Book: Черепашки-ниндзя против Длинного Старика, его помощников карликов и блестящих шаров



Черепашки-ниндзя против Длинного Старика, его помощников карликов и блестящих шаров

Черепашки-ниндзя против Длинного Старика, его помощников карликов и блестящих шаров

Часть 1.

Глава 1. В дорогу

Ночью в маленьком городке Джапуту царила мёртвая тишина. В общем-то, в городке было тихо и днём, но ночью тишина, действительно, становилась гробовой. А всё дело в том, что этот городок, расположившийся в одной из ложбин в Гималайских горах на берегу живописного озера Келебрант, вот уже второй месяц был необитаем.

С некоторых пор жители городка заметили, что курганы, мавзолеи и пирамиды, в которых с доисторических времён покоились останки их предков, были самым настоящим образом вскрыты. Саркофаги с находящимися там мощами исчезли.

Жители Джапуту увидели в этом недобрый знак.

– К нам души предков возвращаются! – говорили одни.

– Да, – отвечали другие, – это не к добру…

А третьи помалкивали, предпочитая без лишних разговоров быстрее убраться из городка.

Вскоре пустились в бега все жители Джапуту. Население покинуло городок. Тишина, казалось, надолго завладела этим местом.

Но неожиданно со стороны городской больницы раздался какой-то шум…

Если бы в это время в городке находился случайный человек, он был бы удивлён: по одной из улиц какой-то очень высокий седовласый человек без особых усилий нёс гроб…

Утро черепашки-ниндзя начали с разминки. Они до одурения упражнялись в умении как можно выше прыгнуть и ударить воображаемого противника.

Дежурным в этот день был Рафаэль. Он подогревал на кухне пиццу.

Сплинтера с ними не было, он уже второй день пропадал в подвалах публичной библиотеки в поисках древних книг одного философа, который прославился тем, что, как только стал философом, залез в ящик из-под кока-колы и оттуда начал декламировать свои философские выкладки.

В то время, как Рафаэль уже основательно подогрел пиццу – на ней начала образовываться румяная корочка – в подземную станцию метро, где жили черепашки, пришла Эйприл О’Нил – их лучшая подружка.

Сегодня Эйприл дали новое задание – съездить в Гималаи и выяснить, почему жители одного из городков покинули его.

Эйприл давно собиралась побывать в горах, а тут такая удача – самые высокие горы на земле. В тихих Гималаях, вдали от шума Нью-Йорка, можно было прекрасно провести время.

Без своих друзей черепашек Эйприл не хотелось ехать, и потому она, захватив кинокамеру, пришла к Рафаэлю, Донателло, Леонардо и Микеланджело, чтобы предложить им поехать вместе.

– О, Эйприл! – воскликнул Донателло, первым увидевший девушку. – Привет, дорогая!

Остальные черепашки были тут как тут.

– Привет, друзья! – сказала Эйприл, усаживаясь в кресло.

– Мы, признаться, удивлены твоим приходом, ты нас не очень часто навещаешь, – пожурил Микеланджело.

– Да, мы тебя больше на экране видим, – поддержал его Леонардо.

Эйприл улыбнулась.

– А может, тебя начальник уволил? – удивился Донателло.

Девушка, продолжая улыбаться, покачала головой и собралась было открыть цель своего визита, как в это время в комнату вошёл Рафаэль. У него в руках был поднос с дымящейся пиццей.

– Ты, Эйприл, как всегда вовремя, – с лёгкой иронией буркнул Рафаэль, видимо, недовольный, что ему снова придётся возвращаться на кухню и готовить ещё одну порцию.

Эйприл, так и не ответив Микеланджело, бросила Рафаэлю.

– Не беспокойся, я на твою пиццу не претендую.

Она повернулась к остальным черепашкам и, хитро подмигнув, начала объяснять:

Я вообще-то пришла вот по какому поводу: у меня новое задание… Её перебил Донателло:

– И ты, как всегда, укатишь на край земли, откуда нам потом придётся тебя доставать?

Эйприл рассмеялась.

– Какие вы нетерпеливые, – воскликнула она, немного успокоившись. – На этот раз все гораздо проще: я действительно еду на край земли, вернее на её вершину, но на этот раз моими телохранителями предлагаю стать вам…

– Ура-а-!!! – в четыре глотки завопили черепашки, от радости забыв о своей любимой еде.

Их большие глаза засветились необыкновенной радостью, в чёрных зрачках заиграли весёлые огоньки.

Когда радостный порыв черепашек немного остыл, Микеланджело спросил у Эйприл:

– Так ты в Гималаи собралась?

– Конечно, – ответила девушка. – Ведь эти горы самые высокие на Земле. Я думаю, вашим панцирям и зелёной коже не повредит чистый горный воздух…

– Если только мы не будем лазить по отвесным скалам, – ответил Рафаэль.

Тут мнения черепашек разделились.

– Вообще-то нам не повредил бы чистый морской воздух, к примеру, Ямайки, – сказал Лео.

Его поддержал Мик:

– Или воздух государства с прекрасным названием: Берег Слоновой Кости.

Он в это время вспомнил о еде и, откусив кусок от пиццы, тут же почувствовал, что под его мощные зубы попала какая-то кость. Это была сливовая косточка, которую для смеха запёк в одну из порций Рафаэль.

Тот невинно потупил глаза.

Эйприл решила пояснить:

– Ребята, мы не будем там нигде лазить. Мы доедем хорошей горной дорогой до городка Джапуту, находящегося около высокогорного озера Келебрант, остановимся там, выясним причину миграции местных жителей с гор… А потом, искупавшись в чистом озере, поедем назад.

– Высокогорное озеро нас устроит, – снова сказал Микеланджело, – но меня интересует один вопрос.

– И какой же? – обратила на него взор журналистка.

– С какой начинкой мы будем есть местную пиццу?

– Я думаю, с гималайской куропаткой или с форелью, – отозвался Леонардо.

– Это нам как раз и предстоит разведать.

– Что-то мне не очень верится, – усомнился Рафаэль. – В Гималаях вообще не готовят пиццу. Это же так далеко от Нью-Йорка…

– Не волнуйся, Раф, – успокоила его девушка. – Я думаю, в таком чистом месте качество приготовляемой пиццы будет отменным.

– Тогда едем, – сказал Рафаэль.

– Только есть одно «Но!» – возразил Донателло.

– И какое же?

– Наш суперчерепаший микроавтобус, скорее всего, не выдержит крутых серпантинных дорог…

– Что ты волнуешься, Дон, – зашипел на него Мик, – нам же не в бразильские непроходимые джунгли ехать…

– И за Шрёдером с его мутантами не придётся гоняться, – заверил Лео. – Они не любят не только Гималаи, но и детских горок в Диснейленде.

Дон покачал головой и, махнув рукой, согласился с доводами друзей:

– Ладно, едем, надеюсь, всё обойдётся.

– Но всё равно, нужно не забыть набрать в дорогу полуфабриката пиццы, а разогреть пиццу везде сможем, – сказал сам себе Рафаэль.

– Только косточек от слив постарайся туда больше не бросать, – намекнул ему Микеланджело.

На сборы ушло не многим более получаса. Сложив в машину всё, что необходимо путешественнику в дороге, и написав Сплинтеру записку, чтобы тот не удивлялся отсутствию черепашек, Рафаэль, Донателло, Леонардо, Микеланджело и Эйприл отправились в дорогу.

Глава 2. Поломка автомобиля черепашек

Вскоре черепашки и Эйприл достигли подножия Гималайских гор. Промчавшись мимо автомобильной свалки, черепаший микроавтобус въехал на крутую дорогу, бегущую серпантином вверх через горный перевал до самого Джапуту. Оставалось ехать не более двух-трёх часов.

Мимо путешественников промелькнул небольшой гималайский посёлок Пхалмпур, и через две мили они въехали на горный перевал. И тут, как иногда бывает в долгом путешествии, автомобиль черепашек как-то странно заурчал.

– Слушай, Мик, – обратился к другу Рафаэль, – тебе не кажется, что где-то неподалёку ревёт гималайский медведь?

– Нет, Рафаэль, это не медведь, это мотор нашего микроавтобуса так ревёт на крутом подъёме.

– Вот оно что! – ответил Раф. – Мы действительно как-то уж очень медленно едем… На нашем драндулете, я чувствую, мы не доберёмся до Джапуту…

Тут в разговор вмешался Леонардо:

– Но ты же сам успокаивал Дона, что у нас не будет проблем с черепахомобилем.

Рафаэль повернулся к своему товарищу.

– Проблемы у нас будут, когда не микроавтобус повезёт нас, а мы его…

Не успел Рафаэль это произнести, как вдруг раздался какой-то хлопок, и из мотора повалил дым. Машина тотчас остановилась и, секунду постояв, начала медленно скатываться вниз, все больше набирая скорость.

– Дон, жми сильней своими зелёными конечностями на тормоза, – закричали в ужасе черепашки.

– Расслабьтесь, я знаю, что делать, – огрызнулся тот, – мы просто немного прокатимся задом наперёд.

На самом деле тормоза не слушались Донателло. Черепахомобиль, двигаясь задним ходом, уже через несколько минут стремительно мчался вниз. И только благодаря мастерству Донателло пока ещё не перевернулся. Черепашки и Эйприл громко кричали, но Дон по-прежнему не терял хладнокровия. Микроавтобус мчался на бешеной скорости к городку Пхалмпур, а это было уже вдвойне опасно.

Как ни старался Донателло, всё же перед самым въездом в городок машина врезалась в какое-то ветхое ограждение. Это немного убавило скорость. Но черепахомобиль по-прежнему катился вниз.

Вдруг микроавтобус сильно подбросило, и затем черепашки почувствовали, что колеса застряли в земле.

Черепахомобиль остановился.

– Уф! – перевёл дух Дон. – Этот спуск был не из лёгких.

– Но мы все верили в тебя, – сказала Эйприл. – Надеюсь, и с нашей любимой машиной будет всё в порядке…

В это время микроавтобус накренился на бок и провалился по самую крышу в какую-то яму. Черепашкам и Эйприл пришлось выбираться через верхний люк.

– Что за гималайский крот вырыл такой огромный грот, – удивился Микеланджело, сказав в рифму.

– Скажи спасибо этому кроту, а то бы мы ещё мчались вниз, – ответил ему Дон.

– Неплохо бы было, если бы этот же крот помог нам вытащить нашу колымагу из ямы, – произнёс Леонардо.

– Вы бы лучше не болтали, а подумали, как действительно вытащить наш бедный черепахомобиль, – вмешалась в разговор Эйприл, – а то мы так и до утра не приедем в Джапуту.

– Да, пожалуй, Эйприл права! – сказал Донателло и, взяв из машины электролопату, спустился в яму.

И тут Эйприл вскрикнула.

– Что такое, Эйприл, – спросил её Раф.

– Посмотри вокруг, – дрожащим голосом сказала девушка. – Мы же на кладбище…

Черепашки осмотрелись. Действительно, они находились на кладбище, только большинство могил было почему-то разрыто, и автомобиль как раз въехал в одну из таких разрытых могил.

– Это становится даже интересным, – высказался Микеланджело.

– Но лучше нам отсюда побыстрей уехать, – ответил Рафаэль. – Не нравится мне это место.

– Да, место неприятное, – согласилась Эйприл.

Черепашки дружно взялись вытаскивать машину из ямы. И пока они с ней возились, уже окончательно стемнело.

Наконец, автомобиль вытолкали наверх.

– Теперь нужно срочно устранить неисправность, – Донателло открыл капот.

Через несколько минут он сообщил:

– Сломался топливный насос и фильтр тонкой очистки, к тому же полетели тормоза и засорился сливной клапан, проводка приказала долго жить, и квазисенсорный патрубок бесперебойной тяги автоматической подачи энергии распредвала на гидроусилитель руля разлетелся вдребезги…

– Поездка проходит не так прекрасно, как ожидалось, – сказал Рафаэль. – Мы здесь, чувствую, надолго застрянем.

Донателло пристально посмотрел на него и ответил:

– Ты бы поменьше ворчал. Тут для такого мастера как я работы на час – не больше. Единственное, чего я не смогу, так это сделать новый патрубок. Проще всего его купить… Но я всё-таки постараюсь.

– Могло быть и хуже, – заметил Микеланджело.

– Я думаю, будет и хуже, – пессимистично бросил Рафаэль, взглянув на небо. – Через несколько минут мы промокнем до нитки, и нам не нужно будет никакого горного озера.

Остальные черепашки и Эйприл тоже посмотрели вверх.

Действительно, первые вечерние звёзды стали заволакиваться невесть откуда взявшимися грозовыми тучами. Судя по всему, через несколько минут должен был ударить сильный дождь.

Положение путешественников было незавидным. Автомобиль сломался, магазина, чтобы купить патрубок, поблизости не наблюдалось, да и к тому же нужно было отыскать какой-нибудь сарай, чтобы там без суеты устранить неисправности. Плюс ко всему место, куда их угораздило попасть, было не из приятных.

– Нам срочно нужно найти какой-нибудь отель, чтобы переждать грозу, – подал оригинальную идею Микеланджело.

– Где есть большой гараж, – вторил ему Дон, чтобы без проблем устранить все неисправности.

– Тогда нам следует двигаться вон к тому белому дому, – сказала Эйприл. – Судя по всему – это и есть придорожный отель.

Черепашки дружно взялись толкать автомобиль к двухэтажному белому зданию, находящемуся в каких-нибудь четырёхстах ярдах от них. Как только они, наконец, прикатили к этому дому автомобиль, с неба, как из ведра, полился дождь.

Мокрые черепашки и Эйприл ввалились в дом и позвонили в колокольчик. К ним через некоторое время вышли два лысоватых узкоглазых человека, похожих друг на друга как две капли воды.

Это были братья Лу и Ли Си-Ань. Они оказались довольно мрачными людьми, ни с кем в Пхалмпуре дружбы не водили и жили на отшибе возле кладбища. Заодно и присматривали за ним. Их дом служил пристанищем для останавливающихся в этих местах путников. Отель так и назывался «Братец Лу и братец Ли». Это название прочли черепашки и Эйприл на едва освещённой вывеске.

Братья вышли к новым постояльцам в каких-то серых грязных комбинезонах, больше похожих на форму дорожных строителей, чем на одежду хозяев отеля.

«Впрочем, – подумала Эйприл, – тут могут быть свои правила».

На лицах вышедших мужчин особой радости не наблюдалось. Они даже были несколько огорчены, что к ним заявились клиенты. А необычный вид гостей их совершенно не смутил.

Живя рядом с кладбищем, они привыкли ко всему. Братья Си-Ань с невозмутимым видом смотрели на черепашек и Эйприл, ожидая, что те им скажут.

– У вас не найдётся пара номеров на одну ночь? – наконец, не выдержав затянувшейся паузы, спросила Эйприл.

Ответом была тишина, ни один из братьев даже бровью не повёл.

– Нам нужно переждать грозу, – снова произнесла девушка, – и как только отремонтируем автомобиль, мы уедем.

Братья Си-Ань не реагировали.

– Нам не нужно их ни о чём спрашивать, – заключил Рафаэль, – эти два молодца, одинаковых с лица, наверное, немые.

Что и говорить, братья производили впечатление немногословных. Но в этот момент один из них, которого звали Лу, неожиданно произнёс:

– Мы вам дадим отдохнуть ночь, но попросим деньги вперёд…

– Это, смотря какой сервис будет, – вставил Леонардо.

– Сервис будет по-минимуму, – произнёс второй владелец отеля, которого звали Ли, – вы нам деньги, а мы вам ночлег… И никаких возражений.

– Вы нам даже пиццы не приготовите? – поинтересовался Рафаэль.

– Нет! – рявкнули в один голос Лу и Ли. – У нас, понимаете, в штате нет официантки и повара.

– Но нам только разогреть её нужно, – снова сказал Рафаэль.

И тут Ли, который был чуть потолще своего брата, вынул из кармана какую-то бумажку и протянул её Рафу:

– Вот, ознакомьтесь с правилами пожарной безопасности. Тут чёрным по белому написано: электроплитки, нагреватели и утюги запрещено включать.

Братья Си-Ань ответили Рафаэлю так грубо, что тому не захотелось у них больше ничего спрашивать.

– И попрошу вас никуда не совать свои поганые широкие носы, – предупредил Ли новых постояльцев.

Манера владельцев разговаривать с клиентами не очень понравилась черепашкам, но выбора не было – на улице дождь, а здесь тепло и уют. Жаднющие владельцы отеля выделили всего два номера своим постояльцам, хотя остальные комнаты, как потом убедились черепашки, были совершенно свободны.

Микроавтобус братья Си-Ань разрешили закатить в гараж, где ремонтом тут же занялся Донателло. Он, вопреки своим заявлениям, провозившись всю ночь, так и не отремонтировал машину. А та, естественно, без лопнувшего патрубка не могла двигаться дальше. Поэтому поутру нужно было отправляться в Пхалмпур, чтобы в какой-нибудь лавке приобрести злополучный патрубок.



Глава 3. Неприветливый городок Пхалмпур

Ночь Эйприл и черепашки провели кошмарно. Им всё время казалось, что где-то в подвале здания раздаются какой-то гул, вой кошек и визг электропилы.

Утром, узнав от Донателло, что черепахомобиль все ещё неисправен, Рафаэль, Микеланджело, Леонардо и Эйприл решили ознакомиться с достопримечательностями этого экзотического городка. Вместе с ними пошёл и Донателло, чтобы купить злосчастный патрубок.

Проходя мимо кладбища, черепашки снова обратили внимание, что многие могилы разрыты. Рафаэль хотел спросить у одного из жителей, что бы это означало, но тот только косо посмотрел на него и поспешил удалиться.

– Наверное, его удивил цвет моей кожи, – сказал Рафаэль, – но, по-моему, в таком живописном месте, где так много зелени, наши лица не должны удивлять кого-либо.

– Давайте лучше вернёмся и закрутимся в простыни, чтобы не вызывать подозрений, – предложил Леонардо, – этот гималаец не первый, кто от нас шарахается.

Всё же черепашки не стали возвращаться и терять драгоценного времени. Они обошли весь город в поисках нового патрубка для микроавтобуса. Но найти патрубок оказалось не так просто. Пхалмпур был довольно маленьким городком, и в нём не было не то что супермаркета, а и самой маленькой автомобильной лавки.

Донателло уже не раз пожалел, что, проезжая вчера мимо автомобильной свалки, не остановился возле неё.

«На той свалке можно было найти всё необходимое для любого технического приспособления, чуть посложней булавки, – думал он. – Но, впрочем, кто знал, что нас ждало впереди?…»

В бесплодных поисках прошло полдня. В Пхалмпуре никогда ничего интересного не происходило, и черепашек удивило, что их в этом горном селении никто не знает. Да и к тому же, местные жители оказались мрачными и неприветливыми людьми, вроде братьев Си-Ань, владельцев отеля.

Черепашки пока ещё не догадывались о причинах такого отношения к приезжим.

Вопреки всем заявлениям Эйприл, в Пхалмпуре не было ни одной пиццерии. Хорошо, что Рафаэль захватил с собой коробку с полуфабрикатом пиццы на пять порций. Пиццу оставалось только подогреть. Микеланджело, Леонардо, Рафаэль, Донателло и Эйприл зашли в единственное в городе кафе. Друзья целый час пробовали втолковать трясущемуся владельцу что такое пицца и как её приготовить.

– Пиццу следует просто положить на сковородку, обмазать жиром и дождаться, пока она не покроется румяной корочкой, – объяснял Рафаэль. – Теперь понятно?

– Понятно, понятно, – наконец сообразил хозяин кафе, но так «подогрел» любимое блюдо черепашек, что она представляла собой обугленную лепёшку, в которой с трудом угадывалась аппетитная пицца.

Тем не менее хозяин кафе за это приготовление не преминул содрать с черепашек чуть ли не полную стоимость самой пиццы.

Черепашки смотрели на это произведение кулинарного искусства и никак не решались попробовать. И пока пицца остывала, Донателло произнёс:

– По-видимому, придётся нам оставаться в этом Пхалмпуре ещё на сутки.

Микеланджело и Леонардо молча кивнули, а Рафаэль, первым откусивший от пиццы, воскликнул:

– Я этого не выдержу!

Из реплики было непонятно, чего конкретно он не выдержит: пхалмпурскую пиццу или ещё сутки в этом городке. Но так как Рафаэль скривился и встал из-за стола, то черепашки поняли, что он не выдержит всё же качества приготовления пиццы.

– Пожалуй, стоит накормить этим произведением кулинарного искусства самого хозяина, – сказал он, взяв в руку свою порцию.

– Да ты что, Раф, – прикрикнула на него Эйприл. – Он же не виноват, что не учился в Италии на повара.

– Да, тут приезжих не балуют вниманием… – вторил своему другу Донателло. – И в магазинах ни черта нет.

– Ребята, вы не очень-то раскисайте, – начал успокаивать друзей Микеланджело. – Лучше представьте, какое великолепие нас ожидает, когда мы приедем на озеро.

– Да, но до него нужно ещё добраться, – сказал Лео. – А пока мы сидим здесь, на приколе. И ещё неизвестно сколько просидим.

Рафаэль снова поднялся и недовольно произнёс:

– Вы как хотите, а я не намерен тут больше оставаться. Всю ночь в отеле выли какие-то коты, хотя на улице не март-месяц. Пиццы решительно никто не желает готовить, а если готовит, то она годится на корм разве что тем воющим котам… Я беру напрокат машину и отправляюсь в Джапуту.

Эйприл тоже решительно не захотела оставаться в Пхалмпуре на вторые сутки.

– Рафаэль прав, – сказала она. – Моя командировка скоро кончится, а мы ещё не выяснили самого главного: почему жители покидают эти места. Нам нужно немедленно попасть в Джапуту, а вы, как отремонтируете микроавтобус – догоняйте нас.

Не долго думая, Эйприл вместе с Рафаэлем, отправилась в ближайший «прокат» машин.

– Неужели наши дела так плохи? – спросил Леонардо у Донателло.

– Да… без этого патрубка мы не сможем никуда ехать. Но, кажется, есть выход.

– И какой же? – в один голос спросили Мик и Лео.

– Я попрошу Рафаэля и Эйприл подкинуть меня до ближайшей автомобильной свалки, а там найду то, что мне нужно.

– Тогда тебе следует поспешить, – сказал Лео.

– Бегу! – на ходу ответил Дон и побежал за Рафаэлем и Эйприл.

Взять напрокат машину в Пхалмпуре оказалось не так-то просто. Салонов проката в Гималаях не было. Удручённые Рафаэль, Эйприл и присоединившийся к ним Донателло собрались уже ни с чем возвращаться в отель. Но когда они повернули к отелю, то встретили одного из братьев Си-Ань. Это был Лу.

Черепашки, помня неразговорчивость хозяев отеля, прошли мимо, но Эйприл всё же решила поинтересоваться:

– А вы, случайно не знаете, где здесь ближайший пункт проката автомобилей?

На удивление, Лу ей ответил:

– У нас вообще никакого проката нет, но я за несколько гималайских фартингов расскажу, где найти машину.

Корыстолюбие гималайца было тут же удовлетворено. Лу принялся объяснять:

– В трёх милях отсюда, если идти на юг по просёлочной дороге, стоит никому не нужный автомобиль. Вот этот автомобиль я бы вам и посоветовал взять себе.

– А как же его хозяин? Не будет возмущаться? – переспросила девушка.

– А хозяина так и не нашли… Впрочем, его никто и не искал. Он, наверное, заблудился в горах или пожелал стать снежным человеком, а может быть, просто не захотел возвращаться на такой громоздкой машине, как лимузин. Но факт остаётся фактом, машина осталась, хозяина нет.

– А почему вы или кто-нибудь из городка не взял эту машину себе?

– Да она тут никому не нужна, – сощурившись, объяснил Лу. – Лимузин неудобная машина для езды в горах, где нет хороших дорог. Нам больше по душе езда на медведях. Но скажу вам по секрету: до того места, куда вы отправляетесь, этот автомобиль вполне сойдёт.

Эйприл, не предупредив своих спутников, поспешила к тому месту, о котором говорил Лу Си-Ань. И действительно, через три мили она нашла большой лимузин чёрного цвета.

– Похоже, что этот лимузин был раньше катафалком, – заметила Эйприл. – Но это, впрочем, не мешает его использовать как такси…

Подойдя к машине, она попробовала открыть дверцу, но как только взялась за ручку, почувствовала, что её ладонь прилипла. Дверца была обмазана каким-то очень сильным клейким веществом. Эйприл дёрнула руку, но безрезультатно. Ладонь было не оторвать.

Вдруг автомобиль качнулся и поехал вперёд. Эйприл успела заметить, что он направляется прямо к обрыву. У девушки от ужаса расширились зрачки.

Нужно было что-то быстро предпринимать.

Эйприл сообразила в самый последний момент: она свободной рукой швырнула под колесо автомобиля свою камеру. И это спасло ей жизнь. Машина остановилась на самом краю пропасти, передними колёсами свесившись вниз.

Эйприл оставалось достать передатчик и связаться по черепашьей связи с Донателло. Это было как раз вовремя, потому что черепашки уже начали за неё беспокоиться.

– Донателло, ты меня слышишь? – всхлипывая, говорила девушка.

– Да, дорогая, куда ты запропастилась?

– Хотела вам сюрприз преподнести и отправилась за автомобилем. Но когда я к нему притронулась, моя ладонь прилипла к ручке. Машина оказалась обмазана какой – то гадостью.

– Идём на выручку! – воскликнул Донателло.

Вскоре черепашки явились на помощь Эйприл. Подойдя к лимузину, Донателло достал из своего подсумка лупу. Он внимательнейшим образом осмотрел вещество, которым был обмазан лимузин, и обратил внимание, что эта клейкая масса находилась только на дверцах, стёклах и бампере. И от неё не было никакой возможности избавиться. Она схватывала всё, что к ней прикасалось.

Дон покачал головой и достал из-за пазухи энциклопедический справочник.

– Что это за клейкая масса? – спросил у него Рафаэль.

Сей вопрос был и на устах Эйприл.

Донателло оторвался от справочника, почесал у себя под панцирем и, повернувшись к друзьям, сообщил:

– Это обыкновенный арангрутный нимбрердлфиль клеящийся или, как говорится по латыни, – дрохирим карадраритналапическая.

От полученного ответа никому понятнее не стало. Раф, хитро прищурившись, произнёс:

– Что-то не встречал я такого вещества в книге рекордов по самым легкопроизносимым словам.

– Это новое синтетическое мятно-салатовое вещество; до недавнего времени было науке неизвестно, – пояснил Дон. – Его недавно открыли в Калифорнийском университете и получили путём выделения сока из камней дориафре и семени воздушного алакраринкве.

Тут Эйприл вспомнила об одном сообщении полугодовой давности:

– Не из этого ли вещества был сделан знаменитый клей «БУАФ», который не так давно шумно рекламировали?

– Ты совершенно права, Эйприл, – воскликнул Донателло. – Но это для нас сейчас не важно. Меня интересует, как этот клей инактивировать.

Только теперь Эйприл догадалась, почему на автомобиль до сих пор никто из городка не позарился.

– Очевидно, его специально вымазали клеем, – сказала она. – Чтобы кто-нибудь, вроде меня, в эту ловушку попался.

– Тут, наверное, все только пакости делать умеют, – предположил Микеланджело. – И как тебя угораздило вляпаться в этот клей!

Девушка пожала плечами:

– Это один из хозяев отеля мне подсказал.

– Ну я им уши надеру, – возмутился Мик.

– И не забудь их раскосые глаза распрямить, – добавил Рафаэль.

Вдруг лицо Эйприл просияло.

– Я знаю, как избавиться от этого клея, – закричала она. – Рекламу клея пускали по нашему шестому каналу SNC… Я сейчас вспомнила, почему эта реклама нам не принесла прибыли, даже наоборот – мы заплатили неустойку заказчику за некачественную рекламу… А все потому, что этот суперновый и суперкачественный клей не выдерживает обыкновенного холода.

Рафаэль развёл руками:

– В таком случае нам придётся ждать зимы.

– Это совсем не обязательно, – возразил ему Донателло. – Достаточно принести сюда ящик со льдом из ближайшей морозильной камеры.

– А зачем нам искать морозильную камеру, – вмешался Леонардо, взглянув на горы. – Нам просто нужно слазить на ближайшую вершину, где полно льда и снега.

– И как это мы раньше не сообразили! – воскликнул Мик.

Предложение Леонардо подстегнуло черепашек. Донателло тут же выдал план действий:

– Прежде всего, мы сделаем дельтаплан из сучьев этих деревьев, – указал он на стоящие рядом с автомобилем тростниковые деревья фукун. – Обтянем жерди широкими листьями лопуха, а ты, Лео, дождёшься восходящего потока воздуха, слетаешь к одной из горных вершин, наберёшь снега и прилетишь обратно. Мы насыплем снега на дверцу, и Эйприл будет свободна.

– Только и останется мне ходить с отмороженной рукой, – усмехнулась девушка.

– Как попала в капкан, так нужно выбираться, – заметил Микеланджело.

– А потом, – продолжил Донателло, – нам нужно попробовать согнуть эти два дерева.

– Это ещё зачем? – спросил Рафаэль.

– Чтобы вытянуть автомобиль из пропасти.

– И как ты это собираешься делать? – поинтересовался Микеланджело.

– Очень просто, – не растерялся Донателло. – При помощи верёвок и камней мы наклоним к автомобилю вершины деревьев. Ведь всем известно, что тростниковое дерево фукун очень гибкое и прочное. И когда их вершины схватятся с обмазанным клеем бампером, мы обрежем верёвки, в результате – деревья вытаскивают автомобиль из пропасти. И тут предстоит самый важный этап… – Донателло для убедительности сделал паузу. – Нам нужно попасть снежками в место соприкосновения дерева с бампером автомобиля. Действие клея тут же ослабевает, деревья становятся на место, а машина перед нами.

– Да, план хорош, – согласился с товарищем Рафаэль, – останется только осыпать машину снегом, чтобы избавить её от остатков «БУАФа», и мы можем смело отправляться к месту нашего отдыха.

– Ты, Рафаэль, действительно, можешь ехать на озеро с Эйприл, но нам, пожалуй, нужно ещё остаться. Ведь черепахомобиль все ещё неисправен.

Вскоре черепашки смастерили дельтаплан и поставили его на краю обрыва. Через несколько минут подул нужный восходящий ветер.

– Эй, Лео, быстрей, – закричал Дон.

Лео подбежал к дельтаплану. Донателло отдал ему все сумки, включая чехол от камеры Эйприл. Оттолкнувшись от обрыва, Леонардо полетел к ближайшей горной вершине.

Пока всё шло согласно плану Донателло.

Ни черепашки, ни Эйприл не знали, что за ними в этот момент наблюдал в бинокль высокий седовласый старик.

И тут настаёт самое время рассказать, кто такой этот старик, и какую играет роль в этой истории.

Глава 4. История жизни Ринорука Торфуна

Ринорук Торфун, а именно так звали этого высокого старика, прибыл в Гималаи из Европы ещё в восемнадцатом веке. Хоть он выглядел как пожилой человек, силы в нём было, не менее, чем у трёх самых мощных бейсболистов из любимой команды черепашек «Нью-Йорк Тинкс». Торс у Ринорука – массивный, а рост более семи футов.

Ринорук был старым алхимиком. Он изобрёл эликсир жизни – салатовую кровь. Но эта кровь не была совершенна, её приходилось периодически обновлять и жить в очень чистом месте. А как известно, самый чистый воздух в горах. Поэтому появление Ринорука в Гималаях было не случайно.

Вместе с бессмертием, старик приобрёл и огромную силу, он один запросто мог свалить слона, если бы жил где-нибудь в Африке. Но этой силой Ринорук не мог ни перед кем похвастаться, так как жил очень скромно и работал простым могильщиком.

Аппетит, как говорится, приходит во время еды. Ринорук однажды задумал покорить весь мир. Но для этого ему нужны были воины, а также способность жить не только в горах. Только спустя два века его мечта постепенно стала осуществляться – он изобрёл специальную жёлтую кровь, оживляющую мертвецов.

Пользуясь тем, что он работал могильщиком, Ринорук разрывал старые курганы и кладбища гималайцев, доставая из могил кости. Из них он складывал скелеты, обрызгивая их жёлтой кровью, и через некоторое время скелеты оживали, обращаясь в коричневых карликов.

Вот поэтому гималайцы начали уходить с насиженных мест, спускаясь с гор в долины.

Карлики Ринорука, как оказалось, были плохими воинами. С такой гвардией старик не завоевал бы мира. В карликах не было злости, они могли выполнить мелкие поручения, выкопать новую могилу, кого-нибудь схватить, сделать какую-нибудь гадость, но воевать по-настоящему они не умели. У них не было злой души.

Но это вскоре перестало быть преградой для чудовищных замыслов Ринорука. Старик нашёл в Джапуту место, где открывались ворота в ад. А в аду этих злобных душонок – хоть отбавляй. Поэтому Ринорук обосновался именно в Джапуту, принявшись похищать злые души из ада и помещать их в тела карликов.

Доставать души из ада было для Ринорука довольно опасным занятием. Ворота, когда он спускался в преисподнюю, могли запросто закрыться. Поэтому со временем старик стал переправлять самих карликов в ящиках из-под кока-колы в ад за злыми душами. Оттуда карлики возвращались уже безжалостными, жестокими воинами. С такими воинами, решил Ринорук, можно начинать войну против всего живого, чтобы овладеть миром.

Опустошив все окрестные курганы, мавзолеи и кладбища, Ринорук вынудил жителей покинуть Джапуту и ещё четыре ближайшие деревни.

За многие годы Ринорук усовершенствовал салатовую кровь. Теперь она стала ярко-жёлтого цвета. Эта кровь позволила Риноруку без проблем спуститься с гор, чтобы вместе со своим войском завоевать мир. Но он не спешил, накапливая войско.

Вскоре Ринорук обнаружил, что ему нужно срочно покидать Гималаи: в новой его крови обнаружились кое-какие слабые стороны. После того, как он влил её в себя, он стал бояться холода. Холод теперь был для него самым настоящим бичом. При лёгком снегопаде он мог запросто свалиться и больше не встать.

А так как в горах всегда много снега, Ринорук должен был ускорить формирование своего непобедимого войска.

Старик отправился вслед за ушедшими жителями, опустошая всё новые и новые кладбища. Теперь он обосновался в Пхалмпуре, изредка заглядывая на свою базу в Джапуту. И пока карликов у Ринорука не доставало, ему необходимы были помощники из числа людей, которые помогали бы разрывать могилы.



Одними из таких помощников стали жадные и ленивые братья Си-Ань. В подвале их отеля Ринорук нашёл ещё одни ворота в ад. И весьма обрадовало старика, ведь через эти ворота можно было пропускать уже в два раза больше карликовых воинов.

Но Ринорук всё же не доверял братьям Си-Ань и поэтому работал над изобретением более надёжных и быстрых кибернетических помощников – скоростных летающих шаров, сделанных из лёгкого металла лабриюдия.

Пробные шары были уже почти готовы, оставалось только поместить внутрь высокоразвитый мозг, каким обладает человек с хорошими интеллектуальными способностями, и этот шар превращался в самое совершенное орудие убийства.

Братья Си-Ань сообщили старику о появившихся в Гималаях зеленомордых человекообразных существах, очень похожих на черепашек, чьи интеллектуальные и физические данные по всем параметрам как раз подходили для того, чтобы их мозг поместить в кибернетические шары.

Риноруку идея понравилась, и он решил сбросить подругу черепашек Эйприл в пропасть, чтобы безмозглые шары не взяли в себя по ошибке женский мозг. Ибо это могло быть опасным для старика Ринорука и его гвардии карликов. Ведь всем известно, что женщина чаще бывает норовистой и может без всякой будто бы причины все делать наоборот. Поэтому шары, обретя мозг женщины, могли бы восстать против своего изобретателя.

Ринорук недооценил находчивость Эйприл. Она осталась жива.

После того, как черепашки исчезли из отеля, старик всполошился, догадавшись, что они побежали к тому месту, где должна была разбиться девушка. Не долго думая, Ринорук отправился за черепашками.

То, что старик увидел, ещё больше взбесило его – планы рушились, как карточный домик. Старик собрался вернуться в отель и дать нагоняй своим помощникам братьям Си-Ань за то, что они неправильно намазали клей – не внутри автомобиля, как приказывал он, а снаружи.

Но едва Ринорук собрался уходить, с ним приключилась большая неприятность, едва не стоившая ему жизни.

Глава 5. Первое свидание с высоким стариком

Набрав на ближайшей снежной вершине во все сумки снега, Леонардо полетел на дельтаплане обратно. Но он не долетел до своих друзей совсем немного. Непрочный лист лопуха порвался, и дельтаплан вместе с Лео рухнул на землю как раз в том месте, откуда наблюдал за черепашками Ринорук Торфун.

Старик даже не успел сообразить, что это на него свалилось. Он был самым бесцеремонным образом сбит с ног, и что самое ужасное для него: с головы до ног обсыпан снегом. Ринорук застыл в неподвижности.

– Простите, за этот неожиданный снегопад, – начал извиняться перед ним Леонардо, – но при такой жаре, я думаю, этот снежок вам принёс только наслаждение.

Старик не отвечал, он неподвижно смотрел на черепашку жёлто-красными глазами. Лео ничуть не удивился этому, ведь он уже привык, что все гималайцы очень долго думают, прежде чем ответить, а то и вообще не отвечают ни на какие вопросы.

Черепашка быстро собрал рассыпавшийся снег в сумки и, пока тот не растаял, побежал к лимузину.

– Ещё раз извините, – крикнул он на ходу, – но мне надо спешить, а то снег перейдёт в другое физическое состояние, придётся снова лететь за ним и, не дай Бог, опять приземляться на вас.

Леонардо успел вовремя. Снег не успел растаять.

Мик, Раф и Дон уже успели пригнуть несколько деревьев к машине, и их вершины крепко прилипли к заднему бамперу.

Леонардо растёр снегом приставшую к дверце машины руку Эйприл, действие клея тут же прекратилось, девушка была свободна.

– Теперь приступаем к самой ответственной и сложной операции, – объявил Донателло. – Действуем по счёту «три»!

Рафаэль, Микеланджело и Леонардо слепили снежки и приготовились бросать их в место сцепки деревьев с автомобилем, а Донателло встал с мечом около лимузина, чтобы одним махом перерубить канаты, удерживающие деревья в согнутом состоянии.

– Раз… Два… – закричал Дон. – Три!

По этому счету он перерубил верёвки, деревья рванулись, вытаскивая лимузин из пропасти. Настала очередь действовать Рафаэлю, Микеланджело и Леонардо. Они ловко попали снежками в место сцепки деревьев с автомобилем. Всё было сделано по высшему классу.

Донателло обследовал салон лимузина. Внутри машины следов клея не было. К тому же автомобиль оказался полностью исправным.

– Теперь у нас, наконец, появилась возможность доехать до места отдыха, – радостно закричал Рафаэль.

– У кого появилась, – ответил Донателло, – а кому ещё предстоит искать патрубок к нашему микроавтобусу. Не бросать же его владельцам отеля.

Черепашки и Эйприл сели в лимузин. Через несколько минут Микеланджело и Леонардо высадились возле отеля.

– А меня, пожалуйста, доставь к свалке, которую мы вчера проезжали.

– Та, что находилась у самого въезда на серпантин? – переспросил Рафаэль.

– Да! Там, думаю, я найду всё, что мне нужно.

– Но ведь это же плохая примета: возвращаться с половины пути, – снова сказал Раф.

– Не волнуйся, – махнул рукой Донателло, – худшее, я думаю, уже позади.

– Ладно, едем, – вздохнул Рафаэль.

Вскоре они добрались до свалки. Рафаэль без большого рвения пошёл вместе с Донателло искать в искорёженных машинах патрубок. К счастью, это заняло не очень много времени. Абсолютно исправный квазисенсорный патрубок бесперебойной тяги автоматической подачи энергии распредвала на гидроусилитель руля был найден в одной покорёженной машине.

Этот автомобиль довёл до такого состояния гималаец по имени Ню-Чунг. Купив машину, он поспорил с соседом Сын-Маном, что на своей машине запросто обгонит горного барана.

Бедный владелец машины не предполагал, что баран, хоть был и тупой, как баран, но всё же знал, как правильно бегать в горах. В результате – баран победил, а Ню-Чунг со злости расколотил ледорубом свой автомобиль вдребезги. Горе-водитель после этого решил, что лучшее средство передвижения в Гималаях – это упряжка из трёх гималайских медведей, если не считать горного барана.

К счастью для Донателло, Ню-Чунг не причинил никакого вреда квазисенсорному патрубку, и черепашка, благодарный гималайцу за его неоценимую услугу, выкрутив патрубок, направился вместе с Рафаэлем к лимузину, где их ждала Эйприл.

Но тут на глаза Донателло попался совершенно исправный мотоцикл «Харлей», только без колёс.

Этот мотоцикл попал на свалку в общем-то случайно. Его выиграл в лотерею один гималаец. Но не нашёл ничего лучшего, как открутить колеса и приделать их к медвежьей повозке, ведь, в Гималаях, как нам уже известно, лучше всего ездить на гималайском медведе или на горных баранах и козлах. Так «Харлей» попал на свалку.

«Я буду не я, если оставлю этот мотоцикл здесь», – пообещал бы себе любой человек или черепашка-ниндзя, увидев такого красавца на свалке. Точно также подумал и Донателло. Он вспомнил, что его друг Леонардо уже давно мечтает о таком мотоцикле, и обратился к Рафаэлю:

– Слушай, Раф, ты, наверное, езжай с Эйприл на озеро, выбирай там лучшие места в гостинице, а до Пхалмпура я уж сам доберусь.

– Не думаю, что тебе понравится ходить пешком, – удивился Рафаэль.

– А я пешком идти не собираюсь. Вон видишь тот «Харлей»? – показал Дон на мотоцикл.

Рафаэль оглядел автомобильный хлам и, наконец, нашёл что-то похожее на мотоцикл.

– Ну, вижу…

– Вот на нём я и приеду.

– Ну, ну, – усмехнулся Раф, – он же без колёс.

– Колеса – не патрубок. Их можно от любой машины приладить. Да и я подумал, не сделать ли нам подарок Леонардо, – хитро прищурился Дон.

– Но, я думаю, вид этого «Харлея» ему не понравится, – сказал Рафаэль и подошёл к лимузину.

Через минуту Рафаэль и Эйприл, уехали. Чуть погодя, Донателло, наскоро приделав к мотоциклу два передних колеса от малогабаритного трактора, поехал вслед за ними.

Только в отеле, спустя довольно длительное время, Леонардо вспомнил о старике, которого он случайно обсыпал снегом.

– Слушай, Микеланджело, – повернулся он к другу, – ты не обратил внимание на одного довольно высокого старичка, который, как мне показалось, внимательно за вами наблюдал?

– Нет, я не видел.

– Я его любопытство немного умерил, охладив снежком.

– Стоило бы этого старичка получше расспросить, что он делал в горах. Подглядывал за нами? – сказал Мик.

– Я как раз об этом подумал, – ответил Лео. – Но лень пешком ходить, скорее бы Донателло отыскал патрубок.

Не успел он это сказать, как в комнату влетел радостный Донателло.

– Ребята, – воскликнул он. – Сегодня наш черепахомобиль будет в полном порядке.

– Неужели?! – в один голос произнесли Микеланджело и Леонардо.

– Да!… Я наконец нашёл, что искал.

– Банзай! – радостно закричали черепашки.

Через несколько минут Донателло, Леонардо и Микеланджело были в гараже.

– А что это за диковинный мотоцикл? – спросил Лео. – Выглядит как «Харлей», а колеса у него, вроде бы, от малогабаритного трактора.

– Ты совершенно прав, – ответил Донателло. – Это гибрид «Харлея» и трактора «Kомaцy». – Этот небольшой подарок я готов преподнести тебе. Катайся на здоровье!

– Лучше бы ты мне трактор подарил, – сказал Лео. – Но тем не менее, я с благодарностью принимаю подарок. Сегодня же проведу испытания.

– Можешь отправляться хоть сейчас.

– Заодно поищешь старикашку, которого ты ненароком посыпал снегом, – вступил в разговор Мик.

– Пожалуй, ты прав, – ответил Лео. – Если судить по остекленевшему взгляду старика, он до сих пор стоит около ущелья.

Через минуту Леонардо поехал туда, где случайно упал на Ринорука Торфуна.

Глава 6. Подозрения Леонардо

Как оказалось, Леонардо зря искал того старика. Придя в себя, Ринорук в жутком настроении вернулся в городок, а точнее – пошёл на кладбище, проверить работу своих помощников – братьев Си-Ань.

И тут его настроение ещё больше испортилось: ленивые Лу и Ли за день не раскопали ни одной могилы, так и не подготовив старику костей для пополнения войска коричневых карликов.

«Эти братья вконец обнаглели, – в гневе подумал Ринорук. – Они меня уже не в первый раз подводят… Не превратить ли их самих в карликов… Ладно, дам им последнюю возможность исправиться…»

С этими мыслями, Ринорук начал раскапывать очередную могилу. А мимо кладбища как раз проезжал Леонардо, тарахтя мотоциклом на весь городок.

Ринорук не любил шума, хотя сам нередко выл и громко кричал. Он высунулся из могилы и сгоряча швырнул в мотоциклиста большой камень. У старика силы было больше чем достаточно, поэтому камень, пролетев четверть мили, попал прямо в выхлопную трубу «Харлея». Мотоцикл взвыл, и хотя ему «чужие» колеса не давали набрать хорошей скорости, рванулся и выскочил из-под Леонардо. Черепашка не успел даже сообразить, как «подарок Донателло» умчался от него на бешеной скорости.

– Чёрт возьми! Опять с техникой не везёт! – выругался Леонардо.

Он осмотрелся по сторонам и увидел, что из могилы вылезает не кто иной, как тот самый старикашка, с которым он не так давно виделся.

«Интересно, что этот тип делает на кладбище?» – подумал Лео и спрятался в кустах.

То, что он увидел потом, заставило его удивиться ещё больше: старик легко вытащил из могилы массивный гроб и, подняв его на плечо, понёс, как будто это была коробка из-под пиццы.

– Это становится более чем интересно, – округлил глаза Леонардо. – Пожалуй, стоит пойти за ним и выяснить, что он будет делать с гробом.

Чем дольше Леонардо шёл за стариком, прячась то за кустами, то за деревьями, или просто пригибаясь к земле, тем больше удивлялся. Высокий старик направлялся не куда-нибудь, а прямо к отелю, где проживали черепашки. Нёс он гроб по-прежнему с завидной лёгкостью.

«Ну и силища у него, – подумал Леонардо, – меня бы, наверное, давно раздавило». Черепашка начал даже немного побаиваться старика. Но любопытство все равно брало верх. Лео продолжал следить.

А старик, подойдя к отелю, вошёл в него с чёрного хода. Леонардо, украдкой оглядевшись и убедившись, что за ним никто не наблюдает, тоже подошёл к двери чёрного хода и попробовал её открыть. Она была заперта изнутри. Посмотрев в замочную скважину, Леонардо увидел, что ход вёл в подвал.

– Надо об этом немедленно рассказать Микеланджело и Донателло, – сказал сам себе Леонардо и двинулся к гаражу.

Мик и Дон были заняты ремонтом микроавтобуса, и то, что говорил им Лео, их совершенно не интересовало. Мало того, они не верили его рассказам о каком-то сумасшедшем старике.

– Нет, вы только послушайте, – пробовал им объяснить Леонардо, – этот длинный старикашка обладает незаурядной силой…

– Если дедушка такой сильный, то почему он тебя не огрел, когда ты на него свалился, – пошутил Микеланджело.

– Я не знаю, – смутился Лео, – на него, наверное, снег действует так же, как и на клей «БУАФ», он при резком охлаждении теряет силы. Но я собственными глазами видел: он нёс гроб, как-будто это была какая-то лёгкая коробочка, и шёл с такой быстротой, что я еле поспевал за ним.

– Ты бы на подаренном «Харлее» подъехал, – отозвался Донателло.

– В том-то и дело, что мотоцикл уехал от меня, я даже не сообразил, как это произошло.

– Брось ты шутить, – огрызнулся Мик, – Скажи прямо: обменял мотоцикл на большой кусок пиццы… Твои сказки можешь оставить при себе.

– Вы не верите?… Не верите? – чуть ли не закричал Лео. – А то, что мы попали в яму на кладбище, – сказки?… А то, что Эйприл прилипла к лимузину, который её чуть в пропасть не увлёк, – тоже сказки?… Нет, тут есть какая-то закономерность… Вы как хотите, а я всё-таки попробую найти старика.

Немного обидевшись на своих друзей, Леонардо решил во что бы то ни стало доказать им, что старик существует на самом деле. Он ещё не понимал, что в своих догадках был не далеко от истины: Ринорук действительно теряет силы при переохлаждении.

Леонардо подошёл к двери чёрного хода и снова попытался её открыть. Дверь по-прежнему была заперта.

«Видно, там что-то прячут», – подумал Лео. Он прошёл вдоль стены и обнаружил возле самой земли небольшое окошко. Заглянув через него внутрь, черепашка так ничего и не увидел. Огляделся по сторонам. Ничего подозрительного не заметил. Ему не оставалось ничего иного, как выбить в окошке стекло ногой.

Так Леонардо и поступил.

Спустя несколько секунд, он очутился в тёмном чулане. Лео подождал, пока глаза привыкнут к полумраку, а потом осмотрел помещение.

Возле стен стояли какие-то ящики, стулья, столы, поломанные игровые автоматы, – в общем, обычная рухлядь, какую можно найти в подвальном помещении любой гостиницы.

Вдруг перед Леонардо мелькнула какая-то тень. Черепашка успел заметить чью-то свирепую морду. На всякий случай Леонардо в один миг втянул голову в панцирь.

«Кто бы это мог быть, – думал он. Может, человек, а может, большой паук или… какая-нибудь исполинская мышь… Жаль, со мной нет Сплинтера, он бы наверняка помог советом».

Леонардо прислушался. В помещении стояла гробовая тишина. «Если оно не подаёт никаких признаков жизни, то, значит, оно меня боится, – соображал черепашка. – Нет, это по-моему, не паук и не крыса… Тогда кто же?…» Леонардо потихоньку высунулся из панциря. Прямо перед ним лежала резиновая маска клоуна.

– Тьфу ты, черт! – выругался про себя Лео.

Перешагнув через маску, он прошёл в полуоткрытую дверь и очутился в довольно длинном коридоре, в конце которого виднелся слабый свет. Леонардо двинулся вперёд и, подойдя поближе, заметил, что свет исходил из-за плотной портьеры. Одёрнув её, черепашка очутился в хорошо освещённой комнате, заставленной гробами.

Лео не переставал удивляться. «Вот куда нужно завести Микеланджело и Донателло, чтобы они поверили моим словам, – подумал он. – Однако, зачем старику понадобилось это странное собрание?…» Леонардо подошёл к одному из гробов и открыл его.

Вдруг он услышал какой-то шум. Недолго думая, черепашка-ниндзя прыгнул в гроб и задвинул крышку. В этот момент дверь в комнату отворилась и вошёл один из владельцев отеля Лу Си-Ань. Он осмотрел комнату и двинулся как раз к тому гробу, в котором спрятался Леонардо.

Черепашка затаил дыхание, наблюдая в щель за действиями Лу. «Вот будет скандал, если он меня заметит, – думал Лео в этот момент. – Мне, пожалуй надо будет извиниться перед ним или… огреть на всякий случай по голове?»

Но ни того, ни другого Леонардо сделать не пришлось. Вслед за владельцем отеля в комнату вошёл высокий старик и властным голосом позвал Лу:

– Иди сюда, негодник!

Тот беспрекословно подчинился. Черепашка успел заметить, что Лу виновато опустил голову перед стариком.

– Где твой ленивый брат? – продолжал кричать на Лу старик. – Вам нужно немедленно спрятаться скоро шары выйдут на охоту… на твоих постояльцев.

Последних произнесённых стариком слов Леонардо не разобрал, так как Ринорук и Лу вышли за дверь, плотно прикрыв её за собой.

Леонардо вылез из гроба и облегчённо вздохнул. «Значит этот дедок и есть тут верховода, – сообразил он. – А про какие он шары говорил?… Нужно продолжить наблюдение…»

Леонардо быстренько подбежал к двери и прислушался. Голосов старика и Лу не было слышно. Черепашка осторожно открыл дверь и вошёл в огромное помещение. Оно оказалось таким большим, что в нём можно было запросто устраивать мотоциклетные гонки.

– Да тут целый подземный дворец… – прошептал черепашка.

Леонардо действительно было чему удивиться. Подвал поражал своим великолепием. Мраморные пол и стены, повсюду – чистота, порядок… «Не то, что в нашем номере», – отметил про себя Лео и осторожно двинулся вдоль стены.

Скоро Лео оказался перед железной дверью, резко выделяющейся чёрно-ржавым цветом на фоне белого мрамора. Над дверью находилась какая-то надпись на непонятном языке. Как ни пытался черепашка прочесть эту надпись – ни справа налево, ни слева направо, у него не получалось.

«Наверное они скрылись за этой дверью», – подумал Лео и взялся за ручку.

В этот момент он услышал, что за дверью раздался какой-то глухой шум. Леонардо в нерешительности остановился, раздумывая – входить ему или нет. Любопытство взяло своё…

Помещение, в которое вошёл черепашка, оказалось лабораторией. Там никого не было. На столах находились какие-то приборы, колбы, а вдоль стены сплошными рядами стояли ящики из под кока-колы.

«И зачем здесь столько ящиков из под моего любимого напитка», – подумал Лео и хотел было подойти к одному из них. Но тут до его слуха донёсся слабый свистящий звук. Черепашка увидел, что прямо к нему на большой скорости приближается блестящий шар. Лео успел заметить, что из шара показались две острые пики с крючками, наподобие пожарных багров в миниатюре. От встречи с таким шаром ничего хорошего ждать не приходилось. Тот летел прямо в голову черепашке, и если бы не мгновенная реакция Леонардо, вмиг спрятавшегося в панцирь, то шар прошёл бы через него, как горячий нож через масло.

Шар со свистом вылетел в открытую черепашкой железную дверь и, сделав крутой вираж, начал разворачиваться для новой атаки.

«Так вот про какие шары говорил длинный старик? – мелькнуло в голове у Лео. – Один из этих шариков-убийц уже начал свою «охоту», и первой его жертвой, очевидно, буду я… Он запросто пробьёт мой панцирь… Нужно срочно что-то придумать…»

Леонардо, не теряя ни секунды, захлопнул железную дверь. Это было сделано как раз вовремя. Черепашка избежал новой нежелательной встречи с шаром-убийцей. Шар врезался в дверь с обратной стороны и, сплюснутый, покатился по полу. Лео, снова открыл дверь и, сломя голову, бросился подальше от этого места.

Пробежав одним коридором, Лео свернул во второй и понял, что заблудился в подземном дворце.

«Нужно связаться по черепашьей связи с Донателло и Микеланджело», – решил Леонардо. Он не заметил, что к нему сзади подкрался другой владелец отеля – Ли Си-Ань. У того в руках была железная дубинка. И как только черепашка засунул руку в карман, чтобы достать передатчик, Ли огрел дубинкой бедного Леонардо.

Черепашка, закатив глаза, упал навзничь.

Глава 7. В подвале отеля

Незаметно наступила ночь.

Донателло и Микеланджело заканчивали ремонт микроавтобуса. Злополучный квазисенсорный патрубок бесперебойной тяги автоматической подачи энергии распредвала на гидроусилитель руля уже был установлен. Оставалось только прикрутить его винтами.

Вскоре было сделано и это. Черепашки вылезли из-под машины.

– Самое время провести испытания, – объявил Донателло.

– Да, не мешало бы нам прокатиться по городку, – согласился с ним Микеланджело. – Если бы не позднее время, мы бы могли ехать вслед за Рафаэлем и Эйприл в Джапуту. А так придётся ещё ночь провести тут.

Быстренько собравшись, Дон и Мик завели мотор микроавтобуса и выехали из гаража отеля «Братец Лу и братец Ли». Сами того не зная, черепашки спасли себе жизнь.

В это время из термической печи подземной лаборатории старика Ринорука появились на свет ещё три блестящих шара. Они создавались в течение долгого времени и на самом последнем этапе должны были пройти термическую обработку. После чего шарам, ещё не остывшим, предстояло отыскать ближайшее живое существо.

Найдя такое существо, шар вонзался ему в голову, и быстро перекачивал кровь. После этой ужасной процедуры, мозг только что убитого живого существа можно было поместить внутрь шара. Шар, таким образом, приобретал способность самостоятельно мыслить и становился мощным биокибернетическим оружием в руках Ринорука.

Но если в течение нескольких минут после выхода шара из печи, он не найдёт нужного организма, ему грозила гибель. Без мозга они не могли долго существовать.

Один из шаров, как нам уже известно, был предназначен Леонардо. Он разбился о железную дверь. Два других влетели в гараж как раз в тот момент, когда Микеланджело и Донателло выехали в автомобиле за ворота.

Шары погнались за микроавтобусом черепашек. Но по мере остывания скорость их полёта снижалась. Через несколько минут, так и не догнав Микеланджело и Донателло, два блестящих шара упали в траву. Теперь они не представляли никакой опасности.

Оставался только один шар, предназначенный Рафаэлю. Но тот был для шара недосягаем, ибо как раз в это время, вместе с Эйприл подъезжал к Джапуту. И поэтому шар, исходя из заложенной в него программы, начал искать ближайшего человека.

Когда Лео очнулся, то увидел перед собой Ли, одного из владельцев отеля. Как ни желал черепашка подняться, у него ничего не получалось. Он был связан по рукам и ногам.

– Ну как ты, зеленомордый, себя чувствуешь, – спросил Ли.

– Как рыба в воде, – невозмутимо ответил Леонардо, хотя чувствовал себя не очень хорошо: связанные руки и ноги затекли, к тому же ужасно болела голова.

– Мы уже предупреждали вас, чтобы вы не совались куда не просят, – сказал Ли, ехидно улыбнувшись. – А теперь ничего не остаётся делать, как сварить из тебя черепаховый суп, а твой мозг отдать боссу, великому Риноруку.

– А зачем ты меня так жестоко будешь наказывать? – поинтересовался Лео. – И отдавать мой бесценный мозг какому-то Риноруку.

– Это большая тайна, – раздражённо ответил Ли и Леонардо понял, что владелец отеля, как всегда, не настроен на откровенный разговор.

Но нужно было что-то делать, хоть бы затянуть время. Лео надеялся, что друзья хватятся его и придут на помощь.

– Но ведь ты сказал, что мне всё равно конец, – пытался Лео разговорить Ли, – я же должен знать во имя чего должен умереть: во славу гималайской науки или, может, быть съеденным любителем экзотических блюд.

Ли почесал за ухом, поковырял в носу и ответил:

– Ладно, так и быть, расскажу по дороге, пока тебя буду нести…

Сказав это, гималаец взвалил связанного Леонардо на плечи и понёс по коридору, на ходу рассказывая всё, что было ему известно про его босса Ринорука.

– Наш великий вдохновитель и знаменитый учёный Ринорук явился в здешних местах недавно… Он подарил нам великолепный подземный дворец и сказал, что тот, кто изберёт его своим богом, будет править всем миром… Однако ты не такой лёгкий, – остановился Ли, чтобы перевести дух.

Он положил Леонардо на пол, а сам достал платок и вытер пот. В подвале было и без того жарко, а тут приходилось нести такую тяжесть.

Леонардо, пользуясь тем, что Ли не смотрит на него, попробовал достать спрятанный на левой ноге маленький ножик. Через три секунды нож был в его руках. Ли даже ничего не заметил. Теперь черепашке осталось незаметно перерезать верёвку до того, как Ли доставит его к боссу. Для этого нужно было тянуть время.

Сообразив, что «знаменитый учёный» Ринорук и есть тот высокий старик, он спросил:

– Ты мне так и не ответил, зачем твоему большому боссу мои замечательные мозги? Ему что своих не хватает? Вон он какой огромный…

– Твой мозг ему нужен для создания кибернетических шаров-воинов, – ответил Ли, не заметив иронии в словах черепашки.

– А не лучше ли ему взять мозг какой-нибудь курицы или рыбы… Или вообще что-нибудь другое? – не унимался Лео.

– Из другого ему нужны только кости… – ответил Ли. – И как можно больше.

«Ах вот почему разрыты могилы на кладбище», – тут же сообразил Лео.

– А зачем ему кости?

– Для создания непобедимой армии карликов. Но больше я ничего не скажу… – нахмурился Ли и снова взвалил черепашку на плечи.

Подойдя к железной двери, Ли небрежно бросил связанного Леонардо на мраморный пол. Гималаец не знал, что в это время его босс Ринорук вывел на охоту свои кибернетические шары. Ли открыл дверь.

Он не обратил внимания на лёгкий свистящий звук. Но что это за свист прекрасно знал Леонардо. Ему, наконец, удалось разрезать связывающие его верёвки. Черепашка вскочил на ноги и попробовал было пуститься наутёк.

– Нет, ты, друг, подожди! – крикнул ему вслед Ли и, хоть и был с виду увальнем, стремительно бросился за черепашкой.

Ли удалось схватить беглеца сзади и крепко сдавить ему горло. В этот момент Леонардо увидел, что прямо на него летит шар, который норовил своими острыми крючьями вонзиться прямо между глаз.

Черепашка изловчился и ударил гималайца локтем под ребро. Тот ослабил хватку. Этого было достаточно, чтобы Лео спрятал голову в панцирь. Шар, просвистев над головой черепашки и едва не задев макушку, вонзился крючьями в лоб владельца отеля.

Леонардо воспользовался моментом и отскочил в сторону. То, что Лео увидел, ужаснуло его: из шара донеслось какое-то жужжание, потом вылез маленький буравчик. Через мгновение буравчик впился в переносицу Ли и с усилием стал сверлить кость.

Послышался треск вскрываемой черепной коробки. На мраморный пол брызнул фонтан крови. Ли бешено заорал и попытался оторвать шар от головы. Но ему это не удалось, так как было уже поздно. Буравчик успел дойти до мозга Ли и задел какой-то важный нерв, отвечающий за двигательные рефлексы. Руки бедного Ли безжизненно опустились, ноги подогнулись, и через секунду гималаец рухнул на пол. Его тело задрожало в мелких судорогах. А буравчик шара сверлил и сверлил.

Все действие совершилось в какие-то три-четыре секунды. Не теряя ни мгновения, Леонардо бросился подальше от этого ужасного места. Он бежал так быстро, что не заметил, как прямо перед ним появился высокий старик. Леонардо влетел к нему в объятия.

«Сегодня прямо какой-то день невезения, – мелькнуло в голове черепашки, – из одной беды попадаешь в другую…»

Ринорук так сильно сжал его, что Леонардо показалось, панцирь его сейчас лопнет. Лео ничего не оставалось делать, как сильно ударить пяткой по ноге старику. Тот взвыл от боли. Черепашка вырвался и вбежал в открытую дверь какой-то комнаты.

К счастью, это оказалось именно то помещение, через которое черепашка проник в подземный дворец. «Вон там за портьерой небольшой коридорчик, – отметил про себя Леонардо, – а за ним выход из подвала».

Лео бросился к портьере. Следом за ним бежал старик. Казалось, он вот-вот схватит черепашку. Но Леонардо подпрыгнул, сорвал портьеру с карниза и накрыл ею старика. Это на несколько секунд задержало преследователя.

Леонардо юркнул в чулан, плотно закрыл за собой дверь, и тут же привалил её большим деревянным ящиком. Это было как раз вовремя, так как Ринорук уже хотел просунуть в щель руку.

Черепашка перевёл дух. Казалось, опасность миновала. Нужно было незамедлительно связаться с Микеланджело и Донателло и рассказать о злоключениях в подвале, а также предупредить их об опасности.

Как только Лео поднялся и хотел подойти к разбитому окну, чтобы выбраться наружу, он услышал какое-то слабое шуршание. Леонардо осмотрелся и увидел, что между дверью и косяком защемились пальцы старика. Не долго думая, черепашка ударил ногой в дверь. Пальцы тут же переломились и, как бобовые стручки, упали на пол. Из них брызнула какая-то неестественная желтоватая кровь.

Из-за двери донёсся вопль Ринорука.

– – Фу, как противно, – скривился Лео. – Захвачу-ка я с собой один пальчик, чтобы на этот раз друзья мне поверили.

Леонардо схватил один палец, положил его в карман своего универсального подсумка и направился к окошку. Он не заметил, что несколько капель жёлтой крови попали на ящик. Как только Леонардо подпрыгнул к окошку, чтобы вылезти из подвала, доски ящика оторвались и наружу начали выпрыгивать коричневые карлики.

Нескольких капель крови Ринорука оказалось достаточно, чтобы оживить троих карликов. Они тут же бросились к Лео, схватив его за ноги.

– Что за напасть! – закричал Лео.

Он оглянулся и увидел, что его ноги держат трое маленьких безобразных человечков коричневого цвета.

– Ну с этими я должен справиться, – сказал сам себе Лео и одним махом скинул с себя карликов, оставив в их цепких руках один из кроссовок.

Живительной жидкости, попавшей на маленьких воинов, было так мало, что они не смогли броситься в погоню.

Черепашка вылез из подвала и со всех ног побежал к гаражу. Но ни черепахомобиля, ни самих черепашек там уже не было.

Глава 8. Ответный ход Ринорука

Старик Ринорук был взбешён.

Нет, отвалившиеся пальцы ему не причинили большого беспокойства. Жёлтая кровь старика позволяла быстро регенерировать утерянные органы, и через некоторое время у него отросли новые пальцы. Ринорука бесило, что были уничтожены три из четырёх его кибернетических шаров, а четвёртый, вместо мозга одной из черепашек-ниндзя, обрёл довольно примитивный мозг Ли Си-Аня.

Шар с таким мозгом не мог выполнять сложных поручений. Правда шар мог делать свою основную работу: уничтожать всех, на кого покажет старик.

Первым попался под руку Ринорука Лу. Не долго думая, старик связал его и решил провести на нём опыт: из живого человека сделать карлика для своего войска. Этот новый организм должен был быть полностью адаптирован к земным условиям, а также не бояться холода.

– Я не хочу переделки моего тела! – кричал бедняга Лу.

– Ты со своим братом заслуживаешь такой почести, – усмехаясь, говорил старик.

– Но, может, и в этой плоти я вам пригожусь? – продолжал канючить Лу.

– Ладно, – смилостивился Ринорук, – даю тебе последний шанс. Возьмёшь грузовик и поедешь за двумя сбежавшими рептилиями! – приказал он гималайцу. – Мне нужно, чтобы они остались тут ещё на некоторое время. Постараешься как-нибудь поломать их микроавтобус. Но смотри, чтобы они были целыми!

– Хорошо, босс! – ответил Лу и стремглав побежал исполнять приказ.

А с Леонардо Ринорук решил разобраться позже, нужно было спешить на основную базу в Джапуту, где подходили к кондиции ещё три шара, с которыми старик задумал провести особый эксперимент…

Увидев, что Микеланджело и Донателло в гараже нет, Леонардо тут же связался с друзьями по черепашьей связи.

– Эй, Микеланджело, Донателло! Мне и вам угрожает опасность. Срочно приезжайте в отель.

Донателло и Микеланджело к этому моменту уже убедились, что микроавтобус работает отлично.

– Едем! – коротко ответил Донателло и сбавил скорость машины, чтобы развернуть её. – Видно, с Леонардо что-то серьёзное случилось, если он говорит таким взволнованным голосом.

Едва Донателло развернулся, мимо черепахомобиля на большой скорости промчался грузовик вдвое больший микроавтобуса.

– Ничего себе! – закричал Дон. – Мало того, что этот наглец ездит ночью в горах с выключенными фарами, он ещё и норовит нас протаранить.

– Не мешало бы ему уши надрать за такую езду, – отозвался Мик.

– Меня удивляет и то, – заметил Донателло, – что в этих местах и легковой машины не найти, а тут грузовик и ночью…

И тут он в зеркальце заднего вида приметил, что грузовик тоже развернулся и снова на большой скорости приближается к их машине.

Донателло нажал на газ. Черепахомобиль прибавил скорости. Грузовик не отставал.

– Это уже становится интересным! – сказал Микеланджело.

Но не успел он это произнести, как черепашки почувствовали довольно ощутимый удар в бампер микроавтобуса.

– Этот удар превысил меру моего терпения! – воскликнул Донателло. – Мик, возьми-ка руль, я попробую этого наглеца проучить, я научу его уважать правила дорожного движения.

Донателло и Микеланджело поменялись местами. Теперь машину вёл Мик. И в этот момент грузовик, обогнав на полкорпуса черепахомобиль, стукнул его по левому крылу. Микроавтобус чуть было не врезался в скалу.

– Вот, дьявол! – выругался Дон. – Теперь он точно от нас получит.

Он достал из-за пояса звёздочку ниндзя, высунулся через люк в крыше автомобиля и приготовился бросить её в колесо грузовика.

– Сбавь немного скорость, пусть он догонит нас, – крикнул Донателло.

– Будет сделано, Дон. Но, мне кажется, водитель грузовика просто забавляется с нами.

– Почему ты так решил?

– Вместо того, чтобы попробовать сбросить в пропасть, он прижимает нас к скале, пытаясь больше навредить нашей машине, чем, собственно, нам, – объяснил Микеланджело.

– Мне плевать, что он там хочет сделать! – крикнул Дон. – Я знаю, что он нарушил правила движения и, вообще, этот дорожный клоун мне надоел… Сейчас я ему покажу, как нужно ездить…

С этими словами Донателло бросил звёздочку в правое переднее колесо грузовика. Звёздочка попала точно в цель. Колесо лопнуло.

– Банзай! – радостно воскликнули черепашки.

Но радость их была преждевременной. Грузовик продолжал погоню.

– Тут нужно какую-нибудь хитрость применить, – сказал Мик.

– Точно, – согласился Дон. – Когда мы ехали сюда, я помню, слева от дороги лежало огромное дерево. Нам нужно проехать в дюйме от него и резко набрать скорость. Водитель грузовика тоже попытается прибавить скорости, но так как переднее колесо его машины пробито, он заденет дерево… А там посмотрим, что с ним будет.

Микеланджело снизил скорость до минимума. Водитель грузовика сделал то же самое. Когда черепахомобиль поравнялся с поваленным деревом, Микеланджело дёрнул руль резко вправо.

– Теперь жми на газ! – крикнул Донателло. – Будем надеяться, что мотор не подведёт.

Микроавтобус взревел и, набирая скорость, стал уходить от преследователя. Водитель грузовика тоже выжал из своей машины все лошадиные силы, и в пылу погони не заметил поваленного дерева.

Грузовик, наскочив на полной скорости на огромный ствол, взлетел в воздух, повернулся на сто восемьдесят градусов и, пролетев около ста пятидесяти футов, врезался в отвесную скалу. Водитель грузовика с криком вылетел из машины, и больше его никто не видел.

Черепашки, заметив, что опасность миновала, остановились. Донёсшийся крик водителя грузовика показался Микеланджело знакомым. Он нахмурил лоб и спросил у Донателло:

– Тебе не кажется, что голос водителя очень похож на скрипучий голос одного из хозяев отеля?

– Конечно показалось, – ответил Дон, – я даже могу назвать, кому из братьев он принадлежал…

– Стой, я тоже попробую отгадать, – перебил его Мик. – Этот голос принадлежит Лу. Он такой противный, что я его узнал бы из тысячи голосов в большом хоре пожарников Нью-Йорка.

– Точно! – воскликнул Донателло. – Это голос Лу. Нам остаётся спросить у него, когда он прилетит обратно, почему он за нами гнался.

– Но нам, пожалуй, некогда его ждать. Я думаю, он не скоро вернётся.

Черепашки поспешили к отелю.

Леонардо, после того как связался по черепашьей связи с друзьями, вспомнил о пальце старика. Он вынул палец из сумки и положил его в коробку из-под пиццы. Черепашка обратил внимание, что из пальца всё ещё сочится жёлтая жидкость.

Вскоре он услышал звук подъехавшего к отелю автомобиля. Посмотрев в окно, Леонардо увидел, что вернулись его друзья.

– Наконец-то, – вздохнул черепашка. – Нужно показать им пальчик старика Ринорука, теперь-то они поверят мне…

Когда Донателло и Микеланджело заехали в гараж, Дон обнаружил, что левая дверца микроавтобуса слегка помята.

– Эй, Микеланджело, посмотри. Очевидно, черепахомобиль снова придётся ремонтировать.

– Так, значит, мы завтра опять не выедем из этого проклятого места?

– С помятой дверцей можно ездить, но на всякий случай следовало бы ещё посмотреть мотор.

Микеланджело тяжело вздохнул:

– Ладно, ты смотри, а я поднимусь к Леонардо и спрошу, что произошло.

Дон подвёл под машину домкрат, чтобы потом подлезть под черепахомобиль и провести окончательный осмотр.

Микеланджело вышел из гаража и, войдя в двери отеля, встретился на лестнице с Леонардо.

– Ну что там с тобой произошло?

– После того, как вы не поверили мне, я залез в подвал… – начал рассказывать Леонардо о своих злоключениях.

Микеланджело ему снова не очень-то поверил.

– …А тогда что ты скажешь об этом пальчике! – воскликнул Лео, протягивая Мику коробку, где лежал палец Ринорука. – Пальчик старика, по-моему, уже начинает сочиться кровью ядовито-жёлтого цвета.

– Не может быть? – усмехнулся Микеланджело, скептично посмотрев на Леонардо. – Говоришь, пальчик старика в коробке?

– Да!

Мик открыл коробку из-под пиццы. То, что он увидел, сразу же поколебало его сомнения. Палец действительно сочился странной ярко-жёлтой кровью, и что самое удивительное, шевелился, словно это был червяк.

– Ладно, я верю тебе, – сказал Мик. – Но я не знаю, что делать.

– По-моему, нам для начала нужно забраться в подвал, – ответил Леонардо.

– В таком случае, я иду за Донателло. Нам стоит обсудить план действий. А ты иди, подготовь нунчаки, мечи и остальное оружие. Судя по твоим словам, нам предстоит хорошая схватка…

Микеланджело вернулся в гараж, а Леонардо снова поднялся в номер.

Хорошенько осмотрев машину, Донателло обнаружил, что при столкновении с грузовиком, кроме левой дверцы, в микроавтобусе ничего не пострадало. Черепашка подкрутил две немного ослабшие гайки и собрался уже вылезти из-под машины, как услышал какие-то булькающие звуки и частые шажки.

Черепашка насторожился. Шаги приближались. «Может, это Леонардо без нас наелся пиццы и теперь у него в животе урчит», – подумал Донателло.

– Мик, Лео! Это вы? – воскликнул он и отложил в сторону гаечный ключ.

Он огляделся и увидел маленькие ножки в старомодных башмаках. Они находились в нескольких дюймах от машины. Это были явно не черепашьи зелёные ноги.

«Если это ноги не Микеланджело и не Леонардо, тогда, чьи это ноги? – подумал Донателло. – Может, ребята переоделись в карнавальные костюмы… Нашли, однако, место и время…»

Донателло хотел уже было вылезти, но микроавтобус вдруг закачался, словно внутри него кто-то устроил скачки по кругу, домкрат тут же выскочил из-под днища, и автомобиль встал на колёса, слегка придавив панцирь Донателло. Черепашка оказался в ловушке, он был не в силах двинуться.

– Эй, быстро выпустите меня, а то я за себя не ручаюсь! – закричал Донателло.

И тут он увидел, что от микроавтобуса быстро убегают какие-то карлики.

– А они откуда взялись? – удивился Дон. – Может, мне это только показалось?

Он повернул голову и увидел рядом чью-то ногу в кроссовке. «Вот теперь тебе, дружок, повезло», – обрадовался Донателло и, схватив молоток, с силой ударил по этой ноге.

Раздался крик. Голос показался Дону очень знакомым. Так и есть: этот голос принадлежал Микеланджело.

– Ты что делаешь? – кричал Мик на Дона. – Это же моя нога!

– А чего ты меня придавил автомобилем? – невозмутимо ответил Донателло. – Я даже вздохнуть как следует не могу.

– Я и не думал тебя давить, – удивлённо ответил Микеланджело. – Я был вместе с Леонардо. Он мне показывал любопытнейший экземпляр пальца, из которого сочится необычная жёлтая кровь. Если Лео не врёт, этот пальчик принадлежит длинному старичку, про которого он нам прожужжал все уши… А потом спустились в гараж, где ты меня стукнул молотком.

Микеланджело поставил ногу на подножку автомобиля. Давление на панцирь Донателло увеличилось.

– Эй, Мик, потише! – закричал Донателло. – Да и не пора ли меня выпустить быстрей отсюда?

– Ой, извини, я совсем забыл, – воскликнул Микеланджело.

Он тут же поставил домкрат под кузов, и через минуту Донателло был свободен. Но когда он вылезал из-под машины, из отеля донёсся безудержный смех Леонардо

– Слушай, Дон, – спросил Микеланджело, – ты не догадываешься, почему Леонардо так громко смеётся?

– Наверное, смешинку проглотил, – ответил Донателло.

– Пойду я, пожалуй, посмотрю, что там с ним… – сказал Микеланджело, направляясь к выходу.

Глава 9. Палец старика

Поднявшись в свой номер, Леонардо услышал, что палец в коробочке стал шевелиться уж очень настойчиво. Черепашка постучал по коробке. Изнутри раздался точно такой же стук.

– Странно, – пожал плечами Леонардо, – этот пальчик уже давно должен был перестать шевелиться.

Черепашка потряс коробкой, чтобы палец успокоился. Но тот заскрёб ещё сильнее.

– Ну держись, – зло произнёс черепашка и открыл коробку.

Палец Ринорука только этого и ждал. Правда, как заметил Леонардо, это был уже вроде бы и не палец, а какое-то маленькое злобное существо, которое, к тому же, противно жужжало. Существо тут же выскочило из коробки и исчезло где-то в комнате.

– А это ещё что за фокусы! – удивился Леонардо, ойкнув от неожиданности.

Он начал оглядываться по сторонам, пытаясь обнаружить, куда спряталось это невиданное существо. Черепашка заглянул под стол и под кровать, залез в холодильник. Посмотрел на шкафчике и в гардеробе – пальца старика нигде не было. Не было даже слышно противного жужжания.

– Что, решил со мной в прятки поиграть! – крикнул Леонардо. – Не забывай, я лучший в мире отыскиватель пальцев…

Но преобразовавшийся в новое животное палец Ринорука и не думал играть. Он сидел на люстре и набирался сил.

Леонардо стоял посередине комнаты, когда внезапно почувствовал, что сверху на него что-то капнуло.

– Этого ещё не хватало… В гостинице потекли потолки…

Черепашка достал носовой платок, вытер макушку и посмотрел на носовой платок. Тот был выпачкан в жёлтый цвет. Леонардо тут же вскинул вверх голову и увидел сидящий на люстре палец. У пальца уже выросли маленькие лапы, появилась свирепая морда с огненными глазами и острыми, как бритва, зубами.

– Ах, вот ты где! – воскликнул Лео. – А ну-ка спускайся! А не то я тебя сейчас огрею нунчаками.

Существо снова противно зажужжало, но слезать не собиралось.

– Ах, ты надо мной ещё издеваться вздумал! – снова воскликнул Леонардо и замахнулся нунчаками.

В этот момент животное прыгнуло на черепашку и юркнуло ему прямо под панцирь. Леонардо запрыгал по комнате и засмеялся от щекотки.

– Перестань! Уйди! – кричал он. – Я же боюсь щекотки!

Черепашка почувствовал, что палец старика уж очень настойчиво его щекочет. Приятного от этой процедуры было мало.

– А ну вылезай оттуда! – вновь закричал Лео.

Животное и не подумало слушаться.

И тут черепашка сообразил, как избавиться от надоедливого пальца. Сделав вид, что щекотка его уже не тревожит, он опустился на кресло и в тот момент, когда палец стал шевелиться под панцирем немного потише, Леонардо подпрыгнул и, сделав сальто, приземлился на пол. Существо вывалилось из-под панциря, и пока оно не пришло в себя, черепашка накрыл его одеялом.

– Уф, – перевёл дух Лео. – С ним не легко справиться.

Но это было только начало. Как только черепашка попробовал поднять одеяло, палец Ринорука начал активно сопротивляться. Леонардо почувствовал, что недооценил своего противника.

– Ты, дружок, как я вижу, не прост!

Леонардо попробовал придушить существо, но оно постоянно выскальзывало из его рук и бросалось из стороны в сторону. Хорошо, что оно не могло выпутаться из одеяла.

Леонардо, борясь с сидящим в одеяле животным, бросился в коридор.

– Микеланджело, Донателло! – закричал он. – На помощь!

Хорошо, что Микеланджело, чуть ранее услышав смех Леонардо, находился уже на лестнице.

– Что там? – на ходу спросил он.

– Не знаю, – ответил Лео, с трудом удерживая одеяло, – но чертовски хочет от меня убежать.

И в этот момент маленькому чудовищу всё же удалось вырваться вместе с одеялом из рук Леонардо.

– Держи его! – закричал черепашка.

На одеяло ловко бросился Микеланджело, схватил его и тут же, размахнувшись, ударил находящееся там существо об стену. Животное сразу же замолкло.

– Давай, быстрее! – крикнул Лео. – Неси его в ванную, мы его попробуем утопить.

Но тут палец старика снова ожил. Микеланджело пришлось ещё раз ударить его об стену.

Черепашки, удерживая одеяло, вбежали в ванную комнату. Леонардо быстро набрал ванну и повернулся к Микеланджело.

– Ты готов, – спросил он.

Микеланджело кивнул:

– Давай вместе.

Черепашки начали аккуратно разворачивать одеяло. Но животного там не оказалось.

– Может быть, оно в воду сигануло? – сказал Леонардо.

– Да, похоже, – ответил Микеланджело. – Ты только посмотри на это.

Леонардо увидел, что зелёная рука Микеланджело прошла через дыру в одеяле. Без всякого сомнения, животное ускользнуло от черепашек.

– Оно не могло никуда подеваться… Оно там, в воде, – высказал предположение Леонардо.

Он вытащил пробку из ванны. Когда вода ушла, черепашки убедились, что животного в ванне нет.

– И всё-таки, что это было? – спросил Микеланджело.

– Это пальчик старика.

– Неужели дедок обладает такой недюжинной силой, если мы с его пальцем едва справились?

– Ты сам убедился в этом, – вздохнув, ответил Леонардо. – Этот пальчик неожиданно регенерировал и превратился в маленького жуткого зверька с острыми зубами.

И тут дверь открылась. В ванную вошёл Донателло.

– Ну что тут у вас случилось? – спросил он.

– Решили побороться с пальцем высокого старика, – совершенно серьёзно ответил Леонардо.

– И кто победил? – хохотнул Донателло, восприняв ответ друга, как очередную шутку.

Микеланджело и Леонардо не ответили, Дон удивлённо посмотрел на них и хотел было повторить вопрос, как Мик, наконец ответил:

– Пока что не знаем!

Донателло понял, что друзья чем-то очень встревожены.

– Я спрашиваю на полном серьёзе, – сказал он, – что тут у вас произошло? Неужели вы думаете, я поверил в ваши сказки?

Не успел Донателло это произнести, как из сливного отверстия выскочило животное. Оно прыгнуло на Донателло, свалило его с ног и тут же оказалось на Леонардо, попытавшись снова залезть ему под панцирь.

Леонардо уже в достаточной мере натерпевшийся от пальца, неистово закричал:

– Ой, спасите меня от этого животного, оно меня до смерти защекочет.

Микеланджело, не теряя ни секунды, выхватил из-за пазухи меч и бросился к Леонардо. Он мастерским ударом рассёк лезшее под панцирь черепашки животное на две части, а потом изрубил его на мелкие кусочки.

– Давненько я не развлекался, – сказал Мик, улыбнувшись. – Вот и всё, что требовалось с ним сделать… В следующий раз, Лео, поступай сразу так, а не закутывай своего противника в одеяло.

– Спасибо, – поблагодарил его Леонардо. – Я учту твой ценный совет.

Донателло так и не успел сообразить, что с ним произошло. Он поднялся и посмотрел на валяющиеся кусочки животного.

– Хорошая работа! – сказал он. – Микеланджело, ты делаешь успехи во владении мечом.

– Это же моё любимое оружие, – отозвался Микеланджело.

– Да, я забыл вам сказать, – вдруг воскликнул Леонардо.

Донателло и Микеланджело удивлённо посмотрели на товарища.

– Старика, чей палец только что изрубил Мик, зовут Ринорук, – сказал Леонардо. – Он, по-видимому, тут самый главный… Я глубоко убеждён, что именно он виноват в том, что местные жители покидают эти места. Нам нужно освободить Гималаи от монстра…

– Я тоже заметил что-то неладное, – отозвался Микеланджело. – Не с добрыми намерениями нас преследовал грузовик Лу.

– И сегодня в гараже меня хотели придавить какие-то карлики, – сказал Донателло.

– Карлики? – воскликнул Леонардо.

– Да! Они раскачивали машину, при этом издавая такие странные звуки.

– Вроде бульканья в животе?

– Точно.

– Это они, – заключил Леонардо. – Эти карлики и на меня нападали, когда я бежал из подвала…

– Эй, друзья, смотрите! – вдруг воскликнул Донателло. – По-моему, вы этого зверя не уничтожили.

Леонардо и Микеланджело посмотрели на пол и увидели, что разрозненные кусочки животного начали приближаться друг к другу.

– Вот гадость, – сказал Мик.

– Пожалуйста не комментируй, – ответил Лео. – Мы и так видим, что это не сладкий кусочек пиццы.

– Да, с пальцем старика не так-то просто справиться, – сказал Донателло. – Представляю, каково нам будет сражаться с самим Риноруком.

– Эй, друзья, не теряем время! – воскликнул Леонардо. – Быстро соберём кусочки пальца в коробку. Нужно их сжечь.

Черепашки бросились на пол. Через минуту все кусочки были в коробке.

– Дон, беги за канистрой, – крикнул Лео. – Сожжём этот палец и дело с концом.

Замотав коробку в одеяло, Леонардо выбежал на улицу. Донателло тут же принёс канистру бензина. Черепашки облили одеяло и подожгли.

С пальцем было покончено. Оставалось найти самого старика.

Глава 10. Последний шар

Черепашки подошли к двери в подвал. Как и ожидали, она была закрыта.

– Слушай, Леонардо, – обратился Микеланджело, – а как ты туда смог попасть? Эту дверь тяжело взломать.

– Нет ничего проще, – ответил Лео. – Совсем не обязательно входить в подвал через дверь. Туда можно проникнуть и через окно. Но это опасно…

Черепашки подошли к окну. Донателло опустился на колени и заглянул внутрь.

– Да там ничего не видно, – сказал он.

– Точно, – стукнул себя по лбу Лео, – как это я забыл про фонарик? Без него нам не обойтись. Нужно пройти очень тёмным коридором, прежде чем выйдем к свету.

– Тогда, ребята, – покачал головой Донателло, – я сбегаю за фонариком. Заодно прихвачу мою универсальную отмычку.

– Ну тогда, быстрей беги и мигом сюда, – сказал Леонардо.

Прошло несколько минут. Донателло не появлялся, а Микеланджело не терпелось проникнуть в подвал.

– Где застрял этот Донателло? – с досадой хмыкнул он. – Пошли без него, мне не терпится сразиться с этим Риноруком.

Недолго думая, он юркнул в окно.

– Осторожно, там карлики! – крикнул ему вслед Леонардо, не успевший удержать друга.

Микеланджело сделал несколько шагов в глубь чулана и вдруг почувствовал сзади чьё-то тяжёлое дыхание. Черепашка отскочил в сторону. Но было поздно. Мелькнули какие-то неясные тени, и в этот момент на нём повисла целая куча карликов. Они тут же начали душить черепашку. Микеланджело не мог даже пошевелить пальцем.

– Лео, на помощь! – захлёбываясь, крикнул он.

Леонардо понял, что с его другом случилось что-то неладное. Он вынул из-за пазухи меч и бросился вслед за Микеланджело в оконный проём.

В тусклом лунном свете, проникающем через окно, Лео увидел, что Микеланджело облепило пять или шесть карликов.

– Банзай! – крикнул Леонардо, пытаясь криком испугать карликов.

Он подскочил к Мику и одним ударом перерубил напополам троих карликов. Из них полилась жёлтая зловонная кровь.

С двумя остальными карликами без труда справился Микеланджело, раскидав их в стороны.

– Если бы не ты, – сказал Мик другу, – они бы меня разорвали на пять черепашат.

– А если мы отсюда сейчас же не уберёмся, они нас разорвут на десять черепашат, – ответил Леонардо, заметив, что поверженные карлики далеко не единственные в этом чулане.

Микеланджело осмотрелся и убедился в том, что, действительно, им лучше побыстрей отсюда убираться. Силы были не равны, на него и на Лео приходилось по меньшей мере по дюжине карликов.

– Бежим! – крикнул Мик и выскочил в окно.

Следом выскочил и Лео.

– Да, в хорошую катавасию мы попали! – сказал Микеланджело, немного отдышавшись.

– Эти карлики во второй раз не пустят постороннего в свои владения, – вторил ему Лео, – и тем более через то место, где уже проникали в подвал.

– Неужели в подвал можно войти только через эту дверь или окно. Нужно поискать ещё вход.

– Ну и противные же они, – скривился Леонардо, очевидно вспомнив их вонючую жёлтую кровь.

– Да, запах, конечно, – класс! – усмехнулся Микеланджело.

В это время к ним подбежал Донателло. В его руках был фонарик, молоток, небольшой пакет и ещё какое-то странное приспособление.

– А это что ещё? – спросил Лео, указывая на неизвестный агрегат.

– Это моё секретное оружие – многофункциональный квантовый переместитель камней. Я его только что собрал.

– А мы-то думали, куда ты запропастился, – покачал головой Мик.

– А как этот твой переместитель камней работает? – поинтересовался Лео.

– Очень просто. Присоединяешь батарейку, ловишь автолокатором какой-нибудь увесистый камень, фокусируешь энергию на этом камне, направляешь его в своего противника и дело с концом: противник будет повержен.

– А зачем тебе молоток? – поинтересовался Лео.

– Да я просто не нашёл отмычки и решил открыть замок дедовским способом, – сказал Донателло, подойдя к двери.

Только сейчас Мик и Лео заметили, что на одном из концов молотка прикручена липкой лентой какая-то тряпка.

– Я из нитроглицерина и бертолетовой соли сделал маленький заряд, – объяснил Дон. – И сейчас вы увидите маленький фейерверк. Не знаю, правда, как отнесётся к моему эксперименту один из оставшихся хозяев отеля, но я вынужден сделать это!

Донателло размахнулся и ударил молотком по двери, там, где должен был находиться замок. Раздался оглушительный взрыв. Из-под молотка посыпались искры. Все вокруг заполнилось дымом.

Когда дым рассеялся, черепашки увидели, что в двери зияет огромная дыра, через которую можно спокойно пройти, даже не пригибаясь. Путь в подвал был открыт.

Черепашки вошли в проделанную Донателло дыру. Они оказались в длинном коридоре, по которому Леонардо час назад уже ходил.

– Слушай, Дон, – спросил Леонардо, – а как ты узнал, что в живых остался только один из хозяев отеля. – Ведь я про него ещё не говорил.

– Про что ты говоришь? – недоуменно посмотрел на товарища Донателло. – Мы же сами с Микеланджело отправили Лу в космос.

– А я говорю про Ли, – усмехнулся Леонардо. – Я своими глазами видел, как этого бедолагу просверлил блестящий шарик.

– Тот что летит прямо на тебя? – спросил не занятый разговором Микеланджело.

Леонардо повернул голову и увидел, что, действительно, прямо на него летит шар.

– Боже мой! – прошептал Леонардо и крикнул: – Ложись!

Он тут же бросился на пол. Его друзья сделали то же самое. Блестящий шар пролетел мимо.

– Это и есть шар-убийца, – снова крикнул Лео. – От него очень трудно избавиться.

– Эй, где твоё секретное оружие? – воскликнул Микеланджело, повернувшись к Донателло. – Самое время сейчас его испытать!

– Нет ничего проще! – ответил Дон. – Остаётся найти подходящий камень.

Он вскочил на ноги, вынул из чехла многофункциональный квантовый переместитель и осмотрелся.

– В качестве снаряда пойдёт вон та статуэтка? – спросил у него Леонардо, показав на мраморный бюст какого-то римского императора.

– Конечно, – воскликнул Дон. – Это самый идеальный снаряд для моего переместителя.

Черепашка поймал в автолокатор статуэтку и приготовился к выстрелу.

– Ну теперь, держись, крутобокий! – крикнул Лео, доверившись оружию своего друга.

Шар в это время развернулся и снова полетел к черепашкам, стремительно набирая скорость. На этот раз он выбрал своей целью Донателло. Из полости шара уже вылезли острые крючки, казалось ещё несколько секунд, и они вонзятся в лоб черепашки.

Но не даром у Донателло была самая сильная выдержка. Он выждал до последнего. И когда скорость шара достигла максимума, Дон направил переместитель на шар. Статуэтка поднялась со своего места, но в этот момент в приборе что-то не сработало, и статуэтка опустилась на место.

Однако Микеланджело не растерялся, он тут же выхватил из-за пазухи звёздочку ниндзя, бросил её в шар. Тот изменил траекторию и промчался в дюйме от головы Донателло. У черепашек отлегло от сердца.

– Можно считать, что испытание оружия прошло на «ура»! – прокричал Леонардо Дону. – Можешь выкинуть свой переместитель!

– Я так не думаю, – как ни в чём не бывало ответил Донателло. – Я всего лишь забыл поставить в рабочее положение левый тумблер автоматического считывания квазитропных параметров цели.

– Надеюсь, ты больше ничего не забудешь включить? – усмехнулся Микеланджело. – А то у меня последняя звёздочка осталась.

– Не волнуйся, на этот раз будет всё нормально. Можешь даже не вынимать звёздочку.

– Нет, пожалуй, я её всё-таки приготовлю, – сказал Мик, – увидев, что блестящий шар летит прямо на него. – Взбеленившийся шарик, по-моему, облюбовал меня…

Но беспокойства Микеланджело на этот раз были напрасны. Статуэтка римского императора взвилась вверх и полетела навстречу блестящему кибернетическому шару, в котором находился мозг владельца отеля Ли. Шар и статуэтка разлетелись вдребезги.

Один из осколков полетел в Донателло. Черепашка отскочил в сторону, и осколок вошёл прямо в левый тумблер автоматического считывания квазитропных параметров цели переместителя.

– Да, – проворчал Донателло. – С врагом покончено. И с переместителем тоже…

– Но зато целы черепашки-ниндзя, – воскликнул Микеланджело.

Глава 11. В подземной лаборатории

После того, как с последним шаром Ринорука было покончено, Леонардо произнёс:

– Тут есть одна ржавая железная дверь, за которой, очевидно, скрывается старик… Не успел я её открыть, как на меня напал точно такой же шар…

– С суперпереместителем Донателло нам никакие шары не страшны, – усмехнулся Микеланджело.

– Была бы только рядом статуэтка римского императора или ещё что-нибудь увесистое, – сказал Донателло. – Но это уже для следующего моего переместителя.

– Есть ли у нас переместитель или нет, но нужно найти старика, – сказал Микеланджело. – Леонардо, давай, веди, показывай железную дверь.

– Идём!

Через минуту они стояли возле железной двери, над которой были начертаны какие-то иероглифы.

– Вот, это та самая дверь, – сказал Леонардо.

– Да, дверца массивная, – усмехнулся Донателло.

– Слушай, Дон, – сказал Лео, – ты самый умный из нас. Ты не знаешь, что над дверью написано?

Донателло внимательно изучил надпись и с умным видом изрёк:

– Это надпись на гималайском праязыке. И сей доисторический праязык совершенно не знаком современной науке.

– И я вот тоже не смог ничего понять из этой запутанной надписи, – сказал Леонардо.

И тут заговорил Микеланджело:

– Эх вы, учёные. Здесь написано: «Вторая лаборатория Ринорука».

– А как ты догадался? – изумился Леонардо. – Там, по-моему, действительно находится лаборатория.

– Все очень просто, – усмехнулся Микеланджело. – Я посмотрел на валяющийся рядом с дверью блестящий шар.

– Этот шарик слегка сплющился, когда напал на меня в прошлый раз, – уточнил Леонардо.

– Так вот, – продолжил Микеланджело, – если вы подойдёте ко мне и станете рассматривать надпись в отражении на поверхности шара, причём с вычетом каждой третьей буквы, вы как раз прочтёте: «Вторая лаборатория Ринорука».

Леонардо и Донателло тут же подошли к Микеланджело и посмотрели на отражающуюся в сплюснутом шаре надпись.

– Да, действительно, тут написано, что это лаборатория, – сказал Донателло. – Но что бы это ни было, нам нужно туда проникнуть.

– Что ж, пойдём, посмотрим! – кивнул Микеланджело и взялся за дверную ручку.

Черепашки вошли в лабораторию. Пройдя мимо стеллажа с колбами, наполненными жёлтой жидкостью, они очутились в хорошо освещённом помещении, доверху заставленном контейнерами и ящиками из-под кока-колы, только почему-то в каждом было сделано небольшое прозрачное окошко.

Только возле одной стены не было ящиков. Там стояли два блестящих столба высотой в три фута. Эти столбы издавали слабый низкочастотный звук, вроде гула телеграфных столбов. Но пока что они не привлекли внимание черепашек.

– А зачем старичку столько кока-колы? – подивился Микеланджело.

– Не знаю, – ответил Леонардо, – может быть, Ринорук с его карликами страдают от жажды. Ведь тут так жарко.

– Нет, тут что-то не так, – покачал головой Мик, – посмотрю-ка я, что это за кока-кола.

– И захвати мне бутылочку, – сказал Дон, – а я исследую, что это за жёлтая жидкость в колбах.

Микеланджело подошёл к ящикам и заглянул в окошко. К его удивлению, там кока-колы вообще не оказалось. Вместо бутылок в ящике в скрюченном виде сидел карлик. Глаза его были закрыты.

Черепашка заглянул в другой ящик, в третий… Везде сидели карлики.

– Боже мой! – воскликнул Микеланджело. – Да тут целый склад спящих карликов… Леонардо, ты только посмотри…

Но Леонардо было не до того. Он заинтересовался двумя блестящими гудящими столбами. Подойдя к ним, черепашка случайно провёл рукой между столбами. Гул стал немного громче, а Леонардо ощутил тепло.

«Может, мне показалось?» – подумал Леонардо и провёл рукой ещё раз. Гул снова усилился. Теперь черепашка уже более отчётливо почувствовал прилив тепла к руке.

Леонардо одёрнул руку. Он хотел сообщить о своём открытии Микеланджело, но неловко повернулся и его засосало в пространство между столбами.

Лео увидел, что попал в какое-то параллельное измерение. Он находился в очень жарком месте, повсюду стояли смрад и духота. Все окружающее пространство было в каком-то зловещем красном цвете. Прямо под ним валялись ящики, а из них вылезали карлики и, строясь в колонну, шли куда-то вдаль. Леонардо закричал от ужаса. Он понял, что проваливается в ад.

Микеланджело, услышав крик Леонардо, обернулся и увидел своего друга между столбами. Он тут же прыгнул к Лео и в последний момент успел схватить его за пятку. Ещё мгновение и Леонардо навсегда бы остался в аду…

Когда Микеланджело вытащил своего незадачливого товарища, панцирь Леонардо дымился, а сам он уже успел потерять сознание.

– Эй, Дон, – крикнул Микеланджело. – Скорее неси воды. Леонардо, кажется, перегрелся…

Донателло тут же схватил стоящий на столе графин с водой и, подбежав к Лео, вылил на него всю воду. Панцирь черепашки зашипел.

– Что с ним? – спросил Донателло, кивнув на Леонардо.

– Его как пылесосом засосали эти столбы, – объяснил Мик и похлопал Леонардо по щекам.

Наконец, Лео открыл глаза.

– Ну как ты? – спросил Мик.

– Лучше не спрашивайте… – прошептал Лео. – Я попал в такую «дыру», что вам лучше туда не соваться. Там можно заживо свариться…

Леонардо немного помолчал, с трудом поднялся и покачал головой. Потом произнёс:

– Это что-то ужасное! Напоминает ад, а может быть, и хуже. Там нет ни деревьев, ни травы, ни земли, ни неба, одно зарево кроваво-красного цвета и вереница карликов, выползающих из этих ящиков.

Сам того не зная, Леонардо действительно очутился в аду.

– Что бы это могло быть на самом деле? – удивился Микеланджело.

– Старик использует силу притяжения, чтобы перекидывать карликов туда, только для чего, я не знаю, – прокряхтел Лео.

Донателло и Микеланджело удивлённо переглянулись.

– Это, наверное, ворота в ад, – воскликнул Донателло.

– А карлики в ящиках, – кивнул Микеланджело, – подготовлены к отправке.

– Точно, – согласился Леонардо, посмотрев на ящики. – Я думаю, эти ворота в другое измерение лучше всего уничтожить, чтобы никого больше не засосало в ад.

– А как же старик? – серьёзно задумавшись переспросил Донателло.

– Он, наверное, пришёл оттуда, – кивнул Лео на столбы. – Пусть же там и остаётся…

И вдруг в подвале погас свет.

– Это что за чёрт! – воскликнул Леонардо. – Темень, хоть глаз выколи. Нужно посмотреть, кто там балуется?

– Постой, – остановил его Дон, – у меня же есть фонарик.

– Так включай его быстрей, – закричал Микеланджело.

После того, как фонарик, наконец, зажёгся, Леонардо произнёс:

– Ты, Мик, оставайся тут, а мы с Доном поищем рубильник, выясним, в чём дело.

Глава 12. Спасительный ветер

Пробежав по всему подвалу, Донателло и Леонардо так и не нашли рубильника.

– Наверное, этот чёртов рубильник находится где-то наверху, в отеле, – сказал Лео.

– Я тоже так думаю, – согласился Дон. – Нам, пожалуй, стоит разделиться, чтобы поиски были более продуктивными…

– Если ты только найдёшь ещё один фонарик, – перебил друга Лео. – Ведь я же черепаха, а не сова, чтобы в кромешной тьме видеть.

– У меня в машине есть фонарик, так что эта проблема вполне устранима.

– Тогда идём в гараж.

Через минуту, выбравшись из подвала без особых приключений, Донателло и Микеланджело уже были в гараже. Но второй фонарик упорно не желал гореть. Черепашкам пришлось обследовать дом вместе.

После долгих поисков, черепашки нашли рубильник, но электричество всё равно не включалось. Отель по-прежнему находился в кромешной тьме.

И тут Донателло высказал предположение:

– Я думаю, включить электричество в отеле можно из трансформаторной будки, находящейся в полумиле отсюда. Мы мимо неё сегодня проезжали.

– Точно, и как это ты раньше не догадался. Бежим туда быстрее!

– Лучше уж подъехать на автомобиле.

Черепашки снова двинулись к гаражу и, не теряя ни секунды, сели в микроавтобус. Через полминуты они были около будки. Но подъехать к ней вплотную не было никакой возможности. Черепахомобиль остановился в пятидесяти ярдах.

Стояла тихая ночь. Нигде ни малейшего ветерка. Зловещая тишина заставила черепашек насторожиться.

– Лео, ты оставайся тут и не выключай мотор, – сказал Донателло и вылез из машины.

Пройдя несколько шагов к трансформаторной будке, он почувствовал, что его ноги вязнут в грязи. Дон остановился, и в этот момент в будке что-то заискрилось. Черепашка увидел, что отель засветился всеми огнями. Свет зажёгся так же внезапно, как и погас.

Донателло покачал головой и хотел было повернуть обратно, но не смог этого сделать – земля прочно держала его ноги.

– Вот чёрт! – выругался черепашка. – Этого мне только не хватало.

Он хотел было достать верёвку, чтобы зацепиться за дерево, но услышал злобное рычание. Донателло оглянулся. К нему со всех сторон подбирались карлики. Их было не меньше дюжины.

Самый толстый и самый безобразный карлик, видимо главный среди них, улыбнулся и подмигнул черепашке, дескать, теперь ты никуда от нас не уйдёшь.

«Это засада, – мелькнуло в голове у Донателло. – Нужно не подавать вида, что я испугался…»

Главный карлик дал какое-то указание своим подчинённым, и карлики окружили черепашку. Но они пока что не думали на него нападать.

«Видимо, ждут, когда я окончательно увязну в этой трясине», – решил Донателло и, вынув черепаший передатчик, связался с Микеланджело и Леонардо:

– Эй ребята, на меня тут целая толпа карликов напала. Пока что они ведут себя мирно, хотя намерения у них далеко не мирные. Если вы не придёте на помощь, от меня останется только панцирь… Но эти мелкостопые меня живым всё равно не возьмут…

Донателло никто не ответил: на оставшегося в машине Леонардо навалилось сразу семь карликов. А Микеланджело, когда в подвале снова зажёгся свет, решил сам проверить, что находится за блестящими столбами.

Чтобы его не засосало в ворота, как это чуть было не произошло с Леонардо, Микеланджело упёрся двумя руками в столбы. И только он хотел просунуть голову за не видимый барьер, как все вокруг заходило ходуном, поднялась настоящая буря, завыл ветер – его потоки шли прямо в ворота.

Микеланджело отпрянул от столбов. «Я, наверное, замкнул энергетическое поле ворот, и теперь они начали закрываться, засасывая всё, что находится вокруг», – подумал он и был совершенно прав, так как ящики с карликами тут же устремились к воротам.

Черепашка пополз по-пластунски, несмотря на проносящиеся мимо него к столбам колбы, реторты, ящики, столы и прочее оборудование, находящееся в лаборатории. Ему с трудом удалось добраться до двери. Прилагая неимоверные усилия, Микеланджело вылез из лаборатории и, цепляясь за стены, пополз из подвала.

Но мимо Микеланджело проносилось не только оборудование лаборатории и ящики из-под кока-колы. Поднявшаяся буря подействовала на выбравшиеся из ада души, которые, как нам известно, находились в телах карликов.

Сам того не подозревая, Микеланджело спас жизнь своим друзьям Донателло и Леонардо. Несущиеся в подвал отеля потоки ветра потянули карликов за собой, и как они только ни сопротивлялись, за что они только ни цеплялись, их все равно тянуло к блестящим столбам.

Через несколько минут в ворота затянуло почти все жуткое войско Ринорука, и будь старик рядом с ними, он бы ничего не смог сделать.

Увидев, что карлики куда-то улетучились, Донателло немного удивился.

– Пока они не вернулись, а меня окончательно не засосало в эту хлябь, нужно быстрей выбираться, сказал черепашка сам себе, ещё не зная, что пхалмпурские ворота в ад захлопнулись навсегда, и карлики тут больше не появятся.

Донателло вытащил верёвку с крючком, перекинул её через дерево и подтянулся. С трудом выбравшись из грязи, он тут же побежал к машине, в которой лежал связанный по рукам и ногам Леонардо.

– На тебя жалко смотреть, – хихикнул Донателло, увидев товарища в скрюченном виде.

– Окажись ты на моём месте, я думаю, что и тебя связали бы точно так же, – огрызнулся Леонардо.

– Не кипятись, Лео, – успокоил его Донателло, – минуту назад я тоже пребывал в подобной ситуации. Потерпи немного, я тебя освобожу.

Донателло перерезал верёвки, освобождённый Леонардо начал разминать затёкшие руки и ноги.

– Меня интересует одно, – продолжал Донателло, – почему эти карлики вдруг ни с того ни с сего убрались отсюда?

– Это, кажется связано с отелем, – задумчиво произнёс Леонардо. – Когда карлики меня связали и хотели утащить с собой, неожиданно поднялся ветер и, подхватив этих тварей, понёс их в отель.

– Я тоже обратил внимание, что их вроде бы к отелю потащило.

– Но ведь там же Микеланджело! Эти мерзавцы оставили нас, чтобы расправиться с нашим другом, – запричитал Леонардо. – Его нужно быстрее спасать. Ему с такой оравой карликов не справиться.

Черепашки вскочили в микроавтобус. И вдруг отель озарился каким-то красноватым свечением.

– Ух ты, смотри, Лео, – крикнул Донателло. – Сейчас гостиница взлетать будет.

– Жми своей зелёной ногой на газ, – закричал Леонардо. – Мы должны успеть спасти Микеланджело… Не теряй времени…

Микроавтобус взревел и на всей скорости двинулся к отелю. Но как только они подъехали к зданию и выскочили из машины, земля затряслась, отель вспыхнул ярким пламенем и исчез.

Донателло и Леонардо запричитали:

– Мы не успели помочь нашему другу!… Бедный Микеланджело!… И почему мы оставили его в этом чёртовом отеле!…

Неожиданно рядом послышался возглас:

– Эй, ребята, чего это вы тут раскричались?

Донателло и Леонардо тут же замолкли и обернулись. Прямо перед ними стоял живой и невредимый Микеланджело. Его мускулистое тело отчётливо выделялось в свете рождающегося нового дня.

Друзья не заметили, что Микеланджело держит в руках большую коробку. Им было не до этой коробки, они радовались, что с их товарищем ничего дурного не произошло.

– Микеланджело! – воскликнули в один голос Донателло и Леонардо. – Ты жив!…

– А чего бы это мне не быть живому! – усмехнулся Мик.

– Ну тогда садись в машину, – крикнул ему Донателло. – Мы немедленно уезжаем из этого места.

– Я не против.

Черепашки заскочили в автомобиль.

– Да, будет, что рассказать Рафаэлю и Эйприл, – усмехнулся Лео. – Они никогда в жизни не поверят, что с нами произошло в этом отеле.

– Ребята, – почесал в затылке Микеланджело, – не мешало бы нам перед дорогой подкрепиться пиццей.

– Но, по-моему, наша пицца улетела из черепахомобиля вместе с карликами, – вздохнул Леонардо. – Я прекрасно видел, как она поднялась в воздух…

– Как? Мы остались без пиццы? – воскликнул Донателло, бросившись к холодильнику.

Открыв его, черепашка убедился, что пиццы, действительно, нет.

– Не волнуйся Донателло, – попробовал успокоить друга Леонардо. – В жизни есть вещи и пострашнее.

Донателло тяжело вздохнул:

– Нет, более ужасной вести за последние сутки я не слышал.

– Будем надеяться, что пицца найдётся в Джапуту, – снова сказал Леонардо.

И тут Микеланджело, начавший разговор о любимой еде черепашек, рассмеялся. Донателло и Леонардо косо посмотрели на него и воскликнули в один голос:

– Не надо смеяться над нашим общим горем! Иначе мы тебя хорошенько вздуем!

Микеланджело пододвинулся к Донателло и, похлопав друга по панцирю, произнёс:

– Я и не думал смеяться, но, по-моему, карлики не все наши запасы унесли с собой.

– Что ты хочешь этим сказать?

– А то, что я совершенно случайно, когда мы уходили из гаража, прихватил три порции пиццы.

Мик раскрыл коробку, и по микроавтобусу тут же разнёсся божественный запах.

Черепашки тут же накинулись на еду.

– И как тебе, Микеланджело, удалось её приготовить? – спросил Леонардо. – Ведь вся наша пицца была в виде полуфабрикатов, а ты принёс её горячую.

Микеланджело хитро улыбнулся, откусил кусок пиццы, прожевал и произнёс:

– После того, как мы спустились в подвал, я совершенно случайно забежал в один чулан. Там среди кучи разного хлама я нашёл керосиновую лампу… Пришлось её использовать… я поставил пиццу на керосинку…

– Эта пицца готовилась таким первобытным способом, а вкус, будто она из лучшей пиццерии Нью-Йорка, – прожевав очередной кусочек, подхватил Донателло.

– Труднее всего было забрать пиццу из подвала… Всё время мешали пролетающие карлики… – заметил Микеланджело и стал налегать на свою порцию, ведь его изголодавшиеся друзья, завершающие трапезу, уже начали хитро посматривать на пиццу своего удачливого друга.

Как только с едой было покончено, черепахомобиль двинулся к Джапуту.

Часть 2.

Глава 13. Безлюдный городок

Расставшись со своими друзьями, Рафаэль и Эйприл двигались к конечному пункту своего путешествия – городку Джапуту, где и предстояло узнать, почему жители гор стали покидать обжитые места.

– Слушай, Эйприл, нам нужно заправить машину, а то мы не доедем до Джапуту, – сказал Рафаэль, заметив, что стрелка прибора уже почти на нуле.

– Будем надеяться, что тут есть хоть одна автозаправочная, – ответила Эйприл.

Вскоре показалась и заправочная. Рафаэль остановил машину. К ним навстречу вышел старик.

– Эй, ребята, куда направляетесь? – спросил он у подъехавших.

– Нам в Джапуту, – ответил Рафаэль.

Старик мельком взглянул на черепашку, немного удивившись зелёному цвету его кожи, и, вздохнув, произнёс:

– В Джапуту ничего интересного нет, там экологическая катастрофа, и все жители покинули наш красивейший город.

– Мы это знаем, – вмешалась в разговор Эйприл, – и приехали сюда как раз для того, чтобы выяснить подробности… Вы не можете мне в деталях рассказать, что случилось в этом городе?

Старик не ответил. По его испещрённому морщинками лицу можно было догадаться, что он повидал многое на свете. Старик покачал головой, как бы обдумывая, что ему сказать, и снова посмотрел на Рафаэля.

Наконец заговорил:

– Мы жили тут много веков по своим древним законам, никому не мешали, помогали приезжающим поправить здоровье, но всегда просили их не вмешиваться в наши обычаи. Мы помнили о святом пророчестве великого Гуру: не осквернять наших святынь – курганов, иначе вернутся души предков, и будет твориться на земле великое зло… – старик минут помолчал. – …И вот совсем недавно были разорены наши древние курганы и мавзолеи. Люди стали находить на кладбищах разрытые могилы. Останков умерших предков в них не обнаружили. Это был знак, оставленный великим Гуру… Чтобы не подвергать опасности свою жизнь и жизнь приезжающих сюда туристов, жители Джапуту решили покинуть город, пока души предков не вернутся туда, откуда пришли.

Эйприл и Рафаэль переглянулись между собой, и девушка посчитала нужным сказать:

– Мы тоже заметили в Пхалмпуре, что на кладбище разрыты некоторые могилы…

Старик пристально посмотрел не девушку и покачал головой.

– Видно, наши грехи велики, мы очень обидели наших Богов, раз предки стали выходить и в других местах… я последний оставшийся здесь человек, предупреждаю случайных туристов об опасности. Дальше вы никого не встретите… – старик покряхтел, тяжело вздохнул и снова произнёс: – Наверное, мне придётся уйти вслед за остальными… и вам я посоветую уезжать отсюда…

– Но мы всё-таки попробуем выяснить, кто разоряет могилы ваших предков, – сказала Эйприл.

– Ну тогда, – ответил старик, – пусть сопутствует вам удача. Но умоляю вас, слишком долго не задерживаться там… Я уже несколько раз видел каких-то безобразных коричневых карликов. Это, видимо и есть души наших рассерженных предков. Смотрите, встреча с ними не сулит вам ничего хорошего…

Поблагодарив старика за полученную информацию и заплатив ему несколько гималайских фартингов, Эйприл и Рафаэль сели в машину. Рафаэль хоть и не был трусом, однако рассказ старика немного поколебал его решимость.

– Может, нам вернуться назад в Пхалмпур? – сказал он, повернувшись к своей подружке.

– …Или будем здесь у заправочной ждать Донателло, Микеланджело и Леонардо?

– Едем в город, – решительно сказала Эйприл.

Черепашка вздохнул, но все никак не решился нажать на газ.

– Нет, дорогая, – наконец сказал он. – Для порядка нужно связаться с друзьями по черепашьей связи, а потом уже вместе решим, что делать.

Включённый Рафаэлем прибор черепашьей связи в горах не работал, сигнал отражался от гор и не доходил до передатчиков Донателло, Микеланджело и Леонардо.

– Ладно, – махнул рукой Рафаэль, – едем! Надеюсь, там будет, где переночевать и приготовить пиццу. У меня есть ещё одна коробочка на две порции.

Через несколько миль лимузин проехал мимо огромного указателя, на котором красовалась надпись: «Добро пожаловать в город-курорт Джапуту. Население 1430 человек». Цифра была перечёркнута красной краской и вместо неё стоял ноль.

Чуть выше была приколочена табличка с надписью: «Въезд в город категорически запрещён».

– Эта надпись мне не придала оптимизма, – сказал Рафаэль.

– Однако мы хоть узнали, сколько жителей покинуло город, – парировала Эйприл.

Вскоре лимузин колесил по безжизненным улочкам высокогорного городка Джапуту. Рафаэль снизил скорость до минимума. Автомобиль проехал мимо супермаркета с заколоченными витринами. Рядом с ним стояло несколько машин без колёс. Повсюду была грязь, а в грязи валялись весьма добротные вещи.

– Не могу поверить, – покачал головой Рафаэль, – что это всё могли запросто оставить. Мне, например понравился вон тот, лежащий возле супермаркета видеомагнитофон. На обратном пути обязательно заберу его.

– И не думай, – прикрикнула на него Эйприл. – Мы же не мародёрствовать сюда приехали… Нельзя без спроса ничего чужого брать, даже если знаешь, что эта вещь никому не принадлежит.

Черепашка вздохнул. Ему нечего было сказать против аргументов Эйприл. Чем дальше они ехали, тем больше падало настроение Рафаэля. Стекла в окнах многих домов были выбиты. Улицы Джапуту мало напоминали город-курорт.

– Смотри, – дёрнул Рафаэль девушку за плечо. – Тут полная разруха… Дороги давно не подметали, того и гляди колесо автомобиля напорется на какую-нибудь доску с гвоздём… Тогда выбраться отсюда мы никак не сумеем… Мне этот безлюдный город напоминает фильм ужасов. Сейчас на нас какая-нибудь банда грабителей нападёт…

– Не волнуйся, ты же слышал, старик сказал, что здесь никого нет, нам нечего бояться, – попробовала успокоить его девушка.

– Но старик предупреждал и о каких-то коричневых карликах.

– Я не склонна верить в россказни стариков. Мало ли что ему померещилось. Да и карлики бывают только в сказках. Ты лучше послушай, какая здесь тишина, никто нас не потревожит.

– Смотри, как бы тут навечно не остаться, – продолжал ныть Рафаэль. – Нет, этот городок мне решительно не нравится. Зря я с тобой согласился ехать. Нам нужно немедленно возвращаться.

Автомобиль по-прежнему ехал пустынными улицами Джапуту. Рафаэль старательно объезжал любые подозрительные ящики, доски, консервные банки и просто куски железа, в великом множестве валяющиеся на проезжей части. Черепашка, как опытный автомобилист, всегда пользовался неписанным правилом водителя: все лежащее на дороге – с гвоздями, и его лучше объехать.

– Притормози немного, Рафаэль, – сказала Эйприл. – Я сейчас сниму этот «городской пейзаж» на плёнку, а потом можно отправляться дальше.

Девушка достала камеру и приготовилась к работе. В этот момент они на самой малой скорости подъехали к главной площади Джапуту. Посередине площади находился большой фонтан, теперь уже не функционирующий, который, однако, был заполнен водой.

Тут же стояло небольшое здание мэрии. Двери в здание были раскрыты, и Эйприл, решив, что там можно добыть кое-какую информацию, попросила черепашку:

– Рафаэль, останови-ка машину… Я, пожалуй, наведаюсь к местным властям.

– Не думаю, что они дожидаются тебя, – буркнул Раф.

– Я тоже глубоко убеждена, что никого не встречу, однако там могут быть какие-нибудь документы, проливающие свет на то, почему жители покинули Джапуту.

– Не хочешь ли ты сказать, что сама решила стать заправским мародёром? – удивился Рафаэль. – Ведь ты пять минут назад мне говорила, что мы сюда не мародёрствовать приехали, и что без разрешения нельзя ничего брать и тем более входить в чужой дом, даже если знаешь, что там никого нет, и никогда не будет.

– Но я же не буду там ничего брать… – попробовала оправдаться девушка. – Меня туда влечёт профессиональный интерес журналиста.

– Ну, тогда иди, – вздохнул Рафаэль. – А я тебя подожду вон в том кафе, – показал он рукой на противоположную сторону площади, где стояло здание с вывеской «Жареный барашек».

– Хорошо, – ответила Эйприл, – но я очень сомневаюсь, что ты там найдёшь великолепного зажаренного барашка…

– Насчёт зажаренного барашка я и сам сомневаюсь, – ответил Рафаэль, – но плита и сковородки, я думаю, там в полном порядке, а для приготовления пиццы из полуфабриката больше ничего и не нужно.

Эйприл и Рафаэль направились в разные стороны.

Профессиональное чутьё Эйприл не подвело. Войдя в городскую мэрию, она прошлась по коридорам. Двери в кабинеты были выломаны, везде валялись обрывки бумаг, газеты, пластиковые пакеты, банки из-под кока-колы. На стенах – написаны неприличные слова.

«Вроде бы солидное заведение, – удивилась девушка, – а бардак как во всём городе…» Эйприл зашла в один из кабинетов. Внимание её привлекла папка, лежащая рядом с разбитым сейфом.

Девушка подняла папку и открыла её. Там были какие-то документы. Эйприл пробежала глазами первый лист, его содержание показалось довольно любопытным. Это были многочисленные заявления от жителей Джапуту, которые видели ночью каких-то карликов. Опытный журналистский глаз девушки сразу заметил, что заявлений больше всего поступило от медсестёр, врачей и санитаров, работавших в местной больнице.

Углубившись в чтение, Эйприл не заметила, как сгустились сумерки…

Глава 14. Рафаэль в опасности

Расставшись с Эйприл, Рафаэль припарковал машину около кафе «Жареный барашек».

Выйдя из автомобиля, черепашка почувствовал, что наступил на что-то мягкое. Посмотрев под ноги, он увидел тряпичную детскую куклу.

«Да, видно люди в панике покидали город, – подумал Рафаэль, подняв куклу. – Дети очень неохотно расстаются со своими игрушками, даже если они дешёвые и не очень красивые».

Черепашка аккуратно положил куклу на стоящую рядом скамейку и подошёл к кафе. Витрина была разбита. Рафаэль проник в здание без особого труда.

– Теперь, главное, найти нужную сковородку, – сказал Рафаэль, войдя в кухонное помещение.

Он тут же принялся вытаскивать из шкафчиков кастрюльки, блюдца, маленькие сковородки и большие противни. Наконец, Рафаэль нашёл две сковороды требуемого размера. В шкафчиках были соль, перец, корица, яичный порошок и ещё множество разной приправы.

«Да тут можно пиццу из одной приправы сделать, – отметил про себя черепашка. – Нужно только не переусердствовать с ней».

Обильно смазав сковородки жиром, Рафаэль добавил в полуфабрикат пиццы немного специй и включил духовку. Через двадцать минут по кухне разнёсся специфический, слегка кисловатый запах пиццы. Она была уже почти готова.

«Где же Эйприл, – подумал Рафаэль. – Видно, она опять заинтересовалась какой-нибудь безделицей… Нужно, пожалуй, её поторопить…»

Достав готовую пиццу, черепашка завернул её в полотенце, чтобы не остыла, и вышел на улицу.

И тут он увидел, что в его лимузин какая-то незнакомая девица с весьма привлекательной фигурой затаскивает большую коробку. Девица стояла к Рафаэлю спиной, поэтому она не заметила его, продолжая копаться в автомобиле, словно тот был её собственностью.

«Очевидно, она не знакома с правилами поведения, – подумал Рафаэль, – иначе бы не забралась в чужую машину… Однако, и я тоже не образец для подражания, залез в кафе без приглашения…»

Черепашка подошёл сзади к незнакомке и произнёс ей на самое ухо:

– Что вы тут делаете?

Девушка вздрогнула, будто её ударило током. Она резко обернулась и вскрикнула от неожиданности:

– Боже мой, зелёное чудовище!

– Вы не волнуйтесь, – спокойным тоном ответил Рафаэль, – я не чудовище, а всего лишь черепашка-мутант. Если мы познакомимся поближе, вы убедитесь, что я довольно добродушный и милый.

Черепашка тут же пожалел о сказанном, так как лицо девушки оказалось не столь привлекательным, как её фигура. Точнее, оно было совсем непривлекательным, если не сказать ужасным: зубы кривые, глаза жёлтые, а нос, как догадались читатели, – крючком. У девушки лихорадочно забегали глазки, руки слегка затряслись. Пока она не нашлась что ответить появившемуся перед ней черепашке по поводу её нахождения в этом месте.

Черепашке ничего не оставалось, как представиться:

– Меня зовут Рафаэль. Я тут с заданием приехал… А вы, наверное, случайно перепутали машины и залезли в мою?

Только сейчас девушка решилась что-то сказать в своё оправдание. Однако голос у неё был ещё более ужасен, чем внешность, к тому же она заикалась, гнусавила и отвечала довольно грубым тоном:

– Ты… ты, зелёный, ко мне обращаешься?

Настала очередь удивляться Рафаэлю. Он для порядка посмотрел по сторонам, зная, что никого там не найдёт, и ответил в таком же ключе:

– Вообще-то я больше никого тут не вижу и в любой другой ситуации с большим удовольствием к вам, конечно же, не обращался, но…

Девушка рассмеялась, пере6ив Рафаэля:

– Я вообще пользуюсь тем, что оставили добрые люди, – сказала она.

Черепашке было не до смеха.

– …Но эта машина принадлежит в настоящий момент мне, – закончил он свою мысль.

– О, в таком случае, я глубоко извиняюсь… Я думала, что и автомобиль тут кем-то брошен… Ты не позволишь мне забрать мои вещички?

– Пожалуйста, – сказал ничего не подозревающий Рафаэль.

Девушка нагнулась, поискала что-то в салоне и удивлённо воскликнула:

– Невероятно… Боже мой, что я тут нашла…

«И что же она могла там найти?» – подумал Рафаэль и заглянул через плечо мародерши. И в этот момент девушка резко повернулась. В её руках был револьвер сорок восьмого калибра.

– Интересно, он заряжён? – смеясь спросила она, наставив дуло прямо в лоб черепашке.

«Такой револьвер может с близкого расстояния не то что голову, но и панцирь мой пробить…» – сообразил Рафаэль.

– Эй, перестань шутить, – воскликнул он. – Пистолет ведь не игрушка…

Мародерша продолжала смеяться.

– Это совсем не смешно! – снова произнёс Рафаэль и краем глаза увидел, что девушка нажимает на спусковой крючок.

«Меня так просто не убьёшь», – подумал черепашка и резко спрятал голову в панцирь. Пуля просвистела над его головой, а девушка рассмеялась ещё громче. Видно, её позабавил растерянный вид черепашки, прячущего голову в панцирь.

– Это было весело! – воскликнула мародерша и принялась стрелять поверх головы черепашки. Рафаэль при каждом выстреле прятал голову в панцирь.

– Как забавно ты исполняешь танец головы, – снова сказала девушка. – Такого и по телевизору не увидишь… А теперь я посмотрю, как ты дрыгаешь ногами.

С этими словами она начала стрелять в землю, рядом с ногами бедного Рафаэля. Тот еле успевал подпрыгивать.

Наконец, патроны в револьвере кончились. Черепашка выпрямился и протянул руку.

– Отдай его мне, – сказал Рафаэль. – Отдай этот чёртов револьвер, он тебе больше не нужен.

Мародерша кокетливо улыбнулась и элегантно бросила револьвер в руки Рафаэля.

– Спасибо, – сказал черепашка. – Так-то будет лучше. А теперь поговорим серьёзно…

Рафаэль не договорил. Он не заметил, что к нему сзади подкрались ещё двое мародёров: один маленького роста, в шляпе, видно, он был главным в этой шайке, а другой – верзила в восемь футов. Тот, что побольше, держал в руках бейсбольную биту.

Ею верзила и ударил ничего не подозревающего черепашку по голове. Рафаэль упал навзничь, потеряв сознание.

Над черепашкой склонился главный. Он посмотрел в подсумок лежащего на земле Рафаэля, но ничего интересного для себя не нашёл, за исключением небольшого видеопередатчика. Сплюнув в сторону, коротышка пнул черепашку в панцирь и тут же взвыл от боли. Когда боль немного утихла, коротышка от злости треснул черепаший передатчик о землю. Тот разлетелся вдребезги.

– Эй! – крикнул коротышка верзиле. – Чего стоишь? Посмотри ему в зубы, – показал он на черепашку, – может, у этого зеленомордого золотые коронки стоят.

Верзила тут же нагнулся над головой черепашки и принялся исполнять приказ шефа.

Ни золотых коронок, ни золотых зубов у Рафаэля не оказалось. Зубы у него были в полном порядке – блестящие, белые и крупные. Он всегда их чистил и полоскал рот после еды. А когда есть было нечего или когда сильно волновался – жевал противокариесную жевательную резинку «Орбит» без сахара.

Верзила остался ни с чем.

– Что будем с ним делать? – спросил он, поднимаясь с колен.

Коротышка косо взглянул на черепашку, потом на своего подручного и зло бросил:

– Вывезем за город!

– А дальше? – снова спросил верзила.

Главному мародёру уже надоели глуповатые вопросы напарника. «Неужели он сам не знает, что нужно сделать с этим биологическим черепахообразным мусором, у которого совершенно нечего забрать», – думал он.

– А что будем с ним за городом делать? – повторил верзила свой вопрос.

– Ну, возьмём и закопаем, – прошипел сквозь зубы главный, – надо же кого-нибудь тут и закапывать, а то все раскапываем и раскапываем.

Девушка при последней фразе умилённо хихикнула, но так ничего и не произнесла. Верзила же от этого ответа смутился и, слегка понизив голос, спросил:

– А что нам Ринорук скажет насчёт этого типа, когда здесь появится?

– Что скажет?… Что скажет?… – заорал коротышка. – Он и не узнает об этом… Не было его неделю и ещё месяц не будет.

Верзила немного повеселел. Он почесал затылок и произнёс:

– Если Ринорук о панцирном мутанте ничего не говорил, то с ним можно делать всё, что захотим. Можно, например, достать его из панциря, а мясо зажарить и съесть… Нет, – размечтался верзила, – лучше всего из него приготовить черепаховый суп.

– Да, – вмешалась девица, – а панцирь хорошо продать?

Коротышка обернулся к ней:

– А ты не подумала, как мы этот панцирь отсюда вывезем?… На медведях, что ли?

Главный мародёр приказал верзиле:

– А ну, давай, Фрип, свяжи этого зеленоногого и брось в багажник нашего задрипанного шевроле. Наша машина уже отъездила своё… Скинешь драндулет с этим черепахообразным с обрыва в озеро возле острых скал.

– Там от зелёного и осколка панциря не останется… – усмехнулся Фрип.

– Вот в этом ты, пожалуй, прав, – ответил коротышка. – А мы теперь переберёмся в его огромный лимузин. В нём много чего поместится. Мне помнится, точно такая же колымага была у нашего шефа…

И вдруг его лицо просияло, он явно что-то придумал. Пока верзила, которого звали Фрип Драное Ухо, выполнял указания своего хозяина, коротышка Билл, а именно так звали главаря банды мародёров-могильщиков, подумал, что теперь настало самое время незаметно улизнуть из Джапуту на лимузине черепашки…

Коротышка Билл был коротышкой сколько себя помнил. Он всегда хотел вырасти и поэтому с детства курил сигареты, пил джин, нюхал крэк и ходил в грибной дождь без кепки и зонтика.

Вырасти он не вырос, но приобрёл авторитет в уголовном мире. Как только с ним встречался какой-нибудь известный вор или насильник, то дружественно хлопал Билла по плечу и говорил: «Ты как, Билл, растёшь?» А тот отвечал: «Нет, как-то не удаётся, все перепробовал, но ничего не помогает», и был совершенно прав – ни курение, ни джин, а тем более наркотик, увы, не способствуют росту организма.

У верзилы Фрипа левое ухо было на самом деле порванным, а точнее – отсутствовало.

Будучи в юности приверженцем всех подряд течений – панков, рокеров, квакеров, металлистов, волнистов, рэперов, яппи, постпанков и других, – он носил в левом ухе серёжку. По мере того, как менялась мода, Фрип вставлял в своё ухо новую серёжку, пробивая очередную дырочку, пока ухо не стало представлять сплошную дырку с кучей торчащих в разные стороны серёжек.

И однажды, прыгая под одну рэп-песенку, он забыл, что у него в левом ухе много серёжек и попытался сделать сальто. В результате все серёжки вместе с ухом остались лежать на полу, а Фрип получил это замечательное прозвище – Драное Ухо.

Впоследствии ему сделали ухо из папье-маше, но оно постоянно терялось, и Фрип решил вообще его не таскать с собой…

Нам остаётся назвать имя третьей участницы этой банды – Леонет. Она была очень плохой и невоспитанной, и к этому больше добавить нечего.

Трое негодяев месяц назад, узнав об опустевшем городе Джапуту, повадились воровать то, что там осталось после бегства жителей.

Тут они и попались Риноруку, который, как известно, был гораздо сильнее их. Старик, запугав их для начала, разрешил им делать в городе всё что угодно, однако заставил и поработать – каждый день эти трое должны были выкапывать на кладбище три-четыре могилы, доставать из гроба кости и проделывать нехитрые операции по оживлению этих костей.

Банда коротышки Билла без большого удовольствия делала эту работу, но бандиты не на шутку боялись старика. Они уже давно подумывали, как бы им исчезнуть.

И вот сейчас, когда Ринорук уже долгое время пропадал в Пхалмпуре, шанс у них появился. Но об этом Билл решил сообщить своим друзьям в самый последний момент, чтобы старик ничего не заподозрил, ведь тот мог за ними проследить совершенно незаметно.

Рафаэль в скрюченном виде, связанный по рукам и ногам лежал в тесном багажнике обшарпанного шевроле.

– Билл, а можно я поведу автомобиль, – спросил у своего шефа Фрип, показав рукой на шевроле, куда засунули черепашку, – ты мне никогда не давал такого ответственного задания.

– Хорошо, Драное Ухо, езжай, – разрешил коротышка.

– Шеф, я же просил не называть меня так, я же могу и обидеться.

– Ой, извини, Драное Ухо, я больше не буду… – сказал Билл, оскалившись. – Только не задерживайся у озера, мы тебя ждём, как всегда, в больнице.

– Вы что за мной не поедете? – удивился Фрип. – Я же боюсь один ночью ходить.

– Ничего, дойдёшь или добежишь, если нужно…

Удручённый Фрип Драное Ухо сел в задрипанный автомобиль, в багажнике которого находился Рафаэль, и поехал в сторону озера, чтобы сбросить машину с крутизны на острые скалы.

Глава 15. Любопытство Эйприл

Вскоре после того, как мародёры коротышки Билла отъехали от кафе «Жареный барашек», Эйприл наконец прочла последний документ из найденной папки.

– Да, интересная папочка, – сказала девушка себе под нос. – Тут и без детектива можно догадаться, что нужно искать того, кто заставил жителей покинуть город. И началось всё в районе городской больницы… Захвачу-ка я, пожалуй, эту папку с собой…

На стене кабинета висела подробная карта Джапуту. К своему удивлению, Эйприл обнаружила, что больница находится в полумиле от города, а рядом с ней расположено кладбище. Это ещё больше убедило её в том, что нужно побывать там.

Эйприл, пройдя ещё по нескольким кабинетам, больше ничего интересного для себя не нашла.

«Однако, уже порядочно стемнело, – отметила журналистка, выйдя на улицу. – Надо быстрей идти к Рафаэлю. Он, я думаю, уже заждался». Девушка направилась к кафе «Жареный барашек».

– Что-то я не вижу тут лимузина? – удивилась Эйприл, когда подошла к зданию. – Не мог же Рафаэль без меня уехать… А может, он меня не в этом кафе ждёт? Зайду-ка я внутрь…

Но черепашки в кафе не было. Осмотрев все кругом, Эйприл нашла на столе две порции пиццы, которая ещё не успела остыть. «A может, Рафаэль решил надо мной подшутить? – подумала Эйприл. – Раньше за ним такого не наблюдалось…»

Девушка, недолго думая, начала есть пиццу. «Вкусная!… – отметила она кулинарные способности черепашки. – Рафаэль, умеет прекрасно готовить пиццу, впрочем как и остальные черепашки-ниндзя… Однако, не мешало бы Рафаэлю уже появиться… Свяжусь-ка я с ним по черепашьей связи…»

Но на частоте, настроенной на передатчик Рафаэля, было молчание, изображение на минимониторе отсутствовало, как ни крутила Эйприл ручки. Девушка никак не могла понять, что бы это значило.

– Ну ладно, – сказала она, – раз Рафаэль решил пошутить, заставляя меня ждать, пусть и он подождёт меня…

Эйприл тут же написала записку: «Раф, возмущена твоим отсутствием. Я скоро вернусь. Схожу в местную больницу, там, кажется, есть что-то интересное…» Подписавшись, журналистка положила записку рядом со второй порцией пиццы и вышла из кафе.

Через полчаса Эйприл была около городской больницы. Рядом находилось и кладбище. Уже окончательно стемнело.

Увидев мрачный силуэт трёхэтажного здания больницы без единого огонька, Эйприл стала подумывать, что зря пошла сюда без Рафаэля. Когда она осмотрелась, то её охватил ужас: почти все могилы на кладбище были разрыты.

– Господи, какой кошмар! – вырвалось из груди девушки. – Кто же учинил тут такое варварство?

Она хотела бежать назад к городу, но вдруг заметила, что из одного окошка больницы пробивается свет. Через несколько секунд свет появился ещё в трёх окнах. Любопытство пересилило страх, Эйприл решила проникнуть в здание и посмотреть, кто там есть?…

Осторожно пройдя вдоль решётчатой ограды, журналистка вошла во двор. Сердце, казалось, готово было выскочить из груди. Эйприл осмотрелась – вроде бы ничего подозрительного не увидела. И тут, к своему удивлению, девушка наткнулась на лимузин, в котором приехала сюда вместе с Рафаэлем.

– Так, значит, этот негодяй всё же решил подшутить надо мной, и сейчас прячется в больнице, – произнесла вслух Эйприл, немного осмелев. – Видно, он тоже пронюхал что-то и решил встретить меня в этом здании… А я, трусиха, чуть не убежала отсюда…

Эйприл смело направилась к зданию, но, пройдя несколько шагов, снова остановилась. Она ещё раз осмотрела кладбище с разрытыми могилами и произнесла:

– Однако, я, кажется, разрытые могилы уже где-то видела?… Точно!… Несколько таких же могил я видела в Пхалмпуре…

Эйприл прошла мимо массивных белых колонн и очутилась внутри здания. Коридор был слабо освещён свечами, что несколько позабавило журналистку.

«Странно, вроде бы больница, а свечи горят, как в церкви?» – подумала она. Пройдя одним коридором, свернув в другой, Эйприл хотела позвать черепашку, но вдруг увидела чью-то тень, явно не принадлежащую Рафаэлю. Это заставило Эйприл насторожиться. Дальше она решила двигаться осторожнее.

Ей показалось, что она слышит звук какого-то работающего механизма. Пройдя несколько шагов, Эйприл очутилась перед большой дверью со стеклянным окошком. Это была дверь в лабораторию, где находилась операционная и ещё несколько подсобных кабинетов.

Эйприл заглянула внутрь и увидела стоящую к ней спиной медсестру в грязно-сером халате. Та не видела, что за ней наблюдают. В руках у медсестры был пульт механического крана, несущего на операционный стол останки какого-то человека. Жужжание этого крана и слышала Эйприл, проходя по коридору.

Когда кран положил свой груз на стол, медсестра подошла к большой стеклянной колбе, наполненной ярко-жёлтой жидкостью, и вылила её в аппарат-смеситель, от которого шла прозрачная трубка, заканчивающаяся большой иглой. Немного погодя, медсестра воткнула иглу в находящийся на столе биологический материал.

Через минуту то, что лежало на столе, зашевелилось, стало сжиматься и вскоре уже представляло собой безобразного карлика.

От увиденного у Эйприл открылся рот, она потеряла всякую осторожность. И в этот момент медсестра, как бы почувствовав, что за ней кто-то смотрит, обернулась. Эйприл едва успела пригнуться, хотя заметила жёлтые глаза и крючковатый нос медсестры. Как вы догадались, это была Леонет из банды коротышки Билла.

На всякий случай Эйприл отбежала от двери и свернула за угол. Это было сделано как раз вовремя. Леонет приоткрыла дверь из лаборатории и посмотрела, что происходит в коридоре. Не обнаружив ничего подозрительного, она вернулась к работе, которую её заставил делать Ринорук.

Эйприл же задумалась над вопросами: «Что за таинственной операцией была занята медсестра?… И что это за жидкость?… И как мог ожить мертвец, когда в него впрыснули этой ядовитой на цвет жидкости?…»

Внезапно до её слуха донёсся скрип колёс. Оглянувшись, она увидела, что в другом конце коридора открылась дверь и ей навстречу катится тележка. Её толкал человек в противогазе. На тележке стоял только что выкопанный гроб – на нём ещё были свежие комья земли.

– О, Боже! – прошептала Эйприл. – Не больница, а какой-то дом ужасов!…

Она тут же пригнулась, спрятавшись за какой-то большой ящик. Человек, толкающий гроб, прошёл мимо.

«Пожалуй, стоит проследить, куда он направится с таким необычным грузом», – подумала Эйприл, двинувшись вслед за могильщиком.

Тот толкал гроб недолго. Пройдя несколько десятков шагов, он остановился у одной двери. Эйприл, чтобы остаться незамеченной, пришлось протиснуться в дверь, ведущую в другой кабинет. Помещение было перегорожено плотной портьерой, раздвинув её, Эйприл увидела небольшой чёрный прибор, чем-то похожий на автоклав-стерилизатор. Судя по всему, прибор работал, так как издавал характерный булькающий звук.

«Интересно, – подумала Эйприл, – несмотря на отсутствие в городе жителей, тут в больнице кто-то продолжает активно работать».

Дотронувшись до автоклава, она чуть не вскричала от боли. Прибор находился под электрическим током.

– Да он ещё и током бьётся? – удивилась Эйприл. – Ничего, у меня есть с собой резиновые перчатки…

Надев перчатки, журналистка без труда открыла дверцу автоклава. Она увидела, что внутри находится три блестящих железных шара, размером с человеческую голову.

– И кому же это понадобилось стерилизовать железные шары? – удивилась Эйприл, доставая видеокамеру. – Надо, пока никого нет, снять это на плёнку».

Запечатлев таинственные шары, журналистка решила всё же выяснить, что будет делать с гробом могильщик. Эйприл снова оказалась в коридоре. Сделав несколько шагов, она вошла в ту дверь, возле которой останавливался могильщик.

В этом помещении оказалось не менее интересно, чем в предыдущем. В отличие от залитой светом операционной, это помещение, как и коридор, слабо освещалось свечами. Эйприл отметила про себя, что эта комната смутно напоминала больничную палату или врачебный кабинет…

Грубый дощатый пол. Хаотичное нагромождение мебели, кое-как сваленные вдоль стен сундуки, канделябры, старые статуи, картины, книги. В углу стояли большие напольные часы, очевидно, старинной работы. К ним было прислонено огромное зеркало в витиеватой резной раме.

Тележки с гробом и самого могильщика видно не было. Эйприл снова вынула портативную видеокамеру и приготовилась снимать…

И тут она ощутила на плече чью-то руку. Оглянувшись, Эйприл увидела перед собой медсестру из операционной и небольшого человека в противогазе, – того самого, что вёз тележку. Не успела Эйприл ничего сообразить, как медсестра поднесла ей к лицу платок со снотворным.

Глаза девушки тут же закатились, она свалилась на пол.

Вернувшись к своей работе, Леонет всё же не успокоилась.

«Мне в последнее время кажется, что за мной кто-то наблюдает, – подумала она. – Вот и сейчас, мне почудилось, что за дверью мелькнуло чьё-то незнакомое лицо… А может, все от этой чёртовой работы, которую заставил меня выполнять проклятый старик… Эх, говорили мне, не связывайся с Биллом, попадёшь в передрягу. И надо было мне ехать в этот Джапуту. Хотела набрать себе вещичек, а в результате попала в кабалу к Риноруку… и удрать нет никакой возможности. Старик выследит любого, выехавшего отсюда, ведь дорога-то одна… А потом ещё и превратит в такого вот ужасного карлика… Билл, кажется, сегодня придумал, как отсюда смыться, но что-то я ему в последнее время мало верю… Схожу, пожалуй, к нему. Он ведь сейчас должен очередной гроб привезти.»

Выйдя в коридор, Леонет заметила, что в дверь одного из кабинетов, вбежала незнакомая девушка. У мародерши от неожиданности открылся рот.

«Это уже второй незнакомый человек за сегодняшний день, – подумала Леонет и бесшумно прошмыгнула мимо двери, в которую вошла девушка. Мародерша бросилась к своему шефу, зашедшему на склад набранных ими в городе вещей.

– Эй, Билл, – полушёпотом произнесла Леонет. – Я тут обнаружила одну чересчур любопытную девицу, позарившуюся на покинутые богатства Джапуту.

– Да? – удивился Билл, снимая противогаз. – Что ты говоришь? И где же она?

– Она сейчас в соседнем кабинете. Очевидно, следила за тобой.

– Тогда нужно быстрей спрятаться. Мы этой крале сейчас укоротим любопытный носик… – успокоил Билл свою подружку. – Жалко, этот ублюдок Драное Ухо до сих пор ни пришёл. Он бы её просто огрел по голове и дело с концом. Тащи быстрей хлороформ. Пусть эта пташка немного поспит.

Леонет тут же сбегала за пузырьком, а Билл оттащил тележку с гробом дальше по коридору. Снова встретившись, они спрятались в комнате, куда, судя по всему, должна была обязательно зайти незнакомка.

И действительно, через две минуты вошла рыжеволосая девушка, не подозревавшая, что её вычислили. Усыпление незнакомки прошло даже легче, чем предполагалось, она так увлеклась, что даже не заметила, как к ней подкрались.

– Смотри, – сказала Леонет, обшарив сумочку и карманы Эйприл, – у неё такой же передатчик, как и у нашего зелёного приятеля.

– Точно, я его ещё разбил от злости, – ответил коротышка Билл. – Они явно сообщники, может, люди Ринорука. А если мы уничтожили одного, то нужно убить и другого. Сожги её в крематории вместе с остальным мусором, пока она сладко спит… Я чувствую, нам пора отсюда сматываться…

– У меня тоже возникла сегодня эта идея. У нас появился классный транспорт. Почему бы не уехать? По моим подсчётам сегодня-завтра будут готовы какие-то шары Ринорука. Он как-то обмолвился, что для них нужен человеческий мозг…

– Я тоже об этом слышал и прекрасно знаю, что это за шары. Не облюбовал ли старикан для шариков наши мозги? – предположил Билл. – Сколько там шаров?

– Три!

– Точно! – вскричал коротышка. – Именно наш мозг и назначен в шарики. Ты быстрей заканчивай с этой красавицей, – кивнул Билл на Эйприл, – а я перетащу добытое в машину.

В этот момент где-то в коридоре скрипнула дверь и послышались тяжёлые шаги. У Билла и Леонет душа убежала в пятки. Они подумали, что это вернулся Ринорук, который, может быть, слышал их разговор, ведь от гнусного старика ничего невозможно было скрыть.

На счастье Билла и Леонет, это был их товарищ Фрип Драное Ухо.

Глава 16. Спасение

Машина Фрипа не доехала до озера ста футов. Драное Ухо спешил скинуть автомобиль в озеро до захода солнца. Он так гнал машину, что старенький мотор шевроле не выдержал.

– Вот чёрт! – выругался про себя Драное Ухо, вылезая из машины. – Теперь придётся толкать этот драндулет.

Фрипу ничего не оставалось делать как подталкивать машину к отвесному скалистому берегу.

Пока он таким образом выполнял задание, Рафаэль пришёл в себя. Голова гудела как улей. «Так где это я нахожусь? – подумал черепашка. – И почему так темно?…»

И тут он вспомнил, что разговаривал с девушкой, а потом его сильно ударили по голове. «A теперь, кажется, меня засунули в какой-то ящик или… – черепашка насторожился и услышал тяжёлое дыхание, – …в багажник какого-то автомобиля…»

В это время Фрип, услышав слабое шевеление в багажнике, решил открыть его и посмотреть, как там чувствует себя говорящая черепаха?

Открыв багажник, Драное Ухо увидел, что пленник уже пришёл в себя.

– Ну, как самочувствие после моего коронного удара битой? – усмехнулся Фрип.

– Как видишь, прекрасно, – невозмутимо ответил Рафаэль.

– Скоро ты не так взвоешь! Вот полетишь вместе с машиной с обрыва. Надеюсь, ты умеешь летать?

– Пока что не научился, но, я думаю, у меня ещё есть время.

– Чучело! – засмеялся Фрип Драное Ухо, чувствуя своё превосходство, ведь черепашка был связанным. – Ну насмешил, через три минуты от тебя мокрого места не останется, вернее, ты будешь разбит о скалы и то, что от тебя останется, будет смыто волной…

– Я только об этом и мечтаю, – оставалось сказать бедному Рафаэлю.

Фрип, прикрыв багажник, снова стал толкать машину к крутому обрыву. Рафаэль в небольшую щель видел, как пыхтел и тужился наглый верзила.

«Нужно отсюда выбираться, и как можно быстрее, – подумал черепашка. – У этого мерзавца мысли ещё хуже, чем он сам».

Рафаэль, будучи, как известно, больше черепахой, чем человеком, мог, как и другие черепахи прятаться в панцирь и, следовательно, сжиматься и разжиматься. С верёвками было покончено в три секунды.

Но в этот момент Фрип уже подкатил машину к самому обрыву. Он сделал последнее усилие, и шевроле с черепашкой полетело с отвесной скалы на торчащие из воды острые камни.

– Уф, – перевёл дух Фрип Драное Ухо. – Нелёгкая это работа, толкать автомобиль… Пока ещё немного светло, нужно бежать к больнице.

В это время солнце, кинув последний луч на горы и озеро, зашло за горизонт.

Рафаэль спасся в самый последний момент. Когда машина полетела с обрыва вниз, открылся багажник и черепашка зацепился рукой за небольшой, торчащий из скалы кустик. Подтянувшись, Рафаэль вскарабкался на каменный выступ. Можно было перевести дух.

– Мы ещё посражаемся с этими мародёрами, – сказал сам себе черепашка. – Мне бы только выбраться из этой передряги.

Рафаэль осмотрел себя, у него не было ни одного из необходимых для ниндзя предметов: ни верёвки с крючком, ни ножа, ни меча. Даже передатчик был похищен.

«Остаётся карабкаться по скале без специальных средств, – заключил Рафаэль, – только нужно выяснить, куда лучше – вверх или вниз». Осмотревшись, черепашка решил, что, пожалуй, лучше будет карабкаться вверх, чем падать вниз.

Рафаэль без проблем поднялся на пять футов, оставалось ещё каких-нибудь двадцать – и скала была бы взята. Ноги и руки черепашки ощупывали каждую неровность скалы. Но вдруг, левая нога предательски подвернулась, камень, на который ступил черепашка, с шумом покатился вниз, увлекая за собой ещё несколько мелких камешков. Черепашка завис над пропастью на одних руках.

– Я же не обезьяна, а черепаха! Не могу передвигаться при помощи одних рук, – выдавил из себя Рафаэль, пытаясь найти для ног точку опоры.

Наконец такая точка была найдена, но дальнейшее продвижение вверх было весьма проблематично. Черепашка снова посмотрел вниз. До воды было около двухсот футов, но прыгать было рискованно, так как внизу виднелись острые чёрные камни, на которых лежал покорёженный автомобиль. Правда, если удачно рассчитать прыжок, можно было упасть в воду между двух островков. Для этого нужно было иметь глаз снайпера и хоть какой-нибудь опыт прыжков.

Рафаэль был именно тем, кто обладал названными качествами и ему ничего не оставалось делать, как, оттолкнувшись от скалы, прыгнуть вниз. Правильно все рассчитав, черепашка летел точно в цель. Его плечо прошло в дюйме от камней. Рафаэль, подняв тучу брызг, бултыхнулся в прозрачную воду.

– Вот что значит, постоянно заниматься спортом и держать своё тело в полном порядке, – похвалил сам себя Рафаэль. – Интересно, как там Эйприл? Может, ей требуется помощь? Чувствую, что и она попала в лапы этих мерзких мародёров. Нужно спешить в город…

Черепашка поплыл вдоль берега, на который выбраться не было никакой возможности, уж очень он был крут. Наконец отвесная скала кончилась. Рафаэль выбрался на берег, вышел на дорогу и направился к городу.

В это время окончательно стемнело…

Рафаэль добрался до центра города уже поздно ночью. Лимузина, как и ожидалось, возле кафе «Жареный барашек» не было.

«Эйприл должна быть в городской мэрии, – подумал Рафаэль. – Нужно поискать её там, хотя прошло уже много времени».

Журналистки, действительно, в мэрии не оказалось, и Рафаэль направился к кафе.

Черепашка двигался осторожно, стараясь не пропустить ни малейшего шороха, ни малейшего скрипа или движения. Он помнил, как его застали врасплох мародёры. Сейчас на улице было спокойно.

Войдя в кафе, черепашка тут же вспомнил, что оставил здесь пиццу, а также фонарик. Рафаэль прошёл на кухню и увидел на столе только одну порцию пиццы. Вторая порция исчезла.

– Тут кто-то побывал, – решил черепашка.

Он взялся за свою порцию пиццы, уже остывшую, и тут заметил записку. Черепашка развернул её и прочёл: «Раф, возмущена твоим отсутствием. Я скоро вернусь. Схожу в местную больницу, там, кажется, есть что-то интересное…»

Внизу стояла подпись Эйприл.

– Так, понятно, где её стоит искать, – сказал Рафаэль, – однако надо бы мне подкрепиться.

Черепашка тут же подогрел пиццу и, быстро съев её, отправился на поиски Эйприл.

Эйприл в это время лежала на тележке в полуобморочном состоянии, связанная по рукам и ногам, рот был залеплен лейкопластырем. Она ещё не могла прийти в себя после хлороформа. Мародёры-могильщики забрали видеокамеру, передатчик черепашьей связи и всё остальное.

Эйприл немного очухалась когда её тащили по коридору. Девушка приоткрыла глаза и увидела, что тележка, на которой её везли, остановилась у какой-то двери. «Крематорий» – прочла Эйприл кривую надпись. «Понятно, – промелькнуло в голове девушки, – от меня хотят избавиться… Нужно не подавать вида, что я пришла в себя…» Эйприл тут же закрыла глаза и притворилась спящей.

Тележку толкала Леонет. Она заметала следы пребывания в городе постороннего человека. Поставив тележку посередине этого ужасного помещения, Леонет принялась разжигать печь.

«Для начала сожжём вон тот гроб, – подумала безобразная Леонет. – А потом приготовим жароповышающую смесь, и когда огонь хорошенько разгорится, сожжём и эту незваную гостью… Она, как видно, тут многое успела вынюхать и записать на свою поганую камеру».

Леонет подошла к небольшому шкафчику и начала там копаться, доставая какие-то пакеты с белым и красным порошком. Эйприл приоткрыла глаза и, увидев, что на неё не смотрят, попробовала освободиться от верёвок. Это ей не удалось, слишком крепко она была связана.

«Нужно подождать, когда эта карга сама развяжет меня, – сообразила Эйприл, – ведь не будет же она засовывать меня в печь, не сняв с тележки, к которой я привязана».

Леонет продолжала готовить печь к растопке. Смешав белый и красный порошок, она тщательно растолкла смесь в железной ванночке. Через минуту горючая смесь была готова. Леонет подошла к печи, открыла дверцу, поставила туда ванночку, накрыла её решёткой и крутанула вентиль. Газ с шумом пошёл по трубам к горелкам.

Чиркнув по стене, Леонет зажгла спичку и бросила её в печь. Огни горелки вспыхнули, теперь должен был нагреться порошок, чтобы дать печи высокую температуру. Печь загудела протяжным воем. Языки яркого пламени отразились в зрачках Леонет – дрянной девицы. От предстоящего ужасного действия у неё даже поднялось настроение.

Леонет приставила к жерлу специальную каталку, по которой груз без больших проблем скатывался по валикам в печь, и опустила рычаг, удерживающий гроб на каталке. Гроб с шумом скатился в печь. Сгорел он в течении пяти минут. Температура печи уже достигла своего максимума.

Настала очередь Эйприл.

Леонет подошла к тележке, подтащила её к каталке и стала развязывать лежащую девушку. У Эйприл от напряжения пот ручьём катился по спине, но она не шелохнулась, даже когда Леонет ненароком пощекотала её подмышкой. Нужно было выдержать до конца.

Наконец Леонет переложила Эйприл на каталку и отпустила рычаг. Журналистка покатилась в печь…

Леонет уже решила, что с ней всё кончено. Она отвернулась и направилась к выходу, но перед самой дверью всё же решила обернуться и в последний раз глянуть на горящую жертву.

К большому удивлению мародерши, журналистка в печь так и не попала. Она, как поняла Леонет, в самый последний момент спрыгнула с каталки. И вот теперь сдирала со рта лейкопластырь.

Леонет, моментально схватив лежащую около дверей цепь, раскрутила её и бросилась к Эйприл, целясь той в голову. Она бы и ударила, если бы не ловкость Эйприл. Журналистка в последний миг отскочила в сторону. Удар цепью пришёлся по каталке. В крематории все зазвенело.

Леонет снова пошла на Эйприл, размахивая цепью. Журналистка начала пятиться и, зацепившись о брошенный на полу совок для пепла, упала. Мародерша замахнулась, цепь, казалось, размозжит Эйприл голову, но девушке под руку попалась кочерга. Она тут же выставила её перед собой.

Цепь намоталась вокруг кочерги и вырвалась из рук Леонет.

Оставшись без оружия, Леонет бросилась на свою противницу, пытаясь снова ухватиться за цепь, но наступила на всё тот же злополучный совок, поскользнулась и оказалась прямо на каталке.

Рычаг каталки был отжат, и Леонет скатилась прямиком в печь. Со стуком захлопнулась заслонка.

Из печи раздался душераздирающий крик. Эйприл вскочила на ноги. Её противнице помочь уже было невозможно.

Эйприл бросилась бежать из крематория.

Глава 17. Появление Ринорука в Джапуту

Мы уже долго не встречали старика Ринорука. Чем же он занимался, когда бесстрашные черепашки и Эйприл боролись с гвардией старика?

А он никуда и не исчезал, старик просто вошёл через одни ворота в ад, находящиеся в подвале отеля братьев Ли и Лу в Пхалмпуре, и вышел через другие – в Джапуту в одном из покоев городской больницы.

Вышел он как раз в то время, когда в Пхалмпуре Леонардо, Донателло и Микеланджело спустились в подвал, а в Джапуту Эйприл и Рафаэль спаслись от неминуемой гибели.

Старик тут же принялся проверять, что проделали его помощники – банда мародёров коротышки Билла.

– Не густо, – отметил про себя Ринорук, увидев, что они подготовили к отправке в ад не очень большое количество карликов в контейнерах. – Я знал, что эти мародёры плохие работники… Ничего, их мозги эффективнее на меня поработают, лишившись бренного тела. Скоро будут готовы ещё три моих лучших помощника – блестящие шарики. Пойду я посмотрю, хорошо ли они прогрелись за неделю моего отсутствия…

Старик вышел в коридор и, к своему удивлению, наткнулся на выбегающую из крематория Эйприл.

– Какая неожиданная встреча! – воскликнул он, схватив ошеломлённую девушку за волосы. – Я тебя уже хотел отправить на тот свет, но видно, ты оказалась живучей.

– Вы изволите шутить? – закричала Эйприл, ещё пока не зная, что этот старикашка и есть главный в этом заведении. – Немедленно отпустите меня! У вас, пожилой человек, разыгралась нездоровая фантазия. Никому и нигде не позволяется просто так хватать журналистов, тем более, когда они находятся на ответственном задании.

Ринорук, не обращая внимания на доводы Эйприл, продолжал:

– На этот раз тебе не уйти.

– Вы ещё ответите за то, что меня чуть не сожгла в печи какая-то сумасбродная девица, предварительно усыпив хлороформом… – продолжала кричать Эйприл.

«Ага, – смекнул Ринорук, – оказывается, эти ребята из банды Билла тут времени не теряли. Впрочем они все правильно делали, если собирались сжечь эту журналистку. Правда, нужно было бы из неё косточки достать для моих опытов с карликами… Но ничего, у меня будет возможность проделать это с ней. Она больше не выкрутится».

Старик приподнял Эйприл и отшвырнул её в сторону, словно это был не человек, а лёгкая кукла из папье-маше. Эйприл пролетела пару десятков футов, ударилась о стену и свалилась на пол. Ринорук улыбнулся и, вложив в рот два пальца, свистнул. К нему тут же подбежала какая-то карлица. Старик нагнулся, что-то прошептал ей на ухо и пошёл в палату, где стоял автоклав с шарами.

Карлица схватила Эйприл за ногу и потащила её за своим хозяином. Но так как Ринорук шёл довольно быстрым шагом, а ноша для карлицы была велика, та вскоре отстала.

Рафаэль, поплутав в темноте, по дорожным указателям всё же вышел на дорогу, ведущую к городской больнице. Вскоре он был на месте.

– Однако, тут не очень приятное место, – отметил про себя черепашка. – Как я вижу, рядом с больницей находится кладбище… – Рафаэль пригляделся. – Да, так и есть, на этом кладбище тоже могилы раскопаны… Такое я уже видел в Пхалмпуре…

Он подошёл к зданию поближе и увидел автомобиль, на котором приехал в город с Эйприл. Сейчас в него двое мужчин затаскивали какие-то вещи. Рафаэль узнал одного из них – это был тот длинный верзила, который пытался его скинуть в озеро.

– Вот мы и повстречались, – прошептал черепашка. – Однако, не видно их безобразной подружки. Наверное, она стережёт Эйприл… Нужно незаметно пройти мимо них в больницу и вызволить подругу.

Это было не так-то просто сделать. Все другие двери были закрыты. Рафаэль посмотрел вверх. В здание, оказывается, можно было проникнуть через открытое окно на втором этаже, но туда прежде следовало забраться.

Обойдя здание, черепашка нашёл пожарную лестницу.

«Как я люблю это прекрасное приспособление для восхождений – подумал Рафаэль. – Такие лестницы уже не раз выручали нас». Черепашка быстро вскарабкался вверх, прошёл по карнизу до раскрытого окна и через минуту был уже внутри здания.

Соблюдая осторожность, постоянно оглядываясь по сторонам и прячась в нишах для дверей, Рафаэль прошёл по коридору и спустился на первый этаж. Вдруг он услышал какой-то звон, исходящий снизу, а затем и вопль.

«Это из подвала, – решил черепашка. – Нужно посмотреть, что там творится».

Он вернулся к лестнице и хотел спуститься ещё ниже, но заметил, что навстречу ему поднимается какой-то высокий старик. Рафаэль еле успел спрятаться за дверь. «Уф, – перевёл он дух, – чуть не нарвался ещё на одного верзилу».

Когда старик исчез, Рафаэль всё же попытался спуститься вниз, но снова ему это не удалось: по лестнице плёлся какой-то карлик или, скорее всего, карлица в коричневом балахоне и, что самое удивительное – карлица тащила за собой подружку черепашек Эйприл. Карлице приходилось тяжко.

– Как её скрючило, – усмехнулся Рафаэль, подумав, что карлица и есть та безобразная девица, с которой он виделся около кафе. – Сейчас ты получишь от меня такую же оплеуху, какой меня наградил твой товарищ.

Схватив стоящую в двух шагах от дверей большую вазу, Рафаэль снова затаился. Подождав, когда карлица пройдёт мимо него, черепашка тут же надел вазу ей на голову и дал пинок под зад.

Карлица пролетела несколько футов и ударилась об стену. Ваза с грохотом разбилась. Рафаэль увидел, что это совершенно другая девица, гораздо безобразнее той, с которой он виделся накануне.

«Впрочем, какая разница, кого я огрел, – подумал Рафаэль. – Главное, что я спас Эйприл».

Черепашка взвалил девушку на плечо и потащил её вверх, подальше от посторонних глаз. Он принёс её в какую-то палату, заваленную матрасами и, расстелив найденную тут же белую простыню, уложил Эйприл. Девушка все ещё не пришла в себя от полученного сотрясения.

«Не мешало бы дать ей какое-нибудь лекарство, – решил Рафаэль. – А заодно попробовать увести из-под носа мародёров лимузин».

Черепашка снова спустился на первый этаж и, захватив с собой табуретку, залез в большой ящик, стоящий в коридоре, мимо которого, как он заметил, сновали Фрип и Билл. Рафаэль стал наблюдать за ними в небольшую щель. Табуретка нужна была ему чисто для удобства. Рафаэль, после лежания в багажнике, больше не захотел находиться в скрюченном состоянии.

Но сидеть черепашке в ящике пришлось недолго. Внезапно он услышал какой-то непонятный свист. Он исходил явно не от проходящего верзилы Фрипа. Рафаэль повертел головой и увидел, что мимо человека пролетел блестящий шар, у которого впереди был небольшой пропеллер. Этим пропеллером шар, как бы издеваясь над кличкой ничего не подозревающего Фрипа, отрезал ему ухо. Теперь у Фрипа отсутствовали оба уха и ему срочно нужно было придумывать новую кличку.

Фрип закричал от боли и схватился за то место, где секунду назад находилось его последнее ухо.

«Да тут целый сонм извергов, воюющих между собой и против всех», – подивился Рафаэль.

Не успел он так подумать, как блестящий шар, сделав крутой вираж, развернулся и снова полетел навстречу человеку. Как вы догадались, шары Ринорука начали свою охоту за мозгом, и первой жертвой стал бедняга Фрип.

Рафаэль пока не знал, что это за шары, но, увидев, как из шара вышли два острых крючка, тут же сообразил: ничего хорошего они принести не могут. И точно, шар с ходу воткнулся в лоб кричащего бандита. Скоро вылез маленький буравчик, послышалось жужжание, как при работе бор машины, через мгновение буравчик стал сверлить Фрипа между глаз. Ещё через мгновение на пол хлынул фонтан крови. Драное Ухо попытался вырвать шар из головы, но ему это не удалось. Руки бедняги в бессилии опустились, ноги ослабли в коленях, и Фрип рухнул на пол. Его тело забилось в судорогах.

Рафаэль выскочил из своего укрытия и, не теряя ни секунды, стукнул по шару ногой, как по футбольному мячику. Шар отскочил в сторону. Не давая этому смертоносному изобретению снова взмыть вверх, черепашка огрел его табуреткой. Сила, с которой стукнул Рафаэль, была такой большой, что шар тут же сплющился.

Черепашка склонился над Фрипом и прощупал его пульс. Бедняге помочь уже было невозможно. Вдруг Рафаэль услышал отчётливый звук шагов. Забираться в ящик было поздно. Черепашка спрятался за портьеру.

Старик подошёл к телу бедняги Фрипа и увидел, что рядом с ним валяется расплющенный шар. Он поднял шар и покачал головой. Затем перекинул тело Фрипа через руку и куда-то ушёл.

«От этого длинного старика, чувствую, нужно держаться подальше, – решил Рафаэль, следивший за Риноруком. – Он, скорее всего, здесь самый главный, но мне одному с ним не справиться… Пожалуй, нужно, пока не поздно, угнать автомобиль коротышки».

Черепашка выбежал на улицу и увидел, что скоро взойдёт солнце.

– Вот и прошла эта ужасная ночь, – сказал он сам себе. – Однако, я нигде не вижу коротышки-мародёра… Его даже возле лимузина не видно… Тем лучше, без его криков как-то проще будет угонять машину.

Рафаэль подошёл к автомобилю и увидел, что коротышка спал внутри. Сморенный работой, тот уснул в обнимку с туго набитым чемоданом. Из кармана его брюк выпали ключи.

Черепашка подобрал ключи, на всякий случай вынув из кармана коротышки пистолет и огромный нож. И тут до него дошёл запах алкоголя, исходящий от спящего.

– Ах, вот в чём дело, – усмехнулся Рафаэль. – Его, оказывается, сморил алкоголь, а не работа… Тем лучше для него.

Рафаэль оттащил мародёра вместе с чемоданом к зданию, тот даже не проснулся. Потом черепашка, закинув нож и пистолет под сидение, завёл машину и отъехал от больницы на полмили. Спрятал лимузин в небольшом овраге, близ дороги.

Теперь можно было возвращаться за Эйприл.

Придя в свою лабораторию, Ринорук бросил безжизненное тело Фрипа на операционный стол и занялся осмотром блестящего шара. Починить его уже было невозможно. Основные детали были повреждены.

«И кто же это мог так изуродовать мой блестящий шарик? – подумал старик… – Наверное, та рыжая журналистка, которая улизнула от карлицы. Я с ней ещё успею разобраться, а сейчас следовало бы подумать над укреплением оболочки шаров. Слава богу, ещё два остались».

Тут его взгляд упал на тело Фрипа.

– А этого придурка попробую реанимировать, – произнёс Ринорук. – Он мне ещё пригодится…

Старик принялся перекачивать ещё не остывшую кровь Фрипа, заменяя её на жёлтую. Через несколько минут глаза реанимированного Фрипа открылись. Он как-то глупо улыбнулся и посмотрел на своего нового родителя преданными глазами.

– Ну вот готов ещё один надёжный помощник, – произнёс Ринорук, любуясь новым Фрипом. – Пожалуй, ему не хватает свирепости.

Старик ударил два раза в челюсть Фрипу, выбив ему передние зубы. Фрип этих ударов даже не почувствовал, он не реагировал на боль.

– Ну вот, теперь, ты выглядишь, что надо! – усмехнулся Ринорук. – Теперь ты можешь испугать кого угодно. Остаётся добавить бледности лицу. А для этого, тебя стоит поместить в какой-нибудь древний гроб…

Ринорук поставил Фрипа на ноги и приказал:

– А ну, марш отсюда! Найдёшь в конце коридора комнату с гробами, ляжешь в самый старый гроб и хорошенько отлежишься в нём…

Фрип Драное ухо, развернувшись отправился в комнату с гробами.

– А мне нужно немножко усовершенствовать хоть один шар…

Глава 18. Обследование помещений больницы

Эйприл проснулась с первыми лучами солнца.

«Где же это я нахожусь?» – была её первая мысль. Девушка осмотрелась и попыталась вспомнить события предыдущего дня и ночи, и как она попала в эту комнату, заваленную постельным бельём.

Последнее, что ей помнилось – это высокий старик, который пробурчал себе под нос что-то невнятное, а потом отшвырнул её в сторону. «Что же было дальше?… – вспоминала Эйприл. – Старик как-то причудливо свистнул, и откуда-то взялась безобразная карлица… Она меня куда-то тащила… Нет, дальше не помню… По идее, этот старик должен был меня, по крайней мере четвертовать, а я тут лежу в довольно уютном месте, на белой простыне и укрыта заботливо одеялом, – Эйприл приподнялась на локте. – Пожалуй, отсюда пока не стоит уходить. Вон что произошло, когда я пустилась в авантюристическое путешествие на свой страх и риск… И всё же, кто меня спас от того злого старика?… Наверное, всё-таки Рафаэль…»

Пролежав ещё некоторое время, Эйприл начала беспокоиться, что её освободитель не появляется. Она встала, подошла к двери и прислушалась. Ничего подозрительного слышно не было. Эйприл осторожно выглянула в коридор, прошла по нему и стала спускаться по лестнице. И тут услышала звук приближающихся шагов. Эйприл затаилась, приготовившись снова бежать наверх. Но тут заметила, что к ней приближается Рафаэль.

Радости обоих не было предела, они обнялись, как будто не виделись целую вечность, но выражать вслух свои эмоции не решились, слишком опасно это было делать на лестнице, где все прослушивалось.

Рафаэль и Эйприл поднялись наверх и зашли в комнату, где Эйприл провела остаток ночи. Теперь можно было рассказать друг другу о ночных приключениях.

– На меня напали какие-то мародёры с безобразной женщиной, – рассказывал Рафаэль. – Ими руководил какой-то коротышка. Сейчас он отсыпается внизу возле входа… А потом меня чуть не сбросили в озеро в каком-то задрипанном автомобиле…

– А меня усыпили, по-видимому, эти же бандиты, и хотели сжечь в печи крематория… И всё-таки, как ты меня вытащил из этой передряги?

Рафаэль усмехнулся:

– Я всего лишь попытался подарить горшочек от цветов карлице… А взамен, разумеется, получил тебя. А ты как? Узнала, почему жители покинули этот город?

– Мне кажется, всё связано со стариком… – сказала Эйприл. – Видел разрытые могилы на кладбище?

– Да!

– Очевидно, он стоит во главе банды мародёров. Только мне пока что непонятно, зачем они разрывают могилы…

– Может, для того, чтобы испугать жителей? Заставить их уйти! – предположил Рафаэль.

– Вполне может быть…

– Ну тогда можно считать, что они прекрасно выполнили свою работу. Жители ушли из этих мест.

– Да, – согласилась Эйприл. – Жители, как мы с тобой слышали от старика-бензозаправщика, слишком верят в различные знаки и приметы. Вот они, не разобравшись, и покинули эти живописные места.

Черепашка покачал головой:

– Нам нужно попытаться вернуть сюда аборигенов…

– Но для этого нужно изгнать отсюда мародёров, – перебила Эйприл.

– Мы это сможем, пусть только приедут Леонардо, Микеланджело и Донателло. Они должны вот-вот появиться в Джапуту, и нам стоит с ними связаться… Я думаю, действие радиоволн наших передатчиков уже достигнет их, – Рафаэль почесал кожу под панцирем. – Кстати, у тебя нет черепашьего передатчика? Мой разбили эти негодяи… Я видел обломки возле кафе.

– А мой они похитили, – отозвалась Эйприл, тяжело вздохнув. – Но, пожалуй, ломать не стали. Передатчик, очевидно, находится в комнате, где меня усыпили… Там что-то вроде вещевого склада…

– Тогда идём туда скорее, – воскликнул Рафаэль. – Только держимся вместе и не сводим друг с друга глаза.

– Согласна! – ответила Эйприл.

Черепашка и Эйприл снова отправились в опасный путь.

Через несколько минут они находились в комнате, где банда мародёров коротышки Билла складывала награбленное имущество.

Кроме мебели, сундуков с добром и одиноко стоящих в углу часов с боем, тут были какие-то мраморные статуи и золочёные статуэтки, различные побрякушки, куча дорогой одежды и многое, многое другое. Все это валялось в беспорядке. Эйприл, оказавшаяся в этом помещении уже второй раз, его почти не узнала.

– А что это тут такой беспорядок? – шёпотом спросила она.

– Да вот, мародёры думали сматываться отсюда, – объяснил Рафаэль, – они вынесли наиболее ценную часть имущества, сложив её в нашем лимузине…

Эйприл кивнула головой. А черепашка усмехнулся.

– Но я лимузин у них увёл. Из-под самого носа их шефа, когда тот заснул, – снова сказал он. – И сейчас машину они ни за что в жизни не найдут.

– Ты сегодня вдвойне молодец, – воскликнула Эйприл, забыв о предосторожности.

– Тише ты, – цыкнул Рафаэль на девушку, – разбудишь какого-нибудь негодяя, и мы снова останемся без передатчика.

Рафаэль и Эйприл принялись искать передатчик черепашьей связи. Перерыв все верх дном, они его так и не нашли.

– Может, передатчик кому-то из этих мародёров приглянулся, и он его отнёс в машину? – спросила Эйприл.

– Да, похоже на это… Я его не нахожу здесь. Давай быстрей уходить!

Эйприл и Рафаэль снова оказались в коридоре и, осторожно ступая, чтобы не поднимать лишнего шума, направились к выходу. Вдруг Эйприл неожиданно остановилась у одной из дверей и посмотрела через окошко внутрь. Это была дверь в лабораторию.

– Слушай, Раф, – прошептала Эйприл, – ты случайно не заходил в это помещение?

– Нет.

– Нам нужно сюда зайти… По-моему, то, что мы ищем, может находиться именно тут.

– Передатчик, что ли?

– Да нет, – возразила девушка. – Я не о нём говорю… Я всё думаю, если жители покинули Джапуту, то почему мародёры продолжают выкапывать могилы? Я видела, как один из них тащил только что выкопанный гроб.

Черепашка внимательно посмотрел на Эйприл и сказал:

– Если передатчика в этом помещении нет, то нам лучше быстрей уходить отсюда…

Эйприл отрицательно покачала головой и продолжила свою мысль:

– Так вот, я ещё совершенно случайно видела, как за этой дверью медсестра проводила очень странную операцию…

Эйприл неожиданно замолкла, не в силах договорить, что за операцию проводила медсестра. Потом она посмотрела на черепашку умоляющим взглядом:

– Если мы не узнаем, что она делала, мы не узнаем главного, почему жители покинули город… Нам во что бы то ни стало следует посмотреть, что находится в этом таинственном помещении.

– Ну, раз ты так считаешь, значит, стоит посмотреть, что за этой дверью, – отозвался Рафаэль, тяжело вздохнув.

Эйприл толкнула дверь в операционную, но та оказалась закрытой.

– Придётся отложить посещение на неопределённый срок, – вздохнула девушка.

Черепашка не разделял её пессимистического настроения. Он внимательно осмотрел дверные завесы и сказал:

– Эйприл, нет ничего проще, чем пройти через эту дверь.

– И где ты собираешься найти ключ? Или откроешь её отмычкой?

– Совсем нет, я никогда не носил ключей и отмычек. За это у нас отвечает Донателло. Я сделаю проще…

«Интересно, что может быть проще», – подумала Эйприл, а Рафаэль, как бы отвечая на мысли девушки, произнёс:

– Я сниму дверь с петель…

Черепашка тут же схватил лежащую рядом доску, поддел дверь и с лёгкостью снял её с петель. Вход был свободен. Эйприл и Рафаэль вошли.

Помещение было куда больших размеров, чем предполагала Эйприл и состояло из нескольких покоев. Операционная – это только часть того, что видела девушка через окошко в двери. Помещение скорее представляло собой огромную лабораторию.

Вдоль одной стены шёл стеллаж, на котором стояли колбы, реторты, пакеты с сыпучими веществами, бутыли с реактивами.

– «Гидрокортизон дистиллированный», «галогенангидрид», «соляная кислота»… – прочла Эйприл надписи на бутылях. – Как-то странно всё это, – девушка прошла вместе с черепашкой в соседнее помещение.

Это было подсобное помещение операционной, посередине которой стоял огромный котёл.

– Эйприл, ты только посмотри, что это такое? – спросил Рафаэль.

– Очевидно, криостат, – немного подумав, ответила девушка.

– А для чего этот кри… кри… Как его? – запнулся Рафаэль.

– Криостат, – повторила Эйприл.

– Да, вот этот криостат, для чего он нужен?

– Ну, это что-то вроде термоса…

Черепашка сделал удивлённое лицо, ничего не поняв. Видя это, Эйприл пояснила:

– …В общем – это устройство для поддержания какого-нибудь вещества в постоянной низкой температуре. Видишь, из него вырывается холодный пар?

– И как там эта температура поддерживается? – поинтересовался Рафаэль.

– При помощи азота, водорода или гелия? – начала вспоминать Эйприл школьный урок химии. – В такую жидкость помещается то, что нужно сохранить…

– Ведь это же газы? – удивился Рафаэль, показывая тем самым, что он тоже что-то знает из области химических элементов.

– Да газы, – согласилась девушка, – но при обыкновенной температуре, а когда температуру понизить, эти химические элементы переходят в жидкое состояние. Двойная стенка криостата не даёт азоту, водороду или гелию нагреться… я же тебе объяснила – это обыкновенный термос…

– Теперь понятно, – сказал Рафаэль. – А я поначалу думал, это большая кастрюля для приготовления какой-нибудь пищи… Жаль, тут нет Донателло, он бы в пять минут переделал этот криостат под аппарат для замораживания полуфабриката пиццы.

Тут же находилась большая холодильная камера. Заглянув внутрь, девушка увидела там подвешенных к потолку в полиэтиленовых мешках безобразных карликов.

– Фу, какая гадость, – брезгливо поморщилась Эйприл и поспешила выйти из холодильной камеры, забыв закрыть за собой дверь.

Рафаэль же, заинтересовавшись устройством криостата, решил осмотреть его поближе. Он подошёл к аппарату и начал отвинчивать блокировочные винты плотно прижатой крышки. Открыв крышку, черепашка заглянул внутрь. Но то, что он увидел там, заставило его тут же закрыть крышку и привинтить винты обратно.

– Что там? – поинтересовалась Эйприл.

– Ну, понимаешь, – замялся Рафаэль. – Как мне показалось, там плавали разные головы, кости…

– Человеческие останки?

– Наверное, – вздохнул черепашка, – мне так только показалось…

– Вот тебе и криогеника, – задумчиво сказала Эйприл. – Мне кажется, я окончательно поняла, что творится в этой больнице и вообще в городе.

– И что же?

– Скорее всего бандой руководит высокий старик. Он и его помощники вырывают могилы, а кости и останки используют для изготовления карликов. Эти карлики безропотно служат старику, я помню как подчинилась ему коричневая карлица, которая тащила меня.

– А как они оживляют этих карликов? – спросил Рафаэль.

– Путём регенерации человеческих останков.

– Да?

– Я тебе недорассказала, что за операцию проводила в этом помещении медсестра с крючковатым носом…

– О, известная личность, – заметил Рафаэль, вспомнив лицо мародерши.

– Так вот, – продолжила Эйприл, – эта медсестра проводила операцию по регенерации человеческих останков, которые ты только что видел в криостате. Она орошала их какой-то жёлтой жидкостью. Эти останки начинали сжиматься, пока не превращались в безобразных карликов с коричневой кожей. Я их только что видела в холодильнике. Тогда я не поверила своим глазам, и не придала этому большого значения. А вот сейчас вспомнила, что у карлицы, которая ночью тащила меня, был точно такой же цвет кожи. Всем этим процессом руководит высокий старик. Он, очевидно, окончательно оживляет карликов, делая из них себе солдат…

– Из твоего рассказа я убедился, что нам нужно искать длинного старикашку, – сказал Рафаэль.

Эйприл кивнула. Внезапно ей пришла одна смелая мысль. Девушка подошла к стеллажу с химреактивами. Взяла последнюю бутыль с кислотой и хитро посмотрела на операционный стол.

«Пожалуй, следует смешать кислоту с жёлтой жидкостью», – додумалась Эйприл. Она подошла к реанимирующему аппарату-смесителю и, помня о мерах предосторожности при работе с кислотой, осторожно влила кислоту в аппарат, где и находилась жёлтая жидкость.

– Посмотрим, как старик попытается реанимировать карликов при помощи этой адской смеси, – усмехнулась Эйприл.

Рафаэль же, в это время осматривал блестящую дверь в ещё какую-то комнату. В двери не нашлось ни единой щёлки. Даже невозможно было понять, как её открывают. «Наверное, только изнутри», – подумал черепашка. Единственное, что смутно напоминало замок, это находящееся рядом с дверью небольшое углубление в виде полусферы с двумя параллельными вырезами.

– Это углубление с вырезом на что-то похоже, – попытался вспомнить черепашка.

Он приставил ухо к двери, чуткий слух черепашки уловил едва заметный звук, похожий на гул высоковольтных проводов. Рафаэль снова посмотрел на углубление в стене рядом с дверью.

Вдруг он услышал приближающийся свист. «Такой свист я недавно уже слышал, – мелькнуло в голове у Рафаэля. – Это же шар-убийца!!!»

Черепашка обернулся и увидел, что в помещение влетел серебристый шар.

Рафаэль бросился к Эйприл, уже закончившей смешивать кислоту с жёлтой жидкостью, и оттолкнул её. Шар пролетел мимо, но тут же стал разворачиваться, чтобы снова напасть на девушку или черепашку.

– Бежим! – крикнул Рафаэль.

Эйприл долго не раздумывала. Схватившись за руку Рафаэля, вместе с ним бросилась из лаборатории. Но в коридоре их поджидала новая опасность…

Глава 19. Золотистый шар-убийца

Коротышка Билл проснулся поздно, когда уже вовсю светило солнце. Билл протёр глаза и огляделся. Он ясно помнил, что решил вздремнуть всего несколько минут и для этого забрался в лимузин. А теперь – ни нагруженного добром лимузина, ни его друзей Леонет и Фрипа Драного Уха рядом не было.

Билл взревел от негодования. Он ещё не знал, что автомобиль увели из-под носа в буквальном смысле этого выражения вовсе не его товарищи.

– Обманули! – закричал он. – Воспользовались моей слабостью!… Оставили одного!…

Пенять Биллу было не на кого, виноват был он сам. Ещё вчера коротышка нашёл в одном магазинчике бутылочку виски, но решил спрятать её, чтобы не делиться со своими товарищами.

Выпил он украдкой. После чего перетаскивать украденные вещи в лимузин уже не мог. Ему начала мерещиться всякая всячина, даже показалось, что в коридоре ходит та зеленомордая черепаха, которую Фрип засунул в багажник и сбросил в озеро. Билл решил немного вздремнуть, он тогда не подозревал, что проспит так долго…

Коротышка вскочил на ноги и бросился в здание больницы, решив посмотреть, многое ли увезли с собой его бывшие друзья.

Проходя мимо операционной, Билл услышал какой-то шум. Заглянув внутрь, удивился: в операционной находились живые и невредимые черепашка и журналистка, от которых они вчера решили избавиться.

«Как они могли остаться в живых? – подумал коротышка Билл. – А может, Леонет и Драное Ухо сговорились с ними?… Теперь понятно, кто увёл лимузин… Ну я это просто так не оставлю… Я им всем отомщу…»

Билл похлопал себя по карманам. «Эти гады у меня и пистолет стянули, – сообразил он. – Хоть бы нож со штопором оставили…»

И тут Билл вспомнил о пожарном щите, находящемся в другом конце коридора, на котором среди вёдер и багров был топорик. Этим топориком и решил воспользоваться коротышка Билл.

Он не заметил, что недалеко от него пролетел блестящий шар…

Эйприл и Рафаэль выскочили из операционной и побежали по коридору, не заметив спрятавшегося за портьерой Билла. Когда они поравнялись с ним, коротышка выскочил из засады и, схватив сзади за шею Эйприл, стукнул тупым концом топорика Рафаэля по панцирю. Он хотел попасть черепашке по голове, но не дотянулся, ведь был не очень большого роста.

Черепашка пролетел несколько футов, упал на пол и потерял сознание. Между Биллом и Эйприл завязалась борьба. Коротышка норовил ударить девушку острым концом топора по голове.

– Отпусти!… Отпусти меня! – отчаянно закричала Эйприл.

Она отчётливо сознавала, что ей угрожает двойная опасность: с одной стороны – сумасшедший коротышка, а с другой – летящий шар-убийца. Сознание того, что она может погибнуть, придало девушке дополнительные силы. Эйприл изловчилась и ударила коленкой коротышку пониже живота. После этого без труда вырвалась из его объятий.

Билл взвыл от боли, схватившись за ушибленное место, и тут же увидел, что ему в голову летит блестящий шар, у которого впереди были выставлены два острых крючка. Коротышка инстинктивно выставил вперёд руку, шар вонзился в ладонь и увлёк за собой бедолагу.

Пролетев вместе с шаром десяток футов, Билл ударился спиной в дверь. Его левая рука была крепко пришпилена крючками к дверной доске, и высвободить её не было никакой возможности.

Эйприл смотрела на всё это и ничего не понимала. «Ни за что в жизни не догадаешься, откуда вдруг придёт спасение», – подумала она и тут же бросилась к распластавшемуся на полу Рафаэлю. Эйприл не заметила, что из шара выехал буравчик и принялся сверлить руку её недавнего противника. Тот закричал от боли, проклиная всё на свете.

Девушка мельком взглянула на орущего Билла.

И в этот момент в коридоре появился ещё один блестящий шар. Это было последнее изобретение Ринорука – шар улучшенной, более совершенной конструкции, уже не серебристого, а золотистого цвета.

Ринорук учёл слабые стороны предыдущих шаров и решил покрыть два оставшихся шара другим, более прочным сплавом. Но сплава хватило только на один шар.

Золотистый шар, кроме некоторых конструктивных новшеств, мог ждать главной своей составной части человеческого мозга – сколько угодно и к своей цели шёл, несмотря ни на какие преграды. Да и к тому же ему совсем не обязательно было выкачивать кровь из своей жертвы.

И вот золотистый шар новой конструкции летел прямо в голову коротышке, который сражался в этот момент со вторым тоже немного усовершенствованным блестящим шаром.

Билл понял, что от этих шаров ничего хорошего ждать не придётся. Он отчётливо сознавал, что спастись от нового шара практически невозможно. Разве только направить его на другую цель?

Коротышка чувствовал, как пригвоздивший его левую руку шар высасывает из него кровь. Билл сжал в правой руке топор. Ему ничего не оставалось делать, как отрубить себе левую руку. Превозмогая страх, он ударил топором чуть выше кисти.

Вырвавшись из столь необычного капкана, Билл бросился в левый коридор. Эйприл, тоже заметившая приближающийся новый шар, громко закричала. От этого крика Рафаэль пришёл в себя.

– Что случилось? – пробормотал он, вращая головой.

– Шар! – крикнула Эйприл.

Черепашка понял с полуслова. Он вскочил на ноги и, схватив руку Эйприл, бросился в правый коридор.

Золотистый шар оказался перед выбором. Но так как он был пока ещё безмозглый, то выбрал мишень побольше. Этой мишенью стали Эйприл и Рафаэль.

Девушка и черепашка пробежали по коридору, свернули влево, спустились по небольшой лестнице и вбежали в тёмное полуподвальное помещение, заваленное всяким хламом, покрытое толстым слоем пыли. Эйприл тут же захлопнула за собой дверь.

– Через дверь шар, я думаю, не пройдёт! – сказала она.

– Да, вполне согласен с тобой, – ответил Рафаэль, немного отдышавшись. – Теперь можно перевести дух… Слава Богу, что он не может проникать через двери и стены, я в этом уже убедился, когда пришиб один из таких шариков табуреткой.

Только он это сказал, как Эйприл ощутила, что по её ноге ползёт что-то мерзкое. Девушка вскрикнула и подскочила. Возле неё шлёпнулась жирная крыса.

– Не бойся, Эйприл, – успокоил её Рафаэль. – Крысы не так опасны, как летающие шары. Тем более, что лучшая из крыс – наш учитель Сплинтер.

И тут Эйприл почувствовала запах жжёного дерева.

– Раф, тебе не кажется, будто в этом помещении что-то горит? – прошептала она.

– Я хотел тебе сказать то же самое, – полушёпотом ответил Рафаэль.

Они посмотрели на дверь. Посередине двери начала образовываться маленькая дырочка, через которую пробивался огонь, как будто кто-то с другой стороны жёг дерево. Дырочка всё росла и росла.

– По-моему, к нам гость, – сказал Рафаэль. – Быстро прячемся…

Черепашка и Эйприл юркнули под стол. В этот момент раздался взрыв, заполнив помещение дымом. В двери образовалась большая круглая дырка, через которую влетел шар. Воспользовавшись дымовой завесой, преследуемые забаррикадировались стульями.

Через щели было отлично видно, что шар не очень хорошо ориентируется в дыму. Он пролетел в нескольких дюймах от стола, наткнулся на два пыльных мешка, стоящих у маленького грязного окошка, из которого едва пробивался дневной свет, и остановился посередине помещения.

Эйприл и Рафаэль сидели под столом, прижавшись друг к другу и боясь шелохнуться. Внезапно послышалось тихое жужжание, из шара показался ярко-красный луч.

Луч прорезал дымовую завесу в поисках спрятавшихся в комнате Эйприл и Рафаэля. Черепашка искоса взглянул на девушку и обомлел – левая нога Эйприл вылезла из-под стола, и луч приближался прямо к ней.

– Не шевелись! – прошептал Рафаэль, боясь, что резкое движение девушки обнаружит место, где они спрятались.

Эйприл ещё сильнее прижалась к черепашке. Красный луч уже, казалось, вот-вот коснётся ноги девушки. И в этот момент в противоположной стороне комнаты пискнула злополучная крыса, минуту назад испугавшая Эйприл. Луч света тут же метнулся в ту сторону. Шар двинулся к обречённой крысе, из чрева шара вылетел мощный разряд молнии. Бедная крыса разлетелась на клочки.

«Всё-таки хорошо, что эта крыса не Сплинтер», – подумал Рафаэль и, тронув Эйприл, прошептал:

– Давай, быстро к двери! Бежим, пока этот шар не разберётся, кого он там прикончил.

Эйприл уговаривать долго не пришлось. Они пулей вылетели из подвала. Беглецы взбежали по лестнице в проходное помещение, ни на секунду не задерживаясь, побежали дальше, в одну, вторую, третью двери. Черепашка только успевал их закрывать за собой.

Деревянные двери задерживали летящий вслед за Эйприл и Рафаэлем шар лишь на несколько секунд. Очередная дверь разлеталась в щепки от удара, и шар продолжал преследовать беглецов.

– Туда! – закричала Эйприл, показав рукой на железную дверь.

Черепашка и девушка забежали в помещение и тут же закрыли за собой массивную дверь на засов. Шар стукнулся в эту дверь, но пробить её не смог.

Эйприл и Рафаэль облегчённо вздохнули.

– Через эту дверь он точно не пройдёт, – сказал Рафаэль.

– Я на это очень надеюсь, – ответила Эйприл, сердце которой готово было выскочить из груди.

Эйприл и Рафаэль огляделись. Комната, в которую они попали, была довольно мрачным закрытым помещением. Вдоль стен стояли старые и новые гробы, в которых, правда, уже никого и ничего не было. Гробы ничуть не пугали Эйприл, так как пугаться было некогда. Нужно было искать выход.

– Посиди здесь, я сейчас посмотрю, как отсюда выбраться, – сказал Рафаэль и подбежал к окну, занавешенному тяжёлой портьерой.

Но не успел он подойти к окну, как Эйприл закричала.

Оказывается, в этой же комнате спрятался коротышка Билл. Он сидел в гробу, находящемся за спиной Эйприл. Поэтому ни она, ни Рафаэль не заметили его.

Билл, как только беглецы вбежали в помещение, затаился, а когда Эйприл осталась одна, подкрался сзади и схватил её обрубленной левой рукой за горло, намереваясь стукнуть топориком по голове.

Черепашка бросился на помощь Эйприл, он перехватил руку коротышки как раз в тот момент, когда на девушку уже опускался топор.

Завязалась борьба не на жизнь, а на смерть. В этой борьбе ни Эйприл, ни Рафаэль, ни тем более Билл не заметили, как в железной двери начала образовываться дырочка. Шар начал снаружи сверлить дыру.

Рафаэль, удерживая руку Билла, не заметил, как бандит подставил ему подножку. Черепашка не смог устоять на ногах и упал. Коротышка снова замахнулся топором на Эйприл, но в этот момент шар просверлил дыру и, влетев в комнату, вонзился в спину Билла. Тот закричал от боли и выпустил Эйприл.

Шар ударил так сильно, что бандит пролетел вместе с ним всю комнату, стукнулся о противоположную стену и упал на пол. Шар торчал из его спины. Билл перевернулся на бок и попробовал достать топором до шара, но избавиться от него не было никакой возможности.

В этот момент из шара вылезли острые зубцы – по его окружности. Они тут же начали вращаться, как у дисковой пилы и вонзились в тело бедняги Билла. Тот кричал от боли, просил о помощи. Ни Рафаэль, ни Эйприл не пытались ему помочь. Этого негодяя им было не жалко.

А шар продолжал вгрызаться в тело кричащего Билла, подбираясь всё ближе и ближе к голове. Сила шара была так велика, что он несколько раз подбрасывал коротышку чуть не до самого потолка.

Через минуту тело Била забилось в конвульсиях. Шар достиг мозга…

Не в силах выдержать этого ужасного зрелища, Эйприл закричала:

– Рафаэль, пошли… Быстрей уходим отсюда…

– Хорошо… Нам нужно встретиться с Донателло, Леонардо и Микеланджело, чтобы всем вместе сразиться с длинным стариком.

Эйприл и Рафаэль не спеша вышли из комнаты, прошли по коридорам и, спустя две минуты, покинули больницу…

Они не заметили, что вслед за ними из здания вышел высокий старик…

Глава 20. Фокусы старика

Ринорук, качественно переделав оставшиеся блестящие шары и реанимировав Фрипа Драное Ухо, решил проверить, как там дела в Пхалмпуре? Но, войдя в ад в Джапуту, он, так и не нашёл выхода в Пхалмпуре.

Снующие в аду карлики объяснили Риноруку, что ворота закрыли черепашки. Старик понял, что пхалмпурских ворот в ад уже больше не существует.

Возмущению Ринорука не было предела. Он рвал на голове оставшиеся волосы.

– Я всегда знал, что не стоит доверять живым людишкам, – кричал старик, награждая своих помощников-карликов пинками. – Это идиот Лу ничего не смог сделать. Зря я ему тогда не перекачал кровь. Теперь мне самому придётся сражаться с черепахами.

Вернувшись в Джапуту, Ринорук увидел, как из больницы выбежала девушка с черепашкой.

– А, это та рыжая журналистка, которую я хотел уничтожить? – ухмыльнулся старик. – Вновь она ускользнула… Ей, наверное, помог этот зеленоголовый. Сейчас я с ними разберусь…

Ринорук тут же свистнул два раза, и к нему выбежали несколько карликов.

– Подать мне катафалк с двумя гробами! – приказал старик.

Карлики тут же бросились исполнять приказание босса. Через три минуты к главному входу здания больницы подкатил большой чёрный катафалк-лимузин. Старик сел за руль и, набив машину карликами, поехал в ту сторону, куда ушли черепашка с девушкой.

Рафаэль и Эйприл быстро дошли до спрятанного автомобиля. Весь багажник, и даже крыша машины были завалены всяким барахлом, награбленным мародёрами. Это были разные шкатулки, статуэтки, сундучки, небольшие картины, магнитофоны, видеокассеты и даже постельное бельё…

– Нам среди всего этого нужно немедленно найти передатчик, – сказала Эйприл, принимаясь скидывать барахло с крыши.

– Я это уже делаю, – отозвался Рафаэль, выворачивая награбленное из багажника. – И чего только не набрали эти мародёры? – возмущался черепашка. – Вот ложки, вилки… даже фрисби есть…

Внезапно они услышали шум мотора приближающегося автомобиля. Черепашка и девушка посмотрели на дорогу и увидели, что со стороны больницы едет чёрный лимузин, точно такой же, как у них.

Неожиданно автомобиль остановился, и из него вышел длинный старик. Он осмотрелся и пошёл прямо к оврагу, где сидели Эйприл и Рафаэль. Следом за ним шли карлики, их было не меньше двух десятков.

– Вот это новость? – прошептала Эйприл. – Как они нас выследили?

И тут старик, как бы отвечая на вопрос журналистки, засмеялся:

– От меня не скроешься!

– Эйприл, – прошептал Рафаэль, – попробуй остановить старика… Я вспомнил, что спрятал где-то тут пистолет. Нескольких патронов, думаю, будет достаточно, чтобы остановить старика, а его карлики, лишённые руководства, сами разбегутся.

– Как мне их остановить? – удивилась девушка.

– Ну, заговори старику зубы… Спроси, что он хочет от нас. Задержи его хоть на минутку…

Рафаэль пошарил глазами по салону, заглянул в бардачок – пистолета нигде не было. «Может, я не оставлял его тут? – удивлённо моргал глазами черепашка. – А! Вспомнил! Он же находится под сидением».

Черепашка вынул револьвер и проверил в нём патроны. Их было явно маловато против оравы карликов и их предводителя.

И тут он случайно задел небольшую сумочку, из которой выпал набор джентльмена: помазок, пачка лезвий, безопасная бритва, одеколон и крем для бритья. Черепашка тут же сообразил, что ему делать.

Он быстро распечатал плотную пачку и начал засовывать лезвия в фрисби по краям. Из безопасной детской игрушки постепенно образовывалось метательное грозное оружие.

– Эй, что тебе нужно от нас? – закричала Эйприл старику, выглянув из укрытия.

Ринорук остановился и довольно улыбнулся.

– Вот так-то лучше, – произнёс он. – Я предлагаю вам принять новый облик и стать моими воинами.

– Зачем тебе это? – спросила девушка.

– Я, могущественный и бессмертный Ринорук скоро завладею всем миром и буду править вечно…

– Нам уже встречались претенденты на мировое господство, – вставил Рафаэль, заканчивая изготовление оружия.

– Бессмертие я дам и своим лучшим воинам, – продолжал Ринорук. – Так вы согласны принять мои условия и дать влить в ваши тела изобретённую мной отборную кровь?

– Наверное, ту противную мутно-жёлтую жидкость, чтобы стать таким же маленьким уродцем, – тихо сказала Эйприл, – нет уж увольте, – девушка крикнула старику: – Нам нужно подумать!

– Я вам даю ровно минуту! – прокричал Ринорук.

Минута пролетела как одна секунда.

– Ваше время истекло! – прокричал старик. – Вы, я вижу, не желаете принимать мои условия. Впрочем, я на другое и не надеялся.

Старик снова пошёл вперёд.

К этому моменту Рафаэль собрал своё оружие. Он вскочил на крышу автомобиля и крикнул:

– Эй, Ринорук, не слишком ли ты быстро со своими горбатыми оруженосцами идёшь? Мы тебе ещё не выставляли своих условий.

– Ваши условия меня никогда не интересовали, – засмеялся старик, остановившись. – Я с вами не в игрушки тут играть собираюсь. Хотите вы этого или нет, но вы поможете мне завладеть миром… Ваши мозги и кости послужат хорошим материалом для моей непобедимой армии. Ты думаешь, я играю… Это всё всерьёз…

– Это тоже всерьёз! – ответил черепашка и бросил фрисби с лезвиями по краям.

Фрисби полетело прямо в старика и прошло через шею, отрезав голову. Ринорук даже не успел вскрикнуть. Голова покатилась в сторону, из артерий фонтаном полилась противная жёлтая кровь. Обезглавленное тело старика, секунду постояв, рухнуло наземь.

Рафаэль тут же сделал шесть метких выстрелов в карликов. Из них потекла такая же жёлтая кровь, только немного другого оттенка. Остальные, как и предполагал Рафаэль, в панике разбежались.

– Вот и все бессмертие старика, – сказал Рафаэль, спрыгивая с крыши лимузина. – Теперь можно поискать передатчик в более спокойной обстановке.

Черепашка залез внутрь салона.

– Ой, Рафаэль, смотри! – вдруг воскликнула Эйприл, показывая рукой на отрезанную голову Ринорука.

Действительно, было на что посмотреть. Голова, отделённая от тела, казалось бы, не должна была подавать признаков жизни. Но она в этот момент подкатывалась к телу Ринорука.

Ожило и тело. Руки протянулись к голове и взгромоздили её как раз на то место, где она находилась минуту назад. Старик тяжело приподнялся. Было заметно, что делает он все с большим трудом. Из внутреннего кармана пиджака Ринорук достал большую бутыль с жёлтой жидкостью и принялся жадно из неё пить.

По мере того, как жидкость в бутыли убывала, старик набирал былую мощь.

«Видно, его простая смерть не берет», – подумал Рафаэль и спросил у девушки:

– Эйприл, у тебя есть какое-нибудь другое решение, как избавиться от старика?

– Нет.

– А у меня есть.

– И какое же?

– Быстрей отсюда делать ноги.

– У меня такое решение возникло давно, – заметила девушка.

– В таком случае, скорей в машину! – скомандовал черепашка.

Эйприл вскочила в машину, следом за ней Рафаэль.

– Садись за руль! – снова прокричал Раф, заползая в задний отсек машины. – Я всё же попробую найти передатчик.

Автомобиль, ведомый Эйприл, промчался мимо оживающего Ринорука и выехал на дорогу.

Черепашка успел заметить, что старик, допив бутылку, поднялся и быстрым шагом направился к своему лимузину. Разбежавшиеся ранее карлики снова вернулись к своему господину.

– Жми! Давай! – закричал черепашка, сообразив, что сейчас старик бросится в погоню. – Мы должны убежать от этого мерзкого типа…

– Я попробую выжать из колымаги все спрятанные в ней лошадиные силы, – ответила Эйприл.

Автомобиль Ринорука быстро набрал скорость и начал догонять нагруженный барахлом мародёров автомобиль Эйприл и Рафаэля.

– Нам к погоням не привыкать.

– Стоит только пожелать!… – пропел Рафаэль и ударом ноги высадил заднее окно машины.

Теперь только оставалось выкинуть все барахло на дорогу.

– Эй, приятель, ты не против прокатиться по полосе препятствий? – крикнул черепашка догоняющему их старику.

Ринорук ухмыльнулся и ещё сильнее сжал руль катафалка. Рафаэль тут же начал выкидывать всё, что попадалось под руку, норовя попасть в машину старика.

Первыми полетели простыни и пододеяльники, украденные мародёрами в больнице. Ринорук, вынужденный постоянно снимать их с лобового стекла, оказался перед необходимостью немного снизить скорость машины.

Когда простыни закончились, на дорогу полетели магнитофоны, телефоны, статуэтки, ящики, сумки, чемоданы, сундуки, сундучки и прочая дребедень. Автомобиль Ринорука вилял на дороге, старательно объезжая это всё, ведь в любом из брошенных на дорогу предметов могли оказаться гвозди или другие острые детали.

– Ага, не нравится? – кричал Рафаэль, радуясь, что они немного оторвались от преследователя.

– Ну всё, зеленомордый, – злобно оскалился старик, – теперь ты меня точно разозлил…

Погоня продолжалась на узких улочках города. Риноруку объезжать препятствия стало ещё труднее, он даже вынужден был несколько отстать. Рафаэль получил небольшую передышку.

В руки черепашки попалась видеокамера. Рафаэль хотел её тоже выкинуть, но на всякий случай спросил у своей подружки:

– Эйприл, это случайно не твоя камера?

Девушка в зеркальце заднего вида увидела, что Рафаэль держит в руках её видеокамеру, которую она считала уже безвозвратно потерянной, как и передатчик черепашьей связи.

– Да, Рафаэль, моя, – ответила Эйприл. – Какой ты молодец, что её нашёл! Положи камеру так, чтобы она больше не терялась.

Черепашка кивнул в ответ и произнёс себе под нос:

– Я эту камеру только что хотел вновь отправить в небытие.

Рафаэль положил камеру рядом с Эйприл, и тут ему на глаза попался зелёный ящик средних размеров. Раф попробовал его поднять, но еле оторвал от пола. «Ого, – подумал черепашка, – не золотом ли набит этот ящик?» – открыв его, он обнаружил пару гранат.

– Эта находка вселяет надежду, – воскликнул Рафаэль. – Нужно только не перепутать, что выдёргивать – чеку из гранаты или гранату из чеки… Впрочем это не столь важно, важно вовремя избавиться от сего смертоносного предмета.

Нацепив на всякий случай одну гранату на ремень, черепашка взял другую в руку и, приготовившись выдернуть чеку, обратился к Эйприл:

– Дорогая, сбавь немного скорость. У меня есть небольшой сюрприз для старичка, – черепашка показал девушке гранату.

– О, фейерверки я люблю! – воскликнула Эйприл и выполнила указание черепашки.

Ринорук, видя, что черепашка перестал выбрасывать на дорогу всякий хлам, мешавший проезду, немного повеселел.

– Теперь я их настигну! – радостно воскликнул старик.

Его радость усилилась, когда он увидел, что у преследуемой машины стала снижаться скорость.

Автомобили подъезжали к центральной площади Джапуту. Рафаэль подождал, пока машина Ринорука не поравняется с их машиной, выдернул чеку, подождал пару секунд и бросил гранату под колёса катафалка.

Каково же было его удивление, когда он увидел, что граната полетела по какой-то замысловатой траектории и опустилась в десяти футах впереди их машины.

– Жми на тормоза, Эйприл, – крикнул Рафаэль, но было поздно.

Граната взорвалась прямо под мотором лимузина, не причинив однако никакого вреда сидящим внутри машины черепашке и Эйприл. Автомобиль взлетел и приземлился вверх колёсами прямо возле здания мэрии. Рафаэль, будучи не пристёгнутым ремнём безопасности вылетел из машины, как пробка из бутылки, и оказался в городском бассейне.

Вода смягчила падение, но пока черепашка выбирался из бассейна, вокруг него собралась целая туча карликов во главе с их боссом Риноруком. Убежать от них не было никакой возможности, да и сражаться с такой оравой было бесполезно.

Рафаэль, понял, что взрыв подстроил Ринорук, взглядом изменивший траекторию полёта гранаты.

– А ты, как я вижу, и не догадывался, что я обладаю кроме всего прочего, телекинетическими способностями, – ухмыльнувшись, произнёс старик, как бы отвечая на мысли черепашки.

Рафаэль лихорадочно обдумывал, как ему выйти из создавшегося положения.

– Я достаточно испытал твою прыть… – продолжил Ринорук, проведя ладонью себе по шее. – Больше твоих выходок я не могу терпеть… Я следил за всеми твоими движениями…

«А почему же он меня не уничтожил? – подумал Рафаэль. – Очевидно я или моё тело, а может, и мозг нужны ему.»

– Надеюсь, ты не сможешь помешать следующему моему действию, – сказал черепашка, тут же сорвал с себя гранату, выдернул чеку и сунул под панцирь, не отпуская предохранителя. – У тебя есть восемь секунд подумать, оставить меня живым и невредимым или получить по кусочкам…

Ринорук сжал в бессилии кулаки. Ему, действительно нужно было целое тело черепашки, а не кусочки. Старик понял, что его провели.

– Тогда я, пожалуй, подожду, – процедил он сквозь зубы. – А ты позаботься о своём здоровье как следует, особенно береги голову.

Ринорук сделал едва заметный знак карликам и вместе с ними предпочёл ретироваться.

– Мы с тобой, черепашка, ещё не прощаемся, – бросил он, садясь в автомобиль. – И будь ты проклят!

– Моё почтение взаимно, – съязвил Рафаэль.

Ринорук нажал на газ и через несколько секунд его лимузин скрылся за поворотом. Рафаэль облегчённо вздохнул проводил взглядом старика и только тогда, когда катафалк исчез, вернул чеку в гранату…

Глава 21. Героический поступок Рафаэля

Повесив гранату на ремень, Рафаэль со всех ног бросился к перевёрнутому автомобилю, из которого пыталась выкарабкаться Эйприл. На ней не оказалось ни царапины, так как она была пристёгнута ремнём безопасности. Но правая нога Эйприл застряла в покорёженной передней части машины.

Рафаэль пробежал мимо загоревшегося от взрыва деревянного сундука.

«Слава богу, что хоть в машине ничего не горит», – подумал он и крикнул:

– Эйприл! С тобой всё в порядке?

– Со мной все о’кей, – отозвалась девушка. – Ты лучше поищи мою камеру.

Черепашка осмотрел салон, камера лежала возле сидения водителя. Взяв её, Рафаэль спросил:

– Тебе помочь?

– Не стоит, – отозвалась Эйприл. – Ещё минута и я сама выберусь из этого чёртова лимузина, мне только ногу выдернуть.

– Дай я тебе хоть ремень безопасности отстегну, – подошёл Рафаэль.

– Ремень можешь отстегнуть, он свою функцию выполнил, не дал мне вылететь из машины, как это случилось с тобой.

Черепашка попробовал отстегнуть ремень, но у него ничего не вышло.

– Вот чёрт! – выругался он.

– Что такое?

– Да вот ремень безопасности, кажется, стал сейчас не очень безопасным… Его заклинило.

– То-то я думаю, он не отстёгивается. Придётся ремень просто отрезать.

– Это было бы просто, – ответил Рафаэль, – если бы у меня нашлась острая звёздочка ниндзя, но её ещё вчера выкрали подлые мародёры вместе с передатчиком…

– Перестань ворчать, – Эйприл пыталась высвободить ногу. – Вот сколько битого стекла валяется…

– Этим стеклом разрезать ремень нам даже при большом желании не удастся, – вздохнув, ответил Рафаэль.

– Это почему?

– Потому что стекло в автомобиле тоже безопасное, и оно совершенно не режет.

– Постой, я, кажется, придумала, где найти острое стекло, – вдруг воскликнула Эйприл. – Это линзы из моей камеры.

– Я это как раз хотел предложить, но сомневался, что ты предпочтёшь: сидеть вечно в покорёженном автомобиле вверх ногами или разбить видеокамеру.

– Из двух зол выбирают меньшее, – вздохнула девушка. – Придётся пожертвовать.

Но на радость Эйприл разбивать камеру не пришлось. Рафаэль, обойдя вокруг перевёрнутого автомобиля, неожиданно вспомнил, что когда угонял лимузин из-под носа спящего коротышки, то забрал у того вместе с пистолетом и ножик со штопором.

Черепашка снова бросился к Эйприл и сунул руку под сидение. К счастью, нож находился там.

– Я решил, что камера тебе пригодится, – сказал черепашка, доставая ножик. – Ты на плёнке сможешь увековечить нашу победу над злодеем Риноруком.

– Я это непременно сделаю, – ответила Эйприл, – если выберусь отсюда. А то мне показалось, что в салоне запахло бензином…

Черепашка осмотрелся.

– Да, я точно вижу, что из бака вытекает бензин, – сказал он. – И если мы не успеем через полминуты отрезать ремень и вытянуть твою ногу из этого проклятого автомобиля, то взлетим на воздух. Струйка бензина течёт прямо к горящему сундуку…

– Тогда быстрей отрезай ремень, – закричала Эйприл.

– Это мы мигом…

Черепашка тут же принялся пилить тупым ножом коротышки ремень безопасности. Через десять секунд с ремнём было покончено. Осталось высвободить застрявшую ногу.

Эйприл кисло улыбнулась.

– Я чувствую, вслед за ремнём придётся мне ногу отрезать.

– Не волнуйся, ты ещё станцуешь на своей ноге твист в голубом замшевом ботинке, – ответил Рафаэль. – Однако с твоей левой кроссовкой придётся, наверное, распрощаться.

– Чёрт с ней, с этой кроссовкой! – закричала Эйприл, увидев, что бензин уже достиг горящего сундука. – Спасайся сам, нет смысла обоим погибать!

– Нет, дорогая, я тебя ни за что не брошу!

Огонь по вытекающему из бака бензиновому ручейку, с шумом устремился к лимузину. Ему оставалось ещё каких-нибудь пару десятков футов.

Наконец Эйприл с помощью Рафаэля удалось вырвать злополучную ногу. Кроссовки, действительно, на ней не было.

– Готово! – крикнул Рафаэль. – Быстрее! Бежим!

Черепашка и девушка пулей выскочили из автомобиля и отбежали на безопасное расстояние.

Огонь уже вплотную подобрался к бензиновому баку.

– Камера! – закричал Рафаэль, увидев лежащую рядом с автомобилем видеокамеру. – Мы не сможем увековечить нашу победу над Риноруком, ведь камера от взрыва разлетится на молекулы… Я что? Зря её берег?…

Черепашка бросился к автомобилю.

– Стой! Назад! – закричала Эйприл. – Чёрт с ней, с камерой!

Но Рафаэль её не слышал. Он подбежал к камере, схватил её и бросился обратно. И в этот момент раздался оглушительный взрыв. Он был такой мощный, что тяжёлый лимузин подбросило на тридцать футов вверх.

Черепашку швырнуло взрывной волной, и он во второй раз за последние пять минут оказался в городском бассейне. Вода опять смягчила падение черепашки, но на этот раз он довольно больно ударился о статую, посередине бассейна, так как пытался не замочить находящуюся в его руках камеру.

Настала очередь Эйприл спасать черепашку. Она бросилась к нему в воду.

Через несколько минут Рафаэль пришёл в себя.

– Камера цела? – был его первый вопрос.

– Цела, цела… – успокоила Эйприл. – Она как-будто только что из магазина…

– А я чувствую себя не совсем целым… У меня всё болит. Голова болит, тело болит, панцирь болит… Даже повязки на локтях болят…

Эйприл погладила черепашку…

– Успокойся, Рафаэль, – ласково сказала она. – Тебе нельзя волноваться.

– Как тут не волноваться, когда я не выполнил одного пожелания.

– Какого ещё пожелания? – удивилась Эйприл.

– Беречь своё тело и особенно голову от всяких там потрясений, порезов, ран и болячек, – ответил Рафаэль, приподнимаясь.

– И какой добрый человек тебе это пожелал?

– Никакой он не добрый. Это Ринорук мне при прощании сказал. Ты ещё не поняла, почему он так быстро ретировался?

– Нет? – насторожённо ответила девушка, опасливо отодвигаясь от черепашки. – Может, ты согласился принять его условия?

– Да нет же, – сказал Рафаэль. – Я понял, чего хочет от меня этот подлый старик. Ему нужно моё тренированное тело и мой суперразвитый мозг. И когда он со своими недоразвитыми карликами хотел меня схватить, мне ничего не оставалось делать, как выдернуть чеку из гранаты и сказать старику, что моё тело он получит только в разобранном виде… Вот он и решил отложить наше близкое знакомство.

– Теперь всё понятно. Следует ожидать, что Ринорук со своими карликами тебя похитит. Нам нужно хорошенько спрятаться.

– Но тогда нас не найдут и друзья… – сказал Рафаэль.

Вдруг черепашка и Эйприл услышали шум приближающейся машины.

– Что это? – спросила Эйприл.

– Судя по всему, автомобиль, – ответил Рафаэль. – Видно, Ринорук решил вернуться раньше, чем обещал. Бежим в кафе «Жареный барашек». Там есть хоть какие-то предметы, пригодные для активного сопротивления.

Черепашка и Эйприл скрылись в кафе…

Часть 3.

Глава 22. Черепашки снова вместе

Микроавтобус с Донателло, Микеланджело и Леонардо въехал в Джапуту.

– Интересно, в каком отеле остановились Эйприл и Рафаэль? – произнёс Леонардо.

– Наверное, в том, где есть приличная пиццерия, – ответил Микеланджело.

– Боюсь, друзья, что в этом безлюдном городе нет ни одного обитаемого отеля, а тем более пиццерии, – сказал Донателло.

– Нам ничего не остаётся, как связаться с Эйприл и Рафаэлем по черепашьей связи, – сообразил Микеланджело.

– Точно! – одобрил Леонардо, сидящий за рулём автомобиля. – Дон, быстрей свяжись с ними, мне уже надоело кататься по пустынным улицам.

– Я это уже давно делаю, – ответил Донателло, безуспешно пытающийся связаться с Рафаэлем и Эйприл.

– И что? – поинтересовался Микеланджело.

– Как видишь, пока ничего, – вздохнул Донателло.

– А может, они нас ждут в другом городе? – предположил Леонардо. – Дон, ты точно помнишь, что Эйприл должна была ехать в Джапуту?

– Я в этом абсолютно уверен, как уверен, что я черепаха-мутант-ниндзя, – спокойно ответил Донателло. – Эйприл именно о безлюдном городе Джапуту должна была сделать репортаж.

– Эй, друзья! – воскликнул Леонардо. – Я уже проехал много миль, но до сих пор не встречал, чтобы на дорогах валялись простыни, наволочки и пододеяльники.

Микеланджело и Леонардо выглянули в окошко.

– Да, действительно, на улицах Джапуту полно белья, – удивился Дон.

– Может, жители, прежде, чем покинуть город, специально разостлали на дорогах простыни и пододеяльники? – предположил Мик.

– А сейчас на дороге валяются чемоданы и сумки… – воскликнул Леонардо.

Черепашки не догадывались, что все эти вещи разбросал друг Рафаэль, пытаясь уйти от погони Ринорука и карликов. Черепахомобиль ехал по тем самым улицам, по которым недавно мчалась погоня.

Вскоре микроавтобус черепашек въехал на центральную площадь, на которой догорал взорванный лимузин.

– Клянусь всеми своими повязками, – закричал Леонардо, показывая рукой на автомобиль, – но именно в этой машине уехали Эйприл и Рафаэль.

– Интересно, из-за чего лимузин потерпел аварию? – удивился Микеланджело.

– Сейчас мы это попробуем выяснить, – сказал Донателло.

Микроавтобус остановился на площади. Черепашки высыпали из автомобиля. Через две минуты, всезнающий Донателло, хорошенько осмотрев то, что осталось от лимузина, произнёс:

– Машина попала в аварию вследствие взрыва. И судя по всему, автомобиль взорвался недавно.

– Из этого следует, что машина напоролась на мину или в неё бросили гранату, – резюмировал Микеланджело.

– Ты правильно все понял, Микеланджело, – сказал Донателло.

– Я могу поклясться своим панцирем, – произнёс Леонардо, – что Рафаэль не похож на ту черепаху, которая так просто даст себя уничтожить.

– Он и не дал себя уничтожить, – усмехнулся Донателло, – я же сказал, что взорвана только машина, а не сидящие в ней Эйприл и Рафаэль.

– Тогда нам следует подумать, куда они могли спрятаться, – развёл руками Леонардо.

– А заодно и выяснить, кто же это мог напасть на Эйприл и Рафаэля, – добавил Микеланджело.

– И где же нам следует их искать? – спросил Леонардо.

– Нам стоит поставить себя на их место, – ответил Донателло.

– Тогда, стоит поискать в ближайшей пиццерии или ресторанчике, – сообразил Микеланджело.

Черепашки огляделись и увидели неподалёку вывеску «Жареный барашек».

– Нам, пожалуй, стоит их поискать вон в том кафе, – показал рукой Леонардо.

– Тогда идём скорей туда, – подвёл итог Донателло. – Я думаю, в этом кафе, кроме Рафаэля, мы найдём и кое-чего поесть.

Через полминуты черепашки были возле кафе. Но как только шедший впереди Леонардо распахнул дверь, ему прямо в голову полетела большая кастрюля. Черепашка едва успел отскочить.

– Тут неплохой сервис, – округлил глаза Леонардо, – не успеешь войти в кафе, как тебе уже подают…

– Судя по полёту кастрюли, – сказал Донателло, – я рискну предположить, что она пущена рукой Рафаэля.

– Тогда нам стоит просто позвать его, – усмехнулся Леонардо.

– Эй, Рафаэль! Эйприл! Это мы… черепахи! – закричали черепашки в один голос.

Из кафе раздался звон бьющейся посуды и через несколько секунд вышли Эйприл и Рафаэль. Их радости не было предела.

– Ой, Мик, Дон, Лео, как я рада, что вы, наконец, приехали, – воскликнула Эйприл, бросившись в объятия черепашек.

Рафаэль не столь бурно проявлял свою радость.

– Вам нужно было сразу назвать себя, а потом уже заходить в кафе, – сказал он. – Мы думали, что к нам пожаловал Ринорук…

Едва Рафаэль назвал имя старика, как на него удивлённо посмотрели Микеланджело, Леонардо и Донателло. Раф, пока что не заметив этого, продолжал говорить:

– …И всё-таки, как вы нашли нас, и догадались, что мы находимся в кафе, ведь вокруг так много пустых зданий и совершенно не у кого спросить?… – и тут Рафаэль увидел удивление на лицах друзей. – А что это вы на меня так смотрите? Я что не достаточно зелёный? Или сказал что-нибудь неприличное?

– Нет, Рафаэль, – ответил Леонардо. – Ты выглядишь прекрасно, твой румянец не вызывает опасений, он в достаточной степени зелёный. И ты ничего неприличного не сказал.

– Ты всего лишь назвал имя старика Ринорука, – добавил Микеланджело.

– Что?… И вы с этим негодяем успели познакомиться? – удивился Раф.

– Мы с Микеланджело не успели, – ответил Донателло, – мы имели дело только с его карликовыми помощниками и с его злосчастным пальчиком. Но Леонардо про него все уши нам прожужжал…

– Да я еле ноги унёс, – сказал Леонардо. – Но как только мы решили сразиться с ним все вместе, он куда-то исчез.

– И появился здесь, чуть было нас не уничтожив, – произнесла Эйприл.

– Этому старику понадобилось моё тело и мой мозг, – добавил Рафаэль.

– От нас он хотел взять то же самое… – сказал Леонардо.

– Мы не такие, как все, – заключил Донателло, – поэтому и нужны Риноруку.

– Ну, что ж, нам остаётся найти этого Ринорука и дать ему хороший бой! – воскликнул Микеланджело.

– Старика можно найти в здании городской больницы, – сказала Эйприл. – Там у него что-то вроде лаборатории.

– Это, наверное, и есть его первая лаборатория, – сообразил Леонардо, – ведь вторая, кажется, исчезла, не оставив и следа.

– Нужно не забывать, что у старика есть помощники, – напомнил Донателло.

– И к тому же, его не так-то просто уничтожить, – вставил Рафаэль. – Я ему голову снёс, а она снова приросла.

– В таком случае, стоит подумать о более совершенном оружии, – подвёл итог Донателло. – Ты, Раф, случайно не знаешь, где тут находится супермаркет?

– Конечно, знаю, только он закрыт и витрины заколочены досками.

– Каких-то несколько досок не представит для нас большой преграды, – усмехнулся Микеланджело.

– Однако, без разрешения в частные владения нельзя заходить, – произнёс Леонардо.

Черепашки и Эйприл покосились на Лео.

– По-моему, сейчас не время вспоминать о законах, – сказал Рафаэль. – Этот Ринорук нарушает их на каждом шагу.

– В таком случае, твои аргументы меня убедили, – ответил Леонардо. – Но перед тем, как мы приступим к ликвидации Ринорука, не мешало бы нам хорошенько подкрепиться, я очень проголодался.

– У меня тоже в животе бурчит, – отозвался Микеланджело.

– Я уже не говорю про себя, – махнул рукой Рафаэль. – В этом Джапуту я забыл, как пахнет настоящая пицца.

– Как тебе не стыдно обманывать, – засмеялась Эйприл. – Ведь ещё вчера вечером ты приготовил в этом кафе прекрасную пиццу. Что-то сегодня я не нашла её на столе.

– Но ведь это было вчера, – опустил глаза Рафаэль. – А сегодня от той пиццы не осталось и воспоминаний. Но – дело поправимое. В этом кафе есть все, чтобы приготовить прекрасную пиццу, мука, томатная паста, яичный порошок, соль перец, только нет сыра и поэтому начинку придётся сделать из рыбных консервов.

– О, нет, Рафаэль! – закричали Микеланджело, Леонардо и Донателло.

– Ты лучше бы не вспоминал о консервах… – замахал руками Лео.

– Ты не помнишь, как мы их объелись в прошлом путешествии… – изрёк Микеланджело.

– Но у нас есть кое-что другое для начинки, – хитро подмигнул Донателло.

– И что же это? – в один голос воскликнули Эйприл и Рафаэль.

– У меня случайно завалялась баночка с замечательным клубничным джемом.

– О, это мой любимый джем! – воскликнул Леонардо. – Только я никогда его не ел с пиццей.

– Сейчас попробуешь, – ответил Донателло. – Обещаю, вкус будет незабываемым.

– Тогда быстрей неси джем, – крикнул Микеланджело, уже насыпавший муку в миску.

– Одну минутку, я только вспомню, в какой ящик я банку засунул, ведь в микроавтобусе так много места, – ответил Донателло, выскакивая из кафе.

Черепашки и Эйприл дружно взялись за приготовление пиццы, и через час она была готова.

Глава 23. Посещение супермаркета

Подкрепившись пиццей, черепашки и Эйприл сели в микроавтобус и поехали к супермаркету.

– Вот это другое дело, – сказал Микеланджело, погладив себя по панцирю, – теперь я могу сразиться с двумя… или даже с пятью Риноруками.

– Нам хватит и одного, – заметил Рафаэль, – но очень большого.

Через три минуты черепашки были возле универсального магазина.

– Как же мы в него проникнем? – спросил Леонардо.

– Очень просто, – ответил Донателло. – Мы используем изобретённую мной универсальную отмычку. Я хотел её ещё в Пхалмпуре использовать, но она тогда куда-то запропастилась.

Черепашка подошёл к входным дверям, и через несколько секунд замок был открыт.

– Путь свободен, – сказал Донателло. – Вперёд, за покупками…

– Тебе, Донателло, проще работать грабителем, чем героем-ниндзя, – заметил Микеланджело.

– Мы совершаем этот неблаговидный поступок, чтобы помочь жителям Джапуту, – вступилась за Донателло Эйприл, – и наши действия не будут квалифицированы, как криминальные.

– Надеюсь, и владельцы магазина нас простят, – произнёс Донателло и вошёл внутрь.

За ним последовали его друзья.

Заколоченные витрины мешали проникновению света в помещение, поэтому Донателло прихватил с собой фонарик. Когда он осветил зал, черепашки увидели, что в магазине было всё на месте: у касс стояли тележки для покупок, на стеллажах лежало полно товара.

– Мародёры, я вижу, не успели тут похозяйничать, – сказал Рафаэль и, взяв тележку, прошёл в зал. Первое, что он взял, был ещё один фонарик.

Вслед за Рафаэлем пошёл Донателло. Он вскочил на прилавок и начал осматривать товар на верхних полках.

– Пожалуй, нам пригодятся вот эти газовые баллоны, – сказал Рафаэль. – Попробуем этого старичка немного поджарить.

– Захватим топор, кувалду, лопату, ледоруб… – произнёс Донателло, кладя перечисленное в корзинку.

– Молоток не забудь! – заметил Рафаэль.

– Да, конечно, – согласился с ним Донателло, взял со стеллажа молоток, взвесил его в руке, сунул обратно на полку, попробовал другой молоток, потяжелее, и аккуратно положил его в корзинку. – А если ты собираешься использовать горелку, не мешало бы взять и маску, чтобы твоё зелёное лицо не покраснело от загара и не слилось с цветом твоей повязки.

– О, спасибо за совет, – буркнул Рафаэль. – Я непременно захвачу маску. Ты не смог бы мне её подать вот с того верхнего этажа.

– С превеликим удовольствием, Раф… – ответил Донателло. – Лови!

Он бросил вниз маску газосварщика, и та опустилась точно на голову Рафаэля.

– А тебе эта маска идёт, – снова воскликнул Донателло. – Ты в ней выглядишь, как настоящий пожарник.

– Не пожарник, а газосварщик, – поправил Рафаэль.

– Это не столь важно. Увидев тебя в этой маске, я подумал, а не отдать ли её вместе с газовым баллоном Леонардо, тот уже имеет некоторую практику в обращении с огнём…

– Может, ты и прав, – сказал Рафаэль. – Мне что-то расхотелось ходить в такой маске.

Черепашки прошли дальше, но вдруг Рафаэль неожиданно воскликнул:

– Эй, Дон, ты посмотри, что там нашёл себе Микеланджело.

Донателло оглянулся и увидел, что Микеланджело стоит возле оружейного отдела и держит в руках автомат. Посмотрев в прицел, Мик положил автомат на место и взял что-то вроде крупнокалиберного пулемёта.

– Этот пулемётик мне больше нравится, – довольно произнёс Микеланджело.

– Эй, Мик, – крикнул Донателло, подходя вместе с Рафаэлем, – оставь в покое эти автоматические орудия убийства. Они нам не понадобятся. Мы привыкли работать руками и головой.

К Микеланджело подошёл и Леонардо.

– Донателло прав, – сказал он. – Хоть это оружие и совершенно, но имеет одно плохое качество: выходить из строя, когда из него начинаешь стрелять.

– Я с тобой совершенно согласен, – кивнул Рафаэль. – Я сегодня кинул гранату в Ринорука, а та возьми и опустись прямо под нашим автомобилем.

Микеланджело тут же оставил пулемёт, повернулся к друзьям и произнёс:

– Дон, а что бы ты посоветовал мне взять?

Донателло окинул оком стеллаж, неожиданно нагнулся и сказал:

– Я могу тебе предложить вот это…

Он достал с нижней полки бензопилу и положил её на прилавок.

– Да, для ближнего боя сгодится, – согласился Микеланджело и положил бензопилу в корзинку Рафаэля.

– А тебе, – обратился Рафаэль к Леонардо, показывая на корзинку, – лучше всего подойдёт газовый баллон и маска газосварщика.

– О, я давно мечтал изменить свою внешность, – радостно воскликнул Леонардо, – только не надеялся, что это так легко можно сделать.

– Возьмите ещё дрель, верёвки, страховочные ремни, альпинистские ботинки и вантуз. Нам это всё пригодится, – дал указания Донателло. – А мне ещё нужно найти микросхемы, жидкокристаллический экран, некоторые конденсаторы и кое-какую мелочь… Ведь нужно восстановить нашу черепашью связь.

«Пожалуй, я захвачу с собой, ещё вот тот маленький пистолетик, – подумал Микеланджело. – Мы всё же будем иметь дело не с простыми бойцами…»

Не стояла без дела и Эйприл. Она запаслась видеокассетами, чтобы снять на плёнку все моменты боя черепашек с Риноруком и его гвардией.

Леонардо, Рафаэль и Микеланджело взяли всё, что сказал им Донателло.

– Теперь мы готовы для решающего боя! – воскликнул Донателло.

– Тогда едем в больницу, – сказала Эйприл.

Черепашки отправились к выходу.

– Донателло, не забудь рассчитаться при выходе из магазина, – произнёс Микеланджело.

– Вот так всегда, – проворчал Донателло, – набирают товар все, а расплачиваться за покупки приходится одному мне.

Он подошёл к кассе и, без особого труда вскрыв её, бросил внутрь несколько бенгальских фартингов.

– Сдачу можете взять себе, – по привычке сказал Донателло и вышел за остальными черепашками, закрыв дверь на замок.

– А зачем нам вантуз? – спросил Рафаэль уже в автомобиле. – Мы же не собираемся сантехнику в больнице ремонтировать.

– Это самая необходимая вещь для ловли блестящих шариков, – ответил Донателло.

– Будем надеяться, что больше шаров у Ринорука не осталось, и нам этот вантуз не понадобится, – заметил Микеланджело.

Глава 24. Штурм больницы

Оставив микроавтобус в полумиле от городской больницы, черепашки взяли все вооружение, «купленное» в магазине, и подошли к зданию.

– Надеюсь, мы прибыли вовремя, – сказал Леонардо.

– Боюсь, что нет, – воскликнул Рафаэль, – когда мы с Эйприл отсюда убегали, двери не были заколочены досками…

– Наверное, Ринорук, боясь нападения бесстрашных черепашек, решил забаррикадироваться, – спокойно предположил Донателло.

– Мы должны быть осторожными. Ринорук может устроить ловушку, – предупредила Эйприл.

– Вот сейчас на деле и проверим наше вооружение, – снова сказал Донателло. – Предлагаю разделиться, чтобы встретиться внутри здания. Я проникну в здание самым привычным для нас способом.

– И каким же? – не поняла Эйприл.

– Через канализацию, – ответил Донателло.

– Вот теперь я сообразил, для чего ему нужен был вантуз, – усмехнулся Рафаэль. – Нечего нам было голову морочить шарами. Эти шары вантузом ни за что не поймаешь…

– Это мы проверим на практике, – парировал Донателло.

– Ну если ты, Донателло, пойдёшь через канализацию, – сказал Рафаэль, – то нам с Эйприл ничего не остаётся делать, как проникнуть в здание через окно. Это уже стало для меня привычно.

– Только сейчас мы с тобой полезем в классных альпинистских ботинках, – вступила в разговор Эйприл.

– А мы с Леонардо, – махнул бензопилой Микеланджело, – войдём в здание как все нормальные люди… через дверь…

– Правда её придётся немного попортить, – вставил слово Леонардо, надевая маску.

– Будем надеяться, что нас не заставят потом двери на место ставить, – вздохнул Рафаэль.

– Стойте, ребята, – воскликнула Эйприл, – я сниму исторический момент начала штурма бастиона Ринорука на плёнку.

Черепашки засуетились, позируя перед камерой. Леонардо зажёг газ и два раза полыхнул вверх мощным столбом пламени. Микеланджело затарахтел бензопилой, выпиливая входное отверстие. Рафаэль, забросив верёвку на третий этаж здания и зацепив её за карниз, полез вверх. Донателло отодвинул крышку канализационного люка и юркнул вниз.

По всему было видно, что черепашки настроены решительно.

Через полминуты вход в здание был проделан. В образовавшееся отверстие прошли Леонардо и Микеланджело. Рафаэль же в это время уже влез на третий этаж.

– Эйприл, чего стоишь? – крикнул он. – Давай поднимайся быстрей. Тебя нельзя одну оставлять.

– Я сейчас, снимаю последний кадр!

Не успела Эйприл это произнести, как увидела в глазок видеокамеры, что к ней подбирается целая толпа карликов. Журналистка закричала, и если бы не ловкость Рафаэля, её бы тотчас схватили.

Черепашка, увидев карликов на несколько секунд раньше девушки, набросил лассо ей на руки и поднял вместе с видеокамерой к себе.

Возмущённые карлики вынуждены были убраться восвояси.

– Вот к чему приводит твоя медлительность, – отчитал черепашка журналистку.

– Но я же хотела как лучше, – попыталась оправдаться Эйприл. – я снимаю документальное кино, – как вы спасли мир от очередного горе-претендента на господство. Я надеюсь получить за этот фильм самый престижный приз – «Золотой Оскар».

– В таком случае на деньги, что ты получишь вместе с призом, ты купишь пиццерию в этих горах, чтобы, когда мы сюда приедем в следующий раз, нам не нужно было заботиться о наших животах.

Проникнув внутрь здания, Леонардо и Микеланджело прошли немного по коридору. Ничего подозрительного не было заметно.

– Может, разделимся? – предложил Леонардо.

– Не стоит, – ответил Микеланджело. – Ты же помнишь, что путь, пройденный вдвоём, короче вдвое.

– Твои аргументы меня убедили.

Черепашки прошли мимо какой-то двери.

– Может, сюда войдём? – кивнул Микеланджело.

– Согласен, – ответил Леонардо. – Хоть какое-то разнообразие.

Это была дверь, ведущая в крематорий. Черепашки обследовали помещение. И вдруг в углу Леонардо заметил мешок, который, как ему показалось, слабо зашевелился.

– Эй, Микеланджело, тут, кажется, кое-что интересное…

Черепашки подошли к мешку. Вдруг из него выскочил смеющийся карлик.

– Рад вас видеть, – сказал карлик писклявым голосом. – Из вас получатся неплохие ищейки. Я буду рад доложить своему боссу, что вы уже здесь…

Вдруг карлик резко сорвался с места, юркнул между ног Микеланджело, и бросился убегать.

– Держи! Держи его! – закричал Леонардо. – Это один из карликов Ринорука.

Но было поздно. Карлик исчез в небольшом проёме в стене.

– Да быстрый парень! – оценил Микеланджело. – Я даже не успел дать ему пинка.

– Теперь о нашем вторжении Риноруку известно. Это, скорее всего, был один из разведчиков.

– Нам, пожалуй, стоит об этом сообщить ребятам, – вздохнул Микеланджело. – И не мешало бы осмотреться, может, тут ещё кто спрятался?

Больше никого в помещении не было, и черепашки, связавшись с друзьями, сообщили, что они обнаружены.

– На нас уже тоже напали, – сообщил Рафаэль.

– Это то, что нам и нужно, – сказал из канализации Донателло, – остаётся ждать, на кого нападёт Ринорук… Микеланджело и Леонардо, вам следует активизировать свои действия… Не забывайте выходить на связь каждые десять минут…

Черепашки продолжили поиски Ринорука и его бойцов-карликов.

Глава 25. Поединок Микеланджело

Микеланджело и Леонардо спустились в какое-то полуподвальное помещение. На стеллажах тут лежали топоры, молотки, ящички с гвоздями, верёвки.

– О-о-о! – воскликнул Микеланджело. – Можно было и в магазин не заходить. Тут все есть. И бесплатно.

Не успел он этого сказать, как раздался грохот, и откуда-то сверху упала сплошная железная стена, разделившая черепашек.

– Что за чёрт! – закричали в один голос Микеланджело и Леонардо, оказавшиеся по разные стороны стены.

– Эй, Мик, ты меня слышишь? – забарабанил в стену Леонардо. – Врубай свою пилу и делай дыру в стене. Нас, кажется, хотят по отдельности уничтожить.

Микеланджело было не до разговоров. Сзади на него напал подосланный Риноруком Фрип Драное Ухо. Ему было строго-настрого приказано, не повредить голову черепашки. Разрешалось только душить, сворачивать шею, ломать ноги и руки.

Фрип уже был не человек, а скорее биоробот. Он хорошо отлежался в самом старом гробу. Вид у него был как у мертвеца: лицо голубого цвета с жёлтыми пятнами. Нескольких зубов не хватало. И к тому же он идиотски улыбался.

Фрип, помня наставление босса, начал душить черепашку. Казалось, ещё немного и этот недочеловек одержит верх, но Микеланджело вынул из подсумка дрель и нажал на гашетку. Сверло завертелось. Мик тут же воткнул дрель в тело Фрипа. Тот взвыл и отпустил горло черепашки.

– Что, приятель, не нравится? – воскликнул Микеланджело.

Фрип выдернул дрель, откинул её в сторону, и только сейчас заметил преимущество новой крови: он совершенно не чувствовал боли. «А чего это я кричу? – подумал он. – Наверное, всё-таки по привычке…»

Драное Ухо снова улыбнулся и взглянул на черепашку. Микеланджело тоже осмотрел своего противника. Только сейчас он заметил ужасное лицо Фрипа.

– Как мне нравится такой цвет лица, – усмехнулся Микеланджело. – Скажи, кто тебя так загримировал?

Фрип ничего не отвечал, его, как видно, совершенно не интересовала такая мелочь, как нездоровый цвет лица. Он злобно зарычал и пошёл на черепашку с кулаками.

– Эй, дружок, тебе нельзя с таким лицам драться! – снова сказал Микеланджело.

На Фрипа и эти слова черепашки не подействовали, он продолжал идти на черепашку, угрожая ему. Драное Ухо попытался снова схватить Микеланджело за шею, но тот подскочил и ударил его ногой в живот.

Фрип перегнулся пополам, но тут же выпрямился. Мик, смеясь, произнёс:

– Я же тебе сказал: такой ужасный цвет лица свидетельствует, что ты не в ладах со спортом, и значит, тебе не стоит со мной тягаться в ловкости. Ты бы лучше поднял стену.

Фрип уже начинал злиться, что со своим ростом, силой и способностью не чувствовать боли не может справиться с каким-то маленьким гадёнышем. Он, как заправский борец, бросился под ноги черепашке, и ему, наконец, удалось схватить Мика мёртвой хваткой.

Микеланджело почувствовал, что если он сию секунду чего-нибудь не предпримет, этот наглец сломает ему обе ноги. Черепашка воскликнул:

– Приятель, ты не знаешь, что у меня есть ещё секретное оружие…

С этими словами Микеланджело вынул из-за пазухи пистолетик и выстрелил в голову Фрипу. Каково была изумление черепашки, когда он увидел, что из противника полилась вместо крови мутно-жёлтая жидкость, а тот все пытался сломать ему ноги.

Черепашка выпустил в верзилу обойму.

«Это не действует, – промелькнуло в голове черепашки, – правильно говорил Донателло, что не нужно слишком надеяться на пистолеты, автоматы, бластеры и всякую автоматическую дребедень. Нужно полагаться на ум и собственные руки…»

В этот момент Фрип, потерявший много своей жидкости, на секунду ослабил хватку. Этого было достаточно, чтобы Микеланджело, двинув верзиле под дых, освободился.

– Ты меня окончательно вывел из терпения, – грозно воскликнул черепашка. – Ты, ублюдок, или сейчас же убираешься отсюда и показываешь, как поднимается стена, или я применю вот это…

Микеланджело схватился за бензопилу и резким рывком завёл её.

– Что скажешь, приятель, на моё предложение?

Фрип тоже разозлился не на шутку. Все наставления Ринорука окончательно вылетели из его дырявой головы. Он усмехнулся и, оглянувшись, достал с полки точно такую же пилу, только с гораздо большим диском, что давало ему неоспоримое преимущество перед черепашкой.

Фрип тоже завёл бензопилу. Помещение заполнилось выхлопными газами.

Микеланджело тяжело вздохнул, он понял, что только сейчас начнётся настоящая борьба. «Эх, зря я заводил пилу, – подумал он. – Может, и этот верзила не стал бы свою доставать…»

В этот момент запикал передатчик черепашьей связи.

– Эй, Микеланджело, Леонардо, – кричал в переговорное устройство Донателло, – вы уже целых пятнадцать минут не выходите на связь. Что с вами происходит?

– Нас разделили железной стенкой, – послышался голос Леонардо, – я пытаюсь прожечь в ней дырку, но у меня ничего не получается…

– Брось эту затею, – воскликнул вклинившийся в разговор Рафаэль. – Я тут нашёл план здания и попытаюсь пробраться по крыше в левое крыло здания, а потом спущусь по чердачной лестнице, и дойду до Микеланджело с другой стороны.

– Хорошо, действуй, – сказал Донателло. – Не забудь присматривать за Эйприл. А я иду к Леонардо. Мне кажется, что сейчас и ему придётся попотеть.

Микеланджело не смог передать по связи и полслова, ведя борьбу с реанимированным верзилой.

Высокорослый Фрип оказался явно сильнее Микеланджело, но черепашка был очень ловким и изворотливым. Поэтому борьба шла на равных.

Сцепившиеся бензопилы противно визжали, из-под них вылетали тысячи искр. Неожиданно Микеланджело оступился, и Фрип выбил пилу из его рук. Над черепашкой нависла смертельная угроза.

Верзила размахнулся, пила, казалось, вот-вот перережет Микеланджело на половинки, но черепашка вовремя увернулся и прыгнул на стеллаж. Удар Фрипа пришёлся мимо, пила глубоко вошла в деревянный ящик, стоявший возле стеллажа.

Оказавшийся наверху, черепашка ударил ногой противнику в челюсть. Из Фрипа посыпались последние оставшиеся у него зубы, но верзила устоял на ногах.

Этот удар окончательно взбесил Фрипа. Он думал только о том, как по быстрее расправиться с проклятым черепашкой. Фрип вырвал застрявшую бензопилу из ящика и полоснул ею по железной стойке стеллажа. Стеллаж тут же рухнул, увлекая за собой Микеланджело. Но тот всё же успел в последний момент перепрыгнуть на другой стеллаж.

Верзила снова двинулся на черепашку. На этот раз его пила прошла ещё ближе, перерезав Микеланджело ремень.

– Ого? – удивился черепашка. – Ещё один такой удар и мой панцирь можно на пуговицы отправлять. Нужно что-то срочно предпринять…

Черепашка спрыгнул на ящик. Верзила тотчас попробовал перепилить неуловимому противнику ноги. Но и на этот раз Фрипа ждала неудача. Микеланджело так высоко подпрыгнул, что перелетел верзилу и опустился возле своей бензопилы. Схватив её, черепашка бросился по деревянной лестнице ко второму выходу.

И тут уже показал ловкость Фрип. Он прыгнул на черепашку и ухватил его за левую пятку. Тот упал, и верзила потащил бедного Микеланджело вниз.

Финал битвы был предрешён – Фрип со всей мощью ударил черепашку в челюсть. Микеланджело во второй раз в этом поединке выронил бензопилу. Он на несколько секунд потерял сознание.

Воодушевлённый удачей, Фрип Драное Ухо зарычал. Он поднялся над лежащим на лестнице черепашкой и занёс над его головой бензопилу. Чтобы разрезать жертву одним махом, Фрип прибавил оборотов. Пила пронзительно завизжала.

Оставалась какая-то секунда и тело бедного Микеланджело будет разрезано пополам. Но визг пилы привёл черепашку в чувство. Он вмиг схватил лежащую рядом с ним собственную пилу и двинул ею между ног Фрипа.

Микеланджело вложил в этот удар все силы. И удар был так силён, что пила дошла до самого пупка Фрипа. Ноги верзилы тотчас разъехались, и он замертво рухнул на пол.

Несколько секунд назад находившийся на волоске от гибели черепашка перевёл дух.

И в этот момент бензопила Мика заглохла. В ней кончился бензин. Черепашка посмотрел на пилу, отбросил её за ненадобностью, перевёл взгляд на распластавшегося рядом противника и покачал головой:

– Справиться с этим живучим верзилой было посложнее, чем съесть кусочек пиццы с начинкой из тухлых яиц. Ещё секунда и меня бы друзья нашли среди дров…

Черепашка подошёл к лежащему возле поломанного стеллажа разрезанному ремню, поднял его и попробовал закрепить на панцире. Сделав это, подумал: «A не пора ли мне выйти на связь с друзьями? А то они ещё подумают, что я отлыниваю от работы…»

Но связаться Микеланджело в этот момент не пришлось. Он увидел, что на него из-под лестницы смотрят четыре пары маленьких злобных глаз. Это были карлики.

– Из беды да в несчастье! – воскликнул черепашка и бросился вновь на лестницу.

Карлики побежали за ним. На ходу Микеланджело засунул руку в подсумок и обрадовался. В подсумке находились две звёздочки ниндзя. «Ура! Я спасён», – подумал черепашка.

Он взял звёздочки в руки и обернулся. Карлики остановились, и Микеланджело, воспользовавшись их секундным замешательством, бросил обе звёздочки. Они прошили насквозь первых двоих карликов и вошли во вторых. Карлики тут же покатились с лестницы.

– Так-то будет лучше! – радостно воскликнул Мик и побежал наверх.

Но радость его была преждевременной. Перед ним, как будто из-под земли, выросло ещё несколько карликов. Пожалуй, не менее десяти. Черепашке можно было надеяться только на свои ноги и руки.

– Черепашки не сдаются! – крикнул Микеланджело, бесстрашно бросившись на карликов и разбрасывая их в стороны.

Однако силы были не равны. Сразу по трое карликов повисли на руках и ногах Микеланджело. Они смогли скрутить черепашку и потащили его по коридору…

Микеланджело и на этот раз повезло. Карлики, понадеявшись, что пленник уже не вырвется, совсем забыли о том, что их самих кто-нибудь может подкараулить.

Спасителем Микеланджело стал вездесущий Донателло. Он бежал по коридору и услышал какую-то возню. 3атаившись, черепашка увидел, как ровно тринадцать карликов тащили скрюченного и связанного по рукам и ногам Микеланджело.

Когда шествие карликов поравнялось с Донателло, тот вынув из-за спины палку, одним ударом уложил сразу семерых карликов.

– Я работаю, как храбрый портняжка, – воскликнул Дон. – Мне стоит сшить себе чёрный пояс и написать на нём: «Обладатель сего пояса убивает сразу семерых!»

Но остальные шесть карликов и не думали убегать от могучего воина. Они попробовали окружить напавшего на них черепашку и совсем забыли про Микеланджело.

Донателло, видя, что возле друга больше нет противников, бросил ему нож.

– Спасибо, Дон, – крикнул Микеланджело и поймал нож зубами.

Не медля ни секунды, он, согнувшись, перерезал верёвки. Мик был свободен.

Вдвоём Микеланджело и Донателло быстро справились с шестью карликами и обратили их в бегство.

– А теперь на помощь к Леонардо! – крикнул Донателло. – Я вообще-то бежал к нему, но заодно помог и тебе… Мне только не понятно, почему задержался Рафаэль, он должен был раньше меня сюда прибыть?

Глава 26. Рафаэль на крыше

Рафаэль в это время сражался на крыше. А его потрясающий бой снимала видеокамерой спрятавшаяся на чердаке Эйприл…

Черепашка и не предполагал, что на крыше окажется так много карликов. Они наседали со всех сторон, и если бы не нунчаки в умелых руках Рафаэля, то карлики его давно бы утащили к своему боссу.

– Эй, дружок, – кричал он подступившему к нему самому крупному карлику, – ты давно не летал с крыши? Тогда я предоставлю тебе такую возможность.

И действительно, не прошло и секунды, как карлик уже планировал с крыши.

Второй, третий и четвёртый карлики отправились вслед за первым. Немного иная участь ждала ещё пятерых воинов Ринорука. Они остались поверженными лежать на крыше. Ну, а остальные, видя бесперспективность борьбы с черепашкой, просто не дали ему подступиться к лестнице в левое крыло больницы.

Но Рафаэль хорошо понимал, что если ему тяжело, то его друзьям, может быть, в этот момент, вдвойне тяжелее. Поэтому он бил и бил многочисленных гвардейцев Ринорука, и чуть не попал в подстроенную карликами ловушку…

Один из самых глазастых карликов обнаружил, что Эйприл снимает на видеокамеру героический бой черепашки. Карлика возмутил тот факт, что их позор будет запечатлён на плёнку. Этого карлики не могли стерпеть. И хоть Ринорук приказывал не обращать на девушку особого внимания, а сосредоточить все силы на черепашках, десяток карликов напали на Эйприл и тут же скрутили её, заклеив рот лейкопластырем, чтобы она не пикнула.

Только после этого самому умному из карликов пришла в голову идея заманить черепашку в ловушку при помощи пойманной журналистки.

Карлики потащили связанную Эйприл на второй этаж и, сорвав со рта лейкопластырь, подвесили её из окна вверх ногами на верёвке, надеясь, что Раф пойдёт на помощь подружке, и в этот момент на него накинут сеть.

Карлики были не так глупы, но они забыли одну вещь: Эйприл не станет звать на помощь друга, видя, что сама служит приманкой.

Однако Рафаэль, сбросив с крыши очередного карлика, решил посмотреть, как тот приземлится и увидел на втором этаже подвешенную вверх ногами Эйприл.

– Эйприл, я иду на помощь! – крикнул Рафаэль и попробовал пробиться к лестнице.

К его удивлению, карлики без боя уступили ему проход.

«Интересно, – подумал Рафаэль, – ведь только что они не подпускали меня к лестнице». И в этот момент услышал голос Эйприл, которая кричала:

– Раф, не иди ко мне, тут засада!…

– Что? Что ты сказала? – не разобрал Рафаэль слов Эйприл.

Черепашка бросился снова к карнизу. Но карлики уже спрятали Эйприл в глубине здания.

И в этот момент Рафаэль пропустил один единственный удар от самого ловкого карлика. Удар был не сильным, но точным, и черепашка чуть было сам не полетел с крыши на землю вслед за своими противниками. В самый последний момент Раф зацепился нунчаками за колонну и повис над землёй.

«Я всё-таки не смог уберечь Эйприл, – пронеслось в голове черепашки. – Нужно что-нибудь предпринять или… обратиться за помощью к друзьям».

Карлики тоже не теряли время зря. Видя, что черепашка висит на крыше, они прямо под ним на втором этаже, где только что висела Эйприл, раскинули сеть. Оставалось только хорошенько ударить по рукам черепашки, чтобы тот их разжал.

Но карлики опоздали. Рафаэль раскачался на нунчаках и, спрыгнув на карниз третьего этажа, юркнул в форточку. Он тут же связался со своими друзьями.

– Эй, Донателло! Что мне делать? Карлики схватили Эйприл.

Донателло вышел на связь вместе с Микеланджело.

– Мы сейчас заняты поисками Леонардо, – ответил Донателло. – Но пока о Лео ничего не известно, мы можем пойти на выручку тебе и Эйприл…

– Помочь нашей подружке – это первейшая обязанность, – поддержал друга Микеланджело.

Глава 27. Хитрость Черепашек

Карлики, помня о своей неудаче, когда не сумели донести одного из черепашек, решили охранять Эйприл гораздо большими силами. Возле неё находилось, по меньшей мере, тридцать воинов Ринорука.

Они несли её в лабораторию. За ними неотступно следовал Рафаэль. Он постоянно держал идущих на помощь Донателло и Микеланджело в курсе событий.

– Карлики прошли по коридору правого крыла на втором этаже здания, – передавал по черепашьей связи Рафаэль. – Их не менее тридцати… Они держат Эйприл так, что к ней не подступиться.

– Мы тебя поняли, – отвечал Донателло. – Не исключено, что карлики сейчас начнут спускаться по лестнице. Это их слабое место. На лестнице могут пройти не более семи-восьми карликов.

– А если предположить, что карлики потащат Эйприл, то их будет не более пяти, – вступил в разговор Микеланджело. – А с пятью карликами мы с Доном как-нибудь справимся…

– Главное, чтобы основной удар на себя взял ты, Рафаэль, – снова произнёс Донателло.

– Я ваш план одобряю, – согласился Рафаэль, – но гораздо важнее, чтобы карлики все выполнили по плану.

– За это не беспокойся, – ответил Донателло. – Мы вторую лестницу на всякий случай забаррикадировали.

– Тогда всё о'кей! – обрадовался Рафаэль. – Действуем по плану. – Я убегу от карликов по канату, оставленному в одной из палат.

Микеланджело и Донателло затаились у лестницы на нижнем этаже. А Рафаэль стал поджидать чуть выше.

Через минуту появились и карлики, несущие на плечах Эйприл, боясь её выпустить из рук, хотя она и была крепко связана.

Как и предполагали Донателло с Микеланджело, на лестнице остались всего пять карликов и Эйприл, остальные столпились на втором этаже у дверей.

– Эй вы, горбатые, оставьте девушку и сматывайтесь отсюда подобру-поздорову, – крикнул сверху Рафаэль.

Карлики всполошились. Они не ожидали, что черепашка объявится так быстро.

– Она наша по праву, – закричали одни карлики хриплыми, а другие писклявыми голосами.

Третьи же бросились наверх за Рафаэлем, желая наказать этого наглеца, посмевшего угрожать им, карликам, в их, можно так сказать, цитадели. На лестнице и в коридоре второго этажа тут же образовалась давка. Почти всем карликам было уже не до Эйприл.

Этого только и ожидали спрятавшиеся Микеланджело и Донателло.

– Банзай! – закричали они во весь голос, распугивая растерявшихся карликов, и выскочили из укрытия.

Перебив в мгновение ока всех пятерых карликов, охранявших Эйприл, двое бесстрашных ниндзя утащили девушку с собой.

Не менее бесстрашный Рафаэль, видя, что операция по освобождению Эйприл прошла на ура, бросился убегать, уводя за собой значительную часть карликов.

А те не знали, что делать: то ли бежать за одним черепашкой, с которым справиться было легче, то ли бросаться в погоню за двумя черепашками, уносящими с собой журналистку.

Большая часть карликов осталась стоять в коридоре, так и не сообразив, что произошло на самом деле.

А Рафаэль, оторвавшись от преследователей, вбежал в палату, где заранее оставил канат. Спустился по нему на первый этаж и через минуту был в объятиях Донателло, Микеланджело и только что спасённой Эйприл.

– Друзья, я вам очень благодарна, что вы снова выручили меня, – сказала Эйприл. – Моя благодарность не знает границ. Я ни на секунду не выключала камеру, и на плёнке зафиксировано, как вы сражались с этими безобразными карликами…

– Да в этой ситуации мы выглядели настоящими супергероями из сериала про черепашек-мутантов-ниндзя, – гордо воскликнул Микеланджело.

– Правда, не мешало бы потом сделать кое-какой монтаж, – отозвался Рафаэль. – Камера не всегда фиксировала, что находилось в центре событий…

– Друзья, хватит любезничать, – сказал Донателло. – Мы до сих пор не знаем, где Леонардо, и не нашли главного гималайского бандита Ринорука.

– Ты, Донателло, как всегда прав, – произнесла Эйприл. – Нам не стоит забывать о Леонардо…

А Леонардо в этот момент нуждался в помощи больше всего. Он сражался с самим Риноруком…

Глава 28. Борьба Леонардо

Когда Микеланджело и Леонардо разделило железной стеной, Леонардо бросился к стене, пробуя достучаться до своего друга, а когда понял, что стену головой не пробить, решил прожечь дыру тазовой горелкой. Но и это было бесполезно.

Посоветовавшись по черепашьей связи с Донателло, Леонардо стал обдумывать, как помочь Микеланджело, так как за стеной слышался визг пил, а это могло обозначать, что там явно идёт борьба.

– Эту железную стену мне не прожечь, как бы я ни старался, – соображал Леонардо. – До кнопки или рычага, который поднимает стену, я вряд ли доберусь… В этой комнате я заперт, как в мышеловке… Стоит поискать слабое место, не всё же стены тут железные и бетонные…

Черепашка обследовал помещение, но к своему огорчению обнаружил, что выхода из ловушки нет. Леонардо присел на большой деревянный ящик и снова принялся обдумывать, как выбраться из этого, казалось бы, безвыходного положения.

– Но если меня сюда посадили, то значит, за мной должны прийти… Может, в полу или на потолке есть какой-нибудь люк?

Черепашка с новыми силами принялся искать выход: простукивал стены, сдирал с пола покрытие…

– Пока ничего утешительного, – вздыхал Лео, – но, пожалуй, стоит отодвинуть этот ящик…

И точно: в полу под ящиком он обнаружил железный люк.

– Я же знал, что должен быть выход, – радостно воскликнул Леонардо и принялся открывать люк.

Радость его была преждевременной. Как только черепашка открыл люк и сунул туда голову, его чуть не схватили чьи-то маленькие противные руки. Леонардо с трудом вырвался.

– Карлики?! – крикнул черепашка. – Ну я вас сейчас поджарю…

Леонардо тут же направил на люк из горелки струю огня. Высунувшаяся голова первого карлика вспыхнула, как спичка. Второго карлика ждала та же участь.

– Что, ребята! – крикнул черепашка. – Не нравится вам такая баня?

Из люка показались ещё двое карликов. Леонардо на этот раз решил поберечь горючее до более тяжёлого боя, он огрел ногой сначала одного карлика, а затем другого. Карлики тут же свалились вниз. Но на их месте оказались ещё несколько карликов.

– Так дело не пойдёт! – воскликнул Леонардо. – Нужно браться за горелку.

Черепашка снова направил струю огня в люк. Карлики больше не решались вылезти.

«Теперь можно люк закрыть», – решил Леонардо, но, как только он взялся за крышку, из люка показался сам Ринорук.

– А старый знакомый пожаловал! – воскликнул черепашка. – Не желаешь ли примерить железную шляпу?

С этими словами Леонардо бросил тяжёлую крышку на голову старику. От такого удара у любого, будь это человек или животное, или черепашка-мутант, сплющилась бы не только голова, но и все тело. Увы, Ринорук остался цел и невредим.

Слегка оправившись, он снова полез вверх.

– Так тебе, я вижу, понравилось? – произнёс Леонардо. – Тогда немного погрейся! Посмотрим, как ты после огонька будешь себя чувствовать?

Черепашка обдал Ринорука огнём, но к своему удивлению обнаружил, что старику это тоже совсем не повредило. Кожа старика покрывалась струпьями, а он как ни в чём не бывало шёл вперёд.

– Да ты, я вижу, и огня не боишься! – воскликнул черепашка.

– Я ничего не боюсь! – крикнул Ринорук и выбил горелку из рук черепашки.

Он тут же схватил Лео в свои мощные объятия, поднял и сильно сжал его, чуть не разломав панцирь.

– Эй, дядя, потише, – закричал черепашка, – ты мне делаешь больно.

– Я не собираюсь тебе делать больно, – ответил Ринорук, поставив черепашку на пол. – Я возьму тебя с собой, а потом просто избавлю твой мозг от этой несовершенной плоти, которая привязывает тебя к пространству и времени…

– Но я ни от чего не хочу избавляться, – запротестовал Леонардо.

Ринорук усмехнулся.

– Это очень просто, – сказал он, достав из-за пазухи бутылочку с жидкостью мутно-жёлтого цвета. – Я выпиваю эту живительную кровь и со мной вновь всё в порядке.

Старик тут же приложился к бутылке. И точно: по мере того, как жидкость поступала в организм Ринорука, от его струпьев на лице не оставалось и следа.

Отпив половину бутылки, старик удовлетворённо причмокнул. До черепашки донёсся противный, затхлый запах.

– Если от меня будет так пахнуть, – сказал Леонардо, – то мне не нужно крови жёлтого цвета.

Черепашка в прыжке вышиб бутылку из рук старика. Бутылка полетела в сторону и, ударившись о стену, разбилась. Зловонный запах распространился по всей комнате.

– Моя живительная жидкость! – воскликнул Ринорук и посмотрел на разбитую бутылку. Её собрать было невозможно.

Старик развернулся и подал знак появившимся за ним карликам.

Карлики тут же схватили черепашку и связали по рукам и ногам.

– Так значит, ты не всесильный? – спросил Леонардо. – Тебе нужна твоя мутная кровь?

Старик хитро посмотрел на черепашку и, покачав головой, ответил:

– Ты много хочешь знать. Но так, как ты уже не опасен, я скажу… Для поддержания жизни мне нужно ничтожное количество этой жидкости, буквально одну каплю. Но если её будет больше, я чувствую в себе огромную силу, способную сокрушить все на свете. И даже могу регенерировать любой потерянный орган…

– Понятно, – вздохнул черепашка, про себя подумав: «Даже если у меня не будет головы, рук и ног, я ни за что не соглашусь на эту жидкость, ведь она так противно пахнет…»

– А теперь, – показал старик на люк, – мы проследуем в мою лабораторию. Хочешь ты, черепаха, или не хочешь, но станешь моим союзником…

Карлики потащили связанного Леонардо, не забыв захватить с собой горелку. Черепашка понял, что в такой ситуации нужно действовать хитростью.

– Эй, Ринорук, – воскликнул Лео, когда его уже вытащили из помещения, – не можешь же ты держать своего будущего союзника связанным… я тут подумал и согласился стать твоим лучшим другом. Обещаю больше с тобой и с твоими карликами не вступать в драку…

– Так бы давно, – усмехнулся Ринорук. – Но развязывать тебя я не собираюсь…

Вдруг черепашке вспомнилось, как он в первый раз столкнулся со стариком. «А ведь он тогда даже не смог подняться с земли? – мелькнуло у него в голове. Леонардо тут же задал вопрос старику:

– Отчего же ты не смог слова мне сказать, когда я на тебя упал с дельтаплана?

– А это ещё один мой секрет.

– Ну, какие же секреты от друзей? – хитро сказал Леонардо.

– Об этом ты узнаешь, когда я тебя избавлю от твоей несовершенной плоти…

«Так, значит, у Ринорука есть «ахиллесова пята», – подумал Леонардо. – Нужно быстрей сообразить, чего он боится…»

В этот момент Ринорук и Леонардо, сопровождаемый целым отрядом карликов, проследовали в лабораторию. Но как только они туда вошли, старик закричал:

– Эй, кто не закрыл холодильную камеру? И выставил двери и лаборатории? Тут такой холод, что работать невозможно… Немедленно привести все в порядок!

Карлики бросились выполнять приказ босса. Ни им, ни Риноруку не было известно, что это всё сделали, конечно же, не нарочно, Эйприл и Рафаэль. Холодильная камера нагнала в помещение такого холода, что Ринорук не смог бы находиться там больше нескольких минут.

Старик, поёжившись от холода, повернулся к черепашке, и, как бы невзначай, промолвил:

– Видишь, как пригодилась твоя горелка. Она тут быстро нагреет воздух до нормальной температуры… Эй, гвардия, – снова обратился он к карликам, – включить горелку на полную мощность… и положите черепаху на тележку!

Леонардо призадумался. «Получается, что Ринорук боится холода, – сообразил он. – Не зря же он кричал, чтобы закрыли холодильник, и вот сейчас приказал нагреть воздух в помещении…»

Мысли черепашки перебил возглас старика:

– Я пока прогуляюсь по коридору, а ты, черепаха, собирайся с силами, скоро я начну операцию…

Сказав это, Ринорук вышел из лаборатории. Леонардо остался один.

«…Холод! – снова промелькнула у него мысль. – Я теперь знаю точно: Ринорук боится холода… Ведь, когда я на него упал, то обсыпал снегом, поэтому старик не смог даже пальцем пошевелить, не то, чтобы подняться… и как это я раньше не додумался?… Нужно немедленно передать об этом друзьям по черепашьей связи… Тогда они успеют прийти на помощь, прежде чем старик начнёт делать со мной свой ужасный эксперимент… Нужно во что бы то ни стало дотянуться до передатчика…»

Черепашка попробовал пошевелиться. Это было не так-то просто. «Жаль, что на моём месте не Донателло, он придумал бы что-нибудь, – подумал Леонардо. – Он бы стал раскачивать тележку, чтобы доехать вон до того стола, где лежит скальпель… А кто же мне мешает это сделать? – Леонардо повертел головой. – Пожалуй, никто. Карлики, выполнив приказание своего хозяина, уже ушли, чтобы не болтаться под ногами, а сам Ринорук ждёт, пока здесь не будет достаточно тепло…»

Черепашка начал раскачивать тележку. Через несколько секунд он раскачался так, что она медленно, но верно, начала подкатываться к столу. Наконец, трудный путь в десять футов был преодолён. Лежащий на столе скальпель оказался в руке Леонардо.

Черепашка тут же перерезал верёвки и схватился за переговорное устройство.

– Донателло, Микеланджело, Рафаэль, кто меня слышит? – полушёпотом произнёс он, чтобы находящийся в коридоре Ринорук не услышал его.

Микеланджело, Рафаэль, Донателло и Эйприл только и ждали вестей от Леонардо.

– Мы тебя прекрасно слышим! – сказал Донателло. – Где ты пропадаешь? Мы тебя обыскались?

– Слушайте внимательно! – произнёс Леонардо. – Меня схватил Ринорук. Я сейчас нахожусь один в лаборатории, но скоро здесь появится сам старик. Я знаю способ, как от него избавиться. Он боится холода!

– Холода? – произнесли все вместе Донателло, Микеланджело, Рафаэль и Эйприл.

– Да! Он боится холода, как и тот клей «БУАФ», которым приклеилась к лимузину Эйприл… Долго объяснять, как я раскрыл эту тайну. Если вы не поспешите, то Ринорук превратит меня в какого-нибудь вонючку. Его жёлтая кровь, которую он собирается влить в меня, мне совершенно не нравится.

– Постойте! – вспомнила Эйприл. – я смешала кровь в лаборатории с соляной кислотой. Если Ринорук вкачает её в тело Леонардо, то ему, действительно, уже ничем не поможешь.

– А что же мы можем предпринять? – разволновался Микеланджело.

– А вот что! – придумал Рафаэль. – Эйприл, ты помнишь про криостат, стоящий там же в лаборатории?

– Конечно, помню! – ответила девушка.

– Так вот, – продолжил Рафаэль, – если содержащимся в криостате азотом облить Ринорука, он тут же рассыплется, как снежный ком.

– Легко сказать, да нелегко сделать, – покачал головой Донателло. – Леонардо один не поднимет криостат, да и тут нужна внезапность. Я предлагаю более действенный вариант уничтожения Ринорука.

– Какой? – в один голос спросили Эйприл и черепашки.

– Тут главное – выдержка и согласованность. Леонардо, ты меня хорошо слышишь?

– Лучше не бывает!

– Надеюсь, у тебя есть с собой копье ниндзя?

– Я с ним не расстаюсь.

Донателло продолжил:

– Тебе, Леонардо нужно охладить конец копья в криостате, но смотри, сам поосторожнее.

– Так, понял, – ответил Леонардо. – Только мне подробно объясни, что такое криостат?

– Этот же вопрос задал и я, – воскликнул Рафаэль. – Но теперь, зная, что это такое, я могу просто и доходчиво объяснить… Леонардо, – обратился он к своему другу, – зайдёшь в соседнее помещение. Там стоит огромный жбан. Это и есть криостат.

– Ясно. Я понял, что мне нужно засунуть копье внутрь этого жбана, а как оно там охладится, меня не интересует. Остальные вопросы по криостату задам после. Только что же мне дальше делать?

– А потом поставишь копье возле входных дверей, – продолжал излагать свой план Донателло. – Когда Ринорук войдёт, ты притворись спящим. Нам останется ворваться в лабораторию и проткнуть старика охлаждённым копьём…

– После этого Ринорук ни за что на свете не сможет себя реанимировать, – воскликнул воодушевлённый Леонардо. – Но давайте быстрей. В лаборатории уже становится теплее, и Ринорук заявится с минуты на минуту.

– Чтобы добраться до лаборатории, – сказал Донателло, посмотрев на план-схему здания, – нам нужно около трёх минут…

– Если только, нас никто не задержит, – заметил Рафаэль.

– Я вас жду! – произнёс Леонардо. – Смотрите, не задерживайтесь.

– Бежим! – ответила за всех Эйприл.

Глава 29. Копье для Ринорука

Как только черепашки закончили переговоры по черепашьей связи, Леонардо, не теряя ни секунды, разрезал остальные верёвки и бросился в соседнее помещение. Окинув его взглядом, он нашёл то, о чём ему говорил Рафаэль.

– Так эта большая кастрюлька и есть криостат? – засмеялся он. – Я думал, это что-то более интересное… – черепашка подошёл к криостату. – Так, где-то здесь должны быть винты…

Открыв крышку, Леонардо, не долго думая, засунул копье острым концом внутрь.

«Интересно, – подумал Леонардо, – а сколько копье может там охлаждаться?… Наверное, пока рука не станет к нему примерзать… Надо, пока копье охлаждается, посмотреть, где Ринорук…»

Черепашка бросился к двери. Посмотрев в окошко, он увидел, что Ринорука нигде нет. Леонардо приоткрыл дверь и, высунувшись, огляделся. Ринорук находился в другом конце коридора. Он в задумчивости стоял у какой-то статуи. Его помощников – безобразных карликов – рядом не было.

Вдруг старик встрепенулся и направился к лаборатории. «Теперь пора вынимать «созревшее» копье из криостата», – решил Леонардо.

Черепашка схватился за копье и чуть не закричал от боли. Копье оказалось таким холодным, что удерживать его в руках не было никакой возможности. Кое-как прикрыв крышку криостата, Леонардо, перебрасывая копье из руки в руку, подбежал к двери, поставил копье, бросился к тележке, бухнулся на неё, поправил верёвки, чтобы не было заметно, что они перерезаны, и закрыл глаза.

Сердце черепашки готово было выскочить из груди, а примороженные ладони покрылись маленькими пузырями. «Теперь, главное, чтобы мои друзья нигде не задержались, – подумал Леонардо, – а то я с этим боровом один не справлюсь…»

Ринорук, войдя в лабораторию, закрыл за собой дверь на ключ. Осмотрев помещение, он не заметил ничего подозрительного. Старик прошёлся туда-сюда, слегка поёжился и недовольно нахмурил лоб: воздух в помещении прогрелся недостаточно хорошо.

«Тем не менее, нужно начинать операцию, – решил предводитель карликов. – Мои многочисленные воины скоро должны привести ещё трёх черепах…»

Ринорук подошёл к Леонардо и улыбнулся. «Хорошо, что этот парень заснул, – подумал старик. – Самое лучшее состояние, чтобы расстаться с мозгом… Ну, а из его тренированного тела после хорошей ужимки получится идеальный карлик-ниндзя…»

Старик подошёл к медицинскому шкафчику, достал оттуда дрель. Попробовал прибор. Тот работал идеально.

– Для чистоты эксперимента, не мешало бы смазать голову черепахи эфиром и сделать заморозку, – произнёс Ринорук.

Но при упоминании заморозки главарь карликов поёжился и решил, что ни первого, ни второго делать не будет. Ещё раз окинув взглядом помещение, старик медленно подошёл к черепашке и взял его за голову левой рукой. В правой руке у него была дрель…

Микеланджело, Рафаэль и Донателло, закончив переговоры с Леонардо, со всей прытью бросились к лаборатории. Эйприл едва успевала за ними, на ходу снимая всё, что делают черепашки.

Они оказались в центральном коридоре второго этажа. До лаборатории оставалось пройти ещё двумя коридорами, свернуть направо, спуститься вниз по лестнице и пройти ещё одним коридором.

Внезапно бегущий впереди Микеланджело остановился. Прямо на него двигалось такое количество карликов, что свободного пространства в коридоре не оставалось. К лестнице пробраться не было никакой возможности.

– Назад! – крикнул Микеланджело. – Тут карликов столько, что если бы я захотел бросить камень мимо одного карлика, то обязательно попал бы в другого…

Черепашкам ничего не оставалось делать, как бежать обратно. Но тут они заметили, что у них позади собралось карликов ещё больше. Карлики тоже заметили черепашек и злобно зарычали.

– Скорей к окну! – воскликнул Донателло. – Двигаемся по карнизу к пожарной лестнице!

– Но мы же, спустившись по пожарной лестнице, выйдем очень далеко от лаборатории и не успеем к Леонардо на помощь! – крикнул Рафаэль.

– Бежим! Я все продумал, – ответил Донателло. – Мы не будем спускаться, а поднимемся на крышу. И только затем спустимся вниз по канатам, оставив карликов с носом и избавившись от погони.

Выбив окно, черепашки и Эйприл двинулись по карнизу к пожарной лестнице. Карлики мчались за ними по пятам.

– Рафаэль, – крикнул Микеланджело, – если не знаешь, что делать, обращайся к Донателло. Он знает.

– Я это уже усвоил и воспользуюсь знаниями Донателло на экзамене по китайскому языку, – ответил Рафаэль.

Микеланджело, Рафаэль, Донателло и Эйприл поднялись по пожарной лестнице на крышу. Перебравшись к другому крылу здания, они бросили вниз канаты и, не теряя времени, спустились вниз.

Всё произошло по великолепно разработанному сценарию Донателло. Черепашки успешно оторвались от погони.

– Теперь не теряем ни секунды. Нам нужно быстро выйти к лаборатории, – крикнул Микеланджело.

Спустя полминуты черепашки были на месте. Через небольшое окошко было видно, что Ринорук с каким-то страшным инструментом подошёл к лежащему на тележке Леонардо.

– А вот и наш длинный друг! – сказал Рафаэль.

Донателло дёрнул за ручку. Двери в лабораторию были закрыты.

– Давай быстрей, открывай дверь, – зашипел на него Микеланджело. – Ещё несколько секунд и мы Леонардо уже ничем не поможем.

– Я не знаю, как мы войдём, – сказал Донателло. – Изнутри в скважине ключ. Моя универсальная отмычка тут бессильна.

– А ты, Микеланджело, говоришь, если не знаешь, что делать, обращайся к Донателло, – воскликнул Рафаэль. – Предоставь решение мне, я эту дверь уже открывал… А ну подай, Донателло, вон ту доску.

Рафаэль тут же, как и в прошлый раз, поддел дверь доской и с лёгкостью снял её с петель. Ринорук даже не обратил на это внимания.

Черепашки вошли в помещение. Копье стояло, прислонённое к косяку. Микеланджело взялся за него и тут же отдёрнул руку.

– Холодное, – прошептал он. – Но этот холод будет приятен для старичка.

Микеланджело снова взялся за копье. И в этот момент вышедший вперёд Рафаэль крикнул Риноруку:

– Эй, длинноногий, а ну-ка отпусти его!

Ринорук, собиравшийся уже приставить сверло к голове Леонардо, обернулся. Прямо перед ним стояли трое черепашек и журналистка с видеокамерой.

Старик засмеялся.

– Вы, черепахи, опоздали, – сказал он. – Вы бы лучше не мешали мне позаботиться о вашем зеленомордом приятеле. Я сейчас проделаю ему дыру во лбу, а потом уже настанет и ваша очередь…

– Сначала, мы проделаем дыру в тебе, глупец! – крикнул Микеланджело.

Ринорук усмехнулся. И в этот момент Микеланджело бросил в старика копье. Тот попытался взглядом отвести копье в сторону, но ему это не удалось, ведь оружие было охлаждено. Копье воткнулось старику в грудь и вышло из спины. «Фокус не удался, – подумал старик, – сейчас они увидят, что я и с копьём в груди умею работать».

Ринорук включил дрель, но до сих пор неподвижно лежащий Леонардо вскочил, выбил её из рук теряющего силы старика и бросился к холодильной камере.

Только сейчас Ринорук понял, что его провели. Холод, идущий от копья, разошёлся по всему телу. Предводитель карликов бешено заорал и схватился обеими руками за копье, надеясь вытащить его. Кожа на его руках тотчас начала трескаться и осыпаться на пол.

Микеланджело, Рафаэль и Донателло бросились к старику и, схватившись за копье с другого конца, начали толкать Ринорука к холодильной камере, дверь в которую заботливо открыл Леонардо.

Старик, как мог, упирался, но сила у него уже была не та. Он оказывался все ближе к холодильной камере. Последнюю точку поставила Эйприл. Она, поспешив к своим друзьям, со всего размаху ударила Ринорука в лицо. Старик кубарем влетел в холодильник, торчавшее из спины копье пригвоздило его ко льду, и больше свирепый Ринорук не смог ничего сделать. Его взгляд остекленел, кожа покрылись трещинами.

Леонардо захлопнул дверь холодильной камеры. Черепашки и Эйприл облегчённо вздохнули.

– Теперь стоит подождать, пока этот кусок ископаемого окончательно развалится, – радостно воскликнул Рафаэль.

– Больше Ринорук нам и местным жителям не страшен! – поддержала его Эйприл.

– Да, но у нас осталась ещё такая мелочь, как бесчисленное войско карликов, – сказал Донателло.

– Нам нужно с ними поступить так же, как в Пхалмпуре, – заметил Микеланджело. – Нужно только найти ворота в ад.

– Они должны находиться где-то поблизости, – подсказал Донателло.

– А ворота случайно не могут быть за этими железными дверьми, – показал рукой Рафаэль.

Черепашки подошли к большим дверям. Донателло постучал по ним, послушал и сказал:

– Скорее всего, ты, Рафаэль, прав. Я слышу точно такой же гул, какой был у ворот в ад в Пхалмпуре.

– Узнать бы ещё, как они открываются? – сказал Леонардо.

– Очевидно, при помощи вот этого устройства, – показал Рафаэль на полусферическое углубление в стене с двумя параллельными вырезами.

Черепашки посмотрели на углубление.

– И на что это похоже? – усмехнулся Рафаэль.

– Очевидно, это оттиск одного из летающих шаров, – сообразил Донателло.

– Точно! – воскликнул Рафаэль. – Я так же подумал, когда в первый раз оказался возле этой двери.

– Если бы шарик тут был, мы всё равно не смогли бы его поймать, – пессимистично сказал Леонардо.

– Нет ничего проще! – снова воскликнул Рафаэль. – Один из таких шариков находится в двухстах футах отсюда. Мне только понадобится топорик, чтобы отодрать шар от дверной доски и ещё кое от чего…

– С этим нет никаких проблем, – усмехнулся Донателло, протягивая топор Рафаэлю, – тебе нужно как можно быстрей доставить шар, а то карлики здесь могут очень скоро появиться…

Глава 30. Большой гималайский фейерверк

Рафаэль, захватив с собой Микеланджело, выбежал в коридор. Отрубленная рука мародёра Билла находилась на своём месте.

– Рафаэль, а где остаток этого парня? – спросил Микеланджело, указывая на руку.

Рафаэль вздохнул и ответил:

– Знаешь, Мик, я тебе как-нибудь в другой раз расскажу. А сейчас нужно спешить.

Он достал топор и стал аккуратно, чтобы не повредить крючки, вырубать шар из доски. Занятие было не из приятных.

– Смотри, осторожнее! – воскликнул Микеланджело. – Я помню, как один из таких шариков чуть не заехал мне между глаз.

– Не волнуйся, Мик. Лучше подай штору. Мне как-то жутко на эту руку смотреть.

Микеланджело тут же отодрал от висящей на окне шторы кусок материи и подал Рафаэлю.

– Смотри, не урони шар, – сказал Рафаэль. – Он вроде бы ещё может летать.

Черепашки быстро двинулись к лаборатории.

– Дон, держи! – крикнул Микеланджело, аккуратно передавая шар товарищу.

Донателло тут же вложил шар в полусферическое углубление в стене. Крючки шара точно легли в пазы. Металлическая дверь тут же с шумом поднялась. Перед черепашками открылся вход в ослепительно светлое помещение, вдоль стен которого стояли ящики из-под кока-колы.

– Смотрите! – воскликнул Микеланджело. – Точно такая же комната, как и в подвале отеля в Пхалмпуре. И гудящие столбы, и ящики такие же…

Микеланджело подошёл к ящикам и посмотрел внутрь одного из них. В нём находился карлик в скрюченном виде.

– Смотрите, и карлики в ящиках, – даже обрадовался Микеланджело.

Эйприл и Рафаэль, ещё не видевшие подобного, прильнули к маленьким окошкам в ящиках. От увиденного Эйприл поморщилась.

– Карлики предназначены для отправки в ад через те ворота, – объяснил Донателло, показав рукой на столбы. – После того, как они там выберут себе злую душонку, Ринорук возвращает их обратно.

– Теперь понятно, почему войско старичка такое невоспитанное, – заметила девушка.

– Эйприл, а хочешь, я тебе фокус покажу? – сказал Леонардо.

– Ну?

– Смотри, как моя рука исчезнет в пространстве!…

Леонардо нагнулся и осторожно просунул между столбами руку. Гул немного увеличился, а зелёная рука черепашки, действительно, растворилась в пространстве.

Эйприл покачала головой.

– А теперь ещё раз проделай это для камеры, – сказала она и отошла в сторону, чтобы снять все на плёнку…

Ни Эйприл, ни черепашки не услышали, как в лабораторию влетел шар. Тот самый, который высосал мозг Билла. Это было самое страшное оружие Ринорука, так как уже имело свой мозг.

Шар не стал сразу убивать черепашек. Он незаметно прошмыгнул мимо них и начал проделывать дыру в холодильной камере, чтобы вытащить оттуда своего разваливающегося босса.

Он успел вовремя. У Ринорука отвалилась только левая рука, та, которой он схватился за охлаждённое копье. Старик выбрался из холодильника и, немного отогревшись, отправил шар за карликами, а сам заковылял к черепашкам.

Он подошёл к железным дверям в тот момент, когда Эйприл начала снимать.

Ринорук, подкравшись сзади, ударил ногой Леонардо так, что тот повалился на Рафаэля, Рафаэль зацепился за Микеланджело, а тот в свою очередь поволок за собой Донателло. Все четверо черепашек влетели в ворота в ад.

Старик посчитал свою миссию выполненной.

«Пусть они там хорошенько подумают, – усмехнулся Ринорук, – где лучше находиться… Вечно гореть в аду или служить мне в переделанном виде…»

Старик схватил Эйприл за горло и поволок её на операционный стол, чтобы хоть на журналистке хорошенько отыграться за то, что черепашки чуть не лишили его жизни.

Привязав девушку ремнями к столу и заклеив ей рот лейкопластырем, чтобы не издавала визга, Ринорук стал обдумывать, что бы с ней такого ужасного сделать.

Он подошёл к медицинскому столику. Взял в руки шприц, потом раздумал, положил его на место. Взгляд его упал на большую иглу для переливания крови. Старик улыбнулся. «Вот что я ей сделаю, – подумал он. – Я выкачаю из неё кровь и закачаю жёлтую жидкость… Она будет моим личным кинодокументалистом. И будем надеяться, что её рост при этой операции не уменьшится…»

Воодушевлённый лёгкой победой, Ринорук совершенно не учёл одного: ловкости и находчивости черепашек.

Донателло, схватившись за руку влетевшего в ворота ада Микеланджело, зацепился ногой за столб и не дал своему другу остаться там навечно. Микеланджело же схватился рукой за ремень Рафаэля, а Рафаэль, в свою очередь, крепко держался за панцирь Леонардо.

Первым вылез Леонардо, за ним Рафаэль, потом Микеланджело, и затем трое черепашек дружно вытянули Донателло. Рафаэль тут же приставил зелёный палец к губам, показывая тем самым друзьям, чтобы они соблюдали осторожность и тишину. Черепашки поняли: у Рафаэля созрел какой-то план. Они бесшумно на цыпочках двинулись к двери.

К счастью, Ринорук стоял спиной к ним. Старик вставил иглу в трубку, ведущую из аппарата-смесителя, подтянул аппарат к Эйприл и нащупал у неё на шее артерию, куда хотел воткнуть иглу. Глаза Эйприл были полны отчаяния, она попала в безвыходное положение уже в который раз за последние дни. «Но сейчас, похоже, – думала она, – последняя моя минута…»

– Эй! – раздался в этот момент голос Рафаэля. – Ты забыл свой шар!

Старик обернулся на голос, и в этот момент черепашка, выдернув шар из пазов в стене, бросил его прямо в голову Ринорука. Шар воткнулся своими крючками в лоб старика, тут же вылез буравчик, который вмиг просверлил дыру и начал выкачивать из старика его мутно-жёлтую кровь.

Ринорук, ещё до конца не отогревшийся после холодильника, сообразил, что если сию секунду не получит спасительной жёлтой жидкости, то погибнет. Он из последних сил оторвал шар, затем с остервенением смял его, словно это был фантик от конфеты, и отбросил в сторону.

Старик слабо улыбнулся. Он посмотрел на иглу и, не раздумывая, воткнул её себе в сердце, повернулся к аппарату и включил его.

То, что случилось дальше, не подлежит детальному описанию…

Старик не знал, что в жидкость была добавлена соляная кислота, которая тут же стала жечь Ринорука изнутри. Старик, не сообразив, что с ним происходит, даже не смог отключить аппарат. Он сделал два шага и замертво рухнул на пол.

– И как он только смог выбраться из холодильника? – удивился Донателло, обходя лужу, оставшуюся от старика.

– Сейчас выясним, – ответил Рафаэль и пошёл к холодильной камере.

Леонардо в это время освободил Эйприл от ремней.

И тут от камеры донёсся испуганный крик Рафаэля:

– Шар!… Это шар помог ему выйти! Значит, он где-то поблизости!

– Что же будем делать? – огляделся Леонардо.

– Как всегда, – усмехнулся Рафаэль, – зададим этот вопрос Донателло.

Донателло обвёл растерявшихся черепашек задумчивым взглядом и спросил у Микеланджело.

– Мик, что ты, говоришь сделал в прошлый раз, чтобы закрыть эти чёртовы ворота?

– Просто коснулся обеими руками столбов, замкнув тем самым энергетическое поле ворот. После этого поднялся ветер, и в ворота начало засасывать всё, что находилось вокруг. Но легче всего в ворота затягивало карликов…

– Так, понятно, – кивнул Донателло. – Сейчас делаем то же самое. Мик, ты должен снова замкнуть энергетическое поле ворот, и попробовать быстрей выбраться из той комнаты. Все остальные немедленно уходят отсюда.

Не успел он это сказать, как в помещение влетел шар. На этот раз черепашки были начеку и не пропустили нападения.

– Вниз! – крикнул Рафаэль.

Черепашки и Эйприл тут же упали на пол. Шар пролетел поверх них и начал разворачиваться для нового нападения.

Рафаэль выхватил нунчаки и отбил шар в сторону. Тот сделал вираж и стал готовиться к атаке. Из чрева шара вылезли острые зубцы.

Настала очередь отбивать шар Микеланджело. У того в руках был шест. Мик быстро завертел им, но в этот момент на него напал приведённый шаром воскресший Фрип Драное Ухо.

– Старые знакомые пожаловали! – воскликнул Микеланджело, ударив Фрипа в челюсть шестом. – Я же предупреждал, чтобы ты не ходил за нами.

– Да и я уже с ним дело имел! – крикнул Рафаэль.

– Будем надеяться, это наша последняя встреча, – поддержал друзей Леонардо, метнув в верзилу кортик.

Но Фрипу удалось увернуться от кортика Леонардо. Верзила прыгнул на безоружного Донателло и стал душить его. Положение черепашки усугублялось тем, что шар снова для нападения выбрал его.

– Берегись, Донателло! – крикнул Рафаэль.

Донателло успел увернуться и стукнул кулаком Фрипу в нос. Тот замер на месте. И шар вошёл в голову верзилы, от которой после этого ничего не осталось. «Такому шарику свой лоб лучше не подставлять», – подумал Донателло.

До черепашек донёсся истошный вопль Эйприл. Все посмотрели в её сторону. На девушку навалились сразу трое карликов…

– Карлики! – закричал Леонардо. – Они всё-таки нашли нас…

– Или им показал дорогу шар, – Донателло бросился защищать Эйприл.

Раскидав карликов, он скомандовал:

– Мик, срочно закрывай ворота… Мы тебя прикроем. У нас безвыходное положение. Если карликов прибавится, мы не сможем успешно противостоять шарику.

Шар, услышав Донателло, пронёсся мимо него. Дон еле успел увернуться.

Лаборатория заполнилась целой оравой карликов. Те уже висели на руках у Леонардо и Рафаэля.

Наконец, Микеланджело добрался до ворот в ад. Он тут же опустил свои трёхпалые ладони на столбы.

Как и в прошлый раз, все вокруг заходило ходуном, ветер завыл, его потоки рванулись в сторону ворот и понесли с собой подготовленные к отправке в ад контейнеры. За ними полетели и карлики. Как они ни сопротивлялись, за что ни цеплялись, их все равно тянуло к воротам в ад.

Микеланджело снова пришлось, прилагая неимоверные усилия, отползать от ворот. Но каждый, проносящийся мимо, карлик, увлекал его обратно.

– Я не могу выбраться из этой комнаты, – закричал Микеланджело.

– Иду на помощь! – ответил Леонардо.

Он бросил Микеланджело верёвку и тот наконец-то выбрался из злополучной комнаты.

Эйприл, забившись под операционный стол, снимала эту заварушку на плёнку.

– Быстрее уходи отсюда! – снова скомандовал Донателло, видя, что Микеланджело уже ничего не грозит. – Сейчас в ворота засосёт всю эту нечисть, вместе с шаром…

Донателло ошибся. Притяжение ворот на шар совершенно не:действовало. Шар в это время летел прямо в голову Рафаэля. Казалось, он сейчас вышибет ему все мозги, точно так же, как Фрипу Драное Ухо.

Рафаэлю и на этот раз повезло. Его выручил Микеланджело, метко бросивший шест прямо в шар. Шар изменил направление и врезался в бетонную стену. Но через пару секунд он вылез из стены и продолжил охоту.

– Эй, Донателло, где твой пресловутый вантуз? – крикнул Рафаэль, которому вспомнилось недавнее посещение супермаркета. – Ты грозился им истребить все летающие шары…

– Спасибо, Рафаэль! – донёсся голос Донателло. – Я совсем о нём позабыл. Сейчас увидишь этот капкан для шара в действии.

Ждать долго не пришлось. Шар летел прямо на Донателло. А черепашка, вместо того, чтобы отбиваться, побежал от него. Из чрева шара моментально выехали крючки. Он уже, казалось, ухватил затылок черепашки. Но Донателло резко обернулся и подставил вантуз. Шар тотчас вошёл в этот сантехнический агрегат и уже не мог вырвать крючки из гнущейся и растягивающейся резины.

– Вот так! – воскликнул Донателло.

Черепашки радостно закричали:

– Банзай!!! Слава Донателло!

Самый опасный из оставшихся противников был пойман. Оставалось только куда-нибудь его засунуть или что-то с ним сделать.

– Открывайте криостат! – придумал Донателло. – Попробуем этот шарик охладить.

Но только он это произнёс, как из шара выехали две маленькие дисковые пилы. Шар, несмотря на то, что Донателло крепко удерживал вантуз в руках, попытался вырваться вместе с вантузом. Когда это не удалось, решил свалить Донателло на пол.

Эта попытка для шара была более успешной. Вращающиеся дисковые пилы оказались в полудюйме от носа черепашки. Донателло с трудом сдерживал неожиданную атаку.

– На помощь! – крикнул он, но и без этого крика видевшие все Микеланджело, Леонардо и даже Эйприл бросились к товарищу. Вчетвером они схватились за ручку вантуза и устранили опасность.

– Быстрей тащите его! – раздался голос Рафаэля из соседнего помещения. – Я уже открыл крышку криостата. Искупаем шарик в жидком азоте…

Но шар, услышав эти слова, предпринял отчаянную попытку вырваться. Пилы его визжали, одна половина шара вращалась, стремясь зацепить зубцами хоть одну, удерживающую вантуз, руку.

Это всё было бесполезно. Ему только один раз удалось заставить черепашек и девушку опустить руки. Посыпались искры из-под пил, задевших бетонный пол. Но Микеланджело, Леонардо, Донателло и Эйприл крепко удерживали ручку вантуза. Они медленно, но верно, приближались к криостату.

Наконец, шар окунули в жидкий азот…

– Осторожно, берегите руки! – крикнул Рафаэль.

Пилы шара ещё разок взвизгнули и замолкли уже навсегда. Рафаэль закрыл крышку криостата и завинтил гайки. С блестящим шаром Ринорука было покончено.

Черепашки и Эйприл оглянулись. Последние карлики с воем, писком, рыком и гиком влетали в лабораторию и тут же исчезали в соседнем помещении, где их все ещё проглатывали ворота в ад. Они затягивали души тех, кто сумел каким-то образом выбраться из ада.

– Бежим отсюда! – крикнула Эйприл, бросаясь к выходу.

Черепашки тотчас последовали за ней. Мимо выбегающей из больницы компании пролетел последний карлик. Через несколько секунд над тем местом, где была лаборатория, заструился необычный жёлтый свет.

Едва Микеланджело, Рафаэль, Леонардо, Донателло и Эйприл покинули здание, оно вспыхнуло ярким пламенем. Загорелись одновременно три этажа больницы, и через мгновение раздался оглушительный взрыв.

Черепашки оглянулись. Здание исчезло. Всё вокруг было озарено разноцветными огнями…

– Вот это фейерверк! – воскликнул Рафаэль. – Ради этого стоило ехать в Гималаи…

– Да, – согласился Микеланджело, – мы прекрасно провели тут время…

– А главное – с приключениями! – воскликнули в один голос Донателло и Леонардо.

– Теперь можно и искупаться в чистом высокогорном озере, – хитро подмигнула черепашкам Эйприл.


home | my bookshelf | | Черепашки-ниндзя против Длинного Старика, его помощников карликов и блестящих шаров |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 22
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу