Book: Прогнозист



Яроцкий Борис

Прогнозист

Борис Яроцкий

ПРОГНОЗИСТ

Роман

1

Александр Гордеевич Тюлев, лесопромышленник и вор в законе, летел в Питер встречать новый год. Соседкой по креслу оказалась удивительной красоты блондинка. Судя по внешности, ей не было ещё и тридцати, но, видимо, замужем - такие в девах долго не гуляют.

Двое дюжих телохранителей, вырученных из "Крестов", сидели сзади, делали вид, что читают журналы.

Блондинка в голубом свитере / под голубые глаза/, с перстеньком на безымянном пальце левой руки, в перстеньке поблескивал бриллиант. Тюлев прикинул: "Каратов на восемь". Муж, а может быть любовник, выложил не одну тысячу долларов.

Красотка достала из-под ног сумку, вынула вязанье. И по тому, как она ловко и аккуратно вязала, было видно, любит это занятие.

- Никак получается варежка? - спросил Александр Гордеевич, восхищаясь рукоделием.

- Да, - скромно ответила блондинка, не поднимая глаз - она была увлечена вязаньем.

- Мужу?

- Племяннице.

- Сколько же ей?

- Три годика, а я, к моему стыду, её до сих пор ещё не видела. Вот и тороплюсь с племянницей познакомиться, а заодно в семье сестренки встречу новый год.

- Новый год с мужем встречают.

- Муж - объелся груш.

"Понятно, - решил Александр Гордеевич, - разведенная." Это уже другой коленкор. К такой можно и клинья подбить. За такую конфетку в зоне приличный пахан отдаст десяток своих лучших шестерок."

А тут, на высоте девяти тысяч метров, над заснеженным Валдаем - в иллюминатор был виден предвечерний Вышний Волочок - удовольствие само шло в руки.

Сестра обещала подыскать - не в бордели, конечно, а в самом Смольном, - приличную, молодую и не очень истасканную блядуху. Но после того, как он угробил её любовника и она узнала, сколько брат заплатил за смерть Валентина Владиленовича, бывшего секретаря обкома, ставшего бизнесменом, свое обещание аннулировала. "Уголовник и на свободе остается человеком зоны", - к такому неутешительному выводу пришла сестра. С тех пор она старается реже с ним видеться. А брат тем временем шел в гору.

Как-то она зашла в канцелярию губернатора - принесла бумаги на подпись, а секретарша: - Подождите. У него сейчас один важный предприниматель.

Ждала и десять, и двадцать минут. Беседа за массивной дубовой дверью затягивалась.

- Как долго будет этот важный? - кивнула на дверь.

- Не выгонишь, - ответила секретарша. - Надежда региона. Да ты, Виолетта, садись. Уйдешь - губернатора не поймаешь.

Наконец дверь распахнулась. Губернатор не поленился проводить гостя до приемной, любезно распрощался.

Виолетта глазам своим не поверила: Сашка! Вор в законе - и такая честь!

"Вот и пусть он обращается к губернатору", - со злостью подумала сестра. Братец не сказал ей: "Познакомь с женщиной." Ну хотя бы с "бабенкой", а непременно подыщи ему блядуху.

Она и себя таковой не считала. Теперь к ней прилип бывший шофер Валентина Владиленовича. С шофером проще: он намного моложе бывшего начальника, разведенный. Правда, пьет, паскуда. Иной раз забывает, зачем приперся к одинокой женщине. Валентин Владиленович хотя и пил, но только для стимула.

Без него Виолетте было тоскливо, и она уже подумывала, как насолить брату, чтоб от него уплыли миллионы, которые наварил ему Северный бумкомбинат. А теперь он намеревается приобрести ещё один, но уже в Архангельской области. Его люди уже там, околачиваются в коридорах областной администрации, задабривают нужных чиновников.

А ещё она узнала, что он свел дружбу с братом известного олигарха, у брата олигарха деревообрабатывающий комбинат, и продукция комбината уходит за море - а это уже капают не наши отечественные, вечно усыхающие "деревянные", а "зеленые", долговечные, как знамя шариата.

Она не сомневалась: коль Сашка завел дружбу с человеком денежным, деньги окажутся у Сашки. А тот человек, у которого сейчас деньги, останется без денег и без головы. И ей уже захотелось найти этого неизвестного бедолагу, предупредить, а то и помочь, как нагадить коварному братцу.

... А братец, не ведая истинных замыслов сестры, летел в родной Питер, где его каждая собака знает, мило беседовал с неотразимой красавицей.

- Вы артистка?

- Нет. Хотя я и имею некоторое отношение к театру, но не прямое. Я модельер. Моя страсть - мужские костюмы. Конечно, я не могу соперничать с нашим зятем, он в этом деле - ас. Своего рода питерский Зайцев. Слыхали о таком?

- О Зайцеве - да.

- Ну и о нашем зяте ещё услышите. Вот на вас костюм австрийский.

- Швейцарский.

- Немного не угадала, но модель-то одна. Вам идет современный миланский, а лучше наш - московский или питерский без вкладышей. У вас же плечи богатырские, зачем подставлять вату? Так что обратитесь к нашему зятю, он сделает из вас Джемса Бонда. - И улыбнулась скромной, несколько стеснительной улыбкой: - Разумеется, по моей протекции.

- И успеет к новому году?

- Как попросите.

Уже в самолете они обменялись телефонами. Он узнал, что её звать Ядвига, Ядвига Станиславовна, а фамилия - Кинская.

- Это не ваша родственница по телеку рекламирует какое-то мыло?

Вопрос выдавал в нем заурядного, не изысканной воспитанности мужчину, но Ядвига сделала вид, что этот дурацкий кивок на какую-то Кинскую с её парижским мылом её не смутил, она мило ответила:

- Кинская моя однофамилица, в Польше их, как в Москве Сидоровых.

Александра Гордеевича уже поджидал "Мерседес" с тремя телохранителями. Одного пришлось высадить, чтоб освободить место для Ядвиги Станиславовны.

Тюлев сел с ней рядом и тут он ощутил её острые трепетные коленки.

"Такая бы мне в зоне... все паханы подохли бы от зависти", - вспомнил он прошлое.

Его, конечно, больше устраивало настоящее: вор в законе - почетно, но не всегда денежно. Иное дело - предприниматель, бизнесмен, да не какой-то там забугорный хмырь, а свой, отечественный, русский по духу и крови. За отечественным предпринимателем, как недавно сказал президент, будущее России.

В данный момент Александр Гордеевич Тюлев, по прозвищу Банкир, свое ближайшее будущее видел в этой красотке - Ядвиге Станиславовне Кинской.

Из аэропорта он её доставил к подъезду девятиэтажного дома на Обводном Канале. Там проживал её зять - владелец ателье модной одежды.

Александр Гордеевич встречал новый год в этом доме на правах почетного гостя. Зять Кинских - Олег Борисович Карпушин - в недавнем прошлом мастер-закройщик ателье военторга гарнизона "Мир". В Питер перебрался из Плесецкой / так распорядился шеф/. Был он человеком поразительной работоспособности - уже к новому году его заказчик, друг Ядвиги, предстал на новогоднем застолье в изящном модном костюме. Рубашку, галстук и туфли подбирала Ядвига - женщины лучше понимают, какая одежда и обувь идут мужчине.

Семья Карпушиных - он сам, его супруга Зося и малышка Катюшка понравилась Александру Гордеевичу уже тем, что никто из них, включая, конечно, и Ядвигу, не спросил, где гость работает, какая у него профессия и женат ли он.

Такую скромную семью он встречал впервые: никто в печенку не лез с расспросами, как будто о нем все все уже знали.

После коньяка он порывался похвалиться, что он не случайный с улицы, что он единоличный владелец известного на Северо-Западе предприятия, что оно каждую неделю приносит лично ему миллион чистого навара и что он ухитряется не платить налоги и это позволяет ему регулярно делать крупные покупки. Вот и сейчас он в Архангельской области покупает лесокомбинат и в придачу три тысячи гектаров созревшего строевого леса.

Даже его друг Ананий Денисович Лозинский, и тот не ведает, какой Клондайк он открыл и откуда у него сумасшедшие деньги, чтоб все это прибрать к рукам.

Ради этого Клондайка пришлось усмирить строптивого директора. Тот яростно сопротивлялся - противился продаже предприятия, подбивал акционеров протестовать - не позволить администрации выставить лесокомбинат на аукцион.

Директор сгинул - его труп уже плыл по Двине в направлении Белого моря. После исчезновения директора акционеры притихли, скисли: своя жизнь все-таки дороже своей акции.

Питерские ребята постарались, теперь была остановка за малым: за торгами на аукционе. Ставка вроде уже сделана: не напрасно же его люди осваивали кабинеты областной администрации.

- Новый год - пусть он принесет счастье! - провозгласила Ядвига и с нежностью взглянула на неотразимо обаятельного гостя.

"Дай-то бог!" - сказал он себе, поднимая наполненный фужер.

Впереди была чудная ночь. Для него, но не для его телохранителей. Они ютились на лестничной площадке - как будто вышли покурить.

Порывался он рассказать о своей предпринимательской деятельности уже в новом году, точнее, в первых числах января.

Солнечным морозным утром он повез Ядвигу знакомить со своей сестрой. Захватили, конечно, выпивку и закуску.

Сестра его встретила нелюбезно. Говорили они правильные, как в таком случае полагается, слова. Но Ядвига чувствовала, что Виолетта держит камень за пазухой: да, видимо, братец где-то чем-то ей досадил. И досадил крепко. А чем?

Оставив Ядвигу в комнате одну, Александр Гордеевич увел сестру на кухню, попросил, чтоб сестра на ночь уступила им спальню.

- Пожалуйста.

- Спасибо, сестренка, - и опять шепотом: - Ты поняла, какую я встретил?

- Поняла. Такую я тебе не подобрала бы. А она тебя не облапошит?

- Не обижай.

Говорили они шепотом, но у Ядвиги слух, как у музыканта. Разговор, конечно, о ней. И вопрос Виолетта задала сугубо житейский. Если брат знакомит со своей сестрой женщину, которую та видит впервые, то приходит на ум: не аферистка ли?

Но Александр Гордеевич, как он сам о себе мнил, тоже был тертый: не она к нему повесилась на шею, а он к ней прилип. Знакомство дорожное, но опять-таки инициатива исходила от него.

Застольничали долго. Саша / теперь Ядвига так его называла/ говорил о Питере, каким он его знал в детстве, как он озоровал на улице и в школе. И сестра кое-что припоминала о его "художествах". Не отмалчивалась и Ядвига. Она знала многих питерских модельеров, упомнила, что зять готовит выставку одежды предстоящего весенне-летнего сезона, пообещала презентовать Виолетте пригласительный билет.

- Вам, Саша, тоже было бы полезно посмотреть, - говорила она, по-дружески положив руку ему на колено. - Ах, да, мы же с вами москвичи. Удастся ли опять скоро побывать в Питере?

Уже ближе к полночи Александр Гордеевич предложил:

- Дорогие красавицы, не пора ли на отдых?

- Пора, - сказала Виолетта - я вам уступаю свою спальню.

- Спасибо, - поблагодарила Ядвига. - Но меня ждут мои родственники.

- А зачем телефон? - мягко напомнил Александр Гордеевич. - Телефон, телефоном... но все-таки...

Друг Саша не уговорил остаться. По дороге, уже в машине, чтоб не слышали телохранители, она тихо сказала:

- Потерпим до Москвы... А то у нас как-то стремительно. Вы мне нравитесь... Очень...

В Москве он её увез к себе на дачу. Трое суток не отвечал ни на какие звонки. Ананий Денисович попытался было с ним связаться, но секретарь, бывший журналист с уголовным прошлым, вежливо отвечал: "Хозяин болен".

Александр Гордеевич болел "любовью". Такое с ним приключилось впервые: были женщины на час, на ночь, справил нужду, облегчил свои органы - и адью, даже имена запоминать не было надобности, все равно блядухи врали.

А тут... Тут что-то в груди екнуло...

Только на четвертые сутки с такой неохотой он отпустил свою голубоглазую подругу: за прогул её могли уволить с работы - так она объяснила необходимость отлучки. И он с ней согласился. Да и ему пора было вспомнить о своих обязанностях.

А на Новом Арбате в офисе фирмы "Лозанд" Ананий Денисович Лозинский заслушивал доклад товарища полковника - Ивана Ивановича Мишина, бывшего кэгэбиста, ведавшего в этой фирме вопросами разведки и контрразведки.

- Агент внедрен, - говорил товарищ полковник. - Так что теперь у вашего друга любовная горячка.

- Агент надежный?

- Молодая красивая женщина надежней любого академика.

- Вы ей задачу поставили, что нам нужно от Банкира?

- Так точно.

- Держите меня в курсе... - Есть.

2

Фидель Михайлович Рубан, аналитик фирмы "Лозанд", мечтал встретить новый год в Приосколье - с отцом и сыном. Оттуда, из Приосколья, отец писал не часто, но регулярно. Хвалился успехами внука. Дед огорчался, что мальчик, в отличие от его родителя, учился не на круглые пятерки, но преуспевал по-английскому. У них с первого класса иностранный - английский и почему-то турецкий. Наверное, потому что турки строили за городом хранилище по утилизации радиоактивных отходов / проект инвестировала Германия/.

Турки в качестве безвозмездного дара обязались построить школу, но только чтобы в ней уже с первого класса преподавали турецкий. Мэрия согласилась - хоть что-то на ниве образования да будет построено. А пока как задаток для турков - в некоторых школах города ввели турецкий, преподавателями стали контрактники-турки, многие свои педагоги оказались без работы.

Олежка к турецкому был равнодушен, хотя некоторые слова запоминал легко, да и как не запомнить, если слово "дурак" по-турецки означает "остановка", "стакан" - "характер", а "характер" если произнести по-турецки в русском звучании при девочках даже не произнесешь. Не язык, а шифрограмма. Что-то похожее у ворья: "кусок" - "тысяча рублей", "писка" "бритва".

Фидель Михайлович уже предвкушал радость встречи, как вдруг телеграмма: "Пропал Олежка. Подозреваю, выкрали. Отец".

Еще недавно с отцом можно было поговорить по телефону, но так как отцу несколько месяцев не приносили пенсию, и он вовремя не внес плату за телефон - его лишили этого вида связи. Поэтому отец писал сыну письма, а письма до Москвы теперь идут в десять раз медленней, чем десять лет назад. Но телеграммы пока ещё разносят.

Эту бросили в почтовый ящик утром, Фидель Михайлович распечатал её только вечером, когда вернулся с работы.

Прочел - ужаснулся. Куда бежать на ночь глядя? Первое, что пришло в голову: дозвониться до Аркадия Семеновича Герчика, профессора-психиатра, работавшего у Лозинского семейным врачом.

Дозвонился. Трубку взяла Клара, дочь профессора, бархатным голоском отозвалась:

- Это вы, Фидель Михайлович? Что случилось?

- Папа дома? - У шефа. - Шеф опять болен? - Как всегда.

- А как до папы дозвониться?

- Никак. Успокоит шефа и приедет.

- А когда?

- 0б этом сам господь бог не ведает... Так что случилось?

- Олежка пропал. Сын.

- Выкрали?

- И ты о том же...

- Фидель Михайлович, не вам объяснять: коль исчез, значит, выкрали. А коль выкрали, надо искать или в Чечне или же за бугром, в тех же Соединенных Штатах...

Клара говорила приятным, ровным голоском, еще, видимо, не осознавая, как это страшно, когда у тебя крадут ребенка.

"В Соединенных Штатах... Стоп! Да в Штатах же моя бывшая!" - вдруг вспомнил он о её существовании. Но Паша нигде ни словом, ни полусловом о том, что сын с ней будет в Америке. Наоборот, она просила - дескать, так удобно будет всем, - Олежку Фидель увезет к деду. Дед живет один, вдовец, внук - его отрада.

А ровно год спустя - у деда нет внука, у отца - единственного сына.

В памяти Фидель Михайлович перебирал общих с Пашей московских знакомых. Стал названивать: не появилась ли в Москве Паша Рубан?

И вдруг - о везение! Бывшая сокурсница по университету, восемь лет назад блестяще защитившая кандидатскую диссертацию о взаимосвязи вещества и поля, а ныне валютная проститутка, видела Пашу в гостинице "Националь" с каким-то высоким плосколицым американцем.

За точность бывшая сокурсница не ручалась - вроде Паша, а вроде и нет, - так как была под градусом. Но Фидель Михайлович, зная приметы её нового мужа, сказал себе: она!

С великим трудом дождался утра следующего дня. Утром позвонил Аркадию Семеновичу, Клара заспанно ответила:

- Папа дома не ночевал.

Не ночевал, значит, был при шефе. У шефа, видимо, тяжелый приступ. Как потом Фидель Михайлович узнал, терзаясь мучениями, куда мог исчезнуть его сын, шеф всю ночь бредил манией вседозволенности: сначала плакал, что он любит президента, потом уговаривал врача, уговаривал свою жену Дарьяну Манукяновну и её подругу Тоню / для сотрудников на Антонина Леонидовна, неприступная, как фанатичная монахиня/, чтоб они признали его, Анания Денисовича, президентом России.

С шефом безоговорочно соглашался только врач - он был лицо зависимое от шефа, шеф был его работодателем: кто платит, того и славят.

Дарьяна Манукяновна исступленно твердила: "Придуривается, идиот".

Антонина Леонидовна, обращаясь к шефу, была мягче: "Аничка, золотко мое, давай уснем".

"Только не с тобой", - отвечал шеф, прижимая к ладони левой руки большой и указательный пальцы, как бы показывая, что у него тоже, как и у всенародно избранного, рука трехпалая. Водя левой рукой перед глазами присутствующих, твердил, как заклинание: "Не с тобой, не с тобой..." У него даже голос менялся - становился хриплым, как у неизлечимого пропойцы. По хрипоте, по минутным паузам между словами в нем угадывался действующий президент.

Портила впечатление Дарьяна Манукяновна: "Возомнил себя, рыжий, хрен знает кем".



На жену он не обижался, потому что она - жена. Все остальные ему поддакивали, потому что у шефа капитала на многие миллионы долларов и брат в правительстве.

Утром следующего дня после получения страшной телеграммы Фидель Михайлович обратился за помощью к товарищу полковнику - он старый разведчик на ловле интересующих власть субъектов съел не одну собаку.

- Узнаю, - сказал тот обыденно просто, коротко взглянув на постаревшее за ночь лицо своего сотрудника. - Установлю, проживает ли ваша бывшая супруга - как её, Прасковья Федоровна Рубан? - в гостинице "Националь".

- У нее, по всей вероятности, фамилия уже другая, - подсказал несчастный отец.

- Ну и что? - не удивился товарищ полковник. - Сколько б раз человек не менял фамилию, а коль он вернулся в Россию, мы ему припомним его первую, а если пригласим кое-куда, то и спросим, зачем он это сделал.

- Пашу спрашивать не надо, она дура, - заступился за свою бывшую супругу Фидель Михайлович.

Товарищ полковник удрученно покачал облысевшей головой: дескать, наивная простота - именно чаще всего женами-дурами и делается большая политика, не обязательно государственная, финансовая - тоже.

- Вам следует поближе познакомиться с Антониной Леонидовной, неожиданно предложил товарищ полковник. - И тогда вы поймете, как умны женщины, хотя их бывшие мужья тоже называли их дурами. Да-да, не ухмыляйтесь.

А Фидель Михайлович вовсе и не ухмылялся. Это была не ухмылка, а нервный тик. Он вполне серьезно, с надеждой обращался к человеку, который мог выйти на след исчезнувшего ребенка, а этот человек в такой неподходящий момент говорит бог знает о чем. Он, умный и хитрый, умней и хитрей дюжины матерых волков, предлагает сойтись с какой-то женщиной. Хотя... она вовсе не какая-то, а секретарь самого шефа. Красотой она, конечно, не блещет, уже в годах, но не старая, и, как утверждает товарищ полковник / а в людях он не ошибается/, ума у неё - палата. Ну и что?

Разве мало сейчас людей умных и в то же время глупых? Больше всего глупят умные, потому что деятельные натуры. Посредственности отсиживаются в укромных норках, присматриваются к событиям, помалкивают, идут за умными, когда те уже побежали и у тех уже что-то получилось.

Весь следующий день Фидель Михайлович не находил себе места, а товарищ полковник сидел в своем кабинете-сейфе, никуда не отлучался. А мог бы посетить гостиницу "Националь" - там у него своя ещё с доперестроечных лет агентура.

Ничем не мог помочь и Аркадий Семенович. Он сокрушался, но по существу дела молчал, и вообще в последний месяц что-то заставляло его молчать. Но Фидель Михайлович чувствовал, здесь была какая-то загадка - намечалась какая-то крупная игра, и не связана ли она с его выкраденным сыном?

На четвертые сутки товарищ полковник пригласил к себе Фиделя Михайловича, не глядя в глаза, сказал:

- Ваша бывшая супруга, она теперь Полин Маккин, была в Москве. Вашего сына она увезла в Америку,

"Бог мой! - побледнел Фидель Михайлович. - Для моего отца это смерть!" Стараясь выглядеть спокойным, спросил:

- Как же его вернуть? Если он там останется, он уже не будет русским.

- Почему же?

- Нет, не будет! Он вырастет, если станет летчиком, будет бомбить Ирак, а может, и Россию. Война-то с Америкой впереди. Я уже рассчитал...

- Не горячитесь. Ваши расчеты...

- Мои расчеты - это научно обоснованный прогноз! Вероятность восемьдесят процентов...

- Вот видите! Остается двадцать. И прогноз ваш долговременный. Меня к этому времени уже сожгут в крематории, а вы уйдете на пенсию.

- А сын? Мой сын! Что будет с ним?

- Он же при матери... - Я его выкраду, - твердо пообещал Фидель Михаилович.

Товарищ полковник промолчал. Он знал: Америка - не Россия. Там детей выкрадывают не мастерством и смелостью, а деньгами, притом, очень большими.

3

"Как же она посмела? Не пощадила мое сердце?" - спрашивал отец в ответном письме.

Ответил он не сразу на письмо сына, а уже когда вернулся из больницы. Врачи не надеялись, что после такого потрясения учитель выживет - был обширный инфаркт.

Спасибо, конечно, московской бригаде врачей. В Приосколье Аркадий Семенович направил своих друзей, в том числе профессора - специалиста по болезням сердца.

У местных врачей диву не было предела: прислать целую бригаду с новейшей аппаратурой, о которой в Приосколье даже не слышали - кто-то так щедро швырнулся деньгами.

Недавно с подобным приступом доставили бизнесмена - человека денежного и в Просколье авторитетного - врачи бились трое суток, но спасти не смогли. А пригласить из Москвы светил не рискнули - это обошлось бы слишком дорого.

Вот и закопали бизнесмена: был - нет. Как посредник он три шкуры драл с потребителей - не выдержало сердце, в сорок лет сошел в могилу.

Учителя жалели, уважали и любили. Сочувствовали его горю, знали, как все это произошло.

Мальчик шел со школы домой. У школьных ворот стояла булыжного цвета "Волга". Из машины выскочил высокий рыжий крепко скроенный крепыш, спросил: "Ты - Олег?" Мальчик ответил: да, он - Олег. Тогда крепыш: "А к тебе приехал папа. Я - за тобой". Мальчик сел в машину. С тех пор его никто не видел.

В международном аэропорту Шереметьево дали Фиделю Михайловичу справку, что мальчик Олег Рубан, в билетах нигде не зафиксирован. А вот на российско-финской границе женщина предъявила на мальчика документ, что это её сын. Мальчик был на неё похож.

Пограничник, проверявший паспорта, фальши не обнаружил. А она была международный паспорт с фотографией матери и сына был поддельным. Товарищ полковник узнал об этом, когда уже Полин Маккин покинула пределы России, увозя с собой мальчика. В похищении Олега участвовал её муж, бывший морской пехотинец Майкл Маккин. От этой информации Фиделю Михайловичу стало не легче.

Так с горького события для него начался новый год. А сама встреча его произошла своеобразно, с непредвиденным гостем.

Герчики, особенно Клара, настаивали встретить Новый год у них, но он своим грустным видом решил не портить им веселья, остался дома в своей "хрущевке".

У него были припасены бутылка коньяка и шампанское. Коньяк он берег обычно для профессора Белого, своего бывшего начальника по лаборатории прогноза. Тот регулярно посещал своих подчиненных, и те его поили, пока он не сползет под стол. Заваливался он, уже подвыпивший, и к Фиделю Михайловичу, и тому ничего не оставалось, как обильной выпивкой благодарить за выбитую для него квартиру. Сколько было выпито коньяков, а профессору Белому все было мало. Фидель Михайлович поил благодетеля, порой отказывая себе в самом необходимом.

Но, что было, то было. Остались воспоминания.

Этот предновогодний вечер тянулся томительно долго. Не с кем было перекинуться даже словом. Он ждал, чтоб под бой курантов откупорить шампанское, мысленно пожелать сыну если не счастья, то достойной жизни в ненавистных для русского человека Соединенных Штатах.

Но задуманное одиночество не получилось.

В десятом часу вечера, когда во всех квартирах внуковской пятиэтажки горели новогодние елочные огни, у двери раздался звонок.

Кто-то нагрянул без предупреждения. "Не профессор ли Белый по старой памяти?"

Фидель Михайлович распахнул дверь. Этим "кто-то" была... Антонина Леонидовна, секретарь могущественного шефа и подруга не менее могущественной женщины - Дарьяны Манукяновны.

Сотрудники фирмы "Лозанд" осторожно шутили:"Ананий Денисович - правая рука Дарьяны Манукяновны, а левая нога - Антонина Леонидовна: что левая нога захочет, то сделает правая рука".

Тридцатипятилетняя Антонина Леонидовна из-за смуглой кожи и черных, блестящих, как китайская тушь, волос выглядела на все сорок. Крупная, несколько полновата для своих лет, она была похожа на многодетную мать, хотя детей у неё никогда не было. Но был муж, курд, товарищ её отца. Муж был на двадцать лет старше, в России появлялся редко, а значит, и редко видел свою жену - пропадал где-то в Курдистане. Ему было не до семейной жизни - он воевал.

За десять лет разлуки она забыла, как выглядит муж. У них уже были бы взрослые дети. Но когда она смотрела на детей своей подруги - на Сузика и Гаяне, - таких детей она не хотела, говорила себе: "Лучше не иметь никаких, чем безалаберных".

Вот уже четыре месяца она присматривается к бородатому очкарику аналитику. Судя по отзывам / шефа и товарища полковника/, в лице аналитика фирма приобрела редчайший самородок.

Сдержанней себя вел человек, нашедший этот самородок. Аркадий Семенович Герчик о нем никак не отзывался, давая понять, что его дело найти - не больше.

Аркадий Семенович может провести кого угодно, но не Антонину Леонидовну. Этот хитрый лис, замечала она, не случайно избрал себе стезю психиатра. Просто так, ради праздного интереса, он даже пальцем не пошевелит, а тут вдруг предложил на ответственейший участок никому не известного математика, и шеф без колебаний принял это предложение. Ее несколько обидело, что с ней не посоветовались. Аркадий Семенович мог бы сразу сказать, что это сын его учителя, а учитель в свое время сделал услугу сыну осужденного за аварию инженера, то есть ему, выпускнику средней школы Герчику.

Фидель Михайлович оказался воистину золотым самородком. В свое время величайший самородок России Дмитрий Иванович Менделеев составил периодическую систему элементов, и с тех пор даже каждый любознательный школьник четко представляет себе строение любого вещества.

Аналитик Рубан составил таблицу, которая дает четкое представление о том, как перетекают теневые капиталы, минуя налоговые службы. Они, эти капиталы, как ртуть на ладони, - текут, дробятся, соединяются, а рукой не поймаешь - рукой налоговика. Но рука руке рознь. Все эти капиталы имеют тенденцию сосредотачиваться в одних руках и... уплывать в зарубежные банки.

Эту рубановскую таблицу - таблицу перетекания теневых капиталов Антонина Леонидовна изучала как экономист. Поняла: если кто и нужен аналитику, там это она - женщина со связями, по хитрости и уму не уступающая профессору Герчику.

В этот вечер она впервые увидела бородатого очкарика без очков. Сделала для себя открытие: а глаза-то у него серые, как горный хрусталь.

В его глазах она в одно мгновение прочла и растерянность, и страх, и скрытую радость.

- С наступающим, Фидель Михайлович!

- Антонина... Леонидовна?!

- Называйте меня просто: Тоня. Договорились?

- Вы меня, Антонина Леонидовна... Тоня... извините. В квартире не убрано.

- А мы сейчас уберем. Проводим старый год и встретим новый. Вы - один и я - одна. Подумала: "А почему бы нам не объединить усилия?"

- Да... конечно... верно.

- А коль верно - принимайте гостью.

Она уже вошла в прихожую. Поставила у вешалки огромную сумку. Сняла норковую шубку, вложила в руки все ещё растерянного хозяина. С норковой шапки стряхнула снег, кинула шапку на вешалку, принялась снимать сапожки. Тесные сапожки не хотели покидать крупную женскую ножку.

- Давайте я помогу?

- Давай.

Он снял сапожки, поставил под вешалку. Поискал тапочки, но не нашел. Не беспокойся, я захватила.

В огромной болоньевой сумке нашлись и тапочки, и фартук, и даже полотенце, не говоря уже о выпивке и закуске.

- Вы автобусом?

Она усмехнулась - у рта морщинки.

- Разве мы не зарабатываем или мало кому должны?

- И как вы решились?

- Вы не рады? Ты не рад?

- Рад.

- Я тоже не сразу решилась. А сегодня дай, думаю, была - не была. В такую ночь за порог не выставит.

- Что вы?.. Я сейчас очки... Где они запропастились?

Она опять на "вы":

- Вы же не за компьютером... Давайте сразу по фужеру шампанского. Чтоб легче переходить на "ты".

Из сумки она достала бутылку "Советского".

- Открывайте.

Он открыл. Но неловко, половина содержимого оказалась на столе и отчасти на гостье, окропив её бархатное платье цвета миндаля. Платье ей очень шло, и она это знала.

За приготовлением стола, за разговором время словно побежало и быстро приблизилось к полночи.

Фидель Михайлович переоделся: по случаю распечатал новую в голубую полоску рубашку, по привычке завязал было галстук, но гостья посоветовала галстук снять - ведь они дома, в семейной обстановке на семейном празднике.

Он ожидал уже услышать от этой неприступной женщины традиционный тост с пожеланием добра и счастья в новом году. Но она сказала то, что в мыслях неотступно держал Фидель Михайлович:

- За возвращение Олежки.

Это были её первые слова за новогодним столом, и сказала она искренне и нежно, как будто этот мальчик был их общим ребенком.

По интонации голоса он уловил, что эти слова были сказаны действительно искренне, как может говорить женщина, которой нравится мужчина, от этих слов его сердце дрогнуло.

- За такой тост разрешите я вас... я тебя поцелую?

- Давно жду....

Это была их ночь, первая в наступившем новом году, лично для него первая супружеская после размолвки с Пашей.

- А ты что... так ни с кем и...

Она сразу же почувствовала, как он истосковался по женскому телу. А вот его душу так и не ощутила: в какой ларец он её запрятал? Тешила себя: не все сразу. Да и она... Не настои товарищ полковник, не рискнула бы заявиться в холостяцкую квартиру да ещё под новый год.

В эту ночь её ждало изысканное общество "новых русских" с купленными знаменитыми народными артистами. Но она, как настоял товарищ полковник/ да она, собственно, и не возражала/ избрала общество одинокого уже не нищего, но ещё и небогатого тридцатипятилетнего мужчинны.

И хотя у товарища полковника был свой замысел, согласованный с шефом, она восприняла его поручение как порыв своей души. Инициатива, конечно, исходила от её подруги - Дарьяны Манукяновны, в этом она не сомневалась. Дарьяна Манукяновна, разборчивая в знакомствах, внушила мужу, что пора уже аналитика привлекать к серьезной работе на благо фирмы "Лозанд". Готовить его будет Антонина Леонидовна.

О видах на Фиделя Михайловича знал и Аркадий Семенович: он догадывался, что замыслила Дарьяна Манукяновна. Пока его молодой друг со своими прямыми обязанностями справляется блестяще. По отдельным фирмам, когда товарищ полковник предоставлял ему агентурные данные, он цифровыми выкладками показывал, какая фирма, точнее, какой предприниматель, где и как будет приращивать свой капитал, а какой в ближайшей перспективе разорится. Аналитик верно улавливал тенденцию, а она, как известно, и есть стержень всякого прогноза.

И еще. Его таблица перетекания теневых капиталов. Это явилось своего рода "ноу-хау". Но об этой таблице нигде, кроме как в общении с шефом и товарищем полковником, - нельзя было даже заикаться.

Товарищ полковник строго-настрого предупредил аналитика о своем изобретении каменно молчать, как молчит разведчик, что он пользуется шифром противника. Где-либо одно лишнее слово - и борода вместе с головой исчезнет в пламени топки. Он не стращал - просто предупредил.

Не без помощи товарища полковника Антонина Леонидовна оценила прозорливость аналитика и сейчас она готовила уже своего любовника к необычной для него миссии - к миссии владельца крупной недвижимости.

4

Под Москвой на даче Александра Гордеевича Тюлева произошла небольшая разборка. Большая - обычно с выстрелами и трупами. До выстрелов дело не дошло.

Предотвратила их Ядвига Станиславовна Кинская, гостившая в это время у своего друга.

А было так.

Тихим морозным вечером 23 февраля к даче Тюлева подкатили три "Мерседеса". Из каждого вышли по одному, все трое - средних лет парни, плечистые, упитанные, квадратнолицые. Одеты по-разному, но как будто из одного инкубатора.

Остальные пассажиры - а их там было по два в каждой машине - остались в салонах за тонироваными стеклами.

Этих, оставшихся в "Мерседесах", охрана дачи сразу же взяла на прицел.

Трое по расчищенной от снега дорожке подошли к калитке. Кто-то из них нажал кнопу домофона.

- Мы к Банкиру. - Назовите себя, - ответил домофон.

Трое себя назвали. Щелкнул замок - дверь открылась. Время уже было позднее - десятый час вечера, диктор заканчивал читать новости. На телеэкране мелькали кадры чеченского разбоя, когда все трое пожаловали в зал.

Здесь их встретил сам хозяин. По обстановке чувствовалось, что он не один. В камине полыхали черные брикеты прессованного топлива, купленного во Франции.

В зале - ничего лишнего. Перед камином продолговатый столик и четыре глубоких кожаных кресла, будто специально приготовленные к приходу неожиданных гостей.

Этих неожиданных, нежелательных гостей Александр Гордеевич ждал уже две недели. Ждал и побаивался. Всех троих он прекрасно знал по зонам. Все трое, как и он, - воры в законе, и то же, как и он, члены регионального политбюро - высшей воровской инстанции. Они олицетворяли собой все ветви воровской власти: только политбюро имеет право возвышать и низвергать вплоть до отсечения головы. Оно же, политбюро, вырабатывает политику криминального мира, рекомендует к избранию своих людей во все уровни государственной власти, включая Госдуму.

А главное, что дает могущество, у политбюро свой, региональный общак общая касса, которую пополняют все, кто ворует и грабит. Но только члены политбюро решают, на какие нужды, в какой коммерческий банк переводится наличность, естественно, под соответствующий процент годовых. А проценты это миллионы и миллионы рублей, гривней, "зайчиков", литов - всего, что наплодили эсэнгешные умельцы, а за бугром - это доллары, марки, франки, фунты.



Ценность общака в том, что ему не препятствие государственные границы - возня только с обменом. Тут казначеи строго придерживаются курса.

Александр Гордеевич - Банкир, - будучи главным казначеем общака и став благодаря Валентину Владиленовичу / да будет ему земля пухом!/ предпринимателем, без согласия политбюро рискнул запустить руку в общак. Первый раз ему это простили.

Сейчас намеревался это сделать вторично. Тогда, в первый раз, он изъял из коммерческого банка миллион долларов общаковских денег, члены политбюро сделали вид, что сумма незначительная, а Северный бумкомбинат был на грани остановки - подвели потребители, за реализованный лес своевременно не перечислили деньги, задержали зарплату рабочим, и профсоюз пригрозил забастовкой.

Это для государства остановка одного предприятия - комариный укус, а для частника - потеря прибыли, а то и крах. Никто так не опасен для работодателя, как сами рабочие. Они - первый и главный враг большого бизнеса.

Тюлев благодаря своему бумкомбинату стоял в ранге крупного лесопромышленника. Враги у него были всякие и он их убирал с дороги руками надежных наемников. Кто попадался - он их выручал, и потому киллеры легко шли с ним на сделку.

А рабочего не уберешь, он - масса. А массу, если работодатель хочет процветать, можно только задобрить.

Миллионом он задобрил - спас предприятие от краха, но лично себя поставил под удар.

Вчетвером они уселись в кресла. Стали держать совет. Первым заговорил самый старший среди них - сорокалетний блондин по прозвищу Мамай:

- Мы тебе, Банкир, доверили свои деньги.

- Допустим, - неопределенно согласился Тюлев. - А ты их куда?

- На дело.

- На чье?

- На наше.

- На твое.

- На наше общее, - уточнил Тюлев, прищуренными глазами зорко следя за каждым. Он знал, под пиджаками у них стволы.

Свои, в случае чего, успеют лишь выскочить из укрытия - а таких было двое, но при всех вариантах первая пуля достанется хозяину дачи.

Так что инициатива со стрельбой не должна принадлежать ни хозяину дачи, ни гостям - в любом случае это будет самоубийство.

А жить хотелось всем, притом, с максимальной роскошью.

Александр Гордеевич слушал претензии, но атмосферу не накалял.

- Ты снял со счета четыре миллиона, - напомнил младший среди гостей, по говору - кавказец, по виду - абхазец.

"Кто же меня заложил? - терялся в догадке Александр Гордеевич. - Он понимал, если деньги возвращать, уплывет Поморский деревообрабатывающий комбинат. Аукцион уже в середине марта. За двадцать дней четыре с половиной миллиона долларов не раздобыть даже под грабительский процент.

Очистить по старой привычке присмотренный банк, но большая наличность скапливаются разве что в столичных банках. Традиционное ограбление отпадало. Да и реноме у Тюлева уже не то - был налетчик, теперь он честный российский предприниматель.

"Кто же?.."

Ответа не находил, заложить мог только свой, из ближайшего окружения.

А в Архангельске все уже на мази. Кому нужно было на лапу - дали. Расходы немалые.

Если принудят вернуть взятое в банк, то взятку никак не вернуть. У взяточника, как у попа, - не бывает сдачи.

- Четыре миллиона плывут в Швейцарию, - сказал Тюлев. - Они уже в пути. Вклад в банке вам знаком.

- На чье имя?

- На мое.

- А нас ты спросил?

- Вас ещё надо было найти. А время поджимало.

- Но почему на твое? - угрюмо спросил третий, угрожающе глядя из-под шляпы, /никто из них не раздевался./ Этот, третий, был самый опасный. Тюлев помнил, что кличка у него Ярочка. Но этот Ярочка участвовал в нескольких разборках, оставил после себя восемь трупов.

Тюлеву не хотелось быть девятым, и он дипломатично изрек:

- Вы мне доверили, и я сделаю все, чтоб наши деньги работали.

- На тебя? - буркнул Ярочка.

- И на меня.

- Банкир, криво шутишь, - все так же угрожающе напомнил Ярочка. Гляди, секир башка...

- Мы ужо пужатые, - по-тюремному выговорил Тюлев. - Я на политбюро за каждый истраченный доллар...

- На что? - опять перебил его Ярочка.

- На дело.

- Темнишь, Банкир. Вякай сюда: что замыслил?

Сказать прямо, что он покупает крупное промышленное предприятие, такое сказать он не мог даже под пыткой.

А члены политбюро требовали ясности, а будет хитрить, изворачиваться, они втроем, по кодексу, обладали правом ликвидировать четвертого. Потому и нагрянули получить вразумительный ответ: деньги общие - значит, и навар общий. А скольким надо помочь, которые в зоне? А тем, которые вышли на волю? Особенно только что. Потом, когда улыбнется им удача, валюта от них опять потечет ручейком, наполня общак, как малые и большие реки наполняют озеро. И так будет до тех пор, пока не исчезнут очень богатые и очень бедные.

Босам из политбюро дружить с богатыми, - плавать в одном аквариуме с крупными рыбами. Крупной рыбе без мелкой - не выжить.Чтоб жировала рыба крупная, мелкой нужно так много! Вот килька - рыбка маленькая, а её грузят бочками. Чем беднее страна, тем крепче общак. Это - закон. А закону, как известно, подчиняются и воры и те, кто над ворами.

Александр Гордеевич Тюлев закон не посмеет нарушить. Не нарушат и те, кто в этот праздничный поздний вечер нанес ему рабочий визит.

- Вы настаиваете, чтоб я деньги вернул из Швейцарии?

- Да! - крикнул взбешенный Ярочка. Его рука уже чуть было не нырнула в карман меховой куртки.

И в этот момент на пороге холла вся сверкающая в золотистом платье - в тон цветущего подсолнуха - возникла, именно возникла, с фужерами на подносе Ядвига Станиславовна.

- Что не поделили, мальчики?

- Ядя! - у Ярочки от удивления отвалилась челюсть. - Ты... работник мэрии... и у этого...

- Не у этого, Ярочка, а у самого Александра Гордеевича Тюлева.

Она изящно поставила на столик поднос. Заметив недоуменные взгляды, спросила:

- Который фужер мне прикажете?

- Верим, не отравленные.

Она взяла фужер из рук Ярочки.

- За позднюю встречу.

Выпили. Закуски не было. Да и кто после вина закусывает?

- Вы жаждете из худосочных рук демократов забрать власть, - произнесла она доверительным тоном, как будто вступительной речью предваряла демонстрацию мод наступающего сезона. - А знаете ли вы, во что это вам обойдется? Вот ты, к примеру, Ярочка, знаешь?

- Ладно, не зырь на меня, - огрызнулся он.

- И вы придете к власти, - продолжала она наставительно. - Придете, когда ваши в Думе будут в большинстве, а потом - в губерниях, а потом - в правительстве. Я уже не говорю об окружении президента. Это обойдется вам в миллиарды и миллиарды долларов. А миллиарды у вас появятся, когда вы, самые авторитетные в зоне, станете самыми авторитетными в бизнесе.

- А что твой Банкир - уже самый авторитетный в бизнесе? Уже преуспел? - подал голос Мамай.

- Преуспеет. Но сначала ему надо помочь, - говорила она, как бы подчеркивая особенности моды нового сезона.

- Чем? - опять выкрикнул Ярочка.

Остальные двое молчали, слушали не шлюху из какой-то малины, а женщину из мэрии, с которой сам мэр улыбчиво ручкается.

- Общаком, - сказала она мягко. - Деньги не лежат, а крутятся. В этом их главное достоинство. А он, - показала на Тюлева, - в отличие от вас, заставляет их крутиться. Не разматываются, а наматываются... На сколько вырос ваш общак, ну хотя бы за прошлый год?

Она, конечно, и сама не знала, но желала знать, потому что этого желали другие, те, кто её сюда послал.

Как всякая талантливая аферистка, она блистала не только внешностью. Она уловила момент, когда об этом нужно было спросить Банкира.

- Саша, назови им сумму.

- Двести сорок миллионов, - назвал он.

- Вы слышали?

Гости оживленно зашевелились. Мамай опять разомкнул уста:

- А что - она права. - Это для всех и Тюлеву: - Банкир, мы тебе позволим пробраться на верхотуру. Допустим, позволим. Но ты же нас тогда к ногтю?

Ярочка с наигранным восторгом:

- Ну, Мамай! Ты - как президент. Тот ещё у власти, а уже клянчит гарантии.

- Я не клянчу. - Мамай посуровел. - Я хочу, чтобы все без тумана... Хочу ясности.

- Вот она... - Порожним фужером Ярочка показал на Кинскую. - Она показала, как идти во власть.

Гости уже шумели. Сам хозяин сдержанно молчал. Он был в восторге от Ядвиги: как артистично она вошла в роль строгой и неотразимой хозяйки. Она, оказывается, умела повелевать. Так, пожалуй, и он бы не сумел.

- А теперь, - скомандовала она, - марш по своим "Мерседесам". Вы нам испортили такой праздник!..

- Какой-такой? - уже с порога оглянулся Ярочка, натянув до бровей черную фетровую шляпу. - День Советской Армии.

Кто-то, кажется, Мамай, хмыкнул: - Я в этой армии из губы не вылазил.

Незваные гости покинули дом. Было слышно, как машины с ревом разворачивались в рыхлом снегу. Красные огни исчезли в направлении Москвы.

- Все! Спектакль закончен, - произнесла Ядвига Станиславовна и сердито посмотрела на Тюлева: - Ты, оказывается, скрытничаешь. Водишь дружбу с мокрушниками.

- А ты? - огрызнулся он.

- Я этого Ярочку выручала из "Матросской тишины".

- За взятку?

- За взятку, - призналась. - А кто из нас, чиновников, не берет?

- А если бы попалась?

- В мэрии не попадаются.

- Ну да?

- Да, да. А ты со своими четырьмя миллионами попадешься. Зачем было трекать этим тупорылым: "Отправил в Швейцарию"? В какую Швейцарию? Пол-Питера знает, что твои деньги улетели в Архангельск.

- Нет, Ядя, я их поездом... И то уедут не сейчас и не со мной, а с бывшим главбухом комбината. Днями он выходит из "Крестов". Я ему скостил срок. Как говорят, за примерное поведение.

Для Ядвиги Станиславовны это была новость. Но могла быть и уловка - на проверку её, очередной любовницы Тюлева. И тем не менее...

- Саша, это меня вовсе не интересует. Главное, что ты живешь и здравствуешь, набираешь в России вес...

Александр Гордеевич заключил свою любовницу в крепкие объятия.

- Сегодня ты меня так здорово выручила...

- Не я, Саша, - ответила, освободившись от мужских тисков. - Мое положение. Как модельера меня мало кто знает. А вот как чиновника...

- Представь себе, я не знал, что ты в мэрии. И чем же занимаешься?

- Шью... А теперь - бай-бай. Мне утром ровно в восемь быть на службе.

- Я отвезу.

- Не надо. Я сама...

Ровно в восемь утра на квартире Антонины Леонидовны Малахут она докладывала товарищу полковнику...

5

Братья - Януарий и Ананий - жили почти по соседству - на Рублевском шоссе, а встречались редко, обычно только по делу. Избегали телефонных разговоров, зная, что все прослушивается, и каждое слово олигарха / имеется в виду Януария Денисовича/ фиксируется на магнитофонной ленте.

Олигарх - всесильный как бог: он может намекнуть президенту, что генерал, отвечающий за правительственную связь, не справляется со своими обязанностями - и через час этого генерала на этой должности уже не будет.

Людей ломать они умели, а вот систему за все десять лет, будучи у руля государственной машины, сломать не смогли: как тогда записывали, так и теперь записывают, с той лишь разницей, что тогда записывали членов Политбюро, теперь - олигархов. И кто записывает! Какой-нибудь облысевший не имеющий власти голубопогонный капитанишка. Эти люди-невидимки, прослушивая телефонные разговоры суперэлиты, знали об этой элите все, даже то, кто из них страдает половым бессилием и кто из их многочисленной челяди обслуживает их жен.

Власть поменяется, и все будет, конечно, обнародовано. Как сейчас знают все о вождях двадцатых, тридцатых, сороковых, пятидесятых до восьмидесятых годов. Со временем благодаря этим невидимкам трезвые люди узнают и ужаснутся: как это так, при Сталине в тюрьмах было меньше, а сейчас больше? Значит, кто-то кому-то сильнее мешает. А кому?

Знают олигархи. Силовыми структурами они оберегают свои капиталы, пакостят - опять-таки силовыми структурами - своим конкурентам.

Напакостить своему другу Тюлеву наметил и Ананий Денисович Лозинский. Зла на Александра Гордеевича он не держал. Был простой экономический интерес: если не перехватить четыре миллиона "зеленых" наличными, Поморский деревообрабатывающий уплывет к нему - там уже все договорено.

А торги - через две недели. Напакостить на законном основании может только Федеральная служба. Служба, так сказать, правительственная. И кто-то из членов правительства должен распорядиться.

Власть у Януария Денисовича. Он всегда выручал и ещё раз выручит. В этом Ананий Денисович не сомневался.

- Надо встретиться, - только и сказал по телефону.

- Приезжай, - отозвался брат.

Братья встретились на даче олигарха. С прошлого раза - со дня рождения - здесь ничего не изменилось. Поменялась только охрана - мерзавцами оказались связисты во главе с бывшим начальником главной охраны. Тот стал народным депутатом да ещё и книгу запузырил о своем благодетеле.

Олигарха он почти не зацепил, но где-то в интервью пообещал зацепить, раскрыть лопоухим секрет накопления миллиардов. До новой книги он может не дотянуть, лишь бы попал на больничную койку.

- Что там у тебя? - спросил Януарий. - Опять, небось, Тюль?

- Представь себе, он. Везет на аукцион четыре миллиона наличными.

- Откуда у него столько?

- Общаковские.

- Богато живут, ворюги.

- А если Тюль заполучит Поморский деревообрабатывающий, будет ещё богаче. Меня переплюнет.

- Кто везет? На чем?

- Хвалился, что поездом. Такая у меня информация. Но может и схитрить. А вот кто? Не назвал фамилию, но случайно проговорился, что это бывший главбух комбината, то ли Поморского, то ли Северного.

- И где же этот главбух?

- Сейчас он в "Крестах". Но уже "за примерное поведение..." скоро будет на свободе

- Это мы проверим. Есть ли у них такой постоялец?

Януарий Денисович поднял трубку. Через минуту с постели подняли начальника образцово-показательной тюрьмы, а тот поднял по тревоге начальника отдела переменного состава.

В пять минут выдали информацию.

- Да, - старший брат повторил сообщение начальника тюрьмы, - таковой имеется. Ефим Львович Башин. Днями освобождается. Попридержать?

- Нельзя. Тюль может найти другого, не менее ловкого.

- Так что от меня требуется?

- Последить бы за ним. А в Архангельске задержать под благовидным предлогом, чтоб деньги не попали по назначению. Обратись в Федеральную службу.

- Зачем? У нас для этого есть специальная служба. Она и наличность конфискует.

- Вот этого делать не следует, - предостерег младший брат.

Он опасался, что так может провалиться его агент. А это будет не просто прокол, а война между Лозинским и Тюлевым - перспективными российскими предпринимателями, уже имеющих в Думе своих депутатов.

- Его бы попридержать, а после аукциона выпустить с его же четырьмя миллионами.

- И что это тебе даст?

- Поморский деревообрабатывающий.

- Кого назначишь владельцем? Дарьяну?

- Ни в коем случае. Есть у меня на примете один человечек. Формально будет он.

- Он согласен подставить голову? У Тюлева киллеры - первый сорт.

- Добровольно умирать никто не соглашается. Но если этого человечка попросит обаятельная женщина...

- Кто она?

- Мой секретарь.

- Но они должны срочно расписаться, ведь она будет наследницей.

- Женим.

- Смотри, Аня, - назвал брата, как называл ещё в детстве в гарнизоне, где пропагандистом полка служил их отец майор Пузырев-Суркис. Мать Анания, няня Нюся Лозинская, работала в полку уборщицей. Она и нагуляла сынка от этого майора. - Смотри, Аня, не промахнись. Сколько им отстегиваешь?

- Пять "зеленых".

- Но Поморский, насколько мне известно, будет продан за четыре с половиной. Откуда у Тюлева ещё полмиллиона?

- Они уже там.

Младший брат не скрывал, что его люди "объект" изучили досконально. Но впереди было самое важное - выиграть торг. А здесь уже вся надежда на государственную власть.

А власть - это брат Януарий. Для этого он в августе 91-го и стоял на танке, чтоб потом всегда определять, кому давать дорогу в большой бизнес, а кого и пинком из бизнеса.

Деньги - это власть, а власть - это деньги. Старший брат, побывав на броне танка, с которой устами бывшего кандидата в члены Политбюро были преданы анафеме почти все члены этого самого Политбюро, сумел обеспечить карьеру не только себе, но и своему младшему брату.

Младший тоже был бы государственный служащий высокого ранга, но подвела его нездоровая наследственность: оказывается, от одного отца могут быть здоровые и нездоровые дети.

Пока же младший довольствовался положением крупного предпринимателя. А предприниматель, как показывает опыт, может быть наделен любыми болезнями это его сугубо личное приобретение, и никто его не упрекнет, дескать, почему он, шизик, делает хорошие деньги, а нормальный гражданин еле сводит концы с концами?

А не сводит этот гражданин, потому что он всего лишь нормальный! А нормальные лишь способны плодиться и размножаться, но не преуспевать. Неважно в чем. Так утверждают политологи.

Старший брат пообещал подключить свою силовую структуру. Эти четыре миллиона, даже если не поедут поездом, должны будут задержаться в дороге.Тем временем состоится торг.

6

Фидель Михайлович по привычке добросовестно исполнял свои обязанности - считал чужие капиталы, прогнозировал чужие устремления, и в часы просветления шефа все это докладывал ему товарищ полковник.

Что же касалось судьбы самого аналитика, то она решалась тем же шефом - Ананием Денисовичем при направляющей руке товарища полковника.

О том, что сейчас эта рука была в облике Антонины Леонидовны Малахут, Фидель Михайлович, все предусматривающий аналитик, даже не догадывался.

Женщина, известная в элитных кругах как неприступная мадонна, вдруг влюбилась в человека, которому было не до любви. Того все эти дни одолевали горькие мысли: как вернуть из Америки сына, чтоб он не стал янычаром, не стал военным летчиком / Олежка уже в семь лет бредил авиацией/, тогда его не пошлют забрасывать "тамагавками" Россию, как теперь вот уже столько лет подряд американцы забрасывают Ирак, не желающий стать на колени.

На заверении вернуть домой сына Антонина Леонидовна строила свои отношения с Фиделем Михайловичем. И он верил, что именно эта женщина ему поможет.

А пока он - как бы взаимно - готов помочь ей, а значит, их общему шефу.

Товарищ полковник хитро темнил. Многое не договаривала Антонина Леонидовна. Однажды - это было ночью, над Москвой бушевала уже февральская вьюга - она мягко предложила:

- Может, поженимся?

- Так сразу?

- А мы тихонько, чтоб никто не знал, посетим загс. Я с радостью возьму твою фамилию.

- Я не смогу не поставить в известность своего батю. И он первый меня не поймет. У него, скажет, выкрали сына, а он женитьбу затеял... Нет, милая, все, что угодно, только не это. Да и зачем? - А если тебе предложат начать свой бизнес? По-крупному, конечно.

Фидель Михайлович снисходительно улыбнулся в бороду:

- Чтоб начать свой бизнес, да к тому же по-крупному, надо где-то украсть приличный стартовый капитал.

- Он у меня есть, - сказала Антонина Леонидовна, как будто шла речь о канцелярских скрепках.

- Тогда тебе и карты в руки.

- А не лучше ли нам? Муж и жена - одна сатана. Пословица правильная. Сами русские придумали.

- Но это, милая, для болота. Где черти водятся.

- Разве нынешняя Россия не болото?

- Может, и болото. Но - каждому свое. Чтоб заниматься бизнесом, да ещё с размахом, нужен талант. А у меня его нет. Так что мне больше подходит роль обыкновенного клерка.

Атонина Леонидовна, обнаженная, простоволосая, приподнявшись, пристально взглянула в серые глаза своего любовника. Ей они напоминали речку с песчаным дном, в котором четко просматривается всякая, даже самая мелкая рыбешка, - в этих глазах, когда они не спрятаны за стеклами очков, все понятно, и никаких тайн.

Как рыбак знает свою речку, так она - в чем уже была уверена - знала Фиделя Михайловича: да, у него от неё никаких тайн.

Многое уже было обговорено, за исключением самого важного и самого главного, но прежде чем к этому самому важному и самому главному приступить, предстояло, как любят говорить в парламенте, решить процедурный вопрос - жениться, иначе дальнейшая игра теряла смысл.

- В бизнесе сподручнее действовать супружеской парой. Не так ли?

- Не знаю, не пробовал, - простодушно отвечал Фидель Михайлович. - Мне кажется, не имеет значения, работаешь ли супружеской парой или эмиратским гаремом, или шведской семьей. Если внутренне, подсознательно себе не внушить, что ты бизнесмен, что бизнес - твоя судьба, то нечего и огород городить.

- Так внуши, - сказала она ласково.

- Не получится.

- Почему?

- Внушить себе, что я бизнесмен, значит, признать себя обреченным.

- Как это? Что за чушь?

- Чушь только на первый взгляд, - говорил он, как о чем-то отвлеченном. - Бизнесмен - это человек, у которого всегда за плечами стоит старуха с косой. Она-то ему и нашептывает: жди пулю в голову.

- А почему именно в голову?

- А потому что голова додумалась избрать стезю бизнесмена.

- Но убивают и политиков!

- И политиками становятся не от большого ума.

- Тогда кто же в этом мире идеальный? Ну, обладает самым большим умом?

- Кто? - Фидель Михайлович, заложив руки за голову, усмехнулся в бороду. - Раньше это были отшельники. И то далеко не все, а обладающие филосовским складом ума. Теперь мы все жильцы коммунальной квартиры. А в коммунальной сначала договариваются о согласии, согласие закрепляется весельем, а веселье, как правило, заканчивается поножовщиной. Да иначе и не может быть - ведь мы же люди!

- Фидель, я не узнаю тебя. Ты это или не ты?

- Я говорю, что есть.

- Ты говоришь страшные вещи. - Антонина Леонидовна уже не лежала, а сидела , и то, что он говорил, выслушивала сидя.

А он лежал, подложив руки под голову. Глаза его были холодные, пепельно-серые, как декабрьское небо, и в голосе - печаль.

- Страшнее жизни ничего не бывает, - напомнил очевидное: - Наша нынешняя жизнь - тому подтверждение.

Она его уже не слушала. Она думала, как будет объясняться с товарищем полковником. Из рассуждений Фиделя Михайловича вытекало: о женитьбе не может быть и речи, имея в виду ближайшую перспективу. Даже её очевидный намек, что у неё есть приличный стартовый капитал, не вызвал у него интереса.

Да любой другой мужчина на его месте!..

Другой, но не он.

Постель обычно сближает. И когда женщина в постели объявляет свое желание, да к тому же подкрепляет авансом в виде солидного стартового капитала, он должен, он обязан её желание исполнить.

Фидель Михайлович к этой категории мужчин, видимо, не относился. Но как мужчина от совместного ложа не отказывался, значит, рассуждала она, не все ещё потеряно.

Разговор с товарищем полковником был нелегкий.

Он прослушал запись их ночной беседы. Она тоже слушала эту запись, наблюдала за выражением лица этого старого волка разведки.

Перед ней сидел не человек, а мумия. Шеи у него не было, голова вырастала прямо из туловища, и, может быть, поэтому мимика лица выглядела до предела скупой, лишь только вялые губы слегка дрогнули, когда он заговорил, как бы спрашивая:

- На тебе не желает жениться?

- Ну да, вы же слышите.

- А сумму стартового назвала?

- Ни вы, ни шеф об этом ни звука.

- В следующий раз - назови.

- А как шеф? У меня в банке не так уж и много.

- Что в банке - твое. Тебе выдадим наличными.

- Сколько?

- Пять миллионов.

- И эту сумму ему назвать?

- Да. Посмотрим, как он отреагирует.

- А если и предъявить?

- Он поверит. Скажешь, деньги уже в Архангельске. Пора его поставить в известность, что мы из него будем делать предпринимателя.

- У него нет желания.

- В этом он тебе признался?

- Высказался... Примерно так. Вы же слышали.

- Еще ни один человек не сказал о себе полной правды.

- Но Фидель Михайлович не лукавит.

- Не лукавят только перед богом. А ты у него пока ещё не бог.

- К сожалению...

- Но он в тебя поверит, - назидательно продолжал товарищ полковник. Поверит, если внушишь ему, что сына можно будет выкупить. Разумеется, за большие деньги. Я об этом ему уже втолковывал. А большие деньги он сможет заработать. Если воспользуется твоим так называемым стартовым капиталом. Ты ему это втолковывала?

- Пыталась.

- Значит, плохо пыталась. Пока мужчина в теплой постели слушает горячую женщину, он внемлет. Мужчина в женской постели - это воск в руках женщины - лепи из него кого хочешь... Да мне ли тебя учить?

Товарищ полковник коротко взглянул из-под белых бровей, как бы давая понять, что в способностях Антонины Леонидовны он не сомневается, но время - время торопит.

Она тоже понимала, что времени на обработку "объекта" уже не осталось. Этого человека водкой не напоишь, наркотиками не напичкаешь - силком в загс не поведешь.

- Боюсь, с женитьбой у нас ничего не получится, - робко повторила Антонина Леонидовна.

- Все получится, - твердо заверил товарищ полковник и раскрыл свою заветную кожаную папку.

В папке был желанный для Антонины Леонидовны документ: "Свидетельство о браке".

Женщина читала и глазам своим не верила. Оказывается, она ещё в ноябре прошлого года сочеталась законным браком с гражданином России Рубаном Фиделем Михайловичем, при этом сохранила свою прежнюю фамилию.

- При случае - предъявишь.

- А если Фидель Михайлович возмутится? Попытается в суде оспорить...

- Что именно?

- Ну хотя бы свою подпись в книге регистрации?

- Подпись - натуральная, - сказал товарищ полковник. - Законная. У нас все законно. Потребует свидетелей - есть и свидетели. А тебе нужно будет посетить дворец бракосочетания, чтоб могла своему супругу внушить, как происходила регистрация. Словом, чтобы получилось, как в той песенке наоборот: "Все, что было со мной, не помню..." Надеюсь, до суда дело не дойдет. Вы же оба заинтересованы выручить ребенка.

С новыми инструкциями как владелица пяти миллионов долларов Антонина Леонидовна продолжила любовную игру.

Теперь её заботило, чтобы Фидель Михайлович не отказался от денег.

7

Когда после очередного припадка - признания в любви к президенту, Ананий Денисович уснул, наплакавшись и приняв успокоительные, Дарьяна Манукяновна решила откровенно поговорить с психиатром.

Суть в том, что Ананий Денисович все чаще и чаще, пуская слезы и слюни, признавался в любви к главе верховной власти, все меньше и меньше занимался делами фирмы "Лозанд".

Но - парадокс! Любой другой предприниматель на его месте уже давно разорился бы, а на его счета в швейцарском банке текли доллары - валютные ручейки не иссякали. Общая сумма приближалась к миллиарду.

Психически больной человек выходил в олигархи, специалисты разводили руками: такое, дескать, возможно только в России.

Да, Россия особая страна: не европейская и не азиатская - российская. Умом её не понять даже самим русским. Зато русские умеют верить. Во что? Да во что угодно.

После длительного перерыва опять возводятся до божества люди, тронутые умом, так сказать, ума лишенные. Это уже традиция или дань моде, но, по-видимому, и то и другое. Цари династии Романовых не отличались здоровым рассудком. Поэтому умное окружение думало за своего царя.

Был бы царь-идиот, а умное окружение для него подберется. Притом, умные не обязательно честные.

Подбирается окружение и для людей скоробогатеющих, тоже умное и не обязательно честное. Причина глобальная: России нельзя иметь умного руководителя - иначе она, как из упряжки дикая лошадь, вырвется и помчится бог знает куда, увлекая за собой все страны и народы.

А чтоб такого впредь не случалось, для России подбирают элиту с непременным условием, чтобы руководителями становились люди с нарушенной психикой, поэтому если такой руководитель что и отмочит, россияне возмущаются, но подчиняются - барин есть барин. Иностранные правители поведение российского барина воспринимают как должное - и это их успокаивает: возмущение - не революция, возмутителей можно загнать в стойло дубинками.

Олигарх или кандидат в олигархи - тоже руководитель, но только своего капитала.

У руководителя есть тщательно подобранная команда. Для своего брата ядро будущей команды подбирал Януарий Денисович. Подбирал загодя. Это он ему подсунул в жены Дарьяну Манукяновну. У Януария Денисовича была договоренность с её отцом, тогда ещё владельцем антикварного магазина. Тот на первых порах финансировал пузыревский клуб под актуальным названием "Соцвыбор"/ Таких клубов в Ленинграде было несколько/.

Дарьяна Манукяновна родила Ананию Денисовичу троих детей: двух мальчиков и девочку. Старшего - Оську, - когда ему исполнилось два года и он не научился произносить членораздельные звуки / врачи обнаружили в нем признаки наследственной дебильности/ она дала согласие усыпить.

А вот у Сузика победили гены материнские - мальчик рос здоровым, но безалаберным. Да и где у богатых родителей не безалаберные дети? Этот дефект устраняется воспитанием, так, по крайней мере, считала Дарьяна Манукяновна.

Сузик уже студент и вроде без заскоков. Не в пример отцу, не пылает страстью к любимому президенту. На вопрос семейных провокаторов / той же Гаяне/ "любишь ли ты, Сузик, нашего президента?" скаля крепкие крупные зубы, отвечает: "Я не идиот".

По таким и другим подобным высказываниям Дарьяна Манукяновна судит, что её сын психически здоров - мальчик как мальчик. Мальчику уже двадцать, и пора бы ему часть отцовских забот взять на себя.

Но что значит взять? Свалить на свои хрупкие плечи все предпринимательское хитросплетение: подобрать и расставить своих людей так, чтобы деньги текли не от тебя, а к тебе и чтобы это было не заметно для чужого глаза, иначе придется выкладывать - как велит закон соответствующие налоги. Искусство утаивать доходы считается признаком талантливости предпринимателя. И если человек, которому по наследству принимать капиталы родителя, не обладает этим искусством, он обречен.

Дарьяна Манукяновна не хотела, чтобы её Сузик растерял то, что скопил отец благодаря перестройке.

- Я вас очень прошу, Аркадий Семенович, - говорила она семейному врачу, - обратите внимание на Сузика. Отец, бог с ним - горбатого могила исправит, - а вот сыну пора взрослеть. Можно ли ему так мозги подправить, чтобы его потянуло в бизнес?

- Вы имеете в виду, чтоб он как бы по собственному желанию подключился к делам отца?

- Вы попали в точку! - воскликнула Дарьяна Манукяновна, поднимая руки в молитвенной позе.

Разговор происходил в столовой, куда хозяйка пригласила доктора после того как он успокоил хозяина, весь вечер слезливо канючившего, чтобы кто-нибудь из родни передал его послание президенту. В послании, как и у многих предыдущих, он признавался в любви к главе государства. Послания в запечатанном виде передавали Януарию Денисовичу, тот пересылал их в канцелярию президента, а оттуда - в средства массовой информации. Некоторые послания, не указывая автора, оглашали по радио, тем самым наглядно демонстрируя высокий рейтинг гаранта Конституции.

Хотя Аркадий Семенович и был известнейшим профессором, одним из авторитетнейших психиатров Москвы, Дарьяна Манукяновна ставила перед ним почти невыполнимую задачу.

Сделать дурака умным, даже губернатором, это возможно. Но безалаберного дитятю, не прошедшего суровую школу жизни, научить чужими, в данном случае отцовскими, делать свои деньги, надо обладать даром волшебника.

И тем не менее, таким даром Аркадий Семенович обладал, - он знал, как великовозрастного олуха превратить в предпринимателя. Но согласится ли Дарьяна Манукяновна отлучить её сына - на определенное время - от родительских благ?

Спросил. Она ответила:

- Вы наш семейный врач. Как посоветуете, так и сделаем.

- А что если его у вас украдут?

- Кто?

- Известно - чеченцы.

- И они его переправят в Чечню?

- Зачем? У них в каждом приличном городе есть своя Ичкерия.

- А Москва, - город приличный?

- Еще как! Но в Москве держать не станут - обучать дорого.

- А сколько они запросят?

- Это уж как пойдет учеба...

- Хорошо. Только... только пусть его часто не бьют.

Грудной голос Дарьяны Манукяновны заметно дрогнул. Так у неё дрожал голос, когда она давала согласие на умерщвление первенца. Тогда с её стороны это выглядело жестоко, но она была современной женщиной: чтоб жить, а не страдать, - в сердце не место для жалости. Тогда она, помнится, повздыхала, даже всплакнула, когда ей сообщили, что трупик её ребенка сожгли в крематории. Хотя врачи слукавили: трупик расчленили, законсервировали отдельные органы и в законсервированном виде продали одной американской фирме, специализирующейся на пересадке живой ткани. Так что где-то в Соединенных Штатах бегают элитные дети с глазками и почками исчезнувшего Оськи Лозинского.

Теперь на её долю выпало второе подобное испытание. Отправить чеченцам на выучку своего единственного сына, ловеласа и безалаберного гуляку.

Но, как говорят мудрые цыгане, хозяин знает, что кобыле делать. Дарьяна Манукяновна полностью положилась на своего семейного врача. А он ведь профессор. А профессора и собак лечат и президентов.

Должны, обязаны излечить её Сузика от безделья... Мать есть мать. Она хотела видеть своего сына если не Онасисом, то хотя бы Фиделем Михайловичем.

Не удержалась, заговорила об этом с Аркадием Семеновичем. Назвала и Онасиса и Рубана - кто же их сделал таковыми?

Семейный врач удивился: вот что значит женщина пользуется исключительно слухами!

- А кто вам сказал, что чужой грек умней нашего аналитика?

- Никто. Сама подумала. Онасиса знают все, а Фиделя Михайловича только мы с вами.

- До аналитика Сузику тянуться и тянуться, - не скрывал трудностей Аркадий Семенович.

- Но будет ли он усердным?

- Будет, - твердо пообещал. - В той школе нельзя иначе.

- Ну, дай бог.

Сузика, с ведома, конечно, товарища полковника, выкрали уже на следующие сутки. Увезли его не на юг, а на север - в Архангельскую область.

На факультете, где учился Сузик, говорили, что младший Лозинский захвачен в заложники то ли чеченцами, то ли другими лицами кавказской национальности.

Студента выкрадывали впервые. Версия была одна: папа должен будет раскошелиться.

Но папа, Ананий Денисович, когда узнал об этой трагедии, вовсе не опечалился, наоборот, ободрился, сказал с ухмылкой:

- А чеченцы все глупеют... Наплачутся они с нашим Сузиком.

Признаков, что где-то кто-то плачет, не было. Не было и писем с указанием суммы выкупа.

Кто не знал, пожимал плечами, кто знал - помалкивал.

8

Утром 1 марта Антонина Леонидовна оставила Фиделю Михайловичу записку: "Где встретим весну: во Внуково или в центре?"

По календарю - уже весна. Хотя в ночь на I марта мела поземка и прихватывал морозец - погода намечалась вовсе не весенняя.

Встречать весну во Внуково - это значит у него в "хрущевке", а в центре - значит у нее, в высотке на Котельнической набережной, где три недели назад - неожиданно для большинства сотрудников - она купила просторную четырехкомнатную квартиру и успела сделать евроремонт. Квартиру купила у некогда известного обнищавшего народного артиста.

Этой покупкой она показала Фиделю Михайловичу, что деньги у неё есть, притом немалые.

Как-то (разговор был, как обычно, в постели) она со вздохом произнесла:

- Иметь такую голову и не стать предпринимателем...

- Ты о ком - не о Сузике?

- О тебе, дуралей... Ну что такое аналитик? Тысяча долларов в месяц. А ты в месяц будешь иметь миллион.

- Мне и тысячи хватает.

- Ты думай о сыне.

- Думаю.

- Плохо думаешь, богатому Америка вернет ребенка.

- За "зеленые"?

- Естественно.

- А кто будет возвращать?

- Кто выкрал.

- Посмотрим, как вернут Сузика.

- Сузика вернут. Америка тут ни при чем. За людьми охотятся, у кого деньги.

- Но у меня же их нет! - с болью воскликнул Фидель Михайлович. - Эти жалкие тысячи...

- У тебя есть возможность иметь миллионы. Вот потому и упрятали твоего сына аж за океан.

- С их стороны это не логично.

- Логично, милый. Логично... Может, Америка желает, чтоб ты стал капиталистом. И тогда она вернет тебе сына.

- Но что скажет мой отец? Кстати, он у меня коммунист.

- Кстати, твоему отцу не надоело быть нищим? Иметь гениального сына... Ну, знаешь ли?.. Он только обрадуется.

- Нет, миленькая, он обрадуется, когда его внук вернется у нему.

- Тогда потрудись на радость отцу.

- И рад бы... Но в какой ипостаси?

- Покупай комбинат.

- Где?

- На Севере.

- На какую денежку?

- Своему мужу я даю пять миллионов.

"Опять о женитьбе!" - с раздражением подумал Фидель Михайлович. Он уже догадывался, что она покупала не его любовь, а его голову. А голова его сейчас всецело была занята судьбой Олежки.

Жениться теперь - значит, предать сына. Так он считал и в этом был уверен...

Вот и сегодня вечером встречать весну то ли во Внуково, то ли на Котельнической набережной, а разговор будет все о том же.

Да, он готов был встретиться, Антонина Леонидовна как женщина ему нравилась. Не нравилось только то, что она, как бы отдыхая от сумасшедших ласк, навязывала ему свои мысли, но все они сводились к одной, главной начинай дело, стартовый капитал - мой.

Если Ананий Денисович, человек с придурью, уже выходит в олигархи, то разве ты не сумеешь его обогнать? А помощница - вот она - рядом с тобой и сердце её принадлежит только тебе. Эти мысли она вкладывала ему в голову, как дискетку в компьютер.

Обычно женщина легко предоставляет мужчине свое тело, но свои деньги почти никогда. Так что исключение из правил - это она, Антонина Леонидовна Малахут, по-европейски образована, по-американски напориста, по-восточному хитра.

До вечера было ещё далеко, и решение не пришло, куда ехать: во Внуково или на Котельническую, когда позвонил Аркадий Семенович:

- Фидель, мы тебя ждем на ужин. - Профессор по праву старшего незаметно перешел на "ты". Так легче стало общаться. "Мы ждем..."

"Мы" - это значит, он и Клара. Мгновенно настроение переменилось: как он соскучился по Кларе!

- Приеду, - пообещал не колеблясь.

Да, здесь его ждали. Особенно Клара. Ее огромные черные глаз сияли. Она, как всегда, была в коляске, в ярком оранжевом свитере, её рука не по-женски крепкая от постоянных тренировок в толкании коляски была горячей. Она задержала в своей холодную руку желанного гостя, словно стараясь передать ему свое тепло.

И это он почувствовал, как только прикоснулся к её изящным, длинным, как у пианистки, пальцам.

"Бедная девочка!" Один мерзавец, удовлетворяя свою похоть, навечно приковал её к инвалидной коляске. Она знала этого мерзавца, собственно, знал его и её отец. Он бы мог подать на него в суд, но этого делать не стал. Слишком высокое у мерзавца служебное положение.

Ничего этого не знал Филель Михайлович, но догадывался, что виновник её трагедии есть. Но кто он? Для него это оставалось тайной. Он ждал, что когда-нибудь Клара об этом заговорит. Но когда?

- Фидель Михайлович, ваши визиты к нам все реже и реже, - мягко упрекнула она. - Неужели у вас так много работы?

- Очень, - ответил он, улыбаясь. - Ваш папочка может засвидетельствовать.

- Свидетельствую, - сказал Аркадий Семенович, видя, что дочь безумно рада гостю. - Ты, Кларочка, помоги тете Любе, а мы с Фиделем Михайловичем пообщаемся.

На кухне домработница уже, видимо, давно колдовала у плиты, и помощь Клары вряд ли ей требовалась.

Приглашение к ужину было, конечно, предлогом. Аркадий Семенович не вчера и не позавчера заметил, как трясина фирмы "Лозанд" затягивает его друга в бездну, а тот как ни в чем не бывало спокойно разбирает и сортирует завалы информации, поставляемой товарищем полковником. Большинство этой информации прямо или косвенно относилось к движению капиталов лесопромышленника Тюлева. Догадывается ли аналитик, что это самая что ни есть страшная трясина, из неё благополучно не выбираются.

На публике Тюлев и Лозинский - друзья-неразлейвода, но кто на кого ведет охоту, знали только двое - сам шеф Ананий Денисович и товарищ полковник. А вот знал ли аналитик, что в этой охоте и он уже далеко не рядовой егерь? Любопытно, знал ли?

Об этом и спросил Аркадий Семенович, когда Клара их оставила одних.

- Я догадываюсь, - сказал Фидель Михайлович. - Только никак не возьму в толк, зачем из меня хотят сделать предпринимателя? Я начисто отрицаю частную собственность как форму закабаления человека человеком.

- Не говори по-книжному, - заметил Аркадий Семенович. - Скажи проще: тебя не устраивает нынешняя власть. А почему?

- Потому что она устраивает сутенеров и бандитов, того же Лозинского и того же Тюлева.

- И ты жаждешь от них избавиться?

- Жажду, но не знаю как. На баррикады сейчас не модно. Да и что такое баррикада перед современным танком? Теперь милиция вооружена и танками.

- Ну и что? Танками управляют люди, а не роботы. И вообще, кто тебе сказал: чтоб изменить государственный строй, надо обязательно выходить на баррикады?

- Учебники.

- А что подсказывает разум?

- Надо сначала выбраться на верхотуру.

- Во! Но как!

- Обычно взбираются по трупам.

- Правильно! С одним уточнением: по трупам своих соратников.

- Вот поэтому, Аркадий Семенович, лично я не желаю участвовать в бизнесе.

- Тогда воровская власть будет и завтра, и нескончаемо долго.

- Отнюдь! Есть же в России решительные люди!

- Есть! - горячо согласился Аркадий Семенович. - Но они уже засветились. Когда, как ты говоришь, решительный кричит правителю "Я тебя свергну!", правитель его к себе не подпустит и на пушечный выстрел... А как пришли к власти, скажем, Горбачев, а затем Ельцин? Горбачев лизал задницу союзным правителям, приезжавшим на отдых в Ставрополье. Там он был секретарем обкома. А верноподданнические речи Ельцина в честь товарища Брежнева? Поднимите его съездовские выступления.

- Как же мне, Аркадий Семенович, вы прикажете поступить? Как приснопамятный Михаил Сергеевич?

- Тебе лизать никому ничего не нужно. Твоя ценность - светлая голова. И не грех эту голову употребить в предпринимательстве.

- И что это даст?

- Верхотуру. Если, конечно, по пути на верхотуру нигде не оступишься.

- Но восхождение на вершину власти, как я понимаю, это не только непрерывная работа мысли, но и время.

- А разве все предыдущие советские деятели сразу взлетали на самый верх? Никита Сергеевич, прежде чем занять место великого вождя, не один год перед ним гопака отплясывал. А Горбачев сколько преподнес презентов тому же Суслову? Но у них в мозгах не столько извилин, сколько у тебя.

- И что вы предлагаете? - опять тот же настырный вопрос.

- Принять предложение Антонины Леонидовны.

От неожиданности у Фиделя Михайловича борода пошла торчком.

- Вы... вы знаете, что мне предложила Малахут?

- Знаю. - И знаете, что она меня хочет на себе женить?

Аркадий Семенович едко усмехнулся. Знал он многое, но не знал того, что на руках у Антонины Леонидовы с некоторых пор находится "Свидетельство о браке". Она его запрятала так, чтоб Фидель Михайлович случайно на него не наткнулся. Но эта тайна просуществовала недолго. Антонина Леонидовна вынуждена была признаться, что юридически они муж и жена - торопили события. Она ждала, что Фидель взбунтуется, но он только подумал: никак это козни товарища полковника?

И сейчас Аркадий Семенович тоже говорил о кознях старого разведчика:

- Если к операции причастен Иван Иванович - наш товарищ полковник, то любой документ, в котором возникнет необходимость, будет изготовлен наилучшим образом.

- А я... во мне у него тоже возникла необходимость?

- Да, но не сразу.

- А когда?

- Когда Банкир, тебе теперь уже известный вор в законе Тюлев, глаз положил на Поморский деревообрабатывающий комбинат.

- Ну а я тут при чем?

- С него ты будешь начинать свой бизнес.

- А если у меня к этому нет желания?

- Ты помнить наш разговор в Швеции? Когда мы там были в командировке.

- Помню.

- Я тогда пообещал сделать тебя миллионером.

- Я принял это как шутку.

- В таких делах да ещё с сыном своего благодарного учителя я не шутил. К тому же я обнаружил, что ты весьма деятельная натура. Миллионы приходят к тому, кто не пассивный созерцатель нашей бурно текущей жизни, а целеустремленный деятель.

- И авантюрный.

- И авантюрный, если угодно, - не возражал Аркадий Семенович. - В руках целеустремленного деятеля миллионы растут, растут, конечно, праведно и неправедно. В большинстве случаев неправедно. Потому что предприниматель, я имею в виду промышленника, сродни коммерсанту. А коммерсант это, как правило, мошенник. Так что у многих предпринимателей капитал и бандитский, и воровской, и мошеннический - да какой угодно.

- Мошеннический? Не слыхал о таком.

- Вот видишь! А он присутствует везде, где бизнесмены ловчат.

- И мне придется?

- Се ля ви. Такова жизнь, дорогой мой. И если ты горишь желанием спасти Россию как великую державу и не дать Соединенным Штатам раздробить её на удельные княжества - что они уже предпринимают, - тебе предстоит и хитрить, и ловчить, и не исключено, прибегать к восточному коварству, этому самому утонченному виду борьбы умов. Победит в этой борьбе только тот, кто покорит вершину власти...

Беседу пришлось прервать, мужчин позвали в столовую, разговор уже принимал весьма интересный для Фиделя Михайловича оборот. И не хотелось его прерывать. Для него, как он понял, это были азы большой политики. Профессор излагал ему азы самого нечистоплотного в человеческой деятельности ремесла. Невольно закрадывалось подозрение, что профессор обладает этим искусством и в любой момент может применить его на практике.

Может... Но вызывало удивление, тогда почему этот довольно молодой ещё профессор довольствуется скромной ролью семейного врача?

И Фидель Михайлович задал ему лобовой вопрос:

- А что мешает вам, Аркадий Семенович, с вашим талантом психиатра и психолога, самому взобраться на верхотуру власти? Вы настаиваете, чтоб это совершил я...

Аркадий Семенович не стал выслушивать дальше. Следующая фраза уже к заданному вопросу но относилась.

На лобовой вопрос был лобовой ответ:

- Ты - русский, я - еврей. Россия не Америка и не Франция. На русской верхотуре еврей долго не держится: взберется, схватит кусок пожирнее и - в кусты, чтоб потом не разыскали, как в Мексике одного товарища...

- Но были же случаи... Взбирались на самую-самую...

- Да, были. Три первых президента страны Советов. Их тогда называли председателями. За три года три сменилось... Еврей, если и держится, то около верхотуры, с наветренной стороны. Когда буря очередного правителя сдувает, еврей тихонько спускается чуть пониже, находит расщелину поуютней и там отсиживается - ждет, пока буря утихнет. Такова наша судьба - ждать, выжидать, пользоваться моментом, оставаться особым народом среди народов. А чтоб нам было везде уютно, мы для других народов - не для себя - написали Библию. Дали им человека-легенду - молитесь на него, но знайте, он иудейской крови.

- Кто же тогда был, скажем, Моисей - психолог?

- Психиатр! Как и я. Мы, евреи, пастыри...

- Но вы же по паспорту русский!

Фиделю Михайловичу было неприятно слышать, что его друг заговорил с ним, подчеркивая свое семитское происхождение.

Отец, когда помогал ему поступить в медицинский институт, не брал во внимание то, что его ученик нерусской крови. Да будь он якут или осетин, он все равно помог бы ему. Да и как было не помочь самому способному ученику школы? Отец верил, что из Аркаши Герчика получится не только толковый врач, но и толковый ученый - уже в шестом классе у него проявились задатки исследователя. И может, и в институт не было бы препятствий, не окажись его родитель на скамье подсудимых.

Аркадий Семенович, услышав, что он по паспорту русский, весело улыбнулся. В глазах черных, непроницаемых, как у Клары, блеснула хитринка.

- По этому поводу у нас в России говорят: бьют не по паспорту...

- Слышал... Анекдот старый, как ваша Библия. Не потому ли большинство реформаторов паспорта поменяли?

- Может, и потому... - ответил Аркадий Семенович. - Но, вероятнее всего, русскому легче в Думу пройти, и вообще на верхотурные должности. Опять се ля ви... Хватит о деле. Будем ужинать. Клара заждалась.

Клара, уже в синем свитере, причалила коляску к торцу стола. На столе, кроме обычной снеди, на этот раз стояла бутылка молдавского "Негру дэ Пуркар" ~ нынче редкого в Москве напитка.

- Папа, - обратилась девочка к отцу. - Надеюсь, ты Фиделя Михайловича убедил, чем ему стоит заняться? По лицу вижу, убедил. Так отметим это событие, - и глазами показала на бутылку.

9

Деньги - четырехмиллионную наличку - перевозили тем же поездом, которым следовал в купейном вагоне Ефим Львович Башин, досрочно освобожденный из "Крестов".

При нем находился груз - два огромных кожаных чемодана. На любопытствующий вопрос проводника: "Что там?" Устало отвечал "Книги. Сын получил квартиру, надо чем-то наполнять. А мне, старику, зачем эта классика? Буковок уже не вижу ".

Когда ещё Ефима Львовича готовили в дорогу, Александр Гордеевич прикинул на вес:

- Ну как - на четыре миллиона потянут?

- Потянут, - подтвердил Ефим Львович, шевельнув жесткими серебристыми бровями. - А если учесть, что я везу полное собрание сочинений всех советских партийных классиков, включая "Записки президента", то, пожалуй, и на десять миллионов потянут. Как-никак, интеллектуальная собственность.

Ефим Львович робко хихикнул. Александр Гордеевич заржал во все горло: шутка Башина здорово ему понравилась. Если на бывшего главбуха, а недавнего зэка, будет нападение, - унесут собрание сочинений, а не четыре миллиона. Это была элементарная "кукла", только большого размера.

В соседнем вагоне следовала уже не "кукла", а действительная наличка. Помещалась она в картонных запечатанных коробках с этикетками "Nеusiеdler" А-4 210 х 297" - якобы писчая бумага.

Коробки сопровождали три омоновца - они заняли все четырехместное купе. Четыре коробки были уложены под сиденья, четыре, не поместившиеся внизу, покоились на антресолях.

В сыром вечернем тумане остались позади безбрежные огни Питера. Поезд огибал мгинские болота.

Когда было роздано белье, купе открыла миловидная женщина в белой курточке с жетоном на лацкане "Вагон-ресторан МПС". В руке - корзина-лоток.

- Водочка, пиво, коньяк. Что мальчики желают?

Один, сидевший у двери, взял было из корзины бутылку водки.

- Ух ты! "Кристалл". Настоящий. Московский. - И к товарищам: Раздавим?

- Положь. - Глухой голос от столика. - Мы же договорились: в командировке водку не пить.

Взяли по две бутылки пива - на сон грядущий. Расплатились с миловидной улыбчивой разносчицей и закрыли купе на замок и стопор.

Проснулись уже в полдень, когда поезд подходил к Вологде. И то проснулись не сами, а разбудил их проводник, стучавший ключом в дверь:

- Туалет закрывается. Стоянка пятнадцать минут.

И постучал дальше.

Первым пришел в себя омоновец с глухим голосом, приказавший вернуть на место бутылку водки. Ему как старшему хозяин приказал: "В дороге - ни грамма спиртного. Напьетесь потом, когда доставите груз".

Груза - коробок с писчей бумагой - не было ни на антресолях, ни под сиденьями.

У всех троих болели головы - и это от пива!

- Какая лярва предложила пиво?

Предложила - на выбор - ресторанная продавщица с миловидным улыбчивым лицом, но виновником был один из троих, взявший из лотка шесть бутылок пива.

Впрочем, за исчезнувший груз - восемь коробок с писчей бумагой - все трое не очень печалились. Ну, опоили их снотворным. Ну, заснули они мертвецки, что не слышали, как их беспокоили, вынимая коробки. Найдут склад, где есть такая бумага. Купят.

Старший ворвался в купе проводника. - Где выносили коробки? На какой станции?

Его свирепый вид не предвещал ничего хорошего. Но проводник, дюжий, щекастый, был не из робкого десятка.

- В Череповце. А что?

- А то, что унесли финскую бумагу. А бумага для канцелярии главы администрации.

- Зачем такая волна? Разве это были не вы? - удивился проводник. На всякий случай он поднялся - чтоб не получить зуботычину от разгневанного пассажира.

- Сколько их было? - продолжал допытываться старший груза.

- Трое.

- Какие они собой?

- Такие же, как и вы. Амбального вида, с бритыми затылками. И такая же у них серая пятнистая униформа. Да и все вы на одно лицо - кровь с коньяком. Думал, что вы в Череповце...

- Я тебе, гад, подумаю! Кто поздно вечером впустил продавщицу? Разве не ты?

- Какую продавщицу?

- Из вагона-ресторана.

- Ресторан закрывается в восемь.

- Тогда откуда же эта баба в белой тужурке с бляхой? - Ты не шуми, у них в бригаде ни одной бабы...

Но как бы там ни было, груз исчез.

- Какая же паскуда на бумагу позарилась? - спрашивали друг друга, опоенные снотворным пивом.

Незадачливым сопровождающим ничего не оставалось, как с полдороги вернуться в Питер.

В Архангельск на аукцион приехал Ефим Львович Башин. Он удивился, что на вокзале его никто но встретил. Пришлось оба тяжелых, как набитых свинцом чемодана сдавать в камеру хранения и пешочком с саквояжем в руке направиться в гостиницу "Север", некогда украшавшую проспект Павлина Виноградова.

Он шел и по-старчески хитро улыбался: ему был обещан гонорар. Конечно, Александр Гордеевич обещал заплатить скромненько - он уже заплатил за досрочное освобождение. А вот Алексей Алексеевич Стариков, бывший директор Поморского деревообрабатывающего, якобы пострадавший за "художества" своего главбуха / его только сняли с директорства, но оставили на комбинате инженером по технике безопасности/, - вот бывший директор неожиданно появился в Питере, перед самой отправкой Ефима Львовича в Архангельск. Он вручил бывшему главбуху тысячу долларов лишь за то, что тот скажет, кто и где перевозит главный груз.

Ефим Львович, зная могущество директора, доложил ему, как докладывал много лет подряд, правдиво и точно.

В гостинице на Ефима Львовича была бронь. Номер кто-то уже оплатил. Он подал администратору новенький, ещё липкий от типографской краски синий паспорт, на обложке которого красовалась глядевшая налево и направо хищная птица. Паспорт ему выдали два дня назад в тот же день, как он сфотографировался.

А в Питере неудачных сопровождающих встречал целый кортеж иномарок.

- Что за честь? - спросил старший сопровождающий.

- К Банкиру.

- Гневается?

- Еще бы! - Купим ему бумагу. Ну, опоздаем суток на трое...

Опаздывать им больше не пришлось. Их доставили в Парголово в питерскую резиденцию лесопромышленника Тюлева. И Банкир, разгневанный до крайности, такого взбешенного его ещё не видели, - задавал вопросы, как стрелял в упор:

- Кому передали коробки? Ах, не знаете! Спали! Не помните? Вспомните! Все вспомните!

Раздетых догола и привязанных проволокой к столам, он их лично пытал, вдавливая в спины раскаленный утюг.

В подвале, где допрашивали несчастных, висел, как смог, горький дым от горевшей человечины. Удушливый запах туманил мозги, вызывал блевотину, вызывал у всех, кто был в подвале, но только не у Банкира.

- Кому передали коробки? Кому?

Не сказали, не признались. Так и умерли привязанными и обезображенными раскаленным утюгом.

Пока "шестерки" рубили на мелкие куски ещё теплые трупы - чтоб легче их было кидать в котел водяного отопления, Александр Гордеевич стоял под душем, из-под, ногтей пилочкой выковыривал кровь, руки его дрожали. Домой он вернулся нервозный, смывал и все никак не мог смыть омерзительный запах горелого мяса.

Ядвига Станиславовна, взявшая недельный отпуск в мэрии и согласившаяся сопровождать своего любимого Сашу в Архангельск, подавая полотенце, спросила:

- Что с тобой? Никак дрался?

- Хуже! Деньги слиняли. Четыре миллиона!

- Не может быть! - ужаснулась подруга. - Ты говорил, что их повезет обласканный тобой какой-то зэк. Я же предупреждала: зекам нельзя доверять... Да ещё такую сумму!

- Деньги-то не мои! - стонал Александр Гордеевич. - Деньги-то общаковские! А говорил я только тебе... Тебя проверял...

- Ну и как? - грустно, сожалея о случившемся, спросила Ядвига Станиславовна.

- Извини. - Он влажной горячей рукой притянул к себе женщину. Прости, - повторил. - Нередко красивые женщины бывают шпионками.

- Помню. Читала. Была такая. Мата Хари... А деньги найти надо. До аукциона ещё полная неделя.

- Где? Где эти проклятые коробки?

- Надо искать... Говорят, что с коробками всегда попадаются, сказала, словно обронила. - Когда-то в Думе попались мальчики Чубайса.

- Он же меня, паскуда, и подвел. Я тогда прикинул: если в коробку входит полмиллиона, потребуется восемь коробок. Трое сопровождающих. Значит, нужно будет одно купе. Чтоб без посторонних. Жаль, Ефим Львович прождет меня напрасно.

- Дай телеграмму.

- Нельзя. Зачем старика расстраивать? Мне он предан, как собака. Я его, говенного, вытащил из "Крестов". Отмыл. Такие, как он, это ценят. Это не воровская шваль. Люди из благородного общества не способны опускаться до крысы.

Он уже насухо обтерся, переоделся. В синем, с искоркой, костюме, при ярком красном галстуке, в черных лаковых туфлях, на левой руке массивные швейцарские часы, - он опять выглядел красивым элегантным мужчиной. И по глазам, с оттенком стали-нержавейки, можно было читать благородство его души.

Он отгонял от себя мысль, что за вчерашний промах ему тоже придется расплачиваться, как тем троим, проспавшим четыре миллиона.

Он верил в свою счастливую звезду. Однажды цыганка ему нагадала: пока с ним рядом будет красивая женщина, никакие превратности судьбы его не коснутся.

Красивая, неотразимо красивая женщина была с ним рядом - это Ядвига Станиславовна Кинская. Он верил цыганке, а значит, и красавице Ядвиге.

Но суровые обстоятельства опять толкали его на стезю смертельного риска. Вспомнил молодость, как легко рисковать молодому! Теперь, в случае чего, - было что терять.

Он уже знал, как достать четыре миллиона: на примете был один коммерческий банк. На дело он, конечно, подберет умельцев.

Но когда в банке скопится четырехмиллионная наличка? Аукцион - на будущей неделе.

Положение обязывало заниматься предпринимательством. Но если деньги нужны позарез - какой предприниматель откажется стать грабителем?

Сейчас, как никогда, Банкир злобно завидовал олигархам: те не грабят те просто берут, не возвращая.

10

Товарищ полковник предупредил:

- Завтра в первой половине дня вас вызовет шеф. Вы знаете, как себя вести. Не прекословьте. Он этого не терпит. Старайтесь показать свою лояльность к нашей фирме и персонально к её хозяину.

- А если он потребует на черное говорить белое?

- Будьте лояльны, - повторил совет.

Фидель Михайлович давно ждал этого разговора не с шефом, конечно, а с товарищем полковником.

Уже нельзя было не догадаться, что главной фигурой при подготовке аналитика к роли предпринимателя был товарищ полковник. Недаром его называли "королем экономической разведки".

Тридцать лет назад, в высшей школе Госбезопасности он защитил докторскую диссертацию на тему: "Методология изучения перспективных отраслей промышленности вероятного противника". Диссертация была закрытой, так как научно обосновывала систему промышленного шпионажа с помощью компьютерной аппаратуры. В разделе "практические рекомендации" настаивал в спешном порядке готовить инженеров электронной разведки узкого профиля. Теперь их называют спецами по "Интернету".

С началом перестройки, с остановкой большинства промышленных предприятий России, отпала надобность пользоваться услугами ведомства "короля экономической разведки".

Сам "король" снял погоны, ушел в частный бизнес, облюбовал себе фирму "Лозанд". Ее владелец по рекомендации брата тут же обласкал его невиданно высоким окладом / намного большим, чем имел председатель КГБ/. Работа была по прежнему профилю, но уже не в интересах государства, а персонально в интересах владельца фирмы.

Многих агентов, ставших ненужными Федеральной службе, он приютил у себя - платил сдельно. Это устраивало особенно рисковых и талантливых авантюристов. Это их донесения ежедневно обрабатывал аналитик, и потому он досконально знал, как велики теневые капитала России. Если вернуть эти капиталы казне, государство могло бы в течение нескольких лет полностью рассчитаться с внешними долгами и больше никогда ни у кого ни под какие процента не брать кредиты.

Что же касалось долгов, так сказать, внутренних, то их не следует отдавать вообще - все это ворованное у того же государства.

По этому поводу даже сам товарищ полковник на недоуменный вопрос аналитика ответил так: "Племянник обворует дядю, и дяде, чтоб как-то существовать, приходиться просить у племянника в долг, к тому же под убийственные проценты. А почему?" И сам же ответил: "Потому что дядя по-старинке все ещё совестливый, а племянник - человек современный, от совести освобожденный".

- А кто его освободил? Немцев, например, в свое время освобождал Гитлер. А наших - не рынок ли?

- На рынок, Фидель Михайлович, не сетуйте, он был, есть и будет. Вся заковыка в том, кто и как его понимает. Вы же анализируете капиталы близких нам по профилю предпринимателей. Видите.

- Вижу, что каждый от государства прячет свои доходы.

- И вы будете прятать.

- Но если по закону...

- Закон блюдут предприниматели мелкие, грошовые. И то далеко не все. А те, кто побогаче... Да вы же сами вывели закономерность. Помните?

- Да. Чем состоятельней предприниматель, тем он меньше платит налогов.

- А почему?

- У него - власть.

- И вам пора выходить на орбиту.

Подобное он говорил и раньше. А сегодня товарищ полковник учил аналитика этикету, считая, что коварство политики он уже усвоил.

- Шеф может меня спросить, что угодно.

- Да. Например, он поинтересуется вашим отношением к президенту.

- И как мне ответить?

- Если он спросит: "Вы любите президента?" говорите: "Люблю. Но лучше, если президентом будете вы".

- Но это же абсурд! Кто его изберет?

- Изберут. Избирают не люди, а деньги.

И это Фидель Михайлович уже знал.

Встреча с шефом в назначенное время не состоялась. Аналитик был в приемной, ждал вызова. Антонина Леонидовна, как всегда, в изящном костюме, взглядом подбадривала своего любовника, по документам уже законного мужа: дескать, все будет о'кэй.

Последнее слово за шефом. От него зависит, быть или не быть аналитику фирмы "Лозанд" в элитном клубе братьев Денисовичей.

Фактически клуб дает разрешение своим членам, какую недвижимость и где они могут приобретать. Если недостает нужной суммы, клуб финансирует в виде беспроцентного кредита, а то и дарения. Но если член клуба хотя бы однажды ослушается одного или обоих братьев, недвижимость переходит к другому лицу, например, от мужа к жене, или от брата брату. Конечно, при условии, что те тоже члены клуба.

После ночных бессонниц и нравственных терзаний Фидель Михайлович морально был уже готов заполучить миллионы Антонины Леонидовны / все равно, в случае чего, они к ней вернутся / и стать владельцем недвижимости.

А недвижимость намечалась немалая. Он был далек от мысли, что с её приобретением заполучал страшного по своей жестокости врага в лице Александра Гордеевича Тюлева.

Фидель Михайлович будет выглядеть кроликом перед пастью удава. О том, что ему уготована судьба кролика, уже должны были знать помимо шефа ещё трое: товарищ полковник, Антонина Леонидовна и профессор-психиатр Герчик.

Если первые двое - товарищ полковник и Антонина Леонидовна рассчитывали противопоставить его Банкиру, может быть, даже пожертвовать кем-либо из своих агентов, но дать ему дорогу в большой бизнес, то Аркадий Семенович, направляя своего друга на смертельную стезю, верил в гибкость и остроту его ума и готов был подставить свое плечо разве что дельным советом.

За годы общения с промышленно-финансовой российской элитой Аркадий Семенович как психиатр изучил нутро этой элиты, знал, как она генерирует подлости - сама себя поедает.

Обычно добычей волков элиты, того же Януария Денисовича Пузырева-Суркиса, оказываются молодые предприниматели. Как правило, они окунаются в бизнес с деньгами в буквальном смысле ворованными, а дальше без опыта и связей с государственными чиновниками быстро прогорают. Недвижимость несостоявшихся Рокфеллеров волки бизнеса скупают за бесценок. К волкам бизнеса принадлежал и Ананий Денисович Лозинский. Нет, он не греб все под себя, как не греб и его братец. Ему нужны были миллионеры рангом пониже, но лояльные и послушные, как вассалы. На их упругих плечах ему стоять, венчая собой свою промышленно-финансовую пирамиду.

Как в египетской пирамиде, где каждая глыба камня выполняет свою роль - выдерживает тяжесть верхних и давит на нижние, тем самым создает монолит всей конструкции, - так и в пирамиде промышленно-финансовой люди что глыбы, с той лишь разницей, что они одушевлены, и отшлифованы у них не ребра, а мозги.

Фидель Михайлович не считал себя камнем, пусть даже одушевленным, но согласился быть таковым ради одной цели.

Он доверился ученику своего отца. Отец за сорок лет педагогической работы ни разу в своих учениках не ошибся. Значит, не ошибся и в Аркадии Семеновиче.

Конечно, человеку свойственно ошибаться. По этому поводу отец когда-то говорил: обычные люди совершают обычные ошибки, одаренные - ломают себе судьбу на мелочах, и то лишь потому, что пренебрегают мелочами.

В положении Фиделя Михайловича просматривалось четко: берешься делать большие деньги - мелочей уже нет...

Обо всем этом он думал, размышлял, а время уже приближалось к полудню. Засиделся он в приемной. Шеф что-то не торопился приглашать его на беседу.

Наконец в кабинете шефа послышался шум. Антонина Леонидовна вся переменилась в лице, распахнула дверь и тут же закрыла, бросилась к столу, нажала кнопку звонка.

Уже через полминуты через приемную быстрым шагом проследовал Аркадий Семенович. В руке у него был объемистый кейс. В этом кейсе, о чем знал Фидель Михайлович, профессор носил препараты для экстренной помощи душевнобольным.

Из распахнутой двери донесся плаксивый голос шефа: - Люблю президента...

Антонина Леонидовна торопливо закрыла за доктором дверь, на цыпочках отошла от двери, приложив палец, к губам:

- Началось...

Фидель Михайлович вспомнил, как товарищ полковник его инструктировал, сказал, что не исключено, шеф спросит, любит ли аналитик нашего президента, надо говорить, что любит и вообще не мыслит, как России жить без такого человека.

Этих слов будет достаточно, чтобы расположить к себе могучего шефа: шеф, оказывается, без ума от всенародно избранного.

Но зачем тогда секретарь срочно вызвала психиатра?

Нет, подумал Фидель Михайлович, тут что-то не то... У него, у далеко не новичка аналитика-прогнозиста, не умещалось в голове простое и очевидное: если человек во всеуслышанье говорит о любви к президенту, то почему обязательно к нему надо вызывать психиатра?

Когда-то с трибун, высоких и не очень, говорили о любви к товарищу Сталину и ни у кого не было ни малейшего подозрения, что оратор нуждается в помощи психиатра. Даже на фронте, поднимаясь в атаку, кричали: "За Родину! За Сталина!" - психиатры не бежали за ними вдогонку.

Почему же теперь, когда человек изливает свою душу, клянется в любви к главе государства, окружающие не хлопают в ладоши, а бегут за врачом?

С рядовыми гражданами обращаются проще: открыл рот: "люблю президента'" - его сразу в милицейскую машину и в отрезвитель. А там утром разберутся - или выпишут штраф или отвезут и психушку.

Сложней с элитными - они при деньгах, а часто и при государственной службе, милиция - не подходи, у него депутатская неприкосновенность. Для наблюдения за такими вызывают светил медицины, вызывают порой аж из Америки.

Для Анания Денисовича Лозинского толковый врач, слава богу, нашелся в своем Отечестве. Он всегда при нем. Обычно его помощь требуется во второй половине дня, когда мозг утомляется.

А тут - случилось в первой. До полдня случалось и раньше, но редко.

Фидель Михайлович стал невольным свидетелем приступа своего шефа. Многое, что от него скрывалось, он увидел своими глазами. Увидел и понял: шеф, незаметно для непосвященных, деградировал, превращался в живую мумию, в своеобразного идола, от имени которого отдавались распоряжения. Часто этот идол сам их озвучивал, не улавливая смысла.

Но кто-то за него думал, и уж во всяком случае не товарищ полковник, не Аркадий Семенович, не Антонина Леонидовна.

Да, они готовили проекты идей. Но только проекты!

Этим "кто-то", к великому изумлению аналитика Рубана, оказалась... супруга Анания Денисовича - Дарьяна Манукяновна.

Она велела Антонине Леонидовне доставить ей на квартиру "бородатого гения", как уже окрестили его в семье Лозинских.

Фидель Михайлович впервые видел супругу шефа. Эта тучная с крупным лицом восточного типа женщина при первом взгляде не произвела на гостя благоприятного впечатления. Если где-то таких и обожают, то разве что в Судане - там красота женщины определяется её габаритами: состоятельные мужчины откармливают своих жен как хрюшек, и президент Нимейри вынужден был издать указ, согласно которому мужьям запрещалось увеличивать вес своих жен - чтоб не озлоблять голодных.

Дарьяна Манукяновна на улицах Москвы не появлялась - из ателье мастера приходили на дом, магазины и выставки - для избранных - посещала вместе с женами и любовницами некоторых олигархов, для поездок на дачу и в аэропорт - она обычно отдыхала на Красном море - имела восьмиместный "Джип".

Бородатого гостя встретила по-домашнему в голубом махровом халате, в синих тапочках, на короткой полной шее - янтарные бусы. Что гостю бросилось в глаза: её черные с проседью волосы были уложены, несомненно, лучшим мастером города.

На вид ей было лет сорок, может, чуточку больше. Так, на глаз, определил Фидель Михайлович, хотя на самом деле ей было около пятидесяти. Обычно женщины в этом возрасте, если без комплексов, умны и мудры.

Но истинно умные и мудрые свой ум сразу не обнажают. Разговор начала с простого:

- Тоня вами довольна. В постели вы партнер превосходный. Так что когда-нибудь вы и меня обласкаете, - и посмотрела в сторону подруги, стоящей около окна: - Тоня не ревнива. Коли мы с вами её хорошо попросим, вас она мне уступит.

- Не смущай парня, - отозвалась Антонина Леонидовна.

- Ладно, ладно, - засмеялась Дарьяна Манукяновна и одарила гостя улыбкой королевы. - Я к тому, что сейчас мы его обласкаем. Ты ему призналась, какое место под солнцем он займет уже в ближайшее время?

- Не успела.

Антонина Леонидовна стояла, облокотясь на подоконник. На подоконнике цвели кактусы, а за окном кружились мелкие снежинки, как бы напоминая, что зима все ещё продолжается.

Хозяйка усадила гостя в низкое плетеное кресло. Под торшером хорошо было видно его лицо. На столике лежала пачка "Kеmbell". Дарьяна Манукяновна села напротив.

- Курите, - глазами показала на сигареты.

- Спасибо. Стараюсь воздерживаться. Тем более в присутствии таких интересных женщин.

Это была лесть. Он помнил инструктаж товарища полковника. Но тот инструктировал относительно Анания Денисовича.

Сейчас Ананий Денисович, как догадывался Фидель Михалович, напичканный препаратами домашнего врача, отсыпался на даче. Его увезли ещё в полдень после очередного приступа. Антонина Леонидовна сразу же позвонила Дарьяне Манукяновне, напомнила, что в приемной на беседу к шефу ждет аналитик, что ему сказать? - Привози ко мне. Я буду решать, - ответила она.

Но она, прежде чем принять решение, расспросила Фиделя Михайловича о его родителях, о его учебе в МГУ, как давно знаком с Аркадием Семеновичем.

- В Швеции познакомились случайно. Оказалось, что мы из Приосколья.

- Да, мне Аркадий Семенович говорил. И отец ваш по отношению к нему совершил благородный поступок. Ваш отец знал, что инженер Герчик, родитель Аркадия Семеновича, продавал кобальт?

- По всей вероятности, нет. На заводе случилась авария... - ответил Фидель Михайлович. - Судебное заседание, насколько мне известно, было закрытым. Дело вела военная прокуратура.

- А если бы знал?

- На эту тему отец со мной никогда не говорил, - признался Фидель Михайлович. - А вот в сентябре прошлого года, когда я посетил родителя, он мне сказал, что его ученик Аркаша Герчик уже в школе увлекался медициной. Поэтому грех было не помочь талантливому юноше.

- А ведь ваш отец рисковал своей репутацией.

- Может быть. Тогда он, как я понимаю, об этом не думал. Он - педагог. Для него судьба ученика - это все. И замминистра, к которому он обращался...

- А что собой представляет профессор Белый? - вдруг спросила она о завлабе прогноза.

- Работодатель, - сдержанно ответил Фидель Михайлович.

- Он способный профессор или так себе?

- Нелестную характеристику за глаза не даю.

- С ним можно иметь дело?

- Лично я не стал бы.

- Спасибо.

Чего не ведал Фидель Михайлович, так это того, что профессор Белый обанкротился, способные прогнозисты разбежались по частным фирмам - там платили больше и не нужно было каждый месяц половину заработка отдавать завлабу... Так что несчастные капитаны, вышвырнутые из вооруженных сил, из лаборатории сбежали сами.

Поэтому завлаб, оставшись без заказов и способных сотрудников, понял, что на самоокупаемости уже не прожить, попросился к Ананию Денисовичу на должность коммерческого директора.

Коммерческий директор требовался на Поморский деревообрабатывающий. Это при условии, если комбинат будет куплен кем-то из "Лозанда", - вырван из пасти уголовника Тюлева.

Да и то - вообще-то престижно иметь коммерческим директором профессора-экономиста. Хотя... сейчас в России профессоров как собак нерезаных и почти каждый готов служить богатому частнику - кормиться из его рук. Будет сытно кормиться - будет верным своему работодателю. Верность это понятие материальное.

Тут для Дарьяны Манукяновны не было ничего нового. У неё семь классов образования, но в её положении это больше, чем докторантура. У президента, которого любил её муж, тоже с грамотешкой не очень - институт строительный, а оттуда, в большинстве своем выходят неучи. Но он - президент!

Дело не в образовании, а в устройстве извилин головного мозга, способных шевелиться - искать способы и приемы делать деньги на чем угодно.

Дарьяна Манукяновна умела шевелить мозгами и заставляла шевелить мозгами мужа. Уже заставляла тогда, когда он ещё был оценщиком антиквариата, а затем администратором гостиницы и по совместительству сутенером. Девочек для него подбирала она. В этом ей помогала Антонина Леонидовна, а той - соратники отца и мужа. Скольких турчанок они перетащили в Питер! В отместку за насилия турецких солдат, творимых в Курдистане.

- Фидель Михайлович, что вы знаете о Поморском деревообрабатывающем комбинате?

Дарьяна Манукяновна смотрела ему глаза, как бы просвечивала рентгеном.

- Кое-что, - ответил он сдержанно. - Я сделал по нему экономические выкладки. Предприятие перспективное. Уже через год затраты на него окупятся. Александр Гордеевич будет не в убытке.

- Будете вы, - твердо сказала она. - У него нет таких денег, чтобы на аукционе соперничать с вами.

- Но я...

Она прервала его:

- Из вас получится лесопромышленник. Докажите, что вы способны не только в постели...

Опомнился Фидель Михайлович уже дома, войдя в свою ветхую обшарпанную "хрущевку".

11

Всю неделю после случившейся кражи Александр Гордеевич находился на грани нервного срыва.

Часть пара он сразу же выпустил: собственноручно прикончил троих своих охранников, на преданность которых так надеялся. Ах, да, их соблазнили пивом. В пиво кто-то подсыпал лошадиную долю снотворного. Но могли бы любителей пива и вовсе отправить на тот свет. Почему-то не отправили. Наверное, потому, чтоб они приняли мученическую смерть от своего бывшего пахана, ныне уважаемого гражданина России, щедрого благодетеля русской православной, а с недавних пор / пылая любовью к Ядвиге Станиславовне Кинской / и к римской католической церкви.

Александр Гордеевич уже не думал о покупке Поморского комбината нужно было срочно вернуть в общак, то есть в коммерческий банк одного бывшего театрального деятеля, четыре миллиона "зеленых".

В тот момент, когда испустил дух третий охранник, но так ничего и не сказал, кому они сбыли восемь коробок, первая разумная мысль - весьма банальная - пришла в голову Банкира: по старой привычке ограбить банк. Подходящий банк - того же театрального деятеля - уже давно был на примете, но общественное положение грабителя, нет, теперь уже не грабителя, а элитного человека страны, сдерживало азарт.

И все же - обстоятельства заставляли - банк будет ограблен! Но ворваться просто так, без разведки?.. Так могла только Российская армия ворваться в Грозный...

А деньги нужно внести сейчас - иначе не избежать расправы: члены политбюро, когда возникает угроза общаку - беспощадны. Это он знает по себе.

В такой ситуации выручить может разве что надежный друг. Могущественный друг.

Ананий Денисович, отчасти благодаря брату, относился к могущественным. Пусть под высокий процент, но деньги даст.

Уверенный, что все обойдется в лучшем виде, и члены политбюро даже не догадаются о краже, Александр Гордеевич приехал на Новый Арбат.

- Как шеф? - спросил Антонину Леонидовну. Он, как всегда, не вошел, а влетел в приемную, зычным голосом оглашая офис.

- Я сейчас доложу. - Секретарша метнулась к двери. - У него клиент.

- Кто?

- Какой-то иностранец.

- От куда?

- С Украины.

- Тоже мне - иностранец.

Оттолкнуть секретаршу, да ещё такую крупную, как он сам, он не решился.

- Ну-ну, иди, докладывай. - Свернул к окну.

С высоты офиса взглянул на проспект. В небе блистало мартовское солнце, и на сухом уже асфальте лежали от высоток резкие тени. Отсюда люди казались муравьями.

"Сколько же их! - невольно подумал Александр Гордеевич. - И каждый, небось, норовит кого-нибудь ограбить". Ему казалось, что пешеходы способны на все: были бы состоятельные - имели бы колеса. Как в Америке - у каждого машина. Человеку на колесах уже есть что терять: прежде чем грабануть подумает. И ещё он подумал: если грабитель грабит грабителя - это уже кровь.

Сегодня Александр Гордеевич, как никогда, жаждал крови: кто же унес коробки? Вот кому устроит казнь! Поймать бы вора...

"А что если Ананий Денисович попросит брата: пусть тот через свои, государственные структуры, поищет".

И такая мысль родилась по дороге к другу...

В приемной долго ждать не пришлось: друг своего лучшего друга мариновать не будет.

- Заходите, Александр Гордеевич, - улыбчиво пригласила Антонина Леонидовна.

Она одна из немногих была осведомлена, что за вулкан в груди господина Тюлева. Но внешне этот блондинистый лесопромышленник держался мужественно, красиво - по-мужски.

Друзья, как бывало начальники во времена Брежнева, обнялись, расцеловались. Ананий Денисович своему русскому гостю представил украинского:

- Наш южный брат. Генеральный директор строительного треста пан Цыкунець, горячий патриот самостийной нэньки. А нэнька бэз лису, шо титка без спидныци... Так я балакаю?

Украинский гость кивнул, Ананий Денисович был в приподнятом настроении - только что он подписал с паном Цыкунцом договор на поставку в Киевскую область мореного кругляка: там, как и в России - в Подмосковье - дачному зуду не видно конца-краю: уже средний класс заявляет о себе трехэтажными коттеджами.

Ананий Денисович демонстрировал перед своим русским другом знание украинского языка.

- Я и не знал, что ты чешешь по-хохляцки, - заикнулся было Александр Гордеевич и тут же прикусил язык: не стоит обижать солидного толстобрюхого гостя.

- Я и сам не знал, что теперь украинский иностранный, - сказал Ананий Денисович: - Так что не учил - а владею.

Друг что-то не высказал восхищения, даже на прощанье пану Цыкунцу руки не подал. И пан Цыкунець не выразил добрых чувств молодому с наглыми глазами великану.

Пан Цыкунець как-то кисло откланялся, кинув бумаги в кейс. Когда за ним закрылась дверь, Ананий Денисович спросил: - Ты его знаешь? - Знаю. Когда я отбывал свой срок в Черкасах, в образцово-показательной колонии, он громче всех кричал: "Гэть кацапов з укринских тюрем!" - Во мерзавец! А за лесом приехал в Россию... За что он сидел? - За что и я... - Он уже в Верховной Раде. - Я тоже буду в Думе. - Мечта благородная. - Мечта-то мечта... Слыхал, наверное, как я влетел? - Куда? - В дерьмо. Ограбили меня... - Ну, Саша!.. Вот убей меня - не поверю... И что потерял? - Четыре миллиона. - Рублей? - "Зеленых". - Откуда у тебя столько? - Из общака. Расчитывал сделать клевую покупку... Словом, Аня, выручай. Иначе мне петля.

Ананий Денисович долго молчал, стучал пальцами по крышке стола, будто подбирал мелодию на баяне.

Выдавил: - И рад бы... "Зеленые", Саша, как балерина, любят крутиться. Они у меня есть. Но они же крутятся в Швейцарии. - Отзови.

- Легко сказать...Туда - "зеленые" или золото в слитках. А вот оттуда... Их банки, как и наши, возвращать не любят. А если и возвращают, то каким-либо залежалым товаром. И обязательно подсовывают посредника. Тоже - как у нас. Только и радости, что твои деньги в Швейцарском банке. - А ваша элита, ну, братан твой, где копит? - Не знаю... Президентская семья, говорят, в Англии. Он, в случае чего, собирается туда линять. Может, лордом станет.

- Не говори такое! - Александр Гордеевич посуровел. - Не позволим! Да мы подымем... всю нашу кодлу... за нашу власть.

- Кто её выпустит, кодлу вашу? - Для защиты президента... все тюрьмы откроют.

Ананий Денисович потеплел глазами: друг затронул любимую тему. Действительно, за всенародно избранного...

Александр Гордеевич не пылал любовью к любой власти: ни к той, что была, ни к той, что есть, ни к той, что будет. Он как писатель-демократ, к любой власти всегда в оппозиции, - и тогда тебя читают. До Тюлева просочились слухи, что владелец фирмы "Лозанд" предпочитает рассуждать о том, как он любит президента, при этом плачет навзрыд, детскими слезами.

Тюлеву, конечно, было неведомо, что так у друга начинается приступ шизофрении. В этот момент, если ему поддакиваешь, он готов тебя обласкать, обычно деньгами. Как берут со стола кусок колбасы и кидают любимой собаке она тебе преданно смотрит в глаза: почему ей не сделать приятное?

- Ну так как насчет ссуды? - напомнил Александр Гордеевич о цели своего визита.

Ананий Денисович молчал. Он опять поскучнел: друг так хорошо начал о любви к президенту, и вдруг разговор опошлил, словно вульгарно изрек: ну, люблю президента, а где же деньги?

Лозинский знал, что денег давать нельзя, иначе у аналитика сорвется покупка. Кто знает, сколько у Банкира ещё припрятано?

Это правильно, что в губерниях начали аукционы за наличку - душит безденежье. В губерниях вынуждены продавать все, что покупается. Но только за наличные, народ звереет. Без пенсий. Без зарплаты. Без денежного довольствия. Милиция уже занимается разбоем - милиционеры тоже люди, у них жены, дети. Все просят есть... Нет, Банкира с деньгами выпускать на аукцион нельзя.

- Я верну. Даже очень скоро.

- Откуда? Банк ограбишь? Я знаю только один, где всегда достаточно налички. Это - "Олми-дубль". Но там охрана. И сигнализацию только что поменяли. Менял один бельгиец. Говорят, он спутался с одной бабенкой. Задержался в Москве.

- А что за бабенка? Элитная? - уже брал наживку друг.

- Не. Путана. Коровина Майка. Ну та, что за оборону Белого дома в 91-м медаль отхватила.

- Не слыхал.

- О тех событиях питерские мало что знают, да оно и лучше. Если вспомнить, кто чем защищал, обхохочешься. Мой брат тогда всех на уши поставил. Деньги искал. Путаны, сам понимаешь, за так не работают.

Александр Гордеевич словно ждал напоминания: Аня любил козырнуть возможностями брата.

- А мог бы он мои "зеленые"?..

- Найти?

- Ну да... Если я узнаю, кто спер четыре наши общественные, такую казнь устрою! Найдет, пусть он трекнет - кто? Четвертая часть - его.

- Стоит ли светиться? У брата его служба - официальная.

- Ну и что? Власть-то - брат, а не служба.

- Надо с братом посоветоваться. - Только не затягивай. - Известно... Может он подключит ФСБ?

- Ни в коем случае! Это фирма президента, он теневой бизнес не поощряет.

- Но это же деньги общака! Ничего теневого. Деньги нашего сословия. А в России хозяева - мы.

- Не совсем так, Саша.

- Хочешь сказать, наш главный хозяин за бугром?

- Может, и так. Может, и нет...Ты упускаешь олигархов. Как они решат, так и будет. Конечно, предварительно посоветуются.

- С кем? С господом-богом?

- Ну хотя бы с друзьями моего брата.

- Которые за бугром?

Александр Годеевич начал уже было психовать. "Ну и вьюн! Как не хватаю - выскальзывает."

Лозинский так и не выручил. Но дал прекрасную наводку: банк "Олми-дубль".

"Где же искать эту проститутку? Эту медалистку Майку Коровину? Если у неё бельгиец - денежки наши".

Офис фирмы "Лозанд" Александр Гордеевич покинул в нормальном настроении. Не выходя из помещения, встретился с товарищем полковником. И тот доверительно, как другу шефа, сообщил ему адрес валютной путаны. Обнадеженный, Тюлев вышел на залитый солнцем мартовский проспект, перекрестился на церквушку.

Товарищ полковник укоризненно посмотрел вслед обворованному бизнесмену: "Как вор в законе он, может, чего-то и стоит, но как предприниматель - лопух. Нашел чудаков, чтобы люди, похитившие деньги, сами же их и искали".

Суть разговора Ананий Денисович передал брату.

- Ты правильно поступил, - похвалил его Януарий Денисович. "Олми-дубль" давно пора почистить.

- А если попадется? Подозрение на меня: я навел.

- Ему ещё надо будет уговорить бельгийца.

- Уговорит...

- Тогда поторопи своего аналитика. Он должен быть в Архангельске хотя бы за три дня до торга.

- А когда на комбинат? - Сразу после торга.

12

Деньги в Архангельск вез не Фидель Михайлович. Он и не знал кто. Это была забота Антонины Леонидовны.

Потом он узнает, что она мастер транспортировки денег, оружия и взрывчатки. Сколько раз, ещё будучи девочкой, она, держась за подол матери, бойца народной армии, забинтованная до плеч тесьмой, входила в салон "Боинга". Они летели до Анкары. В аэропорту их встречали друзья. В доме друзей с девочки снимали тесьму. Под тесьмой был спрятан заряд огромной мощности. Через неделю-другую взлетала на воздух автомашина с офицером, руководившим карательной операцией в Курдистане.

А после, уже будучи студенткой Сорбонны, выручала друзей, попавших в беду - возила деньги из Швейцарского банка, где банкир-немец держал вклад финансового отдела Курдской рабочей партии.

Потом помогала мужу, которого Интерпол искал как террориста, хотя он террористом не был. Он был, пожалуй, первым человеком, кто предложил на территории всех государств Европы, Азии и обеих Америк создать всемирный антиамериканский фронт с многомиллионной армией бойцов. Каждый боец должен убить хотя бы одного американца - гражданина Соединенных Штатов.

Замысел её мужа не удался. Его выдал его же товарищ. Почти три месяца за ним охотилось ЦРУ. Нашли его зарезанным в отеле Милана. К нему на встречу ехал её отец, но он опоздал всего лишь на несколько часов. Он увидел зятя, когда его уже мертвого выносили на носилках два дюжих полицейских.

Муж скрывался по поддельным документам на имя ливанца Хусена Хасана. Его сожгли в крематории как гражданина республики Ливан, и только она да её отец знали его настоящее имя.

Своим близким знакомым, даже ближайшей подруге Дарьяне Манукяновне она говорила, что муж её жив, работает в Америке - рекламирует египетский текстиль.

Это же говорила и Фиделю Михайловичу, на всякий случай, пусть помнит, что где-то в Америке скрывается от Интерпола её первый муж.

В Архангельск она ехала с подстраховкой пассажирским поездом "Северная Двина". Уже давно признано, что при перевозке литерных грузов, будь то деньги или взрывчатка, лучший вид транспорта - железнодорожный. В самолете - контроль, машину могут обстрелять и остановить - нет в России ни одного шоссе, которое было бы безопасным. А вот в поездах, грязных и обшарпанных, публика простая: люди едут по семейной нужде или мелкие спекулянты, теперь их называют челноками. Грабить таких - грабителям в убыток.

Деньги ей провозили пожилые женщины под видом челночниц - ехали как бы родней, везли тяжелые тюки одеял, было при них несколько молочных бидонов, один в присутствии проводника открывали, отсыпали оттуда сахар - для чая.

Но каждая женщина - это были помощницы Антонины Леонидовны, и у каждой под мышкой было оружие. Всю дорогу говорили они о какой-то своей племяннице, как она умна, какие у неё работящие руки. Женщины не были похожи друг на друга, но называли себя сестрами, и пассажиры плацкартного вагона по-доброму им завидовали: как дружны!

Фидель Михайлович в торгах участвовал впервые. При нем был человек, который знал механику торга. Он подсказывал.

Еще до прилета Фиделя Михайловича он от имени вероятного владельца Поморского деревообрабатывающего комбината внес залоговую сумму на право участия в торгах. Он же вручил презенты некоторым служащим губернской администрации, потом пояснил Фиделю Михайловичу, озвучив дежурное изречение профессора Белого, что, дескать, сухая корочка горло дерет, - презентами смочил им горло.

Накануне торга, вечером, уже в десятом часу, в номер гостиницы постучался мужчина - это был маленький, плюгавенький старик с белыми, как декабрьский снег, бровями.

- Молодой человек, - обратился он с явно одесским акцентом, - я желаю вам здравствовать.

- Добрый вечер, - сухо поздоровался Фидель Михайлович.

В номере он был не один: с ним был человек, который подсказывал советник по фамилии Вандяк, и два секретаря. Секретари в бумагах ничего не смыслили, но хорошо стреляли и превосходно владели приемами рукопашного боя. Товарищ полковник по настоянию Антонины Леонидовны обеспечил своего подопечного надежными телохранителями - крепкими, плечистыми парнями, ещё недавно проходившими службу в Тульской воздушно-десантной дивизии.

Ребята знали, что они временные. Потом, когда этот очкаристый бородач выиграет аукцион, он подберет телохранителей по своему усмотрению. Сколько их у него будет, продиктует его состояние и степень опасности.

Ребята старались будущему хозяину понравиться: к завтрашнему торгу отутюжили ему костюм, до блеска начистили туфли, устранили шорохи в сотовом телефоне.

Один из них отвечал за кейс, в котором хранилась документация, стальной цепочкой кейс был пристегнут к кисти его левой руки. Ключ от кейса хранился у Фиделя Михайловича.

Вошедший не удостоил секретарей даже взглядом, а вот на советника взглянул - мельком.

Представился:

- Моя фамилия Башин. Я бывший бухгалтер Поморского деревообрабатывающего комбината. Могу быть полезным. - Он бывший главбух, поправил советник. - Имеет судимость.

Башин, глядя на хозяина номера, но не на советника, за словом в карман не полез:

- Господин тоже имеет судимость. Пусть он сознается. Что же касается меня, то я, чтоб моего директора не привлекали, всю вину взял на себя. Это может подтвердить вам господин, а в прошлом товарищ Стариков. Он был моим директором и, надеюсь, выступит на торгах как независимый эксперт.

О Старикове Фидель Михайлович был наслышан от товарища полковника. Это он, срочно разысканный товарищем полковником, нашел в Питере только что освобожденного из "Крестов" Ефима Львовича Башина, и тот за тысячу долларов указал вагон и купе, в котором направлялась тюлевская наличка.

Фидель Михайлович прикинул, что этот человек может пригодиться как на торге, так и после. Комбинат объявлен банкротом, спешно остановлен, уволены рабочие и большинство служащих. Все сделано, чтоб продажа выглядела законной: комбинат переходил в частные руки, притом за наличку. Для области это была финансовая поддержка.

- Меня ваши судимости не интересуют, - примирительно сказал Фидель Михайлович. - Меня интересует предмет купли. - И к Башину: - Вы как финансист сможете на аукционе назвать, в мою пользу, разумеется, объем капиталовложений, чтоб предприятие заработало?

- Смогу. - С текстом вашего выступления, я ознакомлюсь заранее.

- А что я буду иметь?

- Процент от выторгованной суммы.

- Три.

- Полтора. И ни доллара больше. Не сойдемся - возвратитесь к Александру Гордеевичу Тюлеву. Он человек умный, толковому специалисту место найдет. - Я у Тюлева никогда не работал.

В разговор вклинился советник Фиделя Михайловича:

- А кто вас вынул из "Крестов"?

- Ну, он. А что?

- Добро отрабатывают, - опять же Вандяк. - За мной никогда не ржавело, - протяжно произнес Башин, как будто читал молитву, и тщательно выбритым дряблым подбородком показал на Фиделя Михайловича: - Пусть молодой человек относительно меня не имеет сомнения. - Кто за вас поручится? - спросил Фидель Михайлович.

- Господин Стариков.

Алексей Алексеевич Стариков, бывший директор Поморского деревообрабатывающего комбината, уже неделю находился в Архангельске, но никто его ещё не видел - он скрывался. Это не без его участия предприятие было остановлено. Он сделал все, чтобы леспромхозы отказались продавать комбинату заготавливаемый лес. А то, что было заготовлено заранее, со складов вывезено и опять таки не без его участия продано в Финляндию. Областная администрация была поставлена перед свершившимся фактом.

На комбинате признали: виновник всех бед Алексей Алексеевич Стариков, но признали, когда он вместе с главбухом Башиным многомесячную зарплату рабочих вложил на свой счет в коммерческий банк. Накрутил такие проценты, что их оказалось достаточно, чтобы за тысячу километров от комбината - в Обнинске Калужской области - построить себе дачу, купить легковую БМВ и слетать на Канарские острова, где в это время отдыхал первый и последний президент Советского Союза. При встрече с ним Старикову хотелось побеседовать о политике, а тот только и талдычил, какие вкусные вина доставляют на острова. О политике экс-президенту запрещала говорить его супруга, она считала, что в винах он разбирается лучше.

Рабочие комбината узнали, что их директор перебежал в лагерь классового врага. На общем собрании трудового коллектива постановили: найти его и наказать дедовским способом - утопить в выгребной яме.

Вот почему Алексей Алексеевич предпочел скрываться, но тем не менее тайно оказывал услуги тем, кто ему хорошо платил.

В данный момент он оказывал услугу человеку Лозинского. До аукциона скрывался на квартире у старой знакомой - чтоб ненароком не наскочить на кого-нибудь из комбинатовских. Архангельск хоть и город с высотными домами, но выгребная яма найдется если не на Мхах, то в Солобале.

Эксперт он был ненадежный, но спасибо ему, что купил Башина и тот продал Тюлева.

Александр Гордеевич из аукциона выпал. Были, конечно, другие конкуренты, но опасности они не представляли - у них не было таких денег, чтоб приобрести Поморский деревообрабатывающий. За миллион ещё согласятся. Но его фактическая стоимость более десяти миллионов. Это твердо знал Фидель Михайлович.

И Тюлева уже заранее стоило поблагодарить - он вызволил из "Крестов" Башина. Вызволял, естественно, для себя, а получилось, что для Лозинского. Рубан - это его тень, тень Лозинского.

Тень эту видели все, кто имел отношение к завтрашнему аукциону. Не видели только его налички. А ведь особенность торга - деньги сразу же на бочку. Где они? Четыре миллиона "зеленых" в одном кейсе не спрячешь. Но деньги-то здесь, около покупателя: смотри хоть в микроскоп, хоть в телескоп - не обнаружишь, надежно спрятаны.

Деньги были у Антонины Леонидовны. Ее тут никто не знал. А чтоб не выследили раньше времени и не попытались ограбить / в России нет города, в котором нет желающих таким способом обогатиться/, кое-что предпринял товарищ полковник. Благодаря его направляющей руке Антонина Леонидовна вместе с деньгами - как растворилась.

До девяти вечера она так и не дала о себе знать. А через тринадцать часов начинается аукцион. В душу Фиделя Михайловича закралась тревога: а вдруг она не покажется и на аукционе? Вот будет скандал!

Успокаивало: он сам без чьей-либо помощи вытащил козырную карту Ефима Львовича Башина. Он скажет с фактами на руках, что Поморский деревообрабатывающий не стоит тех денег, которые запрашивает региональная власть.

Фидель Михайлович тепло простился с неожиданным экспертом, договорились о гонораре за выступление. Башина размер гонорара вполне устраивал. Об этом он сказал прямо:

- Спасибо, это кусок масла под мою килечку. На булочке, разумеется. А булочку, по старой памяти даст государство.

На эту фразу, особенно на её последние слова, Фидель Михайлович не обратил внимание. Одесситы любят свои речи сдабривать стертыми, но вечно необходимыми словечками, типа "чтоб вы хорошо жили, а мы кушали хлеб с маслом." Неизвестно, чего здесь было больше - доброго пожелания или скрытой иронии.

Фидель Михайлович сидел в раздумье, одолеваемый тревогой:

"Где же Тоня?"

Один из секретарей предложил спуститься в ресторан - поужинать.

- Сходите сами.

- Мы мигом, - обрадовались секретари. - Вам что принести?

Советник остался в номере. Была смутная догадка, что Вандяк его опекает по заданию товарища полковника - даже в туалет шествует вместе с ним. При этом присутствует кто-либо из секретарей - у тех оружие.

Пока секретари отсутствовали - в номере они оставили кейс, - Фидель Михайлович отомкнул его своим ключом, пересмотрел копии бумаг, представленных организатору торга. Это была заявка на участие в аукционе, платежка о внесении задатка, целая кипа документов, подтверждающих полномочия претендента на право приобретения в личную собственность предприятия, нотариально заверенные копии о государственной регистрации фирмы, которую претендент возглавил, а также устав этой фирмы. И естественно, паспорт, подтверждающий личность покупателя.

Фидель Михайлович был полон радужных надежд: не позднее вечера следующего за днем проведения аукциона, он, как победитель торга, и продавец, то есть представитель администрации области, а также организатор торга подпишут протокол о региональном аукционе, который успешно состоялся.

За протоколом последует договор на приобретение предприятия, и он, Фидель Михайлович Рубан, сын коммуниста Михаила Евстафиевича Рубана, заслуженного учителя России, - уже не аналитик фирмы "Лозанд", а владелец фирмы "Хвойная жемчужина"( это красивое название Фидель Михайлович сам придумал ) - полноправный российский капиталист, уже не человек, для которого пишут законы, а господин, который диктует свои, удобные для владельца крупной недвижимости.

К этой мысли его готовил товарищ полковник, эти мысли ему нашептывала Антонина Леонидовна, это ему сказала прямо, без обиняков, Дарьяна Манукяновна.

Из ресторана секретари вернулись вскоре, завтрашнему капиталисту принесли поесть.

Но капиталист - человек подневольный: он собой уже не распоряжается, как долго ему жить, о нем заботятся другие.

Фидель Михайлович протянул было руку к бутерброду, но прежде чем успел откусить и отпить глоток газировки, советник первый откусил и выпил полстакана шипучей. Через полчаса дал поесть завтрашнему капиталисту.

Следуя правилу, принятому в элитных кругах, - не хватать первым, иначе скоро похоронят, Фидель Михайлович невольно улыбнулся: если сильные люди пожелают кого-либо лишить жизни, то никакие предосторожности не помогут.

13

Первое, что сделал Михаил Евстафиевич, вернувшись из больницы, позвонил в Москву, но не сыну - он себя чувствовал виноватым перед сыном: не уследил, выкрали внука, - позвонил теперь уже бывшему замминистра, рассказал о своем горе.

Тот спросил: - Адрес внука знаете? - Внук жил у меня. - Адрес в Америке. - Примерно. - И то хорошо. Диктуйте.

Михаил Евстафиевич продиктовал. По его слабому, с глубокой одышкой голосу московский друг определил: сдал старик. Инфаркт чуть было не свел его в могилу. Спасибо врачам Приосколья - спасли, выходили. На врачей давили бывшие ученики больного, хотя врачи и без того старались. Но главная все-таки помощь была от Аркадия Семеновича Герчика: он из Москвы прислал бригаду. О бригаде бывший замминистра узнал от самого больного. В былые времена Москва не рискнула бы на спасение учителя послать столько врачей с новейшей техникой. А теперь за деньги можно сделать что угодно. Для денежных людей великое дело - рынок. - Михаил Евстафиевич, мой сын будет в этих самых Штатах, - сказал московский друг. - У него командировка на два месяца. Найдет время - встретится с вашей бывшей невесткой. - Пусть спросит, сколько она хочет за возвращение внука, - попросил узнать Михаил Евстафиевич. - Коли она ещё по духу русская, ребенка не продаст ни за какие деньги. А если уже американка - продаст. Только американцы продают своих детей не дешево. - Все равно, пусть узнает, - настаивал Михаил Евстафиевич. - Я продам коллекцию минералов. Вы знаете, какая она у меня. Всю жизнь собирал.

Бывший замминистра передал сыну просьбу приоскольского учителя. Сын охотно согласился помочь, но когда назвал город, где прячут младшего Рубана, поскучнел. - Понимаешь, отец, - сказал он, сожалея. - Этот город у них засекречен. Он, как у нас раньше был Арзамас-16. - Но мы же все подобные объекты рассекретили. Пустили американцев. - То мы...Наши правители рассчитывали, что Соединенные Штаты будут нашим другом. Но они, ты же знаешь, с нами дружить не пожелали. Опять против нас вооружаются...

Сын бывшего замминистра, профессор медицины, сделал возможное и невозможное. Американский коллега, имея мощные связи - через родственников - в ФБР, провез русского профессора в закрытый для иностранцев город, устроил свидание с матерью Олежки. Увидел профессор и самого Олежку, спросил: "Не забыл ещё русский?" Мальчик ответил: "Не забыл". - "А своего отца помнишь? Помнишь, как его звать?" - "Майкл", - ответил мальчик. "А настоящего?"

Мальчик промолчал. Разговор происходил на мокрой от зимнего дождя лужайке. Мать, сославшись на плохую погоду, увела мальчика в дом.

Вернувшись из Штатов, профессор передал содержание разговора отцу.

Отец поинтересовался:

- Сколько же она запросила за сына? - Миллион. Ровно один миллион долларов. - Цену она назначала ? - Нет. Ее муж, этот самый Майкл. Я попытался было торговаться, не слишком ли много просит? Но Майкл заявил, что он начинает новый бизнес и ему требуется такая сумма. - А что она? Она: как муж... - А что мальчика выкупает не отец, который зарабатывает в лучшем случае триста долларов, а дед, у которого пенсия в переводе на ихние всего-то тридцать долларов? - Извини, отец. Перед этой сволочью я не стал унижать Фиделя Михайловича. Разве он не мечтает выкупить сына?

Бывший замминистра покачал седой головой, со скорбью в голосе произнес: - До чего довели Россию... - Сами, отец, виноваты. Не с твоего ли молчаливого одобрения инженеры-троечники взошли на державный Олимп?

Тот возразил: - Не совсем так...Изредка меня приглашали на Политбюро. Докладывать. Уже тогда, при Горбачеве, я чувствовал, что капитуляция готовится на самом верху. Особенно усердствовали нацмены. Русских с помощью русского генсека погнали взашей. Когда-нибудь об этом расскажут обстоятельно, без купюр. Некоторые члены Политбюро уже тогда открыто досадовали, что русских в Советском Союзе слишком много, и, дескать, долг медицинской науки устранить эту демографическую диспропорцию... О, как они на меня давили! Требовали, чтобы министерство как можно больше закупало противозачаточных средств. Платили золотом за презервативы. А распространяли их только в районах компактного проживания русских. Об этом не догадывались даже медики. Была, конечно, реклама. Правда, с теперешней не сравнить. Сейчас просто озверели. Если учесть, кому теперь принадлежит телевидение. - Кому принадлежит, тот детей строгает, как на конвеере, едко заметил сын. - Да, один олигарх, владелец телеканала, настрогал своих, так сказать, законных шестерых. Да на стороне, если почитать забугорную прессу, десятка два, не меньше. Но все одной крови. Расовая чистота соблюдена идеально. - А смысл? - Олигарх рассчитывает, что его дети будут править Россией.

Разговор отца-академика и сына-профессора свернул, как бывало в большинстве случаев, в политическое русло. Отец и сын понимали, что спасти Россию, вернуть её величие возможно лишь совместными усилиями десятков миллионов неравнодушных к судьбе своего Отечества россиян.

Спасение Державы - это спасение каждого россиянина, попавшего в беду, будь то офицера, ставшего бомжем, будь то старика, у которого власть отобрала достойную для существования пенсию, будь то ребенка, которого вывезли из России, чтобы сделать из него американского янычара.

Сегодня у бывшего боевого офицера Михаила Евстафиевича Рубана, жившего на мизерную учительскую пенсию, было горе - выкрали единственного внука, запросили за него нереальный выкуп.

Чеченцы и те милосердней - за полковника Российской армии берут не более двухсот тысяч долларов, ну и плюс двух-трех бандитов из тюрьмы для особо опасных преступников.

Отец и сын с гневом говорили о том, за что простые люди ненавидят великодержавных американцев. - Были б они только алчные, ещё куда ни шло, говорил академик. - Им теперь подавай, как в свое время Гитлеру, весь земной шар. - Это их и погубит, - утверждал сын и тут же уточнял: - Но мне жаль тех американцев, которых ещё не покинул здравый смысл. Их психика пока не нарушена. Но, боюсь, в сегодняшней Америке все идет к тому, что психически больные американцы уничтожат психически здоровых. И тогда человечество вынуждено будет объединиться, может быть, даже с одной единственной целью - рассоединить Соединенные Штаты. - В таком случае, продолжил академик мысль своего сына, - в России нужно будет установить не восстановить! - государственный строй, который не на бумаге, а в действительности объединит людей в ассоциацию патриотов. Помнишь, как писал Иван Пересветов: "Рабы и холопы не могут быть надежными защитниками государства, ибо порабощенный человек сраму не боится, чести себе не добывает". Кто вытравит из нас рабов и холопов? - Отец, ты же прекрасно понимаешь, как это понимаю и я, сейчас, как никогда, России нужна истинно народная партия. А то, что есть - это осколки старой, опозоренной внуками настоящих партийцев. И если уж бороться за Россию, то нужно возвращаться к истоку. А этот исток - индустриальный рабочий. Его не переродить, как не уничтожить материальную основу общества.

Отец и сын, как им казалось, видели путь, по которому пойдет страна. Но это были интеллигенты, отделенные от рабочего класса уже двумя поколениями.

Да, путь России они видели, но были в страшном затруднении от простого и очевидного - как помочь приоскольскому учителю вернуть из Америки внука. Как и у Михаила Евстафиевича, так и у них денег не было.

Бывший замминистра с горечью сообщил, что выручить мальчика практически невозможно. - Сколько же они просят? - допытывался убитый горем старик. - Миллион. Миллион долларов.

На миллион долларов коллекция учителя не тянула.

14

Обычно Януарий Денисович приглашает к себе на дачу Анания Денисовича рано вечером - после отдыха, когда брат способен, как и утром, здраво рассуждать.

В этот раз пригласил почти в полночь - дело срочное, откладывать было нельзя. - Он только что уснул. Врач ввел успокоительное, воспротивилась Дарьяна Манукяновна, не желая будить мужа. - Разбуди, - властно потребовал Януарий Денисович. - Что случилось? - Не по телефону. - Это имеет отношение к аналитику? - Имеет. - Но торги не отменяются? - Ни в коем случае.

Дурное предчувствие Дарьяну Манукяновну не обмануло. На хитрого, повторяла она отцовскую поговорку, есть хитрый с винтом.

Этим хитрым с винтом несомненно был Банкир. Если он узнал, что к пропавшим четырем миллионам имеет отношение товарищ полковник, акция Фиделя Михайловича может не состояться, а сам он исчезнет, как в Питере исчезают деловые люди под прицелом снайперской винтовки - любимой игрушки местных киллеров.

Дарьяна Манукяновна растолкала храпящего со свистом мужа, дала выпить стакан перенасыщенной газировки. Заметила по глазам - проснулся. Объяснила, что к чему, упомянула о своем дурном предчувствии: - Не дай бог, сгорит. Дура. Не каркай, - сонно ответил муж. - Тогда зачем было на него ставить? Ставили на остроту его ума. - Значит, молчи. Своего в беде не бросим. - Но его, в случае чего, растерзают. Дело имеем с бандитами. - А с кем же еще? Бандиты создают средний класс, а средний класс - мутную воду для нас, для больших рыб. - Для Тюлева, - уточнила жена. - И для нас - тоже.

Дарьяна Манукяновна спорить не стала, да и некогда было - младшего брата ждал старший.

Телохранители - бывшие туляки-десантники - помогли одеться. БМВ, как всегда, был в готовности в теплом боксе. Шофер - тоже из десантников запустил двигатель.

Дорога по Рублевскому шоссе была не дальняя. Спустя полчаса Ананий Денисович уже снимал куртку в прихожей братовой дачи - сюда телохранителям вход запрещен.

Братья уселись в плетеные кресла у горячего камина. Ни коньяка. Ни водки. Только гранатовый сок. Януарий Денисович мог себе позволить и напиток покрепче, но брату, по рекомендации врача, не полагалось ни грамма хмельного. После рюмки-второй он уже начинал бредить, заговариваться, сопливо плакать и клятвенно заверять, что он любит президента. Так у него обычно начинался приступ шизофрении.

Старший брат это знал, всячески ограждал его от выпивок. Но на банкетах, когда присутствовал кто-либо из окружения президента, Анания Денисовича специально подпаивали, и он, как ребенок, плакал, признавался в любви к гаранту конституции.

Не было случая, чтоб кто-либо усомнился, что это бред больного. Его речь записывали на диктофон и при случае озвучивали перед президентом.

Когда озвучивали, больше всех - не показывая этого присутствующим потешался Януарий Денисович: "Артист, вылитый батя". Тот, будучи пропагандистом полка, сыпал с трибуны цитатами Хрущева, а потом Брежнева. А дома он взахлеб рассказывал жене, не обращая внимания на сына-школьника: "Эти полковые остолопы ловят каждое мое слово. Ты бы видела их глаза! Ослы и те смотрят осмысленней".

Как-то Януарий Денисович заметил:

- Ты, Аня, только палку не перегни. - Ты о чем? - О любви к президенту. - А ты, разве ты не любишь президента?

Старший брат заключил, что младший действительно болен, и больше не намекал, что тот симулирует шизофрению. Отец тоже свою болезнь не симулировал, иначе не попал бы в психушку. Хотя, как сказать, и тогда, и особенно теперь, туда попадают всякие.

В любое время, при любой власти самая разумная позиция: молчи сойдешь за нормального, никто тебя не тронет - ни правые, ни левые, ни красные, ни белые, если и убьют, то по случайности. Это уже какое-никакое, а утешение.

В эту ночь, при спешном вызове, Януарий Денисович сказал брату нечто такое, что того повергло в шок. - Банкир знает, кто увел коробки. - Не может быть! - воскликнул Ананий Денисович. - Сам говорил, что твоим чекистам Федеральная служба в подметки не годится. - И сейчас говорю. Мои ребята, конечно, при участии ребят товарища полковника, провели операцию как надо. Когда-нибудь потом она войдет в хрестоматию разведки. - И он знает, что это направил ты? - Догадывается. Но до меня у него руки коротки. Я - член правительства. А он - просто вор в законе... В данный момент речь о твоей фирме. Ведь я деньги передал тебе. Где они? - В Архангельске. - Кто сопровождает? - Она. - Твоя секретарша? - Да. - Ваш бородатый очкарик в курсе, откуда эти "зеленые"? - Нет. Он считает, что деньги курдские, собственность Антонины Леонидовны. - Этот Рубан, он что - на ней женился? У него такого желания не было. Иван Иванович оформил им "Свидетельство о браке". - Твой товарищ полковник не может без фальшивок. - А кто теперь может? - огрызнулся Ананий Денисович. Своего контрразведчика он оправдывал: - Служба у него такая: не схитришь, - значит, сглупишь. - А теперь тоже он сглупил. Утечка произошла из его конуры. - Кто продал? - Бывший особист. Он его к себе переманил из какой-то охранной фирмы. - Давно? - В октябре прошлого года. - А кто засек, что тот выдал наш секрет Банкиру? - Кто ж ... Наше родное, официальное... - А ты говоришь, что оно твоим умельцам в подметки не годится. - Мои умельцы тоже из той же конторы. Сначала разобрали что лучшее, а потом, оказывается, и остальное в дело пошло. Таким товаром не разбрасываются. Тебе повезло, что ты выудил товарища полковника. - Без работы остался. - Такие, Аня, без работы не остаются.

У пылающего камина хорошо беседовать, но сегодняшняя беседа была не из приятных. Старший брат больше молчал. Уже перед тем как уехать домой, Ананий Денисович спросил: - Как быть с наличкой? Ведь это смерть для нашего очкарика. - Я распорядился, - сказал Януарий Денисович. - Завтра, то есть уже сегодня утром, Антонина Леонидовна в Северном коммерческом банке получит четыре миллиона. Деньги в пути. - Он взглянул на часы. - Пятнадцать минут назад самолет приземлился в Талагах. - А с теми, с тюлевскими, как? Разбросай по обменным пунктам. Но не в марте, а где-то в мае-июне. И не на Севере, а лучше всего на Украине. Например, во Львове. У Банкира со львовской кодлой ничего общего.

На том и расстались.

А в восемь утра, за два часа до начала аукциона, Ананий Денисович пригласил к себе товарища полковника.

В эту ночь товарищ полковник домой не уезжал - через своих агентов отслеживал обстановку в Архангельске. Упустить Поморский деревообрабатывающий, - значит сделать себе прокол.

Собственно, к покупке все было готово. Деньги находились в надежном месте: потребует организатор аукциона - и требуемая сумма будет выложена. Но уже когда купчая с печатями и подписями окажется на руках у Фиделя Михайловича. Была уверенность, что осечки не будет. При нем находились люди надежные: советник - специалист по деревообрабатывающим комбинатам, и два секретаря, писавшие с грамматическими ошибками, но стрелявшие безошибочно.

В относительной безопасности находилась и Антонина Леонидовна. В этом городе её никто не знал, не знали и её сопровождавших женщин: две из них в прошлом занимали призовые месте в стрельбе из малокалиберного пистолета. При них было их любимое оружие. В гостинице они остановились как родственники, следующие на свадьбу своей племянницы. Из Северодвинска, где якобы должна состояться свадьба, за ними должны были прислать транспорт забрать их, а вместе с ними и подарки молодоженам.

Все складывалось как нельзя лучше... Но фортуна это же фортуна: она может поворачиваться и лицом и задом.

По кислому выражению шефа товарищ полковник заметил: где-то сбой.

Он угадал. - Я весь внимание, шеф.

Ананий Денисович, вопреки правилу, не показал даже на кресло - не пригласил сесть человека, страдающего одышкой. - Внимательным надо было быть раньше, - жестко проговорил Ананий Денисович. Он сидел на краешке массивного стола, на рыжем лице жалкая кислая мина. - Что-то случилось? Вы кого взяли к себе в октябре? - Вы имеете в виду бывшего особиста, майора? - Как его звать? - Андрей Лукьянович Красий. - Русский? - Украинец. - Так вот, этот ваш особист, майор, украинец, сообщил Банкиру, что его деньги - четыре миллиона "зеленых" - находятся у нас. Более того, сегодня этими купюрами Фидель Михайлович будет оплачивать покупку. - И это все Красий передал? - Передал. - Откуда сведения? - Из Федеральной службы. Понятно...

Оба молчали, - Что будем делать? - Ананий Денисович задал вопрос для порядка.

У товарища полковника ответ был готов: - Надеюсь, Януарий Денисович все нужное предпринял? - Я-то предпринял. Но меня интересует этот самый Красий. Откуда он взялся?

Товарищ полковник - коротким взглядом на своего шефа: у него что выпадение памяти? Несмело ответил:

- Он по вашей рекомендации... - А вы зачем? Раньше, когда сватали в КГБ, сколько проверяли? Ну, сколько? - Полгода родственников прощупывали. Потом полгода в неведении. Потом - год-два - в зависимости от важности будущей работы - проверяли на мелочевке. - О! - воскликнул Ананий Денисович. - Тогда было и качество. - И тогда ошибались, - возразил товарищ полковник. - Тыщу раз проверенные дипломаты становились агентами ЦРУ. А один даже в члены Политбюро вылез. - Зато он сейчас человек уважаемый. Ананий Денисович поставил на место своего подчиненного. Подобные высказывания он не прощал.

Товарищ полковник знал подноготную всех действующих министров и знал, кто из них агент влияния. Более того, он знал, кто из них пьяница, кто бабник, а кто балуется наркотиками.

Все эти сведения когда-нибудь да пригодятся: если какой министр заартачится, выскажет несогласие с тем же Януарием Денисовичем, тут к товарищу полковнику обратится Януарий Денисович и тот приоткроет свой гигантский сейф, найдет нужную папку, а в ней нужную пленку, - и вся Россия увидит на экране телека, какой порочный министр. Единственно, чего никогда не огласят, что порочный министр имеет отношение к ЦРУ - чтоб друзья за бугром не осерчали. - Этот ваш Красий на месте? - На месте. - Пригласите. Мы ему дадим поручение сегодня же вылететь в Архангельск. Ему объясним, что фирма Рубану в кредите отказала. Деньги - всю наличку. За исключением предварительных расходов,. Вернуть в наш банк. Как вариант? Подходит? Вполне.

Спустя четверть часа Андрей Лукьянович Красий, сорокалетний здоровяк, стоял перед шефом. И тот его инструктировал, как в сохранности вернуть в Москву "зеленую" валюту. - Все поняли? - Так точно! - по-военному четко ответил бывший особист.

Когда за ним закрылась дверь, Ананий Денисович сказал: - Похороны майора за счет фирмы. Соболезнование жене и детям. Ну, вы знаете как... Как скоро? - Похороны послезавтра. Все остальное - сегодня. - Причина смерти? - Инфаркт. Стресс... и чтоб сотрудники заметили, что задание его сильно взволновало. Сердце не выдержало.

Майор Красий умер через два часа в своем рабочем кабинете.

15

Аукцион протекал вяло. Администрация выставила на продажу несколько предприятий. Самым дорогостоящим был Поморский деревообрабатывающий комбинат. Условия жесткие - деньги на бочку сразу же, притом, наличными.

Первая цена - три миллиона.

Все пять покупателей, внесшие задаток, подняли карточки. - Кто больше?

Организатор торга обвел взглядом зал. Три карточки. - Три двести. Три пятьсот. - Три восемьсот. - Принимаем три восемьсот. Кто больше?

Одна карточка. - Сколько? - Четыре. - Кто больше?

Зал затаил дыхание. Все посмотрели на крупного бородатого человека в очках. И каждый себя спросил: кто он? Откуда у него такие большие деньги? Притом, наличными?

В Москве при себе такая сумма - и то редкость. И охрана была бы не меньше взвода.

При бородатом было трое. Кто они, организаторы торга ведали: один советник - этого знали как бывшего директора комбината, и два секретаря ребята молодые, рослые, широкоплечие, по выправке - телохранители.

Но где же деньги? И каждый подумал (а среди них были и налетчики): а где же деньги? В которой из припаркованных машин? - Итак, четыре...

И вдруг со среднего ряда справа взметнулась рука.

Организатор торга заметил. Руку поднял маленький седой человек. Этот задаток не вносил. - Вы предлагаете больше? - Прошу справку.

По условиям данного торга справка разрешалась. Обычно справки дают специалисты, имеющие отношение к выставляемому на аукцион предприятию. Прошу назвать себя.

Человек с места выкрикнул: - Башин Ефим Львович, бывший бухгалтер Поморского деревообрабатывающего комбината. - Внимание. Слушаем. А лучше подойдите к микрофону.

Ефим Львович подошел. Но, прежде чем раскрыть рот, показал на бородача.

То, что бывший главный бухгалтер Башин будет выступать со справкой, для Фиделя Михайловича неожиданностью не было. Вчера вечером в гостиничном номере было обусловлено. Он скажет, что предприятие этих денег не стоит. Тогда организатор торга обратится к покупателю: "Вы согласны уплатить четыре миллиона?" Он ответит: "Я подумаю". Организатор, чтоб не сорвать торги и продать предприятие именно сегодня, иначе местным бюджетникам зарплату опять придется задерживать, обратится к покупателю: "Ваша цена?" Фидель Михайлович назовет свою цену: "Три восемьсот".

Двести тысяч достанутся тем, кто помогал москвичу приобрести предприятие. Все было рассчитано, обговорено заранее.

Ефим Львович поправил микрофон, прокашлялся, сказал: - Этот молодой человек с благородной внешностью, как у прославленного чемпиона мира, покупает прекрасное перспективное предприятие. А знаете, откуда у него деньги?

Зал замер. Старик сделал продолжительную паузу. Выкрикнул: - Он их украл! И теперь покупает теми же купюрами.

Зал зашумел.

Ефим Львович снова поднял руку, требуя тишины. - Да, да! Он их украл, - повторил страшную для покупателя фразу. - Он ограбил честного предпринимателя, всеми уважаемого Александра Гордеевича Тюлева.

Реплика из зала: - А откуда у Тюля четыре миллиона?

Ефим Львович вопрос уловил. Гордо вскинул седую голову: - Это деньги трудового коллектива. Честно заработанные. - Знаем, как он их зарабатывает!

Организатора торга срочно вызвали за кулисы. Вернулся он через минуту: - Аукцион прерываем. Для выяснения обстоятельств.

Что деньги Тюлева, которые у него сперли в поезде, Фидель Михайлович понял только сейчас.

Он повернулся к советнику, чтобы спросить, что же произошло, но советника - как ветром сдуло.

Больно кольнула мысль: "А Башин... Башин уже вчера знал, что скажет. Мерзавец!.."

И мерзавца в зале уже не было. С двух сторон - от левой двери и от правой - к ним приближалось не менее десяти человек, судя по экипировке омоновцы. - Шеф, не боись, падай на пол, - шепнул сидевший рядом секретарь. - Троих-четверых уложим. - Не надо, - стараясь выглядеть спокойным, сказал Фидель Михайлович. - Да вы что, шеф! Для чего же мы? - Это приказ. Мой приказ...Через десять секунд их уже обыскивали. На запястьях рук главного покупателя торга щелкнули наручники.

16.

Сотрудники фирмы "Лозанд" были потрясены: в Архангельске, прямо на торгах, арестовали их товарища.

Аналитик фирмы Фидель Михайлович Рубан покупал на свое имя Поморский деревообрабатывающий комбинат. Тому, что на свое имя, сотрудники не удивлялись: коль на деньги шефа, значит, и комбинат будет принадлежать шефу. Покупка на подставное лицо. Так поступают некоторые министры и, как правило, олигархи. И хотя владелец фирмы Ананий Денисович Лозинский не министр и пока ещё не олигарх, но он уверенно шел по стопам своего брата.

Первым, кто узнал об аресте сотрудника фирмы, как всегда, оказался товарищ полковник. Его агент доложил из Архангельска: бородатого очкарика увели омоновцы. Были ли это омоновцы, он высказал бы сомнение - все произошло так стремительно, что никто не заметил, куда увезли московского покупателя и куда исчезли эти самые омоновцы.

Товарищ полковник, тучный, вспотевший, бросился докладывать шефу, но опоздал. Шефом уже занимался психиатр. На привычное шефа "люблю президента", отвечал привычным - вводил ему инъекцию, подавляющею шизофреническую активность. Шефу было не до арестованного.

На вбежавшего в комнату отдыха, где в глубоком кожаном кресле слезливо бредил шеф, мельком взглянул Аркадий Семенович. Ему, опытному психиатру, не составило труда определить, с какой вестью товарищ полковник. - Что с Рубаном? - спросил коротко. - Арестован.

И тут неожиданно для обоих встрепенулся Ананий Денисович: - Арестован! Не может быть! - Сведения точны, - подтвердил товарищ полковник. - За что? - За купюры, которыми аналитик собирался расплачиваться... - Но там же Антонина! Она что - бездельничает? - Шеф, она работает, - заступился за свою безотказную помощницу товарищ полковник.

А шефа - словно прорвало: - Купюры Тюлева немедленно во Львов! - Уже сделано. - А наши, банковские, опоздали? - Успели. - Тогда почему его схватили?

Все трое понимали, о ком речь. Но если шеф возмущался коварством друга, что вполне естественно, когда человек в здравом рассудке, то его подчиненные - разведчик и психиатр - незаметно для шефа переглянулись: чудеса да и только! У человека приступ шизофрении, а он схватывает новую информацию и реагирует не нее, как и подобает трезвомыслящему руководителю.

Это была загадка для товарища полковника, но никак не для профессора-психиатра. Не однажды Аркадий Семенович замечал, как только предполагается визит кредитора, а встречаться с кредитором нежелательно, у Анания Денисовича шизофренический криз: шеф со слезами на глазах взволнованно признается, как он искренне любит президента. В этот момент личный врач никого к шефу не подпускает.

Шеф занялся своими повседневными делами, в данном случае инцидентом на торгах. Перво-наперво он позвонил брату. Януарий Денисович был у премьера. И как только тот вернулся в свой кабинет, секретарь поставил его в известность: брат настойчиво просит встречи. - Напомнил ему, что все личное - вечером? - Да. Но дело у него вроде не личное, - ответил секретарь, полный, цыганского вида коротыш с густой неопрятной прической. Обликом и манерой держаться он напоминал главу президентской администрации.

Секретарь обладал редким даром: он угадывал тайные мысли окружения Януария Денисовича, не говоря уже о самом олигархе. Он чувствовал, что олигарх вот уже который год охотится за креслом премьера. А станет премьером, следующий прыжок - в президенты. Камнем преткновения, конечно, будет его нерусская кровь. Но когда Россией по-настоящему правили русские? А тот, кто правил, умным и мудрым часто бывал с подсказки.

Януарию Денисовичу подсказывал секретарь. Он его слушался, как слушается гадалку засидевшаяся в невестах молодуха. И коль сказал секретарь: дело у брата вроде не личное, позвонил:

- Что там?

- Нашего задержали.

- Где?

- На торгах.

- Подъезжай.

В Белом доме, отреставрированном после расстрела танковыми пушками, уже кончался рабочий день. Но суеты не наблюдалось, чиновный люд ещё не покидал своих кабинетов. В просторных коридорах, где как стекло блестел паркет и ласкали глаз пестрые убегающие вдаль дорожки, ощущалась торжественная тишина. Как в соборе перед богослужением.

Служили, конечно, в кабинетах: там творилась государственная политика, согласованная с президентом.

Ананий Денисович шагал по коридору, как по мшистой солнечной поляне, он чувствовал приятную упругость ковровой дорожки. Он завидовал брату: за четыре года взлетел, считай, с ниоткуда к вершине власти и в полете обрастал миллионами и миллиардами сначала рублей, а затем и долларов. Спасибо ему: не чурается родственников. Хотя... прежде всего, спасибо родителю майору Пузыреву-Суркису, пропагандисту полка. Это его кровь сроднила их, связала в единый узел, в котором деньги делают власть, а власть - это деньги.

И сейчас Анания Денисовича вел к брату денежный интерес: упустить Поморский комбинат, значит, упустить миллионы долларов. Об этом он хотел напомнить брату, но брат об этом знал и без напоминаний. Он только уточнил, когда усадил брата на диван - подальше от "жучков":

- Этот русский, как его?

- Фидель Михайлович Рубан.

- Фидель, значит... Он не поступит с нами, как тот Фидель с Батистой?

- Он уже наш... Я за него ручаюсь.

- Твердо?

- Конечно. Ему выправляют мозги товарищ полковник и Антонина Леонидовна.

Услышав, кто "выправляет", Януарий Дениосвич заметил:

- Товарищ полковник служит за деньги. Тюлев больше заплатит переметнется к Тюлеву. А Тоня - это серьезно. Она работает за идею. Мечтает с нашей помощью ударить под дых Турцию, и пока турки очухаются, Курдистан добьется независимости. А помочь может только Россия. Разумеется, при нашем правлении. Но нам нужны русские, на которых мы можем положиться... Скажи прямо: на Рубана - можем? - Прежде всего, за него поручился профессор Герчик...

Януарий Денисович взглянул на брата, как иная мать смотрит на дочь, которая клянется, что она до свадьбы никому не отдастся. - Аркадий Семенович психиатр толковый , - сказал старший брат И я сожалею, что профессор отказался врачевать президента. Он ко мне напрашивался в личные лекари, но что-то меня удержало. Ведь мне пока ещё такой лекарь не нужен. Я его рекомендовал тебе. Чего греха таить, у тебя случаются заскоки... Излечит ли он тебя? - Я ему хорошо плачу.

Януарий Денисович тихо засмеялся, как умеет смеяться над простаками, до которых не сразу доходят очевидные истины. - Не ты платишь, а я - из президентского фонда. Ты только доплачиваешь. - Об этом он ни звука. Врачу не обязательно ставить пациента в известность, как о нем заботится родня. - Но пациент не такой уж бедный... - Ладно... Дело житейское. Прими это к сведению и не вздумай уточнять у психиатра, откуда у него жирные гонорары. - Я спрашивал. Говорит: за лекции. - Ах, Аня, Аня. Простота гарнизонная! Прислушайся к политикам.

У них любой навар - плата за лекции. А чернь уважает лекторов: говорят складно, значит, умные. Почему же умным не платить по-умному? Много ты платишь своему Фиделю? - Мало. - Смотри, осерчает. - Сначала узнай, куда его запрятали? - А чем мы с тобой занимаемся? - Болтаем. - Ничуть. Наша служба уже работает. Как только ты мне звоночек, я своих шерлоков холмсов сразу же по следу. - И что они? - Установили, что твоего Фиделя выкрали, но обставили так, будто это дело рук не архангельской, а московской милиции. Он жив? - Крадут не для того , чтоб убивать.

Януарий Денисович был, конечно, прав. От Фиделя Михайловича потребуют показать купюры: те или не те? Если те, из поезда "Северная Двина", то, значит, Тюлева обокрал господин Лозинский. А Тюлев уж найдет умельцев - они достанут брата известного олигарха. На могиле брата сам олигарх произнесет речь, как произносил в Питере над убитым другом, пообещав найти киллеров и их заказчиков. Киллеров, конечно, нашли, но уже мертвых, а мертвые своих заказчиков не называют. Тут срабатывает простое правило: возможность получить хорошие бабки делает киллера глухим к опасности. Даже если убийство не состоится - все равно киллеру не жить.

Но Тюлев это Тюлев: у него целое подразделение своих снайперов. Почти все они внедрены в силовые структуры, там проходят практику, будь то МВД или ФСБ, некоторые уже капитаны и майоры: эти, при надобности, посылают своих подчиненных, и те, обычно идя на смерть, даже не догадываются, что выполняют волю не государства, а вора в законе, предпринимателя и держателя многомиллионного общака. - Антонина получила мою наличку? - спрашивал Януарий Денисович. - Да, - отвечал брат, - Перед открытием банка. - Пусть выходит на Тюлева. Предъявляет ему мои купюры. - Рискованно, - предостерег Ананий Денисович. - Ты рискуешь своими деньгами, я - Антониной.

Януарий Денисович ответил не сразу. Объяснил, почему стоит рисковать: - Тогда убьют русского. О происхождении денег он ничего не знает. Его, естественно, будут пытать. А преданного русского, к тому же наделенного талантом аналитика, терять нельзя. В России наш русский стоит десяти иностранцев, пусть даже все они будут Соросами.

Брат был прав. Но нельзя было терять и Антонину Леонидовну, эту по-своему талантливую иностранку... Обнадеживало: её змеиный ум и звериная выдержка и в этот раз сослужат ей добрую службу.

В её руках была судьба Фиделя Михайловича.

Из кабинета брата Ананий Денисович передал товарищу полковнику, что в далеком Архангельске должна сделать Антонина Леонидовна.

17

Последнее, что увидел Фидель Михайлович, будучи в здании, где проходил аукцион, как разоружали его телохранителей.

"Не дал ребятам проявить себя...", - подумал и тут же кто-то ему набросил на голову мешок.

Плотно прижимая слева и справа, его вели по узкому коридору, видимо, не запасный выход. Вывели в двор-колодец и сразу же втолкнули в холодный фургон.

По работающему двигателю определил: ЗИЛ-150. Фургон приспособлен для перевозки продуктов: здесь пахло прихваченным морозом капустным листом и мерзлым оттаявшим луком. Усадили на зыбкий деревянный ящик - по всей вероятности, на тару для перевозки лука. Рядом на такие же ящики - слева и справа - сели похитители.

Машина медленно вырулила со двора. Сквозь стенки фургона послышался гул городского транспорта: выехали на улицу с двухсторонним движением. ЗИЛ набрал скорость. По звукам было слышно - рядом высокие каменные дома. Потом въехали в улочку с одноэтажными домиками. Стало тряско - грузовик шел по обледенелым ухабам. Не скоро, примерно через полчаса, в кузов ворвались новые звуки: выехали за город, на лесную дорогу.

"Никак в Исакогорку?" Там, на левом берегу Северной Двины, ближайший к областному центру лесной массив.

Фидель Михайлович весь превратился в слух. То, что его схватила не милиция и не ФСБ, он понял уже в зале, когда не него надевали наручники и когда заталкивали в этот старый ЗИЛ, не приспособленный для перевозки людей. И конечно же, заставил понять запах от охранника слева: от него несло поганой водкой, прозванной в этих краях "архангельским сучком".

Охранники хранили гробовое молчание. Молчал и Фидель Михайлович. Его уже холод пробирал до костей: на плечах только пиджак, да под пиджаком шерстяная безрукавка. Не потрудились мерзавцы из раздевалки взять его куртку и шапку.

Фидель Михайлович не выдержал молчания, заговорил первым: - Ребята, я совсем окоченел. Снимите наручники. Не убегу. - Потерпи, борода. Скоро будет жарко, - хрипло отозвался нахлебавшийся "архангельского сучка".

От наручников не освободили, но с головы сняли мешок. В сумраке фургона Фидель Михайлович увидел: его сопровождали трое да, видимо, двое или трое в кабине. Эти, в кузове, рослые, на лицах черные шерстяные маски, глаза пьяненько блестят.

Сидевший на ящике около кабины достал из-за пазухи бутылку, а из наружного кармана, предназначенного для хранения гранаты, вынул граненый стакан, набулькал почти до краев, протянул узнику: - Сугрейся.

Фидель Михайлович сделал два глотка - больше не смог: такое омерзительное пойло он потреблял впервые.

Сидевший справа протянул было луковицу: - Закуси. - Спасибо, - вернул стакан. Подававший луковицу допил, удовлетворенно крякнул, ехидно заметил: - Вы, миллионеры, к коньякам привыкшие... - Я, ребята, не пьющий. - Ну да? - хмыкнули все трое. - А зачем тогда "зеленые" тюками?..

Вырвалось у них синхронно, и Фидель Михайлович догадался, зачем его везут в таежную глушь - будут выпытывать, где наличность, предназначенная для оплаты покупки.

Мысль работала четко, в фокусе была Антонина Леонидовна: только бы не вышли на неё эти бандюги, вся наличность - четыре миллиона - при ней.

Тем временем, судя по гулу двигателя, ЗИЛ поднимался на довольно крутой косогор, и там, на вершине косогора, остановился. Послышались возбужденные голоса. В кузов ворвался запах смолистого дыма.

"Жилье".

Когда узника вытолкали из фургона, была уже ночь. Сквозь морозную дымку просматривались редкие звезды. Далеко на севере желтело зарево.

"Никак Северодвинск?" Архангельск должен был остаться на северо-востоке. Получалось, что ехали на юго-запад. Там, по данным товарища полковника, городов не было, но были действующие леспромхозы. Все они взяты в аренду лесопромышленником Тюлевым - отсюда на его Северный бумкомбинат поставляли не просто древесину, а отличный корабельный лес.

Этот огромный вечно зеленый массив мечтает прибрать к рукам Ананий Денисович - как можно дешевле купить, и купит, если его брат прольет на область золотой бюджетный дождик. Но арендатор Тюлев ещё три года будет здесь хозяином - до истечения срока аренды. Но не желает ждать Якоб Шимон, шведский лесопромышленник: ему этот корабельный лес нужен сейчас. Он уже наладил производство офисной мебели - дело за ценным сырьем.

Так нежданно-негаданно аналитик Анания Денисовича Лозинского оказался в царстве уникальной деловой древесины.

Его доставили в леспромхоз - в таежный поселок с десятком деревянных одноэтажных бараков. В одном из них располагалась контора.

Сейчас она была освещена электрическими огнями. С тыльной стороны работал движок, судя по звуку, ПЭС-60, давно устаревшая, но очень надежная передвижная электростанция.

Фиделя Михайловича ввели в кабинет директора. В кресле за массивным столом восседал низкорослый человек с дряблым морщинистым лицом. За его спиной во всю стену красовался красного колера плакат. На плакате богатырского вида лесоруб с пилой "Дружба", внизу - белой краской надпись: "Победителей соцсоревнования - не судят".

Такую надпись мог придумать только зэк. В кабинете по-домашнему пахло сосновыми дровами. Этот запах напомнил Фиделю Михайловичу отцовский дом когда-то в отцовском доме было печное отопление. На этом мысль оборвалась сзади по голове ударили чем-то тяжелым, и он потерял сознание.

Фидель Михайлович очнулся уже на полу, пощупал себя - пиджак был мокрый. Догадался: приводили в чувство холодной водой.

Кто-то раздвигал ему веки. Низкорослый человечек к кому-то злобно обращался: - Ты, падла! Это же интеллигент. Народ хлюпкий... Еще копыта отбросит. - Не отбросит... Разговорчивей будет. - Голос очень знакомый.

Никак его ударил угощавший "архангельским сучком"? Несомненно, он. Ударивший был в маске, по-прежнему не показывал своего лица.

Фиделя Михайловича подняли, усадили на стул. Через стол с близкого расстояния уставился не него низкорослый. Тоном опытного следователя, не переходя на "ты", пообещал: - Мы вас бить не будем, если укажете место хранения баксов. - Баксов? Каких? - Какие вы привезли с собой. - Со мной... проверьте мой бумажник. Там - тысяча. Рублей. Точнее, девятьсот шестьдесят.

Человек держал в руках бумажник, показывал как фотокарточку. - Не девятьсот шестьдесят, а триста. - Значит, шестьсот украли сопровождающие, сказал Фидель Михайлович.

Человек засмеялся, обнажая мелкие зубы: - Это они могут, - и присутствующим: - Вы, падлы, кто стырил?

Ответил в маске: - Он забыл, что покупал у нас вино.

Человек - с укоризной - уже в Фиделю Михайловичу: - Вот видите. Память вас подводит. Придется вам её вставить.

Фидель Михайлович поднял голову. Нестерпимая боль туманила сознание. Подумал: если ещё раз так ударят, он, пожалуй, уже не оклемается. Пока боль отступила, а время нужно было выиграть, чтоб ответить по существу, то есть ничего не сказать, он предложил: - Позвольте, я вам расскажу один случай. Ну-ну, давай, - разрешил низкорослый.

Только теперь Фидель Михайлович рассмотрел, что его следователь был в толстом вязаном свитере, маленькая головка с редкой челочкой, казалось, тонула в массивном шерстяном воротнике. - Наш летчик на новом истребителе сбился с курса, - начал Фидель Михайлович. - Приземлился в Японии. Его спросили, как открыть фотопулемет, не засветив пленку, летчик молчал. Тайну даже палкой не выбили. Через месяц его обменяли на американского шпиона. Ну, обменяли. А дальше? - А дальше на встрече с личным составом родного полка он сказал: "Ребята, учите матчасть, иначе забьют до смерти".

После длительной паузы низкорослый уточнил: - Вы хотите сказать, что ничего не знаете? - Знал бы... Зачем таиться да ещё перед вами? Жизнь, она дороже миллионов.

Низкорослый кивнул: - Это вы правильно... - и вдруг по-волчьи сверкнул белками глаз: Ты, падла! Где машина с баксами? Номер и место парковки.

Устрашающий взгляд низкорослого Фидель Михайлович выдержал. Кто-то ему говорил, да кто же - Антонина Леонидовна, её допрашивали в Анкаре как террористку, она говорила: самые свирепые палачи низкорослые. Офицер-коротышка капал ей на грудь расплавленное олово. Она каменно молчала. Фидель Михайлович завидовал её стойкости.

В новогоднюю ночь он впервые увидел Тоню обнаженной. Красоту её крупной фигуры портила изуродованная грудь - вместо левого соска глубокий шрам. Ее пытали огнем, но турок-истязатель не вырвал из неё признания, куда она заложила мину. Она все отрицала, зная, что если признается хоть в чем-то - остальное выбьют.

От Фиделя Михайловича требовали всего-навсего: в какой машине спрятаны миллионы? Он мог указать - приблизительно - место парковки. Не больше. Но в машине была Тоня. Деньги при ней. Разве мог он её выдать? - Ладно, - сказал низкорослый. - Подождем до утра. Приедет хозяин, ему и доложите.

Вопреки ожиданиям его истязать не стали. Низкорослый прекратил допрос, отлучился в соседнюю комнату. Минут через десять вернулся. Лицо у него было доброе.

Фидель Михайлович догадался, он с кем-то говорил по телефону. Не иначе, как звонил в Архангельск. Значит, что-то там случилось.

"Неужели схватили Тоню?" Тогда зачем напомнили о приезде хозяина? И кто этот хозяин? Тюлев? Может быть. Во всей округе леспромхозы работали на него. Нежелательно было с ним встретиться. О жестокости Тюлева ходили легенды. - Отведи в пятый, - распорядился низкорослый, обратившись к охраннику без маски. - Гляди за ним. Гривня потом тебя подменит. А ты найди миллионеру что пожрать. Они тоже хавать любят.

Низкорослый подмигнул охранникам, отчего его глубокие морщины на впалых щеках стали ещё глубже. Обычно такие лица у алкашей, для которых зона - и дом и семья. Такие маленькие, плюгавенькие у паханов ходят шавками. - Тогда я за жратвой, а Гриня пусть ведет, - сказал охранник без маски. - Столовка закрывается.

Гривней оказался охранник, поивший Фиделя Михайловича "сучком", а затем ударивший чем-то тяжелым по голове. Охранник лениво поднялся, передвинул автомат на грудь. Маску он так и не снял. Видимо, не пожелал, чтобы пленник его запомнил. Дело в том, что он, как и его напарники, ехавшие в "ЗИЛе", действительно были омоновцами, но подрабатывали у хозяина здешней тайги. И ударил он профессионально. Так бьют, заранее ни о чем не спрашивая, чтоб затем, сразу же, когда жертва приходит в сознание, получить нужные сведения.

Не получилось. И пленника оставили в покое. До утра. Из Архангельска, видимо, распорядились с пыткой повременить. Допрашивать будет сам хозяин. Как миллионер миллионера.

Гривня привел Фиделя Михайловича в холодный барак. Это было общежитие, где никто не жил: нары, тумбочки, в углу высокой грудой свалены тюфяки. Из каптерки, что была за перегородкой, Гривня принес прогоревшие в нескольких местах валенки, суконную шапку-ушанку и пропахшую дымом костра старую фуфайку.

От уличного фонаря в бараке было относительно светло. - Ну, миллионер, - сказал Гривня, - блаженствуй. А для сугрева, хочешь, набулькаю? - И достал из-за пазухи знакомую бутылку. - Спасибо. Платить не чем. - А три стольника? - Не для тебя, скотина.

"Если набросится - задушу", - подумал Фидель Михайлович. Ярость его распирала. Он был уверен: с одним - справится. Но Гривня, накачанный "сучком", на "скотину" не отреагировал. Только сказал: - Не хочешь - как хочешь. А жратву тебе принесут.

Он ушел. Слышно было, как по обледенелым ступеням простучали его омоновские ботинки.

Фидель Михайлович принялся менять экипировку. Фуфайка оказалась тесной - лопнула под мышками. Зато шапка и валенки были в самый раз. Потом он готовил себе постель. Кинул на нары тюфяк, но сразу ложиться не стал - от него исходил влажный колодезный холод. Нашел тюфяк посуше - накинул на плечи. Сел у окна. Задумался. Что же все-таки произошло?

Еще два дня назад, в Москве, он строил такие радужные планы! Он покупает комбинат. И уже как хозяин, а точнее, как управляющий, модернизирует производство, он по-умному распорядится деньгами Антонины Леонидовны (он даже не догадывался, что они были уворованы у Тюлева): двести тысяч, которые она ему подарила, пойдут на зарплату рабочим: госпредприятие задолжало им за восемь месяцев, часть, большая, конечно, будет направлена на закупку сырья у тех же задавленных неплатежами леспромхозов. А что касается потребителей, в частности, бруса и обрезной доски, шеф, то есть Ананий Денисович, гарантирует доставку в Швецию тому же Якобу Шимону, притом минуя посредников. Через полгода уже появятся живые деньги - чистая прибыль.

Кредит он вернет, конечно, Антонине Леонидовне. А через два года, если цеха заработают на полную мощность - доперестроечную, - будет миллион в его собственном кармане. Он выкупит сына...

"Выкупил"...

Фидель Михайлович в этом холодном темном бараке осмысливал свои поступки, начиная с того сентябрьского дня, когда по протекции профессора Герчика стал сотрудником фирмы "Лозанд", владелец которой по стопам своего старшего брата карабкался в олигархи, до дня нынешнего, когда соблазненный тем же профессором, очутился в Архангельске на аукционе по продаже недвижимости.

- Вот и выкупил сына, - произнес он вслух, не осуждая и не одобряя себя: и в расчетах бывают просчеты.

В бараке было не на много теплее, чем во дворе под открытым небом. Знобило. И - страшно хотелось есть. Чувство голода время от времени подавляло мысли: правильно ли жил в эти последние полгода, связавши себя с фирмой "Лозанд"?

До этого, прежде, почти восемь лет, в научно-исследовательской лаборатории прогноза, его окружали русские, в большинстве своем изгнанные из ракетных войск, изгнанный за ненадобностью (сам президент объявил Америку стратегическим другом), это были молодые, толковые ребята,. Но среди сотрудников лаборатории были и бездари, лодыри и подлецы, были завистники и стукачи - как и в любом коллективе, а сам руководитель, Капитон Капитонович Белый, проявил себя как наглый вымогатель. Но все это были свои, открытые, как протянутая длань нищего. А здесь, в "Лозанде", русским он оказался один. На что товарищ полковник, вроде Иван Иванович Мишин, то ли чуваш, то ли мордвин, человек умный и предельно хитрый, умеет ловко угодить любому начальнику, и любой начальник, неважно, с каким богом в голове, ему благоволит.

Исключение - Тоня, женщина восточного ума и воинственной отваги, искренне любит Россию и русских, но упрекает русских за их доверчивость, благодушие и открытость. "Ах, если бы русским, - твердила она, - да великоханьское коварство, Америка стояла бы перед Россией на коленях". Эти слова однажды она произнесла в порыве глубокого чувства к Фиделю Михайловичу.

Он помнил все, что она говорила. В её словах было столько нежности и участия! "Жалею, что не русская, - признавалась она, лаская Фиделя. И тут же как будто сама себя спрашивала: - А может, у меня тогда бы не было воинственной непримиримости к любителям чужого? Обворовали мой народ. Как же не разделить с ним его страдания? Меня мой народ знает, потому что меня пытали. И не однажды. Но я держалась на допросах и своим примером показывала товарищам, как нужно держаться. Когда знаешь, за что принимаешь муки, боль уже не боль. Если бы Иисуса не распяли на кресте, никто бы и не помнил, что был такой проповедник первобытного коммунизма".

Это тоже её слова. Но это были и его слова, сказанные при знакомстве с Аркадием Семеновичем Герчиком. Не испытай страданий не за себя лично, а за род человеческий, тебя забудут уже в первом поколении.

Будучи по крови и по духу русским среди нерусских, но хозяев России, Фидель Михайлович понимал, как ему не хватает ненависти к этим иноплеменным хозяевам. Видимо, страдать за Россию надо уметь.

18

Этот весенний солнечный день был начисто испорчен звонком из Архангельска.

Дарьяна Манукяновна в ночной рубахе стояла у окна. По раме открытой форточки прыгала синица, щебетала что-то мартовское.

Из коттеджа просматривался оттаявший асфальт Рублевского шоссе. По нем в сторону Москвы плыли дорогие иномарки - высокие чиновники, главным образом новые русские спешили в столицу приумножать свои капиталы.

Только что уехал Ананий Денисович. Она видела, как из "Форда" выскочил один из охранников, услужливо широкой спиной прикрыл нерезвого в походке шефа. Дарьяна Манукяновна стояла в задумчивой позе. Из Архангельска звонила Антонина Леонидовна. Она сказала мало, но самое важное. Товарищ полковник ей предложил встретиться с Банкиром. Это значит, с бандюгой Тюлевым - на него наехал товарищ полковник, конечно же, с помощью людей Януария Денисовича. И вот теперь неудачу приходится расхлебывать не столько Антонине Леонидовне - она выкрутится - а Фиделю. Где он? Что с ним? Куда его запрятали?

Муж сказал, что могут и убить: ведь он, Ананий, наступил на больной мозоль далеко не рядовому предпринимателю, - самому Тюлеву, вору в законе, члену Северо-Западного политбюро, держателю многомиллионного общака. Для Дарьяны Манукяновны это не было неожиданностью.

А на Фиделя Михайловича у неё такие виды! Далеко не всегда приходится заполучать русского, обладающего талантом аналитика, знатока макроэкономики. Дураков, бесталанных, готовых по-собачьи служить за сотню-другую долларов, сколько угодно. В одной только президентской команде их - легион.

Фидель Михайлович уже стал частью этой элиты. Что выгодно для элиты, он - русский. Как Черномырдин. Как Полунин. Как Ваня Рыбкин. Хотя Ване Рыбкину доверять миллионы нельзя - зазнается, а в случае краха - запьет. Одна радость, что - свой. Такого если и выкрадут, пусть даже чеченцы, потеря невелика.

А вот Фидель Михайлович... Где он, бедняжка? Даже служба Януария Денисовича не может выйти на его след. Что это за власть? Обратиться к мальчикам из Моссада? Упрекнут в лопоухости того же Януария Денисовичаа. А ему в случае кончины проспиртованного всенародно избранного выходить на вершину державного Олимпа.

Муж, накануне побывавший в московском Белом доме, вернулся в расстроенных чувствах. Они с братом так и не дождались обнадеживающего звонка из Архангельска.

Крепко зажал Тюлев северный регион. Если прорвется во власть, зажмет всю Россию. Как в свое время Фюрер зажал Германию. Тогда цвет германской элиты укатил в Америку, все, что не элита, но одной с элитой крови, были угнаны в гетто и там превратились в пепел.

Подобное произойдет и в России. Элита укатит в земли обетованные. Будет ли гетто? Русские до этого не додумаются. И если Тюлев станет диктатором, то разрешит своим бывшим подельникам время от времени устраивать варфоломеевские ночи - для острастки. А Россия без диктатора из ямы не выкарабкаться. Поэтому Тюлев, если выставит свою кандидатуру, в президенты пройдет со свистом. Как фюрер в канцлеры.

Так, стоя у окна с видом на Рублевское шоссе, размышляла Дарьяна Манукяновна, женщина многократно умнее своего мужа-миллионера, но не умнее его брата, нынешнего члена правительства.

С мужем и его братом её связывали капиталы, и не больше. Муж как мужчина её давно не интересовал. Уже добрый десяток лет она не делила с ним супружеское ложе. Но как женщина, она постоянно жаждала мужчину. Ложиться под кого попало не позволяла гордость, да и положение.

Наконец-то плеснула радость надежды. Спасибо Аркадию Семеновичу. Он высмотрел того, кто ей нужен.

Ничего, что формально он муж Антонины. Это и лучше. Она - её маскировочная сеть.

Ах, счастье! Оно уже было так близко! Но почему было?

Дарьяна Манукяновна, вздохнув всей своей могучей грудью, машинально нащелкала номер товарища полковника. Послышалось привычное, знакомое: - Я весь внимание, Дарьяна Манукяновна. - Вы мне нужны. - Айн момент.

У товарища полковника ещё с эпохи КГБ осталась изумительная исполнительность. Через пять минут, поставив на сигнализацию свой кабинет-сейф, он уже был в дороге.

Всходившее солнце, напоминая собой огромный перезревший персик, раскрашивало город персиковым цветом, но москвичи, озабоченные своими делами, вряд ли замечали такую красоту.

Товарищ полковник - замечал. Только что ему передали шифровку от агента Кинской, исполнявшей обязанности любовницы Тюлева.

Ядвига Станиславовна в силу природного дара умела страстно отдаваться "объекту" своей работы. Начинала с простого. Шестнадцатилетней девчонкой под видом домработницы была внедрена к первому секретарю обкома партии. И так получилось, что уже через месяц секретарь был доставлен в "кремлевку" с инфарктом миокарда - юная красавица выжала из партработника все его физические возможности. Зато выжала и нужную для госбезопасности информацию: да, это ему Горбачев предложил устроить в "почтовом ящике" двух специалистов по просьбе госпожи Тэтчер. Как выяснилось, специалистами оказались сотрудники столичного НИИ - граждане СССР, но офицеры Англии.

Тогда быстро лысеющий подполковник Мишин получил свой первый орден. Теперь он старался уже не за ордена, советские награды уже ничего не стоили. - Ну что - опозорились? - встретила его Дарьяна Манукяновна. - Не уберегли? Где аналитик? - В тайге, - с готовностью ответил товарищ полковник. - Сорока на хвосте принесла? - Мой агент. - Вызволять собираетесь? - Вызволим. - Как? Если Антонина Леонидовна не убедит Тюлева, что мы не имеем отношения к его "зеленым", придется посылать группу. Группа к отправке готова. - Люди из нашей конторы? - Из конторы Януария Денисовича. Он власть, ему и карты вруки.

Дарьяна Манукяновна, уже в оранжевом халате, смотрела на товарища полковника сверху вниз - он был на целую голову ниже, - произнесла тихо, но властно: - И чтоб ни один волос с головы аналитика...Он, как ваш агент? Опытный. - Часто видит вашего Банкира? - Частенько, - уклонился от прямого ответа.

Не мог же он сказать, что агент видит Банкира гораздо чаще, чем уважаемая Дарьяна Манукяновна видит собственного супруга. Повелительнице это знать ни к чему: ещё где-либо проговорится. А потерять ценного агента легче лишиться собственной руки.

Но она и сама понимала, как это важно иметь во враждебном стане своего человека. - А нет ли в нашей фирме Тюлевых? - Был один... По рекомендации... - Знаю, по чьей, - резко перебила его Дарьяна Манукяновна. - Впредь все вопросы приема согласовывать со мной. - Но шеф... он, понимаете... - замямлил товарищ полковник. - Шеф бывает болен. - Да, да... Конечно...

Уточнять что-либо не стоило. Команда ликвидировать майора Красия исходила от нее. Майор сообщил Тюлеву, кто украл у него четыре миллиона .На этом он хотел заработать тыщенки четыре "зеленых" и наконец-то купить себе "жигуля". Всего-навсего.

Мало кто знает, что стукаческие деньги - самые ядовитые. Андрей Лукьянович вроде и долго служил в особом отделе армии, но не понял очевидного: частные сыскари , как правило, превосходят государственных они работают сдельно.

19

В этот вечер Клара не узнала своего отца. Вернулся он от Лозинских туча тучей. Он не видел ничего вокруг. Вел себя как лунатик: машинально под вешалку поставил кейс, снял утепленную кожанку, бросил на полку каракулевую кепку с кожаным козырьком. Кепка упала на пол - не поднял.

Как слепой, проследовал мимо дочери, которая уже целых полчаса, сидя в коляске, ждала своего папочку. Клара как разбудила его: - А почему меня не поцеловал? - Ах, да! - Поцеловал холодно, небрежно, отрешенно. - Что случилось? - Случилось... - Надеюсь, не с Ананием Денисовичем? - С Фиделем. - А ну, рассказывай. - Клара за ним покатила коляску.

Он таиться не стал. Поведал, что узнал от Дарьяны Манукяновны. Насколько мне известно, она ни за кого никогда не беспокоилась. А тут...

В дрогнувшем голосе дочери отец уловил ревнивые нотки.

"Ах, бедная девочка!.. Что за женщины?.." И у толстухи Дарьяны Манукяновны он почувствовал трепетное сердце, когда она своему врачу сообщала печальную новость. Фидель Михайлович для неё уже значил больше, чем собственный муж, всячески опекаемый могущественным братом.

"Неужели я переусердствовал? - с горечью думал Аркадий Семенович. - Не шизика должен будет заменить Фидель Михайлович, хотя и этот Суркис выкарабкается в олигархи".

Он, опытный психиатр, имел в виду того мерзавца, по чьей вине дочь попала в автомобильную катастрофу. Да, тот уже олигарх, притом с числе первой десятки. И у него телохранителей пусть не президентский полк, но добрая рота человекоподобных волкодавов. Аркадий Семенович был уверен, что через частокол этих волкодавов Фидель Михайлович к нему проберется и завладеет его миллиардами.

До вчерашнего дня Аркадий Семенович только ему известным способом ставил капканы на мерзавца, будучи убежден, что уже в капкане добьет этого зверя его молодой друг - добьет своим аналитическим умом.

А пока, вопреки договоренности, аналитик делал непростительные ошибки, и одна, самая последняя - так бездумно довериться проходимцу Башину.

Аркадий Семенович корил себя в том, что не научил своего подопечного чуять людей нутром. Да и когда было учить? Неужели Фидель соблазнился миллионом, чтоб быстренько заработать и выкупить сына? Похоже, что поспешил. Тут, конечно, доля вины товарища полковника - по авантюрному сценарию не всегда хороший фильм. Да и Антонина Леонидовна, в душе авантюристка, поторопилась сбагрить уворованное, а получилось, что подставила Фиделя. Фидель обязан был знать, откуда эти четыре миллиона, и тогда сообразил бы, почему это вдруг какой-то неизвестный одессит предложил свои услуги.

У Башина была лишь догадка - сработало чутье местечкового хухеля: а что если это они, доллары, из поезда?

Да и его, профессора Герчика, товарищ полковник проигнорировал...

Так рассуждал Аркадий Семенович, посвящая свою дочь в детали покупки Поморского деревообрабатывающего комбината на имя новоиспеченного предпринимателя Рубана. На аукцион идут, уже имея известность. - Папа, ты скажи мне главное: Фидель Михайлович жив? - Хочется верить... - Я верю, тихо произнесла Клара.

Отец посветлел лицом. Он знал, что дочь у него необыкновенная. Не случись трагедии, она преуспела бы как психолог. Но, обреченная на неподвижность, она захлебывалась в клоаке действительности. И чтоб не захлебнулась, отец как мог её подбадривал, давая понять, что господствует не судьба над человеком, а человек господин своей судьбы. - Твоя вера, доченька, меня радует. Глядя на тебя, я лишний раз убеждаюсь, что у нас с тобой гены вечно гонимого народа. Мы ещё в роддоме, а уже кричим громче других - требуем к себе внимания. У него же, у Фиделя Михайловича, гены предков, которых ломали, но никогда не сломили и им не нужно было приспосабливаться к другим народам, их никто не преследовал, разве что таежный зверь, а зверя они всегда побивали. Я знаю его отца. Это добрейшей души человек. Ты замечала, что Фидель Михайлович стесняется даже себя? Он все ещё не уяснил, что в элитной среде надо быть предельно наглым, правда, не на столько, чтоб от тебя шарахались. - Ты хочешь сказать, что ум - это сила, а локти - нахальство? - заметила дочь. - Да, у Фиделя Михайлоыича есть первое, но нет второго. Гены предков ему мешают. - Это хорошо или плохо? - В его положении - это плохо.

Из зала они перешли на кухню, где тетя Люба разогревала блинчики с творогом и там, уже за столом, он предупредил: - Ты только маме о нашем друге не говори ничего. Ты веришь и я хочу верить, что Фидель Михайлович включит свой мыслительный аппарат - проявит характер. Сработают гены. Хотя и не сразу.

К разговору хозяев тетя Люба не прислушивалась. Здесь о России и о русских говорили часто. Но ни разу она не слышала, чтоб говорили с пренебрежением. И потому она усердно помогала по хозяйству - работала , как будто это были её желанные родственники.

По другому говорили о России на собрании. Там только и разговоров о втором пришествии Христа. Проповедник из Америки объявил: Россия, как змий, сама себя съест. Это было страшно.

А хозяева - люди нерусские - толкуют, что Россия обязательно возродится. Они скорбят о русском, который загадочно исчез. Неужели съедают русские русских?

Так зачем тогда второе пришествие Христа? Возвратится он или нет? Лучше пусть не возвращается. Здесь и без него тошно. А вот возвращение хорошего человека - это радость.

Тетя Люба взглядом дала понять, что если верить в лучшее, то все лучшее - впереди.

20

Если в первопрестольной благоухали ясные солнечные дни и плыли звездные с морозцем ночи, то на Питер и весь Северо-Запад наложил свою мохнатую лапу атлантический циклон. Небо сыпало моросью, и тучи, летевшие с Балтики, серой пеленой закрывали верхние этажи зданий.

В Парголово, в пригороде Питера, где раньше традиционно была зона отдыха, украшенная спортивными сооружениями, новые русские теснили сосновый бор, застраивая двух-и трехэтажными виллами.

Александр Гордеевич Тюлев виллу для себя не строил - он её купил у вдовы бывшего подельника, с которым не сошелся интересами, и тот как бы случайно был задавлен в своем "Мерседесе" железобетонной плитой, выпавшей с панелевоза. Вместе с ним погибли шофер и два охранника.

Тридцатилетняя вдова долго мужа не оплакивала, спустя два месяца вышла замуж за другого нового русского, а виллу очень дешево - за двести семьдесят тысяч долларов - уступила лесопромышленнику Тюлеву, о котором ведала, что с ним торговаться нельзя: какую цену даст - на такую и соглашайся. Первый муж владел двумя лесовозами, по дешевке выкупленными у министерства речного флота. Это он назначил свою цену за перевозку лесоматериалов по рекам и озерам Мариинской системы с доставкой на Северный бумкомбинат. Цена не устраивала Тюлева. Друг-подельник не уступил: забыл, кто из них первый.

В "Крестах" - здесь обычно три тысячи зэков - на Банкира молятся: он устанавливает очередность, кого когда выкупать. Выкупил и владельца лесовозов, а тот посчитал, что за стенами тюремной камеры пахан уже не пахан. Иной выбивается чуть ли не в министры, а всегда помнит, кто помог ему стать благородным - избавил от параши и тюремного пойка, кто не позволил, чтоб его, вчерашнего директора, насиловали по ночам, как продажную девку.

Вилла - двухэтажный каменный особняк - в глаза не бросалась. Среди таких же, краснокирпичных, с подземными гаражами и пристроенной финской баней, она выглядела чересчур скромной, но почему-то сразу понравилась Ядвиге Станиславовне.

- Уютное гнездышко, - сказала она. - Ничего не перестраивай. Разве что поменяй спутниковую антенну. Ну и, конечно, факс. В Москве я видела поновей.

Пожелание любовницы Александр Гордеевич учел. Новая антенна оказалась не лучше старой - нужно было менять питерскую погоду, может, и климат. А вот факс, да, работал безупречно. Он и принес новость из Архангельска. Ядя, а бабки-то нашлись! - воскликнул Александр Гордеевич,

расшифровав донесение. - Которые? - Которые слизнули в поезде. - И у кого же? - Представь себе, мой друг послал на аукцион своего Юрия

Власова. У них есть такой - аналитик Рубан. Я тебе о нем, помнится, говорил. Умный парень, но дурак. Моими бабками попытался купить Поморский. - Ну и что? Что будет? - А то, что я сорву аукцион. Пошлю своего человека. - Ты разве не послал? - Послал. С сочинениями членов Политбюро. Но не нашего, а того, бывшего, кремлевского. - Представляю, как ты этому Юрию Власову утрешь нос. - Зачем утирать? Я его выкраду. Хоть он и Власов, выдавлю из него, кто мне устроил подлянку.

Для Ядвиги Станиславовны - верного и опытного агента товарища полковника - это была важная новость. Аналитик был в опасности. Требовалось немедленно связаться с Москвой. Кто из Москвы сообщил в Архангельск? Сообщить могли только из фирмы Лозинского. Значит, у Тюлева в фирме "Лозанд" сидел свой агент. Но кто он?

Ядвига Станиславовна предложила: - Саня, если четыре миллиона к тебе вернутся, поощри своего стукача. Отвали ему тысяч десять. Он будет тебе землю рыть. - Ты что? Он и тысяче обрадуется. Они, эти особисты, в армии имели мизер. - Зато были идейные. - Эпоха идейных, Ядя, канула в лету. - Не скажи. У нас в мэрии, пока не знали семью президента, все

были за него. Теперь - все за мэра.

- Это понятно. Чем меньше человека знаешь, тем лучше о нем думаешь. А узнаешь, что и мэр не лучше Е.Б.Н., подберут нового бога. Президент одряхлел. Вот и поставили теперь на молодого и здорового. Вот, как ты на меня. - Точно! - засветилась белозубой улыбкой Ядвига Станиславовна.

К тому же ты в два раза моложе мэра. Ну и...

Она сделала многозначительную паузу, как умела делать её однофамилица, рекламируя парижское мыло. Та в ванной бывало поднимет изящную ножку и застынет, дескать, смотрите, как пена стекает с пятки до колена и дальше. Ядвига Станиславовна застывала недосказанной фразой. - Договаривай. - Тебя ждет кресло президента. - Твоими бы устами... Я первое, что сделаю, - очищу Россию от криминала. Когда-то Никита Сергеевич говорил: "Западный Берлин это яйца Кеннеди, которые мы держим в своих руках. Будет надобность вырвать - вырвем." А я уничтожу базу, которая питает криминал. - Любопытно... Как же? - Все присваиваю себе. Сам у себя воровать не буду, грабить себя - тем более. Товарищ Сталин, единственный из правителей, кто был полным хозяином страны. Лично у него ничего не было, но он имел все.

- Где же тебя так просветили? - В "Крестах". Это, Ядичка, главный университет России...

Опять факс отвлек внимание. Новая шифровка требовала личного участия Банкира в деле, связанном с аукционом. Там события разворачивались со стремительной быстротой.

Александр Гордеевич взглянул на часы: торги уже начались. - Летим. - В такую слякоть? Все полеты, небось, отменены. - В Беломорье - пятнадцать ниже нуля. Нам бы взлететь.

Пулковский аэропорт был закрыт, но рейсовые пока ещё взлетали, если им гарантировали посадку. Талаги посадку почему-то не гарантировали. - А мы на истребителе. Примет Васьково. Начальник гарнизона мой друг. - С некоторых пор военные подрабатывали, доставляя новых русских, куда тем заблагорассудится.

Собрались в считанные минуты. По пути в Котлы, где дислоцировался полк дальнего перехвата, Ядвига Станиславовна сказала, что ей надо заскочить к Зосе. - Что так? - Обещала таблетки. Для Олега Борисовича.

Она не делала секрета, что их зять, муж Зоси, страдает язвой желудка. Уже в машине Александр Гордеевич спросил: - Давай твое лекарство. Сам схожу. - Поднимемся вместе. Взгляну на племянницу. Быть в Питере и не увидеть малышку...

Олег Борисович что-то кроил. И пока Александр Гордеевич, передавая лекарство, о чем-то расспрашивал мастера, Ядвига Станиславовна, подхватив на руки племянника, поспешила на кухню и там, на кухне, успела шепнуть: Бывший особист передал Тюлю: на аукционе будет наличка из поезда.

Не сказала, что ждет аналитика - Александр Гордеевич поторопил. Он заметил, что Ядя о чем-то шепчется с сестрой, направился на кухню. Сестры переглянулись, раскатисто захохотали. - Никак мои кости перемываете? - Не твои, - нашлась Ядя, - нашего охранника.

Уже подъезжая к Котлам, прильнув к уху Сашеньки , чтоб не слышал водитель, объяснила причину смеха:

- Я рассказывала, как твой главный телохранитель, Лешка Серик, трахает нашу дворничиху. Каждое утро, в одно и то же время и почему-то всегда у мусорного ящика. - Уберу Серика. Зажрался, падла, - шепотом ответил Александр

Гордеевич. - У телохранителя баба должна быть одноразовая. - А я у тебя? - Но я же не телохранитель? - Как ? - изумилась Ядвига Станиславовна. - Разве не ты охраняешь мое тело? Ты мне ни на секунду никуда не даешь отлучиться. Разве не так? - Так, - самодовольно улыбнулся Александр Гордеевич.

За разговором не заметили, как въехали в военный городок. Водитель подрулил прямо к штабу.

Знакомый генерал, когда услышал, что с лесопромышленником летит женщина (опытным глазом определил - любовница), наотрез отказался выделить истребитель - два пассажира в кабине штурмана-оператора, а вдруг что случится? Кому отвечать? Он дал транспортный: ребята - ассы, летают при любой погоде. Правда, не так быстро, но до Васьково за три часа дошлепают.

Александр Гордеевич прикинул: поздно. К этому времени торги уже закончатся. Но волноваться не было смысла: указания даны, а излишняя опека развращает подчиненных. Почему-то волновалась Ядвига Станиславовна. Она говорила, что ей страшно, в такую погоду она ещё не летала. Густая облачность окутала все пространство. Натужно ревели турбины, самолет, казалось, завис в одной точке. Волновалась она по другой причине: дозвонилась ли Зося до товарища полковника? Если дозвонилась, товарищ полковник сможет что-то предпринять.

Он предпринял. Получив сообщение из Питера, быстро вычислил агента. Когда военно-транспортный ТУ коснулся васьковской бетонки, бывший особист Андрей Лукьянович Красий в своем кабинете лежал уже на диване и врач "скорой помощи" зафиксировал остановку сердца.

Только в первом часу дня Тюлев и Ядвига Семеновна увидели высотные здания северного города. Погода и здесь испортилась: из-за Двины широким фронтом шли облака, в морозном воздухе роился снег.

На явочной квартире по Нижегородской улице - по соседству с кладбищем - в старой, плохо отштукатуренной двухъэтажке хозяина ждал недавний зэк Башин. Маленький, седенький, с большими морщинистыми ушами, он ласково улыбался, как может улыбаться одессит, продавая на Привозе простаку-селянину сапоги на картонной подошве. - Получилось? - В лучшем виде, - нежно ответил Ефим Львович. - Торги, как вы и пожелали, имели возможность не состояться. - Возможность не действительность, - прервал его Тюлев, не догадываясь, что он оперирует философскими категориями. - Где покупатель?

Башин, стоя у камина и потирая тонкие, как у девочки-подростка, руки, заискивающе ответил: - Вам доложит Константин.

Архангельской экспедицией - так была названа операция - руководил друг детства и школьный товарищ Костя Гелевера, широколыцый, не по возрасту полный, но подвижный крепыш. Пока его друг Тюль сидел в "Крестах", а потом досиживал в образцово-показательной колонии украинского города Черкасы, где зэки-хохлы в день референдума орали: "Гэть кацапив з украинских тюрем!", Костя учился в Ленинградском университете на юрфаке, получив диплом юриста, поступил в адвокатскую контору. Но и Тюль не отстал в учебе. Из тюрьмы вышел в звании вора в законе, стал держателем общака. Ему не составило труда разыскать друга, теперь уже дипломированного юриста.

Друг, не имевший адвокатской практики, а значит, и постоянной клиентуры, жил бедно: жена и стерва-теща досаждали упреками: "Адвокат, называется. Не может найти клиента, который ворует и попадается".

Сам он не нашел, но его нашел Тюлев: предложил работу руководителя. Архангельская экспедиция была не первой.

В явочную квартиру Костя не вошел, а вкатился. Белозубый, розовощекий, сияющий, он не скрывал радости, что в полном здравии и в прекрасном настроении видит своего давнего друга. - Извини, задержался. Отвозил в тайгу покупателя. А вот что из него выдавливать - ума не приложу. - Деньги, - разжал уста Александр Гордеевич. - А потом куда его? - Пусть у нас поживет. - А куда дедушку? - Костя показал на Башина, все так же, стоявшего у жарко натопленного камина. - Свою миссию он выполнил блестяще. Куда...На Северный. - И к Башину: - Пойдешь замом к главбуху? - Как прикажете. Но лучше в Одессу на лесосклад. - Дедушка, у нас там никаких лесоскладов нет. - Так будет! Зачем же я? - У Башина глаза хитрые-хитрые. И если б не обильная седина, как у библейского бога Саваофа, и не морщинистое личико, с трудом подумаешь, что ему уже давно за семьдесят. - А что - идея! - сразу же ухватился Тюлев. - И к Гелевере:

Сообрази, как ему там организовать лицензию. А я дам команду, чтоб на имя получателя Ефима Львовича Башина отогнали в Одессу вагонов сорок леса. Для начала.

- Это - можно, - согласился Гелеверя. - Но тут уже есть одна заковыка: в настоящее время Одесса в другом государстве. - Как бы в другом, поправил его Тюлев: он терпеть не мог, когда

кто-либо в его присутствии части бывшего Союза называл "самостийными".

- Ну да. Конечно. А пока дедушка пусть потрудится в замах. Не возражаешь, дедуля?

А дедуля словно и не слышал этих слов. Подняв руки в молитвенной позе, восклицал: - Мне! Сорок вагонов! Да за меня же любая девушка!.. - А вот с девушками, дедуля, не путайся, - строго предупредил

Александр Гордеевич, но, перехватив укоризненный взгляд Ядвиги Станиславовны, понял, что сказал не то, попытался оправдаться: - Это нам, молодым и резвым, инфаркт противопоказан. Понял, дед? А теперь выматывайся.

Оставшись втроем, они обсудили план, по которому предстояло действовать. Костя не был уверен, что человек Лозинского - покупатель Поморского деревообрабатывающего комбината - знает, где находится наличка. - И я не уверен, - сказал Александр Гордеевич. - Но у меня он расколется. Ты с ним знаком? - удивленно спросил Костя. - Немножко...Не расколется прижму... Когда будут звонить? - Звонок из тайги был. - И что Рубан? - В дороге. - Поторопись, иначе бабки уплывут обратно в Москву.

В разговор мужчин Ядвига Станиславовна не вмешивалась, но когда услышала, что шавки Тюлева вот-вот начнут обрабатывать аналитика - выбьют из него признание, подала голос: - Что же получается, мальчики, денег вы не видели, откуда уверенность, что они те? - Особист врать не будет. К тому же бабки мечены. - Все четыре миллиона? - Паковали при мне. - Я к чему... Чтоб не погнали напраслину...

Тюлев взглянул на свою любовницу с недоумением: кто он ей, этот Рубан? Недоумение сменилось раздражением: - Он тебе кто - кум или брат? - Человек твоего друга. - Таких друзей в гробу я видал. - Увидишь, - не возразила Ядвига Станиславовна. - Тебе он не пригодится, этот аналитик? Сам признал, что дурака на аукцион не пошлют, да ещё с ворованными деньгами.

Услышав такое, Тюлев расплылся в улыбке: - Правда твоя. Аналитик, это козырь. Но мне его должен кто-то подкинуть. Сам он в руки не пойдет.

А ты предложи ему шикарную пайку. - Ядвига Станиславовна

уже брала разговор на себя. Она понимала, что если не удастся выручить аналитика, товарищ полковник этого ей не простит. Он своих людей бережет всячески. Кэгэбистская школа у него в крови.

Попади она , агент Кинская, в подобную ситуацию, он бы из своего шефа обязательно выудил бы нужную сумму и выкупил бы, чего бы это ему не стоило. Он, всегда активный, своим подчиненным. не прощал пассивности. С такими он порывал раз и навсегда - больше их никто не видел.

Зато инициативных, думающих и смелых, он поощрял - раскошеливался, конечно, шеф. У шефа было прекрасное качество, которое так ценит товарищ полковник: "Разведка - дорогая баба. А все дорогое хорошо оплачивается". Это изречение впервые произнес не сам шеф, а его могущественный брат. Януарий Денисович мыслит по-государственному: не зная, что в кошельке твоего друга, тем паче недруга, олигархом не станешь.

Вот почему Ядвига Станиславовна решительно включилась в разговор, когда речь зашла о коварно схваченном аналитике.

Она не сомневалась, что перед отлетом на торги он был проинструктирован товарищем полковником. Она не знала, кто и как доставляет наличку. Но то, что при нем были телохранители, это уже, как и она, люди товарища полковника.

По отношению к ним она оценила гибкость ума хозяина денег. Секретарей-телохранителей ни убивать ни пытать не стали. Александр Гордеевич распорядился снять с них наручники и вернуть оружие. В данной ситуации он поступил не как предприниматель, имеющий дело с конкурирующей фирмой, а как бандит: у бандитов, как и у дипломатов, строго соблюдается правило взаимности: ты моих убьешь - твоих отстреляем. А Москва не Питер ( это Питер - бандитская столица), а тут и законная власть в разборки встревает и, как правило, берет верх.

Александр Гордеевич смотрел далеко вперед, поэтому большую часть времени проводил уже не в Питере, а в Москве. Нутром опытного рецидивиста он чувствовал: Россия в своем развале уже скоро подойдет к черте, когда вынуждена будет затребовать диктатора, притом русского, из простого рабочего сословия - в России, так уже случалось не однажды, на крови строилось могущество державы.

А диктатор - вот он! - Александр Гордеевич Тюлев, родители которого до третьего колена пролетарии, без примеси инородной крови. Своим природным умом он выбился в люди. Молодой, красивый, предприимчивый. Россия потребует - пустит кровь. Конечно, и свою братву поприжмет маленько: народу нужно будет показать, что ради наведения порядка не грех и к стенке поставить некоторых бывших зэков, если не сотню, то хотя бы каждого десятого, а это уже добрая сотня тысяч - сразу просторней станет. Но начнет он с самой верхотуры. Это - народу понравится.

Поток его блаженных мыслей прервал телефонный звонок. Звонили из гостиницы. И кто? Секретарь владельца фирмы "Лозанд". Но откуда она узнала телефон явочной квартиры? Ведь он, Тюлев, в Архангельске всего лишь несколько часов? И отсюда при нем звонили раза четыре, не больше. Звонили свои: Костя, Ядвига. У Кости были деловые звонки. Ядвига справлялась о рейсовых на Москву. Перезванивала, уточняла, попадала не туда, извинялась. Областной город, а связь паскудная.

Провинции далеко до столицы.

21

Приказ товарища полковника не оставлял сомнений, что Фиделя Михайловича схватили не местные омоновцы (распоряжение мог отдать и губернатор, это равносильно было бы объявлению войны правительству), схватили бандиты с целью получения выкупа.

Так считала и Антонина Леонидовна, считала до той минуты, когда услышала по сотовому знакомый голос: - Груз при тебе? - Да. - Показывай. Но... - Без всяких "но" - Кому показывать персонально? - Нашему лучшему другу. Пусть он убедится, что мы не разбойники с большой дороги. Мы покупаем товар на свои трудовые. Надеюсь, объяснить сумеешь. - Сумею. Но он же в Питере? - Он где-то рядом с тобой. Запоминай телефон... Звони.

Телефон запомнила. На секунду задумалась: приказ был странный. Переспросила: - А если он попытается груз отобрать? - В твоем распоряжении мастера спорта. - Товарищ полковник намекал на присутствие женщин, в прошлом известных стрелков. Они сопровождали груз - четырехмиллионную наличку. Вчера это были одни купюры, сегодня - другие. Утром - так велела Антонина Леонидовна - им пришлось пересесть из одного "Уазика" в другой. Оба "Уазика" одного - белого - цвета, и что любопытно - это осталось незамечено даже сопровождающими - оба "Уазика" с одинаковыми номерами. Первый умчался в аэропорт - увез банкноты, захваченные в поезде. Эти деньги, минуя Москву, проследуют во Львов - в обменный пункты Западной Украины. Свежую, московскую наличку, предстояло предъявить Тюлеву. Так распорядился Януарий Денисович: он жертвовал своими деньгами.

В том, что это деньги его, Антонина Леонидовна убедилась вскоре. Через некоторое время после разговора с товарищем полковником невдалеке от припаркованного "Уазика" зарулил на стоянку "Икарус", по виду туристский, но окна были плотно зашторены.Потом подрулил другой, такой же "Икарус", тоже с зашторенными окнами.Вот у второго она сумела разглядеть номер. Судя по номеру, автобус принадлежал министерству финансов. У этого министерства в каждом областном городе есть свое подразделение военной охраны. Вывод напрашивался сам собой: здесь не обошлось без содействия Януария Денисовича.

Антонина Леонидовна, сидя на мешках с деньгами, набрала номер, названный товарищем полковником. Номер отозвался быстро, но голос был не Тюлева.

- У меня есть сообщение для Александра Гордеевича, - сказала она.

- Кто его спрашива6ет?

Антонина Леонидовна назвала себя. Там выждали. Пауза затянулась. Это было естественно. Видимо, совещались. Она представила, какое сейчас выражение лица у Банкира. Этот номер телефона знали только самые-самые, но никак не люди Лозинского, против которых, собственно, и была предпринята экспедиция Гелеверы.

"Будет говорить - не будет?" - гадала Антонина Леонидовна, прижимая к уху сотовый и молча обводя взглядом своих надежных, не однажды проверенных в деле боевых подруг. Вот вечно улыбчива толстушка Валя. Как она за неё радовалась, когда та на чемпионате Европы по пулевой стрельбе завоевала серебряную медаль. Не хуже добывала себе победные очки и голубоглазая Лиза, Лизавета Павловна - так её за солидную внешность называли члены ЦСКА, где она до сих пор ещё работала, вернее, подрабатывала тренером, а теперь, хотя и не регулярно, подрабатывает у Антонины Леонидовны.

Не утратила остроты зрения и Полина. Несмотря на возраст - ей уже за пятьдесят - она летала в Грозный, охотилась на снайпера, который безжалостно отстреливал российских саперов. Трое суток сидела в засаде выследила. Снайпером оказалась литовка, спортсменка из Каунаса. В этот раз, в Архангельске, с Полиной были две её ученицы - Клава и Лена. Им уже под сорок, но обе, как и их наставница, не однажды брали призы на городских и республиканских соревнованиях по пятиборью. Все они, приглашенные Антониной Леонидовной, знали, что за груз так тщательно оберегают. И сейчас они напряженно ждали, молча смотрели на свою начальницу. Ведь она приглашала к разговору не кого-нибудь, а самого Банкира, одного из главных авторитетов Северо-Запада.

- Слушаю, - прозвучало в трубке. - Вы меня узнаете? - Как же вас, Антонина Леонидовна, да не узнать? Какими ветрами в наши края? Сопровождаю мужа. - Вы - замужем? И кто же он, ваш суженый? - Фидель Михайлович Рубан. Знаете такого? - Знаю. Аналитик. - И как далеко вы запрятали нашего аналитика? - Не беспокойтесь. Верну. Короче, я его обменяю на мои "зеленые". Ну, те, которые вы с поезда...

Он говорил с паузами. Голос был взволнован. - Вы уверены, что мы умыкнули ваши "зеленые"? - Уверен. - Тогда подъезжайте. Убедитесь. Ваши ли это? Но предупреждаю:

стволы с собой не брать. Обойдемся без крови. Вы меня поняли? - Понял. Буду я и мой казначей. Согласны? - Хорошо. Будете вы и ваш казначей. И оба без стволов.

Антонина Леонидовна назвала место встречи. Она, не один год пребывая в России, убедилась: вору в законе, как и всякому уголовнику, верить на слово нельзя. Уголовник держит слово, когда выгодно только ему.

Женщины - половина охранниц - пересели в "Волгу". В "Уазике" с Антониной Леонидовной остались ученицы Полины - Клава и Лена, пятиборки, не утратившие спортивной формы.

Тюлев подъехал на стареньких "Жигулях". Был он, как и договорились, с одним сопровождающим, толстым широколицым парнем. Это был Константин Гелевера, который готовил для торгов - паковал - наличку.

Перед ветровым стеклом белого "Уазика" Тюлев, как принято у кодлы, поднял руки, давая понять, что он без оружия. Антонину Леонидовну, одетую по-спортивному - в синюю куртку с капюшоном, узнал сразу. Сделал удивленные глаза, дескать, такие "бабки" и сопровождают женщины!

Антонина Леонидовна раскрыла дверцу. Тюлев - уже не красавец-мужчина, небритый, в замызганной дубленке - втиснулся в салон. Осмотрелся. Показал на брезентовые мешки: - Они? - Если ваши - забирайте. - Чужого не надо. Своих не обижаю.

Он ловко развязал первый попавшися под руку мешок, достал пачку в банковской упаковке, придирчиво оглядел упаковку. Взял вторую, третью. На мясистом безбровом лице - недоумение.

За всеми его движениями неотступно наблюдали охранницы. С заднего сиденья следила Лена, жилистая, с впалыми щеками, как будто изможденная тренировками. Она держала руки в карманах болоньевой куртки, ощущая холодную сталь пистолета.

Клава заняла позицию в кресле водителя. Она была в суконной мужской кепке-американке, следила не столько за движениями Тюлева, рывшимся в мешках, сколько за транспортом, подруливавшим к парковке. В поле своего зрения цепко держала "жигуля", на котором примчался Тюлев. Там, кроме шофера, могли быть ещё двое-трое в салоне да, по крайней мере, один в багажнике.

А ещё она видела подруг, выгружавших из "Волги" клетчатые сумки. По сумкам, по далеко не новым "аляскам", по теплым болоньевым шароварам, по меховой обуви на низком каблуке без труда угадывались челночницы.

Выгрузив из багажника не тяжелые, но объемистые сумки, эти пожилые женщины принялись рассматривать пестрые детские колготки. Стали, как цыганки, шумно торговаться.

Полуобернувшись, чтобы видеть гостя, Клава в зубах держала сигаретку, время от времени, подражая таксистам, сплевывала через опущенное боковое стекло, дверцу на всякий случай держала приоткрытой.

Если Клава и Лена испытывали напряжение - не прозевать опасности и вовремя пустить в ход оружие, Антонина Леонидовна вела себя подчеркнуто спокойно, даже чересчур спокойно, как будто "Уазик" был начинен не деньгами , а обыкновенной печатной продукцией, которой завалены уличные киоски.

Печать спокойствия на смуглом нерусском лице Антонины Леонидовны заметил и Тюлев. Ее такое поведение он расценил, как уверенность, что она, как и эти зеленые армейские брезентовые мешки, под надежным прикрытием.

Оставалось убедиться, что и номера ассигнаций, прежде всего стодолларовых, не совпадают: их мог уточнить только Гелевера. - Антонина Леонидовна, разрешите пригласить моего казначея. Он за рулем. У него список номеров. - Приглашайте. Только, как договорились, без оружия. - Само собой.

И толстяк Гелевера втиснулся в "Уазик". На переденем сиденьи стало совсем тесно. Гелевера достал список номеров. - Вскрывайте любую пачку, великодушно разрешила Антонина Леонидовна.

Вскрыл Тюлев. Подал сотенную. Гелевера долго елозил пальцем по листкам. - Ну что? - Даже близко... - ответил он Тюлеву.

Вскрыли еще. Результат тот же. Они уже собрались было покинуть "Уазик", но Антонина Леонидовна властно напомнила: - Чтобы к завтрашнему дню аналитик был на свободе.

Напоминание прозвучало как приказ. Тюлев подмигнул Гелевере, дескать, ты понял, кто мне приказывает? Антонина Леонидовна заметила, как мужчины переглянулись, повторила свое требование: - Да, да, Александр Георгиевич, к завтрашнему дню. Вы же не желаете себе плохой жизни? - А при чем тут я? Но вы пообещали обменять его на свои "зеленые"? - Я обещал. Но вашего аналитика схватили местные менты. А с ними я мог бы договориться. - Вот и договаривайтесь. - Теперь я подумаю. Вы меня, честного предпринимателя, оскорбили. Я же не грабить сюда приехал - только убедиться, что деньги у вас не мои. А вы против меня столько нукеров из минфина... - Он кивком головы показал на стоявшие в невдалеке голубые "Икарусы".

Гелевера покинул "Уазик" первым, Тюлев последовал за ним. В "жигуленке" они о чем-то посовещались. Уехали. Вскоре оставили парковку и голубые "Икарусы".

И в этой казалось бы разрядившейся обстановке Антонина Леонидовна интуитивно почувствовала приближение опасности. Она дала знак своим подругам - быстрее исчезать. Подруги, изображавшие челночниц, начали спешно упаковываться. Клава повернула ключ зажигания - тихо зарокотал двигатель. Но вовремя исчезнуть они не успели.

На стоянку лихо подкатил черный четвертой модели "жигуль". Люди в черной пятнистой униформе, в масках, с автоматами навскидку бросились к "Уазику". Нападавших было четверо. Первый, подбежавший к машине, рванул на себя дверцу водителя, приблатненно крикнул:

- Глуши, сука!

Дверца податливо распахнулась - и он тут же свалился под колеса.

"Уазик" медленно выруливал, чтоб не задеть соседние плотно припаркованые машины. А двое нападавших, не видя, что первый, получив пулю в лоб, уже лежал на дороге, забрались в салон, видимо, в полной уверенности, что женщины сопротивляться не станут. Четвертый побежал было вдогонку "Уазику", но тут же упал, словно споткнулся.

Заметил, видимо, только шофер , оставшийся в "жигуленке", что в руках пожилых челночниц пистолеты с глушителем.

Клава резко затормозила и этого мгновения оказалось достаточно, чтобы Лена выхватила из черной болоньевой куртки Стечкина и разрядила его в стоявшего к ней ближе нападавшему. Антонина Леонидовна болевым приемом обезоружила его напарника, сорвала с него маску. Лицо этого человека, ещё не старое, но уже с признаками пропойцы, было ей не знакомо. От налетчика разило дешевым одеколоном. Этот бандит перед разбоем тщательно выбрился, будто знал, что предстоит встреча с женщинами.

Поравнявшись с "четверкой", Клава успела взглянуть на шофера - вряд ли он что заметил и о чем расскажет: у него было снесено ползатылка. Это своим "Вальтером" достала его Полина.

Не впервые эти женщины работали оружием. Свое дело делали быстро, точно, аккуратно. Как на ответственных соревнованиях. Но там они не пользовались глушителями.

Оглянувшись на выруливавшую следом "Волгу", Антонина Леонидовна увидела, как из притормозившей машины выскочила легкая в движениях Валентина, подобрала короткоствольный милицейский автомат.

"Уазик" и "Волга" миновали территорию парковки, устремились к магистрали. В недоумении оставили и тех очевидцев, которые были невольными свидетелями редкого в этом городе подобного поединка.

Антонина Леонидовна мысленно хвалила своих подруг, но радости не чувствовала: сердце изнывало болью за судьбу Фиделя Михайловича. Если налетчики - люди Тюлева, то ещё неизвестно, чем все это кончится.

Да, Тюлев поступил подло: "Своих не обижаю". Хотя... Ананий Денисович войну против него начал первым. Кто станет победителем, ещё вопрос, а трупы уже есть.

Клава зарулила в какой-то двор заброшенного дома. Отыскали мусорный ящик. В ящик затолкали труп и туда же бросили милицейские автоматы. Но куда было девать живого? После болевого приема он уже оклемался, глазами, полными ужаса, уставился на женщину, которая на несколько минут повергла его в шок. Угадав, что она здесь главная, угрожающе зарычал: - Сучары... Попадетесь вы мне... - Не попадемся, - заверила Клава и, выплюнув сигаретку, достала свой с глушителем...

22

Деньги, как и было договорено - в случае отмены торгов - Антонина Леонидовна сдала в местный коммерческий банк, принадлежащий другу Януария Денисовича. Подруги, не теряя ни секунды, укатили в Северодвинск, а оттуда в прицепном вагоне - в Москву.

Антонина Леонидовна в гостиницу не вернулась - четверых налетчиков, не считая шофера, ей бы не простили. У неё был запасный адрес, который вручил ей товарищ полковник - на всякий, как он сказал, пожарный случай. "Это наш старый, ещё кэгэбискный агент, - пояснил он, при этом высказал сомнение, что агент (она) вряд ли жива - возраст. Правда, в роду нашего агента были и долгожители. Ее дедушка, сказитель Писахов, ходил по земле больше века".

Вот и настал тот пожарный случай. Антонина Леонидовна направилась по указанному адресу к родственнице известного на Севере сказителя. К сожалению, старушку пять лет назад приняла могила. Ее квартиру занимала внучка костюмерша местного драмтеатра, довольно смазливая тридцатилетняя блондинка. Она безбоязненно впустила в квартиру незнакомую смуглую женщину.

- Что ж вы только сейчас вспомнили бабушку? - говорила костюмерша. В её мягком окающем голосе слышался упрек. - Бабушка так хотела хотя бы перед смертью встретиться с кем-либо из своих. Вы же из госбезопасности?.. Ах, теперь её нет!

- Я родственница её куратора, Ивана Ивановича Мишина. Она эту фамилию не называла? - Сейчас уточню.

Хозяйка принялась листать отрывной календарь на 1991 год. - Тут записано. Когда она ещё была при хорошей памяти, просила меня, если мне доведется быть в Москве, найти его и передать ему прощальный привет... Может, вы передадите? - Конечно, передам. Был бы адрес. - Я вам дам.

Антона Леонидовна попросила у хозяйки разрешения переодеться и поменять прическу.

- У меня есть парик, - неожиданно предложила хозяйка. - Он вам подойдет.

- Спасибо. Я его куплю. - Да что вы...Он мне так достался. Что дают, то и отдают, не требуя платы. У нас на Севере так принято. - Хороший обычай, - сказала Антонина Леонидовна. Паричок и у меня есть. Только он в дорожной сумке, в гостинице. А мне там нельзя показываться. - Понимаю, кивнула костюмерша. - Спектакль продолжается. В пьесе, ну, которая у нас в репертуаре, герой восклицает: "КГБ умерло. Да здравствует КГБ!"

Гостья улыбнулась и засмеялась весело и непринужденно. На её лице давно не было такой беззаботной улыбки. В этом городе она ещё не смеялась.

- Не совсем так, но примерно, - согласилась то ли с хозяйкой, то ли с героем современной пьесы.

И хозяйка, глубоко тронута пониманием смысла реплики героя, тут же предложила:

- А вещи я вам принесу. Это же рядом - через два дома. Бабушке дали квартиру, чтоб недалеко от гостиницы. И у меня там все свои, театралы. И администратор, Артем Егорович, тоже наш. Его дедушку с моей бабушкой связывала общая служба. Мы и теперь выручаем друг дружку. Сегодня, кстати, дежурит Артем Егорович. Он мне и отдаст ваши вещички. - Вас могут спросить... - Простите, ваше имя-отчество... - Антонина Леонидовна. - А мое - Зоя Ивановна. Так вот, Антонина Леонидовна, меня бабушка так поднатаскала... Она последние годы передвигалась с трудом, но товарищам из Москвы всячески помогала. Мне приходилось за бабушку...

Хозяйка была слишком разговорчивой и Антонина Леонидовна предостерегла: - Зоя Ивановна, имейте в виду, люди встречаются всякие. Есть и провокаторы. Вы не опасаетесь, что и я могу быть провокаторшей? - Нет, безбоязненно ответила хозяйка. - Бабушка научила меня читать по лицу. Ну, по губам, по глазам. Особенно по губам. А губы у вас добрые, без тени коварства. - Спасибо за доверие. Я буду вам, Зоя Ивановна, благодарна, если мои вещички окажутся у меня.

Из гостиницы хозяйка вернулась примерно через полчаса, но сумку, без вещей, вынуждена была оставить в гостинице.

- Вами, Антонина Леонидовна, уже интересовались. И засаду на вас устроили. Это мне шепнул Артем Егорович.

Дело усложнялось. Завтра ведь, если Тюлев сдержит слово, в гостинице должен будет появиться Фидель Михайлович, а он в конспирации - дитя. Так она считала и была недалека от истины. Он заедет за своими вещами и наверняка спросит, проживает ли в этой гостинице гражданка Малахут и тем самым на себя беду накличет. Засаду ведь устраивают не на один день. Сразу брать его не станут, а вот слежку организуют. И может так случиться, что он встретит её, Антонину, где-нибудь на улице, вот там их и схватят.

Но ни днем, ни вечером Фидель Михайлович в гостинице не появился. Не появился он и на вторые сутки. Значит, Тюлев его не выпустил. Такое заключение сделала Антонина Леонидовна. Дольше оставаться в Архангельске уже не было смысла. Она позвонила в Москву. Товарищ полковник ( она слышала, как он тяжело, по-старчески дышал) угрюмо обронил: - Отреагируем. - А что мне?.. - Возвращайся.

Вот теперь она окончательно убедилась, что покупка Поморского комбината не состоялась: Тюлев и сам не приобрел, остался ни с чем, но и не позволил сделать покупку Ананию Денисовичу, который действовал через подставное лицо - в том, что какой-то Рубан подстава, мало кто сомневался.

"А ведь товарищ полковник свою часть операции провел блестяще" - так, по крайней мере, для себя уяснила Антонина Леонидовна. Сбой в одном звене и рушится вся операция. На своем веку - это почти тридцать лет жизни, полной тревог и риска. - в подобных операциях она участвовала не однажды и каждый раз получалось, как надо, но там почти всегда руководителем был её отец или же муж, друг и соратник отца, непосредственное участие принимала и мать. Во время одной из операций мать была схвачена турецкими полицейскими и по приговору военно-полевого суда расстреляна. С ней работали лучшие люди нации. Они отдавали жизнь за освобождение своего сорокамиллионного народа, за свою государственность. Их смерть была героической. Может, и отец замучен в турецкой тюрьме, а может, сражается в Курдистане - отбивает атаки турецких карателей. Все её родные и близкие сражались за родину, которую у них отняли алчные соседи.

А сейчас, в этом холодном и заснеженном Архангельске, не исключено, погибнет и она. Слава Аллаху, подруги успели избежать расправы. Они уже, наверное, подъезжают к Москве. А могли сложить головы. И за что - за тысячу долларов. Вот она, цена бывших чемпионов, заслуженных и не успевших стать заслуженными мастеров спорта!

А за что отдали свои никчемные жизни грабители? Может, и среди них были мастера спорта и, не исключено, они тоже участвовали в соревнованиях, на чемпионатах Европы и мира отстаивали честь тогда ещё великой Родины. Неужели Тюлев не сообразил, что посылает их на верную гибель? Надеялся: авось удастся поживиться.

Завтра в городе будет шум, дескать, была бандитская разборка. По сути, конечно, бандитская.

Но, как потом Антонина Леонидовна узнала, никакого шума не было - вся информация осталась в недрах МВД.

Януарий Денисович как член правительства позвонил в Архангельск: - У вас там что - трупы? - Какие? - на вопрос вопросом ответили из канцелярии губернатора. - Мы не Питер. Живем без происшествий. - Прекрасно, - похвалил вице-премьер руководителей области.

Все бы губернии жили без происшествий. И зачем тогда демократии силовые структуры?

Януарий Десович шутил.Ответом из Архангельска он остался доволен. В городе, как ему доложили, за последнюю неделю было зафиксировано только два убийства и оба на бытовой почве. Оба преступления, как любят вещать с телеэкрана, раскрыты.

Это, конечно, здорово. Не все надо закладывать в компьютер. "Если все убийства фиксировать, - сказал он себе, - Европа нас не поймет". И философски изрек: - Да, это жизнь - убивать и не находить трупов.

23

Не спалось. Да ещё на голодный желудок. За весь день не было ни крошки во рту. Глеб-высокий, секретарь-телохранитель, настаивал перед аукционом крепко "порубать", а он хлебнул только из термоса чашечку кофе. Сами же ребята, и Глеб-высокий и Глеб-не очень, закусили основательно: вдвоем съели без хлеба килограмм сервелата и выпили из термоса весь кофе.

Ох, как бы он сейчас навалился на колбасу! Не побрезговал бы и заплесневелой горбушкой. А голодным разве уснешь?

Из плохо законопаченного окна тянуло промозглой сыростью. Фидель Михайлович натянул на голову тюфяк. От дыхания тюфяк оттаивал. Усиливалась вонь: пахло грязной, пропитанной дымом одеждой и давно-предавно немытым человеческим телом. Стало подташнивать. Сказывалась жизнь в чистоте и опрятности.

Мысли были одни: как далеко он от города? Ближайший, может быть, Архангельск. Оттуда его увозили. А может, Северодвинск? А может, Онега? Все эти города северней или северо-западней.

Он вспомнил, как в детстве ходил с отцом в походы. Но то было в благодатной среднерусской полосе. По ночам они ориентировались по звездам. Быстро находили, где север, где юг. Сейчас ему в окно смотрела яркая звезда Малой Медведицы - Полярная. Это - Север. Где-то, видимо, поблизости, Соловецкие острова. Когда-то на Соловки ссылали. Ссылали, конечно, и в эту тайгу. Теперь это царство вора в законе Тюля, грозного и жестокого демократического деятеля.

О том, что демократический деятель грозный и жестокий, намекнул низкорослый следователь, дескать, завтра утром будет допрашивать наш уважаемый демократ, сам хозяин, а уж он говорить заставит. Хозяин здесь один - Александр Гордеевич, питерский меценат и лесопромышленник.

Весь этот лес - его, и лесная промышленность - тоже его. Чудно все перевернулось - от "Союза нерушимого" до бандитского владычества. О возвращении к Союзу верит отец, бывший школьный учитель, ныне пенсионер. Он считает, что власть захватила кучка демократов, людей случайных, а значит, временных.

Наивный! В российской глубинке укореняется Тюлев. Все, кто его окружает, - его шестерки. А шестерка по законам зоны - это собака, уцепится в каждого, на кого укажет хозяин...

Итак, завтра утром встреча с хозяином. Фидель Михайлович готовился к худшему - не к разговору, а к смерти. Единственно, о чем он жалел, - не удастся выручить сына: там, за океаном, вытравят из него все русское, убьют в нем человека.

Он уже засыпал, когда услышал неторопливые шаги. Кто-то поднимался по обледенелым ступеням. Скрипнула дверь. Под тюфяк ударило холодом. Отчетливо донеслось:

- Миллионер, просыпайся. Жратву принес.

Фидель Михайлович сбросил с себя уже почти совсем оттаявший тюфяк. В свете уличного фонаря человек был виден смутно - лицо не разглядеть, высокий, узкоплечий, шапка торчком, на шее - мохеровый шарф. Не иначе, как из аристократов. - Ну, жрать будешь? - Буду.

Жратва состояла из горбушки хлеба и куска холодной вареной трески. Фидель Михайлович чуть было не набросился на еду, но сдержал себя. Разломил горбушку, принялся жевать и тут же сразу напомнила о себе боль от удара по темени. Отложил хлеб, притронулся к голове. Ушибленное место саднило, как созревающий фурункул. - Это тебя Нента, - сказал кормилец, присаживаясь напротив на голые нары. - Он тебя привез. А мы уже тебя вдвоем охраняем. Чтоб не сбежал. - Куда? - И ежу ясно.

Парень, судя по голосу, ему не было и тридцати лет, наблюдал, как Фидель Михайлович ест. А тот, как ни сдерживал себя, и хлеб и рыбу словно проглотил. - Ну как жратва? - Классная.

Не ведал Фидель Михайлович, что вареная треска может быть такой вкусной. Он уже мечтал: если удастся отсюда вырваться, он этой рыбой отведет себе душу - наестся до отвала. Холодная вареная треска напоминала вареную курицу. В детстве, будучи в походе, он от вареной курицы нос воротил. Отец смотрел на него и посмеивался: вот что значит, никогда не испытывал настоящего голода.

Сейчас пределом блаженства была эта обычная северная рыба, видимо, обязательная в Беломорье, как в Приосколье картошка. - Слышь, миллионер, можно тебя спросить? - Можно. - Хочешь, мы с тобой договоримся? - О чем? Ты мне - паспорт, а я тебе - свободу. Понимаешь, миллионер, мы тут без паспортов. А хозяин трекает, что они нам ни к чему. Все равно мы нигде не учтенные. Как бездомные собаки. Но те хоть на свободе...

Фидель Михайлович прервал его: - Как тебя зовут? - Здесь? Аликом. - А в миру? - Алексеем. Да ты не думай, что я чувяк. У меня и диплом есть. Я ведь инженер-технолог. Моя профессия - ВВ. Взрывчатка.

- А диплом, конечно, потерял?

- Хозяин отобрал. Сказал, что таким, как я, дипломы ни к чему. Раб он есть раб.

- И давно?

- В рабстве? Давно. Меня выкрали. Как специалиста. - А ты подай на хозяина жалобу. - Кому? Хозяину? - Тогда беги. - А паспорт? Без него не удерешь в Америку. - Ты же русский. Зачем тебе Америка? - Страшно в России. Особенно здесь. Хотел было повеситься... Тебе-то что... Тебя выкупят. - А если нет? - Хана... Не ты первый...

Проданный в рабство инженер-технолог говорил о жизни и смерти, как будто в пылу азарта ставил на кон свою жизнь - выиграю, значит, выиграю, проиграю, значит, проиграю. Азартному игроку трудно удержать себя от соблазна крупно выиграть. Но азартный вряд ли просчитывает ходы вперед, как это делает в игре опытный гроссмейстер, и потому азартный игрок рискует потерять все.

"А разве я не соблазнился выигрышем? - подумал о себе Фидель Михайлович. - Разве я не захотел получить миллион?"

Он доел рыбу, вытер липкие от рыбы пальцы. От проглоченной еды стало теплее.

Мысль пришла уже на сытый желудок, до сих пор она теснилась в мозгу, не находя словесного выражения. "Ах, была не была!"

- Я тебе, Алик, сделаю паспорт. В Москве. Тебя это устроит?

Инженер встрепенулся, наклонился к Фиделю Михайловичу, наверное, чтоб за линзами очков разглядеть его глаза. - Поклянись. - Чем? - Говори: сука буду. - Сука буду, - повторил Фидель Михайлович, не придавая значения никчемному смыслу произнесенных слов. - Все. Железно, - удовлетворился Алик дурацкой клятвой, деловито спросил: - Ходить по тайге умеешь?

Фидель Михайлович с готовностью кивнул. Да если бы и не умел, покорно ждал бы своей участи. Поинтересовался:

- А как же твой корешь Нента?

- Слиняем. Не заметит. Через неделю выйдем на железку. Наст уже крепкий. Обойдемся без лыж. А ты пока покимарь. Я захвачу жратву и тебе одежку. Ты совсем как фраер. В галстуке, понимаешь...

Алик преображался на глазах. Он уже кипел азартом. Волнение побега передавалось и Фиделю Михайловичу. Кто-то из друзей, уже не помнит кто, говорил: если узник настроен освободиться, то и тюремные стены не препятствие. А тут - какое же это препятствие - тайга?

Не сказал Алик, что в этой тайге, где многие годы лагерь был на лагере, совершали побег тысячи заключенных, а до железной дороги добирались лишь единицы и тех у самой насыпи ждали конвоиры, у их ног рычали свирепые овчарки.

Где-то недалеко отсюда, по всей вероятности, северо-западней, был Ягринлагерь. Обитатели этого лагеря, в большинстве своем политзаключенные, строили город Молотовск. Те, кто оттуда пытались совершить побег, покоятся в одной длинной, как Китайская стена, могиле. Мимо неё каждое утро водили заключенных. Многие из них надеялись на удачный побег. Надежда их умирала в песчаном котловане, куда сбрасывали трупы.

Ягринлагерь вспомнил Фидель Михайлович не случайно. Когда-то профессор Белый передал ему тетрадь какого-то зэка, расстрелянного в этом лагере за побег. В тетради содержались расчеты энергоемкости северных рек, в частности европейского региона. Программист проверил расчеты. Они оказались верны. По мысли заключенного, в грядущем веке здесь будет море огня: глухая глубинка России превратится в оазис цивилизации с развитыми промышленностью и сельским хозяйством. Отсюда начнется преобразование всего европейского Севера.

Зэк, видимо, был настоящий экономист, а по складу характера несгибаемый романтик. Сколько же он лет провел в заключении? Никак не меньше десяти. Ведь столько лет на южном берегу Белого моря строился секретный город знаменитых подводных лодок.

Алик в рабстве у Тюлева три года. Получается, что за эти три года он отупел, уравнял себя с такими же отупевшими и мало уже кому напоминал, что у него высшее техническое образование, что он технолог по изготовлению особого вида продукции, на которую ещё многие годы, если не целое столетие, будет повышенный спрос.

Знал об этом хозяин, купивший инженера, как раньше помещики покупали крепостных. Алику он установил щадящий режим - повышенный спрос на его продукцию пока не наступил: взрывчатка потребуется, но потом. У России все впереди, в том числе и гражданская война: вечные пролетарии принудят хозяина защищать свою собственность и он будет выпускать кровь из тех, кто вздумает отнять у него с таким трудом отнятое им у стоявшего у власти чиновного люда.

Все это так. Но Алик, судя по его стремлению , в душе ещё человек, не желает больше быть шавкой у своего хозяина. Потому он и мечтает покинуть Россию.

"А может, он провокатор?" - и такая мысль посетила Фиделя Михайловича.

Он дождался Алика. Тот пришел, не обманул: на все дни побега принес еду - полный рюкзак. Принес и обмундирование: грубой кожи рабочие ботинки, серый ватник, суконную шапку-ушанку - традиционную одежду и обувь российских зэков. А ещё он захватил с собой топор и милицейский автомат. Одолжил у Ненты, - сказал не без бахвальства. - А как спохватится? - Не. Я ему в "сучок" тройную порцию снотворного. Если не сдохнет, хозяин придушит.

Покинули барак далеко за полночь, убедившись, что весь поселок, за исключением конторы - там с вечера засели в преферанс, - во власти сна. Фидель Михайлович предложил помочь Алику нести рюкзак, но тот радостно возбужденный отвечал: - Успеешь - путь не близкий. Ты лучше побереги очки хлобыстнет веткой...

Совет резонный. Бывало в детстве, когда намечалась драка, друзья, зная, что Фидель близорук, предупреждали: убери стекла. Он убирал. И все равно очки и били и ломали, и закидывали в кусты. Но то было в детстве. Теперь если что - пулей продырявят голову, а очки могут и уцелеть. А если будет погоня, с одним автоматом не отбиться. Но все-таки оружие привносило уверенность.

Шли след в след. Как ходят волки. Шли сторожко, с оглядкой. Фидель Михайлович чувствовал: погоня будет, но уже в светлое время суток. Утренняя заря обозначила себя серой полоской над кромкой далекого леса. Перед ними простиралось огромное белое поле, уходящее в дымку, за горизонт. Вель-озеро, - сказал Алик. - До солнца не проскочим. - А может, попытаемся? - Засекут. У хозяина есть вертолет. Ты его днем увидишь. Тут одни уже бегали. Их, как оленей, из винчестера...

Правота была на стороне Алика: днем даже зайцы не выскакивают на поляну. Пришлось устраиваться на отдых. Зарылись в снег. Оставили окошко, чтобы видеть хотя бы кусочек неба.

Под снегом было затишно и не холодно. Скоро нора, куда они забились, прижавшись друг к другу, покрылась капельками влаги.

В одиннадцатом часу дня - у Фиделя Михайловича случайно не отобрали часы, даже Алик удивился: это же была верная бутылка водки! - при высоком солнце над озером прострекотал вертолет. Была ли это погоня? Может быть. А может, хозяин летел из города и ещё не знал, что от него сбежал человек Лозинского.

Вечером, уже в сумерки, перешли озеро. И за озером наст был ещё крепкий, но только на открытой местности. В ельнике, куда они углубились, снег оказался рыхлым, зато они вышли на след гусеничного тягача. Тягач тянул за собой огромные сани - доставлял на делянку фанерннный домик.

К утру измотанные, мокрые, они наткнулись на этот домик. Он был пуст ни скамеек, ни нар, зато уже стояла печурка, высокая, чугунная, колено выведено в окно под ветвистую елку. - Отдыхаем. Один час, - устало произнес Алик, сбрасывая с себя рюкзак. - Сколько там на твоих? - Без пятнадцати шесть. - Спим до семи. Для круглого счета. - Может, сначала истопим? - Ни в коем случае! - замахал руками Алик. - Уже светло. А днем дым виден за двадцать километров. Если хозяин своих шавок пустил по следу, те наверняка заглянут и сюда и накроют нас, тепленьких, вонючей портянкой. - Они знают, что мы в домике? - Знают, что есть домик. Летом здесь поселятся геологи. Наш хозяин хочет найти то ли золото, то ли серебро. Найдет, конечно. Отсюда километров двести, за железной дорогой, участок застолбили иностранцы. То ли англичане, то ли немцы. Они уже гребут алмазы. Нашему хозяину завидно. Но, ничего. Наш хозяин сделает им кранты. Помяни мое слово. - Кранты? Иностранцам? Кто ему позволит? Они под охраной государства. - Ну, паря, миллионер, а такой глупый. У нас тут вкалывала бригада старателей. Золотишко мыла. Что-то намыли. Потому что нашли их только трупы. То ли восемь, то ли девять. И одна баба. И всех, представляешь, нашли зарезанных как баранов. В палатке лежали они рядочком. Во сне их, бедолаг... - А кто? - Одного ты видел. Он тебя потчевал. По темечку. - Нента?

Ответом Алик не удосужил. Он уже рылся в рюкзаке, хотя продукты - хлеб и вареная треска - лежали сверху, завернутые в грязное вафельное полотенце. Он достал тряпицу - это была портянка. В тряпице оказалась чекушка. Чекушку протянул напарнику: - Хлебни. Но только один буль. - А сколько их тут? Восемнадцать.

Водка была мерзопакостная - "сучок", но и один глоток взбодрил. Закусили щепоткой рыбы. Пожевали корочку. Словом, позавтракали, притом, предельно экономно. И тут же потянуло на сон.

- Отдыхаем полчаса.

Тяжелый ночной переход дал о себе знать мгновенно. Стоило Фиделю Михайловичу смежить веки, как все исчезло: и домик, и выложенная на тряпицу еда, и чекушка с булями. Усталость и тишина убаюкали мгновенно.

Фидель Михайлович увидел сон... Ананий Денисович, вальяжно развалясь в глубоком кожаном кресле, спрашивал: "Фидель, ты любишь президента? Люби. Он гарант твоей безопасности. Не будешь его любить, он тебя отправит в ад. На своем лайнере. Ты был в аду?"

Стало страшно. А президентский лайнер уже подлетал. Явственно слышался нарастающий гул мотора...

Нет, это уже был не сон. Фидель Михайлович взглянул в окно. Над домиком завис вертолет. Из распахнутой двери выбрасывали веревочную лестницу.

Алик спал, по-детски запрокинув голову. В его светлую щетину упирался солнечный луч. Но почему луч справа, а не слева? Ведь утро же!

Фидель Михайлович взглянул на часы. Часы показывали десять минут шестого. Но ведь уснули в семь? Неужели весь день проспали?

Алика будить было не нужно. Он сам проснулся. Проснулся от близкого грохота винтов. Некоторое время он молча наблюдал, как из чрева машины высовывалась веревочная лестница. Понятно, что посадить вертолет невозможно - вряд ли где поблизости есть поляна. А вот десант - высадят.

Бежать - поздно. Домик наверняка под прицелом. Наконец Алик раскрыл рот: - ...Твою мать! ...твою мать! - Алик матерился, как может материться вор, попавшийся на краже.

Надо было что-то предпринимать. Вспомнил, что у него автомат. Второпях передернул затвор - патрон перекосило. Ударил кулаком по рожку - рожок полетел на пол.

И тут Фидель Михайлович с ужасом заметил: в рожке был всего-навсего один патрон. От досады Алик чуть ли не заплакал. - Кранты... Кранты нам... - Ладно, не скули. - Фидель Михайлович одернул напарника, взял из его рук автомат, вогнал патрон в патронник.

Давно не доводилось ему брать в руки оружие. Последний раз, помнится, брал больше десяти лет назад на летних сборах. По плану военной кафедры студенты выезжали в Солнечногорский район - на полигон бронетанковой академии. Но тогда все они, лейтенанты запаса, стреляли по мишеням, и каждый раз на каждое упражнение выдавали четыре патрона. Сейчас у него был один.

Фидель Михайлович приоткрыл дверь. По лестнице спускался человек в знакомой униформе. Сзади, дыша в затылок, скулил Алик:

- Промажешь... Промажешь... - Ты можешь помолчать?

- Молчу.

Фидель Михайлович протер очки, чтоб лучше было видно цель, положил короткий ствол на скобу, прицелился. Человек в униформе, спускаясь по лестнице, повернулся спиной. Но не стрелять же в спину?

Обороты винтов то усиливались, то ослабевали. Под напором мощного потока воздуха упруго изгибались верхушки сосен. С веток летела снежная пыль. В лучах заходящего солнца она казалась розовой.

Вертолет развернулся. Человек на лестнице уже был в каких-то десяти метрах. Сверху что-то кричали. Человек раскачивался, неотрывно смотрел на домик. Он, конечно, видел приоткрытую дверь, а может, и свежие следы ботинок.

Фидель Михайлович решил стрелять, когда человек в униформе покинет лестницу.

А за спиной Алик продолжал нытье: - Если не мы их, они нас... Понял? Они нас...

Алик тихо матерился, мешал целиться. А мысль словно издевалась: "Мы... Одним патроном?"

Но вот человек махнул рукой - и лестница вместе с человеком в униформе поползла в кабину. Перед самой кабиной человека подхватили на руки. Захлопнулась дверь. Вертолет, отлетая, стал круто набирать высоту. Пронесло, - прошептал Алик. По голосу не понять, то ли

печалится, то ли радуется. Не понять было поведение напарника. Вроде и не трусил, но безрассудно провоцировал. Упрекать не стал. Спасибо, что ведет.

Четыре дня подряд вертолет стрекотал над лесами, по которым они шли. Днем отлеживались под ветками елей, а ночами торили путь к железной дороге. Подошли к ней на пятые сутки. Ослепительно сияло солнце. Небо было пустынным и такое голубое - аж душа радовалась. Уже и на Севере начиналась весна.

Дальше лежал путь вдоль железной дороги. Лишь на седьмые сутки поздно вечером увидели огни разъезда. Заранее выходить на открытое место не рискнули. Дождались поезда. Длинный состав с лесом остановился, пропуская порожняк. Забрались в открытый пульман. Изможденные, они выдержали ещё одни сутки. Идти по лесу было легче, чем стоять на леденящем ветру за железной дверью вагона.

Перед Вологдой они покинули состав, и первое, что сделал Фидель Михайлович, у поселкового магазина продал наручные часы. Но денег хватило только на кусок вареной колбасы и буханку хлеба. Колбасу и хлеб съели сразу.

Пока Фидель Михайлович изучал расписание поездов, Алик исчез, захватив с собой рюкзак. В рюкзаке был автомат.

"Сбежал, скотина", - недобро подумал о напарнике. Но в полдень, уже ближе к вечеру, Алик вернулся на вокзал. Он был слегка пьян, загадочно улыбался. - Ствол толкнул, - сказал шепотом. - За пятьсот целковых. - С одним патроном? - Патрон отдельно. Обменял. На поллитровку.

24

Первым в начале рабочего дня товарищ полковник приходил к шефу. Он уже привык, что Антонина Леонидовна, бессменный секретарь шефа, встречала его приветливой улыбкой.

В этот раз улыбка на её смуглом лице отсутствовала. И он знал, почему. Поэтому, не дожидаясь вопроса, ответил скупо: - Пока никаких сведений, - и прошел в кабинет.

Ананий Денисович с пожелтевшим болезненным лицом уныло сидел в глубоком раздумье. На "Здравия желаю" молча кивнул узким подбородком, повел рыжим петушиным носом, показывая на кресло с противоположной стороны стола.

Товарищ полковник, тщательно выбритый и наодеколоненный, занял свое привычное место, раскрыл кожаную папку. В ней был всего-навсего один листок - расшифрованная телеграмма. Виновато опустив глаза, ждал взбучки: провалить такую сделку! Тут, имей даже миллион заслуг, упущенную выгоду хозяева не прощают.

- Наличка вернулась? - сухо спросил Ананий Денисович. Он делал вид, что изучает свои ногти. - Так точно. В банке. - А та, что из поезда?.. Уже во Львове. Один украинский министр предлагает обменять ему на купоны.

- Все четыре миллиона долларов? - Так точно. - Он что - принимает нас за идиотов? - Видимо, да, - согласился товарищ полковник.

Он ждал, когда шеф поднимет свою птичью голову, оторвется от созерцания тщательно ухоженных ногтей. Наконец он взглянул на своего персонального силовика.

- Ну, так чем же отблагодарим Банкира? Ведь это он изъял у нас ценный кадр? - Шеф имел ввиду пропавшего без вести аналитика. - На него, да будет вам известно, там, наверху, уже сделана ставка.

Облысевшая голова товарища полковника чуть заметно шевельнулась, слегка высунулась из воротника байковой клетчатой рубашки. - Януарий Денисович... он говорил...

Что говорил член правительства по поводу аналитика Рубана, Ананий Денисович знал. А говорил он вот что: этого самородка с русской кровью надо огранить так, чтобы из алмаза получился удобный нам бриллиант. Предвидятся серьезные события. А правительство - плюнуть хочется. Одни фамилии чего стоят: Кох, Уринсон, Лифшиц. Есть в правительстве и русские, но тот ненасытный бабник, тот неисправимый вор, а то и того хуже - от ЦРУ принимает заказы.

Не товарищу полковнику, а родному брату Януарий Денисович однажды признался: "Велика Россия, а выбирать не из чего: то красные, то красно-коричневые, а то черные, как сажа".

- Ну, так чем отблагодарим? - повторил свой вопрос Ананий Денисович.

Как принято в жизни, позорно вытирать кровяные сопли, не доставь кулаком соперника. Тут - отблагодарить, значит напакостить. Товарищ полковник об этом уже позаботился, и он уверенно доложил: - Завтра в два часа тридцать пять минут за час двадцать до конца смены на Северном комбинате в цеху по производству целлюлозы произойдет авария. - Жертвы? Будут. - Причина аварии? - Преступное распоряжение вашего друга. - Вещдоки? - Приготовлены. - Не переусердствуйте. - Как можно? - На вашей совести аналитик. - Помню... Раз на раз не приходится.

Товарищ полковник ещё о чем-то лепетал, уже не о существенном. Покидая кресло, высказал пожелание: - Хорошо бы аварию показать по телевидению. У них там есть рубрика: "Катастрофы недели". Пусть народ видит, как вор в законе обращается с рабочими. - Дельное предложение, - похвалил шеф. Попрошу брата.

Надеюсь, все главные телеканалы дадут информацию. - Тогда просите, чтоб и Швеция показала, - напомнил товарищ полковник. - По нашим сведениям, господин Якобсон строит какие-то планы относительно вашего друга.

И эта идея понравилась Ананию Денисовичу. - Подберите журналиста, сказал он, - лучше всего шведа. - Я, конечно, подберу, но, боюсь, он дорого обойдется. Если платить, как нашим... - А какая валютная проститутка дешевая? - Шеф не любил, когда в знакомом ему деликатном деле принимаются делать замечания. Информация - это реклама. А хорошая реклама хорошо оплачивается.

Из кабинета шефа товарищ полковник вышел просветленный, но не радостный. Да, потеря толкового аналитика - это серьезный прокол. "А вообще-то он лопоухий - по своему рассудил товарищ полковник. - Совестливый никогда не сделает карьеру".

У старого разведчика из Лубянки была задумка перевоспитать аналитика: выбить из его умной головы совковую застенчивость и вдолбить новорусскую наглость. Талант в сочетании с наглостью, в чем он был уже крепко убежден, в современном мире это предпосылка к лидерству, неважно к какому: политическому, финансовому или бандитскому. Вот Тюлев - это да! - вор, ставший бандитом, - вел товарищ полковник ниточку мысли, - на бандитском капитале, гляди, в президенты выбьется. Для русского народа он свой, к тому же русский, с пролетарскими корнями.

Товарищ полковник приходил к выводу, что логика российской действительности такова: хочет того элита или нет, никогда, к примеру, Пузырев-Суркис не станет президентом, потому что он Суркис, а вот Банкир, в миру Александр Гордеевич Тюлев, - у этого шансы огромные. Он, как Шварцнегер строен, красив, как лось. Такого только и показывать публике. Иной русский, сидя перед телевизором и созерцая Александра Гордеевича, будет рыдать от умиления. Такому скажи, что ты созерцаешь убийцу и садиста, отмахнется от тебя как от прокаженного. А если и поверит, с гордостью произнесет: ну и что? Пусть садист, пусть убийца. Если спасет Россию, - все ему простится.

И товарищ полковник, видевший такое, о чем никогда и никому не поведает, сознавал, что ставить рядом с Тюлевым Януария Денисовича никак нельзя - проиграет. Конечно, как принято говорить, Запад ему поможет, поможет и деньгами и агентами. Но в России Запад не всесилен. Всесильна сама Россия.

После загадочного исчезновения Фиделя Михайловича к товарищу полковнику впервые закрался червячок сомнения: "Тому ли служу? Не переметнуться, пока не поздно, к Тюлеву? Но к нему с пустыми руками не явишься. Даже если передать все содержимое комнаты-сейфа, он только ухмыльнется: ты мне выложь секреты олигарха, а не кандидата в олигархи. И ухмылка его будет справедливой. Вот если бы запустить руку в сейф Януария Денисовича..."

Он знал, что туда запускать руку все равно что засовывать голову в пасть крокодилу. Да и какой резон? Настоящие секреты хранятся не в сейфах, а в головах людей. Тут нужна отмычка особая: чужие мысли читаются мыслями. А вот мысли подойдут не каждого: мыслящих много, мыслителей - единицы.

Умом опытного разведчика товарищ полковник вычислил: к Януарию Денисовичу проявляет интерес Аркадий Семенович. Профессор Герчик, несомненно, мыслитель, он - психиатр. К сожалению, и он не имеет к нему подходов. Да, они знакомы. Не однажды встречались. Но как? Последний раз Януарий Денисович вызывал психиатра в Белый дом и отчитывал известного профессора как провинившегося школьника. Отчитывал за чрезмерное любопытство: чтоб тот не копался в родословной Пузырева-Суркиса, майора-пропагандиста, родителя Януария и Анания.

С этого дня их отношения круто повернули на сближение. Значит, психиатру нужны не секреты олигарха, а что-то другое. Но что?

Товарищ полковник сушил мозги - ответа не находил, терялся в догадках. А догадка - это не истина, даже не версия. Чтоб добраться до секретов Януария Денисовича, без такого специалиста, как психиатр, никак не обойтись. И он решил с ним потолковать, а вдруг окажется, что интересы их совпадают? Тогда они вдвоем будут подбирать ключи к голове министра-олигарха. Тут им может помочь проверенный товарищ - Антонина Леонидовна.

И сразу мысль: а что если ей дать поручение - сугубо женское установить, кто из четырех любовниц, с которыми он сожительствует, ближе к его сердцу?

На этих четверых у товарища полковника досье имеется. Эта четверка разного возраста - с разбросом в двадцать лет, притом, почти в зеркальном отражении. Если расположить их по возрасту, две из них - старше олигарха, одна на пятнадцать лет, одна на - восемь, одна моложе на пятнадцать, одна на двенадцать. Но все четыре - одной национальности. Это хорошо и плохо. Хорошо, что все четыре похотливы - лечь под любого мужчину труда им не составит. Что-что, а нужного мужчину товарищ полковник всегда подберет. А плохо то, что с этими женщинами он не сможет работать производительно. Они сразу разгадают в нем чуваша и откровенничать не станут, тем более, добывать для него секреты. Шантажировать - а здесь возможен только изящный шантаж - должен будет мужчина их круга. Вот Аркадий Семенович - вполне подойдет. Но как подлючить к своему замыслу известного в элитных кругах психиатра, этого товарищ полковник пока ещё не придумал.

Выходя от шефа, он задержался в приемной. Антонина Леонидовна, милая изумительно умная Тоня, взглянула на него с укоризной. Ее черные, как анатолийская ночь, глаза, словно говорили: "Эх, ты, дед! Провалил такую операцию! Не послушал меня - толкнул на торги тюлевскую наличку - вот мы и попались. Зачем было спешить?"

Да, он поспешил. При этом пошутил, дескать, поморы - это те же чукчи, запомнить купюры не додумаются. Но дело он имел не с поморами, а с коренными питерцами. Они умудрились в один год сделать две революции, а москвичи только одну и ту неудачно. Третья революция тоже будет за питерцами. Все идет к тому. Где больше смута, там и взрыв. Пока только шебуршат бандиты. Так было и в начале века - постреливали эсеры, рабочие ждали момента.

Не послушался дед опытную женщину. Можно было заморозить четыре миллиона. Раньше, ещё при Советской власти, замораживали миллиарды. Тому есть классический пример.

В декабре 1960 года под Хабаровском московская банда перехватила вагон с деньгами нового образца. Десять лет купюры ждали своего часа. Всплыли во Львове. И туда сразу же правительство бросило целый полк квалифицированных сыскарей. Спустя два года банда, спрятанная по всему СССР, была схвачена.

Но тогда против налетчиков действовало государство. Теперь в поезде "Северная Двина" налетчикам помогало государство. А коль в акции принимает участие государство, даже самые искусные сыскари - бессильны.

"Но почему же Тюлев установил, кто его почистил? Сейчас в приемной шефа эту мысль держали оба - и товарищ полковник и бывалая подпольщица? Логика этой мысли сводилась к тому, что бывший особист не мог Тюлеву передать больше, чем он знал. И напрашивалось очевидное: неужели Тюлев с его вроде бы заурядным умишком уже заложил в государственную машину свои винтики?

Такую возможность не исключали оба, и прежде всего товарищ полковник. Уверенность покидала его. Впервые за много лет безупречной службы он понял, что время изменчиво, надо опять определяться: кому служить, а кому прислуживать?

Для разведчика-профессионала это проклятье, когда власть нестабильна. На верхотуру, как воронье на церковный крест, садится всякая нечисть. Хочешь - не хочешь, а приказы её выполняй, потому что она - власть. История знает немало случаев, когда чиновный люд перелетал от одного властелина к другому, как дичь из болотца в болотце. Но эта же дичь рано или поздно становилась добычей охотника.

У товарища полковника не было ни малейшего желания стать чьей бы то ни было добычей. Он вывел в люди своих детей - сына и дочь. На подходе внуки мальчик и две девочки. Внуков он любил больше, чем детей. Так что хочешь жить и процветать - в выборе ориентира будь осторожен, как бывает осторожен редкостный зверь, та же испанская дикая кошка или уссурийский тигр. Зверь живет, пока в нем обострено чувство постоянной опасности.

Но человек хитрей и коварней любого зверя, особенно если он избрал своей профессией кровопускание - лишать жизни того, на кого укажет хозяин будь то машина в лице государства или господствующий в государстве имярэк.

Да, зверю до человека не дотянуться. Зверь не додумается поменять хозяина - инстинкт привязанности всесилен.

Человек везде и всюду стремиться выгадывать. Даже если это ему будет стоить жизни. Только человеку присуще чувство беспредельной алчности.

Эту черту человеческой натуры товарищ полковник изучил досконально. По его данным, ещё ни один олигарх не умер своей смертью. И умирают они обычно не в автомобильных катастрофах и не расстрелянные у подъездов своих домой. Умирают они, как правило, на больничной койке с помощью подкупленных врачей.

Еще его шеф с Лубянки говаривал: "Если есть у тебя серьезный недруг, ложи его на больничную койку - и он покойник". При этом шеф с Лубянки уточнял: "Восемьдесят процентов насильственных смертей - заслуга нашей медицины".

"С некоторых пор, пожалуй, больше", - сказал себе товарищ полковник, возвращаясь в свой кабинет. С тремя любовницами она, конечно, свяжется не без содействия Дарьяны Манукяновны. Те три бабенки относительно доступны. Самая младшая - в недавнем прошлом учительница Сузика. Вот Сузик её и подготовит. А делается это весьма просто. Когда они окажутся одни, он незаметно в чай подкинет ей таблетку - и она тут же уснет, будет крепко спать минут пятнадцать, за эти пятнадцать минут он успеет её изнасиловать. А там... там она будет послушна, как овечка.

Труда не составит припугнуть референтку, трусливую красавицу. Януария Денисовича она принимает строго раз в неделю по пятницам. Принимает у себя на квартире, которую он ей купил и обставил.

Сложнее будет с ведущей телеканала. Шантажу не поддается, но, как и любую журналистку, можно купить.

Загадку и главную трудность составляла самая старая любовница. Януарию Денисовичу она годилась если не в матери, то в тетки. Будучи женой советника посла, она приезжала к нему на свидания в сопровождении своего мужа. Встречались они под Москвой на даче, которая принадлежала известному российскому артисту, постоянно проживающему в Иерусалиме. Пока Януарий Денисович на втором этаже тешился с любовницей, на первом, в холле, терпеливо ждал свою жену престарелый советник. Товарищу полковнику было известно, что ещё при Андропове советник высылался из Союза как персона нон грате. Видимо, эта самая старая любовница и была главной, которой брат Лозинского доверял государственные секреты.

Вот с этими секретами и заявиться бы к Тюлеву! Когда Януарию Денисовичу подоспеет момент положить президента в гроб - а тот, судя по всем приметам, и сам скоро ляжет, - и попытается вскочить в президентское кресло, тут Александр Гордеевич и объявит на всю страну, что никто иной, как Пузырев-Суркис, регулярно трахает посольскую тетеньку, агента ЦРУ.

Пока у товарища полковника досье на любовниц олигарха было весьма скудным - только фамилии и должности. Но для компромата и это уже немало. Остальное можно будет присочинить: порой полуправда аппетитнее правды. Как водка по сравнению со спиртом.

25

До самой Москвы они вдвоем занимали целое купе. Алик вместо того, чтобы взять два билета, купил четыре - посторонние пассажиры ни к чему. До прихода поезда он сбегал в гастроном, отоварился. Не забыл запастись водкой. А уже в поезде, заняв купе, все съестное выложил на столик, не без бахвальства сказал: - Вот чего нам в лесу не хватало!

Объедались до самого Грязовца. Но водку пить Фидель Михайлович наотрез отказался. - Напрасно, - заметил Алик. - Не будешь пить - в жизни многое потеряешь: душа твоя ни с кем не породнится.

Он водку пил, как пиво, - с горлышка, закусывал копченым окунем и после каждого глотка нюхал разрезанную на дольки луковицу. - На твоем месте, - говорил он, - имея миллионы, я, например, с утра до ночи лакал бы вино, по - вашему, водку, а закусывал бы коньяками. Не армянским, армянский делают в Питере и вроде бы в Саратове, а настоящим, французским - Мартеем или что-то в этом роде. Вот переберусь в Америку, там, говорят, выпивки море разливанное. Только подставляй кружку. - Коньяки в Америке тоже есть, но не халяву, - заметил Фидель Михайлович. - И ежу ясно, - охотно согласился Алик.

Он был пьян, но не настолько, чтобы не соображать. - Америку я так понимаю: заработал - напился, заработал - напился. Как день и ночь. День и ночь. И так до самой старости. При этом никто не вмешивается в твою личную жизнь. Там права человека - главная ценность. - А тут? - Тут... Я один раз напился и... проиграл себя в карты. Понимаешь, паря, проиграл себя в рабство. А в Америке рабство отменили полтора века назад. - В России его вовсе не было. - Может, и не было. Но теперь оно есть. Ты знаешь, сколько у хозяина рабов? И кого только нет. Есть даже чечены. Двое. Они тут, на Севере, шкодничали. Ну, занимались мелочевкой - грабили, убивали. Милиция их не трогала - побаивалась. Хозяину стали поступать жалобы от населения. Хозяин поймал этих двоих. Посадил на цепь. Дал работу. А недавно из Ростова приезжал какой-то хмырь. Благородный. Вот, как ты, в очках, с бородкой. На профессора смахивает. Расспрашивал хозяина, кто эти чечены. Хочет на них обменять своего сына. У него сын военный. Капитан. Служил в Грузии. Там его чечены и заарканили. - А хозяин дал согласие? Отпустит? - А почему и не отпустить? Капитан-то - наш. А у хозяина на этот счет политика благородная: всю чеченскую диаспору он хочет обменять на русскую. Говорят, в Москве уже на каждого русского приходится четыре кавказца... Разве не обидно? Хозяин хоть и зверь, но какой русский не поддержит его в благородном деле?

В Грязовце в вагон ввалилась ватага шумных пассажиров, с топорами, с пилами. С грохотом распахнули дверь купе, в котором расположились беглецы. - Хлопци, ось два мисця! - послышалась украинская речь. - Я те дам мясця! вызверился Алик. Вид у него был воинственный, приблатненный. - Тебе что - в лоб закатать? Зырь, кто едет. - И неожиданно для Фиделя Михайловича: Чемпион мира.

На первого, кому Алик собирался "в лоб закатать" сзади напирали, рассматривали пассажиров, так уютно расположившихся в купе. Раздался шепот изумления: - Никак Юрий Власов?

Трудно было в бородатом великане с зэковском ватнике узнать, пожалуй, самого известного человека планеты, но - надо же - узнали! Еще на перроне станции Вологда Алик, одаривая проводника бутылкой водки, успел ему шепнуть, что он из заключения сопровождает чемпиона мира, поэтому они так экипированы. А почему чемпион попал под статью? Да очень просто. Один московский мент потребовал у чемпиона доказательство, что он действительно чемпион. Так чемпион его кулаком в лоб - тот и отбросил копыта. И вот теперь, получив амнистию, Юрий Алексеевич едет избираться в Думу, сам президент приглашает. А президенту, дескать, ни в чем отказывать нельзя.

Алик наплел три короба. И проводник, молодой, но уже с брюхом, выслушал словоохотливого пассажира, тащившего в охапке кульки и свертки ( сразу видно, человек денежный), пообещал комфорт до самой столицы, а если в дороге чемпиону потребуется бабенка, он за соответствующую плату подходящий товар подберет - на выбор три буфетчицы, не все время же они по вагонам тележки катают.

Бабенка чемпиону не потребовалась. Потребовался горячий крепкий чай чай был по заказу.

Тем временем в соседнем купе расположилась шумная, уже довольно поддатая компания. Это были западные украинцы, возвращавшиеся с шабайки какому-то большому генералу на территории полигона Грязовец строили рубленный дом - под старину.

Вскоре соседи уже звенели стаканами: "Будьмо!" Потом запели. Песня была современная, которую Фидель Михайлович никогда раньше не слышал. Как и отец, он с детства любил слушать, как мелодично поют случайно отколовшиеся от России его единокровные братья.

Даже Алик перестал сосать из горлышка, прислушался.

Первый голос:

Десь там за покосами...

Второй:

Десь там за покосами...

Третий:

Десь там за покосами

Шепче очерет:

Все вместе:

Вас ногами босыми,

Вас ногами босыми,

Вас ногами босыми

Понесуть вперед.

- А почему босыми? - спросил Алик. - Нищета. - Н-да, - глубокомысленно протянул он, отпивая из бутылки. - И хохлы оплошали. Говорили они, что у них все есть. А вот в Россию побежали. На шабайку... У нашего хозяина хохлов навалом. Работяги. Старательно верят, что хозяин когда-нибудь им вернет их паспорта - отпустит на свободу. - А что - не отпустит? - Нашли дурака. - Алик засмеялся, как может смеяться человек, который все знает заранее. - Это мы с тобой легко отделались. И то потому, что выбирались нехожными тропами. - А вертолет? Откуда он взялся? - Это они Ненту по следу. Как собаку. Для порядка. - Так это и был тот самый Нента? - А кто ж...Хозяин, конечно, его в морду двинет, но не больше.

Они подельники. Вместе в "Крестах" срок ломали. - Ты все знаешь. Слышал. Я этого падлу учил уму-разуму. - Ты? Ну уж... - Сука буду. Инструктировал, как обращаться со взрывчаткой. Хозяева, ну миллионеры, - не тебе объяснять, - друг другу пакостят. А пакостить надо с умом. Вот, как, скажем, правильно в машине установить мину. Это, паря, такое искусство! А Ненту я обучил... Если б его одного... Пока будет собственник, будет нужна и моя профессия... Разве это Россия, когда никто никого не убивает? - Но ты же собираешься в Америку? - А в Америке что - взрывать некого? Когда-то у них хлопнули президента. Из винтовки. А могли бы аккуратно взорвать. Это же проще. Я тебе когда-нибудь расскажу, как мой ученик - он чеченец - взорвал Дудаева. От "Уазика" одни железки, а от вождя ихнего - левая рука с часами. И часы, представляешь, показывали точное время. - А почему бы тебе не остаться в России?

Алик отхлебнул из бутылки - заправился горючим, гнилыми кариезными зубами пожевал буженину. Вздохнул. - И остался бы, паря, да разыщет меня мой хозяин. Тогда мне все. Кранты... А в Америке... Так ты мне паспорт сообразишь? - Сказал же... Сукой не будешь.

У Алика даже смутно не закрадывалось сомнение, что Фидель Михайлович вовсе не миллионер, а такой же подневольный у своего хозяина, каким совсем недавно был этот инженер-технолог, утративший в зэковской среде весь свой интеллигентский лоск, но сохранил навыки интеллектуала: что-что, а обращаться со взрывчатками не разучился, более того, обучая других, совершенствовал себя как мастер.

И к фене прибегал неохотно, но прибегал - жизнь заставляла: уголовник не любит, когда такой же, как и он, зэк ум свой выказывает. Умники в зоне (а владения хозяина по существу - зона) долго не живут: то на нож наткнутся, то голова окажется в пилораме. Жизнь подневольных - непрерывная цепь несчастных случаев. Выживают покладистые, по-собачьи преданные хозяину.

Выживал и Алик. Он ненавидел хозяина, но перед ним лебезил и угождал ему, как может угождать существо бесправное и трусливое. Бесправность свою Алик не выказывал, а трусливость всячески подчеркивал - и потому ему сам хозяин и его гвардейцы доверяли.

Фидель Михайлович терпеливо выслушивал откровения, а может, и треп своего пьяненького спасителя.

Когда-то в школе, кажется, в восьмом классе, на уроке истории отец рассказывал своим ученикам, в их числе был и Фидель, о том, как путивльского князя Игоря спасал половчанин по имени Лавр. Невзлюбил этот половчанин своих единоплеменников, потянуло его в славянские края. Беглецы быстро нашли общий язык. И когда половцы на реке Тор ( сейчас на этом месте заграничный город Славянск) перепились кумысом и захмелели, Лавр незаметно для стражи вывел князя из шатра, вброд они перешли мелководную речку, оседлали заранее спрятанных в роще коней и умчались в славянские земли. Ехали по ночам. Спустя неделю добрались до городка Донец - это были уже владения Киевского княжества ( ныне это окраина Харькова). Сто верст - в благодатное время лета - за неделю!

Почти тысячу лет спустя не князь и не половчанин, а два узника-славянина бежали от скоробогатого славянина, бежали по заснеженной тайге с куском вареной рыбы и краюхой хлеба. За неделю по бездорожью отмахали почти двести километров! Вместо лошадей был автомат Калашникова с одним-единственным патроном.

Слава богу, это оружие в России в большой цене - вот и едут они в отдельном купе, наслаждаются пищей и отдыхом.

А за стенкой - тягучие украинские песни: чем пьяней голоса, тем тоскливей мелодия и вся на один мотив: "Вас ногами босыми..." - Они нам беду накличут. Сука буду, - неодобрительно высказался Алик.

Он с трудом поднялся, направился в купе проводника. В поезде, оказывается, действовала трансляция. Вернулся довольно скоро. Уже спустя минут пять после его возвращения в купе ожил динамик. Зазвучали песни не совсем русские, тем более, не советские - ультрасовременные. Алик даже пытался подпевать, искажая смысл:

А жизнь хорошая такая,

Ты улыбнись и обмани.

Под эти ультрасовременные песни было выпито бессчетное количество стаканов чая, съедено три килограмма колбасы и килограмм буженины - голод вроде отступил. Алик водку отпивал булями, прислушивался к звукам, проникавшим в теплое уютное купе.

По мостам сквозь леса грохотал пассажирский поезд. Все ближе и ближе была Москва. Как там встретят? Да, видимо, уже и не ждут. Пропал человек. Исчез. А сколько их, пропавших, бесследно исчезнувших, сегодня заготавливают лес, и все - для хозяина. А хозяин здешних мест уже один Тюлев Александр Гордеевич, лесопромышленник и меценат.

В двадцать два часа передали последние известия. Диктор о чем-то заговорил, в голосе - тревога. Фидель Михайлович вдруг заметил, как прыщеватое лицо Алика вытянулось, в напряжении застыло. - Тихо!

Диктор передавал: на Северном комбинате - авария. Огнем уничтожен главный цех. Есть жертвы.

"Печально, что есть жертвы", - подумал Фидель Михайлович. Он знал, что комбинат так же, как и эти огромные лесные массивы, является собственностью Александра Гордеевича, знал балансовую стоимость всего предприятия и каждого цеха в отдельности. Главный и самый дорогостоящий - цех по производству целлюлозы. Там оборудование современное, закупленное в ГДР ещё при Советской власти.

За этим комбинатом с января 1992 года вели наблюдение агенты товарища полковника. Один из них, судя по манере добывать информацию, несомненно была женщина, работала она в бухгалтерии. По её выкладкам он, аналитик Рубан, прогнозировал производство целлюлозы на ближайшее десятилетие. Один этот цех сулил лесопромышленнику Тюлеву доходы, которые не шли ни в какое сравнение с доходами Лозинского от его лесокомбината.

Фидель Михайлович в уме прикидывал: теперь их доходы, пожалуй, сравняются. Хотя... Тюлев уже имел подвластную только ему территорию, по европейским масштабам она пока ещё меньше Голландии, но гораздо больше Люксембурга. А Люксембург какое - ни какое, а государство со своим монархом. Но монарх номинальный, и Тюлев, известный в элитных кругах как Банкир, уже переплюнул не одного европейского монарха: он - вор в законе, член регионального политбюро, а монарх всего лишь монарх.

Фиделю Михайловичу показалось, что Алик недооценивает своего хозяина, для него уже бывшего. В свою очередь Алик точно так же думал о своем напарнике. Он щадил его: пусть меньше знает, в чьих лапах побывал - по ночам не будут ему сниться кошмары, не будет просыпаться в холодном поту. Миллионер с расстроенными нервами уже потенциальный инфарктник, а инфарктники тоже не долгожители. Вдруг, не доезжая до Москвы, миллионер подохнет? Пусть сначала хоть паспорт обеспечит. - Догадываешься, паря, у кого ЧП? - Пока нет. - У моего бывшего хозяина. Вот он уже и погорелец. Это ему небось сын миллионера накаркал. - Сын миллионера? - удивился Фидель Михайлович. - У вас - что, как в Греции, все есть? Даже сыновья миллионеров? - Был один, - не приняв шутку во внимание, проговорил Алик, отпивая из бутылки. - Я - серьезно. Он, дурак, откуда-то сбежал, вроде из лесотехнической школы, ну, где готовят прорабов. Вроде так пожелал отец, этот самый миллионер. А сбежал он в лес. Тут его гвардейцы и зацапали. Когда хозяин узнал, кто его батя, обласкал приблудыша, отвез на комбинат и вроде, по слухам, определил в этот самый цех, что сегодня так благополучно сгорел. А парнишка - ничего, шустрый, вроде как армяшка...

Слушая нескончаемые байки пьяненького Алика, Фидель Михайлович подремывал - сказывалось переутомление. Его не тронуло сообщение о пожаре да мало что теперь не полыхает! - а тут - "армяшка". Уже не первый месяц сотрудники фирмы "Лозанд" прикидывают-гадают, кто мог выкрасть студента Сузика: если чеченцы - те потребуют выкуп, если крутые - кто-то с Лозинским сводит счеты. Но по поводу выкупа к Лозинскому никто ещё не обращался. Конечно, сотрудникам было любопытно, во сколько оценили двадцатилетнего балбеса. Если сводили счеты, то где же труп, может, весной всплывет? В Москве не знают, а вот Алику, оказывается, кое-что известно. - Не помнишь, как зовут парнишку. - Помню. Серега. - Может, Сузик?

Алик отставил бутылку: в ней уже не осталось полновесных буль. Погоди! Сузиком его называл хозяин.

Теперь у Фиделя Михайловича не было сомнения, что речь шла именно о загадочно исчезнувшем студенте. "Как обрадуется Дарьяна Манукяновна!" подумал он, не предполагая, что матери Сузика давно известно, куда запрятали её сына. И Аркадий Семенович помалкивал, не одобряя и не осуждая похитителей. По долгу службы он врачевал сына Лозинского, не однажды выводил его из наркотической зависимости. Видимо, считал, что исчезновение Сузика потеря невелика.

Фиделю Михайловичу так хотелось как можно быстрее обрадовать Дарьяну Манукяновну, а пассажирский поезд останавливался чуть ли не у каждого телеграфного столба. Из его уст Лозинские узнают, где надо искать их непутевого сына.

Наконец поезд словно вырвался на простор - перед самой Москвой уже нигде не делал остановок, грохотал по ещё зимнему Подмосковью. В одиннадцать утра со значительным опозданием подкатил к перрону Ярославского вокзала.

26

У Аркадия Семеновича получалось далеко не все, как он сам себе намечал. Непредсказуемые события вносили изменения в его планы. Одним из главных, по крайней мере на ближайшую перспективу, был план, связанный непосредственно с карьерой аналитика.

Еще недавно все складывалось наилучшим образом. Как психиатр, себе в заслугу он ставил то, что убедил Фиделя Михайловича приобрести на свое имя крупную недвижимость - все-таки, как он считал, соблазнил врага частной собственности стать собственником, более того, предпринимателем.

А там... когда первый миллион не российских обесцененных, а крепких, валютных "баксов" ляжет в банк на его имя, романтика из головы аналитика улетучится, как хмель из гуляки, попавшего в прорубь. Гуляка в такой ситуации - кто есть поблизости или нет - будет звать на помощь.

Аналитику, в чем профессор не сомневался, будь тот с миллионом, протянут руку помощи, прежде всего, ближайшие друзья - легче всего упустить миллион, когда он самый первый. Ближе всех около него окажется Антонина Леонидовна. По всей вероятности, это будет её миллион, деликатно отстегнутый от Анания Денисовича, притом отстегнутый не кем-нибудь, а самой Дарьяной Манукяновной. Как женщина, что не ускользнуло от внимания Аркадия Семеновича, она уже положила глаз на нерешительного в интимных делах работника её супруга. Эта тучная стареющая дама с необъятной талией и пудовой грудью уже не первый месяц исподволь расспрашивает подробности биографии статного очкарика.

Как хитрая проницательная женщина, Дарьяна Манукяновна сопоставляла и сравнивала то, что говорил ей профессор, с тем, что нашептывал об этом аналитике товарищ полковник.

Факты биографии совпадали. Но её смущало одно: аналитик, по её разумению, выходец из неблагополучной среды: отец был и стался не просто членом партии (как, например, брат мужа - Януарий Денисович), а убежденным коммунистом. Такая наследственность могла уже отразиться на генетическом уровне - наследнику коммуниста миллионы будут в тягость, так что в перспективе он постарается их употребить, как в свое время употребил известный в России фабрикант Николай Бауман.

Товарищ полковник умеет нашептывать всякие гадости. Впрочем, на то он и контрразведчик, чтобы всех подозревать в неблагонадежности.

Однажды у Дарьяны Манукяновны вырвалось: - Ах, Аркадий Семенович! Ну что за человек этот Иван Иванович? Он все ещё сомневается в порядочности нашего аналитика.

Доктор тут же успокоил влюбленную женщину:

- Я за него поручился? Поручился. А в людях я, Дарьяна Манукяновна, не ошибаюсь.

Она с готовностью кивнула: кому верить, как не психиатру? Сегодня в России люди этой профессии так же необходимы, как президенту его команда: что они скажут - то и верно: основу любой президентской команды составляют психиатры, они только называются по-разному. Им доподлинно известно, что их пациенты определяют курс державы. Так почему же предпринимателю не прислушиваться к мнению своего семейного врача? Да, семейные врачи, особенно психиатры, в людях редко ошибаются.

Вот и Аркадий Семенович не ошибся в диагнозе болезни её супруга: паталогическая влюбленность. Тот не устает утверждать, что он обожает всю президетскую команду как самую просвещенную и любит президента до рыдальческого плача. Это была сущая правда. Но тут не было проблем: президент правит, а преуспевающий предприниматель любит его и в определенные периоды проявляет свою любовь в форме рыдания.

С Фиделем Михайлович дело сложнее. Диагноз не поставишь, куда он исчез. Где он оступился? Попал ли в прорубь или в выгребную яму вытаскивать ему, Аркадию Семеновичу. Он уже догадывался, что аналитика схватили люди Тюлева. Они будут его удерживать до тех пор, пока Лозинский не вернет своему другу-конкуренту четыре миллиона.

Ананий Денисович, конечно же, не вернет. Не для того грабитель грабит, чтоб за здорово живешь возвращать награбленное.

Дарьяна Манукяновна, знающая все и вся, призналась психиатру, что здесь слопоушничал товарищ полковник, но истинного происхождения денег Фидель Михайлович не ведает. Антонина Леонидовна обезопасила его: если его схватят - а такая возможность не исключалась, - и станут из него выдавливать сведения, он может и не выдержать. Чем меньше человек знает, тем безопасней у него жизнь. Такого если и убьют, то случайно. А от случайностей никто не застрахован.

У Аркадия Семеновича болела душа за Фиделя Михайловича. Он мог его спасти, только посетив самого Тюлева. Был резон послать ещё раз в Архангельск или в Питер Антонину Леонидовну, словом, туда, где можно было застать Александра Гордеевича, но после того, как она - руками своих подруг - расстреляла, по всей вероятности, его гвардейцев, - посылать её на переговоры было опасно.

Аркадий Семенович решился: - Я поеду к Тюлеву. Попытаюсь отыскать следы нашего аналитика. - Бог с вами! - отмахнулась Дарьяна Манукяновна. Вам что - жить надоело? Есть пока ещё власть официальная. - Вы имеете в виду Януария Денисовича? - Его, конечно. - А он согласится послать кого-либо из своих силовиков? - Несомненно. Ведь Фидель Михайлович - это его будущий кадр. А кадры подбираются заранее.

Слушая мудрую женщину, Аркадий Семенович про себя умилялся: она словно читала его мысли. Это он, а не Януарий Денисович, готовил его заранее. Готовил на место человека, которого ненавидел, как можно ненавидеть распоясавшегося подонка. А ненавидел он его за то, что тот искалечил жизнь его дочери. Если бы не этот подонок, не его похоть и вседозволенность, Клара уже училась бы в университете, в будущем из неё получился бы толковый экономист и, кто знает, они с Фиделем Михайловичем были бы идеальной парой...

"Это уже утопия", - остановил себя профессор.

- И все-таки я поеду, - твердо заявил он Дарьяне Манукяновне.

В душе она страстно желала во что бы то ни стало разыскать и выручить Фиделя Михайловича, но не посылать туда своих людей. Будет лучше, если это сделают люди Януария Денисовича, у него необъятная власть. Неужели не сможет он уломать бандита? Конечно, бандит бандиту рознь. Очень денежного, пожалуй, и не уломает. - Вы посоветуйтесь с Иваном Ивановичем. Обязательно... - А еще... - продолжала Дарьяна Манукяновна. - Если бандиты потребуют выкуп, надо будет согласиться. Но сделку обставьте так, что это якобы аналитик расплачивается своими кровными. Деньги якобы у него есть даже на очень крупные покупки. Поморский бумкомбинат пока ещё не упущен. Но Тюлев теперь наверняка постарается выложить за него свои "зеленые". Скоро ему будет не до Поморского, - намекнула Дарьяна Манукяновна. - Для восстановления Северного он ещё не один миллион выложит.

Аркадий Семенович уточнять не стал: при чем тут восстановление? Но у Дарьяны Манукяновны зряшних слов не бывает.

Последние данные, которыми располагал товарищ полковник, свидетельствовали, что Тюлев застрял в Архангельске и то не в самом городе, а в лесу на арендованном под вырубку участке.

Своим домашним Аркадий Семенович не сказал, куда он срочно улетает. Сказал лишь: в командировку. Но у Клары чутье, как у ясновидицы. - Папочка, он жив. Ты ему передавай привет и скажи, что мы его любим. - Фантазерка ты... - Ладно уж... По глазам вижу, ты к нему летишь.

27

В то утро, когда Алик в станционном буфете продавал свой автомат какому-то бывшему зэку, а зэк, в свою очередь, передавал оружие жене-алкоголичке и та его прятала в просторную хозяйскую сумку, - в то утро профессор Герчик летел рейсовым ТУ - 134. Прилетел он в Архангельск, в Талаги. И пока Алик травил покупателю, что он офицер ФСБ, из мест заключения конвоирует в Москву знаменитого штангиста, да вот деньги кончились, приходится продавать автомат, а покупатель убеждался, что продавец оружия не врет (да, такого бородатого Власова показывали по телевизору, когда тот избирался в Думу), Аркадий Семенович Герчик, взяв с конвейера свой кейс, вышел на площадь. На такси он добирался до центра.

Город был залит ослепительным солнцем. На высокие белые дома, на полноводную реку глядело бирюзовое небо, но с севера, с моря, тянуло леденящим холодом. Аркадий Семенович в благодарностью подумал о дочери. Дочь настояла, чтобы он вместо легкой кожаной куртки, в которой проходил почти всю зиму, одел дубленку, а кепку-лужковку сменил на теплую удобную заячью шапку. Отказался надень меховые сапоги, посчитал, что брать их ни к чему - в ботинках было удобней, но скоро пожалел: уже в самолете мерзли ноги.

У него было два адреса, по которым он мог разыскать лесопромышленника Тюлева, если тот ещё в Архангельске. Позвонил по первому. Ответил старик, по говору - коренной одессит, еврей. В том, что евреи обслуживают русского миллионера, к тому же усердного патриота, ничего удивительного не было: так оно и должно быть - у кого деньги, тому и служат. Деньги - это магнит, к которому притягиваются люди бойкие любой национальности. А в отсутствии бойкости евреев не упрекнешь.

Квартира, в которую пригласили Аркадия Семеновича, была однокомнатной, из мебели - стол да кушетка, и жилец, как потом оказалось, квартирант, был одинокий вдовец. Назвался он скромно: - Ефим Львович Башин.

Гость тоже представил себя предельно скупо: - Герчик.

Ефим Львович восторженно воскликнул: - Так это вы и есть знаменитый психиатр? Это вы лечили президента? - Консультировал, - уточнил Аркадий Семенович. - Не все ли равно? - Ефим Львович улыбался всеми морщинами своего старческого лица. Он тут же принялся о себе рассказывать, как он добросовестно работал бухгалтером, как по вине директора - нехорошего человека - его на три года поместили в "Кресты" и как потом из "Крестов" его вытащил очень хороший человек.

Он только ни словом не обмолвился, как несколько дней назад на скандально прерванном аукционе он утопил московского покупателя. Подробности этого паскудства гостю были известны. Товарищ полковник его обстоятельно проинформировал, не забыв предупредить, что "мерзавец Башин" покончит с собой - он повесится, но не на южном берегу Белого моря, а на северном Черного.

Аркадий Семенович слушал болтовню довольного собой Башина, твердо зная, что скоро этот мерзавец будет лежать в гробу. К главному виновнику неудачи Фиделя Михайловича он не испытывал никакой жалости.

Теперь с помощью этого коварного одессита предстояло найти попавшего в беду неудачника. - Уважаемый Ефим Львович, - ласково заговорил Аркадий

Семенович. - Мне дали этот адрес, чтобы вы меня связали с вашим хозяином Александром Гордеевичем.

Башин долго молчал, всей пятерней маленьких желтых пальцев почесывал за ухом. Сказал вкрадчиво, как бы давая понять, что любая информация , как и всякая услуга в условиях рынка, стоит денег. - И рад бы в рай... Морщинистым лбом он показал на потолок. - Понимаете, уважаемый доктор, меня предупредили... Это такой человек... - Знаю, - гость перебил одессита. - Я прилетел сюда не по пустяковому поводу. - Да, конечно, - согласился Башин. - Коль вы лечили самого президента...Но мой благодетель, к великому счастью, в помощи психиатра пока не нуждается. Что же касается меня, завтра ехать в Одессу, а билет по известной причине взять не могу. Вот сижу, размышляю, к кому обратиться. Надо бы дать телеграмму. Племяннику. Может, он выручит. Но нынешняя молодежь это же молодежь.

Аркадий Семенович молча достал бумажник, отсчитал две сотенные, положил на кушетку. Ефим Львович словно не заметил. - Да, молодежь, продолжал он раздумчиво. - эта молодежь... Развратили мы... А хозяин ... хозяин мой улетел на Северный бумкомбинат. Кто-то там что-то взорвал. Ну и произошло возгорание. Вы разве не слышали?

Новость не обрадовала гостя. Если там происшествие серьезное, Александру Гордеевичу будет не до профессора. И тем не менее не возвращаться же, ничего не выяснив о судьбе Фиделя Михайловича. - Это точно? - Что улетел на Северный? Как и то, что я вижу перед собой два портрета одного президента. - Он глазами показал на кушетку, где лежали доллары. - Не вижу только третьего...

"Однако же вымогатель", - подумал Аркадий Семенович и к двум сотенным добавил третью.

Лицо Ефима Львовича помолодело, как сказал бы он сам, ровно на сто долларов. - Вы его можете догнать, - подсказал старик, осчастливленный тремя "зелеными". - Сегодня из Талаг намечается чартерный рейс. В Питер. А оттуда до Северного - рукой подать.

Так Аркадий Семенович и поступил. В Питере он Тюлева не догнал. Встретились они уже в управлении бумкомбината.

- А, профессор! - воскликнул Александр Гордеевич, как будто и не было никакого ЧП. Пожар как пожар - горел цех. - Каким ветром? Слыхал... Слыхал... В Архангельске вы меня искали? Что-то пожарное? - Как и у вас. У нас хлеб да квас, - наигранно бодро отшутился лесопромышленник. Взорвали, подлюки. Лучший цех страны!

Александр Гордеевич вернулся к окну. Рукой поманил профессора.

- Полюбуйтесь. Потом расскажете моему лучшему другу, а вашему шефу. Печальный будет рассказ... - Почему? Наоборот... В правительстве уже отреагировали. Я ещё только подлетал, а телевизионщики уже снимали натуру. Как же! Сенсация! Огонь уничтожил предпринимателя Тюлева. А кто сотворил? Вы можете мне ответить, профессор? - Могу. Небрежность или же завистники. Не то говорите, профессор. Завистники - это народ, у которого ни гроша в кармане. Он быстрей пропьет, чем купит взрывчатку. А чтоб охраняемый цех улетел в небо, тут потребовалась не одна тысяча баксов. У кого они - вам известно... Ну, ничего. Где наша не пропадала.

Много на своем веку Аркадий Семенович встречал людей, ударенных бедой. Многих беда посылала в нокаут и многие потом оказывались в психушке или же кончали с собой. Но большинство - после угона машины или разграбленной квартиры - быстро приходили в себя и все начинали сначала - зарабатывали, воровали - до следующего удара судьбы. А действительность тем и колоритна, что бьет, не спрашивая кого и зачем.

Встречал Аркадий Семенович и таких, кто терял миллионы, взятые в долг. Безвольные - выбрасывались из окна, волевые - сжимали челюсти до зубовного скрежета, напрягали силы, чтобы подняться и вновь окунуться в пучину бизнеса. Но никто в подобных обстоятельствах не разыгрывал из себя этакого мальчишку, построившего на пляже домик из песка, а потом, наигравшись, дал спокойно растоптать свое строение.

Впервые Аркадий Семенович видел человека, которому пожар нанес убыток на миллионы долларов, а он смотрел на этот пожар, как будто любовался жутким зрелищем. Так, наверное, император Нерон обозревал полыхающий Рим. Но радость Нерона была объяснима: император входил в историю.

А Тюлев, Александр Гордеевич Тюлев, что ему за радость с олимпийским спокойствием и трезвой рассудительностью взирать на печальное происшествие в своем собственном царстве? Да, это было его царство. Здесь он бог, судья и главный законодатель - комбинат на правах частной собственности принадлежал ему и только ему.

Потом Аркадий Семенович узнает, в чем заключалось горделивое спокойствие лесопромышленника. Агент товарища полковника сообщит: подобного пожара Александр Гордеевич ждал как манны небесной. Нанесенный пожаром убыток по распоряжению северо-западного политбюро ему возместили из общака, притом в такой сумме, которую он запросил. Этих денег оказалось достаточно, чтоб перекрыть пропажу из поезда.

Пожар был потушен. Но люди не расходились. - Надеюсь, обошлось без жертв? - Почти, - ответил владелец и уточнил: - Сгорело восемь. Двое в реанимации.

Видя, что профессор слушает вполуха, наблюдает, как пожарные, укротив пламя, отводят машины, скатывают шланги, как лужи на легком морозце уже покрываются ледком, - Александр Гордеевич тихо произнес: - Это правильно, что вы приехали... Как узнали? - О чем? - Ну, что в реанимации сын вашего шефа. - Сузик? - Сердца Аркадия Семеновича дрогнуло. Мелькнула мысль: "Ведь он же в лесотехнической школе?" - Профессор, не делайте удивленные глаза. На своем квадратном лице Тюлев изобразил ухмылку. - Вам-то не знать, кто его загнал в ЛТШ? Не вы ли? Намерение у вас, конечно, благое - вытащить парня из болота, подальше от водки. - Может быть, - согласился Аркадий Семенович. - Но как он здесь очутился? - Это вы его спросите...У вас он был никто, а я его сделал мастером. Он же прирожденный производственник. - Он просто талантлив. А в чем? Не исключено, что и в производственной деятельности...И все же вы меня удивили. - Вы хотите, профессор, сказать, что для вас это неожиданность? - И какая! - Тогда с какой целью вы здесь? Чтоб на мою морду взглянуть, как на ней отражается пламя пожара? Не так ли?

Тюлев явно издевался. Он что-то заподозрил, но сделал вид, что очень рад своевременному приезду психиатра: друг на всякий случай прислал своего врача - после такого ЧП и у крепкого предпринимателя может крыша поехать. Но такой друг - это же первый недруг, и поэтому Александр Гордеевич уже говорил как думал: - Профессор, я вас очень уважаю. Не исключено, случится так, что вы согласитесь стать моим врачом. Не всегда же Суркисам быть на гребне волны. А почему бы не взлететь на гребень парню из рабочего класса, коренному пролетарию? А? - У вас все впереди.

Других слов он и не ожидал. Психиатр читал его мысли, а они - такие мысли - всегда на поверхности. - Ну, допустим, не все. Но многое, поскромничал Александр Гордеевич и повторил вопрос: - И все же, профессор, что вас привело на Северный?

Вот теперь настал момент спросить и получить самый достоверный ответ. - На Северном я случайно, - сказал Аркадий Семенович. - Потому что вы здесь. А привела меня необходимость - выяснить судьбу нашего аналитика. Что с ним? - Александр Гордеевич, вам-то зачем удивляться? Вы напрасно подозреваете, что на торгах были ваши деньги. Вам же предоставили возможность лично убедиться... - Было такое. - Тогда почему не отпустили Фиделя Михайловича? - Ах, вот вы о чем! В таком случае о нем должна беспокоиться его жена. - Жена женой, а шефство над аналитиком мое. С первого дня его работы в "Лозанде". Это сын моего учителя. Благодаря его отцу я стал тем, кем хотел быть... Впрочем, вам этого не понять. - Ну почему же, профессор? - возразил Александр Гордеевич. - Вы считаете, что я шантрапа необразованная. Кстати, у меня тоже есть дипломы - кандидата и доктора наук. Я их повесил у себя в офисе как портреты.

Александр Гордеевич принялся рассказывать о том, как побывал у него в гостях известный предприниматель и он же более известный как либеральный демократ ( по характеристике Александра Гордеевича: скандальный раввин). Так этот либеральный демократ признался: когда он купит степень доктора философских наук, он тоже диплом заключит в рамочку и в кабинете на самом видном месте - за своей спиной - повесит.

- И что это ему - ума прибавит?

Тюлев чуть ли не захохотал: - Имидж! Приятно сознавать, что ты тоже хрен. Но не собачий, а собачачий. Между прочим, дипломы я купил. Хотел сразу и профессорский, но профессорский, оказывается, вовсе не диплом, а всего лишь аттестат. Аттестат у меня есть. За среднюю школу. Вечернюю.

Своей болтовней Тюлев уводил профессора в сторону, явно не желая признаваться, куда запрятал аналитика. И - жив ли он? Товарищу полковнику агент докладывал: в день аукциона, по крайней мере, вечером того дня, о нем было известно, что группа захвата его вывезла в лес. А леса в России - на тысячи километров, и где, в каком лесном поселке его прячут, знают только осведомленные. Самым осведомленным был сам хозяин леса .

Спросить прямо: в каком леспромхозе? Но тогда этот бандит вычислит, откуда Лозинскому поступают сведения - товарищ полковник потеряет своего агента. А своих подставлять - подлейшее дело. Эту истину Аркадий Семенович усвоил ещё в детстве, когда его отца подставил родной дядя: тому нужно было обеспечить себе выезд за границу - в командировку. Из командировки дядя не вернулся - остался в Израиле. - Он в Архангельске? - Если вы имеете в виду аналитика, - уточнил Тюлев, - и если он муж вашей обаятельной террористки, то я к нему не имею никакого отношения. - А кто же тогда его схватил? Не ваши ли гвардейцы? - Отнюдь, - отрекся Тюлев. - Я слыхал, что аналитика фирмы

"Лозанд" будто бы взяли как заложника. В обмен на его голову могут потребовать головы террористок. Местные налетчики пытались у вашей матроны отобрать наличку. - Пытались, значит, не отобрали?

Об этом Аркадий Семенович мог бы и не спрашивать. Антонина Леонидовна уже отчиталась за командировку. И товарищ полковник, отправляя профессора в опасное турне, предостерег: четыре трупа Тюлев не простит, если, конечно, это были его люди.

На уточняющий вопрос профессора реакции не последовало. Ну, пытались отобрать - не отобрали. Не получилось. Налетчиков не подпустили к деньгам не амбалы из "Альфы", а пожилые женщины, с виду уставшие от поездок челночницы. Тюлев об этом говорил спокойно, четко давая понять, что чужая неудача его не колышет. - Я знаю, Александр Гордеевич, у вас на Севере, на вашем Севере,

- подчеркнул профессор, - прекрасные связи. Пусть ваши гвардейцы установят место нахождения аналитика. Я в долгу не останусь. На веку, вы понимаете, как долгой ниве...

Тюлев высказался неопределенно: - Обещаю искать, но не обещаю, что найду. - И на том спасибо, - поблагодарил Аркадий Семенович и попросил провести его к Сузику.

Александр Гордеевич уточнил: - Я приказал доставить Сузика в Питер. Но коль вы здесь, можете забрать его в Москву. Смотрите сами.

Он вызвал телохранителя, кратко проинструктировал:

- Это профессор. Из Москвы, - показал на Герчика. - Он забирает Сузика.

Потом из внутреннего кармана достал сотовый. Отдал распоряжение на подготовку вертолета к вылету.

28

Выйдя на привокзальную площадь, Фидель Михайлович смущенно осмотрелся, чтоб ненароком не встретить знакомых: кто увидит его в этом непривычном для него одеянии, остолбенеет: зэк да и только. Мешала близорукость, но, слава богу, каким-то чудом удалось сберечь очки, хотя по очкам-то да бороде как раз и узнали бы.

Веселое, уже совсем весеннее солнце, било в глаза - городское солнце, подкрашенное смогом, солнце особое, московское. К нему только надо присмотреться. Москвичи обычно не присматриваются - они вечно, как муравьи, спешат.

Сейчас, против обыкновения, Фидель Михайлович не спешил. У него было несколько минут, чтоб, глядя на необозримый город, ощутить себя свободным и... в полной безопасности. Но безопасной свободы, как известно, не бывает.

Откуда-то сбоку, от метро, подлетел Алик. - Паря, бежим! Сторговался.

Чтоб не топтаться в очереди на такси, Алик нашел непатентованного частника, с ним и договорился за пару целковых.

Еще при побеге, выбираясь из тайги, Фидель Михайлович признался Алику, что у него в Москве, во Внуково, есть квартира. И Алик тогда чуть ли не на весь лес закричал: - Но ты же миллионер! А обитаешь в каком-то Внуково. И на кой хрен я тебя вытаскиваю из говна? Мне так хочется пожить в шикарном доме в центре города. И чтоб под моими окнами каждое утро проезжал президент. - Зачем это тебе? - спрашивал Фидель Михайлович. - Мечта моей жизни - хотя бы разочек плюнуть на высокого начальника. - Тебя так плюнут со всех стволов сразу... - было обещание. - А пока топай...

И вот теперь мечта его могла сбыться - они притопали в Москву. Но от проданного Калашникова осталась одна мелочишка - чтоб на такси добраться хотя бы до Арбата.

Фидель Михайлович меньше всего думал, что в зэковском одеянии его могут не подпустить не то что к офису фирмы, но даже к подъезду "высотки". Алик вовсе ни о чем не думал - теперь это была забота "миллионера".

Так и произошло. Их остановили уже в подъезде дома. Дюжий охранник с короткоствольной двадцатикалиберной "тулкой" взглянул на пришельцев, как смотрит ревизор на безбилетных пассажиров. - Вы не ошиблись, голуби? "Макдональдс" на Малой Бронной.

Но тут из-под руки Алик: - Ты че, паря? Не узнаешь? Мы со спецзадания.

Из дежурки вышел начальник охраны, мирный на вид мужичонка, с белой бляхой на черной униформе, по выправке - из отставников. - Это кто со спецзадания?

Алика он не удосужил даже взглядом, а вот аналитика узнал. - Никак вы, Фидель Михайлович? - Не удивляйтесь, Андрей Алексеевич. Мы действительно со спецзадания. - А говорили... А этот с вами? - Начальник охраны показал на Алика. - Со мной.

Что было в офисе!.. Дом закачался. Антонина Леонидовна увидела живого бородатого очкарика - уронила чашку (она пила кофе). Подлетела к Фиделю Михайловичу, схватила его, как рыбак хватает огромную живую рыбину, чтоб та случайно не вырвалась, не полетела за борт. Он почувствовал её железные объятья и крепкий в обветренные губы поцелуй. От внезапной радости её черные глаза антрацитово блестели, по смуглой щеке покатилась слеза. Не предполагал он, что эта крупная волевая женщина не в силах скрывать свои чувства.

Антонина Леонидовна не сразу выпустила его из своих объятий, а когда выпустила, рывком распахнула дверь в кабинет шефа. - Ананий Денисович! Ананий Денисович! Полюбуйтесь! Вот он! Собственной персоной!

Ананий Денисович поднял голову, энергично вышел из-за стола, быстрым шагом направился к человеку в сером замызганном ватнике и в каких-то черт знает где найденных ботинках. Но фигура, борода, очки свидетельствовали, что это и есть неизвестно было куда сгинувший аналитик. Его аналитик! Тоня! Коньяк и рюмки. Живо!

Ананий Денисович тоже был несказанно обрадован: когда его человек возвращается с того света, притом, целым и невредимым - это уже событие.

Алик хотел было вслед за парей шагнуть в кабинет, но телохранитель шефа - Дима, по прозвищу Башня, - всегда у двери, схватил Алика за плечо, повелительно посадил рядом с собой, ощупал его одежду, рюкзак, тихо, не глядя по сторонам, утробно произнес: - Пригласят - пойдешь.

Но Алика не пригласили ни сейчас, ни потом. Он сидел, скучал, глотая слюни, за высокой дубовой дверью пили и закусывали, а у него в рюкзаке ни корочки, ни буля - все, что было в бутылке, высосал перед Москвой и бутылку выбросил, целя в километровый столб. Он слышал, как маленький человек с огненно-рыжими волосами и острым птичьим носиком на худощавом лице, крикнул: "Тоня! Коньяк и рюмки!"

Алик сидел в кресле рядом с неразговорчивым телохранителем, злобная зависть накаляла кровь: "Миллионеры... Не успели поздороваться - сразу за коньяки... Ничего, и я в Америке напьюсь от пуза".

Поглядывая на молчаливого и строгого цербера, он уже не сомневался, что паря, которого он вывел из леса, кишащего рабами, действительно миллионер. Теперь он был спокоен: паспорт почти у него в кармане.

Вскоре через приемную в кабинет проследовал старик - мясистая голова без шеи, туловище в два обхвата, ноги толстые, короткие - не человек, а хряк, не хватает только на пунцовых щеках рыжей щетины.

Охранник не остановил. Значит, этот старик свой.

А в кабинете после первой рюмки за благополучное возвращение, выслушивали аналитика. Товарищ полковник, опоздавший на первую рюмку, ни о чем Фиделя Михайловича не расспрашивал - у них разговор будет длинный и обстоятельный, но не у шефа, а в кабинете-сейфе.

Вопросы задавал Ананий Денисович. Судя по ним, шеф знал если не все, связанное с покупкой Поморского комбината, то главное. Деталей он не касался. Он только напомнил: - Аркадий Семенович отправился вас выручать, а вы сами себя выручили. - Не совсем так, - мягко возразил Фидель Михайлович. - Мой спаситель в приемной. - Прекрасно. Мы его отблагодарим, - сказал Ананий Денисович. - Тоня займется. Он кто? - Инженер-технолог. Специалист по взрывчаткам. Когда-то работал в "Почтовом ящике". Но однажды напился и проиграл себя в карты. Его купил Александр Гордеевич. Он у него был инструктором. Но, видимо, работой тяготился. Готовился к побегу, а тут я...

Этих слов оказалось достаточно, чтобы Ананий Денисович изменил свое решение: - Вашим спасителем займется Иван Иванович.

Товарищ полковник сделал в своей папке пометку. Да, шеф, конечно, прав - такого специалиста отпускать нельзя. Специалисты по взрывчаткам на дороге не валяются. Так посчитал и Фидель Михайлович. Он тешил себя тем, что благодаря ему фирма заполучит инженера-технолога, дефицитного по ныненшим временам умельца.

Ананий Денисович взглянул на часы - он, как всегда, торопился. Обращаясь к Фиделю Михайловичу, сказал как приказал: - Вечером я жду вас в гости.

Перехватив умоляющий взгляд своей секретарши, улыбнулся, что случается с ним довольно редко, великодушно разрешил ей сегодня уже не появляться в офисе: - Забирайте нашего именинника. А вас, - повернулся к товарищу полковнику, - прошу остаться.

Когда Фидель Михайлович вышел в приемную, Алика уже не было. Не было и телохранителя - Димы-Башни. Участливо подумал: "Наверное, в буфете".

29

Из окна квартиры на Котельнической набережной Кремль - как на ладони. Фидель Михайлович смотрел на краснокирпичную громадину, словно видел её впервые. Он испытывал легкий озноб от сознания, что отсюда, из этой краснокирпичной громадины, исходит необычное свечение. Кто попадает в его лучи, тот стремительно взмывает к государственной верхотуре, занимая лучшие кремлевские кабинеты, но на верхотуре, как правило, долго не держится низвергается в бездну.

Не иначе как в стенах этой громадины замуровано проклятье. Оно и низвергает владыку, порой не оставляя от него даже пепла.

А вот новых, скороспелых правителей, на местах, где нет высоких краснокирпичных стен, проклинают рабы. У каждого правителя они свои. Есть они и у вора в законе Александра Гордеевича Тюлева. Они его тихо проклинают, но одними проклятьями в бездну не свалят - не те это рабы, Эти, потерявшие работу на Украине и в Молдавии и заарканенные тюлевскими гвардейцами, покорно валят лес, оголяют северные просторы. Бездумные вырубки уже можно разглядеть из кремлевских кабинетов.

Да мало что можно! Можно не значит, нужно. Вот когда Тюлев станет ломиться в кресло главного кремлевского кабинета, тогда его заметят и попытаются напомнить, что он проклят своими рабами. Значит, нет ему места под солнцем. Но для заметивших будет, конечно, поздно.

Его заметит заряженный проклятьем народ, люди-работяги, чьи прапрадеды возводили эти кремлевские стены, замуровывали в них свое проклятье.

Народ обнадежится и обрадуется, видя, как в бездну низвергают с верхотуры до печенок опостылевшего того же Пузырева-Суркиса, по существу иноземца. И кто низвергает! Крепкий, решительный молодой российский предприниматель, друг детей и престарелых - Александр Гордеевич Тюлев.

Иной принципиальный россиянин возмутится:"Но это же бандит!" Возмущенного обывателя тут же осадят: "А кто сказал, что Суркис не уголовник?"

Так, глядя на Кремль из окна квартиры курдистанки, Фидель Михайловаич размышлял и сам себя спрашивал: кто очередной на верхотуру? Кремлевское кресло пусто не бывает. Он думал о тех несчастных десятках, а может, и сотнях тюлевских рабов - их проклятье никто не услышит, они так и сгинут безвестными и не оплаканными своими родными и близкими. Полупьяные гвардейцы бросят в костер их окоченевшие трупы. Трупы сгорят, как швырки-поленья. Будут преданы огню и их паспорта с трезубцами и гербами со всем тем, что напоминало им о родных местах, о женах, которые послали их в Россию на заработки, о детях, ради которых они согласились завербоваться на север - на тюлевский лесоповал.

Многое, о чем сейчас думал Фидель Михайлович, он уже рассказал Тоне, но она, как ему показалось, глубоко не восприняла его слова: в Курдистане, в каменоломнях, она видела и не такое - она видела деяния турок: там курдам давали жить не больше месяца.

Тоня сейчас была под свежим впечатлением "ночевки днем". Разгоряченная, но все ещё не уставшая от жарких телодвижений, а только дав мужчине передышку, она лежала, рассеянно слушала партнера, как слушает старый, но ещё крепкий священник исповедь молодой женщины, просунув руку под её кофточку: смысл слов уже не улавливается, но четко ощущается биение женского сердца.

Так и Тоня. Она рассеянно слушала Фиделя Михайловича, после долгих дней молчания путь выговорится, а заодно и передохнет.

И вдруг он спросил, требуя осмысленного ответа: - Не слишком ли легко я вырвался от Тюлева? Откуда-то Алик появился и сразу предложил бежать? Ты мне рассказывала, как совершила побег из анатолийской крепости. Просто ли было?

"Просто ли?" - подумала она с горечью. Тогда её перед побегом целый месяц пытали. Держали обнаженную и распятую на солнцепеке. Сутками не давали воды. На груди, где расплавленным оловом ей выжгли соски, гноились раны. И вот тогда товарищи рискнули её выкрасть. Двое молодых ребят, почти подростки, были убиты турецкими полицейскими...

О том, что у Фиделя Михайловича закрадется сомнение относительно легкости побега, она не предполагала. Ему ли сомневаться, не имея опыта? Опыт был у нее. И потому ещё в офисе, перед тем, как увести Фиделя к себе на квартиру, она заглянула в кабинет-сейф к товарищу полковнику. Высказала предположение: а не распорядился ли Тюлев таким образом отпустить аналитика?

Товарищ полковник, похвалив свою помощницу за толковую догадку, сказал: - Эту версию я уже прорабатываю. Возьмемся за Алика. Обсудим потом. А тебе желаю всяческих приятностей. И ему тоже. Он их заслужил.

Кто "он", было яснее ясного. По её необыкновенно сияющим глазам товарищ полковник видел: она счастлива, что Фидель Михайлович благополучно вернулся.

И сейчас, когда он высказал догадку, что сомневается в легкости побега, она с удовлетворением про себя отметила: аналитик он уже не только в экономике.

Они готовились к визиту к Лозинским. Фидель Михайлович, словно загипнотизированный, опять загляделся в окно. В лучах закатного солнца Кремль казался огромным кровавым сгустком. Над ним возвышались пылающие золотом купола Успенского собора.

Антонина Леонидовна, как дрессированная тигрица, мягко подошла сзади, смуглой щекой потерлась о его упругое плечо. - О чем задумался? - Все о том же... - О сыне? - И о нем... Почему-то мне кажется, что виновники всех наших бед вон за теми краснокирпичными стенами. - Может быть, неопределенно ответила Тоня. - Но чтоб не казалось, надо самому там регулярно бывать. Если там твои враги, их лучше всего рассматривать с близкого расстояния. И не подавать виду, что ты им готовишь смерть. Врага заверь, что ты его друг, и тогда он - твоя добыча .

Фиделю Михайловичу почудилось, что это говорит не Тоня, а его внутренний голос. Этот голос в нем все настойчивей звучит после каждой встречи с Аркадием Семеновичем.

Уже давно Фидель Михайлович понял, что профессор, еврей по крови, ненавидит еврейство, засевшее в Кремле. Поискал причину. Нашел. Трагедия Клары. Мерзавец, её искалечивший, кто-то из сановитых евреев, забравшихся в Кремль. Но кто он?

Молчит профессор. Каменно молчит. Но не бездействует. И с ним, видимо, заодно Антонина Леонидовна.

"Ах, Тоня! Твой голос - это мой голос".

Фидель Михайлович все больше убеждался в том, что пытаются спасти Россию не только русские. Тот же Аркадий Семенович Герчик, выросший среди русских, в русской среде, для него с рождения стала землей обетованной Приосколье, небольшой город с его современным металлургическим заводом гордостью советской оборонки. Та же курдистанка Антонина Малахут ( её подлинное имя, под которым она известна как боец народной армии, ему все ещё не удалось узнать, да, собственно, он и не любопытствовал: Тоня так Тоня) - эта женщина любила и ненавидела русских: любила тех, для которых Россия великая самобытная держава с её сложной и загадочной историей, держава, способная противостоять богатой и спесивой Америке, и ненавидела тех, кто русский был по крови, но чуждый России по духу, кто жил грабежом своей же страны.

Но если Аркадий Семенович помогал России умом и хитростью, раскрывая глаза тем же русским и настраивая их на сопротивление продажному режиму, а сам оставался как бы в стороне, то Антонина Леонидовна, приобретя бойцовские качества в среде своего мужественного и свободолюбивого народа, здесь, в России, помогала обездоленным русским своей отвагой.

Оба они, и Аркадий Семенович и Антонина Леонидовна, обнаружив в лице Фиделя Михайловича истинно русского, со всеми преимуществами и недостатками, характерными для его нации, внушали ему, что победить продажный режим сегодня возможно не митингами и баррикадами - у режима силовые структуры в считанные минуты разгонят митинг и огнем танковых пушек сметут любую баррикаду, - победить продажный режим возможно только, разрушив его изнутри. А это значит, нужно сначала самому выбраться на вершину этого режима.

"Это нечестно, - однажды возразил своему другу Фидель Михайлович. Говорить в глаза одно, а думать другое". В ответ Аркадий Семенович сдержанно усмехнулся, но, видя, что усмешка не понята, с мягким упреком сказал: "Когда ты поближе познакомишься с теми, кто правит деньгами, посмеешься над своей наивностью".

Пока он не смеялся - он размышлял. Он колебался: принимать ли советы своих друзей как благое пожелание или как руководство к действию?

С детства он помнил слова, которые часто произносил отец: благими пожеланиями выстелена дорога в ад. Сам ли это отец придумал, или он откуда-то вычитал, уточнять не стал ни тогда, в детстве, ни потом, когда осознал смысл этого мудрого изречения. Чья это мысль - какая разница? Главное - она умная.

А вот воспринять совет, чтоб действовать... Тут мало умения анализировать потоки теневых капиталов, чем он, собственно, и занимался как служащий фирмы и за что получал деньги. Тут нужно обладать умом и хитростью психиатра Герчика и хладнокровной смелостью бывшей террористки Малахут.

События следовали одно за другим и каждое таило в себя все новые и новые загадки. Был бы рядом отец... Он старик мудрый, но жизнь его то и дело обессиливала. Как и любого советского пенсионера. Для борьбы он уже не годился - он и так всю жизнь боролся...Приехать к нему в Приосколье, хотя бы на один день, Фидель Михайлович не решался. Олежка все ещё за океаном. Так что разговор с отцом вряд ли и получится: вину за потерю внука отец взял на себя, дескать, недосмотрел. Они будут говорить, но только об Олежке...

"Ах, Тоня! Тоня!.. О чем я задумался? Да все о том же..."

Тоня словно читала его мысли. Читала и ... молчала.

За Кремлем солнце падало в бездну. - Ждут нас... Будем собираться. Да, конечно, - ответил он, сгоняя с лица тяжелую задумчивость. - Я пообещала перед выездом сделать звоночек. Дарьяна вышлет машину. - Возьмем такси. - Зачем? В такси тебе уже опасно. - Кому я нужен? - Ты уже в орбите чьих-то интересов. Как и все Лозинские. А мы их ближайшие друзья.

Фидель Михайлович вспомнил, о чем надо было сообщить шефу ещё в кабинете, но и сейчас было не поздно. - Не знаю, Тоня, это правда или треп, вроде отыскались следы Сузика. - Они и не пропадали, - ответила Антонина Леонидовна. - Он учится в лесотехнической школе. Как сказали бы в Китае, он в деревне на исправлении. - Вот и нет, - возразил Фидель Михайлович. Сузик оттуда уже давно сбежал. И знаешь, к кому он прибился? - К Тюлеву, что ли? - А откуда тебе известно? - В тех краях больше не к кому, ответила Антона Леонидовна. - Всю территорию России уже поделили между собой кланы. Северо-Западная зона досталась Тюлеву... А чем Сузик занимается в зоне? - В зоне его нет. По утверждению Алика, хозяин его переправил на Северный бумкомбинат, на тот самый, где на днях случилась авария. Об этом надо поставить в известность Дарьяну Манукяновну. Ты ей шепни. - Шепну. Только о Сузике никому ни звука. Разве что товарищу полковнику. Ну, об этом я ему сама доложу.

То, что она докладывает главному разведчику фирмы, для Фиделя Михайловича не было секретом. Он уже давно догадывался, что они работают в паре: товарищ полковник - коренник, она - пристяжная, но Тоня тянет агентурную работу не хуже коренника. А вот по субординации она ближе к шефу, она - глаза и уши Дарьяны Манукяновны. А с Дарьяной Манукяновной незримыми, но прочными нитями связан брат Анания Денисовича - Януарий Денисович. Януарий уже министр, назначен на этот пост вопреки мнению Государственной Думы самим президентом. А президент окружен советниками, которые говорят в основном по-английски с американским акцентом и у каждого в американском посольстве есть своя комната, где они готовят российскому президенту свои предложения.

Об этом , конечно, Фидель Михайлович скоро и не узнал бы, не будь с ним рядом Антонины Леонидовны, не чувствуя её горячего дыхания. Она питала его только точными данными, а до всего остального он доходил уже своим умом. Ведь капитал, солнечный он или теневой, обязательно преломляется в головах президентских советников.

Самым перспективным - не на президентское кресло, чуточку пониже - они считают Пузырева-Суркиса. Он и никто другой, по оценкам западных советников, способен заменить коряво говорящего премьера.

А премьера с его капиталами можно только столкнуть, но сталкивать должны не соратники, а противники. Противникам же было не до премьера. Когда-то они состояли в одной партии, а премьер был даже членом ЦК, теперь же их разделяла бездонная пропасть и к ней они даже не приближались - а вдруг кто столкнет? Противники премьера отошли от пропасти на безопасное расстояние и уже который год между собой выясняют, кто из них умней, кто весомей.

А ум, как и глупость, на вес не определяются. Пока они взвешивали в митинговых баталиях, их сторонников растаскивали по мелочевским партиям, среди которых не последнее место занимала Партия Дураков. Лидеры этой партии предложили: все левые силы объединить в единый союз, сохранив прежнее название.

И об этом, оказывается, Антонина Леонидовна была хорошо осведомлена. Руководители партии каким-то хитроумным способом помогали премьеру держаться на плаву и это очень злило Януария Денисовича. Но когда она растолковала Фиделю Михайловичу, что деятели противоположных классов по-прежнему общаются друг с другом, на банкетах сидят за одним столом, из одних бутылок пьют коньяки, рассказывают друг другу анекдоты, она ждала, что Фидель Михайлович рассмеется, дескать, ничего себе враги, а он вдруг посуровел, с нескрываемой грустью произнес: "Жаль отца. По себе судил о партийцах".

Фиделю Михайловичу не довелось быть в партии, хотя и было желание. Не пустили, объяснив: на совслужащих - лимит. Становитесь к станку или поступайте в армию - там лимита нет. В те годы - сразу же после окончания университета - он увлекся математическим прогнозированием социалистической экономики. Считал и считал, не поднимая головы, а когда понял, убедился: а с державы-то крыша съехала! Он прогнозирует обвальную экономику. Работа не скучная. Много неожиданностей и много крови. Любой предприниматель он в потенциале и бандит, а любой бандит - он же в перспективе и предприниматель.

Все - дело случая. Представился и ему случай стать предпринимателем. Не получилось. Сам шеф, Ананий Денисович, подбадривал: Предпринимательство - это как женщина: далеко не каждая отдается с первого раза.

Кажется, подбодрил. Обнадежил. И - вроде бы успокоил: не всем суждено быть с большими деньгами, абсолютное большинство довольствуется малыми, радуется, что хоть такие да есть, а запротестуешь, что мало платят работодатель тебя под зад коленкой, и никакой суд не восстановит в должности: судьи тоже что-то имеют от работодателя.

Успокоить-то успокоил. Но внутренний голос время от времени напоминал: "Тебе нужны большие деньги - ровно миллион".

На неподатливую женщину можно махнуть рукой: эта не отдалась - другая отдастся. А вот заполучить недвижимость, чтоб она посулила миллион прибыли - тут соблазнишься и на вторую и на третью попытку...Коль есть цель, к ней стремятся, тогда она будет достижимой.

Печально, что цель навязана державным паскудством: разве раньше детей воровали для выкупа? Было: выкрадывали, чтоб усыновить, удочерить. Теперь воруют, чтоб от здорового ребенка отстегнуть, например, почку или вырезать глаз и подороже продать забугорному предпринимателю.

"Только бы Олежку не разрезали на части"...

В океане человеческих подлостей Фиделю Михайловичу казалось: он суденышко, которое буря гонит на скалы, и уцелеть возможно, если волею случая тебя вынесет в открытое море: там - спасение.

Свое спасение Фидель Михайлович видел в общении с нужными людьми: они его признали своим, а это значит, в чем-то и помогут.

С надеждой на помощь он в сопровождении Антонины Леонидовны переступил порог городской квартиры Лозинских.

Их встречала хозяйка, вся сверкающая и сияющая, одета со вкусом в соответствием с комплекцией и возрастом. На ней было бордовое платье и оно ей очень шло. Глаза её, как спелые, умытые дождем маслины, молодо блестели, выдавали трудно скрываемую радость.

Антонина Леонидовна давно изучила свою подругу, знала причину радости - подруга очень надеялась провести ночь с Фиделем Михайловичем. "И ты соскучилась", - ревниво подумала она, переступая порог квартиры. - А вот и мы!

Антонина Леонидовна великодушно разрешила Дарьяне Манукяновне обнять и поцеловать найденыша.

30

В палате, куда пригласили Аркадия Семеновича, Сузик лежал один. Большое в полстены окно выходило на широкое озеро. За озером цепочкой бежали огни - там проходила магистраль.

Рядом с койкой Сузика стояла такая же койка - ждала очередного бедолагу. Сузик, весь в бинтах, как спеленатый, - одни глаза до предела распахнутые после пережитого ужаса, свидетельствовали, что человек в сознании. А подключенная аппаратура напоминала, что под бинтами бьется сердце - на голубом экране синусоида вычерчивала волнистую дорожку.

Аркадий Семенович взглянул на Сузика и по его распахнутым глазам понял - узнал. - Сузик, привет! Я тебя забираю в Москву, - нарочито бодро заговорил профессор.

Сузик застонал, забормотал, но слова застряли в толще бинтов. Молодой бородатый врач с узким мальчишечьим лицом, не намного старше Сузика, пояснил:

- Он говорит, что его без Кати не увозите. - Кто такая Катя? - Его девушка. Невеста. - У него есть невеста? - Есть. Хорошая девчушка. Наша, поселковая. Кстати, моя соседка. Она, если вы слышали, из той самой династии Коноваловых. - К сожалению, слышать не доводилось. - Ну как же! Это её дедушка и братья дедушки начинали наш Комбинат.

О династии Коноваловых Аркадий Семенович слышал впервые. Подобных династий в России тысячи, и каждая что-то строила, восстанавливала, реконструировала если не комбинат, то завод или фабрику - не по-щучьему же велению Россия стала великой державой.

Пока санитары комбинатовской больницы готовили Сузика к транспортировке, - по их движеньям было видно, работают грамотно, - врач рассказывал о Коноваловых, не забыл напомнить, что отец Кати, словом, будущий тесть Сузика, дожидается в коридоре. - Может, вы его утешите? предложил юный бородач.

Аркадий Семенович следил за действиями санитаров - как бы чего не упустили, но обращение врача услышал. А утешить... не видя характера ожогов... - Я не специалист... - Но вы же профессор? Они уже знают, что вы профессор, притом, из Москвы. Они так на вас надеются! И разговоры о вас самые добрые: ещё пожар не потушен, а вы - быстрее "скорой помощи".

Аркадий Семенович хотел уточнить, что он спешил сюда, не зная ничего о Сузике. Ведь Сузика следовало искать за сотни километров отсюда, среди учеников лесотехнической школы.

А судьба - вот как она распоряжается... Безалаберный Сузик, сын известного миллионера и племянник олигарха, более того, внук швейцарского банкира - мало кто ведал, что отец Дарьяны Манукяновны в армянской диаспоре звезда чуть ли не первой величины, - этот безалаберный Сузик, внезапно исчезнувший студент МИМО, объявится в далеком рабочем поселке, окажется окружен таким вниманием.

Рабочие наверняка не знают, где он воспитывался и какая денежная у него родня, а Тюлев, хозяин комбината, не стал о нем распространяться. Видимо, Сузик уже крепко дружит с головой. Впрочем, Аркадий Семенович замечал и раньше, что парнишка он не глупый, но атмосфера семьи делала его негодным для жизни.

"Был бы он прежним, Тюлев не поставил бы его мастером", - подумал Аркадий Семенович. Покидая палату, он спросил у врача: - Как его имя-отчество? - Коновалова? Егор Донатович.

В просторном вестибюле у роскошного фикуса стояла группа рабочих. Они что-то оживленно обсуждали. Когда увидели спускавшегося по ступенькам незнакомого посетителя с кейсом в руке, враз замолкли, повернулись к незнакомцу, явно намереваясь вступить с ним в разговор.

Первым обратился к ним Аркадий Семенович, даже не ко всем, а к неказистому на вид пожилому мужчине в синей форменной куртке: - Вы - Егор Донатович? - Да. Ну как там, профессор, будет Сережка жить?

Времени на обстоятельный ответ не было, и Аркадий Семенович буднично произнес:

- Будет, - и уточнил: - Если вовремя успеем в ожоговый центр.

- В Питер?

- В Москву. Из Питера постараемся ближайшим рейсом.

- Постарайтесь, пожалуйста...

На волевом лице Егора Донатовича - глубокие складки, в них гнездилась печаль. Аркадий Семенович обратил внимание, что Сузика он назвал Сережкой, а вовсе не Сузиком. И чтоб крепче поселить в нем надежду, сказал: Сережкин отец - мой коллега. - А про себя подумал: "Какой он - мне коллега? Он - работодатель, хозяин". - Мы постараемся сделать все возможное. Но многое будет зависеть и от потерпевшего.

Что бросилось в глаза Аркадию Семеновичу: Егора Донатовича окружали молодые парни, они тоже были в рабочих, испачканных сажей спецовках. Оказалось, это были сыновья Коновалова-старшего: Дмитрий, Никита и Николай - Катины братья.

Катя, встревоженная, тяжело дыша, прибежала уже к самому трапу вертолета, когда санитары на руках заносили Сузика. Маленькая, в серой болоньевой курточке на искусственном меху, она тоже, как и отец, и её братья, смотрела на профессора с надеждой и болью.

"Любит Сузика".

С Сузиком прощалась, не скрывала слез, сняв варежку, нежно гладила бинты, приговаривала: - Поправляйся... поправляйся...Я буду ждать... Буду!

"А девчонка-то - красивая..."

Ее личико, мокрое от слез, было, как на иконе, скорбное и прекрасное. Как показалось Аркадию Семеновичу, её глаза излучали какой-то дивный загадочный свет. Он невольно сравнил эту поселковую девчонку со своей Кларой, в них угадывалось что-то общее, прежде всего, взгляд. Когда дочка видела Фиделя Михайловича, её глаза, но не серые, как у Кати, а черные, как у матери, большие, ласковые, излучали такой же дивный, но далеко не загадочный свет.

"Ах, женщины!.." Он завидовал Сузику, а ещё больше - незнакомой Кате Коноваловой. Не тронь Клару тот великовозрастный развратник, была бы и Клара с судьбой, как у Кати - жила бы, веря в свое счастье.

Уже в Пулково, в ожидании рейсового на Москву, в медпункте аэропорта, Аркадий Семенович спросил сопровождавшего их поселкового врача (звали его Миша): - Егор Донатович что-то недосказал? - Коноваловы хотели узнать о дальнейшей судьбе комбината. - То есть? - Вы там в Москве ближе к правительству. Вам, наверное, известно, что наш хозяин собирается комбинат продавать? - О продаже не слышал. - Как же! Продает англичанам. Вот уже которую неделю поселок бурлит. Начали увольнять рабочих. Остановили два цеха. Только непонятно, зачем хозяину было поджигать целлулозный? Без него комбинату - крышка. - А что рабочие? - Рабочие не сдадутся. Свой комбинат будут защищать. Может дойти до оружия. Своего, русского, ещё потерпят. Тем более, что он пообещал искоренить бандитизм. - И кто же так смело пообещал? - Аркадий Семенович не удержался от изумления. - Ваш хозяин? - Да. Александр Гордеевич Тюлев. Недавно выступал по телеку. Сказал, что комбинат собирается продавать не он, а ему приказала губернская власть. Но он ещё подумает. А с бандитизмом, сказал он, покончить не сложно. Он так и выдал в эфир: это, говорит, как два пальца обоссать. После такого заверения многие рабочие его зауважали. Слабый по натуре сильно не выразится. Он решительный... - Конечно, решительный, - согласился Аркадий Семенович. Говорить о том, что хозяин комбината не кто иной как вор в законе, не было смысла. В поселке судят не о том, о чем ходят разговоры, судят о поступках того же хозяина.

Прислушивался ли к их разговору Сузик, по его глазам было не понять. Он смиренно лежал, изредка просил пить и врач в прорезь марли просовывал ему трубочку, давал глотнуть лимонного сока.

В самолете Сузику стало совсем плохо. Пришлось вводить обезболивающее.

В полночь Сузика доставили в ожоговый центр. И бригада хирургов приступила к своим обязанностям.

Аркадий Семенович намеревался было позвонить Дарьяне Манукяновне: присутствие матери облегчило бы страдания сыну. Ведь сын вряд ли догадывался, что это она, его родная мать, его отправила в тайгу на перевоспитание.

Аркадий Семенович не позвонил - не насмелился прерывать её здоровый сон. Он не предполагал, что в эту ночь Дарьяна Манукяновнва глаз не смыкала - сама не спала и не давала уснуть молодому и сильному мужчине.

31

В то время, когда Аркадий Семенович в сопровождении врача поселковой больницы доставлял Сузика в ожоговый центр, Дарьяна Манукяновна принимала гостей - свою верную и безотказную подругу Антонину Леонидовну и её мужа Фиделя Михайловича.

В гостиной Антонина Леонидовна тихо спросила: - Что-то не видно хозяина? Мы же по его приглашению.

Хозяйка взглянула на подругу с упреком, но не осуждающе.

- Не нужно было шефа поить коньяком.

Гостья усмехнулась: - Он сам распорядился. Вот - свидетель, - показала на Фиделя Михайловича. - А ты для чего там? Не хитри. Знала о последствиях. - Он что - опять рыдал и признавался в любви к президенту? - У него одна пластинка... - Ну прости, - извинилась подруга. - Повод неординарный. Как было не послушаться?.. Он - спит? - Дрыхнет. - А что мы? - Будем веселиться. Повод, сама говоришь, неординарный.

Вскоре на столе появился коньяк, но почему-то на этот раз была скудная закусь: нарезанные дольками лимоны, черная икра и черный хлеб.

Дарьяна Манукяновна сидела рядом с гостем, следила, чтоб он добросовестно пил и так же добросовестно закусывал, расспрашивала гостя, как он бежал из бандитского плена и словно ненароком, как бы случайно мягкой подошвой своей маленькой ступни попадала на ступню Фиделя Михайловича, при этом заглядывала ему в глаза, пытаясь за стеклами очков уловить его взгляд.

Антонина Леонидовна на мужа - ноль внимания, полностью предоставив его своей подруге.

От назойливого заигрывания хозяйки Фидель Михайлович испытывал неловкость. Вот сейчас проснется Ананий Денисович, выйдет из спальни и увидит, как его супруга воркует над гостем - служащим его фирмы и...

Гость представил: что же будет? По всей вероятности, шеф открыто возмущаться не станет. Он с улыбкой пожмет своему служащему руку, будет, как и его жена, угощать коньяком, а завтра даст поручение товарищу полковнику ликвидировать аналитика и даже укажет причину смерти - инфаркт миокарда. И этого служащего похоронят, конечно, с почестями, как недавно похоронили Андрея Лукьяновича Красия, бывшего офицера особого отдела танковой армии, лазутчика вора в законе Тюлева.

Спасибо Аркадию Семеновичу - просвещает. Единственно, о чем он помалкивает, но до чего Фидель Михайлович дошел своим умом, - так это о том, что ещё ни один служащий этой фирмы не умер своей смертью - как будто все тут безнадежные инфарктники. Впрочем, это объяснимо: у каждого есть сердце, и оно, как любые часы, в любой момент может остановиться.

Ближе к полночи, приняв солидную дозу коньяка, Фидель Михайлович почувствовал, что он пьян. Такое с ним случалось редко, в чем он однажды признался Кларе, но случалось. Значит, не исключением будет и сегодняшняя выпивка.

"Домой не поеду...", - подумал, поднимаясь.Его шатнуло. - Тоня, нам пора... - А может, заночуете, Фидель Михайлович. - Это голос Дарьяны Манукяновны. Голос - как сквозь вату. - Как Тоня.

Тоня возражать не стала. Она ввела мужа в спальню. Как он раздевался он уже не помнил. Упал в постель - словно провалился.

Проснулся - не сразу сообразил, где он: то ли в своей однокомнатной во Внуково, то ли в высотке на Котельнической. Но и там и там постель источала запах не такой, как здесь. К тому же здесь окна были плотно зашторены. Даже городские огни где-то там, за непроницаемой шторой.

Рядом - дыхание женщины. Тоня?.. Положил руку на грудь. Грудь крупная с тугими сосками. У Тони вообще нет сосков - турецкие контрразведчики выжгли раскаленным оловом. Здесь, на пышной груди, сосок с мизинец. У Тони грудь гораздо меньше, но плотней. А эта - как студеннь. А может, после крепкой выпивки все кажется крупней? У Тони и живот намного меньше и не очень мягкий, и ноги не такие толстые, и не такие податливые. Он только шевельнулся - а нога уже под его бедром.

И когда он навалился на мягкий толстый живот, ощущая под собой гутаперчевые груди, он окончательно убедился, что это не Тоня. Та в подобных движеньях стремительна, как эстрадная танцовщица. Эта - шевелилась не очень, но скоро её тело покрылось испариной и вся она источала пронзительно тонкий аромат приятных незнакомых духов.

Тоня пахла своим крепким здоровым телом. А эта... Зачем её к нему подсунули? Выходит, все это: и приглашение в гости, и обильная выпивка под скудную закусь - все было подстроено?

Женщина скоро выдохлась - устало отвечала на его движения.

Уснул он под утро и уже не пьяным, а вполне протрезвевшим.

Проснулся, открыл глаза: солнечные лучи упирались в тяжелые плотные шторы. В спальне было светло. Высокие ребристые потолки с нарисованными розовыми ангелами напоминали собой купол собора. На стенах - виды африканских джунглей. Мебели - никакой, за исключением разве что несуразно широкой кровати из красного дерева и в обрамлении бронзы овальное трюмо.

Откуда-то из-за портьеры доносилась тихая музыка.

"Если есть рай, то примерно такой", - невольно подумал Фидель Михайлович, продолжая обозревать спальню. Злость на Тоню не проходила. Он ещё ночью понял, где он. Чувствовал себе неловко. Спать с женой шефа, когда шеф где-то рядом, по-другому чувствовать себя не будешь. К тому же побаливала голова.

Шеф по утрам, как правило, в хорошем здравии: не рыдает, не показывает своим ближним, как он страстно любит президента.

Штора слегка колыхнулась, в дверях - Тоня. - Как спалось? - Как после выпивки. - Что снилось? - Женщина. - Приятная? - Не разобрался. - Тогда подъем, и - в бассейн. Тебя заждалась Дарьяна. - А что Ананий Денисович? Он уже на Арбате. - Он знает, что мы здесь? - Ему это ни к чему... Но ты поторопись. У нас тоже впереди рабочий день.

В бассейне Дарьяна Манукяновна резвилась, как моржиха - с шумом и фырканьем. Увидела Фиделя Михайловича - из-под резиновой шапочки улыбнулась глазами-маслинами.

Завтракали спешно: надо было торопиться. Но хозяйка отпускала их неохотно. Настроение у неё - превосходное, как будто не Фидель Михайлович, а она вырвалась из бандитского плена и теперь наслаждалась свободой.

"Сказать ей, что отыскался Сузик?" Решил: пусть это скажет не он, а Тоня, и то не сейчас, Алик мог и соврать. Вот когда товарищ полковник наведет о нем справки...

Но наводить справки не потребовалось. Вскоре после отъезда гостей приехал Аркадий Семенович. Всю ночь он провел в ожоговом центре.

32

Будь на месте Дарьяны Манукяновны любая другая женщина, узнай она страшную новость о сыне, рвала бы на себе волосы: это, дескать, её бог наказал. Но Дарьяна Манукяновна это же Дарьяна Манукяновна - отцовская кровь: умеет в любой ситуации не падать духом.

Так поступила и сейчас. Видимо, рассудила: кто такой сын? - человек. И коль человек не способен отвернуться от удара судьбы, значит, наша действительность, где все перетекает от нищеты к богатству и наоборот, ему не по плечу.

Поэтому первое, о чем она спросила, было: - Он выживет? - Должен выжить, - с долей неуверенности ответил Аркадий Семенович. - Стоит за его жизнь бороться? - Вы же мать... - Я его готовила к большому бизнесу... Выходит, мои надежды рухнули? - Я бы так сейчас вопрос не ставил. - И что мне предпринять? - Увидеть Сузика. И как можно быстрее. - Хорошо. Я только чашечку кофе...

Дарьяна Манукяновна собралась быстро. Кофе она проглотила как спирт. Аркадий Семенович за компанию пил не спеша. Кофе был обжигающий. Пил отхлебывал маленькими глотками. Недоумевал: "Почему не интересуется, нашел ли я Фиделя Михайловича? Командировка была по её настоянию". Объяснение напрашивалось как бы само собой: ей не до аналитика, коль сын в беде.

В ожоговом центре, уже зная, что они спасают наследника известного предпринимателя и племянника олигарха, спешно готовили пострадавшего к операции. Требовалась пересадка кожи.

Сузик был при полном сознании. Увидел мать - узнал, глаза его повлажнели. Но глаза матери оставались сухими и строгими. - Как же это тебя угораздило?

Сузик, уже не забинтованный, разжал уста. Медленно заговорил: - Как?.. Я бежал включать пожарную сигнализацию. Огонь догнал меня, окатил... Кто-то накрыл меня брезентом... Но сам сгорел... Катя сказала... Потом. - Катя? Кто такая? - Жена моя. - Ты - женат? Она кто - из работяг? - Из работяг, мама. - Тебе мало элитных девочек?

Сузик попытался улыбнуться. - Эх, мама! Элитных можно только трахать...Для жизни они не годятся...

Присутствовавший при этом разговоре хирург, кряжистый мужчина, уже в летах (ему предстояло сейчас оперировать), дернул Аркадия Семеновича за рукав, отвел в сторону, сердито шепнул: - Уведите ее! Немедленно!

Хирург был всецело прав: такую мать к своим детям лучше не допускать. - Дарьяна Манукяновна, - тихо сказал Аркадий Семенович. - Сузика ждут в операционной.

Она взглянула на своего врача, как смотрит недовольный начальник на нерасторопного подчиненного. - Кто будет оперировать? - Профессор Лушпа. Это который?

Аркадий Семенович показал на сердитого мужчину в белом халате. Халат у него не сходился на спине. Спина была голой. - Я вам верю, - сказала Дарьяна Манукяновна, небрежно взглянув на толстяка. - За благополучный исход отблагодарю. - Спасибо...Наш долг - спасти... - Любой долг оплачивается, - напомнила известное.

Лозинская привыкла к тому, что врачи приезжают к ней, а не она к ним. Врачи для неё - прислуга, исключение разве что профессор Герчик, и то лишь потому, что он врачует элиту.

По дороге домой Дарьяна Манукяновна возмущалась: - Это же надо! Какую-то девку - в жены...

Аркадий Семенович держал сторону Сузика: - А девчонка, доложу вам, красивая. - Она - русская? Конечно, не элитная. - В глубинке элитные не водятся. - Ну да... - Дарьяна Манукяновна едко усмехнулась. - Я, дура, вышла за полукровку, а он оказался идиотом. - И передразнила: - "Люблю президента! Люблю президента!" Каждый, кто услышит такое несуразное, скажет если не в глаза, то за глаза: "Чекнутый". Хотя таких в президентскую команду берут с удовольствием. Такие для президента - лекарство. Вы заметили, доктор, когда всенародно избранного расхваливают, аж садятся на задницу, он сам себе пытается переставлять ноги. - Я его редко вижу, сдержанно ответил Аркадий Семенович.

Дарьяна Манукяновна игриво преломила бровь: - Что - вас уже больше туда не приглашают? - Пока нет. - Ну и не печальтесь. Лечите моего. И чтоб его реже видел Фидель Михайлович. А то чего доброго и умный свихнется. Если Фидель Михайлович отыщется, - обронил Аркадий Семенович. - А что его искать? Вчера они у меня гостили. - Он - в Москве? - А где же ему быть? Тогда зачем я... - и не досказал.

Досказала она: - И вы отлучались не напрасно - привезли Сузика.

Новость, что Фидель Михайлович нашелся, так обрадовала Аркадия Семеновича, что он тут же попросил Дарьяну Манукяновну подбросить его на Арбат - в докторе она сейчас не нуждалась. Всю ночь её врачевал Фидель Михайлович. У неё болели кости. Ничего подобного она не испытывала за все годы замужества. Да что замужества! И в девичестве на лучших курортах Европы её так не врачевали.

Праздничное настроение омрачалось тяжелым состоянием сына. Но её не покидала уверенность: доктора - тот же Лушпа - разобьются в лепешку, но Сузика поднимут на ноги. Ведь она, мать пострадавшего, отблагодарит: деньги, они и убивают и возвращают к жизни. Убивают, конечно, наверняка, а вот возвращают далеко не каждого. Нобель пытался излечиться тоннами золота, Онасис - миллиардами долларов. Не получилось... Это она знала: здоровье не купишь, поэтому лучше его как можно дольше не терять.

К утру нынешнего дня она помолодела лет на десять.

33

Не скоро, уже в апреле, когда Москва почти окончательно освободилась от снега и приняла весенний вид, Аркадию Семеновичу удалось затащить Фиделя Михайловича к себе домой.

Все это время Фидель Михайлович был загружен срочной неотложной работой - подсчитывал теневой капитал предпринимателя Тюлева. Деньги были разбросаны по многим коммерческим банкам - хранились на счетах мифических вкладчиков. И вот их нужно было выявить. Операция удалась. Постарались агенты товарища полковника: принесли в зубах то, что хранилось не столько в сейфе алчного Банкира, сколько под его черепной коробкой. Но, пожалуй, самым существенным документом оказалось личное впечатление от лесной тюлевской империи: аналитик увидел его рабов и теперь знал им истинную цену. Что бы и как бы там ни толковали, а капиталы умножаются главным образом людьми подневольными.

Да, капиталы Тюлева умножались трудом его каторжников. Именно Тюлева можно было сравнить с печально легендарным Гулагом. Но там хоть, пусть показная, но соблюдалась законность: за ударный труд человека могли освободить. Здесь каторжника освобождала от каторги только смерть. Даже тем, кому удавалось совершить побег, не мог уйти от пули тюлевского гвардейа. А гвардейцы, как известно, прошли через "Кресты".

Фидель Михайлович сравнивал капитал Тюлева с капиталом Лозинского. Ананий Денисович явно уступал Александру Гордеевичу. Но у Анания Денисовича был брат в правительстве. Для теневика это то, что для картежника козырный туз. Козырные побивают любую некозырную карту.

В бизнесе главный козырь - силовые структуры. Они были у Януария Денисовича, разумеется, законные. Но они и у Тюлева будут, если народ, который продолжает безмолствовать, изберет его, но не в Государственную Думу, Дума - это мизер.

Мечтания соперника Лозинского Фидель Михайловаич знал от людей, обслуживавших тюлевскую империю. Империя как раковая опухоль незаметно разрасталась. В России - в тюрьмах и колониях - уже находилось более миллиона зэков. Каждый год выходило на свободу около ста тысяч. Каждый восьмой становился служителем тюлевской империи. В России уже не было ни одного райцентра, не говоря уже о крупных городах, где бы не легализовались тюлевские гвардейцы.

Им и предстояло поднять россиян - сагитировать - за избрание президентом своего, кровного, русского, питерского православного спонсора бедных, рачительного хозяина, доказавшего на деле, что его предприятия эталон подъема национальной экономики. И... ох уж он и расправится с прозападными кланами! Он заставит их вернуть наворованное и спрятанное за бугром. Он будет их по-русски - к ногтю. Как насосавшихся крови вшей. О, это будет деятель! Петр Первый! Столыпин! Его будут славить поэты, ставшие вдруг православными. В нем воплотится русская национальная идея.

На Тюлева работали деньги - бывшие банковские - и не в последнюю очередь общак Северо-Западного политбюро. Но общаки, как и легальные банки, укрупняются, объединяются... Многое будет зависеть от мастерства гвардейцев.

Их мастерство, к сожалению, а может, и к радости лесопромышленного императора, на ЭВМ не рассчитаешь, а значит, и не спрогнозируешь. Здесь аналитику могла помочь только интуиция.

Интуиция Фиделю Михайловичу подсказывала, что в ближайшей перспективе соперничество Лозинского и Тюлева закончится драмой. Кто-то из них лишится своего капитала, притом, если не всего, то значительной части. Бесцельно "сгорят" миллионы.

"А мне нужен один. Всего лишь один!" - как заклинание, твердил себе Фидель Михайлович. Он суммировал на компьютере бесчисленные колонки цифр, означающие размеры капиталов, принадлежащих друзьям-соперникам.

Он никогда не переставал думать о выкраденном сыне. Сколько раз видел Олежку во сне! По утрам, просыпаясь, старался разгадать мимолетные сны. Часто во сне он видел змею. Она подползала к сыну. Фидель Михайлович просыпался в холодном поту.

Сны рассказывал только Тоне. Она где-то раздобыла "сонник", нашла, что змея означает болезнь.

"Олежка болеет"

Да, требовался миллион, коль дитя невозможно выкрасть. Американец, считай, любой, вопреки устоявшемуся мнению, что все они патриоты, за деньги может отдать на растерзание и своего президента. Все зависит от суммы.

Российские олигархи руками россиян делали себе миллиарды.

Уголек ненависти, вброшенный в сердце знанием теневых капиталов, превращал это сердце в мину замедленного действия. Рано или поздно мина сработает. Кому же она оторвет голову: Лозинскому? Тюлеву? А может, самому Пузыреву-Суркису? Януарий Денисович был Пашиным кумиром. "Он же полубог! завистливо хвалилась она, когда в квартире не было ни копейки. - Деньги гребет лопатой..."

"Ах, Олежка, Олежка!.." Сейчас Фидель Михайлович согласен был унижаться, выслуживаться, лишь бы заполучить этот проклятый миллион.

Так он и сказал Аркадию Семеновичу. Ему он всецело доверял, даже свои некоторые потаенные мысли.

Пока домработница тетя Люба и счастливая до безумия Клара ( она опять выдела Фиделя!) колдовали у плиты, спешно собирая ужин, а Роза Давыдовна все ещё не вернулась из поликлиники, мужчины расположились в зале у телевизора.

Аркадий Семенович, услышав, что ради миллиона долларов его друг готов унижаться, отозвался не сразу. Он был в курсе неудачной операции с покупкой Поморского деревообрабатывающего комбината.

- Даже ради миллиона унижаться не стоит, - сказал он, глядя на телеэкран. - А вот выслуживаться... Люди - себе на уме - делают вид, что выслуживаются. Как птица прикидывается подранком, когда видит, что её птенцу угрожает опасность. А твой птенец - твоя самая глубинная мысль. Миллион мы достанем... Тоня достанет. А может, миллион и не потребуется, если...

И опять умолк. - Если что?

Фидель Михайлович напрягся. Сколько дней он ждал этого разговора! ...если операцию проведет товарищ полковник. У него есть соответствующие агенты... Должны быть. - Но возьмется ли он? Америка не Архангельск. И в Архангельске случилась осечка. Может, обратиться в Кремль? А вдруг моим сыном займутся? - Осечки и в Кремле случаются. Даже чаще, чем ты думаешь. На то он и Кремль с толстыми стенами. Оттуда через "ящик" покажут нам задницу, а телеведущие уверяют, что это лицо... Ты не замечал? - Это вы к чему? - Отдельно взятым ребенком никто заниматься не будет. Ни снизу, ни сверху - нигде. Ответят вам: детей у нас не воруют и в Америку не продают. Россия - не Украина, где украинскими детьми торгуют даже главы администраций. Россия - великая держава. А в великой занимаются всем и на то есть первоклассные специалисты. И Кремль их на пустяки не задействует. Вот нужно было прикончить, скажем, Амина - это пожалуйста... - Значит, вы советуете обратиться к товарищу полковнику? - переспросил Фидель Михайлович. - Но я же к нему обращался! Сразу по горячим следам. - Знаю, сказал Аркадий Семенович. - Но тогда он ждал указаний. - Чьих? - Видимо, шефа. А точнее, Дарьяны Манукяновны. Запомни: с просьбами всегда надо обращаться к тому, у кого реальная власть. Игнорировать реальную власть себе вредить. - Это правило успеха? - Да, одно из правил. - Запомню. К товарищу полковнику обращаться не буду. У него есть хозяин. И хозяйка.

Аркадий Семенович считал, что на этом деловой разговор полезно закончить. Улыбнулся, довольный понятливостью собеседника, но в его улыбке таилась то ли усмешка, то ли загадка.

"Знает ли он, что я с хозяйкой?.." Прямо не спросишь. Фидель Михайлович на улыбку ответил улыбкой. Черные, слегка прищуренные глаза опытного психиатра свидетельствовали: знает. И чтоб не смущать гостя, Аркадий Семенович громко позвал: - Кларочка, долго вы там будете томить нас голодом?

Дочка с готовностью ответила: - Прошу к столу. Тетя Люба вас будет потчевать пельменями по-сибирски. Фидель Михайлович, вы любите пельмени?

Гость охотно отозвался:

- Еще бы не любить? Как поют украинцы: "Люблю я ту дивчину и з сыром пироги".

Уже за столом, расхваливая тетилюбины пельмени, а Кларочкины закуски, Фидель Михайлович признался, как ему в тайге хотелось есть и с каким зверским аппетитом он набросился на треску холодного копчения. Мечтать о пельменях там ему не хватило фантазии.

34

Ананий Денисович признался брату, что его аналитик сосчитал теневые капиталы вора в законе Тюлева. Оказалось, лесопромышленник Лозинский уступает этому вору. Разница вроде и небольшая - около шести миллионов долларов, но этих денег будет достаточно, чтобы в течение года лес продавать тем же шведам - по демпинговым ценам.

Не исключалось, что для него, для Лозинского, шведский рынок будет потерян. Зная ситуацию, Якобсон Шимон расторгнет контракт или заставит принять цены Тюлева. Тогда выгодней будет остановить предприятие и уволить рабочих или отправить их в неоплаченные отпуска, что уже делалось повсеместно. Таким порядком разорялись тысячи скороспелых предпринимателей. На плаву оставались счастливчики, те, на кого падал золотой дождь инвестиций.

Диспетчером дождя было правительство. Поэтому Ананий Денисович и признался - но только лишь брату, что лично для него теневой капитал Тюлева становится весьма опасным. Не подстрахует ли брат?

И брат пообещал: - Я тебе подберу инвестора. На всякий пожарный случай. Но лучше от инвесторов держаться подальше. Все они хищники. Нам наши забугорные советники предложили России опустить руку в эмвээсовскую копилочку - взять золотую монетку, считай, задаром. Теперь России - все. Хана. За обе руки схвачена... - Жаль... - Кого - Россию? Да хрен с ней. Наше останется при нас.

Братья встречались, как обычно, на вилле Януария. Беседовали, прогуливаясь по аллейке. Аллейка выводила на лужайку. До самого трехметрового забора лужайка зеленела молодой сочной травкой. В погожие дни на этой лужайке Януарий Денисович со своими друзьями играет в гольф. Аня для игры не годится - у него почти всегда проблемы с головой. Правда, когда дело касалось бизнеса, голова работала четко даже после полдня.

Эту особенность Аниной головы Януарий Денисович заметил давно. Но загадка - брат психически болен или только прыкидывается - так и осталась загадкой. Несомненным было одно: Аня при любом самочувствии не любит хвалиться своими людьми. Но сегодня почему-то хвалил аналитика: с умыслом или нет, - пожалуй, с умыслом. А может, чувство настороженности заставило его признаться, кто ему вычислил тюлевские теневые капиталы?

Но и брату не признался, откуда взяты данные для расчета. И правильно сделал. А вдруг брат где-либо проговорится? Тогда - все, пропала агентура, лодку бизнеса вытаскивай на берег. Работать без агентуры, что плыть вслепую: если не Тюлев, то кто-то другой ударит тебя веслом по загривку.

Свободное предпринимательство - это игра со смертью: не ты конкурента, так он тебя - на плаву остается один.

Януарий Денисович воспринял признание брата как импульс: брат боится Тюлева. Но ничего необычного в этом не было: на то и рынок, чтоб люди боялись друг друга. Но знать, откуда ждать опасность, может подсказать лишь человек, который умеет вычислять теневые капиталы. Это своего рода петушок из пушкинской сказки. Президент давно уже правит лежа: пока протрезвеет, пока повернется с боку на бок, а время будет упущено...

"Эврика! - воскликнул про себя Януарий Денисович. - Вот кого не хватает нашему президенту - петушка!"

Сдержанно спросил: - Твой аналитик, как его - Фидель? А что если его ввести в президентскую команду? На тебя он будет работать? - Спроси Дарьяну. - Спрошу. А имя вашему Фиделю придется поменять. Для команды - это что для быка красная тряпка. Ну, ты понимаешь. Пусть он будет Федя. Федор! Звучит! Ты ему паспорт поменяй. - А согласится ли он? - При его-то бедности?

Менять имя Фидель Михайлович отказался: все его друзья и знакомые привыкли к "Фиделю". Ананий Денисович мягко сослался на русскую национальную традицию: нет в русском языке таких имен! - Иное дело - Федя, говорил он, мягко улыбаясь. - Был царь Федор Иоаныч или как там - Иоанович.

Шеф ломал рыжую бровь и его рыжее лицо в лучах утреннего солнца выглядело торжественным и умиротворенным, а голова довольно сильно смахивала на петушиную: вот-вот закукарекает. Он готов был и закукарекать, лишь бы Фидель согласился стать Федей.

Фиделя Михайловича подмывало возразить: "А имя-то вашего братца - не того...Какой нормальный русский назовет своего сына в честь первого месяца календарного года? Тогда второго - пусть даже незаконнорожденного следовало назвать Фебруарием". Но, помня наставления Аркадия Семеновича, ни в коем случае не возражать, - удержался. При себе оставил недоумение: "Зачем это вдруг начальству потребовалась замена имени? Ведь я не тот Фидель. Тот бы говорил по-другому."

Фидель Михайлович был далек от мысли, что его имя уже упоминают некоторые деятели - проявляют к нему интерес. Тот же Януарий Денисович при огромной, как ему казалось, занятости нашел время нанести визит Дарьяне Манукяновне ( хотя не раньше, как вчера, звонил в Берн, разговаривал с банкиром армянской диаспоры). Спросил он у хозяйки, как её здоровье, как будто он и пришел спросить только о здоровье. Несдержанная дочь банкира треп не любила, ответила резко: - Януарий, ты ко мне по делу? Я на здоровье не жалуюсь, отец - тем более. А братик твой по-прежнему обожает президента - влюблен до печенок. Так что его здоровье - сам понимаешь. - Мне нужен твой совет, - объявил брат мужа цель своего визита. - Интересуюсь Фиделем. Как он - надежен? - В каком смысле? - Наш или не совсем наш? - Для меня он - наш. - Меня он интересует не в сексуальном плане.

"Пронюхал, паскуда", - злобно подумала о родственнике Дарьяна Манукяновна. Она не испытывала ни малейшего смущения. Мелькнула было догадка: "Никак настучал товарищ полковник? Если да - уволю. Какое его поросячье дело?"

Но догадка осталась догадкой, важнее было - зачем ему аналитик? У них там в правительстве, да и в президентской команде, есть ребята с извилистыми мозгами. Но то, что Януарий Денисович положил глаз на аналитика, это её озадачило, хотя и не было неожиданностью. Фидель Михайлович уже набил руку на отслеживании потоков теневых капиталов ( а такие капиталы есть у каждого предпринимателя ), значит, он уже чего-то стоит, уже фигура. И любой, крепко стоящий на ногах предприниматель не прочь заполучить такую фигуру.

Януарий Денисович, пожалуй, первый сообразил, что братцу с его недостаточным капиталом не удержать при себе редкого, очень нужного специалиста. Вот он и пожелал не мешкая перевести его в свою команду, а то, чего хорошего, ещё пристукнут - чтоб чужое не отслеживал, или же переманит соперник. Примеров тому великое множество. Когда Шахрай и Шумейко сцепились из-за чеченской нефти - кому она достанется, чтоб потом многие годы сливать её на Украину, - сразу начали отстреливать умных, взаимно ослабляя президентскую команду. Чеченцы пока присматриваются, как в Москве делят их нефть, просят у Москвы оружие - на всякий случай: тоже будут отстреливать сначала самых умных, потом всех подряд, но охотней всего - русских. Пусть Шахрай и Шумейко только начнут.

"Януарий для себя хочет заполучить Фиделя", - сообразила Дарьяна Манукяновна. Она была не далека но истины и сама имела виды на аналитика. Я его сделаю предпринимателем. - По архангельскому варианту? - Януарий Денисович хохотнул. - Хотя бы... - Тогда меня больше в эту грязь не вталкивай.

Крупное лицо Дарьяны Манукяновны посетила хмурая улыбка. - Как получится. Ему нужны деньги. - Всем они нужны, - согласился Януарий Денисович и взаимно, как это он часто практикует на телеэкране, улыбнулся. - Всем нужны, но не у всех хватает ума наклониться и поднять эту самую денежку. Ведь мы же по золоту ходим. Как бы тебе наглядней... Топчемся по России... - Фидель тебе - зачем? - перебила его Дарьяна Манукяновна. Патетику о России она и от мужа слышит. - Ну, зачем?

Он темнить не стал. - Хочу его сосватать в президентскую команду. Если он согласится, свои деньги, притом большие, он получит. И не обязательно награждать его деревообрабатывающим комбинатом. - Но и недвижимость ему не помешает. - Ты так решила? - Не я - Тоня. - Понятно. Вы обе...Ну, бабы! Раз вы все можете, внушите ему: надо поработать у президента. Умных он уважает. Среди наших рож увидеть русскую для него это праздник... Кстати, Фидель пьет? - В меру. - Подходит. Это чтоб они вместе - при случае - могли дуэтом и "Уральскую рябинушку".

Никому - ни Дарьяне Манукяновне, ни друзьям-министрам, ни даже родному брату - он не признался, что такой человек как Фидель Михайлович, нужен не президенту, а ему. Он поможет занять главную должность, но сначала, конечно, ему нужно будет стать премьером. Президент без поддержки медицины довольно скоро перекочует в мир иной, и тогда, согласно конституции, он, уже премьер Пузырев-Суркис, автоматически становится президентом, вернее, пока исполняющим обязанности. На очередных выборах, как правило, побеждает и.о. - большинство голосов ему обеспечивают властные структуры - они ставят оппозицию в железные рамки, надевают ей своего рода наручники. По-другому и не может быть в демократическом государстве.

Этот план предстояло осуществить самому, не посвящая в него даже самого господа бога, если таковой имеется. Разные детали плана будут реализовывать разные люди. Как в свое время по воле автора капитан Немо строил свой "Натилиус". Намеками он кое-кому даст понять, что акция затевается против Банкира, лесопромышленника и держателя общака Северо-Западного политбюро.

В своем служебном рвении Януарий Денисович выкладывался перед президентом: женщины семьи президента были им очарованы, не уставали нашептывать президенту, что для России Януарий Денисович самый идеальный премьер. Но президент - в политике волк матерый - не спешил убирать корявоговорящего премьера и на его место ставить Суркиса. Он словно чувствовал подвох. Да и фамилия насторожит любого русского. Вдобавок странное имя. Вроде и родители не дураки - как-никак отец пропагандист полка, а мать из торгового сословия - не приняли во внимание очевидное: в стране, где проживаешь, дают имена и фамилии коренной нации - в России это Сидоровы, Яковлевы, Киреевы, на Украине - Кириенки, в Польше - Явлинские, на Кавказе - Алиевы, в Белоруссии - Поздняки и так далее. Фамилия - это обложка паспорта. Не подумали Пузыревы-Суркисы, произведя огненно-рыжего Януария...

Президент колебался - не подписывал указ о смещении одного и назначении другого - тем самым невольно отдалял от себя свою смерть.

35

Когда человек затевает подлость, он уверен, что только он один посвящен в свою тайну и что никому не придет в голову усомниться в его порядочности. Да и кто усомнится в человеке, занимающему высокий государственный пост? Ведь на высоту - веками внушается обывателю - идут люди государственные. А значит, надежные и проверенные.

К таким, по заверениям телеведущих, принадлежал и молодой реформатор Януарий Денисович. Почти каждый вечер его худощавое лицо с петушиным носиком и сурчиными глазками мелькало на цветных экранах. В каждой российской семье к этому лицу привыкли, как привыкают к купленной на базаре иконе, его уже перестали замечать, как не замечают заставку программы "Время".

Но среди десятков миллионов телезрителей был один, который фиксировал в своей памяти его каждое слово, каждый жест, отмечал, как с годами менялось это рыжее лицо: ранее снисходительно улыбчивое, теперь сурово-надменное - лицо вечного руководителя. В голосе этого молодого реформатора все чаще звенела сталь, особенно когда он произносил надгробные речи по убиенным своим соратникам. В Питере все чаще киллеры подсиживали его друзей, дырявили им головы. "Мы обязательно найдем убийц и жестоко их накажем". Это была его дежурная фраза.

Убийц пока не находили и наказывать было некого.

Человек, следивший за Пузыревым-Суркисом, не желал ему скорой смерти. Он жаждал уничтожить его собственноручно, но прежде - лишить капиталов.

Этим человеком был профессор Герчик.

Догадывался ли Януарий Денисович, что смерть ему готовит не кто иной, как личный врач его брата?

Тут надо быть господом богом. А божественными качествами олигарх не обладал.

Но в его изощренном мозгу жило не чувство, а всего лишь предчувствие страха. И оно время от времени давало о себе знать. Так иной раз досаждает микроскопическая заноза от иголки кактуса: не нажмешь - не беспокоит, а нажмешь - отзывается острой болью.

Обычно занозу вынимают сразу. Заноза, которую Януарий Денисович не вынул по горячим следам, нет-нет да и беспокоила память.

"Надо было ту стервозу прикончить. Тогда еще. Немедленно", - корил себя, вспоминая теперь уже давнюю историю.

...Был такой же, как этот, солнечный апрельский день. Вечером на рублевскую виллу должны были нагрянуть гости - профессор из Чикаго и его друг нью-йоркский банкир. Гости пожелают сыграть на лужайке в покер, а мячи - их не покажешь гостям - ободранные, будто их грызли собаки.

Януарий Денисович подъехал на "Вольво" к спортивному магазину и вдруг через тонированное стекло увидел девушку в белой шапочке и в белом спортивном костюме фирмы "Адидас".Она в теннисную сумку прятала только что купленную ракетку - девушка несомненно направлялась на теннисный корт.

Она стояла буквально в метре от подъехавшей "Вольво". Телохранитель ещё не успел распахнуть дверцу, Януарий Денисович, сидевший сзади, положил ему руку на плечо: обожди.

Девушка не могла закрыть сумку, дергала "молнию", и за эти несколько секунд, пока возилась с сумкой, он успел её рассмотреть. Ей было лет шестнадцать. По красоте она не уступала тем, чьи портреты украшают Третьяковскую галерею: крупные черные глаза, смуглое личико, изящный носик, полноватые губы.

"Нашего племени, - определил он безошибочно. - Небось ещё не распечатана. Вот я её и распечатаю".

Дальше все произошло стремительно. Он мигнул телохранителю, глазами показал на девушку в белом спортивном костюме и одновременно приоткрыл дверцу, давая понять, куда спортсменку бросить.

Девушка даже ойкнуть не успела. И редкие прохожие не обратили внимания на то, как плечистый молодой человек помогал ей сесть в машину. Она не знала, куда её везут, и не могла звать на помощь: её глаза и рот были заклеены пластырем.

Привезли её на Рублевское шоссе, поместили в темную комнату. Голодной продержали до позднего вечера. Вечером она слышала голоса, по ним она определила, что хозяин принимает гостей. Гости говорили по-английски с американским акцентом.

Где-то ближе к полночи гости уехали, и тогда в темную комнату вошел, как девушка поняла, хозяин виллы и с ним ещё кто-то, по всей вероятности, тот, кто её хватал и заталкивал в машину. - Будем знакомиться, - сказал хозяин. - как тебя зовут, девочка?

- Выпустите меня! Вам придется ответить, - угрожающе пообещала пленница. - Вы как Берия. Тот тоже девушек хватал на улице. - "Тоже, тоже", - передразнил. - Сравнила...с врагом народа... Ну, так как тебя звать? - Не скажу...А вы - подонок. - Понятно... А кто твои родители? Мне же надо им сообщить, что с тобой все в порядке. Что ты у друзей. - У левита. У гадюки.

Назвать домашний адрес и телефон она не рискнула: их же убьют! Когда выскочивший из машины широкоплечий мужчина её схватил и зажал ей рот, в этот момент задняя дверца приоткрылась, и за долю секунды она увидела лицо человека, даже не все лицо - он был в кепочке, надвинутой на самые глаза... Она увидела его острый нос и тонкие губы, изображавшие хмельную улыбку. Ей достаточно было одного мгновения, чтобы это лицо запомнить. В следующее мгновение она почувствовала, как ей на губы и на глаза нашлепнули что-то липкое, от чего она чуть было не задохнулась. Догадалась: пластырь.

Звать на помощь было бесполезно. Пластырь сняли уже в помещении, но здесь было так темно, что она ужаснулась: никак ослепили?! Но вскоре где-то под потолком она увидела пятнышко. Свет падал от неплотно прикрытой двери.

Ее оставили одну и она попыталась встать и приблизиться к щелочке, откуда проникал свет. Это была высокая дверь, запертая снаружи. Она обошла всю комнату, натыкалась на мебель: кресло, диван, стол, на столе какие-то тряпки.

Принялась было стучать в дверь - никто не отозвался. Хотя могли бы, ведь голоса доносились. И вот голос, обращенный к ней: - Клара, со мной надо дружить... Отсюда выйдешь, когда меня полюбишь.

"Он знает мое имя. Откуда?" Вспомнила: да на сумки же! Она нарисовала, чтоб не перепутать в раздевалке. - Негодяй! Сволочь! - ругалась по-детски, наивно. - Тогда придется тебя раздеть.

Голос - рядом, в комнате. Через какие-то секунды с неё сорвали одежду, бросили на диван. Она была сильной девочкой, но мужчины оказались намного сильней. Ее прижали к дивану, и она почувствовала, как в ягодицу входит игла.

Ей ввели снотворное. Изнасиловали уже спящую. Потом уже не усыпляли. Только перед тем, как в комнате появлялся хозяин, его человек ей заклеивал глаза пластырем.

Так продолжалось несколько суток подряд. И вдруг её оставили в покое. Верзила намекнул, что хозяин в командировке.

Еду приносили регулярно. Показали, где туалет. Из окошка туалета был виден бетонный забор и высокие сосны. А ещё немного были видны ворота. Время от времени их открывали, впускали и выпускали одну и ту же машину желтого цвета "москвич"-пикапчик. За рулем была женщина. Она, видимо, привозила продукты.

Клара понимала, бунтовать нет смысла и поэтому внешне вела себя прилежно: не протестовала, как в первый день, не требовала, чтобы её выпустили. И о ней словно забыли.

Она уже бродила по комнатам. Однажды зашла на кухню. Видит: женщина, водитель пикапчика, стоит к ней спиной и в шкаф закладывает какие-то пакеты.

Клара мгновенно оценила обстановку. Под руку ей попалась тяжелая кофеварка. Кофеваркой она ударила женщину по голове. Сбила с ног. В следующее мгновение бросилась обыскивать карманы этой женщины. Нашла ключи от машины. Женщина была без сознания и она её относительно легко раздела. На себя натянула её синюю куртку и брюки-джинсы. С пустой коробкой вышла во двор. Ей повезло: поблизости никого не оказалось, только в отдалении около ворот в тени сосны скучал охранник.

Он видел, как женщина в синей джинсовой курточке и в таких же синих брюках садилась в пикапчик. Принялся открывать ворота, но когда пикапчик с ним поравнялся, разглядел водителя. Что-то крикнул и, на бегу расстегивая кобуру, бросился наперерез машине.

Машина ударила охранника бампером, отбросила в кювет. Клара, стараясь быть осмотрительной, вырулила на магистраль, взглянула в зеркало заднего вида и ... ужаснулась: следом уже мчалась "Вольво" со включенной мигалкой.

Клара проскочила три перекрестка под красный свет, а около четвертого, на повороте, выскочила на обочину и врезалась в фонарный столб...

Пришла в сознание уже на операционном столе. Над ней - склоненные лица. Все люди в белом. И голос глухой, незнакомый: - Товарищ генерал, что могли... Но ходить и рожать не будет...

Клара поняла: она - в военном госпитале.

Госпиталь стал её спасением. А попала она туда совершенно случайно. Военная "скорая помощь" доставляла в госпиталь генерала, у которого обострилась почечно-каменная болезнь. Врач, капитан, сидевший рядом с водителем, увидел желтый пикапчик, угодивший в железобетонный столб. Товарищ генерал, авария. Может, потребуется наша помощь?

Генерал, лежа на брезентовых носилках и страдая от боли, молча махнул рукой: действуйте.

Капитан побежал к пикапчику. Через минуту вернулся, схватил вторые носилки. - Что там? - Девушка... Ноги раздробило.

Капитан вдвоем с водителем внесли в машину пострадавшую. Генерал с трудом приподнялся, взглянул на девушку: лицо юное, почти детское, обескровленное. - Капитан, меняй маршрут. Спасай ребенка. Гони в Бурденко. - Сначала я вас... - заикнулся было капитан. - Кому приказано? Немедленно в операционную. Мой камень подождет.

"Скорая", включив сирену, рванула по правой обочине. В это время суток поток машин уже образовывал пробки.

Вскоре к месту аварии подлетела "Вольво" Пузырева-Суркиса. Никто толком не смог сказать, куда увезли попавшую в аварию водительницу пикапчика. Очевидцы аварии твердили: забрала "скорая", а какая, в какую больницу - молча разводили руками. Да и вообще, что этим крутым надо? Машину Януария Денисовича приняли за тачку матерого бандита, которых теперь в Москве предостаточно.

Телохранители Пузырева-Суркиса где только не искали дерзкую беглянку: и в Склифосовского, и в Первой Градской, и чуть ли не в десятке районных больниц - беглянка исчезла.

Януарий Денисович был разъярен, шипел в лицо начальнику охраны: найти эту прикинувшуюся овечкой Клару и вернуть, живую или мертвую, на виллу. Вернуть, пока она не пришла в сознание и не разболтала, откуда совершила побег. У него мысль была одна: придушить. А пикап? Объяснение будет: пикап угнала террористка.Что-то подобное уже было: якобы террористы покушались на мультимиллионера Борового. А ведь он гораздо беднее Пузырева-Суркиса. Правда, покушение Боровой сам себе устроил, но его люди сработали неаккуратно.

Тут же все выглядело естественно. Есть кровь. Есть разбитый пикапчик. А вот о том, что сестру-хозяйку оглушили кофеваркой, знать никому не следует. Сестра-хозяйка уже предупреждена: упала с лестницы.

В госпитале генералу сделали укол - ему стало легче и он уже не отходил от пострадавшей. Клара, придя в сознание и убедившись, что ей ничего не угрожает, назвала номер домашнего телефона.

Все труды по лечению дочери взял на себя Аркадий Семенович. От родителей она ничего не утаила, рассказала, как её втолкнули в машину около спортивного магазина, как её увезли куда-то за город - в дачную местность (кругом высокие сосны). И там, на какой-то богатой даче, её изнасиловал жилистый мужчина, но сначала он её усыпил. Лицо этого мужчины она видела мельком - когда её заталкивали в машину. - Лицо мне знакомо, - говорила она отцу. - А вот где видела? - Вспоминай.

Вспоминать долго не пришлось. По телеку в "Новостях" давали репортаж из Грановитой палаты - президент встречался с видными российскими предпринимателями. Среди них она узнала того, кто её изнасиловал. - Вот он! - ткнула пальчиком в правый угол экрана. - Кларочка, ты не ошиблась? - Нет, папочка...Клянусь.

Аркадий Семенович был потрясен: дочка показала на Пузырева-Суркиса, на человека, приближенного к президенту.

"Ладно, сочтемся", - сказал себе Аркадий Семенович.

Роза Давыдовна, мать Клары, тоже была потрясена. Она слегла. Аркадий Семенович безошибочно определил диагноз: нервный срыв. Ей требовалось длительное санаторное лечение. - Ты сообщи в прокуратуру. Судить его надо, - настаивала жена.

Аркадий Семенович вразумительно объяснил: - Судиться с олигархами бесполезно. - Аркаша, неужели ты все так и оставишь? - стонала убитая горем женщина. - Я постараюсь стать его личным врачом.

Стать личным врачом Януария Денисовича не удалось: ему психиатр не требовался даже такой известный, как профессор Герчик. Зато он требовался другому Денисовичу. Это уже была зацепка.

36

Довольно скоро в семье Анания Денисовича Лозинского профессор Герчик стал своим человеком. И когда он предложил принять своего земляка на должность аналитика, возражений не последовало ни стороны шефа, ни со стороны его супруги - могущественной Дарьяны Манукяновны.

Единственно, о чем она спросила, не будет ли с аналитиком проблем: человек он молодой, разведенный, притом на разводе настояла жена, что у русских случается не так уж редко. Такие люди обычно злые, особенно когда накачивают себя водкой. Не скажется ли злоба на качестве работы?.. Вроде пока не сказалась.

Уже в первые недели работы выяснилось, что принятый по рекомендации доктора его земляк, специалист толковый. Острого ума и кроткого нрава. Не хитрил, не ловчил. Поэтому до сих пор влачил жалкое существование. У него, как и у любого, подобного ему, были свои проблемы. Среди главных была одна - как вернуть на родину сына?

По совету Аркадия Семеновича он обратился к Дарьяне Манукяновне, чтоб та замолвила слово перед товарищем полковником: товарищ полковник многое может, у него были, да, наверное, и остались кэгэбэшные связи и в Европе и за океаном.

Она замолвила, хотя могла это сделать гораздо раньше: ведь о случившимся наверняка была наслышана от той же Антонины Леонидовны. И товарищ полковник историю с похищением ребенка знал преотлично. Фидель Михайлович по горячим следам просил его предпринять все возможное. Тот кое-что, конечно, предпринял: поставил аналитика в известность, что мать, то есть его бывшая жена, провезла сына через Финляндию. Утешил, называется. Более того, сказал, как ударил: из Соединенных Штатов ребенка за так не вернешь, нужно будет платить. Есть деньги - выкупишь. Там рынок уже давно цивилизованный.

Теперь, полгода спустя, Дарьяна Манукяновна подала свой повелительный голос. Фиделю Михайловичу было обидно, ведь она повелевала и тогда. Но тогда кто для неё был аналитик Рубан? Рядовой служащий фирмы - обычный сотрудник. А таких сотрудников в процветающей "Лозанде" не один десяток.

Спустя полгода Фидель Михайлович был для Дарьяны Манукяновнны уже не просто Фидель Михайлович. Из всех сотрудников только он один по ночам ласкал супругу шефа, не часто, правда, но регулярно. Спасибо подруге - та своим супругом делилась, как близкие люди делятся украшениями. - Товарищ полковник займется Олежкой, - нетвердо заверила Дарьяна Манукяновна.

Разговор происходил за ужином. Ужинали втроем - с ними, как всегда, была Тоня. Пили хорошее вино: с прошлого года подвал завален редкими напитками. Виноделы Франции отблагодарили русского предпринимателя за прекрасный материал для винных бочек.

Нетвердость в голосе хозяйки Фидель Михайлович расценил как необязательность - мало ли что пьяная женщина пообещает? Дарьяна Манукяновна пила, но не пьянела.

Сомнения были напрасны. Уже на следующий день Фидель Михайлович убедился, что хозяйка озадачила старого разведчика. Товарищ полковник пригласил аналитика в свой кабинет-сейф, подробно расспросил, записал, где в настоящий момент может находиться мальчик. Оба предположили: видимо, там, где проживает мать - Полин Маккин, в недавнем прошлом Полина Федоровна Рубан. Товарищ полковник не забыл поинтересоваться, как удалось сыну бывшего замминистра проникнуть в закрытый для иностранцев город. В заключение сказал: - Конечно, Фидель Михайлович, дарить миллион какому-то Маккину - для нас, обвально обнищавших, непозволительная роскошь. На всю эту операцию Дарьяна Манукяновна отстегнула двести тысяч... - А не мало? поспешил уточнить несчастный отец. - Смотря как этими "зелеными" распорядиться, - уклончиво ответил товарищ полковник. - У меня на примете есть один человечек, надеюсь, он уложится в эту сумму.

Он не сказал, что этим человечком была журналистка, любовница полковника ФБР. За оказанную услугу полковник получит свои сто тысяч.

Коль решила Дарьяна Манукяновна, так и быть. Но, получая задание, товарищ полковник высказал сомнение: - Не рано ли нашему другу мы возвращаем сына? Мы же ещё осенью пришли к единому мнению: было бы неплохо года полтора подержать его в неведении. Он будет очень заинтересован делать фирме хорошие деньги... Так что, Дарьяна Манукяновна, пока не следует вынимать его из черного тела... Но ваш приказ - для меня закон.

Выслушав известное, Дарьяна Манукяновна лукаво взглянула на прожженного пройдоху, каким, несомненно, был товарищ полковник, замысловато спросила: - Кто, по-вашему, Фидель Михайлович? - Аналитик. Способный. Даже очень. - отвечал товарищ полковник, не догадываясь, куда гнет хозяйка. Требовался ответ дерзкий и не стандартный. Ведь вопрос с подвохом. А хозяйке дерзко не ответишь.

Ответила она: - Он - мужчина. А мужчине нужны крепкие нервы. - Ваша правда. - Вот и поторопитесь.

В голове товарища полковника план уже возник. Но прежде чем действовать, нужно было дождаться приезда в Москву американской журналистки, любовницы полковника ФБР. Она и раньше выполняла разовые задания, но тогда она усердствовала для КГБ, за высокие, разумеется, гонорары.

С тех пор Россия обнищала, хотя, казалось, за годы реформ она должна была сказочно разбогатеть: в страну хлынул многотонный поток зеленых бумажек, на которых было обозначено, что это доллары, взамен - за кордон полноводной рекой потекла нефть, уходили алмазы, медь, платина, золото.

Но как тогда, так и теперь, журналистке платили исправно и щедро. И все же отличие чувствовалось: тогда она отчеты составляла для государственного учреждения, теперь - для "новых русских". С "новыми русскими" работать проще - они не требуют отчетов по мелочам: им важен общий результат. Случается, что и приплачивают. Ни в одной стране мира, кроме России, мультимиллионеры не ведут себя так расточительно. Эту необычную щедрость она расценивала как черту русского национального характера: своему рабочему не доплачивают, да ещё и зарплату задерживают на полгода, а то и на год, а нанятому иностранцу, тому же американцу, выплачивают своевременно - доллар в доллар, благо их, бумажных этих долларов, навезено горы в обмен на нефть и золото.

И товарищ полковник, перейдя на службу в частную фирму, стал своим агентам платить щедрее: деньги-то хозяйские, а как хозяин их добывает известно. Для Анания Денисовича русский лес - это золото зеленого цвета.

Что же касается Фиделя Михайловича, то ему персонально Дарьяна Манукяновна отложила пятикилограммовый слиток этого солнечного драгметалла как аванс за старание в президентской команде: свой человек нужен везде. Таких, умных и толковых, президент отшвыривать не станет. Он охотней отшвырнет какого-либо олигарха, хотя олигархов отшвыривать опасно: почти все они доноры всенародно избранного.

Тайны кремлевского двора Дарьяна Манукяновна знала лучше любого телеведущего. Там и только там нужно быть Фиделю Михайловичу.

А пока пусть братец мужа для него постарается. Конечно, торопить Януария Денисовича нельзя. Пусть он считает, что это он делает ставку на Фиделя Михайловича, а не Дарьяна Манукяновна, все предусматривающая дочь швейцарского банкира.

Кандидатуру Фиделя она уже согласовала с отцом. В президентской команде чистокровный русский - редкость, но редкость удачная. Такой может пригодиться и швейцарскому банкиру: не вечно же демократы будут у власти, им на смену придут патриоты, неважно какого цвета. А Рубан, судя по образу его мыслей - патриот, не заискивает перед Америкой, а значит, никого не боится. Был мудрый человек - первый премьер-министр Советов, он аннулировал все царские долги и потому со временем, не имея долгов, Советская Россия смогла победить Германию. И в президентском кресле России должен быть человек, который аннулирует все внешние долги, ни одного килограмма золота не разменяет на пустые бумажки.

Тогда швейцарский банкир армянской диаспоры возьмет на себя посредническую функцию: будет по всему миру скупать новейшие технологии и по божеской цене продавать России.

Замыслы отца Дарьяна Манукяновна горячо одобряла: отец готовился бросить вызов самой могучей державе, которая и стала могучей за счет России. В России Америке есть кому помогать, но как от них избавиться?

Не однажды, уединившись, Дарьяна Манукяновна и Антонина Леонидовна ломали голову, зачем Януарию Денисовичу потребовался Фидель Михайлович да ещё в президентской команде? На роль осведомителя? Так у него их и так там предостаточно. А может, аналитику он уже приготовил министерский портфель? Человеку из президентской команды стать министром проще простого. Только какой смысл талантливого человека делать временщиком? С каждой сменой правительства министры меняются чаще, чем любовницы членов правительства.

И все же смысл был. Януарий Денисович зряшно ничего не делал и не напрасно двигал своего работника на верхотуру власти.

О том, что у него были самые зловещие планы, умные женщины даже мысли не держали. Благодаря президенту никому не известный научный сотрудник стал министром. Он был допущен к раздаче госимущества по бросовым ценам. Он постоянно кормился с руки президента. А какая собака укусит хозяина, дающего ей корм? Но человек - не собака. Он страшнее и опасней любого зверя, потому что он - животное, наделенное сознанием. И желаниями. Человеческие желания - беспредельны, особенно, если он в коварстве - гений.

Таким гением был Януарий Денисович. О выдающемся коварстве его ума догадывалась его бывшая супруга. Эта догадка стоила ей жизни. Он свирепел, когда кто-то анализировал его поступки. Таких он уничтожал.

С недавних пор по заданию товарища полковника его тайную жизнь изучала Антонина Леонидовна. Ей предстояло из четырех его любовниц выбрать главную. Трахал он всех четверых с определенной регулярностью, однако с молодыми встречался чаще.

Антонина Леонидовна рассуждала чисто по-женски - о чем можно говорить с молодыми женщинами, отдыхая в постели? Да о чем угодно, только не о государственных секретах.

А вот со старыми... Старая ложится, чтоб больше задавать вопросов, чем двигаться. Логика подсказывала, что деловой разговор, вероятней всего, мог быть только со старой любовницей - женой советника посольства. Не случайно для тайных встреч она облюбовала дачу, принадлежавшую народному артисту России, постоянно проживающему в Иерусалиме. Каждый раз, отправляясь на свидание, она брала с собой своего супруга, в свое время выдворенного из СССР, а потом любезно принятого демократической властью.

Антонина Леонидовна вычислила правильно, и товарищ полковник с ней согласился. Но о том, чтоб завербовать жену советника иностранного посольства, не могло быть и речи. Та сама вербовать умеет.

И товарищу полковнику ничего другого не оставалось, как имитировать ограбление дачи находящегося в отъезде народного артиста. Взята была мелочь: тяжелые мельхиоровые ложки и вилки, телефонный аппарат с магнитофоном и выпито две бутылки вина, а в углу на кухне вор разразился поносом. Сподвижники "вора" во всех помещениях установили "жучки". Сторож, отставной милиционер, был найден в гараже на соседней даче. Там он, оказывается, в ночь ограбления, пьянствовал с какими-то заезжими строителями, искавшими шабайку.

Женщины, так и не разгадав замысла Януария Денисовича - зачем ему потребовался именно Фидель Михайлович, - пришли к выводу, что при всех замыслах олигарха аналитику будет небесполезно попрактиковаться в президентской команде.

37

Главный радетель и советник Фиделя Михайловича - Аркадий Семенович Герчик - оставался как бы в тени. Этот ход - передачу аналитика Януарию Денисовичу - он рассчитал давно. Сценарий относительно продвижения Фиделя Михайловича по лестнице его карьеры, так и был задуман.

И все же коррективы вносились - вносила сама жизнь. У психиатра на горизонте появился новый вероятный союзник. Для осуществления замысла он подходил даже больше, чем аналитик.

О, как много значит, когда врагом, притом непримиримым, может стать родственник твоего врага! С таким человеком стоит водить дружбу - на время, надолго, а может, и на многие годы. А там - как получится.

В канун дня Победы Аркадий Семенович предложил Фиделю Ми хайловичу посетить ожоговый центр - свидеться с уже выздоравливающим Сузиком.

Профессор посещал Сузика регулярно, когда один, когда с Дарьяной Манукяновной. Дважды проведывала брата Гаяне. Но что - то у неё разговор с братом не получался. А ведь раньше находили понимание почти во всем. Изменился брат. Видимо, сильно на него повлиял Север. Девушку возмутил его дикий поступок - брат женился на какой-то работяжке. Здесь Гаяне строго заняла позицию мамы: идиот, ему мало элитных девочек - сколько их, у которых папы уже под Вашингтоном понастроили себе вилл, а до того они возводили виллы в Швейцарии, по соседству с виллой премьер-министра. Да и хапнули их папы, что хватит и на правнуков. Гаяне, сверкая антрацитовыми, как у мамы, глазами, покидая палату в свое второе посещение, злобно выкрикнула: - Появись только с ней - я её из окна выкину.

Успокоение вносил доктор. Аркадий Семенович видел Катюшу на расстоянии вытянутой руки. И когда при матери разговор зашел об этой девушке, искренне похвалил парня: - У тебя, Сузик, хороший вкус. Поверь мне, я в женщинах разбираюсь.

Дарьяна Манукяновна с презрением взглянула на доктора, едко упрекнула: - Хоть вы и заслуженный профессор, а занимаетесь глупостями. Мальчику ещё надо учиться, а у него в голове чемодан без ручки. - Намек на то, что жена неудобная кладь - и нести тяжело и бросить жалко.

Сузик надрывно напомнил: - Мама! Я чуть было не закончил лесотехническую школу. Это тот же университет, только с мордобойным уклоном...

Вот такие бывали разговоры при встрече Сузика с дорогими родственниками.

По пути в ожоговый центр Аркадий Семенович изложил Фиделю Михайловичу позицию членов семьи на предмет выбора Сузиком подруги жизни.

- А как сам шеф? - спросил тот. - Одобряет?

- Представь себе, да, - быстро отозвался Аркадий Семенович. - Сначала он тоже попал было под Дарьяну Манукяновну, но потом, помню, заговорил об этом утром после посещения ожогового центра. Мыслил, когда мозг ещё не ощущал усталости. Он меня спросил: вот вы, психиатр, как относитесь к идее Сузика? Нормально ли, что он зациклился на девчонке из рабочего поселка? Я сказал: нормально. У него любовь. Ананий Денисович выдержал художественную паузу. И вдруг разоткровенничался: в нашем роду, дескать, ещё никто никогда никого не любил. И я Дарьяну, дескать, не сам нашел. На ней меня женил мой брат. Да, да, тот самый Януарий. Ее папа ещё жил в Питере, точнее, в Ленинграде. В Питере он был человек известный - директор крупного антикварного магазина. И он же держал банк. Подпольный, разумеется. Деньги давал под высокие проценты. Клиентура была разная: коммерсанты, снабженцы, некоторые директора заводов и даже работники обкома партии. Так что уже тогда и в обкомах мечтали не о коммунизме через двадцать лет, а, по крайней мере, о капитализме через пятьсот дней. Дескать, сами, доктор, понимаете, когда сколачивается капитал, не до плотской любви. Но с женитьбой я все-таки сглупил - рано женился. А все потому, что тогда ещё не понял вкуса денег. Вкус появился, но уже потом. На деньги все покупается, и не в последнюю очередь женское тело. А вот любовь... Он не стал договаривать. Да это и так было ясно. Не рассчитывал все это услышать из уст нашего шефа. Но услышал. Наверное, потому что было тихое солнечное утро. Мозг человека был пронизан солнечными лучами. Мало кто знает, что именно солнце управляет нашей психикой. - А что же тогда наша воля? Она что - от бога? - спросил Фидель Михайлович. - Мы аккумулируем в себе солнце как психическую энергию. У кого этой энергии больше, у того и сила воли крепче. Все зависит от того, как мы организуем работу мозга.

От припаркованной машины до здания ожогового центра метров триста, если не больше. Некоторое время шли молча. Фидель Михайлович обдумывал услышанное. И вдруг не удержался - воскликнул: - А шеф наш, да он же совершенно здоров!

Аркадий Семенович грустно заметил: - Допускаю. Но после полудня он говорил совсем другое...Осуждал Сузика. Дескать, надеяться, что парень возьмется за ум, никак нельзя, не той он закваски. Удручен шеф. Уже задумывается, кому оставить свое богатство. У него капитала-то почти на миллиард.

В лечебный корпус их пропустили без задержки. Войдя в палату, Фидель Михайлович не сразу признал, что перед ним Сузик. Еще полгода назад это был мальчишка с надменным, презрительным взглядом: как же, новая российская элита - хозяева державы. Сейчас перед ним стоял (ему уже разрешили ходить) худощавый брюнет с серьезным осмысленным взглядом. На щеках - следы ожога. Пламя коснулось и кончика носа и верхней губы. Такие ожоги бывают у танкистов, ощутивших на себе пламя горящей солярки.

Аркадий Семенович с порога: - Принимай гостей, господин выздоравливающий.

Сузик обнял доктора забинтованными руками. С Фиделем Михайловичем поздоровался по-пионерски - поднял над головой правую руку.

Доктор представил своего друга: - Это Фидель Михайлович, наш аналитик. - Знаю. И наслышан, как он бежал от Банкира. - Сузик весело прищурился. - И как это у вас получилось? Оттуда, если не знаешь тайных тропинок, не выбраться. Сам пробовал бежать. На территорию Банкира я попал случайно: остохренела таежная учеба. В Москву рванул, а очутился в зоне, у папиного лучшего друга. Тут я и узнал, что техшкола по сравнению с территорией Банкира - земля райская, обетованная. Оттуда я попытал счастье выбраться к железке. Поймали меня гвардейцы. Избили. Целую неделю продержали в карцере - вымораживали вольнодумство...

Сузик не скрывал, что спас его от верной гибели Банкир. Он прилетел на личном вертолете. Случайно заглянул в карцер. Увидел Сузика. Тут же извинился, когда узнал, что гвардейцы выбили Сузику передний зуб. Спросил, кто выбил. Своего обидчика Сузик щадить не стал: этот недавний зэк с темным ассиметричным лицом отличался особой свирепостью. - И ты ему, Сузик, выбей, - разрешил Александр Гордеевич и достал из внутреннего кармана пиджака увесистый, как свинчатка, пистолет Макарова. - Держи.

Брать пистолет Сузик отказался: пистолетом ещё никого не бил, хотя стрелять доводилось: баловался на катере.Тогда Банкир коротким ударом кулака свернул обидчику челюсть. А чтоб тот знал, за что, объяснил: - На тебя, паскуду, многие жалуются. Работяг калечишь, - и уже не глядя на пострадавшего, который вместе с кровью выплюнул зубы, с усмешкой продемонстрировал свою начитанность: - Был когда-то легендарный маршал товарищ Ворошилов. Он умных людей учил: за зуб - зуб, за два - скулу. Вот так и ты, Сузик, учись. Не будешь бить - уважать не будут.

В тот же день Александр Гордеевич доставил Сузика в поселок Северный. Протезист поставил ему пластмассовый зуб - не отличить от настоящего. В общежитии Сузик получил комнату, а на комбинате - должность сменного мастера. - Надоест, - было разрешение, - валяй в Москву. Здесь понравится сделаю начальником цеха.

Сузик не сомневался в твердости слова хозяина лесной империи. В Москву не потянуло: вскоре он встретил Катю и так в неё влюбился, что решил здесь остаться навсегда. Если б не пожар, ещё долго Лозинские не знали, где искать отправленного на перевоспитание непутевого студента.

Сузик охотно рассказывал о людях поселка, о комбинате, на котором работал, не подчеркивая, что все это чужое, можно и не стараться, но он старался. - Попервам рабочие считали, что я "шестерка" нашего хозяина. говорил Сузик, усмехаясь. - Да, собственно, так оно и было. Но только попервам. - А они знают, что Тюлев вор в законе? - спрашивал Фидель Михайлович. - Знают. - И не возмущаются? - Нет. Зарплату не задерживает. Выдает два раза в месяц. Как было раньше. И все, что было раньше, оставил. - И принялся перечислять: - Детсадик бесплатный. В столовке для ночной смены бесплатные тормозки. И в магазине все есть. Были бы деньги. А водка жутко дешевая. Как при Андропове. Барыги было из Питера нагрянули. Стали водку скупать. Так Александр Гордеевич велел их принародно выпороть. Вот была потеха! - А своих - бьет? - Рабочих? Ни в коем случае. Они же его будут избирать в Думу. И в поселке порядок. Ни воровства. Ни хулиганства. Ночь-полночь - гуляй, никто не тронет. А если по пьянке с мостика свалишься - подберут самооборонцы. Обходимся без ментов. Есть, конечно, и начальник милиции и паспортистка. Но порядком руководит штаб самообороны. - Небось есть и партком? - продолжал любопытствовать Фидель Михайлович. - Есть партия, - отвечал Сузик. - ПТР, Партия трудящихся России. - И как на ПТР смотрит хозяин? - Остерегается. Он хоть и щедрый работодатель, но не свой. Главные враги рабочих - в Москве. Со временем их будут вешать. - Всех? Зачем? Русских, главных, как мне объясняли, повесят, а остальных отправят на Дальний Восток. Там у них своя есть область. Они из неё будут делать маленькую Японию. - Откуда тебе, Сузик, все это известно? - теперь уже спрашивал Аркадий Семенович. - Ты кто там - функционер? - Мне симпатична их программа, - отвечал Сузик. - Комбинат, как и вся крупна промышленность России, хоть и распродана, но рабочие-то знают, что все это народное достояние. Тюлев сегодня хозяин, а завтра... Как сказать... - Он знает, что ты в партии? - Я не в партии. Мне надо ещё созреть и доказать... - Но как ты докажешь, ты же в Москве? - А я вернусь...

Сузик, обожженный до неузнаваемости, красиво улыбался. Его щеки порозовели, и Фидель Михайлович понял, что среди столичной элиты этот парень уже белая ворона.

Когда гости прощались, Сузик передал им письмо с просьбой отправить заказным и попросил Аркадия Семеновича, если он не будет возражать, Катины письма будут приходить на его адрес. - Разве почту сюда не носят? - Носят. Но мама распорядилась...

И гости, уже зная эту женщину, одинаково о ней подумали: "Воистину вездесуща..."

38

Вспомнил о Сузике и Александр Гордеевич. Справился, как идет выздоровление. На сына своего заклятого друга у него были свои виды.

Он решил рискнуть долей капитала ( общаковского, разумеется) подарить Сузику десять процентов акций ЗАО "Лесовоз". Контрольный пакет все равно остался бы у Тюлева, а тридцать девять процентов - у подельников, освобожденных из "Крестов" не без содействия "Банкира".

При таком раскладе капитала лесовозы, которые бороздят воды Балтики, не встретят враждебного сопротивления транспортников, делающих бизнес на перевозке пиломатериалов Анания Денисовича Лозинского - не станет же отец вредить своему сыну?

И второй аргумент - главный, на который и рассчитывал Алекскандр Гордеевич, ни сам Ананий Денисович, ни его полукровный братец Пузырев-Суркис не будут колоть глаза, что, дескать,Тюлев, этот вор в законе, собрал под свою высокую руку матерую уголовщину, раздает акции криминалитету, и таким образом, воровская империя раздвигает свои границы под ней уже не только брошенные государством лесопункты, но и лесные поселки и даже небольшие города.

Примет ли его предложение Сузик, он не был уверен, но знал точно, что после выздоровления парень вернется в тайгу, на комбинат. Влюбился он, конечно, со всей страстью армянского темперамента. Да и как было не влюбиться в такую девушку? Красавица из красавиц и к тому же не по годам умна. А это такое редкое у женщин сочетание, что если бы он задумал специально такую выискать, то одной жизни ему не хватило бы. А двух, как известно, бог не дает даже гениям.

Один ушлый коммерсант попытался было выкрасть Катю Коновалову с помощью кавказцев, но до Питера он так и не добрался. Ее братья - Дмитрий, Николай и Никита - прибежали к управляющему, потребовали вертолет. Управляющий тут же по рации связался с хозяином ( в этот момент Александр Гордеевич находился в своей резиденции в Парголово). Тюлев знал, что её братья люди в поселке авторитетные и враждовать с ними рискованно. Он дал добро на вылет, более того, приказал управляющему выдать им униформу и автоматы Калашникова - вдруг коммерсант заартачится, а кавказцы обнажат стволы.

"Девятку", увозившую сестру, братья перехватили у железнодорожного переезда на выезде из Лодейного Поля. Огонь открывать не пришлось. Кавказцы подняли руки: "Кацо, не надо крови!" Братья ограничились тем, что похитителю набили морду.

Долго ещё в поселке говорили не столько о братьях Коноваловых, сколько о владельце комбината: вот это - хозяин!

Каждый поступок Тюлева работал на его авторитет, на его избрание в Государственную Думу.

В тот раз, когда в поселок Северный нанес визит профессор Герчик и увез с собой Сузика, Александр Гордеевич чуть ли не следом вылетел в Питер. Вертолет зафрахтовал у военных. С собой он взял, кроме двух телохранителей, советника Костю Гелеверу и Ядвигу Станиславовну - ей уже был заказан билет на Москву. Она клятвенно заверяла своего Тюля, что рвется на работу в мэрию, иначе её уволят как прогульщицу ( хотя уволить могли только по собственному желанию). На самом деле ей предстояло отчитаться перед товарищем полковником. Она везла сведения, которые представляли первостепенный интерес для фирмы "Лозанд".

В вертолете время коротали молча. Александр Гордеевич прилип к иллюминатору. Людвига Станиславовна вязала детские варежки. Четыре пары нежелательных ушей - двух телохранителей, пилота и борт-инженера - к деловому разговору не располагали.

Говорили уже в резиденции у пылающего камина, под негромкие мелодии песен северного репертуара. Доминировала одна, повторялась как рефрен:

Нарьян-Мар мой, Нарьян-Мар,

Городок не велик и не мал...

С этим ненецким городком, с его ровными улочками и деревянными одноэтажными домиками, уходящими от реки в голую тундру, у Александра Гордеевича связаны самые светлые воспоминания. Здесь проходило выездное заседание Северо-Западного политбюро. На нем Банкиру, то есть Тюлеву, высшие авторитеты гигантского региона доверили общак... Он, собственно, и сделал Александра Гордеевича хозяином бумажного комбината в поселке Северный, да и хозяином нескольких закрытых акционерных обществ, связанных с деревообрабатывающей промышленностью.

Из общака начиналась тюлевская империя. Первоосновой был, конечно, комбинат.

Вспомнил все это Александр Гордеевич и мысленно поблагодарил Валентина Владиленовича, бывшего секретаря обкома. Это он надоумил на общаковские деньги приобрести в частную собственность предприятие с тремя тысячами рабочих, реконструированное перед концом Советской власти и как никакое другое в отрасли конкурентно способное и рентабельное. Царство небесное Валентину Владиленовичу! А земное осталось за братом его любовницы.

Сейчас, в данную минуту, как бы пригодился мудрый совет бывшего секретаря обкома! Нет, что ни говорите, для будущего общества партия приготовила неплохие кадры. В демократической России большинство руководящих постов осталось за бывшими партийными работниками. Что-то подобное происходит и в дикой природе, но там всегда молодость берет верх. В той же волчьей стае: сначала вожак съедает слабых собратьев, а затем окрепшие и ненасытные волчата съедают одряхлевшего вожака.

Александр Гордеевич, с благодарностью вспоминая отправленного в рай бывшего секретаря обкома, размышлял о том, как его будет не хватать при восстановлении комбината. Уничтожен огнем главный цех, на котором держалось все производство. Без иностранных инвесторов комбинат не восстановить. У Валентина Владиленовича были такие связи! В той же соседней Финляндии.

Об этом и шел разговор в парголовской резиденции. - Тебе, Костя, предстоит слетать в Лондон. Хельсинки пока оставим в резерве, - предложил Александр Гордеевич своему неизменному старому другу. А в настоящий момент и советнику. - Может, сторгуешься. Есть смысл загнать комбинат хотя бы по дешевке. Не люблю восстанавливать. А то из меня большевика сделают. Продать Северный! - воскликнула Ядвига Станиславовна. - А что же тебе останется, Саша? От костюма подкладка? Лучше уж в аренду. - На аренду иностранцы не согласятся. Цех надо строить заново. Современная технология. Современная техника. Для меня это темный лес. Я могу купить и продать. Но у меня лучше получается приобретение цивилизовано. - Ну да, - съязвил Костя. - Как у этого, как его, у бывшего секретаря обкома. Пулю в голову - и будь здоров: ты уже единственный полноправный владелец. Этот метод срабатывает только в переходный период. Так могут и тебя. Адмирал Макаров предупреждал - это всех нас касается - помни о войне. - У меня - гвардейцы, - тихо пробасил Александр Гордеевич.

Ему не понравилось, что при Ядвиге Костя ему напомнил, как убирали с дороги компаньена. Нет, лично Александр Гордеевич руки не марал. Все-таки как-никак тот был любовником его сестры. А вот исполнителя - киллера - он прикончил собственноручно: свидетель, он всегда опасен, потому что свидетель. До этого дня знал, как убивали Валентина Владиленовича только Костя. Теперь знала и Ядвига Станиславовна.

Ни Костю, ни Ядвигу не уберешь - кто же тогда останется для сердца? С друзьями детства, если они тебя не предали, не расправляются. И если верна тебе любимая женщина - и на неё руку не поднимешь. И все же говорить об этом Ядвиге не стоило. Мало ли что произойдет? Жизнь - она стерва: сегодня улыбается, а завтра злобится. Ведь главная особенность женщины, - пожалуй, любой - она способна превращать пламенную любовь в фанатично мстительную ненависть. Но тогда, коль случится такое, рука мужчины не дрогнет, тем более, если мужчина - Александр Гордеевич Тюлев. За годы перестройки он столько натворил трупов - любой палач позавидует, притом, все выполнено мастерски, следователи только разводили руками: одни догадки - и никаких улик. Да при этой власти их и быть не может. Такую власть надо беречь всячески.

И теперь в который раз к ней предстояло обращаться за содействием. Продать комбинат иностранцам - это не "Жигули" из "Логоваза". Березовскому было проще: капля за каплей - и накапал себе миллиардную лужу. "Баксов", разумеется. - Без Северного комбината развалится твоя империя, - осторожно напомнила Ядвига Станиславовна. - А я куплю Поморский, - неожиданно объявил Александр Гордеевич.

- И у тебя есть наличка? - удивилась подруга.

- Будет, - загадочно пообещал Банкир.

Он решил, что в скором времени его гвардейцы ограбит банк. Такой уже был на примете.

39

К лету у товарища полковника работы прибавилось. Казалось бы, надо радоваться: работа заказная, штучная и, само собой, денежная.

Заказывают хозяева, они же и платят. Платят, слава богу, не по старым кэгэбэшным расценкам, а с учетом важности заказа.

От исполнителей нет отбоя. Ах, как мудро поступил президент (так было ему приказано), что упразднил КГБ. Протестовавших уволил, они были неугодны, как и товарищ полковник, то есть Иван Иванович Мишин, опытнейший контрразведчик. Товарищ полковник быстро себе нашел пристанище - поступил на службу к видному лесопромышленнику Ананию Денисовичу Лозинскому, понимавшему толк в разведке и контрразведке ("Разведка - дорогая баба"), не оставил голодной свою, испытанную в операциях резидентуру. Всем своим агентам он находил работу. В большинстве случаев это была весомая прибавка к их несправедливо урезанным пенсиям. Его агенты опять поднимались в цене.

В державе как: чем хуже обстановка, тем острее потребность в разведчиках - вслепую за власть не борются и вслепую власть не отстаивают.

Товарищ полковник много раз убеждался, что борьба за власть - дело сезонное: весной солнце переходит линию равноденствия, психика населения приходит в норму, страсти охлаждаются, и уже летом борцы за власть отправляются с женами или с любовницами на отдых, обычно в дальнее забугорье. Там они набираются сил, заряжают свои мозги психической энергией.

Социальные потасовки, или как теперь их принято называть, масштабные разборки, возобновляются осенью. В октябре - пик событий. К этому времени противники должны быть вооружены друг против друга компроматом. А компромат - как и всякое другое произведение - имеет рыночную стоимость. Продавать его лучше всего в сентябре к возвращению к своим прямым обязанностям народных депутатов.

Поэтому и товарищ полковник давал себе отдых летом, но в самом начале, чтоб в августе жатва компромата была в самом разгаре. Он давал отдых не только себе, но и жене. В этом году уже с января престарелая жена, как никогда раньше, жаловалась на здоровье ( И откуда у неё набралось столько болячек!) Давай, говорит, поедем в Крым, на сакские грязи, заберем внуков недельку-другую отведем душу в Евпатории. Грязи, понятно, нужны: суставы ломит. А в Евпатории море мелкое, пляж песчаный, для шустрых пятилетних внуков - одно раздолье.

Жена права. И возраст уже - как-никак семьдесят стукнуло - покоя требует. Полвека в разведке - не шутка. Была работа, но не было жизни. Если оглянуться - вереница агентов, и все умные, грамотные - журналисты, проститутки, ученые и даже средней руки писатели. И все жаждут зарабатывать, выуживая чужие секреты. Были среди них и бескорыстные работали по убеждению. Этих на мелочевку он не кидал. Они больше других рисковали и, как правило, погибали в застенках вероятного противника. У России он традиционный: весь двадцатый век - кто кого, и на весь двадцать первый хватит. Это только видимость, что вероятный противник победил в "холодной войне". Да, с ног сбил - нокаутировал. Лежачий лежит - силу набирает. Но никогда не лежит, не знает передышки разведка.

А впрочем, это теперь головная боль ФСБ. У профессионалов, ушедших из КГБ, заботы иные: их услугами пользуется российская элита.

Перед летним отдыхом товарища полковника озадачила Дарьяна Манукяновна: верните аналитику сына.

Не понять этих "новых русских". Тогда, когда можно было безболезненно отобрать ребенка на финской границе, та же Дарьяна Манукяновна велела товарищу полковнику не вмешиваться. Теперь такое вмешательство обойдется в двести тысяч. Да хорошо, если в двести. Журналистки это такие проститутки, что у них семь пятниц на неделе: может запросить и полмиллиона, а может и отказаться от предложения. Шантажировать её не станешь - себе навредишь.

Уже в конце мая ему удалось выйти на облюбованную журналистку. Она случайно оказалась в Москве, и не одна, а с любовником - полковником ФСБ. Он прилетел под видом туриста.

Принимал их товарищ полковник у себя дома в старой девятиэтажке дикой планировки. Американец заглянул в крохотную ванную,. В ещё более крохотный туалет. На кухне обратил внимание на затекшие потолки. - Вода? - Да. Крыша течет. - Владелец видел? - Владелец дома? У нас нет владельцев. Мы все чуть-чуть владельцы. Квартиры приватизировали.

- Это что?

Журналистка, длинноногая, чрезмерно выкрашенная блондинка, объяснила бестолковому полковнику:

- У них каждый собственник только своей квартиры.

- А кто же тогда крышу чинит? - Никто. То есть муниципалитет. - Но крыша-то течет? - Можно пожаловаться в префектуру.

- И что это даст? - Возьмут на контроль. Перед очередными выборами мэра дом отремонтируют. - А раньше - нельзя? - Нет. Избиратели забудут. - А если не забудут? - Тогда изберут на повторный срок.

Американец, как Дон Кихот, высокий и необыкновенной худобы, с глубокими залысинами и ослепительной улыбкой белых зубов (зубы у него фарфоровые) ходил по квартире, укоризненно качал несоразмерно маленькой головой: да, бедно живут российские полковники, очень бедно. - А вы могли бы сами отремонтировать? Крышу, например? - Пенсия не позволяет. - Простите за любопытство, и какова же она у русского полковника?

Товарищ полковник назвал. Журналистка перевела. Получалось меньше ста долларов. - Это за один день? - За один месяц.

Американец присвистнул. Они только на днях прилетели из Парижа, и там в "бистро" можно было отобедать на эту сумму. - А был ли смысл надевать погоны?

На никчемный вопрос товарищ полковник отвечать не стал. Сделал вид, что вопрос не понял.

Хозяйка попросила гостей в зал, к столу. На столе была водка, аккуратно сервирована селедочка, притрушенная зеленым луком, отварная картошка, черный хлеб.

Американец, увидев всю эту роскошь, повеселел глазами. Тихо обратился к спутнице и спутница во всеуслышанье: - Мой друг спрашивает, есть в этом доме самогон?

Хозяйка, чтоб угодить гостям, вынула из духовки газовой плиты трехлитровый бутылек кристально прозрачной жидкости. Сняла пластмассовую крышку. Комнату наполнил хмельной деревенский запах. - Угощайтесь.

Два полковника угощались до ночи. А заодно решили главное: за предложенную сумму американские друзья согласились вывезти из Америки русского мальчика. Встречать его нужно будет в Мадриде. Потому что ближайший вояж у них в Испанию.

"Вот я и прогуляюсь с аналитиком, - подумал товарищ полковник. - А заодно и старину вспомню".

В молодости из Мадрида он вывозил одного отказника: сбежал сучий кот с торгового судна и в таверне местной бахвалился, что его теперь не достать у Москвы руки коротки. Пришлось ему язык укорачивать.

Проводив гостей, товарищ полковник вернулся к столу, но сначала открыл холодильник, достал сервилат, банку с кетовой икрой, масло вологодское, а из шкафчика из укромного уголка выудил армянский коньячок: этикетка с видом на Арарат. - Присаживайся, - сказал он жене, начавшей уже выносить посуду на кухню. - Поужинаем по-советски.

Жена вытерла о фартук мокрые руки, села за стол. Не первый год они вот так ужинают - сытно и без свидетелей. Даже когда сын и дочь приезжают в гости (у них свои квартиры: у сына - в Ясенево, у дочери - в Вешняках, дом её рядом с могилой бастовавших железнодорожников, расстрелянных в 1905 году), - даже им они не показывают, что питаются не хуже любого члена Политбюро - это в прошлом, а в настоящем - не хуже любого олигарха. Пусть дети знают, что родители всегда жили скромно: раньше жили на денежное довольствие, сейчас - на пенсию. Своих детей они приучили зарабатывать себе на жизнь своими руками. Повзрослев, дети без родительской помощи себе купили квартиры.

В молодости жена товарища полковника - Светлана Петровна - педагог по образованию, служила в Госбезопасности, в так называемой "наружке", где они и познакомились.

Появились дети - погодки. Светлане Петровне "наружку" пришлось оставить. Но эпизодически она выполняла поручения своего ведомства, как выполняет и теперь - старушка-пенсионерка не бросается в глаза. Изредка её приглашают на встречи с президентом - она, как и сотни ей подобных, изображает народ, в большинстве случаев случайных прохожих, которым президент вдруг пожелал пожать руку или что-либо схохмить. На хохму у неё уже заранее был приготовлен ответ, ей оставалось его только озвучить. Ее ответ, как и президентскую хохму, тележурналисты с восторгом выдавали в эфир - вот, мол, пенсионерка, а какая мудрая. Как и президент.

Один раз её показали даже крупным планом. Тогда она держала надувной трехцветный шарик с надписью: "Боря - наш президент" Но случился конфуз, почему она и попала в телекамеру крупным планом, - в неподходящий момент шарик лопнул, и ей не оплатили выход.

Этим похабным поступком демократов - жену оставили без гонорара особенно яростно возмущался товарищ полковник. Тот знал, половину суммы, выделенной из президентского фонда, руководители встречи прикарманивали. Было возмутительно, что деньги прикарманивали бывшие кэгэбисты. Уж им-то известно, какой это муторный труд отбирать народ на встречи с президентом. Тут каждый представитель народа должен не только уметь видеть и слушать президента - рукоплескать, улыбаться, размахивать букетом или держать над головой трехцветный шарик, но и бдительно смотреть по сторонам, а вдруг среди народа затешится недоброжелатель, да сдуру выкрикнет не "Борис борись!", а, скажем, "Борис - брысь!" Так только можно крикнуть на кота, и то, если он гадит.

"Мельчают кадры, мельчают"... - качал мясистой головой товарищ полковник...

Супруги ещё раз ужинали, но уже без гостей, просто как два офицера-отставника - полковник и лейтенант. Сидели, наслаждались деликатесами, а заодно анализировали проведенную операцию. - А ты заметила, - говорил товарищ полковник, - как фэбээровец ехидно усмехался, когда обследовал наш крупнопанельный дом. Нашу ванную, уборную. Мол, это ли жилье полковника от разведки? Это же конура! - А что, Ваня, разве не конура? мягко упрекнула жена. - При наших заработках могли бы себе и лучшее позволить. Ты же видишь, как живут Лозинские. А как живет Суркис? Светланочка, они короли на час, - говорил товарищ полковник, накладывая на черный хлеб крупнозернистую икру. - Самому Лозинскому - я уже не говорю о Суркисе - Россия даст пожить, а вот их детям, особенно внукам - пардон... Придет молодой, энергичный, конечно, товарищ из нашего ведомства, наведет порядок. Но не сразу. Россия - это уже такая авгиева конюшня, на очистку Волги не хватит. Случится, что молодого и энергичного рекомендуют суркисы, чтобы самим остаться у власти. Но он им сделает секир-башка. А мы, старики, своему товарищу маленько подсобим, и всех, разоряющих Россию, к ногтю... Когда это будет? - Светланочка! Я же тебе докладывал, что в нашу контору впорхнул один залетный. Убеждений неопределенных. Но голова! Кстати, он разработал методику выявления теневых капиталов. Как это у него получается, до меня не доходит. Но, понимаешь, колдует на компьютере, как на рояле Ван Клиберн. Да ещё потихонечку - контрабандой - в "Интернете" чужие программы выискивает. - При твоей помощи? - спросила Светлана Петровна, не отставая от мужа в поедании бутербродов. - Само собой, - не отрицал товарищ полковник. - Точнее, при содействии моих агентов. Чего стоит одна моя белокурая бестия. - Эта полька? - Жена засмеялась, обнажая красиво поставленные золотые зубы.

У неё было некогда красивое с ямочками на пухлых щечках лунообразное личико - ни дать-ни взять сельская красавица. Теперь её заметно старила обильная седина: светлые волосы, как лист по осени, уже стали желтеть. И все же ей и в пору молодости было далеко до Ядвиги.

Говорили о ней, об этой талантливой бестии, которая при желании могла из миллиардера сделать миллионера, а то и нищего, то есть бюджетника. - Ей нравится её рисковая профессия, - говорил товарищ полковник. - Дразнить смерть - это её призвание. Она работает, как поет - легко и непринужденно. Вполне вероятно, её миллиардер будет избран в Государственную Думу. А там чем чорт не шутит - и в президенты выбьется. Все судимости с него уже сняты. - С её помощью? - Может, и так. - Значит, при твоем содействии. Моем - не моем... Главное, что президентом должен быть свой - русский, молодой, крупный, как лось, мужчина Вот Америка - дряхлых и пропойных не избирает. - А если молодой и крупный из бандитов? - И такое возможно. Если человек из нашего ведомства не справится, слабину допустит. В нашей жизни всякое бывает. Олигархи, между прочим, народ серьезный, кого-нибудь на олимп не посадят. А уж если промахнутся, заметят, что посадили не того, а он не успеет им секир-башка, тогда они, как выразился Николай Васильевич Гоголь, чем породили, тем и убьют. А к ногтю олигарха может только олигарх, человек своего круга. Алмазом разбивают алмаз. Кстати, подшефный нашей белокурой бестии по капиталам уже олигарх. - Но он же уголовник! Хотя и со снятыми судимостями. - А что, по-твоему, Гитлер не сидел в тюрьме? Для кого тюрьма - неволя, а для кого - академия. Жестко повелевать способен только человек зоны. Сегодня без жестокости не возродить Россию, не вернуть ей статус великой державы. Вывод печальный, но другого пока быть не может... Что же касается нас с тобой, что в этой ситуации линия у нас правильная, державная. Мы за свою державу не просто боремся - исподволь готовим ей победу. И подготовим - чего бы это нам ни стоило. И дети наши на правильном пути - не обрастают жиром, как и мы с тобой, не выпячивают свой достаток. Кто выпячивает, того рано или поздно убьют. Народ не любит богатых, и всегда радуется, когда их убивают. Я представляю, какую радость наш народ испытает, когда к гильотине станут подводить "новых русских". И ты, Светланочка, будешь радоваться. И я. Гены есть гены. В наших жилах течет плебейская кровь. Даже в положении патриция плебей остается плебеем.

Жена, попивая какао, заметила: - В своей фирме ты, наверное, один с крамольными мыслями? - Ошибаешься, - нежно улыбнулся товарищ полковник.

В сегодняшний вечер он уже и напился и наелся. И так почти всегда. И что удивительно, человеку уже за семьдесят, а у него ещё ни одной болезни. Тучность - в этом врачи единодушны - у него здоровая, ведь еда-то в охотку. Зачем тогда жить, если не можешь хорошо питаться? - Ошибаешься, - повторил товарищ полковник. - думающих, как я, в нашей фирме ещё двое. Второй - это тот умняга, который предвидит войну с Америкой. А войны так не хочется! Тогда и Америка здохнет и Россия окажется на издыхании. Но возвысится Китай. - А кто третий? - Психиатр. Профессор Герчик. У него с олигархами свои счеты. Я уже вычислил. Он неравнодушен к Пузыреву-Суркису. - Ты же профессора не выдашь? - Даже под пыткой.

Объяснять, почему он не выдаст профессора, товарищ полковник не стал. Уже был первый час ночи. Включили телевизор. Показывали какую-то чернуху. Друг друга убивали. Убивали примитивно, не профессионально. Что значит бандитов играли артисты, ни разу в жизни никого не убившие.

40

В первую субботу июня Фидель Михайлович и Антонина Леонидовна намеревались совершить маленькое путешествие - посетить Приосколье, проведать отца.

На этот случай Антонина Леонидовна купила "жигуленка" восьмой модели рубинового цвета, с белыми дисками. Не машина, а загляденье. Запаслась всевозможными продуктами - с пустыми руками не заявишься, к тому же из Москвы. Решили выехать ночью, чтоб к утру быть на месте. - Может, в темное время не стоит? - засомневался было Фидель Михайлович. - Дорога опасна. Грабителей предостаточно. - Ну и что? А мы зачем?

Дерзкая женщина, как всегда, надеялась на себя. По намекам товарища полковника, её уже давно разыскивает "Интерпол". Но в России она скрывается под другой фамилией. Немного изменила внешность, и теперь она по паспорту грузинка. Да и крыша у неё надежная. Работников такой фирмы, как "Лозанд", никто проверять не станет. Кто усомнится в том, что брат известного в стране человека прячет у себя террористку, застрелившую турецкого полковника?

Фидель Михайлович удивлялся, но не протестовал, как она ловко сделала его своим мужем, а потом, мало того, якобы в интересах дела, положила его в постель к своей подруге. Да, ему вправе было возмущаться, а он только смиренно спросил:

- И зачем было меня к Дарьяне Манукяновне? В интересах какого дела? Нашего, - спокойно отвечала она. - Для твоей пользы. - А если дойдет до ушей Анания Денисовича? - Он знает. - ?! - Да, да! Не делай такие большие глаза. Он только предостерег... - Чтоб не заразил? - Глупенький. Тогда и я бы не легла к тебе... Он предупредил, чтоб ты не болтал. Элитные мужчины не любят, когда обсуждают интимную жизнь их жен. - А кто любит? - Русские... Они сразу морду бить. Европа смеется над вами. Где же тут цивилизация? - Ты права... Пушкин, тот сразу стреляться полез... - Ну и схлопотал, - с сожалением произнесла Антонина Леонидовна. - Гончарова все равно стала бы Ланской. А Россия из-за спесивой дамы потеряла гения. - Тогда Пушкин не был бы Пушкиным.

Антонина Леонидовна хоть и настраивала Фиделя Михайловича для пользы дела" ложиться к Дарьяне Манукяновне, но ревность брала верх и она перед тем, как отправиться на целую ночь в гости к Лозинским, так изматывала мужа, что это чувствовала Дарьяна Манукяновна. Она болезненно стравнивала их первую ночь. Разница была.

"Тонины козни, - догадывалась многоопытная женщина. - Ах, стервоза, не жалеет мужа".

Они знали обе, с кем бы Фидель Михайлович не провел ночь, ему целый день напряженно работать - колдовать на компьютере. Ах, как прав был Томазо Кампанелла - людям умственного труда надо давать большую паузу, чем людям физического труда. Половая работа отнимает интеллектуальную энергию. И тем не менее, в чем он не сомневался, человеческую породу улучшать следует. Для её улучшения великий мыслитель предлагал худощавых случать с полными, крупных - с крупными, темпераментных - с умеренно темпераментными.

Так что ... чем не идеальная пара Фидель Михайлович и Дарьяна Манукяновна?.. Но так рассуждала Дарьяна Манукяновна. Антонина Леонидовна думала иначе. Эта супербогачка её принуждала делиться мужчиной, которого она уже любила.

И сейчас, собираясь в дорогу на родину любимого мужа, она мечтала, что целых трое суток он будет её и только её. Поэтому торопилась покинуть Москву как можно быстрее - не ночью, а вечером, до захода солнца.

"Дорога опасна? Ну и что? Грабителей навалом? Ну и пусть! В каком государстве их нет?"

Она купила пять бутылок французского коньяка. Принялась химичить аккуратно распечатывать каждую бутылку. - Зачем? В Приосколье и откроем. Это не для нас.

Распечатала и запечатала, как будто так и было. Она объяснила, что это арабский прием путешественников, но в чем он заключается, Фидель Михайлович допытываться не стал. Эта женщина просто так ничего не делала.

Выехали все-таки поздно, уже ближе к полночи. В июне над Москвой северная часть неба так и не темнеет. В полнеба полыхала вечерняя заря, перечеркнутая несколькими полосами инверсионного следа. Полосы то исчезали, то снова появлялись - подмосковные аэродромы жили своей обычной повседневной жизнью.

Около Подольска - на Каширском шоссе - прямо над головой прошумел "Боинг", заходя в Домодедово на посадку. Антонина Леонидовнна, сидевшая за рулем, кивком головы показала на небо: - Раньше я на таких летала. Хорошая машина. Крепкая. На куски не разваливается. Опускается, как "Титаник" на дно, сначала медленно, почти незаметно, потом - легкий крен, и - уже далее с невероятным ускорением. - Ты имеешь в виду при аварии? - Да. Когда срабатывает мина. - Видела? - Не говорила бы... Но мину закладывала не я... Летели какие-то чины из пентагона... А однажды и мне довелось. В том "Боинге" были американские генералы. Тогда мне ещё и шести лет не исполнилось. Отец дал магнитную мину. Она была в кукле. Я с куклой ходила по аэродромному полю. Турецкие полицейские на меня не обращали внимания. Какая-то женщина спросила, кого это малышка разыскивает. Это, видимо, была стюардесса. Я сказала по-турецки, что жду папу. Папа заправляет самолет. Стюардесса вошла по трапу в салон "Боинга". Я - за ней. Она меня не видела, направилась в кабину пилотов. Я куклу расчехлила "молнией". Достала коробочку. Успела сунуть под какое-то кресло. И в следующую секунду стюардесса оглянулась. Глаза у неё сделались злые-презлые. "Сюда нельзя, девочка!" И - ко мне. Чуть с трапа не сбросила. Я, конечно, в слезы. Побежала к ограде. А за оградой - отец. "Ну, как?" - спрашивает. "Оставила", - отвечаю. Отец меня на руки и в грузовичок: нас там уже поджидали. Мина, как потом я узнала, должна была сработать через три часа. Но генералов что-то задержало, и она сработала на земле. - Значит, генералам повезло. - Еще как! - А самолет? - Сгорел. Даже снимок был в газете. - И ты тогда пожалела, что американцы уцелели? - И сейчас жалею. И потому тебя ищут через "Интерпол"? - Мы очень досаждаем туркам. Милитаристам, разумеется. Если б американцы им не помогали, у нас, у курдов, уже давно было бы свое государство. - А знают в "Интерполе", что ты в Москве? - Это их надо спросить. Они меня ищут в Грузии. Ну и грузинская служба безопасности выкладывается, чтобы угодить туркам. Грузинский президент божился, что его сыскари землю будут рыть носом, но меня найдут, а выдадут, по всей вероятности, если найдут, разумеется, американцам. - А это возможно? - Все возможно. Если предадут. - Кто? - Ну, хотя бы Януарий Денисович. В Питере убили его друга. Он поклялся найти террориста. - Но ты тут при чем? - Я тут ни при чем. А если он меня сдаст в "Интерпол", мне присовокупят и это убийство. Тогда шансы его возрастут, и Запад может рекомендовать его в премьер-министры. А убийство друга Суркиса - это дело рук гвардейцев Тюлева. Их почерк. Они предпочитают автомат с оптикой. У него в зоне, ну, куда тебя отвозили, есть военно-спортивная база - там Александр Гордеевич готовит снайперов. - Зачем? - На всякий случай. - А откуда он с тобой знаком? Знакомил небось Ананий Денисович? - Только не он, - не стала темнить Антонина Леонидовна. - Довелось мне вынимать из петли его подельника - спеца по сейфам. Что он учудил, этот русский предприниматель Тюлев? Будучи в Греции, решил ограбить местный банк. Договорился с местными медвежатниками. Банк охранялся не очень - держался на сигнализации да на хитрости замков. Тюлев дал им своего человечка. А греки оказались котятами. В то время я работала в Афинах. Были крепкие связи с полицией. Отец тогда жил в России. Звонит мне: выручи русского. Петля ему грозит. Выручила... - А как? - Это длинная история. Да она тебе и ни к чему. Потом я узнала, что это был дружок вора в законе Тюлева-Банкира. А когда я приехала к отцу, Александр Гордеевич меня разыскал. Попытался было отблагодарить - привез норковую шубку. Но тут же оказалось, шубка была с чужого плеча. Подарочек не приняла: ворованный. Да и хотя бы не с чужого. Мы помогаем политикам и дуракам не за подарки. И в ограблении банка я не увидела политического смысла. Просто Тюлеву требовались деньги, но не для шика, а для стартового капитала...

Чем дальше было от Москвы с её ночным заревом, тем пустынней становилась трасса. За Каширой попадались редкие встречные машины, в большинстве своем "дальнобойные" с множеством, как на новогодней елке, разноцветных огней.

За Богородском дорога совсем опустела. - Поменяемся местами? Пожалуйста. - Антонина Леонидовна охотно уступила руль.

Теперь она смотрела на дорогу как пассажирка. - Не возражаешь? Закурю. - Я тебе никогда пока ещё не возражал. - Фидель Михайлович мило улыбнулся: душа была в приподнятом настроении. Предстояла долгожданная близкая встреча с отцом. Жаль, что радость встречи - это он предчувствовал - будет омрачена разговорами о судьбе вывезенного в Америку Олежки.

Антонина Леонидовна вынула прикуриватель, зажгла папиросу. Затянулась по-мужски, видимо, сказывались многолетние занятия мужскими видами спорта и не в последнюю очередь национальной силовой борьбой, которой занимаются многие курды. После каждой тренировки - так уж повелось - спортсмены дружно закуривали, даже девушки, как бы подчеркивая, что они не столько женщины, сколько воины, а воин после боя успокаивает свои нервы затяжкой ароматного турецкого табака.

Пустынная ночная дорога. Предельная скорость. Черная стена неподвижных деревьев. Первый раз остановили у поста ГАИ. Проверили документы. - Вы хозяйка транспорта? - Я, - с готовностью ответила Антонина Леонидовна.

Она спокойно курила, наблюдала за милиционером, по его движениям определила: такие розыском не занимаются. Гаишника сразу видно, что это гаишник, и не больше. - Что везете? - Смотрите.

Из машины вышел Фидель Михайлович - в данном случае он был за рулем.

Гаишник - капитан лет сорока. На его костистом, небрежно выскобленном лице сдеды недавней попойки. Закинув за спину короткоствольный автомат, он привычно облапал водителя - не прячет ли тот чего под полой пиджака или в кармане брюк? Не найдя ничего подозрительного, принялся копаться в багажнике. Наткнулся на бутылки с дорогим коньяком, поднял голову. Водитель уже открыл капот, смотрел уровень масла. Женщина в полудреме сидела на своем месте, курила, молча глядела на водителя.

Быстро, даже торопливо закончив смотреть багаж, гаишник отошел от машины, великодушно разрешил следовать дельше: - Счастливого пути.

Они уже отъехали километров семдесят, дорога все так же оставалсь пустынной. Над сумрачными полями всходила ущербленная луна. В пойме Дона зыбился предутренний туман. - Поменяемся? - Давай. А заодно и протри фары.

Фидель Михайлович открыл багажник. Там лежала ветошь. Невольно взглянул на бутылки. - Ты сколько загрузила конньяков? - Пять. - А тут четыре.

Переложили весь багажник - четыре. - Может, вернемся? - Ты что, Фидель? Коньяк сразу выпивают. Так что капитану - царство небесное. Больше воровать не придется. Хуже, если станет угощать сослуживцев. - Жаль парня. Ему бы жить да жить... - Ты прав, - согласилась Антонина Леонидовна, но чувство жалости не разделила: - Жадность фраера сгубила. Так говорят в Одессе. Примерно так говорят и в Афинах. Да и в Анкаре. А вот в Курдистане...У нас, коль взял чужое, поступают милосердней - лишают руки. Уворует второй раз - лишают головы. Вы, русские, слишком хорошо относитесь к ворам и бандитам. Потому у вас много рецидивистов. А из них выходят Тюлевы, а из Тюлевых - губернаторы, а из губернаторов может выйти и президент. - Это из Тюлева - губернатор, тем паче - президент?

Фидель Михайлович хохотнул. Не от неё первой он слышит, что такая возможность не исключается. - Не веришь? Разве не ты подсчитал, что его капиталы уже позволяют ему претендовать на эти должности? - Подсчитал...Но возможность ещё не действительность. Я доказываю и обосновываю факты. - А товарищ полковник, например, опираясь на факты, делает выводы. Многовариантные, конечно. - И каков же его вывод относительно Тюлева? - По его прогнозу, Тюлев - это президент двадцать первого века.

Если, разумеется, его не прикончат свои, такие же, как и он, ловкие и жестокие. - Существует такая вероятность? - Несомненно, - уверенно ответила Антонина Леонидовна. Она опять глазами поглощала дорогу: вьехали в полосу тумана.

Матово отсвечивал асфальт. Из молочного сумрака фары вырывали подступавшие к дороге кустарники. Сырой холодный сквозняк проветривал салон, отгонял сонливость. - Избавиться бы от бутылок... - осторожно напомнил Фидель Михайлович. - А обратно как? Вдруг уже не воришки, а грабители? Хотя... махнем другим маршрутом. Через Тулу.

Но махать через Тулу не пришлось. Рано утром Фидель Михайлович зарулил в знакомый двор некогда родной пятиэтажки. За купами высоких старых кленов, высаженных на проспекте, всходило солнце. День обещал быть знойным. Многолюдный индустриальный город только ещё просыпался.

Во дворе стояла мусорка - доходяжная лошадь, запряженная в телегу, ела из торбы овес. Заспанные хозяйки выносили ведра с отбросами, ссыпали в телегу. Под окнами дома ходил возница, позванивал медным колокольчиком.Ни в одном городе Европы, за исключением, пожалуй, Одессы, подобных мусорок Антонина Леонидовна не встречала.

На тихо зарулившую новенькую "восьмерку" жильцы обратили внимание. В крупном бородатом мужчине узнали сына бывшего директора школы. Женщины принялись перешептываться. На их заспанных лицах - то ли любопытство, то ли зависть: вот, дескать, у сына нищего учителя и такая тачка! Но, как заметила Антонина Леонидовна, здоровались с Фиделем Михайловичем доброжелательно.

Михаил Евстафиевич не ожидал гостей да ещё в такую рань. Он, небритый, непричесанный, был страшно растерян, видя сына с незнакомой женщиной. Вроде и поезда нет... - А у нас свой транспорт, батя, - сказала Антонина Леонидовна, назвав Михаила Евстафиевича близким с детства словом.

Тот, оправившись от растерянности, не без смущения спросил сына: Это... твоя супруга? - Да...Так что люби и жалуй. А зовут её - Тоня, Антонина Леонидовна.

Не сразу, не вдруг старый историк признал, что жена его сына похожа не женщин Востока, выходцев из Малой Азии. - У твоей супруги, сынок, есть что-то персианское. Не таких ли поэтизировал Есенин? - Ты почти угадал. Сын оценил наблюдательность отца. - Она из Курдистана. - Знаю. Мужественный народ.

Михаил Евстафиевич принялся было рассказывать о своей московской знакомой, чья семья ещё перед войной бежала из Курдистана и нашла убежище в России. - От турок житья им не было, - говорил отец известное. - А брат её воевал вместе с нами. Стал Героем Советского Союза. Жаль, что профессию избрал неподходящую.

Антонина Леонидовна сразу же заинтересовалась своим земляком да ещё Героем. - Неподходящую? И какую же? - Людям обувь чистит. У трех вокзалов. Ему предлагали разные должности. - А кем он был на фронте? - Разведчиком. Отец вздохнул. В его голове не укладывалось, разведчик и чистильщик обуви?

Разгадка лежала на поверхности. Зная обычаи своего народа, Антонина Леонидовна высказала предположение, которое и оказалось верным: - Значит, такая у них наследственная профессия.

Пока отец расспрашивал Тоню о Курдистане, Фидель Михайлович принес из машины пожитки. Хотел было захватить и бутылки с коньяком - мало ли кто заберется? - пьяниц везде хватает, но к бутылкам даже не прикоснулся: вдруг действительно на обратном пути их остановят грабители? Конечно, коньяк обязательно отберут: так уж на Руси принято - ограбить человека и не отнять спиртное, если оно у него имеется, - такого не бывает. Да и то: какой грабитель не лакает спиртное?

Сын был несколько удивлен, что отец не спрашивал о внуке? Где он, что с ним? Отец, оказывается, получил письмо от бывшей невестки, но при новой невестке показывать сыну письмо не стал. Бывшая невестка писала, что она, по всей вероятности, вернется домой: мужу-американцу она не нужна, ему нужна домохозяйка, а не лингвистка.

В России уже ни для кого не секрет, что в Америке стало модным жениться на русских. Вот и женился бывший сержант морской пехоты Роберт Маккин на москвичке Прасковье Рубан.

Теперь эта Прасковья писала бывшему свекру, что если Фидель её простит, она расторгнет брак с Робертом, заберет с собой сына, и тогда уже никакой выкуп за него не потребуется.

Письмо невестки, хоть и бывшей, обрадовало старика. Несколько дней он ходил сам себе на уме. Даже сосед-пенсионер, в прошлом знатный литейщик Колодочкин Антон Антонович, а теперь запойный пропойца, - пропивший в одночастье все три ордена "Трудовая Слава", и тот заметил, что уважаемый сосед если не свихнулся, то вот-вот свихнется.

Литейщик обратился к собутыльникам:

- Ребята, погибает учитель. Если не возьмем в свою компанию чекнется. - И первый в шапку бросил металлическую пятерку, как в свое время бросал рубль с портретом Ильича: карман не Мавзолей - долго не залежится.

За бутылкой послали самого молодого пенсионера. Принес мигом. Но учитель от выпивки отказался: сердце. - Эх, Михаил Евстафьевич! - с упреком говорил Колодочкин. - Я же ваш ученик. Теперь меня послушайте: если не будете пить - пропадете. Вы думаете, там, наверху, не хряпают? Есть у них один Бурбулис, язвенник. Ему нельзя, а он глушит. И рыгает в присутствии президента. Но президент его любит: как-никак - идеолог. Вместо Яковлева. Тот пьет втихаря. Не верите? Откуда я знаю? А вы почаще в наш пивбар наведывайтесь...

Но Михаил Евстафьевич и в пивбар не наведывался: откладывал из пенсии - менял на доллары.

Соседи недоумевали: никак надумал в Америку?

А бедный учитель терзал себя, не знал, как сообщить сыну, что из Америки получил письмо. Может, ради ребенка Фидель простит Полину? Опять будет семья, как нынче многие в России, - на принципах мирного сосуществования.

Не написал. Не успел. Сын сам неожиданно нагрянул. Да не один - с молодой женой, на новом "жигуленке". Привез продукты - хватит на целый месяц, а если расчетливо экономить, то и на три.

Пока Тоня возилась на кухне, Михаил Евстафьевич, заговорщески помаргивая белесыми ресницами, тихо заговорил: - Весточку получил. Оттуда.

Письмо от бывшей жены не удивило. Фидель Михайлович, зная конъюктуру американского рынка на русских женщин, рассчитал, что послание Паша пришлет, но этак годика через три. А процесс, оказывается, ускоряется. Надежда на дружбу с Америкой становилась все призрачней - оборачивалась разочарованием - Я боялся, что и ты укатишь, - говорил отец почему-то шепотом.

- Слыхал, сын лысого Никиты, со всем своим выводком туда подался. Просит американское гражданство. Как ты думаешь, дадут? - Сыну Хрущева обязательно. Вся элита туда перебирается. - А ты? - Я, отец, не элита. Но элите нужна моя голова. И не там, а здесь. - А народу? - Не говори, отец, высоким стилем. Народ, как и в старину, безмолствует. Опять. Не ты ли нам, ученикам, рассказывал, как после нашествия татаро-монгол целых три десятилетия Россия пребывала в шоке. Но шок прошел, и Россия исподволь собрала силы для Куликовской битвы. Что-то подобное происходит и сейчас. А что делаешь ты? - Обслуживаю элиту... Изучаю. Побеждает тот, кто знает противника изнутри... А переметываться, как сын Хрущева... Я же не сволочь. Даже если обо мне что-то услышишь пакостное, не верь. Время у нас такое, с открытым забралом не совайся. Наша государственная машина изуитски изощрена. То, что у тебя на уме, должно быть только у тебя. Помнишь, ты говорил, на смену нам, старым партийцам, идут комсомолята. Но они-то оказались без морали. - Я тебя понимаю, - глухо произнес отец, пряча в шкатулку письмо бывшей невестки.

Михаил Евстафиевич посмотрел в сторону кухни - там Антонина перемывала посуду. Подошел к книжной полке, снял том "Истории Государства Российского", из книги достал конверт. - Я тут скопил маленько. - Это что? - Доллары. Ровно двести.

Сын укоризненно взглянул на отца: - Так вот почему ты так похудел! Это я на выкуп... - Ах, отец!..

Фидель Михайлович обнял старика, не удержался, позвал: - Тоня! - Я слушаю, - Из кухни выглянула Антонина Леонидовна, в цветастом фартуке, раскрасневшаяся у плиты. Заметила, что у Фиделя глаза от волнения полны слез.

Фидель Михайлович показал конверт: - Батя вот обменял пенсию на валюту. Чтоб Олежку выкупить. - Да? - засияла Антонина Леонидовна . - Я не знаю, сколько в конверте, но недостающую сумма добавлю. Они сколько просят - миллион?

Михаил Евстафьевич с недоумением посмотрел на молодых: к чему такая злая шутка? Только Фиделю Михайловичу было известно: Антонина Леонидовна не шутила. Миллион, по крайней мере, у неё найдется. На квартире, на Котельнической набережной, она открывала при нем большой кожаный чемодан он весь был набит стодолларовыми купюрами. Тогда она сказала: "Здесь чуть больше миллиона". - "Откуда они?" Тоня улыбнулась: "На глупые вопросы деловая женщина не отвечает". Так и не призналась, откуда у неё миллион. Фидель Михайлович, зная наши порядки, предостерег: "Узнают - ограбят". Она засмеялась: "А кто ведает? Я да ты". И в свою очередь предостерегла: "Без меня к чемодану не прикасайся". Они оставили чемодан с деньгами в кладовой, считай, на видном месте.

Отец, не слушая гостей, побежал в магазин: гости забыли привезти хлеб. Старик обожал черный московской выпечки: орловский, бородинский, бронницкий. В Москве умеют делать хлебы. В Приосколье тоже умеют, но пекут исключительно белый - он дороже и меньше с ним возни.

Оставшись одни, москвичи обсудили план воскресного отдыха. - Я тебе покажу Оскол, - пообещал Фидель Михайлович. - В детстве я с отцом ездил туда на рыбалку. Уху, правда, не варили, да и какая уха из красноперок и уклеек? А вот полевой завтрак под зелеными ивами у самого среза воды - это еда! Хлеб с соль, отварная картошка, малосольные огурчики. Закусываем и на поплавки смотрим: чей первый пойдет под воду? Представляешь? - Представляю, - с готовностью кивнула Антонина Леонидовнна и вдруг погрустнела. - А меня батя водил в горы. У нас тоже есть речки. Течение быстрое-быстрое, и вода прозрачна, как майское небо. Видна каждая рыбешка. А рыба - что молния. У вас на Кавказе называют её хариус. Батя ловил на спининг. В руке - удочка, за спиной - автомат. Батя и стрелять научил меня в горах. Как-то батя захватил с собой кольт - для меня. Кольт мне показался тяжелым, как килограммовая гантель. Но выстрелила - удержала в руках. Мне тогда ещё и семи лет не было. С тех пор не расстаюсь с оружием. - Ладно уж... - Фидель Михайлович обнял жену. - Ты хоть сегодня без оружия. - И сегодня. Всегда... - Она отвела руку. - Пощупай под мышкой. Справа.

Фидель Михайлович пальцами провел по шелковому бюстгалтеру. Верно, у правой груди - пистолет. Миниатюрный, словно игрушечный. - А почему справа? - Я же левша.

Из магазина вернулся отец. Принес ещё теплый каравай, три селедки и полную авоську огурцов. Под огурцами в газетке - поллитровка.

- Встретил Алену Кунченко, свою ученицу, - рассказывал отец, выкладывая на кухонный стол съестные припасы, - Несет огурчики. "Это вам", - говорит. Вся улица уже знает, что ты приехал, да не сам, а с молодой женой. Я никому ничего не сообщал. А надо же - узнали... Да, Фидель, чуть было не забыл. Машину на сигнализацию поставили? - А зачем? - Машина-то новая. Приметна. Ее лучше, конечно, в гараж. Сосед свою "копейку" продал... Я договорюсь.

Договариваться не пришлось. Соображали застолье - выпили по рюмашке, по второй. Михаил Евстафьевич и себе позволил - по случаю. Даже удивился: "А сердцу-то легче!" Водочка, оказывается, и лечить может.

Завтракая, о чем только не говорили! У отца, как отметил про себя Фидель Михайлович, память ещё не притупилась. Вспоминал Кубу, встречи с Фиделем Кастро, дружбу с Раулем.

Хмель старику ударил в голову. С восторгом рассказывал: - Наш дивизион прикрывали бойцы народной армии - в большинстве своем это были девушки-мулатки. Была опасность, что американцы высадят морскую пехоту. - И вдруг признался: - А девушки, скажу вам, - на загляденье. Мы вскоре перезнакомились. Одна просила у меня карточку - на память от советского капитана. Я тогда был ещё капитаном. - и повернулся к сыну: - Она очень похожа на Тоню. Такая же смуглая, высокая. Ротой командовала. Когда она появлялась в нашем капонире, товарищи шутили: "Опять два капитана вместе".

Отец умолк. В его руке дрожала рюмка. После паузы тихо произнес: Жаль девчонку. Погибла. А погибла в Анголе. Ее батальон - тогда она уже батальоном командовала - гремел на всю Африку... На годовщину Кубинской революции меня пригласили в Москву, в кубинское посольство. Вручили медаль и письмо от Анны - так звали комбата. В посольстве я узнал, что Анна была тяжело ранена, умерла в госпитале... - А что в письме? - спросил сын, взволнованный признанием отца. - Что?.. - отец смутился. - В любви признавалась... Я сейчас найду письмо.

С полки он снял том "История Государства Российского". В нем он. оказывается , хранил почту. - Тоня, ты как по-испански? - Могу.

Антонина Леонидовна читала письмо вслух и тут же переводила. Судя по содержанию, Анна возглавляла отряд командос. Португальцы не принимали боя, где появлялись кубинки, возглавляемые майором Анной Сентуш.

Михаил Евстафьевич достал шкатулку, выложил на стол целую дюжину боевых орденов и медалей. - Не надеваю, - сказал он. - Стыдно.

Он так пронзительно взглянул на сына, как будто во всем, что случилось с Россией, виноват был его сын - и никто больше.

Отец крякнул , встряхнул желтыми от старости волосами: - Эх, ещё по махонькой! - Может, хватит? - Ничего, я крепкий...

За сердце он схватился утром следующего дня: во дворе не оказалось машины. Угнали. Он стонал и плакал. - Я же говорил...Надо было в гараж. Сколько вы за нее?.. Тысяч шесть, небось?

Фидель Михайлович успокоил отца: - Разве это теперь имеет значение? Надо заявить. - А стоит ли?

Сын был спокоен: не проклинал угонщиков. Еще спокойней вела себя невестка: - Батя, не берите в голову... Ну, угнали. А где не угоняют? Сколько она? Ну, если на доллары?

Отец гнул свое: такие деньги и - собаке под хвост! - Заработаем. Купим. Правда, Фидель? - улыбчиво обращалась Тоня к невозмутимо завтракающему мужу. - О чем речь, - поддакивал тот.

Вдвоем они улыбчиво успокаивали отца. - Машина найдется. Обязательно найдется, - заверяла невестка. - И очень пожалеют, - добавлял Фидель.

Он имел в виду, что вместе с "жигуленнком" укатили четыре бутылки коньяка. И какого коньяка!

Отдых, на который рассчитывали молодожены, не получился. На Осколе не побывали. По-рыбацки не отобедали. Дневным пассажирским уехали в Москву.

Отец их не провожал: он был так расстроен, что не было сил выйти из квартиры. А приехавший врач прописал ему постельный режим и крепкий сон. Сон прописать не проблема, но попробуй усни, когда такой убыток?

"Восьмерка" нашлась уже на вторые сутки. Нашлась в лесопосадке. Там угонщики отмечали удачу. Оттуда их - два трупа - увезли прямо в морг. На коньяк был составлен акт, в акте записали: спиртное с примесью неизвестного токсичного вещества приобретено, по всей вероятности, у случайных торговцев.

Машину пригнали во двор к учителю и сосед запер её в гараж, где ещё недавно ставил свою "копейку". Он же, Антон Антонович Колодочкин, позвонил в Москву, обрадовал Фиделя Михайлович, что пропажа нашлась. - Антон Антонович, вы лучше скажите, как себя чувствует отец? - Взбодрился, ответил тот. - Пожалуйста, присмотрите за ним. С меня магарыч. - Магарыч это хорошо. Без внимания не оставим.

41

Давно ли было, когда не старший брат, а младший приезжал за советом и помощью?

С некоторых пор зачастил Януарий Денисович к Лозинским, но не к брату, а к его жене - Дарьяне Манукяновне. Через неё он не терял надежды договориться с её отцом Манукяном Манукяновичем Мкртчаном - видным банкиром армянской диаспоры - принять в банк, под хорошие проценты, кругленькую сумму в удобной для банка валюте. - Только пусть он поторопится с ответом, - мягко напомнил Януарий Денисович. - Что за спешка? - Тебе, Дарьюшка, признаюсь, но под величайшим секретом: мы втихаря готовим обвал нашего "деревянного". - Как скоро? У нас тоже есть "деревянные". - Я дам знать. Но к этому времени наши "деревянные" должны быть обменены на твердую валюту. А не лучше будет перед самым обвалом выдать зарплату рабочим? Наш комбинат, слава богу, бесперебойно гонит пиловочник этому шведу - Шимону. - Он такой же швед, как я русский, - усмехнулся Януарий. - это к слову. У вас как велика задолженность? - По зарплате? Четыре месяца. - Нормально. Так и держите. - А не лучше совсем ликвидировать? - Задолженность, Дарьюшка, совсем ликвидировать нельзя. Это будет похоже на социализм. За кордоном друзья нас не поймут. Рабочих надо держать в напруге. Не будут бояться - не будут уважать. Так что задержка зарплаты - это рычажок - Но Тюлев же не задерживает? - Тюлев - бандит. У него наполеоновские замашки. На бандитизме мы его и подловим. Боюсь, что сгоревший цех не пойдет ему впрок.

Крупное неженское лицо Дарьяны Маннукяновнны вдруг посуровело, кинула на мужниного брата недобрый взгляд. - Так это твоя работа? - Товарища полковника... При моем согласиии. - Вы Сузика чуть было не угробили. Двадцать процентов ожега.

Януарий Денисович взял пухлую руку женщины, положил на свою маленькую ладонь, нежно погладил. - Прости... Ума не приложу, как он там оказался? Ты хотя бы его проведал... Дядя называется. - Он где? В какой больнице? - В ожоговом центре. - Проведаю. Обязательно. Лекарств достаточно? - Вполне. Смотри. А то я могу... Из Штатов, например. - Я тоже могу... - И уже по делу Януария. - Тебе когда нужно? - Переводом не позже четырнадцатого. Значит, обвал пятнадцатого? Родителя предупредить? - Если предупредишь, завтра все армяне бросятся обменивать. валюту. - Друзей я поставлю в известность. Но только самых ближайших. - Чикагских? - В голове Дарьяны Манукяновны прозвучалаядовитая нотка. Но собеседник будто ждал это уточнение, сдержанно ответил: - И чикагских. Без них, Дарьянушка, мы никто. - Это ты. - Ну, конечно, я! - Теперь и в устах Януария Денисовича прозвучала ядовитая нотка. - Твой папочка при любом обвале сохранит вас на плаву.

Пузырев-Суркис хоть и слыл могучим, но пикироваться с могущественной женщиной не стал: у неё положение крепче, чем у любого члена правительства. Президенту, допустим, дочь-советница шепнет - и загремит правительство в отставку, за исключением одного министра, самого необходимого для России, так как ей, бедной России, ещё долго-долго преодолевать полосу чрезвычайных ситуаций. Министр по этим ситуациям все равно, что король на шахматной доске.

И Януарий Денисович жаждал быть королем, но не на шахматной доске. Он готов был целовать президенту все его восемь пальцев, только бы тот назначил его премьер-министром. Вот тогда он и допустит к президенту молодого талантливого аналитика, чистокровного русского. Пусть президент потешит свое самолюбие: убедится воочию, что и среди русских встречаются умные.

Дальше все будет зависеть от товарища полковника. Тот уже вплотную занимается Аликом. Да, выкормыш Тюлева паспорт получил, как и обещал ему беглец Рубан. А вот навострить ему когти в Америку... Да допросе Алик все-таки признался, что он по заданию хозяина разыграл побег аналитика фирмы "Лозанд". Тюлев не стал его задерживать: гвардейцы народ уголовный могли аналитику мозги испортить: для них все равно, что гений, что серая "шестерка" - разницы не усматривают, было бы на ком упражняться.

Алик под пристальным контролем товарища полковника занялся своим любимым дело - изобретением взрывных предметов. Сам товарищ полковник рассчитывал, что один из этих предметов - весьма миниатюрная штучка взорвется под вором в законе Тюлевым.

Который раз Януарий Денисович проворачивает в своем воспаленном мозгу эту благостную мысль, и который год премьерство остается для него как линия горизонта: как ни выслуживается, а премьерское кресло все на том же удалении. Проклятая фамилия! У действующего премьера фамилия паскудная, но - русская.

В бессильной ярости Януарий Денисович скрипел зубами, его петушиный носик больше смахивал на воробьиный, а рыжие щеки так рыжели, как будто на них выступала ржавчина. Правда, с некоторых пор этой ржавчиной он гордился: ему внушили, что огненно - рыжий окрас признак великой талантливости. Многие гении имели огненно-рыжий цвет лица и огненно-рыжие волосы.

Окрас окрасом, а дело, то есть бизнес, апрежде всего. Утешало, что обвал рубля добавит ему в швейцарском банке десяток миллионов долларов. Немного. Но, как известно, миллиарды состоят из миллионов. Потому и надо копить и копить. На всем, особенно на бедности, можно делать большие деньги. Обвал ударит прежде всего по пенсионерам.

Припоминались ему разговоры дорогих родителей. Они откровенничали, не обращая внимание на присутствие сына, корпевшим над домашними заданиями. Яня делал вид, что решает задачку, а на самом деле слушал, о чем тихо говорили родители.

А говорили они о пользе зарубежных командировок. Некоторых офицеров посылали в Сирию - военными советниками. Офицеры возвращались оттуда, не все, конечно, не с пустыми руками. Им выдавали сертификаты, и на них они покупали машины, а детям - квартиры, обычно в Обнинске или Смоленске.

Мать подбивала отца отправиться в командировку в ту же Сирию, там можно будет обогатиться да и подышать воздухом земли обетованной: еврей, кем бы он ни был, остается евреем.

Отец раздраженно отвечал: - Там нужны танкисты! А я - про-па-ган-дист! Для армии - нуль. Для государства - штатный паразит. Я и стрелять толком не умею. Даже из "Макарова".

Мать напоминала: - А деньги! Деньги-то надо делать! Сын подрастает. В институт пойдет. За него платить придется.

Отец тоже напоминал: - Пусть сам думает. Он тоже рыжий.

Тогда Януарий Денисович не придавал значения, почему с таким вызовом отец назвал его рыжим.

В пору возмужания он узнал, что рыжие это пометка Яхве, так он метит особо одаренных. И назвали его Януарием в честь первого месяца года, а так как он сын Дениса, что означает "человек достатка", то и в самостоятельной жизни ему не придется бедствовать.

И он не бедствовал - круто делал карьеру и развлекался на пределе своих возможностей. Любовью он занимался в меру занятости. В настоящее время имел четырех любовниц - для здорового относительно не старого государственного деятеля это вполне достаточно. Предпочтение отдавал одной, самой старой, но и самой мудрой - жене секретаря посольства дружественного государства.

Она ему требуется регулярно как советница и он по её просьбе оказывает ей некоторые услуги. В эти дни он решил ей оказать услугу по собственной инициативе: сообщить, что грядет обвал рубля. Ее муж имеет крупный счет в российском банке, поэтому, если не предупредить, секретарь посольства понесет убытки.

Януарий Денисович позвонил в посольство, поставил секретаря в известность, что желает встретиться с его женой. В этот раз секретарь что-то мямлил, видимо, не хотел отпускать жену, да ещё на целых два часа. Он, глупый, не догадывался, что свидание рыжего с его супругой в интересах секретаря посольства - держателя рублей в российском банке. - За полчаса справитесь? - спросил секретарь. - Имейте в виду, сегодня у неё много дел. - И чтоб любовник долго не задерживал его жену, принялся было перечислять его достоинства: - Вы мужчина молодой, резвый...

Секретарь явно льстил. - Хорошо, справлюсь, - заверил Януарий Денисович. _ приезжайте к писателю. - Время? - Как всегда.

На писательскую виллу добираться около часа. А тут премьер вдруг пригласил Януария Денисовича обсудить какой-то срочный вопрос. - Может, обсудим завтра? - Завтра, Яня, мне докладывать президенту.

Свидание с женой секретаря посольства срывалось, а возбуждение от предстоящей близости с огненной женщиной уже брало верх над здравым смыслом: какое ещё обсуждение? Государство - это же машина: можно и обороты сбавить, если она опасно разогналась. А если дело касается России...Тем более, куда спешить? - А если завтра соберемся пораньше? - Да мы же хотим как лучше... - заикнулся было премьер.

Януарий Денисович тут же схохмил словами премьера: - А получится как всегда.

И оба засмеялись. "Ну и жук", - подумал премьер о Пузыреве-Суркисе. Ему тоже не хотелось обсуждать срочные вопросы. Он тоже торопился по своим делам. С его нефтепромыслов прилетел управляющий. А тот по пустякам на очи не является.

Януарий Денисович вроде и хохмил для порядка, а свидание с женой секретаря посольства спас.

42

В офисе на Новом Арбате Ананий Денисович говорить ни с кем не рискнул: грядущий обвал - дело святое, тайное. Следовало, конечно, озадачить товарища полковника, чтоб его агенты ухо держали остро: а вдруг где-то кто-то уже что-то пронюхал?

Такого знатока надо будет (если это свой) на время изолировать, а если чужой, то и не грех ликвидировать. И к этому занятию, разумеется, не привлекать государственные силовые структуры. Уж где-где, а в силовых ведомствах шпионов предостаточно. Далеко не все они работают на забугорье. Это шпионы свои, внутренние, и служат они своим благодетелям, тому же Януарию Денисовичу и не только ему.

О грядущем обвале следовало поставить в известность и аналитика - ему считать. Но сказать об этом опять-таки не в офисе: в станах офисов уши как у слона. Вавилонский царь Хаммурапи, пожалуй, первый обнародовал эту истину и с тех пор она живет и не стареет.

И все же... - Фидель Михайлович, к шефу. - Голос Антонины Леонидовны спокойный, не предвещающий неприятностей.

Фидель Михайлович взглянул на часы: было без десяти десять утра - до болезненного состояния шефа оставалось два часа. Где-то в двенадцать шеф будет плакать. Слезливо ныть: "Люблю президента..." В эти минуты его подчиненные должны подтвердить, если те окажутся рядом, что, да, они тоже любят всенародно избранного и жаждут жить под патронажем его первой российской леди. Такое признание вполне устраивало шефа, и он, раздавливая деформированным кулаком очередную слезу, изображал, что у него, как и у президента, на левой руке тоже три пальца. Он плакал и обещал, что в день рождения президента осчастливит всех своих сотрудников премиальными.

Сотрудники знали: осчастливит.

Таким же счастьем шеф не обделял и Фиделя Михайловича. С некоторых пор он чуть ли не влюблен в своего аналитика. Благодаря аналитику Дарьяна Манукяновна изменила свое отношение к мужу. От неё уже не услышишь: "Только идиоты любят президентов". Или: "Молчи, за умного сойдешь". Теперь Ананий Денисович и любит и молчит. А жена - сама нежность: "Папочка, прими снотворное". Это значит, Фидель Михайлович остается на ночь. Разумеется, остается и Антонина Леонидовна. От мужа она ни на шаг. Эта пара так пришлась по душе Дарьяне Манукяновне, что Ананий Денисович как заново родился.

Вот тебе и аналитик! Ну кто по сравнению с ним Кашпировский? Болтун. Словоблуд. Ведь за словом должно следовать дело. У Кашпировского его нет, у аналитика Рубана оно есть, и поэтому Дарьяне Манукяновне уже и психиатр не требуется.

И все же профессору Герчику большое спасибо. Это он нашел и привел сначала на фирму, а затем и в семью шефа толкового специалиста. - Фидель Михайлович, мы вас приглашаем на ужин. Как у вас со временем? - Этими теплыми словами встретил шеф вошедшего в кабинет аналитика. - Ваше приглашение - для меня честь, - скромно, как учил его профессор, ответил аналитик.

Ананий Денисович по-родственному ласково улыбнулся: этот бородатый очкарик ему нравился все больше и больше. Глядя на смиренно стоящего перед ним служащего, шеф раздумывал: "Стоит ли отдавать его на выучку брату? В президентской команде испортят парня. И не потому, что там преобладают голубые, хоть ставь их под желто-голубое знамя (где-то, говорят, есть такое). Там - каждый за себя: умные умных едят поедом."

Вечером Фидель Михайлович и Антонина Леонидовна отправились к Лозинским. Всю дорогу молчали. Каждый из супругов был занят своими мыслями. Настроение было нормальное. Даже поездка в Приосколье вспоминалась как загадочный сон. Антонина Леонидовна сразу по возвращению в Молскву купила точно же такую "восьмерку" - чтоб знакомые не заметили подмены. А ту, что в посадке нашла милиция, невестка подарила свекру. За недорогой презент следствие установило, что четыре бутылки коньяка угонщики приобрели у заезжих то ли дагестанцев, то ли осетин. Уголовное дело спешно закрыли: кто в гробу, того не судят.

У Лозинских гостей встречал сам хозяин. Гаяне, как всегда, ускакала на дискотеку. За ней приехали её друзья - целой кавалькадой "Мерседесов", привезут за полночь. От неё будет разить хорошим вином и дорогими табаками. Наркотиками девочка пока не увлекается, хотя в гимназии, где она учится, мальчики пробуют и гашиш и марихуану.

Дарьяна Манукяновна уже не раз говаривала, что пора заняться воспитанием дочери. Но дочь не сын - в тайгу не отправишь. Можно, конечно, учителей приглашать на дом, так поступают многие "новые русские". Но хозяйке не хотелось, чтобы семейные отношения Лозинских знали посторонние. Упаси бог, увидят хозяина, как он изливает свою любовь к любимому президенту, никакими "тайдами" не отмоешь. Престиж фирмы прежде всего. Уже не только Шимон, но и некоторые другие известные скандинавские бизнесмены предпочитают покупать пиломатериалы у господина Лозинского. Его портрет в золоченой раме красуется в витрине мебельного салона "Братья викинги". Шведам знать не обязательно, что этот рыжий господин с петушиным носом обожает своего президента, у которого нос далеко не птичий.

Обожатель президента встретил гостей в прихожей. Махннул рукой телохранителю, сопровождавшего в подъезде Антонину Леонидовну и её мужа: дескать, исчезни, теперь гостями занимаюсь я.

Ананий Денисович был в прекрасном расположении духа: грядущий обвал рубля, если избрать правильную тактику, сулил фирме "Лозанд" солидный "навар" - несколько миллионов долларов. А тактика - это срочная покупка за рубли дорогостоящей недвижимости.

С этого, собственно, и начался разговор за скромно сервированным столом. - Есть возможность за наши "деревянные" заполучить два новых лесовоза, без предисловий объявил Ананий Дегнисович. - Финские? - Да. Суда уже в Питере. Растормаживают. Их владелец некий Ханс Усиссо. - Эстонец? Да. Чухонец. Но - гражданин России. Его суда простаивают уже четвертый месяц. У господина Тюлева свой транспорт, у меня - свой. Господин Усиссо надеется заключить контракт на вывоз леса с каким-то Сениным. Вам, Фидель Михайлович, эта фамилия ни о чем не говорит?

Фидель Михайлович уже опрокинул рюмку и налег на закуску, с готовностью ответил: - Сенин? Владимир Петрович? Есть такой предприниматель. В Западной Сибири взял в аренду несколько леспромхозов. Лес сплавляет по Оби. Покупатели - норвежцы. - У него в Питере есть друзья? - За друзей не скажу, а враги есть. Точнее, один - Александр Гордеевич Тюлев. Оба сидели в "Крестах", правда, в разное время. Подробней вам доложит товарищ полковник. - Теневые капиталы Сенина вы отслеживали? Постольку поскольку. Надо было убедиться, что его потоки с вашими не пересекаются. - А с потоками Банкира? - С его - да. Потому они и конфликтуют. - И как далеко зашел у них конфликт? Может Банкир поднять на него руку? - Точно вам доложит товарищ полковник. - Что вы все "товарищ полковник" да "товарищ полковник"? Пора уже самому делать умозаключения.

Это было замечание по существу. Шеф ставил аналитика на один уровень с товарищем полковником. Фидель Михайлович почувствовал, как под столом чья-то женская ножка придавила ему ступню, как бы давая понять: ты не просто аналитик, ты уже советник. Ножка сильная , тяжелая - ножка Антонины Леонидовны.

Чувствуя эту ножку, Фидель Михайлович сказал: - По моим прикидкам, Александр Гордеевич и рад убрать Сенина...

Ананий Денисович перестал жевать, насторожился. - И какое же препятствие? - Региональное политбюро. Оно финансирует Сенина, как и Тюлева. - Но общак у Тюлева? - Хозяин общака - политбюро. Как и в те времена, когда Политбюро писалось с большой буквы. - А в чем преимущество Сенина перед Тюлевым? - Сенин моложе Тюлева. Как предприниматель он развернется лет через пять. Сенин юрист, диплом не куплен. Ученик Собчака. В Думу пройдет относительно легко. На его руках нет крови.

Ананий Денисович внимательно слушал, кивал чисто выбритым подбородком. Глаза, как у дрессированной собаки, были осмыслены. По ним, слегка прищуренным, нельзя было определить: он уже принял решение или ещё колеблется, то есть купит лесовозы или разговор останется только протокольным намерением.

Работая на опережение, Фидель Михайлович сказал: - Если купим лесовозы сейчас, они будут целую зиму простаивать. - А чтоб не простаивали? Потребуется ещё один комбинат. Действующий. Или же построить. Например, на Приозерном. Он даст продукцию уже к осени будущего года. - Резонно, подумав, согласился Ананий Денисович. - Оба варианта приемлемы. Даже первый предпочтительней. Но, к сожалению, не каждый день на аукционы выставляются деревообрабатывающие комбинаты.

Ананий Денисович забыл о еде.Слушая Фиделя Михайловича и размышляя вслух, они оба пригубливали фужеры, а в фужерах вместо водки женщины им подливали апельсиновый сок. Женщины пили вино, не предлагая мужчинам: одному хмельное противопоказано, другому требовалось думать и думать, отвечать на вопросы лаконично и точно. - Итак, с покупкой лесовозов пока воздержаться? - Благоразумней воздержаться, - уточнил Фидель Михайлович. Осенью, в конце навигации, если чухонец будет намерен от лесовозов избавиться, он значительно уступит. В настоящее время запросит по максиму.

Ананий Денисович усмехнулся, он даже не усмехнулся, а лишь морщинкой на постаревшем лице обозначил усмешку. Его мнение с мнением аналитика совпало. Так подсказывала логика. А он поступит вопреки логике - и тем самим выиграет. - Как в той песне, - сказал он весело, - нам нужна одна победа. Одна на всех, - и жестом руки показал на присутствующих. - Верно? Ну, если так...

Фидель Михайлович понял, дело не в цене, а в чем-то другом.

Уже ночью, когда Дарьяна Манукяновна отдыхала, тяжело дыша, нашептывала нежные слова своему безотказному партнеру, Фидель Михайлович тихо спросил: - Не понимаю, зачем вам лесовозы да ещё любой ценой? - Эх, ты, умный, а не догадался, - ответила она, как отвечают любимому ребенку. Рубль, милый мой, уже летит в тартарары. Вот и надо его вложить. - Как скоро? - Хоть завтра. - Разве обвал завтра? - Через две недели. - Моя задача? - Считать и не ошибаться. Рубли переведем чухонцу. - А если он не согласится? - Тогда Иван Иванович что-то придумает...

Товарищ полковник придумал, как велел шеф. Тела Усиссо и его охранника были найдены в яме на сто пятом километре шоссе Санкт-Петербург - Таллин. А в километре от ямы - сброшенный с обрыва "Форд" без номерных знаков. Водитель был обезображен до неузнаваемости. Владельцем машины оказался питерский предприниматель Константин Гелевера, друг, а в прошлом и подельник лесопромышленника Тюлева.

Следствие лишь начиналось, а представитель фирмы "Лозанд" предложил вдове убитого чухонца продать фирме два лесовоза, притом, по цене, превышающей стоимость судов подобного класса почти в два раза. Но продать за рубли.

Вдова охотно приняла вроде выгодное для неё предложение. И сделка была оформлена тотчас, как только деньги поступили в банк на имя покойного.

43

В первой декаде июля над Москвой бушевали грозы. Стояли жаркие дни и душные ночи. Меж домов тем не менее устойчиво держался сизый бензиновый смог. Во все дни, а не только по пятницам, москвичи устремлялись на дачи.

Почему-то в четверг, а не в пятницу, Аркадий Семенович пригласил Фиделя Михайловича и Антонину Леонидовну за город - к себе, как он говорил, на дачку, имея в виду крестьянскую усадьбу, купленную на окраине Бронниц. Я не смогу, - сразу же отказалась Антонина Леонидовна. - Шеф поручил мне встретить знакомого вам шведа. Рейс из Стокгольма в четыре утра. А вот мужа, зная вашу дружбу, я отпускаю.

Это был надуманный предлог - встретить Якобсона Шимона могли и телохранители Глеб-высокий и Глеб-не очень. Просто с некоторых пор Антонина Леонидовна избегает наносить визиты профессору Герчику. Сам же профессор знал причину - это была Клара.

Девушка чуть ли не с первого дня знакомства была влюблена в Фиделя Михайловича - влюблена своим нежным сердцем без надежды на взаимность. Но Антонина Леонидовна как многоопытная женщина не могла не замечать, что Фидель тоже любит Клару и питает к ней глубокое сострадание.

Не случись с Кларой беды, никакие бы узы не удержали его возле Антонины Леонидовны, потому он так легко и так легкомысленно, конечно, с её ведома, согласился обслуживать жену своего шефа, эту тучную и не по годам страстную женщину. Видимо, не случайно вот уже десять лет Ананий Денисович избегает с ней близости. Когда-то его устраивали проститутки, а в последние годы, когда он стал жаловаться на частые головные боли, женщины его вовсе не интересуют. По этой части он не похож на брата, хотя тот и годами старше и обременен государственными делами.

На дачку в Бронницы отправились вчетвером: Аркадий Семенович, Роза Давыдовна, Клара и всегда их желанный гость Фидель Михайлович.

По пути дважды попадали в пробку - на кольцевой и на Рязанском шоссе. Один раз на обгоне по правой обочине их остановил инспектор. Аркадию Семеновичу пришлось предъявлять удостоверение профессора академии МВД. Возвращая документ, инспектор предложил преодолеть пробку за его "уазиком". Съекономили целый час. - Спасибо, капитан. - Мой долг, профессор.

Перед Бронницами попали под ливень. - Хороший признак: милиция уважает своих преподавателей, а господь бог - наше сообщество, - улыбчиво говорил Аркадий Семенович, заруливая во двор.

За молодой березовой рощицей таяло солнце. Умытая недавним дождем листва, сверкала янтарем, отражая лимонную желтизну неба.

Мужчины привычно собрали коляску. Фидель Михайлович, как ребенка, взял на руки Клару, унес её, как она просила, не в избу, а на открытую веранду. Ее черные мягкие волосы щекотали ему лицо. Она крепко обеими руками обхватила его шею. Пока он её нес, она успела ему на ухо шепнуть: - Бывайте у нас чаще. Мне без вас так тоскливо.

Ее трепетные руки все крепче сдавливали ему шею. И он говорил не ей, а себе: "И мне без тебя не радостно".

Тем временем женщины принялись готовить ужин, благо в доме был газ, а продукты привезли они с собой. - Вы прогуляйтесь, - предложила мужчинам Клара и уже к Фиделю: - Папа все вам покажет. Здесь рядом - чудо-ручей. Крокодилов нет, но бычки водятся, их местные жители называют ротанами.

Но прежде чем отправиться созерцать чудо-ручей, в котором водятся ротаны, Аркадий Семенович загнал свою старенькую "Волгу" с оленем на радиаторе под навес, закрыл на замок ворота, словно в оправдание сказал:

Это чтоб сразу не угнали. У вас тоже угоняли не из гаража?

Он имел в виду "восьмерку", на которой Фидель Михайлович и Антонина Леонидовна путешествовали в Приосколье. - Угоняли с площадки. Но Тоня приняла меры предосторожности. - Она знала, что угонят? - Предчувствовала. - Это на неё похоже. А что касается мер, тогда это была бы не Малахут, или как там у них, а просто беспечная иностранка. Многих она подловила на алчности. - Она что - кровожадна? - Нет. Она просто из другого мира. У них воров убивают сразу. Это у нас заявишь в милицию - себе дороже. Если бы в России сажали за каждый случай воровства, народ разделился бы на две части: на тех, кто ворует, и на тех, кто держит воров за решеткой. - Но мы же с вами не воруем и никого не держим под стражей. - Как посмотреть, - возразил Аркадий Семенович. - Шеф обворовывает рабочих. От ворованного нам отстегивает. Да иначе и не может быть. Не будет нас - других наймет. - А мы, конечно, помалкиваем, - заметил Фидель Михайлович. - И правильно делаем. Потому что идем к намеченной цели. Вот уже и тебя сватают в президентскую команду. И кто сватает, тебе известно? - Известно. Януарий Денисович. - Так запомни, Фидель Михайлович, этот человек принес в нашу семью самое большое горе. Клара, которую ты любишь - да, да, я это вижу была измордована этим подонком.

И профессор, уже ничего не скрывая, рассказал, как все это случилось. Потрясенный услышанным, Фидель Михайлович долго молчал. Отсутствующим взглядом он смотрел на ручей, из которого местные мальчишки тоненькими удочками таскали бычков: после грозы, когда солнце уже село за березовую рощицу, рыбка жадно клевала.

Думая о Кларе, гость, чтоб убедиться, почему на высокой скорости она сделала крутой поворот, спросил: - Она хорошо водила машину? - Вам ли объяснять, как у нас в школе обучают вождению? - с грустью в голосе ответил Аркадий Семенович. - А ведь она молодчина... обманула охрану. - Да, в той ситуации поступила правильно. - Вы жаловались? - Нет... Он до сих пор в неведении, куда исчезла его жертва... О, как трясла меня Роза Давыдовна, чтоб я обратился в суд! - И вы устояли? - Представьте себе, устоял. Так велела Клара. Она откуда-то вычитала, что месть на кипящих эмоциях усугубляет поражение. Мы же не кавказцы, чтоб сразу хвататься за кинжал. Но ненаказанное зло равносильно предательству. - И Клара так считает. Пузырев-Суркис не рядовой подонок.

Лишить его всех капиталов - вот его истинная смерть! Моральная. За физической дело не станет. Мы же врачи. Пусть только попадет на больную койку. Сгорит как свеча. Все будет обставлено чинно и благородно. Получается, что благородно умертвить - это искусство? Большое...Когда-нибудь издадут медицинскую энциклопедию, в которой будет объяснено, как в России умели отправлять на тот свет неудобных деятелей... Так что КГБ по сравнению с нашей медициной - это коновал по сравнению с хирургом. Госбезопасность и сама это понимала и не однажды обращалась к моим коллегам за содействием...

Фидель Михайлович дал профессору высказаться. Не часто от врача можно услышать откровения подобного рода. - А мне что советуете? Не идти на сближение с олигархом? - Почему же... - тут же ответил Аркадий Семенович. вы уже и без моей опеки совершаете поступки, которые вас приближают к цели... Кстати, хочу вас поставить в известность: Пузырев-Суркис испортил отношения с английчанами. Они покупали у Тюлева Северный бумкомбинат, тот самый, где сгорел цех. Теперь комбинат покупает Януарий Денисович. - Уже? искренне удивился Фидель Михайлович, а про себя подумал: "Избавляется от рублей. Через неделю они обесценятся, и Банкиру такую сделку члены политбюро не простят.

Высказать эту мысль вслух гость не решился. Это же предположение. А предположение, как и опасную версию, лучше держать при себе. В подобных случаях Аркадий Семенович советует помалкивать. Кто предполагает, тот не всегда располагает. Фактами.

За ужином говорили о вещах более приятных - о радостях жизни на свежем воздухе. - Фидель Михайлович, вы будете покупать себе дачу? поинтересовалась Клара. - Даже не подумаю, - Гость ответил , не колеблясь. - Почему? - Дача отвлекает.

А от чего - не сказал.

44

Тюлев срочно продавал свое предприятие, где огонь уничтожил цех. Продавал англичанам за доллары.

Неожиданно в куплю-продажу вмешалось министерство по приватизации. Вышел указ президента: Северный комбинат продавать разрешалось, но только отечественным производителям.

Тюлев рассвирепел. Но власть есть власть. Это не зона и не тюремная камера - на неё с ножом не бросишься.

А продавать - и как можно быстрее была необходимость: от не работающего Северного множились убытки, зато опять появилась возможность приобрести действующий Поморский. И опять потребовалась наличка, но уже на порядок больше.

Все вроде было на мази: и с администрацией договорились, и взятку, кому следовало, дали. Верилось, уж на этот раз осечки не будет.

И вдруг - как гром среди ясного неба - арестовывают Гелеверу представителя Тюлева на торгах. Оказывается, то ли он, то ли его дружки подозреваются в убийстве какого-то эстонца.

А ведь скоро аукцион, Тюлев был уверен: Костю освободят. Его арест это недоразумение: он - чист. Но пока будет тянуться следствие, уплывет Поморский , и Тюлев опять, как в известной сказке, останется с разбитым корытом.

Получался непонятный замкнутый круг: иностранцам продавать нельзя, потому что они иностранцы, свои не берут, потому что комбинат - его главный цех - сначала нужно восстановить, а затем уже продавать. А как его восстановишь, когда без кредитов из-за бугра - пустая затея.

Но покупатель все-таки нашелся, не совсем желанный, зато свой. отечественный. Знает его вся страна: друг, хотя и проклятый, это - Януарий Денисович Пузырев-Суркис. Он, как и его братец, пожелал осчастливить лесную промышленность. С чего бы это?

Как ни ломал голову Александр Гордеевич, ребус не разгадывался. Наконец подумал: не все ли равно, кому продавать - хоть Пузыреву-Суркису, хоть самому дьяволу, что одно и тоже: рубль он рубль, из чьих бы рук не выпал.

Сделку оформляли в Москве - Как себя чувствует Сузик? - спросил Тюлев своего лучшего друга.

Ананий Денисович, присутствовавший при сделке, сдержанно ответил: Лежит. В ожоговом центре.

Больше Тюлев ни о чем не спрашивал. Вечером - жара уже спала переодевшись и пообедав у себя на даче, Александр Гордеевич в сопровождении двух телохранителей отправился в ожоговый центр. Вез он Сузику необычный гостинец: ведерный бочонок своей, домашней, клюквы - от Коноваловых и письмо от Кати.

Сузик был удивлен: к нему в гости пожаловал сам хозяин Северного бумкомбината. Как фокусник на сцене, гость поставил посреди палаты бочонок и не спеша, словно наслаждаясь произведенным эффектом, медленно достал из роскошного пиджака Катино письмо. Удивление Сузика сменилось изумлением. Ну, Александр Гордеевич!.. Когда вас будут избирать в Государственную Думу, я за вас первый проголосую.

"Для того все это и делается", - подумал Тюлев, а сказал, как обычно говорят, когда приносят пряник: - Ты вот что... в темпе выздоравливай. Беру тебя в компаньены. - и не давая ему задавать никчемных вопросов, - уточнил: - Возглавишь лесовозную флотилию. Ну, как? - А Катя - согласна? Согласится. Наша флотилия будет работать круглый год.

Он не сказал: "моего". И так было ясно. Он - владелец комбината, хотя рабочие по привычке все ещё называли его "наше". Их деды и прадеды возводили его на берегу таежного озера, куда по бездорожью можно было пробраться только зимой. Здесь первый колышек забивал не кто-нибудь, а сам Сергей Миронович Киров. Тогда он и речь произнес в своей темпераментной манере. "Ваши внуки и правнуки, - говорил он, глотая морозный воздух, будут гордиться вами, ударниками-строителями, первопроходцами этого края..." Как же, гордятся...

Знай Киров, кто будет хозяином Северного бумкомбината, он бы застрелился. Конечно, Николаев все равно бы стрелял, но уже в другого любовника. Женщина - это такое беспокойное существо, если у неё появилась потребность в любовнике, она его обязательно найдет. Как мартовская кошка находит кота.

Сузик, видя перед собой хозяина лесной империи, испытывал противоречивые чувства. С одной стороны, Катя и её многочисленная поселковая родня питали к Тюлеву классовую ненависть: эксплуататор похлеще Рябушинского - тот пришел хозяйствовать из университета, этот - из тюрьмы. Со временем - как это всегда было - умоются кровью сначала рабочие, а затем - и хозяин. С другой стороны, Тюлев человек деятельный, целеустремленный, августовский переворот он не созерцал, он - действовал. У него же организаторский талант! А какая сила воли! И самое главное, он всегда знает, чего хочет. И почти всегда добивается цели.

Это импонировало Сузику. Все бы в России были целеустремленные, ей бы и забугорные кредиты не потребовались. Ведь обошлась же нэповская России без кредитов, а было куда тяжелее!

Сузик глядел на могущественного предпринимателя и по-доброму ему завидовал: вот с кого надо брать пример! По-доброму завидовал, потому что и десятой доли правды он не знал о деятелдьности этого человека. Хотя рабочие отзывались о нем по всякому.

Говорили: к могуществу лезут по трупам. И при этом называли Тюлева. "А что мой отец, - мыслил Сузик, - разве не лезет к могуществу?" Ответ напрашивался сам собой: не лез бы - не держал бы при себе товарища полковника".

Не однажды при Сузике родители говорили о Тюлеве, дескать, из бандитов бандит, но всегда с ним можно договориться, найти общий язык, была бы выгода.

Похоже, не нашли. А вот Тюлев ищет, но уже с их сыном. И тоже не без выгоды.

Сузик, хоть и не глупый от природы, все ещё не определился, на чью сторону стать: на сторону Кати и её родни, для которых Тюлев работодатель, то есть враг, или же на сторону Тюлева - тот предлагает быть компаньеном.

Сам Сузик решить не мог: рассудок и чувства боролись...

Тюлев уже вышел из палаты, когда в коридоре лицом к лицу столкнулся с аналитиком фирмы "Лозанд". - Ба-ба! - радостно воскликнул Александр Гордеевич. Шикарный пиджак распахнут. Из-под руки, как у заправского сыщика, чернеет кобура.

"Как же я не заметил его телохранителей?" - подумал Фидель Михайлович. Встречаться с Тюлевым не хотелось: о чем толковать? Разве о том, как тюлевские гвардейцы арестовали его прямо в зале аукциона? Или о том, как он, сопровождаемый его "шестеркой", выбирался из тайги, вполне резонно считая, что уходит от погони? Или же о том, как им подсунули автомат с одним-единственным патроном, да и тот, случись его жечь, наверняка дал бы осечку?

Тюлев схватил аналитика за рукав, потащил к окну, возбужденно говоря: - Фидель Михайлович! Прости, братан! Мои церберы, как последние кодлы... Сказал бы сразу, что бабки у тебя чистые, да и то не твои, а твоей Антонины. Она, доложу тебе, молоток. И какой молоток! В один миг повалила дружков Петерса. - Какого Петерса? - Ну не революционера же. Местного кидалу. Хотел он из твоей Антонины вытряхнуть валюту, а она их, как слепых крысят, копытом. Когда мне доложили, я понял, твоя Антонина - гроссмейстер. Тебе повезло, братуха, иметь под сиськой такую бабу.

Тюлев называл Фиделя Михайловича и братаном и братухой, не жалел эпитетов и для Антонины Леонидовны. - Понимаешь, она стоит целой роты моих гвардейцев. Когда я стану президентом, я верну Федеральной Службе её законное название. А твою Антонину назначу председателем этого комитета. Слыхал, была такая служба - КГБ - Контора Глубокого Бурения. Женщина во главе силовой структуры блядства в политике не допустит.

Стараясь подыгрывать, Фидель Михайлович не без иронии спросил:

- А меня куда? - Тебя? - Тюлев думал секунду, не больше. Радостно возбужденный, он готов был раздавать должности заранее. - Ты - ты будешь министром экономики. Твоя задача: каждому русскому - достойное существование. Россия - для русских. Понял? - А как же быть, например, с украинцами? Их в России двадцать миллионов. - А кто тебе сказал, что они не русские? Я им верну их настоящее имя. - У них оно есть.

Удивленный такой неосведомленностью, Алексаннндр Гордеевич опешил: Ты че? Они же русины!.. Вот что значит, не сидел в "Крестах".

Не трудно было догадаться, что кто-то его крепко просвещал, но уже не как бандита, а как законно послушного предпринимателя. Несомненно, у него уже были свои идеологи, как в свое время у батьки Махна были анархисты. Видимо, и Александр Гордеевич понял, что без идеологической расцветки, приятной для нации, на вершину власти не взобраться.

В его лексиконе было столько новых слов, и кидался он ими, как будто хвастал своей эрудицией. Наконец он сказал дельное: - Продаю Северный. Англичанам? - Не. Не выгорело у меня с этими говенными британцами. Москва сказала свое "фэ". - И кому же продаете? - Кому... Скажу - упадешь. Покупает он через подставника. Как и все министры. Официально им запрещено обрастать недвижимостью. Но что это за власть, если она правит и не хапает? А продаю - только не падай - брату твоего шефа. - Суркису? - Его подставнику. А тот мне рубли - наличкой. - Рубли? - Мне все равно.

Фидель Михайлович снял очки. Протер линзы, чтоб лучше видеть лицо известного лесопромышленника. Никому ещё не удавалось оставить его в дураках. Похоже, Пузырев-Суркис будет первым. - Представляешь, покупают в пожарном порядке - Это вас не смущает, Александр Гордеевич? - А что? Круглое лицо его в пунцовым шрамом на левой щеке - след поножовщины - стало вдруг строгим, сосредоточенным. - Ты что советуешь? - Воздержитесь. Пока не продавайте - И как долго? - Недели на две - Советуешь как друг или как аналитик? - Как аналитик. - Понимаешь, деньги нужны. Впереди - крупная покупка. - Вот и воздержитесь от покупки. - Пару недель?.. Это - можно.

Александр Гордеевич оглянулся. Оглянулся и Фидель Михайлович, и теперь он заметил: в противоположном конце коридора - двое, в белых халатах в накидку, посматривают в их сторону.

"Телохранители". - У меня к вам просьба, Александр Гордеевич. - Давай. - Я вам ничего не говорил. И на меня в случае чего, не ссылайтесь.

Тюлев рассмеялся: ну и просьба! - Да мы же с тобой, братан, даже не встречались. И ты мне никаких советов не давал. Правильно? - Совершенно правильно. - И как бы давая понять, что разговор закончен, первым протянул руку: он торопился.

45

Отпуск у товарища полковника и его супруги никак не вытанцовывался. Они мечтали свозить внучат в Анапу - это пока ещё российская территория: неровен час, если на верхотуре не произойдут перестановки, президент, чтоб не лишиться дружбы с Америкой, поговаривали, уступит ей Каспий с дельтой Волги и все Черноморское побережье Кавказа, куда Штаты намереваются протянуть нефтяную нитку. Анапа с её прекрасными детскими пляжали отойдет, естественно, другу российского президента.

Вот и хотелось хотя бы в последний раз искупаться в российском Черном море.

Но обыватель предполагает, а власть располагает. Во властнных структурах ощущалась подвижка. Это как на реке перед весенним ледоходом: лед ещё стоит, а вода уже пребывает, заполняет низинки.

Что-то вскоре произойдет. Тому верный признак - повышенная активность спецслужб. Да и его, старого разведчика, вроде бы отставника, все чаще озадачивали. Нет, не ФСБ, - озадачивали хозяева.

Дарьяна Манукяновна поручила разрабатывать Сенина. Тут было почти все понятно. Человек по дешовке отхватил на аукционе перпективный западносибирский лесокомбинат, а сбыт того же кругляка застопорился. Человек ещё месячишко потерпит убытки. Но он уже и так в долговой яме, а из долговой ямы, будь то государство или отдельная особь - скоро не выбраться. Вот предприниматель и продает свое так легко доставшееся предприятие.

Желающих приобрести, к тому же не дорого, сколько угодно. Так что спецагентам работенка всегда найдется.

Подключать к этой операции людей Януария Денисовича не желательно: у того своих забот полон рот: снюхивается с Тюлевым. Хотя ... на кой ляд ему Северный?

Конечно, если бы товарищ полковник знал, что в ближайшие дни будет обвал рубля, не удивился бы.

Удивляло другое. Это по его заданию, а точнее, по заданию Януария Денисовича, он усадил Алика в лабораторию - предстояло изготовить радиоуправляемое миниатюрное устройство с дозой бинарного ОВ: с ним выйдет на Тюлева камикадзе, а кто-то из друзей Александра Гордеевича приведет это устройство в действие - и предприниматель Тюлев распрощается с белым светом, а с ним и все остальные, кто окажется в радиусе десяти метров.

Уже проведено четыре испытания. К ошейнику собаки прикрепляли это миниатюрное устройство, с ним собака подбегала к другим собакам. Испытатель с расстояния ста метров, не вынимая руку из кармана, подавал радиосигнал и собаки в радиусе не десяти, а тридцати метров мгновенно подыхали.

Но кто из друзей Тюлева рискнет быть смертником? Товарищ полковник перебирал в памяти всех, кто с Тюлевым постоянно контактируется и согласных умереть, - таких он не видел.

Значит, рассуждал товарищ полковник, это устройство придется кому-то подсунуть. "Он заставит меня пожертвовать кем-то из своих агентов". При этой мысли на душе у товарища полковника становилось муторно. У него таким агентом была только Ядвига.

"Ну, нет, её я не подставлю", - решил он твердо: хозяева-часники это ещё не государство. Да, дюди госбезопасности не однажды шли на верную гибель, но их, инструктируя, заверяли, что это в интересах Родины.

А тут... получается, что интересах Пузырева-Суркиса. Да, он олигарх. Ну и что? Сегодня он мультимиллионер, а завтра - нуль. Арестуют его счета, конфискуют его недвижимость - и он уже никто. А вот агент всегда агент. Весь его капитал в его голове. А если головка женская, к тому же красавицы, - такому агенту цены не сложишь.

Как-то в середине дня - была пятница, служащие уже испытывали дачный зуд - в офис Лозинского на Новом Арбате неожиданно нанес визит Януарий Денисович. Он был в белой спортивной куртке, в кедах фирмы "Адидас", в руке - синий болоньевый рюкзачок, в каких обычно носят сменную обувь.

Брата на месте не оказалось. Антонина Леонидовна объяснила: шеф уехал на процедуры. Она в таких случаях лукавила: у Анания Денисовича уже начинался бред. Поэтому Януарий Денисович на своем шоколадно-крапленом лице изобразил этакую едкую усмешечку, дескать, опять любовные сопли, опять братец изливает свои верноподданические чувства в адрес всенародно избранного.

Собственно, брат вице-премьеру и не требовался. У себя в кабинете-сейфе, предупрежденный заранее, ждал его товарищ полковник.

Януарий Денисович поставил на стол рюкзачок. Из рюкзачка достал туфли. Туфли были под черный костюм. Итальянские. Эти туфли уже кто-то надевал, немного носил. Это была рабочая обувь чиновника высокого ранга. Нога крупная. Сорок четвертый размер. - Вот сюда, - Януарий Денисович розовым ухоженым ногтем постучал по каблукам, - нужно поместить то, что четыре раза цепляли на собаку. - В один? - В оба. Для надежности. Пусть кто-нибудь в них походит. - Как долго? - Ну не сутки же. Часа два-три. И на нем испробовать. Когда он подойдет к кому-нибудь на расстояние двух-трех метров. Говоря научным языком, примените метод моделирования. Но объекты и тот, кто подойдет, и тот, к кому подойдет, должны быть реальные. Вы меня понимаете? - Понимаю, - не сразу ответил товарищ полковник. Такого поручения он ещё ни разу ни от кого не получал ни в бытность свою при диктатуре пролетариата, ни при широкой демократии.

Одно дело испытывать на собаках (Иван Петрович Павлов на собаках стал академиком), и другое - на живых людях.

Так товарищ полковник и сказал. В ответ Януарий Денисович привычно ухмыльнулся, доступно просветил: - А что такое люди? Масса. На массе можно производить любые опыты. Сейчас мы содержим за толстыми стенами и колючей проволокой более миллиона особей. А сколько было при Сталине? - В смысле врагов народа? - Ну, не друзей же. - Но... сорок четвертый размер. Подобрать будет весьма трудно. - Я вас не узнаю, Иван Иванович. Москва кипит бомжами. - Да, но все они мелкорослые. - Найдете... Пообещайте три доллара... Вас ли учить?

Глухое сопротивление товарища полковника раздражало: Януарий Денисович уже заметно волновался. До человека не доходит простенькая примитивная истина: на планете шесть миллионов двуногих говорящих, а нужен один золотой миллиард. А почему бы не начать сокращение со своих граждан - с тех же русских? Небось алкаши уже с утра у магазинов топчутся. Любому из них покажи доллар и он на себя напялит не то что туфли - скафандр водолазный: без гроша в кармане любая работа - денежная.

"Подобрать будет трудно", - Янурий Денисович про себя передразнил товарища полковника.

Товарищ полковник, конечно, подберет. Но с какой стати Януарий Денисович волновался? Может, его смущало то, что он мыслил в масштабе государства, а тут - занимается какими-то паршивыми каблуками? - Вам понятно? - повторил.

В ответ - ироничное: - Как и то, что непорочная дева Мария родила младенца. - Расшифруй те вашу аллегорию, - потребовал Януарий Денисович, уже неприязненно глядя на собеседника: на того ли он поставил? Пожалуйста. Двух смертников я найду. Но амбала, который носит обувь сорок четвертого размера...

Он перебирал в памяти друзей Александра Гордеевича - ведь, по мысли товарища полковника, на Тюлева начиналась охота. И по всей вероятности, одному из них и принадлежали эти туфли.

Старый разведчик подавил обиду: выходит, что не он один разрабатывает план убийства лесного магната. Был бы он один, то и туфли ему велели бы выкрасть. Выкрал кто-то. Получается, что полковнику Мишину брат хозяина доверяет, но не очень.

"Ну, ладно..." - Я вам подберу амбала. Яготинский вас устроит? - Ваш телохранитель? - Да. - А ведь он усердный. - Был. Постарел товарищ. Не та уже хватка.

Януарий Денисович нагло врал. Яготинский не постарел и не потерял сноровки. Это он по приказанию хозяина схватил возле спортивного магазина смазливую евреечку и хозяин у себя на даче три ночи подряд её насиловал. Потом бахвалился перед своими чикагскими друзьями: о, как он её распечатывал! А девчонка вдруг сбежала. Где она теперь? А вдруг опознает? Из троих свидетелей - двух телохранителей и шофера - в живых остался уже один - Яготинский. - Полигон я вам укажу. - А кто будет приводить в действие устройство? Алик? - Зачем? Может, я потренируюсь? - Януарий Денисович скромненько усмехнулся.

Жертву они представляли по-разному: Товарищ полковник считал, что жертвой будет Тюлев, а приведет в действие устройство сам Януарий Денисович. Случится такое, по всей видимости, где-нибудь на банкете, например, по случаю продажи комбината

А кто выступит в роли камикадзе? Несомненно, это будет человек, у которого обувь сорок четвертого размера.

46

Сразу же, как только "восьмерку" пригнали во двор, откуда она была угнана, Фидель Михайлович выслал на неё документы: отныне "жигуленок" восьмой модели принадлежал Рубану Михаилу Евстафьевичу. В молодости капитан Рубан хорошо водил машину - пусть вспомнит свою молодость.

Но отец, как человек старорежимный, оставался со своими взглядами и в новое время. Сосед, пропивший "копейку", предоставил учителю гараж за мизерную плату - поллитра за неделю. Но учитель совершил поступок, которым поднял на смех полгорода. Михаил Евстафьевич подарил свою "восьмерку" детскому дому. Детдому по штату положена была машина. Она и была - это был старенький "москвич". Но лет восемь назад "москвич" попал в аварию. Четыре года гнил под открытым небом. Потом шустрые ребята оттащили его в металлолом. На новую машину в городском отделе народного образования денег не нашлось.

О том, кому подарил машину, отец написал в Москву, извинился, что иначе он поступить не мог. Водитель из него уже никудышний - глаза не те. Да и куда ездить? Вот на Кубе, когда был влюблен...

Фидель Михайлович прочитал Тоне отцовское письмо. Антонина Леонидовна внимательно выслушала мужа. Машина была приобретена на её трудовые. Она с подругами сопровождала особо ценный груз до турецкой границы. - Ну и что на это скажешь? - произнес Фидель Михайлович без тени осуждения. - Ты передай это письмо в кубинское посольство. Отец, помнится, называл свою подружку по имени, ну, ту, что погибла в Анголе.

У нее, оказывается, осталась дочка. По годам - вроде моя ровесница. Мое сердце чует - это твоя сестра. - Не фантазируй. - Сердце чует, повторила она. - На планете нет такой страны, где бы не прорастала Россия. Потому янки её так ненавидят. И твоего сына выкрали не без чувства ненависти...

Об Олежке Фидель Михайлович думал постоянно. В этот раз товарищ полковник, конечно, по настоянию Дарьяны Манукяновны, всерьез взялся его вызволить. Для Антонины Леонидовны это не было секретом. Она уже знала, что в случае удачи Фидель Михайлович и товарищ полковник выедут в Мадрид, там им передадут ребенка. - Мне бы с вами, - мечтательно проговорила Тоня. - Я работала в Испании. Готовила побег одному нашему товарищу, короче, подбирала ключи к тюремной охране. После этой операции товарищи доверили мне выманить из Франции предателя. Это по его вине наш товарищ попал в тюрьму. - И ты его выманила? - Из Франции не получилось. Но приговор я приводила в исполнение.

Подробности Фиделя Михайловича не интересовали. То, что она с предателями говорила коротко, он это знал. В Тониных словах сквозила грусть: ей уже никогда не видеть лазурного неба Испании. Она и не скрывала, почему. - Интерпол. Там он меня выследит... - Он и в России... - Да, в России пока на курдов не охотятся...

И замолкла... "Ящик" что-то вещал монотонно и вдруг диктор, стараясь казаться беспристрастным, четко произнес: - Отпускаются цены на следующие товары...

Отпускались практически на все. Доллар взлетал вверх, как на празднике первая ракета. Рубль превращался в долю копейки. Верить не хотелось: в одно мгновенье были ограблены все, кто хранил деньги в сбербанке.

Молодожены это сообщение восприняли как должное. А вот об отце подумали оба сразу: Михаил Евстафьевич тоже, как и миллионы россиян, деньги хранил в сбербанке. На похороны...

47

Товарищ полковник, привыкший добираться на службу и со службы общественным транспортом, главным образом метро и троллейбусом, в это утро чего только не наслышался! Москвичи, знающие цену жетончику, который вдруг подорожал в несколько раз, вслух материли власть. Еще бы не материть! Каждого, кто спешил в это утро на работу, словно шутя ограбили.

Ограбили и товарища полковника, и его супругу, и его сына, и его невестку - всю семью, но он молчал, по привычке внимательно слушал. Мат это он знал ещё с советских времен - всегда был идеологическим оружием рабочего класса и вечно недовольной интеллигенции. Товарищ полковник не был рабочим (он из крестьян), но служил рабочему классу. Служил он и сейчас, но уже хозяевам, которые ни к какому классу не принадлежали. Это была денежная элита. В это утро он их тоже материл, но молча и таким образом снимал с себя стресс.

В восьмом часу, перед выходом из дома, он прослушал "Новости". Всемирно известный телеведущий, бывший агент КГБ, дал краткий комментарий. Обвал рубля, сказал он, это результат финансового кризиса, охватившего Европу.

"Во говнюк! - обругал своего бывшего коллегу. - Умолчал, паскуда, что обвал готовили советники коряво говорящего премьера. По-русски они ни бум-бум, но экономику России изучили ещё в Чикаго".

Слушая троллейбусные страсти, товарищ полковник прикидывал: кто выиграл? Выиграл, конечно, шеф, по почему-то не брат шефа. Шеф накануне купил два новеньких финских лесовоза. Немного возни было с чухонцем, которые теперь называются эстонцами.Чухонец якобы случайно попал в аварию. Это наивные люди думают, что все аварии стихийного происхождения. Чтоб совершить приличную аварию, тут тоже нужен талант. Как и в любом рыночном деле. Попробуй, с ювелирной точностью расставь людей и технику, заранее вычисли, когда и откуда появится жертва. Как отвлечь гаишников? Да и вообще, как предусмотреть все вероятные случайности? Организация аварии это такое же искусство, как, скажем. путешествие по джунглям, где господствуют крокодилы и дикари и ещё неизвестно, чьи зубы острее.

Слава богу, чья-то мудрая голова додумалась выбросить из органов первоклассных специалистов. А товарищ полковник, получив финансовую подпитку, подобрал их и вот уже который год использует как поденщиков в интересах своих денежных хозяев.

Сегодня, направляясь на службу, не знал он одного: кто же сыграл с братом шефа злую шутку? А ведь все уже было готово. Северный бумкомбинат вот-вот перейдет в собственность подставника Януария Денисовича.

Продавец, то есть Александр Гордеевич Тюлев, дал принципиальное согласие - продать комбинат за рубли. В таком случае куй железо, пока не остыло. Продавец оформляет сделку, а покупатель перечисляет рубли.

И вдруг Александр Гордеевич повел себя странно, как та охотничья собака, взявшая лисий след, но вместо того, чтобы гнаться за лисой, стала ловить свой собственный хвост. А тем временем зверь сигает в первую попавшуюся нору и сидит, ухмыляясь - смеется над охотником.

В офисе только и разговору: - Кто предупредил Тюлева?

Сотрудники фирмы "Лозанд" - никто им ничего не сообщал, а они и сами не знали о грядущем обвале рубля, - каким-то образом сообразили, что брат шефа погорел на сделке - не сумел обменять рубли на недвижимость. А уж у него-то их накопилось не один миллион!

Тюлев ликовал, хотя вся страна, исключая осведомленных олигархов, пребывала в трауре. Несколько сдержанней, далеко не так, как олигархи, радовались беспробудные пьяницы, они ничего не теряли: им было нечего терять. Алкаши, эти традиционные пролетарии, с утра пораньше отправлялись в людные места сшибать монету - ровно на одну бутылку, на больше не хватало терпения.

Если товарищ полковник привычно слушал ругань по пути на службу, то лесопромышленник Александр Гордеевич Тюлев, пребывая в триумфальном экстазе, весь день наблюдал народ на площадях и улицах. Он ликовал: вот этот народ - это его будущий лекторат. Он станет президентом и вернет рублю былую славу: доллар, как и в древние времена, будет обмениваться на шестьдесят четыре копейки.

Александр Гордеевич с восторгом наблюдал Москву и не мог уехать в Питер, не повидав человека, который посоветовал ему воздержаться от продажи комбината-гиганта. Его телохранители, как милицейские сыщики, выслеживали бородатого очкарика. Выследили, когда он входил в центральный дом журналистов. Тюлев нагнал его уже в вестибюле. Пожилой швейцар с пышными бакенбардами попытался было его задержать. Но швейцара осторожно взяли под локти двое дюжих парней, шепнули: - Папаша, плохо ты знаешь лучших людей России. - Он - кто? - Помощник президента. - А. Проходите.

Тюлев со свойственной ему развязностью крепко схватил за талию стоявшего у книжного киоска аналитика.

- Привет, братан! - Здравствуйте, Александр Гордеевич. - Отойдем в сторонку. - Что случилось? - Случилось. А ты что тут? - Ищу книгу по интернету. Говорят, здесь её видели. Она, правда, по-английски, но это неважно. - Ты шпрехаешь по-аглицки? - Немного.

Александр Гордеевич оттащил Фиделя Михайловича от книжного киоска. У стены при входе в буфет усадил в глубокое кресло, сам сел напротив, схватил аналитика за колени. - Фидель, ты меня спас от смерти.

Аналитик, мягко гляда сквозь толстые стекла очков, смущенно усмехнулся: - Ну уж так и спас. - Ладно, ладно, вундеркинд, не скромничай. Я воспользовался твоим советом, не рискнул продавать Северный. - Мне приятно, что мой совет вам пригодился, - ответил Фидель Михайлович уже без улыбки. - Да не послушай тебя, - горячо продолжал предприниматель, - с меня мои соратники ( он чуть было не брякнул: мои подельники) с живого спустили бы шкуру... Так что я, Фидель, твой вечный должник. Плыви ко мне. Будешь иметь десять тысяч "зеленых" ежемесячно. Подруге твоей, если она ко мне согласится, будет столько же ... Ну, соглашайся. - Подумаю. - Я и Сузика беру под свою крышу. Как ты считаешь, он - умный? - Умный. - Всех умных я беру под свои знамена. С Севера начну очищать Россию. - Очищать? От кого? От всякой швали. Я пойду, как ледник. Когда-то с Севера ледники двигались. Выморожу все, что мешает простым россиянам. Всех паразитов, как вошь барачную... На доброе дело патроны найдутся. Россия - она что - как встанет на дыбы, да как рявкнет... Ты когда-нибудь видел разъяренного медведя?.. Так это мы - такие... Пора нам выбираться из берлоги. Сколько же можно Россию бить по морде кредитами МВФ? - И долгами, - уточнил аналитик. Верно мозгуешь! - витийствовал Александр Гордеевич и вдруг предложил: Махнем в Питер. И твою подругу захватим. Прокатимся в моем самолете. Я, понимаешь, купил небольшой. Двухмоторный. - Поздравляю. А лететь не смогу. Работы много, - деликатно отказался Фидель Михайлович.

Расстались горячо, страстно, как перед долгой разлукой расстаются родные братья. Хотя какой он брат этому жестокому и вероломному лесопромышленнику? Слишком беспечно он заявлял о себе и своих грандиозных планах. Он, видите ли, начнет очищать Россию, да не откуда-нибудь, а именно с Севера. Англичане и американцы ещё в восемнадцатом году начинали оттуда. Американцы, те даже гарнизоном стали на станции Обозерская - это между Архангельском и Вологдой. Здесь они принялись отстреливать местных жителей - коренных таежных охотников. А таежные охотники - народ серьезный, тоже стрелять умели. Стали сопротивляться, да так, что уже через месяц интервенты вернулись на корабль и уплыли, откуда приплыли. Более страшную память оставили англичане: в устье Северной Двины на острове Мудьюг, там они устроили концлагерь. Перед бегством всех узников уморили голодом. Когда красные моряки сюда высадились, на осттрове они нашли гору трупов.

Тюлев тоже обещает гору трупов: он раздавит паразитов, как вошь барачную... Паразиты, конечно, есть. Но зачем трепаться?

Этого Фидель Михайлович не понимал. Таких трепачей убивают громко: килограмм взрывчатки - и душа борца за чистоту нации улетает в райскую группу.

Встреча была мимолетной. Вряд ли кто их засек. А засечь могли только люди товарища полковника: о чем шептались аналитик фирмы "Лозанд" и незнакомый крупный блондин? А кем представляли швейцару этого крупного блондина? Любопытных здесь много. ЦДЖ - это же всероссийское гнездо трепачей. Здесь никто вам не скажут, что телохранители сопровождают всего лишь скотника, а вот что помощника президента - это впечатляет. Да и по внешнему виду без труда угадывались телохранители - такие битюги разве что у президента и его помощников.

Так что люди из фирмы "Лозанд" в ЦДЖ вряд ли видели аналитика, тем более с Тюлевым. И тем не менее, где-то дня через два в своем кабинете-сейфе товарищ полковник, вроде и не имея в виду персонально Фиделя Михайловича, заговорил загадкой: - Кто-то из наших, - сказал он, - опасно играет с огнем. - Вы о выдаче сведений нашему другу? - Именно. - А мог он получить из чужих источников? - Мог. Но мала вероятность. - А шеф не мог проговориться? - Что он - больной? Да и кому? - Товарищ полковник своим мясистым подбородком повернулся к собеседнику, будто ожидая, что тот назовет имя человека, который проговорился Тюлеву. - У вас же там свои ребята? Не так ли? - Откуда? Чтоб они были, им надо хорошо платить, слукавил старый разведчик. Ни одним мускулом лица он не выдал себя, что говорит неправду. Он только сказал: - Что в ЦРУ, что у Тюлева - какая разница? Риск одинаков: твоя первая ошибка и - смерть. Только в Америке смерть благородная - на электрическом стуле. А друг наш устроит моему агенту такую казнь, что тот и личным недругам своим не пожелает подобной смерти. Однажды не на моем, конечно, человеке, а своем - тот без его санкции к общаку притронулся - повторил вариант, который в свое время Екатерина Великая применила к Емельяну Пугачеву. - И что - у Тюлева нашелся палач, который своему же подельнику отрубил руки и ноги, а затем уже голову?

Товарищ полковник расплылся в улыбке. - Милый мой! Мы же Россия! Аукни, кто желает рубить головы - не важно чьи - от желающих отбоя не будет. А смотреть, как рубят, придет и стар и мал. За двести лет после пугачевского бунта мозги у нас не стали извилистей.

И тут же полюбопытствовал: - Вы где были, когда Верховный Совет расстреливали? - Дома. Мой шеф приказал в этот день на работу не выходить и смотреть телевизор. - И вы смотрели? - А как же! Вся Россия... - Ага! А если бы по телевизору показывали казнь Руцкого или, скажем, Хазбулатова? Да ещё по старинному рецепту - с отсечение конечностей? Смотрели бы? Пожалуй, да. Для чего же тогда телевидение? - А если бы вас пригласили на Красную площадь, на место казни? Пошли бы? - Нет, - нисколько не колеблясь, ответил Фидель Михайлович. - Вы, может быть, и не пошли бы, - согласился товарищ полковник. - Потому что вы - умный. Но основная масса да ещё по гостевому билету... Тюлев, если он выскочит в президенты, будет учитывать психологию масс. Пока же он только набирается опыта. И представьте себе, у него уже кое-что получается. - Не заметил, - сдержанно ответил Фидель Михайлович, пытаясь уловить направление мысли своего хитрого собеседника. Но вы же прикоснулись к его империи? - Да, но это на значит, что я её познал. - Тоже верно, - кивнул товарищ полковник. - Я к чему. Дорогой мой друг, держитесь от Тюлева подальше. Ваши контакты с ним добром не кончатся.Он уже не одного проглотил, кто клюнул на его приманку. Поверьте мне, старому чекисту.

"Неужели его люди засекли меня в ЦДЖ? - подумал Фидель Михайлович, и в душу заползла тревога: товарищ полковник не из тех, кто попусту разводит бодягу. - А может, нас вместе видели в ожоговом центре?.. Нет, это невозможно!"

Фидель Михайлович ждал, что в конце-концов товарищ полковник заговорит по существу - об Олежке. Но о мальчике он не обмолвился ни словом. И ни звука о поездке в Мадрид.

48

Пока страна бурлила возмущением, в семье Лозинских тоже произошло важное событие, по значимости ( для семьи) оно оказалось важней, чем обвал рубля.

На окраине Смоленска умирала баба Нюся. Телеграмму "Бабушке плохо. Просим Аню срочно приехать" отправила соседка. Так было заранее обусловлено.

Ананий Денисович отложил все текущие дела - важные и даже очень важные. Завидную энергию проявила Дарьяна Манукяновна: к шести утра "Тойота" была загружена всем необходимым, что требовалось для похорон, включая гроб. - Доктора берем? - спросил Ананий Денисович. - Обязательно, сказала супруга и уточнила: - но при нем главного касаться не будем. - А он что - не догадывался? Халву-то он привозил? - Шеф намекал,что в халву были запряттаны блиллианты. - Я его займу разговором, - сказала Дарьяна Манукяновна, - а ты с мамой попрощаешься. Если не опоздаешь.

На том и порешили. С выездом, как бывает в спешке, задержались. Солнце уже палило во всю, асфальт чуть ли не плавился, когда кавалькада из трех машин покинула Москву. Впереди "Тойота" с похоронными принадлежностями и двумя охранниками, за ней - "Волга" с супругами Лозинскими и доктором, за рулем Глеб-высокий. Замыкал колонну "Мерседес" с затемненными стеклами, в нем находились Глеб-не очень и двое молодых телохранителей из недавних десантников.

Во второй половине дня все три машины зарулили в тенистый переулок. Остановились под старым дуплистым кленом. Охрана по команде Анания Денисовича рассосредоточилась по косогору так, что домик бабы Нюси оказался в центре оцепления.

У калитки московских гостей встретила бабинюсина соседка, пожилая толстуха с добрыми бесхитростными глазами, в прошлом детсадовская няня. В последний год она ухаживала за бабой Нюсей и её примитивным хозяйством: по утрам выпускала из сараюшки трех курочек и горластого серебристого петушка, доила козочку, изредка варила борщ или гречневую кашу, словом, помогала бабке, за деньги, разумеется, - и тем самим пополняла свой скудный пенсионный бюджет. У неё на шее сидел сорокалетний сын-алкаголик, бредивший найти клад и тем самим сказочно разбогатеть. - Ну как? - деловито осведомился Ананий Денисович. - Пока ещё в сознании, - ответила та. - Отец Григорий приходил, исповедал. - И что она? - Призналась, что грехов у неё нет и никогда не было. - Это верно, - ответил сын с гордостью за мать.

И соседка как запела: - Истинныйбог,безгрешная,молочкомда кашкойперебивалась.Пенсию экономила, чтоб при случае помочь сыночку.

Соседка семенила рядом с Ананием Денисовичем, по-собачьи преданно заглядывая в рыжее, полное скорби лицо. - А вот я - грешная, но тоже скудно питаюсь. У меня же сыночек, единственный. Жалко ребеночка. Пьет, сволочуга... А пенсию ваша мама со мной делила. А я ей: ты, милая, на смерть откладывай. Сейчас-то хоронют как - гробики картонные, лишь бы до ямы...

Пока они поднимались к домику, в котором многие годы обитала баба Нюся, соседка успела поведать, как бабушка ждала любимого сыночка. ":Пока не увижу Аню, - передавала соседка бабкины слова, - нельзя мне отдавать богу душу".

Дождалась. Ананий Денисович распахнул покосившуюся дверь и... чуть было не задохнулся: спертый застоявшийся воздух, пропитанный старым давно не мытым телом, ударил в лицо. В последнее время, несмотря на знойную погоду, бабу Нюсю знобило и она просила соседку плотнее прикрывать дверь. Окно, выходившее в сад, ещё с осени оставалось законопаченным.

Хозяйка домика лежала на узкой солдатской кровати, под стеганым теплым одеялом. В углу перед иконкой горела лампадка. Запах сгоревшего конопляного масла пропитал не только вещи, но и стены. Из-под белой косынки на вошедших уставились два маленьких зрачка. - Здравствуй, мама.

Старуха промолчала. Потом еле слышным шепотом произнесла: - Я... жду своего Аню. - Так это же я, мама! - воскликнул Ананий Денисович. - Аня... он в Москве.

Умирающая не узнавала сына. Это обстоятельство усложняло обстановку. На лице Анания Денисовича появилась брезгливая усмешка: если не узнает, зачем тогда было сейчас сюда ехать? Но ехать было нужно. Здесь в тайниках скопилось ценностей не на один миллион долларов. - А где Аня?

Тут вперед выступил Аркадий Семенович, легонько оттеснив своего шефа. - Анастасия Федоровна, вы меня узнаете?

Старуха долго смотрела на мужчину в серой полотняной блузке. Тот на её дряблой руке уже искал пульс. От того, он взял её руку, память вернулась к ней, глаза оживились. - А, доктор! Халву привезли... - Привез, мамаша. И не только халву. Привез вашего сына. Вот он. Видите? - и кивком головы показал на Анания Денисовича, досадовавшего, что старуха совсем дошла - не узнала родного сына.

- Смотрите внимательно, - ласково говорил доктор. - Это ваш любимый Аня. Он всегда вас помнит. Я же вам рассказывал. - Да? Это - Аник? - и к сыну: - А как ты меня в детстве называл?

"Во, старая! Пароль потребовала. - Врач поразился армейской привычке этой женщины. - Такая гарнизонная бабенка обмишулит самого господа бога.Умеет гарнизон воспитывать женщин". - Няня, - внятно произнес Ананий Денисович. - Аник!

Дарьяна Манукяновна твердо знала свою роль, взяла за рукав доктора. Оставим их, профессор. Мне стало дурно.

"Еще бы! - подумал Аркадий Семенович. - В такой затхлой атмосфере не каждый анатом долго выдержит". Они-то выйдут на свежий воздух. А вот как сыночек Аник вытерпит кислородное голодание? Разговор с пораженной склерозом матерью будет не минуту и не две. Ей, теряющей память, предстоит вспомнить, в какой выгребной яме запрятаны переданные из Москвы драгоценности. О том, что за долгие годы их скопилось изрядное количество, присутствующие не сомневались. Только он, семейный врач Лозинских, не один килограмм халвы доставил сюда, на окраину Смоленска! Под видом проведать бабушку, если нужно, поврачевать, он появлялся чуть ли не каждый месяц.

В прошлые годы баба Нюся с доктором откровенничала, но только на сексуальные темы. Вспоминать ей было весьма приятно. С теплотой в голосе рассказывала, какое испытывала удовольствие, когда к письменному столу её приживал огненно-рыжий майор. Частые удовольствия не оказались зряшными она родила огненно-рыжего мальчонку, и когда он, семеня тонкими ножками, побежал по военному городку, жители гарнизона в изумлении всплескивали руками: ну вылитый Суркис! Один такой, но несколькими годами старше, уже бегал по городку, развлекал сверстников детскими хохмами. И никто не мог предположить, что старший мальчик, удачно уловив ветер перемен, станет мультимиллионером, а меньший, Нюсин байстрючонок, выбьется в лесопромышленники.

Из военных городков выходили и ещё долго будут выходить люди - не обязательно огненно-рыжие, которые на планете оставят заметный след. Будут настойчиво направлять Россию в миражно-туманное грядущее.

Примерно через час Ананий Денисович вышел из домика. Его рыжее худощавое лицо с воробьиным носиком не выражало скорби, наоборот, оно было одухотворенным, осмысленным, каким всегда бывает после выгодной сделки. Простился? - спросила Дарьяна Манукяновна. - Простился, - и ушел бродить по усадьбе, меряя шагами участок. Ему компанию составила Дарьяна Манукяновна, верная жена в небезопасном бизнесе.

Аркадий Семенович, чтоб не показаться супругам надоедливым, вернулся к машинам. Телохранители в "Тойоте" обедали. На дубовом лакированном гробу разложили снедь: хлеб, колбасу, помидоры. Каждый открыл бутылку "пельзенского", пили по-молодежному - из горлышка. - Присаживайтесь, доктор, - пригласил к гробу Глеб-высокий. - Скоро там? - Может, ночью. А может, и завтра. Старушка крепкая. Жизнь прожила праведно. Безгрешно. - Ну да? - засомневался Глеб-не очень, оторвавшись от еды. Переспросил: - Без грехов? Что же это за женщина? - Святая, - уточнил Аркадий Семенович и предложил: - Чтоб не сглазить её на том свете, постучите по дереву.

Телохранители дружно постучали по крышке гроба.

Умерла баба Нюся, как и предполагал доктор, в первом часу ночи. К этому времени местная власть удовлетворила просьбу миллионера похоронить его родную мать на территории усадьбы. После полудня второго дня в старом саду появилась могилка, украшенная несколькими венками из хвойных веток.

Поминки были скромные. Стол накрыли под старым ветвистым кленом, где раньше обычно паслась козочка. Присутствовали только свои - Ананий Денисович, Дарьяна Манукяновна, доктор и соседка с сыном-алкоголиком. Сын жадно набросился на водку, Глеб-высокий ему услужливо наполнял рюмку. Тот скоро сполз под стол, его оттащили к забору и ему, спящему, козочка принялась жевать ухо.

На обратном пути москвичи говорили мало. Аркадий Денисович был погружен в раздумья. Мыслями он был в Москве. Вечером ждал в гости Фиделя Михайловича - общение с ним стало уже потребностью.

Перед самой Москвой Ананий Денисович тихо подал голос. - Ты правильно соображаешь, - шепнул супруге, - На мамином участке построим домик. Участок перепишем на Сузика. - Тогда уж лучше на Гаяне. - И так можно, - кивнул Ананий Денисович. - А на могилке поставим надгробье. Из нержавейки. Украдут, шеф, - отозвался сидевший за рулем Глеб - высокий. - А вы будете нести вахту. Как нефтяники на Ямале. - С тройным окладом? - Обрадовался, презрительно хмыкнул шеф, - Через три месяца вы от скуки взвоете. - Это в Смоленске-то?

Глеба-высокого удивить было нельзя. За те деньги, которые платил ему шеф, он готов был нести вахту хоть на Северном полюсе.

Некоторое облегчение испытывал Аркадий Семенович: отныне не нужно будет мотаться в Смоленск. Но где теперь Лозинский станет копить свои сокровища? Пока о них знают лишь двое, третий только догадывается, но догадкой, конечно, ни с кем не делится: пусть этот банк для Лозинских останется самым надежным и, пожалуй, вечным.

Люди вот - не вечны. И с этим приходится считаться.

49

Весь день Фидель Михайлович провел в кремлевском вычислительном блоке - мозговом центре президентской администрации. Сюда его привел Януарий Денисович, рекомендовал руководителю: - Жора, это тот русский хухель, о котором я тебе говорил. - Проверю, насколько он хухель. Может, он еле-еле поц?

В выражениях они не стеснялись. Примерно так в стенах этого здания изощрялись некоторые члены Политбюро, сдабривая свою речь матерными словами. У тех была своя феня, у этих - своя.

Деловой разговор друзей-соратников по бывшему клубу "Соцвыбор" Фидель Михайлович слышать не мог. Он дожидался в просторной приемной, хотя на приемную в обычном смысле это помещение не было похоже, быстрее на зал заседаний: посреди приемной стоял длинный полированный стол, к нему аккуратно были придвинуты три десятка стульев. Прямо за столом - высокая дубовая дверь. За ней и скрылся Януарий Денисович, коротко бросив: "Подожди".

Тихо давал о себе знать итальянский кондиционер. В открытое окно доносился гул с Кремлевской набережной.

Жать долго не пришлось. Вышел маленький брюнет с худосочным бровастым лицом. На губах - дежурная улыбка. За ним, на голову его выше, показался Януарий Денисович. Он тоже улыбался, как улыбается продавец, предлагая свой товар. - Здравствуйте, Фидель Михайлович! - Пучеглазый подал руку.

Рука была крепкая, спортивная, - Вы, говорят, спец по отслеживанию теневых потоков? - Что ты его спрашиваешь? - встрял Януарий Денисович. Проверь моего спеца на деле. (Фидель Михайлович: "Ого! Уже "моего"! Надо же".) - И к аналитику: - Сегодня он твой начальник. Зовут его Георгий Самойлович. Ну, ни пуха тебе, как говорится... Адью! - И Януарий Денисович оставил специалистов наедине.

Фидель Михайлович знакомился с вычислительной аппаратурой. Да, это не техника фирмы "Лозанд". Аппаратура поражала своим совершенством. О том, что есть такие компьютеры, он только читал. Но, по утверждению людей знающих, такие компьютеры появятся у нас лет через десять. И вот оказывается, они уже появились, установлены и действуют. Вот на чем надо прогнозировать! А что касается выявления потоков теневых капиталов, то здесь их, оказывается, отслеживают не хуже, чем у Лозинского.

Труда не составило понять, что теневые капиталы - это внушительная доля частной собственности, отстегнутая от государственной, считай, на халяву, когда правительство создавало средний класс. Теперь, согласно Основному Закону, частная собственность неприкосновенна: частник лучше знает, что заносить в декларацию о доходах, а что держать в уме. Истинные доходы нигде не фиксируются, как не фиксируется, скажем, истинный тираж ходовой литературы.

Для начала Георгий Самойлович предложил новичку несколько задачек. На засыпку. По характеру теневых потоков уловить тенденцию. Уже через два часа Фидель Михайлович сформулировал заключение.

Потом Георгий Самойлович сел за компьютер и Фидель Михайлович сразу определил - ас. У такой техники дураков не держат. На глазах у новичка он отыскал решение задачки, которую дал на засыпку. Сделал сравнительный анализ. Коротко произнес: - Недурственно.

Неизвестно, кого он похвалил: себя или же новичка? - А теперь дам задачку посложней...

И так до вечера. К концу рабочего дня Фидель Михайлович почувствовал себя усталым. Чтоб давать глазам отдых, он все чаще протирал очки. Это заметил Георгий Самойлович. Успокоил: - Все у вас получится. А за сегодняшнее старание - спасибо. Моя машина к вашим услугам.

Фидель Михайлович попросил шофера отвезти его на Котельническую набережную. Первое, что он увидел, - чемодан ядовито-желтой расцветки. - У нас - гости?

Антонина Леонидовна была почему-то не в домашнем халате, как обычно, а в рабочем костюме, в каком сотрудники фирмы привыкли её часто видеть. Гости, - ответила неопределенно.

Никогда раньше, с тех пор как Антонина Леонидовна купила эту квартиру, сюда она никого не приглашала."Никак отец пожаловал?" - подумал Фидель Михайлович.

Но каково же было его удивление, когда взале с дивана навстречу ему поднялась...Паша, то есть Полин Маккин. За год, с тех пор, как они расстались, она так постарела, что он не сразу её узнал. - Ты - не в Америке?

Паша - в слезы. По её измятому припухшему лицу было видно, что она сегодня уже в волю наплакалась. - Олежка... Олежка! - и завыла тягуче, надрывно. - Что "Олежка"? - Сердце Фиделя Михайловича словно оборвалось Он жив? - Пропал... Украли... - Где? - Там... - А ты... почему ты здесь? Он меня... Ему нужна не переводчица... - Гадина ты...

Он уже не владел собой. Антонина Леонидовна попыталась вернуть его к действительности: - Фидель...

Он понял - сорвался. - Ты заявила? - А то разве нет? - И что они? - Я же не гражданка Америки. Предложили обратиться в российское посольство. А Роберт, ну муж, сказал, что я ему без моего сына не нужна. Он с тебя хотел взять миллион...

Она ещё что-то лепетала, но уже свое, женское, несвязное, но связанное с деньгами, которых Роберту не удалось выколотить. Подвела его Полин. Так подвела!

А Фидель Михайлович слушал бывшую жену и не слушал. Досадовал на Тоню: "Тоже мне - хороша. Вздумала привести на квартиру..."

В тот день, когда он работал в кремлевском вычислительном блоке, в офис фирмы "Лозанд", пожаловала незнакомая женщина. Пожаловала - это мягко сказано. Вломилась, отбросив, как в нокауте, охранника. Когда ей заломили руки, утихомирили, она сказала, что она жена сотрудника этой фирмы. Профессор Белый, у которого она перед этим побывала, любезно ей предоставил адрес фирмы, но телефона не дал. Ему было любопытно: прорвется ли она через заслон охранников? Не прорвалась. Хотя одного так прислонила к стенке, что тот на следующий день не вышел на службу.

Не знали охранники, что ещё несколько лет назад бывшая супруга аналитика увлекалась греблей, даже участвовала в соревнованиях на первенство вузов столицы, имела разряд мастера спорта. И Роберт её не выгнал бы, если б она его не избила. А избивала она его сначала в квартире, потом во дворе дома. Уже после драки к дому бывшего сержанта морской пехоты набежали репортеры. Предложили русской леди тысячу долларов - повторно избить собственного мужа, чтоб вечером показать её на экране в новостях города. Но Паша от этого предложения отказалась - в настоящей драке дублей не бывает.

Охранники фирмы с трудом осилили женщину, пытавшуюся без пропуска проникнуть в офис, позвонили секретарю шефа, что, дескать, какая-то гражданка хочет видеть Рубана. Антонина Леонидовна спустилась в вестибюль, где шесть охранников опекали необычную посетительницу, и чтоб не дать повода для злословия, увезла её к себе на квартиру.

До возвращения Фиделя Михайловича Антонина Леонидовна выслушивала Полин Маккин. Та темпераментно проклинала тот день и час, когда познакомилась с бывшим сержантом морской пехоты, который уже при первом свидании пообещал приобщить её к американским ценностям.

Фидель Михайлович горел желанием вытолкать её за дверь, но его сдерживало спокойствие Антонины Леонидовны. В её взгляде он даже улавливал некоторую веселость. Она улыбалась ещё в прихожей, когда говорила, что в доме гости, верее, гостья, клюнувшая с российской наивностью на соблазнительную приман ку - стать женой американца. А потом оказалось, что не она была нужна бывшему морскому пехотинцу, а её семилетний сын: на нем он рассчитывал сделать бизнес. И вдруг так нелепо упустил выгоду, к тому же с побоями.

Он сумел выкрасть ребенка в России. В России это просто. Но то, что в Америке выкрали у него его добычу, - этого жене он простить не мог. Он заявил в полицию. А в полиции вместо того, чтобы искать мальчика, передали заявление в ФБР. Там сразу же спросили: каким образом ребенок был вывезен из России? Он дал путанные показания. Там ему пригрозили тюремным заключением. Вернувшись домой, он приказал жене убираться из его квартиры он не видит больше смысла для совместного проживания. И для убедительности своих решительных намерений ударил её по лицу кулаком. И тогда она принялась защищаться...

Так и не став гражданкой Соединенных Штатов Америки, Прасковья Маккин вернулась в Россию, но уже без сына.

Там же, на Котельнической набережной, уединившись в кабинет, Фидель Михайлович позвонил Аркадию Семеновичу. Ответила Клара: "Папа ещё не вернулся из Смоленска".Позвонил товарищу полковнику. Товарищ полковник отнесся к сообщению аналитика подчеркнуто спокойно, как бы давая понять, что по-другому не могло и быть. - Завтра поговорим, - пообещал и тут же положил трубку.

Утром товарищ полковник у себя в кабинете-сейфе сказал: - Итак, возвращение блудной дочери состоялось. Это, как я понимаю, сигнал: будем, дорогой друг, готовиться к Мадриду. Сына у неё выкрали по моей просьбе.

Александр Гордеевич Тюлев погиб не на земле, но все-таки от мины: кто-то взорвал его личный самолет.Ядвига Станиславовна Кинская в самый последний момент почему-то от полета отказалась: сослалась на плохое самочувствие.


home | my bookshelf | | Прогнозист |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу