Book: Попутный катафалк



Виктор Дан

Попутный катафалк

Табачный дым

Борис проснулся от холода. Он некоторое время лежал под простыней, свернувшись калачом и прикрыв голову. Потом открыл глаза и огляделся. Тонкое шерстяное одеяло оказалось на полу. Кровать напротив была уже пуста. Борис пошарил рукой на тумбочке в поисках наручных часов. Они показывали начало одиннадцатого утра.

Опять пропустил занятия. Сегодня с утра лекции по «теормеху» – теоретической механике. Преподаватель, на лысо обритый доцент Михалев, уже обещал «пару» на экзаменах за пропуски его лекций и практических занятий.

Борис представил круглые глаза доцента между оттопыренных ушей. Эти глаза всегда смотрели на него с укоризной. Ему стало не по себе. Голова раскалывалась от тупой боли. Он явно не доспал. Интересно, в котором часу он лег. Борис отчетливо помнит, что в пять утра они еще подбивали бабки после почти двухсуточной непрерывной игры в преферанс.

В комнате институтской общаги, где Борис жил с однокурсником было холодно. Кожа покрылась мурашками, босые ноги заледенели, пока Борис силился через намерзшее оконное стекло рассмотреть, что творится на улице. А творилось нехорошее. Земля местами побелела от снега, мела поземка, лужи на тротуаре покрылись льдом, на водосточной трубе выросла ледяная борода. Он вспомнил: вчера начинался дождь. А сегодня уже все сковал мороз.

Определенно все складывается так, что нужно плюнуть на занятия в институте, все равно он уже проспал первую пару и вряд ли успеет на вторую, и съездить домой.

Первое, у него практически закончились деньги. Стипендию задержали. Из пятерки, которая у него оставалась в субботу, три пришлось отдать в качестве проигрыша. А как все хорошо начиналось…. Еще вчера вечером он мог рассчитывать на приличный выигрыш, двадцатку, не меньше. А потом все пошло прахом. Жадность фраера сгубила. Зачем он пошел на этот «мизер». Влетел на шесть взяток, и выигрыша как не бывало. А он так на него рассчитывал – можно было продержаться неделю. Еще оставалось немного картошки и сала. Теперь нужно съездить к родителям за деньгами и продуктами. Впрочем, дома только мать и младшая сестра. Отец в России на заработках. Где-то на Севере что-то строит. Деньги, правда, присылает регулярно. На них, да с огорода и живет семья.

Была еще причина для неотложной поездки домой. В джинсовой куртке стало холодно. А после нынешнего похолодания и вовсе неприлично так ходить. Нужно поехать домой и переодеться в дубленку. Держать ее в общежитии Борис не решался. Нынешние бедные студиозы и их городские друзья шибко воровали. Открыть фанерные двери от комнаты общаги не составляло труда. Борис мог это сделать без отмычки, только надавив плечом. Рост 186 и вес за сто килограммов позволяли. Все ценное нужно было носить на себе и с собой.

Ехать не далеко – тридцать километров. От трассы, где проходили рейсовые автобусы, нужно топать еще больше километра до его Зарябинок.

Борис втянул холодный провонялый табачным дымом воздух на весь объем своей широкой груди. Сделал несколько движений, имитируя бокс. Мышцы отозвались нытьем. Они явно истосковались по физической нагрузке. Сколько это он не тренировался. Уже больше месяца. Да, права Татьяна. Он явно катится под уклон.

Воспоминание о Татьяне отдалось в сердце почти явной физической болью. Как он мог забыть о свидании.

И как теперь все исправить.

Борис натянул спортивный костюм, сунул ноги в комнатные туфли и потащился с полотенцем на шее, мыльницей и бритвенными принадлежностями в руках в бытовой блок в конце коридора.

Горячую воду он тоже проспал. Бритье и умывание холодной водой слегка его взбодрило. От холодной воды ломило зубы, но все же он их почистил первый раз за два дня. Щеки и подбородок саднило от бритья – трехдневная щетина в холодной воде плохо поддавалась даже лезвиям «Джиллетт».

Черт бы побрал этого дьявола-соблазнителя в лице Славика Мостового. Парень запал на преферанс, а играл посредственно, часто его заносило и он проигрывал. У него всегда водились деньги, поэтому он был желанным партнером. Заявился в субботу утром с приятелем и предложил расписать пульку по быстрому. Позвали четвертого из соседней комнаты и засели.

По быстрому растянулось на двое суток с перерывами на торопливую еду. Хлеб, сало, растворимый кофе. Кто-то смилостивился и пожарил картошку. Да, вспомнил. Это был сосед по комнате Олег. Он в игре участия не принимал, всегда отказывался. Бедняга пытался спать под этот гвалт, в табачном дыму и при свете. Наверное, досыпает на лекциях. Борис не курил, но партнерам по игре отказать не мог.

Борис пошарил в тумбочке в поисках хлеба. Пусто. Дико хотелось есть. Кроме почти пустой банки сгущенки и остатков растворимого кофе ничего не было – за двое суток все подобрали. Кусок сала, несколько луковиц и с десяток картофелин. Жарить картофель Борис не решился – домой по такой погоде нужно добраться засветло.

Он принес из общей кухни закипевший чайник. Из остатков кофе и сгущенки сварганил чашку серой и слегка сладкой жидкости: «капучино» по-студенчески.

Как его угораздило забыть о свидании. Они договорились с Татьяной сходить в воскресенье к ее родителям на обед. Татьяна жила отдельно. В наследство от тетки ей досталась «гостинка» – однокомнатная квартира без кухни, но с ванной и туалетом. Борис провел много чудесных вечеров и ночей в квартире Татьяны. Они собирались пожениться, однако последнее время в отношениях наметился кризис. Татьяна стала раздражительной и требовательной. Ей все больше не нравился его образ жизни. Она уверяла, что он деградирует. На самом деле для него наступила полоса неудач, а женщины не терпят неудачников.

Все началось с летней Универсиады. Борис боксировал в супер-тяжелом весе. В полуфинале ему достался в противники темнокожий кубинец. Гора мышц, короткая шея. Такое впечатление, что у парня вообще нет, ни челюстей, ни подбородка. И нервов тоже. Борис колотил его два раунда изрядно, а в конце третьего пропустил удар. Нокдаун оказался таким тяжелым, что на следующий день Борис был вынужден отказаться от боя за третье место.

Потом последовал проигрыш на областных соревнованиях. Желание боксировать пропало начисто. Тренер после месяца уговоров махнул на него рукой. Бориса лишили бесплатных талонов на обед в институтской столовке.

После спортивных неудач отношение к нему резко ужесточилось. По «сопромату» не приняли курсовой. А до конца семестра нужно сделать еще один. Все преподаватели вдруг принялись скрупулезно контролировать его посещаемость. Даже заведующий кафедрой физкультуры грозится оставить без зачета.

А тут еще такой прокол с Татьяной. В субботу ему фартило. Славик проигрался и не хотел кончать игру. Они играли почти до утра в воскресенье, потом прервались на короткий сон. В воскресенье около двенадцати дня они опять засели за карты. Удача все реже посещала Бориса, но он был еще в больших плюсах. Ему очень хотелось восстановить субботний успех, он играл, не замечая времени.

В дверь комнаты постучали. Олег открыл дверь. На пороге стояла Татьяна. От нахлынувшей злости ее лицо покрылось красными пятнами.

– А я извелась от страха, думала, что-то случилось…

Борис взглянул на часы, и его как молнией поразило: два часа назад он должен был зайти за Татьяной к ней на квартиру, чтобы оттуда ехать к ее родителям. Он вспомнил.

– Танюшка! Прости, я мигом буду готов. Как это я заигрался….

– Не трудись! Прости, что помешала, – она вышла из комнаты, и с треском закрыла дверь.

Борис выскочил за нею в коридор, догнал и попытался остановить за руку:

– Постой! Прости! Давай поговорим….

– Не о чем нам разговаривать!

– Ну, виноват! С кем не бывает. Заигрался, не смотрел на часы….

– Играй и дальше, только без меня.

– Что произошло?! Катастрофа? Все это пустяки.

– Да! Я для тебя пустяк!

– Да не о том я!

– Ты мне клялся, что с игрой покончено.

– Так в рулетку больше не играю. Это преферанс – безобидная игра….

– Для кого безобидная? Ты голову потерял окончательно….

Они подошли к лестничной площадке. Татьяна стремительно сбежала вниз в вестибюль общежития. Борис растерянно оглянулся. Два или три невольных свидетеля его разговора с Татьяной отвернулись, чтобы не встречаться с ним взглядом, и заторопились по своим делам.

Борис постоял некоторое время в растерянности. Первым его желанием было одеться и поехать за Татьяной к ней домой. А если она направилась к родителям? Он не знал точно, где они живут. Борис провожал ее несколько раз до родительского дома. Это была шестнадцатиэтажка с общим блоком лифтов для всего дома. Уйма квартир, а Борис не знал даже, на каком этаже они жили.

Партнеры по преферансу ожидали его с нетерпением.

– Ты собираешься играть? Тебе сдавать.

– Да! Поехали! – его сомнения разрешились в пользу преферанса.

Однако игра пошла наперекосяк. Тут он и соблазнился злополучным «мизером». Борис мог залететь только при крайне редком раскладе карт, и этот расклад выпал. Предостережение судьбы, но он, как это показали дальнейшие события, не внял этому предупреждению.

Попутный катафалк

Борис натянул на себя под джинсовую куртку свитер, но через несколько минут на улице почувствовал, что жарко ему не будет. Он вышел в переулок, который должен был вывести на улицу, где ходил городской транспорт. До пригородной автостанции можно было добраться на троллейбусе.

На узком тротуаре он замешкался, зачуяв знакомый запах. Его большое тело требовало еды, кофе только разбудило желудок. На тротуар выходит окошко пирожковой – популярное место кормежки студентов общежития.

Борис раздумывал, что больше полтинника на еду он потратить не может, так как билет на автобус стоил полторы гривны. Хватало только на один «тошнотик» – жареный пирожок с ливером. Он уже прошел окошко, перед которым торчал только один человек. Этот факт подвинул его к принятию решения и Борис остановился, чтобы повернуть назад.

В этот момент кто-то или что-то решительно отодвинуло его к стене здания.

Это была невысокая костлявая старуха в платке и коротком плюшевом пальто, можно сказать, куртке. Со словами: «Ходют здесь всякие покойники, пройти нельзя», – она потопала дальше, не оглядываясь.

Борис некоторое время оторопело смотрел ей вслед. Тонкие кривоватые ноги, обутые в длинные шерстяные носки и мужские ботинки, явно не по размеру, были широко расставлены и осторожно ступали по замерзшим лужам в выбоинах тротуара, уже слегка припорошенных снегом.

Бориса разобрала злость: «Черт подери! И эта каракатица туда же! Что б ты шлепнулась об лед!» – выругался он в уме. Старуха успела отойти уже метров на пятнадцать, но вдруг оглянулась и молча показала ему кукиш. Из-под платка на голове выбивались седые неопрятные пряди. В следующее мгновение она уже шагала дальше, а Борис опять застыл в недоумении.

«Вот ведьма проклятая, мысли читает!» – он подал деньги в окошко.

– Говорите, что вам! Проснитесь же, наконец!

– Извините! Один «тошнотик», то есть я хотел сказать с ливером…

Борис взял горячий пирожок в салфетке и уже собрался уходить. Он все еще был в состоянии близком к ступору.

– Сдачу не забудь!

– Да, спасибо!

Пирожок оказался горячим только сверху. Борис съел его на ходу за три укуса.

«И здесь подсунули вчерашний. Ну что за день такой, блин!» – выругался он уже вслух, спугнув двух девушек, обминавших его.

На этом неприятности не закончились.

– До поворота на Зарябинки, – Борис протянул гривну с полтинником в окошко билетной кассы автостанции.

– Билет стоит две гривны.

– С каких это пор?

– Уже неделю, молодой человек! С двадцать пятого числа…. Или платите, или отойдите и не мешайте другим пассажирам.

Нужно идти прямо на посадку. Водители частенько брали без билета.

– Ваш билет? – решительно встретил Бориса водитель.

– Мне до поворота на Зарябинки, я заплачу!

– Сегодня на трассе контролеры. Не хочу терять работу из-за твоей гривны. Дуй в кассу, парень, пока есть места….

Не скажешь же водителю при всех, что у тебя не хватает полтинника на билет.

Борис принял решение быстро. Нужно на троллейбусе добраться до выезда из города. Там можно сесть без билета, а потом расплатиться уже при выходе из автобуса.

В троллейбусе он ехал по студенческому проездному билету.

Борис стоял на задней площадке и смотрел в протаявшее окошко на обмерзшем стекле. Он молил бога, чтобы рейсовый автобус их не опередил, иначе ждать следующего придется около часа, если не подвернется что-либо другое.

Судьба явно отвернулась от Бориса сегодня. За каких-то двести или триста метров до остановки знакомый автобус их обогнал.

Открытая всем ветрам автобусная остановка была пуста. Все пассажиры уехали.

Большое тело Бориса все больше остывало, коченели ноги, коченели руки в карманах куртки. Вместо простого решения: сесть на троллейбус и вернуться в общагу, попросить у кого-нибудь пятерку до завтра и поехать домой по-людски автобусом, даже в этом случае он успел бы добраться в Зарябинки засветло, Борис стал останавливать попутки: грузовики и все, что было похоже на автобус. Легковые он пропускал. Иномарки никогда не останавливались, а прочие брали вдвое больше, чем на автобусе.

Через некоторое время ему повезло. Автобус марки УАЗ замигал правым подфарником, прижался к обочине и остановился входной дверью точно напротив Бориса.

Водитель открыл дверь. Борис мигом влетел в салон и обомлел. Две лавки по стенам во всю длину салона и на полу гроб, обитый красным.

Катафалк! Михаил повернул назад, но водитель уже успел закрыть дверь.

– Остановите, я выйду!

– Да не бойся, ты! Подвезем! Тебе куда? – спросил грузный парень с коротко стриженой головой, он был без головного убора.

Водитель, похожий комплекцией на штангиста, но в вязаной шапочке тоже заговорил:

– Мы в крематорий, а тебе куда?

Только теперь Борис разглядел, что кроме водителя гроб сопровождал еще один парень.

– В Зарябинку!

– Так это по дороге!

– Четыре километра по трассе от крематория, – уточнил Борис.

– Ну, вот! За час доберешься. А то мы видим, человек околевает на морозе….

– Спасибо! – почти успокоился Борис.

Сопровождающие сочли необходимым представиться:

– Гена! А это Витек, – показал на водителя парень с непокрытой головой.

– Борис! – вынужден был назвать себя Борис.

– Сыграем? – не унимался Гена в порыве гостеприимства, в руках его была колода карт. Их позы говорили о том, что они уже играли до этого.

– Спасибо, не хочу!

– Мы по маленькой!

– Спасибо! Я еще не отошел от двух суток преферанса….

– Сразу видно, студент. Кто еще может баловаться преферансом, – заметил Гена и спросил после паузы. – Угадал?

– Угадал.

Борис сел на правую лавку ближе к выходу и стал смотреть на дорогу через переднее стекло автобуса.

– А мы люди простые и режемся в «очко». Щекочет нервы куда лучше, чем преферанс. Витек, я прав? Ты сегодня в пролете! Как с дела с твоими нервишками? Я банкую, ставлю десятку. Согласен?

– Давай, сниму. Думаю, непруха закончилась. Теперь твоя очередь волноваться…

– Быть того не может…

Вдруг крышка гроба съехала в сторону, и раздался хриплый мужской голос:

– А как же я? Буду третьим…

У Бориса под вязаной шапкой зашевелились волосы на голове. Он оглянулся и увидел в гробу мужчину средних лет. Шапку пришлось снять, так как голове стало жарко. Мужчина сдвинул покрывало на ноги и сел. Он был одет в черный костюм и белую рубашку с галстуком. Под пиджаком был виден шерстяной жилет. Худощавое морщинистое лицо «покойника» было бледным, мешки под глазами, как с перепою.

– Лежи спокойно. Ты уже наигрался, – ответил Гена.

– Ну, тогда останови. Хочу отлить. Не доеду….

Гена поднялся и шепнул что-то водителю. Справа и слева от дороги уже были поля. Вдоль дороги тянулась голая лесополоса. Витек сдал вправо на обочину и остановился у съезда на проселочную дорогу.

Вышли все трое: Витек, «покойник», последним Гена. Борис наблюдал за странной компанией. Они ушли довольно далеко по проселку за посадку. Снег уже был по щиколотку. Мела поземка. Время шло, а троица о чем-то беседовала. За это время отлить можно было уже три раза даже после полдюжины пива.

Наконец все вернулись в том же порядке. «Покойник» тер озябшие руки.

– Борис, будем знакомы, меня зовут Александр, но зови меня Вист. Моя фамилия ничего и никому не скажет. А вот для знатоков преферанса моя кличка скажет о многом. Сразу вспомнят, как я их обдирал неоднократно…

– Давай сыграем лучше в «очко», – не унимался Гена.

– Без Бориса не буду, – выдал вдруг «покойник».

– Да у меня денег нет, – не выдержал Борис.

– Совсем, совсем? – не унимался Вист.

– Одна гривна, – признался Борис.

– Бедный студент! Ну, как ребята, делаем студенту скидку. Мы ставим по десятке, а он гривну.

Гена и Витек переглянулись и молча кивнули.

– Давай, не обижай ребят. Корову не проиграешь….

– Не в гривне дело. Спасибо, что подвезли, но я не понимаю, что у вас тут происходит.

– Прикол. В чистом виде прикол. Понимаешь, у меня сегодня день рождения и я придумал такой прикол. Вчера пустили слух, что я умер. Меня отвозят в крематорий, там друзья со мною прощаются и едут в ресторан, где уже заказаны поминки…



– А где друзья?

– Приедут на своих машинах. Не трястись же им в катафалке. Короче, они поднимают за упокой моей души, а тут появляюсь я со словами: «Ну не свинство, пить на моих поминках и без меня, да еще в мой день рождения». Ну, что-то в этом роде….

– Ладно, – сдался Борис, теперь он доберется до дома и без денег.

Банковал Вист. Гена и Витек проиграли еще по десятке. Витек вел катафалк и умудрялся играть. Его ослуживал Гена. Когда подошла очередь Бориса брать карту, Вист предложил.

– Позволим студенту пойти ва-банк бесплатно один раз. Проиграешь – выбываешь, выиграешь – банк твой и играем дальше.

Гена и Витек опять молча кивнули.

– Давай карту, – согласился не раздумывая Борис.

Первой пришла десятка, потом девятка.

– Хватит, – остановился Борис.

Вист после второй карты имел четырнадцать очков. Рискнул взять третью. Выпала восьмерка – перебор.

Борис облегченно вздохнул. Гривна не деньги, но азарт его уже захватил. Он сорвал банк в пятьдесят одну гривну.

– Поздравляю! – сказал Вист. – Буратино теперь богатенький и благотворительность прекращается, – он передал карты Гене. – Но мы можем разрешить студенту играть в долг

– Ставка удваивается, – объявил Гена и бросил на крышку гроба, который служила им карточным столом, двадцатку.

Через четверть часа Борис уже был должен Висту сто десять гривен.

– У меня есть предложение, давайте заедем к Борису домой. Он со мной расплатится. И ему не придется топать по морозу, и мне спокойнее. Крематорий подождет десять минут….

Такая возможность слегка утешила Бориса, расстроенного очередной неудачей. Катафалк подвез прямо к воротам их дома.

Мать была удивлена неожиданным появлением сына. Безропотно отдала деньги и надеялась услышать объяснения.

Когда Борис расплатился, неугомонный «покойник» выдал еще одну идею.

– Боря, даем тебе пять минут. Ты захвати дома, что собирался. Мы возьмем тебя с собой в крематорий. После церемонии прощания, она будет короткой, мои друзья вернутся в город. А мы за ними на этом же катафалке и прямо в ресторан.

Как ни хотелось Борису отведать материнского борща и пирога, но перспектива избежать вставания ни свет, ни заря, чтобы попасть на первый автобус и успеть на занятия, перевесила. Он согласился ехать на катафалке.

Мать Бориса удивилась еще раз, что сын не остается ночевать, но тот заверил, что в ближайшую субботу приедет. Он подумал: «Свидания с Татьяной отменяются на неопределенный срок, будет время для поездки домой».

Минут через семь в дорогой дубленке, подарок отца, поверх джинсовой куртки и с полиэтиленовым пакетом, куда мать впопыхах загрузила картошку, лук, сверток с салом, Борис сидел в катафалке и уминал кусок пирога, прихваченный им со стола на кухне.

Его попутчики понимающе ухмылялись.

Когда Борис дожевал пирог, Вист разразился новым предложением:

– Боря, вижу ты парень, что надо. Мне жаль, что я обыграл тебя на эту сотню. Стипендия, небось и того меньше…

Борис кивнул.

– Вот видишь! А я выигрывал тысячи долларов, заметь, не гривен, за одну ночь. Для меня сотня, тьфу… мелочь. Хочу дать тебе возможность сегодня заработать. С этим приколом я перегнул. Не учел, что суеверный. В день рождения лежать в гробу… Короче, сморозил глупость. Ты мне можешь помочь. Вернешь свой проигрыш….

– Чем я могу помочь? – спросил Борис.

Он действительно не понимал, что от него хотят.

– Сыграешь роль покойника за меня….

– Еще чего! А как же друзья? Гримера в вашем театре нету, – пошутил Борис. – Они сразу увидят подмену.

– Лицо можно наполовину прикрыть тюлем. Там полумрак и целовать покойника мои друзья не будут, – губы Виста растянулись в ухмылке.

Гена и Витек коротко заржали.

– Поцелуев не будет, это уж точно – добавил Гена.

– Карточный долг и сверху сто долларов, – не унимался Вист.

– Нет.

– Двести.

– Я тоже суеверный, – Борис вдруг вспомнил слова каракатицы.

– Жаль, такая возможность тебе помочь пропадает зря.

– Да он в этот гроб не поместится, – вставил Витек, который до этого хранил молчание.

– Спорим, поместится, – парировал Вист.

– На две сотни, – не унимался Витек.

Сегодня он тоже проигрался.

– Согласен, но мы не можем разрешить наш спор без Бориса. Кто выигрывает, отдает половину ему. Согласен?

– Согласен!

– Теперь слово за Борисом. Боря, уважь людей, – обратился к Борису Вист.

– Ложусь и сразу встаю, – уступил Борис.

– Больше и не нужно. Только дубленку сними. С ней ты точно не поместишься. В дубленках не хоронят….

Катафалк остановился на обочине.

Крышку гроба сдвинули набок, Борис снял дубленку и бросил на лавку. Он сел в гроб и не без содрогания, лег на спину.

– А ну не спеши вставать, – запричитал Витек притворным голосом. – Если я проиграл, то должен сам убедиться…

– Как для него делали, – наклонился к Борису Вист.

Борис на секунду расслабился, и тут Витек и Гена одним движением надвинули крышку гроба и навалились на нее всем весом. В этом они мало уступали Борису. Правая рука Бориса осталась зажатой между крышкой и стенкой гроба. Борис пытался вырвать руку и поднять крышку, но у него ничего не получалось. Ноги тоже были прижаты крышкой ко дну гроба так, что ими нельзя было пошевелить. От напряжения вздулись вены на шее, вот-вот лопнут…

– Да ширяй быстрее, а то этот бугай сейчас вырвется, – услышал Борис голос Витька.

В онемевшую руку, зажатую крышкой гроба, выше кисти вонзилась игла. Борис пытался повернуть руку, чтобы помешать завершить укол. Он рисковал сломать иглу, но об этом не думал. Что-то горячее ударило в предплечье и потекло выше. Он почувствовал, что его тело разбухает и становится невесомым. Потом он отключился.

Ночь кошмаров

Тяжелые литые ворота в заборе вокруг крематория были открыты. Катафалк въехал во двор и развернулся под навесом задней дверью к приемному порталу здания. Витек вышел, открыл заднюю дверь катафалка и нажал большую черную кнопку на стене. Половинки дверей крематория широко раздались в стороны. Открылся вход в обширный зал для прощальных церемоний.

Стены до половины высоты облицованы темным мрамором. В витражах из цветного стекла просвечивались силуэты темных елей. В зале царил полумрак. Гулкое эхо шагов, казалось, заполнило помещение доверху. Это к катафалку спешили служащие крематория. Их было двое. Поверх темных костюмов на них были надеты замызганные ватные фуфайки. Они катили тележку.

Троица выстроились на входе. Вист уже напялил дубленку Бориса. Температура в зале ненамного превышала уличную. Все стояли нахохлившись, словно вороны в мороз.

Служащие не без усилий стащили гроб на тележку и покатили в центр зала.

– У кого документы, тот идет со мной.

Гена повернулся к Висту и шепнул:

– Без меня никуда ни шагу! И аккуратней с дубленкой, она моя…, – потом ответил служащим. – Документы у меня.

Гена и один из служащих вошли в соседнюю комнату за узкой темной дверью. Это было служебное помещение с тремя письменными столами. Служащий, не снимая фуфайки, сел за ближайший стол и протянул руку за документами.

Гена сначала извлек из внутреннего кармана куртки и поставил на стол пол-литровую бутылку пятизвездочного коньяка, потом из бокового документы.

– За упокой души нашего покойника.

– Причина смерти – передозировка наркотиков. Понятно, – служащий отложил документы. – Сейчас выдам вам справку. Урну с прахом получите по этому номеру….

– Когда?

– Где-то через месяц.

– Послушай, друг! Нам нужно спалить его прямо сейчас. Сколько надо, мы подождем….

– Это невозможно технически.

– Слушай, это личная просьба Гопы. Надеюсь, слыхал про такого?

– Слыхал и очень уважаю, но не могу.

– Этот пацан очень дорог для Гопы, он ждет урну с прахом.

– Пойми, ты. Нам электричество для печей подают по графику и только ночью. Причем, диспетчер подстанции включает дистанционно. У нас лимит семь покойников в сутки. Сегодня ваш уже тринадцатый….

– А как же остальные?

– Ждут своей очереди. Потом, день на день не приходится…

– Наш пойдет вне очереди.

– Само собой!

– Когда включат сегодня?

– Не раньше десяти вечера.

– Вот засада, что же делать? Гопа ждет урну.

– Дам тебе урну с пеплом хоть сейчас. Он что, устроит экспертизу?

– Давай, только сожги его первым, сразу как включат….

– Без вопросов! Для Гопы сделаем. Подожди немного, – служащий открыл шкаф и достал урну, потом вложил урну в темный полиэтиленовый пакет с названием похоронной фирмы. – Сейчас выпишу ярлык.

Он взял бланк в одну восьмую листа и заполнил необходимые данные, заглядывая в заключение о смерти.

Они вернулись в зал церемоний. Витек и Вист стояли в углу, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.

Служащий подозвал напарника. Они сняли крышку гроба и прислонили к стене. Из-за ширмы в торце зала вышел дородный мужчина с лицом цвета меди, одетый в костюм– тройку, белоснежную рубашку и при галстуке «бабочка». Его черные волосы были тщательно расчесаны на пробор.

– Начинаем церемонию прощания с усопшим, – произнес меднолицый.

Он говорил глухим, загробным голосом, с усилием ворочая языком. При этом он широко раскрывал большой рот. Крупные зубы, словно тридцать три богатыря, блистали золотыми панцирями коронок за толстыми губами.

Присутствующие встали в ряд в двух-трех метрах от гроба. Тело Бориса до подбородка было прикрыто покрывалом. Лицо светилось в полумраке восковой бледностью. Глаза были закрыты неплотно, словно в насмешливом прищуре.

Меднолицый принялся читать прощальную речь притворно-скорбным голосом:

«Жизнь и смерть! Нет понятий более противоположных и более тесно связанных друг с другом…».

К Борису постепенно возвращалось сознание. Сквозь слегка приоткрытые глаза он видел беловато-серый потолок. Он опять почувствовал свое огромное тело, которое словно парило под потолком. Он слышал слова, колокольным звоном отдающиеся в его ушах, но еще не понимал их смысла. Его веки дрогнули. Оратор заметил что-то необычное в лице покойника и, не прекращая речи, приблизился к гробу.

Сквозь прищур век Борис увидел почти над собой огромную вурдалачью челюсть с оскалом золотых зубов. Он остро ощутил запах коньяка и дорогих сигарет. Однако тело еще не подчинялось Борису. Он лежал в оцепенении.

Оратор вернулся на свое место успокоенный. Он не почувствовал дыхания и решил, что ему померещилось. Непосредственно перед речью он пропустил по обыкновению две рюмки коньяка, причем неизвестно какие по счету за сегодняшний день.

«… жизнь после смерти в памяти и сердцах наших близких и друзей остается последней нашей надеждой. Истинная смерть есть забвение. Пусть оно минует нас. Мир праху твоему, Александр!»

Служащие подождали для приличия минуту. Никто из присутствующих к гробу не подошел. Тогда они закрыли гроб крышкой. Оратор нажал на кнопку. Плита, на которой стояла тележка с гробом, медленно ушла под пол. Проем закрылся. Провожающие покинули ритуальный зал и здание крематория через боковую дверь. Катафалк их ждал у ступенек. Витек знал свое дело.


Тележку с гробом отвезли в морг, но в холодильные камеры не поместили, так как действительно собирались сжечь тело после включения печей. С Гопой шутки были плохи. Никто не мог дать гарантию, что кто-нибудь из его шестерок не заявится среди ночи проверить, как выполняется «просьба». По случаю зимы и холодов в «предбаннике» морга рядышком разместили гробы всех покойников, поступивших за сегодняшний день. Крышки с гробов были сняты и сложены штабелем у стены.

Окно под потолком было приоткрыто. С улицы окно было у самой земли. Поток холодного воздуха увлекал за собой через узкую щель снежный вихрь. На подоконнике уже вырос маленький сугроб.

От свежего воздуха к Борису вернулось сознание. Он безуспешно силился понять, где находится. Тусклая лампочка под потолком слепила глаза и не позволяла разглядеть помещение. Повернуться на бок он еще не мог, так как тело его еще не слушалось. Невероятная слабость сковала конечности. Постепенно он все вспомнил. Главное, он жив пока. Он не знал, который час и сколько времени пролежал в этой комнате. Гроб, наполненный стружкой, и покрывало еще хранили тепло. Борис не чувствовал холода и вскоре опять задремал.

Он проснулся от толчка. Кто-то грубо тормошил его. Борис открыл глаза и увидел небритого старика в ушанке и ватной фуфайке. Старик пытался снять с него джинсовую куртку. Это было не так просто, учитывая комплекцию Бориса, поэтому старик не сразу заметил, что «покойник» открыл глаза. Мародер оставил свои попытки снять куртку, и оторопело уставился в лицо Бориса. Борис посмотрел на старика и заморгал глазами. Это единственное движение, которое он мог совершить.

Этого оказалось достаточно, чтобы мародер с воплем ужаса убежал из помещения.

Через некоторое время Борис опять погрузился в сонное забытье.

Мародер тем временем отыскал служащего ночной смены и привел в морг. По дороге он рассказал об ожившем покойнике.

– У страха глаза велики, – промолвил дежурный, когда они вошли в морг, где царила кладбищенская тишина и покой.

– Какой страх! Раздеваю их, считай, десять лет, а такое вижу впервой.

– Который из них?

– Вот этот в джинсе….

Борис спал с закрытыми глазами. Дыхание было такое слабое, что трудно было усомниться, что это покойник.

– Да «жмурик» это, сегодня привезли. Обкололся до смерти….

– Ну, нет! Лучше его не трогать, – мародер взял мешок с одеждой, который забыл при паническом бегстве и вышел из помещения.

Дежурный бросил еще один взгляд на Бориса и последовал за стариком. Все покойники, кроме Бориса, лежали уже разутые и раздетые до белья.

Через какое-то время холод подобрался к ногам Бориса, и сон его стал прозрачным настолько, что скрип открываемой двери разбудил его окончательно.

Он открыл глаза и увидел долговязого подростка с суковатой палкой в руках. За парнем следовали две девицы в коротких юбках не по сезону. Они явно трусили и разговаривали шепотом.

С удовлетворением Борис отметил, что уже в состоянии поворачивать голову и шевелить левой рукой. Он с интересом следил за «экскурсантами» и пытался угадать, что их сюда привело.

– Видите этот кол? – спросил громким шепотом парень и, не дожидаясь ответа, продолжил. – Это осина. С ее помощью можно определить, кто из этих мертвых вампир или зомби и оживет после двенадцати ночи. Чтобы этого не случилось, нужно пробить их сердце этим колом.

– Так их сожгут, – робко вставила одна девица.

– Их сожгут в лучшем случае к утру. За это время он может в нашем поселке такое устроить….

– Так может, среди этих нет вампира?

– Сейчас проверим, – парень осмотрелся и продолжил. – Обратите внимание, все раздеты, а этот в одежде и как живой.

Парень приблизился к Борису, нацелив палку в грудь. И тут они встретились взглядами. Лицо парня исказил ужас, кровь отхлынула с лица, словно над ним уже изрядно поработал вампир. Борис левой рукой схватил конец палки. Тут и до девиц дошло, что происходит. С диким визгом они бросились бежать. Парень выронил палку и последовал за ними. Борису удалось удержать осиновый кол в руке. Он опустил его в гроб вдоль своего тела. Теперь он вооружен. Теперь он постарается себя не выдать, пока окончательно не придет в себя. Потом нужно будет подумать, как отсюда выбраться.

Раздались осторожные шаги. Борис прикрыл глаза, но еще мог видеть входную дверь. Она медленно открылась. Дежурный настороженно осмотрел помещение с порога. Все было так, как и в прошлое посещение.

– Вот психи! Что им померещилось, и что за день такой?! – не удержался он от восклицания вслух.

Он закрыл дверь и уже уверенным твердым шагом удалился.

Борис приходил в себя все уверенней. Он мог уже двигать ногами, но вылезть из гроба еще не решился. Его беспокоила правая рука. Борис ее еще не чувствовал. Он вспомнил, что как раз в нее и сделали укол.

Глаза Бориса привыкли к полумраку. Он смог разглядеть помещение и все гробы. Их было двенадцать.

«Так мой тринадцатый!» – дошло до него. Не скучное число!

Все покойники были пожилые люди, только почти напротив Бориса лежала молодая девушка в кружевном белье. Мародер не постеснялся стянуть с нею платье или костюм. Без сомнения, она была красива в жизни. Почему она умерла? Тут Борис вспомнил о Татьяне, и сердце его заполнило чувство раскаяния. Если он отсюда выберется, то все будет иначе.

За дверью раздались осторожные шаги. Борис затаился. Робко вошел парень. Он окинул взглядом помещение и направился к гробу с девушкой.

«А этому, что здесь нужно?» – размышлял Михаил.

Тем временем парень приспустил брюки и принялся мастурбировать.

– Проклятый некрофил! – неожиданно для себя воскликнул Борис и ткнул парня осиновым колом в ягодицу.

Это были его первые слова с момента, когда его отключили.

Парень дернулся от испуга и упал на колени. Потом на четвереньках с неожиданной прытью пополз, виляя голым задом, к выходной двери и скрылся за нею.

Бориса эта сцена сильно развеселила. Возможно, этот психотерапевтический сеанс излечит извращенца. Если не сделает импотентом.



Борис снова расслабился для отдыха.

Охота на зомби

Долго отдыхать не дали. В помещение вошли дежурный с напарником. Они развернули и покатили тележку и гроб с Борисом по длинному коридору. Борис затаился, так как считал себя еще достаточно слабым, чтобы тягаться с двумя. Осиновый кол он спрятал под покрывалом.

– Не зря, видать, Митроха оставил записку, чтобы этот труп сжечь первым, причем обязательно. Тут без чертовщины не обошлось.

– Сколько работаю, такого не помню. Все в один голос….

– Так можно всех наших клиентов распугать.

– И не говори!

– Приехали! Как только подстанция включит, зови меня, мы его превратим в прах.

– А вдруг его огонь не берет. Смотри, лежит как живой.

– Эта печка и живого поджарит за милую душу…. Ты что, поверил в эти бредни. Сговорились! Хотят сбить цену. Водка-то дорожает….

«Козлы! Организовали вертеп в крематории» – ругался про себя Борис. Он все слышал и едва сдерживался.

Когда звуки шагов затихли, Борис открыл глаза и огляделся. Он насчитал четыре печи. Здесь также царил полумрак, но было сухо и тепло. Борис сдернул покрывало и уже собрался предпринять попытку выбраться из гроба, как услышал топот чьих-то ног. Он опять улегся и натянул покрывало.

– Вот твоя свежатина, бобики твои порадуются, – услыхал Борис знакомый голос дежурного.

После этих слов дежурный удалился, а какой-то мужчина подошел вплотную к гробу. Сквозь прищуренные веки Борис не мог разглядеть его как следует при таком тусклом освещении. Он крепко сжимал свое осиновое оружие и ждал, что будет дальше.

Мужчина что-то достал из мешка, потом вдруг сдернул покрывало и от удивления произнес вслух:

– Странно! Еще не раздели. А курточка ништяк….

Михаил открыл глаза полностью и увидел, что в руке мужчины был секач, которым рубят мясо.

Глаза «мясника» полезли из орбит, его рука с секачом непроизвольно поднялась в замахе. Но реакция боксера оказалась лучше. Осиновый кол с хрустом заехал по переносице.

Мужик ахнул и уронил секач. Удар металла о гранит отозвался коротким похоронным звоном. В следующий момент охотник за человечиной со всех ног пустился наутек.

Борис вылез из гроба. Нужно было срочно менять тактику и перейти к активным действиям. Короче, убираться отсюда, пока не поздно. Он поднял с пола секач и направился к двери. Его пошатывало, но идти он мог. За дверью коридор налево вел в тупик, который заканчивался дверью. Справа чрез несколько метров виднелся поворот.

Звук торопливых шагов справа подтолкнул его к решению идти налево и спрятаться за дверью. Дверь была открыта. Она вела в морг.

Борис попал в знакомое помещение. Он спрятался в углу за пустыми гробами, прислоненными к стене и замер, сжимая в руке секач.

Дверь открылась, потом спустя несколько секунд закрылась, щелкнул замок. Кто-то запер вход в морг, а значит и выход. На мгновенье Борис растерялся, пока не увидел приоткрытое окно почти под потолком. Из пустых гробов и крышек он соорудил нечто похожее на строительные леса и не без труда подобрался к окну.

Правая рука еще плохо слушалась, но он благополучно выбрался из здания. В кармане куртки он обнаружил шерстяную шапочку и обрадовался. Он запихал ее туда, когда отъезжал в катафалке от своего дома.

В десяти метрах черной вязью на белом между высокими елями просвечивал чугунный забор крематория. Снегопад прекратился, взошла луна. Между редкими облаками яркими изумрудами светили звезды. Еловый парк вокруг крематория обступал здание крематория, словно молчаливая толпа монахов в темных сутанах и ярко белых капюшонах.

За забором виднелась дорога. По ней можно было выбраться на главную дорогу, по которой ходил автобус мимо Зарябинок. Однако рассчитывать на автобус не приходилось. Последний уходил из города в шесть вечера.

Борис пошел вдоль здания, стараясь обойти высокие сугробы. Ворота так и не были закрыты на ночь. По глубокому рассыпчатому снегу Борис добрался до трассы. Триста метров досталось ему с трудом. Мороз и северо-восточный ветер превратили Бориса в сосульку. Он всерьез засомневался, что сможет одолеть пять километров до дома. В полукилометре светился редкими огнями хутор Быхор. У Бориса мелькнула мысль попроситься до утра у кого-нибудь из жителей хутора.

Он пошел по дороге. Асфальт только в редких местах был заметен снегом, но ветер дул в лицо, поэтому каждый метр давался с трудом. За все время навстречу ему проехал только один грузовик.

Наконец, Борис свернул на короткую улицу и по глубокому сугробу подобрался к воротам. За высоким глухим забором двор не был виден. Только крыша и труба. Легкий прозрачный дымок поднимался над трубой, возбуждая мечты о тепле и горячей пище.

Борис не нашел звонка у ворот. Он принялся стучать кулаком по металлическим воротам. Сначала тихо, а потом все громче. Залаяли собаки. Заскрипела дверь дома. В щель между забором и воротами Борис увидел силуэт приближающегося мужчины. Загремел засов, и открылась дверь в воротах. В лунном свете Борис увидел «мясника». Тот тоже его узнал и тут же захлопнул дверь.

Борис отошел от ворот, раздумывая в какой следующий дом ему податься. Но тут дверь в воротах опять открылась, и со двора выскочили два добермана. Их хозяин стоял в дверном проеме и науськивал собак.

Борису пришлось спрятаться за штакетником участка напротив. Повезло, что забор вокруг огорода был метра полтора высотой. Собаки громко лаяли и бросались на забор. «Если они его перепрыгнут, то мне несдобровать»,– подумал Борис и поискал глазами какую-нибудь палку. На его счастье у забора сохранились ветки после обрезки фруктовых деревьев. Они торчали из снега и не успели еще примерзнуть. Вскоре у него в руках оказалась увесистая сучковатая дубина. Энтузиазм у доберманов поубавился. Они уже не бросались на забор, а держались от него метра за три или больше, продолжая громко лаять.

Борис пресек вспаханный огород, перелез через забор и выбрался на асфальт подальше от собак. Нечего и думать о повторении попытки получить ночлег. В следующем дворе его мог встретить некрофил или мародер. Теперь стало ясно, что все эти монстры, посетившие крематорий, живут рядом, на этом хуторе. Возможно и дежурный персонал отсюда же, иначе как бы они столковались. Он был уже далеко от хутора, когда раздался выстрел, потом другой. «Охотничье ружье», – догадался Борис. – «Запугивает!».

Где-то нужно было срочно согреться, и Борис решил возвратиться в крематорий. На худой конец можно было забраться через окно в помещение с трупами. Но не исключена возможность лучшего варианта. Здание большое, ночью дежурного персонала не много. По крайней мере, он больше двух человек не видел.

Физическая нагрузка значительно улучшила его самочувствие. Даже голод не досаждал. Перед воротами крематория под высокой елью Борис освободил мочевой пузырь и почувствовал большое облегчение.

Борис решил начать обследование здания с того окна, через которое он покидал крематорий. Окно оказалось закрытым, а снег был затоптан не только его ногами. Чужие следы вели дальше вокруг здания. Кто-то не поленился обследовать территорию. Если он не совсем тупой, то по следам Бориса убедился, что тот покинул крематорий. Это было на руку Борису. Никто не ждал его возвращения.

За углом Борис обнаружил пристройку и навес, где были свалены старые гробы. Вероятно, в пристройке была мастерская по восстановлению гробов. На двери висел массивный замок. Больше ничего примечательного на восточной стене здания крематория Борис не обнаружил, здесь не было даже окон, и завернул за угол. На южной стене было несколько оконных проемов. В одном из них в цокольном этаже горел свет.

Борис подобрался к окну и осторожно заглянул. У письменного стола спиной к окну стоял дежурный и разговаривал по телефону. Через двойную раму Борис ничего не мог расслышать. На столе в большой тарелке Борис увидел снедь: колбасу, сало, ломти хлеба. Бутылка водки и стаканы дополняли натюрморт. В желудке Бориса раздалось голодное урчание. Но он не позволил себе отвлечься на еду. Телефон означал возможность позвонить в город. Сразу возник план. Он звонит Татьяне и уговаривает ее взять такси и приехать за ним. Они едут к нему домой в Зарябинки. Он расплачивается с таксистом, а утренним автобусом они возвращаются в город. Деньги опять придется брать у матери, так как он уже убедился, что его обобрали начисто. Кроме дубленки за четыреста долларов забрали все деньги из кошелька, то есть еще девяносто рублей.

Он представил, как будет расстроена мать. Но денежные потери она перенесет легче, чем пропажу сына.

Первый этап плана – пробраться к телефону. На южной стене была дверь с табличкой «Служебный вход». Она была заперта. В западной части здания, ближней к воротам, были ступеньки и входная дверь для публики, а также навес и пандус под навесом для подъезда катафалков.

Вход для публики был закрыт, что серьезно обеспокоило Бориса. Как же проникнуть в здание? Он продолжил обследование западной стены и наткнулся на кнопку, отчетливо видную в лунном свете. Почти автоматически Борис надавил на кнопку. В последний момент спохватился, вдруг это звонок. Но это был не звонок. Что-то тихо заурчало за стеной, и темная дверь из двух половинок разъехалась в сторону. Борис попал в ритуальный зал.

Он поискал аналогичную кнопку на внутренней стене и закрыл дверь, иначе дежурные могли обнаружить проникновение в здание постороннего.

При обходе здания Борис уже в общих чертах получил представление о планировке крематория, поэтому прямиком направился к стене, где должна быть дверь в служебное помещение с телефоном.

Он нашел дверь там, где и ожидал и резко распахнул ее.

Дежурный закусывал. От неожиданности он перестал жевать и застыл на стуле. Когда Борис решительно направился к нему, вскочил и попытался сбежать через проход между столами. Ему это не удалось. Борис вложил в удар всю досаду от неудач злополучного дня. Дежурный свалился в нокауте как подкошенный куст лопуха.

Борис набрал номер соседки Татьяны. Долго никто не подходил к телефону. Потом в трубке послышался заспанный женский голос:

– Але! Вам кого? Вы, наверное, ошиблись?

– Здравствуйте! Зинаида Ивановна, это Борис. Мне срочно нужно поговорить с Татьяной.

– Борис? А-а-а, Борис! Ты знаешь, который час?

– Неважно, который час! Вопрос жизни! – Борис невольно посмотрел на руку. – Очень прошу, разбудите ее….

Часов не было, тоже сняли. Не бог весть что, но на сотню долларов потянут. Подарок за победу на соревнованиях.

– Жди! Если проснется….

– Спасибо! Вы меня очень выручили, будет возможность, расскажу.

На полу зашевелился дежурный. Борису пришлось отвлечься и повторить удар. Теперь уже в подбородок.

– Что случилось? Ты где? – начала разговор Татьяна сразу с вопросов.

– В крематории, в Быхоре.

– Почему? Что произошло?

– Долго рассказывать! Не знаю, чем все закончится, если ты не поможешь. Срочно вызывай такси и подъезжай к воротам крематория, буду ждать. Только быстрее, а то замерзну или и того хуже…

– Ты можешь сказать хоть в двух словах?

– Нет! У меня нет и секунды…. Главное забыл: я тебя люблю. И еще, если меня не будет, жди полчаса, потом стучи в двери крематория, но только с водителем. Без него ни шагу…

– Еду!

– Вызывай такси, оденешься потом, – Борис положил трубку на рычаг.

Его взгляд остановился на тарелке. Он машинально схватил остаток от кольца колбасы и впился в него зубами. «Краковская» была невероятно вкусной и пахучей! Пора было уходить. От третьего удара дежурный может загнуться, а с минуты на минуту может появиться кто-нибудь еще.

Борис вышел в ритуальный зал и за шторой нашел служебный выход на южную сторону здания. На двери был накладной замок, открывающийся изнутри. Борис его открыл и поставил на защелку. Если прикрыть дверь, то никто не догадается, что она уже не на замке. Будет запасной ход.

На улице Борис услышал шум подъезжающего автомобиля. Как хорошо, что он придумал выйти через южный выход. Борис бросился через дорогу вдоль южной стены под защиту елей. В этой части двора ели стояли густой стеной. Ему пришлось пригнуться, чтобы разглядеть западную часть здания. Автомобиль остановился под навесом на приемном пандусе. Из автомобиля вышло трое. Они вошли в здание тем же способом, что и Борис, нажав на кнопку.

Борис ждал развития событий. Под елками снег был неглубокий, но стоять было не уютно: мерзли ноги, мороз забирался под куртку.

Из здания доносился глухой шум, зажигались и гасли окна. Все это длилось минут двадцать. Потом троица вышла из здания. Двое из них обошли вокруг здания. Они возбужденно о чем-то говорили в полголоса. Когда они закончили обход, автомобиль повез их обратно в город. Опять осталось освещенным только одно окно.

Борис выждал минут пять для порядка и решил выдвинуться поближе к тому месту, где он обещал ждать Татьяну. Холод становился нестерпимым. У Бориса мелькнула безумная идея, как согреться.

Он пошел под навес, где хранились использованные гробы. Выбрал подходящий и перенес его под елку недалеко от ворот за территорией крематория. Он положил гроб на сугроб так, чтобы голова была повыше. Потом возвратился под навес и набрал охапку старой обивки гробов. Под навесом он обнаружил изрядную кучу. Обивку он распределил равномерно по длине гроба и улегся. Было неуютно. Гробу явно не хватало крышки. Он не поленился и принес крышку. Теперь он прикрылся крышкой, сдвинув ее в сторону ног, чтобы голова осталась открытой.

Через какое то время стало теплее. Борис забеспокоился даже, что может уснуть.

Он не уснул, но приезд такси прозевал. Он услышал, что хлопнула дверца, поднял голову и увидел Татьяну уже у ворот. Водитель стоял у машины.

– Таня, я здесь! – крикнул Борис, сбросил в сторону крышку гроба.

Он сел в гробу, намереваясь подняться на ноги.

Татьяна и водитель увидели, как из гроба вылезает человек. Татьяна завизжала и бросилась к такси. Водитель был рядом с машиной и оказался проворным. Он вскочил в машину, захлопнул дверцу и дал задний ход.

Татьяна бежала за такси с криком: «Подождите!». Борис догнал Татьяну и тоже кричал не понятно кому: «Стой! Остановись!».

Наконец, Татьяна узнала Бориса и упала в его объятья.

Но через минуту к ней вернулось вчерашнее отчуждение. Она заговорила раздраженно:

– Как ты здесь оказался и что тут делаешь? Опять влип в историю?

– Потом все расскажу, нам нужно вернуть таксиста.

– Он не уедет, я еще не заплатила!

Борис увидел, что таксист развернулся и ждет их. Они с Татьяной сели вместе на задние сидения.

– Куда едем? – спросил нетерпеливо водитель.

– В Зарябинку.

– А почему не в город?

– Мне очень нужно домой. Шеф, гони в Зарябинку.

Татьяна промолчала.

Борис взял ее руку в свои. Татьяна высвободилась.

– Ой! Они такие холодные, как у мертвяка.

– Я и был покойником.

– Почему залез в гроб? Ты меня напугал до смерти.

– Чтобы не замерзнуть. Все тебе расскажу, только не сейчас.

Дальше ехали молча.

Ночной таксист

Когда прибыли к повороту на Зарябинку, водитель вдруг наотрез отказался ехать дальше.

– Я не знаю, какая там дорога. Платите и выходите.

– Заплачу, когда приеду домой. У меня нет с собой денег. Шеф, давай без условий, – отрезал Борис.

– Я тоже не хочу к тебе ехать, – вдруг закапризничала Татьяна. – Выходи! Через пятнадцать минут будешь дома.

– Не дури! Я хочу познакомить тебя с матерью. Потом, я должен заплатить за такси.

– Приеду к родителям и заплачу, – не уступала Татьяна.

– Вы долго будете спорить. У меня куча заказов в городе, – вмешался таксист.

Это был круглолицый крепыш под сорок, с большими залысинами на лбу.

– Шеф, не вмешивайся! Не твоего ума дело.

– Мне холодно и я хочу домой! По-твоему не будет, – стояла на своем Татьяна.

– Ты делаешь большую глупость!

– Что ты говоришь! Неужели глупее, чем ты сегодня?!

– Ты ничего еще не знаешь, чтобы об этом судить, – но в душе Борис был согласен с нею.

– Догадываюсь! Изучила тебя….

– Хорошо. Езжай домой, – Борис вышел из машины.

Таксист развернул свою видавшую виды «Волгу» и почему-то остановился. Борис шел за машиной. Он не мог смириться с таким поступком Татьяны. После того, что было с ним сегодня, он не хотел оставлять Татьяну одну. Заднее стекло такси обмерзло, таксист не видел Бориса. Взгляд Бориса привлек багажник. Он был открыт. Крышка багажника слегка раскачивалась при пробуксовке колес.

Решение было принято в одно мгновение. Борис приоткрыл багажник и нырнул в него. Лежа на боку, он подставил ботинок, чтобы багажник случайно не захлопнулся от толчка на ухабе.

Они поехали. Обзор у Бориса был минимальный, но он заметил, что опять проехали поворот на крематорий.

Через некоторое время машина съехала на обочину и остановилась. Борис отчетливо услыхал голос таксиста:

– Послушай, красавица! Мы накатались с тобой на сорок гривен. До города будет еще двадцатка. Может, расплатишься натурой. Я тебя катал, теперь ты меня покатаешь….

– Вы с ума сошли! Отвезите меня домой, я заплачу…

– Не упирайся! Чем я хуже твоего хахаля?! Деньги сэкономишь и удовольствие получишь….

Хлопнула дверца. Голос стал ближе.

– Давай посидим рядом, я тебя согрею, а ты ко мне привыкнешь….

– Уйди! Подонок! Ударю…

Послышался шум борьбы. Борис как на пружине вылетел из багажника. Таксист открыл дверцу и пытался попасть к Татьяне на заднее сидение. Та отбивалась руками и ногами.

На удивление, волнения и злости Борис не испытывал. Устал за день переживать. Без слов выволок водителя за воротник и врезал в висок правой. Подхватил, не давая упасть, ударил еще раз прямым в челюсть. Под кулаком что-то хрустнуло. Рука саднила, содрал, наверное, кожу на косточках.

Таксист лежал на снегу без движения.

– С тобой все в порядке?

– Откуда ты взялся? – спросила с недоумением Татьяна вместо ответа.

– Прилетел на крыльях любви! Надеюсь, хоть на этот раз ты согласишься, что была не права.

– Да, да! Что нам делать?

– Ехать домой.

– А что делать с этим?

– Поедет в багажнике.

– А кто поведет машину?

– Я!

– А ты разве умеешь?

– У-у-у, как ты мало меня знаешь. У отца до отъезда на заработки был старенький «москвич». Продал его, чтобы я девушек не катал. Теперь приходится катать на такси….

Борис загрузил таксиста в багажник и захлопнул, чтобы у того не было соблазна выбраться на ходу. Перед этим он убедился, что ключи остались в замке зажигания.

Через четверть часа они остановились на соседней улице. Хотя Борис понимал, что отыскать его милиция сможет без проблем. Это на случай, если поиски предпримет сам таксист. Тогда Борис сможет узнать, что его разыскивают, раньше, чем его найдут.

Борис открыл багажник. Таксист уже пришел в себя, но притворился, что в обмороке.

– Хватит притворяться! Езжай домой. Номер я запомнил. Найду и рассчитаюсь с тобой еще….

В жизни, как и в боксе, лучшая защита – нападение.

Борис долго нажимал кнопку звонка на воротах, прежде чем загорелся свет в доме. Вышла сестра Мария.

– Кто там? – спросила она с порога.

– Маня, это я! Открывай! – отозвался Борис.

– Таня, моя невеста! – представил Татьяну Борис, когда калитка отворилась.

Татьяна хмыкнула, но ничего не сказала, кроме приветствия.

Мать уже была в халате и встретила на пороге.

– Вот сюрприз! Кого же ты нам привез? Татьяну?

– Да! Она, собственной персоной….

– Почему так поздно?

– Лучше позже, чем никогда. Долго уговаривал.

– Уговорил?

– Еще не знаю!

– Это хорошо. Значит серьезная девушка. Я бы тоже семь раз подумала, будь у меня такой парень, как ты. Раздевайтесь и к грубке греться. Сейчас будет чай.

– Мне бы еще чего-нибудь к чаю. С утра ничего не ел, – попросил Борис.

– Пироги на столе под салфеткой. Или нагреть борща?

– И борща тоже.

Разговор не мешал им раздеваться. Борис помог Татьяне снять шубку и стащить сапоги. Он одел ей на ноги короткие мягкие валенки и усадил на лавку спиной к изразцовой отопительной печке, которую в их селе называли грубкой. Пищу давно готовили на газовой плите. Была в доме и система водяного отопления с котлом. Но печь не разорили. Ее топили в самое холодное время года. Она создавала уют и тепло на кухне.

Себе на ноги Борис натянул еще пару шерстяных носков и так в них и остался, разминая окоченевшие ноги.

После чаепития мать поинтересовалась, как и где стелить постель. Она уже знала о планах Бориса жениться, но невесту видела впервые.

– Татьяна спит в моей комнате, – не стесняясь, объявил Борис.

– Еще чего? Я сплю отдельно! – отрезала Татьяна.

Будущая свекровь ее поддержала.

– Таня будет спать со мной. У меня кровать широкая, а муж гуляет по Сибири. Если, конечно, нет возражений. Есть свободная тахта в комнате Мани.

– Я с Вами! – коротко ответила Татьяна.

– Вот и хорошо! Посекретничаем и посплетничаем про наших мужиков….

За утренним чаем Татьяна сидела в халате матери. Это был новый и лучший халат. Он очень шел Татьяне. В нем она сильно походила на мать. Скуластое лицо, короткий прямой нос с веснушками, серые глаза и густые темно-русые волосы. Лет через двадцать добавятся морщинки, и будет вылитая мать.

«Неспроста все это. Успели столковаться за ночь», – с удовлетворением отметил Борис.

Мать по-особенному заботливо ухаживала за Татьяной.

– Тебе не горячо, доченька? – забеспокоилась она, когда Татьяна сморщила носик после первого глотка чаю. – Добавь молока.

После завтрака мать и Татьяна опять удалились в спальню родителей с видом заговорщиков. Заинтригованный Борис последовал через некоторое время за ними. Он был в носках и двигался бесшумно.

Мать открыла шкаф и раскладывала на застеленной кровати пеленки, распашонки, детские одеяльца. При этом она приговаривала:

– Как узнала, что Борис надумал жениться, так и побежала по магазинам. Когда ждете маленького?

– В конце мая.

– А он знает?

– Нет, еще не говорила.

– Напрасно! Может, быстрее поумнел бы. А родители?

– Родители знают.

– Ругали, наверное!

– Нет! Сказали, что рады и счастливы, иметь внука или внучку. А как на самом деле, время покажет.

– Счастливы, счастливы! По себе знаю. И мужу напишу, пусть обрадуется.

Борис попятился назад. Сердце его готово было выскочить из груди от радости. Так вот почему она изменилась по отношению к нему в последнее время. Да, поступки его слишком часто не тянут на образцовые для главы семейства.

Ну, ничего. Теперь есть повод взять себя в руки. Но сначала он разберется с этой подлой троицей: Вистом, Геной и Витьком.

Расплата

По вечерам Борис рыскал по городу в своем старом китайском пуховике. Он посещал казино и ночные клубы, где также играли, и официально, и подпольно. Одно время он зачастил в ночной клуб «Элита клаб», где просаживал в рулетку те небольшие гонорары, которые получал за участие в соревнованиях боксеров-любителей. После знакомства с Татьяной пришлось с рулеткой завязать. С тех пор прошел год, но он хорошо помнил почти весь обслуживающий персонал клуба. Среди них не было, ни Гены, ни Витька. Поэтому он в «Элита клаб» не ходил, уверенный, что их там нет.

После бесцельных двудневных поисков, он вспомнил про швейцара клуба Митрича. Тому не было еще и сорока, но все звали его Митрич, как старого деда. Возможно из-за окладистой бороды. Он знал всех и вся в игорном бизнесе.

– Митрич, здравствуй!

– А-а-а, Борис! Опять к нам пожаловал!

– Нет, теперь больше не испытываю судьбу.

– Что так?

– Женюсь!

– После такого испытания судьбы, остальные способы отдыхают….

– Во-во! Очень точно сказано. Потом всю жизнь, либо с выигрышем, либо с проигрышем.

– Ты должен выиграть. Хе-хе! В рулетку и карты тебе не везло….

– И тут с тобою согласен! Мне нужна твоя помощь. Ищу трех типов. Одного зовут Вист, другого Гена, а третьего Витек. По всему видно, что они должны крутиться вокруг игорных заведений.

– Ну, Виста уже не найти!

– Что так?

– Умер он. Обкололся.

– Ты уверен?

– Абсолютно! Знаю, что говорю.

Борис едва сдержался, чтобы не опровергнуть Митрича. Не нужно спешить открывать информацию, что Вист возможно жив. А с другой стороны Борис не знал, что случилось потом, после того как его впихнули в гроб и укололи.

– А другие?

– Тут тебе повезло, они работают у нас в охране.

– Что-то не помню таких.

– Так они недавно, месяцев шесть, семь….

– Где их найти?

– Дежурят в игорном зале. Только в разных сменах. Ты их знаешь в лицо?

– Еще как знаю!

– Зачем они тебе, если не секрет? – Митрич не мог сдержать своего природного, а Борис не без основания предполагал, что и профессионального любопытства.

– Никаких секретов, от тебя. Обещали продать кой-какие шмотки, а сами где-то прячутся. Ну, с Вистом теперь все понятно. Почему эти не звонят?

– Иди на второй этаж. Теперь не спрячутся.


Борис подошел к Гене сзади.

– Привет Гена! Дорогой, сколько лет, сколько зим…, – Борис говорил громко притворно елейным голосом.

Многие оглянулись на миг, а потом опять уставились на колесо рулетки.

Оглянулся и Гена. И застыл мгновенно, как раствор гипса в горячей воде. И лицо приобрело такой же гипсовый цвет.

– Ну, что? Лишился дара речи от радости? – Уже тихо сказал Борис. – Есть здесь место, где можно поговорить без свидетелей?

– Есть! – выдавил из себя Гена и пошел к двери в другой конец зала.

По коридору они попали в служебную комнату охраны. Стол, платяной шкаф, диван и низкий холодильник. На столе бутылки и снедь в тарелках.

Борис бесцеремонно открыл шкаф и увидел свою дубленку.

– Спасибо, что сохранил. Надеюсь, не прожег сигаретой? – Борис снял куртку с вешалки и переоделся.

Свой затертый пуховик он повесил в шкаф, предварительно проверив содержимое карманов.

– Продаю по дешевке! Я добрый и не дам тебе замерзнуть. Не то, что ты! За три сотни баксов заколотил меня в гроб. Что еще у тебя из моих вещей? Деньги, часы?

– Часы и деньги забрал Витек?

– А Вист?

– Вист ничего не взял. Ему его паршивая жизнь досталась.

– Ага! Так это вы подсунули меня вместо него.

– Только никому не говори, что Вист жив. Если Гопа узнает, то мне кранты. Да и тебе тоже. Я заплачу…

– Ну, и во сколько же ты оцениваешь свою подлую жизнь?

– Назови сумму, поторгуемся и, возможно, сойдемся

– С чего ты взял, что я буду торговаться с тобой. Так сколько стоит твоя пропащая жизнь?

– Тыща баксов тебя устроит?

– Не дорого, но сойдет. Больше ты и не стоишь. Давай!

– У меня сейчас нет. Отдам через неделю.

– Через неделю тебя с огнем не отыскать. За тысячу такой жлоб, как ты, сбежит на Сахалин. Сдам я тебя, наверное, Гопе, он заплатит истинную твою цену.

Гена стал лихорадочно выворачивать карманы, достал кошелек, сотенную долларовую бумажку извлек из-за подкладки.

– Это все, что сейчас у меня есть…

Борис бегло подсчитал доллары и гривны. Чуть больше двухсот баксов. Сгреб и сунул в карман брюк.

– За остальными приду через неделю. Что с Вистом? Он жив?

– Жив, скотина! Обещал смыться с глаз долой. Но я не знаю, где он затаился.

– Узнай все, что можешь о нем и мы квиты. Я не злопамятный. Приду через неделю, ты сам назвал срок.

Борис повернулся спиной к Гене, чтобы открыть дверь. В этот момент Гена схватил со стола бутылку и попытался нанести Борису удар по голове. Но скорость реакции у него была не боксерская. Борис успел уклониться. Крюк правой достал челюсть, прямой левой в подбородок завалил Гену на пол. Гена держался за челюсть и тупо смотрел в потолок. Через какое-то время он окончательно пришел в себя и ожидал следующий удар. Борис не стал бить лежачего. Он наклонился и сказал на прощание:

– Теперь ты понял, почему я выжил, а ты подохнешь. У тебя реакция не та!

На следующий день Борис осторожно попытался выведать у Митрича информацию о каких-либо чрезвычайных событиях в клубе накануне. Но Митрич ничего такого не сообщил, сказал только, что дежурит Витек.

Борис уже собрался двинуть на второй этаж, как Митрич его остановил.

– Классная дубленка! Где оторвал.

– Отец подарил. Прислал с Севера.

– А я то думаю, откуда у бедного студента такие деньги. Может, все-таки выиграл?

– Уже не играю. Завязал!


С Витьком все прошло по вчерашнему сценарию. Только испугался он больше и не пытался ударить бутылкой. Гена не предупредил даже его. Борис забрал свои часы и еще триста баксов. На прощание он все же от души врезал Витьку в челюсть. Не мог забыть его вероломства. От него Борис потребовал информацию о Висте также. Он назначил Витьку встречу вне клуба, причем место и время Борис собирался сказать по телефону за десять минут до встречи. Эти меры предосторожности пришли ему в голову с утра. От таких отморозков как Гена и Витек можно было ожидать всего.


Борису пришлось рассказать Татьяне, как он попал в крематорий. Он опустил много деталей, чтобы не запугивать мать своего ребенка. Все сводилось к тому, что он сел случайно в попутный автобус, который оказался катафалком. Алчные типы позарились на его дубленку, напали, сделали укол и попытались сжечь в крематории.

Служащие крематория тоже испугались за себя и стали сообщниками бандитов.

Она предложила пойти в милицию и написать заявление.

– Тань, дорогая! Ты не знаешь жизнь. Никто мне не поверит. Служащие крематория в один голос покажут, что никто в гробу меня не привозил. Это я, житель села, что в пяти километрах, проник в крематорий, чтобы мародерствовать. Иначе, зачем мне было силой захватывать телефон и убегать от них. Я сам разберусь со всем этим. Давай подумаем лучше о свадьбе. Где и на что станем жить после. Мне нужно искать работу….

– Жить будем у меня, это не вопрос.

– Это не вопрос на три-четыре года, пока ребенок маленький.

– За три года что-нибудь придумаем.

– Не думать нужно три года, а зарабатывать на квартиру….

Через неделю Борис подкатил к Митричу, чтобы разведать обстановку, прежде чем организовывать встречу с Геной и Витьком.

– У нас тут такое дело. Ты недавно интересовался Геной и Витьком. Ты с ними встречался?

– Да. Купил у них часы, – успел придумать Борис и показал часы на руке.

– Так вот, их вчера нашли зарезанными в клубе “Найт Дримз”.

– За что?

– Если бы знал, то стал бы богатым человеком. Гопа рвет и мечет. Обещал кучу денег тому, кто поможет найти убийцу.

– Почему убийцу, а не убийц?

– Потому что почерк одинаковый. Простое совпадение исключается.

– Ну и дела!

– А у тебя есть мысли, по поводу возможной причины?

– Если бы были, то побежал бы к Гопе. Скоро женюсь, а у меня нет квартиры. Да я тебе уже говорил об этом.

– А я тебя тогда не поздравил. Поздравляю! Желаю семейного счастья!

– Спасибо!


Борис поспешил распрощаться с Митричем.

У Бориса была версия, которую можно было бы рассказать Гопе. Только вряд ли Борис остался бы в живых после этого. Нужно решительно завязывать с самодеятельным расследованием и поисками Виста. Пусть эти бандиты сами разбираются друг с другом. А ему нужно обустраивать семейную жизнь.

Срочное задание

Прошло чуть больше двух недель, после того как Михаил закончил расследование смерти депутата Верховной Рады Вадима Бортко. Он уже полностью переключился на местные проблемы Приморского района. В пятницу в конце дня его вызвал к себе районный прокурор Сафонов.

Сафонов начал издалека:

– Михаил Егорович! Слыхал, что тебя давно приглашают на работу в городскую прокуратуру. Такие возможности для карьеры, а ты отказываешься….

– Вы считаете, что я не справляюсь с работой?

– Я так не считаю, но ты в январе проработал две недели в городе. Сегодня десятое февраля, а тебя опять требуют откомандировать на две недели.

– Лично я в этом не виноват.

– Можно сказать, что виноват.

– В чем состоит моя вина?

– В командировках ты проявляешь слишком много рвения.

– Вы предлагаете завалить работу?

– Зачем все понимать так буквально?!

– Тогда объясните, как это понимать. Нормативные сроки расследования я не нарушаю. Решение о моих командировках принимается в областной прокуратуре. Если у Вас есть веские аргументы, можете это решение обжаловать.

– Вижу, Вы не хотите меня понять или делаете вид, что не понимаете, – как всегда Сафонов переходил на «вы», когда хотел показать свое недовольство сотрудником. – Оформляйте документы. В понедельник в десять Вы должны быть в городской прокуратуре.

Для этого нужно было выехать из дома в шесть утра. Последний год в служебные командировки Михаил ездил на личной машине. Бензин ему оплачивали.


В приемной городской прокуратуры Михаил увидел Фесенко, начальника следственного отдела городского Управления МВД и незнакомого сотрудника. Фесенко представил его Михаилу. Это был следователь городской прокуратуры Карпенко Павел Павлович, новый сотрудник. Недавно переехал в город из Новоградовского района, что на севере области.

– А это наш местный Пуаро, – отрекомендовал Фесенко.– Как только намечается «висяк», вытаскивают Михаила из его деревни.

– Мне больше нравится прозвище «Мегрэ» – ответил Михаил в тон Фесенко. – Пуаро был частным лицом, а Мегрэ на государственной службе, как и я. Опять кого-то из городской знати «замочили». В газетах ничего такого не было.

– В начале декабря замочили «шестерок» одного почтенного человека. Депутат Городского Совета, большой бизнесмен и известный прохиндей….

Разговор прервала Ольга, секретарь городского прокурора.

– Николай Петрович просит зайти в кабинет всех, кто приглашен на десять часов.

После короткого приветствия Манюня сформулировал тему совещания:

– Мы собрались по поводу расследования двойного убийства охранников ночного клуба «Элита клаб» Геннадия Комкова и Виктора Сущенко. Прошло два месяца, а никаких реальных версий нет. Гопшовский ведет свое следствие с тем же результатом. Мы подключили следственный отдел Управления, но это пока не помогло. Начинается очередная кампания по дискредитации городской прокуратуры. Расследование нужно форсировать. Для этого мы привлекаем Михаила Егоровича Гречку. Он перед вами. Пока он оправдывал наши надежды. Прошу ознакомить его со всеми материалами. Он будем старшим в группе из наших следователей и представителей следственного отдела Управления. Докладывать ежедневно. Михаил Егорович, время доклада будешь уточнять через Ольгу. Лучше в первой половине дня, – после короткой паузы Манюня продолжил. – Кто хочет добавить что-нибудь? Возможно, у вас появились новые данные с четверга, когда мы последний раз здесь встречались.

– Какие могут быть новые данные?! – произнес Фесенко недовольным тоном. – Мы перепахали жизнь этих ребят с пеленок. Никаких зацепок. Обычные забитые деревенские ребята. Не было даже приводов в милицию, что у многих подростков бывает. Отслужили в армии без замечаний. И на прошлой работе ничего. В клубе они полгода, пришли почти одновременно. В меру пьют, в рулетку не играют. О карточных долгах тоже ничего не слышно. Возможно, балуются по мелочам… Короче, никаких мотивов, ни малейшей зацепки. Возможно, они узнали какого-нибудь гастролера. Увидели в чужом клубе, он их и прикончил как нежелательных свидетелей. Неизвестно, почему они оказались в чужом клубе в свое свободное время. Они там до этого почти не бывали. Иногда их привлекали для подмены. Эти клубы собственность Гопшовского, оформлены на родственников. Если Гопшовский со своими связями в криминальном мире и в правоохранительных органах, не считая СБУ, ничего не нашел, что можно ожидать от нас. Пора закрыть это дело. Миша просто потеряет время свое и моих сотрудников. У нас масса незакрытых дел. Вы не хуже моего знаете….

– Позиция понятна. Постараемся твоих людей привлекать по минимуму, – перебил Манюня. – Кто еще хочет высказаться. Миша, что ты думаешь по этому поводу?

– Доводы, которые высказал Анатолий Иванович, очень серьезные. Такие немотивированные убийства, как правила, не раскрываются.

– Поступков, тем более, убийств без мотивов не бывает, – возразил Манюня.

– Правильно, Николай Петрович! Мотивы есть всегда, но мы их не знаем. Возможно, их знает только убийца. Мотив мог возникнуть спонтанно, как в пьяной драке или из-за ссоры. Такие убийства раскрываются легко, если мы знаем, кто в пьянке участвовал. Почему они оказались в чужом клубе в нерабочее время? Кто-нибудь знает ответ на данный вопрос?

– Знают покойники! – ответил Фесенко.

– Список всех посетителей клуба, где их убили, в тот день у нас есть? Список персонала составлен?

– Есть! Миша, все это элементарные вопросы. Мы пропахали эти списки много раз, разыскали и допросили всех. Безрезультатно! Где гарантия, что список клиентов полный? Даже ноготь на пальце не дам обрезать на спор. Это единственное направление, которое имеет смысл продолжить. Если не жалко времени Михаила, то пусть попытается расширить этот список. Дело это безнадежное, так как есть такие посетители клуба, что их упоминание при показаниях грозит смертью свидетелю.

– Анатолий Иванович! Отдаю себе отчет, что для вас это элементарно, но все же рискну спросить. Все события вокруг ночных заведений собрали и систематизировали? В отделениях милиции, у участковых, дворников, в жилищно-коммунальных конторах….

– Все есть, там беллетристика не на один день.

– Вот и хорошо! Рабочее место мы приготовили здесь у нас. Павел Павлович покажет и ознакомит со всеми материалами. Встречаемся послезавтра с утра. Все свободны кроме Анатолия Ивановича, – завершил совещание Манюня.

Когда дверь за Михаилом и Карпенко закрылась, Манюня произнес.

– Анатолий Иванович, я знаю, как ты ревниво относишься к успехам Михаила. Не хочу, чтобы это помешало работе. Пусть твои люди займутся своими делами, но если Миша попросит, то прошу оказывать содействие безотлагательно.

– Никакой ревности! Только здравый смысл и профессиональный опыт. За нами дело не станет, поможем.

– Здравый смысл тебя уже подводил.

– Сознаюсь, счет не в мою пользу. Не сомневаюсь, что на этот раз счет будет размочен. И я заработаю полноценное очко. Готов поспорить на пиво.

– Готов выставить коньяк против пива.

– Я не большой любитель коньяка, но пить точно буду. Из принципа.


На третьем этаже здания городской прокуратуры в небольшой комнате на два рабочих места Михаилу показали его стол. Второй стол занимал Карпенко. Он сразу попросил называть его Павлом.

Павел показал на сейф в рост человека у стенки между столами.

– Здесь все материалы. Ключ здесь, – он показал на нижний ящик стола. – Когда приступим?

– Прямо сейчас. Спущусь в буфет, выпью кофе с рогаликом, завтракал рано, и вперед по бумажным волнам….

– Я с Вами, с тобой. Можно на «ты».

– Почему нет?! Мы ровесники и должности одинаковые.

– Репутация у тебя здесь действительно на высоте, – сказал Павел, когда они вышли на лестничную площадку.

– Паша, давай только о деле. Репутация самая хрупкая вещь на свете. Как мыльный пузырь. Хлоп, и ее нету. А брызги на лице. И не всегда мыльные. За всю оставшуюся жизнь не отмоешься.

За кофе Павел продолжил разговор.

– Извини! Давай о деле. С чего начнем?

– С личностей жертв, описания места преступления, фотографий. Я даже не знаю, как их убили.

– Зарезали. Очень профессионально. Сзади под левую лопатку. Совершенно идентичные удары. Точно между ребер. Словно рентгеном подсвечивал.

– Орудие убийства нашли?

– Никаких следов!

– Это плохо. Холодное оружие вещь штучного производства. Могли бы найти мастера, а потом и заказчика.

– Этой ниточки, к сожалению, нет.

– А какая есть?

– Реально, никакой! Многие сотрудники ночных заведений явно врут, но многократные дознания ничего не дали. Они выучили свои роли назубок. Я в городе недавно, но уже наслышался о Гопшовском достаточно, чтобы их понять. У него кличка «Гопа». Слыхал?

– Конечно! А с Гопой беседовали?

– Естественно! Манюня и Фесенко.

– И какой результат беседы?

– Сказал, что он это дело не оставит. Если не милиция, то сам найдет убийцу.

– Может, уже нашел и похоронил? Возможно, ему не выгодно подпускать нас к убийце. Вдруг даст показания против заведения о подпольной игре или, не дай бог наркотиках.

– Есть надежные агентурные сведения, что не нашел.

– А что агенты сообщают об убийстве и убитых?

– Ровным счетом ничего?

– Абсолютно?

– Абсолютно!

– С Тризной работали?

– Начальником отдела по наркоте?

– Да!

– Работали. Ничего существенного. Есть факты, которые косвенно касаются интересующих нас заведений.

– А именно?

– Из «Элита клаб» был заказ на четыре дозы морфия, хорошей очистки. Заказчик неизвестен. Еще умер один известный профессиональный игрок по кличке Вист от передозировки наркотиков.

– Где он играл?

– В основном в «Сталкере», но появлялся время от времени во всех клубах и казино.

– Это уже интересно.

– Ничего интересного. Он умер за неделю до убийства. Все в один голос показали, что Вист и убитые не общались и даже не были знакомы.

– На чем основана уверенность, что не были знакомы?

– Вист играл в подпольных заведениях, а убитые работали в зале, где велась легальная игра. Они люди новые. Специалисты утверждают, что без длительной проверки никто не поставит охранника в подпольный зал. Причем сначала их замарают очень серьезно, чтобы посадить на крючок. Иначе можно засветить клиентов.

– Убедительно!

Они поднялись в рабочую комнату. Михаил сел за стол и попросил материалы. Павел открыл сейф и стал раскладывать на своем столе и стульях многочисленные папки с тесемками и скоросшиватели.

– С чего начнем? – спросил Павел.

– С фотографий. Бумага есть?

– В левом верхнем ящике.

Михаил достал несколько листов бумаги. На одном из них он нарисовал горизонтальную линию и нанес десяток точек.

– Что это будет?

– Временная ось. Буду наносить все события, которые произошли в городе до и после. Когда произошло убийство?

– Десятого декабря?

– Когда заказывали наркоту?

– Не помню, сейчас посмотрю, – Павел порылся в папке с надписью «Тризна» и ответил. – Первого декабря.

– Когда загнулся тот игрок?

– Вист? Через два дня.

– Кто давал заключение о смерти?

– Не знаю? Тут ничего не написано.

– Откуда стало известно о его смерти?

– Агентурные сведения.

– Милиция этим делом занималась?

– Не знаю!

– Вот тебе и первая ниточка.

– Это похоже на Наполеона: «Пришел, увидел, победил».

– Вижу, ты обиделся! Пойми, умер от наркотиков человек, который крутится в игорных домах, потом через неделю убивают охранников из подобного заведения.

– Фесенко это направление отработал, просто я не сразу вспомнил. Сейчас найду, – Павел довольно сумбурно перелистывал папки.

Он был заметно расстроен из-за уязвленного самолюбия. Наконец, он нашел нужную бумагу и подал Михаилу.

– Есть показания свидетелей, заключение райотдела милиции, заключение врача, результаты вскрытия, анализы крови.

– Заключение давал патологоанатом?

– Нет, врач наркологического диспансера.

– Где захоронен?

– Кремирован в Быхоре. Быхор это хутор. Крематорий недалеко, поэтому так говорят.

– Это я знаю. Ладно, потом прочитаю сам. Пока отмечаю это событие на оси. Так, где фотографии? А то я отвлекся.

– У тебя на столе.

Михаил посмотрел фотографии. Почитал описание и заключение экспертов и патологоанатома. Здоровенные парни: рост под 180, вес за сто килограммов, – были зарезаны как кабаны. Одним ударом в сердце. Никаких следов сопротивления. На фотографии ссадины и синяки на лицах. А вот и объяснение. Нет свежих следов сопротивления. Травмы лица получены примерно за неделю до убийства. Причем, Геннадий Комков обращался к хирургу-дантисту. У него была повреждены два нижних коренных зуба и челюсть. Об этом свидетельствовали металлические скобы.

– Паша! А дантиста нашли, который ставил скобы на челюсть Комкова.

– Нет. Свидетели в один голос утверждают, что по словам самого Комкова на него напали двое. Чем-то ударили по челюсти. Он упал и на время потерял сознание. Когда очнулся, оказался без куртки и кошелька. Все это есть в свидетельских показаниях. Они подтверждают заключение экспертизы о предполагаемой дате нанесения травм. Найти?

– Пока не нужно. Заявление в милицию есть?

– Нет. Случай нигде не зарегистрирован. Сотрудники Гопы никогда в милицию не обращаются.

– Понятно.

– А травма Сущенко. Что известно о ней?

– Упал в гололед. Это также известно только из свидетельских показаний.

– И ударился челюстью!

– В тот день в городе зафиксировано 146 травм, из них 28 травм головы и лица. Выбитые зубы тоже были.

– Понятно. Родственников допрашивали?

– Конечно?

– Где протоколы?

– В этой папке, – Павел положил папку на край стола.

– Почитаю позже.

Не зря Манюня дал для ознакомления с делом двое суток. Даже в день приезда Михаил работал до восьми часов вечера с перерывами на обед и кофе. На следующий день, во вторник работать пришлось двенадцать часов, чтобы закончить ознакомление с материалами до утреннего доклада в среду. На утро Михаил оставил подведение итогов. Лучше это сделать на свежую голову. Раньше десяти совещания не будет. Манюня попросил уточнить время как раз в десять. Михаил не любил залеживаться в постели с утра. Это соответствовало привычкам сельской жизни. В шесть утра в рабочие дни он был уже на ногах. В выходные на час позже.

В среду в семь утра он уже сидел за столом в гостинице и пытался систематизировать свои записи.

Версии пока отсутствовали. На данном этапе нужно наметить следственные действия. В чужом расследовании всегда видны недоработки и пропуски. Михаил на этот счет не обольщался. Иногда тупиковые ходы просто не фиксировали. Свежий человек, как он, мог запросто потратить время на эти тупики.

Он отобрал самое существенное на его взгляд:

1. Посетить место преступления, добиться через Манюню соответствующего разрешения Гопшовского.

2. Найти дантиста-хирурга.

3. Поговорить с родителями.

4. Поговорить с патологоанатомом по поводу травм убитых.

5. Тризна.

6. Врач нарколог.

7. Кто занимался смертью Виста в милиции?

8. Семья Виста.

9. Крематорий.

Всё так зыбко

Совещание у Мнюни состоялось в том же составе, что и в понедельник. Фесенко отмалчивался, но согласился поручить своим людям, разыскать врача нарколога и работников милиции, расследовавших смерть Виста. Еще проверить по картотеке у Тризны, нет ли там Виста.

Павлу поручили найти врача дантиста с помощью объявления по телевизору. Нужно показать фотографию Комкова и попросить отозваться врача, который ставил ему скобы на челюсть третьего или четвертого декабря.

На прощание Фесенко высказал свои сомнения:

– Не понимаю, причем здесь смерть Виста и убийство этих парней.

– Два совпадения. Первое, он игрок, а они работники казино. Второе, между событиями около недели времени, – оправдывался Михаил.

– Если не знаешь, что делать, то и это годится. Сделаем, нам не трудно. Потратили больше времени впустую.

Михаил слишком хорошо знал Фесенко, чтобы обижаться на него. Он не сомневался, что тот сделает все как нужно. У Анатолия Ивановича был один недостаток: не хватало воображения в нестандартных ситуациях.

Михаил уже убедился, что ситуация с убийством охранников как раз такая.

На сегодня Михаил для себя наметил посещение места преступления и места работы, а также беседу с родителями Комкова. Родители Сущенко жили далеко на севере области. Они приезжали на похороны. Разговор с ними людей Фесенко ничего не дал. Сына они не видели с лета.

Мать Комкова жила в селе в пяти километрах на север от города. Новые границы городской территории уже включали этот населенный пункт. Разговор предвиделся мало приятным, но Михаил ошибся. Никаких истерик не было. Видать мать уже свыклась с потерей. У нее было еще двое: дочь и младший сын. Сын собирался весной в армию. Дочь была замужем.

Крепкая женщина пятидесяти лет прятала седые волосы под черным траурным платком.

Михаила интересовало, что знала мать об ограблении Геннадия.

– Так меня уже спрашивали. Все рассказала.

– Убийцу до сих пор не нашли. Я новый следователь. Меня назначили заново расследовать это дело.

– Он два дня как купил эту дубленку. Приходит с работы с разбитым лицом в какой-то одежде с чужого плеча. Я спрашиваю: «А где дубленка?», а он отвечает, что его ударили. Забрали дубленку и деньги из кармана.

– А эта одежда, в которой он пришел, осталась?

– Осталась. Он ее не носил, у него была другая, еще не старая. А я одеваю эту, когда управляюсь по хозяйству с птицей и поросенком.

– Можно на нее посмотреть.

– Сейчас принесу из сарая, – мать Комкова вышла.

Михаил принялся разглядывать комнату, где спали братья. Он не надеялся сделать какое-нибудь открытие, так как знал, что здесь поработали следователи Фесенко и эксперты. Удивительно, что их не заинтересовала чужая куртка. Возможно, что нет никакой связи между ограблением и убийством. Нет пока и доказательств, что такая связь отсутствует.

Возвратилась с курткой мать Комкова. Она держала в руках модный у молодежи года три назад китайский пуховик. Теперь пуховик годился только как рабочая одежда, хотя после химчистки и замены зиппера можно было появиться в нем на людях.

– Не выбрасывайте куртку, возможно, она нам понадобится на время в качестве вещественного доказательства.

– Доказательства чего?

– Грабителей, отобравших дубленку, не нашли.

– А бандитов, убивших сына, нашли? – в голосе матери звучало неодобрение. – Куртку, видать, ему дали на работе.

– Вы мне подсказали одну вещь. Я заберу эту куртку, чтобы найти сотрудника, который ее одолжил. Вам оставлю акт об изъятии.

– Берите без всякого акта.

– Так положено!


Михаил возвратился в город с курткой неизвестного доброхота в багажнике. Найти его будет новым заданием Карпенко.

Ночные клубы открывались в четыре часа дня. После обеда в столовой Управления у Михаила оставалось время. Он направился к экспертам-медикам. Нужно было поговорить со специалистом, который обследовал тела убитых охранников. Михаил знал, что сегодня нужный человек находится на работе. Пока они совещались у Манюни, Ольга все выяснила по телефону.

Незнакомый седой мужчина в хирургическом халате, но без шапочки вышел к Михаилу в вестибюль.

– Добрый день! Следователь Гречка. Вам звонили из городской прокуратуры.

– Добрый день! Игнатенко, рад встрече. Ольга меня предупредила. Однако я в недоумении. Все есть в моем заключении. Мне нечего добавить.

– Согласен, заключение исчерпывающее. Но я хотел бы услышать ваше мнение о травмах недельной давности на лицах этих ребят. Чем они могли быть нанесены. В Вашем заключении только слова: «твердым не металлическим предметом».

– Если бы это был кастет или труба, то мы имели бы рассечение кожи. Свидетели показали, что один из них упал в гололед. При ударе о ледяной нарост можно получить такую травму. Другого ударили грабители. Наиболее вероятно, что деревянной дубинкой. У бандитов сейчас в моде биты для бейсбола. Это пожалуй все, что я могу добавить к своему заключению.

– Спасибо! Пожалуй, не стану Вас больше задерживать.

– Напрасно Вы себя затрудняли. Все это я мог бы сказать по телефону.

– У меня есть время. В таком случае предпочитаю личную встречу. Надеюсь, не слишком отвлек Вас от работы….

– Все в порядке! Рад был познакомиться. До этого только слышал о Вас.

Ехать в клуб было еще рано. Он возвратился в прокуратуру. Павел был на месте и что-то писал за столом на компьютере.

– Что пишешь?

– Отчет о встрече с дантистом.

– Так быстро его нашел!

– Да! За пару часов. Только не через телевидение. Там это долго. Пока получишь добро, подготовят сюжет. Объявят вечером. А у кого-то кабельное телевидение. Местное радио слушают все и везде, в том числе и на работе.

– Ну и что интересного сказал дантист?

– Интересно только то, что Комков соврал.

– А именно?

– Сказал, что разбил челюсть, поскользнувшись в ванне.

– Это естественно. Он побоялся, что дантист сообщит в милицию. А так бытовая травма.

– Почему он боялся?

– По вашей же версии все работники Гопшовского избегают любых контактов с милицией. Он же не заявил о разбойном нападении.

– Ты хорошо усвоил материалы следствия.

– Стараюсь не уронить репутацию.

– Что делать дальше?

– Для тебя есть задание. В моем багажнике лежит куртка. Ее кто-то дал Комкову после ограбления, чтобы он добрался домой.

– Где раздобыл?

– У матери Комкова.

– И что мне с ней делать?

– Мы пойдем сейчас в «Найт Дримз». Ты там уже был неоднократно и все знаешь. Покажешь мне место преступления, а потом отвезу тебя в «Элита клаб». Обойдешь персонал и найдешь того, кто эту куртку дал Комкову.

– Ты неточно формулируешь задание. Не найдешь, а попытаешься найти. Кроме того, многие там работают посменно.

– Ценю твой юмор. Список персонала я видел в деле. И не говорил, что срок сегодня. К концу дня завтра против каждой фамилии должна стоять птичка. Реальная, а не липовая.

– Теперь все ясно! Будет исполнено. Идем?

– Идем! Список персонала захвати.


Михаил когда-то посетил «Найт Дримз». Они с Тризной искали по ночным заведениям одного мелкого торговца наркотиками. Теперь клуб трудно было узнать. Добавилось много анодированного под золото алюминия и зеркал в отделке стен и колонн по вкусу новых владельцев клуба. Молодых комсомольских деятелей и их партийных покровителей вытеснили из игрового бизнеса матерые бандиты. Хотя не исключено, что бандиты сидят на коротком поводке у более матерых кадров бывшего КГБ.

Павел привел Михаила в небольшую комнату с двуспальной кроватью. Там был еще небольшой обеденный стол с двумя стульями, тумбочка у кровати и узкий платяной шкаф. Михаил видел все это на фотографиях. На фото помещение казалось просторнее.

– Здесь нашли Комкова, – Павел показал на пол у стола. – Труп Сущенко был в этом шкафу.

– Получается, что сначала убийца прикончил Сущенко и запрятал в шкаф. Потом убил Комкова, когда тот сидел на стуле.

– Возможно, Сущенко он также убил на этом стуле и только потом запрятал.

– Похоже. Стол был накрыт для ужина. Убийца назначил им встречу обоим с разрывом в полчаса или больше.

– Не думаю, что больше.

– Что это за помещение? Похоже на гостиничный номер.

– Это и есть гостиница на шесть номеров для важных гостей заведения. Или желающих уединиться с дамой.

– И все это официально оформлено?

– Все виды деятельности прописаны в Уставе клуба, где требуется, оформлены лицензии. У Гопы своя юридическая служба.


Михаил высадил Карпенко у входа «Элита клаб», достал из багажника и вручил куртку. Павел не захотел носить ее в руках, поэтому отлучился в гастроном, купить полиэтиленовый пакет достаточной вместимости. Вскоре он вернулся с черным пакетом с надписью «Босс».

Павел с объемистым пакетом вошел в клуб, а Михаил поехал в управление на встречу с Фесенко и его людьми.

Фесенко вызвал в свой кабинет сотрудников, занятых расследованием убийства охранников. Пока их разыскивала секретарь Фесенко, Михаил осмотрел кабинет. Фесенко ничего здесь не тронул. Все осталось как в бытность Манюни. Не было даже косметического ремонта. Анатолий Иванович демонстрировал полное равнодушие к интерьеру своего рабочего места.

Только вместо Тамары Борисовны в секретарях была молодая девушка, мечтающая о карьере юриста. Тамара Борисовна ушла на пенсию нянчить внука.

Вошли сотрудники. Их было двое. Михаил их не знал. Новое пополнение с осени из выпускников юридического факультета в областном центре.

– Кто из вас доложит? – спросил Фесенко, поочередно поглядывая на ребят.

– Разрешите мне, – проявил инициативу кареглазый крепыш.

– Давай, Олег! Доложи нам о своих походах к хазарам, то бишь, к наркологам.

– А с Тризной встречались? – проявил нетерпение Михаил.

– Обижаете, уважаемый руководитель следствия, – парировал Фесенко.

– Так мне говорить? – нерешительно спросил Олег.

– Давно пора! – улыбнулся Фесенко.

– Сначала мы проверили картотеку Тризны. Там он, то есть Вист или Александр Антонович Вислюк, значится как кокаинист. Причем отмечено, что особой зависимости у него нет. Время от времени расслаблялся. О пристрастии к морфию никаких сведений.

– Ясно! Дальше.

– Нарколог утверждает, что его привезли работники клуба для оказания помощи. Но он ничего не мог поделать. Вист умер в клинике. Вызвали милицию и составили протокол. Нарколог выписал заключение о смерти.

– Чем Вист обкололся? – вопросы задавал Фесенко.

Михаил ждал, пока хозяин кабинета не представит ему слово.

– Морфий. Врач нам показывал пробирку с кровью, которую он брал для анализа. Он до сих пор ее хранит, как он сказал, на всякий пожарный случай.

– Кто был из милиции?

– Капитан Костенко, заместитель начальника районного отделения.

– Собственной персоной?

– Да, один.

– Вы с ним беседовали.

– Да. Его рассказ совпадает с тем, что говорил врач.

– Вы спросили, почему он не поручил это дело сотрудникам.

– Да, спросили. Он сказал, что все были заняты, а дело важное и безотлагательное.

– Вызов записан в журнале райотдела?

– Мы не проверяли слова капитана.

– Да хоть самого генерала! Чтобы проверили и завтра до десяти утра мне доложили.

– Ты удовлетворен? – спросил Фесенко, обращаясь к Михаилу.

– В основном! Кто доставил пострадавшего? Кто забирал тело из морга? Кто хоронил, то есть отвозил в крематорий? Адрес места жительства Виста?

– Что вы на это скажите? – обратился Фесенко к следователям.

– Вист проживал в гостинице «Спартак» в номере 313. Мы проверили. Он жил там с лета. Сейчас там никаких следов.

– У него были же какие-то личные вещи?

– Директор гостиницы, вспомнил, что в день смерти он выписался из номера и все забрал с собой. Даже показывал копию счета. Горничная рассказала, что у него было мало вещей. Потому он сдавал бельё в стирку часто.

­ Что еще вы скажете?

– Пока все!

– Я так понял, что на остальные вопросы Михаила у вас ответов нет. Поэтому завтра в тот же срок нужно установить, кто привозил пострадавшего и кто забирал тело. Ясно. Повторите, как поняли задание.

Олег перечислил вопросы, которые им предстояло выяснить до десяти утра завтра.

– Забыл одно дело! При регистрации в гостинице Вист указывал данные паспорта. Узнайте, где был выдан паспорт, адрес прописки и все эти данные проверьте через паспортный стол, Фесенко поднялся и вышел из-за стола, давая понять, что совещание закончилось.

Михаил вернулся в прокуратуру. Павла еще не было. Михаил подождал его полчаса, скоротав время в буфете за кофе, и поехал в гостиницу. Вопрос не срочный, Павел доложит утром на совещании.

Крепкие кулаки

На совещании Михаил доложил результаты, полученные за вчерашний день. Павел опросил больше половины персонала клуба, но все заявляли, что ничего не знают и никогда не видели подобной куртки. Была бы она яркого цвета, а то неброский бутылочный.

Фесенко дополнил сообщение Михаила новыми сведениями. Паспорт Виста фальшивый, адрес прописки тоже. Привозили Виста в наркологический диспансер люди из ночного клуба, забирали труп тоже, прямо из реанимации. Два человека в форме охранников. Одни и те же.

– Что будем делать? – обратился Манюня к присутствующим, когда выслушал сообщения.

– Искать людей, которые привозили Виста в диспансер и забирали труп, а также тех, кто отвозил в крематорий, – предложил Михаил.

– Мы не тем занимаемся! – не согласился Фесенко. – Зациклились на каком-то наркомане. Они мрут, как мухи. Лучше разобраться с дубленкой. Предположим, этот Комков случайно увидел в другом клубе человека, который его грабанул. Тот испугался разоблачения и его зарезал.

– А как быть с Сущенко? – задал вопрос Манюня.

– Комков мог вызвать Сущенко на подмогу.

– Но Сущенко он прикончил первым.

– Это наша гипотеза, так как мы нашли труп в шкафу. Как развивались события в действительности, никто не знает. Возможно, убийца перехватил Сущенко в коридоре, убил там и попытался спрятать в шкаф. А Комков уже лежал убитый у стола. Возможно, он собирался спрятать в шкаф и Комкова, но потом отказался от этой идеи. Шкаф тесный, а ребята тяжелые.

– Звучит правдоподобно, – согласился Манюня.

– Есть и другая правдоподобная гипотеза, – не сдавался Михаил. – Друзья Виста заподозрили убийство. Они пригласили охранников, которые возили Виста в диспансер для беседы. Когда они получили (или не получили) информацию, то прикончили по одному. Кто может возразить против того, что Вистом занимались Комков и Сущенко.

– Я могу! – заговорил Карпенко. – Они новые люди в заведении.

– Во-первых, с Вистом мог быть просто несчастный случай. Человек впервые попробовал морфий и по неопытности обкололся. Тогда нет никакого криминала. Можно привлечь и новичков.

– Но они в разных сменах.

– А кто это проверял? Сущенко снимает комнату рядом с клубом. Позвать его – десять минут, чтобы не оголять клуб.

– Итак, у нас есть две гипотезы. Обе одинаково правдоподобны, но гипотезу Михаила легче проверить. Ищите охранников, которые занимались Вистом.

– Эту информацию никто не выдаст без Гопы, – заметил Фесенко.

– Я договорюсь с ним о встрече с Михаилом, – согласился с доводом Фесенко Манюня.

– Только не говорите, о чем я собираюсь его спрашивать, – предупредил Михаил.

– Естественно. Не нужно давать ему возможность подготовиться.

Манюня поднял трубку и дал задание Ольге:

– Соедини меня с Гопшовским по мобильному. Зайди, дам тебе номер.

Манюня полистал ведомственный телефонный справочник, записал номер в отрывном блокноте и передал Ольге листок через Карпенко.

– Все свободны, кроме Михаила. Спасибо!

Когда Фесенко и Карпенко покинули кабинет, Манюня обратился к Михаилу:

– Небольшой инструктаж, пока Ольга набирает номер. Пойдешь с Карпенко, одному нельзя. Гопа мастер провокаций. Постарайтесь избежать ссор или конфликтов. Только вопросы и фиксация ответов. Он пользуется своими депутатскими полномочиями, как бандит кастетом.

– Ясно!

– Если откажется отвечать, то это тоже результат. Вызовем в прокуратуру официально….

В этот момент Ольга сообщила, что переключает телефон на Манюню.

– Григорий Борисович, добрый день! Беспокоит Манюня. У меня неофициальная просьба принять на четверть часа моих людей. Повод ты знаешь. Не твоя ли газета критикует прокуратуру за бессилие в следствии по делу об убийстве Комкова и Сущенко. Ничего нового, только новый руководитель следственной бригады. Гречка Михаил Егорович. Настаивает на разговоре с тобой. Я не могу отказать, да и в твоих интересах тоже. Согласен, что дело пора закрывать. Возможно, мы так и сделаем в ближайшее время. Еще несколько мелких вопросов и можно закончить. Мы не хотим критики и обвинений в небрежности с другой стороны. Ты меня понимаешь…. Вопросы на месте. Это твое право. Тогда договорились. В два часа дня в «Элита клаб». Спасибо за сотрудничество.

– Согласился? – уточнил Михаил.

– Да. Только не дает гарантий, что будет отвечать на вопросы. Но выслушает их внимательно.

– Иногда отсутствие ответа красноречивее, чем ответ. Спасибо ему и за это.

– На всякий случай Карпенко ни слова. Он человек новый. Пусть только сопровождает тебя. Эффект неожиданности должен быть полным. Результат доложи сразу.

До встречи с Гопшовским оставалось больше двух часов. Даже с перерывом на обед оставалось много свободного времени. Михаил вместе с Карпенко отправились к Фесенко. На фальшивом паспорте должна быть подлинная фотография Виста. Нужно было срочно разыскать паспорт Виста и сделать копию с фотографии. Возможно, в картотеке Тризны также есть фотография Виста, раз он там присутствует. Михаил до этого только сейчас додумался. Можно было бы обсудить вопрос на совещании, теперь приходилось ехать в Управление.

– Вы что-то здесь потеряли? – встретил их не очень доброжелательной шуткой Фесенко.

– Забыли одну вещь! Нужно срочно добыть паспорт Виста и сделать копию фотографии, – Михаил показал, что шутке не обиделся.

– Опоздали! Уже распорядился.

– А фотография в картотеке Тризны?

– Там нет фотографии, он не считался злостным наркоманом.

– До двух часов фотография будет?

– А что будет в два часа?

– Моя встреча с Гопшовским. Присоединиться не хотите?

– Нецелесообразно. Иначе Манюня пригласил бы и меня. Вы плохо знаете Гопшовского.

– Только понаслышке.

– Скоро узнаете. Короче, если будет результат по Висту, найду вас сразу же.

– Тогда мы в столовку, раз уж мы в Управлении.


В вестибюле клуба Михаила и Карпенко встретил швейцар, округлый мужичок с окладистой бородой. В ливрее с галунами и аксельбантами он выглядел очень импозантно.

– Заведение закрыто, открываем через два часа.

– Мы из прокуратуры. Нас ждет Гопа, – проявил инициативу Карпенко.

– Не Гопа, а Григорий Борисович!

– Извините моего помощника, Григорий Борисович Гопшовский назначил нам встречу на два часа. Проведите, пожалуйста, нас к нему.

– Направо дверь ресторана, он сейчас обедает.

В пустом ресторанном зале в дальнем углу противоположном от входа и окон за столом обедал дородный мужчина.

Гопа пригласил посетителей жестом за свой стол.

– Присоединяйтесь! Вот меню. Выбирайте по вкусу, угощаю.

– Спасибо! Мы уже пообедали у себя в Управлении

Говорил только Михаил. Карпенко сделал правильные выводы после деликатного замечания Михаила.

– После ваших льготных щей справитесь и с нашим обедом.

– Мы ели не только щи.

– Тогда предлагаю кофе.

– Спасибо! От кофе мы не откажемся.

Гопа поманил официанта, который находился достаточно далеко, чтобы не слышать разговор за столом, но глаз с хозяина не спускал.

– Два фирменных «капучино» для гостей. Мне подашь позже, как всегда.

Гопа продолжил пожирать огромный шашлык на ребрах с жареным картофелем и квашеной капустой.

Михаил ненавязчиво рассматривал Гопу и интерьер клубного ресторана. Перед ним сидел крупный мужчина с головой стриженной очень коротко, но не бритой. На розоватых, как кожа молодого поросенка, щеках торчала недельная щетина с сильной проседью. Откровенный и нарочитый стиль беглого зэка. Назвать его разъевшимся нельзя. В его возрасте так выглядел любой здоровый мужчина, любящий вкусно поесть.

На нем была белая рубашка без галстука в тонкую полоску и светло-серый свободный пуловер из гладкой плотной шерсти. Дорогие лакированные туфли черного цвета и такого же цвета брюки Михаил рассмотрел раньше. В таких случаях говорят «скромно, но со вкусом». На самом деле «скромно» от Армани стоило больших денег.

Принесли кофе. Михаил отпил глоток.

– О! Вкусно! И с коньяком.

– Фирменный рецепт. Нравится и женщинам.

– Коньяк хорошо маскирует яды.

– Хе! – коротко хмыкнул Гопа. – Травить вас еще рано, не знаю зачем пожаловали. Судя, по готовности шутить, настроены вы мирно.

– Вопрос простой, для Вас нейтральный.

– Ну и!

– У вас тут в клубе умер один из посетителей от передозировки наркотиков, некто по кличке Вист.

– Так это дело давно закрыто! – спокойно заметил Гопа.

– Придется открыть!

– С чего бы это? – Гопа спокойно прикончил шашлык и запил глотком томатного сока.

– Есть версия.

– Какая?

– Связь этой смерти с убийством Комкова и Сущенко.

– Чушь! – вырвалось у Гопы, но он моментально взял себя в руки и почти добродушно продолжил. – Ребята, хватит темнить. Что это я клещами тяну из вас по слову.

– Ваши люди…

– Не мои, а заведения, в котором частично мой капитал.

– Извините, сотрудники клуба доставили этого бедолагу в наркологический диспансер, забирали тело и отвозили в крематорий….

– Что из того! Он одинокий человек, жил в гостинице. Его смерть – удар по престижу клуба. С нашей стороны чистая благотворительность. Вы бы поступили иначе?

– Не знаю! Не бывал в такой ситуации.

– Так какая гипотеза?

– Вдруг это были Комков и Сущенко, а неизвестные друзья Виста не поверили в несчастный случай…

– Или самоубийство…

– Самоубийство?

– Не буду утверждать, но у меня есть свидетели, что накануне он сильно проигрался. Мне крупье докладывал.

– Итак, не поверили в несчастный случай или самоубийство и решили вопрос прояснить у ребят. Прояснение закончилось двумя трупами. То есть затемнилось еще больше….

– Интересная гипотеза, только сдается мне, что Вистом занимались другие ребята. Я в детали не вникал, мне докладывали, и я решал принципиальные вопросы, – вальяжность слетела с Гопы, он подобрался и заговорил энергично. – Сейчас проясним все с моими секьюрити, которые занимались этим конкретно.

Гопа взял в свою лапищу мобильный телефон и нажал автоматическими движениями несколько кнопок.

– Ты мне нужен. Как не можешь?! Я подойду сам, – и добавил, обращаясь к Михаилу. – Среди бела дня залез под душ. Вспотел на тренировке. Так будет быстрее…

И Гопа удалился из ресторана через служебный выход. Его капучино остался на столе нетронутым.

Следователи переглянулись. Михаил на мгновенье приложил палец к губам, давая понять Карпенко, что лучше не разговаривать. Михаил взглянул на часы, чтобы узнать, сколько отсутствовал Гопа.

Тот возвратился через семь минут. «Оперативно!» – отметил Михаил.

– Сидоренко и Замков! – сразу назвал фамилии Гопа. – Они работают завтра.

– Нам нужны их адреса и фотографии, до завтра мы ждать не можем.

– Ребята, что же вы сразу не сказали.

Гопа опять был спокоен. Он поколдовал над мобильным телефоном и сказал в трубку:

– Это ты? Мне нужны их фотографии и адреса. Что? Отдел кадров открывается тоже в четыре? А запасные ключи? – он добавил, обращаясь к Михаилу. – Есть ключи от комнаты, но нет от сейфа. Что будем делать?

– Когда мы получим данные?

– Сразу после четырех. Куда доставить?

– В приемную городского прокурора.

– Манюне?

– Да, ему!

– Еще по чашечке капучино.

– Спасибо, мы уходим. Благодарим за информацию, думаю, Вы сами заинтересованы в успехе следствия….

– Вы даже не представляете, до какой степени! – в голосе Гопы Михаил улавливал уже издевательские нотки. – Прощайте!

– До скорого свидания! – парировал Михаил.

Гопа улыбнулся и жестом приказал официанту заменить остывший капучино.


Манюня принял Михаила сразу:

– Каков результат?

– Гопа получил фору почти два часа. Фамилии он назвал, но адреса и фотографии будут только после четырех. У него есть возможность все отрепетировать, если он выдал нам подставных лиц.

– Но кто-то же из сотрудников знает правду!

– Они скажут, как ему нужно. Иначе теряет работу, а то и жизнь. Черт! Как я оплошал! Сотрудников еще нет, но швейцар был на месте. Мимо него несли Виста в больницу. Он должен был запомнить, кто сопровождал. С вашего разрешения, я опять наведаюсь в клуб, а Павел останется здесь.

– Да, действуй! Совсем забыл, Фесенко звонил и сказал, что на паспорте Виста сорвана фотография. Если фамилия и кличка выдуманы, то разыскать его будет весьма трудно. Одна надежда на фоторобот, только без людей Гопы составить его некому.

– А служащие крематория?

– Поедешь в крематорий, спросишь.

Михаил заторопился и покинул кабинет.


В вестибюле клуба его опять встретил швейцар.

– Что-нибудь забыли?

– Забыл у Вас кое-что спросить.

– Спрашивайте! От прокуратуры у нас нет секретов.

– Вы должны помнить, кто сопровождал в больницу наркомана, который потом умер.

– Помнится мне, что Толик Замков и Васек, забыл фамилию…. Да, вспомнил, Сидоренко. А разве Григорий Борисович не сказал?

– Сказал, да я не запомнил. Он еще обещал фотографии и адреса дать, поэтому пропустил мимо ушей.

– Не знаю, начальство меня не послушало. До сих пор не нашли, что убил Витька и Гену.

– Что не послушало? Выслушаю вас с удовольствием….

– Нас не очень поощряют на такие разговоры. Все талдычат о коммерческой тайне. Но если у вас есть время, то подождите меня в кафе напротив. Скоро время полдничать, я поставлю подмену и приду….

– А почему не едите в своем ресторане?

– Из зарплаты высчитывают, а у нас очень дорого.

– Жду вас в кафе.

– Пять минут, и я там буду.

Швейцар не обманул. Через пять минут он занял место за соседним столиком, но так чтобы их спины оказались рядом. Можно было разговаривать, слегка отвернув голову в сторону собеседника.

– Все меня зовут, Митрич, – представился швейцар, когда заказал блины с творогом и чай.

– Михаил Гречка. Слушаю вас….

– Даже не знаю с чего начать. Гена купил дубленку, а через два дня его стукнули и ограбили.

– Нам это уже известно.

– Перед этим Гену искал парень. Здоровый такой, боксер. И еще студент. Он у нас часто играл в рулетку, потом перестал. Говорит, женюсь. На другой день студент приходит к Витьку. Уже в дубленке, точно такой, какая была у Гены. Спрашиваю, откуда. Говорит, отец с Севера привез. Он поднялся к Витьку. Тогда я не знал еще, что Гену ограбили. Вскоре вижу, что и Витек побитый. Говорит в ванной упал. Через неделю узнаю, что Гену и Витька кто-то зарезал. А парень опять приходил, их спрашивал. А как узнал, что убитые, сразу ушел. Может, для отвода глаз интересовался.

– Какой он из себя, студент этот? – Михаила охватило сильнейшее волнение.

Он с трудом его скрывал.

– Чуть пониже Вас, но, пожалуй, шире в плечах. Если приварит, то мало не покажется. Вспомнил, Борис его зовут.

– В каком институте учится?

– А Бог его знает. В городе их всего три.

– Спасибо, пожалуй, мне пора, – заторопился Михаил.

– Как мой рассказ? Или не интересно, как моему начальству.

– Трудно сказать сразу, но парня этого мы обязательно найдем.

– Кажись, он в общежитии живет.

– Спасибо, меня ждет мое начальство.

Михаил лихорадочно соображал. Боксер, значит, мог нанести травмы кулаком. Этот факт охранники единодушно скрывали, за что и поплатились жизнью. Удар ножом был Михаилу знаком. Он его тоже когда-то отрабатывал. Его можно было нанести коварно, имитируя дружеские объятия. Вдруг этот парень служил в спецназе ВДВ.

Идеальная кандидатура на преступника и мотивы есть. Два месяца мороки, а швейцар выдал за пять минут готовенького. Для ребят Фесенко вычислить этого студента два часа работы.

Фесенко выслушал Михаила молча, потом сказал:

– Ты не находишь, что это подходит на сто процентов под мою версию?

– Нахожу! Напряги ребят, чтобы нашли мне этого боксера.

– Постараемся сегодня! У меня принцип: потерянный час – фора преступнику.

– Меня найдете в прокуратуре. Как только появятся фотографии охранников, которые сопровождали Виста, нужно будет побывать у капитана и диспансере.

– Не все сразу. Думаю, эта версия умерла окончательно. За два часа Гопа выдрессирует всех.

– И капитана?

– И капитана! Но капитан скажет, что не видел сопровождающих, а имел дело только с врачом. Могу биться об заклад. Коньяк, я считай, выиграл. Не хватает шампанского. Не пить же пиво с коньяком.

– Мне не до пари. Поручу проверку Карпенко. Ищите студента. В крематорий поеду сам.


Гопа выполнил обещание в срок. Михаилу заготовили для такого случая еще с десяток фотографий других мужчин, чтобы опознание проводилось по правилам. Карпенко получил такую же пачку фотографий и адреса охранников: Сидоренко и Замкова. Он должен сначала побеседовать с ними и только потом с врачом и капитаном.

В надвигающихся сумерках Михаил на предельной скорости, какую только позволяли дорожные знаки, спешил в крематорий. Небо было абсолютно безоблачным и сумерки медленно и незаметно переходили в ночь. Сплошной снежный покров отражал закат. Взошла полная луна. Глаза успевали привыкнуть к темноте, дорога и обочины просматривались прекрасно. Михаил подъехал к крематорию, ни разу не включив фары. Во дворе крематория он увидел катафалк и несколько легковых машин.

Он поднялся на ступеньки. Дверь была открыта. В ритуальном зале шла церемония прощания с покойником.

Он поискал глазами служащих крематория и увидел одного из них у стены. Тот безучастно ждал окончание прощальной речи. Михаил медленно обошел толпу родственников и молча предъявил удостоверение служащему. Тот не удивился и пригласил жестом следовать за ним.

В служебной комнате рядом с ритуальным залом стояли три рабочих стола. Служащий уселся за стол и указал Михаилу стул напротив.

– Чем могу служить прокуратуре?

– Первого декабря вам на сожжение привозили наркомана…

– Покойника, – перебил служащий.

– Естественно, покойника. Мне нужно знать, кто тогда работал и кто у Вас за старшего.

– Старший проводит ритуал прощания, а того покойника принимал я.

– Прошло два месяца!

– Хоть два года. Не каждый месяц такое бывает. Документы у них были в полном порядке. Всего два человека, сопровождали. Он жил без семьи в гостинице.

– Откуда Вы это знаете?

– Так любопытно, когда двое провожающих в форме охранников.

– Вот пачка фотографий, вы выберете тех, кто вашему мнению тогда был.

Служащий безошибочно отобрал две: Сидоренко и Замкова.

– А вы не могли бы описать покойника.

– Это трудно, мы на них не смотрим, чтобы ночью не снились.

– Но это, по вашим же словам, был примечательный случай.

– Худощавый не молодой мужчина.

– Вы могли бы поучаствовать в составлении фоторобота.

– А зачем? С ним что-то не так.

– У нас подозрение, что он жил по фальшивому паспорту, выдавал себя за другого.

– Я был бы рад помочь, но видел его мельком, а нижняя часть лица была закрыта покрывалом.

– Жаль! Мне осталось поговорить со старшим.

– Вы только потратите время. Он выходит на десять минут, когда покойник уже подготовлен и ближе чем на три-четыре метра к нему не приближается.

– Пожалуй, Вы правы! Вы готовы подписать свои показания

– Конечно!

– Если понадобится, мы подъедем или вызовем Вас в прокуратуру.

– Нет вопросов.

– Тогда я запишу ваш адрес и фамилию.

Людям можно верить

Карпенко ждал его в рабочей комнате с сообщением, которое не удивило Михаила. Хорошо, что он не заключил с Сафоновым пари на шампанское. Капитан сказал, что вообще не видел сопровождающих пострадавшего, а врач уверенно показал на нужные фотографии.

Все же червь сомнения грыз Михаила. Вдруг это спектакль организованный Гопой. Хотя маловероятно, врач, заместитель начальника райотдела – слишком неподходящие актеры даже для такого влиятельного режиссера, как Гопа. Только служащие крематория пешки, которых и запугать легко и осуществить угрозу тоже. Приедет «бригада» на джипе и утром от них останется только пепел.

Зазвонил мобильный Михаила. Манюня приглашал в кабинет. Там уже сидел Фесенко с довольным видом.

Николай Петрович молча подал Михаилу фотографию молодого парня с боксерским носом, на обороте которой была надпись карандашом: Борис Алексеевич Коваль, студент третьего курса политехнического института, первый разряд по боксу в супер-тяжелом весе, адрес ул. Аксенова, 16 (общежитие), комната 45.

– Можно мне им заняться? – прямо спросил Михаил.

– Не советую без оперативников. Он может быть опасным, – предупредил Манюня.

– Не думаю! Мы с Павлом справимся. Что-то мне подсказывает, что он безвредный.

– Оружие есть?

– С некоторых пор ношу пистолет и наручники, – ответил Михаил.

– Тогда вперед! Доложите. А лучше везите его прямо ко мне. Интуиция мне подсказывает, что лучше его пока припрятать. Уж больно точно тебя на него навели. С этим Митричем беседовали раз десять. Анатолий Иванович, я не преувеличил?

– Пожалуй, нет! Созрел со временем, – ответил Фесенко

– Как раз тогда, когда мы подергали за кое-что Гопу. Не верю я в такие совпадения. А как ты Михаил?

– Поговорим с парнем, и все станет ясно.

– Желаю удачи. Анатолий Иванович поддерживай связь, ты и твои люди могут понадобиться. Как ты любишь говорить: потерял время – дал фору преступнику.

– Потерял час….

Михаил с Карпенко подъехали к общежитию через пять минут. В комнате они застали только сокурсника Коваля.

– Где Борис? – нарочито панибратски спросил Михаил.

– Он живет сейчас в основном у невесты, уже подали заявление. Скоро свадьба.

– Нам он нужен как раз по этому поводу. Где живет невеста?

– У Татьяны гостинка в «черемушках». Знаю телефон соседки, адрес точно не скажу, а комната 401, как то был на дне рождения.

– Дай нам телефон, пожалуйста.

– Пишите, – Олег ткнул пальцем в обои над тумбочкой. – 41-14-77, записали?

– Спасибо! Мы позвоним прямо от тебя, – Михаил достал мобильный.

Он набрал телефон справочной службы УВД.

– Мне нужен адрес, где установлен телефон 41-14-77.

Михаил дождался ответа: Улица Комарова, 25, комната 402.

– Поехали, вот будет сюрприз Борису.

– Привет от меня, ему и Татьяне.

– Обязательно передадим, Олег.

– Вы меня знаете?

– Слыхали от Бориса.

На самом деле они узнали его имя десять минут назад от коменданта общежития.


Михаил сунул пистолет за пояс и постучал в комнату 401.

– Кто там? – раздался женский голос.

– Соседи с третьего этажа, – ответил Михаил.

– Сейчас открою!

Ждать пришлось не меньше минуты. Карпенко уже начал терять терпение. Все объяснялось просто. Борис был в постели, Татьяна завязывала пояс на халате, когда следователи решительно вошли в квартиру, не дожидаясь разрешения.

– Следователь прокуратуры, Гречка! Вы Борис Коваль?

– Да! В чем дело?

– Одевайтесь, поедете с нами.

– Куда? В прокуратуру.

– Зачем?

– Нужно побеседовать!

– Давайте здесь поговорим.

– Вас хотят послушать еще кое-кто, а им несподручно забираться на четвертый этаж без лифта.

– Я арестован? Есть ордер?

– Пока нет. Но если Вы хотите видеть ордер, то он будет через пятнадцать минут. Тогда вынужден буду отвезти Вас в следственный изолятор.

– Хорошо, сейчас оденусь. Отвернитесь!

– Ты не барышня и мы не дамы. Одевайся живее.

Борис вылез из постели в плавках и стал неторопливо одеваться, поглядывая на Михаила и Карпенко. Михаил отметил атлетическую фигуру Бориса. Не мешало бы согнать пять-семь килограмм.

– Я готов, – промолвил Борис, одевая дубленку. – Таня не волнуйся. Все обойдется.

Он чмокнул невесту в щеку. Они вышли в коридор. Бледная Татьяна с дрожащими губами долго не закрывала дверь.

– Красивая вещь, сколько стоит? – спросил Михаил, когда они прошли несколько пролетов. Карпенко шел впереди, потом Борис. Замыкающим был Михаил.

– Триста пятьдесят баксов.

– Где покупал?

– На барахолке, в порту.

– Откуда у бедного студента деньги?

– Допрос уже начался?

– Нет, только прелюдия к допросу. Чисто личное любопытство, давно мечтаю о такой вещи.

– Отец дал деньги, работает на Севере.

– Кто он по профессии?

– Строитель.

Они вышли на улицу. К машине Михаила нужно было пройти метров пятнадцать за угол. Борис вдруг сделал резкий шаг вперед и вправо и ударом правой отправил Карпенко на землю. Тут же развернулся к Михаилу и сделал обманное движение корпусом.

Михаил не поддался на обман и подсечкой отправил Бориса на землю, выхватил пистолет.

– Стреляю без предупреждения! Лицом вниз, руки за голову.

Борис нехотя повиновался. Михаил надел Борису наручники и приказал подняться с земли. Павел тоже уже стоял на ногах, держась за щеку и сплевывая кровь.

– Этот гад разбил мне губы. Не уверен, что зубы целы.

– Отвезем этого типа, и покажешься зубному. Поехали!

– Да нет уж! Хочу послушать. К зубному можно и завтра с утра.

Манюня встретил их вопросом:

– Что случилось? Оказал сопротивление?

– Нервный он очень. Но, кажется, успокоился, когда увидел вывеску на здании. Я прав? – спросил Бориса Михаил.

Борис согласно кивнул.

– Тогда сниму наручники. Только веди себя спокойно, а то сломаю тебе что-нибудь, и с боксом распрощаешься.

– Уже распрощался.

– Что так?

– Надоел мордобой!

– Трудно поверить, еще десять минут назад было не так.

– Запаниковал, думал вы от Гопы.

– А Вы уверены, что сейчас не так?

Борис посмотрел в глаза Манюни и выдал:

– В городе знают, что наш городской прокурор ни под кого не подкладывается.

– Ха-ха-ха! Вот это комплимент! За него не грех и чаем угостить. Ольга, нам всем чай! Может, кто будет кофе? – развеселился Манюня.

– Мне кофе, только не горячий, – попросил Карпенко.

Он все еще смотрел на Бориса с нескрываемой злостью. Он не понимал Манюню. Его сотруднику только что заехали по зубам, а он веселится и шутит с задержанным. Он был не знаком с манерой Манюни вести допрос.

– Пока мы почаевничаем, подойдет Фесенко. Тогда и поговорим о деле, – продолжил Манюня.

Ольга разнесла чай с печеньем. Борис, не стесняясь, прихватил на свое блюдце почти полпачки. Кто знает, когда накормят следующий раз.

Вошел Фесенко и очень удивился веселому чаепитию. Взял с подноса свою чашку и спросил.

– Кто-нибудь мне объяснит, что здесь происходит?

– Объяснит вот этот молодой человек, когда допьет свой чай, – ответил Манюня.

Борис спрятал остатки печенья в карман брюк, залпом допил остывший чай и спросил:

– Что объяснять?

– Расскажи, как ты замочил Сущенко и Комкова, – нарушая субординацию почти выкрикнул Карпенко.

Манюня посмотрел на Карпенко красноречивым взглядом и далее вел допрос сам.

– Никого я не мочил, а этих даже не знаю.

Манюня протянул снимки.

– А-а-а, эти! Гена и Витек. Только я их не убивал. Узнал, что их зарезали от Митрича, швейцара «Элит клаб».

– Когда Вы познакомились с Митричем?

– Два года назад. Играл иногда в рулетку. Когда стал встречаться с Татьяной, пришлось бросить это баловство.

– Зачем Вы опять пошли в «Элит клаб»?

– Искал этих, Гену, Витька и еще Виста по всем ночным заведениям, а Митрич сказал, что они работают в «Элит клаб».

– Виста? Вы знали Виста?

– Да я с этой троицей в один день познакомился.

– Зачем Вам нужны были Вист и эти охранники?

– Хотел забрать у них свою куртку, только не знал, у кого из них она находится.

– Николай Петрович, есть предложение, – вмешался Фесенко. – Пусть расскажет все по порядку с момента, когда и где первый раз встретился с ними.

– Не возражаю. Когда это произошло? – согласился Манюня.

– В начале декабря, в понедельник. Сильно похолодало. Решил съездить домой за дубленкой.

– В Зарябинки? – уточнил Манюня.

Лист с данными о семье Бориса уже лежал перед его глазами.

– Да! И тут началось такое, что вы мне не поверите….

– Проверим и поверим, если сказал правду, – вмешался Фесенко.

– Начну с начала. Стою на выезде из города и ловлю попутку на Зарябинки. Останавливается УАЗ. Я замерз изрядно, потому вскочил в него не глядя. А это катафалк с гробом….

Борис пытался рассказывать с юмором, но вскоре шуточные интонации и выражения выветрились из его речи. Историю с таксистом Борис, мягко говоря, упростил. О мордобое при встречах с Геной и Витьком пришлось рассказать. Борису показали фотографии с последствиями его бесед с ними.

Михаил делал пометки в блокноте. Он записывал возникающие вопросы.

Борис закончил свой рассказ эпизодом встречи с Митричем, когда тот сообщил ему об убийстве охранников.

– Сделаем небольшой перерыв, – предложил Манюня. – Павел Петрович, побудьте с Ковалем в приемной. Нам нужно кое-что обсудить. Да, Коваль из приемной может позвонить своей невесте, чтобы ее успокоить. Только лишнего ничего не говорить. Если невеста спросит, когда освободим, можно сказать что сегодня.

– А он не сбежит? – Карпенко невольно взялся за челюсть.

– Куда ему бежать? Он пока только свидетель.

Когда Борис и Карпенко вышли в приемную, Фесенко произнес недоверчиво:

– Нагородил тут парень много. Выходит, Вист жив, а Гопа об этом не знает. Сомневаюсь, что….

– Не сомневайтесь. Он не знает также, что Коваль случайный свидетель. Иначе он не навел бы нас на него, – перебил Михаил. – Итак, Митрич докладывал о контактах Коваля с охранниками, но Гопа, уверенный в смерти Виста, никак не связывал эти два факта.

– Получается, Коваля нужно прятать и защищать, если все, что он рассказал, правда.

– Сейчас проверим, – Фесенко достал мобильный телефон и позвонил куда-то, когда ответили, произнес в трубку. – Валерий Иванович, срочно установи, был ли звонок из крематория в город на телефон 41-14-77 в начале декабря. Мне нужно знать время начала и конца разговора. Жду.

– Тут много чего нужно проверять, – заговорил Манюня. – Пока повременим, чтобы не вспугнуть Гопу. Если Коваль видел Виста, то нужно срочно делать фоторобот.

– Вист мог изменить внешность, – напомнил Михаил.

– Зато фоторобот поможет установить личность по картотеке. Мы не знаем, кто скрывается за кличкой Вист и фамилией Вислюк.

– Если мы отпустим Коваля, то Гопа сделает вывод, что мы не клюнули на его приманку и продолжаем раскапывать смерть Виста. Он-то знает, кто сопровождал «покойника» в крематорий, – рассуждал Фесенко.

– Интересно, почему они не убили его сразу? – поинтересовался мнением присутствующих Манюня.

– Покойник слишком заметен и тяжел. А так вывели за угол, посадили в катафалк с пустым гробом. Никто не заподозрит, что один из провождающих, и есть покойник, – предложил объяснение Михаил.

– Получается, документы на покойника оформили заочно, – сделал вывод Манюня. – Мрачная история. Роль капитана и врача предстоит выяснить очень тщательно. Но после того как разберемся с Вистом.

Зазвонил мобильный телефон Фесенко.

– Валерий Иванович? Слушаю! Так, пишу…. Записал. Спасибо! – Фесенко спрятал мобилку в карман и сообщил присутствующим. – Проверил в Телекоме. Все совпадает! Значит, история правдивая. Думаю, он поработал кулаками больше, чем в том признался, но это малоинтересные для нас детали. Давайте наметим план действий.

– С планом все ясно, – произнес Манюня. – Делаем фоторобот Виста. Прячем Коваля и его невесту. Даем в прессу утечку, что задержан подозреваемый в убийстве охранников. Ищем Виста, а дальше посмотрим. Михаила можно отпускать к жене. Думаю, он на нас не обидится.

– А чего ему обижаться. Сливки снял и можно отдыхать. Нам остается черствый хлеб жевать и черную работу делать, – заговорил Фесенко. – Повержен, но восхищен. Готов хоть сейчас уступить свое место Михаилу.

– Жертву я не принимаю! – ответил Михаил. – Ешьте свой черствый хлеб сами. У нас в районе его не меньше. Можем даже пригласить на сливки, если начальство отпустит к нам Анатолия Ивановича. Правда, район не город – сливок маловато. В переносном смысле. А натуральными сливками, угостим до отвала.

– Анатолий Иванович нас пивом угостит, – ехидно напомнил Манюня.

– Разве мы коньяк не заработали? – не сдавался Фесенко.

– Закончим дело, с меня коньяк. Причем приглашаю в Христофоровку.

– В Христофоровку интересно поехать в конце мая, – заметил Фесенко.

– А сколько той зимы!

Эпилог

В середине мая Манюня позвонил Михаилу:

– Здравствуй, Миша!

– Добрый день! Рад Вас слышать.

– Мы с Еленой приглашаем тебя с Анастасией в гости на выходные. Будут Фесенки и Карпенки, такая вот конференция супружеских пар. В программе рыбалка и обещанный коньяк. От Анатолия Ивановича пиво. Можете взять дочку, скучать ей не придется

– Спасибо! Приедем непременно.

– Надеюсь, план сельхозработ, не пострадает. По нашим знаю, что сейчас затишье. Сбор ранних овощей, что под пленкой, только недели через две-три

– Абсолютно верно! А как идет дело? В прессе мало информации.

– Откровенное замалчивание.

– Виста нашли?

– Нашли и уже похоронили. После первого допроса повесился в одиночной камере СИЗО. На своих подштаниках.

– Повесился или повесили?

– По логике – повесили, но эксперты ничего не нашли. Приедете, расскажу подробно.

– Не хватит терпения, разбирает любопытство.

– Тогда коротко. Его фамилия не Вислюк, а Висляк. Имя и отчество сохранил прежние. Профессиональный убийца. Но сидел за карточные аферы. У нас затаился после очередного заказного убийства. Проигрался начисто и решил поставить на свою жизнь. Говорил, что раньше ставил на жизнь дважды, и это его спасало. Крупье созвонился с Гопой и спросил, как быть. Тот разрешил принять ставку. На этот раз не повезло.

Дальше, как мы и думали. Уболтал охранников, что уколется при выезде за город. Когда появился попутчик, созрел план спасения. Охранников он припугнул тем, что Гопа им не простит свидетеля, и посулил по две тысячи долларов, но не сразу, а через месяц. Пожалел, что уколол Борису только две дозы. Пожадничал. Две остальные решил сохранить и продать. Вист с наклеенной бородой и усами продолжал играть, но в «Элита клаб» не появлялся. Он намерен был расплатиться с охранниками, и был уверен, что те никогда не скажут Гопе.

– Почему он не сбежал? У охранников не было ресурсов, чтобы найти его даже в соседнем районе.

– Этому есть причина. Когда Вист лег в гроб, то вдруг ударился в воспоминания о своей жизни и рассказал Комкову такое, что тому достаточно было сообщить пару фактов, кому следует, и Вист не прожил бы недели. Он ведь убивал одних бандитов по заказам других бандитов, в основном главарей бандитских группировок. Когда Борис разобрался с охранниками, те отыскали Виста и потребовали деньги сразу. Он решил их убить. У него осталось мало мест, где можно было спрятаться и отсидеться. Мы его нашли у дальних родственников в Желтых Водах.

– А остальные фигуранты?

– Капитан тихо ушел из МВД. Дал показания, что доверился врачу, которого знал давно как честного человека. Врач пришел лично и рассказал, что сейчас у него в реанимации умер наркоман от передозировки наркотиков. Что привезли слишком поздно, уже ничего нельзя было сделать. Капитан поверил и оформил все бумаги заочно, о чем жалеет и поэтому просит его уволить из МВД в связи с тем, что его поступок свидетельствует о неполном соответствии. Читаешь, и плакать хочется, какой благородный человек покидает нашу тяжелую службу.

– А как же врач-нарколог? Его нашли? – напомнил Михаил еще одного соучастника или свидетеля.

– Врач исчез в неизвестном направлении. Розыск пока ничего не дал. Возможно, его нет в живых. Этот капитан остался единственный из участников события.

– Чем он занимается?

– Теперь помогает жене, у которой продуктовый магазин на рынке.

– А Гопа?

– Прикинулся больным. Врачи нарисовали ему диагноз: микро-инсульт. Выехал на длительное лечение в Испанию. А бандиты-депутаты из горсовета проголосовали против лишения Гопшовского депутатских полномочий и привлечения к суду. Они считают, что причастность его к убийству или покушению на убийство не доказана. Более того, они считают, что это прокуратура своими преследованиями нанесла непоправимый ущерб его здоровью.

– Депутаты своим решением подменяют суд.

– Мы на этом не остановимся. Вопрос передан нами в областную прокуратуру и областной совет.

– Получается, мы не знаем, за кого голосуем на выборах.

– Мы знаем, а народ не знает. Такие, как капитан и другие, подорвали наш авторитет настолько, что избиратели не верят нам, а верят посулам бандитов улучшить жизнь народа.

– Не весело!

– Такая у нас невеселая работа.

– И это Анатолий Иванович называет: снять сливки.

– А по мне, так с отъездом Гопшовского атмосфера намного очистилась.

– Вы думаете, у него в городе не осталось преемников.

– Но и мы остались, значит поборемся.

– Поборемся!

– В тебе я не сомневаюсь. Не забудь о нашем приглашении, очень надеемся увидеться. До скорой встречи!

После этих слов осталось попрощаться.


home | my bookshelf | | Попутный катафалк |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу