, которые потребовали сжечь двух француженок, чтобы показать врагу, что то же случится с остальными, если наступление будет продолжаться. Кроме всего прочего, это было бы местью за начезов, сожженных на костре по приказу губернатора Перье. Предложение было отвергнуто, но сама угроза зловеще повисла в воздухе.

Наконец встала Татуированная Рука. Она говорила со спокойной убежденностью, и после ее речи все умолкли.

— Что она сказала? — спросила Элиз Маленькую Перепелку, которая сидела на два ряда впереди нее.

— Мать Большого Солнца предложила, чтобы к командующему послали какую-нибудь француженку с просьбой о перемирии.

— Француженку?! Да она скорее попросит его сровнять деревню с землей!

— Может быть, не всякая, — вздохнула Маленькая Перепелка. — Вот ты, например, попросила бы?

— Нет… Но мне кажется, что индейские воины не станут прятаться за женскую юбку.

Маленькая Перепелка нахмурилась.

— Они так на это не смотрят. Конечно, это вопрос деликатный, но кто же лучше женщины, хранительницы мира и жизни, представит их интересы? Причем нужна именно француженка, у которой и в мыслях нет ничего дурного.

— Рено не допустит этого.

— Если так решит совет, он не сможет ничего сделать. Если бы отряд воинов находился вдали от деревни, все было бы по-другому: там его слово было бы главным. Но здесь все решает совет.

Старейшины долго совещались между собой. Наконец вперед вышел Большое Солнце и объявил решение.

Элиз увидела, что Рено, который до этого стоял рядом с братом, стал пробираться в ее сторону, как будто и раньше знал, где она сидит. Подойдя к ней, он протянул руку, чтобы помочь ей подняться.

— Пойдем, любовь моя, — сказал он; лицо его было абсолютно невозмутимо. — Выбрали тебя.


Когда наступило утро, Татуированная Рука, Маленькая Перепелка и Элен придали Элиз надлежащий вид. Со склада для нее принесли коричневое с табачным оттенком бархатное платье, украшенное кружевом и золотой вышивкой. Поверх него накинули длинный плащ из тканого лебяжьего пуха с золотыми и красными разводами. Волосы заплели в косы и уложили вокруг головы, закрепив черепаховыми гребнями. Подходящих туфель не было, поэтому пришлось надеть белые свадебные мокасины.

Рено, Большое Солнце и Татуированная Рука научили ее, что сказать французам. Со стены уже размахивали белым полотном — знаком перемирия, свистели тростниковые свистки, гремели барабаны.

В последнюю минуту к Элиз подошел Рено. Некоторое время он молча смотрел на жену, стоявшую перед ним в своем великолепном наряде. Ее кожа за последние дни приобрела легкий золотистый оттенок и была безупречно гладкой; волосы блестели в первых лучах солнца, янтарно-карие глаза смотрели твердо. Она была очень красива в этот момент — мужественная и целеустремленная женщина.

Рено взял ее руку и поднес к губам.

— Я не уверен, что смогу отпустить тебя, — сказал он спокойно, но лицо у него было напряженное и утомленное.

Она посмотрела в темную глубину его глаз, коснулась пальцами ожога от головни, упавшей ему на плечо с горящего дома, когда он помогал его тушить.

— Я вернусь.

— Вернешься ли? А что, если французы не отпустят тебя?

— Они должны это сделать, если хотят спасти остальных пленниц.

— Они могут предпочесть взять их силой. Ты рискуешь.

— Я должна идти — ради всех. Ради твоего народа и моего.

— Если ты не вернешься…

Она крепче сжала его руку.

— Да?

Его глаза засияли, а затем погасли, и в них отразилась бесконечная боль.

— Ты останешься в моем сердце навсегда.

Элиз не верила, что французы не позволят ей вернуться, и все же его слова заставили ее сердце сжаться от муки. Но не успела она заговорить, как вновь оглушительно засвистели камышовые свистки. Из проема в стене форта виднелись голубые мундиры французов, выстроившихся, чтобы встретить посланника. Нельзя было заставлять их ждать. Слезы застилали глаза Элиз, но она высвободила руку и отвернулась. Она одна вышла из форта; легкий ветерок подхватил ее плащ, и он засиял на солнце, как осенняя паутина.

Королевский лейтенант шевалье де Любуа был вежлив, хотя по его взгляду было видно, что ему не понравился ее индейский плащ. Он повел ее в свою палатку командующего и усадил там на табурет. Принесли напитки. Среди собравшихся Элиз узнала Сан-Аманта и с улыбкой кивнула ему. Удобно расположившись на своем походном стуле, потягивая вино, Любуа предложил ей изложить цель визита.

Элиз глубоко вздохнула:

— Мне приказано сказать вам следующее: начезы давно живут и благоденствуют на этой земле. Когда сюда приплыли французы, начезы сказали им: «Приветствуем вас, земли здесь хватит для всех». В долгие зимы, если пищи не хватало, они делились ею с французами, недоедая сами. Начезы приглашали французских солдат в свои деревни, кормили их, давали им кров, и женщины не оставляли их вниманием, развлекаясь с ними как с друзьями.

Взамен французы наградили начезов болезнями белого человека. Применяя силу, они отнимали все, что им не отдавали. Могут сказать, что французы дали индейцам ружья и одеяла. Но зачем начезам ружья, когда они могли добыть себе все необходимое с помощью лука и стрел? Зачем им одеяла, когда их согревают меха животных, а индианки умеют делать чудесное полотно из пуха и волокон тутового дерева?

В последний сезон урожая комендант форта Розали потребовал у начезов лучшие и богатейшие земли, на которых они жили с незапамятных времен. Начезам оставалось только умереть от голода и скитаний холодной зимой, чтобы комендант получил то, что хотел. Тропа дружбы не требует такой жертвы, ее требует только тропа войны. Именно поэтому начезы и вступили на тропу войны. Комендант Шепар мертв, и индейцы больше не имеют претензий к французам. Теперь они хотят жить спокойно, в мире с французами, не поддерживая с ними никаких отношений. Начезы вернут пленных французских женщин и детей, если вы дадите слово, что не будете больше нападать на них и позволите им жить так, как они хотят. В знак согласия с этой просьбой они просят вас отойти от форта на расстояние как минимум трех миль, а они в это время выпустят пленных.

Шевалье де Любуа смотрел на нее в упор, наклонившись вперед и опираясь рукой на колено. Его лицо было непроницаемо и жестко. Когда он заговорил, Элиз показалось, будто он не слышал ничего из того, что она сказала.

— Как, по вашему мнению, мадам Лаффонт, сколько еще продержатся начезы?

— Не могу сказать, — ответила она, не дрогнув.

— Не можете или не хотите? Видите ли, я слышал, что вы стали наложницей Рено Шевалье, поскольку он вас спас. Мы считаем этого человека предателем, но на вас это мнение не распространяется. Вы ему ничем не обязаны. Вы пережили нападение индейцев, имели возможность близко познакомиться с начезами, прекрасно знаете, как они обращаются с французскими пленными. У вас есть ценная для нас информация. Если вы сочувствуете своей родине, своим соотечественникам, вы расскажете нам все, что необходимо.

— Я не военный человек, — ответила она медленно, нащупывая правильный путь. — Что я могу знать о способности воинов выдерживать осаду?

— Я имею в виду не их моральный дух, а запасы продовольствия. Их много? Как обстоят дела с водой? Что они думают о вооружении французов?

— Кажется, еды достаточно, воды тоже.

Это было верно лишь отчасти. Воду без ограничений можно было брать только для питья и тушения пожаров. Люди страдали от того, что не могли как следует мыться, но королевскому лейтенанту знать об этом не следовало.

— А каковы потери среди начезов?

— Кажется, небольшие. Ядра от ваших пушек редко попадают в цель.

Шевалье посмотрел в пол, а потом вновь поднял глаза на нее.

— Откуда же тогда это предложение? Мы были весьма удивлены, увидев белый флаг.

— Я думаю, что начезы действительно хотят жить в мире. Они считают свое нападение на форт Розали ответом на действия Шепара. Это была кровная месть ему за то, что он сделал. Сейчас их чувства удовлетворены. Они думают, что вы здесь потому, что беспокоитесь за своих женщин и детей. Вам их вернут, если вы оставите начезов в покое. Если вы заберете пленных и уйдете, вам с их стороны ничего не будет угрожать.

— Детские рассуждения! Начезы убили сотни наших людей. Губернатор Перье послал во Францию за подкреплением и продовольствием, с тем чтобы подавить это восстание индейцев. Подкрепление прибудет через несколько месяцев.

— Шевалье де Любуа, вы хотите сказать, что раз уж губернатор послал за подкреплением, то теперь он уже не сможет решить дело с индейцами миром, без дальнейшего кровопролития?

— Вы представления не имеете, о чем говорите.

— В самом деле? Мне сдается, что губернатор предпочитает продолжать войну с индейцами, потому что иначе он окажется в роли мальчика, кричавшего, что видел волков.

— Это совершенно другой случай, — отрезал француз.

— Я не понимаю, как вы можете игнорировать предложение индейцев, если для французов действительно важен мир. Кроме того, для вас это, может быть, единственный шанс получить пленных живыми и невредимыми.

— Что вы имеете в виду? — спросил он резко.

— Французские женщины и дети делят с индейцами опасности и тяготы осады. Что вы скажете губернатору и людям Нового Орлеана, если они погибнут раньше, чем вы победите начезов?


— Этого не случится.

— Уверяю вас, шевалье, что хоть вы и презираете индейцев, но если вы загоните их в угол, они все умрут, до последнего человека, но не сдадутся. Если вы и дальше будете причинять вред их женщинам и детям, гнев начезов будет страшен.

— Вы хотите сказать, что они отыграются на пленных?

— В этом нет ничего невозможного. Ведь губернатор Перье сжег женщин начезов.

Он пристально взглянул на нее, затем резко поднялся.

— Мне необходимо это обдумать. Я вернусь через час.

К Элиз сразу же подошел Сан-Амант и кивнул на ее бокал, к которому она почти не прикасалась.

— Выпейте. Это то, что вам сейчас нужно.

— Да, спасибо, — ответила Элиз рассеянно. Когда он сказал какой-то комплимент ее внешности, она только покачала головой, как будто бы эти слова не имели смысла, да так оно и было.

— А другие женщины? Как они поживают?

Элиз посмотрела ему в лицо, с трудом собираясь с мыслями.

— Я думаю, вы можете себе представить как. Но вас действительно интересуют все женщины или только одна?

— Элиз! — выдохнул он. — Вы видели ее?

— Только сегодня утром.

— И? И? — спросил он, нетерпеливо подаваясь вперед.

Элиз, улыбнувшись, сжалилась над ним:

— У Элен все очень хорошо. У вас родилась прекрасная дочь. Но она так требовательна, что от нее не спит вся деревня.

Сан-Амант прикрыл глаза, чтобы скрыть слезы.

— Вы знаете, она вас видела, — продолжала Элиз. — И просила передать, что шлет вам свою любовь и молится, чтобы у вас все было в порядке.

— Ах, Элиз, я готов расцеловать вас!

— Лучше не надо. Что бы на это сказали ваша Элен или Рено?

— Ах, да… Кажется, Любуа был не слишком вежлив, говоря о Рено Шевалье. Я всем рассказывал, что вас увезли против вашей воли, насильно. Паскаль, правда, спорил со мной, когда был навеселе. Генри даже пригрозил вызвать его на дуэль.

— Не позволяйте ему!

— Ах, Паскаль и не собирается драться. Он смеется над оскорблениями мальчика, говорит, что тот влюблен в вас телячьей любовью, поэтому не верит ни единому плохому о вас слову.

— Может быть, им стоит реже встречаться? Тогда они смогут избежать неприятностей.

— В стране начеточе не так много французов. Но комендант форта Сен-Дени присматривает за юношей.

— Они все еще там?

— Думаю, что да. Место там более дикое, чем здесь, у начезов, и больше возможностей для контрабандной торговли с испанцами в Лос-Эдесе. Почему бы Паскалю и не остаться там? Что же касается Генри, то, как я уже говорил, его взял под свое крыло комендант Сен-Дени, он дал ему работу.

Они заговорили о других вещах — о ребенке, о том, как он родился, как живет Элен, об условиях жизни в осажденном форте. Однако, касаясь последней темы, Элиз была так же немногословна, как и во время разговора с лейтенантом.

Когда отведенный час уже почти истек, она бросила на Сан-Аманта быстрый взгляд:

— Что вы думаете о Любуа? Держит ли он данное слово?

— Вы имеете в виду, отдаст ли он приказ своим войскам возвращаться в Новый Орлеан, когда пленные будут в безопасности? Я думаю, он сделает это, если даст слово.

— Вы так полагаете? Но некоторые считают, что слово, данное дикарю, ни к чему не обязывает, особенно если оно дано при чрезвычайных обстоятельствах.

Сан-Амант поднял брови:

— Вы стали циничной!

— Скорее осторожной, но я всегда была такой. Любуа кажется мне тщеславным человеком. Не решит ли он сначала обеспечить безопасность женщинам и детям, а потом уничтожить начезов, когда те меньше всего будут этого ожидать?

— Чтобы доказать, что существует индейская проблема, оправдав тем самым тревогу, поднятую Перье? — Сан-Амант задумчиво кивнул: — Это возможно.

— Возможно?

— Мне бы не хотелось так думать, — ответил он серьезным тоном.

К ним приблизился шевалье и поклонился Элиз:

— Извините, что задержал вас, мадам, но я не имею права принимать такое важное решение в спешке.

— Я понимаю, — тихо сказала она, бросив взгляд на Сан-Аманта. Обходительный тон королевского лейтенанта, видимо, тоже показался ему странным, потому что он нахмурился.

— Я согласен на представленные вами условия. Мы отступим на некоторое расстояние, чтобы могли быть освобождены женщины и дети. В обмен на пленников, захваченных во время резни в форте Розали, мы даруем начезам мирную жизнь.

— Вы выкурите с ними трубку мира?

— Да.

— И воины чокто уйдут с вами?

— Да.

Что-то во всем этом Элиз не нравилось, но она не могла понять — что. Глядя на королевского лейтенанта, она пыталась придумать что-нибудь, что могло бы заставить его сдержать данное слово, но ничего не приходило ей на ум.

Любуа заложил руки за спину и покачался на каблуках.

— У нас имеется только одно условие.

— Да? Какое? — спросила она резко.

— В знак того, что начезы действительно хотят мира, они должны сжечь дотла построенный ими форт.

Элиз вздрогнула. Если они сделают это, то останутся беззащитными.

— Я не могу ответить за них, но я передам это условие Большому Солнцу и его брату Рено, военному вождю.

Любуа поднял брови:

— Вы хотите вернуться? Я думал, что вы, может быть, напишете записку. Тогда вы могли бы остаться здесь, в безопасности.

— Это очень любезно с вашей стороны, но они будут ждать меня.

— Вы действительно хотите этого сами? — Сан-Амант нахмурился.

— Да, я должна вернуться.

— Как хотите! — Командующий французской экспедицией поклонился. — В ожидании ответа мы приготовимся к приему пленных.

Он избавился от нее. Безотчетно Элиз чувствовала, что она не одержала победы, что ею просто воспользовались.

После ее возвращения был созван совет старейшин, который на этот раз представлял собой злобную перебранку. Старики не доверяли французам. «Белый офицер слишком быстро согласился», — говорили они. И потом, если французы обещали, что воины чокто уйдут вместе с ними, почему же они собираются вокруг форта? Неужели французы настолько глупы, что позволят чокто принять пленных? Ведь они же не отдадут их французам без большого выкупа. Если так случится, французы могут воспользоваться этим, чтобы аннулировать условия мира. Старики считали, что пленных отдавать нельзя.

«Пленных выдать необходимо», — говорили представители младшего поколения. Если не выполнить это обещание, условия мира тоже не будут выполнены. Французы вместе с чокто обрушат на них объединенные силы, а начезы уже не так сильны, как раньше: они ослаблены лихорадкой. Если французы и чокто ворвутся в форт, они устроят резню. В этом случае женщинам и детям вряд ли удастся спастись.

Внимательно выслушав всех и подробно расспросив Элиз, Рено порекомендовал еще один план действий. Он предложил не посылать трубку мира до утра. Не было оснований спешить с капитуляцией; вероятность ошибки уменьшится, если не решать очертя голову. Пусть французы отходят — они уже начали это делать. Действительно, раз начезы дали слово, они должны отпустить пленных, но нет никакой необходимости уничтожать форт, пока не уйдут французы и чокто, если, конечно, они не выдвинут этот пункт отдельным условием договора. Если после этого французы не прекратят осаду, начезам по крайней мере не придется беспокоиться о пленных и их пропитании.

Большое Солнце слушал, наблюдал, но ничего не говорил. Глядя на него, Элиз поняла, что он молчит не потому, что ему нечего сказать, а потому что хочет прежде узнать все точки зрения, а уж потом сформулировать свои взгляды и предложить план действий. Если совет не придет к согласию, принять решение должен будет вождь.

— Элиз!

Она обернулась и увидела, что Элен знаками зовет ее. Элиз встала со своего места в последних рядах собравшихся и отошла с француженкой в сторону.

— Что случилось?

— Это правда, что нас хотят освободить? О, скажи, что это правда!

— Не знаю. Кажется, так.

— Когда? — Элен схватила ее за руку.

— Возможно, сегодня, а может быть, и завтра.

— Ходят такие слухи, но я не верила им. А Жан-Поль? Ты видела его? Ты рассказала ему обо всем?

Элиз передала слово в слово все, что сказал Сан-Амант, описала, как он выглядел и как воспринял новость о том, что стал отцом.

Элен вытерла глаза тыльной стороной ладони и быстро обняла Элиз.

— Какая же я дурочка, что плачу от хороших вестей! Побегу расскажу остальным. Ты не представляешь, какие слухи сейчас ходят. Они будут так счастливы, так рады!

Совет все продолжался. Ближе к вечеру собравшимся подали еду. Элиз решила подняться на стену и посмотреть, что происходит. Она увидела, что Любуа приехал в лагерь к чокто и ходит взад-вперед, глядя на форт. Через некоторое время он исчез, а когда солнце начало садиться, вновь появился.

Элиз почувствовала, что у нее устали ноги, и покинула свой пост. Она пошла к хижине и заглянула внутрь. Элен не было. Огонь потух, превратившись в угли и пепел, кастрюли остыли, содержимое их подернулось медвежьим жиром. Ребенка тоже не было на месте, и меха, на которых обычно лежала девочка, были холодные.

Какой-то страх охватил Элиз. Она помчалась вон из хижины, обогнула маленький холм Большого Солнца и повернула к хижинам простых индейцев — туда, где обычно встречались француженки.

Она нашла Элен и ребенка среди толпы пленниц, собравшихся под почерневшими от дыма ветвями эвкалипта. Увидев Элиз, женщины бросились к ней, прося, умоляя, требуя, так что даже индианка, проходившая мимо, засмеялась над их невоспитанностью: все они говорили разом, устроив невообразимый шум.

Пленниц беспокоило, что день подходит к концу, а приказа об их освобождении все нет. Французы отступают, а вместе с ними и многие из чокто. Неужели это все ложь? Неужели они навсегда останутся у начезов? Неужели их страна покинула их в беде?

— Мы не просим многого! — воскликнула Элен, ломая руки. — Пусть нам только скажут, что с нами будет!

— Хотела бы и я это знать, — сказала Элиз беспомощно.

— Если бы мы были мужчинами, — сказала одна из женщин, — мы могли бы послать их всех к черту. Мы бы взялись за оружие и освободили себя сами.

— Если бы мы были мужчинами, — произнесла другая, — мы были бы мертвы.

Сквозь проем в стене, который очень тщательно охраняли начезы, были видны французские офицеры и шеренга чокто, ожидавшая их. Там были их соотечественники, которые пришли спасти их, люди, говорившие на одном с ними языке, имевшие одни и те же воспоминания и вкусы, привычки и идеалы. Их разделяло только небольшое расстояние, несколько ярдов земли. Их отделяла от свободы только дюжина индейских воинов, вооруженных мушкетами. Но воины следили за тем, чтобы не вошли французы, а не за тем, чтобы не вышли женщины. Неужели они начнут стрелять в безоружных женщин и детей? Правда, они стольких убили во время резни, но это произошло в пылу кровавой лихорадки. Теперь пленные считались частью племени начезов и подлежали защите. Или же нет?

— Они сказали, что мы можем идти, — прошептала Элен. — Они сказали, что мы можем идти, если французы согласятся оставить их в покое. Французы согласились. Почему они нас задерживают?

— Заставлять нас ждать жестоко, — сказала другая.

Действительно, жесток был этот обмен человеческими жизнями, беспомощными существами, которые никому не причинили вреда. Какое отношение имеют женщины и дети к войне? Как сказала Татуированная Рука, война — дело мужчин. Они установили эти правила, они убивали, а в ответ убивали их. Почему же этим правилам должны подчиняться те, кто не имел к их созданию никакого отношения, те, кто давал жизнь и так редко отнимал ее?

— Мы так близки к свободе, так близки! — воскликнул кто-то.

— Если кто-нибудь пойдет первым, я пойду вслед.

— И я.

— Я тоже.

— И я…

Элен обернулась, ее бледно-голубые глаза сияли.

— Элиз могла бы это сделать. Кто же, кроме нее?

Элиз слышала их голоса словно издалека. Почему бы ей не уйти вместе с ними? В конце концов, она тоже, подобно этим женщинам, оказалась здесь против воли. Она тоже жила у хозяина, выполняла его приказы. Конечно, у нее все было по-другому… Но разве Рено не сказал, что начезы должны отпустить пленных? Разве он не сказал, что даже если французы не сдержат свое слово, индейцам будет легче без них?

Внезапно Элиз поняла, что именно не дает ей покоя. Если она сейчас уйдет вместе с другими пленницами, это будет предательством по отношению к Рено.

Сердце ее сжалось от боли. Как же она может оставить его? Как может…

Среди женщин послышались возбужденные возгласы. Они все уставились куда-то. Элиз круто повернулась, чтобы узнать причину их беспокойства. К ним шагала индианка; она была уже так близко, что, должно быть, услышала их слова. На ее широком лице отражалась издевка, а в глазах светилось торжество. Это была Рыжая Олениха, мать Лесного Медведя.

— Что, французские рабы, вы хотите нас оставить? Вы нам тоже не нужны. Меня послали сказать тебе, женщина Татуированного Змея, что ты опять должна пойти к французским солдатам. Ты должна взять с собой эти жалкие создания, которые только по недоразумению называются женщинами, и их хнычущих отпрысков. Ты должна сказать лейтенанту короля, что сегодня начезы не будут иметь с ними больше никаких дел. Утром мы пришлем французам трубку мира, и таким образом дело будет улажено.

— Вас послали? Почему вас? Почему же Рено сам не пришел сказать мне об этом?

— Он не хотел причинять себе лишнюю боль. Еще он велел передать, что ты не должна возвращаться после того, как отведешь женщин.

— Не… Но я не понимаю!

— Не понимаешь? Это его воля.

Француженки вокруг Элиз смеялись, плакали, кричали от радости. К ней тянулись руки, ее обнимали, гладили, тянули к воротам. Она была не в состоянии думать, едва могла дышать под навалившейся на нее тяжестью. Рено отсылает ее! Неужели он действительно хочет этого? Может быть, она ему надоела и он просто не решался сказать ей об этом? А может быть, он получил какое-нибудь известие и понял, что оставаться в поселке стало для нее опасно?

Элиз изо всех сил попыталась сосредоточиться. Она проверила, все ли женщины здесь, и оказалось, что даже больных привели подруги. Среди них была и мадам Дусе, она выглядела испуганной и все время спрашивала, куда их ведут.

Наконец Элен крикнула:

— Пойдемте скорей, пока они не передумали!

С растерянным взглядом, но с высоко поднятой головой Элиз направилась к воротам. Колени у нее дрожали, руки непроизвольно сжались в кулаки, казалось, что ворота где-то очень далеко. Позади нее на некотором расстоянии двигались женщины, они говорили между собой приглушенными голосами. Чем ближе они подходили к воротам, тем тише становились их голоса.

Увидев приближающихся женщин, часовые взяли ружья на изготовку. Один из них, нахмурясь, сказал что-то младшему воину, и тот зашагал к центру деревни, где заседал совет. Элиз помедлила. Может быть, часовых не предупредили об их уходе? Почему они загородили дорогу? «Наверное, это все нарочно разыграли, чтобы поиздеваться над ожидающими французами и чокто, — решила она и пошла дальше. — В последний момент часовые отступят и пропустят нас».

Расстояние до ворот уменьшалось. Двадцать футов, пятнадцать… Часовые стали поднимать ружья, их лица были неподвижны, бесстрастны. Двое из них прицелились ей в грудь. Внезапно Элиз пришла в голову страшная мысль. А что, если Рыжая Олениха солгала и теперь наступил час ее победы? Но неужели ее ненависть была так сильна, что она не пощадила дюжины женщин, чтобы разделаться с Элиз?

Справа от себя она увидела какое-то движение — к ним стремительно приближался Рено. Он остановился, увидев ее; его лицо было похоже на маску смерти. Наконец Элиз поняла то, что ей надо было понять с самого начала, если бы только у нее было для этого время. Он не посылал никакого сообщения, не приказывал отпустить пленных, никогда не хотел, чтобы она покинула его и не вернулась. Все, что ей сказали, было ложью. Но она также поняла и другое: Рено, наверное, думает, что она уходит от него по своей воле для того, чтобы присоединиться к соотечественникам. Она поняла это по его движениям, по тому, как сжалась его рука, по тому, как кровь отлила от его лица.

А женщины приблизились к ней вплотную, заставляя идти вперед, навстречу заряженным мушкетам. Сейчас ей было уже все равно. Она чувствовала, что сердце вот-вот разорвется у нее в груди, от слез перехватило дыхание. Рено думает, что она предала их любовь! Он, наверное, считает, что она все время притворялась, чтобы отвести ему глаза, а на самом деле вовсе не любит его. Он не может знать, как горела она вся от его прикосновений, как желала его поцелуев, — ведь она никогда ему об этом не говорила. И теперь уже никогда не расскажет…

— Пропустите их!

Воины опустили мушкеты и отступили. Элиз и пленные женщины вышли цепочкой из форта начезов, освещенные желтым светом заходящего солнца. Глазами, полными слез, Элиз смотрела на закат, но не видела его великолепия.

Глава 17

Армия приветствовала французских женщин и детей громкими криками, объятиями и даже слезами. Многие из добровольцев были их родственниками; пришлось вновь рассказывать ужасные истории о резне, о том, как и где погибли мужчины. Солдаты старались не смотреть на остриженные головы женщин — это был самый заметный символ рабства у тех, кого они называли дикарями. Детей ласкали и обнимали, угощали леденцами, разрешали играть с трубками и незаряженными мушкетами.

Слезы навернулись на глаза Элиз, и она отвернулась, когда увидела, как встретились Сан-Амант и Элен. Несколько мгновений они молча стояли друг перед другом, а затем крепко обнялись. В этот момент она увидела, что к ней приближается лейтенант Любуа. Он сказал, что уже знает, как она вывела женщин на свободу, что она героиня, и уж он постарается, чтобы ее слава дошла до Нового Орлеана. Любуа превозносил ее храбрость, восхищался тем, как она держалась в трудных условиях. Он уверял, что теперь ей нечего бояться: те, кто ее угнетал, не останутся безнаказанными.

— Что вы имеете в виду? — спросила Элиз, хмурясь. — Условия договора требуют, чтобы французы оставили начезов в покое, после того как они освободят женщин и детей.

Любуа небрежно махнул рукой:

— Этот договор — такой пустяк! Мы не собираемся придерживаться обещаний, вырванных у нас угрозами. Да мы что угодно обещали бы, лишь бы не дать этим дикарям сжечь французских пленных!

— Но вы дали слово, это вопрос чести!

— Какое понятие о чести имеют начезы, напавшие на форт Розали и перерезавшие его население, как свиней? Кроме того, губернатор Перье отдал специальный приказ, предписывающий нам показать этим дикарям, что значит гнев короля Франции. Они должны быть наказаны сурово, чтобы не посмели никогда вновь совершить такое зверство.

— Вы не сделаете этого! Это несправедливо! — Элиз было безразлично, что на нее начали оборачиваться. Командующий экспедицией коснулся ее плеча:

— Вы переволновались, в этом нет ничего удивительного. Не думайте о вещах, которые недоступны вашему пониманию, мадам Лаффонт. Оставьте это военным, это их дело.

Он поклонился и ушел. Глядя ему вслед, Элиз думала, что совет старейшин совершенно справедливо проявлял такое недоверие. Она бы не поверила в это, если бы не услышала сама, что французы не имеют ни малейшего намерения соблюдать условия перемирия. Не было никакого сомнения, что они нападут вновь, — весь вопрос был в том, когда это случится. Немного утешало только то, что Рено это не застанет врасплох.

Как бы то ни было, французы и их индейские союзники отступили к реке — туда, где стоял на якоре их корабль, перевозивший продовольствие и боеприпасы. На высоком берегу, недалеко от того места, где раньше находился форт Розали, были построены временные жилища из молодых деревьев и тростника. Часть из них предоставили женщинам и детям, которым были выданы одеяла и одежда, мыло и кухонная утварь. Неподалеку находился лагерь индейцев чокто, их вооруженные воины охраняли это место.

В течение первого дня стало ясно, что чокто считают француженок и их детей в некотором смысле своими заложниками. Они принесли им дичь и зерно, но когда женщины захотели сходить за водой и хворостом, им разрешили это сделать только в сопровождении конвоя.

Эти ограничения не стали сюрпризом для Элиз — после предупреждений Рено она ничего другого и не ожидала. С некоторым удивлением она отметила, что женщины безропотно приняли ограничение своей свободы. Очевидно, они думали, что чокто могут считаться друзьями, не сомневаясь в том, что королевский лейтенант обеспечит им освобождение и скорое возвращение в Новый Орлеан.

Сама Элиз так мало доверяла чокто, что ей невыносимо было каждое притеснение. В отличие от начезов чокто были невысоки ростом и нечистоплотны. Их одежда представляла собой странное сочетание купленного у французов платья, часто поношенного, и звериных шкур. Их лагерь был завален сломанными инструментами, разбитой посудой и обглоданными костями. У воина, который был приставлен к Элиз и ходил за ней по пятам, было рябое лицо грязно-черного цвета из-за привычки греться дымом походного костра — эту привычку имели все члены племени. Элиз была не слишком любезна с ним, резко возражая ему на языке начезов каждый раз, когда он пытался преградить ей дорогу. Впрочем, большая часть ее раздражения была вызвана беспокойством о пленных женщинах, о начезах, все еще находившихся в форте. Ее тревожило выражение глаз Рено, когда она покидала форт, который французы называли «фортом Доблести».

Однако особенно тревожиться ей было некогда. Элиз переводила по мере надобности просьбы пленниц, пыталась уладить неизбежные споры о том, кто с кем будет жить, устраивала три дюжины детей, которые оказались сиротами. Прошло несколько часов, прежде чем она поняла, что не видела среди женщин мадам Дусе. Не найдя ее, она разыскала молодую девушку, которая, как помнилось Элиз, помогала мадам Дусе.

— О, Элиз, что же я могла поделать? — воскликнула девушка. — Это случилось у ворот, когда индейцы собирались выстрелить в вас. Мадам вдруг вырвалась и побежала назад в форт. Мы побоялись, что воины начнут стрелять, если мы закричим. Бежать за ней мы тоже не осмелились — ведь нас могли схватить и уже не отпустить. Не вините нас, пожалуйста. Мы ничего не могли поделать, ничего!

— Конечно, ничего, — сказала Элиз упавшим голосом.

Она была в отчаянии оттого, что даже не заметила исчезновения мадам Дусе. Она была так занята своими проблемами, так переживала из-за своего любовника, что покинула беспомощную женщину, зависевшую от нее! Чувство вины мучило Элиз. Что станет с мадам Дусе? Потребуют ли французы ее освобождения, узнав, что она осталась у начезов? А если начезы откажут в этом, постараются ли солдаты спасти ее, рискуя жизнью?

Большинство вопросов Элиз остались без ответа: воин чокто, охранявший ее, не позволил ей пойти к французам. Тогда она послала записку лейтенанту Любуа, в которой сообщила, что мадам Дусе осталась в форте, и попросила послать отряд солдат, чтобы освободить ее. Однако время шло, наступила темнота, но никаких известий не было.

Элиз делила кров с Элен, ее ребенком и еще четырьмя сиротами. Женщины приготовили ужин, состоявший из жареной утки с овощами. Съев последний кусочек, дети сразу же уснули, Элен тоже начала зевать. Это была естественная реакция на все волнения дня; кроме того, они впервые за многие месяцы почувствовали себя в безопасности. Вымыв посуду, они легли, не раздеваясь, и завернулись в одеяла.

Элиз не могла уснуть, приподнявшись на локте, она глядела на затухающее пламя очага. Снаружи все затихло, только с французского бивуака доносились иногда взрывы хохота. Вновь и вновь к ней возвращалось воспоминание о том, как она в последний раз видела Рено. Это воспоминание причиняло ей такую боль, что легче было думать о боли, вызванной потерей мадам Дусе.

Узы, которые связывали ее с пожилой женщиной, были необъяснимы. Мадам Дусе порой казалась глупой, легкомысленной, тщеславной, слабой. Но в ней не было зла. Возможно, она была мелкой, но подлой — никогда. Более того, Мари Дусе умела любить искренне и всем сердцем. Ее дом и семья были всем для нее. Потеряв их, она потеряла смысл жизни. Может быть, это и сближало их с Элиз? Ведь она тоже потеряла все и, хотя ее мужество и упрямство не давали ей сдаться, тоже познала страх одиночества в огромном мире. А может быть, все было проще? Может быть, они просто очень много пережили вместе?

Элиз преследовал образ старой женщины, оставшейся у начезов, неспособной работать, полусумасшедшей от горя. Кто позаботится о ней? Скорее всего, она умрет с голоду одна-одинешенька в своей хижине или ее выгонят в лес начезы. А что, если они убьют несчастную мадам Дусе, чтобы прекратить ее страдания? Известно, что такую жестокую доброту индейцы иногда проявляли в отношении калек…

Невыносимо было думать об этом. Да и вообще ни о чем. Ветер свистел в щелях двери, представлявшей собой просто камышовую циновку. Листья камыша шевелились, как бы шепчась друг с другом. Элиз повыше натянула одеяло, укрывшись с головой, и попыталась уснуть.

Ее разбудил шум ветра. Из отдаленного тихого завывания он преэратился во что-то близкое, коснулся ее лица и волос, с которых во сне сползло одеяло. На какое-то мгновение ей показалось, что легкую дверь сдуло, потому что она увидела перед собой четырехугольник серой темноты. Мурашки побежали у нее по телу. В хижине кто-то был, кто-то стоял над ней!

Приглядевшись, Элиз увидела силуэт человека. Она вскрикнула и попыталась вскочить, но в ту же секунду сильные руки схватили ее — одна рука зажимала ей рот, другая вцепилась в плечо. Элиз вонзила ногти в его запястье, услышала тихое проклятие, а затем он навалился на нее всем телом, не давая ей шевельнуться.

Эти руки, этот слабый мужской запах были ей знакомы. У нее перехватило дыхание, дико и неровно забилось сердце.

— Я не причиню тебе вреда, — сказал Рено.

Не успела Элиз прийти в себя, как он поднялся, одну руку подсунул ей под колени, другой обхватил плечи, одним движением поднял на руки. Элиз машинально обняла его за шею, и Рено вышел из хижины в темную холодную ночь.

— Что ты делаешь? Как ты… — начала Элиз.

— Не сейчас, — сказал Рено коротко и твердо.

Он был среди врагов. Если бы его обнаружили, то убили бы сразу же или чуть позже, причем перемирие не имело никакого значения.

— Опусти меня, я могу идти сама, — прошептала Элиз.

Он не обратил внимания на ее слова. С некоторым опозданием Элиз отметила, что даже с ней на руках он идет совершенно бесшумно и очень быстро — она бы так не смогла.

Глаза Рено пронзали темноту в поисках опасности, он внимательно прислушивался. За себя он не боялся, но не хотел, чтобы Элиз стали считать предательницей — он уже достаточно сделал в этом направлении и не хотел усугублять положение. Разумеется, если их поймают, он скажет, что выкрал ее, и это не будет ложью. Собственно говоря, ее послушание было для него неожиданным, он бы не удивился, если бы она начала брыкаться и вопить.

Элиз была достаточно легкой, но мягкая упругость ее бедер и груди, прикосновение шелковистого водопада ее волос к его руке — все это отвлекало Рено. Может быть, лучше позволить ей идти самой? Но нет, тогда могут увидеть, что она не сопротивляется. Он попробует защитить ее, как сможет, — это единственное, что в его силах.

Рено тенью проскользнул мимо жилищ других женщин, мимо хижин чокто и затаился в тени большого дуба, дожидаясь, когда часовой отойдет достаточно далеко. Брезентовые палатки французов смутно виднелись в темноте, а перед командным постом неярким красным огнем светились угли в затухающем костре. Убедившись, что вокруг все спокойно, Рено бесшумной походкой прошел мимо лагеря и, не отпуская Элиз, направился к реке.

Как всякая водная поверхность в темноте, Миссисипи, казалось, собирает и отражает малейший просвет в небесах, становясь от этого светлее. Силуэтами на фоне воды выступали тени большой пироги у берега с каким-то узлом на корме и человека, стоявшего рядом с лодкой. Это был Пьер.

— Боже, мой друг, я думал, ты уже не вернешься! — воскликнул он, когда Рено подошел ближе. — Элиз с тобой?

— Как видишь. Пойдем.

Узел на корме пироги неожиданно зашевелился. Когда Рено опустил Элиз на землю, она присмотрелась внимательнее и узнала Маленькую Перепелку.

Элиз удивленно взглянула на Рено:

— Куда мы плывем?

— Если помнишь, у нас с тобой была договоренность: я должен отвезти тебя в форт Сан-Жан-Баптист.

Его холодный тон остудил ее, но она упорствовала:

— А как же начезы? Ведь ты их военный вождь!

— Начезы ушли.

— Что?!

— Ушли под покровом ночи со всем своим скарбом: посудой, ведрами, поросятами. Начезы хотят одного — жить в мире, поэтому они покинули эти места, где прожили многие годы, и направились на запад от Миссисипи. Больше они не будут воевать, поэтому военный вождь им не нужен.

Элиз сглотнула.

— Это потому, что я увела пленных из форта и начезам стало нечего обменивать?

— Это потому, что они не доверяют французам.

— В этом они правы, — сказала она, отворачиваясь.

— Ничего удивительного: французы тридцать с лишним лет нарушали свои обещания.

— Рено! — позвал Пьер, уже успевший прыгнуть в пирогу.

— Да, — ответил тот и искоса взглянул на Элиз. — Так ты плывешь с нами или же мне вернуть тебя?

— Зачем ты забрал меня у них, если теперь собираешься доставить в форт Сан-Жан-Баптист?

— Я держу свое слово и, кроме того… Я видел тебя вчера в руках у чокто — ты ходила по их лагерю, словно пленница. Мне это не понравилось. Конечно, со временем они договорятся с французами о выкупе, но на это могут уйти недели.

Элиз поразили его слова, однако время было неподходящее для споров. Она ничего не ответила и позволила ему вновь взять ее на руки, чтобы усадить на меховую подстилку. Рено оттолкнул тяжелую лодку от берега, вскочил на корму и стал работать веслом.

Элиз была благодарна ему. Сама она ни за что не решилась бы бежать от чокто: чувство долга, ответственность перед остальными женщинами сковывали ее, хотя она прекрасно понимала, что ничем не может им помочь. Элиз хотела уехать и очень обрадовалась, увидев пирогу, узнав, что у нее впереди много дней с Рено. Интересно, догадывается ли он о ее благодарности? Ведь она так часто совершала ошибки, не всегда могла с собой справиться… Как бы то ни было, теперь Элиз испытывала облегчение, что уже не надо пытаться ничего делать. Она сидела в лодке, подперев голову руками, и смотрела на берег.

Они плыли быстро и на рассвете были уже далеко. Яркие лучи солнца заскользили по воде, пронизывая клубящийся над ней туман. Рено и Пьер без устали гребли.

Вода в реке поднялась от недавних дождей и тающего снега в верховьях Миссисипи. Течение было быстрое, оно несло с собой много ила, кусков коры, листьев и даже стволы вырванных с корнем деревьев. Туман собирался каплями на одежде, ветер был холодный, поэтому все были рады солнцу.


Элиз наблюдала за Рено и поражалась, как он выдерживает такой темп. Его выносливость казалась ей нечеловеческой — так же, как в те уже ставшие далекими дни, которые последовали за резней. Его молчаливость и замкнутость усиливали это впечатление. Ее мучила потребность объясниться, разрушить возникшую между ними стену, однако она не могла заставить себя начать говорить с ним в присутствии Пьера и Маленькой Перепелки. Дело это слишком личное, хотя она была уверена, что их друзья поведут себя с величайшей деликатностью.

Возможность поговорить с Рено наедине наконец представилась, когда ближе к полудню они причалили к берегу, чтобы размять ноги, отдохнуть и съесть холодный завтрак. Маленькая Перепелка и Пьер углубились в лес, а Рено достал из пироги узел и стал его развязывать. Элиз подошла, чтобы помочь, и они вместе расстелили коровью шкуру, которая должна была служить им столом, и достали лежавшие в ней плоские корзинки с мясом и лепешками.

Открывая глиняную бутылку для воды, заткнутую пробкой, Элиз помедлила. Она глубоко вздохнула, из-под опущенных век взглянула на Рено, а затем принялась говорить о том, что ее мучило.

— Ты, наверное, думаешь, что вчера я решила убежать от тебя, даже не попрощавшись…

— Нет нужды говорить об этом. Ты сделала то, что должна была сделать.

— Нет, это совсем не так! — воскликнула Элиз, и суставы ее пальцев, сжимавших бутылку, стали совсем белыми. Запинаясь и спотыкаясь, она рассказала ему о том, что произошло. Он внимательно слушал, но лицо его не выражало ни радости, ни даже удовлетворения. Наконец она умолкла, растерянно глядя на него.

Рено почувствовал, как что-то жесткое и колючее у него в груди исчезло, но все же не верил ей до конца.

Возможно, Элиз только казалось, что ее действия были подсказаны Рыжей Оленихой. Возможно, она бессознательно ухватилась за эту уловку, чтобы вернуться к своему народу. Но так или иначе он по-прежнему хотел ее. Желание привлечь ее к себе, прижаться лицом к ее нежной коже, вдохнуть ее благоухание, затеряться в ней было так велико, что ему пришлось собрать всю свою волю, чтобы не сделать этого. Он вспомнил, как увидел ее вчера среди француженок в этом бархатном платье, которое было на ней до сих пор, с поднятыми наверх волосами. Уже тогда он понял, что эта женщина не для него. Она была француженкой, а он — предателем-полукровкой, скрывающимся от французской армии. У них не было будущего.

— Рено…

— Оставь, Элиз.

— Ты не веришь мне?

Рено долго смотрел на нее своими темными глазами, и лицо его оставалось абсолютно невозмутимым. Потом на щеке его дрогнула какая-то жилка, он вдруг резко поднялся и зашагал прочь от нее в лес. Когда Элиз позвала его, он не обернулся и даже не показал виду, что слышит…


Чтобы добраться до форта Сан-Жан-Баптист, им пришлось плыть вниз по Миссисипи до устья Ред-Ривер, а затем подняться по ней до страны начеточе. Гарнизон и форт под командованием Сен-Дени находились на острове, образованном двумя рукавами реки. В обычное время это считалось нетяжелым путешествием, которое длилось бы всего несколько дней, но сейчас время было непростое.

Дважды в течение дня они видели индейцев на берегу; судя по одежде это были чокто и туника. Встречаться с ними было крайне нежелательно: прически и одежда Рено, Пьера и Маленькой Перепелки выдавали в них начезов, тогда как Элиз походила на французскую пленницу. Оба раза их окликали, а во второй раз, когда они не ответили на приглашение причалить к берегу, по ним открыли огонь. Выстрелы не попали в цель — путешественники находились слишком далеко, но в этом инциденте ясно сказался опасный характер местности.

И все же мили петляющей реки оставались позади. Время от времени им удавалось значительно сократить расстояние, плывя по протокам, образованным высокой водой. Утренний туман рассеялся, небо стало ясным и голубым. Беглецы увидели оленя, пьющего воду у речного берега, парящих сарычей, услышали надтреснутый писк голубых соек, мелодичную песенку кардиналов. Заросли дикой сливы по берегам стояли в цвету, роняя белые лепестки на воду. Проплывая по заводям, переходившим в стоячие омуты, они спугивали гревшихся на солнце черно-зеленых черепах, спрыгивавших одна за другой со своих бревен.

Солнце достигло зенита и начало свой путь к закату. День остался позади, и по мере того, как сгущались сумерки, журчание воды и равномерные всплески от весел становились словно бы громче.

Послышался крик Пьера с кормы:

— Пристанем на ночь?

Рено сделал еще два гребка по течению, весь во власти каких-то мрачных мыслей, потом кивнул и начал грести к берегу.

Они искупались. Рено и Пьер немного прошли вниз по течению, а Маленькая Перепелка и Элиз остались рядом с пирогой. Вода была прохладная, освежающая, приятная для мышц, затекших от долгого сидения. Постепенно Элиз почувствовала, как проходит усталость. В конце концов, ничего страшного не случилось. Может быть, на настроение Рено повлиял странный, неожиданный конец противостояния начезов и французских экспедиционных сил.

Маленькая Перепелка улыбнулась Элиз и начала плескать на нее водой. Между ними завязалась шутливая битва, которая помогла им согреться и снять напряжение. Смеясь, они вышли на берег и по очереди вытерлись куском замши.

Маленькая Перепелка повернулась к Элиз, неожиданно став серьезной:

— Я, кажется, так и не поблагодарила тебя за то, что ты попросила меня спасти Пьера в тот день.

— Хорошо, что ты это сделала.

— Да. И не только для него, но и для меня тоже. Я люблю его, Элиз! Так я еще никогда не любила.

Элиз с улыбкой посмотрела на индианку:

— В самом деле?

— Ах, ты же сама видишь! Но мне хотелось поблагодарить тебя на тот случай, если не представится больше возможности это сделать.

— Как это не представится? — нахмурилась Элиз.

— Мы не можем знать, что ждет нас во французском форте. Может быть, комендант не впустит меня. Все знают его как мудрого и щедрого человека, он не очень-то обращает внимание на приказы, исходящие из Нового Орлеана, если не считает это нужным. Он хорошо знает Пьера, и, кроме того, все поймут, что ему пришлось драться на стороне начезов, потому что он был у них в плену. Но это не значит, что комендант захочет, чтобы мы жили в его гарнизоне.

— И что тогда? — спросила Элиз.

— Мы договорились, что попытаемся пробраться к испанцам в Лос-Эдес. Пьер снова начнет торговать, а я буду его сопровождать.

Элиз начала натягивать на себя нижние юбки и платье. Наклонившись, чтобы не встретиться взглядом с индианкой, она спросила:

— А как же Рено? Он сказал, что собирается делать дальше?

— Нет. Видишь ли, у него совсем другое положение. Его не взяли в плен, как Пьера, он возглавил начезов по своей воле. Конечно, он наполовину француз и владеет собственностью, но ему ничего не простят. Он привезет тебя в форт, а сам, наверное, останется с нами. Или, может быть, вернется к начезам. Я не могу точно сказать.

На дальнейшие расспросы не осталось времени: послышались голоса мужчин, которые говорили громче обычного, чтобы предупредить о своем приближении, и две женщины поспешили одеться.

Беглецы зажгли небольшой костер, повесили над ним котелок с водой и стали подогревать на сковороде мясо. Пока Элиз и Маленькая Перепелка хлопотали вокруг костра, мужчины готовили убежище на ночь. Они согнули полукругом молодые деревца и накрыли их шкурами, а внутрь положили меховые подстилки. Украдкой наблюдая за их работой, Элиз увидела, что они строят два таких укрытия — на двоих каждое. На нее сразу нахлынули воспоминания, затеплилась слабая надежда, но она решительно и твердо подавила эти чувства, как если бы была индианкой.

Рено предложил Пьеру идти спать, вызвавшись первым нести охрану. Но Пьер сказал, что это несправедливо, и они решили бросить жребий. Первым выпало дежурить Пьеру, он взял свой мушкет и сел под деревом на некотором расстоянии от костра. Элиз вползла в шалаш и начала стягивать с себя бархатное платье, с досадой вспомнив, как легко было снимать костюм начезов. Когда, раздевшись догола, она юркнула под одеяло, до нее еще доносились тихие голоса Рено и Пьера. Через некоторое время они утихли.

Когда Рено лег рядом с ней, она не спала, несмотря на то что позади был тяжелый день. Он лежал совсем тихо, не шевелясь, как будто боялся ее разбудить. Тогда она заговорила, потому что уже не могла удерживать в себе то, что хотела сказать, и не хотела, чтобы он зря беспокоился, стараясь не шуметь.

— Сегодня утром ты не ответил на мой вопрос. Ты не поверил тому, что я рассказала?

— Как я могу в это поверить? Посуди сама: я же все время говорил, что люблю тебя. Зачем же мне было тебя отсылать?

— Я думала — может быть, из благородных побуждений…

Рено засмеялся:

— Ты слишком высокого мнения обо мне.

— Разве? По-моему, нет.

— Если бы ты знала меня так хорошо, как думаешь, у тебя не возникло бы сомнений. — Его голос звучал сурово. — Тебе следовало бы догадаться, что я никогда не отпустил бы тебя по своей воле.

— Даже ради моего блага?

— Нет, все равно не отпустил бы.

Элиз приподнялась на локте, глядя в темноте ему в лицо.

— Однако ты везешь меня в форт Сан-Жан-Баптист, а сам не предполагаешь остаться там.

— Кто тебе это сказал? А, Маленькая Перепелка…

— Но ведь это правда?

— А ты бы хотела, чтобы ради тебя я положился на милость французов? — сухо осведомился он.

«Я бы хотела, чтобы ты взял меня с собой». Эти слова звучали у нее в голове, но она не решилась произнести их. Слишком тяжело было бы ей услышать его отказ. Когда же она успела так полюбить этого человека? Когда?

— Но мы… мы ведь женаты, — начала она неуверенно.

— Только по обычаям начезов, без благословения священника. Это ничего не значит.

— И для тебя это ничего не значит?

Он пропустил этот вопрос мимо ушей.

— Я наполовину француз, наполовину индеец. В мирное время это не имело значения, но сейчас война, война между этими народами. Я покинул французов ради народа моей матери, и нет такого испытания, которое вернуло бы мне их благоволение. У меня нет никаких прав. Я враг, и не имеет значения, почему я им считаюсь. Сен-Дени может меня принять по старой дружбе, но только на несколько часов. А после этого что мне еще остается, как не уйти в леса?

— А как же я?

— Ты рождена для благ и удобств цивилизации. Я был не прав, когда увез тебя от всего этого. Было бы еще большей ошибкой удерживать тебя сейчас.

— Ты опять не оставляешь мне выбора, — прошептала Элиз.

— Что?

— Может быть, я предпочитаю остаться с тобой!

Рено замер в темноте рядом с ней. Прошло несколько долгих минут, прежде чем он заговорил с очевидным усилием:

— Это желание пройдет. Ты просто благодарна мне за то, что я защитил тебя, и, может быть, потому, что я…

— …научил меня любить.

— Просто помог тебе раскрепостить твои естественные желания.

В его голосе слышалась боль, Элиз могла поклясться в этом. У нее возникло ощущение, что он старается убедить не столько ее, сколько самого себя. Впрочем, это не имело особого значения, потому что одними словами никого ни в чем убедить было не возможно. Поэтому она протянула руку и коснулась его руки, а затем провела пальцами по его груди.

— Ты думаешь, что я испытываю только благодарность — и желание?

— Я знаю это, — ответил он, и голос его дрогнул. — Но сейчас, как и раньше, этого достаточно.

Он притянул ее к себе, крепко обнял, прижимая к своему сильному телу, как будто бы хотел впитать ее всю. Элиз приникла к нему, ужасаясь тому, что, может быть, это в последний раз. Что станет с ней без него? Неужели такую цену им придется заплатить этому жестокому миру? Когда-то она уже познала страх, что их ночь может оказаться последней. Теперь это чувство вернулось, усиленное стократ. Она хотела слиться с ним, почувствовать, что они соединены, неразделимы, две части целого.

Пламя охватившего их желания было окрашено отчаянием. Страх ожидавшей их неизвестности питал это пламя, а боль маячившей разлуки придавала желанию силу. Они искали друг в друге вечное утверждение жизни и радость недолгого забвения. Они обрели и то и другое в неистовом ритме страсти, соединившей их, но хотя тела их были слиты, дыхания смешались, а уста сомкнулись, оба знали, что все это ненадолго…

Восемь дней спустя путники добрались до форта Сан-Жан-Баптист. Его стены представляли собой прямоугольник с многогранными бастионами по углам. Укрепление было мощным, но все же не таким, как у начезов, прежде всего потому, что оно не было рассчитано на пушечный огонь. У форта был мирный вид, в открытые ворота свободно входили и выходили люди. Однако на брустверах стояли часовые в полной боевой готовности.

Когда пирога причалила и они вышли на берег, в воротах уже стоял отряд солдат, готовый встретить их. Высокий красивый человек с выправкой военного вышел вперед.

Несмотря на то что Рено много дней провел согнувшись над веслом, он шел к воротам, расправив плечи, двигаясь легко и даже грациозно. Пьер догнал его и пошел рядом, а Элиз и Маленькая Перепелка следовали за ними. Все свое внимание Элиз сосредоточила на ожидавшем их офицере. Это, наверное, и был комендант форта Луи Антуан де Сен-Дени.

Сен-Дени имел репутацию умного и справедливого человека. Он не следовал разорительной политике, предписывавшей торговать исключительно с далекой Францией, а делал вид, что не замечает, как колонисты с прибылью для себя ведут дела с испанцами в форте Лос-Эдес, расположенном от них на расстоянии шестидесяти миль. В этом не было ничего удивительного: ведь до того, как его назначили комендантом, он сам был торговцем. Его тесные связи с испанцами оказались полезны, равно как и его брак с красавицей Мануэлой, которая была внучкой испанского губернатора Сан-Хуана Батисто. Политика Сен-Дени по отношению к индейцам — начеточе, каддо и эдес — была справедливой и открытой, но в то же время он твердо управлял ими. Результатом этого была стабильность во вверенной ему части колонии. Находясь далеко от центра, он пользовался почти неограниченной властью и поступал так, как считал нужным. Однако при этом он был верным слугой короля.

Как он встретит их, принимая во внимание его характер и род его обязанностей? Он может дать команду стрелять, или немедленно арестовать их, или приказать им покинуть форт и окружающие его земли. Вместо этого Сен-Дени ответил на поклон Рено, слегка наклонив голову.

— Приношу извинения за столь неожиданный визит, — сказал Рено. — Я только прошу о маленьком одолжении: уделите мне несколько минут вашего времени.

Глаза Сен-Дени сузились.

— Вы приехали из страны начезов?

— Да. Мы можем рассказать о том, что там произошло, если вы захотите послушать.

— Я кое-что знаю об этом, да и кто же не знает? Мною даже получено распоряжение — довольно бесполезное, на мой взгляд, — быть наготове на случай неприятностей. Слышал также, что вы присоединились к начезам. Могу только предположить, что они потерпели поражение.

Рено кивнул:

— Да, в некотором роде.

— Ваше присутствие, я полагаю, не указывает на то, что мы должны готовиться к бою не на жизнь, а на смерть?

— Едва ли.

— Тогда пройдемте ко мне, — пригласил Сен-Дени, добавив с тонкой улыбкой: — Я обязан выслушивать все доклады, которые могут помочь нашей обороне.

Дом коменданта был расположен прямо напротив ворот, недалеко от центра поселка. Справа находилось длинное приземистое здание казармы, в одном конце которой была столовая, а в другом — караульное помещение. Позади нее, невдалеке от левого заднего бастиона виднелся маленький домик со шпилем; можно было догадаться, что это церковь. Неподалеку стояла маленькая хижина священника-миссионера. Дома в форте были построены из вертикально расположенных бревен, щели между которыми были промазаны смесью глины, оленьей шерсти и серого мха, а крыши покрыты кипарисовой дранкой.

Элиз и Маленькая Перепелка прошли вслед за тремя мужчинами в дом коменданта. Африканский слуга принес вино, хлеб и масло, а также сдобный пирог со сливовым вареньем. Мадам Сен-Дени, донна Мануэла, пришла посмотреть, все ли у них есть, что нужно, а затем вновь скрылась в дальних комнатах. Все это время за ее юбками прятался малыш.

Когда все расселись, на гостей обрушился шквал вопросов. Сен-Дени ничего не упустил. Он хотел знать количественное соотношение обеих сторон и их вооружение, интересовался видами окопов, вырытых французами, поведением чокто, количеством жертв. Услышав об уходе начезов, Сен-Дени иронически поднял брови. Казалось, он считает, что чокто, если не сами французы, были подкуплены и поэтому ничего не слышали той ночью. Рено и не отверг, и не принял этого предположения.

Они проговорили так около часа, когда снаружи начала собираться толпа. Слух об их приезде быстро облетел форт, и люди пришли посмотреть на них собственными глазами. Сен-Дени игнорировал нарастающий гул голосов так долго, как только мог. Наконец он, нахмурившись, обернулся на звук.

— Я должен спросить вас, мой друг, — сказал он, обращаясь к Рено, — что вы намереваетесь здесь делать?

Рено взял руку Элиз, сидевшей на самодельном стуле с сиденьем из коровьей шкуры.

— Мне нужно только одно: чтобы вы защитили эту даму. Она много выстрадала и никому не сделала зла. Здесь есть одна женщина, которую она когда-то знала. Эта женщина может стать ей другом и дать приют. Если вы никому не позволите беспокоить Элиз, я буду вам вечно благодарен.

— Все будет сделано, — произнес Сен-Дени. — А как же вы?

Этот вопрос остался без ответа, потому что снаружи раздался хриплый, требовательный крик.

— Прошу простить меня, — сказал Сен-Дени и, быстро поднявшись, пошел к двери.

Элиз вскочила, движимая каким-то необъяснимым страхом, и бросилась за ним. Рено, Пьер и Маленькая Перепелка спешили следом. В совершенной растерянности Элиз остановилась у открытой двери, увидев снаружи море лиц. Она узнала свою старую подругу Клодетт, которая стояла в первых рядах и, улыбаясь, махала рукой, как будто ждала этой встречи. Был там и Паскаль, с выражением мрачного удовлетворения он скрестил руки на груди. Чуть поодаль она заметила Генри, который не отрывал взгляда от ее лица.

Крик, встревоживший всех, раздался снова, и в ворота форта въехал человек верхом на лошади в рабочей упряжи. Косичка его парика расплелась, волосы развевались вокруг лица, а глаза горели от возбуждения.

— Комендант Сен-Дени! — завопил он, останавливая лошадь. — Индейцы! Начезы! Наши начеточе видели их на марше. Они направляются сюда в боевой раскраске!

Глава 18

Странно было видеть, как французы стекаются в форт Сан-Жан-Баптист: насмерть перепуганные женщины несли плачущих детей, тащили узлы с пожитками, мужчины вели вьючных животных, нагруженных собранным на скорую руку провиантом. Как будто какое-то шаловливое божество решило перепутать все роли, превратив атакующих в осаждаемых, и наоборот. Шума, суматохи и пыли было при этом ничуть не меньше — как, впрочем, и страха.

В то же время людей было не так много: количество жителей, населявших окрестности форта, не превышало трех сотен, с учетом индейских и африканских рабов. Из их числа, может быть, восемь десятков были годны к участию в боевых действиях.

Еще одно отличие состояло в том, что Элиз совершенно нечего было делать. Донна Мануэла с несколькими женщинами наводили порядок во всей этой неразберихе, размещали семьи в казармах, заставляли старших детей присматривать за хнычущими малышами. Они назначали женщин варить суп и кашу в огромных котлах, для того чтобы обеспечить питание собравшихся в форте, следили за сбором перевязочных материалов и лекарств. Будучи в стороне от всего этого, Элиз болезненно ощущала и свою ненужность, и двусмысленное положение, в котором оказалась. Она замечала на себе косые взгляды, слышала, как перешептываются за ее спиной, и это не могло ее не беспокоить.

Бесцельно бродя возле дома коменданта, Элиз встретилась с Клодетт. Та была вместе со своими тремя детьми — одного она держала на руках, а двое других цеплялись за ее фартук. Клодетт располнела, лицо ее поблекло и увяло от забот и тягот материнства. Увидев Элиз, она искренне обрадовалась, хотя ее усталые карие глаза глядели обеспокоенно.

— Я скучала по тебе, Элиз.

По правде говоря, Элиз редко вспоминала о ней с тех пор, как они расстались. Ей стало стыдно, и она заставила себя улыбнуться:

— Как ты?

— Как видишь, — ответила Клодетт, с иронией указывая на облепивших ее детей. — А у тебя нет маленьких?

Элиз покачала головой:

— Теперь я вдова.

— Да, я слышала об этом.

Они помолчали. Элиз поняла, что до ее подруги дошли и другие слухи. В Луизиане было не так уж много французов, чтобы каждый не знал все о своих знакомых.

— Я рада, что ты здорова и счастлива.

— Спасибо. Я знаю, что тебе не так повезло. Мне рассказывали о тебе Сан-Амант и юный Генри, который вместе с тобой спасся от резни. Я бы хотела помочь тебе, если позволишь. Живи в моей семье.

— Клодетт… — Элиз почувствовала, что в горле у нее встал жесткий комок, она не смогла продолжить.

— Я действительно этого хочу. Живи с нами, сколько понадобится. Ты знаешь, в позапрошлом году компания начала присылать сюда тихих и скромных девушек из монастырей с приданым в сундуках. Можно подумать, что мы были женщинами легкого поведения, недостойными стать женами колонистов! Хотя один бог знает, что мужчины здесь совсем не ангелы. Но мы-то прибыли сюда первыми, и держаться нам надо вместе.

— А твой муж? Что он на это скажет?

— Жюль не будет возражать, — ответила Клодетт, смеясь. — Ему на все наплевать.

— Но начнутся пересуды…

Клодетт пожала плечами:

— А когда их не было? Кстати, я с удовольствием послушаю твой рассказ о том, как ты стала женщиной этого полукровки Шевалье. Вот это, наверное, мужчина так мужчина!

— Кажется, твой муж тоже не святой, — заметила Элиз с невеселым юмором.

— Да, — ответила Клодетт, вздыхая, — настоящий кобель.

— Где он?

Клодетт указала рукой на мужчину, стоящего у ворот. Взглянув на него, Элиз поспешила спрятать улыбку. «Кобель» Клодетт был маленького роста, лысеющий, с круглым брюшком, но морщинки вокруг глаз свидетельствовали о его добром и веселом нраве.

— Ты уверена, что он не будет возражать?

— Он придет в восторг, когда увидит тебя. Но тебе надо сразу дать ему понять, что ты против того, чтобы он щипал тебя за задницу.

— Я… наверное, не пробуду долго.

— Надеюсь, что пробудешь. Куда тебе деваться?

Действительно, куда? Однако Элиз не стала углубляться в этот вопрос — тем более что в этот момент к ним подошел заикающийся от волнения, восторженный Генри.

— Мадам Л-лаффонт! Какая р-радость видеть вас среди нас! Кто бы мог подумать, что мы вновь встретимся при таких обстоятельствах?

— Я уж точно не могла такого подумать, — сказала Элиз с бледной улыбкой. — Как поживаешь, Генри?

— Прекрасно! Я теперь помощник месье Лагросса, торговца. Я слежу за лошадьми и занимаюсь клиентами, а кроме того, езжу с ним в Новый Орлеан за товаром. Меня здесь считают взрослым мужчиной — видите, даже дали этот мушкет, чтобы защищать ф-форт.

Элиз стала бурно восхищаться ружьем, которым он размахивал. Она была рада, что Генри начал приходить в себя после резни.

— П-позвольте сказать, что вы прелестно выглядите, мадам, — продолжал он. — К-каждый раз, когда я вновь вижу вас, вы становитесь все к-красивей.

— А ты становишься еще большим льстецом, — ответила Элиз, улыбнувшись. Ее забавляла его галантность, но в то же время она чуть не плакала при мысли о предстоящем сражении. Скорее всего, будут убиты самые молодые и неопытные — неважно, начезы или французы…

— Нет-нет, м-мадам, что вы. К сожалению, я д-дол-жен идти, — вздохнул Генри. — Меня ждут.

— Надеюсь, ты будешь осторожен?

— Конечно, м-мадам!

Генри торопливо пошел к воротам, на ходу обернувшись и помахав ей рукой. Глядя ему вслед, Клодетт сказала:

— Хороший парень. Пока… Пойдем, я представлю тебя остальным.

Элиз ничего другого не оставалось, как согласиться, к тому же это было даже неплохо. Хотя женщины и были настроены подозрительно, их жажда узнать подробности о пленных француженках, расспросить Элиз о резне, о том, кто погиб и кто выжил, оказалась сильнее их праведного гнева. В любом случае, лишь немногие из них могли позволить себе занять высокоморальную позицию. Недаром в этом богом забытом уголке считалось невежливым расспрашивать человека о его прошлом — прибывших сюда добровольно было совсем немного.

Неожиданно старшая дочка Клодетт подергала мать за фартук и пролепетала:

— Маман, смотрите, какие смешные ботиночки у тети!

Из-под подола мятой грязной юбки Элиз были видны мокасины, которые подарила ей Татуированная Рука в день свадьбы с Рено. Эти мокасины из белой оленьей кожи, украшенные жемчугом и голубым бисером, были единственной вещью, которая осталась у нее на память о ее индейской свадьбе. Но для всех этой свадьбы как бы никогда и не было… Элиз не смутилась и не растерялась, но горе сжало ее сердце словно железной рукой.

Раздался крик часового — он увидел начезского воина на краю леса, окружавшего форт. Приближались индейцы. Внутри форта нарастало напряжение, хотя никто не стрелял. Еще можно было надеяться, что начезы пришли просто для торговли или для переговоров.

На крыльцо комендантского дома вышли Рено и Сен-Дени, погруженные в беседу. За ними следовал Паскаль с насмешливым выражением лица. Он не подошел к Элиз и, похоже, не собирался с ней разговаривать. Это было даже хорошо: ей нечего было ему сказать. Все же ей не понравился его осуждающий вид и мстительный блеск в глазах, когда он смотрел на Рено. Больше всего, однако, ей не понравился цинично-похотливый взгляд, который он бросил на нее.

К форту приближалась депутация индейцев. Сен-Дени бок о бок с Рено поднялись на бруствер. Несколько других мужчин тоже побежали к ступенькам, ведущим на укрепления, чтобы присоединиться к солдатам, уже занявшим свои посты. Элиз поспешила вслед за ними. Она уже привыкла быть в курсе всех событий и не собиралась сидеть и ждать, пока ей все расскажут, как другие француженки. Даме не подобает толкаться, поэтому она прокладывала себе путь не локтями, а с помощью вежливых извинений. Мужчины так удивлялись ее присутствию, что сами расступались и давали ей дорогу. Один или двое попытались убедить ее, что это опасно, но она только улыбалась и кивала, поглощенная тем, что происходило внизу.

Лесной Медведь, вождь Флауэр-Виллидж, командовавший вторым индейским фортом, шагал вразвалку впереди полудкщины индейцев, которые вышли из леса и направлялись к форту. Подойдя поближе — так, чтобы был слышен его голос, — он закричал:

— Сен-Дени, главный в стране начеточе! Это ты?

— Это я, — отозвался Сен-Дени в соответствии с ритуалом приветствия.

— Ты хорошо меня слышишь?

— Достаточно хорошо, — ответил французский комендант. — Что тебе нужно?

— Я пришел к тебе с миром, потому что знаю: ты всегда близко к сердцу принимал интересы индейцев. Я бы хотел рассказать о содеянном против нас, чтобы ты мог заступиться за нас перед своим начальником, губернатором Перье. Давай вместе выкурим трубку мира в знак дружбы между твоим фортом и фортом начезов на этой стороне Великой реки. Давай поговорим.

— Мы уже говорим.

— Да разве так делают? Что же это за гостеприимство? Открой ворота и разреши мне и моим воинам войти, чтобы мы могли поговорить один на один, как цивилизованные люди.

Казалось, слова эти были искренни, но Элиз они не убедили. Не было ли здесь подвоха и хитрости? Она слишком хорошо помнила, как в форте Розали индейцы просили у жителей ружья и патроны якобы для большой охоты, чтобы обеспечить себя и французов на зиму запасами мяса. Впрочем, возможно, ее заставляло сомневаться личное предубеждение против Лесного Медведя.

— Наши народы воюют, — сказал Сен-Дени. — Я не могу позволить тебе войти в форт, но я радуюсь возможности заключить с тобой мир. Тебе нужно просто сказать мне, что передать губернатору Перье.

Лицо Лесного Медведя покраснело от злости. Он долго молчал, а когда вновь заговорил, в голосе его зазвучали резкие нотки:

— Я вижу рядом с тобой военного вождя начезов. Странно, что ты принял этого человека, если с таким недоверием относишься к моему народу.

— Он пришел без отряда воинов.

— Разве я виноват, что воины начезов изгнаны из земли наших предков и теперь должны жить в лесах, словно звери? Они присоединились ко мне в надежде обрести мир и покой. Но послушай, наша с тобой перекличка смешна и недостойна. Если нельзя войти нам, тогда должны выйти ты и твои офицеры, чтобы мы могли переговорить. Возьми с собой своих офицеров, а также нашего военного вождя, Татуированного Змея, чтобы он смог помочь убедить тебя.

Различил ли Сен-Дени фальшивые нотки в голосе Лесного Медведя? Элиз захотелось крикнуть коменданту, чтобы он был настороже, но она не решилась вмешаться — по крайней мере в тот момент.

— Меня глубоко волнует судьба твоего народа, который в прошлом сделал столько добра французам, — сказал Сен-Дени. — Однако ради мужчин и женщин моего народа, которые зависят от меня, я не могу покинуть форт для переговоров с воинами в боевой раскраске. Повторяю: если ты хочешь, чтобы я что-то передал губернатору, скажи сейчас, что именно.

— Ты должен выйти! — заорал Лесной Медведь, потрясая кулаком.

— В другой раз, когда ты придешь с трубкой мира.

Сен-Дени сделал вид, что собирается уйти.

— Ты выйдешь ко мне, или я прикажу сжечь одну из француженок!

— Что ты сказал?! — Голос Сен-Дени был подобен удару хлыста, он эхом раскатился по реке и расчищенным от леса окрестностям форта.

— Я сожгу француженку точно так же, как твой губернатор сжег индианок в Новом Орлеане!

Лесной Медведь повернулся к лесу и махнул рукой. Оттуда тотчас же вышли двое воинов, они вели под руки женщину в грязных лохмотьях. Она с трудом передвигалась, голова ее поникла, белые волосы падали на лицо.

Мужчины на бруствере тихо выругались, за стенами послышался шум голосов и крики ужаса, когда стоявшие там узнали, в чем дело. Элиз словно оцепенела, она не могла поверить своим глазам: не было никакого сомнения, что женщина, которую вели начезы, — мадам Дусе.

— Если вы сожжете эту женщину, — сказал Сен-Дени, — мы обрушим на вас такое возмездие, которое может присниться лишь в кошмарных снах!

Лесной Медведь улыбнулся, полные губы его свирепо искривились.

— Для этого вам нужно будет сначала выйти из форта.

Индеец повернулся и зашагал прочь.


Когда Сен-Дени спустился с бруствера, к нему ринулась толпа людей. Некоторые женщины плакали. Видя их слезы и чувствуя напряженную атмосферу, дети тоже заплакали. Мужчины молчали, тайком обмениваясь суровыми, понимающими взглядами. Все, кроме одного. Паскаль вышел из толпы, окружавшей коменданта и стоящего рядом с ним Рено.

— Извините меня, комендант, — сказал Паскаль, в голосе его слышалась нескрываемая ирония. — Я думаю, что все, как и я, хотят знать, что вы собираетесь делать с предателем, находящимся среди нас.

— С предателем? — Сен-Дени нахмурился — видно было, что его мысли заняты совсем другим.

— Как сказал этот индеец, мы дали приют самому военному вождю начезов, полукровке, которого они называют Татуированным Змеем. Он предал нас. Что вы собираетесь с ним делать?

— Если вы имеете в виду Рено Шевалье, то он не предатель, — отрезал Сен-Дени.

— А разве это не он привел с собой начезов? Пусть докажет, что это не так! Наверняка он просто опередил остальных, чтобы войти в форт. Что будет со всеми нами, если он откроет ворота, когда начезы пойдут в атаку?

— Не говорите глупости!

— Глупости? Этот полукровка возглавлял строительство мощных фортов для военных нужд своих индейских братьев и руководил начезами во время осады. Последние несколько лет он все время перебегал от одних к другим, жил то с одним народом, то с другим, как ему вздумается. Разве не ясно, что при первой же возможности он снова нас предаст?

Элиз пробилась через толпу и остановилась перед Паскалем.

— Этот человек спас твою жизнь после резни в форте Розали! — закричала она. — Ты забыл?

— Нет, — ответил Паскаль, оглядывая Элиз с саркастической усмешкой. — Но я не забыл также, почему он это сделал.

За стенами форта послышались пронзительные крики. Срывающимся голосом часовой закричал:

— Они воткнули в землю столб и привязывают к нему женщину! Теперь несут хворост!

Взглянув на Рено, Элиз увидела на его лице выражение полного отчаяния. Он перехватил ее взгляд, и это выражение тотчас исчезло, сменившись хмурой решимостью.

— Вы слышите, что происходит? — воскликнул Паскаль. — И после этого вы будете терпеть в наших рядах предателя?!

— То, что он сделал из преданности одному народу, совсем не значит, что он плохо относится к другому народу, — заметил Сен-Дени.

— Возможно. Но я считаю, что мы не имеем права рисковать. Я думаю, его надо отослать обратно к его индейским братьям. Если он военный вождь и брат Большого Солнца, то ему ничего не стоит спасти мадам Дусе. Пусть он хоть что-нибудь сделает для французов.

Послышался ропот одобрения, и тогда вперед выступила Элиз.

— Нет, — прошептала она с широко открытыми глазами и повторила громче. — Нет! Человек, стоящий во главе этих воинов, — враг Рено. Он в свое время пытался захватить его должность. Лесной Медведь может убить Рено, как только тот окажется у него в руках. И уж во всяком случае, он не даст ему спасти мадам Дусе!

Сен-Дени отвернулся.

— Все это только потеря драгоценного времени. Мы начнем наступление, чтобы спасти эту женщину.

— Подождите, — сказал Рено негромко, но в голосе его послышалась властная интонация. Сен-Дени остановился и посмотрел на него, а Рено продолжал: — Я пойду. Этого будет достаточно.

— Нет! — вскрикнула Элиз, но если Рено и слышал ее, то ничем этого не обнаружил.

— Я не могу разрешить вам сделать это, если все, что рассказала мадам Лаффонт, правда, — сказал комендант отрывисто.

Он торопился, потому что времени оставалось совсем мало. Часовые сообщили, что снаружи индейцы уже обложили француженку хворостом. Теперь ее крики не прекращались ни на секунду. Несколько француженок молились, прикрыв глаза.

— Я должен попробовать, — сказал Рено. — А вы пока готовьте наступление на случай моей неудачи. Если же вы не успеете, позвольте мне положить конец мукам мадам Дусе.

Кругом заахали, у Элиз перехватило дыхание, когда она поняла значение последних слов. Если Рено не удастся спасти мадам Дусе, если атакующие не доберутся до нее вовремя, он убьет ее! Такое предложение, жестокое, но в то же время гуманное, ясно указывало на его индейское происхождение и несгибаемое мужество. Элиз ощутила комок в груди, почувствовала жгучие слезы на глазах.

Сен-Дени некоторое время смотрел на Рено, а затем опустил голову.

— Пусть будет по-вашему.

Рено повернулся к Элиз, и она пошла к нему навстречу. То, что на них смотрели, не имело никакого значения. Она протянула к нему руки, и он взял ее ладони в свои.

— Не ходи, — прошептала она. — Не ходи!

— Я должен, как ты не понимаешь? Другого выхода нет.

Элиз покачала головой, слезы застилали ей глаза. Рено глядел сверху на бледный овал ее лица, на глубокие янтарно-карие глаза, на дрожащие губы. Никогда в жизни ему ничего так не хотелось, как остаться здесь, с ней. Но он знал, что этому не суждено сбыться. Он бездомный изгой, он не может ни предложить ей спокойную удобную жизнь, ни даже обеспечить ее безопасность. С этим необходимо было смириться. Он не может предложить ей разделить с ним его полную опасностей жизнь. Это было бы жестоко, а он и так уже причинил ей много страданий. Он думал научить ее любви, а на деле причинил только боль. Лучше уж покончить с этим сейчас. Отрезать раз и навсегда.

— Забудь обо мне, — сказал Рено, а глаза его стали совсем безжизненными. — Помни только, что я любил тебя. И будь счастлива.

Со стены раздался отчаянный голос часового:

— Дикари поджигают хворост!

Рено отпустил Элиз и, резко повернувшись, помчался к воротам. Их для него чуть приоткрыли, а потом сразу же вновь захлопнули.

Он называл ее женой своего сердца… Элиз прижала дрожащие пальцы к щекам, глядя ему вслед, а затем, подхватив юбки, взбежала на бруствер. Горящими глазами она уставилась на кромку леса, туда, где Рено разговаривал с индейскими воинами, сопровождая свою речь резкими уверенными жестами.

Неподалеку от них корчилась, кашляла и вопила мадам Дусе, окутанная облаком дыма, поднимавшегося у нее из-под ног. Яркие языки пламени лизали сучья и сухой валежник, которыми обложили столб. Было хорошо слышно, как гудело и трещало усиливающееся пламя. Внизу дым стал желтым и густым, еще минута — и он превратится в сплошной столб, еще минута — и будет поздно. Дым и горячий воздух обожгут легкие мадам Дусе, пламя сначала захватит ее ноги и начнет подниматься вверх, причиняя такие страдания, что смерть покажется избавлением.

Внезапно Рено резко повернулся и бросился к костру, раскидывая горящие сучья ногами, так что они разлетались по сторонам. Вокруг себя Элиз услышала нестройный хор радостных голосов, но крики замерли, когда люди увидели, что Рено выхватил из-за пояса нож. Его лезвие блеснуло на солнце.

Через несколько секунд Рено уже бежал к форту с мадам Дусе на руках. Ее голова безжизненно свисала вниз, руки болтались, распущенные белые волосы и подол платья слегка дымились. Ворота форта открылись, и Рено смог зайти внутрь. Сен-Дени шагнул вперед и осторожно взял женщину на руки. Рено отступил назад, поклонился, а затем круто повернулся и вышел из ворот. Оказавшись снаружи, он быстрыми шагами направился к начезам.

— Сукин сын, убийца! — раздался сдавленный крик. Один солдат поднял ружье и выстрелил вслед Рено. Раздался еще один выстрел и еще. Со стороны леса послышался ответный огонь — это начезы прикрывали отход своего военного вождя.

Рено бежал, пригнувшись и уворачиваясь от пуль, пока наконец не достиг спасительных деревьев и не скрылся за ними.

Внутри форта Сен-Дени внезапно оторвал взгляд от мадам Дусе и озабоченно поднял голову.

— Прекратить стрельбу! — крикнул он. — Она жива! Она жива!

Нестройные залпы прекратились. Индейцы растворились в лесу и исчезли из виду. Мгновение спустя единственным напоминанием об их пребывании в окрестностях форта мог служить разметанный костер со столбом в середине.

Французы провели ночь в форте, потому что не знали точно, как далеко ушли начезы, и опасались, что они вновь могут вернуться. Кругом царила неразбериха, многое пришлось сделать, чтобы навести порядок. Людей надо было разместить на ночь, покормив предварительно ужином. Нервы у всех были на пределе, женщины стали шумно спорить из-за того, кто внес больший вклад в общий ужин, кому выпадет честь спать в церкви и в казармах, а кому придется довольствоваться ночлегом в доме слуг или в караульном помещении. Все говорили разом, словно гогочущие гуси. «Вот уж над чем обязательно посмеялись бы начезы», — подумала Элиз. Поскольку ее по большей части просто игнорировали, она решила потихоньку ускользнуть от них и пошла прямо к мадам Сен-Дени, чтобы предложить помощь в уходе за мадам Дусе.

Несчастная женщина еще была без сознания, но ее все же раздели и вымыли. Элиз нанесла смягчающую мазь ей на кожу, ослабила тугие бинты на немногочисленных ожогах. Она также помогла облачить ее в длинную хлопчатую ночную рубашку и расчесала белые волосы с обуглившимися концами. Когда же женщины начали сокрушаться, что некому посидеть с бедняжкой, пока они пойдут укладывать спать детей, Элиз спокойно вызвалась это сделать.

Она была рада, что занята делом, отвлекающим от раздумий. Кроме того, оказывая помощь мадам Дусе, она как бы очищала перед ней свою совесть за то, что покинула ее в беде. Разумеется, Элиз старалась убедить себя, что все произошло не по ее вине, но до конца она в это не верила. Она же знала, что старуха была нездорова, что ум ее повредился;