Book: История Второй мировой войны



Курт фон Типпельскирх

История Второй мировой войны

{1}Так обозначены ссылки на примечания. Примечания в конце текста книги.

Генерал Типпельскирх и его книга

По истории Второй мировой войны опубликовано большое количество исследований. Но особый интерес вызывают книги, написанные наиболее видными генералами и офицерами вермахта. И это не просто любопытство к тому, как пишут о войне проигравшие. Германская военная мысль всегда привлекала к себе большое внимание. Теоретики военного дела Фридрих II, Клаузевиц, Мольтке, Шлифен, Людендорф, Гудериан, Гальдер, Манштейн и другие оказали влияние на развитие военной теории и практики во всем мире. Наиболее известные работы германских и других специалистов по военной истории позволяют российскому читателю ознакомиться с зарубежной военной наукой и существующими концепциями истории Второй мировой войны.

К сожалению, в нашей стране мало издавалось иностранной военной литературы, доступной широкому читателю. А ведь сразу после войны появились исследования, авторами которых стали крупные военачальники армии Третьего рейха. Некоторые из этих трудов все же были переведены и изданы незначительными тиражами в СССР, но затем подвергнуты острой критике, часто идеологизированной, но во многом обоснованной и справедливой, поскольку в них искажалась историческая правда.

Следует заметить, что в меньшей мере критике подверглась «История Второй мировой войны», написанная в 1951 году Куртом фон Типпельскирхом. Генерал пехоты (звание генерала пехоты в армии третьего рейха соответствовало званию генерал-полковника советских вооруженных сил – Прим. ред.) в отставке Курт фон Типпельскирх (1891 – 1957) принадлежал к числу кадровых германских военных. Он поступил в кайзеровскую армию в 1910 году, затем в 1919 году перешел в рейхсвер. Начав в 1928 году службу в разведке в чине майора, через десять лет К. Типпельскирх был произведен в генералы и к началу Второй мировой войны был уже начальником разведывательного управления (обер-квартирмейстер IY) генерального штаба сухопутных сил. Он отвечал за оценку состояния противника и поддерживал тесный контакт с ведущими военными руководителями Германии. Успехи германской армии в Европе принесли К. Типпельскирху звание генерал-лейтенанта и Железный крест.

В январе 1942 года К. Типпельскирх был назначен на Восточный фронт командиром 30-й пехотной дивизии. Такое смещение с руководящей должности в генеральном штабе авторы некоторых публикаций о К. Типпельскирхе связывают с поражением немецких войск под Москвой и другими неудачами в кампании 1941 года. Стали очевидны просчеты германских генералов в оценке сил и возможностей Красной Армии. Однако дальнейшая успешная карьера К. Типпельскирха – назначение в сентябре 1942 года советником при командовании 8-й итальянской армии на Дону и присвоение ему в том же году звания генерала пехоты – позволяет сомневаться в его опале и предполагать, что возможно назначение К. Типпельскирха командиром дивизии было необходимой ступенью для продвижения по службе. Уже в декабре 1943 года он назначается командиром 12-го армейского корпуса в группе армий «Центр» на Восточном фронте, затем командующим 4-й армией. Летом 1944 года К. Типпельскирх покидает Восточный фронт и некоторое время командует 1-й армией в Лотарингии, затем 14-й – в Италии, 21-й – в Мекленбурге, а с апреля 1945 года – группой армий «Висла».

Книга К. Типпельскирха «История второй мировой войны» написана на основании личного опыта и материалов, предоставленных ему рядом бывших генералов и офицеров армии третьего рейха. Автор также использовал многочисленные зарубежные источники. Все это позволило дать подробное и последовательное хронологическое описание важнейших этапов борьбы. В книге рассматриваются все проблемы Второй мировой войны, связанные с военным руководством, вооружением, войной в воздухе и на море, материально-техническим обеспечением, дается также описание важнеших операций в Европе, Африке, Азии, на Тихом океане и Средиземном море.

Очень интересна оценка К. Типпельскирха вооруженных сил Германии, ее союзников и противников. Так, характеризуя немецкие сухопутные войска накануне войны, он указывает, что они были лучше организованы, вооружены и обучены, чем сухопутные войска других стран. К. Типпельскирх замечает: сухопутная армия Германии извлекла из Первой мировой войны совершенно иные уроки, нежели ее бывшие противники. Она придавала большое значение подвижным действиям, для осуществления которых должны были служить самолет и танк.

Говоря о Красной Армии, К. Типпельскирх сообщает, что русские принципы ведения войны теоретически соответствовали германским. Но все зависело от того, как командование и войска использовали эти принципы на практике. «Отборные командные кадры русских пали жертвой широкой политической чистки в 1937 г. – пишет автор. – Русско-финская война вскрыла недостаточную тактическую подготовку среднего и младшего командного звена». Немцы полагали, что они значительно превосходили русских качеством командного состава.

Вопреки выводам многих современных авторов публикаций о том, что СССР готовился к нападению на Германию, бывший начальник разведуправления генерального штаба германских сухопутных сил утверждает: «То, что Советский Союз в скором будущем будет сам стремиться к вооруженному конфликту с Германией, представлялось в высшей степени невероятным по политическим и военным соображениям; однако вполне обоснованным могло быть опасение, что впоследствии, при более благоприятных условиях Советский Союз может стать весьма неудобным и даже опасным соседом. Пока же у Советского Союза не было причин отказываться от политики, которая до сих пор позволяла ему почти без применения силы добиваться замечательных успехов».

В главе «Предыстория и начало войны» К. Типпельскирх значительное внимание уделяет советско-германскому пакту 1939 года. Автор пишет, что если Франция и Англия нуждались в то время в активной помощи со стороны СССР, то для Гитлера было достаточно,«если Советский Союз останется нейтральным. Он мог даже предложить Советскому Союзу за такую позицию существенное вознаграждение: предоставить ему часть Польши и не проявлять интереса к граничившим с Советским Союзом мелким восточно-европейским государствам. Поэтому неудивительно, что переговоры западных держав, в ходе которых в августе стали обсуждаться военные вопросы, успеха не имели, и еще до их окончания Германия и Советский Союз 23 августа подписали в Москве пакт о ненападении». Эта версия в определенной мере проливает свет на скоротечность заключения договора, о котором так много дискуссий в последние годы.

В своей книге К. Типпельскирх широко освещает военную подготовку Германии к напдению на СССР: проработка на военной игре первого этапа войны, составление подробных инструкций, создание всевозможных политических и экономических учреждений и организайий, которые должны быть развернуты на захваченной территории.Оценивая план «Барбаросса», автор замечает, что он «дышит оптимизмом, который следует объяснять впечатлением от побед над Польшей и Францией». Германские генералы считали, что «русские войска не смогут отразить внезапных ударов армии, оснащенной современной техникой и превосходящей их по качеству командного состава», а также, что «после крупных военных неудач советское государство рассыплется». Но ожидания не оправдались. «Русские держались с неожиданной твердостью и упорством, даже когда их обходили и окружали – пишет К. Типпельскирх. – Этим они выигрывали время и стягивали для контрударов из глубины страны все новые резервы, которые к тому же были сильнее, чем это предполагалось».

Война Германии с Советским Союзом занимает в книге важное место. Описывая основные операции на Восточном фронте, К. Типпельскирх с позиции немецкогогенерала называет причины неудачного похода гитлеровской армии на Советский Союз. Летом и осенью 1941 года, несмотря на все усилия, немцам не удалось сломить сопротивления советских войск и «победить Советский Союз путем быстротечной военной операции». Автор, высоко оценивавший сухопутную германскую армию 1939 года, характеризует ее осенью 1941 года как «не подготовленную морально и материально к ведению войны в зимних условиях» и признает, что контрнаступление советских войск зимой 1941 – 1942 гг. поколебало фронт на значительном протяжении и едва не привело к непоправимой катастрофе немецкую армию.

К. Типпельскирх показывает, почему немецкие войска потерпели поражение под Сталинградом. Говоря об этом сражении на Волге, он вынужден признать: «Хотя в рамках войны в целом событиям в Северной Африке отводят более видное место, чем Сталинградской битве, однако катастрофа под Сталинградом сильнее потрясла немецкую армию и немецкий народ, потому что она оказалась для них более чувствительной. Там произошло нечто непостижимое, не пережитое с 1806 г. – гибель окруженной противником армии».

1943 год, утверждает К. Типпельскирх, принес окончательную потерю инициатив в войне на Востоке. Причины поражения Германии он видит прежде всего в ошибках Гитлера, из которого «льстивая» пропаганда сделала «величайшего полководца всех времен». К. Типпельскирх, характеризуя видных деятелей противоборствующих сторон во Второй мировой войне, подробно останавливается на отношениях между различными политическими и военными руководителями Германии.

Параллельно собтиям на главном для Второй мировой войны советско-германском фронте автор освещает операции союзников в Северной Африке и в районе Средиземного моря. Важное место в монографии К. Типпельскирха занимает война в зоне Тихого океана и в Восточной Азии. Автор показал разгром американского флота японцами в Пирл-Харборе и другие операции воздушно-морской войны 1939 – 1945 годов. Особое внимание он уделяет анализу высадки десанта в Северной Африке, Сицилии, Южной Италии. Очень подробно автор описыает высадку в Нормандии и последующие боевые действия войск союзников в Европе.

Книга К. Типпельскирха содержит обширные сведения и разнообразный документальный материал, ряд объективных оценок противника и рассуждения по поводу важнейших военно-политических событий 1939 – 1945 годов. Все это представляет значительный интерес для изучения истории Второй мировой войны.

Полковник запаса Н. Волковский

доцент Санкт-Петербургского государственного университета

От автора

Когда в начале 1950 г. издательство{1} предложило мне дать описание событий Второй мировой войны на всех фронтах, понятное не только для военных специалистов, но для всякого интересующегося этими вопросами, я хорошо представлял себе все трудности, связанные с осуществлением такого замысла. Правда, на Западе уже были заслуживающие внимания книги военного и политического характера, большей частью отчеты видных руководящих лиц. Кроме того, вышли в свет работы, авторы которых использовали различные немецкие источники и показания руководителей германского государства и германских вооруженных сил. Материалы Нюрнбергского процесса содержали ценные оригиналы приказов первых лет войны и много других документов. Постепенно события Второй мировой войны начали освещаться и в немецкой военной литературе. После целого потока отчетов, опубликованных в форме очерков в многочисленных немецких иллюстрированных журналах, которые как источники можно почти исключить, появились, наконец, объективные описания отдельных периодов войны. Казалось, пришло время изложить ход военных действий на всех театрах с немецкой точки зрения. Во всяком случае, было необходимо заполнить кое-как многочисленные пробелы, имеющиеся в источниках. Прежде всего это касалось кампании в России, поскольку не было опубликованных русскими работ по этому вопросу, которыми можно было бы воспользоваться. Кроме того, некоторые события, происшедшие на других театрах военных действий, требовали отдельного освещения вследствие своего особого драматического характера.

Благодаря дружескому участию многих моих товарищей мне удалось заполнить имеющийся пробел в источниках в той мере, в какой вообще можно нести ответственность за целое описание всего хода войны. Я должен принести благодарность за предоставление мне всевозможных записей и карт, а также за различные справки о действиях бывшей сухопутной армии Германии генерал-полковнику Фитингофу, генералам фон Мантейфелю, Бранденбергеру, Фреттер-Пико, фон Грейфенбергу, Вестфалю, фон Меллентину, Энгелю, Хаузеру и Детлефсену, подполковникам Мюллер-Ланкову и Лемму, майорам Брейтхаупту, Зауэрбруху и Брокельману; о действиях военно-воздушных сил – генералам фон Зейделю и Треттнеру, полковнику Эшенауэру и подполковнику Шлихтингу; о действиях отрядов СС – обергруппенфюреру Штейнеру. Кроме того, я выражаю признательность генерал-полковнику Цейтцлеру за ценные замечания, сделанные при просмотре той части рукописи, которая охватывает период его пребывания на посту начальника Генерального штаба сухопутных сил. За советы относительно описаний действий авиации я благодарю генерала Коллера. Со стороны представителей военно-морского флота мне также была оказана поддержка, заслуживающая благодарности.

Во многом помогли мне зарубежные друзья. Я должен здесь искренне поблагодарить английского военного историка Лиддел Гарта за большой интерес к моей работе и постоянную пересылку мне своих трудов, написанных за последние годы. Я сердечно признателен также военной библиотеке в Базеле за выдачу некоторых еще не имеющихся на немецком книжном рынке книг иностранных, особенно итальянских авторов, а также господину доктору Маркусу Вердеру (Базель) за его быструю помощь в приобретении швейцарских книг, вышедших частично еще во время войны, и другой иностранной литературы.

Господин профессор доктор Гакенхольц (Люнебург), который в течение нескольких лет вел журнал боевых действий группы армий «Центр», помог мне многими ценными предложениями и указаниями.

На основании изучения доступных немецких и иностранных источников и при поддержке лиц, указанных выше, я полагаю, что дал в основных чертах правильное описание событий, происходивших на огромных театрах военных действий. Тот недостаток, что в зависимости от имеющихся источников одни события излагаются более подробно, чем другие, то есть дано не совсем равномерное описание всех периодов войны, является неизбежным в силу существующего положения вещей. К тому же различный масштаб военных действий на разных театрах приводит к тому, что иногда приходится описывать боевые действия дивизий, в то время как в целом описание должно ограничиваться по замыслу разбором операций в масштабе армии.

Хотя настоящая книга носит преимущественно описательный характер, я все же считаю нужным давать оценку отдельным деятелям – участникам великих событий, а также спорным вопросам ведения войны Германией, ее союзниками и противниками. Огромное влияние, которое оказали государственные деятели обеих сторон на ход войны, мне кажется, уже достаточно хорошо известно, так что попытка критически оценить их действия не является слишком смелой. Натянутые отношения между различными германскими политическими и военными руководителями, имевшие столь гибельные последствия, волнуют умы внутри Германии и за ее пределами в такой степени, что я должен внести свою долю в выяснение событий и в оценку действующих лиц.

Наконец, читатель захочет, вероятно, узнать, что дает мне право надеяться на успешное выполнение взятой на себя задачи. Многолетняя деятельность в Генеральном штабе сухопутных сил преимущественно по изучению иностранных армий дала мне основы для оценки военно-политических явлений. Во время войны с Польшей и Францией, а также в период подготовки к войне с Россией до начала 1941 г. я занимал пост обер-квартирмейстера IV{2} в генеральном штабе сухопутных сил.

Я отвечал за оценку состояния противника и поддерживал, естественно, тесный контакт с ведущими военными руководителями. В Русской кампании я в течение года командовал 30-й пехотной дивизией, в последнее время – в демянском котле. Затем я был «немецким генералом» при итальянской 8-й армии на Дону и видел, как назревала катастрофа под Сталинградом, а также пережил поражения армий стран-союзниц Германии на Дону. В 1943 и 1944 гг. я находился в группе «Центр» на Восточном фронте, командуя вначале 12-м армейским корпусом, а летом 1944 г. во время разгрома этой группы армий – 4-й армией, до тех пор, пока не попал в авиационную катастрофу. После выздоровления некоторое время командовал армией в Лотарингии, а затем несколько месяцев – в Италии. Конец войны я встретил в Мекленбурге в должности командующего армией.



С точки зрения истории в моей книге, возможно, не все безупречно, и я прошу снисхождения у моих читателей – участников войны и очевидцев многих событий, если они найдут ошибки и недостатки в данной работе. Всякую поправку я приму с благодарностью.

За изготовление многочисленных карт и схем, прилагаемых к книге, я выражаю горячую признательность господину майору в отставке дипломированному инженеру Матерне (Люнебург).

Курт фон Типпельскирх, генерал пехоты в отставке

Люнебург. Июль 1951 г.


* * *


Ободренный теплым приемом, который встретила моя книга у читателей-специалистов, и положительной оценкой в многочисленных рецензиях, я охотно иду навстречу пожеланию издательства сделать книгу доступной широкому кругу читателей, выпустив ее более дешевым изданием. За исключением отдельных исправлений, касающихся главным образом ошибочных дат, текст остался без изменений.

Все еще непрекращающийся поток различных печатных работ о Второй мировой войне, выходящих в Германии и за границей, заставляет пока отложить переработку книги, которая нуждается только в отдельных уточнениях.

Курт фон Типпельскирх, генерал пехоты в отставке

Люнебург, июль 1954 г.

{1}Здесь и в дальнейшем имеется в виду боннское издательство «Атенеум». – Прим. ред.

{2}Ведал вопросами разведки. – Прим. ред.

Глава I. Предыстория и начало войны

1. Навстречу войне

Осенью 1938 г. немецкий народ, несомненно, с удовлетворением встретил мирное разрешение судетской проблемы на совещании в Мюнхене. Чемберлен, проезжавший после окончания совещания по улицам города, видел повсюду ликующих, охваченных восторгом людей. Немецкий народ не хотел войны. У него было только одно пламенное желание – жить в мире со всеми европейскими народами, но в то же время быть сильным и пользоваться уважением. Невидимому, осуществление такого желания, как это вновь подтвердил Мюнхен, обеспечивалось политикой Гитлера. Доверие к нему бесконечно возрастало, потому что он не только без всякого кровопролития устранил последствия Версальского договора, больше всего угнетавшие национальное сознание немецкого народа, но и постоянно укреплял мощь и величие германской империи. Лишь немногие сомневались в честности этой политики, и еще меньше было число тех, кто не дал себя ослепить внешними успехами и социальным подъемом и разгадал демоническую сущность Гитлера. Эта горстка людей в условиях тоталитарного режима была лишена всякой возможности открыто выражать свои мысли и опасения. То, что тогда понимали лишь немногие, сегодня знают все. Мирное объединение всех крупных и мелких групп немецкого населения, живущего по ту сторону государственных границ Германии, в единое «Великое германское государство» не было истинной целью гитлеровской политики. Слова «Великая Германия» для него означали только вывеску, искусное использование той европейской политики начала XX столетия в национальном вопросе, которая проявилась в отторжении от Германии ряда областей после первой мировой войны. Из этой политики Гитлер и черпал свои аргументы, твердо веря в то, что лишь они найдут вполне понятный отклик в сердце немецкого народа. Вместе с тем он хорошо понимал, что даже идейные вдохновители европейского порядка 1919 г. и его исполнители не были рады своему творению и единственное средство для устранения возникшей напряженности видели в незначительных исправлениях границ.

Но если государственные деятели Запада и немецкий народ расценивали решения Мюнхенского совещания как важный шаг, направленный на ослабление этой напряженности и даже ее окончательное устранение, то Гитлер еще до Мюнхена мечтал совершенно о другом. Он предпочел бы этому совещанию войну с Чехословакией, чтобы показать всему миру сокрушительную силу созданного под его руководством нового германского вермахта. По его мнению, пришло время продемонстрировать перед западными державами военную мощь Германии, чтобы заставить их бояться разногласий с Германией, которые в противном случае он считал неизбежными. При сложности характера Гитлера, его хитрости, дьявольском искусстве скрывать свои истинные мысли, внушать себе и другим идеи, в которые он сам, быть может, не верил, не легко отделить в его бесчисленных высказываниях то, в чем он был действительно убежден, от того, что он говорил, преследуя какую-нибудь определенную цель. Действительно ли он верил в неизбежный конфликт с Западом даже в том случае, если Германия будет проводить осторожную внешнюю политику и не станет ущемлять до крайности интересы других держав, или это предположение служило ему только предлогом для того, чтобы оправдать свою политику перед собой и другими? Был ли он глубоко убежден в том, что выполняет свою миссию в интересах немецкого народа или она была для него только риторической фразой, прикрывающей безграничное стремление к власти, которое рано или поздно должно было вызвать сопротивление всего мира?

Несомненно, что Гитлер уже в 1938 г. решил при первой представившейся возможности «испытать военную мощь», и с тех пор это стало целью его политики. В области внутренней политики для достижения такой цели требовалось идеологически обработать немецкий народ и убедить его, что политика Гитлера служит лишь дальнейшему исправлению Версальского договора и объединению всех немцев в единое государство; подобное убеждение необходимо было постоянно усиливать. В области внешней политики Гитлер стремился создать такую политическую обстановку, которая позволила бы ему нанести новый удар, на этот раз военного характера, без риска вызвать ответное выступление превосходящих сил коалиции противника.

Предпринятый в марте 1939 г. захват Чехословакии, конечно, дал пищу антигерманской пропаганде и был крайне опасным с точки зрения внешней политики. Гитлер сам нарушил постоянно выдвигаемый им тезис об объединении всех немцев в одно великое государство. Но с военной точки зрения он считал уничтожение того, что осталось от чехословацкого государства, необходимой предпосылкой для осуществления своих дальнейших планов. Поскольку державы, подписавшие Мюнхенское соглашение, не выступили против этого односторонне предпринятого действия, немецкий народ увидел в нем только новое подтверждение целеустремленной политики Гитлера, которая устранила фактор напряженности в Европе. Самому Гитлеру было ясно, что о повторении этого метода по отношению к его следующему противнику, Польше, не приходилось и думать – это, безусловно, привело бы к войне. Следовательно, Польшу нужно было изолировать, по мере возможности, политически, и во всяком случае в военном отношении. Несмотря на существующий франко-польский союз и на гарантии, которые Англия дала Польше в конце марта под первым впечатлением захвата Чехословакии, Гитлер надеялся, что ему удастся ограничиться военным конфликтом с одной только Польшей. Если бы ему удалось убедить западные державы в том, что всякая военная помощь Польше придет слишком поздно, они, как считал Гитлер по опыту последних лет, могли бы все же уступить в последний момент и допустить политически искусно подготовленный военный конфликт с Польшей. Гитлер полагал, что западные державы не пойдут на развязывание затяжной мировой войны с сомнительным исходом только с целью отменить то, что произойдет в течение нескольких недель, станет уже совершившимся фактом и, по существу, больше не будет встречать их протеста.

Решающее значение для военной изоляции Польши имела позиция Советского Союза в таком конфликте. Поэтому, не сближаясь с Советским Союзом политически, Гитлер постарался переменить тон по отношению к нему. Руководители в Кремле были слишком опытными политиками, чтобы не понять, что напряженная обстановка в Европе крайне обострилась и вполне может привести к вооруженному конфликту. Русские должны были также хорошо понимать решающее значение их позиции для дальнейшего развития событий. Они решили нарушить свою прежнюю сдержанность и первые стали зондировать почву в Берлине, что позволило вскоре сделать вывод об их стремлении к политическому взаимопониманию с Германией. Если Гитлер принял эти попытки очень осторожно, то западные державы в конце марта начали переговоры с Советским Союзом. Они сознавали, что их военные гарантии Польше без военной помощи Советского Союза не имели прочной основы, и стремились поставить Гитлера перед мощной коалицией противников, силы которой превосходили бы силы Германии. В июне они отправили дипломатическую миссию в Москву, которая в лице русских встретила очень упорного участника переговоров. Русские не были склонны ставить себя в зависимость от политики западных держав и дать им втянуть себя в войну. Они понимали, что им, возможно, пришлось бы нести главную тяжесть борьбы против Германии, которую они в военном отношении оценивали очень высоко. С другой стороны, западные державы нашли у Польши, для которой русская помощь все-таки была важной, сильные сомнения в русских гарантиях. Поляки опасались, и вполне справедливо, того, что русские, если они только вступят в их страну как «союзники», никогда уже оттуда не уйдут. В то время как переговоры англо-французских представителей в Москве затягивались, а споры по поводу возникающих противоречий и трудностей их только усложняли, русские успешно вели свои переговоры с Берлином.

Гитлер вначале подозревал, что Советский Союз угрозой русско-германского соглашения хотел только укрепить свои позиции против западных держав. Лишь в конце июля Гитлер дал указание имперскому министру иностранных дел ускорить переговоры, так как это подозрение не подтвердилось и стало ясно, что русских, по-видимому, больше устраивает соглашение с Германией, чем союз с западными державами. Кроме того, у Гитлера оставалось очень мало времени, поскольку он хотел иметь ясную политическую обстановку до начала конфликта с Польшей, срок которого был им твердо установлен. Он должен был предложить русским значительно больше, чем западные державы. Последние нуждались в активной помощи со стороны Советского Союза; для Гитлера было достаточно, если Советский Союз останется нейтральным. Он мог даже предложить Советскому Союзу за такую позицию существенное вознаграждение: предоставить ему часть Польши и не проявлять интереса к граничащим с Советским Союзом мелким восточно-европейским государствам. Поэтому было неудивительно, что переговоры западных держав с Советским Союзом, в ходе которых в августе стали обсуждаться военные вопросы, успеха не имели, и еще до их окончания Германия и Советский Союз 23 августа подписали в Москве пакт о ненападении. Сталин должен был отчетливо понимать значение этого пакта. Он означал – в случае, если Англия, как можно было ожидать, изменит Польше, – войну в Европе, если не мировую войну. Но пока война шла мимо Советского Союза, а он не считал своим долгом становиться ей на пути. Стоя в стороне от войны, он мог, возможно, даже без применения силы разбить цепь ориентирующихся на Запад мелких государств, которую западные державы создали в 1919 г. против Советского Союза, а также мог значительно расширить свое западное предполье. Кроме того, всякий вооруженный конфликт между великими европейскими державами должен был привести к их ослаблению. Положение могло стать опасным только в том случае, если бы одна из воюющих сторон добилась быстрой победы, но этого вряд ли следовало ожидать.

Заключением московского пакта Гитлер надеялся создать предпосылки для военной и политической локализации конфликта с Польшей. Западные державы находились теперь в стесненном положении. Гитлеру удалось, не встречая препятствий со стороны западных держав, которые в 1933 – 1938 гг. еще значительно превосходили Германию, поднять военную и политическую мощь Германии до такой степени, что теперь война стала для них очень большим риском. Они упустили момент, когда еще могли держать германскую политику в приемлемых для себя границах. Несмотря на это, Англия решилась на новый акт насилия, совершенный Гитлером, ответить насилием. Гарантиям, данным Польше в апреле, она придала 25 августа форму военного союза в надежде этим недвусмысленным актом удержать Гитлера от односторонних действий при разрешении вопроса о немецких претензиях к Польше. Когда Муссолини в тот же день сообщил о том, что Италия не в состоянии участвовать в войне, которая, по его мнению, не может ограничиться конфликтом с одной только Польшей, Гитлер отменил наступление, уже назначенное на следующее утро. Отказ Муссолини не был, конечно, главной причиной такого решения Гитлера, хотя он повлек за собой большие неудобства, так как теперь выпало средство политического нажима на западные державы. Гитлер хотел еще раз дать им время продумать свои решения, причем он надеялся, что нежелание французов вести войну окажет решающее влияние на позицию Англии. Дальнейшие переговоры с Англией и Польшей он поручил вести Риббентропу в такой форме и с такой поспешностью, чтобы они неизбежно были обречены на провал, если поляки не сделают совершенно невероятных уступок. 31 августа он констатировал провал переговоров и решил прибегнуть к открытой силе. «Теперь, когда исчерпаны все политические возможности разрешения мирным путём положения на восточной границе, которое стало невыносимым для Германии, я решил добиться этого силой», – гласил 1-й пункт директивы № 1 о ведении войны, на основании которой 1 сентября 1939 г. в 4 часа 45 мин. начались военные действия против Польши.

Несмотря на этот акт, у него по-прежнему была если не уверенность, то надежда на то, что Англия, а следовательно, и Франция, видя безнадежное положение Польши, не станут вступать в войну. Во всяком случае, созыва новой конференции Гитлер не хотел ни при каких обстоятельствах. Со свойственной ему непоколебимой решимостью он стремился к тому, чтобы удержать от вступления в войну своих западных противников. Уже из-за этой позиции Гитлера должна была провалиться попытка, сделанная Италией и положительно встреченная Францией, все же созвать конференцию. Но эта попытка не могла иметь успеха еще и потому, что Англия пресекла всякую возможность переговоров переданным 3 сентября, ультиматумом, в котором она объявила, что с 11 час. будет находиться в состоянии войны с Германией, если до этого момента не получит от нее удовлетворительные заверения в прекращении всех наступательных операций против Польши и отводе немецких войск из этой страны. Очевидцы сообщают, что когда Гитлеру перевели ультиматум английского правительства, он точно окаменел – он понял, что ошибался относительно возможной реакции англичан и действовал слишком неосторожно. Как запоздалое эхо, последовал соответствующий ультиматум французов, срок которого истекал в 17 часов.

Вторая мировая война в Европе началась.

Ни один народ, даже немецкий, не испытывал ничего похожего на то воодушевление, которое в 1914 г. охватило все народы Европы. Всего лишь двадцать лет прошло со времени первой катастрофы в Европе, и еще никто не забыл перенесенных страданий и огромных жертв. Все приняли войну как удар судьбы. Даже объявление войны западными державами не смогло поколебать в немецком народе веру в Гитлера: он был слишком сильно одурманен лживой пропагандой, чтобы быть в состоянии трезво оценивать происходящее. Немецкий солдат независимо от чина чувствовал свой долг перед отечеством и стремился выполнить его во чтобы то ни стало.

Напрашивается вопрос: не мог ли какой-нибудь государственный деятель, используя все свое влияние, предотвратить надвигающуюся катастрофу? То, что Гитлер хотел войны, хотя бы локальной, является документально подтвержденным фактом. Но он бы не добился так легко этой цели, если бы не нашел необходимых союзников и противников в лице Советского Союза» Англии и Польши. Решающее значение имела позиция Советского Союза. Когда Гитлер заручился его согласием, у него появилась уверенность в том, что он выиграет воину против западных держав. Позиция Советского Союза была также убедительнейшим аргументом, который позволил Гитлеру рассеять сомнения своих военных советников. Последние считали, что трудно предвидеть, какой размах примут военные действия, если они выйдут за рамки локального конфликта, и поэтому на такое расширение войны пойти нельзя.

Англии было известно, что в Германии имелись влиятельные силы оппозиции, однако англичане мало сделали, чтобы поддержать их своей политикой. Для этого требовалось бы в первую очередь склонить Польшу к разумному разрешению созданной Версальским договором острой проблемы Данцигского коридора и Данцига, который был отделен от германского государства. Вместо этого своими гарантиями, данными Польше в апреле 1939 г., она фактически предоставила ей карт-бланш. Английский военный историк Лиддел Гарт дал весьма интересное объяснение причин такой опрометчивой политики англичан. В вышедшей в 1944 г. работе «Почему мы не извлекаем уроков из истории?» он говорит, что события в марте 1939 г. в Англии нанесли тяжелый удар тем, кто так радовался мирному разрешению чешской проблемы в Мюнхене, и серьезно повлияли на их политические воззрения. Это особенно относится к Чемберлену. В результате эти люди стали жертвой вспыхнувшего в них возмущения и желания сражаться – «той жажды брани, – говорит Лиддел Гарт, – которая, как можно проследить на различных исторических примерах, спит в нас и становится мощной движущей силой, когда ее разбудят». Именно этим следует прежде всего объяснить политику, проводившуюся англичанами с весны 1939 г. Но как раз полякам, которые «всегда были крайне несговорчивым народом, когда дело шло о разумном урегулировании спорных вопросов путем переговоров», английское правительство, по его мнению, не должно было давать неоценимые военные гарантии, прежде чем не будет обеспечено участие в них русских. Получилось же так, что Польша положилась на Англию, заранее отказалась от всякой русской помощи и отважилась на войну. Черчилль в своих мемуарах пишет примерно то же самое. Он замечает по поводу английских гарантий Польше: «Теперь; наконец, обе западные демократические страны заявили о своей готовности решительно сражаться за сохранение территориальной целостности Польши. Напрасно искать в истории что-либо похожее на это неожиданное и резкое изменение политического курса, когда на протяжении пяти или шести лет стремились к осторожному и миролюбивому разрешению конфликтов, а затем почти за одну ночь решили принять участие в надвигающейся огромной войне при самых неблагоприятных обстоятельствах».



Англичане преждевременно заняли определенную позицию и тем самым лишили себя свободы дипломатических действий. Действуя более обдуманно, они и в польском вопросе заставили бы Гитлера пойти на переговоры или, если бы это не удалось, могли бы своей политикой вызвать рост недовольства позицией Гитлера внутри Германии, что отмечалось уже во время чешского кризиса и позднее. Теперь же англичанам оставалось только осуществить свою угрозу, в которую Гитлер не верил.

Франция и Италия не намного отличались от статистов, идущих за своими более сильными и волевыми партнерами. Французы не хотели войны, можно было бы сказать, что они любой ценой старались ее избежать. Но в результате английской политики Франция оказалась в таком положении, из которого она не видела выхода, не поставив на карту свой престиж великой державы и всякое политическое сотрудничество с Англией в дальнейшем.

На предостережения Муссолини, сделанные в начале лета, не обратили внимания: бывший его ученик Гитлер давно уже перерос своего учителя. Так возникла война, которой никто не хотел, даже Гитлер, в той форме, какую она приняла и в которой могла быть действительно заинтересована только одна держава – Советский Союз.

2. Германские вооруженные силы в 1939 г.

Сухопутные войска

Датой возникновения новой германской сухопутной армии считается 16 марта 1935 г., когда Гитлер объявил о введении всеобщей воинской повинности и определил численность армии примерно в 36 дивизий. Но фактически комплектование личного состава и техническое оснащение войск началось уже осенью 1933 г., а весной 1934 г. стало более интенсивным. Таким образом, сухопутные силы создавались в течение шести лет, то есть с 1933 по 1939 г.

Ядром сухопутных сил была сухопутная армия рейхсвера. Несмотря на ограничения Версальского договора, она отличалась исключительно высокими качествами своего личного состава, а в области обучения и специальной подготовки войск значительно превосходила своих бывших противников.

За короткое время из 7 пехотных и 3 кавалерийских дивизий, к которым с 1938 г. еще прибавились 6 австрийских бригад значительно меньшей численности, к осени 1939 г. возникли 39 пехотных, 3 горнострелковых, 5 танковых, 4 легкие и 1 кавалерийская дивизия, то есть в общей сложности 52 соединения, причем эти данные являются далеко не полными.

Многочисленные «учебные подразделения» составляли кадры создаваемых при мобилизации формирований.

Тяжелую артиллерию и танковое оружие приходилось создавать заново. Численность войск связи, инженерных и других специальных войск нужно было увеличивать в гораздо большей степени, чем количество общевойсковых соединений.

Вооружение бывшей сухопутной армии рейхсвера, даже винтовки, уже настолько устарело, что кадровые дивизии с современной точки зрения стали совершенно невооруженными.

На случай войны планировалось формирование еще 46 дивизий. Но комплектование их личным составом представляло большие трудности. Приходилось обращаться к младшим возрастам времен первой мировой войны, так как контингент 1901 – 1914 гг. рождения не проходил с 1919 г. никакой военной подготовки и теперь она только начиналась. Для оснащения этих войск было использовано ненужное кадровым частям устаревшее вооружение, а также австрийское оружие и техника расформированной чехословацкой армии, но и этого очень пестрого вооружения едва хватало.

Следовательно, сухопутные силы, вступившие в войну в 1939 г., имели значительные недостатки и, конечно, не были к ней готовы в строгом смысле этого слова.

Однако у них были и свои положительные качества, все значение которых обнаружилось полностью лишь во время войны. Немецкие сухопутные войска в целом имели лучшую организацию и были лучше вооружены и обучены, чем сухопутные войска всех их противников. Лучшая организация и вооружение явились результатом проведения исключительных мероприятий с целью создания сухопутных сил на совершенно новой основе. Кадровые дивизии уже в мирное время почти достигали численности, предусмотренной для военного времени, и были вооружены более современным и разнообразным оружием, чем армии противников. Приступив к формированию танковых и легких дивизий, немецкая армия встала на новый путь, по которому, однако, другие армии за ней или вовсе не пошли, или последовали очень нерешительно. Боевая подготовка в сухопутных войсках была построена на принципах, получивших свое развитие еще во времена рейхсвера. В соответствии с характером профессиональной армии с продолжительным сроком службы она стояла на необычайно высоком уровне. Эти же принципы обучения войска были почти механически перенесены на значительно более многочисленную сухопутную армию с непродолжительным сроком службы. В результате был достигнут значительно более высокий уровень боевой подготовки, чем в сухопутных армиях других стран, комплектуемых на основе всеобщей воинской повинности.

Но превосходство сухопутной армии Германии объяснялось еще другой причиной: она располагала, по старой прусской традиции, таким унтер-офицерским составом, какого не имела ни одна другая сухопутная армия мира, – многочисленным, исключительно хорошо подобранным и обученным. Именно он являлся образцом применения перенятых у рейхсвера методов отбора, воспитания и обучения личного состава. Несмотря на первоначальное трехкратное увеличение и на последующие увеличения сухопутной армии, удалось сохранить очень высокие качества унтер-офицерского корпуса как основы для обучения войск. Эти качества были доказаны, кроме всего прочего, и тем, что из его рядов до войны и еще больше во время войны вышло много заслуженных офицеров.

К офицерскому корпусу, естественно, предъявлялись очень высокие требования. Но увеличение его численности вызвало значительно большие трудности, чем расширение унтер-офицерского корпуса, так как вновь возникшая авиация потребовала для себя из имеющихся 3500 кадровых офицеров сухопутной армии рейхсвера 500 офицеров. Поэтому многих восстановленных на действительной службе офицеров бывшей кайзеровской армии, а также временно служивших в полиции приходилось использовать преимущественно в качестве ротных и батальонных командиров. Корпус офицеров резерва нужно было создавать совершенно заново. Подходящими для этого кадрами были более молодые офицеры – участники первой мировой войны.

Кроме того, важное значение для успехов в первые годы второй мировой войны имело и то, что сухопутная армия Германии извлекла из первой мировой войны совершенно иные уроки, чем ее бывшие противники. Она придавала решающее значение подвижным действиям, для осуществления которых должны были служить новые боевые средства – самолет и танк. Напротив, французская армия, в период между двумя мировыми войнами оказавшая большое влияние на взгляды военных специалистов всех стран относительно характера будущей войны, жила старыми представлениями о позиционной форме вооруженной борьбы, которая господствовала на западном фронте в период 1914 – 1918 гг. По мнению французов, оборона в этой войне оказалась, как никогда, сильнее наступления. Для ее преодоления они по-прежнему предлагали применять многочисленную технику и прежде всего добиться превосходства в артиллерии. Решающее значение, которое имеет создание многочисленных подвижных соединений и их использование для оперативных прорывов во взаимодействии с соответственно оснащенными и обученными воздушными соединениями, было понято и практически осуществлено лишь немцами.

Вначале только кадровые дивизии немецкой армии превосходили будущих противников по своей организации, степени боевой подготовки и качествам командного состава. Но когда осенью 1939 г. Франция не захотела использовать явную слабость немцев на Западе для немедленного наступления, они получили возможность еще более усилить это превосходство и привить высокие качества кадровых соединений новым формированиям.

В целом сухопутные войска настолько отвечали задачам, поставленным войной, что даже для них самих это оказалось неожиданным.

Военно-морской флот

Военно-морской флот также с 1935 г. освободился от оков Версальского договора. Практически он от этого выиграл меньше, чем сухопутная армия и авиация. Однако это нельзя объяснить англо-германским морским соглашением, устанавливавшим тоннаж будущего германского флота в размере 35%, а подводных лодок – 45% (при известных условиях до 100%) от тоннажа соответственно надводных кораблей и подводных лодок стран Британской империи. Причина сравнительно медленного развития флота заключалась в том, что проводимое из политических и военных соображений крайне спешное создание и расширение двух других составных частей вооруженных сил, армии и авиации, к которому с лета 1938 г. еще прибавилось строительство линии Зигфрида, поглощало огромную массу сил и средств и требовало больших усилий промышленности. Поэтому для военно-морского флота оставалась лишь скромная строительная программа и он мог использовать только признанную Англией квоту строительства подводных лодок.

Гитлер намечал закончить создание германского военно-морского флота к 1944 или 1945 г. К этому сроку военно-морской флот должен был стать настолько сильным, чтобы, «располагая достаточным количеством мощных боевых кораблей с большим радиусом действия, успешно вести борьбу на жизненно важных морских коммуникациях Англии в Атлантике».

Но когда задолго до этого срока в 1939 г. началась война против Англии, строительство военно-морского флота находилось еще только в своей первоначальной стадии.

На 1 сентября 1939 г. военно-морские силы Германии имели следующий корабельный состав: 2 линейных корабля («Шарнгорст» и «Гнейзенау»), 3 броненосца («карманных» линкора) водоизмещением 10 тыс. т каждый («Дейчланд», позднее переименованный в «Лютцов», а также «Адмирал Шеер» и «Адмирал граф Шпее»), 2 тяжелых крейсера («Хиппер» и «Блюхер»), 6 легких крейсеров, 22 эскадренных миноносца, 20 миноносцев, 32 тральщика, 35 подводных лодок прибрежного действия водоизмещением 250 т каждая, 22 океанские подводные лодки водоизмещением по 500 и 700 т, 17 торпедных катеров.

Кроме того, находились в постройке и могли быть закончены во время войны: 2 линейных корабля («Бисмарк» и «Тирпиц»), 1 тяжелый крейсер («Принц Евгений»).

Подводный флот увеличивался ежемесячно на 2-3 единицы.

О дальнейшем выполнении программы кораблестроения, которая предусматривала строительство большого количества крупных кораблей, не приходилось и думать. Пришлось прекратить также и постройку двух авианосцев. Военно-морской флот вынужден был ограничиться достройкой почти законченных кораблей и сделать упор на строительство подводных лодок. Для борьбы против Англии германский флот в противоположность 1914 г. был совершенно недостаточно подготовлен. Частично это компенсировалось тем, что в морских операциях могла принимать участие и авиация, а надводные корабли имели значительно большие радиусы действия, чем в первую мировую войну. В общем задачи, которые были возложены на военно-морской флот в Балтийском море, – действия против Польши и обеспечение жизненно важных перевозок руды из Северной Швеции, – он вполне мог выполнить.

Военно-воздушные силы

Если сухопутная армия и военно-морской флот могли еще как-то расти и развиваться, то у авиации не было и этих скромных возможностей. Версальский договор запретил использование самолетов для военных целей. Молодые военно-воздушные силы, созданные в первую мировую войну, были в 1920 г. расформированы. Но армия и флот понимали, что даже самые слабые вооруженные силы не могли обойтись без этого современного боевого средства, хотя бы его задачи ограничивались одной разведкой. Они были также убеждены в том, что военные ограничения, предписанные Версальским договором, долго не могут соблюдаться и рано или поздно должны быть отменены. Поэтому армия и флот стремились при обучении войск и теоретической разработке принципов ведения боя отвести авиации подобающее место, а также создать практические предпосылки для ее развития.

В офицерский корпус армии было включено небольшое количество офицеров, служивших во время войны в военной авиации. Вначале их деятельность не выходила за рамки обсуждения некоторых теоретических вопросов и изучения развития авиации в зарубежных странах. Прежде всего было важно не отстать от других стран в подготовке летных кадров. Согласно Парижскому авиационному соглашению 1926 г. бывшие державы-противники разрешали германским сухопутным войскам и военно-морскому флоту обучать ежегодно 36 спортивных летчиков. Благодаря своеобразной системе увольнения в запас после краткой подготовки могло быть обучено небольшое число пилотов, которые дополнительно проходили боевую подготовку за границей. В начале тридцатых годов положения Версальского договора уже настолько изжили себя, что можно было приступить к обучению летных кадров и в немецких школах пилотов гражданской авиации. Однако боевая подготовка здесь все еще не велась; немецкие летчики могли проходить ее только за границей, да и то в неполном объеме. Все-таки к 1933 г. удалось подготовить примерно 2500 летчиков из состава сухопутной армии и военно-морского флота.

Значительно труднее было решить проблему строительства пригодных для войны самолетов. Согласно Парижскому соглашению от 1926 г. на германскую авиационную промышленность еще налагались ограничения, которые делали невозможным строительство боевых самолетов в Германии. Некоторые немецкие самолетостроительные фирмы создали «дочерние» предприятия за границей, так что построенные там машины могли использоваться для обучения немецких летчиков и испытываться ими. В самой Германии строились только учебные и тренировочные самолеты, имевшие немаловажное военное значение как самолеты-разведчики.

С целью обучить наземные войска взаимодействию с авиацией и практически познакомить летчиков-наблюдателей с ведением разведки было создано несколько эскадрилий таких самолетов. В 1933 г. германская авиационная промышленность, уже успевшая накопить опыт за границей, была нацелена на производство современных военных самолетов, которых в Германии было еще очень мало.

Зародышем зенитной артиллерии явились несколько батарей сухопутной армии, которые первоначально были оснащены совершенно устаревшей материальной частью, оставшейся от первой мировой войны, а также новыми системами.

Когда Гитлер пришел к власти, Геринг сразу взял под свой контроль все предприятия, которые можно было использовать для развития самолетостроения, и объединил их в имперский комиссариат, на основе которого осенью 1933 г. было создано министерство авиации. Строительство большого числа аэродромов и бурное развитие авиационной промышленности, а также ускоренное обучение летно-подъемного и наземного состава военно-воздушных сил послужили предпосылкой для создания авиационных частей, которые вначале в противоположность армии и флоту совершенно отсутствовали. Для укомплектования военной авиации личным составом армия и флот выделили свои кадры бывших летчиков – участников первой мировой войны и подготовленных в течение ряда лет пилотов и наблюдателей. На действительную службу в авиацию возвратилось много бывших офицеров, имеющих и не имеющих летного опыта. Должна была оказать помощь также полиция, подчиненная Герингу. В добровольцах, горевших желанием служить в авиации, не было недостатка; из них формировались новые части. Осенью 1934 г. удалось сформировать первые подразделения, преимущественно разведывательные эскадрильи.

1 марта 1935 г., незадолго до объявления об аннулировании военных ограничений Версальского договора, была снята маскировка с германского военно-воздушного флота, организацию которого к тому времени в общих чертах уже закончили. Теперь приступили к его быстрому развитию, ассигновав для этой цели огромные средства.

В сравнении с военно-воздушными силами других государств у немецкой авиации было то большое преимущество, что она не имела устаревших типов. боевых самолетов, которые обычно в целях экономии заменяются новой материальной частью очень медленно. В результате она постепенно добилась, после неизбежных «детских болезней» и ряда переходных типов машин, решающего качественного превосходства над своими соседями. Германская авиационная промышленность выпустила несколько очень удачных типов самолетов, как, например, бомбардировщики Хе-111 и До-17, истребитель Ме-109, непревзойденный пикирующий бомбардировщик Ю-87 и тяжелый двухмоторный Ме-110. Менее удачным оказался тяжелый пикирующий бомбардировщик Ю-88, который не оправдал возлагавшиеся на него после начала войны надежды как на средство борьбы с английским флотом. Позднее, во время битвы над Англией, он также не смог выполнить свою задачу. В конструкцию этого самолета постоянно нужно было вносить серьезные изменения. Авиационная промышленность Германии за период с 1934 по 1939 г. увеличила производство с 900 до 6 тыс. самолетов в год.

Самолетостроительная программа, которую рассчитывали окончить к 1942 г., предусматривала производство 1 тыс. одноместных истребителей, 1 тыс. бомбардировщиков и 1 тыс. пикирующих бомбардировщиков, разведывательных самолетов и тяжелых двухмоторных истребителей, а также постройку необходимых транспортных и учебных самолетов. В 1939 г., когда началась война, эта программа была еще очень далека от выполнения. Немецкая авиация имела 2500 самолетов, в том числе 1 тыс. бомбардировщиков, которые были объединены в 5 авиадивизий и 1 парашютно-десантную дивизию. В качественном отношении немецкие самолеты были лучше польских и французских и почти такие же, как английские, так как английская авиация начала оснащаться новой материальной частью сравнительно поздно. В количественном отношении военно-воздушный флот Германии был, если считать только современные самолеты, сильнее, чем военно-воздушные силы всех трех стран противника вместе взятых.

Однако вследствие такого слишком поспешного создания немецкая авиация имела еще больше недостатков, чем сухопутная армия. Беспрестанно создавали новые формирования, а только что созданные делили на несколько частей. Стремление увеличить количество частей посредством использования всех имеющихся самолетов и обученного личного состава привело к опасному несоответствию между общим количеством личного состава и техники авиационных частей, непосредственно ведущих боевые действия, и частей резерва. Немецкая авиация доказала, что, несмотря на это, она все же превосходила в первой кампании своих противников. Однако ожидать от военно-воздушных сил быстрого решения исхода воины против Англии было также мало оснований, как и от военно-морского флота. К войне против Англии немецкая авиация не была подготовлена. В северо-западном районе Германии не было достаточно широкой сети аэродромов, не говоря уже о том, что военно-воздушный флот имел недостаточную численность для проведения решающих операций против Англии, а при тогдашнем состоянии самолетостроения еще не было технических предпосылок для выполнения такой задачи. Лондон являлся самой отдаленной точкой района операций немецкой авиации; ни один самолет не мог долететь из Германии по кружному пути через Северное море до основных промышленных районов и портов на западном побережье Англии.

Все теоретические споры в Европе о роли и задаче авиации в будущей войне – будет ли ей принадлежать главенствующее значение и должна ли она будет в длительной войне между сильными противниками искать решение исхода войны на фронте или в борьбе с промышленностью врага – стали беспредметными в 1939 г., когда Гитлер начал военные действия. Он потребовал молниеносного поражения Польши на поле боя. Это требование было выполнимо только в том случае, если авиация наряду с уничтожением военно-воздушных сил противника стала бы действовать в теснейшем оперативном и тактическом взаимодействии с сухопутными войсками.

Попытка ведения воздушной войны против Франции зимой 1939/40 г. не была предпринята из политических соображений. Со своими планами разрушения экономики противника немецкой авиации пришлось расстаться. Когда же весной 1940 г. началось наступление, эта проблема потеряла свою остроту ввиду быстрой победы на фронте. Для оперативного и тактического использования во взаимодействии с сухопутной армией немецкая авиация полностью отвечала требованиям в отношении материальной части, боевой подготовки личного состава и командных кадров и стала важнейшим фактором всех побед вплоть до войны на Балканах в 1941 г. Менее успешным было ее взаимодействие с военно-морским флотом, который вследствие своей относительной слабости особенно нуждался в сильной поддержке авиации. Оба эти вида вооруженных сил, к сожалению, не действовали в должном контакте. Не последнюю, если не главную, роль играл здесь своевольный характер Геринга, который был против бескорыстного оказания военно-морскому флоту эффективной поддержки, так необходимой последнему для выполнения своих задач. Геринг возражал также против того, чтобы при проведении совместных морских операций флоту придавалось принадлежащее ему по праву решающее значение.

3. Противники Германии в 1939 г.

Польша

Население Польши, вновь возникшей после первой мировой войны, составляло в 1939 г. 35 млн. человек, из которых около 10 млн., согласно переписи 1931 г., «говорили не на польском языке». Польша представляла собой нечто большее, чем малое государство, однако ни в военном, ни в промышленном отношении она еще не достигла такого уровня, чтобы могла вести войну с великой державой.

Армия Польши, выросшей на территории ряда бывших областей трех великих держав – Германии, Австро-Венгрии и России, – не имела собственной военной традиции и основы для органического роста. Ее тактические взгляды находились под сильным влиянием французской военной мысли, но были приукрашены собственными идеями, порожденными польским темпераментом. Численность польской армии мирного времени была довольно значительной: 30 пехотных дивизий, 1 кавалерийская дивизия и 11 отдельных кавалерийских бригад. Вооружение, количественно вполне достаточное, состояло в основном из устаревших образцов времен первой мировой войны. Моторизация еще только начинала развиваться. Танковые войска имели всего 9 рот легких танков и 29 рот легких бронеавтомобилей. В шести смешанных авиационных полках насчитывалось максимум 1 тыс. самолетов, из которых не более 400 машин отвечали современным требованиям. Не лучше обстояло дело с зенитной артиллерией, в которой ощущался большой недостаток.

Немногочисленный флот Польши (4 эскадренных миноносца, 2 миноносца, 6 тральщиков, 2 канонерские лодки и 5 подводных лодок) играл лишь скромную роль на Балтийском море, во всяком случае, он вряд ли мог нарушить, а тем более сорвать морские перевозки между Восточной Пруссией и Германией. Практически его вообще не следовало брать в расчет.

Когда летом 1939 г. международное положение Польши стало резко ухудшаться, Польша приступила к скрытой постепенной мобилизации. Официально она была объявлена только в конце августа. Несмотря на это, в предыдущие месяцы уже были сформированы все предусмотренные резервные части (полки, отдельные батальоны и артиллерийские дивизионы), но их пока причислили к кадровым соединениям. Было предусмотрено объединение резервных частей в 10 дивизий, но из желания сохранить в тайне все эти приготовления оно не было осуществлено до 1 сентября 1939 г. Когда же началась война, быстрое наступление немецких армий помешало проведению намеченного мероприятия.

Основные экономические районы, расположенные в западной части страны, могли быть защищены только в том случае, если бы удалось остановить наступление противника на самой границе. Для этого потребовалось бы сооружение мощных укреплений. Так как протяженность государственных границ Польши с одной лишь Германией составляла 1900 км (из них 600.кл«с Восточной Пруссией), причем опасности подверглась также южная граница, с тех пор как Словакия находилась под военным контролем Германии, то не могло быть и речи о постройке укреплений по типу французской линии Мажино или германской линии Зигфрида. Польша вынуждена была ограничиться несколькими незаконченными линиями укреплений на окраине особенно угрожаемого промышленного района в восточной части Верхней Силезии и в других местах границы. Устаревшие крепости бывших воеводств – Торн (Торунь), Познань, Грауденц (Грудзёндз), Модлин, Перемышль и многие другие – были в основном оставлены в своем прежнем состоянии.

В общем, было непонятно, на чем основывалась надежда поляков хотя бы временно сдержать наступление войск великой державы, – разве только на том, что основные силы этой великой державы были скованы в других местах и она могла бросить против Польши лишь часть своих вооруженных сил. В этой надежде, по-видимому, и пребывали поляки, к тому же значительно переоценивая возможности своей собственной армии. Только так следует объяснять «гордое и надменное отношение Польши к дерзости немцев», о котором говорит Черчилль в своих мемуарах.

Франция

Численность, боеспособность и наступательный дух французских вооруженных сил, с которыми пришлось бы столкнуться в случае войны, играли в планах Гитлера решающую роль. Если французские вооруженные силы были достаточно мощными и намеревались сразу перенести войну на территорию противника, то Германия должна была или оставить на западе такое количество войск, что не приходилось рассчитывать на быстрый успех в Польше, или пойти на слишком большой риск на западе. Франция осенью 1939 г. мобилизовала 57 пехотных, 5 кавалерийских, 1 танковую и 45 резервных дивизий, из которых часть была оставлена пока в Северной Африке и около 20 дивизий – на Альпийском фронте против Италии. Однако даже за вычетом этих последних соединений – а их использование в ходе войны не исключалось – французская армия оставалась достаточно многочисленной, чтобы превосходящими силами нанести удар на западе еще до окончания военных действий в Польше.

Но сухопутная армия Франции имела недостатки в отношении организации, системы комплектования, боевой техники и морального духа войск, что существенно снижало ее действительную ценность.

Вооружение французской армии отвечало современным требованиям по количеству, но не по качеству. Многие виды оружия остались еще от первой мировой войны. Артиллерия была оснащена главным образом 75-мм пушкой довольно удачной конструкции. Однако германская сухопутная армия получила на вооружение 105-мм гаубицу, которая по дальнобойности и мощности снаряда значительно превосходила французскую систему. Напротив, французская тяжелая артиллерия и артиллерия большой мощности была очень многочисленной, и, несмотря на свои отчасти устаревшие образцы, она могла бы по огневой мощи оказаться сильнее соответствующей немецкой артиллерии.

Свои танковые части, насчитывавшие сравнительно большое количество танков, французы, следуя опыту мировой войны, считали преимущественно средством сопровождения пехоты. Они очень нерешительно создавали крупные танковые формирования постоянного состава для ведения самостоятельных действий. Моторизованные дивизии обязаны своим возникновением скорее намерению иметь высокоподвижные резервы, чем соображению использовать их совместно с танковыми дивизиями для широких оперативных прорывов.

Хотя население Франции было охвачено всеобщей воинской повинностью, однако контингента резервистов, из которых должны были формироваться в случае войны многочисленные резервные соединения, не проходили, по существу, основательной боевой подготовки. До середины двадцатых годов призыв на службу военнослужащих запаса вообще не производился. Позднее их стали временно призывать для прохождения сборов, однако последние были слишком короткими, а количество призываемых резервистов явно недостаточным. В результате резервные соединения имели весьма невысокую боеспособность; как показал 1940 г., они не могли успешно действовать даже в обороне. Как раз в той области, в какой Франция, казалось, имеет большое преимущество перед Германией, за пятнадцать лет не подготовившей никаких резервов, положение было отнюдь не таким благоприятным для французов, как это можно было предполагать. Дополнительным обучением более многочисленных контингентов Германия к 1939 г. заметно ликвидировала свое отставание. Затем зимой 1939/40 г. она не только догнала французов, но и превзошла их как по количеству, так и по качеству войск, подготовив хорошо обученные формирования.

Но еще более серьезными, чем недостатки в организации и техническом оснащении французской армии, были трудности психологического порядка – наследие первой мировой войны. Франция потеряла почти 1,3 млн. убитыми и вторично не хотела идти на такие огромные жертвы. Поэтому в новой войне она решилась вести только оборонительные действия до тех пор, пока с помощью союзников не станет возможным поражение противника без тяжелых людских потерь. Эта основная идея французской военной политики, идея оборонительного ведения войны, нашла свое практическое воплощение в строительстве линии Мажино. Еще в начале двадцатых годов тогдашний военный министр Мажино предложил план постройки гигантской линии укреплений, которая, начинаясь от Рейна в районе Базеля, должна была прикрыть всю французскую границу с Германией до Люксембурга и сделать невозможным всякое нападение на Францию непосредственно с германской территории. Строительство укреплений началось лишь в 1929 г. и с затратой огромных средств было закончено в течение тридцатых годов. Линия Мажино имела для Франции чрезвычайно отрицательное значение в материальном и психологическом. отношениях. Вместо того чтобы использоваться для модернизации армии, огромные средства шли на строительство укреплений. Для укомплектования последних личным составом были созданы специальные крепостные части, организация и обучение которых проводились на чисто оборонительной основе. Эти войска стали лучшими частями французской армии, однако для ведения наступательных действий они не годились. Подобный оборонительный и даже пассивный взгляд глубоко укоренился в народе и армии. Людей успокаивала мысль, что теперь они защищены от всякого вторжения, и у них уже не было склонности использовать вооруженные силы для выполнения союзнических обязательств, вытекавших из традиционной политики Франции как великой державы.

Наряду с этой сухопутной армией, обладавшей большой численностью, но не ориентированной на ведение наступательных действий, имелась устаревшая авиация. Франция, которая когда-то шла впереди других стран в развитии авиации и еще в 1934 г. имела крупнейшие в Европе военно-воздушные силы, к 1939 г. по численности самолетного парка оказалась на четвертом месте после Германии, Англии и даже Италии. Уже в середине 1934 г. германская авиационная промышленность превзошла французскую; последняя, со своей стороны, к 1936 г. еще больше сократила производство. К началу войны Франция имела только 1500 самолетов, то есть почти в два раза меньше. чем Германия, к тому же немецкие самолеты были более современными.

Гибельное для Франции «народное правительство» Блюма в результате введения 40-часовой недели еще больше уменьшило и без того недостаточную мощность военной промышленности.

В общем, Франция, которая еще в 1934 г. была сильнейшей страной европейского континента, теперь имела на суше лишь небольшое численное превосходство перед Германией, связанной войной на два фронта, а в воздухе значительно ей уступала.

После первой мировой войны наиболее планомерно, хотя и в недостаточных для ведения войны с Германией масштабах, проводилось усиление французского флота на Средиземном море. Он насчитывал 8 линкоров, 2 линейных крейсера, 1 авианосец, 18 крейсеров, 32 легких крейсера, 28 эскадренных миноносцев и 72 подводные лодки. Кроме того, в постройке находилось 3 линкора, 1 авианосец, 3 крейсера, 24 эскадренных миноносца и 13 подводных лодок.

Гитлер, может быть, и не понимал в полной мере недостатки французских вооруженных сил чисто военного, а тем более психологического порядка, однако он принимал их в расчет и был уверен, что они сыграют свою роль.

Англия

На протяжении многих веков одно из основных положений английской политики заключалось в том, чтобы противопоставлять всякой европейской державе, которая грозит завоевать господство на европейском континенте, мощную коалицию государств. Сама Англия обеспечивала этой коалиции свободу действий на море, а в военных действиях на континенте принимала участие лишь сравнительно небольшими экспедиционными силами.

В первую мировую войну она уже не могла придерживаться этого принципа. Только благодаря крупным сухопутным силам удалось вместе с французской армией, значительно ослабленной в результате потерь, которые она понесла в 1914 г., удержать Западный фронт до 1918 г. Чтобы добиться победы, потребовалась большая помощь американцев{1}.

Поражение Германии привело к такой обстановке, которая, как говорилось в одном решении кабинета, «давала основание предполагать, что Англия в течение ближайших десяти лет не может быть вовлечена ни в какую большую войну, и поэтому экспедиционный корпус не потребуется».

Англия вернулась к своей старой политике и выступила за всеобщее ограничение вооружений. Она неуклонно проводила эту политику до тридцатых годов, причем не последнюю роль здесь играло желание как можно больше ограничить Германию в ее стремлении к равенству вооружений. Продолжая последовательно придерживаться подобного курса, Англия пассивно относилась к первым мероприятиям Германии в области восстановления вооруженных сил. Она видела в них естественную реакцию на провал переговоров по разоружению в Женеве. Чтобы защитить себя от соперничества на море, она заключила морское соглашение с Германией и тем самым официально одобрила, несмотря на свои серьезные опасения и идя на риск вызвать недовольство французов, ограниченные морские вооружения Германии.

Положение показалось Англии тревожным только тогда, когда стало заметным бурное строительство германских военно-воздушных сил. В 1935 г. английская военная авиация занимала пятое место в мире. Англия имела ровно в два раза меньше самолетов, чем Франция. Но так как численность немецкой авиации составляла лишь две трети численности английского самолетного парка, то Англия считала достаточным увеличить свои военно-воздушные силы в два раза в течение пяти лет.

Именно в это время появляются истребители «Спитфайр» и «Харрикейн», блестяще оправдавшие себя в воздушной битве над Англией осенью 1940 г.

Но уже в 1936 г. Германия догнала Англию по численности самолетного парка военно-воздушного флота. Так как она продолжала вооружаться с неослабевающей быстротой и имела еще два года для подготовки к войне, Англии требовалось огромное напряжение сил, чтобы догнать или перегнать Германию в строительстве военно-воздушных сил. Однако этому помешали осложнения внутриполитического порядка. Английская зенитная артиллерия также росла очень медленно.

Уступчивость Англии в Мюнхене в какой-то степени объяснялась и недостаточно сильной авиацией. Но единственного года, который еще оставался до начала войны, было явно мало, чтобы наверстать упущенное.

В организации английской сухопутной армии не произошло никаких существенных изменений со времени демобилизации, последовавшей после первой мировой войны. Англия снова вернулась к традиционной небольшой профессиональной армии. Значительная часть этой армии использовалась в качестве гарнизонов в Индии и во многих военных опорных пунктах империи. Так как оснащение современных дивизий требовало довольно больших затрат, то Англия располагала только четырьмя дивизиями, которые могли немедленно принять участие в военных действиях на континенте, в то время как в 1914 г. во Францию было отправлено шесть английских дивизий. Бронетанковых дивизий английские сухопутные войска в начале войны не имели.

27 апреля 1939 г., несмотря на большие сомнения в целесообразности такого шага, была введена всеобщая воинская повинность. Это не отразилось непосредственно на численности английской сухопутной армии военного времени, но сократило сроки формирования новых соединений при мобилизации. В данном случае это было только символическим жестом по отношению к Франции и Польше. На Гитлера это могло оказать скорее вызывающее, чем отпугивающее действие.

Когда Англия 3 сентября 1939 г. вступила в войну, она располагала такой армией, которая могла выделить только четыре дивизии для участия в военных действиях на европейском континенте. Английские военно-воздушные силы имели хорошую материальную часть, но количественно были слишком слабыми, чтобы оказать решающее влияние на ход событий, а кроме того, учитывая необходимость обороны самой Англии, могли быть использованы на континенте лишь в весьма ограниченной степени.

Количество батарей зенитной артиллерии было настолько ничтожным, что позволяло оборонять лишь самые ценные сооружения. Даже база морского флота Скапа-Флоу не была достаточно защищена от воздушных налетов противника. В области радиолокации Англия далеко опередила Германию. Англичане уже создали такие приборы, с помощью которых можно было обнаружить самолеты, летящие на высоте 3000 м и на расстоянии от 80 до 150 км от радиолокатора. Это имело очень большое значение для обороны объектов, расположенных вблизи побережья.

Военно-морской флот Англии имел следующий корабельный состав:

12 линкоров, 49 легких крейсеров,

3 линейных крейсера, 184 эскадренных миноносца,

7 авианосцев, 42 тральщика,

15 тяжелых крейсеров, 58 подводных лодок.

Этот флот с его мощной организацией, дающей возможность в случае мобилизации использовать всевозможные вспомогательные суда, отвечал всем предъявляемым к нему требованиям.

Германия не имела океанского флота. Германские линейные крейсера и «карманные» линкоры лишь в редких случаях могли появляться на океанах и препятствовать действиям английских военных кораблей.

В 1935 г. Германия признала также установленные международные ограничения в ведении подводной войны. Однако оставалось сомнительным, чтобы она твердо придерживалась этих ограничений в будущем в случае, если создастся затруднительное положение. Как бы то ни было, меры борьбы с подводными лодками разрабатывались и совершенствовались на основании опыта первой мировой войны. Особое значение приобрел так называемый «асдик» – прибор, посылавший под водой звуковую волну, отражаемую всяким металлическим телом, которое она встречала на своем пути. Пользуясь этим прибором, охотники за подводными лодками могли более точно определять местонахождение погруженной подводной лодки, что увеличивало вероятность ее поражения глубинными бомбами.

Верная своему отрицательному отношению к непроизводительным высоким расходам на вооружение в мирное время, Англия, как это часто бывало в ее истории, надеялась в ходе войны наверстать то, что она упустила сделать для ее предотвращения.

Глава II. Расширение сферы власти Германии в Европе

1. Польская кампания

План германского командования и стратегическое развёртывание германских вооружённых сил

3 апреля 1939 г. верховное командование германских вооруженных сил (ОКВ) издало директиву «О единой подготовке вооруженных сил к войне», содержащую следующие основные положения:

«Задача вооруженных сил Германии заключается в том, чтобы уничтожить польские вооруженные силы. Для этого необходимо стремиться и готовиться к внезапному нападению. О проведении скрытой или открытой общей мобилизации будет дан приказ только в день наступления, по возможности в самый последний момент…

Планирование военных приготовлений должно проводиться с таким расчетом, чтобы осуществление операции было возможно в любое время начиная с 1 сентября 1939 г.». (см. карту 1 на стр. 34){2}

На основании этой директивы было подготовлено и осуществлено стратегическое развертывание германских вооруженных сил против Польши.

В географическом и военном отношении имелись все предпосылки для быстрой победы над Польшей. Восточная Пруссия и другие области Рейха окружали большую часть Польши с севера и запада. Распад Чехословакии расширил район стратегического развертывания германских вооруженных сил, позволив использовать для этой цели Словакию. С западной границы Германии можно было снять крупные силы, а начертание восточной границы использовать для наступления по сходящимся направлениям достаточно большого количества войск, превосходивших противника в вооружении и оснащении. В этом случае Польша не могла бы рассчитывать на благоприятный исход воины, если бы она стала вести борьбу только своими собственными силами. Быстрый успех немцев мог оказаться сомнительным лишь при условии, что окружить польскую армию не удастся и она своевременно отойдет, укрывшись за Наревом и Вислой. Но полякам с их образом мышления такое отступление казалось невероятным. Тщательно замаскированное стратегическое развертывание немецких войск и внезапный прорыв крупных и подвижных соединений в самом начале войны помешали осуществить отход в последний момент.

В результате ряда мероприятий, которые проводились в июле и внешне могли показаться летними маневрами, удалось перебросить в намеченные районы сосредоточения или стратегического развертывания большое количество кадровых войск, укомплектованных по штатам военного времени, не объявляя при этом мобилизации. Таким образом, кадровые дивизии были передислоцированы из Германии на учебные плацы в Восточную Пруссию якобы для «учебных целей», а также под тем предлогом, что они должны были принять участие в праздновании 25-летней годовщины битвы под Танненбергом. Кроме того, развернутые до штатного состава военного времени соединения провели «окопные работы» на польско-германской границе; танковые, легкие и моторизованные дивизии были стянуты в центральную часть Германии для «осенних маневров». Незадолго до 25 августа дивизии, предназначенные для наступления против Польши и не участвовавшие в этих маневрах, были полностью отмобилизованы и переброшены в районы стратегического развертывания. 25 августа германская сухопутная армия была готова к наступлению.

Группа армий «Юг» под командованием генерал-полковника фон Рундштедта включала 14-ю, 10-ю и 8-ю армии и должна была, сконцентрировав крупные силы в полосе 10-й армии, наступать из района Силезии в общем направлении на Варшаву, разгромить стоящие против нее польские войска и по возможности раньше и как можно более крупными силами форсировать Вислу по обе стороны Варшавы с тем, чтобы во взаимодействии с группой армий «Север» уничтожить польские силы, которые к тому времени еще останутся в Западной Польше. Для этого 14-я армия (под командованием генерал-полковника Листа), наступавшая на южном крыле группы армий, должна была сначала рассеять польские части, находившиеся в восточной части Верхней Силезии, а затем, не останавливаясь, развивать успех в направлении на Краков и, кроме того, подвижными силами по возможности скорее захватить переправы через Дунаец. Удар 14-й армии поддерживался особой группировкой, наступавшей с территории Словакии через горы Бескиды.

Главный удар в направлении на Варшаву наносила 10-я армия под командованием генерал-полковника фон Рейнхенау, располагавшая большим количеством танковых и моторизованных соединений.

8– я армия генерал-полковника Бласковица должна была как можно быстрее продвигаться на Лодзь с задачей обеспечить левый фланг стремительно наступающей 10-й армии от возможных действий поляков.

В группу армий «Север» под командованием генерал-полковника фон Бока входили 4-я и 3-я армии. Перед ней была поставлена задача совместными ударами из Померании и Восточной Пруссии установить связь между Восточной Пруссией и Германией. Впоследствии она должна была согласованными действиями всех сил разгромить противника, обороняющегося в районе севернее Вислы, и затем во взаимодействии с группой армий «Юг» уничтожить польские части, которые еще останутся в западной части Польши. Из излучины рек Одера и Варты наступали лишь небольшие силы, чтобы ввести противника в заблуждение и сковать его войска.

Для осуществления этой цели 4-я армия генерал-полковника фон Клюге наносила удар из Восточной Померании и при содействии частей 3-й армии, наступающей из Восточной Пруссии, захватывала восточный берег Вислы в районе Кульм (Хелмно) и ниже. Затем, не теряя времени, она должна была продолжать наступление из района восточнее Вислы через реку Дрвенца в юго-восточном направлении.

Задача 3-й армии генерал-полковника фон Кюхлера заключалась в том, чтобы частью сил помочь 4-й армии форсировать Вислу, основными же силами, сосредоточенными вокруг Нейденбурга{3}, нанести удар по войскам противника, расположенным севернее реки Нарев, разгромить их и, переправившись через реку, развивать наступление на Варшаву и Седлец (Седльце). Планировалось, что переправа через Вислу у Диршау (Тчев) будет захвачена в результате внезапного нападения. На границах Восточной Пруссии с Польшей и Литвой германское командование предполагало оставить только самые минимальные силы.

Для наступления против Польши были развернуты 44 дивизии, в основном кадровые, в том числе все танковые и моторизованные дивизии. Кроме того, с 1 сентября должны были отмобилизовать еще 10 дивизии, которые, однако, в военных действиях участия не принимали. Германские военно-воздушные силы сосредоточили против Польши около 2 тыс. современных самолетов. Они были объединены в 1-й воздушный флот под командованием генерала авиации Кессельринга, поддерживавший северную группу армий, и в 4-й воздушный флот генерала авиации Лёра, который поддерживал южную группу армий. Немецкая авиация должна была прежде всего уничтожить технику и аэродромы польских военно-воздушных сил. После этого ее задачей являлось помешать мобилизации польской армии, налетами на железные дороги сорвать сосредоточение польских войск в Западной Галиции и западнее Вислы, особенно перед 10-й армией, и, наконец, выделить части для непосредственной поддержки наступающих соединений сухопутных войск.

На немецкий военно-морской флот была возложена задача уничтожить или парализовать польский флот, перерезать морские пути, ведущие к польским базам, в частности в Гдыню, нарушить морскую торговлю Польши с нейтральными странами. Наряду с этим он охранял коммуникации между Германией и Восточной Пруссией, а также обеспечивал морское сообщение со Швецией и Прибалтийскими странами.

Не могло подлежать сомнению, что осуществление такого плана должно было привести к быстрой победе над польскими вооруженными силами.

План польского командования и стратегическое развертывание польских вооруженных сил

Польский главнокомандующий маршал Рыдз-Смиглы поставил перед собой неразрешимую с военной точки зрения задачу. Он хотел удержать всю территорию Польши, а против Восточной Пруссии предпринять даже наступательные действия. Если бы он решил действовать совершенно иначе, то есть вести только оборонительные действия, используя водные преграды – реки Нарев, Вислу и Сан, – и предотвратить всякую попытку ударами из Восточной Пруссии, Силезии и Словакии окружить польские войска, то тогда по крайней мере имелась бы возможность вынудить противника вести позиционную войну. Польская армия смогла бы продержаться до тех пор, пока натиск западных держав не заставил бы германское командование снять значительные силы с востока и перебросить их на запад. Конечно, такой план означал бы добровольное оставление противнику индустриального района Верхней Восточной Силезии, большинства заводов вооружения и боеприпасов в Западной Польше и лодзинского текстильного района. Большое значение имела заблаговременная организация обороны за названными выше водными рубежами. Если бы она оказалась неподготовленной хотя бы с точки зрения тылового обеспечения, то вскоре всякое снабжение обороняющихся войск прекратилось бы. Но ничего подобного не произошло. Предусмотренное стратегическое развертывание, которое, однако, еще не было закончено к 1 сентября, скорее может быть объяснено следующими намерениями польского командования.

Далекую южную границу Польши должна была оборонять Карпатская армия{4}, состоявшая главным образом из резервных соединений, расположенных уступом между Тарнувом и Львовом. По плану эта армия заканчивала развертывание к 6 сентября. Далее, в районе между Ченстоховом и Неймарктом создавалась группировка (армия «Краков» в составе шести дивизий, одной кавалерийской бригады и одной моторизованной бригады), которая должна была оборонять Верхнюю Силезию и во взаимодействии с группировкой в районе Велюнь (армия «Лодзь» в составе четырех дивизий и двух кавалерийских бригад) воспрепятствовать продвижению германских частей на Варшаву. Позади этих сил в районе Томашув-Мазовецки, Кельце была предусмотрена еще одна группировка (армия «Пруссия» в составе шести дивизий и одной кавалерийский бригады).

Крупные силы (армия «Познань» – четыре дивизии и две кавалерийские бригады) были расположены в районе Познани, с тем чтобы нанести удар с фланга по немецким войскам, наступающим из Померании или Силезии.

На границе с Восточной Пруссией одна небольшая группировка (две дивизии, две кавалерийские бригады) развертывалась в районе Сувалки, другая, более крупная (армия «Модлин» в составе четырех дивизий и двух кавалерийских бригад) – вдоль южной окраины Восточной Пруссии и третья (армия «Помереллен» – шесть дивизий) – в Польском коридоре. Такое распределение сил указывает на замысел предприняв наступление по сходящимся направлениям против немецких войск в Восточной Пруссии. Между тем возможности польской группировки, расположенной в «коридоре», были весьма ограниченными, так как она могла быть быстро скована немецкими войсками, занимавшими исходные позиции в северо-восточной части Померании.

Небольшие резервы (в общей сложности три дивизии и одна кавалерийская бригада) находились у Вислы в районе Варшавы и Люблина.

Такое распыление армии, которая хотела все прикрыть и нигде не была сильной, не могло привести к успеху в войне против превосходящего, целеустремленно наступающего противника. Если вообще стоит говорить о какой-то стратегической ценности этого плана, его следует объяснить только совершенно явной недооценкой сил и возможностей противника. К тому же поляки жили еще отжившими представлениями о способах и формах ведения войны. Они полагали, что по примеру прошлых войн лишь после окончания стратегического развертывания и следующего за ним соприкосновения подвижных частей постепенно развернутся пограничные бои, в ходе которых должны возникнуть необходимые решения и изменения оперативных планов. Однако германское командование не собиралось начинать войну в такой устаревшей форме.

Прорыв приграничной обороны польской армии

Немецкие войска, начавшие наступление 1 сентября в 4 часа 45 мин., и стартовавшие одновременно авиационные соединения в течение нескольких дней выполнили поставленные перед ними задачи. Немецкие военно-воздушные силы в первый же день наступления уничтожили слабую польскую авиацию на ее аэродромах, создав тем самым условия для стремительного продвижения сухопутных войск. После этого немецкая авиация могла быть использована для достижения других намеченных целей. Большой ее заслугой было то, что она сделала невозможным организованное завершение мобилизации польских вооруженных сил и крупные оперативные переброски сил по железной дороге, а также серьезно нарушила управление и связь противника, так что польское командование оказалось с самого начала, почти бессильным что-либо сделать.

Так же планомерно развивалось наступление немецких армий. К 7 сентября им удалось либо прорвать приграничную оборону противника и уничтожить польские войска прикрытия, либо вынудить их к беспорядочному отступлению с большими потерями.

14– я армия группы армий «Юг» захватила Верхнесилезский промышленный район, обойдя находящиеся там польские укрепления. Частью сил она наступала через горы Бескиды на Тарнув и, уничтожая или преследуя находящиеся перед ней силы противника, вышла с запада к реке Дунаец.

10– я армия своими многочисленными подвижными соединениями, среди которых было несколько танковых дивизий, вклинилась в расположение противника в районе восточнее Оппельн. Уже 2 сентября ее передовые части достигли реки Варта севернее Ченстохова, а затем соединения этой армии устремились на Варшаву и Радом. 7 сентября 10-я армия на широком фронте переправилась через реку Пилица в среднем течении, а ее передовые отряды стояли уже в 60 км юго-западнее Варшавы, между Томашув-Мазовецки и Лодзью.

8– я армия в соответствии со своей задачей обеспечения фланга от сосредоточенных в районе Познани сил противника наступала за 10-й армией, имея построение глубоким уступом влево, и к 7 сентября достигла приблизительно рубежа Ласк, севернее Калиш.

Группе армий «Север» потребовалось всего лишь несколько дней, чтобы установить связь между Восточной Пруссией и Германией. После боев в Тухольской пустоши против упорно оборонявшихся двух польских дивизий и одной кавалерийской бригады, в результате которых было захвачено 100 орудий и взято в плен 16 тыс. человек, 4-я армия 4 сентября вышла к Висле в районе Кульма (Хелмно). Части 3-й армии, наступающие из Восточной Пруссии, 4 сентября после успешных боев на реке Оса ворвались в северный форт крепости Грауденц (Грудзёндз). На следующий день крепость пала. Таким образом, обе немецкие армии соединились, отрезав пути отхода польских войск в «коридоре».

После этого, 4-я армия переправилась через Вислу у Кульма и стала быстро продвигаться к реке Дрвенца, к которой она вышла на широком фронте 7 сентября. Войска правого фланга этой армии достигли района северо-западнее Тори (Торунь).

3– я армия в ходе наступления сначала встретила сильное сопротивление противника в районе севернее Млава, которое она смогла сломить только после перегруппировки своих сил. Но затем и эта армия стала стремительно продвигаться вперед и к 7 сентября достигла реки Нарев по обе стороны Пултуска. Поляки всюду сражались с большим ожесточением. Но при всей их храбрости на поле боя они были не в состоянии исправить безнадежного положения армии. Кавалерийские атаки против немецких танков не могли эффективно восполнить недостаточную противотанковую оборону, как бы успешны ни были во многих местах ночные нападения на сильно растянутые немецкие соединения.

Таким образом, польские дивизии, прикрывавшие границу, были повсюду раздроблены, рассеяны, отрезаны или преследовались немецкими войсками, что привело к образованию скоплений отступающих войск и вследствие этого к созданию мелких и крупных котлов.

Когда польское правительство поняло, что приближается конец, оно 6 сентября бежало из Варшавы в Люблин. Оттуда оно выехало 9 сентября в Кременец, а 13 сентября в Залещики – город у самой румынской границы. 16 сентября польское правительство перешло границу. Народ и армия, которая в то время еще вела последние ожесточенные бои, были брошены на произвол судьбы.

Уничтожение польской армии

Сразу же после удачного прорыва приграничной обороны польских войск последовали дальнейшие операции немецкой армии. Они привели к окружению и уничтожению почти всех еще державшихся западнее Вислы сил противника. Затем восточнее Вислы 14-я и 3-я армии предприняли новую операцию. Глубокими ударами с юга и с севера они стремились окружить все польские соединения, находящиеся восточнее Вислы или отходящие в этот район.

На юге 14-я армия первоначально продолжала наносить удар в восточном направлении. Ее действия облегчались тем, что 5 сентября в войну вступила Словакия и одна словацкая дивизия перешла границу у Дукельского перевала. На реке Сан соединения 14-й армии встретили сильную оборону, которую они прорвали севернее Санок, а затем 11 сентября форсировали реку. Перемышль был окружен и обойден с двух сторон. Небольшой немецкий передовой отряд 12 сентября достиг района между Грудеком и Львовом. В течение нескольких дней он вел очень тяжелые бои, пока, наконец, к нему на помощь не подошли крупные силы.

Соединения, наступавшие на левом фланге 14-й армии, после захвата Кракова продвигались по обе стороны верхнего течения Вислы и затем переправились на восточный берег в районе Сандомира. После этого была осуществлена переправа через нижнее течение реки Сан. Продолжая движение на восток, эти соединения столкнулись с крупной группировкой противника в районе Рава-Русская, Томашув. Это были остатки польских армий под командованием генерала Пистора, отошедшие сюда с южной границы. Они были остановлены и при содействии других частей армии, подошедших с юга, к 16 сентября окружены и уничтожены.

10– я армия, переправившись через реку Варта, разделилась и образовала как бы два ударных клина. Соединения южного, правого клина направлялись через реку Пилица и, обходя гору Лысица с запада и востока, продвигались на Радом. Здесь был создан первый крупный котел за все время кампании. После нескольких дней боев, в ходе которых 13 сентября войска противника были окружены, остатки пяти польских дивизий, насчитывавшие 65 тыс. человек и 145 орудий, попали в руки победителей.

Последние сразу же после завершения боев продолжали наступление в восточном направлении и переправились через Вислу 15 сентября между устьями рек Сан и Вепш. Продвигаясь дальше через Люблин, они соединились с частями 14-й армии (которые после своей победы под Рава-Русская повернули на север), достигли реки Буг в районе Влодава и 16 сентября установили там связь с передовыми частями 3-й армии, подтягивающимися с севера через Брест. Внешнее кольцо окружения было сомкнуто.

Соединения левого ударного клина 10-й армии между тем продолжали продвигаться к Варшаве. Уже 11 сентября одно танковое соединение, ушедшее далеко вперед, стояло перед самой Варшавой, однако все его атаки были отбиты.

В эти дни создалось критическое положение на северном фланге 8-й армии, которое временно отразилось и на 10-й армии. Требовалась вся гибкость и осмотрительность германского командования, чтобы без лишних потерь исправить это положение и разгромить противостоящие польские соединения. Ядром последних были четыре дивизии и две кавалерийские бригады армии «Познань», которые до сих пор не были использованы ни для нанесения удара по 4-й немецкой армии в северном направлении, ни для действий против фланга наступающих на Варшаву немецких войск. Когда поляки почувствовали, что их обходят с тыла, они решили отойти на Варшаву. При этом польские дивизии встретили сильно растянутую 30-ю немецкую дивизию, которая обеспечивала северный фланг 8-й армии, наступавшей через Лодзь. Польские войска повернули на юг и на широком фронте атаковали немецкую дивизию. Другие польские силы, которые в результате предыдущих боев на севере и на юге были оттеснены в район западнее Варшавы, соединились с познаньской группировкой и усилили ее. Не только 8-я армия вынуждена была повернуть на север для отражения этих ударов, наносимых с исключительной смелостью и безрассудством очутившихся в безнадежном положении людей, но даже части 10-й армии получили приказ прекратить движение на Варшаву, чтобы атаковать силы противника с востока и впоследствии отрезать им пути отхода на Варшаву. Соединения 4-й армии, которые наступали севернее польской группировки вдоль Вислы на юго-восток, повернули на юг и, переправившись у Плоцка через Вислу, окружили, сперва частично, польские войска с севера. Прежде чем это произошло, 8-й армии с 9 по 11 сентября пришлось вести тяжелые оборонительные бои с польскими войсками, без конца предпринимавшими попытки пробиться на юг. Но кольцо окружения постепенно сужалось. 16 сентября поляки совершили последнюю отчаянную попытку прорыва у Лович, затем их силы были сломлены. Оттесненные в район между реками Висла и Бзура, 19 сентября остатки девятнадцати польских дивизий и трех кавалерийских бригад во главе с командующим генералом Бортновским, всего около 170 тыс. человек, сложили оружие. Последняя группировка противника на западном берегу Вислы была ликвидирована.

Пока исправлялось критическое положение, в котором единственный раз за всю кампанию очутились немецкие войска, соединения 4-й армии, оставшиеся севернее Вислы, продолжали наступление на юг и окружили с севера и запада крепость Модлин (во время первой мировой войны – Новогеоргиевск). 3-я армия, действовавшая на направлении главного удара группы армий «Север», наступала уже восточнее Вислы. Она продвигалась вслед за танковым корпусом Гудериана, который после прорыва польской обороны в Тухельской пустоши был немедленно переброшен через Восточную Пруссию и введен в бой левее 3-й армии для параллельного преследования отходящих польских войск. 9 сентября эта армия переправилась через реку Нарев в районе Ломжа и затем неудержимо устремилась на юг. 11 сентября она переправилась через реку Буг в районе Вышкува и восточнее. Затем 3-я армия, глубоко обойдя Варшаву с востока, повернула через Седльце на запад, чтобы окружить столицу и перерезать пути отхода вдоль Вислы. Между тем подвижные соединения Гудериана продвигались на юго-восток. Один немецкий передовой отряд прорвал 14 сентября линию фортов Бреста и пробился к цитадели. Однако только после подхода более крупных сил сопротивление гарнизона были сломлено к 17 сентября. В этот день другие части корпуса, продолжавшие наступать в южном направлении в обход Брест-Литовска, достигли Влодавы и установили там связь с передовыми частями 10-й армии.

13 сентября в руки немецких войск перешла небольшая крепость Осовец на северо-востоке Польши. В тот же день одна из польских дивизий, отрезанная от остальных польских сил, вынуждена была сложить оружие в районе Острув-Мазовецки.

Теперь оставалось только окружить Варшаву с запада, но после окончания битвы под Кутно это не представляло трудностей.

19 сентября польская кампания фактически закончилась. Варшава, несмотря на неоднократные предложения немцев прекратить бессмысленную борьбу, держалась до 28 сентября, хотя была сильно разрушена артиллерийским огнем и бомбардировками.

21 сентября по предложению немцев во время согласованного местного перемирия из города были эвакуированы представители дипломатических миссий и 1200 иностранцев. 30 сентября капитулировала крепость Модлин, а 2 октября последнее сопротивление поляков было сломлено: небольшой военный порт Хель сдался после упорного боя, в котором особенно отличилась немецкая морская пехота.

В войне, длившейся 18 дней, польская армия была совершенно уничтожена. 694 тыс. человек попали в плен к немцам, 217 тыс. человек – к русским. Остальные, возможно около 100 тыс. человек, спаслись бегством через границы Литвы, Венгрии и Румынии. Количество убитых поляков, вероятно, никогда не будет точно установлено.

Германские вооруженные силы успешно закончили свою первую «молниеносную войну». Новые тактические и оперативные принципы оправдали себя на практике, во всяком случае против противника, уступающего не только в технике, но и в тактике и искусстве управления войсками, против противника, который своими безответственными в оперативном отношении действиями в значительной степени ускорил быструю победу немецких войск.

Все это должно было способствовать тому, чтобы война развивалась точно по заранее намеченному плану. Великий прусский стратег Мольтке когда-то писал: «Ни один оперативный план не остается неизменным после столкновения войск с главными силами противника. Только профан может надеяться в ходе войны последовательно и до конца проводить заранее сложившуюся, тщательно продуманную во всех деталях идею».

Действительно, были люди, которые уподоблялись такому профану. И все же германское командование нарушило вечные истины своего великого учителя. Оно понимало, что теория Мольтке предполагает наличие двух приблизительно равных по силам противников, которые имеют одинаковые принципы управления войсками и которые после первого столкновения армий еще сохраняют свободу оперативного маневра – то есть Мольтке имел в виду нормальный случай ведения войны. В польской же войне ни одной из этих двух предпосылок не было. Поляки значительно уступали немцам в силах и средствах, их принципы управления войсками, если оно вообще осуществлялось, давно устарели, свобода оперативного маневра была ими потеряна с первого дня. Поэтому германское командование не видело в этом примере обязательного рецепта для победы, действительного и на будущее. Тот факт, что подобный метод оправдал себя также в 1940 г. объяснялся как тем, что французы не сделали из польской войны должных выводов, так и приблизительно аналогичной разницей в силах и средствах. Тогда настоящие профаны объявили Гитлера «величайшим полководцем всех времен». Но в России не существовало уже таких условий, какие были во время Польской и Западной кампаний: немецкие армии не могли в ходе концентрического наступления окружить и уничтожить противника, глубина района операций не определялась ни сухопутными границами, ни морскими берегами, немцам не удалось добиться решающего перевеса в первых же операциях. Наоборот, немецкие войска затерялись на огромном пространстве и встретили упорного противника. Это была опять «нормальная» война, а, следовательно, теория Мольтке вновь стала действительной. Гитлер видел только внешнюю сторону Польской кампании и был окрылен достигнутым успехом. Для германского военного командования победа также не была неожиданностью. Победой были довольны, но в то же время сознавали ее весьма относительную ценность и давали ей холодную, трезвую оценку. Германское командование не упустило из виду и значение небольших потерь. Небольшие потери являются, конечно, признаком хорошей боевой подготовки и умелого командования, но они также свидетельствуют о том, что было лишь немного ожесточенных боев, являющихся истинным критерием для оценки боеспособности войск.

Немецкий народ потерял 10 572 человека убитыми, 30 322 ранеными, 3409 пропавшими без вести. Он воспринял эти сравнительно небольшие цифры потерь с большим облегчением, но не смог их правильно истолковать. Пропаганда искусно использовала их для того, чтобы еще больше укрепить доверие народа к его руководителям и психологически настроить его на продолжение войны.

Четвертый раздел Польши

Когда уже не приходилось сомневаться в успешном для Германии исходе войны с Польшей, Советский Союз решил, что пришло самое подходящее время, чтобы извлечь первую пользу из договора, заключенного с Германией одновременно с пактом о ненападении. 17 сентября русские войска перешли польско-русскую границу на всем ее протяжении. Правительство Советского Союза следующим образом обосновало свои действия: «Польское правительство распалось и не проявляет признаков жизни. Это значит, что польское государство и его правительство фактически перестали существовать. Тем самым прекратили свое действие договора, заключенные между СССР и Польшей. Предоставленная самой себе и оставленная без руководства, Польша превратилась в удобное поле для всяких случайностей и неожиданностей, могущих, создать угрозу для СССР. Поэтому, будучи доселе нейтральным, Советское правительство не может больше нейтрально относиться к этим фактам».

Русские соединения, отмобилизованные в начале сентября, не встречали организованного сопротивления. В тех местах, где с характерным для поляков фанатизмом вспыхнула борьба, как, например, восточнее. Белостока и Бреста, а также в районах Ковеля и Львова, который так и не был взят немцами, сопротивление было вскоре сломлено. При этом последние остатки польской армии попали в плен частично к немцам, частично к русским. К 21 сентября в руки русских попало 217 тыс. поляков; среди них находились и офицеры, значительная часть которых вскоре после этого погибла в Катыни{5}.

В ходе военных действий немецкие войска, естественно, продвинулись значительно восточнее согласованной в Москве демаркационной линии, проходившей за реками Нарев, Висла и Сан. Тогда Советский Союз потребовал скорейшего очищения положенной ему территории. В районе северо-западнее Львова, где немецкая 14-я армия еще вела боевые действия, в период с 21 по 26 сентября даже создалось критическое положение, когда остатки польских дивизий и кавалерийских бригад, которые пробились от границы Восточной Пруссии до этого района, пытались прорвать фронт двух немецких армейских корпусов, чтобы проложить себе путь в Венгрию. После ожесточенных боев оставшиеся в живых 4 тыс. человек предпочли немецкий плен русскому.

Свое формальное завершение оккупация Польши нашла в русско-германском договоре о дружбе и границе, который был заключен 28 сентября снова в Москве. Со стороны Германии его подписал министр иностранных дел. Это соглашение устанавливало сферы интересов обеих держав и означало для Германии отказ от всякого влияния в Финляндии, Латвии, Эстонии, Литве и Бесарабии. Советский Союз готовился предпринять дальнейшие шаги для распространения своей власти на новые области. Демаркационную линию, установленную в Москве в августе месяце с учетом преобладания польского населения в районах между Вислой и Бугом, отодвинули обратно к Бугу. Область, расположенная восточнее этой реки, была передана Советскому Союзу.

Гитлер использовал победу Германии для перенесения германско-польской границы, вызывавшей сильные опасения. Он не ограничился старой границей германской империи 1914 г., а передвинул восточно-прусскую границу вплотную к воротам Варшавы и включил район до города Лодзь, переименованного в Литцманштадт, в Вартскую область, занимавшую территорию старой Познанщины. Это проникновение далеко вглубь страны и присоединение исконно польских земель было не только внешнеполитическим бременем. Оно привело также к осуществлению «расовой политики» и переселению, классификации на различные категории проживавших в Польше немцев и всем вытекающим отсюда обоюдоострым явлениям, которые отразились и на вооруженных силах. Впоследствии в немецкой армии была категория таких солдат, чьи ближайшие родственники еще считались «политически подозрительными» и «в расовом отношении неполноценными».

Маленькое остаточное польское государство было объявлено генерал-губернаторством, столицей его стал Краков. Всякая самостоятельная жизнь Польши прекратилась. Действие «расовой политики» было здесь еще злее, чем в новых германских областях. Угнетение всего польского, а также начавшееся уже тогда преследование евреев вызвали вскоре сильные противоречия между военными служебными инстанциями и политическими и полицейскими исполнительными органами. Оставленный в Польше в качестве командующего войсками генерал-полковник Бласковиц в докладной записке выразил резкий протест против этих действий. По требованию Гитлера он был смещен со своего поста.

Германия и Советский Союз стали теперь соседями. Вначале каждое из двух государств проводило свою собственную политику, направленную на то, чтобы не ущемлять интересов партнера, если они вообще непосредственно затрагивались. В глазах всего мира политическое сотрудничество этих двух держав, по-видимому, стало еще более тесным, так как после заключения договора о дружбе и границе они опубликовали совместное заявление о том, что «ликвидация настоящей войны между Германией, с одной стороны, и Англией и Францией, с другой стороны, отвечала бы интересам всех народов».

В меморандуме английскому военному кабинету от 25 сентября Черчилль дал следующую оценку обстановки: «Русские теперь граничат непосредственно с Германией, и оголение Восточного фронта для Германии совершенно невозможно. Там должна быть оставлена большая немецкая армия. Насколько мне известно, генерал Гамелен оценивает ее численность минимум в двадцать дивизий. Но их может быть и двадцать пять или еще больше. Поэтому Восточный фронт существует, по крайней мере, потенциально».

В этом склонны усматривать своего рода целенаправленный оптимизм, который уже заранее ставит преграду всякой, быть может, зарождающейся в военном кабинете мысли положить конец войне. В действительности же с востока очень скоро были сняты все боеспособные войска, не считая незначительные оккупационные войска, состоявшие из контингентов старых возрастов, и полицейские части. С военной точки зрения -Восточный фронт уже не существовал; война теперь велась только на одном фронте.

Гитлер решил возможно скорее использовать создавшееся положение, которого с нетерпением ждали уже десятки лет, без всяких шансов на его осуществление, и, оставив небольшие войска прикрытия на востоке, направить всю мощь германских вооруженных сил против Запада.

2. Позиционная война на Западе

Относительно западных стран в «Директиве № 1 о ведении войны» говорилось следующее:

«Ответственность за развязывание войны следует целиком возложить на англичан и французов. На незначительные нарушения границ нужно вначале ответить действиями чисто местного порядка.

Обещанный нами Голландии, Бельгии, Люксембургу и Швейцарии нейтралитет должен строго соблюдаться.

Если Англия и Франция начнут военные действия против Германии, то задача действующих на Западе вооруженных сил будет заключаться в том, чтобы путем сохранения сил обеспечить предпосылки для победоносного завершения операций против Польши. В соответствии с этой задачей необходимо, насколько возможно, уничтожать вооруженные силы противника и его экономический потенциал. Начинать наступление только по моему приказу.

Сухопутные силы удерживают Западный вал и готовятся к предотвращению его обхода с севера в случае, если западные державы нарушат нейтралитет Бельгии и Голландии».

Протяженность фронта от Базеля до германско-люксембургской границы составляла 400 км, а оттуда до Рейна северо-западнее Везеля – еще 250 км. (см. карту 2)

Для выполнения своей задачи группа армий «Запад» под командованием генерал-полковника Риттер фон Лееб, действовавшая на этом сильно растянутом фронте, имела в распоряжении 8 кадровых и 25 резервных и ландверных дивизий. Последние еще нужно было отмобилизовать, и их нельзя было считать полностью боеспособными ни с точки зрения технического оснащения, ни с точки зрения боевой подготовки. Танковых соединений группа армий «Запад» не имела. Западный вал (линия Зигфрида), который значительно уступал в мощности линии Мажино и частично еще строился, не являлся непреодолимым препятствием для противника, решившегося на наступление, и не мог компенсировать недостаточное количество используемых сил. Последние были развернуты на следующих рубежах: 7-я армия (командующий генерал артиллерии Долльман) вдоль Рейна от Базеля до Карлсруэ, 1-я армия (командующий генерал-полковник фон Витцлебен) – от Рейна до люксембургской границы, заняв Западный вал. Небольшая оперативная группа «А» под командованием генерал-полковника барона фон Гаммерштейна охраняла границы с нейтральными государствами до города Везель.

Черчилль совершенно правильно пишет в своих мемуарах: «Несмотря на огромный рост мощи Германии после Мюнхенского соглашения, германское верховное командование, пока Польша не была побеждена, было очень озабочено положением на Западе. Только деспотическая власть Гитлера, его сила воли и престиж, которым он был обязан своей уверенности в правильности принятого политического решения, побудили или заставили генералов пойти на риск, представлявшийся им неоправданным».

Когда 3 сентября Франция объявила войну, она собиралась оборонять только границу с Германией. Войска заняли линию Мажино, за ней расположили небольшую «армию прикрытия». Но мобилизация всей сухопутной армии еще только начиналась. Для ее осуществления и для стратегического развертывания всех отмобилизованных войск был назначен трехнедельный срок. Сокращение этого срока было, по мнению французов, мало вероятным. Зато они считали целесообразным предпринять наступление до окончания стратегического развертывания, как только будут собраны достаточные силы.

Первые две дивизии английского экспедиционного корпуса могли прибыть на континент лишь в первой неделе октября, еще две – во второй половине октября. На другие английские дивизии пока не приходилось рассчитывать. Для французов это также служило основанием не начинать наступательных действий, всю тяжесть которых они должны были нести одни. Немаловажным, может быть, даже главным фактором, удерживавшим французов от наступательных действий, было, наконец, то, что они боялись сильного превосходства немцев в воздухе, и уже по этой причине хотели избежать всякого активного ведения войны.

Таким образом, поляки были оставлены на произвол судьбы, и произошло как раз то, на что рассчитывал Гитлер. Французы ограничились несколькими атаками местного значения в предполье Западного вала. Поскольку последний не везде следовал изгибам границы и был проведен как можно более прямо, а немецким войскам было приказано вести осторожные действия, то французы сумели сравнительно легко занять два выступающих вперед участка – участок «Варндт» юго-западнее Саарбрюккена и выступ границы между Саарбрюккеном и Пфальцским лесом. Наступление на этом последнем участке, предпринятое 13 сентября, временно вызвало у немцев боязнь прорыва французских войск в направлении на Цвейбрюккен и заставило срочно стянуть резервы к угрожаемому участку.

Когда после окончания войны с Польшей стала заметной переброска немецких соединений, высвободившихся на Востоке, французы начиная с 3 октября стали очищать большую часть занятой ими пограничной зоны. Они не хотели ставить под удар выдвинутые вперед силы и отошли к государственной границе, а частично и за нее. Немцы последовали за ними и были немало удивлены плохо подготовленными в инженерном отношении полевыми позициями.

В сводке германского верховного командования от 18 октября были объявлены общие потери немцев на Западном фронте: 196 человек убитыми, 356 ранеными и 144 пропавшими без вести. За этот же период было взято в плен 689 французов. Кроме того, было потеряно 11 самолетов.

Эта цифра показывает, насколько ограниченными в то время были действия авиации обеих сторон, не выходившие за рамки разведывательных полетов. Французы требовали от англичан прекратить воздушные налеты на Германию, так как они боялись ответных налетов на свои незащищенные промышленные предприятия.

В то время как французы хотели сохранить это промежуточное состояние между войной и миром, у Гитлера Созревали новые планы. Под впечатлением быстрого успеха в Польше он решился как можно скорее начать наступление на Западе. В конце сентября он сообщил об этом решении главнокомандующим сухопутными, военно-морскими и военно-воздушными силами. Генерал-полковник фон Браухич был совершенно не согласен с таким поворотом событий. Он, как и другие руководители сухопутной армии, испытывал сильное разочарование: планы Гитлера, заверявшего, что удастся ограничиться войной только с Польшей, не оправдались. Решение Гитлера казалось ему тем более нецелесообразным, что военные действия, которые на Западе почти совсем не велись, теперь активизировались немцами, хотя не были исчерпаны последние возможности прийти к соглашению с Западом. Еще больше Браухича беспокоило то, что наступление на Западе можно было предпринять, только нарушив торжественно гарантированный Германией нейтралитет Бельгии, а также, вероятно, и Голландии. Германию снова ждала ненависть за нарушение нейтралитета, так гибельно сказавшаяся на ее судьбе в первую мировую войну. Но совершенно независимо от этого ни он, ни его начальник генерального штаба не верили в необходимость наступления. Нежелание Франции вести войну уже проявилось достаточно открыто, и не было никаких признаков, указывающих на возможность изменения такой позиции в будущем. Наоборот, многое говорило за то, что еще больше усилится стремление Франции положить конец войне, ставшей, по ее мнению, бесцельной. Наряду с этими принципиальными политическими соображениями у генерал-полковника фон Браухича были и серьезные опасения чисто военного характера. Он не был убежден в том, что германская сухопутная армия является достаточно сильной и боеспособной, чтобы добиться решающей победы на Западе. Поскольку ему казалось, что бесполезно убеждать Гитлера, выдвигая политические аргументы, он решил со всей прямотой изложить ему свои сомнения только как военный специалист. Если они подействуют, то будет выиграно время и в политическом отношении. Опасения Браухича в основном сводились к следующему. Танковые соединения, получившие большую нагрузку в Польше, сильно нуждались в переформировании. Легкие дивизии нужно было преобразовать в танковые дивизии. Многочисленные резервные дивизии и дивизии ландвера не были полностью пригодными к ведению оборонительных действий, не говоря уже о невозможности использовать их для наступления. Они настоятельно нуждались в дальнейшем обучении и модернизации своего вооружения. Представлялось сомнительным, сможет ли военная промышленность покрыть огромный спрос на боеприпасы, который возникнет при ведении крупной войны, продолжающейся несколько месяцев. Браухич не побоялся также указать на недостаточный наступательный дух, который выявился в Польше, по крайней мере, у некоторых не вполне подготовленных дивизий. Эти слова попали в самое чувствительное место. Гитлер чувствовал себя так, как будто его лично оскорбили: ведь эта критика представляла нападки на успехи национал-социалистского воспитания, за которое он чувствовал себя ответственным и в положительных результатах которого он был убежден. Разногласия привели к серьезному раздору между Гитлером и Браухичем, и это осталось уже навсегда. Давно существовавшая между ними скрытая неприязнь теперь стала открытой и впоследствии обострила противоречия делового характера в области руководства операциями.

В своих военных решениях Гитлер не терпел возражений, особенно после того, как его предложение о мире от 6 октября не нашло отклика у западных держав. Его замыслы были наиболее отчетливо выражены в директиве от 9 октября 1939 г., в которой говорилось:

1. Если в ближайшее время станет известно, что Англия и Франция не хотят прекратить войну, то я приму решение вскоре начать активные и наступательные действия.

2. Длительное выжидание приводит не к устранению нейтралитета Бельгии и, может быть, Голландии, а все больше усиливает военную мощь наших врагов, подрывает веру нейтральных стран в конечную победу Германии и не способствует тому, чтобы привлечь на нашу сторону Италию в качестве военного союзника.

3. Поэтому для дальнейшего ведения военных действий приказываю:

а) на северном фланге Западного фронта подготовить наступление через территорию Люксембурга, Бельгии и Голландии. Наступление должно быть предпринято как можно большими силами и как можно скорее;

б) цель этой операции – уничтожить по возможности более крупные соединения французской армии и союзников, стоящих на ее стороне, и одновременно захватить как можно больше территории Голландии, Бельгии и Северной Франции, чтобы создать плацдарм для успешного ведения воздушной и морской войны против Англии и расширить предполье жизненно важной Рурской области.

Несмотря на свои опасения, главнокомандующий сухопутными войсками поручил генеральному штабу разработать «директиву Гельб о стратегическом развертывании», которую он подписал 29 октября.

В своем первом варианте этот план не был претворен в жизнь. В нем говорилось, что направление главного удара немецких войск проходит по обе стороны Льежа, то есть значительно севернее, чем это было в операции, действительно проведенной в мае 1940 г.

Директива заканчивалась распоряжением группам армий «Б» и «А» сосредоточить свои войска таким образом, чтобы они за шесть ночных переходов могли занять исходные позиции для наступления.

Главнокомандующий сухопутными силами последовал приказу Гитлера, но не оставил мысли помешать его осуществлению. Он нашел полнейшее понимание и поддержку лиц, с которыми он ближе всего сталкивался по службе, а также у занимавших высокие посты генералов сухопутных войск. Все они считали, что количество и качество имеющихся сил не позволяли надеяться на решающий успех. Не говоря уже о всех других опасениях, остановленное противником наступление должно было привести к гибельной позиционной войне.

Несомненно, что Гитлер не прислушался к голосу военных, хотя желательнее для него наступление осенью не было проведено. 7 ноября он приказал «после доклада о состоянии погоды и транспорта», чтобы начало наступления было отложено натри дня. Это была первая из двенадцати последующих отсрочек дня «Д» (дня Начала операции) за период с 9 ноября 1939 г. по 20 января 1940 г. Наконец, наступившая суровая зима 1939/40 г. заставила окончательно отложить наступление до весны 1940 г. Внешне главной причиной всех отсрочек оставалось «состояние погоды». Во всяком случае, длительный период хорошей погоды имел исключительно важное значение для действий авиации как решающего фактора успеха. Постоянные отсрочки наступления действовали на войска и главное командование сухопутных сил почти как война нервов. Настоятельно необходимая боевая подготовка была крайне затруднена. Учебные программы, рассчитанные на длительный период обучения, стали бессмысленными, так как каждый день приходилось ожидать начала войны. Переброски в учебные лагеря для проведения стрельб должны были производиться с учетом возможности своевременного сбора в районах исходных позиций. Штабы и войска нее время находились в нервном напряжении. И все же для обучения и сколоченности соединений, в противоположность французской армии, в ту зиму было сделано исключительно много. Независимо от того, были ли согласны высшие военные руководители в это время, как и впоследствии, с решениями Гитлера или не одобряли его решений, их чувство ответственности перед войсками оставалось всегда одинаковым. «Саботаж» военных планов они никогда бы не могли совместить со своей совестью. Подобного рода слухи относятся к области фантазии или, главным образом в более поздние годы, являются злонамеренным вымыслом.

Гитлер знал, насколько сильным – и не только у верхушки сухопутной армии – был внутренний протест против его замыслов. Это можно было понять уже из необычного для военного приказа политического обоснования директивы от 9 октября. 23 октября 1939 г. он обратился с большой речью к видным генералам сухопутной армии и авиации, а также к адмиралам. Против них как военных специалистов он, конечно, ничего не мог возразить. Он сделал им даже комплимент, сказав, «что нынешнее командование много лучше, чем в 1914 г.» Наконец, используя примеры из далекой истории, он попытался идеологически привлечь их на свою сторону. Гитлер дал понять, что конфликт с Западом рано или поздно должен все равно произойти, если Германия хочет завоевать необходимое жизненное пространство. Всякий другой путь означает, по его мнению, смерть нации. Если воздерживаться от насилия по отношению к внешнему миру, то неизбежно придется ограничить рождаемость. Это – величайшая трусость. Принципиально он создал вооруженные силы не для того, чтобы не воевать. «Решение воевать было во мне всегда».

Но и международная обстановка, по его мнению, заставляет действовать. Никто не знает, как долго просуществует пакт с Советским Союзом, обеспечивающий прикрытие с тыла. Усиление лагеря противников Америкой сейчас еще не имеет существенного значения. Но время работает на противников, и они никогда не заключат мира, если соотношение сил станет менее благоприятным для Германии. Несомненно, Англия и Франция предприняли бы наступление, если бы они были достаточно подготовлены, и затем оказали бы нажим на Бельгию и Голландию, чтобы вынудить последних запросить у них помощи. Тогда Рурская область, эта ахиллесова пята Германии, окажется в величайшей опасности.

Удар на Западе будет означать, по его словам, не отдельный эпизод, а завершение войны в целом. В боеспособности германских вооруженных сил он глубоко убежден. Он был очень сильно оскорблен, когда услышал, что германская армия никуда не годится. «Я не выношу, когда говорят, что в германских вооруженных силах не все благополучно». Во всяком случае, командование должно показывать пример фанатической решительности.

Во всех своих выступлениях он всегда выдвигал себя на первый план: «Как последний фактор я должен, при всей моей скромности, назвать свою собственную незаменимую персону. Я убежден в силе своего ума и в своей решимости. Войны всегда оканчиваются только уничтожением противника. Думать иначе непростительно». Форма, в которой он взял на себя смелость решить судьбу немецкого народа, была просто дерзкой. «Я поднял немецкий народ на большую высоту, хотя нас сейчас во всем мире ненавидят. Это достижение я ставлю на карту. Я должен выбирать между победой и уничтожением. Я выбираю победу. Мое решение неизменно. Я предприму наступление на Францию и Англию в самом скором времени и в наиболее благоприятный момент».

Гитлер еще никогда не высказывался так открыто. Каждому слушающему его должно было стать ясно, что только победа или поражение ожидает немецкий народ, возглавляемый таким фанатиком. Конечно, число тех, кто давал себя ослепить и увлечь, было незначительно. Дальновидных людей, трезво смотрящих на вещи, он не мог убедить. Неверие в решающий успех немедленного наступления на западе, о котором прежде всего шла речь, вообще было невозможно рассеять. Верно также и то, что военные, занимавшие ответственные посты, имели правильнее представление о положении дел. Успехи, достигнутые весной 1940 г., не доказывают обратного, потому что решающие факторы, которые сделали их тогда возможными, отсутствовали осенью 1939 г. Здесь опять неизбежно возникает вопрос, мог ли кто-нибудь, совершив акт насилия, изменить этим судьбу. Главнокомандующего сухопутными силами в ту зиму постоянно терзали мучительные сомнения, должен ли он действовать. Но позже, когда эти сомнения были преодолены, остался открытым практически более сложный вопрос о том, могло ли быть осуществлено устранение Гитлера и каким образом это можно было сделать. Всякий контакт с врагами, так же как и саботаж планов Гитлера, главнокомандующим заранее исключался. Покушение не входило в его расчеты по соображениям морального порядка. На что же, в таком случае, надо было направить главные усилия? Конечно, немецкий народ внутренне не был готов к длительной мировой войне с сомнительным исходом, воспоминания о 1914 г. пугали его и заставляли бояться предполагаемого нарушения Германией нейтралитета ряда стран. Но вера в «фюрера» в широких массах народа была слишком глубока, партийный аппарат крепко держал в своих руках народ, опутанный сетями пропаганды. Станет ли повиноваться армия? Как поведет себя авиация, флот, как вообще практически осуществить государственный переворот? Исторический анализ, может быть, покажет, что в тот момент имелась одна из последних, пожалуй, самая последняя возможность изменить ход истории. Будут также утверждать, что выход всегда находился там, где его искали достаточно настойчиво. Но следует и отдать должное невероятной душевной борьбе, которую нельзя себе даже представить, а также почти непреодолимым трудностям практического осуществления.

Растущая мощь армий западных стран, а также сомнения в том, позволит ли оперативный план от 29 октября достигнуть чего-нибудь еще, кроме более или менее крупного первоначального успеха, привели в последующие месяцы к пересмотру плана совместно всеми высшими командными инстанциями и штабами групп армий. Пересмотр касался главным образом решающего вопроса: как добиться уничтожения всех сил противника, находящихся севернее Соммы? Этого, по-видимому, нельзя было осуществить, если главный удар нанести через Бельгию по обе стороны Льежа. Если бы не удалось, как в Польше, прорвать оборону противника первым же ударом и в Бельгии произошло бы простое оттеснение сил, то возникла бы опасность организованного отхода противника или даже позиционной войны. Ударная сила войск могла оказаться достаточной, чтобы выйти к Ла-Маншу, что имело исключительную важность для последующего ведения войны против Англии. Однако не позднее чем у укрепленной франко-бельгийской границы наступление, предположительно, должно будет остановиться.

Значительно более эффективной обещала стать операция, в ходе которой наступающие войска уже с самого начала охватывали все силы противника, расположенные на территории Бельгии и Северной Франции, и создавали как можно скорее угрозу с тыла. Еще в начале ноября был запланирован удар группы моторизованных соединений. Предусматривалось, что этот удар будет представлять собою нечто большее, чем отвлекающую операцию и, «используя безлесную полосу по обе стороны Арлона и Флоранвиля, должен быть нанесен в направлении на Седан с задачей внезапно захватить западный берег реки Маас в районе Седана и юго-восточнее и этим самым создать благоприятные предпосылки для дальнейшего развития операций». Такой удар служил намеком на необходимость коренной переделки предыдущего оперативного плана. На последней особенно настаивал – и даже доложил об этом Гитлеру – генерал фон Манштейн, бывший тогда начальником штаба группы армий «А». Идея об изменении плана еще только обсуждалась, когда 10 января 1940 г. один офицер германской авиации вылетел в качестве курьера с важными документами из Мюнстера в Кельн вопреки категорическому приказу пользоваться в таких случаях только железной дорогой. Самолет сбился с курса и совершил посадку на территории Бельгии. Прежде чем пассажирам удалось уничтожить документы, они были окружены бельгийцами и взяты в плен. Теперь немцы должны были учитывать, что план наступления войск правого крыла немецких армий стал известен противнику.

Это происшествие послужило последним толчком к тому, чтобы отказаться от прежнего оперативного плана и разработать новый, который вначале казался почти неосуществимым. Он сводился к смелому замыслу предпринять наступление тремя танковыми группами, вначале на фронте только 60 км между Мальмеди и Люксембургом, через трудно проходимые лесистые Арденны с их многочисленными глубокими долинами, тянущимися с севера на юг. Затем немецкие войска должны были неожиданно для противника, по всей вероятности занимавшего подготовленную оборону, форсировать реку Маас между Динаном и Седаном. Полагали, что, если даже этот удар будет успешно осуществлен – а это зависело от многих случайностей, – решающий успех будет возможен только в том случае, если одновременно крупные англо-французские силы, стоящие на юго-западной границе Бельгии, выступят против немецких армий, наступающих на Голландию и Бельгию, и будут скованы последними прежде, чем противник поймет смертельную опасность, которую представляет для него удар на Маасе южнее Намюра. Нельзя было также упускать из виду, какие крупные резервы французы смогут ввести в центре приблизительно в районе Ретель, чтобы создать угрозу южному флангу наступающих немецких войск, переправившихся на левый берег реки Маас. «Внезапный удар на Седан – это такая операция, в которой можно самому потерпеть поражение», – так отозвался Иодль в феврале о новом плане.

Однако, несмотря на все возникавшие сомнения для достижения оперативной внезапности, нельзя было придумать ничего лучше этой смелой операции. Поэтому о ее подготовке был отдан приказ.

Положение на фронте оставалось спокойным. Продолжались поиски разведчиков, имевшие задачей захват пленных, командование пополняло свои Сведения о составе и расположении войск противника и о моральном состоянии французских войск. Англичане до середины октября четырьмя дивизиями (два армейских корпуса) заняли позиции на бельгийско-французской границе между Мольд и Байёль, то есть вдали от фронта. В этом районе проходил почти сплошной противотанковый ров, прикрываемый фланкирующим огнем дотов, расположенных на 1000 м одни от другого. Эта позиция, которая сооружалась как продолжение линии Мажино на случай прорыва немецких войск через Бельгию, зимой 1939/40 г. была закончена. Начиная с ноября на Саарский фронт каждые три недели прибывал один полк, а в начале мая туда была переброшена целая дивизия.

В декабре во Франции была сформирована пятая дивизия из ранее прибывших частей, а в первые месяцы 1940 г. из Англии прибыли еще пять дивизий, так что британский экспедиционный корпус вырос до 10 дивизий. В тылу английских войск было создано почти 50 аэродромов с цементными взлетно-посадочными полосами. Многочисленные дороги соединяли английские позиции с портом снабжения Нантом.

Если англичане и немцы зимой развернули широкую подготовку к предстоящим действиям, то французская армия этим совершенно не занималась. Собственное наступление командование планировало предпринять не раньше осени 1941 г. В наступление противника не особенно верили. Войска вообще не нацеливались на ведение войны. Широко распространенное меткое выражение «drole dе guerre» – «странная война» – было характерным для отношения французов к войне и к родине. Черчилль, который с момента возникновения войны входил в состав английского военного кабинета как морской министр и с самого начала боролся за возможно более активное ведение военных действий, был очень озабочен событиями во Франции, так изменившейся с 1918 г. 19 сентября он писал премьер-министру Чемберлену: «Я так сильно настаиваю на доведении английской армии до 50-55 дивизий потому, что сомневаюсь, чтобы французы согласились с таким распределением нагрузки, которое возлагало бы на нас ведение войны на море и в воздухе, а на них – всю тяжесть потерь в воине на суше. Я считаю уместным сообщить французам о нашем намерении. Но вопрос о том, достигнем ли мы этой цели на 24-м, 30-м или 40-м месяце, должен оставаться открытым».

Естественно, во французском и английском генеральных штабах предавались мыслям, как следует встретить возможное наступление немцев. Было совершенно ясно, что оно могло иметь успех только при использовании бельгийской и, очевидно, голландской территории. Военные переговоры с Бельгией были затруднены тем, что эта страна, которая после первой мировой войны тесно примкнула в военном отношении к западным державам, в 1936 г. снова вернулась к своей традиционной политике нейтралитета. К тому же бельгийское правительство еще 23 июня 1939 г. заявило о своем нежелании вести какие бы то ни было переговоры с западными державами по линии генерального штаба. Хотя бельгийцы строили оборону на удержании прежде всего германско-бельгийской границы, однако они упорно не хотели пустить в свою страну войска западных держав до фактического нарушения нейтралитета Германией. Они, как и голландцы, все еще надеялись на то, что войне можно положить конец, прежде чем она станет реальностью. С этой целью оба правительства 7 ноября 1939 г. сделали воюющим странам предложение о посредничестве, «чтобы облегчить возможные переговоры». В своем ответе западные державы подчеркивали, что их целью является восстановление Польши и Чехословакии, в то время как Германия обещала «тщательное рассмотрение» ноты.

По вопросу о том, какие действия следует предпринять в случае наступления немецких войск через Бельгию и Голландию, между Англией и Францией возникли длительные разногласия, которые начались сразу же после окончания войны с Польшей. Их исход должен был иметь очень большое значение для успеха немецкой операции. Англичане вначале считали, что очень неосторожно продвигать левое крыло союзников до рубежа Живе, Намюр, Антверпен, если бельгийцы не допустят занятия этого рубежа до начала немецкого наступления. Поэтому они думали, что гораздо лучше остановить немцев на заранее подготовленных позициях у франко-бельгийской границы. Но французы не были удовлетворены таким решением. 17 ноября 1939 г. заседавший в Париже союзный верховный военный совет принял следующее решение: «Ввиду необходимости задержать германские вооруженные силы на рубеже, находящемся как можно дальше к востоку, важно направить все силы на то, чтобы в случае нападения немцев на Бельгию удержать линию Маас, Антверпен». Это решение приводило к тому, что четыре армии левого крыла: 9-я и 1-я французские армии, английский экспедиционный корпус и 7-я французская армия, в случае немецкого наступления на Бельгию должны были немедленно вступить в Бельгию и Голландию. В результате подвижные резервы союзников располагались и фактически использовались только на западном крыле. Сторонником этого плана был прежде всего генерал Гамелен, главнокомандующий французскими вооруженными силами, в то время как генерал Жорж, командующий французскими армиями на северо-востоке, предпочитал расположить крупные подвижные силы в качестве резервов за центром фронта.

Содержание немецких документов, захваченных в январе 1940 г. в Бельгии, по-видимому, еще больше утвердило западные державы в их решении. Когда в апреле 1940 г. стало ясно, что немецкие войска готовятся к наступлению, французский военный кабинет еще раз принял решение о вступлении войск в Бельгию. Французы придерживались той точки зрения, что без 20 бельгийских дивизий нельзя обойтись и что рубеж Маас, Антверпен обладает наименьшей протяженностью. Указанное мероприятие, по их мнению, было наиболее быстрым способом ликвидировать превосходство немецких войск и добиться позиционной войны, в которой французы видели спасение своей страны. На заседании союзного верховного военного совета было решено оказывать сильный нажим на бельгийское правительство в том направлении, чтобы оно своевременно потребовало вступления союзных армий. Германское командование знало о сосредоточении крупных сил союзников на франко-бельгийской границе. Теперь важно было только то, чтобы союзники в решающий момент оказали немцам самую настоящую услугу, введя свои лучшие силы в наименее выгодном в оперативном отношении месте.

Прежде чем все это произошло, Германия всеми имеющимися у нее силами начала войну на море против Англии. Тем временем и в других частях Европы уже велись военные действия.

3. Морская и воздушная война против Англии зимой 1939/40 г.

В свое время Гитлер надеялся, что с Англией войны не будет, однако теперь пришлось примириться с иной действительностью. Правда, островное государство в самом ближайшем будущем не могло быть опасным на суше, в частности, оно было не в состоянии выполнить обязательства, данные легкомысленно Польше. К тому же английская авиация была недостаточно сильна, чтобы создать сразу серьезную угрозу. Морская блокада, которую, конечно, могла сразу начать Англия, была бы более обременительной, но, безусловно, ей не удалось бы изолировать Германию в такой степени, как это было в последние годы первой мировой войны.

Советский Союз был не только нейтральным, но обязался отправлять большое количество сырья и продовольствия в обмен на промышленные товары. Италия объявила себя невоюющим государством и этой формулой, выражающей больше, чем нейтралитет, проявила свою особую доброжелательность. Юго-Восточная Европа не принимала участия в войне. Она поставляла много сельскохозяйственных продуктов и сырья. Таким образом, значительная часть европейского рынка была открытой. Только положение с горючим с самого начала вызвало серьезные опасения. Моторизация армии, авиация и переход флота на жидкое топливо требовали, как и вся экономика страны, миллионов тонн горючего. В самой Германии нефти добывалось сравнительно немного; кроме этого, можно было рассчитывать только на румынскую нефть и небольшие запасы горючего сланца в Эстонии. К крупным нефтеносным районам мирового значения можно было добраться только по морю, а на море господствовал английский флот. В целом объявление войны Англией на первых порах не означало смертельной опасности. Однако это не могло служить основанием для успокоения в будущем. Раз Англия твердо решила вести войну до победного конца с напряжением всех своих сил и в надежде на поддержку со стороны Соединенных Штатов, то она должна быть побеждена, если Германия хочет прийти к миру. Для такой войны Германия не была подготовлена. Это явствовало из директивы военно-морскому флоту о ведении войны против Англии.

Она состояла из краткой фразы: «Военно-морской флот ведет борьбу с торговым флотов противника, главным образом с английским».

Из 57 немецких подводных лодок более половины были слишком малы, чтобы действовать в Атлантике. Подводные лодки, которые вели боевые действия, надо было периодически сменять, часть требовалась для обучения команд для новых подводных лодок, некоторые лодки нуждались в ремонте, так что после введения большого количества подводных лодок в самом начале войны в первые месяцы в среднем действовали только шесть-семь лодок.

Иногда для борьбы с торговым флотом противника можно было использовать «карманный» линкор. Предпринять что-либо большее германские военно-морские силы были пока не в состоянии.

Авиация во всяком случае оказала немалую помощь в борьбе с английским торговым флотом, чего не было. в первую мировую войну. Самолеты могли атаковать торговые суда противника, а при благоприятных условиях – и военные корабли, минировать входы во вражеские порты и совершать налеты на сами порты. Поэтому в директиве № 1 в отношении германской авиации говорилось следующее:

«Военно-воздушные силы имеют своей задачей в первую очередь воспрепятствовать действиям французской и английской авиации против германских сухопутных сил и жизненного пространства Германии.

В войне против Англии военно-воздушные силы должны быть использованы для нарушения снабжения Англии по морю, разрушения ее военно-промышленных объектов, уничтожения отправленных во Францию транспортов с войсками. Необходимо использовать благоприятные возможности для нанесения эффективных ударов по скоплениям английских кораблей, в особенности линкоров и авианосцев.

Налеты на Англию должны подготавливаться с таким расчетом, чтобы при любых обстоятельствах был исключен неполный успех, как следствие использования ограниченных сил».

Конечно, все эти задачи могли быть выполнены лишь частично. К тому же большое количество немецкой авиации было вначале занято в Польше.

В надежде еще отвлечь Францию от союза с Англией Гитлер ограничил действия военно-морского флота по уничтожению английских кораблей перед французскими портами, что причиняло много неудобств французам. Атаки на Францию с воздуха должны были вообще прекратиться.

Несмотря на ограничения, установленные в отношении подводной войны, и потенциальную слабость подводных сил, германский военно-морской флот начал войну против Англии со свойственным ему энтузиазмом. Первые успехи были весьма многообещающими. К 23 сентября 1939 г. общий тоннаж потопленных английских судов достиг 232 тыс. брутто-регистровых тонн (брт). но это объяснялось главным образом временно сложившейся благоприятной обстановкой. Первая волна подводных лодок, начавших боевые действия, была необычайно велика. Они встретили большой поток судов, возвращавшихся в начале войны в свои страны, Англию и Францию; торговые суда противника не были вооружены, и оборона их была недостаточно хорошо организована.

Вскоре англичане неожиданно начали принимать контрмеры. В конце октября германское военно-морское командование в докладной записке отмечало, что результаты борьбы с торговым флотом противника, проводимой подводными лодками и надводными кораблями, хотя и следует признать удовлетворительными в военном отношении, но при данной форме ведения этой борьбы они являются совершенно недостаточными и не могут оказать решающего влияния на исход войны.

«Поток судов, осуществляющих ввоз в Англию, которым удалось избежать захвата или уничтожения, – говорится далее в докладной записке, – следует еще рассматривать в настоящее время как совершенно достаточный для удовлетворения военно-экономических нужд Англии». Это была трезвая оценка, и звучала она совершенно иначе, чем радиосообщения, сопровождаемые пением воинственной песни «Идем на Англию», как бы они ни свидетельствовали о подъеме и наступательном духе храбрых немецких моряков. Причины недостаточно интенсивного уничтожения английских торговых судов было определить нетрудно: они заключались в том, что было слишком мало подводных лодок и рейдеров, подводные лодки вследствие ограничения их действий международными соглашениями использовались далеко не полностью. Для уничтожения торговых судов противника и разрушения портов ввоза авиация применялась в очень ограниченных масштабах. К этому следовало прибавить организованно проведенные оборонительные мероприятия англичан. Они перешли к системе охранения транспортных судов крейсерами, эсминцами и самолетами, меняли пути конвоев, проводя их в стороне от обычных морских коммуникаций, вооружили большинство своих торговых судов, так что подводные лодки вынуждены были применять против них торпеды. За всеми прибрежными водами велось наблюдение с воздуха, для борьбы с подводными лодками использовались самолеты, отчасти во взаимодействии с эсминцами и траулерами. Против немецких рейдеров в Атлантике действовало большое количество крейсеров в северной и южной части Атлантического океана.

Германский штаб руководства войной на море сделал из всего этого вывод, что «продолжительных и очевидно решающих действий против Англии следует ожидать только после осуществления новой широкой программы строительства подводных лодок и, следовательно, сосредоточения на этом усилий всей военной промышленности, а также после большого увеличения военно-воздушных сил, необходимых для ведения войны против Англии».

Пока же не приходилось ожидать от немецкой авиации каких-либо действий решающего значения. Строительство необходимого количества дальних бомбардировщиков Ю-88, которые могли бы действовать над западной частью Британских островов и в Атлантике, предполагалось закончить только весной 1940 г. Штаб руководства войной на море был настроен более скептически и считал, что выполнить программу строительства этих бомбардировщиков. раньше осени 1940 г. не удастся. О том, что конструкция самолета типа Ю-88 окажется неудачной, в то время еще не было известно.

Чтобы при имеющихся силах можно было, по крайней мере, использовать все возможности, германский военно-морской флот, указывая на то, что англичане нарушили основные пункты Лондонского соглашения от 1930 г. о действиях торговых судов в военное время, настаивал на усилении подводной войны, то есть на отмене некоторых ограничений, касающихся в особенности потопления без предупреждения торговых судов противника и нейтральных стран. При этом главнокомандующий военно-морскими силами не хотел сразу объявлять запрещенную «неограниченную подводную войну», а начал постепенно ослаблять ограничения, что больше соответствовало практической необходимости. Был проведен ряд мероприятий, которые, в частности, должны были заставить суда нейтральных стран отказаться от захода в английские порты.

Помимо всех этих мер, которые если и могли дать результаты, то только через длительное время, штаб руководства войной на море надеялся, что удастся нанести большие потери противнику при помощи нового боевого средства – магнитной мины. О ее применении был дан приказ после того, как в начале октября выяснилось, что на изменение позиции Англии не приходилось рассчитывать. Постановка этих мин, взрыв которых вызывался воздействием магнитного поля корпуса корабля, даже не соприкасающегося непосредственно с миной, а проходящего близко над ней, производилась самолетами и кораблями. Зимой 1939/40 г. мины были поставлены у восточных берегов Англии немецкими эсминцами, вспомогательными судами и самолетами. Их внезапное появление означало вначале для Англии очень серьезную опасность. Потери судов от мин, поставленных у входов в порты, сразу резко увеличились. Это внушало большие опасения, тем более, что суда подрывались даже там, где, как полагали, мины были только что уничтожены. Магнитизация средств подводной войны не была новостью для англичан, но то, что ее применили к тяжелым донным минам, явилось для них неожиданностью. Англичанам было трудно принять соответствующие контрмеры, пока они не знали устройства мины. Последняя обладала одним недостатком: она могла действовать только на сравнительно небольших глубинах. Поэтому вскоре в руки англичан попали две немецкие магнитные мины. Однажды заметили, как немецкий самолет ставил мины на мелководье недалеко от берега. Применяя максимальные меры предосторожности, удалось обезвредить выловленные мины и узнать их конструкцию. Теперь, чтобы ограничить потери от этих мин до терпимых размеров, требовалось только время и, конечно, большая затрата материальных средств и рабочей силы. Англичане работали со всей настойчивостью, которую они всегда проявляют, когда чувствуют себя в смертельной опасности. Они изобрели методы траления новых мин и совершенствовали их. Сначала суда размагничивали, пропуская ток через кабель, идущий вокруг корпуса корабля, а с течением времени пришли к более простым методам. К концу года опасность, по-видимому, была в основном преодолена. Это средство борьбы можно было бы эффективно использовать гораздо дольше, если бы оно не было применено в тот момент, когда имеющиеся запасы, возможности изготовления и размеры производства этого оружия были еще ограничены.

Другим средством борьбы с английским торговым флотом была поддержка надводными кораблями действий подводных лодок против судов противника. Наряду с нападениями на английские морские коммуникации в Северном море, связывающие Англию с Норвегией, такие рейдеры отправлялись и в далекие океаны. Еще в конце августа, прежде чем началась английская блокада и охрана районов севернее Англии, два броненосца «Дейчланд» и «Граф Шпее» вышли в Атлантику. В качестве рейдеров оба эти корабля, которых за границей называли «карманными» линкорами, были наиболее подходящими и представляли большую опасность для слабо охраняемых конвоев и отдельных судов. Англичанам с целью борьбы против немецких «карманных» линкоров оставалось только сформировать несколько поисково-ударных групп, для чего были привлечены все английские авианосцы, несколько линкоров, линейных и тяжелых крейсеров. Каждая из этих групп должна была быть достаточно сильной, чтобы задержать и уничтожить немецкий «карманный» линкор. Это мероприятие требовало большого напряжения сил от английского военно-морского флота, который, кроме того, должен был теперь выделять линкоры и крейсера в качестве дополнительного охранения при проводке конвоев в северной части Атлантического океана.

Все эти оборонительные мероприятия противника были вызваны только тем, что немецкие военные корабли начали действовать на морских коммуникациях мирового значения. Задача германского флота заключалась в том, чтобы нарушать нормальное судоходство и уничтожать торговые суда противника всеми возможными средствами, однако вступать в бой с силами противника, даже если они окажутся слабее, только в том случае, когда это будет способствовать выполнению главной задачи. Немецкие военные корабли должны были часто менять свое местонахождение в районе действий, при случае даже выбирать отдаленные участки, короче говоря – всячески усиливать неуверенность противника и его опасения за свои конвои.

«Дейчланд», который крейсировал в северной части Атлантического океана, в особенно опасном районе, добросовестно придерживался этих указаний. Поэтому он ограничивался почти исключительно тем, что беспокоил противника и сковывал его силы. Этот корабль потопил только два торговых судна и в начале ноября 1939 г. возвратился в Германию. После его возвращения Гитлер потребовал, чтобы корабль был переименован в «Лютцов»: он боялся, что потопление «Дейчланда» может оказать неблагоприятное психологическое воздействие.

Совершенно иначе проходило плавание «карманного» линкора «Граф Шпее». 30 сентября близ порта Ресифи у восточной оконечности Бразилии он потопил английский пароход. Английское адмиралтейство встревожилось. К середине октября были сформированы и распределены в южной части Атлантического океана многочисленные поисково-ударные группы с задачей воспрепятствовать действиям немецкого корабля. Однако «Граф Шпее» продолжал выполнять свою задачу очень искусно. Иногда он находил себе жертву, затем опять исчезал надолго в бесконечных просторах океана. 15 ноября он потопил небольшой английский танкер у острова Мадагаскар – теперь он находился уже в Индийском океане. Однако командиру казалось, что будет целесообразно существенно изменить район действий. Обогнув мыс Доброй Надежды, он снова пошел в Южную Атлантику. Немецкий корабль действовал уже в течение нескольких месяцев, а англичане все еще не знали, с кем они имели дело: они искали «Адмирала Шеера».

Когда «Граф Шпее» возвратился в южную часть Тихого океана, английская поисково-ударная группа в составе двух тяжелых и двух легких крейсеров несла охранение в районе Ла-Плата и Рио-де-Жанейро, полагая, что броненосец рано или поздно здесь появится. 13 декабря тяжелый крейсер«Эксетер» и легкие крейсера «Аякс» и «Ахиллес» находились перед устьем реки Ла-Плата, когда рано утром заметили «Графа Шпее». Английский крейсер «Эксетер» имел 210-мм орудия, два легких крейсера – только 150-мм, тогда как у «Графа Шпее» были 280-мм орудия.

План командира английского соединения сводился к тому, чтобы открыть огонь по немецкому кораблю с большой дистанции и с разных направлений с целью не дать ему возможности вести ответный сосредоточенный огонь. Английские корабли начали быстро приближаться к своему противнику. Последний вначале подумал, что против него находятся только легкий крейсер и два эскадренных миноносца и полным ходом пошел им навстречу. Это заблуждение стало роковым для немецкого корабля. Он мог бы, используя большую дальнобойность и мощь огня своей артиллерии, держать три вражеских корабля на значительном расстоянии и потом уйти от них, не получив крупных повреждений. Немецкий корабль быстро оказался в радиусе действия артиллерии сначала крейсера «Эксетер», а затем и обоих легких крейсеров. «Граф Шпее» так тяжело повредил «Эксетер», что последний временно потерял способность маневрировать. Одна башня и все приборы управления кораблем в боевой рубке вышли из строя. Продолжать бой тяжело поврежденный английский корабль уже не мог. Но и «Граф Шпее» получил сильные повреждения. Его командир решил зайти для ремонта в порт, считая, что без этого корабль не может продолжать выполнение своей задачи. Поэтому он зашел в устье Ла-Платы и надеялся произвести ремонт в уругвайском порту Монтевидео, чтобы затем опять выйти в море. Оба английских крейсера остановились перед портом и стали ожидать появления немецкого корабля. Крейсер «Эксетер» был совершенно не способен вести боевые действия. Его место занял равноценный корабль «Кумберленд», который с максимальной быстротой совершил переход от Фолклендских островов до Монтевидео и в ночь на 14 декабря подошел к Ла-Плате. Уругвайское правительство под английским нажимом не разрешило «Графу Шпее» ремонтировать повреждения, которые ограничивали его мореходные качества. Этим судьба немецкого корабля была решена. Его уход из Монтевидео представлялся невозможным. В случае интернирования в дружественном Англии Уругвае «Граф Шпее» мог попасть в руки англичан. Поэтому командир немецкого корабля, связавшись предварительно с Берлином, решил затопить корабль вне гавани на реке Ла-Плата. Сам он покончил жизнь самоубийством. Этим он хотел показать, что в сравнении с желанием сохранить свою команду от бесполезной смерти забота о собственной жизни не была для него важной. Броненосец за три месяца своего плавания потопил девять судов общим тоннажем 50 тыс. брт.

Появление немецких рейдеров в Атлантическом океане, может быть, не могло существенно нарушить торговлю Англии и ведущуюся в интересах Англии торговлю нейтральных стран. Несмотря на это, англичане успокоились и вздохнули с облегчением, когда узнали, что после уже известного им возвращения «Дейчланда» и гибели «Графа Шпее» Атлантический океан стал опять свободным от надводных кораблей противника.

Кроме всего прочего, это означало, что престиж Англии как морской державы не был поколеблен. За несколько недель до гибели «Графа Шпее» англичан сильно встревожили смелые действия командира подводной лодки И-47 капитан-лейтенанта Прина. Ему удалось в ночь с 14 на 15 октября проникнуть на внутренний рейд Скапа-Флоу и потопить стоявший там на якоре линкор «Ройял Ок» водоизмещением 30 тыс. т. Этот подвиг был совершен благодаря тщательному планированию боевого похода со стороны командующего подводными силами и ценным разведывательным данным, полученным аэрофотосъемкой. Они позволили обнаружить узкий проход через многочисленные заграждения у входа в базу. Несколькими днями позже на эту военно-морскую базу предприняли налет немецкие самолеты. Они уже не нашли здесь флота и бомбили только совершенно разбитый блокшив. Два нападения, предпринятые одно за другим, показали англичанам, насколько уязвима была база, в которой находились их ценнейшие корабли. Флот был временно распределен по другим гаваням, пока оборонительные сооружения Скапа-Флоу основательно укреплялись против атак с моря и с воздуха.

Значительных потерь крупных кораблей англичане не несли ни от немецких подводных лодок, ни от воздушных налетов, ни от мин. Кроме линкора «Ройял Ок», самой тяжелой потери, 17 сентября немецкой подводной лодкой был потоплен авианосец «Корейджиес» в Бристольском заливе. 21 ноября в заливе Ферт-оф-Форт наскочил на мину новый крейсер «Белфаст», 4 декабря такая же участь постигла линкор «Нельсон» при входе в залив Лох-Ю. Однако оба эти корабля удалось привести в порт и устранить повреждения. Потери мелких кораблей не превышали допустимых пределов, хотя, безусловно, они затрудняли действия английского флота, осуществлявшего блокаду Германии и, кроме того, вынужденного выделять крупные силы для охранения транспортов. Предусмотренные в директиве эффективные воздушные налеты на скопления судов противника нигде не предпринимались. Английская зенитная артиллерия и авиация были достаточно сильными, чтобы удержать германские военно-воздушные силы от рискованных налетов, при которых ожидаемые потери ни в какой степени не оправдывались возможными результатами. Вообще в первую зиму войны германская авиация не играла большой роли в борьбе с английским торговым флотом главным образом потому, что радиус действия истребителей был недостаточным и они не могли сопровождать бомбардировщиков до цели.

Германский торговый флот исчез с океанов. Часть судов сумела своевременно вернуться в немецкие порты. Но 323 судна общим тоннажем 750 тыс. брт вынуждены были укрыться в нейтральных портах, откуда часть их позднее ушла, прорвав блокаду. 41 судно общим тоннажем 225 тыс. брт было затоплено командой или попало в руки противника. Одно из самых крупных немецких торговых судов «Европа» находилось как раз в Бремерхафене. «Бре-мену», стоявшему в Нью-Йорке, после полного приключений перехода, который он совершил до Мурманска через Северный Ледовитый океан, удалось в середине декабря прийти в немецкий порт. Судно «Колумбус», пытавшееся таким же путем добраться до Германии, было замечено канадским эсминцем у побережья Северной Америки северо-восточнее Виргинии. Прежде чем оно было захвачено, его потопил сам капитан.

В общем, первые шесть месяцев морской и воздушной войны против Англии и Франции, а также борьбы с торговыми судами нейтральных стран, заходившими в английские и французские порты, характеризуются большим количеством потопленных судов. По немецким данным, тогда было потоплено 496 судов общим тоннажем 1,8 млн. брт. Кроме того, 354 нейтральных судна общим тоннажем 607 811 брт были приведены в немецкие порты для определения того, должны ли они быть захвачены с точки зрения призового права. Союзники утверждали, что нетто-тоннаж английского торгового флота, то есть разница между тоннажами потопленных и вновь построенных судов, составляла только 200 тыс. брт. Однако англичане не понимали того, что главного наступления против их морских коммуникаций следовало ожидать лишь в 1940 г., когда полностью развернулось строительство немецких подводных лодок.

4. Действия Советского Союза в Прибалтике

Русско-финская война 1939-1940 гг.

Еще не высохли подписи под германо-советским договором о границах и дружбе от 28 сентября 1939 г., как русские в тот же день заключили с Эстонией, по-видимому, заранее подготовленный «пакт о взаимной помощи», предусматривавший оказание взаимной помощи в случае нападения со стороны третьей державы. Такие же «договоры» были подписаны 5 октября с Латвией и 11 октября с Литвой. Общим в этих договорах было то, что Советский Союз обязался поставлять оружие и боеприпасы Прибалтийским государствам и что обе стороны обещали не заключать договоров, направленных против другого партнера. Суверенитет договаривающихся сторон ни в коем случае не должен был нарушаться.

Однако Эстония должна была предоставить Советскому Союзу право на размещение гарнизонов и сооружение военно-морских баз на островах Эзель (Сарема) и Даго (Хиума), а также в Балтийском порту (Палдиски) и, кроме того, передать в распоряжение русской авиации несколько аэродромов.

В Латвии предусматривалось создание русских авиационных и военно-морских баз в портах Либава (Лиепая) и Виндава (Вентспилс). Латвия должна была также разрешить установку русских береговых батарей для обороны Рижского залива.

Наконец, Литва должна была смириться с размещением гарнизонов Красной Армии и организацией русских аэродромов на своей территории. После того как Советский Союз в сентябре 1939 г. присоединил к себе восточную часть Польши, которую он требовал еще в 1920 г., теперь и прибалтийские провинции старой царской России фактически опять вошли в сферу влияния русских. Одновременно русские ликвидировали [67 – Схема 1] всякую угрозу со стороны южной часта Финского залива для военно-морской базы Кронштадт.

Теперь Советский Союз хотел поступить с Финляндией так же, как он поступил с тремя прибалтийскими странами. Здесь русские не в первый и не в последний раз в долгой истории взаимоотношений между этими пародами встретили упорное сопротивление. 5 октября они предложили финнам послать в Москву представителен для переговоров, в цели которых, учитывая недавние события с Прибалтийскими государствами, не могло быть сомнений. На переговорах русские потребовали сдачу им в аренду порта Ханко в северо-западной части Финского залива, некоторые острова, расположенные перед южным побережьем Финляндии, а также предложили отодвинуть проходящую у самого Ленинграда финскую границу на Карельском перешейке и передать Советскому Союзу западную часть полуострова Рыбачий на побережье Северного Ледовитого океана. В качестве компенсации они предложили крупный, но не представляющий ценности участок территории на русско-финской восточной границе. Финны, чтобы показать свою добрую волю, были готовь к некоторым уступкам, которыми русские, однако, не удовлетворились. Особенно они настаивали на своем требовании в отношении Ханко, на которое финны не согласились. Хотя Молотов в конце октября в одной из своих речей предупреждал финнов о тяжелых последствиях, которые повлечет за собой отклонение русских требований, они оставались непреклонными. После без успешных попыток прийти к соглашению переговоры 13 ноября закончились не приведя ни к каким результатам. Советский Союз, несомненно, остался не доволен таким исходом. Финляндия начала мобилизацию и усилила свои войска на Карельском перешейке.

Здесь 26 ноября произошел один из тех «инцидентов», которыми так богат последний период истории. Было заявлено, что финны якобы вели через границу артиллерийский огонь. Предложение финнов о совместном расследовании было отвергнуто Советским Союзом. Через день он заявил о расторжении пакта о ненападении с Финляндией. 29 ноября русские констатировали новые «нападения финских войск» на свою территорию, порвали дипломатические отношения и 30 ноября начали давно запланированную войну.

Так, независимо от войны между Германией и западными державами, но отчасти благодаря ей, возник новый очаг войны на севере Европы.

Обоснование русскими своего наступления было составлено в знакомых ставших широко распространенными выражениях. Русское радио сообщило что Советский Союз после «неоднократных провокаций» со стороны Финляндии начал военные действия. Уже 30 ноября были совершены воздушные налет на столицу Финляндии Хельсинки и ее аэродром, а также на Ханко и Лахти Русские военные корабли в ряде мест обстреляли южное побережье Финляндии. Казалось, что положение финнов в военном отношении безнадежно, что русский колосс, вне всякого сомнения, сокрушит их в течение нескольких недель.

Вооруженные силы крупной державы с ее 180-миллионным населением противостояли маленькому государству с населением всего 3,5 млн. человек» Никто, кроме самих финнов, не думал, что пройдет более трех месяцев, прежде чем русские достигнут своей цели. Вначале русское командование начал наступление с четырех направлений, используя сравнительно небольшие силы из своих неисчерпаемых резервов.

Наиболее сильная 7-я армия (шесть-восемь стрелковых дивизий, крупны танковые соединения и тяжелая артиллерия) наступала на линию Маннергейма – глубоко эшелонированную, хорошо оборудованную в инженерном отношении систему долговременных оборонительных сооружений и укреплений полевого типа на Карельском перешейке.

Чтобы поддержать наступление 7-й армии и позднее нанести удар во фланг и в тыл линии Маннергейма, менее крупная 8-я армия была развернута севернее Ладожского озера.

Приблизительно в середине восточной границы протяженностью около 1600 км, там, где находится наиболее узкая часть Финляндии, заключения между восточной границей и Ботническим заливом, должна была нанести удар 9-я армия, чтобы продвинуться через Кемиярви и Суомуссалми на Торнио и Оулу у Ботнического залива и разрезать территорию Финляндии на две части.

Наконец, 14-я армия, сосредоточенная на Крайнем Севере, имела задачу захватить западную часть полуострова Рыбачий, занять Печенгу (Петсамо) и продвигаться на юго-запад.

Финны правильно определили эти уязвимые места на своей границе и соответственно расположили свои слабые силы. Из армии мирного времени, насчитывавшей 33 тыс. человек и имевшей три дивизии, и из шюцкора, организации милиционного типа численностью 100 тыс. человек, они создали вооруженные силы в составе десяти дивизий и семи смешанных бригад общей численностью около 300 тыс. человек. Из современного вооружения финны имели не более 150 самолетов, несколько танков и зенитных батарей.

Во главе вооруженных сил Финляндии стоял маршал Маннергейм. Он прослужил много лет в царской армии, но в 1918 г. возглавлял освободительную борьбу против большевиков и считался освободителем финнов от русского гнета.

Свои основные силы финны расположили перед линией Маннергейма, проходящей в 30 км от границы. Эти силы, как и войска, выдвинутые в район севернее Ладожского озера для обеспечения фланга, находились под командованием генерала Эквиста.

Другие, значительно меньшие силы располагались в районах Кухмо и Салла против 9-й русской армии, а также на севере близ Петсамо. [70 – Схема 2]

Оснащение, вооружение и тактика финской армии были приспособлены к ведению боевых действий в условиях суровой зимы на местности с многочисленными озерами и большими лесными массивами. Сила обороны финнов заключалась в умелом использовании мощных естественных препятствий. Этим объясняются удивительные успехи, достигнутые финской армией в первые месяцы войны, несмотря на численное превосходство противника.

Фронтальное наступление, предпринятое русскими на Карельском перешейке сначала слишком слабыми силами, было остановлено еще в предполье линии Маннергейма искусными действиями упорно оборонявшихся финнов. Прошел весь декабрь, а русские, несмотря на беспрерывные атаки, не могли добиться существенных успехов. Они завязли в предполье финских укреплений.

Но и на протянувшейся на сотни километров восточной границе русским нигде не удалось добиться решающих успехов. Они пришли к заключению, что требуются значительно большие силы, чем предполагалось вначале, чтобы победить противника – маленького, но воюющего чрезвычайно искусно и ожесточенно.

В январе 1940 г. усиление русскими своих войск еще не отразилось на ходе боев, наоборот, почти всюду русские потерпели неожиданные неудачи. Успехи первого месяца войны сильно воодушевили финнов, их тактика полностью оправдалась, они вели активную оборону все более храбро, нанося русским значительные потери. В то время как на линии Маннергейма борьба приобрела ярко выраженный позиционный характер, финнам удалось уничтожить одну за другой две русские дивизии, которые в начале января попытались продвинуться на Суомуссалми. Они дали русским, которые в ледяную стужу двумя длинными колоннами двигались через леса с глубоким снежным покровом, вначале несколько углубиться, затем обошли их с флангов лыжными частями, отрезали пути отхода и совершенно уничтожили раздробленные на отдельные группы и лишенные всякого снабжения войска. Вооружение и снаряжение обеих дивизий досталось финнам в качестве трофеев. В районе севернее Ладожского озера финские войска даже перешли в наступление. Им удалось отбросить противника до 40 км обратно к государственной границе и этим самым ликвидировать угрозу линии Маннергейма с севера. Правда, на Крайнем Севере был потерян город Печенга, но финны и здесь могли еще держаться. В январе русские предприняли несколько очень интенсивных воздушных налетов, особенно на Хельсинки, чтобы сломить волю финнов к сопротивлению.

Таким образом, финны могли бы испытывать глубокое удовлетворение от результатов этого второго месяца войны, если бы их не угнетали заботы о будущем. В то время как у русских имелись неисчерпаемые резервы и могло быть только вопросом времени, когда они, наконец, введут превосходящие силы, людские ресурсы финнов были очень ограниченными, к тому же их войска постепенно все больше таяли и были крайне переутомлены боями. Тщетно финны искали помощи извне. Пожалуй, симпатии всех европейских народов были на стороне храброго маленького народа. Но Германия была связана пактом с Советским Союзом, а западные державы пока не хотели вмешиваться, так как они опасались вызвать этим еще большее сближение Советского Союза с Гитлером. Когда же они приняли другое решение, было уже слишком поздно. Около двух батальонов шведских добровольцев, действовавших у Петсамо, – вот все войска, которые получила Финляндия от иностранных государств. Помощь военной техникой была значительно большей. Англия, Франция и Швеция в течение войны прислали вместе 500 самолетов, 100 зенитных и 75 противотанковых пушек, большое количество боеприпасов и много других военных материалов. Но какой бы необходимой ни была такая поддержка, иссякающие людские резервы не могли быть компенсированы даже еще большим количеством техники.

В начале февраля стало заметно сказываться превосходство русских. Русские по-прежнему хотели прорвать фронтальным ударом линию Маннергейма и с этой целью увеличили численность 7-й армии в три раза. 1 февраля 7-я армия предприняла первую попытку осуществить прорыв, начав наступление после мощной артиллерийской подготовки. Используя большое количество танков, русские беспрерывными атаками в течение двух дней пытались прорвать финскую оборону. Но все атаки разбивались о непоколебимую стойкость финнов. Наконец 5 и 7 февраля русским удалось в нескольких местах вклиниться в расположение финских войск. 11 февраля они развернули наступление по всему фронту и добились новых успехов. Мощь финской обороны была сломлена. Чтобы предотвратить прорыв, 13 февраля финны начали отводить войска правого фланга линии Маннергейма в район восточнее Выборга. Вследствие этого устойчивость обороны финских войск, правый фланг которой упирался в сильно укрепленный полуостров Бьёркё, на юге была нарушена.

Попытка русских прорвать оборону на левом фланге севернее Ладожского озера не удалась. С наступавшей здесь дивизией между 20 и 23 февраля произошло то же самое, что и с двумя дивизиями, которые в предыдущем месяце были уничтожены в районе Суомуссалми. Она была отрезана, раздроблена на отдельные группы и уничтожена финнами. Слишком поздно присланную ей на помощь русскую танковую бригаду 1 марта постигла та же участь. Это были выдающиеся успехи, которые, однако, не могли оказать решающего влияния на положение финских войск на главном направлении. Русские, располагая там подавляющим превосходством в силах, продолжали наступление. Они искусно использовали замерзшее море южнее Выборга, обошли город, окружили его и начали продвигаться вдоль побережья на запад. Война грозила стать маневренной; целью русских был захват столицы Финляндии, и финны, исчерпавшие все свои резервы, уже не могли противопоставить своему противнику достаточное количество войск. Потери убитыми, ранеными и пропавшими без вести составляли 20 процентов общей численности армии (300 тыс. человек). Избежать дальнейших жертв в этой войне, ставшей для финнов безнадежной, было невозможно.

7 марта Маннергейм выступил в финском военном совете за то, чтобы начать с русскими официальные переговоры, для которых Москва уже зондировала почву. Может быть, признаки поддержки финнов Англией и Францией явились главным фактором, побудившим Советский Союз изменить свою позицию, причем русские не столько боялись военной помощи финнам, сколько утверждения западных держав в Северной Европе. После того как 8 марта в Москву отправилась финская делегация и русские 11 марта овладели городом Выборг, 13 марта военные действия прекратились.

Подписанный в тот же день договор о мире требовал от Финляндии очень больших жертв, но сохранил ее самостоятельность и позволил этой стране избежать судьбы ее южных соседей.

Твердую волю финского народа не могло не признать даже правительство в Кремле. Правда, его претензии далеко превышали требования, выставленные в октябре 1939 г. Советский Союз получил весь Карельский перешеек, включая город Выборг. Дуга финской границы, выгибавшаяся севернее Ладожского озера на восток, была срезана по ее хорде, узкая центральная часть Финляндии еще больше сузилась в результате перемещения границы на запад. Весь полуостров Рыбачий отошел к русским. Финны должны были отдать Ханко на тридцать лет в аренду Советскому Союзу, который имел право создать там военно-морскую базу. Финляндия могла иметь в водах Северного Ледовитого океана в районе Печенги только небольшие корабли береговой охраны. Это были очень тяжелые условия, но зато Финляндия оставалась суверенным государством, Престиж русских в военном отношении сильно поколебался, хотя с самого начала было ясно, что финнам не избежать поражения. Спрашивалось: почему удалось достигнуть успеха только после трехмесячных кровопролитных боев? Конечно, наступление было начато слишком слабыми силами. Но русские в течение всей войны проявили такую тактическую неповоротливость и такое плохое командование, несли такие огромные потери во время борьбы за линию Маннергейма, что во всем мире сложилось неблагоприятное мнение относительно боеспособности Красной Армии. Несомненно, впоследствии это оказало значительное влияние и на решения Гитлера. И все же слишком мало учитывали недостаточно искусное командование, не обращали внимания на то, как упорно сражались советские части, стойко державшиеся даже в безнадежном положении и бывшие довольно сильным противником в обороне.

Действия Советского Союза в области политики, наоборот, не могли вызывать никаких кривотолков как до начала конфликта, так и во время войны, Они раз и навсегда показали всему миру, чего он должен ожидать там, где Советский Союз может действовать по собственному усмотрению.

Когда 3 декабря Финляндия обратилась к еще существовавшей тогда Лиге Наций с просьбой о защите и оказании поддержки. Лига Наций призвала Москву прекратить военные действия и принять посредников. Москва отвергла это предложение, заявив, что Советский Союз вовсе не ведет никакой войны с Финляндией, а живет в мирных отношениях с «Финляндской демократической республикой, с которой он 2 декабря 1939 г. заключил договор о взаимопомощи и дружбе». Это созданное в Териоки правительство просило Советский Союз 1 декабря о помощи для «совместного устранения опасного очага войны, который в Финляндии создан ее бывшими правителями», поэтому бывшие правители не имеют больше права обращаться в Лигу Наций. Лига Наций не поддалась этой софистике и 15 декабря после длительных совещаний постановила, что Советский Союз своими действиями сам исключил себя из состава этого международного органа и поэтому не является больше его членом. Одновременно Лига Наций обратилась к каждому своему члену с настоятельным призывом оказать Финляндии такую помощь в людях и технике, какую только может оказать каждое государство. Вместо необходимой вооруженной помощи, предусмотренной в таких случаях уставом Лиги Наций, была предпринята слабая мера – обращение к членам Лиги Наций. Крупные державы, несмотря на сильное возмущение малых государств, не допустили совместных действий против Советского Союза, потому что это не входило в их политические расчеты. Когда война в Финляндии неожиданно приняла затяжной характер, Англия и Франция изменили свою точку зрения. Они решили оказать Финляндии помощь, чтобы таким окольным путем утвердиться в Северной Скандинавии и воспрепятствовать германскому импорту шведской руды; но они опоздали со своим решением.

5. Оккупация Норвегии и Дании

Скандинавским вопросом в Англии и Германии занялись вскоре после начала войны, причем это не было связано с русско-финским конфликтом. Обе державы не сомневались, что территория Норвегии имела особо решающее значение для того, чтобы перерезать жизненно важные для противника морские коммуникации. В Англии, которая решила вести войну до уничтожения господства Гитлера, Черчилль в сентябре 1939 г. выразил следующую точку зрения: Скандинавию необходимо освободить только от угрозы германского вторжения, чтобы она тем самым совершенно автоматически вошла в британскую систему, если бы даже у нее не было желания принимать активное участие в войне. Гарантия нейтралитета Норвегии ему казалась несовместимой с английскими интересами уже потому, что немецкие торговые суда, несмотря на превосходящие силы английского флота, могли беспрепятственно использовать нейтральные воды для транспортирования руды из Нарвика. Черчилль и английское адмиралтейство неустанно настаивали на минировании прибрежных вод Норвегии. Меморандум от 16 декабря 1939 г. развивал эти положения и наряду с минированием ставил вопрос об оккупации Нарвика и Бергена. «Никакое формальное нарушение международного права, если мы при этом не совершаем бесчеловечных актов, не может лишить нас симпатии нейтральных стран», – говорится в меморандуме. «От имени Лиги Наций мы имеем право – и это даже наш долг – временно лишить силы как раз те законы, которым мы хотим придать особое значение и соблюдение которых хотим обеспечить. Малые нации не должны нам связывать руки, если мы боремся за их права и свободу». Не в первый раз Англия от имени человечества нарушила священные принципы международного права, мешавшие ей вести войну.

Наступление русских дало в руки Черчилля новый аргумент для решительных действий в Северной Скандинавии. Он приветствовал, по его собственным словам, повеявший теперь свежий бриз как средство использовать стратегическое преимущество, которое получит Англия, лишив Германию возможности ввозить жизненно важную для последней шведскую руду. Британский кабинет пока не поддавался влиянию своего экспансивного морского министра. Все же он поручил главнокомандующим армией, флотом и авиацией составить планы оказания поддержки Финляндии, а также разработать операции против возможного вторжения немцев в Южную Норвегию.

Между тем в Англии и Франции усиливалось стремление воспользоваться русско-финским конфликтом как предлогом для высадки десанта в Северной Норвегии. 15 января 1940 г. французский главнокомандующий генерал Гамелен указал своему премьер-министру на то, как важно было бы создать новый театр военных действий в Скандинавии. Он предлагал высадить войска союзников в Печенге и захватить порты и аэродромы на западном побережье Норвегии. В случае необходимости можно было развернуть более широкие боевые действия вплоть до захвата шведских рудников Елливаре. 27 января союзный верховный военный совет в Париже принял решение сформировать для помощи Финляндии две английские дивизии и одно французское соединение, которые из политических соображений должны были носить название добровольческих. Английский премьер-министр считал высадку десанта в Петсамо нежелательной, а высадку в Нарвике, наоборот, очень целесообразной, особенно для того, чтобы создать угрозу рудникам в Елливаре. Но когда, разработав планы и закончив организационные приготовления, уже хотели приступить к действию, война в Финляндии закончилась – раньше, чем ожидалось. Однако незадолго перед этим, в середине февраля, англичане создали инцидент с немецким пароходом «Альтмарк», чтобы иметь удобный случай проверить, в какой мере можно нарушить нейтралитет Норвегии, встречая с ее стороны лишь платоническое сопротивление. Пароход «Альтмарк» неоднократно снабжал топливом «Графа Шпее» в южной части Атлантического океана и имел на борту около 300 британских моряков с захваченных или потопленных судов. В начале февраля ему удалось прорвать английскую блокаду в районе между Исландией и Фарерскими островами. Теперь, возвращаясь в Германию, он появился в норвежских прибрежных водах. Англичане считали, что будет нарушением нейтралитета, если английские моряки будут доставлены в Германию таким путем, и поручили флотилии эсминцев захватить – даже в нейтральных водах – пароход«Альтмарк». Немецкий пароход нашел убежище в маленьком норвежском фиорде между Ставангером и Кристиансанном. Два английских эсминца последовали за ним и, несмотря на сопротивление двух норвежских канонерских лодок, проникли в фиорд. Затем они взяли немецкое судно на абордаж, освободили пленных, которые, к их удивлению, чувствовали себя превосходно, и взяли в плен часть немецкой команды; остальным немецким морякам удалось укрыться на берегу. Мнения относительно того, кто действительно нарушил нейтралитет, были противоречивы. Очевидно, воюющие стороны были склонны истолковывать инцидент так, как отвечало их интересам. Это неизбежно вело к тому, что отныне каждая сторона стала ожидать от противника всяких незаконных действий и делала отсюда вывод о необходимости предупредить такие действия. Неоднократно выражавшееся англичанами мнение, что, когда ведется война с Гитлером, всякий нейтралитет теряет моральное право на свое существование, должно было значительно облегчить Гитлеру обоснование нарушенного им нейтралитета.

Черчилль продолжал упорно добиваться своей цели. Ему удалось получить согласие Чемберлена, который считал необходимым «предпринять теперь какие-нибудь активные действия», и Рейно, нового французского премьер-министра. 28 марта на заседании союзного верховного совета в Лондоне было решено 5 апреля произвести минирование норвежских прибрежных вод и в ожидании реакции Германии погрузить на корабли английскую бригаду и французские войска, чтобы захватить Нарвик и по железной дороге продвигаться к шведской границе. Другая группа должна была высадиться в Ставангере, Бергене и Тронхейме, чтобы помешать противнику использовать эти опорные пункты. Вследствие непосредственно не связанных с норвежским предприятием разногласий с французами английский кабинет отложил минирование на 8 апреля.

Минирование произвели в назначенный день между 4 час. 30 мин. и 5 час. в трех местах, но только в 5 час. 30 мин. было сообщено об этом нотой норвежскому правительству. В указанной ноте английское и французское правительства упрекали германское правительство в том, что оно своим характером ведения войны на море и в воздухе явно нарушает права нейтральных стран, чтобы этим нанести удар союзным державам, и одновременно настаивает на строжайшем соблюдении нейтралитета во всех тех случаях, когда ему это выгодно. Поэтому союзные правительства пришли к убеждению, что при этих условиях даже незаконные средства становятся законными. Они не могут больше терпеть такого положения, когда Германия получает средства для продолжения войны и когда преимущества, которые дает рейху торговля с Норвегией, наносят союзникам ущерб.

Тем временем германское верховное командование осуществило операцию против Норвегии и Дании под названием «Везер-юбунг». Она уже давно была разработана с учетом всех «за» и «против» и затем тщательно подготовлена.

10 октября 1939 г. главнокомандующий военно-морскими силами генерал-адмирал Редер впервые указал Гитлеру на значение Норвегии в войне на море против Англии. Оккупация норвежских баз Англией, говорил он, представляет серьезную опасность для Германии. Она означала бы овладение входами в Балтийское море, угрозу с фланга действиям германского флота на Северном море и германской авиации, совершающей налеты на Англию, а также дала бы Англии возможность оказывать сильное давление на Швецию. Оккупация этих баз Германией, наоборот, открыла бы ворота в северную часть Атлантического океана и сделала бы невозможным постановку английских минных заграждений, которые в 1917-1918 г. так сильно мешали действиям подводных лодок{6}. В докладной записке, представленной в это же время адмиралом Деницем, отмечалось, как благоприятно отразилось бы на действиях подводных лодок в Атлантике сокращение расстояний от их баз до районов боевых действий в результате захвата подходящего порта на западном побережье Норвегии, например, Тронхейма. Редер, в свою очередь, выступал за захват Нарвика.

«Таким образом, – пишет Черчилль в своих мемуарах, – оба морских штаба на основании стратегических соображений пришли к одинаковым решениям».

У Редера сложилось впечатление, что Гитлер сразу понял значение Норвегии и теперь займется этим вопросом.

Однако более актуальное значение этот вопрос приобрел только в декабре. Потому ли, что Гитлер в октябре твердо решил как можно скорее перейти в наступление на Западе, для которого ему тогда срочно потребовались бы все силы; или потому, что он в те время еще боялся всякого расширения войны, не представлявшегося ему настоятельно необходимым; или, наконец, по той причине, что он хотел теоретически разработать и основательно проверить возможность практического осуществления этой операции, – но в Германии пока не спешили. Это время использовалось для того, чтобы в штабе оперативного руководства вооруженными силами закончить разработку подготовляемой операции. Вопрос о Норвегии был снова поднят лишь во время визита Квислинга, который еще до войны находился в контакте с Розенбергом и в декабре прибыл в Берлин. Квислинг убеждал Розенберга «что-нибудь предпринять, чтобы соединить судьбу Норвегии с судьбой Великой Германии», просил денег для подпольного движения, с помощью которого он хотел свергнуть существующее норвежское правительство; он утверждал, что связан с влиятельными норвежскими офицерами, и заверял, что после того, как возглавит правительство, будет призывать Германию защищать Норвегию, чтобы опередить англичан. Редер, который также познакомился с Квислингом, считал, что некоторые его сообщения заслуживают внимания, и посоветовал Гитлеру принять Квислинга. 14 декабря состоялась беседа Квислинга с Гитлером. Гитлер подчеркнул, что с политической точки зрения для него было бы наиболее желательной совершенно нейтральная позиция Норвегии, как и всей Скандинавии. Он не намеревался расширять театры военных действий, чтобы втянуть в войну и другие страны. Если же противник будет готовиться к расширению войны с целью еще больше изолировать германское государство и создать для него еще большую угрозу, он, Гитлер, естественно, будет вынужден предпринять оборонительные меры. Такие высказывания Гитлера следует оценивать с максимальной осторожностью. Он всегда стремился маскировать свои истинные намерения и сообщать своему собеседнику только то, что ему казалось необходимым для достижения определенного, хорошо продуманного впечатления. При подготовке Норвежской операции он считал особенно важным соблюдение во всем строжайшей секретности. Поэтому лучше всего было высказываться весьма неопределенно. Возможно, в то время он хотел быть только готовым ко всяким случайностям и не стремился брать на себя инициативу. Как бы то ни было, в день переговоров с Квислингом, 14 декабря, был дан приказ о подготовке к операции. Месяц спустя Кейтель по поручению Гитлера отдал еще один приказ, содержащий следующие основные положения:

«Фюрер и верховный главнокомандующий вооруженными силами желает, чтобы разработка плана проводилась дальше под его личным и непосредственным руководством и в теснейшей связи с общим планом войны.

Из этих соображений фюрер поручил мне принять руководство дальнейшими подготовительными работами.

Для этого при верховном командовании вооруженных сил создается рабочий штаб, который одновременно представляет собой ядро будущего штаба по руководству операцией.

Вся дальнейшая разработка проводится под кодовым наименованием «Везер-юбунг».

Этот приказ имел большое принципиальное значение, далеко выходящее за рамки запланированной операции и связанное с разногласиями, начало которых относилось еще к тому времени, когда Бломберг был военным министром, а барон фон Фрич – главнокомандующим сухопутной армией. Учитывая исключительно важную роль, которую, по их мнению, призвана сыграть сухопутная армия в любой будущей войне, как Фрич, так и его преемник Браухич и начальник генерального штаба Бек, а позднее Гальдер надеялись, что сухопутная армия окажет решающее влияние на ход войны. Они полагали, что верховное командование вооруженных сил (ОКВ) должно представлять собой как можно более узкий круг лиц, осуществляющих руководство операциями. ОКВ как орган военного министра, сначала Бломберга, а позднее Гитлера, должно было только в общих чертах разрабатывать планы стратегического развертывания и будущих операций. Поэтому боролись решительно против всякого расширения верховного командования вооруженных сил, намеренно расширяли генеральный штаб сухопутных сил как оперативный и организационный орган по мере роста сухопутной армии и стремились не допустить появления в сухопутных силах каких-либо органов управления войсками по линии ОКВ.

Действительная нехватка офицеров генерального штаба была желательным аргументом против подобных планов верховного командования вооруженных сил. Конечно, против такого мнения в век войн в трех измерениях можно было привести веские возражения. Но командование сухопутной армией имело в виду ограниченную оборонительную войну на континенте, и не случайно мнения, выраженные его представителями, исходили из того, чтобы не дать военным советникам Гитлера целиком попасть в руки таких людей, как Бломберг, от которых можно было ожидать опасных уступок по отношению к планам Гитлера. Практически спор тогда затих. Верховное командование вооруженных сил осталось небольшим, главным образом координирующим оперативным органом, который ограничивался тем, что замыслы Гитлера формулировал в директивах и перепроверял, отвечают ли оперативные планы армии, флота и авиации основной мысли директив.

Во время Польской кампании Браухич командовал без существенного вмешательства Гитлера; почти то же самое можно было сказать до сих пор и относительно руководства войной на Западе, с той только разницей, что Гитлер принял более активное участие в подготовительных мероприятиях. Теперь приказ, касающийся Норвегии, опять возбудил старый спор, и он был решен в пользу верховного командования вооруженных сил. Следствием этого стало опасное дублирование высших органов управления. В дальнейшем возникли так называемые театры военных действий верховного командования вооруженных сил, где главное командование сухопутных сил (ОКХ) было совершенно отстранено даже от руководства операциями на суше, и театры военных действий главного командования сухопутных сил, на которых руководство такими операциями сохранялось за главнокомандующим сухопутными силами. Правда, общее руководство осуществлял Гитлер, особенно после того, как в декабре 1941 г. после отставки Браухича он занял пост главнокомандующего сухопутными силами. Однако неясность в организации высших органов управления фактически еще продолжала существовать, вызывала бесконечные разногласия и передалась даже нижестоящим инстанциям. В связи с приказом от 27 января 1940 г. главное командование сухопутных сил с большим беспокойством следило за дальнейшим развитием событий: оно видело, что играет все более скромную роль в общем руководстве войной, ограничено своими театрами военных действий как исполнительный орган и должно выделять из состава сухопутных сил войска для других театров, а это все больше противоречило его понятиям экономии сил и их сосредоточения на решающем направлении ив решающем месте. Каким бы естественным этот приказ ни казался теоретически, практически он был решающим шагом к беспрепятственному «полководчеству» Гитлера.

Новый рабочий штаб собрался 5 февраля. К 1 марта его подготовительные мероприятия приняли такой размах, что стало возможным издание специальной директивы. Тем временем произошел инцидент с кораблем «Альтмарк», усиливший в Гитлере подозрение относительно возможности новых нарушений норвежского нейтралитета со стороны Англии. Пункт 1-й директивы очень хорошо резюмирует стратегические соображения немцев и англичан

«Развитие событий в Скандинавии требует осуществить все приготовления к тому, чтобы частью вооруженных сил оккупировать Данию и Норвегию. Это должно воспрепятствовать англичанам утвердиться в Скандинавии и на Балтийском море, обеспечить нашу базу руды в Швеции и расширить для военно-морского флота и авиации исходные позиции против Англии».

Эта директива выражает также надежду придать этому предприятию характер мирной оккупации. Соответствующие меры будут приняты в начале операции, и если это потребуется, им будет придана необходимая сила посредством демонстрации мощи германских военно-морских и военно-воздушных сил. Несмотря на это, возникающее сопротивление должно быть сломлено с применением всех средств вооруженной борьбы.

Руководство этой операцией было поручено генералу пехоты фон Фалькенхорсту, который как командующий «группой 21» был подчинен в оперативном отношении непосредственно Гитлеру.

Директива содержала следующие основные положения относительно подготовки к намеченным действиям:

«Переход границы в Дании и высадка десанта в Норвегии должны происходить одновременно. Операция должна готовиться как можно скорее и как можно большими силами. В случае если противник завладеет инициативой в Норвегии, должны быть немедленно предприняты контрмеры. Наибольшую важность имеет то, чтобы наши мероприятия были неожиданными для северных государств и для западных противников. Это следует учитывать при всех подготовительных мероприятиях, особенно при подготовке судов для транспортировки войск, инструктировании и погрузке. Если приготовления к погрузке уже не могут быть сохранены в тайне, командирам и войскам следует указать ложные места назначения. Войскам могут быть указаны истинные цели только после выхода кораблей в море».

О самом проведении операции в директиве говорилось следующее:

«В Дании важно быстро захватить материковую часть и остров Зеландию и овладеть подходами к Балтийскому морю. В Норвегии необходимо действиями флота и авиации внезапно захватить важнейшие участки побережья».

Поскольку подготовительные мероприятия в этом направлении проводились уже в течение нескольких месяцев, необходимые распоряжения были сделаны в короткий срок. 7 марта Гитлер одобрил окончательный план операции. До этого он еще некоторое время не мог решить, является ли эта операция вообще правильной в политическом и необходимой в военном отношении. а также нельзя ли ее предпринять после предполагаемого наступления на Западе. Это было невозможно, так как начиналась весна. Редер еще несколькими неделями раньше указывал на то, что необходимо начать операцию как можно скорее: 7 апреля наступит новолуние, а после 15 апреля ночи станут слишком короткими. При дальнейшей отсрочке оперативные возможности флота окажутся очень ограниченными. Эти соображения наряду с новыми сообщениями о намерениях англичан и французов имели решающее значение.

С точки зрения моряков высадка и, в случае ее успеха, закрепление десантов в многочисленных пунктах западного побережья Норвегии вплоть до самого Нарвика, да еще на виду у многократно превосходящих сил английского флота, были невероятно дерзким предприятием. Непременным условием являлось использование всех без исключения боевых кораблей. Тем более необходимо было проводить операцию при максимально благоприятных условиях. Несмотря на это, моряки справедливо спрашивали, сколько из участвующих в операции кораблей будет потеряно.

При проведении этой операции было важно следующее: силы, переброшенные по морю неожиданно для противника, должны были иметь достаточно большую численность, чтобы преодолеть сопротивление норвежских войск и сдерживать атаки англичан до тех пор, пока в захваченные порты по суше или по воздуху не будут подброшены подкрепления. Дело в том, что морским путем через Скагеррак можно было пользоваться только до тех пор, пока вблизи не было английского флота. Кроме того, было важно впоследствии захватить все крупные порты на западном побережье Норвегии, тем самым затруднив англичанам высадку десанта в будущем.

Движение транспортов, которые должны были доставлять тяжелую боевую технику и первые грузы для снабжения войск, организовывалось точно по намеченному графику. Суда должны были выходить из портов погрузки небольшими группами с такой разницей во времени, чтобы высадка десанта, несмотря на различные расстояния до портов, расположенных между Осло и Нарвиком, произошла везде одновременно, то есть чтобы везде немецкие войска могли использовать момент внезапности.

Но наибольший шанс на успех заключался в том, что Англия при ее подавляющем превосходстве на море считала осуществление операции такого масштаба невозможным для Германии. Насколько благоприятно оценивали тогда в Англии создавшуюся обстановку, свидетельствует весьма оптимистическая речь Чемберлена, произнесенная им 4 апреля. Обращаясь к членам консервативной партии, он иронически отмечал, что Гитлер вследствие своей бездеятельности за последние полгода упустил возможность осуществить новый аншлюсе. Однако несколько дней спустя английскому премьер-министру было уже не до насмешек.

В соответствии с разработанным графиком еще за несколько дней до 9 апреля – даты операции «Везер-юбунг», которая должна была начаться ровно в 5 часов, – транспорты с артиллерией и другими тяжелыми грузами, замаскировавшись под торговые суда, вышли из портов, держа курс на Нарвик. За ними, за один или за два дня до начала [83 – Схема 3] операции и каждый раз с наступлением темноты, была отправлена основная масса транспортов, с интервалами в зависимости от расстояния до портов выгрузки. Таким же образом действовал» корабли военно-морского флота, которые имели на борту войска, предназначенные для высадки, и одновременно должны были обеспечивать и поддерживать действия десантников.

7 и 8 апреля были днями наивысшего напряжения. Удастся ли добиться внезапности? Немцы даже не догадывались, что собирались предпринять англичане 8 апреля в норвежских водах. К какому бы решению они пришли, если бы знали, что, учитывая возможную реакцию немцев на запланированную постановку мин в норвежских водах, весь английский флот стоял в английских военных гаванях под парами и в полной боевой готовности?

При том тщательном наблюдении, которое вели англичане перед своей операцией, было неудивительно, что одна английская подводная лодка еще вечером 7 апреля сообщила о замеченной ею в проливе Скагеррак немецкой эскадры, в составе которой находился один тяжелый крейсер; эскадра держала курс на мыс Линнеснес на южном побережье Норвегии. Это были корабли, шедшие в Нарвик, которые слишком рано вышли в море. Немедленно была объявлена боевая тревога на всех кораблях английского флота. В 20 час. 30 мин. флот метрополии (три старых линкора, два крейсера и десять эскадренных миноносцев) покинул Скапа-Флоу, а несколько позже 2-я эскадра крейсеров вышла из порта Розайт. 1-й эскадре крейсеров было приказано выгрузить уже находившиеся на борту войска и как можно скорее следовать за другими соединениями. Не было никакой возможности получить истинную картину того, что замышляли немцы. Англичане предполагали, что немцы лишь неожиданно сумели предпринять энергичные контрмеры против еще не начавшегося минирования и что, возможно, придется выдержать бой с немецкими линейными кораблями. Дальше этого англичане в своих предположениях не шли. Именно поэтому уже погруженные войска были опять выгружены. И все же Лондон мог бы иметь основания для подозрений. 3 апреля в Лондоне были получены сообщения о большом скоплении немецких войск в порту Росток, а вскоре после этого из Стокгольма сообщили, что, по сведениям шведского посла в Берлине, в Штеттине и Свинемюнде сосредоточены войсковые транспорты общим тоннажем 200 тыс. т. Затем 8 апреля стало известно о том, что накануне ночью у побережья Норвегии был потоплен транспорт с войсками. Многим из находившихся на борту удалось добраться до берега; они были в военной форме и сообщили, что направлялись в Норвегию, чтобы помочь норвежцам защитить свою страну от нападения Англии и Франции. Даже это известие, которое в самой Норвегии привело к мобилизации, не заставило Лондон принять никаких новых контрмер. Там хотели сначала дождаться результатов столкновений на море и, очевидно, были полностью поглощены мыслями о своих собственных действиях, которые начались в то же утро. 8 апреля была довольно значительная облачность. Авианосцев в распоряжении не имелось. Таким образом, за день удалось получить лишь очень скудные разведывательные данные. Английский эскадренный миноносец, который, сбившись с курса, оторвался от своего соединения, занятого постановкой мин, сообщал в 8 час. о том, что в районе севернее Тронхейма он натолкнулся на эскадренный миноносец противника, а позднее – на превосходящие силы противника; в 9 час. 45 мин. связь с ним прекратилась. Как было впоследствии выяснено, в условиях плохой видимости он вдруг увидел прямо перед собой германский тяжелый крейсер «Адмирал Хиппер» и, поскольку ему не оставалось другого выхода, таранил его и затонул. Все другие немецкие военные корабли и транспорты, устремившиеся к местам высадки десантов, нигде не встретили английских военных кораблей. Так прошло два критических дня.

Рано утром 9 апреля германские послы в Осло и Копенгагене вручили правительствам Норвегии и Дании одинаковые по содержанию ноты, в которых вооруженное выступление Германии было обосновано вынужденной необходимостью защитить обе нейтральные страны от якобы предстоящего в самое ближайшее время нападения англичан и французов и предупредить замышляемое ими распространение войны на территорию Скандинавии. Целью германского правительства, говорилось в ноте, является мирная оккупация обеих стран. Всякое сопротивление, однако, будет беспощадно подавлено и приведет лишь к напрасному кровопролитию. Протест, немедленно выраженный англо-французской стороной против германского обвинения, кажется довольно странным теперь, когда стало ясно, что западные державы, если бы они не перенесли начало своих действий с 5 на 8 апреля, оккупировали бы Норвегию раньше немцев. Но если во время войны такие мероприятия были возможны, то остается непонятным, как могли обе западные державы на Нюрнбергском процессе обвинять руководителей Германии в планировании и проведении агрессии против Норвегии и заставить своих членов трибунала включить это обвинение в приговор.

Дания подчинилась требованию Германии почти без сопротивления. Предназначенные для оккупации силы – одна ландверная и одна полицейская дивизии – перешли датско-германскую границу и быстро достигли линии Фредерисия, Эсбьерг, Миддельфарт, Нюборг на острове Фюн. Воздушно-десантные войска заняли аэродром Ольборг, который имел исключительно важное значение для последующих действий немецкой авиации в Норвегии. Корсёр на западном побережье Зеландии был оккупирован силами, переброшенными по морю. Таким образом, важнейшие входы в Балтийское море – проливы Малый и Большой Бельт – оказались в руках немцев. На железнодорожном пароме из Варнемюнде в Гессер (южное побережье острова Фальстер) был переправлен бронепоезд, который сразу прошел до Вордингборга. Другие силы, доставленные морским путем, овладели Копенгагеном. Три небольших транспорта с войсками под охраной нескольких самолетов подошли к Копенгагену и ошвартовались у набережной. Прибывшие на них два батальона немецких войск быстро разоружили слабый гарнизон датской столицы.

С оккупацией Дании была ликвидирована всякая опасность для коммуникаций находящихся в Норвегии немецких войск, если, конечно, эти коммуникации не проходили через Северное море. Именно по этой причине и было необходимо оккупировать Данию.

Что же касается норвежского правительства, то оно хотя вначале и оказывало сопротивление, однако не относилось совершенно отрицательно к намерениям немцев занять страну. Только после того как Гитлер, оккупировав Осло, стал упорно настаивать на назначении премьер-министром Квислинга, о котором в Норвегии существовали самые спорные мнения, переговоры, вначале развивавшиеся успешно, потерпели крах. Шесть небольших по численности норвежских дивизий, к тому же рассредоточенных по всей стране, имели мало шансов на то, чтобы отразить внезапные атаки немецких десантов. Однако они все же надеялись продержаться до тех пор, пока в полной мере не проявится превосходство господствующих на море западных держав.

В течение всего дня 9 апреля английский флот стремился выяснить обстановку и вступить в бой с немцами. На Крайнем Севере погода снова благоприятствовала немцам. Яростные порывы ветра поднимали огромные волны, снежный буран резко ограничивал видимость, сильная качка снижала скорость хода. Ранним утром линкор «Ринаун» заметил корабли «Шарнгорст» и «Гнейзенау», но оба они тут же исчезли за плотной пеленой снега и тумана. Англичане даже не надеялись, что смогут выполнить приказ атаковать силы немецкого флота у Бергена, так как искать фиорд было опасно: корабли могли подорваться на минах или подвергнуться налетам авиации противника. Действительно, немецкая авиация атаковала английские корабли в открытом море, потопила один эскадренный миноносец, повредила линкор «Родней» и два крейсера. Только одной английской подводной лодке удалось потопить близ Кристиансанна легкий немецкий крейсер «Карлсруэ». Кроме того, легкий крейсер «Кенигсберг» был потоплен в Бергене английскими самолетами.

Итак, англичанам нигде не удалось воспрепятствовать действиям немцев.

Самое сильное сопротивление немцы встретили в районе Осло. Когда крейсер «Блюхер» рано утром шел по Осло-Фиорду, имеющему длину 110 км, он был обстрелян норвежскими береговыми батареями и затонул. Командир «Блюхера» и находившийся на нем командир дивизии оставались на корабле до последнего момента и подобно большинству членов команды и солдат, которые транспортировались на «Блюхере», вплавь добрались до берега. С введением в бой авиации и воздушно-десантных войск завязались ожесточенные бои за береговые укрепления, которые удалось захватить только к исходу дня. Между тем в результате смелой и внезапной атаки воздушно-десантных войск, высаженных на аэродроме Форнебу, был захвачен город Осло. Чтобы овладеть укреплениями в Кристиансанне, пришлось высадить десант силою до одного батальона.

В общем, день 9 апреля принес полный успех. При поддержке и под прикрытием крупных сил авиации, а также 7 крейсеров, 14 эскадренных миноносцев и других судов в Осло, Кристиансанне, Ставангере, Бергене, Тронхейме и Нарвике было высажено в общей сложности до 10 тыс. человек, составлявших первый эшелон трех дивизий. Единственный пригодный аэродром на западном побережье – Сола, близ Ставангера – тоже находился в руках немцев. Он должен был играть важную роль в боях, которые предстояло теперь вести с англичанами.

Масштаб и смелость этого предприятия были для англичан весьма неожиданными. Может быть, только решительные действия англичан могли бы еще изменить положение, если бы им удалось быстро определить и немедленно использовать слабые стороны немецкого плана оккупации Норвегии. Если бы англичане сумели выбить немцев из Тронхейма, это имело бы решающее значение. В таком случае немецкие войска не смогли бы долго держаться и в Нарвике. Подобные действия западных держав, возможно, еще позволили бы им добиться своей главной цели, которую преследовала планируемая на 8 апреля операция: помешать немцам использовать порты западного побережья Норвегии для перевозки руды. Однако в результате всех нерешительных и замедленных действий последние возможности, которыми еще располагали западные державы для достижения своей цели, были, по-видимому, упущены.

Французы вначале совсем не были обеспокоены событиями в Норвегии. Они тешили себя надеждой, что на севере может возникнуть более крупный театр военных действий, который постепенно будет требовать все больших сил обеих сторон, так что активизации боевых действий на франко-германском фронте или совсем не будет, или она начнется не так скоро. Поэтому они были готовы принять участие в действиях на новом театре в такой степени, которая определялась количеством сил, отведенных немцами с франко-германского фронта.

Такие соображения так же мало соответствовали стремительному характеру ведения военных действий Германией, как и приказ, отданный 9 апреля начальникам главных штабов всех видов английских вооруженных сил: немедленно подготовить десантную операцию для захвата у немцев портов Бергена и Тронхейма, которая должна была начаться после выяснения обстановки. Англичане хотели выделить для этой операции одиннадцать батальонов, из которых два должны были отправить еще вечером 9 апреля, а остальные – через три-четыре дня или даже позднее. Французы обещали выделить дивизию альпийских стрелков, которая, как предполагалось, будет готова к погрузке на суда через два-три дня.

Но самым выгодным местом для нанесения удара англичане считали Нарвик. Здесь немецкие силы были изолированы, и энергичные действия могли привести к быстрому успеху. Если бы сверх этого удалось пробиться к шведской границе, то можно было бы пренебречь нейтралитетом Швеции и проникнуть до железорудного района Елливаре. Черчилль ухватился за эту мысль со свойственным ему темпераментом. Однако обстановка была еще неясной. Сколько немецких военных кораблей скрывалось в длинном и разветвленном фиорде, в восточной части которого находился Нарвик? Какие силы уже высажены? Этого англичане не знали. Норвежские лоцманы говорили о шести кораблях, более крупных, чем те пять английских эскадренных миноносцев, которые 10 апреля получили приказ войти в фиорд. Последние встретили там пять немецких эскадренных миноносцев, из которых два они потопили, а три вывели из строя. Затем сбоку, где начиналась одна из ветвей фиорда, внезапно появились еще пять немецких эскадренных миноносцев. Они, в свою очередь, уничтожили два английских корабля, а двум другим причинили настолько тяжелые повреждения, что те не смогли продолжать бой и ушли в открытое море вместе с единственным неповрежденным эскадренным миноносцем. Черчилль, однако, не унимался. Он направил к берегам Норвегии новые силы. 12 апреля, несмотря на неблагоприятные метеорологические условия, с прибывшего туда авианосца «Фьюриес» стартовали пикирующие бомбардировщики, однако их действия были неэффективными. На следующий день под прикрытием самолетов вместе с девятью эскадренными миноносцами в фиорд вошел старый, но модернизированный, вооруженный 380-мм орудиями линкор «Уорспайт». Эти корабли атаковали уцелевшие немецкие эскадренные миноносцы и потопили их. Планировалась высадка десанта, однако из боязни встретить сопротивление превосходящих сил немцев и подвергнуться ударам их авиации высадку не осуществили, хотя на «Уорспайте» сложилось мнение, что достаточно будет сравнительно небольших сил, чтобы разбить немцев. Положение последних действительно было весьма затруднительным. Генерал Дитль высадился лишь с одним полком, который был доставлен на эсминцах без тяжелого оружия и артиллерии. Транспорты, на борту которых находилась эта техника, были потоплены англичанами, не достигнув места своего назначения. Для усиления войск была переброшена по воздуху всего лишь одна батарея горной артиллерии. Команды потопленных эсминцев представляли собой желательное пополнение, но только для пехоты. В то самое время, когда англичане стали думать о внезапном нападении на Нарвик, в ставке Гитлера были получены сообщения о прибытии в Харстад, расположенный перед самым Нарвиком, на Лофотенских островах, крупных английских сил. Но немцы еще не знали, что, кроме этого, одна английская бригада уже находилась на пути в Норвегию. Гитлер был встревожен и уже хотел, не веря в сколько-нибудь удачный исход операции, дать генералу Дитлю приказ пробиваться на юг. Большого труда стоило Йодлю отговорить его от осуществления этой «безрассудной идеи».

К счастью, в это же самое время сомнения возникли и у англичан. В течение нескольких дней они не могли прийти ни к какому решению. Лондон предостерегал от чрезмерно поспешных действий и требовал от всех сил, сосредоточенных перед Нарвиком, самой тщательной подготовки десантной операции. Вскоре после этого английская бригада была выгружена в Харстаде. Командующий морскими силами в районе Нарвика адмирал лорд Корк тщетно пытался убедить генерала, командовавшего сухопутными войсками, высадить десант, обещая ему полнейшую поддержку флота. Генерал указал на наличие у противника большого количества пулеметов и заявил, что высадка с кораблей хотя и возможна, так как противник пока не предпринимает никаких действий, однако не на виду у немецких войск. 17 апреля Лондон оказал сильный нажим на обоих командующих. Генерал продолжал упорствовать и выставил еще один довод: прежде чем думать о высадке и о ведении боев на берегу, необходимо переждать распутицу.

Гитлер в этот день опять потерял спокойствие. Он намеревался или приказать соединению, находящемуся в Нарвике, отойти на юг, или эвакуировать его из Нарвика на самолетах. Йодль объяснил ему, что отход на юг невозможен, а переброска соединения по воздуху может производиться лишь очень небольшими группами, принесет большие потери в самолетах и будет большим моральным ударом для генерала Дитля. Лондон терял терпение по значительно большим причинам. 20 апреля лорд Корк принял командование всеми английскими силами, то есть также и сухопутными войсками. Он предпринял разведывательный полет над районом Нарвика – и его охватили сомнения. Трудности ведения боевых действий в условиях почти полного бездорожья при глубине снежного покрова 1,5 м были гораздо большими, чем он это себе представлял. К этому прибавлялось и то, что ни одно из соединений, предназначенных для действий в Норвегии, не было оснащено для ведения боев на местности с глубоким снежным покровом, не говоря уже о том, что войска не обладали достаточной боевой выучкой. Колебания англичан были на руку немцам: они в это время энергично занимались подготовкой к обороне.

Так же медленно, как и на севере, велась англичанами и подготовка к захвату Тронхейма, который было решено осуществить 9 апреля. Прошла почти целая неделя, прежде чем стало ясно, как нужно действовать. Вначале казалось, что пройдет предложение Черчилля высадить морской десант в районе Тронхейма. Однако при тщательном анализе операции представители армии и флота высказали такие глубокие сомнения в возможности преодолеть узкий фиорд длиной 40 км, да еще учитывая превосходство противника в воздухе, что этот план, к горькому разочарованию Черчилля, 18 апреля был отменен. Решили предпринять наступление на суше с целью окружить Тронхейм ударами с севера и с юга. Силы, которые должны были выполнить эту задачу, высадились еще 14 апреля в Намсусе, в 160 км севернее Тронхейма, и 13 апреля в районе Ондальснеса, в 250 км к югу от порта. 17 апреля английский корабль «Саффолк» безуспешно пытался вывести из строя особенно мешавший англичанам аэродром Сола близ СТавангера. На обратном пути его в течение семи часов непрерывно атаковали немецкие самолеты, и «Саффолк» с поврежденной кормовой частью с большим трудом достиг спасительной гавани Скапа-Флоу.

Каким бы многообещающим ни казался теоретически план овладения Тронхеймом путем его охвата с севера и с юга, на практике его было очень трудно осуществить. Те два маленьких порта, которые, к счастью, оказались еще не занятыми, имели очень незначительные возможности для разгрузки. Войска были сформированы наспех и, не говоря уже о танках, почти не имели артиллерии. Они должны были ограничиваться лишь самыми примитивными транспортными средствами, так как выгрузка мощных моторизованных средств передвижения не предполагалась.

Здесь англичанам впервые стало ясно, как мало значит в век авиации господство на море без одновременного господства в воздухе. В портах можно было производить выгрузку только ночью. Боевые корабли и специально прибывшие вспомогательные суда, вооруженные зенитными пушками, тщетно старались в течение дня отбить воздушные налеты на порты. Английских самолетов, базирующихся на авианосцы, было гораздо меньше, чем немецких; к тому же последние угрожали и самим авианосцам. Единственный пригодный аэродром находился в руках немцев. Попытка устроить посадочную площадку для нескольких истребителей на замерзшем море южнее Ондальснеса полностью провалилась, так как все находившиеся на ней самолеты были немедленно уничтожены.

Вскоре после этого слабость в воздухе отразилась и на действиях сухопутных войск.

С тактической точки зрения казалось сравнительно просто использовать высадившиеся в Намсусе войска для наступления в южном направлении. Правда, из-за непроходимого скалистого берега они должны были идти обходным путем, но зато их флангу не угрожали немецкие войска. Значительно в более трудном положении находились войска в районе Ондальснеса: наступая на Тронхейм через Домбос, они должны были учитывать наличие немецких войск в своем тылу, а кроме того, и угрозу с фланга. Дело в том, что сразу после захвата норвежской столицы и разоружения норвежских дивизий, формировавшихся в районе Осло, 196-я немецкая дивизия, усиленная моторизованными разведывательными подразделениями и небольшими танковыми частями, начала продвижение вдоль шоссейной и железной дорог на Тронхейм, чтобы установить сообщение с портом по суше. Немецкие войска, усиленные впоследствии горными стрелками, должны были преодолевать сопротивление норвежцев и прокладывать себе путь через узкие долины. Во многих местах противник устроил большие завалы из деревьев, разрушил мосты. Но они все же продвигались вперед достаточно быстро, чтобы создать угрозу с фланга наступавшим через Домбос на Тронхейм английским войскам. Последним не оставалось ничего другого, как прийти на помощь отступавшим из Домбоса норвежцам. Высаженная раньше других английских частей 148-я пехотная. бригада была брошена без артиллерии и тяжелого оружия на Лиллехаммер. 23 апреля она понесла очень большие потери в боях против немцев, которые имели превосходство в технике и применяли более умелую тактику, и вместе с норвежцами в полном беспорядке откатилась назад на северо-запад. Тогда командующий английскими войсками вынужден был направить на выручку разбитым войскам 15-ю пехотную бригаду, для того чтобы замедлить продвижение немцев.

Однако Гитлер и в этом случае оказался едва ли не самым лучшим союзником англичан. Он боялся, что силам, наступавшим из Осло, не удастся своевременно достигнуть Тронхейма. Разрушенные мосты, как казалось нетерпеливому Гитлеру, восстанавливались слишком медленно, хотя сами войска даже по оценке их противников обладали высоким наступательным духом и проявляли невиданную храбрость и находчивость. Он требовал, чтобы в этом районе больше ни одно моторизованное соединение не вводилось в бой. Лишь после того как 23 апреля у пленного командира 148-й английской пехотной бригады были захвачены важные документы, значение которых далеко выходило за рамки чисто местных событий, настроение в ставке немецкого командования стало опять «оптимистическим».

Еще 22 апреля на заседании союзного верховного военного совета занимались обсуждением фантастических планов, считали очень успокоительным тот факт, что уже 13 тыс. человек высадились в Намсусе и Ондальснесе. Была запланирована высадка еще нескольких французских дивизий и одной танковой бригады, а также одной английской территориальной дивизии, и еще раз решили захватить Тронхейм и Нарвик. Однако дальнейший ход событий безжалостно перечеркнул эти запоздалые планы.

Правда, англичане продвинулись от Намсуса к Тронхейму на 80 км. Но затем они были охвачены с фланга немецкими войсками, многократно усиленными с воздуха и давно создавшими вокруг Тронхейма большой плацдарм, и были вынуждены повернуть обратно. Измотанные, полузамерзшие и разочарованные, они возвратились в Намсус, где тем временем высадился французский полк альпийских стрелков. Но это подкрепление не внесло никаких изменений в общую обстановку. Превосходство немецкой авиации в воздухе сделало невозможным всякое длительное пребывание союзных войск в Намсусе, так как не было никаких шансов ликвидировать это превосходство. 28 апреля был отдан приказ об эвакуации Намсуса, и к вечеру 2 мая войска оставили порт. Немецкая авиация потопила один английский и один французский корабль из числа эскадренных миноносцев, обеспечивавших погрузку на суда.

Не лучше было и положение англичан в районе Ондальснеса. Они также вынуждены были эвакуироваться, потому что значительно уступали противнику в технике, не имели опыта ведения боевых действий в труднопроходимой горной местности, не располагали никакой авиационной поддержкой. Кроме того, немецкие войска, которые начали продвижение из Тронхейма, угрожали зайти им в тыл и отрезать пути отхода. В ночь с 30 апреля на 1 мая английские войска, в том числе и жалкие остатки 148-й бригады, погрузились на суда в Ондальснесе. В это же время было сломлено и последнее сопротивление норвежских войск в районе Тронхейма.

Итак, попытка западных держав оказать быструю помощь норвежцам и закрепиться в Центральной Норвегии не удалась. Теперь англичане со свойственным им упорством стремились осуществить еще одно предприятие – захват Нарвика. «Если нам не удастся захватить Нарвик, – заявил Черчилль 20 апреля, – то это будет означать большую катастрофу, так как Германия тогда будет иметь в своих руках железорудные месторождения». Шансы на успех в Нарвике казались благоприятными. Английский флот господствовал на море, необходимые сухопутные силы могли быть подброшены в любом количестве. И в воздухе положение для англичан было намного лучше. Немцы в Нарвике вынуждены были рассчитывать только на имевшиеся у них силы. Подкрепления можно было подбросить лишь по воздуху, да и то очень незначительные. Снабжение воздушным путем было ограничено. Временами недостающую артиллерию приходилось заменять авиацией. Правда, сразу после эвакуации Намсуса из Тронхейма на север был направлен один армейский корпус в составе одной горной и одной пехотной дивизий. Но прошло несколько недель, прежде чем корпус, продвижение которого тормозили сопротивление норвежцев и беспокоящие действия английских десантов, преодолел по плохим дорогам 650 км. Несмотря на все усилия и страстное желание оказать помощь товарищам, находившимся в трудном положении, он не смог изменить их судьбу.

К 12 мая силы западных держав перед Нарвиком сильно возросли. Надоевшая всем весенняя распутица тоже окончилась, и условия для передвижения по суше стали более благоприятными. Поэтому союзники решили нанести немецким войскам сокрушительный удар. Они имели в распоряжении английскую бригаду, три батальона французских альпийских стрелков, два батальона иностранного легиона, четыре польских батальона и норвежские войска численностью 3500 человек. Бьерквик, расположенный севернее Нарвика в боковом фиорде, был взят одновременным ударом сухопутных войск с севера и морского десанта с юга. У северной оконечности фиорда Ромбак немцы отошли на восток и одновременно отбили попытки противника высадить десант в районе Нарвика. В следующие дни союзники усилили свой натиск севернее фиорда Ромбак. Английские военные корабли продвинулись до восточной оконечности фиорда и обстреляли Хуннален.

Тем временем произошла уже давно назревавшая катастрофа западных держав в Бельгии и Северной Франции, которая сказалась и на событиях в Нарвике. Нельзя было распылять силы, посылая большее количество войск для проведения операции на таком удаленном театре, как норвежский, нельзя было выделить достаточно крупные силы флота для поддержки и материально-технического обеспечения подобной операции, учитывая, что смертельная опасность угрожала самому существованию английского экспедиционного корпуса во Франции. Поэтому 24 мая высший союзный совет решил сконцентрировать все силы на французском театре военных действий и отказаться от действий в районе Нарвика. Предполагалось только захватить порт Нарвик и немедленно его разрушить, после чего союзные войска должны были оставить захваченный район. Немецкие войска, которые отчаянно сопротивлялись превосходящим силам противника, даже не подозревали, как быстро придет конец их бедственному положению. 28 мая Нарвик пришлось сдать союзникам, в первые дни июня они еще сильно потеснили немецкие войска у железной дороги восточнее Хуннален. Им казалось, что скоро сопротивление немецких войск будет окончательно сломлено.

Чтобы облегчить положение своих войск, германское командование решило направить к Нарвику свои линкоры «Шарнгорст» и «Гнейзенау». 4 июня оба корабля покинули Киль и сразу же натолкнулись на транспорты союзников. День 8 июня был для них очень успешным. Во второй половине дня им удалось потопить вспомогательный крейсер тоннажем 19 840 брт и большой танкер грузовместимостью 5666 брт. В 16 час. они встретили гораздо более важную цель – авианосец «Глориес» водоизмещением 22 500 т, шедший в сопровождении двух эскадренных миноносцев. Напрасно английские самолеты-торпедоносцы пытались подняться с палубы авианосца. Прежде чем они смогли это сделать, немецкие корабли открыли огонь и пламя сразу же охватило носовую часть авианосца. Безуспешными оказались и попытки обоих эсминцев под прикрытием дымовой завесы вывести пострадавший авианосец из зоны воздействия более мощной артиллерии немецких линкоров. Тяжело поврежденный «Глориес» затонул в 17 час. 40 мин. Эскадренные миноносцы постигла такая же участь, однако затонувший последним эсминец «Акоста» еще успел торпедировать линкор «Шарнгорст», причинив ему тяжелое повреждение. Оба немецких линкора вынуждены были прекратить так успешно начатый поход и вошли в порт Тронхейм.

В тот же день была закончена эвакуация района Нарвика. 24 тыс. англичан, французов и поляков были погружены на суда и четырьмя конвоями возвращались в Англию и Францию. С этой же целью на борт английского крейсера в Тромсё поднялись король Норвегии и члены его правительства.

Вся Норвегия была в руках немцев. О том, как могло это произойти, Черчилль делает следующие откровенные признания: «Превосходство немцев в планировании, командовании и энергичности было очевидным. Они неуклонно осуществляли свой план операции. Они умели мастерски использовать все возможности, которые давало им применение крупных сил авиации. К тому же превосходство немецкого солдата, особенно в мелких стычках, было очевидным. В Нарвике пестрый по составу наспех сформированный отряд в 6 тыс. человек на протяжении шести недель держал под угрозой союзные войска, насчитывавшие более 20 тыс. человек. В этой Норвежской операции действия наших лучших войск, шотландской и ирландской гвардии, были парализованы энергичными, находчивыми и хорошо обученными молодыми солдатами Гитлера». Решающее значение для победы немцев в Норвегии имело господство в воздухе. Значение последнего англичане почувствовали лишь в ходе операции. Потребовалось еще много горьких уроков, пока, наконец, это поняли англичане, а позднее – американцы и сделали из этого практические выводы. Но впоследствии хорошо организованное взаимодействие обоих видов вооруженных сил обеспечило им то превосходство, благодаря которому они могли идти от победы к победе.

Глава III. Победа немецких войск на Западе

1. Растущее напряжение во Франции

В то время как Гитлер упорно стремился довести до победного конца войну на суше против Англии и Франции, во Франции все еще существовало недовольство, которое охватило страну после возникновения войны и постоянно усиливалось.

Русско-финская война лишь временно отвлекла внимание общественности от проблемы, как вести дальше воину с Германией. Недовольство безрадостным состоянием «равновесия» на фронте нашло свое выражение в смещении в конце марта премьер-министра Даладье. Его упрекали в том, что он якобы способствовал созданию такой обстановки. Его преемник Рейно обещал энергично взяться за управление государством, добиться, наконец, подъема в производстве вооружения и по-настоящему вести войну. Несмотря на это, отчасти из-за плохих личных отношений с рядом депутатов, Рейно при обсуждении его правительственной программы получил большинство с перевесом всего в один голос.

Многие тайно предостерегали от «энергичного ведения войны, которое якобы угрожает привести страну к гибели. Говорили, что англичане в военном отношении к этому еще далеко не готовы. С Муссолини при желании можно договориться. С Польшей раз и навсегда покончено. Затишье в военных действиях на Западе должно продолжаться, тогда шансы на мир будут не так уж плохи.

Хотя во французском генеральном штабе и учитывали, что немецкие войска могут в любое время начать наступление, однако многочисленные слухи и противоречивые сообщения заставляли сомневаться в том, что сосредоточение немецких войск является серьезным военным мероприятием, а не только средством политического давления. Казалось почти невероятным, чтобы немцы отважились на столь сомнительное предприятие, каким, по мнению французов, должно было явиться решающее наступление на Западе.

Во Франции, стране, где политические слухи так быстро распространяются, противоречия внутри руководящих кругов не остались скрытыми от общественности и, естественно, не способствовали созданию у французов боевого настроения.

За границей также наблюдали за ходом событий во Франции. Эти впечатления и предыдущие успехи немцев в Польше и Норвегии, помешать которым западные державы оказались явно не в состоянии, конечно, немало содействовали тому, что в новой схватке было так быстро сломлено сопротивление Голландии и Бельгии.

2. Планы и силы сторон

Западные державы не сумели обнаружить постепенно происходившего изменения немецкого оперативного плана. Этому в одинаковой степени способствовали как строгие меры обеспечения секретности, принятые немецким командованием, и систематически распространявшиеся всеми путями слухи в лагере противника о сохранении сильной группировки сил на северном крыле немецких войск, так и тот факт, что союзники были далеки от мысли о возможности проведения такой, казалось бы, абсурдной операции, которую планировали немцы.

Союзники сохранили прежнее стратегическое развертывание, при котором силы распределялись почти равномерно по всей границе, но основная масса моторизованных соединений находилась на западном фланге. Нежелание снова оставить на произвол судьбы два государства, которые станут искать защиты у западных держав, беспокойство за то, что слабые армии этих государств будут уничтожены поодиночке, одна за другой, наконец стремление французов и англичан перехватить удар немецких войск по возможности дальше на восток, вдали от побережья и французской границы – все это обладало непреодолимой притягательной силой и оказывало решающее влияние на планы союзников. 10 мая французская армия имела на северо-восточном фронте: 31 пехотную дивизию, из которых 7 были моторизованными, 20 резервных дивизий первой очереди, 16 резервных дивизий второй очереди, 5 кавалерийских дивизий и 4 отдельные кавалерийские бригады, 3 танковые дивизии, 3 легкие механизированные дивизии, войска, составлявшие гарнизоны укрепленных районов, численностью 13 дивизий, 1 польскую дивизию.

Из двенадцати английских дивизий во Франции девять располагались вдоль бельгийской границы, одна действовала на Саарском фронте для получения боевого опыта, две дивизии, еще не полностью оснащенные и обученные, находились во французских учебных лагерях и не могли считаться боеспособными.

Против Италии на альпийском фронте стояли четыре пехотные и три крепостные дивизии.

В Северной Африке находились еще семь пехотных и одна кавалерийская дивизия. Эти соединения, хотя и частично, еще можно было использовать, тогда как дальнейшее ослабление сил, оставленных против Италии, казалось уже недопустимым.

Французско-английские силы были объединены в две группы армий. 2-я группа армий (командующий генерал Претала) имела чисто оборонительную задачу: удерживать линию Мажино. Она состояла из 8-й армии (три кадровые пехотные дивизии и четыре резервные дивизии), 5-й армии (пять кадровых пехотных дивизий, три резервные дивизии первой очереди и одна – второй очереди) и 3-й армии (две кадровые дивизии, одна резервная дивизия первой очереди, одна резервная дивизия второй очереди и две с половиной кавалерийские бригады). Кроме того, гарнизон линии Мажино составляли войска силою тринадцать дивизий.

1– я группа армий (командующий генерал Бийот) в случае наступления немецких войск через Бельгию и Голландию должна была, кроме 2-й армии, немедленно выступить в северо-восточном направлении и овладеть рубежом Маас, Диль. 2-я армия (две кадровые пехотные дивизии, одна резервная дивизия первой очереди, две резервные дивизии второй очереди, две с половиной кавалерийские дивизии) должна была оборонять продолжение линии Мажино между городами Лонгюйон и Седан и выдвинуть крупные силы кавалерии через Южную Бельгию к Люксембургу. Примыкающая к ней 9-я армия (одна кадровая пехотная дивизия, две резервные дивизии первой очереди, две резервные дивизии второй очереди и две с половиной кавалерийские дивизии) имела задачу одновременно с наступлением кавалерии через реку Маас выйти к этой реке и оборонять ее на участке между Седаном и укрепленным районом Намюр. Располагавшаяся левее 1-я армия (три кадровые дивизии, одна резервная дивизия первой очереди, две легкие механизированные дивизии) должна была, продвигаясь севернее реки Самбра, оборонять район между Намюром и Вавром на реке Лис. Примыкавший к этой армии английский экспедиционный корпус под командованием лорда Горта выходил девятью дивизиями к реке Диль на участке Вавр, Лувен. Находившаяся западнее остальных 7-я армия (одна кадровая пехотная дивизия, две моторизованные пехотные дивизии, две резервные дивизии первой очереди, одна легкая механизированная дивизия, одна резервная дивизия второй очереди) имела задачу форсировать реку Шельда близ Антверпена и, выйдя вперед своими подвижными соединениями, овладеть рубежом Тилбург, Бреда, чтобы обеспечить соединение с голландской армией.

Резервы главного командования численностью до четырнадцати дивизий находились за центральным участком фронта в районе Шалон-на-Марне, Сен-Кантен.

Союзное командование рассчитывало, что передовые части левого крыла 1-й группы армий достигнут линии Маас, Антверпен в первый же день, а основные силы – в течение трех дней и что бельгийская армия сможет до этого времени задержать немецкие войска на рубеже, проходящем как можно дальше к востоку.

Французское командование уделяло много внимания состоянию и боевой подготовке сухопутной армии. Из трех танковых дивизий две были сформированы лишь недавно и еще не имели боевого опыта. В численном отношении и по своим тактическим возможностям они, конечно, далеко уступали немецким танковым дивизиям, отличавшимся исключительно высокими боевыми качествами. Десять североафриканских дивизий, состоявших преимущественно из цветных, и семь колониальных дивизий, которые так хорошо действовали в первую мировую войну, на этот раз показали свою непригодность во время позиционной борьбы на Западе. Противотанковая и противовоздушная оборона была лишь незначительно улучшена за истекшие месяцы. Зенитные подразделения пехотных соединений все еще были на конной тяге. Зенитная артиллерия среднего калибра больше чем на половину состояла из пушек времен первой мировой войны. Военно-воздушные силы имели на северо-восточном фронте только 420 истребителей.

О моральном состоянии сухопутных войск, может быть несколько резко, но в общем правильно, говорится в докладной записке генерального штаба, составленной после разгрома французской армии:

«До 10 мая боевой дух войск был удовлетворительным, хотя и недостаточно высоким. Не хватало зажигающего воодушевления и решительности. Чувство готовности к выполнению своего долга любой ценой не проявлялось даже в лучших частях с желательной ясностью и твердостью…

Эта армия с большими материальными и духовными недостатками противостояла противнику, который был достаточно оснащен танками и противотанковым оружием, прикрывался и поддерживался мощной авиацией и имел твердую волю к победе».

Решение левым крылом сделать широкий заход и войти в Бельгию было принято не в последнюю очередь из соображения использовать армии Бельгии и Голландии в общей системе обороны. Внушительная численность этих двух армий, особенно бельгийской, все же не могла компенсировать имевшихся у них недостатков.

Бельгийская армия состояла из восемнадцати пехотных, двух кавалерийских дивизий и двух арденнских егерских дивизий самокатчиков. Двенадцать пехотных дивизий, с точки зрения французов, были вооружены достаточно хорошо, остальные шесть могли оцениваться лишь как слабо оснащенные второочередные резервные дивизии. Сухопутная армия не была подготовлена к ведению маневренной войны. Танков не было, войска располагали только бронеавтомобилями.

План бельгийского командования предусматривал, что участок южнее реки Маас, Льеж должны оборонять арденнские егерские и кавалерийские дивизии. На участке Льеж, Антверпен располагались двенадцать дивизий, используя канал Альберта, который благодаря своему глубокому ложу-выемке, крутым откосам и отсутствию изгибов был прекрасным и легко простреливаемым противотанковым препятствием. Две дивизии были выдвинуты для обороны предполья на восток и северо-восток, к голландской границе. Остальные четыре дивизии уже занимали оборонительные позиции, предусмотренные для бельгийской армии на реке Диль между Лувеноми Антверпеном. Решительная оборона Льежа и канала Альберта не планировалась. Однако полагали, что германское наступление можно будет задержать на два-четыре дня, то есть достаточно долго, чтобы обеспечить французам и англичанам занятие линии Маас, Диль.

Голландия ясно понимала, что у нее недостаточно сил для обороны своей границы и, кроме того, она не может рассчитывать на своевременную и достаточную помощь союзников. Ее лишь удовлетворительно оснащенные восемь дивизий, одна легкая дивизия, три смешанные бригады и несколько пограничных батальонов не могли обеспечить надежную оборону 400-километровой границы, простирающейся от Маастрихта до Северного моря. Поэтому на границе расположили только слабые силы, даже без артиллерии. На южном участке между городами Маастрихт и Неймеген были подготовлены к подрыву многочисленные железнодорожные и шоссейные мосты через Маас, канал Юлианы и Ваал, имевшие решающее значение для противника.

Предусматривалось удержание лишь определенного района, носившего название «крепость Голландия». С востока его прикрывала укрепленная линия Греббе, которая примыкала на севере к каналу Эйссел, а с юга – оборонительные сооружения от реки Ваал до Роттердама. Перед линией Греббе голландцы вмели еще позицию Эйссел, занятую слабыми силами. В районе южнее реки Маас предполагалось временно задержать противника на линии Пел.

Командование голландскими вооруженными силами рассчитывало длительное время удерживать «крепость Голландию», оборонительная мощь которой могла быть еще больше усилена затоплением отдельных участков местности. Для ее обороны выделялись основные силы сухопутной армии. Два армейских корпуса заняли и оборудовали линию Греббе, третий армейский корпус пока был расположен южнее реки Маас близ Хертогенбос. Однако в случае наступления крупных сил противника с востока он должен был использоваться не для усиления войск, обороняющих линию Пел, а, так же как и находящаяся в районе Эйндховена легкая дивизия, своевременно выдвинуться за реку Ваал К оборонять «крепость» с юга.

1– й армейский корпус, расположенный между Роттердамом и Лейденом, был в резерве и обеспечивал охрану аэродромов, находившихся в этом районе.

Для проведения операции германское командование имело в своем распоряжении за вычетом соединений оккупационных войск в Польше и Дании, также расположенных в Норвегии пяти дивизий, 136 дивизий: 43 кадровые пехотные дивизии (в том числе пять моторизованных), 10 танковых дивизий, 1 кавалерийскую дивизию, 82 соединения численностью до дивизии, сформированные после 1 сентября 1939 г. сухопутной армией и войсками СС.

Из них только семнадцать дивизий были использованы для обороны линии Зигфрида, 47 дивизий главное командование сухопутных войск держало в резерве. Таким образом, первоначально в наступлении участвовали 72 дивизии.

Расположение немецких войск хорошо показывало замысел операции, коренным образом измененный по сравнению с осенним вариантом.

Группа армий «Б» (командующий – генерал-полковник фон Бок) должна была только сковать силы противника. Входившие в ее состав 18-я и 6-я армии имели задачу вторгнуться в Голландию и Бельгию, быстро прорвать пограничные укрепления, захватить «крепость Голландию» и помешать наступлению как англо-французской армии, которая предположительно могла войти в Бельгию левым крылом, так и бельгийской армии.

18– я армия (девять пехотных, одна танковая, одна кавалерийская дивизия; командующий -генерал-полковник фон Кюхлер) – северное крыло группы армий «Б» – должна была небольшими силами действовать против северо-восточных провинций Голландии, а основными силами прорвать позицию Эйссел и линию Пел по обе стороны нижнего Рейна и реки Маас с целью атаковать затем «крепость Голландию» с востока и юга. Чтобы быстро вывести из строя голландскую армию, было необходимо во что бы то ни стало помешать ей организовать планомерную оборону на восточных и южных рубежах, прикрывающих «крепость», которые могли быть легко усилены при помощи затоплений. Для этой цели были выделены 22-я пехотная дивизия под командованием генерала графа Шпонека, обученная и оснащенная как воздушно-посадочная дивизия, и 7-я авиадесантная дивизия генерала Штудента.

Воздушно-десантные войска должны были высадиться внутри «крепости Голландии» между Лейденом и Роттердамом, чтобы сковать в этом районе силы противника, а парашютисты, сброшенные южнее Роттердама, – захватить большой железнодорожный и шоссейный мост через реку Маас близ Мурдейка и удерживать его до подхода выдвинутого вперед подвижного соединения. Поскольку для успеха первого удара 18-й армии в районе южнее Ваала решающее значение имел захват как можно большего количества неповрежденных мостов через реку Маас севернее Маастрихта, для этой цели были тщательно подготовлены специальные мероприятия.

Южнее 18-й армии, через узкий коридор между Рудмондом и Льежем, должна была продвигаться 6-я армия (командующий – генерал-полковник фон Рейхенау) в составе четырнадцати пехотных и двух танковых дивизий, При этом нужно было преодолеть такие препятствия, как река Маас и хорошо обороняемый канал Альберта. Канал в своей южной части, которую требовалось форсировать в первую очередь, был защищен с фланга мощным фортом Эбен-Эмаэль, поэтому планировался немедленный захват этого форта воздушно-десантными войсками. В случае прорыва 16-й армией фронта между Маастрихтом и Льежем ей открывался путь на Брюссель. Тогда танковый корпус Гёппнера (3-я и 4-я танковые дивизии) должен был быстро выдвинуться вперед, чтобы в районе севернее рек Маас и Самбра заранее вь1йти навстречу флангу противника, который, как предполагалось, начнет продвигаться в Бельгию. Крепость Льеж должна быть блокирована только с севера, так, чтобы она не могла создать угрозу для флангов продвигающейся на запад армии. Успешное выполнение своей задачи 6-й армией – энергичными действиями сковать силы бельгийцев и союзников, спешно стягивающихся к ним для оказания поддержки, – имело решающее значение для успеха всей операции. От быстроты этих действий зависело, как скоро выходящие вперед армии противника потеряют свободу действий.

По этой же причине было особенно важно, чтобы сопротивление бельгийских войск на реке Маас было быстро сломлено.

На группу армий «А» (командующий – генерал-полковник фон Рундштедт) возлагалась по новому плану решающая задача. Наступавшая справа 4-я армия генерал-полковника фон Клюге в составе двенадцати пехотных и двух танковых дивизий должна была прежде всего прорвать приграничную оборону бельгийцев и затем, прикрывая наступающие южнее войска со стороны Льежа, как можно скорее выйти к реке Маас, правым флангом у Динана, левым – в районе Живе. За 4-й армией располагался танковый корпус генерала танковых войск Гота в составе 5-й и 7-й танковых дивизий. Сразу же после прорыва бельгийской приграничной обороны он должен был переправиться через Маас в полосе наступления 4-й армии.

Аналогичное взаимодействие предусматривалось между 12-й армией генерал-полковника Листа (одиннадцать пехотных дивизий) и стоявшей за ней танковой группой генерала кавалерии фон Клейста, в которую входили два танковых корпуса (пять танковых дивизий) и один армейский корпус (пять моторизованных дивизий). Ожидалось, что этим войскам придется преодолевать наиболее труднопроходимые участки местности, зато вначале им было сравнительно легко продвигаться через необороняемый Люксембург. Предполагали, что сопротивление на бельгийско-люксембургской границе будет также сломлено без особого труда. Однако в дальнейшем следовало считаться с возможностью того, что в Южной Бельгии придется вести бои с быстро брошенными навстречу французскими силами.

Их нужно было атаковать с хода и отбросить. После всего этого войска должны были форсировать реку Маас между Живе и Седаном. Уже во время этого наступления через Люксембург и Южную Бельгию, а особенно после удачного форсирования Мааса и продвижения танковых соединений в общем западном направлении глубоко во фланг и тыл союзных сил в Бельгии левое крыло немецких войск все больше и больше отрывалось от основной массы сил и, естественно, вызывало ответные удары, успех которых мог провалить всю операцию. Поэтому было необходимо организовать надежное обеспечение левого крыла, начиная от реки Мозель. По мере продвижения танкового клина на запад прикрытие наступающих войск с юга осуществлялось сначала у люксембургской и бельгийской южной границы с целью воспрепятствовать контратакам противника со стороны линии Мажино, а впоследствии – на противоположном берегу Мааса.

Эту задачу на первом этапе наступления выполняла 16-я армия генерала пехоты Буша в составе пятнадцати пехотных дивизий. Она должна была пройти через южную часть Люксембурга и затем развернуть свои соединения фронтом на юг. Западнее Мааса левый фланг ударного клина вначале обеспечивали моторизованные дивизии, действовавшие совместно с танковыми корпусами. Их как можно скорее должны были сменить наступавшие за ними пехотные дивизии 12-й армии и дивизии резерва главного командования, чтобы эти моторизованные дивизии могли продвинуться вперед и снова приступить к выполнению своей задачи по обеспечению фланга. По ту сторону Мааса прикрытие, воздаваемое на реке Эна фронтом на юг, планировалось продлить к западу до Соммы и таким образом остановить возможные контрудары французов как можно дальше к югу и на хорошо обороняемых водных рубежах.

Чтобы обеспечить беспрепятственное продвижение, а позднее снабжение подвижных соединений в полосе 4-й и 12-й армий, требовалось провести совершенно особые мероприятия, которые и были осуществлены с исключительной тщательностью и предусмотрительностью. Только при условии хорошо организованного сообщения через труднопроходимые Арденны с их слабо развитой дорожной сетью можно было избежать нежелательных пробок на дорогах во время движения бесконечных колонн моторизованных соединений и при подвозе для них предметов снабжения. Так возникли «автострады» – заранее намеченные дороги сквозного сообщения, которые использовались лишь в определенное время или предназначались исключительно для моторизованных соединений и их снабжения. После преодоления трудной горной местности и реки Маас эти соединения могли использовать густую и отлично содержавшуюся французскую дорожную сеть – идеальные условия для их быстрого продвижения.

1– я армия генерал-полковника фон Витцлебена, действовавшая против линии Мажино в составе группы армий «Ц» (командующий -генерал-полковник Риттер фон Лееб), и стоявшая на Рейне 7-я армия генерала артиллерии Долльмана должны были активными разведывательными действиями и имитацией приготовлений к наступлению сковать на этих участках фронта как можно более крупные силы противника.

На авиацию, как и в Польской кампании, возлагалась задача прежде всего уничтожить вражеские авиационные соединения на аэродромах или в воздушном бою, ударами по коммуникациям противника затруднить оперативные передвижения его войск и оказывать поддержку своим сухопутным войскам, ведущим бои на основных операционных направлениях. Для этого в полосе наступления группы армий «А» действовал 3-й воздушный флот под командованием генерал-полковника Шперрле, в полосе группы армий «Б» – 2-й воздушный флот генерал-полковника Кессельринга.

Продуманный во всех деталях и тщательно подготовленный план германского командования опять, как и в Польской кампании и в Норвежской операции, предвосхищал ход событий, далеко выходя за рамки «первой встречи с главными силами противника». Он строился на чрезвычайно смелых действиях, успех которых зависел от многих случайностей. Гарантией успеха было состояние и моральный дух немецких войск. С осени 1939 г. их численность и техническая оснащенность значительно возросли. Боевая подготовка и вооружение всех соединений, особенно сформированных с началом или вскоре после начала войны, стали намного лучше. Моральный дух за истекшее полугодие тоже заметно повысился. Войска питали доверие к командованию и были уверены в своих высоких боевых качествах. Их гнала на новую войну не жажда завоеваний, скорее они ожидали от ее победоносного завершения быстрого наступления желанного мира. Высшее германское командование, несмотря на многие разногласия с Гитлером, возникавшие зимой 1939/40 г., считало своим долгом отдать все свои знания и личный опыт. Оно делало все возможное для того, чтобы тщательной подготовкой предстоящих операций и основательной боевой подготовкой войск создать все предпосылки для успешного выполнения плана, в котором оно, как и французский генеральный штаб, усматривало огромный риск. Германское командование помнило о не доведенных до конца операциях 1914 г. и возникшей вследствие этого многолетней позиционной войне и с величайшим напряжением ожидало начала кампании.

3. Успех стратегической внезапности

В конце апреля Гитлер со свойственным ему нетерпением начал настаивать на начале наступления. Он опасался нежелательных инцидентов и даже измены, в результате которой враг мог узнать о сохранявшемся в глубокой тайне изменении направления главного удара. Если бы тактической внезапности достичь не удалось, то все планируемые Гитлером особые действия, во многом зависящие от ее достижения – захват отдельных объектов, имеющих важное значение для успеха прорыва, – тоже были бы поставлены под угрозу. 27 апреля он решил начать наступление в период между 1 и 7 мая. Окончательное решение зависело от благоприятной летной погоды в день наступления и в последующие дни. В приказе уже была поставлена дата дня наступления – 8 мая, как вдруг 7 мая сообщили, что ожидается неустойчивая погода. Пришлось еще раз перенести срок наступления. 8 мая пришли тревожные вести из Голландии о запрещении отпусков, эвакуации населения, завершении мобилизационных мероприятий и о появлении шпионов на западной границе. Гитлер уже сожалел о том, что постоянно уступал требованиям военно-воздушных сил, перенося день наступления. Он еще раз и очень неохотно уступил 9 мая, но заявил, что после 10 мая больше не будет ждать ни при каких обстоятельствах. 9 мая было принято окончательное решение: начать наступление 10 мая в 5 час. 35 мин.

Оба нейтральные государства, Бельгия и Голландия, были поставлены перед свершившимся фактом: лишь после того, как немецкие войска перешли границу, им было в одинаковых по содержанию нотах, между прочим, поставлено в упрек то, что они с самого начала войны якобы все более открыто и широко нарушали нейтралитет. Указывалось, что оба государства расширяли свои укрепления только против Германии и соответственно группировали свои вооруженные силы так, что они были совершенно не в состоянии воспрепятствовать нарушению нейтралитета другой стороной. Генеральные штабы Бельгии и Голландии якобы тесно взаимодействовали с генеральными штабами западных держав. Голландия почти ежедневно разрешала английским самолетам, направляющимся в Германию, пролетать над своей территорией. В нотах также говорилось, что в Бельгии и Голландии идет широкая подготовка к наступлению через их территорию английских и французских войск, и в этой связи отмечалась широкая разведывательная деятельность офицеров западных держав в обоих государствах. Правительство Германии не хочет бездеятельно ожидать наступления Англии и Франции и не может допустить перенесения военных действий через Бельгию и Голландию на территорию Германии. Поэтому оно дало приказ германским войскам обеспечить нейтралитет обеих стран. В заключение нота призывала оба государства позаботиться о том, чтобы германским войскам, которые пришли в страну не как враги, не было оказано сопротивления. В противном случае за неизбежное кровопролитие несут ответственность правительства обеих стран.

Как и следовало ожидать, оба правительства отвергли предъявленные им вымышленные обвинения и просили западные государства о помощи. в 6 час. 45 мин. 1-я французская группа армий и английский экспедиционный Корпус получили приказ осуществить план «Д». Это означало, что союзные войска должны были левым крылом войти в Бельгию, а два подвижных французских соединения – выдвинуться в район Тилбург, Бреда, чтобы установить связь с голландцами.

Неудачи в Норвегии вызвали отставку английского премьер-министра Чемберлена. Он подвергся сильным нападкам в палате общин и при голосовании получил такой незначительный перевес, который был равноценен вотуму недоверия. Черчилль стал преемником Чемберлена и душой стратегии, которая хотя и привела к победе в войне с Гитлером и ввергла германский народ в глубочайшую пропасть, но в конечном счете еще меньше стабилизировала международное положение, чем это удалось сделать после первой мировой войны. Теперь эти два человека, обладающие непреклонной волей и в то же время охваченные глубочайшей ненавистью, противостояли друг другу: на одной стороне – демон, жаждущий власти и уничтожения, на другой – типичнейший представитель воинственно настроенной английской нации. Упрямо преследуя поставленную перед собой цель, Черчилль в своих действиях тоже далеко не ограничивался стремлением достичь только этой цели и впоследствии уже был не в состоянии влиять на события по своему усмотрению или настоять на своем при решении спорных вопросов с союзниками, которые к тому времени стали гораздо сильнее.

Однако и новое английское правительство оказалось беспомощным перед лицом развернувшихся военных событий во Франции. Словно лавина обрушились немецкие войска на союзные армии, технически и морально не подготовленные к такому способу ведения войны.

10 мая в 5 час. 30 мин. немецкие армии в соответствии с приказом начали наступление на фронте от Северного моря до линии Мажино.

В Голландии 18-я армия захватила лишь слабо обороняемые северо-восточные провинции и достигла восточного берега канала Эйссел севернее позиции Эйссел. В результате стремительного наступления удалось захватить неповрежденными некоторые из мостов, подготовленных к взрыву, в районе Неймегена и южнее. Позиция Эйссел и линия Пел были прорваны и сданы обороняющимися в первый же день наступления. Голландские 2-й армейский корпус и легкая дивизия, занимавшие позиции за линией Пел, отошли за реку Ваал.

Гораздо лучше обороняемая линия Греббе была, однако, уже 12 мая прорвана в нескольких местах и на следующий день при поддержке пикирующих бомбардировщиков окончательно захвачена. Два голландских корпуса отошли за новый водный рубеж.

Однако самыми роковыми для голландской армии были бои, разыгравшиеся внутри «крепости Голландии». Хотя высадка воздушных десантов из состава 22-й пехотной дивизии в районе между Роттердамом и Лейденом не везде прошла успешно, а в некоторых местах даже потерпела полную неудачу и привела к тяжелым потерям, все же десанты сковали силы 1-го голландского армейского корпуса. В общей неразберихе и из опасения высадки новых десантов для обороны были стянуты даже части гарнизона линии Греббе. Немецким парашютистам, выброшенным в районе Роттердама и Дордрехта, удалось не только отбить все атаки противника, но даже продвинуться южнее Дордрехта. Они установили связь с имевшим исключительно важное значение для дальнейших боевых действий воздушным десантом у моста близ Мурдейка. Высадившиеся там парашютисты сумели воспрепятствовать взрыву моста и до подхода 9-й немецкой танковой дивизии отбивали все атаки, в которых принимала участие и отведенная за реку Маас легкая дивизия, 9-я танковая дивизия выступила сразу после взятия линии Пел и быстро продвигалась вперед, не встречая никакого сопротивления, поскольку 1-й голландский армейский корпус был отведен за реку Ваал. Вечером 12 мая ее передовые подразделения прибыли в Мурдейк, а на следующий день 9-я танковая дивизия, переправившись по мосту, разгромила голландскую легкую дивизию, которая почти целиком попала в плен. Вторжение в «крепость Голландию» было успешно осуществлено.

Хотя части 7-й французской армии и прибыли уже 11 мая в город Бреда, однако французы отклонили просьбу голландцев атаковать немецкие войска, захватившие мост у Мурдейка. Они хотели сначала дождаться подхода подкреплений. Между тем к Мурдейку подошла 9-я немецкая танковая дивизия и обеспечила немецких парашютистов от атак противника со стороны Бреда. 14 мая голландское командование, учитывая бесполезность дальнейшего сопротивления и угрозу воздушных налетов немецкой авиации на Роттердам и Утрехт, решило начать переговоры о капитуляции. Уже в тот же день в 21 час. 30 мин. огонь был прекращен. Однако, несмотря на капитуляцию, из-за плохой работы связи уже нельзя было ничего сделать, чтобы предотвратить воздушный налет на Роттердам. В результате город сильно пострадал, среди населения было много жертв.

В течение пяти дней первый противник был выведен из войны и целая армия высвобождена для действий в другом месте.

6– я армия, наступавшая южнее 18-й армии, стремительным и мощным продвижением должна была создать у противника впечатление, что она действует на направлении главного удара немецких войск. С этой задачей она полностью справилась. Первый прорыв, в ходе которого требовалось преодолеть реку Маас и расположенную за ней южную часть канала Альберта, удался удивительно легко. Правда, голландцы сумели своевременно взорвать важный мост в районе Маастрихта, но несколько не менее важных мостов через канал Альберта были захвачены внезапными атаками парашютистов. Тщательно подготовленный захват форта Эбен-Эмаэль воздушным десантом увенчался полным успехом. Обороняющиеся были буквально ошеломлены, когда 78 специально отобранных и подготовленных пилотов в 5 час. 32 мин. бесшумно посадили свои планеры на форт. Лишь несколько пулеметчиков успели открыть огонь. Подрывными зарядами были немедленно уничтожены наблюдательный пункт, выходы из казематов и орудийные стволы, выступавшие из бронеколпаков, а боевой дух гарнизона был сломлен угрозой подорвать заряды, спущенные в вентиляционные колодцы. Таким образом, этот мощный форт, построенный лишь в 1935 г., не мог уже оказать никакой помощи войскам, обороняющим канал Альберта. Защитники форта окончательно прекратили сопротивление только во второй половине следующего дня. Отважные десантники потеряли убитыми всего пять человек.

В первый же день наступления вечером 6-я армия на широком фронте форсировала реку Маас и канал Альберта. В тот же вечер бельгийцы отвели все войска, занимавшие укрепления перед Льежем, за Маас, кроме одной дивизии, которую направили в Лувен. Во второй половине следующего дня они находились уже между Льежем и Хасселтом, отступая по всему фронту к реке Диль.

Танковый корпус Гёппнера, минуя Льеж, вышел в район севернее Намю-ра и 13 мая под Жамблу натолкнулся на две французские легкие механизированные дивизии, которые после упорных танковых боев 14 мая были отброшены к оборонительным позициям на реке Диль. Тем временем 6-я армия переправилась через Маас, продвигаясь правым флангом на Мехельн, центром на Брюссель, а левым флангом – на Нивель. 14 мая передовые части 6-й армии подошли к реке Диль и установили соприкосновение с частями вышедших вперед английских и французских армий.

Теперь было ясно, что войска левого крыла союзников осуществили ожидавшееся захождение. Против них нужно было ввести такие силы, которые могли бы их сковать. После того как голландцы сложили оружие, высвободилась 18-я армия, которую можно было подтянуть к правому флангу 6-й армии. Поэтому немецкое командование решило снять танковый корпус, действовавший в полосе 6-й армии, и использовать его в полосе группы армий «А», где решался исход войны.

Наступление этой группы армий вполне оправдало все возлагавшиеся на нее надежды, 4-я армия и танковый корпус Гота прорвали позиции бельгийской кавалерии и арденнских егерей сначала на границе, затем на реке Урт, и уже рано утром 13 мая головные подразделения выдвинувшихся далеко вперед танковых соединений достигли Мааса севернее Динана. Бельгийцы поспешно отступили за Маас, в район между Намюром и Льежем. В то же утро танковые дивизии, натолкнувшиеся на совершенно ошеломленных французов, создали плацдарм на другом берегу Мааса и успешно отразили контратаки противника. На следующий день танкам в ряде мест удалось продвинуться на левом берегу до 15 км. Теперь река прочно находилась в руках немцев.

С таким же успехом проходило наступление и 12-й армии. Наступавший в авангарде танковый корпус Гудериана уничтожил заграждения, которые соорудили люксембуржцы на своей границе, а вечером в первый же день наступления прорвал приграничную оборону бельгийских войск. Другой более мощный оборонительный рубеж между Либрамоном и Нёшато немецкие войска преодолели 11 мая; пытавшаяся контратаковать французская кавалерия была повсюду отброшена. В то время как танковый корпус, наступавший на Монтерме, быстро продвигался, в полосе танкового корпуса Гудериана, несмотря на все принятые меры по регулированию движения, образовались большие пробки на плохих узких горных дорогах. К тому же противник разрушил эти дороги во многих местах и устроил многочисленные заграждения. Но и эта трудность в конце концов была преодолена, войска переправились через глубокую реку Семуа, и вечером 12 мая передовые части трех танковых дивизий вышли к Маасу и захватили город Седан, расположенный на восточном берегу реки. В ходе наступления подвижные соединения сильно растянулись. Их арьергарды со следующими за ними моторизованными дивизиями были еще у Рейна, тогда как авангардные части достигли уже Мааса. Учитывая заранее подготовленную оборону противника, было нелегко в такой обстановке принять решение на следующий же день форсировать реки без предварительной тщательной разведки, подтягивания и подготовки всех сил и без поддержки мощной артиллерии. И все же нельзя было терять время. Несколько сотен самолетов должны были дополнить пока еще незначительную артиллерийскую поддержку. Ровно в 16 час. с началом наступления совершили налет первые эскадрильи и одновременно штурмовые группы начали переправляться через реку на надувных лодках и моторных катерах. К вечеру береговые укрепления линии Мажино были прорваны и по обе стороны Седана созданы два небольших плацдарма, которые в течение ночи непрерывно укреплялись и были значительно расширены. Под мощным прикрытием зенитной артиллерии, которая блестяще отражала все атаки английской и французской авиации, нанося ей большие потери, на следующий день был наведен понтонный мост, а к вечеру три танковые дивизии уже находились на западном берегу Мааса и немедленно начали продвижение в западном и южном направлениях.

13 мая танковому корпусу генерала Рейнгардта, наступавшему несколько севернее, удалось форсировать реку Маас близ Монтерме. 14 мая семь танковых дивизий переправились через Маас. У Динана, Монтерме и Седана пять моторизованных дивизий находились на подходе, а еще две танковые дивизии, взятые у 6-й армии, должны были прибыть через несколько дней в район за 4-й армией. Момент внезапности удалось полностью использовать, все трудности местности и технического осуществления операции были успешно преодолены.

На стокилометровом фронте между Седаном и Намюром располагались почти исключительно французские резервные дивизии первой и второй очереди. Они, естественно, были не в состоянии отразить натиск немецких войск. Противотанкового оружия эти дивизии почти не имели, поскольку не нашли его на линии Мажино в районе Седана. Против ударов с воздуха они были беспомощны. 15 мая 9-я армия, находившаяся в районе между Седаном и Намюром, была полностью разбита и откатилась на запад. Соединения 2-й армии, которые располагались южнее Седана, контратаками пытались остановить прорыв немецких войск. Когда 15 мая французское верховное командование осознало всю глубину опасности, нависшей в результате прорыва немецкими войсками обороны на Маасе не только над местными силами, но и над армиями, действовавшими в Бельгии, оно сделало все возможное, чтобы предотвратить надвигавшуюся катастрофу. Оно еще надеялось, что хотя бы северный фланг 9-й армии сможет удержаться. Тогда, может быть, где-нибудь между реками Маас и Уаза удастся остановить наиболее опасное продвижение противника по обе стороны Седана и восстановить фронт между 2-й и 9-й армиями. Но все эти попытки потерпели неудачу из-за стремительного темпа наступления немецких подвижных соединений и следовавших за ними вплотную пехотных дивизий 4-й и 12-й армий, которые расширили фронт прорыва и обеспечили фланги.

В районе Бомона у самой франко-бельгийской границы французские танки безуспешно пытались преградить путь танковым дивизиям корпуса Гота, прорвавшимся в районе Динана. Приказ, данный располагавшейся севернее участка прорыва 1-й французской армии, – ввести все свои моторизованные соединения южнее реки Самбра для удара по северному флангу прорвавшихся немецких войск, выполнить было нельзя, потому что эти соединения были или уже разбиты, или вели бои против немецкой 6-й армии.

Попытка 2-й французской армии прорваться с юга в район плацдарма, созданного у Седана, разбилась об упорную оборону 10-й танковой дивизии, введенной Гудерианом для защиты своего южного фланга.

В этой критической обстановке главнокомандующий французской армией генерал Гамелен вспомнил об одном приказе, который отдал маршал Жоффр в сентябре 1914 г. накануне битвы под Марной. Гамелен, тогда еще молодой офицер генерального штаба, лично присутствовал при этом в главной квартире Жоффра. Теперь Гамелен обращался к своим солдатам с такими же зажигательными словами, которые в свое время предшествовали «чуду на Марне»:

«Отечество в опасности! Войска, которые не могут продвигаться вперед, должны скорее погибнуть на том месте, где они стоят, чем уступить хоть одну пядь французской земли, оборона которой им вверена. В этот час, как и во все исторические для родины моменты, наш девиз – победить или умереть. Мы должны победить!»

Однако этот приказ не достиг своей цели. Гамелен дал его в обстановке, которая не имела ничего общего с 1914 г., когда волевой командующий не дал противнику возможности разорвать фронт своих армий при отходе и затем бросил их в наступление.

Французское правительство лишило Гамелена доверия, сместило 18 мая с занимаемого им поста и назначило генерала Вейгана его преемником. Это имя снова вызвало во всей Франции волну надежды. Вейган, испытанный помощник Фоша во время первой мировой войны, человек, который в 1920 г. своим гением спас Варшаву, должен был взять теперь в свои сильные руки судьбу Франции.

Когда 19 мая Вейган прибыл во Францию из далекой Сирии, немецкие войска продолжали беспрепятственно расширять прорыв. Проходя по 50 км и более в сутки, немецкие подвижные соединения стремительно продвигались на запад.

К вечеру 18 мая они вышли в район южнее Мобежа, захватили Ле-Като и Сен-Кантен и обеспечили свой южный фланг севернее Лаон. Здесь 16 мая навстречу им выступила сформированная генералом де Голлем ударная группа, ядро которой составляла недавно созданная танковая дивизия. Это соединение тщетно пыталось потеснить южный фланг немецкого клина. После трехдневных безуспешных боев французская танковая дивизия была рассеяна действиями наземных войск и пикирующими бомбардировщиками и отброшена через Лаон на юг. Предусмотренная в плане германского командования оборона фронтом на юг быстро создавалась вдоль реки Эна. 4-я армия вслед за устремившимися вперед танковыми дивизиями также неудержимо продвигалась южнее реки Самбра. Она отрезала Мобёж с юга и своим левым флангом наступала в направлении на Аррас.

20 мая Гамелен передал командование союзными вооруженными силами своему преемнику Вейгану. Еще за день до этого он отдал приказ, представляющий собой последнюю попытку предотвратить угрозу окружения армий в Бельгии. Исходя из того, что широкая брешь уже не могла быть закрыта фронтальным контрударом, он приказал перейти к наступательным действиям с севера и с юга, чтобы таким путем добиться восстановления разорванного фронта, 1-я группа армий, действовавшая в Бельгии, уже начала проводить мероприятия по осуществлению этого плана. Армии, вначале выдвинувшиеся до рубежа Намюр, Антверпен, 16 мая под сильным натиском немецких армий отступили вместе с бельгийцами за реку Дандр, а 19 мая – за реку Шельда. Одновременно англичане начали снимать с фронта войска, чтобы создать на юге оборонительную позицию, которая первоначально тянулась от Денена до Арраса. Отсюда можно было предпринять запланированный Гамеленом удар на юг. Против немецких войск, прикрывавших наступление танковых корпусов на юге, французы создали из резервов крепостных частей укрепленных районов 6-ю армию. Она примыкала к 2-й французской армии, занимая позиции вдоль канала Уаза – Эна, и постепенно растянулась до района южнее Лаона. Левее предполагалось расположить новую 7-ю армию, которая должна была организовать оборону по Сомме до Ла-Манша. Обе армии объединялись в новую, 3-ю группу армий. Эти армии по плану наносили удар в северном направлении. Расстояние от Перонна до Арраса, куда подходили английские войска, составляло всего 40 км. Если бы до 22 мая удалось как в районе Арраса, так и у Соммы собрать достаточные силы и начать общее наступление с севера и юга, то эти силы могли бы еще соединиться и остановить прорвавшиеся немецкие войска.

Генерал Вейган принял план своего предшественника и доложил его на совещании в Париже, на котором присутствовал Черчилль. Вейган потребовал неограниченной поддержки со стороны английской авиации, которая имела решающее значение для достижения успеха, и предложил хотя бы временно отказаться от воздушных налетов на Гамбург и Рурскую область, поскольку это не оказывает непосредственного влияния на ход военных действий. Черчилль принципиально согласился с Вейганом, но обратил внимание на то, что английские истребители, базирующиеся на аэродромы в Англии, могут находиться над районом боевых действий не более 20 мин. Предложение о переброске английских истребительных частей во Францию он отклонил.

Осуществление французских замыслов, однако, не пошло дальше слабых попыток. Дивизии, предназначавшиеся для формирования новой 7-й армии, прибывавшие частично из Северной Африки, частично с линии Мажино, сильно запаздывали, так как с 17 мая авиация противника стала наносить мощные удары по железным дорогам. Таким образом, создание немецкого оборонительного рубежа, обращенного фронтом на юг, осуществлялось быстрее, чем сосредоточение новой французской армии, так что немцам даже удалось захватить несколько плацдармов на реке Сомма, которые сыграли большую роль в ходе последующей «битвы за Францию».

Французская 7-я армия, несмотря на все настояния французского главнокомандующего начать наступление хотя бы частью сил, совершенно не старалась предпринять активных действий. Об организации же какого-то крупного наступления вообще не могло быть и речи. Активные действия войск генерала де Голля в районе Лаона представляли собой единственную попытку выступить с юга навстречу прорвавшимся немецким войскам.

Гораздо более энергичными были направленные на восстановление связи с югом действия 1-й группы армий, которой грозило окружение, и особенно действия английских войск. Командующий группой армий генерал Бийот и главнокомандующий английскими войсками лорд Горт Договорились высвободить по две дивизии, с которыми они 21 мая во второй половине дня хотели нанести контрудар по обе стороны Арраса. Однако в действительности англичане к середине этого [112 – Схема 4] дня предприняли контратаку южнее Арраса только одним пехотным полком, усиленным двумя танковыми батальонами. Эти действия развертывались успешно, и в полосе 4-й немецкой армии создалось довольно затруднительное положение. Вначале оно расценивалось как очень серьезное, но уже к вечеру в результате массированного использования пикирующих бомбардировщиков и истребителей, а также применения зенитной

артиллерии для поражения наземных целей критическое положение было ликвидировано. Наступательные действия французов, которые должны были вестись наряду с действиями англичан, не были осуществлены, так как французские дивизии не успели занять исходные позиции. На следующий день англичанам в районе Арраса удалось удержать свои позиции лишь с большим трудом, французы же так и не перешли в наступление. Таким образом, план Гамелена – Вейгана закончил свое существование прежде, чем его начали по-настоящему осуществлять.

Начиная с 17 мая английский главнокомандующий со все возрастающим опасением следил за развитием событий во Франции. В этот день он впервые намекнул на возможность эвакуировать свои войска из Франции морским путем, а на следующий день высказал эту мысль со всей ясностью. В то время английское правительство еще упорно указывало ему путь на юг. Но и тогда оно уже рассчитывало на то, что, по крайней мере, отдельные части английских экспедиционных сил могут оказаться оттесненными к морю, и приказало на этот случай начать необходимые приготовления в Англии. Между тем у главнокомандующего английскими войсками во Франции не только усиливались опасения относительно хода боевых действий, но и уменьшалось доверие к своим французским и бельгийским коллегам. Он подписал план союзного верховного военного совета от 22 мая с оговоркой, что в связи с сократившимся подвозом нельзя рассчитывать на повторные попытки прорвать кольцо окружения ударом с севера; при этом он намекнул, что освобождение окруженных войск должно прийти с юга.

Тем временем командование французской армии само поняло, что его план уже не может быть осуществлен. Поэтому 1-й группе армии было приказано удержать как можно больший плацдарм в районе Дюнкерк, Кале.

Немецкие соединения, почти не понесшие никаких потерь в коротком бою под Аррасом, продолжали развивать удар на запад и северо-запад. 20 мая они достигли Амьена и Абвиля, на следующий день они захватили Сен-Поль и Монтрей. Северо-западнее Абвиля первое немецкое подразделение – батальон 2-й танковой дивизии – вышло к морю. В то время как войска второго эшелона обеспечивали прикрытие на Сомме вплоть до ее устья против 10-й французской армии, которая, как предполагали, сосредоточивалась за этим рубежом, танковые соединения повернули на север и северо-восток, чтобы, продвигаясь левым флангом вдоль Ла-Манша, прорвать с юго-запада создаваемое противником предмостное укрепление. 23 мая были окружены города Булонь и Кале, на следующий день танковые дивизии Гудериана и Рейнгардта стояли перед рекой Аа между городами Сент-Омер и Гравлин. Головные танковые части произвели разведку до Бетюна и Ланса, где английские войска и 1-я французская армия, находившиеся еще на большом расстоянии от побережья, двигались навстречу наступающей 4-й немецкой армии.

Англичане и французы развили лихорадочную деятельность, стремясь создать оборону у канала Ла-Бассе и на противоположном берегу реки Аа. В этой обстановке танковые дивизии, наступавшие Вдоль побережья Ла-Манша, 24 мая получили непонятный для них приказ Гитлера: остановиться на достигнутом рубеже и отвести назад части, продвинувшиеся на Азбрук. Дальнейшее продвижение разрешалось только частям, выполнявшим задачи по разведке и охранению. Этот приказ, который привел к спасению основных сил английского экспедиционного корпуса и части окруженных вместе с ним французских войск, стал с тех пор предметом самых оживленных споров. Несомненно то, что приказ первоначально исходил от Гитлера и что Гитлер был поддержан Кейтелем и Иодлем. Хорошо известно, что против этого приказа резко, но безуспешно выступал главнокомандующий сухопутными силами. Гитлер говорил, что танковые войска понесут тяжелые потери на труднопроходимой, перерезанной многочисленными реками местности, которая была ему знакома еще по первой мировой войне, что они, учитывая второй этап кампании – уничтожение французской армии – сильно нуждаются в отдыхе и пополнении. Эти доводы, по-видимому, произвели некоторое впечатление на командование группы армий «А», которую Гитлер посетил до отдачи своего приказа, так что со стороны этого командования не было никаких возражений. Вполне возможно также и то, что Геринг хотел, чтобы задача по уничтожению англичан была возложена на его авиацию, и сумел своими обещаниями заверить Гитлера в успехе. Хотя главнокомандующий сухопутными силами продолжал всячески настаивать на продолжении наступления танковыми дивизиями, они в течение трех дней оставались на месте.

Немцы должны были только наблюдать, как англичане и французы создавали оборону и производили погрузку на суда. 26 мая танковым дивизиям было разрешено вновь начать активные боевые действия, однако вслед за тем пришел приказ сменить все танковые дивизии прибывшими моторизованными дивизиями и отвести их для выполнения других задач. Самый благоприятный момент прошел, и возможность окружить английский экспедиционный корпус была упущена. Конечно, англичане оборонялись бы с исключительным упорством и немецкие соединения понесли бы значительные потери, однако не такие большие, чтобы существенно затруднить продолжение войны против Франции{7}.

После 25 мая перед окруженными союзными войсками стояла только одна задача: обеспечить и осуществить эвакуацию. Несмотря на то что наступление немецких танковых соединений было приостановлено, положение союзников оставалось еще весьма тяжелым, потому что обе армии немецкой группы армий «Б» в ходе тяжелых боев к 25 мая форсировали реку Шельда и теперь вели наступление на реку Лис. Связующим звеном между 6-й армией на Шельде и танковыми корпусами между Бетюном и морем служила 4-я армия. Вместе со своими танковыми корпусами Гёппнера и Гота она преследовала остатки разбитой 9-й французской армии и введенные для ее поддержки соединения, окружила и уничтожила в районе юго-западнее Мобежа сильную французскую группировку, овладела с тыла самой крепостью и затем зажала в тиски силы противника, выдвинувшиеся далеко вперед восточнее и южнее Лилля.

25 мая немецкие войска предприняли наступление на реке Лис у Менена и вбили глубокий клин между бельгийцами и англичанами. В тот же день французы вывели еще находившиеся в Бельгии войска, чтобы использовать их для поддержки своих сил на юге. Предоставленные самим себе бельгийцы в следующие два дня в результате охватывающих ударов немецких войск были оттеснены еще дальше к побережью. 27 мая измотанные, в полном беспорядке отступавшие соединения оказались в совершенно безнадежном положении: они были прижаты к морю и занимали район всего 50 км шириной и 30 км глубиной, который к тому же был весь забит беженцами. Бельгийский король, оставшийся при своей армии в то время, как его правительство выехало в Лондон, понимал, что его армия не может избежать уничтожения. Для ее спасения через Остенде и Зеебрюгге ничего не было подготовлено. Король не хотел терять армию, но вместе с тем он считал, что долг монарха не позволяет ему последовать за своим правительством. Поэтому он решился остаться с армией и предложить капитуляцию. 27 мая в 17.00 парламентер пересек линию фронта, в 23.00 был подписан акт о капитуляции, а в 4 часа утра следующего дня был прекращен огонь.

Выход Бельгии из войны отразился на положении английских и французских войск не так уж тяжело, как это могло показаться вначале. Еще до капитуляции бельгийцев они приняли надлежащие меры для защиты своего восточного фронта и заняли рубеж Ипр, Диксмюд, Ньивпорт.

После капитуляции бельгийской армии окруженные английские и французские дивизии занимали узкий, примыкавший к морю район, ширина которого на побережье составляла 50 км.

Этот район, постепенно сужаясь, тянулся в юго-восточном направлении на 80 км и кончался за Лиллем. Французам было очень трудно освободиться от мысли прорваться на юг, поэтому они так долго оставались в районе Лилля, подвергая себя и англичан большой опасности. После того как пять английских дивизий в ночь с 27 на 28 мая первыми оставили район южнее реки Лис, немецкие войска предприняли утром следующего дня наступление с северо-востока и юго-запада и преградили пути отхода основным силам двух французских армейских корпусов. Они были окружены и 31 мая сложили оружие. В ночь с 28 на 29 мая английские войска и расположенные по обе стороны прибрежного участка французские арьергардные части отошли большим скачком на узкий плацдарм.

В дни Дюнкерка англичане убедительно доказали, на что они способны, если им угрожает смертельная опасность. Подготовка к эвакуации войск началась заблаговременно. 20 мая стали предусмотрительно собирать необходимые суда. 26 мая вечером был дан приказ на проведение операции «Динамо» – эвакуацию экспедиционного корпуса. В то время англичане надеялись иметь в своем распоряжении только два дня и рассчитывали на спасение 45 тыс. человек. Когда уже не было смысла скрывать безнадежное положение во Фландрии, обратились за помощью к населению, чтобы получить для эвакуации войск всякое сколько-нибудь пригодное судно. Этот призыв был встречен с исключительным воодушевлением. К побережью Фландрии двинулся странный флот, подобного которому еще не знала история. Эскадренные миноносцы и торговые суда направились в порт Дюнкерк и начиная с 27 мая перевезли около 240 тыс. человек. Целый флот моторных катеров, баркасов, парусных судов, спасательных лодок, пассажирских пароходов с Темзы, лихтеров и яхт, напоминавший огромный рой ос, все время держался неподалеку от побережья. Самые мелкие суда подходили к берегу, погружали людей и доставляли их на многочисленные военные корабли, начиная от торпедных катеров и кончая эскадренными миноносцами, на которых они добирались до спасительного побережья Англии. Целые колонны загнанных в воду автомашин использовались для посадки на суда.

Около 100 тыс. человек спаслись от плена благодаря такой импровизированной переброске через пролив. В общей сложности в спасательной операции приняло участие 861 судно различных типов и классов. Более четверти этого количества затонуло. Английский военно-морской флот потерял девять эскадренных миноносцев, 23 корабля были тяжело повреждены.

В течение всего этого времени над районом погрузки шли ожесточенные воздушные бои. Теперь стало ясно, что англичане были правы, когда упорно отказывались использовать свои истребительные соединения для поддержки слабой французской армии, судьбу которой они все равно не смогли бы изменить. Хотя немецкая авиация ввела все имевшиеся в ее распоряжении силы, ей удавалось приостанавливать отправку английских войск с континента лишь в последний период эвакуации, да и то только в дневное время. Английские летчики-истребители показали высокое мастерство, а их самолеты – хорошие боевые качества.

29 мая англичане и французы занимали небольшой плацдарм в районе Дюнкерка и Де-Панне, который в последующие дни все больше уменьшался.

В ночь с 3 на 4 июня последние английские арьергардные части покинули европейский материк, чтобы вновь вступить на него через четыре года почти в этот же день. Среди спасенных 338 226 солдат находилось 90 тыс. французов. Все оснащение девяти английских дивизий пришлось бросить. Но самое главное заключалось в том, что обученные кадровые войска были сохранены

К этому казавшемуся невероятным результату привели не только неудовлетворительные действия немецкой авиации и запрещение немецкого командования использовать танковые дивизии. Англичане тоже внесли сюда свой вклад. Все подготовительные мероприятия были проведены заблаговременно. Английские войска сохраняли исключительную дисциплину. Команды спасательных судов всех классов и типов бесстрашно продолжали эвакуацию войск даже во время самых интенсивных налетов авиации. Поражающее действие немецких бомб значительно снижалось из-за рыхлого морского песка. Английская авиация прилагала все усилия, чтобы беспрерывными активными действиями, которые нередко прерывались только для заправки горючим, сковать силы немецкой авиации и воспрепятствовать ее разрушительной работе. Наконец, англичанам помогло и само море. Его поверхность все время оставалась зеркально-гладкой, и это дало возможность использовать самые мелкие и непригодные к плаванию в открытом море суда.

Англичане по праву гордились тем, что они совершили

4. Битва за Францию

В результате сокрушительных ударов в Бельгии и Северной Франции перестали существовать, кроме бельгийской армии, 30 французских и 9 английских дивизий. Французы потеряли свыше половины своих кадровых дивизий и большинство подвижных соединений. Часть дивизий, оборонявшихся между Лонгюйоном и устьем Соммы, понесли тяжелые потери.

После катастрофы осталась 61 дивизия. Эти силы удалось увеличить до 66 дивизии за счет переброски во Францию нескольких североафриканских дивизий, ослабления Альпийского фронта и новых формирований. Они должны были оборонять линию Мажино и 360-километровый фронт, протянувшийся до самого моря; в том, что немецкие войска начнут вскоре наступление, французы были совершенно уверены.

На линии Мажино оставили 17 дивизий, главным образом крепостных, 22 дивизии выделили для создания резервов армий и главного командования. Таким образом, только 27 дивизий непосредственно вели боевые действия, так что каждая дивизия оборонялась на фронте от 12 до 14 км…

Оборону линии Мажино по-прежнему осуществляла 2-я группа армий. На остальной части фронта действовали две группы армий. В 4-ю группу армий входили 2-я армия и вновь прибывшая 4-я армия, а в расположенную слева 3-ю группу армий – 6-я, 7-я и 10-я армии.

На левом фланге 10-й армии находились последние оставшиеся во Франции английские соединения, одна французская пехотная дивизия и основные силы единственной вновь сформированной французской танковой дивизии.

Только перед фронтом 2-й армии не было никаких частей противника. Но опасность заключалась в том, что противник создал плацдармы на Сомме в районе Перонна, Амьена и Абвиля, которые ликвидировать уже не удалось.

Оборонительные позиции усиленно укреплялись. Глубоко эшелонированная оборона должна была остановить вклинившиеся танки противника или, по крайней мере, дать возможность отсечь от танков следующую за ними пехоту. Рассчитывали, что если только будут удержаны позиции в тылу, расположенные преимущественно в районе населенных пунктов и лесов, то удастся отрезать прорвавшиеся танковые соединения и парализовать их ударную силу. С целью борьбы с танкобоязнью и для поднятия морального духа войск издавалось много различных инструкций и памяток.

Но главнокомандующий французской армией генерал Вейган уже в самом начале этой отчаянной борьбы в глубине души понимал ее неизбежный исход. 25 мая на одном из заседаний кабинета он впервые заявил, что сопротивление, которое еще в состоянии оказывать французская армия, может служить только одной цели: спасти честь армии и добиться почетных условий капитуляции. 29 мая он выразил свои мысли еще яснее в письме правительству, указав, что дальнейший ход военных действий может в любой момент поставить армию перед необходимостью сложить оружие.

Превосходство немецких войск было действительно подавляющим. Понесенные потери в людях и технике уже не имели никакого значения. Танковые соединения могли быть пополнены личным составом и материальной частью. Моральный подъем, вызванный у немецкого солдата победой, был таким высоким, что его трудно было переоценить. Немецкой авиации, которая почти полностью сохранила свою боевую мощь, французы могли противопоставить лишь 400 истребителей, качественно уступавших немецким, и 70 бомбардировщиков. Во Франции ежедневно производилось всего 12 самолетов, да из Соединенных Штатов прибывало примерно 5 самолетов в день. Это были незначительные цифры, которые даже приближенно не могли покрыть ежедневных потерь.

Поэтому искусство немецкого командования заключалось в том, чтобы как можно скорее подготовить новую операцию, не дав французам времени для сооружения мощного оборонительного рубежа. Поскольку большая часть немецких соединении, находившихся в районе Дюнкерка, требовалась для участия в новом наступлении, то эти дивизии, стоявшие фронтом на север, запад и юг, нужно было спешно отвести и со всеми их тыловыми службами направить в район, где предполагалось нанести удар. Приготовления к этой трудной в оперативном отношении задаче начались уже 20 мая, когда наметилось окружение северных армий противника.

В этот день главное командование сухопутных войск получило задачу подготовить операцию, предусматривавшую на первом этапе прорыв между проливом Ла-Манш и рекой Уаза к нижнему течению реки Сена, а на втором, который должен был начаться несколькими днями позже, – решительное наступление по обе стороны от Реймса и дальше на восток до города Ретель. Только после успешного проведения этих двух ударов следовало осуществить третий и последний этап операции: штурм линии Мажино и форсирование Рейна.

Перегруппировка на правом крыле немецких войск была проведена с максимальной быстротой. Фронт между морем и рекой Уазой заняла группа армий «Б» в составе 4-й и 6-й армий. За тремя плацдармами по одному танковому корпусу у Абвиля, Амьена и Перонна. заняли исходные позиции танковые соединения.

Танковые корпуса, начинавшие наступление с амьенского и пероннского плацдармов, были объединены в танковую группу под командованием генерал-полковника фон Клейста.

В группу армий «А» входили четыре армии. Вдоль реки Эна располагались 2-я и 9-я армии, которые во время предыдущих действий выполняли задачу обеспечения фланга наступавших войск с юга. К ним примыкали 12-я и 16-я армии. В тылу 12-й армии севернее города Ретель была создана танковая группа в составе четырех танковых и двух моторизованных пехотных дивизий под командованием генерала Гудериана.

Уже 5 июня, на следующий день после того, как смолкли последние выстрелы в Дюнкерке, группа армий «Б» начала наступление по всему фронту. Первые удары по французским позициям между морем и рекой Уаза сначала увенчались полным успехом только в одном месте. Наступая с плацдарма в районе Абвиля, танковый корпус Гота глубоко вклинился в боевые порядки противника и угрожал прорвать в центре фронт 10-й французской 6 армии. Танковые корпуса, наступавшие с плацдармов в районах Амьена,и Перонна, встретили упорное сопротивление. Теперь, когда впервые за все время войны французское командование получило возможность вести оборонительные действия на заранее подготовленных позициях, оно временно проявило свое былое мастерство. Войска твердо выполняли все приказы командования, и немецким танкам не удалось здесь вклиниться в расположение французов. Существенную помощь последним оказал налет французской авиации на танковый корпус, сосредоточенный на пероннском плацдарме, однако ввиду недостаточного количества сил повторить налет не удалось. Тем не менее, когда 6 июня танковый корпус Гота продвинулся еще дальше и его успех был немедленно использован 4-й армией для расширения проделанных брешей, а на других участках фронта немецкие войска еще больше углубились в расположение противника, французское командование решило оставить оборонительный рубеж на реке Сомма, по которой проходил передний край, чтобы сохранить связь между армиями. Французские войска еще держались на многих участках, но командование считало, что оно не располагает необходимыми резервами, чтобы контратаками локализовать вклинения немецких риск и добиться решающего исхода. Оно решило вести сдерживающие бои между реками Соммой и Эной с целью замедлить немецкое наступление, а затем остановить его на тыловом оборонительном рубеже. Для этого представлялось удобным нижнее течение Сены и позиция, прикрывавшая Париж, которая начиналась у Сены севернее Парижа и шла широкой дугой сначала вдоль Уазы, а затем поворачивала назад на юго-восток к реке Марна.

В последующие два дня обе немецкие армии усилили свой натиск. Опаснее всего для планов французского командования складывалась обстановка в полосе обороны 10-й французской армии. 8 июня танковый корпус Гота находился в районе Руана перед самой Сеной. Один французский корпус и две английские дивизии, оборонявшиеся в районе Абвиля, были оттеснены к побережью. Часть английских войск отошла к Гавру и погрузилась там на суда. Основные же силы англичан вместе с французским корпусом были окружены у побережья в районе Сен-Валери. 4-я немецкая армия оказывала сильное давление на восточный фланг 10-й французской армии. Она сумела оттеснить его на юго-восток, не дав отойти к Сене, и затем отбросила к соседней 7-й французской армии. В то время как последняя вела упорные бои, два немецких корпуса под командованием генерал-полковника фон Клейста продвигались на юг. Крупные силы 6-й немецкой армии наступали по обоим берегам реки Уаза на Компьен, а ее левый фланг вышел к реке Эне в районе Суассона. Потери французов приняли угрожающие размеры.

Теперь настал момент нанести главный удар группой армий «А». Используя сильную танковую группу Гудериана, она должна была не только прорвать фронт противника в районе Лонгюйона, но в ходе дальнейшего наступления на юг расстроить всю систему обороны французских сил.

Наступление, начатое соединениями 12-й армии, 9 июня после ожесточенных боев привело к созданию в первый же день плацдарма в районе западнее Ретель, с которого на следующее утро начали наступление две танковые дивизии группы Гудериана. Несколько контратак во фланг наступающим войскам, предпринятых французскими резервами (в том числе и вновь сформированной танковой дивизией) с востока, смогли 10 и 11 июня лишь временно задержать немецкое наступление, 2-я и 9-я армии, наступавшие западнее 12-й армии, несмотря на ожесточенное сопротивление противника, также прорвали оборону французов на Эне. В то время как эти три армии быстро продвигались на юг, немецкое командование решило подтянуть танковую группу генерал-полковника фон Клейста из района Компьена, Нуайона и бросить ее в наступление западнее Реймса в южном направлении. Это делалось для того, чтобы почти все немецкие подвижные соединения приняли участие в продвижении к реке Марна по обе стороны Реймса и смогли завершить оперативный прорыв французской обороны.

Уже 11 июня передовые отряды быстро переброшенной танковой группы Клейста достигли реки Марна в районе Шато-Тьерри. Реймс, расположенный восточнее этого пункта, также был занят, а танковая группа генерала Гудериана продвигалась по направлению к Шалону-на-Марне. В тот же день 7-я французская армия была отброшена назад на оборонительную позицию, прикрывавшую Париж. Немецкое командование на случай, если придется вести упорные бои перед Парижем или вокруг него, предусмотрительно ввело между 4-й и 6-й армиями новую 18-ю армию. К этому моменту 4-я немецкая армия уже создала два плацдарма на левом берегу Сены юго-восточнее Руана.

Теперь сложилась обстановка, которой давно опасался генерал Вейган. Какая была польза от того, что прикрывавшая Париж позиция еще находилась в руках французов, если дальше к западу была форсирована Сена, а на востоке было уже невозможно задержать мощный танковый клин, стремительно продвигавшийся по обе стороны Реймса? Французское командование в последние дни бросило в бой все свои резервы и теперь осталось с пустыми руками. Французские войска целый день вели бои, а ночью отходили на новые позиции, так продолжалось уже несколько суток; войска были крайне измотаны. Из имевшихся в начале сражения 66 дивизий 20-25 можно было считать полностью разбитыми. В некоторых из них еще оставалось по два-три батальона, в то время как другие состояли, по существу, уже только из артиллерийского полка со слабым пехотным прикрытием. Количество истребительной авиации сократилось до 170-180 самолетов.

Все это Вейган изложил английскому премьер-министру Черчиллю, когда последний 11 июня посетил французское правительство, переехавшее накануне яз Парижа в район близ Орлеана. Черчилль тщетно пытался напомнить о событиях 1918 г., когда немцы точно так же прорвали англо-французский фронт, все-таки в последний момент благодаря энергичным действиям военных политических руководителей их наступление было остановлено. Маршал Петен холодно возразил ему, что он тогда поспешил на помощь находившимся в стесненном положении англичанам сначала с двадцатью, а затем с сорока дивизиями, а теперь англичане могут в лучшем случае выделить десятую часть этих сил. К тому же в то время не было танковых дивизий, которые теперь развивают прорыв, проходя по 40-50 км в сутки.

Высказанная Черчиллем мысль о том, что, распустив армию, можно было бы развязать партизанскую войну и этим самым выиграть несколько месяцев, так же как и его обещание прислать на помощь в будущем полугодии многочисленные английские дивизии и предложение создать и удерживать хотя бы в Бретани крупный плацдарм, были слишком утопическими, чтобы усилить волю к сопротивлению у находившихся в отчаянном положении французов. Этот фанатичный англичанин не смог заронить ни одной искры в души смирившихся со своей судьбой руководителей французского государства, которые к тому же лучше знали свой народ, и зажечь их на дальнейшую борьбу. Для общего настроения был весьма характерным следующий факт: когда в тот же день, 11 июня, на одном из аэродромов южной Франции английские бомбардировщики хотели стартовать для налета на итальянские аэродромы, население устроило на взлетных дорожках баррикады. Это объяснялось тем, что 10 июня Италия также объявила войну Франции. Французы не хотели больше воздушных налетов, которые могли привести только к ответным действиям и разрушению их страны.

Когда Черчилль на следующее утро вылетел обратно, он чувствовал, что Францию уже нельзя заставить продолжать войну. Все его усилия были теперь направлены только на то, чтобы французский флот не попал в руки немцев. Кроме того, он присматривался, не найдется ли среди людей, окружавших премьер-министра Рейно, хотя бы одного человека, которого можно было бы привлечь на сторону Англии. Вновь назначенный заместитель военного министра генерал де Голль произвел на него весьма благоприятное впечатление, и в дальнейшем он не выпускал его из поля зрения.

Для продолжения войны Вейган должен был принять несколько срочных решений; одно из них касалось Парижа. Не ожидая переговоров с Черчиллем, он объявил Париж открытым городом. Ни линия старых фортов, ни сам город не должны были обороняться. Все мосты должны были остаться невредимыми, а французские войска – отведены, минуя столицу. Но следовало подумать еще и о другом. Под натиском немецких войск французы отступали с такой быстротой, что не могло быть и речи об организованном отходе армии с рубежа на рубеж. Во многих местах оборонительные рубежи были уже прорваны, и теперь не оставалось никакой надежды снова создать сплошной фронт. 12 июня Вейган констатировал, что «французский фронт трещит по всем швам и битва за Францию проиграна». Трем группам армий были даны направления, по которым они, по возможности не распыляя силы, должны были отводить свои войска на линию Кан, Тур, Средняя Луара, Дижон. 2-й группе армий, оборонявшейся на правом крыле, было дано указание сделать все приготовления, чтобы своевременно принять участие в отходе, то есть оставить линию Мажино и Рейнский фронт.

Как и ожидал Вейган, французская оборона рушилась все больше. Утром 14 июня немецкие войска вступили в Париж. К этому времени немецкие армии переправились в нескольких местах через Сену, в том числе и в непосредственной близости от западной части Парижа. Восточнее французской столицы река Марна вверх по течению до Шалона уже несколько дней находилась в руках немецких войск. Танковая группа Клейста, продвигавшаяся западнее Реймса, вырвалась далеко вперед и достигла Сены северо-западнее Труа; Гудериан со своими танковыми соединениями находился приблизительно на той же широте в 60 км юго-восточнее Шалона-на-Марне, близ Витри-ле-Франсуа, в то время как левый фланг его танковой группы, продвигавшийся вдоль западного края возвышенности Аргонн, должен был еще отражать контратаки французов с фланга.

В ходе преследования немецкие армии выполняли очень широкие задачи. Группа армии «Б» должна была отбросить противника, отступающего по обе стороны Парижа, через реку Луара на юг и частью сил продвигаться на полуостров Котантен и в Бретань до Бреста. В центре танковая группа Клейста наступала на Лион. Оттуда подвижные соединения должны были продвигаться вниз по долине реки Рона и, выйдя в район между рекой Изер и Женевским озером, повернуть на восток, чтобы облегчить итальянцам наступление через Альпы. Гудериан совместно с 12-й и 16-й армиями предпринял обходной маневр в восточном направлении с целью обойти с тыла и уничтожить французские армии, которые еще стояли у Рейна на линии Мажино.

Выполняя эти задачи, немецкие армии к 17 июня достигли Луары в районе Труа и уже переправились через нее у Орлеана. Танки стояли под Дижоном и у французско-швейцарской границы в районе Понтарлье и Бельфора. Намечался широкий заход влево с расчетом создать угрозу с фланга и тыла французским силам, расположенным к востоку от линии швейцарская граница, Верден. Тем временем 1-я немецкая армия вклинилась в линию Мажино между Сент-Авольдом и Саарбрюккеном, а 7-я армия форсировала Рейн в его верхнем течении и начала продвигаться в направлении на Кольмар. В этой обстановке французское правительство решило 17 июня через посредство Испании просить Германию о перемирии.

Этому решению предшествовала длительная ожесточенная борьба. Вейган уже с начала месяца был убежден, что другого выхода не будет и придется рано или поздно принять подобное решение, чтобы положить конец ставшей бесполезной войне и сохранить Францию от дальнейших разрушений и потерь. К катастрофе на фронте прибавились бедствия сотен тысяч людей, которые, пешком или используя все средства передвижения, бежали из районов боев, заполнили всю Южную Францию и еще больше увеличили хаос в тылу отступавших французских войск. Премьер-министр Рейно видел страдания своего народа. Но он находился, с одной стороны, под давлением военных советников и частично своего кабинета, а с другой стороны, ежедневно получал множество телеграмм от Черчилля, и потому его раздирали внутренние сомнения. Перед ним стоял самый главный политический вопрос: не должна ли Франция порвать свою связь с Англией и имеет ли она на это моральное право? Он обратился также к президенту Соединенных Штатов, чтобы получить от него помощь и одновременно найти аргументы против защитников перемирия. Рузвельт, несмотря на то, что и Черчилль включился в этот политический разговор и изложил президенту всю необходимость помочь Франции, не обещал ничего положительного. Он был связан в своих действиях конгрессом, а конгресс относился к интервенции отрицательно.

15 июня вечером Вейган вновь потребовал перемирия. Весь следующий день прошел в бесполезных дебатах. Черчилль еще раз пытался помочь французскому премьер-министру, находившемуся в затруднительном положении, в его борьбе за продолжение войны. Он предлагал объединить Францию и Англию в одно общее государство со всеми вытекающими отсюда последствиями – общим правительством, общим гражданством и парламентом. Англия приняла бы на себя все материальные тяготы войны, которые возникнут у Франции в результате продолжения войны. Если французы не пойдут на это предложение и потребуют от англичан освободить их от обязательства не заключать сепаратного мира, то они должны будут передать Англии свой флот.

Рейно сразу ухватился за спасительное средство объединения государств и доложил об этом совету министров. Но его предложение было почти единогласно отвергнуто. Французские министры не хотели ни объединения, ни передачи флота. Все они, за небольшим исключением, чувствовали себя обманутыми и преданными англичанами. Что скрывалось за этим неожиданным и ломающим все прежние национальные рамки предложением? Не хотят ли англичане таким путем закрепиться во французских колониях? Не будет ли Франция принесена в жертву проигранному делу? Во время горячих споров раздавались голоса: «Лучше стать нацистской провинцией, чем британским доминионом, – тогда, по крайней мере, можно будет знать, что тебя ожидает!» Вот как низко пал престиж Англии, как мало верили в ее будущее! И не только во Франции. В кругах американского конгресса положение Англии также рассматривали как безнадежное и поэтому всякую помощь считали бесполезной. Еще меньше французы были склонны обсуждать требование о передаче Англии французского флота. Как можно было бы заключить перемирие с Германией, если бы это требование было выполнено?

Потерпевший фиаско Рейно, к тому же не желавший соглашаться с требованием о перемирии, подал в отставку. В ночь на 17 июня маршал Петен создал новое правительство, первое решение которого было направлено на заключение перемирия. Только один человек сразу же порвал с новым правительством – генерал де Голль. С 14 по 16 июня он находился в Лондоне, чтобы там по заданию еще правительства Рейно подготовить корабли, на которых предполагалось перебросить из Франции в Северную Африку крупные силы для продолжения войны. Во время этого визита он находился в постоянном контакте с Черчиллем и с радостью приветствовал предложение об объединении двух государств. Когда 17 июня в Бордо он понял, что не в состоянии бороться против царивших там настроений, а, быть может, даже опасаясь ареста, он тайно покинул свою родину на английском самолете. Уже в тот же вечер де Голль направил французскому народу свое первое послание, в котором призывал к продолжению войны и к вступлению в франко-английский союз.

Когда 18 июня Гитлеру была передана просьба о перемирии, ему стало ясно, что нужно пойти навстречу французам. Еще 20 мая, чувствуя себя победителем, он заявил в узком кругу близких ему лиц, что мирный договор потребует только возвращения германскому народу захваченной 400 лет тому назад территории и прочих ценностей. Теперь он действовал с большей осмотрительностью. Вначале он встретился в Мюнхене с Муссолини, чтобы призвать его к осторожным действиям. Предложение Муссолини потребовать выдачи французского флота он отверг на том основании, что тогда флот перейдет к англичанам. Гитлер не хотел также ничего слышать об участии в переговорах итальянцев. Ему казалось нецелесообразным, если не неудобным вести переговоры с Францией совместно с итальянцами, которые только в последний момент вступили в войну.

После принятия этих мер предосторожности против возможных помех со стороны итальянцев французской комиссии по перемирию было назначено прибыть 20 июня в 17 час. в Тур, где уже было установлено временное перемирие на фронте шириной 20 км. Французы прибыли лишь поздно ночью, задержанные хаосом, царившим в их тылу, и были направлены дальше в Париж. На своем пути они встречали длинные колонны двигавшихся к фронту свежих немецких дивизии и могли воочию убедиться, какими неиссякаемыми были немецкие резервы даже на этой стадии кампании.

Характер переговоров, местом для которых был избран Компьен, определялся следующими двумя моментами: с одной стороны, немцы хотели получить удовлетворение за переговоры, которые велись с ними в ноябре 1918 г., но добиться этого в намеренно выдержанной и достойной форме; с другой стороны – поставить условия, которые диктовались только необходимостью продолжения войны против Англии. Обе эти мысли были выражены в преамбуле к условиям о перемирии, которая была зачитана генерал-полковником Кейтелем в присутствии Гитлера и политических и военных руководителей германского государства.

«Если для принятия этих условий был назначен Компьенский лес, – говорилось в ней, – то это было сделано для того, чтобы этим актом восстановить справедливость и навсегда изгладить из памяти воспоминание, которое в истории Франции не было славной страницей, а немецким народом воспринималось как глубочайший позор всех времен. Франция была побеждена и разгромлена после героического сопротивления в ходе целого ряда кровопролитных боев. Поэтому Германия не намеревается придать условиям перемирия или переговорам о нем оскорбительный для такого храброго противника характер. Целью германских требований является, во-первых, воспрепятствовать возобновлению военных действий, во-вторых, обеспечить Германии безопасность в связи с навязанным ей продолжением войны против Англии и, в-третьих, создать предпосылки для построения нового мира, основным содержанием которого будет исправление несправедливости, совершенной при помощи силы по отношению к Германской империи».

Во врученных после этого условиях от Франции требовали прекратить военные действия как в самой метрополии, так и в колониях и заморских территориях. Для обеспечения интересов Германии была создана оккупированная зона, которая охватывала около двух третей страны и оставляла французам только ее юго-восточную часть. В метрополии было разрешено иметь небольшую сухопутную армию, вроде той, которая в свое время разрешалась Германии Версальским договором. Все выходящее за эти рамки вооружение и всевозможные военные материалы подлежали передаче Германии. Весь флот, в котором французское правительство не нуждалось для защиты своих интересов в колониях, необходимо было интернировать. Германское правительство торжественно заявило, что оно не намеревается использовать интернированный флот в войне для своих целей и не будет предъявлять на него никаких претензий при заключении мира. Французское правительство обязывалось не использовать оставшиеся в его распоряжении вооруженные силы для враждебных действий против Германии, не разрешать военнослужащим выезжать за пределы страны, а также препятствовать вывозу каких-либо военных материалов за границу. Все немецкие военнопленные и интернированные гражданские лица подлежали немедленному освобождению, а лица немецкого происхождения, проживавшие во Франции и французских владениях, должны были быть выданы по первому требованию. Для наблюдения за выполнением условий перемирия создавалась специальная комиссия; в ней французы могли выражать свои пожелания и через нее получали распоряжения со стороны Германии. Это соглашение должно было вступить в силу только после заключения соответствующего соглашения с Италией.

Принципиальных возражений против этих положений почти не было. Лишь некоторые пункты вызвали бурный протест французов. Они сочли неприемлемым требование о передаче самолетов, которое не меньше задевало честь летчиков, чем моряков – требование о передаче флота, если бы от него не отказались. Французы требовали для самолетов интернирования, на что немцы дали свое согласие. Потеря столицы была также тяжелым ударом для французов, но их обнадежили, что в будущем французское правительство, возможно, сможет вернуться в Париж. Требование о выдаче немцев-эмигрантов французы восприняли как недопустимое нарушение обычного международного права убежища для политических эмигрантов, но в этом пункте Гитлер остался непреклонным.

Старый маршал в Бордо считал, что такие условия перемирия не накладывают пятна на честь французских вооруженных сил, и одобрил их. Да и что еще оставалось делать после того, как уже пошли по этому пути?

Во время переговоров в Компьене немецкие армии не прекращали боевых действий. Удары в юго-западном и южном направлениях обеспечили им захват всего Атлантического побережья Франции от Шербура до военного порта Брест и далее до Бордо. Был занят также Лион. Действовавшие там немецкие войска продвигались дальше на юг и юго-восток, чтобы помочь итальянцам преодолеть Альпы.

Трагическая судьба постигла защитников линии Мажино. Они были вынуждены очистить крепостные сооружения прежде, чем те подверглись серьезным атакам. Отданный 12 июня приказ об отводе вызвал всеобщее замешательство. В офицерском корпусе поднялся сильный протест, но приказ не был отменен. 14 июня основные силы оборонявшихся на линии Мажино французских армий начали отступление. Только в самих оборонительных сооружениях были оставлены гарнизоны, чтобы как можно дольше задержать противника.

Решение об отступлении пришло слишком поздно, чтобы спасти от уничтожения 3-ю группу армий в составе 2-й, 3-й, 5-й и 8-й армий. Все они в ожесточенных боях делали вначале отчаянные попытки отразить все усиливающийся натиск с запада, чтобы организованно отвести свои соединения и затем пробиться на юго-запад. Прорывы немецких войск восточнее реки Саар через линию укреплений, на которой мужественно оборонялись французские гарнизоны, и натиск 7-й немецкой армии у Вогезов сковали северный и восточный фронты отступавших французских армий. Усиливалась неразбериха в перепутавшихся друг с другом соединениях, снабжение прекратилось, контрудар в южном направлении, который должен был закончиться прорывом, не был предпринят. Танковые дивизии Гудериана продвинулись севернее Бельфора, блокировали все перевалы на западных склонах Вогезов до района западнее Страсбурга и продолжали наступление по обе стороны от Эпиналя через реку Мозель. Известие о том, что французское правительство предложило заключить перемирие, парализовало стремление французской армии продолжать, по ее мнению, бесполезное сопротивление. Окруженные в нескольких местах остатки восьми совершенно дезорганизованных армейских корпусов общей численностью 500 тыс. человек капитулировали 22 июня в треугольнике Нанси, Бельфор, Донон. Одновременно 12 тыс. французов и 16 тыс. поляков, которые были отрезаны восточнее Бельфора, перешли в районе Сент-Юрсанн швейцарскую границу и были интернированы.

На других участках фронта с 18 июня серьезных боев не было. Солдаты обеих сторон были убеждены в бесцельности дальнейшего кровопролития. Там, где французы добровольно складывали оружие, их брали в плен; если они еще не хотели сдаваться, то войска отходили на некоторое расстояние друг от друга, как на маневрах, и затем полагались на будущее, которое уже не вызывало сомнений.

Между тем французская комиссия по перемирию 23 июня вылетела из Парижа в Рим. Итальянцы не предъявили никаких неприемлемых условий. Их войска оставались на достигнутых рубежах, проходивших почти по самой государственной границе. Во французских районах, примыкавших к итальянской границе, и у ливийско-тунисской границы были созданы демилитаризованные зоны. Французские порты Тулон, Аяччо на острове Корсика, Бизерта в Тунисе и Оран в Алжире подлежали демилитаризации на все время войны с Англией. Но было обещано, что итальянская комиссия по перемирию признает особое значение сил, необходимых для сохранения порядка во французской Северной Африке и Сирии. В последующих переговорах французам удалось отстоять для Северной Африки значительные вооруженные силы. В остальном итальянский вариант соглашения о перемирии почти полностью повторял положения германского варианта.

24 июня были подписаны условия перемирия, и 25 июня в 0 час. 35 мин. оно вступило в силу на всех фронтах. Германские вооруженные силы по праву гордились этой кампанией, которая не имела себе равных в истории. Немецкий народ смотрел в будущее, полный радужных надежд: война казалась оконченной. Какими бы горькими ни были утраты в немецких семьях, их следовало признать вполне терпимыми, учитывая грандиозность достигнутого успеха. 27 074 человека были убиты, 18 384 пропали без вести (из них лишь часть погибла), 111 043 человека были ранены.

Командование и войска с первых же дней стремились по возможности облегчить французскому населению бремя оккупации. Французы, миллионы которых бежали от внушавших им ужас немцев, с удивлением замечали, какими дисциплинированными и в то же время обходительными были немецкие солдаты в чужой стране. В основной массе они чувствовали облегчение оттого, что победа Германии так быстро положила конец войне и избавила Францию от тяжелых потерь и жертв, подобных понесенным ею во время первой мировой войны. Характерно, что возникшее в те времена оскорбительное слово «бош» теперь больше не употреблялось, а скорее во многих случаях заменялось обращением «мсье немецкий солдат»{8}. Чтобы быстро и беспрепятственно вернуть французское население к прежнему месту жительства, немцы создали организацию, которая, располагая широкой сетью пересылочных и заправочных пунктов, за несколько недель устранила возникший хаос. Кое-что было неожиданным: по распоряжению Гитлера севернее Соммы создали зону, куда не допускались беженцы французы. Цель такого распоряжения пока хранилась в глубокой тайне. У Гитлера были на этот счет свои собственные замыслы, которых он никому не открывал: он хотел создать «Великую Фландрию», простирающуюся до самой Соммы. Поэтому вся Северная Франция с Бельгией были объединены в «военное губернаторство Бельгии и Северной Франции». Имелся, конечно, и план предусмотреть в будущем мирном договоре создание «Великой Бургундии» с городами Нанси и Бельфор и передачу Германии горнорудного бассейна в районе Брие. Все это были плохие предзнаменования для свободной объединенной Европы, которую Гитлер предполагал создать и за которую он, по его словам, боролся. Подобно тому, как на Востоке расовая политика и преследование евреев наносили престижу Германии огромный ущерб, в высшей степени опасный в политическом и непоправимый в моральном отношении, на Западе было в самом зародыше подорвано согласие с французами, для которого, как впоследствии утверждали французы, при умеренной политике имелись широкие возможности.

Глава IV. Война в состоянии равновесия

1. Робкое начало

После победы во Франции Гитлер считал свою цель достигнутой. Казалось, теперь имелось доказательство того, что германские вооруженные силы являются непобедимыми. Если бы и англичане разделяли это убеждение, то война была бы выиграна. Как и после Польской кампании, Гитлер еще раз сделал попытку начать переговоры с Англией. «В этот час, – сказал он в своей речи в рейхстаге 19 июля, – я чувствую себя обязанным перед своей совестью обратиться с призывом к благоразумию Англии. Я не вижу причины, которая заставляла бы продолжать эту войну». Одновременно германская пропаганда неутомимо заявляла в официальных сообщениях в прессе и по радио о том, что англичане проиграли войну и что теперь им только нужно это понять и сделать все необходимые выводы.

Вскоре это мнение проникло и в широкие круги американской общественности. Черчилль со всей свойственной ему энергией старался воспрепятствовать тому, чтобы этот психоз охватил и английский народ. Предложение Гитлера он не удостоил даже личным ответом. По его поручению английский министр иностранных дел лорд Галифакс объявил по радио, что Англия будет искать решения силой оружия. Он же, Черчилль, не хочет считать войну, на которую решилась Англия, проигранной и поэтому не намерен преждевременно ее прекращать. А положение Англии казалось очень серьезным, на первый взгляд прямо-таки безнадежным. Она была изгнана с европейского континента, оставив там все вооружение и оснащение своей армии. Единственный союзник Англии на материке был разгромлен и потерял к ней доверие. Италия выступила на стороне Германии. На новых союзников Англия не могла рассчитывать: она им ничего не могла предложить. В то же время Германия угрожала высадить войска на Британских островах, успешная оборона которых представлялась весьма сомнительной.

Если бы высадка удалась, англичане могли бы противопоставить высадившимся войскам лишь недостаточно оснащенные соединения. Морская блокада Германии, которая с самого начала не приобрела такого значения, как в первую мировую войну, ввиду широкой сферы власти Германии и открытых южной и восточной границ почти полностью потеряла свое значение. Имелась даже угроза того, что наступит обратное положение. 17 августа германское правительство объявило блокаду Британских островов и обратилось ко всем нейтральным странам с требованием держать свои торговые суда вдали от установленной зоны заграждения. Не немцы, а англичане вынуждены были прилагать все силы, чтобы обеспечить снабжение своей страны необходимыми товарами и сырьем. Исходные позиции Германии для ведения морской и воздушной войны против английского торгового судоходства в результате захвата Норвегии и западного побережья европейского континента до испанской границы оказались в опасной близости от самой Англии. На Средиземном море уже не было французского флота, итальянский флот выступил на стороне противника. Путь через Средиземное море к Суэцкому каналу и к Среднему Востоку был совершенно закрыт для торгового судоходства. Насколько им могли пользоваться военные корабли, пока еще нельзя было установить. Державы оси, располагая значительно превосходящими сухопутными и военно-воздушными силами, были в состоянии осуществить всякую операцию, какую они сочли бы необходимой.

Нечего было и думать о победе англичан, пока обстановка существенно не изменится. Ближайшей целью могло быть только предотвращение поражения. Оно стало бы неизбежным, если бы было сорвано снабжение островов или если бы они попали в руки противника; оно было бы вряд ли предотвращено, если бы Англия потеряла свои позиции на Среднем Востоке.

После того как стало ясно, что на изменение позиции англичан не приходится рассчитывать, Германии не оставалось ничего другого, как стремиться к этим целям. Чем скорее были бы начаты все необходимые для этого мероприятия и чем энергичнее они проводились бы в жизнь, тем больше было бы шансов добиться не только временных успехов в самом ближайшем будущем, но и вообще решающего исхода войны. Всякая передышка означала бы для Англии в ее тяжелом положении огромный выигрыш. Напротив, блеф и пропаганда были оружием, с которым нельзя было подступиться к руководимым Черчиллем англичанам. С этой точки зрения неиспользованное время, прошедшее до того момента, пока не выяснилась непреклонность Англии, было невосполнимой потерей. Это упущение следует объяснить тем, что руководители Германии питали большие надежды договориться с Англией.

Когда этот расчет не оправдался, Гитлер впервые оказался в положении, из которого, как он сам чувствовал, ему не выпутаться. До сих пор в мирное время он одерживал свои победы, используя блеф и уступчивость своих политических противников, а во время войны имел дело с противниками, которые уступали в материальном и моральном отношении или даже были буквально парализованы страхом перед мощью Германии. Англию нельзя было победить ни путем молниеносной войны, ни посредством применения стратегической внезапности. К «войне нервов» она была хотя и не совсем нечувствительной, но благодаря своему энергичному премьер-министру в значительной степени стала невосприимчивой. Если она такую войну выдержит, то ей будет обеспечена растущая поддержка Соединенных Штатов. А за всем этим, по твердому убеждению Гитлера, настороженно следил Советский Союз. Поэтому Гитлер не бросил все силы против Англии – мысль о скрытом противнике на востоке с самого начала удерживала его от этого. Вместо того чтобы немедленно воспользоваться серьезной слабостью англичан и объединить силы держав оси для теснейшего сотрудничества в борьбе против одного общего противника, Гитлер позволил войне против Англии принять статичный и неопределенный характер, затем нанес несколько тяжелых ударов, но не смог решиться на осуществление широких стратегических замыслов против своего ожесточенного противника. К последним меньше всего относилась высадка в Англии. Ее успех, даже в глазах самого Гитлера, был в высшей степени сомнительным. Более осуществимым был план захвата всего бассейна Средиземного моря от Гибралтара до Суэцкого канала, а также Среднего Востока при продолжении одновременно с этим беспощадной блокады Британских островов. Нужно было сосредоточить все усилия на достижении обеих этих целей.

Такая стратегия требовала теснейшего сотрудничества с итальянцами, Хорошо продуманного распределения обязанностей и, в случае необходимости, совместных действий при трезвой оценке возможностей своего итальянского союзника.

Ничего этого не было с самого начала. В течение всей войны так и не было осуществлено планомерное совместное германско-итальянское руководство военными действиями, основанное на безграничном взаимном доверии. Сначала Гитлер не считал его необходимым. Он не желал его принципиально, хотя бы уже потому, что при охватившей его прямо-таки болезненной подозрительности не хотел делиться с другими своими планами и замыслами. К тому же властолюбивая натура Гитлера не допускала возможности какого-либо чужого влияния на его планы. Муссолини, в свою очередь, полагал, что сможет вести войну и без помощи Германии, и ревниво стремился к своей самостоятельности. Только поражения Италии, и то в условиях, которые неизбежно должны были привести к ущемлению крайне болезненного самолюбия итальянцев, заставили немцев и итальянцев совместно выступить на полях сражений, чтобы оказать сопротивление растущей мощи англичан.

Гитлер считал итальянские вооруженные силы достаточно сильными и способными добиться успеха на театрах военных действий, намеченных для Италии. К тому же потребовались бы довольно деликатные переговоры с целью убедить дуче, прежде чем это будет доказано действительностью, в том, что его вооруженные силы неспособны выполнить те задачи, которые он на них, разумеется, возлагал. Итальянское военное командование, конечно, было менее глухим к тактичным немецким предложениям, так как им была хорошо известна их собственная военная слабость. Но оба диктатора были пленниками своего престижа и своей идеологии и в каком-то странном ослеплении считали их прочной гарантией победы. Таким образом, Гитлер не обращал внимания ни на какие предупреждения о слабости итальянцев. Последняя явно проявилась не только в конце войны с Францией, когда итальянцам не удалось добиться даже скромных успехов на Альпийском фронте. Еще до войны, весной 1939 г., германский генеральный штаб составил обстоятельный документ о «пределах возможностей итальянской империи в войне», в которой в неприкрашенном виде были изложены слабости итальянцев. Гитлер, которому был представлен этот документ, приказал немедленно изъять его из всех штабов, считая недопустимым подрывать доверие к партнеру по оси и будущему военному союзнику. Даже высокие требования Муссолини на поставку оружия и других военных материалов, с выполнением которых он связывал осенью 1939 г. свое немедленное вступление в войну, не вызвали у Гитлера никакого скептицизма. Может быть, он рассматривал эти требования на оружие только как уловку итальянцев, не желавших принимать определенного политического решения.

В действительности же вооружение и оснащение итальянских вооруженных сил в 1940 г. было совершенно недостаточным и во многих отношениях устаревшим. Из 59 дивизий двухполкового состава, имевшихся на самом полуострове, а также в Сардинии и Сицилии, по итальянским данным, из-за отсутствия вооружения и оснащения только двадцать дивизий были доведены до 70% штатного состава военного времени, а двадцать других – до 50%. Для полной отмобилизации не хватало всего, армия не могла даже обуть всех резервистов. Хотя еще война в Абиссинии показала все огромное значение военных запасов, они не были созданы в достаточных размерах, так как формирования, действовавшие в Испании с 1936 по 1939 г., были оснащены и снабжались целиком за счет армии.

Танковые части состояли в основном из трехтонных усовершенствованных английских танкеток Карден-Ллойд периода первой мировой войны; эта машина была вооружена двумя пулеметами и имела лишь противопульное бронирование. Итальянцы располагали всего сотней 11-тонных танков с броней, защищавшей от поражения 20–мм снарядами. Точно так же не хватало противотанкового и зенитного оружия, моторизация находилась еще в зачаточной стадии. Техническое оснащение итальянской армии тормозилось слишком незначительной мощностью военной промышленности и нехваткой средств. Моторизованных или танковых дивизий, которые могли бы выдержать сравнение с соответствующими немецкими соединениями, не было. Три дивизии имели организацию, позволявшую перебрасывать их на автомашинах, однако своими автотранспортными средствами не располагали. Две дивизии были полностью моторизованы, три дивизии можно было с указанной выше оговоркой назвать танковыми. Основная масса молодых офицеров состояла из поверхностно обученных офицеров запаса, дополнявших слишком незначительное количество кадровых офицеров. Одновременно с этим они в какой-то мере заменяли собой и унтер-офицеров, поскольку унтер-офицерский корпус был крайне немногочисленным и к тому же использовался исключительно для выполнения внутренних административно-хозяйственных функций. Количество пехоты в пехотной дивизии, имевшей только два полка, было доведено до нормы благодаря включению в состав дивизий частей фашистской милиции. Боевая подготовка этих частей и их командный состав были значительно хуже, чем в армейских частях. В общем, в отношении командования, вооружения и боевой подготовки итальянская армия уступала всем своим противникам.

Хотя военно-воздушные силы и насчитывали 3700 самолетов, но большинство из них представляло собой устаревшие типы. Итальянские летчики имели довольно высокий боевой дух и были готовы к боевым действиям. Но характерным для авиации еще с времен Бальбо{9} было стремление к импонирующим спортивным рекордам и недостаточно хорошая боевая подготовка.

Военно-морской флот, по-видимому, находился в лучшем состоянии, чем остальные виды вооруженных сил, и мог выполнить стоявшие перед ним задачи. 8 линейных кораблей, 20 крейсеров, 53 эскадренных миноносца, 68 миноносцев и 111 подводных лодок теоретически представляли собой такие силы, которые при большой занятости английского флота на других морях должны были без труда добиться господства на Средиземном море и удержать его. Но и военно-морской флот имел серьезные недостатки. Его боевая подготовка так же мало отвечала современным требованиям, как и боевая подготовка армии и авиации. Итальянский флот особенно пренебрегал обучением ведению боевых действий в ночных условиях и поэтому избегал ночного боя в противоположность немецкому и английскому флотам. Сильная централизация управления, типичная для всех составных частей вооруженных сил, душила самостоятельность среднего и низшего командования. При сравнении своего флота с английским у итальянцев появлялось чувство собственной слабости, которое до некоторой степени сковывало их действия, хотя и не находило подтверждения в численном соотношении флотов. Отсутствие авианосцев затрудняло действия флота. Правда, в узком Средиземном море их вполне могла заменить морская авиация, базирующаяся на береговые аэродромы, но для взаимодействия флота с авиацией в этом решающем районе было сделано очень мало.

С подводными лодками в прозрачных водах Средиземного моря было легко бороться, к тому же они обладали очень незначительной скоростью погружения. Серьезным препятствием для операций флота и авиации была хроническая нехватка горючего, которую удавалось ликвидировать лишь временно, да и то не полностью, благодаря помощи Германии и которая становилась все чувствительнее по мере того, как война все больше затягивалась.

В противоположность вооруженным силам Германии, равным по качествам своего командования, боевой выучке и техническому оснащению по меньшей мере любому противнику, итальянские вооруженные силы представляли собой во всех отношениях несовершенный инструмент, который до сих пор использовался только для политического блефа.

Таким образом, получилось, что там, где Англия больше всего сомневалась в успешном продолжении войны, то есть на Средиземном море, сначала вообще ничего не произошло, и итальянское командование на несколько месяцев потеряло здесь инициативу, сумев выйти из такого положения лишь с помощью Германии, да и то частично. Только дальнейший ход событий привел немецкие войска на этот театр военных действий, имевший в войне с Англией решающее значение.

2. Вопрос о высадке немецких войск на Британских островах

Немцы вели теперь войну против Англии без той ясной целеустремленности, которая была им свойственна до сих пор, о чем свидетельствует вводный пункт директивы № 16 от 16 июля 1940 г. В этом пункте был сформулирован приказ начать подготовку высадки десанта в Англии под кодовым наименованием «Зеелёве» («Морской лев»). Он гласил:

«Так как Англия, несмотря на свое безнадежное военное положение, не проявила до сих пор никаких признаков готовности к ведению переговоров, я решил подготовить и, если понадобится, осуществить десантную операцию против Англии. Целью этой операции является устранить британскую метрополию как базу для продолжения войны против Германии и, если это потребуется, оккупировать ее полностью».

В этой директиве слышится не только прежняя надежда на уступчивость Англии; в ней появляется и новое, до сих пор не свойственное заявлениям Гитлера, – оговорки. Все же могло показаться, что, если не будет иного выхода, необходим захват Британских островов, чтобы добиться окончания войны. Однако докладная записка, которую Иодль составил еще 30 июня 1940 г., позволяет предположить, что в основу директивы были положены уже давно возникшие, но не высказанные соображения. Иодль в своей докладной записке выступил за высадку десанта только для того, «чтобы нанести Англии, парализованной в военно-экономическом отношении и вряд ли способной к борьбе в воздухе, смертельный удар, если он еще потребуется». «Несмотря на это, – добавил он, – высадка должна быть подготовлена во всех деталях». Таким образом, не высадка десанта должна была поставить Англию на колени; ей надлежало стать лишь заключительным этапом поражения, достигнутого другими средствами.

Последующее развитие проблемы высадки дает основание с некоторой уверенностью предполагать, что Гитлер разделял мысли, выраженные в докладной записке. Правда, он не хотел подвергать крупные сухопутные силы опасности понести огромные потери и потерпеть тяжелое поражение при попытке осуществить высадку на территорию еще способной сражаться Англии.

Приготовления должны были закончить к 15 августа. Однако успешное проведение операции зависело от следующих условий, лишь выполнение которых, как явствует из директивы, делало высадку возможной:

– необходимо настолько подорвать боеспособность английской авиации, чтобы она не смогла создать серьезной угрозы для переправы немецких войск через Ла-Манш;

– должны быть созданы свободные от мин фарватеры;

Па– де-Кале с обеих сторон, а также западный вход в пролив Ла-Манш приблизительно на линии остров Олдерни, Портленд должны быть прикрыты плотными минными заграждениями.

Сухопутная армия и военно-морской флот, которым были неизвестны внутренние сомнения Гитлера, приступили с обычной тщательностью к подготовке высадки. Однако начавшиеся немедленно подготовительные работы вскоре выявили трудности, связанные с самой техникой проведения этой операции, не говоря уже о тактических предпосылках – уничтожении английской авиации и изоляции английского флота. Германские вооруженные силы не имели накопленного опыта в проведении «амфибийных» операций. Они не были ориентированы на такой способ ведения войны и не были готовы к нему в данном конкретном случае. Одно лишь обеспечение необходимого тоннажа судов для переброски войск представляло собой проблему. Первые высадки планировалось осуществить вне портов на открытом берегу. Для этого требовались десантные суда, которые обладали бы достаточно хорошими мореходными качествами и были бы оборудованы для выгрузки моторизованных транспортных средств и особенно танков. Такого десантного флота не имелось, его следовало создать, используя все, что подходило для этой цели. В бельгийских и французских портах нашлось гораздо меньше судов, чем ожидали. Поэтому решили использовать также рейнские баржи, которые были пригодны для морских перевозок только при силе ветра не больше трех баллов. Очень скоро было также установлено, что для военно-морских сил даже при самых благоприятных условиях было технически неосуществимо запереть все входы в указанный выше морской район и обеспечить его охрану. Поэтому в более позднем варианте этот район был уменьшен вдвое и ограничен на востоке линией Кале, Дувр, а на западе – линией Гавр, Портсмут. Для осуществления высадки в намеченном районе на побережье Бельгии и Северной Франции были сосредоточены две армии из группы армий «А» фельдмаршала фон Рундштедта, которые должны были первыми начать переправу. В состав первого эшелона входили тринадцать дивизий. За ними должны были последовать еще двенадцать дивизий. Соединения, выделенные для участия в первой высадке, предварительно прошли основательную специальную подготовку.

Военно-морскому флоту, проделавшему большую работу, удалось собрать 168 транспортных судов общим водоизмещением 700 тыс. т, 1910 барж,419 буксиров и 1600 моторных катеров, которые были распределены по всем немецким, голландским, бельгийским и французским исходным портам и, по возможности, оборудованы особым образом.

Сухопутная армия считала себя способной осуществить высадку при условии достаточного прикрытия с воздуха и обеспечения района высадки с флангов военно-морскими силами. Предполагалось, что трудности, с которыми придется встретиться, даже если удастся первая высадка, будут, конечно, немалые. Они заключались не только в ожидаемом ожесточенном сопротивлении противника на суше, но, может быть, в гораздо большей степени в том единственно возможном медленном темпе, в котором приходилось осуществлять высадку и снабжение десанта. Оставалось неясным, удастся ли обеспечить снабжение высадившихся войск в течение длительного времени? Удастся ли воспретить действия английского флота в такой степени, чтобы плавучий мост через Ла-Манш смог просуществовать несколько недель?

Но все эти соображения оставались чисто теоретическими до тех пор, пока не будет выполнена первая предпосылка – подавление английской авиации. И это нужно было сделать в самое ближайшее время, ибо с каждой новой отсрочкой росли бы оборонительные возможности противника на суше, которые после катастрофы во Франции резко уменьшились. Временные границы операции были очень узкими: с наступлением осенних штормов уже нельзя было переправляться через Ла-Манш на импровизированных средствах.

Все эти технические трудности, говорившие против высадки, были известны Гитлеру если не с самого начала, то, во всяком случае, вскоре после того, как приступили к ее подготовке, и укрепляли его в решении не ввергать сухопутную армию в опасную авантюру. Поэтому он распорядился продолжать начавшиеся уже приготовления только в духе докладной записки Иодля как необходимую предпосылку для переправы через Ла-Манш даже в случае почти полного отсутствия сопротивления со стороны противника. Кроме того, угроза вторжения была для Гитлера желательным средством ведения психологической войны, от которой он ожидал сильного воздействия на настроения англичан. Наконец, такая угроза сковывала крупные силы противника на островах и с военной точки зрения уже по одному этому полностью себя оправдала бы, если навязанное англичанам распыление сил было бы эффективно использовано на других театрах военных действий.

Во всяком случае, чтобы продолжать путь, который должен был привести к поражению Англии, необходимо было завоевать господство в воздушном пространстве над Британскими островами.

3. Битва над Англией

Это положение неизбежно вело к «битве над Англией». Она была начата 1 августа согласно директиве № 17, содержавшей следующие основные положения:

«Чтобы создать предпосылки для окончательного поражения Англии, я намерен продолжать воздушную и морскую войну против Англии более энергично, чем это было до сих пор. Немецкая авиация со всеми имеющимися в ее распоряжении силами должна как можно скорее уничтожить английскую авиацию. Удары должны быть направлены в первую очередь против авиационных частей, их аэродромов и баз снабжения, а также против военной промышленности, включая промышленность, выпускающую зенитное вооружение.

После достижения превосходства в воздухе в отношении времени и места необходимо продолжать воздушную войну против портов и особенно против складов продовольствия внутри страны».

В заключение директива несколько сужала задачи авиации, указывая, что «военно-воздушные силы должны быть готовы к участию в операции „Морской лев“. Несмотря на такое ограничение, директива все-таки ставила перед авиацией более широкие цели, чем этого требовала подготовка к операции „Морской лев“, то есть к битве за Англию. Дело в том, что в основу директивы была положена докладная записка Иодля от 30 июня, согласно которой немецкая авиация должна была сыграть решающую роль в войне против Англии.

Удары с воздуха предполагалось начать с 5 августа, точное время назначало по своему усмотрению командование военно-воздушных сил. Немецкая авиация должна была уничтожить противника в новой молниеносной войне, на этот раз ограничивавшейся только воздушными операциями. Геринг, которому не давало покоя его честолюбивое желание добиться поражения Англии силами одной авиации, был убежден в том, что ему удастся в короткий срок заставить англичан начать переговоры. Задача, поставленная в директиве№ 17, вполне соответствовала его желаниям.

Немецкая авиация численно превосходила английскую приблизительно в два раза, за исключением истребителей, для которых соотношение было не таким благоприятным, а личный состав германских военно-воздушных сил хорошо отдохнул после напряженных боев во время битвы за Францию.

Для наступления имелись в распоряжении следующие силы, объединенные во 2-й воздушный флот (командующий – фельдмаршал Кессельринг) и 3-й воздушный флот (командующий – фельдмаршал Шперрле): 14 эскадр бомбардировщиков, 9 эскадр одномоторных истребителей, 2 эскадры тяжелых двухмоторных истребителей. Это составляло примерно 1100 бомбардировщиков, 900 одномоторных истребителей, 120 тяжелых двухмоторных истребителей, то есть, включая пикирующие бомбардировщики, в общей сложности 2200 самолетов с опытным и хорошо обученным личным составом.

Для ведения боевых действий против Англии немецкие авиационные соединения находились в весьма благоприятном положении. В результате завоевания Голландии, Бельгии и Франции их базы приблизились к Англии и широтой дугой тесно охватили ее юго-восточную часть, что сильно увеличило глубину ударов немецкой авиации. Стали возможными концентрические действия а благодаря небольшим расстояниям до целей наступления можно было совершать по нескольку вылетов в день. Кроме того, широкое рассредоточение немецкой авиации в исходном районе затрудняло действия противника против ее аэродромов.

План действия германских военно-воздушных сил, согласно директиве сводился к следующему: сначала, уничтожая истребители противника в воздушных боях и на земле, разрушая их аэродромы, вытеснить их, по крайней мере, из Южной Англии, а затем соединениями бомбардировщиков, которым после уничтожения истребителей противника уже не потребуется прикрытие, нанести удары по всем важнейшим объектам и добиться экономического краха страны. При этом с самого начала следовало совершать налеты на предприятия авиационной промышленности.

Это не было внезапным нападением, позволившим польскую авиацию сразу же уничтожить, а французскую в значительной части вывести из строя. Для такого нападения не было необходимых предпосылок: англичане ожидали его и были гораздо сильнее, особенно в истребителях, и боеспособнее, чем прежние противники. Успех зависел оттого, у кого окажется больше выдержки.

Английская авиация вела бои так же упорно, как и искусно. Несмотря на свою первоначальную численную слабость, она имела больше преимуществ, чем, может быть, это предполагали ее противники. Поэтому наступление германских военно-воздушных сил не приняло ожидаемого быстрого развития.

Разрушение сети аэродромного базирования авиации противника, требовало использования бомбардировщиков, которые должны были сопровождаться и охраняться истребителями. Во время этой первой фазы боев полностью проявились преимущества оборонявшихся, не говоря уже о том, что германские военно-воздушные силы до войны вообще не проводили учений по прикрытию истребителями крупных соединений бомбардировщиков. Широкое использование радиолокационных установок и густая сеть отлично работающей Службы ВНОС давали англичанам возможность своевременно обнаружить приближение немецких самолетов. Вследствие этого английские истребители могли создать сильные заслоны на определенных направлениях и сохранять их в течение продолжительного времени, так как бои развертывались над их собственной территорией поблизости от аэродромов, на которые они могли легко вернуться для заправки горючим. Кроме того, они имели большую свободу действий в воздушном бою, чем немецкие истребители сопровождения, вынужденные держаться на высоте 5-6 тыс. м. К этому прибавлялись технические недостатки бомбардировщика Ю-88, которые требовали более сложной системы прикрытия истребителями. Если дело доходило до боя, то англичане часто оказывались в более благоприятной позиции для атаки и могли дольше обходиться без дополнительной заправки горючим, чем их противники.

Если самолет был сбит, англичане теряли только машину, немцы же – и машину и экипаж. Наконец, немецкая авиация не могла полностью воспользоваться своим численным превосходством. Радиус действия и продолжительность полета немецких истребителей были недостаточными, чтобы сопровождать бомбардировщики до цели и обратно. Истребители вынуждены были периодически сменяться, причем они не должны были также упускать из виду защиту своих аэродромов. По всем этим причинам и под влиянием необычной для этого времени года неблагоприятной погоды первые недели авиационного наступления не принесли ожидаемых успехов.

Попытка немецких истребителей втянуть английские истребители в единоборство, отвлекая этим противника от своих бомбардировщиков и облегчая свою задачу, провалилась, потому что англичане разгадали такой прозрачный маневр. Вооружение немецких истребителей бомбами с целью все-таки вызвать на себя атаки англичан ухудшало боевые качества немецких самолетов и становилось препятствием в воздушном бою. Немецкие двухмоторные истребители, которые в первую очередь имели задачи сопровождения и прикрытия, несли по этой причине настолько большие потери, что их стало невозможно восполнять.

Первый крупный воздушный налет должны были предпринять утром 13 августа оба воздушных флота, однако его пришлось отменить, так как внезапно над всем юго-западным побережьем Англии поднялся туман, а затем облака затянули все небо. 15 августа оба воздушных флота снова сделали попытку совершить массированный налет на английские аэродромы и важные военные объекты в Лондоне, но опять встретили сплошную облачность. Так как сбрасывание бомб вслепую было запрещено «приказом фюрера», то почти все бомбардировщики возвратились со своим грузом обратно, не выполнив поставленной задачи. Погода в районе Британских островов была такой неустойчивой, что не представлялось никакой возможности дать долгосрочные прогнозы, необходимые для ведения непрерывных многодневных боевых действий. Поэтому военно-воздушным силам пришлось отказаться от одновременных совместных действий обоих воздушных флотов и перейти к выполнению отдельных задач каждым воздушным флотом самостоятельно, в зависимости от условий погоды. В целом 2-й воздушный флот действовал над восточным побережьем Англии и районом вокруг Лондона. Над всей остальной территорией Англии действовал 3-й воздушный флот. Кроме того, он должен был также совершать налеты на Лондон.

Вскоре появились упоминавшиеся уже выше трудности и разочарования. Потери стали так велики, что 3-й воздушный флот уже в конце августа пере шел исключительно к ночным налетам. Геринг вначале очень возмутился этим самоуправством, но вынужден был смириться перед неопровержимыми фактами и дать задним числом свое согласие на переход к ночным налетам. Это решение имело важное, можно сказать, даже решающее значение. Оно исходило из того, что первая и важнейшая цель – уничтожить истребители противника в воздушном бою и вывести из строя аэродромы – не была достигнута. Немецкая авиация была вынуждена перенести центр тяжести своих действий на другие объекты. Кроме того, ночным атакам еще противоречил приказ Гитлера, который требовал только прицельного бомбометания, почти невозможного в условиях ночных налетов. Этот приказ был отменен 4 сентября, после того как англичане стали совершать постоянные налеты на многочисленные промышленные города Германии, в том числе и на Берлин, вызывая большие жертвы среди гражданского населения. Таким образом, это были терроризирующие налеты, которых немцы до сих пор избегали. Как возмездие за них, но также и в надежде путем подобных налетов устрашающего характера быстрее достигнуть цели было приказано проводить постоянные налеты на Лондон, 3-й воздушный флот с самого начала перенес эти действия на ночное время, а 2-й воздушный флот вплоть до середины сентября предпринимал их днем. Тяжелые потери, понесенные 15 сентября, заставили и его коренным образом изменить время налетов.

Хотя ночные действия английских истребителей оказались удивительно эффективными и англичане, сконцентрировав зенитные части вокруг столицы, сумели обеспечить в какой-то степени ее противовоздушную оборону, все же ночные налеты причинили серьезный материальный ущерб и привели к большим жертвам среди населения. Временами лондонцев охватывал страх; им казалось, что город ожидает медленно, но верно приближающаяся гибель. Непрерывные сигналы воздушной тревоги мешали всякой организованной деятельности, пребывание целыми ночами в убежищах (3-й воздушный флот начиная с ночи с 7 на 8 сентября непрерывно совершал налеты на Лондон.

В течение 65 ночей губительно отражалось на психическом состоянии и работоспособности людей. Бомбы замедленного действия сильно нарушали работу железнодорожного и городского транспорта. Постоянные разрушения не давали возможности полностью обеспечить город оконным стеклом. С середины октября немецкая авиация стала все чаще применять зажигательные бомбы. Если до этого времени лондонское население во время воздушных налетов отсиживалось в более или менее надежных убежищах, то теперь ему приходилось вести борьбу с пожарами.

Но все это не привело к желанной цели сломить волю англичан к сопротивлению. Произошло обратное. Чем суровее были испытания, тем тверже становились люди. Хотя Лондон не испытал даже сотой доли того, что пережил позднее Берлин и многие другие города Германии, результат был один и тот же: устрашающие налеты не достигали своей цели.

Когда немецкое командование пришло в ноябре к этому убеждению, оно дать изменило форму ведения воздушной войны.

На этот раз было приказано систематически наносить удары по предприятии авиационной промышленности. 14 ноября 500 бомбардировщиков совершили налет на Ковентри. Городу был нанесен огромный ущерб; насчитывалось 100 убитых и еще больше раненых. Немецкие самолеты осуществили бомбардировку в соответствии с планом и не понесли никаких потерь, но моторостроительные заводы остались почти невредимыми. Подобным интенсивным налетам Неоднократно подвергался также и город Бирмингем. Но все-таки и эта форма ведения воздушной войны не дала решающих результатов, и в декабре центр тяжести воздушных налетов был перенесен на порты.

Битва над Англией приняла совершенно другой оборот, чем это ожидалось. Она поглотила значительную часть лучших сил немецкой авиации. Поредевшие авиационные соединения хотя и могли быть опять доведены до прежней численности, но в результате потери большого количества испытанных летчиков и постоянного перенапряжения впоследствии своих сил уже не сумели достичь былой мощи.

Между тем подготовка к высадке в Англии продолжалась, но поскольку ее осуществление зависело от завоевания абсолютного господства в воздухе над Англией, не оставалось ничего другого, кроме как постоянно откладывать начало операции. Намеченный вначале срок, 15 августа, не мог бы быть выдержан уже из-за незавершенных еще подготовительных мероприятий. Тогда начало операции перенесли сперва на 15, а затем на 21 сентября. Несколько позже последовала отсрочка на неопределенное время, потом осуществление операции отложили до весны. За все время приготовлений Гитлер проявлял поразительно мало интереса к технической стороне дела обширных работ, что совершенно противоречило его прежней привычке. У него пропал всякий интерес к операции, когда борьба за господство в воздухе над Англией неожиданно приняла совершенно другой оборот. Отсрочки операции, последовавшие после 15 сентября, уже нельзя было принимать всерьез. Высадка в Англии оставалась только угрозой и заставила англичан вплоть до 1941 г. держать в боевой готовности крупные силы всех видов вооруженных сил для обороны острова. Но и эта угроза имела в военном отношении действительно большое значение. Осенью и в самом начале зимы англичане должны были тщательно взвешивать, какую часть своих немногочисленных вновь сформированных соединений и пока еще недостаточного количества самой современной боевой техники, особенно танков, они могли бы направить на другие театры военных действий, а также сколько самолетов они были бы в состоянии для них выделить, не ставя при этом под угрозу оборону острова. Очень мешало им и то, что крупные силы флота были фактически скованы в районе Британских островов, в то время как ощущалась острая потребность в военных кораблях для охранения караванов и защиты морских коммуникаций. Поэтому угроза высадки дала державам оси большие стратегические преимущества, причем немецкая армия имела достаточное количество войск, чтобы, наряду с подготовкой высадки, предпринять активные действия и в других местах. Во всяком случае, эти стратегические преимущества оставались совершенно неиспользованными.

Налеты немецкой авиации на Англию продолжались и в 1941 г., но в интересах сохранения боевой мощи авиации для выполнения других задач, которые все больше выдвигались на первый план, велись уже менее крупными силами.

Несмотря на это, действия немецкой авиации значительно затрудняли снабжение Англии по морю, особенно когда в марте центр их тяжести был перенесен на порты западного побережья Англии и на пути подхода к ним. В апреле и в начале мая в результате воздушных налетов, повторявшихся часто несколько ночей подряд, были сильно повреждены важнейшие порты, вследствие чего их пропускная способность резко снизилась. Особенно тяжелые повреждения были причинены портовым сооружениям. Только в налетах на Лондон участвовало: 20 марта – 310 самолетов, 17 и 20 апреля – 542 самолета, 11 мая – 380 самолетов. Наиболее успешным был последний налет. Разрушение водопровода и отлив на Темзе привели к тому, что многие пожары было невозможно потушить. Пять доков и многочисленные заводы и фабрики серьезно пострадали. Даже палата общин оказалась жертвой огня. Этим налетом закончились планомерные активные действия немецкой авиации против Англии. Их последовательное продолжение в сочетании с битвой в Атлантике, которая в то время только начиналась, могло бы вырасти в смертельную опасность для снабжения Англии и поставить под угрозу вообще возможность Англии вести войну, так как операции подводных лодок с лета 1940 г. велись при более благоприятных условиях и давали все большие результаты.

4. Растущая напряженность на Востоке

У Германии было немало основании с некоторым недоверием относиться к политике Советского Союза. Во время войны с Францией русские предприняли дальнейшие шаги для расширения сферы своей власти. В июне 1940 г. они бросили упрек трем прибалтийским государствам в том, что последние тайными военными соглашениями, которые могли быть направлены только против Советского Союза, грубо нарушали договоры от осени 1939 г. Русские ультимативно требовали от трех государств создания новых правительств, которые сумели бы честно выполнить условия пактов о взаимопомощи, заключенных с Советским Союзом. Далее, они требовали предоставления себе в Литве, Латвии и Эстонии новых стратегически важных опорных пунктов. 20 июля парламенты, избранные в каждой из этих стран на основании единого списка «союза трудового народа», решили подать заявления о принятии их стран в качестве советских республик в Союз Советских Социалистических Республик{10}. Прибалтийские провинции принадлежали когда-то царской империи и были в немалой степени обязаны Германии своим превращением в цветущие страны, неразрывно связанные с западной культурой. Эти страны, которые в период между двумя мировыми войнами получили возможность вести самостоятельную жизнь маленьких государств, теперь возвратились в лоно новой России. Первый процесс разрушения их национальной самобытности был прерван войной на востоке в 1941 г., но после 1945 г. он продолжался в еще более сильной форме.

Между тем Советский Союз предъявил свои претензии к Румынии. 26 июня он потребовал возврата Бессарабии, которая после первой мировой войны отошла к Румынии, и, кроме того, передачу ему Северной Буковины. Если Румыния хотела избежать войны, которую она была совершенно не в состоянии вести – еще меньше, чем Финляндия 6 месяцев тому назад, – то ей не оставалось ничего другого, как только уступить силе. На основании «мирного соглашения» части Красной Армии утром 28 июня перешли границы обеих провинций. Румынам было предоставлено четыре дня для очищения указанных выше областей.

Гитлер был крайне недоволен этим изменением границ, потому что Советский Союз оказался теперь в угрожающей близости от нефтяных районов Румынии, эксплуатация которых была для Германии незаменимой предпосылкой для успешного ведения войны. Поэтому он твердо решил создать прочную преграду, препятствующую всякому стремлению Советского Союза расшириться еще дальше на юго-восток.

Для этого необходима была договоренность Германии с Румынией, чему мешали, однако, некоторые довольно серьезные осложнения. Румыния жила в напряженных отношениях с Венгрией и Болгарией, которые еще после окончания первой мировой войны имели притязания на ее территорию. Румынии как стране-победительнице удалось сорвать тогда крупный куш. Теперь румынам, только что отдавшим свои области Советскому Союзу, было трудно искать союза с державами оси, которые, конечно, благосклонно относились к венгерским и болгарским претензиям. Но у Румынии не было иного выхода. Целостность ее территории была гарантирована в апреле 1939 г. Англией и Францией. Однако, когда Советский Союз в июне 1940 г. захватил обе румынские провинции, Франция просто не могла, а Англия не хотела или была не в состоянии выполнять данные Румынии гарантии. Таким образом, если русские стали бы стремиться к дальнейшим захватам, чего Румыния опасалась, она не могла бы рассчитывать на помощь участников этого договора. Конфликты на новой румыно-русской границе, которые в августе 1940 г. приняли форму вооруженных столкновении и привели к обмену резкими дипломатическими нотами, показали, каким неустойчивым оставалось положение. К тому времени Румыния уже вышла 13 июля из состава Лиги Наций и доверила свою защиту державам оси. Последние попытались вначале добиться полюбовного соглашения между Венгрией и Румынией. После тщетных переговоров, которые велись в течение нескольких недель, этот план потерпел неудачу из-за непомерных притязаний Венгрии, требовавшей почти всю Трансильванию, где, кроме 1,5 млн. венгров, жило еще около 3,5 млн. румын и 500 тыс. немцев. Конец бесконечному спору был положен решением Венского арбитража 30 августа 1940 г., по которому Венгрия получила Северную Трансильванию. По договору с Болгарией Румыния 15 сентября 1940 г. отдала Болгарии южную часть Добруджи. В течение нескольких месяцев она уступила своим трем соседям третью часть своей территории и своего населения. Недовольство в стране было велико и искало жертву. Жертва нашлась в лице короля Кароля II и его министров. Правительство было вынуждено уйти в отставку, Кароль II потерял трон и 7 сентября покинул страну. Королем стал его сын Михай. Но одновременно с этим под руководством генерала Антонеску, опиравшегося на «железную гвардию» – организацию фашистского типа, возникло новое тоталитарное государство, безоговорочно вставшее на сторону держав оси.

Гитлер пошел еще дальше. Он заключил с новым правительством соглашение, согласно которому немецкие войска были переброшены в Румынию для реорганизации румынской армии и охраны нефтяных районов. Румыния видела в этом соглашении наилучшую защиту от дальнейших незаконных действий со стороны русских. Для Гитлера же оно значило больше. С тех пор как в июле он в первый раз подумал о возможности войны против Советского Союза, Румыния стала для него плацдармом для наступления на восток.

Высказывание Молотова, который в большой речи о внешней политике 2 августа заявил о том, что Советский Союз не может удовлетвориться достигнутыми до сих пор успехами, усилило подозрения Гитлера и укрепило его решение. Имея за спиной такого опасного соседа, он считал невозможным вступить в решающую схватку с Англией. Ему казалось, что будет гораздо лучше самому выбрать момент начала войны с «бесчувственными вымогателями» на Востоке, быстро использовать ударную силу германских вооруженных сил и навязать русским свою волю. Он считал, что для подготовки таких планов у него еще имеется достаточно много времени. Англия, оставшаяся единственным противником Германии на западе, не представляла пока никакой опасности, а Соединенные Штаты, по мнению Гитлера, смогут оказывать Англии существенную помощь лишь примерно через два года. А до того времени можно было свободно ликвидировать угрозу с тыла на востоке. Гитлер нисколько не сомневался, что ему и здесь придется вести только «молниеносную войну». Осуществление «плана Барбаросса», война против Советского Союза – вот что стало лейтмотивом его политики. Однако итальянский союзник вопреки ожиданиям Гитлера значительно помешал проведению этой политики.

5. Ведение Италией войны на Средиземном море и в Восточной Африке

Весьма показательно, что, начиная с момента вступления Италии в войну, использование итальянских вооруженных сил никогда не проводилось Муссолини на основе своевременного ориентирования военных инстанций и надлежащих тщательных приготовлений и не соответствовало ограниченной мощи вооруженных сил. Муссолини, по его собственным словам, вверг 10 июня 1940 г. Италию в войну потому, что «ему было нужно несколько тысяч убитых, чтобы он мог как участник войны сесть за стол мирной конференции». Он заверял озабоченного начальника генерального штаба вооруженных сил, что «в сентябре все кончится». Мысль о том, как следует вести войну, если, вопреки ожиданиям, Англия не будет сразу побеждена Германией и не проявит уступчивость, не беспокоила ни Муссолини, ни его военных советников; первого по той причине, что он вообще не собирался вести никакой войны, а последних потому, что они были убеждены в недостаточной подготовке Италии к войне и, следовательно, считали для Италии невозможным принять в ней участие. После того как эти советники, выполняя свой долг, еще до объявления войны Франции и Англии указали Муссолини на абсолютную непригодность его военной машины, они успокоили себя надеждой, что прогноз Муссолини оправдается (см. карту 3 на стр. 150).

С политической точки зрения было понятно, почему Италия вначале воздерживалась от войны с Англией. Своим объявлением войны она стремилась не к развязыванию военных действий против Англии, а к участию в дележе французского наследства. Когда же выяснилось, что англичане далеки от подобной сдержанности, когда они, наоборот, немедленно предприняли наступательные действия на море и в воздухе и, более того, резко отвергли предложение Гитлера о мире от 19 июля, стало ясно, что теперь нужно будет вести войну с Англией не на жизнь, а на смерть. Таким образом, представлялось необходимым быстро использовать временную слабость Англии и захватить благоприятные [150 – Карта 3] исходные позиции в Северной и Восточной Африке для успеха будущей решительной борьбы. Целенаправленное руководство военными действиями при имеющихся в распоряжении силах, несмотря на все их слабости, имело бы многообещающие перспективы. В Ливии под командованием маршала Бальбо находились четыре дивизии резерва главного командования, две дивизии фашистской милиции и две туземные дивизии, всего около 250 тыс. человек. В Итальянской Восточной Африке, которая наряду со старыми колониями Эритреей и Сомали включала завоеванную в 1936 г. Абиссинию, было 350 тыс. человек под командованием герцога Аоста. Если бы удалось захватить остров Мальту, английскую воздушную и военно-морскую базу в центральной части Средиземного моря, в то время имевшую очень слабый гарнизон, и если бы в результате стремительного, немедленно предпринятого наступления итальянские войска сумели занять Египет и продвинуться к Суэцкому каналу, то не только все Средиземное море очутилось бы в итальянских руках, но была бы также установлена связь с Восточной Африкой, которая в противном случае, будучи отрезанной от метрополии, рано или поздно должна была стать жертвой английского господства на море. Большое значение имел, наконец, и захват Адена, который охранял южный вход в Красное море напротив Итальянского Сомали. Овладение этой базой позволило бы перерезать путь к Средиземному морю также и с юга.

Англичане хорошо понимали слабость своей позиции в этом районе. Они опасались наступления итальянцев на свои опорные пункты на Ближнем Востоке, особенно если его поддержит Германия, даже больше вторжения на Британские острова. На обширной территории от Палестины до Кении англичане имели летом 1940 г. только 100 тыс. человек, из которых 36 тыс. находились в Египте и 27 тыс. – в Палестине. К тому же силы, стоящие в Палестине, были им скованы, потому что еще не смолкли отзвуки арабских восстаний 1939 г. К невооруженные евреи нуждались в защите от арабов. Для использования Восточной Африке имелось 9 тыс. человек в Судане, 5500 – в Кении, 1470 – Британском Сомали и 2500 – в Адене. Количество военно-воздушных сил, которым противостояла вся итальянская авиация, было очень небольшим и не могло быть значительно увеличено до тех пор, пока существовала угроза немецкого вторжения на Британские острова и шла воздушная битва над Англией. Итальянский военно-морской флот численно значительно превосходил английскую эскадру в Александрии, усиленную в мае до 4 линейных кораблей, 9 крейсеров, 26 эскадренных миноносцев, 12 подводных лодок и 1 авианосца. Дальнейшее усиление английского флота должно было идти за счет борьбы с немецкими надводными кораблями и подводными лодками и поэтому было возможно лишь в очень ограниченных размерах. Кроме того, угроза вторжения также сковывала большую часть флота. Конвои могли следовать в Средиземном море только под защитой очень сильного охранения. Если бы итальянцы решились полностью использовать свое превосходство на суше, на море и в воздухе, опираясь при случае на поддержку немецких танковых соединений, и если бы они имели хорошо продуманные планы соответствующих операций, то были бы большие шансы вырвать всю Северо-Восточную Африку из-под власти англичан.

Но ни сознание того, что обстановка требовала быстрых, энергичных действий, ни очевидная слабость противника не могли побудить итальянцев начать активные действия. Муссолини обладал слишком элементарными военными знаниями, чтобы заниматься далекой для него областью стратегического руководства, и питал надежды, которые нельзя было не признать весьма шаткими, на то, что сильно переоцениваемые им итальянские вооруженные силы, воодушевленные фашистскими идеями, все-таки сумеют выполнить свою задачу. У представителей же высшего командования не было достаточной уверенности в себе, чтобы настаивать на ведении всеми силами решительных действии против англичан. О помощи немцев на Средиземном море по уже изложенным причинам не могло быть и речи.

Таким образом, итальянцы оказались предоставленными самим себе.

Так как англичане с момента объявления им войны Италией были очень активны на море, несмотря на численное превосходство противника, они вскоре поняли, что итальянский флот явно избегает вступать в бой. Уже 11 июня у южного побережья Италии показалась англо-французская эскадра, которая прошла даже до Адриатического моря, не встретив вражеских кораблей. 9 июля английская Александрийская эскадра провела до Мальты два конвоя и вошла в соприкосновение со значительно более крупными итальянскими морскими силами, поддержанными многочисленной авиацией. Но как только с дистанции 28 км удалось попасть в итальянский линкор, итальянцы немедленно прекратили бой, хотя они находились в более выгодном положении благодаря близости своих баз. Атаки итальянских самолетов успеха не имели. При более мелких столкновениях итальянские корабли также всегда стремились как можно скорее прервать бой. Они довольствовались тем, что при помощи воздушной разведки устанавливали отсутствие противника и использовали такую благоприятную возможность для проводки транспортов в Ливию. Это было для них довольно легко сделать, тем более, что Мальта тогда еще очень слабо оборонялась англичанами и ввиду итальянского превосходства в воздухе не могла использоваться как опорный пункт флота на Средиземном море.

На ливийско-египетской границе в течение нескольких недель происходили только мелкие пограничные стычки, инициатива в которых, несмотря на численное превосходство противника, большей частью принадлежала англичанам. Они умели искусными мероприятиями ввести противника в заблуждение и скрыть свою истинную слабость. 30 июня генерал-губернатор Ливии маршал Бальбо был по ошибке сбит над Тобруком итальянской зенитной артиллерией. Итальянцы, чтобы скрыть этот тяжелый несчастный случай, сообщили о том, что маршал якобы погиб в воздушном бою с англичанами. Его преемником стал маршал Грациани, получивший известность еще в двадцатые годы за борьбу с сенуситами{11} и позднее при завоевании Абиссинии. В этих боях ему не приходилось иметь дела с равным – не говоря уже о превосходящем его в военном отношении – противником, но на основании своих прежних успехов он считался лучшим солдатом Италии. Может быть, как раз потому, что он был лучшим солдатом, он не строил иллюзии относительно боеспособности вверенных ему вооруженных сил.

Было очень мало сделано для того, чтобы лучше оснастить итальянские дивизии, и, по существу, ничего, чтобы увеличить их маневренность. Три дивизии, которые могли быть погружены на грузовики, так же как и две единственные моторизованные дивизии и две танковые дивизии, оставались в Италии, несмотря на то, что их можно было бы использовать в Европе хотя бы для обеспечения особых интересов Италии.

Англичане хорошо использовали предоставленное им время. Несмотря на заботы, связанные с планируемым Германией вторжением, они усилили свои вооруженные силы в Египте танками и современными истребителями. Подкрепления прибыли и на Мальту, где для обороны каждых 25 км побережья имелся только один батальон. В конце августа англичане при поддержке гибралтарской эскадры привели в Александрию второй большой авианосец «Илластриес», один линкор и два крейсера ПВО и этой смелой и успешно проведенной операцией существенно усилили активную и пассивную оборону Александрии.

Грациани решительно отказывался начать наступление на Египет. Когда он в сентябре потребовал еще один месяц отсрочки, Муссолини пришлось отдать категорический приказ, чтобы заставить Грациани начать наступление 13 сентября. В наступление перешли шесть пехотных дивизий и восемь танковых батальонов с целью отбросить слабую английскую пограничную охрану, состоящую из трех батальонов, трех батарей, одного танкового батальона и двух эскадронов бронеавтомобилей. По английским описаниям, это наступление итальянцев походило скорее на прохождение войск на параде, чем на боевые действия. Был занят Эс-Саллум, и англичане организованно отошли; итальянцы достигли Сиди-Баррани, но затем, к большому удивлению своих противников, прекратили наступление.

До середины октября положение нисколько не изменилось. Англичане как раз получили первые крупные подкрепления – одну танковую дивизию из Англии и одну пехотную дивизию из Индии – и намеревались закончить подготовку к наступлению, когда вспыхнула итало-греческая война и заставила их временно отложить осуществление своего плана. Еще было не известно, какой оборот примут события в Греции, обратившейся к Англии с просьбой о помощи.

Тем более необходимым казалось английскому адмиралу в Александрии существенно ослабить итальянский флот, который постоянно уклонялся от борьбы с англичанами, но когда-нибудь мог доставить большие неприятности, став серьезной помехой вызванному войной в Греции усиленному движению конвоев. Поскольку, несмотря на все вызовы, английскому флоту не удалось встретиться с итальянским в морском сражении, английский адмирал решил нанести ему удар с воздуха. Воздушная разведка показала, что крупные силы итальянского флота с некоторого времени находились в порту Таранто. После этого авианосец «Илластриес», прикрываемый эскадрой крейсеров и несколькими эскадренными миноносцами, был направлен на Мальту. Когда воздушная разведка во второй половине дня 11 ноября подтвердила нахождение шести линейных кораблей и трех тяжелых крейсеров в порту Таранто, соединение английского флота вышло с острова Мальта и в 20 час. было в 180 морских милях от Таранто. Самолеты могли стартовать. В результате нескольких налетов, совершенных между 20 час. 40 мин. и 23 час. 00 мин., вооруженные торпедами пикирующие бомбардировщики, несмотря на многочисленные аэростаты заграждения и плотный огонь зенитной артиллерии, нанесли сокрушительный удар по флоту противника в порту, освещенном сначала осветительными бомбами, а затем пожарами, вспыхнувшими на торговых судах и портовых сооружениях. Из шести линейных кораблей три были так тяжело повреждены, что один получил сильный крен, другой, имея дифферент на корму, затонул, третий наскочил на мель. Два крейсера также получили серьезные повреждения. Из участвовавших в налетах на Таранто двадцати самолетов было потеряно только два.

Теперь англичане могли с уверенностью предполагать, что итальянский флот после этих тяжелых потерь будет еще более осторожным, чем прежде. Конвои, которые в последующие месяцы спокойно проходили из Гибралтара через Средиземное море, подтвердили правильность этого предположения. Итальянцы так и не смогли оправиться после тяжелого удара, полученного 11 ноября.

Еще до того, как Грациани в сентябре начал свое непродолжительное наступление в Северной Африке, итальянцы добились некоторых успехов в Восточной Африке, которые, однако, имели бы значение только в рамках общего решительного ведения войны против Англии. Их усилия были направлены на расположенное у входа в Красное море Британское Сомали, которое после завоевания Абиссинии было со всех сторон окружено итальянской территорией. Гарнизон этой колонии, едва насчитывающий 1500 человек, естественно, не мог воспрепятствовать захвату ее итальянцами. Когда последние 7 августа начали наступление с запада, англичане отступили и держались лишь до тех пор, пока из страны не были вывезены морским путем все важные запасы. 20 августа итальянцы оккупировали столицу Британского Сомали Берберу, одновременно являвшуюся важнейшим портом колонии.

Затем, не встречая сильного сопротивления, они улучшили конфигурацию западной границы Итальянского Сомали, отрезав вдававшийся в его территорию выступ британской колонии Кения.

В Судане, в котором господствовали англичане и который на востоке граничил с Эритреей и Абиссинией, итальянцы в начале июля захватили два пограничных населенных пункта.

Активная деятельность итальянских летчиков в Восточной Африке беспокоила англичан, но не оказывала решающего влияния на их морские перевозки. Важнейший морской путь через Красное море в Александрию итальянцы не могли перерезать: для этого требовалось бы прежде всего предпринять наступление на Аден.

До тех пор пока Гитлер рассчитывал на возможность победы в воздухе над Англией, его мало интересовало пассивное ведение войны его союзником. Только когда стало ясно, что выиграть битву за Англию не удалось, его интерес к средиземноморскому району снова повысился.

6. Политические утопии держав Оси и порочная стратегия

Одновременно с разрозненными и потому малообещающими попытками добиться сговорчивости своего противника путем воздушной битвы над Англией, ведением подводной войны, угрозой вторжения и мало эффективных действий итальянцев в Северной и Восточной Африке державы оси по инициативе Германии развернули и оживленную политическую деятельность.

27 сентября Германия, Италия и Япония, еще веря в то, что война скоро кончится, заключили в Берлине пакт, согласно которому весь мир был заранее поделен между этими тремя державами. Германия и Италия брали на себя создание нового порядка в Европе, зато они признавали и обязались уважать ведущую роль Японии в образовании Великой Азии. Кроме того, участники пакта взяли на себя обязательства поддерживать друг друга всеми политическими, экономическими и военными средствами в случае, если одна из договаривающихся сторон подвергнется нападению державы, которая к тому времени не была вовлечена в войну в Европе или в китайско-японский конфликт.

О том, что должно было произойти с остальным миром, можно было прочесть между строк. Границы американского мира были определены самой географией, и мандат, выданный Японии на право создания нового порядка в Восточной Азии, должен был вынудить американцев оставить свои намерения выйти за пределы этих границ и распространиться на Восточную Азию. Советскому Союзу в Азии оставалось достаточно пространства, чтобы он мог расширить свою территорию, которая по соглашению между договаривающимися странами могла простираться до Персии и Индии. Британская империя должна была распасться в результате войны – африканские колонии и без того принадлежали к великому европейскому пространству.

Это был честолюбивый план, для осуществления которого требовалось, по меньшей мере, уничтожение Британской империи, терпение Соединенных Штатов и одобрение Советского Союза.

Для держав оси гораздо важнее было бы не ставить себе столь широких политических целей, а использовать уже имеющиеся в восточной части Средиземного моря предпосылки для активного ведения войны и создать такую же благоприятную обстановку в западной части этого района. Для решения подобной задачи требовалось выяснить отношения с Францией и Испанией. Что касается Франции, то это было нелегко. Перемирие рассматривалось в этой стране только как предвестник мира, заключение которого ожидалось в недалеком будущем. Оно предоставило Франции полный суверенитет в вопросах управления заморскими владениями, но одновременно возлагало на нее обязательство оборонять свои колонии и протектораты против всякого посягательства извне. Это полностью соответствовало французским интересам и во многом способствовало тому, что французское правительство приняло условия перемирия; это удовлетворяло также и интересам Германии, поскольку Германия не имела территориальных притязаний на Северную Африку, но зато не учитывало желаний и надежд Италии или, по меньшей мере, отсрочило их рассмотрение. Именно итальянцы претендовали на весьма значительную часть той территории Северной Африки, которую Франция должна была и имела право оборонять против всяких посягательств. Естественно, что при расчете необходимых для этого сил возникли разногласия между Германией и Италией. Итальянцы, исходя из своих территориальных интересов, помышляли о том, чтобы как можно больше ослабить позиции французов в Северной Африке, в то время как Германия, после того как война приняла широкий размах, была более склонна к обеспечению действий в Северо-Западной Африке, чем к удовлетворению итальянских интересов. При этом приходилось, во всяком случае, Мириться с опасностью использования при известных обстоятельствах обоюдоострого оружия. Надежность французских соединений в Северной Африке зависела от позиции, которую занимали там высшие военные чины, а на эту позицию, в свою очередь, сильно влияла политика, проводимая по отношению Франции. Англичане же в результате ряда довольно сомнительных мероприятий лишь еще больше сблизили с Гитлером французов, которые и без того считали английскую политику виновницей своего тяжелого положения.

Англичан не покидало беспокойство о том, что французский флот, лишь незначительная часть которого находилась и их руках, несмотря на заверения, желанные при заключении перемирия, рано или поздно может быть использован Германией и Италией. Подобное увеличение сил своих противников на море они считали недопустимым. В июле 1940 г. у англичан было только четырнадцать линкоров и линейных крейсеров против десяти таких же германо-итальянских и французских кораблей. Из этих десяти судов шесть были самой новейшей постройки, так что с ними могли сравниться только три английских корабля. Со вступлением в строй «Бисмарка» и «Тирпица» положение англичан стало еще более неблагоприятным, потому что с этими кораблями не могли соперничать даже одновременно с ними построенные английские корабли. Конечно, у англичан еще оставалось одно преимущество: английские корабли, независимо от численного соотношения сил, имели значительное превосходство над теоретически возможным объединением линейных кораблей трех различных наций, состав которого был бы очень разнородным. Но живучесть английских кораблей была невелика, а нагрузка в связи с выполнением самых разнообразных задач – значительно больше, чем у их противников. Если учесть еще выход из строя кораблей, даже временного характера, которого никогда нельзя предвидеть, то становится понятным, что господство на море, а следовательно, и само существование нации, могло быть поставлено под угрозу. Этой серьезной опасности англичане хотели избежать при любых обстоятельствах. Поэтому они решили, поскольку у них не было возможности завладеть французскими кораблями, всеми средствами обезвредить их, то есть в случае необходимости попросту потопить. В то время как было сравнительно несложно захватить или нейтрализовать корабли, зашедшие в июне в Портсмут, Плимут и Александрию, обстановка в Мерс-эль-Кебире – в бухте Орана на побережье Северной Африки – была значительно сложнее. Там находились ценнейшие корабли французского флота, в том числе линкоры «Бретань» и «Прованс», а также два линейных крейсера «Дюнкерк» и «Страсбург», подлежавшие разоружению в соответствии с соглашением о перемирии.

3 июля перед портом показалась крупная английская эскадра, пришедшая из Гибралтара. Английский адмирал предъявил французам ультиматум, в котором предлагал им или объединиться с английским флотом, или затопить свои корабли, или, наконец, немедленно увести их к островку Мартинике, вблизи северного побережья Южной Америки, где они и будут интернированы. Французы отклонили все три предложения, из которых даже третье, как явное нарушение договора о перемирии, должно было вызвать тяжелые последствия. Еще до того, как англичане получили ответ, они, чтобы воспрепятствовать уходу французских кораблей, заминировали выход из гавани, а после отказа французов выполнить условия ультиматума открыли огонь по своим прежним союзникам. «Бретань» затонула почти со всей командой. Однотипный с ней корабль «Прованс» был превращен в плавающую груду исковерканного металла. «Дюнкерк» получил тяжелые повреждения и выбросился на мель. «Страсбургу» удалось покинуть порт и в сопровождении трех эскадренных миноносцев достигнуть Тулона. 5 июля английские самолеты вновь атаковали корабли в Мерс-эль-Кебире и нанесли им наряду с тяжелыми повреждениями большие потери в людях. В общей сложности французский флот потерял убитыми 1400 человек.

Для французской общественности такой бесчеловечный поступок прежних союзников был тяжелым ударом. В широких кругах французов уже господствовало мнение, что они принесли себя в жертву Англии и были брошены ею на произвол судьбы. Нападение, воспринятое как удар в спину, казалось, переполнило чашу терпения. Правительство говорило о гнусных действиях англичан и в качестве ответной меры отдало распоряжение произвести бомбардировку английской эскадры в Гибралтаре двумя эскадрильями французских морских самолетов.

Англичане не ограничились этой отдельной операцией, которую еще можно было бы оправдать, если стать на их точку зрения. Они поручили бежавшему в Лондон генералу де Голлю вести разнузданную пропаганду против вишистского правительства. В ежедневных радиопередачах он призывал французских солдат к дезертирству, восстанавливал народ против нового правительства и его главы Петена, который в то время пользовался всеобщим уважением как человек, вторично спасший французский народ. Ввиду безудержного потока клеветы со стороны де Голля французское правительство считало себя вправе заочно присудить к смерти изменившего ему в последние дни войны генерала. Но это не смутило де Голля. Он принял английское предложение о том, чтобы французские сухопутные и военно-морские силы, находившиеся в Англии и перешедшие на его сторону, приняли участие в нападении английских кораблей на Дакар, столицу Французской Западной Африки. 24 сентября англо-французская эскадра подошла к Дакару. Снова был предъявлен и отвергнут ультиматум, на этот раз о сдаче города, и снова был открыт огонь, но только из французских же пушек по французам. Возмущение во Франции было еще больше, чем во время инцидента в Мерс-эль-Кебире. Англичане привели в свое оправдание весьма сомнительные доводы, заявив, что Германия и Италия якобы пытались укрепиться в Дакаре и что основная масса населения Дакара высказалась против правительства Виши. Когда Дакар оказал неожиданно сильное сопротивление, французский генерал понял большой вред, который принесет его делу дальнейшее применение оружия. В тот же вечер он отвел свои корабли и войска назад на том основании, что не хочет принимать участия в борьбе французов против французов. Англичане продолжали вести боевые действия, хотя попытка и на следующий день высадить десант также окончилась неудачей. Лишь убедившись в том, что серьезно поколебавшая их престиж операция была начата исходя из неправильных предпосылок, англичане прекратили боевые действия.

Если бы Германия проводила разумную и умеренную политику, она могла бы извлечь для себя из этих событий огромную пользу. В 1940 г. французы устали от традиционной английской политики равновесия сил, посредством которой островное государство на протяжении веков натравляло европейские страны друг на друга. В двух войнах немцы как нация показали свою силу и убедили французов в том, что их политика по отношению к Германии нуждается в пересмотре. Под впечатлением этого перемещения сил многие французы были готовы смириться с наличием сильной Германии в сердце Европы, если Франция при этом обретет свои права. Учитывая такое настроение, которое еще больше усилилось в результате событий в Северной и Западной Африке и разнузданной пропаганды де Голля, открытое и честное соглашение между Германией и Францией имело бы большие шансы на то, чтобы завоевать даже вначале противившиеся сближению с Германией французские общественные круги или, по крайней мере, исключить их политическое влияние. Конечно, было рискованно доверять разбитому противнику, но вряд ли это было большим риском, чем постоянно давать ему чувствовать его поражение, угрожать и вызывать в нем внутреннее сопротивление. Во всяком случае, такая политика примирения означала, что Гитлер не только должен был бы отказаться от своих планов в отношении территории Франции, ограничившись разумным, основанным на языковой границе разрешением вопроса об Эльзас-Лотарингии; она означала также и то, что он не смог бы предпринять попыток привлечь на свою сторону Франко за счет французских владений в Северной Африке. В конечном счете эта политика должна была заставить итальянцев значительно уменьшить свои требования на французскую территорию в Европе и Северной Африке со всеми вытекающими отсюда последствиями для отношений между Гитлером и Муссолини. Все это было во власти Гитлера, но подобное решение вопроса представлялось ему немыслимым. Никакого другого решения быть не могло, если он хотел привлечь Францию на свою сторону. Однако еще осенью 1940 г. Гитлер отверг его уже потому, что считал себя и державы оси слишком сильными, чтобы вообще допускать подобные мысли. Вместо этого он пытался запугать угрозами маршала Петена во время встречи с ним в Монтуаре 24 октября. Он требовал от французов, чтобы они отвоевали попавшие в руки де Голля французские колонии в Центральной Африке, Другими словами, чтобы они активно вступили в войну. Он оставался глухим К наиболее актуальным для Франции вопросам об окончательном определении ее судьбы и о возвращении двух миллионов военнопленных. Гитлер считал политически разумным ожидать от французов в качестве предварительного условия проявления доброй воли – он мог бы потом вознаградить их за это и признать их усилия недостаточными. Франция оставалась для него предметом обмена, которым он хотел воспользоваться в воине и владения которой он хотел выторговать при заключении мира. По заявлению германского министра иностранных дел, сделанного им Муссолини 20 сентября 1940 г., Гитлер решил «никогда больше не позволять Франции играть роль в европейской политике». Нечестность и двойственность германской политики не могла долго оставаться скрытой от французов. Поэтому возмутительные действия англичан были скоро забыты, и когда западные союзные державы двумя годами позже высадили десант в Северной Африке, они встретили лишь очень слабое сопротивление.

24 октября Гитлер прибыл в Монтуар для переговоров с Петеном. Он приехал из Андай, городка на французско-испанской границе, где он перед этим встретился с Франко. Там нужно было согласовать последние детали, определявшие вступление Испании в войну. Франко в сентябре, когда он послал в Берлин своего министра иностранных дел Серрано Суньера, потребовал очень высокую плату: Гибралтар, Французское Марокко и колонизированную испанцами часть Алжира, то есть в основном ту часть французских владений в Северной Африке, на которую Италия не претендовала. Кроме того, Испания требовала вооружения и экономической помощи. Однако вопреки всем ожиданиям Гитлера, с испанцами договориться не удалось. Правда, был назначен день нападения на Гибралтар – 10 января 1941 г., но испанцы ставили осуществление этого нападения в зависимость от ряда политических, военных и экономических вопросов, которых при переговорах уладить не удалось. Так что Гитлер отнюдь не был удовлетворен своей встречей с испанским диктатором.

Несмотря на это, военные приготовления к нападению на Гибралтар продолжались. Не подлежит почти никакому сомнению, что тщательно продуманное и подготовленное немцами нападение привело бы к успеху. Но оно не было осуществлено, и не последнюю роль в этом сыграло следующее обстоятельство. Вскоре после бесплодных переговоров в Андай и Монтуаре Муссолини развязал вооруженный конфликт с Грецией, предварительно не согласовав его с Гитлером. Этому событию было суждено оказать довольно неблагоприятное влияние на положение в районе Средиземного моря. Дух неискренности и взаимного недоверия, которым, несмотря на показную тесную связь, были проникнуты отношения обоих диктаторов, привел к этой итальянской авантюре.

7. Итальянская авантюра в Греции

Поскольку Муссолини, по-видимому, считал себя не в силах самостоятельно предпринять решительные действия против Англии, он искал летом 1940 г. такого противника, в борьбе с которым итальянские вооруженные силы могли бы проявить свою мощь. Он видел, что занимает подчиненное положение по отношению к своему более удачливому в военном отношении партнеру по оси, и не хотел с этим долго мириться. В июле Муссолини без обстоятельного политического обоснования приказал итальянскому главному штабу сухопутных войск разработать план операции против Югославии и произвести у ее границы стратегическое развертывание основной массы сухопутной армии. Во второй половине сентября 37 дивизий – две армии в первом эшелоне и одна во втором в качестве резерва – были развернуты на некотором удалении от югославской границы. Всех командиров ознакомили с их задачами. Это было единственное планомерно подготовленное и проведенное стратегическое развертывание, которое осуществила Италия за все время войны. В конце сентября опять без убедительного обоснования и так же внезапно стратегическое развертывание было прекращено и было приказано уволить из армии 600 тыс. человек, то есть провести почти полную демобилизацию, включавшую и возврат владельцам реквизированных для нужд армии автомашин, лошадей и мулов. К середине октября демобилизация была наполовину закончена. Тем более удивлены были начальник генерального штаба вооруженных сил и начальник главного штаба сухопутных войск, когда их 14 октября вызвали к Муссолини, который объявил им, что существует политическая необходимость оккупировать Грецию. На обращенный к ним вопрос о том, какое количество войск и сколько времени потребуется для занятия исходных позиций в Албании, они ответили, что при условии участия Болгарии в этой войне, кроме восьми дивизий, стоящих в Албании, потребуется еще двенадцать дивизий, и что для их переброски, включая необходимые корпусные и армейские части, а также части службы тыла, будет нужно три месяца. Этот срок казался вполне обоснованным ввиду очень небольшой мощности албанских портов и крайне неблагоприятного положения с транспортным сообщением в Албании, почти не имеющей железных дорог. Муссолини, видимо, был удовлетворен этой справкой. Удивление обоих генералов усилилось, когда Муссолини на следующий день вновь вызвал их и некоторых видных государственных деятелей в палаццо Венеция и объявил, что он решил занять Ионические острова, в частности остров Корфу у входа в Адриатическое море и затем захватить Салоники, чтобы укрепить позиции Италии на Средиземном море и сохранить итальянское влияние в Греции. Когда начальник генерального штаба вооруженных сил маршал Бадольо спросил, проинформирована ли о предполагаемой операции Германия, по отношению к которой как к союзнику все же имеются обязательства, Муссолини резко ответил: «А нас проинформировали об операции в Норвегии? Нас спросили перед тем, как начали наступление на Западе? Действовали так, как будто мы и не существуем. Теперь я плачу той же монетой». Мнение своих военных советников, изложенное ими еще накануне, он считал, видимо, не заслуживающим внимания. Дело в том, что Муссолини получил от министра иностранных дел Чиано, который рассматривал Албанию, управляемую его министерством, как свою вотчину и был главным инициатором нападения на Грецию, успокоительные вести о предположительной реакции греков. Чиано сообщал, что ему удалось за крупные суммы денег привлечь к защите интересов Италии ряд видных деятелей, часть из которых даже входит в состав правительства. По его словам, в Греции только немногочисленная группа людей, представляющая собой состоятельную верхушку, склоняется на сторону Англии; основная же масса населения является политически нейтральной и скорее отрицательно относится к режиму Метаксаса. Кроме того, есть свои люди в греческой армии в Эпире, которая не будет воевать, а албанские части и партизаны в ходе наступления итальянской армии поднимут восстание среди родственного им населения Эпира.

В конце совещания был назначен день наступления. Первоначально его планировали начать 26 октября, но позднее, ввиду неблагоприятной погоды, отложили на 28 октября. Гитлеру, который в это время находился на пути в Монтуар и Андай, Муссолини написал письмо, в котором, однако, лишь очень неопределенными намеками говорил о греческих провокациях, которых он якобы больше не может допустить. Гитлер поспешил 28 октября во Флоренцию, где Муссолини поставил его перед совершившимся фактом. Гитлер делал веселую мину при плохой игре. Меньше чем за месяц до этого Муссолини уверял германского министра иностранных дел, что в настоящий момент главной своей задачей он считает войну против Англии, поэтому не будет предпринимать никаких действий против Югославии и Греции, а лишь намеревается осуществить захват Египта.

Рано утром 28 октября итальянский посол в Афинах вручил представители греческого правительства ноту, которая исключала всякие переговоры. Греции не совсем безосновательно был брошен упрек в том, что ее поведение находится в противоречии с ее обязательством соблюдать нейтралитет. Английский флот якобы неоднократно использовал греческие территориальные воды, а английские самолеты получали все необходимое на греческих аэродромах. Далее в ноте указывалось, что греческие власти якобы попустительствовали деятельности английской разведки. Многочисленные протесты Италии остались без внимания. В Албании Греция инспирировала волнения и без должного уважения относилась к власти Италии в этой стране. По этим причинам Италия вынуждена требовать в качестве гарантии, необходимой для лучшего сохранения греческого нейтралитета, предоставления ей стратегических опорных пунктов, в которых должны постоянно находиться итальянские гарнизоны.

В том случае, если эти условия не будут приняты, Италия будет вынуждена осуществить их насильственно и для этой цели с 6 час. примет военные меры. Об объеме требований итальянский посол не смог сообщить никаких подробностей. Премьер-министр Греции Метаксас тут же заявил, что, невидимому, речь идет о решенном деле, которое исключает всякую дискуссию или переговоры.

Греция констатировала, что она находится в состоянии войны с Италией и на основании данного ей Англией 13 апреля 1939 г. обещания обратилась к ней с просьбой о помощи. Новый конфликт был для Англии не очень желателен. Битва над Англией была в самом разгаре, Англия как раз собиралась довести свои силы в Египте до численности, необходимой для ведения наступательных действий и еще только восстанавливала свою армию в метрополии. Но, с другой стороны, если бы Греция смогла устоять, были бы получены новые выгодные опорные пункты для ведения морской и воздушной войны против Италии. Новая война, возможно, приведет даже к созданию «второго фронта» в Европе, который с самого начала был важной целью английской стратегии. Поэтому Англия помогала всеми, хотя пока и скромными, силами на море и в воздухе. Кроме того, она перебросила на остров Крит сухопутные войска и авиацию, чем облегчила положение Греции и одновременно оборону своего очень отдаленного острова Мальта.

Муссолини охотно поверил заверениям министра иностранных дел Чиано и благоприятной оценке военной обстановки, сделанной главнокомандующим вооруженными силами в Албании генералом Висконти Праста. Поэтому наступление было предпринято очень недостаточными силами, и как только греки, вопреки ожиданиям, начали оказывать серьезное сопротивление, стало ясно, что действия итальянцев обречены на неудачу.

В Албании находилось восемь дивизий, усиленных фашистской милицией, в том числе одна горная дивизия и одна танковая, оснащенная трехтонными танками. Из них одна дивизия была оставлена для охраны границы с Югославией, от которой не ожидали вмешательства в конфликт. Две дивизии должны были вести демонстративное наступление в направлении на Салоники до Флорины, чтобы сковать греческие силы и повлечь за собой вступление Болгарии в войну. Остальные пять дивизий, усиленные албанскими частями и партизанами, получили задачу «освободить от иностранного господства» албанское население в Северном Эпире, а затем оккупировать весь Эпир. После этого еще три дивизии должны были высадиться в Амвракийском заливе и начать наступление на Афины.

Ни одного из политических последствий наступления, ожидавшихся итальянским министром иностранных дел, не произошло. Греция в соответствии с настроением народа приняла вызов и вскоре добилась преимущества благодаря наличию у нее более благоприятных условий для сосредоточения и развертывания войск, чем у ее противника.

Наступление обеих итальянских дивизий на Флорину через несколько дней было остановлено, причем итальянским войскам не удалось достигнуть никаких существенных успехов. Не прошла и неделя, как итальянцы вынуждены были отойти обратно за свою границу под натиском превосходящих сил противника. Положение итальянских войск стало вскоре критическим, потому что греки, расширяя фронт наступления, 21 ноября захватили у итальянцев хребет Моровуи важный узел дорог Корчу. Чтобы избежать окружения, итальянцы вынуждены были отступить еще дальше на северо-восток.

Пять дивизий, начавших наступление с южной границы Албании с задачей захватить Эпир, встретили лишь слабые заслоны пограничной охраны, которые быстро отступили. Однако вскоре после перехода границы наступавшие вместе с итальянцами албанские части и партизаны отказались воевать. Они устраивали мятежи, диверсии или переходили к грекам, так что остатки их пришлось отвести за границу и разоружить. О предсказанном Чиано лишь показном сопротивлении греческой армии не могло быть и речи. В долине реки Вийоса, перед Яниной и на реке Каламас сопротивление греков усилилось. Вскоре под натиском греческих войск, перешедших в наступление, итальянцы и на этом участке фронта вынуждены были отойти на исходные позиции.

Кампания, начавшаяся в результате неправильной политической и военной оценки обстановки, закончилась через четыре недели полным провалом. Итальянская армия попала в Албании в затруднительное положение, так как, несмотря на все срочные меры, принятые итальянским генеральным штабом, было невозможно увеличивать количество войск на фронте с такой же быстротой, как это делал противник. Наряду с трудностями новой мобилизации, к которой по внутриполитическим мотивам нельзя было привлекать только что уволенных резервистов, причина такого положения объяснялась очень ограниченными возможностями портов Влоры и Дурреса, особенно в отношении выгрузки транспортных средств и тяжелой боевой техники. К этому следует прибавить и то, что Италия вначале имела недостаточное количество судов, оборудованных для перевозки животных. Таким образом, в итальянских портах скапливалась артиллерия, машины, лошади и мулы, в то время как в Албании высаживались преимущественно пехотные части без всякого транспорта для подвоза, с небольшим количеством артиллерии и других боевых средств. Необходимость заставляла спешно направлять их прямо на фронт для заполнения брешей, что вызывало смешение частей и соединений и приводило к страшной путанице. Итальянское командование в Албании постоянно испытывало затруднения. Можно только благодарить ангельское терпение и нетребовательность итальянского солдата, который в негостеприимной горной стране, в снегах и льдах, не имея достаточно средств для оборудования мест расположения, без налаженного снабжения и с ограниченными боевыми средствами вынес тяжелые физические испытания и оказал сопротивление натиску противника. Правда, греческая армия тоже была вооружена относительно слабым и устаревшим оружием, что несколько уравнивало шансы воюющих сторон. В противном случае итальянцам не удалось бы избежать катастрофы. Но все же греки всегда имели такое превосходство, которое позволяло им держать инициативу в своих руках и теснить итальянские войска все дальше на север.

8. Военно-политические итоги

Гитлер не смог воспрепятствовать итальянской авантюре в Греции, и ее плачевный исход серьезно подорвал престиж держав оси. Поскольку воздушная битва над Англией проходила безуспешно, а итальянцы стояли в Египте в бездействии, стратегическое положение держав оси было очень незавидным, когда 12 ноября в Берлин с ответным визитом прибыл Молотов. В свете последующих событий представляется неясным, ожидал ли Гитлер от этого визита укрепления русско-германских отношений или же переговоры с Молотовым были ему нужны скорее для того, чтобы усилить его внутреннее убеждение в необходимости искать в 1941 г. конфликта с Советским Союзом. Даже неожиданная уступчивость Советского Союза создала у Гитлера впечатление, что он имеет дело с партнером, отступившим перед германской мощью.

Но если целью германской политики действительно было «добиться согласования интересов и отвлечь русских на восток», как Гитлер через несколько дней после визита охарактеризовал цель этой встречи, то она принесла малоутешительные результаты. Молотов оказался крайне упорным и трудным партнером для переговоров, который не скрывал своего скептического отношения к надеждам Германии на победу. Участие Советского Союза в пакте трех держав Молотов считал принципиально возможным. Но для русских значительно важнее, чем эти планы распределения мира, было прийти к соглашению с Германией относительно конкретных и непосредственных целей советской внешней политики. Молотов заявил, что Советский Союз имеет претензии к Финляндии, которые не были удовлетворены мирным договором, заключенным в марте 1940 г. С Болгарией русские стремились иметь выгодные для себя отношения, подобно недавно установленным между Германией и Румынией, то есть хотели отправить военную миссию в Софию и заключить пакт о взаимной помощи. С Турцией Советский Союз желал без вмешательства третьей страны достигнуть соглашения в вопросе о Дарданеллах, разрешение которого, по мнению русских, должно было заключаться в создании сухопутных и авиационных баз в морских проливах. Наконец, Молотов проявил живой интерес к Греции, Румынии и Югославии и дал понять, что Советский Союз считает отнюдь не желательным длительное утверждение Германии на Балканах. Ему возразили, что в связи с расширением войны Германия невольно вошла в этот район, в котором она в мирное время будет иметь только экономические интересы Планы русских в отношении Финляндии Гитлер отклонил как недопустимые, так как их осуществление могло бы вызвать вмешательство западных держав, а он стремился избегать всяких конфликтов в районе Балтийского моря. Предоставление русских гарантий Болгарии должно будет зависеть от ее согласия, о котором ему ничего не известно.

Двухдневные переговоры не закончились открытым разладом, но и не принесли положительных результатов. 26 ноября русские обычным дипломатическим путем направили ноту, в которой ссылались на берлинские переговоры и уточняли высказывания Молотова относительно Болгарии, Финляндии и Дарданелл. В Берлине не торопились с рассмотрением этой ноты, и она так и осталась без ответа. Очевидно, визит Молотова только усилил в Гитлере убеждение в том, что русские будут переходить от одного требования к другому и не склонны дать себя «отвлечь на восток».

Малоутешительный, по мнению Гитлера, а может быть, даже и поучительный исход берлинских переговоров, а также безнадежный застой, если не регресс, в развертывании войны побудили Гитлера 20 ноября обратиться с большим письмом к своему партнеру в Риме. Хотя он как всегда скрыл самую существенную часть своих планов, все же при всей высокопарности выражений в этом письме рисуется мрачная картина многочисленных неразрешенных и запутанных проблем, перед которыми стоял Гитлер.

Он указал вначале на очень тяжелые психологические и военные последствия неудачи держав оси в Греции. Болгария уже не склонна присоединяться к пакту трех держав. Очень трудно также прийти к соглашению с Россией и направить ее стремление расшириться на восток. Молотов во время своего визита в Берлин проявил большой интерес к Балканам. О влиянии на Югославию он, Гитлер, еще не имеет ясного представления. Но даже во Франции, несомненно, усиливаются позиции тех, кто призывает не становиться на сторону немцев и уверяет, что в этой войне последнее слово еще не сказано. Особенно важно, чтобы не было недружелюбного отношения со стороны таких государств, как Югославия и Турция, которое может привести к нежелательному расширению войны.

Гитлер понимал обстановку совершенно правильно: если миф о непобедимости держав оси находился под угрозой, то престиж Англии намного возрос. Но это объяснялось не. только итальянской авантюрой, а в не меньшей степени и тем, что воздушная битва над Англией не дала ожидаемых результатов и вторжение не было предпринято.

Затем Гитлер писал о военных последствиях конфликта с Грецией. С захватом ряда опорных пунктов Англия сможет приблизиться на 500 км к нефтяному району Плоешти, который до сих пор был недосягаемым для английских бомбардировщиков. Эффективной защиты от воздушных налетов не имеется; разрушение нефтеперерабатывающих заводов принесло бы непоправимый ущерб. Уничтожение британских авиационных баз по опыту воздушной войны исключалось – таким образом, сам Гитлер косвенно признавал неудачу воздушной битвы над Англией. Далее он писал, что Англия создала новые авиационные базы на островах близ порта Салоники и во Фракии и может теперь серьезно угрожать всему побережью Южной Италии.

Вывод Гитлера гласил: «Эго положение с военной точки зрения является угрожающим, с экономической же точки зрения, поскольку дело касается нефтяных районов Румынии, прямо-таки тревожным».

Исходя из этой оценки обстановки он делал вывод о необходимости ряда срочных политических и военных мероприятий. Из политических проблем он придавал теперь, после того как несколько месяцев было потеряно, наибольшее значение проблеме Испании: «Испанию необходимо немедленно склонить к вступлению в войну». Для этого Гитлер установил срок – шесть недель; дата выступления Испании – 10 января 1941 г. – была намечена еще в Андае. Но для него был важен не только Гибралтар. По меньшей мере одну-две дивизии следовало перебросить в Испанское Марокко, «чтобы обеспечить защиту на случай возможного отпадения Французского Марокко или областей Северной Африки от Франции». В результате такого отпадения англо-французская авиация получила бы районы базирования для действий над всей Италией, что могло бы оказаться для последней роковым. Здесь ни в чем не следовало рассчитывать на случайность. Кроме того, если вход в Средиземное море будет у Гибралтара закрыт, английские корабли будут вынуждены следовать в обход Южной Африки, а это значительно облегчит обстановку в восточной части Средиземного моря.

В дальнейшем Гитлер хотел вытеснить Россию из района Балкан, достигнуть соглашения с Турцией, чтобы ослабить ее нажим на Болгарию, устрашить каким-либо способом Югославию, так как без усмирения этой страны невозможна никакая операция на Балканах, получить от Венгрии согласие на пропуск через ее территорию крупных немецких соединений в Румынию.

В случае, если Англия попытается значительно усилить свои войска во Фракии, он, несмотря на весь риск такого предприятия, решительно выступит со всеми необходимыми силами. Но, к сожалению, до марта «всякое ведение боевых действий на Балканах является невозможным.

В военной области Гитлер в соответствии с политическими соображениями также ставил на первое место преграждение входа в Средиземное море, следовательно, вовлечение в войну Испании. Но он, по-видимому, был не очень уверен, что Испания сделает этот шаг. «Я хочу попытаться склонить Испанию к вступлению в войну» – в этих словах слышатся нотки сомнения. Гитлер все еще надеялся, что на суше, на ливийско-египетском театре военных действий, Италия может обойтись своими силами. Он питал надежду даже на то, что итальянцы смогут продвинуться до Мерса-Матрух, чтобы «пикирующие бомбардировщики окончательно изгнали британский флот из Александрии, а бомбардировщики дальнего действия сильно заминировали Суэцкий канал, сделав его практически непригодным для сообщения».

Главная тяжесть борьбы в восточной части Средиземного моря ложилась на авиацию обеих держав. Посредством планомерного сосредоточения крупных сил она должна была вытеснить Англию из Средиземного моря. Вопрос о Средиземном море следовало разрешить еще этой зимой, потому что не позднее начала мая он, Гитлер, должен получить обратно свои войска. В письме не указывалось, по каким соображениям был намечен этот срок.

В начале марта в Румынии, говорилось далее, начнется сосредоточение немецких сил, достаточных для того, чтобы «при всех обстоятельствах обеспечить полный успех»; оно будет продолжаться до тех пор, пока и в Албании не будут сконцентрированы необходимые силы. Заканчивая изложение своей военной программы, Гитлер затронул вопрос о Египте. Он отметил, не обосновав подробно свою точку зрения, что этот вопрос пока может оставаться совершенно открытым, так как он после тщательного анализа пришел к выводу о невозможности вообще предпринять наступление на дельту Нила до осени следующего года. Только он один знал, почему надо было к маю отозвать немецкие войска, почему нельзя было начинать наступление против Египта до будущей осени – он готовился к осуществлению «плана Барбароссы». Но со всем фанатизмом он хотел помочь в кратчайший срок преодолеть кризис и после кажущегося неуспеха добиться окончательного поражения противника.

Гитлер хорошо понимал, как далека стала в последние месяцы победа над Англией, которую он считал окончательной; он отдавал себе отчет в том, что он и его союзник переживали серьезный кризис. Однако предлагаемые им энергичные контрмеры в решающих пунктах, казалось, били мимо цели. Испания, еще в августе под впечатлением огромной победы Германии перешедшая от состояния нейтралитета к состоянию невоюющей страны и этим политическим актом недвусмысленно показавшая свою готовность выступить за державы оси, стала вдруг трезво смотреть на вещи. Средиземное море запереть не удалось. Таким же роковым было и то обстоятельство, что Гитлер все еще сильно переоценивал военную мощь Италии, так что его план борьбы против англичан в восточной части Средиземного моря строился на неверных предпосылках. Горькое разочарование ожидало его в самом ближайшем будущем и в Северной Африке.

Несогласованным германо-итальянским действиям и планам англичане противопоставили более целеустремленные и планомерные действия. Черчилль хорошо использовал предоставленное ему время для усиления вооруженных сил Англии.

Хладнокровно и трезво оценивая обстановку, он в июне 1940 г. понял, что даже общественное мнение в Соединенных Штатах очень скептически относится к возможности Англии избежать поражения. «Что действительно важно, – писал он 26 июня английскому послу в Вашингтоне, – так это то, захватит ли Гитлер Англию в течение трех месяцев или нет». Он выразил уверенность в том, что вторжение будет отражено и английская авиация выполнит свою задачу. У Англии пока не было союзника, и Черчилль видел, что только вера в силу и способность Англии к сопротивлению, которую надлежит возродить, может положить конец этому состоянию. Он немедленно начал принимать меры. Черчилль стремился сам связаться со Сталиным, и поводом для этого послужило назначение нового посла в Москве, Стаффорда Криппса, через которого он передал личное письмо Сталину. Он надеется, писал Черчилль в письме, что, несмотря на разницу в мировоззрениях и на то, что с августа 1939 г. Россия решила присоединиться к другой стороне, отношения между двумя державами в международной сфере будут развиваться с учетом взаимных интересов и с пользой для обеих сторон.

Англия решила не склониться перед немецким игом и освободить от него Европу. Советский Союз должен, ввиду угрозы германского господства в Европе, сам решить, как ему действовать, чтобы обеспечить свои интересы.

Англия в любое время готова обсуждать проблемы, возникшие в связи с попыткой Германии завоевать и поглотить Европу.

Черчилль встретил самую горячую поддержку у президента Рузвельта и его ближайших сотрудников, которые, в отличие от широких кругов общественности и конгресса, не потеряли веру в Англию и сделали все, чтобы помочь ей материально и дипломатически в рамках государственных законов и с учетом того, чтобы не повредить себе на предстоявших в ноябре 1940 г. президентских выборах.

В дипломатическом отношении для Англии было особенно ценно, чтобы Соединенные Штаты поддерживали отношения с Францией, и немедленно использовали их, если нажим Германии на Виши сделает это необходимым. Обещания материальной поддержки для снабжения Северной Африки или отказ в ней были действенным рычагом в руках американского правительства, позволяющим направлять политику Виши в желательном направлении. Кроме того, Соединенные Штаты оказали немедленную помощь Англии и военными материалами. Уже 11 июня было закуплено 500 тыс. винтовок, 80 тыс. пулеметов и 900 орудий, которые поступали из американских арсеналов, но, чтобы не нарушать законов страны, закупались якобы частным образом.

Увеличение численности флота все время было основной заботой Англии. Задачи флота в связи со сложившимся в июне стратегическим положением на море настолько возросли, что особенно недостаточным стало количество эсминцев, имевших решающее значение для борьбы с подводными лодками. Черчилль был вынужден трижды обращаться к президенту – 15 мая, 15 июня и в конце июля, – пока ему удалось добиться согласия на приобретение 50 – 60 старых американских эскадренных миноносцев. Крайне нежелательная для англичан по дипломатическим и психологическим мотивам сдача в аренду на 99 лет баз на английских островах у северной и центральной части восточного побережья Америки – таких, как Ньюфаундленд, Бермудские острова, Багамские острова, острова Ямайка и Тринидад – была неизбежной, чтобы сделать для американцев приемлемой эту сделку. Кроме того, американцы потребовали заверения в том, что весь английский флот никогда не попадет в руки немцев – так низко в то время пали акции Англии по ту сторону океана. В сентябре 1940 г. 50 американских эскадренных миноносцев были переданы британскому флоту. Одна из актуальнейших проблем англичан если и не была разрешена полностью, то, по крайней мере, стала не такой острой.

Теперь в течение многих лет перед Англией должна была стоять другая проблема, которая приобретала решающее значение: оплата военных материалов, предоставленных Соединенными Штатами. Когда в 1939 г. началась война, в Соединенных Штатах существовал закон о нейтралитете, запрещавший всякую отправку военных материалов воюющей стране. Только в результате трехмесячной упорной борьбы президента этот закон был аннулирован. Вместо него появилась система «кэш-энд-кэрри»{12}, которая разрешала каждой воюющей стране закупать в Соединенных Штатах военные материалы, если она платила наличными и сама эти материалы транспортировала. Хотя эта система, учитывая блокаду Германии, практически благоприятствовала западным державам, все же она и для них представляла некоторые неудобства. Они должны были пользоваться лишь своими собственными судами и могли приобрести только то, за что были в состоянии немедленно уплатить. Англичане, очень осторожные в торговых делах, до начала войны с Францией тщательно оберегали свои фонды в иностранной валюте и соответственно ограничивали свои заказы. Только когда война во Франции приняла угрожающий оборот, они отступили от этой практики и стали увеличивать свои заказы, не взирая на финансовые соображения. При системе «кэш-энд-кэрри» было ясно, что наступит момент, когда их долларовые резервы иссякнут. Лишь до ноября было заказано 11 тыс. самолетов, за которыми должны были последовать еще 12 тыс. К этому времени англичане выплатили 4,5 млрд. долларов. Их фонды были исчерпаны, а кредиты за границей израсходованы. Назрела необходимость найти иное разрешение проблемы вооружения. 8 декабря Черчилль обратился к незадолго до того переизбранному президенту с большим посланием, в котором подробно описал положение Англии, правильно рассчитывая, что теперь Рузвельт может действовать значительно смелее. Одновременно он развернул перед ним свои будущие планы. Эго послание было очень похоже на письмо Гитлера к Муссолини, написанное несколькими днями раньше. Сравнение обоих документов показывает, насколько Черчилль, которого Гитлер так поносил, превосходил своего противника осмотрительностью и ясностью цели, столь необходимым государственному деятелю.

В начале письма английский премьер-министр с удовлетворением отмечал, что повторное избрание Рузвельта на пост президента подтвердило, насколько тесно связаны между собой безопасность обоих государств и их цивилизация. Но Англия должна пока продолжать войну в одиночестве, так как Соединенные Штаты только через два года будут способны бросить на чашу весов всю свою мощь. Гитлер значительно превосходит Англию по вооружению и еще больше – Соединенные Штаты. Правда, Англия может сейчас успешно вести борьбу с Германией флотом и авиацией, но огромной, не связанной ни на каких других театрах военных действий германской сухопутной армии она ничего не может противопоставить. Англия намеревается в 1941 г. сформировать армию из 50 – 60 дивизий, и уже теперь могла бы выступить против державы оси на второстепенных театрах военных действий. Она сделает также все, что будет в ее силах, чтобы воспрепятствовать распространению войны на Африку и Восточную Азию. К счастью, в настоящее время ликвидирована опасность того, что Англия будет уничтожена быстрым, сокрушительным ударом.

Но такая же смертельная опасность таится в постоянном и все ускоряющемся сокращении тоннажа торгового флота. Воздушные налеты, несмотря на все связанные с ними потери и жертвы, еще можно перенести: он надеется также на то, что скоро удастся расплатиться с врагом. Но если снабжение Англии оружием, сырьем и продовольствием будет нарушено, если не хватит кораблей, чтобы всюду встретить противника достаточными силами, то катастрофа сможет произойти прежде, чем Соединенные Штаты будут готовы выступить. В 1941 г. на морях решится исход войны. Потери судов уже сейчас почти так же высоки, как в самый тяжелый год первой мировой войны. Ввоз на 10 процентов меньше необходимого минимума и его дальнейшее сокращение может привести к роковым последствиям. Ввоз в Англию в настоящее время осуществляется только с севера, но и этот последний путь подвергается все усиливающимся атакам подводных лодок и бомбардировщиков дальнего действия. Постройка немецких кораблей «Бисмарк» и «Тирпиц» приближается к концу. Это рейдеры, каждый из которых превосходит любой английский линкор, поэтому они будут сковывать значительные силы английского флота. Еще существует опасность того, что часть французского флота может попасть в руки Гитлера.

Япония своим продвижением в Индо-Китае угрожает Сингапуру, где у англичан в настоящее время явно недостаточные силы.

Англия хочет использовать 1941 год, чтобы путем колоссального увеличения производства заложить основы будущей победы. Для этого крайне желательна помощь Соединенных Штатов. Решающее значение имеет сокращение потерь торгового флота. Лучше всего было бы, если бы американцы сами доставляли военные материалы через океан и обеспечивали охранение транспортов силами своего военно-морского флота. Он, Черчилль, не верит в то, что Гитлер использует такое поведение Америки для объявления войны и повторит ошибку кайзеровской Германии. В случае, если президент сочтет это решение невозможным, он просит передать ему или предоставить на время большое количество военных кораблей, особенно эскадренных миноносцев; он просит также и о том, чтобы английским военно-морским и военно-воздушным силам была оказана некоторая поддержка в охране районов Атлантики в радиусе действия американских вооруженных сил. Крайне необходимой является американская помощь и для постоянного восполнения потопленных судов. Ежегодная производственная мощность английских судоверфей составляет 1,25 млн. от, в то время как лишь за период с мая по декабрь тоннаж потерянных судов достиг 2 млн. т. Без дополнительного увеличения производственной мощности верфей до 3 млн. т Англия обойтись не может.

Производство самолетов в Англии также является недостаточно высоким для получения необходимого перевеса над Германией. Поэтому он просит о предоставлении ежемесячно 2 тыс. самолетов, в том числе как можно больше тяжелых бомбардировщиков, чтобы можно было потрясти основы военной мощи Германии.

На потребную для формирования 50 дивизий военную технику, поскольку сама Англия выпустить такого количества не может, уже сделан заказ; на 1942 г. он просит о предоставлении вооружения и оснащения еще для 10 дивизий. Президент должен подумать и о том, что угнетенные народы Европы будут тоже просить оружия, как только власть диктаторов начнет колебаться.

В заключение премьер-министр остановился на главнейшем вопросе финансирования английских заказов, которые уже тогда многократно превышали платежеспособность Англии. Англия, несмотря на все жертвы, не может приобрести больше того, что она в состоянии оплатить. Он, писал Черчилль, уверен, что американский народ проявит полное понимание этого обстоятельства и что президент найдет выход из положения.

Чистосердечное обращение, составленное для большего эффекта не без некоторых преувеличений, встретило сочувственное отношение. Правда, Англия еще должна была выдержать платежный кризис, продолжавшийся несколько месяцев, а также – что для нее было особенно болезненным – перевезти в Соединенные Штаты из Южной Африки накопленный там большой запас золота. Но затем благодаря принятию закона о ленд-лизе, по которому все американские поставки брались «в долг» или «арендовались», март 1941 г. принес не только желанное облегчение, но и помощь Соединенных Штатов, которые вплотную приблизились к активному участию в войне.

С самого начала войны Черчилль стремился вести энергичные действия против Германии. События в Дюнкерке, поражение Франции и, как следствие этого, ухудшившееся положение на море, угроза вторжения и воздушная битва над Англией вынудили его к обороне. Несмотря на это, все его помыслы были проникнуты одним желанием – вести всюду, где только можно, наступательные действия. Имелись возможности начать в скором времени активные действия на море и в воздухе прежде всего против Италии. Но и на суше, у египетско-ливийской границы, численность английских войск настолько увеличилась, что они уже в конце октября считали себя способными вести наступление на пассивно стоящих против них итальянцев. Ввиду нападения Италии на Грецию наступление в Ливии пришлось временно отложить. Но когда выяснилось, что греки на суше могут одни вести борьбу с итальянцами и нуждаются только в поддержке авиации, и когда в Египет прибыли новые пополнения, запланированное наступление на армию Грациани было осуществлено.

9. Борьба за итальянские колонии

Ливия зимой 1940/41 г.

После своего сентябрьского наступления шесть дивизий Грациани были расположены широкой дугой, выгибавшейся на юго-восток; один конец дуги упирался в море близ Сиди-Баррани, другой находился у Бир-Софафи. (Карта 3, стр.150)

В этом районе шириной примерно 70 км итальянцы не оборудовали ни одной позиции или хотя бы цепи опорных пунктов. Они располагались в нескольких больших лагерях, очень удаленных друг от друга и потому не имевших между собой никакой тактической связи.

Между самым южным лагерем в районе Бир-Софафи и ближайшим к нему лагерем в районе Нибейва находился необороняемый район протяженностью 30 км. Другие лагери, разделенные друг от друга еще большими расстояниями, были в Восточном и Западном Туммаре, в Мактиле и Сиди-Баррани. Англичане узнали о таком весьма неудачном с точки зрения обороны расположении итальянских войск и разработали план наступления. Если бы удалось подвижными соединениями внезапно прорваться между Нибейвой и Бир-Cофафи, то затем, обеспечив свой фланг от контратак со стороны Бир-Софафи, должно было бы повернуть на север и нанести удар с тыла по итальянским войскам, расположенным севернее участка прорыва. Этот дерзкий, но обещавший максимальный успех план был, однако, технически трудно осуществимым. Противники находились на расстоянии почти 100 км друг от друга, что отчасти может служить объяснением такого неосторожного построения итальянских войск. Англичане должны были вывести двумя ночными переходами силы, предназначенные для прорыва, на исходные позиции. Днем эти войска отдыхали в пустыне, лишенной всяких укрытий, и если бы их обнаружила воздушная разведка противника, то тактическая внезапность была бы потеряна.

Англичане располагали для наступления следующими силами: 7-й танковой дивизией, 4-й индийской пехотной дивизией, одним усиленным полком, одним полком пехотных танков. Особенно грозную силу представляли собой 275 новых танков, против которых были бессильны слабые итальянские танки и средства противотанковой обороны итальянских войск. Соединения, предназначенные для прорыва в районе между Нибейвой и Бир-Софафи – 7-я танковая дивизия и индийская дивизия, – совершили свой первый марш-бросок 46 км в ночь с 7 на 8 декабря. Днем 8 декабря они отдохнули, оставшись незамеченными, и на следующую ночь достигли исходных позиций для наступления. Утром 9 декабря английские войска начали прорыв.

Одновременно с этим английский флот обстрелял Мактилу, Сиди-Баррани, проходящее вдоль морского берега шоссе, а английская авиация совершила Меты на аэродромы противника, чтобы уничтожить итальянские самолеты на земле. Уже 9 декабря принесло полный успех англичанам, действовавшим против совершенно ошеломленных итальянцев, 7-я танковая дивизия после Вершения прорыва выделила части для обеспечения фланга со стороны Бир-Софафи и в 7 час. атаковала лагерь Нибейва, в котором находилось 3 тыс. итальянцев. После непродолжительного сопротивления, быстро сломленной превосходящими английскими танковыми силами, лагерь был взят. Командир английской дивизии, приведя в порядок свои части, в 13 час. 30 мин появился перед Западным Туммаром и взял штурмом и этот лагерь. Затем он направился к Восточному Туммару, которым к исходу дня почти полностью овладел. В то время как проводились эти атаки, в прорыв была введена индийская дивизия. Прикрываемая в своем наступлении частями танковой дивизии, она вышла в тыл итальянских лагерей и достигла на севере прибрежного шоссе между Сиди-Баррани и Букбуком.

10 декабря осуществлялось уничтожение отчасти окруженных, отчасти отрезанных от своих путей отхода итальянских войск. Сиди-Баррани бы, атакован с востока и запада и вечером был взят. Части танковой дивизии повернули на юг, чтобы воспрепятствовать отходу итальянцев, находившихся в лагере Бир-Софафи, другие части преследовали те итальянские войска которым в общем замешательстве удалось уйти из окружения. Основные сил четырех дивизий были уничтожены. Свыше 38 тыс. пленных, 400 орудий и около 50 танков попали в руки победителей, которые со своей стороны потеряли только 133 человека убитыми, 387 ранеными и 8 пропавшими без вести.

Используя свою победу, англичане продвигались на запад с целью захватить Бардию и Тобрук и иметь возможность использовать для дальнейшей продвижения прибрежное шоссе. В обоих городах стояли крупные итальянские гарнизоны. Между тем итальянцы оправились от испуга. Они хорошо укрепили Бардию и Тобрук, соорудили бетонированные огневые точки, противотанковые рвы, установили проволочные заграждения. Англичане должны были перейти к настоящей осаде, которая требовала участия большинство их соединений.

Разгром итальянских войск в Египте был для Гитлера полной неожиданностью. Еще в ноябре он считал положение итальянцев настолько благоприятным, что рассчитывал на их наступление в недалеком будущем. Планировалось, что как только итальянцы захватят Мерса-Матрух, в нем примет участие сначала немецкая авиация. Кроме того, часть вооруженных сил г директиве от 12 ноября должна была находиться в готовности начать боевые действия на том или ином участке североафриканского театра. Сухопутной армии надлежало выделить для этой цели одну танковую дивизию и оснастить ее всем необходимым для использования в тропических условиях.

Немецкие торговые суда, находившиеся в итальянских портах, следовало подготовить для перевозки большого количества войск в Ливию.

Германские военно-воздушные силы должны были нанести удар по Александрии и заминировать Суэцкий канал, чтобы по нему не могли проходи английские суда. Если бы все эти мероприятия были осуществлены лиц несколькими месяцами раньше во взаимодействии с итальянцами, то события в Северной Африке приняли бы совсем иной оборот. Однако неожиданное поражение в декабре коренным образом изменило обстановку. Помощь Германии, запланированная для развития успешного наступления, служила теперь лишь средством предотвращения катастрофы.

Поскольку приготовления к использованию сухопутных немецких войск еще не были закончены, а итальянцы, со своей стороны, все еще хотели из соображений престижа обойтись без помощи немецких войск, поддержка пока могла быть осуществлена только авиацией, 10-й немецкий авиационный корпус был срочно переброшен в Сицилию и сразу принес заметное облегчение. Это почувствовала в первую очередь британская эскадра в Александрии, которая до сих пор беспрепятственно оказывала с моря существенную поддержку продвижению английских войск, действовавших недалеко от побережья, а также помогала их снабжению. Захваченные англичанами порт и остров Мальта были заминированы поставленными немецкой авиацией магнитными и акустическими минами. Самолеты атаковали на бреющем полете английские военные корабли и суда, осуществлявшие снабжение войск вдоль побережья. Проводку конвоев через Средиземное море пришлось прекратить после того, как при последней попытке авианосец «Илластриес» был тяжело поврежден, а крейсер «Саутгэмптон» потоплен. Суэцкий канал был так сильно заминирован, что судоходство по нему до конца марта было прекращено и смогло возобновиться лишь после того, как канал был протрален прибывшими из Южной Африки минными тральщиками.

Но действия немецких авиационных соединений приобрели этот широкий размах только через несколько месяцев, и, естественно, одна авиация не могла вывести итальянцев из критического положения. Другая директива германским вооруженным силам от 11 января 1941 г. считала «помощь Германии на Средиземном море, где Англия ввела против союзников превосходящие силы, необходимой из стратегических, политических и психологических соображений». Сухопутные войска получили приказ сформировать «заградительное соединение», которое должно было оказать итальянским союзникам действенную помощь, прежде всего при отражении атак английских танковых соединений. Его переброска в Северную Африку планировалась на конец февраля, в связи с тем, что перед этим туда должны были прибыть еще одна итальянская танковая и одна моторизованная дивизии.

19 и 20 января Гитлер и Муссолини вели переговоры, в которых приняли участие их военные советники. Итальянцы все еще надеялись на то, что Тобрук окажет более длительное сопротивление, чем павшая 5 января Бардия, и что малочисленная пехотная дивизия вместе с бригадой, усиленной танками, сможет восточнее Дерны активными действиями остановить продвижение англичан. Итальянцы полагали, что таким образом им удастся удержать западную Киренаику до тех пор, пока из Италии не прибудет пополнение. Но Муссолини на этот раз уже не возражал против отправки немецких сухопутных войск, хотя еще в ноябре прошлого года он сам дал указание начальнику генерального штаба итальянских вооруженных сил ни при каких обстоятельствах не принимать предложения немцев об отправке в Африку их танковых дивизий. Характерно, что тогда он заявил: «Если только немцы у нас утвердятся, мы от них никогда не отделаемся».

Вскоре оказалось, что итальянцы, как этого и опасались немцы, слишком заблуждались в оценке своего положения и теперь крайне нуждаются в немецкой помощи. 22 января гарнизон Тобрука сложил оружие. В Бардии и Тобруке англичане взяли в плен 75 тыс. человек, захватили 700 орудий и 207 танков. Упорное сопротивление в Тобруке задержало англичан дольше, чем они того ожидали. Теперь у них было достаточно сил, чтобы начать решительные действия с целью завоевания Киренаики. Слабые итальянские силы восточнее Дерны и близ Эль-Мекили не могли помешать англичанам осуществить дои замысел. Итальянцы даже не пытались вести, как это первоначально Санировалось, активные действия против продвигающихся вперед англичан. Командующий английскими войсками воздержался от фронтального наступления на итальянскую дивизию, оборонявшую сильную позицию восточнее Дерны, и решил двинуться в обход через Эль-Мекили. Находившиеся там итальянцы отступили, и англичане, развивая успех, вышли к Бенгази. Ним самым все итальянские силы, которые еще оставались к западу от Бенгази, были отрезаны. Когда они сделали попытку пробиться к Бенгази, англичане атаковали их на прибрежном шоссе и вынудили капитулировать. Было захвачено 20 тыс. пленных, 120 танков и 210 орудий.

С 9 декабря 1940 г. по 7 февраля 1941 г. англичане почти полностью уничижили восемь итальянских дивизий, взяли в плен 130 тыс. человек, захватили 470 танков и свыше 1300 орудий. Их собственные потери составили 500 человек убитыми, 1373 ранеными и 55 пропавшими без вести. Достигнуть больших успехов помешало только то, что по политическим соображениям Черчилль считал крайне необходимой переброску британских сухопутных войск в район Юго-Восточной Европы. Поскольку англичане на Среднем Востоке не имели больше сил, армия в Ливии была ослаблена и ей было приказано перейти к обороне.

Этого сравнительно благоприятного оборота событий еще нельзя было предвидеть, когда Гитлер в начале февраля был вынужден вновь подумать о том, что еще можно сделать для поддержки итальянцев. 3 февраля во время совещания с главнокомандующими видами вооруженных сил, которое главным образом касалось подготовки войны против России, он выразил мнение, что хотя с военной точки зрения потерю Северной Африки и можно перенести, но такая потеря непременно окажет сильное моральное воздействие на итальянцев. Он считал даже возможным выход Италии из союза ввиду угрозы того, что после захвата Северной Африки Англия начнет бомбардировки итальянских городов. В таком положении могли помочь только решительные меры. Поэтому на совещании было определено следующее. Немецкая авиация, используя тяжелые бомбардировщики, должна будет нанести удар по английским войскам в Киренаике, а также нарушить английские морские перевозки, наряду с этим она будет вести борьбу с английским флотом и стремиться подавить сопротивление защитников Мальты. Итальянские истребители должны быть отданы в распоряжение немцев. Итальянцам предложили, чтобы все перебрасываемые в Ливию немецкие подвижные соединения и действующие там итальянские подвижные соединения находились под общим немецким командованием, планировалось, что немецкое «заградительное соединение», выгрузка которого в итальянских портах была намечена на 22 февраля, будет усилено танками, вслед за ними будет как можно скорее направлена одна танковая дивизия и затем немедленно создан штаб корпуса для руководства боевыми действиями.

Было симптоматично то, что эти решения во время совещания по вопросу войны с Россией принимались как-то между прочим. Северная Африка оставалась для Гитлера мешающим второстепенным театром военных действий, которому он хотя и придавал большое психологическое значение, но не считал его решающим с военной точки зрения. Об этом свидетельствовало также его обоснование необходимости оказать итальянцам помощь. Намечаемая теперь помощь была достаточной, чтобы не только стабилизировать положение в Северной Африке, учитывая ослабление англичан, но даже добиться его изменения в свою пользу.

Поскольку одновременно предстояло использовать немецкие войска и для восстановления положения на Балканах – втором очаге войны, возникшем в связи с провалом наступления итальянцев, – положение на Средиземном море складывалось для последних не так неблагоприятно, как этого опасались вначале.

Но в Восточной Африке, где итальянцы были предоставлены самим себе и англичане обладали полным господством на море, уже теперь наступил решительный перелом.

Потеря Итальянской Восточной Африки

При энергичной помощи Индии и Южной Африки англичане в последние месяцы 1940 г. собрали достаточное количество сил для захвата отрезанных от своей метрополии итальянских колоний в Восточной Африке. Чтобы подготовить операцию и заставить итальянцев распылить свои численно превосходящие силы, англичане всеми средствами разжигали волнения в еще не совсем умиротворенной Абиссинии.

Для захвата Эритреи они сосредоточили в Судане 5-ю индийскую дивизию. После победы над Грациани в Северной Африке и еще до того, как положение в Греции стало критическим, в Судан была переброшена и 4-я индийская дивизия. Целью наступления было захватить Массауа, единственный порт колонии на Красном море. 19 января индийские войска перешли в нескольких местах границу. Направление их главного удара проходило в центре. Вначале они быстро продвигались вперед, но затем наступление было остановлено близ Керен, чрезвычайно сильном укрепленном пункте в горах. Почти два месяца продолжали сопротивление итальянские войска. Лишь после планомерного изматывания сил итальянцев на фронте и в результате удара во фланг, который нанесла проникшая в Северную Эритрею английская колонна, сопротивление было окончательно сломлено. 27 марта был взят Керен. 1о итальянцам удалось отойти на юг. 1 апреля пала Асмара, 6 апреля англичане достигли Массауа. После этого колония практически оказалась в их руках.

1– я южноафриканская и 11-я и 12-я африканские дивизии в конце января были готовы к наступлению на Итальянское Сомали и южную границу Абиссинии. Решающее значение имело наступление моторизованной африканской бригады вдоль побережья. 24 января англичане начали наступление и, методически продвигаясь вперед, до 18 февраля заняли район западнее реки Джуба. После этого для захвата порта Могадишо была выделена моторизованная бригада. Стремительно пройдя 120 км, она 25 февраля заняла город. Ввиду слабого сопротивления итальянцев английское командование решило немедленно повернуть войска на север и перенести военные действия в самый центр Абиссинии. Через восемь дней был взят Дагабур, отстоявший на 900 км от того места, где английские войска впервые вошли в соприкосновение с противником. 17 марта неудержимо продвигавшаяся колонна англичан захватила Джиджигу. Теперь они могли снабжаться из порта Бербера, так как их коммуникации растянулись на 2500 км. Этот порт был занят десантной частью, сформированной в Адене.

Целью англичан был теперь Харар, второй по величине город Абиссинии. Но предстояло еще преодолеть проход Марда, который является очень выгодной для обороны позицией. К своему удивлению, англичане не встретили там почти никакого сопротивления и 25 марта находились уже в Хараре. С начала наступления из Могадишо ровно за четыре недели было пройдено 1500 км. Теперь англичане непрерывно продолжали двигаться к Аддис-Абебе, столице Абиссинии, в которую вступили 4 апреля.

Уцелевшие итальянские войска отступили на север и соединились в труднодоступном горном массиве Аладжи с вытесненными из Эритреи частями.

Англичане были крайне заинтересованы в том, чтобы быстрее завершить военные действия в Абиссинии. К этому времени греки оказались в крайне затруднительном положении, а в Северной Африке появился Роммель, в связи с чем войска, действовавшие в Абиссинии, были крайне необходимы. Поэтому с точки зрения войны в целом для [181 – Схема 10] держав оси имело очень большое значение, что итальянцам, упорно сражавшимся под командованием герцога Аоста, удалось кое-как продержаться до середины мая. 18 мая они вынуждены были капитулировать. В знак признания их храбрости и рыцарского ведения войны им было оставлено личное оружие.

Успех англичан был омрачен серьезными неудачами на Балканах и в Северной Африке. Очевидно, они сразу хотели добиться слишком многого. Для итальянцев потеря их колониальной империи в Восточной Африке, к которой принадлежала и Абиссиния, завоеванная лишь несколько лет тому назад ценой тяжелых материальных жертв итальянского народа, была весьма болезненной. Лишь успехи, достигнутые итальянскими войсками на Балканах и в Северной Африке благодаря помощи Германии, несколько ослабили горечь этой потери.

Первая победа Роммеля

Командование немецким «заградительным соединением», формирование и усиление танками которого начали в начале года, было поручено генералу Роммелю. Он особенно отличился во время военных действий во Франции, столь же смело, сколь и успешно командуя 7-й танковой дивизией.

Деятельность такого выдающегося человека, как Роммель, в течение почти двух лет накладывала свой отпечаток на военные действия в Северной Африке, а сам он стал легендарной личностью в глазах не только своих друзей, но и врагов. 6 февраля Роммель был принят Гитлером и Браухичем. Кроме 5-й легкой дивизии, уже подготовленной к отправке в Ливию, ему к концу мая обещали перебросить еще 15-ю танковую дивизию. До ее прибытия он должен был препятствовать тому, чтобы итальянцы отошли с достигнутых ими позиций у залива Сидра до Триполи. 11 февраля он прибыл в Рим, где впервые встретился со своими итальянскими начальниками, с которыми у него позже было много острых разногласий, и в тот же день вылетел в штаб немецкого 10-го авиационного корпуса. Там Роммель настоятельно потребовал немедленных действий крупными силами против английской базы снабжения в Бенгази. На следующий день он прибыл в Триполи. В этом городе он встретился с итальянским генералом Гарибальди, который принял командование итальянскими войсками вместо уходившего в отставку маршала Грациани.

Роммель увидел, что всюду царило подавленное настроение. На фронте было затишье, но люди целиком находились под тяжелым впечатлением сокрушительных поражений в предыдущие месяцы.

Роммель решил вывести итальянцев из их летаргического состояния. Когда 14 февраля в Триполи были выгружены первые части 5-й немецкой легкой дивизии, он немедленно бросил их на фронт, сам принял командование ими и передал им свой энтузиазм. Несколько удачно выполненных немецкими частями боевых задач убедили Роммеля в том, что он имеет дело с противником, ставшим очень осторожным. Во время беседы с Роммелем главнокомандующий итальянской сухопутной армией предостерегал его не начинать наступления на Аджедабию, куда англичане между тем отошли, раньше конца мая, когда должна будет прибыть 15-я танковая дивизия. Несмотря на это предостережение, Роммель решил уже в конце марта предпринять наступление с ограниченной целью, чтобы получить благоприятную позицию в юго-восточном углу залива Сидра.

К этому времени боеспособность английской 8-й армии сильно уменьшилась. Имевшая большой боевой опыт 6-я австралийская дивизия была переброшена в Грецию и заменена еще не обстрелянной 9-й австралийской дивизией. 7-я танковая дивизия находилась в Египте, где она отдыхала и получала пополнение. Ее место заняла 2-я танковая дивизия. Она также не была полностью готова к боям, ее танки – частично это были трофейные итальянские машины – имели большие технические недостатки.

Вследствие отправки большого количества автотранспортных средств подвоза в Грецию предметы снабжения приходилось подвозить силами войскового транспорта. Это было очень тяжело, тем более, что базой снабжения служил Тобрук, от которого войска находились на расстоянии 500 км. Дело в том, что с момента прибытия в Северную Африку 10-го авиационного корпуса в воздухе господствовали немцы. Поэтому от использования Бенгази, с прикрытия которого были сняты самолеты и зенитная артиллерия и направлены в Грецию, в качестве базы снабжения пришлось отказаться.

Когда в конце марта в Северную Африку прибыла 5-я немецкая легкая дивизия, 9-я австралийская дивизия без одного полка, оставленного в Тобруке, и главные силы 2-й английской бронетанковой дивизии занимали позиции восточнее Эль-Агейлы, в непосредственной близости от города. В начале марта английский главнокомандующий генерал Уэйвелл, несмотря на отправку части сил в Грецию, еще не считал положение угрожающим. Ему было известно, что две итальянские дивизии и одно немецкое соединение, численность которого он считал равной примерно одному усиленному танковому полку. прибыли в Триполи. Этих сил, по его мнению, хватило бы самое большее на то, чтобы оттеснить англичан до Аджедабии. На продвижение противника до Бенгази он не рассчитывал. Далее, он считал, что потребуется по меньшей мере два месяца для переброски двух немецких дивизий в Триполи, и что тогда возможности порта Триполи как базы снабжения будут полностью исчерпаны.

Наступление в жаркое время года казалось ему в высшей степени невероятным. Поэтому до конца лета, по мнению Уэйвелла, наступления итало-немецких войск не будет, а, возможно, его удастся оттянуть еще дальше атаками на конвои противника в Средиземном море. В конце марта Уэйвелл на основании новых сведений, а также ввиду энергичных действий немецких войск оценивал положение как уже более серьезное, но надеялся на то, что численность немецких сил сильно преувеличивается и что он, хотя и с некоторым трудом, сможет продержаться в течение нескольких месяцев, а к тому времени положение в Греции улучшится или прибудут новые силы в Египет.

Нельзя считать, что Уэйвелл был совсем неправ в своей оценке обстановки. Наступление с ограниченной целью, начатое Роммелем 31 марта против английских войск перед Аджедабией, только благодаря неожиданно удачной местной обстановке и смелого продвижения, на которое английский главнокомандующий не мог рассчитывать, вылилось в крупное наступление, запланированное Роммелем лишь на конец мая.

Когда вечером 31 марта наступление привело к полному успеху, и воздушная разведка на следующее утро подтвердила отступление англичан на Аджедабию, Роммель, как он сам выразился, не мог больше устоять перед искушением использовать благоприятный случай и решил наступать на Аджедабию. Этот удар также был успешным, англичане отошли в направлении на Бенгази. Явное стремление англичан уклониться от всякого решающего боя навело Роммеля на смелую мысль захватить также всю Киренаику. Роммель не захотел считаться с выраженным в резкой форме мнением итальянского главнокомандующего, которому он подчинялся и который, ссылаясь на полученное им из Рима указание о ведении исключительно оборонительных действии, настаивал на немедленном прекращении наступления. Он теперь твердо решил преследовать отступающего противника по пятам.

Прошло несколько тревожных дней. 4 апреля порт Бенгази уже был в руках немцев, но английская танковая дивизия находилась еще где-то в районе между Завиет-Мсус и Эль-Мекили в то время, как 9-я австралийская дивизия отступала к Дерне. Чтобы уничтожить ее, Роммель направил 5-ю легкую дивизию на Мекили, а менее крупную часть сил – на Завиет-Мсус для параллельного преследования. Итальянцы должны были наступать вдоль прибрежного шоссе. Немецкие войска, еще не привыкшие ориентироваться в пустыне, нередко сбивались с нужного направления, нехватка горючего часто замедляла продвижение, песчаные бури разъединяли колонны. Но и у противника была не меньшая неразбериха. Необычное отступление, местами проходившее в очень быстром темпе, привело к тому, что управление английскими войсками оказалось нарушенным, 2-я бронетанковая дивизия, находившаяся в районе Эль-Мекили, попала в затруднительное положение с горючим. Дальнейшие неудачи усилили путаницу у противника, который всюду подвергался ударам немцев, применявших очень гибкую тактику. Когда командующий английской армией генерал Ним вместе со своим предшественником генералом О'Коннором в ночь с 5 на 6 мая хотели сменить командный пункт близ прибрежного шоссе, они были атакованы моторизованным немецким дозором. Бои продолжались еще до 8 апреля. Хотя после их завершения основным силам австралийской дивизии удалось уйти по прибрежному шоссе, все же 2-я бронетанковая дивизия и индийская бригада, спешно переброшенная из Тобрука, были остановлены в районе Эль-Мекили и после тщетных попыток прорваться уничтожены. Другим частям, еще пытавшимся отойти к Дерне, немецкие войска отрезали пути отхода.

Теперь в распоряжении англичан, кроме спешно собранных небольших сил у ливийско-египетской границы, имелись только отступившая к Тобруку австралийская дивизия и стоявшая в Египте 7-я бронетанковая дивизия. Главнокомандующий английскими войсками решил сосредоточить основную массу сил в Тобруке, хорошо укрепленном итальянцами, и, если потребуется, вести бой даже в окружении. Английские войска преграждали важное прибрежное шоссе, сковывали основные силы противника и таким образом могли лучше всего воспрепятствовать вторжению Роммеля в Египет. Снабжение английских войск в Тобруке предполагалось осуществлять по морю. 7 апреля 7-я английская бронетанковая дивизия прибыла в Тобрук, 11 апреля эта крепость была окружена Роммелем. Английская эскадра в Александрии делала отчаянные усилия, чтобы воспрепятствовать притоку новых немецких сил и подвозу горючего, боеприпасов и продовольствия в Триполи. 15 апреля английским эскадренным миноносцам удалось перехватить конвой и потопить несколько транспортов и три итальянских эскадренных миноносца. 21 апреля английский адмирал с целью облегчить положение английских войск решился даже появиться перед Триполи с тремя линкорами и одним крейсером, чтобы обстрелять порт и потопить стоявшие там суда. Благодаря нежеланию итальянского флота вступать в борьбу и тому, что внимание немецкой авиации в эти дни было обращено в первую очередь на Грецию, этот безумно храбрый план удался. Он был навязан отрицательно относившемуся к нему адмиралу Черчиллем, который даже подал мысль потопить старый линкор для заграждения входа в порт Триполи, настолько серьезным он считал положение в Северной Африке. Черчилль не мог предполагать, что германское верховное командование удовлетворится неожиданными успехами, достигнутыми смелыми действиями Роммеля, и теперь будет радо только тому, что не надо больше посылать силы на этот театр военных действий. Оно предполагало вернуться к нему лишь «после „Барбароссы“.

Черчилль, напротив, видел главную опасность в потере «фланговой позиции в Северной Африке», которая могла опрокинуть все английские планы ведения войны на Ближнем Востоке. Давно запланированный захват острова Родоса, использовавшегося авиацией противника в качестве базы, пришлось отставить. Кроме того, германо-итальянские аэродромы теперь и на побережье Северной Африки находились уже на 1000 км восточнее своих первоначальных мест расположения.

Господство в воздухе держав оси в восточной части Средиземного моря стало невыносимым для английского флота. По мнению англичан, для продолжения войны в этом районе имелись огромные возможности. Исходя из такой оценки обстановки Черчилль требовал от всех действовавших там морских, сухопутных и воздушных сил величайшего напряжения. Черчилль полагал, что делом чести для английского флота является совместно с авиацией парализовать морское сообщение между Италией и Триполи и нарушить таким образом снабжение войск противника в Северной Африке. Тобрук должен быть не только удержан при всех обстоятельствах, но находившиеся там войска следует так усилить пехотой и танками, чтобы они могли постоянно беспокоить противника и вынудить его перейти к правильной осаде. У ливийско-египетской границы должны развернуться чрезвычайно активные бои, которые заставят противника все время быть в напряжении; в ходе этих боев даже в самых мелких стычках нужно все время стремиться сохранять инициативу в своих руках.

Эти стремления англичан и не меньшая активность Роммеля привели к ряду последовательных боев, в которых обе стороны до конца мая пытались взять инициативу в свои руки. Роммель прилагал все силы, чтобы как можно скорее овладеть Тобруком, который являлся для него весьма большой помехой. Первая попытка внезапно захватить крепость 13 и 14 апреля не удалась. Тщательно подготовленная атака 30 апреля также не имела успеха вследствие ожесточенного сопротивления австралийцев и возросшей оборонительной мощи крепости; несмотря на воздушные налеты, минирование порта и подходов к нему, в Тобрук постоянно прибывало по морю из Александрии все необходимое. Потери английских торговых судов стали, наконец, такими тяжелыми, что от использования их пришлось отказаться. Однако посыльные суда и эскадренные миноносцы попрежнему доставляли защитникам крепости все, в чем они нуждались.

На границе между Ливией и Египтом англичане 15 мая предприняли наступление и временно продвинулись до Эс-Саллума и Ридотта-Капуццо. Роммель немедленно подготовился к ответным действиям и двумя днями позже отвоевал захваченные английскими войсками опорные пункты.

Только проход Хальфайя оставался еще в руках англичан. Как единственное место для переправы танков через горную гряду, простирающуюся на 35 км. с северо-запада на юго-восток, этот проход имел важное значение для овладения всем районом. Роммель не хотел оставлять в руках англичан эти ворота, чтобы они не могли предпринять новое наступление. Проведенная 27 мая контратака имела полный успех. Попытки англичан отвоевать обратно перевал не удались.

15 июня англичане еще раз попытались тщательно подготовленной атакой захватить обратно перевал и пограничные укрепления, чтобы после этого пробиться к Тобруку и освободить окруженную крепость. Они обошли горную гряду юго-восточнее прохода Хальфайя и продвинулись в северном направлении через Ридотта-Капуццо почти до Бардии. Но уже на второй день англичанам не удалось добиться сколько-нибудь существенного продвижения, так как против них была брошена 5-я немецкая легкая дивизия и только

что прибывшая из Германии 15-я танковая дивизия. Попытки англичан фронтальным ударом овладеть проходом Хальфайя также были отражены. Роммель искусно использовал обстановку, собрал силы против западного фланга продвинувшихся на север англичан и 17 июня предпринял наступление, которое было для англичан совершенно неожиданным. Они вынуждены были поспешно отступать на юг, чтобы избежать грозившего им уничтожения. Очевидно, они недооценили гибкость немецкого командования. Даже появление на поле боя главнокомандующего английскими войсками, который еще надеялся придать борьбе благоприятный оборот, не могло исправить положения. От дальнейшего продолжения этого наступления, на которое возлагали вначале такие большие надежды, пришлось отказаться.

В последующие месяцы положение не изменилось. Силы Роммеля по-прежнему были ограниченными. Немецкая армия была более чем связана в России, а Италия, несмотря на первоначальные обещания выделить Роммелю значительное количество войск, не могла найти в себе сил для активного ведения войны. Англичанам требовались месяцы, чтобы пополнить свои разбитые соединения в Северной Африке, Греции и на Крите и снова сосредоточить в Египте многочисленные войска.

Генерал Уэйвелл, которого в последние месяцы преследовали неудачи, был заменен генералом Окинлеком. К счастью для Роммеля, Окинлек в скором времени тоже оказался под впечатлением выдающихся успехов немецкого Африканского корпуса и не сумел понять, что снабжение было слабым местом итало-немецких войск. Поэтому он отложил свое наступление на более длительное время, чем того требовала обстановка.

10. Действия немецких войск на Балканах

По экономическим и стратегическим соображениям для Германии было важно только то, чтобы положение в Юго-Восточной Европе оставалось спокойным. Мобилизация, широко развернувшаяся в некоторых Балканских государствах уже летом 1940 г., сократила производство сельскохозяйственных продуктов, избыток которых имел большое значение для снабжения Германии. Поэтому политика ослабления напряженности в этом районе полностью отвечала истинным интересам Германии. Подобная политика целеустремленно проводилась до осени 1940 г., но затем начали возникать другие идеи. Сближение с Румынией первоначально преследовало только оборонительные цели. Германия не могла допустить, чтобы Румыния подверглась опасности, так как от ее нефти зависела победа Германии в войне. Поэтому она охотно использовала напряженные отношения между Румынией и Россией и происшедшие в связи с этим политические изменения в Румынии как повод к тому, чтобы укрепить свои военные позиции в этой стране. Агрессивные цели Гитлера все больше выдвигались на первый план. В Юго-Восточной Европе ему нужно было создать такую обстановку, которая не только не помешала бы запланированной против Советского Союза войне, но, наоборот, даже благоприятствовала бы ей, поскольку некоторые страны Юго-Восточной Европы могли бы принять в ней активное участие. Кроме того, когда война между Италией и Грецией затянулась и стало ясно, что Италия сама не в состоянии добиться победы, прибавилась еще необходимость помочь Италии закончить эту войну.

Нельзя было допускать, чтобы Англия во время войны Германии против Советского Союза укрепилась в Юго-Восточной Европе и начала военные действия против Румынии в воздухе или на суше. Таким образом, в Юго-Восточной Европе складывалось очень сложное положение. В начале октября в Румынии была учреждена германская военная миссия, которой официально была поручена реорганизация румынской армии. Кроме этого, Румынии была обещана поставка танков, тягачей, противотанкового и зенитного оружия, пулеметов, истребителей и прочего вооружения. Чтобы ускорить ознакомление румынской армии с новой техникой, начиная с 11 октября в Румынию началась переброска учебных частей немецких сухопутных войск (фактически, одной танковой дивизии) и авиации. Переброска этих частей должна была осуществляться через Венгрию, крайне не желавшую военного усиления своего соседа, к которому она, несмотря на Венский арбитраж, еще имела территориальные претензии. Но у Венгрии не было иного выхода, и она вопреки своим желаниям была вынуждена подчиниться воле Германии.

Решающим шагом к подготовке наступления на Грецию, запланированного на будущую весну, была директива № 20 от 13 декабря 1940 г., носившая кодовое наименование «Марита».

В этой директиве отмечается, что определить исход боевых действий в Албании пока еще не представляется возможным. Однако ввиду угрожающего положения в Албании вдвойне важно помешать намерениям англичан создать под защитой балканского фронта авиационную базу, представляющую опасность прежде всего для Италии, а также для нефтяных районов Румынии.

Для этого в Южной Румынии в ближайшие месяцы нужно создать и затем постепенно усиливать ударную группу, которая с наступлением хорошей погоды в марте должна начать наступление через Болгарию для захвата северного побережья Эгейского моря, а если потребуется и всей материковой части Греции.

В состав этой группы выделяются уже находящаяся в Румынии 16-я танковая дивизия и в качестве первого эшелона еще семь дивизий. Должна быть предусмотрена переброска еще примерно 24 дивизий, а также подготовка саперными частями строительства моста через Дунай.

Обеспечение операции со стороны Турции возлагалось на болгарские войска, но усиленные частями немцев. Примет ли Болгария участие в наступлении – это пока еще так же трудно сказать, как и предвидеть позицию Югославии.

Немецкая авиация должна оказывать поддержку сухопутной армии и по возможности принимать участие в захвате английских опорных пунктов на греческих островах путем высадки воздушных десантов.

Все необходимые на Балканах мероприятия должны проводиться с максимальной осторожностью. Прохождение воинских эшелонов через Венгрию и прибытие их в Румынию должно осуществляться постепенно, и его следует объяснять как усиление имеющейся там военной миссии.

Этой директивой были заложены основы ведения войны в Греции, которая позднее должна была вылиться в войну и против Югославии.

В январе 1941 г. положение итальянцев в Греции стало настолько критическим, что Гитлер собирался перебросить туда немецкие войска силою примерно до корпуса – одну горную дивизию и танковые части. При встрече с Муссолини 19 и 20 января, на которой было решено перебросить немецкие силы в Северную Африку, итальянцы охарактеризовали свое положение как «хотя и не настолько прочное, чтобы иметь твердую уверенность в возможности удержать существующую линию обороны, несмотря на все атаки греков, но все же достаточно надежное, чтобы избежать опасности того, что албанские порты будут потеряны». Поэтому помощь в Албании не являлась настоятельно необходимой. Самолюбивый Муссолини хотел обойтись собственными силами хотя бы на этом театре, где военные действия начались по его вине.

Для запланированной немцами операции против Греции пока еще не было необходимых военных и политических условий – согласия Болгарии на стратегическое развертывание немецких войск у болгаро-греческой границы.

В ходе переговоров между командованием предназначенной для проведения операции «Марита» 12-й армии и представителями болгарского генерального штаба, происходивших в феврале месяце, выяснилось, что Болгария отказывается принимать активное участие в войне против Греции или Югославии. Однако она обязалась направить к турецкой границе шесть дивизий. Немцы обещали, что в случае турецкого наступления немецкие танковые соединения и военно-воздушные силы немедленно начнут боевые действия, чтобы отвлечь силы противника от болгарской армии, и что они находятся в боевой готовности для выполнения этой задачи. У греческой и югославской границ на тех участках, где немецкое командование не предполагало наступать, Болгария хотела ввести пограничные войска.

За тайным военным соглашением последовало открытое изменение политического курса. В отличие от Румынии, Венгрии и Словакии Болгария до того времени отказывалась присоединиться к пакту трех держав. Она боялась осложнений с Советским Союзом и с Турцией и принципиально проводила крайне осторожную политику по отношению ко всем своим соседям. С другой стороны, она принадлежала к странам, проигравшим первую мировую войну, и имела территориальные претензии к Греции, в руках которой находилась вся Фракия и удобные порты у побережья Эгейского моря.

Задолго до того, как Болгария сделала последний политический шаг, Англия развила на Балканах оживленную политическую деятельность. Гитлер был не так уже неправ, выражая в директиве от 13 декабря 1940 г. опасение, что Англия стремится создать балканский фронт. В конце января 1941 г. Черчилль обратился к президенту Турции Иненю и указал ему на опасность, которая угрожает Турции, если Германия вступит в Болгарию, чего, по мнению Черчилля, следует с уверенностью ожидать. Болгарские аэродромы уже готовятся принять немецкие авиационные части. Поэтому он предложил турецкому президенту последовать примеру Болгарии и тоже предоставить свои аэродромы иностранным самолетам, но только английским. Тогда Турция будет иметь не только средство давления на Болгарию, чтобы заставить ее соблюдать нейтралитет, она сможет даже угрожать воздушными налетами на румынские нефтяные промыслы, в случае если Германия вступит в Болгарию. Может быть, эта угроза заставит Германию воздержаться от вмешательства в итало-греческий конфликт. Кроме того, Англия готова послать Турции 100 зенитных пушек, которые уже находятся на пути в Египет.

Турция не сомневалась в том, что английские предложения были не совсем бескорыстными. Она отказалась от предложенных ей авиационных частей по тем мотивам, что их численность является слишком небольшой и такая половинчатая мера только побудит Германию принять активные контрмеры.

Несмотря на этот отказ, Черчилль не оставил мысли создать балканский фронт, где Югославия, Греция и Турция вели бы совместные действия по единому плану. Это казалось ему единственной возможностью придать событиям на Балканах благоприятный для Англии оборот. Во всяком случае, обязательной предпосылкой для этого, как показал отказ Турции, была переброска крупных английских сухопутных сил в Грецию. По этой причине английский главнокомандующий в Каире получил в начале февраля приказ прекратить наступление в Северной Африке и держать все имеющиеся в его распоряжении силы в боевой готовности для операций в Европе. Эта задача была важнее всех других задач на Ближнем Востоке. Англичане отдавали себе отчет в том, что борьба с германскими вооруженными силами на европейском континенте означает опасную игру. Но Черчилль хорошо понимал и другое: без сильной поддержки со стороны Англии Балканские страны не будут вести активной политики. Эта цель являлась основной для Черчилля, которого никогда не оставляли воспоминания о первой мировой войне. Для ведения войны ему был нужен второй фронт, который по меньшей мере сковал бы часть пугавших его и нигде не связанных немецких сил. В надежде достигнуть второго фронта Черчилль упрямо шел по намеченному им пути, не внимая предостережениям своих военных советников.

Однако и все последующие ответы Турции были не лучше первого. Турция отвергла всякую помощь и решила защищаться только от непосредственного нападения.

Югославия в начале марта также отклонила предложение существенно изменить положение на Балканах внезапным вступлением в войну против итальянцев в Албании. Всюду считали мощь Германии слишком большой и настолько превосходящей всякую помощь, которую щедро предлагала Англия, что находили целесообразным соблюдать величайшую осторожность. Дипломатическое давление на Болгарию, оказанное Англией, Советским Союзом и Турцией, не имело никакого успеха. Но аргументы Германии оказались сильнее. 1 марта 1941 г. Болгария присоединилась к пакту трех держав, 2 марта немецкие войска с согласия болгарского правительства переправились через Дунай, «чтобы выступить против английских замыслов расширения войны на Балканах и защитить болгарские интересы». Советский Союз в официальной ноте осудил действия Болгарии, не упомянув о Германии. Англия порвала с Болгарией дипломатические отношения.

Стратегическое положение Югославии в связи с вступлением немецких войск в Болгарию стало очень неблагоприятным. Теперь на севере и на востоке она была окружена Германией и государствами, принадлежащими к немецкому лагерю. Греция, граничащая с Югославией на юге, находилась в войне с Италией; кроме того, Греции угрожали немецкие войска, вступившие в Болгарию, так что и эта граница уже не являлась надежной. Политика Германии была направлена на то, чтобы втянуть Югославию в сферу своего влияния и побудить присоединиться к пакту трех держав. Однако на решения белградского правительства оказывали большое влияние внутриполитические противоречия и внешнеполитическая обстановка. Решение правительства о присоединении к пакту трех держав было вынесено 20 марта весьма сомнительным большинством голосов: десять против трех при пяти воздержавшихся. Соглашение о присоединении к пакту было подписано 25 марта в Вене. Одновременно Германия гарантировала границы Югославии и заверяла, правда, с некоторыми оговорками, что она не будет предъявлять никаких требований о переброске немецких соединений через Югославию во время войны.

Между тем в Белграде взяли верх подстрекаемые извне националистические круги, враждебно настроенные по отношению к политике держав оси. Когда югославские представители, подписавшие соглашение, возвратились из Вены, они были арестованы. В ночь с 26 на 27 марта в Белграде произошел государственный переворот, в результате которого правительство было свергнуто, а принц-регент Павел был вынужден покинуть страну. Служивший в авиации генерал Симович организовал военный путч, тщательно подготавливавшийся в течение нескольких месяцев по всей стране, создал новое правительство и посадил на трон еще несовершеннолетнего Петра II, сына убитого в октябре 1934 г. в Марселе короля Александра. В стране проходили бурные демонстрации, во время которых воспевалась политическая свобода и провозглашалась верность западным державам. Однако новое правительство было достаточно осторожным, чтобы не расторгать только что подписанное соглашение о присоединении Югославии к пакту трех держав. Все же относительно тайных симпатий правительства не могло быть сомнения.

Надежды Черчилля возросли. Он телеграфировал президенту Турции, что теперь наступил благоприятный момент создать общий фронт против Германии. Английскому министру иностранных дел Идену, который в то время вместе с начальником имперского генерального штаба генералом Диллом находился в Афинах, он сообщил, что Югославия, Греция, Турция и Англия имеют 70 дивизий. Немцы, по словам Черчилля, в лучшем случае могли бы выставить 30 дивизий, усиление которых они ввиду недостаточного количества дорог с большой пропускной способностью смогут осуществлять лишь очень медленно. Иден должен немедленно установить контакт с Турцией, генерал Дилл – отправиться в Белград для необходимых военных переговоров. Но Турция оставалась глуха и к новым аргументам. Генерал Дилл несколько дней пробыл в Белграде и сильно разочарованный возвратился 4 апреля в Афины.

Симовича никак нельзя было назвать волевым и решительным человеком, каким его считали англичане. Новые министры не хотели провоцировать войну с Германией, мощь которой довлела над ними, как кошмар. Югославская армия не была готова к войне, и прочного военного соглашения с Югославией, несмотря на все усилия генерала Дилла, достигнуть не удавалось. Черчилль, видя нерешительность Югославии, хотел спасти хотя бы то, что еще можно было спасти, и обратился лично к Симовичу.

Он убедительно изложил ему грозящую со стороны Германии опасность, которая, по мнению Черчилля, могла быть уменьшена только немедленным превентивным наступлением Югославии на Албанию. Югославия сможет захватить богатые трофеи и занять удобное исходное положение для ведения неизбежной войны против Германии.

В то время как англичане делали эти бесплодные попытки привлечь на свою сторону Балканские государства, Гитлер решил распространить военные действия против Греции, намеченные на начало апреля, и на территорию Югославии. Эта была одна из тех молниеносных реакций, которые больше всего соответствовали его темпераменту и для осуществления которых он располагал безотказно работающей военной машиной.

Еще вечером в день белградского государственного переворота в ставке Гитлера происходило совещание с главнокомандующими сухопутными и военно-воздушными силами и их начальниками штабов. Гитлер открыл совещание весьма огорчительным для него и, как выяснилось позже, чреватым тяжелыми последствиями сообщением, что начало операции «Барбаросса» должно быть отложено на пять недель. Обсуждение сложившейся обстановки нашло свое выражение в изданной затем директиве № 25. Эта директива констатировала, что военный путч в Белграде изменил политическое положение на Балканах. Югославию, даже если она и заявит о своей лояльности, следует рассматривать как противника, и поэтому она должна быть как можно скорее разгромлена.

Концентрическими ударами из района Фиуме, Грац и из района Софии в направлении на Белград и южнее следует вторгнуться в Югославию и уничтожить югославские вооруженные силы. Кроме того, необходимо отрезать южные районы страны от остальной ее части и захватить их как плацдарм для германо-итальянского наступления на Грецию. Нужно было стремиться также привлечь для участия в операции Венгрию и Болгарию, указав им на возможность получить обратно Банат и Македонию.

Для осуществления этой операции были даны следующие указания.

Военно-воздушные силы должны были непрерывными дневными и ночными бомбардировками разрушить югославские аэродромы и Белград, как только будут сосредоточены достаточные силы и позволит состояние погоды

Сухопутная армия по возможности одновременно с ударами авиации начинала операцию против Греции с задачей захватить район Салоник и использовать благоприятные возможности для продвижения до Олимпа. Наступление из района северо-западнее Софии должно было вестись более крупной частью сил в северо-западном направлении на Ниш, остальными силами – из района Кюстендил и южнее на Скопле. Для этой цели планировалось привлечь все имеющиеся в распоряжении войска в Болгарии и Румынии. Для охраны нефтяных районов Румынии предполагалось оставить только одну дивизию и достаточные силы противовоздушной обороны. Обеспечение болгаро-турецкой границы возлагалось на Болгарию; за болгарскими частями должна была находиться в боевой готовности немецкая танковая дивизия.

Хотя силы, предусмотренные для операции против Греции, и были готовы начать боевые действия, но для развития удара через южный выступ Югославии их следовало перегруппировать и усилить, а часть других девяти дивизий, необходимых для наступления на Югославию, следовало еще перебросить по железной дороге. Поэтому день начала операции еще не мог быть точно установлен. Главнокомандующий сухопутными силами высказал на совещании мнение, что наступление на Грецию может начаться 1 апреля, а наступление остальных сил – между 3 и 10 апреля, в зависимости от окончания их стратегического развертывания.

После того как немецкие планы были окончательно утверждены, Гитлер в письме, отправленном Муссолини вечером 27 марта, сообщил ему, что ожидает помощи со стороны Италии, и «одновременно сердечно просил» не предпринимать больше никаких операций в Албании, а всеми имеющимися силами прикрывать важнейшие проходы на югославско-албанской границе, чтобы предотвратить могущие возникнуть в течение ближайших двух-трех недель осложнения, и, наконец, как можно скорее и всеми средствами усилить итальянские войска на югославско-итальянском фронте.

Муссолини ответил на письмо Гитлера, которое было написано в подчеркнуто настойчивом тоне и точно определяло возможную угрозу со стороны Югославии, с хорошо разыгранным спокойствием. Он сообщил, что приказ о прекращении наступательных действий в Албании отдан, что оборонительные мероприятия против Югославии начались и что дано распоряжение снять с Восточных Альп семь дивизий и перебросить на восточную границу, где уже находились шесть дивизий.

Политические усилия Гитлера привели к согласию Венгрии десятью бригадами принять участие в операции начиная с 14 апреля и подчинить свои соединения немецкому командованию. Болгария же никак не могла решиться на активное участие в войне.

К 30 марта уже имелось представление о продолжительности стратегического развертывания, что позволило наметить следующие сроки проведения операции.

5 апреля. Начало наступления на Грецию, одновременно удар на Скопле и налеты авиации на югославские аэродромы и Белград.

8 апреля. Удар на Ниш.

12 апреля. Удар из района Грац.

Эти сроки были в основном выдержаны.

В тот же день главное командование сухопутных сил отдало приказ на наступление против югославских войск и издало дополнительную директиву о наступлении на Грецию. Расположение сил и их задачи соответствовали изданной 27 марта директиве № 25.

Ожидалось, что югославская армия будет вести только оборонительные действия. Рассчитывали также и на то, что ввиду национальных противоречий в стране югославы ограничатся обороной основных областей с сербским населением и будут там оказывать в горах упорное сопротивление даже после потери своих главных коммуникаций.

12– я армия фельдмаршала Листа, наступавшая на Грецию и наносившая удары на Скопле и Белград, имела шесть корпусов, в состав которых входили три танковые дивизии, две моторизованные дивизии, восемь пехотных дивизий, три горные дивизии, полк «Великая Германия» и дивизия СС «Адольф Гитлер».

Крупные подвижные соединения, наступавшие на белградском направлении, были объединены в 1-ю танковую группу под командованием генерал-полковника фон Клейста. 2-я армия генерал-полковника фон Вейхса, развертывавшаяся у северной границы Югославии, имела один танковый корпус в составе двух танковых дивизий и одной моторизованной дивизии и три армейских корпуса, состоявших из шести пехотных и одной торной дивизии.

Черчилль оценил численность немецких войск довольно точно. Но стремительное и мощное немецкое наступление опрокинуло все его надежды относительно дальнейшего хода событий.

Уничтожение югославских вооруженных сил

5 апреля, за день до того, как немецкие войска развернули наступление, Советский Союз и Югославия заключили пакт о дружбе и ненападении, который, по-видимому, подготавливался еще прежним правительством. Этот договор гласил, что в случае, если одна из договаривающихся сторон подвергнется нападению со стороны третьего государства, другая договаривающаяся сторона обязуется сохранять дружественные отношения со своим партнером по договору.

С военной точки зрения, договор не принес никакой пользы Югославии, которой грозило уничтожение. С политической точки зрения в нем заключалось предостережение Германии и открытое неодобрение ожидаемого выступления. Впервые Советский Союз официально отмежевался от своего партнера по договору 1939 г. Такая позиция еще более утвердила Гитлера в его намерениях против Советского Союза. Для его планов против Югославии этот недружеский жест не имел ровно никакого значения.

6 апреля германское правительство объявило, что немецкие войска были вынуждены в прошлую ночь вступить в Грецию и Югославию, чтобы окончательно изгнать Англию из Европы. В нотах, направленных этим обоим государствам, был, между прочим, брошен упрек в том, что начиная с 1939 г. они совершили ряд враждебных по отношению к Германии актов. Германия, указывалось в нотах, пыталась сохранить мир на Балканах, в то время как Англия постоянно стремилась его нарушить. В Югославии якобы действовала преступная заговорщическая клика, Греция питала явные симпатии к Англии и дала последней возможность создать новый фронт в Европе. Далее в нотах говорилось, что Германия не имела намерения выступать против народов Югославии и Греции, но теперь ее терпение истощилось, и англичане, находящиеся в этих странах, должны быть оттуда изгнаны.

Италия, которая уже вела войну с Грецией, присоединилась к выступлению Германии против Югославии.

Одновременно с наступлением на Грецию начались – сначала на юге и только силами авиации – военные действия и против Югославии, которая не была к этому подготовлена. Из ее 17 пехотных и 3 кавалерийских дивизий в конце апреля лишь две трети были доведены до штатов военного времени. Официальная мобилизация была намечена на 9 апреля. Затем собирались сформировать 13 резервных дивизий. Полностью отмобилизованы были только кадровые дивизии, стоявшие на болгарской границе и входившие в состав 3-го военного округа и 5-й армии{13}, а также некоторое количество пограничных частей. Войска 3-го военного округа, 5-й и 3-й армий, которые развертывались у северной границы Албании, входили в 3-ю армейскую группу. Между Железными Воротами и рекой Драва в районе Барча предполагалось развернуть 2-ю армейскую группу, состоящую из 6-й, 1-й и 2-й армий. Далее на запад до Риека (Фиуме) развертывалась 1-я армейская группа, в которую входили 4-я и 7-я армии. Две дивизии должны были захватить итальянский порт Задар.

Замысел югославского командования сводился к тому, чтобы оборонять восточную и северную границу и во взаимодействии с греческими войсками нанести удар по итальянским армиям в Албании. Таким образом, английский нажим все же оказал свое действие.

Югославская сухопутная армия, с точки зрения немцев, была вооружена недостаточно хорошо. Она совсем не имела танков, а из 1000 самолетов для использования на фронте были пригодны не более 300. Противотанкового и зенитного оружия было очень мало. Внутриполитические противоречия между сербами и хорватами проявились уже во время запоздалой мобилизации: 30-40 процентов призывников не явились на призывные пункты.

С военной точки зрения имелась только одна возможность для того, чтобы югославская армия могла вести боевые действия вместе с греками и англичанами: создание фронта на юге страны между греко-болгарской границей на востоке и греко-итальянским фронтом на западе. Это решение означало бы почти полное оставление страны на произвол судьбы и с психологической точки зрения было невозможным для югославских правителей. Они приняли другое решение, которое привело к уничтожению всей армии и к молниеносной победе Германии. Последняя затмила даже результаты осенней кампании на Балканах в 1915 г., достигнутые, правда, в значительно более трудных условиях.

5 апреля 12-я немецкая армия закончила перегруппировку и смогла на следующий день начать боевые действия одновременно против Греции и Югославии. Ее танковые и пехотные дивизии в трех местах перешли болгаро-югославскую границу, обороняемую войсками 3-го военного округа, и начали продвижение к реке Вардар. На южном фланге подвижные соединения, продвигаясь по долине реки Струмица, достигли района северо-западнее Дойранского озера и повернули здесь на Салоники для решающего удара по западному флангу греческой Восточномакедонской армии. Одна пехотная дивизия продвинулась по долине реки Брегал ница к реке Вардар, одно из подвижных соединений достигло важного узла дорог Скопле в долине реки Вардар. В результате этих ударов в течение двух дней были рассеяны соединения 3-й югославской особой армии и обеспечена свобода оперативного маневра для соединений, действующих против Греции.

В то время как 6 апреля для срыва стратегического развертывания югославских вооруженных сил немецкая авиация начала наносить удары по путям сообщения противника и особенно по Белграду, на остальных участках фронта в первые дни проводились лишь небольшие атаки, так как 2-я немецкая армия еще не закончила свое развертывание. 8 апреля начался второй этап наступления, целью которого было уничтожение югославской армии. Кроме того, чтобы облегчить положение итальянцев в Албании, необходимо было как можно скорее установить с ними связь. Решающие бои развернулись вначале в трех различных районах: на юге – в районе Скопле, на восточной границе – северо-западнее Софии, на северо-западе – в Хорватии и Словении.

Подвижные соединения, действовавшие на юге, повернули западнее Дойранского озера на Салоники. Соединения, наступавшие по долине реки Брегалница и на Скопле, направили одну танковую дивизию также на юг, на Прилеп, и 10 апреля их передовые отряды установили связь с итальянцами у Охридского озера. Затем они продолжали продвижение в западном направлении севернее Охридского озера, чтобы облегчить положение итальянцев, которые под натиском четырех югославских дивизий постепенно отходили за реку Дрин. Другие силы, повернувшие из района Скопле и восточнее на север, встретили у Вране и в верхнем течении реки Ибар сильное сопротивление югославских войск и не смогли сломить его вплоть до окончания кампании.

Зато полным успехом увенчалось наступление 1-й танковой группы, предпринятое из района северо-западнее Софии против южного фланга 5-й югославской армии. Наступление по обе стороны железной дороги София-Ниш, проводимое при эффективной поддержке крупных сил артиллерии и авиации, развивалось очень быстро и уже в первый день привело к прорыву. Этот успех немцев так сильно повлиял на командующего 5-й югославской армией, что он решил тотчас же отвести всю свою армию за реку Морава. Но полностью выполнить это решение югославам не удалось. Утром 9 апреля немецкие танки ворвались в город Ниш и немедленно начали продвигаться дальше на север по долине реки Морава.

В течение трех последующих дней 1-я танковая группа вела исключительно смелые действия, наступая по долине реки Морава. Пройдя сквозь самую гущу войск противника, частично отходящих через реку Морава, частично находившихся еще восточнее реки, немецкие танки вечером 11 апреля подошли к Белграду с юго-востока на расстояние 80 км. Здесь они натолкнулись на южный фланг отходившей 6-й армии противника, который на следующий день был ими смят. К исходу дня их головные части стояли уже на высотах южнее Белграда. Обе армии противника, фронт которых был прорван, были настолько ошеломлены и дезорганизованы, что у них не нашлось сил задержать продвигавшиеся вперед немецкие соединения или перерезать их коммуникации на двухсоткилометровом участке между городами Ниш и Белград. Войска второго эшелона 12-й немецкой армии повернули из района восточнее Ниш против частей 5-й югославской армии, еще остававшихся на восточном берегу реки Морава, и вскоре рассеяли их.

В то время как немецкие танки 12 апреля стояли южнее Белграда, передовые подразделения немецкой танковой дивизии из состава, 2-й армии, двигаясь с северо-запада, достигли столицы противника. Они прошли большой путь, так как 2-я армия перед началом военных действий сосредоточивалась у северо-западной границы Югославии в Штирии и Венгрии. Когда началась война, 2-я армия еще только развертывалась. Лишь некоторые ее части перешли границу Югославии с Германией и Венгрией и, продвигаясь в южном направлении, очистили от противника выступ границы севернее реки Драва. 46-й танковый корпус, сосредоточившийся в Венгрии, смелой атакой захватил мост через Драву в районе Барч и создал плацдарм для последующего продвижения. Этих немногих атак было уже достаточно, чтобы вызвать панику в сформированных главным образом из хорватов соединениях 4-й и 7-й югославских армий. Кое-где вспыхнули мятежи хорватов, которые в немецких солдатах видели своих освободителей от сербского ига. Разложение началось в 4-й армии и быстро перебросилось на соседнюю 7-ю армию. Когда 10 апреля немецкие войска начали наступление, внутреннее разложение уже достигло широких размеров. В то время как западный фланг 2-й немецкой армии широким фронтом двигался на юг, 46-й танковый корпус двумя танковыми и одной моторизованной дивизией начал продвижение с плацдарма в районе Барч. Одна танковая дивизия в тот же день достигла Загреба, две другие дивизии 11 и 12 апреля в районе южнее реки Драва продвигались на Белград, прокладывая себе путь среди отступающих и отчасти уже разложившихся войск 2-й армейской группы. Вечером 12 апреля они достигли Белграда. Части, переправившиеся через реку на надувных лодках, первыми ворвались в столицу противника.

Югославское командование надеялось после разгрома в Хорватии и потери района Скопле, Ниш удержать в Сербии по меньшей мере один ключевой район, который на юге охватывал историческую область Косово и Метохия, на востоке был ограничен рекой Морава и Белградом, а на севере – рекой Сава. В этом районе должны были упорно обороняться сербские войска, против Албании должно было продолжаться наступление.

Многие существенные пункты этого плана уже нельзя было выполнить в связи с действиями немецких войск в последние дни. Немецкое командование после завершения операции по охвату Белграда приняло немедленно дальнейшие меры, чтобы не дать противнику возможности создать новый сплошной фронт или организованно отступить. На северо-западе у немцев не было никаких забот. Здесь 11 апреля в Загребе усташи провозгласили независимую Хорватию. Они требовали немедленного роспуска всех хорватов из югославской армии, если они еще не освободили себя сами в результате мятежа или не бросили оружия. Только последние остатки 4-й и 7-й армий отступали на юго-восток за реку У на. Для преследования их в направлении на Сараево из Загреба была направлена танковая дивизия. Войска второго эшелона теснили остатки югославской 2-й армии за реку Сава. В районе западнее Белграда 46-й танковый корпус уже вечером 13 апреля повернул на Сараево и 14 апреля нанес глубокий удар во фланг и тыл югославской 6-й армии, занимавшей позиции южнее Белграда фронтом на восток. Бои восточнее реки Морава также близились к концу. Продвигаясь от дороги Ниш – Белград на запад и юго-запад, немецкие соединения вклинивались в боевые порядки отходящей 5-й югославской армии.

Положение югославских армий стало отчаянным. Генерал Симович, возглавлявший государственный переворот 27 марта, подал 14 апреля в отставку с занимаемого им поста главнокомандующего сухопутной армией. Его преемник, генерал Калафатович, был уполномочен начать переговоры о перемирии. Он приказал 17 апреля в 9 час. 30 мин. армейским группам и армиям на всех фронтах выслать парламентеров к противнику. Этот приказ с некоторой разницей во времени был выполнен повсюду, так что организованное сопротивление прекратилось. Тем временем немецкие войска продолжали действия с целью расколоть югославские силы. Так, немецкий танковый корпус, наступавший из Загреба и района западнее Белграда, 15 апреля достиг города Сараево и тем самым проник в самую середину района, занятого отступающими югославскими войсками. Итальянские войска, наступавшие из района Риека (Фиуме), не встречая существенного сопротивления, 17 апреля достигли города Дубровник (Рагуза), куда уже вступил один немецкий батальон. Венгерские войска, преследуя отступающую 1-ю югославскую армию, 12 апреля без боя заняли район между реками Дунай и Тисса.

17 апреля в 3 часа 25 мин. в Белграде был подписан договор о перемирии, который предусматривал безоговорочную капитуляцию югославских вооруженных сил и должен был вступить в силу 18 апреля. В результате 1500 офицеров и 224 тыс. солдат югославской армии стали военнопленными. После прекращения всех боев число их увеличилось до 344 тыс. человек. Королевство сербов, хорватов и словенцев перестало существовать.

Захват Греции

Греческий генеральный штаб уже в течение нескольких месяцев учитывал возможность того, что Германия рано или поздно придет на помощь своему итальянскому союзнику. В начале февраля 1941 г. эта угроза казалась еще не такой острой. Учитывая предыдущие успехи в Албании, начальник греческого генерального штаба генерал Папагос принял смелое решение предпринять наступление с тем, чтобы изгнать итальянцев из Албании, сбросить их в море и таким образом высвободить все свои силы для отражения угрозы со стороны Германии. Греческие войска должны были ликвидировать занимаемый итальянскими войсками выступ юго-восточнее Кельчюре охватывающими [201 – Схема 12] ударами с севера и запада и затем, развивая успех вдоль шоссе, прорваться к Влоре (Влоне). Этот план показывает, каким самонадеянным стало греческое командование в ходе войны против итальянцев.

Наиболее ожесточенные бои развернулись между 16 и 23 февраля. Грекам удалось взять штурмом командующие высоты у Тепелены, но у них оказалось недостаточно сил, чтобы завершить прорыв. Итальянцы же имели в Албании уже 21 дивизию и численно превосходили своего противника. Бои отличались крайним упорством. Так как современной техники не хватало, обе стороны прибегали к кровопролитным рукопашным схваткам. В конце февраля греки поняли, что их план провалился.

Теперь нужно было, не теряя времени, начать готовиться к обороне против ожидаемого наступления немцев. Крупная немецкая группировка в Румынии и переговоры с Софией, о которых греки знали еще до присоединения Болгарии к пакту трех держав, говорили о том, что следовало ожидать наступления немецких войск на восточную часть страны. Собственными силами греки не могли противостоять немецкому наступлению даже и в том случае, если бы они ушли из Албании и стали бы вести против итальянских войск только оборонительные действия. Все же при таком решении была бы возможна значительная экономия сил. Но начальник греческого генерального штаба, учитывая настроение народа, не мог решиться оставить территорию, захваченную у итальянцев ценой таких больших потерь, тем более, что греческие дивизии были малоподвижны. Он обратился с просьбой оказать поддержку войсками к англичанам, которые, по его мнению, должны были пойти ему навстречу.

22 февраля состоялись переговоры генерала Папагоса с английским министром иностранных дел Иденом и представителями высших военных кругов Англии об использовании британского экспедиционного корпуса в Греции. Имелись три возможных варианта организации обороны Греции.

Во– первых, можно было, используя сильно укрепленную линию Метаксаса, организовать оборону у греко-болгарской границы и стремиться соединить эти позиции с греко-итальянским фронтом на западе; во-вторых, можно было бы оставить Восточную Грецию и обороняться за рекой Струма, и, наконец, отдав порт Салоники, избрать кратчайшую линию для обороны полуострова, проходящую от нижнего течения реки Вистрица через горы Вермион к Каймакчалану. Как это часто бывает, политические соображения взяли верх над стратегическими. Греки не хотели заранее отдавать построенную с большими затратами рабочей силы и денежных средств линию Метаксаса, считавшуюся неприступной, и важные районы своей страны. Англичане правильно предвидели последующий ход событий и, следовательно, большую опасность, которая угрожала обороне всей северной границы в связи с возможным наступлением немцев между реками Струма и Вардар. Они предоставили грекам действовать по своему усмотрению, но не продвинули свои войска, располагавшиеся западнее линии Метаксаса, до границы. Они считали свои силы слишком слабыми, чтобы удерживать такую растянутую позицию, и решили выдвинуться только до реки Вистрица.

Греки, рассчитывая на неприступность своей обороны, расположили на линии Метаксаса на участке от турецкой границы до реки Струма только три с половиной дивизии и относительно сильные части пограничных войск. Район между реками Струма и Вардар они обеспечивали двумя дивизиями, надеясь, что югославы в случае нарушения тогда еще существовавшего нейтралитета Югославии смогут остановить наступление немецких войск севернее того места, где сходились границы трех стран. Две греческие дивизии занимали позиции у гор Вермион с задачей обеспечить сосредоточение английских войск и затем перейти в распоряжение английского командования.

27 марта произошел государственный переворот в Югославии. Теперь греки были уверены в югославской помощи, а также рассчитывали на то, что Германия теперь не сможет использовать против них все первоначально намеченные силы. Поэтому четырнадцать греческих дивизий были оставлены в Албании. Во время встречи, состоявшейся 4 апреля в районе южнее Битоль (Монастир), начальник греческого генерального штаба договорился с представителями югославской армии о том, что югославы в случае наступления немецких войск преградят им путь по долине реки Струмица, чтобы обеспечить греческие позиции между реками Вардар и Струма, и что оба государства будут совместно вести наступление против итальянцев в Албании. Югославия согласилась с 12 апреля четырьмя дивизиями принять участие в наступлении с северной границы Албании и хотела также присоединиться и к наступлению греков севернее Охридского озера. Таким образом, в последний момент все же было достигнуто соглашение между обоими государствами о совместном ведении военных действий, хотя вскоре оно оказалось совершенно бесполезным.

6 апреля соединения 12-й немецкой армии при поддержке 4-го воздушного флота одновременно с нанесением уже описанного выше удара на Скопле и Салоники начали на широком фронте наступление через греко-болгарскую границу на юг. Целью наступления было быстро захватить северное побережье Эгейского моря от Салоник до турецкой границы, уничтожить находившиеся в этом районе войска противника и затем немедленно овладеть расположенными в северной части Эгейского моря островами Тасос, Самофракия и Лемнос, чтобы воспрепятствовать захвату их англичанами или турками. После того как Балканы были втянуты в войну, этот морской район был незаменимым предпольем для обороны нефтяных районов Румынии. Хорошо укрепленная линия Метаксаса, построенная на удобной для обороны местности, упорно удерживалась греками на всем своем протяжении и особенно у реки Струма. Несмотря на применение немцами большого количества пикирующих бомбардировщиков, тяжелой артиллерии и танков, греческие войска несколько дней храбро отбивали немецкие атаки. Наиболее тяжелые бои пришлось вести 5-й немецкой горной дивизии за захват Рупельского перевала, где река Струма пробивает себе дорогу к морю через горы. Далее к востоку войска, наступавшие через горы по направлению к городам Драма и Кавалла, вначале также вели бои с переменным успехом, однако 7 апреля им удалось прорваться на Ксанти, а затем продвинуться и в других местах. Одновременно, как уже было сказано выше, подвижные соединения, наступая севернее греко-болгарской границы через реку Струма в западном направлении, отбросили югославов в долине реки Струмица и повернули на юг в районе западнее Дойранского озера. Здесь как раз находилось слабое место греческой обороны. Греческие войска, занимавшие позиции между рекой Струмой и Дойранским озером, были обойдены, смяты и оттеснены к реке Струма. Англичане чувствовали себя недостаточно сильными, чтобы принять участие в этих боях{14}. 9 апреля 2-я немецкая танковая дивизия достигла порта Салоники, тем самым отрезав пути отхода греческим дивизиям, находившимся восточнее Вардара. Еще 8 апреля они получили разрешение начать переговоры о капитуляции, которая на следующий день и была подписана в Салониках.

Теперь 12-я армия направила свои усилия против Центральномакедонской армии и английского экспедиционного корпуса. Главный удар она наносила из района Битоль (Монастир). Соединения, продвигавшиеся во время наступления на Югославию из района Кюстендил на запад, лишь частью сил продолжали наносить удар в направлении на Охридское озеро, где они 10 апреля установили связь с итальянцами. Их главные силы, в том числе два подвижных соединения, повернули на юг, чтобы прорваться между группировкой, созданной из Центральномакедонской армии и англичан, и противостоящей итальянцам Западномакедонской армией, и таким образом создать всем этим войскам угрозу с тыла.

В районе Флорина между 10 и 12 апреля велись очень тяжелые бои против оборонявшихся здесь двух греческих дивизий, из которых кавалерийская дивизия была переброшена с итальянского фронта, и английского танкового полка. В этих ожесточенных боях греки неоднократно переходили в контратаки. 12 апреля немецкие соединения при эффективной поддержке авиации прорвали во многих местах оборону противника и, преследуя англичан, начали стремительно продвигаться на юго-восток. Одновременно они расширили прорыв в южном и юго-западном направлениях.

Охват греко-английской группировки, располагавшейся восточнее Флорины, не удался. Англичане еще 10 апреля начали отходить с позиций в низовье реки Вистрица и к 12 апреля под прикрытием греческих арьергардов, действовавших между Вистрицей и горами Вермион, заняли новые позиции, которые тянулись от горы Олимп до района Хромион в излучине Вистрицы. В это время части 12-й армии, наступавшие из района Салоник, еще только вели бои с греческими арьергардами.

Зато для войск Центральномакедонской армии, находившихся западнее участка прорыва, и для действовавших против итальянцев греческих армий прорыв немецких войск оказался роковым. 11 апреля греческое командование с тяжелым сердцем решило отвести, начиная с северного фланга, свои непобежденные армии из Албании. Оно надеялось успеть своевременно осуществить этот маневр под прикрытием фланговой позиции, которая в районе Хромион примыкала к позициям англичан, а на севере доходила до озера Преспа. Этот план был сорван в результате быстрого продвижения 12-й немецкой армии. К 15 апреля одни немецкие танковые соединения продвинулись на юго-восток до Козани, другие от дороги Козани – Флорина повернули на юго-запад. Греческим войскам не удалось остановить противника на намеченном рубеже, они были оттеснены на юго-запад к району Пинда, а в отдельных местах их фронт был прорван. Отступавшие с разных сторон соединения создавали в труднопроходимом районе Северного Пинда большие пробки на дорогах. От англичан помощи уже ждать не приходилось. Они были слишком слабы и едва отбивались на своем участке.

Вскоре действия немецких войск решили судьбу армий, брошенных к Пинду и отходящих из Албании. Западномакедонская армия, которая вначале должна была отступать на юго-восток к Фессалии, не смогла продвинуться через горы. Она повернула на юг и, поскольку уже не была связана с Центральномакедонской армией, попала в район, где действовала Эпирская армия.

17 апреля соединения этих двух армий перемешались, получилась страшная неразбериха. К тому же в результате наступления немецких танков на перевал Мецовон греческим войскам грозил удар во фланг и в тыл. Командующие армиями, собравшиеся в городе Янина на совещание, решили настоятельно просить командование вооруженных сил разрешить им капитулировать. так как они не видели никакого выхода из создавшегося положения. Однако король и генерал Папагос отклонили эту просьбу. После этого старший по чину генерал решил сам предложить немцам капитуляцию шестнадцати дивизий, скопившихся в районе Янина и севернее. Капитуляция была подписана в городе Лариса 21 апреля. Но итальянцы выразили протест по поводу того, что они не приняли участия в подписании капитуляции, которую греки умышленно предложили только немцам. Документ был изменен и подписан задним числом 23 апреля в Салониках представителем итальянского командования.

С 14 апреля, когда англичане оказались отрезанными от главных сил греческой армии, война потеряла для них всякий смысл. Теперь они думали только о том, чтобы избежать уничтожения. Не считая усиленного танкового полка и частей австралийской дивизии, которые вели совместные действия в районе юго-восточнее Флорины и после прорыва немцев своевременно присоединились к западному флангу своих главных сил южнее Козани, экспедиционный корпус до сих пор не вступал в бой. 15 апреля английский командующий генерал Уилсон решил отвести свои войска дальше на юг на новую позицию, которая правым флангом в районе Фермопил примыкала к заливу Аталандис, а левым флангом в районе Эратини – к Коринфскому заливу. На этом предмостном укреплении северо-западнее портов Аттики должен был прикрываться отход английских войск для погрузки на суда. Решение о погрузке приняли после того, как с генералом Папагосом было согласовано, что английская армия покинет Грецию, чтобы избавить страну от дальнейшего опустошения. Промежуточная позиция была намечена у реки Пеней по обе стороны от Ларисы. Для обеспечения отхода английских войск у горы Олимп были оставлены арьергарды, которые должны были сдерживать сильный натиск немецких соединений. Немецкие танки, задержанные разрушениями, произведенными англичанами, и имевшие в районе между Пиндом и Эгейским морем ограниченную свободу маневра, тщетно пытались охватить фланги отступавших англичан. Действия немецкой авиации в эти дни были затруднены очень изменчивой погодой и не смогли серьезно воспрепятствовать отступлению англичан. 20 апреля преследовавшие англичан немецкие соединения находились перед сильно укрепленной позицией Фермопилы и в районе порта Волос, откуда первые английские части были уже эвакуированы. Чтобы избежать фронтального наступления на Фермопилы, немецкие войска быстро переправились на остров Эвбея, с целью в районе Халкиды снова переправиться на полуостров и обойти англичан с тыла. Это наступление, хотя оно и воспрепятствовало запланированной погрузке англичан на острове Эвбея, было ненужным, поскольку Фермопилы, удерживаемые только английским арьергардом, 24 апреля были взяты немецкими горными стрелками. В ходе быстрого преследования немецкие подвижные соединения 27 апреля достигли Коринфского залива и в тот же день вступили в Афины. Погрузка английских войск на суда началась уже в ночь на 24 апреля. Поскольку портовые сооружения, особенно в Пирее, были сильно разрушены немецкой авиацией и к тому же немецкие самолеты вели постоянное наблюдение за всеми портами, англичанам пришлось производить погрузку на открытом побережье. Если количество эвакуируемых здесь соединений было значительно меньше, чем в Дюнкерке, то зато не было и никакого существенного прикрытия истребителями. В Греции англичане вели погрузку в трудных условиях при абсолютном господстве немецкой авиации и вынуждены были ограничиваться короткими ночными часами.

Местами погрузки вначале служили маленькие рыбачьи стоянки у восточного побережья Аттики и в Сароническом заливе, а когда Коринфский залив был блокирован парашютистами – только порт Навплион на восточном побережье и Монемвасия и Каламе на юге Пелопоннеса. После того как все оставляемое тяжелое вооружение было уничтожено или приведено в негодность, части перебрасывались по железной дороге или автотранспортом на сборные пункты, находившиеся неподалеку от мест погрузки. Эвакуация войск продолжалась подряд пять ночей. Александрийская эскадра выделила для обеспечения эвакуации все легкие силы, в том числе шесть крейсеров и девятнадцать эскадренных миноносцев. В две первые ночи удалось эвакуировать 17 тыс. человек. Дальнейшая погрузка производилась при сильнейшем натиске немецких войск. В районе Навплиона англичане понесли тяжелые потери в людях, много судов было потоплено. Один транспорт задержался слишком долго, чтобы забрать как можно больше людей, и на рассвете подвергся атаке немецких самолетов. Судно затонуло. Двух подоспевших эскадренных миноносцев, которые приняли на борт большую часть людей с транспорта, через несколько часов постигла та же участь. Под конец погрузка на суда производилась только на крайнем юге. В районе Каламе немецким передовым отрядам даже удалось захватить в плен 5 тыс. человек, которых англичане уже не успели эвакуировать. Но в общей сложности из 62 тыс. англичан погрузились на суда 50 тыс., около 12 тыс. человек погибли или попали в плен. 20 судов было потеряно.

Попытка англичан помочь союзнику снова потерпела неудачу. Потеря престижа была тем более неприятной, что вопреки мнению большинства английских генералов посылка экспедиционного корпуса в Грецию из политических соображений была назначена на февраль. В это время наступление в Северной Африке развертывалось наиболее успешно, но его пришлось прекратить. Черчилль считал, что поражение в Греции могло привести к очень серьезным последствиям. Правда, он, может быть, слишком мрачно оценивал обстановку, когда в телеграмме американскому президенту указывал на возможность потери Египта и всего Среднего Востока и на то огромное влияние, которое окажет эта потеря на позицию Испании, вишистской Франции, Турции и Японии. Если Европа, большая часть Азии и Африки в результате войны или политического насилия будут потеряны, то война, которую тогда должны будут вести Англия, Соединенные Штаты, Канада и Австралия, станет трудной, длительной и бесперспективной. По его мнению, имеется только одно средство, чтобы устранить растущий пессимизм в Турции, на Ближнем Востоке и в Испании: Соединенные Штаты должны немедленно принять участие в войне.

На самом же деле у держав оси не было подобных далеко идущих планов; они пока пожинали плоды своей победы на материке, которая наряду с изгнанием англичан дала им в руки 218 тыс. пленных греков. Они оккупировали многочисленные острова в Ионическом и Эгейском морях и получили в связи с этим удобные опорные пункты для ведения войны на море и в воздухе против Англии. Итальянцам были оставлены острова на западном побережье Греции, в том числе остров Корфу, и несколько островов из группы Киклад, примыкающих к итальянским Южным Спорадам{15}, в то время как Германия оставила за собой острова, имеющие важное значение для господства в Эгейском море и контролирующие подходы к Дарданеллам. Кроме того, в качестве еще одной награды за победу итальянцам было предоставлено право разрешить хорватский вопрос по своему усмотрению. 12 апреля вождь хорватов Кватерник объявил по загребскому радио о том, что он принял власть в свободной и независимой Хорватии. 18 мая Италия заключила с ним государственный договор в Риме. Герцогу Сполето, племяннику короля Италии, был пожалован гитул короля Хорватии. В заключенных одновременно с этим договорах было произведено изменение итальянско-хорватской границы в пользу Италии. Кроме того, Италия получила многочисленные острова и опорные пункты на побережье Далмации и гарантировала политическую независимость королевской Хорватии и ее территориальную целостность.

Поскольку и греческие острова попали в руки итальянцев, их давняя мечта – безраздельное господство в Адриатическом море, стала теперь действительностью. Новоиспеченное королевство не принесло радости Италии. «Король Хорватии» так никогда и не взошел на трон. Итальянцы не смогли укрепить свои позиции в стране, которая по традиции относилась к ним враждебно. Господство надменных итальянцев в Хорватии и в оккупированной ими части Греции наряду с ошибками немцев в последующие годы в значительной степени способствовали тому, что эта часть Балканского полуострова стала очагом волнений и беспорядков. Всю тяжесть такого положения на Балканах после выхода Италии из войны суждено было испытать на себе немецким оккупационным войскам.

Захват Крита

Чтобы преградить английскому флоту вход в Эгейское море и тем самым обеспечить морские проливы и морской путь из Греции в Румынию и Болгарию, а также чтобы захватить у англичан их воздушные базы, с которых они могли совершать налеты на нефтяной район Плоешти, Гитлер решил овладеть островом Крит. Его захват планировалось осуществить главным образом с воздуха. Это была оригинальная, совершенно не похожая на прежние формы ведения войны операция, которая с тех пор еще ни разу не повторялась. Ее можно было провести только потому, что успеху немецких войск способствовал ряд благоприятных обстоятельств. Расстояния от Крита до немецких воздушных баз, созданных на материке и островах, колебались от 120 до 240 км. и не превышали радиуса действия немецких самолетов. Расстояния же до английских воздушных баз в Египте, на Мальте и в Мерса-Матрух составляли соответственно 700, 1000 и 500 км.

Кроме того, немецкая авиация имела подавляющее превосходство в воздухе, которое еще более увеличивалось в связи с близостью баз. Налеты английской авиации на немецкие аэродромы могли совершаться только ночью и небольшими силами. Действовать днем английским бомбардировщикам было очень опасно, так как радиус действия истребителей не позволял им сопровождать бомбардировщики. Расположить крупные силы авиации на самом Крите англичане не могли, потому что у них таких сил не было. Небольшому же количеству самолетов на острове постоянно угрожали удары авиации противника. Таким образом, немцы были уверены в абсолютном господстве в воздухе над районом Крита. Когда начались налеты немецкой авиации, подготавливавшей высадку десанта, последние английские самолеты, чтобы избежать уничтожения, перебазировались в Египет. Снабжение и переброску артиллерии по морю пришлось прекратить, так как потери транспортных судов от немецкой авиации были слишком большими.

Оборона острова вообще страдала большими недостатками. Сразу же после начала итало-греческой войны англичане в начале ноября 1940 г. заняли этот остров и сменили греческий гарнизон, который был необходим для ведения войны на материке. Правда, английские войска усилили оборону острова от атак с моря, но того, что когда-нибудь острову может угрожать нападение с воздуха, никто не предвидел. Противовоздушная оборона острова состояла только из трех легких и двух тяжелых зенитных батарей. Снабжение осуществлялось через удобный порт в заливе Суда, который одновременно представлял собой важную военно-морскую базу. Он расположен на северном побережье и связан с аэродромами Малеме, Ретимнона и Гераклиона единственной хорошей дорогой, проходящей по северному побережью. В остальной части острова были только тропы, пригодные для вьючного транспорта. Не было ни одной дороги, которая бы вела с севера на юг через горы, тянущиеся вдоль всего острова.

После эвакуации английских войск из Греции оборона Крита была поручена новозеландскому генералу Фрейбергу. Он имел в своем распоряжении 27 500 человек, главным образом эвакуированных с материка; около половины их составляли англичане, одну четверть – австралийцы и одну четверть – новозеландцы. Боеспособность находившихся на острове одиннадцати греческих батальонов, состоявших в основном из новобранцев, была весьма невелика. Все части были легко вооружены и плохо оснащены. Полевой артиллерии они совершенно не имели. Обороняющиеся располагали только довольно значительным количеством стационарных артиллерийских установок, девятью танками и примерно тридцатью бронетранспортерами. Транспортных средств не хватало, так что ведение боев с быстрой переброской войск в угрожаемые пункты было значительно затруднено. Кроме того, все передвижения по дорогам вследствие господства немецкой авиации в воздухе можно было совершать только в короткие ночные часы. Генерал Фрейберг создал четыре группы, которые расположил в Гераклионе, Ретамноне, у залива Суда и в Малеме.

Начиная с 12 мая английская воздушная разведка отмечала сосредоточение немецкой авиации на аэродромах, расположенных на материке и на островах, что свидетельствовало о подготовке немцами нападения с воздуха. Однако для отражения такого нападения, кроме правильной расстановки сил, нельзя было принять никаких энергичных мер. Даже сделанное Черчиллем 17 мая в палате общин заверение, что англичане будут удерживать остров до последнего человека, не могло повлиять на исход борьбы, хотя и способствовало тому, что немцы встретили крайне ожесточенное сопротивление.

Немецкие силы, предназначенные для захвата Крита – 7-я парашютная и 5-я горно-стрелковая дивизии – подчинялись командиру 11-го авиационного корпуса. Планировалось, что эти соединения будут сброшены на парашютах или доставлены на планерах и транспортных самолетах. Для прикрытия десанта с воздуха, подавления английского флота и поддержки на поле боя был выделен 8-й авиационный корпус в составе 280 бомбардировщиков, 150 пикирующих бомбардировщиков и 180 истребителей. Эту операцию должны были провести очень быстро и закончить еще до начала войны с Россией. Но пока парашютные войска еще были разбросаны на широком пространстве вплоть до Франции, транспортные авиационные части были заняты в Греции и не все соответствующим образом обучены для переброски парашютных войск. Наконец, нужно было еще создать сеть аэродромов в исходных районах вблизи портов.

Во время боев на самом острове парашютистов ожидали огромные трудности У них не было специального тропического снаряжения, и войска очень страдали от сильной жары. Густая растительность облегчала противнику маскировку. Поскольку противник ожидал нападения с воздуха, он правильно расположил свои силы и его нельзя было застигнуть врасплох. Наступающие должны были сначала обходиться только своим легким оружием. Предполагалось, что они, несомненно, встретят численно превосходящего противника.

Было сделано все возможное, чтобы тщательно подготовить операцию и добиться успеха. Нападение на остров было произведено 20 мая. Поскольку силы 8-го авиационного корпуса были недостаточно велики, чтобы поддерживать высадку парашютистов одновременно во всех четырех далеко отстоящих друг от друга местах Крита, высадка была произведена двумя волнами. Сначала в район южнее Кании и для атаки аэродрома в Малеме было направлено по одному усиленному полку парашютистов. В обоих пунктах немцы встретили ожесточенное сопротивление. В районе Малеме один батальон, сброшенный восточнее аэродрома, попал на занятые противником позиции на командующих высотах и был почти полностью уничтожен во время приземления. Парашютисты другого батальона, приземлившиеся западнее аэродрома, были вынуждены с пистолетами и гранатами в руках пробиваться через пулеметные позиции противника к сброшенным контейнерам с оружием. Только резервный батальон был сброшен в район, где не было противника, смог привести себя в порядок и начать наступление против высот, господствующих над аэродромом. Полк, сброшенный в районе Кания, хотя и закрепился, но не смог соединиться с полком, высадившимся в Малеме. К исходу дня аэродром, от занятия которого зависел а высадка горных стрелков и, следовательно, успех всей операции, еще оставался в руках англичан. Однако двум полкам удалось, хотя и ценой очень тяжелых потерь, закрепиться на острове.

Напротив, действия войск второй волны против аэродромов в Ретимноне и Гераклионе не имели почти никакого успеха. И здесь в точно намеченное время стартовали сначала бомбардировщики и истребители, чтобы бомбовыми ударами и атаками пикирующих бомбардировщиков загнать оборонявшие аэродромы войска противника в укрытия и прикрыть истребителями воздушное пространство над местами высадки десантов. Но транспортные самолеты с парашютистами появлялись с большим опозданием и прибывали очень небольшими группами.

На недостаточно хорошо подготовленных взлетных площадках поднявшаяся сильная пыль замедлила отправку самолетов, что, в свою очередь, привело также к нарушению последовательности высадки. Когда парашютные части, сбросив предварительно тяжелое оружие, приземлились, они натолкнулись на мощную оборону противника, который успел оправиться после воздушного налета. Сброшенная парашютная часть понесла очень тяжелые потери и не сумела захватить ни одного из двух аэродромов. Однако в обоих местах небольшие группы парашютистов упорно оборонялись. Они сковали войска противника, сделали в первую очередь невозможным использование шоссе и тем самым косвенно облегчили положение своих войск, которые вели бои в районе Малеме и Кании.

К исходу первого дня еще ничто не говорило об успехе. Пока немцы не захватили ни одного аэродрома, они не могли высадить 5-ю горно-стрелковую дивизию, которая перебрасывалась на транспортных самолетах. Возникал тревожный вопрос, смогут ли два батальона в районе Малеме, один из которых уже понес значительные потери, продержаться до утра следующего дня, когда должны были высадиться на Крите остальные части парашютной дивизии. Это зависело, главным образом, от поведения противника. К счастью, последний не сумел правильно оценить благоприятной для него обстановки. Он предпринимал лишь частные контратаки, которые стрелки были в состоянии отбить, и не вводил в бой находившуюся поблизости бригаду, по-видимому, опасаясь высадки морского десанта. Таким образом, утром следующего дня удалось выбросить истребительно-противотанковый дивизион парашютной дивизии и еще один батальон, сформированный из остатков дивизии. С помощью этих подкреплений и сильной поддержки с воздуха в течение всего дня удалось взять штурмом сильно укрепленный населенный пункт Малеме и настолько очистить от противника район аэродрома, что уже в полдень там смогли высадиться первые части горных стрелков. Это решило исход операции.

Полное господство немецкой авиации в воздухе дало возможность в последующие дни перебросить новые части горно-стрелковой дивизии, которые очистили от упорно оборонявшихся новозеландцев район вокруг аэродрома радиусом до 3,5 км.

В дополнение к атаке Крита с воздуха немецкое командование подготовило действия военно-морских сил, в результате которых на остров прежде всего должны были доставить тяжелое оружие, артиллерию и легкие зенитные пушки, поскольку их нельзя было перебросить по воздуху. Примитивный транспортный флот из многочисленных мелких судов и рыболовных катеров был переведен из порта Пирей к острову Милое, расположенному в 120 км от Крита, откуда он 22 мая должен был взять курс на Крит. Из-за неудачных действий офицера, командовавшего этим транспортным флотом, суда вышли в море так поздно, что наступившая ночь застала их еще в пути. Вскоре эти суда, не имевшие охранения с воздуха, были атакованы английскими военными кораблями. Большая часть судов пошла ко дну вместе со своим грузом, 300 человек из состава их команд погибли. Лишь немногим удалось добраться до Крита и спастись. Но и английские корабли на следующее утро понесли большие потери от непрерывных атак немецких бомбардировщиков. Два крейсера и два эскадренных миноносца были потоплены, один линкор и два крейсера тяжело повреждены. Такие потери были для англичан слишком тяжелыми. Английские корабли были отведены обратно в Александрию и, несмотря на требование из Лондона удерживать остров любой ценой и использовать даже военные корабли для перевозки туда войск, больше не выполняли подобных задач.

Теперь немцы могли подвезти по морю вооружение и организовать снабжение войск. Силы, переброшенные на транспортных самолетах в Малеме, были вполне достаточными, чтобы перейти к планомерному захвату острова. К 27 мая немецкие войска захватили Канию и очистили от противника западную часть. Крита. На следующий день отряд, в который входили мотоциклетно-стрелковый батальон, разведывательный батальон горных стрелков, артиллерия и несколько танков, повернул на восток, чтобы срочно оказать помощь парашютистам, высадившимся в районе Ретимнона и Гераклиона. 29 мая его передовые подразделения соединились с западной группой, окруженной западнее Ретимнона, и достигли самого города. Сопротивление противника быстро ослабевало. На следующее утро отряд, продолжавший наступление, освободил окруженную восточнее Ретимнона группу немецких парашютистов. а во второй половине дня – и окруженные подразделения в районе Гераклиона. Уже в тот же вечер отряд вышел на южное побережье острова в район Иера-петры, предварительно установив связь с итальянскими войсками, которые 28 мая высадились с острова Скарпанто на восточном побережье Крита.

Уже 26 мая генерал Фрейберг доносил, что положение на острове безнадежно. По его словам, нервы даже самых отборных солдат не могли выдержать непрерывно продолжавшихся в течение нескольких дней воздушных налетов; средств противовоздушной обороны не хватало. Потери в войсках были велики, большая часть стационарных установок береговой артиллерии была выведена из строя. После последней попытки заставить главнокомандующего английскими войсками на Ближнем Востоке продолжать оборону Черчилль отступил перед фактами. Поздним вечером 27 мая Фрейберг получил разрешение эвакуировать остров и перевести свои соединения в Египет. Еще раз корабли Александрийской эскадры с совершенно недостаточной воздушной поддержкой должны были отправиться на остров Крит. Погрузка войск началась в ночь с 28 на 29 мая на северном побережье Гераклиона. Соединение в составе трех крейсеров и шести эскадренных миноносцев потеряло при этом четыре корабля. В ту же ночь другие военные корабли смогли из 10 тыс. человек, ожидавших погрузки в Хора-Сфакион, на южном побережье Крита, за четыре часа принять на борт 7 тысяч. Когда наступил день, погрузку пришлось прекратить из-за опасности воздушных налетов. Эти корабли также понесли значительные потери. Тем не менее в ночь с 31 мая на 1 июня было эвакуировано еще 4 тыс. человек. Затем английский флот во избежание дальнейших потерь прекратил эвакуацию. Поэтому один немецкий полк горных стрелков, который 29 мая сумел совершить переход через горы, 1 июня столкнулся с значительными силами противника и взял их в плен. В общем, из английского гарнизона Крита, насчитывавшего 27 500 человек, спаслась примерно лишь половина. Потери английской эскадры были необычайно велики: 3 крейсера, 6 эскадренных миноносцев и 29 мелких кораблей и судов были потоплены. 2 линкора, 4 крейсера, 6 эскадренных миноносцев и 1 авианосец требовали серьезного ремонта.

Но очень высокими были и потери немецких войск. Если война на Балканах потребовала сравнительно небольших жертв (убитых – 1206, пропавших без вести – 548, раненых – 3901), то при захвате острова Крит было убито 2071 человек, ранено 2594 и 1888 человек пропало без вести. На Гитлера эти потери произвели такое удручающее впечатление, что он запретил подобные операции воздушно-десантных войск. Отчасти благодаря этому решению остров Мальта впоследствии не был взят.

Конечно, эта операция, как бы дорого она ни обошлась, стратегически себя оправдала. Действия английского Средиземноморского флота были еще больше стеснены, связь с островом Мальта затруднена, нефтяные районы Румынии оказались теперь вне досягаемости английских бомбардировщиков. Крит вместе с итальянским островом Родосом образовывал удобную позицию для ведения дальнейших операций в восточной части Средиземного моря. Успех немецких войск привел бы к еще большим результатам, если бы он был дополнен захватом острова Мальта и если бы германское командование последовало призыву судьбы сосредоточить основные усилия на борьбе против Англии. Однако Гитлер непоколебимо придерживался своих планов нападения на Советский Союз, и операция на Балканах была для него лишь крайне нежелательной задержкой. Таким образом, возможности, которые давал захват Крита, остались неиспользованными, как, впрочем, и поразительные успехи, достигнутые тем временем в Ливии Роммелем.

Укрепление позиций Англии на Ближнем Востоке

Англичане в это время еще не подозревали, что Гитлер вскоре предпримет нападение на Советский Союз{16}.

Они больше всего опасались, что Германия и Италия после успехов на Балканах и в Северной Африке используют завоеванные исходные позиции, чтобы сокрушить владычество Англии на Среднем Востоке. (Карта 3, стр.150)

Им казалось, что это подтверждается событиями в Ираке, с которым у них был заключен союз: 3 апреля там произошел государственный переворот, инспирированный, по-видимому, дипломатическими представителями Италии и Германии. Хотя новое правительство и уверяло англичан в своей союзнической верности, но, судя по его прошлому, было настроено враждебно к Англии, несли не дружественно по отношению к державам оси, то, по крайней мере, панарабски. Когда англичане под тем предлогом, что они должны защищать свои интересы в долине Шатт-эль-Араб, высадили войска и захватили район Мосула, новое правительство обратилось к Германии с просьбой о помощи. Германия послала самолеты, часть из которых сделала, промежуточную посадку на французских подмандатных территориях – Сирии и Ливане. Слабой помощи Германии было недостаточно, чтобы сделать вооруженные силы иракского правительства, которое почти не имело опоры в народе и не находило желательной поддержки в панарабском движении, достаточно сильными для успешной борьбы против англичан. Последние оккупировали страну и опять посадили на трон бежавшего было монарха и старое правительство.

Эта борьба, затеянная в очень неподходящий момент ответственными за переворот кругами, была только коротким эпизодом, но она имела большие последствия для соседних французских подмандатных территорий. Там находился верховный комиссар, который сохранял верность новому французскому правительству и располагал значительным количеством войск. Англичане испытывали большое неудобство оттого, что в этих областях в обширном предполье Египта и Суэцкого канала у них не было совершенно никакого влияния. Поэтому они охотно использовали посадку в середине мая на французские подмандатные территории немецких самолетов, направлявшихся в Ирак, как повод для вооруженного выступления. Английский министр иностранных дел использовал этот случай для выступления в парламенте, а английские самолеты сбросили бомбы на сирийские аэродромы, что вызвало жертвы среди обслуживающего персонала. Французы видели в действиях англичан повторение инцидентов в портах Оран и Дакар и решили защищать свои права государства-мандатария. Они потребовали прекращения английских налетов на том основании, что Франция строго выполняет условия перемирия с Германией. Однако англичане полагали, что такой довод не оправдывает действия французов, и считали себя вправе воспрепятствовать силой тому, чтобы ее враги извлекли из положения Сирии военные выгоды.

8 июня английские войска перешли южную границу французских подмандатных территорий; начались четырехнедельные военные действия экспедиционного корпуса, в состав которого входили англичане, австралийцы, индийцы и «свободные французы», против французских войск, находившихся под командованием генерала Деница. Последние, насчитывавшие 45 тыс. человек, в том числе 10 – 12 тыс. европейцев, сражались блестяще. Развернулись ожесточенные бои, в ходе которых обороняющиеся часто переходили в контратаки и достойно защищали честь французской армии. Сильное превосходство англичан в воздухе решило, наконец, исход боев. 11 июля было заключено перемирие, по которому Англия получила право на управление Сирией и Ливаном.

11. Начало битвы в Атлантике (июнь 1940 – июль 1941 г.)

С самого начала войны англичане хорошо понимали, что борьба против их судоходства начнется в полной мере лишь в 1940 г., когда программа строительства подводных лодок даст первые результаты. Когда англичане делали этот прогноз, они совсем не рассчитывали на потерю Норвегии и западного побережья Франции до Бордо. Весной 1940 г. немецкий флот и авиация были заняты в операции против Норвегии и, естественно, ослабили до некоторой степени борьбу против английского судоходства. Во время боевых действий во Франции положение не изменилось, особенно в отношении активности немецкой авиации. Напротив, сосредоточение основных усилий английского флота на обеспечении эвакуации из Дюнкерка уже в июне значительно облегчило действия немецких подводных лодок, что выразилось в неуклонном росте числа потопленных судов. (Схема 1, стр. 67)

До этого момента итоги подводной войны были для Германии весьма неутешительными. Тоннаж английского торгового флота фактически не только не сократился, а, наоборот, увеличился за счет присоединения судов оккупированных Германией стран, а также благодаря закупке и строительству новых судов.

После поражения Франции по настоянию Редера, который лучше всех советников Гитлера знал слабые места Англии, еще более ожесточенная борьба против английского судоходства возобновилась в новых условиях. Положение теперь изменилось настолько, что немецкий флот и авиация имели самые благоприятные стратегические предпосылки для ведения успешной борьбы с торговым флотом противника. Решающего успеха можно было ожидать только в том случае, если бы соотношение между тоннажем потопленных судов и поступающего пополнения – будь то вновь построенные суда, конфискованные или захваченные суда противника или, наконец, суда нейтральных стран, перевозящих английские грузы, – оказалось для Англии невыносимым. Основным средством борьбы по-прежнему оставались подводные лодки, которые теперь могли действовать в более благоприятных условиях. Теперь им не нужно было совершать длинный путь из Гельголандской бухты, чтобы подойти к морским коммуникациям противника, а это приводило раньше к большому расходу горючего и сокращало их радиус действия. Немецким подводным лодкам не приходилось больше обходить с севера Британские острова, и поэтому они могли оставаться в районе боевых действий значительно дольше. Пути их подхода сократились с 1500 до 500 морских миль.

Именно эти большие преимущества, а не увеличение количества подводных лодок, являлись первое время решающей причиной растущих успехов. Ведь число находившихся в строю подводных лодок не увеличилось даже и к осени 1940 г.

В течение первых двенадцати месяцев войны в строй вступило всего 29 лодок, а было потеряно за тот же период 28. Но к благоприятному стратегическому положению на море прибавилось постоянное совершенствование тактики борьбы против конвоев, которая оттеснила на задний план проводившуюся до сих пор тактику борьбы против отдельных кораблей. Если одна подводная лодка теперь замечала конвой, она вызывала другие лодки и следила за конвоем до тех пор, пока все подводные лодки не объединялись для совместной атаки. Как только конвои оказывались в радиусе действия дальних бомбардировщиков, последние также вызывались и участвовали в атаках. Благодаря такой тактике потери конвоев стали расти так быстро, что это вызвало беспокойство англичан.

Действия подводных лодок в значительной степени дополнялись действиями надводных сил. Для них также решающее значение имело удобное расположение новых баз в Норвегии и Франции, откуда они могли достигнут открытого океана гораздо скорее и незаметнее. Если их выход из базы оставался незамеченным английской воздушной разведкой, то требовались большие усилия английского флота, чтобы их обнаружить и воспрепятствовать дальнейшим действиям. В апреле и в июне 1940 г. пять вспомогательных крейсеров покинули немецкие порты и начали действовать в Атлантическом Индийском и Тихом океанах. Они потопили до октября 1940 г. 36 судов общим тоннажем 225 тыс. брт. В конце октября «карманный» линкор «Адмирал Шеер» вышел в море в качестве рейдера. Шесть месяцев «Адмирал Шеер» не давал покоя английским торговым судам. Вначале он появился в Северной Атлантике, атаковал конвой и потопил шесть судов. Затем он повернул в Южную Атлантику, оттуда направился в Тихий океан и в апреле 1941 г., обогнув с севера Шетландские острова, благополучно возвратился на родину. Всего «Адмирал Шеер» потопил и захватил 17 английских или зафрахтованных англичанами судов общим тоннажем 113 тыс. брт. Английский флот был уже не в состоянии наряду с защитой конвоев и выполнением других своих задач выделить еще особые силы для борьбы с «Адмиралом Шеером». Теперь положение англичан стало гораздо труднее, чем год тому назад, когда против «Графа Шпее» могли быть созданы еще многочисленные поисково-ударные группы. Два коротких боевых похода совершил из Бреста крейсер «Хиппер». Он крейсировал вначале в центральной части Атлантики, а затем 25 декабря 1940 г. встретил в районе северо-восточнее Азорских островов караван судов, охраняемый двумя английскими крейсерами. Поскольку в его задачу не входило вступать в бой, он после короткой артиллерийской дуэли уклонился от дальнейшей борьбы и, уничтожив одно судно из состава этого конвоя, возвратился в Брест. Во время следующего похода 12 февраля 1941 г. крейсер встретил восточнее Азорских островов шедших без охраны 19 неприятельских судов, из которых он 7 потопил. Остальным судам, пользуясь сильным туманом, удалось уйти.

К концу 1940 г. англичане вынуждены были констатировать, что из всех их собственных и зафрахтованных союзных и нейтральных судов было потеряно 583 судна общим тоннажем почти 2,5 млн. брт, то есть каждую неделю потери составляли в среднем почти 100 тыс. брт.

Возникшая летом 1940 г. новая обстановка в воздухе и на море имела для англичан еще и другие крайне тяжелые последствия. В связи с действиями немецкой авиации и угрозой со стороны немецких подводных лодок и: торпедных катеров фактически были парализованы все порты на южном и восточном побережье Англии, в том числе особенно мощный порт Лондон, потому что потери торговых судов достигли огромных размеров. Поскольку Ирландия как нейтральное государство не предоставляла свои порты, в распоряжение англичан, последние могли использовать только порты в Ирландском море в устьях рек Клайд и Мереёй. Поэтому, когда суда подходили с океана и огибали с севера Ирландию, они неизбежно скапливались, что существенно облегчало задачу немецким подводным лодкам и самолетам. Немногочисленным портам пришлось дать нагрузку, намного превышавшую их пропускную способность. Это привело к тому, что суда разгружать не успевали и получались пробки. К тому же мощность железных дорог была недостаточной, чтобы быстро вывозить выгруженные грузы. В октябре срок разгрузки судов в портах Ливерпуль и Бристоль увеличился в два раза. Такая недостаточно быстрая разгрузка, а также сравнительно медленное движение при системе конвоев и отчасти длинные кружные пути сильно повысили время оборота судов. Имевшийся тоннаж в полной мере не использовался. Например, ввоз горючего сократился до двух третей потребного количества. Обстановка стала такой угрожающей, что в Англии начали подумывать о том, как бы путем экономического давления заставить Ирландию открыть свои порты. Однако эту мысль пришлось отбросить: англичане опасались, что Ирландия может отвергнуть их требования и предоставить свои порты Германии в качестве баз для немецких подводных лодок.

Новая обстановка на море и в воздухе сказывалась также и на каботажном плавании судов в проливе Ла-Манш и у восточного побережья Англии. Англия крайне нуждалась в каботажных перевозках, так как перегруженный железнодорожный транспорт не справлялся с возросшим объемом перевозок угля и других громоздких грузов. Немецкая авиация и торпедные катера причиняли каботажным судам, которые теперь тоже должны были охраняться военными кораблями и самолетами, такие тяжелые потери, что им пришлось, наконец, отказаться от плавания в дневное время. От этого опять-таки увеличилось время оборота судов. С помощью мощной противовоздушной обороны удалось значительно снизить активность немецкой авиации в дневные часы, но торпедные катера по-прежнему сильно мешали каботажным перевозкам, и борьба с ними стала особенно трудной.

Какими бы большими ни были потери и трудности английского судоходства и вытекающие отсюда тяжелые последствия для экономики Англии, в конце 1940 г. они были далеко не достаточны, чтобы лишить Англию возможности продолжать войну. В лучшем случае они оставались только важным фактором в ведении войны, основные усилия в которой, чтобы в ближайшем времени добиться решающего успеха, нужно было сосредоточить прежде всего на Англии. Редер постоянно стремился направлять действия высших немецких военных руководителей по этому пути. Он пытался в двух докладах Гитлеру 20 и 27 декабря изложить свое мнение как можно убедительнее. 20 декабря он указал на усиление позиций Англии вследствие неблагоприятно складывавшейся обстановки в восточной части Средиземного моря – это были результаты итальянской авантюры в Греции и неудачи в Северной Африке – и на важность американской помощи, потребовал максимального сосредоточения сил против Англии и высказал сомнения против плана наступления на Советский Союз до того, как будет нанесено поражение Англии. 27 декабря он был еще более настойчивым и заявил, что направление усилий всех германских вооруженных сил против Англии как главного противника является непреложным требованием момента. Для строительства подводных лодок и создания морской авиации, отметил Редер, делается слишком мало; весь военный потенциал Германии должен работать на усиление войны против Англии, то есть нужно увеличивать флот и морскую авиацию; всякий раскол сил приведет к затяжке войны и поставит под угрозу победу Германии.

Его усилия остались безуспешными, потому что к этому времени Гитлер уже решил начать поход на восток против Советского Союза, а войну с Англией завершить после окончания этого похода. Таким образом, Редер достиг только того, что и без него было давно подготовлено: усиления подводной войны в рамках существующей кораблестроительной программы, дальнейшему расширению которой, однако, помешала подготовка сухопутной авиации к войне против Советского Союза. Дополнения же этой программы планомерным развитием морской авиации вообще не последовало.

Вначале борьба против английского судоходства продолжала идти с большим успехом и явилась суровым испытанием для англичан. С началом нового года число потопленных судов вследствие увеличения количества подводных лодок и их радиуса действия резко возросло. Включая все остальные потери от надводных кораблей, авиации и мин, оно составляло, по данным Черчилля, приведенным в его мемуарах, в январе – 325 048 брт, в феврале – 401 768, в марте – 537 493, в апреле – в связи с боевыми действиями английского экспедиционного корпуса в Греции – даже 653 960 и в мае – 500 063 брт. С июня 1940 г. за год войны одни немецкие подводные лодки потопили почти 3 млн. брт английского, союзного и нейтрального тоннажа; к этому еще следовало прибавить свыше 1 млн. брт тоннажа, потопленного надводными кораблями, авиацией и минами. За этот же период среднее количество подводных лодок, непосредственно ведущих боевые действия, возросло с десяти до тридцати. Их потери составляли в среднем две подводные лодки в месяц. Среднее количество подводных лодок, вступавших в строй за тот же период, намного превышало эти потери.

Растущие цифры потопленных судов вынуждали англичан постоянно принимать все новые и новые меры, каждая из которых отрицательно влияла на использование оставшегося тоннажа. К давно введенной, значительно замедляющей движение судов системе конвоев прибавились новые обходные пути с целью избежать опасных морских районов. Размагничивание корпусов кораблей, траление мин, невозможность для торговых судов проходить через Средиземное море, затемнение и разрушение портов и портовых сооружений – все это вместе взятое настолько снизило оборот судов, что размеры неиспользованного тоннажа превысили тоннаж потерь. Количество поврежденных судов возрастало в такой степени, что доки уже не могли их принимать. Чтобы ускорить их ремонт, приходилось сокращать объем работ по строительству новых судов. Программа импорта стала сложной математической задачей: для удовлетворения острой потребности во всех предметах снабжения нужен был самый тщательный и точный расчет.

Продовольствие должно было ввозиться по возможности в виде концентратов, чтобы при минимальном весе и объеме продуктов доставить максимальное количество калорий. Производство стали было сокращено, потому что требовалось меньше тоннажа для ввоза из США готовой стали, чем для ввоза железной руды.

Однако устранить опасность атак подводных лодок и бомбардировщиков дальнего действия можно было только в том случае, если бы удалось создать по всей Атлантике от Америки до Африки мощную и сплошную сеть таких опорных пунктов, которые дали бы возможность контролировать определенные морские районы и обеспечивать охранение караванов судов. В конце 1940 и в начале 1941 г. в океане не было еще таких пунктов, на которых эсминцы и самолеты могли бы заправляться горючим. Поэтому транспорты оставлялись на произвол судьбы, как только они оказывались вне радиуса действия эсминцев и самолетов, базирующихся на опорные пункты. Англичане с помощью американцев неустанно стремились изменить это положение. Они продвигались вперед шаг за шагом. Когда эта проблема была разрешена, была преодолена и опасность, которую представляли подводные лодки. В конце концов англичане пришли к решению отправлять конвои не прямо из Галифакса к западному побережью Англии, а кружным путем через Северную Атлантику. Благодаря этому стало возможно постоянно наблюдать за ними и охранять эсминцами и самолетами, для которых были созданы базы в Ньюфаундленде, Гренландии и Исландии. Такая организация создавалась постепенно под давлением обстоятельств; ее преимущества полностью проявились лишь в 1943 г. Первый шаг заключался в том, чтобы путем повышения активности обороны и технического усовершенствования ее средств вытеснить немецкие подводные лодки и самолеты из района наиболее интенсивного движения судов, подходящих с юга и запада к Британским островам, то есть из морского района севернее Ирландии. Это удалось осуществить в течение первых месяцев 1941 г. Немецкие подводные лодки вынуждены были отступить на запад и на юг. Теперь они уже не действовали перед портами ввоза, нападая на скопления судов, а должны были искать свои жертвы в широких просторах океана. Их радиус действия был для этого вполне достаточным; он составлял для подводных лодок водоизмещением 500 т 10 тыс. морских миль, для подводных лодок водоизмещением 740 т – 15 тыс. морских миль. Новая тактика действий подводных лодок группами вновь принесла им крупные, хотя и несколько меньшие успехи. Первый важный шаг для снижения эффективности немецких подводных лодок англичанам, несомненно, удался. Однако у немцев, помимо растущего количества подводных лодок, имелись еще и другие возможности опять усилить действенность своего подводного флота. Эти возможности были найдены в повышении его боевой активности.

Надводные корабли-рейдеры в 1941 году снова появились на океанах. В феврале оба линкора «Шарнгорст» и»Гнейзенау» вышли в Атлантику под командованием адмирала Лютьенса. Они неоднократно встречали конвои, охранявшиеся превосходящими силами английского флота, от боя с которыми немецкие корабли, согласно приказу, уклонялись. Наконец 22 февраля они встретили пять судов, отставших от конвоя, и потопили их. В начале марта они вновь встретили сильно охраняемый конвой между Канарскими островами и островами Зеленого Мыса, но на этот раз им удалось вызвать подводные лодки, которые и потопили пять судов. После того как немецкие рейдеры 9 марта потопили греческое судно, им удалось 15 марта в центре Северной Атлантики потопить и захватить шестнадцать судов. На следующий день, прежде чем они закончили свою охоту за торговыми дудами противника, им пришлось уйти от вызванного в этот район английского линкора. 18 марта они вошли в Брест. Общий тоннаж потопленных «Шарнгорстом» и «Гнейзенау» судов составил 115 622 6pm. Их действия в океане настолько досадили англичанам, что английские самолеты стали совершать беспрерывные воздушные налеты на Брест, чтобы вывести из строя оба корабля.

В мае 1941 г. командование германских военно-морских сил вновь послало крупные рейдеры в открытый океан. Адмиралу Лютьенсу, который в феврале так успешно командовал линкорами «Шарнгорстом» и «Гнейзенау», теперь поручили вести войну с торговым флотом противника. Для этого он получил в свое распоряжение крупнейший немецкий линкор «Бисмарк», только что введенный в строй, и новый тяжелый крейсер «Принц Евгений». В ночь с 21 на 22 мая оба корабля покинули один из норвежских фиордов. Их плавание с самого начала было неудачным, так как еще при переходе из Балтийского моря в Норвегию они были замечены англичанами и с тех пор английская авиация вела за ними тщательное наблюдение. 22 мая во второй половине дня английские летчики, несмотря на плохую погоду, обнаружили, что немецкие корабли покинули фиорд. Английское адмиралтейство немедленно поручило двум крейсерам, которые несли охранение в Датском проливе между Исландией и Гренландией, начать поиски опасных противников, чье появление в Атлантике могло повлечь за собой большие осложнения. Несмотря на чрезвычайно плохую погоду, оба крейсера вскоре заметили немецкие корабли в Датском проливе. Тогда английское адмиралтейство направило для их уничтожения мощные группы крупнейших кораблей. Вначале в соприкосновение с противником вошла группа линейных крейсеров в составе линейного крейсера «Худ» и линкора «Принц Уэльский». 24 мая корабли встретились между Исландией и Гренландией. В 5 час. 30 мин. «Худ» с дистанции 22 500 м открыл огонь, на который немедленно ответил «Бисмарк». Уже первым залпом он попал в быстроходный, но легко бронированный «Худ», в результате чего на корабле вспыхнул пожар, охвативший вскоре всю его среднюю часть. Когда «Бисмарк» в 6 час. 00 мин. дал пятый залп, на английском корабле раздался мощный взрыв, к небу поднялись огромные клубы дыма, и он затонул. Из 1421 человека команды погибло 1418. Затем «Бисмарк» открыл огонь по «Принцу Уэльскому», который, имея главный калибр 351 мм, был слабее немецкого корабля с его 400–мм орудиями. Английский корабль получил серьезные повреждения и прекратил бой. Однако и «Бисмарк» не вышел из этого ожесточенного боя невредимым. Два тяжелых снаряда попали в цистерны жидкого топлива, так что корабль потерял скорость и оставлял за собой широкий нефтяной след. Поэтому адмирал Лютьенс, учитывая эти повреждения, принял правильное решение вывести «Бисмарка» из боя, который теперь продолжал только «Принц Евгений».

Удивительно то, что Лютьенс не попытался уйти в Норвегию, а продолжал движение к побережью Франции, чтобы достигнуть порта Сен-Назер. Какие мотивы побудили его избрать этот, казалось бы, гораздо более опасный путь, никогда нельзя будет узнать, так как и сам адмирал и все, кто мог бы дать этому объяснение, погибли. Оба английских крейсера все время вели наблюдение за немецкими кораблями, продолжавшими держать курс на юг. Было ясно, что английское адмиралтейство после этой серьезной неудачи примет все меры, чтобы задержать и уничтожить «Бисмарка». Линкор «Кинг Джордж V», многочисленные крейсера и эскадренные миноносцы вышли из английских гаваней; из Гибралтара был вызван «Ринаун», другие военные корабли и авианосцы до самого Галифакса были сняты с конвойной службы и направлены в район, где находились немецкие военные корабли. Поздно вечером 24 мая английские самолеты-торпедоносцы атаковали «Бисмарка» и повредили верхнюю часть боевой рубки. Несмотря на это, счастье, казалось, вдруг снова улыбнулось «Бисмарку»: на следующий день рано утром оба английских крейсера, которые вели наблюдение за немецким кораблем, потеряли его из виду, хотя они имели радиолокационные установки. Даже интенсивная воздушная разведка из-за пасмурной погоды в течение целого дня не могла снова отыскать немецкий корабль. План английского адмиралтейства – концентрическим сосредоточением всех срочно вызванных кораблей создать подавляющее превосходство против «Бисмарка» – казалось, развалится, как карточный домик. Где находится теперь «Бисмарк»? Какой курс следовало сообщить преследующим его кораблям? Некоторые из кораблей, шедших с максимальной скоростью, уже в течение нескольких дней испытывали недостаток горючего и вынуждены были уменьшить ход. Когда англичане потеряли уже всякую надежду обнаружить немецкие корабли, «Бисмарк», который между тем отпустил «Принца Евгения», 26 мая в 10 час. 30 мин. был замечен одним самолетом-разведчиком. Но даже эта новая неудача пока еще не решала судьбы немецкого корабля. Правда, его отделяли от спасительной гавани почти 700 морских миль, то есть 35 часов хода, но он занимал теперь такую выгодную позицию по отношению к преследовавшим кораблям противника, что мог быть атакован превосходящими силами только в том случае, если бы англичанам удалось в течение этого дня повредить его и снизить скорость хода. На следующее утро крупные силы немецкой авиации уже смогли бы оказать «Бисмарку» необходимую поддержку. После многих инцидентов и недоразумений англичане сумели добиться своей цели буквально в последнюю минуту. В 19 час. 15 мин. несколько самолетов-торпедоносцев, поднявшихся с авианосца «Арк Ройял», который поспешил сюда из Гибралтара, так тяжело повредили рулевое устройство «Бисмарка», что он начал двигаться по кругу и потерял способность маневрировать. Всю ночь английские эскадренные миноносцы тщетно пытались потопить немецкий корабль. Утро 27 мая застало беспомощного «Бисмарка» в 400 морских милях от Бреста. Дул свирепый норд-ост, поднимавший огромные волны. Два английских линкора открыли огонь, на который «Бисмарк» вначале еще отвечал меткими залпами. Вскоре огонь английских кораблей стал таким сильным, что одна за другой начали выходить из строя орудийные башни «Бисмарка». В средней части корабля вспыхнул пожар, затем «Бисмарк» сильно накренился на левый борт. Теперь он представлял собой охваченную пламенем и дымом груду исковерканного металла, каким-то чудом еще остававшуюся на плаву. Лишь несколько торпед, выпущенных с крейсера, окончательно добили его. В 10 час. 40 мин. он опрокинулся и навеки исчез в бушующих волнах. Почти 2 тыс. героически сражавшихся немецких моряков, в том числе их адмирал, нашли себе могилу в холодной морской пучине. В живых осталось только 110 человек. Снова обе стороны могли убедиться в том, что без теснейшего взаимодействия морского флота и авиации добиться господства на море было уже невозможно.

Достигнув этого успеха, англичане стали предпринимать систематические налеты на французские порты, чтобы вывести из строя находившиеся там крупные немецкие военные корабли. Все новые и новые повреждения линкоров «Шарнгорста» и «Гнейзенау», к которым по окончании крейсерства в Атлантике присоединился также и «Принц Евгений», побудили штаб руководства войной на море в феврале 1942 г. перебросить все эти три корабля через Па-де-Кале в немецкие порты, из которых все они, кроме «Гнейзенау», были впоследствии переведены в Норвегию, чтобы там действовать против конвоев, направлявшихся в Мурманск. Англичане учитывали возможность прорыва немецких кораблей из французских портов в Германию, но не ожидали, что немецкие корабли выйдут из Бреста лишь с наступлением темноты и пройдут Па-де-Кале днем. К их несчастью, на двух самолетах, патрулировавших над проливом в эту ночь, отказали радиолокационные приборы. Таким образом, англичане обнаружили немецкие корабли, сопровождаемые только легкими силами, лишь в первой половине дня 12 февраля, когда они уже миновали Булонь. Немедленно высланные бомбардировщики не смогли атаковать корабли из-за сильного прикрытия последних истребителями. В ходе непрерывных налетов английские эскадрильи потеряли 43 самолета, не причинив никаких повреждений немецким кораблям. Вызывать линкоры с их далеких баз на севере Англии было слишком поздно. Тяжелые английские батареи на побережье Па-де-Кале безуспешно обстреливали немецкие корабли, поставившие густую дымовую завесу. Таким образом, «Шарнгорст», «Гнейзенау» и «Принц Евгений» прорвались в Германию, получив лишь несколько требовавших длительного ремонта повреждений от мин.

Общественность Англии была сильно возмущена тем, что немецким кораблям удалось пройти целыми и невредимыми рядом с самой владычицей морей. Раздавались голоса, требовавшие привлечения виновных к ответственности.

Хотя прорыв немецких кораблей и удался, но при трезвом рассмотрении успех находился на стороне англичан. Они сделали невозможным пребывание немецких кораблей во французских портах и устранили постоянную угрозу их коммуникациям в Атлантике. Кроме того, вскоре после прихода в Киль линкора «Гнейзенау» английской авиации удалось причинить ему такие тяжелые повреждения, что он уже до конца войны не принимал участия в боевых действиях. Несколько позже был поврежден и «Принц Евгений»: при входе в Тронхейм он был торпедирован английской подводной лодкой и на пять месяцев вышел из строя.

Глава V. Наступление Германии на Советский Союз

1. Военные и политические приготовления

С лета 1940 г. мысль об уничтожении мощи Советского Союза стала составной частью планов Гитлера относительно дальнейшего ведения войны. Надо сказать, что эта мысль еще задолго до своего осуществления являлась определяющим фактором его стратегии. Мотивы, которые побуждали Гитлера; к тому, чтобы, отложив решительную борьбу против Англии, сначала уничтожить всякую скрытую угрозу с тыла, были самыми различными. Некоторые из них были уже упомянуты, так как стратегию немцев после разгрома Франции следует объяснять только в свете этих соображений; о других будет сказано ниже.

Противоположность мировоззрений, которая отделяла оба государства друг от друга, не уменьшилась в результате заключения ими договора в 1939 г.

Советский Союз оставался в глазах Гитлера идеологическим врагом Германии. Но Гитлер и на политической арене считал его потенциальным врагом, который, рано или поздно перейдет к политике шантажа. Гитлер считал, что это начнется, уже в 1940 г. Чем дольше длилась война, тем больше Германия зависела от сырья, которое в значительной части мог поставить – и до сих пор действительно поставлял на основании заключенных договоров – только один Советский Союз. Если война против Англии затянется до бесконечности и, как полагал Гитлер, с 1943 г. полностью проявится военная мощь Соединенных Штатов, то Германия окончательно попадет в зависимость от Советского Союза. Такая перспектива казалась Гитлеру невыносимой. По его мнению, именно этого и желала Англия: она стремилась выдержать до того момента, когда Соединенные Штаты будут готовы к войне и Советский Союз повернется против Германии. Такой опасности Гитлер не хотел допустить. В январе 1941 г. он заявил Редеру, что Германия, если она ликвидирует угрозу на Востоке, сможет продолжать войну против Англии при вполне сносных условиях. Разгром Советского Союза, по его мнению, сильно облегчил бы положение Японии и сделал бы очень опасным для Соединенных Штатов вступление в войну против Германии. (Карта 4, стр.228)

Гитлер установил для осуществления этих планов твердые сроки. В 1941 г. Советский Союз как могучая держава должен был прекратить свое существование. Тогда, по расчетам Гитлера, у него не только не будет врага за спиной, но он получит большое количество сырья и сельскохозяйственной продукции, не ставя себя в зависимость от милости Советского Союза: пшеницу – с Украины, уголь и руду – из Донецкого бассейна, никель – с Кольского полуострова, нефть – с Кавказа и лес – из Белоруссии.

В 1942 г. в результате проведения крупных операций на территории всего Среднего Востока – и, как надеялся Гитлер, с помощью Японии – планировалось сломить мощь Англии прежде, чем Соединенные Штаты будут готовы к войне.

Для Гитлера не подлежало ни малейшему сомнению, что для разгрома Советского Союза достаточно одной кампании. Он был в этом так твердо убежден, что еще до начала военных действий против Советского Союза установил сроки операций, которые должны были начаться осенью 1941 г. «после „Барбароссы“.

Начало военных приготовлений можно проследить с лета 1940 г. В конце июля, прежде чем был дан приказ о воздушном наступлении на Англию, Иодль сообщил одному из своих ближайших сотрудников о том, что Гитлер решил готовить войну против Советского Союза. Эта война должна была начаться при всех обстоятельствах, и тогда будет лучше вести ее в рамках уже ведущейся войны; во всяком случае, необходимо к ней подготовиться. Вначале даже обсуждалась возможность начать новую войну еще предстоящей осенью. Однако при этом пришлось бы столкнуться с непреодолимыми трудностями, связанными со стратегическим сосредоточением, и такую мысль пришлось вскоре оставить.

В июле группа армий фельдмаршала фон Бока, то есть штабы 4-й, 12-й и 18-й армий и около 30 дивизий, была переведена в Познань. Конечно, это мероприятие приводило и к некоторому рассредоточению сил, сконцентрированных во Франции, и могло быть объяснено с этой точки зрения. Но в общем ходе событий это был первый шаг к стратегическому развертыванию сил против Советского Союза, которое, проходя в течение длительного времени, должно было быть проведено по возможности незаметно.

В конце июля началась конкретная подготовка к разработке оперативного плана. Генерал-лейтенант Маркс, бывший в то время начальником штаба 18-й армии, получил от генерал-полковника Гальдера задание разработать предварительный план операции против Советского Союза. Из него в последующие месяцы возник проект оперативного плана, который был проверен и получил дальнейшее развитие в ходе военных игр, состоявшихся в ноябре в генеральном штабе сухопутных сил. 5 декабря Гальдер доложил Гитлеру о результатах работы над планом. Он указал на важное значение Припятских болот, которые делили район предстоящих операций на две части, и в своем докладе отдал предпочтение северной части ввиду наличия в ней более развитой сети путей сообщения в районе между Варшавой и Москвой, что облегчало ведение крупных операций.

Известная до сих пор группировка сил противника, а также независимые от этого общие соображения позволяли предположить, что русские отойдут не дальше Днепра и Западной Двины, потому что при дальнейшем отступлении они уже не смогут обеспечить защиту своих индустриальных районов. Исходя из этого планировалось ударами танковых клиньев помешать русским создать сплошной фронт обороны западнее указанных рек.

На основании этой оценки Гальдер доложил свои соображения о ведении операций, которые в основном были одобрены Гитлером и затем изложены в директиве № 21 от 18 декабря 1940 г. Она осталась основой для стратегического развертывания и для проведенных позднее первых операций.

Согласно этой директиве, германские вооруженные силы должны были быть готовы к тому, чтобы еще до окончания войны с Англией путем быстротечной военной операции нанести поражение Советскому Союзу («план Барбаросса»).

Для этой цели сухопутная армия должна была использовать все имевшиеся в ее распоряжении соединения, за исключением сил, необходимых для обеспечения оккупированных областей Европы от всяких неожиданностей.

Авиация, согласно этой директиве, должна была высвободить, для войны на Востоке такие силы для поддержки сухопутных войск, чтобы можно было рассчитывать на быстрое развертывание наземных операций, а также свести к минимуму разрушения восточных областей Германии вражеской авиацией.

Направление основных усилии на восток требует, говорилось далее в директиве, чтобы все районы боевых действии и военной промышленности, находящиеся в руках Германии