Book: Плохая ночь для грабителей



Лоуренс Блок

Плохая ночь для грабителей

Грабитель, худощавый мужчина лет тридцати с небольшим, склонился над только что вскрытым ящиком столика, когда Арчер Требизонд проскользнул в спальню. Без единого звука, словно грабителем был он. Настоящий грабитель не услышал Требизонда, поглощенный изучением содержимого ящика, но таки почувствовал его присутствие, как в саванне антилопа чувствует близость хищника.

Смешно, конечно, сравнивать грабителя с беззащитной антилопой.

Когда грабитель поднял глаза на Арчера Требизонда, сердце его едва не выпрыгнуло из груди. Поскольку увидел он не только незнакомого мужчину, но и револьвер в его руке. Револьвер, нацеленный ему в грудь. Грабителю это очень не понравилось.

– Черт побери, – выругался он. – Дома ведь никого не было. Я звонил по телефону, потом в дверь…

– Я только что вошел, – пояснил Требизонд.

– Черная у меня полоса, – вздохнул грабитель. – И так всю неделю. Во вторник помял правое крыло, потом перевернул аквариум. Испортил ковер, остался без двух редких африканских рыбок. Не хочу даже говорить, сколько я за них заплатил.

– Не везет, – согласился Требизонд.

– А только вчера прикусил себе язык. Теперь не могу есть: прикусываю его вновь, – грабитель вытер пот со лба. – А теперь это.

– Да уж, это похуже помятых крыльев и перевернутых аквариумов.

– Разве я не понимаю? Знаете, что мне следовало сделать? Провести всю неделю в постели. Есть у меня знакомый медвежатник. Так он не выходит на дело, не посоветовавшись с астрологом. Если Юпитер не в том созвездии или Марс не ладит с Ураном, он остается дома. Нелепо, не правда ли? Но последние восемь лет он знать не знает, что такое наручники. Вы можете себе представить, медвежатник, которого за восемь лет ни разу не арестовывали!

– Меня вообще ни разу не арестовывали, – ответил Требизонд.

– Вы не преступник.

– Я бизнесмен.

Грабитель задумался, потом заговорил вновь.

– Узнаю я у него адрес астролога. Первым делом. Если только выберусь отсюда.

– Если выберетесь, – кивнул Требизонд. – Живым.

Челюсть грабителя задрожала, а Требизонд заулыбался. И грабителю показалось, что от этой улыбки черная дыра в стволе револьвера стала больше.

– Мне бы хотелось, чтобы вы направляли эту штуку куда-то еще.

– Если мне хочется кого-то пристрелить, так только вас.

– В меня стрелять незачем.

– Неужели?

– И копов вызывать не обязательно, – продолжил грабитель. – Совершенно не обязательно. Я уверен, что мы сможем обо всем договориться сами. Два цивилизованных человека вполне могут придти к цивилизованному соглашению. У меня есть деньги. Натура у меня щедрая, и я готов пожертвовать некоторую сумму вашей любимой благотворительной организации. К чему вмешивать полисменов в наши дела?

Грабитель пристально всматривался в лицо Требизонда. В прошлом его монолог всегда срабатывал, особенно, с мужчинами. Оставалось надеяться, что и этот случай не станет исключением.

– В любом случае желания пристрелить меня у вас нет, – закончил он.

– Почему же нет?

– Прежде всего из-за крови на полу. Останется пятно, знаете ли. Жена огорчится. Спросите ее, и она скажет, что стрелять в меня – не лучший выход.

– Ее нет дома. Придет она не раньше, чем через час.

– Все равно, вы должны учитывать ее мнение. И стрелять в людей запрещено законом. Не говоря о том, что это аморально.

– Закон на моей стороне, – возразил Требизонд.

– Простите?

– Вы – грабитель, – напомнил ему Требизонд. – Без разрешения проникли в мою квартиру. Нарушили неприкосновенность моего жилища. Я могу застрелить вас и меня за это только похвалят.

– Разумеется, вы можете застрелить меня, защищаясь…

– А что у вас в заднем кармане? Какая-то металлическая штука.

– Всего лишь фомка.

– Достаньте ее из кармана, – приказал Требизонд. – Давайте сюда, – он взял фомку. – Действительно. На мой взгляд, достойное орудие убийства. Я заявлю, что вы замахнулись на меня этой фомкой, а я, естественно, выстрелил, чтобы не отправиться на тот свет. И кому, по-вашему, поверит полиция?

Грабитель промолчал. Требизонд торжествующе улыбнулся, положил фомку к себе в карман. Довольно-таки увесистая, отметил он.

– Почему вы хотите меня убить?

– Может, я еще никого не убивал. Может, мне хочется узнать, каково убить человека. А может, мне понравилось убивать на войне и теперь я только и жду случая воспользоваться прежними навыками. Вот он и представился.

– Но…

– Если вы мне и нужны, то лишь для того, чтобы заменить собой мишень. Больше ни для чего. Насчет благотворительных фондов лучше забудьте. Не нужны мне ваши деньги. Оглянитесь вокруг. Денег у меня предостаточно, это же ясно, как божий день. Будь я бедняком, вы бы не полезли в мою квартиру. О какой сумме идет речь? Двести долларов?

– Пятьсот, – ответил грабитель.

– Жалкие гроши.

– Несомненно. Деньги у меня есть и дома, но для вас они тоже покажутся грошами.

– Будьте уверены, – Требизонд переложил револьвер в другую руку. – Как вы поняли, я бизнесмен. Вот если бы живым вы могли принести мне больше пользы, чем мертвым…

– Вы – бизнесмен, а я – грабитель, – грабитель просиял.

– И что?

– Я могу для вас что-нибудь украсть. Картину? Секретные документы конкурента? В своем деле я дока, хотя по нынешней ночи этого не скажешь. Я не говорю, что смогу утащить "Мону Лизу" из Лувра, но с заданием попроще справлюсь наверняка. Скажите, что вам нужно, и я продемонстрирую вам свое мастерство.

– М-м-м-м.

– Скажите что, и я это украду.

– М-м-м-м-м.

– Автомобиль, норковое манто, бриллиантовый браслет, персидский ковер, оригинал-макет, облигации на предъявителя, компроментирующие бумаги, коллекцию монет, марок, записи психоаналитика, фотографии…

– Я понял.

– Я много говорю, когда нервничаю.

– Я это заметил.

– Если бы вы могли направить эту штуковину куда-то еще…

Требизонд взглянул на револьвер. Дуло по-прежнему смотрело на грабителя.

– Нет, – в голосе Требизонда слышалась печаль. – К сожалению, все не то.

– Как это, не то?

– Во-первых, ничего из названного вами мне не нужно. Можете вы украсть женское сердце? Едва ли. И потом, с чего мне вам доверять?

– Вы можете мне довериться. Я дам вам слово.

– Именно об этом я и толкую. Мне придется поверить, что ваше слово дороже золота, а куда это нас приведет? Да никуда. Как только вы выйдете из моей квартиры, все мои преимущества теряются. Если я застрелю вас, мне придется за это отвечать. Поэтому, к сожалению…

– Нет!

Требизонд пожал плечами.

– Почему нет? Ну какая от вас польза? Разве что послужите живой мишенью. Что вы умеете, кроме как воровать, сэр?

– Могу делать номерные знаки.

– В жизни это просто необходимо.

– Я понимаю, – печально вздохнул грабитель. – И часто задумывался, почему государство обучило меня столь ненужной профессии. Заказчиков на фальшивые номерные знаки немного, поэтому чиновники установили монополию на изготовление законных номерных знаков. Что еще я умею? Могу чистить вам обувь, мыть автомобиль…

– А чем вы занимаетесь, когда не воруете?

– Да ничем. Гуляю с девушками, кормлю рыбок, если они не прыгают по моему ковру. Езжу на автомобиле. Играю в шахматы, иной раз выпиваю банку пива, готовлю себе сэндвич.

– А как у вас получается?

– Вы про сэндвич?

– Я про шахматы.

– Вроде бы неплохо.

– Я серьезно.

– Это понятно. Я не просто передвигаю пешки. Знаком с дебютами, ориентируюсь на доске. На турниры терпения у меня не хватает, но в шахматном клубе я выиграл больше партий, чем проиграл.

– Вы играете в шахматном клубе?

– Да, в том, что в центре города. Вы же понимаете, воровать семь вечеров в неделю я не могу. Кто выдержит такое напряжение?

– Тогда я знаю, для чего вы мне пригодитесь.

– Хотите научиться играть в шахматы?

– Играть я умею. Я хочу, чтобы вы поиграли со мной час, пока не вернется жена. Мне скучно, читать дома нечего, смотреть телевизор я не люблю, а найти достойного соперника, с кем можно сразиться за шахматной доской не так-то легко.

– Значит, вы оставите меня в живых, чтобы поиграть со мной в шахматы?

– Совершенно верно.

– Давайте сразу поставим точки над «i», – грабитель поймал взгляд Требизонда. – В вашем предложении нет никакого подвоха? Вы не пристрелите меня, если я проиграю?

– Разумеется, нет. Шахматы – игра благородная. Какие уж тут подвохи.

Грабитель тяжело вздохнул.

– Если б я не умел играть в шахматы, вы бы меня убили, не так ли?

– Вас, похоже, очень тревожит этот вопрос.

– Тревожит, – согласился грабитель.

Играли они в гостиной. Грабитель вытащил белый цвет и начал партию ходом королевской пешки. Играл он неплохо, но на шестнадцатом ходу ему пришлось отдать ладью за слона и вскоре он сдался.

Во второй партии грабитель играл черными и избрал сицилианскую защиту. Требизонд столкнулся с незнакомым вариантом, партия катилась к ничьей, но в эндшпиле грабителю удалось образовать проходную пешку. Когда стало ясно, что она неминуемо пройдет в ферзи, Требизонд положил короля на доску, показывая, что сдается.

– Интересная партия, – прокомментировал грабитель.

– Вы неплохо играете, – похвалил его Требизонд.

– Благодарю вас, – грабитель скромно потупился.

– Жаль только…

Требизонд не договорил и грабитель вопросительно посмотрел на него.

– Жаль только, что что мое основное занятие – воровство? Вы это хотели сказать?

– Давайте продолжил, – Требизонд ушел от ответа. – Какая разница, что я хотел сказать.

Они начали расставлять фигуры для третьей партии, когда в замок вставили ключ. Ключ повернулся, дверь открылась и Мелисса Требизонд, войдя в холл, проследовала в гостиную.

Мужчины поднялись. На лице миссис Требизонд играла улыбка.

– Ты нашел нового партнера. Я рада за тебя.

Лицо Требизонда закаменело. Из кармана он достал фомку, которая показалась ему еще более увесистой.

– Мелисса, думаю, мне нет нужды тратить время на перечисление твоих грехов. Без сомнения, ты знаешь, чем заслужила такое обращение.

Она вытаращилась на мужа, не понимая, к чему он клонит, а в следующее мгновение Арчер Требизонд огрел ее фомкой по голове. От первого удара Мелисса рухнула на колени, три последующих, а бил Требизонд со всей силы, бросили ее на пол. Требизонд же повернулся к грабителю, который застыл с округлившимися от изумления глазами.

– Вы ее убили, – выдохнул грабитель.

– Глупости, – Требизонд выхватил револьвер.

– Разве она не мертва?

– Очень на это надеюсь, – ответил Требизонд, – но я ее не убивал. Ее убили вы.

– Я вас не понимаю.

– Зато поймет полиция, – Требизонд выстрелил: пуля угодила грабителю в плечо. Второй выстрел оказался удачнее: грабитель упал на пол с пробитым сердцем.

Требизонд собрал шахматные фигурки в коробку, перевернул пару стульев, выдвинул несколько ящиков, разбросал кое-какие вещи. Ну и молодец, похвалил он себя. Для человека с богатым воображением нет ничего бесполезного. Если судьба посылает тебе лимон, ты готовишь из него лимонад.




home | my bookshelf | | Плохая ночь для грабителей |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу