Book: Сиу в космосе



Сиу в космосе

Андрэ НОРТОН

СИУ В КОСМОСЕ

Купить книгу "Сиу в космосе" Нортон Андрэ

Глава первая

Планета Лоди была точкой пересечения многих космических трасс, и возможно именно поэтому была выбрана для устройства там базы Межпланетной Торговой Компании, где могли временно размещаться те, кто направлялся к местам назначений или покидал их. Условия обитания на Базе были точно выверены в расчете на проведение здесь отпусков и одновременно сочетались с безликостью космического караван-сарая, и сама эта безликость способствовала быстрому отлету из этих мест, если вдруг кто-то забывал о таком пустяке, как совесть.

В приемной чиновника, распределяющего очередные назначения, ждал вызова молодой человек. Он сидел в легком удобном кресле, которое бережно обнимало его тонкое длинное тело, и как будто приглашало расслабиться. Но молодой человек явно противился этому. Его коричневого оттенка рука постоянно массировала грудь, плавно двигаясь по красноватой, цвета граната, парадной тунике. Но даже такое слабое прикосновение вызывало у него приступы боли. Это был не единственный шрам из тех, что всю жизнь будут напоминать ему о неудаче в первой самостоятельной работе.

И только упорно не гаснувшая искра протеста в самой глубине души Кейда Уайтхока все еще настаивала, что он был прав. Молодой человек хмурился, словно глядел на невидимую стену, и, видимо пытаясь освободиться от обволакивающей подушки кресла, резко двинул плечами и буквально вдавил в пол башмаки. Его в очередной раз вывело из себя противоречие, которое не давало ему покоя уже несколько дней. Почему профессиональные тесты выдали ему назначение на самый дальний аванпост, в то время как было вполне очевидно, что он не мог, даже эмоционально, воспринимать высокомерие Стира, оставаясь при этом беспристрастным и сохраняя полное самообладание?

Считалось, что эти профессиональные тесты давали абсолютно верный результат и всегда подбирали нужного человека к нужному месту. Почему же тогда не был принят во внимание тот факт, что некий Кейд Уайтхок, американский индеец из Северо-Западной Конфедерации Землян, под влиянием справедливого гнева может вернуться к менее дипломатичной практике своих древних предков и начнет обращаться с правителями Стира именно так, как того требовала нездоровая жестокость этих инопланетян?

А что если тесты не были так надежны? Слепая вера в них была частью жизненного кредо Службы. И если тесты могли так ошибаться, что же можно было сказать обо всей священной и неприкосновенной Политике?

Рука Кейда, лежавшая на колене, непроизвольно сжалась в кулак. Эта Политика нейтралитета и мирного сосуществования со Стиром раздражала, или, по крайней мере, должна была раздражать, каждого из землян. Допустим, что кто-то мог бы бросить вызов этой Политике, ограничить власть Стира где-то там, на дальних звездных путях, и разбить его! Если выбрать подходящий момент….

– Уайтхок! – с шипящим свистом прозвучал металлический голос из переговорного устройства, разносясь по всей приемной. Он встал, одернул тунику и тяжелым шагом направился в соседнюю комнату, чтобы предстать перед человеком, в облике которого отсутствовал малейший намек на гостеприимство.

– Уайтхок явился по вызову, сэр.

Ристоф относился к своим подчиненным с полным безразличием, широкое лицо его всегда оставалась бесстрастным. Точно так же вели себя старейшины из племени Кейда, когда встречались лицом к лицу с правонарушителем.

– Ты, разумеется, осознаешь, что твои недавние поступки весьма ограничили твои права на дальнейшее продвижение по службе?

– Да, сэр.

Но вряд ли бы меня пригласили сюда, если бы этот поспешный официальный вердикт был принят во внимание, подумал Кейд. Меня бы уже отправили на транспортный корабль, который улетел домой еще вчера. А это значит, что произошли перемены!

– Мы не можем исключить появление чрезвычайных обстоятельств. – Неприязнь, холод и смертельный страх скрывались за внешним формализмом этих слов. – А иногда мы просто находимся под их давлением. Объединенный отряд, отправляющийся на Клор, только что потерял одного из своих людей в результате очередного акта насилия. И поскольку ты единственный представитель своей расы, у которого в данный момент нет никаких дел на Лоди, мы вынуждены послать тебя. Ты понимаешь, что это беспрецедентная уступка, если учесть все имеющиеся против тебя обвинения, Уайтхок, и что любое очередное замечание в твоем досье будет означать немедленное увольнение со службы, а возможно и дальнейшее судебное разбирательство согласно нашему уставу?

– Да, сэр.

Объединенный отряд! Вот это да! Объединенный отряд был особым! Но почему же тогда, с его подмоченной репутацией, он все-таки назначен в этот отряд, пусть даже временно?

– Ты вылетаешь на «Марко Поло» в четырнадцать часов с личным снаряжением, не превышающим объема заплечного ранца. Отряд организован около пяти месяцев назад и сейчас полностью укомплектован всем необходимым. И еще, Уайтхок, запомни: хоть одна ошибка, и твоя карьера закончена.

– Да, сэр.

Разумеется, работа Объединенного Отряда была очень опасной. Его заинтересовало, всякий ли раз они использовали назначения такого рода в качестве одной из форм поддержания дисциплины. Ссылка и наказание одновременно? Видимо все-таки нет, потому, что Отряд имел слишком важное значение, чтобы его можно было считать местом ссылки для нежелательных лиц. Обычно Объединенные Отряды посылались для налаживания различных форм торговли на те первобытно организованные планеты, которые подчинялись Стиру, но не были полностью колонизированы им; в слаборазвитые миры, где коренное население находилось в кабале у инопланетных владык.

Укладывая различные предметы и снаряжение, Кейд продолжал думать про Стир и старался быть объективным, заглушая свою личную неприязнь к инопланетянам. Физически они в достаточной степени были человекообразными существами, чтобы считаться собратьями землян. С ментальной и эмоциональной же стороны развития эти два вида разделяли несколько парсеков. Звездная империя Стира возникла очень давно, а теперь она трещала по швам. Тем не менее, Стир был все еще силен и имел мощную галактическую армаду, способную стереть в порошок любую враждебную планету, и он по-прежнему распространял свое влияние на две трети населенных или пригодных к проживанию миров.

До сих пор их могущество не могла оспорить даже Лига. Поэтому, существовало определенное, весьма ненадежное, соглашение, касающееся Политики и Торговли. Коммерсанты проникали туда, где со стороны Лиги были бессильны другие, даже дипломатические, попытки установления контактов. В самом начале роста влияния земной галактики некоторые правители Стира пытались извлечь выгоду из этого факта. Коммерсанты либо погибали в бараках для рабов, либо уничтожались другими отвратительными способами. Но реакция Службы на эти действия была всегда быстрой и весьма действенной. Торговля с такого рода правителем, планетой или системой полностью прекращалась. И обитатели Стира вскоре обнаруживали отсутствие предметов роскоши и множества других вещей, к которым они уже привыкли. Эксплуатируя богатство миров, они старались вести торговлю, чтобы избежать застоя и укрепить структуру своей экономики (сейчас Стир позволял развивать внутри своей системы и такое направление, наряду с политикой и войной), и как раз с этой целью и использовались земляне. С врожденной верой в свое божественное предназначение и превосходство в вооружении, Стир продолжал создавать свою империю. Его правители жестоко расправлялись с любыми попытками мятежа со стороны подвластных им рас, но, продолжая верить в собственную непобедимость, они вполне терпимо относились к землянам.

Но огонь продолжал медленно тлеть, не желая превращаться в пепел. Допустим, что сопротивление одного из миров было вполне успешным… Кейд обогнул гору упаковочных клеток, преградивших ему путь к погрузочной платформе корабля. Он уловил резкий неприятный животный запах и взглянул на ближайшую из них, различая внутри нее меховой шар, на три четверти укутанный в мягкую упаковку. Пленнику этой клетки уже сделали усыпляющий укол для перелета, но так или иначе, это был самый настоящий, живой груз, и Кейд был немало удивлен таким обстоятельством. Немногие поставщики могли позволить себе столь высокие расходы при перевозке животных по звездным путям.

На борту «Марко Поло» он отыскал выделенную ему тесную каюту, с неприязнью воспринимая весь дискомфорт очередного путешествия. Когда, после режима ускорения, пришло время расстегнуть страховочные ремни, он с нетерпением потянулся к портативному аппарату чтения информации, который мог предоставить ему все имеющиеся у землян сведения о планете Клор.

И вот теперь он внимательно смотрел на картины, разворачивающиеся перед ним на экране размером с ладонь. Это была своего рода энциклопедия знаний, подобранных по основным направлениям. По мере того, как он изучал все это, его не оставляло странное ощущение, что в этой подборке сведений по истории, географии, производстве и торговле было что-то знакомое, ранее встречавшееся ему. Но, тем не менее, он не смог выделить ни одного конкретного уже известного ему факта.

Вдоль спины его поползли мурашки – что всегда предупреждает бойца о поджидающей впереди засаде, которую нельзя обнаружить никакими другими средствами. Хотя, с другой стороны, на этой планете не было ничего особо опасного, как можно было заключить по меняющимся перед его глазами картинам, не более чем на дюжине других известных ему осваиваемых миров.

Человек, чье место он теперь занимал… как это сказал о нем Ристоф?.. погиб в результате акта насилия. Кейд задумался над этими несколько неестественными, слегка высокопарными словами. Не разыграл ли и здесь Стир один из своих старых трюков? Нет, смерть землянина по воле Стира вряд ли удалось бы сохранить в секрете, несмотря на все тайные предосторожности. Слухи о таком событии очень быстро распространились бы по всем уголкам Базы на Лоди. А «акт насилия» вообще мог и не восприниматься как какая-то скандальная катастрофа.

Итак, вот что известно о Клоре. Климат умеренных зон подобен климату северных континентов Земли. На планете есть три основных участка суши, два из которых лежат по обе стороны экватора, располагаясь в западном полушарии, а третий, длинный и узкий, отдаленно напоминающий крюк, лежит в восточном, простираясь как в северное, так и в южное полушария. Юго-западный континент так изборожден вулканами, что почва практически обезвожена и представляет собой необитаемую пустыню, полностью лишенную каких-либо достоинств, и поэтому мало интересующую Стир. И только на северном окончании этого континента, изо всех сил цепляясь за эту горькую землю, приютилась кучка убогих рыбацких деревень.

Изогнувшаяся, как крюк, земля на востоке была наиболее привлекательной для торговцев. Несмотря на то, что здесь поднималась цепочка остроконечных гор, пересекающая по диагонали весь континент, а их пики были окаймлены холмистыми предгорьями, основная часть земли была занята покрытыми травой равнинами. Практически, эта земля имела поразительное сходство с той, что изображалась на древних картах его собственной родины. Сходство это особенно напоминало те времена, когда атомные войны еще не уничтожили цивилизацию и позволили его собственной расе вернуться на равнины из затерянных уголков пустынь и гор, куда они ранее были изгнаны вторжением индустриальной культуры, которая, в конце концов, уничтожила сама себя. Равнины Клора разбудили у Кейда воспоминания о предках.

Почти в середине этой главной горной цепи, размещенный, тем не менее, все-таки на равнине, находился торговый форт землян. Его местоположение определяло срединную точку между двумя главными центрами, основанными здесь Стиром. В одном из них, в основном, размещалось металлургическое производство, в другом же, носившем название Кор, размещался административный аппарат управления всей планетой. Остальная территория была изрезана на лоскуты, являвшиеся частными владениями правителей. Но Клор, за исключением шахт, которые считались личной собственностью Императора, не приносил больших доходов. За исключением, может быть, верховного правителя Пака, инопланетяне, жившие на этой далекой планете, представляли либо вновь возникшие семьи, либо неудачников, сосланных сюда по решению рода, людей, так или иначе, имевших темное прошлое.

Импорт землян с этой планеты включал отнюдь не продукцию металлургов, а всего-навсего мех. Эти остроконечные зазубренные вершины, выставлявшие свои мрачные серые скелеты сквозь разрывы в желтовато-коричневой растительности, были буквально изрешечены небольшими пещерами, большинство которых были населены, по-видимому, неисчерпаемыми стаями животных, которых здесь называли масти.

На Земле обитали летучие мыши, чей серебристо-шелковый мех, если шкурка была подходящих размеров, покорял торговцев своей красотой. Но шкурки размером всего в несколько пальцев шириной не представляли никакой ценности. Люди разведали множество звезд, прежде чем открыли для себя масти. Как и летучие мыши, у них дома, летающие существа Клора имели кожаные крылья, но размах этих крыльев доходил до десяти футов, а покрытое мехом туловище имело соответствующие пропорции. Мех был шелковистый, с изящной волнистостью, или, что характерно для масти, живущих почти на самых вершинах, был коротким, с упругими, словно пружины, завитками, окрашенный в разные цвета, начиная от серебристо-серого цвета горных скал до темно-синего, подстать местному ночному небу. И один сезон охоты на них мог позволить торговцу занять положение среди лиц, обладающих наиболее высоким доходом.

Охоту на масти вели иккинни, представлявшие местное население. Каждый правитель Стира имел столько этих рабов-аборигенов, сколько мог отловить среди гор и холмов или купить у профессионального работорговца. Кейд нажал клавишу повтора, чтобы повнимательнее рассмотреть картину, появившуюся на экране.

Очень похожие на людей, но более необычные, чем обитатели Стира, которые изначально считают, что иккинни всего лишь животные. И, несомненно, от их деспотичных завоевателей, они отличались в лучшую сторону.

Представитель их, отображенный на экране, был, вполне возможно, ростом с Кейда, но его длинные и тонкие конечности создавали впечатление, что рост этого аборигена был на несколько дюймов больше. Тело, руки и ноги покрывали тонкие и длинные черные волосы, через которые проступала бледная кожа. На плечах и груди волосы были плотнее, и эта поднимавшаяся вверх темная масса завершалась на макушке грубым жестким гребнем. На щеках и подбородке волосы скорее напоминали мягкий пух, из которого торчал твердый крючковатый нос, словно нарост, затмевая остальные черты. Широкий, и как казалось начисто лишенный губ, рот был чуть-чуть приоткрыт, а зубы, как у насекомоядных, по своему цвету вполне подходили к коже.

Что касается одежды, то на аборигене была набедренная повязка, концы которой проходили между ног и, пропущенные через узел на животе, свободно болтались на уровне колен; материалом для нее служила дубленая шкура. Однако ошейник на шее иккинни указывал на то, что перед вами раб.

Около трех дюймов в ширину, ошейник мягко облегал плоть, но Кейд знал, что его наличие обрекало иккинни на пожизненное рабство с того самого момента, как он оказывался замкнутым на его шее. Потому что эта лента была сторожем, надсмотрщиком, средством наказания, всем, чем угодно, в соответствии с причудами владельца со Стира. Радиоимпульсы, передаваемые с расстояния в несколько миль, могли принести с собой приступы боли или предсмертную агонию. И никто не мог спастись бегством.

До пришествия сюда Стира, насколько могли установить земляне, иккинни образовывали свободно управляемые племена, обычно включающие два или более семейных кланов. Возникавшие время от времени межплеменные войны велись чаще всего с целью получения новых жен или для поднятия престижа конкурирующих племен. В основном, они были странствующими охотниками, за исключением некоторых племен прибрежной зоны, занимавшихся рыболовством, и ряда кланов, осевших на плодородных горных речных долинах и занимавшихся выращиванием зерна и плодов.

Эти фермеры и стали первыми жертвами агрессии Стира, потому что охотники, после ряда ужасных стычек, бежали в горы, где аномальные воздушные потоки мешали Стиру применять авиацию. Работорговцы же продолжали совершать набеги в обширные горные районы и отлавливали иккинни с тем же проворством, как эти местные аборигены, в свою очередь, отлавливали в горных пещерах масти.



Кейд обратил внимание на два копья и свернутую сеть, которые имел при себе изображенный на экране абориген. Они не имели никакой защиты ни против бластера, ни против иглострела, ни против считающегося безвредным станнера, который разрешалось иметь при себе торговцам с Земли в захваченных Стиром мирах. А без сколько-нибудь эффективного оружия, какой шанс могли иметь эти бедняги?

Рука землянина инстинктивно потянулась к рукоятке висевшего на бедре оружия, прежде чем Кейд осознал, куда вели подобные мысли. Вновь могла повториться ситуация, в которой он оказался на Таддере. Он продолжал размышлять в той же самой манере, которая там и привела его к серьезному проступку. Торговцы ни во что не вмешиваются. При малейшем намеке на то, что кто-то из них замешан в местных событиях и переступил четко обозначенные границы их служебных обязанностей, командир тут же отправляет виновника на базу. И он должен хорошо помнить об этом. Помнить и владеть собой, контролируя свои побуждения.

Кейд перестроил прибор, чтобы вызвать на экран список участников отряда. Но нечего надеяться на возможную поддержку этих ветеранов, если он в очередной раз будет отстранен от работы.

– Шака Эбу, командир. – Похожий на металлический щелчок голос представил его нового начальника. Афро-венерианец, крепкого телосложения, с легким оттенком седины в волосах. Вполне возможно, что он не был чересчур преуспевающим человеком или многоопытным командиром, а скорее всего занимал один из важных административных постов в одном из секторов базы.

– Че Ин Лан. – Более молодой, со спокойным, даже скорее самодовольным лицом, и с сонными глазами.

– Джон Стил.

Кейд едва сдержал удивление, как только увидел на экране не просто американского индейца, а индейца племени лакота, что было ясно по бледному пятну краски между бровей; ведь это был соплеменник сиу! Это должно быть тот самый человек, которого он заменил, тот, кто погиб в результате насилия. Ни один отряд не имел в своем составе более одного представителя какой-либо расы землян.

– Мануэль Сантос. – Кейд едва взглянул на последнего человека из списка. Его очень занимал Джон Стил, который погиб на Клоре. И вновь возникло ощущение готовящейся западни. Во всем происходящем было слишком много случайных совпадений.

Действительно, среди работников Службы было много добровольно поступивших туда индейцев, потому что рискованная и полная приключений работа во внешних мирах была очень привлекательна для молодежи из Федерации племен. Но таких племен было много, больше двадцати, и они имели еще множество соплеменников. Что же касается замены лакоты фактически на лакоту же, то трудно себе представить, что здесь была лишь одна чистая случайность.

И Ристоф, если учесть его положение, должен был бы знать, что послать Кейда вместо его погибшего кровного брата означало спровоцировать кровную месть. Или эта цепочка случайностей была новым и еще более серьезным тестом его пригодности? Если Кейд будет следовать обычаям рода и попадет в очередную неприятную историю на Клоре, то тогда Ристоф избавится от него.

Он извлек из кобуры станнер и проверил заряд, приводя в действие это вспомогательное оружие. Оно не могло убить, во всяком случае, с тем слабым запасом энергии, который обычно предоставлялся торговцам, но могло вызвать у врага потерю сознания, чтобы иметь возможность перейти к более решительным действиям, если таковые потребуются.

Тем не менее, Кейд уже получил урок на Таддере: быть осторожным. Когда-то давным-давно его племя имело устоявшиеся оценки для мужества и талантов. Одиночка мог проникнуть во вражеский лагерь и выйти оттуда целым и невредимым, забирая с собой в придачу вражеского боевого коня. Он играл по собственным правилам. И если Ристоф преследовал какие-то неизвестные пока цели, то он должен выяснить и эту причину. И вновь он ощутил все тот же холодок вдоль спины, как бывает, когда внезапный удар вдруг достигает цели. И совсем не дружеский, нет, нет, совсем не дружеский!

Когда «Марко Поло» сбавил гиперскорость, приблизившись к Клору, Кейд ознакомился со всем, что могли сообщить ему записи землян об этой планете. Теперь он мог бы проложить точный маршрут с помощью наиболее подробных карт, из тех, что были доступны коммерсантам и включали даже горные районы, где располагались места охоты на масти. Потому что Стир проводил в местах охоты периодическую проверку пещер с ловушками, чтобы быть уверенным в том, что оставалось племенное поголовье. Такого рода подробности не интересовали местных правителей, чей доход мог зависеть лишь от результатов сезонного отлова в пещерах.

Кроме того, земляне добавляли к своему хранилищу разного рода фактов и такие, что содержали контакты с иккинни, хотя и весьма ограниченные, так как Стир не поддерживал никаких антропологических исследований. А еще Кейд составил собственную таблицу методов поведения Стира, вместе с их модификациями, как это было установлено на личном опыте наблюдателями-землянами. Он не имел ни малейшего представления о том, что ожидало его впереди, за исключением того, что причина смерти Джона Стила была неотъемлемой частью этого. Но, так или иначе, сомнения, которые одолевали его в зале ожидания на Лоди, укрепляли решимость провести собственное расследование.

Должно быть, это будет не так-то легко сделать, раздумывал Кейд весь следующий, длящийся двадцать семь часов день, когда наконец-то он смог уединиться. При ограниченном персонале «Марко Поло», каждый член отряда был приобщен к работе по разгрузке, чтобы транспорт мог побыстрее отправиться в обратный полет. Кейд, только формально представленный своим соратникам по отряду, был так поглощен деталями работы, что после целого дня и ночи, проведенных на Клоре, все еще имел весьма смутное впечатление относительно форта и окружающего персонала.

Среди них были иккинни, нанятые у местных хозяев и исполнявшие роль носильщиков. И один из них как раз сейчас стоял в дверном проеме комнаты Кейда, его глаза с красноватыми зрачками, казалось, дополнительно вбирали в себя свет от атомной лампы, а длинные пальцы обхватывали пояс набедренной повязки, напоминавшей скорее шотландскую юбку.

– Он уже здесь? – спросил Кейд на языке, который выучил во время полета настолько, насколько мог позволить имевшийся на корабле тренажер.

– Он здесь. – Иккинни сделал шаг назад, зацепил гибким пальцем ноги сверток и затащил его из коридора в комнату, демонстрируя обычное нежелание его соплеменников переносить грузы. Стир, должно быть, постоянно наказывал их за подобное проявление протеста. Кейд не подал вида, что ему знакомы тонкости такого вызывающего поведения.

Но он даже не шевельнулся, чтобы переложить сверток, так как понимал, что сделать это – значит показать собственную неполноценность.

– Он так и должен лежать там? – Кейд старался не смотреть на лежащий на полу сверток. Затем, повернувшись спиной к аборигену, он занялся тем, что начал перекладывать в коробку пачки магнитофонных лент.

– Он должен быть здесь.

Кейд оглянулся. Теперь сверток лежал на его постели. Поскольку никто не был свидетелем всех тех действий, в результате которых сверток там оказался, то честь обеих сторон была сохранена.

– Это весьма любезно с его стороны. – Землянин намеренно старался сохранить тон разговора, присущий скорее воинам.

Теперь эти красноватые глаза встретились с его глазами. Он не заметил никаких изменений в выражении покрытого мягким пухом лица. Абориген быстро исчез в полуоткрытом проеме. Можно было подумать, что его никогда и не было здесь, если бы не лежавший на постели сверток. Кейд взял его и увидел официальный штамп Отдела Исследований и Архивации. Прямо под ним было выведено имя: СТИЛ.

Он долгое время взвешивал сверток в руке. Но это послание не было личным. И формально, содержимое свертка наверняка могло касаться его работы. Он отогнал легкие угрызения совести и сорвал перевязь, стремясь поскорее узнать, что же могло быть столь важным, чтобы на Базе потребовалась помощь Джона Стила.

Глава вторая

Представленный образец имеет следующие свойства, прочитал Кейд шифрованное сообщение Службы. Дальше следовал текст, понятный только химикам. Поэтому он без всякого затруднения может служить кормом для травоядных животных, являясь по своей структуре очень близким к той разновидности трав (бутелойа), которые встречаются на наших западных континентальных равнинах.

Трава, вполне пригодная для земных травоядных… Кейд просмотрел все написанное второй раз, а затем исследовал два вложения к письму, каждое в защитной пластиковой упаковке. Каждая упаковка заключала в себе высушенное растение, оканчивающееся зерновым колосом. Одно было серо-коричневое, бледноватого тона. Это могло быть обычное земное сено. Другое было более темное, блеклое, рыжевато-красное, и Кейд подумал, что оно могло быть выдернуто на равнине, раскинувшейся за стенами вот этого самого форта.

Итак, Стил отправил проанализировать набор образцов местной травы. И, согласно содержанию данного заключения, выяснить, не могла ли эта трава служить кормом для некоторых животных Земли. Зачем?

Кейд откинул одно из приставных сидений и уселся перед столом, разложив на нем образцы травы. Он понимал, что это должно быть очень важным. Важным настолько, чтобы заплатить за это человеческой жизнью? Или это заключение вообще не имеет никакого отношения к смерти Стила? А как он погиб? До сих пор, никто, с кем Кейд общался, ни разу не обмолвился о его предшественнике. Он должен получить доступ к записанным на ленту отчетам Стила и узнать, почему сорванный на Клоре пучок дикой травы, толщиной не больше пальца, был послан на Главную Базу для аналитического исследования.

Прозвучал негромкий, но отчетливый перезвон. Это был сигнал к обеду, и Кейд, расстегнув тунику, сунул содержимое пакетов в отделение внутреннего пояса, где, как он полагал, будет самое надежное место.

Войти в коллектив любого сложившегося отряда для новичка всегда непросто. А кроме того, Кейд понимал, что Эбу был надлежащим образом предупрежден относительно его просчетов в недалеком прошлом. Было очень важно, чтобы ему хватило выдержки и ума на весь период испытательного срока, пока остальные будут проверять его. И не будь у него этой требующей непременного разрешения, личной тайны, его страх перед первой встречей с членами отряда нисколько не был бы меньше. Но в обеденном зале не было никакого внешнего напряжения, если не считать смешанных запахов нескольких экзотических блюд. Каждый из присутствующих вел себя за обедом довольно рассеянно, так как в это же время был еще занят тонкой бумажной лентой с только что появившимися, касающимися лично его, и никак не связанными с Клором, сообщениями. И Кейд мог спокойно изучать всех собранных здесь землян, стараясь не делать слишком поспешных оценок.

Командир Эбу ел флегматично, и напоминал двигатель, запасавший новую порцию энергии, его внимание было поглощено считывающим устройством, через которое медленно ползли тонкие бумажные ленты, из чего можно было заключить: или командир был не очень быстрый чтец, или содержание сообщений было настолько важным, что требовало от него полной сосредоточенности.

В противоположность ему, округлое лицо Чен Ина выдавало множество мимолетных эмоций, которые менялись с той же быстротой, как и бумажные ленты в его считывающем устройстве. Время от времени он возмущенно хмыкал, издавая звук, напоминавший то ли шлепанье губ прожорливого существа, то ли легкое кудахтанье, отражавший истинную сущность его персональной почты.

Однако третий человек, Сантос, вел себя несколько иначе. Прочитав лист из одной пачки, он высвобождал его из устройства, и перекладывал во вторую пачку, и после этого сидел, пристально разглядывая стену, пока пережевывал порцию пищи. После чего процесс возобновлялся. В то время как Кейд пытался разобраться в особенностях характера своих сотрапезников, анализируя их поведение, в дверях возникла фигура иккинни. Не поворачивая головы, Эбу спросил, используя привычный язык торговцев:

– Он приходит. Почему?

– Он беспокоится. – Но произносимые при этом слова не содержали никаких интонаций, связанных с какими-либо эмоциями.

– Он беспокоится. Почему?

– Мохнатое существо из мира звезд громко кричит.

Эбу взглянул на Кейда.

– Это относится к твоей компетенции, Уайтхок. Насколько я знаю, ты проходил ветеринарную подготовку. Этот медведь очень важен для поддержания наших отношений с верховным правителем Паком. Тебе лучше всего взглянуть на него прямо сейчас.

Кейд последовал за аборигеном во двор и подошел к небольшому складу, где хранились наиболее ценные предметы для торговли. Теперь и он мог слышать завывающие звуки, которые издавал его пациент. Упаковочная клеть, которую он уже видел на Лоди подготовленной к отправке, стояла под защитным козырьком крыши, а ее обитатель не только не спал, а наоборот, чувствовал себя абсолютно несчастным.

Кейд присел на корточки перед клеткой, чтобы убедиться, что пленником был действительно медведь-землянин, еще не взрослый, на груди виднелся белый галстук, резко контрастировавший с остальным темным мехом, который сейчас почти полностью покрывала защитная подстилка.

Медведей для перевозки за пределы миров обычно брали в одном из селекционных питомников: они были послушны, так как происходили от поколений, долгое время живших рядом с людьми и привыкших к ним. Но никакое космическое путешествие, даже в полусонном состоянии (от действия лекарств), не могло принести животному ничего, кроме нервного шока. А сидевший в клетке пленник был явно расстроен.

На легкий утешительный свист, которым Кейд хотел привлечь его внимание, животное еще сильнее прижалось к прутьям клетки, уставилось на него немигающим взглядом и издало низкий и срывающийся жалобный вой.

Кейд прочитал ярлык, прикрепленный в верхней части клетки. Медведь был предназначен лично для Правителя Пака. Нечего было и думать, что такой ценный межгалактический груз может оказаться в значительно лучшем состоянии. Кейд повертел замок и опустил переднюю стенку клетки на каменный пол внутреннего дворика. Услышав сзади себя какое-то движение, он предположил, что там остановился иккинни, чтобы понаблюдать за происходящим.

Неужели особый запах тела аборигена как-то воздействовал на медведя? Кейд делал знаки рукой, в расчете на то, что иккинни сможет правильно понять его и отойдет подальше.

Даже несмотря на то, что теперь клетка была открыта, медведь вел себя неуверенно, ходил взад и вперед, как будто все еще видел перед собой преграду, и завывал.

– Иди, иди сюда, приятель. Тебе нечего бояться, – уговаривал его Кейд. Он протянул руку, не для того, чтобы самому потрогать животное, а чтобы медведь сам мог дотронуться до него, чтобы эта черная кнопка носа с интересом прикоснулась бы к его пальцам, обследовала тыльную сторону ладони, и, может быть тогда, привлеченный знакомым запахом, медведь вышел бы из клетки.

Вдруг неожиданным прыжком, животное налетело на Кейда, заставив его отклониться назад, в то время как круглая голова зверя двинула его в грудь с силой, вполне достаточной, чтобы вызвать протест у человека. Землянин обеими руками ухватил медведя за уши, в то время как влажный нос и шершавый язык медведя уткнулись в его подбородок.

– Ну, ну, приятель, успокойся! С тобой все в порядке.

Когда Кейд начал высвобождаться от этих незавершенных объятий, то обнаружил, что сидит на полу, а три четверти медвежьего тела придавили ему бедра. Тогда он рассмеялся и почесал сзади округленных медвежьих ушей. Ничего страшного не случилось с этим путешествующим представителем земной природы, кроме стресса от одиночества и страха. Кейд приласкал медведя и заговорил с иккинни, нерешительно ожидающим в стороне.

– Этот мохнатый путешественник ел?

– Моя давал ему еда. Но мохнатый не ел.

– Еще раз принеси еду.

Кейд присел на камень, наблюдая за поворотом круглой головы, прислушивающейся к чавканью, с которым исчезала пища, когда медведь, на этот раз с откровенной жадностью, начал высасывать содержимое миски.

– А этот мохнатый не носит ошейник.

Кейд взглянул вверх. Иккинни пальцами правой руки поглаживал свое волосатое плечо в нескольких дюймах от символа своей принадлежности к рабам.

– Этот родился только вот с этим. – Кейд прикоснулся к белой отметине на черной медвежьей шкуре.

– Но этот мохнатый слушается…

Землянин понял замешательство, скрытое за второй половиной вопроса. Кроме масти, аборигены знали на Клоре множество и других животных, но среди них не было прирученных. Для иккинни зверь был либо предметом охоты для добывания пищи, либо противником, от которого следовало защищаться, либо не имел никакой ценности вообще, и тогда его просто не замечали. На Клоре, не было ни собак, ни кошек, чтобы охранять домашний очаг, не было лошадей…



Не было лошадей! Сознание Кейда на какой-то миг задержалось на этом тусклом проблеске мысли, на чем-то таком… но у него не было времени разбираться в этом. Через двор к нему направлялся Эбу.

– Все в порядке?

– Да. Я бы сказал, что все дело просто в тоске по дому. – Он поднялся на ноги, а иккинни исчез, будто растворился в воздухе. Закончив вылизывать свою миску, медведь присел на задние лапы, слегка раскачиваясь и вращая носом, чтобы исследовать новые запахи.

– А что вообще делает здесь медведь? – спросил Кейд.

– Новая игрушка, – фыркнул командир. – Верховный правитель Пак Скаркан устраивает частный зоопарк. Это был проект Стила. Он привез набор трехмерных фотографий животных и показал их Скаркану, когда в последний раз посещал Кор, чтобы продлить лицензию. Новые вещи всех приводят в восторг, но энтузиазм, видимо, пока не иссяк до конца, хотя случается это очень редко. – Эбу внимательно разглядывал своего нового сотоварища по отряду. – Если только ты не сможешь расшевелить его, чтобы он захотел еще чего-то новенького. Но помни, что мы не сможем транспортировать слонов. А так же никаких других животных, которые не могут адаптироваться на Клоре.

В таком случае отчет относительно травы обретал определенный смысл. Стил размышлял об очередной сделке, когда посылал запрос. Олени? Рогатый скот? Какое-то животное, достаточно декоративное, чтобы поддержать пресыщенный интерес владык Стира.

– Пожалуй, если бы я мог ознакомиться с записями Стила… – рискнул заметить Кейд.

– Есть одно обстоятельство, Уайтхок. Если ты ведешь дела непосредственно со Стиром… – Командир замолчал, оставив эту фразу висеть в воздухе, хотя Кейд мог без труда найти опущенные слова. Имея дело со Стиром, не может быть и речи, чтобы проявлять интерес к тем старым записям. Он пожал плечами.

– Ты сам сказал, командир, что животные являются моей непосредственной специализацией. Я могу заниматься и торговой рекламой, а торгует пусть кто-нибудь еще. Пусть кто-нибудь еще займется торговлей.

Эбу понизил тон.

– Достаточно честное признание. И поскольку животные твое главное дело, то тебе лучше всего заняться ловушками для очередной экспедиции. Я дам тебе карту территории и заодно введу в курс дела. Идем.

Когда Кейд сделал несколько шагов, медведь, загребая лапами, последовал за ним. Эбу оглянулся разок, но, однако не стал утверждать, что клетка была бы самым подходящим местом для медведя, а уж никак не угол той комнаты, куда он привел своего молодого коллегу. А потом они забыли про животное, занявшись развешанными по стенам картами.

– Мы набираем отряды для охоты у трех разных владельцев. Это делается для конкуренции и предотвращает монополию на поставку охотников. И каждый год мы составляем новые договора, что увеличивает возможность более широкой поддержки нашей репутации. Местные жители могут проявлять недовольство по поводу этой системы, но верховный правитель Пак согласен с ней. Он получает свой кусок, просто давая разрешение на экспорт, фактически, ничего не делая, и поэтому не хочет, чтобы у него появлялись богатые конкуренты.

– Небольшие местные дрязги?

– Причем совершенно обычные. Они всегда пытаются укрепить собственную власть за счет соседей. Это всего лишь склочный мир, где каждый местный властитель мечтает о том, чтобы сорвать большой куш, с тем, чтобы потом эмигрировать куда-нибудь еще, за очередным рискованным предприятием. Обязанность верховного правителя как раз и состоит в том, чтобы поддерживать некоторую справедливость… во всяком случае, по идее. Иногда эта схема не работает. Но до сих пор на Клоре не было фаворитов. Так или иначе, мы набираем отряды охотников по принципу ротации, и Смохалло является следующим в ряду претендентов. У него есть старший охотник, настоящий эксперт, иккинни с Клифа…

– Живой! – воскликнул Кейд, припомнив свои уроки на «Марко Поло». Из всех свободных аборигенов, остававшихся на Клоре, колонисты Клифа, самой высокой и труднодоступной горной местности, были самой опасной и трудной добычей для работорговцев и всегда оказывали Стиру самое коварное и серьезное сопротивление.

– Самый настоящий, самый живой. И Смохалло знает ему цену. Однажды ему предлагали за этого малого едва ли не целое состояние. Так или иначе, но он одел на это бедное существо двойной ошейник, так что теперь он может быть спокоен за него даже в мало населенных районах. У него есть еще надчеловек, в своем роде сверхчеловек, полукровка с Таддера. – Эбу подергал указательным и большим пальцем удлиненную верхнюю губу. – Лик, этот самый надчеловек, он как грязное пятно на общем фоне приятного ландшафта, но он правая рука Смохалло, а может быть даже и два пальца левой, особенно, при заключении торговых сделок. Запомни это, Уайтхок.

Слова не были угрозой, а всего лишь строгим напоминанием о факте – факте, который Кейд должен принять на веру. Его эмоциональная вспышка на Таддере будет, несомненно, преследовать его все грядущие годы.

– Я запомню, – коротко ответил он.

– Стало быть, будет этот охотник, Лик, и еще шесть ловцов сетями, все из владений Смохалло. Ты возьмешь отсюда одного иккинни в качестве носильщика. Остерегайся Лика. Он знает, что финансовый отчет должен делать ты, но поскольку ты новичок, он может попытаться включить туда несколько неполноценных экземпляров.

Кейд кивнул. Известная практика. Одурачить землян было главной целью каждого предпринимателя на Стире, чего тот даже не пытался скрывать, и каждого правителя, в чем тот никогда не признался бы публично.

– Ты можешь попытаться исследовать новый северный участок вот в этом районе, – ногтем своего темноватого пальца Эбу прочертил на карте предполагаемый маршрут. – Лик должен иметь при себе соник, своего рода акустическое ружье, который поможет отбивать нападения животных, а также пригодится и при других, скрытых, опасностях. Ты можешь натолкнуться на караван работорговцев, тоже направляющийся на север. Если случиться такое, то будь глух и нем и постарайся подыскать другой путь, поверь мне, так будет лучше!

– Хорошо. – Но Кейд не испытывал на этот счет никакого восторга и, не желая ничего скрывать, тихо сказал об этом.

– Отправление возможно завтра. Между прочим, – командир подошел к шкафу и достал рулон ленты. – Вот отчеты Стила. Если ты сможешь хоть что-нибудь почерпнуть из них, то они к твоим услугам. – Это явно говорило о конце их разговора, но Кейд не спешил уходить. Перекладывая рулон из руки в руку, он открыто взглянул в жесткое лицо собеседника.

– Как погиб Стил?

– С копьем в животе. – Вот так прозвучал очень краткий и резкий ответ.

– Встреча с диким иккинни?

– Скорее всего, что так. Он отправился ставить капканы. Есть определенные причины считать, что где-то недалеко была засада. Такое официальное сообщение мы и отправили на Базу.

Но мысленно Кейд не мог согласиться с этим. «И как лакота, ты будешь страстно переживать это», размышлял он, не собираясь произносить этого вслух, так как понимал, что командир отряда был очень осторожен, продвигаясь по тропе, на которой могли быть скрыты мины. Каждая интонация в его голосе указывала на это. Да, на Клоре явно было какое-то зло, и это более чем обычная жестокость и тирания Стира.

Как только он заманил медведя назад, к его клетке, во дворе скользнула тень. В слабом отблеске падавшего из окна света Кейд заметил, что иккинни поднялся на ноги и поджидал землянина. Возможно, это был сторож.

– Он ждал, – произнесла тень.

– Ну и что? Зачем? – Кейд отправил животное в его обитель.

– Спросить, почему это животное, на котором нет ошейника, отвечает на слова звездного странника?

– Потому что в мире, где живет Звездный Странник, существует… – Кейд пытался подыскать дружеское слово, но не мог найти ничего подходящего среди ограниченного словаря торгового языка и решил заменить его ближайшей подходящей фразой, – …есть общий ночной огонь.

Медведь заскулил и заскреб лапами о барьер, который теперь вновь возник между ним и Кейдом. Кейд же, издавая утешающие звуки, постарался успокоить его, и медведь, в конце концов, свернулся клубком на толстой подстилке.

– Общий ночной огонь для звездного странника и мохнатого, – повторил иккинни смысл услышанного. А затем небрежно добавил: – Это есть Докител.

Кейд стоял как вкопанный. Около секунды у него ушло, чтобы сообразить, что абориген сообщил ему свое имя. Его информация об иккинни была ограничена теми сведениями, которые он почерпнул из записей на борту корабля. И он не знал, как следует расценить это неожиданное доверие. Сейчас он должен решить, как вести себя.

– Оружие Докител – быстрое копье, – попытался сымпровизировать он. – А вот это Кейд. – Он полагал, что произнесенное только одно первое имя будет весьма значимым для аборигена.

– В его руке нет копья, – слова, будто быстрый поток, вытекли из сгустка темноты, в которую погрузился иккинни, сделав несколько шагов. – Он носит ошейник. Он больше не копьеносец. – В этих словах прозвучали какие-то особенные нотки, которые вызвали мгновенную реакцию Кейда.

– Оружие Докител – быстрое копье, – повторил он без всякой выразительности, но по-прежнему настойчиво. Но та единственная, погруженная в сгусток окружавшей его темноты, тень исчезла. И он продолжал стоять в одиночестве у медвежьей клетки.

Всю следующую ночь землянину снился этот призрачный иккинни, и проснулся он утомленным и отупевшим. Однако он проявил упорство и заставил себя заняться изучением отчетов о предыдущих охотах, стараясь добавить как можно больше новых сведений к своим общим познаниям, прежде чем заняться практикой.

Он видел, как Докител подметал двор, входил и выходил в гаражи, таская за собой грузовые тележки. Однако поскольку абориген не обращал на него внимания, Кейд не делал попыток заговорить с ним. На территории форта было несколько взятых в наем рабов. Кейд насчитал их больше дюжины, и земляне не обращали на них никакого внимания, за исключением того, что раз-другой что-то приказывали им. Он не увидел здесь никакого надчеловека и отметил этот факт во время разговора с Че Ином.

– Да, случается, мы подолгу не видим Бака. У него есть склонность к тайному курению, так что он проводит большую часть времени в своем отдаленном углу, пока не получает сигнал, что посланцы Стира наносят сюда очередной визит. Но это обстоятельство скорее даже выгодно нам. Бак получает свои деньги, сидит смирно и никому не мешает, у нас нет никаких проблем с иккинни, а Стир вовремя получает свой процент за лицензию. То, что им неизвестно, не причиняет им вреда. Ну… сдается мне, будто я заговорил об этом прежде времени. Вот он уже и здесь, наш надчеловек.

Он сделал жест рукой в сторону видеоэкрана, который давал возможность наблюдать за территорией внутреннего двора. Тучный гуманоид, чья желтоватая кожа подобно засаленной материи обтягивала огромный болтающийся живот, стоял около медвежьей клетки и с огромным нескрываемым интересом разглядывал ее обитателя. Как и любой другой надчеловек, Бак был метисом, и скорее всего с Юна, так показалось Кейду. Голова его была абсолютно лысая, на лбу виднелись три выпуклости, отдаленно напоминавшие рога, а сильно заостренный подбородок прятался в жирных складках толстой шеи. Его невзрачная одежда – плотно обтягивающие бриджи, высокие сапоги и свободная рубашка без рукавов – были пародией на типичный для Стира охотничий костюм, кроме того, у левого бедра он носил пристегнутый длинный нож, обычный атрибут младших офицеров. Внешне, пока обращаешь внимание только на его легкие покачивания при ходьбе и затуманенные бледные глаза, он выглядел как неприятный уродливый субъект. Но все знали, что он страстно любит интриги и чрезвычайно опасен, и имеет преимущество при неожиданных стычках.

Тот же самый сигнал гонга, который обычно отмечал текущее время, сейчас обрел другой, более глубокий низкий тон, и Чен Ин отодвинул стул, поднимаясь из-за стола.

– Гости, – объяснил он Кейду. – Может быть Смохалло заявился вместе со своей бандой, увидев, что прибыл «Марко Поло». Они всегда не против получить что-нибудь новенькое из внешнего мира, чтобы похвастаться перед другими, а, кроме того, существует обряд Древнего Пиршества, происходящий в течение определенной недели, где будет вся местная верхушка.

Все, кто был в Отряде, собрались во внутреннем дворе. Все были одеты в красные парадные туники, но у каждого, в качестве оружия, был еще и станнер. Отряд, бороздящий просторы внешних миров, уж никак не был сборищем аборигенов, готовых согнуться под прихотью Стира. И хотя за все это время данный факт так и не был проверен на деле, обе стороны вполне осознавали его.

Второй удар гонга был встречен скрипучим грохотом, который едва не порвал землянам барабанные перепонки. Эбу дал знак, и был отключен охранявший форт силовой барьер, открывая дорогу приближающемуся, отнюдь немалому, отряду. Разумеется, что там были и иккинни с сетями, и охотники, временно переданные в форт. Еще одна четверка рабов, бегущих едва ли не рысью, несла на своих согнутых плечах на шестах небольшую платформу, на которой, скрестив ноги, сидел надчеловек, должно быть Лик. Да, его огромное тело и, возможно, красивые, но искаженные тенью жестокости, черты лица, все это напоминало о Таддере.

Появилась цепочка иккинни, нагруженных всевозможными тюками, а следом за ними элегантное движущееся кресло, в котором, откинувшись назад, сидел представитель Стира, его тонкие, почти женские черты лица почти до уровня губ были прикрыты украшенной драгоценными камнями полоской из кожи ящерицы, подходившей по цвету к его хохлатому головному убору. Его рука поигрывала иглострелом, самым смертоносным оружием из всего, что известно в окружающих звездных мирах. Его одежда была скорее полувоенной, похожей на ту, что носили солдаты из резервных частей, хотя абсолютно ничто из известного о нем не подтверждало, что он хотя бы имел представление о службе в одной из военных Флотилий.

Иккинни-охотники прислонились к стене, у каждого тяжело вздымалась грудь от трудности пешего перехода. Лик поднялся со своего места и теперь стоял, надменно разглядывая землян, большие пальцы его рук оттягивали поясной ремень, а остальные постукивали о край панели управления, которая могла вызвать мгновенную боль у любого из окружавших его и снабженных ошейниками аборигенов.

Эбу вышел вперед не более чем на два шага. И это, опять таки, было сделано абсолютно верно. Форт был под контролем землян, Смохалло был в нем гостем и, в какой-то мере, ровней им, хотя этот факт все наместники Стира, более или менее успешно, старались не замечать. Кейд, наблюдавший прибытие местного правителя, неожиданно заметил какое-то едва уловимое движение со стороны Лика. Хотя тот даже и не прикоснулся к рукоятке своего набедренного ножа, но убийственное желание сделать это на какое-то мгновенье отразилось в его глазах.

И в тот же самый момент полукровка с Таддера взглянул на Кейда. Рука землянина непроизвольно опустилась, так что рукоятка станнера удобно устроилась в его ладони. Но эта несостоявшаяся проба сил длилась менее секунды. Глаза Лика только скользнули по Кейду и с интересом остановились на клетке с медведем.

Глава третья

Кейд поднялся на пригорок и некоторое время стоял под порывами ветра, несущего прохладное дыханье горных снегов. Впереди мелкими быстрыми шагами двигалась цепочка охотников-иккинни, их головы были опущены, плечи сгорблены, сзади, перемещаясь на этот раз на собственных ногах, следовал Лик. Они поднимались по долине, которая сужалась, превращаясь в ущелье, как будто земли равнин своим языком пытались лизнуть границу горной страны. Еще несколько земных миль, и, может быть, к середине дня, они закончат путь по уже известной им территории и вступят в дикую местность, еще не исследованную охотниками за масти.

Даже в этих местах трава поднималась почти до колен. В середине сезона она могла доходить и до бедер. Трава эта была весьма схожа с той, что покрывала большинство равнин на Земле. Почему это было так важно для Стила? Кейд не имел возможности просмотреть остальные записи перед тем, как они покинули форт. Но был один хорошо известный ему факт: Стил был в точно такой же экспедиции, как эта, когда его нашли пронзенным копьем неизвестного иккинни. Как раз прошлой ночью Лик упомянул об этом происшествии и посоветовал, чтобы никто из землян не повторил подобной глупости и не пытался покидать охотничий лагерь или бродить в стороне от всей группы во время перехода.

– Это животные, – сказал надчеловек, отогнув большой палец и указывая им на своих подопечных. – Мы вполне можем заставить их плясать под нашу дудку. – И похлопал по панели управления на своем поясе. – Но не тех, скрытных существ, что прячутся в горах и нападают из засады. Если только у кого-то нет соника, он будет для них верной добычей, не увидит и не услышит собственную смерть, пока она сама не проглотит его.

– Я думал, что все команды охотников снабжены сониками, – заметил Кейд.

– Это так. Но это собственность надчеловека. Попробуй кто-нибудь отойти слишком далеко… – тут Лик сделал жест, похожий на то, как земляне пожимают плечами, снимая с себя ответственность за подобную глупость.

– Я предупрежден. – Кейд подтолкнул свою скатку с постелью влево, подальше от соседства с Ликом. Как только он разложил ее, то услышал легкий шорох в траве и скорее догадался, чем увидел, что Докител устраивался на ночлег, так же как и он, избегая соседства надчеловека. К счастью, поскольку этот иккинни был из форта, Кейд имел основание считать, что Лик не мог быть причиной беспокойства молодого аборигена, если только тот не слышал что-нибудь о нем или не сталкивался с ним раньше. Ошейник, который носил Докител, управлялся Баком и не мог управляться от панели Лика.

И вот теперь, на следующее утро, абориген поднялся вместе с Кейдом. В отличие от своих собратьев-рабов, он держал голову прямо, а взгляд его застыл на горных пиках, поблескивавших снежной белизной на фоне чистого неба. Кейд тоже рассматривал эти пики. Их было три, вытянутых почти в ровную линию, или, по крайней мере, так казалось с того места, где стояли наблюдатели. И землянин заметил, что очертания снежных вершин напоминают фигуры: людей, окутанных облаками, или имеющих крылья? Он почти был готов поверить, что все они находятся под чьим-то наблюдением именно из этого района, и отнюдь не с дружеской целью.

– У них есть имя? – Он кивнул в сторону трех подпирающих небо гигантов.

– Есть имена, – согласился с ним Докител. – Юма – Наблюдатель, который следит за всем в округе. Симс – Сетелов, который бросает сеть. Хомс – Копьеносец, который бьет копьем. – Он вскинул на плечи связку со снаряжением Кейда. – Они ждут.

– Нас? – импульсивно задал вопрос Кейд.

– Ждут то, что будет. – Голова иккинни склонилась в позе тупой покорности, как у его собратьев. Но Кейда насторожило это недосказанное обещание. Или это была угроза?

В полдень они разбили лагерь недалеко от горной речки, которая местами расширялась до размеров пруда. Жилистый иккинни, который был в отличной форме и все утро шел впереди, должно быть это и был Искаг, человек с гор, о котором говорил Эбу, вытащил из воды рыбу. У этой твари абсолютно отсутствовала чешуя. Своей голой покрытой бородавчатыми наростами внешней оболочкой она напоминала земную лягушку, хотя и была ярко красного цвета, а ее узкая вытянутая морда заканчивалась синеватыми, сильно заостренными челюстями. Поджаренная на огне, она издавала запах, куда более приятный, нежели ее вид, и Кейд, абсолютно уверенный, благодаря соответствующим прививкам, в собственном иммунитете, съел предложенную ему порцию, удостоверившись, тем не менее, что на вкус ее розоватое мясо еще привлекательнее.

Землянин постоянно был настороже. Он был готов немедленно отреагировать на любое проявление окружавшей их живой природы, будь то животное или птица, и записывал их появление компактной видеокамерой, закрепленной на его запястье. Он уже зафиксировал попавшиеся им утром две разновидности пасущихся на траве животных: одно с рогом в носовой части, другое без всяких видимых средств защиты, кроме, пожалуй, чрезмерной резвости. В траве было множество грызунов и бескрылых с красивым оперением птиц, таких же быстрых, как и те пасущиеся животные, но только раза в два меньшего размера, соревноваться с которыми у него не было ни малейшего желания. Шпоры на их массивных лапах предупреждали о воинственной натуре, и когда они открывали клюв, чтобы пронзительно прокричать что-то в сторону пришельцев, он был почти уверен, что разглядел зазубренную поверхность, протянувшуюся вдоль челюстей, служащую зубами.

У него осталось впечатление, что перед ними богатая дичью, малозаселенная и мало посещаемая земля. Жители Стира охотились лишь для спорта, невидимые обитатели лесов – для добывания пищи, и никто из них не совершал массовых набегов на местную дичь. Насколько это было справедливо, Кейд выяснил часа через два, когда они начали свой путь к вершинам.

Они задержались для короткой передышки на горном склоне, а впереди них виднелся медленно поднимавшийся туман… нет, скорее, это была клубящаяся пыль. Лик развернулся, и два иккинни быстро посторонились, чтобы освободить ему дорогу.

– Мы останавливаемся.

– Что там?

– Большое стадо квиту делает весенний переход.

Квиту были те самые похожие на носорогов животные. Но такое облако пыли может подняться только в случае, если их соберутся многие, многие сотни, если не тысячи. Лик уселся на удобно расположенный выступ.

– Они перебираются с юга на север с наступлением сезона. Иногда на это уходит два дня, пока большое стадо пройдет через ущелье. – Он, прищурив глаза, наблюдал за облаком пыли. – Сейчас они направляются на Слит. – Его пальцы потянулись к панели управления. Искаг, находившийся на другом конце цепочки аборигенов, конвульсивно дернулся, поднял руки к стянутому ошейником горлу, но не произнес ни звука в ответ на столь излишнее жестокое напоминание.

Рука Кейда сжалась в кулак, пока он наблюдал искру тайного наслаждения в желтых, словно змеиных глазах Лика. Будь осторожен! Вполне возможно, что Лик привел в действие ошейник лишь ради удовольствия лишний раз убедить землянина в тщетности попыток негодования. Кейд расслабил пальцы и провел рукой по кожаным походным бриджам, будто стряхивая с них горную пыль.

– Здесь есть проход в горы. – Лик даже не намеревался задать подобный вопрос старшему охотнику, он просто-напросто констатировал факт. Ответ Искага скорее подтверждал этот факт, чем был просто следствием боли.

– Этот поднимается высоко. – Голос аборигена звучал хрипло.

– Тогда и мы поднимаемся высоко. – Лик передразнивал иккинни. – И немедленно. – Он добавил какое-то ругательство, но не стал делать очередной встряски своему проводнику.

Они поднимались вверх от перевала по направлению к более высокому пику, выходя, через цепь горных выступов и грубых проломов, к первому склону горы. На востоке тяжелым занавесом все еще висело облако пыли, и Кейд подумал, что вот уже несколько раз ветер доносит до них глухой звук, в котором смешался рев бегущих квиту и топот бесконечной цепи трехпалых копыт, трамбующих однообразную полоску земли.

Ближе к закату отряд охотников добрался до плоскогорья, где чахлая растительность цепко держалась, сопротивляясь порывам горных ветров, готовая предоставить приют, например, для резвого горного потока. Кейд опустился на колени у небольшой заводи, питавшейся от горного ручья, и был буквально поражен, когда поднял глаза к возвышавшейся перед ним скале. Там было вырезанное глубокими штрихами в камне и закрашенное краской древнее изображение квиту, выполненное в натуральную величину; широкая увенчанная носовым рогом голова была наклонена, в то время как углубления, изображавшие ноздри, почти касались поверхности плескавшейся воды. Неизвестный художник, и, несомненно, художник выдающийся, так расположил свое произведение, что казалось, будто квиту пьет из затерянной горной заводи.

Кейд откинулся назад, опираясь на пятки, и поднял запястье с таким расчетом, чтобы суметь поймать картину, как раз удачно освещенную заходящим солнцем, в фокус линз видеокамеры. Наверняка эта работа не имела никакого отношения к Стиру; возраст и эрозия камня, из которого она вырезана, убеждали в более давнем ее происхождении. Возможно, прошло несколько веков с момента, когда она была завершена. Но, тем не менее, кто-то же забрался на это недоступное плоскогорье, чтобы проводить здесь часы, дни, а возможно и месяцы, вырезая на естественной каменной стене абсолютно натуралистическое изображение равнинного животного на водопое?

– Интересно, кто же сделал это? – Сейчас его обычная неприязнь к Лику на мгновенье отступила. Землянин сгорал от нетерпенья и задал свой вопрос, как только надчеловек спустился к воде, чтобы облить голову и плечи.

Но тот рассматривал рисунок совершенно равнодушно.

– Как знать? Это старье не имеет ни ценности, ни смысла.

– Но ведь иккинни…

Лик помрачнел.

– Может быть, эти животные и обладают каким-то охотничьим волшебством. Но это не имеет значения. – Он сморщил губы и презрительно сплюнул. Плевок пролетел вдоль воды и шлепнулся на охвостье квиту. А Лик, глядя на Кейда, оскалился в улыбке. – Не имеет значения, – повторил он с издевкой.

Кейд пожал плечами. Было бесполезно пытаться заставить надчеловека что-то понять. Наполнив свою флягу, землянин тяжелыми шагами направился назад, к лагерю. Он наблюдал за аборигенами, и было очевидно, что никто из них не обратил внимания на покрытый резьбой камень. И в очередной раз в нем шевельнулось, делая предостережение, шестое чувство воина. Предположим, что изображение этого зверя имеет некий религиозный смысл? Память Кейда начала откапывать кусочки сведений о чем-то подобном, свойственном многим племенам Земли. Давным-давно, в забытые времена на Земле, в его собственном мире жили люди, странствовавшие по земле как свободные охотники, их племена чертили на стенах пещер, рисовали на шкурах и лепили из мягкой глины фигурки четырехногих существ, олицетворяющих пищу, и которых они хотели добывать на охоте. И тогда они создали, как им казалось, могущественнейшую магию. Они направляли на эти фигурки свои копья, стрелы, дубинки, которые позже использовали на настоящей охоте, с шумом и грохотом сокрушали эти картинки, и верили в то, что их боги и на самом деле дадут им то, чего они так усердно добивались в процессе ритуала.

Конечно, он вряд ли бы поверил, что иккинни, обладая художественными способностями, могли создать только что виденную им картину. Но, так или иначе, что знают пришельцы из чужих миров о свободных иккинни? Их наблюдения базировались на поведении задавленных физически и сломленных духом рабов; на чрезмерно предвзятом мнении хозяев, которые считали этих рабов не более чем животными. А если допустить, что подобная практика древней охотничьей магии могла бы сохраниться вот в таком отдаленном месте, куда, вполне возможно, чужаки никогда не попадали? Разумеется, Лик просто осмеял бы подобную идею. Но очень часто случается, что не следует вторгаться в область того, что однажды уже стало предметом поклонения для других людей. Кейду приходилось слышать истории…

Землянин тихо улыбнулся. Идея, совершенно удивительная идея, родилась как раз на этом витке его творческого воображения. Ему нужно как можно больше узнать об этих надчеловеках. Лик насмехался над атрибутом древнего божества. Кейд начал прикладывать к этому факту одну идею за другой.

И именно сам Лик дал землянину первую возможность. Они закусывали, сидя около костра, а иккинни были отогнаны на приличествующее расстояние. Надчеловек рыгал, сунув в рот палец, и старался вытащить кусок пищи, не поддающийся зубам. Покончив с этим и обретя обычную уверенность, он уставился на Кейда.

– Какое дело тебе, инопланетянин, до этих старых вещей? – требовательно и надменно спросил он.

– Я торговец, а для торговца интересна любая вещь, сделанная руками. На других планетах часто встречаются любители, которые охотно платят за подобные сведения. А кроме того… – он прервал свой ответ заранее рассчитанной паузой сомнений, – …и для самого себя такие вещи являются весьма ценным знанием.

– Как же так?

– Это все из-за Силы. – Теперь Кейд заговорил с полной серьезностью, рассчитывая подавить собеседника.

– Силы?

– Когда человек создает что-то своими руками, – Кейд протянул свои руки к огню, слегка сгибая пальцы, так что пламя отразилось от колец, облегавших верхнюю часть каждой из них, – то какая-то частица его переносится в этот предмет. Он должен формировать его усилиями собственной плоти, а не с помощью машины. – Короткий, как вспышка взгляд, подсказал ему, что он полностью завладел вниманием Лика. Надчеловек попал сюда с Таддера, а Таддер был одним из полностью колонизированных миров, давным-давно попавшим под влияние Стира. Однако пережитки местных верований все еще могли оставаться среди полукровок, а именно это Таддер Кейд знал очень хорошо.

– И поскольку этот предмет был сделан его собственными руками, а сама идея его создания впервые возникла у него в голове, то он и является его частью. И если этот творец есть человек облеченный Силой и благодаря ей выполняет свою работу, то отсюда должно следовать, что существует частица Силы, которую он стремился вложить в свою работу, по крайней мере, в свой творческий замысел.

– Ты говоришь это о тех царапинах на скале? – с недоверием спросил Лик, направляя большой палец в сумрак, который теперь окутал ручей и поднимавшуюся за ним скалу.

– Это же можно сказать и о них, если тот, кто вырезал изображение на этом камне, предполагал, что оно будет использовано так, я надеюсь, как он и задумывал. – Поскольку Кейд имел определенную долю уверенности в своем предположении, то его искренность убеждала собеседника, и постепенно саркастическая улыбка надчеловека угасла. – Пусть этот мастер охотник. Он страстно желает, чтобы добыча пала от его копья. Поэтому он и создает изображение этой добычи именно так, как может представить ее себе, размещает дичь по своему выбору рядом с озером, где много свежей воды. И вкладывает в эту картину всю силу своего разума, своего сердца и своих рук, концентрируя на этой работе все свое желание, чтобы эта дичь пришла именно туда, где он сделал эту резьбу, и пала от его оружия. Вполне возможно, что так и происходит. Может быть, те, кто мудрее нас, именно так и видели свою удачу.

Лик поигрывал своим поясом. Его нагловатая усмешка улетучилась без остатка. Вероятно, он обладал расчетливым умом, напоминавшим жесткий, лишенный эмоций ум правителя. Необязательно, чтобы этот громила был круглым дураком. Спровоцированное торговцем беспокойство было едва заметным, но вполне явным элементом воздействия, хотя Кейд и не старался с самого начала вкладывать в эту игру слишком много значения.

– Картина напоминает, – продолжил он, лениво позевывая и поглаживая двумя пальцами подбородок, – что существуют те, кто очень любит подобного рода находки. А я, между прочим, торговец. – Он перевел разговор на твердую почву коммерческих сделок, уверенный, что Лик будет продолжать размышления об этой резьбе, перебирая ее перспективы в самых разных областях.

Кейд настолько преуспел в своей беседе, что на следующее утро, когда он отправился к озеру, чтобы прополоскать и вновь наполнить водой свои канистры, то обнаружил стоявшего там Лика, пристально изучавшего резьбу. При более ярком дневном свете очертания квиту казались не столь впечатляющими, и было заметно, что резьба сильно пострадала от времени, но художественное мастерство было по-прежнему очевидным.

Этот неизвестный художник не оставил никаких других следов своего пребывания на этом, пережившем годы, горном плато. И хотя Кейд исследовал каждый подающий надежды каменный выступ, не было ни малейшего намека, что кто-то проходил по этому месту до них, несмотря на то, что Искаг взялся выполнять обязанности проводника с полной уверенностью человека, знающего дорогу.

На дальней стороне плато они обнаружили напоминавшую лестницу удобную зигзагообразную цепочку выступов, по которой спустились на дно каньона, откуда небо казалось узкой, подвешенной высоко-высоко, серебристо-зеленой лентой, и их сапоги заскрипели по грубому янтарному песку, который отмечал русло давным-давно высохшей реки. Казалось, что их путешествие в полумраке глубокого каньона будет бесконечным, но когда в полдень они остановились, чтобы наскоро перекусить, Искаг указал на тропу, указывающую новый подъем к вершинам. Это было самое трудное восхождение из всех, что они преодолели до сих пор, и в результате они поднялись на очередной горный кряж.

Вверх просачивались приглушенные звуки, а вместе с ними проникала, недостаточно близко, чтобы раздражать горло и глаза, плотная как туман, пыльная мгла, висевшая тяжелой темной волной в сотне футов от них. Время от времени этот занавес колыхался, и Кейд мог видеть раскачивающиеся из стороны в сторону серые от пыли спины по-прежнему тянувшихся на север квиту, заполнивших всю, от стены до стены, находившуюся внизу горную расселину, а их постоянное недовольное мычанье сливалось в мрачный рев.

Отсюда было видно, что их дорога, состоявшая из чередовавшихся кряжей и выступов, постепенно понижалась, по крайней мере до того места, где поднимавшаяся пыль скрывала ее совсем. Но Лик не спешил отвлекать расспросами Искага, уверенный, что с управляемым ошейником абориген не отважится завлечь их в опасное место.

Они считали, что идти цепочкой вполне удобно, пока не столкнулись с границей пыли. Тут Лик потребовал остановиться, заняв позицию сзади Искага и демонстративно положив пальцы на кнопки панели управления. По-прежнему выстроившись в цепь, дополнительно взявшись за руки и прикрыв рот и нос смоченной водой тканью, они двинулись вперед, медленно переставляя ноги, а вокруг стоял шум от бегущих квиту, достаточно громкий, чтобы заглушать все остальные звуки. Время от времени, на короткий миг, Кейд ловил взглядом высоко взметнувшуюся голову быка, слышал крик молодого теленка, более громкий и более пронзительный, чем жалобные крики его старших собратьев. Но большей частью эта живая лента была слишком однообразной.

Восхождение в боковую расселину началось почти перед закатом. Приглушенный тяжелый шум от движущегося стада был по-прежнему слышен, когда отряд охотников вновь начал подъем к вершинам. Кейд отлично знал, что тысячи мигрирующих квиту не остановятся из-за наступления ночи. Марш мигрирующих животных был бесконечен, и это удивило Кейда.

Искаг вывел их в котловину, где росли деревья вполне приличных размеров, а трава была сочная и пышная, как и в предгорьях. Прежде чем полностью угасли остатки дня, Кейд заметил какое-то движенье в дальнем конце долины и, пытаясь получить разъяснения, повернулся назад, где следом за ним терпеливо шел Докител.

– Что там?

– Это быки квиту. Старые. Дурные. Вот здесь дурные. – Иккинни постучал о свой заросший лоб. – Больше не хотят видеть ни самок, ни собратьев. Хотят только вести бой. Совсем дурные.

То, что отбившиеся от стада быки опасны, было вполне понятно. Но должно быть Лик тоже заметил их, потому что разместил кубической формы соник в самом центре их импровизированного лагеря и теперь настраивал его указатели. Эта защитная система была разработана Стиром и подстраивалась под тех, кого должна была защищать, при этом на каждого нежданного пришельца обрушивался заряд, создававший подобие стены, защищавшей весь их отряд.

Кейд проснулся при первом слабом проблеске рассвета, проснулся, мгновенно приходя в себя. У него возникло внутреннее предупреждение. Из-под постельной скатки выхватил свой станнер. Затем, медленно поворачивая голову, попытался определить звук, который, возможно, и насторожил его.

В кустах раздался треск, сопровождаемый яростным ревом быка, который, должно быть, столкнулся с защитным полем соника. Но Кейд не был склонен считать, что именно это разбудило его. Что-то более скрытое и более близкое… Он повернулся на бок, как это делает потревоженный спящий. Затем подтянул колени и в то же мгновенье был уже на ногах, держа станнер наготове.

Последовал резкий удар из-под прикрытия кустов, и вьющийся спиралью хлыст поймал его запястье с такой силой, что оружие едва не выскочило из его руки. И не почувствуй Кейд опасность заранее, он очень легко мог бы оказаться безоружным. Рванувшись в сторону от этого захвата, он зацепил каблуком за сваленное в беспорядке содержимое вещевого мешка, и качнулся назад, избегая неожиданной и неминуемой смерти.

Что же касается рева, который он считал следствием столкновения квиту с защитным полем соника, то все оказалось совсем не так. Рогатая голова высунулась из кустов, маленькие, красные от злобы и боли глаза уставились в сторону лагеря. Рог срывал дерн, отбрасывая куски его через сгорбленные плечи, и установленная на четыре ноги тонна безумной ярости, с трудом прокладывая путь, направилась, прямо через остатки вчерашнего костра, в сторону землянина.

Кейд бросился влево, чтобы избежать неминуемого столкновения. Он запутался в сплетениях травы и лозы, задержавшись на одном месте достаточно долго, чтобы увидеть, что квиту вновь остановился, продолжая бить землю копытом и ковырять ее рогом. Иккинни нигде не было видно. А Лик… где же был этот Лик?

Холодок предчувствия породил догадку. Джон Стил погиб в такой же дикой местности. А теперь, в свою очередь, угрожали его преемнику. Случайно или по преднамеренному соглашению?

Кейд высвободил руку из лозы и сделал короткий выстрел в сторону быка. Бык повернулся для второй атаки, двигаясь с проворством, которое явно не соответствовало его массе. Невидимый силовой луч ударил его по макушке куполообразного черепа. Результатом было не бессознательное состояние, а полная потеря рассудка без утраты сил. И не прерывая смертельного бега, квиту ринулся прямо вперед. Небольшое деревце оказалось на пути этой слепой атаки, и Кейд, словно через окно, смотрел на очередной акт драмы.

Лик стоял на открытом месте, странное выражение удивления и ужаса исказило его непроницаемое лицо. Он наверняка смог разглядеть приближающегося быка, но не сделал ни одного движения, чтобы избежать безрассудной атаки обезумевшего животного.

Глава четвертая

Кейд закричал, поднимая станнер для второго выстрела по быку. Но та удивительная скорость, которую продемонстрировало это тяжеловесное животное, помешала ему сделать верный прицел. Голова его дернулась и метнулась вверх. А Лик, как и стоял во весь рост, взлетел в воздух, и его безумный крик почти заглушил рев квиту.

Бык развернулся, как только его жертва грохнулась на землю, и вновь бросился на слабо сопротивлявшегося человека, разрывая копытами землю и выдирая траву. Кейд опустился на колено, ствол станнера опирался на его руку, а указатель мощности луча был в положении «полная», когда он нажал на спуск.

Эта вспышка энергии ударила квиту как раз между маленьких глаз, и результат был такой же, как если бы его толстый череп был раскроен топором. Животное рухнуло на колени, круглая голова опустилась так, что нижняя челюсть пробороздила землю. Затем массивное тело ударило Лика, увлекая его за собой движущей силой этой, теперь захлебнувшейся атаки.

Надчеловек вскрикнул еще раз. И, словно эхо, этот слабый крик, отразился от многочисленных зарослей кустов. Из-за раскинувшейся чуть в стороне одной такой заросли, неуверенно двигаясь, выскочил явно пытавшийся освободиться иккинни, руками стараясь разорвать ошейник на собственном горле, в то время как шум и яростное движенье в других частях кустарника, указывали на мучительные страдания его товарищей, все еще управляемых от панели, висевшей на поясе их покалеченного надсмотрщика.

С глубоким стоном иккинни упал на землю и, опираясь на руки и ноги, начал мучительно медленно ползти в сторону переплетенных тел квиту и надчеловека. Кейд наконец-то разорвал удерживавшие его сплетенные ветки и лозу. Прежде чем он смог полностью высвободиться из этих естественных сетей, ползущий по земле абориген добрался до лежащих тел и с трудом потянулся к Лику.

Кейд побежал по изрытой копытами земле, и тут иккинни поднял глаза. Это был Искаг. Его зубы были оскалены, а в глазах металось безумие, словно он продолжал бороться с давлением своего ошейника. Кейд чуть сдвинул податливое тело надчеловека, на что последовала реакция в виде стона и даже легкого движения. Большая голова квиту покоилась на животе Лика, и, вполне возможно, что вся тяжесть черепа приходилась как раз на панель управления.

Землянин приложил все силы к голове быка, держась за его носовой рог. Наконец ему удалось приподнять его голову и убрать с тела Лика. Из рваной раны на бедре надчеловека хлестала кровь. Кейд осмотрел и, убрав запекшуюся кровь, обработал рану с помощью средств собственного перевязочного пакета. Лик мог к тому же иметь и внутренние переломы или другие повреждения, но из видимых ран была только одна эта.

Кейд услышал тяжелое прерывистое дыханье. Менее чем в футе от него лежал обессилевший Искаг, следы бледно-розоватой крови виднелись на его ноздрях и уголках теперь обвисшего рта. Начиная от нижней границы щек его обычно белая кожа покраснела и стала почти темно-багровой.

Землянин затянул временную повязку на ране Лика. Надчеловек был все еще неподвижен, но его дыханье казалось более легким, чем у Искага, и Кейд выпрямился, присев на пятки, но не сделал никаких попыток дотянуться до панели управления. С огромным усилием абориген заставил себя подняться на ноги. Его ребра тяжело поднимались, когда он, едва не задыхаясь, пытался сделать очередной глоток воздуха. Он медленно подкрался к надчеловеку, настороженно наблюдая за землянином.

Безусловно, он ожидал противодействия со стороны Кейда, но так или иначе, он хотел воспользоваться панелью. Но то, что затем сделал странник из неведомых миров, должно было удивить иккинни. Потому что он привстал, но не для того, чтобы защитить Лика, а наоборот, чтобы коснуться своей рукой плеч охотника и, положив другую руку поверх руки Искага, направил его волосатые пальцы к поясу на животе Лика.

– Возьми! – приказал он.

И пальцы Искага задвигались, конвульсивными движениями хватаясь за этот пояс, когда неожиданно их обоих накрыла какая-то тень. С другой стороны от лежащего ничком надчеловека присел опустившийся на колени Докител и начал трудиться над поясной пряжкой. Как только он приступил к этому занятию, Кейд заметил веревочную петлю, свисавшую с запястья аборигена, увидел, разумеется, и кусок свежесрезанной кожи, где, видимо, терли туго затянутые узлы.

– Что случилось?

Докител стянул с руки остатки веревки и швырнул ее в траву.

– Он был связан.

– Почему?

– Был план. Он не хотел помогать этому плану.

– План убийства?

– Убийства, – согласился Докител. – Было два плана. Один отличавшийся от другого.

– И один осуществил вот он? – Кейд указал на Лика. – А второй осуществили они. – Землянин кивнул в сторону аборигенов.

– Именно так. Хозяин воротника вел речь только об одном плане: убить звездного странника с помощью быка.

– А другой план?

– Позволить Наблюдателю, – Докител кивнул в сторону отдаленной, но еще различимой трехглавой вершины, – решить, кто умрет.

– Вот это прямой разговор. – Голос Искага походил на хрипящий шепот. Он сидел, крепко обхватив панель управления согнутой рукой. Из кустов выползали и выходили, покачиваясь, остальные охотники.

Кейд с осторожностью наблюдал за ними. В его руках по-прежнему был станнер, один скользящий залп которого мог свалить их всех разом, прежде чем они доберутся до него: такими слабыми они были сейчас.

– Наблюдатель решает, Копьеносец бьет, – сказал Докител. Он вновь опустился на одно колено, вытащил из ножен нож Лика: его намерения не вызывали сомнений.

Кейд отклонил этот удар, направляя лезвие в точку, лежавшую на взрыхленной земле, в добрых шести футах от груди, которая собственно и была мишенью. Красноватые глазки Докитела пылали медленным огнем, когда встретились с глазами землянина.

– У звездного странника кровная месть?

– Нет. Но он хотел бы знать, почему планировалось убийство.

Докител вытащил из земли нож и провел пальцем вдоль идеально чистого изгиба лезвия. Затем, будто измерив длину клинка, посмотрел на Искага.

– Он сказал, что эти двое не похожи друг на друга, – заметил абориген, прислуживавший в форте.

Искаг бережно поглаживал панель управления.

– Пусть звездный странник испортит это так, чтобы он, и он, и он, – тут он указал пальцем на своих людей, – больше не должны были бы гнуться при виде поднятого пальца, а могли бы вновь ходить, прямо глядя на солнце, как настоящие воины.

С глубоким сожалением Кейд покачал головой. Тронуть сложный механизм панели управления могло означать смерть для всех, кто оказался так трагически связан с этой дьявольской штукой. И он заговорил, изо всех сил стараясь прояснить ситуацию.

– Этот все еще жив. – Он наклонился, чтобы поправить бандаж на бедре Лика. – Возможно, у него есть ответ по поводу этой панели.

– Только не возвращать ее назад! – Крик Искага был поддержан, словно эхом, многоголосым дружным хором охотников.

Докител показал пальцем на свой ошейник. Наличие этого средства управления означало для него вечное рабство. Но он не спрашивал, что же решил Искаг.

Как только надчеловек застонал, Кейд задал новый вопрос.

– А что будет с этими? – Он указал на Лика, на себя, на Докитела.

Искаг колебался. Было ясно, что по крайней мере двое из этих троих представляли проблему, для которой у него не было быстрого решения. И было очевидно, что он не имел дурных намерений ни против Кейда, ни против аборигена из форта.

– Что касается этого, – он почти с облегчением повернулся в сторону Лика и направил свой палец прямо в его грудь движением, которое не требовало дополнительных объяснений.

– Нет, так не пойдет. Пожалуй, это может разрушить волшебные силы ошейника, – подытожил Кейд. – Этого убил я, – и он похлопал рукой по пыльной голове квиту. – И этот тоже мой, – кивнул он на надчеловека, чью жизнь он спас, по крайней мере на время, тем самым удачным выстрелом. И он должен будет еще узнать, достаточно ли такого аргумента для иккинни.

В разговор неожиданно вступил Докител.

– Теперь он раб звездного странника, как будто тот поймал его в сети.

Казалось, что справедливость этого замечания была прямой просьбой к Искагу.

– Он поломан, – заявил тот без тени сомнений. – Так что он ни на что не годен.

– Но он может говорить. Так сказал звездный странник. Сейчас поднялся сырой ветер. – Докител кивнул в сторону возвышавшихся сзади них гор. – Мы должны развести огонь и соорудить укрытие.

Горные пики уже обволакивали плотные облака, туман медленно полз вниз, скрывая от их взоров вершины. Даже Кейд, весьма мало знакомый с природой и погодными условиями Клора, видел, что окружающая их обстановка менялась к худшему. Искаг внимательно разглядывал Лика. С явной неохотой он отдал приказание, чтобы из нарубленных в небольшой роще молодых деревьев и спальных принадлежностей «чужеземца» были приготовлены носилки. В надежде, что надчеловек выдержит переход, Кейд с помощью Докитела водрузил неповоротливое тело на носилки, и теперь, со своей тяжелой ношей, они очутились в конце процессии, направлявшейся к ближайшему горному склону.

К тому моменту, когда каменистый откос был уже перед ними, робкие утренние лучи солнца исчезли, и мрак, напоминавший скорее сумерки, окутал их. Казалось, что Искаг имел какой-то план. Он свернул на северо-запад, к возвышавшейся там кромке горного склона, и его быстрый шаг никак не мог сравниться с тащившимися рысцой Кейдом и Докителом, с болтавшимися между ними носилками. И когда они значительно отстали, иккинни обернулся назад, явно не стараясь скрыть своего нетерпения, и приказал охотникам помочь нести носилки.

Кейд почти бежал, находясь как раз рядом с Ликом. Он был уверен, что видит, как надчеловек то открывает, то быстро закрывает глаза, не укрылось от него и движение руки, отыскивающей панель управления, которой давно уже не было на положенном месте. Лик не только вновь пришел в сознание, но восстановил силы, вполне достаточные, чтобы вновь приняться за управление своими рабами. Однако сейчас, он, в очередной раз, лежал с закрытыми глазами, еще более опасный в своем теперешнем положении, именно из-за своей способности прикидываться беспомощным и слабым.

Носильщики вдвоем пронесли носилки между двух каменных выступов, напоминавших скорее колонны, и Кейду пришлось отступить назад. И вскоре поднялся ураган, сопровождавшийся проливным дождем, и капли его жалили кожу, словно ледяные шарики града. Прибавив скорость, они оказались в укрытии, которое разыскал Искаг, там, где высокий выступ скалы скрывал углубление в массиве горного склона. Это не была пещера, но, тем не менее, над их головами теперь возвышалась крыша, в значительной мере защищавшая от дождя.

Кейд наблюдал, как Искаг что-то копает в дальнем углу их укрытия и таскает оттуда охапками речной камыш, который на Клоре был самым лучшим материалом для костра. Но поскольку, как точно знал землянин, на многие мили вокруг не было никакой реки, то такой запас этого материала говорил о том, что это укрытие очень часто посещалось.

Сейчас его личной проблемой был, разумеется, Лик. Аборигены поставили носилки у задней стены этой полупещеры и оставили их хозяина в полном одиночестве. Искаг по-прежнему держал панель управления у себя, подвесив ее к импровизированному поясу, сделанному из обмотанной вокруг живота охотничьей сети. Насколько мог видеть Кейд, вряд ли раненый надчеловек сумеет восстановить свою власть. Но в то же время он был уверен, что тот непременно попытается это сделать. Сейчас землянин присел рядом с носилками, делая вид, что проверяет повязку.

Ударила вспышка света, сопровождаемая звуком, отметившим удар молнии, последовавший где-то у наружного скального навеса. Кейд вздрогнул. И тут же развернул руку, чтобы ударить прямо по запястью, которое было чуть выше пальцев, ухвативших его станнер. Его пристальный взгляд встретился с таким же взглядом лежавшего на носилках «чужеземца», в котором сквозило зловещее предупреждение.

– Не пытайся сделать это.

Понимая, что Лик никогда уже не воспримет его как союзника после этого небольшого поражения, Кейд не предпринимал резкой контратаки, надеясь получить хоть какую-то информацию.

– Мне нет никакого смысла убивать тебя, надчеловек!

Ненависть Лика была очевидна, и сейчас она неприкрыто горела в блеске его желтых глаз. Злобно растянутые губы скривились в приступе ярости. Кейд заставил его высказаться до конца.

– Почему? Только потому, что я землянин, или потому, что я именно такой, как есть? – Он не мог вообразить, что могла существовать причина для личной вражды между ними, хотя и невзлюбил своего собеседника с самой первой встречи. Возможно, это инстинктивное отвращение было взаимным, а теперь было доведено до взрыва характером «чужеземца».

Лик не ответил. Теперь его руки лежали сжатыми поверх живота, в том самом месте, где раньше они поигрывали клавишами панели управления. Он закрыл глаза, и сейчас все его тело выражало явное нежелание отвечать.

Костер, у которого возился Искаг, наконец-то вспыхнул, отгоняя приятным теплом влажный холод бури. Как только охотники собрались вокруг огня, их предводитель расположил панель управления между собственных колен, то так, то этак поворачивая ее в свете языков пламени. В какой-то момент он даже поднял ее двумя руками, как будто пытаясь швырнуть прямо в огненное пекло, когда услышал сдавленный злобный смех Лика, пронесшийся мимо Кейда прямо к костру.

Встревоженный этими звуками, Кейд крикнул:

– Нет! – Иккинни повернул голову. – Надчеловек только этого и ждет! – быстро успел добавить он.

Искаг поднялся, сунул панель за обвязку из сети и прошел в его сторону, остановившись над Ликом. Кейд видел, что «чужеземец» не отклонился, даже когда копье уткнулось в его тело как раз на уровне сердца.

– Бей, грязный негодяй. – Губы Лика скривились в гримасе, которая могла бы означать улыбку. – Бей, и тогда стереги эту коробку, потому что она, как цепь, будет связывать каждого из вас!

Тотчас же к ним заторопился другой охотник и тоже наклонился над раненым.

– Не делай так! – приказал он.

И вновь засмеялся Лик.

– Это невозможно, если бы даже и произошло, – резко ответил он. Настроение его нисколько не изменилось. – Секрет коробки не в ней одной…

– Возможно, это и правда, – заметил Кейд, не без причины полагая, что вещь эта принадлежит Стиру. А Лик – это еще не Стир.

Реакция надчеловека на это была неожиданной. Кейд нечаянно задел его свежую рану, вызвав вновь нестерпимую боль. Лик дернулся на носилках, его кулак ударил землянина в плечо, лишая равновесия, в результате чего тот опрокинулся на спину. И вновь те же пальцы потянулись к зачехленному оружию, и на этот раз землянин опоздал, чтобы предотвратить потерю. Но, тем не менее, он через мгновенье вновь был на ногах, метнувшись к Лику как раз в тот момент, когда «чужеземец» ухватился за кнопку управления лучом. Не было никакой видимой цели, куда мог бы быть адресован этот неприцельный выстрел. И секундой позже Кейд уже сжимал чужое запястье, резко выворачивая его.

И так же неожиданно, как и при попытке атаковать, Лик сдался, задыхаясь под тяжестью землянина. И Кейд смог освободиться, чтобы взглянуть, что же наделал выстрел.

Искаг крутился на полу, его лицо вновь стало темно-красным, руки разрывали ошейник. Сзади него все остальные охотники испытывали точно такие же мученья. Затем главный охотник сделал тяжелый вздох, пытаясь прыгнуть, и свалился на спину, все еще дыша. Руки, скрюченные у горла, вновь вцепились в ошейник. И под этой хваткой, слабой, какой она сейчас только и могла быть, серебристая лента лопнула.

Он бросил лопнувшее ожерелье и теперь пальцами массировал горло. Двое охотников лежали неподвижно, третий лежал молча, подтянув к груди колени, с выражением смертельной боли на лице. Остальные медленно двигались, как будто так и не могли поверить в то, что еще живы. Каждый, будучи свидетелем везенья Искага, хватал руками собственный ошейник и легко разрывал его.

Искаг вновь покачивал коробку в своих руках. С осторожностью он поднял ее на уровень собственного уха и начал потряхивать с нарастающей силой. Затем, прямо в его руках, она развалилась, высвобождая водопад частиц от раздавленного корпуса и мелких, непонятного свойства, внутренних деталей. Кейд же начал понимать, что произошло.

Лик, выстрелив из станнера землянина, попал в эту коробку. И этот удар энергии определенным образом подействовал на созданный Стиром механизм, не только нейтрализуя действие ошейников, но и уничтожив полностью все управляющее оборудование. В тот момент, когда землянин проанализировал и осознал все возможности находящегося в его руках оружия, должно быть и Лик рассуждал о происшедшем тем же самым образом. Потому что «чужеземец» моментально опустил голову.

Он приподнялся, подчиняясь давлению Кейда, его пальцы пытались вырвать землянину глаза, его зубы, словно у дикого зверя, щелкали, готовые вцепиться в предплечье противника. И в этой попытке было столько дикой страсти и злобы, что Кейд был вынужден защищаться. Лик был гораздо тяжелее, и основная часть массы его тела приходилась на хорошо тренированные мускулы. В отличие от Бака (надчеловека, работавшего на форте), этот никогда не был связан с ленивой, малоподвижной работой. Наоборот, охотничьи экспедиции помогали ему сохранять отличную форму.

Теперь, когда Лик не думал о самосохранении, все его помыслы были направлены только на то, чтобы уничтожить Кейда, уничтожить все, что тот узнал, уничтожить оружие, неожиданно оказавшееся столь смертельным. Лик был опасен, как дикий бык. И землянин почувствовал, что сейчас ему придется сражаться за собственную жизнь.

Когда, благодаря удаче, он сумел нанести удар коленом по ране противника, ему удалось оторвать Лика от своего горла. Надчеловек с диким визгом развернулся назад, и его подобные стальным тискам, пальцы на мгновенье разжались. Кейд использовал приемы ближнего боя, усвоенные им на тренировках, которые составляли обязательную часть подготовки специалистов Службы. Он «вошел в контакт» с квадратной челюстью своего противника как раз под нужным углом, откатываясь в сторону как раз в тот момент, когда копье, пронесшееся над его приподнятым плечом, задело Лика достаточно глубоко, чтобы брызнувшая кровь окрасила нагрудную часть его туники.

– Зачем?

Но на самом деле можно было не задавать вопрос, зачем Искаг убивал. Иккинни требовал законного возмездия за все месяцы, а возможно, и годы, что прожил под властью Лика. Теперь же, когда страшная коробка была уничтожена и аборигену больше не требовались знания, имевшиеся у надчеловека на этот счет, Лик должен был прекратить существование. Но вместе с ним он отправил в тайный потусторонний мир и ответ, который желал получить Кейд на свои собственные вопросы. По какой причине должен был убит землянин и кто отдал такой приказ?

Взамен они имели ответ относительно средств господства Стира над Клором. Хотя средство и радикальное. Двое погибших (из семи) – слишком высокая цена для обретения свободы. А может быть именно так и рассуждают эти иккинни? В своей скатке Кейд отыскал лишнюю нижнюю рубашку и собрал в нее все валявшиеся на полу детали от панели управления, добавив к этим остаткам один из ошейников, который тоже развалился при его прикосновении. Иккинни наблюдали за ним, продолжая массировать свои шеи. Докител, чей ошейник заметно отличался от других, решил помочь землянину в его трудах, и своими длинными пальцами извлек наружу кусочки проводов, небольшие колесики и фрагмент того, что могло быть управляющим механизмом.

– Все разбито, – прокомментировал он.

– Есть те, кто может разобраться даже в этом хламе.

– Те, кто живет на далеких звездах?

Кейд кивнул, тщательно увязывая свой импровизированный багаж.

– Если в этом можно будет разобраться, то возможно, в следующий раз от этого больше никто не умрет.

– В следующий раз? – Глаза Докитела оживились, в них вспыхивали блестящие язычки пробудившегося огня.

– Да, следующий раз будет тогда, когда мы узнаем достаточно много обо всем этом, – пообещал Кейд.

– Звездный странник возвращается к своему племени? – неожиданно вступил в разговор Искаг.

– Он возвращается к огню своего племени, – как можно тверже произнес Кейд. Он надеялся, что только что обретшие свободу не станут удерживать его в качестве пленника.

– Он возвращается, затем приходят охотники… те, что охотятся на людей. – Искаг проявлял заметное упрямство.

– Нет, не так, – возразил Кейд. – Должен быть правильный рассказ о происшедшем.

– Что за рассказ?

– Ну, рассказ о том, что произошло смертельное столкновение с квиту, и рога и копыта стали источником убийств. В это время стада квиту совершали большой переход на север. Случившаяся при этом гроза напугала животных, обезумевшие, они бросились в сторону лагеря, но соник, который должен был защитить всех, кто там находился, почему-то не заработал. Все погибли. Остались только он и он. – При этом Кейд указал пальцем на Докитела и на себя. – Он и он спали отдельно. А тем, кто планировал убийства, следует сказать, что этот несчастный случай и помог освободить их. Кто возразит, что это не похоже на правду?

Искаг обдумывал услышанное. И в первый раз он слабо улыбнулся.

– Эта сказка хороша тем, что в ней смешана правда и хорошая выдумка. Разве есть кто-то в этих горах, кто смог бы доказать, что этот рассказ неправда? Хозяин ошейников готовил смерть для звездного странника, поэтому и устроил так, что мы все покинули лагерь, а соник при этом не сработал. Затем пришла смерть, но не так, как это планировалось. Да, те, – он презрительно сплюнул, – могут поверить. Да и кто стремится носить эти рабские обручи? Дорога открыта. – Он перевернул копье, опустив острие к полу.

– Но здесь есть и еще кое-что, – продолжил он. – Теперь мы знаем, что может сделать прилетевшее с дальних звезд оружие, возвращая жизнь многим рабам. Это накладывает на всех вас слово, равное клятве, приносимой священному огню.

– Итак, пусть все будет, как говорит Искаг, – согласился Кейд. Он добился своего и теперь стремился вернуться в форт, где мог бы начать исследование факта взаимодействия станнера и созданной Стиром системы управления.

Глава пятая

– Но почему же оказался выключенным соник? – Сантос даже перегнулся через заваленный стол, как будто хотел добавить раздраженья в собственный вопрос. – Эти надлюди досконально знают свое дело. Ну, к тому же, лагерь мог быть атакован из засады.

– Да, но почему же все-таки подвел соник? – Когда Эбу повторял этот вопрос, его интересовала не защита самого Кейда, а скорее защита всего отряда землян. – Разве ты не исследовал его после происшествия, чтобы убедиться в его отказе из-за каких-либо механических дефектов?

– Да что можно сказать об устройстве, раздавленном разъяренным быком, – заметил Кейд, стараясь управлять разговором как можно осторожнее, будто находясь в засаде у границы вражеского лагеря. У него было целых три дня на обратный переход к форту, вместе с Докителом, чтобы сократить и отшлифовать свой рассказ, проработав общие детали вместе с иккинни. И он надеялся, что они оба имеют вполне надлежащие ответы на любой вопрос, заданный как со стороны Стира, так и со стороны землян.

– Достаточно правдоподобно, – согласился Эбу. – И, разумеется, ты спал, когда произошло нападение на лагерь.

– Да. – До сих пор Кейд вплетал правду в придуманный позднее вымысел.

Че Ин издал слабый смешок. – Почти любой мог бы представить, – заговорил он, растягивая слова, – что наш молодой коллега находился в тот момент в величайшей опасности. Но какое же счастье, Уайтхок, что тебе удалось проснуться в самый нужный момент. Должно быть, Духи Дальних Миров покровительствуют тебе. А так же, разумеется, Уайтхок не мог определить, даже если бы и мог получить соник для исследования, правильно ли тот функционировал. Эти устройства производятся Стиром, и, таким образом, здесь еще одна из маленьких загадок, которые придают особую пикантность спасению нашего торговца. – Он погрузился в молчание, все еще сохраняя улыбку, которая как бы заставляла их всех развлечься столь тонкой шуткой, совершенно ни к месту вставленной в абсолютно неуместный монолог.

– О факте неисправности соника будет передано на Кор, – заметил Эбу, сохраняя при этом сугубо официальный тон.

– Да, вполне может выглядеть так, что кто-то заплатил слишком высокую цену за нечистую сделку. – Кейд старался добиться хоть какого-то отклика от этой троицы, которая наверняка обладала куда более полными сведениями о делах на Клоре.

Сантос выглядел озадаченным, Че Ин удивленным. Право отвечать было предоставлено командиру.

– Мы не собираемся ввязываться в это. – Его резкий ответ содержал краткость приказа. – Расследование будет проводить верховный правитель. Оно вне пределов нашего влияния, поскольку погибшие и пропавшие не относятся к персоналу форта.

Кейд хотел спросить, в интересах какой стороны будет проведено это «надлежащее» расследование, но понял, что это абсолютно бесполезно. Он поднялся из-за стола.

– Все произошло именно так. – Но тут он уловил вопросительный взгляд Эбу, и теперь уже не был так уверен в себе.

– Сообщение уже передано на Клор. Несомненно, что скоро мы услышим дополнительные подробности.

И вновь раздалось хихиканье Че Ина.

– Когда кто-то слишком глубоко копается на дне тихого омута, то поднимает массу грязи и мутит воду, – заметил он. – А верховный правитель Пак не относится к тем, кто готов по любому поводу пачкать перчатки правосудия. Патовая ситуация, командир, не так ли?

– Возможно, нас это только обрадовало бы. А ты, – Эбу прямо и внимательно оглядел Кейда, на этот раз критическим и малоприятным взглядом. – Веди себя потише, друг мой. Ты отправишься на узел связи. Мне хотелось бы, чтобы ты оказался под рукой, если неожиданно потребуется допросить тебя.

Присматривать за службой связи, особенно на станции, где прием и передача сообщений были весьма редкими, могло означать лишь одно: пребывать в однообразной бесконечной скуке. Но Кейд захватил с собой ленты, хранившие записи Стила, и уселся с таким расчетом, чтобы можно было видеть световой сигнал предупреждения на панели переключателей, вставил в ухо наушник аппарата воспроизведения, чтобы услышать голос человека, убитого где-то на Клоре… точно так же, как четверо суток назад мог быть убит и он.

Сухие слова, отмечавшие множество подробностей о торговых сделках, описание страны и местных аборигенов монотонным потоком лились в его уши, и он был вынужден лишь догадываться, что происходило в течение пауз. Эти записи не были отредактированы для использования посторонними людьми, человек делал их для собственных целей, как напоминание о различных деталях, необходимых для его специфичной работы в форте. Кейд и не ожидал найти четкого изложения каких-либо фактов, а рассчитывал отыскать хотя бы парочку намеков, которые могли бы стать исходной нитью для расследования.

Судя по изобилию описаний флоры и фауны, Кейд решил, что Стил проявлял большой интерес к биологии планеты, сводящийся, в итоге, к наблюдениям, касающимся растительности, квиту и горных долин.

Когда те два необычных слова прозвучали в его ушах, то в первый момент Кейд не понял всей их важности. Затем он выпрямился и легким движением остановил аппарат. Действительно ли он услышал что-то важное? Землянин вновь включил аппарат, напряженно ожидая повторное воспроизведение этой невероятной фразы. Невероятной потому, что она была произнесена на другом языке, перевести который могли, пожалуй, лишь человек двадцать во всей Службе, да и те были разбросаны по многочисленным планетам.

«Пити икуалс санкакан!»

Так значит, он был прав! Эти слова на языке лакота-сиу неожиданно прозвучали посреди описания горной долины, которую осматривал Стил, вставленные туда возможно для того, чтобы скрыть их важность от любого постороннего, к кому могла попасть эта запись, чтобы сохранить ее только для людей своего племени. Но разве Стил уже тогда ожидал каких-то неприятностей или даже ощущал личную опасность? И как мог другой человек предвидеть, что на Клоре его заменит почти кровный брат? Нет, Стил должен был использовать эту фразу потому, что сами эти слова имели для него очень важное значение, значение, связанное с прошлым его собственной расы.

Peti означало траву Северо-Американских равнин, где когда-то властвовали воины сиу. Sunkakan означало лошади, те самые лошади, которых привезли белые люди, в результате чего медленно передвигавшиеся пешком первобытные охотники превратились в первоклассную нерегулярную кавалерию, никогда ранее не виданную в тех местах, помогавшую им удивительно долгие годы противостоять вторгавшейся сюда индустриальной цивилизации. Удержать завоевателей! Кейд приостановил воспроизведение и долго вглядывался в панель переключателей, не видя ни одной кнопки, ни одного рычага.

Все это была уже история, и история грустная. Да, американский индеец в седле некоторое время сдерживал американского пионера. Но задолго до этого тот сделал кое-что еще. Он почти уничтожил более древнюю культуру, основанную на господстве власти и рабстве. Севшие на лошадь каманчи, апачи, навахо выбивали своих будущих испанских правителей с земель Юго-Запада, грабили, стирали с лица земли распространенные, особенно к скверу, гасиенды, захватывали земли миссий, освобождали рабов-поденщиков, предлагая им либо смерть, либо вступление в свои варварские ряды. Испанцы, уверенные в своем превосходном оружии, в своих лошадях, отодвигались в пустыни и на равнины. Индейцы отыскивали, уводили лошадей из испанских загонов, нападали на них из засад, так что катившаяся на север испанская волна менее чем за столетие, а может и за половину его, разбилась, отползла назад, и была вынуждена перейти к обороне даже в таких крепостях, как Мехико.

Лошадь попала по случаю и недосмотру в руки прирожденных наездников!

Вспоминал ли об этом и Стил? Кейд лихорадочно вернулся к прослушиванию, быстро ознакомившись со всей лентой. Теперь он был уверен, что сумел ухватить смысл намеков, понять часть тех мыслей, которые были в голове погибшего человека. Но абсолютно ясной была только одна законченная фраза. Привести лошадей в безлошадный мир, мир равнин, где трава могла поддерживать их размножение. Дать лошадь в руки аборигенов, которых сейчас загнали в горы, едва ли не замуровав там. Сделать из них опытных всадников, способных наносить короткие быстрые удары, уносящихся как молнии в горные укрытия, куда не достанут воздушные атаки Стира. Создать отряды нападающих, которые могли разлетаться поодиночке только для того, чтобы перегруппироваться в момент опасности. Как мог тогда воздушный патруль накрыть эту рассыпавшуюся группу людей, скачущих в разных направлениях? Так же, как пали одна за другой отдаленные друг от друга испанские гасиенды под сокрушительными набегами врагов, нападавших без предупреждения со стороны равнин, так могли рухнуть и правители Клора, засевшие в изолированных укреплениях, подвергнутые нападению всадников, имеющих в своем распоряжении средства быстрого передвижения, не требующие обслуживания или топлива, как машина, способные воспроизводить себя, не требуя инженеров или специальных фабрик.

Энтузиазм Кейда рос по мере того, как его воображение прорисовывало множество деталей. Он был почти уверен, что видел способ, благодаря которому верховный правитель мог быть использован в качестве инициатора падения Стира. Выбор лошадей для показа «чужеземцам», уже готовым заплатить фантастический гонорар за показ медведя, должен помочь осуществить этот трюк.

Тут мысли Кейда пошли в другом направлении. Доставить лошадей на Клор может оказаться относительно несложно. Но доставить лошадей для иккинни… Какие были у него доказательства, что охотники-аборигены Клора будут с такой же готовностью использовать чуждых животных, как это сделали когда-то его предки? А если предположить, что иккинни не являются прирожденными всадниками и не могут стать рядовыми наездниками даже при соответствующей тренировке? Они не имеют опыта общения с домашними животными, ведь даже собак и кошек, которые всю жизнь сопровождают землян, до сих пор не видели на Клоре.

Хотя Докител очень восхищался медведем и расспрашивал о дружбе между ним и землянином. Поэтому Кейд мог попытаться приучить к лошади хотя бы одного иккинни, с которым у него сложились шаткие, но, видимо, все-таки дружеские отношения.

С момента их возвращения с охоты Кейд избегал общения с Докителом, главным образом для его же безопасности, поскольку Бак, взволнованный смертью своего сотоварища по работе, отбросил лень и теперь исполнял роль надсмотрщика над рабами с откровенной грубостью, противостоять которой Эбу просто не мог. Кейд чувствовал, что любое проявление внимания к молодому иккинни вызовет неблагосклонное отношение со стороны надчеловека.

Когда, наконец, на узел связи пришел Сантос, чтобы сменить его, Кейд рассеянно поддержал короткую беседу и заторопился в свою комнату. Пересекая внутренний двор, он заметил слабый свет, вырывавшийся из оконной щели там, где на самом деле должно было быть абсолютно темно. Он толкнул дверь в свою комнату, и перед ним тут же возникла волосатая спина иккинни, стоявшего на четвереньках рядом с его откидной кроватью и пытавшегося открыть дверцу небольшого шкафа, сооруженного рядом с ней.

Кейд стоял тихо, его пальцы находились в непосредственной близости от приклада станнера. Затем, не поворачивая головы, нежданный гость заговорил.

– Он долго ждал.

– И искал. Что?

– То, что было принесено с гор. – Докител поднялся с пола. Как и все рабы, прислуживавшие в форте, он был без оружия, копья выдавались только на время охоты. Кейд не верил, что тот нападет на него, чтобы завладеть станнером или прельстившись на быструю месть, по наущению Бака. Тем не менее, отношение его было далеко не дружеским.

– И что же он хочет делать с остатками этой коробки? – Кейд наконец вошел в комнату и осторожно прикрыл дверь.

– Бак тоже носит такую коробку. – Теперь Докител повернулся лицом к Кейду, плечи его были чуть сгорблены, так что весь облик выдавал в нем дикаря, готового драться, если борьба даст ему то, чего он хотел. – Звездный странник может разбить коробку Бака, но он не делает этого. И никому не отдает и разбитую коробку. – Теперь враждебность была уже неприкрытой.

– Разве он забыл, что случилось, когда разбилась коробка Лика? – продолжал Кейд, стараясь говорить как можно тише, опасаясь, что даже приглушенное бормотанье может быть слышно сквозь стены. Стоило только намекнуть Эбу о том, что он прятал, его немедленно убрали бы с этой планеты, его карьера была бы кончена и, возможно, ему пришлось бы ждать приговора комиссии по труду. А если представить, что подобный слух, даже искаженный, просочился бы до Стира, то это могло означать смерть для каждого торговца на Клоре, так как они все были бы должны отказаться от единственного разрешенного здесь землянам оружия. – Некоторые умерли, когда коробка была разбита, – заметил он, стараясь убедить в этом аборигена. – Предположим, что коробка Бака испытает вот это, – он похлопал по станнеру, – то может быть Докител будет тем, кто на этот раз перестанет дышать.

Но, казалось, что иккинни даже не шевельнулся под давлением такого аргумента.

– Лучше он умрет, а кто-то будет жить. Он вытянул пальцы рук, а затем сознательно согнул пальцы на одной руке. – Пусть это будет так, звездный странник. Однако эти будут свободны. – Он энергично выгнул поднятые пальцы. – Уж лучше перестать дышать, чем бегать туда сюда, когда Бак говорит: делай то, делай это.

– Докител говорит так, но согласятся ли с ним другие? – Кейд указал на сжатые в кулак пальцы. – Разве он говорил им относительно разбитой коробки?

– Скажи он об этом, – ответил Докител, намеренно растягивая слова, что должно было придавать им вес, несмотря на внешнее простодушие, – звездный странник может перестать дышать… даже все звездные странники… потому что все, что у них есть, могло бы лежать вот здесь, – при этом, пальцами одной руки он похлопал по ладони другой. – Он ждал, но звездный странник не разбивал коробку Бака. Теперь он будет говорить, и все должно случиться.

Кейд, используя весь свой вес, бросился на аборигена, оттесняя его в сторону кровати, и старался удержать там, несмотря на отчаянное сопротивление.

– Послушай! – Он почти брызгал слюной в темно-красное лицо, находившееся всего в нескольких дюймах от него. – Бак будет устранен в нужное время. Начни это сейчас, и Стир превратит нас в пыль. Дай мне время, чтобы узнать, как именно была уничтожена та коробка, и, возможно, мы можем обойтись без ненужной смерти людей.

– Время! Больше не осталось времени, звездный странник. Сообщение пришло из Кора. Звездный странник должен отправляться к хозяевам ошейников. Когда они узнают, что произошло в горах, он потеряет дыханье, и тогда не будет никого, кто мог бы спасти…

Сообщение из города, подвластного Стиру. Но он ничего не слышал об этом. Иккинни должно быть понял замешательство землянина по тому, как тот немного ослабил хватку.

– Он говорит правду! – Тело Докитела изогнулось дугой в последних попытках обрести свободу. Затем они оба замерли, услышав снаружи какой-то звук, а вслед за ним негромкий стук в дверь.

Кейд перестал держать аборигена, медленно отошел от кровати в сторону двери, станнер уже был расчехлен и направлен в точку как раз между красноватых глаз Докитела.

– Кто там? – спросил он через плечо.

– Бак.

Все еще прижимавшийся к кровати Докител напрягся и завертел головой справа налево, будто отыскивал оружие, найти которое у него не было никакой надежды. Кейд жестом указал ему. Иккинни соскользнул на пол, открыл ящик у основания кровати и заполз в тесное укрытие.

Землянин немедленно накинул замок на захлопнувшуюся за ним дверцу, мгновенье подождал, убедившись, что она надежно закрыта. Докител теперь был вынужден согнуться почти пополам и испытывать значительные неудобства в таком маленьком пространстве, но этот дискомфорт был гораздо лучше, чем если Бак обнаружил бы здесь его присутствие.

К удивлению Кейда, надчеловек нерешительно остановился на пороге, не делая никаких попыток оглядеть комнату. Если он пришел искать пропавшего раба, то ему не было никакого смысла скрывать этот факт. Напротив, его поведение было каким-то стесненным, и Кейд обрел уверенность.

– Надчеловек что-то желает? – требовательно спросил землянин с холодной решимостью.

– Информации, звездный странник, – не задумавшись, выпалил Бак, с легким высокомерием, подчеркивавшим его равенство с торговцами. Он протиснул одну обутую в сапог ногу в комнату, и Кейд понял, что гость не желает обсуждать свое дело при открытых дверях. Землянин посторонился, и Бак медленно вошел внутрь, закрыл за собой дверь и привалился к ней широкими плечами, как будто стараясь предотвратить чье-то угрожающее вторжение.

– Я хочу сказать, – невесело начал он, – что кое-кто рассказывает сказки о том, что Лик видел нечто около воды и позволил себе открыто посмеяться над этим, а после был убит именно по этой причине и именно тем, над кем он смеялся.

Кейд слегка откинулся назад, прислонившись к откидной кровати.

– Да, в горах была старая-престарая наскальная резьба рядом с небольшим озером, – как можно серьезнее сказал он, – на которую Лик, действительно, плюнул, а затем еще и посмеялся. Затем, на следующее утро, квиту, очень похожий на того, изображенного на скале, пришел и разодрал его. И это не сказки, потому что я видел это собственными глазами.

– И тот рисунок на скале у озера. Так кто же сделал его? – продолжал настаивать Бак.

– А кто живет в горах, надчеловек?

Бак облизал распухшие губы толстым красновато-коричневым языком. Его толстые, похожие на куски мыла, пальцы отбивали такт по бокам панели управления, свисавшей у передней части разукрашенного цветистым орнаментом пояса. Его беспокойное смущение было так плохо скрыто, что возникший у Кейда смутный план как-то объяснить смерть Лика вновь обрел жизнь. Теперь он решил, что выдумки должно быть как можно меньше. Если Бак был достаточно суеверен, то землянин вполне мог увеличить его растущие страхи.

– Я все время спрашивал себя, – продолжил Кейд, делая вид, будто задумчиво рассуждает вслух, не адресуя своих мыслей Баку, – как это случилось, что квиту не тронул меня, хотя я был куда более легкой добычей в тот момент, когда соник подвел нас. Тем не менее, бык охотился не на меня, а на Лика, а уж Лик никак не был ближайшим к нему, и не был первым, кто попался ему на глаза. Правда, я не смеялся над тем, что было вырезано на скале около озера, а наоборот, хорошо отзывался об этом, потому что подобные древние вещи глубоко уважаются среди моего народа.

– Но верить в такое просто глупость, присущая низшим существам, – при этом язык Бака второй раз нервно прокатился по губам. – Хозяевам не положено так думать.

– Возможно, это и так, – Кейд старался быть как можно учтивей, но подчеркнуто сохранял притворное согласие с подобным мнением. – Тем не менее, среди звездных миров случается многое, что никто не может объяснить, или не может найти объяснение, подходящее к конкретным обстоятельствам. Все, что я знаю, это то, что я дышу и хожу, а Лик уже не делает этого, поскольку Лик вел себя неучтиво, а я нет. Возможно, в этом есть какой-то смысл, а возможно и нет. Но пока я нахожусь на Клоре, я постараюсь быть осмотрительным и не насмешничать над тем, чего я не понимаю.

– Глупость! – Бак болезненно улыбнулся. – Те, кто носили ошейники, не могли убить с помощью той картины!

– Согласен, возможно, они не могли. Но ведь есть еще Наблюдатель, Сетелов и Копьеносец.

Бак снова рассмеялся, но на этот раз в его смехе отсутствовал даже намек на веселье, смех его был скорее похож на злобное рычанье загнанного в угол животного, испытывающего панический страх.

– Скалы! Горы! – насмешливо фыркнул он.

Кейд только пожал плечами.

– Я рассказал тебе только то, что знаю, надчеловек. Именно это ты хотел узнать у меня?

Бак с трудом нащупал дверь, отступил в коридор, объединенный с внутренним двором, все это время не сводя глаз с землянина, словно боялся повернуться спиной к Кейду. Он пробормотал что-то неразборчивое и, чуть согнувшись, удалился, а его покрытая жесткой щетиной голова заметно втянулась в плечи.

Кейд отомкнул дверцу шкафа, и Докител буквально вывалился из своего тесного укрытия. Некоторое время они неотрывно смотрели друг на друга, но, видимо, желание продолжать борьбу окончательно пропало. Иккинни неожиданно выскочил из комнаты и бросился в направлении, противоположном тому, куда отправился Бак.

Землянин вновь вернулся к изучению записей на лентах. После того как верховный правитель купил для своей коллекции медведя, вполне могла существовать вероятность, что в следующий раз среди отобранных для покупки особей может оказаться и лошадь. Земляне экспортировали лошадей на множество колонизированных ими планет, эти животные наверняка должны быть внесены в торговые реестры.

Но обдумывание этой проблемы занимало очень незначительную часть его разума. Настоятельный призыв Докитела к действию, неприкрытый суеверный страх Бака, попытка покушения на самого Кейда с помощью неисправного соника; подозрения здесь, полураскрытые факты там… Кейд переживал чувство напряженного ожидания, как одиночка, оставшийся один на один перед спутанным клубком проблем и перед неотложным требованием распутать их за немыслимо короткий срок.

Но каким коротким может быть этот срок, он узнал спустя всего лишь несколько минут. Через внутренний двор с только что полученными новостями к нему спешил командир Эбу.

– С Кора присылают корабль малой дальности для того, чтобы забрать медведя, – объявил он. – И поскольку верховный правитель требовал доклад о происшествии на охоте, то тебе следует отправиться с этим транспортом. Вот, – он держал в руках упаковку с торговыми предложениями. – Мы сообщим его светлости, что, несмотря на неприятности, Служба будет очень рада предложить ему любой из указанных там предметов по его выбору. Но не будь слишком шумным и настойчивым. Стир намного больше любит проводить свои сделки в темном углу, подальше от чужих глаз, чем сыпать деньги в протянутую руку у всех на виду.

– Ты тоже отправляешься туда?

Его собеседник утвердительно кивнул.

– Пустая, но пышная формальность, – устало произнес он. – Командир отряда беседует с «губернатором» планеты. Ах, да, перед отлетом сдай на хранение свой станнер. При посещении Кора никто не имеет права иметь при себе оружие, происходящее из других миров.

Кейд торопливо упаковал свой нехитрый багаж и отправился сдавать свой станнер, но у него уже не осталось времени ни просмотреть упаковку с торговыми предложениями, ни встретиться с Докителом.

Как только земляне подошли к бетонированной посадочной площадке для приземлявшихся кораблей, Кейд отошел в сторону, позволяя Эбу первому пройти к трапу корабля. Едва молодой землянин ступил на эту узкую и зыбкую связь между кораблем и землей, он ощутил неожиданное и резкое растяжение в затылочной части, в том месте, где его волосы были стянуты. Тренированное тело Кейда пришло в движение и резко отклонилось назад, в сторону источника раздражения, но, видимо, недостаточно быстро, чтобы увлечь за собой нападающего. Захват ослаб, и он резко и неуклюже откинулся на спину. Когда же он медленно поднялся, то оглянулся по сторонам.

Поблизости никого не было видно, его противник исчез. Тогда он обследовал пальцами свой короткий хвост волос. Тугая обвязка, которую носили на голове все люди его племени, осталась неповрежденной, и он не смог сделать никаких предположений относительно этого происшествия в нескольких метрах от корабля Стира.

Глава шестая

Кор возник совершенно неожиданно, будто был выброшен волной из холмистой равнины Клора, нагло отказываясь приспособить чужую архитектуру к заново осваиваемому миру. Город, казалось, был украден по частям из нескольких других контролируемых Стиром планет и целиком перенесен сюда, со всеми конусообразными башнями, чьи поблескивающие, словно острия копей, остроконечные крыши пронзали зеленоватое небо. Высокомерные, они не вписывались в коричневато-желтый ландшафт, на котором покоились их основания.

Поскольку корабли Стира не были приспособлены для физиологии землян, то Кейд провел большую часть путешествия в попытках унять разбушевавшийся желудок и успокоить взвинченные до предела нервы. А теперь он, как только мог, демонстрировал своим поведением полное безразличие, ожидая на посадочной полосе появления клетки с медведем.

Бригады рабов – как и повсюду, это были иккинни – уже работали под присмотром полукровок-надчеловеков, набранных с нескольких подчиненных Стиру звездных миров. Но самих правителей пока не было видно. Пилот корабля, доставившего торговцев, был, должно быть, абсолютно чистокровен, так как никому другому не мог быть доверен столь ответственный пост. Так же и смотритель порта, невидимый в своей командной рубке, поднятой куда-то высоко вверх прямо над ними, тоже должен быть выходцем со Стира.

Кейд, не заметив никаких официальных лиц, встречающих их, в очередной раз ощутил приступ гнева за столь преднамеренное унижение торговцев. Невнимание к правилам вежливости проявилось еще отчетливее, когда небольшой частный корабль сел примерно на расстоянии в половину посадочной площадки от их зафрахтованного грузовика, и почти мгновенно возле него началась суетливая активность, которая характеризовала разницу в отношении к различным категориям гостей. Землянин постарался взять себя в руки, непрестанно обещая самому себе, что на этот раз ничто, увиденное им в опорной цитадели Стира, не вынудит его к необдуманному поведению. Единственная неприятность, как ему было хорошо известно, заключалась в том, что Кейд Уайтхок никогда не был и никогда не будет подходящим инструментом Политики.

Чистокровные представители Стира передвигались в движущихся креслах. Надлюди занимали платформы, переносимые рабами. Торговцы-земляне по напоминающим глубокие каньоны улицам Кора шли пешком. Полированная поверхность башенных стен слепила глаза представителей чужого мира. На нижних этажах нигде не было окон, и лишь то здесь, то там виднелись утопленные в стенах, плотно закрытые двери. У основания этих домов-башен отсутствовала какая-либо растительность. Но когда Кейд запрокинул голову, чтобы взглянуть вверх, он смог различить лишь зубчатый орнамент, скрывавшийся за сине-зеленым, густо-зеленым, желто-зеленым цветом, определявшим экзотику воздушных садов, занесенных сюда с разных планет.

Протестующий вой, донесшийся из клетки, покачивавшейся между двух транспортировочных шестов, означал, что медведь вновь пришел в себя после окончания действия успокаивающих на время путешествия лекарств. Землянин резко изменил шаг и прошел вперед, чтобы ласковыми словами успокоить зверя. Он не должен был позволить ему испугаться до такой степени, чтобы испортить впечатление от первой встречи со своим новым владельцем, особенно тогда, когда Кейд был намерен убедить того подумать о дальнейшем расширении импорта.

Несмотря на различные неудобства перелета, он все же просмотрел содержание предлагаемых для дальнейшей торговли образцов и с удовольствием отметил наличие там достаточно широкого перечня. Описание и фотографии образцов он уложил в коробку, прикрепив ее к своему поясу, чтобы иметь свободные руки. По крайней мере, хоть в этом он мог видеть небольшую разницу между землянином и нагруженным рабом.

Центром Кора был Пак-Тауэр. Множество садов, словно роскошное оперенье, украшали его по всей длине, и земляне, вместе с медведем, оказались в самом верхнем из них, где листва деревьев была почти такой же, как и у них дома. Куски дерна, из которого были выложены садовые дорожки, едва ли можно было отличить от зеленой травы их родного мира.

Выпущенный Кейдом, медведь стоял в центре небольшой поляны, подняв голову и принюхиваясь. Затем его внимание было привлечено тяжелыми ветвями ягодных кустов, и он целеустремленно засопел, устремляясь к этому соблазну.

– Вот это и есть новинка?

Можно было безошибочно сказать, что этот невнятный, глотающий окончания слов голос принадлежал чистокровному выходцу со Стира. Как только удается этим древним хозяевам звездных трасс, подумал Кейд, вложить в короткое предложение столь избыточную долю высокомерия, а также вечно переполняющую их тоску. Землянин повернулся лицом к летающему креслу, парившему в нескольких футах над подстриженным дерном, неся на своем мягком сиденье представителя Стира, весьма высокого ранга.

Украшенная драгоценными камнями чешуйчатая маска скрывала половину лица вполне взрослого существа мужского пола, а возвышавшийся над ним головной убор, также как и все одеяние этого вельможи, были, явно напоказ, абсолютно простыми. И только богато украшенное драгоценными камнями кольцо на большом пальце, облегавшее его от основания до ногтя, указывало на высокий статус его владельца.

– Как и было обещано, повелитель, – ответил Эбу.

Кресло поднялось выше, и медведь, опустившийся на четвереньки, чтобы сгрести ягоды в открытую пасть, взглянул вверх. Долгую минуту животное Земли оценивающе рассматривало кресло, а возможно, и сидевшего в нем человека. Кейд уже приготовился к неприятностям. Он знал, что на селекционной ферме медведь должен быть обучен и приспособлен к любым случайностям, которые его воспитатели могли предвидеть, учитывая его путешествие в чужой мир. Но реакции на что-то необычное не могли быть всегда и полностью спрогнозированы.

Несомненно, что летающие кресла и эти, сидящие в них, господа со Стира были частью соответствующей тренировки. Медведь заворчал, явно не находясь под впечатлением увиденного, а затем повернулся к более важному и серьезному занятию, как проба этих новых и вкусных плодов.

– Он вполне нам подходит, – сделал, наконец, вывод вельможа. – Пусть те, кто обязан ухаживать за ним, получат указания, как именно это делать. – Кресло сделало разворот, а затем замерло. Должно быть, сидевший в нем вспомнил о другом деле.

– Было сообщение, которое привлекло внимание Пака.

Кейд уже понимал, что этот крайне бесстрастный тон на самом деле мог скрывать в себе немалую угрозу.

– Да, сообщение было, – согласился Эбу.

– Сопровождайте нас. Пак будет слушать.

Кресло рванулось с такой скоростью, что землянам едва не пришлось перейти на рысь. Они прошли под аркой распахнутой двери, пересекли холл у входа в сад и оказались в пустой комнате, в дальнем конце которой находилось необычное возвышение. К нему и направилось кресло, опустившись точно в самую середину этой необычной платформы. Приземление это оказалось сигналом, по которому открылись две двери по бокам платформы, и появилась стража, вся в блеске драгоценных камней, инкрустированных доспехах, с оружием, привезенном из дальних миров, и растянулась цепочкой между землянами и верховным правителем Паком.

– Произошло убийство в горах, – высказался наконец правитель Клора, по-видимому, не обращая никакого внимания ни на одного из стоявших перед ним землян, так как взгляд его замер на какой-то точке, парящей в абсолютно пустом пространстве в ярде над их головами.

– Это так, повелитель, – согласился Эбу с таким же безразличием.

– Речь шла о том, что соник дал сбой.

– Именно так, повелитель, – словно эхо прозвучал голос командира землян, ничего не добавившего к этим формальным словам.

Кейд, разглядывая скрытые полумасками лица представителей Стира, цепочкой вытянувшихся перед ним, а особенно лицо верховного правителя, в очередной раз испытал неприязнь, которая была частью давным-давно сложившегося на Земле недоверия к пресмыкающимся. Эти маски, заостренные чуть выше носа, как уродливые морды, придавали всем выходцам со Стира змеиный облик. Это качество, неизвестно почему, особенно выделялось у верховного правителя Пака, особенно когда становилось ясным, что за чешуйчатой маской и на самом деле не было лица гуманоида.

– Когда соник пришел в негодность, надчеловек и несколько его охотников были убиты быками квиту, – продолжил Правитель монотонное описание происшедшего. – А после его смерти несколько охотников с ошейниками сбежали в горы, потому что средства контроля над ними были разрушены.

– Правда и есть такова, как говорит великий Повелитель.

– Звездный странник, что был с этими охотниками, клянется ли он в этом?

– Сейчас он как раз и стоит перед Великим. Пусть прозвучит вопрос, с тем, чтобы он произнес ответ собственными губами.

Змееобразная маска опустилась, может быть на дюйм, в своей верхней части. Кейд не мог быть до конца уверен, были ли вообще глаза за теми обрамленными драгоценным камнем щелями, что сейчас уставились на него.

– Пусть расскажет все относительно этого происшествия.

Кейд, изо всех сил стараясь говорить так же точно и спокойно, как это делал командир, поведал свой рассказ… свой отредактированный рассказ. Поскольку перед ним было только сплошное множество масок, он не имел никакой возможности понять, верят они ему или нет. И когда он закончил, то комментарий по поводу его объяснений прозвучал, как ему показалось, весьма двусмысленно.

– Пусть так и будет сделано, – почти нараспев произнес вельможа с возвышающейся платформы. – Все соники должны быть испытаны, прежде чем будут разрешены к использованию. А также пусть глава технической службы даст Паку свое заключение по этому делу. Аудиенция окончена.

Кресло поднялось, двинулось прямо вперед, в то время как почетный караул торопливо рванулся вправо и влево, освобождая свободный проход. Кейд едва успел увернуться в сторону, как Правитель промчался мимо него. Был ли это на самом деле конец? И не будет ли у них другой встречи, а вместе с ней и шанса предложить верховному правителю еще кое-что из редких и любопытных вещей с планеты Земля?

Надчеловек проводил землян в комнату, расположенную не так высоко над пролегавшей внизу улицей, в непосредственной близости к помещениям, которые занимали рабы. Кейд ожидал дополнительной информации, едва его непосредственный начальник пересек небольшое помещение и швырнул свой рюкзак на сиденье, которое было не чем иным, как выступающей из стены жесткой скамьей. Скатки плетеных матрасов, сваленные на одном из ее концов, предполагали, что она, кроме всего, будет служить еще и постелью, когда в этом возникнет необходимость.

– И что теперь? – наконец, спросил Кейд.

– Мы ждем. Иногда верховный бывает в настроении для увеселений или праздных разговоров. Тогда нам должно последовать приглашение. Поскольку мы существуем лишь для того, чтобы потакать его причудам, то этот момент может наступить через час, завтра или вообще на следующей неделе.

На самом деле, не очень-то многообещающий прогноз, решил Кейд. Он открыл коробку с образцами и, опустившись на колени, высыпал ее содержимое на скамью и занялся сортировкой небольших, но прекрасно выполненных цветных слайдов. Изображения на них были как живые, так что каждый при виде их обязательно испытывал желание проникнуть в этот микромир и коснуться рукой этих застывших фигур, возвращая им жизнь и движение.

Здесь были небольшие, очень давно ставшие домашними животные, такие как кошки, собаки, экзотические домашние птицы, круторогие козлы, семейство жвачных, представленное быками, коровами и телятами. Затем шли дикие животные (точнее, виды, которые когда-то были дикими): лев, тигр, черный леопард; был здесь белый волк и олень. Кейд убрал из этой коллекции слайд с медведем, а так же удалил слайды со слонами и остальными более крупными дикими животными, которые не могут быть доставлены на корабле в такую даль. Затем вытащил последний слайд, подержал его на ладони, с жадностью разглядывая. Он казался ему просто неотразимым. Но как посмотрит на него верховный правитель Пак?

Эбу не проявлял сколько-нибудь живого интереса к рассматриванию всего, что предлагалось для торговых сделок, и его затянувшееся молчание в конце концов привлекло внимание его напарника. Командир отряда землян поднялся со скамьи и теперь стоял около входной двери. В комнате отсутствовали окна. Приглушенный свет, весьма слабый для их глаз, падал из тонкого стержня, проходящего по всему периметру комнаты на стыке потолка и стен. Но этот свет не был настолько слабым, чтобы скрыть состояние Эбу. Он не то наблюдал, не то прислушивался, не то поджидал…

Кейд поднялся со своего места, все еще держа в руке выбранный слайд. Они оба были безоружными в самом центре негласно вражеской территории. И поза Эбу заставила осознать этот факт стоявшего рядом с ним молодого человека. Когда командир заговорил, то его речь, теперь на родном языке, а не на торговом жаргоне, можно было понять едва лишь по движению его губ.

– Кто-то приближается сюда. Вот, идет.

Скорее всего, это должен быть не представитель Стира, а дежурный страж. Секунду спустя на дверной панели засветился глазок. Эбу подождал какое-то время, а затем, по установленному правилу, хлопнул своей ладонью чуть ниже маленького светящегося экрана. Свечение прервалось, и они увидели искаженное перспективой изображение надчеловека. Эбу хлопнул ладонью второй раз, разрешая посетителю войти.

– Хэкэм Тоф, – представился незнакомец. – Первый смотритель за животными, привезенными из дальних миров.

Эбу, в свою очередь, ответил таким же официальным представлением, назвав себя, а затем и Кейда.

Тоф оказался более всего заинтересован знакомством с Кейдом.

– Это тот, кто ухаживает за зверями?

Эбу уселся на скамью, предоставив Кейду самому отвечать на вопросы.

– Это он, – коротко ответил землянин. Надчеловек использовал речь, характерную для надсмотрщиков за иккинни, и это само по себе было оскорблением для торговцев.

– И он, должно быть, знает все повадки нового зверя.

– Ленты с записями уже переданы, – отметил Кейд. Он держал свою руку на уровне глаз, делая вид, что более всего заинтересован в предлагаемом новом образце, чем в разговорах об уже законченной сделке.

И надчеловек, окинув взглядом ряды слайдов, сгорая от нетерпенья, вошел в комнату, направляясь прямо к незнакомым экспонатам, чтобы рассмотреть их. Кейд, продолжая нянчить в руках последний слайд, отступил в сторону, разрешая Тофу ознакомиться с этими маленькими, но яркими сценками, отображающими зверей в естественном окружении. Надчеловек был явно восхищен таким изобилием. Но вот, наконец, он начал поглядывать на слайд, который все еще был у Кейда в руке, продолжая задавать быстрые вопросы относительно уже рассмотренных. Когда же землянин так и не положил этот слайд рядом с остальными и ни словом не обмолвился о нем, Тоф задал прямой вопрос.

– И этот тоже из другого мира?

– Этот тоже, – ответил Кейд, так и не предлагая своему собеседнику взглянуть на картинку.

– Этот один из самых редких?

– Этот из тех, что давно и очень дорого ценится на нашей планете. Он принадлежит воинам, которые носятся как ветер, но, по нашим обычаям, не на плечах других людей или в креслах, согласно своему положению, а на спинах вот этих самых зверей. И делают это даже в сражениях. И такие воины пользуются у нас хорошей репутацией.

– Скачут на спине зверя! – Тоф, казалось, собирался опровергнуть столь крайне возмутительное заявление. – Он увидит! – Он требовательно протянул руку, и Кейд разрешил ему взять и рассмотреть слайд.

– Так-так. – Казалось, что Тоф едва не задохнулся, его дыханье теперь напоминало злобное шипенье, что могло означать либо восхищение, либо нескрываемое презренье. – И воины скачут на их спине, удостаиваясь признания и чести?

– Так.

– Ты видел их?

Кейд вошел в игру.

– Я сам отношусь к воинственному народу, населяющему мой мир. Я всегда скачу верхом, сопровождая своих повелителей.

Тоф переводил взгляд с землянина на слайд.

– Эти звери могут жить на Клоре?

– На Клоре – да; но в самом Коре – нет. – Кейд продвигался вперед с осторожностью разведчика на тропе войны, остерегаясь или давить, или торопить сверх меры.

– Почему так?

– Потому что они щиплют траву на равнинах, так же как квиту. Они не могут жить в обнесенных стенами садах городского дворца.

– Но они могут жить в поместьях? Можно ли переправить их туда на воздушном корабле?

Тоф очень быстро схватывал суть дела, может быть, даже слишком быстро. Но Кейд придерживался в своих ответах только правды.

– Это так. Сам правитель или его слуга могут скакать по всей стране без всяких рабов-носильщиков или воздушных кораблей. Там, где живу я, очень много равнин, и многие сотни лет мы скакали верхом: на войну, на охоту, в гости к родственникам, в дальние путешествия.

Тоф вновь взглянул на слайд.

– Это новое. Великий может быть изумлен. Я беру. – Его толстые пальцы ухватили слайд с одержимостью собственника, чему Кейд и не собирался противиться. Землянин сделал первый шаг, претворяя в жизнь собственный план, и, по всем признакам, Тоф попался в сети. Главный смотритель зверей Пака должен иметь некоторое влияние на правителя Кора, и жадность хранителя зоопарка, столкнувшегося с новым животным, должна стать для землян очередным шансом приобрести благосклонность.

Когда надчеловек ушел, без каких-либо дальнейших требований информации о только что появившемся звере, все еще сжимая в руке полученный слайд, командир, не принимавший никакого участия в этой, почти биржевой игре, слабо улыбнулся.

– Почему лошади? – спросил он.

– Эта страна самым естественным образом подходит для лошадей. Равнины прокормят их.

– Ты должен получить доказательства этого, составить аналитический отчет, прежде чем Служба возьмется за их транспортировку.

Кейд ответил, почти не задумываясь:

– Стил уже сделал это.

– Интересно, – заметил Эбу.

– Разумеется, ты нашел это в его записях. Лошади… – задумчиво повторил он. – Их импортная цена достаточно высока.

– Слишком высока?

– Чтобы потакать причудам верховного правителя? С использованием всех ресурсов Клора? Нет, я думаю, что он в состоянии купить их, если захочет. Тем не менее, ты заслужил выговор от парней из экологии.

Кейд не предвидел такого поворота дела. Разумеется, что представлять для продажи на чужую планету какое-либо растение, животное или птицу без анализа естественных врагов, а только с расчетом на благоприятную территорию, было самым рискованным делом. Для Кейда равнины Клора казались естественной средой обитания для лошадиных табунов. Они разделили бы эти широкие пространства с квиту, со стадами оленей и с крупными нелетающими птицами. Естественные враги… да, помимо представителей человеческого рода (будь то иккинни или выходцы со Стира), которые будут считать лошадь наградой, а не добычей, существовало несколько видов плотоядных животных. Но не в больших количествах. Пока все шло, так как он и представлял себе; популяция лошадей размножилась бы так же, как это произошло на равнинах его родины, предоставляя аборигенам доступные ценности и боевую мобильность. Однако если он будет должен переступить за красную черту внутри собственной Службы…

Кейд вздрогнул от звука, который исходил от его начальника и был подозрительно похож на сдавленный смех.

– Ты чуть-чуть поторопился, Уайтхок. Не стоит запускать свои ракеты на полную мощность, если не уверен, что выйдешь на орбиту! Лошади для Стира. Можно представить, как иккинни будут рады им. Воздушные потоки не позволяют воздушным кораблям их властителей подниматься к горным массивам. На лошадиных спинах теперешние рабы смогли бы передвигаться более далеко и свободно. Я сам мечтал об этом, мой молодой друг. Тебя ни за что не взяли бы в отряд, будь ты поклонником Стира. Лошади… – Он изучал Кейда, как человек исследует замысловатую часть машины, которую еще не понимает, но должен заставить работать легко и спокойно.

– Вы говорили, что неплохо соблазнить верховного правителя чем-то новеньким, – сказал Кейд в попытке защититься. Он был так поглощен своей идеей, что недооценил своего командира, заблуждение, которое, как он мог видеть, должно бы перерасти в ужаснейшую ошибку.

– Я говорил, говорил. А Стил, запрашивая эти анализы, тем самым вложил подобную мысль в твою голову?

Это было отчасти правдой, и Кейд был рад, что может с этим согласиться. Но он понимал, что Эбу не был полностью удовлетворен этим разговором. Но на какой-то момент он был спасен возвращением Тофа, с приказанием для них обоих посетить верховного правителя.

Когда они вошли в садовый холл, где незадолго до этого демонстрировали медведя, они увидели там властителя Клора, стоявшее на полу его передвижное кресло и слайд, который слуга держал на уровне глаз для удобства своего повелителя.

– Расскажи об этом. – Обращение предназначалось Кейду.

Используя принятый торговый язык, землянин как можно шире расписал достоинства лошадей, уделяя внимание тому, что, как он надеялся, было живым и увлекательным описанием всех преимуществ разведения их на Клоре. Никакого видимого встречного энтузиазма со стороны Правителя не последовало, хотя было понятно, что находившийся здесь же Тоф успел изложить свои взгляды.

– Но они не могут быть разведены прямо здесь, в Коре? – перебил его Правитель.

– Да, не могут. Им нужно открытое пространство.

– И все Великие в твоем мире легко скачут на их спинах?

– И это истинная правда. – Кейд пустился в описание седел и других предметов для верховой езды, рассказал о развитии кавалерии, включая строевые части и летучие отряды, равно как и красочно разодетых верховых стражей для торжественных церемоний.

– Их следует купить, – представитель Стира вынес свое решение обычным бесстрастным тоном. – А также на Кор должны быть присланы более подробные описания этих существ, новые изображения различных их видов, таких же или больших размеров. – Он сделал едва заметный кивок в направлении находящегося перед ним слайда. – Все это должно быть сделано как можно скорее.

Эбу поклонился.

– Желание Пака – закон земли и неба, – ответил он, используя выражения, принятые местным этикетом. – Каково желание, такова и работа. Можем ли мы теперь покинуть Кор, поскольку должны немедленно исполнить желание Пака?

– Отправляйтесь и служите.

Решение было принято так быстро, что Кейд почти не верил в собственный успех. По пути к кораблю, который должен был забрать их из Кора, Эбу задал несколько личных вопросов

– Где же ты собираешься достать лошадей? Ведь когда Пак говорит, что он хочет получить что-то очень быстро, он именно это и имеет в виду. Лошади, доставляемые с Земли, проведут в пути несколько месяцев, включая карантин и транспортировку.

– Есть породы лошадей, которые целыми поколениями были приспособлены к космическим перелетам, и они должны быть на Кванг-Кан. – Да, это не его лошади, выведенные на равнинах Земли, а другая порода, крепкая, выносливая, привыкшая к новым мирам, получившая развитие от малорослых лошадей, которые когда-то носили татарских всадников не только в битвы, но и в дальние походы за право владеть четвертой частью мира.

– Ты, как я вижу, уже провел полное исследование предмета. – Эбу вновь неловко потревожил правду своим замечанием. Но, к облегчению Кейда, глубже копать не стал.

Глава седьмая

Кейд проснулся с тем же ощущением надвигающейся опасности, которое мгновенно приводило его в чувство, особенно, в горах. Однако сейчас он находился в форте, сзади него была стена его комнаты, а под ним – податливое пенообразное покрытие его кровати. Он лежал, сдерживая дыхание почти до легкости сна, пытаясь уловить любой звук или движение.

Выходившая в коридор узкая щель, заменявшая окно, выделялась светлым прямоугольником на темной стене. До него доносились легкий шум оперенья и беготня ночных охотников-«восьминожек», гоняющихся по помещению. Затем он уловил что-то, похожее на легкий вздох облегчения.

И вновь резкий бросок «восьминожки», сопровождаемый едва слышным писком, как только охотник поймал очередную пушистую ночную бабочку, одного из ночных существ, населявших Клор. Затем, со стороны крытого двора, раздались звуки шагов, а вслед за ними легкие, но резкие удары, бившие, казалось, по его напряженным нервам.

Вдоль стены проскользнула тень, и стремительность ее движения была отчетливо ощутима. Кто бы ни населял его комнату, это существо было явно вне досягаемости. Кейд уловил след неприятного запаха и понял, что где-то крадется иккинни, возможно, разрываемый страхом между опасностью со стороны предположительно спящего землянина, или со стороны находящейся во дворе охраны.

Кейд зевнул, стараясь как можно лучше походить на потревоженного спящего, и перевернулся, располагая руки под туловищем, готовый в любую минуту спрыгнуть с кровати. Вновь он услышал приглушенное дыханье, и скорее почувствовал, чем увидел, рядом с собой красноватые глаза. Он не имел представления, насколько острым было ночное зрение иккинни, и навести об этом справки у него уже не было возможности. Хотя, предположительно, находившиеся в форте аборигены были безоружны, но и в самой этой комнате находилось достаточно предметов, каждый из которых мог стать импровизированным смертельным оружием.

Одной рукой землянин вытащил станнер из ниши, куда на день убиралась кровать, и бросился на пол, переворачиваясь на ходу, чтобы в итоге встать спиной к противоположной стене, держа оружие наизготовку. Теперь он слышал поспешные движения своего невидимого визитера, которые мгновенно затихли в тот момент, когда Кейд положил руку на дверную панель. Потому что снаружи по-прежнему раздавались все те же, будто марширующие, шаги, являвшиеся сигналом опасности.

А затем Кейд получил все-таки ответ по поводу ночного зрения у иккинни. Прежде чем смог сделать очередное движение, он почувствовал удар чужого тела и волосатого плеча прямо в собственный живот, удар, который выбил весь воздух из его легких и размазал его по стене с силой, которая на мгновенье ошеломила его, так что он был полностью беззащитен пред второй атакой. Удар, направленный сбоку, обрушился на его голову, свалив его, почти теряющего сознание, на пол, а второй погрузил в полную темноту.

– Уайтхок!

Боль была словно красная лента, прикрывавшая его моргающие глаза, а включенный в комнате свет только усилил ее. Его голова безвольно болталась, когда кто-то пытался поднять его, и он ощутил отчетливый привкус свежей крови. Затем, кое-как преодолев резкий приступ боли в голове, он сфокусировал свой взгляд на Че Ине. На этот раз находящийся перед ним человек не улыбался, напротив, необычайно жесткая суровая гримаса растянула уголки его губ, вытягивая в прямую линию границу челюсти, лежащую ниже мягкой ткани округлого подбородка.

Рука Кейда неуверенно потянулась к голове, и он вздрогнул, когда пальцы коснулись мокрой разодранной кожи на границе волос. Пальцы стали липкими и красными.

– Что случилось? – хрипло спросил он.

Че Ин протянул руку, плавно обхватывая его плечо, помогая ему повернуться, чтобы он мог рассмотреть комнату, которая была полностью разгромлена. Дверцы всех стенных шкафов были открыты, а там, где они были заперты, их просто взломали. Набивка матраса пузырящейся пеной лезла сквозь многочисленные рваные дыры в его внешнем чехле, а хвост лент с записями тянулся с поверхности стола, заканчиваясь спутанным клубком на полу. Все это было доказательством безрассудных поисков, таких поисков, когда ярость ищущего соединялась с его неспособностью найти то, что ему было нужно.

Это могло означать только один факт… А возможно и два!

Кейд превозмог накатывавшее волнами головокружение, пока пытался поднять голову повыше, чтобы поближе осмотреть беспорядок на полу вокруг себя. Его сапоги по-прежнему стояли «по стойке смирно» в футе от постели. И, заметив, что они остались нетронутыми, он понял, что один секрет ему удалось все-таки сохранить.

– Станнер! – закричал он. – Где мой станнер?

Если нападавшим был Докител, и этот абориген в конце концов заполучил его оружие… Если так, то нападение на Бака с использованием сканнера вполне должно означать смерть для половины рабов, находящихся в форте. И независимо от того, состоится ли это жертвоприношение или нет, Кейд должен предотвратить его, рассказав кому-нибудь всю правду.

Че Ин поднял из-под ноги Кейда некий знакомый предмет. И молодой человек взглянул на него, ощущая вторую волну откровенного облегчения, заглушавшую на одно-два радостных мгновенья пульсирующую боль в его голове.

– Я не думаю, что твой столь неаккуратный приятель вернется сюда. У тебя есть хоть какие-нибудь соображения на счет того, за чем он охотился?

Признание означало опасность другого рода. И вновь Кейд уставился на свои сапоги. Скорее всего, никто не мог догадаться, что именно было спрятано в их верхних потайных карманах. И голова его вдруг заболела так, что мысли стали размытыми и неопределенными.

– Подожди! – Че Ин осторожно повернул голову Кейда вперед, стараясь получше рассмотреть не оставшуюся от удара рану, а его волосы. – Так. Когда твой визитер не нашел то, что хотел… – дыханье собеседника перешло на шипенье, и тут же, в очередной раз, весь его добрый юмор улетучился.

– В чем дело? – Кейд поднял руку, готовясь ощутить привычную коротко заплетенную косу. Но его пальцы обнаружили только грубо срезанный пучок волос. Он был торопливо подстрижен сбежавшим вором.

– Зачем? – В поисках ответа он неуверенно взглянул на Че Ина.

Кейд мог понять поиски остатков от панели управления, которая постепенно разваливалась на все более мелкие и мелкие кусочки, несмотря на то, что он очень тщательно обернул подобранные в горах ее части. И также он мог понять пропажу станнера. Но зачем вор, искавший оружие, прихватил с собой клок человеческих волос? Мотив такого поступка полностью сбил его с толка, хотя ему казалось, что Че Ин имел полную ясность по этому вопросу.

– Испытание узлами, – произнес тот, как будто рассуждая вслух. – Вор не нашел то, что искал, поэтому он решил применить ритуал «испытание узлами». Но почему? Что он искал здесь? Это очень важно, Уайтхок. И это может оказаться смертельным. Нечто, принадлежавшее Стилу или тебе?

Спасение Кейд нашел в коллапсе, который неожиданно обрушился на него и длился почти пятнадцать минут; все это время он безвольно лежал с закрытыми глазами; до него доносился крик Че Ина и раздавшийся в ответ топот ног. Из своей притворной слабости, он, вполне возможно, перешел в настоящий сон, потому что, пробудившись, обнаружил себя в небольшом изоляторе форта, а вдоль основания его койки растекались яркие солнечные блики. Возможно, ему дали какое-то лекарство, может быть и наркотик, потому что он обнаружил некоторую путаницу в мыслях, когда решил попробовать сложить в аккуратную цепочку несколько известных ему фактов.

Что их могло связывать? Он был почти уверен, что на него напал именно Докител. Кейд почти не встречал молодого иккинни с момента своего возвращения из Кора, а несколько уместно заданных вопросов подсказали ему, что абориген второй раз принимал участие в охоте и на этот раз сопровождал Сантоса. Совесть Кейда была не совсем спокойна. Находясь в горах, Докител мог применить свои опасные познания для освобождения новой группы рабов. Поэтому землянин с облегчением вздохнул, когда вся экспедиция накануне вернулась целой и невредимой и с необычно большим числом отловленных масти. Если иккинни и передал свою информацию, то аборигены никак не успели бы выкрасть станнер и задействовать его.

К несчастью, Кейд так и не нашел решения относительно того, как исследовать разбитую панель управления. Технические знания для подобного исследования находились далеко за пределами его сферы деятельности, и он не имел никого на ближайшей к ним Торговой Базе, кто мог бы провести такое исследование и держать язык за зубами. Привлечь же к этому делу командира означало его собственное увольнение из отряда. А при всем том, что его план уже начал работать, Кейд не мог и не должен был подвергать опасности свою службу на Клоре. Запрос на лошадей уже был отправлен на Кванг-Кан и одобрен. Теперь лошади были на пути к Клору. И он уже положил начало своему проекту, который предполагал познакомить иккинни с тем, что может стать их будущим тайным оружием освобождения.

Пользуясь тем весьма благовидным предлогом, что лошади не могут быть доставлены к месту их окончательного назначения с помощью транспортных кораблей, используемых Стиром для регулярных внутрипланетных перевозок, а должны быть переправлены или перегнаны туда по земле, Кейд проводил для прислуживавших в форте иккинни курс наставлений по уходу и кормлению этих животных, включая сюда и некоторые сведения об их природе. Трехмерные изображения лошадей, увеличенные почти до натуральных размеров, служили экспонатами, которые помогли бы сделать привычным широкое распространение этих инопланетных «зверей». А так же, с помощью импровизированных поделок из дерева и труб, Кейд демонстрировал основы верховой езды, устройство седла и принципы использования поводьев для управления лошадью. Импортированные лошади, разумеется, должны были быть хорошо тренированы и послушны, по крайней мере, так полагали селекционеры на Земле. Но Кейд все еще не был уверен, что иккинни и лошади смогут ужиться вместе.

К своему разочарованию, он до сих пор не пробудил у аборигенов никакого сколько-нибудь заметного интереса в этом направлении. Казалось, что эти подневольные работники, согнанные к месту проведения инструктажа с помощью Бака, который сам постоянно наблюдал и слушал лекции с большим вниманием и интересом, не рассматривали время занятий иначе, как возможность дополнительного отдыха, и героически переносили все попытки землянина научить их чему-то как плату, которая непременно должна следовать за столь необременительное времяпрепровождение. В присутствии Бака Кейд должен был точно придерживаться текста, включавшего положения о сохранении благополучия инопланетных животных, импортируемых непосредственно для удовольствия и развлечений представителя Стира, которого так страстно ненавидели иккинни.

И он был очень обрадован, когда заметил присутствие Докитела на последнем занятии. Так или иначе, но Кейд ожидал более быстрой реакции от аборигена, который ранее был увлечен медведем. Но молодой иккинни проявил себя таким же флегматичным, как и остальные.

И вот теперь, все еще ощущая слабую боль в глазных яблоках при попытке сфокусировать зрение на ярком солнечном пятне, Кейд был в достаточной мере обескуражен, признавая, что Докител хотел только одного: освободиться от ошейника. Без всяких сомнений, он был уверен, что землянин в силах сделать ему такой подарок, но не желает и думать об этом.

Он не нашел чего искал и не залез в потайные карманы сапог Кейда, как и не взял его станнер. Но почему тогда он прихватил часть волос инопланетянина? Насколько было известно Кейду, среди иккинни не было такого обычая опозорить врага. И какую пользу мог извлечь абориген из трех дюймов чужих волос?

Что это сказал Че Ин? – Испытание узлами. – Теперь Кейд повторил фразу вслух, но слова по-прежнему ровным счетом ничего не значили для него.

– Да. Именно, так.

Кейд повернул голову, утопавшую в пенообразной подпорке. Че Ин весьма кстати оказался в дверях медицинского изолятора, подойдя неслышным кошачьим шагом, несмотря на свои сапоги. Была какая-то едва уловимая перемена в этом человеке, не прямое изменение характерных черт или явное отсутствие спокойствия и безмятежности, которые Кейд постоянно отмечал в нем. Только сейчас землянин понял, что то невозмутимое поведение его приятеля было всего лишь маской, из-под которой сейчас проступали новые черты.

Тем временем собеседник Кейда стоял, задумчиво глядя на него.

– Почему же все-таки они так ненавидят тебя, Уайтхок? – Он должен был бы скорее справиться о здоровье своего товарища, но не сделал этого.

– Кто?

– Эти иккинни. – Че Ин сделал паузу, а затем в его тоне появились едва заметные новые нотки. – Так что же ты, в конце концов, так и не понимаешь, в чем дело? Но если так, то это ужасно досадно. – Он медленно покачал головой.

– Для кого? – Кейд сдержал нарастающий гнев. Попытка получить от Че Ина хоть какую-то конкретную информацию, по-видимому, должна быть направлена к себе самому.

– Эти самые иккинни. И, разумеется, этот Сетелов, которого они наняли, чтобы он занялся тобой. А возможно, у них есть и тот, кто владеет искусством четырех узлов. Из того места, где произошло несчастье, они, или он, управляли твоими узлами, и я склонен верить, что твой визитер был достаточно зол, раз решил обратиться к таким «специалистам»…

– Какой в этом смысл? – У Кейда вновь разболелась голова. Его не увлекала идея разгадывать загадки, которые Че Ин вплетал в свою, и без того, загадочную беседу.

– Магия. – Че Ин откинулся назад, привалившись к стене, как будто его привычная леность так и не покинула его. – Возьми пучок волос своего врага, свяжи его узлом, со всеми надлежащими заклинаниями и жертвоприношениями, а затем каждый день затягивай этот узел все сильнее и сильнее, и это будет сопровождаться последующим физическим недомоганием той части твоего врага, чей облик надежно пойман в твой силок. Если враг соглашается с твоим предложением, или ты меняешь свои намерения, некоторый определенный узел может быть развязан, и тогда облик врага высвобождается из силков. Если же ты неотвратимо жаждешь его крови, то ты со всей силой затягиваешь последний из узлов, и бросаешь эту импровизированную сеть в огонь, или закапываешь ее в землю, или расправляешься с ней каким-либо другим решительным способом, который обеспечивает, соответственно, смерть твоей жертвы. Как мне говорили, вязка узлов – это разновидность местной науки.

Кейд выдавил слабую улыбку.

– И они ожидают, что их местное колдовство будет работать против инопланетянина?

Всем известно, что никто не может быть пойман магией галлюцинаций, к которой он не был предрасположен с рожденья. Однако мысль о том, что где-то находится прядь волос, в ярости срезанная с твоей головы, мастерски и набожно связанная для целей мести и боли, была явно не из приятных. И по мере того, как Кейд раздумывал, она не становилась менее зловещей. Кроме того, всегда существовала возможность, что скрытый враг, с нетерпеньем ждущий злонамеренного успеха намеченного плана, может атаковать противника и более откровенным способом.

– И если они обнаружат свою ошибку, – заговорил Че Ин, словно эхо повторяя последнюю мысль Кейда, – они могут предпринять более решительные и быстрые шаги. Почему они ненавидят тебя, Уайтхок? Что же на самом деле произошло во время твоего путешествия в горы?

Кейд вынужденно оказался в положении, когда ему было необходимо довериться кому-то. Если бы он отправился к Эбу, то наверняка, как он был уверен, его выслали бы с планеты домой. Командир отряда, вероятнее всего, не стал бы оставлять без внимания столь вопиющее нарушение приказов Службы. Но вот Че Ин… мог ли Кейд доверять ему? У них не было ничего общего, кроме как работа на одном и том же форте, и, к тому же, молодой человек очень мало знал о своем коллеге. В конце концов, именно Че Ин помог ему принять решение.

– Лик был убит не квиту.

Кейд упрямо замолк, напрягая всю свою волю против последовавшего молчания и того невидимого давления, которое, так или иначе, проявлял его собеседник.

– Лик пришел к своему несомненно заслуженному концу в результате насильственной смерти, может быть, от копья.

Кейд молчал, пока Че Ин своим ровным голосом докапывался до правды.

– Так или иначе, но кто-то установил, что система управления ошейниками не была абсолютно надежна.

Кейд уже приготовился к такому повороту дел. Он был уверен, что не сделал ни единого движения, правда, не исключая такого, как моргание век, чтобы показать, насколько близким было попадание. А Че Ин был тут как тут. Перемена, которую уловил молодой человек в стоявшем у входной двери коллеге, была, абсолютно ясной, открыто проглядывающей сквозь его маску. Че Ин стал таким оживленным, каким Кейд никогда еще его не видел. Находившееся перед ним лицо уже не принадлежало коммерсанту, человеку, связанному условностями Политики, а скорее это было лицо воина, которому протягивали оружие, способное разрешить всякий спор при любой решительной встрече со старым врагом.

– Вот правда! Скажи мне, Уайтхок! Вот правда!

И воля Кейда не выдержала этой вспышки почти ощутимых эмоций.

– Да.

– Тогда неудивительно, что они охотятся за тобой! – Че Ин вскинул голову, и его черты все еще переполняло все то же алчущее напряжение. – Если существует ответ относительно управляемого ошейника, то каждый иккинни на этой планете захочет получить его. – Он сделал шаг вперед, его руки жестко сомкнулись всего лишь в футе от больничной койки. – Какую игру ты ведешь, Уайтхок?

– Никакой. – Кейд торопливо начал отрицать то, что могло быть расценено как хитрость. – Все произошло случайно. Лик был действительно атакован этим быком, как раз так, как я и говорил. А то, что случилось потом, было чистой случайностью. – И он пересказал произошедшую далее сцену с краткостью официального отчета.

– Станнер? – удивленно повторил Че Ин, вытаскивая из кобуры свое собственное оружие. Затем он добавил быстрым требовательным тоном: – Какая была установлена мощность луча в тот момент?

Кейд напряг память.

– Возможно, что максимальная. Я не уменьшал ее после выстрела по квиту.

– Полная! И этот выстрел разнес на куски коробку и разорвал ошейники!

– И убил двух иккинни, – напомнил ему Кейд.

– Предположим, что разряженная мощность была при пониженном уровне напряжения?

– Ну, – начал было Кейд, а затем осторожно и пристально взглянул на Че Ина, опасаясь быть причастным к заявлению, которое окончательно опорочило бы его. – Нет способа поэкспериментировать над этим уровнем. Ведь Стир не собирается позволять инопланетянам играть с их панелью управления рабами с целью изучения того, как можно сделать ее безвредной.

– Верно. – Че Ин вновь нацепил маску. Он стоял, взвешивая на ладони свой станнер, как будто ему очень хотелось попытаться провести подобный эксперимент. – Однако есть и еще кое-что, Уайтхок. Тот самый соник был раздавлен копытами, а ты предназначался в жертву, точно так же, как ранее был убит Стил. Нам на форте очень неплохо бы иметь хотя бы небольшую информацию о подобных вещах, чтобы предотвратить очередные светлые мысли, возникающие у несметного числа тех, кто мечтает, выйдя из гиперпространства…

– Почему они… кто бы они ни были… хотели убить меня… нас всех?

Че Ин улыбнулся.

– Отличный вопрос, и один из тех, на который может быть несколько ответов. Во-первых, огромное большинство всех этих мелких правителей-феодалов ненавидят землян исключительно потому, что они земляне. Мы представляем первейшую угрозу их положению, которое восходит к тем долгим приятным векам, в течение которых они удерживали в своем крепком кармане большую часть обитаемой галактики. Даже уничтожить несколько землян под безопасным и безобидным прикрытием было бы игрой, вполне достаточной, чтобы апеллировать к некоторым из наших известных враждебно настроенных знакомых. Затем, существует и соперничество между правителями на Клоре. Несколько продуманных «несчастных случаев», причина которых может быть в нерадивости рабов одного из местных феодалов, приписанная ему его же соседом, будут иметь значение при очередном распределении прав на охоту. Несомненно, опасная игра, но жадность зачастую побуждает к риску, куда более опасному, чем гарантированный выигрыш от такой игры.

– Но, – медленно произнес Кейд, – могла быть и третья возможность?

– Политика. – Че Ин переложил станнер в кобуру и вновь прислонился к стене. – Игра Стира против тех, кто представляет Стир на Клоре, охватывает верхние уровни власти. Это можно бы представить, как, например, планету Вайсрой, выступающую против планеты Вайсрой, и осуществляющую, всеми правдами и неправдами, таким образом, борьбу за власть внутри самой их империи. Здесь, на Клоре, находится аванпост Стира, одно из его отдаленных поселений, правители которого делятся на две категории. Изгнанники, отправленные сюда в ссылку и отмеченные дома черной меткой, и те, кто имеет высокие амбиции, но лишены силы или поддержки на верху. Первая группа желает внезапного успеха для возврата своего положения, вторая же только еще хочет пробиться наверх. И использование тщательно подготовленных «инцидентов» может помочь либо тем, либо другим.

– Но множество погибших землян…

– Да, если кто-то вступает на этот опасный путь, то постоянно подвергается опасности. Но некоторые люди достаточно безрассудны по отношению к коварным и рискованным предприятиям. Кто-то, скажем, пытается сместить верховного правителя Пака.

– Что же ты собираешься делать? – Кейд напрямик двинулся к цели.

– По поводу этого дела со станнером? Сейчас – ровным счетом ничего. Нам нужен дополнительный материал для эксперимента. У тебя все еще сохранились остатки той разбитой панели управления?

Кейд кивнул.

– Сегодня она должна покинуть пределы этой планеты, сюда прибывает грузовой корабль. Этот факт, между прочим, и привел меня сюда, Уайтхок. Кто-то и на самом деле старается сделать большой рывок вверх, рассылая бумаги то туда, то сюда. А твои драгоценные пожиратели овса как раз и находятся на борту корабля.

Кейд моментально сбросил ноги с койки и начал искать свою одежду, боль в голове была забыта. Че Ин рассмеялся и протянул ему его форменную тунику.

– Но они еще не на посадочной площадке. У тебя есть почти четырехчасовая отсрочка, потому что они пока еще на орбите. Тебе можно не торопиться туда… и, пожалуйста, не забудь захватить с собой эту управляющую коробку, приятель.

Кейд нагнулся, разорвал потайные карманы в подкладке верхней части своих сапог и извлек оттуда четыре маленьких пакета, в которые он разложил остатки обоих ошейников и панели управления, часть из которых теперь превратились в металлическую пыль. Если эксперты смогут извлечь что-нибудь из этих кусков и обломков, он будет не только удовлетворен, но и изумлен к тому же. И, переложив ответственность за эту проблему на Че Ина, он почувствовал некоторое облегчение.

Кейд направился в сторону места посадки, где встретил большинство людей из персонала форта, ожидавших прибытие корабля.

Всего были доставлены пять кобыл и один жеребец. И хотя это были не те гордые и холеные созданья, о которых мечтал Кейд (поскольку импортированные с Кванг-Кана лошади были меньших размеров и более лохматые), все они были мышастой масти, с черными гривами и хвостами, их ноги слегка оттенялись темной каймой, как знак возвращения к их далеким земным предкам. Но когда молодой землянин сам освободил их из корабельных боксов, и отвел, все еще ошеломленных от ударов и бросков во время путешествия, в построенный им же загон, торговец получил истинное удовольствие. Они будут едва различимы с больших расстояний на фоне желтовато-коричневого ландшафта. И эти лошадки, привыкшие к тяжелым условиям на одной из пограничных планет, гораздо легче приживутся на другой.

Землянин беспокоился только об отношении к лошадям иккинни. Поскольку он сам вызвался управляться с лошадьми после их приземления, Кейд поначалу не осознал того факта, что аборигены вообще не приближались к загону. И только позже, когда он хотел помочь накормить и напоить вновь прибывших животных, он встретил Бака, по лицу которого блуждала хитрая полускрытая ухмылка.

– Звездный странник хочет иметь рабочих?

– Животным нужна вода и пища… – Кейд замолчал, когда заметил, что пальцы Бака перебирают на панели управления кнопки, означавшие грубое наказание рабов.

– Зачем? – требовательно спросил Кейд, понимая, что надчеловек наслаждается этим.

– Эти земляные черви говорят, что это дьяволы, которых привез звездный странник, чтобы уничтожить их. И если их не заставить, они не будут ухаживать за лошадьми.

– Нет! – Если Бак заставит иккинни ухаживать за лошадьми только с помощью болевых ощущений через ошейник, план Кейда обречен на неудачу.

– Я хочу вывести лошадей в открытое поле, – поспешно сказал он. – Пусть иккинни принесут пищу и воду в загон, когда он будет пустой.

Ухмылка Бака исчезла. Кейд не оставил ему времени на протесты, поскольку торопился открыть ворота загона. До сих пор ему удавалось лишь отодвигать неприятности, но сколь долго это могло продолжаться? И говорил ли Бак правду, или же, используя собственную власть, старался заставить аборигенов ненавидеть и бояться лошадей?


Глава восьмая

– То есть, ни один из них не желает приблизиться к лошадям, – Сантос говорил таким тоном, будто наслаждался замешательством Кейда. – Эта ситуация может обернуться настоящей бедой.

– Если же, – вступил в разговор Эбу, сидевший во главе стола совещаний, – мы не выполним наш контракт с Паком, мы также получим неприятности.

– Что мне хотелось бы знать, – мягко вступил в разговор Че Ин, – откуда берет начало этот слух о «всепожирающем демоне». Ведь в прошлом мы импортировали и других, потенциально более опасных зверей, и никогда не возникало ничего, кроме обычного любопытства. Откуда эта неожиданная антипатия к лошадям?

Кейд и сам искал ответ на этот вопрос. Было похоже на то, как будто некто… или нечто… похитил план буквально из его головы и развернул эффективную контратаку еще до того, как Кейд получил шанс начать его осуществление.

– Те, другие, животные были меньших размеров, – указал Сантос с нарочитой рассудительностью. – И только крупные животные Клора, квиту и састи, считаются опасными.

– Есть еще и фарг, а он величиной с молодого медведя. Все эти иккинни были охотниками еще до того, как их взяли в плен, а здесь нет рабов, выведенных на специальных селекционных фермах. Нет, я бы сказал, что этот слух о демонах не мог родиться ни в одной из их хохлатых голов. Я хочу сказать, что это было умышленное внушение.

– Но зачем? – настойчиво сопротивлялся Сантос.

Че Ин мягко улыбнулся.

– О, по целому ряду причин, Мануэль. Ну, скажем, такая выдумка могла бы быть использована для того, чтобы подтолкнуть работающих в форте рабов к мятежу…

Сантос презрительно усмехнулся.

– Мятеж! Это при наличии Бака, который держит жизнь каждого из них на кончике своих пальцев и день и ночь? Не дураки же они?

Но, мысли Кейда, как лошади на скачках, неслись вперед, мятеж при наличии тех методов управления, что использует Бак со своей коробкой, хоть и рискованный, вполне возможен. Не пришло ли время для общего признания? Его губы уже начали двигаться, как вновь заговорил Че Ин.

– Я не верю, что среди нас найдутся эксперты, чтобы оценить психологию иккинни. Стир никогда не одобрит таких исследований. Возможно, что самый лучший наш шаг…

Эбу резко прервал его.

– Наш лучший шаг, поскольку мы не в состоянии отменить этот контракт, состоит в том, чтобы передать этих животных представителям Стира как можно скорее.

Че Ин откровенно усмехнулся.

– Отдать этих «демонов» в распоряжение тех, кто и сам не лучше демонов, по мнению иккинни. Нет, конечно!

Эбу рассуждал с точки зрения коммерсанта, но не больше. Кейд же не хотел торопиться именно в этом направлении.

– Мы должны перегнать лошадей по суше, – подчеркнул он. – И если иккинни были бы вынуждены действовать как погонщики…

Эбу нахмурился.

– Да, но они могут ополчиться против животных. Ну, хорошо, а нет ли у тебя каких-нибудь соображений, что могло бы помочь? – Его взгляд, прямой, требовательный и спокойный был устремлен на Кейда.

– Позвольте мне взять для начала одного из аборигенов, и чтобы не было Бака. День, два работы в загоне может принести нам согласие.

– Я не вижу, каким образом это возможно, – возразил Сантос. – Любой абориген будет чувствовать себя стесненно, как в ошейнике, если его взять туда, а при отсутствии Бака он может напасть на тебя.

– У тебя есть какой-то план? – спросил Эбу.

– Ну, вообще-то, есть Докител. Он расспрашивал меня про медведя. Возможно, его заинтересуют и лошади, настолько, чтобы остаться около них и узнать, что они не так уж и опасны.

– Но Бак, судя по всему, интересуется лошадьми, – высказал предположение Сантос.

Руки Кейда, опущенные за край стола, напряженно сжались. Сантос был прав, надчеловек постоянно крутился вокруг загона, задавая множество вопросов. Но Кейд не собирался скакать верхом почти через всю страну, имея напарником Бака.

– Нереально, – резкое возражение Эбу имело оттенок приказа. – Если только мы не возьмем с собой всех здешних иккинни из трудового лагеря. Мы не можем использовать иккинни без участия Бака. Правитель Сабата немедленно отберет их всех. Это его собственность, а мы лишь арендуем ее. Я не знаю, Уайтхок, почему тебе кажется, что ты добьешься успеха с Докителом, но ты можешь попробовать день или два.

Только даже дня у них не оказалось. В их распоряжении было менее пяти часов.

Кейд находился в поле, позади загона. Он пристроил легкое седло на спину жеребцу, а другое на спину ведущей кобыле. Природу лошади так и не изменили ни звездные дороги, ни прошедшие века. Табун оставался всегда таким же, каким он и был: умудренная жизнью кобыла, которая должна была вести табун на новые пастбища, и жеребец, готовый защитить своих кобыл, в прыжке подбрасывая задние копыта, а затем ударяя ими тех, кто упал сзади.

У ворот загона стояла темная фигура. Каждая линия этого тонкого тела выражала понятный, даже с такого дальнего расстояния, вызов, который пока еще не перешел в стадию неуправляемого взрыва. Кейд слегка раскачивался на жеребце, иногда подталкивая его ногами, чтобы перейти на рысь, и старался держаться спиной к бревенчатой стене загона. И он не упустил момента, когда Докител, в ответном движении, попятился назад, остановленный лишь наполовину открытыми воротами. Теперь иккинни стоял неподвижно, в то время как лошадь и всадник приблизились к нему, он разводил и сводил перед собой руки, как будто искал в пустом воздухе оружие, которое так и не материализовалось. Жеребец вытянул голову, обнюхал аборигена и энергично фыркнул.

– У зверя нет никакого копья, – сказал Кейд. – На звездных путях этот зверь служит воинам, он не носит никакого ошейника, а лишь только вот это, – он поднял руку, демонстрируя поводья. – Как и квиту, он питается травой, а не мясом людей.

Враждебность, которую он, несомненно, прочитал в глазах аборигена, не уменьшилась. Кейд знал, что следует добиться результата как можно скорее. Он свистнул, жеребец заржал, а через поле ему вопросительно ответила кобыла. Он предусмотрительно закрепил ее поводья на седле, чтобы они не запутались, и теперь она перешла на легкий галоп, чтобы присоединиться к ним, а ее сестры бежали сзади.

Бака нигде не было видно, но Кейд не мог быть уверен, что тот не наблюдает за ними. Использует ли сейчас надчеловек управление ошейниками… или нет? По крайней мере, после первой попытки сбежать, Докител не двигался, хотя Кейд оставил путь отхода для него свободным.

– Воины скачут, – заметил землянин. Он протянул руку и потрогал пальцами мягкий нос кобылы.

– Нет воина. – Это было первый раз, когда иккинни заговорил. – Этот носит ошейник. – Жар злобы иссушал все вокруг, хотя абориген даже не взглянул на станнер, висевший на поясе Кейда.

– Возможно, что и так, – согласился Кейд. – Воин сражается копьем, раб с помощью колдовства из сплетенных ночью узлов.

Докител ничего не ответил на такое обвинение. Он сделал шаг вперед из своего угла, устремляясь к лошадям и всаднику, как будто подгоняемый необходимостью узнать хоть какую-то правду. – Сеть не берет его?

– Сеть есть только на Клоре, как она может взять его, если он не с Клора?

Докител некоторое время моргал, пока переваривал этот кусочек простейшей логики. Но он был достаточно благоразумен и сообразителен, чтобы не только воспринять ответ Кейда, но и отступить назад, чтобы сделать ответный выпад, точно так же, как клинок фехтовальщика скрещивается с клинком своего оппонента.

– Этот зверь не живет на Клоре, как же тогда он может быть рабом тех, кто живет здесь?

– Есть колдовство и колдовство. Одно колдовство кочует между звездными мирами, другое же действует на людей лишь одного мира. Ничего нельзя изучить без испытаний. Испытанием были те сплетенные узлы. Они не помогли. Пусть теперь будет сделано новое испытание.

Какую-то минуту, минуту очень долгую, стояла тишина. Кейд слышал, как легкий ветер колыхал траву, слышал отдаленный крик пролетавшей высоко в небе птицы. Он распустил поводья кобылы и взял их в свою руку.

Докител чуть сдвинулся с места, то протягивая, то убирая свою ладонь, сделал один, а затем и второй шаг в сторону кобылы. Она же повернула голову, безмятежно разглядывая его. Но вот морда ее опустилась, чтобы лизнуть пальцы аборигена, а Докител героически стоял, было видно, как дрожала его рука, однако он продолжал стоять.

– В седло! – скомандовал Кейд, с той же резкостью, которая могла срываться лишь с губ Бака.

Если Докител и не проявлял признаков того, что хоть как-то усвоил технику обращения с лошадьми на тех импровизированных уроках, то это было лишь чисто внешнее безразличие. Он неуклюже вскочил на лошадь. Но он уже надежно держался в седле, когда Кейд вывел жеребца на открытое пространство, кобыла шла впереди, а остальные лошади тянулись сзади.

Прогулка проходила легкой рысцой, и кобыла шла чуть впереди, пока иккинни и землянин не поравнялись, и теперь скакали нога к ноге. Кейд отметил, что на лице аборигена отсутствовало какое-либо выражение, но он был уверен, что значительная часть жесткой напряженности в его поведении уже исчезла. И поэтому Кейд отважился увеличить скорость и перешел на легкий галоп. Они сделали круг, и теперь направлялись назад к разбросанным группами зданиям форта, и Кейд вновь сбавил скорость до обычного шага.

– Воин скачет верхом, – сказал он.

Докител поднял руку вверх, туда, где находился ошейник.

– Не бывает воина, носящего вот это, звездный странник, – голова его повернулась, в глазах вновь вспыхнули красные огоньки нетерпенья. – Сорви это с нас, и ты увидишь воинов! Но это должно быть поскорее.

Тон, которым это было сказано, насторожил Кейда.

– Почему?

– Прошел слух. Вот эти – дьяволы. – Докител прочесал пальцами стриженую гриву кобылы. – Было сказано, убей, убей, убей!

– Кто убьет? Те, кто в ошейниках?

– Те, кто в ошейниках. И еще много издалека. – Докител указал подбородком в сторону территории, которая, словно чаша, охватывала форт землян. Там была и покрытая трещинами посадочная площадка, и вьющаяся река, и бескрайнее море волнистой травы, нарушенное вкраплениями небольших зарослей деревьев, но это была мирная земля, насколько мог видеть Кейд.

– Так откуда же? – как эхо переспросил он.

И вновь, не отрывая рук от шеи кобылы, Докител кивнул в сторону реки.

– Там есть охотники. Надчеловек доведет их до убийства.

Кейд осадил жеребца и наклонился вперед, как будто разглядывая поводья, лежавшие вдоль лошадиной шеи. Но вместо этого посмотрел на берег реки. Не так близко к форту, в воздухе прогудела летающая ящерица, крыльями напоминавшая летучую мышь, и затихла, исчерпав дальность своего полета. А направлялась она не вдоль водной поверхности, а в сторону степи. И в первый раз землянин услышал от находившегося рядом с ним иккинни звук, напоминавший скорее сдавленный смех.

– Они идут там, словно квиту.

– Охотники?

– Это? – Докител аккуратно сплюнул через голову кобылы: его мнение относительно такой грубости при тайной слежке было выражено более чем живописно.

– Нет. Тот, кто управляет.

– Сколько их?

– Один, кто управляет… шесть… восемь… десять. – Абориген повторил вслух последовательность управляющих кнопок с видимым равнодушием. – И еще много-много. – Его хохлатая голова вращалась на тонкой шее, как будто он хотел выразить мысль, что форт со всех сторон теперь окружали невидимые враги.

– Но зачем?

– Надчеловек говорит, что звездный странник привез демонов. Он боится. Поэтому надчеловек и управляет.

А надчеловек мог получать приказы только со Стира! Жеребец послушался натянутой Кейдом упряжи и сжатых колен. Прямо из травы, между ними и стенами форта, поднялась цепочка людей. А от форта до Кейда доносились какие-то крики: возможно предупреждение, возможно ругань или удивление. Маленькие фигурки выскакивали из засады, вырывались из зарослей деревьев, вырастали из поверхности прерий. Времени, чтобы добраться до пункта управления силами форта, уже не оставалось. Кейд уже мог слышать далекий шум и крики, которые доказывали, что сражение уже началось.

Он пришпорил жеребца, переходя на безумный бег, распластавшись как можно ниже на лошадиной спине.

Воинствующие крики неслись со всех сторон, и торопливо брошенное копье пролетело над спиной землянина.

– Убить! Убить демонов!

На этот раз копье оставило свою отметину на плече Кейда, разорвав ткань его туники, а след его был отмечен болезненной красной линией. Но он прорвался через цепь аборигенов, которые расступились в стороны от его слившейся с седлом фигуры. Он был рядом с загоном, почти во внутреннем дворе форта.

Красное одеяние землянина было как цветное пятно на грязноватой желто-коричневой стене командного пункта. Но человек, носивший его, с трудом опирался на руки, выбрасывая вместе с душераздирающим кашлем остатки жизни, в то время как древко копья плясало между его лопатками. Кейд выхватил станнер, посылая одного из иккинни вслед за умирающим землянином.

Вдруг, откуда-то ни возьмись, сеть захлестнула его голову и плечи, и он начал бешено сопротивляться, стараясь удержаться в седле. Натянутые нити плохо поддавались, когда Кейд дергал их. Кобыла теснила его, в его бедро уперлось чье-то колено, в то время как чьи-то пальцы поймали его запястье и силой вырвали станнер из его руки.

– Убить! Убить!

Бак выкрикивал приказы из-за баррикады тюков. Надчеловек покрылся потом, а выражение его лица откровенно говорило об алчном нетерпении. Пальцы его лежали на панели управления, должно быть он и превращал свою банду в свору бешеных псов с помощью этих стимулирующих силовых встрясок. Несколько иккинни колотили в дверь командного пункта, используя толстые концы копий, абсолютно бесполезные для материала, повредить который можно было только огнеметом.

Волосатая рука, вырвавшая у Кейда станнер, вновь застыла, как только щелкнул затвор, отправляя очередную порцию энергии в намеченное место. Откуда-то и каким-то непонятным образом, но молодой иккинни усвоил главное правило стрельбы из ручного оружия: навести оружие на цель, все равно, что указать на нее пальцем. И теперь палец указывал на управляющую коробку Бака.

Внешне ничто не выдавало удар этой несущей энергию стрелы, пока Бак не рухнул на тюки, со ртом, перекошенным от боли, хватая руками воздух, в то время как панель управления разлетелась, выбрасывая яркий сноп освобожденной энергии.

Но Бак еще не сдавался. Возможно, целое море слепого страха и боли выплеснул надчеловек на Кейда, как на самую большую мишень в своем ближайшем окружении. Он выхватил нож, и землянин, все еще наполовину стянутый сетью, не имел возможности защищаться. И одна из этих веревок, что образовали ячейки сети, спасла ему жизнь, отразив злобное острие, которое лишь скользнуло по поверхности тела, не оставив глубокой раны.

Остальная часть сражения прошла для землянина, словно в тумане. Бак наступал, неуверенно покачиваясь, хватая руками воздух, как будто хотел разорвать Кейда. Жеребец наклонился, фыркнул и поскакал. В то время как Кейд, одной рукой зажимая кровоточащую рану в боку, второй из всех оставшихся сил вцепился в седло. Он не помнил и того, что второй всадник скакал прямо за ним, в то время как разбежавшиеся в разные стороны кобылы, в конечном счете, собрались около своего лидера, направляясь в сторону холмов, где уже поднимались, длинные и темные, вечерние тени.

Кейд очень отчетливо запомнил другое. Эту сцену он запомнил на всю жизнь, как маленькую живую картинку.

Лошади и их всадники почти уже скрылись от форта за изгибом берега реки, но они все время продолжали двигаться, следуя ее изгибам, и когда лошади наконец сменили галоп на медленную рысь, Кейд смог стать свидетелем того, как с севера появился воздушный корабль, принадлежавший Стиру. Это был не обычный грузовой перевозчик, а иглообразный боевой корабль, без сомненья, один из тех, что имелись в гарнизоне Клора.

Он сделал круг над фортом землян, где поднимавшийся дым говорил о продолжавшемся уничтожении. Затем, со зловещей осмотрительностью, летчик устремился вертикально вверх. Возвращение пилота к земле было медленным и страшным, потому что он направлял вниз хвостовое пламя, испепелявшее все вокруг. Если кто-нибудь из землян и мог выжить после атаки управляемых аборигенов, то теперь у Кейда не осталось на это почти никакой надежды. Атакованные и атакующие были одинаково сметены огнем с поверхности Клора. Для Кейда столь жестокая эффективность подобных контрмер окончательно подтверждала преступление Стира.

Землянин кричал и пытался развернуть жеребца назад. Но поводья были вырваны из его рук, и, когда туман перед глазами от подступившей боли и слабости полностью окутал его, Кейд лишь смутно догадывался о том, что, поднимаясь вверх по реке, они направлялись в горы.

Выгнутый небесный свод над ним сейчас почернел, звезды оставляли на нем морозные искры, потому что ночь была очень холодной, как обычно в начале весны. Однако где-то слева от него были тепло и свет, тепло от накидки, покрывавшей его полуголое тело. Кейд протянул руку, трогая левый бок, и вздрогнул, когда надавил на плотную массу, наложенную на его рану.

Он слышал тихое ржанье, видел лошадиную голову, плохо различимую в слабом свете огня, метавшегося при взмахах лошадиной челки. Из темноты вышла фигура, неясно маячившая перед ним. Докител. Кейд даже моргнул, пытаясь понять, что же было странного в облике иккинни. И лишь спустя долгую минуту, его заторможенный разум понял. Шея аборигена была голой, его ошейник исчез. И когда тот подогнул свои длинные ноги, чтобы присесть рядом с землянином, Кейд поднял руку.

– Он свободен.

Между темных губ сверкнули белые зубы.

– Он свободен.

Его руки, с длинными пальцами, принялись работать над Кейдом, так что очень скоро он забыл все, кроме болезненной реакции своего тела. Потрескавшаяся масса была снята с тонкой нежной кожицы, и тут же была наложена новая порция и прижата к тому месту, которое казалось Кейду неестественно твердым. Наконец, разжав зубы, Кейд задал вопрос.

– Мы среди холмов?

– Да, мы на высоких местах, – согласился Докител. – Хозяева ошейников не могут прийти сюда. Копьеносец сбросит вниз их летающие лодки.

– А форт? – Хотя память Кейда уже хранила ответ на этот вопрос.

– Там пусто. Те оставили там лишь вонючую землю.

Кейд вынес и это. Был шанс, совсем ничтожный, что, может быть, Эбу или Че Ин, или оба вместе, все-таки выжили. Он был уверен, что Сантос и был как раз тем человеком, которого он видел умирающим на копье возле стены командного пункта. Каждый форт землян был оборудован подземным командным пунктом на случай чрезвычайных происшествий. Если двум другим удалось забраться в это безопасное место до того, как наверху все было выжжено реактивным двигателем, то существовал реальный шанс, что они могли бы выдержать там до того момента, пока не придет помощь, вызванная их сигналом SOS. Но шанс на такое спасенье был, конечно, минимален. Если же они были на поверхности, занятые перестрелкой с нападающими, в тот момент, когда корабль Стира нанес свой удар, тогда, он был бы последним из землян, оставшимся на Клоре.

А пока что для него эти горы, которые не патрулировались кораблями Стира, были самым безопасным убежищем.

– А лошади?

– Одна убита копьем, – отчитался Докител. – Но остальные убежали, быстрее, чем квиту, чем слог, быстрее, чем любой иккинни или копье, пущенное его рукой. Действительно, они быстры, как ветер!

– Куда мы идем?

Докител подбросил в огонь кусок дерева, по цвету напоминавший ржавчину.

– Он свободен. Наверху много свободных воинов. Он найдется.

– Кто? Искаг?

– Искаг или другие. – Он бросил второй кусок, и пламя костра поднялось выше. Кейд приподнялся на локте и увидел стоявших лошадей, их головы были устремлены к свету, как будто они тоже просили хотя бы обещания безопасности, если не тепла от огня.

Но если Докител полагал, что этот желто-красный блик в ночи является сигналом, то немедленного ответа на него так и не пришло. И, наконец, пламя угасло, лишенное подпитки, в то время как Кейда сломил беспокойный, но глубокий сон.

Он проснулся от холода и от стесненности движений, холодная пленка росы мелкими пузырьками покрывала его здоровое плечо в том месте, где он, видимо, отбросил в сторону покров из легких сеток и длинных стеблей сухой травы. Болевые ощущения в боку были очень слабыми, но они тут же напомнили о себе, как только он попробовал неуклюже подняться, чтобы сесть. Ночной костер догорел, оставив лишь горсть обугленных кусков дерева да щепотку золы. Увидев это, он быстро огляделся по сторонам, беспокоясь от мысли, что его оставили одного на этом пустынном привале.

Резкий рывок вызвал прежнюю боль в его ране, как только он обнаружил, что его ноги прочно связаны вместе на лодыжках, а концы этих пут закреплены так, что находились вне его взгляда и вне его досягаемости. Кусок травянистого пластыря рассыпался, свалившись с его раны, когда он наклонился вперед, пытаясь освободить ноги. Конечно, прошлой ночью Докител не проявлял и намека враждебности. Но зачем он связал землянина, пока тот спал?

Сдерживая дыханье, хотя это и причиняло ему боль, Кейд пытался дотянуться пальцем до стягивавших его лодыжки пут. Это были крученые веревки, которые обычно использовались для плетения охотничьих сетей, и он не смог обнаружить на них ни одного узла. Концы этих веревок исчезали между больших валунов по обе стороны от него, и так удерживали его в этой надежной ловушке. Он припомнил разговор Че Ина о четырех узлах, способных прочно удерживать врага. Но это была всего лишь часть колдовства аборигенов. То, что он чувствовал и видел здесь, обрело вполне конкретную реальность.

Глава девятая

Петли на его сапогах были тугими и гладкими, как будто они были сварены. И их материал не был простой веревкой, потому что его пальцы скользили по ним, как по маслу, не встречая никакой шероховатости, так характерной для плетеной поверхности. Кейд поднял голову и по степени освещенности горных пиков попытался оценить, как давно наступило утро. Да, после рассвета прошел добрый час, потому что солнце уже коснулось верхних склонов.

Твердо и мощно стояли под лучами солнца те самые три впечатляющие вершины, Наблюдатель, Сетелов и Копьеносец, которые подсказали ему, что их вчерашний побег происходил в том же самом направлении, что и охотничья экспедиция, состоявшаяся неделей раньше.

Их ночной лагерь был разбит как раз у склона, образованного из обломков давнего оползня, который оставил после себя стену из множества валунов. Кейд уловил слабое журчанье быстро бегущей воды – видимо где-то рядом мог быть горный ручей. И звук этот разбудил его жажду. Неожиданно он почувствовал, что не хочет ничего, кроме как погрузить лицо в эту влагу, и пить, пить, пить без конца.

Кейд мог видеть и то место, где еще вчера в темноте стояли лошади, наблюдая за костром. Но сейчас от них не осталось и следа, они исчезли, так же, как и Докител. Взял ли их с собой иккинни, чтобы исчезнуть навсегда?

Землянин корчился и извивался, и, несмотря на боль, словно когтями рвавшую его бок, подтянул, как только смог, ноги к животу, прежде чем изо всех сил ударить ими. Путы лишь сместились на несколько дюймов, и все. Он начал разгребать руками рыхлую землю и гравий вокруг себя и даже под собой, отбрасывая в стороны куски обуглившихся веток, стараясь отыскать камень, с помощью которого он смог бы перепилить неподатливые петли. При необходимости он даже попытался бы перетереть их, набрав пригоршни гравия.

Первая попавшаяся галька оказалась слишком гладкой. Затем он случайно наткнулся на более подходящий кусок камня, имеющий с одного конца острый выступ. Вытянувшись вперед и защищая левой рукой рану в боку, Кейд с трудом дотянулся до пут на ногах. И, словно сделанные из резины, эти связки упорно сопротивлялись его решительной атаке.

Весь покрытый каплями пота, ослабевший от многочисленных попыток и боли в боку, Кейд сел, сгорбившись, продолжая сжимать в руке камень. Он был уверен, что прошло наверняка больше часа, как он проснулся, потому что солнце спустилось еще ниже по шкале этих столь своеобразных горных солнечных часов. И так же, как он был уверен в текущем времени, он был уверен и в том, что Докител бросил его, хотя Кейд так и не мог уяснить, зачем было беспокоиться о его ране, перед тем как оставить его здесь одного. Если только этот иккинни не оставил его связанным либо как жертву этим трем застывшим горным божествам, либо как добычу для преследователей со стороны Стира.

И последнее предположение подтолкнуло Кейда ко второй атаке на стягивавшие его ноги петли.

Запах от высохшей припарки, смешанный с запахом собственного пота, переполнял его ноздри, но, видимо, он не был достаточно сильным, чтобы полностью заглушить доносившийся до него иной запах. Кейд начал осознавать его присутствие очень медленно, до того был поглощен собственным сраженьем с упрямыми петлями. Этот новый запах до отвращения зловонный, такой зловонный, что он больше не мог ошибаться в присутствии страшного врага – састи. Кейд сжался, поднял голову, ноздри его непроизвольно расширились.

Если хоть раз вдохнуть этот тошнотворный запах, то больше никогда уже не забудешь его. И толчок, который запустил память Кейда, чтобы как-то идентифицировать этот душок, последовал от воспоминаний о выделанных или частично выделанных шкурах, которые ему попадались еще в форте. Этот же был настолько устойчив и силен, что мог исходить только от живого животного. Животного? Скорее от живого дьявола!

Састи, живущие в горных пещерах, были достаточно опасны, имея рвущие когти и острые клыки. Но у них были собратья, которые были гораздо больше, чем просто живая опасность. Это были существа, охотящиеся индивидуально, тщательно выслеживающие добычу, и которые, в зависимости от желания, могли летать с помощью крыльев или ползти на всех четырех лапах, у них было тело, размером с человека, они были необычно прожорливы и имели ненасытный аппетит. А поскольку они с удовольствием питались как падалью, так и живой добычей, то мгновенно вызывали отвращение. Кейд начал сжиматься от страха, когда начал предполагать, зачем он был связан и оставлен здесь, хотя истинная причина, стоявшая за этим фактом, по-прежнему ускользала от него. Ведь для Докитела было бы куда безопасней воспользоваться копьем и покончить с ним чисто и быстро.

Этот смрад был теперь почти различимым облаком гниения. Но хотя землянин и напрягал слух в поисках малейшего шороха и звука, которые могли бы подсказать о направлении, откуда может появиться неожиданная смерть, он не слышал ничего, кроме посвистывания ветра в ветвях деревьев и постоянного журчанья этого дразнящего ручья. И только нос подсказывал ему, что састи мог быть где-то, совсем рядом.

Кейд извивался во все стороны, тщетно стараясь вырваться из своих пут, освободиться от петель. Наконец он смог слегка приподняться, опершись спиной о булыжник. Полуголый, не имея ничего, кроме камня в руках, он оглядывался по сторонам в поисках другого возможного оружия. В его сознании результат предстоящего сраженья был предрешен, и отнюдь не в его пользу.

Станнер его давным-давно исчез, но он все еще носил пояс с пустой кобурой. Тут Кейд лихорадочно рванул пряжку, державшую пояс. Он держал в руке пояс из мягкой кожи, при этом пряжка и кобура свисали на его противоположном конце. Теперь он для пробы покрутил пояс, прикидывая, что он мог бы сделать из него своего рода примитивный хлыст. И зажав эту плеть в правой руке, а камень в левой, землянин прижался спиной к скале, чтобы ожидать прыжка, который, как он был уверен, может произойти в одном из трех направлений.

Как раз против остатков костра было открытое пространство, единственная тропа, которую выбрал бы састи. Этот зверь имел репутацию хитрого охотника, и его особи безжалостно уничтожались, равно, как и их детеныши. Поэтому теперь хитрость, должно быть, стала одним из его врожденных качеств.

Завалы камней (след старого оползня) слева от Кейда сформировали постепенно понижающуюся стену, своего рода дамбу из малых и больших валунов, грубых, устойчивых, но все-таки недостаточно удобными для стремительного броска. И если кто-то или что-то попыталось бы пересечь их, то наверняка оказалось бы на виду в течение нескольких мгновений перед тем, как прыгнуть на Кейда. Землянин надеялся, что все-таки это будет тропа. Он высоко поднял голову, пытаясь проверить по запаху, где находится его источник.

Наибольшую опасность представляло пространство справа от него. Там, футах в пяти, виднелись заросли кустов. Он мог даже разглядеть сломанные сучки в том месте, где, возможно, Докител ходил за топливом для костра и за мелкими ветками, которыми он укрыл Кейда, перед тем как оставить его. Но растительность была достаточно плотной, чтобы спрятать там целый отряд иккинни, задумай аборигены пробраться через них. Но были ли эти кусты достаточно густыми, чтобы помешать нападению летающего састи?

Кейд вращал пояс то туда, то сюда, пытаясь привыкнуть к столь необычному оружию. Он мог бы использовать пояс и как молот, со слабой надеждой, что кобура может попасть в какую-нибудь чувствительную точку, например, в глаз. Но надежда такого рода была столь мала, что казалась почти неосуществимой. И раздумывая об этом, он медленно поворачивал голову от нагромождения камней к зарослям кустов, стараясь уловить любое предательское движение зверя, который должен быть где-то рядом.

Такое ожидание действовало ему на нервы. Концы пояса хлопали его по брюкам. Кейд напрягся, прижавшись к скале, вновь вступая в поединок с петлями на ногах. Свободный, он, возможно, имел бы шанс, хотя и очень маленький, но все-таки шанс. И тут его сердце глухо стукнуло, как раз в тот момент, когда одна из веревок, уходящих в сторону камней, неожиданно подалась, так что он едва не упал. Эта прочная эластичная нить мягкими складками легла на землю, как будто сама выползала меж двух камней прямо к нему. Эта сторона была свободна!

Но на большее у него просто не было времени. Састи уверился, что перед ним уже не насажанная на крючок приманка. С диким ревом, вырывавшимся из крокодильего вида пасти, если только крокодилы носили меховую шкуру и имели стоявшие торчком длинные уши, и с шумом, частично создаваемым громко хлопающими кожаными крыльями, ночное чудовище, населяющее дебри Клора, прорвалось сквозь кусты и стремительно бросилось к Кейду.

Землянин, прежде чем замахнуться поясом, швырнул свой камень, используя его как маломощную первую линию обороны, который устрашающим ударом треснул састи прямо по выступающему рылу. Когти на верхних кромках крыльев, скрывавших передние конечности, ударили вниз. Каким-то образом Кейд уклонился от этого первого удара, услышав, как когти проскребли по скале в том самом месте, где он только что стоял. Оставался только один шанс – удар поясом. Он ощутил и увидел, как импровизированная плеть стегнула морду зверя. В следующий момент одно из кожаных крыльев выбросилось вперед, и Кейд беспомощно распластался на каменной стене, его лицо зарылось в вонючий изъеденный паразитами мех. Поднялась одна из мощных задних лап, один скребок которой распотрошил бы его насмерть.

Раздался пронзительный вопль, который явно испускал не састи. Кейд, чья голова была придавлена кожаным крылом, почувствовал, что хищник еще сильнее прижался к нему, как будто побужденный к этому каким-то внешним ударом. Затем, когда он глотнул свежего воздуха и протер глаза, вес зверя больше не давил на него.

С быстротой, в возможность которой, для существа, столь неповоротливого на земле – Кейд не смог даже поверить, – этот дьявол Клора двинулся навстречу новому врагу. Кейд увидел, как, словно вспышка, метнулись вверх копыта и резко опустились вниз, с силой наносящего смертельный удар топора. Одно из них попало прямо на крыло, втаптывая стоявшего на четвереньках састи прямо в песок. И прежде чем это мерзкое существо смогло отбиться, жеребец, в неудержимой ярости и с пронзительным ржаньем, запустил свои мощные зубы в загривок састи, отрывая шерсть с кусками мяса.

Кейд и раньше слышал об отчаянной свирепости жеребцов, дерущихся за главенство над табуном. Однажды он даже видел такую смертельную дуэль. И здесь проявилась все та же воплощенная ярость, все то же смертельное желание победить, но обращенное не против своего лошадиного собрата, а против инопланетного существа.

Састи не был готов к такого рода встрече, и ему так и не удалось восстановить превосходство, потерянное при первом ударе. Поскольку жеребец имел возможность подниматься над своим врагом, используя острые грани подкованных копыт на передних ногах, как использует свои руки боксер, он неоднократно бил копытами сверху крылатое существо, и каждый его удар ломал кости, каждое движенье зубов выдирало длинные куски мяса. Кейд никогда еще не видел столь грубой и кровавой работы, и мог с трудом поверить, что животное, так послушно подчиняющееся командам, могло, за какие-то секунды, превратиться в злобного дьявола.

Еще долго после того, как састи должен был умереть, жеребец продолжал топтать его тело. Затем все четыре ноги застыли на земле, шея вытянулась так, чтобы раздувавшиеся ноздри могли обнюхать сплошную массу из сплющенных костей и покрытого кровью меха. Жеребец с отвращением заржал. Он резко поднял голову, его черная челка высоко взлетела, и он издал пронзительный звук, объявляя о триумфальном завершении своего сражения.

Кейд раздирал остатки стягивавших его петлей, вкладывая в это последние силы. Петли поддавались неохотно, но он уже мог распускать и стягивать их, пока наконец не выскочил из них после нескольких энергичных рывков ногами. Жеребец начал удаляться, быстро шагая между кустами и стеной булыжника, и землянин отправился за ним.

Он отыскал лошадь, покрытую пятнами пены, вдоль одного из плеч жеребца тянулась красная полоса, доказывавшая, что он не вышел из этой битвы без единой отметины, передние ноги его стояли почти до колен в воде, а он продолжал пить, подхватывая прозрачные, как топаз, бурлящие гребни. Здесь же, по другую сторону от воды, раскинулся небольшой, но богатый травой луг. Но, против ожиданий Кейда, кобыл на нем не было.

Землянин приблизился к лошади. Голова коня взметнулась вверх, разбрасывая капли воды на руку Кейда и уклоняясь от прикосновения. Лошадь все еще таскала седло и поводья, свободно болтавшиеся на недоуздке.

Кейд успокаивающе свистнул, но лошадь фыркнула и дернулась в сторону от человеческой руки. И тогда Кейд понял, что от него должно быть все еще исходил дурной запах састи. Присев около ручья, на достаточном расстоянии от лошади, он облил холодной водой голову, плечи и грудь, где зловонный мех испачкал его тело, ощутив при этом невыносимое жжение в ране. Скрипящий песок стер остатки дурного запаха, напоминавшего о мерзком прикосновении. И теперь конь позволил ему подойти ближе, чтобы он мог слегка прикоснуться к его ране на плече мокрым пучком травы. Кейд с облегчением заметил, что борозда была неглубокой. Но появление жеребца без кобыл и полное отсутствие каких-либо признаков Докитела продолжало удивлять его. И что могло побудить коня к такой атаке на дикого зверя, который как раз ему-то никак не угрожал?

Кейд слышал на своей планете истории о лошадях и мулах, сражавшихся с горными львами, которые впоследствии переносили эту злобу на больших кошек и сознательно разыскивали семейство кошачьих с единственной целью и желанием отомстить им, как самым заклятым врагам. И это было, пожалуй, очень близко к той реакции, что проявлял в подобных ситуациях человек. Однако этот жеребец никогда раньше не мог встретить састи, и, естественно, Кейд не пытался приучать животных к подобным рефлексам с момента их прибытия на Клор. Или необычно тщательная подготовка этих животных ко всем опасностям Клора была сделана еще ранее, или же састи своим отвратительным запахом и даже одним своим появлением возбудил ненависть и отвращение в новом иммигранте. В любом случае, жизнь Кейда была спасена благодаря этому обстоятельству, и он был весьма благодарен за это.

Но оставался вопрос, что делать дальше. Куда им идти? Ведя под уздцы жеребца, Кейд перешел поток и, наконец, нашел то, что очень надеялся отыскать: отпечатки подков четко вырисовывались на мягком илистом грунте покатого берега. Если бы следы и дальше оставались бы такими же отчетливыми, как эти, ему не составило бы труда преследовать лошадей и, возможно, отыскать, куда исчез Докител и кобылы.

Забравшись в седло, Кейд направил лошадь через долину, делая остановки, чтобы, время от времени, изучая тропу, отыскать знакомый след. Может быть, лошади оставили тот след просто случайно, бегая на свободе вдоль ручья, или иккинни, не желая иметь неприятностей, постарались скрыть улики их побега.

Луг вытянулся узкой лентой, теперь накрытой тенью от поднимавшихся стеной гор, и начинал подниматься вверх, сначала постепенно, а затем под более и более крутым углом. Кейд изменил свое мнение, что животные выбрали эту тропу по собственной прихоти. При наличии воды и травы в долине, они ни за что не отправились бы в горы. Тем не менее, то здесь, то там, попадались глубокие отпечатки копыт, оставленные либо небольшим уходящим табуном, либо возвратившимся жеребцом.

Кейд остановился на верхней точке подъема, чтобы дать передышку коню, по старой привычке, свойственной людям его племени, соскользнул с седла и ослабил подпругу, чтобы воздух лучше циркулировал под самим седлом, после чего, стараясь быть незамеченным, осторожно прошел к самому краю начинавшегося впереди спуска.

Раскинувшийся перед ним склон был лесистым и укрыт жестким ковром из густых зарослей карликовых деревьев, характерных для высоких мест. Ветер прорывался сквозь них, неприятно обдавая Кейда резкими порывами. Но на этом изгибе холма гулял не только ветер. Не было никаких сомнений относительно тех небольших движущихся точек, поднимавшихся вверх с упорной настойчивостью животных, движимых инстинктом возвращения к дому. Кобылы! И ни на одной из них не был виден всадник.

Кейд бесстрашно свистнул, и каким-то чудом воздушный поток донес этот призыв до чувствительных ушей скачущих внизу лошадей. Ведущая кобыла громко заржала и ускорила бег, ее сестры не отставали от нее. Посыпались камни, и стоявший позади Кейда жеребец издал собственный призывный зов.

Когда кобылы достигли гребня, они были все в поту, с вытаращенными глазами и ослепительно белыми белками. Их шерсть задубела, покрылась засохшей пеной, а хвосты были полны поломанных сучков и коры. По всем признакам, они скакали издалека и очень быстро.

На ведущей кобыле все еще оставалось седло, а поводья зацепились за него с одного края, свободно свисая на другом. Седло при этом было свернуто, и вдоль его края…

Кейд провел пальцем. Тот оказался вымазан кровью, по оттенку отличающейся от его собственной и частично подсохшей. Эта капля, должно быть, некоторое время пробыла на воздухе. Но ее присутствие в таком месте убеждало в том, что была более зловещая причина для исчезновения Докитела. Абориген был убит? Но где? И почему он поскакал на кобыле, уводя с собой лошадей и оставив беспомощного Кейда одного в пустом лагере? Землянин неоднократно пытался сложить полную картину из фактов и подозрений, но они так не складывались друг с другом.

В конце концов, он привел лошадей назад, в долину, полагая, что они будут этим довольны. Ручей дал и ему первую пищу за сегодняшний день: это была рыба, плоская, вытянутая, неприятно напоминавшая змею, но он знал, что она съедобна даже в сыром виде, и поглотил ее быстро и решительно, как необходимое для его тела горючее.

Рыба, к тому же, предоставила ему то, что он хотел иметь так же сильно, как пищу: оружие, или, по крайней мере, его начальную стадию, которая, если приложить немного тщательного труда, может исправно послужить как таковое. Крепкий спинной позвонок, лишенный мелких выступов, заостренный, просто готовый кинжал, узкий и почти такой же смертельный, как сталь.

Интересно, окажется ли такой кинжал полезным против бластеров Стира или копья иккинни? Но, имея в руках хотя бы его, Кейд чувствовал себя не таким безоружным. И он трудился над его улучшением почти всю вторую половину дня, одновременно продолжая строить планы на будущее.

Властители Стира, после безжалостной атаки форта землян, были вынуждены уничтожить любых остававшихся свидетелей, как можно быстрее и решительнее. Предположим, что они подозревают о факте его выживания, и будут посылать отряды охотников для прочесывания развалин в поисках его, или устанавливать засады на путях, ведущих к форту, чтобы схватить его там. В этих условиях для него логичнее было бы вступить в контакт со свободными иккинни, среди которых был Искаг и другие, сбежавшие вместе с ним. Это и должно было бы стать еще вчера его первым делом, до того, как он проснулся связанным, будучи легкой добычей для састи. Теперь же могло быть и так, что ему следует бояться аборигенов, равно как он боялся их угнетателей.

Однако третья перспектива была столь опасной, что попытка действовать в этом направлении требовала особенно тщательной подготовки, включая время на разведку, засаду и изучение местности. Чтобы добраться до разрушенного форта, Кейд должен был бы ускользнуть как от патрулей Стира, так и от аборигенов. И даже если он добрался бы до этого места, то вполне возможно, что не смог бы найти тот скрытый командный пункт или вызвать корабль спасения вовремя. Но он смог бы отправить предупреждение о том, что случилось на Клоре.

Кейд легкими осторожными движениями шлифовал острие своего костяного кинжала. Разведать территорию было бы для него не так трудно, и, кроме того, он должен был бы оценить позиции Стира. Это он с успехом может попытаться проделать завтра. Он был в некоторой степени уверен в дороге отсюда на запад, и был готов добраться до какой-либо достаточно высокой точки в районе холмов, откуда в полдень был бы виден форт.

Землянин последовал примеру Докитела и, собрав кучу подсохшей травы, залез под нее и, пока не уснул, прислушивался к движениям лошадей, понимая, что они обязательно поднимут тревогу с приближением незнакомцев.

Кейд проснулся вскоре после рассвета, услышав тихое ржанье ведущей кобылы, когда она спускалась к ручью. Он выбрался из своего гнезда и тоже подошел к воде. Следуя древним обычаям охоты и военных походов, Кейд выпил воды очень немного, потуже затянув пояс на животе. В тот момент, когда он огибал груды камней у лагеря Докитела, некое крылатое существо скользнуло с вычищенного скелета састи, и еще два, размером чуть меньше, перед тем как улететь и скрыться, скосили свои злобные красные глаза в его сторону.

Взяв ориентацию от трех вершин, землянин направился к западу. Ему предстояло обойти две неприступных скалы и время от времени останавливаться, чтобы скрывать все возможные признаки своего передвижения. Около середины дня он достиг своей цели. К тому времени, когда Кейд поднялся на уступ, солнце приятно согревало его плечи, и он уже не жалел о потере своей туники. На фоне песка и земли его бронзовая кожа и тускло-коричневая ткань брюк должны были быть незаметными.

Хотя от форта его отделяли многие мили, нельзя было ошибиться в том глубоком рубце, который оставил огненный вал Стира на том самом месте. Не осталось ни одной стены, только круглое пятно почерневшей земли слабо поблескивало под солнцем, где смертельный жар огненного хвоста корабля превратил землю и песок в черный шлак.

А на что еще мог он надеяться? Останься там кто-нибудь живой, они должны сидеть под землей, и их единственная надежда на спасенье должна прибыть с другой планеты. Кейд перевел взгляд с этого пятна на ближайший пейзаж. На его стороне было одно небольшое преимущество: Стир ожидал, что землянин будет поставлен в тупик, если окажется один на один с дикой природой Клора, а отряды надлюдей, посланные на розыски всех предположительно оставшихся в живых, будут слишком самонадеянны.

Такая оценка врага подтвердилась, когда Кейд стал осматривать подножье холма прямо под тем выступом, на котором стоял. Там, внизу, определенно были охотники. Он смог разглядеть два отдельных отряда, направлявшихся к востоку, они передвигались, открыто, растянувшись цепочкой, как победители, отправившиеся за легкой добычей. Не было никаких сомнений, что рано или поздно кто-то из тех, что сейчас внизу, нападет на след, позавчера оставленный лошадьми, и, следуя по нему, выйдет в долину састи. А это означало, что он должен уходить и поискать более надежное укрытие.

Кейд только начал осторожно спускаться со своего наблюдательного пункта, как вдруг застыл, прислушиваясь к отголоску знакомого звука, реву космического корабля, опускавшегося на площадку приземления форта. И, при солнечном свете, серебристый корпус спускающегося разведчика землян был одновременно похож как на простое природное явление дрожащего воздуха, так и на карающий удар молнии.

Глава десятая

Если Кейд был только поражен неожиданным прибытием корабля землян в небо Клора, то поисковые отряды внизу выдали свое волнение той быстротой, с которой попытались укрыться. И хотя он больше не мог видеть их, но знал, что они по-прежнему есть и являются барьером между ним и этим кораблем, сейчас совершающим посадку вблизи исчезнувшего форта. У него так и не было ни малейшего шанса добраться до спасательного отряда.

Но он продолжал наблюдать за их активностью с напряженным вниманием. Попытается ли Стир атаковать этот отряд с воздуха? Или они пришлют один из своих быстроходных заатмосферных крейсеров с Кора и продолжат преследование, когда корабль землян вновь поднимется вверх? Кейд не понимал, как они могут позволить, чтобы история о разрушенном форте стала известна на Торговой Базе. Если бы Стир не совершал этой огневой атаки, а предоставил бы доказательства нападения аборигенов, то можно было бы все успешно свалить на мятеж иккинни, не против землян, а из-за импортированных лошадей. Пока Кейд лежал на своем выступе, подперши голову руками, такой план ему казался вполне логичным.

Но почему же они все-таки испортили этот план огневым ударом? Что вышло не так? Если только… если только они не узнали об испорченной коробке управления Бака! Разве могли быть спокойны правители Стира при таких действиях рабов, наблюдая за ними со стороны и зная, что иккинни наконец-то получили оружие для своего освобождения? Приказали ли они загнать в огненную ловушку и своих и землян по одной единственной причине, чтобы быть уверенными в том, что никакой станнер никогда больше не попадет в руки иккинни, и что если они будут действовать быстро и им повезет, то слухи об использовании такого оружия не дойдут до остальных рабов? Это могло бы быть ответом, если бы не одно но… риск блокады со стороны Торговой Базы в обмен на покорность своих рабов? Как он мог соизмерять процессы мышления Стира со своими собственными? Риск для них, как могло оказаться, был тяжелее на другой половине весов.

В любом случае, кто-то был достаточно напуган или достаточно разозлен, чтобы отдать приказ об огневом ударе. Будет ли атакован только что приземлившийся корабль?

Минуты шли, но ни один из кораблей Стира не появился над горизонтом. Не было никаких признаков жизни и внизу, где отряды охотников зарылись в землю. Кейд, несмотря на расстояние, мог различить фигуры, появившиеся на трапе корабля и направлявшиеся к застывшим остаткам форта. И он вновь задумался о том, удалось ли Эбу или Че Ину скрыться внизу и все еще оставаться в живых под остекленевшей от пламени поверхностью?

Возобновившееся оживление под его наблюдательным пунктом отвлекло внимание Кейда от горелого пятна на поверхности прерии. Началось новое движение, не в сторону степи, а вверх по склону, прямо к нему. Минуту или две, ему казалось, что он обнаружен и рабы посланы, чтобы захватить его.

Если вновь пришедшие хорошо знали эту местность, они могли бы пойти в обход того выступа, на котором он полулежал, прижимаясь к земле, чтобы отрезать ему пути к отступлению. И Кейд не отважился предположить, что они не понимают этого: слишком много отрядов было собрано для поисков в этих холмах. Ему следует уходить немедленно.

Землянин бросил последний долгий взгляд на место вокруг корабля. Те маленькие фигурки, представлявшие сейчас его родную планету, собрались в одной из точек опаленного круга. Его догадка о том, что по крайней мере один из членов их отряда, находившийся в подземном пункте, остался в живых, должна быть верной, и они готовились к тому, чтобы выпустить узника подземелья на свободу. Кейд разглядывал участок неровной, покрытой густыми зарослями деревьев земли, лежавшей под ним, и широкий изгиб открытых прерий. Попытаться пересечь мили этого пространства означало просто подставить себя под удар копья… или бластера, если Стир все-таки выдал надлюдям более мощное оружие. Кейд не имел ни малейшего шанса безопасно добраться до корабля, и это было самой горькой правдой, которую нельзя было не принять.

Но предположим, что корабль-разведчик благополучно улетит вместе с тем или теми, кому удалось выжить? Ведь теперь останется открытой та подземная комната, откуда он мог, пусть позже, но попытаться отправить свой собственный сигнал бедствия. Это была надежда, за которую ему следовало держаться, несмотря на вынужденное отступление.

Кейд осторожно спустился со своего уступа, направляясь вниз со склона, который как стена вставал между ним и единственной поддержкой, на которую он мог бы рассчитывать, используя искусство, известное каждому охотнику… и его добыче… тщательно маскировать свой след.

Кейду пришлось заползти под сваленное дерево и тихо лежать там, стараясь изо всех сил заглушить даже биение сердца и шум дыханья, когда рядом с ним, почти на расстоянии вытянутой руки, остановился иккинни, поднявший голову и раздувавший ноздри, как будто мог, в легком утреннем ветерке, растрепавшем хохолок на его голове, уловить запах инопланетянина.

Кейд даже заморгал, когда заметил, что этот старательный следопыт не носил ошейника. Если иккинни-рабы были выпущены в горы, то их свободные собратья тоже пришли в движенье, чтобы не оказаться в непосредственной близости от надлюдей и управляемых ими отрядов.

Землянин наблюдал за аборигеном, скрывшемся в кустах, и еще несколько долгих минут лежал в своем укрытии, пока не убедился в правильности выбранного пути, который не заставит его идти по чужому следу. Кейд так часто путал свои следы, что и сам был откровенно удивлен, когда вновь вышел к тому самому лугу, где паслись лошади. День уже клонился к закату, а он все стоял в укрытии и наблюдал за животными.

Но покой этой сцены действовал ободряюще, особенно когда жеребец нарушил бдительность и поприветствовал Кейда. Если бы на месте землянина был бы иккинни или кто-нибудь от Стира, весь маленький табун, Кейд был уверен в этом, ускакал бы прочь еще до того, как непрошеный гость смог бы приблизиться к животным на дальность выстрела из бластера.

Однако с охотниками, проникающими в горные долины, ни человек, ни лошади, оставаться не собирались, несмотря на наступающую ночь. Кейд сел на ведущую кобылу и направил ее назад, по пути, который он проделал днем раньше, и был рад, что остальные с готовностью потянулись за ними, а жеребец охранял теперь свой табун с тыла.

Землянин прибавил скорости, намереваясь миновать неровную заросшую бурьяном местность до захода солнца. Но он останавливался всякий раз, когда им приходилось выезжать на открытое место, чтобы оглядеться вокруг. И ему стало жаль, что у него не было возможности уничтожить их следы.

Они возвращались назад, в сумерки леса и гор, к заросшему деревьями склону, где незадолго до этого он и встретил кобыл. И в этот момент ведущая кобыла, на которой он скакал, нервно заржала, вынужденная прибавить шаг. Однако Кейд не мог разглядеть ничего, кроме безлюдной местности, раскинувшейся внизу под ними, и к тому же, он был уверен, что они находятся на приличном расстоянии от отрядов охотников. Оставался еще тот, свободный иккинни, но Кейд не забывал о той крови, что оставила отвратительное пятно на кромке седла рядом с его коленом.

Он позволял кобыле выбирать путь, пока она придерживалась общего выбранного им направления. И теперь она двигалась осторожно, останавливаясь, чтобы хорошенько обнюхать воздух и проинспектировать многочисленную растительность впереди себя. Раз или два жеребец фыркал, как будто ему надоело столь медленное движение, но, тем не менее, не бежал вперед.

Кейд ощущал сильный голод, и не мог припомнить подобного случая, кроме той поры, когда он соблюдал пост перед обрядом совершеннолетия, и сейчас, в тени деревьев ему было еще и холодно. А это означало, что рано или поздно, ему придется выбирать место для лагеря.

Кобыла резко остановилась, навострив уши, и на этот раз жеребец присоединился к ней, весь его вид выражал заинтересованность в чем-то скрытом от менее острого слуха Кейда. Но по-прежнему не было ничего видно, кроме деревьев, редкого подлеска и неровно покрытых сумерками окрестностей.

Но вот легкий ветер, который приглушал звуки, на минуту затих, и Кейд уловил в воздухе какое-то дрожание… едва ли что-то большее, чем это. И только ритм этих слабых ударов выдавал их искусственное, наверняка созданное людьми, происхождение, и он все больше убеждался в этом, чем дольше слушал эти звуки. И уж вряд ли отряды охотников Стира будут рекламировать свое появление вот таким способом.

Деревня или сборище горных иккинни? Продолжение какой-то церемонии? Или… Его воображение рисовало другие объяснения. Он надавил пяткой на выпуклый бок кобылы, поторапливая ее. И, как только она подчинилась, эта слабая пульсация звуков стала громче. Затем какой-то порыв ветра донес эти звуки уже в виде регулярно чередующихся, напоминавших звуковую лестницу ударов. И его кровь отозвалась на этот инопланетный ритм учащенным бегом, а сердце начало биться в такт этому барабанному бою.

Человек и лошади вышли из зарослей деревьев на поляну, и здесь звук барабана был слышен словно в эпицентре вибраций, которые давили не только на барабанные перепонки, но и на нервы слушателя. Лошади беспокойно ржали. Наконец жеребец попятился и издал громкое ржанье, в то время как его передние копыта пытались ударить небо. Кейд слишком поздно ухватил свободно висящие поводья, понимая, к чему может привести такой боевой вызывающий клич, разнесенный эхом вокруг них.

Однако не произошло никакого сбоя в рокоте барабана или барабанов, как не последовало никакого ответного движения в окружавшей их тени, из чего следовало, что барабанщик оповещен о незнакомцах. И Кейд понял, что он должен обнаружить источник, откуда исходил этот барабанный бой.

Он соскочил с кобылы и привязал ее за поводья, уверенный, что остальные не отойдут от нее слишком далеко. Затем, доверившись боевой силе жеребца, решил отправиться на нем, увлекаемый этим раскатистым звуком.

К счастью, сумерки полностью еще не наступили. Конь перешел на легкий галоп, и так они быстро пересекли полосу голой земли, покрытой как оспинами, низкорослыми растениями, резко контрастировавшей с расположенными выше буйно заросшими участками склона. Они оказались в лощине, промытой бурными сезонными потоками, а сейчас высохшей, плотной и гладкой, вполне пригодной для того, чтобы служить дорогой. Теперь легкий галоп перешел в скачку во весь опор. Жеребец испугался, когда одна из длинноногих бескрылых птиц выскочила справа от него. Но когда это существо продолжило свой бег прямо впереди них, он, как показалось, принял этот взрыв скорости у своего неожиданного компаньона по скачкам как стимул, и широкий шаг его сильных ног увеличился еще более.

Барабаны теперь звучали громче, разнося постоянный громовой рокот. И, вероятно, они действовали и на лошадь, пытаясь подчинить ее. Но человек не терял голову и старался управлять своим конем, в то время как красноватый свет впереди них подсказывал ему, что он, должно быть, приближается к главному месту действия.

Бежавшая в нескольких ярдах впереди жеребца птица издала мяукающий крик, сделала неожиданный кривой зигзаг в сторону, который и насторожил Кейда. Он вновь отпустил поводья, слегка ударил жеребца ногами, заставляя сделать прыжок, наклоняясь как можно ниже, насколько позволяла спина лошади. Там виднелась тень, припавшая к пересохшему руслу водного потока, которая поднялась, словно пружина. Лошадь прыгнула, а тень, с ужасным криком, пронеслась мимо.

Теперь, когда Кейд натянул поводья, он обнаружил, что лошадь не слушается его. Имея свободное время, он, может быть, и справился бы с жеребцом, но пока землянин мог только стараться удержаться в седле и ждать, когда приступ бешенства у животного пройдет сам собой. Кейд уселся так, что его колени оказались под распущенной подпругой седла, и скакал, как это делали его предки во время охоты на буйволов в местах, отстоящих отсюда почти на половину галактики, разумно полагая, что так скорее всего не выпадет из седла. Как только лошадь и всадник завершили поворот, проделанный бурной водой в русле пересохшего потока, свечение перед ними стало более ярким, в нем теперь выделялись вздымавшиеся к небесам две световые колонны.

Жеребец, не чувствуя понуканий со стороны всадника, начал сдерживать свой безрассудный бег, как только они приблизились к огням, и, в конце концов, остановился. И когда лошадь попятилась назад, издавая неистовый вопль, Кейд понял, что принятые им меры, чтобы не вылететь из седла, были вполне уместны.

И он, отчасти, предполагал, что могло находиться впереди них, потому что никогда не забудет тот смрад, тошнотворный запах от которого проникал через мягкий запах дыма и горящего дерева. Где-то там, сзади туманного блеска этих огней-близнецов, находился састи, или живой, или убитый совсем недавно.

В первый момент эти огни ослепили его. Затем, когда жеребец приноровился к их сложному, извилистому пути, полный подозрений и осмотрительности, землянин охватил эту сверхъестественную картину во всем ее объеме.

Перед ним, по каким-то причудам природы, был как будто специально выдолблен настоящий амфитеатр в форме подковы, три откоса которого поднимались от голой песчаной поверхности, а четвертый был обращен к узкому проходу, по которому двигался Кейд.

Эти склоны были заполнены зрителями, вдоль подковообразной кромки происходило постоянное движение, то здесь, то там, обретая неожиданную резкость. Как только световые колонны слегка колыхались, начинали мелькать лица иккинни. Да, это явно были зрители: так много аборигенов собрались в одном месте. Такого Кейду никогда не приходилось видеть раньше. Он натянул поводья, обнаружив, что жеребец все еще не подчиняется командам. И если бы он не выпрыгнул из седла, он так бы и въехал в световой туннель между этими огнями.

Кейд вытащил костяной нож, понимая всю бесполезность этого оружия против копий, которые наверняка встретят его. И он умолял жеребца, используя и голос, и поводья, но все было тщетно. Потому что лошадь по-прежнему намеревалась идти вперед по какой-то странной кривой, ее копыта двигались в бесконечном танце, то вперед, то назад. Затем выгнутая дугой шея жеребца опустилась, и переднее копыто выбило фонтан гравия и песка.

Какая-то фигура выдвинулась почти в середину пространства между огнями, но находилась все еще в нескольких ярдах от тех двух, что сейчас стояли в ущелье. И Кейд увидел в полном объеме самый центр этого сборища.

Там стоял иккинни, вооруженный копьем и сетью, хотя сеть он держал в руках, а копье лежало на земле, причем одна нога его стояла на древке. Внимание Кейда, привлеченное мерцанием огня на острие оружия, отметило круглое кольцо веревки на лодыжке стоявшего аборигена: нечто, что он еще очень хорошо помнил. Это был пленник, его ноги были связаны точно так же, как и у Кейда в том пустом лагере. Пленник – и, тем не менее, вооруженный типичным для его народа оружием, привязанный за ноги…

И это зловоние састи!

Жеребец двигался вперед, его голова была странно наклонена, как будто он почуял след, который находился на фут или два выше поверхности земли. Шаги лошади были осторожными и короткими, и Кейд чувствовал, как напряглись мышцы животного, ощущал нарастающую энергию атаки.

А затем случилось так, что, должно быть, собравшиеся в амфитеатре аборигены впервые обратили внимание и на лошадь, и на всадника. Крик, суеверный страх, пронзительные вопли, обрушивались из какой-то верхней точки склона слева от Кейда. Он услышал целый хор ответных криков и с других едва различимых секторов амфитеатра. Узник-иккинни повернулся, припадая к земле, и Кейд увидел его лицо. Его вовсе не удивило, что узник этот был Докител.

Как бывший раб из форта попал сюда, Кейд не знал, но то, что он был возвращен в свое прежнее положение для развлечения или назидания врагам своего собственного рода, было ясно. И природа опасности, ожидавшей его, становилась все очевидней с каждым вдохом зловонного воздуха, который втягивал Кейд.

Не сомневался землянин и в том, что животное, на котором он сидел верхом, без всякого сомнения, было приучено на своей природе или тренировками на другой планете разыскивать и уничтожать источник такого запаха, то есть живого састи.

Жеребец по-прежнему продолжал свои неуклюжие танцующие движения в сторону Докитела. И крики, отметившие появление лошади и всадника, неожиданно смолкли. Но ни один зритель так и не двинулся, чтобы помешать ни Кейду, ни его лошади. Возможно, думая о землянине по-варварски, воспринимая его неумелый захват абсолютно неуместного в этой ситуации костяного ножа скользкими от пота пальцами, они вознамерились получить развлечение, которое будет интереснее по меньшей мере втрое, чем они думали.

Докител, после первого испуганного взгляда на вновь прибывших, снова отвернулся от них на пол-оборота, вся его стойка выдавала готовность к действиям, тогда как он внимательно смотрел в какую-то точку позади огней, на закругленный край подковы, явно ожидая опасность именно с этого направления.

Жеребец полностью вошел в полосу света, и Кейд обдумывал, насколько разумным было бы спуститься с седла. Он уже видел животное в успешной схватке с одной из самых фантастических летучих мышей, и вес всадника мог помешать четырехногому бойцу. Высвободив, свои колени из подпруги, он наклонился вперед и стянул недоуздок и поводья с головы лошади. Теперь голова жеребца поднялась, ноздри расширились, мелкие пятна пены показались на освободившихся краях полуоткрытых челюстей.

Кейд спрыгнул вниз, приземлившись на шаг от Докитела. Правая рука иккинни, пальцы которой сжимали готовую для броска сеть, сделала легкое движение, которое землянин мог толковать то ли как дружеское приглашение, то ли как отказ от помощи, или просто как одобрение.

Почему он выбрал позицию рядом с аборигеном, который, по всем признакам, бросил его беспомощного лицом к лицу с такой же опасностью, с какой они оба столкнулись здесь, Кейд объяснить не мог. Может быть, просто потому, что, будучи вынесенный сюда жеребцом, явно стремившимся к предстоящей схватке, он не мог думать ни о каком отступлении, которого ему никогда не простили бы его воинственные предки.

Жеребец остановился, развернулся точно так же, как и двое людей, лицом все к тому же изгибу земли и камня. Теперь Кейд смог разглядеть баррикаду, укрепление из деревянных кольев. Как только она задвигалась, лошадь издала такой громкий вопль-призыв, который разнесся словно оглушительное эхо, отражаясь от стен этой естественной чаши. Докител присел, сеть обвилась кольцом вокруг его привязанной ноги. Кейд, тяжело дыша, взял нож на изготовку. Састи явно попадал в невыгодное положение, встретившись с ними тремя одновременно.

Тяжелая дверь поднялась вверх, представляя на обозрение темное отверстие, имевшее достаточно неровные края, чтобы предположить, что это была естественная горная пещера. И смрадная вонь пошла удушающей волной, заставляя Кейда сдерживать рвоту.

Сколько им еще придется ждать? Он припомнил те надолго затянувшиеся минуты, в том лагере, перед атакой, когда он выжидал своего врага. Здесь, по крайней мере, они знали направление, из которого атака может начаться. Однако ничто не спасало от того невыносимого запаха, что исходил из отверстия пещеры.

Барабаны, которые замерли до полной тишины с момента появления Кейда, вновь разрывались от бешеного ритма. Должно быть, они были установлены вблизи вершины амфитеатра. Тяжелые раскаты, звучащие слева от него, уравновешивались быстрым стаккато, ударявшим справа. И этот назойливый грохот мог теперь заглушить даже ржанье жеребца.

Но лошадь не ржала и больше не вскидывала голову. Она была так сосредоточена на этой дыре, словно дичь, которая должна быть там, являлась ее вполне законной добычей.

Возможно, что барабанный бой действовал либо как возбудитель, либо как вызов. Потому что састи вырвался из своего укрытия не таким неуклюжим и неповоротливым движением, каким его собрат в свое время приближался к Кейду, а прыжком, который поднял его в воздух, широко размахивавшего крыльями.

В первую секунду Кейд чуть было не поверил, что существо скорее намеревалось обрести свободу в ночном небе, чем атаковать намеченную ему жертву или жертвы. Но если састи был пленником, то его роль была хорошо отрепетирована. Потому что, хотя этот первый полет и унес его мимо троицы, стоявшей на арене, в сторону узкого прохода, он сразу сделал широкий разворот, при этом его крылья заслонили колонны света, и полетел назад.

Троица была спасена лишь благодаря характерным охотничьим привычкам их врага. Будь он таким блуждающим охотником, как сокол, атакующий свою добычу сверху, ни лошадь, ни люди почти не имели бы ни малейшего шанса уцелеть. Но састи привык убивать таких огромных противников на земле. Поэтому, возвращаясь, он перевел свое плавное снижение в неожиданно резкое падение вниз, целясь в лошадь. Возможно, он уже сражался с привязанным иккинни и раньше, и, обладая явно недоразвитым интеллектом, выбрал первой из трех ту дичь, которая казалась ему наиболее легкой для охоты.

Но жеребец увернулся с проворством ветерана боев, и састи потерял свой удар, в то время как копыта мерно двигались, до тех пор, пока одно из них с глухим звуком не ударило в кожаное крыло, сбивая летуна с курса. Крылья начали нервно биться, пытаясь поднять вверх тяжелое тело. Кейд был вынужден отпрыгнуть, чтобы избежать опасного разворота надвигающейся как молот поверхности.

Затем састи уселся на землю сзади них, а лошадь и люди повернулись к беспредельно разгневанному существу.


Глава одиннадцатая

Сеть из рук Докитела рванулась вперед, чтобы в броске накрыть састи… в одиночку он с трудом мог выполнить подобный трюк, и она всего лишь, на манер хлыста, резко хлопнула по заостренной морде и слегка задела выпуклые глаза. Существо пронзительно завопило… этот тонкий визг был частично заглушен звуками барабанов, и, тем не менее, сила его была вполне достаточной, чтобы достичь их ушей сквозь назойливый шум и грохот… и подтолкнуть к соблазну, сделать шаг или два в сторону, в отличие от иккинни, который не мог следовать их примеру.

Но ни жеребец, ни Кейд не были привязаны. И тут Кейд нагнулся и резким движением выдернул копье из-под ноги аборигена, прежде чем тот смог остановить его. Удерживая его в одной руке, а в другой зажав нож, он сделал кругообразное движение вправо, пытаясь приблизиться к хищнику с фланга.

И лошадь, словно животное смогло уловить мысль человека, отступило назад и сделало поворот, чтобы оказаться сзади састи. Одиночка, выступающий против хищника, имел бы небольшой шанс, но те трое, что сейчас стояли перед ним, радикально меняли ситуацию.

Докител вновь бросил сеть, до предела используя свои возможности, стараясь держать састи в постоянном напряжении и на земле, где они имели боевое преимущество. Барабанный бой достиг теперь бешеного крешендо, оглушая бойцов на арене. Кейд заметил открытый рот жеребца, и понял, что лошадь ржала, однако он не мог слышать ни звука. Этот вибрирующий ритм вызывал у него дурноту и головокружение.

До сих пор Кейд так и не получил шанса для эффективного удара по састи. Существо использовало свои крылья как щит, удерживая Кейда на расстоянии. И удар копья под один из этих хлопающих барьеров был выше его способностей. Кейд следил за возможностью нанести удар в это отвратительное тело, но тут в бой вступил жеребец.

Используя все ту же тактику, с таким успехом примененную раньше, лошадь встала на дыбы сзади састи и нанесла удар, целясь в горбатую спину твари. Но, как будто враг почуял этот стремительный натиск, летучая мышь захлопала крыльями, и заостренные копыта ударили совершенно бесполезно по кожаным кромкам, соскальзывая с них без всякого вреда. Как только жеребец начал опускаться на колени, Кейд бросился вперед, крепко зажав древко копья между рукой и туловищем – со всей силой собственного тела всаживая этот таран в цель.

Он почувствовал, как острие копья вонзилось в плоть, а затем на него обрушился удар, сваливший его на землю. Ошеломленный, задыхающийся, он следил, как одно из этих когтистых крыльев накрывало его, и выбросил вверх руку с ножом, как, единственную, но слабую защиту.

На его импровизированном кинжале не было режущих поверхностей, он был сделан для того, чтобы колоть. И каким-то образом ему удалось удержать острие этого оружия направленным вверх навстречу этой крылатой лапе, когда та была готова раздавить его. Игольчатой формы острие, которое он вонзил в нападавшее существо, криво вошло между тонких костей, а сила обрушившегося на него удара придавила его руку к груди с сокрушительной жестокостью. Но крыло будто надломилось, и Кейд свободно откатился в сторону.

Докител все-таки опутал одно крыло и заостренную голову састи широкими складками своей сети и был вынужден согнуться почти как лук, чтобы удержать ее. Кейд бросился к другому краю сети и ухватил натянутые нити. В свете огня они могли наблюдать танец копья, торчавшего в боку бившегося существа. Но свободное крыло продолжало бить с дикой яростью, его раненая когтистая лапа пыталась ухватить своих противников.

Лошадь приготовилась к атаке, ее голова была опущена, рот широко открыт, и, зубами, она выдрала из загривка зверя и шкуру и мясо. И после секундного натиска вновь нанесла удар передними копытами, на этот раз приземляясь прямо на выбранную цель, в место между сгорбленными плечами.

Поваленный таким образом на землю састи потянул за собой и Кейда, выдирая сеть из рук Докитела. Однако, что касается людей, то их бой был уже окончен. Прижимаясь плечом к плечу, они лишь поддерживали друг друга против рывков састи, в то время как жеребец, действуя с молниеносной быстротой, столь свойственной его виду, крушил врага, как днями раньше он крушил его собрата. И, отягощенный своими ранами, ночной кошмар Клора был на пути к своему концу.

Кейд начал осознавать, что гул барабанов замирал, как будто барабанщики, скрытые в глухой тени на холмах арены, были так ошеломлены происходившим внизу действием, что просто выпали из того адского хора, который только что требовал на арену састи. Теперь землянин мог различить отдельные ритмы в стихающих волнах шума, ритмы постоянно сбивались, как будто замирали.

Однако никто так и не вышел из сомкнутых рядов зрителей, чтобы вмешаться в сраженье. Означала ли успешная расправа над пленным дьяволом свободу для всей их троицы или просто задержку мести со стороны собравшихся вокруг арены аборигенов? Судя по отношению к Докителу, они настроены враждебно…

Састи был повержен, превращен в мягкую бесформенную массу под танцующими копытами лошади. Кейд оттолкнулся от Докитела, обошел кругом лежавшую на земле массу, направляясь прямо к храпящему с вытаращенными глазами четырехногому бойцу. Он тихо позвал его, протянув вперед руки.

Секунду или две он опасался, что животное слишком возбуждено, чтобы услышать его. Но вот голова повернулась, глаза остановились на землянине. Тщательно переставляя одну ногу за другой, как будто ступая по какой-то ненадежной поверхности, жеребец направился к Кейду. Эта гордая голова наклонилась до того уровня, пока челка не коснулась обнаженной груди человека, и руки землянина не обняли изогнутую потную шею и не погладили уши. Без недоуздка управлять им было невозможно, но, тем не менее, сейчас был как раз подходящий момент, чтобы произвести впечатление на зрителей-аборигенов, и Кейд должен был воспользоваться им. Все еще продолжая гладить жеребца, он вскочил в седло.

Жеребец заржал, видимо для того, чтобы его услышали сквозь почти замерший треск оставшихся барабанов. Кейд, держа одну руку на жесткой гриве, как раз там, где выгнутая как арка шея поднималась из туловища, поднял перед собой вторую руку, развернув ладонь, и отважился обратиться к окружавшим его на языке, принятом в торговом форте:

– Эй, там! Вот перед вами воины!

Смолк последний барабан. Он мог даже поверить, что услышал общий вздох рядов зрителей, которые казались лишь расплывающимся пятном за границами света.

– Перед вами воины! – Он тронул коленями жеребца, плотнее уселся в седле, когда лошадь подчинилась ему, делая высокие прыжки на передних ногах. А справа до него донесся, прозвучавший словно эхо, гордый призыв Докитела.

– Перед вами воины!

По всему, что он знал про обычаи иккинни, те, находившиеся в тени, должны правильно понять этот выкрик и либо признать равенство с победителями, либо выставить бойца, чтобы дальше оспаривать заявление, которое было фактически вызовом каждому воину, принимавшему участие в этом плохо освещенном сборище. И что же пришлось бы ему делать, появись вдруг такой боец, Кейд даже не представлял. Но среди его родного племени смелость и искусство в бою служили верительной грамотой в дипломатических отношениях, даже между старыми врагами. Это должно было бы подойти и для культуры другой солнечной системы.

– Это Докител из семьи Дока Длиннорукого, Эмсога Сообразительного, Гида Красное Копье. Это Кейд – Звездный Странник с дальних небес. Это Быстроногий, из племени лошадей.

Докител буквально швырнул эти слова в толпу, все еще остававшуюся молчаливой.

– Перед вами воины, победившие дьявола, дьявола ошейников, дьявола в ошейниках, дьявола каменистых мест. – Докител рванул край сети. Размозженная голова састи выкатилась из нее как устрашающий ответ, а жеребец ударил землю, сделав пританцовывающий шаг к своему растоптанному врагу.

– Перед вами воины! – В третий раз иккинни бросил эти же слова в лица многочисленных соплеменников.

Треск пламени разорвал ночь, и Кейду показалось, что за этим слабым звуком он смог уловить другой приглушенный звук, как шелест ветра пробежавший вдоль склонов арены. Они ждали.

Затем из пространства, расположенного прямо над дверью в пещеру састи, где возникло какое-то движение, поднялись мягкие волны фигур, уступая место небольшой группе аборигенов, которые вышли вперед под полный свет огней. Они встали там, пятеро хорошо сложенных мужчин с отблеском драгоценных камней на плечах и поясах, но шеи их были свободны. И как только трое, пришедшие с равнин, повернулись к ним, каждый из пятерых поднял свое копье и воткнул острием глубоко в песок, совершая церемонию разоружения.

– Перед вами воины…

Кейд расслабился. Докител бросил свою сеть. Жеребец стоял как статуя.

– Это Кэгил из семьи Экила Каменная Рука.

– Это Дартинг из семьи Тигри Быстроногого.

– Это Фарки от земли Внутренних Скал.

– Это Лосгил от земли Злой Воды.

– Это Ваки из семьи Стига Сильное Сердце.

Каждый представлялся по очереди. Их имена, их отождествления ничего не значили для Кейда, но он запомнил их, уверенный, что ни один из этих людей не был мелким вождем какого-то племени, всего лишь с горсткой последователей. Их гордое поведение скорее свидетельствовало о том, что те, перед кем он стоял, были вождями племен свободных территорий, люди, за которых, может быть, Стир назначил небывалые цены. И если это было так, и он мог установить с ними мирный контакт… Кейд тут же сдержал свой восторг, сейчас не было времени возлагать большие надежды на что-либо и забывать об осторожности.

Тот, кто называл себя Кэгил, сделал быстрое движение рукой вниз. Путы, державшие Докитела, дернулись и распустились. Рывками ног иккинни освободился от их остатков. Бывший раб вышел вперед, оставив на песке сзади себя свои недавние узы.

– Он приветствует Кэгила, как тот, кто поднялся в горы к тому, кто правит ими.

– Он приветствует гостя. – Кэгил отвечал очень серьезно. Он выдернул свое копье из песка, перевернул его грациозным толчком, и протянул древко Докителу. Тот взял оружие, перевернул его таким же манером, и воткнул острие в землю у своих ног. Кейд полагал, что в той сцене был определенный символизм. Если эти двое были врагами, то теперь этой вражде пришел конец.

– Он произнес справедливые слова, – продолжил Докител, и теперь в очередной раз была заметна перемена в его тоне. Он поднял одну руку и слегка протянул пальцы к изгибу лошадиной шеи. Жеребец повернул голову, внимательно глядя на иккинни, но разрешил проявить к себе внимание с той же покорностью, которая позволила Кейду сесть в седло.

– Это Быстроногий, и все из его племени служат воинам, как раз так, как он сказал.

Кэгил взглянул на иккинни, на лошадь и на землянина.

– Он говорит правду, – признался он. – Дьявольские слухи дошли до нас из темноты, теперь мы знаем, кто этот дьявол. Быстроногий – друг всех, кто живет высоко в горах. Это так! – Его голос зазвучал громче, в нем выражались властность и решительная воля, и вновь поднялся тихий шепот, охвативший арену. Один за другим вожди племен вторили ему. И тут Кейд понял, что они не только выиграли сраженье, но также получили признание свободных людей, населявших скрытые горные долины.

Прежде чем наступил рассвет, Кейд, лошади и Докител были сопровождены в одну из хорошо укрытых деревень, и землянин впервые стал свидетелем жизни иккинни, не привязанных к Стиру ошейниками.

Строители этой деревни воспользовались естественными свойствами горного склона, планируя то, что по сути было единым большим домом, ловко встроенным в просторную полупещеру, где нависавшая скала не только обеспечивала добычу камня и глины, но и гарантировала дополнительную маскировку, так что обнаружить их можно было только с земли.

– Раньше воины жили в шатрах из шкур, – пояснил Кэгил, заметив интерес землянина. – Потому что тогда охотники выслеживали квиту. Впоследствии охотники стали выслеживать охотников, и те, кто заблудился, спустившись с гор, могли быть очень легко пойманы сетями и увезены. Поэтому мы и построили эти укрытые места.

Кейд разглядывал грубые стены, небольшие, легко защищенные входы и маленькие высоко поднятые оконные отверстия. Все было несомненно примитивным, сделанным теми, кто думал лишь о том, как бы попроще и побыстрее закончить строительство. Если сравнивать с Кором, деревня Кэгила представляла детский песчаный замок, поставленный против отлично выполненного кукольного домика. Однако и она представляла огромный, приводящий в трепет шаг в иную цивилизацию, созданную всего лишь поколением или двумя людей, которые совсем недавно были просто бродячими охотниками. И у них были поразительные возможности.

– Чудесное место! – Землянин отдал искреннюю дань уважения не только этому городу-дому, но и труду и мечтам, которые вдохнули в него жизнь. И его искренность была очень понятна вождю, потому что Кэгил издал негромкий звук, близкий к человеческому сдержанному смеху.

– Да, для нас очень чудесное, – согласился он. – Есть еще и другие, – он сделал жест рукой в сторону раскинувшихся горных пиков. – Много других.

Кейд узнал, что среди свободных иккинни не было большой консолидации. Они все еще жили группами из нескольких семейных кланов, и вот в этой деревне, которую он сейчас видел, жили не более чем сотня аборигенов. Но несколько таких деревень были связаны союзами, и собравшиеся на той арене представляли взрослое население пяти таких объединений.

Землянин разбил лагерь с лошадьми в стороне от деревни-пещеры и не удивился, когда Докител предпочел остаться с ним. Они поели лепешек из семян травы, которыми их снабдили хозяева, когда, наконец, Кейд задал первый вопрос.

– Он оставил его связанным… для састи…

Докител сделал вид, что поглощен едой, возможно, чтобы выиграть время. Но все-таки, он не стал уклоняться от ответа.

– Связанным, да. Но для састи… нет.

– Зачем?

– Он был не друг. Звездный странник знал секрет, как освободить иккинни, но помогать не стал. Он должен быть безопасным.

Кейд мог понять подобный ход мысли.

– Итак, он отправился на поиски свободных воинов?

– Это так. Он ведь сказал, что эти лошади для воинов. – Он указал на лошадей.

– Так, значит, Докител взял лошадей, чтобы произвести впечатление на свободных людей, а они не поверили ему и сделали незнакомца своим пленником?

– Это так. Был удар сетью, и на минуту он вышел из своего тела. Когда он вернулся, он уже был связан и осужден, за то, будто привел этих чудовищ в горы, как ему велели хозяева ошейников, которые сами не могут туда попасть на своих летающих повозках.

– Но как же слух об этих чудовищах распространился так далеко от нижних равнин? – спросил Кейд.

Докител сложил губы в полуулыбке.

– Спроси у горных вершин, где бушуют силы от дыхания ветра. Барабаны переговариваются среди холмов, люди распускают обманные слухи тем, кто не видел их своими глазами, не трогал пальцами своих рук. Хозяева ошейников произносят слова, и волны от их речей доходят далеко.

Кейд понемногу начал понимать схему. Стир хотел быть абсолютно уверен не только в том, что ему больше неопасны не только люди в форте, но и любой, кто, вероятно, мог сбежать в горы. Правители Стира распускали эти слухи о чудовищах, вполне осознавая, что слух этот мелкими струйками просочится через «барабанный телеграф» в убежища тех, кто считается вне закона, и с помощью этого устроить враждебный прием для каждого беглеца.

– А теперь воины думают иначе?

Докител выбрал себе еще одну лепешку.

– Воины пяти родов все видели своими глазами и слышали своими ушами. Скоро они придут к этому огню, поговорить еще о Быстроногом и его женах.

Но не о лошадях собирались говорить те два иккинни, что подошли к их лагерю. Кэгил и еще один, более высокий и худой абориген, который представился на арене как Вакви, стояли в стороне, терпеливо ожидая, когда поднимется Кейд. А затем, используя ту же самую церемонию, что и раньше, они воткнули копья остриями в землю.

– Вот пища и огонь. – Землянин повторил вслух формулу, которую выучил еще в форте. – Он приветствует и принимает гостей, – он наклонил голову в сторону пришедших, оставаясь на ногах, пока те не присели.

Кэгил без дополнительных церемоний перешел прямо к делу.

– Слух был, что некто с дальних звезд имеет новое оружие, которое обращает ошейники в небытие.

– Часть этих слухов правдива, – признался Кейд. – Но есть и еще одна часть: когда оружие обращает ошейники в небытие, некоторые, кто носят их, умирают.

– Это правда, – подтвердил Докител. – Однако этот свободен. – Его рука прошлась по горлу, поглаживая коричневатую кожу, где когда-то ее натирал ошейник.

– То оружие, что превращает ошейник в пыль, покажи нам его.

Кейд вытянул пустые руки.

– Одно из тех, что носят все звездные странники. Оно пропало, унесенное взрывом, как и все остальное. Потому что хозяева ошейников напустили огненную смерть на весь мой род.

– И этот слух доходил до нас, – согласился Кэгил. – Но если такое оружие существует на дальних звездах, то те, кто летает в дальнее небо, могут принести нам еще. Разве они не приносят множество вещей хозяевам ошейников в обмен на шкуры масти? А мы знаем пещеры, в которых живут совсем непуганые масти. Мы можем выложить горы шкур в обмен на такое оружие.

– Есть еще кое-что, – Кейд выставил вперед свою собственную проблему. – Два солнца прошло, как корабль звездных странников пришел на сожженное место, где жил весь их род. Когда те, кто был в корабле, не найдут никого из живых, они вновь улетят. Может быть, чтобы никогда не возвращаться сюда. И может быть, этот корабль уже вернулся к своим звездам.

– В горах есть барабаны, чтобы отправлять мысли и вопросы от места одного рода к месту другого. – Вакви заговорил первый раз за весь вечер. – Разве у звездных странников нет барабанов, чтобы переговариваться между звездами?

– Может статься так, что один есть. Но между этим местом и тем, где он лежит, находится много земли, а также много отрядов охотников в ошейниках. На открытых пространствах летающие корабли хозяев воротников могут поймать или убить любого, кто попытается пробраться к тому сожженному месту. Да он еще и не уверен, что тот барабан все еще там.

Кэгил бросил сучковатую ветку поверх слабого огня.

– Это следует обдумать, – заявил он. – А что насчет Быстроногого, который служит воинам, что не носят воротников? Почему он здесь?

Кейд заметил, что в разговоре этот иккинни называл коня «он», обозначая его как человека, а не как животное.

– Есть слух, – еще раз вступил в разговор Вакви, – что он привезен для хозяина воротников… самого главного… как новая игрушка.

– Так было задумано, – осторожно сказал Кейд.

– Но не совсем так, – поправил его Докител. – Он, – указывая при этом на Кейда, продолжил абориген, – сказал, что эти бегуны для воинов. А что, разве хозяин воротников настоящий воин? Убить – вот его приказ, но в своей руке он не держит копья. Воин убивает сам и для себя, и не издалека, и не одним лишь словом.

Теперь Кейд полагался на обычаи и привычки иккинни.

– Есть такая история, и очень правдивая, – он старался быть похожим на одного из самых уважаемых старейшин своего племени, прирожденного рассказчика, чья феноменальная память и сила воображения могли восстановить любую из старинных легенд или добавить к ней новые подробности, почерпнутые из деталей самой последней охоты. И к удовольствию землянина, он увидел, что они с полным вниманием слушали его.

– Там, где среди звезд живут эти животные, там однажды жили те, кто похож, как две капли воды, на хозяев воротников. И вот эти самые животные были использованы этими людьми в сраженьях, так что другие люди, не имевшие таких помощников, вероятнее всего, могли стать только охотниками, добывающими себе пропитание, или быть пойманными и получить свой ошейник. Но животные оказались новыми для той земли, которая вполне подходила им, и они вырвались от своих хозяев на свободу и убежали в укромные места. И иккинни той земли, отыскавшие этих животных, были к тому же их друзьями, так что они выкрали еще много их из городов, принадлежавших хозяевам. – Он упростил рассказ, превратив его в понятный его слушателям, и ввел в него тот взрывной элемент истории, который отмечал появление лошадей у его собственных предков, и то, что произошло потом. И, увидев их горящие глаза, Кейд понял, что параллель была абсолютно ясна для них.

Первым заговорил Докител.

– Это сокровище, которое нельзя упускать!

– Да, это так! – согласился Кэгил. – Но оно скрыто во времени. А мы живем сейчас, и есть оружие у звездных странников. Дай такое в руки воинов, и ни один охотник или хозяин воротников не ступит на эти земли!

– Но оружие на дальних звездах! – протестовал Кейд, опасаясь, что они будут требовать от него невозможного.

– Многое приходит с дальних звезд. Это следует обдумать. – Кэгил поднялся, потянулся к своему копью. – И этот барабан для твоей беседы со звездами, о нем тоже следует подумать.

Глава двенадцатая

На этот раз землянин отправлялся на равнины не днем, а ночью, и он был не один. Отборный отряд следопытов-иккинни, закаленных опасностями охоты и преследований, отправились в качестве проводников, и, как он подозревал, охраны. Аборигены не хотели отпускать звездного странника, пока не заключат своего рода сделки о станнерах. Хотя Кейд и продолжал все время убеждать их в том, что торговый корабль должен был давным-давно покинуть Клор.

Он не хотел даже и вспоминать тот слабый шанс, с использованием скрытого командного пункта. И не мог отделаться от подозрений, что остался на этой чужой планете изгнанником, без надежды на спасение. Так что он пытался сконцентрировать внимание на проблеме безопасности возвращения к разрушенному форту.

Они использовали более сложный маршрут, чем тот, которым он следовал днем раньше, как только обошли лагерь рабов в ошейниках, спавших ногами к костру, и их надчеловека, укрывшегося в постройке из веток. Ближайший к Кейду иккинни поиграл копьем, пока внимательно разглядывал их. Но любая ошибка в смертельном ударе означала муки и агонию для рабов, и абориген не стал применять свое оружие.

– Два наблюдателя, – прошептал он Кейду, его знаки были едва заметны в тусклом свете костра, когда он указывал ему то направо, то налево.

Землянин не мог различить никаких звуков, кроме обычных, характерных для ночи. Спящий раб пошевелился, и оба наблюдателя насторожились. У Кейда был нож, под рукой копье. Но он жалел, что у него не было станнера. Раб что-то пробормотал и повернулся, но его беспокойство никак не разбудило никого из его собратьев.

Ткнув пальцем в плечо землянина, иккинни просигналил Кейду, чтобы они поворачивали направо. И тот приложил все свои знания о жизни и поведении в лесу, чтобы с минимальным шумом раствориться в раскинувшемся перед ними кустарнике. Вместе с аборигеном он влетел в глубокую лощину, где к ним присоединился другой.

– Наблюдатель теперь спит?

И низкий голос Кэгила ответил: – Он спит.

И их отряд то сливался вместе, то разъединялся вновь. Коварный рассвет застал их идущими гуськом вдоль берегов ручья, где росла буйная, пышная трава, напоминавшая камыш. Иккинни решили использовать естественные особенности болота для своих целей. Серо-зеленая грязь выскребалась из ям, размазывалась по волосатой коже, по брюкам Кейда, по его груди и плечам. Пригоршни сухой травы добавлялись к этому липкому покрытию, так что каждый из них сливался с ландшафтом и становился почти не обнаруживаемым на его фоне.

Они продолжали протыкать палками болото, следуя путем, признаков которого Кейд обнаружить так и не смог. Возможно, они существовали только в памяти аборигена, который прокладывал этот путь. Насколько мог определить землянин, сейчас они находились к северу от бывшего форта, в глубине равнинной зоны.

Временами на их пути попадались островки более твердой земли, на которых они задерживались для отдыха. И как только первые лучи восходящего солнца раскололи небо, они поели зерновых лепешек и выпили по глотку прозрачной кисловатой жидкости, которая обжигала язык, но уменьшала потребность в воде.

Вождь разгладил продольный участок смешанной с глиной грязи и отметил его веткой. Вращением пальца было изображено окружавшее их болото, точкой отмечено местоположение форта. Кейд начал понимать, что его спутники вовсе не замкнуты в горах, как на этом настаивал Стир и верили те, кто занимался торговлей. Эти свободные аборигены должно быть совершали многочисленные разведывательные рейды на равнинную часть, где когда-то охотились их отцы, и каждый хранил в тренированной памяти обширные сведения о потерянных землях. А какие рейды могли бы совершать они, получив адекватное оружие и средства быстрого передвижения!

Но этот поход не имел отношения к будущим партизанским атакам на имения властителей Стира. Это был их скрытный визит к месту, которое наверняка могло патрулироваться как с земли, так и с воздуха. Землянин усвоил эту грубую карту, пытаясь совместить ее с оставшимися в его памяти окрестностями форта.

Если корабль-разведчик был замечен Стиром – и если они не были самоубийственно глупы, то оставили бы часовых близи форта – то наверняка военные силы Клора должны быть уже рядом, или, по крайней мере, на пути к месту пепелища. Кейд предупредил об этом аборигенов, и понял, что Кэгил вполне допускает возможность такой опасности. Если вражеские силы находились уже на месте, то пришельцы с гор будут вынуждены оставить скрытое наблюдение и удалиться, чтобы позже попытаться вновь. И землянин осознал поразительную терпеливость этих людей, которые веками ведут неравную борьбу. Порыв, который вывел его племя на звездные пути, воспринимал время как врага, эти же люди использовали его как инструмент.

Солнце, обещавшее такую удивительную яркость в утренние часы, освещало сейчас в основном отдаленные районы. Над вершинами гор собрались облака. Докител рассмеялся, указывая на стену тумана, нависавшую сзади них.

– Наблюдатель спланировал, теперь Копьеносец готовит свое оружие. Это хороший день, хорошее дело, хороший план.

Вдоль равнин промчался ветер, ударивший холодом, поднявший влажные испарения с болот, пронизал их плетеное из камыша укрытие на островке. Признаки бури проявлялись куда сильнее, чем Кейду приходилось до этого видеть на Клоре.

При первых ударах ветра по их спинам они немедленно подчинились приказу Кэгила отправляться в путь. Спустя полчаса, обволакиваемые сгущающимся мраком, они, шлепая по мелководью неглубокого ручья, вышли на твердую полоску земли, обозначавшую границы равнин.

Корабль Стира мог бы сделать попытку вылететь и при таком ветре, но Кейд сомневался в этом, если только пилот не получил четких приказов к действию. Такая погода должна была оставить на земле все обычные патрульные средства. Но манера их передвижения, зигзагами, с частыми остановками в укрытиях, подсказывала землянину, что Кэгил был не намерен недооценивать противника.

Молния с треском рассыпалась в небе, принося с собой слегка пощипывающий запах озона. Еще одна такая вспышка заставила их остановиться, почти ослепив, и Кейд был уверен, что вырвавшаяся на волю энергия ударила в землю совсем близко от них. Мог ли тот выжженный круг, по каким-то таинственным химическим процессам в остекленевшем шлаке, притягивать к себе всю электрическую ярость бури?

Эта сверкающая смертоносная плеть была просто-напросто прелюдией к буре. Дождь и ветер, бьющие и колющие их тела, смывающие с них маскировочную грязь, заставили их задыхаться в потоках обрушившейся с неба воды. Им пришлось привязать оружие к поясу и взяться за руки, чтобы, покачиваясь и сгорбив спины, все-таки идти вперед через эту бурю. Ярость падающей воды, тьма от облаков, несущих ее, не позволяли Кейду понять, стоял ли еще на прежнем месте корабль, распластав свои стабилизаторы по стартовой площадке.

Он споткнулся и упал на колени, и, выпустив руку Докитела, оторвался от своего напарника. Его ладонь легла на сглаженную мокрую поверхность, ровную, но, местами, покрытую рябью. То, обо что он споткнулся, было краем опаленного огнем пространства. И не было даже намека на ожидавший корабль.

Они не могли идти прямо через эту корку, на ней было мокро и скользко ногам, обутым или в сапоги, как у Кейда, или в шкуры зверей, как у иккинни. Упираясь руками и коленями, отряд переполз через остекленевшее пространство, отыскивая открыто выступавшие наверх подземные металлические конструкции.

Кейд отметил, что было очень трудно пытаться узнавать в очередной гладкой плите спекшейся земли и камня, здание или постройку внутреннего двора, так хорошо известные ему. Он не мог даже сообразить, по какому курсу, если свериться с компасом, он приблизился к этому огромному шраму. Место, где, должно быть, теперь находилась цель их путешествия, могло обнаружиться от него в дюйме, в футе, через ярд или всю длину выжженной поверхности.

Но не землянин первым обнаружил пролом в этой блестящей корке. Кейд, предупрежденный сообщением, переданным по цепочке от двигавшихся впереди него иккинни, подобрался к углублению, которое должен был обследовать скорее на ощупь, чем зрительно. Один или два человека из отряда землян должны были обязательно укрыться внизу и быть освобождены экипажем корабля. А вот сохранился ли еще там командный пункт и не был ли он разрушен, ему предстояло узнать.

Вода стекала сквозь его пальцы и уходила в глубину. Такой поток мог разрушить все, что было внизу, за очень короткое время. Кейд изо всех сил старался, чтобы иккинни поняли, что именно требовалось сделать. Одну из охотничьих сетей спустили как канат через край, и Кейд воспользовался ей, как лестницей. Когда он начал спускаться, вода поднялась ему до колен. Затем его ноги нащупали твердую поверхность, и он обнаружил по обе стороны от себя стены, пространство же вверху казалось пустым.

Проход, если это был именно проход, продолжал тянуться. Стекавшая сверху вода прибывала. Если этот неизвестный ему туннель по мере его продвижения вперед уходил вниз, вполне возможно, что поток воды уже полностью залил его.

Кейд вздрогнул. Если вода добралась до командного пункта, он пропал. Теперь время было явно не на его стороне. Он выпустил из рук сеть и пошел вперед, словно переходя вброд реку, волны накатывались на него, разбиваясь о бедра.

Дно было ровным, хотя поток воды мешал быстрому движению. Он держался одной рукой за стену, как за проводника. И когда он прошел, таким образом, около двадцати шагов, то понял, что вода больше не поднималась так быстро, как это было на входе.

На двадцать первом шаге темнота этого каменного мешка расступилась от короткой вспышки света. Над его мокрой головой возникло голубоватое свечение атомной лампы. Должно быть, он пересек какой-то автоматический сигнализатор, установленный на стене. Впереди было еще несколько таких ламп, их шаровидные баллоны отражались от вихрящихся волн, сквозь которые он пробирался вперед. Три лампы, а за ними плотно закрытая дверь, с углублением для ручной блокировки в самом ее центре.

Мог ли этот запор быть открыт с помощью характерных признаков руки любого землянина или это относилось только к отдельным членам отряда? Но как можно было заранее знать, кто именно выживет?

Кейд постарался вытереть досуха свою правую руку, повозив ею туда сюда по груди, сунул ее на некоторое время под мышку, надеясь освободить от прохладной влаги. Затем аккуратно вложил пальцы и всю ладонь в углубление шаблона и стал ждать. Прибывавшая вода плескалась, и когда ее легкие волны ударяли по его телу, то всякий раз это происходило на дюйм выше.

Никакого предупредительного щелчка не было слышно. Кейд убрал руку, как только дверная панель начала уходить в стену. Вокруг него началось бурное движение ринувшейся в комнату воды, ее потоки вихрем закружились вокруг немногих предметов меблировки. Там были откидные койки, несколько открытых консервных банок из сухого пайка на откидном столе: признаки поспешного ухода.

Но то, что хотел найти Кейд, все еще находилось там: установка дальней связи. Он зашлепал по воде к ее стойке. Однако когда он дотянулся до пусковой кнопки, он заметил другой предмет, размещенный прямо перед передатчиком. Он прекрасно знал назначение этого состоящего из секций стержня, установленного на прочном основании.

Теперь он понял, что люди, ожидавшие в этой комнате, или члены экипажа корабля предполагали – или надеялись – на его спасение. Он понял и то, что не было бы никакого ответа на сигнал, переданный из этой комнаты. Возможно, что это теперь было ловушкой, предотвращавшей его проверку и обследование аборигенами или Стиром… но теперь в нем не было нужды.

Кейд подхватил найденную трубку. То, что находилось внутри, относилось к самой сложной аппаратуре и технологии, которые были недоступны его пониманию. Но она могла работать там и тогда, когда ему будет нужно. Прижимая ее к себе, землянин проделал обратный путь по затопленному переходу. Теперь ему оставалось только подыскать подходящее место, установить то, что он нес с собой, и там будет новая посадочная площадка, не контролируемая Стиром.

– Он нашел? – Кэгил подскочил прямо к нему, как только Кейд выбрался из углубления.

– Он нашел Звездный барабан! – Кейд отвел руку собеседника. – Но только он сам может заставить его говорить.

– Тогда заставь! – произнес подошедший с другой стороны Докител.

Кейд покачал головой.

– Не здесь. Не сейчас. В безопасном месте, в горах.

Теперь, имея то, что он имел, он хотел оказаться как можно дальше от форта, прежде чем утихнет буря, защищавшая их от угрозы воздушных стражей Стира. И он постарался внушить необходимость этого окружавшим его аборигенам.

Дождь ослабел, когда они с трудом тащились назад, и шаг, начавшийся рысью, теперь стал чертовски медленным. Ближе к закату они соорудили пристанище в запутанном лабиринте предгорий, но, не осмелившись развести огонь, отдыхали мокрые и замерзшие.

Спустя два дня они вновь оказались в долине, где была деревня Кэгила, и обнаружили, что она пуста. Только лошади, по-прежнему свободные, приветствовали Кейда. Он усадил в седло добровольцев из своего эскорта, одним из которых был Кэгил, и они отправились в самый центр территории, куда большинство даже самых смелых охотников-рабов никогда не доходили.

Прошла почти неделя долгих дней, прежде чем их небольшой отряд встретился с боевым отрядом иккинни. Кэгил устроил беседу с разведчиками, из тех, кто хорошо знал эту землю, в то время как Кейд демонстрировал аборигенам свою сигнальную трубку, объясняя, что именно ему нужно и зачем. Охотники сравнивали условные знаки, горячо спорили, но, в конце концов, согласились, объявив свое решение через Искага, который ранее присоединился к этому отряду.

– Два солнца, два сна вон в ту сторону, и там есть место, где в давние времена Копьеносец глубоко ударил в землю. – Искаг изобразил руками чашу. – Он видел корабли со звезд. И если тот, кто ведет этот корабль умелый и ловкий, то он посадит корабль также и туда. – И он сунул палец в сложенные кольцом пальцы другой руки.

– Это место единственное? – Описание, сделанное Искагом, было слишком живописным, чтобы быть обнадеживающим. Все иккинни согласились, что описанный кратер был самым лучшим и безопасным местом для посадки, которое можно предложить.

Позже, когда Кейд, остановившись после изнурительного подъема, смотрел вниз на эту впадину, он не испытывал подобной уверенности. Площадка в ее основании имела достаточный размер, чтобы посадить разведчик, это так. И поверхность ее была такой же плоской, как на равнине. Но направить корабль в отверстие этой чаши требовало искусства, которым обладали только пилоты-ветераны. Хотя многие пилоты Торговой Базы были мастерами экстракласса.

Они спустились на дно кратера. Извержение, вызвавшее появление этой воронки, должно быть, было из рода катаклизмов. Кейд поднял устройство связи на уровне плеча, затем нажал выступающую кнопку, и начал медленно вращать его, давая скрытым внутри устройства линзам всю панораму окружающего пространства, которая должна быть передана на базу. Затем он прошел в то место, что можно было считать центром выбранной для посадки площадки, и закрепил трубу на земле с помощью распорных шипов. После всех приготовлений, он резко опустил руку вниз к заостренной конической вершине трубы. Он не имел возможности узнать, сработал ли этот передатчик на самом деле, и ему оставалось только ждать ответа, который должен прийти из дальнего мира лишь со временем.

Кейд сидел снаружи возле стены грубой хижины, расположенной у края кратера. На камне, составлявшем часть стены этого ветхого сооружения, были нанесены царапины, его собственный календарь. По его подсчетам, он дежурил здесь уже больше месяца.

Теперь его мысли были заполнены лишь одними «если». Если система связи, одиноко стоявшая в кратере, была каким-то образом повреждена по дороге сюда, то спасительный сигнал просто не был передан к звездам.

Если иккинни потеряют терпенье, они могут изменить свое отношение к нему. Отряды Стира беспрерывно прочесывали нижние равнины и согнали многие племена аборигенов с насиженных мест. Весенняя охота была нарушена. Беглецов преследовал голод. Допустим, что некоторые из вождей установят точное местопребывание звездного странника, и тогда он может быть передан Стиру в знак перемирия.

Если Стир будет продолжать свое наступление, то он сам будет вынужден убираться отсюда.

Если… если… если…

Раздавшийся снизу свист оборвал его нерадостные мысли. Докител, чье темноволосое тело при движении едва выделялось на фоне скал, поднялся быстрым шагом, предполагавшим плохие известия.

– Рабы! – отрывисто сообщил он.

– Где?

– В Долине Воды. Там их лагерь.

Никогда еще ни один отряд из управляемых Стиром рабов не подходил так близко к кратеру. И если они решили разбить лагерь в такую рань, то это означало, что остановка их продлиться явно не одну ночь.

– Кэгил… лошади?

– Они отправляются на север, по тропе квиту.

Это чуть облегчало ношу ответственности землянина. Кэгил уведет своих людей и «чужеземных» животных, которых они теперь охраняли и кормили, в места, отделенные труднопроходимой полосой земли от захватчиков.

– Он уходит? – Докител был очень обеспокоен. Уже поносив ошейник, он не испытывал желания быть пойманным второй раз.

– Он должен пробыть здесь еще немного. – В течение предзакатного часа, в любой момент, мог приземлиться корабль землян. Он должен остаться здесь. – Пусть Докител уходит.

– Не сейчас. – Иккинни сел на землю, положил свое копье на колено. – Отсюда можно видеть злых людей, они могут и не полезть наверх, если у них нет сетей, чтобы ловить масти.

Может быть, они и не захватили с собой сетей, мрачно подумал Кейд, но у их хозяев могут быть более эффективные способы, чтобы довести охоту до конечной цели. И он был уверен, что Стир снабдил своих слуг таким оружием.

Через некоторое время он заметил группу рабов в ошейниках, которые собирали дерево для костра. Но не было никаких признаков, что их собственное укрытие вверху было под подозрением. В их лачуге была вода и двухдневный запас лепешек. И при необходимости они могли растянуть эти запасы.

– Идет.

– Где?

– За скалой в форме рога квиту.

Кейд направил свой взгляд туда, куда смотрело острие копья аборигена. Пришелец не был иккинни, в ошейнике или без него, но и не надчеловеком из отряда. Высвободившись из летающего стула, своеобразного символа божества, посланник Стира, с надменным видом, поднимался вверх по неровному склону. Одна рука его была согнута на уровне груди, и он попеременно смотрел то себе под ноги, то на ленту, охватывавшую запястье согнутой руки. В другой руке он держал самое распространенное оружие «иноземцев»… иглострел!

С отлетом все было кончено. Землянин быстро сделал вывод, что лента на запястье была своего рода следящим устройством, вполне возможно, настроенная на излучение его собственного мозга. Если он начнет спускаться вниз, в пространство кратера, и сорвется, разбившись вдребезги, свалившись вблизи устройства связи, то тогда Стир может использовать этот аппарат в качестве приманки.

С другой стороны, предположим, что его убьют раньше, чем он попытается спуститься вниз. Останется ли аппарат незамеченным «иноземцем»? Ведь они достаточно сообразительны, чтобы выяснить, зачем звездный странник именно здесь разбил лагерь. Как ни верти, в любом случае хитрый гуманоид оставался в выигрыше. Кейд слишком переоценил праздность и лень местных избалованных правителей и недооценил их желание покончить с последним из землян.

На животе у пришельца был защитный пояс. Ни один повелитель не будет рисковать своей драгоценной шкурой при малейшем шансе контратаки. Копье в руках Кейда, сеть в руках любого иккинни, камень, брошенный отчаявшимся человеком, будут отброшены полем, создаваемым сейчас вокруг него, подобно стальной стене.

Если только… Кейд осмотрел землю вокруг себя в поисках чего-либо для нападения или защиты. Возможно, что преследователь мог обнаружить их, если они попытаются покинуть свое место. Кейд не знал дальности действия прибора, который носил на запястье пришелец. С другой стороны, он не собирался быть убитым без попытки сопротивления.

Не имея никакого плана, а скорее для того, чтобы выиграть время, землянин дал сигнал Докителу отходить от их убежища вдоль края кратера. Неровная земля может укрыть их от прямого взгляда преследователя, хотя его локатор и выведет его на их путь.

Двое, идущие цепочкой по узкой кромке обрыва. В голове у Кейда зрела идея. Это был шанс, которым в его отчаянном положении следовало бы воспользоваться.

Их преследователь добрался до лачуги, но даже не заглянул внутрь, а прошел дальше, придерживаясь того же курса, что и беглецы. И вновь Кейд сделал знак Докителу, отправляя иккинни подальше от себя. Затем он остановился, балансируя копьем, зажатым в одной руке. В нескольких футах от него древняя чаша имела трещину, достаточно широкую, подходящую для его стройного и тонкого тела. Он отметил ее.

Теперь он ждал, когда голова противника поднимется, оторвавшись от прибора на запястье, и его глаза обратятся к находившемуся перед ним человеку. И тогда Кейд, что есть силы, метнул свое копье.

Его расчет оказался верным, хотя острие ударилось в эту невидимую защиту на добрых шесть дюймов в сторону от середины груди. Непроизвольная реакция противника была именно такой, как и надеялся Кейд. Вздрогнув и попятившись назад, преследователь поставил обутую в сапог ногу на кусок скользкого камня. Последовал широкий взмах рук, и посланник Стира полетел вниз, рассекая прозрачный воздух.

Пояс, конечно, спасет ему жизнь, но затем ему придется снова взбираться вверх по внутренней части склона кратера. Это нападение принесло им выигрыш во времени. Кейд быстро помчался к расселине, Докител вслед за ним. Их преследователь все еще несся вниз, к самому дну кратера. Они выиграли всего лишь несколько минут времени, но окончательно так и не избавились от преследования. Только…

Кейд обхватил рукой Докитела, увлекая его за собой в безумном беге, когда откуда-то с высоты донесся удар, громче любого громового раската. Камни ободрали кожу, когда они спешно втиснулись в расщелину скалы. Над ними вспыхнул ослепительный свет, так что Кейд прикрыл глаза ушибленной рукой. Рев пламени от двигателей корабля стал более приглушенным, как только он опустился в середину кратера.

Возможно, их преследователь и испытал один миг ужаса и страха, но второго ему пережить уже было не суждено, вместе с кораблем к нему опустилась смерть, а затем… пустота. Его конец был таким же, как и тот, что он или его собратья послали на головы тех людей, которые находились в торговом форте.

Когда землянин и иккинни выбрались из своего убежища, из чаши поднимался запах расплавленного песка. Почти в самом центре стоял звездный корабль. Кейд взобрался на гребень каменной стены, размахивая руками перед выросшим перед ними металлическим сооружением, покрытым оспинами, хотя на нем не было заметно ни одного открывавшегося люка. Но ответное действие было достаточно быстрым: с вершины металла протянулась наклонная плоскость, опустившаяся на землю в нескольких футах ниже Кейда. Он скользнул вниз и слышал лишь звук от собственных сапог, бряцавших по металлическому трапу, едва веря в столь своевременное прибытие.

Так или иначе, но он не удивился, встретив в кабине секции управления Эбу. И нельзя сказать, что был удивлен и тем, что напарник командира имел пять золотых птичек на воротнике туники.


– Вот почти и все, сэр. – Он, как только мог, сократил свой доклад лишь до самых существенных, имевших прямое отношение к делу фактов. Сдержанная реакция начинала разрушать ту восторженную самоуверенность, которая еще сопутствовала ему в этой тесной кабине. Существовал целый черный список оплошностей и проступков, которые могли быть указаны ему. Что там говорил Ристоф на Лоди? Если он не использует этот последний шанс… И вот теперь эти служители закона раздерут Уайтхока на мелкие кусочки.

– В высшей степени предосудительно! – Тот, кто носил пять золотых птичек, нажал кнопку, выключая устройство записи. – А теперь, – это важное должностное лицо отбросило в сторону аппарат, словно выпроваживая нежелательного свидетеля. – Давайте обсудим наши текущие дела.

– Более чем удовлетворительно. – Тон, которым произнес это Эбу, явно имитировал тот же, что был использован минутой раньше, но слова были совсем другие.

Так или иначе, но официальность их встречи понемногу растаяла, как будто бы их собеседник сбросил с себя тесную тунику. Он усмехнулся и бросил на крышку стола ключи от буфета.

– Прекрасное направление работы, одно из тех, что надо и дальше поддерживать, Уайтхок.

– Теперь оно пойдет должным образом. – Эбу тоже присоединился к одобрению. – Теперь этот процесс остановить гораздо труднее, чем метеор сетью для ловли масти.

Кейд достаточно осмелел, чтобы попытаться получить объяснения.

– Пришло время, сэр, – продолжил Эбу, – запустить еще одного оперившегося юнца в овчарню.

Кейд принял бокал, который протянул ему человек столь высокого ранга, и сделал глоток Звездной Росы, даже не подозревая, что именно он пробовал.

– Да, следует раскрыть загадку. – Обладатель пяти золотых птиц выпил. У него было, критически подумал Кейд, довольно близкое сходство с Че Ином, по тому, как в его поведении сочетались сдержанность и раздражительность.

– Ответ на твой главный вопрос, – вежливо продолжил их собеседник, – заключается в том, что ты проходил небольшой тест, как говорится, на полной скорости. Тебя специально отобрали для этой работы и отправили сюда, чтобы использовать твою сообразительность. И ты справился. Понимаешь, есть Политика… и есть План.

– Изредка они сходятся, как близнецы, – почти нараспев, с ханжеским лицемерием заметил Эбу.

Его начальник сдавленно фыркнул.

– Будь доволен, командир, что правая и левая рука сталкиваются не так часто. Вот так и делаются дела, молодой человек. У нас есть наши преданные и надежные служители Торговых миссий, кто живет и даже дышит, не отклоняясь от писаных правил, никогда, ни в коем случае, не совершает ошибок и является предметом гордости нашей Службы. Но при этом у нас есть несколько черных овечек, которые тоже служат, но своим, бунтарским методом. Мы называем их породой воинов. – Он помолчал, сделал глоток из шарообразного бокала. – Первым и важным испытанием для них является посещение планеты, где власть Стира и на самом деле невыносима. Если они смогут удачно пройти сквозь «инцидент», избежав широкой гласности, то после этого их переводят в Отряд и отправляют на такую планету, как Клор.

– Как ты знаешь, каждый торговый отряд набирается из самых разных основных рас Земли, с несколькими «нормальными» торговцами в целях прикрытия. Мы всегда надеемся, что кто-то из наших тайных «воинов» отыщет вдохновение в новой окружающей среде, и, воодушевившись, сможет найти удачный ход, который даст очередной легкий толчок к падению власти Стира. Толчок здесь, тычок там, мелкие раздражения, вспыхивающие по всей галактике, но не имеющие прямой связи ни с нами, ни с какой-то иной планетой. Вот это и есть План!

Кейд понял. Это было похоже на то, как при взгляде на знакомый ландшафт под иным углом он увидел его таким причудливым, словно рассматривал новый мир.

– Но ведь Стир сжег форт. Почему?

– Есть такая вещь, как совпадение. Здесь ваш удар частично совпал с попыткой Пака обрести славу и удачу. Он пытался опробовать формулу, по которой хотел и избавиться от нежелательных землян, и создать репутацию строгого ревнителя закона в одно и то же время. Мы позволим ему думать, что его план удался… на некоторое время. Достаточно долгое для того, чтобы твои эксперименты получили хороший старт. Что ты там задумал с этими иккинни? Посадить их на коней и начать партизанскую войну?

Кейд кивнул. У него было чувство, что этот человек далеко опережал его мысли, и что одно или два его ярких открытия, были всего лишь детской забавой на темном заднем дворе.

– Его можно использовать, чтобы довести дело до конца, – заметил Эбу. – Это будет третий шаг в нашей реальной Службе, Уайтхок.

– Пять лошадей… и те, кто сейчас прячется в горах, будут как муравьи кишеть вокруг Стира. Сколько, по-вашему, нужно лет, чтобы сделать Клор неспокойным и ненадежным? – Кейд был недоволен своим заявлением.

– О, разумеется, не следует понимать все это так прямо. – Собеседник открыл стенной отсек и достал оттуда пояс и вложенный в кобуру станнер. Он вытащил оружие, и протянул его через стол прямо в руки Кейду.

– А вот еще кое-что, что ты нашел очень полезным. Мы отправили запрос на базу, несмотря на всю эту суету, и ты можешь сейчас получить штук пятьдесят, а в дальнейшем можно сбросить и большее их число. Испытай их на системах управления ошейниками, и ты получишь ряд приятных результатов, без всяких неприятных побочных эффектов. Лошади… ну, заброска еще одной партии потребует некоторых мероприятий. Но подготовь нам место на равнинах, и мы поможем тебе. Разумеется, в том случае, если ты остаешься здесь.

Кейд вертел в руках станнер. У него не было ни малейших сомнений в том, что он будет функционировать так, как было обещано. Пятьдесят вот таких… чтобы вручить их… ну, конечно, они могут освободить тех многочисленных рабов, которые сейчас охотятся за ними, и использовать знания свободных людей против их хозяев… Открыть, таким образом, одну из страниц плана… Да, это вполне можно сделать. Уйти к дальним границам, устроить посадочную площадку на достаточно большом расстоянии от Клора, так что они смогут удерживать ее открытой в течение двух, а может быть и более дней. Тут он услышал, как рассмеялся Эбу.

– Реле уже защелкало, сэр. Он уже движется походным порядком, чтобы сорвать маску с верховного правителя Пака.

Кейд широко улыбнулся.

– Не так быстро, как и все остальное, сэр.

Их собеседник кивнул.

– Начинать всегда лучше с малого, и не делать резких движений. Для тебя это может быть большая война, но в масштабах общего Плана это всего лишь маленькая перестрелка.

Кейд застегнул пояс со станнером.

– Скажите мне, сэр, на какое время рассчитан этот План?

Первый раз с того момента, как этот человек выключил записывающее устройство, та окружавшая его добродушная атмосфера покоя и удовлетворенности улетучилась.

– Около двухсот лет.

Кейд уставился на него.

– А как долго…

– До тех пор, – тихо ответил Эбу, – пока, тычок тут, толчок там, не опрокинут звездную империю. Я сомневаюсь, что кто-то из нас доживет до тех времен, когда это произойдет. Но это не имеет значения.

Конечно же, Кейд тоже не увидит этого. Но при этом у него была возможность получить значительное удовлетворение от хорошего пинка в ту сторону, где сейчас находится Стир.


Купить книгу "Сиу в космосе" Нортон Андрэ

home | my bookshelf | | Сиу в космосе |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 4.1 из 5



Оцените эту книгу