Book: Идеальный поцелуй



Идеальный поцелуй

Анна Грейси

Идеальный поцелуй

Пролог

Дерем-Корт, Норфолк, Англия

1814 год

– Ах ты, дрянная девчонка! – орал старик. Восьмилетняя Грейс Мерридью стояла в углу, поеживаясь от исходившей от него ненависти.

– Ты будешь прозябать в нищете и грязи, одна, никем не любимая, а когда умрешь, даже черви будут презирать твою испорченную плоть.

– Меня обязательно кто-нибудь будет любить, – защищалась девочка. – Мне так мама обещала.

– Эта блудница вавилонская… – выругался он. Грейс не знала, что именно означает слово «блудница», но она поняла, что это что-то плохое. Девочка уперла кулачки в бока и яростно закричала:

– Мама не была блудницей! Она ангел и сейчас наблюдает за нами, а перед смертью она обещала нам – мне и моим сестрам, – что и у нас будут любовь, смех, солнечный свет и счастье, и они у нас будут, и тебе, дедушка, ничего с этим не сделать, потому что ангел сильнее отвратительного старика, который плюется, ругается и воняет.

В глазах у него загорелся дьявольский огонь. Он навис над ней, сжимая и разжимая огромные кулаки. Грейс словно приклеилась к полу и дрожала, потрясенная собственной смелостью. Он убьет ее, она знала это. Она еще никогда не осмеливалась разговаривать с ним таким тоном. Она приготовилась к ударам, которые должны посыпаться на нее, к ярости, которая неизбежно прорвется. Тишина затянулась.

Когда он наконец заговорил, ей стало еще страшнее, потому что на этот раз он не кричал. Он говорил тихо, почти нежно:

– Возможно, твоя мамаша обещала любовь и счастье твоим старшим сестрам, но она никогда не обещала их тебе.

Грейс решительно покачала головой. Сама она не помнила маму, но ее сестры часто рассказывали о мамином обещании.

– Нет, мне тоже, – упорствовала она.

– Этого не может быть – другим, но не тебе, – сказал он со спокойной уверенностью.

Ей стало не по себе. Девочка разжала кулачки.

– Почему не мне?

Она вздрогнула, когда он положил руку ей на голову в уродливой попытке изобразить нежность.

– Потому что ты убила свою маму, Грейс. Никто не пожелает ничего хорошего своему убийце.

Девочка смотрела на него, не понимая, о чем он говорит. Старик повторил, смакуя каждое слово:

– Ты дочь, убившая свою мать. Холодные тиски сжали ее сердце.

– Я не могла этого сделать! Я не убивала!

– Ты была еще маленькой и ничего не помнишь. Ты убила блудницу вавилонскую и переехала жить к дедушке. Так что теперь ты мое создание, а не мамино. – Длинные узловатые пальцы перебирали ее волосы.

Грейс отдернула голову и прикусила костяшки пальцев, чтобы как-то справиться с охватившим ее ужасом. Это не правда, это не может быть правдой!

– Я спрошу сестер. Я не убила ее, я не стала бы этого делать.

– Неужели ты думаешь, что они расскажут тебе правду? Возьмут и расстроят свою любимую сестренку? Ты же не можешь вернуть маму, не так ли? – Он сухо рассмеялся. – Разумеется, они скажут тебе, что я лгу. Но я не лгу, Грейс, я не лгу.

Грейс затошнило от ужаса.

– Ты убила свою маму, Грейс. – Он улыбнулся, обнажив пожелтевшие обломки зубов. – И за это ты умрешь без любви в одиночестве.

Глава 1

Счастливец – и труды, и время

Вложивший в ферму и поля,

Кому лишь радость, а не бремя

Своя земля. Александр Поуп

Шропшир, Англия

1826 год

Желание мстить переполняло его, когда он въезжал в деревню Лауэр-Вульфстон. Его внушительная фигура на огромном черном жеребце, покрытом потом и пылью, привлекала внимание как мужчин, так и женщин. Но ему было безразлично – вызывает он у них интерес или нет.

Завидев выцветшую вывеску «Герб Вульфстона», неподвижно висящую в раскаленном воздухе, он направил коня в сторону трактира. За ним следовала старая, тяжело дышащая белая собака, свесившая язык чуть не до земли.

На скамейке перед трактиром, спрятавшись от жары в тени развесистого бука с пожухлыми листьями, сидели три старика.

Из трактира выбежал худой ребенок в плохонькой одежонке:

– Могу я вам помочь, сэр? Кружку эля? Воды для коня? Или для собаки?

– Какая дорога ведет к замку Вульфстон?

– К замку, сэр? Но мистера Идса нет вот уже…

– Эй, Билли Финн, не приставай к джентльмену с деревенскими сплетнями. – Крупный мужчина отодвинул мальчишку в сторону, с интересом взглянул на всадника и поклонился ему. – Может быть, кружечку для вашей милости? У меня есть неплохой эль, который сам проскочит вам в горло. Настоящее наслаждение в такую погоду. А если вы проголодались, то мясные пироги моей хозяйки славятся в трех графствах.

Незнакомец сделал вид, что не слышит его.

– Мальчик, какая дорога?

Мальчик, поивший его собаку, покосился на хозяина и указал на правую дорогу:

– По этой дороге, сэр. Вы его не пропустите. Хозяин бросил на мальчика предупреждающий взгляд и сказал:

– Но там ведь никого…

Незнакомец бросил парнишке серебряную монетку и продолжил свой путь.

– Будь я проклят! – воскликнул трактирщик. – Интересно, что такому, как он, понадобилось в замке?

Самый старший из трех стариков фыркнул:

– Ты никогда не отличался зоркостью, Морт Фэрклоу. Ты разве не узнал его?

– Откуда? Я никогда его не видел.

– Разве ты не заметил, какие у него глаза? Ярко-золотистые и холодные, как льдинки. Такие глаза и волосы цвета воронова крыла могут быть только у одного человека – Вульфа из Вульфстона.

Среди людей, собравшихся за это время вокруг, поднялся шум.

Одна из девушек вздохнула:

– Он такой красивый, самый настоящий лорд. Мне так нравятся красивые, крупные серьезные мужчины. Со мной он может делать все, что угодно.

Благородный старец резонно заметил:

– Важно понять, что он собой представляет.

– Как это?! – воскликнул паренек.

– Вульфы живут в Вульфстоне уже шестьсот лет, малыш Билли, – объяснил старик. – И бывают они плохие и хорошие. Судьба всей деревни зависит от них. – Он обвел взглядом слушателей и продолжил: – В последнее время у нас были только плохие. А вот когда я был молодым, эх! – Старик сокрушенно покачал головой. – Старый лорд был хорошим. Одним из лучших. – Он выпил остатки эля из кружки и с грустью посмотрел на ее дно. – Интересно, каков-то будет этот?

– Он будет хорошим, – уверенно сказал Билли Финн, крепко сжимая свой шестипенсовик.

Трактирщик покачал головой:

– Щедрый не всегда значит хороший, парень. Старый лорд был ласков с арендаторами, когда ему этого хотелось, но хорошим он совершенно точно не был. – Он сплюнул в пыль.

– Будем надеяться на Леди в сером, – торжественно объявила сгорбленная пожилая женщина с белыми как лунь волосами и черными глазами-пуговками.

Билли Финн предложил ей стул.

– А кто такая Леди в сером, бабушка? Бабушка Уигмор опустилась на стул и кивнула.

– Она присматривает за нашей долиной, охраняет нас, простых людей. Если здесь появится Леди в сером, Вульф будет хорошим. Но о ней давно уже никто не слышал.

Дедушка Таскер добавил:

– Моя мама однажды видела Леди в сером, когда была маленькой. В сером платье, на белой лошади – красива, как утренняя заря.

– Когда здесь появляется Леди в сером, Вульф смиряется.

Трактирщик посмотрел на дорогу, по которой уехал незнакомец, и покачал головой:

– Не думаю, что какой-либо леди, не важно, серая она или нет, удастся его усмирить. Ни у одного человека я не видел таких ярких холодных глаз. Дьявольские глаза!

– Вульфовские глаза, – повторил старик. – Такие глаза были у старого Хью Лупуса.

– Хью Лупуса?

– Разве ты не знаешь? Хью Лупус был первым лордом д'Акром, он прибыл сюда вместе с Вильгельмом Завоевателем. Старый Хью был жестоким человеком с безжалостными глазами, от одного его взгляда у людей кровь стыла в жилах. – Старик откинулся назад, к стене и добавил: – Приближается гроза. Нутром чувствую.

Наемная карета неслась с дикой скоростью. Пыль клубами поднималась над узкой проселочной дорогой, проникала внутрь через окна и оседала на пассажирах. День был жаркий и душный, никто даже и не думал закрыть окна. Кроме того, пыль была лишь малой толикой из свалившихся на них несчастий.

Их болтало и подкидывало на каждой кочке и выбоине. Держаться, кроме кожаных ремней, висящих по двум сторонам кареты, было не за что.

– Как только мы доберемся до Лондона, я добьюсь увольнения этого идиота, – зло пробормотал сэр Джон Петтифер. Он уже дважды сделал замечание кучеру, что они передвигаются по проселочным дорогам слишком быстро. Но тот не очень-то прислушивался к взыскательному пожилому джентльмену в старомодной одежде, который, как оказалось, не слишком охотно давал чаевые.

Грейс Мерридью, крепко стиснув зубы, держалась за кожаный ремень возле себя. Время от времени кучер подкреплялся содержимым кожаной фляжки, и чем больше он пил, тем сильнее гнал лошадей и тем больше раскачивалась и подпрыгивала карета.

Осталось совсем немного, уговаривала себя Грейс. К тому же не ей жаловаться. Она вообще была здесь только потому, что ее лучшая подруга, Мелли Петтифер, попросила ее приехать.

Она, должно быть, сошла с ума, раз согласилась на такую авантюру.

Но Грейс еще никогда не видела Мелли такой несчастной и расстроенной. Да и просьба ее показалась совершенно невероятной, когда она впервые изложила ее Грейс.

– Мне все-таки не придется идти в гувернантки, папа нашел мне мужа! Но когда Грейс начала поздравлять ее, Мелли расплакалась. Это были горькие, жгучие слезы, слезы горя, а не радости.

Карета круто завернула на повороте, опасно накренившись, и Грейс напряглась. Мелли сидела напротив, вцепившись в оконную раму. Бедняжка Мелли! Она была совсем зеленая. За поездку ее уже стошнило три раза. Она и не думала получить удовольствие от этого путешествия, но все обернулось намного хуже, чем кто-либо мог себе вообразить.

Мелли ехала, чтобы уже через несколько недель выйти замуж за человека, которого никогда не видела. Грейс и представить себе не могла, что из этого выйдет. Мелли и самой с трудом верилось в происходящее. Оказалось, что она была помолвлена с Домиником Вульфом, новым лордом д'Акр замка Вульфстон с тех пор, как ей исполнилось девять лет. И никто до сих пор ничего ей не говорил об этом.

Доминик Вульф объявился в Англии впервые за последние десять лет. Он даже не присутствовал на похоронах своего отца, но сэр Джон услышал, что он приехал, и написал ему по поводу обручения.

Все было законно. По словам сэра Джона, от Мелли уже ничего не зависело. Он и старый лорд д'Акр состряпали соглашение много лет назад. Документы были подписаны, и большая сумма денег передана из рук в руки. Сумма, которую сэр Джон давно уже потратил и не смог бы возместить.

Неудивительно, что сэр Джон так скупо тратил деньги на выход Мелли в свет. Финансовые проблемы семьи Петтифер были хорошо известны. Так зачем же тратить деньги, выставляя Мелли на ярмарку невест, когда все уже давным-давно решено, оговорено, подписано, а невеста готова к доставке?

Главной заботой сэра Джона было то, что новый лорд д'Акр никак не хотел возвращаться в Англию. К тому же он мог жениться за границей. Однако Доминик вернулся на родину холостяком, так что теперь ему свадьбы не миновать.

Поначалу Мелли была шокирована этим известием, но вскоре смирилась. Других претендентов на ее руку все равно не было. Да и трудно их иметь, когда ты бедная, некрасивая, пухленькая и до ужаса стеснительная. По крайней мере лорд д'Акр молод.

Какое странное возвращение на родину, думала Грейс. Вернуться, чтобы получить наследство и обнаружить, что к деньгам и землям прилагается невеста. Ему же было только шестнадцать, когда контракт был подписан.

В этом-то и загвоздка – Доминику Вульфу невеста была не нужна. Он интересовался судоходством. Отец Мелли и семейный поверенный ездили к нему в Бристоль.

Сэр Джон решительно отстаивал права своей дочери. Брачный контракт не потерял своей силы и не мог быть расторгнут. Лорд д'Акр унаследует поместье Вульфстон, только женившись на Мелли. Такова была воля его отца. В другом случае он может наследовать, если Мелли скончается или по какой-либо другой причине не сможет выйти за него замуж. И даже тогда он станет наследником, если женится на девушке, которую одобрит сэр Джон.

Поверенные лорда д'Акра тщательно изучили контракт, пытаясь отыскать в нем лазейки, но он был составлен так, что комар носу не подточит. Поняв, что тут ничего не поделаешь, лорд д'Акр согласился жениться, но в письме, которое было получено два дня назад, проинформировал сэра Джона, что это будет фиктивный брак. Он расстанется с невестой у алтаря. Он содержит торговый флот, и жизнь в Англии в его планы не входит.

Мелли была в отчаянии.

– Это означает, что у меня будет дом в Лондоне и куча денег, но не будет детей, Грейс. А ты знаешь, как я хочу детей. Я люблю детей. – Ее мягкое пухлое лицо искажалось от отчаяния, и слезы лились по щекам.

– Твой отец любит тебя. Он не станет насильно выдавать тебя за такого человека, – сказала Грейс. – Просто откажись выходить замуж.

– Нет, он заставит меня, заставит. Он такой непреклонный. Я никогда видела его таким. – Мелли вытерла покрасневшие глаза мятым платком. – Помоги мне, Грейс, я прошу тебя.

И поскольку она всегда защищала Мелли с тех самых пор, когда они повстречались в школе, – и поскольку в ее семье сумасшествие передавалось по наследству! – Грейс не смогла отказать подруге.

Вот так она оказалась в этой проклятой карете в этом отвратительном сером платье и ужасных кожаных ботинках, притворяясь нанятой компаньонкой Мелли. Она могла бы упаковывать вещи, готовясь к увлекательной поездке в Египет с миссис Чивер, богатой вдовой и кузиной мистера Генри Солта, британского посла в Египте и эксперта по египетским древностям. С такими удивительными знакомыми Грейс надеялась замечательно провести время. С раннего детства она мечтала о Египте.

У нее еще будет возможность побывать в этой удивительной стране, пусть даже не удастся пожить в доме посла. А если Мелли выйдет замуж, то это уже навсегда.

Внезапно раздался глухой удар, послышались испуганный писк и кудахтанье. В открытые окна полетели перья. Этот идиот проехал через стаю кур и даже не придержал, судя по силе удара, погибла не одна птица.

Это переполнило чашу ее терпения. Грейс высунулась из окна и заорала на кучера, приказывая ему ехать медленнее. Он в ответ указал на небо и что-то крикнул. Грейс не расслышала его слов, но, взглянув на зловещий купол набухшего темно-серого неба, все поняла.

Он гнал лошадей, чтобы добраться до замка Вульфстон до грозы. Дорога и так была достаточно плохой, когда ее покрывала просто пыль. Во время дождя дорога превратится в непроходимое болото. Они обязательно застрянут. Грейс неохотно села обратно на сиденье.

Сэр Джон недовольно покачал головой.

– Грейсток, Грейсток! Не твое дело вмешиваться! – сказал он ей устало. – Леди Огаста ожидает, что мы научим тебя вести себя надлежащим образом, и я скажу тебе, что ни одна леди никогда бы и не подумала высовывать голову из окна кареты! – Он презрительно посмотрел на нее. – А тем более вопить как иерихонская труба.

– Да, сэр Джон. Прошу прощения, сэр Джон. – Грейс заставила себя сказать это смиренно. Он бросил на нее еще один строгий взгляд, кивнул, как бы удовлетворенный тем, что она приняла к сведению его слова, и опять закрыл глаза.

Было трудно запомнить, что она теперь Грейсток. Она играла роль одной из сирот-воспитанниц ее бабушки Огасты, проходящей обучение, чтобы стать компаньонкой. Она выбрала фамилию Грейсток на случай, если Мелли ошибется и назовет ее Грейс.

Сэр Джон никогда бы не позволил мисс Грейс Мерридью из норфолкских Мерридью, любимице общества, отправиться в это трудное и унизительное путешествие. Но когда служанка Мелли ушла, найдя себе место, где жалованье платили регулярно, девушки воспользовались этой возможностью. Мелли нужна была девушка или дама для сопровождения в пути, а поскольку Грейс, как предполагалось, была сиротой на воспитании, а потому ей можно было не платить, сэр Джон тут же ухватился за это предложение.

Грейс посмотрела на сэра Джона. Он сидел, откинувшись на потрепанную стенку наемной кареты. Глаза его были закрыты, кожа бледная. Ему было почти так же плохо, как и его дочери. «Вот и отлично, – подумала она сердито. – Пусть помучается, не одной же Мелли страдать!»

Грейс не понимала, что происходит. Из рассказов подруги она поняла, что сэр Джон всегда был любящим заботливым отцом. Будучи сиротой, Грейс с жадностью слушала рассказы других детей о своих родителях. Они с Мелли считали, что выезду Мелли в свет помешала лишь бедность семьи, но истинное положение дел оказалось куда серьезнее.

Это каким же отцом нужно быть, чтобы вытворять такое с собственной дочерью?

Бедняжка Мелли, которой никто и никогда еще не делал предложения, была обречена, – если только Грейс не удастся ей помочь, – на брак без любви и детей с человеком, который ее заранее ненавидел.

Грейс задумалась над несправедливостью этой жизни, прижимаясь к кожаному ремню и провожая взглядом проносящиеся мимо деревья. У нее не было недостатка в поклонниках. Большинство из них прельщали ее состояние и красота. Некоторых, возможно, привлекала и она сама.



Проблема в том, что ни один из них не привлекал ее.

Она пыталась влюбиться – некоторые из мужчин, которые делали ей предложение, были очень даже ничего, – но всегда чего-то не хватало, что-то ее останавливало. И проблема была не в недостатке притяжения.

Проблема была в отсутствии веры.

Грейс не разделяла непоколебимую веру в любовь, освещавшую жизнь ее старших сестер. Пруденс, Чарити, Хоуп и Фейт помнили всепоглощающую любовь своих родителей. Несмотря на то что они тогда были еще детьми, они чувствовали ее, чувствовали ее теплоту, ее силу. Они никогда не сомневались в ней. Сестры Грейс знали, что любовь существовала на самом деле, была реальна и всемогуща. Они все верили в обещание их матери: каждая из дочерей найдет любовь, смех, солнечный свет и счастье. Грейс не верила.

Грейс совсем не помнила родителей. Она выросла в холодном угрюмом особняке в Норфолке, а не на итальянской вилле. И в отличие от старших сестер у Грейс не было никаких гарантий, никакого обещания любви от ее дорогой мамочки, которое могло бы ее защитить.

Грейс наблюдала за тем, как влюблялись ее сестры. Их счастье было настоящим и прочным. И они неустанно повторяли ей, что когда-нибудь это произойдет и с ней. «В один прекрасный день мужчина поцелует тебя, и ты тут же поймешь…»

Мамино обещание, напоминали они. Мамино обещание.

Грейс так упорно пыталась поверить, так упорно пыталась влюбиться, но… не могла.

Она флиртовала и с юмором отражала атаки мужчин, не принимая их близко к сердцу, стараясь никого не обидеть и не вызвать подозрения.

Слова деда преследовали ее каждый раз, когда девушку одолевали грусть и уныние, каждый раз, когда ей в очередной раз не удавалось почувствовать больше, чем просто искру притяжения к какому-нибудь поклоннику. Она не могла выйти замуж за мужчину, даже очень хорошего, чьи поцелуи оставляли ее равнодушной.

Это не важно, сказала она себе в тысячный раз. Множество людей неплохо живут и без любви. Она вполне могла прожить хорошую жизнь. И не просто хорошую – она намерена сделать ее замечательной.

Теперь Грейс почти ни от кого не зависела. Ей шел двадцать первый год, и скоро она сама начнет распоряжаться своим состоянием. А как только это произойдет, она сможет жить как и где захочет. Она могла отправиться на поиски приключений, о которых мечтала всю жизнь: путешествовать по Египту, Венеции и Константинополю, увидеть все чудеса мира, прокатиться на верблюде, пересечь Альпы на воздушном шаре, как когда-то сделали ее родители, и ей не придется спрашивать у кого-либо разрешения.

Если бы она вышла замуж, ее тело принадлежало бы ее мужу, как и ее состояние. Карета подпрыгнула и затряслась. Никакие поцелуи не стоили этого.

– Приведи себя в порядок. У тебя волосы совсем растрепались.

– Да, сэр Джон. – Грейс подняла руки, чтобы оправить прическу, и вздрогнула, прикоснувшись к грубо покрашенным локонам. Теперь-то никто не признает в ней Грейс Мерридью.

Следуя инструкциям Грейс, служанка бабушки Огасты, Консуэла, постригла ее покороче и покрасила волосы в темно-каштановый цвет. Повинуясь внезапному порыву, она нарисовала на лице, руках и шее Грейс веснушки. Хна так сильно въелась в кожу, что теперь эти веснушки не смывались.

Консуэла заверила бабушку Огасту, что со временем они сойдут. Грейс придется возобновлять их время от времени, но близорукий сэр Джон ни за что не признает в ней мисс Грейс Мерридью, славившуюся своими золотистыми локонами и нежно-розовым цветом лица. Он встречал Грейс всего несколько раз с тех пор, как девочки окончили школу. Возможно, он еще и узнал бы ее, будь она самой собой, но в таком виде, Грейс надеялась, он ее не узнает. Она оказалась права.

Она внезапно почувствовала острую боль от потери своих длинных золотистых волос. Дети Мелли, напомнила она себе уже в который раз.

Грейс не разделяла любви Мелли к детям. Ей нравились дети, но только после того, как они уже начинали говорить и ходить и становились маленькими людьми. Мелли же нравились младенцы, даже самые одутловатые, мокрые и пахучие.

Мечты Мелли были предельно просты. Ей не нужны были лорд, дом в Лондоне и куча денег. Она хотела найти хорошего человека, который любил бы ее, женился бы на ней и подарил ей много детей. Об этом мечтала любая девушка, как казалось Грейс.

Любая девушка, кроме нее самой.

Именно поэтому она решительно настроилась помочь Мелли претворить ее мечты в жизнь. Обрезать волосы ей ничего не стоило. Волосы отрастут снова. А вот мечты – нет. Мечты разбиваются, а иногда это стоит мечтателю жизни.

Лорд д'Акр, Доминик Вульф, владелец замка Вульфстон, мог подавиться своими денежными мешками и пародией на брак.

Грейс спасет свою подругу. Она была Грейс Мерридью, странствующим рыцарем! Она поразмыслила над этим определением и решила, что, возможно, была все же странствующей рыцаршей.

Доминик Вульф проехал последние несколько миль медленно, низко наклонив голову навстречу поднявшемуся ветру. Серые облака сгущались, заволакивая небо. Летние грозы всегда такие бурные и яростные: гром и молния. Он подумал, что успеет добраться до Вульфстона, прежде чем разразится гроза.

Как всегда от одной мысли о Вульфстоне Доминик напрягался. Он хотел бы никогда не видеть этого места. Черт бы подрал этих Петтиферов и их неожиданное решение сюда приехать! Нужно было лучше разъяснить сэру Джону, каким именно было их соглашение. Дочка могла вообразить, что едет осматривать свой будущий дом. Он сжал губы.

Молния прорезала небо, и вдалеке раздался приглушенный раскат грома. Молодой человек взглянул на собаку, плетущуюся рядом. Ее уши недовольно прижались. Шеба боялась грома. Доминик нагнулся, подхватил ее и усадил перед собой в седле. И лошадь, и собака уже привыкли так передвигаться.

Это путешествие было длинным. Если бы он узнал обо всем заранее, то поехал бы в карете. Доминик пытался задержать Петтиферов в Лондоне, но его посыльный вернулся и сказал, что они уже уехали. И если Доминик хотел поспеть в замок прежде них, следовало отправляться верхом.

Теперь уже недалеко.

Он увидел силуэт башни, прорисовывавшейся сквозь листву деревьев. Вульфстон! Доминик почувствовал какую-то странную дрожь. Страх? Злость? Предчувствие? А может быть, и частичка того страстного желания, которое он испытывал в детстве, в то далекое наивное время, когда ему еще не терпелось увидеть Вульфстон. Крохотная частичка, которой удалось пережить его взросление, его знание.

Он отвел взгляд, во рту появился неприятный привкус. Вульфстон. Место, за которое была продана его мать. А теперь и он сам.

Через десять минут Доминик оказался перед огромными железными воротами, висящими немного под углом. Поддерживали их два огромных воротных столба, на вершине каждого красовался оскалившийся волк. К левому была пристроена наполовину каменная, наполовину деревянная сторожка. Она выглядела заброшенной. Ворота были открыты. Приветствуя его? Доминик в этом сомневался.

Опять послышался раскат грома, на этот раз ближе, и его собака задрожала. Доминик направил Экса вверх по тропинке. Прибежище от дождя, вот и все, чем был для него теперь Вульфстон.

Когда Доминик увидел замок, у него перехватило дыхание. Возведенный из местного серого камня, он зловеще возвышался, доминируя над долиной, по которой недавно проехал молодой человек. Он был такой холодный, древний и отталкивающий, дом, привыкший к сражениям и войнам. А также ненависти!

Его родовое гнездо – уродливое и внушающее страх. Оно не стоит того, чтобы пожертвовать ради него чьим-либо счастьем.

Его мать почти никогда не заговаривала о нем. При одном упоминании об этом месте в глазах у нее появлялось затравленное выражение, которое он все детство пытался оттуда прогнать, выражение, которое до сих пор преследовало его.

– Если ты когда-нибудь поедешь туда, ты поймешь, почему я никогда о нем не разговариваю, – сказала она однажды. Теперь он увидел его и все понял.

На подъездной дорожке тут и там между камнями разрослись сорняки. Лужайку перед домом давно никто не стриг. Доминик нахмурился.

Его внимание привлекло движение под кронами дубов, росших в стороне: там расхаживали три серебристые кобылы, выглядевшие бледными и нереальными в предгрозовом освещении. Прекрасные создания с изящно выгнутыми шеями и большими черными глазами.

Арабские скакуны! Невероятно ценные животные. Почему же они бродят тут без присмотра? Главные ворота открыты, они совершенно спокойно могут уйти куда угодно. А может быть, наоборот, забрели сюда?

Одна из кобыл сторонилась остальных. Она двигалась не переставая. Ее живот раздулся до такой степени, что, казалось, вот-вот разорвется.

Доминик нахмурился еще больше. Ни одна лошадь не должна бродить вот так без присмотра, не говоря уже о жеребой кобыле. Особенно когда надвигается шторм. Он оглянулся, но вокруг не было ни души. Странно! В замке должно быть полно слуг.

Доминик посмотрел на собирающиеся облака, грозно нависшие над долиной, и направил коня в глубь двора, к конюшням. Какой-то идиот выпустил кобыл, и его следовало отчитать за это. Жеребой кобыле нужно находиться в помещении, а не бродить в грозу под открытым небом.

Доминик подъехал к парадной двери и дернул за шнурок колокольчика. Он глухо прозвенел где-то внутри, но никто не откликнулся. Если верить книгам отчетности, жалованье исправно выплачивалось, так где же слуги? Сейчас у него не было времени на раздумья, разобраться со всем можно и попозже.

Огромная каменная конюшня находилась за домом, но также выглядела заброшенной. Копыта его коня глухо процокали по пыльным камням. Судя по всему, здесь уже несколько месяцев не было ни человека, ни животного.

Слава Богу, денники были довольно чистыми, а в проходе лежало несколько серых тюков сена, которые внутри оказались свежими и душистыми.

Доминик быстро расседлал Экса, смахнул с него пыль, напоил коня и собаку, а затем приготовил еще несколько денников, включая один для готовой родить кобылы на другом конце конюшни. Наконец, он запер собаку. Она скулила и скреблась в дверь, но он не обращал на нее внимания.

Проклиная свое невезение, Доминик вышел наружу, чтобы поймать жеребую кобылу до того, как разразится гроза.

Грейс вцепилась в кожаный ремень, ногами она упиралась в сиденье Мелли. Мелли, в свою очередь, упиралась ногами в ее сиденье. Они болтались, подпрыгивали и дико раскачивались из стороны в сторону. Карета теперь неслась с сумасшедшей скоростью.

Они уже должны быть недалеко от Вульфстона.

Небо прорезала молния, и по долине прокатился раскат грома. Внезапно карета резко накренилась влево и чуть было не перевернулась. Спасло их только то, что она проехалась по чему-то высокому и выправилась. Грейс мельком успела увидеть воротные столбы, украшенные сверху какими-то животными. Собаками? Нет, волками.

Вульфстон! Наконец-то. Слава Богу! Может быть, им даже удастся добраться туда живыми, отстранение подумала она.

Карета катилась по выложенной булыжником дороге, и Грейс выглянула из окна, пытаясь разглядеть замок. Увидев его, она остолбенела. На фоне холмов и грозового неба он выглядел бледным и серым, в нем таилась какая-то угроза. Было видно, что многочисленные владельцы на протяжении поколений расширяли и достраивали его.

Отвратительное смешение стилей, вот как сэр Джон охарактеризовал этот дом, читая им лекцию в начале путешествия. На Грейс же он оказал завораживающее действие: странные пристройки, башни, зубцы стен, остроконечные крыши, бойницы и несколько великолепных окон в готическом стиле. Девушка надеялась, что там есть и горгульи. На таких зданиях обязательно должны быть горгульи.

В солнечный денек парадные комнаты дома должны заполняться светом, поскольку двенадцать просторных окон смотрели на юг. Вдруг темные облака раздвинулись, и луч послеобеденного солнца коснулся стекол. На мгновение они вспыхнули как золотые.

– Какая красота! – проговорила Грейс, но слова ее заглушила молния, ударившая прямо перед каретой. Лошади заржали и встали на дыбы, гром загрохотал над самым ухом, карета повалилась на бок, и раздался оглушительный треск дерева. Пассажиров разбросало по карете как мячики.

Все поглотили звуки разбушевавшейся стихии.

Глава 2

Первое впечатление обманчиво.

Овидий

Первой очнулась Грейс. Ей казалось, будто ее избили. Болели рука и голова. Придя в себя, она поняла, что ничего серьезного с ней не произошло. Ее трясло, она была вся в порезах, но ни переломов, ни сильных ушибов не было.

Она повернулась к подруге:

– Мелли, с тобой все в порядке?

Мелли застонала. Грейс склонилась над ней. Мелли вновь застонала и открыла глаза.

– Что случилось?

– Карета перевернулась. С тобой все в порядке? Ты можешь двигаться?

Мелли неуверенно пошевелилась.

– Кажется, да. Больно, но, похоже, со мной все в порядке. – Она потянулась. – Ой! У меня по всему телу пойдут синяки. А папа? Что с ним?

Сэр Джон был в сознании и дышал, но выглядел далеко не лучшим образом. Он слабым дрожащим голосом пробормотал:

– Вытащите меня из этой штуковины.

Дыхание вырывалось у него из груди с разрывающими душу звуками.

– Побудь с ним, Мелли, а я пойду позову кого-нибудь на помощь.

– А что, если… – Грейс не услышала окончания предложения, она вылезала из кареты через окно. Дверью воспользоваться она не могла, так как та оказалась под ними. Вновь мелькнула молния и разверзлись хляби небесные.

Лошади нервно дергались на месте, дрожа от страха и усталости. Ударила молния. Они рванулись в сторону от страха. Девушка даже увидела белки их глаз. Одна из лошадей запуталась в поводьях. Если они дернутся еще раз, то могут утащить за собой карету.

Прикрывая лицо от потоков воды, Грейс оглянулась. Несомненно, кто-то должен был слышать удар и прийти на помощь. Она увидела неподвижную темную фигуру, лежащую на гравии. Кучер. Она подбежала к нему и нагнулась над его распростертым телом:

– С вами все в порядке?

Он шевельнулся, застонал, а затем пьяно выругался. Мужчине с трудом удалось сесть, и он сфокусировал взгляд на Грейс.

– Ч-что случилось? – Он слабо улыбнулся ей, выругался, и тут его вырвало, в нескольких сантиметрах от её ботинок.

– Поднимайся, ты, свинья! – заорала на него Грейс. – Ты разбил карету, а теперь лошади запутались в поводьях. Они в любой момент могут утащить карету за собой.

– Разбил карету? – тупо переспросил он.

– Да! Поднимайся и помоги мне вытащить сэра Джона и Мелли.

Мужчина, шатаясь, поднялся на ноги, с ужасом взглянул на лежащую на боку карету, выругался и побежал по дорожке. Грейс кричала ему, чтобы он немедленно вернулся, но тот не останавливался.

И она знала почему. Его скорее всего посадят за решетку или даже сошлют на каторгу за его небрежность.

Лошади опять рванули и еще больше запутались в постромках. Грейс нагнулась и вытащила нож из-за отворота своего ботинка. Ни одна девушка Мерридью не путешествовала безоружной, а времени одолжить пистолет ее сестры у Грейс не было. Спрятав нож в рукаве, она медленно и уверенно подошла к лошадям, пытаясь успокоить их. Они нервно вскидывали головами, но дали ей подойти достаточно близко, чтобы схватить их под уздцы, обрезать сдерживающие их ремни и отпустить на свободу. Они галопом помчались к ближайшим деревьям.

Теперь нужно найти подмогу. Девушка наклонила голову навстречу проливному дождю и побежала по дорожке к большому серому дому. Не было видно ни единого огонька. Разумеется, был еще день, темнота наступила только из-за грозы, но гостеприимным дом определенно не выглядел.

Она взбежала по ступеням. На двери висел большой молоток в виде оскалившейся морды волка. Грейс изо всех сил постучала, а затем подергала дверную ручку. Прижав ухо к двери, она смогла расслышать вдалеке звон колокольчика. Она подождала, но дверь ей никто не открыл.

Похоже, в доме никого не было. Но как это возможно? Мелли же приехала с визитом, их должны были ждать.

Времени раздумывать не было. Грейс обогнула дом по дорожке и нашла несколько задних дверей, но и тут ей не повезло. Она постучала, но никакого ответа не получила. Все двери были заперты. Может быть, пьяный кучер привез их не в тот дом? Это место было совершенно заброшено.

По одну сторону мощеного двора Грейс увидела неухоженный огород. По другую расположилось большое каменное здание с арочным входом – конюшня. Тяжело дыша, девушка побежала туда.

Внутри она остановилась, ожидая, пока глаза привыкнут к темноте. Здание было большим и напоминало пещеру. Дождь барабанил по черепичной крыше. У двери были свалены тюки свежего сена, на крючках висела упряжь, вся покрытая пылью, за исключением одного необычно выглядящего седла и уздечки, ухоженных и вычищенных до блеска. Конюшню разделял длинный проход, по обе стороны которого находились денники. Большинство из них пустовало, но четыре двери были закрыты только наполовину: верхние створки были откинуты. Из одного стойла выглядывала серая лошадь. Ее глаза были большие, темные и умные.



Слава Богу! Теперь она по крайней мере могла съездить за помощью.

Ветер немного стих, и Грейс расслышала чье-то повизгивание и низкий мужской голос. Она побежала вперед и, добежав до приоткрытых дверей, услышала его вновь. Он был слишком приглушенным, чтобы девушка могла разобрать слова, но это был не английский язык.

– Помогите! – закричала Грейс. – Пожалуйста, помогите! Произошел несчастный случай, мне нужна помощь.

Через дверь одного из денников перегнулся мужчина.

– Откуда, черт возьми, вы здесь взялись? – Он говорил с неизвестным Грейс акцентом.

Он выглядел так, что у нее перехватило дыхание. Нет, это от бега, сказала она сама себе. Мужчина был высокого роста, лицо грязное и небритое, его густые черные волосы спутаны, и их не мешало бы постричь. Его суровое лицо было худым и… Он смотрел на нее странными холодными золотистыми глазами, всем своим видом выказывая нетерпение.

– Я полагаю, вы пришли из-за кобыл. – Он окинул Грейс взглядом, задержав его там, где мокрая одежда облепила ее тело. И странные золотистые глаза вспыхнули.

Грейс сейчас было все равно.

– Я ничего не знаю ни про каких кобыл. Мне нужна помощь, произошел несчастный случай.

Мужчина быстро перевел взгляд на лицо девушки.

– Какой несчастный случай?

– Наша карета перевернулась. Там, на подъездной дороге.

Он пробормотал что-то себе под нос. Не по-английски.

– Кто-нибудь пострадал?

– Не очень, но они застряли в карете, а кучер убежал. Он был пьян! Вы должны пойти со мной сейчас же!

Он поразмыслил над ее словами.

– Значит, никто не умер? И не истекает кровью?

– Нет, – сказала она в отчаянии. – Но карета упала дверью на землю, и они не могут выбраться. Вы должны немедленно помочь им!

– А лошади не пострадали? – Мужчина вышел из денника.

Он, должно быть, цыган, подумала Грейс. Он для этого достаточно смуглый. Не носит пальто или пиджак, одет в покрытые грязью ботинки и перепачканные штаны из оленьей кожи. Трудно определить первоначальный цвет его рубашки, рукава которой высоко закатаны, обнажая загорелые руки. Но ей это безразлично. Он выглядел сильным и сноровистым, что и требовалось в данный момент.

– Нет, с ними все в порядке. Пожалуйста, поторопитесь!

– А вы кто такая? – Он аккуратно прикрыл за собой дверь в стойло.

Грейс чуть не заплакала, топнув ногой от нетерпения.

– Меня зовут Грейсток, а кто я такая, не имеет никакого значения.

– Ну, я бы так не сказал. А теперь успокойтесь, Грейсток. Никто не пострадал. Я иду. Все будет в порядке. – Голос у него был глубокий, спокойный и уверенный.

Она снова попыталась убедить его, что необходимо торопиться.

– Мисс Петтифер там, в карете… – Грейс указала рукой в сторону подъездной дороги. – Мисс Петтифер – невеста лорда д'Акра и скоро будет вашей хозяйкой, так что позовите вашего хозяина, немедленно!

– Я никого не называю своим хозяином. – Его спокойствие бесило девушку. Он смотрел на Грейс, и в глубине его глаз плясали озорные огоньки. – А вот насчет хозяйки я бы не возражал. Вы тоже скоро будете моей хозяюшкой, Грейсток? – Он подтянул штаны. – Хозяюшка бы мне не помешала. А то давненько уже…

Грейс была шокирована, но понимала, что не дело пререкаться с невоспитанным цыганским дьяволом с золотистыми глазами. Она сухо сказала:

– Вы понятия не имеете о приличных манерах, ваши мозги нужно как следует вычистить, точно так же, как и ваше тело! А теперь поторапливайтесь!

Он улыбнулся легкой озорной улыбкой и решительно пошел вперед. «Наконец-то», – подумала она, но тут он резко повернулся и оказался прямо перед ней. Слишком близко для простого разговора. Прежде чем Грейс успела что-либо сделать, ее лицо оказалось у него в ладонях, и она больше ничего не видела, кроме его глаз. Они были странного цвета, как светлый золотистый янтарь, окруженные тонкой черной линией. Они сияли под черными бровями.

Она была в ловушке и даже пошевелиться не могла.

Его взгляд блуждал по ее лицу, лаская его.

– Эти веснушки настоящие? – спросил он нежно. Его голос эхом отдался в ее теле. К удивлению Грейс, грязью от него совсем не пахло, только лошадьми, что и неудивительно.

Она оттолкнула его.

– Немедленно прекратите! Там произошел несчастный случай! – напомнила она ему самым строгим голосом, на который была способна.

– Но ведь никто не пострадал, – сказал он и поцеловал ее. Это был быстрый и жаркий поцелуй, и Грейс прочувствовала его всем своим существом.

Он отпустил ее и стоял рядом, глядя на нее сверху вниз. Лицо его ничего не выражало.

– А вот этого я не ожидал, – пробормотал он. – Может быть, случайность?

Грейс попыталась отойти назад, но оступилась и покачнулась. С ее ногами творилось что-то неладное. Она схватилась за его руки, чтобы не упасть. У него были сильные мускулистые руки.

Небо прорезала очередная молния, над долиной разнесся раскат грома.

Это вернуло девушку к реальности. Она отпрянула, вытерла рот и с яростью посмотрела на незнакомца. Спохватившись, что все еще держит его за руку, она воспользовалась этим, чтобы потянуть его к двери.

– Там произошел несчастный случай!

– Да, вы уже говорили. Никто не пострадал, и они застряли в карете под дождем. А тем временем мне нужно кое-что проверить.

Мужчина снова поцеловал ее, опять быстрым жарким поцелуем, и вновь этот поцелуй лишил ее способности мыслить. И когда он отпустил ее, голова у нее кружилась, а ноги не слушались.

– Итак, – сказал он, подумав немного, – вовсе и не случайно. Кто бы мог подумать? – Он поддержал ее и улыбнулся.

Эта улыбка воплощала собой мужское самодовольство. Грейс ударила его по лодыжке. Улыбка стала еще шире.

– Ой, – сказал он тихо и учтиво. Она ударила его еще раз, посильнее.

– Эффект был бы лучше, если бы на мне не было ботинок, – как бы извиняясь, сказал он.

Грейс дернула его за руку.

– Слушайте, вы, цыган! Там произошел несчастный случай и…

Мужчина неестественно сильно вздрогнул и воскликнул:

– Несчастный случай?! Что же вы сразу не сказали?

И прежде чем Грейс успела возразить, он схватил ее за руку, вытащил на улицу и побежал. Грейс внезапно обнаружила, что чуть ли не летит над землей, задыхаясь и поскальзываясь, делая по два шага на каждый его шаг.

– Итак, когда все это закончится, вы помоете меня, как и обещали? – поинтересовался он на бегу. От взгляда, который незнакомец на нее при этом бросил, у Грейс парализовало мозг.

– Нет! – выдохнула она, несясь за незнакомцем по дороге. Ее ноги едва касались земли.

– Нет? Ну ладно. – Улыбка прорезала его темное небритое лицо. – Скажете, когда вам будет удобнее.

На повороте он заметил:

– Вижу, что веснушки не смываются – значит, настоящие. – Он и не думал снижать темп. И при этом у него даже не сбилось дыхание.

У Грейс голова кружилась от нереальности всего происходящего.

– Да, конечно, они настоящие, – солгала она. Веснушки были необходимой деталью ее маскарада.

– Удивительно. Я еще никогда не видел таких веснушек – они все одного цвета и формы. Жду не дождусь, когда смогу проверить, покрывают ли они все ваше тело, или только… избранные места.

Он был просто возмутителен. У него не было никакого представления о том, как следует себя вести. Как он смеет разглагольствовать о ее веснушках, когда они находятся в такой критической ситуации?

У Грейс хватало дыхания только на то, чтобы бросать на него гневные взгляды и бежать. Несколько минут назад она была промокшей, испуганной и уставшей. Все ее тело болело от ударов о стенки кареты.

Теперь же она была в ярости.

И чувствовала себя энергичнее, чем когда-либо в жизни.

Это из-за опасности, грозившей ее подруге и ее отцу, уговаривала она себя.

Они спешили по подъездной дороге так быстро, что ее ноги едва касались гравия. Падение ей не грозило: он был очень сильный и поддерживал ее своей большой теплой рукой. Но он не отрываясь смотрел на нее совершенно неподобающим образом.

Это ее как раз и раздражало! Она была вне себя от беспокойства за Мелли и сэра Джона, а этот… этот дьявол отвлекал ее на какие-то совершенно неуместные мысли.

Увидев карету, мужчина замедлил бег от удивления.

– А где же лошади?

– Я обрезала постромки. Я думала, они могут утащить за собой карету.

Незнакомец с интересом посмотрел на Грейс.

– Молодец. Чем же ты их обрезала?

– Ножом, разумеется.

Он нахмурился, но они уже подошли к карете, и больше не расспрашивал ее. Мелли высунула голову из окна.

– Слава Богу, вы здесь! – воскликнула она, когда они подошли ближе. – Папе совсем плохо.

У другого окна они увидели сгорбившегося сэра Джона. Кожа у него приобрела нездоровый желтоватый оттенок. Внезапно он широко открыл глаза и посмотрел прямо на цыгана, пришедшего с Грейс.

– Д'Акр, – сказал он.

– Сэр Джон, – поздоровался цыган.

– Д'Акр?! – воскликнула Грейс. – Вы лорд д'Акр?

– Кто же еще? – Он подмигнул ей. А затем поморщился, когда она изо всех сил ударила его по руке. – Ой! За что?

– Вы прекрасно знаете за что. – Ничего себе – лорд д'Акр! И вся эта чепуха про хозяюшек! А затем у него еще хватило наглости поцеловать ее, хотя он знал, что его невеста сидит в опрокинувшейся карете и не может оттуда выбраться. Негодяй!

Он улыбнулся ей, давая понять, что знает, за что она его ударила, затем заглянул в карету через окно и спокойно сказал:

– Мисс Петтифер, я сейчас залезу внутрь, пожалуйста, отодвиньтесь в сторону.

К удивлению Грейс, он быстро подтянулся на руках и влез в карету через окно ногами вперед. Ему пришлось приложить некоторые усилия, чтобы протащить плечи – они были слишком широкими, но Грейс поразили его сила и гибкость.

Через какое-то время д'Акр выглянул и обратился к ней:

– Кажется, сэр Джон не ранен, но мне не нравится цвет его лица. Отойдите, я вышибу стенку кареты.

Прежде чем она сообразила, что от нее требуется, раздался громкий удар, за которым последовал еще и еще один. Древесина затрещала, д'Акр ударил еще несколько раз, и в стене появилось неровное отверстие. Еще несколько ударов – и стенка рухнула.

Первой наружу выбралась Мелли, опираясь на руки Грейс и лорда д'Акра.

– А теперь, Ясные Глазки, забирайтесь сюда. Мне потребуется помощь, чтобы вытащить этого пожилого джентльмена.

Ясные Глазки! Наверное, это относилось к ней, подумала Грейс, пробираясь среди обломков.

– Держите его за ноги, а я буду тащить его снаружи, – проинструктировал он.

Вдвоем им удалось вытащить сэра Джона. Он подхватил его как ребенка и понес вверх по дороге к замку.

Грейс взяла Мелли за руку, и они побежали следом. Дождь усилился, почти ничего не было видно, а камни стали скользкими. Грейс поспешила к парадной двери.

– Но там никто не отвечает, – вспомнила она. – Как же мы попадем внутрь?

– Ключ у меня в кармане, – ответил он. – В правом. Камзола на нем не было. Грейс залезла в правый карман его штанов из оленьей кожи. Они и до этого были не слишком широкие, теперь же намокли и облегали его тело как вторая кожа. Она еще никогда так интимно не прикасалась к мужчине.

В кармане было много всякой всячины, поэтому ей пришлось как следует пошарить, прежде чем она отыскала ключи. Ситуация была напряженная, но все же Грейс не могла не думать о его теплом теле. Она вспомнила о кратких, потрясших ее поцелуях, и щеки ее потеплели, несмотря на холодный дождь.

Грейс нашла большой старомодный медный ключ и вставила его в замок. Механизм был тугой, и девушке пришлось приложить усилия, чтобы повернуть ключ, но уже через мгновение в замке что-то щелкнуло, и Грейс смогла распахнуть массивные дубовые двери. Промокшие до нитки, они прошли в огромный проем двери замка Вульфстон. Он оказался неуютным, холодным и пыльным, но по крайней мере им удалось укрыться от дождя.

Они остановились на мгновение, чтобы перевести дыхание. Они стояли, оглядываясь по сторонам, и Грейс увидела горгулью, которую так надеялась здесь найти. Она находилась высоко под потолком и как бы наблюдала за холлом. Выполнена она была не из камня, а из дерева. На сильном лице выделялись грустные мудрые глаза. Казалось, она смотрит прямо на девушку. Бедняге не помешала бы небольшая чистка.

– Куда нам поместить папу? – спросила Мелли.

– Понятия не имею, – проворчал лорд д'Акр. – Найдите комнату с диваном или чем-нибудь еще, чтобы можно было положить его.

Грейс удивленно взглянула на него, но времени задавать вопросы не было. Она побежала искать комнату. Первая же дверь вела в гостиную, в которой в числе прочей мебели был и диван. Грейс скинула с него покрывало, и д'Акр опустил сэра Джона на диван.

Молния осветила комнату неземным светом, гром эхом прокатился по дому. Д'Акр нахмурился. Старик выглядел ужасно. Кожа у него была желто-серого оттенка и лоснилась от пота, глаза были закрыты, а грудь вздымалась и опадала в жадных попытках урвать немного воздуха. Черт, если старик умрет, он останется с его дочуркой на руках.

Мисс Петтифер что-то сказала, но слова ее невозможно было расслышать из-за разбушевавшейся стихии. Дождь и ветер били в окна. Она сделала еще одну попытку, на этот раз схватив свою подругу за плечо и прокричав что-то ей в ухо. На него внезапно нахлынуло воспоминание об их поцелуе, но исчезло оно так же стремительно, как и возникло.

– Я принесу, – сказала Ясные Глазки. – Где оно?

Его невеста прокричала что-то в ответ, девушка кивнула, быстро обняла ее и выбежала прочь.

Доминик склонился над диваном, наблюдая затем, как мисс Петтифер ослабляет узел на галстуке сэра Джона. Было видно, что она охвачена волнением, но, помогая отцу, девушка оставалась спокойной и невозмутимой. Это произвело на Доминика благоприятное впечатление.

Старик выглядел так, словно находился на пороге смерти. Доминик нагнулся и прокричал на ухо Мелли:

– Я отправляюсь за доктором! Она кивнула:

– Поскорее, пожалуйста.

Доминик поспешил в конюшню, где оседлал арабскую кобылу. Ему удалось поймать только двух кобыл, третья исчезла под дождем. Слава Богу, у него была эта лошадь. Его собственный конь, Экс, слишком устал после изнурительного путешествия.

Он заглянул в денник к жеребой кобыле. Она все еще не разродилась. Возможно, это произойдет ночью, подумал он. Обычно именно так все и происходит.

На крючке на стене он нашел старый черный дождевик, накинул его поверх собственной промокшей одежды и взобрался на лошадь. Он замешкался, не зная, куда ехать. В конце концов он решил, что может разузнать дорогу в деревне, и выехал под дождь.

Его кобыла была храброй маленькой красавицей: она и ухом не повела, выйдя на улицу в грозу. Он проехал по дороге прочь от замка, поравнялся с опрокинутой каретой и тут заметил какое-то движение. Доминик остановился, заслонив глаза от дождя, и изумился, увидев хрупкую фигуру, подхлестываемую дождем, которая пыталась тащить по грязи огромный чемодан. Грейсток.

Вот за чем ее послала мисс Петтифер. Ясные Глазки была кем-то из прислуги, это было ясно с самого начала. Никто по доброй воле не оденется в такую невзрачную одежду.

Она сгорбила спину навстречу ветру и проливному дождю. Мокрые юбки облепили ее стройные ноги. Доминик почувствовал приступ ярости. Отправиться по поручению за багажом в такую погоду!

Он спрыгнул с лошади, схватил девушку за плечи и закричал:

– Бога ради, бросьте багаж, пока не кончилась гроза! Немного воды ему не помешает, а в такую погоду никто его не украдет. – Ее тело было маленьким, мокрым и холодным у него в руках. Как смела она рисковать собой в такую погоду ради чьих-то чемоданов?

Доминик попробовал прикрыть ее от непогоды своим плащом и отвести обратно под охрану Вульфстона, но, к его удивлению, она вырвалась и нагнулась, чтобы тащить тяжелый кожаный чемодан дальше.

– Лекарство сэра Джона! – прокричала она. – Оно в одном из этих больших чемоданов, только я не знаю, в каком именно. Они слишком тяжелые для меня.

Доминик бросил ей поводья:

– Тогда подержите лошадь. Я отнесу все в дом и вернусь через несколько минут.

– Вы собирались позвать доктора? Это далеко отсюда? Он пожал плечами:

– Понятия не имею. Узнаю в деревне.

Она выглядела так, будто вот-вот утонет. Доминик сорвал свой плащ и накинул его ей на плечи, укрыв капюшоном ее промокшие локоны. Ее лицо осунулось от холода и беспокойства. Он сжал ее плечи.

– Конечно, жаль, что приходится задержаться, но, возможно, это лекарство как раз то, что ему сейчас нужно.

Доминик взял по чемодану в каждую руку.

– Ты сможешь отнести мелкий багаж, когда я вернусь. А как только войдешь в замок, тут же смени эту промокшую одежду, слышишь? Я не хочу, чтобы ты простудилась.

Он быстрым шагом направился к дому, оставил чемоданы в холле и бегом вернулся обратно. Однако когда он добрался до кареты, там не оказалось ни Грейсток, ни кобылы. Куда, черт возьми, они делись?

Не могла же она сама отправиться за доктором?

Нет, она же просто прислуга. Слуги не ездят верхом. Она, наверное, выпустила поводья, и кобыла убежала. Наверняка бедняжка сейчас где-то под дождем пытается найти сбежавшую кобылу. Доминик выругался. Неужели она решила, что он сошлет ее на каторгу за то, что она потеряла лошадь?

Это даже не его лошадь!

Не прекращая ругаться, Доминик подхватил оставшийся багаж и вернулся в дом. Он взгромоздил на Экса одно из старых пыльных седел, надел свое огромное пальто и вновь выехал в грозу.

Сначала он найдет доктора, а потом поищет девушку.

Но удача отвернулась от него.

Доминику потребовалось больше часа, чтобы найти дом доктора, и к этому времени он был уже в ярости. Деревня идиотов! Каждый житель, к которому он обращался, указывал ему новое направление. Да и нашел-то он пристанище эскулапа совершенно случайно. Он остановился у большого опрятного дома в надежде, что его обитатели окажутся разумнее остальных жителей деревни.

– Где живет доктор? Конечно, здесь! – заявила женщина, открывшая дверь. Она смотрела на Доминика так, словно сомневалась в его здравом рассудке.

Доминик выругался про себя. Дом находился на краю деревни, совсем недалеко от Вульфстона. Почему же, черт возьми, ни один из жителей деревни об этом не сообщил?

– Нет, я не знаю, куда он отправился, – добавила жена доктора бесцеремонно. – И, прежде чем вы спросите, нет, я не знаю, когда он вернется. Может быть, роды или что-то в этом роде. Он не сказал. Он мне никогда ничего не говорит. – Она смерила Доминика презрительным взглядом и заявила: – И он не лечит грязных цыган. – И захлопнула дверь перед самым его носом.

Доминик выругался.

Он вновь постучал в дверь. Жена доктора открыла и разразилась обличительной речью, в которой упоминались навязчивые попрошайки и грязные цыгане. Доминик поставил ногу на порог так, чтобы она не могла снова захлопнуть дверь, и проинформировал ее холодным тоном, что лорд д'Акр нуждается в услугах ее мужа как можно скорее, поскольку случай очень серьезный. С сэром Джоном Петтифером произошел несчастный случай.

При упоминании этого титула глаза у женщины округлились.

– Лорд д'Акр? – воскликнула она совершенно другим тоном. – Я и понятия не имела, что он уже вернулся в Вульфстон. Говорите, сэр Джон Петтифер заболел? Какая жалость. Я немедленно пошлю мальчика, чтобы найти мужа и отправить его в замок. Передайте лорду д'Акру, что миссис Фергюсон сделает все возможное. И пожалуйста, передайте его сиятельству, что если я могу хоть что-то сделать…

– Я и есть лорд д'Акр, – сухо уведомил ее Доминик, убирая ногу из дверного проема. – Из грязно-цыганской ветви семьи. – И прежде чем женщина успела вернуть на место отвисшую челюсть, захлопнул дверь у нее перед носом.

– Поговаривают, дьявол разъезжал сегодня ночью в грозу! – Старик Таскер опустился на скамейку у огня. Деревенский трактир, несмотря на дождь, понемногу наполнялся народом.

– Да, я видел его, но только через окно. Моя жена с ним разговаривала.

– Не может быть!

– Разговаривала. Глаза у него, как врата в ад. Она отослала его на восток, в сторону болота.

Слушатели засмеялись.

– Правда? Ну и умная у тебя женушка. Другой сказал:

– Он был большой и темный, на гигантском жеребце, черном, как смертный грех. Он напустил на нас злые чары. – Его друг подтвердил это, и слушатели поежились. – Мы отослали его на юг, к церкви.

– Я тоже его видел, – отозвался согбенный старик. – Он спросил доктора. Это был сам дьявол, но меня не проведешь. – Он презрительно хмыкнул. – Я отослал его на запад, к пруду.

Мужчины от души посмеялись над тем, как деревенским жителям удалось обмануть дьявола. Старик Таскер наклонился вперед.

– А знаете, кто еще ездил по долине сегодня ночью? Не кто иной, как наша Леди в сером! – Он сделал паузу, чтобы насладиться эффектом, в то время как остальные вскрикивали от изумления и недоверия. – Да, старуха Уигмор видела Леди в сером во время шторма. Она даже разговаривала с ней.

– Не может быть!

– А вот и разговаривала! Впервые за последние семьдесят лет. И знаешь, кого искала Леди в сером?

Все подались вперед, чтобы не пропустить ни слова.

– Доктора!

Все были потрясены. Старик Таскер кивнул:

– Да. Полагаю, она увезла его в безопасное место. Это точно была Леди в сером.

– Я видел ее, – вставил Морт Фэрклоу. – Она неслась как ветер на коне, сотканном из тумана, одетая в плащ из паутины.

– Из паутины? – В гостинице начал подниматься шум.

– Да, сверкающий плащ из паутины, – повторил владелец трактира. – Итак, кто желает еще пинту?

Глава 3

Небрежность в платье норовит Придать одежде буйный вид.

Роберт Херрик

В то самое мгновение, когда Доминик въехал в конюшню Вульфстона, ветер стих, а дождь прекратился так же внезапно, как и начался. Неожиданная тишина была почти оглушительной.

– Не везет так не везет, – пробормотал он, глядя на то, как ручейки, стекающие с его плаща, сливаются в лужи на каменном полу.

Во дворе он видел открытый легкий экипаж. Кто это был, доктор? Уже? Так быстро?

Он пошел расседлать Экса и обнаружил, что его собственное седло висит на своем месте, а серая кобыла живая и здоровая стоит в своем деннике сухая, напоенная и вычищенная. Значит, Грейсток все-таки нашла лошадь. Скорее всего сейчас девушка была на улице.

Когда он зашел в замок, мисс Петтифер поспешила ему навстречу:

– Слава Богу, вы вернулись. Где вы пропадали?

Он открыл было рот, чтобы объяснить, но она уже продолжала:

– Папе лучше, но доктор Фергюсон хочет, чтобы он лег в постель. Проблема в том, что ходить он еще не в состоянии, а мы не можем отнести его наверх. Не могли бы вы помочь?

– А как доктор очутился тут так быстро? Мисс Петтифер удивленно посмотрела на него.

– Грейс… Грейсток, моя компаньонка, съездила за ним. Разве вы не знаете?

– Нет, я не знал, – резко сказал Доминик.

– Но вы же дали ей свой плащ и коня?

– Да, – холодно согласился Доминик. Грейсток съездила за врачом, как будто для наемной компаньонки ездить в грозу верхом на незнакомой лошади было чем-то само собой разумеющимся.

Девушка открыла дверь в гостиную, и оттуда вышел высокий седой мужчина.

– Фергюсон, милорд. Я местный лекарь. – Он протянул руку, и Доминик пожал ее.

– Как ваш пациент?

Доктор покосился на мисс Петтифер и сказал бодрым голосом:

– Он не ранен. Но, полагаю, получил неплохую встряску. Можно будет сказать что-то с большей уверенностью, когда мы отнесем его в постель, разденем и посмотрим, насколько он пострадал. – Его взгляд встретился со взглядом Доминика, и он передал ему беззвучное послание. Положение сэра Джона было намного серьезнее, чем можно было полагать по его тону.

Доминик кивнул:

– Тогда я отнесу его наверх. – И тут он вспомнил, что в доме ужасный беспорядок. – Но я не уверен, где…

– Грейсток сейчас наверху готовит комнату для моего отца.

Д'Акр приподнял брови в удивлении.

– В самом деле? Молодец, – процедил он сквозь зубы. Он-то думал, что она заблудилась в такую непогоду и бродит где-то перепуганная и замерзшая. А она не только позвала доктора и добралась до замка живая и невредимая, а еще и занялась работой по дому.

И с какой стати ему злиться на то, что сам он сделать не мог? Он наклонился, чтобы поднять сэра Джона.

– Нет! – вскрикнула мисс Петтифер. Она покраснела и добавила: – Вы же промокли до нитки.

Доминик не сказал ни слова. Она покраснела еще сильнее и опустила глаза, когда он снял плащ, стащил рубашку и вытерся покрывалом, лежавшим на одном из стульев.

– Что ж, теперь я достаточно сухой, или вы хотите, чтобы я еще и брюки снял? – Пока доктор и мисс Петтифер возмущались, Доминик подхватил сэра Джона на руки. – Показывайте дорогу, мисс Петтифер, – сказал он с язвительной улыбкой.

Ее маленькая компаньонка ждала их на верхней площадке. Она уже не выглядела так, будто ей грозит смерть в потоке, но на ней все еще была мокрая одежда. А глаза сияли так же, как и прежде!

– Лорд д'Акр, – сказала она резко и присела в равнодушном реверансе.

Значит, она все еще сердится на него. Видимо, то, что ее поцеловал лорд, раздражало ее больше, чем если бы ее поцеловал невозможный цыган. Настроение Доминика тут же улучшилось.

– Мисс Грейсток. – Он учтиво склонил голову. Ее глаза сузилась, и она чопорно сказала:

– Сюда, пожалуйста. – Девушка указала на открытую дверь, за которой виднелись застеленная кровать, сияние дюжины свечей и слышалось потрескивание огня в камине. В данный момент это была самая уютная комната во всем замке.

Грейсток забежала вперед и откинула одеяло. Доминик аккуратно положил сэра Джона на кровать и выпрямился. Глаза девушки расширились, когда она увидела, что на нем нет рубашки. Однако она не отвернулась, покраснев и недовольно скривив губы.

Грейсток смотрела на него широко открыв глаза и приоткрыв рот. Как будто она никогда раньше не видела мужскую грудь. Может быть, и вправду не видела?

Эта мысль ему понравилась. Он сказал:

– Доктор Фергюсон и я займемся сэром Джоном. А вам, барышни, лучше бы пойти и заняться чем-нибудь полезным.

Его слова вырвали Грейсток из транса. Она отвела взгляд от его груди.

– Но…

– Я позову вас, если понадобится ваша помощь. И, Грейсток… – Доминик повелительно взглянул на Грейс своими странными золотистыми глазами. – Смени эту мокрую одежду.

Грейс и Мелли даже не поняли, как все это произошло, но внезапно они оказались по другую сторону плотно закрытой двери. И прежде чем они успели сказать хоть слово, услышали, как ключ повернулся в замке.

– Ну и ну! – сказала Грейс, возмущенная тем, что ей велят отойти и не мешать, словно маленькому ребенку. И это после всего, что она сделала.

– Но я же его дочь! – простонала Мелли. – Я нужна ему. Они обменялись взглядами, полными безнадежности.

– Хотя он и грубый невоспитанный дьявол, но следует признать, что он прав, – решила наконец Грейс. – Твой отец не хотел бы, чтобы две юные девушки переодевали его в ночную рубашку. Пойдем выберем себе>комнаты и застелем кровати.

Для Мелли они выбрали комнату, находившуюся напротив комнаты сэра Джона, на случай если ему вдруг ночью понадобится ее помощь. Это была очень милая, уютная женская спальня, с красивыми парчовыми занавесями на кровати розового, кремового и зеленого цветов. Грейс комната понравилась с первого взгляда. Ее окна выходили на боковую лужайку, странную груду булыжников, заросшую красными розами, и угадывавшиеся вдалеке горы Уэльса.

В комнате были большая кровать и кровать поменьше, так что, поскольку дом был такой странный, большой и пустой, они с обоюдного согласия решили ночевать в одной комнате. По крайней мере Мелли объяснила это тем, что ей страшно ночевать одной в незнакомом доме.

У Грейс была иная причина, которую она, однако, озвучивать не стала – девушка не доверяла хозяину дома. Ни ему, ни его глазам, ни его обнаженному загорелому торсу.

Мелли, должно быть, прочитала ее мысли, поскольку, когда они начали застилать кровати, она сказала:

– Ты знаешь, я чуть не лишилась сознания, когда он снял свою рубашку. У него даже не было нижней рубашки! Я никогда не видела ничего более шокирующего за всю свою жизнь. Я не знала, куда деть глаза.

– Да уж, воспитанием и не пахнет, – согласилась Грейс. Она-то глаза никуда не девала, она не смогла оторвать взгляда от этой темно-золотистой кожи. Такой гладкой и теплой. Ей хотелось провести по ней пальцами. И он это понял, дьявол! Он заметил, как она смотрит на него, и медленно улыбнулся ей недоброй самодовольной улыбкой.

Грейс потрясла головой. Он не должен был разгуливать полуголым. Что за отвратительный человек! С отвратительными манерами.

– Это место в безобразном состоянии! – Грейс привычно встряхнула простыню. Все девочки Мерридью с раннего возраста обучались основным навыкам ведения домашнего хозяйства. – Как он вообще мог приглашать сюда гостей? Ему нужно было по крайней мере велеть, чтобы дом вычистили! – Она возмущенно обвела взглядом помещение.

Мелли смутилась.

– Вообще-то лорд д'Акр не приглашал нас. Приехать сюда было папиной идеей.

– Что? Без приглашения? – Грейс села на кровать, которую собиралась застелить, и с изумлением уставилась на подругу. – Мелли Петтифер, твой отец один из достойнейших джентльменов, с которыми я знакома. Что могло заставить его приехать без приглашения в запущенный, покинутый всеми дом?

Мелли покачала головой:

– Я не знаю. Я думаю… – Голос ее оборвался.

– И что именно ты думаешь?

От смущения Мелли не смела поднять глаза.

– Мне кажется, папа думал, что если он заставит лорда д'Акра жениться на мне здесь, где ему труднее будет скрыться, чем в Лондоне, что он может… – Она покраснела и прошептала: – Может передумать.

– И сделать этот брак настоящим, ты хочешь сказать? Мелли безнадежно кивнула.

– Ты же знаешь папу – он и понятия не имеет о реальном мире. Он думает, что я красивая. Он говорит, что лорд д'Акр не сможет устоять перед моими… – Ее пухленькое лицо скривилось. – Моими чарами.

Грейс обняла подругу.

– У тебя есть чары, Мелли, – сказала она твердо. Мелли была верной, любящей и нежной. Из нее получится замечательная жена и мать. Только, наверное, не для лорда д'Акра.

Мелли всхлипнула, не слишком убежденная ее словами. Через несколько мгновений она собралась с духом и взглянула на дверь напротив.

– Как ты думаешь, они уже осмотрели папу? Грейс похлопала ее по плечу.

– Иди постучись в дверь и спроси. Я приберу здесь, а затем спущусь вниз и попробую раздобыть горячей воды.

– О да, пожалуйста, мне бы очень хотелось выпить чашечку чаю! – воскликнула Мелли, неуверенно улыбаясь. – Интересно, кто приготовит нам ужин? Я очень проголодалась.

– Посмотрю, что можно сделать, – заверила ее Грейс. С чаем она еще могла управиться, но вот с ужином, похоже, будут проблемы.

Мелли умела руководить слугами, но никаких практических навыков, кроме шитья, у нее не было. Грейс могла быть экспертом по застиланию кроватей, но приготовление пищи – совершенно другое дело.

Но ведь им нужно есть! Кому-то придется что-то сделать.

Мелли как раз подняла руку, чтобы постучать, но тут дверь в комнату сэра Джона открылась, и на пороге появился лорд д'Акр.

– Доктор закончил осмотр. Вы можете войти, мисс Петтифер.

Мелли проскользнула мимо него в комнату, оставив Грейс наедине с Домиником.

«Он мог бы использовать это время, чтобы надеть рубашку», – подумала Грейс. Торс Доминика был совершенно голым. И он этого нисколько не стыдился. Грейс прилагала немало усилий, чтобы не опускать взгляд ниже его подбородка, но все равно она не могла забыть о его груди, этом просторе золотистой кожи, россыпи черных волосков и двух маленьких… Она старалась не смотреть. Неужели у мужчин и вправду есть соски? От одной мысли об этом девушка покраснела.

Грейс уставилась на его нос. Ее пальцам не терпелось прикоснуться к ним, просто чтобы узнать, какие они на ошупь.

Его глаза сузились, и взгляд обжег Грейс.

– Я беспокоился о вас. Почему вы не сказали мне, что собираетесь отправиться за доктором?

Она тут же почувствовала себя виноватой.

– Простите меня. В тот момент мне казалось, что так и нужно поступить. Сэру Джону были необходимы его лекарства и врач. Мне не под силу нести чемодан, но я могла съездить за доктором.

– Я думал, что лошадь убежала в грозу, а вы последовали за ней. Поэтому я вернулся и поехал за доктором на своем коне.

Ей стало еще хуже.

– Я знаю. Я поняла, что так, наверное, все и произошло, когда вернулась обратно в конюшню. Мне очень жаль. Но я подумала, что вы все поймете. Это же было очевидно.

Доминик недоверчиво посмотрел на нее, но сказал только:

– Я не знал, что наемные компаньонки умеют ездить верхом.

Девушка пожала плечами:

– Некоторые из нас умеют. – Ей было сложно сосредоточиться на разговоре. Она яростно смотрела на его нос.

Он приподнял бровь.

– Верхом?

Грейс опять пожала плечами:

– А почему бы и нет?

– Вам следовало сказать мне, что вы собираетесь уехать.

– Я знаю, но мне и в голову не пришло, что вы будете беспокоиться. Я думала только о том, что мне нужно сделать. И кроме того, вы бы ведь не позволили мне уехать, правда?

– Нет, – нахмурился он. – С моим носом что-то не так? Грейс покраснела и перевела взгляд на его ухо.

– Нет. Не отправься я прямо тогда, драгоценное время было бы упущено.

– Кстати, раз уж мы заговорили о драгоценном времени, то мне кажется, что я велел вам переодеться в сухую одежду! Времени было более чем достаточно.

Грейс скептически посмотрела на него.

– И вы еще говорите о неподобающей одежде? – Она взглянула прямо на его грудь. Это было ошибкой. Ладони чесались от желания прикоснуться к ее золотистой поверхности. Грейс сложила руки на груди.

Доминик пожал плечами:

– Моя рубашка промокла.

Это движение привлекло ее внимание к его плечам – таким широким и мускулистым. Как же она раньше не замечала, что плечи могут быть такими красивыми?

– Так вы считаете, что я должна разгуливать по дому го… – Грейс поспешно оборвала себя. Не следует вообще разговаривать, когда она так… отвлекается.

– Я бы не возражал, – тут же согласился Доминик. Еще бы он стал возражать!

– Это платье шерстяное, – объяснила она его подбородку. – Шерсть сохраняет тепло, не важно, сухая она или мокрая, поэтому рыбаки носят шерстяные свитера.

– Одежда рыбаков меня нисколько не интересует, – проворчал Доминик, – как и свойства шерсти. Я велел тебе переодеться, и я говорил совершенно серьезно. Тебе нужна помощь с пуговицами и шнуровкой? Я неплохо управляюсь с ними.

Он был просто ужасен. Грейс заставила себя перестать думать о его обнаженных мускулистых плечах и с достоинством произнесла:

– Нет, благодарю вас!

Он подтянул брюки, опять отвлекая ее.

– Если я еще раз застану вас в этом мокром платье, последствия вам не понравятся! – Доминик сделал два больших шага по коридору, остановился и повернулся. На губах у него появилась лукавая улыбка. – А может быть, наоборот!

Его улыбка напомнила ей о предшествовавших событиях.

– Почему вы мне сразу не сказали, что вы и есть лорд д'Акр?

Он удивленно приподнял брови:

– Разве от этого что-нибудь меняется?

– Ничего, – заявила Грейс, возмущенная тем, что она считала его намеренным непониманием. – Кроме того, что вы жених мисс Петтифер, что делает ваше поведение еще ужаснее, чем мне казалось в тот момент. Будь вы грумом или бароном, но урок хороших манер вам бы не помешал. – Не мог же он забыть, что дважды поцеловал ее. Она точно не могла.

Он улыбнулся ей одними глазами.

– Ты можешь преподать мне любой урок, Ясные Глазки. – Из его уст это прозвучало почти… неприлично.

Она фыркнула, но глупо было бы поощрять такое неподобающее поведение, отвечая на его слова.

– Как быстрее всего пройти на кухню? – спросила она, меняя тему. – Этот дом, хотя и очаровательный, больше похож на кроличью нору.

– Вы находите его очаровательным?

– Да. А что? Вам он не нравится?

– Нисколько. Он уродливый и неудобный.

– Ш-ш, не говорите так – горгулья может услышать вас и обидеться, – сказала Грейс, шокированная его словами.

– Горгулья? – изумился Доминик.

– Только не говорите, что не заметили ее. Она внизу, в зале. По-моему, вырезана из дуба с замечательными тонкими украшениями.

– И у этой горгульи есть чувства?

– Разумеется, она же охраняет этот дом. В данный момент она покрыта пылью и паутиной, так что бедняга, наверное, чувствует себя одинокой и покинутой.

Его рот скривился.

– В самом деле?

– Нуда! – ответила она радостно. – По одному взгляду на нее можно сказать, что она не вредная страшная горгулья, а добрая, мудрая и великодушная. Она принесет этому дому любовь, вот увидите.

На его лице появилось какое-то странное выражение.

– Сомневаюсь. Девушка продолжала:

– И ваш дом вовсе не уродливый – он довольно необычный, слегка эксцентричный и мог бы стать очень красивым, стоит лишь приложить немного усилий.

Казалось, его все это нисколько не интересует. Она указала на каменную лестницу позади себя:

– Например, эта лестница. Мне нравится то, что ступени протерлись под бесчисленным количеством ног за многие годы, и то, что мы с вами теперь ставим ноги туда же, куда и многие поколения ваших предков. Разве от этого не захватывает дух?

– Ничуть. От этого лестница лишь становится опаснее. – Доминик отвернулся.

– О! – Его резкий ответ привел Грейс в замешательство. – Кухня, пожалуйста, – напомнила она ему. – Где она находится?

– Не имею ни малейшего понятия.

– Что? Но это же ваш…

– Я никогда не был здесь до сегодняшнего дня. От изумления у нее открылся рот.

– Но это же ваше родовое поместье!

– Это дом моих предков. Не мой. Ты, возможно, знаешь его лучше меня, раз уж нашла комнату для сэра Джона. – Доминик нахмурился, как будто только сейчас осмыслил ее вопрос. – А зачем тебе кухня?

– Мне нужна горячая вода, – сказала Грейс рассеянно, мысли ее были заняты человеком, который никогда не видел семейный… дом своего отца. И все же он был законнорожденным сыном, иначе не смог бы унаследовать состояние.

– Великолепная идея, – сказал он совершенно другим, озорным тоном.

– Прошу прощения? – Его голос насторожил ее.

– Ты же собиралась поскрести меня как следует, помнишь? – Доминик заложил большие пальцы рук за пояс брюк. – Так что давай вместе найдем кухню, и тогда ты сможешь меня как следует почистить. – Он подмигнул. – Но предупреждаю, что хотя в целом я дюжий мужчина, но некоторые части моего тела довольно деликатны и требуют соответствующего обращения.

Девушка решительно не смотрела, куда указывали большие пальцы его рук. Она с достоинством ответила:

– Мне нужна горячая вода только потому, что Мел… мисс Петтифер захотела выпить чашечку чаю.

Доминик тут же погрустнел.

– Так ты не собираешься меня мыть?

– Я скорее сварю вас в масле, – откликнулась она ласково.

Он усмехнулся и пошел по коридору. Девушка проводила его глазами, любуясь размашистой походкой. Вид его обнаженной спины завораживал ее.

Помыть его! Она старалась не улыбаться. Ну и глупости же он иногда говорит.

Все время, пока Грейс искала кухню, в голове у нее крутился один и тот же вопрос: как это возможно, что мужчина, достигший его возраста – а ему, должно быть, уже около тридцати, – так никогда и не видел дом своего отца? Это была загадка. Он сам был загадкой. То задорный и дразнящий, а в следующее мгновение – замкнутый и нелюдимый…

И в то же время как он ей нравится…

Наконец Грейс обнаружила кухню и, остановившись на пороге, принялась угрюмо изучать ее. Это была огромная невероятно старомодная кухня с каменным полом. Девушка без труда могла представить, как тут готовили средневековый пир. Поросята и бараны на вертелах и огромные котлы над огнем. Никакой цивилизованной пищи. Здесь не было даже нормальной плиты. Придется разжечь огонь, а затем подвесить над ним котелок.

Ее сестра Фейт рассказывала о женах солдат, сопровождавших армию во время войны в Испании, которым пришлось научиться жить с тем, что давала им природа, чтобы пополнять скудный армейский рацион. Фейт это казалось нужным и полезным навыком. Грейс в то время не разделяла ее интереса.

Теперь же, прислушиваясь к урчанию в животе, она признавала свою ошибку. Мелли, сэру Джону и ей самой нужно было что-то есть, а лорд д'Акр, по-видимому, и не собирался ничего предпринимать по этому поводу.

Грейс вспомнила, что видела рядом с домом огород. Там должны расти овощи, а из них можно приготовить суп. Интересно, могла бы Грейс отправиться в поход с армией? Могла бы она позаботиться о своей семье? Могла. Она была Грейс Мерридью!

Она столько раз наблюдала за поварихой у них дома, хотя самой ей позволяли только нарезать печенье или смешать тесто под надзором старших. И насколько сложным может быть приготовление супа? Нужно ведь просто нарезать, вскипятить и размешать. Не более того.

Она поспешила на огород, обнесенный высокой каменной стеной. На первый взгляд ничего, кроме сорняков, там не было. Но присмотревшись, Грейс увидела, что там растут кервель, тимьян и петрушка. А еще она нашла несколько кривых морковок. Собравшись с духом, Грейс вытянула еще с десяток каких-то корешков и обнаружила несколько картофелин и репок. Если смешать их с ячменем и слегка повядшими луковицами, найденными в кладовой, из них получится неплохой суп.

Грейс отнесла овощи на кухню, почистила их и разложила на столе с чувством глубокого удовлетворения.

Она посмотрела на огромный пустой очаг и вдруг поняла, что прежде чем стать Грейс Мерридью, поварихой, ей придется побыть Грейс Мерридью, истопником. На кухне в отличие от спальни сэра Джона не было уже сложенных дров, которые нужно было только разжечь. Тут не было даже совка для угля и ящика для дров.

Требовалось найти какое-нибудь топливо. Оставалось только надеяться, что оно не все промокло во время дождя. Грейс зажгла лампу и вышла на улицу, чтобы обыскать служебные постройки. Первая была вся в паутине, но, к своему облегчению, Грейс обнаружила там целую груду сухих дров, колоду и топор. Вокруг колоды были раскиданы щепки, но на приготовление супа их не хватит. А куски дерева в поленнице были слишком большими – ей их не донести.

Грейс в смятении посмотрела на топор, затем глубоко вздохнула. Она собиралась объехать весь мир и пережить множество приключений. Ей нужно уметь разводить огонь. Грейс Мерридью, дровосек!

Подтащив большое полено к колоде, поверхность которой была испещрена тысячей зарубок от топора, Грейс взгромоздила полено на колоду и потрогала лезвие. Острое.

Грейс глубоко вздохнула и подняла топор, как это обычно делают мужчины. Затем обрушила его на полено, вложив в это движение всю силу. Топор со свистом рассек воздух и вонзился в колоду. Тьфу ты!

Она вытянула застрявшее лезвие и предприняла еще одну попытку, на этот раз стараясь прицелиться получше. Топор увяз в полене, но за исключением этого ничего не изменилось. Очевидно, потребуется не один удар.

Грейс вырвала топор из древесины и взмахнула им еще раз. На этот раз топор отскочил от полена, вывернув ей руку. Как же было больно! Она потерла запястье и с ненавистью посмотрела на топор. Она разрубит это полено. Она сделает это!

Грейс вновь взмахнула топором. Он ударил по полену, но не разрубил его. Удар! Она попробовала еще раз. И еще. И еще. Запястье болело, но у нее получалось все лучше и лучше. Грейс наконец приноровилась и начала расщеплять дерево при каждом ударе. Полено уже было почти разрублено на две половины. Она схватилась за него и попробовала разорвать его, но древесина не поддавалась, а рука все еще болела и соскользнула.

– Ой! – вскрикнула Грейс.

– Что, черт возьми, вы здесь делаете? – услышала она знакомый голос позади себя.

Глава 4

Иногда глупо спешить, иногда – откладывать. Мудрые все делают в надлежащее время.

Овидий

Грейс была слишком изумлена, чтобы что-то ответить. Ее рука горела. Сама не понимая, как это произошло, она вдруг обнаружила, что стоит лицом к лицу с лордом д'Акром.

– Почему вы рубите дрова? Эта работа не для… – Доминик замолчал, нахмурившись. – Вы повредили руку. – Он опустил взгляд и посмотрел на ее руку, которую девушка осторожно придерживала другой рукой, пробормотал что-то на иностранном языке и сказал: – Дайте посмотреть.

Она попыталась увернуться, но он без каких-либо усилий завладел ее ладонью.

– Не глупите. Я могу помочь. – Доминик мягко отодвинул пальцы, которыми она прикрывала больную руку. – Это заноза, и довольно большая.

Он поднял ее руку и внимательно осмотрел ее при свете лампы, стараясь не причинить девушке боли. Грейс прикусила губу. Она знала: когда что-то болит, нужно на чем-нибудь сосредоточиться.

Она посмотрела по сторонам. Можно было сосредоточиться на пауке, ползущем по потолочной балке, или на мужчине, стоящем перед ней.

Грейс не любила пауков, так что сфокусировалась на мужчине.

Завороженная игрой света и тени на его сильном худощавом лице, она, не сводя с него взгляда, рассматривала высокие скулы, сильную, темную от щетины челюсть. Он был так близко, что она могла рассмотреть поры на его коже, ощутить его запах – нежный экзотический аромат, в котором смешались запахи мужчины и лошади. Его рот превратился в тонкую линию, губы были плотно сжаты, возможно, от злости.

Это был прекрасный рот. Еще считая Доминика возмутительным потрепанным цыганом, Грейс уже заметила этот твердый красивый рот, созданный божественным резцом. Две глубокие четкие линии ограничивали его. Не складки, которые появляются, когда человек улыбается. Несмотря на то озорство, которое она уже замечала несколько раз в его глазах, он не производил впечатления человека, идущего по жизни смеясь.

Доминик нежно прижал кожу вокруг занозы, и Грейс вздохнула от боли, пронзившей ее насквозь.

– Не беспокойтесь, я вытащу ее, – сказал он глубоким голосом, который должен был успокоить ее, но вместо этого всколыхнул в ней неведомые до сих пор эмоции.

Было достаточно плохо, когда он дразнил и задирал ее. Теперь же, когда он стал нежным и искренним… Слава Богу, он хоть рубашку надел.

Грейс удалось ничем не выдать своего волнения.

– Ничего, все в порядке. Просто очень неожиданно. – Девушки Мерридью умели переносить боль. И они знали, что самое последнее дело – показаться слабыми и ранимыми перед любым мужчиной. По крайней мере Грейс всегда помнила об этом.

Доминик не сводил с нее глаз. Она чувствовала, как его взгляд прожигает ее. Он был так близко, что Грейс чувствовала его дыхание на своей коже. В какой-то момент ей даже показалось, что он собирается поцеловать ее. Она перевела взгляд на паука, устроившегося на перекладине.

– Посмотрите на всю эту паутину. Вашей невесте, мисс Петтифер, это место совсем не понравится. Она ненавидит пауков. – Это должно ему напомнить о ней.

– Правда? – равнодушно спросил Доминик и вновь занялся занозой. Ее рука дрожала. Она посмотрела на его склоненную голову. У него были плотные черные слегка вьющиеся волосы. Они были чуть длиннее, чем позволяла мода. Один локон упал ему на лоб. Ее рука поднялась, чтобы заправить его ему за ухо, но Грейс успела вовремя ее отдернуть.

Боже милостивый! Она чуть было не провела пальцами по его густым волосам. Интересно, были бы они на ощупь мягкими или упругими? Она вздрогнула. Она не хотела этого знать. Он незнакомец и вдобавок жених ее подруги Мелли. Что с ней творится?

Экзотичный, вот как следует его описать. Экзотичный и немного… притягательный. Какая чепуха, сказала она сама себе. Мужчины не могут быть притягательными.

В углах его глаз собирались легкие морщинки, когда он щурился от яркого солнечного света. Его загорелая кожа была необычно темной. И что за предки одарили его этими странными неотразимыми глазами? Они были… Грейс дернулась, когда темные ресницы взметнулись вверх и Доминик посмотрел на нее. Его глаза, его губы были всего в нескольких сантиметрах от нее. Она стояла, пригвожденная к месту его взглядом, как ей показалось, целую вечность. Грейс сглотнула и облизнула губы.

Его взгляд метнулся к ее губам. Грейс едва дышала.

– Не думаю, что у вас с собой есть щипцы. Она нервно рассмеялась прозаичности его слов:

– Разумеется, нет.

Янтарные глаза потеплели. Он слегка пожал плечами:

– Тогда придется действовать по старинке. – И без предупреждения его рот, такой теплый и жесткий, оказался на ее ладони, на пораненном месте.

От неожиданности Грейс неосознанно попыталась сжать руку в кулак, но получилось так, что она обхватила ладонью его лицо. И прежде чем она успела шевельнуться, он накрыл ее руку своей, чтобы она не могла ее убрать. Их взгляды встретились. Грейс не могла отвести глаза. Она чувствовала себя беспомощной и все глубже и глубже утопала в этой золотой бесконечности.

Боже мой, да ведь он просто вытаскивает занозу! Она закрыла глаза, чтобы отгородиться от него.

Это было ошибкой.

Теперь, когда она не видела перед собой этих хищных глаз, ее остальные чувства обострились. Высвободились? Да они словно с цепи сорвались и носились как бешеные, хотя Грейс не шевелилась. Его небритый подбородок был твердым и щекотал ее мягкую ладонь. Его язык ощупывал ее кожу нежно, почти чувственно. Каждое движение проходило сквозь ее тело и отдавалось в нем странными волнами. Долгая волна прокатилась по позвоночнику Грейс. Она схватила Доминика за плечо, чтобы не упасть.

Боже, как же близко он теперь был! Его большое сильное тело обволакивало ее.

Грейс старалась не замечать этого, просто отстраниться от всего, как она только что поступила с болью – он же просто-напросто вытаскивал занозу, – но его жар проникал в ее тело, и Грейс чувствовала себя беспомощной, взволнованной и возбужденной. Его кожа была прохладной, но она потеплела от прикосновения ее ладони. Ее пальцы непроизвольно погладили твердую линию его подбородка, чтобы еще раз насладиться ее шершавой поверхностью.

Доминик прижимал ее к себе. Он мог почувствовать ее женственный аромат. Его пульс участился, но он подавил свой порыв. Не сейчас. Не теперь, когда она испытывает боль.

Эта очаровательная веснушчатая компаньонка будет его. В этом не может быть никаких сомнений. Он вновь вдохнул ее аромат. Она опьяняла его. Ее маленькая мягкая ладонь нежно, ласково касалась его щеки. Доминик чувствовал, что она колеблется, ощущал, как ее пальцы дрожат под его рукой, и улыбнулся.

У них все будет чудесно. Она была застенчивой, неопытной, но он знал, что в ней начинает просыпаться любопытство. Он это чувствовал.

Доминик на мгновение прикрыл глаза, губами и языком пытаясь исследовать ее ладонь и найти то самое место, где вошла заноза. Вкус ее кожи, ее крови разбудил в нем что-то глубоко спрятанное, какие-то первобытные инстинкты, но он тут же вновь обрел контроль над собой.

Доминик нежно прижал зубами ее кожу у большого пальца, в том самом месте, где была заноза. Он знал, что ей должно быть больно, но она не издала ни звука. Он ласкал языком это место, успокаивая, дразня и доставляя ей удовольствие. Ее тело обмякло и привалилось к нему, и он почувствовал слабое, еле ощутимое дрожание, которое она изо всех сил пыталась от него скрыть. Он прижал ее к себе и почувствовал, как она напрягается, а затем опять расслабляется. О да, она очень скоро будет его!

Он крепко сжал ее руку, продлил удовольствие еще на несколько мгновений, а затем без предупреждения всосал в себя кожу. Грейс ахнула от боли и неожиданного удовольствия, и уже в следующий момент Доминик сжал конец занозы зубами и осторожно и аккуратно вытащил ее наружу.

Доминик выплюнул ее на ладонь.

– Большая. Давайте посмотрим, не осталось ли там чего-нибудь. – Он вновь поднял ее ладонь к свету. – Нельзя оставлять даже мельчайший кусочек дерева. Я знал человека, который умер от занозы. Произошло заражение крови, и через несколько дней его не стало.

– Вы меня очень успокоили, – съязвила Грейс.

Ему нравилась эта ее язвительная строгость. Она разволновалась и покраснела, но все же была полна решимости не показывать ему этого. Она ему так легко не дастся. Хищник, сидящий внутри его, улыбнулся. Он не любил легкие победы.

Доминик бесстрастно осмотрел ее ладонь.

– Я ничего не вижу, – сообщил он ей наконец. – Но лучше всего подержать ее минут десять в горячей воде, такой горячей, какую вы только сможете выдержать. И приглядывайте за ней. Если она вдруг покраснеет и опухнет, значит, там инфекция, и нам придется приложить припарки.

Грейс поблагодарила его и пошатываясь пошла к двери. Ноги вдруг перестали ее слушаться. Что только что произошло?

Это нельзя назвать поцелуем… но… о Боже! Каким облегчением было выйти на свежий, очищенный дождем воздух. Грейс не понимала, что с ней произошло в этом душном темном сарае. Ее колени чуть было не превратились в желе, когда он… сосал ее ладонь.

Грейс опять вздрогнула. Возможно, она все же простудилась. Она вся горела, сердце колотилось как сумасшедшее. Он же казался совершенно невозмутимым. Грейс попыталась взять себя в руки.

Доминик расправил на себе пальто.

– Итак, я направляюсь в деревню. Распоряжусь, чтобы люди начали работать здесь с завтрашнего дня. Вы можете мне сказать, сколько человек вам понадобится?

Грейс растерянно сморгнула, но он нетерпеливо продолжил:

– Ладно, не важно. Я просто пришлю сюда дюжину, а вы уже потом выберете тех, кто вам нужен. Это всего лишь на две недели. Я не собираюсь оставаться здесь насовсем.

Грейс открыла рот от изумления. Он ожидал, что она подберет ему слуг?

– А тем временем вам лучше бы позаботиться о том, чтобы я больше не заставал вас за каким-нибудь столь же глупым занятием, как колка дров.

Его распоряжения возмутили ее. Он что, вообразил, будто она рубила дрова для собственного развлечения? Грейс напустила на себя смирение:

– Вы сказали, что я должна вымочить руку в горячей воде.

Доминик коротко кивнул:

– Да. В очень горячей.

– И что мне нельзя колоть дрова.

– Разумеется, нет. Она мило улыбнулась:

– А как же мне тогда раздобыть горячую воду?

Ей понравилось выражение его лица, когда до него дошло, зачем она вообще занялась этим небезопасным делом.

Доминик снял пальто и закатал рукава рубашки. Руки у него были загорелые, как у настоящего цыгана, и такие же сильные и мускулистые. Рубашка его была сшита из очень тонкой материи, такой тонкой, что была почти прозрачной. Он поставил полено на колоду.

– Отойдите, – приказал он, и Грейс послушно отступила, невольно восхищаясь им.

Лорд д'Акр, умеет рубить дрова!

Он поплевал на ладони и взмахнул топором. Трах! Лезвие разрубило полено на две половины. Он взял кусок побольше, положил его на колоду и вновь топор разрубил его ровно пополам. Доминик сложил половинки в аккуратную кучку в стороне, собрал щепки и бросил их в обрывок мешковины, валявшийся неподалеку.

– Вам уже приходилось это делать, – сообразила Грейс. Он мрачно исподлобья посмотрел на нее и поднял еще одно полено. Он разрубил его одним ударом. Взял еще одно.

Она стояла, не отрывая от него глаз, завороженная движениями топора, четким ритмом и игрой его мускулов. Ткань рубашки плотно облегала его тело. Лицо Доминика потемнело от напряжения, и девушка видела тонкую пленку пота у него на лбу.

Мужчина выглядел великолепно: грубый, первобытный, злой. И волнующий.

Девушка сглотнула. Она приехала сюда, чтобы спасти Мелли от этого человека. Теперь же она видела его мускулы и всю его энергичную, спокойную мужскую силу в действии. Захочет ли Мелли, чтобы ее от него спасали?

Она вспомнила о том, как он вытаскивал у нее занозу.

Рука сама собой поднялась ко рту. А что, если бы заноза была в губе?

Доминик злился на себя. Это была его вина. Он был виноват в том, что она стояла в мокром измятом шерстяном платье и наблюдала за ним своими огромными глазами. Кожа ее рук была такая мягкая, почти шелковая. Ей никогда не приходилось заниматься физической работой. Ему следовало предвидеть то, что им понадобится развести огонь, чтобы вскипятить воду. Но, черт возьми, он же собирался отослать сэра Джона и его дочь обратно в Лондон, как следует отчитав на дорогу. Притащились сюда, куда их никто не приглашал! Вынудили Доминика приехать туда, где он поклялся никогда не появляться.

И еще привезли с собой эту девушку с огромными глазами и нежной кожей.

Он был возбужден до предела. Она не издала ни звука за все время, пока он вытаскивал занозу. Не пискнула. Только ахнула, когда он застал ее врасплох, и все. Любая другая женщина, которую он знал – за исключением одной, – ныла и плакала бы и залила его всего слезами.

Его мать тоже умела переносить боль молча. Некоторые женщины учились этому на горьком опыте.

Он взмахнул топором еще и еще раз, раскалывая каждое полено пополам. Это приносило облегчение. Ему нужно было выпустить пар.

Доминик все еще чувствовал ее запах, ощущал ее вкус во рту. И он хотел большего. Черт! Он этого не планировал, но маленькая мисс Веснушка с ее мягкой шелковой кожей и большими голубыми глазами воспламеняла его кровь так, как это не удавалось еще ни одной женщине.

Достаточно нарубив дров, Доминик положил топор. Он был потный, грязный и ненамного спокойнее, чем когда только начал. Он наклонился и поднял охапку дров, прижав их к груди.

– Возьми щепки с мешковины, – велел он. – Их можно использовать, чтобы разжечь огонь.

Грейс собрала четыре угла мешковины в кулачок и побежала впереди него, чтобы открыть дверь на кухню. Он старался не всматриваться в то, как она покачивала бедрами при движении, но сырая шерсть прилипла к ее телу, так что выбора не было. У него пересохло во рту.

На широком кухонном столе лежали свежие мытые овощи. Доминик нахмурился:

– Что все это значит?

– Это овощи с вашего огорода. Надеюсь, вы не против. Я хотела сварить суп на ужин. Больше все равно ничего нет.

Его брови взмыли вверх. Это что, намек на недостаток гостеприимства с его стороны? Нахальная девчонка. Доминик сердито свалил поленья рядом с большим старым камином.

– Дай мне щепки.

Она элегантно склонилась и положила щепки для растопки на пол рядом с ним.

– Бумага есть?

Грейс передала ему старую газету. Ее пальцы задели слегка его руку, и он опять уловил ее аромат. Сырая шерсть. Промокшая женщина. Черт!

Доминик смял газету и быстро разложил щепки вокруг и над ней.

– Я хотел спросить тебя о том, как ты обрезала постромки у лошадей.

– А что? Лошади совсем в них запутались, были напуганы и постоянно дергались. Обрезать постромки было самым быстрым способом их освободить.

Доминик положил последнюю щепку.

– Согласен, но где ты взяла нож?

– Он был у меня с собой, разумеется. Доминик недоверчиво посмотрел на нее.

– Ты носишь с собой нож?

Грейс надменно приподняла одну бровь.

– Да, я никогда не путешествую без оружия. Доминик нахмурился.

– Но леди же не… – Он замолчал. Она не была леди. Она просто нанятая компаньонка, которая, вне всяких сомнений, привыкла самостоятельно заботиться о себе. Посмотрите только, как она пыталась нарубить дров.

Но она поняла, что он собирался сказать, и закончила фразу за него:

– Леди путешествуют с оружием. Моя мама всегда так делала. Точно так же поступают две мои сестры и двоюродная бабушка, а также несколько других леди, которых я знаю.

У Доминика зародилось смутное подозрение, что женщины, о которых она говорила, были вовсе не леди. Единственные леди, известные ему, которые регулярно носили с собой оружие, были женщины, добывающие себе средства к существованию по ночам. Однако он сказал только:

– Но не ножами, бьюсь об заклад.

– Нет, они предпочитают пистолеты. Но одна моя дальняя родственница и еще одна девушка обе носят с собой ножи. – Грейс нахмурилась и уточнила: – Точнее, у Элинор это скорее булавка, а вот у Кэсси самый настоящий нож.

Булавка? Боже правый! Теперь происхождение Грейсток становилось яснее. Некоторые нанятые компаньонки были женщинами из хороших семейств, попавших в затруднительное положение. Другие, особенно молодые девушки, старались упрочить свое положение в жизни. Грейсток принадлежала к последней разновидности, решил он: ее выдавали мелкие детали. Он сделает девушке большое одолжение, вызволив ее из общества таких сомнительных женщин.

Внезапно Доминик вспомнил, как она бежала под дождем в мокром облипавшем ее тело платье. Он не мог себе представить, где она могла бы спрятать нож. Она что, издевается над ним?

– И где ты его носишь – твой нож?

– В ботинке, – сказала она небрежно. – Теперь нужно огниво?

Доминик молча протянул руку. В ботинке? Доминик взглянул на ее ноги. Носки ботинок выглядывали из-под грязного подола платья. Он мог бы просто задрать подол и посмотреть, шутит она или нет…

– Не верите? Смотрите сами. – Грейс выставила ногу вперед и приподняла край платья ровно настолько, чтобы он смог увидеть костяную ручку ножа, выглядывавшую из ботинка.

Боже правый! Да у нее и впрямь нож в ботинке. А еще у нее чудесные лодыжки.

– Это интересно, – заметил он. Грейс удовлетворенно кивнула:

– Я же говорила…

– У тебя на ноге нет ни единой веснушки. – Доминик выбил искру огнивом.

Грейс сердито вернула подол платья на место.

– Разумеется, вполне возможно, что вторая нога просто кишит ими. Они совершенно непредсказуемые, эти веснушки. Выскакивают в самых интересных местах. – Он высек искру еще раз.

Она недовольно фыркнула, но не стала поддерживать разговор.

Доминик попытался в третий раз. Ничего не получалось. Он слишком отвлекался на нее. Наступив на горло своим инстинктам, он наконец поджег бумагу, и дрова начали разгораться.

– А вы быстро разжигаете огонь, – прокомментировала Грейс.

Доминик бросил на нее быстрый взгляд. Нет, она была абсолютно серьезна, никакой двусмысленности. Он поправил дрова в очаге и выпрямился.

– Он должен продержаться всю ночь. – Он решительно повернулся к ней. – Итак…

Это вывело Грейс из задумчивости.

– Что вы хотите сказать этим «итак»? – Она не смела посмотреть ему в глаза.

– Я велел тебе сменить эту сырую одежду.

– И я это сделаю, как только…

– Я привык к тому, чтобы мои приказания выполнялись незамедлительно, Грейсток.

Грейс метнулась в сторону, пытаясь спрятаться от него за большим кухонным столом, но он молниеносным движением схватил ее за запястье.

– Пойдем со мной, Грейсток. – Доминик потащил ее вон из кухни, обратно в парадный зал.

Ей оставалось только молча дуться. Своевольный негодяй! Ей надоело то, что он таскает ее повсюду за собой. Он шел так быстро, что ей приходилось бежать, чтобы не отставать от него.

Он остановился перед грудой чемоданов.

– Который из них твой?

– Вот этот.

Доминик поднял его и вернулся вместе с ней обратно на кухню. Там он швырнул чемодан на стол и откинул крышку. Не обращая внимания на ее протесты, он начал рыться в ее вещах, вытаскивая все, что может ей понадобиться, чтобы полностью переодеться. Ни секунды не раздумывая, Доминик вытащил панталончики, отделанные кружевом, муслиновую рубашку и кружевную нижнюю юбку.

– Нарядные вещи для наемной компаньонки. Жду не дождусь, когда увижу их на тебе. Или не на тебе, как повезет.

Грейс была вне себя. Она попыталась выхватить у него белье, но он отдернул руку, и она промахнулась. С язвительной улыбкой на губах Доминик поднял ее вещи высоко над головой, а другой рукой в это время продолжал шарить в чемодане.

Грейс пришла в бешенство.

– У вас что, нет никакого стыда? Янтарные глаза хищно блеснули.

– Ни капельки. А у тебя?

Краснея за двоих, она выхватила наконец у него свое белье. Он лишь рассмеялся.

– Итак, какое платье вы хотите надеть? Это серое или другое серое? Ну и ну, сколько серого! Скажите, вы носите серое из-за имени или…

Она захлопнула крышку чемодана, но он вовремя отдернул руку.

– Я думаю, что имею право сама выбирать себе одежду, – пробормотала Грейс, все еще ненавидя его, но удивленная и напуганная тем, что чуть было не прищемила ему пальцы.

– Да, но ты этого не сделала, – сказал он угрожающим тоном. – Не знаю, сколько раз я велел тебе переодеться, но…

– Три.

– Что?

Она пожала плечами:

– Вы говорили мне об этом три раза, ну, может быть, четыре. Не помню. – Она одарила его милой насмешливой улыбкой.

– Тогда почему же ты не переоделась? Она вновь пожала плечами:

– Вы не можете мне приказывать, что делать. Вы не мой хозяин.

Доминик положил руки на стол и посмотрел на нее исподлобья.

– Нет, а ты не моя хозяюшка, пока что. Но, как бы то ни было, я хозяин в этом доме. И я приказал тебе переодеться. И ты скоро поймешь, маленькая мисс Ясные Глазки, что мои приказания лучше исполнять.

– О, да перестаньте! И не называйте меня Ясные Глазки! Меня зовут Грейсток. И я уже говорила, что никогда не простужаюсь. Я сказала, что переоденусь, как только у меня будет время. В случае если это вдруг ускользнуло от вашего внимания, то сэр Джон серьезно болен, а в этом огромном сарае, который вы называете домом, нет слуг. Поэтому кому-то пришлось постелить кровать для сэра Джона. Кому-то пришлось разжигать огонь. Кому-то нужно раздобыть горячую воду для чая. И этот кто-то, очевидно, – она улыбнулась, – нанятая компаньонка!

Она подождала его извинений. Он вытащил часы из кармана брюк и открыл их.

– У тебя есть десять минут. Я подожду снаружи, пока ты переоденешься.

Грейс в отчаянии топнула ногой.

– Вы что, не слышали, что я сказала? Сэр Джон…

– Находится под наблюдением врача. И никто не умрет от недостатка чая. Девять минут, – сказал он спокойно, направляясь к двери. – Если ты не будешь в сухой одежде, когда я вернусь, Грейсток, я сам сниму с тебя эту уродливую серую хламиду и все, что у тебя может быть надето под ней. Затем я вытру тебя насухо, надену на тебя эти очаровательные белые кружевные штучки и с большим сожалением покрою еще одной отвратительной серой тряпкой.

– Вы не посмеете! – Его слова пробудили в ее воображении всевозможные, полные ярких деталей картины. В них большие загорелые руки цыгана разглаживали белое кружево на ее обнаженной коже…

Грейс вздрогнула.

– О, я посмею, мисс Веснушки, а поскольку у меня нет ни капли стыда, то получу при этом огромное удовольствие. – Доминик ощупал ее взглядом. – Мне еще никогда не приходилось видеть таких веснушек, и я не перестаю размышлять о том, покрывают ли они все твое тело. А если нет, то где они заканчиваются?

Грейс поднесла руки к горлу, как бы пытаясь защититься от него.

Его взгляд проследил за ее движением.

– Ты думаешь, там? – Взгляд опустился ниже пояса. – А может быть, ниже? Но не на щиколотках, это я уже выяснил. – На его губах заиграла шаловливая улыбка. – Что ж, посмотрим.

– Только через мой труп! Доминик мягко рассмеялся.

– О нет, ты не умрешь. Ты будешь очень даже живой, Грейсток. Восемь минут. – И он закрыл за собой дверь.

Глава 5

Вы в собственное сердце постучитесь,

Его спросите: знало ли оно…

Уильям Шекспир

Несколько секунд Грейс раздумывала, не подвергнуть ли его заявление проверке. Не посмеет же он и вправду раздеть ее? Он просто не может вести себя подобным образом. Она прервала свои размышления. Она больше не мисс Мерридью из норфолкских Мерридью. Для него она просто наемная компаньонка, а для многих джентльменов слуги были законной добычей.

И ему это еще понравится, бесстыднику. Ее пальцы принялись энергично расстегивать мокрое платье.

Не спуская глаз с закрытой кухонной двери, Грейс принялась рыться в чемодане. Ни за что на свете не наденет она одежду, к которой прикасался этот ужасный человек. От одной мысли о его сильных пальцах, копавшихся в ее кружевном белье, Грейс бросало в жар – от ярости!

Она стащила с себя мокрое платье и переоделась в сухое, проклиная его всеми ругательствами, которые только могла вспомнить. К сожалению, знания ее в этой области были весьма ограниченными, так что она не смогла воздать ему должное.

Грейс застегнула последнюю пуговицу со смешанным чувством триумфа и… разочарования? Нет, облегчения. Дверь была закрыта. Она еще никогда в жизни не одевалась так быстро. По ее расчетам у нее оставалось еще около минуты.

Она заставила себя успокоиться и оглянулась в поисках какого-нибудь занятия. Суп!

Грейс поскребла морковь и нарезала ее кружочками. Резать, когда у тебя ранена рука, довольно неудобно. Морковь была как деревянная. Оставалось только надеяться, что она смягчится при варке. Грейс нарезала зелень. Она взяла луковицу и хотела было нарезать и ее, но вовремя остановилась. Если этот чернобровый дьявол увидит ее со слезами на глазах, то подумает, что она плакала из-за него, а она не доставит ему такого удовольствия. Он не мог заставить ее расплакаться. Ни один мужчина не сможет этого сделать.

Грейс нашла небольшой котелок, перелила в него немного горячей воды и повесила над очагом. Она подождала, пока вода закипит, затем высыпала туда морковь и зелень и начала размешивать.

Прошло уже не меньше пятнадцати минут. Негодяй! Она вернулась к овощам.

Еще через десять минут дверь кухни отворилась, и источник ее несчастий появился на пороге. Он сменил рубашку и брюки – слава Богу! Эти не так плотно облегали его тело. Волосы он зачесал назад, но непослушные длинные пряди падали ему на лоб. На кончиках волос висели капельки воды. Хотя ей-то какое дело!

– Мисс Петтифер интересуется, где ее чашка чаю, а доктор предпочитает чай без молока и с двумя ложками сахара.

Девушка с ненавистью посмотрела на него. Грейс уже совершенно забыла про чай, который обещала Мелли. Она взяла коричневый глиняный чайник и со злостью поставила его на стол. Он даже ничего не сказал про ее платье… и все остальное.

Доминик медленно подошел к ней. Ее пульс участился. Она накладывала заварку в чайник с самым невинным выражением на лице. Она не выдаст своего волнения, ни за что.

Мускул на его щеке дернулся.

– Кажется, мисс Петтифер предпочитает очень крепкий чай.

Черт! Она потеряла счет ложкам заварки, которые положила в чайник. Грейс невинно взглянула на него.

– Да, – солгала она. Его влажные волосы ужасно отвлекали ее.

– Двенадцать ложек – это уже слишком.

– Правда?

– Доктор уж точно предпочитает слабый чай.

– Правда?

– Но разумеется, ты лучше разбираешься в приготовлении чая, чем я. Мой напиток – кофе.

Нужно было сказать что-нибудь умное и язвительное о дьявольском напитке, но Грейс не приходило в голову ничего подходящего.

– У вас с волос вот-вот начнет капать вода. Он как бы невзначай убрал волосы со лба.

– Как твоя рука?

Грейс спрятала ее в складки юбки.

– Нормально.

Он кивком указал на котелок с супом:

– А что это ты готовишь? – Суп.

– Правда? Как предприимчиво с твоей стороны. – Он подошел ближе и заглянул в котелок. Рот его скривился. – Тебе уже приходилось варить суп?

– Довольно часто, – солгала Грейс. – В любом случае выбирать не из чего.

Он наблюдал за тем, как она режет репу.

– Может быть, ты хочешь, чтобы это сделал я?

– Нет, благодарю вас, я и сама прекрасно справляюсь. Он кивнул на ее руку, перевязанную носовым платком:

– Все еще болит?

– Нет, уже намного лучше, благодарю вас. Доминик таинственно посмотрел на нее.

– Ты не сердишься на меня?

– О Боже, нет! – заверила она его любезным тоном. – Вы же не виноваты, что выросли невоспитанным негодяем без каких-либо понятий о морали. Но я очень благодарна за огонь и дрова!

Он улыбнулся.

– Мне не нужна твоя благодарность, Грейсток, – сказал он мягко, и прежде чем она поняла, что происходит, его руки оказались на ее талии, и он притянул ее к себе. – Я хочу тебя, – прошептал он и приник к ее рту своим.

Грейс напряглась и попробовала вырваться, но Доминик не обращал на это никакого внимания. Его губы прикасались к ее губам нежно, со спокойной уверенностью, как будто он имел на нее полное право. Она попыталась оттолкнуть его, но он лишь крепче обнят ее.

Грейс попыталась ударить его: ее зять Гидеон научил ее, куда нужно бить мужчину, который к ней пристает, но лорд д'Акр легко уклонился. Не прерывая поцелуя, он прижал ее к стене, прикрыв ее своим телом совершенно неприличным образом. Она чувствовала каждый горячий напряженный сантиметр его тела, его крепкий требовательный рот, его широкую сильную грудь, смявшую ее мягкую нежную грудь, его длинные сильные бедра, прижимавшиеся к ее ногам. Его жар поглощал ее.

Грейс попыталась запротестовать, но в тот момент, когда она открыла рот, он воспользовался этим с невероятной наглостью, проникнув еще глубже, ища в ней отклика, о существовании которого девушка и не подозревала. Она таяла в его объятиях, прижимаясь к нему, как будто он мог удержать ее от падения.

Грейс запустила пальцы в его иссиня-черные волосы и ответила на поцелуй. Его вкус проникал в нее, как будто это было то, о чем она давным-давно мечтала.

Доминик нетерпеливо пошевелился, и от твердого давления его бедер, которое она чувствовала через его брюки и свои юбки, а также от прикосновения его губ ноги девушки задрожали. И он тут же подвинулся так, что его бедро оказалось между ее ног, раскачиваясь и прижимаясь к ней в ритме, которому ее тело с радостью подпевало. Она застонала и прижалась к нему, сама не понимая, чего ищет…

Ей потребовалось немало времени, чтобы понять, что он уже отпустил ее. Тепло, окружавшее ее, испарилось, стало холодно. Озадаченная, но все еще не в силах оторвать от него взгляда, Грейс поднесла дрожащую руку ко рту. Что только что произошло? Она дышала глубоко, как животное, задыхающееся после долгого бега. Он тоже.

Доминик окинул ее жадным собственническим взглядом, который взволновал и шокировал ее одновременно.

Она подняла руку к груди в старом как само время жесте и почувствовала, что ее волосы выбились из обычного пучка и рассыпались по плечам. Она стянула их обратно, а затем увидела, что ее юбка задралась и сбилась между ног, которые дрожали, а место между ними было горячим, влажным и слегка ныло. Она поспешно расправила платье. И тут лишь пришла в себя. Ее только что поцеловал жених ее лучшей подруги. И, что хуже всего, она ответила на его поцелуй. С самозабвением, которое ее немного пугало. И возбуждало, хотя должно было бы шокировать.

Грейс вытерла рот тыльной стороной ладони.

– Ничего не выйдет, – сказал он весело. – Теперь мой вкус останется в твоем рту навсегда. Точно так же, как твой в моем.

Это заявление и тот собственнический тон, которым он его сделал, подействовали на Грейс как удар хлыста. Она принялась яростно тереть губы.

– Нет! – Но он был там. Она все еще чувствовала его вкус во рту. – Полоскание с уксусом и водой поможет все исправить.

Доминик откинул голову назад и рассмеялся, а затем мягко добавил:

– Не сработает. Я в твоей крови, Грейсток. А ты в моей. Мы можем только следовать своим инстинктам.

– Великолепно! – сказала она энергично, а когда его брови метнулись вверх в удивлении, ласково добавила: – Поскольку мое инстинктивное желание сейчас – надрать вам уши!

Он рассмеялся и покачал головой.

– У тебя уже была такая возможность, помнишь?

Она покраснела, вспомнив, как легко он поймал ее руку, когда она хотела его ударить, и как она позже погрузила пальцы в черную копну его волос.

– Вы отвратительны! Вы обручены! Как вы смеете делать мне подобные предложения?

– Что касается этого, то, думаю, тебе не следует беспокоиться о том, чего ты не можешь изменить, – сказал Доминик. – В любом случае наш брак с мисс Петтифер будет браком по расчету. Это деловое соглашение, не более того. Мисс Петтифер не испытывает по отношению ко мне никаких чувств, уверяю тебя.

Грейс уже знала все это, но ее поразил его будничный тон.

– Как вы можете рассуждать о браке так… так хладнокровно.

Доминик пожал плечами:

– Потому что к браку нужно подходить здраво.

– Но ведь это ужасно!

Казалось, ее горячность удивила его.

– Это жизненный факт. Люди вступают в брак из-за имущества, для безопасности, чтобы улучшить свое положение в обществе и чтобы зачать наследников и сохранить богатство в своей семье. Если все это не здравый смысл, то что же?

– Люди вступают в брак и по любви. Он презрительно фыркнул:

– Нет, они просто называют это так. Я же могу назвать это по-другому – похоть. Финансовое основание намного прочнее.

– Только для мужчин, – возразила Грейс. – Женщины же, выйдя замуж, теряют финансовую независимость.

– Вот именно, поэтому я никогда не мог понять, почему так много женщин жертвуют всем, чтобы выйти замуж.

Грейс удивилась. Ей еще не приходилось видеть мужчину, высказывающего подобную точку зрения.

– Возможно, они верят, что любовь важнее, чем финансовая независимость.

– Что очень глупо с их стороны!

Грейс хотелось согласиться с ним. Она чувствовала то же самое – но только в том, что касалось ее самой. Большинство женщин смотрели на этот вопрос по-другому. Она подумала о Мелли.

– Большинство женщин хотят детей. Доминик кивнул:

– Верно, материнский инстинкт очень силен. А мужчинам нужны наследники. Имущество и наследники – вот тебе и весь институт брака.

Грейс подумала о втором браке своей двоюродной бабушки Августы, о ее горячо любимом аргентинском муже.

– Нет, не всегда.

Ей никогда не забыть, как та говорила о нем: «У него была возможность жениться на великолепной молодой девушке, он мог выбирать из первых невест аргентинского общества. – Тут бабушка Августа улыбалась, как кошка, наевшаяся сливок. – Но он хотел только меня. Низенькую, пухленькую бездетную английскую вдову, перешагнувшую тридцатилетний рубеж. Это, должна я тебе сказать, было великолепное романтическое путешествие. Этот мужчина научил меня тому, что такое страсть! Мы сгорали, просто сгорали!» И она мечтательно вздыхала.

В тот момент Грейс не могла вообразить себе человека, рядом с которым она могла бы сгореть. Теперь же все изменилось. То, что она чувствовала рядом с лордом д'Акром, было очень похоже на… пожар в крови.

Правда, рядом с ним, наверное, так себя ощущала любая женщина. Следовало помнить, что он был лордом и считал ее наемной компаньонкой. Джентльмены всегда волочатся за прислугой, как будто у них нет чувств, как будто у них нет сердец, которые так легко разбить. Не важно, как сильно он горел и как опалял ее, она не могла принимать его ухаживания всерьез. Он даже не верил в брак.

Грейс подумала о своих сестрах, нашедших любящих страстных верных мужей.

– Некоторые браки просто замечательны – полны любви, счастья и теплоты.

Доминик фыркнул:

– Никогда бы не поверил, что девушка, разгуливающая с ножом в ботинке, верит в подобные сказки, Грейст… черт возьми, как тебя зовут? Ты не хочешь, чтобы я называл тебя Ясные Глазки, а я не могу больше называть тебя по фамилии… – Он улыбнулся как довольный тигр. – После всего, что было между нами.

– У меня нет имени. Просто Грейсток. – Она решительно сделала шаг назад и сказала. – Разве у нас что-то было, лорд д'Акр? Вы ничего обо мне не знаете. Вы обручены с мисс Петтифер, и даже если вы ничего не знаете о верности и… и любви, то я знаю! А теперь идите и займитесь тем, от чего я вас отвлекла. – Она пыталась избавиться от него.

– Вы ошибаетесь, маленькая мисс «Без Имени». Я знаю очень много о… как ты это назвала?., ах да, любви. – Он произнес это слово похотливо, растягивая каждый звук. – Но если ты хочешь научить меня чему-то еще…

– Вон! – Грейс указала пальцем на дверь. Уперев руки в бока, она ждала, пока он уйдет. Она не могла себе поверить, что она только что велела ему выйти из его собственной кухни.

Разумеется, Доминик и не думал ее слушаться.

Он усмехнулся, как будто ее манера поведения лишь забавляла его. В какой-то момент она даже подумала, что он хочет опять поцеловать ее, так что когда он наконец пошевелился, она отшатнулась, думая, что он вот-вот набросится на нее.

Но вместо этого он поднял еще несколько поленьев и подложил их в очаг, чтобы показать ей, кто тут владелец замка, а кто наемная компаньонка.

Ей хотелось вышвырнуть его из кухни. И зато, что разжег в ней огонь. И за то, что поцеловал ее. И, самое главное, за то, что разбудил в ней желание поцеловать его в ответ.

Все казалось таким простым: притвориться компаньонкой и быть все время рядом, чтобы приободрить Мелли и помочь ей объяснить отцу, что она не желает фиктивного брака с хладнокровным лордом.

Однако лорда нельзя было назвать хладнокровным. Она наблюдала за тем, как он подкладывает дрова в огонь. Он был упрямым, твердолобым и глупым. Брак – это имущество и наследники, – подумать только!

– Огонь продержится до утра. – Он выпрямился. – Что ж, я пошел.

Девушка задерживала дыхание, пока он шествовал мимо нее. Доминик задел ее своим пальто, и она уловила его запах. Он был таким же, как и его вкус. Экзотический, непонятный, пугающий и неотразимый.

Она еще раз протерла рот, пытаясь таким образом избавиться от его аромата, засевшего в ее подсознании. «Мой вкус останется навсегда у тебя во рту». Ни за что! Никогда!

Его рука была на ручке двери, когда она спохватилась:

– А куда вы направляетесь?

Он обернулся со злорадной улыбкой.

– Говорят, в трактире в деревне делают потрясающие пироги с мясом. После колки дров у меня разгулялся аппетит. Хорошего вечера.

Пироги с мясом? Дверь закрылась, и у Грейс заурчало в желудке. Она посмотрела на кружки моркови, плавающие в воде среди зелени. Пироги с мясом?

Лорд д'Акр, исчадие ада!

– Так вот ты где. Я обошла чуть не весь дом и не нашла ни души, – проговорила Мелли, входя в кухню. – Доктор ушел. Он сказал, что не будет ждать чай.

– Как твой отец?

– О, Грейс, я волнуюсь за него. Он выглядит очень плохо и все время просит позвать… с-священника. – Ее лицо сморщилось.

– О Мелли! – Грейс отложила нож и обняла подругу.

– Доктор пустил ему кровь, она все текла и текла… – Она замолчала и вытерла глаза. – Мне кажется, папе это не помогает. Он сейчас спит, но он так слаб… намного слабее, чем прежде.

Грейс нахмурилась. Ее двоюродный дедушка Освальд не очень-то жаловал докторов, особенно тех, кто пускает кровь пациентам при первой же возможности.

– А ты просила его не пускать кровь? Мелли кивнула:

– Да, но он не обратил на меня внимания. Ты же их знаешь.

Грейс знала.

– Давай посмотрим, как твой отец будет чувствовать себя утром. Возможно, здесь поблизости есть еще какой-нибудь доктор, мы могли бы проконсультироваться с ним. – Она взяла нож и продолжила резать овощи.

– Доктор сказал, что вернется утром. Возможно, мы вместе поговорим с ним. – Мелли нахмурилась, заметив наконец резню, происходящую на столе. – Чем это ты тут занимаешься?

– Варю суп. – Грейс принялась за репу. Это была очень старая и очень твердая репа. Ее раненая рука пульсировала, а желудок все еще ворчал. А все из-за этих пирогов с мясом, черт его дери!

Мелли с сомнением посмотрела на батарею овощей, расположившуюся на столе.

– Не знала, что ты умеешь готовить.

– Кто угодно может готовить, – заявила Грейс, надеясь, что так оно и есть. – Кроме того, выбора у нас нет.

– Почему? Разве больше нечего есть? Неужели в доме действительно нет больше слуг? И где хозяин дома?

Этот невинный вопрос вывел Грейс из себя, но не могла же она выместить свою злость на бедной Мелли. Поэтому она яростно накинулась на беспомощную репу.

– Хозяин дома… Этот законченный низкий бесчувственный негодяй бросил нас на произвол судьбы. Он вскочил на своего коня и уехал в деревенский трактир. – Грейс высыпала нарезанную репу в котелок. – Где готовят потрясающие пироги с мясом.

Кусочки репы плавали вместе с морковкой среди крапинок зелени. Все это было совершенно не похоже ни на один суп, который приходилось есть Грейс.

– Как странно, – произнесла Мелли.

– Да, мне кажется, овощи слишком старые.

– Я имею в виду лорда д'Акра. Странно, что он так поступил. – Мелли смущенно посмотрела на Грейс. – Знаешь, он не так плох, как я ожидала. Несколько часов искал врача для папы под проливным дождем, хотя, конечно, привезла его ты. Потом помогал доктору переодевать папу. Он даже сказал мне, чтобы я не беспокоилась и что все будет в порядке.

Грейс недоверчиво смотрела на нее. Как могла Мелли проглотить такую очевидную ложь? Тот же самый человек только что говорил о браке как о хладнокровной сделке, хотя Мелли об этом, конечно, известно не было. Но ведь она знала, что этот мерзавец бросил их, чтобы поесть самому, в то время как они умирали от голода.

Не поняв причину недоверчивости подруги, Мелли кивнула:

– Да, это было мило с его стороны, не правда ли?

– Мило? – огрызнулась Грейс. – В человеке, который отправляется есть великолепные мясные пироги, оставляя гостей самих готовить себе… – она с отвращением взглянула на содержимое котелка, – отвратительный суп, нет ничего милого.

Она еще говорила, когда послышался стук в дверь. Удивленная Грейс пошла открыть. На пороге стоял мальчик с большой плетеной корзиной.

– Здравствуйте, мисс, а это вы мисс Грейсток?

– Да.

Тогда милорд послал это вам и остальным. – Он сунул корзину в руки Грейс и широко улыбнулся. – Дал мне шиллинг только за то, чтобы я отнес все сюда! – радостно сообщил он и убежал.

– Что там? – спросила Мелли, подходя сзади. Она взяла корзину из рук Грейс и поставила ее на стол. Содержимое было прикрыто чистой бело-голубой клетчатой салфеткой. Девушка отогнула уголок ткани, и аромат свежих пирогов с мясом наполнил комнату. – М-м… – Мелли с наслаждением вдохнула запах. – Должно быть, это как раз те самые, о которых ты говорила. Ты, наверное, неправильно поняла его намерения. И посмотри, тут свежий хлеб, сыр, яблоки и бутылка портвейна. Не то чтобы папа стал его сейчас пить, но все же это неплохое дополнение. – Она улыбнулась подруге. – Видишь, я же говорила, что он очень милый человек.

Грейс тоже улыбнулась и кивнула, но внутри она вся кипела. Она поняла все правильно, просто он намеренно ее обманул. Аромат пирогов дразнил ее обоняние, в желудке у нее что-то переворачивалось. Злодей! Как можно сердиться на человека, который прислал тебе горячие пироги?

Но она должна была. Мелли он уже начинал нравиться, поэтому Грейс следовало держать его на почтительном расстоянии. Или еще дальше.

Только что, если Мелли в него влюбится? Теперь Грейс нужно было защищать не только свое собственное сердце. Девушка вздохнула и взяла пирог. Ситуация становилась все более запутанной.

Доминик присел на скамейке у входа в трактир «Герб Вульфстона», нежно сжимая в руках кружку эля. Шеба растянулась у него в ногах, положив голову ему на ботинок, но не теряя бдительности. Вечер был просто замечательный, воздух наполнен ароматами свежей сырой земли и листьев. Он наблюдал за восходом луны над долиной. Долиной его предков. Его ненавистных неизвестных предков.

В хорошеньком же состоянии оставили они ему имение!

Доминик рассчитывал никогда здесь не появляться, но теперь, когда это произошло, пройдет некоторое время, прежде чем он сможет отсюда уехать.

Он отдал два письма хозяину трактира, с тем чтобы тот отправил их с первой же оказией. Одно Подмору, семейному стряпчему и душеприказчику отца, а другое Абдулу, его… как назвать Абдула… мажордому? Управителю? Не существовало достаточно емкого понятия. Точно так же, как не существовало ничего, что Абдул не мог бы – или не захотел бы – для него сделать.

Доминик поймал себя на том, что улыбается. Интересно, что жители деревни подумают об Абдуле? Теперь-то им точно будет о чем посудачить.

Каждый раз, когда он заходил в трактир, разговоры в зале стихали. Доминику было все равно. Он никогда нигде не был своим, и ему наплевать, что о нем подумают деревенские жители. Молодой человек не имел ни малейшего желания знакомиться с ними, и после того как он разберется здесь с делами, он уедет и больше никогда их не увидит.

Его только раздражали перешептывания и приглушенные разговоры, так что, раз уж погода была хорошая, он предпочитал сидеть снаружи.

Доминик сделал глоток и поморщился. Он не любил английский эль, но в трактире не нашлось никакого приличного вина, кроме портвейна, который оказался бархатным, но слишком сладким на его вкус. Эль же был тяжелым, горьким и темным, что как нельзя лучше подходило к настроению Доминика.

Он злился на сэра Джона Петтифера и его дочь за то, что те вынудили его приехать сюда, хотя теперь, оглядываясь назад, он видел, что все вышло к лучшему. Сколько Идс наживался на своих махинациях? Должно быть, он сбежал, как только Подмор велел ему явиться в Бристоль и представиться новому наследнику. Его не, предупредили, что Доминик нашел нарушения в домовых книгах. Хорошо, что он знал толк в арифметике, а то, может быть, никто бы и не обнаружил хищений Идса.

Одному Богу известно, как долго из доходов поместья выплачивалось жалованье слугам, якобы проживавшим в доме. В то время как большая его часть годами не убиралась. Идс был злодеем, но Доминик знал, на ком на самом деле лежит ответственность. На его отце. Ему никогда не следовало оставлять имение гнить.

Доминик не понимал его. Да и когда он его понимал? Вульфстон был для его отца всем, и все же он оставил его в плачевном состоянии. Каким же человеком нужно быть, чтобы, гордясь шестью сотнями лет обладания имением, считать, что все, что нужно для продолжения традиции – это наследник?

Теперь же, увидев ужасающее состояние дома, Доминик понимал, что ему придется привести тут все в порядок, чтобы имение можно было продать. Он терпеть не мог расточительства. Когда начинаешь жизнь с нуля и вынужден своим трудом пробивать себе дорогу, начинаешь ответственнее относиться ко всему.

Он окинул бесстрастным взглядом долину: лоскутное одеяло полей, округлые холмы, позолоченные закатом. Трудно было представить, что все это принадлежит ему – при условии, что он женится на мисс Петтифер. Это был прекрасный уголок, богатая, плодородная земля. Потребуется немало усилий, чтобы возродить имение, но человек, который этим займется, будет с лихвой вознагражден. Продажа Вульфстона принесет немалый доход.

Тем временем ему придется жить там, в этой развалине. Последнее место на земле, где он хотел бы оказаться. Мысль пронзила его неожиданно, как в тот момент, когда он впервые увидел дом своих предков. Развалина. Какая ирония!

Сколько раз в своей жизни клялся он стереть Вульфстон с лица земли? И вот теперь он обдумывает ремонт имения…

Только для того, чтобы продать его, пообещал он себе. Ради памяти своей матери он должен стереть имя Вульфстона с лица земли. Как часто в детстве он заставал ее в слезах. Она никогда не объясняла, никогда не рассказывала об этом месте, говорила только:

– Ты все поймешь, когда попадешь в Вульфстон. Теперь он понимал. Это место стало причиной всех ее несчастий. Из-за Вульфстона невинная неопытная семнадцатилетняя наследница была продана замуж человеку, который был почти на тридцать лет ее старше. Чтобы получить наследника для Вульфстона, его отец затаскивал молоденькую девушку в постель и бил ее, когда ей не удавалось забеременеть. Ради Вульфстона ей пришлось страдать все свои молодые годы, и за это ее сын разрушит его.

Доминик отпил еще эля. Пироги были отличными, как ему и обещали, но немного пересоленными. Но это, как он решил, было сделано намеренно: если пища соленая, посетители выпьют больше.

Легкий ветерок шевельнул ветви нависшей над ним березы. Приближалась осень, украшая землю золотыми и бордовыми листьями, похожими на веснушки или яркие новенькие монетки. Доминик улыбнулся.

Слава Богу за яркую новенькую монетку, появившуюся в его жизни, подумал он, и ему сразу стало лучше. Кто бы подумал, что он найдет ее в Вульфстоне, покрытую веснушками и одетую в уродливую серую хламиду.

Шеба внезапно села, и Доминик посмотрел на мост. Там никого не было. Молодой Билли Финн еще не вернулся. Парнишка заработал сегодня шиллинг.

Рот Доминика скривился в усмешке. Как бы ему хотелось увидеть ее лицо в тот момент, когда мальчик принес ей корзину.

– Как так получилось, что она стала компаньонкой? – спросил он у Шебы. – Смелая и смышленая. Компаньонки обычно вялые и скромные. Сомневаюсь, что она даже знает значение этих слов. – Шеба вяло шевельнула хвостом, соглашаясь с хозяином. Ее прошлое интересовало его все больше и больше – вооруженные до зубов родственницы до боли напоминали уличных проституток. И все же в чем-то она была совершенно невинна. Доминик усмехнулся, вспомнив, как она смотрела на его грудь, чуть не окосев от усилия не пялиться на нее, стараясь, чтобы он не заметил, что она интересуется им ничуть не меньше, чем он ею.

Увлекательное сочетание, его Ясные Глазки без имени.

Ей еще многому следовало научиться как компаньонке. Не меньше следовало ей узнать и о мужчинах. И Доминик был как раз тем человеком, который способен просветить ее.

Она ни во что не ставила лордов – уж это-то было ясно! Он улыбнулся. Она выказала ему точно такое же уважение как лорду д'Акру, как и тогда, когда считала его цыганом – почти никакого. Она без околичностей заявила, что о нем думает, и ее голубые глаза сверкали от злости.

Великолепные глаза! Воспоминания нахлынули на него, и Доминик крепче сжал кружку. Он все еще чувствовал ее аромат – сладкий, теплый, воспламеняющий кровь. Он помнил ощущение ее мягкого молодого тела, прижимающегося к нему. Ее шелковистую гладкую кожу.

Она и не пискнула, когда он вытаскивал эту огромную занозу.

Он стиснул зубы. Кто или что научили ее так переносить боль? Она не понаслышке знала о боли и дурном отношении. На пустом месте подобное самообладание не возникнет.

Доминик отпил еще немного горького напитка. И в то же время это никак не отразилось на ее духе. Вспомнить хотя бы, как она осаживала его раз за разом. Слава Богу!

– Смелая, яркая и красивая, – сказал он Шебе. Собака села, навострив уши, затем вскочила на ноги и исчезла в зарослях напротив скамейки.

Жизнь компаньонки совершенно не подходила девушке с темпераментом Грейсток. Она заслуживала большего. Она заслуживала всего мира. И Доминик подарит ей его.

Он скривил рот в усмешке, вспомнив ее взгляд, когда он заявил, что собирается съесть пирог в трактире. Боже, этот взгляд мог убить! Ему нравился ее характер. Ее ему легко не заполучить, но в конце концов она станет его, молча поклялся он себе.

Грейсток будет принадлежать ему.

Через несколько минут Шеба вернулась, тяжело дыша, шерсть ее была покрыта семенами растений и веточками. Она положила мертвую крысу к его ногам, виляя хвостом от законной гордости. Доминик серьезно поблагодарил ее. В конце концов, не каждый день получаешь в подарок крысу.

Будет ли Грейсток так же благодарна за корзину еды, которую он отослал домой с Билли Финном? Что-то подсказывало ему, что нет.

Доминик снова улыбнулся, поднял кружку с элем и произнес тост:

– Приятного аппетита, милая компаньонка. И за успешное соблазнение!

Глава 6

Мужчина желает женщину, женщина желает желать мужчину.

Мадам де Сталь

– Жалею, что мы вообще сюда приехали, – сонно сказала Мелли. Девушки лежали в кроватях, подоткнув одеяла со всех сторон. – После этого несчастного случая папе стало намного хуже. А этот доктор – он пустил папе так много крови, что мне стало плохо, я даже смотреть не могла.

– Разумеется, не могла, – прошептала Грейс, пытаясь ее успокоить. – Но твой папа сейчас спит, и тебе тоже следует заснуть поскорее. У нас был длинный день.

Наступила долгая тишина. Грейс уже подумала, что Мелли заснула, но тут подруга произнесла:

– Он совсем не такой плохой, как я думала. – Несложно догадаться, о ком она говорила. – Он очень красив, тебе так не кажется? Только глаза какие-то странные.

– Да. – Грейс думала, что у него красивые глаза, странные, но притягательные. Она засомневалась, но все же это следовало спросить. – Мелли, ты передумала насчет замужества?

– Нет! – Мелли резко села в кровати и уставилась на Грейс. – Нет! Только то, что он совершил несколько хороших поступков и неплохо выглядит, вовсе не значит, что я собираюсь выйти за него замуж! – Она вновь легла. – Он не… не приятный мужчина. Не такой, из которого получится хороший муж, если ты меня понимаешь.

– Не совсем. – Грейс думала, что понимает, но она все равно хотела, чтобы Мелли объяснила. Если была хоть крошечная возможность того, что Мелли может передумать по поводу этого замужества, Грейс нужно было знать об этом, прежде чем все зайдет слишком далеко.

– Он иногда становится слишком импульсивным и жутким, и мне кажется, он может быть вспыльчивым. Я, наверное, всегда буду бояться его, а это может раздражать такого человека. И кроме того, он не хочет ни меня, ни детей, а этого я не перенесу.

Да, она совсем забыла о детях Мелли. Хотя он, вне всяких сомнений, был большой любитель женщин.

– Может быть, он передумает.

– М-м, может быть, – сонно согласилась Мелли.

Грейс подождала, что она еще скажет, но глубокое равномерное дыхание, слышавшееся с кровати, означало, что Мелли заснула.

Грейс заснуть никак не могла. События дня все прокручивались в ее голове, эмоции переплелись в тугой клубок. Как мог один поцелуй – ну ладно, несколько поцелуев – перевернуть весь ее мир? Но ведь именно так все и произошло.

Она крутилась и вертелась, а сон никак не приходил. Это все из-за сыра, решила она. Не следовало его есть. А эти пироги, хотя и очень вкусные, были пересолены. Сейчас бы не помешал стакан воды, но его под рукой не было. Нужно было принести в комнату кувшин, прежде чем ложиться спать, но Грейс привыкла, что об этом позаботятся слуги, так что совершенно об этом забыла. Теперь же чем больше она думала о воде, тем больше ей хотелось пить.

Наконец она сдалась. Грейс выскользнула из кровати, накинула на плечи шаль, зажгла свечу от огня в камине и на цыпочках вышла из комнаты. В доме было спокойно и тихо.

Странные тени метались по стенам, когда она спешила вниз по винтовой лестнице. Девушка спустилась на кухню. С жадностью осушив стакан холодной воды, она выглянула из окна. Внутри конюшни мерцал свет. Кто и что там делал в такое время? Огонек мигнул снова. Пожар? Грейс поспешила наружу, чтобы выяснить, что происходит.

Она заглянула в конюшню. Свет горел в дальнем конце коридора. Не пожар, но это мог быть вор. Девушка оглянулась и увидела вилы, висящие на стене. Она осторожно подняла их и стала красться по проходу. Сердце ее бешено колотилось.

Она подошла к приоткрытой двери в денник и увидела лошадь, лежащую на боку, и темную фигуру, нагнувшуюся над ней. Лошади редко ложатся. Тут явно что-то не так!

– Что вы делаете? – сказала она самым строгим голосом, на который была способна. – Встаньте, чтобы я могла вас видеть, и предупреждаю – я вооружена.

– И очаровательно опасна. – Доминик выпрямился и посмотрел на нее.

Грейс чуть было не выронила вилы от облегчения.

– Я думала, вы вор. Что вы делаете здесь ночью?

– Эта кобыла рожает.

– О! – Грейс положила вилы на пол и покрепче запахнула шаль. – С ней все в порядке?

– Надеюсь, – ответил он резко. – Она молодая. Думаю, это ее первые роды. С первыми родами никогда не знаешь, как все обернется. Это может быть… неприятно, так что если не хочешь смотреть, то тебе лучше уйти прямо сейчас.

Он вновь склонился над кобылой, и Грейс смогла разглядеть весь денник.

– О-о! – Она мгновенно забыла про Мелли, сэра Джона, забыла обо всех проблемах с Домиником, забыла обо всем, кроме драмы, разворачивавшейся перед ее глазами.

Кобыла лежала на боку. Она была взволнована, ее серебристая шкура потемнела от пота. Доминик сидел рядом на корточках, успокаивая и оглаживая ее. Прежде чем Грейс успела сказать хоть слово, бока кобылы вздулись и ее хвост, обёрнутый тканью, поднялся. У Грейс перехватило дыхание. Она увидела два крошечных копытца.

Девушка напряженно наблюдала за происходящим. Она еще никогда не видела, какжеребятся лошади. Бока животного вздрогнули, снова вздулись, и вслед за копытцами показались нос и голова жеребенка.

Грейс задержала дыхание. «Пусть он выживет! Пусть мама и ребенок выживут!» – молилась она беззвучно.

Через мгновение или два темный сырой комок, перепачканный слизью и кровью, вывалился на сено, устилавшее пол денника.

– Какой красавец, – проговорил Доминик. Он нагнулся над жеребенком, и Грейс задержала дыхание. Он жив или мертв?

Мужчина издал ликующий возглас, и девушка увидела, как одно из маленьких копытцев дернулось, потом еще раз, но уже увереннее. Жеребенок был жив!

– Ну вот и умница. У тебя хорошенький маленький сын, – прошептал Доминик кобыле, а затем сделал шаг назад и тихо вышел из денника, чтобы мать могла познакомиться со своим новорожденным жеребенком. Кобыла полежала некоторое время, приходя в себя. Грейс ждала, завороженная увиденным. Кобыла подняла голову и с любопытством понюхала крошечного жеребенка. Затем придвинулась ближе, нюхая его, изучая, очищая его мокрую слизистую шкуру своим шершавым языком. То и дело она останавливалась, нежно толкала его носом и вдыхала его запах. Это было самое потрясающее зрелище, которое Грейс когда-либо видела.

Жеребенок извивался под языком матери. Кобыла тихонько заржала, и жеребенок начал потряхивать ушами, отвечая на первый звук голоса своей матери.

Доминик стоял рядом с Грейс, наблюдая за ними через открытую половинку двери. Грейс улыбнулась, взгляд ее затуманился от слез.

– Это чудо, – прошептала она. – Чудо! Кобыла вновь заржала.

– Да, – сказал Доминик медленно. – Это чудо. – Он прикоснулся к щеке Грейс одним пальцем. Щека оказалась мокрой. – И ты тоже. – Он прижал ее к себе и поцеловал долгим нежным поцелуем.

Это был ласковый обмен чувствами. Через какое-то время она оторвалась от него, вспомнив, кто такая она и кто такой он. Грейс наблюдала за кобылой, облизывающей своего жеребенка.

– Откуда она знает, что делать?

– Материнский инстинкт, – тихо сказал Доминик. – Одна из самых могущественных сил на свете, – добавил он с глубоким убеждением и почти благоговейно.

– Мелли бы это очень понравилось, – пробормотала она.

– Она любит лошадей?

Только тут Грейс поняла, что сказала. Она не хотела ничего говорить – Мелли сама должна была поговорить с ним, но сейчас у нее появилась возможность немного подготовить почву. Следует ли ей сказать что-нибудь еще?

Грейс прикусила губу, наблюдая за тем, как молодая мама ласкает своего ребенка. В спальне наверху лежала Мелли – Мелли, которую переполняли мечты о материнстве, мечты, которым никогда не сбыться, если она выйдет замуж за этого человека. Именно поэтому Мелли попросила ее приехать сюда – помочь ей разорвать эту ненавистную помолвку.

– Нет, Мелли Петтифер не любит лошадей. Она их боится. Но это… – Грейс показала на кобылу, подталкивающую своего жеребенка носом. – Вот о чем мечтает Мелли Петтифер.

Он посмотрел на нее острым взглядом.

– Что ты имеешь в виду?

– Материнство. – Грейс сурово встретила его взгляд. – Она любит детей. Она ждет не дождется того дня, когда сможет взять в руки своего собственного ребенка. Я знаю ее уже семь лет. Она всегда хотела детей. – Грейс покрепче запахнула шаль и отошла в сторону. – Всегда.

Доминик сделал движение, чтобы обнять ее, но она успела увернуться.

– Нет, разговаривать нужно не со мной, – сказала Грейс и вышла из конюшни.

Глаза Грейс распахнулись, и она моментально очнулась. Еще один сон, поняла она. Слабый серый свет пробивался сквозь занавески. Рассвет. Нужно прекратить попытки заснуть. Она знала, что спала какую-то часть ночи, но большая ее часть прошла в бурных снах, в которых главную роль играл Доминик Вульф. Страстные, шокирующие поцелуи вперемешку с фразами вроде «Брак – это всего лишь деловое соглашение». Поездки в резко накреняющемся на поворотах экипаже, жеребята и темные головы, в невыразимой нежности склоненные над занозами в ее ладони. И младенцы, й серебристого цвета лошади, и белые рубашки, и мокрые бриджи, облипающие сильное тело.

Кто он такой? Сначала он целует ее со страстностью, от которой у нее целый день после этого перехватывает дыхание. Потом он бесстрастно говорит о браке как о деловом соглашении. А затем он помогает кобыле разродиться с таким состраданием, а затем целует Грейс с такой нежностью…

Чего же он хотел? Он хотел Грейс. Это ясно.

И она желала его.

Но для него, казалось, не существовало противоречий между женитьбой на Мелли и желанием владеть Грейс.

Грейс взглянула на девушку, лежащую на соседней кровати. Мелли все еще крепко спала, бедняжка. Она так устала от беспокойства. Нельзя, чтобы все так продолжалось. Она обещала помочь Мелли, а Мелли была ее лучшей подругой. Только как она поможет? Все оказалось намного сложнее, чем они думали вначале.

Если Мелли заинтересовалась лордом д'Акром, тогда Грейс не могла вмешиваться в их отношения. Не сейчас. Даже если она хотела приберечь его для себя.

А именно этого она и хотела. Каким бы повесой он ни был, каким бы аморальным ни казался, к своему стыду, Грейс вынуждена была признать, что желает его.

Ей всегда казалось, что она не сможет ощутить ту страсть, которую ее сестры нашли в своих мужьях. Она думала, что никогда не сможет отдать себя и свое счастье в руки мужчины. По крайней мере так ей казалось, пока этот распутник не украл у нее несколько поцелуев. И высосал занозу из ее ладони. А затем поцеловал ее так, что ее кости чуть было не растаяли…

Всего за один день Доминик перевернул весь ее мир.

И все еще не переставал говорить о браке с Мелли.

Ее планы путешествий в Египет и прочие экзотические места основывались на предположении, что она никогда не влюбится. Она уже три года выезжала в свет, пыталась влюбиться, хоть немножко. И безрезультатно.

Она думала, что поцелуи мужчины никогда не тронут ее. До этого они ее не трогали. Даже когда ее целовал очень привлекательный мужчина и его поцелуи были очень приятными, она ничего не чувствовала. По крайней мере не то, что испытывали ее сестры. До вчерашнего дня. Пока она не поцеловала человека, которому даже не могла полностью доверять и который не только не верил, что любовь и брак могут сосуществовать, но и не видел ничего дурного в том, чтобы целовать Грейс, будучи обрученным с Мелли.

Он не прав, но ей было так хорошо в его объятиях! Она чувствовала… все. Больше, чем она считала возможным.

Нет, это невозможно. Казалось, он готов пойти до конца и жениться на Мелли. Мелли, хотя и говорила, что не хочет выходить за него замуж, считала его добрым. И привлекательным. Теперь, встретившись с ним, Мелли, возможно, смирится с мыслью о том, что придется выйти за него замуж. Грейс видела, что это вполне возможно. Любая женщина захотела бы выйти за него замуж, подумала она в отчаянии. Он был слишком уж привлекательным.

Лорд д'Акр мог передумать насчет детей. Он же сказал, что брак существует в том числе и для того, чтобы завести наследников. И казалось, ему нравились дети. Тот мальчик, который принес пироги вчера вечером, был от него просто в восторге.

Боже, ей нужно бросить все и убежать. Грейс не могла предать свою подругу, и она не могла остаться и страдать. Нужно было поехать в Египет с миссис Чивер, выбросить Доминика Вульфа, его соблазнительные янтарные глаза и сводящие с ума поцелуи из головы.

В конце концов, она же всегда мечтала о Египте! С самого детства он был целью всей ее жизни. Ей хотелось своими глазами увидеть пирамиды и сфинксов, постоять в золотых песках Египта и взглянуть на… иметь возможность прикоснуться к… загадкам истории.

Грейс спланировала свою поездку в Египет так, как многие девушки планируют свой медовый месяц.

Она посещала лекции о Египте и увлекательных открытиях, которые были там сделаны, она изучила все, что только могла, и даже начала изучать арабский язык.

Она познакомилась с миссис Гермионой Чивер на одной из этих лекций. Миссис Чивер была богатой пожилой вдовой с точно такой же страстью к пирамидам и тайнам Древнего мира. Миссис Чивер собиралась в Египет осенью с визитом к ее племяннику Генри Солту, британскому посланнику, а заодно, как она шутила, чтобы, подобно ласточкам, избежать зимы. Почему бы Грейс не поехать с ней? Будет весело!

У нее пока оставалось время. Если она уедет прямо сейчас, то все еще сможет присоединиться к миссис Чивер. Грейс был почти двадцать один год, и Египет, о котором она столько мечтала, ждал ее.

Однако прошлой ночью она не могла заснуть, мечтая о златоглазом молодом человеке, поцеловавшем ее.

Все теперь так запутано. Заснуть было невозможно: нужно чем-нибудь заняться. И заодно позавтракать.

И еще одно полоскание для рта из уксуса с водой тоже не помешает.

Она быстро оделась. Накануне Грейс нашла старую серую амазонку в одном из ящиков, которые девушки разбирали. Грейс тут же примерила ее. Платье было сшито для женщины повыше, но в остальном было как раз впору. Оно было немного старомодным, но хорошо сохранилось благодаря лаванде и камфоре, в которые оно было упаковано.

Грейс обожала верховую езду, но в эту поездку она не захватила с собой амазонку. Мелли не ездила верхом, поэтому и ее компаньонке этого делать не следовало. Сэр Джон на какое-то время прикован к постели и никогда ничего не узнает, а Мелли спит и пока что не нуждается в ее услугах, так что Грейс может доставить себе немного удовольствия.

Придерживая юбку повыше, она пробралась в конюшни. Три светлые и одна темная лошадиные головы высунулись из денников. Должно быть, ему все-таки удалось поймать третью кобылу.

Серебристая кобыла, на которой она ездила вчера, приветственно заржала и тряхнула гривой. Грейс была в восторге.

– Ты узнала меня, умница. – Она погладила бархатную морду и скормила лошади морковку. – Извини, она твердовата.

Но лошадь не возражала. Она с удовольствием хрустела морковкой, пока Грейс угощала всех остальных лошадей, а молодой матери досталось даже две. Жеребенок стоял и пил молоко матери, потряхивая хвостиком от удовольствия. «Новорожденные жеребята намного симпатичнее, чем новорожденные младенцы», – подумала Грейс.

Она принесла кусок ткани, чтобы протереть дамское седло, которое она заметила накануне. Оно оказалось в лучшем состоянии, чем она думала. Девушка оседлала кобылу и надела на нее уздечку. Лошадь слегка ущипнула Грейс за платье.

– Нет, умница, больше морковки нет. Интересно, как тебя зовут? Не могу же я продолжать звать тебя умницей. – Она уже любила эту кобылу. – Может быть, я назову тебя Мисти, потому что ты так похожа на утреннюю дымку тумана. Тебе нравится это имя? – Грейс взобралась в седло, использовав кормушку как подставку.

После грозы мир выглядел чистым и только что вымытым, воздух был свежим и наполнен ароматами, предвещающими скорое наступление осени.

Кобыла была очень резвая, и ее настроение передалось Грейс, так что сначала они промчались галопом по полю. Аромат сочной травы и сырой земли опьянял. Грейс не обращала внимания на то, куда направляется. Серая глыба Вульфстона была видна из любой точки долины, так что она не заблудится.

Через какое-то время ее внимание привлекло поле, на котором паслись бело-коричневые коровы. Она направила лошадь к процветающей ферме. Там, где есть коровы, надеялась она, есть и молоко. А еще масло и сыр.

Они там и вправду были, и миссис Парри, добродушная жена фермера, душевно приняла у себя молодую даму из Лондона, временно проживающую в замке. Она провела Грейс в дом и угостила ее стаканом парного молока и ее особыми имбирными пряниками. И с радостью ответила на вопросы Грейс.

Да, разумеется, она пошлет в замок молоко, сыр и масло. Джимми отнесет их, как только закончит со своей работой. Не хотела бы мисс немного свежих яиц? А как насчет горшочка меда или особенного сливового варенья?

Мисс и вправду хотела бы все вышеперечисленное. А не могла бы миссис Парри посоветовать, где можно раздобыть немного ветчины? И хлеба? И кофе?

– За ветчиной, мисс, следует обратиться к Уигморам. Они недавно закололи свинью, так что у них сейчас ее предостаточно. Просто идите по этой тропинке к деревне и увидите домик с воротами из переплетенных рябины и ивы. Старуха Уигмор, конечно, ведьма, но добрая. Она великая целительница.

Грейс кивнула. Она хорошо знала деревенские предрассудки. Ее дедушка презирал их. А двоюродный дедушка Освальд обожал пробовать разнообразные народные средства для излечения своих многочисленных болезней.

– Старушка, наверное, как всегда сидит на крылечке. Она мало спит и любит быть в курсе всего, что происходит. – Миссис Парри подмигнула. – А кофе и хлеб можно купить в деревне. Вы найдете пекарню по запаху, как только доберетесь туда, просто доверьтесь своему обонянию.

Грейс поблагодарила ее и встала, собираясь уходить.

– Да, миссис Парри, если вы вдруг знаете кого-нибудь, кому нужна работа на пару недель, можете прислать их в замок.

Миссис Парри засияла:

– О, мисс, это великолепно! Многие здесь будут благодарны за возможность заработать немного. Дела в Вульфстоне сейчас не так хороши. Я расскажу всем, а мой Джонни придет со всеми и принесет вам корзинку. И еще, мисс, я положу баночку моей лучшей пахты, специально для вас.

– Пахты?

– Для вашего лица, мисс, – по секрету добавила миссис Парри. – Мажьте лицо три раза в день пахтой, и эти ужасные веснушки исчезнут, как будто их там вообще не было.

Грейс поблагодарила ее и ушла. Придется освежить эти ужасные веснушки хной через несколько дней, а также подкрасить корни волос.

Она проехала еще немного по долине, свернула по тропинке и увидела тот самый дом, который описала миссис Парри. Он располагался посреди сада с цветущими травами и цветами, а живую арку из переплетенных рябины и ивы невозможно было ни с чем спутать. Сам дом был стар, грубоват и странно привлекателен.

Как ей и сказали, на крыльце в раннем утреннем свете сидела пожилая женщина. Бодрая старушка с розовыми щеками и седыми спутанными волосами. К тому времени как Грейс подъехала ближе, женщина уже подошла к воротам.

– Вы миссис Уигмор, правильно? Я Грейс М… – Она поправилась: – Мисс Грейсток. – Грейс соскочила с лошади и протянула руку.

К ее удивлению, пожилая женщина взяла ее руку и поцеловала со словами:

– Добро пожаловать, Леди. Просто видеть вас – уже огромное удовольствие. Вы нужны Вульфстону. – Она достала кусочек яблока и угостила им кобылу. – Ваше возвращение – хороший знак.

Грейс решила, что пожилая леди приняла ее за кого-то другого. Девушка улыбнулась:

– Вы подсказали мне дорогу прошлой ночью, помните? Большое спасибо. Вы мне очень помогли. Я хотела купить немного ветчины.

– Да, и у меня есть немного с собой. – Старушка вытащила сверток из кармана фартука. – Тут достаточно, чтобы накормить всех в замке. Билли Финн принесет еще немного попозже.

– Но… – Грейс нахмурилась и развернула ткань. Внутри был великолепный кусок ветчины.

Старая скрюченная рука схватила ее за запястье.

– А теперь, Леди, вы, должно быть, хотите узнать, какие семьи больше всего нуждаются в вашей помощи…

– Но ведь…

Старушка словно бы не замечала ее. Она описала несколько домов, которые находились по дороге к деревне.

– Финны, Таскеры, Тикелы и все остальные. Отправляйтесь к ним, Леди, и вы увидите. Вы очень нужны людям Вульфстона.

Грейс пожала плечами и согласилась повидать их. Там она могла бы найти рабочих, которым действительно нужны деньги, а эта пожилая дама знает всех в округе. Она поднялась.

– Благодарю вас, миссис Уиг… Скрюченная рука остановила ее.

– Я должна сказать еще кое-что. Там выше по дороге и чуть в стороне находится озеро Гуидион. Не относитесь к нему снисходительно. Это волшебное место, но оно опасно для женщин. Гуидион был одним из старых богов, и если девушка настолько глупа, что вздумает искупаться в озере… – Женщина зловеще покачала головой.

– Она утонет? – спросила Грейс, потрясенная этим проявлением древних поверий местных жителей.

– Хуже! Он похитит ее честь. Грейс рассмеялась.

– Молодая мисс, вы мне не верите, но это правда. Посмотрите на девушек Тикел. Их мать – бедное невежественное создание, она приехала из Ладлоу, так что не знала, что творит. Так вот, она позволяла своим дочкам плескаться и играть в Гуидионе, когда они были еще детьми, и только взгляни на них сейчас. У них нет никаких понятий о морали. Разумеется, это не их вина, но это предупреждение всем остальным женщинам.

– Тогда большое спасибо за предупреждение. – Грейс опять попыталась уйти.

Но старуха вновь задержала ее.

– И тем не менее, мисс, вам нужно пойти к озеру Гуидиону и взять из него немного воды.

– Правда? Зачем?

– Вам нужно взять плошку воды в лунную ночь и умыть этой водой свое лицо. Тогда все веснушки исчезнут, это так же верно, как то, что мое имя Агнес Уигмор! – Она подробно описала озеро и только после этого отпустила руку Грейс.

Грейс поблагодарила ее за ветчину и совет и уехала. Она направлялась в деревню и, поскольку торопиться ей было некуда и она дала слово этой пожилой женщине, поехала длинной дорогой через лес, останавливаясь у каждого дома, о котором ей говорила старуха Уигмор. У Финнов, Таскеров и Тикелов…

Ее тепло приветствовали, но состояние домов потрясло ее. Люди здесь жили в нищете. Миссис Финн обитала с пятью маленькими детьми в настоящей развалюхе. Она работала прачкой, но кормильцем семьи считался старший сын, Билли. Боже, но ведь ему же еще и десяти нет!

Девушки Тикел жили со своей матерью и прикованной к постели бабушкой. Они брали стирку на дом, и девочки помогали убираться, когда могли найти подобную работу.

Таскеры, очевидно, некогда были весьма зажиточным семейством, но, как она узнала, их незаконно выселили с собственной фермы, когда они впервые за сто лет опоздали с уплатой налогов, и теперь они жили в лачуге на краю леса, едва сводя концы с концами.

Одежда на всех была поношенная и заплатанная. Еды ни в одной из семей почти не было – Грейс тепло поприветствовали, но предложили ей воду и те крохи, которые нашлись в доме. Помещения были скудно обставлены, но все они были чистые и прибранные. Каждый дом нуждался в ремонте: протекающие крыши, гнилые полы, заплесневевшие стены. Кто же был землевладельцем всего этого? Грейс опасалась, что знает.

Мелли сказала, что он богат.

Но за чей счет?

К тому времени как она достигла деревни, солнце поднялось уже высоко, но Грейс обо многом стоило подумать. В деревенской лавке она купила несколько буханок свежего теплого хлеба и упаковку чая и кофе. Она оставила владельцу такой большой заказ, что он проводил ее до выхода, кланяясь так, будто она была герцогиней. Девушка подумала о пустых кладовых этого магазина и решила, что попробует что-нибудь сделать, чтобы помочь.

Глава 7

Голос совести настолько слаб, что его легко заглушить, но он настолько ясен, что его невозможно ни с чем спутать.

Мадам де Сталь

Войдя на кухню Вульфстона, Грейс увидела, что огонь в камине ярко горит, а комната наполнена ароматом свежего кофе. Доминик действовал очень быстро. Только вчера вечером он обещал, что раздобудет кого-нибудь для помощи в замке – и вот помощь прибыла.

Плотная женщина, стоявшая у очага, повернулась к ней и сделала реверанс.

– Добрый день, мисс. Его сиятельство сказал, что я должна подчиняться вам. Меня зовут Стоукс, мисс. Я неплохо готовлю, и мне приходилось работать в благородных домах. А это моя племянница, Инид, – сказала она, указывая на растрепанную девочку, вошедшую на кухню из посудомоечной с огромным горшком в руках. – Она собаку съела на мытье посуды и не доставит вам никаких хлопот. Сделай реверанс госпоже, Инид! – И она толкнула девочку под ребра, чуть не выбив горшок у нее из рук. Девочка неуклюже поклонилась и выбежала из кухни.

– Я очень рада, что вы здесь, миссис Стоукс и Инид, – сказала Грейс. – Но мне кажется, произошла какая-то ошибка. Я уверена, что вы должны слушаться мисс Петтифер…

– Нет, мисс, простите, но его сиятельство сказал, что мы должны слушаться именно вас. Мисс Грейсток, сказал он. Невысокая, в сером платье и с интересными веснушками, вот как он вас описал. – Она замялась и добавила: – У меня есть верное средство от веснушек, мисс, если вы захотите его попробовать.

Грейс улыбнулась:

– Благодарю вас, миссис Стоукс, может быть, позже. И что это так замечательно пахнет – кофе? Мне бы так хотелось чашечку! А я принесла ветчину, свежий хлеб и еще много всякой всячины. И скоро прибудет заказ из деревни.

– Это замечательно, мисс. Я тоже принесла с собой кое-что, когда его сиятельство нанял меня прошлой ночью, кофе, например, я ведь не знала, что тут есть в кладовых, так что…

– С вашей стороны было очень дальновидно так поступить, – сказала Грейс.

Миссис Стоукс покраснела от удовольствия.

– Всегда пожалуйста, мисс. Приходил мальчик от миссис Парри и принес то, что вы заказывали, так что на завтрак хватит. – Она поставила на стол чашку кофе, взяла из рук Грейс буханку хлеба и усадила девушку за стол. – А теперь присядьте, мисс, я отрежу вам свежего хлеба. Что бы вы хотели, мед или немного сливового варенья миссис Парри?

– Меду, пожалуйста! – радостно воскликнула Грейс. Она сделала глоток горячего благоухающего кофе. – Миссис Стоукс, вы просто сокровище!

Миссис Стоукс, улыбаясь, поставила перед ней тарелку с двумя ломтиками теплого хлеба с маслом и медом. Грейс жадно накинулась на них. Она была в превосходном настроении. Лорд д'Акр уже нанял нескольких слуг. Это соответствовало намерениям Грейс. Она не была уверена в том, как он отреагирует на ее утренние действия.

– Божественно! – воскликнула она, слизывая мед с пальцев. – Есть ли на свете что-нибудь лучшее, чем свежий теплый хлеб с медом?

– Мне кажется, я могу кое-что придумать. – От одного звука этого низкого голоса у нее по коже побежали мурашки. – Хотя выглядит и впрямь восхитительно. – Взгляд, которым он ее одарил, дал ей понять, что говорит он не о хлебе.

Грейс тут же перестала облизывать пальцы и убрала руку так, чтобы ее не было видно, хотя она все еще была немного липкая.

– Доброе утро, хозяйка Грейсток.

Хозяйка. Он сказал это, только чтобы позлить ее, уж она-то знала. Он пользовался любой возможностью, чтобы напомнить ей о той их первой встрече. «Хозяюшка мне бы не помешала. Ты скоро станешь моей хозяюшкой, Грейсток?»

– Доброе утро, лорд д'Акр, – сказала Грейс вежливо, решив не обращать внимания на его нескромные взгляды и намеки.

Доминик не спеша подошел к ней и наклонился. Девушка собралась с духом. Он наклонился еще ниже и прошептал ей прямо в ухо так, что она почувствовала его дыхание на своей коже:

– У тебя на губе осталась восхитительная капелька меда. Если хочешь, я мог бы ее слизнуть…

Грейс поспешно протерла рот и бросила на Доминика предупреждающий взгляд. Он улыбнулся, подмигнул и придержал стул, чтобы помочь ей подняться. Он дразнил ее! Даже он не посмел бы поцеловать ее перед миссис Стоукс и Инид.

– Если ты закончила завтракать…

– Он опять собирается пустить папе кровь! – Взволнованная Мелли ворвалась на кухню. – Я просила его не делать этого, но он велел мне уйти и не беспокоить его. – Она в отчаянии посмотрела на Грейс. – Папа и так потерял много крови. Он так бледен и слаб! Я уверена, ему станет только хуже.

– Я иду. – Грейс выбежала из комнаты. Доминик догнал ее на лестнице, подхватил под руку и потащил за собой, перескакивая через ступеньку.

Они добрались до комнаты сэра Джона как раз в тот момент, когда доктор собирался вскрыть вену. Одного взгляда на лицо сэра Джона было достаточно, чтобы увидеть, что Мелли права. Обессиленный старик с закрытыми глазами лежал на подушке, кожа его была бледной, словно сделанной из воска.

– А ну-ка уберите, пиявка ненасытная! – рявкнул Доминик. – Мисс Петтифер уже просила вас не пускать кровь ее отцу.

Доктор выпрямился.

– Врач здесь я!

– Да, но когда лечат ее отца, приказания отдает мисс Петтифер.

Доктор возмущенно захохотал.

– Я отказываюсь слушаться какую-то девчонку. Грейс попыталась успокоиться.

– Доктор Фергюсон, мисс Петтифер озабочена тем количеством крови, которое вы выпустили ее отцу. Она чувствует, что это только истощает его, и, правда, мне кажется, что так оно и есть. Если бы вы могли объяснить…

Доктор подобрался и смерил ее пренебрежительным взглядом.

– Я никому не объясняю своих методов!

– Тогда… – Доминик подошел к двери и распахнул ее. – Мисс Петтифер, желаете ли вы прогнать этого человека?

Мелли была напугана. Она переводила взгляд с отца на Грейс, затем на доктора и обратно на отца, прикусив губу, не в состоянии прийти к какому-либо решению.

Доктор решил за нее, сказав высокомерным, заискивающим голосом:

– Раз вы настаиваете, милорд, я не стану пускать сэру Джону сегодня кровь, но пусть это будет на вашей совести. Он серьезно болен, и я не могу отвечать за любые ухудшения в его состоянии. – Он начал собирать вещи. – Сейчас мне нужно идти к другим пациентам, так что я оставлю эту настойку опия, которую вы сможете ему дать, если боль станет невыносимой. – Он закрыл свой саквояж. – Я вернусь утром, если только его состояние не ухудшится и вы не пошлете за мной. Но если вы за мной все же пошлете, то, предупреждаю вас, я пущу ему кровь, поскольку нет ничего более эффективного, чем кровопускание. – Он размашистым шагом вышел из комнаты, воплощая собой оскорбленное достоинство.

Доминик проводил его взглядом.

– Нет ничего более эффективного, чем большой оплаченный счет.

Мелли испугалась еще больше.

– Но я не могу… У меня нет… Лорд д'Акр перебил ее:

– Не беспокойтесь об этом. Я оплачиваю уход за моими гостями. Итак, вы удовлетворены тем, как разрешилась ситуация, мисс Петтифер?

Мелли облегченно улыбнулась:

– Ода, благодарю вас, лорд д'Акр. Теперь я абсолютно спокойна. Я и впрямь считаю, что папа не перенес бы еще одного кровопускания.

Казалось, он не заметил сияющей улыбки на лице своей невесты, но от внимания Грейс она не укрылась. И дала пищу для размышлений.

– У вас есть все, что вам нужно? – спросил он Мелли. Девушка оглядела комнату.

– Я… мне кажется, да.

– Хорошо, тогда мы оставим вас присматривать за отцом. Можете отдавать любые распоряжения, которые сочтете необходимыми. А нам с мисс Грейсток тем временем нужно кое-что обсудить. Наедине.

– Правда? – Грейс это совсем не понравилось, но времени задавать вопросы у нее не было, поскольку одной рукой он взял ее за руку, другую положил ей на спину и выволок из комнаты. – Что нам обсуждать? Мне кажется, нам нечего обсуждать, особенно наедине.

Он не ответил. Только загадочно улыбнулся и повел ее дальше.

– Спасибо за то, что поддержали Мелли, – сказала она. Доминик закатил глаза.

– Фергюсон просто шарлатан.

Грейс была с ним полностью согласна. Доминик провел ее в один из залов, срочно нуждавшихся в генеральной уборке, усадил на стул и поставил себе еще один стул напротив нее. Поставил он его настолько близко, что их колени соприкасались.

Грейс попыталась отодвинуться, но он наклонился.

– Начнем с самого главного, – сказал Доминик и взял ее руку. – Ты тут кое-что пропустила.

И прежде чем Грейс поняла, о чем он говорит, он поднял ее ладонь и взял два ее пальца в рот.

Все произошло слишком неожиданно, чтобы Грейс могла что-то возразить. Она попыталась вырвать руку, но он крепко держал ее, а его золотисто-медовые глаза сияли над ней. Грейс зажмурилась, чтобы не видеть этого гипнотизирующего взгляда, но добилась лишь того, что стала острее ощущать его губы на своих пальцах.

Доминик сосал их в медленном гипнотизирующем ритме. Раньше пальцы Грейс сосали только телята и овцы, но сейчас происходило что-то совершенно иное. Каждое его сильное медленное движение пронзало ее насквозь. Ее трясло как в лихорадке.

В то же время его язык ласкал ее кожу. Его колени раздвинули ее ноги, и он придвинулся еще ближе. Она ощутила его теплоту, почувствовала его мужской аромат и поняла, что должна сопротивляться.

Грейс вспомнила, как радостно улыбалась ему Мелли, с огромным усилием вырвала руку и отодвинула свой стул подальше.

– Да что вы тут…

– Восхитительный мед, – сказал Доминик самым обычным тоном, как будто не сделал только что ничего из ряда вон выходящего. – Напоминает дикий мед греческих нагорий. Должно быть, рядом с ульем много тимьяна. – Он улыбнулся. – И разумеется, добавился еще и твой аромат. Восхитительно!

Девушка смотрела на него, ошарашенная его нахальством.

Он улыбнулся еще шире, протянул к ней руку и нежно надавил снизу на ее подбородок. Грейс тут же сжала губы.

– А то я могу подумать, что ты пытаешься соблазнить меня на поцелуй. Разве я не говорил, что не способен сопротивляться соблазнам?

– Уж мне-то это известно! – попытка произнести это едко не удалась.

– Да, и, кроме того, нам нужно поговорить. Нас там ждут люди.

– Люди?

– Да, дюжина или около того людей ждут снаружи. Когда я спросил у них, что они здесь делают, они сказали, что Леди в сером велела им прийти сюда на работу.

– О! – сглотнула Грейс.

– Вот именно, о, Грейсток!

– Ну… – Грейс сглотнула еще раз. – Я встретила несколько человек, когда выходила погулять сегодня утром. Одно за другое, и я… предложила им работу.

Доминик приподнял бровь.

– Ты наняла слуг для моего дома? Девушка покраснела.

– Извините. Я знаю, что это было самонадеянно с моей стороны, но я не думала, что у вас найдется время искать прислугу самому. А вы вчера сказали…

Он все молчал, и Грейс начала нервничать еще больше.

– Простите. Я думала, что смогу помочь таким образом, а этим людям действительно необходима работа.

Мужчина нахмурился.

– Ты хочешь сказать, что они к тебе приставали?

– Нет, нет! Они меня ни о чем не просили. – Грейс прикусила губу, но природная правдивость пересилила учтивость. – Любому видно, что они живут в ужасных условиях, стоит только взглянуть! Здесь повсюду нищета.

– Нищета?

– Взять хотя бы детей. Все тощие, их одежда поношена, переделана и вся в заплатах. А их дома: крыши протекают, некоторые отсырели и начинают разваливаться, но они ведь всего лишь арендаторы и потому не могут сами производить ремонт.

Доминик нахмурился еще больше. Он что, думает, что она все это выдумала?

– Среди них есть люди, чьи семьи работали на вашу семью, семью Вульфов, сотни лет! Земля здесь плодородная, так что поместье должно процветать, но люди бедствуют. Позвольте мне рассказать о тех, кто ждет снаружи, чтобы получить возможность поработать.

Она стала по пальцам перечислять:

– Джейка Таскера и его семью выгнали с фермы, на которой его предки работали на протяжении семи поколений, после того как сгорели сарай и все животные, находившиеся в нем. Его отец погиб при тушении пожара. Впервые за всю свою жизнь они не смогли уплатить ренту вовремя, но ваш управляющий…

– Не мой управляющий!

– Хорошо, управляющий семьи Вульфов отказался предоставить ему возможность уплатить долг. Джейк Таскер, его мать и его престарелый дедушка живут в жалкой лачуге на краю леса и берутся за любую работу, которую могут раздобыть.

Она отогнула другой палец.

– Три сестры Тикел поддерживают…

– Хорошо, хорошо. – Он поднял руки. – Я не слепой. И думаю, ты можешь рассказать слезливую историю про каждого жителя поместья.

Девушка улыбнулась:

– Не про каждого. Только про тех, что ждут снаружи. – Она успокоилась, увидев, как хорошо он принял критику в адрес своей семьи. Не все лорды признавали обязанности, которые на них накладывало положение. Даже дедушка, несмотря на все свои недостатки, никогда не забывал о своих арендаторах. И тут ей в голову пришла одна мысль. – А вы можете себе это позволить? – спросила она в ужасе. – Потому что если не можете…

– Мое финансовое положение тебя не касается.

– Конечно, нет, и я знаю, что с моей стороны очень невежливо спрашивать об этом. Так что если вы не хотите отвечать, то просто скажите, что это не мое дело.

– Что я только что и сделал, – заметил Доминик.

– Да, я просто хотела дать вам время еще раз все обдумать, – сказала Грейс примирительным тоном.

Доминик сдержал улыбку.

– Не то чтобы тебя это касалось, но я могу позволить себе держать хоть сотню слуг.

– Хорошо, – облегченно вздохнула Грейс. Доминик продолжал, словно не слышал ее.

– Не знаю, как тебе удалось столько узнать о местных жителях за столь короткое время…

– Честно говоря, я и сама этого не понимаю, – призналась Грейс. – Просто все они считали, что я и так уже все про них знаю. Им всем очень хотелось поговорить со мной.

Доминик загадочно посмотрел на нее.

– Вот это мне понятно, – сказал он тихо.

Он надолго замолчал. Грейс понятия не имела, о чем он думает. Наконец он произнес:

– Итак, ты хочешь, чтобы я нанял всех людей, что ждут снаружи?

– Да, пожалуйста.

– В качестве одолжения тебе?

– Д-д-да, и еще потому, что они ваши арендаторы и очень нуждаются. И поскольку в замке необходимо произвести генеральную уборку.

– Но также и как одолжение тебе.

Почему он упорно называл это одолжением? Что-то тут не так. Грейс ему не доверяла. Так что она осторожно сказала:

– Если вам угодно рассматривать это так.

– Да, угодно. Я предложу тебе одну сделку. Я найму всех людей, что ждут снаружи… за поцелуй.

Ага! Она правильно не доверяла ему! Грейс медленно облизнула губы, притворяясь, что обдумывает его предложение. Его глаза следили за движениями ее языка, и девушка почувствовала легкое возбуждение. Она играла с огнем.

– Поцелуй, говорите? – Она взглянула на его рот. Доминик смотрел на ее. Грейс знала, что дразнить его опасно, но никак не могла устоять перед этим искушением. Он был спокоен и полон решимости. Она склонила голову и игриво посмотрела не него. – За каждого человека, которого вы наймете?

– Да. – Его голос стал напряженным.

– Просто один поцелуй?

Он кивнул. Он не сомневался, что она согласится.

– У меня есть идея получше, – промурлыкала девушка с улыбкой.

Доминик улыбнулся в ответ:

– Я всегда готов выслушать новые идеи.

– Хорошо. – Оно резко вскочила на ноги и одарила его уже совершенно другой улыбкой. – В таком случае я сама им заплачу.

Доминик быстро схватил ее за руку и остановил.

– Платить моим слугам? Не смеши меня! Ты не можешь им платить!

Она вырвала руку.

– Почему нет?

– Почему нет? Потому что ты сама наемная компаньонка, вот почему!

Девушка пожала плечами:

– У меня есть кое-какие сбережения.

– Мне все равно. Я этого не потерплю. Это мои арендаторы, как ты совершенно верно заметила, и они здесь, чтобы привести мой замок в порядок.

Грейс вызывающе сложила руки на груди. Он сменил тактику:

– Ну, Грейсток, не будь такой недотрогой. Неужели так сложно – всего лишь один маленький поцелуй за человека. – Доминик прикоснулся к ее щеке тыльной стороной пальцев. – Огромное удовольствие, и никакого ущерба твоим сбережениям.

Она отдернула голову от его руки. У нее не было никаких сбережений – она была наследницей. Опасность угрожала ее драгоценному сердцу. Его поцелуи были смертельны.

– Нет, ваша цена слишком высока.

– Как насчет одного поцелуя за всех? Разумеется, это должен быть особенный поцелуй.

Грейс серьезно покачала головой:

– Нет, ваша цена все еще слишком высока.

– Но ты же поцеловала меня совершенно бесплатно, когда мы только познакомились.

Из его уст это прозвучало так, будто она была девицей сомнительного поведения, бросавшаяся на шею первому встречному.

– Ничего подобного! – возмущенно сказала Грейс. – Вы украли тот поцелуй… те поцелуи… обманным путем.

– Обманным путем? Это как же?

– Я не знала, что вы лорд д'Акр, когда вы впервые поцеловали меня.

– Это точно, – улыбнулся он. – Ты назвала меня невозможным цыганом. Если ты предпочитаешь видеть меня таким, то я буду твоим цыганским любовником, Ясные Глазки.

– Не смейте называть меня так. И я вас вовсе не предпочитаю, – солгала Грейс. – Это не имеет никакого отношения к нашему общественному положению, зато имеет огромное отношение к тому факту, что вы помолвлены с мисс Петтифер.

Доминик кивнул:

– Понятно, но это не объясняет другие поцелуи. Те, среди щепок, и еще один на кухне. И еще тот, на конюшне.

– Их вы тоже украли.

– Нет. К тому времени ты совершенно точно знала, кто я такой. И, не отрицай этого, Грейсток, ты поцеловала меня в ответ. С большим энтузиазмом. Или ты хочешь сказать, что это не твои пальцы были в моих волосах и не твой язык у меня во рту?

При этих словах Грейс почувствовала, как ее охватывает жар. Судя по хитрому выражению его лица, он прекрасно понял, какое воздействие на нее оказывает.

– Глупости, ты застал меня врасплох, – неуверенно ответила она. – Я не понимала, что происходит.

Доминик улыбнулся:

– В таком случае я постараюсь почаще заставать тебя врасплох. Результат неизменно получается восхитительным.

И прежде чем она успела моргнуть, Доминик нагнулся и поцеловал ее. Затем облизнул губы.

– М-м… дикий мед. – Он улыбнулся как сытый кот.

– Я не… – начала она, собравшись с мыслями. Но он уже ушел, насвистывая на ходу.

Доминик вышел из дома через боковую дверь. Ее так легко было дразнить. И так приятно целовать. Он все еще ощущал слабый вкус меда на губах. На сердце у него было легче, чем за последние много лет.

Группа людей, ожидавших его снаружи в молчании, стерла улыбку с его лица. Что бы она ни думала, он не мог не заметить полуразрушенные дома, тощих детей в старых одеждах и запущенные фермы, нуждающиеся в новом оборудовании и современных методах управления. С тех самых пор, как он приехал в Вульфстон, Доминик ни о чем другом не думал.

За исключением чародейки с веснушчатым лицом.

Наследство отца оказалось совсем не таким, как он ожидал. Доминик ожидал увидеть замок в нормандском стиле, а не фантастический винегрет из феодального замка, дворца и дома в готическом стиле со сказочной башенкой. Он ожидал, что дом будет роскошным, заполненным дорогими вещами, а не пустым, ободранным, с листьями, заполнившими залы и коридоры. Он ожидал увидеть процветающее поместье, населенное богатыми арендаторами, почитающими имя Вульфов.

Поскольку все, что он слышал о Вульфстоне, подтверждало это, точно так же как книги и инвентарные списки. Только оказалось, что книги были подделаны, а списки больше не соответствовали действительности.

Он так тщательно продумал свою месть. Он хотел распродать все красивые вещи, разбить поместье на несколько участков и продать по частям. Он хотел, чтобы имя Вульфов погибло, забытое и, по возможности, презираемое, чтобы знаменитая ветвь семьи закончилась на нем.

Но его отец уже сделал большую часть этого. Этот ублюдок еще раз обокрал его, на этот раз он украл его месть. А теперь, глядя на лица людей, ожидающих его во дворе, Доминик просто не мог уехать отсюда, бросив все на произвол судьбы. Сохранив при этом самоуважение.

Он подошел ближе, изучая людей с робкой надеждой в глазах, готовых к любому разочарованию. Было заметно, что они постарались выглядеть как можно лучше. Одеты они были бедно, но аккуратно. Лица и руки у всех были абсолютно чистыми.

– Итак, вы пришли работать, – сказал он. Широкоплечий молодой человек примерно одних с ним лет вышел вперед.

– Да. Леди велела нам прийти. Доминик кивнул.

– А ты?..

– Таскер, сэр. Джейк Таскер. – Мужчина держал голову со странной смесью вызова и гордости. Он спокойно встретил взгляд Доминика.

– Таскер. – Доминик задумчиво повторил имя. Она что-то говорила про Таскера, и уже тогда его имя показалось ему знакомым. Он встречал его в книгах и переписке. – Встаньте в стороне. – Он указал на скамью, на которой сидел старик. – Я поговорю с тобой позже. Следующий? – Доминик посмотрел на двух молодых людей около двадцати лет.

Скрипучий голос отозвался со скамьи:

– Мы, Таскеры, служили Вульфам более шести сотен лет. – За этим последовал звук плевка.

Джейк Таскер прервал его с недовольством:

– Дед, заткнись и пошли домой. Здесь работы для Таскеров не будет.

Однако старик не умолкал.

– Шесть сотен лет, – упрямо повторил он. Доминик проигнорировал его. Ему было все равно, как долго семья проработала здесь. Шестьсот лет, шестьдесят или шесть – это ничего не значило. Это был просто прием на работу, работу за деньги, и больше ничего.

– И Леди велела нам прийти.

Этот старик раздражал его. Доминик посмотрел на него ледяным взглядом.

Старик радостно рассмеялся.

– Вы только посмотрите! Эти глаза холодны как лед. Да, вы будете настоящим Вульфом из Вульфстона, молодой хозяин. В вас течет быстрая кровь Хью Лупуса.

Доминик моргнул. Он совершенствовал этот холодящий душу взгляд с самого детства. Наверное, потерял навык. Он не только не произвел никакого впечатления на мисс Грейсток, но теперь еще этот старик радостно рассмеялся и поздравил его с ним.

А он не хотел, чтобы это считали чем-то полученным от далеких предков. Это был его холодящий душу взгляд, черт возьми!

Джейк Таскер покосился на деда и устало побрел к воротам. Доминик нахмурился. Ему нужно было поговорить с Таскером. В отчетах по поместью было множество несоответствий, и Доминику казалось, что этот человек мог бы помочь ему во всем разобраться. Ему нравился спокойный взгляд его голубых глаз.

– Таскер, куда это, черт возьми, ты собрался?

– Я ухожу.

– Вернись! – приказал Доминик. Таскер заколебался, но потом сказал:

– Не вижу смысла. Не хочу оставаться, чтобы меня оскорбляли.

– Тебя пока никто не оскорблял. Мне необходимо поговорить с тобой наедине, – твердо сказал Доминик.

Таскер поразмыслил над его словами, а затем недовольно вернулся и сел рядом со стариком.

Доминик повернулся к остальным. Двоих он послал заниматься огородом, двоих рубить дрова и делать все, что скажет миссис Стоукс, а остальных направил чистить большую лужайку перед замком и убирать конюшню. С завтрашнего дня он организует постоянное расписание работы.

Дальше стояли три хорошенькие девушки, которые кокетливо присели перед ним и захихикали.

– Сэр, – сказала старшая из них. – Мы сестры Тикел – Тэнзи, Тесса и Тилли, – мы пришли убираться.

Да уж, сестры Тикел. Доминик смотрел на них так же невозмутимо, как и на остальных. Младшая добавила:

– И мама послала лимоны для молодой мисс, сэр. – Она показала сетку с лимонами.

Доминик кивнул:

– Отнесите их миссис Стоукс. Она даст вам работу. Теперь другие женщины – Он окинул взглядом остальных. – Вы тоже ступайте к миссис Стоукс.

Все они проследовали на кухню, и он перевел взгляд на съежившуюся фигуру дедушки Таскера на скамье. Старик пронзительно смотрел на него. Ему не меньше восьмидесяти. Что, черт возьми, ему делать с такой развалюхой?

– Мистер Таскер, – сказал Доминик. Джейк Таскер поднялся.

– Я хочу сказать, мистер Таскер старший, – поправился Доминик.

Старик неуверенно поднялся на ноги и выпрямился движением, напоминавшим о его отдаленном военном прошлом.

– Человек вашего возраста… – спокойно начал Доминик.

Сморщенное лицо вытянулось. Доминик выругал себя и продолжил:

– …и с вашим опытом будет просто бесценен. Я хочу, чтобы вы… – Он помедлил, пытаясь сообразить, с какой работой старик мог бы справиться. – Руководили молодыми людьми, которые убирают территорию. Вы же знаете, какая сейчас молодежь!

Старик светился от гордости. Он ткнул внука под ребра и сказал:

– Видишь! Шестьсот лет не прошли даром. Леди сказала, что мы, Таскеры, опять нужны здесь. Схожу-ка погляжу, что там поделывают эти бездельники. – И он зашагал прочь, воодушевленный важностью порученной ему работы.

Джейк Таскер медленно поднялся на ноги и посмотрел Доминику в глаза.

– Дедушка живет по старинке. Верит в Леди и прочие сказки.

– Леди? Какую леди? Ты хочешь сказать – мисс Грейсток?

– Если верить моему дедушке, она многие сотни лет присматривает за людьми этой долины. Ее появление предвещает счастливые времена для всех, кто живет здесь. – Он фыркнул. – Дурацкие предрассудки.

Доминик был с ним абсолютно согласен. Грейсток, сотни лет присматривающая за этой долиной? Чепуха!

– Таскеры не принимают благотворительности, – упрямо сказал Джейк Таскер.

Доминик кивнул:

– Хорошо, поскольку я ее никому и не предлагаю. Имя Таскеров упоминалось в записях агента. Что-то подозрительное, но он никак не мог вспомнить, что именно.

– У тебя были разногласия с мистером Идсом, насколько я понимаю?

– Да, – спокойно ответил Таскер. Он все так же спокойно смотрел на Доминика.

– Я собираюсь проверить все записи по поместью.

– И правильно поступите. – Казалось, эта новость совершенно его не взволновала, и Доминик решил довериться своим инстинктам.

– Ты умеешь читать и писать? – Да.

– Хорошо, тогда составь список того, что следует сделать, чтобы привести поместье в нормальное состояние.

Таскер посмотрел на него, прищурившись:

– Вы нанимаете меня?

– Да, я предлагаю тебе месяц испытательного срока в должности, которую занимал Идс. Мой человек приедет из Лондона довольно скоро, и я, разумеется, буду прислушиваться к его советам, а тем временем ты можешь посмотреть, что тут можно сделать.

Глаза Таскера округлились.

– Вы назначаете меня ответственным? Вы же знаете, что Идс говорил про меня. – Он покачал головой. – Не верится.

– Я держу свое слово, – холодно заметил Доминик. – Я привык сам делать выводы. Ты здесь, Идса нет, все это говорит в твою пользу. Так как, договорились? – Он протянул руку, и, подумав мгновение, Таскер пожал ее.

Доминику вдруг почему-то стало радостно, хотя он и не мог понять почему. Какая разница, работает на него Таскер или нет? Доминик ведь только приводил поместье в порядок, чтобы потом продать его по частям. И все же ему было почему-то приятно. Так он обычно чувствовал себя в начале очередного предприятия.

Таскер замешкался, как будто хотел что-то сказать.

– Что еще?

– У вас скорее всего не будет времени, но если вы когда-нибудь будете проезжать мимо нашего дома…

Доминик напрягся. Неужели инстинкт подвел его на этот раз?

– Мама очень хотела бы повидать сына мисс Бет. Доминик вскинул голову.

– Что? – Так звали его мать.

Таскер спокойно воспринял его удивление.

– Мама была горничной вашей матери. Она очень любила мисс Бет. Очень тосковала, когда мисс Бет уехала. Она была бы вне себя от счастья, если бы ей выпала возможность вас увидеть.

– Я не уверен…

– Мама сейчас почти не выходит. Она калека. Доминик кивнул.

– Посмотрю, будет ли у меня время, – сказал он, не имея ни малейшего желания что-либо делать. Его мать никогда не говорила ни о ком, живущем в Вульфстоне. Ни единого слова. Только: «Ты поймешь, если когда-нибудь попадешь туда».

Этим все было сказано. Он не собирался тратить время на то, чтобы удовлетворить любопытство какой-то старухи.

Глава 8

Тот победит, кто верит в свои силы.

Джон Драйден

– Как себя чувствует ваш отец, мисс Петтифер? – обратился Доминик к Мелли, когда та вышла из комнаты своего отца.

Девушка вздрогнула и посмотрела на него так, будто собиралась расплакаться.

– О-он отдыхает, – проговорила она с запинкой.

– Хорошо, тогда у нас с вами есть немного времени поболтать.

Мелли испугалась.

– Я собиралась выпить чашку чаю.

– Это не займет много времени, а я бы предпочел поговорить без свидетелей, – сказал он, ловко подхватил ее под руку и провел по коридору в небольшую гостиную. Он сорвал покрывала с кресла и предложил ей присесть. Мелли примостилась на краешке кресла, в любой момент готовая сорваться с места.

Доминик улыбнулся, чтобы успокоить ее. Она же ухватилась за подлокотники побелевшими от напряжения пальцами.

– Я разговаривал с вашей компаньонкой. Мелли побледнела еще больше.

– П-правда? – Ее голос сорвался.

– Она сказала, что вы любите жеребят. Мисс Петтифер разинула рот.

– Нет, я боюсь лошадей. Пожалуйста, не говорите, что я должна научиться ез…

– Нет. Возможно, я неправильно ее понял – наверное, она хотела сказать, что вы любите юные создания. – Она непонимающе посмотрела на него, и ему пришлось пояснить: – Малышей. Она сказала, что вы любите малышей.

– А, вот вы о чем… то есть я хочу сказать, я люблю малышей. Очень. – Внезапно она подалась вперед. – А что, вы передумали насчет…

– Нет! – поспешно сказал Доминик.

– А! – Она отпрянула.

Повисла небольшая пауза. Доминику хотелось выяснить, о чем она думает. Проблема была в том, что она его до ужаса боялась. И если он сделает ошибку, то может непоправимо все испортить.

– Мне кажется, вы были очень молоды, когда наши отцы подписали это соглашение.

Мелли кивнула:

– Мне было всего девять лет.

– И вы все это время знали о нем?

– О нет, я узнала совсем недавно.

– И вам оно не нравится?

Мелли покраснела и опустила взгляд. Наконец она взглянула на него, в ее глазах светилось отчаяние.

– Думаю, большинство девушек предпочли бы сами выбрать себе мужа, – прошептала она.

– Значит, вы не хотите выходить за меня замуж? Девушка была в ужасе, и на мгновение Доминику даже показалось, что она вот-вот потеряет сознание. Он нахмурился. У него не получилось задать этот вопрос так непринужденно, как он намеревался.

– Вы можете быть со мной совершенно откровенны. Я не обижусь.

Мелли открыла рот, закрыла его, с тоской взглянула на дверь, посмотрела на Доминика взглядом загнанной жертвы, затем вытащила носовой платок и стала завязывать на нем узлы. Он ждал, пока она закончит этот странный ритуал, но тишина затягивалась.

– Ну?

Она подпрыгнула, как будто он накинулся на нее из-за дивана.

– А Грейс… Грейсток вам сказала?

– Что?

– Что, что, что…

Он пожалел ее и сказал с интонацией, которую приберегал для нервных лошадей:

– Грейсток не сказала мне ничего за исключением того, что вы любите детей и что я должен поговорить с вами об этом.

Она покачала головой. Легче ему от этого не стало. Терпению Доминика пришел конец.

– Мисс Петтифер, вы сказали своему отцу, что не хотите выходить за меня замуж?

Ее лицо дернулось, и он приготовился стать свидетелем извержения фонтана слез.

– Конечно, я ему сказала, но он непреклонен в своем решении. Видите ли, мы очень бедны. А теперь он так болен и думает, что устроил мое будущее… – Мелли была на грани истерики.

Доминик встал. Его-то угрызения совести не мучили. Ключом ко всему был именно сэр Джон. Если удастся убедить старика, что свадьба с Домиником сделает его дочь несчастной…

– Я пойду и поговорю с ним. Посмотрим, может быть, мне удастся заставить его передумать.

Мелли вскочила, прижимая руки к груди.

– Что, сейчас? Вы ведь не собираетесь его расстраивать, правда?

– Разумеется, нет, – солгал Доминик.

Сэр Джон лежал в кровати, откинувшись на подушки. Выглядел он больным и ослабленным, но темные глаза были живые и энергичные.

– Приведите священника!

– Тут поблизости нет священников. Прежний ушел на покой, а новый еще не прибыл. Вы чувствуете себя хуже?

Старик раздраженно махнул рукой.

– Хуже, лучше – какая разница, когда я лежу здесь, не в состоянии ничего сделать.

– Хотите, вас отнесут вниз? Сейчас очень тепло, и вы могли бы посидеть на солнце на кушетке?

Он фыркнул.

– Как будто мне от этого станет легче!

Прелюдия была окончена, и Доминик перешел к делу:

– Вы знаете, что ваша дочь испытывает столь же ничтожное желание выйти за меня замуж, как и я жениться на ней.

Сэр Джон тихо рассмеялся.

– Дорогой мой, я никогда не желал жениться на матери Мелли, а она меня просто ненавидела, но в браке все как-то само собой образуется. И эта женщина стала любовью всей моей жизни.

Доминик моргнул. Это было совсем не то, что он ожидал услышать.

– Возможно, но это не меняет того факта, что я… Сэр Джон махнул рукой, отметая все еще невысказанные оправдания.

– Мелли очень милая и очаровательная девушка. Вы полюбите ее, д'Акр, уж я-то знаю. И ничего не сможете с этим поделать. Готов поспорить, что она самая ласковая и добрая девушка во всей Англии.

– Уж я-то смогу сделать с этим кое-что! Я…

– Эта девушка – самое большое достижение моей жизни. За исключением женитьбы на ее матери.

– Сэр Джон…

– Я был на пути к гибели. Без корней и без путеводной звезды в жизни. Ее дорогая мать спасла…

Доминик прервал его разглагольствования.

– Я так понимаю, что основная причина, по которой вы желаете, чтобы данный брак состоялся, – это финансовое благополучие вашей дочери. Я готов заплатить значительную сумму денег, чтобы вы освободили меня от этого обязательства.

Сэр Джон улыбнулся:

– Для ее финансового благосостояния лучше всего будет, если она выйдет за вас замуж. Кроме того, она будет под вашей защитой. Ей нужен мужчина, который позаботится о ней. Она невинное нежное создание. Одна она совершенно беспомощна.

– Я не собираюсь о ней заботиться. Я оставлю ее на пороге церкви! – сказал Доминик.

Сэр Доминик смерил его проницательным взглядом. – Нет, не оставите.

– А вот и оставлю.

Сэр Джон покачал головой.

– Я видел вашу собаку. Мелли приводила ее сегодня утром. Я люблю собак.

Доминик нахмурился, озадаченный таким неожиданным поворотом разговора.

– Какое отношение моя собака имеет ко всему этому? Сэр Джон улыбнулся и устало закрыл глаза.

– Полукровка, не правда ли? Мать чистокровный английский ретривер, отец какая-то дворняга. Ее должны были утопить сразу после рождения. Неподходящая собака для джентльмена. – Он открыл один глаз. – Наверняка, она еще и выстрелов боится. – По выражению лица Доминика он понял, что прав, и самодовольно улыбнулся. – Вот видите. Вы не оставите мою беспомощную девочку одну.

Ругаясь про себя на эту хитрую лису, Доминик собрался с мыслями.

– Если она выйдет за меня, у нее не будет ребенка. Мне сказали, что она обожает детей. Неужели вы готовы обречь свою любимую дочь на одинокую тоскливую жизнь?

– Нет. – Сэр Джон снова закрыл глаза, и Доминик терпеливо ждал, когда же он продолжит. Наконец в полной тишине сэр Джон сказал: – Моя Мелли очень хорошенькое маленькое создание. Вы скоро влюбитесь в нее. Любой влюбился бы в нее. Наступает время, когда мужчина устает бегать за каждой юбкой и женщина, которую он до этого принимал как должное, становится ему дорога. – Он вздохнул. – У нее будут дети, попомните мои слова.

Доминик сжал кулаки. Старик был упрям как осел. Он был уверен, что его любимая дочка сирена, обладающая неземной красотой. Если бы он не был в таком плохом состоянии, Доминик попытался бы вбить в него хоть немного понимания. В этой же ситуации он ничего не мог сделать. Он уже собирался уходить, как вдруг ему в голову пришла одна мысль.

Он откинулся на стуле, положил ногу на ногу и сменил тему:

– А вот эта компаньонка мисс Петтифер, что вы можете о ней рассказать?

Сэр Джон открыл один глаз.

– А что вы хотите знать? Она же не доставляет вам никаких неприятностей? Милая девочка, хотя, мне кажется, ей не помешало бы немного муштры. Не давайте ей лентяйничать, вот в чем секрет. Заставьте ее убираться или еще что-нибудь. Это место в ужасном состоянии.

– Боюсь, что одной маленькой компаньонке не привести его в порядок.

Старик кивнул:

– Да, наверное. Какие распоряжения вы сделали по поводу ремонта замка? Вы же не думаете, что Мелли будет этим заниматься? Замок разрушается. Если не предпринять решительных мер в ближайшее время, он начнет разваливаться сам по себе.

Доминик улыбнулся:

– Он может развалиться и по моей воле. От удивления сэр Джон разинул рот.

– Но, черт возьми, д'Акр, это же Вульфстон!

– Мне об этом известно.

– Это дом ваших предков! Он принадлежал им более шестисот лет.

– И это мне тоже известно. – Так вот каков план старика, подумал Доминик. Он хотел, чтобы его дочь стала хозяйкой Вульфстона. Ну, этому он сможет помешать. – Я продаю поместье.

– Боже мой, вы не можете его продать! Здесь родились все Вульфы, линия, которая, не прерываясь, восходит к Хью Лупусу и даже дальше. Здесь жили все, носившие титул лорда д'Акра, с тех самых пор, как этот титул появился.

– Только не я, – спокойно сказал Доминик. – Я родился в Италии.

Сэр Джон в изумлении воззрился на него.

– Никогда еще не приходилось мне видеть человека, который бы столь мало уважал свою семью.

– Да, я знаю. Это еще одна причина, по которой мне не следует жениться на вашей дочери. Теперь насчет мисс Грейсток, – напомнил Доминик.

– Э… Кого?

– Компаньонки вашей дочери.

– А она-то тут при чем? – Очевидно, сэр Джон все еще не мог забыть предыдущую часть разговора.

– Просто любопытно. Это какая-нибудь дальняя родственница?

Сэр Джон фыркнул.

– Вряд ли. Она найденыш или какая-то сиротка. Одна из сироток Гасси.

– Сироток Гасси?

Сэр Джон небрежно отмахнулся.

– Гасси Маннингем. Сейчас она замужем за сэром Освальдом Мерридью. – Он фыркнул еще раз. – Только не она. Она не может быть родственницей Гасси.

– Тогда почему вы вообще заговорили об этой Гасси? – терпеливо допытывался Доминик. – Я спрашивал про мисс Грейсток.

– Гасси покровительница какого-то сиротского приюта для девочек. Она обучает это отродье и делает из них слуг для высшего общества. Некоторые из них становятся неплохими слугами. – Сэр Джон закашлялся, отпил немного сердечного средства и продолжил объяснять: – Почти в каждом доме работает по крайней мере одна из ее сироток. У нас – Грейсток. Она грубовата, но мы занимаемся ее воспитанием.

Он подозрительно взглянул на Доминика.

– С чего это вы так интересуетесь Грейсток? Я не позволю вам бесчестить Мелли, путаясь с ее компаньонкой.

Доминик хотел было с негодованием отмести это обвинение, но остановился и понял, что старик прав. И если он рассердит сэра Джона, то тем самым просто подольет масло в огонь.

Доминик внимательно посмотрел на свои ногти и сказал скучным голосом:

– Симпатичная девочка. Я хотел узнать, откуда она. Мне она кажется не совсем подходящей на должность компаньонки.

– Вот именно. – Сэр Джон пригвоздил его взглядом к месту. – Я запрещаю вам приближаться к этой девчонке. Вы, черт возьми, помолвлены с моей дочерью.

– Значит, вашей дочери лучше с этим примириться? – сурово поинтересовался Доминик. – Что вы там говорили о мужчинах, которые бегают за юбками, вместо того чтобы замечать ту, что все время рядом? Если вы будете настаивать на этом браке, такова будет судьба вашей дочери. Задумайтесь над этим, сэр Джон. – Доминик поклонился и вышел из комнаты.

Доминик медленно спускался по старинной каменной лестнице. С тех пор как Грейсток указала ему на углубления в камне, он каждый раз замечал их. Одно дело знать, что его предки жили в Вульфстоне несколько сотен лет. Совершенно другое – ступать по тем самым ступеням, где когда-то поднимались и спускались они. Он чувствовал… связь, черт ее побери!

– Было бы лучше, если бы он вообще никогда сюда не приезжал.

– Эй, Генри, ты можешь нам помочь? – послышался снизу мужской голос. За ним последовал пронзительный женский вопль. Доминик поспешил вниз, перескакивая через две ступеньки, и резко остановился, увидев, что там происходит. Холл был полон народу. Один мужчина стоял на лестнице, сметая паутину.

– Смотри, на кого сметаешь пауков, Джем Дэвис! – возмущенно воскликнула женщина. Теперь понятно, кто кричал, подумал Доминик.

Кроме охотника за пауками и его жертвы, в холле находились еще две женщины, подметавшие дальний угол. Из комнаты на противоположной стороне холла доносились крики и стук.

– Простите, милорд.

Доминик вжался в каменную балюстраду, пропуская двух мужчин, выносивших из дома большой пыльный трехногий шкаф. Затем он нырнул вниз, чтобы мальчишка, спешивший за ними с охапкой карнизов и четвертой ножкой шкафа, не задел его.

– Поосторожнее с палками, Билли! – крикнула одна из женщин, но было слишком поздно. Парень подошел к двери, и тут один из карнизов задел небольшой столик у стены, на котором стояла огромная ваза, заполненная розами. Ваза разбилась на мелкие кусочки, и вода и розы разлетелись повсюду.

Доминик уставился на розы. Даже отсюда он мог чувствовать их аромат. Этот аромат напомнил ему о чем-то, произошедшем давным-давно. Ему тогда было семь лет, и он жил в Неаполе…

– Ах ты неуклюжий… – начала было одна из женщин, но мальчик подхватил упавший карниз и бросился наутек прежде, чем наказание могло быть приведено в исполнение.

Доминик угрюмо спустился по лестнице. Ему казалось, что он довольно ясно дал понять, что они должны лишь прибрать дом, чтобы в нем могли существовать понаехавшие незваные гости. Возможно, он и хотел навести в поместье какое-либо подобие порядка, но он не желал восстанавливать дом!

Когда он спустился, вся работа в холле остановилась. Женщины поднялись с пола и повернулись к нему, спрятав тряпки и щетки за спиной. Мужчина на лестнице снял шляпу и так и стоял наверху, не шевелясь.

– Где я могу найти мисс Грейсток? – спросил Доминик, обращаясь ко всем присутствующим.

Одна из женщин присела в реверансе.

– Не знаю точно, сэр. Возможно, она на кухне.

– Или, может быть, наверху, на чердаке. Она разбирала там вещи.

– Неужели? – Доминик пошел по направлению к комнате, откуда доносился сильный шум.

Одна из сестер Тикел крикнула ему вслед:

– Пожалуйста, скажите ей, что мама послала еще лимонов, и они не должны на этот раз попасть к миссис Стоукс. Они для мисс. Лично!

Доминик прошел мимо, не обратив ни малейшего внимания. Он не передавал сообщений слуг и крестьян.

К тому моменту, как он нашел Грейсток, Доминик побывал почти в каждой комнате этого огромного запутанного старого дома, комнатах, в которые он никогда не собирался заходить, и был по-настоящему взбешен. Повсюду он видел свидетельства того, как она извратила его приказания.

Он нашел ее на третьем этаже. Она шла с охапкой простыней в сопровождении двух сестер Тикел, Билли Финна и еще троих здоровяков, каждый из которых нес по предмету мебели. Ни у кого из них не возникло ни малейших сложностей с тем, чтобы найти ее, подумалось ему. Эти чертовы слуги сговорились, чтобы укрыть ее от его гнева.

Он объявил о своем присутствии голосом холодным, как сама Арктика:

– Мисс Грейсток!

Она повернулась к нему и радостно сказала:

– Да, лорд д'Акр. Что я могу для вас сделать? – Кончик ее носа был в пыли. Ее волосы были в беспорядке, там даже был обрывок паутины. Ее платье покрывал старомодный фартук, который был для нее велик. Глаза горели от возбуждения, а улыбка, которую она ему подарила, была просто ослепительной.

– Мне нужно поговорить с тобой, – сказал он сухим холодным тоном.

– Хорошо, одну минутку. – И, к огромному раздражению Доминика, она повернулась к мужчинам и сказала: – Думаю, мы можем использовать все эти стулья. Возьмите в первую очередь те, которые не нуждаются в починке. Снесите их все вниз. Тилли и Тесса, там вы их почистите, и затем, когда Джейк их починит, я хочу, чтобы их натерли пчелиным воском. Ничто не придает дому такой уют и атмосферу, как запах пчелиного воска. – Она проводила взглядом троих мужчин и сестер Тикел, выносивших из комнаты разношерстное собрание стульев, а затем повернулась к Доминику: – А теперь, что вы хотели мне сказать?

– Если ты вспомнишь наш разговор… – начал Доминик. Но она уже вновь отвернулась.

– О, Билли, я совсем забыла о тебе. – Грейс ласково улыбнулась мальчику, не замечая молчаливого недовольства Доминика. Очевидно, она забыла, кому принадлежит этот дом. И кто был незваным гостем и платной компаньонкой в придачу. – Я бы хотела, чтобы ты собрал все эти занавески и отнес их вниз… Хм, кого бы попросить постирать их? – задумалась она.

– Моя мама может, – робко сказал Билли. – Она берет стирку на дом.

– Великолепно! – воскликнула Грейс. – Отнеси их тогда своей матери и, как только они будут готовы, принесешь их обратно.

Мальчик подхватил кипу сложенной ткани и вышел. Наконец они остались одни.

Она улыбнулась ему яркой и несколько игривой улыбкой.

– Прошу прощения, что вела себя несколько невежливо, но если мы собираемся ссориться, то лучше делать это без свидетелей.

– Ссориться? – Доминику это слово совсем не понравилось. Ссорятся дети.

– Да. Разве я ошиблась? Вы выглядите так, будто пришли сюда именно ссориться.

– Я никогда не ссорюсь, – заметил Доминик высокомерно.

Девушка облегченно вздохнула.

– Хорошо. Я-то боялась, что вы рассердились из-за чего-то. Так что же вы хотели обсудить?

Она подарила ему еще одну из своих ослепительных улыбок, и через мгновение Доминик услышал собственный голос:

– Одна из сестер Тикел сказала, что ее мать послала тебе лимоны. Но дело не в этом…

– Нет, разумеется, я никого не просила о лимонах. Интересно, почему они все время их мне приносят? Но спасибо, что сказали.

Она пошла по коридору. Доминик сжал кулаки. Разговор шел совсем не так, как он его планировал.

– Лимоны меня не волнуют.

Она еще раз улыбнулась ему через плечо.

– Меня тоже. Хотя они помогают при воспаленном горле, если только есть мед, а у нас он есть. Так что если вы собираетесь на меня кричать, приятно знать, что у нас достаточно меда и лимонов под рукой.

Доминик налетел на нее, меча громы и молнии.

– Не смей уходить, когда я с тобой разговариваю! И я… – Он понизил голос и закончил предложение с тихим достоинством: – Я на тебя не кричу.

Она еще раз мило улыбнулась:

– Разумеется, нет. Вы просто сами не подозреваете о силе своих голосовых связок. У вас великолепный голос. Вдруг вам вздумается выступать на сцене, хотя я сильно сомневаюсь, что вы это сделаете. Лорды обычно этого не делают, правда? – В ее глазах плясали огоньки.

Он молча смотрел на нее. Как получилось, что разговор вышел у него из-под контроля?

Она сочувственно улыбнулась ему.

– Не будьте таким угрюмым. Я знаю, что сейчас тут очень шумно, но нам предстоит переделать кучу работы, и, заверяю вас, все будет просто замечательно…

Доминик нахмурился:

– Что ты хочешь этим сказать – «переделать кучу работы»? Я не хочу, чтобы тут хоть что-либо делали, за исключением самого необходимого.

Она остановилась, рот ее округлился от удивления.

– Нет, лорд д'Акр, вы не можете говорить серьезно. – Она завернула за угол и исчезла в маленькой комнате, уставленной полками и стопками белья.

Он последовал за ней.

– Нет, я абсолютно серьезен. Я хотел сказать именно…

– Вот, возьмите этот конец и делайте точь-в-точь как я, пока мы обсуждаем это. Одной мне не справиться. – Грейс сунула ему в руку один конец простыни, показав, как ее следует складывать. Доминик с удивлением заметил, что его руки сжимают углы. Он оглянулся вокруг. Не следовало ей заводить его в служебное помещение.

Девушка продолжала:

– Вы же видите, что нужно еще столько всего вычистить и убрать. Я знаю, что обычно такие вещи мужчин не сильно интересуют, но уверяю вас… да, правильно, теперь сложите сначала вот так… а потом вот так. Замечательно. – Она ободряюще улыбнулась ему, словно он был ребенком.

Доминик зло посмотрел на нее, но она лишь как ни в чем не бывало взмахнула ресницами.

– Уверяю вас, мы со всем очень быстро покончим, и дом станет милым и уютным.

Ее уверенность была поразительной, но он предпочитал видеть ее… взволнованной.

– Я не хочу, чтобы дом стал милым и уютным! – прорычал он. – С меня хватит и чистоты. – Уюта он просто не перенесет.

Она взяла у него из рук сложенную простыню, положила ее на полку и улыбнулась ему улыбкой, которая должна была заманить его в его собственную ловушку. Вместо этого он лишь лучше ощутил их близость. Комната была маленькая, уютная и пахла лавандой и чистым бельем. Постельным бельем.

– Вы хотите поговорить о Мел… мисс Петтифер? – спросила Грейс. – Если так, то почему бы вам не сесть и не поговорить с ней? Поверьте, ей и самой все это совсем не нравится. – Она передала ему конец второй простыни. – Если вы хотите, чтобы мисс Петтифер было здесь комфортно, то это место нужно сделать больше похожим на дом.

Он нашел углы и резко встряхнул простыню.

– Мне все равно, комфортно здесь мисс Петтифер или нет. Вульфстон не дом. Это не ее дом и не мой дом. Он никогда не был домом, и я не хочу, чтобы он походил на дом. Это ничей дом и никогда им не станет.

Он смерил ее взглядом и сложил простыню с военной аккуратностью. Сладкий запах чистого белья напомнил ему о неотразимости спальни. Спальни и близости с Грейсток…

На этот раз, когда они складывали простыню, он не стал отпускать свои концы и подошел к ней поближе. Один шаг, два. Затем быстрым движением он прижал ее к стене, их разделяла только сложенная простыня.

От удивления девушка открыла рот, она выглядела взволнованной. Вот такой она нравилась ему намного больше.

– Знаешь, не следует тебе делать это, – сказал он как бы между прочим.

– Делать чего?

– Смотреть на меня с открытым ртом своими большими глазами. – И прежде чем она поняла, к чему он клонит, он приблизил свой рот к ее губам.

В тот самый момент, когда их губы соприкоснулись, она открылась навстречу ему. Он целовал ее медленно, наслаждаясь ее вкусом со все возрастающим голодом, который, он чувствовал, тоже просыпался в ней.

Доминик усеял поцелуями ее подбородок, а оттуда направился вниз. По нежно-кремовой шелковистой шее. Грейс закинула голову назад, закрыла глаза. Он поцеловал ее ресницы и одной рукой обхватил грудь девушки.

Она была небольшая, упругая, с набухшим соском. Доминик нежно помял ее, и Грейс задрожала и прижалась к нему. Он был возбужден и голоден, и хотел ее, желал ее.

Комната была маленькая и уединенная. Она могли… ой! Он ударился локтем о полку и тут же вспомнил, где находится и чем занимается. Он отпустил ее и отступил назад, тяжело дыша, будто только что пробежал марафон. Девушка покраснела и была необычайно красива. Ему хотелось взять ее здесь и сейчас.

Нет, не здесь и не сейчас.

Все должно быть идеально, когда он наконец возьмет Грейсток в свою постель. Он сложил руки на груди, чтобы они больше не тянулись к ней, и сухо сказал:

– Тебе что, не нужно руководить работой слуг? Еще не забудь получить лимоны.

Было видно, что мисс Грейсток пытается собраться с мыслями.

Доминик нахмурился:

– Кстати, для чего они? Лимоны. Она сказала, что они лично для тебя.

– Не ваше дело. – Грейс гордо вздернула подбородок и осторожно прошла мимо него. – И пока я занимаюсь здесь организацией слуг, я буду делать все, что считаю нужным. Поскольку если вам и наплевать на удобства мисс Петтифер, то в мои обязанности входит заботиться о ней.

Она остановилась на пороге и оглянулась на него с игривым выражением на лице.

– Спасибо за помощь с простынями. Это занятие никогда не было таким… интересным, когда я складывала белье со своими сестрами.

Чертовка. Доминик проводил ее взглядом по коридору, любуясь мягким покачиванием ее бедер. Итак, чем он собирался заняться, когда его отвлекли? Ах да, поехать в Ладлоу.

Повсюду работали люди, которые имели раздражающую привычку замолкать при его появлении и пялиться на него, так что он решил выйти через западную дверь. Западное крыло было в худшем состоянии, так что большая часть работ велась в другом конце дома.

Выскользнув из боковой двери, он обнаружил там пятерых мужчин. Трое ритмично махали косами, превращая высокую траву в некое подобие лужайки. Еще двое выбирали сорняки и мусор из шарообразной кучи, в которой, как оказалось, росли розы. По крайней мере один из них работал, а второй, пожилой Таскер, наблюдал за ним в удобном положении дремоты. Доминик тихо прошел мимо, стараясь не привлечь ничьего внимания.

– Эй! Ваше сиятельство!

Если поразмыслить, то молчаливые взгляды не так уж и плохи. Он притворился, что ничего не слышал, и проследовал дальше.

– Ваше сиятельство! – Мужчина орал так, будто Доминик находился на расстоянии не меньше мили.

Доминик остановился.

– Да? – Но мужчина не заметил его недовольства.

– Что мне с этим делать? – Он указал на обломок мрамора, судя по всему, некогда изображавшему купидона. – Починить? Это несложно, если взять немного цемента или чего-то вроде этого.

– Мне все равно.

Но и его безразличия тот тоже не заметил.

– А что с розами, милорд? Обрезать их еще рано, но вот придать форму не помешало бы. Сделать это?

– Мне все равно, – повторил Доминик, – Делай, что тебе угодно. Или спроси мисс Грейсток.

– Я бы предпочел не слушаться указаний женщины, сэр, если вы не возражаете.

Доминик холодно посмотрел на него.

– Тогда вам лучше привыкнуть к этому, поскольку без мисс Грейсток у вас не было бы этой работы.

Он двинулся дальше, но его остановил голос старика:

– Ваша мать посадила эти розы, ваше сиятельство. Своими собственными руками, да.

Доминик резко развернулся.

Дедушка Таскер проснулся и хитро смотрел на него.

– Это был ее особый уголок сада. Она сама его спланировала.

– Откуда вы знаете? Старик рассмеялся.

– Я помогал ей, откуда же еще! Я здесь все перекапывал, да. Выкладывал камнями. Она сказала мне, как хочет, чтобы все выглядело, и даже показала свои рисунки, она была настоящая художница.

Это было правдой. Его мать любила рисовать и писать красками.

– Я выполнял всю тяжелую работу, но когда дело дошло до роз, ваша матушка посадила каждую из них в землю своими собственными руками. Он их любила, да. Приходила сюда каждый день и сидела на этом самом месте. – Он указал на сломанную каменную скамью. И нежно добавил: – Одинокая женщина, ваша матушка. Эти розы были ее друзьями, думаю.

Доминик ничего не сказал. У него в горле застрял комок. Он мог себе это представить.

– Некогда это было очень красивое место, – продолжал старик. – А когда ваша мама убежала, ваш папаша разрушил его. Он много всего порушил. У него был огненный темперамент, да. Разбил статуи и скамейку на кусочки, да. Сровнял розы с землей. – Лицо старика осветила беззубая улыбка. – Но убить их ему не удалось. Розы, возможно, выглядят хрупкими, но это сильные и мощные растения. Цветы вашей матушки вернулись, с небольшой помощью. – Он подмигнул. – С тех пор они цветут каждое лето, да.

Доминик не знал о розовом кусте. Его мать всегда любила розы. Когда он был маленьким мальчиком и отчаянно пытался сделать что-нибудь, чтобы на ее лице засияла улыбка, он срывал где-нибудь розу и приносил ей. Иногда она радостно улыбалась ему, и тогда он чувствовал себя рыцарем древних времен. Но иногда она, лишь кинув один взгляд на цветок, начинала безутешно плакать. Ему казалось, что это его вина, что он принес розы не того сорта…

– Было бы замечательно вернуть садику вашей матушки прежний вид, ваше сиятельство.

– Как угодно, – сказал наконец Доминик. – Мне все равно. – Но голос его сорвался.

Глава 9

Что поцелуй? – ты спросишь вновь.

Крепчайший цемент, что скрепляет любовь.

Роберт Геррик

Грейс подняла коробку с различными изделиями из бронзы и медленно пошла вниз по лестнице, размышляя о поцелуе, точнее, поцелуях, в каморке. Она с улыбкой прижимала к себе коробку. Все ее тело было наполнено волнением и радостью. И это всего лишь через несколько минут после поцелуя…

Разумеется, ему не следовало целовать ее, в то время как он все еще был помолвлен с Мелли, да и Грейс не следовало позволять ему, не то чтобы она ему что-либо позволяла, конечно… Но где-то глубоко внутри ей это не казалось таким уж неправильным. Мелли не хотела выходить за него, а он не хотел жениться на Мелли. Ему нужна жена только для того, чтобы он мог получить наследство. Как только они с Мелли разберутся со всем этим, если, конечно, им это удастся, он будет вправе выбрать… кого-нибудь еще.

Он волновал Грейс. Она обожала то, как эти холодные волчьи глаза начинали светиться, волнуя ее. В этом сиянии не было жалости. Он не скрывал своего намерения поймать ее. Она будет не такой уж легкой добычей. Грейс Мерридью – укротительница волков!

Грейс спускалась по лестнице, ставя ноги в те самые углубления, которые вытоптали поколения его предков. Ей вспомнилась его реакция на ее слова о том, что Вульфстон можно превратить в милое и уютное место. Очень странная реакция. Такая бурная! Как будто сама идея возрождения дома была ему неприятна…

Как вообще можно так думать?

У самой Грейс никогда не было настоящего дома. Дерем-Корт, где она провела первые десять лет своей жизни, был территорией дедушки, и она никогда не считала его домом. Дом – это место, где чувствуешь себя в безопасности. Грейс никогда себя так не чувствовала в Дерем-Корте.

А после этого Грейс жила либо у двоюродного дедушки Освальда и бабушки Гасси, или с одной из ее замужних сестер, или в пансионе. И хотя во всех этих местах она чувствовала себя в безопасности, они не были ее домом.

После поездки в Египет, где она повидала бы пирамиды и сфинкса, она планировала завести дом, свой собственный дом, в котором она все устроит по своему вкусу.

Девушка прикусила губу. Она вдруг поняла, что именно этим здесь и занимается. Играет, как когда-то в детстве. Доминик имел полное право сердиться. Это был не ее дом, и она не имела права с ним играть.

Но это был замок, построенный для мечтаний с его фантастической комбинацией стилей, его сказочной башней, узкими готическими окнами, резными дубовыми панелями и горгульей.

Грейс взглянула наверх и увидела горгулью, рассматривающую ее с мудрым выражением на лице. Ее девушка почистила в первую очередь. Теперь на ней не было ни пыли, ни паутины, и она была покрыта свежим слоем масла, которое впиталось в старую потрескавшуюся древесину.

Грейс улыбнулась ей, внезапно почувствовав себя увереннее.

– Мне все равно, хочет он, чтобы это место вновь стало домом, или нет. Ты этого хочешь, не правда ли, мисс Горгулья? И дом этого хочет. – Грейс кивнула. – Значит, для тебя мы сделаем этот дом милым и уютным. Тогда это и вправду будет место, созданное для мечтаний…

Доминик поехал к дороге на Ладлоу коротким путем. Он не торопил коня, наслаждаясь тенью от деревьев. Открытая дорога будет пыльной и жаркой, уж он-то знал.

Молодой человек задумался, и тут дорогу прямо перед ним перебежала собака. Белая собака с коричневыми пятнами. Шеба. Он оставил ее в Вульфстоне на попечении Билли Финна, который должен был ее искупать.

Доминик нахмурился. Что, интересно, Шеба делает на улице? Кто знает, что она может натворить: придушить несколько цыплят или пойти гонять овец. Собака не должна бегать на свободе рядом с фермами.

Он подъехал к тому месту, где видел собаку. Легкий след вился между деревьями. Он позвал ее несколько раз. Ничего. Он свистнул. Ничего. Он повернул коня и поехал вдоль следа, оставленного Шебой. Через несколько мгновений лес стал реже, и он увидел берег озера, мальчика и свою собаку. Собака была вся в грязи.

– Что, черт возьми, ты тут делаешь?!

Билли Финн повернулся, вздрогнул, выронил все из рук и побежал. Шеба начала было преследовать его, но приказ Доминика остановил ее.

– Стой, Билли! Подожди… – окликнул Доминик, но мальчик уже убежал. Он скрылся так быстро, словно от этого зависела его жизнь. Вдруг Доминик заметил какое-то движение у кромки воды и подъехал поближе, чтобы рассмотреть, что же уронил мальчик.

Рыбу. Рядом лежала удочка.

Он посмотрел на рыбу, а затем в ту сторону, куда убежал мальчик. Выражение лица мальчика потрясло его. Это был дикий ужас.

Он вытащил из кармана часы и открыл крышку. У него предостаточно времени, чтобы заняться этой маленькой загадкой и успеть в Ладлоу. Он поднял рыбу с удочкой, свистнул Шебе и вновь взобрался на лошадь.

– Ищи Билли, – сказал он собаке и указал туда, где скрылся мальчик. Деловито помахивая хвостом, Шеба побежала по тропинке. Доминик следовал за ней верхом.

Скоро они вышли к старой лачуге, расположенной на поляне. Шеба радостно прыгала – очевидно, ей уже доводилось здесь бывать. Доминик внимательно осмотрел здание, пока привязывал лошадь к ближайшему дереву. На карте оно было помечено как руина, но в этой руине кто-то жил. Тоненькая струйка дыма поднималась из трубы, а на веревке, натянутой между деревьями, сушилось белье.

Он постучал. Дверь ему открыла уставшая измотанная женщина. За ее юбку цеплялся карапуз. Еще несколько детей от пяти до восьми лет таращились на него.

– Билли Финн здесь? – спросил он. Глаза женщины расширились.

– Билли? – повторила она слабым голосом, посмотрела куда-то в сторону и запихнула карапуза обратно в дом. – Нет, Билли здесь нет.

Доминик был уверен, что она лжет.

– Он побежал в эту сторону.

Женщина покачала головой и пожала плечами. Доминик пригляделся к ней повнимательнее, у Билли были ее глаза.

– Вы его мать, – сказал он уверенно.

Женщина смущенно прикусила губу и кивнула. Лицо ее было напряжено.

– Он забыл вот это, – сказал Доминик и протянул ей рыбу.

Это произвело неожиданный эффект. Женщина застонала, казалось, она вот-вот лишится сознания. Она пошатнулась и вцепилась в косяк двери.

– Нет, нет, это не его рыба. Он никогда не прикасался к ней, заверяю вас, сэр. Он не стал бы. Он сейчас в замке. Лорд дал ему работу. – Женщина задыхалась от волнения.

– Я и есть лорд д'Акр, – сказал Доминик, и она снова застонала.

– Прошу вас, милорд, не забирайте его. Мой Билли хороший мальчик. О, пожалуйста, пожалуйста, не забирайте его… – К ужасу Доминика, она с рыданиями бросилась на землю и обняла его ноги. – Прошу вас, милорд, смилуйтесь. Не забирайте моего Билли!

Доминик отступил назад.

– Я не собираюсь его никуда забирать!

Но женщина продолжала лежать перед ним, плача и бормоча:

– Только не Билли, только не моего мальчика. Доминик был в замешательстве. Он взглянул на детей, с ужасом наблюдавших за своей матерью.

– Эй вы, подойдите сюда и помогите матери, – велел он им, но они лишь взглянули на него и с криками убежали.

Доминик провел рукой по волосам. Может быть, у них у всех с головой не в порядке? Может ли Билли быть единственным здравомыслящим человеком в своей семье?

Женщина посмотрела на него снизу вверх сквозь растрепанные волосы, и на лице ее отразилось отчаяние. Она встала на колени, облизнула губы и пригладила волосы.

– Я сделаю все, что вы хотите, милорд, – сказала она. – Только не забирайте моего Билли.

Боже, да она предлагала ему себя!

– Я не собираюсь никуда забирать этого чертова мальчишку! – рявкнул Доминик. – А теперь, ради Бога, женщина, поднимайся.

Наконец она встала, потупив глаза. По ее щекам струились слезы, а руки конвульсивно сжимали передник.

– Успокойся! – приказал Доминик. Она сглотнула, и на ее лице поселилось выражение неестественного спокойствия. Она все еще была напугана.

Доминик вздохнул и заставил себя медленно сказать:

– Никто никого никуда не забирает. Понятия не имею, что вы себе вообразили, но что бы вы ни думали, вы ошибаетесь. А теперь идите в дом и сделайте себе чашку чаю.

Все еще испуганная женщина шагнула внутрь дома.

– И забери наконец эту чертову рыбу! – С этими словами он швырнул ей ее.

– Нет! – неожиданно твердо сказала она. – Вам не подсунуть нам улику.

– Улику? – Доминик вытаращился на нее. Вдруг все встало на свои места. – Вы считаете, я преследую Билли за браконьерство?

– Он не браконьер! – резко возразила она.

– Успокойся, женщина. Я и не говорил, что он браконьер, кроме того, он ведь всего лишь ребенок, ради Бога.

Она пристально посмотрела ему в лицо.

– Так… Вы не собираетесь отправить его на каторгу?

– Разумеется, нет.

– Правда, милорд? – Ответ она прочитала на его лице. Слезы вновь заструились по ее щекам, и она уже хотела было вновь броситься к его ногам в благодарности, но ему удалось поймать ее за руки и остановить.

– Оставьте мою маму в покое! – Маленький яростный комок вылетел из близлежащих кустов и ударил Доминика в живот. Он колотил кулаками по Доминику с криками: – Вам нужен я, а не моя мама!

С десятилетними недокормышами справиться проще простого. Доминик поймал его кулаки и отодвинул мальчика на достаточное расстояние, чтобы он не мог ударить его ногами.

– Стой смирно! – рявкнул на него Доминик. Билли присмирел. Весь боевой задор тут же улетучился.

Он отпустил мальчика. Билли заботливо взглянул на мать, выпрямился, посмотрел Доминику в глаза и сказал:

– Вам нужен я, а не моя мама. Заберите меня, но не трогайте маму и малышей.

– Я не собираюсь никого трогать! – спокойно сказал Доминик. – Мне просто стало любопытно, почему, когда я позвал тебя, ты бросил рыбу и побежал так, будто за тобой гонится сам дьявол.

Билли собрался с духом.

– Да, я поймал рыбу в озере, но мама об этом не знала.

– Мне не нужна твоя исповедь, маленький идиот! – в отчаянии сказал Доминик. – Перестань вести себя так, будто я хочу заковать себя в цепи.

Билли Финн посмотрел на него взглядом человека, который привык никому не доверять. Слишком взрослый взгляд для такого маленького мальчика.

– Старый лорд за рыбу забрал моего отца, и именно в цепях, почему вы должны отличаться от него?

Мать поймала его за руку.

– Не разговаривай так с его сиятельством, Билли! – Она в ужасе взглянула на Доминика. – Он не хотел вас оскорбить, милорд.

Доминик, нахмурившись, посмотрел на Билли.

– Твоего отца посадили за одну рыбу?

– Да, но его хотя бы не повесили, а отправили на каторгу. В Новый Южный Уэльс. На другой конец света, в Австралию.

– За рыбу? Он их что, продавал? Билли был возмущен:

– Разумеется, нет! Он никогда бы такого не сделал. Его мать поспешно добавила:

– Это было два года назад, милорд. Мы были… это был плохой год, и Билл… у него не было работы, и малыши голодали. Мой Билл, он не мог переносить, когда они плакали от голода…

– Билл – это мой отец, так его звали, – объяснил Билли. – Так папа начал рыбачить. А мистер Идс его поймал, и тогда мы видели папу в последний раз. – Он выпрямился, ребенок, взявший на себя обязанности взрослого. – Теперь я забочусь о маме и малышах.

И вправду, понял вдруг Доминик. Вот почему Билли Финн, казалось, был вездесущим, берясь за любую работу, которую мог раздобыть.

– Ну теперь, когда у тебя есть настоящая работа, никто голодать не будет.

Билли поднял голову.

– Настоящая работа?

– Да… – Доминик подумал, какая должность могла бы удовлетворить этого молодца. – Главный фактотум замка. И… младший надзиратель за рыбным промыслом. – Он отдал рыбу матери Билли и вытер руки носовым платком. – Эта должность означает, что ты сможешь ловить – для своих собственных нужд, разумеется, – рыбу в любых озерах и реках этого поместья.

Мама Билли вновь рванулась вперед со слезами на глазах, и Доминик поспешно отступил, прежде чем она смогла в третий раз припасть к его ботинкам.

– Теперь почисти эту рыбу для своей матери, Билли, и отведи Шебу в замок. К тому времени, как я вернусь из Ладлоу, она должна сиять чистотой. – Он повернулся и пошел прочь от домика.

Билли с матерью последовали за ним.

– Главный кто? – спросил Билли.

– Фактотум. Это значит, что тебе придется выполнять самые различные поручения. – Он сел на коня. – Как лакей, только обязанности более… разнообразные.

Лицо Билли осветилось улыбкой.

– Лучше, чем лакей! А у меня будет униформа? – Он был так возбужден, так воодушевлен, что у Доминика просто не хватило духа разочаровать парня.

– Да, у тебя будет униформа. – Хорошо же у него получается не ввязываться в дела с ненавистным поместьем.

– А что я…

– Не беспокой его сиятельство вопросами, Билли, – перебила его мать поток вопросов, к облегчению Доминика. Она взяла его за ботинок – и почему эта женщина все время лезет к его ногам? – и сказала: – Благодарю вас, ваше сиятельство. Простите, что оскорбила вас, милорд, Мне следовало знать, что Леди принесет нам счастье. – Она одарила его блаженной улыбкой. – Я видела ее сегодня утром. У нее такая радостная улыбка – как рассвет после темной ночи. Такая улыбка не может принести ничего, кроме радости. – Слезы полились на его ботинок.

– Да-да, конечно, – пробормотал Доминик и медленно тронул свою лошадь. – Мне пора, у меня встреча в Ладлоу.

Они что-то кричали ему вслед, но он не собирался останавливаться и выслушивать благодарности. Ботинки у него и так уже были мокрые!

Доминик проехал добрую милю и замедлил ход коня, чтобы пересечь ручей, когда плеск воды привлек его внимание к тому факту, что Шеба, оказывается, последовала за ним. Он выругался. Так вот о чем кричали Финны! Было уже слишком поздно, чтобы отводить собаку домой.

– Тебе придется бежать всю дорогу, – строго сказал он. – Поскольку я не собираюсь сажать мокрое и грязное животное в седло рядом с собой.

Шеба взглянула на него обожающими глазами. Ее хвост тихо повиливал, бока вздымались, а язык свешивался набок.

Доминик вздохнул и усадил ее перед собой. Если ему повезет, грязь высохнет, прежде чем он доедет до Ладлоу, и он сможет ее стряхнуть.

* * *

– Я хочу, чтобы Идса поймали! – Доминик прилагал немало усилий, чтобы спокойно сидеть в кресле напротив стола поверенного. Шеба дремала в углу. – Мне нужны лучшие ищейки, которые только есть на свете. Этот ублюдок должен заплатить за то, что он сделал.

Юрист Подмор кивнул своей седой головой.

– Значит, все именно так, как вы подозревали. Просто поверить не могу – два набора книг отчетности. И вы говорите, в замке не было никакой прислуги? И в то же самое время для всех них высылалось жалованье. Растрата таких размеров… Его должны повесить. Или по крайней мере сослать на каторгу.

Доминик покачал головой:

– Мне очень не нравится, когда меня обкрадывают, но это не самое серьезное преступление Идса. Все то время, когда он клал в свой карман прибыль, которую приносило поместье, он доводил трудолюбивых фермеров до разорения… Я видел это повсюду. Он завышал ренту и выселял хороших, сильных людей с земли, которую они успешно возделывали на протяжении нескольких поколений. Он присваивал себе жалованье несуществующих слуг и деньги, предназначенные на ремонт домов арендаторов, который никогда не производился. Некоторые дома выглядят просто ужасно. И вина за все это лежит на мне.

Подмор как-то странно посмотрел на него.

– Вы и впрямь посещали дома?

Только один дом, но Доминик не собирался в этом признаваться. Доминик сурово взглянул на него исподлобья.

– Эти дома принадлежат мне, – сказал он сухо. – Почему бы мне не наведаться в них иногда?

– В самом деле, почему бы и нет? – согласился Подмор.

– Вы знаете, что еще сделал Идс? – Доминик пригвоздил Подмора к креслу ледяным взглядом. – Он отправил человека на каторгу за то, что тот поймал рыбу.

Подмор одобрительно кивнул.

– По крайней мере он не пренебрегал своими обязанностями.

– Ради Бога, этот браконьер был отцом пятерых голодных детей. А сейчас они в еще худшем положении, в то время как он гниет заживо на каторге в Новом Южном Уэльсе.

Подмор нахмурился, не совсем разделяя его точку зрения.

– Но что еще мог сделать Идс? Браконьерство – это преступление, а каторга – обычное наказание.

Доминик уставился на него.

– Ведь рыба принадлежит вам, милорд. Доминик сжал кулаки.

– Целая семья разрушена из-за какой-то жалкой рыбешки?

– Я знаю, это звучит жестоко, но это единственный способ предотвратить преступление. Особенно сейчас, когда закон нарушается на каждом шагу.

Доминик покачал головой.

– Оставить детей умирать с голода – вот что я называю преступлением. Нарушения закона можно предотвратить, если дать мужчинам работу, чтобы они могли накормить и озаботиться о своих женах и детях. Подмор был потрясен.

– Милорд, не говорите, что вы радикал! Доминик пожал плечами.

– Когда-то я был очень похож на этого мальчика. Я знаю, что такое голод.

Повисла долгая пауза. Пожилой юрист был глубоко взволнован.

– Неужели и вправду было так тяжело, милорд? Доминик кивнул.

– Временами мы с мамой не знали, когда нам доведется поесть в следующий раз. Я делал все, чтобы выжить, – воровал и даже кое-что похуже. И я сделаю это снова, ни секунды не сомневаясь, если это спасет мою семью от голодной смерти. Мужчина только тогда является мужчиной, когда может защитить тех, кого любит. – Поняв, что он потряс юриста своей вспышкой гнева, Доминик отошел к окну и выглянул на улицу. Он ничего не видел. Он опять был в Неаполе, тощий отчаянный мальчишка, блуждающий по темным аллеям и докам…

После непродолжительного молчания пожилой поверенный сказал:

– Я умею сочувствовать. Вспомните, что я знал вашу мать. Милая, замечательная леди… То, что произошло, было настоящей трагедией.

– Не трагедией, злодеянием! – зло сказал Доминик.

Юристу не было известно и половины. Доминик поборол свои чувства, и когда он повернулся, его лицо приняло свое обычное холодное выражение.

– Я хочу, чтобы Идс расплатился за все.

– Сыщики найдут его, милорд, не беспокойтесь, – заверил его Подмор. Он посмотрел на него проницательным взглядом. – Я так понимаю, ваша привязанность к Вульфстону возродилась с тех пор, как вы приехали?

В ответ на этот вопрос Доминик лишь вскинул голову.

– Привязанность? Разумеется, нет. Я ненавижу это место ничуть не меньше, чем прежде!

Подмор извинился голосом опытного юриста:

– Простите, разумеется, нет. Просто вы показались мне немного более… заинтересованным, чем прежде. – Он начал раскладывать бумаги перед собой на столе. – Значит, вы не собираетесь производить ремонт в домах арендаторов?

Доминик задумался на мгновение.

– Я должен, – сказал он наконец. – Я не могу позволить людям жить в таких отвратительных условиях. Это конечно, не моя вина, но ответственность за это тем не менее лежит на мне.

– Разумеется, милорд. Хотя считаю своим долгом напомнить, что если вы продадите имение по частям, новый владелец может все равно решить снести все постройки и выселить арендаторов. Современные методики сельского хозяйства, насколько я понимаю, требуют работы в больших масштабах.

Доминик снова выглянул из окна на двор, по которому туда-сюда сновали люди. Черт, ему не хотелось думать о последствиях, он просто хотел избавиться от этого места.

– А может быть, и нет, – сказал он наконец. – Все нужно закончить до зимы. Некоторые из этих чертовых крыш протекают.

– Хорошо. – Подмор сделал пометку в бумагах. – Это все, что вы хотели?

– Нет, – сказал Доминик, все еще глядя из окна во двор. – Я хотел уточнить кое-что по поводу завещания. Предположим, я разорву помолвку с мисс Петтифер, и поместье продадут. Что мне помешает просто его купить?

Поверенный вздохнул:

– Я уже объяснял вам в Бристоле, милорд. Правда, я опасался, что вы были настолько рассержены, что не уделили должного внимания всем деталям. Ваш отец предвидел это. Вы не можете купить поместье, это особо подчеркнуто в завещании. Ни вы, ни ваш агент, ни кровный родственник, ни жена. – Он с сожалением покачал головой. – Мне очень жаль, милорд, но ваш отец был в бешенстве, когда вы сбежали. Он намеревался заставить вас повиноваться в конце концов.

Доминик сжал челюсти. Он не позволит своему отцу командовать собой, даже после смерти.

– Сэр Джон приехал сюда со своей дочерью, чтобы попробовать обвенчать нас пораньше. Он болен. Мне тут пришла в голову мысль: а что, если он умрет?

– Если мисс Петтифер к тому времени не выйдет замуж, завещание остается в силе.

– А если она захочет разорвать помолвку?

– Если так, то десять тысяч фунтов, выплаченные вашим отцом сэру Джону при подписании контракта, должны будут быть возвращены поместью Вульфстон.

– А если я не захочу получать с них деньги?

Подмор покачал головой:

– Вы не можете. Деньги должны быть уплачены мисс Петтифер или ее отцом, а вы знаете, что денег у них нет. Простите, милорд, но ваш отец предусмотрел расточительность сэра Джона и ваше нежелание жениться на девушке по его выбору.

– Что, если я дам ей деньги из моих собственных средств? Поверенный пожал плечами:

– Я об этом не узнаю. Но факт остается фактом: вам все равно придется получить разрешение сэра Джона на женитьбу. Как я уже говорил, ваш отец вознамерился подчинить вас своей воле, а у меня создалось такое впечатление, что сэр Джон предпочитает, чтобы вы заключили союз с его дочерью.

– Да уж, чертов дурак! – Доминик обхватил одной ладонью другую, сжатую в кулак. Упрямый старик отказывался видеть, что из Доминика выйдет ужасный муж для его дочери – жестокий и равнодушный. Он продолжал мерить комнату шагами.

– Полагаю, у вас уже есть молодая леди на примете, милорд.

Доминик посмотрел ему прямо в глаза.

– Нет, с чего это вам взбрела в голову такая идея? Подмор пожал плечами:

– Просто так, стариковские мысли. – Он поколебался, а затем добавил: – Милорд, почему бы вам просто не отказаться от этого брака, и пусть поместье продают. Поскольку вы все равно намеревались так поступить и поскольку в деньгах вы не нуждаетесь…

– Нет! Мне нужно владеть им. Это мое право! Я не позволю отцу лишить меня моих прав с помощью какого-то дурацкого завещания. Если поместью суждено быть проданным по частям, то это произойдет, потому что так пожелал я, а не мой отец, чтоб он вечно горел в аду!

Подмор сморгнул. Доминик продолжал:

– Мою мать продали замуж из-за этого замка. Ей было всего семнадцать лет.

– Я помню, – мягко сказал поверенный. – Она была прекрасной невестой.

Доминик кивнул. Он все время забывал, что старик знал его мать.

– Мой отец превратил ее жизнь в кошмар, так что в конце концов она вынуждена была бежать на континент. Там она долгие годы жила в нищете, и все это из-за моего отца и Вульфстона.

Наступила долгая тишина, во время которой Доминик пытался сглотнуть горечь, скопившуюся в горле. Наконец он сел в кресло напротив Подмора и сказал:

– Когда моя мать была на смертном одре, я обещал ей, что сделаю все, что угодно, чтобы завладеть Вульфстоном. Она просила, умоляла меня забрать его ради нее. Так я и сделаю. Любыми доступными мне средствами.

Подмор глубоко вздохнул:

– Да, понимаю. Мне бы очень хотелось как-то вам помочь, но ваш отец основательно подошел к этому вопросу.

Доминик насупился. Он должен, он должен. Вульфстон будет принадлежать ему.

– Теперь по поводу поместья! Оно требует большого внимания, поскольку очень запущено. Надеюсь, что у меня есть ваше разрешение, как исполнителя воли моего отца, заниматься этим?

– Разумеется.

– Я нанял местного жителя, Джейка Таскера, в качестве временного управляющего и послал за Абдулом. Он займет место Идса.

Подмор с сомнением поджал губы.

– Умно ли это, милорд? У Абдула нет никакого опыта по управлению английским поместьем.

Доминик приподнял бровь.

– Абдул – гений. Подмор неуютно поежился в кресле.

– Да, но… он же совсем чужой здесь. Он может не понравиться местным. Английские сельские жители обладают довольно узким кругозором. В этих местах они называют людей из Шрусбери иностранцами, а это всего лишь в двадцати трех милях отсюда.

Доминик пожал плечами:

– Мне все равно, что они подумают об Абдуле. Он не должен им нравиться. Он приедет, чтобы выполнять работу – привести поместье в то состояние, которое обеспечит ему наивысшую цену. • Подмор взволнованно покачал головой:

– Боюсь, что с ним будут неприятности. Могли бы вы попросить его одеваться не слишком… экзотично? И побриться, чтобы он не выглядел таким свирепым.

– Его внешний вид – это его дело.

– В таком случае нанять вам слуг мог бы и я, а не Абдул. Если это место в таком запущенном состоянии, как вы говорите, будет…

– Не беспокойтесь. Прямо сейчас, пока мы с вами тут разговариваем, мой дом отчищают человек пятьдесят, не меньше, – сообщил ему Доминик. Он поднялся на ноги и вновь начал расхаживать из стороны в сторону. – Только прежде чем вы похвалите меня за проявление инициативы, должен сказать, что мне все это ужасно не нравится. Наемная компаньонка мисс Петтифер взяла на себя смелость собрать целую армию из местных жителей, чтобы чистить, драить и полировать.

Бровь Подмора дрогнула.

– Наемная компаньонка занимается наймом слуг? Доминик фыркнул:

– Да, но, должен сказать, это самая необычная компаньонка, которую вам когда-либо приходилось видеть. Для начала, у нее нет никакого уважения к титулам, она дерзит мне, приказывает своей госпоже, но в то же время защищает ее, как тигрица своего детеныша. Она заполнила мой дом местной деревенщиной и велела им все вычистить, заметьте, в моем доме, а когда я начал задавать ей вопросы, она заверила меня, что, если я не могу себе это позволить, она сама им заплатит! – Доминик фыркнул еще раз.

– Пожилая женщина? – деликатно поинтересовался Подмор.

– Вовсе нет.

– А… – Подмор сложил пальцы вместе и внимательно а них посмотрел. – И сколько лет может быть этой компаньонке?

Доминик беззаботно отмахнулся.

– Не знаю. Молодая. Думаю, того же возраста, что и мисс Петтифер. Сэр Джон сообщил, что она лишь недавно занялась такой работой, говорит – одна из «девочек Гасси», что бы это ни означало…

– Леди Огаста Мерридью. Она занимается девочками-сиротками и провела немало работы…

– …Но если послушать, как эта девушка разговаривает с мисс Петтифер, можно подумать, что они знакомы много лет. Она даже называет ее Мелли. Мелли! Не мисс Петтифер. Никакого уважения. – Сообразив, что начал произносить напыщенную речь, Доминик сел.

Подмор проницательно посмотрел на него.

– Полагаю, она красива. Доминик нахмурился.

– Красивая? Конечно, она… да кому какое дело, красивая она или нет? Это никакого отношения к делу не имеет.

Поверенный улыбнулся:

– Разумеется, нет.

Глава 10

Рассказ о своих бедах зачастую приносит утешение.

Пьер Корнель

После обеда Грейс уже валилась с ног от усталости. Она замучилась отвечать на вопросы и решать проблемы. Чем больше она осматривалась вокруг, тем больше находила дел. Ее руки и ноги болели. Было жарко, она была вся грязная, пыльная и до предела вымотанная. Сейчас бы не помешало как следует отмокнуть в горячей ванне, но для этого сначала нужно было организовать, чтобы подогрели воду, а кроме того, тут была только небольшая ванна, а ей хотелось именно полежать. И она не выдержала бы ту лавину вопросов, которые на нее посыпались бы, если бы она заявила о своем желании принять ванну посреди дня, даже не в субботу.

Нет, ванна не подойдет, однако она могла бы поплавать. Плавать Грейс умела. Когда ее сестра Фейт вернулась из Франции со своим молодым мужем, она рассказала всем своим сестрам о том удовольствии, которое приносит плавание в море, и на следующий год они все научились. Это было просто великолепно, и Грейс научилась плавать как маленькая лягушка. С тех пор она каждое лето умудрялась найти возможность поплавать, хотя это и считалось не совсем подобающим занятием для женщины.

Если она ускользнет сейчас, никто и не заметит. В это время дня все заняты. А лорд д'Акр уехал в Ладлоу по делу и ей не помешает.

Она постучала в дверь спальни сэра Джона и сделала реверанс.

– Сэр Джон, мисс Петтифер. Как вы поживаете, сэр Джон? – Честно говоря, Грейс казалось, что он выглядит неважно. Он похудел и побледнел. Она взглянула на поднос с ужином, состоявшим из миски куриного супа и тонких ломтиков хлеба с маслом, который он оставил нетронутым. Мелли поймала ее взгляд и едва заметно качнула головой. Сэр Джон все еще ничего не ел.

– Не жалуюсь, Грейсток. – Он пошевелился и сморщился от боли. – Старею, вот и все. Ты пришла сыграть с нами в карты? Я скоро выиграю у дочери все бобы.

– Благодарю вас, нет. Я пришла забрать поднос, сэр, и напомнить мисс Петтифер, что она хотела сходить днем на прогулку.

– Тогда отправляйся, Мелли, – тут же велел ее отец. – Не нужно сидеть в угрюмой комнате с больным отцом, когда можно быть на улице в такой замечательный день, как сегодня.

Мелли решительно покачала головой:

– О нет, сейчас слишком жарко, чтобы выходить на улицу, папа. Я схожу вечером, когда станет прохладнее.

Отец многозначительно улыбнулся:

– Беспокоишься о цвете лица, малышка? Ну, такой нежный цвет лица, как у тебя, следует защищать, не правда ли, Грейсток? Не много утонченных лондонских леди могли бы таким похвастаться. – Он озабоченно посмотрел на Грейс. – А вот тебе, Грейсток, следует уделять себе побольше внимания. Вообще-то, может быть, Мелли могла бы тебе помочь советом.

– Да, сэр Джон, благодарю вас, сэр Джон. – Грейс сделала реверанс и взяла поднос.

Если Мелли не хотела воспользоваться предлогом и сбежать на часок, ничего не поделаешь. Грейс отнесла поднос на кухню и с легким сердцем ушла. Она могла делать все, что хочет.

Она могла пойти к озеру в лесу, о котором говорила бабушка Уигмор, тому, которое обладает волшебной силой избавлять от веснушек. Грейс немного поплавает, и никто ничего не заметит. И ее веснушкам не будет ничего угрожать. По правде говоря, ей начинали нравиться ее веснушки, она стала заботиться о них.

Раньше Грейс и не подозревала, как страдают веснушчатые девушки. Все предлагали ей разнообразные рецепты по избавлению от этих украшений на лице. Миссис Парри прислала пахту. Бабушка Уигмор посоветовала использовать воду из озера Гуидиона. Даже миссис Тикел прислала лимоны с указанием умываться лимонным соком дважды вдень.

И мужчины с золотистыми глазами вслух разглагольствовали о том, где эти веснушки заканчиваются.

Часом позже Доминик выехал из Ладлоу. Жара была невыносимой, и к тому времени, как он попал в Лауэр-Вульфстон, ему ужасно захотелось пить. Ему хотелось пить до такой степени, что даже мысль о том, чтобы отведать горького эля местного трактира, не вызывала отвращения.

Он ни за что бы не признался даже самому себе, что чертов напиток начинает ему нравиться.

В глубокой задумчивости Доминик прокладывал себе дорогу в толпе, заметив, что народу тут собралось довольно много, но не утруждая себя размышлениями по поводу такого столпотворения. Звонкий голос прервал его размышления:

– Вульф! Доминик Вульф! – Чья-то ладонь ударила его между лопаток с такой силой, что он чуть было не споткнулся.

Доминик обернулся и увидел перед собой модного человека, одетого в хорошо сидящие серые брюки, жилет в белую и серую полоску и элегантный черный пиджак, лишь слегка поношенный на лацканах.

Доминик от удивления открыл рот.

– Фрей, это ты? Боже мой! – Он схватил молодого человека за руку и от души ее пожал. – Фрей Неттертон! И вдруг здесь! Давай выйдем, выпьем чего-нибудь.

Его друг оглянулся по сторонам и наморщил нос.

– Согласен. Кажется, нашим соседям еще только предстоит открыть для себя чудодейственные свойства мыла.

Доминик ухмыльнулся. Некоторые люди, слава Богу, никогда не меняются, и Фрей был одним из них. Его друг мог быть беден, как церковная мышь, но по-прежнему привередлив.

– Не могу поверить, что ты и вправду здесь, Фрей. И что привело тебя в эти дикие земли Шропшира? Бьюсь об заклад, ты не знал, что я здесь. Почти никто этого не знает.

– Да уж! Как вспомню, что старый Дженкинз, бывало, хвалил тебя за великолепный почерк, начинаю жалеть, что ты никогда не используешь его, чтобы поддерживать контакт со своими друзьями. – Фрей аккуратно провел пальцем по отвороту воротника, чтобы ослабить его, не нарушая изящности всего костюма. – Не говоря уже о том, что ты позволяешь им умереть от жажды в такую жару.

Доминик рассмеялся и распорядился, чтобы напитки вынесли наружу, к скамейке, расположившейся в тени.

– Боюсь, что это всего-навсего эль. Высшее сословие здесь обычно не обслуживают.

Фрей схватил свою кружку и сделал большой глоток.

– Вот так лучше. Кстати, кого это ты назвал высшим сословием, лорд д'Акр, владелец всех здешних земель? – Он критично осмотрелся вокруг. – Деревня – ведь часть поместья, не так ли?

Доминик посмотрел на свою кружку, и его лицо вытянулось.

– Да, но на самом деле все, что ты видишь, мне еще не принадлежит. Мне только предстоит закрепить за собой поместье.

Фрей нахмурился:

– Как это закрепить? Ведь твой отец умер, так? А ты его единственный сын.

– Да, но завещание довольно запутанное. Фрей фыркнул:

– Ты хочешь сказать, он все еще пытается заставить тебя танцевать под свою дудку, даже из могилы?

Доминик расслабился. Ему бы следовало знать, что Фрей был одним из немногих, кто его понимал.

– Это ты верно подметил. Отец пытается манипулировать мной даже из могилы, так что я должен заработать свое наследство.

Фрей задумчиво отпил еще эля.

– Неплохой эль. И что же ты должен сделать?

– Быть почтительным сыном и наследником. И жениться на девушке, которую он выбрал мне в жены, когда мне было шестнадцать.

Фрей от изумления разинул рот.

– Ты мне никогда не говорил!

– Он мне тоже. Я узнал всего лишь несколько недель назад. – Доминик состроил гримасу. – Он хочет, чтобы я обеспечил Вульфстону наследников, но я этого не сделаю.

– Откажешься жениться? – Фрей пожал плечами. – Справедливо. Тебе же не нужна земля или лишний доход.

Доминик покачал головой:

– Нет, я женюсь, черт бы его побрал. Я не позволю ему лишить меня моих прав, но и по-своему ему все обделать не удастся.

– Так священнику это… – Фрей неубедительно закашлялся. – Ну и кто же эта счастливица? Она хорошенькая? Она в тебя уже влюбилась?

– Вовсе нет. Она простенькая, не блещет умом и делает это из-за денег.

Фрей с недоумением уставился на него.

– Боже мой! Зачем брать на себя такую обузу? Если бы я решил жениться, я бы выбрал хорошенькую девушку. Правда, сейчас я не могу этого сделать, жениться, я хочу сказать. Нужно подождать, пока мой чертов дедушка протянет ноги.

– Он все еще не выпускает кошелька из рук?

– Нет, как будто это спасательный плот, – угрюмо сказал Фрей. – Он держит меня, а следовательно, и мою мать, и сестер впроголодь. Не представляю, как, он предполагает, мы должны жить на эти деньги да еще оплачивать выходы девочек в свет.

Доминик сочувственно кивнул. Дядюшка Фрея обладал огромным состоянием, но был при этом ужасно скаредным, как будто нищета была добродетелью.

– Не будем об этом здесь говорить. – Он кивнул головой в сторону трактира, откуда любой мог бы услышать их разговор. – Почему бы тебе не приехать в Вульфстон? – Доминик нахмурился. – Ты, кстати, так и не сказал мне, почему ты приехал. Ведь ты не знал, что я здесь.

Фрей хитро на него посмотрел.

– Викарий церкви Святого Стефана стар и болен и уехал со своей дочкой в Лидс.

Доминик не понял.

– А зачем тебе этот викарий? Он что, твой родственник? – Доминик сделал большой глоток, понемногу привыкая к вкусу эля.

Фрей смахнул с пиджака воображаемую пылинку.

– Нет, не родственник. – Затем с легким смущением он добавил: – Вообще-то я новый викарий церкви Святого Стефана… Разве мама не говорила тебе, что невежливо плеваться элем в викариев? Это проявление грубости и неуважения. К счастью, как твой новый духовный пастырь я могу наставить тебя на путь истинный. – Он стер капельки эля, которыми Доминик обрызгал его от неожиданности.

– Ты викарий? Ты? Ты шутишь! Фрей с достоинством заметил:

– Выкажи хоть немного уважения человеку церкви, язычник. Да будет тебе известно, что несколько лет назад архиепископ Кентерберийский лично рукоположил меня.

Доминик издал резкий смешок.

– Бедняге, наверное, завязали глаза. Вол чара вроде тебя, одетый в овечью шкуру.

– Овечья шкура? – Возмущенный Фрей поправил отвороты пиджака. – Возможно, он был сшит и не специально для меня, но это, к твоему сведению, мериносовая шерсть лучшей выделки. А что касается волков, то волком в нашей компании всегда был ты.

Доминик покачал головой:

– Ты – священник? Но почему? Его друг пожал плечами:

– Надо же мне где-то достать денег. Для бизнеса у меня не хватит мозгов, и я не могу позволить, чтобы меня убили в армии: тогда после смерти дяди мать с сестрами останутся вообще без средств к существованию. К дипломатической службе у меня талантов нет, так что остается только церковь.

Доминик рассмеялся.

– Мне, кажется, этого не понять. Ты новый викарий… Где?

– В церкви Святого Стефана. Всего лишь на несколько месяцев, пока не найдут кого-нибудь на постоянную работу. У этого прихода репутация одного из беднейших в Шропшире.

– А где эта церковь Святого Стефана? Фрей неодобрительно покачал головой.

– Прямо здесь, в этой твоей деревне, язычник ты этакий.

– Боже правый!

– Вот именно. Я рад, что тебе хоть это известно, – сердито сказал его друг. Он поставил кружку и поднялся. – Благодарю за угощение, Доминик. А теперь мне пора отправляться в дом викария. Я провожу первую службу в воскресенье. Ты, разумеется, придешь?

Доминик закатил глаза и издал мученический стон.

– Великолепно! – Фрей хлопнул его по плечу. – Я знал, что ты не подведешь старого друга. – Он протянул ему руку и мягко сказал: – Я очень скучал по тебе и очень рад был с тобой увидеться.

Не говоря ни слова, Доминик пожал руку друга. Он тоже был чертовски рад видеть Фрея. Он посмотрел на кипу багажа, сваленную на ржавую тележку. Старомодные обтрепанные чемоданы, отмеченные все же гербом Неттертонов, могли принадлежать только Фрею.

– А где же твой экипаж? – Это была особая гордость и радость Фрея.

Фрей покачал головой и произнес голосом проповедника:

– Сельский священник не может разъезжать в экипаже, более подходящем для спорта, нежели для сельских визитов. – Он продолжил своим нормальным голосом. – Приехал на почтовой. Все равно пришлось продать карету и пару. Это были великолепные лошади, видел бы ты их! Но… – Он вздохнул. – Мне нужны были деньги. Так что епископ одолжил мне свою древнюю двуколку. – Он произнес это слово с отвращением и скорчил рожу, к вящему удовольствию своего друга. – Она прибудет на этой неделе.

– А тем временем?

– Буду ходить пешком, – с достоинством произнес преподобный Неттертон. – И платить крестьянам за помощь с теми делами, с которыми не смогу справиться сам. Знаешь, какой-то наглец пытался вырвать у меня вещи, когда я выходил из почтовой кареты. Хотел получить за это шесть пенсов, как в Лондоне. Я отвесил ему здоровенную оплеуху.

– Ты приехал на почтовой карете? – Доминик был потрясен. Положение оказалось хуже, чем он предполагал.

Фрей вздохнул.

– Приказ епископа. Воздержание должно улучшить мой характер, – признался он. – Правда, не понимаю, как можно стать лучшим человеком, живя в лачуге. Кажется, люди должны становиться только злобнее и отчаяннее, да попробуй объясни это епископу.

Доминик рассмеялся и подошел к своему коню, кото-ого привязал в теньке.

– Вот, возьми моего коня, по крайней мере на сегодня. – Он бросил другу поводья.

– Он тебе не нужен?

– Нет, я дойду тропинкой через лес. Это всего-то займет минут пятнадцать. Можешь взять Экса, чтобы разъезжать по округе, пока не прибудет твоя двуколка.

– Хорошо, и пусть епископ со своими приказами убирается куда подальше. Но… Экс? – Фрей приподнял бровь. Ты же не занимаешься колдовством, Доминик? Епископу бы это не понравится.

Доминик улыбнулся:

– Нет, но конь чертовски упрямый. Выглядит неплохо, но не слишком умен. Полное имя – Экстон.

Фрей пристальнее пригляделся к лошади и улыбнулся:

– Понятно, мерин. В следующий раз, когда увижу Экс-тона, обязательно расскажу, что ты назвал коня в его честь.

– Только заднюю половину. Фрей расхохотался.

– Ты же знаешь, что Экстон – восходящая звезда в правительстве.

– Вот видишь! Я ему еще в школе говорил, что он плохо кончит, и вот что получилось. – Доминик потянулся. – Приезжай сегодня к ужину. Увидишь, какое наследство оставил мне мой заботливый папочка. Спартанские условия, которые приведут твоего епископа в восторг. Я так понимаю, этот епископ – твой дядя.

Фрей угрюмо кивнул:

– Да, дядя Седди, чтоб ему! Он всегда меня терпеть не мог, с тех самых пор, как я налил клей ему в митру. Никакого чувства юмора! Откуда мне было знать, что с возрастом он станет еще хуже? Иначе подложил бы в митру гадюку!

Грейс последовала указаниям бабушки Уигмор и без труда нашла тропинку, ведущую к сказочному озеру. Она была узкая и мягкая от покрывавших ее опавших листьев. В лесу было тихо. Наверное, днем, когда было так жарко, все животные спали. Грейс шла потихоньку, стараясь не нарушать царившего вокруг спокойствия.

Ей, конечно, нравилось командовать батальонами армии Вульфстона, но как же хорошо было оказаться подальше от бесконечных вопросов и побыть наедине со своими мыслями.

Буки росли здесь очень густо. Солнечные лучи пронизывали густые кроны золотыми копьями. На фоне темно-зеленой листвы это выглядело великолепно.

Наконец буки сменились ольхой, и девушка поняла, что до озера уже осталось совсем немного. Внезапно темнота и мрак, окружавшие ее, закончились, и она вышла к озеру. Половина его лежала в тени, а другая половина танцевала и искрилась в лучах послеобеденного солнца.

Озеро питалось от небольшого ручья, который весело скатывался с холмов, выливаясь в него через небольшую кучку камней напротив Грейс. Вода выглядела чистой, прохладной и замечательной. По словам бабушки Уигмор, ей следует умыться этой водой при молодом месяце. Это поможет избавиться от веснушек. Ведь это озеро совершенно особенное – волшебное.

Сейчас вряд ли был молодой месяц, но Грейс это не волновало. Она собиралась окунуть в воду не только лицо и от всей души надеялась, что ее веснушки из хны переживут это погружение. Если же нет, ей придется подновить их. Девушка присела на узкой каемке травы и сняла ботинки и носки. Она быстро разделась, пока не осталась в нижней рубашке и панталонах.

Оставив одежду на траве, Грейс шагнула в озеро и вздрогнула от удовольствия, когда вода лизнула ее щиколотки. Дно было илистым, и пальцы ее ног тут же погрузились в грязь. Она сделала еще несколько шагов, вздрагивая каждый раз, когда прохладная вода обнимала ее разгоряченную плоть. Вода казалась ледяной, но она знала по опыту, что стоит ей погрузиться в воду, как это ощущение исчезнет. Сестры Грейс любили заходить в воду целую вечность, сантиметр за сантиметром, подпрыгивая на каждом шагу. Но не Грейс. Ей нужно было Все или ничего. Она закрыла глаза, глубоко вздохнула, зажала нос и погрузилась в воду.

Она выскочила на поверхность, чуть задыхаясь и горя от возбуждения. Было замечательно, но холодно. Она решила сплавать к камням на другой стороне озера, где все еще светило солнце. Девушка быстро пересекала озеро, любуясь волнами, расходившимися от нее во все стороны, далеко выбрасывая руки и отталкиваясь ногами как лягушонок. Она добралась до камней и вылезла на них. Они были гладкие, округлой формы, полученной за годы пребывания рядом с водой, покрытые мхом и водорослями. Грейс поймала ладошкой чистую бурлящую струю, стекавшую по ним, и сделала глоток. Это была лучшая вода, которую ей доводилось пробовать.

Она посидела немного на камнях, болтая ногами в ручье и наслаждаясь контрастом горячих камней и прохладной воды. Но не стоило оставаться на солнце слишком долго: она ведь не хотела, чтобы у нее появились настоящие веснушки, поэтому девушка соскользнула обратно в воду.

На обратном пути Грейс остановилась на середине озера и полежала на спине, наслаждаясь ощущением невесомости.

Мелли, должно быть, ужасно жарко во всей этой одежде. Нужно научить ее плавать. Ее отец не позволял ей купаться в море, но в Вульфстоне они могли плавать в этом озере, спрятанном посреди леса, и сэр Джон никогда ничего не узнает.

Интересно, насколько здесь глубоко? Бабушка Уигмор сказала, что оно бездонное. Девушка задержала дыхание и нырнула как можно глубже, но не коснулась дна. И впрямь бездонное. Может быть, это все-таки магия?

Было жарко, а его сапоги для верховой езды совершенно не подходили для ходьбы. Доминик снял пиджак и перекинул его через плечо. В лесу ему не докучало яркое солнце, но ни одно дуновение ветра не шевелило листву деревьев. Рядом с ним, высунув язык и тяжело дыша, бежала его собака. Она подошла к едва заметному ответвлению тропинки, сделала по ней несколько шагов, остановилась и обернулась.

– Ага, так вот что ты задумала! – сказал Доминик. Шеба вильнула хвостом и высунула язык еще сильнее.

– Да уж, жарковато, согласен. Ну хорошо, раз ты настаиваешь.

Глава 11

Случай – великое дело: держи наготове приманку,

И на незримый крючок клюнет, где вовсе не ждешь.

Овидий

Грейс не знала точно, сколько времени прошло, но ей показалось, что она услышала всплеск. Она открыла глаза и огляделась, но ничего не увидела, поэтому она вновь закрыла глаза, лениво шевеля руками и ногами, только для того, чтобы не выплыть на яркое солнце. Было так приятно лежать здесь, так прохладно, тихо и свободно от…

Нет, это точно всплеск. Она огляделась еще раз и теперь увидела собаку в камышах. Грейс уже почти вновь расслабилась, но тут собака на мгновение вышла из камышей. Белая собака с коричневыми пятнами. Собака лорда д'Акра, Шеба, которая редко уходила далеко от своего хозяина…

Грейс прищурилась, чтобы яркое сияние солнца, отражавшееся от воды, не мешано ей, заслонила глаза ладонью и внимательно осмотрела берег. Тогда-то она его и заметила. Он стоял на краю озера, прислонившись к дереву, сложив руки на груди и лениво наблюдая за ней. В своих бриджах для верховой езды, с темно-зеленым пиджаком в руках и коричневых сапогах Доминик идеально сливался с лесом.

В нескольких метрах от него лежала стопка ее одежды. Большей части ее одежды, не всей, слава Богу.

– Давно вы уже там стоите? – спросила Грейс, находясь в воде.

Он сделал шаг вперед.

– Добрый день, Грейсток. Замечательный день для плавания, согласен. – Он ослабил галстук.

Грейс огляделась вокруг, но не нашла места, где могла бы выбраться из воды. Берег был слишком крутой.

– Так вы уже давно здесь?

– Достаточно давно. – Не сводя с нее глаз, Доминик положил пиджак поверх стопки ее одежды.

Достаточно долго для чего, подумала она. В данный момент Грейс была укрыта водой, видна была только ее голова, но что, если он видел, как она лежала на воде? На ней не было ничего, кроме нижней рубашки и панталонов. А она знала, что, намокнув, они становятся почти прозрачными.

Доминик присел на траву и стал стягивать с себя сапоги.

– Что вы делаете?

– Разуваюсь.

– Это я вижу, но зачем?

Он внимательно посмотрел на нее, как бы подчеркивая всю банальность этого вопроса.

– Потому что я не хочу их испортить.

Грейс наблюдала за тем, как он стащил сначала один, а затем и другой сапог, снял носки, бросил их рядом с сапогами и встал. Он расстегнул верхние пуговицы своей рубашки и стащил ее через голову. И вновь на нем не оказалось нижней рубашки.

– Немедленно прекратите! – приказала Грейс.

– Прекратить что? – вежливо спросил он и начал расстегивать брюки.

– Не смейте! – крикнула она из воды, беспомощная и возмущенная.

– Не сметь чего, Грейсток? – Она не видела хитрых искорок в этих глазах, но точно знала, что они там. – Не сметь плавать, ты это хочешь сказать? Не беспокойся обо мне, я великолепный пловец. – Доминик закончил расстегивать брюки и стащил их. Грейс закрыла глаза руками. – Что с тобой, Грейсток? Ты ведь тоже превосходная пловчиха, или ты умеешь только лежать на воде?

Она не убирала рук от лица. Он никоим образом не мог видеть, что она подсматривает в щелочку между пальцев. Настоящий дьявол! На нем все же было нижнее белье.

– Если вы хотите поплавать, то отвернитесь, чтобы я могла выйти.

– Да ладно, там полно места.

– Не в этом дело.

Мужчинам и женщинам категорически запрещалось плавать вместе, если только они не были муж и жена, но и тогда это было очень смело.

Доминик скинул брюки и бросил их на ее одежду.

– Не волнуйся, Грейсток. Никто ведь не увидит.

А вот это была ложь. Она видела! Ладони ее были прижаты к глазам, но пальцы были слегка расставлены, и девушка не могла отвести от него глаз.

Он потянулся, чтобы расслабить напряженные мускулы. Во рту у нее пересохло несмотря на то что Грейс со всех сторон окружала вода. Он был великолепен, стройный и мускулистый, с широкими плечами, широкой грудью и узкими бедрами. Ноги его были длинные и сильные, а контраст между белым бельем и загорелым телом только привлекал ее внимание к тому месту, где ткань вздымалась.

Он был весь покрыт загаром. Скорее всего у него была привычка плавать без одежды. Как только эта мысль пришла ей в голову, он запихнул большие пальцы за пояс своего последнего одеяния.

– Не смейте! – завопила она. Он широко улыбнулся:

– Грейсток, ты негодная девчонка, ты все-таки подглядывала все это время. Так, так, так!

Девушка почувствовала, как ее лицо охватил огонь, и нырнула под воду, чтобы охладить разгоряченные щеки. Когда она вынырнула, он все еще стоял на берегу, наблюдая за ней. Его ноги были широко расставлены, а ткань подштанников, казалось, выпирала еще больше. Она быстро отвернулась.

– Не отворачивайся из-за меня. Я не против того, чтобы ты смотрела. Мне даже приятно, что ты хочешь понаблюдать за тем, как я раздеваюсь.

– Я не хочу! – возмутилась Грейс, оскорбленная его словами, несмотря на то что какая-то часть ее знала, что это правда. – И я не смотрела! Просто взглянула на секунду и то только потому, что я вам не доверяю.

– Не доверяешь мне?

– Нет! А теперь, пожалуйста, отвернитесь и дайте мне выйти из воды.

Доминик тут же отступил в сторону и сделал вежливый приглашающий жест.

– Если хочешь выбраться, не обращай на меня внимания. Я даже помогу тебе. Берег очень скользкий. – Он подошел к краю и протянул руку, как лакей, помогающий леди выбраться из кареты. Только ни один лакей не носит так мало одежды. Да и леди обычно одета основательнее.

– Вы прекрасно знаете, что я не выйду из воды, пока вы стоите там полуголый. Идите поплавайте в той части озера, а я пока выйду. – Грейс указала в дальний конец озера.

– Но зачем тебе вообще вылезать? Это мое озеро. Я не прочь поделиться им с тобой.

– Я не собираюсь препираться с вами ни минутой дольше! – сказала она резко. – Я хочу выбраться отсюда, так что идите-.

– Но ты так очаровательно препираешься. – Доминик нахмурился. – Тебе холодно?

Она с благодарностью ухватилась за этот предлог.

– Да, мне холодно и нужно выйти на берег. Пожалуйста, поторопитесь.

– Разумеется. Если тебе холодно, то тебя нужно как можно скорее согреть, – сказал он и нырнул в воду.

Грейс воспользовалась моментом и поплыла как можно скорее к берегу – не к тому месту, где лежала ее одежда, а к тому участку, что был поближе. Она не хотела рисковать: она ведь могла столкнуться с ним в тот момент, когда он будет выныривать. Она вылезет на берег, а затем прикроется ветками, чтобы в безопасности добраться до своей одежды.

Он все не выныривал, и так как она уже почти достигла берега, то чем ближе она подплывала, тем больше волновалась. Он уже давно находится под водой. Может быть, он ударился головой? Может быть, зацепился за какую-нибудь корягу, затопленные корни деревьев или, может быть, запутался в водорослях?

Она остановилась и встала. Вода доставала ей только до груди. Грейс осмотрела поверхность озера, но там была лишь рябь. Доминик вошел в воду довольно далеко отсюда, а блестящая и переливающаяся поверхность воды была совершенно непрозрачной.

Сколько времени уже прошло? Одна минута? Две? Трудно сказать. Грейс начала всерьез волноваться. Никто не мог удерживать дыхание под водой так долго. С ним что-то произошло!

– Скучала по мне? – Вода всколыхнулась, и Доминик вынырнул прямо перед ее носом.

– Что… – Грейс не смогла произнести ни слова, поскольку Доминик тут же обхватил ее руками и крепко прижал к себе. Грейс испытала такое облегчение, что на мгновение тоже обняла его. Доминик сильно сжимал ее в объятиях, одной рукой придерживая за талию, а другой гладя по спине. Они стояли в холодной воде, его кожа была холодной, но тело разгоряченным, Грейс чувствовала каждый его вздох, каждый удар сердца.

А затем рука Доминика опустилась ниже и сжала ее ягодицу, и тут Грейс очнулась.

Она стояла полуголая, в одной нижней рубашке, он тоже был почти голый, и она чувствовала каждый его напряженный мускул, прижатый к ней. Грейс попыталась оттолкнуть Доминика.

– Нет-нет, – возразил он, прижимая ее еще сильнее. – Ты сказала, что тебе холодно, так что я согреваю тебя. Я чувствую, как ты дрожишь.

Грейс еще раз толкнула его.

– Согреваете меня, как же! Вы ведете себя просто непристойно.

Доминик ослабил объятия, но все еще держал Грейс, обняв за талию. В его глазах плясали огоньки, как солнце на воде. Белые зубы блестели.

– Ты дрожишь. – Его улыбка была самим воплощением мужского самодовольства.

Она ударила его по руке и скрестила руки на груди.

– Если я и дрожу, то это потому, что думала, что вы можете утонуть. Куда вы исчезли? Вы не могли оставаться под водой так долго.

– Мог. Я же там был.

– Но ведь прошло несколько минут. – Ее сердце все еще колотилось от испуга за него.

– Я же говорил, что я великолепный пловец.

– Но мой зять Николас тоже великолепный пловец, а он не может оставаться под водой так долго. – Грейс приходилось держаться одной рукой за него, так как она не доставала до дна ногами.

Он пожал плечами:

– Николас, возможно, не провел детство, ныряя за монетками, которые богачи бросают с лодок. Волей-неволей вырабатывается способность оставаться под водой как можно дольше. – Его голос был тихий и глубокий.

– Что? Зачем вы ныряли за монетками?

– Если сложить все эти монетки, то иногда можно и купить что-нибудь поесть.

– Поесть? Вы хотите сказать, что вам нужны были деньги, чтобы есть?

– Всем нужны деньги. – Доминик откинул мокрый локон с ее глаз.

Но не так, подумала она. Это означает жить в постоянной угрозе голодной смерти.

– Где это было?

– Большей частью в Неаполе. И пару раз в Александрии. – Доминик взглянул ей в глаза и мягко добавил: – Не нужно так пугаться, Грейсток. Мне тогда это очень нравилось. Я нырял и плавал лучше, чем все остальные мальчики, так что мои усилия были с лихвой вознаграждены.

Она положила руку на его щеку, зная, что бесполезно пытаться утешить мальчика, которого больше не существует.

– Бедный маленький мальчик, – прошептала она.

– Чепуха, – сказал Доминик. – Я был самый настоящий постреленок. – Он повернул голову и поцеловал ее ладонь. Она прочувствовала этот поцелуй до кончиков пальцев ног.

– Я был предводителем уличных мальчишек. – Его руки гладили ее по талии и бедрам, но она была так поглощена его рассказом, что забыла оттолкнуть их. Кроме того, это было очень приятно.

– В Неаполе? В Александрии? – Она смотрела на него во все глаза, пытаясь увидеть в его лице какой-нибудь признак того мальчика, которому пришлось нырять за монетками, чтобы выжить. – Но как это может быть? Вы были, вы же… наследник Вульфстона. Д'Акры никогда не бедствовали. Разве ваш отец не…

– Я родился в Италии и вырос за границей, – перебил Доминик. Грейс заметила, что он не хочет говорить о своем отце. В подсознании она отметила, что его руки забрались под ее рубашку и прикасались к обнаженной коже, но ее это мало волновало.

– Так вот почему вы ничего не знали тогда, в первый день.

– А ты помнишь! – Его белоснежные зубы опять блеснули. – Именно поэтому я так хорошо плаваю, – пробормотал он и обхватил ее груди ладонями.

Его большие пальцы прикоснулись к соскам. Грейс изогнулась, что-то внутри ее сжалось. Доминик потер соски еще раз, и все тело Грейс содрогнулось от удовольствия. Она была так удивлена, что чуть было не утонула. Ей пришлось ухватиться за плечи Доминика.

– Обхвати меня ногами за талию, – сказал он. – Тогда ты точно не утонешь.

Она послушалась его совета, но пока не почувствовала, как его теплое сильное тело прижимается к ее ногам, не помяла, насколько уязвима. Она попыталась поменять поло-жжение, но руки Доминика опустились ей на бедра и остановили всякие попытки освободиться.

– Оставайся на месте, – тихо проговорил он, обхватывая сначала ее бедра, а затем ягодицы. – Со мной ты в полной безопасности.

Только вряд ли это положение можно было назвать безопасным. Открытым, незащищенным, уязвимым – может быть. Но прежде чем Грейс успела что-то возразить, Доминик поцеловал ее со страстью и нежностью, как будто он изучал ее, молился на нее. Ее глаза были закрыты, и она видела солнечный свет, проникавший через закрытые веки, затем на ее лицо упала тень, и он поцеловал ее веки с нежностью, от которой ей захотелось плакать.

Грейс открыла глаза и взглянула на него, впитывая заново черты его лица, словно видела впервые.

Его янтарные глаза прожигали ее, он наклонился и поцеловал ее вновь, так же нежно, как и прежде. Грейс не хотела, чтобы ее боготворили, она не была еще готова к тому, чтобы'ею обладали. Она обхватила его голову руками и ответила на его поцелуй нежно и ласково. Ей казалось, что она все-таки может еще контролировать себя, даже если у нее и не получается контролировать его и ситуацию.

Но ей так только казалось. В тот самый момент, когда она поцеловала его, он издал утробный стон, родившийся где-то в груди, стон торжества, триумфа и удовлетворения, и поцеловал ее еще глубже, и ее захватила необузданная сила его желания. Оно пропитало его тело, и даже воздух, окружавший их, наэлектризовался.

Доминик поцеловал ее так, как будто в ней заключался смысл его жизни.

Она не сопротивлялась. Она была его созданием, его существом. И она наслаждалась каждой его лаской.

Ее тело прижалось к нему. Грейс целовала, лизала, пощипывала и покусывала, не отдавая себе отчета в том, что происходит. Не замечая ничего на свете, кроме его вкуса, запаха и прикосновений.

Его руки обнимали, ласкали и сжимали ее, и вдруг она поняла, что ее рубашка каким-то образом расстегнулась и ее грудь оказалась обнаженной. Она открыла глаза как раз вовремя, чтобы увидеть, как его глаза загорелись огнем желания.

– Ты такая красивая, – пробормотал он и обхватил, поглаживая большими пальцами, ее набухшие соски. Волна дрожи пробежала по ее телу, и она крепче обняла его, откинув голову и закрыв глаза. Ее мир сосредоточился на чувствах, вызываемых этим мужчиной. Он гладил и ласкал ее, пока она не почувствовала, что не может больше выносить этого, и тогда он склонил голову и его губы сомкнулись на ее прохладном нежном соске.

Она издала мягкий тихий стон и судорожно изогнулась, обхватив ногами его талию с такой силой, будто пыталась вобрать его в себя. Она дрожала и прижималась к нему в желании, молча требуя, чтобы он взял ее, не думая больше ни о чем.

Кровь бурлила у него в венах, и на мгновение Доминик забыл о своем решении заняться любовью с ней впервые в постели, забыл, что они были на виду, стояли в озере. Она обнимала его ногами, и он чувствовал ее теплую обнаженную кожу на своем животе. Его рука скользнула между ее ног, к прорези в панталонах. Не в первый раз уже он восхищался практичным дизайном женской нижней одежды.

Он гладил и ласкал ее мягкие теплые складки, а она дрожала, все сильнее прижимаясь к нему, ритмично сжимая его ногами, готовая сдаться на его милость. Он начал поглаживать большим пальцем ее маленький твердый комочек и наблюдал за тем, как ощущения захватывают ее, как она изгибается и вздрагивает от них.

Доминик напрягся и страдал от возбуждения точно так же, как и она. Ему до боли хотелось войти в нее, когда дикий лай и плеск воды отвлекли ее. Его собственная чертова собака!

Ее глаза распахнулись. Грейс растерянно оглянулась, все еще сжимая его плечи. И по мере того как он наблюдал за ней, глаза ее расширялись от осознания того, где они находятся и что делают. Она невидящим взглядом уставилась на то место, где Шеба вспугнула какое-то животное и возбужденно лаяла, бегая по мелководью на другом конце озера.

Грейс вновь повернулась к нему, тяжело дыша. Он дышал почти так же тяжело, как она. Он заметил смущение, а Затем и панику на ее лице, как только она поняла, что именно с такой силой прижимается к ней между ее ног. Одно быстрое движение – и он овладел бы ею, Доминику потребовалось все его самообладание, чтобы не сделать этого.

Она, должно быть, прочитала это в его взгляде, поскольку воскликнула:

– Нет! – Это слово вылетело у нее как стон. Она отпустила его и попыталась оттолкнуться, чуть не уйдя при этом под воду, так как забыла, что не может стоять на этой глубине. Он поймал ее за руку.

– Спокойно, с тобой все в порядке.

Она моргнула и посмотрела в сторону. Он видел, что она была смущена. Его охватила волна нежности.

– Мы не сделали ничего дурного, – тихо заверил он ее. Грейс тихо хмыкнула, явно не доверяя ему.

– Мы же совершенно свободны, ты и я, – напомнил он ей.

Она замерла и возмутилась.

– Нет, вы обручены! – сказала она и поплыла к берегу. Грейс была уничтожена. Конечно, тела их скрывала вода, но то, что она чуть было не сделала, шокировало ее. Она торопилась, стараясь оказаться от него как можно дальше.

Что на нее нашло? Он прикасался к ней так интимно, как только может мужчина прикасаться к женщине.

Бабушка Уигмор предупреждала, что она потеряет свою честь, если окунется в воды этого озера.

Фрей медленно ехал по дороге к дому Доминика. Нет, не к дому Доминика, поправил он себя, а к Вульфстону. Боже, это местечко знавало дни и получше! Интересно, какие у его друга планы на будущее?

Он не мог представить себе Доминика, ведущего оседлую размеренную жизнь. Он так нигде и не обосновался. Это был самый настоящий бродяга.

Он слез с лошади у парадного входа, а когда никто не подбежал, чтобы забрать у него коня, разглядел пару молодчиков, работавших над починкой окна, и свистнул им. Один из них посмотрел на него, и Фрей подозвал его жестом, Когда мужчина подошел достаточно близко, Фрей кинул ему поводья.

– Отведи лошадь на конюшню и присмотри затем, чтобы ее напоили и как следует почистили. – Он вложил в его руку медную монетку, и тот пошел прочь абсолютно счастливый.

Фрей позвонил в дверь. Ее открыл мальчик, тот самый мальчик, который пытался чуть раньше удрать с его багажом, только теперь его нос был в грязи, а волосы в паутине. Фрей привередливо сморщил нос.

– Я пришел повидать лорда д'Акра, – сказал он.

– Простите, его здесь нет, – сказал мальчишка и попытался закрыть дверь.

Неохотно, поскольку это была его вторая лучшая пара, Фрей поставил ботинок в проем двери и не дал ему этого сделать.

– Послушай, ты, мелкий… – К счастью, он вспомнил, что теперь является священником, а они выше препирательств. Он возобновил разговор более подобающим его сану тоном: – Сын мой. Я приехал с визитом к лорду д'Акру. Он ожидает меня.

Паренек нахмурился:

– Я вам не сын, и я уже сказал, что лорда д'Акра здесь нет.

– Это просто такое выражение, – объяснил ему Фрей, – Л новый викарий, и сейчас я войду в дом и подожду твоего хозяина. Я разговаривал с лордом д'Акром с час назад, и он пригласил меня сюда. Он сказал, что направляется домой. – Фрей распахнул дверь и вошел. Он оглядел сумрачный серый холл. Доминик, конечно, сказал ему, что условия здесь спартанские, но не до такой же степени.

Он взглянул на паренька сверху вниз и спросил:

– А ты кто такой будешь? Мальчик выпятил грудь колесом:

– Билли Финн. Я личный главный фактотум лорда д'Акра.

– Боже правый! Мальчишка скорчил гримасу.

– Вы бы так со мной не разговаривали, если бы на мне была униформа, – пробормотал он.

– Никакая униформа не придаст лоска мальчику с волосами, в которых полно паутины, – строго заявил Фрей. – А теперь проводи меня в гостиную и раздобудь напитки и что-нибудь перекусить.

Мальчик пригладил волосы, вытер руки о брюки, а затем с недовольной миной на лице распахнул дверь.

– Тогда вам сюда.

– Какой стиль и воспитание! – Фрей уже было вошел в комнату, когда мягкий голос позади него сказал:

– Вы ищете лорда д'Акра? Боюсь, что его сейчас нет.

Он обернулся и увидел на лестнице девушку, показавшуюся ему воплощением мягкости и нежности. Она спускалась по ступеням осторожно, с серьезным выражением лица, которое очаровало его. У нее было круглое приятное лицо, обрамленное темно-каштановыми кудрями, просто зачесанными назад и собранными в узел на затылке, из которого во все стороны торчали сбежавшие кончики непослушных волос. Она заметила его взгляд и покраснела. Ее рука невольно поднялась к волосам.

– Простите, сегодня столько дел, у меня волосы в беспорядке…

– Вы очаровательны, – заверил ее Фрей. Она с сомнением взглянула на него.

– Билли, дорогой, не мог бы ты попросить миссис Стоукс прислать нам чаю и ее великолепного лимонного печенья… – Она повернулась к Фрею. – Или вы хотите кофе? Или что-нибудь покрепче?

– Чай с лимонным печеньем – именно то, что нужно, – сказал он, удивившись самому себе. Он ненавидел чай. Он наблюдал за тем, как она делает распоряжение. Наверное, ему придется теперь привыкнуть к чаю. Ведь именно этот напиток обычно пьют священники.

– Пожалуйста, присаживайтесь, – предложила она. – Простите, боюсь, не расслышала вашего имени.

Он тут же поклонился:

– Хэмфри Неттертон к вашим услугам. Я старый друг Доминика, то есть лорда д'Акра.

– А я мисс Петтифер. – Она сказала это так, будто он должен был знать, кто она такая. Она протянула руку, и он взял ее в свою. Как и вся она, ее рука была маленькая и мягкая. Ее глаза были карими, точь-в-точь такого же цвета, как ее волосы. Кожа была кремовой.

Они стояли, глядя друг на друга, пока Фрей не очнулся достаточно, чтобы прервать затянувшееся молчание.

– Я также новый викарий церкви Святого Стефана.

– О! – Лицо ее скривилось. – О-очень рада п-познакомиться, – выговорила она и расплакалась.

Фрей понял, что в подобных обстоятельствах у мужчины есть только один выход. Он прижал девушку к груди и обнял ее, давая ей возможность выплакаться на его аккуратно завязанном шейном платке.

Она рыдала у него на груди, дрожа в его руках как маленькая мышь. Он обнимал ее, гладил по спине и пытался как-то успокоить. Ее кудри щекотали его нос. Он вдохнул ее аромат. Она пахла… он нахмурился, пытаясь понять, что это за аромат. Что-то сладкое и простое… как мыло и… анютины глазки? Разве анютины глазки пахнут? Он не был в этом уверен, но именно этот цветок она ему и напоминала.

– Простите, – сказала она через несколько мгновений. – Не знаю, что на меня нашло.

– Ну, ну, – успокаивал он. – Вы же сказали, что дел сегодня очень много.

Она посмотрела на него глазами, полными слез.

– Мой отец очень болен. С ним доктор. Он сжал ее крепче.

– Успокойтесь, уверен, все будет в порядке.

– Я б-боюсь, он опять собирается… – Она не смогла этого сказать. Ее губы дрожали.

Не долго думая Фрей поднял ее лицо за подбородок и нежно поцеловал. На вкус она была как сладости и мята.

– Все будет в порядке.

Она сморгнула и неуверенно улыбнулась:

– Вы очень добры, но я боюсь худшего. Папа уже несколько дней хочет поговорить со священником… я думаю, он хочет примириться с Богом, прежде чем… прежде…

Она смотрела на него трагическим взглядом.

– А теперь вы здесь, и он может с вами поговорить, и я боюсь, что он скоро умрет. – Ее лицо опять скривилось, и она вновь принялась орошать слезами его шейный платок. Он и так безнадежно испорчен, подумал Фрей, вновь поглаживая ее по спине.

Бедняжка! Если ее отец умирает…

Боже правый! Да ведь он и был священником, который должен был помочь отцу мисс Петтифер обрести покой. Фрей сглотнул. Ему еще никогда не приходилось приходить на помощь умирающим. Оставалось только надеяться, что она ошибается.

Мисс Петтифер схватила его за рукав.

– Вы ведь поможете мне? Правда? Фрей вынужден был согласиться.

– Я не хочу, чтобы вы сейчас встречались с папой. Я боюсь, что… боюсь, что как только он с вами поговорит… – Она замолчала, не в силах продолжать.

Что он испустит дух, молча продолжил за нее Фрей.

– Разумеется, если вы так считаете, то я пока что останусь здесь. Но если ему станет хуже, то мне придется подняться к нему.

Она кивнула:

– Да, разумеется. Благодарю вас. – Она выглядела виноватой. – Он прикован к кровати… так что он не узнает, что вы здесь, если ему кто-нибудь не скажет. Но я обещаю, что если он… если ему станет хуже…

Фрей взял ее за руку.

– Я знаю. – Он закрыл глаза, чтобы помолиться о скорейшем выздоровлении ее отца.

Но вместо этого поймал себя на том, что вспоминает вкус этих мягких сладких губ…

Фрей не хотел целовать ее. Он не знал, что на него нашло. Это было так странно. Слава Богу, она не оскорбилась. Было бы ужасно, если бы она подняла крик.

Если уж говорить об этом, то она вообще почти не отреагировала. Наверное, он теряет квалификацию.

Разумеется, девушка не реагировала, сказал он сам себе. Ее отец умирает. Что значит поцелуй незнакомого человека, когда у нее такое невообразимое горе? Он помнил, как он чувствовал себя, когда умирал его отец. Бедняжка. Он сжал ее еще крепче.

Она была такая мягкая…

Глава 12

Твой соблазнитель, Возможность!

Джон Драйден

Грейс достигла берега озера и стала выбираться на него. Доминик застонал, и девушка обернулась, чтобы посмотреть, в чем дело. Он застонал вновь.

– Вам плохо? – крикнула она.

– Я в агонии, – отозвался он, совсем не походя на человека, который неважно себя чувствует. Он не спускал с нее своих янтарных глаз, светящихся от удовольствия. Застыдившись, девушка прикрылась руками.

– Отвернитесь.

– Это выше человеческих сил.

Грейс повернулась к нему спиной и подошла к стопке своей одежды. Он снова застонал.

– Как персик в папиросной бумаге, – сказал Доминик, когда она нагнулась.

Грейс резко выпрямилась, прижимая к себе одежду.

– Немедленно прекратите болтать глупости.

– Это не глупости, это поэзия. Ты воплощение мечты. – Он медленно побрел в воде по направлению к берегу, и она поняла, какой он ее видел. Его подштанники были почти прозрачными, когда он выбирался, и плотно облегали его тело, по его словам, как папиросная бумага, только не вокруг персика.

Она старалась не смотреть, но никак не могла заставить себя отвернуться. Все-таки это была не случайная складка на ткани…

– Остановитесь, – крикнула она. Его глаза весело блестели.

– С удовольствием, – отозвался Доминик и тут же начал изображать греческую статую, меняя позы каждые несколько секунд. Только ни одна греческая статуя, которую Грейс доводилось видеть, не выглядела, как этот человек. Он был больше, сильнее и был к тому же настоящим. Она все еще ощущала его вкус на губах.

– Прекратите! – возмутилась Грейс, еле сдерживаясь, чтобы не рассмеяться. – Прикройтесь.

– Не могу. Сперва мне нужно просушить подштанники, иначе когда я вернусь в Вульфстон, они будут все еще мокрыми, и люди начнут задумываться, чем это я таким занимался. – Он взглянул на нее и добавил. – А затем они увидят мокрые следы на твоем платье, сложат два и два…

Грейс прикусила губу и задумалась. Ей хотелось как можно скорее закрыть тело с ног до головы, прямо сейчас, но он был прав.

– Как мне кажется, у тебя два варианта: ты можешь снять мокрую одежду и надеть сухую прямо на голое тело. – Он взглянул на нее исподлобья. – В этом случае тебе придется спрятать где-нибудь нижнее белье. Я мог бы положить его в свой карман.

Ни за что на свете не отдаст она ему свое нижнее белье!

– Или ты можешь посидеть на солнце, подождать, пока белье высохнет, а затем одеться. Именно это я и собираюсь сделать. – Доминик растянулся на траве, а девушка старательно не смотрела туда, куда ей хотелось смотреть больше всего на свете.

– Хорошо, так я и сделаю, – решила она. Он похлопал по земле рядом с собой, но она покачала головой. – Нет, я сяду здесь. – И она села по другую сторону куста, где чувствовала себя вполне защищенной.

– Как Пирам и Фисба, – сказал он. – Как грустно!

– И вовсе не так, – ответила она. – Мы не несчастные любовники.

– Но мы все же любовники, – сказал он, обходя куст.

Она сидела, заслоняясь от него и зная, что это бесполезно после того, что произошло между ними в озере. Она помолчала, а затем сказала:

– Я не могу.

Он сел неподалеку от нее.

– Все в порядке, я знаю. Ты еще не готова принять меня. Я могу подождать.

Грейс покачала головой:

– Можете не ждать. Я не передумаю.

Доминик просто улыбнулся. Грейс вздрогнула и отвернулась от него. Она все еще чувствовала его теплый взгляд, бродящий по ней как прикосновение, как ласка, но по крайней мере она не видела его. Она сидела на свежей зеленой траве, обняв колени, раскачиваясь вперед и назад. Эмоции захлестывали ее.

Они ведь и вправду не были несчастными. Мелли не хотела выходить за него, но помолвка все еще имела силу официальной. Грейс хотела его, но он поступал как свободный человек, в то время как он им не являлся. Это ее беспокоило.

Что же хотел он? Заняться с ней любовью. Несколько мгновений удовольствия. А дальше?

Она плохо его знала, а то, что она знала, не слишком-то ей нравилось. Он не хотел заводить дом. Он не хотел детей. Никогда.

Они еще никогда не разговаривали о женитьбе. Или даже любви. Правда, он назвал ее однажды «моя любовь», но это были просто слова. Ее грудь все еще горела от его прикосновений.

Он думал, что она платная компаньонка. У мужчин действуют двойные стандарты по отношению к женщинам другого социального положения. Скорее всего он просто хотел поразвлечься с ней, как лорды веками развлекались с прислугой, пользуясь правом господина.

Разумеется, она могла сказать ему, кто она такая на самом деле. Сейчас не было никакой необходимости скрывать это, когда сэр Джон был болен. Но Грейс пока не хотела.

Она еще никогда не оказывалась в ситуации, когда мужчина реагировал на нее, на саму Грейс. Не на мисс Мерридью, любимицу общества и наследницу, а на простую обыкновенную Грейс, девушку, которая выросла в холодном жалком доме и которая, как и ее сестры, так страстно мечтала в детстве.

Но мечты были обманчивы.

Две ее сестры позволили своим мечтам обмануть себя. Пруденс и Фейт начали с того, что совершили ужасные ошибки, приняв свои юношеские мечты о любви и счастье за реальность и влюбившись в мужчин, которые оказались настоящими мошенниками.

Они дали своим мечтам ослепить себя и пошли на ужасный риск, отдав себя и свое счастье в руки недостойных мужчин. Их жизни чуть было не были окончательно разрушены. К счастью, этого не произошло, но Грейс отныне всегда была настороже.

Она еще не была готова пойти на такой риск. Особенно ради мужчины, которого она знала всего несколько дней и который, несмотря на его приятные слова и мягкое обхождение, вполне мог оказаться еще одним недостойным доверия мошенником.

Ей нужно было нечто большее, чем приятные слова и мягкое обхождение. Нельзя позволять тому чувству восторга, что она пережила в озере, ослепить себя. Или когда он целовал ее, словно только что вышел из пустыни, а она была его первым глотком воды…

Нет, это нельзя принимать в расчет.

Он мог казаться воплощением всех ее тайных мечтаний, но она не могла доверять своим чувствам. Особенно пока он все еще был помолвлен с Мелли. И пока сама Грейс так мало о нем знала.

– У меня другие планы, – сказала она наконец. Грейс поднялась на ноги и зашла за куст, чтобы надеть платье.

– Помочь тебе с корсетом? – предложил Доминик.

– Нет, спасибо, – сухо сказала она. Вообще-то она не стала надевать корсет, когда решила пойти искупаться, но сочла за лучшее не сообщать ему об этом.

Когда она вновь появилась, полностью одетая, он сказал:

– А, вижу, что корсет ты решила не надевать. Замечательно! – И он тоже быстро оделся.

Она скрестила руки на груди и упорно боролась с румянцем.

– Зачем прятать то, что я уже видел, что уже попробовал? Его слова смутили ее, и она быстро повернулась и поспешила прочь по тропинке.

Доминик последовал за ней.

– Какие другие планы?

Грейс не сразу поняла, о чем он спрашивает.

– Я хочу путешествовать. Я хочу войти в Венецию на корабле на рассвете, я хочу увидеть восход луны над пирамидами, постоять перед Сфинксом и почувствовать свою ничтожность. Я хочу сплавиться на фелюге по Нилу и проехаться на верблюде.

Он не отставал.

– На верблюде?

– Да, а почему бы и нет? Мне кажется, поездка на верблюде должна быть весьма увлекательной. Корабль пустыни, разве это не удивительное выражение?

– Верблюды воняют, плюются и ухмыляются.

– Ухмыляются? – Девушка рассмеялась.

– Ни один человек на земле не умеет ухмыляться так, как верблюд, заверяю тебя, – сказал он. – И они чертовски упрямы. Что касается корабля пустыни, то не сомневаюсь, это из-за их раскачивающейся походки, как корабль в бурном море. Надеюсь, ты не страдаешь морской болезнью?

Грейс сделала вид, что не замечает его. Он же просто насмехается над ней.

– Вам доводилось ездить на верблюде?

– Много раз. И, скажу по правде, я бы предпочел лошадь.

– Да, но верблюды такие экзотичные.

– Только не в Египте.

Грейс в изумлении уставилась на него. Они подошли к дороге, ведущей в замок, и он взял ее руку и запихнул себе под локоть.

– Если бы я не приехала сюда с Мел… мисс Петтифер, – сказала Грейс, – я бы сейчас собирала вещи, чтобы ехать в Египет с кузиной генерала при британском консульстве.

– Правда?

– Да, у нас уже все было устроено. Мы должны были сначала отправиться в Александрию… – Грейс застенчиво посмотрела на него. – Расскажите мне, пожалуйста, об этом городе.

Доминик ничего не сказал. Вместо этого он остановился и нахмурился, словно в глубокой задумчивости.

– Разумеется, если воспоминания не слишком болезненны, – поспешно добавила она.

– Нет, все нормально. Просто я вспомнил кое-что поважнее. – Доминик повернулся к ней и серьезно сказал: – Знаешь, твои веснушки заканчиваются как раз под воротником. Там дальше нет ни одной веснушки. – Он провел пальцем по ее круглому воротнику. – Я… – он пристально посмотрел на нее, – в тот момент был занят кое-чем другим, но сейчас я это вспомнил. Разве это не удивительно?

– Ни капельки. – Она сделала шаг в сторону. – Я же сказала, что у меня другие планы. Я скажу кое-что еще, лорд д'Акр, я не флиртую с женихами других девушек, точно так же, как я и не флиртую с их мужьями. Правду сказать, я вообще не флиртую. – Она улыбнулась. – Так что вы можете меня полностью игнорировать.

– Я не хочу игнорировать тебя, Грейсток, – пробормотал Доминик.

Она беспечно отмахнулась.

– Тогда не игнорируйте, но если вы ищете флирт, то, думаю, сестры Тикел настоящие специалисты в этой области, так что можете попробовать обратиться к ним.

– Но они мне не нужны.

– Вы уверены? Они хорошенькие. Думаю, Тэнзи самая красивая, но у Тилли самая очаровательная улыбка, а о цвете лица, как у нее, можно только мечтать.

– Я предпочитаю веснушки, а особенно те места, где они заканчиваются.

Грейс покраснела и попробовала продолжить:

– Тогда вам нужна Тесса. У нее больше всех изгибов, а я знаю, что когда дело доходит до флирта, мужчины много значения придают изгибам.

– Правда?

– Мне так кажется. – Его взгляд смущал ее. Он загадочно посмотрел на нее.

– Меня не интересуют изгибы сестер Тикел. Или их улыбки и цвет волос, или любые другие качества. Мне нравятся маленькие серые злючки с веснушками.

– Ну, их… нас… меня вам не получить! – И она поспешила к замку.

– Правда? – крикнул он вслед. – Я Вульф, а мы не ждем приглашения. Мы сами выбираем жертву и преследуем ее. Так что я тебя предупредил, мисс Жертва.

Когда Доминик вернулся домой, он обнаружил Фрея, уютно устроившегося у него в гостиной, попивающего чай с лимонным печеньем. В тот самый момент, когда он вошел в комнату, мисс Петтифер вновь наполняла чашку Фрея. Губы Доминика скривились в улыбке. Он помнил, что Фрей обычно говорил о чае.

Фрей тут же объяснил цель своего визита.

– Прости, что навязываюсь так рано, Доминик, но боюсь, что дом викария в ужасном состоянии.

– То есть?

– Несколько дней назад тут был шторм, как мне сказали. Он сорвал большую часть черепицы. Крыша протекает. Все сырое и уже начало гнить – вонь стоит невообразимая. Ужасно неприятно, но такова воля Божья. Я надеялся, что ты позволишь мне воспользоваться твоим гостеприимством и пожить некоторое время в Вульфстоне.

– Разумеется, Фрей. Оставайся сколько хочешь, хотя условия здесь и несколько более спартанские, нежели те, к которым ты привык.

– Нет, вовсе не спартанские – мисс Петтифер была более чем гостеприимна. – Он улыбнулся ей глуповатой улыбкой.

Она покраснела и пробормотала что-то неразборчивое.

– Вижу, что ты уже познакомился с моей невестой, – сказал Доминик.

– А? – Фрей разинул рот и разлил чай по белоснежной манишке.

Тем вечером миссис Стоукс превзошла сама себя, подав на ужин треску с миндалем, фрикасе из курицы, зеленые бобы, рис, суп с телятиной, картофельный пирог, жареных куропаток, нечто, что она назвала крученым пирогом из ветчины с яблоками, который оказался неожиданно вкусным, салат, несколько видов желе и блюдо с лимонным печеньем.

– Что ж, мисс, я стараюсь, чтобы сэр Джон тоже что-нибудь попробовал, – сказала она, когда Грейс похвалила ее стряпню. – Того, что он съедает, и птичке не хватит.

Грейс приподняла брови.

– Я бы решила, что ему больше подойдет куриный суп. Миссис Стоукс покраснела.

– Вы меня поймали, мисс. Я и вправду посылала ему куриный суп и хлеб с маслом, но он к ним и не притронулся, бедняга. Это для священника, – созналась она. – Такой худенький молодой человек, сразу видно, что ему не хватает хорошей домашней шропширской пищи.

I Грейс рассмеялась. Казалось, всем им очень повезло, что у мистера Неттертона такое худощавое телосложение. Но даже это богатое разнообразие не могло удовлетворить Мелли. Она вяло ковыряла еду, немного откусив от курицы и съев несколько зеленых бобов. Она даже отказалась от лимонного печенья, которое было ее любимым лакомством.

– Тебе плохо, Мелли? – прошептала Грейс, когда подали последнее блюдо.

– Нет, – удивленно сказала Мелли. – А что, я плохо выгляжу?

– Нет, просто ты ничего не ешь.

– А, это. – Мелли избегала смотреть ей в глаза. – Я не голодна сегодня, вот й все.

Грейс нахмурилась. Хватало уже и того, что у сэра Джона не было аппетита. Она надеялась, что та же болезнь не постигнет и Мелли. За исключением того, что она ничего не ела, выглядела ее подруга нормально, можно даже сказать, светилась здоровьем.

Это все от беспокойства, решила Грейс. Отец Мелли не выздоравливал, фактически он медленно, но верно превращался в тень самого себя. Разумеется, Мелли начинала волноваться. Они все переживали.

– Грейс, – послышался шепот в темноте. – Ты не спишь?

– Не сплю, – отозвалась Грейс. – В чем дело, Мелли?

– Ни в чем. Просто хотела узнать, спишь ты или нет. – Наступило долгое молчание, а затем Мелли прошептала: – Тебе нравится лорд д'Акр, не так ли?

Ну и как она должна отвечать на это? Грейс подумала. «Нравится» было совсем не то слово. Временами ей хотелось его убить, а иногда хотелось прижаться к нему всем телом.

– Он… он интересный человек.

– Я видела тебя, когда ты пришла сегодня утром. Твое лицо светилось от счастья.

– Слишком яркое солнце, – пробормотала Грейс.

– Нет, Грейс. Он пришел следом за тобой всего через минуту. Ты ведь была с ним, не так ли?

Была с ним? Грейс прижала руку ко рту. Что Мелли хотела этим сказать?

– Я встретила его у озера, – сказала она как можно безразличнее.

– Я видела твое лицо. И я видела, как вы смотрели друг на друга во время ужина. Ты влюблена, Грейс, признайся. – Это не был вопрос. Мелли была одной из ее лучших подруг. Они годами мечтали о любви.

Грейс вздохнула:

– О Боже, Мелли! Я ничего не понимаю. Я только знаю, что еще никогда так себя не чувствовала. Я никогда не воображала…

Последовала еще одна долгая пауза, а затем Мелли сказала:

– Я поговорю с папой. Я сделаю так, как лучше для тебя, Грейс, обещаю.

– А, вот ты где! А я-то думал, что ты обычно занимаешься грамматикой в библиотеке. – Доминик вышел на террасу, где Грейсток лежала, свернувшись в кресле с книгой на коленях, наслаждаясь утренним солнцем. Ее нош были поджаты под себя, а туфли лежали рядом на каменных ступенях террасы.

Она взглянула вверх и улыбнулась ему. Он, как всегда, почувствовал, как что-то сжалось у него в груди.

– Я знаю, но сегодня такое замечательное утро, что я решила посидеть тут немного. Только здесь трудно сосредоточиться. Солнце усыпляет, – созналась Грейс. Она закрыла книгу и села поприличнее, опустив ноги на землю и поправив юбку так, чтобы скрыть босые ступни. – Попробую еще раз попозже.

– Ты все еще намерена отправиться в Египет? – Доминик наблюдал за тем, как она пытается нащупать свои туфли.

– Да.

Он подошел и опустился перед ней на колени.

– Не слишком ли много усилий – корпеть над арабской грамматикой только для того, чтобы взглянуть на пирамиды?

– Что вы делаете? – взвизгнула она, почувствовав, что он лезет ей под юбку.

– Достаю твои туфли. – Доминик нащупал сбежавшую туфельку и обнял рукой ее босую ступню. Не сводя с нее глаз, он взял пальцы ее ноги в рот. Грейс вздрогнула от шока, а затем почувствовала, что тает от необычного впечатления. Сначала он нежно сосал их, просто играя с ними, а затем его движения стали сильнее и ритмичнее, он наблюдал за возбуждением, овладевавшим ее лицом, смягчавшим черты.

Голоса споривших неподалеку всадников вернули Грейс к действительности, и он почувствовал, что она пытается отнять ногу. Он поцеловал ее подошву и надел туфельку.

– Не могу поверить, что вы это сделали! – Она суетливо подоткнула юбки вокруг ног.

Доминик улыбнулся, наблюдая за ее действиями.

– С глаз долой не всегда означает из сердца вон, Грейсток. Я знаю, что у тебя под юбками, помнишь? И твои пальцы на ногах такие же вкусные, как и все остальное.

Она выглядела взволнованной, возбужденной, хотя и пыталась придать своему лицу возмущенное выражение.

– Зачем вы вообще сюда пришли? Небрежным движением он бросил ей на колени книжку в кожаном переплете.

– Нашел на днях в библиотеке и тут же подумал о тебе. Может быть, это заинтересует тебя больше, чем учебник грамматики.

Грейс открыла ее.

– Она на арабском! – воскликнула она. – Кажется… да, точно, поэзия! – Грейс прочитала несколько строк. – Какая прекрасная поэзия. – Она взглянула на него, ее лицо светилось от счастья. – Вы читали ее?

Доминик покачал головой.

– Меня подобные глупости не интересуют, – солгал он. – Теперь она твоя, можешь ее себе оставить.

Ее улыбка буквально ослепила его.

– Спасибо, я буду хранить ее как настоящее сокровище, – сказала она с придыханием. Грейс на мгновение прижала книгу к груди и вновь погрузилась в ее изучение. – О, посмотрите, тут подпись! Чернила выцвели, но ее все еще можно прочитать: «Моей голубке, моему сердцу, моей возлюбленной, вечно твой, Фазиль». – Она мечтательно вздохнула. – Как романтично! Интересно, кто такой Фазиль? И кто была его возлюбленная голубка? И как она попала сюда, в Вульфстон?

Доминик пожал плечами:

– Не имею понятия. Мне пора. Нужно поговорить с Джейком Таскером. – Она не успела ничего сообразить, как он нагнулся и поцеловал ее быстро в нежные губы. – Наслаждайся стихами.

– Вы удивились вчера, когда узнали, что я невеста лорда д'Акра, – сказала Мелли мистеру Неттертону. Ее отец заснул, так что она распорядилась, чтобы им подали чай в гостиную.

– Я? Должно быть… я хочу сказать, что не ожидал, что его невеста… – Он замолчал и прочистил горло. – Да, я удивился.

– Вы хотели сказать, что не ожидали, что он женится по расчету на ком-то вроде меня? – спросила Мелли с достоинством. – Вы, должно быть, считаете меня довольно странной.

– Нет, – поспешно сказал мистер Неттертон, недоверчиво отхлебнув чай из чашки. – Просто я никак не могу понять, как это мой друг Доминик, которого я всегда считал умным человеком, вдруг оказался таким дураком.

Мелли прикусила губу. Ей придется смириться и приучиться молча переносить подобные оскорбления.

– …чтобы не желать с такой девушкой, как вы, ничего, кроме фиктивного брака, – закончил он.

Мелли прикрыла глаза, смущенная тем, что ему известны даже условия сделки. Больше всего ее унижало то, что она не нужна была лорду д'Акру даже в качестве племенной кобылы.

А затем его слова достигли ее разума. Мелли сморгнула и удивленно взглянула на мистера Нетертона.

– Вы действительно так считаете? – прошептала она.

– Да, – сказал он и взял еще одно печенье. – И любой анормальный человек согласился бы со мной. Доминик дурак!

Глава 13

Внемлите ж, ибо этого никто

Ни во дворцах, ни в хижинах не слышал

Ни от новейших, ни от древних бардов.

Джон Мильтон

Шагая на встречу с Джейком Таскером, Доминик улыбался. Выражение ее лица, когда он сосал пальцы на ее ногах… Он ухмыльнулся. Он собирался познакомить ее с новым миром незнакомых ей доселе удовольствий.

Но когда он заговорил с Таскером, улыбка тут же исчезла с его лица.

– Обойти поместье? Боже правый! А не может это подождать, пока не приедет Абдул?

– Нет, милорд, – настаивал Таскер. – Вам нужно взглянуть на поместье и людей, а им следует познакомиться с вами.

– Этим будет заниматься Абдул, арендаторы могут поговорить с ним. Я просто хочу, чтобы меня держали в курсе дела.

Но от Таскера не так просто было отделаться.

– Как мистер Идс держал в курсе вашего отца? – Это был удар ниже пояса.

Доминик сжал губы.

– Книги скажут мне все, что нужно. Именно по ним я узнал, что замышляет Идс.

Таскер хмыкнул.

– Мы тут с самого начала поняли, что он замышляет. К тому времени, как вы узнали, что он мошенничает, поместью был причинен непоправимый вред и многие достойные люди уничтожены.

Доминика раздражала такая прямота, хотя он и знал, что Таскер абсолютно прав.

– Абдул – это совершенно другой случай, это человек, которого я знаю десять лет и которому я полностью доверяю. Он может со всеми познакомиться, – попытался увильнуть Доминик.

Таскер посмотрел на него скептически.

– Возможно, ребята и примут иностранца, не знаю, но они вряд ли примут его с распростертыми объятиями, если не познакомятся сначала с его господином. Это вопрос уважения, милорд. Вы уважаете их, а они уважают вашего человека. Но они и слушать его не будут, если не узнают о нем от вас.

– Ты еще не знаешь Абдула! Он никогда меня не подводил.

– Абдулу не приходилось работать с жителями Шропшира, – спокойно ответил Джейк. – Мы упрямы как ослы и привыкли к своему образу жизни, – сказал он с гордостью. – Шестьсот лет живем мы здесь, и шестьсот лет Вульфы приказывали нам, что делать. Так всегда было, и никакому ловкому иностранцу этого не изменить. Если вы хотите снова поставить поместье на ноги, вам нужно, чтобы они приняли вашу сторону. А это означает, что вам придется встретиться с каждым из них и выслушать.

Доминик вздохнул и распорядился, чтобы им оседлали лошадей. Черт, он никогда не хотел приезжать сюда, не говоря уже о том, чтобы заниматься всем этим. Это будет всего-навсего формальный визит. Он повидает самых важных людей, кивнет им, выслушает некоторых из них и все. Затем он передаст их с рук на руки Абдулу и забудет обо всем этом.

К его удивлению, первым местом, где они остановились, была какая-то развалюха на окраине леса. Таскер спешился, Доминик неохотно последовал его примеру.

– Почему мы остановились здесь?

– Мне показалось это правильным, поскольку тут как раз по пути.

Упрямые как ослы, подумал Доминик. Таскер совершенно точно знал, что он хочет показать Доминику, и не собирался подстраиваться под своего господина во время испытательного срока. Доминика могла раздражать необходимость заниматься тем, что он предпочел бы не делать, но он также чувствовал удовлетворение: он в этом человеке не ошибся.

Таскер постучал, и дверь открылась. На пороге стояла женщина лет сорока, опрятно одетая в поношенное голубое платье и чистый белый фартук. Она опиралась на палку и смотрела на Доминика знакомым неподвижным голубым взглядом. Это была мать Таскера.

– Сын мисс Бет, – сказала она мягко. Глаза ее наполнились слезами. – О Боже, я так рада, что наконец встретила тебя. Я была горничной твоей мамы и даже больше – я была ее другом.

К его ужасу, она подошла к нему, подняла руку и нежно погладила его щеку, словно хотела проверить, был ли он настоящим. Доминик напрягся. Точно так же к нему прикасалась его мать.

Миссис Таскер ввела его в дом. Вся семья, должно быть, жила в одной комнате. Каменный камин в углу отапливал также и кухню. У стены стояли скамейка, прикрытая одеялом, два красивых резных стула и стол и все. Два угла были занавешены – наверное, там были кровати. Комната была маленькая, задымленная и тесная, но очень чистая и опрятная. Джейк занялся приготовлением чая.

Миссис Таскер усадила Доминика рядом с собой на скамейке.

– Она, должно быть, очень гордилась тобой. Она так ждала тебя. Она плакала каждый месяц, когда понимала, что ребенка не будет.

– Моему отцу нужен был наследник для Вульфстона, – угрюмо согласился Доминик, желая оказаться далеко-далеко отсюда.

– Он… – Женщина недовольно отмахнулась. – Дело было вовсе не в этом, милорд. Я хочу сказать, что, разумеется, ему нужен был наследник, но это не была единственная причина, почему мисс Бет плакала. Ей хотелось ребенка для себя, понимаете? Она была любящая девочка, и ей хотелось, чтобы у нее был малыш. Она ездила ко всем молодым мамам в поместье и могла часами играть с их детьми.

Доминик неподвижно смотрел прямо перед собой, стараясь не терять контроля.

Миссис Таскер вновь погладила его по щеке:

– Я рада, что у нее такой замечательный мальчик. Ведь ты же присматривал за ней, не так ли?

Доминик подавил ненужные эмоции и кивнул. Он ведь действительно присматривал за матерью как мог. Миссис Таскер улыбнулась:

– Да, вижу, что присматривал. У тебя глаза твоего отца, но в тебе есть нежность мисс Бет.

Доминик почувствовал, как напряжение, скопившееся внутри, отпускает его.

– Была ли она счастлива в конце концов? Он кивнул и сказал срывающимся голосом:

– Особенно последние семь лет. – Не стоило говорить этой женщине, какими ужасными были первые восемь.

Она кивнула:

– Я рада. Мисс Бет послала мне письмо после того, как сбежала отсюда. – Она улыбнулась, видя его изумление. – Я была ее подругой. Неужели ты думал, что я не знала, какие отношения были между ней и твоим отцом? – Женщина покачала головой. – Я чуть было не отправилась с ней. Так с самого начала и задумывалось, но этому не суждено было сбыться. – Она рассеянно потерла ногу, как будто та болела. Таскер принес им чай, мать посмотрела на сына и улыбнулась ему. – Если бы я отправилась с ней, я бы не встретила отца Джейка и у меня не было бы своего милого мальчика, так что все произошло именно так, как нужно.

Чай был слабый и безвкусный, заварку использовали, потом высушили, а затем заварили вновь. Чай бедняков. Доминик пил чай молча. Его вкус напоминал детство.

– Достань ему альбом, сынок.

Джейк поставил пустую чашку на стол, снял с небольшого деревянного сундука у стены какой-то сверток и передал его Доминику. Тот с любопытством развернул ткань и достал из нее папку в кожаном переплете. Он взглянул на миссис Таскер, которая ласково кивнула ему, и открыл первую страницу.

Внутри оказались рисунки. Тонкие красивые акварели с изображением Вульфстона с каждой стороны, место, которое он никогда не узнал бы, с цветами, покрывающими все камни. Изображения розовой беседки, различных людей, играющих детей, спящей собаки, выполненные с усердием… и любовью.

– Рисунки вашей матушки, – сказала миссис Таскер. – А это я, – показала она на страницу. Он ни за что бы не узнал ее.

Девушка на картине была красивая и полная жизни, а не уставшая и преждевременно состарившаяся от многочисленных забот женщина. – Этот альбом теперь ваш, – сказала она ему. – Я хранила его для вас с тех самых пор, как вы родились. Я знала, что, когда лорд д'Акр умрет, вы приедете к нам. Жаль только, что вы не смогли привезти с собой мисс Бет. – Ее глаза наполнились слезами, и, забыв, что он лорд, а она его обнищавшая подданная, миссис Таскер обняла его.

Доминик не шевелился все то время, пока она его обнимала, когда же все закончилось, он скупо поблагодарил ее за чай. Когда он прощался, она остановила его.

– Надеюсь, вы не против, милорд, но я просто должна это сделать в память о вашей матери. – Она пригнула его голову к себе и поцеловала его в щеку.

Доминик неуклюже поклонился и молча отошел к лошади. Он положил бесценный сверток в седельную сумку и сел верхом.

– Вы ведь не рассердились, что мама обнимала вас, милорд? – спросил Таскер через некоторое время.

Доминик всего лишь покачал головой. Он не мог открыть рот, боясь, что эмоции разорвут его на части.

– Она очень любила вашу мать, – объяснил Таскер. – Она плакала несколько дней, когда мистер Подмор сказал ей, что мисс Бет умерла.

Доминик резко обернулся.

– Подмор сказал ей?

– Ода. Мистер Подмор всегда присматривал за мамой. Он всегда по-особому относился к мисс Бет и любил поговорить о ней с кем-то, кто тоже ее любил. Она считала, что такие разговоры приносят облегчение.

Доминик прикусил губу. Она была права. Он ни с кем не разговаривал о матери с самого дня ее похорон, поскольку ни один из его знакомых не знал ее. С тех же пор как он приехал в Вульфстон, он встретил уже двоих, которые не только знали, но и любили ее. И несмотря на ту боль, которую доставляли ему эти разговоры, они приносили также и облегчение.

По иронии судьбы он нашел их в Вульфстоне, месте, которое он поклялся уничтожить.

Через несколько миль он спросил Джейка:

– А как твоя мать повредила ногу? Некоторое время тот ничего не отвечал.

– Вы не знаете?

У Доминика появилось нехорошее предчувствие. Он покачал головой.

– Она повредила ее той ночью, когда мисс Бет сбежала. Когда ваш отец узнал об этом, он ужасно разозлился. – Джейк помолчал и добавил: – Мама не пожелала сказать ему, куда уехала ваша мама, и он столкнул ее с лестницы.

Грейс сидела в библиотеке, читая элегантный томик поэзии, который ей дал Доминик. После того как Доминик принес эту книжку, она обыскала все полки в библиотеке, в надежде найти еще какие-нибудь книги на арабском, но не нашла ни одной. Как странно иметь всего лишь одну книгу на этом языке!

Но как замечательно, что она у него оказалась. Грейс прижала ее к груди. Такая романтическая надпись! Чем дольше она читала, тем больше убеждалась, что этот Фазиль очень сильно любил свою голубку.

Одно из стихотворений уже стало ее любимым. Сочиненное тысячу лет назад, оно сохранило всю свою свежесть и красоту.

И пришла она как яркий рассвет,

Открывая тропу через ночь,

Или как ветер,

Ласкающий поверхность реки.

Горизонт вокруг меня

Дышал парфюмом,

Оглашающим ее прибытие,

Как аромат предвосхищает цветок.

Дверь открылась, и вошел мистер Неттертон.

– О, прошу прощения! Не хотел беспокоить тебя, Грейсток. Мисс Петтифер пошла взглянуть на отца, и я решил, что воспользуюсь этим временем, чтобы написать несколько писем… ну, вообще-то… проповедь.

Он выглядел довольно смущенным.

– Дело в том, что мне раньше не приходилось самому читать проповедь. Одному, я хочу сказать. Не удивляйтесь, я знаю все молитвы, но вот сама проповедь меня немного беспокоит. Здесь должны быть книги с проповедями, возможно, они мне помогут. – Он показал рукой на полки, заставленные старыми пыльными книгами.

– Да, вы, должно быть, нервничаете, – согласилась девушка. – Ваша первая проповедь, к тому же, думаю, вы хотите произвести хорошее впечатление на вашу паству.

– Паства. – Лицо его вытянулось. – Что-то я не чувствую себя ничьим пастухом. Если хотите знать, я спал почти на каждой проповеди, которую мне доводилось слышать. Отвратительные.

Грейс улыбнулась ему.

– Тогда вы точно знаете, что делать. Он удивился.

– Что вы хотите сказать?

– Ну, вы знаете, как не следует писать проповедь. Почему бы вам не написать проповедь, которая понравилась бы вам?

Фрей хмыкнул.

– Единственная проповедь, которая бы мне понравилась, должна быть очень короткой, может быть, с шуткой и без излишнего морализирования.

Она рассмеялась.

– Замечательно! Вот это и есть ваша проповедь. Он открыл рот от удивления.

– А ведь это неплохая идея! Если вы не против, я сделаю кое-какие наброски, пока ваше предложение все еще свежо в моей памяти. – Он присел за столик и начал писать.

Некоторое время они так и сидели: Грейс, потерянная в средневековой поэзии, являвшей свою красоту и свежесть на каждой странице и через тысячу лет после того, как ее там запечатлели, а мистер Неттертон быстро писал, заполняя несколько листков бумаги, затем сминая их и начиная все заново.

Через некоторое время Грейс заметила, что он перестал писать и просто сидит и молча смотрит на стопку книг.

– Закончили? Он вздрогнул:

– Да. Да, думаю, да. – Он с сомнением посмотрел на листок бумаги, лежащий перед ним. – Она очень короткая.

Грейс позабавило выражение его лица.

– Не волнуйтесь. Я уверена, она всем понравится. О чем она?

Он смущенно взглянул на нее.

– Это басня, но не из Библии. О собаке, забравшейся в ясли. Разумеется, не ясли Христа, а совершенно другие ясли. В другой стране. В другое время.

– Звучит очень интересно, – заверила она его. – Приятная сельская тема для сельского прихода. В любом случае вы будете писать проповеди всю оставшуюся жизнь, так что можно не торопиться. В конце концов вы наловчитесь это делать.

Фрей пришел в ужас.

– Прямо как в школе, – угрюмо сказал он. – Я тогда ненавидел сочинения. Какого чер… Вот зачем я выбрал профессию, в которой нужно столько писать?

Это была возможность, которую Грейс не могла упустить.

– Вы знали лорда д'Акра в школе, не правда ли? Каким он был тогда?

Фрей загадочно улыбнулся, обрадованный смене темы.

– Сначала он был диковатым. Говорил по-английски с легким акцентом и был готов затеять драку с любым, кто не так на него посмотрит. Так и мы познакомились, честно говоря, Мы поспорили, не помню даже, о чем. Мы колотили друг друга, пока уже оба не начали падать от усталости, и в конце концов стали лучшими друзьями.

Должно быть, на лице Грейс отразился весь ее ужас, поскольку он рассмеялся и добавил:

– Понятно, братьев у тебя нет, Грейсток. Мальчишки, они такие дикие грубияны! Для них вполне нормально сначала избить друг друга до полусмерти, а потом стать лучшими друзьями. Это постоянно происходит.

– Придется поверить на слово, – сказала Грейс.

– В любом случае после этого мы были неразлучны. Все делали вместе: играли, ходили на уроки, занимались разными проделками. Мы бы и каникулы проводили вместе, если бы нам разрешали. – Улыбка на его лице погасла. – Плохо ему приходилось.

– А что такое? Фрею стало неловко.

– Не уверен, что он хотел бы, чтобы я это кому-нибудь рассказывал.

– Но ведь все это уже в прошлом. Кому это повредит? – уговаривала Грейс. Ей хотелось все про него знать. – И кроме того, я никому не скажу.

Мистер Неттертон подумал с минуту, а затем кивнул.

– Дело в том, что в Англию и в Итон его привез отец. Он много лет ничего не знал о мальчике, но как-то выследил их с матерью, а Доминик вылитая копия своего отца, так что тут ошибки быть не могло. Как только старик отыскал их, он захотел, чтобы Доминику дали образование, соответствующее его будущему положению – наследнику Вульфстона и обладателю титула лорда д'Акра. Его мать была… где-то в Египте, по-моему. Слишком далеко, чтобы Доминик мог съездить к ней на каникулы, даже если бы отец ему разрешил. Заполучив Доминика, он не собирался выпускать его из рук. Он постоянно держал его впроголодь. Он был самым-самым бедным мальчиком в Итоне, точнее, должен был бы быть. Самое интересное в Доминике, что он умеет делать деньги, Это просто изумительно. – Фрей задумался. – На чем я остановился?

– На каникулах, – подсказала Грейс.

– Да, точно. Мои родители с радостью приютили бы его у нас. Нам было бы весело вдвоем. Мой отец писал старому лорду д'Акру, чтобы получить разрешение. – Он состроил гримасу. – Тот отказал. Доминик писал и тоже спрашивал. Тот отказал. И так было каждый раз.

– Наверное, он хотел, чтобы Доминик проводил каникулы с ним.

Мистер Неттертон покачал головой:

– Нет. Доминик видел его всего лишь два раза в жизни. Не больше часа в каждую встречу.

– Что? Даже на каникулы?

– Нет. Он устроил так, что Доминику не позволялось покидать школу. Никогда. Думаю, старик боялся, что Доминик попытается бежать, и, честно говоря, в этом он не ошибался.

– Разве Доминик не был счастлив в школе?

– Не слишком. Он ужасно беспокоился о матери. Он не получил от нее ни строчки с тех пор, как ступил на английскую землю. И знаешь почему? – Он возмущенно повысил голос. – Его отец перехватывал все ее письма. Доминик в конце концов узнал обо всем от юриста его отца – старого Подмора. Он работал на его отца, но очень нежно относился к его матери и считал, что лорд д'Акр поступает с мальчиком несправедливо.

– Да уж! – согласилась Грейс, возмущенная тем, что молодому Доминику пришлось провести юность в школе за границей, да к тому же он не мог переписываться с матерью.

– Школа должна была пересылать письма его матери юристу, а тот должен был их уничтожать, что он и делал.

Грейс была в ужасе.

– Уничтожал письма его матери? Как можно быть таким жестоким?!

Мистер Неттертон подмигнул.

– Хитрая лиса Подмор. Он сперва копировал письма. Сжигал оригиналы, как ему и было предписано, а копии пересылал Доминику, под видом своих собственных писем. Школа ведь не должна была мешать Доминику получать письма от юриста его отца.

Грейс всплеснула руками.

– Какой замечательный человек!

– Этот человек спас разум Доминика. Разумеется, мальчик, который провел первые двенадцать лет своей жизни, присматривая за матерью, не собирался бросать ее только потому, что какой-то отец, которого он никогда не видел, велел ему это сделать! – Фрей возмущенно фыркнул.

– Должно быть, его отец был абсолютно бесчувственным, – сказала она задумчиво. – В двенадцать мальчик все еще ребенок, и ему нужна мама. – Ее сердце обливалось кровью.

– Он был самым настоящим людоедом, – согласился мистер Неттертон. – Не позволял Доминику даже ездить на рождественские или пасхальные каникулы к его друзьям. У него никогда не было настоящего английского Рождества. Первое время он все расспрашивал меня об этом, было видно, что ему до смерти хотелось увидеть все это своими глазами. В Египте и Италии Рождество празднуют совсем по-другому. Сначала он хватался за каждую возможность… – Фрей замолчал, покачав головой.

– Расскажите мне, – взмолилась Грейс.

– Видишь ли, он надеялся. Каждый год его отец вселял в него надежду, что, возможно, его пригласят в Вульфстон на Рождество… Доминик весь возбуждался… он, конечно, ничего не говорил, но он весь… не знаю, был взвинченный. Это вполне объяснило: первое семейное Рождество, встреча с родственниками, возможность увидеть Вульфстон, место, которое ты скоро унаследуешь…

– И?

– Каждый год приглашение отзывали в последнюю минуту. Год за годом. Как-то раз прибыла карета с гербом его отца на дверце. Если бы ты видела лицо Доминика в этот момент! Эти его странные глаза просто светились от возбуждения. Его Рождество наконец-то наступило. – Фрей сжал кулаки. – Оказалось, что лакея прислали передать ему новый набор одежды, должно быть, кто-то сообщил отцу, что он вырос из старого, и историю семью Вульфов, чтобы он мог изучить ее на каникулах. – Он хмуро посмотрел на нее. – Этот наглец даже прислал ему потом тест.

– Разве его отец не понимал, что он делает?

– Наверное, ему было все равно. Не думаю, что он кого-либо считал, что у Доминика есть чувства. Для него он был просто наследником.

– Какое наследство! – Теперь-то ей стало понятно, откуда у него эта ненависть к Вульфстону.

Фрей кивнул:

– Да уж! После этого Доминик только фыркал при любом упоминании Рождества или каникул. Говорил, что для его они ничего не значат, что это просто глупая английская традиция и что у него есть дела поважнее.

– Люди начинают притворяться, когда их кто-нибудь огорчает, – прошептала Грейс. – Бедный маленький мальчик, лишенный комфорта и радости…

– Со стороны его отца было глупо пытаться порвать его язь с матерью и держать его запертым в этой школе.

– Преступник! – яростно сказала она.

– И это тоже, но прежде всего просто глупый человек. – Фрей поразмыслил и сказал: – Это меня многому научило. Подобные вещи нельзя навязать силой: верность, привязанность.

– Любовь, – добавила Грейс. Он кивнул:

– Это производит обратный эффект. – Он откинулся в кресле. – После окончания школы Доминик должен был вернуться в Вульфстон. Его отец выслал школе инструкции, что Доминику нив коем случае нельзя позволить отправиться в Оксфорд, хотя в отличие от меня из него вышел бы изумительный ученый. Он должен был поехать в Вульфстон, чтобы научиться управлять поместьем. – Он широко улыбнулся. – Только один из учителей совершил ошибку, сообщив об этом Доминику заранее.

Грейс перебралась на краешек сиденья.

– Что же случилось?

– Карета его отца прибыла за ним, но Доминик сбежал предыдущей ночью. Он накопил достаточно денег, чтобы добраться до дома.

– В Египет? – Грейс была поражена. – Один? Мистер Неттертон гордо кивнул:

– До самого Египта, пересекая континент совершенно самостоятельно. Он пересек Францию в самый разгар террора и всего лишь на пару недель опередил Ватерлоо. Потрясающая поездка!

– Его мать должна была быть очень рада увидеть его после стольких лет разлуки.

– Ну… – Лицо мистера Неттертона вытянулось. Ему стало неудобно. – Это была самая большая трагедия. Когда он вернулся, он нашел ее при смерти. Доминик сделал все, что было в его силах, но она умерла у него на руках на следующий день после его приезда. – Фрей замолчал, а затем добавил: – Он больше никогда не ступал на английскую землю, пока старик не умер. – Он вытащил чистый белый носовой платок и отдал ей.

Грейс взяла его механически, не понимая, зачем он ей.

– Твои щеки мокрые, – объяснил он.

Она протерла щеки и глаза, чувствуя, как в ней закипает злость за того ребенка, которым некогда был Доминик. Неудивительно, что временами он выглядел таким суровым и строгим и пытался скрыть, что ему хоть что-то или кто-то может нравиться.

Его отец и впрямь оставил ему горькое наследство.

Глава 14

Не ищет выгоды Любовь,

И отведет беду,

Освободит вас от оков,

Построит Рай в Аду!

Уильям Блейк

– Мои ботинки теперь никуда не годятся, – ворчал Доминик на Джейка Таскера. Экскурсия по поместью заняла намного больше времени, чем он предполагал. На каждой ферме и у каждого дома ему приходилось спешиваться.

Таскер взглянул на ботинки без особого интереса.

– На мой взгляд, все нормально. Немного грязные, может быть, но грязь можно отчистить. А теперь, Сет, расскажи лорду д'Акру то, о чем ты говорил мне на прошлой неделе.

Доминик слушал, как арендатор по имени Сет выкладывал свои идеи по модернизации поместья.

Таскер просил каждого фермера и арендатора, которых ни встречали, рассказывать обо всех проблемах, нуждах, возможных вариантах решения, и Доминик почувствовал, что все это ему нравится. Он начинал видеть общую картину, у него начали возникать идеи по поводу того, как поместью можно вернуть былые процветание и продуктивность.

Доминик, возможно, и сам пришел бы к точно таким же выводам, просто просмотрев книги отчетности и поговорив с Таскером. И тогда ему было бы намного проще принять те решения, которые необходимо было принять.

Поэтому ему и нужен был здесь Абдул. Абдул умел заинтересовываться, он мог выслушивать проблемы и обсуждать их возможные решения. Абдул был настоящим деловым человеком. Он умел принимать жесткие решения. Он не будет отвлекаться на обтрепанных ребятишек и худых измученных матерей, его не будут мучить вина и злость. У Абдула не будет разрываться сердце каждый раз, когда какая-нибудь женщина начнет вспоминать мать Доминика, рассказывать, какая она была красивая невеста и как она принесла им фруктов, когда родился ребенок.

А если Абдул встретит еще одну девушку, названную Бет «в честь вашей доброй матушки, милорд», у него не застрянет в горле комок, из-за которого станет невозможно говорить. Абдул просто окинет взглядом изгибы ее фигуры и сделает какое-нибудь сомнительное замечание.

У него не возникнет чувства единения со всеми этими людьми, черт его подери! Он просто бесчувственно доведет поместье до состояния, при котором его можно будет выгодно продать.

Доминик сильно жалел, что он сюда приехал. Тщательно залеченные шрамы начали вскрываться. Это было просто невыносимо.

В час он настоял на том, чтобы пообедать в деревенском трактире, отказавшись от обеда, предложенного ему в доме одного из арендаторов. Он не был голоден, ему предлагали угощение в каждом доме, где он останавливался. Ему просто нужно было выпить и отдохнуть от всего… того, что его так волновало.

Кроме того, добавил он, ему нужно отправить кое-какие письма.

Деревенский почтальон посмотрел на них с любопытством.

– Меня всегда волнует отправление писем, милорд, – по секрету сообщил он. – Только подумайте: то, что я держу сейчас в руках, скоро окажется в… о, в Италии. – Он взглянул на следующее письмо. – И в Египте… и Новом Южном Уэльсе и, что у нас тут, а-а, просто Лондон, – сказал он разочарованно.

Но обед и почта могли занять не больше часа, а затем ему вновь нужно было возвращаться к осмотру поместья.

Было уже почти темно, когда уставший Доминик решил вернуться в замок. Он не объехал и половины территории, но уже сейчас его голова была забита различной информацией по сельскому хозяйству, именами и лицами, людьми, которые улыбались ему и, приветствуя, прикасались к его руке.

Невыносимо было видеть их готовность принять его наследником Вульфстона. Доминик никогда не думал, что так много людей помнят его мать, спрашивая о ней с искренней нежностью и выказывая грусть и сочувствие по поводу ее смерти, произошедшей много лет назад.

Он никогда не делился ни с кем своим горем, он только упомянул о ее смерти в письмах к нескольким друзьям. Ни один из них лично ее не знал.

Теперь в стране, находящейся так далеко от той, где она умерла, и более чем через десять лет после ее кончины в месте, где, как он считал, она была так несчастлива, в месте, которое он привык ненавидеть, оказалось, что ее почитали и ею восхищались. Тихо, искренне и наивно.

Детей называли в ее честь, ее небольшие добрые дела запоминали, делились историями с ее сыном. Ее смерть переживалась ими так, будто она произошла только вчера.

Доминик не хотел осматривать поместье: он был готов встретиться со злостью, жадностью, требованиями. У него не было никакой защиты от добра, сочувствия и… головокружительного чувства принадлежности к этому месту… Его разрывали сомнения.

Он оставил Экса груму, почти машинально проверил жеребенка в стойле и вошел в дом через боковую дверь. Сейчас ему не хотелось ни с кем встречаться.

Он успел пройти с дюжину ступенек, когда Грейс вдруг выбежала из-за угла, сжимая в руках ворох какой-то ткани. Доминик остановился как вкопанный и просто смотрел на нее. Он напрягся, стараясь спрятать волнение, намереваясь не выдать своего расстроенного состояния.

Грейс заметила напряжение его большого сильного тела, его сжатую челюсть и стиснутые кулаки. Каждый дюйм его тела говорил о нежелании контакта с другими людьми. Она хотела было отвернуться, но тут вдруг заметила его ожесточенные глаза.

Этот взгляд стер из ее головы все остальные мысли. Она как-то глухо всхлипнула, уронила ткань, которую сжимала в руках, и бросилась ему в объятия.

Доминик молча обнял ее. В полной тишине он прижимал ее к себе, сражаясь со своим давно похороненным и только что вскрытым горем.

В тишине она обнимала его, прижимая к себе маленького мальчика, которого лишили всего, что он знал и любил, и чья юность была изувечена. Мужчину, который никогда нигде не чувствовал себя как дома.

До сегодняшнего дня.

– Прости, – прошептал он ей в шею. – Но я…

– Тише, – прошептала Грейс, а затем поцеловала его. Его рот накрыл ее губы. Его руки сомкнулись вокруг нее, прижимая к себе, а затем сдвинулись, и он поднял ее, словно она ничего не весила. Не раздумывая он отнес ее в маленький салон и захлопнул за собой ногой дверь.

Все еще прижимая ее к своей широкой груди, он опустился на длинный диван. Доминик не сказал ни слова, просто прижался лицом к ее щеке, его грудь бурно вздымалась, в то время как он пытался обрести контроль над собой. Грейс гладила его волосы, его сильную шею, его плечи – везде, где только могла дотянуться. Она чувствовала, как его большая теплая рука ласкает ее, ищет успокоения.

Время шло. Ей было довольно того, что она была сейчас здесь с ним.

Рассказ Фрея о жизни Доминика чуть не разбил ей сердце. Этот человек, этот сильный, могущественный мужчина большую часть своей жизни был один. Насколько ей удалось понять, он заботился о своей хрупкой матери с самого нежного возраста. А затем, когда он обрел любовь и безопасность, Доминика вывезли в другую страну. В школе все смотрели на него как на чужака, иностранца. На каникулах его не допускали в его собственную семью и запрещали другим семьям принимать его.

Он самостоятельно добился положения в мире, создал флот торговых кораблей и стал независимым от всего, кроме своего собственного прошлого. Его действия в замке – попытка отомстить за умершую мать. Вина – ужасная ноша. Неужели он винил себя еще и за ее смерть?

Грейс знала по опыту своей старшей сестры Пруденс, что когда ребенок слишком рано взваливает на себя ответственность, это выжигает его душу. Прошло несколько лет, прежде чем Пруденс перестала чувствовать себя ответственной за благополучие и счастье сестер. Даже сейчас это чувство порой всплывало и напоминало о себе.

Но по крайней мере все сестры Пруденс были живы…

Его объятия ослабели. Доминик поднял голову.

– Прости, – сказал он, смущаясь, прерывающимся голосом. – Был… трудный день.

Она удобно устроилась в его объятия и потерлась щекой о его подбородок.

– Расскажи мне.

– Я был совершенно уверен… – Он замолчал, нахмурившись.

– Уверен в чем?

– Уверен, я знаю, что она хотела, что бы я сделал с этим местом.

– Твоя мать?

– Угу! – Он кивнул. Гримаса боли исказила его лицо. – Ее как будто эксгумировали сегодня.

Грейс прижималась к нему, не находя слов утешения. После долгого молчания он наконец сказал:

– Я думал, она ненавидела Вульфстон, но теперь… я уже не так в этом уверен.

И тут Грейс поняла, что с нее хватит. Он столько размышлял над прошлым. Так просто нельзя. Она выпрямилась.

– Ты не можешь угадать ее намерения и желания.

Он ничего не сказал, поэтому она слегка встряхнула его.

– Если ты будешь продолжать в том же духе, то сойдешь с ума. – Он попытался что-то сказать, но она накрыла его рот рукой. – Подожди, дай мне закончить. Ты все время говоришь о своих отце и матери, прошу прощения за прямоту, но они оба умерли. И каковы бы ни были их планы и мечты по поводу этого места или тебя, они умерли вместе с ними. Ты не можешь знать, чего они хотели. И для них это больше ничего не значит. Нельзя связывать свою жизнь с мертвецами. Ты здесь. Они нет. Ты жив. Сейчас самое главное – это ты и твое будущее. Твои надежды, твои планы, твои мечты.

Доминик уставился на нее.

– Итак, Доминик Вульф, о чем ты мечтаешь? Наступило долгое молчание: он обдумывал ее слова.

Грейс напряженно ждала. Пока она говорила, он слегка отодвинулся от нее. Лишенная его тепла, она внезапно почувствовала холод и одиночество. Грейс была очень прямолинейна – почти груба. Она бесчувственно отозвалась о дорогих ему предметах в то время, когда он и так был под влиянием эмоций, явившихся к нему из прошлого. Она оскорбила его?

Сначала он смотрел на нее невидящим взглядом. Затем его тело напряглось, а золотистые глаза засветились. Итак, ей все-таки удалось его оскорбить.

Его сильные руки взяли ее за плечи, а янтарный взгляд пригвоздил девушку к месту.

– Хочешь узнать, о чем я мечтаю? – Его пальцы сжались еще сильнее. Он глубоко вздохнул. Грейс приготовилась к самому худшему. – О тебе. – Он прижал ее к себе. – Ты – это все, о чем я мечтаю. Все, что мне нужно, – это ты. – И его губы нежно, страстно и требовательно впились в ее губы.

Грейс растаяла. В одно мгновение все ее сомнения и страхи рассеялись. Под напором его голодной, яростной страсти вся ее прежняя решительность держать его на расстоянии растворилась. Она хотела его. Более того, он был ей необходим.

И она была нужна ему.

– Доминик! – Грейс обхватила руками его шею и ответила на его поцелуй со всей страстью, сжигавшей ее изнутри.

Их языки переплелись, чувственно двигаясь вперед и назад в древнем ритме, на который с такой охотностью отозвались их тела. Ее кровь с гудением бежала по венам в ожидании того, на что она уже решилась. Ее тело таяло рядом с ним, она никак не могла насытиться им, ей хотелось быть ближе, прижаться еще сильнее, слиться с ним в единое целое.

Доминик усиленно боролся, чтобы обрести контроль над страстью. Она была красива, энергична и, несмотря на свою невинность, щедра. Слишком щедра. Ее щедрость была опасна. От нее мужчины теряли голову.

Когда он наконец-то будет ею обладать, все должно быть идеально. Поэтому не здесь, не сейчас, сказал он своему возбудившемуся телу.

Его руки яростно ласкали ее, поглаживая спину, бока, ягодицы. Каждый раз, когда волна желания сотрясала его тело, он чувствовал отклик в ее теле. Ему до боли хотелось взять Грейс.

Он расстегнул лиф ее платья и ласкал ее груди, наполовину скрытые шнуровкой. Ее соски выпирали сквозь ткань, и каждый раз, когда он касался их рукой, она вздрагивала, и он чувствовал давление в паху.

Доминик задрал ее юбки, лаская длинные изящные ноги. Они дрожали и открылись ему навстречу. Он застонал и ласкал ее через белое хлопковое белье.

Она страстно прижалась к нему:

– Да, Доминик, да!

Ее руки летали по его телу, лаская плечи, грудь и ниже. Ее пальцы исследовали его, ощупывая выпуклость на брюках, прямое свидетельство его желания.

– Можно, я потрогаю? – Не дожидаясь приглашения, Грейс начала исследовать застежку его брюк, и Доминик не смог заставить себя остановить ее, несмотря на то что он прекрасно осознавал, что это положит конец всем его благородным намерениям.

Намерения? Она растаяли как дым. Доминик был в огне.

Она все возилась с брюками. Он начал уже помогать ей, когда вдруг услышал нарастающий шум снаружи. Он остановился, прислушиваясь к нему. Можно было подумать, что к замку приближается целая армия. Со стоном он оторвался от нее и взглянул в окно.

Доминик нахмурился, закрыл глаза и тихо выругался.

– Посетители.

– Сейчас? – спросила она, а затем повторила сердито: – Сейчас?!

Если бы он и сам не был так возбужден, он бы посмеялся над выражением ее лица. Доминик поцеловал ее в нос.

– Да, сейчас. И нам лучше пойти их встретить, так что застегнись, любовь моя.

Они поспешно привели себя в порядок. Ее руки дрожали, так что Доминику пришлось ей помочь. Через несколько минут одежда была приведена в приличествующий вид, и они вместе вышли на парадное крыльцо, встретив у двери Фрея и Мелли. Большая часть прислуги, привлеченная непривычным шумом, тоже вышла в парадную комнату.

– Это Абдул! – объяснил Доминик.

Как всегда, Абдул обставил свое появление самым шикарным образом, словно он был наследным принцем. По подъездной дороге к дому подъехала целая кавалькада: несколько карет, нагруженных багажом, и чуть ли не табун лошадей, сопровождаемых грумами. Вся эта процессия охранялась верховой стражей.

Абдул соскочил с первой кареты и направился к крыльцу с самоуверенным видом воина, возвращающегося домой. Вид у него был великолепный. Он был огромен – даже выше, чем его господин, – около шести футов и трех или четырех дюймов. Со своими широкими плечами и мягкой кошачьей походкой Абдул выглядел настоящим воплощением османского принца-воителя.

На голове у него был великолепный разноцветный тюрбан с огромными сверкающими камнями. Его смуглое продолговатое лицо было разделено пополам длинным ястребиным носом. У Абдула были огромные черные усы и тяжелая нижняя челюсть. Глаза его были темные и ужасно глубокие, с трагическим выражением святых мучеников, которое можно увидеть на православных Иконах. Он был облачен в одеяние с длинными рукавами, украшенное потрясающей вышивкой, желтую шелковую рубашку, открытую настолько, что было видно часть груди, зеленые широкие зеленые брюки, убранные в высокие сапоги со странными изогнутыми носками. Наталии у него был черно-серебряный пояс с изогнутым кинжалом за ним.

Доминик, стоявший позади Грейс, сказал так тихо, что только она могла расслышать:

– Ты ведь никогда бы не подумала, что он родился рабом, не правда ли?

Грейс повернулась.

– Он раб? – Она ненавидела рабство.

– Больше нет, – мягко сказал Доминик. – Фактически я купил его, чтобы спасти ему… жизнь. Я освободил его, разумеется, но он решил остаться и работать на меня. – Он увидел ее взгляд и добавил: – За довольно приличное жалованье.

Его оговорка заинтриговала ее.

– А почему ты его купил? От чего именно спас? Но Доминик продолжал, словно бы и не слышал ее:

– И не думай, будто можешь увидеть подобное одеяние где-нибудь еще в мире. Он оделся так, чтобы произвести впечатление на местных жителей.

Если таков был его план, то он сработал. Парадный зал начал наполняться народом. Люди появлялись отовсюду, вытягивая шеи, чтобы рассмотреть огромного иностранца, и уже начали обсуждать его. Сестры Тикел стояли рядком, вытаращив глаза и разинув рты, приглаживали волосы и расправляли юбки, бросая на великана игривые взгляды.

Он на них особо не смотрел. Казалось, ему было абсолютно все равно, какой эффект производит его появление.

– Это часть его тактики, – прошептал Доминик на ухо Грейс. – Он с самого начала дает понять, что он совершенно чужой здесь. Таким образом, ему наплевать на популярность и он не собирается под них подстраиваться. Если бы он сейчас был в Турции, то, без сомнения, оделся бы как английский джентльмен, только это было бы какое-нибудь уникальное и неповторимое английское одеяние, так, чтобы никто и не подумал бы принять его за настоящего англичанина. В Аравии он однажды оделся русским. Костюм меняется, но усы неизменны.

– А почему он не хочет подстраиваться?

– Он устанавливает свой авторитет.

– Авторитет?

– Абдул мой… вообще-то нет слова, которое емко бы описывало его работу, но, думаю, понятие «мажордом» охватывает все его обязанности. Он будет заниматься домом. Он может заняться и всем поместьем, это зависит от того, какое мнение сложится у него о способностях Джейка Таскера.

– Это будет зависеть от Абдула? – удивилась Грейс. – Разве вы не имеете права голоса?

– Разумеется, имею, но я уже давно понял, что лучше всего предоставить Абдулу возможность действовать, как он считает нужным. Его методы нетрадиционны, но неизменно эффективны. Кроме того, он думает о моих интересах в первую очередь, в последнюю и в перерывах. Он тот самый редкий драгоценный алмаз – неподкупный слуга.

Тут Абдул оказался перед ними и поклонился своему гос-подину. К ее удивлению, он обратился к Доминику по-арабски. Грейс была потрясена звучанием этого языка. Она изучала язык, но ей еще никогда не доводилось слышать его из уст человека, для которого он был родным. К сожалению, он говорил слишком быстро, чтобы она могла его понять. Доминик склонил голову и сказал по-английски:

– Добро пожаловать в дом моего отца, Абдул. Как видишь, он нуждается в твоих талантах.

Абдул выпрямился и окинул взглядом остальных людей, находящихся в комнату, а затем посмотрел на Грейс, пригвоздив ее к месту пронизывающим взглядом. Она выпрямилась, чувствуя себя неудобно под его изучающим взглядом, и стала рассматривать его с тем же вниманием. Его черные глаза сверкнули, он перевел взгляд с нее на лорда д'Акра и обратно, а затем прочистил горло.

– Это мисс Грейсток, – послушно пояснил Доминик. Грейс протянула руку, и, к ее удивлению, Абдул низко нагнулся и поднес ее руку к своему лбу в уважительном приветствии. Девушка поздоровалась с ним на своем неуверенном арабском:

– Приветствую, Абдул, да пребудет с тобой мир.

Он бросил на нее удивленный взгляд, а затем его рот расплылся в широкой улыбке, и он ответил достаточно медленно, чтобы она могла его понять:

– Благодарю вас, ситт, да пребудет с вами также мир. – «Ситт» по-арабски означает леди.

Грейс была в восторге. Она впервые попробовала говорить по-арабски, и у нее все получилось. Может быть, у нее получится побольше попрактиковаться с Абдулом, прежде чем она отправится в Египет. Она взглянула на мужчину, стоявшего рядом с ней. Если она поедет в Египет. Встреча с ним разрушила все ее планы.

После того как лорд д'Акр представил его Мелли и мистеру Неттертону, Абдул повернулся и оглядел комнату, видимо, не замечая людей, которые собрались на него посмотреть.

– Вы позволите? – спросил он Доминика. Доминик кивнул. Абдул подошел к любопытной толпе.

Не издав ни единого звука и, насколько могла рассмотреть Грейс, не делая ни одного движения, он выдворил их всех обратно на служебную половину дома.

– Что он собирается делать? – спросила она Доминика.

– Заниматься хозяйством, – ответил тот. – К завтрашнему вечеру он осмотрит дом с подвала до чердака, познакомится со всеми, кто здесь работает, выяснит, что они делают и как. А затем он организует все это еще лучше, а после этого он сделает то же самое с поместьем. Он гений.

– Как интересно. А ты что будешь делать?

– Больше ничего, слава Богу. Я затем и привез сюда Аб-дула, чтобы он мог привести дом и поместье в состояние, достаточное для того, чтобы получить неплохую выгоду при продаже.

– Ты все еще хочешь продать поместье? – недоверчиво спросила Грейс.

– А почему бы и нет? – отрезал он и вышел из комнаты. Грейс проводила его грустным взглядом.

После неспокойной ночи она поднялась рано, оделась и проскользнула вниз, направляясь в конюшню. Дом стал выглядеть намного лучше: работа всех слуг начала давать результаты. Сияющая резьба по дереву, хорошо выбитые коврики, легкий аромат роз в воздухе. Как он мог все еще желать расстаться с этим поместьем?

В полной тишине она оседлала Мисти и выехала из конюшни в утреннюю прохладу, утянув за собой длинный шлейф мечтаний.

Грейс направилась в сторону холмов, где только начинало восходить солнце. Занимался еще один замечательный день. Может быть, фермерам и был нужен дождь, но сложно не наслаждаться солнечным днем. Солнечный свет – это драгоценный подарок небес.

Ее размышления были прерваны топотом лошадиных копыт. Грейс обернулась. Позади был виден туман, стелющийся по долине, и высокий мужчина с янтарными глазами, приближавшийся к ней на массивной черной лошади.

Не раздумывая ни секунды, она пустила лошадь в галоп. Копыта глухо застучали по свежей влажной земле. Этот неожиданный вызов воодушевил ее. Ей понравились внезапный призыв к действию и чувство полета над полями. Она наслаждалась ощущением копыт Мисти, громыхающих под ней по земле, взрывая грязь, в то время как холодный воздух наполнял ее легкие и щипал кожу, ее глаза слезились, а кровь пела.

А еще ей нравилось сознавать, что большой черный конь, мчащийся позади, медленно, но неуклонно догонял маленькую кобылку.

«Я Вульф… Мы выбираем добычу и преследуем ее. Считай, что я тебя предупредил, мисс Жертва».

Смеясь, Грейс достигла вершины холма, все еще впереди него. Она соскочила с лошади и стояла там, уперев руки в бока, задыхаясь от долгой скачки, смеясь и наслаждаясь своей победой. Доминик спрыгнул с Экса, обхватил Грейс за талию, закружив ее на месте, а затем крепко прижал к себе. А потом они целовались, целовались, как будто не могли остановиться, целовались и прикасались друг к другу, как будто они расстались несколько недель, а не часов назад.

– Я всю ночь глаз не сомкнула, – проговорила Грейс, задыхаясь между поцелуями.

– Я тоже. – Доминик взял ее лицо в ладони и покрыл поцелуями.

После первого всплеска эмоций они отошли друг от друга и просто стояли так, глядя друг другу в глаза.

– Я достану пальто, хорошо? – спросил Доминик. Она знала, что он имеет в виду. У нее пересохло во рту.

– Да, трава все еще сырая. – Она вытерла руки о юбку. Она хотела этого, она ворочалась и вертелась в постели всю ночь, мечтая об этом, но сейчас она внезапно начала нервничать.

Доминик достал пальто, предусмотрительно свернутое и пристегнутое к седлу. Он все спланировал заранее. Она и вправду была жертвой. Она попробовала улыбнуться, но губы ее дрожали.

Он заметил это.

– Ты же знаешь, ты не обязана это делать. – Он был расстроен. – Я обещал себе, что наш первый раз будет в постели.

Он тоже нервничал, эта мысль принесла Грейс облегчение. Этот момент был знаменательным для них обоих. Она улыбнулась, наклонилась вперед и нежно поцеловала его в губы.

– Я хочу это сделать. Я хочу тебя, Доминик Вульф. При ее словах глаза его засияли. Он расстелил пальто на траве, сел на него и протянул к ней руки.

– Иди сюда, любовь моя.

И она села рядом. Они молча целовались, прикасались, исследовали друг друга. Он расстегнул пуговицы на ее костюме для верховой езды и ласкал ее тело сквозь шелк нижней рубашки. Он расстегнул рубашку и улыбнулся.

– А, корсет с кружевным передом – вот умница. Грейс улыбнулась:

– И вправду, только я не планировала этого, когда одевалась сегодня утром. – На лице Грейс появилась недовольная гримаса. – Если бы я планировала, я бы надела белье пошикарнее.

– Я обеими руками за красивое белье, – сказал Доминик с ухмылкой. – Но меня намного больше интересует человек, который в нем находится. – Он поцеловал ее в ложбинку между грудей и начал расшнуровывать корсет. Она увидела, как он смотрит на нее, и внезапно нижнее белье потеряло для нее всякое значение. Он ел ее глазами, и она чувствовала себя необычайно красивой. Даже больше чем красивой – она чувствовала себя могущественной.

Волнение осталось позади, Грейс выпрямилась и стала расстегивать рубашку. И тут началась еще одна скачка. Смеясь, сталкиваясь руками и мешая друг другу, они стали наперегонки расстегивать застежки и развязывать завязки. Она стянула его рубашку в тот же самый момент, когда он стащил с нее корсет. Они уставились друг на друга. Она была не такая голая, как он, поскольку под корсетом у нее была легкая муслиновая сорочка.

– Как ты красив, – прошептала она, положив ладони ему на грудь.

– Нет, вот где настоящая красота, – сказал Доминик и положил руки на ее грудь, лаская соски большими пальцами. – Ты красавица. – Его теплые руки ласкали ее чувствительную кожу через тонкую ткань рубашки, и через несколько секунд Грейс уже стонала от удовольствия. Его губы последовали за руками, такие горячие, соблазняющие и зовущие. Он взял ее возбужденный сосок в рот и поиграл с ним, а затем и со вторым, языком и зубами. Грейс извивалась в его объятиях, волны голода потрясали ее тело. Ее руки метались по его телу, лаская, царапая, моля о пощаде.

Он стащил ее рубашку, и девушка наконец-то смогла насладиться прикосновением к его обнаженной коже – горячей и влажной. Ее ноги раскрылись навстречу желанию, которое она не знала, как удовлетворить.

Зато он знал.

Она почувствовала прохладу у своих ног и поняла, что он поднимает ее юбки. Его сильные теплые ладони успокаивали ее, ласкали, проникали под ткань ее панталон и внезапно оказались повсюду: сзади, спереди, внутри. Грейс выгибалась, прижималась к ним, тихо стонала от желания. Его рот накрыл ее губы, и они слились в глубоком поцелуе, его язык имитировал движения его пальцев. Грейс уже не контролировала себя.

Доминик сменил положение, и она напряглась, почувствовав что-то горячее и упругое, вжимающееся в нее между ног.

– Держись, любимая, – прошептал Доминик, вновь лаская ее пальцами. Она почувствовала, что расслабляется и тает от его прикосновений, и тут внезапная боль пронзила ее, и она выгнула спину от шока и замерла, тяжело дыша, словно ей не хватало воздуха.

– Вот и все, дорогая, а теперь расслабься, – прошептал он.

– Расслабиться? – Вместо возмущения у нее получился какой-то писк. – Но как я могу…

Его пальцы опять начали двигаться, успокаивая ее, доставляя ей удовольствие, как прежде, и она почувствовала, как ее тело начинает приспосабливаться к присутствию чего-то… постороннего. Он был внутри ее тела. Она чувствовала его. Она окружала его. И ничего ужасного не произошло.

Грейс попробовала слегка напрячь внутренние мускулы, и он тут же застонал. Его голова закинулась назад в агонии… или экстазе.

Ее наполнило ощущение женской силы. Она вновь сжала мускулы. И он вновь застонал.

– Мне кажется, ты уже достаточно расслабилась, – простонал Доминик и начал двигаться внутри ее.

Ее дыхание стало глубже, тело раскачивалось с каждым его движением. Она неосознанно обхватила его ногами, сцепив их у него за спиной. Она уже не осознавала, где находится, все ее мысли были сосредоточены только на нем, ей казалось, словно его кровь бьется в его венах, а ее в его, а вместе они… они были…

– Посмотри на меня, милая.

Усилием воли Грейс заставила себя вырваться из сладкого забытья и открыть глаза. Он сделал последнее сильное движение, и она услышала, словно откуда-то издалека, тихий тонкий крик.

Он не сводил с нее глаз, пока она разлеталась на маленькие кусочки, переполняясь блаженством. И это блаженство было из чистого золота.

Через некоторое время, которое показалось ей часами, она открыла глаза, и постепенно понимание того, где она находится, настигло ее. Она лежала полуодетая на Доминике Вульфе, с обнаженной спиной, и согревали ее только его теплые руки да солнечный свет. И золотистое сияние его глаз, которые внимательно наблюдали за тем, как она приходит в себя.

Они вспыхнули еще ярче в тот момент, когда она поняла, что их тела все еще переплетены. Ее внутренние мышцы сжались, и он дернулся внутри. Доминик улыбнулся, и это была торжествующая улыбка победителя.

– Не думаю, что ты уже готова вновь принять меня, – казал он нежно. Он-то был готов, она это чувствовала. – Ты и понятия не имеешь, насколько благородно с моей стороны сделать это, – добавил он, выходя из нее.

– К черту твое благородство, – пробормотала Грейс. – Я тебя не просила.

Доминик улыбнулся и поцеловал ее.

– Если сейчас этого и нет, то скоро ты можешь почувствовать легкую боль. В следующий раз я хочу, чтобы ты получила еще больше наслаждения.

Грейс уже чувствовала боль, все ныло и было каким-то липким, но сейчас ее это не беспокоило. Ей было слишком хорошо.

– А что, может быть больше? Он засмеялся и застегнул брюки.

– Да, ну и ненасытная же ты!

– Хорошо, – сказала она. – В таком случае я соглашусь подождать.

Он задумчиво посмотрел на нее, затем рассмеялся и схватил ее в объятия, его поцелуи сначала были страстными, а затем стали нежными.

– Моя мечта!

Затем они медленно ехали домой, болтая о всяких пустяках. И всю дорогу притяжение между ними возрастало, такое сильное и настойчивое, вспыхивающее от одного взгляда или прикосновения.

Грейс была готова столкнуть его с лошади и проделать с ним все это еще раз. Она никак не могла погасить улыбку. И по его взгляду было понятно, что он чувствовал то же самое.

Они достигли вершины холма, находившегося рядом с Вульфстоном, и, не сговариваясь, остановились, чтобы насладиться видом. Отсюда просматривались замок, деревня, церковь Фрея и множество полей и лугов.

– Как здесь красиво, – проговорила Грейс.

Он молчал. Грейс повернулась и пристально посмотрела на него.

– Ты действительно собираешься продавать все это? – спросила она.

Он пожал плечами:

– Почему бы и нет?

– Я думала, ты переменил свое мнение после того, как… после того, как узнал, сколько людей помнят и любят твою мать.

Он вновь пожал плечами:

– Ты была права, все в прошлом. Все, что мне нужно, – это подтвердить свое право на владение, и тогда я продам это чертово место. Дюжине разных продавцов, если потребуется. Затем мы можем начать путешествовать, ты и я, куда захотим.

– Разбить поместье? – сказала Грейс с ужасом человека, чьи предки всю жизнь занимались только одним – пытались приобрести и удержать как можно больше владений.

– А почему бы и нет?

– Но ведь если ты разобьешь его на части, это уничтожит Вульфстон. Это будет конец, конец шестисотлетней традиции.

– Вот именно, – сказал Доминик с удовлетворением.

– Но почему? Зачем уничтожать что-то, когда ты можешь превратить это в нечто прекрасное? Если ты разобьешь поместье и распродашь его по частям, людям, живущим здесь, станет еще хуже, чем сейчас. Я не смогла бы спокойно жить и путешествовать, зная, что люди здесь страдают.

Доминик недоверчиво посмотрел на нее.

– Это просто смешно. Ты не можешь так думать.

– И все же я так думаю. Вульфстон не просто земля, это живое сообщество. Люди здесь зависят друг от друга, и, кроме того, они зависят от тебя.

– Тогда пришло время, чтобы они перестали зависеть ото всех на свете и научились сами стоять на ногах. Они невежественные, суеверные и закостенелые и…

– Даже если и так, то чья же это вина? Доминик уставился на нее.

Грейс продолжила:

– Твои предки много лет управляли здесь! И хотя ты, конечно, можешь сколь угодно отрицать свою ответственность…

– Конечно, это не имеет ко мне никакого отношения…

– Ты не можешь и не должен принимать ответственность за их прошлое, но ответственность за их будущее лежит на твоих плечах, особенно если ты собираешься продать их дома и фермы без их разрешения.

Он очень долго ничего не говорил, и Грейс уже решила, что рассердила его. В конце концов, это было очень мило с его стороны – планировать заграничные поездки с ней, но следовало все же напомнить ему, что у него есть дом здесь. Что он принадлежит этому месту. Он мог путешествовать сколько угодно, но ему нужен был дом, куда он мог бы вернуться.

– Ты действительно хотела бы жить здесь? – спросил он.

– Да, здесь великолепно. И у меня никогда не было дома, настоящего собственного дома.

– Ты стала бы жить здесь со мной? И помогла бы мне восстановить поместье?

Она кивнула.

– Мы могли бы превратить его в нечто совершенно особенное, Доминик.

– Ты уверена в этом? – Его взгляд пронзил ее насквозь. Грейс улыбнулась:

– Уверена. Он глубоко вдохнул.

– Тогда так мы и поступим.

– А как же сэр Джон?

– С ним я справлюсь, – сказал Доминик. – Пока ты принадлежишь мне, я могу справиться с чем угодно. – Он заглянул ей в глаза, и его взгляд стал властным. – А ведь ты принадлежишь мне, не так ли?

Его взгляд и слова глубоко взволновали ее.

– Да, а ты мне.

Они доехали до Вульфстона, держась за руки. Грейс никогда еще не была так счастлива. Она была влюблена. Наконец-то!

Глава 15

Сбирайте розы, поспешите,

Ведь время так жестоко,

Благоухающий сегодня

Цветок погибнет скоро.

Роберт Херрик

Когда они вошли через парадную дверь, с лестницы вниз сбежала Мелли. Она была в панике.

– Он убивает папу! Он опять пустил ему кровь, и папа лежит там без сознания! Помогите мне! Пожалуйста, помогите мне! – Она повернулась и побежала обратно наверх.

Грейс с Домиником следовали за ней.

В комнате сэра Джона они увидела доктора, отгоняющего Мелли, у которой началась истерика. Рядом с ним стоял тазик, наполовину наполненный свежей яркой кровью.

Сэр Джон лежал на спине без движения, его кожа была почти такой же бледной, как подушка под головой. Грейс увидела, что его грудь слегка поднимается и опадает.

– Он жив! – воскликнула она. – Мелли, успокойся! Он жив, и мы не дадим ему умереть.

Мелли расплакалась.

Доминик, убедившись в том, что сэр Джон и вправду все еще дышит, повернулся к доктору. Доктор, поймав его взгляд, невольно попятился.

– Я же приказал вам больше этого не делать! – сказал Доминик тихим пугающим голосом.

– Я… я… это было необходимо, – начал оправдываться доктор. – У него воспаление, видите? – Он откинул одеяло и показал большую красную опухоль на правой стороне живота.

– Но он и так потерял много крови! И он не ел несколько дней! – страстно перебила его Мелли. – Он слишком слаб, чтобы перенести кровопускание. Мне кажется, вам просто нравится пускать ему кровь. Вы самый настоящий мясник!

Грейс попыталась как-то разрядить обстановку:

– Разве нет никакого другого способа излечить это? Она жестом показала на опухоль. – Я хочу сказать, без кровопусканий.

Но доктор был слишком возмущен обвинениями Мелли. Не глядя ни на кого, он побросал свои вещи в саквояж.

– Я ухожу! Я не останусь здесь ни на секунду. Не желаю, чтобы меня оскорбляли!

Мелли была шокирована.

– А как же папа? Не можете вы его бросить просто так! Доктор фыркнул:

– Я больше ничего не могу для него сделать. Он умирает. Наступила напряженная тишина.

– Умирает? – всхлипнула Мелли. Грейс обняла подругу.

Доктор кивнул на опухоль сэра Джона.

– Его печень сильно вздулась. Я думаю, это рак печени. Или отравление. Если он начнет кашлять кровью, вы поймете, что это. В любом случае ничем помочь уже невозможно.

– Но мы же не можем просто стоять и смотреть, – сказала Грейс.

Доктор пожал плечами:

– Давайте ему опий от болей. Если боль станет сильнее, увеличивайте дозу.

– Если в этом случае невозможно совершенно ничего сделать, тогда зачем вы пускали ему кровь? – хмуро поинтересовался Доминик.

Доктор неуютно поежился.

– Вам и вправду это нравится, – обвинила его Грейс.

– Я ухожу, – заявил он.

– Вот именно, – подтвердил Доминик. – Вы уезжаете из Вульфстона.

Доктор неуверенно посмотрел на него.

– Вы покидаете поместье, – пояснил Доминик. – Я не считаю, что вы вообще доктор. И я не желаю, чтобы человек, который наслаждается видом чужих мучений, лечил моих людей.

Грейс заметила эти слова, даже если больше этого никто и не заметил. «Моих людей».

Глаза доктора округлились от шока.

– Вы не можете этого сделать!

Доминик пригвоздил его к месту взглядом своих янтарных глаз.

– Я лорд д'Акр, и я не желаю, чтобы на моей земле жила кровожадная пиявка и паразитировала на моих людях. У вас две недели на сборы.

– Да как вы смеете…

– Тогда одна неделя. А если после этого вы все еще будете здесь, я пошлю своих людей, чтобы выдворить отсюда вас и вашу любезную супругу. – Он сделал паузу. Мужчина изумленно таращился на него. Доминик добавил: – А если вы не уберетесь отсюда, когда я досчитаю до трех, я сброшу вас с лестницы. Один, два…

За дверью показался Абдул и попросил зловещим голосом:

– Отдайте кровопийцу мне, прошу вас, сэр. У нас на родине знают, как поступать с подобными ему. – Он улыбнулся доктору жутковатой улыбкой. – Я с удовольствием…

Доктор вскрикнул от ужаса и опрометью бросился прочь из комнаты.

Абдул подмигнул Грейс.

– Теперь мы от него избавились. – Он повернулся к Мелли и спросил у нее заботливым голосом: – Скажите, кого нам пригласить для заботы о вашем отце, мисс Петтифер? У вас есть кто-нибудь на примете? Пустой взгляд Мелли давал понять, что она об этом не умывалась.

Одна из сестер Тикел подала голос от двери:

– Бабушка Уигмор – лучшая целительница в этих метах.

Абдул кивнул, не поворачивая головы.

– Спасибо, Тэнси. Что выдумаете, мисс Петтифер? Следует ли мне послать за этой бабушкой Уигмор?

Мелли обернулась к Грейс за помощью.

– Она не может быть хуже этого доктора, – сказала рейс. – К тому же она опрятная и знает о травах больше, ем кто-либо еще. И она мне нравится, Мелли. Нам будет наамного спокойнее, если она будет поблизости.

Абдул поклонился:

– Тогда Тэнси сейчас побежит быстрее ветра и приведет эту травяную бабушку для вас, ситт.

Что Тэнси и сделала.

Бабушка Уигмор кинула на сэра Джона один взгляд и пробормотала:

– Отравление, сказал он? Или рак? Ну может быть. А может быть, и нет.

Она приподняла веко сэра Джона и заглянула в его глаз.

– Да, с печенью у него что-то неладно. – Она взглянула на воспаление у него на животе и наморщила нос. – Я думаю, это и есть источник всех проблем. Это может быть фурункул, а может быть и кое-что похуже. Подождем. Я поставлю припарку, и посмотрим, что оттуда выйдет.

– А что может выйти? – испуганно спросила Мелли. Старушка сморщила лицо.

– То, что причиняет страдания вашему отцу, молодая мисс. То, что доставляет ему страдания.

Сэр Джон открыл глаза и сказал усталым голосом:

– Тогда приступай поскорее.

Все присутствующие издали громкий вздох облегчения. Сэр Джон вновь был в мире живых, по крайней мере в настоящее время.

Под зорким взглядом Абдула миссис Стоукс подала ужин, который превзошел тот, что был подан накануне, но Мелли опять едва притронулась к своей порции. Грейс озабоченно наблюдала за ней. Это не было похоже на Мелли. Ее отцу не стало хуже под надзором бабушки Уигмор, и по крайней мере он начал пить.

К концу ужина племянница миссис Стоукс, Инид, постучала в дверь столовой и вошла. Вид у нее был взволнованный.

– Простите, пожалуйста, милорд, преподобный отец, леди, но я только что ходила в комнату сэра Джона, чтобы забрать поднос с ужином…

Мелли вскочила со стула.

– Что-нибудь случилось?

– Нет, мисс. Он… он выглядит все так же. Ничего не ел, но бабушка поит его целый день травяным чаем, и он его пьет, а это уже перемена к лучшему. За исключением этого он такой же, как и утром. Только…

Ее пальцы нервно выкрутили угол фартука.

– Только я немного поговорила с ним… Я не хотела причинить вреда… с ним приятно поболтать, но… – Она посмотрела на Абдула, а потом на Фрея. – Я рассказала про мистера Абдула, а затем я проговорилась, что в доме, кроме язычника, есть еще и священник. И теперь он хочет повидаться с ним. Наедине и как можно скорее.

Мелли ахнула, а Грейс и Доминик переглянулись.

Инид добавила:

– Мне очень жаль, мисс. Я знаю, что не должна была говорить об этом. – Абдул велел ей замолчать.

Грейс села рядом с Мелли и взяла ее за руку.

– Мелли, нет никакого повода думать о худшем… Мелли начала всхлипывать.

Фрей отложил салфетку и поднялся от стола со словами:

– Ну, мисс Петтифер, не стоит беспокоиться, когда вы не знаете, чего именно он хочет. Я пойду и побеседую с ним, я должен был с самого начала именно так и поступить. Просто посидите здесь и выпейте чашечку чая. Я поговорю с вами после того, как повидаю вашего отца.

К удивлению Грейс, Мелли подавила рыдания и кивнула.

– Чай – это неплохо, – пробормотала она, и Грейс сделала Инид знак, чтобы та немедленно принесла чайник.

Фрей поднялся наверх и представился сэру Джону. Он никогда прежде не встречался с ним, но, хотя его и потряс бледный и измученный вид пожилого джентльмена, его также воодушевил живой взгляд его мудрых глаз.

– Могу ли я вам чем-нибудь помочь, сэр? – спросил он. Сэр Джон с гримасой боли на лице отмахнулся от предложения.

– Поставь себе стул, мальчик. Я потом выпью эту отраву. – Он указал жестом на бутылочку с опиумом, стоящую на прикроватном столике. – Она затуманивает разум, так что я подожду, пока не скажу то, что должен сказать.

Фрей сел, сложил руки и стал ждать. Сэр Джон внимательно осмотрел его.

– Неттертон? Я знавал Хэмфри Неттертона в юности, ваш отец?

Фрей кивнул:

– Да, сэр. Меня назвали в его честь.

– Хороший малый был твой отец. Я расстроился, когда узнал о его смерти. – Сэр Джон шмыгнул носом. – Я, правда, лучше был знаком с твоим дядей Седриком. – Он покачал головой. – Я не верил, когда мне сказали, что он стал пастором. Нет, только не Седди Неттертон.

– Он сейчас епископ, сэр.

– Боже правый! И куда только катится этот мир? – Он улыбнулся Фрею. – Он, наверное, ужасно напыщенный.

– Ужасно. – Фрей улыбнулся в ответ.

– По-прежнему считает каждое пенни?

– Да, сэр.

Старик начинал нравиться Фрею все больше и больше.

– Значит, не так уж он и переменился. Я тоже, к сожалению. Я не могу удержать деньги, он не может их потратить. Итак, насчет этого дела с моей дочерью.

– Сэр?

– Я хочу, чтобы вы огласили имена в это воскресенье. Ее и д'Акра. Все уже устроено.

Фрей нахмурился. Он колебался, но так и не отважился возразить.

– Сэр, прошу прощения, если это прозвучит дерзко, но… Сэр Джон взмахнул ослабевшей рукой.

– Вы хотите сказать, что Мелли не любит д'Акра, а он не любит ее, так? Я все это знаю.

Фрей открыл рот, чтобы возразить, но сэр Джон перебил его:

– Вы хотите сказать, что несправедливо было организовывать брак моей дочери, когда она была еще ребенком, с человеком, которого она не знает, и что ей должна быть предоставлена возможность самой выбрать себе друга?

– Ну… да, сэр.

– Так не говорите этого. Я все это знаю, но у меня есть свои причины. – Он открыто посмотрел на Фрея. – Я загнан в угол, малыш. У меня не осталось ни шиллинга, и я по уши в долгах. Если мне и суждено спасти Мелли от последствий моего неразумного поведения, то сделать это можно только через брак. Я бы предпочел не делать этого насильно, но в сложившейся ситуации…

– Понимаю. – Фрей и вправду очень хорошо понимал старика. Бедность – это ловушка, и не ему винить сэра Джона за то, что тот хотел спасти Мелли от нее.

Но Фрей чувствовал, что должен настаивать, должен попробовать разрешить эту ситуацию. Это была… это была его обязанность как священника.

– Но вы ведь понимаете, что лорд д'Акр не намеревается делать это нормальным браком? Для него это всего-навсего белый брак, брак по расчету.

Старик пожал плечами:

– Он мне сказал то же самое. Он смирится с этим. А если нет… – Он помолчал. – Вы можете себе представить Мелли пытающейся заработать себе на жизнь, служа гувернанткой? Обороняя свою честь от всевозможных нахалов?

Эта картина привела Фрея в ужас.

– Нет, сэр.

– Так что даже если это и будет брак по расчету, то могло бы быть и хуже. Д'Акр молод, красив, и у него доброе сердце. Даже если он не полюбит ее, он никогда не обидит мою девочку.

Фрей сказал с усилием:

– Да, я знаю.

Сэр Джон пристально посмотрел на него:

– Откуда?

– Я учился с ним в школе. Мы друзья.

– А, значит, вы думаете, она будет с ним в безопасности?

– Да, – неохотно признал Фрей. – В безопасности, но несчастлива.

Сэр Джон отмахнулся от него нетерпеливым взмахом руки:

– В моем положении счастье – это роскошь.

– Да, сэр, – горько согласился Фрей. В его положении все выглядело точно так же.

Сэр Джон пронзил его взглядом, словно пытаясь что-то выведать, но сказал только:

– Итак, в воскресенье вы огласите имена.

– Если лорд д'Акр согласится.

– Он согласится. Просто огласите имена.

– Да, сэр Джон.

Фрей вернулся в столовую. Он взглянул на Доминика, затем на Мелли и провел пальцем между шеей и воротником, словно он был слишком тугим.

– Он хочет, чтобы я обвенчал мисс Петтифер с лордом д'Акром как можно скорее.

– Что? – воскликнули одновременно трое сидящих за столом.

Фрей продолжал:

– Он написал вашему священнику, мисс Петтифер, чтобы тот огласил имена в вашем приходе. Документы у меня здесь, я уже подписал их как свидетель и отправлю их как можно скорее.

Мелли расплакалась и выбежала из комнаты. Грейс последовала за ней. Доминик выругался и отошел к окну. Он постоял там, глядя в ночную темноту, и выругался еще раз.

– Он выглядит ужасно, Доминик, – сказал Фрей. – Я думаю, он умирает и знает об этом. Он сделает все, чтобы обеспечить будущее своего ребенка. Его нельзя винить за это. Ее обстоятельства таковы…

Доминик бросил на него непроницаемый взгляд:

– Мне известны ее обстоятельства, черт возьми! Двое мужчин стояли бок о бок, глядя в темноту за окном.

– Он хочет, чтобы я огласил имена в воскресенье. Доминик вновь выругался:

– Черт, я готов предоставить ей дом и постоянный источник дохода, но старый дурак и слушать не желает, а она не хочет помочь мне его уговорить. Он считает, что она не может сама о себе позаботиться.

– Что ж, она и вправду очень молода и немного избалована…

– Не надо об этом. Моя мама тоже была молода и избалована, и ей приходилось заботиться о себе и маленьком ребенке в другой стране.

– И посмотри, чем все закончилось. Она тоже знает, что он умирает, Доминик. Это видно по ее глазам. Она согласилась на это, чтобы он мог обрести покой.

Доминик сердито покосился на друга и начал мерить комнату шагами.

– Черт возьми, не может же она и вправду пожертвовать собой и своим будущим счастьем… и мной!.. И все ради спокойствия ее отца.

– Она благородное создание. Доминик фыркнул.

– Так что же нам делать? – спросил Фрей. Доминик все ходил по комнате с угрюмым выражением на лице.

– Бога ради, я сказал ему, что о девушке позаботятся, та что же тут жаловаться?

– Это очень заботливо с твоей стороны, Доминик, но ведь девушка все равно станет жертвой сплетников и неприятных пересудов.

– Что? – Доминик нахмурился.

– Все скоро узнают, что ты лишь взглянул на девушку и заплатил кучу денег, чтобы не жениться на ней.

– Какая глупость! Девушка, конечно, не красавица, но уродиной ее не назовешь.

– Не красавица! Ты что, слепой? Как ты можешь называть девушку с такой нежной кремовой кожей и волшебными черными глазами не красавицей?!

Доминик удивленно посмотрел на него.

– Понятно, – сказал он медленно. – Ты прав, так ее назвать нельзя.

– Вот именно, – пробормотал Фрей. – Нельзя.

– И я всего-навсего пытаюсь обеспечить ее будущее.

– Обрекая ее на брак без любви и детей?

Фрей сжал кулаки и уставился на темноту за окном. Некоторые проблемы невозможно решить. Или, скорее, единственным решением являются деньги.

Наступила долгая пауза. Через некоторое время Фрей сказал:

– Я понимаю, что тебе этот брак не нравится, но что же нам делать? Ее отец не отступится. Он велел мне огласить имена, в воскресенье.

– Значит, у меня есть время до воскресенья, – сказал Доминик. – Если же мне это не удастся, оглашай имена… и к черту нас всех!

И они осушили бокалы, словно скрепляя смертельную клятву.

– Я думала, ты собираешься поговорить с отцом, – сказала Грейс в темноту.

– Я поговорила, – ответила через какое-то время Мелли. – Я попыталась, Грейс, я действительно попыталась. – Грейс услышала ее вздох с другого конца комнаты. – Я с ним разговаривала только что, но он и слушать не хочет. – Она добавила со всхлипом: – Прости, Грейс, прости. – Темнота заполнилась сдавленными рыданиями.

Грейс прижала к себе подушку и прикусила губу.

Имена объявят в воскресенье. Намерение Мелли Петтифер и Доминика Вульфа пожениться будет объявлено миру в воскресенье.

И только Мелли могла заставить отца передумать. А она была настолько парализована страхом, что даже и пытаться не хотела.

Мелли боялась, что, если попробует ослушаться его, ее отец умрет. Она также боялась, что он умрет и она останется совсем одна. Мелли не могла сейчас думать ни о чем, кроме своих страхов.

Грейс могла, но легче ей от этого не становилось.

Она лежала на кровати, а мысли как заведенные крутились в ее голове.

Ее преследовал разъяренный шепот ее деда: «Не ты, Грейс. Только не ты. Ты умрешь в одиночестве и без любви…»

Она натянула подушку на голову и заткнула уши. Это не важно. Ее любили, пусть даже так недолго. Он не сказал ни слова, ни слова о своей любви, но в его объятиях она ощутила страсть и блаженство.

Большинство людей за всю свою жизнь не испытывали ничего подобного.

А она испытала! Ну и что, что это блаженство отнимают у нее? Она еще увидит восход луны над пирамидами.

Но луна такая далекая и холодная, не жаркая, настойчивая и золотая, как его глаза. А пирамиды из камня, не из сильной теплой плоти.

Доминик же еще не сказал, что любит ее.

Слезы наполнили ее глаза, и подушка намокла. Грейс стерла слезы со щек и придала подушке другую форму. Она не будет плакать. Не будет!

Она будет планировать и думать, и пытаться, if В комнате на другой стороне коридора слабый старый мужчина ворочался и поворачивался, мучаясь от боли и страха перед сном, поскольку он мог умереть прежде, чем будущее его дочери будет обеспечено.

Глава 16

Многие женщины стремятся к тому, что им недоступно, и избегают того, что им предлагают.

Овидий

– Как ты мог согласиться? После всего, что ты сказал |ше вчера утром, как ты мог просто взять и согласиться, чтобы Фрей огласил имена в воскресенье?

Грейс и Доминик встретились на следующее утро там, где накануне занимались любовью.

Он нахмурился:

– Я знаю, это чертовски неудобно. Я надеялся избежать этого. Но это никак не отразится на тебе и на мне. – Он притянул ее к себе и поцеловал. – Доброе утро, любимая.

Грейс яростно оттолкнула его.

– Не отразится на тебе и мне? О чем ты говоришь? Разумеется, это отразится на нас!

– Ну, если тебя это так расстраивает, мы уедем сразу после свадьбы.

Она уставилась на него в замешательстве.

– О каком именно «мы» ты говоришь?

– О тебе и обо мне, разумеется. Ты же рассказала мне, о чем ты мечтаешь, и мы отправимся путешествовать. Мы вплывем в Венецию на рассвете на самой прекрасной яхте, которую ты только когда-либо видела. Я повезу тебя в Египет, и мы вместе будем любоваться восходом луны над пирамидами и…

– После того как ты женишься на Мелли Петтифер?

Он кивнул:

– Только по расчету.

Грейс была потрясена его бесцеремонностью.

– Ты ожидаешь, что я стану твоей любовницей?

Он улыбнулся Грейс.

– Не станешь, дорогая. Ты уже моя любовница. Или ты забыла, что произошло вчера утром?

Грейс была готова закричать.

– Забыла? Хочешь, чтобы я напомнил тебе? – Доминик подошел ближе, и она изо всех сил ударила его по груди.

Он потер место удара.

– Ой! Это за что?

Она смотрела на него так, словно видела первый раз в жизни.

– Полагаю, ты не хотел меня оскорбить…

Доминик был в ужасе:

– Оскорбить тебя? Разумеется, нет! – Он протянул руки и прижал ее к себе. – Заверяю тебя, в этом нет никакого оскорбления.

Она попыталась вырваться из его объятий, но он без особых усилий сдержал ее.

– Я не отпущу тебя, пока ты не поймешь.

– Мне этого никогда не понять! – возмутилась она.

– Не знаю, как, по-твоему, обращаются с любовницей, но уверяю тебя – ты ошибаешься. Просто выслушай меня.

Грейс вовсе не была уверена, что он ее понимает, но она была готова его выслушать.

– Моя мать была намного счастливее в качестве любовницы, чем в качестве жены.

– Твоя мать?

Он кивнул:

– Это долгая история. Если покороче, то моя мать удачно вышла замуж. По крайней мере так считало общество. Но как жена она была совершенно несчастна. Мой отец был тиран, и она жила как в тюрьме. Короче говоря, она убежала и уже намного позже влюбилась в мужчину, также пойманного в ловушку брака без любви. Он был богат, и он умолял мою мать стать его любовницей. Она использовала все аргументы, которые ты привела только что, но он не отступал, а она любила его и была так одинока, что в конце концов согласилась. Он любил ее саму, а не то, что она могла принести в брак в качестве приданого и… Это была великая любовь. Любовь, которую превозносят поэты и менестрели.

Грейс сглотнула.

– Когда он умер, эта потеря разбила ее сердце, и через несколько месяцев она тоже умерла. Она не могла жить без него.

Грейс закрыла глаза. Она не могла больше видеть боль в его глазах, зная, что она лишь увеличит ее.

– Это я тебе и предлагаю: мое сердце. Не какой-то бездушный обмен денег на определенные услуги, а любовь без оков и обязательств, в которой мы свободно выбираем друг друга, несмотря на рождение и богатство. Я с самого начала оформлю тебе приличное содержание. У тебя не будет по отношению ко мне никаких финансовых обязательств и никаких обязательств оставаться, если ты не захочешь остаться. Ты будешь достаточно богата, чтобы покинуть меня, если захочешь. И ты сможешь жить, ни в чем не нуждаясь, остаток своей жизни. Все, что нас будет связывать, – это любовь.

Грейс отстранилась.

– Прости, я не могу быть твоей любовницей, – сказала она мягко и оттолкнула его.

Доминик вновь схватил ее.

– Подумай об этом, не отвергай сразу мое предложение. У нас могла бы быть замечательная жизнь вместе, лучше, чем брак.

Она задумалась на секунду и покачала головой:

– Я никак не могу быть твоей любовницей. Особенно если Мелли будет твоей женой.

Он нетерпеливо отмахнулся от вопроса о Мелли.

– Не волнуйся о ней. Тут есть только ты и я!

– Это не просто о Мелли. Я не хочу быть твоей любовницей… Я хочу больше от жизни… от тебя… чем это.

– Но здесь и не может быть никакого просто. Ты будешь, ты уже есть все для ме…

Она положила палец на его губы и грустно добавила:

– Нет, я люблю тебя, Доминик, но я хочу все. Я хочу выйти замуж за тебя, жить с тобой, построить что-то с тобой, здесь в Вульфстоне, родить тебе детей и стареть с тобой.

– Ты не понимаешь! – воскликнул он. – Любовницам живется намного лучше жен.

Грейс покачала головой.

– Ты ошибаешься. Ты не знаешь, кто я на самом деле. На самом деле я не платная компаньонка… я подруга Мелли. Мы вместе учились в школе.

– Я подозревал что-то в этом роде, но…

– Я также и не бедная, и не сирота. Мое настоящее имя не Грейсток. Меня зовут Грейс, Грейс Мерридью. – Он молчал, так что она добавила: – Из норфолкских Мерридью.

Мой дедушка – лорд Дерехэм Дерем-Корта в Норфолке, а мой двоюродный дедушка – сэр Освальд Мерридью. Леди Огаста Мерридью моя двоюродная бабушка, а вовсе не воспитательница. Одна из моих сестер замужем за графом, другая за бароном, а третья за баронетом. Я наследница и… – Она прекратила свою бессвязную болтовню. – Поэтому не может быть никаких вопросов по поводу того, что я буду жить с тобой в качестве любовницы.

– Понятно, – сглотнул Доминик. – Но почему…

– Я приехала сюда под чужим именем, чтобы поддержать Мелли, чтобы она могла порвать свою помолвку с тобой. – Грейс горько добавила: – Ни одна из нас не понимала ситуацию до конца. А у Мелли нет никакой смелости!

Она поджала губы, пока не справилась со своими чувствами, а затем сказала дрожащим голосом:

– Прости меня, это было нечестно. Я знаю, что Мелли пыталась. Просто ее отец ужасно упрямый. Но чья бы вина это ни была, я не могу стать твоей любовницей. Для каких-то женщин это будет идеально, но этого недостаточно для меня. Ты говорил, что брак может быть ловушкой, для меня же ловушкой будет та полужизнь, которую ты мне предлагаешь, Доминик Вульф. Поэтому я благодарю тебя, но отказываюсь.

Он долго сидел, глядя в землю перед собой. Наконец заговорил:

– Почему же ты не рассказала мне обо всем раньше? О том, кто ты на самом деле? Я знал, что ты довольно необычная компаньонка, но самые различные женщины становятся компаньонками, так что я считал, что ты уникальная компаньонка. – Его глаза потемнели. – Ты уникальна.

Грейс потупилась.

– Я столько раз собиралась все тебе рассказать. Я хотела, но…

– Но?

Она помедлила, подбирая подходящие слова. Все это должно показаться ужасно эгоистичным.

– Каждый мужчина, который когда-либо выказывал интерес ко мне, знал, кто я такая, еще прежде чем встречал меня. Знал, кто мои родственники, какое у меня состояние, чуть ли не до гинеи, я ведь наследница, я уже говорила об этом?

Он смерил ее взглядом.

– Мне все равно, пусть бы ты даже была самой богатой женщиной на земле! Это не то, что мне нужно от тебя.

Грейс неуверенно улыбнулась:

– Я знаю, и именно поэтому я ничего не говорила. Ты единственный мужчина, который, глядя на меня, видел… меня. Не наследницу, не красавицу или аристократку с большими связями. Просто меня. Самую обыкновенную Грейс Мерридью. Это был… такой соблазн.

– Ну, в этом ты, честно говоря, не права. Грейс удивленно посмотрела на него.

– Я могу разглядеть красавицу, когда вижу ее прямо перед собой. И в Грейс Мерридью нет ничего обыкновенного.

Грейс прикусила губу.

– Мои волосы покрашены в этот отвратительный цвет, а веснушки ненастоящие.

Его взгляд разбивал ей сердце, так что она добавила в отчаянии:

– Ты же сам сказал, что мои веснушки выглядят странно.

– Это верно, – нежно сказал Доминик. Ему надоело, что она держит его на расстоянии. – Странно, но восхитительно. Как ты их сделала? – Он не собирался докапываться до причин, побудивших ее сделать это, но он был готов выказать интерес в чем угодно, лишь бы это приблизило его к Грейс… Грейс. Он сосредоточенно посмотрел на ее веснушки.

– Хна. Это такое вещество, которое нужно нанести, потом оно высыхает и остается на коже. Видишь, они уже бледнеют.

Он подошел ближе и, нахмурившись, взял ее лицо в руки, чтобы рассмотреть получше. Провел пальцами по щекам.

– Кожа такая гладкая и шелковистая, – пробормотал он. – А веснушки, кажется, и впрямь побледнели. Неужели помогли лимоны миссис Тикел? Или пахта миссис Парри? – Доминик подмигнул.

Кожа Грейс теплела под его пальцами.

– Ты знал обо всем?

Доминик кивнул, глядя ей в глаза. Боже, какая же она красавица!

Грейс расслабилось на мгновение и грустно улыбнулась.

– Половина женщин в Вульфстоне предложили мне различные лекарства. Я и не знала, что существует столько способов избавиться от веснушек. Знаешь, одна леди даже предложила мне умыться росой, собранной с надгробия!

– Так что эти веснушки в конце концов исчезнут? – Доминик прикоснулся к ним. – Эта и эта, и эта, и эта?

– Да. – Грейс смутилась и отвернулась.

– Какая жалость! Они мне так понравились, – прошептал Доминик и начал целовать их, одну за другой.

Грейс напряглась, и на мгновение ему показалось, что она сейчас вновь оттолкнет его, но тут он почувствовал, как она приникает к нему, пульс его подскочил, а его руки сжали ее крепче. Он поцеловал несколько веснушек на ее лице, затем запечатлел долгий глубокий поцелуй на ее губах, затем еще несколько веснушек, и снова долгий иссушающий поцелуй.

Грейс слабо застонала и ответила на его поцелуи, затем взъерошила его волосы и притянула голову Доминика еще ближе. Она целовала его со всей страстью, на которую только может надеяться мужчина.

Вот что ему нужно. Это все, что ему нужно. Грейс… Грейс в его объятиях. И не важно, кто она такая.

Ну почему она не видела все это так же, как он?

Он опрокинул ее на спину и вдавил в траву, его руки опустились на корсаж ее платья. Грейс с силой ударила, оттолкнула его и выпрямилась, запыхавшаяся и разозленная.

– Нет, Доминик. Я не буду твоей любовницей! Ты согласился жениться на Мелли Петтифер, так что между нами все кончено.

Доминик лежал и наблюдал за тем, как она приводит в порядок свое платье и волосы. Она была такая очаровательная, когда злилась.

– Нет, ничего не кончено, Грейс, – сказал он нежно. – Все мое останется при мне, а ты, любимая, все еще моя.

Грейс стояла, с ненавистью глядя на него сверху вниз. Кулаки ее были сжаты, она приготовилась сражаться. Доминик не шевелился, а с интересом наблюдал за тем, как она борется со своим чувством порядочности и решает не бить лежачего. Грейс подошла к своей лошади, взяла поводья, и Доминик едва не рассмеялся, увидев, что она поняла, что ей понадобится его помощь, чтобы сесть в седло.

Она даже не взглянула на него и не сказала ни слова, согнув ногу в колене. Доминик погладил ее ногу так быстро и незаметно, что она не успела возразить, и закинул ее в седло.

Он с восхищением смотрел на ее посадку, когда Грейс умчалась галопом.

Ей не выстоять против него. Они уже сказали друг другу все, что нужно, вчера: она принадлежит ему, а он ей. Она могла отказаться от него, но он от нее никогда не откажется.

Мелли все еще не ела, она просто ковыряла еду на тарелке. Грейс беспокоилась, что ее подруга таким образом наказывает себя. Она видела, что Мелли считает себя виноватой, но ведь это же не ее вина. Она пыталась поговорить с отцом, но тот отказался. Это вовсе не причина изнурять себя голодом.

Но каждый раз, как Грейс пыталась заговорить об этом, Мелли меняла тему разговора, вид у нее при этом был удрученный и расстроенный.

– Со мной все в порядке, Грейс. Я же не настолько худа, чтобы превратиться в тень, правда? – горько говорила она.

– Нет, но, Мелли…

Все было бесполезно. Мелли ушла, оставив недовольную Грейс наедине со своими мыслями. Это была уже не та Мелли, что она знала и любила. В их отношениях появилась брешь, которая с каждым днем становилась все больше и больше. Это было ужасно.

Если ей не удавалось поговорить с Мелли, это должен был сделать кто-то еще. Если она перестала есть из-за беспокойства – это одно дело, но если причиной была болезнь… или чувство вины… Грейс решила поговорить об этом с Фреем. Это же, в конце концов, часть работы священника – вникать в проблемы других людей.

– Я думаю, вы согласитесь, что поводов для страха у нее больше чем достаточно, – сказал Фрей. – Даже если забыть про состояние ее отца, атмосферу, что царит здесь, временами можно резать ножом.

– Но она никогда не отказывалась от еды за все те годы, что я ее знаю. – Грейс рассказала Фрею, кто она такая. В сохранении тайны больше не было смысла.

Фрей нахмурился:

– Вы же не думаете, что существует опасность того, что она может зачахнуть? Хотя я бы не удивился. Подобное положение подавит кого угодно. Я и так уже из кожи вон лезу, чтобы вытащить ее из комнаты больного. Не дело молодой леди проводить там целый день.

– Да, я заметила, что вы ходите с ней на прогулки каждый день. Это очень благородно с вашей стороны.

Он пожал плечами:

– Мне просто больше нечего делать. Жду, пока отремонтируют дом викария, пишу проповеди, делаю визиты к верующим… честно говоря, я каждый день с нетерпением жду этой прогулки. Лучшая часть дня. – Он внезапно погрустнел. – Меня немного волнует то, что Доминик хочет, чтобы я совершил богослужение на этой… этой свадьбе. Он мой лучший друг. Если он попросит меня провести церемонию, то я, наверное, не смогу ему отказать, но я бы не хотел этого делать.

Грейс не знала, что сказать.

– Тебе тоже все это не нравится? Грейс покачала головой. Фрей вздохнул:

– Он глупый упрямец. Ни за что не позволит лишить его того, что, как он считает, принадлежит ему по праву. Я думаю, это все из-за бедности, которую ему пришлось испытать в детстве. То, что его, должно принадлежать ему.

Грейс взглянула на него, но он говорил о поместье, а не о возмутительном заявлении Доминика, будто она принадлежит ему. Девушка кивнула.

– Отец Мелли такой же упрямый. В нем причина всех наших беспокойств.

Фрей неловко погладил ее по плечу.

– Я поговорю с мисс Петтифер. Посмотрим, почему она перестала есть.

Он поднял этот вопрос на следующий же день после их традиционной прогулки. Каждый раз после нее Мелли просила подать чай с пирожными. И Фрею уже начинал нравиться отвратительный вкус этого напитка. Главное, чтобы было достаточно пирожных с кремом, а уж миссис Стоукс славилась своим искусством. Обычно они с мисс Петтифер съедали все пирожные подчистую, но в последние дни он начал замечать, что она не прикасается к любимому лакомству. Мисс Мерридью была права. Мелли угасала.

– Вы не едите пирожные, – заметил он.

– Нет. – Мелли покраснела. – Я не голодна.

– Вы почти не притронулись к еде вчера за ужином, да и накануне вечером тоже. А теперь не едите пирожные, хотя я знаю, что вы их очень любите.

Мелли понурила голову.

Фрей наклонился к ней и взял ее за руку.

– В чем дело, Мелли? – тихо спросил он. Фрей впервые обратился к ней по имени.

Но она не смотрела на него.

– Я пытаюсь похудеть, – прошептала она.

– Похудеть?

Она покраснела еще больше.

– Сбросить вес. Фрей уставился на нее.

– Боже правый, зачем вам это?

– Я толстая, – прошептала она еще тише.

– Толстая? – Фрей таращился на нее, не веря своим глазам. – Тот, кто сказал вам это, просто слепой дурак, – заявил он наконец. – Посмотрите на меня – тощий уродливый мешок с костями, в то время как вы – вы видение восхитительных женских форм, мягкой теплоты, о которой мечтает каждый мужчина. Теплоты, в которую можно погрузиться и обрести рай.

Его слова повисли в тишине. Фрей почувствовал, что краснеет. Она смотрела на него, моргая, ее розовые губы приоткрылись от изумления.

– Боже мой, что же я говорю? – Он поднялся с дивана и сделал несколько шагов по комнате. – Я священник, Бога ради! Я не должен даже думать об этом. – Он вновь опустился на сиденье. – Вы прихожанка, часть моей паствы. – Он погладил ее по щеке. – Моя овечка. – Он нагнулся и поцеловал ее. К своему изумлению он почувствовал, как ее руки обнимают его шею, как ее пальцы погружаются в его волосы.

Через мгновение Фрей отпустил ее, тяжело дыша. Он жадно посмотрел на ее пышную упругую грудь и провел пальцем по тесному воротничку.

– Если бы дядя Седди знал, о чем я сейчас думаю, он послал бы меня куда-нибудь в Монголию.

– Почему?

С усилием Фрей отошел от нее и встал рядом с камином.

– Дело в том, Мелли, что я хотел бы что-нибудь сделать по этому поводу… Но я чертовски беден…

– Я тоже, – сказала она и добавила с надеждой: – Но я не против того, чтобы быть бедной. Ничего другого я все равно не знаю.

Он покачал головой:

– Но это не все. Я единственная поддержка для моей овдовевшей матери и двух младших сестер. Я не могу себе позволить жениться. Возможно, я так никогда и не женюсь.

– Никогда? – спросила Мелли с грустью. – Я не прочь подождать. – Она покраснела. – Если бы кто-то хотел, чтобы я подождала.

Фрей жадно посмотрел на нее, ему трудно было с собой справиться, но он одолел себя и покачал головой:

– Нет, это невозможно. Однажды, когда мне исполнится сто восемь лет, я буду сказочно богат.

– Сто восемь?

– Я думаю, что как раз столько проживет дядя Седди. Я его единственный наследник, и пока его поместье приносит достаточно дохода, чтобы вся семья, вплоть до самых дальних родственников, могла жить в роскоши, дядя Седди не расстанется ни с пенсом. Он держит нас всех впроголодь, мать еле сводит концы с концами. Почти все, что я получаю, идет ей и девочкам. Одному Богу известно, что мы будем делать, когда они вырастут и смогут выйти замуж. – Фрей заглянул в добрые карие глаза Мелли. – Так что, видишь, у меня нет ни малейшего шанса жениться. Как бы я этого ни хотел.

– Понятно, – сказала она скорбным голосом. Она сидела тихо, сложив руки на коленях, сама безнадежность. – Ты придешь на мою свадьбу с лордом д'Акром?

Фрей покачал головой:

– Я не перенесу этого.

– Мистер Неттертон говорит, что не сможет провести церемонию нашей свадьбы, папа, – сказала Мелли тем же вечером.

– Почему нет?

– Я… я не уверена. Он сказал, что не сможет быть там. Сэр Джон недовольно сжал губы.

– Я думаю, тогда нам следует раздобыть другого священника. Это чертовски неудобно.

– Да, папа. – Она разгладила простыни. Сэр Джон беспокойно наблюдал за ее лицом.

– Ты ведь понимаешь, почему я это делаю, не так ли? Мелли вздохнула.

– Я понимаю тебя, папа. Он похлопал ее по руке.

– В конце концов все будет хорошо. Поверь мне, Мелли. Все будет хорошо.

– Да, папа. – Ее голос было едва слышно. – Не беспокойся.

– Ты вкладываешь довольно много усилий, чтобы довести поместье до нормального состояния, не так ли? – заметил Фрей тем же вечером. Мужчины играли в бильярд.

– Гм. – Доминик прищурился и ударил кием по шару.

– Этот Абдул всех терроризирует, чтобы отчистить этот дом снизу доверху.

– Гм. – Доминик подыскивал лучший угол для следующего удара.

– Думаю, вы с мисс Петтифер будете проводить здесь много времени после свадьбы.

– Нет. – Шар Доминика отбил шар Фрея, затем ударился рикошетом о красный шар, который подкатился к лузе, остановился на самом краю, как бы раздумывая, что ему делать, а затем упал вниз.

– Хороший удар! Что ты хочешь сказать своим «нет»?

– Я уезжаю за границу. – Он сделал еще один удар, но промахнулся. – Мисс Петтифер, как только она станет леди д'Акр, сможет жить где захочет. Думаю, это будет где-нибудь в Англии. Твоя очередь.

Фрей задумчиво стал натирать мелом конец кия.

– Ты хочешь сказать, что не собираешься жить с ней?

– Боже мой, нет! После церемонии мы расстанемся, и между нами не будет ничего общего.

– Что? Никогда?

– Нет. – Голос Доминика вовсе не был грустным. – Она будет вправе поступать как хочет. Этот брак – лишь способ заполучить наследство. Как ты думаешь, там достаточно мела, или следует позвонить, чтобы принесли еще?

Фрей вздрогнул и стряхнул лишний мел с кончика кия. Он использовал полкуска.

– Ты собираешься ее бросить?

– Бросить? Вряд ли щедрое содержание, которое она получит, можно так назвать. Она будет свободна, – поправил его Доминик.

– Но она останется одна?

– Чепуха! У нее будет уйма денег, чтобы нанять слуг. И компаньонку.

– Компаньонок нанимают пожилые леди, а не молоденькие девушки, которым и двадцати одного года-то нет. Кто присмотрит за ней?

Доминик приподнял бровь.

– Так вот какого компаньона ты имеешь в виду! – Он пожал плечами. – Предполагаю, его тоже нетрудно будет найти.

– Я вовсе не это имел в виду. Она милая, воспитанная девушка. Она не станет…

– Я сейчас покупаю ей дом рядом с доками. После этого она сможет делать все, что ей заблагорассудится.

– Но это же ужасное место. Ты не можешь оставить такое застенчивое и робкое создание, как мисс Петтифер, в этом районе – ей будет страшно даже выйти из дома.

Доминик пожал плечами:

– Это по крайней мере хоть какой-нибудь дом. И кроме того, это удержит ее подальше от греха.

– Греха? Да какие у нее могут быть грехи? Неужели ты так мало ее знаешь? У нее благородная праведная душа.

– Хорошо, значит, это удержит ее подальше от последствий любых глупостей.

– Что ты имеешь в виду?

– Мне все равно, будут у нее любовники или нет, может завести себе хоть целую армию, – беззаботно сказал Доминик. – Лишь бы не беременела.

– Боже правый, она не из тех, кто заводит любовников! – взорвался Фрей. – А если у нее и будет любовник, то какая тебе разница, забеременеет она или нет? Она же тебе не нужна!

Доминик внимательно осмотрел конец своего кия.

– Я не потерплю кукушонка в гнезде Вульфстона. За ней будут присматривать. Первый намек на беременность, и она окажется на улице. Я не из тех английских джентльменов, которые боятся любого намека на публичный скандал и позор развода. Я вырос в той части мира, где люди относятся к этому намного проще.

– Это бесчеловечно! – воскликнул Фрей.

– Ты так думаешь? – Доминик беззаботно сделал еще один удар.

– Разумеется. Что это за жизнь для девушки, которая только собирается стать женщиной?

– Довольно мрачная. – Доминик ударил по красному шару.

– Ей будет грустно, скучно, и все это время она будет одна! Ты не можешь так поступить с ней, Доминик!

Доминик пожал плечами:

– Она сама идет на это, Фрей. Ко мне это не имеет ни малейшего отношения. Я просто хочу получить свое наследство. Ты же знаешь, я бы предпочел вообще не жениться.

– Ты трусливый ублюдок! – возмутился Фрей. – Никогда бы не подумал, что ты можешь быть такой свиньей, Доминик. Еще одно доказательство того, что яблоко никогда не падает далеко от яблони. Ты такой же, как твой отец! – Он бросил кий и выбежал из комнаты.

Доминик поставил кий обратно на подставку и улыбнулся.

Глава 17

О, роковая ночь!

Отложи же час расставания!

Ибн-Сафр аль-Марини

– Этим самым я объявляю намерение Доминика Эдварда Вульфа, лорда д'Акра Вульфстонского прихода, и мисс Мелани Луизы Петтифер Тилского прихода в Рединге. Если кому-нибудь из вас известна причина или хотя бы препятствие, по которому эти двое не могут вступить в святой союз, скажите о них сейчас. Вопрос задается в первый раз.

Как только мистер Неттертон закончил свое объявление, по церкви пронесся шепот. Местные жители, собравшиеся поглазеть на нового священника, получили пищу для пересудов.

– Это не ее имя, – услышала Грейс чей-то шепот.

– Нет, он ошибся. Одно дело нервничать, и совсем другое – перепутать имя.

– А кто такая мисс Мелани Луиза Петтифер?

– Это другая. Ее подруга.

Грейс чувствовала, что краснеет. Если она слышала эти пересуды, то наверняка их слышали и Мелли с Домиником, сидевшие по обе стороны от нее. Разумеется, им следовало сидеть вместе, как и подобает будущим мужу и жене, но когда они вошли в церковь, чтобы поддержать Фрея в день его первой проповеди, Доминика что-то отвлекло, и получилось, что Мелли с Грейс вместе сели на фамильную скамью Вульфов, а Доминик подсел к ним в последний момент. И сел рядом с Грейс.

Она посмотрела на Доминика. Его лицо было абсолютно непроницаемым. Она взглянула на Мелли, чтобы понять, как она восприняла все это. Она выглядела несчастной, измученной и вымотанной. Грейс сочувственно сжала ее руку. Бедняжка Мелли, попавшая между двух упрямых мужчин.

Бедняжка Грейс, попавшая в ту же ловушку.

Когда они выстроились перед алтарем для принятия причастия, Грейс начала ловить на себе сочувствующие улыбки и взгляды деревенских жителей. Казалось, все думали, что именно она должна выйти замуж за Доминика Вульфа. Это не просто смущало, это убивало ее.

Поскольку она была с ними согласна. Но это было невозможно. И хотя сердце ее разбивалось, ей приходилось улыбаться и быть вежливой. Она будет делать вид, что все в порядке, даже если это убьет ее.

Она не переносила жалости. Ну и дурочка же она была, когда поверила, что настоящей любви удалось-таки найти Грейс Мерридью! Она так и видела ухмыляющегося дедушку.

После службы Фрея задержали его новые прихожане. Проходя мимо, Мелли, Доминик и Грейс слышали, как он пытался вежливо отказаться от нескольких довольно настойчивых приглашений на воскресный ужин. В то же самое время ему приходилось справляться с не менее настойчивыми, но выраженными в несколько более грубой форме заявлении от местных жителей, с указанием на его ошибку в объявлении имен.

Между повторением вариаций на тему «Простите, пожалуйста, очень мило с вашей стороны, но, к сожалению, у меня есть предыдущая договоренность в замке. Да, в другой раз было бы замечательно» и «Нет, я не сделал никакой ошибки в именах» Фрей выглядел довольно жалко.

Доминик повел девушек к карете. Он был вне себя от злости.

– А что с мистером Неттертоном? – спросила Мелли.

– А что с ним? Он может последовать за нами позже, – ответил Доминик.

Мелли взволнованно посмотрела на Фрея, окруженного толпой прихожан, и толкнула локтем Грейс.

– О нет, было бы слишком жестоко оставить его здесь, – заявила Грейс. – Почему бы нам не дать ему четверть часа, чтобы поболтать с ними, а затем лорд д'Акр может подойти к ним и забрать его, как и подобает лорду.

Она такая смелая, подумал Доминик. Улыбается и улыбается и весело болтает, хотящее это время он видит по ее глазам, как нелегко ей приходится. Если она может быть такой смелой, то сможет и он. Доминик бросил на нее вопросительный взгляд.

– Забрать его, как и подобает лорду?

– Ну да, вы знаете, этот безжалостный, жестокий, высокомерный взгляд, который у вас так хорошо получается. Таким образом, у бедняги мистера Неттертона не останется другого выхода, кроме как последовать за вами или приготовиться к ужасному концу.

– А, этот взгляд! – И он пристально посмотрел на нее.

– Да, именно этот, – одобрила она. – Просто ужасный. – Она взяла его под руку, как лучшего друга, и взглянула на него с такой нежностью, что Доминику пришлось сделать над собой усилие, чтобы взять себя в руки и успокоить ее обещаниями, которые он не смог бы сдержать. Она весело добавила: – Нам придется устроить какое-нибудь представление, особенно после того, как Абдул так всех разочаровал.

– Он что? Как?

– Тем, что не пришел. Мистер Неттертон считает, что все собрались посмотреть на него, и, возможно, это правда, в том, что касается дворянства, но большинство крестьян пришли, чтобы увидеть настоящего живого турка.

– Настоящие живые турки обычно не посещают службу в англиканской церкви.

– Глупости, это же Англия. Половина людей здесь не принадлежат к англиканской церкви, но это не помешало им прийти сегодня, чтобы увидеть Абдула. Кроме того, до турков Константинополь был центром христианства, так что кажется логичным, что некоторые из них должны были остаться христианами.

– Только не Абдул. Не думаю, что он следует какой-то определенной религии. В любом случае он не турок – в нем смешано несколько рас. Его мать была дочерью черкесской рабыни, его отец – египтянин греческого происхождения, и чем дальше углубляешься, тем запутаннее все становится. Он говорит, что он чистый турок – представитель каждой части империи.

Доминик повернулся, чтобы предложить свободную руку мисс Петтифер, но она была поглощена беседой с бабушкой Уигмор. Он подождал немного, но разговор был очень оживленный и, казалось, вовсе не собирался скоро заканчиваться, так что они с Грейс пошли по двору церкви. Он прижал ее руку к своему боку и накрыл ее своей рукой, и, как всегда, ее прикосновение успокоило его.

Несколько минут они шли в тишине, и постепенно его тоска развеялась. Доминик чувствовал, что ей также становится легче.

– Просто ужас, как они все хотели поправить беднягу Фрея, правда?

Грейс не ответила. Доминик обнял ее за талию.

– Не беспокойся, Грейс. Все будет хорошо. Обещаю тебе. – Все должно было быть хорошо. Ему и прежде приходилось многим рисковать.

Они шли дальше. Через некоторое время он спросил ее:

– Откуда ты все это знаешь? Например, то, что крестьяне хотели поглазеть на Абдула? Ты здесь живешь столько же, сколько и я, а я никогда понятия не имею, о чем думают деревенские.

Грейс загадочно ответила:

– Это тайна. Некоторые называют это даром.

– Действительно? – спросил он сухо. Девушка улыбнулась и сказала:

– За последние несколько дней я уже перестала считать, сколько человек спросили меня, правда ли, что у его сиятельства в замке есть настоящий турок. У людей здесь хорошая память.

– Слишком хорошая, – согласился он. – Но что общего у воспоминаний с Абдулом? Он ведь только что прибыл.

Она напустила на себя важность, и его сердце сжалось при виде того, как она пытается его подбодрить.

– Ну прежде всего все говорят о том, как ты похож на своих предков. В основном все вспоминают одного человека по имени сэр Саймон Вульф, который сражался бок о бок с Ричардом Львиное Сердце и стал первым лордом д'Акром.

Доминик фыркнул, все эти воспоминания о его предках начали его утомлять.

– И что?

На этот раз ее улыбка была искренней.

– А то, что сэр Саймон также привез с собой живого пленного турка. Крестьяне считают, что ты продолжаешь традицию.

– О Бога ради! – Это было просто отвратительно. Грейс рассмеялась, и ему стало легче. Они шли дальше.

Ему стало намного лучше. Ощущение ее маленькой твердой руки у него на локте было таким приятным, таким успокаивающим. Он подстроился под ее коротенькие шажки и чувствовал, что она старается идти быстрее, чтобы не отставать от него. При ходьбе их тела соприкасались. Всего-навсего прикосновение, напоминание, обещание того, что еще будет.

Он найдет способ.

– Смотри, – Она остановилась перед массивным надгробием с ангелом наверху. Оно было установлено в большой отгороженной забором секции кладбища. Она прочитала надпись: «Марта Джейн Вульф, леди д'Акр, супруга Джерарда Вульфа, лорда д'Акра Вульфстона».

Под большой надписью были еще шесть поменьше, состоявшие только из имени и даты. Ее рука крепко сжала его локоть, когда она прочитала имена и поняла их значение.

– Бедняжка, потерять столько детей… Она умерла такой молодой.

Доминик посмотрел на камень. Еще одна невинная жертва Вульфстона. Что ж, больше их не будет. Он увел ее.

– Ты собираешься продолжать? – спросила Грейс через мгновение. Связь была очевидна.

– Я не хочу об этом говорить. – Он знал, чего хотел, но люди не всегда получают желаемое. Грейс высвободила руку.

– Но ты же должен принять решение.

– Должен? – Он оглянулся и посмотрел на Фрея и его прихожан. – Все готово.

Не в силах переносить взгляд Грейс, он повел ее прочь, сейчас он сходит, заберет Фрея и уберется подальше отсюда. Он уронил ее руку и пошел по направлению к группе людей, собравшихся вокруг Фрея. Грейс проводила его взглядом. Мелли тихо стояла в сторонке, глядя на Фрея взглядом, который разрывал сердце Грейс. Бедняжка Мелли, загнанная в угол ужасной дилеммой и неспособная предпринять что-либо по этому поводу.

Грейс не могла вообразить, каково это жить с сознании того, что ты не только ужасно расстроила отца, но и стала причиной его смерти.

Хриплый голос зазвучал эхом у нее в голове: «Ты убила вою мать, Грейс».

Хотя да. Могла. И она никому бы этого не пожелала, не говоря уже о таком нежном и невинном создании, как Мелли. Только что тут можно сделать?

Грейс не могла больше этого выносить.

После церкви она постучала в дверь сэра Джона. Мелли гуляла с Фреем по саду. Грейс видела их из окна второго этажа. Они сосредоточенно беседовали.

После объявления имен Грейс решилась. Она больше не могла выносить это положение. Оно приносило ей слишком много страданий. Она уедет, прежде чем имена объявят вновь, уедет от Доминика Вульфа, Вульфстона и всего, что разрывает ее сердце. Она вернется в Лондон и начнет паковать вещи для поездки в Египет с миссис Чивер.

Но прежде чем она это сделает, ей придется поговорить с сэром Джоном.

– Да, Грейсток, – сказал он. – В чем дело?

– Я не Грейсток, сэр Джон. – Она подошла к его кровати. Нежный аромат трав не мог скрыть смрада болезни. Она старалась сохранить спокойное выражение лица. – Я Грейс, Грейс Мерридью. Я была в школе с Мелли, помните?

Сэр Джон в смущении нахмурил брови.

– Как ты можешь быть Грейс Мерридью? Ты же Грейсток!

– Посмотрите на меня, сэр Джон! Я покрасила волосы и нарисовала на лице веснушки. – Грейс старалась не смотреть на опухоль на его животе, проглядывающую через рубашку. Хотя, уговаривала она себя, раз бабушка Уигмор прикладывала к ней припарки, то поэтому она и кажется больше.

По взгляду старика она видела, как он постепенно осознает, что произошло.

– И впрямь Грейс Мерридью. Ты обманула нас? Но почему? – Он был так изумлен и озадачен, что на мгновение Грейс стало стыдно, что она расстраивает человека, который и так плохо себя чувствует.

– Мелли знала, кто я такая, все это время. – Она набрала побольше воздуха. – Вообще-то именно Мелли попросила меня это сделать.

– Но зачем?

– Она ужасно несчастна, сэр Джон. Она не хочет этого брака. Как и Доминик Вульф.

– Они не знают, что лучше для…

– Они знают, что они хотят! И чего не хотят. Например, Мелли скорее всего будет это отрицать, но, по-моему, ей все больше и больше начинает нравиться Фрей… мистер Неттертон.

– Мне и самому этот парень очень нравится, – сказал сэр Джон. – Но он беден, как церковная мышь. К тому же он содержит свою овдовевшую мать и сестер. Я не собираюсь обрекать Мелли на нищету, разрешив ей выйти замуж за Фрея Неттертона.

– Но ведь не всегда же он будет бедным. Он единственный наследник своего дяди, а его дядя очень…

Сэр Джон оборвал ее резким жестом.

– Неттертоны живучие. Седди проживет до ста лет. Он не пьет, не курит и не играет. – Он недоверчиво покачал головой. – Если вспомнить о моей дикой юности… Сейчас-то я уже просто старый зануда.

Он вспомнил что-то и хитро посмотрел на Грейс.

– Я не хочу, чтобы Мелли жила впроголодь, экономя каждое пенни со священником, когда она может быть хозяйкой богатого дома и жить в достатке.

– Даже если это счастливая жизнь впроголодь?

– Брак не гарантирует счастье. А вот деньги гарантируют комфорт и удобство.

– Вы хотите гарантировать ее несчастье браком с человеком, который ее не желает.

– Возможно, сейчас лорд д'Акр ее и не желает, но…

– Он любит меня. Меня. – Все-таки она сказала об этом. – А я люблю его.

Старик пристально посмотрел на Грейс.

– Но он согласился жениться на моей Мелли! – Да.

– Из-за денег.

– Не из-за денег, – гордо возразила Грейс. – Из-за дома. Из-за места, где его семья жила на протяжении шестисот лет.

– Но ему же наплевать…

– Нет, не наплевать, поверьте мне. Просто он прячет свои чувства глубже, чем остальные. – Грейс пробовала придумать, как довести это до его сознания. – Это его дом. Он это только что понял, но ему так же нужно быть частью Вульфстона, как и людям, живущим здесь и нуждающимся в нем… И поэтому я уезжаю.

– Хорошо.

Грейс потеряла дар речи.

– Я думала, вы любите Мелли.

– Люблю. И я делаю то, что лучше для нее, даже если она сама этого не понимает. Пока не понимает. – Он откинулся на подушках и закрыл глаза. Спор был окончен.

Грейс промолвила, еле сдерживая себя:

– Тогда прощайте. Не… не могу сказать, что не испытываю к вам никакой обиды, сэр Джон. Но я буду молиться о вашем выздоровлении. И знайте… вы ошибаетесь, пытаясь навязать им этот брак, ошибаетесь глубже, чем когда-либо сможете понять.

Полночи я провел

В ее объятьях.

Часть в поцелуях – в ней,

Пока знамя рассвета

Не призвало нас уйти

И круг наших объятий

Не был разорван.

О роковая ночь!

Отложи час расставания!

Трясущимися руками Грейс закрыла маленькую книжку в кожаной обложке. Это стихотворение поэта из Андалузии Ибн-Сафр аль-Марини было ее любимым. Такое красивое и такое грустное!

Она сидела, свернувшись калачиком в большом кресле в библиотеке. Ужин закончился. Это была ее последняя ночь в Вульфстоне. Она уже сделала распоряжения, чтобы уехать на рассвете. Доминику она ничего не сказала. Она знала, что он начнет возмущаться, а это ей сейчас было не нужно. Но все остальные знали. Она уже попрощалась.

Мелли, погруженная в свое горе, ушла наверх, чтобы посидеть с отцом. Грейс знала, что это всего-навсего предлог, поскольку к этому моменту ее отец крепко спал. Поэтому Грейс удалилась в библиотеку к своей любимой книге со стихами.

Отложи же час расставания, повторила про себя Грейс. Но теперь было слишком поздно. Круг объятий был уже разорван. Доминик женится на Мелли. Через несколько дней имена объявят во второй раз. Она не может остаться и наблюдать за всем этим. Для этого у нее не хватит благородства.

Она оглядела комнату. Тяжелый труд вернул ее из состояния пыльного запустения к красоте. Она закрыла глаза. Она любила это место. Она любила Доминика. Как она могла уехать?

Но как она могла остаться?

Грейс взглянула наверх. Доминик бесшумно вошел в комнату и пристально на нее смотрел.

– Никак не могу решить, когда твои глаза красивее: когда в них отражается солнце, как в море, или когда они похожи на колокольчики, искупавшиеся в утренней росе? – сказал он, подходя к ней.

– И давно ты там стоишь?

Вместо ответа Доминик нагнулся и поцеловал ее в губы. У нее был вкус страсти, нежности и отчаяния. Грейс закрыла глаза и ответила на поцелуй. Это их последний поцелуй. Когда Доминик оторвался от нее на мгновение, она положила руки ему на плечи и сказала:

– Все, хватит.

– Почему?

– Потому что я больше не могу. Нет, я не хочу разговаривать об этом, просто скажи мне, зачем ты сюда пришел.

– Давай поднимемся ко мне. Полежим, поговорим.

– Нет, я не могу. Здесь слишком много людей. Нас обнаружат, и моя репутация будет уничтожена.

Доминик вздохнул, развернулся и пошел прочь. На мгновение показалось, что он оставляет ее, и ее сердце сжалось. Она не хотела расставаться вот так.

Но Доминик отошел, чтобы только запереть дверь. Он вернулся, подхватил Грейс на руки и понес ее, будто она ничего не весила. Кровь шумела у нее в ушах.

Грейс собрала волю в кулак и произнесла:

– Я же сказала нет, Доминик. – Но вышло это у нее неубедительно.

С невинным видом он присел с ней на диван, только вряд ли это можно назвать сидением. Он отклонился на подлокотник дивана и положил ее на колени. Она вяло попробовала сесть, но он притянул ее к себе, и, по правде сказать, его объятия были для нее как рай. Рай и ад вместе. Он собирается жениться на Мелли, напомнила она себе. И как всегда от этой мысли у Грейс стало тяжело на сердце.

– Я не переношу, когда ты расстраиваешься, – сказал он.

– Я не переношу эту ситуацию. Он поцеловал ее.

– Я знаю, но единственное простое решение – это застрелить сэра Джона и Мелли. Что, разумеется, придется делать мне. Только после этого мне придется убить еще и Фрея, что будет уже сложнее. Во-первых, он мой лучший друг, во-вторых, он и сам неплохо стреляет. А затем еще будут различные возможные свидетели, и, разумеется, мне придется пристрелить и их, но после этого придется избавляться от всех этих тел, а я ненавижу копать.

Грейс невольно засмеялась.

– Можешь смеяться, но я действительно ненавижу это, – заверил он ее. – Разумеется, ты думаешь, что раз я владелец замка, то могу приказать крестьянам сделать это, но вот о чем ты не подумала, так это о том, что, чтобы скрыть мои ужасные преступления, мне придется убить также и всех крестьян, так что для копания не останется больше никого. Кроме меня. – Он состроил рожицу. – А это было бы ужасно! Я люблю тебя, Грейс, но, хотя я и готов убить за тебя любого, копание совсем другое дело!

И тут, разумеется, она рассмеялась. И расплакалась.

– Ты просто смешон. Я не понимаю, как ты можешь шутить, когда…

Доминик поцеловал ее. Грейс поцеловала его от всего сердца, со всем желанием, со всей страстью. А затем выскользнула из его объятий и открыла дверь.

Она остановилась у двери и сказала:

– Спокойной… спокойной ночи. – И прежде чем Доминик успел что-либо сделать, вышла. Она наклонилась на мгновение и прошептала: – Спокойной ночи, любимый, – и побежала наверх в спальню.

Ей нужно было убежать от него. Когда он смотрел на нее вот так – с желанием и отчаянием в глазах, силы изменяли ей. А если он поцелует ее опять, что всего-навсего дело времени, ей уже ничто не поможет.

Теперь она поняла, что Доминик имел в виду, когда просил ее стать его любовницей. Это не было оскорблением. Он предлагал это от чистого сердца.

Но Грейс этого было недостаточно. Дети, общество друзей и семьи – была ли она готова пожертвовать всем этим? Нет. Но если никакого другого выхода не было, она была готова подумать над этим.

Брак с Мелли все еще можно предотвратить. Он предотвратил бы его, она не сомневалась, если бы не верил, что брак и любовь не могут сосуществовать. Но Доминик не верил в это, и Грейс не могла придумать, как доказать ему это. Поэтому ей придется уехать.

Ее звали Египет и пирамиды. Ее первая, самая надежная мечта.

Грейс проснулась от хора птиц, певших перед рассветом. Она полежала немного, наслаждаясь погожим утром. Ей казалось, что птицы поют здесь лучше, чем где-либо еще в Англии. Она вылезла из кровати в прохладный серый воздух сумерек и как можно быстрее оделась. Мелли тихо лежала на своей кровати. Сложно было понять, спит она или нет, хотя Грейс подозревала, что подруга не спит, но Мелли ничего не сказала, поэтому и Грейс промолчала.

Хотя ей было грустно. Между ними теперь образовалась пропасть. Возможно, когда-нибудь Грейс сможет понять, но сейчас у нее на это просто не было сил. Она была слишком зла и расстроена.

Она попрощалась с Мелли прошлой ночью, когда они ложились спать. Они поплакали как по их дружбе, так и по всему остальному.

Она поедет в Лондон, где сейчас находится ее сестра Пруденс. Грейс любила всех своих сестер, но в данный момент ей была нужна Пруденс, старшая.

Большую часть жизни Пруденс заменяла Грейс мать. Сейчас она выполняла эту роль вместе с тетушкой Гасси, но когда Грейс было тяжело на сердце, она болела или сердилась, она обращалась к Пруденс. А прямо сейчас Грейс было тяжело на сердце, она сердилась, и ей нужно было утешение старшей сестры.

Ее чемодан был уже внизу. Грейс упаковала ночную рубашку и некоторые мелочи в небольшую сумку и договорилась с Абдулом, что одолжит одну из его карет, кучера и грума. Она хотела заплатить ему, но он лишь отмахнулся.

Она попрощалась со всеми прошлой ночью, хотя намеревалась просто тихо ускользнуть. Она не хотела видеть… никого.

Грейс злилась на Доминика, хотя знала, что он ничего не может сделать, ведь он тоже был в ловушке.

Грейс ненавидела эту ситуацию, которая превращала ее в сварливую женщину. Она даже злилась на сэра Джона, что было уж совсем несправедливо – бедняга боролся со смертью и думал лишь о благополучии дочери.

Не нужно было вообще сюда приезжать. Настолько проще мечтать о любви, чем на самом деле оказаться в ее объятиях. Любовь – это пытка. Почему ей никто об этом не рассказывал?

Грейс закрыла за собой дверь и на цыпочках спустилась вниз, не в силах устоять перед искушением поставить ноги в те углубления, что сделали ноги его предков. К ее удивлению, миссис Стоукс уже была за работой, и любимый завтрак Грейс ждал ее – хлеб, ломтик ветчины, яйцо-пашот, кофе и тост с медом.

– Вы же не считаете, что мы с Инид отпустим вас в долгое путешествие без хорошего завтрака? А теперь ешьте, пока еще горячее, мисс.

Грейс посмотрела на горшочек с медом, и тут на нее нахлынули воспоминания.

– А есть что-нибудь, кроме меда? Что-то мне не хочется его сегодня, – сказала она миссис Стоукс. А про себя подумала: «И вряд ли когда-нибудь захочется».

– Есть брусничный джем, если хотите, мисс. Особенный, шропширский. Бруснику собирал Билли Финн только вчера, и я сама сделала джем, – сказала миссис Стоукс.

– Замечательно, миссис Стоукс. Благодарю вас.

После завтрака Грейс взяла несколько яблок и морковок и отправилась на конюшню, чтобы попрощаться с лошадьми, которых так полюбила. На дворе грумы уже запрягали карету. Грейс поспешила внутрь.

Кобылы ждали ее, как каждое утро, с тихим ржанием высовывая головы через двери денников. Первым делом Грейс пошла попрощаться с жеребенком, но тот проигнорировал ее. Он жадно пил молоко, и его хвостик мерно подрагивал от удовольствия. Грейс рассмеялась и скормила яблоко его матери и ее сестре в соседнем деннике.

Она угостила морковкой коня Доминика.

– Присматривай за ним, Экс. – Конь взял морковку, но когда Грейс попробовала погладить его, отпрянул в испуге. – Вы подходите друг другу! Оба большие, красивые, благородные и глупые!

Грейс услышала, как карету подали к крыльцу, и поспешно попрощалась с серебристой кобылой, на которую стала смотреть как на свою собственную.

– Прощай, Мисти, дорогая. Я буду скучать по нашим утренним прогулкам. – Мисти нежными губами взяла яблоко у нее из рук, а Грейс погладила ее бархатный нос и обняла за шею на прощание.

Когда она уходила, ее ноги подгибались. Так легко передумать, поседлать Мисти и отправиться на прогулку… как всегда… только…

Абдул ждал ее в холле.

– Вы оказываете мне честь, Абдул, – сказала Грейс. Его улыбка была хитрой.

– Возможно, ситт. Но я пришел также и поспорить с вами.

– Поспорить со мной?

– Вы убегаете, но вам нужно остаться и бороться.

– Я ничего не могу сделать. Абдул в отчаянии всплеснул руками.

– Я не понимаю, как англичанам удалось завоевать почти весь мир. Вы, он и вторая девушка, все вы говорите: «Я ничего не могу сделать». И вы все несчастные. Я говорю – убейте старика и покончите с этим.

Абдул не мог говорить серьезно. Грейс улыбнулась, покачала головой и повернулась к выходу, но он поймал ее за руку.

– Ситт, я знаю Доминика Вульфа десять лет, с тех пор как он вырос, и должен сказать, что он никогда, никогда не смотрел на женщину так, как на вас. Он всегда преследовал женщин, которых не мог получить: женщин со старыми или отсутствующими мужьями – женщин, которые никогда не хотели от него больше, чем он был готов им дать.

Абдул слегка встряхнул руку Грейс.

– Никогда еще не желал он молодую девственницу! Она покраснела от его прямолинейности. Она больше не была девственница. Грейс высвободила руку.

– Ты обратился не к тому человеку. Абдул вновь всплеснул руками.

– Он упрям как мул. Но за этим упрямством, ситт, он в… как вы говорите? – Он сделал быстрое движение руками.

– Смятение?

– Да, в смятении. И дело не только в том, что он возжелал молодую девственницу. Он еще никогда не вмешивался в жизнь других людей. Только когда купил меня, и все для того, чтобы спасти мою честь. – На мгновение Абдул прикрыл руками свое мужское достоинство. – Слава Богу и Доминику Вульфу. Меня должны были сделать евнухом. Вы знаете, что такое евнух? – Он совершил несколько выразительных рубящих движений руками.

Грейс кивнула, сильно покраснев.

– Каждый раз, лежа между ног женщины, я радуюсь состраданию Доминика Вульфа, а поскольку я сладострастный, то я радуюсь часто! Но он… у него много черных теней. Слишком много, и я сказал себе: Абдул, это твоя задача. Но он как листок на ветру. – Абдул показал руками листок, безвольно летящий туда, куда его гонит ветер. – Но теперь, внезапно, в этом месте, где, как он говорит, он не хочет находиться, он помогает этому маленькому мальчику, тому старику, этой женщине и ее семье, тому фермеру со сломанной крышей и так далее, и так далее. Я работаю целый день, чтобы перестроить поместье… и это было место, которое он поклялся уничтожить.

– Я рада. – Грейс наклонилась за своим саквояжем, но Абдул выхватил его у нее из рук.

– Спросите себя, что вызвало эту перемену, ситт. Грейс покачала головой, не желая его слушать.

– Вы, только вы! Вы затронули что-то внутри его, пробудили ту часть его души, которую я никогда не видел. Поэтому вы должны остаться и сражаться. Сражаться за свое счастье, за это поместье и за сердце и счастье Доминика Вульфа.

Грейс посмотрела на Абдула.

– Я уже отдала свое сердце Доминику Вульфу, – сказала она тихо. – Это ничего не изменило, а теперь мне нужно идти, если позволите.

– Разумеется, ситт, – сказал Абдул спокойно, как будто никакого разговора между ними только что не было, и вынес ее вещи наружу.

Грейс взглянула на горгулью.

– До свидания, мисс Горгулья, – прошептала она. – Заботься о нем и обо всех в этом доме. Помоги ему понять, что он должен жить здесь. – Слезы жгли ей глаза. – Пусть он будет счастлив!

Она вышла на крыльцо и остановилась как вкопанная. Все слуги собрались на ступеньках, чтобы попрощаться с ней. Только-только начался восход.

Миссис Стоукс и Инид сделали шаг вперед и протянули ей корзинку. Лицо миссис Стоукс было напряженным и красным, Инид не скрывала слез.

– Кое-какие мелочи, на случай если вы проголодаетесь по дороге, мисс.

Сестры Тикел отдали ей сумку яблок и еще несколько лимонов от их матери.

– Лимоны так помогли вашим веснушкам, мисс. – И они разрыдались в голос.

Билли Финн, одетый в униформу восточного покроя, сжимал потрепанный букет полевых цветов, которые и протянул ей со словами:

– Здесь есть розмарин, это чтобы вы не забыли вернуться к нам.

Грейс поблагодарила и обняла его.

– Я буду скучать по тебе, Билли, – прошептала она.

Они все выстроились в ряд, чтобы попрощаться с ней, трясли ее руку, совали ей маленькие подарки и желали безопасного путешествия. Даже дедушка Таскер подошел к ней и сунул ей в руку розу в горшке.

– Точно такие же розы выращивала матушка его сиятельства. Она любила их, и, мне кажется, вам они тоже нравятся, – сказал старик. Грейс поблагодарила его срывающимся голосом.

Наконец к ней подошла бабушка Уигмор, как всегда цветущая и пышущая здоровьем. Из всех людей, собравшихся здесь, она единственная, казалось, не была расстроена. Она обняла Грейс.

– Прощайте, Леди. Не волнуйтесь, вы вернетесь к нам в Вульфстон. Я знаю. – Она прикоснулась к сердцу и отдала Грейс маленький шелковистый мешочек. – Спите на нем, Леди, пусть вам снятся счастливые сны. – Мешочек пах розами и травами.

Грейс поцеловала бабушку в щеку.

– Присматривайте за ним, бабушка.

– Не волнуйся, милая, присмотрю.

Абдул подал ей руку и подсадил в карету, что было очень стати, потому что девушка уже ничего не видела из-за навернувшихся на глаза слез.

– Не могли бы вы попрощаться с лордом д'Акром за меня? – попросила она его. – Я не смогла сделать это вчера вечером.

– Разумеется, ситт, – заверил он ее и добавил по-арабски – Да дарует вам Бог приятную дорогу. – Он подоткнул плед вокруг нее и спрятал различные мелочи и пустяки, которые ей подарили, оставив ей только букет Билли Финна, который она отказалась отдавать. Все это время она смотрела из окна, разглядывала лица людей, которые стали ей так дороги за такое короткое время.

Грейс взглянула на окно второго этажа и увидела Мелли в ночной рубашке и шали. Мелли прижала ладонь к стеклу.

Через несколько окон от нее стоял Фрей, одетый в халат с богатой вышивкой. Должно быть, его разбудил шум подаваемого экипажа. Когда их глаза встретились, он поднял руку в безмолвном прощании и перекрестил ее, благословляя путешествие. Грейс молча поблагодарила его, и карета дернулась, отправляясь в путь.

Она перевела взгляд на третье окно, но оно оставалось холодным и пустым. За ним не было видно никакого движения, никакого признака высокого мужчины с темными волосами и яркими золотистыми глазами.

Грейс еще раз помахала остальным на прощание, уже не видя никого. Билли Финн бежал за каретой несколько сотен ярдов, но она потеряла его из виду, когда они повернули за поворот. Грейс смотрела в окно, но Вульфстон и его люди превратились в размытое слезами пятно.

Глава 18

Ты моя жизнь, любовь и сердце,

Ты мир весь для меня.

Лишь прикажи, и

Буду жить иль умру за тебя.

Роберт Херрик

Карета проехала между воротными столбами с волками на вершинах, и ее рыдания стали громче. Она вытирала глаза и щеки руками.

– Вот, возьми. – Доминик, сидевший в темном углу кареты, протянул ей носовой платок.

Грейс подскочила на месте.

– Ты откуда здесь взялся?

Доминик пододвинулся к ней и начал вытирать ее слезы.

– Я все время здесь сидел. Ты была слишком занята, рассматривая окна, чтобы заметить меня. – Он нежно улыбнулся ей. – Твои глаза как тонущие фиалки.

– В последний раз они были как искупавшиеся в утренней росе колокольчики, – сказала Грейс резко, выхватила платок у него из рук и отодвинулась на другую сторону кареты, где он не мог до нее дотянуться. – Почему ты здесь? – Она стала резкими движениями вытирать лицо.

– Я еду с тобой.

– Но я ведь уезжаю от тебя!

– Да, я знаю. Именно поэтому я с тобой и еду. – Доминик забрал у нее платок и продолжил вытирать ей глаза. – Ты же не думаешь, что я позволю тебе уехать одной? Нет, если ты убегаешь, то мы убежим вдвоем.

Она вновь выхватила платок из его рук.

– Я могу сама справиться. И я не убегаю.

– Нет? А мне кажется, что именно убегаешь. – Доминик заполучил платок и сказал: – Не суетись, любимая, дай я это сделаю.

Грейс не совсем поняла, что он имел в виду – поехать с ней или вытереть ее щеки.

– Но ты же не можешь поехать со мной, когда я уезжаю от тебя?

– Ты моя мечта, помнишь? У меня нет другого выхода. Слезы вновь заполнили ее глаза. Доминик нежно промокнул их. Она оттолкнула его руки и сказала:

– Но… как насчет Вульфстона? И Мелли? И сэра Джона?

– А что с ними такое? Если они тоже хотят поехать, они могут воспользоваться своей собственной каретой. Тут места хватит только для нас двоих.

– Но ведь Фрей будет объявлять имена во второй раз на этой неделе.

Доминик пожал плечами.

– Фрей делает то, что должен делать. Грейс недоверчиво посмотрела на него.

– А как же Мелли?

Он осмотрел ее щеки и нашел еще одно влажное место.

– Не думаю, что она будет возражать против того, чтобы я съездил в Лондон.

– Я не буду твоей любовницей. Доминик изумленно посмотрел на нее.

– И не думай об этом! Я не позволю себе оскорбить тебя таким предложением, хотя я и считаю, что это неплохое положение для некоторых женщин. Но не для тебя!

Грейс резко пересела на другой конец скамейки и подозрительно посмотрела на него.

– Что ты замышляешь?

– Я еду в Лондон с визитом к королеве.

– Будь серьезнее! Доминик улыбнулся и добавил:

– Я провожу тебя до твоей семьи. – Он говорил вполне искренне.

– Правда?

– Правда, это длинная поездка. Грейс подумала.

– Но ты обещаешь, что не будет никаких глупостей? Доминик притворно вздохнул:

– Умеешь ты испортить удовольствие. Хорошо, обещаю. Она попробовала не улыбаться, затем спохватилась:

– Но если мы поедем вместе, и Особенно если мы будем останавливаться в одной и той же гостинице, моя репутация будет уничтожена. Я погибла.

– Погибла? – Доминик покачал головой и твердо сказал: – Я не дам и волосу упасть с твоей головы, не говорю уже о том, чтобы погубить тебя. Я все продумал. Мы переночуем в Челтнеме у моих друзей. Женатых друзей.

– Но я же буду с тобой в крытой карете на протяжении двух дней.

– Чепуха! У меня с собой есть дама, которая будет тебя сопровождать. Не говоря уже о кучере и двух грумах.

Грейс внимательно осмотрела карету.

– Ну и где же тогда эта дама? Доминик взмахнул рукой.

– Она впереди, рядом с кучером. Путешествует внутри, только когда идет дождь. Она предпочитает выводить из себя других собак, мимо которых мы проезжаем, и чувствовать, как ее обдувает ветром.

– Других собак… ты же не… это же не Шеба? Доминик ухмыльнулся.

– Ты привел свою собаку мне в спутницы?

– Она очень хорошая спутница, – возмутился Доминик. – Она еще никогда не подпустила ко мне ни одну кошку!

Грейс уставилась на него, закусив губу, но так и не смогла сдержать смешка. Он вел себя возмутительно.

Доминик немедленно усадил ее себе на колени.

– А теперь расслабься, любимая! Я не оставлю тебя, так что давай просто наслаждаться поездкой.

Грейс сдалась. Она приникла к груди Доминика и обняла его. Она не знала, на что он рассчитывал, отправляясь с ней в поездку. Ей все это казалось нелепым и нелогичным. Но ей была предоставлена небольшая отсрочка, и у нее не было сил вновь оттолкнуть его. Не сейчас.

– Итак, я вновь объявляю волю Доминика Эдварда Вульфа, лорда д'Акра Вульфстонского прихода, и мисс Мелани Луизы Петтифер Тилского прихода в Рединге вступить в законный брак. Если кому-нибудь из вас известна причина или хотя бы препятствие, по которому эти двое не могут вступить в святой союз, скажите о них сейчас. Вопрос задается во второй раз.

На этот раз никакого перешептывания не было. Все уже заметили отсутствие лорда д'Акра и мисс Грейсток. Большинство к этому моменту знали, что они уехали вдвоем в карете в начале недели. Эта новость была уже стара.

Но паства была возбуждена ничуть не меньше, чем в прошлый раз, возможно, даже больше, поскольку в это воскресенье турок, в отсутствие своего хозяина, сопровождал мисс Петтифер в церковь.

Более того, он проводил ее до скамьи семьи Вульфов, поклонился и ушел на ближайшую общую скамью, где и оставался всю службу, сидя между сестрами Тикел.

Это было редкое развлечение, как согласилась потом вся деревня, поскольку девочки Тикел чуть ли не дошли до драки, пытаясь решить, кто будет сидеть рядом с большим иностранцем. Тэнси проиграла, метнулась прочь и всю службу просидела рядом с матерью, дуясь и обижаясь на весь мир.

Абдул же и глазом не моргнул. Он вставал для пения гимнов и даже пел, он вставал на колени для молитвы и, насколько могли заметить жители деревни, ни разу не ошибся, только не произнес ни слова молитвы, хотя Тилли и вторая сестра держали перед ним свои молитвенники. И он не пошел к причастию.

На службу никто не обращал никакого внимания. Всех занимал вопрос – язычник турок или какой-нибудь иностранный христианин и следует ли им приветствовать его или нет? Поскольку он был крупнее, чем любой мужчина, находившийся в церкви, было решено поприветствовать. В конце концов, немногие жители деревни могли похвастаться знакомством с настоящим живым турком.

Они вышли из церкви за священником и служками, довольными пожертвованиями.

Дедушка Таскер пожал руку Фрею и поблагодарил его от лица всех прихожан.

– Замечательная служба, викарий. Не слишком длинная, и много всего, на что можно посмотреть.

Снаружи Абдул подождал мисс Петтифер, чтобы проводить ее до кареты.

– Я пройдусь пешком, если вы не возражаете, – сказала Мелли. Она все еще побаивалась великана. Каждый раз, когда он смотрел на нее, она читала осуждение в его глазах. – Утро такое чудесное. Мистер Неттертон проводит меня.

Она взглянула на Фрея, который кивнул и сказал:

– Да, я провожу мисс Петтифер.

Абдул поклонился и пошел прочь. Когда он догнал семью Тикел, он приостановился на мгновение и слегка приподнял оба локтя. Произошла небольшая потасовка, и вот уже на каждой руке у него висело по довольной девушке Тикел, а обиженная Тилли осталась позади. Он обернулся и взглянул на нее.

– Тилли! – скомандовал он глубоким голосом. – Меня на всех хватит. – Хихикая, Тилли догнала их.

Крестьяне гудели, радостно возмущенные этим скандальным поведением. Но как их осудишь – откуда туркам и сестрам Тикел знать о том, как принято себя вести?

Мелли стояла рядом с церковной дверью, дожидаясь Фрея, который разговаривал с прихожанами. Она была не против подождать. Было приятно стоять в утреннем солнце, и, кроме того, было интересно послушать разговоры крестьян.

К ней подошла молодая женщина с ребенком на руках. Мелли слышала, как он плакал в церкви, так что юной маме пришлось уйти. Девушка переложила младенца с одной руки на другую. Мелли не отрываясь смотрела на них. Она не могла ничего с собой поделать. Не задумываясь, она шагнула к молодой матери.

– Можно посмотреть?

Гордая мать откинула одеяло и показала крошечного малыша с носом-пуговкой и замечательным алым ротиком.

– Ой, какой красивый, – выдохнула Мелли. – Какое сокровище! Да, да, – сказала она уже малышу. – Крошечное сокровище.

Малыш торжественно смотрел на нее своими огромными голубыми глазами. Одна ручка бесцельно взмахнула в воздухе, и Мелли поймала маленький кулачок, восхищаясь идеальными маленькими ноготками.

– Хотите подержать его, мисс? – спросила молодая женщина. – Мне нужно поговорить со священником.

– Можно? – обрадовалась Мелли. Она осторожно взяла младенца на руки, нежно покачивая его и бормоча ласковые слова, чтобы не напугать ребенка. Она смутно слышала, как мать договаривается с Фреем о крестинах ребенка, которые должны были состояться на следующей неделе, но все ее внимание было направлено на малыша, который доверчиво лежал в ее объятиях, глядя на нее.

Она поцеловала его в пушистую макушку, в шелковую щечку. Она прижала его к груди. Его тяжеленькое теплое тельце было таким идеальным, таким правильным. Она закрыла глаза и вдохнула его чистый младенческий запах, напевая вполголоса. Ей так хотелось, чтобы у нее тоже был малыш.

– Я заберу его, спасибо, м… – Женщина замолчала. – С вами все в порядке, мисс?

– Да, – кивнула Мелли, не понимая, о чем та. Но она неподвижно стояла и смотрела на нее.

– Просто вы плачете, мисс.

– О! – Мелли поспешно вытерла щеки. – Простите. Это… это ничего. Мне кажется, это из-за цветов в церкви.

Женщина смерила ее долгим взглядом. Мелли отвела глаза.

– У вас тоже однажды будет свой крошка, мисс, не беспокойтесь, – заверила она мягко и сжала руку Мелли.

Мелли отвернулась. Она не хотела, чтобы кто-нибудь видел, что ее глаза наполнились слезами. Она стояла, молча пытаясь нащупать носовой платок в сумочке.

– Что она тебе сказала? – Это был голос Фрея, такой злой и недовольный. Он схватил ее за плечи и пытался развернуть ее к себе.

– Ничего. Она ничего не говорила. – Мелли попробовала спрятать от него лицо, зная, что глаза ее покраснели.

– Я же видел, Мелли, – сказал он сердито. – Ты плачешь из-за нее!

– Нет, нет, она ничего не сделала. – Она постаралась отодвинуться.

Но Фрей и не шевельнулся.

– Я не отпущу тебя, пока ты не скажешь мне, почему плачешь. Она должна была что-то сделать.

– Это все ребенок! Я плакала из-за ребенка! – в отчаянии прошептала она.

– Ребенок? – Он уставился на нее. – Разве ты не любишь детей?

Она взглянула на него, и слезы вновь наполнили ее глаза и полились по щекам, и внезапно Фрей все это увидел: всю ее тоску, все ее отчаяние.

– Иди сюда, – сказал он и обнял ее.

– Скоро мы будем в Челтнеме, – прошептал Доминик на ухо Грейс. Она шевельнулась во сне. Чуть раньше они наблюдали за восходом луны через окно кареты, и она задремала, прижавшись к нему.

Путешествие было быстрым и не изобиловало происшествиями. Недавние дожди смочили почву, так что они были избавлены от клубов пыли, которые обычно сопровождают путников. Но дожди были недостаточно сильные, чтобы дороги размыло, так что они ехали по сухой плотной, идеально подходящей для путешествия поверхности.

Копыта лошадей отбивали по дороге ровный ритм, карета спокойно катилась – и все благодаря хорошим рессорам. Будто время застыло.

– Знаешь, мне хочется, чтобы нам не нужно было останавливаться, – прошептала Грейс. – Так хорошо просто сидеть здесь с тобой. Никаких сложностей, никаких ссор, никаких ужасных решений, которые необходимо принимать. Только луна, стук копыт и мы.

Его рука крепче сжала ее, и Грейс подняла голову и подставила ее для поцелуя. Доминик с удовольствием откликнулся на ее призыв.

Лошади замедлили свой бег, с трудом поднимая карету в гору. Он выглянул из окна и напрягся. Грейс проследила за его взглядом и увидела свет, мерцающий в темноте.

– Челтнем, – грустно сказала она. – Мы вернулись в реальный мир. Как жаль… – Она посмотрела на него и поцеловала с отчаянием и нежностью, которые пронзили его насквозь, прижав к себе его голову руками, целуя так, будто это был их последний раз вместе. Когда поцелуй закончился, она на мгновение прижала его к себе, при этом ее шелковистая щечка прикасалась к его шершавой щеке, а затем отпустила и пересела на противоположное сиденье.

– Расскажи мне об этих твоих друзьях, у которых мы остановимся, – попросила она.

– А… – Доминик подумал немного. – Сначала скажи, что ты называешь «глупостями».

А затем он рассказал о своих друзьях.

– Гарем? Ты что, шутишь?

– Нет, это настоящий гарем. Ее глаза блеснули.

– В Челтнеме? Ты уверен? Доминик рассмеялся, видя ее удивление.

– Да, мы остановимся в доме в Челтнеме, где есть гарем. Это дом Тарика бен-Халифа, моего старого друга. Мы познакомились мальчишками в Александрии. Он очень богат – помимо всего прочего, он торгует шелком – и каждый год приезжает в Челтнем на воды. Они помогли ему излечить какие-то юношеские болезни. В этом году он впервые привез своих жен.

– Настоящий гарем? Как интересно! – И Грейс рассмеялась. – Но если об этом узнают? Сначала ты берешь мне в спутницы собаку, а затем везешь в гарем.

– С твоей репутацией все будет в порядке, – заверил ее Доминик. – Гарем создан для того, чтобы оградить честь его обитательниц.

– О!

Доминик рассмеялся, увидев ее разочарование.

Снаружи он выглядел точно так же, как и любой другой дом в Челтнеме. Большая зеленая дверь, бронзовый молоток и изогнутые металлические решетки на окнах. Единственное отличие было в том, что окна второго этажа также были закрыты, только не решетками, а резными ставнями изнутри. Но чтобы разглядеть их, нужно было присмотреться.

Доминик позвонил в звонок. Дверь открылась, и слуга, одетый в западную одежду, но с белым головным убором, поклонился Доминику и впустил их внутрь. На Грейс он не обратил никакого внимания.

Владелец дома спустился по лестнице им навстречу. Смуглый мужчина среднего роста, с густыми бровями, черной бородой и темными миндалевидными глазами. Он был одет в европейский костюм.

Он сказал по-английски, но с сильным акцентом:

– Мир с тобой, добрый друг. Добро пожаловать в мой дом, и добро пожаловать также твоей даме. – Он пожал руку Доминику и склонил голову перед Грейс.

– Мисс Мерридью, это мой друг Тарик бен-Халиф. Грейс сделала реверанс.

– Благодарю вас за ваше гостеприимство.

– Друзья Доминика – мои друзья. Комнаты для вас уже готовы. – Он замялся, не зная, насколько она подготовлена к встрече с культурой другой страны. – Не хотели бы вы познакомиться с моими женами?

Доминик рассмеялся.

– Попробуй останови ее.

– Если вы и они будете так добры, – сказала Грейс на осторожном арабском.

Черные брови взлетели вверх. Гарик ответил на том же языке:

– Леди говорит по-арабски?

– Немного и не слишком хорошо, – ответила Грейс.

– Она еще и читает, – тихо сказал Доминик, и Грейс была взволнована ноткой гордости в его голосе. – Она любит стихи Ибн-Сафра аль-Марини.

– Прославленного поэта Андалузии? Я впечатлен, а мои жены будут рады. – Он хлопнул в ладоши, и большой, крупный, но несколько рыхлый мужчина в арабской одежде бесшумно появился на пороге. – Проводи эту леди на женскую половину, – приказал Тарик. – Она говорит на нашем языке.

Великан поклонился и жестом пригласил Грейс идти впереди.

– Он евнух, – почти неслышно прошептал Доминик на ухо Грейс.

Глаза Грейс расширились. Так вот кем мог стать Абдул? Она пошла за слугой. Он провел ее мимо парадной лестницы к лестнице в задней половине дома.

Женская половина находилась на втором этаже, отделенная от остальных помещений ширмой с тончайшей резьбой. Мужчина открыл дверь и поклонился, указывая Грейс, что она должна войти. Она вошла, сердце ее колотилось. Ей не терпелось познакомиться с женщинами в гареме, но она немного нервничала.

Это было как проход в другой мир, экзотический мир цвета, богатых тканей и замысловатых узоров. В воздухе стоял какой-то аромат: сандаловое дерево, наверное, подумала Грейс. Или какой-нибудь другой вид фимиама, мускусный, экзотический и волнующий. Толстые персидские ковры покрывали каждый сантиметр пола, иногда даже в несколько слоев, вне зависимости от цвета и узора, в отличие от точного баланса, к которому стремится английский стиль.

Окна были закрыты деревянными ставнями с тонкой резьбой и обрамлены богатыми драпировками блестящего золотого шелка, но с потолка свисали серебряные лампы, погружавшие комнату в золотистый свет и отбрасывая тени по углам. Свет также отражался в зеркалах, зеркалах в золотых оправах всех форм и размеров, покрывавших стены, – большой сюрприз для Грейс, которая выросла в доме, где не было зеркал и которой одного зеркала казалось вполне достаточно. Она никогда еще не видела столько зеркал в одной комнате. Узорчатые драпировки и вышивки заполняли оставшиеся места.

Пять женщин стояли, глядя на Грейс и нервно сжимая руки. Она вспомнила слова Тарика, улыбнулась и сделала реверанс.

– Мир с вами, – сказала она по-арабски. – Благодарю вас за приглашение в свой дом.

Девушки оживились и тут же окружили ее, весело щебеча по-арабски.

Смеясь, Грейс подняла руки и сказала, что она еще не очень хорошо владеет языком и что она читает на нем лучше, чем говорит и понимает.

Женщины представились одна за другой. Первой представилась старшая жена, Фатима, элегантная женщина, которой на вид было около тридцати, затем Хадиджа, веселая и круглолицая, и Муна, изящная смуглая красавица лет семнадцати. Это были жены Тарика.

Две другие женщины, как ей тонко намекнули, были служанками. Четвертая жена осталась в Александрии, поскольку должна была вот-вот родить.

Грейс пригласили присесть. Мебели было мало – несколько низких диванов, груды ярких подушек и несколько низких столиков и сундуков из кедра, богато инкрустированных перламутром. Грейс присела на диван и провалилась в его роскошное мягкое сиденье.

Фатима хлопнула в ладоши, и тут же появились служанки, одна с высоким серебряным кувшином, в котором оказался фруктовый напиток со странным запахом, но очень вкусный. Другая несла огромный поднос, и скоро столик перед ними был уставлен дюжинами серебряных блюд с едой, которую Грейс никогда не пробовала. Девушки наперебой стали предлагать ей разные блюда, ждали ее реакции на каждое из них и засыпали ее вопросами. Грейс даже смогла сама задать несколько вопросов.

Девушки были в Англии впервые, и им здесь все казалось непривычным – довольно холодно и сыро, несмотря на то что стояло лето.

Грейс попробовала понемногу каждого блюда, а когда наелась, поблагодарила женщин за предложенное угощение и вдруг воскликнула по-английски:

– Боже! Я чуть было не забыла. Я привезла вам маленькие подарки.

Как только Доминик сказал ей, где они проведут ночь, Грейс перерыла весь багаж и нашла несколько вещей, которые могли понравиться женщинам в гареме: пару женских журналов с иллюстрациями, коробку домашних ирисок, несколько косметических кремов и лосьонов, хотя она и была уверена, что у них есть свои собственные. Она понятия не имела об их вкусах, но считала, что женщинам в гареме будет интересно то же, о чем она и ее сестры мечтали, когда жили с дедушкой, отрезанные от остального мира.

Она также подарила им несколько вещиц, которые купила для детей своих сестер: коробку бирюлек, карту-головоломку, французскую куклу и калейдоскоп.

Женщины бурно радовались каждому подарку, перелистывая страницы журнала в обратном порядке и восхищаясь иллюстрациями, особенно тем, что были посвящены моде. К удивлению Грейс, детские игрушки понравились им ничуть не меньше. Буквально влюбились во французскую куклу, которую можно было раздевать и одевать. Они по очереди смотрели в калейдоскоп, вскрикивая при смене узоров.

Они с сомнением взирали на коробку с бирюльками и посмотрели на Грейс, как бы спрашивая – ты принесла нам коробку палочек?

Она очистила столик и показала, как играть в эту игру. Вскоре они вчетвером сидели вокруг стола, смеялись и азартно сражались в бирюльки.

Под конец третьей игры они стали лучшими подругами.

– Как бы мне хотелось, чтобы вы могли познакомиться с моими сестрами, – сказала Грейс.

Младшие посмотрели на Фатиму. Та улыбнулась:

– Мы бы тоже этого очень хотели.

Грейс удивилась.

– Я думала, вы всегда заперты! – вырвалось у нее. – Все эти замки и запоры…

Девушки рассмеялись.

– Нет, все эти замки и запоры для нашей защиты, – объяснила Фатима. – Мы можем выходить, но только с сопровождением.

Совсем как английские девушки в хороших семействах, поняла Грейс.

Муна рассматривала французскую куклу.

– И ты носишь все это под одеждой? – спросила она Грейс.

– Не совсем такое, но в целом – да.

– Покажи. – Муна вскочила и застыла в ожидании. Грейс моргнула.

– Вы хотите увидеть мое нижнее белье? Все три девушки азартно кивнули.

Грейс почувствовала, что краснеет. Она еще никогда не раздевалась перед незнакомцами. Ну, за исключением портних. И Доминика Вульфа. Это совершенно безобидно, твердила она себе. Эти девушки просто любопытны, к тому же ее тоже интересовала их одежда. Она сглотнула и встала.

– Хорошо, это кажется платьем, но на самом деле это юбка и корсаж, а соединение спрятано под этим поясом. – Она говорила по-английски, подчеркивая такие слова, как «юбка», «корсаж» и «пояс», а девушки подсказывали ей эти слова по-арабски, и Грейс пыталась их запомнить. – Под этой юбкой находится нижняя юбка. – Она приподняла подол, чтобы девушки смогли увидеть нижнюю юбку, но они в секунду расстегнули юбку, чтобы получше рассмотреть, как она сделана. Ее передали и служанкам.

Их очень заинтересовал тот факт, что нижняя юбка расширялась книзу и совсем не прикасалась к ее ногам. Они долго рассматривали подол, и Грейс показала им шнур, вставленный туда, чтобы юбка лучше держала форму. Им это показалось весьма изобретательным. Нижнюю юбку тоже сняли, и она пошла по рукам.

Затем они начали рассматривать ее панталоны.

– Это мои панталоны. – Грейс прикрыла руками завязки, давая понять, что она не собирается их снимать!

Муна сняла панталоны с французской куклы и просунула пальцы в разрез в промежности, вопросительно глядя на Грейс. Грейс кивнула и вновь покраснела. Да уж, французы все воспроизвели с доскональной точностью. Но она не собиралась показывать разрез.

Состоялось небольшое обсуждение предназначения этого разреза, девушки даже делали кое-какие неприличные жесты. Грейс тут же перенеслась в тот момент на озере, когда Доминик ласкал ее через этот самый разрез. Покраснев, она покачала головой. Конечно, некоторые, возможно, и делали подобные вещи, но это не было основным предназначением данного приспособления. В конце концов Хадиджа присела на корточки, как бы облегчая себя, и Грейс кивнула в смущенном облегчении.

Но все же девушкам это показалось довольно странным и неприятным. На них были широкие брюки, удерживаемые с помощью шнурков, которые было легко снять, что Хадиджа и продемонстрировала. Все они довольно спокойно и хладнокровно относились к наготе. А почему бы и нет? Они же все женщины.

– Это корсет. – Она расстегнула корсаж, чтобы показать им то, что было снизу, но Муна забрала его у нее, показывая, что они хотят рассмотреть покрой и узор. Их так заинтересовал корсет, что они успокоились, только когда она расшнуровала его, чтобы они могли разглядеть его поближе, так что Грейс осталась только в панталонах и рубашке, которая, если вдуматься, ничем не отличалась от их одежды.

Девушки по очереди с хохотом примерили корсет. Но впору он был только Муне. Их заинтересовало то, как корсет поднимал ее грудь, и они сочли вставки из китового уса весьма странным и интересным изобретением.

Когда они обнаружили полированную костяную планшетку, спрятанную в маленьком карманчике, они вытащили ее с радостными возгласами, но были разочарованы, Фатима объяснила, что на ощупь они решили, что это нож.

Грейс рассмеялась и попыталась объяснить, что она знала одну леди, которая носила с собой острый инструмент для самозащиты, но что большинство из них этого не делали. Девушки кивнули. Для чего же тогда мужчины, если не для того, чтобы защищать женщин?

– А теперь, – сказала Фатима, пока Муна застегивала и затягивала на себе одежду Грейс. – Мы оденем тебя в наш костюм.

Служанки принесли груду переливающихся тканей. Они окружили Грейс, Фатима что-то сказала, и не успела Грейс спохватиться, как рубашку на ней заменил шелковый синий топ – как туника, только совсем прозрачный.

Грейс взглянула на себя и немного растерялась от того, насколько прозрачна была эта одежда, но тут она увидела, что они несут ей корсет, и немного успокоилась. Но когда его на ней застегнули, дорогой корсет с золотой, синей и красной вышивкой, она поняла, что это не сильно помогает. Корсет хорошо закрывал спину, но перёд состоял только из плотной ленты, лежащей под грудью, для того, чтобы немного поднять ее, как объяснила Фатима.

Все это только подчеркивало обнаженность груди, показалось Грейс.

Но затем ей подали длинную рубашку с такими же рукавами, которая надевалась поверх, а затем что-то вроде жилета, и ей стало намного спокойнее. Фатима объяснила, что вся одежда была из разных стран, как и они сами: она была из Александрии, Хадиджа из Турции, а Муна с зеленых холмов Ливана. Их муж много путешествовал.

– Нужно много путешествовать, чтобы отыскать такие сокровища, – ответила Грейс комплиментом, который очень им понравился.

Девушек заинтриговали легкие следы веснушек. Хна, объяснила она. Они кивнули, словно это что-то подтверждало, и сказали, что они разукрашивали руки и ноги хной и использовали ее, чтобы сделать волосы ярче, но никогда не рисовали таких точек на лице, шее и руках. Это популярно в Англии?

– Нет, – Ответила Грейс. – Я жду, когда они исчезнут. Фатима сказала что-то, одна из служанок выбежала и вернулась через несколько минут с маленькой пиалой.

– Так они исчезнут быстрее, – сказала Фатима. Грейс улыбнулась и приняла подарок. Некоторые вещи были универсальны.

Они позволили ей оставить панталоны, но надели поверх пару нежных свободных шаровар из красно-синего шелка и прозрачную желтую юбку поверх них. Хадиджа нарисовала линию синей сурьмой у нее на веках и покрасила губы красной краской. Муна, одетая в платье Грейс, дала ей маленькую вышитую шапочку и показала, как прикрепить к ней прозрачную фату. Затем Грейс вытащила свою шляпу с широкими полями, украшенную цветами, и водрузила на голову Муны, показав ей, как закрепить ее плотно шляпными булавками.

Они стояли рядом, глядя на свои отражения в зеркалах.

– Я выгляжу замечательно! – воскликнула Грейс. – Так экзотично. Как бы я хотела показаться моим сестрам в этом наряде.

– Разумеется, – сказала Фатима. – Эти одежды – наш подарок тебе. Они предназначены для дома, но есть одежда и для улицы.

Грейс попыталась отказаться, но девушки настаивали. Она взглянула на Муну, которая все еще вертелась перед зеркалом.

– Если хочешь, можешь оставить себе эту одежду, Муна, – сказала она. – И шляпу тоже. Разумеется, они не новые, но…

Муна обняла ее с радостным криком и стала прыгать по комнате, юбка развевалась колоколом.

Фатима приказала принести кофе; его разливали в крошечные чашечки и он не был похож на кофе, который Грейс приходилось пить до сих пор, – крепкий, сладкий и густой. С ним подали крошечные печенья, покрытые сиропом, с орехами и лукум.

Наконец последнее блюдо было убрано, и служанка объявила:

– Хаммам готов, госпожа. Фатима поднялась.

– Пойдем, Грейс, – сказала она. – У нас для тебя приготовлено еще кое-что.

– Нет, в меня больше ничего не влезет! – воскликнула Грейс.

Они рассмеялись.

– Пойдем. Мы придумали это, когда услышали о твоем приезде. Твой лорд попросил нас об этом. Это как раз то, что нужно после путешествия. Мы не знали, понравится ли это английской леди, но теперь уверены, что тебе понравится.

Грейс позволила отвести себя вниз, все еще на женскую половину дома, через дверь в маленькую прихожую, где, к ее ужасу, она лишилась только что приобретенной одежды, хотя опять она не рассталась с панталонами, и завернулась в большую муслиновую простыню. Три жены, к ее облегчению, сделали то же самое. Они надели странные деревянные туфли и вошли в большую круглую комнату, пристроенную к задней стене дома.

Было ясно, что ее строил не англичанин. Она была из камня, венчал ее купол, а украшена она была плиткой с восточными узорами. Внутри было жарко и стоял пар.

Посередине находился глубокий бассейн, а у стены булькал фонтан.

– Турецкая баня, – объяснила Хадиджа. – Ее построили для меня, – с гордостью добавила она.

Баня? Доминик попросил, чтобы они ее искупали?

Глава 19

Скинь все совсем, сорочку тоже вон,

– В том нет греха – невинность твой закон.

Готовый дать урок, лежу нагой,

– Так чем тебя накрыть, как не собой?

Джон Донн

Служанки окружили их, и без предупреждения простыня, в которую была завернута Грейс, была сорвана, панталоны исчезли, а она сама погрузилась в теплую воду и намылена с ног до головы. Даже ее волосы распустили и вымыли.

– Вы хотите опять покрасить волосы в темный цвет? – спросили ее. Она вспыхнула, поняв, что они заметили контраст с ее лобковыми волосами.

– Нет, – ответила она.

– Вы хотите такой же цвет? – спросили они, ничуть не смущаясь, указывая на ее лобковые волосы.

– Да.

Девушка выбежала и вернулась с каким-то дурно пахнущим веществом, которое втерли в ее волосы и так и оставили, завернув в полотенце.

Грейс решила, что она уже достаточно чистая, но тут началась чистка – ее терли с ног до головы шершавой мочалкой, пока ее кожу не стало пощипывать. Она всегда хотела пережить что-нибудь экзотическое, сказала она себе. Рядом другие служанки точно так же растирали Муну, Фатиму и Хадиджу.

Ее окатили водой, вновь намылили и окатили водой еще раз.

– А теперь заходите, – сказали ей служанки и подтолкнули ее в сторону бассейна. В него вели ступени, а вода была приятно теплая. Грейс казалось, что она вот-вот растает, так расслабляюще на нее действовало купание, но через пятнадцать минут ее вытащили из бассейна, чтобы еще раз ополоснуть ее волосы. Они натерли их каким-то другим лосьоном и вновь отпустили ее плавать. Она поплавала еще немного в блаженном тепле бассейна, а затем ее вытащили снова, чтобы в последний раз прополоскать и натереть ее еще раз. Ее облили прохладной водой, а затем к ней подошла плотная пожилая женщина.

– О нет! – воскликнула она. – Не надо меня больше тереть, я уже чище некуда.

– Это турецкий массаж, – сказала ей Хадиджа. – Он очень расслабляет. Это приятно.

Женщина вытерла Грейс, словно та была ребенком, положила ее на живот на мраморную скамью, накрытую плотной тканью. Теплая жидкость полилась ей между лопаток, и воздух наполнился ароматом роз. Женщина начала массировать ее, сжимая и разминая ее мускулы. Ее руки были сильными, почти как у мужчины. Прошло несколько минут, пока Грейс к этому привыкла, но стоило ей привык-, нуть, как она почувствовала себя кошкой, потягивающейся и мурлыкающей под рукой, гладящей ее. Вот теперь она и вправду растворялась.

Массаж продолжался, и она заметила, что Фатима, Хадиджа и Муна вылезли из бассейна, вытерлись и удалились в другую комнату. Наступила тишина, единственным звуком было журчание воды в фонтане. Грейс было все равно, сильные руки пожилой женщины творили с ней чудеса.

Она услышала, как вдалеке хлопнула дверь, но ей было все равно, она была на небесах. Руки разминали напряженные мускулы ее плеч и шеи, разминая, сжимая и размягчая их. У Грейс возникло ощущение, что у нее совсем нет костей.

Аромат роз становился опьяняющим. Когда все напряжение было снято, движения массажистки изменились. Они затрагивали ее чувства, ей хотелось изогнуться и прижаться еще сильнее к руке, ласкающей ее. И вправду, как кошка, подумала она. Это скорее удовольствие, чем расслабление. Вдруг что-то насторожило ее, но она была слишком расслаблена, чтобы шевельнуться.

Массаж становится слишком приятным, подумала она через некоторое время. Она начинала возбуждаться, точно так же, как когда она находилась с Домиником. Но только она начала напрягаться, как успокаивающие движения рук вновь расслабили ее, но это было неправильно – чувствовать подобное от прикосновения старой женщины. Она начала вставать, но большие руки прижали ее обратно к скамейке, поглаживая ее спину и ягодицы.

Затем что-то теплое и влажное прижалось на мгновение к ее шее, и в тот же момент рука скользнула между ее ног.

Она вывернулась, в ярости пытаясь ударить по руке.

– Расслабься, Грейсток. Это всего лишь я, – сказал низкий довольный голос. Доминик.

«Всего лишь я»! Теперь-то она поняла, почему так возбудилась. Ее тело узнало его, хотя ее разум еще не понял этого. Каков ловкач – он занял место старой массажистки, и она ничего не заметила. Не было ни звука, да и ритм массирующих ее рук не сбился.

– Как тебе удалось проскользнуть сюда незамеченным?

– Тут есть отдельная дверь для мужчин. – В это же самое время он продолжал массировать, гладить и ласкать ее. Она была совершенно обнаженной под его большими теплыми ладонями. Но если она повернется, то будет еще более обнаженной. – Ты такая вкусная, – тихо простонал он и слегка куснул ее за плечо. Пальцы на ее ногах сжались чуть не до боли, а желудок свернулся внутри.

Его руки гладили и ласкали ее бедра и ягодицы, в то время как он покрывал ее шею жаркими влажными поцелуями.

Она вяло шевельнулась. Она чувствовала все, каждое его прикосновение, каждую ворсинку полотенца, на котором она лежала, холодную твердую мраморную скамью под ним.

Его руки вновь проскользнули между ее ног, и она вздрогнула и крепко сжала бедра. Ошибка. Его рука осталась там. Он жарко поцеловал ее в спину, провел языком по позвоночнику, и она выгнулась в ответ, отзываясь на его прикосновение.

– Ты же обещал без глупостей, – прошептала она через силу.

– Расслабься. Это не глупость, это наслаждение. – Он провел языком по раковине ее уха, и она вся сжалась от удовольствия.

Расслабиться? Это невозможно. Она вся состояла из голых нервных окончаний. Она почувствовала, как где-то внутри зарождается полуистерический смех, но его пальцы и язык продолжали двигаться, и ее напряжение… растворилось.

Ее кости тоже растворялись. Его пальцы ритмично и без остановки двигались у нее между бедер. Волны удовольствия прокатывались по ее телу. Ее пальцы расслаблялись и сворачивались, как когти кошки. Она извивалась под этой приятной пыткой, и ее спина поднималась резкими ритмичными движениями. Требуя больше.

– Повернись, – прошептал он, и она быстро перевернулась на спину, желая видеть его, обнять его, прикоснуться к нему.

Он поцеловал ее, и знакомый островатый вкус наполнил ее кровь. Он оставил отпечаток в ее памяти в тот самый первый день. «Мой вкус у тебя во рту». Это и впрямь было так. И он останется там до конца ее жизни, подумала она. Точь-в-точь как его вид и прикосновения.

Доминик тоже был почти обнаженным. Его единственной одеждой была пара свободных белых хлопковых брюк восточного покроя, завязанных на поясе шнурками. Его грудь, руки и живот были голыми, голыми и красивыми.

Его глаза горели как темные топазы, когда он смотрел на нее сверху вниз.

– Твои волосы сменили цвет, – сказал он, перебирая пальцами ее влажный локон.

– Женщины здесь что-то сделали с ними.

– Они такие красивые, как кукуруза с розами. – Он прислонил лицо к ложбинке между ее грудей и глубоко вдохнул. – Ты так вкусно пахнешь, что хочется тебя съесть. – Он посмотрел на нее и хитро улыбнулся. – И так было всегда, Грейс. Даже без духов ты совершенно… – Он пощипал ее кожу. – Обворожительно… съедобна.

Он слегка потерся подбородком о ее нежную грудь. Ее кожа, чувствительность которой уже повысилась после всех этих растираний, ощущала каждое едва заметное прикосновение, и волны удовольствия окатывали Грейс с ног до головы. Он положил кончик пальца на ее взбухший сосок и начал ласкать его. Девушка чувствовала себя на седьмом небе от счастья. Он продолжил ласкать ее грудь, покрывая поцелуями ее живот все ниже и ниже. Она таяла от блаженства и напрягалась в ожидании.

Он прикоснулся к ее пупку.

– Султан украсил бы эту маленькую дырочку рубином или изумрудом, или, может быть, сапфиром, под цвет твоих глаз. – Он нагнулся и слегка провел кончиком языка вокруг пупка, Грейс вздрогнула от неожиданного удовольствия. – Но я не султан, – прошептал он в ее кожу, дыхание у него было теплое, как бриз в пустыне. – Мне он нравится таким, какой есть, без ненужных украшений – совершенно идеальный. – Он поцеловал его. – Именно. – Он вновь поцеловал его. – Таким. – Поцелуй. – Какой. – Поцелуй. – Он. – Поцелуй. – Есть. – Его язык проник внутрь, и Грейс выгнулась, прижимаясь к нему плотнее. – Ты идеальна, – сказал Доминик хриплым голосом. Его поцелуи опускались все ниже и ниже. А затем его пальцы оказались на треугольнике рыже-золотых кудряшек, он разделил их и поцеловал ее там.

Она застыла от неожиданности, но его рот жадно поглощал ее, после каждого движения ее пронизывали волны блаженства. Ее тело затряслось, она уже не контролировала себя, только словно сквозь туман сознавала, что вертится и изворачивается и что его рот все это время не отпускает ее, и вдруг ей показалось, что она вот-вот взорвется, умрет или сломается – и больше ничего не было.

Когда она более или менее пришла в себя, она посмотрела на него и увидела, что он наблюдает за ней с торжествующим видом.

– Что… это?

– Французы называют это маленькой смертью. Тебе понравилось?

Грейс моргнула и вытянула ноги, наслаждаясь трением кожи о кожу.

– Понравилось – слишком мягкое слово для такого чувства, – сказала она наконец. – Ты это тоже почувствовал?

Она была уверена, что он чувствовал это в прошлый раз, но в прошлый раз они были слиты воедино.

– Я чувствовал кое-что другое. – Он поцеловал ее в грудь.

Она чувствовала, как его твердая и горячая плоть прижимается к ее ноге. Инстинкт и логика подсказали ей, что он не чувствовал то же самое, что она.

Он собирался доставить ей всевозможное удовольствие, поняла она, но не получить никакого удовлетворения самому. Поскольку он пообещал ей, что никаких глупостей не будет. Только удовольствие.

Он ласкал ее, и она, дрожа и извиваясь, ощущала каждое движение его языка глубоко внутри. Ей было легко и приятно, и… вдруг ее наполнило сознание своей силы, женской силы. Ей хотелось замурлыкать. Она сжала коготки. Грейс не любила нечестные сделки.

– Моя очередь. – Она оттолкнула Доминика и села. Он с удивлением наблюдал за тем, как она соскальзывает со скамейки. Он не мог оторвать от нее глаз.

– Боже, какая же ты красивая, – сказал он.

– Ну, это ты так говоришь, – задорно ответила она. Она чувствовала себя полной жизни и энергии. О, как ей это понравится. – А теперь ложись и закрой на минутку глаза. У меня для тебя приготовлен сюрприз.

– Сюрприз? – нахмурился он. – Я не уверен…

Она надавила на плечи Доминика, уложила его на скамью и бросила ему на лицо полотенце.

– Просто лежи и не открывай глаза. Я же сказала – теперь моя очередь.

Она подошла к полке, где стоял целый ряд пиал из цветного стекла. Она поднимала их по очереди, открывала и нюхала содержимое, сморщиваясь от одних и улыбаясь другим.

– Тут есть розовое масло, сандаловое дерево и что-то с приятным запахом цитрусовых. Какое тебе больше нравится?

Он расслабился.

– Мне все равно, главное, чтобы я не вышел отсюда, благоухая как роза.

– Мне нравится цитрусовый, – решила Грейс. Там было еще несколько предметов на полках, она взяла два побольше, которые выглядели повнушительнее, и принесла их обратно на скамью, где он лежал на спине, расслабившись… ну, почти. Плоть все еще была напряжена. Грейс улыбнулась.

Она встала на колени рядом с Домиником.

– Милый, – соблазнительно прошептала она ему на ухо. – А?

– Я наконец-то собираюсь это сделать. Он распахнул глаза и весь напрягся.

– Что? – прохрипел он.

– Закрой глаза, – приказала она, и он немедленно послушался.

Она провела пальцами по его груди, животу и остановилась чуть ниже пупка.

– Я собираюсь сделать с тобой то, чего ты так долго хотел.

Он застонал.

– Тебя это осчастливит? – прошептала она. Он как-то неразборчиво согласился.

– Я думаю, да, – промурлыкала она.

Грейс взобралась на него и села на бедра, а его ладони прижала коленками. Она провела рукой по возбужденной плоти. Он застонал.

– Я слишком тяжелая?

– Нет, – простонал он.

Она подняла те два предмета, которые выбрала, и принялась за подготовку к работе.

Он нахмурился, пытаясь разобрать незнакомые звуки.

– Ты готов, Доминик? – прошептала она.

– Да, черт возьми, – прохрипел он.

– Тогда открывай глаза.

Он открыл глаза и моргнул от неожиданности. Он таращился на то, что она держала в руках, словно не веря собственным глазам.

– Что, черт возьми… – Он попытался пошевелиться, но она крепко держала его бедра и руки.

– Ты же сам просил меня это сделать, помнишь? Несколько раз.

Он с ужасом смотрел на две огромные лохматые щетки в ее руках, висящие всего в нескольких сантиметрах над его мужским достоинством.

– В самый первый день, когда мы познакомились, ты хотел, чтобы я тебя как следует отдраила, помнишь? – ворковала девушка. – Это и есть те самые деликатные места, о которых ты меня предупреждал? – Она опускала щетки, пока жесткая щетина не прижалась к его нежной коже. Он дернулся от боли.

– Не надо! – хрипло сказал он. – Я передумал. Рассмеявшись, Грейс отбросила щетки.

– Если бы ты только видел свое лицо! – проговорила она между смешками и объятиями.

– Ах ты, маленькая ведьма! – прорычал он, страстно целуя ее.

– Я знаю. Но когда я пошла за маслом, я увидела эти щетки и просто не могла удержаться от искушения. – Она склонила голову набок. – А теперь ты позволишь мне натереть тебя маслом? Оно даже не кипит.

Он зловеще посмотрел на нее.

– Да, но только веди себя как следует!

– Вести себя как следует? – Она наивно взмахнула ресницами. – Ты хочешь, чтобы я встала и оделась?

– Нет, плутовка, ты прекрасно знаешь, что я имею в виду!

Грейс рассмеялась. Она и не собиралась вести себя как следует. Доминик доставил ей огромное удовольствие, и она собиралась отплатить ему тем же.

Она щедро намазала его маслом, которое издавало тонкий аромат цитрусовых, и стала втирать его, наслаждаясь чувственными ощущениями точно так же, как когда массировали ее.

– Никогда не подозревала, что мужчины могут быть такими красивыми, – прошептала она.

Доминик не мог поверить, что она может сказать такую глупость. Мужчины вовсе не красивы.

– Это я смотрю на красавицу, – поправил он ее. Он гладил ее груди, мерно покачивающиеся над ним. Она была заворожена его телом, исследовала его с невинной чувственностью, которая наполняла его смесью похоти, ответственности за нее и беспомощным восхищением.

Она неосознанно сжимала ногами его бедра, втирая масло в его кожу, видимо, не понимая, насколько открытым было ее положение. Ее вкус все еще был у него во рту: мед и розы.

Доминик застонал от непрестанного напряжения, которое ему приходилось прилагать, чтобы сдерживать себя. При каждом движении ее бедра терлись о его ноги. Одно движение – и он мог бы оказаться внутри ее.

Но он дал слово, что не будет ее соблазнять. Он хотел закончить все это сразу после того, как доставит ей удовольствие. Не следовало соглашаться на то, чтобы она делала ему массаж. Он закрыл глаза.

Если только она не притронется к его пенису, он сможет сдержаться.

Ее крохотные ручки поглаживали и растирали, ее ноготки слегка царапали его соски в имитации того, что он до этого делал с ней. Но они, слава Богу, не опускались ниже его талии.

Небеса и ад на земле. Тантал в раю.

Эти чертовы щетки. Он улыбнулся. Его ведьма с шелковистой кожей. Обнаженная, прикасающаяся к нему голой кожей, благоухающая розами и диким медом.

Ее рука обхватила его член. Он застонал и задрожал под ней, пока Грейс изучала его с удивительной педантичностью.

Он боролся со своими инстинктами. Они вопили ему, приказывали действовать, слиться с ней. Он пытался сдержаться. Он не будет этого делать. Черт, он может, он должен сдержаться!

– Достаточно… – пробормотал он.

– Я хочу тебя, Доминик, – сказала Грейс в то же мгновение.

Он уставился на нее.

– Я же обещал…

– Я знаю. Но я хочу заполучить тебя внутрь, сейчас же. – Она провела его к своему лону и неумело прижалась к нему.

Доминик застонал. Если уж им суждено это сделать, то следовало сделать все правильно. Он опустил руку и начал ласкать ее между ног. Она была жаркой и влажной. Он все ласкал ее, и она откинула голову назад со страстным стоном.

– Ну же! – потребовала Грейс, и Доминик не смог больше сдерживаться. Он вошел в нее одним движением, и она застонала и сжалась внутри. Он сделал еще одно движение, она двигалась вместе с ним, стараясь поймать ритм.

– Скачи, как на лошади, – прошептал он.

Глаза ее расширились. Она попробовала двигаться, как он сказал, он изгибался под ней, и внезапно она поймала ритм. Она скакала на нем так, как еще никто с ним этого не делал, запрокинув голову и выгнув спину. Он двигался внутри ее, и они вдвоем извивались, мчались, парили… навстречу идеальному оргазму.

Доминик лежал рядом с Грейс, их дыхание смешивалось, сердцебиение возвращалось к норме.

Вдруг что-то показалось ему смутно знакомым. Он глубоко вдохнул воздух и закрыл глаза. Роза с тонким ароматом цитруса. Он улыбнулся:

– Знаешь, вдвоем мы пахнем как розы в Вульфстоне.

– Это самые красивые розы. Я еще никогда нигде не видела таких роз. – Она потерлась щекой о его подбородок. – Давай не будем говорить о Вульфстоне.

Он вздохнул и погладил ее по плечу.

– Хорошо. – Вульфстон не имел никакого значения. Она принадлежала ему.

Они лежали еще долго, затем он аккуратно приподнял ее и сел. Он достал свои брюки, а Грейс, которую больше не согревало тепло его тела, завернулась в простыню.

Он надел турецкие шлепанцы и сидел некоторое время, раздумывая. Потом глубоко вздохнул, а когда повернулся к Грейс, в его глазах горел такой огонек, от которого ей захотелось петь и танцевать. Доминик улыбнулся ей, и впервые за все время их знакомства он стал выглядеть молодым, задорным и веселым. Он подхватил Грейс на руки, начал крутить ее, пока у нее не закружилась голова, а потом страстно поцеловал. Затем они оделись и покинули хаммам через разные выходы, направляясь в разные спальни. Грейс должна была провести ночь на женской половине.

Им вовремя напомнили: одни правила для мужчин, другие для женщин. Так устроен мир.

И она не будет его любовницей.

Они уехали рано утром на следующий день. Грейс почти не прикоснулась к завтраку. Ей не терпелось оказаться дома, рядом со своей любимой семьей. Но как только она окажется дома, ей придется попрощаться с Домиником.

Фатима, Хадиджа и Муна очень тепло проводили ее, настояв на том, чтобы она оставила себе восточные одежды, в которые они наряжали ее накануне. Они подарили ей еще несколько ценных предметов одежды, и, чтобы доставить им удовольствие, ей пришлось надеть пару великолепных шелковых туфель с загнутыми носами.

Она попрощалась и поблагодарила всех женщин по очереди, обнимая их так, словно они были давным-давно знакомы. Они неправильно поняли грусть в ее глазах и поспешили успокоить ее.

– Не грусти, Грейс. Ты вернешься и вновь навестишь нас. Доминик привезет тебя. Твой мужчина очень хороший.

Она улыбнулась и кивнула:

– Я знаю. – В объяснениях не было никакого смысла. Женщины, живущие в гареме, никогда бы не поняли ее проблем.

Тарик торжественно проводил их. Когда они выходили из дома, начался дождь, и, к удовольствию Грейс, Доминик подхватил ее на руки и отнес в карету, чтобы спасти ее экзотические шелковые туфельки.

Шеба уже гордо сидела на сиденье рядом с кучером, но как только начался дождь, уши ее поникли, она спрыгнула с насиженного места и примостилась рядом со ступенькой, умоляюще глядя на Доминика. Он рассмеялся:

– Ты когда-нибудь видела водолаза, который боялся бы воды? Познакомься с Шебой. – Он щелкнул пальцами, она запрыгнула в карету и счастливая улеглась у его ног.

Они помахали на прощание Тарику и его женам, и карета покатилась прочь. Челтнем медленно исчезал из виду.

– С тобой все в порядке, Грейс?

Она взглянула на Доминика и вдруг оказалась в его объятиях, и они целовались как сумасшедшие. Их последний день вместе. В их особом мире.

– Откуда ты знаешь про гарем? – спросила она намного позже.

– Мы с Тариком давно знакомы, с тех самых пор, как были детьми. Можно даже сказать, что мы родственники.

– Родственники?

Доминик устроил ее поудобнее у себя на коленях и начал рассказывать:

– Одно из мест, где я жил ребенком, был Неаполь. Даже сейчас я еще испытываю смешанные чувства по поводу этого города. К тому времени у нас совсем кончились деньги: До этого мы жили на деньги, полученные от продажи драгоценностей – единственного, что мама взяла с собой при побеге из Вульфстона. Я проводил все свое время в доках. Там было много возможностей для сообразительного паренька, который к тому же не боится работы.

Она обняла его, вспомнив мальчика, который нырял за монетками.

– Однажды мальчик – не один из нас, а мальчик из богатой семьи – случайно упал в воду, когда грузчики носили товары на корабль. Никто не видел, как он упал. Я наблюдал за этим и увидел, что он долго не всплывает… должно быть, он ударился головой. Поэтому я нырнул и вытянул его на поверхность.

– Ты спас ему жизнь. Он кивнул.

– Это был Тарик. Его отец владел тем кораблем, который загружали в тот момент. Он взял меня на борт, накормил, а затем захотел лично поблагодарить моих родителей. Я сделал все, что было в моих силах, чтобы воспрепятствовать его приходу. Мама стеснялась того, в каких условиях мы живем. Но он настаивал.

Он замолчал, припоминая те давние времена.

– Это была любовь с первого взгляда, между отцом Тарика и моей матерью. – Его руки крепче сжали ее, и он потерся подбородком о ее кудри. – Когда корабль отправился в Египет, мы с матерью были на борту. Он купил ей красивый дом в Александрии, и мы больше никогда не знали бедности.

– Но разве он не был женат? Я хочу сказать, у него же был сын.

– Фазиль был женат, у него было несколько жен. Моя мать стала его любовницей, и он обращался с ней лучше, чем мой отец. Ей принадлежал дом, который он ей купил, – все бумаги были оформлены на ее имя. Он дал ей большую сумму денег, оплачивал все расходы по дому и выплачивал ей ренту.

Фазиль…

– Книга поэзии? Доминик кивнул.

Значит, это его мать была «моя голубка, мое сердце, моя возлюбленная».

– Но это было не из-за денег – Фазиль обожал маму и обращался с ней как с принцессой. А она любила его. Я никогда не видел ее такой счастливой. Он был хорошим человеком. Он даже определил меня учиться с Тариком. – Голос Доминика напрягся. – Пока мой отец не вцепился в меня и не притащил в Англию для обучения. Я бы не позволил им схватить меня, если бы мама не была в безопасности.

Наступила долгая пауза.

– Когда Фазиль умер, ее сердце разбилось.

Копыта лошадей стучали по дороге. С близлежащей фермы доносился лай собаки. Грейс вспомнила, как Фрей рассказывал ей, что мать Доминика умерла у него на руках. Она крепко обняла его.

По крыше забарабанил дождь.

Глава 20

О, как я счастлив открывать тебя!

В цепях любви себя освобожу.

Джон Донн

– Все это очень хорошо, Грейс, – сурово сказал сэр Освальд. – Но какого черта ты путешествуешь, да еще и с ночевкой, в Лондон одна и без сопровождения – нет, эта чертова собака не считается! – с каким-то мужчиной, которого я до сегодняшнего дня не видел, когда ты должна быть на какой-то загородной вечеринке с сэром Джоном и Мелли Петтифер?

Грейс сглотнула. Она приготовила небольшую речь, и она неплохо звучала, когда она репетировала ее про себя в карете, Но двоюродный дедушка Освальд ее не проглотил.

Самое худшее, что Пруденс и ее муж Гидеон не были единственными родственниками, кто в данный момент гостил у двоюродного дедушки Освальда и бабушки Гасси. Там были все ее сестры с мужьями. И ни одного из них ее история не впечатлила. Кроме бабушки Гасси, которая смотрела на Доминика с откровенным, если не сказать навязчивым, восхищением.

Доминик же не смущался. Да и вопросы двоюродного дедушки Освальда его тоже ничуть не беспокоили. Или угрожающие взгляды, которыми его окидывали ее четверо крупных, недовольных, мускулистых зятьев. Она взглянула на Эдварда и изменила это на троих крупных, недовольных и мускулистых зятьев и одного сердитого графа среднего размера – ее зятя Эдварда.

Доминика настолько не заботила напыщенная речь двоюродного дедушки Освальда, что он смотрел только на нее да на ее сестер, очевидно, ища в них семейное сходство. А один раз, она была уверена, он даже подмигнул двоюродной бабушке Гасси.

Они его на кусочки разорвут.

А если они этого не сделают, то ьто сделает она. Ее речь бы великолепно сработала, если бы он не вставлял поминутно «полезные» объяснения, заверяя их, что Шеба – очень хорошая компаньонка и что гарем этот вовсе не вертеп, как воображают многие люди.

– Тетушка Гасси, – перебил Гидеон. – Почему бы вам и девочкам не отвести Грейс куда-нибудь и побеседовать там, а мы тем временем перекинемся парой слов с д'Акром.

– Замечательная идея, мой дорогой, – заявила леди Ога-ста, и через мгновение в комнате не осталось ни одной женщины, а Доминик остался один перед лицом разгневанных аристократов.

Перед ним стояли три зятя с напряженными лицами и сжатыми кулаками. Он знал, чего ожидать. Уже не первый раз приходилось ему сталкиваться с толпой английских громил. Единственная разница заключалась в том, что он больше не был школьником.

Гидеон, лорд Каррадайс, заговорил первым:

– Итак, д'Акр. Я думаю, вам нужно кое-что объяснить. Доминик внимательно посмотрел на ногти.

– Давай, парень. Выкладывай! – рявкнул Блэклок, другой зять.

Военная выправка, подумал Доминик. Он смахнул с рукава пылинку.

– Ему нужна хорошая взбучка! – прорычал Рейн. Доминик пожал плечами. Он скинул пиджак и начал закатывать рукава.

– Что это ты делаешь? – угрюмо поинтересовался Каррадайс.

– Готовлюсь защищаться. – Что?

– Из моего опыта следует, что сыновья джентльменов не привыкли слушать. Но мне нравится драться, так что можем приступать.

– Ну а мы желаем поговорить! А точнее, послушать. Нам совсем не ясно, что здесь происходит, так что прежде чем мы устроим тебе взбучку, которую ты, вполне возможно, заслуживаешь, мы хотим получить кое-какие объяснения.

Доминик нахмурился. В словах Каррадайса сквозила ирония.

Граф спросил тихим уверенным голосом:

– Каковы твои намерения по отношению к нашей золовке?

Доминик пожал плечами.

– Я-то думал, это даже слепому ясно. Гидеон закатил глаза.

– Черт, прекрати это, не то я взгрею тебя! Доминик вновь пожал плечами.

– Я сделал все, что мог, чтобы она согласилась стать моей любовницей.

Четверо мужчин сжали кулаки.

Каррадайс подозрительно посмотрел на него и поднял руку, чтобы остановить остальных.

– Ты либо хочешь умереть молодым, либо…

– Разумеется, я хочу жениться на ней. – Интересно, зачем, как они думали, он проводил ее до самого Лондона?

Каррадайс приподнял брови.

– Так просто? А если она откажет тебе? Или ее семья будет против.

Доминик вновь посмотрел на свои ногти.

– Думаю, до тебя дошли слухи о ее состоянии, – заметил Рейн.

– Ее состояние меня не интересует. Вряд ли оно сравнимо с моим.

– Я думаю, ты знаешь, что она упряма и несговорчива. Все сестры Мерридью вьют из своих мужей веревки, – сказал Каррадайс.

Доминик внимательно осмотрел их, таких спокойных, здоровых и чуть ли не светящихся от счастья.

– Ага, и по вам видно, что вы живете под каблуком у жен! Но в конце концов, все мы несем свой крест.

– Ты любишь ее?

Доминик не мигая посмотрел на него. Это касалось только Грейс и его, и больше никого.

Каррадайс пристально посмотрел на него.

– Когда ты впервые встретил Грейс, – медленно сказал он, – что потрясло тебя?

Доминик задумался на мгновение.

– Ее нога.

– Ее нога? – воскликнули они хором.

– Да. – Он дерзко улыбнулся. – Она ударила меня. Два раза. – Если после этого они его не изобьют, то Доминик уж не знал, что для этого нужно сделать.

– Ударила тебя? – Гидеон торжествующе посмотрел на остальных. – Ножка ударила его! Я так и знал! Мы имеем дело с любовью с первого взгляда.

Доминик не верил своим ушам.

– Я думаю, вы неправильно поняли, – сказал он. – Я сказал, что она ударила меня!

Каррадайс улыбнулся:

– Она сделала то же самое со мной в день нашего знакомства. Поэтому я и зову ее Ножкой. Это великолепный знак. Видишь ли, мы считали, что она уже давно бросила эту привычку. Но должно быть, она приберегала ее для особого случая.

Каррадайс и граф пожали ему руку и ушли. Доминик посмотрел им вслед.

– Но я заслужил это. Я поцеловал ее. Два раза.

Блэклок и Рейн рассмеялись.

– Позволь мне дать тебе совет, – сказал Блэклок, проходя мимо. – Стоит тебе поцеловать одну из Мерридью, и нет смысла драться.

Сэр Освальд Мерридью посмотрел на него из-под кустистых бровей.

– Ну, д'Акр, не стой столбом! Если ты собираешься жениться на моей внучатой племяннице, нам еще нужно обсудить брачный договор. И, скажу откровенно, лучше бы он был хороший.

– А на другое я и не согласен, – холодно сказал Доминик. – Я не желаю прикасаться и к пенни из ее денег. В договоре должно быть записано, что она сохраняет свое состояние.

Сэр Освальд приподнял кустистые белые брови.

– Мне стало известно, что ваше поместье в плохом состоянии.

– Это не должно вас беспокоить, на ней это никак не отразится. У меня есть собственное состояние, не зависящее от завещания отца.

Старик кивнул и поднялся.

– Так мне и сообщили.

Он заметил удивление Доминика и усмехнулся:

– Ты же не думаешь, что маленькое представление Грейс могло меня обмануть? Девочка, которую я знаю с десятилетнего возраста. Я все это время знал, что они с Гасси затевают. Поэтому я разузнал побольше про тебя. Хороший же из меня выйдет опекун, если я не буду знать, с кем общается моя девочка.

Через час он проводил Доминика через парадную дверь.

– Возвращайся завтра утром и сможешь поговорить с ней сам.

– Прости меня, Доминик.

Сегодня она была одета в нежно-голубое платье, точно такого же оттенка, как ее глаза. В данный момент очень грустные глаза.

– Что так расстроило тебя?

– Не знаю, что они сказали или сделали с тобой вчера вечером, но что бы это ни было, ты не обязан этого делать.

– Делать чего?

– Жениться на мне. Доминик нахмурился:

– Черт возьми, это моя реплика.

– Что?

Он опустился на одно колено и сказал:

– Грейс Мерридью, согласна ли ты выйти за меня замуж? Она долго молчала.

– Не надо, Доминик, я не перенесу этого. Он крепче сжал ее руку.

– Выйди за меня замуж, Грейсток.

– Перестань! Я знаю, что ты никогда этого не хотел. Но как бы я ни…

– Пол очень холодный, – перебил он ее жалобным голосом. – Итак, одна из вас – Грейс или Грейсток, – пожалуйста, скажи, что выйдешь за меня замуж, чтобы я мог встать.

Грейс прикусила губу.

– Ты уверен, Доминик? Он улыбнулся:

– Разумеется, уверен. – Он встал и притянул ее к себе. – А зачем, ты думаешь, я приехал с тобой сюда? Я же сказал, что ни за что не потеряю тебя.

– Но ты же не веришь в брак. Он хитро улыбнулся:

– Я – нет, но ты в него веришь, а если кто-то и сможет убедить меня в этом, то это будешь ты, моя милая. А теперь в третий раз – ты выйдешь за меня замуж?

– Но как же Вульфстон? Ты же потеряешь Вульфстон, если женишься на мне. – Ее глаза наполнились слезами. – О, Доминик, мы же все спланировали…

Он сжал ее руки.

– Мы придумаем что-нибудь еще.

– Я не хочу, чтобы ты потерял Вульфстон. Он просто отмахнулся от нее.

– Начнем с того, что он мне никогда и не принадлежал. Нельзя потерять то, чего у тебя никогда не было.

– Но тебе нужен Вульфстон, Доминик. А ты нужен ему. Он выругался.

– Что мне на самом деле нужно, Грейсток… Грейс – это ты. Мне не нужен рассыпающийся на кусочки старый замок и обедневшее поместье, жители Вульфстона переживут, они же выживали на протяжении шести сотен лет. Земля будет принадлежать кому-то еще. Будем надеяться, это окажется хороший человек. Но это буду не я. – Его голос стал мягче. – Я буду с моей любовью наблюдать за восходом луны над пирамидами или вплывать в Венецию на закате. Давай же. – Он наклонился, взял ее за руку и сказал: – Ты же всегда хотела отправиться путешествовать, не правда ли? А я тот человек, который возьмет тебя с собой. Я всю жизнь путешествовал по свету.

Грейс была в смущении. Он предлагал ей то, о чем она мечтала всю жизнь… Но все это ценой его собственных надежд, его хрупких, только зарождающихся надежд. Неужели она позволит ему сделать это?

– Разумеется, я выйду за тебя замуж. Мне следовало бы отказать. Тебе нужно…

– Мне нужна моя девочка с бархатной кожей и с глазами, в которых был бы счастлив утонуть любой мужчина. Мне нужна женщина, рядом с которой мое сердце начинает биться сильнее, а моя кровь течет по жилам быстрее. Мне нужна моя любимая, которой я смогу изливать свое сердце и с которой смогу бродить под ручку долгими тихими ночами, с которой я смогу скакать галопом в хрустально чистом утреннем воздухе, которую я буду обнимать, пока снаружи бушует гроза.

Ее глаза наполнились слезами. Это было лучше любого стихотворения.

Он притянул ее к себе и крепко сжал в объятиях.

– Прости. Я не хотел, чтобы ты расплакалась. Ты устала. – Он нежно поцеловал ее.

Снаружи зазвонил колокольчик.

– Ой, это звонок к ужину!

– Ступай, любимая. Иди поешь со своей семьей. – Доминик печально улыбнулся и нежно вытер слезы с ее щек. – Я не имею права просить тебя о чем-либо, пока положение еще настолько неопределенно. Я поеду дом… обратно в Вульфстон.

Он быстро поправился, но она услышала оговорку, и это причинило ей большие страдания. Вульфстон больше не был его домом.

– Не волнуйся, я договорюсь с Мелли и сэром Джоном. Мелли получит значительную сумму денег, ей не придется заботиться о финансах. И мне нужно убедиться в том, что ремонт, который я начал, будет доведен до конца, так что арендаторы встретят зиму в сухих и теплых домах. А еще повидаюсь с поверенным, Подмором, велю ему выставить поместье на продажу и подготовить брачный контракт.

Грейс прикусила губу. Он заботился обо всех. Кроме самого себя. Его голос был сухим и деловым, но она знала, какую боль он сейчас испытывает. Если бы она не вынудила его знакомиться со всеми жителями Вульфстона, не показала ему, насколько ему нужно это место…

– Не смотри на меня такими глазами! – прорычал он, быстро и нежно поцеловав ее в губы. – Я ненадолго.

– Нет, я вовсе не…

– Я вернусь прежде, чем ты успеешь соскучиться. А затем, мисс Грейс Мерридью… – Его улыбка напомнила ей улыбку, игравшую на его губах в тот день, когда они встретились впервые и она приняла его за цыгана. – А затем, мисс Грейс Мерридью, я приеду за тобой. Я нашел свою мечту, мою единственную любовь. – Поцелуй, который последовал за этим, был страстный и требовательный, и она ответила на него. Она не могла отказать ему, у нее не было сил противостоять ему. Он был ей нужен больше, чем кто-либо еще.

Но знание о том, чем он жертвовал ради нее, разрывало ей сердце.

Грейс вошла в столовую сразу после того, как проводила Доминика, уехавшего в Вульфстон. На столе была парадная сервировка.

– Простите, я опоздала, – проговорила она и скользнула на свое обычное место.

Все уже были там: Пру и Гидеон, Чарити и Эдвард, Хоуп и Себастьян, Фейт и Николас, а также Кэсси и Дори. Все так радостно улыбались ей, что Грейс было тяжело это вынести.

– А где дети? – поинтересовалась она.

– Хватит беспокоиться о детях, – заявил двоюродный дедушка Освальд, улыбаясь ей. – Я вот-вот расстанусь с последним из бриллиантов Мерридью. Я приготовил лучшее вино из бузины, а Гасси настаивает на том, чтобы всем предложили еще и шампанское, так что выбирай, Грейс, что нам выпить за твое счастье.

Грейс посмотрела на вино из бузины и на шампанское, а затем на все родные лица, улыбающиеся ей. Она расплакалась и выбежала из комнаты.

– Иди за ней, Пру, – сказала тетушка Гасси, но Пруденс в комнате уже не было.

Остальные сидели совершенно подавленные. Чарити осмелилась сказать то, о чем все они думали:

– Как вы думаете, она отказала ему?

– Я думала… я была уверена, что она любит лорда д'Акра, – сказала Фейт. Хоуп кивнула.

– Я готов поставить свою лучшую команду на то, что он по уши влюблен в нее, – добавил Гидеон.

К тому времени как Пруденс вернулась, более часа спустя, еду, к которой почти никто не притронулся, унесли, и только мужчины оставались в столовой. Они пили бренди.

– Гасси с девочками отправились наверх, посмотреть, как ведут себя дети, – сказал двоюродный дедушка Освальд. – Подожди, не уходи пока, Пруденс! Что случилось с Грейс?

– Они любят друг друга, – доложила она. – И она приняла его предложение, но есть одна существенная проблема. – Она объяснила ситуацию, что заняло довольно много времени, поскольку двоюродный дедушка Освальд, ее муж и зятья постоянно перебивали ее вопросами. Она рассказала им все, о чем узнала от Грейс: о завещании, о том, какое детство было у Доминика, о том, как ненависть к Вульфстону постепенно превратилась в его сердце в любовь, и о том, какие планы они с Грейс строили.

Под конец ее объяснений двоюродный дедушка Освальда фыркнул:

– Как назидательно! А теперь иди в детскую и скажи сестрам и Гасси, что ужин будет подан через полчаса, и попроси Грейс спуститься и присоединиться к нам. Я не позволю, чтобы малышка выплакивала свое сердце, в то время как мы голодаем. Вся ее семья здесь, и мы будем ужинать все вместе или вовсе не будем, – так ей и передай!

Через полчаса вся семья вновь собралась за обеденным столом. Грейс присоединилась с ним, бледная и с кругами под глазами.

Двоюродный дедушка Освальд послал дворецкого по кругу, чтобы наполнить бокалы вином или шампанским. Он поднял свой бокал с вином и сказал:

– Что ж, скоро мы будем праздновать свадьбу, так что наполните свои бокалы, пусть даже этим чертовым шампанским, и поднимите их за Грейс и д'Акра! И, Грейс…

Грейс взглянула на него.

– Мы решили, какой свадебный подарок мы вам сделаем!

Грейс окинула взглядом сидящих за столом. Все ей улыбались. Этого она не вынесет.

– Что за трагедия на лице! Молодой Себастьян придумал решение этой проблемы даже быстрее, чем я. Ты выйдешь замуж за него, а мы купим его поместье и отдадим его вам в качестве свадебного подарка. Мы уже обо всем договорились.

– Вы купите Вульфстон? – Грейс была ошеломлена. – Но… он же стоит уйму денег.

– Фи! Ты что же, думаешь, что мы такая прижимистая семья, которая будет устанавливать цену за твое счастье?

– Но Доминик же мог получить его совершенно бесплатно… Если бы только женился на Мелли Петтифер.

Двоюродный дедушка Освальд поставил свой бокал на стол со стуком.

– Да избавят меня все святые от влюбленных женщин. Зачем ему Мелли Петтифер, когда он может жениться на тебе?

– Кроме того, мама обещала, что мы все найдем любовь, смех, солнечный свет и счастье, помнишь? – напомнила ей Пруденс. Грейс наверху рассказала Пруденс о том, что говорил ей дедушка.

– Мы все, – подтвердила Чарити. – Особенно ее дорогая малышка. – Должно быть, Пру рассказала об этом и остальным сестрам.

Грейс ничего не говорила. Она сидела, сжимая в руках бокал, по ее щекам катились слезы.

Двоюродный дедушка Освальд сказал:

– Я был бы рад купить это чертово поместье сам, только остальным это не по душе. Я видел, как каждая из вас находила свое счастье, и будь я проклят, если позволю своей милой малышке пожертвовать собой ради какого-то клочка земли! – Он вытащил из кармана большой носовой платок и шумно высморкался. – Так что это решено. Ты выйдешь за него замуж, а мы отдадим вам поместье в виде свадебного подарка. Так что поднимайте бокалы – за Грейс и д'Акра!

– За Грейс и д'Акра! – И они все выпили.

– А если ты сможешь уговорить его не спешить с ремонтом, то мы сможем немного сбить цену.

– О Боже! – в ужасе воскликнула Грейс. Все повернулись к ней. – Он только что уехал, чтобы выставить имение на продажу.

– Значит, нам нужно просто поехать и остановить его, – спокойно сказал Гидеон.

– Кому это «нам»? – поинтересовался двоюродный дедушка Освальд.

– Всем, кто захочет поехать с Грейс, – ответил тот.

– Вот деревня! – Последние полчаса Грейс ехала, высунувшись из окна кареты, стараясь не упустить того момента, когда увидит Вульфстон.

Кавалькада карет семьи Мерридью проследовала через деревню на небольшой скорости. Грейс помнила подавленных кур. Ни одна вульфстонская курица не погибнет под колесами ее кареты. Она увидела Билли Финна у дверей трактира и весело помахала ему рукой.

Он подбежал к карете с криком:

– Вы опоздали, Леди! Свадьба уже началась.

– Какая свадьба? – Она крикнула кучеру: – Остановите карету!

– Свадьба мисс Мелли, разумеется. Она сегодня такая красавица.

Дедушка Освальд высунулся из кареты.

– Где д'Акр?

– В церкви, разумеется, – с легким сарказмом ответил Билли на такой глупый вопрос. – Все там. Все, кроме меня. – Он скорчил рожицу. – Не люблю свадьбы. Моя мама всегда плачет.

– Где церковь? – требовательно спросил дедушка Освальд.

Билли указал. Тогда он высунулся из окна и крикнул всем пяти кучерам:

– В церковь! Сюда!

Пять карет проехали по узкой дорожке и остановились перед церковью Святого Стивена. Пять каретных дверец распахнулись, и пять мужчин выскочили из них, не дожидаясь, пока опустят подножку. И, даже не дожидаясь, пока из карет выйдут дамы, поспешили к церкви.

Дедушка Освальд, который шел первым, возглавлял процессию. Он с грохотом распахнул дверь церкви. Там был епископ в роскошных одеждах и высокой митре, там была невеста в белом кружевном платье. Был там и турок, недовольно взирающий на него из-под своего огромного тюрбана. Дедушка Освальд сморгнул и посмотрел еще раз, чтобы убедиться в том, что глаза не обманывают его. Нет, все В порядке, это и вправду турок.

Турок подвинулся, и дедушка Освальд зарычал. Чуть дальше, наглый, как самый последний распутник, стоял лорд д'Акр в своем великолепном свадебном костюме под руку с невестой.

– Остановите свадьбу! – заорал дедушка Освальд. – Отойдите от этой женщины, д'Акр, жалкая скотина!

Если бы в этот момент по церкви пролетела муха, ее бы услышал каждый из людей, набившихся в церкви.

– Прошу прощения? – прогремел голос епископа, голос, который появляется у них от многолетней практики.

Дедушка Освальд рявкнул в ответ:

– Вам и следует просить прощения! Пытаться обвенчать этого… этого проходимца с этой женщиной, когда он уже помолвлен с моей внучатой племянницей.

Невеста повернулась и с ужасом смотрела на него. Дедушка Освальд дружески кивнул ей:

– Добрый день, Мелли! Чудесно выглядишь, милочка. Епископ побагровел.

– Как вы смеете врываться в мою церковь и разбрасываться беспочвенными обвинениями?! Это моя церемония…

– Беспочвенными обвинениями? Я вам скажу… Долговязый элегантно одетый молодой человек вышел вперед и обратился к дедушке Освальду:

– Мне кажется, здесь какая-то ошибка…

– Не советую указывать мне, молодой человек! Какое это имеет отношение к вам?

– Я не помолвлен с вашей внучатой племянницей. Не думаю даже, что мы с ней знакомы.

Дедушка Освальд смерил его недовольным взглядом.

– А я этого и не говорил.

– Мне показалось, что вы подразумеваете это.

– Вовсе нет. С моей внучатой племянницей помолвлен этот жулик. – Он драматическим жестом указал на лорда д'Акра.

Глаза всех присутствующих обратились на Доминика. Тот поклонился:

– Да, и я буду рад жениться на ней, если хотите, даже сегодня, как только я выдам мисс Петтифер за моего хорошего друга Хэмфри Неттертона. – Уголок его рта дернулся, когда он указал на долговязого молодого джентльмена.

– А! – сказал дедушка Освальд. – Так вы играете роль посаженого отца, д'Акр? – Тот кивнул. – Хорошо, тогда у меня нет никаких возражений по поводу свадьбы. Священник, можете продолжать, – разрешил он.

– Сэр, – прогремел в ответ голос, – я епископ!

– Перестаньте тратить время на то, чтобы произвести впечатление на нас, и обвенчайте наконец эту пару, – невозмутимо ответил дедушка Освальд. – После этого вы можете выписать разрешение на венчание без церковного оглашения. Моя внучатая племянница выходит замуж за д'Акра, а для этого им понадобится разрешение. – Он повернулся к Гидеону, который давился от смеха, и объяснил: – Единственный толк в епископах, который мне до сих пор удалось отыскать.

Мелли сияла.

– Он любит меня, Грейс, – заявила она со скромной гордостью. – Любит меня! И я люблю его. – В парадном зале Вульфстона прием был в самом разгаре. Мелли и Грейс уединились в библиотеке, чтобы обменяться новостями.

Грейс обняла подругу.

– Мелли, я так рада за вас обоих! Но когда же все это произошло?

– Сразу после того, как вы с лордом д'Акром уехали. Очевидно, они поссорились с Фреем по поводу того, как лорд д'Акр собирался устроить мое будущее после свадьбы. Фрей сказал, что он просто никак не мог выкинуть все это из головы. Он так разозлился. А затем, на прошлой неделе в церкви, он понял, в чем дело. Грейс улыбнулась:

– Что он любит тебя и хочет жениться на тебе сам?

– Да. Я не могу в это поверить. Он хочет меня! – Она крепко сжала руки Грейс и возбужденно прошептала: – Грейс, он говорит, что считает меня красивой!

Грейс посмотрела на сияющее лицо Мелли, словно кто-то зажег внутри свечу.

– Но ты же и есть красавица, Мелли. – Однако кое-что все еще было ей не ясно. – Честно говоря, я удивлена, что твой отец позволил это.

Мелли пришла в себя.

– В тот день после церкви Фрей все еще был сердит. Он просто поднялся в комнату папы и накричал на него. Фрей сказал папе, что то, что папа делает со мной, очень плохо, сказал, что любит меня и хочет жениться на мне, даже несмотря на то, что у него совсем нет денег. – Она мечтательно вздохнула.

– И что же случилось?

– Ничего. Папа сказал «нет», но через три дня приехал дядя Фрея, епископ. Фрей и понятия не имел, что он собирается навестить его. Епископ долго разговаривал с папой, а когда он вышел из его комнаты, он сказал Фрею, что увеличит деньги на его содержание и установит отдельное содержание его матери. И тогда папа согласился, чтобы я вышла замуж за Фрея. А затем прибыл лорд д'Акр, и папа сказал ему, что он должен жениться на тебе, а тот ответил, что и так собирается это сделать.

– Как удивительно! – воскликнула Грейс. – Как ты ду^ маешь, о чем говорили епископ и твой отец?

– Ну, Фрей потом спрашивал папу, но тот лишь загадочно улыбнулся и сказал что-то о грехах юности, которые вернулись к епископу и вызвали у него внезапный приступ щедрости. – Она сморщила носик. – Я ничего не поняла, но Фрей находит это весьма забавным.

Мелли довольно вздохнула.

– Итак, все оказалось просто замечательным. Даже здоровье папы значительно улучшилось. Нам кажется, что скоро он наберется сил и сможет вставать.

– Великолепно! Я так рада за тебя, – Грейс обняла подругу и встала. – А теперь давай вернемся на твой званый ужин.

Глава 21

Горизонт вокруг меня

Дышал парфюмом,

Оглашающим ее прибытие,

Как аромат предвосхищает цветок.

Ибн-Сафр аль-Марини, поэт Андалузии

Большую часть следующего дня Доминик провел в делах – правовые вопросы, вопросы, связанные с поместьем, распоряжения по поводу свадьбы, устройство гостей и организация медового месяца.

Грейс же большую часть дня провела с сестрами, бабушкой Гасси и лондонской модисткой, которую привели специально для того, чтобы сшить ей подвенечное платье. Бабушка Гасси могла допустить, чтобы срок помолвки был небольшим и чтобы свадьба произошла в удаленной деревенской церкви, но не могла позволить, чтобы последний из бриллиантов Мерридью вышла замуж в чем-то худшем, чем самое лучшее.

Грейс тоже выкроила немного времени, чтобы организовать кое-что с Абдулом и сестрами Тикел. Когда Доминик вернулся домой, было уже очень поздно.

Он остановился в парадном зале. Что это на полу? Когда он прибыл сюда впервые, пол был покрыт сухой листвой. Он нагнулся, чтобы посмотреть, что разбросано на мраморных плитах. Розовые лепестки. Как странно!

Он поднял несколько лепестков и понюхал. Роза с нежным ароматом цитруса. Он улыбнулся и взглянул на горгулью, примостившуюся под потолком.

– Ты об этом что-нибудь знаешь? – Черт возьми, даже он начал разговаривать со статуями!

Он повернулся к лестнице и увидел еще лепестки, по одному или два на каждой ступеньке. Они вели на самый верх. Как след или путеводная нить! Он последовал за ними, наступая в углубления, сделанные ногами его предков.

Лепестки вели по коридору и заканчивались у двери его спальни. Он открыл ее и увидел, что его комната превратилась в шатер. Полотна яркой прозрачной ткани свисали с центра потолка и изящными волнами спадали вниз по стенам. Розовые лепестки вели ко входу.

Он подошел ближе и медленно раздвинул портьеры.

На его кровати на километре белых хлопковых простыней свернулась калачиком мисс Грейс Мерридью, одетая лишь в розовые лепестки. Его сердце готово было разорваться, но он сумел проговорить:

– Неужели я вижу перед собой гурию?

– Нет, это я, – ответила Грейс. – И поторопись. Эти розовые лепестки довольно холодные.

С радостным смехом Доминик прыгнул на кровать.

* * *

– Они что? – Доминик сел, пораженный услышанным.

– Они хотели купить Вульфстон. И дать его нам в качестве свадебного подарка.

– Но они не могли этого сделать! Грейс улыбнулась:

– Конечно, могли. Они же тебе не родственники.

– Я не это хотел сказать. Я хотел сказать – это бы стоило уйму денег.

– Они все богатые.

Доминик взъерошил волосы руками.

– Но зачем им это делать?

Грейс в недоумении уставилась на него.

– Чтобы мы могли пожениться, разумеется.

– Но мы же и так собирались пожениться.

– Да, но они не хотели, чтобы ты потерял Вульфстон. Доминик пытался разобраться в своих чувствах.

– Но какое им дело?

И тут она поняла. Он был очень гордым. И у него не было такой семьи, как у нее. Она прильнула к нему.

– Они моя семья, Доминик. Они хотели, чтобы я была так же счастлива, как они. Двоюродный дедушка Освальд очень расстроился, когда узнал, что уже не может подарить нам поместье. Он обожает широкие жесты.

Доминик хмыкнул:

– Да уж, я заметил это вчера в церкви. Они хихикнула.

– У Фрея теперь в церкви яблоку будет негде упасть, – сказал он ей. – Знаешь, дедушка Таскер поздравил его – заявил, что в церкви Святого Стефана веселее, чем в цирке.

Около полуночи Грейс потянулась, как довольная кошка, и сказала:

– Я хочу есть. До этого мне не хотелось ничего, кроме тебя, но теперь я умираю от голода.

Доминик сел.

– Я принесу что-нибудь поесть с кухни.

– Я с тобой. – Она выбралась из кровати, накинула на себя какую-то одежду, и, какдва непослушных ребенка, они вышли на цыпочках из комнаты и пошли по коридору. Подходя к лестнице, они услышали какие-то странные звуки, доносящиеся сверху.

– Что это? – спросила Грейс.

– Абдул переехал в башню, – сказал он. Глубокие мужские стоны сопровождались женским смехом. Было слышно по крайней мере два женских голоса. А может быть, и три.

Доминик нахмурился:

– Что, черт возьми, он делает?

– Я знаю, – заявила Грейс. – Абдул радуется.

– Радуется? – Он недоуменно посмотрел на нее.

– Радуется состраданию Доминика Вульфа, – процитировала она и рассмеялась. – Давай, пошли. Я хочу поесть, а затем и сама хочу возрадоваться с Домиником Вульфом.

Несмотря на то что все было устроено в большой спешке, свадьба стала самым знаменательным событием, которое деревня Лауэр-Вульфстон видела за последние несколько поколений. Замок был наполнен гостями.

Абдулу даже пришлось покинуть свою башню, чтобы уступить место гостям. По крайней мере так свой поступок объяснял Абдул. Жители деревни были уверены, что он не хотел шокировать джентльменов из Лондона. Их же так легко шокировать.

Абдул и все три сестры Тикел перебрались в домик привратника. Это также попахивало скандалом, соглашались все, но чего можно ожидать от язычника из Турции и бедных потерянных девочек Тикел, которые были лишены зачатков морали, когда они были еще совсем маленькими и их искупали в озере Гуидион.

Кроме того, если в деревне и суждено было состояться скандалу, то лучше всего получить хороший большой, сочный скандал. А уж кому быть сочными, как не сестрам Тикел!

Новый священник не стал проводить церемонию, что вполне объяснимо, учитывая, что он сам недавно женился. Эту обязанность взял на себя его дядя, епископ. Две свадьбы за неделю!

Сестры Леди также были там, одна другой красивее, а мисс Кэсси и мисс Дори были подружками невесты. Замужней подругой невесты стала молодая жена священника, а сам священник – шафером.

Тесть священника также был там в инвалидном кресле. Припарки бабушки Уигмор сделали свое дело – как только опухоль вскрылась, старик пошел на поправку. Еще там была целая толпа девочек с цветами и пажей – племянников и племянниц невесты.

Во время службы произошло кое-что странное. После того как епископ объявил их мужем и женой, он воздел к небесам руки и произнес:

– А теперь возрадуемся!

И тут невеста начала хихикать и долго не могла успокоиться.

Когда невеста и жених вышли из церкви, на них со всех сторон полетели розовые лепестки. Стало известно, что Леди очень любит их, так что все приберегли немного для этого случая.

Между женщинами завязался небольшой спор, после того как невеста прошла мимо с откинутой фатой, так что всем было видно ее лицо. Миссис Пэрри заявила, что веснушки исчезли благодаря ее пахте, а миссис Тикель утверждала, что чудо произошло исключительно благодаря ее лимонам. Но бабушка положила конец спору, сказав, что помогла вода из озера Гуидион, а уж кому знать, как не ей!

После церкви были устроены празднества, музыка и танцы – для жителей деревни во дворе замка, а для знати внутри. Все было просто великолепно. Но самым лучшим был финал свадьбы. Жених и невеста вышли из замка, готовые отправиться в свадебное путешествие, и кто, как вы думаете, ждал их снаружи? Верблюд! Самый настоящий верблюд с горбом, как полагается.

Животное опустилось на колени, и Вульф со своей Леди забрались на него. Леди хохотала и целовала своего супруга, как будто ее тоже искупали в озере Гуидион. А затем верблюд поднялся на ноги и повез Вульфа и его Леди в сторону заката…

Некоторые говорили, что они отправились в Александрию. Другие утверждали, что в Шрусбери.

Эпилог

Живи в достатке. Это самая лучшая месть.

Талмуд

– Даже крайне разумные ласточки отправляются зимой из Англии в Египет, – сказал Доминик. – А мы все делаем наоборот. Там же лютый мороз. Почему ты хочешь покинуть сказочный солнечный Египет и отправиться в холодный угрюмый Вульфстон? Мне этого не понять.

Грейс улыбнулась, выглядывая из-под груды пледов, в которые была закутана.

– Увидишь.

Она с интересом выглянула из окна кареты.

– Посмотри, вон дом бабушки Уигмор, а вон знак над воротами. Что там написано?

Они прижались к окну, чтобы разобрать слова: «Бабушка Уигмор, зелья для дворянства». Грейс захихикала:

– Зелья для дворянства! Что это значит?

Карета, запряженная четверкой лошадей, достигла железных ворот и, не останавливаясь, проехала между двух оскалившихся каменных волков. Когда они завернули за угол, Вульфстон предстал перед ними во всем великолепии, сияя золотистым светом в декабрьских сумерках. Свечи горели в каждом окне, дверь украшали гирлянды, а на молотке в виде волчьей морды висел венок из свежих остролиста и плюща.

– Что тут, черт возьми… – начал было Доминик.

Дверь распахнулась, из проема лился золотой свет, приглашая их внутрь. Первой навстречу выбежала Шеба, маленькая белая молния, прыгающая и лающая от радости из-за возвращения своего хозяина. За ней следовала целая толпа. На мгновение Доминику даже показалось, что весь их медовый месяц был сном – здесь собралась вся семья Грейс.

Они же с Грейс наблюдали за восходом луны над пирамидами. И они вплыли в Венецию на восходе. Они целовались, стоя перед сфинксом. Стало быть, это был не сон, а сон, ставший явью.

– С Рождеством, Доминик, – поздравила его Грейс, когда они вошли внутрь. К его изумлению, здесь и впрямь была вся ее семья, даже дети. И все они обнимали и целовали его, как будто это было обычным делом, как будто он был членом их семьи.

– Надеюсь, ты не против, что мы к тебе вторглись, – сказала Пруденс. – Мы всегда проводим Рождество вместе, а Грейс сказала, что хочет провести Рождество с тобой здесь, в Вульфстоне.

– Вы здесь всегда желанные гости, – выдавил из себя Доминик.

Внутри дом также был украшен зеленью. В камине гостиной горело огромное рождественское полено. Воздух в доме был наполнен ароматами сосны и специй.

– Сейчас подадут глинтвейн, – объявил Гидеон.

– Ужин будет через час, – сообщила Пруденс. – Я так рада, что вы приехали вовремя. Мы боялись, что снег может вас задержать.

После ужина вся семья собралась вокруг камина, наблюдая затем, как горит рождественское полено, и распевая хоралы. Доминик не знал слов. Десятилетняя Аврора понаблюдала за ним некоторое время, а затем слезла с колен отца и пересела на колени к Доминику со словами:

– Вот, дядя Доминик, я тебе помогу. – И на протяжении всего вечера показывала ему слова хоралов в своей маленькой книжке.

В гостиной воцарилась атмосфера покоя и семейного уюта, а когда был спет последний хорал, юный Джейми Каррадайс воскликнул:

– Смотрите! Снег идет!

За окнами, медленно кружась в морозном воздухе, на землю падал снег, легкий и пушистый. Был канун Рождества.

Следующий день прошел для Доминика как во сне. Он провел некоторое время в библиотеке, занимаясь корреспонденцией, скопившейся за время его отсутствия.

После церкви все собрались за обеденным столом. Пришли Фрей с Мелли, необычайно красивой и сияющей. Фигура ее слегка округлилась от ранней беременности. Сэра Джона доставили в кресле-каталке, но он был полон энергии и высказывал решимость прожить достаточно долго, чтобы встретить своего первого внука. Дом был наполнен детскими криками и смехом.

Люди обнимали Доминика, целовали его и дарили ему подарки. И он ел столько, сколько еще никогда не ел в жизни.

После ужина отправились на улицу: слепили снеговика и поиграли в снежки. Воздух наполнился криками, смехом и ударами снежков. После этого они вернулись внутрь, чтобы насладиться горячим шоколадом и рождественским пирогом.

Это было первое английское Рождество для Доминика, которое он провел с семьей, в которой чувствовал себя ценным членом, в доме, который он ненавидел всю свою жизнь и который чудесным образом превратился для него в родное гнездо.

Ночью в постели он крепко прижимал к себе свою жену и воздавал благодарности за самый драгоценный дар судьбы – его Грейс.

Следующим был день подарков, и оказалось, что Грейс оставила распоряжения и на этот счет, прежде чем отправиться в свадебное путешествие. Она приказала устроить праздник для всех жителей поместья.

– А еще мы подарим каждой семье коробку с подарками, – объяснила ему Грейс. – В каждой немного денег и, возможно, немного еды или предмет одежды. Какая-нибудь мелочь, чтобы помочь им пережить холодные зимние месяцы и отблагодарить их.

Доминик увидел коробку с надписью «Финны».

– Вот эту мы отдадим самой последней, хорошо? – сказал он и поспешил в библиотеку. Там он отыскал официального вида письмо с правительственной печатью и положил ее в коробку Финнов.

Праздник имел огромный успех. Доминик предоставил Грейс право раздавать коробки. Жители деревни любили свою Леди, так что для них это было вполне естественно.

Бабушка Уигмор подошла за своей коробкой.

– Не думаю, что она мне нужна, хотя приму с благодарностью. Видели мою вывеску? Ко мне за советом и за зельями приезжают из самого Лондона! – с гордостью сказала она. – Они готовы целое состояние заплатить за травы, которые я собираю совершенно бесплатно. И все благодаря сэру Джону, это он написал всем письма!

– Это замечательно, бабушка! – Грейс обняла ее.

Джейк Таскер неуверенно подошел, чтобы получить коробку для своей семьи. Она была намного меньше, чем коробки, приготовленные для остальных. Он взял ее из рук Грейс и, нахмурившись, потряс. Недоверие было написано у него на лице крупными буквами. Он открыл коробку и достал оттуда ключ.

– Что это?

Доминик сделал шаг вперед и взглянул на него.

– Похоже на ключ от дома управляющего. Джейк уставился на него.

– И что мне делать с ключом от дома мистера Идса?

– Дом больше не принадлежит Идсу, он принадлежит человеку, который управляет моим поместьем.

Джейк нахмурился:

– Этим занимался я.

– Вот именно. – Лицо Джейка постепенно прояснялось, по мере того как до него доходило услышанное, и Доминик широко улыбнулся.

Доминик слегка повысил голос, понимая, что все собравшиеся в зале изо всех сил прислушиваются к их разговору.

– Кроме того, мистеру Идсу он больше не понадобится. Там, где он сейчас находится, ему не позволено иметь никаких ключей.

– И где же он, милорд? – прокричал дедушка Таскер. Доминик окинул взглядом комнату, полную жителей Вульфстона, жадных до новостей, чьи судьбы теперь были связаны с его собственной судьбой. Он объявил громко и четко:

– Мистер Идс содержится в тюрьме Ньюгейт, ожидая суда за то, что он сделал со всеми вами… со всеми нами. Большую часть того, что он украл в усадьбе, удалось вернуть, и эти деньги будут потрачены на усовершенствования ваших домов и земли. Скоро Вульфстон станет силой, с которой следует считаться.

В зале разразилось всеобщее ликование. После того как шум стих, Доминик продолжил:

– И я был бы рад, если бы Джейк Таскер принял должность управляющего.

Джейк энергично потряс его руку и сказал под возобновившиеся крики:

– Разумеется, милорд. Спасибо!

Осталась только одна коробка. Билли Финн ждал рядом с матерью, братьями и сестрами, с нетерпением поглядывая на нее. В каждой коробке, предназначавшейся семье с детьми, были конфеты.

– Счастливого Рождества, миссис Финн, – сказала Грейс и отдала коробку изможденной женщине. Миссис Финн приняла ее и озадаченно вытащила большое официальное письмо. Она в ужасе посмотрела на Грейс.

– Это ведь не приказ о выселении?

– Нет, разумеется, нет, – заверила ее Грейс. – Не знаю, что это, но обещаю, что никого из поместья не выселят.

Миссис Финн взволнованно посмотрела на письмо.

– Из таких писем ничего хорошего обычно не получается. Это письмо от юриста?

Билли взял конверт у нее из рук:

– Дай посмотреть, мам. – Он открыл его и с серьезным видом изучил документ с правительственной печатью, а затем развернул другой листок бумаги, выглядевший попроще. Он прочитал несколько строк, а затем взглянул в глаза Доминику и спросил одновременно грубо и с надеждой: – Это что, шутка?

– Нет, оно настоящее, – тихо ответил Доминик. Билли сглотнул и сказал матери:

– Это от губернатора Нового Южного Уэльса, мама. И письмо от папы. – Когда шум в зале стих, мальчик прочитал: – «Дорогая Анни, надеюсь, это письмо застанет тебя и малышей в добром здравии. Я пишу, чтобы сообщить тебе, что я теперь свободный человек. Меня простили. Лорд д'Акр написал губернатору и сообщил, что меня обвинили незаконно. Он сказал ему, что я никогда не делал ничего дурного».

Миссис Финн всхлипнула и прижала к себе ближайшего ребенка.

Билли продолжал, голос у него стал хриплым:

– «Я не могу вернуться в Англию, но Новый Южный Уэльс вовсе не так плох, как мы опасались. Им здесь не хватает фермеров, а еда нужна всем, так что мне предоставили землю в пользование. Теперь, Анни, я фермер на своей собственной земле».

– Его собственной земле! – По толпе пробежал ропот.

– «Жизнь здесь хорошая и спокойная, поэтому я начал копить деньги, чтобы привезти тебя и детей…»

Анни начала рыдать, прижимая к себе детей.

– Нас всех! Так далеко! Это же целое состояние!

– Загляни в коробку, Анни, – тихо сказал Доминик.

Наступила полная тишина, когда Анни медленно открыла свою рождественскую коробку. Внутри был кошелек, полный денег. Когда она его открыла и увидела, сколько денег внутри, она чуть не лишилась чувств.

– Этого хватит на оплату переезда в Новый Южный Уэльс тебе и детям. Или ты можешь потратить их на детей, если не хочешь ехать.

Она подняла сияющее, мокрое от слез лицо.

– Не хочу ехать? Не хочу поехать и вновь жить с моим дорогим Биллом? Нет, милорд, мы поедем, как только сможем. – Она схватила его за руку и попыталась ее поцеловать, но Доминик этого не позволил. – Спасибо, спасибо, милорд!

– Глупости, – проворчал он. – Я всего лишь пытаюсь исправить вред, нанесенный равнодушием моего отца.

Билли сложил письмо и повернулся к зачарованной толпе.

– Видите! Я же говорил вам, что лорд хороший! – с ликованием воскликнул он.

Этим вечером Доминик и Грейс, обнявшись, медленно поднимались в спальню по ступеням, по которым когда-то ходили его предки. Доминик посмотрел на нее. Его переполняли эмоции, сложно было подобрать нужные слова.

– Посмотри, – сказала Грейс.

Он взглянул наверх и увидел горгулью. Ее мудрое старое лицо было украшено венком из омелы.

– Мне кажется, она хочет, чтобы мы поцеловались. И они поцеловались. Это был идеальный поцелуй.

Примечания

1

Перевод Владимира Кормана. – Здесь и далее примеч. пер.

2

Мера за меру», пер. Т. Щепкиной-Куперник.

3

Перевод Ю. Корнеева

4

Перевод Дм. Лялина.

5

Стихотворение «В постель» в переводе Игоря Курбенского


home | my bookshelf | | Идеальный поцелуй |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу