Book: Взломщик, который изучал Спинозу



Взломщик, который изучал Спинозу

Лоуренс Блок

Взломщик, который изучал Спинозу

Глава 1

В половине шестого я отложил книгу и начал потихоньку выпроваживать посетителей. Книга, которую я читал, была написана Робертом Б. Паркером, и в ней фигурировал частный детектив по фамилии Спенсер. Автор не сообщил имени своего героя, зато наделил его на редкость крепким организмом. Каждые две главы Спенсер обегал пол-Бостона, поднимал невероятные тяжести и вообще делал все возможное, чтобы заработать сердечный приступ или грыжу. Читать об этом – и то усталость берет.

Покупатели послушно расходились, только один задержался, чтобы заплатить за томик стихов, который он перелистывал; остальные же растаяли, как ночной иней под лучами утреннего солнышка. Я втащил внутрь стол с уцененной литературой («Любая книга – 40 центов, три книги – доллар»), погасил в магазине свет, вышел, запер за собой дверь, опустил стальные решетки на двери и обоих окнах, тоже их запер. Магазинчик «Барнегатские книги» приготовился заночевать. Пора было приниматься за дело.

Мой магазин находится на Восточной Одиннадцатой улице, между Университетской площадью и Бродвеем. Буквально в двух шагах от меня приютился «Салон для пуделей». Я толкнул дверь и вошел под звон колокольчиков. Из-за занавески в глубине помещения высунулась голова Каролин Кайзер.

– Привет, Берни! – сказала она. – Располагайся, я сейчас.

Я сел на тахту с подушками и начал листать журнал «Уход за домашними животными», который и был этому посвящен. Я рассчитывал найти картинку с фландрской овчаркой, но такой картинки не попадалось. Тем временем вышла Каролин. В руках у нее была крошечная собачонка, окрасом напоминавшая коктейль «Старая ворона» с содовой.

– Это не овчарка, – сказал я, – не бувье.

– Все шутишь? – Она поставила собачонку на стол и стала взбивать ей шерсть, хотя та и без того была пушистая. – Это пудель, Берни, по кличке Принц.

– Не знал, что пудели бывают такие маленькие.

– Как видишь, выводят. Правда, Принц даже меньше своих миниатюрных собратьев. Япошки и здесь нас обставляют. Мне кажется, как-то ловчат своими транзисторами.

Как правило, Каролин воздерживается от шуточек такого рода, чтобы не нарываться на неприятность. На высоких каблуках она выглядела бы нормально, полтора метра с хвостиком, но моя приятельница на беду носила низкие. У нее были темно-русые волосы, которые она ухитрялась подстригать сама, синие, как делфтский фаянс, глаза и плотное, словно пожарный гидрант, сложение, что отнюдь нельзя считать недостатком, когда имеешь дело с собаками.

– Бедный Принц! – вздохнула Каролин. – Собачники знают, что к чему. Найдут в приплоде какую-нибудь мелюзгу и давай скрещивать, пока не получат такого вот недомерка. Ну и для окраса тоже спаривают. Принц – не просто мини-пудель, он к тому же абрикосовый мини-пудель... Черт, где же его хозяйка? Сколько там набежало?

– Без четверти шесть.

– Уже на пятнадцать минут опаздывает. Еще пятнадцать, и я закрываюсь.

– А что будешь делать с Принцем? Потащишь домой?

– Ты что, шутишь? Да мои коты сожрут его, бедненького! Им как раз на завтрак хватит. Уби еще мог бы с ним ужиться, но Арчи все равно растерзает его на части. Хотя бы для того, чтобы не позабыть, как это делается. Нет, дорогой, если она до шести не явится, придется устроить Принцу собачью жизнь. Посажу на ночь в клетку – и дело с концом.

Тут Принц должен был бы жалобно тявкнуть в знак протеста, но он молча застыл, как игрушечный. Я высказал вслух мелькнувшую у меня прежде мысль, что окрасом он напоминает не абрикос, а скорее кукурузное виски с содовой.

– Господи, помолчи, пожалуйста, а то у меня сейчас слюнки потекут, как у павловских собак!..

Прозвенели колокольчики над входной дверью, и торопливым шагом вошла дама с седыми, с синеватым отливом волосами.

Я углубился в «Уход за домашними животными», а женщины подсчитали стоимость услуг, оказанных Принцу. Потом хозяйка пуделя пристегнула к его ошейнику поводок, украшенный горным хрусталем; они вышли из салона и пошли в сторону Гудзона, направляясь, как я полагал, к дому Стюарта. Это внушительное жилое кооперативное здание удивительно шло к седым, с синеватым отливом волосам независимо от окраса бежавшего рядом пуделя.

– Хорошо, что я не могу из-за котов держать собаку. Но даже если бы не было котов, не стала бы заводить. А если бы вдруг и стала, то уж, во всяком случае, не пуделя.

– Чем тебе не угодили пудели?

– Не знаю. Собственно говоря, в нормальном пуделе ничего плохого нет. Нормальный большой черный нестриженый пудель – это совсем неплохо. С другой стороны, если у всех будут большие черные нестриженые пудели, то мне останется повесить ножницы на гвоздик и прикрыть свою лавочку. Не самая большая печаль на свете, если вдуматься, а? Слушай, ты согласился бы жить с таким, Берни? Я имею в виду мини-пуделя?

– Я не...

– Ясно, не согласился бы. И я бы тоже не согласилась. Есть только два сорта людей, которые согласились бы взять такую собачку. И это те самые люди, которых я никогда не понимала.

– А именно?

– Педики и женщины, которые спят с мужчинами. Слушай, мы когда-нибудь выберемся из этой дыры? С удовольствием выпила бы сейчас абрикосового бренди с лимоном. Была у меня приятельница – о-очень близкая, – так она просто обожала эту штуку. Или на худой конец кукурузного виски с содовой, то, что ты упоминал. Нет, все-таки лучше всего сейчас мартини.

В итоге мы пили перье с лимонным соком.

Однако не обошлось без жарких протестов со стороны Каролин. Большинство из них было обращено в пустоту. Когда же мы, свернув за угол, заняли наш столик в «Бродяжьем клубе», она неохотно притихла, хотя радости на ее лице я не заметил. Подошедшая официантка спросила: «Что пьем – как обычно?» Каролин скорчила гримасу и заказала французскую сельтерскую, что даже при самом богатом воображении не было для нее обычным заказом. Да и для меня тоже в конце дня. Но сегодня рабочий день еще не кончился. Я тоже попросил принести перье, и официантка отошла, почесывая в затылке.

– Видишь, Берни? Нетипичное поведение вызывает подозрение.

– Не обращай внимания.

– Не знаю, почему я не имею права выпить! У нас еще уйма времени. Перед делом все выветрится.

– Ты же знаешь правила.

– Вечно ты со своими правилами!

– Без правил общество развалится. Наступит анархия, разгул преступности.

– Берни...

– Конечно, в случае чего я бы мог пойти и один.

– Как это – один?

– Работы там совсем немного, один справлюсь.

– Черта с два, справишься! И вообще, кто наводку дал!

– Ты, поэтому половина, независимо ни от чего, – твоя. Так что можешь сегодня сидеть дома, все равно получишь свою долю. И риска никакого, и мартини выпьешь. И не одно, а два, три и...

– Все ясно.

– Я подумал...

– Я сказала: все ясно, Берни!

Подошла официантка с двумя стаканами перье, и наша дискуссия угасла сама по себе. В проигрывателе Лоретта Линн и Конвей Твитти исполняли песенку о девушке с Миссисипи и парне из Луизианы. Может быть, она была из Луизианы, а он с Миссисипи, не важно. Зажав в ладони стакан, Каролин хмуро взглянула на меня:

– Я иду с тобой!

– Ну если ты так хочешь...

– Да, я так хочу! Партнеры мы – или кто? Думаешь, если я женщина, то должна сидеть дома и дожидаться своего повелителя? Да катитесь вы все!

– Я не говорил...

– И не нужно мне твое поганое мартини! – Она подняла стакан: – За преступность, черт побери! – и выпила залпом, словно это был джин.

* * *

План был разработан здесь, в «Бродяжьем клубе», за этим самым столиком. Если ни у меня, ни у Каролин не было срочных дел, мы приходили сюда посидеть после трудового дня. Две недели назад мы подняли стаканы за успех задуманного предприятия. В стаканах была отнюдь не французская сельтерская.

Все началось с рассказа Каролин.

– Знаешь, как люди выбирают себе собак? Забавно все-таки, – говорила она. – Есть у меня одна клиентка, Ванда Колкэннон, и у нее бувье...

– Куда уж забавнее.

– Ты не хочешь меня выслушать, Берни? – вскинулась она.

– Извини.

– Когда они первый раз пришли ко мне, я подумала: вот это пара! Она – высокая холодная блондинка, мечта мазохиста. Аристократическое лицо. Одевается исключительно в модельное. Одним словом, высший класс, понимаешь?

– Угу.

– И с ней эта овчарка – бувье. Эту породу только пару лет назад зарегистрировали в АКО. АКО? Это Американское кинологическое общество. А теперь за бувье большие деньги дают. У нас же мода на породу. Классная собака, сразу видно, даже если не знаешь, сколько она стоит! И вот является эта длинноногая блондинка в кожаном пальто, а рядом с ней этот черный-пречерный бувье. Потрясающе гармонировали друг с другом!

– Ну и что?

– Знаешь, почему она купила этого лучшего друга человека? Из-за имени.

– Как же его зовут?

– Не его, а ее. Она – сука.

– Тоже хорошо. Суки сейчас в моде.

– Суки всегда в моде. Собаку зовут Астрид. Но это она сама дала ей кличку. А сначала все решило название породы.

– Вот как? Почему?

– Потому что девичья фамилия Ванды – Фландерс.

– У Джеки Кеннеди девичья фамилия – Бувье. Я не знаю, какая у нее собака, и не горю желанием знать. Я не совсем улавливаю, какая связь между фамилией Фландерс и названием собачьей породы – бувье?

– Ох, я думала, ты знаешь! Дело в том, что бувье вывели в Бельгии, и полное название этой породы – бувье-де-фландр.

– А-а...

– Поэтому она заинтересовалась этой породой и два года назад приобрела щенка. Теперь это замечательная взрослая собака. Ванда без ума от нее, и собака к ней здорово привязана. Но Астрид – не только порода. Это еще и умнейшая животина, и прекрасный сторож.

– Рад за них.

– Так и должно быть... Вот уже два года я ухаживаю за этой сучкой. Каждые два месяца Ванда приводит ее для купания, а перед выставками Астрид проходит полную обработку. Это не часто бывает, но все-таки бывает, и она уже заработала пару медалей.

– Молодец собака!

– И Ванда с Гербом тоже довольны. Ванда любит прошвырнуться с ней по улицам. Когда Астрид рядом, кого ей бояться? И они с мужем вполне спокойны за свой дом. Никакой взломщик при таком стороже не полезет.

– Понятное дело.

– Еще бы! Астрид – это как страховка на случай кражи. Так вот, через пару недель у нее начнется течка, и на этот раз ее будут вязать. Ванда, конечно, опасается, что беременность скажется на боевых качествах Астрид, но, с другой стороны, она понимает, что ее девочке уже пора. На вязку ее повезут в графство Беркс в Пенсильвании. Кажется, это недалеко от Рединга. Там обитает какой-то знаменитый кобель с фантастической родословной. К нему со всей страны сук везут да еще платят за вязку. То есть хозяину этого кобеля платят.

– Неплохая собачья жизнь!

– А ты думал! Так вот, Ванда не хочет отправлять Астрид с чужим человеком. Они с мужем сами везут ее туда. Для получения потомства животных спаривают два дня подряд, это для верности делается. Поэтому они останутся в графстве Беркс на ночь и лишь потом, после второй вязки, – домой.

– Ну что ж, приятного им путешествия.

– Особенно если будет хорошая погода.

– Да, – согласился я, – погода – немаловажный фактор. Я, кажется, догадываюсь, зачем ты мне это рассказываешь.

– Ишь ты какой проницательный! Так что их не будет дома, и Астрид не будет, а собака – их охрана от воров. Я тебе говорила, что они – люди состоятельные? Могут позволить себе модельную одежду и дорогую, чистопородную собаку. И у него есть возможность иметь хобби.

– И какое же у него хобби?

– Коллекционирует редкие монеты.

– Вот оно что!.. – задумчиво протянул я. – Погоди, ты назвала его фамилию. Нет, не Фландерс – это ее девичья, однокоренная с названием собачьей породы. Он – Колкэннон, верно? А как его зовут – тоже сказала? Да, точно. Его зовут Герб.

– У тебя замечательная память на детали, Берни!

– Герб Колкэннон, Герберт Колкэннон, – соображал я вслух, – Герберт Франклин Колкэннон. Послушай, тот самый Герберт Колкэннон?..

– Ты думаешь, их много?

– Погоди, дай припомнить. Да, на аукционе Бауэрза и Радди прошлой осенью он покупал пробные золотые монеты, не пущенные в обращение. Потом два-три месяца назад он приобрел что-то интересное на распродаже у Стэка – не помню, что именно, я читал об этом в «Мире монет». Да, но тут же встает большой вопрос: а вдруг он хранит коллекцию в банке?

– Не-а, у них дома сейф в стене. Ну и как он, твой большой вопрос?

– Вопрос сокращается в размерах. А откуда ты знаешь насчет сейфа?

– Она сама об этом проговорилась. Рассказывала, как собиралась однажды в гости и хотела надеть какую-то драгоценность. А драгоценность в сейфе, и она забыла шифр замка, а мужа не было в городе. Я чуть было не сказала, что у меня есть приятель, который может помочь в подобных случаях. Но потом подумала – нет, не стоит.

– Мудрое решение. Может быть, он не всю коллекцию хранит в банке. Может быть, и вправду ценные монетки лежат рядышком с драгоценностями хозяйки? – Мой мозг начал усиленно работать. Где живут Колкэнноны? Какая там охрана? Как попасть внутрь? Какая у них мне светит добыча? Кому поскорее ее сбыть и превратить в чистую наличность?

– Живут они в Челси, – продолжала Каролин. – В собственном особняке в глубине квартала. В справочной книге не фигурируют, но я знаю адрес и номер телефона.

– Это хорошо.

– Еще бы. Живут одни, детей нет, прислуга приходящая.

– Заманчивая идея!

– Я тоже так думаю. Похоже, самая работа для нашего «динамичного дуэта».

– Верно мыслишь, – сказал я. – Придется тебе поставить.

– Давно пора!



Глава 2

Самовольное вторжение в чужое жилище наименее подозрительно, если оно производится под теплыми, ласковыми лучами солнца. Появись вы после наступления темноты, любопытные соседи кинутся к телефону, чтобы набрать спасительный номер – 911. При свете же дня они примут вас за слесаря, который наконец-то явился починить подтекающий кран. Дайте мне канцелярский блокнот или сумку с инструментами и пустите на дело в промежутке между полуднем и четырьмя часами дня, и вы увидите, как самый стойкий борец с преступностью предупредительно откроет для меня дверь и пожелает на прощание всего хорошего. При прочих равных условиях самое удобное время для ограбления в жилом доме – именно середина дня.

Однако где вы видели в реальной жизни равные условия? Как ни крути, под покровом темноты вор-взломщик чувствует себя куда увереннее хозяина дома. И где это видано, чтобы человек, имеющий пусть скромный, зато законный бизнес, вдруг ни с того ни с сего закрыл посреди дня свою лавку. Да и планы самих Колкэннонов говорили в пользу ночного визита. Мы знали, что ночью их не будет дома, и что вместе с солнцем уйдут со двора и слесарь, и уборщица, если они там были.

Солнце уже давно ушло со двора и скрылось где-то за холмами Нью-Джерси, когда мы вышли из «Бродяжьего клуба» и спустились в подземку. Несколько остановок, и мы – в одном квартале от моего дома на углу Семьдесят первой и авеню Западной стороны. Дома я скинул свитер и джинсы, которые я ношу в магазине, и надел брюки, галстук и пиджак. После этого положил в карманы все, что могло пригодиться, и еще кое-что в свой роскошный дипломат. Потом достал маникюрные ножницы и вырезал ладони на паре новых резиновых перчаток". В таких перчатках не оставляешь отпечатков пальцев, а без вырезов кажется, будто сунул руки в парилку. С потными ладонями не пойдешь на свидание, а на ограбление и подавно. Конечно, всегда есть опасность оставить где-нибудь отпечаток ладошки, но волков бояться – в лес не ходить.

Мы уже собирались выходить, когда я вспомнил, что надо переобуться. В обычные дни я ношу дешевенькие мокасины. Во-первых, они удобны, во-вторых, напоминают о временах молодости. Сейчас же я надел кроссовки «пума». Я, естественно, не собирался бегать, но, с другой стороны, разве угадаешь, что готовит человеку грядущий день? В этих самых «пумах» с их резиновой подошвой и упругим подъемом я мог передвигаться бесшумно, ну как пантера.

Каролин живет на Арбор-Корт, одной из тех затерявшихся в западных дебрях Гринвич-Виллидж, в просторечье – Деревне, улочек, которые запроектировал некто, налегавший на более крепкие напитки; нежели перье. До недавнего времени она жила с одной женщиной по имени Рэнди Мессинджер, но в начале февраля, после крупных, длительных ссор и стычек, Рэнди перебралась к себе на улицу Мортон. Сейчас был май, даже конец мая, и с каждым днем солнце все позже уходило со двора, но вакансия все не заполнялась. «У Паулы» и в «Герцогине» Каролин иногда заводила потрясающее знакомство, но настоящая любовь не вспыхивала, и она, судя по всему, не торопила события.

Каролин поставила на плиту кофе, приготовила салат и разогрела два куска, оставшиеся от вчерашнего французского пирога. Аппетита особого у нас не было, зато кофе мы напились вдоволь. Коты тоже вылизали свою миску и начали тереться об ноги, выпрашивая недоеденный пирог, и быстренько его доели. После чего Уби, красивый русский голубой кот, устроился у меня на коленях и принялся мурлыкать, а Арчи, его бирманский приятель, начал ходить по комнате, время от времени потягиваясь и демонстрируя свои мускулы.

Около восьми зазвонил телефон. Каролин взяла трубку и пустилась в бесконечный женский треп о том о сем, а больше ни о чем. Я открыл какой-то дешевый роман, но слова скользили мимо моего сознания. С равным успехом я мог бы читать телефонную книгу.

Когда Каролин повесила наконец трубку, я действительно взял телефонную книгу, нашел нужные мне данные и набрал номер. Абель Крау отозвался на четвертый гудок.

– Это Берни, – сказал я. – Похоже, мне попалась книжонка, которая может тебя заинтересовать. Ты сегодня дома?

– Никаких планов на вечер.

– Может быть, я заскочу между одиннадцатью и двенадцатью?

– Прекрасно! Я теперь поздно ложусь, – ответил Абель Крау. По телефону его акцент уроженца Центральной Европы слышался явственнее, чем в живой речи. – Ты со своей очаровательной приятельницей?

– Вероятно, да.

– Я приготовлюсь, Берни. Всего доброго.

Я положил трубку; Каролин сидела на кровати, подогнув под себя одну ногу, и старательно вырезала ладони из своей пары резиновых перчаток.

– Абель ждет нас, – сообщил я ей.

– Он знает, что я приду?

– Да, он спросил о тебе. Я сказал, что, вероятно, ты тоже будешь.

– Что значит – «вероятно»? Ты же знаешь, что я люблю Абеля.

Каролин встала с кровати и сунула перчатки в задний карман. На ней были темно-серые джинсы, кофточка из зеленого бархата, а сверху она надела еще синий блейзер. Выглядела она в этом наряде замечательно, о чем я не преминул ей сказать.

Каролин поблагодарила и обернулась к котам.

– Чтобы мне хорошо тут вести себя, ребята, – сказала она. – Будут звонить, спросите, что передать. Я потом перезвоню.

* * *

Ванда и Герберт Колкэнноны жили на Западной Восемнадцатой улице, между Девятой и Десятой авеню. Сравнительно до недавнего времени это место славилось налетами и грабежами, но потом кварталы Челси стали постепенно преображаться. Народ начал покупать старые особняки; меблированные комнаты переделывались в приличные жилые дома, а приличные жилые дома уже сдавались отдельным семьям. На улицах высадили платаны, дубы, деревья гинкго, и скоро за ними не стало видно хулиганья.

Дом номер 442 по Западной Восемнадцатой улице – это красивое четырехэтажное здание с мансардой под крышей и фонарем на втором этаже. Примыкающий к нему слева номер 444 – такой же дом, отличимый от своего соседа лишь кое-какими архитектурными деталями и парой внушительных бронзовых фонарей по обе стороны парадного входа. Но между этими домами имеется арка с тяжелыми чугунными воротами. Над воротами хорошо видна табличка – «442 1/2». Справа вделан звонок, под ним – синяя пластиковая пластинка с надписью «Колкэннон».

Из уличной телефонной будки на Девятой авеню я сделал проверочный звонок. Автоответчик пригласил меня сообщить имя и номер телефона, но я не принял приглашения. Сейчас я дал долгий звонок в ворота, дожидаясь, не откликнется ли кто-нибудь. Каролин стояла рядом, ссутулившись, засунув руки в карманы, переминаясь с ноги на ногу.

Я понимал ее. Сегодня был всего лишь третий ее выход на дело. Она была со мной в операции на Форест-Хиллз-Гарденз, фешенебельном островке посреди мрачных пучин Куинса, и сравнительно недавно, когда мы обобрали квартиру в районе Восточных Семидесятых улиц. Сам я далеко не новичок в нашей профессии, вырос в убеждении, что чужой дом – отнюдь не крепость, но несмотря на это, я испытываю нервное возбуждение всякий раз, когда приступаю к работе. Так оно, наверное, и будет до скончания моих дней.

Я переложил дипломат в левую руку, а правой выудил из кармана связку ключей. Ворота были заперты наглухо. Из дома они открывались электрическим устройством, с улицы – ключом. Замок был старинный, и ключ к нему был особый, похожий на отмычку. Несколько дней назад мне удалось осмотреть замок, и он не показался мне таким уж замысловатым. Предположение мое подтвердилось. Третий ключ немного заедало, зато четвертый легко отомкнул замок, как будто под него и был сработан.

Я стер свои отпечатки с металла и плечом открыл ворота. Каролин вошла за мной в арку и захлопнула ворота. Выложенный кирпичом проход под аркой был похож на тоннель – длинный, узкий, сырой, – но в конце его был свет, который притягивал нас, как мотыльков. Мы вышли в освещенный внутренний дворик перед особняком Колкэннонов. Среднюю его часть, вымощенную плитами, окружали цветочные клумбы с поздними нарциссами и ранними тюльпанами. Я мог представить, как тут красиво, когда приходит пора цветения роз.

Немного в стороне я увидел полукруглую каменную скамью и перед ней – небольшой бассейн с фонтаном. «Неужели тут и рыбок разводят, – восхищенно подумал я, – и если разводят, то как оберегают их от бродячих кошек?» Мне захотелось присесть на скамью и под мирное журчание фонтанчика полюбоваться играющими в воде рыбками. К сожалению, место было чересчур открытым, да и не стоило расслабляться.

Время тоже не стояло на месте. Перед тем как отпереть замок, я посмотрел на часы. Было двадцать минут десятого. Вообще-то говоря, в нашем распоряжении целая ночь, но чем меньше времени мы проведем здесь и чем скорее попадем к Абелю Крау, тем спокойнее на душе.

– Смотри, какая иллюминация! Как на рождественской елке, – сказала Каролин.

Я поднял голову. Занятый мыслями о цветочках и рыбках, я только сейчас взглянул на сам особняк.

Может быть, он и не очень напоминал рождественскую елку, но еще меньше был похож на пустой дом ночью. Во всех его трех этажах горел яркий свет. Этажи были высокие, и я подумал, что в свое время внизу помещалась конюшня, а на втором этаже жила прислуга. Помимо лампочек в доме, в нескольких шагах от фонтана стоял фонарь. Однако именно свет из окон указывал нам путь под аркой. Одни, уходя из дома, оставляют для отпугивания воров зажженной лампочку или две – негасимый маленький маяк, который светит в четыре утра, возвещая городу и миру, что хозяев нет дома. Другие усовершенствовали эту процедуру, стали устанавливать нехитрое устройство – реле, которое то включает, то выключает свет. Ванда и Герберт Колкэнноны переплюнули всех. Может быть, они переусердствовали, оставляя дом без охраны благородной Астрид. Может быть, Герберт хранит дома тонну ценных бумаг и Ванда приобрела по этому случаю ящик «вечных» электрических лампочек, какие обычно продают слепые по телефону?..

Может быть, они были сейчас дома.

Я поднялся на крыльцо и приложил ухо к двери. Изнутри доносились звуки то ли радио, то ли телевизора, но никак не живой человеческой речи. Я нажал на кнопку звонка и стал вслушиваться. Те же звуки, ничего не изменилось. Поставив дипломат на пол, я натянул резиновые перчатки и мысленно вознес молитву, чтобы дом не стоял на охране. Молитва была обращена к святому Дисмасу, покровителю разбойников и воров. В наши дни его, должно быть, частенько беспокоят. «Сделай так, чтобы в доме не было сигнализации, – просил я у старого доброго Дисмаса. – Пусть собака действительно находится в Пенсильвании. Пусть сбудется моя мечта о хорошей добыче, и взамен я...» – Что я сделаю?

Достав набор отмычек, я принялся за работу.

Замки на двери были хорошие: два «сегала» и один «рэбсон». «Рэбсон» был оставлен напоследок: он самый трудный. Я и сам удивился, когда через минуту он поддался. Каролин буквально затаила дыхание, услышав, как щелкнул ригель, выходя из паза. Она теперь немного разбиралась в замках, уже научилась открывать свою дверь без ключа и порядком поломала голову над «рэбсоном», который я подарил ей для тренировки.

Я повернул ручку, приоткрыл дверь и хотел пропустить Каролин вперед, но она замотала головой и жестом показала, чтобы я входил первым. Возраст – перед красотой? Погибель – перед позором? Я толкнул дверь и совершил, говоря юридическим языком, незаконное проникновение в чужое жилище, частное владение.

Господи, какое чувство при этом испытываешь!

Я благодарен небу, что не существует занятия, более презренного, чем взлом, потому что я не сумел бы побороть искушения сделать это – хотя бы ради того, чтобы испытать это чувство. Да, разумеется, я профессионал и работаю ради денег, но не стоит кривить душой перед самим собой. Совершая ограбление со взломом, я получаю такой заряд энергии, что удивительно, как это в городе не тускнеют все электролампы, когда я вхожу в чужой дом.

Я вовсе не горжусь этим, видит Бог. Я вырос бы в собственных глазах, если бы мог заработать на жизнь продажей книг. Но выручка в «Барнегатских книгах» не покрывает моих расходов, хотя при желании я, наверное, мог бы сделаться и более деловым бизнесменом.

Магазин многие годы приносил доход старому мистеру Литзауеру, пока он не продал его мне, а сам не удалился на покой в солнечную Флориду, в Санкт-Петербург. Казалось бы, магазинчик должен был приносить доход и вашему покорному слуге. Мне много не нужно. Я не швыряю деньги налево и направо, не нюхаю кокаин, не вожу знакомства с шикарной публикой. В то же время не из тех, кто «поддерживает связь с известными преступниками», как изящно выражаются судейские крючки. Не люблю уголовников! Мне не нравится, что я сам уголовник. Но вот воровать люблю. Пойди разберись.

По радио шла одна из тех научно-популярных передач, во время которых ведущие приглашают слушателей звонить в студию и высказывать свои соображения по таким насущным проблемам, как фторирование воды для сохранности зубов или, скажем, незаконное использование детского труда. Слушать эту болтовню было противно. Свет в доме – это приятная неожиданность, нам не нужно было ни включать электричество, рискуя тем самым привлечь к себе внимание, ни чертыхаться в кромешной тьме. Еще в прихожей я подумал, что надо бы выключить проклятое радио: оно отвлекало. Наше дело требует исключительной сосредоточенности, а как тут сосредоточишься, когда барабанные перепонки лопаются от шума?

– Господи, ты только погляди, Берни!

– Что еще?

– Кто бы подумал, что она такая неряха! Всегда так классно одета.

Я вошел за Каролин в гостиную посмотреть, о чем она говорит. В комнате царил дикий хаос, словно на нее сквозь трубу в камине обрушился сбившийся с курса тропический ураган. Диванные подушки были разбросаны. Ящики стола выдвинуты, а их содержимое раскидано по обюсонскому ковру.

Сдернуты со стен картины, сброшены с полок книги.

– Типичное ограбление, – сказал я; Каролин растерянно оглядывалась вокруг. – Точно, нас опередили.

– А может, они еще здесь, Берни? Нам лучше смыться.

Я поспешил в переднюю проверить дверь. Как только мы вошли, я запер все три замка и еще накинул цепочку, на всякий случай. Замки были заперты, цепочка на месте.

Странно!..

Если грабители вошли через входную дверь и заперлись изнутри, то отчего они не накинули еще и цепочку, как это потом сделал я? Если они ушли до нас, стали бы они запирать дверь снаружи? Я обычно так и поступаю, но не в моих правилах оставлять квартиру в таком состоянии, словно по ней пронеслось стадо гадаринских свиней с вселившимися в них бесами, о чем говорится в Евангелии от Марка. Учинившие подобный разгром в доме просто-напросто взламывают двери, но не запирают их после себя.

А что, если... Впрочем, не стану распространяться о вероятных ситуациях. Их тут вагон и маленькая тележка.

Я легонько отстранил Каролин и пошел искать проклятое радио. Буфету из черного дерева в столовой досталось не меньше, чем столу в гостиной. Такая же незавидная участь постигла и кухню. Однако на столе для разделки мяса стоял «панасоник» и ревел во все транзисторное горло. Я обернулся к вошедшей за мной Каролин, приложил палец к губам и выключил приемник посреди болтовни о недавнем повышении цен на нефть.

Я закрыл глаза и стал вслушиваться. Настала такая глубокая тишина, что я бы услышал, как муха пролетела. Но никто не пролетел.

– Ушли, – сказал я.

– Откуда такая уверенность?

– Я бы услышал их. Грубо работают.

– Давай уйдем!

– Подожди.

– Ты с ума сошел, Берни! Если они убрались, значит, сюда топает полиция. Все равно тут нечего больше брать. До нас все обчистили.

– Совсем не обязательно.

– Раз серебришка нет, хоть нержавейкой поживиться – так, что ли? – Каролин поднималась за мной по лестнице. – Неужели надеешься что-нибудь найти?

– Надеюсь. Может, коллекция монет или драгоценности.

– Где ты собираешься искать?

– Вот это по делу. Где у них сейф?

– Почем я знаю.

– Ну вот и будем его искать.

Долго искать сейф не пришлось: наши предшественники содрали со стен все картины. Мы осмотрели библиотеку и гостевую спальню на втором этаже и поднялись на третий. Сейф был в хозяйской спальне. Сонный, пасторальный пейзаж, прикрывавший его, валялся на полу вместе с содержимым обеих прикроватных тумбочек и осколками стекла от светового окна в крыше. Ага, через это окно эти жалкие воришки и влезли в дом, сразу сообразил я, через него и вылезли, таща за собой свою добычу. Выходит, они и не думали запирать входную дверь, потому что вообще к ней не прикасались. С тем «рэбсоном» в двери они бы год прочикались, не меньше.

А уж с сейфом в стене они и подавно не сумели справиться, как ни старались. Вокруг наборного диска виднелись глубокие зазубрины: колотили чем-то металлическим и тяжелым, стараясь вышибить замок. К счастью, не было следов ацетиленовой горелки, хотя я думаю, что и горелка бы не помогла. Сейф был крепкий как броня, а замок – произведение искусства, и только.



Я начал потихоньку вращать туда-сюда наборный диск. Каролин топталась рядом, снедаемая отнюдь не праздным любопытством. Потом она поняла, что действует мне на нервы, и сказала, что пойдет посмотрит что где. Я обещал ей свистнуть, когда открою эту штуку.

Мне пришлось-таки немного попотеть. Я стянул с рук перчатки. Говорят, что кончики пальцев делаются более чувствительными, если слегка потереть их песком, но это чушь собачья. Да и не стоит усложнять себе жизнь, она и без того сложная. Доверившись интуиции и призвав на помощь все свои знания – а только их неразрывное сочетание обеспечивает успех в нашем занятии, – я медленно поворачивал диск то вперед, по часовой стрелке, то назад, против нее, и вот наконец на место стала, как это чаще всего и бывает в замках с шифром последняя цифра, а за ней постепенно, одна за другой, и три другие. Я перевел дыхание, снова натянул перчатки, протер места, к которым прикасался, и свистнул Каролин.

Она пришла с каким-то оттиском, оправленным в рамку.

– Шагаловская литография, – сказала она, – с его подписью и пронумерованная. Думаю, несколько сотен стоит. Взять?

– Бери, если хочешь, только без рамки.

– Как раз в твой дипломат влезет. А у тебя как, продвигается?

– Сейчас вот еще пару цифр наугад поставлю. – Я набрал по порядку весь четырехзначный шифр, услышал легкий щелчок – то ли в голове, то ли в замке, – повернул ручку и открыл дверцу сейфа.

* * *

Мы вышли из дома тем же путем, что и вошли. Само собой, можно было вылезти через световое окно, но зачем? Перед уходом я зашел в кухню и снова включил транзистор. По радио шла реклама, навязчиво предлагавшая вам набор из трех долгоиграющих пластинок с записью сотни самых знаменитых танцев пятидесятилетней давности. Сообщался также номер телефона фирмы для бесплатного звонка за дополнительной информацией, но я почему-то не кинулся его записывать. Я снял цепочку, открыл дверь, и мы вышли. На площадке я попросил Каролин подержать дипломат, а сам, достав связку отмычек, аккуратно запер все три замка. В школе нам настойчиво внушали быть прилежными. А уроки детства не забываются.

Во дворике по-прежнему раздавался мягкий плеск фонтана, и цветы на клумбах были так же хороши... Я стянул с рук резиновые перчатки и сунул их в задний карман. Каролин сделала то же самое. Я взял у нее дипломат, и мы прошли темной аркой к чугунным воротам. Изнутри они отпирались поворотом ручки, недосягаемой с улицы. Я притворил за нами дверцу. Раздался щелчок, замок был заперт.

На противоположной стороне улицы худощавый молодой человек с рулоном туалетной бумаги в руках подбирал за своим эрдельтерьером. Он не обратил на нас ни малейшего внимания.

На углу Девятой авеню Каролин сказала:

– Кто-то еще пронюхал об их поездке. И о том, что едут с собакой. А может, случайно забрались? Лазали по крышам, и...

– Не похоже, что случайно.

– Вообще-то да, не похоже. Значит, Ванда еще кому-то проболталась. Но это не от меня идет, Берни, я никому ни слова не говорила, правда.

– Люди – существа словоохотливые, а у хорошего вора-взломщика ушки на макушке. Народ чешет зубы, а он мотает на ус. Если бы мы первыми туда попали, поживились бы что надо, это факт. Зато вот теперь идем налегке и чистые, вне подозрений. Эти дурни такой разгром учинили, что и солдатам Кромвеля не снился. Полиция в два счета их выследит и все на них спишет. Нас там словно и не было.

– Я тоже об этом подумала. Как тебе Шагал?

– Я не успел как следует разглядеть.

– Не повесить ли мне его у себя в квартире?

– Где именно?

– Может быть, над плетеным креслом?

– Там, где у тебя сейчас «Индийская авиакомпания» висит?

– Нуда. Я подумала, хватит мне туристическими плакатами забавляться. А для Шагала можно было бы новую рамку заказать, но вот не знаю...

– Посмотрим, что лучше подобрать.

– Угу. – Мимо нас проехали три таксомотора, и все три закончили свою смену. – Я потому его взяла, что надо же было что-то взять. Не хотелось уходить с пустыми руками.

– Я тебя понимаю.

– Я подумала: дай-ка по ящикам пошарю, пока он там с сейфом. Но эти подонки все ящики обчистили. Мне так обидно стало, будто я так, сбоку припека.

– Не расстраивайся, слышишь?

– Вот я и стащила Шагала.

– Мне кажется, он будет потрясающе смотреться над твоим креслом.

– Посмотрим.

Глава 3

Абель Крау жил в одном из массивных жилых зданий довоенной постройки, что протянулись вдоль прилегающего к Гудзону проспекта – Риверсайд-драйв. Таксист высадил нас перед домом. Мы свернули за угол и подошли к подъезду на Восемьдесят девятой улице. В вестибюле нас встретил швейцар, стоящий на страже, как шекспировский Горацио. Лицо его напоминало кусок антрацита, а ливрея была цвета переспелой клюквы. На ливрее, кроме того, было столько золотого шитья, что позавидовал бы контр-адмирал, и держался швейцар с не меньшей важностью.

На Каролин он кинул быстрый взгляд, зато меня внимательно осмотрел с головы до пят, то бишь до моих «пум». Наша одежда не произвела на него никакого впечатления, как и мое имя. Имя «Абель Крау» тоже не заставило его трепетать, но по крайней мере поубавило неприязнь бдительного стража. Он позвонил по внутреннему телефону, сказал в трубку несколько слов и коротко известил, что нас ждут.

– Квартира номер 11-Д, – сказал он и махнул рукой в сторону лифта.

Во многих домах такого рода давно отказались от услуг лифтеров, дабы сократить текущие расходы и скопить средства на модернизацию здания. Но в этом доме жильцы сорганизовались в кооператив и решили сохранить старые порядки.

Лифтер оказался низкорослым парнем с таким бледным лицом, что казалось, будто он всю жизнь провел в подземелье, не видя солнца. Форменная ливрея висела на нем, словно на вешалке. Вдобавок от него исходил некий аромат, опровергающий беззастенчивое утверждение рекламодателя, будто водка – не пахнет.

Парень не разучился управлять лифтом и не мешкая вознес нас на десять этажей над уровнем моря. А выпустив нас из кабины, он постоял у открытой дверцы, чтобы убедиться, что мы действительно идем в названную квартиру и что хозяин ее рад нам.

В этом не было ни малейшего сомнения.

– Дорогой Бернард! – воскликнул Абель, тряся меня за плечи. – Моя милая Каролин! – Он отпустил меня и обнял мою сообщницу. – Я так рад, что вы наконец пришли! Как-никак половина двенадцатого. Я уже начал беспокоиться.

– Но я же сказал, между одиннадцатью и двенадцатью, Абель.

– Да, я знаю, Бернард, знаю! И все равно с пол-одиннадцатого то и дело поглядываю на часы. Что же вы стоите? Проходите, дорогие гости, располагайтесь. У меня сегодня масса вкусных вещей. Надеюсь, и выпить не откажетесь?

– Выпить – мы с удовольствием, – подала голос Каролин.

Абель задержался в передней, чтобы запереть дверь. Замок у него был фоксовский, проще говоря – большая задвижка. У меня у самого дома фоксовский замок, только более усовершенствованный: полутораметровая стальная перекладина, скользящая под углом сорок пять градусов между пазом в металлической пластине, вделанной в пол, и особым захватом на двери. У Абеля устройство попроще: тяжелый полуметровый болт на двери, задвигающийся в скобу на косяке, но и оно прекрасно предохраняет дверь от взлома, если, конечно, не таранить ее бревном, как это делали варвары. В одно из прежних посещений я заметил, что таким же манером запирается и другая дверь в квартире, ведущая на запасную лестницу и к грузовому лифту. Не думаю, чтобы многие жильцы прибегали к таким приспособлениям: обслуга в доме не дремала, – но у Абеля были на то свои причины.

Главная среди них – его занятие: скупка краденого. Да, да, он был барыгой, и, по всей вероятности, лучшим барыгой в Большом Нью-Йорке, если речь шла о перепродаже коллекций редких марок и монет. Он брал и хорошие ювелирные изделия, и произведения искусства, но особое удовольствие получал, приобретая марки и монеты.

Скупщик краденого – лакомый кусочек для вора. Казалось бы, должно быть наоборот: зачем уголовнику кусать руку, которая его кормит? Но наоборот не получается. У скупщика всегда есть что украсть – либо только что приобретенную ценную вещь, либо крупные суммы наличными, которые он держит при себе для проведения операций. Еще существеннее, что скупщик краденого не может заявить в полицию. Потому те из них, кого я знаю, живут, как правило, уединенно, в хорошо охраняемых домах, запираются на все запоры и на крайний случай имеют пару пистолетов.

У Абеля Крау была и другая, не зависимая от рода занятий причина заботиться о личной безопасности. Всю вторую мировую войну он провел в Дахау, причем не в качестве надзирателя. Лагерный опыт, как я понимаю, навсегда вселяет в человека дозу здорового душевного расстройства.

* * *

Из окна гостиной Абеля, обшитой дорогим темным деревом и заставленной книжными полками, открывается прекрасный вид на Риверсайдский парк, на Гудзон и на Нью-Джерси. Почти год назад, Четвертого июля, мы любовались отсюда праздничным фейерверком. Из приемника лилась классическая музыка, своеобразное звуковое сопровождение световым эффектам, устроенным компанией «Мейси». Мы смотрели, слушали и поглощали пирожные.

Примерно так же мы сидели сейчас. Мы с Каролин пили виски, а Абель – кофе со взбитыми сливками. По музыкальному каналу передавали струнный квартет Гайдна. Правда, на улице любоваться было нечем – разве что вереницей авто на авеню Западной стороны да бегунами, кружащими по парку. Не сомневаюсь, что некоторые были, как и я, в «пумах».

Когда Гайдна сменил Вивальди, Абель отставил пустую кружку и откинулся на спинку кресла, сложив на животе небольшие руки. У него только туловище посередине заплыло жирком, руки же были худые, и на лице не замечалось лишних складок. Толстый, как у Санта-Клауса, живот, выпиравший из синих габардиновых брюк, был следствием безграничного пристрастия Абеля к сладкому. Сам он утверждал, что начал полнеть лишь после войны.

– В лагере я только и думал, как бы поесть мяса и картофеля, – рассказывал он мне однажды. – Я бредил сосисками и филе, бредил поджаренной свининой и барашком на вертеле. А сам тем временем до того отощал, что кости торчали. Усох весь, как шкура, выложенная на солнце. Когда американцы освободили лагерь, они стали взвешивать заключенных. Говорят, что у большинства полных людей широкая кость. Наверное, так оно и есть. Но у меня-то кость узкая. Знаешь, насколько я потянул, Бернард? Всего на девяносто два фунта!

Когда нас увозили из Дахау, у меня была одна мысль: есть досыта и поправляться. Поправляться во что бы то ни стало. Но потом я увидел, что мне не хочется ни мяса, ни картошки... Не хочется есть то, к чему я привык с детства. И не только потому, что у меня были выбиты эсэсовским прикладом зубы. Я теперь не мог смотреть на мясо без отвращения. В каждой сосиске мне чудился жирный тевтонский палец. Однако зверский аппетит у меня не пропал. Меня неудержимо потянуло на сладкое... Знаешь, что такое счастье, Бернард? Это когда знаешь, что ты хочешь, и имеешь возможность исполнить свое желание. Если бы мне позволили средства, я бы нанял кондитера. Чтобы он жил у меня и готовил для меня пирожные.

Сейчас он слопал с кофе большой кусок кремового торта с орехово-ягодной начинкой, а нам вдобавок предложил еще полдюжины сортов на редкость жирных пирожных. Мы вежливо отказались от угощения и продолжали тянуть виски.

– Ах, дорогой Бернард и очаровательная Каро-лин! Как же я рад видеть вас обоих! Однако становится довольно поздно... Ты что-нибудь приготовил для меня, Бернард?

Мой дипломат стоял рядом. Я открыл его и достал изящный томик в синей телячьей коже. То была «Этика» Спинозы, напечатанная в Лондоне в 1707 году. Я подал книгу Абелю. Он повертел ее в руках, погладил переплет своими длинными тонкими пальцами, откинувшись, изучил титульный лист и начал перелистывать страницы.

– Смотрите, это стоит послушать, – сказал он. – «Человеческая мудрость отчасти состоит в том, чтобы блюсти умеренность в еде и питье, наслаждаться благовониями и красотой живых цветов, получать удовольствие от одежды, музыки, физических упражнений и лицедейства, когда это не вредит другим». Неплохо сказано, разве нет? Будь Барух Спиноза сейчас с нами, я бы отрезал ему добрый кусок этого торта. Уверен, ему бы понравилось. – Абель снова открыл титульный лист. – 1707 год. Совсем неплохо. У меня есть более раннее издание, на латинском, напечатанное в Амстердаме. Первое издание «Этики» когда было, в 1675-м?

– В семьдесят седьмом.

– Мое издание помечено, кажется, восемьдесят третьим. Что до английского, то у меня только одно издание, из серии «Библиотека для всех», в переводе Бойля. – Он помусолил палец, перевернул несколько страниц. – И вполне в приличном состоянии. Правда, вот тут обрез водой подпорчен и несколько страничек помяты. Но в целом – в хорошем состоянии. – Он захлопнул книгу и сказал нарочито-равнодушным тоном: – Ну что ж, я, пожалуй, мог бы найти на полке местечко для этой книги. Сколько просишь, Бернард?

– Это подарок.

– Мне?

– Если найдется местечко на полке.

Абель покраснел:

– Вот это сюрприз! Нет, но я-то, я-то хорош – и обрез подпорчен, и странички смяты! Можно подумать, что цену сбивал. Твое великодушие повергает меня в стыд, Бернард. В самом деле, это великолепный томик, а переплет – просто роскошь. Ты твердо решил, что отдаешь его мне даром?

Я кивнул:

– Он попал ко мне с партией книг в красивых переплетах. Декораторов не сильно интересует, что там внутри. Чего только люди не обтягивают в кожу! Сказать – не поверишь. Да и я любую книгу продам, если хорош корешок. Декораторы скупают их на метры. На днях разбираю ее, эту партию, вдруг вижу – Спиноза! Сразу о тебе подумал.

– Ты очень добр и внимателен, Бернард. Большое спасибо! – Абель вздохнул и положил книгу рядом с пустой кружкой. – Но ведь не только Спиноза привел тебя сюда в такой час. Наверное, еще кое-что принес, разве нет?

– Принес, три предмета.

– Надеюсь, не для подарков?

– Не совсем.

Я достал из дипломата небольшой бархатный мешочек и подал Абелю. Он подержал его в руке, словно взвешивая, потом вытряхнул содержимое на ладонь. Увидев пару простеньких, но элегантных изумрудных сережек, он достал из нагрудного кармана крошечную лупу, вставил ее в глаз и принялся рассматривать камни. Каролин отошла к буфету, где стояли выпивка и пирожные. Она успела налить себе виски, вернуться на свое место и ополовинить очередную порцию, прежде чем Абель закончил изучение изумрудных сережек.

– Неплохой цвет, – сказал он. – Кое-какие погрешности в отделке. Словом, недурная вещица, но ничего экстраординарного. Наметил сумму?

– Я никогда не намечаю сумму.

– На твоем месте я не стал бы продавать эти камешки. Они хорошо подойдут Каролин. Не хочешь примерить, liebchen[1]?

– У меня уши не проколоты.

– Напрасно. У каждой женщины должны быть проколоты мочки, чтобы носить изумрудные серьги. Знаешь, Бернард, я бы не дал за них больше тысячи. Это хорошие деньги. Я исхожу из продажной цены на такие вещи – между четырьмя и пятью тысячами, даже ближе к четырем. Даю тысячу, Бернард, больше не могу.

– Тысяча так тысяча.

– Заметано. – Абель кинул сережки в мешочек, а мешочек положил на «Этику» Спинозы. – У тебя еще что-то есть?

Я кивнул и достал из дипломата другой бархатный мешочек. В отличие от первого, с сережками, который был клюквенного, как ливрея у швейцара, цвета, этот был синий, побольше размером, и по краям у него был продернут шнурок для стягивания верха. Абель распустил шнурок и вынул женские ручные часики с прямоугольным корпусом, круглым циферблатом и золотым сетчатым браслетом. Я не думал, что ему понадобится лупа, однако он опять вставил стеклышко в глаз.

– "Пьяже", – сказал он наконец. – Сколько на твоих, Бернард?

– Двенадцать ноль семь.

– Господин Пьяже абсолютно согласен с тобой.

Это не было для меня сюрпризом: я завел эти часики и поставил по своим, когда достал их из сейфа.

– Извините, я оставлю вас на минутку. Хочу посмотреть новый каталог. А вы угощайтесь, угощайтесь!.. У меня богатый выбор, вот эклер, вот слоеный захер: внутри шоколад, сверху – абрикосовое варенье. А вот здесь шварцвальдский торт – пальчики оближешь. Покушайте сладенького, дети, я мигом.

Я не устоял и взял эклер. Каролин отрезала себе кусок пышного семислойного торта с таким количеством шоколада между коржами, которое могло бы сорвать урок в любом школьном классе от первого до пятого включительно. Я налил нам обоим по кружке кофе и по небольшому бокалу золотисто-бурого арманьяка, чей возраст превышал мой и Каролин, вместе взятые. Вернувшийся Абель был доволен, застав нас за угощением. Он объявил, что продажная цена часов составляет 4950 долларов. Это было больше, чем я ожидал.

– Готов заплатить полторы тысячи, – сказал Абель. – Часики быстро найдут сбыт. Устраивает?

– Устраивает.

– Итого две с половиной. Но ты сказал, что у тебя три предмета, Бернард, разве нет? Первые две вещи – неплохой товар, но он вряд ли стоит затраченных тобой энергии и времени. Ты уверен, что не хочешь оставить серьги и часы у себя? Мочки проколоть – не проблема, и, говорят, совсем безболезненно. Что до часиков, они бы прекрасно смотрелись у тебя на руке, Каролин.

– И каждый раз их снимать, когда купаю собаку?

– Об этом я не подумал. – Абель улыбался во весь рот. – По-настоящему я что должен был бы сделать? Подержать их до того, когда вы поженитесь, и преподнести в качестве свадебного подарка. Пришлось бы и для тебя, Бернард, что-нибудь подыскать, хотя подарки, кажется, дарят только невесте. Так как, Каролин, отложить до вашей свадьбы?

– Долгонько придется ждать, Абель. Мы с Бернардом друзья, и только.

– И деловые партнеры, разве нет?

– Да, и партнеры.

Абель радостно фыркнул и откинулся на спинку кресла. Опять сложив руки на животе, он выжидающе смотрел на меня. Я молчал, тянул для вящего эффекта время. Он не выдержал:

– Ты сказал, три предмета, Бернард.

– Да, три. Пара серег и часы.

– Ах, как это я не сообразил? В таком случае итоговая сумма – две с половиной тысячи долларов.

– Ну, есть еще кое-что. Может, тебя заинтересует, – сказал я с безразличным видом и достал из дипломата небольшой конверт из оберточной бумаги.

Абель кинул на меня понимающий взгляд и взял конверт из моих рук. В конверте была плексигласовая коробочка, а в ней что-то завернутое в папиросную бумагу. Абель не спеша развернул бумагу. Его пальцы двигались уверенно и точно, выдавая человека, привыкшего иметь дело с редкими монетами. Малейшая царапина существенно снижает стоимость раритета; от прикосновения пальцем к поверхности может начаться коррозия, поэтому знаток должен уметь осторожно брать монету за ребро и держать так, чтобы она, упаси Бог, не выскользнула из рук.

Абель так и держал, зажав между большим и указательным пальцами левой руки, металлический кружок диаметром семь восьмых дюйма, или чуть больше двух сантиметров, если вы предпочитаете метрическую систему. По форме и размерам это была пятицентовая монета, никель, те самые пять центов, которые мы якобы будем платить за дорогую сигару, когда достигнем желаемого оздоровления национальной экономики. Цветом кружок тоже походил на никель, хотя сомнительно, чтобы монета с таким чеканным, серебристым, как иней, изображением с такой зеркальной поверхностью когда-либо попала к вам в карман.

Словом, монета была похожа на никель, и не случайно, ибо это и был никель.

Единственное, чего на ней не было, – это привычного профиля Томаса Джефферсона и на другой стороне – его поместья Монтиселло. Сначала Абель рассмотрел ту сторону, где внутри венка помещалась крупная римская цифра "V" и под ней слово «центов». Над венком по краю монеты полукружьем шло наименование государства – «Соединенные Штаты Америки», а под венком таким же полукружием был выбит национальный девиз «Е Pluribus Unum»[2].

Из-под вздернутых бровей Абель кинул на меня быстрый взгляд и ловким движением пальцев перевернул монету. На другой стороне была изображена обращенная влево женская голова с короной и надписью: «Свобода». Мисс Либерти окружали тринадцать звезд, а внизу стоял год чеканки.

– Gross Gott[3]! – воскликнул Абель. Потом закрыв глаза, произнес длинную фразу то ли по-немецки, то ли на каком-то другом языке.

Каролин с нескрываемым любопытством смотрела на меня.

– Это хорошо или плохо? – спросила она.

Я сказал, что не знаю.

Глава 4

Абель долго и придирчиво рассматривал сквозь лупу обе стороны монеты. В конце концов он аккуратно завернул ее в папиросную бумагу, положил в коробочку, коробочку опустил в конверт и оставил его возле себя на столе. С усилием поднявшись с кресла, он отрезал себе кусок торта, который поверг бы в ужас диетолога, и снова наполнил кружку кофе mit schlag[4].

За столом он задумчиво жевал торт, потягивая кофе из-под толстого слоя сливок, потом отодвинул тарелку с недоеденным куском и остановил взгляд на мне.

– Ну и как? – спросил он, насупившись. – Она настоящая?

– Я только что выкрал ее. И не мое это дело – устанавливать подлинность. Конечно, я мог бы по пути заскочить к Уолтеру Брину или Дону Тексе – узнать мнение просвещенного нумизмата, но потом подумал, что поздновато.

Абель перевел взгляд на Каролин:

– А ты знаешь, что это за монета?

– Мне он никогда ничего не говорит.

– Это – никель с головой статуи Свободы – так ее называют, – сказал он и продолжал: – Пятицентовые никелевые монеты в Америке начали чеканить в 1866 году. На них был изображен щит. В 1883 году было принято решение перейти на другой рисунок – тот, что вы видите на этой монете, хотя в первой серии на обратной стороне не было слова «центов». Это порождало путаницу. Некоторые не знали, какова же нарицательная стоимость никеля. Этим ловко пользовались фальшивомонетчики. Они прокатывали обрез так, чтобы он напоминал гурт у золотых денег, покрывали поверхность позолотой и выдавали ее за золотую пятидолларовую монету.

Абель умолк, отхлебнул кофе, стер салфеткой белую полоску с верхней губы и снова заговорил:

– Выпуск этого пятицентовика тем не менее продолжался до 1912 года. В 1913-м он был заменен так называемым бизоньим никелем. Но и здесь Монетный двор столкнулся с проблемой. По первоначальному эскизу холм, на котором стоит бизон, выполнялся с чересчур высоким рельефом, и монеты плохо складывались в стопки. Потом этот недостаток устранили, но стал быстро стираться год чеканки. Никудышный был эскиз... Впрочем, я увлекся. Вам совсем не обязательно все это знать. Короче, последние никели с головой статуи Свободы чеканились в Филадельфии, Денвере и Сан-Франциско в 1912 году. – Абель опять умолк, сделал глубокий вдох. – На экземпляре, который вы мне любезно принесли, значится 1913 год.

– Наверное, это особый никель, – заметила Каролин.

– Да, можно сказать, особый. Известно, что существует пять экземпляров никеля с головой статуи Свободы выпуска 1913 года. Известно также, что все они изготовлены на государственном предприятии, хотя Монетный двор это отрицает. В общем, понятно, что произошло. Очевидно, к тому времени, когда было принято окончательное решение о переходе на бизоний никель, были изготовлены штампы для существующей монеты образца 1913 года. Для того, чтобы их опробовать, вероятно, и было отчеканено несколько монет. Либо какой-нибудь работник изготовил пробные образцы по собственной инициативе. Так или иначе, пять монет «уплыли» с предприятия.

Абель вздохнул, снял шлепанец с левой ноги и потер свод ступни.

– У меня избыточный вес. Говорят, это сказывается на сердце. На сердце я пока, слава Богу, не жалуюсь, но вот ногам тяжело. Вот они и дают о себе знать. Но не важно, лучше вернемся в тринадцатый год... В то время на Монетном дворе в Филадельфии служил некий джентльмен по имени Сэмюэль Браун. Вскоре он уволился и переехал в Северную Тонаванду, предместье Буффало. Там он поместил в газетах объявление, что купит пятицентовые никелевые монеты с изображением головы статуи Свободы чеканки 1913 года. Само собой, никто о таких никелях и слыхом не слыхивал. Немного погодя мистер Браун пускает слух, что ему удалось приобрести пять таких монет и что это – единственные экземпляры. Вы, конечно, догадываетесь, как он их заполучил?

– Унес с завода, – сказал я. – А объявление о покупке дал, чтобы правдоподобно объяснить, как они к нему попали.

Абель кивнул:

– И для того, чтобы придать им ценность в глазах публики. Тебе знакомо такое имя – Э. Г. Р. Грин? Полковник Эдгар Грин? Он сын Хетти Грин, знаменитой колдуньи с Уолл-стрит. Так вот, когда он вступил в права наследования, то пустился во все тяжкие, потакая своим капризам и прихотям. Одной из таких прихотей была нумизматика. Причем ему было мало одного экземпляра редкой монеты. Ему хотелось иметь их все. Поэтому он купил у Сэмюэля Брауна все пять никелей с головой статуи Свободы выпуска 1913 года.

Он хранил их всю жизнь и очень гордился ими. После смерти Грина его имущество было разделено и попало в разные руки. Монеты оказались у одного торговца, его звали Джонсон. Жил он на Среднем Западе, кажется, в Сент-Луисе или Канзас-Сити.

– Это уже не имеет значения, – вставил я.

– Может быть, и не имеет, – согласился Абель. – Как бы то ни было, мистер Джонсон распродал их поодиночке пяти разным коллекционерам. В это самое время другой коммерсант из Форт-Уэрт, Б. Макс Мель, сделал никели выпуска 1913 года самой знаменитой редкой монетой в стране. Как ему удалось это? Очень просто. Предложением купить ее. Он помещал где только можно объявления, предлагая пятьдесят долларов за экземпляр. В объявлении намекалось, что любой гражданин при удаче может обнаружить у себя в кармане среди горсти мелочи заветный пятицентовик. Делал он это для того, чтобы привлечь покупателей к каталогу раритетов, который он продавал. Не сомневаюсь, что он хорошо заработал на своем каталоге, но главное – определил судьбу никеля образца 1913 года. Ни одна американская монета не удостаивалась такой рекламы, как эта. Даже те, кто ничего не смыслил в нумизматике, знали, что никель с головой статуи Свободы чеканки 1913 года – ценная штука; это знал каждый ребенок.

Не знаю, как насчет каждого ребенка, но я действительно это знал: помню объявления, о которых говорил Абель, они еще появлялись во времена моего отрочества, и я был одним из тех наивных дурачков, кто выписал себе злосчастный каталог. Но никто из нас, мальчишек, не нашел у себя в кармане заветного никеля – просто потому, что его не могло там быть. Зато многие мои приятели начали собирать монеты, пополнив ряды фанатов-коллекционеров. Другие сделались ворами и стали искать богатство в чужих карманах.

– Ценность этой монеты, – продолжал тем временем Абель, – не поддается логическому объяснению. В лучшем случае это пробные экземпляры, в худшем – чей-то розыгрыш, граничащий с преступным действием. Так или иначе, красная цена ей – несколько тысяч. Далее, в 1881 и 1882 годах Монетный двор подготовил несколько новых моделей пятицентовиков из разных сплавов и с разными изображениями, но ни одна из них не была принята к производству. Интересные монеты, не менее интересные, чем наша, но сегодня они идут примерно по пятьсот долларов за штуку. И наконец, в 1882 году – перед массовым выпуском нашего никеля – была отчеканена пробная партия из того же металла, с теми же изображениями и легендой, но с указанием года. Очень редкая монета! По всем статьям она должна бы цениться выше никеля тринадцатого года хотя бы потому, что выпущена на законных основаниях. Тем не менее ее можно купить за пару тысяч, да и то, если найдешь желающего продать.

По лицу Каролин было видно, что она взволнована, и я понимал ее состояние. Если монета, за которую дают пару тысяч, попадает, так сказать, в низшую лигу, то мы со своим никелем играем в высшей. Она чувствовала, что нам повезло, но не знала, крупно повезло или нет, и ждала, когда Абель это скажет.

Однако Абель не спешил. Он взял тарелку, доел пирожное, потом взял чашку с кофе. Каролин налила себе еще арманьяка, отхлебнула, подождала, пока он допьет кофе, опорожнила бокал и, уперев руки в бока, сказала:

– Да не тяни ты, Абель! Сколько она стоит?

– Не знаю.

– Как это не знаешь?

– Так и не знаю. Никто не знает. Может, она годится только для счетчика на стоянке. Зачем ты притащил эту штуку мне, Бернард?

– Мне казалось, что монета тебя заинтересует, Абель. Если нет, я возьму ее домой.

– И что будешь с ней делать?

– Машины у меня нет, так что в счетчик не брошу. Может быть, просверлю в ней дырку, и пусть Каролин носит ее на шее.

– Пожалуй, так и стоит сделать, разве нет?

– Или продам.

– Кому?! Кому продашь? Кто честнее меня делает такие дела, Бернард?

– Поэтому я и принес ее тебе, Абель.

– Да, да, конечно. – Он вздохнул, выудил из кармана носовой платок и стер пот с высокого лба. – Совсем разволновался из-за этой verdammte[5] монеты. Сколько она стоит... Кто знает, сколько она стоит? Их пять экземпляров, таких монет. Если память мне не изменяет, четыре хранятся в музейных коллекциях, и только одна в частных руках. Я сам ее только один раз в жизни видел. Это было лет пятнадцать назад. Тогда она принадлежала некоему Дж. В. Макдермотту. Он не упускал случая продемонстрировать свое сокровище. На всех выставках выставлял, когда бы ни попросили. А остальное время таскал ее в кармане и всем показывал. Ни один музей не гордился своими коллекциями так, как мистер Макдермотт гордится этим никелем тринадцатого года.

– Когда монета перешла в другие руки, она принесла прежнему владельцу пятьдесят тысяч долларов. С тех пор совершено множество сделок купли-продажи. Знаю, что в 1976 году этот никель продавали уже за сто тридцать тысяч. Только не помню, была это макдермоттская монета или другая. И вот сравнительно недавно сообщали о частном аукционе. Никель тринадцатого года с изображением головы статуи Свободы был выставлен на продажу за двести тысяч долларов.

Каролин поднесла бокал к губам и опрокинула его, не замечая, что тот был пуст. Глаза ее сделались большие, как фары, и она не отводила от Абеля взгляда.

– И что же ты хочешь за эту монету? – спросил тот с глубоким вздохом.

– "Богатств, какие и скупцу не снились".

– Хорошее речение. Твое?

– До меня это сказал Сэмюэл Джонсон.

– То-то я слышу классическую завершенность. А вот Спиноза называл алчность разновидностью безумия, хотя в перечень болезней не включил. Ты уже дошел до той степени безумия, чтобы назвать свою цену?

– Нет, не дошел.

– Трудно, ох как трудно определить стоимость этой штуковины! Когда распродавали коллекцию Дж. У. Гаррета, испанский дублон начала прошлого века пошел за семьсот двадцать пять тысяч. Сколько принесет этот твой никель, если выставить его на аукционе? Полмиллиона? Вполне возможно. Это – чистое безумие, и тем не менее это вполне возможно.

Глаза у Каролин совершенно остекленели. Она поднялась налить себе еще арманьяку.

– Но ты не можешь выставить проклятый никель на аукцион. И я не могу. Откуда он у тебя?

Я замялся, но всего на пару секунд.

– Два часа назад он принадлежал человеку по фамилии Колкэннон.

– Гэ Эф Колкэннон? Как же, как же, знаю! Но я не знал, что у него есть никель тринадцатого года. Когда он его купил?

– Понятия не имею.

– Чем еще ты у него поживился?

– Парой сережек и дамскими часиками. Больше ничего в сейфе не было – так, разные документы, биржевые сертификаты. Ничего этого я не тронул.

– А других монет не было?

– Нет.

– Странно!.. – Абель нахмурился. – А эта монета – она не была у него в оправе или в специальном прозрачном футляре? Ни в чем таком?

– Нет, она была в плексигласовой коробочке, завернута в папиросную бумагу. В том виде, как я ее и принес.

– Непостижимо!

– Я тоже так подумал.

– Просто непостижимо! Он, видимо, только что купил ее. Такие вещи хранят в банке, разве нет? Интересно, это тот же экземпляр, который был у Макдермотта? Или он у какого-нибудь музея куплен? Музеи ведь не только пополняют свои фонды, но иногда и частично распродают, хотя предпочитают называть это не продажей, а деаквизицией. Великолепный образчик новояза, не находишь? Так где же Герберт Колкэннон ее раздобыл, а?

– Абель, я даже не знал, что она у него есть.

– Да, да, конечно. – Он снова вынул из конверта плексигласовую коробочку, развернул папиросную бумагу и достал пятак стоимостью в полмиллиона. Вставив лупу в один глаз и прищурив другой, он еще раз осмотрел его и сказал: – Нет, это не подделка. Подделок сейчас много ходит, понимаешь. Как их делают? Технология нехитрая. Берут никель 1903 года или, скажем, 1910-го, 1911-го, 1912 года, стачивают ненужную цифру, а на ее место припаивают нужную, спиленную с другой монеты. Но после такой операции обязательно остаются следы, а тут их, кажется, нет. Может быть, пробирный контроль выявит, не знаю, но я лично ничего не вижу. Кроме того, перед обработкой никель надо отдать на пробирный анализ, а это обходится в несколько сотен. Нет, я почти уверен, что монета настоящая. Рентген должен подтвердить это. Или специалист-нумизмат.

Абель опять вздохнул.

– В более удобное время я установил бы подлинность монеты, не выходя из этого здания. Но сейчас ночь, и будем исходить из того, что это – не подделка. Кому бы я мог ее продать? И за сколько? Будущий владелец никеля должен остаться анонимной фигурой. Он должен сознавать, что не сможет ни выставить никель, ни продать его. Среди любителей живописи таких коллекционеров хоть пруд пруди. К наслаждению, которое доставляют им картины, добавляется тайное удовольствие от того, что они приобретены незаконно. С собирателями монет иначе. Они меньше обращают внимание на эстетическую ценность коллекции. На первом месте у них связанный с ней престиж. Где взять такого покупателя? О, охотников найдется немало. Но с кем лучше договориться и сколько запросить?

Я налил себе еще кофе и взялся было за бутылку арманьяка, чтобы был покрепче, но подумал, что арманьяк слишком хорош для этой цели. Потом спохватился: какого черта, только что увел полумиллионную монету и жмусь из-за паршивого французского бренди ценой тридцать долларов за бутылку! Я влил золотистой жидкости в кружку, отпил; по телу разлилось блаженное тепло.

– У тебя три возможности, Бернард, – сказал Абель, вздохнув.

– Правда?

– Возможность первая. Ты забираешь эту штуковину домой и всю жизнь трясешься над своим сокровищем. У тебя вряд ли появится большая ценность, чем эта. Монета стоит по меньшей мере четверть миллиона, может быть, полмиллиона или даже больше. Только подумать, я держал ее в руках! Непостижимо! Всего несколько часов работы, и у тебя в руках целое состояние.

– Дальше.

– Возможность вторая. Ты сейчас продаешь ее мне. Плачу наличными. Выкладываю необлагаемые сотенные и полусотенные купюры.

– Сколько этих необлагаемых, Абель?

– Пятнадцать тысяч.

– Пятнадцать тысяч за вещь, которая стоит полмиллиона?

Абель не ответил.

– Возможность третья. Ты оставляешь монету мне, я продаю ее как можно дороже и половину вырученной суммы отдаю тебе. Такие дела делаются без спешки. Поспешишь – людей насмешишь. Но и тянуть ни в коем разе не следует. Может быть, я найду подходящего клиента. Может быть, эта verdammte монета застрахована в какой-нибудь компании, имеющей дело с перекупкой краденых вещей. Страхование – деликатнейшая штука, тут надо держать ухо востро. Может быть, Колкэннон недавно ее приобрел и успел застраховать. А может быть, он вообще не страхует свои монеты, считает банковский сейф лучшей страховкой. Но прежде чем отнести этот никель в банк, хотел заказать приличный футляр.

Он развел руками, вздохнул:

– Может быть, может быть, может быть, как видишь, сплошные «может быть». Я старый человек, Бернард. Забирай свою монету, избавь меня от головной боли. Зачем мне портить себе жизнь? Денег у меня хватает.

– Все-таки сколько будешь просить за монету?

– Я уже сказал тебе: не знаю. Хочешь примерную сумму? Хорошо, я возьму ее с потолка. Сто тысяч. Красивое, круглое число, разве нет? Может быть, удастся получить значительно больше, но не исключено, что и этого не получу. Все зависит от обстоятельств. Вот тебе мой ответ.

– Значит, сто тысяч.

– Может быть.

– И наша доля – пятьдесят тысяч?

– Смотри-ка, в уме сосчитал!

– А если мы берем сегодня и наличными?

– Какую я сумму называл? Ах, да, пятнадцать тысяч. Плюс две с половиной за серьги и часы. Итого семнадцать тысяч пятьсот. – Абель тоже обошелся без карандаша и бумажки. Мы оба были математическими гениями. – Я тебе вот что скажу, Бернард. Чтобы не мелочиться, давай округлим. Бери двадцать тысяч за все про все. Я не жадный.

– Или две с половиной сейчас плюс половина того, что ты выручишь за монету.

– Если она настоящая. Если я что-нибудь получу. Если найду покупателя!..

– А если сделаем так: три тысячи за сережки и часы плюс половина от выручки за монету?

Абель подумал:

– Извини, Бернард, не могу.

Я посмотрел на Каролин. У нас был выбор: сразу же по десять тысяч на нос за одну вылазку или же чуть больше десятой части суммы на обоих плюс перспектива последующего богатства и т. д.

– Решай сам, Берни.

– Я подумал, ты...

– Ага. Решай сам.

«Бери и беги, – нашептывал внутренний голос. – Бери живые деньги и черт с ними, с перспективами». Лучше синица в руках, чем журавль в небе. Внутренний советчик был не оригинален, зато зрил в корень.

Да, но стоило ли слыть за жалкого фраера, которого сгубила жадность? И вообще каково это – знать, что ты при своих десяти тысячах, а у Абеля шестизначный барыш?!

У меня есть козырь против суждения Спинозы, которое привел Абель. «Гордыня, зависть, алчность – вот в сердцах три жгучих искры, что вовек не дремлют». Это из Дантова «Ада», песня шестая. Мне сердце жгли все три эти искры, не говоря уже об эклере и арманьяке.

– О'кей, – сказал я. – Беру две с половиной тысячи.

– Если тебе нужно хорошенько подумать...

– Меньше всего на свете мне сейчас хочется думать.

Он улыбнулся и снова стал благодушным, добрым дедушкой.

– Я сейчас, – сказал он, вставая. – Сладкого еще много, и кофе, и выпивка. Угощайтесь, дети.

Пока Абель был в другой комнате, мы с Каролин выпили в ознаменование успешного завершения сегодняшней операции. Возвратившись, Абель отсчитал пачку двадцатидолларовых купюр. Потом спросил, не возражаю ли я против сотенных. «Нисколько, – заверил я его, – я готов взять хоть миллион таких бумажек». Абель вежливо хмыкнул.

– Присматривай за никелем, – предупредил я его. – Воровство кругом.

– Ни один взломщик сюда не заберется.

– Гордий тоже думал, что никто не сумеет развязать его узел. И троянцы попались на коня. Надо помнить уроки истории.

– Гордыня губит – ты это хочешь сказать? – Он положил мне руку на плечо. – Швейцар у нас глядит во все глаза. В лифте всегда лифтер. И ты видел запоры на моих дверях.

– А пожарная лестница?

– Она у нас на фасаде. Полезешь, сразу с улицы увидят. Окно, выходящее на улицу, забрано стальной решеткой. Нет, оттуда никто не заберется. Надеюсь, что сам сумею выбраться, если вдруг пожар. – Он улыбнулся. – У меня для никеля есть такое местечко, где его никогда не будут искать. И вообще о нем никто ничего не узнает.

Глава 5

Не знаю, почему я провел остаток ночи у Каролин. Сладкое, кофе и алкоголь, треволнения, которых хватило бы на месяц обычной жизни, – все это взбудоражило и опьянило нас. Кроме того, ни у нее, ни у меня не было никаких жизненно важных дел. Я хотел, чтобы мы поехали ко мне, но к ней рано утром должна была прийти клиентка с гигантским шнауцером, – черт его знает, что это такое! Нам не попались такси на авеню Западной стороны, пришлось топать до Бродвея. Там мы взяли машину и прикатили в Деревню, где шеф начал плутать, несмотря на разъяснения Каролин. В конце концов мы плюнули и прошли пешочком пару кварталов до ее Арбор-Корт. Надеюсь, водитель не промотает полученные чаевые. Лет эдак через семь – десять, глядишь, это будет целое состояние.

У Каролин я достал из дипломата шагаловскую литографию и приложил ее к стене над плетеным креслом. (Вот, если вникнуть, еще одна причина моего путешествия в Нижний Манхэттен – доставить литографию в целости и сохранности.) Смотрелась она на новом месте неплохо, но Каролин показалось, что коврик у кресла не очень с ней гармонирует, и потому она решила сначала заказать для литографии рамку. Потом она налила себе выпить перед сном, а я стал делить добычу. Получив свою долю, Каролин пересчитала бумажки и негромко присвистнула:

– И это за одну ночь! Неплохо, а? Может быть, для настоящего грабителя это семечки, но когда живешь уходом за собаками... Знаешь, сколько шавок мне нужно выкупать, чтобы получить такие деньги?

– Много.

– Не то слово!.. Постой, кажется, ты мне малость недодал. Или вычел за Шагала?

– Ни в коем случае.

– Да, но ты мне дал двенадцать сотен, а это на полсотни меньше половины. Не хочу мелочиться, но...

– Ты забываешь о накладных расходах.

– Какие расходы? Такси? Ты заплатил туда, а я обратно, вот и все расходы.

– А «Этика» Спинозы?

– Я думала, она тебе попалась с партией книг в красивых переплетах... Или ты исходишь из ценности книги, а не из ее стоимости? Мне, конечно, без разницы, и все же...

– Я купил «Этику» в магазине Бартфилда на Пятьдесят седьмой улице. Выложил ровно сотню. Это без налога на покупку, потому что я сам зарегистрирован как книгопродавец.

– Сотню за эту книжку? – Каролин вытаращила глаза.

– А что? Цена обычная.

– Но ты сказал Абелю...

– Что она досталась мне почти даром? Да, сказал. И думаю, он поверил. И еще я думаю, что наш подарок принес нам лишних пять сотен за сережки и часы. Сама видела, как он растрогался.

– Господи, – протянула Каролин, – я еще многого не понимаю в этом деле!

– Многого никто не понимает.

– Где это видано, чтобы делать презенты барыге?

– А где это видано, чтобы барыга рассуждал о Спинозе?

– Тоже верно. Ты точно не хочешь еще хлебнуть на ночь?

– Точно.

– А ты знал, что никель стоит так дорого?

– Имел некоторое представление.

– И виду не подал, когда к Абелю ехали. А я вообще ни о чем не догадывалась.

– Это я фасон давил.

– А-а... – Она вскинула голову и пристально на меня посмотрела. – Знаешь, я рада, что мы не взяли по десять тысяч. Играть, так по-крупному. Хотя они здорово пригодились бы, эти десять тысяч. Братишке операцию надо делать. Слушай, а когда он ее загонит?

– Трудно сказать. Может завтра же сбагрить, а может полгода прочикаться.

– Но все равно – в один прекрасный день звонит телефон, и нам сообщают, что наш номер выиграл.

– Примерно так и будет.

Каролин подавила зевок.

– Я сначала думала, что надо бы отметить, но вот устала как собака. Господи, какая же утром голова будет с сахарного похмелья!

– Это что-то новенькое – сахарное похмелье.

– Ну да, столько пирожных.

– Думаешь, похмелье от сладкого будет?

– А от чего же еще? – Каролин сняла кота с дивана на пол. – Извини, дружище. Маме пора баиньки.

– Может быть, ты все-таки на кровати ляжешь, Каролин?

– Интересно, как ты поместишься на диване. Только если тебя сложить пополам.

– Как-то неудобно выгонять тебя из собственной постели.

– Берни, мы каждый раз спорим об одном и том же. Кончится тем, что в самом деле уложу тебя на диване, тогда узнаешь.

Так мы и улеглись: я – на кровати, не снимая трусов и майки, она – на диване, тоже в своем гигиеническом белье от доктора Дентока. Уби сразу же юркнул под бочок к хозяйке, а бирманец Арчи долго ходил вдоль стен по темной квартире, словно владелец ранчо, проверяющий ограду своего загона. Сделав несколько кругов, кот вспрыгнул ко мне на ноги и включил мурлыкательный механизм. Работал механизм отменно. Еще бы: кот всю жизнь тренировался.

Каролин выпила втрое больше меня, поэтому ей ничего не стоило заснуть. Не прошло и нескольких минут, как я услышал спокойное, мерное дыхание, а еще через некоторое время раздался нежный женский храп.

Я же лежал на спине, не смыкая глаз и запрокинув руки за голову, и мысленно перебирал события минувшего дня. Независимо оттого, сколько времени потребуется Абелю для того, чтобы сбыть наш никель, и сколько он за него выручит, дело сделано. И мы в полной безопасности. Ничто не обещало успеха, когда мы увидели, что до нас в особняке уже побывали посетители, но в итоге все сложилось как нельзя лучше. И добыча в верных руках, в надежном месте, если не считать второстепенной шагаловской литографии. Хозяева ее вряд ли хватятся в том хаосе, в каком они найдут дом. А если и хватятся, тоже не беда. Один экземпляр из серии в двести пятьдесят экземпляров. И кому придет в голову искать его у Каролин?

И все равно, проснувшись утром, я первым делом убрал Шагала в шкаф. Было половина десятого. Каролин уже поела, накормила котов и отправилась на свидание со шнаузером. Я тоже выпил кружку кофе с булочкой и сунул в шкаф, к Шагалу, дипломат с набором инструментов, чтобы не тащить его с собой в магазин. Солнце светило вовсю, воздух был чистый и свежий, и я был рад, что могу дойти до работы пешком, а не лезть в вонючую подземку. При желании я мог и пробежаться, белье, обувь подходящие, но зачем портить прекрасное утро? Я шагал бодро – вдох-выдох, вдох-выдох – и размахивал руками, потом поймал себя на том, что насвистываю. Только не помню, что.

В четверть одиннадцатого я открыл магазин, и через двадцать минут зашел первый покупатель – бородатый тип с трубкой. Он купил две книги по истории Англии. Затем еще трое-четверо взяли кое-что со стола с уцененной литературой, и поток посетителей схлынул. Без ущерба для дела я мог взяться за книгу, которую читал вчера. Старина Спенсер все так же выкладывался в физических упражнениях. В этот раз он проделывал жимы с перекладиной (понятия не имею, что это такое!) на универсальном тренажере (тем более).

Около одиннадцати в лавку вошли двое. Обоим под сорок, оба в темных костюмах и тупоносых башмаках. У одного были баки, длинноватые на мой взгляд, мог бы и подбрить. Он сразу же прошел в глубь лавки, а другой проявил неожиданный интерес к стенду с поэзией у входа.

В бумажнике у меня лежали тринадцать сотенных, полученных от Абеля, плюс тысяча, которую я всегда ношу при себе на случай, если придется откупаться. Но я рассчитывал, что их устроит выручка в кассовом аппарате. Я надеялся, что оттопырившийся пиджак у малого с бачками – это не пистолет, а если все-таки пистолет, то он не станет стрелять в меня. Я поспешно вознес короткую молитву святому Иоанну, покровителю книготорговцев, чье изображение в рамке висело в конторке со времен мистера Литзауера. Кому же еще молиться? Не Дисмасу же. Я сейчас не грабил, а торговал книгами.

Мне ничего не оставалось, как дожидаться, когда эти двое примутся за дело. И они не заставили себя ждать. Тот, что с бачками, шел ко мне из глубины лавки, второй двинулся от стенда с поэзией, не выпуская из рук книжку стихов Роберта Сервиса. Передо мной мелькнуло странное видение: один стреляет в меня, а другой декламирует в это время «Кремацию Сэма Макги».

Они приблизились к прилавку одновременно. Любитель поэзии сказал:

– Ты – Роденбарр? Бернард Роденбарр?

Я не стал отпираться.

– Бери пиджак. Поедем в Управление, есть разговор.

– Слава Богу! – облегченно вздохнул я.

Как вы уже догадались и как я должен был догадаться прежде вас, это были не грабители, а полицейские. Хотя стражи порядка иногда тоже занимаются грабежом, они это делают под дулом пистолета. Терпеть не могу находиться под дулом пистолета!

– Смотри-ка, – сказал тот, что с бачками. – Он рад нас видеть.

– Ну да, – кивнул другой, – а то мучился неизвестностью.

– Точно. Да еще совесть бедного мучила, всю ночь ворочался.

– Вот-вот, Фил. Ведь парень как парень. Ну, подворовывает по малости, тоже работенка, зато ничего такого за ним не числится. Значит, поддается исправлению. И вот нате вам – связался с каким-то психом.

– Тут ты попал в самую точку, Дэн. Все от дурных дружков идет.

– Дружки всегда виной – это факт. Но из дерьма все равно вылазить надо. Свалить все на сообщника, натурально назвать его, представить доказательства и ходатайствовать, чтобы обвинение было помягче. Спорю, что ему и светит-то всего три годика. Это при ловком адвокате и примерном поведении.

– Точно, Фил. Три, ну, от силы четыре. Ты не хочешь запереть свою лавку, Берни? Управление не в соседнем дворе.

Туман постепенно рассеивался. Я так обрадовался, что меня не грабят, что прошло несколько минут, прежде чем я сообразил, что меня арестовывают. Конечно, это тоже не сахар, но все же.

Они говорили так, будто меня не было рядом, но яснее ясного, что именно я был героем этого веселенького диалога между Филом и Дэном (Фил – это тот, который с бачками, а Дэн – любитель поэзии). Милая сценка разыгрывалась так, чтобы у меня душа ушла в пятки, то бишь в «пумы».

Должен признаться, что сценарий сработал.

– А в чем, собственно, дело? – выдавил я.

– Кое-кто хочет поговорить с тобой, – ответил Дэн.

– О чем?

– О небольшом визите, который ты нанес ночью в дом на Восемнадцатой улице, – сказал Фил. – Незваным гостем.

«Черт, – подумал я. – Как они нас выследили?» Внутри у меня все похолодело. По опыту знаю, до чего неприятно, когда тебя обвиняют в преступлении, которое ты действительно совершил. Меньше оснований для справедливого негодования.

– Ну, двигаем, – сказал Дэн, кладя книжку стихов на прилавок. «Вот если бы его фамилия была Макги и Фил пальнул бы в него!» – подумал я.

– Только что открыл магазин, и вот закрывай! – бурчал я. – Это что, арест?

– Хочешь, чтобы был арест?

– Да нет, не особенно.

– Если добровольно поедешь, обойдемся без формальностей.

Это по совести и по закону. Фил помог мне втащить внутрь стол с уцененной литературой, из чего я заключил, что Дэн выше него по чину. Я запер дверь, опустил железные створки. Каждое мое движение сопровождалось ехидными шуточками насчет того, что взломщик запирает свое собственное хозяйство и если забудет ключи – не беда. Очень смешно, скажу я вам, животики надорвешь.

За углом стояла обычная сине-белая полицейская машина. Фил сел за руль, а мы с Дэном – на заднее сиденье. Через пару кварталов я осмелел.

– А в чем все-таки меня подозревают?

– Как будто не знаешь.

– Как будто не знаю. И действительно не знаю. Уж сделайте одолжение, скажите, какое обвинение.

– Гляди-ка, Фил, он еще права качает, – сказал Дэн. – Чувствуется бывалый «медвежатник». Сначала для виду струхнул, а теперь форс держит. – Он обернулся ко мне. – Какое обвинение? Обвинение – это когда производится арест, разве не знаешь? А ты не под арестом.

– Ну а если бы был под арестом – по какому обвинению?

– Могу только предположительно.

– Давай предположительно.

– Грабеж с причинением ущерба – это раз. Умышленное убийство – два. – Он покачал головой. – Да, вляпался ты, парень, в ба-альшое дерьмо! А ведь раньше вроде в мокрых делах не был замечен, верно я говорю?

Глава 6

Как выяснилось, Герберт и Ванда Колкэнноны все-таки не ночевали в Пенсильвании. Они действительно приехали в графство Беркс, где свели свою любимую овчарку с чемпионом-производителем. Потом они оставили Астрид у хозяина кобеля для вторичной вязки, а сами покатили в Нью-Йорк – на обед с коллегами Герберта и для последующего посещения театра. По окончании спектакля они припозднились за выпивкой и вернулись домой уже после полуночи с твердым намерением выспаться и с утра поехать в Пенсильванию.

К своему ужасу, они застали в доме грабителей. Те отобрали у Герба всю наличность, сняли с Ванды драгоценности, а потом хотели связать их. Герб начал было сопротивляться, но ему двинули в зубы. Ванда закричала, за что ее стукнули пару раз по голове. Герб видел только, как она упала без чувств – и все потому, что сам получил такой же удар.

Придя в себя, он обнаружил, что связан, и с трудом освободился от веревок. Ванда тоже была связана, но освободиться не пыталась: она была мертва. Ее ударили чем-то тяжелым, и удар, проломивший ей голову, оказался роковым.

– Это дело рук твоего сообщника, – говорил Сэм Ришлер, следователь, которому поручили вести дело и кому Дэн и Фил сдали меня по прибытии в Городское управление полиции. – Нам известно, что ты по натуре не склонен к насильственным действиям, Роденбарр. Нам также известно, что ты обычно работаешь один. Что заставило тебя снюхаться с головорезами?

– Нет у меня никаких сообщников, – отвечал я. – Я даже один больше не работаю. Занимаюсь теперь законным бизнесом. Держу книжный магазин, лицензия есть.

– Говори, кто твой сообщник, слышишь? Господи Иисусе, какой тебе смысл его выгораживать? Это из-за него ты попал в эту переделку. В общем-то, я могу представить, как это было. Ты завязал, начал новую жизнь, даже вот книжным бизнесом занялся... – Он не поверил мне, но ему надо было расколоть уголовника. – Тут объявляется этот ненормальный и уговаривает пойти еще на одно дело. Очевидно, он высмотрел квартиру, и ему нужен был специалист по замкам. Ладно, говоришь ты себе, схожу последний раз, пока не встал на ноги, надо же поддержать коммерцию. А что получилось? Мертвая женщина, твой дружок гуляет на свободе с денежками, а тебя сунули мордой в унитаз. У тебя один выход: вытащить голову, пока кто-нибудь не спустил воду.

– Страшное зрелище...

– Страшное, говоришь? Сейчас я покажу тебе действительно страшное зрелище. – Он открыл ящик стола, порылся там и вытащил большую глянцевую фотографию. Мертвая женщина, блондинка, в вечернем платье полусидела, прислоненная к стене, очевидно, в гостиной; лодыжки перевязаны веревкой, туфли валяются рядом, руки за спиной, тоже, вероятно, связанные. Фотография была черно-белая, но и на ней был виден большой кровоподтек на лбу, куда был нанесен смертельный удар. Ужасно, ничего не скажешь! Каролин говорила, что Ванда – красавица, а на фотографии – жутко смотреть.

– Это ведь не ты ее угробил? Не ты?

– Я? Да я даже смотреть на это не могу.

– Так назови, кто это сделал, Роденбарр. При хорошем адвокате можешь условным сроком отделаться. – «Еще как могу!» – подумал я. – Мы же все равно его схватим, с твоей помощью или без нее. Наверняка проболтается где-нибудь по пьянке. У нас уши везде есть, учти. Или же Колкэннон узнает его физию в наших альбомчиках. Так или иначе мы его заарканим. Вся разница лишь в том, что ты не только нам, но и себе можешь помочь.

– Справедливо.

– Вот именно, чертовски справедливо! К тому же ты ничем ему не обязан. Ну, так кто втянул тебя в эту историю?

– Вопрос естественный.

– Вот и отвечай.

– Только есть одно «но».

– Чего еще?

– Я там не был. Я слыхом не слыхивал о человеке по имени Колкэннон. Меня и близко от Западной Восемнадцатой не было. Я бросил прежние дела, когда купил магазин.

– Гнешь свое?

– Да, гну. Но не загибаю. Это – чистая правда.

– У нас есть веские доказательства, что ты был в этом особняке.

– Какие именно?

– А вот этого я тебе не скажу. Потом узнаешь. И у нас есть показания Колкэннона. Думаю, ты не знал, что она мертва, иначе ты бы и его кокнул. Если не ты, то уж твой сообщник обязательно. Он из тех, кто ни перед чем не останавливается. Не исключено, что она была еще жива, когда вы смылись. И умерла до того, как он пришел в себя. У нас пока нет результатов медицинского анализа. Но главное, что Колкэннон жив и может опознать и тебя, и твоего приятеля. Чего ты цепляешься за свою версию? Не вижу смысла.

– Другой у меня нет.

– Может, у тебя еще и алиби есть?

«Это было бы замечательно – иметь алиби, – подумал я. – Слишком многого хочешь!»

– Я сидел дома, смотрел телевизор, – сказал я. – Несколько банок пива выпил. Полежал.

– То есть всю ночь дома провел, так?

Я почувствовал в вопросе подвох.

– Весь вечер, – поправил я его. – После одиннадцатичасовых известий я ушел.

– И вломился в особняк Колкэннонов?

– Нет. У меня была назначена встреча.

– С кем конкретно?

– С женщиной.

– Что ж это за женщина, к которой можно завалиться в одиннадцать вечера?

– Было уже около двенадцати, когда я пришел к ней.

– Имя-то есть у твоей дамы?

– Имеется. Но вам я его скажу только в крайнем случае. Эта женщина и есть мое алиби. Я был у нее с полуночи и до сегодняшнего завтрака. Вы сами можете допросить ее, если у меня не будет другого выхода, но только в этом случае. Она разошлась с мужем, у нее двое маленьких детей, и ей вовсе ни к чему, чтобы трепали ее имя. Но я был у нее, это факт.

Следователь нахмурился, задумался.

– Тебя не было ночью дома, – сказал он. – Это нам известно.

– Я и говорю.

– Угу. Мы проверили твою квартиру в полпятого утра. Потом поставили ее под наблюдение, но ты не объявился. Но я все равно не верю в твою таинственную незнакомку-разведенку.

– Она не разведена. Она разошлась с мужем.

– Ну да, ну да!..

– Вам и не нужно в нее верить. Устройте опознание, пусть Колкэннон посмотрит. Мне домой хочется.

– Я, кажется, ничего не говорил тебе об опознании.

– А чего тут говорить? Почему меня привезли сюда, а не в участок? Потому что именно у вас, в Управлении, альбомы с картинками уголовников. И в это самое время Колкэннон их просматривает. Формально вы не взяли меня под арест, потому что он не признал меня по моей карточке, которую вы ему показали. Но, может быть, у меня не фотогеничная внешность и ему следует посмотреть на меня живого. Затем меня и притащили сюда. Что ж, я готов. Посадите рядком трех-четырех гавриков и меня в их числе, проведите опознание. Увидите, он опять скажет, что не видел такого. Потом я вернусь к себе и постараюсь продать хотя бы несколько книг. Трудно торговать при закрытой лавке.

– Думаешь, он тебя не опознает?

– Ни за что!

– Не понимаю я тебя, Роденбарр, – сказал следователь, вставая. – Топай за мной.

Мы прошли коридор и остановились у двери с матовым стеклом и без всякой таблички.

– Не знаю, стоит ли устраивать опознание, – сказал он, открыв дверь. – Ты присядь тут на стульчик, а я поговорю с начальством.

Я вошел, и он закрыл за мной дверь. В комнате был один-единственный стул, и он стоял перед большим зеркалом. Нет, что ни говори, миссис Роденбарр не круглых дураков вырастила. Я сразу понял, почему мне велено посидеть в этой каморке. Хотят провести одиночное неофициальное опознание. Если оно не даст результатов, оно не попадет в протоколы по делу Бернарда Граймса Роденбарра, если штат Нью-Йорк возбудит таковое.

Да, леди и джентльмены, у меня достало ума сообразить, что зеркало не простое, а особое. С лицевой стороны – зеркало как зеркало, зато с другой – прозрачное, сквозь него все видно. Колкэннона поставят сзади, и он будет рассматривать меня, а я его не увижу.

Что ж, это меня устраивает. «Больше чем устраивает», – добавил я, подумав секунду-другую. Теперь мне нужно одно – чтобы Колкэннон хорошенько разглядел меня, так, чтобы с уверенностью утверждать, что видит меня впервые в жизни.

Я встал и подошел к зеркалу, как будто это было обычное зеркало, и только. Мне хотелось скорчить гримасу, но я подавил в себе это желание и ограничился тем, что поправил галстук.

Такие зеркала – хитрая штука. Чем дальше от него, тем лучше отражение. Если же подойти совсем близко, то начинаешь видеть насквозь, как и с обратной стороны. Видишь смутно, расплывчато, потому что отражательный эффект все равно сохраняется. В результате получается двойное изображение, как на фотопленке, отснятой два раза. Я смотрел в зеркало и видел и то, что было передо мной, и то, что было позади меня одновременно.

Некоторое время впереди была только пустая комната, а потом я увидел, что дверь открылась, и Ришлер ввел человека в сером костюме с повязкой на голове. Лицо его было в синяках и ссадинах.

Он подошел к зеркалу и стал внимательно меня разглядывать. Я тоже смотрел на него. Я едва удерживался, чтобы не подмигнуть ему, не высунуть язык, вообще не выкинуть какую-нибудь дурацкую шутку. Чтобы не поддаться искушению, я принялся изучать мистера Колкэннона.

Особого впечатления он не производил: на дюйм или два ниже среднего роста, лет пятидесяти пяти, овальное лицо, наполовину седые волосы, коротко подстриженные усики с пробивающейся сединой, курносый нос, маленький рот, неопределенного цвета глаза – не то карие, не то зеленые. Его можно было принять за банковского служащего или ходатая по налоговым делам. Ничто в этом человеке не указывало на то, что он только что потерял красавицу-жену и полмиллионную монету. Впрочем, он и не был похож на счастливого обладателя такой жены и такой монеты.

С минуту он смотрел на меня, в то время как я смотрел на него. Потом он важно, как индюк, помотал головой.

Кажется, я удержался и не улыбнулся в тот момент, но когда Ришлер тронул Колкэннона за рукав и тот пошел за ним из комнаты, я ощерился, как тыквенная рожа в канун Дня Всех Святых. Вскорости Ришлер вернулся. Я сидел на стуле и чистил ногти тупым концом зубочистки. Увидев его, я невинно поинтересовался, когда же будет опознание.

– Тоже мне умник выискался!

– Прошу прощения?..

– Галстук, видите ли, вздумал поправить. Никакого опознания не будет. Можешь топать домой.

– Полиция поняла, что ошиблась?

– Ни хрена мы не ошиблись! Я по-прежнему считаю, что ты участвовал в ограблении. Ты был наверху, возился с сейфом, а твои дружки тем временем расправлялись с Колкэннонами. Поэтому он тебя и не видел. Думаешь отделаться легким испугом? Не выйдет, голубчик! Как только мы схватим твоих сообщников, против тебя сразу появится куча улик. Сядешь как миленький, причем на больший срок, и намного больший, чем если бы сам признался. Спета твоя песенка, умник!

– Я всего лишь скромный букинист.

– Как же, букинист... Убирайся-ка подобру-поздорову. Не сечешь, когда тебе хотят помочь. Мозгов не хватает. Если наберешься ума в ближайшие два часа, звякни. Впрочем, в твоих же интересах не тянуть резину. Если мы накроем кого-нибудь из твоей компании, он тут же расколется и свалит все на тебя. Придется умнику за других сидеть, а он даже не был на месте убийства. Какой в этом смысл? Лучше уж начистоту с нами.

– Я и так начистоту.

– Угу, начистоту. Проваливай отсюда, Роденбарр!

* * *

Я выходил из здания, когда меня окликнул знакомый голос:

– Не я буду, если это не Берни Роденбарр! Кого только не встретишь на Площади полиции, дом один!

– Привет, Рэй.

– Привет, привет, Берни! – Рэй Киршман загадочно ухмылялся. Костюм на нем сидел, как всегда, плохо. «На взятки, которые вымогаешь, мог бы и получше одеваться», – мелькнуло у меня в голове.

– Утречко что надо, правда, Берни?

– Что правда, то правда, Рэй.

– Хотя уже первый час пошел. Знаешь, Берни, кажется, я выиграл пари, которое сам с собой заключил. Тебя отпустили.

– Ты в курсе?

– А как же? Колкэнноны, так? Я сразу понял, что это не ты. Где это видано, чтобы ты работал не один? Где это видано, чтобы ты силу применял? Разве что однажды сбил меня с ног. – Во взгляде Рэя читался упрек. – Помнишь, Берни, что у Флэксфорда было?

– Я тогда запаниковал, Рэй.

– Я это крепко запомнил.

– Я не хотел ничего такого, Рэй. Только смыться хотел.

– Да уж... Знаешь, они уверены, что ты тут тоже руку приложил. Ришлер имел право хоть сейчас тебя забрать в камеру. Но он считает, что выгоднее дать тебе погулять на воле.

Мы стояли на тротуаре у кирпичного здания полицейского управления. Напротив, через улицу, высилась арка муниципалитета. Рэй загородил ладонью зажигалку, затянулся, закашлялся, опять затянулся.

– Хороший денек, – сказал он. – Просто замечательный!

– Почему они думают, что я замешан в налете на Колкэннонов?

– Видят твой М.О., Берни.

– Ты шутишь! Разве я когда-нибудь громил квартиры? Я хоть раз пальцем кого тронул? Разве не давал тягу, как жулик, если объявлялись хозяева? Разве бил стеклянные крыши, чтобы попасть в дом? Нет, брат, все это не согласуется с моим modus operandi[6].

– Они из того исходят, что это твои сообщники так грубо работали. Но и против тебя есть улика. Очень даже подходящая улика.

– Ты о чем?

– А вот о чем. – Рэй достал из кармана резиновую перчатку. Он держал ее осторожно, двумя пальцами, словно она кусалась. Ладонь на перчатке была вырезана.

– И это твоя улика?

– Их улика, не моя. В досье на тебя что записано? «Для совершения преступных деяний надевает резиновые перчатки с отверстиями на ладонях». Как тебе нравится это – «с отверстиями на ладонях»? Нет чтобы сказать по-человечески, что ты вырезаешь в них ладони.

– Где ты это раздобыл?

– Перед домом Колкэннонов. Там у них садик, в садике и валялась.

– Дай посмотреть.

– Эй, это улика!

– Хрустальная туфелька тоже была улика, – сказал я, взяв у него перчатку и пытаясь натянуть ее на руку. – А я, должно быть, одна из злых Золушкиных сестер, потому что она мне не подходит, твоя улика. Резиновые перчатки тоже ведь разных размеров делают. Эта на несколько размеров меньше.

Рэй даже наклонился, чтобы рассмотреть получше.

– Погоди, погоди, похоже, ты прав...

Я вернул ему перчатку.

– Береги. Можешь даже сказать кому надо, что на мою руку перчатка не налезает. Пусть поищут какого-нибудь раззяву с маленькой рукой.

– Передам. Ты к себе, в магазин? Могу подбросить.

– Это тоже входит в стоимость услуг?

– Да брось ты, просто по пути!

Назад я ехал уже не в полицейской машине. По пути поговорили о том, о сем, о новом игроке в городской бейсбольной команде, о возможной забастовке муниципальных мусорщиков, о перетряске кадров в окружной прокуратуре Куинса. Полицейским и ворам есть о чем поговорить, стоит им только подняться выше взаимной вражды. У них много общего. Хотя ни те, ни другие не хотят этого признавать. Без формы Фил и Дэн совсем не похожи на полицейских. Недаром я сначала принял их за бандитов.

Рэй высадил меня у дверей «Барнегатских книг» и, посоветовав смотреть в оба и подмигнув на прощание, укатил. Я начал было отпирать замки, потом, убедившись, что он уехал, плюнул и снова их запер. Были дела поважнее продажи книг.

Я не был в шайке, которая прикончила Ванду Колкэннон. Ее муж не только не опознал меня, но и твердо заявил, что не знает такого. Если перчатка – это все, что у них есть, то такая улика гроша ломаного не стоит.

Тем не менее Ришлер считает, что я замешан в преступлении.

Я чувствовал, что есть что-то странное в этой истории. Рэй, кажется, тоже так думал.

Глава 7

Ленч у нас с Каролин обычно общий. По понедельникам и средам продукты закупаю я, и мы едим в ее собачьем салоне. По вторникам и четвергам еду приносит она, и мы закусываем в «Барнегатских книгах». По пятницам мы, как правило, закатываемся в какой-нибудь недорогой ресторанчик с национальным колоритом и гуляем. Естественно, этот распорядок всегда можно было нарушить, если у меня или у нее менялись планы. Сегодня была среда, и когда я не явился к ней в полдень, она поняла, что у меня что-то изменилось, и махнула поесть одна. «Салон для пуделей» был заперт, изнутри на стеклянной двери висела картонка и циферблат с передвижными стрелками. На картонке была надпись: «Вернусь в...» – стрелки показывали половину второго.

Я заглянул в кафе у поворота на Бродвей, но Каролин там не было. Хотел оттуда же сделать звонок, но телефон-автомат висел на людном месте. Пришлось пройти еще квартал и заглянуть в восточный ресторанчик – и снова никого, зато автомат находился в укромном уголке. Я заказал чашку кофе и сандвич с пряностями. Голоден я не был, но, помимо булочки на завтрак, с утра не ел и потому решил, что стоит подкрепиться. Сандвич я не доел, кофе выпил весь и попросил десятицентовиков, когда мне давали сдачу.

Первый звонок я сделал Абелю Крау. Дневная «Пост» была уже в киосках, но я даже не посмотрел на нее – знал, что вся третья полоса занята Вандой Колкэннон. Убийство ее могло попасть и на первую полосу, если его оттуда не потеснит что-нибудь чрезвычайное, вроде прогнозируемого вторжения из Южной Америки каких-нибудь жалящих насмерть пчел. Помню, когда было шумное дело Сэма Берковица, «Пост» поместила во всю первую полосу фотографию спящего в камере маньяка, сопроводив ее кричащей надписью: «Сэм спит!!!»

Слух об убийстве наверняка разнесся повсеместно и должен был дойти до Абеля по радио, телексу или с печатной страницы. Любая краденая вещь стоимостью, исчисляемой шестизначным числом, – штука довольно горячая, можно и обжечься. А тут убийство! Считай, пожар разгорелся. От такого Абель будет не в восторге. Хорошего настроения ему мой звонок не прибавит, зато хоть я ему повторю еще раз, что, может быть, мы и плохие, но в мокром деле не участники.

Я держал трубку ровно двенадцать гудков, пока мой десятицентовик не выскочил из аппарата назад. Подумав полминуты, я набрал номер снова. Бывает, что ткнешь палец не туда, куда надо, или вдруг связь забарахлит.

Нет, молчит. Я набрал его номер по памяти, телефонной книги под рукой не было, поэтому я на всякий случай позвонил в «Справочную», и выяснил, что память меня не подвела. Я позвонил Абелю в третий раз, но результат был тот же самый. Может быть, как раз в это время он торгуется с покупателем из-за нашего никеля. Может быть, он зашел в свою любимую кондитерскую на Западной Семьдесят второй и скупает все, что попадается на глаза. Или дрыхнет, прикрыв телефон подушкой. Или мокнет в ванной. Или же прогуливается в Риверсайдском парке, искушая тамошнее хулиганье... Все может быть.

Я снова позвонил по 411 и попросил номер галереи «Нэрроубэк» на Западном Бродвее в Сохо. После четырех гудков я уже подумал, что мне вообще не суждено сегодня до кого-нибудь дозвониться, но тут услышал хриплый от беспрерывного курения голос Дениз Рафаэлсон.

– Привет, – сказал я. – Мы готовы к ужину?

– Берни?

– Он самый.

Последовала небольшая пауза.

– Что-то я перепутала, – сказала она наконец. – Работаю, как зверь, голова от красок раскалывается. Мы что, на сегодняшний вечер договаривались?

– Вроде так. В прошлый раз идея родилась. Значит, умерла, не успев родиться.

– Надо записывать, – сказала она. – А я этого не делаю. Извини, Берни.

– У тебя другие планы?

– Планы? Да нет. Хотя, если я забыла о свидании с тобой, то уж о прочем и подавно. Насколько я помню, сегодня у меня вечеринка. Придут Трумен и Гор, Хилтон хотел посмотреть мои последние работы – ему предстоит писать обзор в воскресную «Таймс». Энди обещал привести Мэрилин, если только она в городе. Ты знаешь, что это такое – принадлежать к кругу людей, которых узнают по одному имени? Я? Что я? Да будь я хоть Джеки, все равно спросят документы, если захочу получить в банке деньги по чеку.

На телефонные хохмы Дениз мастерица. Я познакомился с ней тоже по телефону, совершенно случайно, когда разыскивал одного художника, о котором я не знал ничего, кроме фамилии. Она посоветовала, что надо сделать, мы разговорились, и пошло-поехало. С тех самых пор мы встречаемся время от времени, и если наши свидания оставались эпизодическими и не переросли во что-то более прочное, то это все равно не самое худшее в том, что теперь принято называть межличностными отношениями.

– Я знаю, что должна была сделать – притвориться, – говорила Дениз. – Когда ты спросил, готова ли я к ужину, надо было сказать «да» и точка. Какая жалость, что я не употребляю наркотики! Тогда можно было бы сказать, что только что выкурила травку, вот в голове все и перепуталось. Ты поверил, что это от красок?

– Конечно, поверил.

– Потому что я действительно свободна сегодня вечером. Даже если я и забыла о свидании, ничто не мешает мне на него прийти. Мы условливались, где встретиться?

– Почему бы мне не заскочить к тебе? Примерно в половине восьмого.

– Правда, почему бы и нет?

– Тогда я заскочу.

– Я буду ждать. Что-нибудь приготовить?

– Нет, мы куда-нибудь сходим.

– Звучит многообещающе. Может быть, я успею закончить эту проклятую картину. Тогда полюбуешься. А может быть, и нет. «Берни в 7.30». Знаешь, я записала. Теперь уж точно не забуду.

– Я верю тебе, Дениз.

– Одеться как-нибудь по-особому?

– Простенько, но со вкусом и с улыбкой.

– Хорошо.

* * *

Я попробовал позвонить Абелю еще раз, но напрасно. Было уже половина второго, и я пошел в «Салон для пуделей». Каролин только что освободилась.

– А, это ты! – встретила она меня. – А я ждала-ждала, вижу – тебя нет. Пошла к тебе, но магазин заперт. Пошел, думаю, за ленчем. Вернулась сюда, снова подождала, потом махнула рукой и пошла поесть одна.

– Ни в кафе, ни у Мамуна тебя не было.

– Захотелось чего-нибудь горяченького внутрь, а то от вчерашних сладостей... Господи, ну и утро!

– Тяжелое?

– Голова была как футбольный мяч после матча с участием Пеле. Ты хоть представляешь, что это такое – возиться с большим шнаузером, когда у тебя сахарное похмелье?

– Нет.

– Вот счастливчик! Значит, в кафе был и у Мамуна? Искал меня?

– Вроде того.

– Просто так или понадобилась?

Мне ужасно не хотелось портить Каролин настроение, но выхода не было.

– Хотел сказать, что ты потеряла перчатку. Резиновую перчатку с вырезанной ладонью.

– Твою мать!..

– Не надо так говорить, нехорошо. Отдает мужским превосходством.

– Плевать я хотела на мужское превосходство! Я поняла, что потеряла ее, когда ложилась спать. Вторую я сама выкинула. Не хотела ничего тебе говорить. Как ты узнал? Рылся в моем мусорном ведре, что ли?

– Только и знаю, что подбирать за тобой мусор. Началось как извращение, а стало привычкой.

– Так оно всегда и бывает.

– А в твоем мусорном ведре я не рылся. Если интересуешься, могу сказать. Перчатку ты выронила в садике у Колкэннонов.

– Правда? Господи, теперь меня посадят! Но откуда ты узнал? Неужели ходил туда? Нет, не может быть.

– Мне ее показали.

– Но кто... – Каролин наконец поняла. Лицо ее вытянулось. – Неужели полицейские?

– Угадала.

– Тебя арестовали?

– Нет, но в управление возили.

– А потом?

– Потом отпустили. Рука у меня больше твоей. Перчатка не налезла. И Колкэннон меня не опознал.

– Как же он мог тебя опознать? Он тебя в жизни не видел.

– Вот именно. Вижу, за ленчем газет не смотрела?

– Только утром перелистала «Таймс»... А что?

– Длинная история, но ты должна ее знать, – сказал я. – Слушай сюда.

Пока я рассказывал, дважды звонил телефон. Каролин включила автоответчик, чтобы звонившие могли при желании передать сообщение. Потом в салон зашел невысокий человек с грустными глазами и накладными волосами. Он справился о видах услуг и расценках. Если собаки, как утверждают, похожи на своих хозяев, то у него, должно быть, была такса.

Когда я закончил рассказ, Каролин покачала головой.

– Не знаю, что и сказать. Эта перчатка... Погано с моей стороны.

– Что делать, бывает.

– Хотела помочь, а сама напортачила. Это все равно что разбросать позади себя крошки от хлеба.

– Не совсем. Крошки бы птицы склевали.

– Ага... Даже не верится. Ванда Фландерс Колкэннон – мертвая! В голове не укладывается.

– Еще как укладывается, если посмотреть на снимок.

Каролин всю передернуло.

– Ограбить кого – это интересно, но убить человека...

– Да уж.

– Не понимаю, как это случилось. Ведь эти подонки забрались до нас.

– Точно.

– Перевернули все вверх дном, набрали того-сего и смылись.

– Точно.

– А потом снова вернулись? Зачем? Только не говори, что преступник всегда возвращается на место преступления.

– Если и возвращается, то для нового преступления. Мы ведь не знали, что Колкэнноны собирались оставить Астрид, верно? Мы думали, что они там заночуют.

– Я и здесь дала маху.

– Ты тут ни при чем. Я хочу сказать, что эти подонки тоже так думали. Нахватали что под руку попало – и давай мотать через крышу. Но потом, может быть, спохватились и решили еще разок сейф попробовать. В первый раз у них не было с собой никакого инструмента, и о сейфе они ничего не знали. А тут раздобыли горелку или дрель, а впереди целая ночь. Почему не попробовать? Попытка не пытка.

– И в это время заявляются хозяева?

– Видимо, так.

– Но если так, разве бандиты не могли заставить Колкэннона сказать им шифр?

– Могли, но, может быть, они уже взломали сейф.

– А если взломали, чего им торчать в доме?

– Они и не торчали. Стали выходить и столкнулись в дверях с Колкэннонами.

– Зачем им дверь? Могли уйти, как пришли – через крышу.

– А ты, пожалуй, права, – сказал я и нахмурился. – Есть еще одна вероятность. Третья группа!

– Третья группа грабителей? Сколько же народу знало, что проклятую сучку везут трахнуться в Пенсильванию?

– Может, это были не настоящие грабители. Может, просто молокососы, шныряющие по крышам, или доходяги, ищущие порошок или травку. Увидели разбитую крышу – и вниз. Там еще было чем поживиться. Шпана клюет на мелочевку – приемник, например. Как раз на пакетик героина.

– Еще телевизор, а на втором этаже – стерео.

– Вот и говорю. Для жуликов низкого пошиба навар всегда найдется. Только вот живых денег там не было. А мелкое жулье воспринимает это как личное оскорбление. Знаешь, что хулиганы иногда избивают людей, у которых нет при себе бабок?

– Слышала об этом.

– Так вот, новичок в нашем деле тоже чувствует себя обманутым. Вполне представляю себе пару панков – лезут сквозь разбитое стекло внутрь, берут приемник и переносной телевизор, а потом ждут хозяев, чтобы и карманы еще обчистить. – Я хотел было развить тему, но, подумав, бросил и сказал: – Впрочем, это не так уж важно. Что с нами будет? Ничего не будет. Ну, потрясусь недельку, поджидая гостей в форме, но в принципе у них против нас ничего нет. А ту шпану они быстро прищучат. Это убийство много шуму наделает. И Ришлер прав: кто-нибудь обязательно проболтается по пьянке, а другой стукнет. Большинство преступлений так и раскрывается.

– Значит, ты уверен, что нам ничего не грозит?

– Ничего. Колкэннон опознает тех, кто прикончил его жену. Он уже установил, что меня среди них не было. Все, что у них есть, – это перчатка, но как я мог ее надеть, если она на несколько размеров меньше. Нам здорово повезло, что перчатку потеряла ты, а не я.

– Если б мне от этого было легче...

– Во всем надо видеть не только плохое. И хорошо, что Колкэннон жив. Если бы и его прикончили, кто бы засвидетельствовал, что меня не было на месте преступления?

– Знаешь, я об этом не подумала.

– А я подумал. – Я взял телефон со стола. – Надо позвонить Абелю.

– Зачем?

– Сказать, что мы никого не убивали.

– Он должен сам об этом догадаться. Жаль, что мы с тобой сами не видели «Пост». Там, наверное, говорится, в котором часу ее убили.

– Вероятно, говорится.

– Та-ак... Мы пришли к нему примерно в половине двенадцатого. Когда он проверял «пьяже» по твоим часам, было 12.07. Это я хорошо помню. Колкэнноны приехали домой после полуночи. Абель сообразит, что это не мы.

– Господи, – протянул я. – Выходит, он – наше алиби!

– Факт.

– Будем молить Бога, чтобы нам не пришлось привлечь его в качестве свидетеля. Только вообрази эту картину. Доказывая свою непричастность к ограблению, ты ссылаешься на то, что в это самое время ты сбывала барыге вещи, украденные у жертвы этого ограбления!

– В твоей формулировке это и вправду звучит до жути нелепо.

– То-то и оно, – сказал я и начал набирать номер. – Все-таки позвоню, обрисую ситуацию. Очень может быть, что он забыл, как мы проверяли время, и думает на нас. Мне бы этого не хотелось.

– А как ты считаешь, он не отказался бы иметь дело с монетой?

– С чего бы это?

– Ну, если бы мы убили...

Я слышал гудки – третий, пятый, седьмой...

– Абель – скупщик краденого, а не судья. Кроме того, мы никого не убивали, и я заставлю его в это поверить. Черт, он когда-нибудь подходит к телефону?

Я положил трубку. Каролин сморщила лоб, потом сказала:

– Бизнес – это бизнес при любых обстоятельствах, правда? Ванду убили, но это ничего не меняет. И Абель должен продать этот никель – не важно когда, через несколько дней или через несколько месяцев. А мы получим свою долю, как будто ничего не произошло.

– Совершенно верно.

– Мне кажется, это несправедливо. Не могу объяснить, почему.

– Но ведь не мы ее убили, Каролин.

– Знаю, что не мы.

– Мы вообще не виноваты в ее смерти.

– И это знаю. Виноваты другие, к которым мы не имеем никакого отношения. Я все это прекрасно понимаю, и все же... Сколько мы получим?

– Что, что?

– За монету.

– А-а... Не знаю.

– Откуда мы узнаем, за сколько он ее продал?

– Он нам скажет.

– Я спрашиваю: он не обманет нас?

– Кто, Абель? Не исключается.

– Правда?

– Что ты хочешь? Человек скупает краденые вещи и знает, с кем имеет дело. Он прожил долгую жизнь, и я допускаю, что он иногда лгал. Я отнюдь не убежден, что он дал себе зарок не делать этого впредь. Причем солгать в данном случае – легко. Потому что мы об этом никогда не узнаем.

– Тогда как мы можем ему верить?

– Да в известном смысле нам и не следует верить. Во всяком случае, он может быть не до конца честным с нами. Если ему повезет и наш никель купят... ну, например, за полмиллиона, он может сказать, что продал его за двести тысяч. Нам достанется половина плюс досада на то, что нас крупно нагрели. Но кому пожалуешься? И возмущаться мне трудно, если учесть, что пятьдесят тысяч – это за один вечер.

– А если он скажет, что продал за пятьдесят тысяч?

– Тогда это скорее всего будет правда. Чем дороже он его продаст, тем больше вероятность обмана с его стороны. И он будет предельно честен, если продаст дешево. В любом случае наша с тобой доля – не меньше семнадцати с половиной тысяч. Эту сумму он предлагал выдать сразу, помнишь? Отсюда следует, что мы получим больше, если подождем. Но если вдруг монета все-таки окажется поддельной, вот тогда все полетит к чертям.

– А такая вероятность есть?

– Не думаю. Уверен, что она подлинная. Предполагаю, что дело закончится пятьюдесятью тысячами – по двадцать пять на нос.

– И нам ничего не остается делать, как только ждать?

– Да, ждать. Как говорил немецкий офицер нашему военнопленному в том фильме: «Для вас, дружище, война кончилась». Отмечу окончание нашей войны тем, что открою магазин на пару часов. Что-нибудь вечером делаешь?

– Прошвырнусь по нашим барам. А что, хочешь пригласить меня на ужин?

– Извини, не могу. У меня свидание.

– С кем? Я ее знаю?

– С Дениз.

– С художницей? У которой недержание речи?

– Она остроумна, и великолепное чувство самоиронии.

– Хочется верить.

– Я когда-нибудь критикую твоих женщин?

– Критикуешь, хотя у меня хороший вкус.

– М-да, – сказал я и встал. – Пойду продам пару-тройку книг. Я тебе звякну, если узнаю что-нибудь новенькое. Приятного вечера, привет лесбе.

– Постараюсь. Привет Дениз.

Глава 8

Дениз Рафаэлсон – высокая, стройная, длинноногая женщина, хотя Каролин называет ее не иначе как тощей жердью. У нее вьющиеся темно-каштановые волосы, подстриженные не слишком коротко и не слишком длинно, и лицо, усеянное россыпью не слишком заметных веснушек. Глаза у Дениз серо-синие, глаза художника – всматривающиеся, взвешивающие, видящие окружающий мир как серию вставленных в рамы прямоугольников.

Такими прямоугольниками, хотя еще не обрамленными, были увешаны и стены ее мастерской и жилища в галерее «Нэрроубэк» на третьем этаже здания, возвышающегося на Западном Бродвее, между Грэнд-стрит и Брум-стрит. Название галереи – «Узкая спина» идет от необычной формы здания, широкого по фасаду и узкого сзади.

Я осмотрел две новые картины Дениз, из которых одна была только что закончена. Потом перекинулся несколькими фразами с ее двенадцатилетним сыном-вундеркиндом Джаредом и подарил ему полдюжины научно-фантастических романов в мягкой обложке, специально для него отобранных. (Сам я книгами в мягкой обложке не торгую, и те, которые попадают ко мне вместе с другими, перепродаю в один магазинчик, где торгуют только ими.) Джаред особенно обрадовался раннему роману Чипа Делани, который он давно хотел прочесть, но разговор был недолгий, сдержанный, как и ожидаешь, когда общаешься с развитым не по годам и все понимающим сынишкой женщины, с которой иногда ложишься в постель.

Перед тем как отправиться в Сохо, к Дениз, я заскочил домой побриться и переодеться. Я надел плотную рубашку, удобные джинсы «ливайсы» и мои любимые мокасины. Дениз встретила меня в лимонной водолазке и тоже в джинсах, но сорокадолларовых, с кожаной нашлепкой на заднем кармане. Боже, где те времена, когда ярлыки пришивались внутри одежды!

Мы выпили по бокалу вина и пошли в абиссинский ресторанчик неподалеку от дома Дениз. Там готовили какие-то экзотические блюда с неудобопроизносимыми названиями, а выпивку посетители приносили с собой. Мы взяли бутылку «Розового виноградного», которое идет якобы с любой едой, и оно действительно неплохо пошло. Дениз заказала жареного цыпленка, я телятину; и то, и другое было обильно полито острым и горячим соусом, от которого, казалось, посуда шла волдырями. К цыпленку и телятине подали круглую пористую лепешку величиной с суповую тарелку; мы отламывали от нее куски, подбирали ими жарево со своих сковородок и отправляли в рот. Масса ньюйоркцев перенимает теперь застольные манеры у детей-грязнуль, и все ради уважения к чьим-то национальным обычаям.

Мы не стали засиживаться, когда прикончили цыпленка, телятину и «Розовое», и совершили небольшой моцион по ближайшим кварталам. На Вустер-стрит мы послушали джазовое трио и выпили по порции виски. Дениз добила пачку «Вирджинских тонких», а я дважды попробовал позвонить Абелю. Потом мы прошли немного и заглянули в «Деревенский уголок». Там Лэнс Хейворд как раз заканчивал свою десятичасовую программу. Дениз была знакома с Лэнсом, и, когда он кончил, мы выпили с ним, поболтали о том о сем. Пили мы сейчас только то, что покрепче. Из разговора выяснилось, что нам непременно нужно послушать игру одного молодого пианиста, выступающего в новом клубе где-то в моем районе. Я еще раз набрал номер Абеля, мы еще раз выпили, поймали такси и рванули в Верхний Манхэттен.

Клуб этот находился на авеню Колумба, в начале Восьмидесятых улиц. Пианистом оказался чернокожий паренек, а его игра напомнила мне Ленни Трис-тано, чью пластинку я не слышал уже много лет. По окончании его программы мы опять сели в такси и поехали ко мне. Дома я сразу же раскопал пластинку и поставил ее на проигрыватель. Мы хлебнули по последней и, быстро раздевшись, нырнули в постель.

Нет, Дениз не была тощей, костистой жердью, как утверждали некоторые. Напротив, она была мягкой, теплой, нежной, податливой, и оригинальные мелодии с синкопическими ритмами не мешали нам получать удовольствие друг от друга. Больше того, они придавали особую пикантность нашим любовным утехам.

Звукосниматель щелкнул и в третий раз опустился на пластинку, когда Дениз зевнула, села и потянулась за сигаретами. Закурив, она сказала, что ей пора домой.

– Оставайся, – предложил я.

– Я ничего не сказала Джареду. Думала, мы ко мне поедем.

– Ну а если он утром увидит, что тебя нет?

– Сообразит, что я у тебя. Это ничего, нормально. Если бы я знала, я бы позвонила ему раньше, а сейчас уже поздно. Не стоит его будить.

Я подумал, что надо бы еще разок звякнуть Абелю, но не хотелось двигаться.

– Знаешь, я, пожалуй, останусь, – сказала она, подумав. – Не возражаешь, если я переменю пластинку?

– Конечно, нет. Поставь сразу несколько.

Дениз наклонилась над подставкой для пластинок. Ее голая попа очаровательно смотрела в моем направлении. Костлявая, угловатая? Черта с два!

Дениз снова легла. Я подсунул ей руку под голову и сказал, что рад, что она осталась.

– Я тоже.

– Говоришь, вчера в киношке была?

– С Джаредом. Смотрели новую ленту с Вуди Алленом.

– Ему, конечно, понравилось, но, наверное, сказал, что ситуация чересчур надуманная.

– От такого умника ничего другого и не дождешься.

– А после кино что делала?

Она повернулась, посмотрела на меня.

– Немного потанцевала в фойе, и все. А что?

– Значит, сходили с Джаредом в кино, а после пошли домой.

– Только по пути зашли, выпили по йогурту. В чем, собственно, дело?

– Когда Джаред лег спать?

– Около одиннадцати или немного позже.

– Это вообще-то не понадобится, – сказал я, – но на всякий случай я вчера был у тебя. Пришел около двенадцати, когда парень уже спал, и ушел рано утром.

– Понятно.

– Что тебе понятно?

Она села, зажгла очередную сигарету.

– Понятно, почему ты позвонил мне сегодня.

– Ни черта тебе не понятно.

– Разве? Обчистил кого-нибудь вчера, и тебе понадобилось алиби. Вот мы и вспомнили о Дениз. Я-то думала, что ты бросил воровать, ты даже поклялся, но что значит клятва для взломщика? Тем более если под рукой старуха Дениз. Стоит только сводить ее в ресторан, выпить с ней, потусоваться по клубам и под конец трахнуть по-дружески.

– Брось!

– Почему? Разве это не так?

Господи, и зачем только я заговорил об этом? Легко сказать, зачем. От собственных мыслей не отвяжешься.

– Ты не права, – сказал я, – но не знаю, сможешь ли ты меня выслушать в таком состоянии. Я позвонил, потому что мы условились. – Лучшая защита – это внезапное нападение. – И нечего сваливать на меня. Я не виноват, что у тебя дырявая память.

– У меня не...

– И у меня нет никаких особых неприятностей, потому что я в самом деле завязал. Просто вчера ночью совершено ограбление, и преступник потерял перчатку, вроде той, какие надевал я. Полиция нашла ее на месте преступления, и они решили, что это моих рук дело. Алиби у меня нет, потому что я все это время провел дома один. Если ты не совершаешь ничего противозаконного, зачем тебе заранее заботиться об алиби?

– Значит, сидел дома перед телевизором?

– Если по правде, сидел и читал Спинозу.

– Надо же придумать такое. Но на тебя это похоже. – Дениз устремила на меня взгляд. – Не знаю, насколько тебе можно верить... Где было ограбление? Постой, это не то, о котором я читала в газетах, – в Челси? Эта несчастная женщина...

– То самое.

– Но это ведь не ты, не ты, Берни? – Она не сводила с меня оценивающего взгляда, потом взяла обеими руками мою руку и сказала скорее себе, чем мне. – Нет, ты добрый, мягкий. Ты не способен убить человека.

– О том и речь.

– Я тебе верю. Говоришь, там нашли какую-то перчатку. Это грозит тебе неприятностями?

– Не думаю. Надеюсь, в ближайшие два-три дня они схватят этих подонков. Тем не менее я подумал, что неплохо бы иметь кого-нибудь, кто подтвердил бы мои показания.

Дениз пожелала узнать, какие показания конкретно, и я пересказал ей свой разговор с Ришлером.

– Значит, ты не назвал меня. Это хорошо, что не придется иметь дело с полицией. Разве что в крайнем случае, если тебе потребуется свидетель.

– Совершенно верно.

– Но почему ты не рассказал все как было? Что был дома, смотрел телевизор?..

– Привык заливать «фараонам».

– Вот как!

– А привычка – вторая натура. Думаешь, легко исправляться?

– Не знаю. – Она потянулась к тумбочке ткнуть окурок в пепельницу. В таком положении ее грудь выглядела особенно соблазнительно. Я протянул руку и погладил ее. Костлявая, угловатая? Как бы не так!

– По-моему, со мной что-то делают, – протянула она лениво, – да еще привирают.

– Может быть, совсем чуть-чуть.

– Ну да, идеальных людей нет.

– По крайней мере так думает большинство.

– А я немного сонная, и мне еще чуточку хочется, а Дик Эллингтон неподражаем, правда? И почему бы вору не стянуть поцелуй?

– Бог знает, куда это может завести.

– И не только Бог.

Глава 9

Я проснулся около семи – надо было проводить Дениз. На двери у меня куча замков, и она не могла справиться с ними. Я пооткрывал замки, сказал, что позвоню ей, и она сказала, что это будет замечательно. Мы обменялись беглыми поцелуями, незаменимыми в тех случаях, когда ты или вы оба давно не пользовались зубной щеткой.

Заперев дверь за Дениз, я пошел в ванную, почистил зубы и проглотил две таблетки аспирина. Мелькнувшая мысль о завтраке не вдохновила, и я решил прилечь. Пусть сначала подействует аспирин.

Меня разбудил громкий стук в дверь. Спросонок я подумал, что это Дениз, забыла что-то и вернулась. Нет, на нее непохоже. Непохоже и на миссис Хеш, единственную живую душу, которую я знал в нашем бездушном доме. Она иногда захаживает ко мне – пригласить на чашку какого-то особенного кофе и поругать персонал за неумение поддерживать в должном порядке стиральные машины и сушилки. Но миссис Хеш – маленькая, как птаха, и немолодая леди, она не может так барабанить.

Снова стук. Я спустил ноги на пол, моя голова постепенно прояснялась. Полиция, понял я, как только мозг начал соображать. Так барабанят, как будто ты поджидаешь дорогих гостей. Я подошел к двери и спросил, кто там.

– Не Санта Клаус, – отозвался знакомый голос. – Открывай, Берни.

– Ч-черт!..

– Так-то ты встречаешь старых друзей?

– Неудачное время ты выбрал. Может, я спущусь в вестибюль минут через пять?

– Может, ты все-таки откроешь секунд через десять?

– Да я не одет!

– Ну и что?

– Ладно, подожди минутку.

Который же это час? Я разыскал часы, они показывали начало десятого. Это значит, что я опоздаю открыть магазин вовремя. В результате – ущерб: несколько непроданных книг по доллару за три штуки. Господи, об этом даже думать смешно, ведь только что экспроприировал вещь стоимостью в сотни тысяч долларов, но порядок есть порядок.

Я по-быстрому оделся, ополоснул лицо холодной водой и открыл окно, чтобы проветрить комнату. Затем второй раз в это утро отпер поочередно все замки. В квартиру ввалился Рэй Киршман.

– Ты посмотри! – покачал он головой. – Не перебираешь ли с защитными приспособлениями, Берни?

Защитные приспособления – так только полицейский скажет. Нормальные люди называют эти проклятые железки замками.

– Береженого Бог бережет.

– Это нам известно. У тебя что, мания преследования появилась под старость?

– В этих кварталах какая-то эпидемия ограблений. У нас в доме уже три квартиры обчистили.

– Куда же швейцар смотрит?

– Швейцар – он и есть швейцар, а не секретная служба. Кстати, он не позвонил о твоем приходе.

– Это я сказал, чтоб он не беспокоился, Берни. «Сиди и не рыпайся, – говорю, – я сам доберусь».

– А ты бы сказал, что ты Санта-Клаус.

– Это еще зачем?

– Чтобы он знал, кто ему на Рождество презент принесет. Лично я даже золы в чулок не насыплю.

– Шутишь! Что, гостей вчера принимал?

– И это узнал от швейцара?

Рэй приосанился.

– Зачем мне швейцар? Сам вижу. Я, по-твоему, сыщик или кто? Пепельница полная окурков, а ты не куришь. Бокалы по обе стороны кровати на тумбочках. Если она прячется в ванной, пусть вылезает. Трое – это уже компания.

– Нет, она ушла. А то была бы признательна за приглашение.

– Так ее нет?

– Нет. Ты опоздал на пару часов.

– И на том спасибо.

– Не понял.

– Могу хоть уборной попользоваться.

Когда Рэй вернулся, я уже пил апельсиновый сок и чувствовал себя если не на все сто, то вполне сносно.

– Зашел только, чтобы в сортир сходить?

– Все шутишь, Берни. Шел мимо, дай, думаю, загляну. Мы не так уж часто видимся.

– Да уж, целый век не видались.

– Кажется, только и встречаемся, когда кого-нибудь кокнут... Значит, гости были, да? Две ночи подряд? Силен.

– Прошлой ночью я был у нее.

– Значит, та же самая дамочка, да?

– Та же.

– Удобно устроился.

– Рэй, мне всегда приятно тебя видеть, – сказал я. – Но сегодня я проспал и опаздываю в магазин, и...

– Время – деньги. Дело прежде всего. Ты это хочешь сказать?

– Вроде того.

– Я тебя понимаю, Берни. Я и сам не пришел бы, если бы не дело. У кого теперь есть время для визитов вежливости, так?

– Так.

– Как я понимаю, у тебя есть алиби на прошлую ночь? Есть дамочка, которая может это засвидетельствовать. Крошка, выкурившая кучу сигарет.

– Не такая уж она крошка. Некоторые даже считают, что она – долговязая жердь. Но я уже обо всем рассказал Ришлеру. Конечно, я буду вынужден назвать ее, если меня арестуют и припрут к стенке. Но пока что этого не случилось.

– Ты говоришь про позапрошлую ночь, про Колкэннонов. А я спрашиваю про прошлую.

– А что произошло прошлой ночью?

– Вот я и хочу тебя послушать. Начни с того момента, когда я подбросил тебя к магазину. Изложи по порядку, будь добр.

– При чем тут прошлая ночь, Рэй?

– Нет уж, сначала расскажи.

Слушал он внимательно; мне казалось, что я вижу, как поворачиваются у него в черепе шарики, шестеренки, шарниры. И хотя его неподкупность имеет свою цену, это не отменяет того факта, что Рэй Киршман – хороший полицейский. Лучший, какого только можно купить за деньги.

Когда я закончил рассказ, он пощелкал языком, почмокал, зевнул и признал, что у меня вроде неплохое алиби.

– Это не алиби. Это то, что я делал вчера. Алиби – это когда совершено преступление и тебе приходится доказывать, что ты не виноват, потому что не был на месте преступления, а находился в другом месте.

– Ишь ты, знает!

– Что же все-таки произошло?

– Твоего приятеля укокошили, вот что. По крайней мере он был твоим приятелем, пока ты не встал на правильный путь.

Я похолодел. Рэй мог подразумевать кого угодно, но я почему-то сразу понял, о ком идет речь. Ни секунды не сомневался.

– Крупный барыга! Или, как пишут газеты, небезызвестный скупщик краденого. Правда, добавляют, что – предполагаемый, потому что он ни разу на этом не попался. Кто-то забрался к нему сегодня ночью в квартиру и ухлопал его.

Глава 10

– Не волнуйся, тебя не подозревают, – говорил Рэй. – Никто из следственной команды на тебя даже не подумал. Но я сам смотался пораньше на Риверсайд-драйв, расспросил об этом Крау. И знаешь, о ком я первым делом подумал? О тебе. «Только вчера я виделся со своим старым приятелем Берни Роденбарром, – рассуждал я про себя, – а сегодня находят убитым его старого приятеля. Вдобавок этот Крау и жена Колкэннона – они оба скончались от сильных ударов по голове». Думал, думал и вот решил тебя спросить. Тебе что-нибудь об этом известно, Берни?

– Ничего не известно.

– Угу. Ну а кроме ничего, может быть, что-нибудь знаешь?

Мы были в той же машине, в какой ехали вчера, и Рэй снова вез меня в магазин. Я сказал, что не видел Абеля Крау с тех пор, как с одной знакомой любовался из его окна праздничным фейерверком, а это было почти год назад.

– Точно, из его гостиной вид что надо. Я ведь и в квартиру к нему заскочил – посмотреть, что и как. Мало что увидел, только пол-Нью-Джерси из окошка. Между прочим, там, у окна, и нашли его тело. Мешком валялся. Значит, с Четвертого июля вы не видались?

– Может, несколько раз по телефону общались. А видеть с июля не видел.

– Угу. Там вот как все было. Примерно в шесть, в полседьмого вечера соседка позвонила ему в дверь, но никто не открыл. Она забеспокоилась, давай к швейцару. Швейцар говорит – нет, кажется, сегодня не выходил. Человек в возрасте, может, сердце схватило, может, упал и ушибся. Ему семьдесят один было.

– Я не знал, что он такой старый.

– Да, семьдесят один... Тогда швейцар сам пошел наверх, а скорее всего послал кого-нибудь – лифтера или носильщика. Попробовали натурально дверь, а она ни в какую. Потому как у него засов дай Бог. Вроде твоего, только другой конструкции. Болт поперек двери двигается.

– Я знаю.

– Вот как? С прошлого июля помнишь, какой у него замок?

– Как только ты упомянул, я сразу вспомнил. По роду прежних занятий привык обращать внимание на замки.

– Еще бы!.. Ну вот, начали они колотить в дверь – снова глухо. Осталось только звонить в участок. Оттуда прислали человека, но что он мог сделать? Такой запор не взломаешь. Пока искали слесаря, пока он пришел, тюка то да се... Короче, только к десяти удалось сдвинуть засов.

Так оно, должно быть, и было. Незадолго до десяти я последний раз набрал номер Абеля, а попади они в его квартиру раньше, к телефону точно подошел бы полицейский.

– Они уже догадались, что старик отдал Богу душу. Но вот что его пришили, никто не ожидал.

– Но это точно убийство? Может быть...

– Точно. Медицинский эксперт сразу же подтвердил. Да и так все было ясно. Его по голове били.

– Господи!..

– Точное время смерти пока не установлено, но, по предварительным данным, это случилось вскоре после двенадцати дня. Получается, что после того, как я подбросил тебя, ты мог рвануть на Риверсайд-драйв, укокошить несговорчивого партнера и – назад, чтобы открыть свою лавочку. Только это не в твоем духе, я знаю, да и ты тоже. Вдобавок глаз у меня наметанный. По твоей физиономии было видно, что от меня от первого ты об убийстве слышишь.

На Тридцать седьмой нам перекрыл дорогу красный свет.

– Тут сама собой связь напрашивается, – продолжал Рэй, затормозив. – Случайное совпадение или... И женщина, и старик – оба скончались от ударов чем-то тяжелым. Обоих били по голове. И между обоими происшествиями меньше суток прошло, около двенадцати часов.

– Квартира у Крау была разгромлена?

– Как тебе сказать... Погрома не заметно, но взяли что-нибудь или нет – разве с ходу определишь? Я был там после лабораторной команды, но особого беспорядка не видел. Но, может быть, убийца знал, что где смотреть. Крау держал дома деньги?

– Я не знаю.

– Ну да, конечно... Хрен с тобой, замнем для ясности... Может, это началось как обыкновенное ограбление, ворюга требовал деньги, старик упирался, вот он его и прикончил со злости. Может, у кого-то была особая причина расправиться с ним. У старика были враги?

– Я таких не знаю.

– Допускаю, что Крау не поладил с кем-нибудь, вот его и пришили. За семьдесят лет знаешь сколько врагов можно нажить!..

– Не думаю. Он был хорошим, смирным человеком. Любил пирожные и читал Спинозу.

– И еще скупал у разных гавриков вещи, которые им не принадлежали.

Я пожал плечами.

– А кто, по-твоему, к Колкэннонам влез? – спросил Рэй.

– Откуда я знаю?

– Чует мое сердце, есть тут связь, есть. Колкэнноны и Крау – не два отдельных происшествия.

– Какая тут может быть связь?

– Ты исключаешь, что Крау сам все подстроил – навел грабителей на Колкэннонов? Барыги часто так делают. Потом, когда Ванду Колкэннон убили, он испугался, не захотел брать добычу или в цене не сошлись – тут ему и хана.

– Что ж, это вероятно.

Так мы беседовали, пока не подкатили к «Барнегатским книгам». Когда мы проезжали мимо собачьего салона, дверь была открыта, значит, Каролин на месте. Я начал было благодарить Рэя за то, что он подбросил меня, но почувствовал на плече его тяжелую руку.

– И все-таки ты что-то знаешь, Берни.

– Я знаю, как трудно жить торговлей подержанными книгами. И это вообще невозможно, если не открываешь магазин.

– Убийца на воле, заруби себе на носу, – сказал он. – Прикончить двоих могла только последняя сволочь, причем опасная.

– От меня-то что зависит?

– Мы его выследим, как пить дать. Тем временем добыча ходит по рукам, и вообще тут есть чем поживиться. А у тебя всегда пальчики зудели.

– Не улавливаю, к чему ты клонишь.

– Факт, не улавливаешь. Хочу дать тебе два совета. Или предложения – как хочешь считай. Если прослышишь, кто это сделал, сообщи мне. Понял?

– Полезный совет.

– Мне хочется самому его взять. Крау был нормальный старик, настоящий джентльмен. У нас с ним не склеилось, мы даже близко не сошлись, но все равно он джентльмен. Главное – щедрый был, это факт.

«Не скупился на взятки», – мысленно перевел я.

– И еще.

– Слушаю.

– Тут на кону – большие деньги. Я это нутром чую. Можно бы сказать: пахнет деньгами, но это не запах, это что-то в воздухе чувствуется. Улавливаешь?

– Кажется, улавливаю.

– Такое чувство, как перед дождем – вот-вот польет. Так вот, Берни, если начнет бабками капать, то не забудь, что у тебя есть товарищ.

Глава 11

Примерно в четверть первого пришла Каролин с пакетом, в котором был «завтрак на вынос» от Мамуна. Мы съели по сандвичу, опорожнили коробку тушеного мяса с перцем и запили все это замечательным мятным чаем. Чай у Мамуна уже подслащенный, и это напомнило Каролин о вчерашнем сахарном похмелье, а похмелье, в свою очередь, – об Абеле. «Интересно, что у него на завтрак? – вслух сказала она. – Какой вкуснятиной он себя ублажает».

– Ничем он себя не ублажает, – сказал я.

– Откуда ты знаешь?

– Его нет в живых... – ответил я и рассказал о том, что узнал от Рэя Киршмана.

Она слушала, раскрыв глаза от ужаса. Кроме того, Рэй сказал, чтобы я не забыл, что у меня есть товарищ, и это я тоже хорошо запомнил. У меня не хватило духу сразу пойти в собачий салон, не хотелось расстраивать Каролин. «Успею», – подумал я и открыл магазин, хотя торговля едва-едва шла. Потом она пришла с ленчем, и я решил, что не стоит портить ей аппетит, и снова отложил неприятные новости. И тогда, когда она сама заговорила об Абеле, я раскололся.

Каролин выслушала, не перебивая, до конца, но лицо ее становилось все более мрачным. Когда я закончил, мы оба погоревали. Каролин согласилась со мной, что это низко и гнусно – убивать старика.

Потом она спросила, кто, по-моему, это сделал.

– Понятия не имею.

– Думаешь, те же подонки, которые забили насмерть Ванду?

– Вряд ли. Следствие не усматривает связи между двумя преступлениями. Это только Рэй уверен, что такая связь есть. Единственное соединительное звено между Колкэннонами и Крау – это мы, а к убийствам мы непричастны. Между домом на Западной Восемнадцатой улице и квартирой на Риверсайд-драйв прямой связи нет, если не считать того, что в первом месте мы взяли одну вещь, а во втором – ее оставили.

– Вот это и есть связь!

– Монета?

Каролин кивнула.

– Мы отдаем ему монету, и через двенадцать часов его убивают. Не из-за нее?

– Но кто, кто это сделал?

– Не знаю.

– Никто даже не знал, что она у него есть!..

– Значит, узнали. Тот человек, кому он хотел ее продать.

– Вполне вероятно, – сказал я, подумав. – Тогда события предположительно развивались так. Утром Абель звонит возможному покупателю и приглашает его зайти посмотреть на монету. Тот приходит, осматривает монету, и она ему очень нравится. И не просто нравится. Он уже видит ее своей.

– Но он не в состоянии заплатить требуемую сумму.

– Верно, он не в состоянии заплатить требуемую сумму, но и уйти без монеты не может. Недолгая внутренняя борьба, и он решается. Хватает что-нибудь тяжелое... Что, например?

– Да что угодно, хотя бы упор для книг.

Неудивительно, что она назвала именно этот предмет, если учесть, где происходил наш разговор. Именно у меня в лавке она увидела бронзовый бюст Иммануила Канта, который я использовал в качестве упора, отделяющего на одной полке философскую литературу от религиозной, и который однажды она опустила на голову негодяя, целившегося в меня из револьвера.

– Что ж, годится... Итак, не в силах сдержаться, преступник упором для книг наносит Абелю несколько ударов по голове, кладет в карман никель и отваливает. Уходя, он запирает за собой дверь.

– Дверь?

– Да, дверь была заперта. Знаешь, эти огромные замки со скользящим засовом? Сам-то я всегда так делаю – запираю обчищенную квартиру, но кто еще, кроме меня? Убийца да к тому же фанат-коллекционер ни в жизнь бы до этого не додумался. А если бы и додумался, то не сумел бы этого сделать.

– Он мог запереть дверь ключом Абеля.

– Вот зараза! – вырвалось у меня.

– Я что-нибудь не так сказала, Берни?

– Я бы и сам до этого дошел, – мрачно ответил я. – Еще немного, и сам бы догадался.

– Ты просто забыл, что двери запирают и отпирают ключами.

– Может быть.

– Важно, что он подумал о том, чтобы запереть дверь. Другой просто захлопнул бы ее за собой. Тогда замок сам защелкивается.

– Это английский замок.

– Да, английский. Убийца, видимо, хотел, чтобы тело не обнаружили как можно дольше, поэтому он не поленился разыскать ключи.

– Может быть, ему и не пришлось их искать.

– Может быть. Даже если...

– Все верно, – перебил я ее. – Но что нам это даст? Мы по-прежнему ничего не знаем о преступнике, кроме того, что он не дурак и что такой «пустяк», как убийство, не лишил его осмотрительности. Не вижу причины подозревать ни ту, ни другую шайку, вломившуюся к Колкэннонам. Те, которые были до нас, – мелкая шпана. Откуда им знать об Абеле? Да и забраться к нему они бы не сумели. Нет, они вытащили у Колкэннонов тонну барахла и теперь стараются сбыть его поскорее. Но чтобы Абелю? Нет, это исключено. Даже если бы они вышли на него, он-то человек опытный. Зачем ему возиться с мелочевкой вроде столового серебра и мехов. Ему марки подавай, монеты, драгоценности.

– Хорошо, а те, что были после нас?

– Которые убили Ванду Колкэннон? Думаю, что они забрались в дом случайно. Разбитая крыша – это ведь все равно что пригласительная карточка с золотым тиснением. Какими судьбами могли они с Нижнего Манхэттена попасть на Риверсайд-драйв?

– Да, это не в счет.

– Я тоже так думаю. Пусть полиция теперь сама клубок распутывает. Лично я – пас. Невозможно найти человека, если знаешь только, что он нумизмат, псих, способный на смертоубийство, умеет не оставлять после себя следов. Тебе часто такие попадались? То-то. Такая же музейная редкость, как зубастая курица или никель тринадцатого года с головой статуи Свободы... А Абеля жалко, черт возьми, нравился он мне.

– И мне тоже.

– И Ванду Колкэннон жаль, хотя никогда ее и не видел. Жаль, что мы вляпались в эту историю, и хорошо, что не по уши. Ну что же, пора открывать свой магазин, глядишь, продам что-нибудь.

– Я тоже пойду. Надо пса купать.

– Увидимся вечером?

– Заходи.

* * *

Через пять часов мы продолжили разговор в «Бродяжьем клубе» – Каролин с бокалом мартини, я с разбавленным виски. После ленча торговля шла вяло. В магазине было полно посетителей, только листавших книги, которые уходили, ничего не купив. В такие дни не уследишь за любителями унести книгу, не заплатив за нее. Себе дороже! Почти уверен, что патлатая девица в углу прихватила с собой «Бытие и ничто» Сартра. Пусть почитает, это будет ей наказанием.

– Надеюсь, полиция проявит оперативность и выследит убийц, – говорил я. – На данный момент следствие нас не коснулось, а если дела закроют, вообще не коснется. Лично меня это устраивает.

– А если их не найдут, и дела не закроют?

– Как ни крути, мы были у Абеля позавчера. Если следователь начнет копать, они могут додуматься показать мою фотографию швейцару, и тот может узнать меня. Рэю я сказал, что не был у Крау с прошлого июля. Соврать полицейскому – это законом не преследуется. Другое дело, на это косо смотрят. У меня есть алиби, но вот надежное ли?..

– Алиби? Какое?

– Дениз.

– С Дениз ты был прошлую ночь. А к Абелю мы ходили позавчера.

– Нет, я обе ночи был с ней.

– А она знает об этом?

– Мы все обговорили.

– И знает, что случилось у Колкэннонов?

– Знает, что меня тоже подозревают. Естественно, я сказал, что не имею никакого отношения к убийству, правда, что побывал там до этого, не упомянул.

– Ну да, она думает, что ты завязал.

– Во всяком случае, ей кажется, что я завязал. Одному Богу известно, что думают женщины.

– Так, значит, эта костлявая трепачка – твое алиби. А я удивлялась, зачем ты к ней помчался?..

– Не за тем.

– Разве?

– Хорошо, не только за тем... Никак не пойму, что ты имеешь против Дениз. Она о тебе хорошо отзывается.

– Черта с два! Она терпеть меня не может.

– Ну...

– И еще неизвестно, какие она даст показания. Она из тех, что и соврать-то как следует не умеют. Надеюсь, она тебе не понадобится.

– Я тоже на это надеюсь.

Каролин сделала знак, чтобы нам принесли еще выпить. Официантка явилась с мартини и виски. Каролин проводила ее глазами.

– Новенькая, – сказала она. – Ты случайно не знаешь, как ее зовут?

– Кто-то, кажется, назвал ее Анджелой.

– Хорошее имя.

– Ничего.

– И сама хорошенькая, как по-твоему?

– Нормальная.

– То-то и оно, что нормальная. – Каролин отпила мартини. – Ну и что ты думаешь?

– О ком? Об официантке?

– Угу, об Анджеле.

– Что именно об Анджеле? Лесба или женщина как женщина?

– Угу.

– Почем я знаю?

– Ну какое впечатление она производит?

– Нет у меня никакого впечатления! – огрызнулся я. – Одно я заметил, что она не отходит от проигрывателя. Заведи с ней роман, и всю жизнь будешь слушать народные песни. Или так называемые мелодии Запада. Барбара Мандрелл тебе поперек горла встанет. Слушай, может, мы все-таки оставим Анджелу в покое?

– Да, тебе хорошо, а мне... Ладно, извини, Берни. Ты что-то хотел сказать?

– Я все об Абеле думаю. И о коллекционере-фанатике, который его прикончил.

– И что?

– Не верится мне в эту версию, – сказал я. – По времени не очень получается. Если смерть наступила около часу или двух дня, то Абель должен был бы с утра первым делом позвонить этому коллекционеру. Тот сломя голову едет к нему, видит монету, делает свое дело и исчезает. Конечно, Абелю было невыгодно тянуть с продажей, но такая спешка не в его характере. Прежде всего он должен был убедиться в том, что монета подлинная. Помнишь, он говорил о намерении просветить ее рентгеном? Кроме того, он наверняка захотел бы узнать, поднимется ли шум вокруг ограбления Колкэннонов и попадет ли в газеты известие о пропаже монеты. Это помогло бы ему установить, какую цену запрашивать. Ему была нужна дополнительная информация. Короче говоря, я склонен думать, что убийство не связано с монетой. Ни одна живая душа не знала, что она у него, – только мы с тобой. Но за нами никто не следил, и насчет монеты мы не распространялись. Я, во всяком случае, держал язык за зубами.

– А мне кому говорить? Ты – единственный человек, кто знает, что у меня есть побочное занятие. Помимо стрижки собак.

– Тогда мотив преступления – в другом. Может быть, это был случайный налет? Может быть, кто-то пытался сбыть ему краденое, но они не сошлись в цене, и вспыхнула ссора. Может быть, убийство связано с его прошлым?..

– Ты имеешь в виду Дахау? Старая вражда, возникшая еще в концлагере?

– Или с менее отдаленным прошлым. В сущности, я мало что знаю об Абеле. Крау – это не настоящая его фамилия, а настоящая, как он однажды сказал, – Амзель, что в переводе с немецкого означает «черный дрозд». От «амзеля» – «черного дрозда» – он, видимо, и произвел новую фамилию: «крау» – «ворона». Определенное сходство, согласись, есть. Однако в другой раз, рассказывая об одном эпизоде из своей жизни, он назвал себя Шварцфогелем. «Шварцфогель» у немцев – тоже «черный дрозд». Как видишь, он в собственных именах путался.

– Он ведь еврей, да?

– Не думаю.

– Как же он оказался в Дахау?

– Ты забыла наши рекламные объявления? «Не нужно быть евреем, чтобы любить джинсы „Ливайс“!» И не нужно было быть обязательно евреем, чтобы оказаться в Дахау. Абель говорил, что нацисты посадили его в концлагерь по политическим мотивам, за то, что он был социал-демократом. Может быть, это и правда, но я не исключаю, что он попал туда как обыкновенный уголовник, например, за скупку краденого. Может быть, он был гомосексуалистом – за это тоже в Рейхе сажали.

Каролин поежилась.

– В том-то и загвоздка, что я почти ничего не знаю о его прошлом, – продолжал я. – Вероятно, никто ничего не знает. Но то, что он мог нажить себе врагов, – это определенно. И произойти могло что угодно. Если он был гомиком, то мог привести к себе мальчика, и тот его пристукнул – просто так, из-за плохого настроения или из-за денег.

– Да, такое бывает... Неужели он был гомиком? Вряд ли. Вспомни, как он хотел поженить нас с тобой. Гомик сразу бы усек, что я – не тот вариант. – Каролин допила свое мартини. – Да, две смерти подряд и вообще – не слишком ли много случайных совпадений?

– Ты потому так рассуждаешь, что мы имеем отношение и к Колкэннонам, и к Абелю, хотя никого и не убивали. Да, мы – своего рода связь между ними, единственная связь. Мы и никель. Но это не означает, что убийства тоже связаны между собой.

– Похоже, ты прав.

Влажным донышком бокала я изобразил на столе два сплетенных кольца.

– Может быть, я говорю так потому, что хочу в это верить, – сказал я медленно. – С другой стороны, я боюсь в это верить, потому что это может завести черт знает куда.

– Не понимаю, о чем ты.

– Я говорю о никеле. О никеле пробной чеканки 1913 года с изображением головы статуи Свободы. О никеле, за который мы могли бы получить семнадцать тысяч пятьсот долларов, если бы не погнались за журавлем в небе.

– Ох, не береди былую рану!

– Ведь если Абеля убили не из-за злосчастного никеля, если убийца даже не знал о его существовании – догадываешься?..

– Господи!

– Вот именно. Никель там, где и был.

* * *

Вечер я провел дома. На ужин открыл банку тушеного мяса, приправил его для остроты красным перцем и зеленью и уселся есть перед телевизором, прихватив на десерт бутылку «карта бланка». Пока мясо грелось, я застал конец городских известий. Об Абеле сообщение было короткое, скупое, об ограблении Колкэннонов вообще не сказали ни слова. Потом посмотрел программу Джона Чанселлора и половину «Семейной вражды», прежде чем поборол лень и выключил ящик.

Убрав посуду, я зарядил проигрыватель полдюжиной пластинок – классика вперемежку с джазом – и уселся в кресле с последним выпуском «Букиниста». Журнал этот печатает главным образом списки книг, которые хотела бы приобрести та или иная фирма. Я лениво просматривал списки, иногда делал пометки, если натыкался на книгу, которая была у меня. Несколько таких названий были выставлены у меня на столе уцененной литературы, и я мог бы выручить больше, чем по сорок центов за каждое...

Если написать рекламодателю, если подождать заказа, если упаковать и отослать книги, уплатив при этом определенную сумму, если, если... Тем и хлопотна торговля букинистической книгой, что требует неослабного внимания ко всякой мелочи и экономии каждого цента в иллюзорной надежде, что доллары потекут к тебе сами. Прилично жить на доходы с магазина «Барнегатские книги» – штука проблематичная: выручка едва покрывала расходы. Может быть, мои дела шли бы лучше, если бы я обладал способностью терпеливо трудиться, как того требует успех.

Нет мне нравится книжный бизнес, но я люблю заниматься им по-своему, как бы между делом. Воровство портит человека. Когда привыкаешь, что за несколько часов можно раздобыть хорошие деньги, трудно настроить себя на рутинную работу, приносящую чуть больше, чем стоимость билета в кино. Тем не менее приятно просмотреть объявления и понаставить галочек, даже если ты и пальцем потом не пошевельнешь, чтобы получить заказ.

Около девяти я позвонил Дениз. Подошедший к телефону Джаред сообщил, что «Вавилон-17» именно то, что он ожидал от писателя, и лишь потом позвал мать. Мы поболтали с ней «за жизнь», случайно всплыло имя Каролин. Дениз назвала ее «коротышкой с Лесбоса», «тумбой, от которой несет псиной».

– Странно, – сказал я, – Каролин так хорошо о тебе отзывается.

Позже позвонила Каролин.

– Я думала о нашем разговоре, – сказала она. – Надеюсь, ты ничего не собираешься предпринимать?

– Кажется, нет.

– Потому что это невозможно, Берни, совершенно невозможно. Помнишь, что говорил Абель? Пожарная лестница на фасаде, и окна у него зарешечены. И швейцар на посту, построже апостола Петра, и эти запоры...

– Да, запоры. Однако слесарь открыл-таки даже самый сложный.

– Ну и что? Ты же все равно не пройдешь в дом.

– Да.

– И от этого тебя берет злость?

– Как ты узнала?

– Потому что и меня берет злость. Берни, если б мы не стащили эту проклятую монету... Представь себе такую картину. Ты узнаешь, что монета, по всей вероятности, находится там-то. Но квартира опечатана, потому что в ней вчера убили человека. Кроме того, известно, что дом хорошо охраняется. Больше ты ничего не знаешь, не знаешь, где именно она спрятана, не знаешь наверняка, там ли она вообще...

– Я уже представил себе эту картину, Каролин. Что дальше?

– Дальше?.. Стал бы ты при таких обстоятельствах затевать...

– Конечно, нет.

– Вот и я о том же.

– Тем не менее мы ее уже один раз добыли.

– Ну и что же?

– Посему я склонен думать, что монета принадлежит мне, – объяснил я. – Говорят, что воры не уважают частную собственность. Однако у меня лично чувство собственности развито очень сильно, если речь идет о моей собственности. И вопрос не только в деньгах. У меня в руках была редкая вещь, а теперь ее нет. Это же удар по самолюбию!

– И что же ты собираешься делать?

– Ничего.

– Ну и хорошо.

– Потому что я не могу ничего сделать.

– Верно. Вот это я и хотела выяснить, Берни... Знаешь, хочу заскочить к «Герцогине»... Может, сниму что-нибудь необыкновенное.

– Желаю удачи.

– Знаешь, последнее время я что-то не нахожу себе места. Может, это полнолуние действует? Глядишь, Анджелу встречу. Может быть, она и там ставит пластинки с Анной Меррей. Я подумала, она, наверное, все-таки не из наших.

– Кто, Анна Меррей?

– Анджела. Думаешь, она с мужчинами спит?

– Вероятно.

– Если она с мужчинами и Абель с мужчинами – им бы в самый раз пуделей разводить.

– И ты бы их стригла, этих пуделей.

– Да, я и пуделей умею. Господи, мы когда-нибудь закончим этот разговор?

– Не знаю. Ты его начала, ты и заканчивай.

– Пока, Берни.

* * *

В одиннадцатичасовых известиях не было ничего нового, а старое – кому оно нужно? Как только начали перечислять гостей, прибывших на вечеринку к Джонни, я выключил ящик, схватил пиджак и вышел на улицу. Марш-бросок по авеню Западной стороны, поворот налево, на Восемьдесят шестую, и по ней – на Риверсайд-драйв.

Воздух сгустился от приближающегося дождя, заметно похолодало. Звезд не было видно, впрочем, в Нью-Йорке их вообще не видно, даже в безоблачную ночь. Выбросы в воздух плотной пеленой застилают небо. Правда, сквозь нее просвечивала половинка луны с каким-то зловещим свечением вокруг, предвещавшая то ли сырость, то ли сушь, не помню, что именно.

На улице было много народу – любители физических упражнений, рысцой бегающие вокруг Риверсайдского парка; собачники, выгуливающие своих любимцев, припозднившийся люд, несущий домой пакет молока или утренний выпуск «Таймс». Подходя к дому, где жил Абель, я перешел на другую сторону, чтобы лучше видеть, и глазами сосчитал этажи. Его окно было темным. Я перевел взгляд за угол и увидел пожарную лестницу, взбегавшую по той стороне здания, которое выходило на Восемьдесят девятую улицу. Лестница была массивная, но находилась на виду, да с тротуара и не допрыгнешь до нижней перекладины.

Бесполезно. Каролин верно сказала.

Я зашагал в сторону Девяностой. Здание, непосредственно примыкающее к дому Абеля, было на три этажа выше, так что спуститься с его крыши можно было только с помощью веревки. Но я не альпинист и не акробат, и где уверенность, что у чердачного люка человека не поджидает какая-нибудь неожиданность. Я возвратился на Восемьдесят девятую и прошел мимо дома Абеля. За ним тянулось несколько кирпичных построек конца прошлого века, и все четырехэтажные. Глядящие в эту сторону окна Абеля находились слишком высоко, с крыши не заберешься, и к тому же они загорожены стальными решетками.

Я зашагал было к авеню Западной стороны, но повернул назад. Надо еще раз посмотреть. Я чувствовал себя как запутавшийся преступник, которого неудержимо влечет к месту чужого преступления. В дверях неприступно маячил тот же чернокожий швейцар с негнущейся спиной, которого мы с Каролин имели счастье лицезреть во время нашего последнего визита. Я наблюдал за ним с противоположной стороны улицы. «Гиблое дело, – говорил я себе, – пустая трата времени». Как и Каролин, я не находил себе места, но она хоть пошла к «Герцогине», а я, словно лунатик, бесцельно топтался на тротуаре.

Я пересек улицу и подошел к подъезду. Старинное кирпичное здание стояло прочно, как твердыня, и было надежно, как Английский банк. По обе стороны двойных входных дверей высились массивные колонны розоватого мрамора. У дверей висели медные таблички с именами проживающих в доме специалистов, в основном медиков. Я успел заметить трех психиатров, дантиста, офтальмолога, педиатра и ортопеда. Обычный набор для этого района Западной стороны.

Таблички с именем Абеля Крау, «скупщика краденого», не было, и я огорченно покачал головой. Дай только Повод, я делаюсь сентиментальным до отвращения.

Подошел швейцар и осведомился, не может ли он быть мне полезен. По его тону и осанке можно было подумать, что он только что окончил краткосрочные курсы по выработке высокомерия, причем окончил с отличием.

– Нет, слишком поздно, – сказал я грустно и, повернувшись, пошел домой.

* * *

Пока я дома отпирал замки, в квартире зазвонил телефон. Звонки прекратились, как только я вошел. Если что-нибудь важное, подумал я, позвонят еще раз.

Я принял душ, который был очень кстати, забрался в постель и задремал. Мне снилось полное опасностей приключение – крутой спуск по пожарной лестнице, проход по карнизу и еще что-то в том же роде. Вдруг телефон зазвонил снова. Я сел в постели, с трудом разлепляя веки, поморгал, взял трубку.

– Мне нужна монета, – сказал мужской голос.

– Что, что?

– Никель, говорю, нужен.

– Кто это?

– Не имеет значения. Монета у вас, и я готов ее купить. Никому ее не отдавайте. Я с вами свяжусь.

– Но...

В трубке щелкнуло, голос пропал. Я на ощупь положил трубку. Часы около кровати показывали без четверти два. Значит, я отключился ненадолго, только-только начал засыпать по-настоящему. Я снова лег на подушку и задумался. Странный звонок! Может, надо подняться и что-то предпринять? Или не стоит?..

Думал я недолго, потому что уснул.

Глава 12

Козлиная бородка Меррея Файнзингера была чуть тронута сединой с одного бока. Круглое лицо, редеющие спереди волосы, тяжелые очки в роговой оправе, увеличивающие его карие глаза, дорисовывали портрет этого сорокалетнего на вид мужчины. Он стоял передо мной, опершись на колено, держа в одной руке мою «пуму», в другой – мою ногу. Носок валялся на полу, как дохлая подопытная крыса.

– М-да, – промычал он. – Стопа длинная, узкая. Типичное узкостопие.

– Это опасно?

– Только в крайней своей форме, чего у вас не наблюдается. Стопа несколько уже нормы, вот и все, однако вы носите «пумы», а они шире нормы. Правда, ненамного, не те широченные «пумы», которые сейчас выпускают, но к чему вам широченные, при вашей-то ноге?.. Да, конечно, стопе слишком просторно, а это создает опасность пронации. «Пронация»? Это когда конечность поворачивается внутрь, вот так. – Он продемонстрировал пронацию на моей ноге. – Тут причина всех ваших болячек.

– Понимаю.

– Рекомендую попробовать другую обувь. Например, фабрики «Новый балансир»: у них колодки разной ширины. Примерьте две-три пары. А еще лучше ботинки от «Братьев Брукс», они всегда чуть уже обычных. Они вам будут в самый раз.

– Спасибо, доктор, – сказал я и хотел было встать со стула, но спохватился: пойди встань, когда кто-то держит тебя за ногу. – Значит, купить пару новых «бруксов» и – порядок?

– Не спешите, дружище... Давно бегаете?

– Не очень.

– Судя по всему, вы только что начали. Угадал?

Судя по всему, я даже не начинал бегать и не собираюсь начинать, но сказал, что он угадал. Потом я хихикнул, как дурачок, хотя ничего смешного не было. Просто добрый доктор Файнзингер пощекотал мне подошву ноги.

– Щекотно?

– Немного.

– Все ясно, торможение, – сказал он. – Я большой специалист по ще-э-щекотке. А что делать, когда через твои руки проходят десятки и десятки ног. И так каждый день, по шесть, по восемь часов кряду. Сами себе ступню не щекотали?

– Как-то не думал об этом.

– Попробуйте, только у вас ничего не получится. Это я вам точно говорю. Ощущение щекотки – это реакция на определенное прикосновение другого человека. Торможение. Этим все объясняется.

– Очень интересно, – сказал я, теряя терпение.

– Через несколько сеансов пациент уже не чувствует щекотки. Он привыкает к прикосновению моих пальцев. Снижается реактивность. Механизм торможения отключается. В сущности, щекотка – это повышенная раздражимость. Но у вас, дружище, не просто повышенная раздражимость стопы. Знаете, что вы заимели?

Пять пальцев на каждой ноге, подумал я, и болтливый ортопед в придачу. Но, очевидно, дело было куда серьезнее. Это явилось для меня полной неожиданностью.

– У вас синдром Мортона, – изрек доктор Файнзингер. – В просторечии – Мортонова нога.

– Правда?

– Вне всякого сомнения. – Крючком указательного пальца он постучал по второму пальцу на моей ноге. – Мортонова нога. Знаете, что это означает?

Неминуемая смерть, мелькнуло у меня в голове. Или ампутация, или тридцать лет в инвалидной коляске, или по крайней мере невозможность сесть за пианино.

– Не знаю, – честно признался я. – Что-то связанное с соляными отложениями?

– Соляными отложениями? – Он озадаченно взглянул на меня и продолжал: – Синдром Мортона – устрашающе звучит, правда? Но это означает, что вот этот палец, – он опять постучал своим крючком по моему пальцу, но щекотки я не почувствовал, очевидно, механизм торможения у меня уже отключился, – длиннее большого пальца. Доктор Мортон первым описал это явление. В конечном счете – это признак структурной слабости всей конечности. Лично я считаю, что Мортонова нога досталась нам с тех времен, когда мы все жили на деревьях. Большой палец ноги служил нам тогда упором, а вторым мы обхватывали ветку или лиану, чтобы не свалиться на землю. Будете в Бронксовском зоопарке, загляните в обезьяний питомник, сами увидите.

– Непременно загляну, – пообещал я.

– Конечно, родиться с таким дефектом – не то же самое, что родиться с хвостом, упаси Господи! В сущности, Мортонова нога не такое уж редкое явление. Для бегунов это плохо, зато для ортопедов хорошо. Так что утешайтесь, дружище, тем, что у вас не просто неприятное заболевание, но к тому же очень распространенное неприятное заболевание.

У меня никогда не было проблем с нижними конечностями – разве что какой-нибудь раззява в метро отдавит ногу. Правда, я ни разу не пытался ухватиться пальцами на ноге за ветки дерева. Поэтому я спросил, серьезно ли это.

– Не очень, если вести нормальную жизнь. Однако любители побегать... – здесь доктор Файнзингер довольно хохотнул... – любители побегать отказываются вести нормальную жизнь, как только приобретают первую пару тренировочной обуви. Тогда Мортонова нога сразу дает о себе знать. Появляются боли в возвышениях стопы. Или пяточные шпоры. Или трещины в лодыжечном сочленении. Или происходит разрыв ахиллова сухожилия, или чрезмерная пронация ноги – помните, я говорил о пронации? – Чтобы освежить мою память, он свернул стопу набок, потом добавил мрачно: – Ну и в конце концов – хондромаляция.

– Как, и хондромаляция тоже?

Он кивнул.

– Да, размягчение хрящевой ткани. С пренеприятнейшими последствиями – воспаление колена у бегунов, «теннисный локоть» у любителей ракетки.

– Какой ужас!

– Потенциально ужас, – поправил он меня и продолжал, оживившись: – Не падайте духом, дружище! Вы недаром попали к старине Файнзингеру. Он гарантирует вам избавление от всех болячек. Все, что вам нужно, – это пара ортоэластиков, изготовленных по моему методу. И бегайте вволю, хоть до разрыва сердца! Тогда я адресую вас к моему брату Ральфу, он у нас в семье кардиолог. Шучу, шучу!

Бегайте на здоровье. Кардиолог вам не понадобится. Лишь бы ноги не подвели, но я-то зачем?

Ортоэластики, как выяснилось, – это всего лишь две небольшие подкладки из кожи и пробки, вставляемые в обувь. Их изготовят специально для меня. Но сначала добрый доктор должен снять отпечатки моих стоп, что он тут же и сделал, сунув поочередно обе мои ноги в ящик с какой-то густой смолянистой массой.

– Ну что ж, отпечатки хорошие! – возгласил Файнзингер. – А теперь, дружище, пройдемте в соседнюю комнату. Хочу посмотреть ваши косточки.

Я шел за доктором по коридору упругим шагом, отталкиваясь только подушечками стопы, а он тем временем говорил, что индивидуальные ортоэластики не только обеспечат безболезненные пробежки и улучшат мою походку, почерк и положение тела, но и благотворно скажутся на настроении и вообще преобразят мою жизнь.

Мы вошли в небольшую комнату с зашторенными окнами. Из стены торчал устрашающий аппарат, в нем было что-то зубоврачебное. Файнзингер усадил меня на стул и, повернув какое-то колесо, нацелил на мою правую ногу конический наконечник.

– Может быть, не надо, а? – взмолился я.

– Не дергайтесь, дружище. Процедура совершенно безболезненная.

– Сколько говорят о вреде рентгеновского облучения – бесплодие и все такое...

– Секундный снимок – это не облучение. К тому же мне нужна только ваша лодыжка. Бесплодие, говорите? Чепуха! Пока мошонка на месте и вашему члену не потребуются... хе-хе!.. ортопедические средства, можете спать спокойно, дружище.

Через несколько минут острорылая машина сделала свое гнусное дело, и мы возвратились в кабинет. Я сидел, натягивая носки и шнуруя «пумы». Господи, до чего широкие, никогда такими не были! Я с ужасом представил себе, как вихляет в них моя нога. Пяточные шпоры, трещины лодыжек, размягчение...

Не успел я оглянуться, как мы были уже в приемной, где рыжеволосая девица с бронксовским акцентом записала меня на прием через три недели, когда будут готовы мои ортоэластики.

– С вас триста долларов, – объявила она. – Это плата за сегодняшний прием, за лабораторные анализы, изготовление ортоэластиков и последующие приемы, если потребуется их установка. Никаких дополнительных расходов вы не несете, и, кроме того, естественно, вся сумма подлежит обложению налогом.

– Триста долларов!.. – озадаченно повторил я.

– А если бы вы занимались другими видами спорта? – вмешался Файнзингер. – Прикиньте, сколько бы вам пришлось выложить за лыжную вылазку в выходные дни, не говоря уже о стоимости лыж, палок и прочего. А сколько дерут за час на корте? Всем известны преимущества бега. Не надо жалеть несколько лишних долларов на единственные ноги, данные вам Всевышним.

– Значит, бег мне полезен?

– Это самое лучшее для вашего организма. Бег укрепляет сердечно-сосудистую систему, делает упругими мышцы, препятствует жировым отложениям и вообще помогает сохранить форму. Но за ногами надо следить, дружище, следить, потому что если ноги не справляются...

И все-таки – триста долларов... Это казалось многовато за изготовленные на заказ стельки, сильно смахивающие на стандартные супинаторы, которые можно купить в любой аптеке за доллар пятьдесят девять центов. К счастью, меня осенило, что совсем не обязательно выкладывать всю сумму сразу, что тридцатка задатка устроит всех, а через три недели... пусть не удивляются, если пациент не явится за заказом. Я отсчитал три десятки и сунул квитанцию в карман.

– Бегуны, наверное, хороший бизнес для ортопедов, – пошутил я.

– Ничего подобного! – просиял Файнзингер. – Знаете, чем мне приходилось заниматься всего пару-тройку лет назад? Возился со старыми дамами, которые жаловались на ноги. Еще бы не жаловаться, если в ней триста фунтов веса, а она носит туфли на два размера меньше! Вот и вырезал мозоли, лечил бурситы, и тэдэ и тэпэ. И при этом утешал себя мыслью, что я врач и материальный успех – не самое главное. Теперь все по-другому. Я понял, что спортивная ортопедия – благодатная нива для деятельности. В прошлом месяце ортоэластики доктора Файнзингера применялись на состязаниях в Бостоне. Десятки и десятки любителей дошли до финиша в последнем нью-йоркском марафоне исключительно благодаря стелькам Файнзингера. Пациенты любят меня. Они знают, что я всегда приду на помощь. Теперь нет отбоя от желающих попасть ко мне на прием. Вам крупно повезло, что нашлось свободное местечко. Один пациент заболел и не смог прийти. Ко мне записываются за несколько недель вперед. И знаете, что я вам скажу по большому секрету? Я рад своему успеху. Мне нравится пробивать себе дорогу. Успех – все равно что хорошая еда: попробуешь, и у тебя разыграется аппетит.

Он положил мне руку на плечо и провел через комнату ожидания, где несколько сухоньких джентльменов листали старые номера «Мира бегуна» и «Бегущего времени».

– Итак, встречаемся через три недели, – тараторил Файнзингер. – А пока бегайте в своих «пумах», новую обувь не покупайте. При примерке всегда надо иметь с собой мои ортоэластики. Бегайте, дружище, на здоровье, но с оглядкой. Не слишком далеко и не слишком быстро, о'кей? Я вас жду через три недели.

В холле я почувствовал, до чего неудобны мои «пумы». Никогда не замечал, что они такие широкие. Я прошел по ковровой дорожке к лифту, воровато огляделся и поспешил дальше – к двери на лестницу.

Я понятия не имел, что может выкинуть моя Мортонова нога, когда взбираешься по ступеням, и тем не менее решил рискнуть.

Меррей Файнзингер жил на четвертом этаже, следовательно, мне надо было одолеть еще семь. Не знаю, что было причиной – отсутствие ортоэластиков в моей обуви или слабость сердечно-сосудистой системы, не знавшей благотворного воздействия бега на длинные дистанции, но я запыхался, не добравшись до цели. Двухминутная передышка, и вот, высунув голову из-за лестничной двери, я смотрю в обе стороны, как мальчишка, собирающийся перебежать улицу. Никого. Такой же длинный холл, такая же ковровая дорожка. Я прошел мимо лифта и приблизился к квартире Абеля Крау.

* * *

Да, это была квартира Абеля. Иначе зачем бы мне нужно было позволять щекотать мои ступни. Утром я проснулся, принял душ, побрился. Дожидаясь, пока из кофеварки накапает кружка черной жидкости, я намазывал крыжовенный джем на английскую булочку и думал о вчерашней разведке на Риверсайд-драйв и разбудившем меня телефонном звонке.

Кто-то жаждал заполучить монету.

В этом нет ничего удивительного. Когда вещица стоимостью пять центов с течением лет возрастает в цене примерно в десять миллионов раз, на земле найдется немало охотников получить ее в свою собственность. Кто откажется от никеля чеканки тринадцатого года с головой статуи Свободы?

Однако человек, звонивший мне, не только хотел заполучить монету, – он хотел, чтобы вручил ее ему я. Это означало только одно: он знает, что монета исчезла из сейфа Колкэннона, и кто способствовал ее исчезновению.

Кто этот человек? И что еще ему известно?

Я налил кофе и, жуя булочку, погрузился в размышления. Немного погодя я поймал себя на мысли, что я все это время думаю о неприступной крепости, где жил и умер мой друг Абель, и о том, что после него осталась монета – моя монета. Я вообразил себе швейцара, этого цербера в клюквенной ливрее с золотым шитьем, стоящего у врат ада, эту трехголовую фландрскую овчарку. (Поутру мозговые извилины наши находятся не в самой лучшей кондиции, но фантазия все равно разыгрывает свои немыслимые фокусы.) Как наяву я увидел парадный вход, колонны бледно-розового мрамора, медные таблички. Три психиатра, дантист, офтальмолог, педиатр, ортопед...

И тут меня осенило.

Я быстро закончил завтрак и собрался. Естественно, я не помнил имен, красующихся на этих медных табличках, да и не старался их тогда запомнить. Поэтому для начала я схватил таксомотор и помчался к пересечению Восемьдесят девятой улицы и Риверсайд-драйв. Там я с независимым видом прошествовал мимо интересующего меня дома и быстро запомнил все семь врачебных имен. В полусотне метров я взял их на карандаш, пока они не испарились из памяти, и прошел дальше, к Бродвею, где заглянул в кубино-китайскую забегаловку выпить чашечку кофе. Допускаю, что кубинские или китайские блюда там преотличные, но кофейные зерна, должно быть, спрыснули прогорклым маслом, перед тем как засыпать в кофемолку.

Разменяв доллар на десятицентовики, я начал звонить. Первые звонки были сделаны психиатрам, но запись на текущую и следующую неделю ко всем троим была уже прекращена. Тем не менее я записался к последнему из них на ближайший возможный понедельник, справедливо рассудив, что если к этому времени у меня ничего не выгорит, то в самый раз будет показаться психиатру. Оставались еще четыре специалиста. С педиатром всего сложнее, если, конечно, не позаимствовать на этот случай у Дениз Рафаэлсон ее Джареда, однако возиться с чужим ребенком не хотелось. У дантиста ответили, что могли бы найти местечко на сегодня, особенно если с острой болью, но позволить какой-то неизвестной личности ковыряться у меня во рту – да ни за что! Кроме того, я имел пожизненное право на бесплатные услуги самого Крэга Шеддрейка – Лучшего Зубного Врача в Мире, однако к Крэгу я забегал всего две недели назад для профилактической чистки зубов. Нет, рот у меня в порядке, мне незачем его разевать.

Самой лучшей кандидатурой казался глазник, даже лучше, чем психиатр. Осмотр у окулиста не отнимет много времени, надо только проследить, чтобы он ничего не закапал в глаза, иначе с замками намучаешься. И разве я не собирался в последнее время показаться глазнику? Я ни разу в жизни не надевал очки, и мне не приходилось вытягивать руку, чтобы разглядеть шрифт в книге, но и моложе с каждым днем не делаешься. Говорят, что необходимо проверять глаза хоть раз в год, чтобы не дать развиться глаукоме или еще чему-нибудь пострашнее.

Словом, я позвонил офтальмологу, но мне сказали, что он на Багамах и будет только через две недели. Набирая номер Меррея Файнзингера, я судорожно гадал, какую мне придумать болезнь, чтобы попасть к нему на прием. Молодая женщина с бронксовским акцентом (и, как выяснилось, с копной рыжих волос) осведомилась, на что я жалуюсь.

– На ноги, – нашелся я.

– Вы бегаете или танцуете?

Танцор он и есть танцор, его сразу видно. А на бегуна каждый похож, надо только потеть и носить необычную обувь.

– Бегаю, – ответил я.

Она назначила мне время.

Правдоподобие – непременное условие правды, посему я возвратился домой, чтобы сменить мокасины на «пумы». Потом позвонил Каролин и попросил отменить наш совместный ленч, поскольку должен сходить к врачу. Каролин, естественно, поинтересовалась, что со мной, и мне пришлось соврать, сказав, что я записался к офтальмологу. Ортопед вызвал бы кучу вопросов, на которые я не смог бы ответить. Ведь я еще не знал, что у меня – синдром Мортона и без пяти минут хондромоляция. С глазами было проще. Я сказал, что после длительного чтения у меня побаливает голова. Вопрос был закрыт. О ночном звонке я не обмолвился ни словом.

Ровно в четверть второго я вошел в дом, где жил Файнзингер. Швейцар позвонил наверх – удостовериться, что мне назначено, а лифтер потоптался у открытой кабины, пока я не позвонил в нужную дверь.

И вот мой бумажник похудел на тридцатку, «пумы» казались слишком широкими, а ноги – узкими и маленькими. Может быть, мне все же стоило записаться к педиатру? Что-нибудь наплел бы насчет моего возраста.

* * *

Я приложил ухо к двери, прислушался. Тихо. В дверной косяк был вделан звонок, и я ткнул пальцем в кнопку. Изнутри донеслось приглушенное дребезжание. Я выждал несколько секунд и постучал. Тишина. Глубоко вздохнув, я достал из кармана отмычки и открыл дверь.

Сделать это было не труднее, чем сказать. Кто-то из следственной команды прилепил к двери бумажку, извещавшую, что вход воспрещен, кроме лиц, на то уполномоченных, каковым я не был и ни при какой погоде не буду, но он не потрудился опечатать квартиру, полагая, что при наличии швейцара, лифтера и прочей обслуги это необязательно. Слесарь же, как с профессиональным неодобрением отметил я про себя, просто высверлил цилиндр из самого надежного запора – со скользящей перекладиной – и оставил на двери обыкновенный «сегал» с автоматической пружинной защелкой и ригелем, который движется при повороте ключа. Полицейские наверняка взяли ключ у швейцара или техника-смотрителя, но тот, кто уходил последним, поленился возиться с ключом и ограничился тем, что захлопнул дверь. Утопить специальной пластинкой пружинную защелку – плевое дело, легче, чем отвернуть особый, не поддающийся ребенку колпачок на пузырьке с аспирином. Может быть, даже легче, чем ключом.

Я вошел в квартиру, прикрыл дверь, повернул ручку, посылающую ригель замка в запорную раму. Порядок! Но я чувствовал какое-то странное беспокойство. Что-то было не то и не так.

«Черт с ним», – подумал я и шагнул из полутемной передней в гостиную. У окна, слева, наполовину на полированном паркете, наполовину на ковре, мелом было обведено то место, где нашли убитого. Ковер был дорогой, восточный, от мела ему ничего не будет. Я смотрел туда, и мне живо представилось лежавшее здесь тело, – одна рука откинута в сторону, а нога почти доставала до стула, на котором я сидел в тот вечер, во вторник. Зловещие меловые линии магнитом притягивали мой взгляд. Мне было не по себе. Я отвел глаза. Потом усилием воли снова повернулся и, осторожно обогнув очертание тела, подошел к окну. Отсюда открывался вид на парк, на Гудзон и дальше – на Нью-Джерси.

Внезапно я понял, что меня беспокоило. Как Шерлоку Холмсу не хватало ночью собачьего лая, так мне не хватало приподнятого настроения, того приятного возбуждения, что, точно крепкий кофе, вливается в тебя, когда тайно переступаешь чужой порог. Я проник сюда, как вор, используя свой опыт и свое искусство, но не испытывал удовлетворения и ничего не предвкушал.

Я не чувствовал радости потому, что это был дом моего старого друга и этот друг накануне скончался.

Я смотрел на раскинувшийся вдали Нью-Джерси, там, где ему и положено быть. За эти несколько минут небо вдруг потемнело. По-видимому, собирался дождь, как то вчера и предвещал ореол вокруг луны или, наоборот, не предвещал, не знаю.

Я понял, что меня беспокоило, и мне стало легче. Теперь можно было приступить к делу – грабить мертвого.

* * *

Ни о чем подобном я, разумеется, и не помышлял. Единственное, что мне было нужно, – это отыскать монету, принадлежащую мне по праву – или без права, если кому-то угодно вдаваться в подобные тонкости. Так или иначе, монета ни под каким видом не могла считаться собственностью Абеля. Он не купил и не украл ее у меня. Она передана ему для продажи. Оставалось только ее найти.

Я мог вполне перенять метод той шпаны, что перевернула дом Колкэннонов, то есть плюнуть на все и ворошить вещи как Бог на душу положит. Однако зачем полиции знать, что здесь кто-то был. Мне, конечно, это без разницы, но я по натуре человек аккуратный и вовсе не склонен осквернять жилище умершего друга.

Абель тоже был человеком аккуратным. У него каждая вещь знала свое место, и поэтому мне пришлось каждую просмотренную вещь класть обратно на место. Все это безумно затягивало поиски. Иголка в стоге сена из известной пословицы – не сравнится с никелем в квартире Абеля.

Осмотр я начал с мест, куда прячут деньги и ценные предметы даже те, кто понимает, какая это неслыханная глупость. Но я не обнаружил ничего, кроме воды и дезодоранта в сливном бачке, ничего, кроме стирального порошка в коробке для стирального порошка, ничего, кроме пустоты, в пустотелых вешалках для полотенец, которые мне пришлось для этой цели отвинтить от стены, а потом привинтить снова. Я исследовал каждый ящик и каждую полку в кухне и убедился, что ни к задней стенке, ни к дну ничего не прилеплено клейкой лентой. Я обшарил каждый шкаф, вывернул каждый карман, сунул руки в каждую пару ботинок или сапог, заглянул под каждый коврик.

Я мог бы исписать десяток страниц, рассказывая о своих поисках и находках, но кому это интересно? В квартире Абеля не нашлось только трех вещей: философского камня, святого Грааля и золотого руна. Четвертой отсутствующей вещью был никель тринадцатого года.

Среди интересных находок упомяну книги на нескольких языках, иные стоимостью за тысячу. Собственно, их не нужно было искать, ибо они стояли рядком на полках, составляя личную библиотеку Абеля Крау.

Перетряхивая книгу за книгой, я нашел в «Левиафане» Гоббса мальтийские и кипрские марки, выпущенные в прошлом столетии. В «Сарторе Ресартусе» Томаса Карлейля мне попались пятьсот английских фунтов. За тремя переплетенными в кожу томами Байрона, Шелли и Китса, на верхней полке, я обнаружил три древние монеты, похоже, эпохи Сасанидов.

В спальне стояли два телефона – один на столике возле кровати, другой – на трюмо. Ненужная роскошь! От каждого шел провод к штепселю, но второй не работал. Я отвинтил у него нижнюю крышку и увидел, что все внутреннее устройство вынуто и вместо него засунута пачка сотенных и полусотенных банкнот. Я насчитал двадцать тысяч и бросил, не досчитав до конца. Думаю, в пачке было примерно двадцать три тысячи. Я сунул ее назад в корпус и привинтил крышку.

Ну, достаточно, – думаю, вы уже получили представление. Ценной добычи здесь было навалом, как и следовало ожидать в доме цивилизованного и процветающего барыги. Мне снова и снова попадались деньги, марки, монеты, драгоценности и в их числе часы и пара сережек, уведенные у миссис Колкэннон. (Часы и сережки, завернутые в папиросную бумагу, лежали в коробке под слоем сигар. Наткнувшись на них, я обрадовался, надеясь тут же найти и никель, но никеля там не оказалось. Не думал, что Абель баловался сигарами.)

На кухне я отрезал себе кусок шоколадного торта, кажется, того, который Абель называл шварцвальдским, и выпил стакан молока. Это было все, что я позволил себе взять у Абеля.

Такая щепетильность давала богатую пищу для размышлений. Всякий раз, обнаружив очередную дорогую вещь, я пытался уговорить себя взять ее – и не мог, хотя доводов «за» была куча. Насколько мне известно, у Абеля нет родственников. Если вдруг и обнаружится какой-нибудь наследник, он просто не найдет добрую половину имущества, поскольку оно рассовано по тайникам. Библиотеку скорее всего продадут en blok[7] первому попавшемуся книготорговцу, и тот хорошо наживется на распродаже ее отдельными изданиями, не подозревая, какие деньги могли бы принести некоторые из них в придачу. Золотые часы и серьги станут собственностью случайного любителя сигар, а двадцать три тысячи долларов навечно останутся в выпотрошенном телефоне. Интересно, когда умирает человек, куда деваются его телефоны? Их забирает телефонная компания? А если аппарат неисправен, кто-нибудь его чинит? Мастера, который будет ремонтировать этот аппарат, ожидает такой сюрприз, о котором он не смел и мечтать.

Короче, почему не попользоваться?

Похоже, что я просто не созрел для того, чтобы грабить мертвого. Во всяком случае, только что умершего. К тому же друга. Вот и все, точка. Будь я проклят, если я смогу найти хоть один весомый логический аргумент против ограбления мертвого. Как ни крути, мертвые не возражают против этого, не то что живые. Если они не берут туда свое земное имущество, то какая им разница, к кому оно перейдет?

И видит Бог, мертвецов грабят сплошь и рядом. Грабят полицейские. Когда в какой-нибудь вонючей дыре в Бауэри умирает очередной доходяга, стражи порядка первым делом опустошают его карманы. Конечно, у меня более высокие нравственные критерии, чем у полицейского, но и я – не совершенство.

Самое трудное – отказаться от живых денег. Когда я забираюсь в чужой дом или контору, я неизменно забираю всю наличность. Даже придя за другим, я машинально кладу в карман попавшиеся на глаза деньги. При этом я даже не задумываюсь, у меня как бы срабатывает условный рефлекс.

На этот раз я не взял ни цента. Был, правда, момент, когда я заколебался и чуть было не сунул в карман золотые часики и изумрудные сережки. Не потому, что эти вещички представляли какой-то особый соблазн. Мне показалось, что я могу это сделать почти на законном основании. В конце концов именно мы с Каролин их увели, а не кто-то другой.

Но ведь нам за них уже заплатили, правда? Так что они не наши. Они принадлежат Абелю и останутся в его квартире.

Когда я понял, что искать никель дальше бесполезно, я снял с полки подаренную мной книгу Спинозы и перелистал ее. Абель поставил сюда книгу в последние часы своей жизни. Наверное, перед этим он тоже перелистал ее, останавливаясь, чтобы пробежать глазами какое-нибудь изречение, а то и целый абзац.

«Легко может статься, – прочитал я, – что тщеславный возгордится и вообразит, что угоден окружающим, тогда как в действительности он давно всем надоел».

Уходя, я взял Спинозу с собой, сам не знаю, почему. В конце концов книга принадлежала Абелю, подарок есть подарок, но мне отчего-то казалось, что я должен взять его назад.

Может быть, мне просто жутко не хотелось уходить с пустыми руками.

Глава 13

Чтобы не попадаться на глаза тому же лифтеру, я хотел спуститься по лестнице до четвертого этажа, где жил Меррей Файнзингер. Кто его знает, может, у служивого память работает сверхурочно. Но едва я поравнялся с лифтом, меня кивком и улыбкой остановила пожилая дама в черном каракулевом жакете с маленькой собачонкой на руках. Собачонка была, кажется, мальтийской породы. Каролин сразу бы определила.

– Попадете под дождь, – сказала она. – Вернитесь, возьмите плащ.

– Да нет, я и так опаздываю.

– У меня пластиковая накидка всегда с собой. – Она похлопала по сумке, висевшей на плече. – Вы ведь сын миссис Стеттнер, правда? Как мама?

– Спасибо, хорошо.

– Как ее горло, лучше?

– О да, гораздо лучше!

– Приятно слышать, – сказала дама и почесала собачку за ухом. – Радости, должно быть, ей, что вы приехали ее навестить! Долго пробудете? Только выходные или подольше?

– Постараюсь как можно дольше.

– Очень правильно, – одобрила она. Прибыл лифт, дверцы раскрылись. Я вошел за дамой в кабину. Лифтер был тот же, но по его глазам я видел, что он меня не узнает. – Вы, пожалуй, не помните меня. Я – миссис Померанц из 11-К.

– Ну как же, миссис Померанц, прекрасно помню.

– Значит, мама лучше себя чувствует? Когда же мы с ней говорили? Такая жалость – случившееся с ее братом. С вашим дядей.

«А что с ним, интересно, случилось?»

– Что же делать, – пробормотал я, сжимая Спинозу.

– Кажется, сердце?

– Совершенно верно, сердце.

– Это еще не самое худшее. Должно быть, слышали о нашем соседе? О мистере Крау из 11-Д?

– Слышал. И это случилось только вчера, верно?

– Говорят, позавчера. И знаете, еще что говорят? Что он покупал вещи у жуликов. Об этом даже в газетах было. Вообразите, в этом самом доме, после создания кооператива и вообще, оказывается, что один из жильцов знался с жуликами. А потом его взяли и убили в собственной квартире.

– Да, это ужасно!

Лифт остановился на первом этаже, и мы вместе прошли вестибюль. В дверях миссис Померанц опустила собачку на пол и пристегнула поводок к ее ошейнику. Она достала из сумки дождевик:

– Возьму на руку, чтобы не возиться, когда польет... Да, случай с мистером Крау – тут призадумаешься. Такой обходительный мужчина, я от него ничего, кроме доброго слова, не слышала. Может, он и преступник, но все равно хороший был сосед.

Пройдя мимо швейцара, мы остановились под навесом. Собачонка отчаянно тянула хозяйку к парку, а мне не терпелось пуститься в противоположном направлении.

– И все-таки он был барыгой, – сказал я.

– Да, да, их так называют – «барыга».

– И знаете, что говорят? Будто хорошие барыги – всегда добрые соседи.

* * *

Ехать в Нижний Манхэттен не было смысла. Когда я вышел из квартиры Абеля, рабочий день уже закончился. Опасаясь попасть под дождь и подмочить Спинозу, я на Бродвее сел в автобус. Потом сошел на своей Семьдесят второй и пошел домой. Дождя все еще не было.

Почтовый ящик был набит счетами и рекламой. Поднявшись к себе, я рассортировал ворох бумаг. Предложения продать – в мусорный ящик, требования оплатить – в аккуратную пачку. Зарабатывать и тратить – вот куда уходят наши физические и духовные силы, подумал я и поставил Спинозу на полку рядом с Вордсвортом.

Потом я позвонил Каролин домой. Телефон молчал. Набрал номер Дениз, и подошедший Джаред сказал, что ее нет дома. Сделал звонок в «Салон для пуделей», услышал автоответчик, но мне не хотелось общаться с машиной, и я повесил трубку. Едва я отошел, зазвонил телефон. Я взял трубку, сказал «алло». Молчание. Я еще раз сказал «алло», но раздался легкий щелчок: на другом конце провода повесили трубку.

Ошибка. Или это тот, кто звонил мне вчера вечером. Или какая-нибудь бывшая подружка, решившая в последний момент, что ей не о чем говорить со мной. Может быть, кто-то хотел узнать, дома ли я.

Я взял зонтик и пошел к выходу. Телефон зазвонил опять. Я вышел и аккуратно запер дверь на все замки. Звонки провожали меня до самого лифта.

* * *

В итальянском заведении на Бродвее я заказал тарелку спагетти и большую порцию салата с растительным маслом и уксусом. Как-никак с самого утра ничего не ел, кроме кусочка торта и стакана молока у Абеля. Я испытывал голод, досаду, одиночество и усталость, и сейчас мог избавиться хотя бы от чувства голода. Взятое на десерт тортони, как всегда, оказалось менее вкусным, чем ожидаешь от блюда с таким заманчивым названием. Вдобавок я никогда не мог понять, что это такое – мороженое или охлажденный мусс. Зато от выпитых подряд четырех чашечек чернильного кофе «эспрессо» с добавкой нескольких капель анисовой настойки усталость как рукой сняло. К этому времени я почти забыл, что меня так раздосадовало. Не прошло только чувство одиночества, но с одиночеством можно жить.

Домой я шел под дождем. Луны не было видно, и я не мог узнать, есть вокруг нее ореол или нет.

Когда я вошел в свой подъезд, обычно флегматичный Арманд назвал меня по имени. Я сегодня уже дважды проходил мимо него, и он умудрялся меня не замечать. Он и Феликс – два сапога пара, оба сонные, вялые, а третий швейцар, дежуривший по ночам, взял себе за правило появляться на людях только под градусом. Их бы всех на месячную переподготовку на Восемьдесят девятую или Риверсайд-драйв.

Из кресла с цветастой обивкой навстречу мне поднялась женщина лет двадцати восьми с копной черных волос, спадавших ниже плеч. Суживающееся книзу лицо, похожее на опрокинутый треугольник, заканчивалось острым подбородком. Ее маленький рот горел глянцевой губной помадой, глаза были сильно обведены тенями, а на ресницы, если они свои, ушли килограммы химических удобрений.

– Мистер Роденбарр? Мне нужно поговорить с вами.

Ага, вот чем объясняется приветствие Арманда! Таким тонким способом он указал ей на меня. Надеюсь, его хорошо отблагодарили за услугу, потому что он только что вылетел из списка тех, кому надо сделать рождественские подарки.

– Слушаю вас.

– Я по важному делу. Ничего, если мы поднимемся наверх, к вам?

Она помахала своими фантастическими ресницами. Над ними виднелись две маленькие дужки, заменявшие Богом данные брови. Если бровь твоя вредит тебе, выщипли ее, как гласит переиначенное евангельское изречение.

Воистину она была живым воплощением «девушки моей мечты», как она рисуется воспаленному воображению подростка. Туфли на высоченных каблуках-шпильках с ремешком на лодыжке. Черные блестящие штаны, сидевшие на ней так плотно, что искусственная кожа, из которой они были сделаны, казалась ее собственной. Кроваво-красная блузка из переливающейся на свету синтетической ткани так туго обтягивала ее бюст, что это не позволяло ни на секунду забыть, что человек принадлежит к классу млекопитающих животных. Черная блестящая сумка. Свернутый черно-красный зонт.

Золотые клипсы. Изумрудные сережки, которые мы украли у Колкэннонов и продали Абелю, смотрелись бы на ее крошечных мочках потрясающе, и мне неожиданно подумалось, будто она хочет, чтобы я вызволил их для нее из квартиры Абеля.

– Ко мне? – неопределенно промычал я.

– Можно?

– А почему нет?

В замкнутом пространстве лифта меня всего обдало запахом ее духов – ароматом мускуса и пачулей, и этот смешанный запах одновременно возбуждал и отталкивал. Я не мог отделаться от ощущения, что она не надушилась, а так пахнет с самого рождения.

Кабина остановилась на моем этаже, дверцы раскрылись. Мы шли по узкому коридору, и мне казалось, что все соседи прильнули к глазкам, чтобы посмотреть, кого их жилец и взломщик привел к себе на ночь. Проходя мимо квартиры миссис Хеш, я как будто услышал, как она неодобрительно зацокала языком.

Ни в лифте, ни в коридоре мы не обменялись ни словом. У своей двери я с трудом удержался, чтобы не продемонстрировать свое искусство отпирать замки без ключей. Войдя, я засуетился, зажигая всюду свет и втайне сожалея, что не переменил простыни после Дениз. Моя гостья вряд ли стала бы возражать против того, чтобы лечь в постель, где недавно была другая женщина, но все же...

– Хотите выпить? – предложил я. – Что вам смешать?

– Ничего.

– Может быть, чашку кофе? Или чай? У меня есть обычный и цветочный.

Она помотала головой.

– Садитесь, устраивайтесь поудобнее. Мы, кажется, незнакомы, и я не знаю, как вас зовут.

Я никогда не испытывал ничего подобного. Дешевка, пробу ставить негде и вместе с тем совершенно неотразима! Не припомню, чтобы какая-нибудь женщина так распалила меня. Мне хотелось стать на четвереньки и завыть.

Незнакомка не села и не сказала, как ее зовут. Лицо ее помрачнело, она опустила глаза и полезла в сумочку. Через секунду в руке у нее был пистолет.

– Сучий ты сын, – сказала она. – Стой там, где стоишь, а то я прострелю твою поганую башку!..

Глава 14

Я застыл на месте, и она не двигалась со своим пистолетом, нацеленным на меня. Рука ее вздрагивала, но не сильно.

Пистолет был не такой, каким целятся в сыщиков в кино – большой, похожий на пушку, с отверстием в дуле, как жерло. Он был маленький, как раз по ее руке. Только сейчас я заметил, какая красивая у нее рука, а ногти – точно такого же цвета, как блузка и губная помада. Пистолет, разумеется, был черный – плоский черный автоматический пистолет с коротким, не больше двух дюймов, стволом. В этой особе все было черное или красное. Наверняка ее любимые птицы – краснокрылый черный дрозд и алая танагра, а любимый писатель – Стендаль.

Зазвонил телефон. Она кинула на него быстрый взгляд и снова уставилась на меня.

– Мне лучше ответить, – сказал я.

– Только двинешься – стреляю.

– Может быть, это что-нибудь срочное. Что, если крупный выигрыш в телефонной лотерее?

Она прижала палец к спусковому курку, или мне это показалось, не знаю. Телефон продолжал звонить. Она больше не смотрела на аппарат, а я не мог отвести взгляд от пистолета.

Не люблю пистолеты! Пистолет – это небольшое хитроумное устройство, придуманное для того, чтобы убивать людей, а я принципиально против убийства. От пистолетов я нервничаю, стараюсь держаться от них подальше, и потому мало что смыслю в огнестрельном оружии. Мне, правда, известно, что у револьверов есть поворачивающиеся барабаны, чем они и удобны для «русской рулетки» и что автоматические пистолеты снабжены предохранительным механизмом, который в рабочем положении не дает нажать на курок и произвести выстрел. Наверное, мне был виден этот самый предохранитель в задней части ствола. Из книг я знал, что люди, привыкшие обращаться с оружием, часто забывают поставить его на взвод. Если бы я мог разглядеть, как он стоит, предохранитель, тогда, может быть...

– Он заряжен. Смотри, если чего задумал!

– Ничего я не задумал.

– Нет задумал, – сказала она, потом тихо охнула и щелкнула предохранителем. – Ну вот, теперь не рыпайся, понял?

– Понял. Не могли бы вы наставить эту штуку... куда-нибудь еще?

– Мне это ни к чему. Мне в тебя нужно стрелять.

– Зачем вы это говорите? – Телефон перестал звонить. – Вы меня не знаете, и я вас не знаю. Даже как вас зовут, не знаю.

– Это не имеет значения!

– Я просто подумал...

– Зовут Мэрилин.

– Очень приятно! – Я постарался изобразить самую обезоруживающую улыбку. – А я Берни.

– Я знаю, кто ты, а кто я, ты не знаешь.

– Вы Мэрилин.

– Мэрилин Маргейт.

– Вы не актриса?

– Какая актриса?

Я пожал плечами.

– Вы так сказали, будто я должен знать ваше имя. К сожалению, в первый раз слышу. Кстати, вы не допускаете, что вам нужен другой Бернард Роденбарр? Я знаю, фамилия у меня не совсем обычная, это правда, но вряд ли я единственный Роденбарр. Бернард Граймс Роденбарр – вот мое полное имя. Граймс – это девичья фамилия моей мамы, как, например, Бувье Фландерс, поэтому...

– Сукин ты сын!

– Я сказал что-нибудь не то?

– Хватит заливать – Бувье, Фландерс!.. Это ты пришил Ванду?

Это не было игрой моего воображения. Палец незнакомки определенно давил на спусковой курок. И эта проклятая штукенция в ее руке теперь и вправду напоминала пушку.

– Постойте, – взмолился я, – вы совершаете чудовищную ошибку! Я в жизни никого не убивал! Мне на таракана наступить страшно. Вам известно, что я самого Ганди учил ненасилию? По сравнению со мной Альберт Швейцер был маньяком-убийцей. Я...

– Заткнись!

Я заткнулся.

– Значит, ты не знаешь меня, да? Я думала, что моя фамилия что-то тебе скажет: Кролик Маргейт – мой брат.

– Кролик Маргейт?

– Ну!..

– Не знаю такого.

– Джордж Эдвард Маргейт, но все зовут его Кроликом. Его сегодня арестовали по обвинению в ограблении и убийстве. Говорят, что он убил Ванду. Это во вторник было. Но он никого не убивал.

– И я никого не убивал. Послушайте...

– Заткнись! Ты либо сам убил, либо знаешь, кто это сделал. Ты еще за это заплатишь! Думаешь, я дам, чтобы моему брату ни за что шили дело? Не на такую напал. Признавайся, сукин ты сын, а то башку прострелю!..

* * *

Телефон снова зазвонил. Она и бровью не повела. Мне тоже было не до телефонных разговоров. Однако я невольно подумал, кто бы это мог быть. Тот, кто звонил несколько минут назад? Или тот, на чей звонок я не ответил, когда уходил поесть? Может быть, тот, кто позвонил и повесил трубку? Или тот, кто хочет купить мой никель? Вполне вероятно, что это одно и то же лицо. С такой же вероятностью это мог быть кто угодно помимо этих четверых.

Какая разница, подумал я, и телефон тут же замолк.

– Джордж Эдвард Маргейт по прозвищу Кролик Маргейт. А вы, значит, сестра Кролика, Мэрилин?

– Значит, ты его все-таки знаешь?

– Не-а. Первый раз это имя слышу. Зато теперь я знаю, что он из себя представляет. Это он забрался во вторник к Колкэннонам и не выключил приемник.

– Ага, выходит, ты там был! Признаешься?

– И Кролик был, верно?

Она замялась.

– Какое ты имеешь право задавать вопросы? Ты не «фараон».

– Да, не «фараон». Но и не убийца. И я никого во вторник не убивал. Ваш брат тоже никого не убивал.

– Ну вот, сам говоришь, что он ничего такого не сделал!

– Да, не сделал. Просто обчистил дом, верно? Проломил стеклянную крышу и влез в спальню. Он был один?

– Нет... Эй, ты опять спрашиваешь! Я не обязана тебе вообще говорить, что он был там и один он там был или нет.

– Вы не обязаны ничего говорить. Не волнуйтесь, Мэрилин, Кролик никого не убивал. – Я перевел дух, чувствуя, что настал момент искренностью расположить ее в свою пользу. – Да, я там был. Был после Кролика и его дружков. Когда они обчищали дом, Колкэннонов не было. И когда я пришел, их тоже там не было. Они еще не вернулись.

– Как ты это докажешь?

– Кто докажет, что я там был? А я могу доказать, что Колкэннон меня никогда не видел. На другое утро в Управлении устроили опознание через одностороннее зеркало, и Герберт Колкэннон сказал, что я не тот, кого ищут.

Она кивнула.

– Да, они так и сказали, что был еще один подозреваемый, по фамилии Роденбарр, но Колкэннон не признал его. Но зачем Колкэннон показал на Кролика? Ведь он его тоже в глаза не видел! Я это точно знаю. Вот я и подумала, что это какая-то ошибка, что ты дал на лапу или еще чего-нибудь. Ну, я даже не знаю, о чем я подумала. Я одно знаю, что брата загребли ни за что, и если я не найду того, кто это сделал...

– Я этого не делал, Мэрилин.

– Но тогда кто же, кто?..

– Не знаю.

– И я не знаю, и... – Она внезапно умолкла и поглядела на пистолет, словно бы удивляясь, как он попал к ней в руки. – Он заряженный.

– Я так и понял.

– Чуть было не застрелила тебя. Для этого и шла. Как будто это бы что-нибудь решило для Кролика.

– Для Кролика ничего бы не решило, зато для меня – все. Только не в том смысле.

– Угу. Слушай, ты... это самое... не...

В дверь вдруг забарабанили. Было ясно, что кто-то ломился ко мне. Я предостерегающе приложил палец к губам, потом, шагнув к Мэрилин, приблизил эти самые губы к ее надушенному ушку с клипсой.

– Полиция, – шепнул я и показал на дверь ванной.

Она не стала терять времени на глупые вопросы и шмыгнула туда с пистолетом в руке. Едва щелкнул запор, как уже второй за сегодняшний день незваный гость забарабанил снова.

Я спросил, кто там.

– Тот, о ком ты подумал, Берни. Может, откроешь, а?

Я отпер все свои замки и впустил Рэя Киршмана. На нем был тот же костюм, что и вчера, только сейчас он намок и сидел на моем друге соответственно.

– Дождичек, – сказал Рэй, снимая шляпу и выливая на пол всю воду, которая там собралась.

– Спасибо.

– Чего?

– Да у меня тут проблема – паркетины рассохлись. Но я верно рассчитал, что кто-нибудь придет и их смочит. Рэй, знаешь, что бы ты мог иногда сделать? Предварительно позвонить.

– Звонил, было занято.

– Странно, я ни с кем не разговаривал. – Может, его звонок совпал с чьим-то еще? – Что тебя привело ко мне, Рэй?

– Исключительно широта души, – ответил он. – Эти дни я только и делаю, что оказываю тебе всевозможные услуги. Два раза подвозил тебя в магазин. А сегодня вот заскочил сообщить, что с тебя сняты все подозрения в связи с делом об убийстве. Мы уже взяли одного.

– Дану?

Рэй кивнул.

– Его Джордж Маргейт зовут. Молодой парень, но за ним уже кое-что числится. Налеты, кражи. Но ни в одном мокром деле не замешан, хотя ты знаешь этих молокососов. Нет в них этой, как бы сказать, основательности. Может, его дружок – любитель пускать кровь. А может, просто накурились. У него в холодильнике целый пакетик марихуаны нашли.

– Да, эта травка с ног валит.

– Точно. Но мы не только марихуану при обыске нашли. Он две комнаты имеет на Десятой авеню, в районе Сороковых. Эта пара кварталов от Адской кухни, где он вырос. Теперь эту дыру, конечно, по-другому называют – Клинтон. Но трущобы и есть трущобы, как их ни называй. Так вот, он половину дома Колкэннонов к себе перетащил. Первым делом – серебро. Целый сервиз на двенадцать персон, вазы разные, подносы. Целое состояние, доложу я тебе.

– В мое время на серебро никто и глядеть не хотел, – ностальгически вздохнул я. – Всего доллар двадцать девять давали за унцию. А теперь серебро по четыре десятки идет – с ума сойти! Я помню деньки, когда золото и то меньше стоило, тридцать пять – тридцать восемь за унцию.

– Было дело. Потом мехов навалом. Норковые шкурки, шубка на кунице, еще что-то, всего и не упомнить. Все точно по списку, представленному потерпевшим. Даже скорняжьи ярлыки совпадают. Собственно говоря, мы изъяли больше половины того, что он перечислил, плюс еще кое-что. Оно и понятно: для полной инвентаризации нужно время. В целом мы так считаем: преступники поделили добычу пополам. Вторая половина, видать, у Маргейтова дружка находится, если только они ее уже не загнали.

– Кто же все-таки сообщник Маргейта?

– Это нам еще неизвестно... Он пока героя из себя строит. Ничего, расколется как миленький. На кой хрен ему чужой срок на себя вешать?

– И как вы его загребли?

– Обычное дело – на него настучали. Должно быть, сболтнул по пьянке или начал швыряться деньгами направо и налево, так, для форсу. Ну, кто-то и сообразил, что к чему. У них там, где он живет, каждый третий – стукач. Да и недалеко все это было. Сколько оттуда до Колкэннонов – мили полторы?

Я кивнул.

– Ну что ж, спасибо, что заскочил, Рэй. Свежая информация никогда не помешает.

– Вообще-то я заскочил твоим сортиром попользоваться. Как и вчера.

– Не работает он у меня. Там что-то сломалось.

– Сломалось? – Рэй прошлепал к двери в ванную комнату. – Знаешь, эти сливные хреновины иногда вдруг сами начинают работать. Или я подправлю. У меня ведь дядька водопроводчиком был, кое-что в этих делах кумекаю.

Успела она запереть дверь? Я затаил дыхание. Рэй повертел ручку.

– Дверь заело, – сказал он.

– Дождь на дворе, вот и разбухла.

– Точно, чего только не случается на белом свете! Но ты же старый опытный взломщик, Берни, хотя уже и на покое. Мог бы и открыть по дружбе.

– Такие навыки быстро забываются, Рэй.

– И то верно.

Он подошел к окну и стал вглядываться в сумерки.

– Даю голову на отсечение, у тебя отсюда Торговый центр видно. Когда погода не такая паскудная.

– Видно.

– У Абеля Крау Джерси тоже как на ладони. Как это получается, что у мошенников глянешь из окна – красота? А из моего окна тот еще видик открывается. Стираное белье миссис Халихен, причем крупным планом... Знаешь, Берни, чего мне больше всего сейчас хочется? Одну ниточку нащупать.

– Какую еще ниточку?

– Связывающую Крау и Колкэннона. Но у нас на Крау ничего нет. Никто о нем ни черта не знает.

– И Кролик не знает? – «Господи, как же это у меня вырвалось его прозвище?»

– Кролик? – Рэй нахмурился, заморгал. – Я ж тебе сказал: молчит он. Героя изображает. Думаю, он даже о таком не слышал. Но он же не один работал, правда?

– Что из этого следует?

– Ты мне вот что скажи, Берни? Украшения, меха, серебро – это к Абелю Крау носили?

Я задумался или сделал вид, что задумался.

– Абель никогда не интересовался мехами, – рассудительно сказал я. – Его сфера – редкие марки, монеты, драгоценности. Серебро? Само собой, если б мне попалась пивная кружка времен Войны за независимость, я бы предложил ее Абелю. Но обычное столовое серебро? Нет, вряд ли. Впрочем, кто его знает? Серебро нынче подскочило в цене. Но кому придет в голову из-за серебра связываться с барыгой? Серебро теперь принимают на вес для переплавки. Если чего опасаешься, то в крайнем случае проще это сделать через подставное лицо. Барыга тут не нужен. Нет, не знаю, кто понес бы серебро Абелю.

– Я так и думал. Кстати, кто там у тебя в ванной?

– Грета Гарбо.

– И натурально не хочет, чтобы ее беспокоили?

– Во всяком случае, она так сказала.

– Ну да, какой ей смысл врать. И тебе тоже нет смысла. Но меня не проведешь, она не вчерашняя дамочка, это точно. Окурков в пепельнице нет. И духи другие. Вчера такого амбре не было.

– М-м... Тебе не кажется, что уже поздно, Рэй?

– Лучше поздно, чем никогда. Так что ты выудил в сейфе у Колкэннона?

– Ничего я не выуживал, Рэй.

– Он назвал несколько вещичек, которые хранил в сейфе. Дамские часы и украшения, кажется, сережки. У Маргейта их не обнаружили. А что, если они отыщутся на Риверсайд-драйв? То-то смеху будет.

– Не понимаю, куда ты гнешь, Рэй.

– По правде сказать, я и сам частенько этого не понимаю. Тычусь то туда, то сюда, ищу кривую, которая вывезет. Похоже на складывание картинки-загадки. Приставляешь один кусочек к другому, смотришь, что получается. По-научному – это метод проб и ошибок.

– Увлекательное, должно быть, занятие.

– Еще как! Откуда ты знаешь Маргейта?

– Я его не знаю. Эти два куска не складываются.

– Разве? Я был готов поклясться, что складываются. Тогда откуда тебе известно, что его зовут Кролик?

– Ты сам так его назвал, Рэй.

– Не называл. Я сказал – Джордж.

– Верно. Первый раз ты назвал его Джорджем, а второй – Кроликом.

Рэй покачал головой:

– Не было такого. Наоборот, я специально не называл его Кроликом. Проверял, знаешь ли ты его прозвище.

– Значит, нечаянно проговорился.

– Да, кто-то проговорился. – Рэй взял шляпу, расправил и надел ее. – Ну, мне пора домой. Можешь выпускать свою знакомую из заключения. Могла бы и не прятаться, в наше-to время. – Он вздохнул. – У воров и барыг и виды из окна красивые, и женщины. У меня в ванной только мою бабу и найдешь. А из окна я вижу одну лишь веревку с бельем, а если белья нет, то саму миссис Халихен. Первое даже предпочтительнее. Да, никакого тебе удовольствия в жизни, не то что некоторым.

– Представляю.

– Да уж. Знаешь, Берни, чертовски не хочется видеть тебя в тюряге по делу Колкэннонов. Кролика загребли, и хорошо. Тебе-то зачем страдать? Улавливаешь?

– Договаривай.

– Кое-какую ниточку я нащупал. Но если мне обломится за старания, я могу о ней и позабыть. Теперь улавливаешь?..

Еще бы не уловить!..

* * *

Я закрыл за Рэем дверь, выждал минутку, потом приоткрыл ее – так, чтобы просматривался коридор до самого лифта. Ушел. Если только не прячется за углом.

Я снова запер дверь на все замки, подошел к ванной и крикнул, что на горизонте чисто. Мэрилин, конечно, слышала весь наш разговор и, очевидно, окончательно убедилась, что я не имею отношения к убийству Ванды Колкэннон. Но она знала, что ее брат тоже к нему не причастен, и теперь ей хотелось одного – вызволить его из беды.

– Кто еще работал с Кроликом? – спросил я.

– Один парень.

– Вы его знаете?

– Да, но я – не трепло какое-нибудь.

– Я тоже. Очень может быть, что полиции уже известно, кто это.

– Кролик – не доносчик.

– Его могут заставить. Самый твердый орешек, и тот в конце концов раскалывается. Кроме того, полиция может и без Кролика обойтись. Позвонит какой-нибудь стукач – и готово.

– А тебе зачем его знать?

– Объясняю. Где гарантия, что после дележа добычи этот самый парень опять не полез к Колкэннонам? Чтобы еще разок поколдовать над сейфом? Да еще с собой кого-нибудь прихватил.

– А-а... – Она приложила палец к подбородку, задумалась. «И зачем она лепит столько краски на глаза, – подумал я, – они у нее и без того большущие». – Вряд ли, Харлан на это не способен.

– Значит, Харлан?

– Да, Харлан Риз, они вместе там были. Говоришь опять полез к Колкэннонам? Нет, он бы сказал брату.

– А может, они вдвоем... по второму разу?

– Ты все еще думаешь, что это Кролик убил?

– Я этого не говорю. Но откуда у вас такая уверенность насчет Харлана Риза?

– Кролик был там только один раз. Я в этом уверена.

Я не стал больше допытываться. Потом зашел разговор о возможности существования третьей группы грабителей. По мере изложения этой гипотезы, родившейся у меня с Каролин, я все больше чувствовал ее зыбкость, как зыбок, непонятен загадочный Третий убийца в «Макбете». Двое юных варваров шляются ночью по крышам в поисках добычи, неожиданно натыкаются на разбитое окно-фонарь, залезают в дом, обшаривают уже разграбленное жилище и, уходя, на всякий случай убивают хозяйку. Раньше я допускал такую возможность. Теперь же эта версия заняла место на шкале вероятностей где-то между волшебной сказкой и сказочной легендой.

Рэй Киршман прав, подозревая связь между двумя убийствами – Крау и Колкэннон, – хотя его подозрение основывалось на ложных посылках. Кролик избежит наказания за убийство, только если кто-нибудь найдет настоящего убийцу. Полиция в этом смысле палец о палец не ударит, так как следствие убеждено, что преступник уже схвачен.

Но если Кролик не выйдет сухим из воды, то мне грозит беда. Беда, потому что сестра Кролика знает, что я был в доме Колкэннонов после него, и потому, что я проговорился, назвав Джорджа Маргейта Кроликом до того, как Рэй упомянул его прозвище, и Рэй Киршман не успокоится, пока его подозрения не подтвердятся или не рассеятся. Ясное дело, он досконально обыщет квартиру Абеля, как это сделал я сам. Не знаю, найдет ли он деньги в телефоне или марки в книгах, но часы и сережки в коробке с сигарами он не пропустит. Находка непременно наведет его на мысль еще раз проверить отпечатки пальцев на месте преступления. Тогда мне крышка. Конечно, процедура с отпечатками пальцев уже проводилась – сразу же после того, как был обнаружен труп Абеля. Именно по этой причине я не запасся перчатками, а также, увы, по причине элементарной забывчивости. В результате теперь там на каждом шагу мои пальчики. Это обстоятельство не уличит меня в убийстве, поскольку при первой экспертизе моих отпечатков там не было, но послужит весомым доказательством того, что я нанес Абелю визит после его гибели. Интересно, как я смогу это объяснить?

Я позвонил Каролин. Протяжные гудки. Позвонил Дениз и узнал от Джареда, что она еще не вернулась. Видно, что-то происходит с телефонами. Я звоню людям, люди звонят мне, а разговора не получается. Моя жизнь превращалась в нелепую метафору невозможности человеческого общения в Век отчуждения.

Оставалось набрать номер 246-4200, что я и сделал. После нескольких гудков мне ответили, и минуты полторы я слушал, что мне говорят. Потом, не проронив ни слова, я положил трубку и обернулся к Мэрилин, удивленно смотревшей на меня.

– Ты так ничего и не сказал... – неуверенно произнесла она.

– Да, не сказал, но я помогу вам.

– Чем?

– Сделаю так, что они выпустят Кролика.

– Как ты можешь это сделать?

– Найду этого третьего грабителя. Узнаю, кто в самом деле убил Ванду Колкэннон.

Я боялся, что Мэрилин спросит, как мне это удастся, потому что я бы не знал, что ответить. Вместо этого она спросила, зачем мне это нужно.

– Знаете, куда я сейчас позвонил? В службу «Молитва по телефону».

– Не смешно.

– Нет, я серьезно. Сегодняшняя молитва звучала примерно так: «Господи, сподоби меня сегодня сделать что-нибудь такое, чего я не делал прежде. Наставь меня на путь истинный, дабы я мог служить ближнему своему». Там еще много слов было, но смысл такой.

Она приподняла наведенные брови.

– "Молитва по телефону"?

– Позвоните сами, если не верите.

– И поэтому вы хотите помочь Кролику?

– Да, поэтому. Что-нибудь не так?

– Да нет, все так, – сказала она. – Должно быть, так.

Глава 15

Мэрилин хотела сразу же уйти. Ей надо было встретиться с адвокатом, чтобы с его помощью Кролика выпустили под залог. Не знаю, увенчалась бы успехом эта попытка. Потом она сказала, что хочет повидаться с Харланом Ризом. Я предупредил, чтобы она была осторожна. Не исключено, что Рэй засел в вестибюле или прячется на другой стороне улицы. Мэрилин мгновенно переменила планы.

– Боже ты мой! Тогда, может быть, мне лучше остаться здесь?

Я смотрел на нее, живую картинку в ronge et noir[8], вдыхал ее духи и вдруг с удивлением услышал собственный голос, говоривший, что лучше этого не делать.

– У вас куча дел, – говорил голос, – и у меня куча дел. Вдобавок я не ручаюсь за Рэя. Может прийти снова, прихватив ордер на арест и ломик. А когда ордер, то и ванная комната не святилище. Но вот пистолетик вам лучше оставить здесь.

Она покачала головой:

– Это не мой. Я у хозяйки стащила. Она купила на случай налета. Хотя кому нужен косметический кабинет?

– Так вы работаете в косметическом кабинете?

Мэрилин кивнула.

– Да, «Волос великолепие» называется. Нас там четверо и Магда – хозяйка. Мне завтра выходить, вот и положу пистолет на место.

– Очень правильно. Потому что если полиция найдет его в вашей сумочке...

– Я знаю.

Мы вышли из квартиры, и я уже запирал последний замок, как у меня зазвонил телефон. Я стиснул зубы. Пока отопру замки, пока подбегу к аппарату... Нет, не успею. Если и успею, то наверняка это какой-нибудь прохиндей, предлагающий подписку на нью-йоркские «Звездные листы» с бесплатной доставкой на дом. Черт с ним!

Лифт провез нас мимо вестибюля в цокольный этаж. Мы прошли тускло освещенным коридором мимо прачечной к служебному входу. Я постоял у двери, пока Мэрилин не процокала каблучками по короткому лестничному маршу и, раскрыв красно-черный зонтик, не исчезла во мраке.

* * *

Вернувшись домой, я подошел к телефону, гадая, сколько раз он звонил, пока я провожал Мэрилин. Сейчас телефон молчал, и мне было поздно звонить кому бы то ни было. Правда, один номер я все-таки набрал и ничуть не удивился, когда Каролин не ответила.

Кофеин, принятый с четырьмя чашечками «эспрессо», начал рассасываться, и чтобы ускорить процесс, я налил себе рюмку виски и, не разбавляя, выпил. Потом плеснул граммов тридцать виски в обычный стакан, налил туда молока и хорошенько размешал. Лучшего питья на сон грядущий не придумано: пока виски разъедает вам печень, молоко защищает желудок.

Зазвонил телефон.

Я кинулся к аппарату, но прежде чем взять трубку, заставил себя сделать глубокий вдох. Мужской голос, тот самый, что я слышал приблизительно двадцать два часа назад, сказал:

– Роденбарр? Мне нужен никель.

– Всем нужен.

– Что, что?

– То, что слышали. Никель всем нужен. Я и сам не прочь его заиметь.

– Бросьте свои шуточки! Мне известно, что монета у вас.

– Была. Была да сплыла.

Последовала пауза. Я подумал, что нас разъединили, потом услышал:

– Врете.

– Не вру. Я еще не настолько спятил, чтобы таскать монету в кармане вместе с ключами и брелоком святого Кристофера. И не настолько, чтобы держать ее дома, когда кругом только и слышишь о грабежах.

Ожидаемого смешка не последовало.

– А раздобыть монету можете?

– Она там, откуда я могу ее взять.

– Тогда валяйте действуйте. – Голос звучал настойчиво. – Вы называете цену, и мы встречаемся. В моем распоряжении вся ночь и...

– Боюсь, не могу сказать то же самое о себе. Когда я не высплюсь, у меня плохое настроение и я ужасно несговорчивый. Кроме того, в такой поздний час я туда при всем желании не попаду, даже если бы и хотел. Придется отложить до завтра.

– В котором часу завтра?

– Трудно сказать. Оставьте мне свой телефон.

На этот раз я услышал наконец смешок.

– Нет уж, Роденбарр, я сам буду вам звонить. Прикиньте, сколько вам понадобится, чтобы взять монету, и отправляйтесь домой. Я позвоню в назначенный час.

Другими словами, будь в определенный час в определенном месте, имея при себе монету.

– Нет, это не подходит, – возразил я. – Я дам вам другой телефон, по которому буду днем в два часа.

– Говорите телефон.

Я дал ему номер Каролин. В целях экономии она снимала свою квартиру у основного квартиросъемщика некоего Натана Аренау, и каждый месяц аккуратно перечисляла домовладельцу квартплату от его имени. (Половина населения Нью-Йорка прибегает к этой маленькой хитрости. Другой половине приходится платить по пятьсот долларов за однокомнатную дыру.) Телефон соответственно значился за Натаном Аренау. По номеру он навряд ли сможет узнать имя и адрес, а если и узнает, то каким образом он разыщет Натана Аренау? Насколько нам с Каролин известно, его давно, несколько лет назад, смыло во время наводнения.

Незнакомец повторил номер.

– Да, вот что, – сказал он. – Кто еще знает, что она у вас?

– Никто.

– У вас что, нет сообщника?

– Я всегда один работаю.

– И ни с кем не говорили?

– Со многими говорил. Но не о монете.

– Значит, никто не знает, что она у вас?

– Насколько мне известно, никто. Никто даже не подозревает, что она пропала, за исключением вас, меня и Герберта Франклина Колкэннона. Конечно, он сам мог сказать кому-нибудь, но вряд ли. Думаю, он не включил ее в список пропавших вещей, потому что она, наверное, не застрахована, и у него есть свои причины...

– Уверен, что не включил.

– С другой стороны, Кролик мог проболтаться...

– Какой Кролик?

– Ну, Джордж Эдвард Маргейт. Разве не ради монеты вы навели этого молокососа на дом Колкэннона? Надо было кого другого выбрать, кто умеет вскрывать сейфы. А никель – это ваш гонорар за наводку.

Я снова заслужил смешок.

– Неплохо, – сказал он. – Мне надо было с вами договариваться.

– Факт, со мной. Кстати, не худо бы знать, с кем я имею дело.

– Может быть. Итак, звоню завтра в два. Судя по номеру, вы будете в Деревне.

– У меня книжный магазин на Восточной Одиннадцатой. Там два телефона, один из них есть в справочнике. Я дал тот, которого нет в книге.

– Я мог бы просто прийти к вам в магазин.

– Нет, звоните в два.

Я положил трубку и взял свое молоко с виски. Молоко было тепловатое, и это даже хорошо, когда укладываешься на покой. Я сел в кресло и стал потягивать адскую смесь. Да, чтобы вывернуться, пришлось наврать с три короба. Ну ничего, в «Молитве по телефону» ничего о правдивости не говорилось. Только о том, что надо помогать ближнему. А чем я занимаюсь, как не этим?

Зазвонил телефон. Это была Каролин.

– Весь вечер тебе звоню. Что там с твоим телефоном, Берни? То никто не отвечает, то занято, то вообще не туда попадаю. Что там у тебя было?

– Спроси, чего не было.

– Придется носить очки?

– Очки? При чем тут очки?

– Ты же говорил, что идешь к глазнику.

– Ах, да, конечно...

– И как, наденешь очки?

– Нет. Он посоветовал не читать при слабом свете.

– Это и без доктора известно. Слушай, с тобой все в порядке? У тебя голос какой-то странный.

У самой Каролин голос был полупьяный, но я промолчал.

– Все в порядке, – ответил я. – Устал, как собака, вот и все. А тут еще новостей подвалило. Но я не могу сейчас долго говорить.

– Ты не один?

– Да, – сказал я и спохватился: хватит врать, а то нос вытянется. – Нет.

– Так как же все-таки?

– Один я, один!.. Просто у меня какая-то каша в голове. Ты у себя?

– Нет. Решила прошвырнуться. А что?

– Вернешься домой?

– Вернусь, если только не подвернется что-нибудь подходящее. Но пока непохоже, чтобы повезло. А что?

– Но утром-то будешь дома? Или в салон пойдешь?

– Я по субботам теперь не работаю, забыл, что ли? Ни к чему мне это. С тех пор, как пошла вместе с тобой по скользкой дорожке, свожу концы с концами.

– Может, сходила бы все-таки в свою контору, когда встанешь? – настаивал я. – Забери свой автоответчик и подключи к домашнему телефону.

– Зачем мне это?

– Я буду у тебя примерно в десять и все объясню.

– О Господи, надеюсь. Ну, будь.

* * *

Едва я положил трубку, как телефон зазвонил снова. Это была Дениз, возвратившаяся наконец домой. Я спросил, как она, не против, если я составлю ей компанию где-нибудь в половине второго.

– Сейчас почти половина второго, – сказала она.

– Я имею в виду завтра днем. Не возражаешь, если я заскочу на несколько минут?

– Не возражаю. Всего на несколько минут?

– Может быть, на час. Самое большее.

– Давай заскакивай. Это что, новый виток в наших постоянно эволюционирующих отношениях, Берни? Резервируешь пятиминутку в постели?

– Вовсе нет. Итак, я буду у тебя в половине второго, от силы без четверти два и все объясню.

– Жду не дождусь.

* * *

Я положил трубку и разделся. Сидя на кровати, я снял носки и осмотрел ноги. Прежде никогда этим не занимался. Мне и в голову не приходило, что у меня узкая стопа. Сейчас я смотрел на свои бедные ноги: действительно узкие, длинные, костлявые – словом, дурацкое зрелище. И главное: вторые пальцы действительно длиннее больших, это бесспорно. Я попытался вдавить те, что торчали, и вытянуть большие пальцы, но безуспешно. Пальцы не желали меня слушаться.

Мортонова нога, никуда не денешься. Спасибо еще, что не положительная реакция Вассермана, но все равно радости мало.

И тут опять зазвонил телефон.

Я взял трубку. Женский голос с английским акцентом сказал:

– Прошу прощения...

– Слушаю вас.

– Это Бернард Роденбарр?

– Он.

– Я думала, что опять попала в бюро погоды. Вы сказали: «Дождь не идет, он льет как из ведра».

– Не помню, чтобы я сказал это вслух.

– Нет, правда, сказали, и на дворе действительно дождь, и... Извините, что беспокою вас так поздно. Раньше не могла дозвониться. Меня зовут Джессика Гарланд. Не знаю, говорит ли вам что-нибудь мое имя...

– С ходу не припомню. Правда, я сейчас плохо соображаю. Совсем голова не варит, если в ответ на телефонный звонок говорю пароль из шпионского фильма.

– Знаете, это и правда было похоже на пароль... Я вот зачем звоню. Мой дед не говорил вам обо мне?

– Дед?

– Абель Крау.

У меня отвисла челюсть. Я сказал:

– Не знал, что у Абеля есть внучка. Я даже не знаю, был ли он женат.

– И я не знаю, на моей бабке точно не был. Она в Будапеште жила, а познакомились они в Вене перед войной. Когда в тридцать восьмом немцы аннексировали Австрию, ей удалось уехать оттуда в одном пальтишке и с мамой на руках. На прощание дед подарил ей несколько редких марок, она их в подкладке пальто спрятала. Бабушка приехала в Антверпен, продала марки и перебралась в Лондон. Там ее и убило во время воздушного налета. А дед попал в концлагерь – и, представьте, выжил.

– А ваша мама?

– Маме было около пяти лет, когда бабушка погибла. Ее взяла к себе соседская семья, и мама росла как английская девочка. Она рано вышла замуж, скоро родила меня. О своем отце она ничего не знала, думала, что его убили в лагере или на фронте. И только лет шесть назад выяснилось, что он жив и здоров. Но я вас, кажется, совсем заговорила. Вам, наверное, совсем не интересно...

– Напротив, вы хорошо рассказываете. Мне очень интересно.

– Правда? Так вот, в один прекрасный день дед вдруг объявляется на пороге нашего дома в Кройдоне. Он, кажется, нанял каких-то агентов, и они разыскали маму. Ну, радостная встреча и все такое, но очень скоро они поняли, что у них мало общего. Ведь мама была обыкновенной домашней хозяйкой из городского предместья, а дед... Вы и сами знаете, какую жизнь он вел.

– Знаю.

– Короче, он вернулся к себе в Штаты. Потом писал, но все больше мне и брату, а не маме. У меня еще младший брат есть, понимаете? Два года назад дед написал, не хочу ли я переехать в Америку. Очень своевременное было приглашение. Бросила я свою поганую работу, распрощалась со своим дружком, ужасный был зануда, – и в самолет. Короче говоря... Вы заметили, что «короче говоря» обычно говорится, когда и сказать-то больше нечего? Так или иначе, с тех пор я здесь.

– В Нью-Йорке?

– В Бруклине. Булыжный Холм знаете?

– Немного.

– Сначала жила в гостинице в Грэймерси-парк, потом сюда переехала. Нашла более или менее подходящую работу, и мой теперешний – тоже вполне приличный, не зануда. Ничего живу и по Англии не скучаю... Ой, я, кажется, совсем заболталась, правда? Знаете, почему? Хлопот масса последние дни и переживаний всяких. Я, собственно, что вам звоню? Хотела сказать одну вещь.

– Я чувствовал, что вы хотите что-то сказать.

– Спасибо, что входите в мое положение. Дело в том, что дед не раз говорил о вас, причем не только как о... как бы это сказать...

– Так прямо и говорите.

– Не только как о деловом партнере, но и как о друге, понимаете? И вот он умер, вы, конечно, знаете об этом, и мне его очень жалко. Умереть такой смертью – просто ужас! Я надеюсь, что преступника поймают и накажут, а мне надо позаботиться о том, чтобы все было как следует. Я не знаю, что бы он хотел в смысле похорон, потому что он никогда не говорил о смерти. Может быть, он оставил какие-нибудь бумаги, не знаю, но на сегодняшний день ничего такого не нашли. Полиция держит тело в морге, и неизвестно, когда его отдадут нам. Потом я, конечно, организую похороны, скромные, без посторонних, а пока, наверное, надо устроить панихиду... Как вы думаете?

– Думаю, что это правильно.

– Я, собственно, уже начала готовиться, договорилась о панихиде. Она состоится в церкви Христа Спасителя. Это в моем районе, на улице Генри, между улицей Конгресса и улицей Согласия. Знаете это место?

– Как-нибудь найду.

– Это единственная церковь, где разрешили провести панихиду в воскресенье. Начало в половине третьего. Панихида, как вы понимаете, гражданская. Дед ведь не был религиозным человеком, хотя всегда уважал духовность. Не знаю, говорил ли он с вами об этом...

– Мне известен круг его чтения.

– Ну да, все великие философы-моралисты. Я сказала там, в церкви, что мы сами проведем панихиду. Клайд... Это парень, с которым я живу, понимаете? Так вот, Клайд что-нибудь прочитает, он любил деда... И я, наверное, что-нибудь прочитаю. Я подумала, что, может быть, и вы примете участие, мистер Роденбарр...

– Зовите меня попросту – Берни. Обязательно прочитаю. Думаю, и я найду что-нибудь подходящее случаю.

– Или просто скажете несколько слов, или то и другое вместе. Как сочтете нужным. – Она на секунду умолкла. – И вот еще что. Мы с дедом довольно часто виделись – уж раз-то в месяц обязательно – и во многих отношениях были откровенны друг с другом, но он не любил распространяться о своих... м-м... коллегах. Кроме вас, я знаю еще только двух-трех таких людей. Может быть, вы припомните еще кого-нибудь, кто захотел бы почтить память деда?

– Хорошо, я подумаю.

– Если надумаете, просто приглашайте на панихиду кого сочтете нужным. Могу я в этом смысле рассчитывать на вас?

– Вполне.

– Я уже поговорила с кое-какими его соседями по дому, и одна женщина обещала вывесить объявление в вестибюле. Вероятно, мне следовало бы устроить панихиду в какой-нибудь церкви поблизости от Риверсайдского парка. Многим не так-то просто добраться до Булыжного Холма. Но мне это не пришло в голову, и я договорилась с церковью Христа Спасителя. Надеюсь, что кто-нибудь все-таки приедет в Бруклин.

– Может быть, для некоторых это будет увлекательное путешествие.

– И еще я надеюсь, что погода не подведет. Ожидают, что дождевой фронт к воскресенью переместится на восток, но бюро прогнозов ничего не гарантирует.

– Да, как правило.

– К сожалению. Простите, что я отняла у вас так много времени, мистер Роденбарр.

– Берни. Меня зовут Берни.

– Да, Берни. Уже поздно, и я совершенно вымоталась. Так вы... Так ты придешь? В воскресенье, в два тридцать. И приглашай всех, кто знал деда. Хорошо?

– Буду непременно. И захвачу что-нибудь прочесть.

* * *

Я записал время, адрес, название церкви. Каролин пойдет, это ясно. Но кто еще? Я улегся и начал думать, кто еще захотел бы почтить память Абеля. У меня мало знакомых в воровском мире, поскольку я всегда предпочитал общество законопослушных граждан, а друзей Абеля я просто не знал. Интересно, захочет ли Рэй Киршман прокатиться в Бруклин? Я прикинул и решил, что такая вероятность есть.

Потом мои мысли приняли другое направление. Так, значит, у Абеля есть внучка. И сколько же ей годков, этой Джессике Гарланд? Мамаша ее родилась примерно в 1936-м, а если она рано вышла замуж и рано родила дочь, то Джессике должно быть лет двадцать пять или около того. Подходящий возраст. Не составляло никакого труда живо представить себе, как Абель разыгрывает перед молодой женщиной роль гостеприимного хозяина, плетет пленительные байки о довоенных венских кафе и потчует ее шварцвальдским тортом и эклерами. И ни разу не обмолвился о ней, старая лиса!

Я уже засыпал, когда вдруг в голове мелькнула интересная мыслишка. Я выбрался из постели, открыл телефонную книгу, набрал номер. Через четыре гудка трубку взял мужчина.

Я молчал, словно слушал «Молитву по телефону». Молчал, а человек, взявший трубку, несколько раз сердито повторил: «Алло, алло!» Кроме его голоса, была слышна еще негромкая музыка и собачий лай. Потом трубку положили – думаю, это сделал человек, а не собака, и я снова улегся в постель.

Глава 16

В промежутке между ночными телефонными звонками я успел среди прочего завести будильник, и на следующее утро он чуть не свел меня с ума своим дурацким дребезжанием. Я выбрался из постели, пошатываясь, полез под душ, кое-как побрился и заглотал первую чашку кофе. Немного придя в себя, я включил радио, отрезал пару ломтиков хлеба с отрубями, намаслил, намазал джемом, съел, выпил еще кофе, отодвинул занавески и искоса, опасливо выглянул на свет.

А день обещал быть хорошим. На востоке темные тучи еще скрывали восходящее солнце. Но на западе небо было чисто. Ветер, обычно дующий оттуда, гнал вчерашнюю непогоду на Атлантику, и над Гудзоном уже голубело.

Выпив еще одну чашку кофе, я устроился в самом удобном кресле с телефоном в одной руке и справочником – в другой. Я бросил грустный взгляд на свою Мортонову ногу и начал звонить.

Первым мои пальцы набрали номер Американского нумизматического общества (АНО), располагающегося в четырех милях к северу от моего дома, на пересечении Бродвея и Сто пятьдесят шестой улицы. Подошедшему к телефону дежурному я представился Джеймсом Клэвином из «Нью-Йорк таймс» и сказал, что готовлю статью о никеле с головой статуи Свободы чеканки 1913 года. Не мог бы он сообщить кое-какие сведения относительно этой монеты? Верно ли, что сохранилось всего пять экземпляров этого пятицентовика? Известно ли, где они находятся в настоящее время? Может быть, он случайно знает, когда последний раз продавался и покупался такой никель и за какую цену?

Редкий человек откажется пойти навстречу прессе. Назовите себя журналистом и смело закидывайте собеседника кучей каверзных вопросов и затруднительных просьб. Единственное, о чем люди просят взамен, – чтобы вы правильно указали их имя. Служащий, с которым я разговаривал, некий мистер Скеффингтон, сказал, что ему нужно кое-что уточнить, и предложил перезвонить через несколько минут. Я сказал, что ничего, пусть не беспокоится, я подожду, и прождал добрый десяток минут, потягивая кофе и теребя большие пальцы на ноге, пока он рылся вместо меня в картотеках.

Вернувшись, мистер Скеффингтон поведал мне больше, чем требовалось, повторив при этом многое из того, что рассказал Абель вечером во вторник. Да, известно о существовании пяти экземпляров этой монеты, четыре находятся в общественных хранилищах, один – в частной коллекции. Он сообщил мне названия четырех организаций и имя коллекционера.

Что касается стоимости монеты, мистер Скеффингтон оказался менее осведомленным. АНО преследует сугубо научные цели, его интересуют многообразие монетного дела и исторический контекст хождения монет, а не житейские вопросы их стоимости. Последняя зафиксированная у них сделка состоялась в 1976 году, когда никель был продан за 130 тысяч долларов. Об этой сделке я уже знал от Абеля, который добавил, что позже была еще одна, и за никель взяли значительно больше.

Затем я обзвонил все четыре музея. В Смитсоновском институте в Вашингтоне отделом монет и медалей заведовал джентльмен со скрипучим голосом и трудной фамилией, пишущейся через дефис. Он подтвердил, что никель 1913 года был подарен институту миссис Р. Генри Норвеб в 1978 году и с тех пор хранится в его нумизматической коллекции.

– Он у нас в постоянной экспозиции и привлекает всеобщее внимание, – сообщил он. – Посетители млеют от восторга, глазея на монету. Еще бы: у нее такой красивый серебристый блеск, но в остальном монета ничем не отличается от прочих пятицентовиков с головой статуи Свободы. И рисунок у нее с точки зрения нумизматики ничем не примечателен. Я понимаю, когда спорят о художественных достоинствах четвертака со статуей Свободы в полный рост или золотой двадцатидолларовой монеты с рельефом Сент-Годенса, но этот никель... Что еще привлекает людей? Почтенный возраст, ничтожное количество сохранившихся экземпляров и, разумеется, множество связанных с ней легенд. Народ охает и ахает над бриллиантами, но кто на самом деле отличит их от шлифованного стекла? Во всяком случае по виду? Что конкретно вас интересует в связи с нашей монетой?

– Мне хотелось убедиться, что она еще у вас.

В трубке раздался сухой смешок.

– У нас, у нас!.. Мы еще не настолько обеднели, чтобы тратить последние центы. Да и много ли теперь купишь на пятак? Так что пока подержим этот никель...

Дама из Бостонского музея изящных искусств заявила, что никель чеканки 1913 года с изображением головы статуи Свободы поступил в их собрание вскоре после войны и с тех пор занимает одно из почетных мест на стендах музея.

– Это чрезвычайно ценный нумизматический экспонат, – четко, словно читая каталог-путеводитель, говорила она. – Мы гордимся тем, что он находится в Бостоне.

В том же духе высказался о третьем никеле помощник директора Музея наук и промышленности в Цинциннати, где он хранился с середины тридцатых годов.

– Последние годы мы деаквизировали значительную часть нашего собрания монет, – сказал он. – Мы решились на этот шаг в связи с финансовыми проблемами, а также из-за того, что монеты так возросли в цене, что их суммарная стоимость стала непропорционально велика по сравнению с их научной и выставочной ценностью. У нас даже раздавались голоса в пользу ликвидации нашей монетной коллекции, как мы это сделали с марками, хотя наш филателистический раздел всегда был более чем скромен, а никель чеканки 1913 года – главный экспонат нашего музея. У нас нет планов расставаться с ним, мне, во всяком случае, о них неизвестно. Никель пользуется необыкновенным успехом у посетителей, особенно у детей. Вполне вероятно, что его разглядывают как раз в эту минуту.

Никель номер четыре принадлежал Музею исторического общества в Балтиморе вплоть до прошлого года – вот что сообщила мне женщина, чей выговор указывал на то, что родом она из мест, лежащих гораздо южнее Балтимора.

– Это была наша единственная ценная монета, – сказала она. – Вообще-то мы в первую очередь заинтересованы в приобретении предметов, связанных с историей нашего города, однако люди нередко передают нам личные ценные вещи, и мы их с благодарностью принимаем. Этот никель хранился у нас много лет, стоимость его значительно возросла, и некоторые начали поговаривать о том, чтобы выставить его на аукционе или продать какой-нибудь родственной организации. Затем одно филадельфийское учреждение, специализирующееся исключительно на нумизматике, предложило нам обменять монету на портрет Чарлза Кэр-рола из Кэрролтона работы Копли.

Она длинно объясняла, что Чарлз Кэррол, родившийся в Аннаполисе, был членом Континентального конгресса, что его подпись стоит в числе других под Декларацией независимости и что впоследствии он стал сенатором Соединенных Штатов. Кто такой Копли, я знал и без нее.

– От такого предложения мы не могли отказаться, – торжественно заключила она, а я представил себе Марлона Брандо в роли Дона Карлсоне – как он приставляет револьвер к головке красавицы с Юга и требует обменять никель на портрет.

Учреждение в Филадельфии называлось Выставка американских и зарубежных металлических денег. К телефону подошел Милош Грачек, он повторил свое имя по буквам. Мистер Грачек объяснил, что он заместитель директора, директор у них Говард Питтерман – это имя он тоже повторил по буквам, – но мистер Питтерман по субботам не работает.

Грачек подтвердил, что среди их экспонатов действительно имеется пятицентовик выпуска 1913 года.

– Он является частью нашего типового набора монет Соединенных Штатов, – продолжал он. – Вы знаете, что такое типовой набор? Это собрание монет одинаковой стоимости, но с разными изображениями и легендой. Типовые наборы очень популярны у коллекционеров, поскольку немногие могут позволить себе приобрести монеты разных лет чеканки, выпущенные различными монетными дворами. Конечно, это не главное соображение, ибо мистер Руслэндер великодушно пожертвовал значительные суммы нашей выставке.

– Мистер Руслэндер? Кто это?

– Гордон Руслэндер из монетного двора «Колокол Свободы». Вы, должно быть, встречали их коллекционные медали?

Да, я встречал их. Как и Монетный двор имени Франклина, тоже находящийся в Филадельфии, «Колокол Свободы» выпускал наборы памятных медалей и распространял их по подписке, давая этим понять, что с течением лет стоимость их возрастет. В розничной продаже эти медали были неходким товаром. Не раз и не два я оставлял эти серебряные кружочки в столах владельцев, считая их побрякушками, не стоящими того, чтобы марать об них руки. Теперь, когда стоимость серебра так возросла, цена на медальки подскочила втрое по сравнению с реальным содержанием драгметалла.

Мне рассказали также, что мистер Руслэндер – это человек, который и учредил Выставку американских и зарубежных металлических денег, заложив в ее основу собственную богатую коллекцию вместе с щедрым пожертвованием в виде наличности. Типовой американский набор, куда входил никель 1913 года, всегда привлекал массу посетителей.

– Для рядового типового набора, – объяснял мистер Грачек, – годится любая монета, выполненная по данному эскизу. Однако в музейной коллекции должны быть представлены самые редкие экземпляры в смысле даты и места чеканки, а не те, что имелись в массовом обращении. Приведу один пример. В 1873 – 1874 годах чеканились десятицентовики, на которых была изображена сидящая статуя Свободы и стрелы по обе стороны даты. Образцы такой монеты были изготовлены в Филадельфии и Сан-Франциско. Теперь эти десятицентовики, если они сохранили первоначальный вид, идут по цене от шестисот – семисот долларов до тысячи – тысячи двухсот. У нас же хранится монета, отчеканенная в 1873 году в Карсон-Сити, и тоже новенькая; ее обычно обозначают 1873-КС. Так вот, наш экземпляр гораздо более высокого качества, нежели тот, что был продан семь лет назад на аукционе Кэджина за двадцать семь тысяч.

– Первоначально место пятицентовика в нашей коллекции занимал пробный экземпляр выпуска 1885 года. Это наиболее редкий год среди никелей этого образца. Цена его достигала тысячи долларов, то есть больше чем вдвое превышала стоимость той же монеты серийного производства. Часть наших специалистов вообще были против никеля 1913 года, поскольку официальный статус этой монеты подвергается сомнению. Потом нам стало известно, что Балтиморское историческое общество может уступить нам свой экземпляр, и мистер Руслэндер не мог успокоиться, пока никель не перекочевал к нам. Дело в том, что у него случайно оказался портрет работы Копли, который давно разыскивали балтиморцы и...

Мне пришлось второй раз выслушать историю Чарлза Кэррола из Кэрролтона. Когда мистер Грачек наконец выдохся, мне оставалось только позвонить в Стилуотер, что в Оклахоме, человеку по имени Дейл Арнотт. Мистер Арнотт, как выяснилось, владел большими наделами земли в графстве Пейн, на которых привольно паслись его неисчислимые стада мясного скота, иногда перегоняемые с одного места на другое, дабы освободить участок под нефтяную скважину. Да, в 1976-м он приобрел никель за 130 тысяч, но года два назад продал за двести.

– Позабавился-таки я с этим никелем, особливо на сборищах наших на монетных. Выгребешь его, бывало, из кармана с горстью мелочи и говоришь: «Ну, ребята, кто со мной в орлянку на пару пива?» Ну натурально физии у всех – умрешь не встанешь. А по мне пятак – он и есть пятак, отчего не метнуть на «орла» или «решку».

– Вы не опасались, что это скажется на его цене?

– Не-а. Да и не самый, видать, лучший экземпляр у меня оказался. То ись по науке все тип-топ, но вот поистерся порядком, это факт. Другие, должно быть, в лучшем состоянии. Видел я один в Смит-соновском институте. Тот, ясное дело, не чета моему: баба вся из себя четкая, серебристая, а поле – смотреться можно. Нет, позабавился я с ним, что ни говори. Потом один мужик хорошие мне деньги за него предложил, я ему: «Давай, – говорю, – для круглого счета ровно двести штук и забирай мой пятицентовик». На том и сошлись. Мог бы и имя этого мужика сказать, да не знаю, как он на это посмотрит.

Я спросил, по-прежнему ли никель у этого человека.

– У него, ежели не загнал, – сказал мистер Арнотт. – А вы чего, тоже монетами промышляете? А то могу звякнуть, узнать, глядишь – продаст.

– Я всего лишь репортер, мистер Арнотт.

– Знаем мы репортеров по телефону. Легче легкого, сам в свое время таким был. И баптистским проповедником был, а несколько раз и адвокатом. Не обижайтесь, сэр, я человек простой. Хотите быть репортером, будем считать, что так оно и есть. А ежели хотите узнать, продается ли никель...

– Мне только хотелось бы знать, у него еще монета или нет. Покупать я не собираюсь.

– О'кей, давайте ваш телефон, через часок звякну.

Я дал ему домашний телефон Каролин.

* * *

Я снова сделал звонки в Вашингтон, Бостон, Цинциннати и Филадельфию. Потом еще раз позвонил в Американское нумизматическое общество, а также в редакцию еженедельника «Мир монет», находящуюся в Сиднее, штат Огайо. К тому времени, когда я закончил, мои пальцы так набегались по аппарату, что я встревожился. В конце концов руки у меня действительно узковатые, странно, что я не замечал этого прежде. И уж точно не подлежит сомнению, что мои указательные пальцы длиннее больших.

Увы, все симптомы налицо. У меня Мортонова рука. И я прекрасно знал, чем это грозит. Боли в ладони, шпоры в запястье, дистрофия мышц сухожилий и рано или поздно самое ужасное – воспаленное «предплечье телефониста».

Я положил трубку и бросился ко всем чертям из дома.

Глава 17

К Каролин я попал около полудня. Свернувшись калачиком, у меня на коленях лежал кот, рядом стояла чашка кофе, а я информировал хозяйку о том, что произошло за последние тридцать шесть часов.

С момента нашего последнего разговора много воды утекло – и под мостами, и сквозь плотины и всюду, где она течет. Отнюдь не облегчало мою задачу и то обстоятельство, что у Каролин раскалывалась голова от боли. Очевидно, опять это странное похмелье после сладкого. Может быть, ей помогла бы пара ортоэластиков доктора Файнзингера, но они еще не были готовы.

– Ни за что не прощу тебе, что ты пошел к Абелю один! – твердила она.

– Как бы мы прошли в дом вдвоем? Это же огромный риск! Кроме того, двоим там нечего было делать.

– И даже не позвонил, когда вернулся домой.

– Да звонил я, черт побери, звонил!

– Берни, это я названивала тебе целый вечер. То занято, то никто не подходил.

– Знаю. Я звонил, и мне звонили, и ничего не получалось. Так часто бывает. Но это не важно. В конце концов мы же поговорили, верно?

– Ага, только вчера вечером. И то ты ничего не рассказал.

– Было уже поздно.

– Ага.

– И не о чем особенно было рассказывать.

– Не о чем рассказывать? Только о том, как ты забрался в квартиру к Абелю, а когда пришел домой, какая-то парикмахерша наставила на тебя пушку и обвинила в том, что ты подвел ее брата под статью об убийстве?!

– Она не совсем то сказала.

– Плевать я хотела, совсем то или не совсем!

– Ты обиделась...

– Да, и что?

– А если я попрошу прощения?

– Проси, а там посмотрим.

– Хорошо, – сказал я, – прости меня, Каролин. Мы работаем на пару, и я вовсе не думал что-либо скрывать от тебя. Но дела так повернулись, что я малость растерялся. Я не был уверен, что сумею пробраться в квартиру к Абелю, и просто пошел наудачу, ну и пошуровал там один. Думал, ты не будешь против. Мне жаль, что так получилось.

Каролин помолчала.

– Перестань, Уби, – сказала она русскому голубому, который начал царапать край дивана. Арчи у меня на коленях заурчал, выражая свое моральное превосходство.

– Не-а, – сказала Каролин, – не действует.

– Ты имеешь в виду мое извинение?

– Ага. Совершенно не подействовало. Обида слишком глубока. Хорошо, постараюсь ее забыть. Кто убил Ванду?

– Я не уверен...

– А Абеля?

– Тоже не уверен.

– Ладно...

Зазвонил телефон. Я отодвинул кота в сторону и взял трубку. Это был мистер Арнотт из Стилуотера, Оклахома. Он даже не перевел на меня плату за междугородный звонок. Понятно, человек, заплативший 130 тысяч за пятак, может позволить себе не беспокоиться о счетах от телефонной компании.

– Этот мужик не желает, чтобы знали его имя. То ли грабителей боится, то ли налогового инспектора – не знаю. Монету продавать не собирается. Она у него.

– Черт с ним, – сказал я. – Куплю-ка я, пожалуй, картину.

– Чтобы было что на стенку повесить?

– Точно.

– Я так и знал, что вы не писака. Ни секундочки не сомневался.

Я пересказал разговор Каролин.

– Монета, которая была у Арнотта, все еще у его таинственного покупателя. Но все равно она часто переходила из рук в руки. Так что вряд ли это тот никель, который переехал с Восемнадцатой улицы на Риверсайд-драйв.

Каролин сдвинула брови, задумалась:

– Всего имеется пять таких никелей – так?

– Так.

– Одна монета в Вашингтоне, одна в Бостоне, одна в Цинциннати и одна в Филадельфии – так?

– Так.

– И одна, которую твой приятель из Оклахомы продал неизвестной нам личности. Выходит, эта личность – Колкэннон. Только это не может быть Колкэннон, потому что проданный Арноттом никель был в хождении, а у Колкэннона он абсолютно новенький.

– Верно.

– Значит, имеется пять никелей плюс Колкэннона.

– Верно.

– И этого никеля нет ни у Колкэннона, ни у Абеля, и мы не знаем, где он.

– Верно.

– Вот и получается, что мы с тобой выкрали ненастоящий никель.

– Все возможно.

– Но ты так не думаешь?

– Нет. Я уверен, что он настоящий.

– Значит, на самом деле этих никелей – шесть?

– Нет, только пять.

Каролин умолкла, задумавшись, потом всплеснула руками:

– Господи, Берни, может быть, ты перестанешь говорить загадками? У меня и так голова раскалывается, кроме той части, которой я думаю. Да и та сейчас ни черта не варит. Объясни, будь другом. Объясни по-человечески, просто, чтобы я поняла.

Пришлось объяснить все по-человечески, просто, чтобы она поняла.

– Вот оно что!.. – протянула она.

– Как по-твоему, убедительно звучит?

– Похоже, что да. Хорошо, а как насчет других вопросов? Кроме Кролика и тебя, был и кто-то третий, он и убил Ванду. Ты знаешь, кто это?

– Есть у меня одна версия.

– И есть версия насчет Абеля?

– В некотором роде да. Но я до конца не уверен, и у меня нет доказательств, и...

– И все-таки скажи, Берни.

– Мне не хотелось бы на данном этапе...

– Почему? Хочешь сделать мне сюрприз? Если ты искренне попросил прощения, докажи это на деле.

Я заерзал на стуле. Недоброжелатели могли бы сказать, что я извивался как червь на крючке.

– Слушай, надо уходить, – сказал я. – Напрасно я дал твой телефон. Если тот тип, который хочет купить никель, смог узнать мое имя и телефон, значит, у него либо связи в полицейском управлении, либо он воспользовался служебными списками телефонных аппаратов. Не хочу, чтобы нас тут накрыли. Он знает, что в два часа я должен быть по этому телефону, и...

– До двух еще куча времени, Берни. Излагай свои версии, не тяни кота за хвост.

Арчи распрямил передние лапы и сладко потянулся.

– Кстати, о котах. Арчи – не подходящее для кота имя. У Дона Маркиса Арчи – это таракан, а кошку звали Миитабель. Помнишь?

– Но у меня-то кот, а не кошка, бестолочь! Ты, видно, не те книжки читаешь. Мой Арчи – по имени героя Рекса Стаута.

– А-а...

– Мне ничего не стоит и таракана завести при желании и дать ему эту кличку – Миитабель. Только надо знать, что это она, а не он. Господи, и чего это я о тараканах? Ловко ты переменил тему!

– Как умел.

– А ну, меняй ее обратно! Кто прикончил Ванду?

Я сдался и сказал.

* * *

Мы приладили к телефону автоответчик, и я записал приглашение искать меня по телефону Дениз.

Потом я достал свой дипломат. Он стоял в шкафу рядом с литографией Шагала. Выйдя из дома, мы на такси приехали в «Салон для пуделей». Минуты через три мы вышли оттуда. Мой дипломат был немного тяжелее. Мы опять поймали такси и покатили в галерею «Нэрроубэк».

По пути Каролин вдруг спохватилась: а зачем, собственно, мы едем к Дениз. Я сказал, что уже договорился с ней, и выразил надежду, что они в конце концов подружатся.

– Ты еще понадейся, чтобы у тебя крылышки выросли. Нет, она ничего, для огородного пугала подходит. Что, у тебя вкуса совсем нет? Неужели в целом Нью-Йорке не можешь найти себе милашку? Взять ту же Анджелу.

– Кого-кого?

– Ту официанточку в «Бродяжьем клубе».

– Я думал, она лесбиянка.

– Этот вопрос нуждается в дополнительном изучении. В понедельник обязательно разузнаю, с кем она предпочитает, – только так, чтобы не выдать себя, если она не лесба.

– И как же ты собираешься спросить?

– Очень просто: «Анджела, как насчет того, чтобы нам с тобой пожениться?» Что-нибудь в этом роде.

– Не слишком ли тонкий подход?

– Ничего, могу и подредактировать.

* * *

Если Дениз предвкушала встречу со мной, то неожиданное появление Каролин повергло ее в смятение. Это было по ее лицу видно.

– А-а, лучший друг наших четвероногих друзей! Извините, забыла ваше имя.

Мы с Каролин ответили одновременно:

– Каролин, – сказал я.

– Можете звать меня мисс Кайзер.

Им предстояло пробыть вместе еще несколько часов, и я был рад, что не буду свидетелем их препирательств.

– Я вас сразу и не узнала, – сказала Дениз. – Мне казалось, вы не были такой низкорослой. С первого взгляда я вас за ребенка приняла.

– Меня молодит моя целомудренная внешность, – парировала Каролин и, остановившись, уперев руки в боки, перед одной из самых броских абстракций Дениз, наклонила голову набок. – Живопись все-таки потрясающая штука! Особенно когда не нужно никакого сходства. Малюй себе как Бог на душу положит, и порядок.

– Пойду сварю кофе, – сказала Дениз. – Но, может быть, мисс Кайзер хочет поесть?

– Нет, спасибо. Последнее время у меня что-то пропадает аппетит. Говорят, у женщин это часто бывает в почтенном возрасте.

Я мог бы прекрасно позабавиться, наблюдая, как они пикируются, если бы эти женщины не были самыми близкими мне людьми. Но сейчас они прекрасно обходились без меня, им не нужен был судья, ни одна не вела в счете. Им доставляло удовольствие просто посылать мяч и отбивать его. Джаред на целый день ушел из дома. С его стороны это было разумно.

Ровно в два часа зазвонил телефон. Я взял трубку и через секунду услышал знакомый голос. Я кивнул Каролин и передал ей трубку.

– Джентльмен, которому вы звоните, еще не пришел, – сказала она. – Перезвоните, пожалуйста, ровно через пятнадцать минут.

Она положила трубку, посмотрела на меня. Я взял дипломат и встал.

– Я пошел. Ты запомнила, что надо сказать, когда он перезвонит?

– Ага. Он должен пойти в кафе «Сквирс» на углу Мэдисон-авеню и Семьдесят девятой. Занять там самый дальний от двери столик и ждать тебя. Ты либо придешь, либо позвонишь в кафе и попросишь позвать мистера Мэдисона, то есть назовешь фамилию по названию авеню.

– А если он спросит о монете?..

– Скажу, что она у тебя.

– Хорошо.

– Вы меня во что-то впутываете, – вмешалась Дениз. – Ты так и не бросил свое прежнее ремесло, Берни? Верно говорят, горбатого могила исправит. Тигр тоже до смерти полосатый. И преступник не желает отказываться от полосатого халата.

– В тюрьмах больше не носят полосатых халатов.

– Не носят? Вот жалость! Они придают фигуре удивительную стройность. Однако ты знаешь, что там носят и чего не носят. Еще бы, тюрьма тебе как дом родной... Значит, крадем потихоньку? Может, еще и убиваем, а? – Дениз перешла на Каролин. – А вы, милочка, кем при нем? Уж не оруженосцем ли?

– Каролин тебе все объяснит, – бросил я на ходу.

Каролин я не завидовал.

* * *

Черт, сколько денег приходится гробить, подумал я, останавливая третье в тот день такси на углу Восемнадцатой улицы и Девятой авеню. Время было рассчитано точно. В два пятнадцать я вылез из машины напротив тяжелых чугунных ворот, на которых значился № 442 1/2. В этот самый момент он должен быть на телефоне. Очевидно, так оно и было, потому что десять минут спустя дверца в воротах открылась, и оттуда вышел Герберт Франклин Колкэннон. Я стоял в тени подъезда, где меня не было видно, но он даже не посмотрел в мою сторону, а, повернув налево, зашагал к Десятой авеню, чтобы поймать такси, или, может быть, у него была там припаркована машина.

Я подождал, пока он свернет за угол, и легкой рысцой пересек улицу. На ногах у меня были «пумы», пусть чрезмерно широкие. Стоял яркий солнечный день, по улице сновали прохожие, но это меня нисколько не беспокоило. Я знал, который из моих ключей-отмычек подходит к замку на дверце, так как запомнил это с того вечера вторника, и держал ключ наготове. Отпереть замок и запереть его за собой было делом нескольких секунд.

Резиновых перчаток на этот раз я не взял: отпечатки пальцев меня тоже не беспокоили. Если дело сорвется, то мне будет не до отпечатков. Если выгорит, то всем другим тоже будет не до них.

Войдя в арку, я открыл дипломат и достал пистолет. Неприятные штуковины, эти пистолеты. Тот, который был у меня в руке, как и положено, переливался синеватым блеском, но я не чувствовал холодящей тяжести металла. Пистолет был из какой-то пластмассы, с таким и в самолет пройдешь. Я сжал рукоятку поудобнее, проверил заряд и пошел вперед.

Я держал пистолет наготове на тот случай, если во внутреннем дворе прогуливается Астрид. Эту сучку приучили кидаться на людей, а меня кидаться на собак не приучили. Выйдя из-под арки, я огляделся.

Никакой Астрид не было видно. Вообще ни одной живой души. Я сунул пистолет за пояс под пиджак и быстро пошел по плиточной дорожке, не глядя ни на тюльпаны с нарциссами, ни на фонтан с полукруглой скамьей.

При таком-то дворике что еще человеку надо? Зачем ему гоняться за какой-то паршивой монетой? Правда, это райское местечко, может быть, принадлежит не ему, а владельцу одного из двух выходящих на улицу домов, но посидеть-то здесь ему вряд ли запрещают. Поднявшись по ступенькам крыльца, я позвонил. Да, Колкэннон ушел, но откуда мне знать, один ли он был. Я приложил ухо к двери и услышал собачий лай, который я услышал бы, и никуда не прикладывая ухо. Потом послышался какой-то грохот, как будто с лестницы скатился комод или огромная овчарка. Лай повторился – громче и пронзительней, Меня и Астрид разделяла дверная перегородка толщиной два дюйма.

Не теряя ни секунды, я начал отпирать замки.

Замки легко поддались в первый раз, а сейчас и подавно. Мои пальцы помнили их устройство. Первый, второй, третий – и вся дверь отперта, может быть, даже быстрее, чем я об этом рассказываю. Если паче чаяния кто-нибудь и выглянул из окна дома напротив, он не заметил бы ничего подозрительного.

Повернув ручку, я приоткрыл дверь на полдюйма. Собака заливалась лаем, буквально захлебывалась от бешенства – так по крайней мере мне казалось.

Я вытащил пистолет из-за пояса, проверил заряд.

Была ли у меня возможность не делать этого? Не лучше ли запереть дверь и убраться подобру-поздорову? Может быть, мы нашли бы с Колкэнноном общий язык – там, в кафе на углу Мэдисон и Семьдесят девятой? Может быть, мы...

Не дрейфь, Роденбарр!

Я поднял правую руку с пистолетом, левой взялся за ручку двери и одним толчком раскрыл ее настежь. Огромный черный, оскаливший клыки зверь инстинктивно отпрянул, но тут же изготовился к прыжку.

Я прицелился и нажал на курок.

Глава 18

Шприц попал точно в то место, куда я целил – над левой передней лапой. У овчарок плотная густая шерсть, да и шприц мог в полете отклониться в сторону. Сначала я подумал, что так оно и случилось, ибо собака, как говорится, и ухом не повела.

Но тут же транквилизатор подействовал, застигнув Астрид в момент толчка. Она отчаянно замолотила в воздухе передними лапами, глаза ее остекленели, пасть беспомощно закрылась. Потом она опустилась на пол, покачнулась, словно маленькая девочка на высоких каблуках, и, жалобно заскулив, повалилась набок.

Как слушают пульс у собак? Я попытался это сделать, нащупывая запястье на лапе, хотя у собак это называется, наверное, как-то иначе, но тут же бросил, поняв, что это бессмысленно. Да и какая разница? Если Астрид жива, то через некоторое время проснется. Если же мертва, то ей уже ничем не помочь. Мне же в любом случае надо приступать к тому, что задумал.

Вдобавок времени у меня было не так уж и много. Я взбежал по лестнице. Спальня теперь была в порядке. Листы фанеры прикрывали разбитые стекла в крыше. Пасторальный пейзаж снова висел на стене, а в том месте, где был сделан сейф, я снял с крючка картину – розовощекую пастушку со стадом овец, и положил ее на кровать.

По пути сюда я старался вспомнить код сейфа, но как только пальцы прикоснулись к наборному механизму, я целиком доверился рукам, и руки не подвели. Руки помнили. Они сами набрали код, словно прочитав письмена на стене.

Пять минут спустя, ну от силы десять, я уже вешал пастушку на место. Сделав еще пару дел, я перешел в библиотеку, где на письменном столе красовался сделанный под старину тяжелый бронзовый телефон. Присев к столу, я позвонил в галерею «Нэрроубэк», доложил о ходе операции. Каролин, в свою очередь, сообщила, что Колкэннон из кафе на углу Мэдисон и Семьдесят девятой не звонил. Я спросил, когда очухается Астрид.

– Понятия не имею, – ответила Каролин. – Я эту пушку купила по случаю, думала, может пригодиться, но сама ни разу ею не пользовалась. Думала, она и тебе не понадобится. Астрид – настоящая леди, даже не рычит, когда я ее купаю.

– Эта леди чуть не перегрызла мне глотку.

– Наверное, она охраняла свою территорию. В другом месте была бы паинькой.

– В другом месте мне ничего не нужно. Сколько у меня еще времени?

– Лучше особо не задерживаться. На маленьких собак это снотворное дольше действует, а Астрид не какая-нибудь моська.

– Шутишь? Да она настоящая собака Баскервилей!

– Ну и давай в темпе. Второй шприц может ее погубить, а может и не подействовать, не знаю.

Потом я позвонил в кафе «Сквирс». Подошедшую к автомату женщину я попросил позвать мистера Мэдисона, объяснив, что он должен сидеть за дальним столиком.

– Ну, где вы? – спросил он через полминуты.

– Я звоню из автомата, тоже из кафе. И обойдемся без имен, хорошо? Не хочу, чтобы нас подслушали.

– Тогда почему не пришли сюда, как было условлено?

– Побаиваюсь я вас, вот почему. Вы обо мне, видать, все знаете, а я о вас ничего. Говорят, вы крутой мужик, я не хочу рисковать.

– Монета при вас?

– Утром ее достал. Но при себе нету: не хочу, говорю, рисковать. Теперь она в надежном месте, в любую минуту можно забрать. Я, собственно, и звоню, чтобы договориться об условиях.

– Назовите цену.

– Сколько можете дать?

– Так у нас дело не пойдет, дражайший. – Голос у него звучал сейчас уверенно, как будто он всю жизнь только тем и занимался, что торговался. – Говорите, какую хотите цену, а я скажу «да» или «нет».

– Пятьдесят тысяч.

– Нет.

– Нет?

– Газеты пишут, что там убили женщину.

– Да, но никто не знает, что там была похищена монета. Никто, кроме вас, меня, ну и, конечно, мужа убитой.

– Верно. Плачу десять тысяч. Не люблю торговаться.

– Я тоже. Двадцать.

– Невозможно.

В конце концов мы сошлись на двенадцати. Я мог бы выговорить и больше, но мои таланты в части выгодной купли-продажи сильно проигрывали от сознания того, что никакого никеля у меня не было. А коли так, чего из кожи лезть? Мой покупатель согласился вручить мне деньги сотенными купюрами, не больше, и чтобы номера шли не по порядку. Не знаю, где он раздобудет такие бумажки: банки уже закрылись, – очевидно, займет у приятеля или извлечет из загашника, поскольку в сейфе наличности не было. Не могу сказать, что я прочесал весь дом, как я это сделал у Абеля. Лежавшая внизу в отключке Астрид не оставляла мне много времени.

– Обмен мы произведем завтра, – сказал я. – Тут на днях у меня приятель отдал Богу душу, и в воскресенье в Бруклине устраивают панихиду. Это очень удобно. Меня там никто не знает, да и вас, думаю, тоже. Конечно, стопроцентной уверенности у меня нет, потому как я и сам вас не знаю. У вас много знакомых на Булыжном Холме?

– Не очень.

– Тогда порядок. Панихида состоится завтра в два тридцать дня в церкви Христа Спасителя. Это на улице Генри, между улицами Конгресса и Согласия, знаете? Как туда добираться, я и сам не представляю. Монету я положу в конверт, и вы деньги положите в конверт. Так будет удобно. Зайдем в сортир – в церкви обычно бывает сортир, и я вам никель, а вы мне деньги. Там и проверить можно, чтобы все было в ажуре.

– Я все-таки не понимаю, почему нужно тащиться в Бруклин?

– Потому что мне так и так туда тащиться, и потому что я монету возьму только по пути. И еще потому, что я хочу, чтобы мы встретились в людном месте, но, ясно, не на виду у полиции. Если вас это не устраивает, я ведь могу плюнуть на все. И вообще, двенадцать косых – разве это деньги? Особенно за вещь, которая, может быть, миллион стоит? Да я лучше спущу этот паршивый никель в автомат со жвачкой! Или мы делаем, как я говорю, или кончен разговор. – Я умолк, давая ему возможность сказать, чтобы я не заводился. Я человек отходчивый, тем более что завелся я самую малость, можно сказать, понарошку. Но он молчал. Тогда я продолжал как ни в чем не бывало: – Постой, постой, а как мы узнаем друг друга?

– Я вас узнаю. Видел фотографию.

Видел он не только мою фотографию. Он видел и меня самого сквозь так называемое зеркало, и я его тоже видел, о чем он и не подозревал. Посему я повел игру дальше, заявив, что на карточках я совсем иначе выгляжу и что я тоже хочу узнать его. Что, если нам обоим вдеть в петлицу по красной гвоздике? Он согласился, и я посоветовал ему купить цветок сегодня же, поскольку в воскресенье цветочные магазины, как правило, закрыты.

На протяжении всей этой болтовни я внимательно прислушивался, не очнулась ли Астрид. А то заявится как снег на голову, чтобы продемонстрировать свои сторожевые качества.

– Значит, до завтра, – сказал он. – До двух тридцати. Поскорей бы покончить с этим делом, Р-р... Черт, чуть было не назвал вас.

– Ничего.

– Надеюсь, что завтра все кончится.

Он был не единственным, кто на это надеялся.

Я проверил, вставлен ли в пистолет пластиковый шприц, сбежал по лестнице и подошел к Астрид. Она лежала, как и прежде, на боку и тяжело дышала. Пока я стоял над ней, собака тихонько взвизгнула и дернула передними лапами. Рядом валялся использованный шприц. Я поднял его и сунул в дипломат.

Мне надо было позвонить множеству людей, но, снова взбежав наверх, я ограничился тремя междугородными звонками. Ни один разговор не затянулся, и через несколько минут я окончательно спустился вниз. Астрид почти пришла в себя, но на лапы еще не могла подняться. Она смотрела на меня мутным и печальным взглядом. Однако я не мог забыть ее бешеный лай и несостоявшийся прыжок.

К приходу хозяина она опять будет на стреме, как и положено сторожевой собаке.

Я вышел из дома, аккуратно запер за собой дверь и пошел по плиточной дорожке, опять гадая, водится в фонтанчике рыба или нет. Потом я оглядел клумбы в тщетной надежде увидеть гвоздику, хотя бы даже не красную. Вот досада, надо было условиться о тюльпанах.

И что это мне взбрело в голову насчет гвоздик? Правдоподобие – вещь замечательная, но теперь оно добавляло мне хлопот. Надо было купить гвоздику до закрытия лавок. Дело, понятно, не хитрое, но ведь это только одно из великого множества неотложных дел, которые мне еще предстояли. И на все у меня оставалось меньше двадцати четырех часов.

Не мешкай, Роденбарр!

Я прошел под аркой, приблизился к воротам, посмотрел налево, потом направо, открыл дверцу, вышел.

Дел, дел невпроворот!..

Глава 19

– Не знаю, Берни, не знаю... Похоже, опять ты что-то сложное затеваешь.

– Ты же сам этого хотел. Прекрасно знаешь, что я не имею никакого касательства ни к ограблению Колкэннона, ни к смерти Абеля Крау, и тем не менее ходишь, что-то вынюхиваешь.

– Не имеешь касательства? Да ты по уши в обоих делах, только я об этом ничего не знаю, вот и все.

У Рэя Киршмана был выходной день, и по этому случаю он вырядился в бежевые габардиновые брюки и спортивную хлопчатобумажную рубашку. Сзади брюки у него висели мешком, а на поясе едва сходились. Что до рубашки, то это была светло-зеленая корейская тряпка с темно-зеленым воротником и такой же накладкой на кармане. Жаль, что он не берет с собой жену, когда отправляется покупать себе одежду.

– Что тут знать, Рэй? – продолжал я. – Я даю тебе шанс загрести парочку преступников, прояснить кое-какие старые, нераскрытые дела и положить в карман приличную сумму долларов. Что тебе еще нужно? Поразить дракона и уделать принцессу?

– Драконы меня не интересуют, Берни.

– И от принцесс никакого удовольствия! Они от одной-единственной горошины под матрацем всю ночь динамо крутят.

– Знаю я эту сказочку. Ты мне лучше про приличную сумму долларов, которые я должен положить в карман.

– Один человек разыскивает свою вещь и готов заплатить хорошее вознаграждение.

– Какой человек?

– Ты его завтра увидишь.

– А какую вещь?

– Тоже завтра узнаешь.

– И как я ее возвращу – тоже завтра узнаю? Знаешь, что все это напоминает? Старые радиопередачи о Джеке Крепкая Рука. «Настройте завтра свои приемники на нашу волну, и вы узнаете, что произошло с Джеком Крепкая Рука, настоящим американцем!» Помнишь Джека Крепкая Рука, Берни? И что с ним все-таки случилось?

– Отбывает срок в Аттике.

– Господи Иисусе, скажешь тоже... И о каком же вознаграждении идет речь?

– Десять штук.

Рэй кивнул, пощелкал языком.

– Да, но вознаграждение – это ведь неофициально? А он не зажмет?

– Раз неофициально, значит, и в протоколе не будет. Значит, налог не надо платить и начальникам в управлении не надо отстегивать.

На лице его появилось хитрое выражение, в глазах блеснул жадный огонек. Спиноза отзывается об алчности в высшей степени презрительно, но жадность – все-таки безотказный двигатель человеческого поведения, без нее все колесики в машине остановятся.

– Черт с тобой! Посмотрим, как это все получится.

– Ты список захватил?

Он кивнул и достал из нагрудного кармана сложенный вчетверо листок.

– Вот перечень ограблений, совершенных за последние два года и по почерку похожих на дело Колкэннонов: взлом, насильственное проникновение в жилище и полный его разгром, как будто смерч пронесся. И район тот, который ты указал, – между Сорок второй и Четырнадцатой и западнее Пятой авеню. Компьютеры – это вещь! Говоришь, что тебе нужно, они тут же выдают.

– Ты даже не представляешь, с каким облегчением узнаешь, что в полиции есть такие умные машины.

– Очень даже представляю. Между прочим, ты не первый считаешь, что эти налеты – Кролика работа. Наши ребята стараются, копают, пока по отдельности, но все равно допросы продолжаются.

– И есть результаты?

– Кролик все еще героя из себя строит.

– Ты его завтра приведешь?

– Вообще-то не положено. Если попытается сбежать, мне придется объясняться... Хорошо, попробую. Будь что будет.

– И ты не знаешь, кто с ним работал?

– Пока нет. Но он у нас заговорит.

– Тогда до завтра, – сказал я и напомнил Рэю адрес и время.

– Еще чего-нибудь надо захватить? Кроме Кролика?

– Пистолет.

– Оружие всегда при мне.

– Даже когда под душ лезешь? Погоди, дай подумать... Да, наручники. Возьми побольше наручников.

– Можно подумать, что я заарестую самого Джесса Джеймса со всей его бандой. Ладно, Берни, до сих пор на тебя можно было положиться, поэтому я с тобой. Самому-то тебе ничего не надо? Может, подбросить куда? Или еще чем помочь?

Я подумал-подумал и преодолел искушение.

– Нет, спасибо. Сам управлюсь.

* * *

Мэрилин Маргейт была в своей лавочке «Волос великолепие». Когда я пришел, она трудилась над неправдоподобно золотистой головой некой дамы с суровым лицом.

– ...Он не скрывает, что спит с женой, но уверяет, что никакого удовольствия при этом не испытывает. Что он это делает только из чувства долга. Но они все так говорят. Вот и не знаешь, кому верить.

– Ах, я вас так понимаю! – сочувственно вздохнула Мэрилин.

Улучив минуту, я отозвал ее в сторону и вручил листок бумаги, где был указан адрес и время панихиды по Абелю.

– Очень важно, чтобы вы пришли, – сказал я. – И приведите Харлана Риза.

– Харлана? Значит, вы думаете, это он убил Ванду? На Харлана это не похоже.

– Надо, чтобы он тоже был.

– Не знаю, как я это сделаю. Он хочет на тихоокеанское побережье податься, пока, говорит, меня полиция не накрыла. Он даже из комнаты не выходит, не то что тащиться в Бруклин на похороны какого-то старикана.

– Сделайте так, чтобы он пришел. Ваш брат тоже там будет.

– Кролик? Там? Его что, отпустят?

– Отпустят на панихиду. Я все устроил.

– Вы?! – Она вытаращила глаза и, было видно, зауважала меня. – А наш адвокат ничегошеньки пока не добился. О залоге в полиции и слышать не хотят. Надо будет ему сказать.

– Ничего никому не говорите.

– А-а... Ну, не буду.

– Просто приходите завтра вместе с Харланом.

– Раз Кролик там будет, то и я должна. И Харлана приведу.

Потом я позвонил в галерею «Нэрроубэк». К телефону подошла Дениз.

– Ты завтра свободна? – спросил я. – Был бы признателен, если бы ты приехала в Бруклин на панихиду.

– Свободна, приеду. Хочешь поговорить со своей сообщницей?

– Будь добра.

Она передала трубку Каролин, и я доложил ей, что дела идут нормально, хотя и немного суматошно.

– Мне нужно пройти в дом Абеля, – сказал я. – Решил отказаться от услуг Рэя. Не хочу, чтобы он заранее знал о моих планах. Тебе что-нибудь приходит в голову?

– К доктору на прием вроде бы уже поздновато.

– К тому же сегодня суббота. Да, этот номер не пройдет.

– Я ничем не могу помочь?

– Навряд ли... Если я пройду в дом, то буду там занят почти всю ночь. Я вот о чем подумал. Может, заскочить к тебе, когда освобожусь?

– Э-э... У меня тут встреча назначена.

– А-а... Тогда встретимся завтра на панихиде. Запиши адрес, не помню, давал ли я тебе его раньше.

Я повторил адрес. Каролин записала. Затем я попросил позвать Дениз.

– У Каролин адрес завтрашней панихиды. Надеюсь, вы хоть разговариваете?

– "Надежды юношей питают".

– Классика?.. Я вот что хотел сказать. У меня вечером куча дел, но в конце концов я освобожусь. Что, если заскочу потом к тебе?

– Э-э...

– Хочется повидаться, правда?

– Нет, сегодня неподходящее время, Берни.

– А-а... Ну ладно, тогда увидимся завтра в Бруклине.

– До завтра, Берни. Ничего, если я приглашу Гора и Трумена?

– Да, они есть в моем списке.

* * *

Автоответчик в приемной Меррея Файнзингера предложил мне назваться и оставить номер телефона или позвонить в понедельник в девять утра. Я молча положил трубку и взял телефонную книгу. Среди множества Файнзингеров я нашел Дороти Файнзингер, проживающую по знакомому мне адресу. Я набрал номер; к телефону подошел хозяин дома.

– Доктор Файнзингер? Говорит Бернард Роденбарр. Я был у вас вчера днем с ногой...

– Ко мне все ходят с ногой, мистер Роденбарр. Но сейчас неприемные часы, кабинет закрыт, и...

– Наверное, вы меня не помните. У меня синдром Мортона, и вы посоветовали мне заказать ортоэластики.

– Вы рано звоните. Они будут готовы через две недели.

– Да-да, я понимаю. Но дело в том, что я внес некоторую сумму, не очень крупную...

– Боюсь, что заказ уже сделан, мистер Роденбарр. В чем проблема?

– Никакой проблемы, доктор. Просто сегодня днем мне кое-что подвалило, понимаете? Удачный денек на скачках, ну и все такое. Вот я и подумал, может, мне заплатить остаток, пока я не потратился. Я тут поблизости нахожусь, мог бы подняться к вам. С меня, как я понимаю, причитается двести семьдесят долларов, поскольку тридцать я уже внес и...

– Вы очень любезны, мистер Роденбарр, но давайте отложим до понедельника.

– Понедельник у меня трудный день. Вдобавок к понедельнику я могу просадить деньги. Для меня это минутное дело – подняться к вам.

– Я, собственно, не имею права получать с клиентов деньги в неприемные часы, – ответил он, уже менее уверенно. – Вы звоните в мою квартиру, а служебное помещение находится на другом конце коридора, и оно закрыто. Мне совсем не хочется идти туда сейчас, выписывать вам квитанцию, делать запись в бухгалтерской книге...

– Не надо мне никакой квитанции. Я просто поднимусь на лифте, передам вам деньги и отвалю.

Файнзингер молчал. Видимо, он окончательно уверился, что имеет дело с ненормальным, а ненормальных в дом не приглашают. Очевидно, я что-то недодумал, не нашел верного подхода. Если стану продолжать в том же духе, будет еще хуже.

– Ну хорошо, отложим до понедельника. Надеюсь, деньги у меня еще останутся. Я их для верности в ботинок суну.

* * *

В бруклинской справочной сообщили, что у них значится Дж. Л. Гарланд со сквера Чивер, но телефонистка не знала, где этот сквер, на Булыжном Холме или где-то еще, однако сказала, что номер как будто подходит. Я набрал этот номер. К телефону подошел мужчина с высоким голосом, и я попросил позвать Джессику.

– Это Берни Роденбарр, – сказал я. – На панихиде завтра буду. Звоню, чтобы проверить время и место. Два тридцать, церковь Христа Спасителя, верно?

– Совершенно верно.

– Отлично! Да, вот еще что. Не могли бы вы позвонить двум соседям вашего деда?

– Я повесила объявление в вестибюле, но вы приглашайте, кого считаете нужным.

– Я так и делаю, но надо, чтобы этих двоих вы пригласили лично. Запишите, будьте добры.

Я сообщил имена и номера телефонов и что надо сказать.

Пока Джессика записывала, мне пришло в голову, что ей, может быть, разрешено бывать в квартире Абеля. Визит туда вдвоем – не самый хороший вариант, но лучше, чем ничего. Я спросил, была ли она у деда после его убийства. Оказалось, что нет.

– У меня нет ключей, – сказала она. – Швейцар сказал, что полиция строго-настрого приказала никого туда пока не пускать. Может, вообще не позволят, не знаю. А почему вы спрашиваете?

– Просто так, – сказал я. – Так вы позвоните тем людям?

– Сейчас же позвоню.

* * *

В начале девятого я вошел в подъезд дома, где жил Абель Крау. Меня встретил незнакомый швейцар. Меня он тоже, судя по всему, не знал. Вид у него был грозный, как у овчарки бувье. «Хорошо бы не пришлось стрелять в него шприцем», – мелькнула мысль.

Пистолет у меня был с собой. Правда, не под рукой, а в дипломате, вместе с отмычками, новенькой парой резиновых перчаток с вырезанными ладонями и моими широченными «пумами». Для разнообразия я надел тупоносые ботинки со шнуровкой. Ботинки были тяжелые, на кожаной подошве, не очень удобные, но они больше, чем мокасины или «пумы», шли к черному двубортному костюму и строгому, темному галстуку с едва заметными полосками.

– Священник Роденбарр, – объявил я. – Я к миссис Померанц из 11-Д. Она меня ждет.

Глава 20

– Манеры у него были непривычные, европейские, – говорила миссис Померанц. – Встретишь его, обязательно улыбнется, справится о здоровье. Жару он плохо переносил, это правда, да и ноги, видать, иногда беспокоили. Но чтобы пожаловаться – нет, никогда, не то что другие.

Я записал в книжечке: «настоящий джент.» и «не жаловался» и, подняв голову, поймал пытливый взгляд своей собеседницы. Она не могла взять в толк, почему мое лицо ей знакомо, и это не давало ей покоя. Поскольку я был бруклинским проповедником, собирающим материал для прощального слова по Абелю Крау, и о его визите ей предварительно позвонила внучка усопшего, то ей и в голову не могло прийти, что я одновременно и сын миссис Стеттнер, с которым она вчера ехала в лифте. Но если я достопочтенный Роденбарр с Булыжного Холма, почему ей кажется, будто она видела меня раньше?

Мы сидели на приземистых, с чехлами, стульях в ее небольшой, тесно заставленной мебелью гостиной. С фотографий на стенах на нас глядели ясные глазенки ее многочисленных внучат, а на полках и полочках в несметном множестве были расставлены глиняные фигурки. За двадцать минут она успела перемыть косточки всем соседям, причем о мертвых говорила только хорошее, а о живых только плохое. Вот так она и живет, одна-одинешенька, потому что ее незабвенный Мо давно портняжит в небесной мастерской.

Допив кофе, я встал с места.

– Вы мне очень помогли, премного вам благодарен, – сказал я почти что от всего сердца. – Ожидаю увидеть вас завтра на панихиде.

Она проводила меня до дверей, уверяя, что непременно приедет.

– Мне интересно, что вы используете из нашей беседы. Нет, нет, надо еще повернуть верхнюю ручку! Теперь правильно. Знаете, что я вам скажу? Вы сильно смахиваете на одного человека.

– На сына миссис Стеттнер?

– Вы его знаете?

Я покачал головой.

– Нет. Но мне говорили, что мы похожи.

* * *

Выпустив меня, она заперлась. Я подошел к двери квартиры Абеля, быстро отомкнул замок и шагнул внутрь. Там все было по-прежнему, только темнее, так как за окном густели сумерки. Я зажег свет. Обычно я этого не делаю, не задернув предварительно шторы на окнах. Однако ближайшие дома стояли за Гудзоном, и я не опасался, что меня увидят.

Сперва я прочесал квартиру, конечно, не так основательно, как вчера. Обшарил шкаф в спальне, перебрал кое-какие вещи, потом снова открыл коробку с сигарами. Остановившись у книжных полок, пробежал глазами по корешкам, выбирая, что почитать. Самое лучшее сейчас – полистать Роберта Б. Паркера, узнать, как поживает старина Спенсер, который бегает без всяких ортоэластиков и поднимает тяжести, не опасаясь грыжи. Однако найти подобное развлекательное чтиво в квартире Абеля было еще труднее, чем злополучный никель 1913 года. Множество интересных книг оказалось для меня гораздо менее интересно по той простой причине, что я не читал ни по-немецки, ни по-французски, ни по-латыни.

В итоге я погрузился в перевод шопенгауэровских «Этюдов о пессимизме», которые оказались совсем не тем, что я ожидал. Сама книга была дешевым изданием из серии «Современная библиотека», изрядно зачитанная, с многочисленными подчеркиваниями Абеля или предыдущего владельца и разнообразными пометками на полях против поразивших их пассажей.

«Если человек начинает ненавидеть жалкие существа, встречающиеся на его пути, – читал я, к примеру, – то вскорости у него не остается сил ни на что другое; с тем большей легкостью он склонен презирать всех до единого».

Мне это понравилось, хотя и показалось, что философ хватил через край. Потом я подумал, не включить ли музыку, но решил, что зажженный свет и без того достаточный на данный момент риск.

Выдержанный арманьяк тоже представлял немалый соблазн, но вместо этого напитка богов я ограничился полстаканом молока, а где-то между десятью и одиннадцатью выключил в гостиной свет и, пройдя в спальню, разделся.

Постель была аккуратно застлана. Видимо, он сам убирал ее в последнее в его жизни утро. Поставив будильник на два тридцать, я забрался под одеяло, выключил лампу на тумбочке и уснул.

Будильник с шумом ворвался в мой сон. Что мне снилось, я не помню, должно быть, что-то связанное с нарушением святости чужого жилища, ибо звон будильника я принял во сне за вой сигнализации и долго шарил по стене, ища выключатель, пока не вынырнул из глубины беспамятства и не нащупал будильник, который к этому моменту уже жалобно потренькивал, так как у него кончался завод.

Какая неосторожность! Несколько минут я сидел в темноте на кровати, напряженно вслушиваясь, не проснулись ли соседи по этажу, хотя вряд ли будильник потревожил кого-нибудь. В старых домах хорошая звуконепроницаемость. Во всяком случае, я не услышал ничего подозрительного, включил лампу и оделся.

Правда, сейчас я надел «пумы», а не ботинки и натянул резиновые перчатки. Поставив замок на предохранитель, чтобы не захлопнулась дверь, я выскользнул из квартиры и, пройдя мимо лифта, вышел на лестничную клетку. Несколько маршей вниз, и вот я уже подошел к квартире 4-Б.

Из-под двери не пробивался свет, внутри стояла глубокая тишина. Замок был не замок, а детская игрушка. Я вошел.

Десять минут спустя я уже выходил оттуда. Одолев семь этажей, я вернулся в квартиру Абеля, запер дверь, скинул свои верные «пумы» и все остальное и, поставив будильник на семь утра, опять забрался в постель.

Но сон не шел. Я встал, надел халат и вспомнил, что весь день почти ничего не ел. Пройдя на кухню, я прикончил хваленый шварцвальдский торт и допил молоко из пакета. Ну вот, теперь спать.

Проснулся я до того, как зазвонил будильник. Быстро освежился душем, нашел безопасную бритву и побрился. Мне было немного не по себе проделывать все это в квартире моего покойного друга, но я заставил себя не думать об этом. После чашки растворимого кофе я оделся, натянул черные ботинки, а «пумы» положил в дипломат вместе с парой заранее отобранных книг.

Ни лифтер, ни швейцар не обратили на меня ни малейшего внимания. Человек незнакомый, но он прилично одет и уходит в приличный утренний час. Даже в старом и переполненном кооперативном доме всегда найдется жилец или жиличка, чей гость того или иного пола может иногда задержаться на ночь и уйти один при свете дня.

* * *

Косметический кабинет «Волос великолепие» помещался на Девятой авеню, чуть повыше Двадцать четвертой улицы, рядом с рестораном «Челсийская община». Перед дверью в кабинет была створчатая решетка с висячим замком, похожая на мою собственную в «Барнегатских книгах». Я остановился перед решеткой и на виду у прохожих стал козырять в замке гибкой стальной пластинкой. Происходило все это среди бела дня. Но мой черный костюм придавал мне респектабельный вид, и ни одному стороннему наблюдателю не пришло бы в голову, что в руках у меня отмычка, а не обычный ключ.

Запор в двери оказался похитрее, на него ушло на несколько секунд больше, но и он поддался.

Едва я открыл дверь, как взвыла сирена.

Что ж, такое бывает, и не только во сне, но и наяву. Я заметил сигнализацию еще вчера, когда заходил к Мэрилин Маргейт, и у меня тогда было достаточно времени, чтобы отыскать выключатель, – он был на стене у первого кресла. Поэтому я спокойно подошел к этому самому креслу и отключил сигнализацию.

Ничего страшного. Народ привык к таким вещам. Хозяева сплошь и рядом забывают отключить сигнализацию, когда открывают свою лавочку. Другое дело, если сирена воет слишком долго или, что еще хуже, заревет ночью, – тогда люди кидаются звонить по 911. А так – обычная история.

И вообще: какому идиоту придет в голову грабить парикмахерскую? И тем не менее я полчаса обшаривал «Волос великолепие».

Когда я уходил, там все было точно так же, как и до моего прихода, за исключением сигнализации. Я не включил ее, опасаясь, что она снова заревет, а две небрежности одного хозяина – это уже перебор. Зато я не тронул кассу – несколько завернутых столбиков мелочи и дюжину однодолларовых бумажек. Я не взял пистолет, которым Мэрилин угрожала мне, – он остался лежать в ящике ее хозяйки. Я протер те места, к которым прикасался, так как резиновые перчатки никак не подходили к моему траурному одеянию. Уходя, я запер дверь, задвинул решетку и повесил замок.

* * *

Я позвонил Каролин, но ее телефон молчал. Начал набирать Дениз, но передумал. Я вышел на Двадцать четвертую улицу и остановился у отеля «Челси», привлеченный табличками у дверей. На табличках значились имена не педиатров и ортопедов, а знаменитых писателей, которые когда-то останавливались здесь, – Томаса Вулфа и Дилана Томаса. На Седьмой авеню я свернул направо и пошел к Нижнему Манхэттену. На моем пути попалось несколько церквей. Прихожане все были одеты и умыты, словно отмечали праздник хорошей погоды. Прелестный денек, сказал я себе, лучшего для похорон Абеля Крау не придумаешь.

Правда, хоронить его по-настоящему мы сегодня не будем, спохватился я. Собственно, похороны будут позже. Но если панихида пойдет должным образом, мы упокоим если не тело моего друга, то по крайней мере его душу.

Я всю ночь провел в его квартире, в том месте, где он жил и был убит, и ответственно заявляю, что никаких витающих образов я там не заметил. Конечно, я не мастак по части общения с бесплотными существами. Люди с более тонкой внутренней организацией, может, почувствовали бы в гостиной присутствие неуспокоенной души Абеля, присутствие его загробной тени, шагающей взад-вперед по дорогому ковру и взывающей к мщению. Я не воспринимаю такие явления, но это не значит, что они не существуют.

Я прошел Четырнадцатую улицу и там, в Виллидже, зашел в кафе, где плотно позавтракал: яйца, ветчина, апельсиновый сок, поджаренные булочки с отрубями и кофе, много кофе. Потом купил воскресную «Таймс», выкинул бесчисленные рекламные страницы, которые никто не читает, и уселся на скамейку на Вашингтон-сквер, стараясь не обращать внимания на молодых людей, угодливо предлагающих всевозможную химическую дрянь, какую только придумало современное человечество для поднятия духа. Я лениво листал газету и наблюдал за публикой, голубями и пугливыми белками. Ребятишки лазали и висели на перекладинах. Молодые мамаши толкали детские коляски. Девчонки со своими приятелями перекидывали кольца в серсо. Бродяги попрошайничали, пьяницы пошатывались, шахматисты двигали фигуры, а незваные советчики качали головой и цокали языком. Любители животных выгуливали собак, которые гадили на дорожках, невзирая на запрещающие надписи. Торговцы травкой заламывали цены, так же как и продавцы булочек с горячими сосисками, мороженого, сладкой ваты, воздушных шаров, фруктов. В пестрой толпе я увидал знакомую колоритную фигуру чернокожего, продающего больших желтых уток с ярко-оранжевыми клювами. Глупейшие существа на свете, но народ покупает, непонятно зачем.

* * *

Затем я прошел к ближайшей станции метро и в половине второго был на Булыжном Холме, а еще через двадцать минут уже входил в церковь Христа Спасителя. Там я встретил Джессику Гарланд и молодого человека, ее друга. Звали его Клэй Мерримен. Это был долговязый, худой и угловатый парень с зубастой ухмылкой. Я посвятил их в мой план. Клэй то и дело переспрашивал, зато Джессика схватывала все на лету. Впрочем, чему удивляться? Она же была внучкой Абеля Крау. Мы осмотрели помещение, где должна была состояться панихида. Я сказал Джессике, как рассадить гостей; надо полагать, никто не кинется захватывать лучшие места. Потом я оставил Джессику и Клэя встречать прибывающих, а сам уединился в комнате в конце коридора, которая была, очевидно, комнатой священника. Дверь была заперта, но легко вообразить, какие замки врезают в комнаты для священников.

В половине третьего запустили фонограмму с органной музыкой. Родные и друзья покойного, должно быть, уже прибыли, хотя опоздавшие будут еще какое-то время подходить. Минут через десять надо было начинать. Эти десять минут я задумчиво ходил по комнате, как бы повторяя проповедь, которую предстоит произнести.

Пора.

Я вытащил из дипломата две книги, защелкнул его и поставил в углу. Пройдя коридор, я вошел в небольшой зал, где собралось порядочно народа, проследовал боковым проходом к возвышению и взошел на кафедру.

Я взглянул на обращенные ко мне лица и сделал глубокий вдох.

Глава 21

– Приветствую всех. Меня зовут Бернард Роденбарр, – начал я. – Меня и вас привела сюда дружеская привязанность к Абелю Крау, который на этой неделе был убит в собственной квартире. Мы собрались здесь, чтобы почтить память нашего соседа и друга.

Я оглядел собравшихся. Среди них было много незнакомых мне людей. Те, что постарше, очевидно, знали Абеля по Риверсайд-драйв, а те, что помоложе, были знакомые Джессики. Кое-кого из присутствующих я знал: ту же миссис Померанц, сидевшую во втором ряду, и обходительного ортопеда – в третьем. На левой стороне с самого края расположился Рэй Киршман. Рядом с ним притулился худощавый паренек с большим лбом и маленьким подбородком. Не составляло труда догадаться, что это Джордж Эдвард Маргейт. Уши у него были как уши, не длиннее, чем у других, и нос нормальный, но все равно – вылитый кролик. Его сестра Мэрилин сидела в первом ряду справа. Одета она была чинно: обычная черная юбка и темно-серый свитер, но, несмотря на это, она выглядела как шлюха, забежавшая в церковь. Круглолицый увалень рядом с ней был, наверное, Харлан Риз.

Каролин и Дениз скромно заняли места в последнем ряду. Каролин надела свой блейзер. Дениз была в свитере, но не видно, в брюках или юбке.

Джессика Гарланд, как ближайшая родственница покойного, сидела в середине первого ряда, а Клэй Мерримен слева от нее.

Жаль, что мы не были знакомы до этого печального события, подумал я. Абель мог бы иногда приглашать всех нас к себе – и Джессику с Клэем, и меня с Каролин – и угощать нас пирожными и бесконечными байками о Европе между двумя мировыми войнами. Странно, почему он скрыл, что у него есть внучка?

В третьем ряду справа сидели трое мужчин в темных костюмах. Ближе всех к центру был высокий лысеющий человек с длинным носом и тонкими губами. Рядом с ним находился самый старый из троих, широкоплечий джентльмен лет шестидесяти; пышные седые усы прекрасно гармонировали с его белоснежной шевелюрой. С самого края сидел невысокий хрупкий курносый мужчина в толстых очках.

Я никогда не встречал этих людей, однако твердо знал, кто они такие. Я смотрел на них, пока не встретился взглядом с седовласым джентльменом. Сохраняя на лице то же строгое выражение, он коротко кивнул мне. На противоположной стороне во втором ряду сидел человек, которого я тоже знал. Овальное лицо, коротко подстриженные усики над маленьким ртом, темно-русые волосы – конечно, знакомая внешность, к тому же Джессика посадила его куда следовало, так как в петлице у Герберта Франклина Колкэннона торчала красная гвоздика.

Я виновато заморгал, увидев гвоздику. Вчера я так забегался, что совершенно забыл зайти в цветочный магазин, а потом они и вовсе закрылись. Конечно, я мог бы и утром залезть в первую попавшуюся лавку, но риск был непропорционально велик. «Я же представился публике, – подумал я в свое оправдание. – Колкэннон не примет меня за другого».

* * *

– Говорят, что наш друг зарабатывал себе на жизнь перепродажей краденого, – продолжал я. – Мне же он известен совершенно в ином качестве, а именно как почитатель философии. Абель Крау особенно ценил сочинения Баруха Спинозы. Поэтому позвольте мне прочитать несколько отрывков из его работ.

Я раскрыл переплетенный в кожу томик, который мы подарили Абелю и который я забрал назад, и прочитал два пассажа из раздела «Происхождение и природа эмоций». Рассуждения были суховаты, и публика слушала вполуха.

Закончив, я отложил Спинозу и открыл другую книгу, снятую минувшей ночью с полки у Абеля.

– Эта книга принадлежит Абелю, – сказал я. – В нее включены избранные места из сочинений Томаса Гоббса. В «Философических началах власти и общества» есть отчеркнутый абзац. Читаю: «Причина взаимного страха лежит частью в естественном равенстве людей, частью в желании каждого посягнуть на другого; из чего следует, что мы не вправе ожидать от кого бы то ни было заверений в непосягательстве и сами не можем дать таких заверений. Ибо если мы посмотрим на человека во цвете лет и задумаемся над тем, как хрупок его телесный состав, каковой, погибая, несет погибель духу, доблести и самой мудрости, и как легко даже слабому посягнуть на жизнь сильного, то не узрим основания для гордыни того, кто, полагаясь на силу, мнит себя поставленным природой над прочими. Те между собой равны, кто способен равно навредить другим, но те, кто способен нанести наибольший вред, то есть убить, могут быть убиты сами».

Перелистав несколько страниц, я остановился на другом отчеркнутом абзаце.

– А вот из «Левиафана», – объявил я. – «В природе человека суть три главных свойства, ведущих к раздорам: зависть, робость, честолюбие. Первое побуждает человека к выгоде, второе к безопасности, третье к известности».

Я положил Гоббса на Спинозу.

– Абеля Крау убили ради выгоды, – заявил я. – Человек, который это сделал, находится здесь, с нами.

Мои слова произвели должный эффект. Присутствующие словно разом затаили дыхание. В этот момент я смотрел на Каролин и Дениз. Они знали, что последует дальше, но мое заявление подействовало и на них. Они придвинулись ближе друг к другу: вероятно, драматичность ситуации заставила их забыть о вражде.

– Абель был убит из-за пятицентовика, – продолжал я. – Людей часто убивают из-за пустяков. Но данный пятицентовик – не пустяк. Его стоимость достигает четверти миллиона долларов. – По рядам прошелестело восторженное «ох!». – Поздно вечером во вторник Абель стал владельцем этой редкой монеты. Через двенадцать часов он был мертв.

Далее мне пришлось кратко остановиться на истории пяти легендарных никелей чеканки 1913 года.

– Дело кончилось тем, – говорил я, – что один из этих никелей попал в сейф человека, занимающего особняк в Челси. Однажды этот человек уехал вместе с женой из города. Вернуться они должны были только на другой день. И вот во вторник вечером двое грабителей, проломив световое окно, влезли в дом и обчистили его.

– Не брали мы никакого никеля! – Присутствующие встрепенулись и устремили взор на вскочившего Кролика Маргейта. – Да, не брали! И сейфа не открывали. Да, мы его нашли, но открыть или взломать не получилось. Мы и знать не знали ни о каком никеле.

– Это верно, не знали, – вставил я.

– И не убивали мы никого! Даже пальцем не тронули. Когда мы влезли, там никого не было, и когда смотались – тоже. Никакого касательства к убийству мы не имели. И к никелю не имеем.

Кролик плюхнулся на свое место. Рэй шепнул ему что-то на ухо. Тот обмяк на стуле. Не знаю, что сказал Кролику Рэй, может быть, заметил, что он только что признался перед Богом и людьми в совершенном преступлении.

– Совершенно верно, – продолжал я. – Воры-взломщики Кролик Маргейт и Харлан Риз ограничились кражей и вандализмом. – Услышав свое имя, Харлан вздрогнул. – Вскоре после того, как они покинули дом, на сцене появляется еще один взломщик, гораздо более опытный. Он вскрывает сейф в стене, берет оттуда золотые серьги, дорогие часы и монету. В тот же вечер он переправляет их Абелю и оставляет у него на определенных условиях.

Нет необходимости говорить, что мы получили деньги за сережки и часы, решил я, это к делу не относится. Людям совсем не обязательно знать все до последней подробности.

– В то самое время, когда второй взломщик передает Абелю Крау содержимое сейфа, – говорил я, – хозяин этого никеля и его жена неожиданно возвращаются домой. Воры не могли знать, что у них переменились планы. Итак, они возвращаются в город и видят, что их дом напоминает Рим после набега готов. И вот тут начинаются чудеса. Войдя к себе, супруги натыкаются на Третьего вора. Их избивают до потери сознания и связывают. Когда муж наконец приходит в себя и освобождается от веревок, он обнаруживает, что его жена мертва.

Я посмотрел на Колкэннона; наши взгляды встретились. Лицо его было совершенно бесстрастно, но у меня создалось впечатление, что ему сейчас хотелось бы оказаться где угодно, только не здесь. И еще он, наверное, понял, что не выкупит свой никель, во всяком случае сегодня. И вообще у него был такой вид, будто ему надоело плохое кино, но он решил досидеть до конца сеанса, чтобы узнать развязку.

– Он, естественно, звонит в полицию. На другой день его просят опознать второго взломщика, но он заявляет, что видит его в первый раз. Впоследствии он, правда, опознает одного из участников первого ограбления.

– Это было подстроено! – выкрикнул Кролик. – Он меня в жизни не видел. На испуг хотели взять!

– Скажем иначе, человек просто ошибся, – продолжал я. – Еще бы, ему столько пришлось пережить! Убита жена, обчищен дом, пропала монета, стоящая целое состояние. И вот что интересно, – добавил я, опять глядя на Колкэннона. – В перечне пропавших вещей он не указывает этого никеля. Словно бы его и не было. А ведь потерпевший, как известно, обязан сообщать полиции о любой пропаже, для того чтобы получить страховку. Но наш джентльмен, видимо, не желает иметь дело со страховой компанией. Почему, спросите вы. Объясняю. Никель не был застрахован. По той простой причине, что к нашему джентльмену он попал незаконным путем.

– Это уж слишком! – вдруг заявил Колкэннон, к удивлению не только публики, но и меня самого. Он поднялся с места и обратился ко мне: – Меня обманом заманили сюда. Я не был знаком с покойным мистером Крау. Да, я не сообщал полиции о пропаже никеля 1913 года и у меня действительно не было страховки. Но вовсе не по той причине, о которой говорит этот господин. У меня нет и никогда не было такой монеты.

– Поначалу я тоже так думал, – признался я. – Тоже думал, что у вас фальшивка. Чтобы установить, какой никель у вас, я навел справки по поводу всех пяти экземпляров, и все они оказались на месте. Четыре монеты находятся в музейных хранилищах, а пятая – в частной коллекции. Этот никель долгое время был в обращении, и его легко отличить от других и, уж конечно, оттого, который я самолично извлек из вашего сейфа.

По рядам опять прокатился шумок. Я так увлекся, что выдал себя. Теперь и младенцу ясно, кто был вторым взломщиком. Ну что ж, и на старуху бывает проруха.

– Естественно, я самым тщательным образом осмотрел этот никель. Он был настоящий. Тогда я продолжил консультации с музейными работниками, попросил еще раз проверить их экземпляры. В трех хранилищах монеты были в целости и сохранности. В четвертом же обнаружилась подделка.

Я посмотрел на трех джентльменов в темных костюмах. Сидящий с краю невысокий курносый мужчина в очках с толстыми стеклами был Милош Грачек. Он понял, чего я жду от него.

* * *

– Да, это была подделка, но подделка неплохая, – сказал он. – Фальшивомонетчик взял стандартный никель 1903 года, спилил ноль и вместо него напаял единицу. Хорошая работа, и никель экспонировался у нас как настоящий. Только экспертиза смогла обнаружить подделку.

Затем откашлялся и заговорил джентльмен с белоснежной шевелюрой.

– Меня зовут Гордон Руслэндер, – сказал он. – Когда мистер Грачек сообщил о случившемся, я лично изучил монету. Он прав. Фальшивомонетчик поработал неплохо, но я бы не сказал, что по высшему классу. Внимательный осмотр убедил меня, что находящийся в нашем распоряжении пятицентовик – не тот, за который я передал портрет работы Копли Балтиморскому историческому обществу. У меня не было оснований сомневаться в порядочности наших коллег, и тем не менее процедура требовала просвечивания рентгеном. Естественно, экземпляр, поступивший из Балтиморы, был настоящий никель чеканки 1913 года. А тот, которым его подменили, не надо было даже просвечивать. Все было видно невооруженным глазом.

– Что вы предприняли, обнаружив подмену?

– Я немедленно встретился с куратором нашей выставки, – ответил Руслэндер, а длинноносый лысеющий человек, сидящий по другую его руку, весь съежился и словно бы врос в стул. – Я знал, что Говард Питтерман переживает не лучшие времена. Недавно он прошел через дорогостоящий бракоразводный процесс. Потом он потерял кое-какие вложения. Да, все это было мне известно, но я не подозревал об истинном положении его дел в связи с финансовыми затруднениями. В противном случае мы могли бы оказать ему материальную помощь. – Руслэндер нахмурился. – Но мистер Питтерман решил действовать самостоятельно. Он подложил в нашу экспозицию фальшивую монету, а настоящий никель 1913 года, один из раритетов нашей выставки, продал, в сущности, за бесценок.

– Мне дали за него двадцать тысяч, – дрогнувшим голосом сказал Говард Питтерман. – На меня нашло какое-то затмение.

– Категорически заявляю: я не знаю этого человека! – сказал Колкэннон. – Первый раз его вижу.

– Если этот джентльмен и купил монету, то не у меня. Я продал ее одному дельцу в Филадельфии, человеку сомнительной репутации. Может быть, он-то и перепродал никель мистеру Колкэннону, а может быть, монета побывала еще в чьих-то руках. Не знаю, нужно ли называть имя этого дельца, мне, по правде сказать, этого бы не хотелось. Он ведь все равно ни в чем не сознается, а у меня нет никаких доказательств, что именно он купил злосчастную монету. – Голос Питтермана сорвался. – Я бы очень хотел помочь следствию, но не знаю, что я могу сделать.

– Еще раз заявляю, что не имел дела ни с какими сомнительными скупщиками из Филадельфии. Я мало знаю даже порядочных коллекционеров. Конечно, я слышал о мистере Руслэндере как об основателе выставки американских и зарубежных металлических денег и владельце монетного двора «Колокол свободы». Но я никогда не встречал ни его самого, ни его служащих.

– В таком случае зачем вы звонили Сэмюэлю Уилксу?

– Мне неизвестно это имя.

– И тем не менее вчера вы позвонили ему домой в Филадельфию, а после в его контору на Риттенхауз-сквер. Кроме того, вы звонили на. Выставку денег. Звонили вы по домашнему телефону, и, поскольку междугородные разговоры фиксируются, это нетрудно проверить.

Компьютеры в телефонной компании зарегистрировали эти звонки, будьте уверены, но Колкэннон таращил глаза, стараясь понять, что произошло, так как он на самом деле не звонил в Филадельфию. В другое время и при других обстоятельствах он бы сообразил, что когда его хитростью выманили в кафе на углу Мэдисон-авеню и Семьдесят девятой, кто-то мог забраться к нему в дом. Но в этот момент он ограничился простым отрицанием.

– Я никогда не разговаривал с этим Уилксом и на выставку в Филадельфию не звонил.

– Какая разница, Берни? – подал голос Рэй Киршман, и мне подумалось, что он не очень-то следит за ходом моих рассуждений. – Крау прикончили из-за никеля, это понятно. Но какая разница, как он попал в сейф. Крау убили после того, как он пропал оттуда.

– Суть в том, – отвечал я, – что никто не знал, что в сейфе вообще находится никель. Никто, за исключением Третьего вора.

– Кого-кого?

– Кролик Маргейт и Харлан Риз понятия не имели о никеле, – объяснил я. – Они знали только то, что четы Колкэннонов всю ночь не будет дома. Они знали это от сестры Кролика Мэрилин, которая работает в косметическом кабинете со звучным названием «Волос великолепие», там, где постоянно укладывала волосы Ванда Колкэннон. Но Мэрилин работала не только над головами клиенток. Восемь из них были ограблены за последние полтора года. Во всех восьми ограблениях прослеживается один почерк. Грубый взлом, бесцеремонный обыск квартиры, едва ли не намеренный погром. Мэрилин не приходилось выкладываться – достаточно было не пропустить ни слова из того, о чем болтают дамы, пока им делают прическу. Сведения об отъезде клиентов и прочем она передавала Кролику. Говоря попросту, она была наводчицей. Что толку в реле, периодически включающем и выключающем свет в квартире, и прочих мерах безопасности, если у вашей милой парикмахерши брат – налетчик и вор?

Говоря это, я не смотрел в сторону Мэрилин, зато поймал устремленный на меня вопрошающий взгляд Каролин. «Не волнуйся, старуха, тебя-то я не выдам», – подумал я.

– Ванда заглядывала и ко мне в книжный магазин. Водила купать свою собаку в одно заведение на той же улице. Последний раз, когда я ее видел, она случайно обронила, что собирается с мужем везти Астрид в Пенсильванию на вязку. Таким образом я, как и Кролик с Харланом Ризом, знал, что Колкэнноны будут ночевать не дома.

– Но этого не знал Третий вор. Он словно бы поджидал, когда эта чета вернется домой. Как только я сообразил, что должен быть Третий вор, я неизменно величал его с прописной буквы, как Третий убийца в «Макбете». Исследователи Шекспира до сих пор ломают голову над этим персонажем. Он появляется всего один раз и совсем немного говорит. На этом основании сторонники одной школы в шекспироведении утверждают, что Третий убийца – это сам Макбет.

Аудитория затаила дыхание, и недаром: разыгрывалась одна из кульминационных сцен моего спектакля.

– Шекспир дал мне ключ к разгадке. Сначала это происходило на подсознательном уровне и мне потребовалось время, прежде чем я пришел к определенному выводу. Никто, знавший об отлучке Колкэннонов, не может быть этим загадочным Третьим вором. Иначе с какой стати ему торчать там до их досрочного возвращения? Вероятность же того, что кто-то случайно залез в дом через разбитую крышу и сидел там только для того, чтобы расправиться с хозяевами, – эта вероятность ничтожна, она граничит с чудом. Моя интуиция все время что-то подсказывала мне, и в конце концов детали сложились в целую картину. Не знаю, хотел ли Шекспир в Третьем убийце вывести самого Макбета, но в нашем случае Третий вор – это сам Герберт Франклин Колкэннон.

Названный джентльмен тут же вскочил с места:

– Он с ума сошел! Его в психушку надо! Вы хотите сказать, что я инсценировал ограбление собственного дома? Что сам у себя выкрал какую-то монету?

– Нет, я не это хочу сказать.

– В таком случае...

– Никакого третьего ограбления не было. Кролик с Харланом утащили все, что могли унести, а я взял из сейфа три предмета. Не было ни третьего налета, ни Третьего вора, и никто не избивал и не связывал вас. Вы сами убили свою жену.

Глава 22

Нависла гробовая тишина. Ошеломленный Колкэннон поспешил повторить, что я сошел с ума.

– Этот человек только что сам признался, что он взломщик, а мы сидим развесив уши. Кто дал ему право обвинять других в воровстве и убийстве? Кому как, а мне это надоело. Я ухожу!

– Не хотите остаться на угощение? Пожалеете.

Раздувая ноздри, он кинул на меня испепеляющий взгляд и вышел из ряда. Но тут чья-то рука взяла его под локоть. Он круто обернулся.

– Спокойно, – сказал ему Рэй Киршман. – Почему бы нам не остаться до конца? Может, Берни еще чего интересного скажет.

– Уберите руки! – прорычал Колкэннон, хотя его рычание напоминало скорее тявканье пуделя, чем рявканье овчарки. – Кто вы такой?

– Я из полиции, – добродушно сказал Рэй, – а вот вы, как считает Берни, – убийца. У него на такие делишки нюх прямо-таки собачий. Раз уж он завладел мячом, пусть гонит его дальше, а?

Куда-то я его загоню?

– Мистер Колкэннон в одном прав, – продолжал я. – Да, я вор-взломщик. Точнее, букинист, старающийся отделаться от дурной привычки воровать. И уж точно я – не полицейский. Выдвинуть против него обвинение в убийстве – это действительно дело полиции. Но я, думаю, сумею подсказать полиции, с чего начать. Первым делом надо обратить внимание на его материальное положение: Колкэнноны – люди состоятельные, у них куча ценных вещей, но у богатых тоже случаются финансовые затруднения, как и у простых смертных. Что навело меня на такое подозрение? Когда я открыл сейф, там были только дамские часы, пара серег, одна-единственная редкая монета и деловые бумаги. Люди, которые тратятся на устройство стенного сейфа, обычно хранят там нечто более существенное, особенно те, кто держит сторожевых собак. У таких людей дом действительно неприступная крепость. Вчера я сделал несколько телефонных звонков, и мне удалось установить, что мистер Колкэннон распродает монеты, которые он приобрел за последние годы.

– Это ничего не доказывает! – выкрикнул Колкэннон. – У человека могут измениться интересы, и он продает одно, чтобы приобрести что-то другое.

– Бывает и так. Однако в данном случае дело, думаю, обстоит иначе. Недавно вы вложили средства в некоторые крупные операции и, как свидетельствуют биржевые сертификаты в сейфе, понесли серьезные убытки. Затем вам стало известно, что продается никель 1913 года, но за него просили, думаю, гораздо больше, чем полученные мистером Питтерманом двадцать тысяч. У вас не было такой суммы, но вам приспичило приобрести эту монету, так как вы человек по натуре жадный, а алчность, если верить Спинозе, – это вид сумасшествия, хотя непосредственно здоровью не угрожает.

Вы лезли из кожи, чтобы заполучить заветный никель, и это в то время, когда вы судорожно искали средства, чтобы расплатиться по другим обязательствам. А тут еще настала пора вязать вашу собаку – опять расходы, и немалые, правда, вы вернули бы свои деньги, когда у Астрид появились бы щенки. Вы едете в Пенсильванию и в целях экономии не остаетесь там ночевать, а катите на ночь глядя назад в Нью-Йорк. Между вами и вашей женой вспыхивает ссора – может быть, в театре или после спектакля, за ужином, – не знаю. Пусть полиция выясняет подробности, хотя ей придется покрутиться.

Так или иначе, вы возвращаетесь домой вдвоем и находите полный разор и разгром. Не исключаю, что у вас уже зрели планы продать кое-какие ценные вещи, – и вот они исчезли. Допускаю, что кое-что из вещей не было застраховано. Ручаюсь, что вы и не думали страховать столовое серебро – кто в наше время это делает? Но внезапно в последние годы цены на серебро подскакивают, и вы уже мечтаете сорвать порядочный куш, когда отделаетесь от надоевших вам сервизов, подносов, ваз. Однако и здесь вас ждало разочарование: серебра как не бывало. И, может быть, в эту самую минуту жена делает какое-нибудь неуместное язвительное замечание. Чаша вашего терпения переполнилась. Или же вы неожиданно вспоминаете, что у вас в сейфе хранятся страховые полисы на вас и вашу жену. Если один из супругов умирает, другой получает премию в полмиллиона долларов. В обоих документах особо предусмотрена выплата, если смерть наступила в результате несчастного случая. Не знаю, почему страховые компании подводят убийство под категорию несчастного случая?.. Это же явное противоречие, вы не находите? Ведь убийство, как правило, совершается преднамеренно! Может быть, сначала вы вспылили и ударили жену и только потом подумали о полумиллионной премии. Вы окинули взглядом разграбленные и разгромленные комнаты, и вам пришло в голову, что варварское ограбление – прекрасная дымовая завеса для совершения убийства. Так было дело или иначе – покажут следствие и ваше признание. А в том, что вы признаетесь, мистер Колкэннон, не может быть никакого сомнения, потому что преступники-дилетанты раскалываются при малейшем нажиме со стороны следователя. Вы профессионал по части хватательных движений, сэр, но в злодейских преступлениях вы – совершенный дилетант.

Я думал, что Колкэннон признается позже, в полицейском управлении, отнюдь не при всем честном народе. Однако по лицу его тотчас пробежала тень, губы задрожали. Я умолк, уступая ему место. В камере. На виске у него дергалась жилка.

– Я не хотел ее убивать!.. – выдавил он.

Я посмотрел на Рэя, Рэй на меня. Рот у него расплылся в ухмылке.

– Сначала я просто ударил ее, почти машинально. Она довела меня. Это в ее характере. Она и замуж за меня вышла по расчету, это ни для кого не секрет. И вот, когда мы оказались в стесненных обстоятельствах... – Он вздохнул. – Я размахнулся и ударил ее. Будь рядом собака, я не посмел бы поднять на нее руку... Она упала и, должно быть, ударилась обо что-то головой.

Что ж, выдумка подходящая, но я-то видел фотографию. Женщину били методично, пока она не скончалась. Колкэннон старался сохранить хорошую мину при плохой игре. Бог с ним, пускай. Клин в кокосовый орех всажен, еще немного, и он расколется.

– Я пощупал у нее пульс. Она уже не дышала. Я испугался, почувствовал, что и мне конец, а потом подумал: в доме же были налетчики, надо все свалить на них... Я связал жену и нанес себе палкой несколько ударов по голове. Это было мучительно, уверяю вас, но я выдержал. И только потом позвонил в полицию. Я боялся, что меня будут допрашивать, но они увидели разграбленные комнаты и этим удовлетворились.

Рэй закатил глаза. Я понял, что некоторым его коллегам по управлению будет не очень-то приятно услышать такое.

– Но Абеля Крау я не убивал! – продолжал Колкэннон в порыве праведного возмущения. – Ради чего мы, собственно, все собрались здесь? Чтобы справить панихиду по скупщику краденого? Я лично никогда не встречался с Абелем Крау. Даже имени его не слышал. Не убивал я его, и точка.

– Верно, не убивали, – подтвердил я.

– Я и понятия не имел, что моя монета у него. Я думал, она у вас.

– Совершенно верно.

– Я думал, она у вас, потому и притащился сюда, на Булыжный Холм, будь он неладен. Как вы можете обвинять меня в убийстве Абеля Крау?

– В этом я вас не обвиняю.

– Да, но...

Я обвел глазами публику, ловившую каждое мое слово, и остановил взгляд на убийце Абеля Крау. Его лицо не выражало ничего, кроме напряженного интереса, как и у всех других.

– Я только думаю, что вы могли его убить, чтобы заполучить назад свою монету, – сказал я, обращаясь к Колкэннону. – Как я понимаю, сегодня днем вы собирались убить и меня – только бы не платить мне двенадцать тысяч за никель... Да, вы не знали и не могли знать, что монета у Абеля Крау.

– Если только Абель сам не сказал ему об этом, – пискнула Каролин. – Может быть, Абель хотел сбыть ему никель обратно?

Я покачал головой.

– Абель не мог действовать опрометчиво, и у него просто не было времени. Допускаю, что он намеревался договориться со страховой компанией, но на этом этапе он не знал, что монета не застрахована, и уж, конечно, в мыслях не держал продавать ее назад предполагаемому прежнему владельцу.

Сначала я думал, что Абель пригласил к себе какого-нибудь возможного покупателя, чтобы тот посмотрел вещь. Но эта версия означала бы, что он жестоко ошибся в человеке, что на него не похоже, и поплатился за это жизнью. И вообще сомнительно, чтобы он начал с этого.

Будем рассуждать логически, – продолжал я после небольшой паузы. – Абелю Крау приносят монету, стоимость которой оценивается предположительно шестизначной суммой. Приносит вор, который украл ее у человека, которого мало кто знает и о котором уж никто не предполагал, что эта монета может быть у него. Что должен сделать профессиональный перекупщик? Прежде всего установить, не попала ли к нему подделка. Абель – человек опытный и мог определить подлинность никеля сам путем тщательного осмотра. Но как человеку опытному ему нужно подтверждение эксперта. Мистер Руслэндер, например, получил монету из уважаемого учреждения и тем не менее счел необходимым провести обычную процедуру просвечивания рентгеном. И Абель наверняка намеревался сделать то же самое.

Он и сам говорил, что прежде всего займется именно этим. «В другое время, – сказал он, – я бы мог проверить подлинность монеты, не выходя из этого дома». Я так это понял, что он мог бы попросить зайти какого-нибудь опытного нумизмата, но таких специалистов по ночам не вызывают, и я потом сообразил, что он имел в виду совсем другое.

Он, возможно, имел в виду, что опытный нумизмат живет в его собственном доме, но и это предположение пришлось отвергнуть. Я понял, что Абель вряд ли захотел бы, чтобы в нумизматических кругах узнали о его приобретении. Никель 1913 года – слишком редкая и известная монета, а эксперты в этой области – люди исключительно щепетильные, ни один не станет заниматься ворованной монетой.

Так я пришел к выводу, что Абелю нужно было не просто чье-то мнение, – он непременно хотел просветить монету рентгеном.

Я оглядел собравшихся. Убийца Абеля был так спокоен, что я на секунду усомнился в своей правоте. Впрочем, только на секунду. Каролин энергично закивала. Она смекнула, куда я гну.

– Где есть рентгеновский аппарат? В приемной какой-нибудь больницы? В кабинете рентгенолога? Но для этого надо выйти из дома. Может быть, у зубного врача? В доме есть дантист, доктор Григ. Он, кажется, специализируется на пломбировании коренных зубов.

– Да, он по коренным, причем совершенно без боли, – неожиданно высказалась миссис Померанц, – но деньги берет несусветные.

– Не он один такой, – раздались голоса, – все несусветно дерут.

– Не думаю, чтобы Абель нуждался в услугах доктора Грига. У него протезы. Но независимо от этого он мог быть с ним в хороших отношениях и мог пользоваться его рентгеновской установкой для просвечивания редких монет и драгоценностей. Однако он не был пациентом доктора Грига и вообще близких друзей среди соседей не завел.

Тем не менее он поддерживал знакомство с кем-то из соседей, у кого был рентгеновский аппарат. Дело в том, что Абель жаловался на ноги. Не знаю, был ли у него синдром Мортона или, что еще хуже, размягчение хрящей, но ноги у него действительно побаливали. И его значительный вес увеличивал нагрузку на них. Обувь, стоящая у него в шкафу, вся сделана на заказ и снабжена различными хитроумными приспособлениями, которые не купишь в соседней аптеке.

Я опять посмотрел на убийцу. На лице его читалось беспокойство, в глазах появилась тревога. Бородка и усы не давали разглядеть рот, однако подозреваю, что и губы у него задергались.

– По поводу ног Абель часто наведывался к Меррею Файнзингеру. Ясное дело, он не принадлежал к категории бегунов и танцоров, но его лечебная карта свидетельствует, что он был постоянным пациентом этого ортопеда. Кстати, в тот день, когда его убили, ему был назначен прием.

– Неправда! – возмущенно выкрикнул Файнзингер. – Приема на этот день я ему не назначал. Абель Крау был моим пациентом, это верно, но не только пациентом. Он был также моим другом. Вот почему я пришел на панихиду, но вместо этого попал на суд инквизиции.

– Не назначали? Странно! Запись о приеме имеется в регистрационной книге и в его карте. – Никаких записей вплоть до минувшей ночи там не было, но, как говорится, к черту подробности. – Он ведь не первый раз пользовался вашей рентгеновской установкой?

Файнзингер пожал плечами.

– Да, он иной раз заходил ко мне, спрашивал, может ли включить рентген. Мне-то что? Близкий человек, пациент – пусть включает. Но в то утро он, кажется, не приходил или я просто не обратил внимания – у меня было много пациентов.

– Вот именно. Вы подождали до перерыва на ленч. Когда народ разошелся, вы поднялись к нему и попросили показать монету. Он показал, и вы убили его и взяли никель.

– Зачем мне это делать? В деньгах я не нуждаюсь. У меня отличная практика, дела идут как никогда. Я даже не коллекционер. Зачем мне его убивать?

– Просто-напросто элементарная жадность. Да, вы не коллекционер. Но не только коллекционеры знают о никеле 1913 года. О нем разве что младенцы не слышали. Говорите, отличная практика? Чем лучше у вас идут дела, тем сильнее вас тянет к роскоши. Вы сами об этом сказали, когда выписывали мне ортоэластики.

«Что-то с ними теперь будет? – подумал я. – Заказ уже спущен в мастерскую. Как они попадут ко мне, если мой ортопед будет арестован? Впрочем, Бог с ними, ортоэластиками».

– Ответ мы снова находим у Спинозы, – сказал я, открывая книгу на заложенной странице. – «Когда мы видим, что кто-то получает удовольствие от какой-либо вещи, у нас появляется желание обладать этой вещью, дабы испытывать такое же удовольствие. Но исполнению желания нашего мешает тот факт, что этот предмет принадлежит другому, посему мы пытаемся устранить это препятствие». – Я закрыл книгу. – Другими словами, вы видели, как дорога Абелю эта монета, и вы захотели ее заполучить. Поэтому вы убили его, то есть устранили препятствие, и взяли монету.

– Вы этого не докажете, – возразил он. – У вас нет никаких доказательств.

– Доказательства – дело следствия. Думаю, что в данном случае следствие не подкачает... Далее. Вы не ограничились тем, что присвоили никель. Вы взяли и другие вещи, которые я выкрал у Колкэннона, – изумрудные серьги и золотые дамские часы фирмы «Пьяже». Не удивлюсь, если они обнаружатся где-нибудь в вашем приемном кабинете, например в среднем ящике стола.

Файнзингер не сводил с меня глаз.

– Это вы их туда подбросили!

– Каким образом? Я не волшебник. Но и это еще не все. Вы взяли ключи от квартиры и, уходя, заперли за собой дверь. Это затруднило обнаружение тела и помогло вам лучше замести следы. Вы, конечно, избавились от них?

– Конечно, – вырвалось у Файнзингера. Он тут же спохватился и затряс головой: – Не брал я никаких ключей! Повторяю: я не убивал его, не брал монеты и ничего другого! И ключей не брал.

– Брали, брали, и у вас недостало сообразительности избавиться от этой улики. Ключи находятся в том же ящике вместе с серьгами и часами.

Ключи, конечно, были в ящике. Правда, не те самые, которыми пользовался он, но кто это узнает? Однако он знал.

– Вы сами подбросили вещи, чтобы сфабриковать против меня дело!

– И никель подбросил я?

– Никакого никеля вы у меня не найдете!

– Вы так думаете? Полиция учинит обыск, перетрясет каждую вещь – и не найдет? Вы в этом уверены? Подумайте хорошенько.

Думал Файнзингер недолго. Очевидно, мои слова звучали убедительно, и, очевидно, он был более высокого мнения о способности полиции найти иголку в стоге сена, чем я. Прежде, чем кто-либо успел сообразить, что происходит, он резким движением отодвинул стул, быстро протиснулся мимо сидящей рядом с ним женщины и побежал к выходу.

Рэй в одно мгновение выхватил пистолет, но стрелять не мог. Между ним и Файнзингером находились люди. Все повскакали с мест, замахали руками, раздались крики.

«Пусть бежит, далеко не убежит», – подумал я, и тут же рука непроизвольно потянулась под пиджак за пистолетом. Я крикнул Файнзингеру, чтобы он остановился, но он – ноль внимания. Тогда я выстрелил шприцем и утихомирил сукина сына.

Глава 23

– Я знаю, что нам сейчас надо, – решительно заявила Каролин. – Ирландский кофе. И для этого мы едем к «Макбеллу».

Заведение Макбелла находилось в Деревне, на Шестой авеню, двумя кварталами ниже Восьмой улицы, и мы взяли такси.

Пара пустяков – найти бруклинского таксиста, согласного везти вас в Манхэттен, но вот уговорить манхэттенского ехать в Бруклин – задача нешуточная. Это лишний раз подтверждает, что мы живем в несправедливом мире. Впрочем, это ни для кого не новость.

К этому времени суматоха и гвалт, поднявшиеся у церкви Христа Спасителя, утихли, рыцари и разбойники отбыли. Рыцарями в данном случае были Рэй и двое дюжих молодцев из ближайшего участка, которых он призвал на подмогу. Шайку разбойников составляли: Меррей Файнзингер, Герберт Франклин Колкэннон, Джордж Эдвард (Кролик) Маргейт и – не забудем! – Мэрилин Маргейтс Харланом Ризом.

Джессика и Клэй пригласили нас, как и большинство присутствующих на панихиде, к себе, но я сказал, что мы заглянем к ним в другой раз. Прощание с тремя джентльменами из Филадельфии тоже было недолгим. Никто вроде бы не собирался выдвигать обвинения против Говарда Питтермана. Судя по всему, он неплохой распорядитель – когда не таскает овечек из хозяйской отары. Как я понял, Милошу Грачеку светила премия. Что касается Рэя Киршмана, то еще раньше было условлено: как только монета будет возвращена ее законному владельцу, он получает вознаграждение в десять тысяч долларов. При обычной юридической процедуре похищенная вещь должна фигурировать в суде в качестве вещественного доказательства. Однако процедура упрощается, если полицейский чин встречает понимание со стороны потерпевшего. Мистер Руслэндер не замедлил выразить такое понимание.

Таксист вез нас через Бруклинский мост. Отсюда открывался великолепный вид на воскресный город. Я сидел посередине, между Дениз справа и Каролин слева, и думал о том, до чего же я счастлив! Я только что разгадал тайны двух убийств, причем одно из них – убийство моего друга. Перед толпой народа я только что признался в совершении ограбления, но мне нечего было опасаться, что я понесу за это наказание. Я, наконец, катил в Манхэттен, и с одной стороны у меня – моя подружка, а с другой – мой кореш. Что еще нужно человеку для счастья?

* * *

Каролин была права насчет ирландского кофе. Именно такой напиток был нам нужен после всех передряг, и он оказался тем, чем и должен быть, – густой, черный, подслащенный мягким сахаром кофе с добавлением изрядной порции ирландского виски и с горкой густых взбитых сливок. Мы выпили по одной, потом по другой, и я уже начал разглагольствовать о том, что надо бы отметить сегодняшний успех обедом в хорошем ресторане, если, конечно, ни у кого нет других планов...

– Черт! – воскликнула вдруг Дениз. Мы сидели втроем за крохотным круглым столиком, на котором едва помещались три бокала на длинных ножках и огромная пепельница. Пепельница была доверху заполнена окурками, так как Дениз тянула одну за другой свои «Вирджинские тонкие». Воткнув в кучу очередной окурок, она отодвинула стул. – Нет, больше не могу.

– В чем дело?

– Ничего особенного, так. Вы еще поболтайте, а я побегу домой. А то мой парень забудет, как выглядит его мама. Когда тут закруглитесь, приезжайте ко мне, ладно?

– Можно, – сказал я.

Но Дениз обращалась не ко мне. Она приглашала Каролин. Та немного помедлила, потом кивнула.

– Прекрасно!.. – сказала Дениз и взяла свою сумочку. Оперевшись для устойчивости ладонью о стол, она поднялась и поцеловала Каролин в губы. Потом выпрямилась и пошла к выходу. Щеки ее пылали.

* * *

Несколько минут мы с Каролин молчали. Потом она перехватила взгляд официанта и заказала себе мартини. Я подумал, не заказать ли и мне, но почувствовал, что не хочу. У меня еще оставался ирландский кофе, однако и его допивать не хотелось.

– Хочу спросить тебя кое о чем, Берни, – сказала Каролин. – Как ты узнал, что Мэрилин Маргейт была наводчицей?

– Я заподозрил это, когда узнал, что она знакома с миссис Колкэннон. Я рассказывал тебе, как она ворвалась ко мне с пистолетом и стала обвинять в убийстве. Тогда она и назвала убитую Вандой. Сначала я подумал, что они подруги, но надо быть той еще штучкой, чтобы навести брата на дом подруги. Я рассудил, что это не случайность, что Кролик с Харланом забрались в особняк на Восемнадцатой улице. Тем более не случайность, что хозяев в это время не было дома.

Дальше? Когда я был в ее лавочке с этой дурацкой вывеской – «Волос великолепье», случайно услышал, как одна особа рассказывала Мэрилин о чем-то очень личном. Тут я и смекнул, что дамы делятся со своими парикмахершами буквально всем. Потом я раздобыл список похожих ограблений, совершенных поблизости от этого косметического кабинета.

– А сегодня утром узнал имена потерпевших в книге записей парикмахерской, так, Берни? Не слишком ли ты все усложнил? Проще было бы обзвонить ограбленных дам и расспросить, где они делают прическу.

– Я думал об этом. Но в таком случае у меня не было бы доказательств, что Ванда ходила именно сюда, а не куда-то еще. Кроме того, если бы в книге записей не оказалось каких-либо имен, я мог запросто вписать их.

– То есть совершить подлог?

– Я считаю это не подлогом, а средством ускорить следствие. И еще. Кто знает, сколько часов мне пришлось бы проторчать у телефона, причем без гарантии на полный успех? Я – вор, и у меня особый, м-м... нетрадиционный способ решать проблемы. Но главное – мне надо было посмотреть, там ли пистолет.

– Какой пистолет?

– С которым Мэрилин явилась ко мне. Говорила, что должна положить его назад, в ящик хозяйки. Слава Богу, пушка была на месте. Если б ее там не было, это означало бы, что она у нее в сумочке... А это уже проблема. Надо было бы предупреждать Рэя, а то, глядишь, пальнула бы с испуга прямо в церкви.

– Понятно...

– Угу... Послушай, Каролин...

– Вот гадство... Ты, наверное, хочешь поговорить о Дениз?

– Не знаю, что я хочу. Но, видимо, нам следует поговорить, как ты думаешь?

– Гадство и еще раз гадство!.. Наверное, следует. – Каролин допила свой мартини и огляделась, ища глазами официанта. Его не было видно, и она поставила бокал на стол. – Черт знает, как это случилось. Ей-богу, я не хотела.

– Она же тебе не нравится.

– Не нравится? О чем ты говоришь, Берни? Я терпеть ее не могу.

– И она не очень-то хорошо к тебе относилась.

– Она? Да она меня вообще не замечала! Презирала, говорила, что я недомерок, воняющий псиной.

– А ты ее жердью и костлявой кобылой...

– Выходит, ошиблась.

– Как же все-таки?..

– Сказала, не знаю, значит, не знаю. – Она схватила за куртку проходящего мимо официанта и сунула ему пустой бокал в руки. – Поскорей! – кинула она ему и обернулась ко мне: – Честное слово, Берни, не знаю, как это произошло. Видимо, нас всегда тянуло друг к другу, и мы скрывали это за внешней враждебностью.

– Вот это скрытность! Почище, чем в Уотергейте.

– Да уж. Я себя ужасно сейчас чувствую. И Дениз тоже. Сначала мы просто старались не фыркать и не кидаться друг на друга, как кошки. И вдруг нас как будто током ударило. Мы обе это почувствовали. Бред какой-то, думаю, быть того не может, во-первых, потому, что она твоя подруга, а во-вторых, – не из наших она.

– Ну и?..

– А она, смотрю, все больше заигрывает. Ты же знаешь, Берни, я перед чем угодно могу устоять, только не перед этим. Ну и... Короче, она пристала ко мне...

– Дениз – пристала?

– Ага.

– Не думал, что она лесба.

– Никакая она не лесба. Баба как баба, хоть кобеля заводи, если мужиков не хватает. На нее просто что-то нашло – захотелось попробовать со мной. Вот я и подумала, отчего не попробовать разок, а там видно будет. Не думаю, что у нас роман века, и вообще, Берни, если это повредит нашим с тобой отношениям, то хрен с ней, с Дениз. Баб кругом – хоть пруд пруди, а такого кореша, как ты, еще поискать надо!

– Да ладно, Каролин, ничего.

– Нет, чего, бред какой-то.

– Не бери в голову, Каролин. У нас с Дениз тоже не роман века. И позвонил-то я ей позавчера на всякий случай, если бы вдруг понадобилось алиби. Это правда, только ты ей не говори.

– Это и без тебя известно. Она сама сказала, вроде как в свое оправдание.

– Ну и ладно, чего теперь, в самом деле...

– Ты не очень расстроился?

– Даже не знаю. Скорее, просто растерялся. Знаешь анекдот о человеке, у которого умерла жена?

– Что-то припоминаю. Валяй рассказывай.

– Так вот, умирает жена, и бедный муж места себе не находит от горя. На похоронах еле держится. Тогда приятель отводит его в сторону, начинает утешать. «Через несколько месяцев, – говорит, – пройдет боль утраты, ты начнешь встречаться с женщинами, найдешь себе пару, будешь строить новую семью». И так далее. Безутешный вдовец выслушал приятеля и говорит: «Все это я и сам знаю. Но что я буду делать сегодня ночью?»

– А-а...

– На Мэрилин Маргейт рассчитывать не приходится. Даже если за нее внести залог, она вряд ли встретит меня с распростертыми объятиями.

– А за что ей простирать к тебе объятия? Кинул на съедение волкам, а зачем?

– Затем, что это подкрепляет обвинение против Колкэннона. А ей ничего не будет.

– Может, и не будет, но я считала – воровская честь и все такое... Как-никак она и Кролик с Харланом – твои товарищи по ремеслу. Не думала, что ты их сдашь.

– Товарищи по ремеслу? Ты видела, что они сделали на Восемнадцатой улице?

– Видела.

– Они не взломщики. Они – варвары! Мы обязаны очищать наши ряды от случайных людей.

– Может быть, ты и прав, – согласилась Каролин, отхлебнув мартини. – К тому же вид у нее, как у дешевки.

– Что верно, то верно.

– А уж в том красно-черном наряде, думаю, и подавно.

– Факт.

– И все-таки, – задумчиво протянула Каролин, – она довольно привлекательна.

– Угу.

– Мне лично нравится такой тип женщин.

– Мне тоже.

– Но это, конечно, не единственный тип, который мне нравится.

– И у меня не единственный.

– Берни, ты на меня не очень злишься?

– Конечно, нет.

– Значит, мы по-прежнему кореши?

– Еще бы!

– И по-прежнему сообщники? А я – твой верный оруженосец?

– Не уволю, не бойся.

– Значит, все в порядке?

– В порядке. Вот только не знаю, что я буду делать сегодня ночью.

– Интересный вопрос. – Она встала. – А я знаю, что я буду делать.

– Догадываюсь. Передай привет Дениз.

Каролин ушла, а я думал, не заказать ли еще ирландского кофе, или мартини, или чего-нибудь этакого, но пить, честно говоря, не хотелось. Мог бы поднять настроение старый арманьяк, такой, как у Абеля, но здесь подобных вещей не держат. Я заплатил за выпивку, добавил чаевых и вышел пройтись.

Ноги сами понесли меня на Вашингтон-сквер. Там я купил «маленькую радость», популярную новинку на рынке мороженого – нечто со сладкой замазкой снаружи и якобы с шоколадом внутри. Купил и подумал, не будет ли после него у меня сахарного похмелья, от которого страдает Каролин, но махнул рукой и съел.

Не знаю, почему я не мог усидеть на одном месте и пересаживался с одной скамейки на другую. Вокруг меня бурлила толпа: торговцы, пьяницы, наркоманы, молоденькие мамы, любовные парочки, торговцы травкой, карточные шулера. Раздвигая толпу, проносились любители бега трусцой. И дети, много детей. Я снова и снова удивлялся, откуда у них берется столько энергии.

Я почувствовал какой-то прилив сил. Видно, во мне скопилось еще больше энергии, и ее некуда было девать. Через несколько минут я встал и, пройдя мимо кучки шахматистов и болельщиков, вышел на перекресток Четвертой и улицы Магдугала. На мне был черный костюм, в руках я нес дипломат, ботинки казались ужасно широкими, к тому же специалист нашел у меня Мортонову ногу – ну и что?

Я сунул дипломат под мышку и побежал трусцой.

* * *

На этом можно было бы поставить точку, если бы через несколько дней у меня в лавке не появилась Джессика Гарланд и не принесла две книги, отрывки из которых я читал на панихиде. Она не очень интересуется этикой, сказала Джессика, может быть, я возьму себе Спинозу и Гоббса как память о ее деде?

– Надеюсь, и мне перепадет что-нибудь из его имущества, – вздохнула она. – Судя по всему, он не оставил завещания, и я не знаю, удастся ли мне доказать, что я его внучка. Конечно, у меня есть его письма, вернее, они у мамы в Англии. Но я не знаю, достаточно ли их для вступления в права наследования. В любом случае оформление займет много времени, а до тех пор я не попаду в его квартиру.

– Если вы и вступите в права наследования, в квартире до этого масса всякой публики перебывает – полиция, юристы, налоговые инспектора. Все перероют, чтобы опись составить. И, знаете, я не уверен, что все вещи Абеля принадлежат ему на законном основании. Будем только надеяться, что не все разыщут. Думаю, например, что до пачки денег в телефоне они не доберутся.

Джессика удивленно смотрела на меня. Пришлось ей объяснить, что это такое, деньги в телефоне, а заодно рассказать и о других тайниках.

– Мне такие сокровища и не снились, – огорченно сказала она. – Но боюсь, эти прекрасные вещи уплывут в чужие руки. Независимо от того, краденые они или нет.

– Вероятно, даже если Абель и сам их покупал. – В конце концов не все же придерживаются принципа не грабить мертвых. – Может быть, стоит со швейцаром договориться, по крайней мере из телефона заначку возьмете?

– Пробовала. Но в этом доме очень строгие порядки. – Она нахмурилась, на ее лицо легла тень задумчивости. – Интересно...

– Что – интересно?

– Скажите, а вы не могли бы туда пройти? Для вас это... м-м... дело привычное, правда? А я с удовольствием отдам вам половину того, что вы спасете. Чувствует мое сердце, что иначе мне ничего не достанется. Полиция, нотариус да еще плата за смерть – или у вас в Америке это называется налогом на наследство? Половина чего-то все-таки лучше, чем сто процентов от ничего. И потом, это ведь не настоящее воровство, правда?

– В этот дом почти невозможно попасть.

– Я знаю.

– Я дважды проходил внутрь, и это было до того, как многие из жильцов узнали меня в лицо и по имени. Не говоря уж о роде моих занятий.

– Да, я понимаю. – Джессика опустила голову. – Значит, вы не захотите попытаться?

– Я этого не говорю.

– Да, но если нет возможности...

– Возможность есть всегда. Вся наша жизнь состоит из возможностей. Нужна только голова на плечах и воля.

В глазах у нее засветилась надежда.

– Вы так говорите, будто клятву даете.

– Я...э-э...

– Так вы это сделаете?

Я помолчал, будто раздумывая, но кого я хотел обмануть?..

– Думаю, да. Сделаю!

Примечания

1

Милочка (нем.).

2

Единство в многообразии (лат.).

3

Великий Боже! (нем.)

4

Со взбитыми сливками (нем.).

5

Проклятой (нем.).

6

Образ действия (лат.). В данном случае – «почерк» преступника.

7

Целиком, оптом (фр.).

8

Красное и черное (фр.).


home | my bookshelf | | Взломщик, который изучал Спинозу |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу