Book: Смерть депутата



Виктор Дан

Смерть депутата

Хрустальный погост

Дорога была в скверном состоянии. Накануне воскресным вечером и ночью густой туман сменился морозом. Замерзшие остатки снега на дорогах покрылись тонкой пленкой льда, а деревья превратились в ажурное хрустальное кружево. Михаил вел свой «жигуль» осторожно, хотя перед этой поездкой предусмотрительно поставил шипованую резину. За десять дней командировки в январе в этом приморском городе погода могла измениться неоднократно.

Когда справа возникла кирпичная ограда центрального городского кладбища, он стал искать глазами стоянку. Свободного места было много, но снежные ухабы все портили. Наконец, Михаил осторожно протиснулся по утрамбованной колее между двумя машинами.

Дорога и тротуар до ворот кладбища уже были посыпаны желтым песком, особенно ярким в это солнечное утро. Часы на руке Михаила показывали без нескольких минут десять часов. Он уже успел побывать в прокуратуре. Секретарь городского прокурора, полная брюнетка, хорошо знала Михаила. Почти с порога он услыхал:

– Михаил Егорович, Николай Петрович ждет Вас ровно в двенадцать… Номер в нашей гостинице я Вам заказала. Можете устраиваться.

– Спасибо, Ольга. Какая–то бумага в гостиницу нужна?

– Нет. Они записали Вашу фамилию…

Михаил заехал в ведомственную гостиницу и оставил вещи. На это ушла четверть часа. До встречи с прокурором оставалось больше двух часов, и он решил посетить городское кладбище, где были похоронены депутат Вадим Бортко и его доверенное лицо Сергей Ткач.

Особой надобности в этом посещении не было, однако, прогулка в это прекрасное утро после двух часов за рулем не помешает. Да и нужно собраться с мыслями перед разговором с прокурором. В общих чертах он мог предугадать содержание беседы. Не трудно было догадаться, что Манюня поручит ему провести новое расследование. После несчастного случая прошло больше месяца, а в городской прессе не прекращалась публикация самых различных слухов и версий о политическом убийстве. Материал подавался так, что каждый раз после прочтения создавалось негативное впечатление о работе городской прокуратуры.

Михаил работал под руководством Манюни, когда тот еще был начальником следственного отдела. Потом он привлекал Михаила несколько раз для расследования, будучи уже в должности прокурора города. Михаил каждый раз добивался успеха, и у них сложились вполне дружеские, доверительные отношения, несмотря на разницу в возрасте и служебном положении. Михаил оставался следователем районной прокуратуры, хотя Манюня неоднократно предлагал должность в городе. Михаил не хотел покидать дом покойных родителей и село, где он вырос и после университета женился на девушке, соседке и подруге его младшей сестры.

Словно предчувствуя задание, Михаил сохранил все вырезки из газет по поводу этого трагического события и в общих чертах знал, что произошло. С материалами уголовного дела он еще не познакомился, но не сомневался, что в деле сведений было не больше чем в публикациях газет. Депутат и его помощник погибли на рыбалке 4 декабря, можно сказать на глазах у местных жителей. В тот день ударил первый сильный мороз. Море стало быстро покрываться шугой. Алюминиевый катер почему-то затонул, и рыбаки погибли от переохлаждения. Местные жители смогли приблизиться к ним только через двадцать минут на гребной лодке, но было уже поздно. Они с трудом доставили на берег обледенелые тела погибших. Вскрытие подтвердило смерть от паралича сердца. Уголовное дело вскоре было закрыто.

Нужно сказать, что море тогда замерзло на много километров от берега, а оттепель в конце декабря была слишком кратковременной, чтобы растаял ледовый покров. Сегодня электронный термометр над входом в городскую прокуратуру показывал десять градусов ниже нуля.

На кладбище Михаил зашел первым делом в сторожку и узнал адрес захоронений. Ему сообщили номер квартала и номера могил. Судя по адресу, их похоронили рядом. Это было старое кладбище. Здесь хоронили редко, в основном городскую знать или тех, чьи близкие могли заплатить довольно большую сумму за место.

В это раннее время понедельника центральная аллея была пуста. Огромные деревья, кусты, засохшие цветы на могилах, памятники со звездами и крестами были словно вырезаны изо льда тонким резцом и припорошены сахарной пудрой. Утреннее по-зимнему низкое солнце переливалось в этом великолепии всеми цветами радуги. Ветра не было, однако с обвисших ветвей с тихим звоном ссыпался иней. Михаил чувствовал его на своем лице, иней покрывал одежду серебристо-хрустальной пылью, скрипел под ногами. В морозном воздухе был отчетливо слышен каждый звук. Воздух время от времени словно взрывался резкими криками грачей.

Михаил вспомнил сельское кладбище, где похоронены рядом его родители. Он не был там с ранней осени. Там, вероятно, такой же ледяной саван покрыл могилы и деревья. Будет жаль, если молодая рябина у ограды не выдержит тяжести обледенения.

Могилы отыскать оказалось не трудно. Два временных памятника из листовой стали были увенчаны крестами. Их изготовили в конвертерном цехе металлургического завода, где работали депутат и его помощник до избрания в Верховную Раду. Серо-стальной цвет памятников проглядывал сквозь тонкий слой льда. Фотографии на керамике можно было разглядеть, после того как Михаил ладонями растопил и снял лед. Он уже видел эти портреты в газетных вырезках, но что-то заставило его это сделать. У Бортко высокий лоб и худощавое волевое лицо спортсмена. Ткач круглолицый с правильными чертами лица и большими залысинами на лбу. Их глаза поражали сходством выражения, словно предсказывали трагическую судьбу. Михаил понимал, что это кладбищенские фантазии, но не мог отделаться от наваждения. Он постоял еще несколько минут у могил и медленно повернул назад к выходу.

Он сразу же увидел на алее группу людей. Они направлялись в его сторону. Четыре женщины, две из них в возрасте, пожилой мужчина и молодой парень разминулись с Михаилом в десяти шагах от могил. Женщины были одеты в одинаковые приталенные пальто из дорогого серого ратина с воротниками из голубой норки и несли в руках букеты цветов. Молодежь ничем не выделялась, а коренастый мужчина в черных джинсах и дубленке черного цвета смотрелся, как чернильное пятно на белой скатерти.

Михаил сделал еще несколько шагов и остановился у скамьи под огромным дубом с остатками не опавших листьев, похожих на леденцы под слоем льда.

Его разобрало любопытство: он почти не сомневался, что посетители пришли к тем же могилам. Так оно и оказалось. Женщины возложили венки на ближайшую могилу, это была могила Бортко, потом открыли сумки достали сверток и стаканы. Мужчина разлил водку, помянули покойника. Даже в морозном воздухе слов было не разобрать Стакан с водкой и остатки провизии оставили у основания памятника. Мужчина извлек фотоаппарат и сделал несколько снимков. Потом все дружно направились к выходу.

Откуда-то появился старик и степенно направился к могиле. Михаил догадался: бездомный решил забрать поминальную еду у могилы. Но грач его опередил, совершив крутой вираж. Он схватил пирожок и резко взмыл вверх. Старик смешно замахал руками, отпугивая другого грача, и резко ускорил движение.

Михаил пожалел, что отвлекся и поспешил за родственниками Бортко. Он их почти догнал, когда другая процессия прошла мимо. Их было много, женщин, мужчин и детей разного возраста и пола. Михаила поразило, что процессии разминулись в полном молчании, словно не замечая друг друга. А ведь Михаил уже не сомневался, что это были близкие Ткача. Хотя ничего удивительного. Жена подчиненного не обязательно должна любить жену начальника. Тем более, что Бортко косвенно виноват в смерти Ткача. Очевидно, именно Бортко был инициатором рыбалки. И катер был его.

Михаил успел сообразить, что сегодня был сороковый день со дня гибели депутата и его помощника.

Родственники Бортко остановились на тротуаре у проезжей части дороги. Ждут машину или такси, догадался Михаил. Одна из молодых девушек подошла к машине, ВАЗ девятой модели был припаркован неподалеку от входа на кладбище, отключила сигнализацию и уселась за руль. Все кроме мужчины потянулись к машине. Мужчина, не прощаясь, направился к стоянке такси.

У Михаила возникла идея, он поспешил за мужчиной и догнал в тот момент, когда тот уже заговорил с таксистом.

– Простите, Вы не могли бы уделить мне несколько минут, – остановил мужчину Михаил, коснувшись рукава куртки.

– Чем обязан? – удивленно повернулся к Михаилу мужчина. Спокойные карие глаза были слегка прищурены, хоть и смотрели снизу вверх. – Эта машина уже занята.

– Я по другому поводу, – Михаил заученным движением показал удостоверение и представился. – Следователь прокуратуры Михаил Егорович Гречка. Мне нужно задать Вам несколько вопросов.

– По какому поводу?

– Я видел Вас на кладбище у могилы Бортко…

– И я Вас там видел…

– Мне поручено заново провести следствие. – Михаил опережал события, но был уверен, что так оно и будет, даже если расследование будет неофициальным.

– В связи с чем? Это был несчастный случай, всем известно…

– Вы, вероятно, не читаете газеты.

– Местные не читаю, я живу в другом городе.

– Где, если не секрет?

– Какие могут быть секреты от прокуратуры, в Харькове.

– Кем вы доводитесь Бортко?

– Школьный друг, с первого по десятый класс за одной партой, потом два года в институте.

– Почему только два года?

– Перешел на химический факультет ХПИ.

– Харьковского политехнического?

– Да. Там и остался работать на кафедре органической химии. Вот приехал на сорок дней…

– А на похоронах были?

– Нет, узнал только недавно. Хотел поздравить с Новым Годом и узнал от его жены о трагедии. Все еще не могу поверить… Он сильный человек, мастер спорта, яхтсмен и рыбак с большим стажем.

– Мне бы очень хотелось с Вами поговорить обстоятельно.

– Сейчас не могу, меня ждут на поминальном обеде…

– А во второй половине дня, например, вечером?

– Мне еще нужно распечатать фотографии. Это не сложно, у меня цифровая камера, но я уже забыл город, а здесь все так изменилось. А вечером поезд до Харькова, билет я уже купил. На завтра не могу остаться…

– Скажите мне адрес Бортко и телефон. У меня машина, мы созвонимся и все сделаем. Останется время и на беседу.

Мужчина достал бумажник и вытащил карточку с телефонами и адресами.

– Пишите, ул. Бахчиванджи, 12, квартира 5, телефон 41-15-93. Думаю, освобожусь около 15:00.

– Договорились! Спасибо! Да, забыл спросить, как Вас зовут.

– Еременко Анатолий Иванович, до встречи!

– Еще раз спасибо, Анатолий Иванович. До встречи!

Еременко сел в такси, а Михаил поспешил опять на кладбище. Ему захотелось убедиться, что вторая группа посетила могилу Ткача.

Посетители как раз покидали могилу. Они также оставили на могиле водку в стакане и снедь. Бездомный дежурил теперь ближе к могиле, чем первый раз. Сделал правильные выводы. Теперь все досталось ему. Михаил пропустил родственников Ткача и пошел за ними следом на некотором расстоянии. У него не было никаких планов на их счет – он уже нашел по счастливой случайности друга детства депутата. Пока достаточно.

Кто-то тронул его за рукав. Он остановился. Это был бездомный. Для бездомного старик был слишком аккуратно одет. Борода и усы были пострижены и чистые. Серые глаза светились умом и спокойствием.

«Вероятно, я ошибся. Он не бездомный, а малообеспеченный пенсионер, возможно, пьёт…», – подумал Михаил.

– Я не для себя, – старик словно прочитал мысли Михаила. – Может, Вам отлить половину?

– Разве я похож на человека, который промышляет выпивку на кладбище?

– Ох, молодой человек! Здесь бывают такие представительные мужчины и дамы. Извините, я не хотел Вас обидеть. Это такая страшная болезнь, чтобы похмелиться люди идут на любое унижение. Нет денег или родные не позволяют…

– А Вас что заставляет?

– Судьба! – старик сделал паузу, словно раздумывал, продолжать или нет. Потом заговорил, убедившись, что его собеседник готов слушать. – Знаете такую поговорку: охота пуще неволи. Охота – это от слова хотеть, иметь желание, страсть, а не в смысле охотиться на зверя. Страсть, любовь, желание – вот наши диктаторы, деспоты и рабовладельцы. Они помыкают нами как хотят. Я рано потерял жену и слишком любил свою дочь…. Лишился крова, живу в кочегарке. Там тепло и есть горячий душ. Эта водка и закуска для кочегаров. Еще немного плачу их начальству. Я был сельским учителем и у меня маленькая пенсия…

– Учителем! – воскликнул Михаил.

Его мать была учительницей русского языка и литературы. Отец тоже всю жизнь мечтал стать учителем физики и астрономии.

– Что Вас так удивило? Такое может произойти с любым. Это происходит незаметно, шаг за шагом. Потом стресс, и ты приходишь в себя уже в яме, из которой не выбраться…

– Если Вы готовы, я попытаюсь помочь. Где вы жили раньше?

– У дочери.

– До выхода на пенсию.

– В селе Песчаное, там и работал в местной школе.

– Почему Вы не вернулись в село?

– Дом я продал и переехал к дочери в город. Потом было стыдно возвращаться бездомным…

– Я живу в Ракитном и работаю в районной прокуратуре. Могу помочь восстановить Ваши законные права.

– Нет, нет! Все было по моей воле и оформлено как нужно. Я не хочу все это ворошить…

– Тогда есть еще один вариант. При нашей школе есть свободная жилая комната и вакансия сторожа. Я хорошо знаю директора, и мог бы Вас туда устроить, – недавно директор предлагала эту работу его бабушке Наталье, но Михаил ее отговорил. На жизнь им хватало, да и за внучкой нужно было смотреть. Не хотелось отдавать ее в детсад слишком рано.

– Это было бы замечательно, но мне не верится в такое везение…

– Вот моя визитная карточка, покажите директору. Я ей позвоню прямо сегодня. У Вас есть деньги на дорогу до Ракитного? Вы там бывали когда-нибудь?

– Конечно, бывал! И деньги найдутся.

Старик заметно разволновался и готов был заплакать. Он схватил руку Михаила и долго тряс.

– Все будет хорошо, – успокоил его Михаил

– Я могу поехать сегодня, прямо сейчас?

– Поезжайте, я позвоню директору или завучу через тридцать минут.

Старик еще долго благодарил Михаила, потом заторопился в свою кочегарку, оглядываясь, словно пытался убедиться, что ему это не приснилось.

«Интересно, отважится ли этот горемыка заново склеить свою жизнь»? – думал Михаил, направляясь к своему автомобилю. Пора выпить кофе с рогаликом и ехать в городскую прокуратуру на встречу с Манюней.

В приемной он попросил у Ольги разрешение позвонить, и только набирая номер, вспомнил, что даже не спросил у старика его фамилию. Но делать было нечего, разговор с директором состоялся. После приветствий он изложил свою просьбу.

– Татьяна Федоровна! В ближайшие дни, может даже сегодня, к Вам обратится бывший учитель. Так получилось, что ему негде жить. У вас еще не занята вакансия сторожа?

– Не занята. А кто он такой?

– Он работал в Песчаном. Когда напишет заявление и предъявит документы, можете навести справки в районо и Песчаном. Но, думаю, все будет в порядке. У меня на этот счет интуиция. Если будут сомнения, я проверю по своим каналам…

– Он не пьет?

– Абсолютно! За это я могу ручаться.



Школьный друг

До встречи с прокурором города оставалось двадцать минут. Ольга предложила кофе, но Михаил отказался, так как успел побывать в кафе в цокольном этаже прокуратуры.

– А нельзя ли напомнить Николаю Петровичу, что я уже здесь. Возможно у него изменилась ситуация и он меня примет прямо сейчас, – в свою очередь предложил Михаил.

– Попробую, – ответила Ольга и скрылась за дверью кабинета. Спустя несколько секунд она возвратилась в приемную. – Вы были правы. Он Вас ждет.

В кабинете царил полумрак из-за плотно зашторенных окон. Стол освещала мощная настольная лампа. Манюня встретил Михаила стоя. Крепко пожал руку и указал на кресло у приставного столика.

– Что будем пить! Чай, кофе? – спросил хозяин кабинета.

– Чай. И если можно, чуть позже, – ответил Михаил.

Манюня нажал кнопку переговорного устройства:.

– Оля, пожалуйста, два чая через полчаса, – и обращаясь к Михаилу. – Рассказывай как семья, как работается. Сафонов, небось, опять выражал недовольство.

– На этот раз не вычитывал. Только предупредил, что у меня максимум две недели.

– Ну, это как получится. Все же, как семья: дочь, Анастасия, бабушка…

– Бабушка воюет с внучкой, Анастасия вся в работе: в конторе и дома. Слава Богу, все здоровы. А у вас? Елена, дети?

– Пошли в школу после каникул, тоже вполне здоровы. Однако приступим к делу. Ты догадываешься, зачем я тебя выписал в очередной раз?

– Так в Вашей телефонограмме все сказано.

– Действительно, сказано, но не все…

– Я даже вырезки из газет прихватил.

– Ну, газеты особая статья. Сумченко не успокаивается. Считает, что я его подсидел, занял его законное место. У него есть сторонники среди чиновников и деловых кругов, для которых он служил крышей. Сложность моего положения в том, что я ничей. Пытаюсь служить закону, а это не нравится многим. Как приятно, когда есть деньги или связи, организовать исключение из закона. Как телепортация в компьютерных играх. Мои дети так увлеклись компьютером, особенно старший, что не знаю, как с этим бороться…

– Наверное, никак. Должны пресытиться и потерять интерес. Потом, это развивает. Они будут жить в компьютерный век. Нас ведь не испортил телевизор…

– Развивает, но в каком направлении. Книги перестали читать. Успеваемость в школе снизилась. Но вернемся к делу. Нужно разобраться в этом несчастном случае основательно и успокоить общественность, если это действительно случайность, а не ловко подстроенное убийство.

– Кому может быть выгодно убийство Бортко?

– К сожалению, многим. И здесь, и в Киеве. Он ворвался, иного слова не скажешь, в политическую жизнь так неожиданно. Отодвинул многих, много наговорил, многих зацепил. По его запросам открыто несколько уголовных дел. Ах, Моська! Он посмел восстановить против себя даже нового Премьер Министра и Президента. Почитаешь стенограммы его выступлений в Верховной Раде. А в Интернете найдешь расшифровку записей майора, который подслушивал Президента. Последняя рекомендация, естественно, остается строго между нами. Думаю, меня никто не записывает, – после этих слов, Манюня рассмеялся. – Я для этого мелкая пешка по сравнению с Президентом.

– Так Вас может подслушивать не майор, а сержант…

– Ха-ха-ха! Хотя бы лейтенант! Короче, собирай информацию по максимуму, не брезгуй никакими слухами. Он тут объявил войну местной мафии. На городском рынке богует некая группировка. Оформили аренду рыночных площадей у владельцев рынка. В свое время, скажу в оправдание, еще до меня, городские власти провернули такую аферу как приватизация рынков. Теперь доходы текут не в городскую казну, а в частный карман. А главное нет честной конкуренции. Группировка строго контролируют завоз товаров и держат монопольные цены. Промтовары вытесняют продукты питания местных крестьян. Уже больше половины площадей под обувью и тряпками из Азии и second hand из Европы. Бортко организовал компанию за реприватизацию городских рынков. Я то знаю, кто истинный владелец рынков. Совершенно безнадежная затея…. Возможно, это основной повод для организации «несчастного случая».

– Тогда и перспектива привлечения к ответственности организаторов также совершенно безнадежное дело…

– Не скажи! Тут я приложу все силы, даже ценой потери должности. Она мне не нужна, если я не в состоянии что-то сделать.

– Именно то, чего добивается Сумченко и его покровители.

– Но мы еще поборемся, не правда ли?

– Попробую!

– Не сомневаюсь в твоих способностях и амбициях! Давай подведем итоги. На первом этапе ты должен собрать о Бортко максимум информации, чтобы сформулировать все возможные версии. Потом мы соберемся вместе. Я приглашу Фесенко, и мы обсудим все варианты, чтобы установить приоритеты в расследовании. Мы не можем привлечь много людей для этого дела…

– Все забываю Вас спросить, – перебил Михаил. – Расследование будет официальным?

– Да, безусловно! Причем, будет сообщение в прессе для успокоения общественности, хоть это и может в чем-то повредить, если несчастный случай действительно подстроен.

– А может и помочь! Организаторы занервничают и предпримут какие-то действия, то есть, откроют себя. Тут заранее нельзя ничего спрогнозировать. Иногда делаешь ошибочный ход, а он приводит к успеху, так как преступник тоже ошибается в оценке твоего поступка. У меня такое было…

– Жаль, море замерзло! Мне не дает покоя тот факт, что мы не знаем, почему затонул катер. Эта модель в серийном производстве. Завод гарантирует непотопляемость.

– Поднять из-подо льда трудно, Но еще труднее найти место, где он затонул. А что касается непотопляемости, то производители сильно преувеличивают. На Азове своеобразная волна из-за мелководности: очень крутая и хаотичная. В позапрошлом году один рыбак из Приморска на таком катере попал в шквал. От ударов волн катер развалился за четверть часа, алюминиевые заклепки вылетали как пули из пневматического ружья. Все отсеки, обеспечивающие непотопляемость и корпус превратились в сито, а подвесной мотор как гиря утащил катер на дно в считанные секунды. Рыбака спасло то, что в июле море теплое, и у него был надувной матрац, на котором он спал. Он поленился выпустить воздух из матраца и остался жив.

– Поэтому, многие вопросы отпадут, если мы найдем катер.

– Или возникнут…

– Да, или возникнут. Попробую тебе помочь техникой для поиска катера. Хорошо, что он металлический, а не из пластика или дерева. У военных или наших технарей добудем металлоискатели…

– Алюминий не железо, обнаружить труднее…

– И все же это не иголка в стогу сена… Найдем! – Городской прокурор сделал паузу, потом продолжил, – Видно Ольга о нас забыла! Пора пить чай.

В этот момент Ольга сообщила через переговорное устройство: «Николай Петрович, чай готов. Подавать»?

За чаем Манюня и Михаил еще раз прошлись по известным фактам. Уходил Михаил около 13:00. Звонить Еременко было еще рано, два часа на обед слишком много. Михаил решил посетить спортивный магазин, где можно посмотреть катер такого типа, какой подвел Бортко и его приятеля. Если останется время, можно зайти в Интернет-кафе и почитать расшифровку беседы Президента с тогда еще кандидатом в Премьеры. Хотя с этим можно повременить. Полезно сначала ознакомиться со стенограммами выступления Бортко на заседаниях Верховной Рады.

Михаил оставил машину на стоянке у прокуратуры, так надежней, и пешком по скользким тротуарам поднялся вверх по улице в торговый центр города.

Память его не подвела, уже через витринные стекла магазина «Спортландия» он увидел катер нужного типа. Когда он вошел в торговый зал и приблизился к катеру, его атаковал продавец со словами: «Вам помочь»? Михаил буркнул в ответ: «Если понадобится, позову». Продавец отошел недовольный. Через некоторое время он нашел повод отыграться, когда Михаил наклонился через борт, чтобы лучше разглядеть отсеки, обеспечивающие непотопляемость.

– Не нужно ничего трогать руками. Тем более что вы здесь из праздного любопытства и не собираетесь ничего покупать.

– Вы почти угадали. Покупать катер я не собираюсь, но любопытство у меня не праздное. – Михаил достал служебное удостоверение.

Продавец слегка изменился в лице, в его голосе появились нотки заискивания:

– Я сразу предложил свою помощь. Какие у Вас вопросы?

– Зачем эти люки в отсеках, обеспечивающих непотопляемость.

– В отсеках плавучести? Для ревизии и просушки. От ударов или коррозии в корпусе могут возникать течи. Тогда в отсек попадает вода. Время от времени нужно проверять наличие воды в отсеках, сливать ее через эти люки, а течи в корпусе ликвидировать…

– Они надежно закрываются?

– Да, вполне! Случайное открытие исключается. Видите эти приспособления для герметизации люков. Это винтовые задрайки.

– Спасибо, больше вопросов нет.

Михаилу было немного неловко за свою грубость. Он никак не мог привыкнуть к услужливости продавцов в дорогих магазинах.

Обедал Михаил в столовой городского Управления МВД.


Они встретились с Еременко у подъезда дома, где жила семья Бортко. Дом был обыкновенный, какие строили в пятидесятые годы. Михаил знал, что главное достоинство квартир в таких домах большие комнаты и высокие потолки, а недостаток несколько семей в одной квартире. Но семья депутата жила отдельно. Как пояснил Еременко, это произошло еще до депутатства Бортко, более того, еще в советское время. Все-таки трое детей и хозяин – Заслуженный изобретатель СССР.

– С чего начнем? – Спросил Еременко, когда сел в машину рядом с Михаилом.

– Сначала печатаем фотографии. У меня просьба. Не могли бы Вы сделать один экземпляр группового фото для меня. Я оплачу… – попросил Михаил.

– Ради Бога! Какая оплата! Сделаем, если Вам нужно для расследования.

– Не скажу, что не могу обойтись без фотографии, но так будет удобнее.

– Вы знаете, где в городе можно распечатать снимок цифровой камерой.

– В торговом центре я успел присмотреть одно заведение. Там же есть тихие кафе, где можно неторопливо и без помех побеседовать.

В фотосалоне бородач-фотограф переписал нужные файлы на компьютер, оформил заказ и попросил подождать или подойти через двадцать минут. Михаил отправился поискать более надежную парковку и обещал вернуться к фотосалону.

Через полчаса они сидели в углу кафе. Михаил предложил собеседнику кофе и что-нибудь сладкое. Еременко отказался от сладостей. Сошлись на черном кофе без сахара. Пока ждали кофе, Михаил лучше разглядел Еременко. Квадратное лицо с крупным подбородком и не очень высокий лоб вводили в заблуждение в части оценки интеллекта собеседника. Однажды Михаилу пришлось побывать на семинаре учителей математики. Ему нужно было отыскать одного человека. Его поразило тогда обилие среди участников семинара людей с простыми лицами и фигурами не соответствующими обывательским стереотипам интеллектуала.

– Для начала расскажите мне о членах семьи Бортко. Кто из этих женщин его жена? – спросил Михаил, положив фотографию перед собой.

– Вот эта, с черной вуалью. Ее зовут Надежда Михайловна. Вторая ее младшая сестра, разница два года. Елена Михайловна Болотина. Они круглые сироты, воспитывались в том же детдоме. Надя вообще училась в одном классе с нами.

Михаил достал ручку и стал делать пометки прямо на обратной стороне фотографии.

– А дети?

– Младший Артем, четырнадцать лет. Первый разряд по гимнастике. Уже подготовил программу мастера спорта. Нужно некоторое время для аттестации на соревнованиях соответствующего уровня. Учится в восьмом классе общеобразовательной школы, посещает также музыкальную школу по классу фортепиано.

– Старшая дочь Зоя – окончила Днепропетровский университет, работает там же на кафедре физкультуры, мастер спорта по спортивной гимнастике. Вы видели ее машину. Меньшая дочь Елена, на последнем курсе Днепропетровского университета, тоже мастер спорта по гимнастике, только выбрала профессию экономиста.

– Я не спросил, где работает жена.

– Закройщиком в ателье «Модный Силуэт», там же работает ее сестра. Есть еще третья совладелица, тоже детдомовка. Там они все работали еще в советское время, потом приватизировали.

– А у младшей сестры есть семья? Почему никто не пришел на кладбище?

– Потому что Елена живет одна. Так получилось, что она влюбилась еще в восьмом классе в своего же детдомовца, нашего ровесника. Он учился в параллельном классе. Забеременела, сделала аборт подпольно. Все закончилось бесплодием и, возможно, поэтому одиночеством. А знаете что любопытно. Вадим сначала влюбился в младшую сестру. Она предпочла другого, тогда он женился на старшей сразу после школьного выпускного бала. Она работала швеей в ателье, а он учился и подрабатывал в ресторанном оркестре.

– Когда же он занимался спортом?

– Все успевал! Огромные и разносторонние способности плюс трудолюбие. Хотя, если судить по оценкам в школе и институте, отличником он не был. Но мог им стать, если бы захотел. Уж я то знаю. Десять лет провели за одной партой, и в институте два года на лекциях сидели рядом.

– У сестер, вероятно, сложные отношения?

– Не то слово! Какая-то гремучая смесь из невероятной привязанности и соперничества. Они не помнят своих родителей. Старшая, можно сказать была матерью для младшей. Хорошо, что у кого-то хватило ума их не разлучать. Говорили, что их кровати в спальне стояли рядом, хоть по возрасту они числились в разных детдомовских группах.

– А теперь расскажите о Вадиме подробнее. Вам когда на поезд?

– Отправление в 18:20.

– У Вас есть еще какие-либо срочные дела?

– Отдать фотографии и попрощаться. Все мои вещи вот в этой сумке.

– Тогда у нас есть еще достаточно много времени. Если не возражаете, я отвезу Вас на вокзал.

– Если Вас это не затруднит, то лучше не придумаешь. Я любил Вадима и дорожил дружбой с ним. Моя жена также в восторге от него. Она простудилась и не смогла приехать со мной. Я потрясен этой нелепой смертью. Мне легче, когда я говорю о нем…

Я вырос в рабочем поселке металлургического завода. Мать моя тогда сидела дома, так как отец зарабатывал достаточно (сталеварам тогда хорошо платили) и не разрешал ей работать. Рос я дома, но за год до школы меня с сестрой определили в детский сад, что бы мы, по словам отца, «привыкли жить в коллективе».

В детсад мы ходили сами. Я брал за руку сестру и вел ее утром туда, а вечером домой. Улиц с интенсивным движением в поселке не было. Помню два рядом стоящие совершенно одинаковые здания, окруженные заборами близнецами. За забором одинаковые сооружения для детских развлечений. Маленькое футбольное поле. Перекладины разной высоты, лесенки для лазания, горки, качели и карусели. И назывались эти здания похоже: детсад и детдом.

Мне объяснили, что детдом, потому что у детей нет дома. За забором вертелась ребятня в одинаковой одежде. Мы иногда проникали на их территорию и играли вместе с ними. Они к нам никогда. Я приметил вертлявого сероглазого мальчишку моего роста. Сколько помню, он всегда был где-то над землей, то верхом на заборе, то на перекладине или лестнице. На земле я его увидел, когда перед первым сентября нашу группу строем по двое в ряду привели в школу, а это сто метров от детсада. Возле школы мы увидели строй детдомовцев. В ближнем ряду я узнал сероглазого мальчишку. Он мне улыбнулся. Нас завели в один класс и рассадили по партам. Мы оказались за одной партой в последнем ряду. Так и провели все десять лет вместе и всегда в последнем ряду.

Учился он легко, без напряжения получал четверки и пятерки, в основном четверки. Пожалуй, только математика требовала от него каких-то усилий. Да и то я сделал этот вывод, потому что только по математике мне приходилось ему помогать.

Его страстью была музыка, а с девятого класса еще гимнастика. Как видите, он очень поздно по современным меркам занялся гимнастикой, но уже на третьем курсе металлургического института выполнил норматив мастера спорта. Моим увлечение был волейбол, однако рост 176 мне не позволял надеяться на большие спортивные достижения. Да я к ним и не стремился. Я мечтал о карьере ученого-химика. Все же на втором курсе он затянул меня в институтскую гимнастическую секцию, поэтому я могу судить об интенсивности его тренировок. Я выдержал только полгода, но даже эти погода не прошли бесследно для моих бицепсов и трицепсов. С третьего курса я перевелся в ХПИ, и мы виделись только на каникулах.

Когда сейчас я слышу о безобразиях в детдомах, я вспоминаю наш поселковый детский дом. За десять лет я ничего подобного не слышал. А у нас в школе училась, вероятно, треть детдомовцев. В нашем классе ровно половина из 36 человек. Возможно, им повезло с директором. Они его боготворили. Он потерял в войну семью и всю душу отдавал воспитанникам. При детдоме были учителя музыки и рисования. Их оркестр насчитывал почти полсотни музыкантов. Вадим играл на трубе, флейте, саксофоне, тромбоне, но особенно он любил аккордеон и фортепиано. Говорят, он мог играть часами. Его трудно было усадить за уроки. Я слышал его игру и в школе, и в институтском оркестре, и у нас дома. Вот в ресторанах, где он играл, я никогда не был.



Запомнился один праздничный концерт в институте. Обычно Вадим играл на трубе или аккордеоне. За роялем всегда сидел руководитель оркестра. В тот вечер в джазовом номере Вадим последовательно сменил трубу, аккордеон, флейту, саксофон и рояль. Успех был потрясающий. Руководитель оркестра студент-пятикурсник больше этот номер никогда не включал в концертные программы. Это я знаю со слов Вадима.

К пятому курсу у Вадима и Надежды появилась дочь. Они жили в общежитии института, пока после распределения Вадим не попал в конвертерный цех металлургического завода. Им сразу дали трехкомнатную квартиру (Надежда опять была беременна). Завод тогда бурно рос, рос и заводской микрорайон. В те годы молодые специалисты завода получали отдельное жилье буквально за полгода-год работы. Потом они поменялись в центр города.

Мы поддерживали связь, писали друг другу письма и встречались при каждом удобном случае. Конечно, не так часто как хотелось, но два или три раза в году обязательно. Вадим тренировал детскую команду гимнастов и ежегодно привозил своих ребят в Харьков на соревнования. Каждый раз он бывал у нас. Мы приезжали сюда в отпуск к моим родителям, иногда в командировку или на праздники. И каждый раз мы встречались.

Его дети, две дочери, а потом и сын, подрастали и тоже попадали в его спортивную группу уже с пяти лет.

Его производственная карьера складывалась блестяще, хотя он был беспартийный. Начинал он с должности инженера по ремонту оборудования, а через три года возглавил цеховое бюро изобретательства и рационализации. Конвертерный цех – огромное хозяйство, напичканное самыми различными агрегатами, работающими в непрерывном режиме и круглосуточно. Поле деятельности для изобретательного и не ленивого человека безграничное. Заявки на изобретения, усовершенствование механизмов потекли сплошным потоком. Гонорара за одно из изобретений хватило на покупку шестой модели ВАЗ. Лицензии на его изобретения покупали японцы, а они доки в конвертерном производстве стали.

Он и мне помог выбрать направление исследований. Я занимался синтезом пестицидов, в основном средств для борьбы с колорадским жуком. Однажды пожаловался ему, что не очень доволен своими научными результатами. Препараты теряли эффективность уже на третий год. На кандидатскую я мог наскрести материалы, но это было не то, что позволяло говорить о серьезных успехах в науке. Вадим разразился эмоциональным выступлением: «Вы все делаете ставку на ненависть и мобилизуете своего противника. Какие-то особи получают не смертельную дозу яда и дают более стойкое мутирующее поколение. Препарат теперь убивает при гораздо большей концентрации. Создается новое поколение ядов с каждым разом все более опасное для человека, как само по себе, так и продуктами разложения. Вы словно не знаете, что любовь убивает надежней, чем ненависть. Сделайте препараты, которые стимулируют любовь, истощая особи до смерти. Представь себе, что ты сможешь заставить самку колорадского жука отложить яйца осенью, после уборки урожая. Даже если она доживет до весны, то уже не даст новое потомство. Или превратите самцов поголовно в „голубых“ – результат будет аналогичный. Может ли быть „привыкание“ к любви? Может! Но только одним способом, путем разрушения механизма размножения».

После этого монолога я переключился на изучение и синтез ферамонов и получил результаты, за которые не стыдно. Защитил кандидатскую, пишу монографию, которая потянет на докторскую.

Как видите, все было прекрасно в его жизни. Он увлекся яхтингом и рыбалкой. Своими руками построил девятиметровую яхту с корпусом из нержавейки. Исходил под парусами Азовское и Черное моря. Для рыбалки купил этот злосчастный катер. И вдруг год назад я узнаю из его письма, что он решил податься в депутаты Верховной Рады. Зная по прессе нашу грязную политическую кухню, я грешным делом подумал, что у него ничего не получится. Он не бедствовал, но для политика у него было слишком мало денег. А так как он не любит проигрывать, то единственной неудачной попыткой все и закончится. Я так ему и написал. Но он неожиданно победил с большим перевесом, причем позже я узнал, что за ним не стоят никакие чужие деньги и чужие интересы. Феноменальный успех…

– А он не объяснил мотивы своего решения? – перебил рассказ Михаил.

– Объяснил, только кратко и необычно резко. Нужно, говорит, заняться политикой, пока эти алчные идиоты окончательно не развалили Украину. А мне кажется, что ему захотелось попробовать себя на новом поприще. Дети уже практически стали на ноги.

– Вы встречались с ним последнее время?

– Летом в Киеве. Я ездил на научную конференцию, и мы провели вместе выходной. Я задержался, и он не поехал домой на субботу.

– О чем вы беседовали?

– Естественно, о политике. Его занимала последнее время проблема интеграции Украины в Европу. Он был убежден, что внутреннего политического ресурса не хватит для действительного изменения политики государства в интересах народа, а не узкой правящей клики, как он выражался «элитного скота» или «скотолитической элиты», вместо «политической элиты».

– Он упоминал о каких-либо конфликтах, или конкретных проблемах?

– Пожалуй, нет.

– Я так понял, что это была ваша последняя встреча. После этого вы переписывались или говорили по телефону?

– По телефону мы только поздравляли друг друга с днем рождения или праздниками. Или договаривались о встрече, если предстояли поездки, например, он собирался в Харьков или как тот раз я в Киев.

– Когда Вы получили от него последнее письмо?

– Примерно за неделю до его гибели.

– Оно сохранилось?

– Да, сохранилось совершенно случайно. Ни он, ни я переписку не хранили, хотя сейчас жалею. Я оставил письмо в книге, которую тогда читал. Там ничего интересного для Вас нет.

– Все же я хотел бы его прочитать, если Вы не возражаете категорически.

– Не возражаю, хотя письмо сугубо личное, грустное и неожиданно лирическое. Он иногда становился сентиментальным. Я думаю, за этим всегда стояла усталость. После недельного морского похода или рыбалки он возвращал свой обычный тонус.

– Пришлите мне копию, желательно факсом. У меня слишком мало времени, чтобы его тратить на почту.

– Скажите мне номер факса и завтра же получите до конца дня копию письма.

Михаил написал номер факса в приемной Манюни на обратной стороне своей визитной карточки и вручил Еременко.

– Еще вопрос. У Бортко есть старшие сестра и брат. Он поддерживал с ними связи?

– Насколько мне известно со слов Надежды, на похоронах они были. Живут в Риге. Сестра преподает математику в университете, а брат старпом на пароходе.

Они расстались на перроне вокзала за четверть часа до отхода поезда.

ЗАЯЧЬЯ ДУША

Михаил поехал в гостиницу. Желудок его был пуст, а голова переполнена впечатлениями. Нужно было восстановить равновесие. Наполнить желудок и упорядочить мысли.

Пока он ужинал в гостиничном буфете, мысли тоже пришли в порядок. План расследования был готов, по крайней мере пять пунктов не вызывали сомнения:

– посетить районный отдел милиции на территории избирательного округа Бортко для выяснения возможных конфликтов депутата с криминалитетом;

– ознакомиться на телестудии с материалами по предвыборной кампании – среди других кандидатов могли быть организаторы покушения;

– переговорить с женой и детьми – возможно, он делился своими подозрениями или проблемами;

– ознакомиться со стенограммами выступлений в Верховной Раде и расшифровкой злополучной пленки майора СБУ;

– выехать на место происшествия и организовать поиск затонувшего катера.

На первые четыре вопроса Михаил отвел два дня. Время решения пятого вопроса было неопределенным и прогнозированию не поддавалось.

Утром Михаил заехал в райотдел, где ему дали фамилию и адрес участкового, в сферу контроля которого входил продуктовый рынок.

Хотя у Михаила сложилось впечатление, что от него просто отделались, он решил отработать этот вариант. Милицейский участок находился рядом с рынком, поэтому Михаил смог припарковаться только за квартал – все стоянки и тротуары были забиты машинами покупателей и продавцов.

На углу за пределами территории рынка он увидел странную сцену. Там стояло с десяток цветочниц за самодельными мини оранжереями, то есть коробами, похожими на аквариумы. «Оранжереи» обогревались стеариновыми свечками. Странность ситуации заключалась в том, что крупный мешковатый парень опрокинул одну из коробок, ведро с цветами и топтал ногами цветы в луже от пролитой воды. Хозяйка цветов, бледная пожилая женщина интеллигентного вида в цветастом платке, стояла молча, прижав руки к груди.

– Прекрати! В чем дело? – громко воскликнул Михаил и взял дебошира за плечо.

– Отвали! – отмахнулся парень движением туловища и руки, даже не поворачивая головы.

Тогда Михаил подсечкой сбил парня с ног и заломил руки за спину, намеренно погрузив лицо грубияна в мешанину из раздавленных цветов и тротуарной грязи. Потом надел наручники и за шиворот поставил на ноги.

Парень тут же попытался нанести удар ногой. Михаил уклонился и новой подсечкой отправил упрямца на землю.

– Не дергайся, а то что-нибудь сломаю!

– Ты труп! – завопил парень с земли, потом посыпались грязные ругательства.

Михаил надавил ребром ботинка на шею, пока не услыхал хрип.

– Так ты успокоишься или тебя вырубить на пару часов?

Парень обмяк и больше рота на раскрывал. Михаил снова поставил его на ноги и толкнул вперед.

– Иди и не вздумай взбрыкнуть. Дальше понесут на носилках.

Парень поплелся, загребая ногами и втянув голову в плечи. Михаил время от времени корректировал направление его движения. Он вел нарушителя в милицейский участок.

Участковый встретил их на пороге, так как уже увидел из окна:

– В чем дело? Что за хреновина?

Михаил показал свое удостоверение и объяснил ситуацию.

– Посадите его в холодную, а я сейчас приведу свидетелей и потерпевшую, составим протокол.

Пострадавшей женщины и след простыл.

– Куда она подевалась?

– Ушла домой, – ответила одна цветочница помоложе.

– Что у вас тут происходит? Мне нужны две свидетельницы. Это займет не более получаса. Подпишите протокол и вернетесь к своей торговле…

– И не надейтесь! Мы Вас видим в первый раз и, думаю, последний, а нам тут торговать каждый день, – ответила все та же бойкая женщина.

– Я следователь прокуратуры, кто мне все это объяснит? – не мог успокоиться Михаил.

– Что тут объяснять! Всем давно понятно. Вам участковый объяснит лучше нас, – цветочница переключилась на покупателя, который попросил собрать букет.

Остальные сделали вид, что тоже заняты торговлей.

Михаил отошел в недоумении и решил вернуться в участок. Он не успел набрать скорость, как его остановила за руку женщина. Это была пострадавшая.

– Я Вам все объясню, только никаких заявлений не будет. Договорились?

– Договорились! – изобразил разочарование Михаил.

– Тут орудует шайка, пять или шесть человек, а может и больше. Они берут деньги за право торговать. И я бы дала, да не успела еще ничего продать. Так этот подонок даже не захотел подождать полчаса.

– А куда смотрит милиция, участковый?

– Участковый их боится. Когда он только появился, мы ему пожаловались как новому человеку. Он пытался задержать одного из них, но откуда-то налетела вся банда и молча окружила его. Он стал оправдываться: «Ребята, это недоразумение. Все в порядке…». И все осталось по-прежнему, только платить мы стали больше.

– И вы не написали жалобу в прокуратуру?

– Выясняли. Требуют заявление от каждого в отдельности. Когда давал и сколько, причем никаких гарантий защиты. На мне семья, стану я рисковать. У меня с моим высшим образованием нет другой возможности заработать.

– Все понятно, спасибо! – Михаил решил больше не тратить напрасно время и направился снова в участок. Трое суток подержать этого типа можно. Да и с участковым нужно все-таки поговорить.

Перед поворотом во двор дома, где в цокольном этаже размещался милицейский участок, Михаил увидел впереди знакомую спину. Задержанный удалялся в другую сторону не оглядываясь.

Михаил принял решение мгновенно: нужно проследить, куда он пойдет. Минут через пятнадцать парень нырнул в дверь полуподвала панельной пятиэтажки. Над дверью висела литая чугунная доска с барельефом мускулистого мужского торса и надписью «Атлетический Клуб».

Поразмыслив несколько секунд, Михаил открыл дверь и спустился по металлическим ступенькам в просторный зал. Он не увидел окон, только вентиляционные решетки и шведские стенки вдоль грубо отштукатуренных стен. Белый потолок и люминесцентные лампы с примитивной осветительной арматурой. Деревянный крашеный пол. В центре зала борцовский ковер. Несколько человек в тренировочных кимоно окружали сбежавшего или отпущенного участковым хулигана.

Появление Михаила они встретили немой сценой. Дюжина или больше глаз уставились на незваного гостя.

Чтобы предупредить эксцессы, вдруг парень замыслит реванш при поддержке друзей, Михаил демонстративно расстегнул куртку, достал из кобуры под левой рукой пистолет и засунул за пояс. После этого жеста, парни заметно расслабились, в их взглядах можно было уже обнаружить любопытство

– Где тут старший? – спросил громким голосом Михаил.

Бетонные стены ответили многократным эхом. Получилось весьма впечатляюще. Несколько голов повернулось в сторону угла, где перегородка почти до потолка отделяла что-то похожее на контору. В перегородке была дверь. Михаил направился к ней.

– Феликс, к тебе! – громко предупредил кто-то из парней.

Михаил не успел приблизиться к двери, как она открылась. На пороге он увидел того, кого меньше всего ожидал здесь встретить. Это был Федор Лутай, по кличке Феликс – тренер по самбо из Управления МВД.

– Привет! Какой сюрприз! – Феликс раскинул руки, и они обнялись, похлопывая друг друга по спине.

– Привет! И для меня тоже. Есть разговор…

– Заходи, гостем будешь! – парням он крикнул. – Работать, бездельники. Устроили симпозиум…

В конторке стояли: письменный стол, шкаф для одежды, два кресла и металлический сейф в углу за столом. На стенах знакомые плакаты с торсами «Шварца», Сталлоне и Брюса Ли.

Феликс жестом указал Михаилу на кресло и уселся сам.

– Первое слово гостю! Что тебя сюда привело, и как ты меня нашел?

– Привел случай, позже расскажу. А ты как очутился в этом подвале?

– Ушел из Управления и организовал этот клуб. Тренирую охранников по заявкам фирм.

– Так ты и раньше подрабатывал тренером.

– В том-то и дело, что Сумченко таки отомстил через своих дружков в Управлении. Вышел приказ, запрещающий мне тренерскую работу на стороне под предлогом, что я раскрываю секретные приемы. В десятках, а то и сотнях книг уже все написано. Тем не менее, ты меня знаешь, кроме общеизвестных вещей я на стороне ничего другого не использую.

– А за что тебе мстит Сумченко, неужели за тот случай со мной?

– Да, за тот!

– Какой в том смысл?

– Смысл простой. Наказание за неисполнение указания.

– Идея была подленький и бессмысленной.

– Неважно! Как и в преступном мире, у чиновников действует принцип неотвратимости наказания за неисполнение приказа. Какого, не имеет значения. Короче, за ту зарплату не имело смысла работать, когда меня лишили возможности подрабатывать. Уровень доходов восстановил, жаль, что иногда приходится учить явных уродов. По возможности наиболее отпетых отсеиваю, но за всеми не уследишь.

– Я как раз по этому поводу. – Михаил рассказал об инциденте и о поведении участкового.

– Олуха этого я выгоню, а участковый – барахло, трус. Все это в райотделе знают, но терпят. А его нужно гнать. Только позорит милицию, а толку никакого.

– Напишу рапорт. Времени у меня нет, чтобы зацикливаться на участковом.

– И чем ты занят? Секрет?

– Никакого секрета! У меня сейчас прорезалась мысль, что ты можешь мне здорово помочь.

– Всегда готов, как пионер. Кстати, если ты здесь надолго, приходи по вечерам на тренировку. Мы открыты с девяти и до одиннадцати вечера.

– Предложением обязательно воспользуюсь, так как я здесь застрял дней на десять, а то и больше. Нужно поддерживать тонус.

– Рассказывай!

– В декабре на рыбалке утонул депутат и его доверенное лицо, слыхал?

– Конечно! И что?

– Ходят слухи, что это убийство. Меня привлекли для повторного расследования.

– И чем я могу помочь.

– По одной из версий он пообещал прищемить хвост базарной мафии.

– Ну, это маловероятно по двум причинам. Во-первых, прищемить им хвост не так просто. У них хорошая крыша. Во-вторых, имитация несчастного случая слишком для них сложно. Они бы действовали просто и надежно. Им не нужен камуфляж, наоборот, они бы наказали публично, чтоб другим неповадно было. А исполнитель бы скрылся за восточной границей.

– Ты хочешь сказать, что не будешь этим заниматься?

– Ни в коем случае! Я такого не говорил. Я тебе выдал свое мнение. Обязательно провентилирую вопрос по своим каналам. Когда нужен ответ?

– Послезавтра утром желательный срок. А вообще-то я тебе сказал – мне здесь торчать минимум десять дней.

– Как мы свяжемся?

– Вот моя визитная карточка, там номер мобильного телефона. Если возникнут проблемы со связью, звони в приемную прокурора города и скажи, что от меня.

Феликс предложил чай, но Михаил заторопился под предлогом недостатка времени. Они пожали руки на прощанье.

Михаил не отказался от мысли посетить участкового, эту заячью душу.

– Куда Вы подевали задержанного? – Начал Михаил без предисловий.

На удивление участковый не смутился, а ответил вопросом на вопрос уверенным тоном:

– А где твои свидетели?

– Не нужно со мной играть в кошки-мышки. Я застал его на месте преступления, арестовал и хотел допросить. Свидетели для этого мне не нужны. Были все основания задержать его на трое суток. Вы его отпустили. Что это, халатность или сговор? Я это так не оставлю.

– Не нужно кипятиться! Я знаю, где его найти. Все можно исправить. – Тон участкового поменялся.

– Я тоже знаю, и уже нашел в Атлетическом Клубе.

– Ну, тогда все в порядке, сразу видно профессионала…

– Не нужно дешевых комплиментов, тем более от непрофессионала. Как хотите, а я подам рапорт. Вы не на своем месте…

– У меня жена и трое детей и я не собираюсь по каждому пустяку лезть на рожон.

– У той женщины тоже семья, вижу разговор бесполезный.

По дороге к стоянке, где Михаил оставил машину, он обдумал ситуацию и пришел к выводу, что первый его ход, то есть посещение райотдела милиции и участкового, был бесполезной тратой времени, если бы не случайная встреча с Феликсом. Любая объективная информация о криминогенной обстановке в районе задевала репутацию милицейских чиновников: они куда смотрели? Потому в райотделе от него быстро отделались, направив к этому бездельнику. Все хорошо, что хорошо кончается – утешительная истина, но начинать с плохого неприятно. Еще подумал Михаил, нужно попросить Манюню отменить дурацкий и незаконный приказ, запрещающий Феликсу тренерскую работу совмещать с работой в Управлении, и, если Феликс захочет, восстановить на работе. Нельзя разбрасываться такими кадрами. Так в милиции останутся только подобные участковому.

Михаил заехал в городскую прокуратуру, чтобы забрать письмо на телестудию, предписывающее ознакомить Михаила с архивными материалами.

Закоулки масс-медиа

Пришлось долго бродить по кабинетам и разным чуланчикам, пока девушка, выделенная в помощь Михаилу не откопала с десяток кассет с материалами по последней выборной кампании в Верховную Раду. Выборы прошли в марте прошлого года, на март текущего назначены перевыборы в округе, который представлял Бортко.

Потом искали свободную студию, где можно было просмотреть кассеты. Наконец, все вопросы были утрясены и Михаил после короткой инструкции, как всем этим хозяйством пользоваться, остался один перед экраном телевизора.

На кассетах были ярлычки с кратким описанием содержания и датой. Михаил решил следовать хронологии. На первую кассету ушло почти два часа. В блокноте, куда он собирался записывать ценные для расследования факты, не появилось ни одной записи. Возникло беспокойство – так он просидит здесь трое суток с непредсказуемым результатом, возможно даже нулевым. Нужно менять тактику. После кофе с булочкой в студийном буфете Михаил попытался по ярлыкам отобрать самое многообещающее.

После нескольких перетасовок осталось три кассеты. На первой была запись передачи, где городской публике были представлены все кандидаты по двум городским округам, на второй выступления кандидатов со своими программами. Третья кассета содержала запись дискуссии Бортко с кандидатом от компартии Корниенко.

После первой кассеты в блокноте Михаила появились восемь фамилий соперников Бортко. Среди них был Сумченко от Партии регионов. Михаил не удивился, так Сумченко был депутатом предыдущего созыва, правда, по другому избирательному округу. Стало интересно узнать результаты голосования. Только второму или третьему в избирательной гонке имело смысл убирать Бортко с «лыжни».

Михаил сделал перерыв в просмотре для посещения библиотеки. На его удачу студия имела приличный архив периодики на первом этаже здания. Местная пресса была представлена полностью. Через десять минут работы в читальном зале Михаил смог записать напротив фамилии Бортко – 43, Корниенко – 26 и Сумченко – 22 процента голосов, участвовавших в голосовании. Остальных претендентов можно было исключить, так как никто из них не набрал больше трех процентов.

Поднимался в студию с тяжелым чувством. Михаил с разочарованием склонялся к выводу, что намечался очередной тупик. Убийство политического противника, замаскированное под несчастный случай не входит в арсенал методов современной компартии. Был бы переворот, тогда можно установить «революционный порядок» и расстреливать политических противников пачками.

Это была мрачная шутка, но в ней была та доля правды, что коммунисты отпадали. Все уже понимали, что их игра в «защиту интересов трудящихся» была только спектаклем, доходным для верхушки партии. Даже пожилая часть населения, наиболее пострадавшая от «перестройки», начинала понимать природу этого политического аттракциона. На предыдущих выборах коммунисты имели более трети голосов. На последних уже в среднем чуть больше двадцати процентов. Они теряли позиции безвозвратно.

Оставался Сумченко. Этот вариант также был маловероятным. Сумченко после ухода с должности главного прокурора города, а он был предшественником Манюни, и окончанием срока депутатских полномочий открыл адвокатскую контору «Стальной Щит». Контора процветала. В рекламном проспекте конторы содержалась недвусмысленная фраза: «Решаем уголовные дела на любой стадии». Всем было понятно, что они имеют каналы, по которым за соответствующую взятку можно закрыть любое уголовное дело или отделаться символическим наказанием. Этот намек в той или иной форме содержится в рекламных объявлениях почти всех адвокатских контор.

На всех должностях, а начинал Сумченко следователем прокуратуры, брал взятки, фальсифицировал дела, но так ловко, что схватить его за руку никому не удалось. Напротив, он сделал блестящую карьеру. С юридической точки зрения все осталось на уровне гипотез и сплетен. Однако после скандала по делу об убийстве Ларисы Белостенной даже гипотез оказалось достаточно, чтобы должность главного прокурора он потерял, а выборы проиграл. Неужели он решился на столь рискованное дело только ради возможности поучаствовать в выборах снова? Политическая ситуация для его партии ухудшилась, репутация его тоже, по крайней мере, не улучшилась. Версия о возможной причастности к организации «несчастного случая» кого-либо из кандидатов повисала в воздухе в самом начале расследования. Смысл в дальнейшем просмотре был только один – изучить получше личность Бортко.

Михаил поставил кассету, где кандидаты излагали свои программы. Каждому было предоставлено десять минут бесплатного эфирного времени. Михаил сначала прослушал Сумченко, а потом Бортко. Коммуниста он пропустил после первых же предложений.

Речь Сумченко отличалась емкостью и логической стройностью, однако это был набор популистских лозунгов пересыщенных юридической терминологией. Половина времени была отведена на доказательство того, что в Верховной Раде должны работать профессиональные юристы, имеющие юридическую практику и широкий политический кругозор, а не бывшие изобретатели, которые мыслят категориями шатунов и кривошипов. Это был явный выпад против Бортко. Однако, Бортко выступал последним и получил возможность дать достойный ответ.

Перед выступлением Бортко произошел небольшой казус. Тележурналист ведущий программу, а передача по требованию кандидатов велась в прямом эфире, перед выступлением очередного кандидата коротко представлял его и передавал микрофон. Когда подошла очередь Бортко, ведущий стал пространно рассказывать его биографию, причем в каких-то двусмысленных выражениях. Быстрое продвижение по службе подавалось как карьеризм, переход в бюро рационализации и изобретательства и активная творческая деятельность связывалась с желанием обогатиться и непомерным честолюбием. Даже тот факт, что Бортко тренировал только детей подавался как аномалия, почти намек на педофильские наклонности.

Закончилось тем, что Бортко довольно бесцеремонно ловким движением выхватил из рук ведущего микрофон и начал выступление со слов: «Извините, но я не понял, кто из нас кандидат в депутаты. Все что считаю нужным рассказать о себе, я скажу сам».

Говорил Бортко не заглядывая в бумаги и очень живо. Пожалуй, не помешало бы несколько уменьшить жестикуляцию. Восприятию смысла это не мешало, по крайней мере, так показалось Михаилу:

«Дорогие сограждане! За отведенное мне время я постараюсь объяснить основные вопросы.

Первое, почему я хочу стать депутатом.

Второе, кто стоит за моей спиной.

Третье, чем я буду заниматься в Верховной Раде.

Четвертое, почему вы должны голосовать за меня, точнее, почему моя кандидатура лучший выбор для вас.

Начнем с первого вопроса. У меня трое детей: две дочери и сын. Возможно, скоро будут внуки. Они получили или получат хорошее образование. Их спортивные достижения таковы, что они спокойно могут выехать на постоянное место жительства в Канаду, Австралию, не говоря уже об Аргентине. И многие уезжают, спасаясь от развала. Не хочу чтобы мои дети и внуки покидали Родину, которую нынешняя власть методически превращает в пепелище, называя это реформированием. Не хочу, чтобы с вашими детьми и внуками произошло то же самое. Для этого мы должны объединиться. Я предлагаю свои услуги в качестве вашего представителя.

Ответ на второй вопрос. За моей спиной нет, и никогда не будет никого кроме вас, моих избирателей. Все, что я расходую на избирательную кампанию, это деньги из госбюджета, выделенные согласно закону. На личные деньги я издал свою биографию и программу на одном листе. Некоторые из вас найдут ее в почтовых ящиках. Просьба прочитать и передать соседям. Поэтому не ждите от меня подарков и подачек, их не будет. За вашу поддержку расплачусь честной работой в Верховной Раде.

Что нужно сделать для восстановления нормальной жизни.

Нужно смотреть в будущее. Можно жалеть об упущенных возможностях. Я тоже считаю перестройку в нынешнем варианте предательством интересов народа. Однако некоторые за эти годы обогатились. Другие уже приспособились, создали свое дело. Возврат назад это ломка, новая гражданская война. А кто знает, что строить? Новая компартия? Кто из вас за то, чтобы возвратить тот строй? Сколько лет нужно, чтобы вернуть тот уровень жизни? Еще раз повторяю, нужно исходить из нынешней ситуации. Да, народное достояние разграблено. Вариант, забрать назад не получится.

Наоборот, нужно провести налоговую амнистию, узаконить собственность. Я не говорю об уголовных преступлениях. Чтобы разбогатевший человек не боялся передела собственности при смене власти, не прятал деньги в оффшорах, не проедал на «мерседесы» и «хатынки», а превратил в капитал, который работает на него, на страну, создает рабочие места.

Да будет эксплуатация, но не думаю, что больше чем сейчас или больше чем при советской власти. Спросите у безработного, он хотел бы стать объектом эксплуатации?

Нужен налог на богатство, как во многих странах. Сумма в миллион гривен достаточна, чтобы иметь вполне приличное жилье, автомобиль и даже дачу. Стоимость остального в личном потреблении сверх миллиона на семью должно облагаться налогом на недвижимость в размере полтора или два процента. Это заставит многих вкладывать деньги в производство, торговлю или хотя бы в банк, где они могут быть использованы для развития экономики.

Следующий важный вопрос, теневой бизнес. Решить вопрос, и сложно, и просто. Когда вы соглашаетесь получать зарплату в конверте, вы закладываете бомбу под свое будущее. Время летит быстро. Потом придется жить на минимальную пенсию.

Нужно изменить и облегчить налоговое бремя на предприятия и предпринимателей и одновременно ужесточить наказание за уклонение от налогов. Не нужно даже сажать в тюрьму. Нужно конфисковать все в пользу пенсионного фонда, например.

Далее, социальная защита должна быть построена на нормативах. Не должно быть зарплат, пенсий и стипендий ниже прожиточного минимума. Вы должны знать, сколько районная поликлиника, школа или ЖЭК получает денег из бюджета конкретно на вас и вашу семью. Вы должны иметь право перейти на обслуживание в другую поликлинику, школу или ЖЭК и перевести эти деньги туда.

Пенсия должна зависеть только от стажа и суммы вашей зарплаты за весь период работы. Разве зарплата чиновника, военного, шахтера или ученого не отражает его трудовой вклад или условия труда? Почему их пенсии определяются по другим нормативам? Если им не доплачивают, когда они трудоспособны, нужно изменить систему оплаты, а не бросать подачки, когда они выходят на пенсию за счет остальных пенсионеров.

Должно быть реформировано местное самоуправление и вся структура формирования бюджетов всех уровней. Мы кормим руководство страны и всю чиновную рать, а должны с протянутой рукой просить у них деньги на ремонт дороги или больницы.

Государство должно сохранить «контрольный пакет» влияния в жизненно важных отраслях: энергетике, связи, транспорте, производстве продуктов питания, средствах массовой информации.

Особенно в СМИ. Вы догадываетесь, почему все телеканалы, радиостанции и газеты скуплены кучкой олигархов.

Нужно снижать расходы на оборону. Мы не имеем реальной внешней угрозы. Наш главный враг – развал экономики. У нас только в Киеве генералов больше чем в США в целом. Нужно сократить численность армии, срок службы, оставить только самые эффективные военные технологии, переходить на контрактную основу и профессиональную армию.

Не буду от вас скрывать, я горячий сторонник присоединения к Европейскому Союзу и НАТО. Нас пугают мифической оккупацией те, кто нас действительно оккупировал и нещадно эксплуатирует. Присоединение к Европе единственный реальный способ вырваться из нынешнего ярма.

Теперь о языковой проблеме. Мой отец белорус, а мать украинка. Я учился в советское время в русскоязычной школе и институте, говорю и думаю на русском языке, но живу на Украине, знаю украинский и мне не нужен второй государственный язык.

И последнее. Мой отец пришел с войны инвалидом и рано умер. Мать тоже пострадала при бомбежке и вынуждена была после смерти отца отдать нас троих: меня, брата и сестру в детский дом. Мы выросли здоровыми людьми и получили высшее образование. Сейчас число беспризорных детей и бездомных людей больше чем во время и после невиданно жестокой войны. Кстати, важный факт для ответа на вопрос об оккупации. Мне стыдно за наше государство. Приложу все силы, чтобы закрыть эту позорную страницу нашей истории.

Теперь заключительный вопрос. Почему вы должны голосовать за меня.

Помните, в советское время мы выбирали в депутаты директоров в надежде, что они, пользуясь своими возможностями, сделают что-то для своих избирателей. Действительно они делали кое-что существенное за наши же народные деньги. Строили школу, мост, троллейбусную линию и т.д. Теперь вам предлагают выбирать богатых, эксплуатируя те же надежды, которые мы сохранили по инерции.

Богатые идут в Верховную Раду, чтобы увеличить свои богатства за счет бюджетных средств, приватизации, которую вы не зря называете «прихватизацией». Они не прочь прикупить по дешевке несколько гектаров заповедной земли, чтобы построить дачку или охотничий домик. Они также прячутся за депутатской неприкосновенностью, даже если не совершали никаких явных преступлений. Наша власть из любого может сделать преступника и обобрать до нитки.

В депутаты продвигают также поднаторевших юристов, которые умеют делать лазейки в законах и налогах и помогают богатым обогащаться дальше и избегать наказания.

В Верховной Раде конечно нужны юристы и экономисты, но еще больше нужны честные независимые люди. Квалифицированных юристов и экономистов можно нанять для разработки законов. А как нанять честных людей? Честные не нанимаются! Их избирают те, кто им доверяет»…

В этот момент ведущий попытался остановить Бортко: «Ваше время истекло, я выключаю микрофон».

«По моим часам, еще две минуты. Дайте закончить…

Я никогда не состоял ни в какой партии, и не собираюсь примыкать ни к какой фракции. Мои избиратели – моя партия. Я всегда честно добивался своим трудом целей, которые перед собой ставил: в спорте, производстве, изобретательстве, воспитании детей. Вот почему я предложил свою кандидатуру. Приложу все силы, чтобы оправдать ваше доверие.

И еще. Приходите на избирательный участок в любом случае, даже если вы будете голосовать за другого кандидата. Пора вам взять дело управления страной в свои руки. Сегодня вы ошибетесь, завтра научитесь делать правильный выбор. Только так…».

В этот момент микрофон был выключен, режиссер переключил картинку на диктора, который завершил программу словами: «Мы представили вам кандидатов в депутаты Верховной Рады по 174 избирательному округу. В соответствии с законом кандидаты ознакомили вас со своими программами. На следующей неделе мы дадим слово кандидатам по 175 избирательному округу. Следите за программой передач нашего канала…».

На Михаила речь Бортко произвела сильное впечатление. Он бы проголосовал за него тоже. На последних выборах отдал свой голос социалистам, о чем особенно не жалел.

Михаил решил не прерываться, а прослушать третью кассету.

Представитель компартии, очевидно, почувствовал в Бортко главного соперника. Партия выделила деньги, чтобы оплатить телевизионное время на дискуссию. Возможно, нашелся спонсор с деньгами, который очень не хотел победы Бортко и потратился, чтобы столкнуть его с коммунистом. Нужно установить, кто это был, если он был вообще.

В телестудию были приглашены кандидаты и их доверенные лица.

Дискуссия, как и первое выступление Бортко, началась со скандала.

Бортко заявил, что не будет участвовать в дискуссии, если телестудия не предоставит ему полторы минуты, которые у него отобрал ведущий в предыдущей передаче. Его помощник и доверенное лицо Сергей Ткач выполнил хронометраж выступления Бортко с его депутатской программой. Оказалось, что все кандидаты перебрали, кто полминуты, кто минуту. Только Бортко был наказан за счет пространной речи ведущего. Возможно, злого умысла не было, разве что ради этого выступление Бортко сделали последним.

Ведущий был тот же, что и первый раз, и он сдался, когда Бортко задал вопрос, почему выступал последним, хотя по алфавиту его фамилия была в списке второй. Для остальных алфавитный порядок был соблюден.

После недолгого препирательства время было предоставлено.

Бортко сделал заявление: «В коммунистической газете была напечатана клеветническая статья о том, что якобы я присваивал чужие идеи изобретений, а именно идеи нынешнего секретаря районного комитета компартии Задорожного Петра Ивановича. Статья была моментально распространена почти всеми газетами, комментировалась на радио и упомянута в программе новостей данного канала. Все обстоит как раз наоборот. Задорожный работал инженером в БРИЗ, которым я руководил. Я ему поручал разработки вариантов конструкций, на которые у меня не хватало времени. Это может подтвердить техническая экспертиза. Иногда кроме общей идеи в разработке не было моего участия, и я исключал себя как соавтора. Шесть лет назад господин Задорожный ушел в отдел главного металлурга на повышение. С тех пор он не оформил ни одной заявки на изобретение или рационализаторское предложение. Очевидно, не было идей или некому было их воровать. Если господин Задорожный в течение двух недель не опубликует свои извинения, я подам на него в суд за клевету».

После заявления началась дискуссия. Коммунисты обвиняли Бортко в том, что он пытается налоговой амнистией узаконить разграбление общенародной собственности.

Бортко: Как вы собираетесь вернуть все в государственную собственность? Тотальной национализацией? Это гражданская война.

Корниенко: Мы возьмем власть в свои руки мирным путем. Народ поймет, что его обманули, и проголосует за нас. Мы восстановим СССР и вернем народу все, что у него отобрали.

Бортко: На каждых выборах вы теряете голоса, во-первых. Во-вторых, народ в советское время был отчужден от государственной собственности. Ею распоряжался партийно-хозяйственный актив. Когда верхушка партии разваливала СССР, где были вы? Я имею в виду не только Вас лично. Где были девятнадцать миллионов коммунистов. Вы понимаете, что произошло и почему произошло?

Корниенко: Понимаем! И очень хорошо понимаем. Капиталисты США и Европы внедрили в руководство партии своих агентов, чтобы развалить СССР, который помогал угнетенным трудящимся всего мира бороться с эксплуатацией и за мир против ядерной войны.

Бортко: Где гарантия, что в руководстве вашей партии нет сейчас агентов, которые мешают проведению рыночных реформ, чтобы в стране продолжала царить смута. Чтобы не прекращался передел собственности, а богатства утекали за границу.

Михаилу стало откровенно скучно. Он хотел было прекратить просмотр, как дискуссия неожиданно приобрела другое направление. Корниенко допустил личный выпад.

Корниенко: Вы сейчас гордитесь своей беспартийностью и обманываете избирателей. Вы писали заявление для вступления в КПСС. Вы хотели стать членом партии из карьеристских побуждений, но Вас раскусили. А теперь Вы ставите себе в заслугу, что были беспартийный.

Бортко: Это Вы передергиваете и вводите в заблуждение избирателей. Я действительно не состоял и не состою ни в какой партии. Если бы даже я был членом партии, то я имею право отмежеваться от партии, которая только дискредитировала идеи социализма, довела страну до разорения, а народ до нищеты.

Корниенко: Это не мы…

Бортко: Армия разгромлена, а полководец ни при чем. Так в чем состояла руководящая роль партии? Не перебивайте меня. Я объясню, почему меня не приняли в партию, причем это было сделано с грубейшим нарушением партийного устава.

Ведущий: Мы отклонились от темы. Давайте обсуждать ваши предвыборные программы.

Корниенко: Господина Бортко и сейчас волнует только карьера, у него нет твердой политической платформы…

Бортко: Ваша платформа тоже известна. За два года, в течение которых вы руководите городской партийной организацией, Вы купили новые квартиры себе и дочери, построили дачу в Песчаном, сменили ВАЗ на «вольво» и успели отдохнуть семьей на Кипре и в Египте. Как видно защита интересов трудящихся очень доходное дело…

Последние фразы Бортко уже прокричал, так как заговорили сразу Корниенко и ведущий. На этот раз микрофоны были у троих. Режиссер отключил Бортко и Корниенко, а ведущий в спешке закрыл дискуссию.

Михаилу все было понятно. Корниенко из списка подозреваемых можно вычеркнуть. Кто пойдет на открытый конфликт с человеком, которого собираешься незаметно убрать с дороги. Хотя идея физической расправы могла возникнуть и позже, после проигрыша на выборах.

Михаил спустился на второй этаж, где размещался архив телецентра, чтобы сдать кассеты и тут только вспомнил, что собирался установить, кто оплатил телевизионное время на дискуссию. Такие сведения можно получить в бухгалтерии. Михаил отправился туда. Вопреки его предположениям, что его заставят просить у начальства разрешение, девушка, которая ведет банковские счета, отыскала платежное поручение сразу, после того как Михаил предъявил служебное удостоверение. «Налоговая инспекция выдрессировала хорошо», – подумал он, когда бухгалтер направилась к шкафу с документами.

Содержанием платежки Михаил был удивлен. Он не ожидал, что дискуссию между коммунистом и Бортко оплатит Сумченко из своих средств. Хотя по зрелому размышлению, идея столкнуть лбами своих основных конкурентов выглядела не так уж глупо. К платежному поручению были подколоты скрепкой еще какие-то бумаги. Михаил их перелистал и обнаружил письмо Сумченко, где он просил выделить время для дискуссии с кандидатами Бортко и Корниенко. Почему он не принимал участие, предстояло выяснить.

Молчание родных

Небо было совсем темным, когда Михаил отъезжал от телецентра. Уличные фонари, неоновые вывески магазинов, ярко освещенные разряженные елки в витринах и масса светящихся окон отражались в заиндевевших деревьях и обледенелом асфальте тротуаров. Улица перед ним выглядела как россыпь разноцветных драгоценных камней на черном бархате неба. Улицы заполнены веселыми людьми всех возрастов. Город готовился встречать «старый Новый Год» – Новый Год по старому календарю – придуманный народом повод для праздника. В душу просилось праздничное настроение, но Михаил его не пускал. Его ожидали тяжелые разговоры с членами семьи Бортко. Перед выездом из телецентра он позвонил жене покойного депутата и уговорил принять для беседы.

– Надежда Михайловна, есть постановление городской прокуратуры, – теперь уже Михаил не врал, – о повторном проведении следствия. Ни меня, ни Вас не поймут, если мы не сможем переговорить…

– Это Вы поймите нас! Зачем еще раз переживать все это. Что изменится? Какие могут быть сомнения в том, что это нелепый несчастный случай. Вадим не однажды попадал со своей страстью в тяжелую ситуацию на море. На этот раз не обошлось…

– Поверьте мне, очень часто убийства организуются как несчастные случаи на дороге, охоте или рыбалке. Он был не только Вашим мужем, за его спиной десятки тысяч избирателей, которые за него голосовали. Мне нужен час времени не больше. Сделайте над собой усилие, хоть Вам это и тяжело…

– Вижу, Вас не переубедить… Вас устроит после шести. Мне нужно собраться с духом…

– А Ваша сестра живет от вас далеко?

– Нет уж! С ней договаривайтесь сами. Хотя я не совсем понимаю, причем здесь сестра?

– Я беседую со всеми, кто достаточно хорошо знал Вашего мужа.

– Приезжайте! Уверена, адрес Вы знаете.

– Да, конечно…

Пять минут седьмого Михаил позвонил в дверь. Открыла очень красивая женщина за сорок. Русые волосы, серые уже знакомые глаза. На кладбище он уже отметил ее красоту. Но здесь без верхней одежды, все выглядело иначе. Он поздоровался и назвал себя. Она ответила на приветствие и пригласила раздеться.

«Елена Михайловна, сестра жены», – сразу определил Михаил. Не зря же он хорошо изучил снимок, сделанный Еременко. Все-таки вдова вызвала сестру.

В гостиной Михаил огляделся, прежде чем сесть на место, куда ему указали. Это было кресло с низкой спинкой. Мебель была добротной. В углу японский телевизор, у стенки пианино. Хотя, по правде говоря, в облике комнаты следов дизайнерского замысла не было видно. Интерьер был продуктом вкуса кого-то из членов семьи.

Вся семья была в сборе, кроме одной дочери. Женщины разместились на диване, а сын Артем сидел на вертящемся стуле за пианино.

– Я хотел бы поговорить с каждым из вас отдельно.

– Почему отдельно? – спросила Надежда Михайловна.

– Давно установлено, что так собеседники чувствуют себя непринужденнее.

– Или легче спровоцировать собеседника на откровенное признание, – подала реплику Зоя – старшая дочь.

– Нет у меня, ни намерений, ни оснований для провокаций. Поверьте, так будет лучше для всех…

– Вы будете пить чай? – спросила Надежда Михайловна у Михаила.

– Спасибо! Не откажусь.

– Тогда поступим так. Мы все идем на кухню, кроме Зои, и пьем чай там. Вы пьете чай здесь и беседуете по очереди с каждым из нас. Вы согласны начать опрос или допрос с Зои? – взяла в свои руки бразды правления Надежда Михайловна.

– Надежда Михайловна, обижаете! Никаких допросов! В каком порядке мы будем беседовать, не имеет значения. Выбирайте сами…

– Потом Артем, Елена и последней буду я.

– Согласен!

Зоя осталась на диване, остальные вышли на кухню. Лицом она больше походила на тетку, чем на мать. Красивая, прекрасного сложения девушка. Темно русые волосы, короткая стрижка и серые «семейные» глаза. Бортко был тоже сероглазый. Она не прятала взгляда и заговорила первая.

– Неужели вы всерьез думаете, что у папы были враги, способные подстроить такое?

– А что тут несерьезного? Убивают журналистов в подъездах, якобы в целях ограбления, в автокатастрофах гибнут министры и видные политики. Депутат Верховной Рады видная политическая фигура. Очень заманчивое место для многих, кто хотел бы избежать уголовного наказания за свои преступления. Разве такой остановится еще перед одним преступлением ради этого?

– Вероятно, нет!

– Ваш отец был идеальной мишенью для преступника. Очень мобильный, всегда без охраны и даже без водителя.

– Да, согласна. Что вы хотели у меня спросить?

– Когда вы видели отца последний раз?

– В середине ноября на его дне рождения.

– Вы с ним беседовали о чем-нибудь.

– Конечно, но ни о чем таком, что имело бы интерес для Вас.

– И все-таки?

– Как всегда, он интересовался моей работой, спросил, когда будет свадьба. У меня есть парень, с которым мы решили пожениться.

– Когда будет свадьба?

– В конце июня перед отпуском.

– И как на это отреагировал отец?

– Пожалел, что не скоро.

– Он ни на что не жаловался, вы не заметили в его поведении подавленности или тревоги?

– Нет, не заметила. Он всегда был ласков с нами. Даже во время тренировок, когда что-нибудь долго не получалось.

– А в его разговорах с другими вы не запомнили ничего необычного?

– Разве, что выпил чуть больше и был чуть больше обычного сентиментальным. Кто не бывает сентиментальным на своем дне рождения. Теперь это можно трактовать как предчувствие смерти. Но это фантазии задним числом.

– Вот моя визитная карточка, если что-то вспомните: необычную фразу, незнакомое имя, обязательно позвоните. В нашем деле мелочей не бывает.

– Хорошо, только… но… впрочем, не важно… Я позову Артема.

Артем вошел чем-то настороженный. Михаил смог разглядеть его лучше. Еременко утверждал, что сын был копией отца. Роста среднего, широкие плечи, мускулистые руки, но вся фигура оставляла впечатление легкости из-за узкого таза и стройных ног. Артем одет был в гимнастические рейтузы и рубашку с короткими рукавами. Он опять уселся на винтовой стул за пианино, боком к инструменту.

Крышка пианино была поднята и его правая рука с длинными крепкими пальцами потянулась к клавишам непроизвольно.

– Сыграй, пожалуйста, что тебе нравится, только тихо, чтобы никому не мешать, – Михаил предположил, что за игрой напряжение Артема исчезнет.

Артем развернулся к пианино с готовностью и спросил:

– Против Шопена не возражаете?

– Конечно, нет!

Артем заиграл по памяти «Революционный этюд». Михаилу трудно было оценить уровень мастерства юного музыканта. Одно он понимал определенно, парень был одаренным. Так под тревожные, будоражащие звуки, льющиеся из-под пальцев Артема, они некоторое время молчали. Михаил слушал музыку и терпеливо ждал, когда Артем заговорит.

Однако ожидание было прервано Еленой Михайловной. Она стремительно вошла в комнату и с явным раздражением в голосе воскликнула:

– Артем! Сколько раз тебе нужно напоминать, что я терпеть не могу Шопена! Подожди, пока я уйду, раз уж ты без него не можешь…

– Прости, забыл… Мне этого не понять, потому все время забываю…, – смущенно пролепетал Артем, после того, как прекратил игру.

Елена Михайловна так же стремительно скрылась на кухне.

– Бедный Шопен! Не везет ему с женщинами. При жизни досталось от Жорж Санд, теперь Елене чем-то не угодил…, – после небольшой паузы добавил. – Отец очень любил Шопена.

Однако шутливая интонация не могла скрыть от Михаила истинное душевное состояние Артема.

Наконец, Артем заговорил. Его монолог принял несколько неожиданное направление:

– Зачем это расследование, зачем залазить в его и наши души? Ничего изменить нельзя. Вы все думаете только о себе. Вы, чтобы отличиться, ваши начальники – прикрыть свой зад, публика не прочь поковыряться в чужом белье, вдруг обнаружится дерьмо или еще что-нибудь. И отец, как оказалось, думал только о себе…

– Что ты имеешь в виду? Рыбалку? Так это отдых. Как ты думаешь, ему нужно было отдыхать…

– В декабре, когда день за днем падала температура… Причем здесь отдых?!

– Ты считаешь, что отец поступил безрассудно?

– Я ничего не считаю. Я не хотел бы разговаривать об этом вообще…

– Хорошо! Давай прекратим… Скажи Елене Михайловне, что я ее жду.

Артем вскочил, зачем-то опустил крышку пианино и вылетел на кухню.

Как его понимал Михаил! Он тоже лишился отца в двенадцать лет и тоже переживал в те годы иногда приступы несправедливой обиды на отца. Не смог спасти мать и себя!

Елена Михайловна принесла Михаилу чашку чая.

– Я не спросила, сколько ложек сахара Вы предпочитаете, и наобум всыпала только одну. Добавить еще?

– Нет! Вы угадали, одной достаточно. Спасибо!

– Готова ответить на Ваши вопросы.

– Меня интересует настроение Вадима Ивановича в последнее время перед тем трагическим днем, – произнес Михаил, после глотка терпкого чая.

– Только настроение?

– Конечно, не только настроение. Вы могли слышать его разговоры, в конце концов, он мог Вам пожаловаться или рассказать что-то, что он скрывал от жены, чтобы ее не беспокоить.

– Но у нас с сестрой нет тайн друг от друга и Вадим, я буду называть его так, это прекрасно знал.

– Иногда это способ сообщить неприятные вещи. Ты говоришь их одному лицу, заранее зная, что они немедленно попадут в уши другому, тому, для кого эти сведения предназначены.

– Все это слишком сложно для меня. Хотя у меня складывается впечатление, что Вы уверены в предумышленном убийстве. Более того, хотите от меня услышать имя убийцы.

– Хотелось бы услышать просто хоть какие-то имена, дальнейшее расследование покажет, были ли у них достаточно сильные мотивы, способность и возможность совершить убийство.

– Теоретически вы очень хорошо подкованы, как я вижу, – тон у Елены Михайловны становился насмешливым. – А как на счет практики?

– С практикой все в порядке. Вы думаете напрасно именно мне поручили это сложное дело?

– Не знаю, не знаю… Сколько Вам лет, если не секрет?

– Не секрет, тридцать один.

– Шерлоку Холмсу было больше, а Мегрэ так тот вообще был зрелым мужчиной. По-моему он даже на пенсию собирался.

– Мегрэ тоже начинал молодым когда-то. Не сомневайтесь, если преступление было, я его раскрою.

– Ну-ну! Только я, к сожалению, никаких фамилий не могу назвать и, вообще, ничем помочь не могу.

– И на том спасибо! Вы мне очень даже помогли.

– Каким же это образом?

– Разозлили! Мне теперь отступать некуда.

– Не принимайте близко к сердцу. Вы нас должны понять. Думаю, Вам с моей сестрой не о чем говорить. Она попросила сказать, что мы уверены – это был несчастный случай и не более. Нам не хотелось бы, чтобы в угоду публике, которая распространяет слухи об убийстве, схватили кого-нибудь невинного и заставили его признаться в том, что он не совершал. Вы же знаете, что в нашем городе такое было не однажды. Если не ошибаюсь, Вы создали себе репутацию, доказывая их невиновность…

– Вы хорошо информированы на мой счет. А еще я находил истинных преступников. Так будет и на этот раз…

– Трудно найти кошку в темной комнате, особенно когда ее там нет…

– У кошек глаза светятся даже в темноте, – Михаил пристально посмотрел в глаза Елене Михайловне. – Если она в комнате есть, то никуда не денется.

Она быстро отвела глаза, правда, только на мгновение. Этого было достаточно, чтобы у Михаила мелькнула мысль: «Неужели кошка чует, чье сало съела? Да нет, это я обиделся на нее за насмешливый тон и неверие в мои способности».

– Не обижайтесь, Вы должны понимать наше состояние.

«Мысли мои читает», – отметил полушутя Михаил. Он уже успокоился.

– Я не в обиде. Это Вы извините меня за беспокойство. Работа такая, приходится часто извиняться. Можно задать последний вопрос? – спросил Михаил.

– Отчего же! Задавайте, если он действительно последний.

– Как Вы относились к своему зятю? Он любил Шопена…

– Да! Оказывается, у меня были веские мотивы его убить. Такого «тонкого» хода я не ожидала. Наручники при Вас? – она протянула к Михаилу обе руки.

Рукава в три четверти платья Елены обнажили красивые руки почти до локтей.

– С арестом повременим, – попытался принять игру Михаил.

– Напрасно! Допрашивать вы, я имею в виду милицию, умеете…

– Я представляю прокуратуру.

– Для меня все едино… – глаза Елены потемнели.

– Вижу, пора прощаться. Вы закроете за мной дверь?

– Непременно! – шутливый тон опять вернулся к Елене Михайловне.

Михаил сел на холодное сидение своей машины и включил зажигание. Пока прогревался мотор, он попытался подвести итог дня. Итог был неутешительным. Слишком рано для прорыва понимал он, но настроение упало. Семья упорно молчит! О чем они молчат? Неужели ничего нет, а есть сплетни по шаблону: раз смерть депутата кому-то выгодна, значит, кто-то ее организовал. Все! Завтра нужно ознакомиться со стенограммами выступлений Бортко на заседаниях Верховной Рады, а послезавтра выезжать на место трагедии для организации поиска затонувшего катера.

Тут он вспомнил, что обещанный факс с копией письма Бортко так и не поступил от Еременко. Секретарь Манюни Ольга должна была немедленно сообщить Михаилу по мобильному телефону. Раз звонка не было, значит, и факса не было. По-другому быть не могло.

Нужно позвонить немедленно в Харьков. Михаил набрал номер домашнего телефона Еременко. Трубку подняла жена.

– Добрый вечер! Квартира Еременко?

– Да. А что Вы хотели?

– Анатолий Иванович дома?

– Дома, но он занят. А кто его спрашивает?

– Следователь прокуратуры Гречка.

– Сейчас, – в трубке был слышен разговор. Жена добивалась от мужа разъяснений, что за следователь. Наконец, Еременко ответил.

– Добрый вечер! Слушаю!

– Добрый вечер! Анатолий Иванович, я до сих пор не получил обещанную копию письма.

– Тут такое дело. Утром до работы не нашел. Пока был в отъезде, жена убрала книги с моего рабочего стола, навела, так сказать, порядок. Сегодня непременно найду. Еще один момент. Так как я ничего не отправил Вам днем, то по приходу с работы связался с Надеждой, женой Бортко. Она категорически возражает против передачи копии письма Вам.

– Почему? Что в нем содержится?

– Ничего интересного для Вас. Оно сугубо личное…

– В нем интимная информация…

– Нет, но она возражает.

– Надежда Михайловна знает содержание письма.

– Нет, она знает только о его существовании от Вадима.

– Что в письме такого, что может ей повредить.

– Как по мне, так ничего. Но у нее другое мнение. Она возражает в принципе против выдачи Вам любой личной информации.

– Бортко влез в политику, а у политиков ничего не может быть личного. Подробности интимной жизни американского Президента стали достоянием всего мира. Да, да! Политик с кем-то спит, а завтра государственные секреты уплывают за границу, потому что его шантажируют.

– Ну, Вадим не был Президентом.

– А где гарантия, что через десять лет он не мог стать Президентом?

– Если посылать факсом, то содержание письма станет известно многим. Кроме того, я хотел бы поговорить с Вами, но только не по телефону.

– Каким образом?

– Мне нужно быть у родителей в воскресенье. Могу приехать в субботу утром. Тогда мы сможем встретиться после обеда. Запишите телефон родителей. – Еременко продиктовал.

– Записал! До встречи!

«Что там может быть в том письме, что все так всполошились? Хотя тот же Еременко уверяет, что для меня там нет ничего интересного». – Размышлял Михаил по дороге в гостиницу.

«Корридоры» власти

В среду утром Михаил утряс все вопросы поездки на место происшествия. Связался с тамошним участковым, переговорил со специалистом научно-технического отдела, который должен был работать с металлоискателем при поисках катера.

Около одиннадцати дня Михаил устроился в углу Интернет-кафе «Мегабит» и открыл сайт Верховной Рады. Ничего другого не получалось. В Управлении можно было найти свободный компьютер, но у них не было выхода в Интернет. Для подключения к Интернет потребовался бы день, заверил системный администратор. Нужно было письменное разрешение нескольких начальников и пятнадцать минут настройки. Проще потратить десятку, чтобы не терять сутки.

Михаил задал в качестве поискового реквизита фамилию Бортко, и вскоре получил список из нескольких сотен документов, где она упоминается.

Чтение обещало быть скучным. И действительно препирательства по процедурным вопросам, бесконечные поправки к формулировкам статей законов, выступления по мотивам голосования, – одно стало ясно: Бортко трудился как вол.

Все его выступления красноречиво подтверждали, что он упорно проталкивает идеи своей программы. Только реакция остальных депутатов была странной. Его фамилия не встречалась в выступлениях других депутатов. Это могло означать только одно – его речи и его самого игнорировали, делали вид, что он не существует.

Даже после того как он резко выступил против кандидатуры нового Премьер Министра. Предыдущего Президент отправил в отставку, повесив на него свои же ошибки. Все знали, что старый Премьер и шагу не мог сделать без прямого указания Президента.

Теперь Президент предложил назначить Премьер Министром главу администрации одной из крупных промышленных областей. Перед этим в СМИ была организована серия материалов об экономических и социальных успехах этого региона.

В своем трехминутном выступлении Бортко резко критиковал кандидатуру, предложенную Президентом:

«Уважаемые депутаты! Мы совершим ошибку, если проголосуем за кандидатуру, предложенную Президентом. Можно понять чувства благодарности Президента руководителю области, избиратели которой обеспечили переизбрание его на второй срок. Но его назначение обернется для экономики Украины новыми потерями. Мы потеряем для развития страны следующие полтора-два года, по истечению которых Президент будет считать, что он расплатился и главу правительства можно заменить.

Давайте проанализируем, на чем основан разрекламированный успех области, возглавляемой будущим премьером.

Во-первых, область получила самые большие вливания бюджетных средств на душу населения.

Во-вторых, колоссальные налоговые льготы, из которых только возврат НДС составил два миллиарда гривен.

В-третьих, за членами семьи и подставными лицами главы администрации числится две трети промышленного потенциала области. Все говорят, что промышленность региона динамично развивается. То есть нельзя отказать будущему Премьер Министру в умении организовать работу на себя. Может, теперь отдать ему и его семье две трети промышленности Украины и все будет в порядке. Проблема экономического развития будет решена.

Думаю все же, что нам нужен человек, который думает не только о себе, но и о повышении благосостояния всех граждан.

Уважаемые депутаты, я призываю не голосовать за дальнейшее растаскивание промышленного потенциала страны. Президент должен нам представить другую кандидатуру на должность Премьер Министра».

«Это уже что-то!». – Отметил Михаил. Конфликт явный. За такую речь уже можно быть убитым. Врагов Бортко приобрел серьезных. Даже если Президент и Премьер, которого таки утвердили со второй попытки, и не опустятся до уровня какого-то там Бортко, то их приспешники могли воспользоваться случаем угодить начальству исполнением тайного желания.

Больше ничего перерастающего в личный конфликт в выступлениях и запросах Бортко Михаил не нашел. Осталось прочитать расшифровку скандальных записей, выполненных майором СБУ в кабинете Президента. Майор сбежал на Запад. Оттуда расшифровки попали в Интернет.

Особых надежд на успех не было, но Михаил подключился к сайту, на котором был свален весь компромат на руководство страны и опять запустил контекстный поиск на «Бортко». Вопреки ожиданиям в одном из фрагментов беседы Президента с тогда еще кандидатом в Премьеры фамилия депутата присутствовала.

Президент: Не верится, что в Раде процветает такой бардак. Выступление какой-то шавки сорвало выборы. Где большинство, о котором вы все мне докладывали… Кто этот Бортко?

Будущий Премьер: Инженеришка с металлурги-ческого завода. Опытный демагог. Неожиданно отодвинул всех и победил на выборах.

Президент: Чего он добивается? Кто за ним стоит?

Будущий Премьер: Да никого. И в финансовом отношении он нуль. Держится вне всяких фракций…

Президент: А предлагали?

Будущий Премьер: Предлагали стандартные условия, наотрез отказался…

Президент: Предложите больше. Сколько он хочет? Язык у него подвешен хорошо…

Будущий Премьер: Бесполезно! Он фанатик. Пусть говорит. Собака лает, а караван идет. Мы уже приняли меры к тем предателям из большинства, которые голосовали против. Осечки больше не будет…

Президент: Понял! Хрен с ним, этим Бортко. Какие еще у тебя вопросы?

Михаил покопался в интернетовском хламе еще полчаса и прекратил бесполезную трату денег и времени. Было только два часа дня, а ему нечем было заняться. Может, проскочить в Косу и оглядеться, чтобы завтра меньше времени тратить на подготовку. Туда полчаса пути с поправкой на качество дорожного полотна.

Опасения Михаила по поводу дороги не оправдались, ее уже раскатали. Последние дни стояла солнечная погода с небольшим морозцем днем. На асфальте проезжей части почти не осталось следов льда.

Он ехал на запад навстречу низкому зимнему солнцу. Глаза слезились от яркого света. От прямых лучей Михаил опустил щиток, но заиндевевшие деревья и трава на обочинах искрились на солнце. От этого спрятаться было невозможно.

Он подъехал к милицейскому участку без четверти три. Участковый удивился:

– Мы ведь договаривались на завтра.

– Ситуация изменилась, у меня появилось время сегодня. Если все успеем сейчас подготовить, то завтра Вы нам не понадобитесь.

– Я собирался ехать в райцентр. Ну да ладно! Что нужно?

– Посмотреть место происшествия и познакомить со свидетелями. Хотя бы одним, остальных он укажет…

– Понятно. Начнем со свидетеля. Он все покажет и расскажет. Жить будете у деда Панасенко. Звать Василий Яковлевич. Уже договорился. Рядом с тем местом. Сегодня опять в город или остановитесь у него?

– В город! Смотрю, такая дорога, что ночевать можно в городе.

– Решайте сами! Вы просили, я договорился…

– Завтра и решим. Голосованием. Мы будем вдвоем…

Участковый шел впереди по петляющей улице. Справа и слева между домами виднелась серо зеленая гладь замерзшего моря. Это и была Коса – село в одну улицу длиной более трех километров на песчаной косе, врезающейся в море с востока на запад. С северной стороны коса отрезала от моря обширную бухту, где рыбачили и погибли депутат и его помощник.

Михаил увидел на льду бухты маленькие фигурки людей возле непонятных сооружений.

«Рыбаки заняты подледным ловом». – Догадался Михаил.

Они остановились перед добротным домом с многочисленными пристройками. Пристройки сдавали летом отдыхающим. Здесь почти все дома были такими, за исключением дач богатеньких, которые ни с чем нельзя было спутать – они своей архитектурой, если можно было в данном случае говорить об архитектуре, резко отличались от стандартов домостроительства коренных жителей села.

После стука в металлические ворота выглянула молодуха, потом вышел хозяин в меховых сапогах, ватных штанах и солдатской камуфляжной куртке. Голова с шапкой седеющих волос была непокрытой.

– Здорово, Петрович! – приветствовал хозяина участковый.

– И ты Сан Саныч будь здоров! С чем и с кем пожаловал?

– Со мной следователь прокуратуры Михаил Егорович Гречка из города. Там опять занялись депутатом.

Петрович подал руку Михаилу и представился:

– Иван Петрович Найда, угораздило стать свидетелем.

– Не самый плохой вариант. – Вымолвил Михаил, пожимая протянутую мозолистую руку.

– Я вас оставляю. Петрович, покажешь, где живет дед Панасенко. До встречи завтра!

– Все покажем, все расскажем, дела подождут. – Глаза Петровича весело щурились. – С чего начнем?

– Начнем с того, что вы покажете мне, где находились сами.

– Тогда идем к деду Панасенко. Там мы и стояли. Мы забивали «козла» у деда, когда прибежали хлопцы и сказали, что рыбаки дерутся или тонут.

– Что значит «дерутся или тонут»?

– Сильно руками размахивали. Потом один из них стал кричать о помощи. Расстояние с километр, но ветер был северный – хорошо было слышно…

Петрович впереди Михаила прошел метров двести и свернул в сторону залива по дороге между двумя заборами. Они прошли метров сто еще и оказались на бугристой кромке замерзшего залива. Далее до противоположного берега, слегка подернутого дымкой, простиралось ледяное покрывало. Лед был местами гладкий как стекло, а местами покрытый мелкой рябью.

– Где вы стояли?

– Здесь. А вон дом деда Панасенко. Через ту калитку в заборе мы вышли.

– Как развивались события дальше.

– Лодки на берегу были, а моторы все поснимали, потому как сезон закрыли. Ждали, когда станет лед. Залив, считай, каждый год замерзает. Мы пошли на веслах, в четыре весла. Шуга ледяная мешала грести. Грешным делом подумали, что и сами не вернемся. Но все обошлось. Когда подплыли, катер уже утонул. Они лежали в воде лицами вверх. Думали, раз не утонули, может, выживут. Повозились изрядно, пока на борт поднимали. На берегу уже машину подогнали, чтобы в медсанчасть везти. В кабинетефельдшер с них одежду срезал, а они уже остыли. Сердце не выдержало холода.

– Вы можете указать как можно точнее место, где затонул катер?

– А зачем? – в голосе Петровича зазвучали тревожные нотки.

– Будем поднимать катер. Без него трудно завершить дело. Первый раз поторопились, теперь назначено повторное расследование.

– Так кто тогда запоминал, где затонул катер. Да их тела ветром могло отнести. Весной, когда лед растает или лучше летом…

– До лета нам никто не позволит ждать.

– А как искать подо льдом?

– Металлоискателем.

– Дело ваше, только придется половину залива пропахать. – Петрович заметно разволновался.

– А теперь познакомьте меня с дедом Панасенко.

Ветер и лед

Утром в четверг Михаил на своей машине отвез Андрея Никитина из научно-технического отдела на косу. Накануне Михаил предупредил, что будет холодно, и попросил одеться как на зимнюю рыбалку. Однако действительность превзошла их ожидание. Когда они прошли первую сотню метров по льду, то под леденящим пронизывающим ветром почувствовали себя словно голышом.

– Ничего себе! – воскликнул Андрей. – Я в таких условиях работать не договаривался. Сейчас покажу, как работает этот металлолом, и работай дальше сам…

– Андрей, оставь эти шуточки. Ты командирован до тех пор, пока мы не найдем катер.

– Да не хочу я положить свою жизнь, ради этого катера. У меня даже дома нет прикида, который выдержит такие условия, а у меня слабые легкие. Пусть дают спецодежду для такого случая. Все, поехал…

– Я не повезу тебя назад…

– На автобусе прекрасно доеду. Ты меня не остановишь.

– Ладно, показывай, как работает эта штука. Но в рапорт ты попадешь…

– Ну, это как положено… Надень наушники, смотри сюда на осциллограф. Сначала нужно настроить «нуль», то есть убрать фон, который зависит от почвы или в нашем случае воды и льда. Металл будет повышать частоту звука, а осциллограф позволяет сделать количественную оценку. Вот эта рукоятка повышает мощность усилителя…

– Давай, попробую выключить и включить…

– Пробуй. Так, так, все нормально. Желаю успеха.

Михаил в раздражении даже не ответил. Он прошел еще две сотни метров и понял, что не продумал все досконально. Лед практически не содержал на поверхности снега. Было невозможно установить, где только что он прошел с прибором. Искать положено по спирали от какой-то вехи. Чем ближе веха будет к тому месту, где затонул катер, тем меньшую площадь придется обследовать. И спиральный путь нужно как-то отмечать на льду.

Пальцы на руках у Михаила закоченели, несмотря на кожаные перчатки. Решил вернуться к деду Панасенко, во дворе которого они оставили машину и собирались ночевать.

Панасенко и его жена увидели посиневшее лицо Михаила и сразу все поняли. Зимой у них на печи всегда стоял чайник с кипятком. Через пять минут Михаилу подали чай в огромной кружке и блюдце с липовым медом.

Михаил пил чай с медом и размышлял, что делать дальше. Возможно, прав Андрей, нет смысла убивать здесь свое здоровье. Нужна другая одежда. Нужно привлечь Петровича. Он-то точнее определит место. Просто немыслимо обследовать такую территорию за два три дня. А больше у них и времени нет.

Дед Панасенко с любопытством разглядывал металлоискатель.

– Что за штуковина такая.

– Прибор для обнаружения металлических предметов под землей или водой.

– Так это вы катер хотите найти?

– Так точно, катер.

– А зачем он вам?

– Без него трудно определить причину несчастного случая и закрыть уголовное дело. Катер почему-то затонул. В чем причина?

– А как же Петрович и мужики. Они собирались его весной поднять, отремонтировать днище, перебрать мотор

– Так вот из-за чего Петрович отлынивал, когда я попросил указать хотя бы примерно место, где затонул депутат. Теперь я знаю, что нужно делать. Спасибо за чай, я скоро вернусь. Прибор пусть остается.

Михаил возвращался в город. Он решил упросить родственников Бортко отдать катер рыбакам. В таком случае у них не будет мотива скрывать место, где он затонул. В каком то смысле зимой по льду будет даже проще его поднять со дна. Он позвонил жене Бортко и напросился с визитом на десять минут. Пока достаточно будет разрешения с ее подписью, нотариально можно будет все оформить потом.

На удивление, Надежда Михайловна не упиралась и написала дарственную собственной рукой под диктовку Михаила. Михаил на всякий случай заверил дарственную и своей подписью, указав должность и фамилию. Ему было несколько неловко, так как катер стоил приличных денег. Даже за вычетом расходов на подъем и ремонт тысячу гривен за него можно выручить. С другой стороны, без помощи Петровича или других свидетелей затраты на поиски были бы в убыток.

Когда Михаил вернулся в Косу и вошел в дом деда Панасенко, то неожиданно застал там Андрея. Он тоже пил чай с липовым медом в ожидании Михаила, разложив на стульях свои многочисленные одежки.

– Нельзя пить горячее перед работой на морозе. – Сказал Михаил, не выказав никакого удивления. – Я иду за Петровичем, так что будь готов.

Петрович ухватил бумагу, не скрывая своей радости, спрятал в сервант и заторопился одеваться.

Они шли по льду прямо. Время от времени Петрович оглядывался и корректировал направление. Вскоре Михаил догадался, что нужно держать в створе вышку спасателей на берегу и трубу дома деда Панасенко.

Петрович все чаще стал посматривать вправо. Потом остановился, повертелся и забил кол в лед, предварительно пробив лед ломиком.

– Теперь твоя очередь, Андрей! – произнес Петрович и отошел в сторону.

Андрей включил аппарат и пошел кругами вокруг колышка. Он в своих одежках был поход на кочан молодой капусты, которую треплет сильный ветер.

На пятом или четвертом круге Андрей завертелся на месте, потом стал двигаться челноком, как бы определяя контуры области. Время от времени он просил Петровича делать на льду отметины ломом. Когда он закончил все увидели на льду контуры чего-то продолговатого, похожего на катер. Точность попадания благодаря навигации Петровича составила метров тридцать.

Петрович забил еще несколько кольев по контуру и все заспешили к берегу. Закат из рубинового перешел в почти фиолетовый оттенок. Синие сумерки заливали бухту и Косу. Ветер стих. Михаилу в какой то момент показалось, что они идут по дну моря, рассекая прохладную, почти невесомую воду. Он был возбужден находкой, молчание стало непереносимым. Михаил подождал отставшего Петровича и завел разговор о завтрашнем дне. По дороге обсудили план подъема катера. Нужна была бензопила, чтобы выпилить лед, нужны были багры и кошки, тренога и ручная лебедка.

– Может, привезти водолаза. Вдруг катер стоял на якоре, – предложил Михаил. – Он и якорь поднимет и катер зацепит.

– Не стоит, много возни. Здесь глубина два-три метра. Быстрее сделать баграми и кошками.

Уже в сумерках они разошлись по домам.

Михаилу с Андреем отвели небольшую, теплую спальню с металлической кроватью и тахтой. Михаил выбрал тахту, так как ее легче было приспособить под его рост с помощью пары стульев.

Хозяева пригласили на ужин. Так за чаем, разговорами и телевизором прошел вечер. Спать легли рано, одновременно с хозяевами.

Поднялись до рассвета. Хозяева уже давно проснулись и нагрели воды для умывания. Михаил успел завершить свой туалет и одеться, пока Андрей досматривал сны.

– А может, без меня? – осторожно закинул удочку Андрей в ответ на очередную попытку Михаила вытащить его из постели.

– Уедешь, когда поднимем катер или, по крайней мере, будем уверены, что нашли именно его, а не железяку, которая ржавеет здесь со времен войны…

– Прибор оставлю, ты ведь научился…

– Детские разговоры, через пятнадцать минут выходим.

Андрей нехотя вылез из постели, натянул брюки, обул сапоги и, потягиваясь, направился на кухню к умывальнику.

Минут через семь он возвратился с полотенцем на шее и запричитал:

– Бог мой! У них нет ванной комнаты и душа, а туалет во дворе, как в доисторические времена. Выстроить корпус на десять номеров для отдыхающих и сэкономить на канализации! Варвары! Точнее, славяне! Я не могу утром без душа! Ничего нет хуже сраной ж…. С ужасом вспоминаю армию – баня раз в неделю…

– А как же мусульмане в горах без водопровода ухитряются совершать омовение. У них в сортире стоит кувшин с водой… И ты возьми пластиковую бутылку, наполни теплой водой и мойся… Даже с мылом…

– Может, ты в своей деревне так привык, а я вырос и живу в городе…

– В моем деревенском доме есть индивидуальная канализация, и ванна, и душ, и унитаз. Отец еще тридцать лет назад построил. Чертежи выписал из Риги…

– Это же надо! Придумать религию, чтобы заставить людей мыться…

– А в какую религию ввести заповедь, чтобы вовремя являться на работу?

– Это ты про меня? Я православный атеист!

– Это когда в бога не верят, но верят во всякую чертовщину вроде гадания или магии…

– Или считают, что неприятно мыться холодной водой над сортирной ямой…

– А вот в Афгане пришлось следовать их традициям. В той жаре иначе нельзя…

– Ты воевал в Афгане?!

– Пришлось!

– А в каких войсках?

– ВДВ.

– Круто! А я отфилонил в саперах под Житомиром. Благоговейно умолкаю и иду мыть свою ж…

– И руки не забудь помыть с мылом, балаболка, – Михаил понял, что Никитин относился к той нередкой категории людей, которые любят поговорить о своих физиологических отправлениях и болячках, мнимых и действительных.

Когда Михаил и Андрей появились у кромки льда, над заливом уже забрезжил холодный и сырой рассвет. Далеко впереди они увидели трактор, тащивший странное сооружение, оседланное людьми.

Петрович и его бригада в составе его сына и тракториста уже успели сделать небольшую полынью, достаточную для того, чтобы задействовать бензопилу.

Трактор и четырехметровые сани из пары бревен стояли в стороне. Рядом на льду лежала тренога тоже из бревен, блоки, тросы, кошки, багры на длинных шестах.

– Петрович, когда Вы успели подготовить все это хозяйство? – спросил приятно удивленный Михаил.

Он не ожидал такой прыти. Вот что значит личный интерес.

– Пока вы вечером чаи гоняли да в телевизор уставились. Нам барствовать некогда. Хотите помочь?

– Не возражаю, а что делать?

– Ледяные глыбы из воды доставайте и убирайте из-под ног подальше. Только не по ходу трактора…

Лед достигал толщины около сорока сантиметров. Петрович это знал, потому так смело использовали трактор, который должен был и лебедку заменить и катер на берег оттащить.

Как только прорубь достигла размеров примерно метр на два, Петрович с мощным аккумуляторным фонарем припал к воде, что бы разглядеть дно и что там на дне.

Сверху темная вода оказалась прозрачной до дна. В лучах фонаря отчетливо была видна корма катера. Раздались довольные возгласы. Работа возобновилась в спором ритме.

Через час полынья была готова полностью.

– Ставим треногу! – скомандовал Петрович и все дружно ухватили, кто бревна треноги, а кто лом, чтобы вырубить лунки под стойки треноги.

Теперь предстояло зацепить катер кошками с носа и кормы. Петрович с фонарем и багром обследовал борта и носовую часть катера и сообщил:

– Якоря на грунте нет. Подняли. Видать хотели пойти к берегу своим ходом.

С помощью багров зацепили кошки у носа и кормы. От кошек трос через блок на треноге подвели к трактору. Только теперь Михаил обратил внимание, что на ведущие колеса трактора были надеты цепи. Иначе трактор буксовал бы на льду.

– Петрович, у Вас все так ловко получается, словно каждый день катера из-подо льда достаете. – Воскликнул Андрей.

Ему тоже было интересно. Он забыл о своем обещании уехать, как только станет известно, что катер найден.

– Да мы трактором невод тягаем при подледном лове. И полыньи таким же «макаром» рубим. Все знакомо…

Петрович махнул трактористу. Трактор медленно двинулся, натягивая трос. Петрович с сыном по обе стороны полыни направляли катер баграми.

Как ни осторожно тянул трактор, все же на лед хлынул поток воды, когда борта катера показались надо льдом.

– Стоп машина! – Закричал Петрович, так как катер стал крениться на один борт. – Пусть вода выходит.

Так медленно, рывками и остановками катер был поднят достаточно, чтобы под днище можно было подвести два бревна. Подождали, когда сойдет вода. Было заметно, что в днище есть пробоины. Подложили еще бревна, подставили сани и втащили катер на них. Теперь можно было осмотреть катер.

Михаил не без волнения приступил к осмотру.

– Без моего ведома ничего не трогать! Фотограф должен все заснять, а эксперт обследовать.

– Сколько мы их будем здесь ждать?!

– Петрович, Вы меня не поняли. После моего осмотра мы может тащить катер к вам во двор. Эксперт будет сегодня или завтра утром.

Михаил перелез через борт и осмотрелся. Ниже ватерлинии в правом борту зияли пробоины. Сразу стало ясно происхождение пробоин. Они были пробиты якорем, острый наконечник, которого оставался заклиненным в одном из отверстий. Как такое могло произойти? А как же отсеки плавучести? Даже с такими пробоинами катер не должен был затонуть. И только сейчас Михаил заметил, что все люки до единого в отсеках открыты.

Он заглянул во все закоулки катера, но ни крышек люков, ни задраек не обнаружил. На дне катер стоял на киле. Значит, при затоплении катер не переворачивался. Кто открыл люки в секторах плавучести и куда делись крышки?

Получается, что случайная пробоина, например, кто-либо из рыбаков уронил обмерзший скользкий якорь, могла затопить катер за считанные минуты.

Получается, что прямого убийства не было, а была создана ситуация, когда любая случайность: волна, крен катера или небольшая пробоина, – могли неизбежно отправить катер на дно. Нужно проверить работоспособность подвесного мотора. Почему они не попытались запустить двигатель и выброситься на мель. Судя по всему минут десять или чуть больше у них было.

– Все! Осмотр закончен, – Михаил спрыгнул на лед. – Можем ехать домой.

Тракторист забрался в кабину и трактор, слегка буксуя, потянул сани с катером и всей оснасткой. Остальные быстрым шагом поспешили за санями.

Правило лабиринта

Михаил и Андрей возвратились в город около трёх за полдень. Андрей вышел у здания Управления, а Михаил поехал в городскую прокуратуру. Ему нужно было доложить Манюне, что катер найден и поднят. Николай Петрович должен был распорядиться по поводу технической экспертизы и фотосъемки катера. Уже по дороге в город Михаил договорился о приеме по мобильному телефону, но не стал ничего говорить.

– Вижу, есть новости, но не вижу торжества победителя во взгляде. – Такими словами встретил Михаила Манюня сразу после приветствия.

– Подняли катер, но больше вопросов, чем ответов.

– А именно?

– Открыты все люки в отсеках плавучести, словно кто-то специально готовил катер к затоплению. Корпус пробит, очевидно, якорем. Могло ли это произойти случайно? Только после заключения экспертов можно будет ответить на данный вопрос. Теперь еще нужно искать эти люки. Не дай Бог, придется использовать водолазов. Это выльется не в один день.

– Нужно осмотреть ангар, где хранился катер. Не думаю, что он держал его под открытым небом.

– Сделаю сегодня же, если получится.

– Какие еще существенные факты удалось раскопать? На телецентре, в Интернете?

– Ничего существенного, по крайней мере, подозреваемые не появились. Обещал информацию Федор Лутай. Кстати, его некрасиво выжили из Управления. Лишили возможности подрабатывать тренером под надуманным предлогом, он и подал заявление.

– А меня заверяли, что организовал свое дело, потому ушел.

– Жить на что-то надо. У него семья: жена, двое детей, мать…

– Почему не написал жалобу мне? Приказ о запрете работы по совместительству нужно опротестовать. А возращение на работу его личный вопрос. Так что обещал Лутай?

– Разузнать, замышляли ли что-нибудь местные «мафиози».

– Когда будет информация?

– Должен был позвонить, если что появится заслуживающее внимания. И еще. В субботу у меня встреча со школьным другом Бортко. Обещал показать последнее письмо…

Голос секретаря в переговорном устройстве прервал Михаила:

– Николай Петрович, на проводе редактор газеты «Приазовье», говорить будете?

– Соедините!

– Да. Здравствуйте! Слушаю! Откуда у вас информация? Свои каналы? Так зачем Вам мое интервью, публикуйте слухи. Вы это умеете делать. Хорошо, могу сделать заявление для прессы. Через час в конференц-зале городской прокуратуры. Только услуга за услугу. Пригласите также коллег с ТВ…. До встречи! – обращаясь к Михаилу. – Не хочет телевидения, они могут подать информацию сегодня, а его газета выйдет только завтра. Уже пронюхали о катере.

– Никитин доложил своему начальству о выполнении задания, и тайна следствия накрылась.

– Ты его предупреждал?

– Конечно. Он же не в детском саду работает!

– Придется заявить, что версия о несчастном случае пока подтверждается. Окончательные выводы сделаем после проведения экспертизы.

– Можете сказать о люках и пробоине. Готовили катер к зимовке, сняли люки в отсеках плавучести, а поставить забыли или поленились. Случайная пробоина якорем и катер быстро затонул. Очевидно, кто-нибудь из редакции уже поехал на Косу. Нового хозяина катера я предупредил, но репортеры его перехитрят.

– Пожалуй, ты прав. Какие планы на сегодня?

– Попробую осмотреть ангар. Потом напомню о себе Лутаю. Есть вопрос! Жена и дети Бортко не очень разговорчивы. Если возникнут проблемы с осмотром ангара, можно будет получить ордер на обыск.

– Конечно! Постановление по делу есть, обращайся, если понадобится. Думаю, ты знаешь, как уговаривать и без ордера.

И действительно, уговаривать пришлось.

– Надежда Михайловна, нам необходимо осмотреть ангар или причал, где катер хранится зимой.

– Зачем Вам это?

– Нам удалось найти и поднять катер из-подо льда. Возникла необходимость уточнить кое-какие обстоятельства.

– Вы установили причину, почему затонул катер? – она не обнаружила удивления, возможно, уже знала о подъеме катера.

– Да, установили, но есть настоятельная необходимость посмотреть место его хранения.

– Я там бывала очень редко, вряд ли смогу помочь. Если причина аварии известна, то зачем эти лишние хлопоты для Вас и для нас.

– Эти хлопоты неизбежны. Вы же не хотите, чтобы завтра к Вам пришли с ордером на обыск?

– Помилуйте! В связи с чем? Мало нам одного горя.

– Ваш муж был депутатом Верховной Рады, поэтому расследование должно проводиться самым тщательным образом. За моей спиной десятки глаз, в том числе пресса и телевидение…

– Меня уже терроризировали газетчики. Я отключала телефон. Вам повезло, что вы дозвонились. Может, и согласилась бы помочь, но не могу физически.

– Попросите Артема. Он, наверное, там бывал чаще

– Артем в музыкальной школе, а вечером ему на тренировку.

– Я поговорю с тренером.

– Не в этом дело, у него соревнования на носу…

– Но есть же хоть какой-то интервал между школой и тренировкой. Я отвезу туда и назад на машине, а на осмотр мне нужно четверть часа…

– Перезвоните через час, он возвратится из школы…

– Нет! Мне нужен адрес музыкальной школы. Мы поедем прямо оттуда. Так будет быстрее.

– Ваша настырность поразительна. Пишите или запоминайте…

– Напишите сами, если нетрудно. Я сейчас заеду за ключом от ангара. Не носит же его Артем с собой.

– Носит!

– Это меняет дело. Диктуйте, пожалуйста…

В музыкальной школе Михаил не стал ждать у выхода, а сразу направился к директору, чтобы выяснить в каком кабинете занимается Артем. Он заглянул в кабинет и увидел Артема за роялем. Тот даже не повернул голову на скрип открывающейся двери.

Ждать пришлось не долго. Артем был сильно удивлен и не стал этого скрывать. Михаил рассказал коротко о подъеме катера и все, о чем они договорились с его матерью. Артем не задавал вопросов, только показывал дорогу, по которой часто ездил с отцом.

Причал для частных маломерных судов тянулся на добрый километр. На удачу им не пришлось долго идти от ворот в заборе из металлической сетки. Причал тускло освещали редкие фонари.

– Как вы осмотрите ангар, если электричество на зиму отключают?

– Почему?

– Да потому, что воруют. Отопление, сварка тянет много, вот и делают незаконные подключения…

– Жди меня здесь, я принесу фонарь. Жаль, раньше не сказал!

Артем не ответил. Михаил обернулся почти бегом. В багажнике, кроме переноски, он возил еще аккумуляторный фонарь. Дверь металлического ангара уже была открыта.

Михаил сначала осмотрел внимательно площадку вокруг.

– А где стоит яхта?

– На причале яхт-клуба.

Они вошли в ангар. Михаил повел лучом фонаря по полу и стенам и сразу увидел то, что искал. На полке были аккуратно сложены лючки с задрайками.

– Артем! Ты не знаешь, кто снимал люки с отсеков плавучести катера?

– Мы с отцом.

– Когда это произошло?

– В конце ноября, число не помню…

Кто теперь мог сомневаться, что их снял сам хозяин катера. Больше ничего интересного не предвиделось. Михаил собрался уходить, как обратил внимание на отрывной блокнот на столике в углу ангара. Блокнот был открыт. Он заметил, что часть листов отсутствовала, и приблизился к столу. В боковом свете на чистом листе ясно проступил текст, продавленный шариковой ручкой.

Михаил наклонился и успел прочитать заголовок: «Дорогой сын»! В следующее мгновение Артем быстрым движением схватил блокнот и спрятал в карман со словами:

– А я его искал! Думал, потерял.

Михаил не сразу отреагировал.

– Может, покажешь мне?

– Простите, зачем?

– Мне кажется, там была записка твоего отца, адресованная тебе.

– Возможно! – Артем не стал врать.

– Нам очень важно узнать, о чем тебе писал отец.

– Он писал мне. Этим все сказано.

– Как ты не можешь понять, это не только твое личное дело.

– Я понимаю лучше, чем Вы думаете. А записку я давно уничтожил.

Артем быстро вышел из ангара. Михаил вышел следом и увидел, как Артем рвет, жует и выплевывает части листа, по которому еще можно было восстановить текст записки.

– Надеюсь, вы не станете меня пытать?

– Артем, побойся Бога. Все что узнал о твоем отце, вызывает самое глубокое уважения к нему и вам, членам его семьи. Но если хоть малейшая вероятность, что его убили, мы должны это проверить. Убийца должен быть наказан. Каждое нераскрытое убийство неизбежно влечет новые трагедии.

– Его никто не убивал, можете мне поверить. Я его люблю больше вас всех вместе взятых, Вы это понимаете?!

– Понимаю! Я в двенадцать лет тоже потерял в один день отца и мать из-за несчастного случая, точнее, разгильдяйства водителя грузовика… Там все было ясно, здесь нет!

Артем молчал насупившись.

– Ладно, едем домой. Тебе сегодня еще на тренировку…

Оставив Артема у подъезда его дома, Михаил поехал к Феликсу.

В подвале было много народу. Одни терзали тренажеры, другие терзали друг друга. На ковре две пары крутились в спарринге. Феликс в тренировочном костюме руководил схваткой.

– Почему не заходил? Насколько я знаю, ты любишь размять кости. – Спросил Феликс.

– Не было, ни времени, ни настроения. Да и твоего звонка ждал.

– Не о чем было звонить! Пусто. Те уголовные дела, которые открыты по инициативе депутата, касаются только чиновников. Больше чем нарушение правил проведения тендера при приватизации им не пришьют. Поэтому мои уголовнички пока спокойны.

– Отрицательный ответ, тоже положительный результат следствия. Одна версия отпала.

– Не спеши. Есть пока непроверенный факт, что на одного братана с задатками киллера выходил какой-то бизнесмен. Они не столковались по цене. Но там речь шла о личных мотивах. Что-то типа «шерше ля фам». Возможно мотив для отвода глаз. Короче, нужно подождать. Этот Бортко был бабник, как ты думаешь?

– Не думаю, хотя успех часто развращает. Появляется тяга к созданию гарема. Или еще хуже, к оплаченной любви. Завтра постараюсь узнать больше, будет разговор с его школьным другом.

– А я займусь кандидатом в киллеры. Размяться не хочешь. Кимоно выдам под твой размер, только со стирки.

– Нет настроения. Да и прошедшей ночью плохо спал. Будь здоров!

– Будь!

– Забыл сказать! Поговорил с Манюней по поводу приказа. Обещал опротестовать. Если захочешь, он поможет вернуться на старое место.

– Спасибо, но поезд уже ушел. Я договорился об аренде второй части подвала, уговорил компаньона и организую тренажерный зал. Думаю, в нашем микрорайоне найдется достаточно желающих раструсить свой жир. Жаль, но с совместительством при таком раскладе ничего не получится.

– Конечно, жаль! Желаю успехов!

– До встречи! Позвоню обязательно.


Давно стемнело. Завтра суббота. Первая неделя расследования прошла, но выхода из лабиринта нет. Каждый раз, пройдя очередной запутанный маршрут, Михаил оказывался на исходных позициях: причина гибели депутата – несчастный случай. Он вспомнил популярную книжку по математике, которую прочитал в школьные годы. В разделе «Топология» кроме знаменитой поверхности Мёбиуса и обсуждения проблемы четырех красок было приведено правило выхода из лабиринтов.

Михаил хорошо запомнил его: держись стены правой рукой, пока не выйдешь из лабиринта или не вернёшься на прежнее место. Тогда нужно продолжить путь, используя противоположную стену и левую руку. Главное, чтобы в лабиринте был выход, иначе никакое правило не поможет.

Пока он все время держался правой стены, то есть занимался Бортко и его родственниками. Есть еще один пострадавший – помощник депутата Ткач. Возможно, он главная мишень. Нужно завтра побеседовать с родственниками Ткача перед встречей со школьным другом Бортко. Еще Михаилу очень захотелось домой. Пожалуй, вечер в пятницу и полдня в субботу он может провести в семье без ущерба для расследования.

Чтобы не терять время Михаил отказался от мысли заезжать в гостиницу за вещами. Персонал и так догадается обо всем.

Несмотря на оживленное движение транспорта в город и из города, Михаил уложился в обычные два часа. Когда он подъезжал к воротам дома, его ждала их овчарка Вулкан и жена Анастасия.

– Вулкан так рвался к воротам, что я догадалась – это ты… – проговорила Анастасия, прежде чем подставить губы для поцелуя.

Михаил нежно поцеловал жену и на секунду прижал к себе. Вот он сладостный миг возвращения домой после пятидневного отсутствия.

Вулкан, повизгивая, пытался протиснуться между супругами.

– И ты, разбойник, требуешь внимания, – потрепал собаку за загривок Михаил. – Марш домой, мне нужно машину в гараж поставить…

Анастасия взяла Вулкана за ошейник и повела к дому.

Шум потревожил дочь, которую бабушка Наталья только-только уложила в постель. Нина выбежала в прихожую и повисла на ноге отца. Михаил взял дочь на руки и передал Анастасии.

– Подожди малышка, я умоюсь с дороги и уложу тебя спать…

– И сказку прочитаешь…

– А не стыдно? Ты ведь уже первый класс к лету закончишь.

– Не стыдно! Когда я читаю, совсем не страшно. Ну почитай!

– Обязательно! Выбери книжку, а я скоро приду в спальню.

Они с Анастасией уснули поздно. Пришлось еще рассказать о ходе расследования. Анастасия всегда просила об этом. Иногда ее наивные советы и вопросы помогали открыть новые направления для анализа, поэтому Михаил охотно делился с нею своими соображениями и фактами.

– Опять у тебя фигурирует в деле красивая и одинокая…

– Ну, это не моя вина, что вокруг красавиц, особенно одиноких, всегда заваривается криминальная каша…

– Вот и займись ею, тебе это доставит удовольствие.

– Она ближе к пострадавшей стороне, как ты должна была заметить.

– А я так и не поняла, кто в этом деле пострадал, кроме детей, да и те являются наследниками…

– Замечательная мысль. Я так и не удосужился проверить его завещание. Он не очень богатый человек, но и далеко не бедный: патенты, яхта, автомобиль…

– Вот. А теперь скажи, что у тебя умная жена…

– Умная и красивая, не знаю даже чего больше…

Проснулся Михаил как для села поздно, в десятом часу. Он наметил отъезд на два часа дня, чтобы к четырем или немного позже поспеть на встречу с Еременко, школьным товарищем депутата. Получалось, что беседу с родственниками Ткача пришлось отложить на вечер.

Нужно было до отъезда еще многое сделать из тех дел по хозяйству, которые всегда входили в его обязанности. Главное – подготовка теплицы к посеву рассады в начале февраля. А еще он хотел заехать в школу, чтобы узнать о том бездомном, которого он рекомендовал в сторожа.


Погода портилась на глазах. Когда Михаил выехал на трассу, пошел снег. Дул сильный северо-восточный ветер. Поземка перетекала трассу как весенний паводок поверх плотины. Разделительной полосы шоссе почти не было видно. Одно было хорошо – из-за низкой интенсивности движения можно было держаться почти по центру дороги.

Ехал Михаил с хорошим настроением. Его губы еще хранили ощущение крепких поцелуев Анастасии. Был еще один повод для радости. Бездомный учитель уже работал сторожем. Он долго жал руку Михаилу и настойчиво приглашал на чай перед дорогой.

НОВЫЙ КРУГ

Еще в дороге Михаил вызвонил Еременко, и они договорились о встрече в знакомом кафе в центре города.

Школьный друг депутата выглядел заметно удрученным.

– Что-нибудь случилось? – спросил Михаил, когда они уселись за угловой столик в. Гардероба в кафе не было. Они остались в верхней одежде.

– Случилось! Но ничего нового. Перечитал письмо еще раз. Теперь у меня создалось впечатление, что он знал о близкой смерти.

– На основании чего Вы сделали такой вывод?

– А вы прочитайте и сразу поймете, – Еременко полез в карман и вытащил сложенный вчетверо стандартный лист.

Михаил взял письмо и развернул. Это был оригинал.

– Вы мне копию не сделали, – то ли спросил, то ли отметил Михаил.

– Нет, не сделал. Я хотел попросить Вас ограничиться только ознакомлением…

– Как Вам будет угодно, но при одном условии, если оно не будет необходимо в качестве улики.

– Мне приходилось уже Вам говорить, что в письме нет ничего интересного для следствия.

– Помню! Однако дайте с ним ознакомиться представителю этого самого следствия…

Михаил заказал кофе и принялся читать. Письмо было написано от руки. Похоже, его содержание депутат не доверил компьютеру.

«Здравствуй, Толя!

Пишем мы сейчас друг другу редко, но данное письмо отложить не могу. Очень на душе наболело. Одно хорошо – дети радуют. Зоя замуж выходит. Елена скоро окончит университет, а Артем, можно сказать, без пяти минут мастер спорта. Если не помешают травмы, то спустя три-четыре года можно ожидать результатов мирового уровня. Надежда здорова и передает тебе привет. Знает, что я пишу тебе, но содержание письма лучше ей не знать. Она и так преследует меня допросами по поводу моего настроения. А какое может быть у меня настроение, если действительность во всех отношениях оказалась намного хуже, чем я мог предполагать еще год назад. Я словно попал в другое измерение. В царство теней или фантомов, где не на что опереться.

Из-за полного бессилия что-либо изменить, мне стало трудно заставить себя работать в Верховной Раде, ходить на заседания, сидеть в комиссиях, читать горы документов, единственное назначение которых создать видимость полезной государственной деятельности. На самом же деле идет бесстыдная торговля принципами, голосами, квотами, лицензиями, налоговыми льготами, дотациями и прочая, и прочая. Но самая выгодная сделка, когда продаешь друга или соратника.

В прошлой жизни у меня семья, которой я предан, твоя дружба, мои маленькие гимнасты, море, яхта, рыбалка и, наконец, музыка. И сейчас почти все это есть, но словно ускользает от меня, не питает мои душевные силы. Я подобен тле в капле росы. Все вижу, но дышать не могу.

Дошло до того, что заурядное событие может меня выбить из колеи на несколько дней. Недавно встретил в городе Мула. Впечатление, как от сосульки брошенной за пазуху. Неужели мое депутатство разрушило все то, что было между нами в лучшие годы нашей жизни. Я имею в виду нашу юность. Ты один моя душевная опора. Просить поддержки у семьи, значит посвящать ее в свои проблемы, лишать спокойствия и уверенности.

Помнишь, я говорил тебе, что любовь убивает надежней, чем ненависть. Похоже, мне на роду написано стать примером, подтверждающим поговорку.

Привет Ирине и детям. Не забывайте нас.

Прощайте, Вадим».

Михаил закончил чтение и поднял голову. Еременко сидел, откинувшись на стуле. Мысли его были далеко. Об этом говорил отрешенный взгляд и окаменелая поза.

– Ирина, Ваша жена? – спросил Михаил, только чтобы вернуть на землю Еременко.

– Да, да! Моя жена.

– А Мул?

– Мы клички часто создавали по инициалам. Михаил Ульянович Лопатин. Наш школьный товарищ. Он был третьим в нашей «триаде». После женитьбы отстранился. Мы почему-то не понравились его жене. Или наши жены…

– Чем он занимается?

– Металлург, как и многие в этом городе. Никогда не был в партии, а теперь стал вдруг коммунистом.

– Своеобразная форма протеста против действительности.

– Логичнее было стать социалистом, если уж он проснулся для политической активности.

– Какое у него положение в партийной иерархии?

– Рядовой. Слышал, он отказался от места в бюро горкома.

– Вас развели политические разногласия?

– Не думаю. Иногда это зависть к успехам, иногда новые друзья и интересы… Обычный случай. Трудно пройти длинную жизненную дорогу рядом на всех ее поворотах. Школа это аквариум, жизнь – океан.

– Согласен. Однако вернемся к главной теме. Что Вы имели в виду, когда говорили о предчувствии Бортко близкой смерти? Самоубийство?

– Что Вы! Это не для него! И потом, он был с Сергеем. Не думаю, что у Вадима была причина убивать и его.

– Вы хорошо знали Ткача?

– Не очень, хотя последние лет десять он часто присутствовал на общих встречах в доме Вадима.

– И все же?

– Они работали вместе почти двадцать лет. Возможно, звезд с неба не хватал, но организованный, ответственный и в целом положительный человек. Иначе Вадим не держал бы его рядом так долго.

– В письме явно просматривается состояние депрессии. Прощание в конце письма. Просьба не забывать семью… Показать бы это письмо психиатру.

– А можно обойтись без психиатра? Все его письма заканчиваются «прощай» уже много лет, после того как он побывал в автокатастрофе. Тогда он отделался переломом голени и двух ребер.

– Вы не знаете, было ли у Бортко завещание?

– Было. Опять же после той аварии он составил завещание.

– Когда она произошла?

– Сейчас вспомню… Пять лет назад. В гололед он вылетел в кювет. Ехал один, торопился как всегда. Когда кто-то с ним был в машине, он водил очень осторожно. Сам убедился неоднократно.

– Вы знакомы с содержанием завещания?

– Нет. В семье не очень распространялись, а спрашивать неудобно. На поминальном обеде Елена затронула эту тему, но Надежда ее прервала очень категорично.

– Елена, дочь или сестра?

– Сестра.

– Она имела основания на что-то надеяться?

– Ничего об этом не знаю, а домыслы строить не хочу.

– Вы мне собирались кроме письма, поведать еще что-то…

– Вадим звонил мне накануне своего дня рождения и приглашал приехать, но семейные обстоятельства мне не позволили. Вечером следующего дня мы с женой позвонили ему домой и поздравили. Он был не в своей тарелке и проронил буквально следующую фразу: «Очень жаль, что ты не приехал, мне теперь даже некому поплакаться в жилетку». Я спросил: «Что случилось»? Он ответил: «Хуже не придумаешь, но разговор не для телефона. Напишу, если решусь». В письме, как вы убедились, ничего нет кроме общих слов о предательстве. Кто его предал и в чем заключается это предательство? Только Вы можете это установить…

– Вы думаете это просто! Он говорил о предательстве близкого человека. Ткач погиб, семья молчит…

– Мне трудно что-либо Вам посоветовать…

– Скажите лучше, у него могла быть женщина на стороне. Например, в Киеве… Вокруг депутатов много вращается дамочек разного возраста: секретарши, переводчицы, журналистки и так далее. Часть из них готова на многое ради карьеры или заработка.

– Это исключается. Он любил жену и возможно продолжал любить Елену, свою первую любовь. Такое бывает. Третьей женщины быть не могло…

– Вы уверены?

– Голову закладывать не стану, но на приличную сумму готов поспорить. Я первый узнал, когда он влюбился в Елену, потом переключился на Надежду. Между Еленой и Надеждой был еще один короткий эпизод. Он доверял мне как себе…

– Но эпизод с предательством не доверил.

– Он не доверил бумаге, а не мне… Если бы я знал, что так все закончится, я бы приехал. Тогда вся семья грипповала. Дети только-только выздоравливали, как свалилась жена. Можно было привлечь тещу на пару дней…

– У Вас малые дети?

– Да. Я женился после тридцати…

Михаил сделал паузу, чтобы выпить уже остывший кофе. Еременко даже не притронулся к своей чашке.

– У Вас есть какие-нибудь мысли или предположения? – спросил Михаил, когда вернул чашку на стол.

– По поводу чего?

– Кто из близких мог его предать?

– К сожалению, ничего не могу придумать…

– Тогда не буду Вас более задерживать. Спасибо за ценную информацию.

– Ценную?

– Конечно! Мы непременно найдем, кто его подставил.

– Желаю успеха. Я хотел бы знать…

– Не могу обещать, – перебил Михаил. – Это может быть не в моей компетенции. Тайна следствия и все такое…

– По возможности…

– В любом случае я с Вами свяжусь. Могут появиться вопросы…

– Всегда буду рад помочь.

– По крайней мере, Вы будете знать официальное заключение.

Это были последние слова Михаила уже по пути в гардероб.

Погода продолжала ухудшаться. Метель усилилась. По радио передали штормовое предупреждение.

«В такую погоду, да еще в субботу сидеть бы в кресле у изразцовой печки с книгой» – подумал Михаил. Такая печь в их доме имелась, хотя отопление было водяное – год назад он осуществил коренную модернизацию отопительной системы в связи с газификацией села.

Семью Ткача Михаил решил посетить без предупреждения. Не хотел натолкнуться на отказ под предлогом выходного дня. Тогда разговор пришлось бы отложить до понедельника, так как воскресенье он намеревался провести дома.

После звонка в дверь Михаила долго разглядывали в дверной глазок. Потом дверь приоткрылась на цепочке и женским голосом спросили:

– Вам кого?

– Варвара Петровна, это Вы?

– Да! А что случилось?

– Следователь прокуратуры, Гречка? Могу я войти?

Дверь закрылась, потом за дверью что-то звякнуло, и она распахнулась. На пороге стояла дородная женщина в цветастом бархатном халате: на зеленом поле крупные цветы. Волосы острижены коротко, почти по-мужски. Круглое лицо с темными глазами – пуговицами. Ярко накрашенный рот. Михаил не разглядел жену Ткача на кладбище среди толпы ее таких же дородных родственников и детей.

Она не спешила пропускать Михаила в квартиру, словно ждала объяснений.

– Мне нужно побеседовать с Вами. Не хотел вызывать повесткой в прокуратуру…, – Михаил пустил в ход почти безотказный аргумент.

– Зачем? Что случилось.

– Вы хотите, чтобы я объяснял это здесь, на лестничной площадке?

– Извините! Проходите в квартиру.

Михаил вошел в прихожую и, не дожидаясь предложения, снял куртку. Шерстяную спортивную шапочку он спрятал в карман куртки еще в лифте.

– Проходите, можете не разуваться, – поняла намерения Михаила хозяйка, так как тот тщательно вытирал ноги о коврик на входе.

Мебель в общей комнате оказалась солиднее, чем у Бортко. Чувствовалось, что в этом доме обстановке придают гораздо большее значение.

– Вы одна дома? – спросил Михаил, усаживаясь на указанное место.

– Сын ушел по делам. Дочь где-то у подруги.

– Сколько Вашим детям лет?

– Сыну семнадцать, заканчивает школу, дочери весной будет четырнадцать.

– На кладбище было много людей и мне показалось, что семья у вас должна быть гораздо больше.

– То родственники мужа. Их много живет здесь в городе. Вы это хотели узнать? Или есть причина серьезнее?

– Есть. Заново открыто следствие по случаю гибели Бортко и Вашего мужа. Я хотел бы побеседовать с Вами. Возможно, муж что-либо говорил такое, что прольет свет на это темное дело.

– Ничего я не знаю. А что дело темное, так всем и так ясно. Вадим был человек без тормозов. Как я отговаривала Сергея не ездить на ту рыбалку. И Вадиму звонила. Так он уперся рогом и все…

– Ваш муж и Бортко давно знали друг друга?

– Да еще с института. Сергей на курс моложе. Попал по распределению в тот же цех. Там они и сдружились на беду.

– Мне показалось, что вы с женой Бортко не ладите.

– Она всегда высоко неслась. Теперь почему-то считает Сергея виноватым в их гибели. А по мне, так наоборот. В такую погоду только сумасшедший мог затеять рыбалку.

– Общее горе должно было сблизить вас…

– Как видите, это не обязательно. Не хочу их видеть. Ни ее, ни ее гулящую сестру.

– У Вас есть основания для такого тяжелого обвинения?

– Есть, раз говорю такое о женщине…

– Не могли бы Вы высказаться конкретнее, о причине…

– Извините, не собираюсь объясняться. Это мое личное мнение и никто меня не заставит его изменить.

– Хорошо! Оставим эту тему. Последнее время Вы не слышали от мужа о каких-либо проблемах или конфликтах Бортко или его личных?

– Да они все время были как на вулкане, нервные и дерганые, но дома о работе не говорили.

– Как вы относитесь к слухам, что их гибель подстроили?

– В наше подлое время все может быть, только я ничего об этом не знаю. Не нужно было в декабре идти в море. Это последнее, что я могу сказать.

Михаил понял, что пора прощаться. Больше для проформы он оставил свою визитную карточку.

– Звоните, если что-либо вспомните, появится информация или предположение…

По дороге он побывал в гастрономе. Купил торт, апельсины и бутылку крымского вина. Анастасия любила мускат.

За городом на трассе уже встречались снежные заносы. Михаил пристроился за мощным трейлером и без проблем, если не считать что на полтора часа дольше, добрался до своего села. Подъезд к дому, а это метров тридцать, уже пришлось расчищать лопатой.

Воскресенье Михаил провел в домашних хлопотах, однако мысли о работе его не отпускали. Такое было чрезвычайно редко и свидетельствовало только об одном – расследование зашло в тупик. Напрасно Михаил утешал себя тем, что подтверждение версии о несчастном случае – тоже результат. Он знал, что не сможет себя обмануть. До сих пор он не получал «проколов». Были случаи, что преступнику удавалось избежать наказания, так как, к сожалению, было куда бежать – границы СНГ были практически прозрачны. Но главное, ему всегда удавалось установить, кто и как совершил преступление и собрать вполне доказательные улики.

Единственным результатом его воскресных размышлений был план действий на понедельник. Предстояло ознакомиться с официальными заключением экспертизы катера, побеседовать с нотариусом по поводу завещания Бортко, посетить ателье «Модный Силуэт» – семейный бизнес сестер, встретиться с Феликсом.

Михаил отвел на дорогу три часа и не ошибся. Выехал сразу после шести утра, но припарковался у здания научно-технического отдела только в четверть десятого. Снегопад прекратился еще в воскресенье и на дорогах уже поработали снегоочистительные машины, но больше пятидесяти километров в час состояние дороги и движение держать не позволяло.

Не без волнения Михаил вскрывал конверт с заключением экспертов. Его опасения подтвердились. Ситуация только усложнялась. Причиной этого были три факта.

Во-первых, пробоины в днище катера действительно пробиты якорем.

Во-вторых, было не менее двух ударов, так как расположение отверстий и вмятин исключало возможность причинить их за один удар.

В-третьих, свободное падение якоря с высоты человеческого роста не могло причинить разрушения такого масштаба и характера.

Последний вывод был умозрительный, так как новый владелец катера не позволил провести реальный эксперимент.

Чтобы привести Михаила в смятение достаточно было и первых двух фактов. Кто-то из двух, Бортко или Ткач, целенаправленными действиями затопил катер, то есть создавал угрозу гибели для себя и партнера. Почему? Зачем?

Был еще один смущающий момент. В акте экспертизы отмечено, что депутат и его помощник действительно перед этим ловили рыбу. В кокпите катера найдены останки нескольких экземпляров камбалы, один из них с застрявшим крючком и куском лески, идентичным обрывкам, привязанным к бортовой утке.

Первое, что пришло в голову – по какой-то причине произошла жестокая ссора. Один из рыбаков в состоянии аффекта решил затопить катер, убивая себя и другого. Возможно, даже не предполагал смертельный исход, а хотел запугать.

Невеселая история. Можно прямо сейчас писать заключение и закрывать расследование. Только тогда осталась бы неизвестной тайна, которую утопили вместе с собой депутат и его помощник. Есть ли хоть малейшая вероятность раскрыть эту тайну? Кто и что могло послужить причиной раздора двух близких людей? Все факты до сих пор свидетельствовали об их многолетней крепкой дружбе и партнерстве в делах.

Формула интриги

Михаил позвонил городскому прокурору из приемной научно-технического отдела.

– Николай Петрович, добрый день! Срочно нужен Ваш совет.

– Добрый день, Миша! Что у тебя стряслось?

– Не у меня, а в деле. Не хотелось бы говорить по телефону. Я только что прочитал заключение экспертов. Можно заехать на десять минут.

– Приезжай! Для тебя выкрою пять минут. Попроси Ольгу, чтобы сразу доложила о твоем приходе.

Через четверть часа Михаил уже сидел в кабинете Манюни. Как только Николай Петрович закончил телефонный разговор, он дал указание Ольге не соединять его впредь до отмены приказа.

– Готов тебя выслушать. Но сначала прочитаю выводы экспертов.

Михаил протянул конверт с текстом заключения и пачкой фотографий. Манюня сначала просмотрел фотографии, затем принялся читать текст. Михаил едва сдерживал желание высказать свои комментарии. Как ему казалось, Николай Петрович слишком долго читал и держал паузу – вероятно, не мог прийти к каким-либо выводам собственными силами.

– Похоже, дело можно закрывать, – наконец-то произнес Манюня.

– Да! И у меня сложилось такое первое впечатление.

– А сейчас?

– Но теперь я думаю иначе. У меня осталось время до конца недели. Хочу попробовать разобраться глубже. В письме к школьному товарищу Бортко говорит о предательстве. В чем оно состоит, кто его совершил, – вот вопросы, на которые можно попытаться получить ответ.

– Может, пригласить для совета Фесенко, как мы и собирались?

Фесенко был преемником Манюни на должности начальника следственного отдела. Его отличали большой опыт и здравый смысл, который, правда, мало помогал в сложных и нестандартных ситуациях.

– Пока мне понятно, что делать, но если Вы считаете, что это будет полезно…

– Не настаиваю. Я его попросил оказывать тебе содействие.

– Кроме того, не хотелось бы без острой необходимости расширять круг лиц, информированных по данному делу.

– Согласен. Интуиция и мне подсказывает, что так будет лучше. Что ты намерен делать дальше?

– Вообще или сегодня?

– Сегодня и вообще.

– Сегодня хочу познакомиться с завещанием Бортко, посетить ателье «Модный Силуэт», встретиться с Феликсом. Долгосрочных планов нет. Все зависит от сегодняшних результатов.

– Зачем тебе ателье?

– Им владеет жена Бортко и ее сестра.

– Да, забыл. Ты рассказывал прошлый раз, но факт подъема катера все затмил… Предлагаю встречаться ежедневно в девять утра на десять-пятнадцать минут. Вижу, дело на такой стадии, что мне нужно быть в курсе всех деталей.

– Хорошо! Завтра в девять буду с докладом за сегодняшний день.

– С прессой знаком?

– Собираюсь прочитать вечером перед сном. Днем жаль времени.

– Напрасно. Кто-то знает об этом деле больше, чем мы с тобой. Это я понял после ознакомления с заключением экспертов. Прочитай вчерашний выпуск «Приазовья».

Первое, что сделал Михаил, когда покинул здание прокуратуры, это отыскал газетный киоск и купил воскресный номер «Приазовья». Статья была короткой, и Михаил прочитал ее в машине. Подписи не было, поэтому об авторе мог рассказать только главный редактор Письменный. Михаил знал его давно. Еще с тех времен, когда Письменный был корреспондентом. Не удивительно, что он стал главным редактором газеты, которая принадлежала зятю главы администрации области, так как Письменный всегда обслуживал власть: областную и местную.

Это Письменный звонил Манюне, когда разнюхал о подъеме катера. Он же посылал своего сотрудника в Косу, так как на первой полосе был снимок днища катера с пробоинами. Очевидно, Петрович не устоял. Впрочем, подумал Михаил, даже охрана не помогла бы.

Михаил без труда отыскал в статье фразы, которые Манюня имел в виду, когда говорил, что газетчики знают больше следователя.

Там было: «Характер пробоин в днище катера и свидетельства очевидцев позволяют сделать заключение, что между депутатом и его помощником произошел конфликт, возможно даже физическое столкновение, то есть, попросту говоря, драка. В результате этого днище было повреждено якорем. Катер затонул, ибо по небрежности блоки плавучести катера оказались разгерметизированными.

Многие будут гадать о причине конфликта между старыми приятелями. Конфликта, который привел к трагическим последствиям. Что же они не поделили? Редакция располагает данными о возможной подоплеке событий. Они не имеют отношения к депутатской деятельности Бортко, но мы не собирается предавать их гласности из этических соображений…».

Очень неосторожное заявление. Есть основание для «наезда» на редакцию за попытку скрыть от следствия информацию. Почему Манюня упустил этот момент?

Михаил набрал на своем мобильном телефон Манюни.

– Николай Петрович, я прочитал статью. Мы можем на них надавить за сокрытие информации от следствия…

– Как раз по этому поводу просил Ольгу связаться с тобой. Уже готовы соответствующие повестки. Завтра в половине десятого жду тебя. На десять назначено дознание…

– Обязательно буду. А сегодня постараюсь выполнить намеченную программу.

– Желаю успеха! Чем больше мы будем знать, тем легче будет припереть газетчиков к стенке…

Приближалось время обеда. Михаил это почувствовал весьма выразительно, так как завтракал очень рано. В столовой Управления посетителей было не много. Пока ел, сообразил, что нужно начинать с ателье, так как жена Бортко должна быть на работе. Там заодно он узнает адрес нотариальной конторы или договорится о вечерней встрече, если завещание хранится дома.

Ателье размещалось в небольшом двухэтажном здании на центральной улице. Улица сохранила название «Проспект Ленина», чтобы не раздражать рабочих металлургического завода, которые на десятитысячном митинге приняли и направили соответствующий меморандум городским властям.

Небольшим здание ателье казалось по сравнению с рядом стоящими зданиями постройки пятидесятых годов. На самом деле посетителя встречали в просторной прихожей с гардеробом и переправляли в обширный приемный зал с низкими креслами, такими же столами, заваленными журналами мод, и примерочными кабинами по периметру. Швейное оборудование размещалось на втором этаже.

За столом приемщицы сидела Елена Болотина, сестра жены Бортко.

– Подменяю заболевшую работницу, – почему-то стала объяснять Елена после обмена приветствиями. – Вы и сюда пожаловали! С чем, если не секрет?

Елена осталась сидеть и не предложила кресло Михаилу.

– Не секрет. Хочу ознакомиться с завещанием, если оно было.

– Зачем Вам оно?

– Елена Михайловна, вы читаете детективы?

– Никогда! Предпочитаю любовные романы, причем авторов – женщин.

– Жаль! Тогда бы Вы знали, что чтение завещаний позволяет следователю выявить, кому наиболее выгодна смерть. Получение наследства – весьма распространенный мотив преступлений, потом уже ревность, желание избавиться от супруга или любовника и прочее…

– Тогда убийца – Артем! Это же смешно.

– Опять же, чувствуется недостаток начитанности в области криминальной литературы. Распространенный не означает единственный. Есть еще банальное убийство с целью грабежа. Место депутата как источник дохода потянет возможно даже больше чем стоимость имущества всей вашей семьи… Не будем препираться. Проводите меня к Надежде Михайловне, пожалуйста.

– В этом нет необходимости. У нее в сейфе есть копия завещания. Сейчас принесу его Вам. Надеюсь, вы не заберете его с собой.

– Нет, не заберу! Если потребуется, мы получим официальную копию от нотариуса. Один вопрос. Вам Надежда Михайловна поручила оберегать ее от контактов со мной?

– Считайте, что поручила.

– Ладно, мне, в конце концов, неважно из чьих рук я получу завещание. Не буду без надобности вас строить и вести в прокуратуру на беседу. Мне нужно его прочитать, – Михаил без приглашения уселся в кресло возле журнального столика.

Елены не было довольно долго, по крайней мере, больше десяти минут. Михаил посмотрел на часы не сразу.

В помещении кроме него было еще несколько клиенток и клиентов. С ними работали закройщики: две молодые женщины и мужчина в возрасте с «эйнштейновскими» усами и шевелюрой.

Клиенты, то скрывались в примерочных, то усаживались в кресла в позе нетерпеливого ожидания.

«Ателье пользуется популярностью», – отметил Михаил

– Извините, что задержала, – подошла грациозной походкой Елена. Только сейчас Михаил заметил ее наряд. Это был строгий темно-синий костюм поверх светло-голубой блузки с глубоким вырезом и отложным воротником. Женщина за сорок выглядела на тридцать, от силы тридцать пять.

«Красива чертовка!», – едва удержался от восклицания Михаил. Она прочитала восхищение в его взгляде, но промолчала. Только довольная улыбка слегка тронула ее красивые припухшие губы с маленькой родинкой на самом краешке верхней губы.

– Я не скучал! Изучал ваших клиентов. Должен отметить, солидная публика.

– Да, слава Богу! Городская верхушка «ошивается» у нас, – она протянула Михаилу папку.

Михаил принялся за чтение немедленно, а Елена вернулась за свой рабочий стол, где ее дожидалась клиентка.

Ничего интересного Михаил не узнал, кроме даты составления завещания – десятое ноября прошедшего года, то есть менее чем за месяц до гибели. Оказалось, что Бортко был в списке учредителей ателье и владел двадцати процентной долей уставного фонда. Он завещал ее младшей дочери. Сыну отписал яхту и патенты. Старшей дочери – сорок тысяч долларов на приобретение квартиры. Жене – квартиру, автомобиль и остальные денежные средства. Сумма была неизвестна. Перечислены банки и номера счетов, всего три счета.

В папке были подшиты еще какие-то документы. Михаил не постеснялся в них заглянуть, и не был разочарован. Это были учредительные документы товарищества с полной ответственностью «Модный Силуэт». Оказалось, что доли нескольких мелких учредителей были выкуплены Бортко в начале ноября. Теперь его жена и дочь владели шестидесятью процентами уставного фонда. Елена и некая Зинаида Картавцева имели еще по двадцать.

Солидная подготовка к своей гибели. Вопрос только в том к запланированному самоубийству или как ответ на реальную угрозу покушения.

Фамилии Елены в завещании не было. Этот факт оставлял возможности для фантазий и домыслов, но Михаил отбросил их пока за ненадобностью.

В программе сегодняшнего дня оставалось только посещение Феликса. Этого было мало, чтобы занять все свободное время, поэтому Михаил решил принять неоднократное приглашение Феликса и потренироваться.

Феликс принял решение Михаила с радушием.

– Вот шкаф с кимоно, там же полотенца…

– А душевая у вас есть?

– Конечно. В углу винтовая лестница ведет на первый этаж. Там туалеты, душевые и раздевалки. Мы выкупили квартиру и переоборудовали…

После двухчасовой тренировки и душа, Феликс пригласил Михаила в свой закуток на чай. Часть письменного стола Феликса была занята подносом с кипятильником, чашками и сахарницей. Михаил выбрал зеленый китайский чай.

Пока чай настаивался, завели разговор о расследовании.

– Должен тебя разочаровать, – первым начал Феликс. – Ничего определенного мне выведать не удалось. Глухо как в танке. Узнал только, что одной из причин отказа киллера было то, что конечный заказчик как-то связан или был связан с «ментовкой».

– Возможно с прокуратурой?

– Да для этих ребят все одно. Я тебе повторил слово в слово то, что услышал.

– Спасибо и за это!

– А как вообще идут дела?

– Очень туго, но движение есть…, – Михаил предпочел переключиться на анализ сегодняшней тренировки.

Феликс отнесся с пониманием и поддержал новую тему, тем более что он сам участвовал в спарринге.

На следующее утро Михаил в назначенное время появился в приемной городского прокурора.

Ольга попросила его подождать, так как Николай Петрович был занят. Наконец, Манюня пригласил Михаила в кабинет. Николай Петрович был взъерошен как воробей после драки.

– Сейчас выдержал натиск всей «губернаторской рати». В Украине больше ста партий и все они унаследовали методы КПСС. Дают мне указание, кого мне можно вызывать на беседу, а кого нельзя…, – пожаловался он вместо приветствия.

– Они себя считают правящей партией.

– Только куда правят…

Михаил промолчал. Лучший способ дождаться успокоения Манюни. Он знал его уже семь лет.

– Что нового удалось узнать вчера?

– Не густо. Завещание составил за месяц до смерти. Выкупил долю в уставном фонде ателье и отписал младшей дочери. Старшей дочери – деньги на квартиру. Сыну досталась яхта и патенты. Впечатление одно – действительно готовился к возможной смерти.

– А что рассказал Феликс?

– Только то, что заказчик имел или имеет отношение к правоохранительным органам.

– Неужели Сумченко?

– У меня тоже была такая мысль. Пока гоню ее прочь.

– Не самая невероятная идея, если принять во внимание практику его «Стального Щита».

– Нужны факты.

– Мои телефонные разговоры перед твоим приходом свидетельствуют, что факты будут.

Михаил не стал расспрашивать. Николай Петрович скажет, когда придет подходящий момент.

Зашла Ольга и предупредила, что газетчики уже в приемной.

– Проси!

Первым вошел Письменный и засеменил к столу Манюни. Очевидно, хотел поздороваться за руку.

– Прошу усаживаться и показал на стулья у стены. На церемонии нет времени, – резко остановил Письменного городской прокурор.

За Письменным следовал фотокорреспондент. Кто же еще мог быть с сумкой на плече и фотокамерой на груди.

Письменный, невысокий лысоватый толстяк с кустистыми седыми бровями на квадратном лице, уселся с недовольной миной на краешек стула. Он сопел своим мясистым носом после подъема без лифта на третий этаж.

Его спутник сначала определил свою сумку на сидение, потом сел на соседний стул. Михаил выбрал место в простенке двух окон. Так лучше было разглядеть реакцию посетителей

– Перейдем сразу к делу, – Манюня приподнял над столом газету. – Здесь помещена статья по поводу гибели Бортко и Ткача. Отсутствие подписи означает, что за ее содержание отвечает главный редактор…

– У меня есть, что сказать, – перебил Письменный городского прокурора.

– Ответите, когда Вас спросят! – голос Манюни не скрывал сильнейшего раздражения. – Вы знали, что следствие возобновлено. Об этом я говорил не так давно на встрече с Вами здесь, в прокуратуре. Вы слышали предупреждение воздерживаться от каких-либо сообщений не согласованных с нами.

– Ваше предупреждение незаконно! – опять не удержался главный редактор

– Вы хотите выяснить это в суде? Вам будет предоставлена такая возможность. Вам придется также объясниться по поводу намеков, что Вы располагаете материалами, цитирую, «о возможной подоплеке событий». Почему Вы срываете их от следствия?

– Помилуйте! Мы ничего не собирались скрывать. Мы только застраховались, чтобы их не похоронили в прокуратуре.

– Что за материалы и где они?

– У меня, – Письменный порылся в своем пухлом портфеле и достал конверт. Его спутник резво поднялся и отнес конверт Манюне. Тот сначала повертел в поисках надписей, потом спросил.

– Конверт тот же или его заменили?

– Заменили. Он все равно был анонимным с надписью шариковой ручкой печатными буквами: «Главному редактору лично, срочно, секретно». Не думаю, что на нем были отпечатки пальцев. Даже мой секретарь открывает почту в перчатках. У нас так заведено.

Манюня извлек из конверта его содержимое. Там оказались фотоснимки. Всего три. Он их бегло просмотрел и протянул Михаилу.

– Разберись и приобщи к делу, – и обращаясь к Письменному. – Не стоило Вам торопиться. Это может быть фальшивка, во-первых. Во-вторых, они сняты не в постели. Давно знакомые мужчина и женщина ужинают…

– Это в ее квартире…

– Ну и что? Вас никогда не приглашали женщины на деловой ужин к себе в дом?

– Для деловых ужинов я предпочитаю рестораны.

– Чушь! Это всего лишь Ваша привычка. А вы поспешили свои домыслы огласить на всю страну. Кроме того, Вы послали фотокорреспондента в Косу, и он без нашего разрешения сделал съемки объекта, который фигурирует в деле как вещественное доказательство. Вы поместили снимок в газете со своими комментариями и тем самым взяли на себя функции судебной экспертизы. Это вашей газете и Вам даром не пройдет. Я передам дело в суд…

– Ваше право! Только не думайте, что я такой наивный и не согласовал эти вопросы с кем нужно.

– Мне расскажите с кем или суду?

– Думаю, до суда не дойдет…

– Поживем, увидим! Вы свободны, господа!

Михаил в это время со смесью любопытства и недоумения рассматривал фотографии. На снимках за столом, накрытым для ужина (комната была ярко освещена), напротив друг друга сидели Елена и Ткач. Отчетливо были видны рюмки, бутылки вина, посуда с едой. Сюжет был один, отличались только позы. На одной из фотографий Ткач и Елена наклонились друг к другу, словно хотели сказать что-то интимное.

– Что ты об этом думаешь? – спросил Манюня, когда за газетчиками закрылась дверь.

– Снимки сделаны через окно с улицы. Я не был в квартире Болотиной, поэтому пока не скажу даже, на каком этаже она живет, и каким образом фотограф все это осуществил.

– Обрати внимание, изображение напечатано на цветном принтере. Значит, использована цифровая камера или снимки сканировали. Поэтому нужно показать все экспертам. Не исключаю компьютерный монтаж, а это меняет дело. То есть речь идет о заговоре для дискредитации или с целью поссорить Бортко и Ткача. Помнится, ты мне говорил, что Елена Болотина была первой и безответной любовью Бортко. Как говорят, первая любовь не ржавеет. Они это знали, поэтому решили ударить в больное место. Возможно, они в этом преуспели, если учесть последующие события…

– Вполне согласен. Прямо сейчас этим займусь. Сделаю себе ксерокопии, а снимки отдам на экспертизу. Поеду к Елене Болотиной и попробую ее разговорить.

– И еще. Надеюсь, тебе уже окончательно ясно, что мы недостаточно внимания уделили Ткачу.

– Согласен. Я уже беседовал с его женой, правда, не проверял состояние финансов его семьи. Знаю, что завещания у него не было и все перешло жене.

– А где работает жена?

– В бухгалтерии металлургического завода, рядовым бухгалтером бюро учета инвентаря и малоценного инструмента. Так вот, она не удержалась от резких выпадов по отношению к Елене Болотиной. Это хорошо укладывается на сюжет фотографии….

– Проверку финансового состояния Ткача и его семьи возьму на себя. Раз не было завещания, жена должна была предпринять шаги по переоформлению счетов и недвижимости на себя. Я распоряжусь о запросе в инвентарное бюро.

Предательство

Эксперт Никифоров из научно-технического отдела просмотрел изображения под лупой и выдал предварительное заключение.

– Получено на струйном принтере, а это значит, без микроскопа не обойтись, да и то вряд ли мы обнаружим дефекты монтажа. Сразу видно, работал специалист высокого класса. Приезжайте в конце дня, скажу что-то определенное.

Михаил оставил снимки эксперту, а с их ксерокопиями поехал в ателье для встречи с Еленой Болотиной. В ателье ее не оказалось. Она отлучилась по делам. Надежда Михайловна нехотя сообщила мобильный телефон сестры.

– Вас беспокоит следователь прокуратуры Гречка. Елена Михайловна, мне нужно срочно с Вами увидеться.

– Что случилось?

– Это не телефонный разговор, кроме того, мне крайне необходимо, чтобы разговор состоялся в Вашей квартире…

– Вы решили устроить обыск теперь у меня?

– Успокойтесь! Когда вы узнаете, в чем состоит повод для нашей встречи, то поймете, что иначе нельзя.

– Вы уже и адрес мой знаете.

– Конечно.

– Тогда через полчаса встретимся у подъезда.

Михаил подъехал к дому, где жила Болотина заблаговременно. Он обошел вокруг дома, это была панельная пятиэтажка в местных «черемушках» на окраине города, но не далеко от центра по причине вытянутости города вдоль моря. Микрорайон был спроектирован так, что оставалось много свободного пространства для игровых площадок и насаждений. Михаил безуспешно ломал голову над вопросом, как был сделан снимок.

Сегодня мороза уже не было, надвигалось обычная январская оттепель, поэтому снаружи царила промозглая сырость. Холодный туман покрывал лицо, руки, одежду неприятной леденящей пленкой. Михаил забрался в машину и поджидал Болотину там.

Болотина приехала на фольксвагене «Поло». Они поднялись на четвёртый этаж. Квартира была однокомнатной: кухня и гостиная, она же спальня. Почти вся торцевая стенка занята оконным блоком и стеклянной дверью на балкон. Типовой проект советских времен.

В центре под люстрой компактный обеденный стол, который и был изображен на фотографии. Вокруг стола четыре стула, а на снимке только два. Балкон выходил во двор, где Михаил и Елена оставили свои машины. До соседнего дома не менее ста метров, засаженных деревьями, уже достигающими четвертого этажа. Откуда сделан снимок? Если от соседнего дома, то нужна специальная оптика.

Все это успел разглядеть и обдумать Михаил, пока хозяйка задержалась на кухне, чтобы приготовить кофе. Михаил и сам был рад отсрочить неприятный разговор.

– Вам кофе тоже с сахаром? – спросила Елена, входя с подносом: кофейник, две чашки, сахарница.

– Да. Одну ложку. Спасибо!

– Давайте выпьем кофе, потом начнете допрос…

– Вы к нам, следствию, относитесь с подозрением. Разве вам что-либо угрожает? Мы ищем союзников, чтобы разобраться в этом деле. А имеем в вашем лице оппозицию…

– Вы меня хотите заверить, что мне предстоит сейчас приятный светский разговор с вами о погоде.

– Разговор будет неприятный, но без вашей помощи мы не сможем отделить мух от котлет, образно говоря…

– Что вы имеете в виду конкретно?

– Мы уже располагаем фактами, которые свидетельствуют о том, что против Бортко плелась серьезная интрига. Вам тоже была отведена определенная роль в ней…

– А именно?! – тон Елены свидетельствовал о растущем раздражении.

– Посмотрите эти снимки. Только не торопитесь с объяснениями, первая реакция может быть неадекватной. Чтобы потом не жалеть…, – Михаил протянул ксерокопии.

Елена лихорадочно перелистала снимки. Взгляд ее застыл, слегка приоткрылся рот. Весь ее вид говорил о сильнейшем потрясении.

– Постойте! Не понимаю, как это могло произойти…

– Что произойти?

– Как сделали эти снимки? Нефедов? Когда он это успел.

– Кто такой Нефедов?

– Он был тогда в гостях у меня вместе с Сергеем.

– Когда это было?

– В конце сентября.

– Кто такой Нефедов?

– Адвокат из «Стального Щита».

– Что он здесь делал?

– Попросил организовать встречу с Сергеем.

-Зачем? Нет, постойте. Мне не хочется тянуть из Вас по слову. Расскажите все самым подробным образом, где Вы с ним впервые встретились, познакомились и так далее до сегодняшнего дня…

– Нефедов клиент нашего ателье. Правда, впервые появился только летом. В начале сентября мы попали в одну неприятную историю, и Нефедов нам очень помог.

– Что за история и как он вам помог? Меня интересуют мельчайшие детали, которые Вы только можете вспомнить.

– Если честно, история странная. Пришел новый клиент и заказал сразу два костюма. Мы его никогда не видели у нас или где-либо еще. Борис Аронович, наш мужской закройщик, снял мерки, я составила смету и назвала сумму. Только собралась выписывать счет, как он оставил на столе деньги и со словами: «Как это я забыл! Вернусь через пятнадцать минут», – направился к выходу. Я и рта не успела открыть, как открылась дверь и ввалились омоновцы в масках с автоматами наперевес и криками: «Стоять! Не двигаться! Руки за голову». Двое из них ввели этого клиента. За ними появился незнакомый мужчина в штатском, который представился капитаном налоговой милиции. К нам иногда заглядывала налоговая милиция и инспекция, поэтому мы многих уже знали. Этого капитана видели впервые. Он сразу направился к моему столу. Увидел деньги. На его вопрос: «Чьи деньги?», – клиент проблеял, что его, что это оплата за два костюма. Попыталась рассказать, как все было. Что не успела выписать заказ и выдать чек об оплате. Но капитан стал сыпать распоряжения: «Учетную и бухгалтерскую документацию изъять, компьютеры изъять, весь персонал и клиентов переписать с установлением личности, помещения очистить от персонала и опечатать. Вдруг заходит Нефедов. По графику у него была примерка. Он сразу ко мне, потом к капитану, что происходит, я адвокат, на каком основании. Записал фамилию и должность капитана, номер удостоверения. Заверил меня, что разберется и все уладит, а сейчас нужно выполнить указание капитана. Уговорили капитана ничего не уносить, а только опечатать. Капитан вдруг стал покладистей, но ателье было закрыто на неопределенный срок. Через три дня позвонил мне домой Нефедов и сказал, что все улажено. Ателье может работать. Я спросила: „Какая-то бумага с разрешением будет?“, – а он ответил: „А зачем бумага? Срывайте пломбы и работайте, как будто ничего не произошло“. Мы так и сделали. Нефедов от гонорара за услуги отказался. Через неделю забрал свой пошитый костюм, который оплачен был уже давно. А в конце сентября вдруг попросил устроить ему встречу с Сергеем у меня…

– Зачем ему встреча, объяснил? – уточнил Михаил.

– Да! Сказал, что ему нужны контакты с юридической службой Верховной Рады. Такими мелочами он Вадима затруднять не хотел, ему-де достаточно связей и знакомств Сергея.

– А почему у Вас дома, а не в общественном месте? Кафе, ресторане…

– Нужна домашняя обстановка, и ни к чему лишние глаза. После недавнего шока, я не успела отойти, поэтому согласилась.

– Вы поставили в известность Бортко?

– Нет. Да и ателье находится не в его избирательном округе.

– Неважно, нужно было сказать? А Надежда Михайловна была в курсе событий?

– Конечно! Она тогда была на работе…

– Теперь о встрече. Судя по снимкам, она состоялась. Ткач согласился сразу?

– Нет, пришлось уговаривать. Потом согласился, но просил не говорить Вадиму и Наде.

– Это большая ошибка!

– Вам не понять всю сложность моих отношений с Вадимом.

– Напрасно Вы так считаете!

– Вы уже успели выпотрошить Анатолия!

– Он искренне хотел помочь нам разобраться в этой истории. Он любил Вадима.

– И что он Вам наговорил?

– Что Вы его первая и безответная любовь.

– И все?!

– Все!

– А он не сказал, что я его ненавидела и должна была терпеть рядом ради сестры?

– Помилуйте, за что? За то, что он женился на Вашей сестре и сделал ее жизнь, если не счастливой, то достойной.

– Она его любила всегда, потому и утешила.

– Вы его отвергли, и за это ненавидите?

– Он исковеркал мою жизнь! И довольно об этом! – лицо Елены покрылось румянцем сильнейшего волнения, она тяжело дышала. – Мне нужно прерваться. Пойду, сварю еще кофе.

Михаил взял снимок и попытался найти точку, с которой он был сделан. Стулья, на которых они сидели с Еленой, он намеренно разместил так, как на снимке. Он отступил к балконной двери и вдруг понял. Снимок сделан с балкона через окно. Когда он размышлял о технике съемки, он не знал, что здесь был третий. Однако где третий стул? Допустим, стул можно незаметно отставить. А где третий прибор? Так вот для чего потребовалась оцифровка снимка. Третий прибор стерли на компьютере, получилась интимная встреча. Нужно от Елены ехать к экспертам. Теперь понятно, где искать следы фальсификации изображения.

Елена вышла на кухню и тут же отворила окно. Она подставила разгоряченное лицо влажному холодному воздуху. Она вдруг отчетливо представила, что ее обвели вокруг пальца и заставили участвовать в игре, которая закончилась смертью Вадима. Она также поняла, что их задачей, возможно, была только дискредитация. Результат превзошел их ожидания.

Да она его ненавидела, но не до такой степени, чтобы желать смерти. Воспоминания о том трагическом дне жили в ней постоянно. Вот и сейчас они нахлынули и вернули ей самообладание и уверенность в своей правоте. Есть Бог на свете!

Она влюбилась в Сашку, как и многие девочки детдома. Он был веселый, сильный и красивый. В актовом зале была сцена, а на сцене сооружение в виде половинки ступенчатой пирамиды, которое заменяло оркестровую яму. На ступеньках размещались музыканты оркестра во время репетиций или концертов. Там же хранились инструменты, каждый на своем месте. Под пирамидой было довольно просторное помещение, куда Сашка водил влюбленных в него девчонок для поцелуев или еще чего. Настала очередь Елены. Она была уверена, что будет последней в списке, так как ей казалось, что и он тоже влюблен без ума.

Там на шерстяном одеяле это и случилось. Она потеряла невинность. От старших девочек она узнала, как предохраняться. Запаслась спринцовкой и бегала в душевую мыться после интимной близости. Их безумный роман длился уже полгода на зависть соперницам. Казалось, не будет конца этому празднику любви.

Вадим обхаживал ее уже год. Теперь его робкие ухаживания и комплименты только раздражали. Вадим все мрачнел, у него появилась привычка часами играть на рояле, который стоял на сцене рядом с оркестровой пирамидой. Это сильно мешало Елене и ее другу. Стало трудно незаметно проникать за пирамиду. Однажды они благополучно туда забрались, поцелуи закончились близостью. Неделя ожидания настолько обострила ощущения, что Елена испытала невероятное блаженство. Нужно было бежать в душевую, а тут появился Вадим.

Он уселся за рояль, разложил ноты и стал играть Шопена. Саша был рад, что она осталась, опять стал приставать с ласками и поцелуями. А она не находила себе места. Шли минуты, ее напряжение и волнение нарастало. Сашины приставания стали невыносимыми. Она оттолкнула его руки и прошипела на ухо: « Если ты не уберешь его сейчас, я сюда больше не приду!».

Саша изобразил обиду, выбрался из-за пирамиды и вразвалочку покинул актовый зал. В щели между досок она видела, что он даже не взглянул в сторону Вадима, не то чтобы потребовать убраться поскорее.

Вадим продолжал бесконечно повторять «Революционный этюд», добиваясь выразительности и беглости исполнения.

Ко всем волнениям добавился спазм желудка. Ее вырвало прямо на одеяло. Тут она не выдержала. Свернула одеяло, выбралась из пирамиды на глазах у Вадима и поспешила в душевую. А он сделал вид, что не видит ее, но заиграл вдруг мазурку.

Она с волнением ждала месячных. Когда задержка стала явью, сестра ее успокоила, что это от переживаний. На четвертой неделе все стало ясно. Нужно было собирать деньги на подпольный аборт. Саша ей опротивел. Он не долго горевал, но девчонок перестал водить в актовый зал. Да и они уже этого избегали. В детдоме всё знали друг о друге, как в большой семье. Только воспитатели делали вид, что ничего не знают. Может, действительно так и было. Ябедничество каралось воспитанниками как главный грех. И директор его не поощрял.

Елена с тех пор не могла терпеть Вадима и музыку Шопена. Она не забыла своего унижения. Аборт оказался неудачным – она не могла иметь детей. Так и прожила рядом со старшей сестрой и ее семьей.

– Где сидел второй гость? – спросил Михаил, когда Елена возвратилась в комнату с кофейником.

– Вот здесь, – она указала на место лицом к балкону.

– А почему на столе нет третьего прибора? – Михаил показал снимок Елене.

– Действительно! Я под впечатлением не разглядела. Где он? Я ему ставила тарелку фужер, вилку, нож…

– Затерли на компьютере, чтобы создать иллюзию интимной встречи.

– Возмутительно! Подло!

– Что Вас расстроило?

– Неприятно, когда за тобой подсматривают в замочную скважину.

– Эти снимки сделаны с балкона.

– Да, он выходил покурить.

– Какая реакция могла быть у Бортко, если бы он увидел эти снимки?

– На что Вы намекаете? На ревность Вадима? Вы очень проницательный парень, Михаил. Можно Вас называть по имени?

– Можно!

– Так вот, я прониклась к Вам доверием и скажу. Этот снимок создан не для того, чтобы рассорить Вадима с Сергеем.

– Почему Вы так думаете? Это ваше предположение?

– Это мое твердое убеждение. Вам признаюсь. Я спала с Вадимом. Это было давно. У нас ничего не получилось. Я ему не могла простить прошлое и на меня давило, то, что я плохо поступаю по отношению к сестре. А он утешил свое самолюбие и утратил ко мне интерес. К этому времени у них было трое детей, а их интимные отношения с Надей настолько гармоничны, что мне между ними делать было нечего. Меня это не расстроило. Недостатка в поклонниках у меня не было никогда…

– Тогда для чего все затеяно?

– Чтобы надавить на Сергея.

– Вы имеете в виду Ткача?

– Да, его! Он панически боялся своей жены.

– Зачем им Сергей?

– Вы словно утратили способность соображать.

– Не думаю, что утратил! Хочу узнать Ваше мнение.

– Через него задумали какую-то пакость против Вадима. Как видно, у них получилось. Оба на том свете…

– Я так понял, что вы не знаете конкретно, каким образом их удалось до такой степени поссорить, что все закончилось трагедией

– Вы слишком многого от меня хотите.

– Бортко писал школьному другу о предательстве. Допустим это месть Бортко, если его предал Ткач. С той же вероятностью Ткач мог убить Бортко и себя, страшась разоблачения. Какой вариант Вы считаете более вероятным?

– Как бы я не относилась к Вадиму, он на подлость не способен. Скорее Сергей в панике мог его убить и погиб сам.

– Спасибо. Вы меня вначале приняли так настороженно, что Ваша откровенность и помощь для меня большой сюрприз.

– Не скрою, Вы мне понравились настолько, что я готова преподносить Вам сюрпризы и впредь. Был бы повод…

В глазах Елены Михаил прочитал недвусмысленный призыв.

«Слишком откровенное приглашение», – подумал он, но сделал вид, что не понял. С досадой он отметил, что повидимому сам виноват, что своим поведением сделал возможным такое признание. Нужно было сохранять дистанцию. А с другой стороны, как иначе можно было разговорить эту женщину.

– Думаю, что следствие можно завершать. Доказать в суде мы ничего не сможем. Нужно искать политическое решение…

Любовь убивает надежней

Первое что сделал Михаил, когда покинул квартиру Елены Болотиной, позвонил Манюне и попросил о приеме в конце дня. Потом направился в научно-технический отдел. Он получил почти стопроцентное доказательство фальсификации снимка на основании показаний Болотиной, но ее утверждение желательно было бы подтвердить объективными данными экспертизы. Вдруг Нефедов незаметно убрал не только стулья, но и посуду. Кроме того, была вероятность того, что снимок сделан с улицы, а Нефедов был выдуман Еленой по вполне понятным причинам.

Эксперт научно технического отдела Никифоров терпеливо выслушал Михаила и сказал

– Мы эти снимки пропахали с точность до пиксела и ничего не нашли. Даже твоя наводка не поможет. Никаких следов монтажа мы не обнаружили. Можно, конечно, для очистки совести посмотреть еще раз с учетом твоей информации, но я сомневаюсь, что мы найдем достаточно веские доказательства фальсификации снимка…

– Зачем его сканировали, тогда?

– Не обязательно! Цифровые фотокамеры сейчас получают все большее распространение. Снимки можно переписать на компьютер и сделать с изображением что угодно.

– Понятно.

– Тебе нужно официальное заключение?

– Безусловно!

– Тогда получишь его завтра утром.

Перед встречей с городским прокурором Михаил решил посетить юридическую контору «Стальной Щит» и выяснить личность Нефедова.

Контора размещалась в сотне метров от ателье «Модный Силуэт» на первом этаже массивного здания с цоколем из природного камня. Михаил помнил, что на месте конторы когда-то был книжный магазин. Входная дверь и вестибюль были основательно переделаны и напоминали теперь вход в солидное государственное учреждение.

Навстречу Михаилу из-за стола поднялся парень в деловом костюме и при галстуке. Короткая прическа и выпирающие бицепсы лишали его фигуру элегантности и выдавали в нем охранника.

– Чем могу быть полезным?

– Мне необходимо поговорить с Нефедовым.

– Он уехал по делам. А Вы договаривались о встрече?

– Нет!

– Тогда ничем помочь не могу.

– А Сумченко на месте?

– Да! Но он принимает только по предварительной записи.

– Я следователь прокуратуры. Вот мое удостоверение. Мне необходимо поговорить с ним. Доложите ему, – Михаил протянул визитную карточку.

Охранник взял нехотя, потом после минутного колебания, которое он пытался скрыть, разглядывая визитку, исчез за одной из дверей, выходивших в вестибюль.

Михаил успел заметить, что за дверью размещалась приемная. Он увидел за письменным столом девушку, а за девушкой еще дверь. Девушка повернула лицо к входящему, и тут охранник закрыл за собою дверь, на которой Михаил обнаружил табличку с надписью «Приемная».

Через две-три минуты охранник возвратился на свое место и сообщил Михаилу:

– Иван Игнатьевич Вас примет, как только освободится. Можете подождать в приемной.

– Спасибо! – Михаил не заставил приглашать его дважды и вошел в приемную.

Секретарь, изящная блондинка с пышной многоэтажной прической, указала на ряд стульев для посетителей у стены.

«Как у зубного врача», – подумал Михаил и выбрал место в углу.

Он не знал, сколько придется ждать, и решил уточнить у секретаря.

– Если судить по расписанию, то следующему клиенту назначено через полчаса. Думаю, минут через десять-пятнадцать он Вас примет до запланированной встречи. Он не любит нарушать свой график…

– Спасибо!

Чтобы заполнить время, Михаил попытался подумать о том, какие следующие шаги он может предпринять. Прав Манюня, нужно заняться Ткачом, особенно финансовым состоянием семьи. Еще стоит попытаться поговорить с Артемом и выяснить содержание записки его отца.

Особой надежды на плодотворность встречи с Сумченко и Нефедовым у Михаила не было. Он слишком хорошо знал Сумченко, чтобы питать иллюзии на этот счет. Здесь он отрабатывает тупик в лабиринте расследования, чтобы не мучиться сомнениями, а вдруг за дверью этого кабинета могла открыться истина.

Он вспомнил воскресный разговор с женой Анастасией. Постепенно она приучила Михаила делиться с ней информацией о ходе очередного расследования. Михаила это не тяготило. Ему было приятно ее неравнодушие к делу, которым он занимался. Он научился извлекать из этих разговоров пользу двоякого рода. Она давала ему советы и консультировала по вопросам экономики и бухгалтерского учета. А главное, он проверял на ней свои версии и логические построения. Он уже получил многочисленные подтверждения, что он выбрал в жены не только красивую, но и очень умную проницательную женщину.

Михаил пожаловался ей, что никак не может понять психологическую подоплеку поведения Бортко последний месяц и в день гибели на рыбалке.

– Помнишь Ларису, мою сокурсницу, с которой мы снимали комнату, до того как нам выделили место в общежитии.

– Конечно, помню. Она всегда спешила оставить нас вдвоем, когда я появлялся неожиданно у вас. Ну и что?

– Она до института тоже воспитывалась в детдоме.

– Да! А я не знал. Вы обе никогда об этом не говорили.

– Это не такой эпизод в жизни, о котором хочется говорить. По крайней мере, я сделала такой вывод.

– Что из этого следует?

– Следует то, что у детдомовцев совершенно специфическая психология. Их реакция на события сильно отличается от реакции детей, выросших в семье. Я не сразу это поняла. Помог один случай. Однажды хозяйка заявила, что у нее пропал флакон дорогих французских духов. Она устроила у нас обыск и не скрывала, что подозревает кого-то из нас. Было, конечно, неприятно, но я-то знала, что не брала духи и пережила все спокойно. Как оказалось, духи взяла дочь хозяйки и забыла ей сказать. То есть, Лариса также знала о своей невиновности. Но ты бы видел, что с ней творилось. Детдомовцы очень болезненно реагирую на любые проявления несправедливости по отношению к ним. А предательство для них просто непереносимо. Они подсознательно считают, что преданы судьбой.

– Бортко почти открыто говорит о предательстве, но не забывай, что он мужчина с волей, закаленной спортом и жизнью. Он всегда добивался поставленных целей, преодолел бы и последствия предательства, хотя мы еще не знаем, в чем оно состоит.

– А вот здесь ты можешь ошибаться. Знаешь поговорку: «За одного битого, двух небитых дают».

– Поясни!

– Да! Он добивался целей, но в тех областях, где все зависело от его способностей, трудолюбия и воли. А здесь он столкнулся с подлостью, интригами и ложью. В этом смысле он «небитый», то есть психологически совершенно не подготовленный. Как и Ларису, его, вероятно, просто взрывала мысль о том, что его репутация может быть несправедливо очернена или что-то в этом роде…. Короче, его психологически убило предательство друга или кого-то из членов семьи. В таком состоянии он мог пренебречь угрозами его безопасности и отправился на рыбалку на непригодном катере в неподходящую погоду.

– Спасибо! – Михаил поцеловал Анастасию в щеку. – Я подумаю над твоими словами. Возможно, в этом все дело, а мы копаем не в том месте и слишком глубоко.

Размышления Михаила прервал новый посетитель. Секретарь усадила его рядом с Михаилом. Спустя некоторое время дверь кабинета отворилась и раскрасневшийся клиент неловко, спиной почти вывалился, продолжая прощаться с хозяином.

Секретарь жестом пригласила Михаила войти.

Сумченко встретил Михаила стоя, с притворной сердечностью пожал руку и усадил в кресло для посетителей.

– С чем пожаловал? Ищешь работу? Готов предложить пару вариантов, – произнес Сумченко в шутливо-насмешливом тоне.

– Иван Игнатьевич, мне не до шуток! Вы прекрасно знаете, зачем я пришел. Уверен, первые полосы местных и республиканских газет вы читаете непременно, профессия обязывает.

– Тут ты прав, шутки в сторону. Но причем здесь я и мое заведение?

– Мне нужно поговорить с Нефедовым.

– А что он натворил?

– Встречался с Ткачем, думаю не нужно напоминать кто это такой.

– Не нужно. И что из этого следует, даже если такая встреча была.

– Я уверен, что была. Болотина это утверждает.

– А я в курсе всех действий моих сотрудников и уверен, что такой встречи не было.

– И Вы утверждаете, что Нефедов не оказывал ателье «Модный Силуэт» никаких услуг.

– Оказывал! Помог устранить одно недоразумение. Капитан налоговой милиции ошибся адресом. В следующем доме он должен был проверить зал игровых автоматов. Или ты считаешь, что он не должен был помогать? Нефедов у них шьет костюмы. Должен сказать очень приличные. Я тоже подумываю, а не стать ли и мне их клиентом.

– Мы уходим от главного вопроса.

– Какого вопроса?

– С какой целью Нефедов встречался с Ткачем?

– Кажется, я уже сказал, что такой встречи не было.

– Я хочу услышать это от Нефедова.

– Он сейчас в отъезде по делам. Тебя устроит его письменное заявление по данному вопросу.

– Устроит, но это не означает, что я отказываюсь от личной встречи с ним. Когда он возвращается?

– Завтра.

– Завтра мы хотели бы от него получить бумагу с объяснениями.

– Бумагу получите послезавтра. Он вернется вечером.

– Иван Игнатьевич, вы ничего не хотите сообщить следствию по поводу гибели Бортко и Ткача?

– Уже давно сообщил бы, если бы располагал соответствующей информацией. Это несчастный случай из-за пренебрежения элементарными требованиями безопасности. Миша, я уважаю твой ум и настырность, но ты в этом деле ничего не откопаешь. И чем раньше ты прекратишь следствие, тем меньше ущерба понесет репутация, твоя и того, кто стоит за твоей спиной.

– Напрасно Вы думаете, что мы не заботимся о своей репутации. Мы уже «наковыряли» достаточно, чтобы наша репутация не пострадала, а даже наоборот….

– Ну, ну! Должен, к сожалению, закончить нашу беседу. У меня репутация пунктуального человека, и я тоже забочусь о ее сохранении. Меня ждет клиент.

– Если не возражаете, последний вопрос…

– Только коротко.

– Во время прошлой предвыборной кампании Вы оплатили время на первом канале для дискуссии с Бортко и Корниенко, но в передаче не участвовали.…

– Просто заболел, – перебил Сумченко, – а Бортко и Корниенко отказались перенести дискуссию на другой день, сославшись на занятость. Передача была в прямом эфире, не хотелось выглядеть перед избирателями, извини, сопливым…. Теперь, надеюсь, вопросы исчерпаны?

– Да! Спасибо за внимание, которое Вы мне уделили. Встреча была весьма полезной. До свидания!

– Всегда раз помочь следствию.

На улице Михаил позвонил Ольге, секретарю городского прокурора.

– Оля! Николай Петрович уточнил время, когда меня примет.

– Да! Приходите к семи часам. Меня уже не будет, так что заходите прямо в кабинет.

У Михаила оставалось почти два часа времени. Ужинать было рановато. Он привык ужинать после восьми вечера. Можно было попытаться встретиться с Артемом, но он не чувствовал еще психологической готовности для такой встречи. Нужно было тщательно продумать сценарий беседы, ибо неудачная попытка могла стать последней.

Впрочем, что нового он мог узнать из этой записки. Маловероятно чтобы депутат поделился со своим четырнадцатилетним сыном какими-либо политическими тайнами.

Лучше покончить с этим неприятным разговором сегодня. Михаил узнал у матери Артема, что тот поехал на тренировку. Спорткомплекс «Спартак» был недалеко от центра. Удостоверение Михаила позволило ему пройти в зал, где тренировались гимнасты. Он увидел Артема в группе спортсменов на гимнастическом ковре. Они под руководством тренера проводили разминку. Михаил решил подождать перерыва и уселся на скамью у стенки.

Артем его тоже заметил и кивнул. Михаил помахал рукой в ответ. Разминка была долгой, не менее получаса, но Михаил не проявлял никаких признаков нетерпения.

Наконец, тренер объявил перерыв для отдыха. Артем обменялся с тренером несколькими фразами и подошел к Михаилу.

– Здравствуйте! Догадываюсь, за чем Вы пришли.

– Здравствуй, Артем! Как ты думаешь, зачем?

– Час назад у нас была тетка Елена. Она все рассказала о Вашей встрече, и я догадался, что Вам не хватает записки отца.

– Верно! Ты рассказал о записке матери и тетке.

– Нет! И не собираюсь.

– А мне дашь прочитать?

– Да! Но при одном условии.

– Каком!

– Ни мать, ни, тем более газеты, не должны знать об этом письме.

– Почему?

– Отец просил. Да и я не хочу, чтобы о записке узнали дети Сергея Борисовича.

– Даю слово, что никому не скажу. Только главному прокурору города. В нем я уверен, как в себе.

– Я Вам верю! Сейчас принесу из раздевалки.

– Ты ее принес для меня?

– Она всегда со мной.

И вот Михаил держит в руках блокнотный листок. Артем умудрился побывать в мастерской, где записку ламинировали с двух сторон. Артем присоединился к спортсменам и продолжил тренировку, поглядывая на Михаила, словно боялся, что тот уйдет, прихватив с собой реликвию.

А Михаил от волнения никак не мог сосредоточиться на тексте. Чтению мешали блики от пластика, покрывавшего бумагу.


«Дорогой сын!

Вокруг меня последние три месяца постепенно затягивается петля из лжи и интриг. Трудно сказать, чем это может закончиться. Поэтому я пишу эту записку. Никому не показывай ее без крайней необходимости.

Сегодня утром ты отговаривал меня от рыбалки, но я не мог от нее отказаться. Что бы ни случилось, не верь ни одному слову клеветы в мой адрес. Я честен перед вами, моей семьей, перед друзьями, которых я никогда не предавал, перед избирателями, которым я преданно служил.

Прошу тебя, никогда не занимайся политикой. Нигде я не встречал такой концентрации подлости и алчности. Боюсь, я оказался не готов к этому.

Я люблю вас! Вы лучшее в моей жизни. Я был счастлив с вами. Береги маму, не забывай сестер.

Целую вас. Прощайте!».


Только со второго раза до него дошел смысл текста.

А смысл был такой, что загадка смерти депутата оставалась нераскрытой. Что же в действительности произошло на катере? Чьи действия привели к трагическому исходу? И так ли это важно, кто последний затянул петлю на своей шее, после того как проделал это с другим. Организаторы трагического спектакля известны, но схватить их за руку не удастся. Это трагедия страны, а не только депутата Бортко, его помощника Ткача и их семей. Эстафета антинародной по сути власти передается из одних нечистых рук в другие десятилетиями и никак этот процесс не прервать.

Михаил помахал рукой Артему, когда тот в очередной раз посмотрел в сторону Михаила.

Артем почти сразу подошел.

– Артем, тебе говорила Елена Михайловна, о чем конкретно мы с ней разговаривали?

– Нет! Она сказала только, что Вам можно доверять.

– Она права. Спасибо за доверие. Возьми и храни эту записку. Мы многое узнали о твоем отце. Гораздо больше, чем ты даже можешь догадываться. Он был замечательным человеком. Можешь им гордиться. Желаю тебе больших успехов в спорте и жизни.

– Спасибо! Я постараюсь.

– У тебя получится, я уверен!

Пора ехать на встречу с прокурором города. Действительно не существует способа юридического решения вопроса, нужно искать политическое.

– Давай встретимся завтра, в десять утра, – предложил Манюня, когда Михаил напомнил по телефону о встрече. – Поступила информация из бюро технической инвентаризации. Я не дождался тебя и послал помощника кое-что проверить. Решил помочь тебе. Думаю, ты не в обиде…

– Николай Петрович! Какие могут быть обиды?! Что-нибудь важное?

– Да, важное! Возможно, недостающее звено…

– У меня тоже есть новая информация. И предложение….

– Тогда будет о чем поговорить.

Вечером в гостинице Михаил переоделся в спортивный костюм и растянулся на кровати поверх покрывала. Он попытался отвлечься от дневных впечатлений и немного почитать перед сном. Книга, которую он вторую неделю возил за собой, была посвящена психологическим приемам, используемым различного рода махинаторами и вымогателями.

Материал был интересным. Автор – психолог с мировым именем. Однако всякий раз на пятой или десятой странице его мысли возвращались к переживаниям последних дней или домашним проблемам, решение которых пришлось отложить из-за командировки. А потом он обнаруживал, что засыпает, раздевался и забирался под одеяло.


– Кто-нибудь еще будет? – спросил Михаил, когда после приветствия Манюня усадил его за приставной столик.

– Нет. Пока в этом нет необходимости. Думаю, и не будет…. Рассказывай, что тебе удалось узнать вчера.

– Много и ничего конкретного.

Михаил обстоятельно доложил о встрече с Еленой и Артемом. Почти дословно пересказал содержание последней записки депутата, не зря он перечитал текст несколько раз. Показал заключение экспертов по поводу снимков. Не забыл передать содержание беседы с Сумченко.

– Получается, что Нефедов, ниточка, которая ведет к Сумченко, держится только на свидетельстве Болотиной. Впрочем, все и так ясно. Они запугали Ткача, а потом даже заплатили за какие-то услуги. Информация, о которой я говорил вчера, следующая. В середине октября Ткач приобрел дом в Косе. Даже не дом, а небольшую гостиницу. Сумма относительно небольшая, сорок тысяч долларов. Но это только в купчей. На всех счетах у Ткача было около десяти тысяч долларов. Короче, на самом деле расплата была наличными. В таких случаях сумму занижают, чтобы уменьшить налог.

– Николай Петрович, а адрес дома известен?

– Конечно! Улица Листьева, 25.

– Номер дома, где мы ночевали у деда Панасенко, 23 по той же улице.

– Предположим, Бортко узнал о доме и затеял рыбалку буквально в километре, чтобы в нужный момент завести разговор о доме.

– Или даже напроситься в гости….

– Ткач не выдержал и в отчаянии затопил катер, только чтобы помешать окончательному разоблачению его предательства.

– С таким же успехом можно предположить, что это сделал Бортко, когда столкнулся с упорным нежеланием Ткача честно во всем признаться. Обе версии одинаково вероятны. Хуже всего, мы не сможем доказать вину организаторов этой провокации в суде. И мы никогда не узнаем, за что заплатили Ткачу….

– Зато мы сможем восстановить общественное мнение против Сумченко. Он проиграет выборы. Главная цель его преступной интриги не будет достигнута.

– Они сделают все, чтобы опорочить Бортко. Его семье предстоят новые потрясения.

– А еще лучше заставить его снять свою кандидатуру. На следующей неделе мне предстоит поездка в Киев по служебным делам. Думаю, имеет смысл встретиться с кем-нибудь из руководства Партии регионов и предложить им заменить кандидатуру Сумченко на предстоящих выборах по 174 избирательному округу. Суд ударит по престижу партии не только в нашем городе…

– Но суд будет проигран…. Это самоубийство!

– Да. Круговая порука правящей верхушки и зависимость суда от них мне прекрасно известна. Скорее всего, придется подать в отставку. Какой смысл держаться за должность, где ты не способен сохранить даже свое профессиональное достоинство. Я говорил тебе об этом неоднократно. А недавно из меня вытащили такое обещание на прессконференции. Собственно, после этого я принял решение возобновить следствие и привлечь тебя.

– Какое обещание?

– Подать в отставку, если эффективность работы городской прокуратуры существенно не улучшится.

– Возможно, есть другие варианты избежать заведомо рискованного судебного разбирательства. Например, устроить «утечку» информации в СМИ. Статья в социалистической газете, они точно ее опубликуют, с обстоятельным описанием механизма заговора дискредитирует Сумченко в глазах избирателей….

– А они ответят, что Бортко и Ткач не поделили деньги или любовницу. И это тоже будет правдоподобно. Положим, Сумченко не пройдет в депутаты. Но ради этого будет опорочено имя честного человека, теперь я в этом уверен. Даже в том случае, если Бортко убил предавшего его друга и себя, не могу позволить глумиться над памятью о нем…

– Что мне делать?

– Писать отчет. Точнее два отчета. Один подтверждающий версию о несчастном случае. Дугой с подробнейшим описанием механизма заговора с целью дискредитации народного депутата. Не обязательно указывать на причинно-следственную связь между заговором и несчастным случаем. Сумченко и его подручные действительно не могли знать, что все закончится трагедией.

– Согласен! Когда отдаешь грабителю кошелек, есть вероятность, что твоя жизнь ему не нужна….

– Вижу, ты разочарован результатами своей работы. Напрасно! Большего в данной ситуации добиться невозможно.

– Придется утешиться этой мыслью, – произнес вслух Михаил и подумал: «Одна радость – послезавтра буду дома!».


home | my bookshelf | | Смерть депутата |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу