Book: Она Была Красива



Виктор Дан

Она была красива

1

Михаил расследовал за время своей следственной карьеры полтора десятка убийств, но в морге судебно-медицинской экспертизы был впервые. Он был рассеян и почти не замечал ни острого запаха дезинфекции, ни могильного холода от кафельного пола и стен. Его рассеянность объяснялась семейными проблемами, которые он в конце первого дня служебной командировки еще не мог загнать на второй план сознания или еще дальше, как это с ним по обыкновению бывало, когда он начинал очередное расследование. Забегая вперед, следует сказать, что это ему удалось с избытком к концу дня.

Служащий в застиранном халате вкатил в анатомичку стол, прикрытый такой же застиранной простыней, и удалился. Похоже, в этом мрачном учреждении стерильность была не на первом месте.

Патологоанатом включил верхнее освещение над столом, и помещение засияло почти праздничной иллюминацией. Михаил был знаком с этим коренастым мужчиной с рыхлым носом регулярно пьющего человека и огромными ручищами мясника. На самом деле в этих толстых и на вид неуклюжих пальцах скальпель, казалось, сам собой проделывал свои манипуляции с ювелирной точностью. Об этом говорили все, кто наблюдал работу Алексея Ивановича Карташова. Вскоре в этом убедился и Михаил.

– Как у тебя с нервишками? Не передумал? – спросил патологоанатом Михаила.

– Не передумал, – ответил Михаил спокойно.

В Афгане ему приходилось видеть результат действия гранатомета при прямом попадании в человека.

– Ну-ну! Если в этом есть острая необходимость…

– Сроки расследования очень жесткие. Ажиотаж в верхах невероятный…

– С чего бы это? Девушка по моим данным, грубо говоря, безродная. Она здесь ждет очереди на вскрытие уже два дня, и вдруг такая спешка после окончания рабочего дня.

– Мать у нее уборщица, а отец строительный рабочий. Но как раз бригада, в которой он работает, строит загородный дом вашему новому мэру. Мэр приехал посмотреть, как идут дела. Убитый горем отец обратился к нему с просьбой найти убийцу. Видно задел какие-то чувствительные струны, поэтому новая метла метет очень жестко. Меня из района обычно привлекают к расследованию не сразу…

– Да, наслышан, что ты мастер распутывания узлов, завязанных нашими городскими следователями.

– Скорее преступниками. Спасибо за комплимент!

– Вот уже успели арестовать ее мужа.

– Вы же знаете, что четыре пятых всех убийств совершаются родственниками и близкими знакомыми. И еще наша традиция: как можно больше людей затащить в следственный изолятор. Возможно, среди них и будет преступник.

Михаил не стал говорить, что его так рано привлекли к следствию благодаря матери этого парня. Она преподает в начальных классах школы, где учатся дети городского прокурора. Манюня был с ней давно знаком. После ареста сына она прибежала в городскую прокуратуру и сразу попала на прием к Николаю Петровичу. Это постаралась Ольга, секретарь Манюни. Ее дочь посещает ту же школу.

– Не повезло парню, такую женщину потерял. Вы ее видели?

– Еще нет. Даже фотографию…

– Роскошная женщина! Полюбуйся, пока не покромсал, – Карташов снял простыню, прикрывающую тело. – Рост 172, даже на глаз видно, что параметры 90-60-90, притом, что у нее есть сын десяти лет. Возраст 33 года, а как выглядит! А кожа какая! Уж ей-то брить ноги не нужно было…

Высота анатомического стола была отрегулирована по параметрам патологоанатома. Поэтому Михаил с высоты своего роста смог хорошо разглядеть и оценить достоинства тела убитой. Хотя восторги Карташова считал не совсем уместными.

Михаил знал, что она была задушена, но на удивление ее лицо не было искажено гримасой. Легкие следы на шее и все. Короткие вьющиеся волосы цвета спелой ржи, короткий прямой нос, ярко алая помада на небольших пухлых губах, такого же цвета маникюр. Все это кого-то напоминало Михаилу. Точно! Вылитая Мэрилин Монро. Не было сомнения, что Анна Ефимовна Копыленко (Снижко по отцу) подражала всемирно известной актрисе, используя сходство с ней, если не в деталях, то в типаже.

Еще эта блондинка напомнила Михаилу его жену Анастасию, такую же красавицу блондинку, с которой Михаил незаслуженно холодно расстался сегодня рано утром. Вчера вечером был разговор, который закончился размолвкой. Такое расставание случилось впервые за восемь лет их брака. Вид мертвой красавицы усилил чувство вины Михаила.

Нет, он не считал себя не правым по существу их спора, но форма выражения сейчас представлялась ему безобразной. Для женщины, с которой был счастлив, он обязан был найти другие слова и другие интонации. Воспоминание о ссоре с женой и делало его непривычно рассеянным.

– С чего начнем? – спросил Карташов.

– Не мне вас учить, Алексей Иванович. Сначала установим точную причину смерти, потом обследование содержимого желудка и половых органов. А дальше по обстоятельствам…

– Понятно! Приступим, – в руках патологоанатома сверкнул инструмент.

Несколько точных движений и шейная часть позвоночника была обнажена.

– Н-н-да!. Похоже, ее сначала слегка придушили, а потом свернули шею как подбитой куропатке, – прокомментировал Карташов. – Сейчас обследую легкие и скажу точно.

Спустя несколько минут патологоанатом шмыгнул носом и выдал заключение:

– Н-н-да! Состояние легочной ткани свидетельствует о том, что она умерла не от удушья. Ей сломали шею вполне профессионально.

Михаил оставил заключение Карташова без комментариев.

– Теперь на очереди желудок, – выдал Михаил, чтобы хоть что-то сказать. – Узнаем, что она перед смертью ела. Возможно, установим когда, где и с кем.

– Н-н-да! Когда, как и с кем – основные вопросы нашего сегодняшнего действа, – патологоанатом намекал на предстоящее обследование половых органов.

Михаил не отреагировал на грубоватую шутку. Он получил ответ на главный вопрос о причине смерти Анны Копыленко и в ожидании новой информации от Карташова мысли унесли его на сутки в прошлое.

* * *

Накануне вечером он вернулся с работы на два часа позже обычного. Он задержался, чтобы срочно завершить или передать текущие дела, так как рано утром предстояло ехать в город по предписанию областной прокуратуры. Он успел переговорить с городским прокурором Манюней по телефону и знал, по какому делу ему предстоит работать.

Анастасия не скрывала радостного возбуждения. Когда она накрыла стол для ужина и уселась по обыкновению напротив Михаила, ее прорвало.

– Так всегда, когда мне нужно чем-нибудь с тобой поделиться, ты задерживаешься на работе…

– Пришел бы я как всегда, так за столом бы сидели Нина и бабушка Наталья. Твои новости для всех или только для меня? Меня бы обрадовала только одна новость, что у нас будет еще ребенок. Ты это хотела мне сообщить…

– Нет. Как раз наоборот – ребенок помешает…

– Кому или чему?

– Не перебивай, пожалуйста! Ты мне и так почти испортил настроение. Даже говорить перехотелось.

– Извини! Надеюсь, что твоя новость не испортит мне ужин.

Михаил с аппетитом уплетал гречневый суп. На очереди были фаршированные рисом и мясом курицы кабачки. Анастасия к еде еще не притронулась.

– Не знаю! При таком твоем настроении…

– Извини еще раз! Настроение у меня нормальное. Слушаю тебя.

– Я тебе как-то говорила, что составляла бизнес-план на следующий год…

– Да. Помню, – Михаил продемонстрировал внимание, чтобы успокоить жену.

– Сегодня его смотрел доцент Коваленко и наговорил мне кучу комплиментов. Ты знаешь Коваленко? С его кафедрой у нас договор.

– Знаю я этого Коваленко. Его «куча комплиментов» дурно попахивает. Как специалист он пустое место. Папа купил ему диссертацию и пристроил в университет доцентом.

– Откуда ты знаешь? Это сплетни завистников.

– А ты знаешь, где я работаю? – Михаила неожиданно накрыла волна раздражения. Он уже догадывался о содержании дальнейшего разговора. – И знаешь ли ты кто его папаша?

– Откуда? Я ведь не помощник прокурора, и такие вопросы мне задавать Коваленко неудобно.

– Его отец крупный чиновник в областной администрации. Вашей агрофирме он обеспечивает крупные договора на поставку продукции и другие льготы, а ваша фирма платит крупные взятки через его сына под видом договора на НИР и консультации.

– А куда смотрит прокуратура?

– Эти люди имеют возможность пользоваться услугами знающих юристов. Все оформлено как нужно. Ваша фирма ведь выиграла тендер, прежде чем заключить договор? Не так ли?

– Конечно! Было много конкурентов. Наши предложения были лучшие всех и соответствовали всем требованиям.

– А сейчас по условиям договора?

– Так прошло время, ситуация изменилась…

– Не обманывай себя. Если хочешь, могу тебя посвятить в технологию подготовки и проведения липовых тендеров. Нам известны все приемы и методы, которые используются для того, чтобы тендер выиграла или не выиграла нужная фирма.

– Так почему вы их не схватите за руки?

– Кто это «вы»? Прокуратура?

– А кто же еще следит за законностью.

– Во-первых, очень трудно доказать умысел. Во-вторых, наши доказательства должен принять суд. В-третьих, есть такие древние слова: коррупция, кумовство, круговая порука.

– Не знаю, может он не лучший ученый, но он похвалил мой бизнес-план и предложил мне поступить к нему на кафедру в заочную аспирантуру. Он сейчас пишет докторскую диссертацию и ему нужны аспиранты.

– Составление бизнес-плана это не наука, а рутина, если известны исходные данные. Наука в этом деле – это методы прогнозирования сбыта и оптимизации бизнес-плана с выходом на компьютерные алгоритмы. Видел твои учебники и конспекты. Я достаточно убил времени на математику, чтобы оценить ситуацию. Тебе придется много работать.

– Ты считаешь меня дурой? Ты думаешь, я не потяну аспирантуру?

– Глупости! Моя жена не может быть дурой. Ты очень способная, но тебе предстоит пройти большой путь, чтобы сделать диссертацию, за которую будет не стыдно. Есть еще одно соображение. Он мог бы набрать к себе в аспирантуру честолюбивых и вполне неглупых девочек в городе. Думаю, Коваленко знает, кто твой муж. Он знает, что через год Сафонов уйдет на пенсию и у меня много шансов стать районным прокурором. Но даже это не спасет тебя от беззастенчивой эксплуатации. В ближайшие годы ты будешь работать не на свою кандидатскую, а на его докторскую.

– Насколько я знаю, это обычное дело в нашей науке.

– Допустим, так всегда бывает, безотносительно Коваленко или другой более квалифицированный ученый будет руководить твоей аспирантурой. Давай заглянем в будущее. Через четыре или пять лет напряженного труда ты защищаешь диссертацию и получаешь диплом кандидата экономических наук. Что это тебе дает в твоей агрофирме? Копию диплома повесишь над своим рабочим столом? Или начнешь разговоры о переезде в город, чтобы перейти на преподавательскую работу? Предупреждаю сразу, я из родительского дома никуда не поеду. По крайней мере, пока жива бабушка.

– Ты мне запрещаешь заниматься наукой?

– Да ни в коем случае! Но я не позволю жертвовать интересами семьи. Мы и так долго откладывали вопрос о втором ребенке. А ведь еще должен быть и третий.

– Тебе хорошо говорить. Рожать ведь не тебе.

– У тебя в этом плане есть какие-либо проблемы? Беременность или кормление ребенка мешает учить английский или читать статьи по экономике?

– Ты думаешь так просто выкроить время?! То кухня, то теплица, то огород…

– Огород отменяется. Из кухни ты сама вытеснила бабушку. Пока бабушка Наталья в добром здравии, да и твоя мать могла бы помочь. Живем-то мы рядом, можно сказать в одном дворе. Пусть теплицей и огородом займутся твои родители. И доход себе оставят. Обойдемся. Основное мы уже имеем.

– Ты эгоист! – Анастасия ушла из-за стола, хоть к еде и не притронулась.

Когда Михаил убрал посуду и помыл тарелки, жена уже лежала в постели. Она спала или делала вид, что спит.

Рано утром Анастасия его не провожала. А он ее не поцеловал на прощание. Впервые за время их совместной жизни.

Михаил не признался Анастасии, что сам задумал написать книгу и уже год собирает материалы. Его занимала проблема работоспособности законодательства. В самом общем виде он формулировал задачу как проблему создания обратных связей. Если нарушение закона есть отклонение, то оно должно в системе управления государством вызывать цепную реакцию противодействия, которое имеет конечным результатом устранение нарушения и его экономических и прочих последствий. Он видел многочисленные дефекты механизма обратных связей в законодательной и исполнительной системах Украины. Анализу этих случайных или намеренно оставленных разрывов и нестыковок он и хотел посвятить свою книгу. Первая глава, где он анализирует причины развала советской политической системы, уже была вчерне написана. Методология, позаимствованная из работ Винера, Бира и Глушкова, позволила убедительно показать, что советское общество и экономика управлялась с грубейшими нарушениями принципов эффективного управления, выработанных тысячелетней практикой и наукой последних десятилетий. Лучшая в мире советская конституция не работала. Избирательная система, планирование, подбор кадров, стимулирование, собственно вся экономика и социальная сфера были лишены мало-мальски надежных механизмов обратных связей. Несмотря на многие и многочисленные жертвы, огромная махина государства, как корабль без руля, села на мель и в одночасье развалилась.

Михаил в своей книге подавал материал с точки зрения юриста, но не смог не затронуть вопросы политической экономии и социологии. Его беспокоила мысль, что написанное им неявно подталкивало читателя к выводу: верхушка партии с попустительства остальной ее части совершила грандиозное по историческим масштабам предательство интересов народа. Он боялся, что его книгу могут истолковать, как призыв к отказу от государственной самостоятельности Украины и возврату к прежней системе, чтобы дискредитировать его идеи по совершенствования законодательства и структуры органов управления нынешнего государства. Михаил не собирался поворачивать историю вспять, но слова «рыночная экономика и частная собственность» не являются магическим заклинанием. Есть Гондурас и Замбия, есть США и Швеция. Оптимальную законодательную систему и механизмы ее эффективного функционирования нужно создавать сознательно, а не тушить пожары забастовок, кризисов и новых революций.

Анастасия допытывалась, что он пишет по вечерам, а иногда и по ночам. Он отшучивался, что в рабочее время не справляется с бумажной лавиной. Если бы она знала правду, то ее упрек об эгоизме Михаила получил бы явный и весомый аргумент.

* * *

– Н-н-да! – возглас Карташова вернул Михаила к грубой реальности. – Она ела колбасу под красное вино, а на десерт была французская любовь.

– Нужно срочно отправить все содержимое желудка в лабораторию.

– Непременно. Наши умельцы установят даже, на каком мясокомбинате произведена колбаса, не говоря уже о личности ее партнера.

Карташов нажал на кнопку. Почти сразу появился знакомый служащий.

– Сдай это в лабораторию на анализ, – патологоанатом передал расчлененный желудок прямо в лотке. – Там кто-нибудь есть на дежурстве?

– Да все в полном составе, как по военной тревоге.

– Вот и чудесно. Тебе, Миша, сегодня скучать не дадут.

– Боюсь, мне долго будет не до скуки…

– Н-н-да! Двинулись дальше, то есть ниже.

– Не буду вам мешать. Хочу присесть на пару минут. Ноги затекли с непривычки. Лучше бегать, чем стоять.

– Это уж точно. Там в углу топчан. Можно даже прилечь.

Михаил отыскал топчан с изголовьем, застеленный до половины простыней, а в ногах медицинской клеенкой.

Однако долго сидеть не пришлось. Новый возглас Карташова заставил его вернуться к анатомическому столу.

– У этой девушки нечего будет хоронить. Все тело пойдет на препараты для лаборатории. Шучу, конечно! Посмотри! Она предположительно на третьем месяце беременности, кроме того, занималась любовью еще раз незадолго до смерти…

– Интересно, это были разные партнеры или один и тот же? Как быстро мне ответят на этот вопрос.

– Думаю, завтра. Труднее установить, кто это был или были.

– Проверим всех подозреваемых. Начнем, естественно с мужа…

– Что тебя интересует сегодня еще? – спросил Карташов.

– Посмотрите внутренние органы. Не было ли у нее какой-либо хронической болезни. Хотя в нашем случае значение может иметь только венерическая болезнь или СПИД. Тогда после заражения месть партнера – естественный мотив убийства.

– Препараты для анализов на СПИД и другие болезни уже подготовил. Что еще? – Карташов, не дожидаясь ответа, ловко снял медицинские перчатки и принялся мыть руки.

– В чем она была одета? Где ее одежда?

– В шкафу полиэтиленовый пакет. Сейчас покажу.

– Одежду также нужно передать экспертам и тщательно обследовать. Тот, кто ее душил, мог оставить следы. Свои волосы, эпителий, кровь, наконец. Что у нее под ногтями, проверили?

– Слыхал, что осмотрели в первый же день. Чисто. То есть ничего интересного. Подробности узнаешь в лаборатории.



Тем временем Карташов достал пакет с одеждой и разложил на пустом мраморном столе. Всего четыре предмета: изящные босоножки на высоком каблуке, трусики, короткая юбка из тончайшей кожи черного цвета и желтая трикотажная майка.

– Не густо, – произнес Михаил.

– Так ведь лето. Да и мода сейчас такая. Потом, насколько я понимаю, это очень дорогие вещи.

– Она ведь директор фирмы. Ей бы не помешал деловой стиль.

– Все произошло вечером после работы. Ты это должен уже знать.

– Знаю, но все еще не сложилось в голове.

Карташов взял в руки блузку и повертел в руках.

– Я не ошибаюсь? Кажется на ней тоже следы французской любви.

– Еще работа для лаборатории, – заметил Михаил.

– Думаю, в желудке то же самое.

– Не скажите! Моника не стирала свое платье много лет.

– Так то ж хранились улики для провокации.

– А здесь возможно не успела переодеться или не заметила, – после паузы Михаил продолжил. – Поднимусь в лабораторию и потолкую с экспертами. Спасибо за информацию. Жду ваше заключение завтра.

– Желаю успеха. Тем более, что дело будет не из легких. Так мне подсказывает интуиция.

– Спасибо за пожелание! Я тоже думаю, что скучно не будет.

2

Сегодня утром в девять часов с минутами Михаил уже был в приемной городского прокурора. Ольга еще не успела почистить перышки после поездки на городском транспорте и сидела, уставившись в зеркальце раскрытой пудреницы.

– Здравствуйте Михаил Егорович! Все уже собрались, заходите.

Михаил кивнул и открыл дверь в кабинет. В его сторону уставились с миной нетерпения на лицах начальник следственного отдела Управления Фесенко, следователь городской прокуратуры Карпенко и новый начальник НТО Нефедов. Хозяин кабинета, городской прокурор Николай Петрович Манюня, говорил по телефону, разглядывая что-то на столе. Когда Михаил подошел ближе, он увидел, что это были фотографии. Манюня показал свободной левой рукой на стул за приставным столом. Все безмолвно закивали и потянули руки для рукопожатия. Михаил не любил эту процедуру, но потискал каждому, соблюдая иерархию: Фесенко, Нефедов, Карпенко.

Манюня поспешил закончить телефонный разговор, обвел глазами присутствующих и открыл совещание.

– Тема нашего совещания известна, а план работы такой. Анатолий Иванович доложит состояние расследования. Потом рассмотрим организационные вопросы, в том числе возникшие в связи с привлечением Михаила Егоровича. В конце наметим план следственных действий на сегодня и ближайшие дни. Замечания по плану работы есть?

– Нету! – ответил за всех Фесенко.

– Тогда, Анатолий Иванович, тебе слово.

– Я доложу коротко. Будут вопросы, постараюсь уточнить детали. Миша у нас человек новый, его познакомим с материалами отдельно после совещания. Чтобы не затягивать посиделки. Здесь в кабинете мы преступление не раскроем, нужно хорошо побегать, а для этого нужно время…

– Анатолий Иванович, не трать попусту время на убеждения, мы согласны, – перебил городской прокурор.

– Тогда по пунктам, – продолжил Фесенко. – Первое, составлен список свидетелей. Ведется их опрос. Второе, составлен предварительный список подозреваемых. На первом месте, конечно, муж. Он обнаружил тело в десять тридцать вечера. По данным эксперта примерно через полчаса после убийства. Алиби у него нет. На всякий случай мы его посадили в СИЗО. В одиночку. Думаю, он не обидится, а нам так спокойнее. Директора фирмы еще не допросили, он только вчера вечером прибыл из командировки.

– Откуда? – уточнил Манюня.

– Издалека, Златоуста, что на Урале.

– Что он там делал?

– Так они работают на Россию. Что-то связанное с ракетами и космосом. Третье, никаких версий по возможным мотивам убийства еще нет. Допросим родственников, свидетелей и подозреваемых, тогда и будем что-то строить. Есть проблема. До сих пор не сделали вскрытие. Раз начальство раскручивает маховик, то всем нужно поворачиваться быстрее, а не только моему отделу.

– Этот вопрос решим. Несколько слов об организации работы, – продолжил Манюня. ­ Координация всех следственных действий поручается Пал Палычу. Через него будете информировать меня о ходе следствия.

Карпенко утвердительно закивал головой. Манюня продолжил.

– Михаил будет работать как свободный художник. Если потребуется ему помощь, то все делать без волокиты. Надеюсь также на взаимный обмен информацией. Как говорил поэт: «Сочтемся славою, ведь мы свои же люди»…

– По принципу: одним работа, другим слава, – не удержался от язвительного замечания Фесенко.

Городской прокурор и Михаил, в чей адрес была направлена острота, оставили шутку без внимания. Она была далеко не первой и, скорее всего, не последней в устах Анатолия Ивановича.

Совещание было не долгим. Михаилу в этот день предстояло ознакомиться с материалами следствия и присутствовать при вскрытии. На вскрытие он напросился сам. Хотел набрать побольше информации для вечерних размышлений в гостинице.

Когда покинули кабинет городского прокурора, Фесенко спросил Михаила:

– Рассказать на словах или будешь смотреть бумаги?

– И то, и другое. Мне нужно многое записать, а я не стенографистка.

– Тогда поехали к нам в Управление. После обеда допросим директора фирмы.

– Лучше в его офисе. У него есть отдельный кабинет?

– Теперь есть.

– Как это?

– С этой дамой они сидели в одной комнате.

– Фирма большая?

– Четырнадцать человек. Под офис купили двухкомнатную квартиру на первом этаже обычной пятиэтажки. Во второй комнате размещается бухгалтер и секретарь, она же кадровик, табельщик, кассир. Бухгалтерию ведет жена директора. То есть уже бывшая жена. Месяц назад развелись.

– А где сидят остальные?

– Арендуют несколько комнат на радиозаводе. Цех сборки, склад, раздевалка и конторка, где, кстати, обитает муж убитой. Его должность называется замдиректора по снабжению. Есть еще мастер. Слишком много начальников. Как говорят: «На одного раба три прораба»…

– Беседовали со всеми?

– Абсолютно! Почитаешь протоколы, в том числе показания мужа.

– Почему развелись директор фирмы и его жена?

– Я не вдавался в детали. Намекнула, что брак потерял смысл. Если тебя это интересует, то можешь допросить еще раз.

– Если у директора был роман с блондинкой, то это может быть причиной развода и мотивом убийства для мужа.

– Возможно, муж и ревновал, но не к директору. Было еще к кому ревновать. А с директором блондинка работала более двенадцати лет. Если что-то и было, то давно. Жена директора почти открыто намекала на импотенцию.

– Иногда импотенты женятся на молодых в надежде на новый стимул. А что вы имели в виду, когда сказали, что было еще к кому ревновать?

– Миша, прочитаешь показания и все узнаешь. Пожалей мое время. Потом я отвечу на все твои вопросы.

Они подошли к стоянке автомобилей городской прокуратуры. Михаил сел в свой «жигуль» и поехал вслед за служебной машиной Фесенко в сторону Управления.

3

Фесенко достал из сейфа кипу папок и поместил их на приставной стол в своем кабинете.

– Вот, Миша, материалы по делу. Будешь уходить, скажи секретарше. Она здесь недавно, и я ее предупредил на твой счет. Ключ от сейфа будет у нее. Я пока отлучусь, а после обеда допросим директора. Ребята знают и все организуют. Работай…

– Спасибо! – Михаил протянул руку за верхней папкой.

К обеду он уже получил представление о хронологии событий того дня.

Анна Копыленко появилась на рабочем месте к десяти. Никуда не отлучалась до часу дня. Потом сделала перерыв на обед. Обычно она обедала дома, это в двух кварталах от офиса, семь минут ходьбы. В тот день обеденный перерыв длился около часа. Опять работала до пяти. За это время разговаривала два раза по мобильному телефону. После второго разговора вызвала такси и куда-то уехала. Предупредила, чтобы не включали охранную сигнализацию, так как обещала скоро вернуться. Вечером у нее должна была состояться важная деловая встреча. Это были показания секретаря. Остальное известно по показаниям старушек из подъезда.

Жаркий день начала июля они провели на лавках у подъезда в густой тени кленов. Кто-то записал эту подробность в одном из протоколов. Они видели, как работники: секретарь и директорша, – покинули помещение. Потом на такси возвратилась Анна с незнакомым мужчиной. Такси отпустили. Потом примерно через час мужчина ушел. Но вскоре подъехала светлая (одни утверждали желтая, другие золотистая) иномарка. В иномарке прибыл красивый парень и зашел на фирму. Когда он ушел никто не видел, так как старушки разошлись по домам смотреть сериал. Но одна из них, чьи окна выходят во двор, утверждала, что во время рекламной паузы она выглядывала из окна. Машины уже не было.

Чьей-то рукой на показаниях было помечено красным карандашом время 20 часов 30 минут.

В 22 часа 36 минут дежурным «02» зарегистрирован звонок мужа.

По номеру мобильного телефона Анны было зафиксировано на телефонной станции в тот день всего 7 звонков. О двух из них дала показания секретарь. Как оказалось, один был с мобильного телефона директора фирмы в 14 часов 04 минуты. Другой из телефона-автомата железнодорожного вокзала в 16 часов 22 минуты. Третий звонок в 19 часов 39 минут с неизвестного мобильного. Дважды Анна звонила домой. И дважды звонили ей из дома. Около 21 часа и в 21 час 25 минут. Последний разговор длился почти три минуты, поэтому был сделан вывод, что убийство произошло между 21 час 28 минут и 22 часа 20 минут.

По показаниям мужа звонки были сделаны им. Муж утверждал, что он только спрашивал, когда она вернется домой. Когда он позвонил второй раз, Анна обещала, что выходит через пять минут. Он не дождался и решил пойти ей навстречу. Так дошел до офиса и обнаружил жену убитой. По внешнему виду он определил, что жена мертва и вызывать скорую бесполезно. Сразу позвонил в милицию и стал ждать, ничего не трогая.

В комнате, где была убита Анна, нашли почти пустую бутылку красного вина и полупустую коньяка, несколько рюмок с отпечатками пальцев. Часть отпечатков еще не была идентифицирована.

В несущую стену комнаты был вмонтирован сейф с двумя отделениями, каждое из которых закрывалось своим кодовым замком. Сейф еще не были вскрыт и исследован, так как ждали директора из командировки. Никто из сотрудников фирмы не знал шифров. Замки опечатали.


После обеда в столовой Управления Михаил возвратился в кабинет Фесенко, где его уже ожидал хозяин.

– Обедал? – не дожидаясь ответа, продолжил. – Едем допрашивать директора. Его уже предупредили. Оставь свою машину здесь, все равно возвращаться. По тебе заметно, что накопил много вопросов.

– Еще бы!

– Поговорим по дороге.

Фесенко усадил Михаила на заднем сидении старенькой служебной «Волги» рядом с собой. Кроме водителя впереди сидел знакомый Михаилу следователь Кононов из отдела Фесенко.

– Пока доедем, готов ответить на твои вопросы, – обратился к Михаилу Фесенко, когда машина тронулась.

– У меня много вопросов. Начнем с главного. Уже успели отыскать посетителей фирмы? Их было двое.

– На самом деле их было трое. Третьего нашли, но это пустой номер. Хотя алиби у него нет, а хиленький мотив есть. Можешь им заняться, если хочешь.

– Хочу. А как с поиском тех двоих, о которых я читал в показаниях.

– Пока никак. Думали, что проще найти владельца автомобиля. Однако при неизвестной модели и неопределенном цвете это не так просто.

– Кто этот третий?

– Частный предприниматель, работал на компьютере с бухгалтерской программой. Ему так доверяли, что оставили одного на фирме. Уверяет, что ушел в семь часов или немного позже, когда уже вернулась Анна. Мужчину, который приехал c ней, не видел, так как работал за компьютером бухгалтера. Можно сказать, что она его выпроводила.

– А какие у него могли быть мотивы?

– Поговори с ним, с бухгалтером и все узнаешь. Меня это направление пока не интересует.

– Если он ушел около семи, то почему старушки его не заметили?

– Такое бывает. А вот почему бухгалтер и секретарь не вспомнили об этом посетителе, можешь выяснить сам.

– Мне нужны данные на этого человека.

– Получишь у Кононова, в дело показания пока не попали.

* * *

Терпеливо ожидая своей очереди задавать вопросы, Михаил разглядывал директора. Росту он был для мужчины ниже среднего, вероятно около 170 или чуть больше. Однако благодаря красивому лицу и ладной крепкой фигуре выглядел очень привлекательно. Продолговатое лицо, раздвоенный подбородок, прямой нос, высокий лоб с небольшими залысинами. Темно-русые вьющиеся волосы еще надежно скрывали намечающуюся лысину на темени. Большие серые глаза смотрели грустно из-за неожиданно длинных ресниц. Вероятно умный и бизнесмен успешный. В такого могла влюбиться молодая женщина, которая много времени проводит рядом в силу многолетней совместной работы.

Фесенко предупредил, что беседа будет записана на диктофон, а потом на основании записи будет сделана стенограмма.

– Чем вы приехали? – начал дознание Фесенко.

– Московским поездом.

– А почему вашим работникам пришлось пользоваться такси, а не служебной машиной.

– Я ее оставил на стоянке рядом с вокзалом. Когда уезжаю не на долго, то ключи от машины не оставляю.

– Вы отсутствовали неделю.

– Но не месяц же. Думал обернуться за 3-4 дня, но все вышло не так.

– И что же нарушило ваши планы?

– Длинный разговор.

– У нас много времени.

– Вы, наверное, уже знаете, чем занимается моя фирма. Многое открывать я не могу, давал подписку и все такое. Но могу сказать, что мы производим и поставляем в Россию датчики для ракет нескольких типов. Недавно я получил официальное письмо от директора российской фирмы, с которой мы сотрудничали несколько лет. В этом письме сообщалось о прекращении договорных отношений. Короче, они отказались от нашей продукции. По телефону я ничего не мог выяснить. Кроме того, режим секретности запрещает вести такие переговоры по открытой связи, а у меня нет сейчас выхода на защищенную сеть. Пришлось поехать.

– Ну и каков же результат?

– Никакого. Я думал у них какие-либо замечания по качеству или цена не устраивает. За день или два устраним недоразумение и продолжим сотрудничество. Оказалось, это постановление российского правительства отрезать всех иностранных поставщиков для аэрокосмической отрасли.

– Насколько мне известно, этому постановлению не один год.

– Да, но на освоение собственного производства нужно время. Нас спасало то, что кроме документации, а ее пришлось передать им давно по требованию военных, мы обладали технологическим ноу-хау. Теперь видно они дошли до этого сами. Представляете, с каким настроением я вернулся, а тут такое горе. Не зря в народе говорят, беда одна не ходит…

– Теперь расскажите все, что вы знаете об Анне Копыленко.

– Вам, думаю, известно, что она окончила радиотехнический институт. К нам на радиозавод попала еще студенткой на практику. Проявила себя инициативной и сообразительной. Ей, конечно, не хватало глубины знаний, но воля и настырность позволяли достигать поставленной цели. Я добился ее распределения в мою лабораторию. Потом она год была в отпуске по уходу за ребенком. Однако вскоре наверстала упущенное и стала лучшим инженером-регулировщиком. Тогда как раз мы освоили производство этих датчиков. После развала завода нужно было как-то жить, и я организовал собственную фирму.

– Что означает название фирмы «НКТ»?

– Научно-космические технологии. По известным причинам я не мог использовать полное название. Для многих расшифровка была другая: Николай Константинович Тураев, то есть я собственной персоной.

– Вы сразу назначили Анну Копыленко исполнительным директором?

– Да. Это было ее условие. Хотя для нашей небольшой фирмы и заработной платы Анны должность не имела большого значения. Анна была немного тщеславна. Когда знакомилась с деловыми партнерами, то всегда подчеркивала свою должность.

– А ее муж?

– Он у нас работает всего год. Я его принял по ее просьбе. Он парень толковый, но мне пришлось придумать для него обязанности.

– До такой степени покойная пользовалась здесь влиянием?

– Мы давно его знаем. Человек остался без работы. Кстати он тоже радиоинженер, последние пять лет работал программистом. Больших денег ему здесь не платили, поэтому никакой особой жертвы мы не понесли, взяв его к себе…

– Почему «платили» в прошедшем времени?

– Потому, что я в растерянности. Не знаю, удастся ли сохранить фирму. Массовые увольнения будут точно…

– Расскажите о ее личной жизни.

Директор слегка покраснел.

– Пока я отсутствовал, вы беседовали, вероятно, с сотрудниками и моей бывшей женой. Они вам могли наговорить всякого…

– Попробуйте их опровергнуть.

– Я никогда не скрывал, что симпатизировал Анне. Но у меня другой вкус. Вы видели мою жену. Серьезно меня задевают только брюнетки. К блондинкам у меня чисто эстетический интерес. Потом, разница в возрасте…

– Не такая уж большая разница…

– В моем случае это имеет решающее значение, – директор опять покраснел. – Если вы намекаете на ревность Олега, ее мужа, то у него были более серьезные основания для ревности. Она имела бешенный успех у мужчин. Не хорошо говорить плохо о покойнице, но некоторые из них пользовались взаимностью.



– То есть у нее были поклонники?

– Постоянных, насколько я знаю, не было. Но время от времени она кем-то увлекалась.

– Как реагировал на это муж? Вы все-таки все вместе работали. Им трудно было скрыть от глаз сотрудников свои отношения.

– Он тоже не без греха. Возможно, у них была договоренность прощать друг другу мелкие шалости.

– А если не мелкие? Вы что-либо знаете о владельце желтой или золотистой иномарки? Он приехал вечером. Она с ним встречалась в вашем офисе за полтора часа до смерти.

– Услыхал сегодня от секретаря. А она от жильцов дома, которых вы допрашивали…

– Не допрашивали, а расспрашивали. Впрочем, неважно.

– Вы думаете, он убил?

– Если это так, то он не планировал убийство. Это нужно быть идиотом, чтобы для этого припереться у всех на виду.

– А если машина краденная?

– Все равно, это лишний след. Он привлек к себе внимание. Впрочем, нам нужны не советы, как вести расследование, а информация об убитой, которая поможет найти убийцу. У нее были враги? Вы можете назвать людей, которым она перешла дорогу или наступила на хвост?

– Мне больше нечего сказать. Задавайте вопросы. Могу еще добавить, что она бывала груба, и способна оскорбить мужчину, когда в плохом настроении. С мужем не особенно церемонилась в этом смысле. Да и он не отставал. Хотя повторяю, не думаю, что у нее были враги или нечто серьезно угрожало их браку. Разве что-то изменилось с появлением этой иномарки. Но тут я пас, мало чем могу помочь. Сегодня сам впервые услыхал.

– Вы считаете, маловероятно, что ее убил муж?

– Увольте меня от таких вопросов. Он, конечно, вспыльчивый парень и недавно всем коллективом еле отбили его от тюрьмы. Вы лучше меня знаете обстоятельства, небось уже ознакомились с его делом.

– Да, знакомы, – Фесенко обратился к Михаилу и Кононову. – Задавайте вопросы, если они у вас есть.

– У меня вопрос по поводу вашего звонка Копыленко в день убийства. О чем был разговор?

– О работе. Спросил, как дела на фирме, потом выяснил интересующий меня вопрос.

– Какой?

– Он касался параметров так называемой электро-термо-тренировки датчиков. Датчики выдерживаются определенное время при критической температуре и под реальной нагрузкой. Это обычная технологическая операция по обеспечению надежности при производстве электроники военного и космического назначения. Я не понадеялся на свою память, поэтому позвонил Анне.

– Еще есть вопросы? – в голосе Фесенко обнаружились признаки нетерпения.

– Вы не могли бы уточнить, что вы имели в виду, когда говорили о ноу-хау применительно к вашим датчикам.

– Видите ли, для любого датчика, грубо говоря, измерительного прибора, основанного на каком-либо физическом процессе, важны две характеристики. Первое, знание функциональной зависимости. В тензодатчике, например, нужно знать зависимость электрического потенциала от давления в пьезокристалле. Второе, обеспечить стабильность этой зависимости в рабочем диапазоне датчика в условиях его эксплуатации. Иначе его невозможно проградуировать, то есть измерить и выполнить преобразование аналогового сигнала в цифровой. Сигналы датчиков поступают на обработку в бортовой компьютер в цифровой форме. То есть, когда поступает с датчика цифра 30, то это означает, что давление 30 атмосфер, а не 15,или через час работы датчика 45. Пусть всегда 45, тогда в компьютерную программу можно заложить коэффициент полтора и делить на него показания, чтобы вычислить реальное давление в данный момент.

– Понятно, вы знали, как это обеспечить, а в России не знали, – перебил директора Фесенко.

– Для данного типа датчиков не знали не только в России, но и в Китае, Индии. Наша лаборатория занималась этим много лет.

– Как же они строят ракеты?

– Есть датчики аналогичного назначения на других физических принципах, но наши лучше, – после паузы директор с плохо скрытой горечью добавил. – В России теперь знают.

– А можно личный вопрос? – опять вмешался Фесенко и задал его, не дожидаясь разрешения. – По какой причине вы развелись с женой после двадцати пяти лет совместной жизни.

– Трудно сказать. Сын вырос и живет отдельно. Жена меня вдруг возненавидела. Я даже водил ее к невропатологу и психиатру. Правда, к психиатру заманил обманом. Сказал к другому невропатологу. После чего она подала на развод.

– И что сказали врачи?

– Что это возможно связано с климаксом. В каком-то виде климактерическое помешательство. Что такое довольно часто бывает и именно так проявляется. Жена вдруг начинает изменять мужу и сбегает к первому, кто готов ее принять.

– Спасибо! Пожалуй, на этом нашу первую встречу можно завершить, – подвел итог Фесенко.

– Разве это не все?

– Все будет, когда найдем преступника. У вас железное алиби, но вы нам понадобитесь, чтобы разобраться в показаниях свидетелей и подозреваемых.

– У меня вопрос. Когда вы сможете выдать тело? Коллектив фирмы собирается помочь родителям в организации похорон. Тем более, муж арестован.

– Сегодня будет вскрытие. После экспертизы можно будет хоронить. Еще пару дней придется подождать.

* * *

Во время обратной дороги Фесенко спросил Михаила:

– Чем собираешься заняться? Неужели пойдешь на вскрытие.

– Пойду. Чтобы было о чем думать вечером. Программистом займусь завтра с утра

– Чтобы была причина для кошмарных снов.

– Кошмары бывают у сердечных больных. У меня с сердцем пока все в порядке. Снятся только женщины.

– Хорошо, твоя жена не слышит такое признание.

– Так к концу сна оказывается, что это моя жена.

– Несчастный человек! Не может сходить налево даже во сне.

– Или очень счастливый! – парировал Михаил.

Фесенко был знаком с Анастасией. Они много раз встречались семьями. Чаще всего в доме тестя городского прокурора в приморском селе Христофоровка. Обычно встреча имела в качестве предлога рыбалку, но, как правило, настоящим поводом было завершение расследования какого-нибудь каверзного преступления. Городской прокурор Манюня и его жена Елена любили устраивать такие праздники для друзей.

4

Когда Михаил углублялся в очередное расследованию, он переставал замечать то, что называют окружающей средой: природу, погоду, дома, прохожих. Точнее, воспринимал среду чисто функционально и как бы сквозь стекло или полупрозрачный экран, который приглушает звуки и цвета, притупляет вкусовые ощущения, отдаляет предметы.

Когда он ведет машину, то видит дорожную разметку и знаки, прохожих и регулировщиков, площади и перекрестки, но не воспринимает сознанием. Любая реакция на изменение обстановки выполняется на автоматическом уровне.

Иногда такая погруженность в обдумывание материалов следствия его беспокоила, иногда даже пугала. Так было, когда по вечерам в гостинице он не мог даже читать книгу, потому что не воспринимал смысл прочитанного.

В таких случаях он делал пробежку или шел на спортивную площадку, а зимой в спортивный зал. Физическая нагрузка, затем контрастный душ позволяли забыть о расследовании до утра.

На этот раз в теплый июльский вечер после вскрытия и посещения экспертов он поехал за город к морю.

В предвестии сумерек пляж опустел и покрылся длинными тенями от кабинок, зонтиков и низкорослых акаций. Море успокоилось в ожидании ночного бриза. Едва заметный прибой шуршал ракушками. Море до горизонта превратилось в тусклое зеркало, а вода у берега стала прозрачной и приоткрыла наблюдателям тайны морского дна.

Ребятишки затеяли ловлю бычков и крабов руками.

Михаил переоделся в кабинке, зашел по колени в теплую воду и нырнул. Мощно загребая руками и ногами, он скользил с открытыми глазами, почти касаясь песчаного дна, белое однообразие которого иногда нарушалось затонувшими пивными бутылками.

Когда вода заметно потемнела и стала холодной, Михаил оттолкнулся от дна и устремился к поверхности, похожей снизу на трепещущую ртуть.

Он явно перестарался с этим нырком, так как вынырнул уже с заметной болью в легких от недостатка кислорода. Полежал на спине, пока отдышался. Вдруг его осенило. Идеальное алиби директора – хорошая позиция для организатора убийства. Наемным убийцей мог быть любой из троих мужчин, посетивших фирму. Или четвертый, по понятным причинам проникший в помещение незаметно.

Михаил поплыл к берегу. Пора ехать в гостиницу и обдумать все хорошенько, чтобы завтрашний день прошел успешно и принес результат.

* * *

Утром Михаил разыскал программиста по телефону и предложил встретиться.

– Так меня уже допрашивали.

– Я новый человек в следственной бригаде и хотел бы с вами поговорить.

– У меня нет для вас новой информации, и я очень занят.

– А у меня появились новые вопросы. Я настаиваю на встрече. Если у вас мало времени, то я подъеду, куда вы скажете. Но лучше, чтобы мы поговорили на фирме в присутствии бухгалтера. Тогда вы потеряете меньше времени.

Интересно, сколько раз его оставляли одного на фирме. Ведь он мог сделать дубликат ключей и научиться отключать сигнализацию. Какая безответственность. И это на фирме, которая выпускает продукцию военного назначения. Правда, это не производственные помещения, но все же! Так размышлял Михаил по дороге к «НКТ».

В ожидании программиста Михаил познакомился с бухгалтером Ириной Ивановной Тураевой и задал вопросы, которые продумал накануне вечером.

Перед ним сидела красивая брюнетка с увядшим лицом. Тусклые темно-каштановые волосы были собраны в неопрятный пучок на затылке. Карие глаза были подведены небрежно. Ее нельзя было назвать полной, но в фигуре отсутствовал тонус, она как-то осела. Так выглядит усталая больная женщина за пятьдесят. А ведь ей только 46 лет.

– Начнем, если не возражаете категорически, с вопросов личного характера.

– Куда от вас денешься. Спрашивайте!

– Почему вы расстались с мужем после, как говорят, серебряной свадьбы.

– Серебряная свадьба – дань традиции. Сын вырос, страсть остыла. Недостатки мужа я уже не смогла терпеть. Он и раньше меня не уважал, никогда не считался с моим мнением. Конец жизни лучше провести с человеком, который тебя любит и уважает. Мой новый муж меня боготворит много лет. Мы живем в соседних подъездах с тех пор, как получили квартиру от завода. Почти двадцать лет. Тогда же он объяснился в любви. Но сын был маленький, и я не решилась. О чем жалею.

– Получается, ваш развод не связан с тем, что, например, муж загулял. Инициатива была вашей.

– Да, я не скрываю, что подала на развод.

– Где вы живете?

– У Саши. Где же еще?!

– Вашего сына также зовут Сашей. Вы имеете в виду вашего теперешнего мужа Александра Федоровича Зубенко?

– Да.

– Теперь поговорим о программисте. Как вы на него вышли?

– Он также наш, заводской. Работал на ИВЦ. Мне рассказала знакомая, когда мы стояли в очереди. Сдавали квартальный отчет в налоговой. Она похвалилась, что использует новую компьютерную программу, и впервые свела баланс без проблем. Дала мне телефон программиста. Я позвонила. Он пришел, поставил за полдня программу. Потом начал меня учить.

– Как долго это продолжалось? Сколько раз он у вас был?

– Вообще, он предупредил сразу, что тратит на заказчика 20 часов. За дополнительное время отдельная оплата.

– Сколько вы заплатили?

– За программу и обучение 150 долларов.

– Он отработал свои 20 часов. Сколько раз он у вас был?

– Тут я виновата. Все эти проблемы. Переносила занятия. Вместо недели, все заняло месяц, причем без толку.

– Почему без толку?

– Когда Тураев уехал в командировку, за него осталась Копыленко. Она прислала своего мужа, чтобы он посмотрел эту программу. Олег пощелкал клавишами минут 15 и заявил, что программа слишком сложная и не годится. Он у нас еще отвечает за компьютеры и программы. Был до прихода к нам программистом.

– Что было дальше?

– В тот день программист пришел после обеда, как мы договорились накануне. Я ему выложила решение нашего начальства. Он хмыкнул и сказал, что это глупости и что он должен довести дело до конца.

– Вы ему заплатили за работу?

– Да, конечно. Никто не собирался требовать деньги назад. Но он сказал, нужно закончить обучение и сформировать месячный баланс. А потом мы можем делать что угодно. Хоть затереть. Я не успела ввести все данные в компьютер. Рабочий день заканчивался. Не хотелось задерживаться, и я оставила его одного, зная, что Анна вернется.

– Он завершил работу?

– Да, он показал.

– Ну и как, годится? Будете использовать программу?

– Все получилось правильно, но я училась невнимательно. Да и не знаю, что теперь будет с фирмой.

– Как вы думаете, способен этот программист устроить скандал Анне, а потом во время ссоры случайно ее убить?

– Не могу поручиться? Человек он тихий, но вспыльчивый и резкий. Когда обучал меня, срывался несколько раз и разговаривал на повышенных тонах.

– Хотите присутствовать, когда я буду с ним беседовать?

– Нет, увольте! Не до этого. Разбирайтесь с ним сами.

Программист задерживался. Михаил осмотрел место убийства, входную дверь и все закоулки, кроме кухни. Сегодня должны вскрыть отделение сейфа, которым пользовалась Анна. Свое отделение директор показал еще вчера. Там оказалась небольшая сумма денег в гривнах, техническая документация с грифом «для служебного пользования», договора и переписка с заказчиками. Ничего связанного с убийством.

Наконец, появился программист. Мужчина за сорок с комплекцией грузчика. Круглое лицо и сильно загорелая лысина были покрыты испариной. Темные глаза смотрели прямо и дерзко, вопреки прозвучавшим извинениям.

– Виноват, опоздал. Час пик застал.

– Следователь прокуратуры, Михаил Егорович Гречка, – Михаил по привычке продолжал называть себя следователем.

– Надеюсь, документ у вас есть?

– Пожалуйста! – Михаил протянул удостоверение.

Мужчина едва взглянул и полез в портфель.

– Вам тоже не мешает предъявить паспорт.

– Как раз достаю. Пожалуйста!

Михаил развернул новенький паспорт на имя Губенко Игоря Анатольевича. С цветной фотографии хозяин паспорта смотрел также прямо и дерзко.

– Следуйте за мной, – Михаил повел Губенко в комнату, где была убита Анна.

Директор отсутствовал. Поехал на станцию технического обслуживания. Какие-то проблемы со служебным автомобилем.

– Садитесь здесь! – Михаил попытался усадить Губенко за стол исполнительного директора.

– Мне удобнее будет здесь, – заявил Губенко и уселся на стул для посетителей. – Сколько можно?! Меня уже допрашивали.

Михаил с трудом подавил волну неприязни к этому потному грубияну.

– Вас еще будут допрашивать не один раз. Возьмут отпечатки пальцев и сперму на анализ.

– На каком основании?! – Губенко даже привстал от возмущения.

– Вам не повезло. Вы оказались на месте убийства.

– Да я ушел за три часа до убийства.

– Могли и вернуться. И откуда вы знаете время убийства? – спросил на всякий случай Михаил.

– Да полгорода знает, что ее убили около десяти вечера.

– У вас и мотив был. Она забраковала вашу программу.

– Во-первых, не она, а ее муж. Во-вторых, они мне заплатили, а на их дилетантское мнение мне плевать. Все мои заказчики довольны. Правда, первым заказчикам пришлось заменить версию, но я это сделал бесплатно.

– Почему же дилетантское? Олег Копыленко, говорят, программист.

– Он такой программист, что в своей жизни едва написал десять строчек кода. Что-нибудь типа «Hello, World!”. Я знаю его по радиозаводу. Персональные компьютеры появились впервые там. Он нахватался по верхам и ушел в частную фирму сисадмином.

– Что такое сисадмин?

– Системный администратор. Следит за работой локальной вычислительной сети и серверов, то есть компьютеров общего назначения. Помогает персоналу устранять неполадки на рабочих местах.

– То есть он должен хорошо знать компьютер.

– Да, но на уровне операционной системы. Для программиста этого мало. Нужно знать язык программирования, инструментарий, мы говорим среду, для разработки программ и какую-либо прикладную область. Я вот знаю бухгалтерию так, что могу работать главным бухгалтером. А этот дуб не знает, что такое план счетов или оборотный баланс, а пытается оценивать бухгалтерские программы.

– Ваша программа действительно так хороша?

– За эти деньги, да! Можно купить в компьютерном магазине коробку с программой «1С-бухгалтерия» за 70 долларов. Потом платить программисту по 10 долларов в час, чтобы он ее настроил. Это еще 300 долларов минимум. Любое изменение в отчетности, а у нас это каждый квартал, требует привлечения программиста. Вообще говоря, нужно нанимать программиста для сопровождения. У меня все настойки может сделать сам бухгалтер. Я могу назвать еще пару очень полезных характеристик, которые реализованы только в моей программе.

– Возможно, есть характеристики, которые не зависят от прикладной области.

– Есть стандарты интерфейса, но их соблюдает любой мало-мальски грамотный программист. А Олег не удержался даже в сисадминах. Выгнали за безделье.

– Подробности знаете?

– Конечно. Играл по Интернету в компьютерные игры с друзьями. Забивал трафик так, что сотрудники не могли получить электронную почту. Модем и сеть у них на фирме слабые, но достаточные для их целей. Кто будет тратить кучу бабок, чтобы какой-то лох играл в рабочее время в «Counter Strike». Пусть еще радуется, что жена его здесь пристроила.

– Вы можете рассказать подробно, что произошло в тот день?

– Уже рассказывал. Могу еще раз рассказать. Вы заговорили об отпечатках пальцев. И я вспомнил, что держал рюмку с коньяком в руке.

– Как это было?

– Она заглянула в комнату сразу по возвращению. Удивилась, что я работаю, да еще и один. Через некоторое время появилась с подносом. На нем был бутерброд с колбасой и рюмка с коньяком. Она была заметно пьяна, пошатнулась, поэтому я инстинктивно подхватил рюмку с коньяком. Потом поставил назад. Я отказался с ней пить. Мы обменялись «комплиментами». Она мне предложила очистить помещение. Я закончил как раз расчет оборотного баланса и главной книги, поэтому выключил компьютер и ушел. Ее гостя или гостей я не видел, хотя по голосам догадался, что она вернулась не одна. Сейчас-то уже знаю, что был мужчина.

– Откуда знаете?

– Так вы же задаете людям вопросы. А люди делают выводы.

– Откуда такой интерес к событию?

– Вы меня за дурака держите?! Ясно было, что меня будете тягать.

– Логично! Но демонстрируете удивление, что вас расспрашивают второй раз.

– Форма сопротивления.

– При первой беседе вы промолчали о коньяке. Может, еще что-нибудь вспомните?

– Может, и вспомню! – ответил Губенко с вызовом. – Например, что на ней не было лифчика.

– Вы сексом с ней не занимались в тот день?

– Ни в тот день, ни ранее. Мне не нравятся стервозные, даже такие красивые как она. Хотя, если честно признаться, при первой встрече она меня разглядывала так, словно оценивала возможного партнера.

– Когда и как вы узнали об убийстве?

– На следующий день услыхал в местных новостях. Позвонил Тураевой домой. Как-то она мне сама дала домашний телефон. На работе ее труднее застать, чем дома. Она мне выложила все слухи.

– По хронологии получается, что вы не могли видеть в тот день желтую или золотистую иномарку, в которой приезжал еще один гость Анны, – на всякий случай произнес Михаил.

Неожиданно Губенко ответил:

– Зато я видел однажды, как в нее садилась Анна. Тот раз он останавливался в дальнем конце двора за трансформаторной будкой, чтобы не было видно из окон офиса.

– Когда это было?

– На прошлой неделе, во вторник.

– Водителя видели?

– Ни водителя, ни номера я не разглядел. Единственное, что я могу сказать, это «Шевроле– АВЕО» золотистого цвета. Мечтаю о такой машине, поэтому узнаю издалека.

– Что-нибудь еще вспомните?

– У меня все!

– И у меня все. Вы свободны! – Михаил не сказал спасибо, хотя раздражение и неприязнь к Губенко прошли.

– А как же анализы?

– Будут непременно, хотя я вам поверил. Формальность, которой не избежать. До свидания!

– Лучше бы, прощайте!

– Прощайте! Анализы беру не я, – почти злорадно ответил Михаил, хотя его отношение к Губенко явно склонялось от минуса к плюсу.

Результатом бесед с бухгалтером и программистом Михаил был доволен. Найти автомобиль по марке и цвету не сложно. Он позвонил Фесенко.

– Анатолий Иванович, здравствуйте. Провел беседу с бывшей женой директора и программистом. Есть новая информация. Отпечатки программиста могут быть на коньячных рюмках. Но главное, он видел как однажды Анна Копыленко садилась в золотистую «Шевроле– АВЕО» в дальнем конце двора за трансформаторной будкой.

– Это важно. Теперь мы этого парня отыщем быстро.

– Готов поучаствовать в задержании и допросе.

– Как водится! Пенальти заработал ты, тебе и пробивать. Я сообщу, когда за ним поедем. А как тебе этот программер?

– Колючий мужик, но мне показалось, что он к убийству не имеет отношения. Тем не менее, отпечатки пальцев и сперму нужно получить.

– Непременно! Повестки уже разослали. Приезжай ко мне, нужно обсудить результаты экспертизы и согласовать план дальнейших действий.

– Приеду. А когда будете вскрывать сейф?

– Разве еще не вскрыли? Мне сказали, что давно поехали.

В этот момент в комнату вошел Кононов в сопровождении человека в рабочем халате и с ящиком инструментов.

– Кажется, они прибыли, – Михаил пожал руку Кононова и «медвежатника», потом добавил в трубку. – Подожду, когда вскроют, после чего приеду.

– Игрушка! Через пять минут будет готово, – произнес «медвежатник» едва взглянув на сейф.

Он достал электродрель, подключил к сети и принялся высверливать замок в известных ему точках. Не через пять, а через десять сейф был вскрыт. На удачу приехал директор, он и выступил за понятого вместе с секретарем.

Кононов посветил мощным фонариком и присвистнул:

– Фьють! Пусто и все отпечатки пальцев стерты. Кто знает, что здесь могло быть?

Он явно обращался к директору и тот ответил:

– В основном ее личные вещи: записные книжки, деньги в день зарплаты, копии технологических инструкций по сборке и регулировке. Что здесь могло появиться в мое отсутствие, не знаю. Это было ее личное отделение. Не знаю, что могло здесь понадобиться грабителю, и как он узнал или подобрал шифр?

– Мы об этом подумаем, – Кононов красноречиво посмотрел на Михаила, и тот кивнул головой. – Сейчас составим акт и все свободны.

5

В кабинете Фесенко, кроме Михаила и Кононова, присутствовал от городской прокуратуры Карпенко и еще два работника следственного отдела, которых Михаил знал давно. По всему видно, что Фесенко привлек к расследованию самых опытных своих помощников.

Он навалился локтями на стол и с нетерпением ожидал, когда все рассядутся. Задержка вышла из-за того, что Карпенко дважды пересаживали. Он занимал привычные места, то Кононова, то другого участника совещания, а здесь это не допускалось.

– Наконец-то уселись! Хотя еще далеко не вечер, подведем некоторые итоги. Пустой сейф говорит о том, что мотивом убийства может быть ограбление. Тогда это объясняет странный способ убийства. Сначала придавил за горло и выпытал шифр. Открыл сейф, после чего свернул шею. Что там могло быть такого ценного, чтобы из-за этого убивать человека? Положим это муж. Искал деньги или компрометирующие материалы: записную книжку или дневник. Должен сказать, что за ней были грехи. Два половых контакта за день с разными партнерами и ребенок не от мужа. Вы еще не знаете, экспертиза установила, что ни сперма, ни ребенок не принадлежат мужу. Каково?! Поэтому основной подозреваемый остается, остается и наиболее вероятный мотив: ревность. Отсюда вытекают задачи: искать двух загадочных посетителей, то есть наиболее вероятных ее партнеров. Возможно, кто-то из них и есть отец ребенка, убитого вместе с матерью. Возможно, это и есть убийца, а муж ни при чем. Прятал следы, стервец!

У Кононова зазвонил мобильный телефон. Он быстро вышел из кабинета, чтобы не мешать совещанию, но вскоре вернулся.

– Анатолий Иванович, предлагаю закрыть заседание. Установлена личность и адрес владельца «Шевроле». Нужно его брать. Вы будете участвовать или нам самим заняться?

– Нет уж! Хочу заняться им лично. Поехали! Вечером продолжим. Куда ехать?

– Микрорайон «Левый берег».

Михаил с Карпенко поехали следом за перегруженной крепкими мужиками служебной машиной Фесенко. Им с трудом удалось удержаться на хвосте бешено мчавшейся «Волги». Гаишники узнавали знакомую машину следственного отдела и старались организовать «зеленую волну». Однако гонка оказалась напрасной. Хозяин квартиры отсутствовал. Когда они совещались под дверью, что делать дальше, и уже наметили тотальный опрос соседей, на площадке появился щегольски одетый парень. Следователи расступились. Парень в состоянии легкой растерянности нажал на кнопку звонка в ту же квартиру.

Тут кольцо вокруг щеголя сомкнулось. Растерянность обернулась паникой. Парень побледнел. Михаил догадался пояснить:

– Спокойно, прокуратура! Предъявите документы!

Парень покраснел и торопливо стал ощупывать карманы, пока не нашел удостоверение.

– Я из банка. Мне поручено разыскать Михнова. Вам он тоже нужен?

– Еще как нужен! А что он у вас натворил? Ограбил банк? – спросил Фесенко.

– Можно и так сказать! Взял кредит на покупку машины и не платит. На звонки не отвечает, на письменные приглашения не реагирует. Мне поручено предупредить его, что мы обращаемся в суд.

– Сколько он вам должен?

– Шестнадцать тысяч долларов. Возможно, он спрятался у родителей. Мы догадались потребовать копию метрического свидетельства и знаем, кто его родители и где они живут.

– Так чего мы стоим. Давайте нам адрес, и мы едем, – подключился Кононов.

Теперь уже кавалькада из трех машин спешила по пыльному асфальту в поселок Восточный. Благо он был в той же части города, только севернее.

На этот раз им повезло. Во дворе частного дома они увидели разыскиваемую машину. Вскоре и ее хозяин появился на пороге дома. Следователи уже знали, что это Георгий Леонидович Михнов. Высокий красивый брюнет около тридцати лет. Белые брюки, светло-серая футболка и кожаные серые босоножки на босую ногу хорошо оттеняли его смуглое лицо и загорелые руки. Он не казался удивленным или испуганным.

В знак признательности работнику банка позволили вручить предупреждение и отпустили. Потом забрали ключ зажигания и опечатали двери машины. Кононов перебрался к Михаилу, чтобы освободить место для задержанного.

– Зачем этот шум? – недоумевал Михнов стиснутый с двух сторон на заднем сидении «Волги». – Прошло только два месяца. Овощи этим летом у родителей запоздали. Через неделю или две уплачу весь долг и даже наперед.

– Заткнись! – оборвал его Фесенко. – Через двадцать минут узнаешь, зачем шум и какой за тобой должок.

* * *

Допрос в кабинете Фесенко вели четверо. Точнее, трое (Михаил, Карпенко и Кононов) только присутствовали, а вопросы задавал Фесенко.

– Расскажи нам обстоятельства убийства Анны Копыленко.

– Откуда я знаю? Я не убивал.

– Установлено, что ты был вечером с ней в офисе. После чего ее нашли мертвой.

– Зачем мне ее убивать?!

– Тебе лучше знать! Ограбить, например. Или спрятать в концы. Она была беременна от тебя.

– Первый раз слышу, что бы таким способом делали детей. Вы шутите?

– Шутки для тебя закончились! – Фесенко сообразил, что сам может попасть в смешную историю. – Давай все по порядку, когда, где и зачем с ней познакомился.

– Познакомился я с ней месяца три назад в московском поезде. Был в гостях у родственников в Курске. Пошел в вагон-ресторан что-нибудь съесть и выпить бутылку пива. Увидел красивую блондинку. Напротив было свободное место. Ну, я и сел. Она была общительной и разговорчивой. Так узнал, что мы из одного города. Вместо пива заказал шампанское. Выпили с ней. Когда уходили из вагона-ресторана, оказалось, что нам по пути. Следующий вагон был ее. Она выкупила оба места в купе «СВ» и ехала одна. Мы еще немного поболтали у двери купе и вскоре я к ней перебрался из своего плацкартного.

– Вы стали любовниками?

– Если это так называется, то да. Вообще она меня заинтересовала. Исполнительный директор, красивая и в моем вкусе. Намекала, что провернула выгодную сделку. Судя по меню ее обеда в ресторане, очень выгодную. Обменялись телефонами и договорились созвониться и встретиться.

– И как скоро вы встретились?

– Где-то дня через три. Я приехал на свидание на своей старой машине. Она или в шутку или всерьез сказала, что в мою развалюху не сядет. Мы поужинали в кафе, и она ушла. Тут я решил взять новую машину в кредит. Через неделю уже катал ее на «Шевроле».

– Вы знали, что она замужем?

– Да. Узнал еще в поезде. У нее на руке было обручальное кольцо. Она не очень хорошо отзывалась о муже, поэтому совесть моя чиста.

– У вас часто были сексуальные контакты?

– При каждой встрече.

– И после этого вы утверждаете, что не можете быть виновником ее беременности.

– Утверждаю! Вам нужны подробности или вы мне и так поверите?

– Ты не из тех, кому я могу поверить. Экспертиза установит…

– Вы меня посадите? – в голосе Михнова, наконец-то, появился испуг.

– Обязательно! Но для начала ты расскажешь, зачем приехал в офис.

– Вы сами видели, как меня доставал банк. Родители обещали дать деньги через две-три недели. Работы у меня пока нет, помогаю родителям…

– Постой! Как же тебе дали кредит в таком размере?

– А я представил справку с прежнего места работы по данным за прошлый год. И зачем вам эти подробности?! Все равно я собирался честно расплатиться с банком.

– И ты приехал разжиться деньжат у Анны?

– Точно! Откуда вы знаете?

– Догадываюсь.

– В тот день мы не должны были встречаться. Когда все варианты раздобыть деньги отпали, позвонил ей.

– Когда это было?

– Около восьми вечера. Она была в офисе и не хотела со мною встречаться, тем более на работе. Я выведал, что она одна, и явился без разрешения.

– Чем она мотивировала отказ от встречи?

– Кто-то должен был прийти к ней в офис.

– Что было в офисе?

– Сначала она возмутилась моим нахальным вторжением. Когда я поплакался в жилетку, оттаяла. Обещала помочь на следующий день. Предложила коньяк, но я только пригубил. За рулем я не пью даже пива. Съел, правда, бутерброд с колбасой. Мотался по городу без обеда.

– Дальше!

– В утешение мы занялись любовью, а потом она почти вытолкнула меня на улицу. Мне ничего не оставалось делать, как поехать домой к родителям. На своей квартире летом я почти не живу. А вы, небось, думали, что я прячусь.

– Думали! Можешь назвать время, когда покинул офис?

– В полдевятого. На часы не смотрел, но из всех открытых окон слышно было, что начали передавать рекламу. Мои родители тоже смотрят этот сериал.

– Что она говорила о предстоящей встрече?

– Мне тоже было интересно, и я разыграл сцену ревности. Она утверждала, что встреча исключительно деловая. В качестве доказательства предложила заняться сексом.

– Когда должен был явиться этот таинственный деловой посетитель?

– Время встречи она не назвала, но, судя по тому с какой поспешностью она от меня избавлялась, она ждала его около девяти.

– У тебя не возникло желание проследить, кто явится на встречу?

– Я был злой, разочарованный и голодный. Бутерброд только нагнал аппетит. Знай, что ее убьют, возможно, и рискнул бы. Но, если честно, не уверен…

– Ладно, на сегодня хватит! – Фесенко встал из-за стола. – Кононов, отправь его в камеру одиночку, но через лабораторию. Там работает дежурная бригада. Результат экспертизы нужен уже утром.

Когда увели Михнова, Фесенко спохватился:

– Кажется, я увлекся и не дал вам возможности задать свои вопросы. Извините!

Михаил его успокоил:

– В том не было нужды. Анатолий Иванович, вы спросили главное. Будут результаты экспертизы, допросим его еще раз. Этот таинственный посетитель, возможно, его выдумка. Отъехал квартал, оставил машину и явился опять, чтобы ограбить. Вероятно, и убил случайно. Переусердствовал, когда выпытывал шифр от сейфа.

– Нам нужно доложить Николаю Петровичу результаты за сегодняшний день, – напомнил Карпенко.

– Вот вы оба и доложите. А у меня еще есть неотложные вопросы по другим делам, – заявил Фесенко. – Звоните, если что!

Городской прокурор выслушал доклад Карпенко молча, потом обратился к Михаилу.

– В шесть часов придет мать Копыленко. Я обещал, что ты с ней побеседуешь. Это сегодня. А что собираешься делать завтра?

– Хочу допросить Копыленко. Появились к нему новые вопросы, да и пора составить собственное представление о главном обвиняемом. Остальное будет зависеть от результатов экспертизы по Михнову.

* * *

– Оля, у меня к вам просьба! – обратился Михаил к секретарю Манюни. – Когда появится мать Копыленко, проведите, пожалуйста, в кабинет Пал Палыча. Я буду ждать ее там.

В комнате Карпенко за Михаилом был закреплен письменный стол, хотя он им пользовался всего несколько недель в году, когда его привлекали к расследованиям в городе.

6

Михаил набрасывал в блокноте вопросы к Копыленко, когда появилась в сопровождении Ольги его мать.

Михаил поднялся навстречу и усадил ее на стул напротив. Невысокая черноволосая и черноглазая женщина с плоским восточным лицом выглядела раздавленной морально и физически. Она с явным усилием подносила платок к глазам, которые поминутно наполнялись слезами.

Михаил счел необходимым успокоить ее:

– Искренне вам сочувствую. Ваш внук потерял мать, ваш сын арестован по подозрению в убийстве. Но арест, еще не означает автоматически осуждение. Если он не виновен, то будет оправдан.

– Я на вас так надеялась, а его не выпускают. Он не виноват. Мой сын не мог убить. Это она доигралась. Я всегда была против этого брака. Но он потерял голову. Это единственное, что она умеет – забить баки. Грубая, настырная. Вечно вокруг нее крутятся какие-то мужчины…

– У нее должность – исполнительный директор. Естественно, ей приходится много общаться с руководителями. А это преимущественно мужчины…

– Не такая жена была нужна моему сыну. Он такой способный. Хорошо учился, все хватал на лету. Высокий, красивый – и такая судьба. Она убила в нем все. Теперь из-за нее будет гнить в тюрьме…

– Вы так уверены, что его посадят. На чем построена эта уверенность? Он вам что-то успел сказать? – план беседы, составленный Михаилом, трещал по швам.

– Когда? Его сразу арестовали…

– Дело осложняет его судимость. Он избил беременную женщину.

– Все подстроено. Они купили свидетельницу и вымогали у сына деньги. Какие у него деньги?!

– Есть результат экспертизы. Сам видел на фотографии огромный синяк внизу живота у этой женщины.

– Когда мой внук Макарчик пошел в садик, он научился там щипаться и кусаться. Пока мы его отучили, я вся ходила в синяках. Только ничего не докажешь, если в ход пошли деньги. Невестка отказалась взять ссуду на своей фирме. Может, надеялась, что его посадят, и она загуляет без помех.

– Если вы хотите, чтобы я помог, дайте мне задать вам интересующие меня вопросы. Надеюсь на искренние ответы.

– Задавайте! Попробую успокоиться. И как тут будешь спокойным?!

– Где вы были в тот вечер, когда была убита Анна?

– Дома. Смотрела телевизор. Уже собиралась лечь в постель, когда позвонил Олег. Он попросил срочно поехать к ним домой и переночевать, а потом забрать Макарчика к себе.

– Он объяснил причину?

– Сказал, что с Анной беда, и он не может ночевать дома. И еще добавил, что утром мне все объяснят.

– Насколько вы были близки с сыном? Он делился с вами своими проблемами, жизненными планами?

– Делился. Я ведь воспитывала его одна с пяти лет. Муж был военный летчик. Разбился на вертолете. Конечно, после женитьбы она постаралась, чтобы между мною и сыном возникла пропасть. Удалось ей многое, но не все.

– Он обсуждал с вами планы увеличения семьи, короче, желание завести второго ребенка.

– Почему у вас возник этот вопрос?

– О втором ребенке не говорят, если брак не прочный, – нашелся Михаил.

– Вам стало известно, что они собирались развестись?

– Как раз это я хотел выяснить у вас.

– Нет, об этом не было разговора. Мой дуралей, по-видимому, еще ее любил.

– Спрашиваю еще раз. Они планировали второго ребенка?

– Когда-то заходил об этом разговор, но я была против, так как не верила в прочность их брака. И я была права! Сиротами остались бы двое!

– Когда последний раз вы видели невестку?

– На выходные она привозит внука.

– А сын был где?

– Они приходили вместе. Она любит вкусно поесть, а готовить не любит. Семья такая. Выросла на сосисках и картошке в мундирах.

– Вы не заметили в ней или своем сыне за последнее время никаких перемен?

– Она стала развязнее, так и светилась самоуверенностью. Особенно после командировки.

– Какой командировки?

– В апреле она почти месяц провела на Урале. Говорят, была срочная и ответственная работа. Она и из Николая веревки вила. Он не знал, как от нее избавиться.

– Николай, это кто?

– Директор фирмы.

– Николай Константинович Тураев?

– Да, он. Очень приличный человек. Кандидат наук, изобретатель.

– Насколько я знаю, Тураев ее ценил за технические знания, она была очень полезной для фирмы.

– Чего-чего, а за горло она взять может.

– Вам не кажется, что вы слишком строги к своей покойной невестке?

– Конечно, грех плохо говорить о покойнике, но в данном случае Бог меня простит.

– Спасибо за беседу! Заверяю, что вашему сыну ничего не грозит, если он действительно невиновен. С нашей стороны ошибка в данном случае исключается.

– Зачем держать его за решеткой?! Он никуда не денется, он невиновен.

– Завтра я с ним встречаюсь. То, что он изолирован, создает вам, мягко говоря, неудобства, однако полезно, и для него, и для следствия. Поверьте моему опыту.

Мать Копыленко иронично улыбнулась, окинув взглядом молодого следователя: «Такой зеленый на вид и говорит об опыте».

– Хотелось бы вам верить, но не могу, – не стала врать учительница.

– Придет время и поверите. Потерпите немного.

– Буду молить Бога, чтобы исполнились ваши слова.

Михаила не задевала ее ирония. Эта женщина на основании слухов и газетных публикаций добивалась, чтобы его привлекли к ведению следствия. А теперь быстро разочаровалась, увидев молодого человека. Ожидала старца с волшебной палочкой в руке?

* * *

Из-за жары, которая вдруг навалилась на город, Михаил плохо спал ночью. Пришлось еще раз принять душ и мокрым лечь в постель под вторую простыню. Открыть окно он не решился, а от затянутой сеткой форточки было мало проку.

Только к утру пришел достаточно крепкий сон. В результате он появился в Управлении только в 9 утра, преодолев на разогретой машине несколько улиц, словно заснувших от жары.

– Денек будет на редкость жарким, – такими словами встретил Фесенко Михаила. – Во всех смыслах!

– Что еще случилось?!

– Михнов не врал. Точнее, не удалось поймать его на вранье. Французской любовью занимался он, но ребенок не его почти на сто процентов. Следов его пальчиков также нигде не оказалось. Даже на рюмках. Не верится, что он решился на убийство. Слишком по-дилетантски.

– Он и есть дилетант, неожиданно попавший в неприятную историю с покупкой автомобиля в кредит.

– Чем это ему грозило? Забрали бы машину и все.

– А если бы раскопали липовую справку?

– Банковские служащие больше его заинтересованы, чтобы этого не случилось.

– Так почему ожидается жаркий день?

– Нужно искать второго любовника и отца ребенка, а зацепок никаких. Знаем только, что колбаса со станционного буфета. Только там в нашем городе можно купить «Московскую» колбасу из Москвы. Ее привозит ежедневно московский поезд. Красное вино также куплено там.

– Продавщица что-нибудь запомнила?

– Запомнила шикарную блондинку, похожую на киноартистку. Это она покупала колбасу, полбатона и вино.

– А я беседовал с матерью Копыленко. Узнал, что в апреле Анна была в длительной командировке, после которой заметно изменилась. По сроку беременности можно предположить, что это там и случилось.

– А как же роман в поезде?

– Тогда она могла не знать, что забеременела.

– Выходит, приезжал отец ребенка. Она его вызвала. Они встретились, о чем-то договорились…

– Или не договорились, и он ее убил.

– Возможно, это и был человек, с которым она должна была встретиться около 9 вечера. Потому избавилась от Михнова, – неожиданно Фесенко добавил. – На Урал ехать тебе, Миша.

– Два дня на подготовку и могу ехать, чтобы в понедельник начать работу в Златоусте.

– О какой подготовке речь?

– Нужно ознакомиться с документацией фирмы: договорами, перепиской, отчетами по командировке. Оформить документы. Заказать билеты. А еще хочу побеседовать с Олегом Копыленко. Обещал его матери.

– Ничего не имею против. Организую через час. Выезжай немедленно.

– Позвоните мне на мобильный. А пока заеду на фирму.

– Договорились!

* * *

Директор фирмы был сама любезность. Вызвал секретаря и приказал показать необходимые документы.

– С удовольствием поработал бы вместе с вами, но завтра хоронят Анну. Родителям обещал помочь в организации. Много хлопот.

– Думаю, разберусь сам. Если возникнут вопросы, я вас найду.

– Конечно! Мне тоже любопытно, чем вызвано внимание к деятельности фирмы. Налоговая недавно провела у нас комплексную проверку. Я так понимаю, что мой мобильный вы знаете.

– Да, знаю, – Михаил оставил без ответа замечание директора и обратился к секретарю. – Для начала мне нужна переписка за последние полгода. Потом отчеты по командировкам и договора.

Директор бесшумно удалился. Михаил принялся листать папку с входящими письмами и вскоре нашел письмо от 25 марта с просьбой срочно направить А.Е.Копыленко для наладки и проведения приемо-сдаточных испытаний партии датчиков в связи с выявлением дефектов при входном контроле. В противном случае грозили рекламацией.

Михаил обрадовался, что установил официальный повод для поездки Анны и собрался переключиться на отчеты, чтобы узнать точные даты пребывания Анны в Златоусте. Когда же он попытался вытащить отчеты по командировкам из-под груды других дел, одна из папок с пружинным зажимом развалилась, и он увидел документ с иероглифами. Документ оказался письмом из посольства Китая в России, с просьбой принять представителя деловых кругов Дэна Тай-Чина 15-16 марта для обсуждения вопросов о научно-техническом сотрудничестве.

Михаил внимательно пролистал другие папки с перепиской, но никаких следов контактов с китайцами больше не обнаружил. Состоялась ли встреча с Тай-Чином? Вопрос нужно выяснить у директора. Сразу вспомнилось исчезновение технологической документации из сейфа.

Михаил переключился на поиски отчета Анны. Командировка длилась почти полные четыре недели с 31 марта по 26 апреля.

Анна, так же как и недавно директор, ехала поездом до Москвы, затем самолетом до Челябинска и прямо из аэропорта автобусом до Златоуста. Назад возвращалась тем же способом. Дорога занимала полтора суток, из которых сутки до Москвы. Как оказалось потом, это был самый удобный и относительно дешевый способ.

Поездка Анны закончилась успешно: к отчету прилагалась копия акта приемо-сдаточных испытаний. Вся продукция принята без рекламаций. В начале июня пришло письмо с извещением о разрыве договорных отношений.

Позвонили от Фесенко с информацией, что Олег Копылов для допроса доставлен.

* * *

Когда Михаил вошел в комнату, Копылов встретил его стоя. Олег был ростом почти вровень с Михаилом, только худой и слегка сутулый. А лицом – вылитая мать, волосы цвета воронова крыла. Красивый, с азиатскими четами. Однако нос тонкий и с горбинкой.

«Вежливый или робкий?», – задал себе вопрос Михаил.

– Следователь прокуратуры Михаил Егорович Гречка. Ваша мама просила городского прокурора, чтобы меня привлекли к расследованию убийства вашей жены…

– Я не убивал!

– Охотно поверю доказательствам, но пока их нет. Пока не известен настоящий убийца, вы остаетесь главным подозреваемым. С этим нужно смириться или снабдить нас фактами, которые помогут найти убийцу.

– Кажется, я уже все рассказал и не один раз.

– Так говорят все. Но в том случае, если не проигрывают лживую легенду, каждый раз всплывают все новые упущенные подробности. Таково свойство памяти.

– Готов повторить еще раз.

– Я читал ваши показания. Лучше задам вам вопросы, а вы на них искренне и максимально полно ответите.

– Задавайте! – Олег передернул плечами и изменил позу.

Михаил заметил, что Копылов в наручниках. Он вышел за дверь и попросил сопровождающего снять наручники.

– Спасибо! – поблагодарил Копылов, моргая своими темными глазами. Он заметно волновался в ожидании допроса нового следователя.

– Первый вопрос! Как вы объясните свою судимость. Обвинение будет ссылаться на вашу неуравновешенность и жестокость.

– Могу рассказать, как все было. Ваше дело верить или нет.

– Готов внимательно выслушать.

– Мой сын подрался с мальчиком из нашего дома. Они то дружат, а то дерутся. Обычное дело. Но мальчик на этот раз нажаловался родителям. Его отец отловил моего сына во дворе и начал запугивать. Сын утверждает, что даже дергал за ухо. Я пошел переговорить с этим тупым папашей, чтобы не вмешивался в отношения между детьми. Конечно, я всегда предупреждал сына, чтобы избегал драк, особенно с ребятами младшими по возрасту и более слабыми. Мужика того не было, открыла мне его беременная жена. Я попытался объяснить, зачем пришел. Но она подняла такой хай, что соседи начали выглядывать из-за дверей. Мне осталось уйти. А через три дня я получил повестку. Меня вызывал районный прокурор. Оказывается, я избил беременную женщину. Возможно, травмировал ребенка. Есть свидетельские показания соседок. Правда, только одна дала показания, что своими глазами видела, как я дважды ударил ногой в живот. Я недоумевал, зачем эта клевета. Но когда их адвокат предложил закрыть дело, если я уплачу 3000 долларов, мне стало ясно зачем. Я отказался. Несмотря на квалифицированную защиту, ходатайства коллективов, где я работал, мне все равно дали два года условно и заставили оплатить судебные издержки. Причем, в решении суда записали, что если после рождения ребенка будут обнаружены какие-либо дефекты, то мне придется сесть в тюрьму.

– Нечто подобное рассказала ваша мама.

– Конечно, нашлись люди, которые считают, что я мог сорвать зло на беззащитной женщине. Им легче затоптать невиновного, чем защитить. Только знали бы вы истцов. Это самая скандальная парочка в нашем доме. Непонятно, на какие доходы живут. Но все побоялись дать против них показания.

– Второй вопрос! Вы знали, что Анна ждет ребенка?

– Да!

– Подробнее!

– Она приехала из длительной командировки в конце апреля. Мы соскучились и потеряли бдительность. Когда стало ясно, что будет ребенок, мы даже обрадовались. Иначе она бы не решилась.

– А вы?

– Я всегда был «за», но мама резко возражала. А родители Анны предупредили, чтобы на них не рассчитывали.

– Вы сказали своей матери?

– Нет, все не мог решиться, пока оставалась возможность аборта. Но я был против аборта, а Анна колебалась.

– С каким настроением Анна вернулась из командировки? Ваша мама заметила в ней перемену.

– С хорошим настроением. Она там подработала денег. Заказчики заплатили за сверхурочные, так она сказала.

– Сколько, если не секрет?

– Секреты от следователя?! Полторы тысячи долларов. Правда, мы их быстро потратили. Сыну и мне обувь и зимние куртки. Себе она обновила гардероб основательно. Я не возражал, ведь это ее приработок.

– Нам директор говорил о технологических ноу-хау. В чем это выражалось, если не секрет.

– Этот секрет унесла в могилу Анна.

– Даже так?!

– Конечно, Николай Константинович хороший физик, однако его датчики очень капризны в регулировке. Анна много сил потратила и однажды случайно обнаружила ту последовательность подборки параметров схемы, которая дает нужный результат. С тех пор данную операцию выполняла только она. Просто Тураев без нее не мог обойтись. У других выход годного 5-10 процентов, а у нее 100.

– Как на это реагировал Тураев?

– Конечно, это его бесило, пока не смирился.

– Вы считаете, что смирился?

– Мы дружим семьями много лет.

– Тогда вы должны знать причину развода Тураевых.

– Нет даже догадок. Непонятно. Николай ссылается на ее помешательство. Водил по психиатрам. А она открыто говорила и говорит, что он импотент и ей опротивел. Все довольно неожиданно.

– Что вы можете сказать о новом муже Ирины Ивановны?

– Ничего, кроме того, что он алкоголик. Жена от него уехала лет пятнадцать назад. Жил холостяком. Ирина утверждает, что он давно объяснился ей в любви. И как только узнал о разводе, то сразу предложил ей переехать к нему. Что она и сделала.

– Зубенко, новый муж Ирины, имеет какое-либо отношение к фирме?

– Никакого! Но довольно часто приходил, зная, что в шкафу и холодильнике всегда есть спиртное. Особенно, когда отсутствовала Ирина. Откровенно побирался.

– Где он работает или работал?

– Сейчас не знаю, а когда-то был монтажником радиоаппаратуры на радиозаводе. Там и спился.

– Он мог в тот вечер прийти в офис?

– Мог, если знал, что там кто-либо есть.

– Вы не заметили признаков его посещения?

– Нет. Иначе я бы не стал…, – вдруг Олег замер на полуслове и переменился в лице.

– Что-нибудь случилось? Вам плохо!

– Нет. Я вдруг вспомнил, что при входе в офис сильно хлопнула входная дверь от сквозняка. Так бывает, когда открыт черный ход.

– Разве в офисе есть черный ход?

– Да. На кухне пробили дверь и сделали лестницу на противоположной стороне дома. Якобы по условиям пожарной безопасности.

– Когда это было?

– Еще пять лет назад. А вы разве не знали о существовании другого входа?

– Не знал. Я весьма поверхностно изучал место преступления, так как подключился к расследованию только на третий день.

Михаила охватила досада, что он умудрился не зайти на кухню, которая служила местом отдыха и приема пищи. Доверился Фесенко и его людям. Он решился задать еще один, последний вопрос.

– Вы знаете что-нибудь о посещении вашей фирмы китайским бизнесменом.

– Знаю! Присутствовал, когда он осматривал производство. Я неплохо знаю английский, поэтому помогал их переводчику, когда у того возникали проблемы с русским. Это касалось в основном специальной терминологии. Но этот узкоглазый не бизнесмен, а скорее радиофизик. Слишком много задавал специальных вопросов.

– Почему не последовало продолжение? Что по этому поводу сказала Анна?

– Они за нашу технологию предложили такие смешные деньги, что продолжения не было. Подробности знает Тураев. Скорее всего, они вынюхивали и, возможно, у них это получилось.

– Как и у российских.

Копылов напрягся.

– О российских ничего сказать не могу, с ними не общался.

– Вопросы пока исчерпаны.

Михаил позвал охранника и попросил вернуть Копыленко в камеру. А подследственному сказал:

– Олег, возвращайся в камеру и не волнуйся. Если ты не виновен, то тебе бояться нечего. Считай эти трудности своим вкладом в расследование.

– Это у вас такой юмор?!

– Без шуток!

– И долго мне еще париться?

– Дней десять не меньше, а потом выпустим тебя с подпиской о невыезде до суда

– Будет суд?!

– Только в том случае, если не найдем настоящего преступника. Но уверяю тебя, суд тебя оправдает.

– Наш суд оправдает? Самый короткий анекдот.

– У тебя есть адвокат?

– Назначили одного…

– Пусть он свяжется со мной дней через пять-шесть.

– Почему не сегодня?

– Буду очень занят. Впрочем, хоть и не должен тебе говорить, но скажу. Уезжаю в командировку, в Златоуст.

При этих словах Михаил внимательно следил за лицом Копыленко и не обнаружил никакой реакции.

– Напрасная трата времени.

– Тебе трудно судить, ты не все знаешь.

– Чего я не знаю? – забеспокоился Копыленко.

– Приеду, поговорим еще! Если что вспомнишь в мое отсутствие, то обращайся к начальнику следственного отдела, Анатолию Ивановичу Фесенко. Знаешь такого?

– Знаю? К сожалению.

– Какое может быть сожаление! Он профессионал в лучшем значении этого слова. Он может ошибаться в деталях или заблуждаться какое то время, но я не знаю ни одной судебной ошибки по его вине. Пока ты в камере, настоящий преступник спокоен. Когда мы его обложим со всех сторон, тогда и испугаем, чтобы он разоблачил себя окончательно. Если это не ты…

Копыленко опять сник.

«Пусть думает, пусть волнуется! Возможно, вспомнит что-нибудь еще», – размышлял Михаил по пути в Управление. Он должен срочно поговорить с Фесенко.

* * *

Фесенко проводил совещание по другим делам, но постарался через десять минут освободиться для разговора с Михаилом.

– Узнал что-нибудь новое?

– Открылось два направления для поисков. Нужно допросить и снять отпечатки пальцев у Зубенко, а потом поискать их на бутылке коньяка и рюмках. Он мог побывать в офисе. Копыленко показалось, что был открыт черный ход.

– Фантазии для отвода глаз! Он был закрыт на ключ, когда приехала следственная бригада.

– А где хранятся ключи?

– Один в ящике стола директора, другой опломбирован за стеклом прямо на дверях.

– Вам когда показали директорский экземпляр?

– На следующий день. Все знали, где он его держит, и пользовались, чтобы открыть дверь в рабочее время. Для проветривания или чтобы спрятаться от жары за домом. Это ведь северная сторона.

– А если знал и успел вернуть на место?

– С замком дают больше двух ключей. Кто знает, где остальные экземпляры?! Потом, закрыть дверь можно изнутри, так ведь?

– Да. Что это дает?

– Какой смысл Копыленко закрывать дверь, если она была открыта?

– Уйти можно через главный вход, просто захлопнув дверь. Замок автоматически закроется.

– А если не успел, так как помешал муж?

– Где же и кто этот таинственный убийца?

– Китайский нелегальный агент. Ведь из сейфа Анны пропала технологическая документация, а я узнал, что китайцы посещали фирму в середине марта, чтобы купить технологию.

– Миша, полет твоей фантазии меня всегда удивлял.

– Согласитесь, что некоторые полеты завершались удачным приземлением.

– Вот именно, некоторые.

– Но преступника мы с вами находили всегда.

– Найдем и на этот раз, только не в Китае. Ты обратил внимание, что Копыленко смахивает на китайца. Хе-хе-хе!

– Не смешно!

– Ладно, не сердись. Вот Зубенко мы прокачаем, как говорится в моем любимом романе о войне. Кстати, ты любишь детективные романы?

– Иногда читаю Сименона, Чейза, если читать нечего или устал.

– Так вот, в двадцатые и тридцатые годы во время расцвета детективного жанра издатели печатали рекомендации для авторов. Одной из главных рекомендаций была – никаких китайцев-убийц и никакого упоминания о триадах. Потому что они фигурировали почти в каждом детективном романе, как в голливудском кинофильме действующее лицо с именем Сара.

– Китай становится сверхдержавой и собирается послать человека на луну. Китайцы проявляют активность во всех странах мира, где можно заполучить полезную информацию для аэрокосмической отрасли.

– Мне кажется, не тот случай.

– Предлагаю все-таки поговорить с Тураевым о китайцах.

– Поговори! Мое присутствие не обязательно, как я понимаю. Ты у нас вольный художник. Тебе и кисть в руки.

– Обычно говорят: «Тебе и флаг в руки!».

– Так говорят полководцам, а не свободным художникам, – глаза Анатолия Ивановича щурились в довольной усмешке.

– Мое дело предложить, чтобы потом было легче с дележом славы, – Михаил поддержал шутливый тон Фесенко.

* * *

О посещении китайцев Тураев мало что добавил:

– Их предложения были неприемлемыми. Такое впечатление, что они рассчитывали на категорический отказ и не ошиблись.

– Теперь, когда вы потеряли российского потребителя, ваше решение могло быть другим.

– Не думаю! Хотя что-то лучше, чем ничего. Возможно, с полгода или год мы бы еще продержались. Одно из их условий – прекратить производство и поставки другим потребителям. Мы хотели поставлять и в Китай. Но это противоречит их стратегии и практике. Они хотели забрать все с концами, причем по дешевке.

– Слышал мнение, что это была чисто разведывательная операция.

– Вполне может быть!

7

На половине дороги в Москву Михаил устал от тесного купе и вынужденной неподвижности. Спать можно было только подогнув ноги. Его попутчики, молодая пара с ребенком лет семи, возвращались из отпуска. Они непрерывно ели, словно провели его в Бухенвальде, а не в Новоазовске.

Михаил ехал не из дома, поэтому не взял в дорогу никакой снеди. В этом не было никакой необходимости. Усталая женщина непрерывно катала по вагонам тележку с бутербродами, напитками и сладостями. Однако Михаил решил посетить вагон-ресторан. Его тянуло туда не только желание размять ноги. Захотелось воссоздать в воображении сцену знакомства Анны и Михнова в реальных декорациях.

Ресторан был на удивление почти пустой. Тесная группа из пяти или шести человек сгрудилась вокруг стола, плотно заставленного пивными бутылками. Михаил выбрал место подальше от шумной компании.

Появился тощий парень и вручил затертое меню. Михаил заказал два бутерброда с сыром и чай с лимоном.

– Лимона нет! А чай можно попросить у проводника. Может, пива?

Спорить было бесполезно, хотя, проходя мимо ресторанного буфета, Михаил видел лимоны на витрине.

– Хорошо, бутылку охлажденного пива «Оболонь».

– У нас только «Балтика» и чешское.

– Давайте чешское.

Вопреки ожиданиям воображение Михаила в нужном направлении не заработало. За пивом и бутербродами память перенесла на стоянку автомашин в квартале от вокзала. Это была самая близкая к вокзалу стоянка. Здесь он всегда оставлял свою машину, если нужно было ехать на поезде по делам службы.

– На какой срок оставляете? – спросил сторож.

– На пять-шесть суток, – ответил Михаил, а потом спохватился. – А если окажется дольше?

– Доплатите, когда будете забирать.

Михаил расплатился. Вдруг Михаила осенило. Он достал удостоверение и показал сторожу. Тот заметно испугался, даже челюсть отвисла.

– Не волнуйтесь! Мне нужно узнать, на сколько и когда оставляли известную мне машину?

Сторожа вели журнал регистрации, указывая только цифры номера.

– Может, хозяину позвонить?

– Я сейчас уезжаю и у меня мало времени. Могу вызвать наряд. Они опечатают стоянку, заберут журнал и проведут инвентаризацию машин. Вы этого хотите?

Сторож был ни жив, ни мертв.

– Смотрите. Только хозяин меня выгонит, если узнает.

– В противном случае выгонит точно. Он не узнает, если сами не доложите.

Сторож протянул журнал. Михаил быстро отыскал номер 2511. Директор оставил машину или забронировал место за день до поездки в командировку и забрал в день приезда.

– Вот и все! И никакого протокола…

Михаил сам себе удивлялся. Он тратил время на проверку железобетонного алиби. Это от безнадеги. Так хочется помочь одинокой учительнице вызволить единственного сына. Мать Михаила также была учительницей. Его родители погибли в дорожной аварии, когда Михаилу было 12 лет, а его сестре Марии 10.

* * *

Аэропорт «Домодедово» навеял воспоминания двенадцатилетней давности. Отсюда его увозили вместе с другими бритоголовыми новобранцами в среднеазиатскую учебку, из которой было только две дороги: в дисбат или Афганистан. С его воспитанием дисбат исключался. А через два года он возвращался домой из ташкентского госпиталя тоже через «Домодедово». С позиций сегодняшнего дня он легко отделался. А тогда переживал глубокую депрессию.

Объявили регистрацию на рейс до Челябинска. Михаил направился к стойке и с этого момента стал членом пассажирского стада, которое перегоняла из загона в загон симпатичная блондинка.

На взлете он увидел через иллюминатор грандиозную панораму мегаполиса, а потом бескрайную белую облачную равнину с торосами, горами и темноватыми долинами. Его место было первым от иллюминатора. Однообразие картинки навеяло сон. Проснулся он от толчка при приземлении.

* * *

Электронные часы над столом администратора ведомственной гостиницы ЗМЗ, Златоустовского машиностроительного завода, показывали 19 часов с минутами. Михаил вспомнил, что на Курском вокзале в Москве, было ровно11 часов, когда он вышел из вагона на платформу.

«Что-то в транспортной системе неправильно», – рассуждал Михаил.– «Скорость самолета в 15 раз выше, а время на дорогу всего в три раза меньше». От дальнейших рассуждений его отвлекла девушка за компьютером.

– Добро пожаловать! Будете поселяться?

– Да. Одноместный с удобствами, но не самый дорогой.

– Хорошо! Есть такой без холодильника и телевизора.

– Меня устраивает этот вариант.

– А скучно не будет? – девушка разглядела Михаила, в ее глазах вспыхнул интерес.

– Я не надолго. Будет много работы, а в качестве снотворного прихватил книгу.

– У нас тут дискотека, биллиардная, бар. Надоест книга, приходите.

– Спасибо!

* * *

Город, стиснутый горами в долине над огромным прудом, произвел на Михаила благоприятное впечатление. Прозрачный воздух, яркое утреннее солнце, отраженное в стеклах зданий создавали иллюзию аквариума, подсвеченного сильной лампой. Он спустился на дно аквариума, куда еще не доставали прямые солнечные лучи, и очутился у проходной гигантского завода.

Частная фирма «УралТехСнаб» размещалась под крышей административного корпуса ЗМЗ. Описание, которое он получил во время телефонных разговоров с директором Златоустовской фирмы, позволило ему найти без проблем вывеску и входную дверь. Михаил поднялся по глухой лестнице на пятый этаж. Здесь была единственная дверь с кодовым замком и кнопкой вызова.

Директор, лысоватый круглолицый шатен с серыми глазками, усадил Михаила в кресло и тут же предложил кофе. Михаил не отказался.

Директор, извинился, что освободится только через несколько минут, и попросил подождать. Только когда принесли кофе, он перестал рыться в бумагах и заговорил.

– Так какие проблемы привели вас с Украины на далекий Урал?

– Мы говорили на эту тему по телефону. Не считаю за труд повторить. Расследование убийства Анны Копыленко ставит много вопросов, – он передал письмо директору с просьбой оказать содействие следствию в частном порядке. – Ответы на часть из них надеюсь получить здесь. Мы пока не хотим привлекать правоохранительные органы России. Я здесь не провожу официальных следственных действий. Предупредите сотрудников, что беседа со мной дело сугубо добровольное с их стороны.

– Да! Ошеломляющая трагедия. Красивая женщина! Она у нас была недавно. Боже, как быстро летит время! Кажется, это было вчера, а прошло уже три месяца. И все же я не понимаю, какие у вас вопросы и какие ответы вы надеетесь получить у нас.

– Для начала первый вопрос. Чем она здесь занималась? В общих чертах мне известно из вашего письма. А нельзя ли конкретнее?

– Приходила в нашу лабораторию входного контроля и перепроверяла всю продукцию партии, поставленной ими в марте. Если требовалась регулировка, то она ее выполняла на нашем стенде. Когда закончились приемо-сдаточные испытания, был составлен акт.

– С актом я ознакомился. Она работала ежедневно?

– Конечно! Только у нее был гибкий рабочий день.

– В каком смысле гибкий?

– Начинала с 9 часов до 11, а заканчивала, когда в 17, а когда и в 19.

– Вы ей платили за работу?

– Почему этот вопрос всех так интересует?

– Кого конкретно?

– Тураев тоже спрашивал.

– Так вы платили?

– Если считать оплатой бижутерию из уральских самоцветов и прощальный ужин в ресторане, то платили. Вас удовлетворяет такой ответ? – глаза директора смотрели слишком прямо и имели слишком невинное выражение, чтобы ему поверить.

Но Михаил счел нужным сделать вид, что доволен ответом.

– Вполне! Как она проводила время после работы?

– Могу отвечать только за тот вечер, которым мы провели в ресторане. Мы даже танцевали. Могу вспомнить меню. Не так часто посещаю подобные заведения, как может показаться. Моя жена хорошо готовит.

– Хорошо. Задам вопрос в другой форме. С кем из сотрудников, не важно с мужчиной или женщиной, она сблизилась и проводила время после работы?

– Не знаю. Сплетни не коллекционирую. Боюсь, что вы напрасно теряете время. Не исключаю, что наши мужчины пытались за ней ухаживать. Поговорите с женщинами, они охочи до слухов. Но, вероятнее всего, Анна избегала контактов с нашими сотрудниками. Гостиница, где она жила, предоставляет больше возможностей для приключений, которые не следует афишировать замужней женщине.

– В какой гостинице она жила?

– Кажется в гостинице ЗМЗ.

– Спасибо! Можно поговорить с вашим помощником по кадрам?

– Если есть в этом необходимость, я его приглашу. Директор стремительно вышел из кабинета, словно опасался, что Михаил его остановит.

Михаил понял, что директору нужно проинструктировать кадровика на предмет, что можно говорить следователю, а что нет. Ничего не поделаешь, расследование он проводит неофициально.

Директор вернулся в сопровождении седой женщины со строгим лицом в скромном деловом платье.

– Алина Георгиевна, наш начальник отдела кадров, – представил женщину директор.

Михаил поднялся с кресла.

– Помощник прокурора Гречка.

– Михаил Егорович, в общих чертах я рассказал Алине Георгиевне о цели вашего приезда. Не могли бы вы сказать конкретно, чем вам может помочь служба кадров.

– Хочу посмотреть личные дела ваших сотрудников. Меня интересуют мужчины от 30 до 50 лет и преимущественно одинокие. А еще я хотел бы получить для некоторых из них увеличенные ксерокопии фотографий из личных дел.

– Думаю, это возможно. Только просьба вернуть их или уничтожить, что бы они не попали случайно в другие руки и не вызвали кривотолков.

– Безусловно! Это я вам гарантирую.

Михаил и Алина Георгиевна перешли в помещение отдела кадров, небольшую комнату с массивным шкафом для папок и картотечным ящиком.

– Алина Георгиевна, не буду ходить вокруг да около и поставлю вопрос прямо. У нее были здесь любовники или любовник?

– Не могу сказать со всей уверенностью. Вокруг нее вертелись мужчины.

– Дайте мне на них взглянуть. Я знаю ее вкусы.

Алина Георгиевна перебирала папки не торопясь, некоторые из них откладывала в сторону. По объему картотеки Михаил пришел к заключению, что на фирме работает немногим более сотни человек.

Наконец, Михаил получил в руки стопку из полутора десятка папок. Сначала он решил отсортировать блондинов, но потом передумал и обратился к Алине Георгиевне.

– Можно сделать цветные ксерокопии?

– Мы сканируем и выводим на цветной принтер. Сейчас отдам девочкам, через полчаса получите.

– А как же с утечкой информации?

– Мы это делаем для разных целей. Кто-то теряет пропуск и нужно восстанавливать. Лишних вопросов не будет. Можете подождать в приемной, я туда принесу, когда будет готово.

Михаил вышел в коридор. Посетил мужской туалет, чтобы убить время. Изучил доску объявлений и приказов. Иногда на таких досках можно найти полезную информацию. В данном случае, он смог ознакомиться только с распорядком дня и объявлением о наличии свободных путевок на базу отдыха ЗМЗ.

В приемной директора его уже ждала Алина Георгиевна с пачкой ксерокопий. Она догадалась обрезать лишнее ножницами.

Михаил поблагодарил. Его миссия на фирме на сегодня закончилась. Он решил отправиться в гостиницу опрашивать персонал. Если у Анны был здесь любовник, то лучшего места для свиданий, чем номер на одного не найти. Гостиничные правила даже в советское время разрешали постояльцам принимать посетителей до 22 или 23 часов.

– У кого я могу отметить прибытие в командировочном удостоверении, – спросил Михаил у секретаря директора.

– У меня! – ответила молодая девушка, взяла удостоверение из рук Михаила и шлепнула круглую печать дважды, на «Прибыл» и «Убыл».

Михаил оторопел. В их ведомстве так не делали.

– Вы хотя бы распишитесь, – попросил Михаил.

– Распишитесь сами и дату проставите.

Михаил не стал настаивать. Очень даже удобно. Он зашел к директору и предупредил, что уходит.

– Но я не прощаюсь. Возможно, еще возникнут вопросы.

– Всегда к вашим услугам! – директор был сама вежливость.

* * *

Дежурный администратор гостиницы, важная сорокалетняя дама с высокой прической, выслушала просьбу Михаила, мельком заглянула в удостоверение, но никак не могла решиться. Ерзала, пожимала плечами, потом выдавила нерешительно:

– Может, попросите хозяина. Если он разрешит…

– Позвоните ему и спросите разрешения. Вы ведь знаете его телефон.

– Чтобы нарваться на выговор. Он разрешает звонить только в экстренных случаях.

– Если это не экстренный случай, то принимайте решение сами. Я готов компенсировать ваши усилия, понимая, что это не входит в ваши обязанности.

Михаил достал сторублевые купюры и отсчитал три штуки.

– Я не предлагаю взятку. Просто готов оплатить ваш труд.

Администратор нехотя опустила руки на клавиатуру компьютера и спросила:

– Как ее зовут, извините, звали.

– Анна Ефимовна Копыленко, – Михаил показал фотографию Анны.

– Да, она у нас проживала почти месяц. Доставила нам хлопот.

– В чем это выражалось?

– Все время гости.

– Много и разные?

– Один, но почти каждый день.

Михаил добавил еще две сотенные к стопке из трех.

– Возможно, вы узнаете среди этих, – он протянул администратору пачку распечаток фотографий сотрудников.

– Кажется, он! – администратор протянула Михаилу фотографию.

Это был Воробьев Дмитрий Михайлович, старший инженер-технолог, 32 года, русский, образование высшее, не женат.

От радости Михаил едва не подпрыгнул, но взял себя в руки.

– Большое спасибо! Вы очень помогли следствию.

– А что он натворил? Это он убил?

– Сомневаюсь, – на всякий случай сказал Михаил. – Но он много знает.

Михаил вернулся на фирму, но не стал заходить к директору. Он зашел в отдел кадров и спросил Алину Георгиевну, как найти Воробьева.

– Вы что-то выяснили на их счет? – обеспокоено спросила она.

– Их однажды видели вместе, – соврал Михаил. – Хочу поговорить. Возможно, он с ней переписывался или поддерживал связь через Интернет. Его внешность как раз в ее вкусе.

– Ее работу здесь как раз курировал он.

– Так, где его найти?

– Неделю назад он ушел в отпуск.

– Куда он собирался ехать отдыхать? Возможно, знают его друзья?

– Вы лучше узнайте у его родителей, он живет с ними. Адрес я написала на обороте снимка.

– Очень вам благодарен, Алина Георгиевна.

– Попросите у директора служебную машину, так будет быстрее.

– Не хочу быть связанным, воспользуюсь такси. Видел рядом стоянку. Еще раз спасибо за помощь.

8

Родители Воробьева были дома. Открыла мать. Отец, высокий массивный мужчина, обедал на кухне. Дожевывая на ходу, он вышел к Михаилу в прихожую и спросил в чем дело.

– Мне нужно срочно поговорить с Дмитрием.

– А ты кто?

– Я представляю украинскую фирму. Недавно здесь работала наша сотрудница. Дмитрий как раз принимал у нее изделия. У нас возникли вопросы…

– А это та девица, которую убили. И зачем врать. Я знаю, что ты следователь.

– Я скрыл, что следователь, чтобы вас не волновать понапрасну. Никто его не подозревает. Мне нужно задать несколько вопросов и все. Где он? Как с ним связаться? Арестован ее муж, он подозреваемый и нам нужно доказать его вину.

– И чем вам Митяй может помочь?! Поезжай-ка ты домой и не мешай парню отдыхать.

– Я не могу уехать, не встретившись с ним. Объясняю свои дальнейшие действия. Я сейчас звоню к себе. Завтра из Киева уйдет факс на Москву, послезавтра из Москвы сюда. Приедет воронок и повезут вашего сына в каталажку на допрос по всей форме.

– Так что он натворил?

– Сделал ей ребенка. Возможно, муж узнал и убил из-за ревности.

– Говорил ему, не связывайся с этой девкой. А он ее на рыбалку возил. За что его судить, он же не насиловал ее?

– Никто его не собирается судить. Нам нужны его свидетельские показания. Где он?

– На даче, рыбалит.

– Расскажите, как туда доехать, я не отпустил такси.

– Нет уж! Поедешь со мной на моей машине. Хочу присутствовать при разговоре.

– Не возражаю!

– Мать, ты слышала?! Он не возражает! Думаешь, испугал воронком. Жаль, если парню отпуск испортят.

– И я о том же!

* * *

Они поехали на юго-восток по трассе на Миасс и Челябинск. Примерно через 20 километров свернули на каменистый проселок. Михаилу некогда было любоваться красотами Южного Урала, он старался запомнить дорогу. Вдруг придется ехать на такси без провожатых. Километров через семь на север открылась горная долина с бирюзовым озером, на берегах которого лепились дачные домики. «Москвича» они оставили на стоянке у сторожки и дальше пробирались по широкой каменистой тропе.

Дмитрия дома не оказалось. Сквозь редкий сосновый лесок на склонах можно было разглядеть на озере темные силуэты рыбацких лодок.

– Видать подался на вечерний лов. Возьмем сейчас у соседей лодку и отыщем его там.

– А у него есть мобильный телефон?

– Телефон-то есть, но здесь он бесполезный. Хочешь поговорить, придется грести…

– Не возражаю.

– Да пошутил, я. Как никак ты у нас гость, да к тому же начальство.

Близость цели путешествия неожиданно благотворно повлияла на настроение Михаила. Он с восторгом вертел головой. Вверх, на бирюзовое небо без единого облачка. Вниз, в прозрачные глубины, где таинственно застыли каменные глыбы, покрытые мехом водорослей. По сторонам, на свечки сосновых стволов, горящие зелено-золотистым пламенем крон с обоих концов. Один конец в небо, другой конец в отражение на озерной глади.

Отец высмотрел Дмитрия и громко его окликнул. Тот стал грести навстречу. Вскоре лодки были сцеплены бортами.

– Со мной следователь, он хочет с тобой поговорить, – отец сразу предупредил сына.

Дмитрий выглядел лучше, чем на фотографии, но безмятежность после этих слов слетела с его лица. Вся его фигура словно окаменела.

Михаил решил не затягивать разговор и начал с главного вопроса.

– Вам известно, что Анна убита. Как вы об этом узнали?

– Так здесь был ее директор. Он и разнес эту весть.

– Вы встречались с ним?

– Нет, как раз ушел в отпуск.

– У нас есть информацию, что вы проводили с ней свободное время. У вас были интимные отношения.

– Были. Мы решили пожениться.

– Кто был инициатором этих разговоров?

– Я. Она не возражала.

– Вы знали, что она была беременна?

– Нет! Клянусь, не знал. Так мне легче было бы уговорить ее выйти за меня замуж.

– Для начала ей нужно было развестись с мужем.

– Она о нем так плохо отзывалась, что я считал вопрос решенным.

– Судя по показаниям мужа, он знал о ее беременности. Более того, она устроила так, что он считал себя отцом ребенка.

– Говорил тебе, не связывайся с ней. Мать раскусила ее сразу, – вмешался отец.

– Может, она не хотела скандала, – оправдывался Дмитрий.

– Она могла просто подать на развод, не сообщая ему о беременности. Мотив всегда можно найти, – возразил Михаил. – Когда вы виделись с Анной последний раз?

Дмитрий задумался, словно вспоминая.

– Когда отвозил ее в аэропорт в Челябинск. Взял машину у отца.

– Осталось обсудить производственные дела. Чем она здесь занималась?

– Наладкой и сдачей партии датчиков. Работа прошла успешно. Вашей фирме удалось избежать рекламации.

– Анне доплачивала ваша фирма за эту работу?

– Она ничего не говорила. Деньги, конечно, у нее водились. Так она исполнительный директор фирмы. Наверное, имела приличную зарплату.

– Пожалуй, у меня больше нет вопросов. Предупреждаю, что тебе предстоит пройти процедуру экспертизы. Нужно точно установить, что ты отец ребенка. Одного твоего согласия недостаточно.

– Когда это будет?

– Не скоро. По крайней мере, отпуск ты успеешь отгулять.

Дмитрий промолчал. Мрачная тень не сходила с его лица.

По пути назад по озеру Михаил уговорил отца Дмитрия дать ему весла. Греб он с удовольствием. Физическая нагрузка позволяла подавить радостное возбуждение. Еще один пробел в картине событий был надежно прорисован.

* * *

Когда «москвич» подъехал к гостинице, Михаил не выдержал и произнес:

– Теперь вы убедились, что вашему сыну ничего не угрожает?

– Не будем забегать вперед. Вашему брату я не очень доверяю. Есть еще твое начальство и местные прыщи.

Забирая ключ от номера, Михаил предупредил администратора, что будет звонить по междугородней связи. Роуминг для мобильной связи очень дорогое удовольствие. Но в гостиничном номере передумал и дал отбой. Не было гарантии, что его не подслушают. Перед началом расследования он позаботился о солидном пополнении счета и мог пользоваться мобилкой свободно.

Фесенко ответил сразу.

– Где ты пропадаешь? Почему не звонил.

– Получил результат и теперь звоню.

– Не знаю, какой твой результат, но у нас тут такое творится, что можешь возвращаться.

– Нашел парня, который наверняка является отцом ребенка. Она тут с ним крутила любовь все время командировки.

– Это детали! Мы провели обыск в квартире Копыленко, и нашли пропавшую из сейфа технологическую документацию. Запрятал под платяной шкаф. Мало того, отравился газом Зубенко. Проверка отпечатков на рюмках и бутылке коньяка дала положительный результат. Он тоже был в тот вечер в офисе. Короче, возвращайся, дел по горло…

– Копыленко признался, что это он взял документацию?

– Да, почти сразу!

– Он знал шифр?

– Уверяет, что сейф был открыт. Он его автоматически захлопнул, когда забрал документацию.

– Получается, что он отнес документацию домой, опять вернулся и вызвал милицию.

– Да, он подтвердил.

– А в убийстве признался?

– Пока нет, но это дело времени.

– А как же Зубенко?

– Неясны мотивы. Зачем ему это?!

– Обстоятельства смерти Зубенко выяснили?

– На первый взгляд все просто. Поставил чайник на плиту, а сам заснул за кухонным столом. Вода залила газ. Он был пьян в стельку. Соседка учуяла запах газа и вызвала милицию. Хорошо, что не было взрыва.

– Где была в это время Тураева?

– На даче.

– Опять алиби?!

– Была бы она дома, ничего бы не случилось.

­ Если это убийство, то мне не нравится метод. Он не гарантирует результат. А если бы вода не залила газ? Проверьте воду в чайнике на содержание газов и солей, то есть она кипела или нет. Возможно, просто налили воду на поддон для имитации и открыли газ.

­ А если воду уже до этого кипятили?

­ Все равно она уже успела насытиться кислородом в большей степени.

­ Хорошо, проверим. Так ты выезжаешь?

– Сейчас этим займусь.

* * *

Уехать оказалось не так просто. В городе единственная фирма «Авиаагентство», где можно купить билет на самолет, была закрыта, а в справочной аэропорта Челябинска ему ответили, что на ближайшее время до Москвы ничего нет. Девушка так быстро отключилась, что Михаил не успел открыть рот.

Он попытался позвонить еще раз и выяснить смысл выражения «на ближайшее время». Телефон был занят. Тогда он принял, на его взгляд, единственное правильное решение. Спустился в буфет, поужинал, вернулся в номер и лег спать, даже не пытаясь читать перед сном.

Утром оператор агентства отнеслась к Михаилу предельно внимательно, но ничего не могла предложить до понедельника. Он слегка растерялся. Три дня нужно было болтаться без дела в Златоусте.

Он сидел в кресле напротив стола, где за компьютером сидела приветливая девушка, и раскидывал мозгами, чем бы заняться. Например, посетить местное турбюро и объездить окрестности. Здесь недалеко, как утверждает проспект в гостиничном номере, есть знак на границе Европы и Азии, посетить озера, короче, развлечься и отдохнуть. Есть краеведческий музей, выставка оружия с художественной чеканкой. В этом городе знаменитый металлург Аносов разгадал тайну булата.

Других клиентов не было, его никто не торопил.

Его задумчивость и грустное лицо было истолковано девушкой как отчаяние.

– Я не имею права это говорить. Если мое начальство узнает, то мне не сносить головы. Я как бы отваживаю клиента. Но я поняла, что вам нужно срочно уехать. Тут многие пользуются грузовыми рейсами машиностроительного завода. Завод имеет свои самолеты, они летают через день, в основном в Москву. Там есть несколько пассажирских мест для сопровождающих груз. Можно договориться через руководство завода, но лучше прямо с летчиками, если вам не нужен билет.

– Большое спасибо! Попробую воспользоваться этим вариантом. Как мне найти летчиков?

– Обратитесь в транспортный отдел завода. Они дадут мобильный телефон летчика ближайшего рейса.

* * *

Михаилу повезло. Летчик сообщил, что в 11 часов они будут в заводской бухгалтерии получать деньги, а в 15 вылетают в Москву. Договорились встретиться возле бюро пропусков завода.

Летчик изучил документы Михаила и согласился взять в рейс. Стоимость проезда была почти вдвое ниже, чем штатным рейсом. Михаилу даже предложили доставить его на аэродром. Экипаж отъезжал в 12 часов от центральной проходной.

Вдруг Михаила осенило. Он достал фотографию Воробьева и показал летчику.

– Да! Было дело. На прошлой неделе вез этого парня из «Домодедово».

– Вы не ошибаетесь? – не поверил своей удаче Михаил.

– Как я могу ошибаться, если его знаю. Знакомство, конечно, шапочное, но в городе зовут его Митяй.

– Когда это было? Можете сказать точно?

– Сейчас гляну на график полетов, – летчик достал записную книжку. – Было это в прошлую среду.

Получалось, что ехать нельзя. Нужно довести вопрос с Воробьевым до конца. Если постараться, то можно будет успеть на самолет. Дорога на озеро по пути в аэропорт.

– Спасибо! Боюсь, что мне придется отложить поездку. Нужно повидать этого Митяя до отъезда. Если успею, то к 15 часам буду в аэропорту. Как вас найти?

– Спросите у диспетчера, где терминал ЗМЗ. Позвоните по мобильному. Штурман вас заберет. Рады будем помочь. Вы теперь знаете, как нас найти.

Летчик прошел на территорию завода. Михаил поспешил на стоянку такси.

9

Дмитрий развешивал рыбу на просушку после засола. Михаила он заметил боковым зрением и резко обернулся навстречу.

– Забыл что-нибудь? – спросил вместо приветствия Воробьев.

– Да! Забыл спросить, почему ты скрыл, что ездил встречаться с Анной?

– Если я отвечу, что не хотел говорить при отце, этого будет достаточно?

– Ты хочешь меня заверить, что родители не знают о твоей поездке.

– Не знают. Я забрал машину у отца. Она четверо суток простояла на стоянке в аэропорту. Родители думали, что я на озере.

– Расскажи, как было дело.

– Я решил предпринять последнюю попытку убедить выйти за меня. Надеялся забрать к себе.

– А как же ее сын. Зачем тебе жена, которая способна бросить своего ребенка.

– Я предлагал забрать его с собой. Она уговорила меня повременить. Обещала приехать до сентября, чтобы успеть оформить сына в школу.

– Ты знаешь, что вечером в день вашей встречи ее убили.

– Знаю, вычислил.

– Расскажи все подробно. Как и где вы провели тот день.

– Я позвонил с вокзала. Она приехала на такси. Мы посидели в кафе. Рассказал ей, что мы освоили технологию настройки датчиков. Думал, это ее заинтересует. Ее бы с радостью приняли к нам на работу. Потом она на правах хозяйки купила вино и колбасу. Взяли такси и поехали в офис.

– У вас был интимный контакт?

– Да! Таким способом она хотела успокоить меня, убедить в верности чувств. Смысла оставаться не было. У меня поезд был через час.

– А ты сохранил билет?

– Зачем? Я же не думал, что мне придется доказывать алиби. Можете поискать в компьютере вокзала. Они же вводят фамилию и печатают ее на билете.

– Как ты думаешь, за счет чего вам удалось освоить производство датчиков буквально за два месяца, если вы не могли это сделать за три года.

– Догадываюсь! Только меня не выдавай. После ее смерти появились слухи, что она передала секреты техпроцесса нашей фирме. Здесь на озере в выходные отдыхает много наших.

– А кому конкретно?

– Это секрет. Думаю, что лично нашему директору или человеку, которому он доверяет как себе. Он один из учредителей фирмы, поэтому ему не интересно от кого-то зависеть. Мы не знаем, где производится регулировка датчиков, выпуск которых мы уже освоили.

– Когда это произошло?

– Месяц назад. Они успешно прошли приемо-сдаточные испытания на моем участке.

– А если Тураев тоже разнюхал здесь, что их секреты продала Анна. Ведь не зря он задавал вашему директору вопрос, платили ли Анне дополнительно. У нас уже не вызывает сомнение факт, что у Анны после командировки появились деньги. Она сменила гардероб на более престижный и дорогой. Муж называет цифру 1500 долларов. Сумма могла быть и больше. Она могла скрывать от мужа реальную сумму и хранить ее в своем отделении сейфа.

– Тогда ее убил Тураев или его наемник, пока он здесь обеспечивал себе алиби.

– Нет. Он должен был убить ее лично. Ведь он не мог никому доверить извлечь деньги из сейфа. Потом наемный убийца, это лишний расход, причем достаточно большой. Плюс свидетель, плюс вероятность шантажа в будущем.

– Маловероятно! Он появился здесь меньше чем через сутки после убийства. Говорят, он позвонил от директора около четырех часов дня и ему сообщили об убийстве Анны.

– Откуда такие сведения?

– Сам провел расследование через друзей, когда вычислил, что ее убили часа через три после моего отъезда.

– Испугался за себя?

– А кто бы не испугался?!

– Прошу тебя ни с кем, ни слова об этом. А я займусь новой версией. Договорились?

– Обещаю! Удивляюсь, как быстро ты мне поверил.

– Если бы ты знал об этом деле столько же, сколько я, то поверил бы тоже. Ты ведь не врал, а только не договаривал. Теперь почти все части puzzle на месте. Хочешь мне помочь разоблачить убийцу Анны?

– Еще спрашиваешь! Что я должен сделать?

– В понедельник через Алину Георгиевну пришлю тебе фотографию Тураева по электронной почте. Пусть она распечатает на цветном принтере. Покажешь фотографию экипажам заводских самолетов. Возможно, он летел тем же способом, что и ты.

Михаил не заметил, что давно перешел с Воробьевым на «ты». Это означало, что подсознательно уже исключил его из списка подозреваемых.

– Я ради экономии, а он, чтобы не засветиться в компьютерной системе. Понятно. Сделаю!

– А сейчас я постараюсь улететь домой. Думаю, успею до 15 часов в аэропорт. Из гостиницы выписался, вещи у меня с собой. Такси ждет у сторожки.

– Может, на выходные останешься здесь у меня. Порыбачим на славу. У ребят возьму гидрокостюмы и акваланги. Уловишь кайф!

– Спасибо! Дома слишком много дел, поэтому кайфа может не получиться.

* * *

На жестком сидении транспортного самолета между иллюминатором и громадой ящиков, закрепленных растяжками, Михаил намеревался обдумать новую версию. Он хотел составить почасовый график перемещения Тураева, если он действительно замыслил и осуществил преступление.

Самолет вибрировал, шум от двигателя нахально лез в уши и сбивал мысль. Михаил невольно стал осматриваться по сторонам. Кроме него летели три парня с огромными рюкзаками. Их реденькие бородки и загорелые до черноты лица свидетельствовали о том, что они возвращались из туристического похода. Они заснули еще на взлете, вытянув ноги в разбитых кроссовках. Михаил позавидовал их безмятежному сну без оглядки на комфорт. Он спал в самолете, когда летел из Москвы. Лучший способ убить время в дороге.

Еще летел щупленький очкарик с портфелем. Хотя места для багажа было предостаточно, он держал его на коленях.

Михаил при посадке определил, что в экипаже было четверо. Когда набрали высоту и самолет выровнялся, погасли предупреждения о том, что нужно занять места и пристегнуться. Дверь в кабину самолета отворилась, все четверо вышли и уселись за стол слева от прохода. Когда штурман, если судить по надписи на рубашке, рассаживал пассажиров, он запретил занимать эти места. Теперь понятно почему. Летчики извлекли снедь и термосы из полиэтиленовых пакетов и принялись за еду.

Самый молодой достал из ящика стола лист бумаги, фломастер, колоду карт.

Летчики жевали неторопливо, сочетая еду с игрой. Дверь в кабину осталась открытой. Оттуда непрерывно слышался переговоры. Очевидно, диспетчеры воздушного движения поддерживали связь с экипажами самолетов.

Время от времени штурман вскакивал и исчезал ненадолго в кабине. Партнеры по игре нетерпеливо его ожидали.

Очкарик тоже наблюдал за действием экипажа и заметно беспокоился. Он вытягивал шею, пытаясь заглянуть в открытую дверь кабины. Потом отстегнул ремень и покинул кресло, делая вид, что разминает ноги, подошел к двери и заглянул в кабину.

– Не беспокойтесь! Там пятый член экипажа, он самый надежный среди нас, – командир пытался успокоить пассажира.

Летчики заулыбались. Очкарик недоверчиво таращил глаза.

– Я не заметил, как он садился, – наконец, выдавил он.

– А он у нас никогда не выходит, даже в туалет.

Командир говорил самым серьезным тоном, а его подчиненные уже держались за животы.

– Можно с ним познакомиться, очень интересно, – не унимался беспокойный пассажир.

– Его зовут автопилот, а с незнакомыми он не общается.

Тут все захохотали. Туристы проснулись и недоуменно вертели головами. Очкарик тоже засмеялся и уселся на свое место.

– Вы играете в преферанс? – спросил командир.

– Немного! – скромно ответил очкарик.

– Присоединяйтесь, а то скоро штурману будет не до игры. Мы по маленькой, корову не проиграете.

– С удовольствием! – очкарик занял место штурмана.

Штурман теперь выходил из кабины только изредка, чтобы понаблюдать за успехами нового игрока. Судя по его реакции и замечаниям партнеров, результаты были отличными.

– Рентабельность рейса под угрозой! – с улыбкой заметил командир после очередных неудачных торгов.

Как ни странно, но после смешного эпизода, Михаил сумел сосредоточиться на обдумывании новой версии.

Тураев приехал в конце недели, показался на фирме, отметил командировку. За выходные вернулся, каким-то способом убедил Анну ждать до позднего вечера в офисе в понедельник. Все говорят, что она ожидала важного посетителя. Он и пришел под покровом темноты с черного хода, чтобы убить. Потом вернулся назад и во вторник опять появился в Златоусте, позвонил якобы по делу к себе на фирму и сообщил всем об убийстве Анны накануне вечером.

Слабых мест было два. Первое, как он собирался объяснить свое отсутствие в понедельник. Второе, как он смог за 18 часов добраться до Златоуста.

Вскоре Михаил вспомнил о разнице в местном времени, после чего 18 часов превратились в 20. Все равно этого катастрофически не хватало.

А если лететь самолетом до Челябинска из Ростова-на-Дону? До Ростова можно доехать машиной часа за два с половиной. По времени получается, но важно не засветиться. Опять искать чартерные грузовые рейсы или просится нелегально на пассажирский самолет. Такой маршрут невозможно заранее спланировать, поэтому маловероятно, чтобы им мог воспользоваться Тураев. Он человек далеко не глупый и понимает, что даже такая дальняя командировка хлипкое алиби. Нужно доказать, что ты там находился все время.

* * *

Уже в поезде Михаил вспомнил тот факт, что Тураев сдал машину на техобслуживание сразу после командировки. Мог бы не держать ее на стоянке, а сдать на профилактику. С чего бы это. Нужно проверить путевые листы, списание горючего и последнее показание счетчика. Если обнаружится всплеск, то за счет чего?! Как можно использовать машину для того, чтобы вложиться в 20 часов?

Сойдя с московского поезда, Михаил направился на стоянку. Было воскресенье, поэтому он решил съездить домой. С Фесенко договорился встретиться утром в понедельник.

На стоянке Михаил предупредил, что забирает машину насовсем на сутки раньше.

– Мы не возвращаем деньги. Платите ежедневно, если боитесь переплатить.

– Понял, претензий нет, а есть вопрос. Если я оставил машину на период, допустим неделю, то кто-нибудь следит за тем, сколько времени машина фактически была на стоянке.

– Никто не следит. Но когда вы забираете или ставите машину, мы проверяем, нужно ли доплачивать. За вами бронируется место, какая нам разница, как вы его используете.

– И все?

– Да, все! Такой порядок. Еще раз повторяю, платите ежедневно, если боитесь переплатить.

– Все понял, спасибо за разъяснение.

Теперь Михаил точно знал, что машину можно было забрать в любой момент, и никто это не документировал, если оплатишь вперед.

* * *

Когда Михаил стоял под летним душем у себя дома, список вопросов на понедельник и варианты ответов уже были в его записной книжке. Для начала нужно было встретиться с Фесенко, доложить Манюне в присутствии Карпенко. Только после этого приняться за проверку новой версии. Версии, которая имеет все шансы стать единственно верной.

Есть мощнейший мотив. Продав технологию, Анна в буквальном смысле обобрала Тураева и похоронила его дело.

Тураев человек достаточно умный, чтобы спланировать, и достаточно сильный, чтобы осуществить задуманное убийство.

Интересно, где служил и служил ли он в армии? Готов ли он психологически к обдуманному убийству? Почему выбрал именно такой способ? Неужели пытал, чтобы узнать шифр от сейфа?

Встреча с Анастасией после недельной разлуки заставила его вспомнить о размолвке с чувством стыда за свое поведение. Анастасия также не обмолвилась ни единым словом до утра.

Обычно Михаил выезжал в семь утра, если нужно было поспеть в город к девяти.

За полчаса до отъезда Анастасия подала завтрак Михаилу, а себе налила чашку кофе.

– Ты хочешь мальчика? – спросила она неожиданно.

– Я не против девочки, если она будет походить на тебя.

– А ты не будешь ревновать дочку, похожую на меня, к зятю?

– Буду! Но не так сильно, как матери ревнуют сыновей к невесткам.

Анастасия засмеялась счастливым смехом.

– Как твое расследование? Вернешься домой скоро?

– Боюсь сглазить! Думаю, скоро.

– Ты становишься суеверным!

– Взрослею. Суеверие и приметы – способ психологической концентрации, древнейшая психотерапия.

– Так ты скоро откажешься от своего атеизма.

– Не думаю! Никогда не поверю в бога вне нас. Всегда верил в бога, который внутри нас. Его называют по-разному христиане, буддисты, мусульмане, а на самом деле его зовут совесть.

10

Фесенко выслушал отчет о поездке и новую версию с рассеянным выражением. Возможно потому, что день был особенно жаркий. Июль близился к концу. Здесь это было самое жаркое время лета. В августе хоть ночи будут холодные.

Но когда Фесенко заговорил, стало ясно, что не погода причина прохладного восприятия новой информации. Он считал, что до признания Олега Копыленко осталось совсем недолго.

– Это все очень круто замешано, Миша! Как всегда у тебя фантазия на высшем уровне. Должен тебя разочаровать. Версия об убийстве Зубенко не подтверждается. Оказывается, эксперты проверили воду в чайнике. Она кипела и еще не успела остыть. Поэтому, муж пока остается главным подозреваемым. И мне кажется, что на следующем допросе Копыленко расколется, как чайный стакан от кипятка.

– Хочу принять участие в этом допросе. Только позвольте и мне задавать вопросы, а не сидеть статистом.

– Ради Бога! Готов даже предоставить тебе возможность сыграть первый тайм.

– Договорились! Когда?

– Давай завтра с утра. Пусть он еще немного созреет.

– Лучше сегодня после обеда! С утра займусь обоснованием своих фантазий, а потом мы его выпустим с подпиской о невыезде и этим испугаем Тураева.

– Копыленко признается, и никого не нужно будет пугать.

– Сомневаюсь. Думаю, на Тураева накопаю достаточно… – тут Михаил вспомнил, что не отправил фотографию Тураева в Златоуст.

– Искренне желаю успеха. Жду тебя здесь в 14 часов.

* * *

– Добрый день! Давненько мы вас не видели, – добродушным тоном приветствовал Тураев Михаила.

– Ездил в Златоуст.

– И как успехи?

– Хорошие! Картина преступления практически прояснилась. Не хватает некоторых деталей.

– А у нас тут опять трагедия. Погиб от несчастного случая Зубенко. Заснул по пьянке и отравился газом. Забыл чайник на плите. Да вы, наверное, в курсе…

– Да, я знаю об этом убийстве, – неожиданно для себя произнес Михаил.

– Убийстве?! Зачем кому-то его убивать?!

– А вы не догадываетесь?

– Нет! У меня другой склад ума.

– Не прибедняйтесь. Распорядитесь, чтобы мне выдали путевые листы служебных автомобилей за последние три месяца и отчеты по командировкам.

– Зачем вам путевые листы?

– Нужно проверить одну идею.

– Проверить мое алиби?

– Да. Мы обязаны были это сделать, но все откладывали. Чисто формальная процедура.

– Пожалуйста, сейчас распоряжусь.

* * *

Первым делом Михаил проверил оплату постельных принадлежностей. Если Тураев купил билет до Москвы, а ехал другим транспортом, то могло не быть квитанций за постельное белье.

Здесь Михаила ожидало разочарование. Оплата постели была включена в стоимость билета. Это делалось только по просьбе пассажира в момент приобретения билета. Как все продумано! Или Тураев не убивал?

Он проверил отметки об убытии и прибытии и поругал себя за невнимательность при первом ознакомлении. В командировке Тураева были печати НИИ «Квант» в Челябинске о прибытии в понедельник и убытии во вторник. То есть временное отсутствие на фирме в Златоусте он мог объяснить. Причем, отметку в командировке мог поставить во вторник после обеда.

Путевые листы на служебный автомобиль Тураева оформлялись сроком на неделю. Михаил выбрал данные и построил диаграмму. За последние четыре недели перед командировкой Тураева в Златоуст был указан в среднем более высокий пробег. Михаил вычислил разницу и определил общее превышение в 3150 километров .

Для обоснования версии не хватало более 1000 километров . Михаил решил уточнить у директора. Тот сказал, что ночевал на даче, и каждый ездил на работу и с работы, иногда даже в середине дня на обед. Ежедневно выходило 130– 150 километров .

Прямого доказательства не было, что автомобиль использовался для скрытного возвращения и убийства. Версия трещала по швам.

* * *

Вопреки обещаниям Фесенко начал допрос первым:

– Михаил Егорович только что приехал из Златоуста и привез факты, которые поставят точку в этом деле. Экспертиза показала, что ты не являешься отцом ребенка. Но тебе об этом не сказали. А теперь мы установили кто отец. Вот тебе мотив. Ты догадывался и убил из-за ревности…

Копыленко побледнел и долго не мог прийти в себя.

– Это не правда! Я ничего не знал! Не буду говорить без адвоката. Он сказал, что вам нужно мое признание, потому что у вас нет никаких прямых доказательств…

– Олег, успокойтесь. Вы правы. У нас нет прямых доказательств, – вмешался Михаил. – Однако мы не требуем самооговора. Если вы не убивали, то понятно, что наши подозрения вас оскорбляют. Успокойтесь! Давайте поговорим о фактах. Анатолий Иванович тоже сказал правду.

– Если она внушала мне, что я отец ребенка, значит, дорожила семьей. Она мне и раньше изменяла по случаю, как и я ей. Мы прощали друг другу. Мне незачем было ее убивать.

– Есть еще один факт. Ты говорил, что она заработала деньги в командировке. Называл даже сумму в 1500 долларов. Но директор фирмы в Златоусте утверждает, что ничего не платил. У нас есть данные, что он врет, так как заплатил ей за технологические секреты.

– Она обокрала Тураева! – вмешался Фесенко.

– Это Тураев обокрал всех и ее, и соавторов. Их нет на фирме, он всех выжил. Они ничего не получали и не получат теперь от эксплуатации их изобретения.

– Олег, хочу задать вам еще один вопрос и надеюсь на правдивый ответ. Зачем вы забрали из сейфа технологическую документацию?

– Даже не знаю! Может потому, что она ее создавала.

– А я догадываюсь! Вы искали в сейфе деньги?

Копыленко изменился в лице.

– Я не утверждаю, что из-за этих денег вы убили. Верю, что не убивали, но подозревали, что в сейфе могли быть еще деньги.

– Как вы догадались? – спросил Копыленко после колебаний.

– Так же, как и вы. Суммы в полторы тысячи зеленых слишком мало за ноу-хау.

– Да. По ее покупкам догадался, что часть денег она хранит не дома. Я не настаивал, так как все равно она их тратила на себя и семью. Но когда увидел, что она мертва, я об этом вспомнил.

– Как вы открыли сейф?

– Я уже раньше говорил, что сейф был открыт. Забрал домой папки, так как думал, что деньги она прячет в них. Сейф автоматически захлопнул. Побежал домой. Засунул папки под шкаф и вернулся, чтобы позвонить в милицию. Вы, вероятно, их нашли.

– Возможно, она была жива, а ты ее бросил. Нужно было вызвать скорую помощь, – опять вмешался Фесенко.

– Это клевета, я служил в армии. Меня учили оказывать первую помощь при ранении. Сердце не билось, кровь в мозг не поступала.

– Получается, вы кого-то спугнули, и он не успел закрыть сейф, – высказал предположение Михаил.

– Не обязательно, возможно он намеренно оставил его открытым, – произнес Фесенко. – Миша, давай выйдем на минуту.

Копылова они оставил в присутствии конвоира, а сами вышли в приемную

– Миша, я окончательно поверил в твою версию. Нужно его выпускать.

– Да и выпускать немедленно, чтобы он успел на работу и окончательно испугал Тураева.

– Сейчас позвоню, чтобы срочно подготовили постановление и принесли прямо сюда.

– А я загляну на станцию технического обслуживания, где ремонтировалась машина Тураева.

Когда они вернулись в кабинет, Фесенко взял бразды в свои руки.

– Сейчас тебя отпустят домой. Приведи себя в порядок, обрадуй мать и явись на работу. Покажешься на глаза Тураеву, но сам на беседу не нарывайся. Если будет задавать вопросы, отвечай односложно. Скажи, что у тебя на сегодня освобождение от работы и иди домой отдыхать. Понятно?

– Понятно, – пролепетал Копыленко и опустился на стул, чтобы не упасть в обморок. Глаза его наполнились слезами.

Охранник все слышал и увел Копыленко без наручников.

* * *

Михаил разыскал механика, который занимался машиной Тураева. Показал свое удостоверение.

– Так вы занялись этим делом? А Николай Константинович говорил, что обойдется без милиции.

– Каким делом?

– Вы пришли по поводу пропажи колес?

– Расскажите, что вы имеете в виду.

– Тураев привез машину к нам на трейлере без задних колес.

– Как он это объясняет?

– Сказал, что раздели на стоянке. Только откуда он взял трейлер с российскими номерами?

– Поймал на дороге, – попытался объяснить Михаил.

– Только не у нас. Как я понял из слов водителя, вез он машину очень долго.

– Спасибо! А каким вы нашли состояние машины?

– Отвратным! Ее давно нужно было поставить на профилактику. Если вас интересуют номер трейлера, то я записал. Правда, не сказал Николаю Константиновичу. Я всегда записываю, потому что возникают спорные вопросы, если машина побывала в аварии или ее раскурочили.

– Чудесно! На такой успех я не рассчитывал. А где машину раздели?

– Я так понял, что она была на трейлере. Водила жаловался, что не повезло, но хозяин машины простил.

– А сколько, по-вашему, может стоить такое колесо?

– Долларов триста.

– Простил 600 долларов. Милейший человек.

– Я тоже удивился, зная Николая Константиновича.

– Спасибо! Вы мне здорово помогли.

Теперь механизм преступления прорисовался окончательно. Все факты нашли свое объяснение или возможные варианты объяснений.

Тураев узнал из письма, что фирма в Златоусте отказалась от договора, потому что освоила производство датчиков. Он связал все это с поездкой Анны в Златоуст, после которой Анна сорила деньгами. Тогда он и замыслил убийство. Списал по путевым листам нужное количество километров, благо никто не сверял его отчеты со спидометром. Поезд отравился в Москву, а он забрал машину со стоянки и поехал следом. В «Домодедово» оставил машину и полетел нормальным рейсом в Златоуст. Засветился на фирме, отметил командировку, а в пятницу грузовым рейсом добрался в Москву. На своей машине вернулся назад. В понедельник по телефону под предлогом важной встречи с кем-то уговорил Анну задержаться до темноты в офисе. Явился сам, убил, забрал деньги в сейфе. И поехал назад в Москву. Снова грузовым рейсом вернулся в Челябинск в середине дня во вторник. Отметил командировку в Челябинске и сразу поехал в Златоуст, чтобы связаться со своей фирмой и объявить, что накануне вечером убита Анна. Домой на машине он возвращаться не хотел, слишком утомительно, да и боялся поломки машины. Вот почему не хватало 1000 километров пробега, он его и не планировал. Он нанял трейлер, но водитель подвел, не доглядел. Машину раздели, пришлось сразу отдавать в ремонт. Чтобы замять дело, все простил водителю.

Оставались вопросы. Как уговорил Анну сидеть в офисе? Как открыл сейф? Не хватало опознания его экипажами самолетов. По крайней мере, одним экипажем.

Вечером на совещании у городского прокурора Михаил еще раз обстоятельно привел все факты и уложил их в свою версию. Конструкция выдержала придирчивые испытания. На удивление, Фесенко не пытался расшатывать, на первый взгляд, слишком сложное и хлипкое построение. В конце совещания он вдруг сказал:

– Они убегут, если уже не убежали.

– Кто они? – уточнил Манюня.

– Тураевы, кто же еще!

– Интересно, интересно! Получается, их развод был фикцией.

– Конечно! Они давно задумали убить этого алкоголика и присвоить квартиру. Продать две квартиры, дачу и офис, плюс деньги из сейфа – получается кругленькая сумма, с которой можно драпануть за границу.

– Пал Палыч, нужно срочно установить, куда они оформляли выездные визы, – обратился Манюня к Карпенко.

– Прямо сейчас? – переспросил Карпенко.

– Да, звоните из приемной.

– Может, дождемся сообщения из Златоуста об опознании Тураева летчиками? – предложил Михаил.

– Допустим, летчики не опознают, или сделают вид, что не опознали. У нас есть номер трейлера. Пусть Тураев объяснит, как машина попала в Москву, возразил Фесенко.

– Для удобства. Он в Киев никогда не ездил поездом, – возразил Михаил.

– Зачем он тогда брал билеты на поезд? Зачем скрывал, что едет на машине? – не сдавался Фесенко

– Выписываю ордер на арест Тураева. Его бывшая никуда не денется, – подвел итог Манюня. – Анатолий Иванович, займитесь этим. А Михаила мы, пожалуй, отпустим домой.

– Да он только сегодня утром выбрался из постели жены. Поедет завтра.

– Да, Анатолий Иванович прав. Завтра составлю отчет. Может, поучаствую в допросе Тураева.

– Не возражаю, но твой начальник Сафонов, попрекает при каждой встрече, что я отрываю тебя от районных дел, – объяснил свое решение городской прокурор.

– Это дипломатический ход. Хорош начальник, если безропотно позволяет эксплуатировать своих людей другим начальникам, – высказался Фесенко

– Ты становишься экспертом в области административной психологии. Начитался Паркинсона. Кроме шуток, ребята. У нас есть повод собраться через пару недель на рыбалку. Как всегда в Христофоровке, – он с улыбкой поглядел на Михаила, потом на Фесенко.

Те также улыбались, почти беззаботно. Впервые за последние десять дней.

* * *

Утром Фесенко встретил Михаила словами:

– Хоть не так часто, как ты, но и я бываю прав. Вчера, пока мы заседали, они смотали удочки. Представляешь, пока ты катался на Урал, они убили Зубенко и успели продать его квартиру, свою квартиру и дачу. Сняли все деньги со счетов фирмы и уехали в неизвестном направлении. Неизвестно, сколько он забрал в сейфе у Анны, но кругленькая сумма в сто тысяч баксов у них есть. Чтобы спрятаться на пару лет в деревеньке, достаточно

– Думаю, они поехали через Ростов-на-Дону, Северный Кавказ в Грузию, а затем в Турцию.

– Почему ты так решил?

– У них туристические визы в Турцию, Кипр и Грецию.

– Нужно сообщить российским властям.

– Николай Петрович уже организовал.

– Как ты думаешь, кто убил Зубенко?

– Она. Им нужно было скрепить свой союз кровью. Иначе всю жизнь был бы у нее на крючке. Хотя не исключаю, что все придумал он.

– Помнишь, Миша, ты задавался вопросом, мог ли убить Тураев. Точнее был в состоянии, способен в физическом смысле. Ох уж эти модальные глаголы с их многозначностью! Короче, были ли у него соответствующие навыки. Так вот, были! Он студентом занимался вольной борьбой, потом переключился на восточные единоборства. Вот тебе еще один «китаец».

– Где теперь его искать?!

– Да. Если они уйдут за кордон, все растянется на годы. Нужно будет подключить Интерпол. Пиши отчет и поезжай домой, Миша!

* * *

Звонок Фесенко по мобильному:

– Привет! Чем занят?

– Анатолий Иванович, добрый вечер! Не поверите, готовлюсь посидеть вечерок на реке с удочкой.

– Счастливец! А у меня для тебя новость. Только не знаю, обрадует она тебя или огорчит.

– Что случилось?

– Тураевы разбились. По нашей наводке их засекли в районе Туапсе. Сорвались с обрыва в море. Патруль утверждает, что они это сделали намеренно, когда не смогли оторваться от преследования. Как видишь, божья кара их настигла раньше УМВД.

– Жаль! Жаль Анну, жаль их. Красивые умные люди и так нелепо закончили жизнь.

– Ты думаешь, у жизни есть смысл?

– Конечно! Без смысла и цели нет жизни.


home | my bookshelf | | Она Была Красива |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу