Book: Когда плачет скрипка. Часть 2



Виктор Дан.

Когда плачет скрипка.

Часть 2. После эпилога.

Глава 1

Автокатастрофа

Михаил стряхнул с себя дремоту и стал работать энергичнее. Сегодня он проснулся очень рано, еще до зари. Нужно было успеть покрасить крышу до того, как она превратится в раскаленную сковородку – день обещал быть жарким.

Он сидел на уложенной вдоль ската длинной доске с набитыми часто поперечными планками. Из транзисторного приемника, подвешенного на сучке акации, лилась убаюкивающим потоком классическая музыка. Чайковский в чрезмерно большой дозе был еще одной причиной его сонливого состояния. Однако ему не хотелось тратить время на поиски другой волны.

Это была последняя работа по ремонту дома. Внутренние работы он закончил на прошлой неделе, и пока все просыхало и выветривалось, они с Анастасией перебрались в летнюю кухню.

Роды ожидались со дня на день. Анастасия заметно отяжелела и беспокоилась. Сейчас был, наверное, девятый час, а она еще не показывалась во дворе. Впрочем, с этого ската крыши двор не был виден.

Михаил был доволен, что настоял на переносе отпуска на вторую половину августа. Он рассчитывал побыть с Анастасией рядом в этот сложный для нее период жизни.

А вот и Анастасия показалась из-за угла.

– Еда уже на столе. Ты скоро?

– Где-то через полчаса.

– Тогда разогреешь сам – я умираю от жары, хотя только девять. Что же будет сегодня дальше?!

– Уже девять?!

– Даже больше. Ой, жара проклятая, забыла тебе сказать! Там что-то в Москве творится. Горбачев как будто заболел и на его месте другой. Я его даже не знаю…

– Да. Горбачев в Крыму на отдыхе и, естественно, его кто-то замещает, скорее всего, Янаев. – Сказал Михаил и подумал: “Эта темная лошадка непонятной породы из неизвестного стада”.

– Точно! Янаев. Скоро будет пресс-конференция. Пойду смотреть телевизор.

– Зачем тебе эти политические дрязги и пустые волнения? У тебя сейчас другие проблемы.

– Я только и делаю, что думаю о родах с утра до вечера. А так хоть отвлекает какое-то внешнее событие.

– Ладно. Не стой на солнце. Иди в дом. Я скоро буду.


Руки Михаила отдавали запахом растворителя, которым смывал краску, несмотря на долгое мытье мылом в нагретой солнцем воде. Он с удовольствием уплетал молодую картошку с яичницей, похрустывая холодным, из погреба, малосольным огурцом. Телевизор показывал уже конец пресс-конференции ГКЧП.

– Ты что-нибудь понимаешь? – спросила Анастасия, не прерывая вязание.

– Очередной дворцовый переворот или его репетиция. Только на этот раз не будет так гладко и безропотно…

Михаила прервал гудок автомобиля с улицы. Он его уже узнавал – это был служебный “газик” районной прокуратуры.

У калитки стоял водитель, молодой паренек из райцентра. Этим летом демобилизовался из армии. Михаил познакомился с ним еще в отделе кадров. Они оформлялись на работу одновременно.

– Проходи во двор, будь добр!

– Некогда! Пока вы будете одеваться, мне нужно заскочить за Зинковым. Вас заберу на обратной дороге.

– Что случилось?! Я в отпуске.

– Вы что, радио не слушаете и телевизор не смотрите? Дана команда всем органам быть в состоянии готовности на случай чрезвычайных событий… или выступлений. Танки на улицах Москвы.

– Я в отпуске по приказу и, пока он не отменен, мое пребывание на службе бесполезно. У тебя есть письменное распоряжение?

– Сафонов сказал, пока всех привезу – приказ будет.

Михаил понимал бессмысленность этого разговора, но события в Москве вдруг вмешались в его личную жизнь, разрушили все планы на ближайшие дни, и ему необходимо было некоторое время, чтобы эмоционально приспособиться к новой ситуации. В голове уже крутился перечень дел, которые предстояло выполнить в ближайшие полчаса до отъезда: убрать инструмент, собраться, успокоить Анастасию и проинструктировать бабушку.


“Газик” со спущенными боковыми стеклами пробивал упругий раскаленный воздух над размякшим асфальтом трассы. В автомобиле кроме водителя и Михаила были еще два отпускника. Помощник прокурора и архивариус – молодая дочерна загорелая девушка.

“А она-то зачем?” – подумал Михаил, когда девушка села по дороге. – “Частное доказательство глупости всей затеи с ГКЧП”.

Общий разговор вертелся вокруг московских событий.

Михаил высказал свое сомнение в законности действий Янаева и далее молчал.

Водитель Саня и другие его пассажиры перечисляли претензии к Горбачеву: похожий на бегство уход из Афганистана, уничтожение ракет по договору с американцами, объединение Германии, отделение Прибалтики, “сухой закон”. Вспомнили чернобыльскую катастрофу и недостойное поведение союзных властей тогда.

“Какая каша в голове! И таких людей большинство. Не понимающих в чем действительно их собственная польза, их настоящий личный и групповой интерес, и поэтому легко поддающихся влиянию дешевой демагогии.” – размышлял Михаил, без особого труда сдерживая желание вмешаться. – “Далась им эта империя. Что они от этого имеют? Безопасность? Но какой ценой!”


Сотрудники прокуратуры, бывшие на работе с утра, владели ситуацией не лучше отпускников. Общее собрание мало чего прояснило. Обеспечить повышенную готовность. Ждать указаний. Пресекать беспорядки и противоправные действия.

Михаил расписался в книге приказов об его отзыве из отпуска и переходе на двенадцатичасовой график работы, включая ночное время. Его дежурство ночью было назначено на завтра, что его несколько утешило. Будет кому доставить Анастасию в районный роддом: днем он, а ночью тесть, Дмитрий Павлович.


Следующий день был полон тревожного ожидания. Транзистор, настроенный на волну радиостанции “Свобода”, не выключался. Репортажи из “белого дома” говорили о нарастании противостояния Ельцина и ГКЧП. Политическая нервозность и напряжение в далекой Москве воспринимались как что-то нереальное в звенящей тишине знойного дня. Михаил занял себя непрерывной чередой мелких работ по хозяйству. После обеда удалось вздремнуть – будет легче ночью. Потом он долго стоял под летним душем, рискуя всех оставить без теплой воды.

Он был одет и готов к отъезду, когда около семи вечера раздался гудок служебной машины.

Саня с мокрыми волосами (только что искупался в реке) светился свежестью здоровой молодости. Расстегнутая рубашка навыпуск с короткими рукавами открывала взгляду загорелый мускулистый торс, еще сохранивший армейскую выправку. Автомобильный приемник был настроен на ту же волну.

– Как вы думаете, они отважатся на штурм “белого дома”? – спросил Саня в паузе радиопередачи.

– Может быть. Но если они не арестовали Ельцина в постели, то шансы на успех ничтожны. Это означает, что Горбачев, которого ты не любишь, вернется в Кремль…

– Надеюсь ненадолго… Вез я как-то Сафонова с одним мужиком из областной прокуратуры, так тот сказал, что Китай за семь лет реформ утроил свой национальный доход, а мы за пять лет горбачевской перестройки наделали долгов и потеряли весь золотой запас…

Саня был водителем с небольшим стажем, но одним профессиональным качеством шофера овладел в совершенстве: пассажиру скучать было некогда. Его комментарии к радиопередаче и анекдоты лились неровным, но безостановочным потоком.


Дежурство обещало быть скучным. Перед отпуском Михаил закончил свое первое, и пока единственное дело. Девушка дождалась парня из армии, а он при первом же свидании изнасиловал ее. Заявление от пострадавшей поступило не сразу и, как выяснилось, под давлением родителей.

Парень сначала занял позицию, что все было добровольно, а судебный иск – это способ заставить его жениться.

Михаилу стоило больших усилий добиться откровенности типично по-деревенски застенчивой девушки. Выяснились обстоятельства, которые существенно отягощали тяжесть проступка и превращали в опасное преступление.

Вот тогда парень заметался: то отказывался вообще от фактов, то угрожал Михаилу, то через родственников обещал жениться на пострадавшей. Когда последовало такое предложение, заколебалась девушка – она была беременна. Михаилу стоило большого труда убедить ее и родителей не соглашаться на этот брак. Он предвидел в этом браке второй акт трагедии, более длительный и более страшный. Его роль советчика в данном случае была за пределами обязанностей следователя, но он ничего не мог с собой поделать. Он предупредил обе стороны, что в любом случае он не будет изменять свою позицию и выводы в материалах, подготовленных для передачи в суд.

Прокурор Сафонов занимал выжидательную позицию, словно проверяя Михаила на этом деле. У Михаила были основания предположить, что и в будущем на помощь и поддержку начальника ему не приходится особенно рассчитывать. Спустя несколько дней после вступления Михаила в должность следователя прокуратуры произошел один примечательный эпизод. В прокуратуру пожаловал председатель колхоза Симоненко, прошел сразу в кабинет, едва кивнув присутствующим в приемной, и пробыл там не менее получаса.

Михаил в числе нескольких сотрудников ожидал начала совещания. Ради такого посетителя совещание задерживалось. Все томились неопределенностью, а из кабинета никаких указаний не последовало. Наконец, дверь шумно и широко отворилась. Прокурор провожал посетителя до двери своего кабинета.

– Давненько не заглядывал к нам на рыбалку. Забываешь старых друзей. Петрович обещал на этой неделе. Ждем, – громыхал Симоненко своим прокуренным басом.

– Дела, все дела… Может, получится.

– Давай без может.

Михаил догадался, что речь шла о председателе райисполкома Владимире Петровиче Волкове.

“Только для кого эта демонстрация силы и влияния? Не для меня ли? Не переоцениваете ли вы свое значение Михаил Егорович, чтобы товарищ Симоненко ради вас устраивал такие спектакли”, – подумал Михаил полушутя тогда. Ни для кого не было секретом, что районное начальство связано круговой порукой, многочисленными родственными и кумовскими связями.

Покончив с процедурой приема дежурства и связавшись с дежурными других районных служб, Михаил приступил к просмотру оперативных сводок областного управления МВД. Нужно было ознакомиться с текущей криминальной ситуацией в области и районе.

На удивление сводка была бедна происшествиями. Вероятно, профессионалы не хотели попасть под горячую руку в этот момент политической неопределенности. Дорожно-транспортные происшествия Михаил хотел пропустить, как вдруг увидел в тексте сводок ГАИ знакомую фамилию.

При столкновении личной автомашины с неизвестным грузовиком получил тяжелые травмы начальник следственного отдела Манюня Николай Петрович. С тех пор прошло больше суток. Жив ли он? Михаил лихорадочно пролистал справочник служебных телефонов и набрал номер дежурного ГорУВД.

Телефон был занят. После многих попыток дежурный, наконец, ответил. Михаил представился и спросил:

– Вы не могли бы узнать состояние Манюни Николая Петровича?

– Узнавать не нужно, я и так знаю. Операция прошла успешно, но врачи обещают лечить его долго.

– Что с ним? Какого рода травмы?

– Много переломов, но внутренние органы сильно не пострадали. Говорят, весь на растяжках как Иисус на кресте.

– Где он лежит?

– В травматологии городской больницы.

Не успел Михаил положить трубку, попрощавшись с дежурным и нажав на рычаг, как телефон зазвонил.

Громким, словно из соседней комнаты, и взволнованным голосом спросил тесть:

– Михаил, это ты?

– Да. Что случилось?

– Еле дозвонился! Час назад привез Настю в роддом. Я еще здесь, звоню из приемного отделения…

– Как она? – перебил Михаил.

– Уже переодели и отправили в палату. Осмотрел врач. Обещает к утру… Буду ждать в машине.

– Если смогу вырваться, я прибегу.

Однако оставить вместо себя было некого. Водитель дежурной машины еще развозил дневную смену. Потом поедет ужинать и вернется, вероятно, к двенадцати.

“Воспользуюсь-ка я служебным положением”, – и он набрал номер дежурной медсестры родильного отделения.

– Вас беспокоит следователь прокуратуры Гречка. Час назад к вам поступила моя жена. Я на работе, буду дежурить до утра. Не могли бы вы позвонить мне, когда она родит?

– Давайте ваш телефон. Конечно, позвоню!

Михаил назвал номер телефона и поблагодарил медсестру, судя по голосу, женщину в возрасте.

– Пока рано благодарить. Вот когда поздравлю с сыном…

– Буду благодарен и за дочь. – Он себя уже убедил, что дочь даже лучше. От мальчика всегда чего-то ждешь, здесь же чистая отцовская любовь…

От возбуждения Михаилу не сиделось на месте. Он бродил по полутемным коридорам здания. Здесь кроме прокуратуры было много других районных организаций. Впервые он получил возможность обследовать не торопясь все закоулки.

Приехал водитель, но Михаил уже не решился уходить от телефона. Стучаться ночью в дверь родильного отделения, после того как тебе обещали позвонить, было бы не логично, а точнее, свинством.


От резкого звонка у самого уха Михаил вздрогнул. Оказывается он задремал, положив голову на стол.

Звонили из роддома:

– Папаша! Это вы? Поздравляю вас с дочкой! Вы меня слышите?

– Да… Да! Спасибо! Бегу…

– Куда?! Три часа ночи…

– Как жена?

– Все хорошо! Здоровая деревенская девушка… Будет у вас еще и сын. – Утешила медсестра, не поверив в безоговорочное счастье отца.

Михаил вылетел на улицу, разбудил водителя, мирно дремавшего под музыку “Маяка”, голову на руках, сплетенных на баранке.

– Я на полчаса в роддом…

Бежать он не мог – затекла нога. На стоянке у роддома разыскал “Жигули” тестя. Тот спал, откинув спинки передних сидений. Стекла были опущены.

– Дедушка! Просыпайтесь! Поздравляю с внучкой!


– Начнем новую жизнь! – Такими словами водитель Саня встретил Михаила, когда приехал за ним утром в первый рабочий день после окончания отпуска, прерванного на несколько дней неудавшимся путчем. Он имел в виду именно арест членов ГКЧП.

Для Михаила эти слова имели и чисто личный смысл. С рождением дочери у него действительно началась новая жизнь.

С тех пор прошло более трех недель. Анастасия была уже дома. Женщины почти не подпускали Михаила к дочке под предлогом, что он ходит на улицу и общается со многими людьми. “Карантин” не помешал однажды Михаилу налюбоваться маленьким чудом во время вечернего купания.

По дороге Саня продолжил политическую тему. Непрерывное прослушивание “Маяка” по автомобильному приемнику предопределяло тематику разговоров Сани с пассажирами – это политика и спорт.

– Кстати, Саня, ответь мне на один вопрос. Что самое главное для процветания страны, то есть ее основное богатство? – спросил Михаил.

– Ну, земля, ископаемые…

– Типичный ответ советского человека. Нет, Саня, люди! Их здоровье, нравственность, профессиональная подготовка, короче говоря, культура. Поэтому Германия и Япония страны богатые, несмотря на сокрушительное поражение, а мы бедные, несмотря на победу и наши просторы.

– Так Германии и Японии помогали американцы…

– Американцы помогали многим, у которых от этой помощи кроме долгов ничего не осталось, а Германия вернула все кредиты. Япония сейчас обладает свободным капиталом почти в сто миллиардов долларов. Дадут нам японцы кредит… Ну и что? Проедят и разворуют чиновники. Мы, или, скорее, наши дети, будем расплачиваться.

– Ну и мрачную картину вы рисуете!

– В розовых тонах не получается, хотя очень бы хотелось ошибиться… Посмотри за окно.

Справа колхозное поле краснело через высокий бурьян перезрелыми помидорами, которые никогда уже не станут томатным соком и тем более не попадут в банку запасливой городской хозяйки.

– В этот году горожан на уборке почти не было. Не знаю, что они собираются есть зимой?!

– И их приезд, и их отсутствие – пустая растрата ресурсов. Нужна другая система хозяйствования.

– Капитализм?

– Если бы я знал ответ! И если бы меня захотели слушать и слушаться! Ты посмотри, что получается. В семнадцатом году начали революцию под благородными лозунгами. А чем все это закончилось?! Людоедский царский режим, слегка облагороженный западным образованием правящей верхушки, сменился откровенным людоедством новой власти. Причем людоедство было обосновано идеологически и “юридически”.

– Ну это вы слишком…

– По-твоему людоедство – это когда буквально съедают человека. Было и такое в нашем веке и не раз. Доведенные до отчаяния и свихнувшиеся от истощения люди. А, по-моему, людоедство, когда убивают, лишают имущества или свободы по политическим, национальным или классовым признакам. Когда человека загоняют в угол и нагло эксплуатируют. Так что настоящие людоеды всегда при власти и деньгах.

– Классовую борьбу никто не отменял…

– Да, ты прав. Противоречия в обществе всегда были и будут. Иногда братья ярые враги. Противоречия выливаются в людоедство, когда в обществе нет цивилизованных, другими словами человеческих способов и законов их разрешения. Новое общество без реформ не создать, но, боюсь, в наших условиях реформы сведутся к тому, что к власти придут другие или даже те же самые людоеды только в других масках, в масках “рыночников” и “демократов”. Более жестокие и откровенные. Уже в Москве поговаривают о свободных ценах, “шоковой терапии”. У нас это будет похуже, чем в Польше…



– Вы тоже власть, значит тоже людоед?

– Вообще-то государство и я как его представитель должны защищать человека от людоедства в любой его форме, например, от преступности. Но, к сожалению, почти все государства созданы людоедами и для людоедов. Людоед-чиновник борется с людоедом-преступником. Конечно, это необходимо, так как чиновник все-таки лучше преступника. Социальный прогресс сводится к тому, что “людоедство” становится все более “гуманным”. Так можно сказать о западных странах, которые ратифицировали декларацию прав человека и гордятся тем, что у них обеспечены равные возможности для каждого стать людоедом.

– Да… Умеете вы “поднять” настроение… У вас целая теория “людоедства”.

– Ну, что ты, что ты, Саня?! Жизнь прекрасна! Не воспринимай буквально мои слова. Это шутка…

– В которой доля шутки, а остальное правда. Теперь и я буду делить всех на “людоедов” и людей.

– Не знал, что ты такой впечатлительный… Принцип классификации людей по “людоедству” неплохой, но, к сожалению, в жизни все гораздо сложнее. Бывает человека “едят” на работе, а он дома “заедает” жену и детей. Или наоборот. Приходится вводить степени, категории, классы, … разряды людоедства и человечности. Например, людоед первого ранга, или Человек с большой буквы…

– Кто, по-вашему, Ленин?

– К сожалению, людоед.

– Почему, к сожалению?

– Жаль образа, внушенного с детства. Он, по-видимому, мучился этим в последний год жизни. Жаль еще потому, что в истории человечества после Иисуса Христа мало было настоящих людей, тем более у власти.

– Так то был Бог.

– Человек, который до конца преодолел в себе зверя и есть Бог. Других богов нет.

– Да! С вами не скучно. Только есть слух, что вас направляют в город.

– Почему? Зачем? Кто тебе сказал?!

– Через пять минут узнаете…

– Командировка в мои планы не входит. Впрочем, приказ есть приказ! Был бы смысл…


Санин источник информации оказался надежным. Михаила сразу вызвал к себе Сафонов и показал предписание областной прокуратуры направить следователя Гречку М.Е. в распоряжение городской прокуратуры на время выполнения спецзадания. “В распоряжение Сумченко“, – подумал Михаил. – “Интересно, что за спецзадание он придумал”.

Сафонов несколько рассеял неопределенность:

– Что-то связанное с твоей практикой…

– Нельзя ли уточнить?

– Для этого нужно звонить Сумченко… Уверен, что он по телефону точнее не скажет. Ты должен был уехать три дня назад. Учитывая твои семейные дела, я не стал еще раз срывать отпуск. Оформляй документы и завтра утром первым рейсом отправляйся в город.


С автостанции Михаил сразу же поехал в городскую поликлинику. Его пропустили без осложнений по предъявлению служебного удостоверения, выдав сильно помятый халат, едва доходивший ему до пояса.

Манюня лежал в отдельной палате внутри сложного агрегата из полок, ограждений, блоков и растяжек с гирями. Вокруг него хлопотала женщина в белоснежном халате и такой же косынке. Потом Михаил узнал в ней одну из родственниц Елены, жены Манюни. Сам пострадавший выглядел довольно свежим. Он заметно поправился. Возможно, это была отечность из-за неподвижности – черты его лица стали мягче.

– Не узнаешь?! Разъелся я тут. Подвесили и кормят как гуся перед рождеством. Ха-ха-ха! Здравствуй, здравствуй! Проходи. Возьми табурет.

– Здравствуйте, Николай Петрович! Как вы себя чувствуете?

– Как на курорте. Ем, сплю, читаю, потом опять сплю… Вот только доктора мешают. Делают иногда больно. Кроме шуток, никогда в жизни не имел столько времени читать и думать, думать и читать. Еще бы действовать…

– Совсем забыл! Анастасия передала вам яблоки, виноград, творог…

– Спасибо, спасибо! Меня тут родственники и сослуживцы закармливают. Холодильник трещит. Если бы я все съедал, то меня пришлось бы вырезать автогеном из этой кровати, как из машины. Хорошо, ходячие соседи помогают. Да, я все о себе. С кем вас поздравить?

– С дочкой.

– Поздравляю, поздравляю! Это хорошо, что дочка первая. Будет кому нянчить младшего брата. Рад буду познакомиться с Анастасией и просить извинения, что оторвал тебя от семьи в такое время. Это по моей просьбе…

В палату заглянула медсестра.

– Извини, Миша! Скоро обход, потом процедуры… Ты еще не был в прокуратуре и Управлении?

– Нет, я сразу сюда.

– Оформляй документы, устраивайся в гостиницу и приходи часа в три-четыре. В это время здесь тихо. Никто не помешает. Разговор будет долгий… Да, если буду спать – буди, не стесняйся. Иногда днем высплюсь, потом всю ночь смотрю в потолок… Дежурной передам, чтобы впустили.

– Тогда до встречи! У меня тоже много вопросов.

– До встречи!

Михаил побывал в городской прокуратуре, отметил командировку и получил направление в ведомственную гостиницу. Попросил доложить о своем прибытии Сумченко, но тот его не принял. Передал через помощника, чтобы встретился с Манюней и начал работать. Михаил оставил вещи в гостинице. Она была в трех кварталах от Управления. Зашел в Управление пообедать. Потом заглянул к Тамаре Борисовне. Та искренне обрадовалась и долго расспрашивала о семье и работе.

Михаил терпеливо ждал, когда наступит возможность задать вопросы об автокатастрофе. Те вопросы, которые не совсем удобно задавать пострадавшему, так как их можно выяснить в документах. Тамара Борисовна дала ему ознакомиться с копиями документов. Машина была застрахована, и для Госстраха было подготовлено обстоятельное заключение ГАИ.

Разбитые наручные часы совершенно точно зафиксировали момент столкновения – 8:43. В понедельник Манюня возвращался из Христофоровки на работу. На его счастье семья осталась в селе. Грузовой автомобиль (по следам колес, скорее всего, ЗИЛ) выехал на трассу неожиданно, судя по тормозному следу “Москвича”, из-за лесополосы, где проходила полевая грунтовая дорога, используемая для сельскохозяйственных нужд. По мнению инспектора ГАИ, водитель грузовика не заметил справа легковой машины, выезжая на ту же полосу движения и в том же направлении с пересечением трассы. По правилам дорожного движения он обязан был пропустить “Москвича”.

Легковой автомобиль на скорости 70– 80 километров в час столкнулся с грузовиком под острым углом, был отброшен вправо, перевернулся и врезался в лесополосу. Кузов был сильно деформирован, двери заклинило. Манюня был привязан поясом безопасности и благодаря этому остался живой. Для извлечения пострадавшего одну из дверей пришлось вырезать автогеном. Манюне повезло. Мимо проезжал автомобиль технической помощи близлежащего совхоза, в котором имелся компактный газосварочный аппарат.

Виновник аварии скрылся по той же проселочной дороге. Имелись фотографии следов и отпечатки протекторов всех четырех колес. Плохо было то, что свидетелей собственно столкновения не было. Трасса в том месте делает несколько изгибов в объезд оврагов и плохо просматривается.

– Тамара Борисовна, занимается кто-либо из отдела проверкой версии об умышленном столкновении.

– Такой версии просто нет.

– В каком состоянии поиск виновника катастрофы?

– Этим вопросом занимается ГАИ, но пока безрезультатно. Могу дать телефон инспектора, у которого это дело.

– Спасибо, обязательно дайте. Кто замещает Манюню?

– Фесенко. Вы его должны помнить. Крупный мужчина…

– Анатолий Иванович! Конечно, помню. Он у себя?

– Его сейчас нет, но он знает о вашем приезде, сам добивался вызова, и хочет встретиться.

– Передайте, пожалуйста, – завтра в девять утра. Сегодня буду у Николая Петровича. Он просил…

Глава 2

Поиски вчерашнего дня

Манюня спал, свесив правую руку в лубке. Это была единственная конечность, которой он мог двигать. Трещина в предплечье уже почти заросла. Гипс обещали снять в конце недели. На полу лежала книга, которую Манюня читал перед сном. Михаил ее поднял. “Над пропастью во ржи” Сэлинджера. Положил на тумбочку. Там была еще стопка книг: Тургенев, Хэмингуэй, Тур Хэйердал, Василий Песков… Охота, путешествия, приключения, столкновение с дикой природой – как раз то, чего не хватает человеку, прикованному к постели.

В палате было сумрачно. За открытым окном накрапывал еще теплый сентябрьский дождик. Ветка клена нахально лезла в комнату. По ней дождевая вода стекала на подоконник, а затем на пол. Михаил закрыл внешнюю раму. Ее скрип разбудил спящего.

– Ты уже здесь?! Читал и заснул…

– Не хотел будить. Спасал вас от потопа…

– Я вызову санитарку. Мне нужно минут десять для подготовки… – он нажал кнопку на пульте рядом с кроватью.

– Я подожду в холле.

– Извини, сам понимаешь мое положение…


Пожилая санитарка, улыбаясь, позвала:

– Николай Петрович ждет вас!

Окно было опять открыто, лужа вытерта, а ветка отодвинута от окна подпоркой из потемневшей от долгой службы сосновой рейки. “Штатное приспособление, чтобы не ломать”, – мысленно отреагировал Михаил на этот ничтожный факт.

– Она хотела обломать, но я не разрешил, – словно Манюня прочитал мысль Михаила.

– Наверное, такие совпадения и породили гипотезу о телепатии, – пошутил Михаил. – Как раз я об этом подумал.

– Садись, пожалуйста, и слушай. Позже нам принесут чай. Нужно уничтожать запасы печенья. Мне нельзя много мучного и я налегаю на фрукты. Итак, зачем я тебя вызвал? Если сказать коротко, нужно все начинать сначала! Не в том смысле, что последняя версия окончательно опровергнута, а в том, что есть сомнения и нужно их развеять. Для этого подходишь только ты. Мой отдел погряз в рутине, а я из-за нелепой случайности выбыл из игры, самое малое, на полгода. Видишь доску подо мной – есть проблемы с позвоночником. Врачи говорят, ничего страшного, если у меня хватит терпения вылежать… Нужно вылежать – у меня молодая жена, малые дети… Такой вот случай…

– Случайность ли? – воспользовался паузой Михаил.

– Сначала изложу факты, потом свои сомнения. В том числе и по поводу дорожной аварии. Факт номер один. Тетка Ларисы так и не сказала ничего существенного, она что-то скрывает. Факт номер два. Орудия убийства мы не нашли. Все улики косвенные. Мне удалось дважды переговорить по телефону с Хайфой. Там у родственников жены живет Крамар. Вышел на него через неё. Его ответы можно было предвидеть. Прочитаешь в стенограммах. Возьмешь у Фесенко мою папку, все там… Факт номер три. Трижды за последнее время Письменный появлялся на телевидении или выступал в печати по нашему делу и трижды происходили события, существенно нарушающие ход следствия. Два случая ты знаешь. Третий произошел в конце июля. Появился фельетон “Допрос через спутник за счет бюджета”. Об этом фельетоне упомянуло и местное телевидение. Вырезка из газеты есть в папке тоже. Анализ фельетона показывает, что стенограммы разговоров были известны Письменному. Утечку информации из нашего отдела я исключаю. Я разговаривал с Письменным. Он утверждает, что о факте разговора с Крамаром узнал случайно, а все остальное – продукт его гениальной догадливости. Точнее, он сказал “проницательности”. Звучит двусмысленно. После его третьего выступления, я оказался здесь. Как это связано со статьей? Хотя понятно…

– Да. В тех двух случаях существовали люди, которых информация побуждала к действиям. Почему бы не быть этому и в третий раз?

– Логично! Остается найти этих людей. Я попытался говорить с инспектором ГАИ о преднамеренном наезде. Водитель не мог меня не видеть. Он смотрел на меня, когда выезжал на трассу, сначала будто бы уступил полосу, а потом резко дал вправо. Я не успел отреагировать. Моим предположениям никто не хочет верить. Для этого нужно обязательно найти виновника. ГАИ другое ведомство. Мне откровенно сказали: заключение в вашу пользу, страховку дадут, больничный лист оплатят, что вам еще нужно?!

– Машину и водителя придется искать нам.

– Да. Теперь о сомнениях. Собственно, оно одно. Все факты против Крамара, но он отрицает вину. Жаль, что ты не читал еще стенограммы.

– Завтра прочитаю и, если позволите, приду.

– Приходи хоть каждый день. Лучше, конечно, после обеда или вечером, но по срочным вопросам в любое время. Посетителей у меня много, особенно было первое время. Однако признаюсь, одиночества все же больше.

– Мне подходит разделение труда: я добываю факты, а вы их обдумываете.

– Голова профессора Доуэля. Ха-ха-ха!

– Ваше чувство юмора в катастрофе не пострадало…

– Теперь о главном сомнении. А если он, правда, невиновен? Способен ли он убить и достаточно ли у него мотивов для этого? Сначала о мотивах? Так ли уж сильно он боялся разоблачения. Я установил, что у него было много женщин до Ларисы. И о многих из них знала жена. Лариса в этом смысле ничего не меняла принципиально. Одной больше, одной меньше. Наоборот, она оставила ребенка по собственной инициативе для шантажа, и это вызвало бы у многих к нему сочувствие. Самое главное – у него уже есть внебрачный сын. И тоже от его бывшей студентки. Он помог ей выехать в Австралию. Там она вышла замуж. Я ей написал и получил ответ. Она ответила: убить он не способен и ей никогда даже не угрожал. Возможно, ее ответу нельзя верить? Да, он вспыльчив, но вспыльчивый нрав не бывает лукав. То есть народная мудрость говорит о том, что вспыльчивые мало способны на обдуманное хладнокровное убийство.

– Кто тогда убил мать Ларисы?

– Это не мог сделать один человек, или этот человек настоящий атлет.

– Поднять больше, наверное, шестидесяти килограммов…

– Семьдесят три, – вставил Манюня.

– …семьдесят три килограмма на такую высоту достаточно аккуратно, чтобы создать иллюзию самоубийства мог только очень сильный человек. Мало вероятно, что это Крамар. Мне это не пришло в голову.

– Если бы ты об этом думал столько, сколько я! И еще провел следственный эксперимент…

– Что правда, то правда. Я об этом почти не вспоминал.

– Мне кажется, давно пора выпить чаю. – Манюня нажал кнопку …

Вошла санитарка с заварным чайником и двумя чашками на подносе.

– А уж думала вы забыли и заварила только что сама, – она поставила поднос на столик и придвинула поближе.

– Спасибо! Вы свободны. Миша за мной поухаживает?

– О чем речь! Конечно!

– Тогда доставай вон из той тумбочки печенье и мед… Тащи все! – добавил Манюня, заметив колебание Михаила.

– Все не поместится на столе. Здесь пять или шесть сортов. Возьму-ка я чье-то домашнее.

– Тамара Борисовна испекла. Она меня не забывает. Но нужно отдать ей должное, сплетен сюда не носит…

Михаил разлил чай в ослепительно чистые чашки. Манюня опять угадал следующую реплику Михаила:

– Что мне здесь нравится, так это, как моют посуду. Она здесь всегда стерильная.

– Чай тоже прекрасный!

– Мои снабжают. Небольшой презент дежурным санитаркам. Они сами пьют и меня поят, когда, как сегодня я отпускаю домашних. На ночь все равно кто-нибудь приедет. Там за ширмой раскладная кровать.

– Меня занимает вопрос, как Письменный заинтересован в этом деле, – вернулся к основной теме Михаил.

– Убежден, прямого отношения он к данному делу не имеет. Сумченко давно со мною воюет с его помощью. Считает меня своим конкурентом, так как одно время в городские прокуроры прочили меня. Сейчас положение Сумченко весьма шатко. Всем уже ясно, что он виновник в грубейшей судебной ошибке, а многие также догадываются и о прямой фальсификации дела. Намекали, чтобы я выступил с разоблачением. Однако мне эти дрязги ни к чему, и за этой должностью я не гонюсь. Мне нравится моя работа.

– “Над пропастью во ржи”…

– Давно хотел прочитать эту вещь. Замечательный образ…

– Прокурорская должность дает в этом смысле больше возможностей.

– В другом правовом пространстве, то есть не у нас. Боюсь, не усидел бы я долго в прокурорском кресле…

– Рискую вас утомить, но хотел бы сегодня обсудить еще два вопроса. Если не Крамар, то кто мог совершить эти убийства. Маловероятно, что их совершили разные люди. Во всяком случае, корни двух преступлений должны быть общими.

– Трех! Ты забыл убийство отца Ларисы, если то было убийство, что весьма вероятно. Есть одна закономерность: всякое нераскрытое убийство раньше или позже приводит к новому убийству. Законом Манюни не рискну назвать это наблюдение, но в нем также заключена причина моих сомнений. Когда был убит дед Стефан, Крамар с Ларисой не был еще знаком. Сомнительная биография Белостенной-старшей и ее сомнительное окружение в последние годы могут быть источником данных преступлений. Крамар стал жертвой своего увлечения слабым полом и попал в эту историю. Когда любишь красивую жизнь, но не хочешь замечать дерьма на дороге, то влезаешь в него ногами, а иногда и по самые уши…

– Тогда покушение на вас – четвертое неудавшееся убийство?

– Да. Теперь ты становишься мишенью номер один. Так что будь осторожен.

– Нет! Я мишень номер два. Вы остаетесь первым номером. Здесь есть какая-нибудь охрана.

– Есть. Не забывай, что это бывшая горкомовская, а теперь горисполкомовская больница. Кроме мрамора и пальм в коридорах есть система телевизионного контроля. Хорошо продумана аварийная сигнализация. Круглосуточно дежурит, не бросаясь в глаза, милиционер. Преступник, если он не только в нашем воображении, очень опытный и осторожный, зря рисковать не будет. Ты активен и сейчас представляешь для него большую опасность и больше уязвим. Поэтому, Миша, отбрось ложную скромность. Мишень номер один – ты. Нужно будет сказать Фесенко, чтобы тебе выдали оружие.



Манюня задумался или на минуту забылся, прикрыв глаза. Михаил подлил себе уже остывшего, но сохранившего густой аромат чая. Вскоре Манюня продолжил:

– Иногда у меня складывается впечатление, что Крамара ловко подставляют. В стенограмме все это есть, и все же расскажу сейчас. Обследовав кабинет и квартиру Крамара, мы создали образцы отпечатков всех его пальцев. После этого проверили все неизвестные отпечатки, снятые в квартире Белостенной. Отпечатки Крамара совпали с отпечатками на немытой рюмке со следами вина. Рюмка стояла среди других в посудном шкафу на кухне. И это притом, что было симулировано самоубийство и обнаружены следы уборки. То есть кто-то пытался уничтожить следы на полу, столе, дверных ручках, посуде. Оставить рюмку в шкафу – непонятная небрежность столь предусмотрительного преступника…

– В таком случае рюмка – дополнительный боковой ход в лабиринте для следствия. Не пройдет уловка с самоубийством – получите Крамара с его замаранными потрохами.

– К такому выводу я и пришел.

– И начали изучать окружение Белостенной-старшей, что не понравилось преступнику, и он достал вас на дороге по наводке Письменного.

– Да, да. Общая схема правильная, а детали мы обсудим при следующей встрече.

Михаил вошел в азарт и сделал вид, что не понял вежливый намек на необходимость закончить визит. Он здесь по делу, и если Манюня устал, то пусть скажет об этом прямо.

– Последний вопрос. Тогда получается, что самый прямой путь к преступнику – через водителя машины, который вас сбил.

– Да, это так!

– Не могли бы вы вспомнить что-нибудь, что помогло бы найти этот злосчастный автомобиль?

– Сам понимаешь! Когда долго водишь машину, все делается автоматом, на уровне подсознания. За день разминаешься с сотней машин и ни одной не помнишь. Так и в этом случае. Если бы не было столкновения, то этот эпизод в моих мозгах не отыскал бы даже самый крутой гипнотизер. Тем более, я не хочу, чтобы кто-либо ковырялся в моих мозгах. Мы его найдем и так.

– Ну хотя бы какую-нибудь зацепку.

– Это какой-то короткий и очень грязный аппарат. По отпечаткам протекторов ГАИ предполагает, что был ЗИЛ. Тогда, скорее всего, самосвал. Он короче бортовой. И еще. Мне почему-то до столкновения запомнился запах навоза. Ветер был с востока, мне навстречу, то есть с его стороны? Даже у медсестер, которые меня готовили к операции и срезали одежду, недавно спросил: может, я наделал в штаны от страха. Нет, то был коровий навоз.

– Возможно с поля? Вывезли перегной перед пахотой. Моя теща купила корову, как только родился внук от старшей дочери. Не помню, говорил ли я, что они живут по соседству. Теперь я слышу издалека ее двор.

– Это я тоже просил проверить. Справа, по ходу моего движения, посадка и склон оврага, слева – поля подсолнечника. Его еще не убирали, поэтому до пахоты еще далеко.

– Тогда это колхозный самосвал, который возил с фермы навоз или перегной на поля. Его можно найти за неделю.

– Хорошая версия! Проверишь ее прежде всех.

– Уже поздно и мне пора уходить. А вам тоже нужно отдохнуть…

– Спасибо за все! Я на тебя надеюсь. Это дело здорово задело меня за живое, и в буквальном, и в переносном смысле. Не успокоюсь, пока не распутаем…

– До завтра!

– До завтра!


Досада Михаила по поводу того, что его оторвали от дома, после посещения Манюни сменилась острым возбуждением. В двухместном номере гостиницы он ужинал, не замечая вкуса, домашней снедью. Вторая кровать пустовала. Скорее всего, он будет жить один, что его весьма устраивало. Сегодня он не способен на общение с посторонними случайными людьми и может показаться замкнутым и невежливым. В голове роились версии и планы. Постепенно наиболее вероятные из них он перевел на язык конкретных действий на ближайшие дни и записал в блокнот. Список получился из семи пунктов:

1) Фесенко. Ознакомиться с папкой “М” (так Михаил назвал материалы Манюни). Решить вопрос о транспорте для поездок.

2) Инспектор ГАИ. Получить копии новых материалов и побеседовать для согласования действий.

3) Междугородная телефонная станция. Поискать канал утечки информации о разговорах с Хайфой.

4) Место аварии. Достать карту и побывать там.

5) Агропром. Адреса и телефоны колхозов и совхозов вокруг места аварии.

6) Спортзал и тир. Получить пропуск для тренировок.

7) Валера и соседи. Поговорить еще раз.


Фесенко встретил Михаила приветливой улыбкой и жестким рукопожатием. Сразу выдал папку и ключ от комнаты, где недавно сидели практиканты. Поговорить обещал сразу после утреннего совещания.

Папка оказалась тоненькой: вырезка из газеты, копии двух стенограмм разговора с Крамаром на нескольких страницах, листок бумаги и два незавершенных фоторобота. Один из них, более полный, показался знакомым. На нем было написано карандашом “Зуб”, не то кличка, не то фамилия. На другом стояла надпись “Сова”.

Листок содержал номер телефона, как оказалось, руководителя группы по борьбе с наркотиками. Нужно было расспросить об этих фотороботах Манюню. Михаил оставил стенограммы напоследок и стал читать фельетон, который оказался довольно короткой, но ядовитой, скорее репликой, чем фельетоном. Но, чтобы никто не сомневался, под заголовком жанр был обозначен явно.

В фельетоне вкратце перечислялись известные по старым материалам факты: убийство Ларисы, попытку выкрасть гроб, эксгумацию, беременность, убийство Белостенной-старшей и побег Крамара за границу. Последний факт якобы полностью изобличал Крамара как виновника всех убийств, а хваленый следователь проявляет медлительность и допускает ошибки, граничащие с некомпетентностью. О весьма вероятном знакомстве автора с записью или стенограммой телефонного разговора свидетельствовали две фразы.

Первая: “Разговор иногда напоминал не допрос, а светскую беседу с пассажами на метеорологическую тему”. В этой фразе Манюня подчеркнул слово “иногда”. Позже при чтении стенограмм Михаил обнаружил два места, где упоминалась погода. Они также были подчеркнуты.

Вторая: “Знаменитый следователь опустился до того, что принимал советы беглого преступника поискать в окружении жертвы настоящего виновника”. В этой фразе Манюня подчеркнул слова “настоящего виновника”. Они были во второй стенограмме.

Михаил прочитал стенограмму и понял, что заставить Крамара признаться можно было бы только здесь по горячим следам, пока он не обрел психологическое равновесие. Вероятно, родственники оплатили адвоката, и он с ним хорошо отрепетировал свою “партию”. Крамар сильно выиграл морально в глазах израильской общественности и суда, согласившись на беседу и ответив на все вопросы.

Возможно, есть хоть какие-то бреши в его обороне. Михаил стал читать еще раз.

М (Манюня): Благодарю вас за то, что вы проявили законопослушание и явились по нашему вызову на данную телефонную беседу.

К (Крамар): У меня нет повода прятаться от советского правосудия.

М: Вы остались гражданином СССР?

К: Пока да, но я попросил политического убежища.

М: Мы вам еще не предъявляем обвинение в каких-либо преступлениях. Данная беседа должна рассматриваться как предварительная. Потом, ведь речь идет о событиях, которые квалифицируются как уголовные преступления, а не политические. Своим бегством вы значительно осложнили свое положение.

К: Не думаю. В методах советских правоохранительных органов я усматриваю признаки нарушения прав человека, а это уже политический вопрос. Здесь же я могу рассчитывать на полноценную защиту своих прав. И вам не доказать мою вину за счет косвенных улик. Мне не хочется повторить судьбу Ярмака.

М: Он попал под следствие по вашему звонку, точнее по звонку с вашей подачи.

К: Я обязан был сообщить факт, который узнал. Что вы сделали, я не имею в виду вас лично, с этим фактом, характеризует систему советского правосудия.

М: Мы вернемся позже к данному эпизоду. Теперь я попрошу ответить на ряд конкретных вопросов.

К: Не могли бы вы говорить чуть громче. Вас плохо слышно.

М: У нас очень душно, собирается гроза, и мне пришлось открыть дверь кабинки. Боюсь помешать другим…

К: Мне легче. В кабинке кондиционер.

М: Была ли Лариса Белостенная вашей любовницей.

К: Да, была.

М: Когда вы сблизились? В Японии?

К: Нет раньше.

М: Нельзя ли уточнить.

К: В ноябре.

М: Где вы встречались и встречались ли где-то помимо периодов совместных поездок.

К: Встречались у нее дома.

М: У вас был ключ от ее двери.

К: Нет.

М: Вы знали, что она вам не была верна.

К: Догадывался. Если вы об убийстве из-за ревности, то это исключается. Я о ней знал все еще до нашего сближения. Могу привести факты, но не сейчас, а на суде здесь, если он состоится, в чем я сильно сомневаюсь.

М: Вы дарили ей кольцо с бриллиантом.

К: Да, подарил, когда в январе узнал, что она беременна.

М: Она сама вам сказала о беременности или были объективные данные?

К: Что вы имеете в виду?

М: Она была у врача?

К: Я водил ее к врачу, которому доверяю.

М: Вам придется назвать его фамилию и адрес.

К: Какое это имеет значение. Она ведь действительно была беременна.

М: Мы обязаны проверить ваши показания.

К: Если врач не будет возражать выступить свидетелем…

М: Он обязан. Где вы взяли кольцо?

К: Это кольцо моей жены.

М: Вы его украли?

К: Мы совместно владеем всем нашим имуществом, этот вопрос касается только меня и моей жены.

М: Вы склоняли Ларису к аборту?

К: Рекомендовал. Ребенок помешал бы ее учебе и карьере. На кого бы она его оставила? На бабушку-алкоголичку? Но окончательное решение оставалось за ней.

М: Вы были бы скомпрометированы, то есть у вас были серьезные причины не допустить рождение ребенка.

К: Это не так. Вы прекрасно знаете, что у меня уже был внебрачный ребенок. Иметь ребенка или нет – вопрос решала Лариса и только она.

М: Но она вас шантажировала.

К: Пыталась. Возможно, со стороны это выглядело как шантаж. Деньги я давал ей, а потом ее матери исключительно из сострадания. С ее матерью нас сблизила общая потеря. Признаюсь, в то время я был сильно увлечен Ларисой.

М: Видели ли вы ее в день убийства?

К: Во время зачетного концерта. Ведь есть мои показания в первом деле. Если память мне не изменяет, я давал их вам.

М: Не изменяет. Вы показали, что остались на концерте, так как не все ваши студенты выступили. Но ведь были перерывы. Каким образом вы узнали об этих парнях? Я имею в виду Ярмака и других.

К: Мне рассказала мать Ларисы, а она узнала от какой-то соседки и попросила сообщить в милицию.

М: Теперь это невозможно, ни доказать, ни опровергнуть. Алло, алло… Я вас не слышу.

На этом месте разговор был прерван по техническим причинам. Следующий протокол датирован неделей позже:

М: Наш предыдущий разговор прервался, вероятно, из-за грозы. Сегодня погода позволяет закончить беседу без помех, если не возражаете.

К: Не возражаю. Слушаю ваш следующий вопрос…

М: Когда вы узнали о смерти Белостенной-старшей.

К: Из телепередачи. Дату не помню

М: Что вы делали в день, когда она была убита.

К: Не помню. Нужно посмотреть ежедневник, расписание занятий.

М: Вот видите! Если бы вы были здесь, на этот вопрос легче было бы ответить. И на другие тоже.

К: Отвечу сразу на все ваши вопросы: я ее не убивал.

М: У нас есть свидетельские показания, что в те дни вы побывали у нее дома, по крайней мере, дважды.

К: Она звонила и просила прийти. Я уже говорил, что время от времени помогал ей деньгами.

М: Чем мотивирована такая щедрость? Она вас шантажировала?

К: А вы слышали такие слова “благотворительность”, “сострадание”? Правда, в том обществе, которое вы построили и ревностно охраняете, им нет места.

М: Давайте без моральных категорий. Вы сами были неплохо устроены в обществе, которое критикуете сейчас.

К: Я хорошо устроюсь в любом обществе, это вопрос моих возможностей, а не моего отношения к нему.

М: Вернемся к основной теме. На деньги, полученные у вас, она наняла гробокопателей.

К: Я не имел понятия, на что она собирается их использовать. У вас есть доказательства, что это не так?

М: Вы были у нее в доме в день убийства.

К: Она опять позвонила и мне пришлось уйти с занятий. Меня заменила Александра Давыдовна только на один час. Разве она показала что-то другое?

М: В тот же день вы приглашали Александру Давыдовну в загородный ресторан. Зачем?

К: Я могу не отвечать на такой вопрос, но все же отвечу. Одно время мы были с ней близки. Мне захотелось с ней поделиться своими проблемами и посоветоваться. Слишком много фактов, хоть и косвенно, против меня. Признаюсь, сначала я несколько растерялся, но потом принял единственно правильное решение и уехал.

М: Что касается ваших проблем, то вы создали их себе сами неразборчивыми связями.

К: Моя неразборчивость не является основанием для уголовного преследования. Лучше поищите настоящего виновника убийств в окружении этой семейки.

М: Обязательно воспользуюсь вашим советом. А вы все же ответьте, что вы делали в тот день между 15:00 и 19:00

К: Добывал деньги для выезда… Валюту. Когда понадобится, укажу конкретно, у кого и где побывал.

М: Кстати, Александра Давыдовна показала, что благодаря своему отказу поехать с вами в ресторан она осталась жива. Эта фраза записана в протокол допроса.

К: Это ее домыслы. Она женщина и музыкант – ей простительно. Вам же беспочвенные фантазии не положены по должности.

М: Фантазии редко бывают безосновательными даже у творческих людей. Мы будем готовить материалы для передачи в суд, сколько бы не потребовалось времени и усилий.

К: Могу только повторить, вы не там ищете и напрасно теряете время. Лучше бы разобрались с Альтманом и другими.

М: Кто такой Альтман?

К: Больше ничего сказать не могу… Абсолютно!

М: Это фамилия или кличка? Как вы ее узнали?

К: При нашей последней встрече Белостенная рассказала о неудачной попытке выкрасть гроб. Собственно из-за этого она меня и вызвала столь срочно. Я набросился на нее с упреками: зачем она меня впутывает в свои дела. У нее вырвалось: “Альтман заставил”. После, сколько не добивался, она ничего не сказала. Более того, сделала вид, что не произносила даже этой фразы.

М: Кто ей посоветовал после убийства Ларисы склонить Маркову на фальсификацию экспертизы.

К: Не знаю. Я в этом не участвовал.

М: Но вы от этого сильно выиграли и она отдала кольцо, которое вы дарили Ларисе. Два эти факта не в вашу пользу.

К: Она могла распоряжаться кольцом как прямая наследница и она больше, чем я о своей, заботилась о репутации дочери. Сами знаете, у нее для этого были серьезные основания. Гораздо более серьезные, чем у меня.

М: На этом я хочу закончить, но предупреждаю, что этот разговор не последний.

Михаил задумался. Как все зыбко! Хотя соответственно настроенный суд присяжных, да и советский, отправили бы Крамара на тот свет, даже если в действительности все его преступления сводятся к изменам жене и умыкании у нее фамильной драгоценности.

Заглянул Фесенко:

– Поговорим здесь, если не возражаешь.

Михаил пожал плечами, и Фесенко протиснул свое крупное тело между двумя столами, усаживаясь на стул напротив.

– Прочитал?

– Прочитал. Все пока очень зыбко.

– Прочнее не будет. Я предлагал Николаю Петровичу все оформить и передать в суд. Пусть решают сами. Но он все твердит о других версиях. Все это очень сложно и годится для американского детективного романа. Ну, прямо Беверли Хиллз! В нашей жизни все проще. Нагулял ребенка и решил спрятать концы в воду…

– Манюня уверен, что речь идет о цепи взаимосвязанных преступлений: трех убийствах и покушении. Из такой схемы Крамар выпадает.

– Его авария – чистая случайность. Подобных аварий на наших дорогах случается по тыще в год. Деревенский придурок выезжает на трассу с подсознательным желанием слегка придавить городского “частника”. Не рассчитал. Или Манюня, при всем моем к нему уважении, с утра еще не собрался и прозевал маневр. Может, задержался, а потом торопился наверстать время.

– У Белостенной-старшей сложная биография, поэтому и случай может быть очень сложным, – пытался найти аргументы Михаил.

– Ладно. Пробуйте… Со своей стороны сделаю все возможное. Оружие тебе оформлю, раз Николай Петрович просил. Хотя… Если потеряешь, расхлебывать будешь долго. Держи ты его лучше в сейфе. Теперь о транспорте. Давай заявку накануне и больше, чем на три-четыре часа в сутки, не рассчитывай.

– Мне больше и не нужно. Завтра хочу съездить на место аварии. Если можно, то прямо с утра…

– Договорились! На совещания можешь не ходить. Я так понимаю, у вас будет свое в поликлинике. Но Тамаре сообщай, по возможности, где тебя искать и чем занят.

– Как всегда. Отделовские принципы работы еще не забыл. Сегодня собираюсь посетить телефонный узел и встретиться с инспектором ГАИ. Вечером буду у Манюни.

– Если ситуация позволит, тоже зайду. Не заглядывал к нему больше недели. Дел по горло. Хоть бы он скорее выходил. Мне тянуть этот воз непривычно. Обычно его замещает Зотов, но он в отпуске. Только-только вырвался… Ну, все! Разбежались…


Инспектора ГАИ на месте не оказалось. Михаил попросил дежурного разыскать инспектора по оперативной связи и передать, чтобы тот прибыл завтра утром в Управление.

Ничего другого не оставалось, как предупредить Тамару Борисовну и ехать на главпочтамт, где размещался узел для международных переговоров.

В кабинете начальника узла он застал молодую красивую женщину. Предъявил удостоверения:

– Прошу вас помочь установить, каким образом содержание разговоров начальника следственного отдела с Хайфой, стали достоянием журналиста.

– Когда состоялся разговор?

– Полтора месяца назад.

– Мне нужна точная дата. Если вы знаете, то я скажу вам, кто был на смене.

– Было два разговора, – Михаил назвал даты.

– Подождите минуточку, – она вышла на некоторое время.

Вернулась она минут через пять-шесть:

– Это были разные смены. Получается, что ваш журналист имеет своих людей в двух бригадах. Маловероятно… Потом, телефонисткам технически это трудно осуществить.

– Но факт утечки у нас не вызывает сомнения.

– Мне кажется, вам нужно искать в другом месте. Например, на третьем этаже…

– В этом здании?

– Да.

– Что там находится?

– А вы разве не знаете? Мне не хотелось бы об этом говорить.

– Понятия не имею! Номер комнаты вы знаете?

– Комната 307.

– Спасибо, этого достаточно…

На двери комнаты номер 307 стоял замок с шифром. Из-за двери доносился шум разговора, прерываемого женским смехом. Кнопку звонка Михаил не обнаружил, поэтому постучал. Дверь почти моментально отворилась, и на пороге появился худощавый парень в линялых джинсах и растянутом черном свитере. Увидев Михаила, он сделал шаг в коридор и быстро закрыл за спиной дверь.

– Что вам угодно? Вы кто такой? – последовали вопросы, сказанные недружелюбным тоном.

– Следователь прокуратуры Гречка! – Михаил уже привычным отработанным движением предъявил удостоверение. Он успел разглядеть за дверью стол, уставленный снедью, двух девушек и еще одного парня, точнее его ноги.

– Мне нужно поговорить с вашим начальником, – продолжил Михаил.

– У нас обеденный перерыв, – ответил парень уже нейтральным тоном. – А нашего начальника найдете на Дзержинского.

– Его фамилия?

– Там знают!

Михаил кивнул и пошел по коридору к лестнице. Через некоторое время он оглянулся и увидел, как девицы выпорхнули из комнаты и ушли в противоположную сторону. В другом конце коридора угадывалась вторая лестничная площадка.

“Теперь все ясно! Как это я сразу не догадался. Все международные разговоры записывает специальная служба КГБ. Кто-то дал Письменному прослушать пленку или ее копию”, – размышлял Михаил по дороге к городскому Управлению КГБ. Оно размещалось в мрачном пятиэтажном здании на улице Дзержинского. Гнетущее впечатление создавалось не только репутацией учреждения. Дом был оштукатурен темно-серым цементным раствором способом набрызга, окна всех этажей закрыты массивными железными решетками. В довершение ко всему дом окружал высокий, почти три метра, каменный забор, увенчанный короткими металлическими пиками.

В одноэтажном здании контрольно-пропускного пункта, охранявшем въезд во двор, Михаила встретил охранник в форме солдата внутренних войск.

– Предъявите пропуск!

– Мне в бюро пропусков.

– По коридору направо.

Михаил протянул свое удостоверение в окошко:

– Мне нужен пропуск к начальнику отдела, не знаю его фамилию, служба которого находится в комнате 307 главпочтамта.

– Для разового пропуска нужна заявка. Звоните по внутреннему 62-08, Георгий Александрович Сварчевский.

Михаил вошел в кабину. Телефон не включился, пока он не закрыл дверь. Сварчевский оказался на месте. Михаил представился и попросил заказать пропуск. Однако тот предложил встретиться через час в комнате для переговоров, сославшись на обеденное время и трудности с оформлением заявки – нужна разрешающая подпись большого начальника.

У Михаила других вариантов не было, и он тоже устроил себе обеденный перерыв. Сварчевский опоздал почти на двадцать минут. Толку от этой встречи было мало.

Михаил протянул удостоверение. Сварчевский с ним ознакомился и протянул руку:

– Майор Сварчевский. Будем знакомы! Так в чем состоят ваши проблемы.

– Полтора месяца назад начальник следственного отдела Николай Петрович Манюня разговаривал по международному телефону с подозреваемым Крамаром. Он сейчас в Хайфе. Выехал якобы к больному родственнику, а заграничный паспорт у него был. Однако у Манюни есть и другая версия…

– Ближе к сути, у меня мало времени.

– Каким-то образом содержание разговора стало известно журналисту Письменному. Он написал фельетон. Следствием разглашения стало покушение на Манюню, что подтверждает правомерность других версий. Настоящему преступнику нужно помешать…

– Все это ваши домыслы, – резко перебил Сварчевский. – Упустили этого еврейчика, а теперь придумали себе оправдание, потому что вам его не достать. Пока Украина станет субъектом международных отношений, обменяется посольствами с Израилем и подпишет соглашение о выдаче преступников, много воды утечет. К тому времени ваш Крамар затеряется в еврейском “гетто” в Нью-Йорке под другой фамилией.

– Наше ротозейство не изменяет оценку действий Письменного и тех, кто ему помогал.

– Кто ваш руководитель?

– Я направлен решением областной прокуратуры в распоряжение Сумченко именно для расследования этого дела.

– Какого? О публикации фельетона?

– Речь идет о двух, возможно даже трех, нераскрытых убийствах и покушении.

– Ну и занимайтесь убийствами и, если вам делать нечего, надуманным покушением и не суйте, извините за резкость, свой нос в наши дела.

– Вы хотите сказать, что фельетон это дело вашего ведомства?

– Я хочу сказать, занимайтесь своим делом! У вас есть решение прокуратуры о возбуждении уголовного дела против автора фельетона?

– Как только мы установим, что Письменный ознакомился, официально или неофициально, с записью разговора, то за этим дело не станет. Но мы не сможем установить этот факт без вас.

– Вы так ничего и не поняли! Разговор окончен…, – Сварчевский резко встал, повернулся и уже с порога буркнул: – Всех благ!

Михаил некоторое время остался один в комнате размером не более два на три метра со стенами, покрытыми звукопоглощающей плиткой. Установилась давящая тишина. Казалось, он слышал стук своего сердца.

“Нет сомнения, что я допустил тактический промах. Нужно было попытаться заручиться поддержкой Сумченко. Пусть бы даже он отказал, что было бы косвенным доказательством его роли в этом деле. Результат был бы как сейчас, но моральное превосходство осталось бы на моей стороне. Теперь же он попытается приписать мне превышение полномочий. Получается, что я сам дал ему в руки способ скрыть истинные мотивы его отказа прищучить Письменного. Что нужно сделать после проигрыша первой партии? Выиграть вторую, чтобы получить право на следующую, третью партию? Найти водителя самосвала! Другого способа нет”, – пришел к выводу Михаил и это конкретное, пусть даже не новое решение помогло ему забыть горечь неудачи.


Новых фактов еще не было, но Михаил направился, как обещал, на встречу с Манюней. Нужно было разработать план защиты от Сумченко и обсудить одну идею, которую возникла у Михаила еще в мае, но так и не была реализована. Тогда казалось – Крамару от фактов некуда деться, а вероятность успеха идеи была ничтожной. Речь идет об обследовании территории санаторного парка с целью поиска орудия убийства. Будучи школьником Михаил однажды помогал следователю. Теперь новое поколение должно помочь ему. Михаил решил в ближайшей школе попросить третьеклассников, чтобы просмотреть каждый квадратный метр территории. Это был самый подходящий возраст. Достаточно взрослые, чтобы соблюдать аккуратность при такой грязной работе, и достаточно юные, чтобы не утратить любопытство и интерес к игре в “сыщиков”.

Манюня был расстроен. Снятие гипса с руки отложили. Лечащий врач решил сделать еще одну контрольную рентгенограмму. Возможно, это была просто перестраховка – пациент был серьезным, но в положении Манюни настроение определяется куда более мелкими вещами. Однако он выслушал Михаила внимательно, и, хоть был немногословен, несколько полезных советов дал.

Основной из них – не доказывать свою правоту Сумченко, даже если есть аргументы, а сослаться на свою неопытность и чрезмерное старание. Аргументы пригодятся позже, когда появится третья, более объективная (а лучше враждебная Сумченко) сторона.

В конце разговора Михаил решил выяснить, что может добавить Манюня к материалам папки “М” по поводу Зуба, Совы и Альтмана, упомянутого в стенограмме.

– Почти ничего. Мы только начали работу с соседями. Приглашали их в Управление по одному и небольшими группами. Пытались составить фотороботы. Слово “Альтман” они вообще не слышали. Одна перевела с немецкого. Альтман – старик. Тетка Ларисы вздрогнула и поменялась в лице, но я от нее ничего не смог добиться. Зуб и Сова – клички людей, посещавших Белостенную-старшую. Зуб – моложе. Будто одно время снимал у нее комнату. Сова посещал ее редко, но относительно регулярно. Их видели незадолго до убийства, но не вместе. Не успел проверить в ЖЭКе домовую книгу. Сходи, это не займет много времени.

– Этот Зуб мне кого-то здорово напоминает…

– Наркомана. Они все на одно лицо…

– Я не так часто встречал наркоманов, чтобы у меня выработался их обобщенный портрет.

– Нужно продолжить работу с соседями и потом встретиться с работниками отдела борьбы с наркотиками. Возможно, они по фотороботам узнают своих подопечных…

Глава 3

На связи Хайфа

Утро выдалось суматошным. Пока Михаил ожидал инспектора ГАИ, его разыскала секретарша Сумченко и начала с упреков, что его нельзя найти.

– Сам факт, что вы разговариваете со мной, опровергает ваше утверждение. Нужно было сразу позвонить по телефону, который я вам оставил, и Тамара Борисовна разыскала бы меня в пять минут.

– Я куда-то дела вашу бумажку с телефоном… Вас срочно разыскивает Иван Игнатьевич.

– Ладно! Вас прощаю. Повинную голову меч не сечет. Соедините меня с Сумченко…

– Его сейчас нет на месте. Обещал через час.

– Тогда я выеду на место аварии, а после возвращения зайду к нему.

Инспектор не появлялся. Михаил опять позвонил дежурному ГАИ. Инспектора нашли. Оказалось, ему неверно передали. Он ждал звонка. Договорились о встрече на выезде из города.


Поездка к месту аварии заняла минут двадцать, включая остановку, чтобы подобрать инспектора. Инспектор оказался невысоким толстяком лет сорока с круглым лицом, кирпично-красным от постоянного пребывания на воздухе и соответствующего аппетита. Догадка Михаила об аппетите получила подтверждение в первые пять минут, когда инспектор попросил не задерживать его долго и доставить домой к двенадцати часам на обед.

– А я хотел объехать с вами еще пару колхозов, да поискать виновника …, – поделился своими планами Михаил.

– Вашему начальству, конечно, виднее, а мое меня не отпустит. Сейчас еду с вами по собственному почину. Понимаю, что вы сами будете искать долго…

– Разве дело уже закрыто?

– Нет. Мы разошлем письма руководителям хозяйств, те дадут команду своим службам поискать характерные повреждения и сообщат нам, если найдут что-нибудь подозрительное…

– Или примут меры, чтобы окончательно скрыть эти повреждения.

– Значит не судьба…

– Ответ бюрократа, – не выдержал Михаил.

– Ты молодой еще и горячий. Знаешь, сколько бывает в районах и городе таких аварий каждый месяц?

– Не каждый месяц сбивают начальника следственного отдела…

– Остальные тоже люди. Вы сами можете поискать машину, если вам не нравятся наши “бюрократические” методы…

Вскоре приехали на место. Инспектор подробно описал ситуацию. Где стоял у посадки и как выехал грузовик на трассу, где произошло столкновение. Михаил без труда нашел место, куда влетел кувыркаясь “Москвич” Манюни. Поломанные поросль и несколько молодых деревьев смягчили удар. Ободранные стволы еще светись белым через лохмотья коры, словно костями.

– Как вы определили, что грузовик стоял?

– По следам пробуксовки при трогании с места. Потом, у него из картера капало масло. Он стоял долго. Может быть полчаса или час. Во-первых, масла было много. С заметно большой утечкой масла его бы не выпустили из гаража. Во-вторых, он стоял на обочине, то есть на траве, освободив выезд на трассу. Этого не делают при остановке на одну минуту…

– Похоже на засаду.

– Или на нужду.

– Тогда у него серьезно разладился желудок, если ему потребовалось полчаса. Не хотите поискать в посадке прямых доказательств своей версии? – последнюю фразу Михаил произнес с нескрываемым раздражением.

– Поищи лучше опровержение. Тебе, я вижу, нужнее…

После этого они сели в машину и молчали всю дорогу. Точнее молчал Михаил, а инспектор с шофером перебросились несколькими фразами, комментируя на обратном пути дорожные ситуации и поведение водителей.


– Отвези меня в ЖЭК-19 и возвращайся в управление, – попросил Михаил, когда они высадили инспектора.

– Где это?

– Где-то в районе Санаторного переулка. Там уточним у местных, они наверняка знают…

“Нужно было бы заехать к Сумченко, как обещал”, – вспомнил Михаил. – “Впрочем, пусть подождет. Может, остынет немного”.


Михаил зашел к паспортистке и представился. Потом они вместе направились в бухгалтерию. Домовые книги были в работе – в связи с изменением тарифов на коммунальные услуги готовились новые счета. Однако Михаила постигла неудача. Старая домовая книга была похищена месяц назад и ему показали новую, только что восстановленную.

Зачем ему новая? В ней только те, кто прописан в настоящее время. Любопытно, кто прописан в квартире Белостенной сейчас? Антонина Васильевна Безух и Антон Сергеевич Безух.

– Вы не знаете, кто это такие? – спросил Михаил у паспортистки.

– Так это племянница убитой и сын племянницы.

– А муж почему не прописан?

– Она в разводе.

– Вы что, всех так хорошо знаете?

– Многих знаю. Весь этот дом недавно пришлось оформить заново, когда восстанавливали домовую книгу.

– Они прописаны в этой квартире. Племянница очень давно, хотя жила у матери. Сын ее – с шестнадцати лет. Сейчас хотят переехать, но милиция опечатала квартиру.

“А я не удосужился узнать хотя бы родственников Белостенной. Сколько же лет этому парню и кто он, чем занимается?” – упрекнул себя Михаил и стал опять листать домовую книгу.

Год рождения семьдесят третий, почти восемнадцать, учащийся техникума. Нужно его разыскать. Почему о нем ничего нет в материалах Манюни? Неужели фигура Крамара все затмила. Себя оправдывал тем, что расследованием убийства Белостенной-старшей он тогда не занимался.

Перед уходом Михаил вдруг вспомнил, что не выяснил обстоятельства пропажи домовой книги.

– Кто расскажет, как случилась пропажа домовой книги, – обратился он к бухгалтеру.

– Ее украли. Пришел парень, назвался студентом и стал говорить, что его послала хозяйка, у которой он снимает угол, выяснить с какого числа он прописан. Вроде ей установили завышенную квартплату за прошлый месяц, а живет он только с текущего месяца. Только я достала книгу, заходит другой парень, называет меня по имени-отчеству и говорит, что меня приглашают к телефону в соседнюю комнату, так как мой почему-то все время занят. Я поспешила к телефону, но оказалось, что никакого звонка не было. Возвращаюсь к себе, а парней и след простыл, и книги, как не бывало…

– Посмотрите! Они похожи на этих? – Михаил показал фотороботы Зуба и Совы.

– Нет, как будто… Да и видела их всего минуту краем глаза. Такая привычка. Слушаешь посетителя, а сам что-нибудь продолжаешь делать. Их тут за день уйма проходит…


К тетке Ларисы он позвонил минут через пятнадцать, после того как покинул ЖЭК. Она была дома. Представился, напомнил ей, что они уже виделись в доме ее сестры в те печальные дни.

Она сказала, не помнит. Вполне допустимо в той ситуации.

– Мы расследуем убийство вашей сестры и нам нужна ваша помощь. А вы вводите нас в заблуждение. Прежде вы говорили, что дочь живет отдельно.

– Она прописана не здесь…

Он отметил тесноту двухкомнатной квартирки с крошечной кухней. Они сидели в комнате не более четырнадцати квадратных метров, которая служила, очевидно, спальней двум женщинам и общей комнатой, так как телевизор находился здесь же. К тому же она была проходная. Узкая дверь вела в комнату внука. Однако обстановка была довольно дорогая, а телевизор был японский, причем с видеомагнитофоном.

– Вы заинтересованы в том, чтобы найти убийцу вашей сестры?

– Я уже говорила, что ничего не знаю. Вы работаете в милиции или я? Это ваша обязанность – искать преступника.

– Без помощи родственников и соседей найти преступника очень трудно. Особенно, когда он не оставил следов. Мы предполагаем, что ваша сестра знала убийцу. Она его впустила в дом. Он хорошо знал квартиру, так как ушел через запасной выход и закрыл его на ключ. Ваша дочь и внук прописаны в той квартире. У дочери есть от нее ключи?

– Вы хотите сказать, что это она убила?!

– Пока нет для этого достаточных оснований. Кстати, где она?

– На работе.

– У вас есть ее рабочий телефон? Хочу договориться о встрече.

– Оставьте ее в покое. Зачем вы нас терзаете, вместо поиска преступника?! – она готова была расплакаться.

– Дайте мне ее рабочий телефон, все равно ведь узнаю.

– Мне неоткуда звонить…

– Где она работает? Не подавать же мне на розыск?!

– В седьмой аптеке, – ее губы дрожали.

Михаил уже однажды видел ее истерику и попытался предотвратить повторение.

– Мы вас не обвиняем. Но и вы нас поймите. По статистике подавляющее число убийств совершается родственниками и знакомыми. Обычно что-то не поделили или из-за наследства. Вы, кажется, единственная наследница. Ваша дочь прописана у нее, а вынуждена жить в такой тесноте в свои сорок лет…

– Как вам не стыдно! Я ей так обязана, моя дочь ее так любила…

– Еще раз повторяю, мы повидали многое. Если бы вы рассказали все, что знаете о знакомых вашей сестры, нам легче было бы найти преступника.

– Я никого не знаю!

– Посмотрите внимательно, возможно вы их видели у сестры. Один из них даже снимал у нее комнату, – Михаил показал фотороботы.

– Нет, не видела! – она даже отвернулась, демонстрируя полное нежелание помочь.

– Тогда не смею вас больше беспокоить! – Михаил покинул неприветливую хозяйку.

Он прошел несколько шагов по улице, вдруг у него возникло желание задержаться и посмотреть, какие действия предпримет тетка Ларисы. Булочная напротив была удобным местом наблюдения. Михаил купил бублик и стал его есть, наблюдая в окно дверь подъезда. Он уже подумывал, не купить ли второй, как она торопливо вышла из подъезда.

Он последовал за ней до угла, где она вошла в телефонную будку и кому-то позвонила. Михаил почти не сомневался, что звонила дочери. Он не хотел себя обнаружить и затерялся в толпе, ожидающей на остановке трамвая.

Седьмая аптека размещалась на первом этаже нового жилого дома на пересечении двух старых оживленных улиц. Дом был высокий и производил впечатление утеса омываемого бурными потокам.

“Бойкое место”, – отметил Михаил и толкнул стеклянную дверь аптеки. Он сразу направился к двери с табличкой “Служебный вход”. Дорогу успела перекрыть девушка в белом халате:

– Сюда нельзя!

– Милиция! – для краткости представился Михаил. – Проведите меня к Антонине Васильевне Безух.

Девушка пошла впереди и вскоре Михаил оказался перед дверью с табличкой “Заведующий”. После стука, вошел.

За большим письменным столом сидела женщина лет сорока и пила чай из красивой чашки. Перед ней на столе стоял поднос с чайным сервизом в тех же тонах, что и чашка – кобальт с позолотой. Золото на пальцах, золотая цепь на белой блузке под горло – весь этот блеск не мог скрыть того, что она некрасива. Грубое белое лицо с крупными чертами, слегка на выкате глаза. Только серый цвет глаз был, наверное, такой, как у Ларисы, ее двоюродной сестры.

– Следователь прокуратуры Гречка. Мне нужно поговорить по делу об убийстве вашей тети.

– Вита! – позвала заведующая.

В дверях появилась та же молодая девушка.

– Убери поднос и проследи, чтобы меня не беспокоили.

Когда Михаил прикрыл за Витой дверь, она продолжила:

– Слушаю вас!

– Вам звонила ваша мама и рассказала, что меня интересует.

– Нет, не звонила. Так, я слушаю вас!

– Она мне сказала, что звонила.

– Еще раз отвечаю, нет!

“Кому тогда она звонила?” – мелькнуло в голове Михаила. – “Скорее всего врет. Хотя, что собственно плохого в этом звонке? Следователь приходит не каждый день и такой приход приятным не назовешь. Почему бы не предупредить близкого человека?”

– Мы ищем убийцу вашей тети. По всем признакам она знала этого человека и доверяла ему. У нее был квартирант. Кто-то из этих…, – Михаил показал фотороботы. – Может быть, вы видели их?

– Не помню. Не знаю… – ответила она, не задумываясь.

– Я тоже не знаю, что и сказать? Вы даже не сделали паузу для приличия, перед тем как ответить нет. Вы заинтересованы найти убийцу вашей тети?

– Молодой человек! Вам никто не дал право оскорблять людей, у которых и так горе…

– Вы уже один раз сказали мне неправду. Скрыли звонок своей матери.

– Вы мне тоже соврали, так что счет один один.

– Да, ваша мать звонила не по моей просьбе. Она так же, как и вы была со мною неискренней. Однако цена моего и вашего вранья разная, – после паузы Михаил продолжил.

– Я, может быть, не очень ловко пытаюсь заставить вас сообщить мне факты, которые помогут найти преступника. А вы скрываете эти факты, значит, скрываете преступника! Может быть, вы с ним связаны общими интересами?

Она насторожилась. Лицо приняло жесткое выражение. Проступил румянец.

– Вы напрасно терроризируете честных людей! Выпустили убийцу Ларисы… Что мы можем сказать вам после этого?!

– Мы выпустили невиновного человека. Он не ангел, но Ларису не убивал и вашу тетю тем более. Нужно найти настоящего убийцу или убийц, а вы не хотите помочь. Так что мне думать в таком случае?!

– Если бы мы что-нибудь знали, то сообщили бы… – она заговорила совсем другим тоном.

– Ловлю вас на слове! Может быть, вы помните, откуда ваша тетя узнала о тех трех студентах, которые приставали к Ларисе на улице? – решил воспользоваться переменой настроения собеседницы Михаил.

– От милиции.

– Вы уверены? Может быть, от соседей?

– Нет, мы узнали только после их ареста. В те дни мы с мамой не отходили ни на шаг от тети. Ошибки быть не может…

– Вы согласны подписать протокол с данным показанием?

– А без этого нельзя?

– Нельзя!

– Конечно, согласна.

– Мы подготовим текст и заедем завтра. Если можно, предупредите вашу маму, что ей также предстоит подписать протокол…


Сумченко заставил Михаила ждать в приемной более получаса. “Психологическая подготовка”, – догадался Михаил и постарался расслабиться в кресле для посетителей. Для приема рядовых граждан у прокурора имелась другая комната, с мебелью попроще. Однако Михаил расслабился слишком и едва не задремал. Во всяком случае, приглашение секретарши зайти в кабинет понял не с первого раза.

– Добрый день, Иван Игнатьевич! – произнес Михаил с порога невинным тоном.

– Жалею, что уступил просьбе Манюни и разрешил пригласить тебя. Говорил ему, что горбатого могила исправит. Опять начинаешь свою самодеятельность…

– Поверьте моему слову, здесь нет никакого умысла. Хочется в начале карьеры как-то проявить себя… Когда узнал, что на Дзержинского есть запись разговора, подумал, что там можно узнать канал утечки информации о ходе следствия. Кто-то воспользовался и организовал покушение…

– Можно считать, проявил! Если ты действительно думаешь о карьере, то впредь ничего не предпринимай без согласования со мной. Потом, эта версия с покушением… Какая-то мания преследования. Впрочем, вполне объяснимая для травмированного Манюни, но не для тебя.

– Очевидно, не хватает практики. Рад и счастлив опереться на ваш громадный опыт. Буду докладывать вам каждый день…

– Только не думай, что у меня есть время возиться с вашими проблемами ежедневно. Достаточно докладывать принципиальные моменты.

– Тогда еженедельно…

– Ладно, ладно!

– Спасибо за урок!

– Не перебарщивай! Хочу сказать еще раз, вы с Манюней не там копаете. Занимайтесь поиском доказательств вины Крамара. Вы его упустили, теперь нужно добиваться выдачи.

– Все понял! У меня есть еще личная просьба. Завтра пятница и я хотел бы уехать на выходные домой. Последний рейс 17:10.

– За свой счет, пожалуйста!


Михаил поехал проведать Манюню, хотя было довольно поздно. Завтра не получится из-за отъезда. Манюня был в хорошем настроении. Правая рука была без гипса. Он не выпускал из нее почти целый день, то кистевой эспандер, то гантель. Михаил застал его за этим занятием.

– Вот восстанавливаю работоспособность…

– И есть успехи?

– Есть, если считать успехом мышечную боль. А как твои дела?

– Кажется, есть маленькая трещина в броне Крамара. Племянница и сестра завтра подпишут протокол, где будет черным по белому записано, что Белостенная не могла рассказать Крамару о Ярмаке и прочих, так как узнала об этом только после их ареста.

– Все-таки Белостенная мертва и Крамар будет стоять на своем.

– Он лицо заинтересованное, а для родственников убитой этот факт имеет нейтральное значение.

– Согласен. Вряд ли покойница тогда после убийства дочери стала бы скрывать от ближайших родственников, что узнала об этих студентах. Она была убеждена или показывала себя убежденной именно в их виновности.

– Завтра к вам не приду. Утром нужно оформить протокол, а затем договориться в школе, чтобы дали помощников. После сразу еду домой.

– Счастливой поездки и привет Анастасии!


В школу Михаил приехал с письмом за подписью зам начальника Управления. Директор школы спросил только, почему не попросили военных. Михаил объяснил, что это очень долго оформлять, и он не уверен в качестве работы. Для этого подходят именно дети с их доверчивостью и фантазией. Договорились, что два третьих класса отпустят с двух последних уроков. Его познакомили с учительницами, классными руководителями, которые будут сопровождать детей. Михаилу оставалось надеяться на хорошую погоду.

С подписанием свидетельских показаний сестрой и племянницей Белостенной-старшей так же не было проблем. Каждая из них внимательно прочитала и подписала без слов. Причем, Михаил сначала получил подпись в аптеке у дочери, справедливо полагая, что в таком случае не придется убеждать ее мать.

Все в этот день сложилось настолько удачно, что домой Михаил уехал рейсом раньше. Однако его не покидало какое-то неприятное ощущение неловкости, словно что-то не так. Оно возникло вскоре после посещения аптеки. Однажды ему показалось, что за ним следят. Все его попытки обнаружить слежку ничего не дали, но ощущение осталось.


Санаторный парк огласился веселым щебетанием. “Идут помощники”, – догадался Михаил и стал распаковывать пакет с “инструментами”. Дома он нарубил из веток полсотни толстых прутьев примерно метровой длины. Дети будут их использовать, чтобы рыться в старой листве. Хорошо еще, что в густой тени деревьев и поросли трава не росла.

Выдался чудесный сентябрьский день. Как раз для прогулок в парке. В такой день искать грибы, а не орудия убийства.

Подошли дети и по команде учительницы нестройно поздоровались. Михаил выстроил их полукругом и провел короткий инструктаж:

– Меня зовут Михаил Егорович. Я – следователь и прошу вас помочь поймать преступника. Здесь недалеко, за этим забором бандит зверски убил девушку, а орудие убийства бросил сюда. Нам нужно осмотреть землю в этом парке. Это может быть камень, гаечный ключ, кусок трубы или молоток… Мы не знаем, что это. Вы растянетесь в цепочку и вот этими палочками будете рыть старую листву, где она есть, и искать что-либо похожее на орудие убийства. Как только что-либо находите, втыкаете в том месте колышек и зовете меня. Все ясно?

– Да! Нет! – ответил многоголосый хор.

– Теперь задавайте вопросы, что неясно.

– А кто убил?

– Мы подозреваем одного человека. Если вы найдете орудие убийства, это нам здорово поможет.

– Чем убили?

– Я уже говорил, чем-то тяжелым. Точнее сказать не могу. Может быть гирей или гантелькой… Знаете? Их используют для тренировки спортсмены… Еще есть вопросы?

– А пэпси будет?

– И пэпси, и пирожные!

– А если не найдем?

– В любом случае! Но тому, кто найдет, будет особый подарок. Все, все! Приступим к поискам. Растягиваемся в цепочку. Вперед не забегать! Сохранять линию… Главное не скорость, а качество! И еще! Соблюдайте гигиену! Руками ничего не брать!

На построение цепочки ушло довольно много времени – энергии у помощников было, хоть отбавляй. После летних каникул они еще не обрели усидчивость и радовались приключению в парке, как козлята первой траве. То и дело раздавалось: Михаил Егорович!

Но то были ложные вызовы. Дети не могли знать, что камнем размером в детский кулачок проломить череп практически невозможно. Но Михаил их не расхолаживал. У них и без того энтузиазм угасал. Цепочка то и дело нарушалась. Начались шалости мальчишек. Кто-то уже фехтовал колышками, изображая мушкетеров. Учительницы метались вдоль шеренги, едва успевая наводить порядок. Кульминация наступила, когда один из мальчишек нашел под кустом использованный презерватив и подцепив его на палку поднял как флаг.

– Это может быть орудием убийства? – с ехидной улыбкой повторял он свой вопрос, шествуя вдоль цепочки к Михаилу.

Мальчики откровенно хохотали. Девочки прыскали смехом и отворачивались. У учительниц округлились глаза, а лица приобрели цвет вареной свеклы:

– Филь! Филипп! Прекрати безобразие! Скажу твоим родителям…

Михаил счел необходимым срочно вмешаться:

– Нет, Филипп! Это не может быть орудием убийства. Ты достаточно взрослый и знаешь, что это служит для защиты от СПИДа. А теперь брось дурачиться и продолжай поиски.

– Дети, соблюдайте гигиену! Обходите стороной всякую грязь, – учительницы успокоились и от истерики вернулись в конструктивное русло.

Михаил пожалел, что втравил детей в это грязное, а главное бесполезное дело. Вся территория парка была, наконец, обследована. Детей построили и повели в кафе, которое Михаил подобрал заранее и договорился с администратором. Там было достаточно места и можно было помыть руки.

Пока дети мыли руки под надзором одной из учительниц, Михаил с официанткой и второй учительницей сдвинули столы и расставили блюдца с пирожными и стаканы с пэпси.

Учительницам и себе он заказал к пирожным черный кофе. Они втроем сидели у конца стола ближе к выходу, чтобы лучше контролировать ситуацию. На лице у Михаила легко читалось разочарование.

– Вы очень расстроены неудачей?! – полу-вопрос, полу-утверждение напомнили Михаилу, что нельзя расслабляться.

– И да, и нет! Мы вам очень благодарны. Вероятность успеха была очень мала, но это снимает неопределенность. У меня к вам просьба – никаких жалоб родителям или руководству школы. Хорошо?!

К Михаилу подошла девочка с красивыми светлыми волосами в виде “конского хвоста”, схваченными узкой лентой. Она заглянула в глаза Михаилу своими светло-серыми блестящими пуговками.

– Можно задать вопрос?

– Вероника! Не мешай взрослым разговаривать!

– Я только один вопросик…

– Пусть задаст.

– Вы очень расстроены, что ничего не нашли?

– Да, расстроен. А разве это заметно даже тебе?

– Еще как!

– Но ты меня уже утешила своим сочувствием.

– Нет, я не об этом! Хочу задать вопрос.

– Задавай, слушаю…

– Обязательно, чтобы, как вы говорили, орудие зверства…

– Убийства…

– …зверского убийства лежало на земле?

– А где оно может быть еще?

– На ветках!

– Расскажи, что ты видела?

– Видела кусок трубы на кусте, но подумала, это же не на земле…

– Ты помнишь, где это?

– Да.

– Мы сейчас!

Михаил схватил Веронику за руку и потащил к выходу:

– Мы скоро вернемся!

– Я не допила пэпси!

– Потом! Я куплю еще… Пойдемте и вы со мной! Нужен свидетель. – пригласил Михаил учительницу, что помоложе.

На улице он держал Веронику за руку и невольно торопился. Учительница отстала. Со стороны это выглядело, вероятно, как похищение, потому что на них оглядывались. Один невысокий мужичонка перегородил дорогу:

– Куда ты тащишь девочку?

– Отойдите! Милиция…

Мужчина отскочил в сторону, но стал звать прохожих.

– Смотрите! Тащит девочку в парк!

Вероника вступилась за Михаила:

– Дяденька! Он, правда, милиционер! Мы идем ловить преступника…

Михаил, чтобы успокоить публику, достал удостоверение. Их догнала учительница. Далее они пошли спокойно, как супруги с дочкой на прогулке. Они спустились к пролому, ведущему в Санаторный переулок. Буквально в двух метрах от дыры в заборе между развилок веток куста был зажат, словно на показ, кусок трубы полуметровой длины. Дюймовая труба, почти забитая известковой накипью.

“Тяжелая. Горячая вода или отопление”, – отметил Михаил, когда осторожно вкладывал трубу в большой полиэтиленовый пакет, извлеченный из кармана куртки.

“Не далеко он ее спрятал. В начале мая листва еще прозрачна. Словно хотел, чтобы ее обнаружили, и вставил в развилку. Они могли ее обнаружить тогда с Манюней. Жаль, было уже довольно темно. Сколько людей прошло мимо! Правду говорят, что видят не глазом, а умом!” – подумал Михаил. Он был доволен. Еще не было экспертизы, а он уже не сомневался – в его руках орудие убийства.

Они вернулись в кафе с видом триумфаторов.

– Вероника заработала приз! Заказывай! – Михаил помнил свое обещание.

– Всем мороженое! А мне еще пэпси и жвачку…


В конце дня Михаил уже мог доложить Манюне результаты предварительной экспертизы:

– Один конец трубы обрезан газовой резкой, другой – ножовкой. Внутренность покрыта накипью. Это труба горячей воды. В ЖЭК нетрудно установить дату ремонта, если мы найдем дом, откуда труба.

– Естественно, начать нужно с дома и квартиры Крамара…

– Конечно. Но самое главное – на трубе органические остатки и несколько волос. Спектральный анализ и микроскопический показали – следы разложения крови. Волосы сильно обесцвечены, но нет сомнения, что Ларисы. Сравнили с образцами, взятыми при эксгумации.

– Я в тебе не ошибся! Дело опять завертелось. Жаль, я надолго привязан к этому агрегату! Что ты намерен делать дальше?

– Подожду точного количественного анализа состава стали и начну искать откуда труба отрезана.

– Можно не ждать результатов анализа, а сразу брать образцы в доме Крамара. Все равно их также нужно сдавать в химлабораторию.

– Действительно! Завтра и начну. Нужна только электродрель.

– Не занимайся только этим сам. Пригласи экспертов из НТО. Они знают свое дело и не любят самодеятельности следователей. У них есть соответствующий инструмент…

– Они вечно заняты.

– Скажу завтра Фесенко. Он организует. Мне сегодня провели телефон, так что я уже консультирую. Стало не так скучно лежать… Можешь и ты звонить для экономии времени, запиши номер.

– Лучше буду приходить, если не возражаете? Вы уже звонили в Хайфу.

– Ха-ха-ха! Что правда, то правда!


Утром Сумченко разыскал и пригласил к себе Михаила.

– Почему не докладываешь о находке?

– Жду окончательных результатов экспертизы. Нужно еще найти, откуда труба! – ответил Михаил и подумал: “Кто-то из отдела стучит Сумченко регулярно…”

– Можешь не сомневаться! Из дома Крамара или соседних домов. Взял с мусорной свалки во дворе.

– Ее пилили ножовкой. Довольно аккуратно. Интересно, держал ли Крамар в руках какой-либо инструмент, кроме смычка?

– Держал, держал! Он заядлый яхтсмен. Кроме того, у него есть дача.

– Любопытные сведения! – Михаил говорил вполне искренне и, очевидно, спровоцировал Сумченко.

– Вот, видишь! Как только ты последовал моим советам, так сразу получил результат.

– Опыт великое дело! – процитировал Михаил классика.

– Что ты намерен делать, если будет доказана причастность Крамара к этой трубе.

– Позвоню ему в Хайфу и задам несколько неудобных вопросов.

– Не советую это делать. Он хитрый еврей и что-нибудь придумает. Нужно готовить документы и добиваться его выдачи.

– В Израиле много хитрых евреев и лучше, если мы узнаем раньше, что они придумают.

– Он переменит фамилию и сбежит, если ничего другого не изобретет.

– В современном мире трудно затеряться.

– Если есть деньги, не трудно.

– Откуда у него деньги? На зарплату профессора провинциального вуза сильно не разгонишься…

– Он давал концерты, записывал пластинки…

– Может быть, вы правы и у него по нашим меркам есть деньги, но все же тактика открытой игры для нас выгоднее.

– Опять твоя настырность! Впрочем, решайте с Манюней этот вопрос сами… Потом снова скажите, Сумченко помешал…


Инженер ЖЭК полистал старую книгу нарядов и сообщил, что в подъезде Крамара была замена труб горячей воды в апреле восемьдесят седьмого года. Менее чем за месяц до убийства.

Большая делегация в составе Михаила, экспертов, инженера, сантехника и сварщика ЖЭК посетили квартиру Крамара. После предъявления ордера была снята кафельная плитка в районе стояка горячей воды. Экспертам повезло. Сварщик при замене на новую оставил несколько сантиметров старой трубы на выходе из стояка, чтобы упростить себе задачу.

Для начала насверлили стружки и договорились с ЖЭК, что по команде Михаила они вырежут фрагмент старой трубы целиком. Такая команда поступила в тот же день, так как анализ стружки дал положительный ответ – это была та же марка стали. Теперь нужен был весь образец для более тщательного сравнения химсостава. Как объяснили Михаилу эксперты-химики. каждая марка стали определяется содержанием, кроме железа, еще примерно десятка химических элементов. Причем количество каждого в процентах задается диапазоном значений. По этой причине каждая партия труб из одной плавки неповторима по своему химическому составу.


– После такой находки Крамар не устоит, хотя у меня сомнения остались… Если он убил Ларису, то он же наиболее вероятный убийца ее матери… Железобетонного алиби на время убийства у него не будет, но как он смог повесить ее в одиночку… – Манюня говорил медленно, с паузами между предложениями

– Вот случай, когда Сумченко нам помог. Он сообщил мне, что Крамар опытный яхтсмен. У каждого яхтсмена найдется пара блоков, чтобы соорудить полиспаст и поднять тело, как говорится, одной левой. Достаточно прочная веревка тоже есть.

– Теперь, кажется, все сходится…

– Кроме убийства деда Стефана и покушения на вас…

– Деда Стефана, возможно, убила старуха сама, а покушение – следствие моей мнительности, от которой, я надеюсь, избавлюсь после выздоровления…

– У меня тоже приступ мнительности. Не могу отделаться от ощущения, что за мной следят.

– Время лучший лекарь и от мнительности тоже. Извини, но ничего кроме банальности в моем положении сказать не могу. Да! Я уже попросил Фесенко организовать тебе разговор с Крамаром.


Разговора с Хайфой пришлось ждать всего три дня. Предыдущие два разговора позволили отработать организацию связи с Крамаром. За это время Михаил объехал несколько колхозных гаражей. Очередность выбирал, руководствуясь расстоянием от места аварии. Пока ничего, похожего на разыскиваемый самосвал, обнаружить не удалось.

Ожидание на переговорном пункте несколько затянулось, хоть выбрано было не самое загруженное время.

– Алло! Гражданин Крамар? С вами говорит следователь Гречка. Вы меня хорошо слышите?

– Хорошо. Как здоровье Манюни?

– Поправляется! Но это дело времени, а у нас возникло несколько вопросов и мы надеемся, что на этот раз вы будете более откровенным, чем в прошлый.

– Не могли бы вы более конкретно?!

– У нас есть основания считать, что вы дали ложные показания.

– Вы о чем?

– Вам не могла сказать о студентах мать Ларисы. Вы их видели сами, так как встречались с Ларисой вечером еще раз незадолго до ее убийства.

– Это провокация!

– Ваше право сказать да или нет, но квалифицировать как провокацию, а точнее, как ложь наше утверждение может только суд. Вы будете отвечать по существу?

Крамар ответил после длительной паузы. Возможно, он с кем-то совещался.

– Буду. Я действительно с ней встречался. Но это была не моя инициатива. Вахтер мне принес записку. В ней было написано чужим почерком примерно следующее: “ Лариса просила передать, что срочно хочет видеть вас вечером у себя дома”. Когда я пришел, выкроив полчаса между выступлениями моих учеников, она еще не вернулась. Мне пришлось ее ждать десять минут или несколько меньше. Я видел сцену со студентами, хотя не разобрал слов. Лариса была в слезах и удивилась, увидев меня. Я посоветовал ей зайти домой переодеться. Был чудесный вечер, и мне захотелось поговорить с ней на улице, посидеть на той же лавке, где я ожидал ее. Но она не стала переодеваться. Оставила только скрипку, ноты и, как я узнал потом от матери, кольцо. Она панически боялась его потерять…

– Вы сохранили ту записку?

– Нет. Выбросил сразу.

– Вы знаете, кто ее написал?

– После всего, что случилось, я боялся попадаться на глаза вахтеру, не то что расспрашивать, кто ее передал.

– Каким путем вы шли к дому Ларисы?

– Через санаторий.

– А каким возвращались?

– Тем же.

– Вас кто-нибудь видел? Вы с кем-нибудь встретились на дорожке парка?

– Нет. Не помню.

– Не помните, или не встречали?

– Не помню. У меня не было причины запоминать!

– О чем вы говорили с Ларисой?

– Разговор не получился. Я торопился, она была расстроена и сослалась на усталость. Но мы договорились все обсудить при первой же встрече. Я пообещал помочь вырваться из ее окружения. Было не просто решиться, но она была так красива в тот вечер, что я отбросил всякие сомнения.

– И убили ее обрезком трубы, которую принесли с собой.

– Какой трубы? Что вы говорите?!

– Трубой, которую вы отрезали от старой водопроводной трубы, после замены на новую…

– Это какое-то недоразумение!

– Помните, как в конце апреля того года в вашей квартире заменили трубы подачи горячей воды. А вы еще договорились в частном порядке с сантехниками и передвинули ванну.

– Передвинули. Ну и что?!

– Мы располагаем неопровержимыми доказательствами, что Лариса убита трубой из вашей квартиры. Вы это уяснили?! Отпирательство бесполезно и только усугубляет ваше положение…

– Какие доказательства?

– Химический анализ стали, из которой изготовлена труба.

– Возможно это случайное совпадение?!

– Ваш юрист подтвердит, что скорее обезьяна напечатает на машинке “Отче наш”, случайно ударяя по клавишам, чем получатся две идентичные плавки стали.

– Но я не убивал!

– Трудно вам верить после того, как вы лгали все эти четыре года. Еще раз повторяю, в ваших интересах чистосердечно во всем признаться, добровольно вернуться и предстать перед судом. Суд учтет все обстоятельства…

– Это недоразумение, или провокация! Я не убивал! С вами бесполезно говорить… – и Крамар, очевидно, положил трубку, так как связь прервалась.

Глава 4

Скрипка заговорила

Из Управления Михаил позвонил Манюне, рассказал вкратце содержание разговора и пообещал заехать, как только будет готова стенограмма. Он отдал кассету от диктофона в лабораторию звукозаписи для снятия копии и попросил Тамару Борисовну заняться стенограммой сразу же после изготовления копии.

Остаток дня он решил провести в спортзале. После первых успехов в расследовании, он посещал спортзал почти каждый вечер. Завтра пятница. Он уедет домой сразу после встречи с Манюней, поэтому потренироваться нужно обязательно. Тем более что сегодня занятия проводил Феликс.

Михаил тренировался в группе Феликса и с другими группами и нашел, что Феликс в профессиональном смысле выше других тренеров. Они оказались хорошо совместимы психологически и, похоже, стычка на водной станции постепенно перерастет в дружбу.


После тренировки Михаил спускался вниз к гостинице по плохо освещенной улице. Дорога была самой короткой и хорошо знакомой. Когда справа выросла темная глыба дома на капитальном ремонте, с выбитыми стеклами и жидким забором вокруг, Михаила охватила непонятная тревога. В доме слева не горел ни один фонарь у подъезда. Михаилу показалось, что накануне освещение здесь было. На всякий случай, чтобы проскочить образовавшийся темный мешок, он сошел с тротуара на середину проезжей части узкой улицы.

Глазами он невольно косил, то влево, то вправо, и это его спасло. Из среднего подъезда выскочил высокий парень и замахнулся чем-то, целясь в голову. Следом за ним спешил второй. Михаил блокировал удар левой рукой. Обожгло висок. Это помешало ему нанести точный удар правой. Он метил в горло, а попал чуть ниже в грудь. Однако нападавший упал, но Михаилу было не до него. Правой ногой с уходом влево он свалил второго, и едва не угодил под удар третьего. Его спас двойной кувырок через голову. Теперь он вырвался из окружения. Третий размахивал трубой или толстым прутом, но нападать не решался, также как и первые, хотя они уже поднялись с земли. Тогда Михаил начал серию обманных движений, чтобы обезвредить этого с трубой. Он был ближе всех к нему. Третий вдруг бросил трубу и с криком: “Он каратист! Атас!”, – побежал вверх по улице. Первые отступали более организовано, но когда Михаил поднял трубу, это была стальная арматура в палец толщиной, тоже побежали.

Он не стал их преследовать. Сейчас он пожалел, что пистолет оставил в сейфе, как посоветовал Фесенко. Висок саднил, но кровотечения не было. Михаил осторожно потрогал место удара рукой. Там образовалась довольно большая шишка. Чем же его ударили? Скорее всего, это была велосипедная цепь. Коварная штука. Нужно было уходить от удара или принимать на левую цепь, а не блокировать руку нападающего.

Дежурному администратору гостиницы, который выдал медицинскую аптечку, Михаил объяснил, что в темноте оступился и упал. Куртку из плащевки пришлось постирать в ванне. До отъезда она высохнет, а по городу придется щеголять в пуловере и байковой рубашке. Холодно не будет, но большинство в городе уже облачилось в плащи и кожу. Утром и вечером из-за близости моря было довольно сыро.


В начале второго пополудни Михаил заехал к Манюне со стенограммой и дорожной сумкой. Папку со стенограммой он договорился оставить у Манюни, и от него сразу ехать на автовокзал.

Манюня читал стенограмму телефонного разговора с Крамаром долго, потом сказал:

– Неужели, после всего этого он отвертится? Каждый раз перед убийством, сначала дочери, потом матери он с ними встречался, а говорит, что невиновен.

– Жизнелюб! – мрачно пошутил Михаил. Шишка еще болела. Разговор об этом он оставил на конец.

– Похоже, что твоя миссия закончилась и весьма успешно. На то, чтобы его посадить здесь или в Израиле, понадобятся долгие месяцы. Может быть даже годы. К тому времени я буду здоров. Приезжай в понедельник, сдай дела, закрой командировку и опять к жене под бочок. Небось, скучаешь! По себе знаю…

– Боюсь, не получится к жене под бочок… Вчера возвращался вечером с тренировки, а в темном переулке меня подстерегали трое. Видно плохо тренировался, за что заработал “боевое ранение”. Посмотрите! – Михаил продемонстрировал ссадину и шишку, которая стала меньше по высоте, но приобрела фиолетовый оттенок. Он рассказал подробно о нападении и своих планах на следующую неделю.

– Конечно, если руководство будет настаивать, я уеду. Но нужно довести до конца историю с наездом и нападением. Мне кажется, что это звенья одной цепи. Вопрос только в том, куда она тянется? Одного из нападающих я запомнил. Того, который ударил меня цепью. Долговязый, глаза на выкате, скошенный подбородок. Очень похож на Сову, один из ваших фотороботов. Точно, Сова!

– Если согласен остаться, то буду рад за тебя похлопотать. А цепь, думаю, тянется к наркодельцам или спекулянтам лекарствами. Сестрица и племянница-фармаколог меня здорово заинтересовали. Возможно, наши визиты к ним кого-то серьезно беспокоят. В понедельник свяжись с человеком с веселой фамилией Тризна. Вячеслав Андреевич занимается наркотиками. Ты видел его телефон в моей папке.

– В понедельник не смогу. Уже заказал транспорт для поездки по колхозам.

– Может, отложить бесполезные поездки, когда намечаются поиски Совы и прочей компании?

– Одно другому не мешает. Пока дают транспорт, буду ездить каждый день.


– Мои настаивают завтра крестить Нину, – такими были первые слова, сказанные Анастасией после приветственных поцелуев. Ниной назвали дочку в память о покойной матери Михаила.

– Я не поеду.

– Ты чего? Партию разогнали, можешь не бояться парткома…

– Не в этом дело. Ты же знаешь, я уважаю искреннюю веру и любую “человечную” религию, тем более христианство. Но я не верую и в церковь не пойду. Потом, в машине места не хватит.

– Анна и Юра поедут на своей.

– И прекрасно! Ты с малышкой и бабушка с прабабушкой, полный комплект.

– Прошу тебя! Поедем! Подождешь в машине…

– Отложим этот вопрос на утро…

– Не возражаешь, если Анна и Юра будут крестными родителями?

– Хорошо! Договорились! – он снова заключил ее в объятия. Она трепетала в ожидании скорой близости.

“Одно положительное качество командировок – любовный голод и сопровождающая его острота чувственности. Какое счастье быть женатым на любимой женщине!” – подумал Михаил, но не сказал вслух. Каждое прикосновение, каждый самый короткий поцелуй отзывались взрывом желания. Он вдыхал ее восхитительный запах, запах чистого тела кормящей женщины без всяких признаков парфюмерии. Михаил запретил Анастасии употреблять любую косметику, пока кормит ребенка. Мать должна пахнуть молоком, а не поделкой под Ланкомэ.

– Ой! Что у тебя с головой?

– Ударился на тренировке в спортзале.

– А не врешь? Вон и пистолет подмышкой.

– Так положено.

– Здесь ты не носил пистолет!

– Так то же город, да еще портовый!

– Значит, опасность есть?

– А в какой профессии ее нет?! Водителем работать опаснее… Корми лучше мужа. Он голоден как волк по всем статьям.

– Пока будешь в ванной, накрою стол. Сама еще не обедала сегодня, ждала тебя.

– Ну и напрасно. Уже пора ужинать, а ты еще не обедала. Чем будешь кормить малышку?!

– Не волнуйся за нее. Я понемножку хватала на лету… Пила простоквашу, сок, съела горсть орехов.


Действующая церковь была в соседнем приморском селе, километров семь по сносной асфальтовой дороге. Они с тестем остались в машине, пока женщины с малышкой и крестными родителями проходили ритуал крещения.

Церковь занимала господствующую высоту в округе. С площадки, где они стояли открывался грандиозный вид: на море, устье реки, сельские домики на склонах холмов, спускающихся к морю и реке. Несколько лет Михаил не был здесь и с любопытством осматривался.

Тесть прервал его созерцания:

– Настя сказала, ты носишь пушку. Бросай эту грязную работу. Двести рублей у нас платят начинающему шоферу… С учетом шабашки, считай вдвое больше.

– С учетом взяток и у нас гораздо больше.

– И то правда. Помнишь Писаренко. Такие были злыдни… После армии пошел в милицию. В райцентре богует на базаре. Ты должен знать…

– Знаю…

– Теперь живет на широкую ногу. Машину купил. Жена в нутриевой шубе на тот же базар ходит и обирает старух, стерва! Какую цену назначит, за такую отдай ей курицу, иначе муженек со свету штрафами сживет… Куда смотрит районная прокуратура?

– Никто не жалуется. Народ привык к бесправию. Хуже того. Если взяток не берет и под себя не гребет, уважать перестают – чего на должность полез. Все на несправедливость жалуются, а как деньжата появляются, каждый норовит закон обойти за взятку… Психология рабов! Сколько нужно еще столетий, чтобы ее изжить?! На выпускном банкете один наш доцент с кафедры хозяйственного права целую лекцию прочитал, как он выразился, по “рациональной теории взяток”, – Михаил замолчал на несколько минут, углубившись в воспоминания о той вечеринке в ресторане.

Когда вечеринка перевалила за кульминационный пункт и часть наиболее важных лиц из приглашенных отбыла домой, доцент Свирский поднялся с полным бокалом, постучал вилкой по тарелке и начал свой тост, который оказался лекцией на тему: как брать взятки.

“Минуту внимания! Хочу использовать данный тост для восполнения пробела в вашем образовании. Сами понимаете, краткая лекция, которую я сейчас прочитаю исключительно из любви к вам, не могла быть произнесена с кафедры. Не было бы даже этого тоста, если бы это не была наша последняя встреча. Вы уходите пахать на ниве закона, а я отправляюсь за бугор работать в зарубежном отделении одного эСПэ, совместного предприятия. Будете в Ганновере, милости прошу! Не могу быть в стороне, когда пошел процесс ГэГэ, Грандиозного Грабежа. Государство утратило долго хранимую невинность в виде монополии внешней торговли и теперь отдается всякому желающему иностранцу. Поэтому в большом дефиците знающие сводники, вроде меня. Не считайте меня циником. Мы, юристы, должны трезво смотреть на вещи. И вы тоже не должны упустить свой шанс здесь. Для этого сообщу вам несколько аксиом теории взяток с комментариями, теоремами и следствиями. Аксиома первая: знай дело. Некоторые считают знание дела лишним для взяточника. Глубочайшее заблуждение! Во-первых, кому-то нужно работать и вам начальство простит многие “шалости”. Во-вторых, знание дела – это связи с сильными мира, кому вы были полезны. В-третьих, квалификация вам поможет разобраться в механике чужих делишек и посадить на крючок начальство и коллег. Все они должны знать, что вы все про них знаете, но свой парень, так как они тоже знают кое-что о вас. Кристально чистых нигде не любят. В-четвертых, в любой технике есть свои “допуски и посадки”, то есть разрешенные отклонения от номинала, допустимая точность решений, свой “плюс-минус”, своя нейтральная полоса или ничейная земля. Тем более, это есть в юриспруденции. Если вы это знаете, то в глазах любого проверяющего будете выглядеть законником, а в глазах клиента благодетелем, то есть ничейная земля будет ваша. Нужно только выгодно ее продать. Аксиома вторая: не обижай начальство. Все вы знаете, что до бога далеко, а начальство рядом. Поэтому не обижайте начальство, даже если оно вас не любит. Во-первых, не берите больше, чем начальник. Нужно щадить его самолюбие. Если он берет слишком мало и это вас сильно ограничивает, помогите ему брать больше, но делайте это по возможности незаметно для него. Во-вторых, работайте аккуратно, даже если уверены, что начальство на вашей стороне, чтобы его не подставить. В-третьих, время от времени давайте заработать вашему начальству на ваших клиентах, но никогда не делитесь взяткой явно. То есть не ставьте начальника в двусмысленное положение, тем более, если начальник ваш друг… Аксиома третья: не обижай клиента. Эта аксиома – третья в порядке изложения, но первая по важности. Во-первых, такса должна быть разумной. Это работает на имидж благодетеля. Лучше берите чаще, но меньше. Во-вторых, никогда не обманывайте ожиданий клиента. Если сделали меньше, чем обещали даже на пустяк, верните все или лучше заранее обусловленную часть. Жадность фраера сгубила – это не поговорка, это закон природы! Итак, выполняя мои рекомендации, вы дослужите до пенсии, сделаете хорошую карьеру и будете жить отлично! Так выпьем, чтобы закрепить только что полученные знания…”.

Очнувшись от воспоминаний, Михаил повернул голову к тестю. Последний заметил, что пауза в разговоре закончилась и продолжил:

– Я твоего отца хорошо знал. Если ты в него, то взятки брать не будешь по любой теории. У тебя высшее образование. Уйду на пенсию, останешься за меня. Ты парень толковый. Разбираешься в технике, экономике… Пошли новые времена, райком разогнали. Смотришь, мужики тебя председателем колхоза выберут.

– Скоро и колхозы развалятся!

– Какой же дурак будет разрушать крепкое хозяйство?!

– Оно крепкое по нашим меркам. Производительность в четыре раза ниже мирового уровня. Все держится на дешевом труде и разграблении плодородия земли.

– Чего ты хочешь?! Работа на дядю…

– Понимаю ваше беспокойство о благополучии нашей семьи. Однако не хочу мельтешить. Нужно поработать, набраться опыта… О выборе профессии юриста пока не жалею. А там посмотрим…

– А вот и наши!


Назад машину вел тесть. Бабушка Наталья заняла переднее сидение, а Михаил с Анастасией разместились сзади вдвоем. Нужно было покормить ребенка. Теща поехала в машине с дочкой и зятем. Отношения между сестрами были сложными. Юрий начал выпивать. Анна была слишком прямолинейной, чтобы искать какие-либо тонкие подходы к мужу. Возможно, Анна его не слишком любила. Возможно, она никого не могла полюбить больше себя. Во всяком случае, брак оказался, нельзя сказать несчастливым, но не таким, о котором мечтала мама для любимой дочки. Она много лет думала о Михаиле как о будущем муже Анны. Для нее не была секретом юношеская любовь Михаила. Умом она понимала, что Анна сама виновата, но сердце во всем обвиняло Настю: “Повесилась парню на шею, а потом и под него легла… Он парень порядочный – женился”. Откуда ей было знать, да и предубеждение мешало понять, что эти два сердца и тела созданы друг для друга.

В церкви малышка намочила пеленки. Анастасия ее перепеленала не очень плотно и теперь при кормлении девочка высвободила ручку и стала щипать мамкину грудь, не отрывая беззубый рот от соска. Родители таяли от счастья, глядя на малышку. “Что бы ни случилось, эти минуты будут греть мне душу”, – Михаил осторожно взял ручонку своей дочки, словно выточенную тончайшим резцом. – “Какое совершенство! Только бесконечность природы позволила ей выработать столь лаконичный язык, чтобы в трех десятках длинных молекул описать такую красоту”. Он не говорил этих слов вслух, но видел в глазах Анастасии слезы умиления и согласия с ним.

Дома их ожидал праздничный стол. Крестины в деревне большое событие. Собралось больше трех десятков родственников и соседей. Застолье было длинным и обильным. Михаил и Анастасия пользовались каждой возможностью уйти из-за стола в свою спальню, бывшую родительскую, чтобы взглянуть на дочку. Портреты родителей остались висеть на стене, но кровать заменили на современную деревянную, двуспальную. В углу, защищенном от сквозняков, помещалась кроватка малышки.

Однажды вслед за ними вошла бабушка Наталья. На радостях она выпила рюмочку, вся раскраснелась. Взяла у Анастасии девочку и поднесла к портретам:

– Ниночка, крошка моя золотая! Пусть на тебя посмотрят дедушка Егор и бабушка Нина. Егор! Нина! Посмотрите на свою внучку! Или вы ее уже видели оттуда…, – она откровенно всхлипнула, вернула ребенка Анастасии и ушла из комнаты, вытирая глаза краем ситцевого платка, повязанного на шее. Ее еще густые выбеленные сединой волосы были заплетены в косу и скручены на затылке в аккуратный узел.

– Может, дать ей валерьянки? – предложила Анастасия.

– Не нужно. Это от радости…– ответил Михаил и вспомнил свой сон.

Было это в первую ночь после длинного хлопотного дня, когда он привез дочку и Анастасию домой. Как ни готовились, оказалось, еще много нужно было сделать для удобства новорожденной. Уснули поздно. Сначала Анастасия, потом забылся Михаил. Ему снится сон. Вдруг он просыпается от какого-то шелеста и дуновения воздуха. В комнате темно, но он ясно видит, у кровати дочки стоит его мама и смотрит на спящую внучку. Он подхватывается и бросается к матери со словами: “Мама! Мама! Но мать его мягко отстраняет от себя и молча, почти бесшумно уходит из комнаты. Михаил не видел, как отрывалась дверь. Легкий шорох и она скрывается за дверью.

В этот момент Михаил действительно проснулся. Было также тихо. Анастасия спала, положив голову ему на грудь. Он осторожно переложил Анастасию на подушку, не забыв поцеловать в губы, и поднялся с постели к ребенку. Девочка ворочалась во сне. Он просунул руку под нее. Мокро. Ребенок пискнул, и Анастасия мигом проснулась.

– Что случилось?

– Нужно заменить пеленки…

Михаил ничего не рассказал, ни сразу, ни потом. У него было правило, которое он редко нарушал – не рассказывать свои сны. Зная впечатлительность и женское суеверие Анастасии и бабушки, он не хотел, чтобы фантазии его спящего мозга доставляли им пищу для толкования и беспокойства. Когда речь шла о малышке, он и сам становился суеверным до неприличия.


Понедельник принес неожиданности. Приятные и не очень. Утром Михаил побывал в одном из колхозов для осмотра автотранспорта. Расстояние от места столкновения до этого колхоза уже превышало всякие разумные пределы, разве что водитель имел путевку на поездку в город. Михаил просматривал все путевые листы за неделю, включая день катастрофы. Он уже не успевал за одну поездку посетить более одного хозяйства. Вдоль моря граница обследования уже достигла Христофоровки, и следующая поездка намечалась именно туда.


В Управлении его ждало известие. Как только он вошел в приемную, его остановила Тамара Борисовна:

– Миша! Михаил Егорович! Вас разыскивает Сумченко, просил сразу же связаться с ним.

– Что случилось?

– Наверное, это по поводу факса из Хайфы?

– Он у вас?

– Ксерокопия. Оригинал Сумченко потребовал передать ему.

– Сначала прочитаю, потом позвоню.

– Конечно. Вон в той красной папке с инициалами Николая Петровича…

Адвокат Крамара и местный нотариус прислали письмо, из которого следовало, что Крамар сразу по приезду в Хайфу дал нотариально заверенные показания, из которых следовало, что он действительно вечером незадолго до убийства встречался с Ларисой. Он видел студентов-хулиганов и по его просьбе Швец позвонила в милицию. Вину за неверные показания при первых телефонных разговорах адвокат взял на себя. Это он настоял на данной тактике и теперь раскаивается, так как репутация его клиента пострадала. Его клиент теперь выглядит как лжец, преступник, заметающий следы. Он никого не убивал. Это чудовищное совпадение фактов. Далее следовали комплименты профессионализму советской милиции, который адвокат недооценил.

Сумченко сразу начал с разноса:

– Развалили верное дело! Я предупреждал, что они вас перехитрят. Так и получилось! Хотя, что с тебя взять?! Ты молодой специалист и этим все сказано. Но Николай Петрович?! Он не спрячется за больничным листом! …

Когда Сумченко несколько сбавил свое, в основном наигранное возмущение, Михаил попытался сказать несколько слов:

– Иван Игнатьевич! Дайте молодому специалисту кое-что сказать в свое оправдание…

– Ну, давай. Только коротко!

– По своей наивности я расцениваю эту бумагу положительно. Во-первых, Крамар врал еще до адвоката. Мы имеем его первые показания и четырехлетнее молчание. Во-вторых, этим факсом мы получили со стороны защиты официальное подтверждение правильности всех наших следственных действий. В-третьих, трубу никуда не денешь. Можно, конечно, обвинить нас в фальсификации, но это будут голословные обвинения. Все вещьдоки мы можем предоставить независимым экспертам. Важно, что девушка убита трубой из квартиры Крамара.

– Говоришь ты красиво, но слишком много. Далеко пойдешь, если тебя вовремя не остановят! Шучу, конечно… Мне бы ваш с Манюней оптимизм, – Сумченко, как всегда, без предупреждения положил трубку.

“Самовлюбленный идиот!” – обругал себя Михаил. – “Сумченко разыграл небольшой спектакль с выговором, и я выложил ему всю аргументацию, которую этот павлин будет теперь вещать на всех перекрестках. Вылезет еще на телеэкран”.

Через три дня так и произошло. Манюня уже был подготовлен Михаилом к такому развитию событий и все же чертыхался:

– Черт побери! Таланты великого коммерсанта и великого политика имеют одну общую черту – это умение обобрать ближнего. Мы с тобой явно не великие политики, а простые рабочие лошади.

– Правда, при силе и здоровье.

– Обо мне сейчас и этого не скажешь!


Удачной оказалась первая же встреча со специалистом по борьбе с наркотиками Тризной. За столом сидел широкоплечий мужчина за тридцать, с коротко стриженой головой. На круглом приятном лице все было крупным: карие глаза, прямой нос, толстые губы. Не выходя из-за стола, Тризна передал Михаилу коробку со своей картотекой, и тот вскоре отыскал одну подходящую кандидатуру.

Совенко Альберт Борисович, по кличке Сова. С фотографии на Михаила смотрели наглые совиные глаза. Даже в анфас заметен был крючковатый нос и скошенный книзу подбородок – карикатура на полезную ночную птицу.

“Жаль, что не нашлось времени заглянуть сюда раньше. Для этого потребовалось получить по голове”, – пошутил над собой на радостях Михаил.

– Как нам найти этого субчика? За ним должок, – Михаил рассказал Тризне о нападении и ударе по голове.

– Он редко попадается на глаза нашим людям и не имеет приводов. Мы снимали скрытой камерой в ресторане. Потом по какому-то поводу устроили проверку документов. После чего он сразу сменил место жительства. У нас проходит, как наркоман, но возможно он посредник между оптовым поставщиком и мелкими торговцами, так как достоверных контактов с клиентами-потребителями мы не зарегистрировали. Обойдем все официальные ночные увеселительные заведения. Дам задание своим оперативным работникам…

– А если он ляжет на дно?

– Наркобизнес такое дело, что надолго не заляжешь. Нужна с той или иной периодичностью доза, нужно еще заработать деньги на покупку дозы… Потом, не такой серьезный проступок, чтобы долго прятаться. Скорее всего, скажет, что обознался. Хотел заставить вернуть долг или еще какое-нибудь “благовидное” оправдание придумает. Свидетелей нет.

– Тогда нужно брать его на горячем, с товаром.

– Товар он с собой не носит. У них система “почтовых ящиков”. Разве что свою дозу, и то, когда утратит бдительность.

– Хотя бы так!

– Все понял! Только сегодня не могу.

– И я не планировал. Пусть ваши люди предварительно его попасут. Спустя несколько дней он успокоится, и мы его возьмем. Можно сделать вылазку, например, в среду?

– Позвони до обеда.

– Договорились. Я возьму фотографию.

– Когда сделают копии для моих ребят, передам и тебе экземпляр. Только никакой самодеятельности. Сам его увидишь, сделай вид, что не узнал, и звони нам.


Михаил вернулся в приемную, чтобы договориться на завтра насчет машины на целый день. Нужно заканчивать с объездом сельских гаражей. Фесенко он не застал и остался в приемной в ожидании совещания. В 16:00, тот обещал быть.

Тамара Борисовна воспользовалась случаем перекинуться несколькими словами с Михаилом. Сегодня приемная почти пустовала целый день. Говорили о погоде, о необычно высоком урожае яблок и слив в этом году, о здоровье Николая Петровича. Работники отдела посещали его все реже и реже и с медперсоналом не общались. В ежедневных телефонных разговорах Манюня избегал этой темы.

Позвонили из канцелярии. Попросили забрать срочный факс, адресованный Манюне. Михаил вызвался помочь, ждать нужно было еще минут десять.

– Расписаться за факс должна я. Идемте вместе, если сгораете от любопытства.

– Конечно! Синим пламенем…

Пока Тамара Борисовна расписывалась в журнале регистрации, Михаил пробежал текст факса. Крамар и его адвокат приглашали Манюню, если позволяло здоровье, или его заместителя для телефонного разговора во вторник в 11:00 по местному времени.

– Что там? – не удержалась Тамара Борисовна от любопытства. В общих чертах, она знала состояние хода расследования.

– Наконец-то, скрипка заговорила! Крамар хочет что-то сообщить. Неужели сознается?!

– Может быть! И попросится, чтобы судили его там. Сомневаюсь, что он вернется.

Фесенко, формально выполняя резолюцию начальства, решил присутствовать при разговоре, хотя сам разговор попросил провести Михаила. Поездку по селам пришлось отложить, но условились, что со среды Михаил будет брать машину на весь день. И постарается закончить “экскурсии по сельской местности” на этой неделе.


Впервые Крамар начал разговор не с сухого: “Я вас слушаю”, а с приветствий и пожеланий скорейшего выздоровления Манюне. Потом он перешел к главному, ради чего позвонил.

– Если все правда по поводу трубы, а у нас, я имею в виду также моего адвоката, пока нет причины сомневаться, так как Манюня и его помощники до сих пор были действительно объективны. Должен, к слову, извиниться за эмоциональность прошлого разговора. Меня можно понять – получается все чудовищно правдоподобно, я убил двоих, и дочь, и мать. Однако на самом деле я никого не убивал! Не могу объяснить сам себе и поверить, что случайно мог дважды побывать на месте убийства за несколько минут до его совершения… Чем больше я думаю об этом, тем более убеждаюсь, что это не случайное совпадение. На встречу с Ларисой меня вызвали по записке, которую она не писала…

– Вы уже говорили нам об этом, но нам нужны доказательства.

– Если бы они у меня были!

– Но на встречу с ее матерью, вы пришли якобы по ее звонку и это также невозможно проверить.

– Да. Это так. Но ведь я не знал, что меня ожидает обвинение в убийствах. По понятным причинам я даже избегал свидетелей.

– Вы однажды уже предлагали поискать преступника в окружении родственников Ларисы. Не могли бы вы сообщить нам кое-что более конкретное?

– Для этого я звоню. Постараюсь изложить все, что знаю. Для этого записал факты и сейчас вам их сообщу… Может быть, что-то вам покажется не относящимся к делу, я все равно скажу.

– Хочу сразу предупредить, буду вас перебивать вопросами, чтобы не забыть.

– Хорошо. Начну в хронологическом порядке. Лариса как-то говорила о загадочной смерти отца и о том, что кто-то стоит за спиной матери. Это была одна из причин, почему она хотела уехать за границу и почему ей требовалась для этого моя помощь.

– Это Альтман?

– Нет, Лариса не называла эту фамилию. Но сказала, что это как-то связано с прошлым матери. Еще Лариса рассказывала, что у них некоторое время жил квартирант. Они не брали на постой мужчин. Исключение составлял отец Ларисы. Это был второй случай. Лариса сказала, что мать, буквально цитирую ее слова, “настоятельно попросили”. Новый жилец вскоре стал приставать к Ларисе и мать по требованию Ларисы настояла перед кем-то, чтобы постоялец съехал. Он переехал жить в другое место, но иногда приходил к матери Ларисы по каким-то делам.

– Какого он был возраста?

– Молодой парень, якобы недавно из армии…

– Имя или фамилию она не называла?

– Возможно, называла, но я не помню.

– Продолжайте!

– Пожалуй, это важно. Лариса откровенно его боялась. Она говорила, что это был мерзкий тип с гнилыми зубами.

– Это уже что-то. Хоть какая-то примета. А вы его видели? Вы ведь бывали в доме.

– Нет, не видел.

– Какие у них могли быть общие дела: молодой парень и пожилая женщина?

– Могу только догадываться. Что-то, связанное с торговлей медикаментами…

– В этом принимали какое-либо участие тетка и двоюродная сестра Ларисы?

– Я так понял, что принимали. Лариса говорила о какой-то помощи с их стороны. Мать Ларисы имела мизерную пенсию и чисто символический заработок в качестве кассира клуба. Вы знаете, она сильно пила и очевидно были другие доходы, тем более что последнее время она больше не держала постояльцев.

– Не связан ли факт отказа от постояльцев с исчезновением одной из ее квартиранток?

– Ничего об этом не знаю.

– У вас есть что-нибудь еще?

– Есть, но это уже из области чистых догадок. В тот день, когда я последний раз был у матери Ларисы, мне показалось, что в квартире находился еще кто-то.

– По каким признакам вы определили присутствие третьего? И когда вам в голову пришли эти мысли?

– Пришли еще там, у нее на кухне. Почему? По каким признакам? Не могу вспомнить. Что-то неуловимое, то ли в обстановке, то ли в ее поведении…

– Вам ничего не говорит фамилия Совенко или кличка Сова?

– Нет.

– Может быть, вы встречали у них человека с характерной внешностью: выпуклые глаза, крючковатый нос и скошенный подбородок?

– Вы же знаете характер моих посещений?! Стучал в окно комнаты Ларисы, она открывала запасной вход, и я заходил к ней. Даже мать почти никогда не видел.

– У вас все?

– Да. Пожалуй, все. Заверяю вас, я никого не убивал. Уехал, потому что все факты против меня, и как будто есть серьезные мотивы. Если честно, до сих пор не верю в объективность расследования и суда.

– Тогда откровенность за откровенность! Если честно, нахожу ваши утверждения о невиновности сомнительными, но обещаю, что мы предпримем все меры для проверки ваших сведений. Можете не сомневаться, все наши сомнения будут истолкованы в вашу пользу, по крайней мере, с моей стороны.


Во второй половине дня Михаил побывал у Манюни. О хорошо усвоил распорядок дня больного и старался приходить после дневного сна и полдника.

Манюня выслушал Михаила не перебивая, и когда тот замолчал, подвел итог:

– Получается, нужно плясать опять от печки! Давай забудем на время о Крамаре и займемся Совой, парнем с гнилыми зубами, выясним, наконец, кто такой Альтман.

– Согласен. Принимаем временную рабочую гипотезу о невиновности Крамара. Завтра с утра еду в Христофоровку, а вечером с Тризной обойдем ночные кабаки. Если успею, побываю в Санаторном переулке, поспрашиваю о парне с гнилыми зубами. Вы могли бы через Фесенко выйти на контрольно-ревизионное управление и договориться о проверке седьмой аптеки под их прикрытием?

– Вполне.

Глава 5

Экскурсии по сельской местности

Небольшой туман с утра обещал ясную солнечную погоду. Михаил сидел на переднем сидении рядом с водителем и смотрел в зеркало заднего вида. Попутных машин было мало, и правая полоса была свободной. Гораздо больше было встречных машин, направляющихся в город. Служебная “Волга” легко держала скорость 80 – 90 километров в час.

Его интерес к происходящему сзади объяснялся тем, что слишком долго у них на хвосте сидел “Запорожец”. Михаил представлял, каких усилий это стоило водителю “Запорожца”.

– Сбавь до семидесяти, будь добр! – попросил Михаил водителя.

Ему просто из любопытства захотелось посмотреть, кто это решил потягаться с “Волгой”. Однако посмотреть не удалось, так как дистанция сначала уменьшилась, а потом была восстановлена.

– Теперь до шестидесяти!

Результат был аналогичным.

– Это уже становится любопытным! Прибавь опять до девяноста, – опять попросил Михаил.

– Чем это мы занимаемся? – спросил недоуменно водитель.

– Такое впечатление, что за нами хвост. “Запорожец” сзади ведет себя, как привязанный.

– Просто кто-то развлекается. С водителями новичками такое бывает.

– Сейчас проверим. Останови, пожалуйста, у обочины.

Михаил вышел и стал делать вид, что мочится прикрываясь корпусом машины и открытой дверью. Однако “Запорожец” тотчас остановился также. Расстояние было слишком большое, чтобы разглядеть что-либо, кроме цвета автомобиля. Он был белый.

– Ты видишь, он не хочет обгонять. Если гора не идет к Магомету… Разворачивайся, мы его все-таки посмотрим.

Быстро развернуться помешала встречная машина, да и водитель не очень понимал необходимость такого маневра. Когда они, наконец, повернули назад, “Запорожца” на трассе не оказалось.

Теперь настала очередь удивиться водителю:

– Куда он делся?

– Свернул, вероятно, на проселок. Только куда? Вправо, или влево? Доедем до перекрестка!

– Скорее всего, вправо, по ходу, чтобы не пересекать трассу. И так нам труднее их догнать…

Они развернулись еще раз за перекрестком и увидели свежий след съезда вправо на проселочную дорогу.

– Попробуем догнать?! – предложил водитель.

– Здесь густая сеть полевых дорог и посадок. Да еще холмы и балки. Вероятность слишком мала. Не будем терять время.

– Что все это значит?

– Очевидно, кому-то очень не нравится, или хочется узнать, чем я занимаюсь.

– В следующий раз бери бинокль.

– А еще лучше телескоп, – пошутил Михаил и вспомнил отцовскую, а теперь его “обсерваторию”.

Дальше ехали молча. Каждый был занят собственными мыслями. Михаил получил еще одно подтверждение, что в городе за ним действительно следили. Теперь нужно постоянно быть начеку.

– Давай заедем на минуту на пивзавод, – попросил водитель, как только они въехали в село. – Грех быть в Христофоровке и не купить пива. Могу одолжить емкость, если нет своей. Пиво здесь – класс!

Не дожидаясь ответа, он уже свернул к пивзаводу.

– Мы гостили однажды в Христофоровке, но на пивзаводе не были.

Площадь перед небольшим пивоваренным заводом была занята несколькими грузовыми и легковыми автомобилями. Пивной бар с открытой верандой и зимним залом на два десятка мест напротив заводских ворот не пустовал даже в это утреннее время.

– Что вы хотите?! Понедельник! Сегодня пиво не для удовольствия, а как лекарство, – ответил бармен, пожилой загорелый до черноты лысый грек, на замечание Михаила, что удивлен обилием посетителей в столь ранний час.

Вывеска гласила, что бар открыт с семи утра до десяти вечера. “Такому графику позавидует даже дежурная аптека”, – подумал Михаил и заказал стакан пива, чтобы был естественный повод продолжить разговор с барменом. Он рисковал, что пивной запах будет услышан его собеседниками в гараже, но ему захотелось проверить одну гипотезу, которая возникла только что.

– Да-а-а! Пиво замечательное! – Михаил не преувеличивал. Холодный, с мягким густым вкусом и плотной пеной напиток того заслуживал.

– Люди знают и любят свое дело, – ответил бармен городскому посетителю.

– Однако куда ГАИ смотрит?! Водители пьют здесь и уносят с собой. По дороге какой-нибудь слабовольный может налакаться и недалеко до аварии.

– ГАИ время от времени проводит здесь облавы. Хотели заставить изменить график работы. Из-за нескольких, как вы выразились, слабовольных, мы должны были лишить сотни отдыхающих чудесного напитка. Одно время здесь висело объявление, что водителям с транспортом пиво не отпускается. Но что это дает. Водители оставляют машины на соседних улицах и приходят суда пешком. Что прикажете мне делать?! Требовать трудовую книжку и справку от ГАИ, что он без транспорта. Да. Бывают неприятные случаи. Недавно один оставил машину на соседней улице. Пока пил пиво, самосвал увели. Бегал по селу полдня с круглыми глазами. В ГАИ обратиться боялся…

“Вот это удача!” – чуть не сказал вслух Михаил, и после паузы спросил безразличным тоном:

– Ну и как? Нашелся самосвал?

– Нашелся на окраине села. Как видно, подростки катались?

– Когда это было?

– Трудно сказать. Время так быстро летит. Может, месяц.

Может, меньше…

– Возможно, это произошло в день путча?

– Не помню, путч для меня прошел незаметно. Пиво нужно людям при любом режиме. А мне достаточно три миллиметра пены. Отпустишь тысячу кружек за день и получай свои три метра. Причем, не оскверняя напиток водой…

– Это было до начала учебного года?

– Были еще каникулы. Это точно. Спрашивал своего внука, что он знает об угоне. Внук приезжает на каникулы.

– Вы что, знаете водителя?

– Я многих в округе знаю. Работа такая.

– Как его зовут?

– Паша. А зачем это вам?

Михаил замялся из-за сомнения, говорить правду, или нет. Решил не врать человеку, который был с ним откровенным.

– Я следователь прокуратуры, Михаил Гречка. Расследую одну дорожную аварию. Здесь на трассе, километров восемь от вашего села она произошла.

– Дядя Спира. Будем знакомы. Не думаю, что дети поехали бы на трассу. Они боятся ГАИ.

– Они гоняли по полевым дорогам и могли пересекать трассу. Авария произошла в похожей ситуации. Самосвал выехал из-за посадки. Как мне найти этого Пашу.

– Больше ничего об этом Паше сказать не могу. Так его называли приятели.

– Откуда он приезжает?

– Скорее всего, из совхоза “Родина”. Жаль, много болтаю! Теперь будут неприятности у человека…

– Дядя Спира! Успокойте свою совесть. Его неприятности – ерунда по сравнению с неприятностями человека, сбитого его самосвалом. Еле выжил, и может остаться инвалидом в сорок лет. Легковая вдребезги, а выплаты госстраха просто смехотворны. Не хватит даже на инвалидную коляску…

– Вот идет водитель, он должен знать Пашу. Только без меня. Не хочу ссориться с клиентами.

В конце веранды появился местный Тарас Бульба, каким, вероятно, тот был в молодости. Усатый, с бритой головой и массивным торсом с заметным брюшком.

– Пару пива для начала, – заказал водитель раньше приветствия. – Здравствуйте, дядя Спира!

Михаил подождал, пока тот осушил в два глотка первую кружку и задал свой вопрос:

– Вы не знаете, где найти водителя самосвала Пашу?

– Навоз требуется?!

– Что-то в этом роде.

– Отделение животноводства, хутор Ковыли. Там покажет всякий…

– Спасибо!


– Почему так долго? – спросил водитель служебной машины. – Не мог оторваться от пива? Мы так торопились…

– Разведка перед боем. И, боюсь сглазить, успешная. Возможно это не тот самосвал, который ищем. Но теперь понятно, где его искать…

– Едем?

– Да. Хутор Ковыли.

Хутор оказался большим, дворов на пятьдесят. При подъезде справа от дороги тянулись длинные здания животноводческой фермы. Сейчас дорога была накатана, но что бывает осенью и ранней весной, видно по глубоким колеям рядом с дорогой, которая часто меняла направление, как быстрая степная река меняет русло.

У прохожей они спросили, где гараж и поехали к нему. Гараж размещался в центре хутора, для которого вообще понятие центра не имело смысла, так как дома лепились вдоль склона извилистой балки и улиц как таковых не было.

В гараже они застали двух слесарей, занятых ремонтом автомобильного прицепа.

– Где нам найти вашего начальника?

– Завгар, скорее всего, дома, если не уехал в главную контору. Вон, он выезжает на дорогу. Догоняйте!

Михаил вскочил в машину и через полкилометра они, сигналя, остановили “газик” завгара.

– Что случилось? Кто такие?! – встретил их недовольным тоном завгар.

Михаил предъявил удостоверение и предписание прокуратуры, разрешающее ему проверку документации, осмотр техники и беседы с персоналом. Завгар долго изучал бумаги и предложил ехать за ним. Они приехали в контору отделения, небольшой кирпичный дом недалеко от фермы. Завгар представил их бухгалтеру, молодому парню с поврежденной рукой, и попросил последнего показать путевые листы. Сам обещал вернуться через час– полтора.

– Только не задерживайтесь. Мне с вами обязательно нужно побеседовать.

Проводив взглядом завгара, Михаил обратился к бухгалтеру:

– У вас бывают наряды в город?

– Бывают редко. Иногда за запчастями.

– Меня интересуют все путевые листы за период с пятнадцатого по двадцатое августа.

– Мы их выписываем один раз в месяц. Работа здесь каждый день одна и та же. Вывоз навоза, доставка кормов и соломы на подстилку.

– Куда вывозят навоз?

– На поля в бурты. Через год перед пахотой его разбрасывают.

– Кто знает, куда конкретно возить?

– Главный агроном совхоза дает план, куда и сколько.

– Кто-нибудь контролирует, куда поехал водитель?

– Зачем? А-а-а! Вы по поводу халтуры. Не без этого. И местные и дачники иногда договариваются с водителями. Мы к этому привыкли. Бороться бесполезно. Да и себе дороже…

– Нет. Я не об этом. Может водитель погрузиться, поехать в поле к месту разгрузки и отсутствовать три часа?

– Может, и довольно часто. Застрял в грязи, случилась поломка или, опять же, халтура.

– Где можно найти водителя самосвала Пашу?

– Павла Алексеевича Середу?

– У вас есть другой Паша?

– Нет, хватит и одного.

– Что так? Доставляет хлопоты?

– Работает он неплохо. Хлопоты доставляет его жена. Все время пишет на него жалобы. Он, как и многие здесь, пьет.

– Так, где его найти сейчас?

– Идите на ферму, увидите погрузчик. Если он не под погрузкой, то подождите…

– Спасибо! Возможно, мы еще зайдем…

– Пожалуйста! Заходите.

Пешком они не пошли. Территория фермы была довольно большая и, главное, слишком грязная для прогулок без сапог. Они нашли погрузчик, спросили, давно ли грузился Павел Алексеевич и сколько его ждать. Одна ходка длилась примерно двадцать минут. Навоз возил один самосвал.

“Погрузчик работает с КПД двадцать процентов”, – отметил Михаил чисто автоматически. – “Фермер в данной ситуации сам бы грузил, пересаживаясь из кабины самосвала в кабину погрузчика. Работа одного делится на двоих, а зарплату хотят получать каждый свою и побольше. А если учесть низкую продуктивность коров и нехватку кормов, то конечный экономический результат должен быть ничтожным. Такая система уже в своей основе, так сказать, по определению не способна выиграть соревнование с капитализмом. Зачем нужно было столько лет пудрить народу мозги?!”

Показался самосвал. Михаил попросил своего водителя перехватить Пашу до въезда на территорию фермы.

Они просигналили. Самосвал остановился. Паша, мужчина средних лет, с двухдневной щетиной, опустил стекло на двери кабины.

– Что случилось?

– Следователь Гречка. Нужно поговорить.

На лицо Паши словно упала тень:

– Жена уже до вас добралась?!

– Нет! Жена здесь ни при чем.

– Значит, Галька!

– Садитесь в нашу машину! – Михаил перед тем, как сесть самому, обошел самосвал вокруг и увидел, что ожидал. Правая ступенька и крыло были, очевидно, помяты и грубо отремонтированы.

– Может, поговорим в другом месте?

– Не волнуйтесь, ордера на арест у нас с собой нет.

– Как скажете… – в голосе была покорность судьбе.

Паша нехотя вылез из кабины своего самосвала и неловко протиснулся на заднее сидение “Волги” к самой левой двери, куда указал ему Михаил, садясь на переднее сидение. Он только повернулся вполоборота назад.

– Рассказывайте!

– О чем?

– Вы прекрасно знаете, что нас интересует.

– У вас уже нет другого интереса, как ловить нас за три тонны коровьего дерьма. Небось, из города приехали? Бензин дороже стоит…

– Павел Алексеевич, давайте ближе к делу. В нашей экономике мы разберемся сами. Вы говорите о своей!

– Так я денег не беру. Пол-литра самогона и все дела. А с Гальки просил две – так она требовала перегной. Ей свежий не годится. Перегной лопатой надо грузить. В поле с бурта… Грузчику я должен платить? Или за пол-литра горбатиться? Ну, я ей отказал…

– По вашему, если брать самогоном, то это уже не воровство. Вроде как, украл и тут же себя наказал – надрался до отупения какой-то дряни. Наказал семью: жену, детей. Понятно, почему жена жалуется. Какой вы после пьянки мужик в постели, хозяин в доме, воспитатель детям?! Можно понять человека, который унижается до воровства, чтобы купить детям конфеты и книжки. Может быть, выучатся и им не придется воровать навоз.

Паша сидел, вытаращив глаза и ничего не понимая. Что этому молодому парню надо? Проехал сорок километров, чтобы ему мораль читать?! Поздно его воспитывать! Неужели из-за того случая? Так машина цела. Пусть докажет!

– Поздно меня воспитывать!

– Мы здесь действительно не за этим. Расскажите, что случилось в понедельник, девятнадцатого августа?

– Когда, когда?

– Могу повторить, но вы и так поняли, о чем речь. Хотите выиграть время, чтобы придумать какую-нибудь ложь?

– Что тут придумывать?! Ну, прогулял половину рабочего дня. Дело было так. В субботу отвез машину перегноя одному дачнику. За литру спирта. Два дня мы с приятелем гудели. В понедельник утром какая работа? Как всегда по жадности на похмелку ничего не оставили. Решил по обыкновению смотаться на полчаса за пивом. Но не рассчитал. Сильно развезло. Проспал до обеда.

– Где проспали?

– Как обычно, в кабине.

– А ваш самосвал в это время ездил неуправляемый и столкнулся с “Москвичом”. Машина вдребезги, водитель до сих пор в травматологии.

– Не нужно выдумывать!

– Кто из нас выдумывает, мы скоро запишем в протокол, и, как я вижу, не здесь, а в городском Управлении милиции. Выходите из машины!

Михаил вышел также и подошел к кабине с правой стороны. Он уже при первом беглом осмотре заметил стекло, застрявшее в щелях капота.

– Откуда эти вмятины на капоте и ступеньке?

– Дерево зацепил…

– И оно было хрустальным. Рассыпалось на мелкие стеклышки. Вы не потрудились даже скрыть следы аварии.

– Какой аварии?! Да, я сбрехал. Я не спал. У меня украли машину. Потом я ее нашел. Крыло и ступенька были смяты. Снял колесо и кувалдой выровнял. Завгару сказал, что и вам – зацепил дерево при развороте…

– Довольно разговоров! Садитесь в нашу машину, а я поведу вашу.

– Куда мы поедем?! – в голосе Паши был откровенный испуг.

– Сначала недалеко, в контору. Потом посмотрим!

– Все расскажу, как на духу! У меня есть свидетели!


К приезду завгара протокол был написан. Ничего нового водитель не сказал. Уточнили, насколько Паша помнил, время. Самосвал пропал около восьми утра, нашли его около двенадцати. Когда его бросили, неизвестно. Паша встретил у бара водителя из их гаража и объезжал село в поисках самосвала вместе с ним уже на машине. Они предполагали и остались при мнении, что самосвал брали ребята покататься. Отыскали этого водителя и еще других свидетелей пропажи самосвала. Об аварии на дороге никто не слышал и в это можно поверить. Объявление было в городской газете. Приглашались свидетели аварии. Но в селах больше читают областную газету.

Протокол подписали в качестве понятых завгар и бухгалтер. Самосвал Михаил забрал в город для экспертизы. Он сам его вел. Нужно было достоверно установить, что Манюню сбили именно этой машиной. Для этого предстояло проверить еще отпечатки протекторов.


В палату к Манюне Михаил вошел с таким лицом, что тот сразу догадался – есть новые результаты.

– Ты просто сияешь. Давай, выкладывай! Не томи…

– Нашел самосвал с запахом навоза!

– Невероятно! Водитель сознался?

– Сознался, но не в том. Кто-то специально украл самосвал, и не где-нибудь, а в Христофоровке, чтобы использовать его для диверсии против вас.

– Теперь все складывается!

– Картина проясняется, как при проявлении фотобумаги, но в центре остается огромное белое пятно. Кто это? Сколько их? Мотивы? Сегодня следили за мной, причем на белом “Запорожце”. Очевидно, на нем они выследили и вас. Знали, или знал, что вы будете возвращаться в город к девяти утра. Увел самосвал, проехал вперед и устроил засаду в удобном месте. Потом проселками вернулся в село и бросил самосвал на окраине. Прошел по селу пешком, сел в свою машину и поехал назад в город. Возможно даже, еще раз посмотрел на результат своего акта.

– В Христофоровку купаться и рыбачить приезжает много городских не только на своих машинах, но и маршрутными автобусами. Обеспечить алиби есть возможность. Оставил во дворе у местного свою машину и одежду за небольшую плату и тот поклянется, что ты провел на пляже весь день.

– Нужно попробовать найти белый “Запорожец”.

– Он может быть зарегистрирован в другой области. Не стоит пока. А где самосвал?

– В гараже Управления. Нужна экспертиза. Есть стекло, а главное, на корпусе “Москвича” остались следы краски самосвала. Самосвал был перекрашен весной в совхозном гараже, то есть это не заводская краска, что упрощает экспертизу.

– Похоже, все нужно начинать сначала. Займись Совой и аптекой. Я, кажется, повторяюсь, но что остается делать в моем положении. После каждой твоей удачи, мне все труднее здесь лежать.

– Не волнуйтесь! Останется работа и для вас. Сегодня первый поход по злачным местам.

– Да, забыл сказать! Фесенко решил вопрос о прикрытии со стороны КРУ. Завтра свяжись с контролером и можешь начинать копать в аптеке.

– А я забыл позвонить Тризне. Можно от вас?

– Конечно!

Михаил набрал номер. Трубку снял работник из группы Тризны.

– Алло! – голос на другом конце был женским.

– Алло! Следователь Гречка. Мне нужен Тризна.

– Его нет. Как вы сказали, Гречка?

– Да, Гречка.

– Он просил передать вам, что ждет вас в 20:00 у входа в клуб “Ноктюрн”…

– Где это?

– Кинотеатр “Светоч” знаете?

– Да!

– Это в переулке рядом.

– Спасибо, найду…

Михаил положил трубку и обратился к Манюне:

– Тризна назначил встречу. Сегодня действительно начнем. У меня есть время принять душ и почистить фрак, – Михаил окинул взглядом свою помятую в машине куртку. – Вероятно, заглянем также в клуб “Элита”. Одно название заставляет облачиться во фрак, или, по крайней мере, смокинг.

– Там в моде малиновые двубортные пиджаки и черные брюки.

– Чего нет, того нет! Хоть бери на прокат

– Ты носишь оружие?

– Да, после известного случая.

– Не расслабляйся. Мы, кажется, задели осиное гнездо.

– Инстинкт самосохранения мне тренировали достаточно. Потом, у меня растет дочка, и я уже мечтаю нянчить внуков.

Глава 6

Клуб “Ноктюрн” и другие

Тризна не заставил себя долго ждать. Михаил не успел толком осмотреться, как его дернул за рукав неизвестно откуда появившийся Вячеслав. Они договорились называть друг друга полными именами: Вячеслав, Михаил. Здесь Михаил увидел, что Тризна ниже среднего роста. Одет он был в коричневые вельветовые штаны и потертую кожаную куртку такого же цвета.

– Бойкое место, – поделился первыми впечатлениями Михаил.

– Успел заметить! Да, тихим не назовешь. Кинотеатр, сквер, гастроном, универмаг, аптека и еще добрый десяток кооперативных кафе, клубов и видеозалов. Место популярное у молодежи и проходимцев разного толка.

– Как будем работать? Официально, или под легендой.

– Меня знают все тут, как облупленного. Конечно, официально. Ищем знакомого…

На входе их остановил коротко стриженый крепыш:

– Пригласительный билет?!

– Милиция! Не узнаешь? – коротко ответил Вячеслав и боком прошел внутрь мимо охранника.

– Я позову директора! Без него не входите!

– Не волнуйся, мы мигом. Посмотрим одного типа и уйдем, – Вячеслав не остановился, а направился через вестибюль к ближайшей двери. Открыл ее, заглянул и закрыл. Потом подошел к следующей двери.

Осмотрев все четыре помещения, выходящие в вестибюль, Вячеслав предложил:

– Идем на второй этаж, там бильярдная…

В бильярдной в табачном чаду толкались несколько человек. Никого похожего на Сову Михаил не увидел. Они собрались уходить из бильярдной, как к ним подошел, сопровождаемый уже знакомым крепышом с проходной, молодой прилизанный парень. Серый двубортный костюм и ослепительно белая рубашка были словно с витрины венского салона готовой одежды. Даже уголок носового платка был на месте. Дымчатые очки в массивной оправе висели на груди на черном шелковом шнуре вокруг шеи.

– Не ожидал от тебя такого нетерпения, Слава!

– В моих действиях нет ничего незаконного, Рома! – ответил ему в тон Вячеслав.

– Ты лишил меня удовольствия лично встретить и показать тебе мой клуб.

– Это можно исправить. Пожалуйста, показывай. Только все…

– Обижаешь! У нас честный бизнес, – он сделал жест рукой, предлагая следовать с ним.

Они еще раз обошли все помещения кроме бильярдной: небольшой ресторан с эстрадой, дискотеку, зал тренажеров, видеозал, несколько комнатушек непонятного назначения, похожих на гостиничные номера, но без кроватей. Тризна не поленился спуститься в подвал, где размещались душевые и сауна. Все было в хорошем состоянии: стены, полы, кафель, сантехника.

В каждом помещении, где были посетители, директор представлял их как своих личных гостей и извинялся за причиненное беспокойство. По ехидным улыбкам посетителей клуба Михаил понял, что те понимают игру хозяина. Сам же Михаил, не стесняясь, внимательно осматривал присутствующих.

Посмотреть было на что. Это была провинциальная пародия на парижскую ночную жизнь. Особенно живописной была женская половина. Можно было увидеть девиц в вызывающих вечерних платьях и сапогах до колен. Картинные позы, вялые движения и неизменная сигарета между пальцами с модным маникюром.

Вячеслав был рассеян. Только однажды он резко наклонился и поднял что-то с пола. В вестибюле он сказал директору, положив фамильярно руку на плечо:

– За всеми не уследишь, конечно, но твои посетители покуривают травку. Неужели ты не слышишь запах.

– Кого замечу, ноги его здесь не будет!

– Может, помочь? Приеду с бригадой, с собачкой…

– Нет, мы сами…

– Ну, смотри! Тебе виднее, а я предупредил… И последний вопрос, – Вячеслав достал из кармана фотографию Совы. – У вас бывает этот тип?

– Иногда, – почти не глядя на фото, ответил директор. – А что случилось?

– Ничего особенного. Но если увидишь, позвони. А еще лучше задержи и позвони…

– О задержании не может быть и речи. Ну, ты и придумал! Мы не ваш филиал. После этого здесь не будет ни одного посетителя.

– Разве среди твоих посетителей нет честных людей?!

– Ну и шуточки у тебя! Хорошо, позвоню…

– Очень даже надеюсь, – Вячеслав, не прощаясь, направился к выходу. Михаил последовал за ним, кивнув директору.


На улице Вячеслав объяснил:

– Давно его знаю. Он был заместителем секретаря райкома комсомола по оргработе Портового района. А я когда-то командовал комсомольцами судоремонтного завода. Помню, как он, еще более юный, воспитывал нас с трибуны… Впрочем, костюмчик и пробор были всегда в порядке.

– Заведение довольно большое, – поддержал разговор Михаил.

– Они его готовили себе долго. Отремонтировали за госсчет. Затраты, думаю, списали на эксплуатационные расходы, чтобы не увеличивать стоимость… Один мой знакомый автомобильный начальник “организовал” себе таким способом “Волгу”. По цене металлолома, но с новым двигателем, новыми мостами и даже новыми сидениями.

– Что там было раньше?

– Клуб какой-то артели… Хочу тебя предупредить, на тот случай, если ты будешь работать сам. За этими мальчиками стоят большие люди. Будь аккуратным!

– Вячеслав, я видел, как ты что-то поднял с пола.

– Ах, да! Заболтался. Это для тебя, – он протянул смятую упаковку от психотропного препарата. – “Колеса”, но не от “Волги”!

– Спасибо! Она мне пригодится. Как раз завтра утром собираюсь заглянуть в одну аптеку.

– Идем дальше?

– Идем. Только куда?

– Список на сегодня большой: “Найт Дримз”, что наши шутники переводят как “ночной кошмар”, “Элита”, “Сталкер” и еще несколько видеозалов.

Они продолжили обход. При всем разнообразии фасадов, планировок и интерьеров они увидели довольно однообразную картину. Общими были тусклое освещение, плохая вентиляция и слишком громкая музыка. А публика была настолько похожа своей манерой одеваться и поведением, что Михаилу одно время в голову пришла мысль: “Возможно, они перебегают тайными подземными ходами из заведения в заведение, зная наш маршрут”.

Вячеслава узнавали, кое-кто из посетителей даже приветствовал. Иногда Вячеслав отвечал на приветствия. Сову они не нашли. Почти во всех заведениях Вячеслав показывал фото и просил позвонить. Михаил не выдержал и спросил:

– А ты не боишься, что они предупредят Сову?

– Я просил только тех, кто заведомо этого не сделает. Доверься моему опыту. Знаю их много лет.

– Конечно, тебе виднее…

– Не волнуйся! Если Сова в городе, то он будет наш раньше или позже.

– Лучше раньше!

– Повторяю, не волнуйся! Между раньше и позже один-два дня.

Условившись о завтрашней встрече, они распрощались.


Контролер КРУ обещала приехать в седьмую аптеку к десяти утра. Михаил приехал раньше на полчаса, чтобы успеть побеседовать с заведующей.

– Антонина Васильевна, вы знаете этого человека? – Михаил показал фотографию Совы.

– Нет! – ее лицо окаменело сразу же по приходу Михаила и теперь он не мог ничего в нем прочитать.

– Может быть, видели?

– Нет!

– Жильцы дома, где жила ваша тетя, показали, что он у нее бывал.

– Я сказала, нет. У тети была своя жизнь. У меня своя.

– Вы готовы подтвердить это письменно?

– Зачем мне что-то подписывать?

– Как у нас в прокуратуре говорят: “Слова к делу не подошьешь”. Мне нужно отчитаться перед начальством о том, что я спросил, и что вы ответили. Иначе придется вести вас к начальству в Управление.

– Хорошо, я подпишу!

– Договорились!

В дверь заглянула уже знакомая девушка, исполняющая обязанности “денщика” при заведующей:

– К вам бухгалтер-контролер КРУ.

Ее голова исчезла за дверью, дверь широко распахнулась и в кабинет вошла, тяжело ступая, невысокая толстая женщина средних лет. На ней топорщились куртка и юбка из красноватой турецкой кожи. Непроницаемое широкое лицо, низкая круглая шляпка, не гармонирующая с верхней одеждой. “Носорог” – окрестил ее Михаил и встал для приветствия.

Контролер оправдала свою кличку в первые минуты. Она проявила безаппеляционность и напор даже в отношении Михаила, почему-то решив, что он приставлен к ней в качестве мальчика на побегушках.

– Мы пригласили вас в качестве эксперта по учетной документации для выполнения нашей конкретной задачи. Потом, когда мы закончим, можете делать проверку по своему плану.

– У меня есть предписание, и я его буду выполнять.

– Можно на него взглянуть?

– Это мой документ, и я не обязана вам его показывать.

– Тогда мне нужно связаться с моим начальством. Можете заниматься своим планом.

На переговоры с Фесенко, потом Фесенко с руководством КРУ ушло больше часа. Наконец, начальник “носорога” позвонил сюда, в кабинет заведующей аптекой. Контролер с полной уверенностью в своей правоте отчитала своего начальника за неточное задание, пожаловалась на невежливость Михаила и уселась напротив него за приставным столиком к большому письменному столу заведующей аптекой.

– Я вас слушаю! – сказала она, сверкая золотом в ушах, на шее и пальцах обоих рук.

Заведующая аптекой все это время безучастно сидела за своим столом и работала с бумагами. Возможно, делала вид, что работает.

“Зачем столько золота в рабочий день? Как витрина богатого магазина – смотрите, сколько я стою”, – подумал Михаил о контролере.

– Вот список лекарств и нам нужно, чтобы вы провели их инвентаризацию в настоящее время и сверили приход-расход на соответствие учетной документации. Обращаю ваше внимание, что эти лекарства выдаются по особым рецептам. Главный вопрос – соответствие фактического расхода с расходом по рецептам. Потом вы сверите приход с расходом базы Управления аптек.

– Молодой человек, не учите меня, как работать. Мне все было ясно, как только вы открыли рот.

– Прекрасно! Одно удовольствие работать со специалистом своего дела.

– Но вы не сказали главного! За какой период вам нужен оборот? Год? … Квартал? … Месяц?

– Нас устроит с начала текущего года. Вот теперь я готов вам помочь.

– Занимайтесь своими делами…

– Если я действительно не нужен, встретимся здесь завтра утром.


До встречи с Тризной оставалось много времени. Михаил захотел походить по городу днем, побывать в оживленных местах. В больницу к Манюне сегодня было идти не с чем.

Как много людей на улицах. Он вспомнил объяснение Манюни, еще тогда, во время практики. Круглосуточная работа заводов и соответственно многосменный режим приводил к тому, что у многих дневное время было свободным.

Он бродил без особого плана и цели. Принимал только меры для обнаружения слежки. По всем признакам ее пока не было. Пообедал в попутно встреченной столовке. Когда появились первые признаки усталости, решил отправиться в гостиницу и почитать лежа перед вечерним обходом. Но сначала не мешало выпить чашечку кофе. Как раз по пути встретилось кафе “Мотылек”. Нарисованная прямо на оконном стекле большая чашка дымящегося кофе в руках длинноногой блондинки, сидящей за столиком на ажурном табурете, подсказывала, что он не ошибется в своих ожиданиях.

Он спустился вниз на три ступеньки и толкнул кованую дверь, открывающуюся внутрь вопреки всем правилам пожарной безопасности. Михаил едва не расхохотался. В маленькой комнатушке, буквально два на три метра стоял только один стол. За столом на единственном пластмассовом, не очень ажурном стуле сидела не очень длинноногая блондинка и пила черный кофе с не очень большой чашки.

Слева одна треть комнаты была отделена стойкой бара с проходом посередине. За проходом в стене была такая же кованая дверь. Она была закрыта. В проходе на табурете сидел дюжий молодец с голыми бицепсами и в кожаной жилетке. За стойкой, облокотившись на нее и подперев рукой подбородок, со скучающим лицом стояла еще одна девица. Небольшая витрина за ее спиной сверкала стеклом импортных вин и обертками турецкого шоколада.

Все трое молча уставились на Михаила. Видя, что он не уходит и молчание неприлично затянулось, молодец подал голос:

– Чего вы хотите?

– Того, что обещает ваша витрина.

Девица с кофе хихикнула.

– Точнее!

– Чашку кофе!

– У нас нет кофе! – грубо ответила девица за стойкой.

– А она что пьет? – Михаил указал кивком головы на стол.

– У нас только растворимый.

– Оксана! Дай ему кофе! – распорядился молодец.

– Растворимый будете?

В другой раз Михаил отказался бы, но ему интересно было задержаться еще на несколько минут:

– Конечно буду!

Зашумел итальянский автомат и Михаил получил чашечку прекрасного натурального кофе. Девица за стойкой произнесла спокойным тоном:

– Думала, он поломался!

В кафе вошла парочка. Молодец моментально освободил проход, и они скрылись за железной дверью. Михаил ничего не услышал. Разглядеть успел только длинный узкий коридор. Он допил кофе при полном молчании троицы, расплатился и вышел на улицу.

Странное заведение. Занимает скорее всего весь полуподвал в доме, а это раз в двадцать больше, чем эта комнатка. Он не поленился заглянуть во двор дома. Там была точно такая же металлическая дверь. Нужно будет спросить Тризну, что он знает о кафе “Мотылек”.


– Кафе, как кафе. Кухня и несколько маленьких кабинетов со столами. Молодец на входе?! Так швейцара никто не запрещает иметь. Возможно, у них постоянная клиентура и они не хотят случайных посетителей. Возможно, это дом свиданий. Возможно, фирма “Рога и копыта” для отмывки денег. Возможно, еще десять таких же возможно, – Тризна говорил раздраженным тоном, но Михаил не относил его раздражение на свой счет.

Он не ошибся, так как через некоторое время Вячеслав спохватился и объяснил причину своего раздражения.

– Наши горе-реформаторы не понимают, что нужно было сначала подготовить нас, правоохранительные органы, к свободной экономике. Раньше все городские “малины” можно было пересчитать по пальцам одного человека, а теперь не хватит пальцев всего Управления.

Еще один вечер не принес результатов. Тризна носил с собой рацию. Она была настроена на определенный канал, по которому в любой момент дежурный мог передать ему информацию. Например, о звонке из какого-нибудь заведения. Но сообщения не последовало, и в час ночи они расстались.


Утром Михаил приехал в аптеку к десяти. Контролер подала ему табличку с данными, из которой следовало, что все в порядке. Ни одна упаковка не была выдана без рецепта. В глазах заведующей Михаил прочитал тщательно скрываемое торжество. Правда, оставалась еще примерно треть позиций в списке лекарств. Но то были не самые “гвоздевые”.

Михаил попросил папку с рецептами.

– Вы мне не доверяете?! – обиженным тоном воскликнула контролерша.

– Не в этом дело. В арифметике я не сомневаюсь. Хотелось бы посмотреть на документы.

Он пролистал одну из папок и хлопнул с досады по столу. Нужно было вчера остаться и немного самому проанализировать рецепты. Тогда он смог бы правильно поставить задачу. Выдачу лекарств нужно было проследить в разрезе врачей. В городе не так много психотерапевтов. Потом проверить некоторых из них. Возможно часть рецептов фальшивая. Возможно, какой-либо врач замешан в торговле.

– Вчера я поставил вам не совсем точно задачу. Нужно было оборот по расходу сделать в разрезе врачей. Я сейчас пролистал папку с рецептами и фамилия одного врача мелькает слишком часто.

– Какая?

– Турчин.

– Так это самый известный в городе врач!

– Но он не может работать за десятерых, – Михаил искоса посмотрел на заведующую, ее лицо опять окаменело.

– Я позвоню своему начальству. Они не догадываются, что здесь работы на месяц.

– Это ваше право. Но сегодня прошу вас сделать то, о чем я сейчас говорил, вот для этих лекарств, – он отметил в списке три позиции с наибольшим оборотом.


Была пятница и вечерний поход отменялся. Михаил побывал у экспертов. Их заключение не было неожиданным. Манюня столкнулся именно с этим самосвалом. Он позвонил в больницу и сказал об этом Манюне. Еще он признался в своем проколе в аптеке.

– Ничего страшного! Зато ты быстро убедился, что они работают достаточно профессионально. В понедельник возьми на выбор фамилии нескольких больных. Существуют ли они реально.

– Выберу наиболее часто встречающиеся фамилии. У меня все. До свидания! Через час уезжаю домой.


В кассе автовокзала Михаил попросил место на последнем ряду кресел. Оттуда можно наблюдать за всем салоном автобуса. Он продолжал контролировать возможность слежки уже непрерывно. Медленно двигаясь между рядами кресел, он внимательно, но не навязчиво изучал пассажиров. Человек ищет знакомых попутчиков – обычное явление.

В последнем ряду через приход уже сидел один пассажир. Молодой парень с узким длинным лицом и большим кадыком на тонкой шее. Что-то в посадке головы было знакомо. При приближении Михаила парень повернул голову к окну. Манера носить одежду выдавала в нем городского жителя, а не деревенского, возвращающегося домой. В этом вопросе глаз у Михаила был наметан. Постоянные перемещения из города в деревню, и наоборот давали многочисленные примеры для тренировки. В данном случае других подходящих кандидатур на “хвоста” в автобусе не оказалось, и Михаил сосредоточил свое внимание на этом парне.

За время трехчасового пути автобус делал семь остановок в районных центрах и больших селах. На каждой остановке Михаил выходил размяться. Для таких рослых, как Михаил, автобусные кресла могли использоваться как аппарат для пыток. Сегодня прогулки он использовал и для изучения пассажиров. От его взгляда не ускользнуло, что парень напротив реагирует, как только он покидает кресло.

На ближайшей остановке Михаил затеял провокацию – захватил с собой дорожную сумку при выходе из автобуса. Эксперимент удался. Парень заметался и тоже поспешно вышел со своей дорожной сумкой через плечо. Михаил вернулся на свое место. Парень сел впереди на свободное.

“У страха глаза велики! Может быть, все это плод моей фантазии?” – размышлял Михаил, обуреваемый сомнениями.

Так уж мы устроены. Когда нет доказательств, цепляемся за каждую мелочь. Как только получаем факт в руки, нас одолевают сомнения.

“Ладно! На своей остановке провожу решающий эксперимент. Выхожу и жду отправки автобуса. Если он выходит, то не должен уйти далеко. Иду за ним следом. Если этот человек действительно прибыл в наше село, то он войдет в дом. При любых отклонениях, предъявляю удостоверение, требую документы, и так далее, вплоть до его задержания для выяснения личности”.

Приехали. Парень увидел, направляющегося к выходу Михаила и вышел первым. Отошел в сторону под навес автобусной остановки. Достал сигареты, зажигалку. Закурил. Михаил подошел и встал рядом. Редкая толпа под навесом рассеялась. Прибывшие ушли, ожидавшие загрузились. В конце навеса размещалась небольшая будка на две комнатки, где сидел кассир, он же диспетчер, и где водители проезжающих автобусов могли посидеть в ожидании пассажирской ведомости.

Михаил, не стесняясь, рассматривал лицо парня, уточняя описание его внешности по известной криминалистам методике. “Приду домой и сразу же запишу, чтобы не забыть. В понедельник в лаборатории составлю фоторобот. Потом опять попрошу Тризну показать картотеку. Если никого похожего не будет, отдам фоторобот для поисков в главной картотеке”.

Открылась дверь диспетчерской. Водитель с ведомостью в руках направился к автобусу. Парень вдруг дернулся и побежал. Он успел протиснуться в момент закрытия двери.

“По крайней мере, он знает село, где я живу. Нужно принимать меры”. От одной мысли об опасности для Анастасии и дочки у него холодело в груди. У них во дворе не было собаки, так как отец в свое время отказывался держать ее на цепи. Родители Анастасии имели огромную дворнягу по клочке Тимоха. На ночь Тимоху отвязывали, так как двор был обнесен вокруг высоким забором. Михаил решил сделать четвертую сторону своей ограды и соединить пространство двух дворов, чтобы Тимоха ночью охранял оба участка. В будущем нужно купить щенка и воспитать породистую сторожевую собаку, которую можно держать без привязи. При его профессии фактор опасности для семьи становился повседневной реальностью.


В понедельник в аптеке его ждал сюрприз. Более девяносто процентов рецептов выдано врачом Турчиным на имя всего четырнадцати больных. Возможно, их было больше, но Михаил не стал еще раз перелопачивать папку с рецептами.

Он позвонил в психоневрологический диспансер, который размещался за городом. Оказалось, что Турчин почти ежедневно ведет прием в поликлинике городской больницы. Михаил созвонился с ним и договорился о встрече в конце приема.

Турчин оказался жизнерадостным крупным мужчиной за пятьдесят. Его внешность оправдывала фамилию. Черные миндалевидные турецкие глаза под черными лохматыми бровями, нос с горбинкой, раздвоенный подбородок, смуглое лицо и такие же смуглые волосатые руки. Копна густых черных, едва тронутых сединой курчавых волос давно не знала ножницы и расческу. Чего не было, так это усов и бороды. Щеки и подбородок были выбриты до синевы.

Он встретил Михаила приветливо, посмотрел на рецепты, взятые Михаилом в аптеке, и сказал:

– Похоже, но не мои. Очень похоже: бланк, моя печать и подпись, штамп и круглая печать больницы. Таким умельцам нужно сразу деньги печатать.

– Нам нужны ваши подлинные рецепты или образцы подписи и печати для экспертизы.

– Пожалуйста.

– Теперь о больных. Скажите у вас лечатся или лечились эти люди? – Михаил протянул список.

– Мы это уточним в регистратуре. Элина! – он позвал медсестру и передал ей список. – Спуститесь в регистратуру и попросите девочек как можно быстрее, прямо при вас, подобрать амбулаторные карты этих людей. Мы вас ждем.

– Григорий Михайлович, почему они не попытались рассредоточить рецепты по разным аптекам?

– Потому что существует специализация аптек, особенно по лекарствам, требующим особого рецепта. Специализация седьмой аптеки определена давно. Психотропные лекарства продаются в основном там.

– Персонал аптеки должен был обратить внимание на то, что одни и те же люди получают много лекарств?

– Подлинность рецепта легко проверить. При его выписке делается запись в амбулаторной карте больного. Было бы желание. Трудно будет доказать, что со стороны персонала аптеки имеет место злой умысел, а не обыкновенная халатность.

– Найдем того, кто подделывал рецепты – докажем.

– Возможно… А вот и Элина! Принесли что-нибудь? – Турчин взял из рук медсестры стопку амбулаторных карт. – Да здесь все подлинные. Ни одной мертвой души. Вот только ни один рецепт не записан.

– Зачем так сложно? Можно было бы фамилии брать из городской телефонной книги, – не удержался от недоуменного вопроса Михаил.

– В расчете на поверхностную проверку. Девочка из аптеки звонит девочке из регистратуры. Этим девочкам часто за пятьдесят. Они очень устали от жизни и работы. “У вас есть такой больной?” – спрашивает аптека. “Есть!” – отвечает регистратура, и вся проверка.

– Какова роль и вина заведующей аптекой? Конечно, это вопрос нужно задавать не вам, а в Управлении аптек горздравотдела.

– Там и задайте! От себя скажу, что за всем не уследишь.

Из поликлиники Михаил сразу поехал в лабораторию, сдал на экспертизу рецепты и занялся фотороботом. Через час или полтора он с нетерпением разыскивал Тризну. Сотрудники согласились показать картотеку и без своего начальника. Михаила они уже хорошо знали.

“Вот она, удача!” – мысленно воскликнул Михаил, когда увидел фотографию парня из автобуса. – “Так вот почему он показался мне знакомым! Я его видел при первом просмотре картотеки”. Это был Гвоздев Алексей Николаевич, по кличке Гвоздь, двадцать восемь лет. Нигде не работает.

Оставив записку Тризне, Михаил полетел, словно на крыльях, доложить Манюне последние новости:

– Только психотропные лекарства, полученные по поддельным рецептам, по ценам черного рынка тянут несколько тысяч рублей в месяц. Обычные дефицитные лекарства вообще проконтролировать трудно.

– Короче говоря, группа до десяти человек вполне может кормиться с этого дела. А что планируете делать с этим Гвоздем?

– Будем брать. В картотеке есть его адрес, точнее адрес его родителей.

– Нужны основания для достаточно длительного задержания.

– Напишу заявление, что он меня преследовал. Он нигде не работает.

– Ездил на экскурсию, любит путешествовать. Случайным попутчиком оказался следователь, который из-за страха нагородил бог знает что. Кто может запретить родителям кормить свое чадо до тридцати лет?

Глава 7

Старый знакомый

Когда Михаил возвратился от Манюни в Управление, он застал Тризну в кабинете беседующим с Фесенко. Оказывается, Манюня по телефону связался с Фесенко и тот уже планировал операцию по задержанию Гвоздя.

– Мне кажется, Николай Петрович излишне перестраховывается. Сделаем шмон и что-нибудь найдем. Главное, получить ордера на обыск и задержание. Хотя бы на трое суток, – горячился Тризна.

– Он справедливо боится, что мы всполошим эту банду. Только оборвем найденную нить, – сказал Михаил.

– Мне лучше знакома эта братия. Посидит без наркоты неделю и расскажет все, когда начнется ломка. Мне известно, что Гвоздь сидит на игле крепко.

Фесенко согласился:

– Хорошо! Мне также кажется, что в нашей ситуации лучше действовать. Неизвестно, когда мы получим что-то более весомое против Гвоздя. Сейчас свяжусь с Сумченко и договорюсь об ордерах. Вы возьмете машину, еще кого-нибудь из ребят, лучше твоего, Вячеслав Андреевич, и с заездом в прокуратуру нагрянете на дом к Гвоздю. Но чтоб все было по правилам, с понятыми. Не нужно подставляться Сумченко.


Служебная “Волга” шуршала шинами по шлаковому покрытию проезжей части узкой улицы, обсаженной яблонями. Некоторые еще краснели крупными плодами. Иногда вместо яблонь встречались грецкие орехи. Дворы почти сплошь увиты виноградными лозами. Сизые до черноты гроздья свешивались сквозь сетку горизонтальной шпалеры, образующей над двором живой тент до самой крыши. Фасады домиков утопали в цветах до окон. Это были астры и хризантемы – цветы начинающейся осени. Дома были преимущественно небольшие.

– Это и есть ваша знаменитая Новоселовка. Картинка просто идиллическая.

– Пусть тебя не обманывают цветочки. Здесь почти в половине дворов кто-то сидел в заключении или сидит сейчас. Либо отец, либо сын. Тяжелая социальная среда и соответствующая социальная наследственность. Селятся здесь в основном бывшие заключенные. На металлургический завод и коксохим их берут без ограничений.

– В частном доме легче скрыть свою жизнь от постороннего глаза.

– Кроме того, государственной квартиры им не дождаться, и есть риск ее потерять при следующей посадке. Заводу нужны люди, поэтому получить здесь участок под застройку довольно просто. Стройматериалы дешевы, особенно б/у, а строить они умеют…

– В этом громадном массиве можно прожить на нелегальном положении всю жизнь.

– И живут. Никакие облавы и проверки не помогают… Все! Приехали. Сначала берем его, потом приглашаем понятых для обыска.

Тризна без стука открыл калитку. Залаяла собака на цепи и бросилась к входящему. Но когда увидела еще двоих, ретировалась в будку. Из хозяйственной постройки выглянула пожилая женщина с круглым помятым лицом.

– Вам кого?

– Милиция! Где ваш сын?

– Что случилось? Зачем он вам? – она заметно побледнела, но удивленной не казалась.

– Объясним потом. У нас ордер на арест и обыск. Показывайте, иначе мы войдем и без вас.

– Он спит на веранде…

Гвоздь спал одетым на затертом диване, укрывшись одеялом без простыни или пододеяльника. Серое небритое лицо, тени под глазами. Из-под одеяла торчали голые немытые ноги такого серо-желтого воскового оттенка, что вполне могли принадлежать покойнику. Спящий хрипло дышал, запрокинув голову и выставив свой непомерно большой кадык.

– Проснись красавица! – Тризна энергично потряс Гвоздя за плечо.

Тот открыл глаза, дико повел ими, разглядывая посетителей. Опять закрыл, и вдруг вскочил и попытался пробиться к выходу. Однако запутался в одеяле, упал и покатился по деревянному полу веранды. Вячеслав и его помощник быстро заломили ему руки назад и надели наручники. Потом бросили на диван как куль с картошкой.

– Сиди смирно! Мы пригласим сейчас понятых!

Помощник Тризны привел двух пожилых соседей. Начали обыск. Почти сразу в тумбочке нашли иглы, шприц, спиртовку и прочий антураж наркомана. Под пружинным матрацем дивана обнаружился небольшой “арсенал”: финский нож с наборной ручкой, два кастета и заточка.

Этого было достаточно, чтобы подержать Гвоздя в КПЗ сколько нужно, однако Тризна продолжал поиски. Михаил понимал, что шприцы, иглы и даже свежие следы уколов не заменят главное вещественное доказательство – наркотики.

– Мы его самого еще не обыскали, – напомнил Михаил.

– Точно! – отреагировал Тризна, и обратился к помощнику. – Снимай с него штаны.

Сопротивляющегося Гвоздя раздели до трусов. Он лежал на животе, уткнувшись в подушку. Михаил укрыл его одеялом. На веранде было прохладно, кроме того, он заметил мокрый след на подушке. Наверное, слезы обиды и унижения. Михаилу было не жалко его. Гвоздь сам выбрал свою судьбу. Жаль было его мать. Он укрыл эти ноги с дряблыми мышцами ради нее. Не все понимают, что человек каждый день как сказочный витязь на распутье: налево пойдешь в тюрьму попадешь, прямо пойдешь… В жизни, однако, больше вариантов для выбора и исход не так очевиден. О последствиях для близких вообще редко кто думает.

Раздумья Михаила были прерваны торжествующим возгласом Тризны:

– А вот и наркота! Тайник в поясе джинсов… Посмотрите! – он обращался главным образом к понятым. – Сейчас вы подпишите протокол обыска, и мы вас отпустим.


Допрос Гвоздя проводил Фесенко. Тризна и Михаил должны были ассистировать. Наркотики отдали на экспертизу, но Тризна определил сразу: опиум-сырец.

– У вас, гражданин Гвоздев, целый букет правонарушений и должен заметить, что исход определяется вашей откровенностью. Начнем с главных вопросов. Где вы взяли наркотик?

Гвоздь тупо молчал, разглядывая свои исхудалые руки. Наручники с него сняли недавно. Выше кистей можно было видеть красные полосы.

– Проснись! Кайф закончился. Начались суровые будни, я бы даже сказал, расплата, – поощрил его Тризна.

– Заработал.

– У кого? За что?

Гвоздь молчал, словно не решаясь. Фесенко угадал его состояние:

– Понимаю, что вы попали в зависимость от них. По своей воле или из-за стечения обстоятельств. Но это не причина, чтобы их выгораживать, жертвуя собой. Может, вы их боитесь?

– А вы их не боитесь?

– Довольно откровенный намек. Значит, они не особенно скрывают факт покушения на Манюню. Работают на свой “авторитет”. Прекрасно знают, что такие разговоры к делу не пришьешь, а запугать могут. Только не нас. Мы знали, на что шли, когда выбирали профессию…

– Он не понимает, чем больше нам скажет, тем больше у нас будет возможностей обеспечить его безопасность, – опять подключился Тризна. – Раз такие разговоры идут, мы узнаем из других источников, а он получит свое на полную катушку.

– Все это разговоры о снисхождении. Используете и выбросите за ненадобностью опять к ним в руки.

– Мы не шутим. Будете сидеть здесь, пока не скажете все, что знаете. Но с каждым днем отсрочки, польза от вашей откровенности для вас будет снижаться.

– Он не понимает, – продолжил Тризна, называя Гвоздя в третьем лице, – что принимал участие в слежке за сотрудником прокуратуры с целью подготовки нового покушения. Это тебе не две дозы опиума.

– Вы не докажете!

– Докажем! Сова и Зуб больше соображают, чем он и заложат его с потрохами, – подал голос Михаил. Это было его предположение.

– Вы их еще не взяли! – ответ выдал Гвоздя с головой.

– Это дело одного или двух дней.

Фесенко повторил свой вопрос:

– Кто дал наркотик? За что?

– Сова, – не устоял Гвоздь.

– Мы из него клещами будем тянуть по одному слову до утра, – Тризна упорно называл Гвоздя в третьем лице, чтобы не говорить вы.

– За что?

– Попросил узнать, где живет, – Гвоздь кивнул в сторону Михаила, – но не сказал, что это работник прокуратуры.

– Следователь прокуратуры! Теперь видите, в какую историю вас втравили за пару доз.

– Я не знал!

– Детский лепет! – Тризна не ослаблял напор.

– Вы сказали Сове, что успели узнать?

– Судя по тому, что получил свои сребники в виде отравы, уже доложил! Кончит он так же, как Иуда…

– Где вы его видели?

– Он приходил ко мне домой.

– Что он сказал?

– Что, зная село, найти этого лоха пустяк. На местном базаре любая бабка скажет.

– Где Сова прячется?

– Вы его возьмете и они догадаются, что через меня. Мне будет крышка!

– Не скажешь, крышка тебе точно. Скажешь, Сова надолго сядет в железную клетку, – гнул свою линию Тризна.

– Сова там шестерка!

– Каких тузов вы имеете в виду? Зуба? Альтмана? – спросил Михаил.

На последний вопрос Гвоздь отреагировал испугом:

– Я этого не говорил!

– Вы Зуба знаете?

– Нет!

– Альтмана?

– Нет! Первый раз слышу

– А о Зубе слыхали?

Гвоздь заколебался, потом ответил.

– Слыхал.

– Что?

– Разное…

– Что конкретно?

– Крутой парень. Все, больше не могу. Это к моим делам не относится.

– Это глубокое заблуждение или подлая ложь, – зашипел раздраженно Тризна.

– Хорошо! Вернемся к вашим делам. Где прячется Сова? – продолжил Фесенко.

– Не знаю! Поищите в порту.

– Что это значит? – спросил Михаил.

– Он имеет в виду Портовый район, – объяснил Тризна. – Знаю там пару местечек, где он может бывать.


Ресторан “Волна” обслуживал в основном иностранных моряков за валюту. Греки, турки, итальянцы, арабы, реже немцы… Всегда на рейде и в порту стояло несколько судов.

Когда-то ресторан подвергался атакам десятков фарцовщиков и проституток, стремящихся прорвать милицейский кордон и попасть внутрь. Сейчас на входе лениво скучал бородатый швейцар в голубом пиджаке с галунами и белых брюках.

Тризну он узнал и молча поклонился. Вячеслав сразу же направился в бар в цокольном этаже. Михаил едва поспевал за ним. Они спустились еще на десяток ступенек и оказались в большом зале с колоннами и сводчатым потолком. Стойка бара тянулась подковой вдоль трех стен зала. В центре находилась танцевальная площадка, окруженная одним рядом столиков. В баре царил полумрак. Цветные витражи на окнах почти под потолком едва пропускали сумеречный свет с улицы. Люстры еще не зажгли. Несколько светильников вдоль стойки освещали только рабочее пространство барменов. Посетителей было довольно много, но время пик еще не настало.

Тризна и за ним следом Михаил пошли по кругу. Они почти наткнулись на Сову. Он сидел с компанией за угловым столиком, закрытым колонной, и поэтому его не было видно от входной двери. Сова поднял глаза на Михаила и сразу вскочил со стула. Сбоку вдруг раздался громкий возглас, отвлекший Михаила на несколько секунд.

– Миша! Ребята, это Миша с которым мы воевали в Афгане! Как ты здесь оказался?! – навстречу Михаилу с раскинутыми для дружеских объятий руками двигался Валентин Дробот, Валет. Его фальшивая улыбка показалась Михаилу странной. Но сейчас было не до этого. Опрокинув стол под ноги Тризне и Михаилу, Сова вдоль стойки побежал к выходу. Михаил устремился следом, вытаскивая на бегу пистолет.

Сова был в худшем положении. Ему приходилось расчищать себе дорогу и на выходе из ресторана Михаил был буквально в четырех метрах за спиной Совы. Здесь Сова в отчаянии предпринял трюк, который едва не позволил ему уйти. Он толкнул Михаилу под ноги девушку, которая в этот момент входила в ресторан. Михаилу пришлось проделать кувырок через голову, чтобы не травмировать девушку.

Когда он поднялся с тротуара, Сова стремительно убегал под гору. На счастье спуск к порту был пуст и Михаил начал стрелять без предупреждения, целясь в ноги. После второго выстрела Сова свалился, как подкошенный, и несколько раз перевернувшись, застыл на газоне.

“Неужели убил?!” – Михаилу не мог допустить, что совершил такую оплошность. Мимо по направлению к неподвижному телу пробежал Тризна.

– Жив! Это обморок. Зови водителя с аптечкой, нужно перевязать.

Водитель подогнал машину поближе к раненому. Тризна закатал штанину и перевязал рану на голени. Она оказалась сквозной. Потом тщательно обыскали Сову. Оружия не было. Сигареты, бумажник, записную книжку, шариковую ручку, зажигалку сложили в пакет.

– Если кость не задета, ему сильно повезло, – сказал водитель, помогая Тризне втащить очнувшегося Сову в машину.

Постепенно начала собираться толпа зевак. Кто-то ради этого вышел из ресторана, другие проходили мимо и остановились из любопытства.

– Дай мне пять минут, мне нужно еще раз заглянуть в бар, – попросил Михаил и пошел к двери ресторана. Толпа зевак стремительно рассеялась перед ним. Только сейчас он заметил, что пистолет еще держит в руке. Он спрятал его в кобуру под левой полой куртки.

В баре посетителей заметно поубавилось. Валет также испарился, словно его и не было. Михаил вернулся на выход. Их машина уже стояла у тротуара напротив входа в ресторан. Тризна что-то объяснял милиционеру, который, наконец, появился. Михаил сел сзади рядом с раненым, и они поехали в дежурную больницу.

По дороге Сова молчал, прикрыв глаза. Возбуждение Тризны также пошло на убыль. Он уже говорил не так быстро и горячо:

– Сделают операцию, отвезем его в СИЗО. Там есть рядом больница и надежная охрана. Полежит до завтра, подумает. А завтра мы его допросим. Сегодня нужно изучить содержимое его карманов. Я видел в бумажнике какие-то рецепты…

Михаил был занят своими мыслями. Из головы не выходил Валет. Он наконец-то понял, что его удивило в его облике. Изо рта исчезли золотые коронки, обнажив пожелтевшие под коронками зубы. В полумраке бара улыбка Валета была жутковатой. Но не только это поразило Михаила. Валет сильно напоминал фоторобот Зуба.

“Нужно срочно разобраться, когда он здесь появился. По времени все получается, если Валет через несколько месяцев после демобилизации появился здесь. Возможно, он и есть парень с гнилыми зубами, который приставал к Ларисе. Тогда он вероятный кандидат в убийцы. Убить может. Мотивы были. Месть или желание заполучить кольцо. Обстановку знал хорошо. Знал об отношениях Крамара и Ларисы. Возможно, все задумано слишком умно для Валета. Возможно, я его недооцениваю. Не обязательно быть отличником по математике, чтобы придумать, как подставить Крамара. Хотя смущало несовпадение кличек. Валет это не Зуб. Валет гордился своей кличкой…”


Был одиннадцатый час вечера, когда Тризна и Михаил получили возможность ознакомиться с личными вещами Совы. Начали с бумажника. В нем был паспорт и в общей сложности около трехсот долларов в разной валюте: долларах и немецких марках. Но главное, в бумажнике оказалось несколько фальшивых рецептов: пустых и заполненных. Михаил проверил шариковую ручку. Рецепты были написаны, на первый взгляд, ею. Точнее определит экспертиза. Идентификация облегчалась тем, что ручка была иностранная.

Если найдутся в аптеке рецепты, заполненные этой ручкой, то причастность Совы к афере с лекарствами будет доказана безусловно.

Тризна предложил подвезти Михаила к гостинице на служебной машине. Рабочий день Тризны еще продолжался. Предстояло забрать помощника, стерегшего Сову, и перевезти раненого из больницы в СИЗО.

Михаил вышел на углу гостиничного переулка и махнул рукой на прощание. Завтра предстоял тяжелый день. После всех волнений хотелось поскорее забраться под одеяло. Несколько домов по узкому переулку и он на месте. Шел торопливо, почти бежал.

Звон стекла он услышал раньше, чем выстрел. Михаил нырнул на землю заученным движением. Перевернулся на спину, выхватив пистолет. Выстрелил в направлении силуэта за углом на противоположной стороне переулка. Перекатился и выстрелил еще раз. Силуэт исчез. Михаил вскочил в подъезд дома и позвонил поочередно в три двери, выходящих на площадку первого этажа. Никто не открыл. Михаил позвонил еще и через дверь попросил вызвать милицию, когда заметил, что в дверном глазке мелькнул свет. Милиция приехала через четверть часа. Гораздо раньше прибежал дежурный милиционер из гостиницы.

Михаил определил квартиру, окно которой было выбито пулей. После долгих уговоров открылась дверь, и Михаил с милиционером вошли в комнату с выбитым стеклом и попытались найти пулю. Им это удалось. Она застряла в штукатурке перегородки.

Составление протокола заняло добрых полчаса. Когда Михаил после душа и чая залез под одеяло, был час ночи. Хуже всего, что сон пропал. Хорошо еще, что он жил один. Можно было включить торшер и читать. Однако чтение прерывалось воспоминаниями о злополучном выстреле. Простая случайность спасла ему жизнь. Стрелявший ожидал его с остановки трамвая, чтобы расстрелять из-за угла буквально с трех метров.

Заснул он внезапно во время чтения.


Утром Михаил первым делом позвонил Манюне и рассказал о вчерашних происшествиях. Расследование требовало подключения новых людей, чтобы не потерять темп. Михаил просил Манюню посодействовать. Тот обещал все обсудить с Фесенко и Тризной. Нужна была срочная информация по Валентину Дроботу. Через областной военкомат по телефону узнали, откуда он призывался и домашний адрес. Однако районное отделение милиции обещало дать ответ только на следующий день.

Тризна занялся организацией допроса Совы. Самочувствие последнего было удовлетворительным, и врач разрешил его допросить.

Допрос прошел на удивление гладко. Очевидно, Сова за ночь обдумал ситуацию и решил признать очевидные факты, чтобы сохранить силы для более важных баталий. На допрос приехали трое: Фесенко, Тризна и Михаил. На сей раз Фесенко предупредил, что не потерпит нарушения субординации и остальные будут задавать вопросы только с его разрешения. Тризна пожал плечами, Михаил согласно кивнул.

– Где вы живете?

– Кажется, мой паспорт у вас…

– Вы по адресу прописки не проживаете.

– Разве милиция каждый день проверяет?

– Ну, хорошо! Где вы ночевали последний раз?

– В СИЗО!

– Довольно шутовства! Вы знаете, что я имел в виду!

– У знакомых, только они ни при чем.

– Кому сообщить, что вы здесь?

– Никому. Кому нужно, уже знает. Стрельба была на весь квартал…

– Почему вы бежали при задержании?

– Могу сказать, только вы мне не поверите.

– Слушаем!

– У меня были чужие деньги. Почти три сотни баксов. Мне известно, что после таких задержаний часто и густо плакали твои денежки. Для меня это большая сумма и я не хотел рисковать. Кстати, мои худшие опасения оправдались.

Тут Тризна с раздражением сунул ему в лицо официальную опись изъятых у Совы вещей.

– Прочти и сразу скажи при свидетелях, что пропало!

– Кажись, все в ажуре, – с ехидной улыбкой сказал Сова, часто моргая глазами. Вскоре Михаил заметил, что более частое моргание, выдает волнение Совы.

– Вы давали гражданину Гвоздеву задание выследить, где проживает следователь Гречка?

– Гвоздю?! Да, давал.

– С какой целью?

– Хотел встретиться в домашней обстановке.

– Зачем?

– Вы же знаете. Он наехал на аптеку. Узнал о фальшивых рецептах. Мой бизнес мог лопнуть. Заметьте в протоколе: я ничего не воровал! Лекарства покупал за свои деньги, а что продавал дороже, так сейчас рынок. Спекуляция уже не существует. Хотел договориться полюбовно.

– Вы имеете в виду велосипедную цепь?

Сова побледнел, потом залился краской и часто-часто замигал.

– Кто те двое, с кем вы напали на следователя.

– Случайные знакомые. Я хотел только попугать! Не знал, что он каратист…

– Вы хотите сказать, что вас не предупредили? Кто давал задание?

– Это моя собственная глупость, о которой сожалею.

– Да. У вас будет для этого достаточно времени, и достаточно поводов, – после небольшой паузы Фесенко продолжил. – Вы подделывали рецепты. Вы не платили налоги.

– Кто их сейчас платит?! А что подделывал рецепты признаю, хотя в действительности меня на это толкает государство запрещением на приобретение безобидных таблеток…

– Вы знакомы с заведующей седьмой аптеки?

– С Антониной Васильевной?! Конечно! Когда покупаешь лекарства несколько лет в одной и той же аптеке приходится иногда обращаться к заведующей. То нет нужного лекарства, то тебе не отпускают его в количестве, указанном в рецепте.

– Мы вернемся позже к вопросу об отношениях с заведующей. Скажите, это вы на белом “Запорожце” следили за служебной “Волгой” Управления?

– У меня нет машины!

– Чем вы расплачивались с гражданином Гвоздевым?

– Дал три дозы.

– Где вы их взяли?

– Купил у одного человека.

– А точнее?!

– У иностранного моряка.

– Как вы с ним познакомились? Кто свел?

– Один человек.

– Кто он?

– Как-то в компании я спросил, где достать. Мне подсказали.

– Это не аптека! Узнал адрес и купил. Да и то, если из-под прилавка, то должен кто-то свести первый раз… Кто свел с моряком?

– Не имеет значения, – выдавил Сова после непродолжительных колебаний.

– Не тебе, болван, решать, что имеет значение, а что нет! – вскипел Тризна.

Сова съежился в постели и поднес руки к лицу, хотя Тризна, вопреки агрессивному тону, оставался неподвижным.

– Вы давно знаете этого человека? – Фесенко вернул в свои руки бразды управления допросом.

– Несколько лет замечаю его иногда в знакомых компаниях, но дел с ним не имел, кроме последнего случая.

– Не в ваших интересах скрывать его имя. Не нужно отягощать свое положение. Вы знали Белостенную-старшую?

– Старуху, которая повесилась?

– Которую повесили!

– Какая разница?! Лишь бы не я…

– Вы ее знали.

– Она мне иногда находила оптовых покупателей, а я ей платил. Старушка пила безбожно и ей вечно не хватало денег.

– Когда вы ее видели последний раз?

– Не помню.

– Напрягите свою память получше к нашему следующему приходу. Мы долго скучать не дадим. Сегодня у вас снимут отпечатки пальцев. Нам нужно сравнить их с отпечатками в одной квартире. Вы не догадываетесь, где?

– Понятия не имею! – но глаза выдавали Сову с головой.

Фесенко поднялся, давая понять, что допрос закончен.


По дороге в Управление все вместе заехали к Манюне поделиться новостями и обсудить план действий.

Итоги шумного обсуждения подвел Манюня:

– С вашего разрешения, небольшое резюме. Во-первых, нужно разыскать Валентина Дробота. Во-вторых, надавить на тетку. Она любит дочь и наверняка не разбирается в юридических тонкостях. А заведующая, видать, крепкий орешек. Уверен, она имеет связи среди городских властей, которыми воспользуется, чтобы перевести все в плоскость обычной халатности. Вячеслав, пусть твои ребята разнюхают среди персонала аптеки все о “неформальных” связях Совенко с заведующей. А тетка поручается Михаилу. Он с ней уже беседовал. И, наконец, в-третьих, как только получите отпечатки пальцев Совы, отдайте их на экспертизу. В квартире Белостенной много не идентифицированных отпечатков. Этим займется Анатолий Иванович. Теперь у нас появились новые точки опоры, и мы сможем сдвинуть глыбу с места…


В приемной троицу встретила Тамара Борисовна:

– Анатолий Иванович, поступили материалы на Дробота. Они на столе…

Фесенко сразу зачитал сообщение вслух: “Дробот Валентин Павлович, 1965 года рождения, демобилизовался в октябре 1986 года. Нигде не работал. Вращался в кругах наркоманов. В декабре 1986 года задержан за попытку сбыта небольшого количества наркотических средств. Освобожден как выполнявший интернациональный долг в Афганистане. Готовилось решение о принудительном лечении от наркомании. Однако в январе 1987 года убыл в неизвестном направлении”.

– Теперь понятно, куда он дел свои золотые зубы, точнее коронки. Промотал на наркотики… Он их ставил в Афганистане на здоровые зубы из золота, добытого мародерством, – рассказал Михаил.

– Оригинальный способ контрабанды! – фыркнул Тризна. – Зато теперь он имеет хорошую, для нас, разумеется, примету.

– Нужно немедленно размножить его фотографию с описанием внешности и раздать всему оперативному и дежурному персоналу, в том числе ГАИ, – Фесенко нажал кнопку для вызова Тамары Борисовны.


Михаил направился на квартиру к тетке Ларисы, однако не застал ее дома. Он опустил в почтовый ящик вызов на 10:00 и вернулся в Управление. Почта еще не была выбрана, поэтому он был уверен, что утром беседа состоится здесь. Он надеялся на дополнительное психологическое воздействие этих угрюмых стен и узких длинных коридоров.

Материалы на Дробота уже были размножены и разосланы. Механизм розыска заработал.

Чтобы чем-то заняться, до конца рабочего дня оставалось полчаса, Михаил заглянул к экспертам НТО.

В лаборатории дактилоскопии работа кипела.

– Нашли что-нибудь? – спросил Михаил девушку, занятую сличением отпечатков.

– Нашли! Но официальное заключение будет только завтра утром. Еще много работы…

– Что же нашли?

– Левая ладонь Совенко на кафельной плитке кухни. Причем так высоко, что он не мог сделать это с пола. Вы понимаете, что это значит?!

– Еще бы! Он имитировал самоубийство старухи и случайно оперся рукой, когда поднимал тело.

– Понятно! Потом уничтожил следы на полу и доступных местах, а об этом забыл…

– У меня к вам просьба. Не задерживайте заключение…

– Как же! Задержишь! То Фесенко, то Тризна звонят каждые полчаса. Даже Манюня звонил из больницы. Они уже все в курсе…

– Извините за назойливость, я не знал!

– Ничего! Мы будем работать, пока не закончим. Завтра к десяти, не позже, получите. Зайдите к баллистикам. У них для вас что-то есть…

Выйдя из НТО, Михаил поспешил назад в Управление, чтобы успеть повидаться с Фесенко перед уходом того домой.

Тризна поймал Михаила на подходе к отделу:

– Миша! Где ты пропадаешь?! Тут такая наводка…

– Был в НТО. Сова, по-видимому, участвовал в убийстве старухи… И еще. В меня стреляли из пистолета армейского образца. Думаю, это мой старый знакомый…

– Мы уже знаем и сейчас не до Совы, тем более он в клетке с подбитым «крылом». Звонили из кассы Аэрофлота. Мой человек показал фотографию Дробота кассирам и одна из них его узнала. Он сегодня купил билет на самолет.

– Дата вылета, рейс?

– Все известно. Сегодня поздно вечером. Рейс ЯК-40 на Волгоград. С посадкой в Донецке и Харькове. Только не известно, где он выйдет.

– Почему он решил самолетом?

– В аэропорт ехать сорок минут, и он решил, что его не будут там искать. А почему, собственно, его должны искать?

– Ты сам все прекрасно понимаешь! Арестован Сова, который раньше или позже заговорит. Они могут быть связаны…

– Ну, теперь Сова должен расколоться непременно! Хотя, ближе к делу! Тебе дают машину и трех оперативников. Вы должны задержать Дробота в аэропорту. Надеюсь, ты не в обиде, что возглавляешь операцию. Ведь ты его лично знаешь, верно? Тебе проще его опознать…

– Верно, верно. У меня есть и личный счет к нему.

– Ты ничего не рассказывал!

– Когда-нибудь расскажу, хотя это только мои предположения… Так, когда будет машина?

– В 19:00 тебя заберут из гостиницы. После операции встретимся здесь в Управлении…

Глава 8

Ночная погоня

Оперативники вышли из машины метров за триста до здания аэропорта и разошлись в разные стороны, чтобы подойти к заранее обусловленному месту для каждого, хорошо зная обстановку.

Пятый и седьмой должны разместиться вне здания, четвертый внутри. У каждого радиостанция, замаскированная под плейер “Сони”. Это были поделки местного радиолюбителя из УВД. Каждая рация имела специальный микшер, который подавал на наушники или динамик музыку магнитофона до тех пор, пока на волне связи не появлялся модулированный сигнал. Тогда микшер автоматически “давил” музыку, и речь оператора проходила четко на фоне негромкой музыки. Это позволяло общаться почти не скрываясь от окружающей публики, используя условный “музыкальный” язык.

Ребята так и представились Михаилу: четвертый, пятый, седьмой.

Михаил пошутил:

– Шестой заболел?

– Шестого и тринадцатого не держим! – серьезным тоном ответил четвертый.

Михаилу сразу же вручили дубликат ключа зажигания. Неизвестно, как могла сложиться ситуация.

У всех троих коротко стриженые головы сидели на крепких шеях, что, по мнению Михаила, их демаскировало: типичные “качки”. Уже не важно, откуда: из милиции, или уличная банда из Новоселовки.

Для стоянки Михаил выбрал место поближе к зданию и развернул машину так, что с сидения водителя мог видеть вход в здание аэропорта. Несколько ступенек, освещенных лампами дневного света, были, как на ладони. Сгущавшиеся сумерки не мешали наблюдению.

Для начала следовало проверить связь:

– Сделайте заявки диск-жокею, сделайте заявки! – проговорил Михаил в микрофон. Ребята по очереди ответили.

– Четвертый блюз.

– Пятый рок.

– Седьмой вальс.

В машине было холодно. Михаил включил печку. Музыку радиостанции переключил на динамики автомобильного магнитофона, чтобы не сидеть в подозрительной тишине.

Проходящий мимо мог подумать, что персональный шофер ждет прибытия шефа и балдеет под тихую мелодию Патрисии Каас.

Вскоре тепло и музыка его несколько расслабили, и ему пришлось напрячься, чтобы не отвлекаться. Сначала перед глазами пошли картины воспоминаний о близких. Они были настолько яркими, словно кто-то проектировал домашнюю хронику на лобовое стекло автомобиля. Потом Михаил переключил внимание на девицу, которая фланировала вдоль фасада здания, разглядывая автомобили на стоянке. Его взгляд невольно привязался к длинным стройным ногам в светлых тонких колготках, открытым от сапог по “самое некуда”, как говорили у них в селе. Кожаная курточка до пояса и распущенные черные волосы, которые трепал довольно холодный ветер.

Вдруг она направилась в сторону Михаила, как будто уловила его взгляд. Скорее услышала музыку.

Отрыла правую переднюю дверь:

– Шеф, пусти, пожалуйста, погреться! – сказала она после паузы, достаточной, чтобы хорошо разглядеть водителя.

“Пусть. Не помешает. Пожалуй, даже улучшит маскировку и отвлечет”, – решил Михаил и ответил:

– Пожалуйста!

– Спасибо! – девица не торопясь разместилась на переднем сидении. Он была действительно замерзшей. Положила ногу на ногу и еще обняла ноги руками. У нее были темные глаза и приятное лицо, почти без косметики. Она словно стеснялась повернуть его к Михаилу. Ее взгляд перескакивал с предмета на предмет в салоне, но словно натыкался на невидимую стену и избегал встретиться с взглядом Михаила, который ненавязчиво рассматривал свою гостью. Наконец, она справилась, и они на миг встретились взглядом.

– Шеф, не найдется закурить?

– Не курю, к сожалению!

– Да, жаль! Замерзла.

– Как раз я имел в виду сожаление, когда не можешь помочь женщине! Впрочем, это не моя машина. Посмотри сама в “бардачке”…

Она не заставила просить себя дважды.

– Что-то есть! Это “ТУ”, – разочаровано сказала она, доставая пачку болгарских сигарет. – Ладно, сойдут.

– Что-то не так?

– Спасибо, но я привыкла к сигаретам покрепче…

Сигарета словно вернула ей уверенность в себе. За табачной дымкой ее взгляд становился смелее и все чаще задерживался на лице Михаила. Она уже почти не отводила глаз.

– Шеф, найдется десятка? Отсосу…

Михаил оторопел. Он мог предполагать, зачем здесь в аэропорту так поздно крутится эта девица, но он также наивно полагал, что она должна была бы ждать предложения мужчины, которое он не собирался делать. Считал, что ничем не рискует. Потому и пустил. Пока раздумывал, что ответить, она продолжила:

– Вижу, скучаешь. Давай развлеку…

– Не заработал еще на развлечения, – наконец, выдавил из себя Михаил. Возникла неловкая пауза.

– Можно, я еще закурю? – нашла выход из положения девушка.

– Пожалуйста! Сколько угодно.

Девушка сосредоточенно затянулась. Как и первый раз, она сама ловко воспользовалась автомобильной зажигалкой.

“Не новичок! Что их заставляет? Не только житейские трудности. Скорее трудности придумываются для самооправдания. За пятнадцать минут она хочет получить столько, сколько работница коксохима за смену. Красивая! Выйдет замуж наверняка…” – размышлял Михаил, посматривая на свою гостью. Вдруг у него возникла идея: “ Возможно даже, что она хранит невинность! Вот это подарок какому-нибудь наивному олуху. Сейчас проверим!”

Он заговорил:

– Кроме того, не нравится мне эта французская любовь. Она для слабых мужчин. Давай по-нашенски… Плачу в два раза больше!

– Нет. Ты сказал, что нет денег.

– Глупости! Я такого не говорил. Говорил, что не заработал, а это разные вещи…

– Нет.

– Плачу четвертную. Могу показать деньги…

– Не нужно!

– Почему?

– Это невозможно

– Почему? У меня есть презервативы…

– Нет! – она приготовилась выйти из машины.

– Небось, хранишь невинность для будущего мужа?

Девица вылетела из машины. Перед тем как закрыть дверь, она наклонилась, чтобы что-то сказать. В этот момент музыка стихла, и из динамиков довольно громко раздалось: “Миша, танцуем танго! Танцуем танго!”. Девица отпрянула от машины и поспешила к зданию аэропорта.

Михаил быстро перевел рацию на автономное питание, проверил оружие и стал ждать. Из боковой аллеи на площадь перед зданием аэропорта вышел Дробот. Он шел неторопливой походкой скучающего пассажира и осматривался вокруг. Через плечо висела дорожная сумка.

“Танцуем танго” – ответил Михаил и вышел из машины, как только Дробот вошел в здание. Он поспешил к входу, куда с двух сторон приближались также пятый и седьмой.

Когда Михаил взялся за ручку двери, он увидел, что на него через стеклянный тамбур из вестибюля смотрит Дробот. Отступать было поздно. Дробот его узнал и отпрянул вглубь.

Отбросив ненужную конспирацию, Михаил скомандовал по рации: “Четвертый, не стрелять! Он меня узнал и уходит. Седьмой, в машину и ждать команду! Пятый, следовать за мной!”. В это время он уже неторопливо шел по зданию аэропорта. На несколько шагов его опередил четвертый. Еще в десяти метрах от четвертого двигался Дробот, размахивая пистолетом и прикрываясь девицей, которая только что сидела в машине у Михаила.

Они были в галерее, где цепочкой тянулись стойки регистрации пассажиров.

“Четвертый, не стрелять! Соблюдать дистанцию!” – громко повторил команду Михаил, чтобы Дробот также услышал. Редкие пассажиры у стоек застыли с перекошенными лицами. “Слава богу, никто не дергается” – отметил Михаил, хотя его мозг был занят лихорадочными поисками выхода из создавшейся ситуации. Галерея скоро заканчивалась тупиком.

Но выход нашел Дробот. Он стал на опустевший транспортер, подающий багаж для погрузки в тележки и скрылся в проеме. Девица упала от его толчка на пол.

Михаил скомандовал: “Пятый, свяжись с дежурным аэропорта, нужна машина на летном поле!”.

Вот когда Михаил пожалел, что заранее не скоординировал свои действия с сотрудниками милиции аэропорта. Недооценил он Валета!

Он встал на транспортер и повторил трюк Дробота, как и четвертый перед этим. Но транспортер кто-то успел выключить и Михаилу пришлось выбираться на погрузочную площадку своими силами. Там его ждал с перекошенным от злобы и разочарования лицом четвертый:

– Грузчики говорят, что он скрылся в сторону авиаремонтного завода…

Территория завода вклинивалась на добрую сотню метров в сторону летного поля. До забора завода было не менее полукилометра, и они побежали. Теперь Михаил был впереди. Бегал он лучше четвертого. Валет опережал их метров на двести и раньше достиг заводского забора. Его фигура обозначилась темным силуэтом в тусклом свете фонарей на столбах вдоль забора. Валет не мог соревноваться в беге по летному полю со своими тренированными преследователями и полез через заводскую ограду.

Сработала сигнализация. Завыла сирена. Зажглись прожектора. Михаил послал четвертого вдоль забора, а сам полез вслед за Валетом на бетонную плиту заводской ограды. За основным забором оказалась контрольно-следовая полоса и еще один забор из колючей проволоки. В ярком освещении прожекторов Михаил преодолел ограду без затруднений. Он понимал, что сильно рискует, подставляясь в качестве мишени. Достал пистолет. Но что-то ему подсказывало, что выстрелов не будет.

Что может попытаться сделать Валет? Спрятаться на заводе или бежать дальше? Скорее последнее… Нужно связаться с охраной завода. Михаил двинулся по дороге вдоль громадного ангара. Потом повернул на шум. Громко пыхтя, навстречу двигались две женщины в форме охраны. Тяжелые шинели были расстегнуты и почти подметали полами асфальт.

Увидев пистолет в руке Михаила, они завизжали и бросились наутек.

– Стойте! Милиция!

Женщины остановились. Михаил спрятал пистолет и подошел. Под шинелью на поясе у каждой из них висел пистолет в кобуре. “Интересно, они стреляли когда-нибудь, хоть по мишени?”

– Вот мое удостоверение. Где ваш пульт управления? На территорию проник преступник и мне нужно знать, когда он ее покинет…

– Пойдемте! – сказала более пожилая охранница и повернула к многоэтажному зданию заводоуправления.

Они успели сделать несколько шагов, как опять взвыла сирена и громкоговорители просипели по всей территории: “Нарушение в четвертом секторе. Нарушение в четвертом секторе”.

– Где это? – спросил Михаил.

Женщины показали направление, Михаил побежал. В свете прожекторов он увидел открытую калитку во внутренней ограде, следы на контрольной полосе и доску, приставленную к бетонной стене внешней ограды.

Михаил, не раздумывая, полез следом. За забором было тихо. Впереди темнел заводской поселок. Через пустырь начинался массив частных домов. А дальше светились окнами девятиэтажки. Лай собак подсказал, что Валет уже движется по улице поселка.

Четвертый и пятый уже несколько раз выходили на связь и требовали указаний. Теперь Михаил знал, что им ответить.

“Всем собраться в машине и двигаться к поселку. Ориентир – массив девятиэтажек. Я следую за объектом примерно в этом же направлении. Буду на связи постоянно. Сообщаю время: двадцать два часа тридцать одна минута”.

Короткая улица одноэтажных домиков вывела Михаила под аккомпанемент собачьего лая к широкой дороге на невысокой насыпи. Дорога вела, либо назад к аэропорту, либо к девятиэтажкам.

Очевидно, Валет выбрал поселок. Михаил поднялся на насыпь и пошел по левой обочине к группе многоэтажных домов. Навстречу изредка проезжали машины и тогда Михаил отходил почти на край насыпи и оберегал от света глаза. Одна из таких машин резко вильнула, что-то объезжая на дороге, и едва не сбила Михаила. В последний момент он отскочил в кювет, не удержался на ногах и упал в пыльный бурьян.

– Слепой идиот! – выругался Михаил, стряхивая пыль с куртки. Он осмотрел дорогу при свете уличных фонарей и ничего не обнаружил.

“Что ему померещилось?” – подумал Михаил, направляясь дальше.

Еще издали он увидел возбужденную толпу мужчин и женщин.

– Что случилось? – спросил Михаил, когда приблизился достаточно.

– Это его напарник! – раздался высокий женский голос.

В руках ближайшего мужчины Михаил увидел монтировку. Кто-то был с лопатой.

– Милиция! Что случилось?

Мужчина с монтировкой стал обходить Михаила с фланга. Толпа зловеще молчала.

Михаил вытащил пистолет:

– Брось монтировку или я продырявлю твою глупую башку!

Толпа отхлынула назад.

– Повторяю третий раз, что случилось?

– Бандит угнал машину.

– Как это произошло?

Из толпы отделился мужчина. Его лицо было залито темным. Очевидно кровью.

– Я разгружался. Он подошел: “Отвези в город”. Отвечаю, что не могу. Он ударил чем-то, я упал.

– Рукояткой пистолета… Что за машина? Марка, цвет, номер?

– Белые “Жигули”, тройка, 28-67 ДОК…

Михаил передал по связи информацию: “Дробот угнал белые “Жигули”, третья модель, 28-67ДОК. Движется в город. Срочно попросите ГАИ перекрыть основные трассы. Предупредите, что он вооружен… Где вы?”

– Уже на трассе и видим девятиэтажки.

Михаил обратился к мужчине:

– В ближайшем отделении милиции напишите заявление. Укажите свидетелей. Попросите их, пусть завтра свяжутся через ГорУВД со следователем Гречка. Запомнили? Гречка.

Подъехала машина. Михаил сел рядом с водителем, роль которого выполнял седьмой.

– Поехали в Управление!

– За орденами…, – вставил четвертый язвительным тоном.

Михаил промолчал. А тот принял молчание за слабость и продолжал.

– Результат – нуль целых, икс десятых… Говорил же, нам не нужны никакие помощники…

– Я не помощник, а руководитель операции…

– Тем более, не нужны нам были такие руководители…

Михаил был настолько огорчен неудачей, что сил заводиться уже не было.

– Собственно, чего ты хотел? Какого результата? Гору трупов? В том числе парочку из вашего числа… Я его лучше знаю! Год воевал с ним в Афганистане в спецподразделении ВДВ…

Ребята промолчали, и Михаил продолжил:

– Его паршивая жизнь не стоит жертв. Даже той проститутки, которой он прикрывался… Тем более, он нужен нам живой…


Они не успели доехать до Управления, когда из ГАИ сообщили, что машина найдена брошенной в районе порта.

Глава 9

Точка опоры для Архимеда

Сестра Белостенной пришла без опоздания. Беседа состоялась в комнате для допросов.

Михаил начал с психологической подготовки:

– У нас есть основания считать, что вы не были откровенными с нами. Мы понимаем желание защитить честь старшей сестры. Вы ей многим обязаны. Но она умерла, как это ни прискорбно. Теперь нужно думать о живых. О вашей дочери, внуке…

– Что дочь? Ее уважают…

– Возможно, у нее была хорошая репутация, но сейчас она замешана в афере с фальшивыми рецептами. Преступника она хорошо знает. Он ходил к вашей сестре в дом и давно связан с вашей дочерью. Мы получили доказательство, что он, возможно, является убийцей вашей сестры…

– Не понимаю, причем здесь дочь?!

– Что тут непонятного? Ваша дочь находится в близких отношениях с человеком, который убил вашу сестру. И этот человек знает, что ваша дочь единственная наследница вашей сестры. Вы промолчали о завещании…

Женщина сидела бледная. Губы слегка дрожали.

– Что вы от нас хотите? Чего добиваетесь?

– Хотим правды! Расскажите все по порядку, что знаете об Альберте Совенко, Валентине Дроботе, Альтмане… Об убийствах деда Стефана, Ларисы…

– Моя сестра ни в чем не виновата. Ее затянули. Все было хорошо, пока не вернулся Альтман…

– Кто такой Альтман? Это его фамилия?

– Его фамилия Стариков Петр Кузьмич. Ему нравились немцы, Гитлер, и он взял себе такую немецкую кличку…

– Когда вы с ним познакомились?

– Еще до войны. Он ходил в дом, где мы жили, и соблазнил сестру. Потом он написал донос на своего начальника. Их с любовницей арестовали. Мы с сестрой остались в той квартире. Он ходил к нам. После войны я вышла замуж и переехала.

– Где вы были во время войны?

– В оккупации.

– А Альтман?

– Он эвакуировался в тыл вместе с НКВД. В сорок третьем вернулся женатым, но опять ходил к сестре. Она его боялась. Он страшный человек. В тридцать восьмом ему было двадцать лет, а он рассказывал, как пытал людей. После ареста Берии, Альтмана уволили. Он бросил жену и уехал на Север.

– Когда он вернулся?

– В восемьдесят четвертом или восемьдесят пятом году.

– Что произошло после его возвращения?

– Он опять стал ходить к сестре. Стефан был против.

– Почему? Из-за ревности? Ведь они уже были довольно пожилые люди.

– Ревность ни при чем! Альтман хотел втянуть сестру в свои махинации. Он вернулся почти без денег. А Стефан заболел артритом, не мог играть и почти ничего не зарабатывал. Альтман предлагал избавиться от него. Выгнать… Сестра не хотела, опять начала пить. Тогда Альтман отравил Стефана. Больше некому. А подозрения упали на сестру. Но она этого не могла сделать, хотя бы ради Ларисы. После смерти Стефана квартира превратилась в кабак. Пьянки, посетители… Потом на наше горе Лара влюбилась в своего преподавателя. Дальше вы знаете…

– Рассказывайте! Нам интересно увидеть события вашими глазами.

– Альтман перестал ходить в дом. Ходил Альберт, потом и другой, с плохими зубами…

– Валентин Дробот? Он снимал комнату у вашей сестры?

– Да. Мария была против, но Альтман заставил. Ему нужен был надсмотрщик в доме. Когда Зуб начал приставать к Ларочке, мы все возмутились, и Альтман его убрал. Лара даже пригрозила Альтману, что заявит в милицию.

– Вы сказали Зуб?

– Да. Так все звали Валентина. Из-за зубов…

Михаил некоторое время молчал, переваривая только что услышанное. Нельзя сказать, что это было невероятно, все же психологически довольно неожиданно для Михаила.

– Где Крамар встречался с Ларисой.

– Дома. Мария не хотела, чтобы они виделись где-то на стороне.

– Как вы думаете, кто убил Лару?

– Сейчас не знаю, что и думать! После убийства Лары явился Альтман и указал на Крамара. Мы не поверили. Потом арестовали студентов. Теперь получается, студенты не виноваты. Остается Крамар…

– Почему только Крамар? А Альтман? А Зуб? А Сова, то есть Альберт? Вы же сами сказали, что Лара им угрожала.

– Да. Это страшные люди. Не хочу об этом даже думать. И у нас нет никаких доказательств.

– Все подстроено так, что Лару убил Крамар. Потом была убита ваша сестра. Мы считаем, ее убил тот, кто убил Лару. И здесь факты против Крамара. Он был в квартире вашей сестры перед убийством. Есть отпечатки пальцев, да и он сам сознался, что посетил ее в тот день. Отрицает только факт убийства.

– Трудно поверить. Такой мягкий интеллигентный человек…

– Теперь у нас тоже появились обоснованные сомнения в виновности Крамара. Как вы думаете, мог эти убийства совершить Альтман?

– Только не своими руками! После того, как он отсидел, он все делал чужими.

– Как отсидел? Я понял, что на Севере он работал.

– Сначала работал, потом сидел за убийство. Он сам рассказал сестре. Может, пугал?!

– Где он живет?

– В частном доме где-то на Слободке.

– Извините! Должен прервать нашу беседу. Дайте пропуск, я подпишу. Мы вас найдем. Спасибо за откровенность!

Как только женщина ушла, Михаил влетел в приемную.

– Тамара Борисовна! Нужно срочно установить адрес человека. Стариков Петр Кузьмич. Где-то в Портовом районе на Слободке… И еще. Он сидел за убийство. Запросите из Москвы копию обвинительного заключения. Это тоже срочно! Чуть не забыл, пусть также передадут по факсу фотографии Старикова.

– Миша! Вы сегодня сводку не читали? Ночью на Слободке был пожар. Хозяин сгорел.

– Кто?

– В сводке пока нет фамилии, только адрес. Идет расследование…

– Черт возьми! Почти уверен, это тот, кого мы ищем…

– Не спешите расстраиваться…

– Стариков, он же Альтман, сидел за убийство. Машину, украденную Зубом, нашли в районе порта. Кто-то из них заметает следы. Случайное совпадение маловероятно. Могу заключать пари. Только крупный выигрыш может меня утешить…

– Миша, забыла сказать, позвоните Сумченко.

– Тамара Борисовна! Вы становитесь источником неприятностей.

– Передатчиком неприятной информации. Сорвите тогда досаду на телефоне. Он первый начал…

– Так и будет! – Михаил набрал номер приемной Сумченко. – Это Гречка. Добрый день! Соедините меня с Иваном Игнатьевичем, пожалуйста!

Сумченко, как всегда, начал с разноса:

– Чем ты занимаешься? Постоянно отвлекаешься на посторонние задания. Устроил стрельбу на улице. Наркоманы – не твое дело. С аптекой разберутся без тебя. Если нечего делать, отправляйся домой. Понравилось гулять в городе на командировочные…

– Виноват, что вовремя не доложил. Вы всегда так заняты… Дело в том, что наркоман, скорее всего, убийца Белостенной-старшей. Нашли его отпечатки пальцев в том месте, где висело тело…

– Вчера опять чуть не устроил перестрелку в аэропорту…

– Пытались арестовать Валентина Дробота, он тоже кандидат в убийцы…

– Вы его прошляпили!

– Он очень опасен. Мы хотели избежать кровопролития…

– Вы с Манюней постоянно держите меня за дурака. Я все узнаю последним.

– Мы ценим ваше время и не отвлекаем по мелочам, тем более, вам грех жаловаться, у вас прекрасная служба информации…

– Прекрати разговаривать со мной в таком тоне! Жду с докладом!

– Разрешите после семнадцати часов?

– Не позже! – Сумченко бросил трубку.

– Вот так! Стараешься, стараешься, а начальство тебе платит черной неблагодарностью! – пошутил Михаил, так как разговор с Сумченко почему-то улучшил его настроение. Возможно потому, что Михаил понял – развязка близка.

– Слишком стараешься! Начальство таких не любит! – в тон ему ответила Тамара Борисовна.

– Тамара Борисовна! Хотите, открою вам большую производственную тайну? Без свидетелей!

– Хочу.

– В отсутствие Манюни, мы с вами самые ценные сотрудники Управления.

– Вы зализываете свою душевную рану после вчерашней неудачи! А при чем здесь я?!

– Пользуясь случаем, отдаю вам должное… Мы едем сейчас допрашивать Совенко, а вы постарайтесь не забыть о моих поручениях.

– Запрос в Москву уже напечатан. Подпишу у начальства и отправлю по факсу немедленно. Адрес мне сообщат через полчаса. Перезвоните сюда…

– Прекрасно! Феноменально!

– Видите, успела заработать новый комплимент.

Михаил заглянул в кабинет:

– Анатолий Иванович! Я готов ехать к Сове…

– Что дала беседа?

– Многое проясняется. Детали расскажу по дороге…


– Вот копия заключения экспертов, – Фесенко протянул Сове документ на трех страницах.

Сова бледнел на глазах. Отвисла челюсть, приоткрылся рот – вид не из приятных, если учесть часто моргающие выпуклые глаза. Это была уже не хищная птица, а карась на дне лодки.

– Комментарии будут? – Фесенко даже потряс Сову за плечо, чтобы вывести из состояния прострации.

– Я не убивал! Клянусь! Это Зуб…

– Давай все по порядку! Когда и зачем вы пришли к Белостенной?

– Альтман приказал мне приехать туда к двум часам. Зуб был там. Они пили с хозяйкой.

– Кто открыл дверь?

– Зуб. И приказал сидеть в комнате Ларисы. Потом приехал этот доцент…

– Декан.

– Да, декан. Как я понял, ему открыла хозяйка, так как Зуб перебрался ко мне.

– Как долго был Крамар? О чем они говорили?

– Я не прислушивался, а вот Зуб стоял у двери. Декан был заведен, это точно.

– Сколько длился визит?

– Минут десять-пятнадцать. Когда декан ушел, Зуб вернулся к хозяйке. Через некоторое время раздался шум, потом все стихло. В комнату заходит Зуб. Весь красный, пот градом и глаза дикие. Говорит: “Помоги!” Пошел за ним на кухню. Старуха лежала на полу задушенная. Я шарахнулся назад, но Зуб схватил за воротник, приставил пушку к подбородку и зашипел: “Сейчас твои мозги будут на потолке”. Я помог ее повесить. Клянусь, она была уже мертвая!

– Ладно! Покажите на следственном эксперименте, как это было.

– Я стал на табурет, а Зуб помогал с пола. Она была очень тяжелая…

– Что было дальше?

– Он меня успокоил. Сказал, что Альтман все продумал. Если не пройдет вариант с самоубийством, то мы еще раз подставили Крамара.

– Так и сказал?

– Да, так и сказал: “еще раз…”!

– Вы знали, что Зуб убил Ларису?

– Однажды под кайфом он пожаловался, что Альтман его обманул. Дорогого кольца на пальце не оказалось. Якобы Альтман подсказал ее матери, и та внушила Ларисе снимать кольцо по вечерам. Он сказал: “За Альтманом должок. Он не расплатился за мокрое дело. Даже серьги снять не разрешил”.

Михаил и Фесенко переглянулись.

– Понятно! Снять серьги, значит, поколебать версию о виновности Крамара. Миша, позвони, будь добр, Тамаре – едем к Альтману.

Михаил вышел в коридор к телефону постового.

– Должна вас разочаровать! Пожар был именно по адресу Старикова.

– Спасибо за скверную весть! Но мы едем туда все равно.

Вышел Фесенко. Михаил встретил его словами:

– Похоже, Альтман сгорел сегодня ночью вместе со своим домом. Адрес я записал. Едем?

– Без вариантов! Сначала на место пожара, а потом в райотдел.


Служебную машину вел Михаил. Они миновали район плановой застройки и через длинную эстакаду переехали овраг, за которым начиналась Слободка, хаотически застроенный небольшими частными домами поселок. Побеленные известкой дома под черепичными и шиферными крышами утопали в садах на склонах широкого оврага. Живописную картину портили многочисленные лишайники мусорных отвалов на зеленом теле оврага и захламленный зловонный ручей на дне.

У пожарища торчало несколько зевак, которых отгонял милиционер, оставленный с этой целью. Пока велось следствие, нужно было сдерживать желающих помародерствовать. Весть о пожаре разнеслась по всей Слободке, жители которой знали хозяина как одинокого замкнутого человека. Сохранились надворные постройки и гараж. Их содержимое и привлекало дальних и близких соседей.

Фесенко и Михаил предъявили удостоверения и принялись обследовать пожарище. По остаткам стен и фундаменту они определили, что дом имел прихожую, две комнаты и веранду. Милиционер показал железную кровать, на которой нашли сильно обгоревшие останки хозяина.

– Анатолий Иванович, обратите внимание, что в той комнате, где стояла кровать пол выгорел дотла, а в соседней пострадал гораздо меньше…

– И какие из этого выводы?

– Его основательно залили бензином перед тем, как подпалить. Возможно, добавили еще горючих материалов.

– В той комнате пожар начался. Хозяин заснул с сигаретой, – пояснил милиционер.

– Возможно. Если бы только у хозяина не было клички Альтман.

Фесенко поковырялся палкой в шлаке и углях под кроватью:

– Нужно бы просеять этот мусор. Уверен, нашли бы кое-что. Например, оплавленную пулю…

– Не думаю. Зачем поднимать шум?! Зуб умеет убивать голыми руками.

– В этих садах звук пистолетного выстрела не услышишь с тридцати метров.

Михаил не стал спорить.

– Интересно, что в гараже? Гараж открывали? – спросил Михаил у милиционера. Он надеялся увидеть кое-что знакомое.

– Еще нет. Нет ключа! Нужно срезать петли автогеном.

– Не могли открыть за полдня… – процедил Фесенко. – Здесь у каждого автолюбителя электросварка.

– Без разрешения начальства не позволю, – забеспокоился милиционер. – Может, у него не было машины…

– Хорошо! Едем к твоему начальству…

– Анатолий Иванович! Я лучше здесь поспрашиваю соседей. Покажу фотографию Зуба, Совы…

– Давай, действуй! Вернусь скоро…


Сову никто не видел, зато Зуба узнали. Он иногда приходил к хозяину. Но самое приятное для Михаила заключалось в том, что у Альтмана действительно была машина.

“Запорожец” белого цвета.

Фесенко приехал с представителем райотдела милиции и автогенщиком ЖЭУ. Решили вырезать замок, а не петли, чтобы опять можно было закрыть гараж.

Машины в гараже не оказалось. Фесенко уже успел узнать через ГАИ, что это был белый “Запорожец”, 73-15ДОЖ. Более того, попросил организовать розыск машины.

Они возвращались в Управление.

– Ребята из района также убеждены, что кто-то постарался, чтобы мы не смогли установить, кто все-таки сгорел, – сказал Фесенко Михаилу.

– Этот кто-то катит уже двенадцать часов в неизвестном направлении на белом “Запорожце”.

– Да! Фору в полтыщи километров он уже получил…

– Можем заключать пари. Альтман или Зуб?

– Я ставлю на Альтмана, – ответил, не раздумывая, Фесенко. – Школа НКВД, все-таки!

– У меня не остается выбора. Да и шансы Зуба тоже велики.

– Свирепость и подлость не заменят ум и опыт.

– По этому поводу спорить не буду. Вот что еще я узнал от соседей. Альтман сам рассказывал о больших деньгах, которые он заработал на Севере.

– Чтобы не было лишних разговоров, откуда у него деньги. Типичное прикрытие левых доходов. Похоже, ты докопался до дна этого дела…

– Сегодня расскажу все Манюне, доложу Сумченко, потом за два-три дня напишу отчет и поеду в свою деревню. А то, смотришь, дочка вырастет без меня.

– Ты хоть по выходным дома. Я в городе, а своих вижу реже. Такая у нас проклятая работа!

– Работу можно поменять…

– Тебе еще не поздно, а я уже увяз до гроба. Давай вместе заглянем к Манюне.


На следующий день Михаил с утра засел за отчет. Для начала он составил список эпизодов, которые предстояло осветить в отчете и сделать к каждому реестры протоколов допросов, вещественных доказательств и заключений экспертов. Такой документ, по мысли Михаила, позволял безболезненно передать следствие другому исполнителю. Когда список был составлен, стало ясно, что на допросах Совенко совершено не затрагивались вопросы, связанные с покушением на Манюню. Разрешение провести допрос Совы самостоятельно Михаил получил у Фесенко и согласовал с ним же план разговора.

Они сочли целесообразным рассказать Сове о гибели одного из двух участников преступлений и активном розыске оставшегося в живых. По их мнению, это должно было развязать язык Сове. Хотя его показания трудно проверить без очной ставки и допроса Зуба или Альтмана, проверка на логическую непротиворечивость и увязка с известными фактами позволили бы создать полную версию событий.

Сова оправдал надежды. Он рассказал, что слежка за Манюней проводилась Альтманом совместно с Зубом. Но покушение выполнил Зуб сам. Была разработана версия угона им “Запорожца” Альтмана на случай срыва операции. Рано утром Зуб приехал на машине Альтмана в Христофоровку. Оставил на стоянке недалеко от пляжа. Пришел на площадь к пивзаводу. Выследил, у кого можно угнать грузовик, и сделал свое дело. Получилось не с первого раза. Только на третий понедельник подвернулся совершенно беспечный водитель.


К концу дня пришел пространный факс с материалами на Старикова. На северо-восточных золотых приисках он сделал карьеру от рядового надзирателя до заместителя начальника крупного лагеря. Зону держал в страхе. Заработал северный стаж и рано оформил пенсию, но остался там и организовал небольшую артель старателей из бывших зэков его лагеря. За сезон они заработали по тем временам большие деньги, более семидесяти тысяч рублей чистыми, то есть за вычетом аренды техники и оплаты за горючее. При дележе возникла драка, и Стариков убил одного из артельщиков.

Во время следствия выяснилось, что один из членов артели был геологом и работал в зоне по своей специальности. Он под давлением Старикова несколько лет прятал “хвосты”, то есть намеренно пропускал участки рудного тела без переработки и тщательно фиксировал их местонахождение. Артелям старателей обычно отдаются отработанные месторождения, где оставалось золото, которое неэффективно было добывать промышленным способом. При везении старатель зарабатывал пять-шесть тысяч за сезон с мая по сентябрь. Стариков взял себе пятьдесят тысяч, геологу заплатил десять и двум остальным: бульдозеристу и оператору промывочной установки по пять тысяч. Во время пьянки, с которой Стариков скоро ушел, двое, они собственно и перелопатили всю породу, придавили геолога и с помощью пытки узнали все. Полученную информацию они решили использовать для шантажа Старикова, чтобы заставить его поделить все “честно”, в данном случае поровну. Один из шантажистов поплатился жизнью, другой чудом спасся и сбежал. Милиция быстро раскрыла это дело. Весь заработок конфисковали, а Стариков получил десять лет. Он отсидел там же.

С фотографии смотрел еще не старый человек с узкими жесткими глазами. В лице ничего дегенеративного. Заурядное и даже симпатичное лицо. Как он выглядит сейчас? Нужно со слов Совы составить описание внешности и по фотографии составить фоторобот с поправкой на старение.


Последний день командировки получился хлопотным и грустным, так как приходилось прощаться с коллегами, ставшими друзьями. Что ни говори, город богат возможностями общения с людьми. Здесь, в отличие от деревни, есть из чего выбирать.

Даже Сумченко нашел несколько приятных слов, хотя и не обошелся без нравоучений:

– У тебя, Михаил Егорович, есть все данные для успешной работы и карьеры. Но не могу как старший и более опытный человек не предупредить тебя. Сломай свою гордыню, держи себя в руках, иначе все твои профессиональные успехи будут обесценены и ты ничего в жизни не добьешься. Один даже очень способный человек бессилен. Нужно всегда играть за команду, которая выигрывает. Подумай над моими словами…

– Спасибо за совет, я обязательно подумаю…


Манюня вообще растрогался до слез:

– Что-то стал я плаксивым. Размяк здесь совсем. Мне не будет хватать твоих посещений. Они были для меня окнами в настоящую работу и жизнь.

– Вы и так уже фактически руководите работой отдела. Просто и мне и вам жаль, что закончилось это дело. Это как чтение хорошей книги. Когда читаешь, торопишься, а дочитал – сожалеешь…

– Только это не книга, а жизненная драма…

– Правильно! И затягивать ее, значит увеличивать количество жертв…

– И в этой мы еще не поставили последней точки. Хотя теперь, как говорится, дело техники…


Хлопоты были связаны еще с тем, что в Донецке был найден “Запорожец” Альтмана. Пришлось несколько раз связываться для выяснения всех обстоятельств. Произошло это в определенной мере случайно. Случайно в том смысле, что машину Альтмана никто специально не разыскивал. В розыске постоянно масса автомобилей и ГАИ не в состоянии вести систематический поиск отдельного автомобиля.

В милицию обратилась женщина с просьбой найти мужа, который впервые за много лет совместной жизни не ночевал дома две ночи, причем без предупреждения. Так как муж был автолюбителем, то милиция начала проверку с платной стоянки, где он постоянно держал машину, восьмую модель ВАЗ бежевого цвета. Жена много раз там бывала.

Приглашенный инспектор ГАИ дотошно проверил каждую машину на стоянке и под чехлом нашел “Запорожца”, который только-только был объявлен в розыске.

Оказалось, что стоянка оплачена на месяц вперед. Михаилу понадобилось приложить массу усилий, чтобы разыскать и переговорить со сторожем, который регистрировал “Запорожца”.

Перед этим Михаилу показалось, что Фесенко даже обиделся:

– Миша! Ты как будто нам не доверяешь. Раскрутим мы это дело сами…

– Любопытно узнать, кто это был. Альтман или Зуб?

– Позвонишь нам из своей тмутаракани через пару дней, и мы расскажем тебе все. Можешь не сомневаться, пари выиграл я!

– Нет! Дело не в пари и тем более не в недоверии. Душа просит снять неопределенность, аж кричит!

– Звони! Только не опоздай на автобус…


Усилия Михаила не пропали даром. Он узнал, что машину ставил седовласый старик с белой бородкой и усами. Описание совпадало с показаниями Совы. Фесенко оказался прав. Альтман таки выжил. Тогда сгорел Зуб или кто-то третий, что было маловероятно.

Эпилог: продолжение следует?

Михаил сошел с автобуса и по привычке последнего времени внимательно осмотрелся. Ничего незнакомого или подозрительного не увидел. Возле сельмага напротив две машины, одна из них бежевого цвета. Модель на таком расстоянии он не разглядел, восьмая или девятая.

Свернул по обыкновению на боковую улочку, чтобы сократить путь, и вскоре пожалел об этом. Было довольно грязно. Шел неторопливо, тщательно выбирая сухие места, переходя с одной стороны улицы на другую.

Фесенко был прав. Эти звонки в Донецк привели к тому, что Михаил не успел сдать оружие, и теперь в понедельник он должен будет терять день на поездку в город только для этого. В автобусе Михаил долго размышлял о том, как связано исчезновение мужчины со стоянки с появлением там машины Альтмана. День совпадает. Цель понятна. Альтману нужна машина, которую не разыскивает ГАИ. Правда, уже разыскивает с сегодняшнего дня, и Альтман об этом ничего не знает. Если Альтман замешан в исчезновении машины, то женщина уже вдова. В этом не может быть никаких сомнений.

Так размышляя, Михаил подошел к насыпи, наверху которой проходила дорога, ведущая к высокому, для защиты от наводнений, мосту. Михаилу достаточно было преодолеть насыпь и через два двора его дом. Он поднялся на дорогу по бетонным ступенькам. Долина реки была в сумеречном тумане. Сужающаяся в перспективе черная дорога была подобна спице, воткнутой в белую шерсть тумана. Тихо. Дорога почти пуста. Михаил посмотрел направо.

Опять бежевая машина, и словно крадется. Вот он уже разглядел номер: Г33-12ДО. Пропавшая восьмерка! Он полез за пистолетом, но выстрелить не успел, так как из левого окна машины уже торчал ствол.

Михаил упал на склон насыпи. Альтман выстрелил дважды и промахнулся. Как только машина проскочила вперед, Михаил открыл непрерывный огонь по левому заднему колесу.

Громкий хлопок свидетельствовал, что он попал в цель с третьего или четвертого выстрела. Машина вильнула, но не остановилась. Все же Альтман не мог удержать машину на дороге. Ее уводило все больше влево и она, едва не столкнувшись с встречным грузовиком, нырнула мимо моста в реку.

На удивление автомобиль не перевернулся. Его багажник на полметра торчал из воды, передняя часть под углом почти в сорок пять градусов уходила под воду. Первым подоспел шофер, который чудом избежал столкновения.

Михаил спросил у него:

– Вы водителя видели?

– Нет! А что случилось?

– Опасный преступник. За ним несколько убийств, в том числе хозяина этой машины.

Шофер, молодой парень, только воскликнул от удивления.

На берегу стала собираться толпа.

– У тебя найдется трос? Нужно вытащить машину из реки…

– Вообще-то я спешу домой… Ну да ладно! Интересно все же…

Михаил разделся до трусов и полез в холодную воду. Кто-то из соседей уже сказал Анастасии, и она показалась на насыпи.

– Миша!

– Настя! Принеси полотенце!

– Ты куда?! Простудишься!

– Неси полотенце и готовь пол-литра, соседка, – посоветовал кто-то из толпы.

Насыпь и часть берега у моста были выложены крупным булыжником, и это облегчило работу. Михаил без труда зацепил легковушку. Грузовик вытащил ее на берег.

Толпа бросилась к машине. Левая дверь была открыта, салон пуст.

– Ничего не трогать! Не создавайте следствию трудностей, – отгонял зевак Михаил. – Сбегайте лучше за трактором. Нужно оттащить машину в гараж. Утром ее заберут.

Анастасия растирала полотенцем его спину.

– Иди домой и переоденься.

– Ничего страшного. Сначала запру машину, потом позвоню в город… Согрей лучше воду для ванны и готовь сто граммов, как тебе советовали…

Харьков, 1996






home | my bookshelf | | Когда плачет скрипка. Часть 2 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу