Book: Воплощение соблазна



Воплощение соблазна

Виктория Шарп

Воплощение соблазна

Купить книгу "Воплощение соблазна" Шарп Виктория

1

«Дорогая! Я хотел услышать твой голос, но ты, как обычно, опаздываешь на работу. Позже позвонить не смогу, а потому целую тебя и желаю удачного дня. Надеюсь, ты хорошо выспалась и не отменишь наше свидание, ссылаясь на усталость или на то, что Саре Уинслоу вдруг понадобилась твоя помощь в очередной безумной затее? Итак, до вечера».


Выключив автоответчик, Шерон в раздражении побарабанила пальцами по столу. Ее покоробил тон сообщения, оставленного час назад ее женихом Мартином Селби. Шерон опаздывала на работу вовсе не часто, а только иногда, и прикладывала массу усилий, чтобы избавиться от природной несобранности. К тому же Мартин неуважительно отозвался о той деятельности, которой она посвящает свое свободное время. Между тем эта самая деятельность заслуживала уважения. Ведь они, то есть группа жительниц Гринфилда под руководством Сары Уинслоу, занимаются помощью женщинам, пострадавшим от домашнего насилия. Они создали для них приют и теперь усиленно ищут спонсоров для его обустройства и содержания. Но Мартин считал, что они занимаются ерундой. Он постоянно твердил Шерон, что такими проблемами должны заниматься власти, а не отдельно взятые доброхоты. И бесполезно было говорить ему, что власти надо постоянно подталкивать к добрым делам и что в противном случае они не пошевелят и пальцем. Но Мартин почему-то считал, что подобные дела решаются сами собой.

К сожалению, это был не единственный вопрос, в котором Шерон и Мартин не находили взаимопонимания. Хуже всего было то, что Мартин и к основному занятию Шерон относился пренебрежительно. Ему не просто «не нравилась» работа Шерон. Мартин хотел, чтобы Шерон после свадьбы бросила работу и посвящала свое время исключительно семье. Однако Шерон категорически не желала бросать дело, в которое вложила столько энергии. Тем более сейчас, когда оно наконец начало приносить свои плоды.

Шерон являлась владелицей небольшой фирмы, которая занималась уборкой квартир, коттеджей и офисов. Называлась фирма «Надежные помощники», и это название постоянно служило мишенью для насмешек Мартина. Однако оно себя оправдывало. Шестеро подчиненных Шерон Адамс были очень ответственными, добросовестными работниками, а сама фирма пользовалась безупречной репутацией у жителей Гринфилда.

А ведь три года назад Шерон даже не надеялась, что из ее затеи выйдет что-то путное. Открыть собственное дело ее побудили тяга к независимости и постоянные упреки родителей. По настоянию родителей Шерон окончила бухгалтерский колледж, но работать по специальности не смогла. Шерон обладала слишком живой натурой, чтобы корпеть с утра до ночи над счетами. Да и с арифметикой у нее положа руку на сердце было не в порядке. Однако приобретенные в колледже знания очень помогли Шерон, когда она решилась создать свою фирму.

В течение года Шерон Адамс числилась единственным сотрудником «Надежных помощников». Она не вылезала из рабочего комбинезона, а благодаря регулярным физическим нагрузкам избавилась от лишнего веса, стала стройной и подтянутой. Накопив немного денег, Шерон взяла в свою фирму двух человек: студентку-заочницу и пожилого неудачника, лечившегося от алкогольной зависимости. Вопреки опасениям Шерон они оказались хорошими работниками, и год спустя Шерон смогла арендовать небольшой офис и принять на работу еще четверых.

Словом, дела Шерон Адамс пошли в гору, и теперь она почти не занималась физической работой, а только принимала заказы от клиентов и вела бухгалтерию. И вдруг ей предлагают все бросить. И ради чего? Ради того, чтобы стать домохозяйкой, то есть женщиной, материально зависимой от мужчины. Но главная ирония заключалась в том, что Мартин предлагал Шерон заниматься тем, от чего она с таким трудом избавилась, то есть работой по дому. Стоило ли потратить три года, чтобы вернуться к тому, с чего она когда-то начинала? По мнению Шерон, это был полный абсурд.

И почему Мартин такой узколобый? – с тоской подумала Шерон. Ведь в целом он неплохой человек, лучше, чем все остальные мужчины, с которыми сталкивала меня жизнь.

Невеселые размышления Шерон прервал телефонный звонок, услышав который Шерон мгновенно превратилась из мечтательной девушки в собранную деловую леди. Внутренне подобравшись, она подняла трубку и бодро отчеканила:

– Фирма «Надежные помощники» слушает!

– Это я, Шерон, – раздался на другом конце провода неуверенный женский голосок.

– А, Джесика! – оживленно воскликнула Шерон. – Привет, дорогая. Как дела?

– В порядке, если не считать одной небольшой проблемы.

– Что за проблема? Где?

– В Лесли-Фарм.

– В коттедже Барбары? Что могло там случиться?

– Там… – Джесика на мгновение замялась, – там находится какой-то мужчина.

– Кто? Мужчина? – изумленно переспросила Шерон. – Ну и как же он объясняет свое присутствие в Лесли-Фарм?

– Никак. Дело в том, Шерон, что он… вдребезги пьян. Он спит на диване в гостиной, а вокруг разбросаны пустые бутылки и сигаретные окурки. И во всем доме такая вонь стоит, что хоть нос зажимай!

Шерон озадаченно нахмурилась. Пьяный мужчина, да еще такой неаккуратный? Это было совсем не похоже на Барбару Лесли – почтенную пожилую вдову с безупречной репутацией. Барбара Лесли принадлежала к категории вечных секретарш. В течение тридцати пяти лет она работала то у одного, то у другого начальника, и, похоже, дошла в своей профессии до совершенства, потому что недавно ее пригласили возглавить секретарский отдел на крупном нью-йоркском предприятии. От Нью-Йорка до Гринфилда было больше трехсот километров, и теперь Барбара приезжала домой нечасто.

Так кто же этот пьяный тип, что дрыхнет сейчас в гостиной Лесли-Фарм? Может, какой-то бездомный, решивший пожить в пустом доме? Или преступник, скрывающийся от правосудия? В таком случае ей следует немедленно обратиться в полицию. Но что, если этот мужчина окажется кем-то из знакомых Барбары? Вряд ли, конечно, однако теоретически такой вариант не исключен. И тогда миссис Лесли будет очень недовольна, если его заберут в участок. А Шерон совсем не хотелось портить отношения с давней клиенткой.

– Вот что, Джесика, – сказала она, – выходи из дома и жди меня во дворе. Я сейчас приеду и разберусь с этим типом.

– Хорошо, Шерон.

Прежде чем выйти из офиса, Шерон оглядела себя в зеркале и нашла, что выглядит довольно солидно. Сегодня на ней был строгий деловой костюм стального цвета, а под ним – белоснежная блузка рубашечного покроя. Длинные светлые волосы Шерон были уложены в элегантно-строгую «улитку», в ушах поблескивали маленькие золотые сережки с жемчугом. На ногах – черные туфли на среднем каблуке строгой классической модели. То есть Шерон выглядела так, как и должна, по ее мнению, выглядеть женщина, голова которой забита исключительно делами, а не всякими романтическими бреднями.

Заперев офис, Шерон поспешила к стоявшему под окном темно-синему «опелю». Он был неновым и слегка потрепанным, но в целом соответствовал имиджу деловой женщины. К тому же население маленького городка Гринфилд было небогатым, и автомобиль Шерон считался здесь одним из лучших.

Коттедж Барбары Лесли стоял обособленно и выглядел весьма живописно: старинное двухэтажное здание из красного кирпича, с потемневшими стенами, увитыми плющом, с черепичной крышей, из которой торчали дымоходы каминов. Участок окружала живая изгородь, в которой преобладали жимолость и белый шиповник. В ясное майское утро усадьба была полна очарования. Распустившиеся в саду цветы тянулись навстречу солнцу, над отцветавшими яблонями весело жужжали пчелы, резная деревянная калитка была распахнута, словно приглашая войти в нее. Словом, безмятежная сельская картина. Шерон даже не верилось, что из дверей коттеджа в любую минуту может выйти агрессивное пьяное чудовище и напасть на нее или на сотрудницу ее фирмы.

Джесика расхаживала по двору, стараясь не удаляться от своего велосипеда. Увидев Шерон, она просияла и бросилась ей навстречу.

– О, Шерон, наконец-то! – облегченно воскликнула она. – Ты даже не представляешь, как я напугана. Но вместе нам, конечно, будет не так страшно.

– Как он там?

– Все так же: дрыхнет без задних ног, оглашая гостиную богатырским храпом. Может, нам следует вызвать полицию, прежде чем входить туда?

– Нет-нет, Джесика, не надо, – поспешно возразила Шерон. – Откуда мы можем знать, что этот странный тип находится здесь без ведома хозяйки?

– Но почему же тогда миссис Лесли нас не предупредила? – резонно заметила Джесика. – Кто-кто, а она в таких делах всегда обязательна.

– Ты права. – Шерон нахмурилась. – И все-таки я не могу рисковать потерей выгодного клиента. К тому же не забывай, что у меня есть газовый пистолет, а такие штуки охлаждают пыл даже самых отчаянных задир.

– А если у него окажется настоящий пистолет?

Шерон поморщилась.

– Ради бога, Джесика, перестань запугивать меня. Если ты так боишься, я пойду одна.

– Нет-нет, я с тобой, – торопливо возразила Джесика. – Неужели ты могла подумать, что я брошу тебя в такой опасной ситуации?

В полутемном холле коттеджа было чисто. Так же чисто оказалось на кухне, мимо которой прошли Шерон и Джесика. А вот в просторной гостиной, отделанной в приглушенных розовато-бежевых тонах, царил настоящий бардак. Роскошный ковер на полу был залит спиртным, а в его центре красовались две бутылки из-под виски, пульт от телевизора валялся под креслом, по всей комнате была раскидана мужская одежда. Сигаретные окурки, правда, не были разбросаны по гостиной, а аккуратно покоились в переполненной пепельнице. Но запах в комнате стоял настолько удушливый, что Шерон сразу бросилась открывать окна. И лишь потом подошла к дивану, на котором спал пьяный незнакомец.

Вопреки уверениям Джесики, он вовсе не храпел на весь коттедж, а тихо и мирно почивал. Он прикрылся пледом, и под головой у него была лишь маленькая диванная подушечка. Он лежал лицом вниз, и Шерон не могла рассмотреть его черты. Зато она сразу заметила, что сложен он богатырски. Он был, без сомнения, высок, потому что даже с подогнутыми ногами едва вмещался на диване. Лежащая поверх пледа смуглая рука, покрытая темными волосами, казалась сильной. А вот пальцы на руке незнакомца были довольно тонкими и изящными, только неухоженными. Его темноволосая голова также выглядела неухоженной и явно нуждалась в услугах парикмахера.

– Мда-а… – протянула Шерон, покачивая головой, – честно говоря, мне трудно представить, что между этим неряшливым типом и педантичной Барбарой Лесли существует какая-то связь. И все-таки попробуем разобраться с ним без полиции.

– Легко сказать, когда он спит беспробудным сном, – вздохнула Джесика.

– Ничего, – бодро возразила Шерон, – сейчас мы его, голубчика, разбудим.

Первым делом она подошла к окнам и полностью раздвинула занавески. В комнату тотчас хлынул поток яркого света. Он осветил все помещение, включая часть лица незнакомца, однако это ничуть не нарушило его крепкий сон. Мужчина не только не проснулся, но даже не изменил позы.

Тогда Шерон подошла к дивану и с усилием потрясла незнакомца за плечи. В ответ он что-то недовольно промычал и, плотнее закутавшись в плед, перевернулся на другой бок.

– А ну просыпайтесь! – громко сказала Шерон, снова принимаясь трясти его. – Просыпайтесь, говорю вам, или я сейчас устрою вам холодный душ!

– Идите к черту, – пробормотал он, не поднимая головы. И тут же снова заснул, огласив комнату легким храпом.

– Ах вы так?! – возмущенно воскликнула Шерон. – Ну берегитесь…

Она бросилась на кухню за водой, но передумала и вернулась назад. Обстановка гостиной Барбары и так порядком испорчена, и будет неблагоразумно испортить ее еще сильнее. К тому же Шерон опасалась, что от такой радикальной меры, как холодный душ, незнакомец может разъяриться, и кто знает, что он тогда выкинет. Поэтому Шерон решила действовать более гуманными методами. Немного подумав, она подошла к дивану и потянула с мужчины плед. Он не пошевелился, и тогда Шерон резко рванула с него плед и отбросила его на соседнее кресло. А затем… восхищенно уставилась на распростертое перед ней мужское тело.

Оно было поистине великолепным: широкие, мускулистые плечи, гибкая талия, упругие ягодицы, едва прикрытые узкими белыми плавками, длинные, стройные ноги с густыми темными волосами. Вдобавок все тело незнакомца было покрыто легким загаром очень приятного золотистого оттенка. Без сомнения, перед Шерон находился примечательный образчик самца. Пожалуй, таких красивых мужчин ей еще не приходилось видеть. Даже Мартин, который регулярно посещал тренажерный зал, заметно проигрывал в сравнении с незнакомцем. Мартин тоже был стройным, подтянутым и загорелым, но вид его обнаженного тела никогда не производил на Шерон такого сильного впечатления. И только сейчас Шерон поняла, в чем причина. В Мартине не было той природной животной грации, которая всегда пленяет женщин. А этот тип казался удивительно грациозным. В нем было что-то от хищника, что-то первозданное, опасное и в то же время необычайно притягательное…

– Слушай, Шерон, да он просто красавец, – промолвила Джесика, смущенно хихикнув. – Ей-богу, если бы я не была замужем, я бы в него влюбилась. А ты? Как ты его находишь?

– Я нахожу, что он довольно опасен, – сказала Шерон, беспокойно нахмурившись. – Я почти не сомневаюсь, что это какой-то авантюрист из числа тех ловких молодчиков, что любят пожить за чужой счет.

– Ты думаешь, он любовник Барбары? – усмехнулась Джесика. – Я бы не удивилась. Барбара как раз в том возрасте, когда тянет на молодых красавцев. А если учесть, что она сейчас зарабатывает бешеные бабки…

– Не будем делать поспешных выводов, – строго перебила ее Шерон. – И потом, личная жизнь клиентов нас совершенно не касается. Для нас важно узнать причину, по которой этот странный тип находится здесь, и решить…

Она не договорила, потому что в этот момент незнакомец зашевелился. Однако он не открыл глаза, как ожидала Шерон, а просто перевернулся на спину. Шерон подошла поближе, чтобы рассмотреть его лицо, и ее ожидания не оказались обманутыми. Лицо незнакомца вполне соответствовало всему остальному. Оно казалось мужественным, но ничего грубого или вульгарного Шерон в нем не обнаружила: тонкие, благородные черты, словно выточенные резцом скульптора, высокий лоб, прямой нос, красивые, чувственные губы. Длинные черные ресницы бросали тень на резко очерченные скулы. Эти скулы, а также твердый подборок, чуть выдававшийся вперед, составляли контраст с нежными веками мужчины и мягкими, как у ребенка, губами. И в этом контрасте было что-то пленительное и ужасно волнующее. Что же касается мощной груди незнакомца, поросшей шелковистыми темными волосками, то Шерон даже боялась на нее смотреть – так сильно ей хотелось потрогать ее.

– Наверное, надо прикрыть его, – сказала Шерон, неохотно отрываясь от созерцания прекрасного мужского тела. – Все-таки беззастенчиво рассматривать спящего мужчину – не слишком прилично.

– Ты права, – согласилась Джесика, так же неохотно отводя глаза от лежащего перед ней обворожительного самца. – В самом деле это как-то нехорошо.

Шерон взяла с кресла плед и подошла к дивану. Однако не успела она набросить плед на незнакомца, как он открыл глаза. Затем он резко переместился в сидячее положение и мрачно воззрился на Шерон. От неожиданности Шерон застыла на месте с глуповато приоткрытым ртом. Под пронзительным взглядом незнакомца ее мысли совершенно смешались. Ей даже не пришло в голову, что надо отвернуться и дать ему возможность одеться. Шерон просто стояла и смотрела на мужчину, мысленно отмечая, что его глаза так же прекрасны, как и все остальное. Они оказались голубыми… нет, даже не голубыми, а синими, словно полевые васильки. Синие глаза, обрамленные густыми черными ресницами… очередное пленительное сочетание. И в этом сочетании Шерон угадывала что-то знакомое. Это лицо… она уже где-то видела его. Ей-богу, видела! Но вот где – этого Шерон вспомнить не могла. Да и некогда было вспоминать, потому что незнакомец вдруг подался в сторону Шерон и, гневно сверкнув глазами, процедил:

– Кто вы такая, черт подери? И что вы, черт подери, делаете в этом доме?!

Последний вопрос он сопроводил таким угрожающим взглядом, что Шерон невольно отпрянула от дивана. А Джесика так и вовсе отскочила к дверям, издав испуганный вопль. Этот вопль вернул Шерон к реальности, заставив вспомнить, с какой целью она здесь находится. Призвав на помощь все свое мужество, Шерон медленно положила плед на кресло. Потом выпрямилась, строго посмотрела на мужчину и сказала:

– Такой же вопрос я должна задать вам, любезнейший. Но чтобы вы не усомнились в моей правомочности задавать вопросы, я сначала скажу, кто я такая. Я – директор фирмы «Надежные помощники», которая занимается…



– О боже… – страдальчески простонал незнакомец, возводя глаза к потолку. – Нет, это просто невероятно. Должно быть, я все еще сплю и мне снится кошмар.

Он закрыл глаза и помотал головой, вероятно надеясь таким образом прогнать наваждение в образе стоящего перед ним директора фирмы «Надежные помощники». Когда же он открыл глаза, Шерон увидела в них изумление, смешанное с негодованием. Несмотря на всю напряженность ситуации, Шерон вдруг стало смешно. Неужели он серьезно надеялся, что она исчезнет? Или все дело в том, что он еще не протрезвел и действительно принял ее за кошмарное видение?

– Так вот, я повторяю, – снова заговорила Шерон, едва сдерживаясь, чтобы не рассмеяться прямо ему в лицо. – Я являюсь директором фирмы «Надежные помощники», которая занимается уборкой коттеджей, а также квартир и офисов. А миссис Барбара, которой принадлежит этот коттедж, является одной из наших клиенток. Каждое утро наша сотрудница приходит сюда, чтобы…

– Что?! – испуганно закричал незнакомец. – Каждое утро?! То есть вы хотите сказать, что собираетесь каждое утро приходить сюда, сдергивать с меня одеяло и не давать мне жить спокойно? Нет, как хотите, а это уже слишком! Ей-богу, это не просто возмутительное безобразие, а форменное нарушение прав человека, черт подери!

– Успокойтесь, пожалуйста, – сказала Шерон, стараясь говорить как можно убедительнее. – Никто не собирается отравлять вам жизнь и нарушать ваши права. Если, конечно, – добавила она, выразительно посмотрев на него, – у вас есть законное право жить в этом доме.

– В чем мы очень сомневаемся! – ехидно вставила Джесика, выглянув из-за спины Шерон.

Синие глаза незнакомца наполнились ужасом.

– Та-а-ак, – произнес он. – Оказывается, их тут целых две. Похоже, дело принимает скверный оборот.

С этими словами он соскочил с дивана и принялся суматошно искать свою одежду. Джесика тут же юркнула в прихожую, но Шерон осталась в комнате, чтобы незнакомец не вообразил, будто она его боится. Она только отошла к окну, чтобы не мешать ему в нелегком занятии, и, скрестив руки на груди, стала терпеливо ждать.

Какое-то время он двигался молча, издавая сердитое сопение и периодически бросая на Шерон возмущенные взгляды. Чтобы не провоцировать его агрессию, Шерон старалась не смотреть на него. Однако ее глаза, словно помимо воли, то и дело норовили повернуться в его сторону. Внезапно у Шерон возникло ощущение, что этот мужчина притягивает ее, будто магнит железо. Она не смотрела на него и в то же время прекрасно видела, как он натягивает носки, затем джинсы, трикотажную футболку. От осознания того, что она все это видит, Шерон почувствовала себя ужасно неловко. К ее щекам начала приливать кровь, и она поспешно отвернулась к окну, опасаясь, что мужчина заметит ее неуместное волнение.

– А вообще все это весьма забавно, – вдруг донеслись до нее слова незнакомца, сказанные язвительным тоном, в котором Шерон, к своему громадному облегчению, не уловила агрессии. – Две незнакомых женщины без звонка врываются в мой дом, бесцеремонно будят меня, требуют каких-то немыслимых объяснений, а когда я начинаю одеваться, чтобы поговорить с ними в пристойном виде, а не в чем мать родила, даже не соизволят выйти в соседнюю комнату. Ей-богу, у меня такое чувство, будто я нахожусь не в свободной Америке, а где-нибудь… в нацистской Германии. Вот! – воскликнул он, торжествующе посмотрев на Шерон, которая теперь повернулась к нему лицом и смотрела на него изумленно расширенными глазами. – Наконец-то я нашел точное сравнение! Вы похожи на надзирательницу, которой поручили проследить, чтобы арестованный не сбежал по дороге в тюрьму. Кстати, – прибавил он с мстительной улыбкой, – должен заметить, что ваш благопристойный мышиный костюм чем-то смахивает на нацистскую форму. И даже карман слегка оттопыривается, будто в нем находится пистолет.

– Вы угадали, – сказала Шерон, посмотрев на него с елейной улыбкой, – у меня там действительно спрятан пистолет.

Она ожидала, что незнакомец испугается или хотя бы придет в замешательство, но он лишь пренебрежительно повел плечами.

– Да-а, – протянул он, покачивая головой, – ситуация и впрямь забавная. Ладно, хватит болтать. Я проснулся, протрезвел, оделся. Теперь объясните мне наконец толком, чего вы от меня хотите.

– Прежде всего, я хочу знать, как вы оказались в коттедже Барбары, – сказала Шерон, стараясь придать своему голосу строгие нотки, а лицу – внушительное выражение. – Кстати, а как называется эта усадьба?

– Она называется Лесли-Фарм, – ответил он, метнув на Шерон свирепый взгляд. – А его владелицу зовут Барбара Лесли. В данный момент она живет в Нью-Йорке, работает начальником секретарского отдела на пищевом концерне Джона Делхема. Кем она мне приходится? Дальней родней. Барбара – двоюродная сестра моей матери. Они регулярно обмениваются письмами, и, когда Барбара узнала, что я хочу пожить в глухом местечке, где меня никто не потревожит, она пригласила меня в Лесли-Фарм. Глухое местечко! – с сарказмом воскликнул он. – Да столько беспокойства, как здесь, мне не доставляли даже в больших городах!

– Уверяю вас, что ничего подобного больше не случится, – миролюбиво сказала Шерон. – И если мы потревожили вас сегодня, то только потому, что миссис Лесли не предупредила нас о вашем приезде. Честно говоря, я очень удивлена, что она этого не сделала. Обычно…

– Ради бога, избавьте меня от ваших рассуждений! – с досадой прервал ее мужчина. – В самом деле, сколько может продолжаться вся эта канитель? Позвоните Барбаре и спросите ее про меня.

– Вы правы, – сказала Шерон, досадуя на себя за то, что до сих пор не догадалась так сделать. – Вы разрешаете мне воспользоваться вашим телефоном?

– Милосердный боже… – простонал он вместо ответа.

Истолковав его реплику как согласие, Шерон порылась в записной книжке, а затем набрала рабочий номер Барбары Лесли. К счастью, та оказалась на месте и смогла обстоятельно ответить на все вопросы Шерон.

– Все в порядке, мистер Фрэнк Боуленд, – сказала Шерон, кладя трубку. – Миссис Лесли дала мне исчерпывающую информацию о вас. Она собиралась позвонить мне сегодня, так как думала, что вы еще не приехали в Лесли-Фарм.

– Ну слава богу, – облегченно выдохнул он. – Надеюсь, теперь я могу, наконец, остаться один? Или вы хотите, чтобы я показал вам документы?

– Благодарю вас, но думаю, это излишне, – ответила Шерон. – Недоразумение исчерпано, и мы можем с чистой совестью уйти. Мне остается задать вам только один вопрос: в какое время нам теперь убирать коттедж? И с какой регулярностью? Каждый день или…

– Нет, вы, верно, задались целью свести меня с ума, – в сердцах перебил он ее. – Но так как я не смею надеяться, что вы уйдете, не получив ответа, я вам отвечу. – Он посмотрел на Шерон ледяным взглядом и, четко выговаривая каждое слово, произнес: – Если мне понадобится, чтобы мое жилище убирали, я сам позвоню в вашу фирму. Кстати, как она там называется? «Несносные помощники», кажется?

– «Надежные помощники», – поправила его Шерон. И демонстративно повторила: – Запомните мистер Боуленд, «Надежные помощники»! А меня зовут Шерон…

– Как-как? Шерон Стоун? – ехидно переспросил он. – То-то я смотрю, ваше лицо мне удивительно знакомо!

– Шерон Адамс, – сухо представилась Шерон. – И нечего язвить по этому поводу. Может, моя фамилия звучит и простовато, зато ваша слишком напыщенно. Боуленд… можно подумать, что вы какой-нибудь английский граф, а не среднестатистический американец. А вообще, конечно, Фрэнк Боуленд – запоминающееся имя, – примирительно прибавила Шерон. – И довольно красивое. Ладно, мистер Боуленд, не буду больше испытывать ваше терпение, – оборвала она свой монолог, заметив, что он снова начинает кипеть. – Итак, до свидания. Желаю приятного отдыха!

Не дожидаясь очередного язвительного замечания, Шерон кивнула Джесике, и они ушли.

2

Остаток дня прошел для Шерон без происшествий. Около шести за ней заехал Мартин, и они провели довольно приятный вечерок. Правда, окончание вечера получилось не слишком приятным. Когда Мартин уже собирался уходить от Шерон, он посмотрел на нее несколько вызывающим взглядом, не сулившим ничего хорошего, и торжественно объявил:

– Да, чуть не забыл! Завтра вечером моя тетя Энни устраивает семейный ужин по случаю дня рождения младшей дочки. Мы с тобой приглашены.

– Но, Мартин, – Шерон посмотрела на него с мягким упреком, – ты же прекрасно знаешь, что по пятницам у нашего женского клуба собрания. В прошлый раз я пропустила собрание из-за ужина в доме твоих родителей. И с твоей стороны несправедливо просить меня пропустить и завтрашнее собрание.

– Значит, твой клуб для тебя важнее, чем я? – обиженно вскинулся Мартин. – Хорошенькие дела, ничего не скажешь!

Шерон досадливо поморщилась. Поведение Мартина сильно смахивало на шантаж. Но хуже всего, что подобные сцены повторялись все чаще и чаще. Видимо, Мартин задался целью отучить Шерон от участия в жизни клуба. Но так как он был плохим знатоком человеческих душ, то предлагаемые им альтернативы только вредили его намерениям. Шерон терпеть не могла семейных обедов и ужинов, особенно с участием детей. И когда Мартин вынуждал ее отказываться от посещения клуба ради такого сомнительного удовольствия, он лишь усиливал ее тягу к клубным собраниям, где собиралось общество приятных Шерон людей.

– Ты ошибаешься, Мартин, – сказала она, с досадой чувствуя, что не может скрыть раздражение. – Конечно же ты для меня важнее. Но не надо заставлять меня делать выбор. Во-первых, это не слишком благородно с твоей стороны, а во-вторых, одно другому совсем не мешает.

– Нет, мешает, – упрямо возразил Мартин. – Потому что твой клуб отнимает у меня твое время.

– Ты не справедлив! – пылко заметила Шерон. – Ты рассуждаешь, как эгоист. Я же не жалуюсь, что ты целых три раза в неделю ходишь заниматься спортом по вечерам.

– Это совсем не одно и то же. Я занимаюсь спортом не только для себя, но и для тебя. Разве тебе не хочется, чтобы твой кавалер выглядел стройным и подтянутым?

– Хочется, – без эмоций ответила Шерон. – Однако для того, чтобы быть в форме, хватит и одного посещения спортзала в неделю. И вообще, давай прекратим этот нелепый спор, – раздраженно прибавила она. – Все равно, я вижу, к согласию мы не придем. Тогда зачем понапрасну вздергивать себе нервы?

Лицо Мартина окаменело.

– Так, значит, ты отказываешься идти на ужин к тете Энни?

– Отказываюсь, – твердо ответила Шерон. – Пожалуйста, извинись за меня перед своей тетей и объясни, почему я не могу прийти. Думаю, она меня поймет.

– Сомневаюсь, что она это поймет. Потому что ни один нормальный человек…

– А если и не поймет, то наверняка не слишком обидится, – перебила его Шерон. – Ведь это детский праздник, и какая разница, сколько взрослых на него придет? Главное, чтобы детям было весело. Напротив, взрослые только мешают детям веселиться, стесняют их свободу. И я удивляюсь, что некоторые родители не понимают таких элементарных вещей.

– Так-так, – Мартин усмехнулся, – значит, ты еще и идейную базу подвела под свой отказ? Очень мило с твоей стороны, ничего не скажешь. В таком случае я хочу сказать тебе только одно, дорогая моя Шерон. – Он посмотрел на нее непримиримым взглядом. – Я считаю, тебе надо хорошенько подумать на досуге и решить, что для тебя важнее: я или твои занятия. Я говорю не только о твоем проклятом клубе, но и о твоей работе.

– Ну уж работу ты, пожалуйста, не трогай! – возмущенно воскликнула Шерон. – Я не брошу свое дело, даже если это будет грозить разрывом наших отношений. Не брошу ни в коем случае, запомни, дорогой мой Мартин!

Не ожидая столь резкого отпора, Мартин растерялся. Потом на его лице появилось выражение нешуточного испуга, сменившееся раскаянием.

– Ладно, Шерон, извини, я немного погорячился, – сказал он, беря ее за руку и ласково заглядывая в глаза. – Я признаю, что вел себя не очень разумно, и прошу прощения. Давай созвонимся завтра, когда ты вернешься из клуба. Может, если будет не очень поздно, мы хотя бы ненадолго встретимся и еще раз спокойно обо всем поговорим.

– Хорошо, – согласилась Шерон, не желая раздувать ссору. – Ты тоже извини меня за резкость. Просто у меня был кошмарный денек, и мои нервы с самого утра на взводе. А тут еще твои нападки…

– Ни слова больше! – воскликнул Мартин, заключая ее в объятия.


Несмотря на примирение, ссора оставила в душе Шерон крайне неприятный осадок. Все-таки Мартин был не просто ее поклонником, а человеком, с которым она собиралась связать свою судьбу. И Шерон иной раз приходила в отчаяние оттого, что они никак не найдут общий язык. Если они так часто ссорятся сейчас, что же будет после свадьбы? Шерон в свои двадцать пять лет уже не питала иллюзий насчет того, что люди могут измениться только потому, что изменилось их семейное положение. Она была твердо уверена, что им с Мартином нужно решить все проблемы сейчас, когда они еще ничем не связаны и когда их отношения можно сравнительно безболезненно разорвать.

Но не заблуждается ли она? Ведь она и Мартин довольно сильно привязаны друг к другу. Они встречались целый год, а это не такой уж маленький срок. Несмотря на некоторые разногласия, Шерон было хорошо с Мартином. У них имелось много общих интересов, им всегда было о чем поговорить. Одно только смущало Шерон: то, что ее сердце не начинало биться сильнее в ожидании свиданий с любимым мужчиной. Ее чувства к Мартину были какими-то уж слишком спокойными, они гораздо больше напоминали дружеские, чем любовные. И это с каждым днем все сильнее тревожило Шерон. Любит ли она Мартина по-настоящему, как мужчину, а не только как друга? Этот опасный вопрос все чаще приходил на ум Шерон. Двадцать пять лет – возраст, когда пора думать о замужестве. А Шерон просто не могла представить, за кого, кроме Мартина Селби, она могла бы выйти замуж в Гринфилде.

К тому же замужество означало полную независимость от родителей, свой дом. А Шерон при ее упрямом, свободолюбивом характере было нелегко уживаться с предками. К счастью, сейчас их не было в Гринфилде: они перебрались на время в соседний городок, где жила старшая сестра Шерон, ожидавшая второго ребенка. Однако Шерон понимала, что родители рано или поздно вернутся, и вопрос о собственном жилье снова встанет перед ней со всей своей остротой.

Правда, сейчас у нее появилась возможность приобрести какой-нибудь крохотный коттедж, мало-мальски пригодный для жилья. Но стоило ли связываться с покупкой, раз она все равно собирается замуж? Родители Мартина уже купили сыну просторный дом, в который он должен торжественно вселиться после свадьбы. Но только после свадьбы, и ни днем раньше. Подобная позиция казалась Шерон абсурдной и возмутительной. Можно подумать, что до вступления в брак человек не живет, а только готовится к настоящей жизни. Но, конечно, она не высказывала своих мыслей в присутствии родителей Мартина, не желая портить с ними отношения. Что же касается самого Мартина, то он, к недоумению Шерон, совсем не рвался к независимости. Его вполне устраивала жизнь под родительским крылышком, из-под которого он собирался в один прекрасный момент переместиться под крылышко жены.

Однако Шерон сомневалась, что сможет стать для Мартина второй мамочкой: заботливой, терпеливой мамочкой при капризном, эгоистичном, хотя и ласковом ребенке. Такая роль явно не для нее. Но Мартин, к сожалению, не желал этого понимать. Он упорно стремился видеть Шерон такой, какой ему хотелось ее видеть. То есть такой, какой ему хотелось видеть в идеале свою будущую жену. И попытки Шерон выбиться из образа, созданного его воображением, вызывали у него бурные вспышки гнева.

Тревожные мысли не давали Шерон уснуть до глубокой ночи, и утром она снова приехала в офис с опозданием. Правда, сегодня Шерон не обнаружила на автоответчике язвительного сообщения от Мартина. Вместо этого там было записано сообщение Барбары Лесли, текст которого порядком озадачил Шерон. Барбара еще раз извинялась, что не предупредила Шерон насчет племянника, и просила… хорошенько присматривать за ним. То есть периодически наведываться в Лесли-Фарм и навещать Фрэнка. Вдобавок Барбара известила Шерон, что позвонит ей через неделю.

Интересно, зачем она собирается мне звонить? – хмуро подумала Шерон. Чтобы услышать отчет о том, как поживает ее родственник? Хорошенькие дела, н

Чуть успокоившись, Шерон решила, что в просьбе Барбары нет ничего странного. Возможно, благоразумная леди просто опасается за состояние своего коттеджа. И Шерон вполне ее понимала. Если Фрэнк Боуленд в первый же день своего приезда в Лесли-Фарм учинил там такой беспорядок, что же будет дальше? Пожалуй, дело может кончиться тем, что он разнесет дом по кирпичику, иронично подумала Шерон. Или уснет в постели с сигаретой и устроит пожар. От такого возмутительного типа, пожалуй, можно ожидать всего. И если Шерон чему-то удивлялась, так это тому, как могла Барбара впустить в свой дом такого племянничка. Хотя, весьма вероятно, что она просто уступила просьбам кузины, не захотев обижать ее отказом.



Конечно, присматривать за новым обитателем Лесли-Фарм будет совсем не лишним, рассудила Шерон. Однако это было проще сказать, чем сделать. В самом деле, каким образом она может за ним присматривать? Наносить ему время от времени дружеские визиты? Вспомнив, с каким нетерпением Фрэнк Боуленд дожидался, пока они с Джесикой уберутся из его дома, Шерон сочла эту затею невыполнимой. Она бы не удивилась, если бы Фрэнк захлопнул дверь перед ее носом или затаился бы, увидев в окно ее машину. Правда, Шерон могла войти в дом и без его помощи: ведь у нее был ключ. Но вряд ли такой поступок можно счесть благоразумным.

Не придумав ничего дельного, Шерон решила хотя бы проехать мимо Лесли-Фарм. Тем более Сара Уинслоу, у которой они сегодня собирались, жила в той стороне, так что даже не придется делать крюк. А если Фрэнк увидит ее и спросит, какого черта она крутится возле его дома, она скажет, что ехала к подруге и остановилась по дороге.

Так Шерон и сделала. После работы она заехала домой, где пообедала и сменила деловой костюм на джинсы и рубашку, а затем поехала к Саре. Подъезжая к Лесли-Фарм, Шерон снизила скорость. И очень хорошо сделала, потому что в противном случае она рисковала врезаться в придорожное дерево: настолько потрясла ее картина, которую она увидела на участке у коттеджа. Фрэнк Боуленд окапывал кусты смородины… вот уж чего Шерон никак не могла от него ожидать. Она вообще не представляла этого человека за работой, тем более физической. Однако он довольно ловко управлялся с лопатой и, казалось, был искренне увлечен своим делом. Он не разогнулся даже тогда, когда Шерон вышла из машины, подошла к живой изгороди и стала смотреть на него.

Она нашла, что он выглядит гораздо лучше, чем вчера. Похоже, его похмелье совершенно прошло, судя по нормальному цвету лица и отсутствию вялости в движениях. Кроме того, Шерон показалось, что лицо Фрэнка немного загорело за прошедшие два дня, вероятно, от работы на солнце.

Похоже, он проводит время с большей пользой для здоровья, чем можно было ожидать, подумала Шерон, и ее лицо осветились озорной улыбкой. Однако улыбка тут же угасла, когда Фрэнк внезапно поднял голову и в упор посмотрел на Шерон. Взгляд его прекрасных синих глаз отнюдь не светился радостью по поводу встречи с Шерон. Скорее, он был сердитым и, как показалось Шерон, несколько озадаченным.

– Черт подери, – процедил Фрэнк, втыкая лопату в землю и неспешно приближаясь к изгороди, – похоже, вы решили не оставлять меня своим назойливым вниманием. Ну-с, и чему я обязан очередным счастьем видеть вас, леди несносная помощница?

– Ничему, – миролюбиво ответила Шерон, решив не поддаваться на провокации. – Я просто ехала мимо и решила остановиться, чтобы пожелать вам доброго вечера. Я еду к своей подруге Саре Уинслоу, она живет недалеко от Лесли-Фарм.

– Понятно, – хмыкнул он. – Ну что ж, будем считать, что вы пожелали мне доброго вечера.

А теперь можете катиться отсюда ко всем чертям, прочла Шерон в его взгляде. Внезапно ей стало ужасно обидно. В конце концов, она не сделала ему ничего такого, за что можно относиться к ней с такой агрессией. Да он просто грубиян! Невоспитанный, невыносимый человек, которого нельзя пускать в общество нормальных людей. Шерон вдруг так разозлилась, что всякое желание быть дружелюбной исчезло. Да что она вообще тратит на него свое время? Если он не желает ни с кем общаться, пусть сидит один как сыч и варится в котле своей злобности.

Выпрямив спину, Шерон окинула Фрэнка взглядом, полным достоинства и ледяного презрения. Затем медленно повернулась к нему спиной и направилась к машине.

– Смотрите себе под ноги, мисс Адамс, а не считайте ворон, – донеслась ей вслед язвительная реплика. – А не то чего доброго еще спотыкнетесь и расшибете свой длинный нос, который вы так любите совать в чужие дела.

Это было уж слишком. Шерон захлестнуло такое бешенство, что ей захотелось подбежать к изгороди и залепить наглецу хорошую оплеуху. Но она заставила себя сдержаться. Во-первых, ее работа требовала корректности и сдержанности по отношению к клиентам, а Фрэнк Боуленд в какой-то мере являлся сейчас ее клиентом. Во-вторых, она все-таки находилась на чужой территории, и хозяин этой территории, пусть даже временный, имел право требовать, чтобы она не досаждала ему в его владениях. И, в-третьих, Шерон не хотелось опускаться до уровня невоспитанного человека с сомнительным общественным положением. Поэтому она взяла себя в руки и, сделав глубокий вдох и медленно выдохнув, обернулась.

– И вам тоже всего хорошего, мистер Боуленд, – с вежливым сарказмом произнесла она. – Надеюсь, вам понравится в наших краях, и вы сможете здесь отлично отдохнуть. Тем более что теперь ваш драгоценный покой уж точно никто не потревожит.

– Хочется верить, – съязвил он.

Не удостоив его ни ответом, ни прощальным кивком, Шерон продолжила путь к машине. Она ни разу не взглянула в сторону Фрэнка Боуленда, но была уверена, что он смотрит ей вслед. Шерон казалось, что она чувствует спиной пронзительный взгляд его синих глаз. На какое-то время у нее возник соблазн обернуться и сделать в сторону Фрэнка какой-нибудь неприличный жест. То-то он, наверное, разбушевался бы! Однако Шерон заставила себя до конца выдержать роль благовоспитанной леди. Она не должна позволить себе опуститься до уровня этого беспардонного типа. Шерон сомневалась, что такого человека, как Фрэнк Боуленд, можно шокировать какой-нибудь грубой или непристойной выходкой. Вероятно, он привык к хамству, и если она чем-то и может досадить ему, так это тем, что не будет реагировать на его злобные выпады.


Дождавшись, пока автомобиль Шерон скроется за поворотом дороги, Фрэнк взялся было за лопату, однако работать ему внезапно расхотелось. К тому же настроение у него было сейчас довольно скверным. Фрэнк ужасно досадовал на себя: и за то, что нагрубил этой девушке без всякой причины, и за то, что позволил ей поставить себя на место, словно какого-то мальчишку.

Фрэнку было крайне неприятно сознавать, что он все время вел себя с Шерон как неотесанный мужлан. Хотя почему «как»? Ведь он давно превратился в мужлана. Даже странно представить, что когда-то он был другим. Когда-то… но ведь это «когда-то» было в другой жизни. А теперь от той жизни ничего не осталось, кроме воспоминаний, которые Фрэнк охотно стер бы из памяти. Действительно, ведь бывают случаи, когда люди теряют память, а потом начинают жить, словно с чистого листа. Но ему, Фрэнку Боуленду, не повезло. Фрэнк отчетливо помнил все, что случилось с ним пять лет назад. Все, в самых мельчайших подробностях. Пять лет… даже не верится, что с тех пор прошло так много времени.

Мысли Фрэнка снова вернулись к Шерон Адамс, и он вдруг поймал себя на том, что сегодня она показалась ему намного симпатичнее, чем вчера. Может, потому, что в этот раз на ней не было ужасного серого костюма, вызвавшего у Фрэнка ассоциацию с нацистской формой. А может, потому, что сегодня Шерон была настроена к нему более доброжелательно.

Фрэнк нисколько не сомневался, что она оказалась возле его дома не случайно. Вероятно, Барбара позвонила ей и попросила навещать его. Такая просьба была вполне в стиле его двоюродной тетушки. Вообще-то Барбара Лесли была славной женщиной, несмотря на ее внешнюю суровость и излишнюю чопорность. Но некоторых вещей она абсолютно не понимала. Например, того, что человеку иной раз хочется побыть в полном одиночестве, чтобы никто и ничто не нарушало его покой. Может, Барбара не понимала этого потому, что сама постоянно находилась среди людей. Она все время была охвачена кипучей деятельностью, всегда загружена делами, большую часть которых навязывала себе по собственной инициативе. Но ведь и он, Фрэнк, когда-то был таким. И тетушка просто не понимала, что он мог измениться. Ведь сама она нисколько не изменилась даже после смерти горячо любимого мужа.

Да, пожалуй, я зря нагрубил этой Шерон, снова подумал Фрэнк, тем более что сегодня она вовсе не вела себя навязчиво. Хотя, тут же с горечью возразил он себе, какое мне может быть до нее дело? Какое мне вообще дело до всех женщин на свете?! С ними покончено – раз и навсегда. И нечего распалять свое воображение.

С этими словами он взялся за лопату и принялся яростно обкапывать кусты. Фрэнк так усиленно работал, что за один день умудрился обкопать все двенадцать плодовых кустов, растущих в саду. Оставалось обкопать такое же число фруктовых деревьев. И чем, скажите на милость, он будет заниматься дальше в этой глуши? Снова примется за виски? Но от виски его уже тошнило.

Ладно, придумаем что-нибудь, успокаивающе сказал себе Фрэнк. В конце концов, на самый крайний случай у тебя остается рыбалка.

3

Выходные Шерон провела ужасно. К ее невыразимой досаде, тетушка Мартина перенесла детский праздник на субботу. Такое решение было обусловлено тем, что в пятницу многие из приглашенных работали допоздна и им было накладно отпрашиваться. Получалось, что Шерон только зря поскандалила с Мартином. Море отрицательных эмоций – и никакой выгоды.

Злосчастный праздник, начавшийся в полдень, затянулся до самого вечера. К тому времени, когда можно было разъезжаться, Шерон чувствовала себя выжатой как лимон. Ее бедные уши распухли от детского визга, который, как ей казалось, не прекращался все восемь часов. К тому же Шерон объелась, и в ее желудке стояла невыносимая тяжесть. Но попробуй не объешься, когда тебе чуть ли не насильно пихают в рот еду, а твой отказ попробовать «вкуснейший тортик» или «замечательный пирожок под оригинальным соусом» воспринимается как тяжкое оскорбление в адрес хозяев дома.

Воскресенье Шерон провела в постели, страдая от изжоги и головной боли. А Мартин даже не приехал ее утешить: одной из его многочисленных племянниц вздумалось разболеться, и Мартин как преданный член семейного клана счел необходимым поддержать кузину в час испытаний. Проще говоря, он проторчал весь день у нее дома, мешая ухаживать за больным ребенком.

В итоге Шерон проснулась в понедельник в довольно мрачном настроении. Она даже хотела устроить себе еще один выходной, но передумала: ведь именно в понедельник в ее фирму чаще всего обращались новые клиенты. Пришлось сделать над собой усилие и поехать на работу.

Не успела Шерон войти в свой офис, как телефон тут же заверещал. Шерон схватила трубку, и настроение у нее окончательно испортилось, когда она узнала голос Барбары. Причем в голосе хозяйки Лесли-Фарм звучали тревожные нотки, и Шерон сразу сообразила, что это может означать: ей снова придется иметь дело с мистером невежей.

– Шерон, дорогая, я в полном отчаянии, – без долгих предисловий объявила Барбара. – Фрэнк не отвечает на звонки! Вчера я несколько раз пыталась дозвониться ему, но он ни разу не подошел к телефону.

– В самом деле? – угрюмо спросила Шерон. – Может, на линии случилось повреждение?

– В том-то и дело, что нет! Я связалась с подстанцией, и меня заверили, что линия в полном порядке.

– А вы не пробовали позвонить ему на сотовый телефон? – безнадежным голосом спросила Шерон.

В трубке послышался тяжкий вздох.

– Увы, дорогая Шерон! Если у Фрэнка и есть сотовый телефон, мне он не соизволил сообщить его номер. Поэтому вся надежда на вас. Пожалуйста, не сочтите за труд съездить в Лесли-Фарм и посмотреть, как там Фрэнк. Я буду вам очень признательна.

– Хорошо, Барбара, – согласилась Шерон. А что ей, собственно, еще оставалось? – Только, по-моему, вы зря так беспокоитесь о своем драгоценном племяннике, – ворчливо добавила она. – Он не похож на человека, нуждающегося в опеке. К тому же он настоятельно просил не беспокоить его и будет не в восторге от моего визита.

– Я знаю, дорогая моя, – виновато промолвила Барбара. – Но ведь иной возможности убедиться, что с ним все в порядке, нет. Так что вы уж, пожалуйста, загляните к нему. Скажите, что я беспокоюсь за него и что вы приехали по моей просьбе.

– Сомневаюсь, что это послужит для меня смягчающим обстоятельством, – мрачно съязвила Шерон. – Но, разумеется, я проведаю его, чтобы вы успокоились.

Повесив трубку, Шерон раздраженно прошлась по комнате. Ничего не скажешь, хорошее начало недели. Снова общаться с Фрэнком Боулендом, терпеть его насмешки и отвратительные выходки… такого Шерон не пожелала бы и врагу. Но делать было нечего. Барбара Лесли являлась самой старой клиенткой ее фирмы, и было бы нелюбезно со стороны Шерон отказать ей в небольшой просьбе. К тому же с ненормальным племянником Барбары вполне могла случиться какая-нибудь неприятность. Например, он впал в очередной запой и никак не может из него выбраться…

А может, в Лесли-Фарм уже находится труп, а не живой человек, внезапно пришло Шерон на ум, и по ее спине пробежал неприятный холодок. В самом деле, ведь такой вариант теоретически не исключен. Фрэнк мог упиться до смерти, если его сердце недостаточно крепкое, или утонуть в ручье, который протекал неподалеку от Лесли-Фарм. Но в таком случае ей не следует ехать к нему одной, а следует сначала позвонить в полицию…

Ага, а потом окажется, что он просто не в состоянии доползти до телефона, тут же возразила себе Шерон. Вот будет номер, если по Гринфилду пойдут слухи, что в коттедже почтенной миссис Лесли поселился опустившийся алкоголик! Не думаю, чтобы это понравилось Барбаре.

Тяжко вздохнув, Шерон позвонила Джесике и попросила ее посидеть в офисе, пока она будет отсутствовать. А когда та приехала, села в «опель» и отправилась в Лесли-Фарм.

Выйдя из машины, Шерон опасливо подошла к изгороди. В этот раз она не увидела Фрэнка в саду, а из самого дома не раздавалось ни звука. Однако калитка была открыта, и Шерон беспрепятственно прошла на территорию коттеджа. Поднялась на крыльцо, нажала на кнопку звонка… и не услышала за дверью ни малейшего шороха.

Скверное дело, тревожно подумала Шерон.

На всякий случай она позвонила еще несколько раз, а затем достала из сумочки ключ и вставила его в замок. Он открылся легко, и Шерон вошла в дом, замирая при мысли, что сейчас увидит труп. Воображение так разыгралось, что она невольно повела ноздрями, но никаких подозрительных запахов не унюхала. Впрочем, и нормальных человеческих запахов Шерон тоже не обнаружила в доме. Ни запаха еды, ни запаха кофе, ни даже запаха алкоголя, что показалось Шерон самым странным. Казалось, коттедж необитаем.

– Что, черт подери, это значит?!

Вопрос, прозвучавший над самым ухом Шерон, был задан таким угрожающим тоном, что Шерон испуганно взвизгнула, повернулась вокруг своей оси и взмахнула руками. И чуть не закричала снова, почувствовав, как ее сжатый кулачок врезался в челюсть Фрэнка Боуленда.

– Проклятье! – выругался Фрэнк, отступая от Шерон на безопасное расстояние. – Она еще и врезала мне по челюсти! Нет, как хотите, а столько неприятностей – это уже перебор для одной недели!

Шерон призвала на помощь все свое мужество и подняла на него несчастные глаза. И тут же поняла, что не зря она так боялась ехать в Лесли-Фарм. Фрэнк Боуленд выглядел не просто «недовольным» ее нежданным визитом. Он был взбешен до предела. Его синие глаза метали грозовые молнии, на шее билась нервная жилка, из груди вырывались звуки, похожие на рычание разъяренного тигра. Стоило Шерон встретиться с ним глазами, и все заготовленные оправдания замерли на ее губах. Они вдруг показались Шерон такими жалкими и неубедительными, что ей стало дурно, и она пошатнулась.

– Эй, леди, что это еще за штучки? – донесся до нее сквозь туман дурноты сердитый голос Фрэнка. – Не делайте вид, будто собираетесь грохнуться в обморок. Подобная чувствительность совершенно не пристала взломщикам.

– Но мне… в самом деле дурно, – пробормотала Шерон, продолжая оседать на ковер. – И я не взломщик. Мне звонила Барбара… – Мрак перед глазами Шерон сомкнулся, и она потеряла сознание.

Придя в чувство, Шерон обнаружила себя лежащей на диване с мокрым полотенцем на лбу. Рядом сидел Фрэнк. Его глаза больше не пылали гневом, а были наполнены раскаянием и тревогой. Правда, это не слишком успокоило Шерон, когда она вспомнила, что находится в полной власти субъекта, у которого явно не в порядке психика. Наверное, ее мысли отразились на лице, потому что Фрэнк вдруг миролюбиво улыбнулся, потрепал Шерон по щеке и ласково промолвил:

– Ну-ну, не надо так волноваться! Все хорошо, вы находитесь в полной безопасности.

– В безопасности? – переспросила Шерон, и эта мысль показалась ей настолько нелепой, что она едва не рассмеялась.

По мнению Шерон, находиться в одном помещении с Фрэнком Боулендом было все равно что находиться в клетке тигра. Злобного, агрессивного тигра, который может в любой момент взбеситься и наброситься на нее.

– Да, – повторил Фрэнк, слегка нахмурившись, – в полной безопасности. А чего вы ожидали? Что я наброшусь на вас и стану душить? У вас слишком пылкое воображение, леди!

– Да с вами…

– Со мной?! – возмущенно перебил ее Фрэнк. – Нет, вы только послушайте ее! Можно подумать, что это я забрался без спросу в ваше жилище. Как вам вообще могло прийти такое в голову: проникнуть в дом без разрешения человека, который там живет?

– Меня попросила Барбара, – жалобно пояснила Шерон. – Она сказала, что не может вам дозвониться. Вы не подходили к телефону.

– Я отключил звук, чтобы спокойно выспаться.

– Но ведь ваша тетушка не могла об этом знать! Она испугалась, что с вами случилось какое-то несчастье.

– Несчастье? – переспросил Фрэнк, пожав плечами. – Почему оно должно было со мной случиться? В конце концов, я мог просто куда-то отъехать на пару дней. Интересно, как бы вы действовали, если бы не застали меня дома? Подняли ли бы на ноги всю полицию штата? Но ведь это нелепо, черт подери!

– А по-моему, в этом нет ничего нелепого, – возразила Шерон. – Напротив, это совершенно нормально.

– Когда человеку не дают спокойной жизни? – с сарказмом спросил Фрэнк. – Когда его постоянно тревожат, дергают и вообще самым бесцеремонным образом вмешиваются в его личную жизнь?

– Нет, – ответила Шерон, – когда о нем беспокоятся, хотят, чтобы с ним все было в порядке. О господи, неужели вы этого не понимаете? По-моему, это настолько элементарно, что даже смешно объяснять.

Некоторое время Фрэнк молча смотрел на Шерон, и на его лице застыло какое-то странное, неопределенное выражение. Потом его губы искривились в горько-ироничной усмешке, а глаза наполнились такой безысходной тоской, что у Шерон невольно сжалось сердце.

– Вы правы, – тихо сказал он, потянувшись к лежащей на тумбочке пачке сигарет. – Действительно, это так элементарно, что смешно объяснять. Но, к сожалению, до меня такие вещи трудно доходят. Видите ли, я… не привык, чтобы обо мне кто-то беспокоился.

– Не привыкли? – растерянно переспросила Шерон. – Но ведь у вас есть мать! Неужели?..

– Мы очень мало общаемся в последние годы, – ответил Фрэнк, поморщившись, словно от зубной боли. – Нет, упаси боже, я не хочу сказать о ней ничего плохого! Моя мать – очень достойный человек, так же как и отец. Дело во мне самом, а точнее в том, что я не оправдал их надежд.

Шерон села на диване и удобно устроилась, поджав колени и обхватив их руками.

– Возможно, вы удивитесь, Фрэнк, – сказала она, взглянув на него с заговорщицкой улыбкой, – но мне очень понятны ваши переживания насчет родителей. Потому что я тоже не оправдала надежд своих предков.

– Вы? – искренне удивился он. – Но когда же вы успели их разочаровать? Вы ведь еще так молоды. Сколько вам? Двадцать три?

– Двадцать пять. А вам?

– А сколько бы вы дали?

– Тридцать пять.

– Мне тридцать три, – ответил он с грустной усмешкой.

– Ну, это тоже немного, – убежденно сказала Шерон. – Тем более для мужчины. Тридцать три года… Господи, да у вас вся жизнь впереди!

– К сожалению, вы ошибаетесь, – возразил он, и его глаза снова наполнились тоской. – У меня вся жизнь уже не впереди, а позади.

– Какой вздор! – возмущенно воскликнула Шерон. – Как она может быть позади? Вы неизлечимо больны?

– Нет, – ответил он, – у меня нет неизлечимых болезней. В том числе и хронического алкоголизма, как вы подумали.

– Я вовсе так не думала!

– Думали, Шерон. Но дело совсем не в этом. Все гораздо серьезнее. Но не просите, чтобы я вам что-то объяснял. Я не люблю изливать душу, и потом, это не имеет смысла.

– Я поняла, – сказала Шерон, пристально посмотрев на него, – у вас случилось какое-то ужасное несчастье, после чего вы решили поставить на своей жизни крест. Говоря без обиняков, вы сломались…

– Шерон! – предостерегающе воскликнул Фрэнк. – Не хочу вас обижать, но вы слишком любопытны. Повторяю: я не имею ни малейшего желания говорить о себе. Если вам еще не наскучило мое общество и вы хотите поболтать, давайте лучше поговорим о вас.

Шерон неловко откашлялась.

– Не думаю, что вам это будет интересно. У меня ведь самая обыкновенная, заурядная и довольно скучная жизнь.

– Неужели? – Фрэнк усмехнулся. – А мне сдается, что она у вас не только не скучная, но даже очень веселая. Впрочем, вы ведь, кажется, и сами веселый человек, а? – Он посмотрел на нее с легким прищуром. – Хотя и пытаетесь строить из себя не в меру серьезную деловую леди.

Шерон рассмеялась.

– Вы угадали, – смущенно призналась она. – Я действительно не слишком серьезный человек. Но об этом никто не должен догадываться.

– Еще бы! Ведь вы как-никак директор фирмы, да еще занимающейся таким ответственным делом.

– Во всяком случае, у моей фирмы солидная репутация, – не без гордости сказала Шерон. – А что касается названия, так для провинции оно в самый раз.

– Пожалуй, что так, – без иронии согласился Фрэнк. – Кстати, – вдруг спохватился он, – мы с вами болтаем уже целый час, а я даже не додумался предложить вам хотя бы кофе. Прощу прощения за такую оплошность.

– Ничего, – миролюбиво промолвила Шерон, – я ведь уже поняла, что вы не привыкли о ком-то заботиться.

– Верно, – усмехнулся Фрэнк. – Совсем не привык. Ну что ж, поскучайте несколько минут, я быстро.

Он умчался на кухню, и вскоре по дому поплыл восхитительный аромат кофе. Шерон вдруг вспомнила, что ничего не ела утром, и у нее тотчас пробудился аппетит. Кофе – это, конечно, замечательно, подумала она, но хорошо бы еще проглотить пару бутербродов или на худой конец булочку. Однако Шерон знала, что не осмелится просить об этом Фрэнка. Довольно и того, что он вызвался приготовить кофе, причем без малейших намеков с ее стороны. Вот уж чего Шерон от него не ожидала! Она вообще не ожидала от этого угрюмого типа чего-то хорошего. Но теперь Шерон поняла, что заблуждалась на его счет. Фрэнк Боуленд вовсе не был так плох, как она подумала о нем вначале. Возможно, он был по натуре неплохим парнем, просто его постигли неудачи, и он озлобился на весь мир. Он сломался…

Сломался? Но Фрэнк Боуленд совсем не походил на человека, который согнется под первым же ударом судьбы. Он казался Шерон довольно сильным и мужественным, а его физической форме можно было только позавидовать. Значит, с ним случилось что-то такое, от чего ломаются даже сильные натуры. Но что это могло быть? Смерть близкого человека, финансовый крах, предательство любимой женщины? Насчет последнего Шерон сильно сомневалась. Разве можно бросить такого красавца? Притом Фрэнк был не просто красивым, а необычайно обаятельным. А когда вел себя любезно, то становился просто неотразимым. Самый неотразимый из всех мужчин, с которыми была знакома Шерон.

А ну-ка, голубушка, придержи свое воображение, сердито одернула себя Шерон. Как тебе не стыдно? Ведь ты без пяти минут замужняя женщина, а позволяешь себе заглядываться на посторонних мужчин!

Чтобы успокоить воображение, Шерон начала думать о Мартине. И в замешательстве осознала, что ей неприятно сейчас о нем думать. Шерон не понимала, почему так происходит, но то, что это было так, сомнений не вызывало.

Что со мной творится? – с беспокойством подумала она. Неужели я настолько подпала под обаяние Фрэнка, что не могу думать ни о ком другом? Но кто он такой, этот Фрэнк Боуленд? Я же совсем ничего о нем не знаю!

Впрочем, тут же решила Шерон, она зря беспокоится насчет Фрэнка. Все его поведение говорит о том, что он и в мыслях не держит очаровать ее и сбить с пути истинного. Он бы вообще не вспомнил о ней, если бы она не приехала в Лесли-Фарм. Да что там говорить! Ведь он даже не открыл дверь на ее звонок. И если она сейчас сидит в его гостиной, то только благодаря своим слабым нервам. Если бы с ней не случился обморок, Фрэнк уже давно выставил бы ее за дверь.

– Надеюсь, я не слишком задержался?

Встревоженный голос Фрэнка прервал сумбурный поток мыслей Шерон. Она подняла голову, и ее глаза оживленно вспыхнули. На подносе, который держал в руках Фрэнк, был не только кофе, но и две тарелки с бутербродами.

– Да вы, оказывается, приготовили настоящий банкет! – радостно воскликнула Шерон, вскакивая с дивана. – А еще говорите, что не умеете заботиться о других!

В синих глазах Фрэнка появились лукавые огоньки.

– Насколько помню, это сказали вы, а не я. Впрочем, давайте не будем тратить время на перепалку. Плавленый сыр становится невкусным, когда остынет.

Он поставил поднос на низенький столик, окруженный креслами, и они с Шерон набросились на еду. Не прошло и десяти минут, как гора бутербродов была уничтожена. Фрэнк торопливо убрал пустые тарелки и налил в чашки по второй порции кофе.

– Все, – сказал он, откидываясь на спинку кресла и закуривая сигарету, – теперь мы можем приятно поболтать за чашечкой кофе. Кстати, почему вы не сказали мне, что голодны? Я мог бы не догадаться приготовить бутерброды.

– Я хотела сказать, но мне было неудобно обременять вас заботами, – с немного кокетливой улыбкой пояснила Шерон. – И потом, я ведь еще не привыкла… к вашему новому образу.

– То есть к тому, что я могу вести себя как цивилизованный и миролюбивый человек, да? – Он усмехнулся. – Что ж, я вас понимаю.

– А я вас – нет, – откровенно призналась Шерон. – Ваша агрессия… она должна иметь какое-то объяснение.

– Просто поставьте себя на мое место. Вы заселяетесь в уединенный коттедж, где рассчитываете жить спокойно, без всякого вмешательства извне. А вместо этого к вам в первое же утро вламываются две шумные дамочки, которые бесцеремонно вас будят, да еще и уверяют, что их возмутительные действия вполне законны и правомочны.

– Да, не очень хорошо получилось, – смущенно признала Шерон. – Но мне хочется надеяться, что вы больше не держите на меня обиды.

– Не держу, – заверил ее Фрэнк. Затем он пытливо посмотрел ей в глаза и спросил: – А вы, Шерон? Вы на меня еще дуетесь? Только говорите честно.

– Честно, не дуюсь, – с улыбкой ответила она. И, чуть поколебавшись, добавила: – Фрэнк, мне бы очень хотелось, чтобы мы с вами подружились.

Его глаза изумленно расширились, превратившись в огромные сверкающие сапфиры. Какое-то время он молча смотрел на Шерон: пристальным, изучающим и слегка настороженным взглядом, так, словно пытался определить, не кроется ли в ее словах какого-то подвоха. Потом усмехнулся, покачал головой и сказал:

– Не знаю, Шерон. Откровенно говоря, я не уверен, что из меня может получиться хороший друг.

– Разве у вас нет друзей?

– Есть, и даже не один, а целых трое. Но это люди, с которыми я знаком очень давно, еще до того, как… – Он вдруг замолчал, досадливо нахмурившись. – И потом, вы уж извините меня, Шерон, но я не очень-то верю в дружбу между мужчиной и женщиной. В таких отношениях почти всегда есть что-то… не совсем чистое. Нет, конечно, я допускаю добрососедские отношения. Но дружба… нет, не думаю.

– То есть вы считаете, что между мужчиной и женщиной не может быть дружбы в нормальном понимании этого слова, да? – спросила Шерон с озорной усмешкой. – Например, мужчина искренне считает женщину своим другом, а она испытывает к нему совсем не дружеский интерес. Или, наоборот, женщина наивно считает мужчину другом, а он только и думает, как затащить ее в постель.

Фрэнк хмыкнул.

– По-моему, в большинстве случаев так и бывает. Согласитесь, ведь это очень удобная позиция, особенно для мужчины: прикинуться понимающим другом женщины, влезть к ней в доверие, узнать все ее проблемы и слабости, а затем использовать полученные знания для своей выгоды. Скажем, выступить в нужный момент в роли утешителя или великодушного заступника.

– Особенно когда женщина замужем, – подхватила Шерон, – и ухаживать за ней несколько затруднительно. А так можно терпеливо дождаться момента, когда она поссорится с мужем или почувствует недовольство своей жизнью, и тогда, образно выражаясь, сбросить карты на стол. А еще лучше стать другом не только женщины, но и ее мужа, чтобы наверняка быть в курсе их дел и проблем. Да, Фрэнк, надо признать, что такое случается часто. А вот с женщинами… с женщинами такие штучки редко проходят.

– Простите?

Шерон лукаво усмехнулась.

– Я хочу сказать, что женщины в большинстве случаев не такие доверчивые глупцы, как мужчины. Проще говоря, благоразумные женщины не слишком позволяют своим мужьям «дружить» с другими женщинами, а тем более приводить так называемых подружек в свой дом. «Здравствуйте, дорогая Шерон, я – приятельница вашего мужа и хочу с вами подружиться», – проговорила Шерон елейным голоском. А затем сделала свирепое выражение лица и угрожающе процедила: – «Что-что? Приятельница моего мужа? А ну-ка, лицемерная змея, катись отсюда поскорее, пока я не дала хорошего пинка по твоей тощей заднице!».

Фрэнк оглушительно расхохотался.

– Шерон, вы просто прелесть! – воскликнул он, восхищенно глядя на нее. – А главное, ваши наблюдения абсолютно справедливы. В самом деле, мужчины в таких ситуациях ведут себя крайне неосмотрительно. Доверчивые глупцы… как вы точно это назвали! Доверчивые глупцы…

Он вдруг замолчал, и его красивые брови сошлись на переносице в угрюмую складку. Затушив сигарету, Фрэнк встал с кресла и нервно прошелся по комнате. Шерон, озадаченная внезапной переменой в его настроении, настороженно следила за его движениями. А он, описав круг по комнате, подошел к тумбочке, на которой стояла вазочка с веточкой шиповника, сорвал один цветок и принялся в задумчивости обрывать с него лепестки.

И в этот момент Шерон вдруг вспомнила, где видела его. Она видела его в кино. В одном кинофильме… нет, не в одном, а даже в двух. И в каждом из них он играл главные роли: героев-любовников, обольстительных, роковых красавцев, от которых женщины-героини были без ума.

О боже! – подумала Шерон, прилагая огромные усилия, чтобы сохранить на лице невозмутимое выражение. Так вот, оказывается, кто он такой. Фрэнк Боуленд… так, значит, это не псевдоним, а его настоящее имя. Как странно, что я только сейчас его узнала!

– Что ж, Фрэнк, может быть, вы и правы насчет дружбы между мужчиной и женщиной, – сказала она, заставив себя улыбнуться. – Но ведь добрыми соседями мы с вами вполне можем быть, не так ли?

– Так, – сказал он, улыбнувшись в ответ. – Почему бы, собственно, и нет?

Минут через пять Шерон посмотрела на часы и сказала, что ей пора в офис. Фрэнк не стал ее задерживать. Он любезно проводил ее до машины и пожелал доброго пути.

– Звоните, если вам понадобятся наши услуги, – сказала Шерон на прощание.

4

После работы Шерон поехала в библиотеку. Она просидела там добрых три часа, листая подшивки пятилетней давности. Но все-таки нашла, что искала: номер одного бульварного журнала, в котором рассказывалось о несчастье, постигшем актера Фрэнка Боуленда на пике карьеры.

В журнале было помещены фотографии всех троих: Фрэнка, его жены Кэтрин Тайсон и пожилого миллиардера Эдгара Хьюма. Причем фотографий было несколько. Свадебная фотография Фрэнка и Кэтрин, фотография, на которой Кэтрин обнимается с Эдгаром Хьюмом, а также фотографии всех участников драмы по отдельности.

Сама же статья занимала половину журнала. Сначала рассказывалось о том, как Фрэнк познакомился с Кэтрин и как они поженились. Потом Шерон с интересом прочла историю актерской карьеры Кэтрин Тайсон. Оказывается, сначала ее не хотели снимать, а Фрэнк еще до женитьбы снялся в нескольких фильмах, которые принесли ему известность, а также открыли дорогу в мир большого кино. И когда Фрэнка пригласили на главную роль в очередном фильме, он заявил продюсеру, что не станет сниматься, если его жене не дадут одну из главных женских ролей. Продюсер согласился, а режиссер был взбешен, так как считал Кэтрин Тайсон бездарностью, красивой куклой, лишенной не только таланта, но и трудолюбия. Однако благодаря настойчивости мужа Кэтрин все-таки получила вожделенную роль. А после выхода фильма в прокат Кэтрин Тайсон стали приглашать сниматься в других фильмах.

Автор статьи не без ехидства высказал мнение, что популярность актрисе Тайсон принесли отнюдь не актерские способности. Просто она умела очаровывать мужчин. И если режиссеры воспринимали ее появление на съемочной площадке в штыки, то продюсеры охотно шли ей навстречу. И неудивительно, ведь она была настоящей красавицей. Медно-рыжие волосы, безупречная кожа, ярко-зеленые глаза, кошачья грация, высокий рост, отличная фигура. Проще говоря, Кэтрин была из тех женщин, на которых мужчин оглядываются. Впрочем, ее супруг тоже принадлежал к неотразимым самцам, на которых заглядываются женщины, но он был слишком примерным мужем, чтобы извлечь из этого выгоду. К тому же Фрэнк чрезмерно увлекался своей работой, и его свободного времени едва хватало на жену.

Зато сама Кэтрин часто обращала свои пламенные взоры на посторонних мужчин, и в один прекрасный момент умудрилась завлечь в свои сети пожилого миллиардера Эдгара Хьюма. Этот человек финансировал один из фильмов, в которых снимались Кэтрин и Фрэнк, и находился в приятельских отношениях с ними обоими. Причем к Кэтрин, которая была на тридцать пять лет моложе его, Хьюм поначалу относился с отеческой теплотой. Он даже где-то обмолвился, что хотел бы иметь дочь, похожую на нее. Фрэнк же по своей наивности принял эти слова за чистую монету: ведь у Хьюма не было дочери, у него было трое сыновей от разных жен, а он, по его заверениям, всегда мечтал о дочери.

Ситуация прояснилась, когда Кэтрин и Хьюм встретились на горнолыжном швейцарском курорте, где Кэтрин отдыхала без мужа. По словам очевидцев, здесь Кэтрин приложила все усилия, чтобы окрутить металлургического магната. На ее счастье, Хьюм в то время оказался свободен: он только что развелся со своей третьей женой. Между Кэтрин и Хьюмом завязался бурный роман, Хьюм сделал Кэтрин предложение руки и сердца, которое она с восторгом приняла. После отпуска Кэтрин не вернулась в Голливуд к Фрэнку, а сразу полетела с Хьюмом в Чикаго, поручив его адвокату вести бракоразводный процесс. С актерской карьерой Кэтрин решила завязать. Она любила деньги и популярность, но отнюдь не изнурительную работу актрисы. А теперь она могла иметь деньги и популярность без всяких усилий со своей стороны.

Насколько тяжело Фрэнк Боуленд воспринял известие о предательстве нежно любимой супруги, с которой он прожил четыре года, автор статьи не знал. Как только Кэтрин подала на развод, Фрэнк заперся в своем особняке, окруженном высоким бетонным забором, и наотрез отказался общаться с журналистами. Но надо полагать, он пережил эту драму очень тяжело. Ведь предательство жены наносило серьезный вред не только его сердцу, но и карьере. Что это за герой-любовник, который не смог удержать собственную жену? Впрочем, как развивалась бы карьера Фрэнка Боуленда, предсказать трудно, потому что он больше не снимался. Его творческий отпуск затянулся на бесконечный срок.

Но и «коварная изменница Кэтрин Тайсон» недолго наслаждалась завидной ролью подруги миллиардера. Ее жизнь трагически оборвалась в тот день, когда она получила развод. Это счастливое событие они с женихом решили отпраздновать на яхте. Яхта попала в сильнейший шторм, и все ее пассажиры погибли: Кэтрин, Эдгар Хьюм, а также трое членов экипажа.

После этой трагедии Фрэнк Боуленд подвергся новой, еще более напористой атаке прессы. Всех интересовало, какие чувства вызвала у него смерть бывшей жены: боль, сожаление или же, напротив, неистовую радость и удовлетворение. Не выдержав натиска журналистов, Фрэнк Боуленд покинул свой дом в Лос-Анджелесе и исчез в неизвестном направлении.

Судя по всему, в этом «неизвестном направлении» он находится и сейчас, с невеселой иронией подумала Шерон.

Хотя ей казалось довольно странным, что журналисты не нашли Фрэнка, учитывая, что он даже не скрывает своего имени. Но, может, он только в последнее время перестал его скрывать? В самом деле, ведь она, Шерон, не имеет ни малейшего понятия о том, как он жил последние пять лет. Пять лет – довольно большой срок. А для актера он и вовсе огромен. В мире большого кино каждый день происходят перемены, и, возможно, о Фрэнке Боуленде уже забыли.

«Видите ли, я не привык, чтобы обо мне кто-то беспокоился», – вспомнились Шерон его слова, и ей вдруг стало его ужасно жалко. Почему Фрэнк не вернулся к работе? Ведь он так любил ее, и у него несомненный актерский талант. По крайней мере, в тех двух фильмах с его участием, которые смотрела Шерон, Фрэнк Боуленд выглядел на высоте. Один из фильмов был про современную жизнь, а другой – исторический, его действие происходило в период войны за независимость. И в обоих фильмах Фрэнк играл очень естественно: строгий офицерский мундир сидел на нем так же ладно, как и потертый джинсовый костюм хиппующего молодого бродяги. Исторический фильм особенно понравился Шерон, и, к счастью, там не снималась противная Кэтрин Тайсон. А вот в современном фильме она снималась… и этот факт показался Шерон ужасно неприятным.

Интересно, как жил Фрэнк Боуленд все эти годы? Чем были наполнены его дни? Судя по его потертому виду, в его жизни было мало хорошего. Одиночество, скитания по чужим углам да виски в непомерном количестве. Вот, пожалуй, и все. Безотрадная, плачевная картина! Конечно, у него должны были остаться какие-то деньги: ведь он хорошо зарабатывал на съемках. Хотя при желании можно промотать любую сумму даже за более короткий срок.

Когда Шерон приехала домой, выяснилось, что Мартин несколько раз ей звонил. Шерон тут же перезвонила ему, и он осыпал ее градом упреков. Оказывается, Шерон должна была позвонить Мартину в конце рабочего дня и договориться о встрече. Но из-за Фрэнка Боуленда она совершенно забыла о женихе. Самое обидное, что Шерон даже не могла придумать подходящего оправдания. Не могла же она сказать, что просидела три с половиной часа в библиотеке, выискивая сведения про одного сомнительного типа, поселившегося в Лесли-Фарм. То-то бы Мартин обрадовался!


Скандал с женихом так вздернул нервы Шерон, что она не смогла заснуть до самого рассвета. В офис Шерон приехала хмурая и невыспавшаяся. Но ее попытка прийти в норму с помощью чашки крепкого кофе потерпела неудачу. Первый же телефонный звонок, раздавшийся в офисе, выбил Шерон из колеи и привел в сильнейшее замешательство.

Прежде чем Шерон успела произнести свою дежурную фразу, до ее слуха донесся насмешливый голос, который она не могла спутать ни с каким другим:

– Это фирма «Несносные помощники»?

Пальцы Шерон впились в телефонную трубку, а сердце так гулко забилось, что она даже не смогла достойно отреагировать на подколку.

– Доброе утро, мистер Боуленд, – пробормотала она, изо всех сил стараясь не выдать охватившего ее волнения.

– Ага, так, значит, я попал, куда надо, – в том же тоне продолжал Фрэнк. – А можно ли узнать, с кем я говорю? Неужели с самим шефом этой почтенной фирмы с солидной репутацией?

– Да, мистер Боуленд, это Шерон Адамс. Чем могу быть вам полезна? Говорите же, я вас слушаю.

– Сейчас скажу. Только ради всего святого, к чему этот официальный тон? Насколько я помню, вчера мы называли друг друга по именам. Или вы всегда такая на работе?

– Не знаю, я как-то об этом не задумывалась.

– Какой у вас, однако, странный сегодня голос, – озадаченно заметил Фрэнк. – В чем дело, Шерон? Какие-то неприятности? Или вы просто не выспались?

– Не выспалась, – призналась Шерон.

– Вот как? И что же послужило причиной вашего дурного сна? Надеюсь, не я?

Он попал в самую точку, и Шерон почувствовала, как ее лицо заливается краской. К счастью, Фрэнк не мог сейчас ее видеть. Однако его вопрос привел Шерон в такое замешательство, что она не сразу нашлась с ответом. Прежде чем к ней вернулся дар речи, Фрэнк примирительно сказал:

– Ладно, не буду вас мучить своими глупыми вопросами. Я, собственно, вот по какому делу вам звоню. Не могли бы вы прислать кого-нибудь убраться в моей хижине? Знаете, как-то надоело сидеть в бардаке. К тому же у меня нет никаких чистящих средств, и я даже не представляю, где их можно тут купить.

– Да-да, Фрэнк, конечно, – сказала Шерон, испытав одновременно смесь облегчения и досады. Облегчения – оттого, что в просьбе Фрэнка не крылось никакого подвоха, а досады – оттого, что его звонок носит чисто деловой характер. – Да, – деловито повторила она, овладев собой, – я сейчас кого-нибудь к вам пришлю. В течение… двух-трех часов.

– Отлично, – сказал Фрэнк. – Буду вам премного обязан.

В трубке послышались гудки.

Положив трубку, Шерон нервно заметалась по комнате. Итак, Фрэнк звонил ей исключительно по деловому поводу. В этом не могло быть ничего странного, а тем более – обидного для нее. К тому же Фрэнк вел себя достаточно вежливо, не считая добродушной подколки насчет названия фирмы. Но вопреки всякому здравому смыслу Шерон чувствовала себя обиженной. Она ошиблась. За вчерашний день никакого сближения между ней и Фрэнком Боулендом не произошло. Несмотря на то что они провели в приятном общении полтора часа, их отношения остались в чисто деловых рамках. Она не вызвала у Фрэнка ни малейшего интереса к себе. Ни как к женщине, ни даже просто как к человеку.

Шерон Адамс, ты сошла с ума, сердито сказала себе Шерон. О чем ты размечталась, черт подери? Такой орешек, как Фрэнк Боуленд, не по твоим зубам. И даже будь он самым обыкновенным человеком, ты и тогда не должна была бы мечтать о нем. Ты же собираешься замуж за Мартина! Или ты хочешь разрушить все, что создавала с таким трудом?

В самом деле, ведь в ее жизни уже все определено, все разложено по полочкам. У нее есть своя фирма, которая приносит пусть и небольшой, но стабильный доход. И есть жених, прекрасный молодой человек, серьезный, ответственный, не склонный к необдуманным поступкам. Он любит ее, дорожит ею, и, главное, у него самые честные намерения по отношению к ней. Чего же она еще хочет? Приключений на свою глупую голову? Наверное, так, потому что иначе ее странное внутреннее состояние никак нельзя объяснить.

Взмахнув перед лицом рукой, словно отгоняя назойливый образ Фрэнка Боуленда, Шерон уселась за стол и открыла журнал заказов.


В это же самое время Фрэнк мерил шагами тетушкину гостиную. Он был так зол на себя, что никак не мог успокоиться. Ну и болван! Мало того что он струсил и не сказал Шерон того, что хотел сказать, так еще и испортил себе день. С минуты на минуту к нему должна пожаловать сотрудница фирмы с огромными пакетами, набитыми арсеналом моющих и чистящих средств. И его жизнь на два или три часа превратится в сущий кошмар.

Тонкая артистическая натура Фрэнка не переносила генеральных уборок. Шум пылесоса вызывал у него приступ нервной дрожи, а влажный после мытья пол ассоциировался с топким болотом, в котором он может утонуть, если сделает какое-нибудь неосторожное движение. А эта омерзительная пена в раковинах и на коврах с ароматами «приятных» отдушек?! Фрэнк даже содрогнулся, представив эту пену и этот запах. Он настолько не терпел, когда при нем убирают квартиру, что предпочитал заниматься уборкой сам. По крайней мере, он никогда не растягивал это досадное занятие на полдня. Когда Фрэнк, сцепив зубы и засучив рукава, брался за уборку квартиры, он все делал удивительно быстро и оперативно. Его движения были точными и обдуманными, он никогда не ломал голову над выбором моющих средств, а брал первое попавшееся, и оно всегда оказывалось подходящим. Да и не могло быть иначе, когда вся эта дребедень делается из одного теста. Но попробуй доказать это женщинам!

Оставалось надеяться, что Шерон пришлет ему ловкую сотрудницу, которая управится с работой в самый короткий срок. К тому же на время уборки можно вообще уйти из дома. Но как назло, погода с утра испортилась, небо обложило тучами, и вот-вот должен был пойти дождь. А ключи от своей машины Фрэнк еще три дня назад куда-то задевал и не мог найти, несмотря на все предпринятые усилия.

Предстоящая уборка коттеджа была не единственной причиной, по которой Фрэнк пребывал в плохом настроении. Второй причиной был его разговор с Шерон. Вот уж, как говорится, начал за здравие, а кончил за упокой. Фрэнк звонил Шерон совсем не для того, чтобы навести порядок в своем жилище. Желание избавиться от бардака было лишь предлогом, чтобы позвонить Шерон. А на самом деле Фрэнк хотел встретиться с ней. Скажем, пригласить в какой-нибудь местный ресторанчик на ужин или на худой конец на чашку кофе. Но у Шерон был такой странный голос, что Фрэнк не решился заговорить с ней о свидании. И теперь он упрекал себя за минутную слабость. В самом деле, чего он боялся? От него не убыло бы, если бы Шерон ответила отказом. Он же не влюблен в нее. Просто надоело сидеть одному в четырех стенах.

Хотя положа руку на сердце Шерон ему нравилась: искренняя, живая, доброжелательная и, кажется, неглупая. Конечно, во время их первой встречи Шерон показалась Фрэнку совсем другой, но затем его мнение о ней радикально изменилось. При более близком общении он пришел к выводу, что у Шерон очень приятный характер. Хотя почему только характер? Она и внешне приятная. Миловидная, стройная блондиночка с очаровательными серыми глазами, чистыми и прозрачными, словно вода в лесном водоеме. А еще Фрэнку показалось, что глаза у Шерон немного грустные. Грустные глаза при озорном нраве… такое сочетание наводило на невеселые размышления. Оно заставляло предполагать, что у Шерон что-то не в порядке. Но с чем: с работой или с личной жизнью? Вряд ли дело в работе. Насколько мог судить Фрэнк, Шерон была довольна своей работой. А вот о том, как обстоит ее личная жизнь, Фрэнк не имел даже отдаленного понятия. Он только понял, что она не замужем.

А вообще ты что-то слишком много о ней думаешь, недовольно сказал себе Фрэнк. Замужем, не замужем… тебе-то какая разница? В самом деле, не собираешься же ты всерьез за ней приударить. Зачем тебе это надо, приятель?

Недоуменно пожав плечами, Фрэнк снова принялся за поиски ключей от своей машины. И неожиданно нашел их под диваном. Что ж, замечательно. Теперь он может покататься по окрестностям, пока сотрудница фирмы будет убирать коттедж. Надо только дождаться ее прихода, а то получится не совсем вежливо, если она будет напрасно барабанить в дверь дома. Не все же сотрудники фирмы такие бесцеремонные, как Шерон!


Просмотрев список сегодняшних заказов, Шерон издала тягостный вздох. Оказывается, все сотрудники ее фирмы по горло загружены работой. К тому же одна из работниц заболела, и другим пришлось обслуживать ее клиентов. Ну, и что же ей теперь делать? Позвонить Фрэнку и сказать, что сегодня они не смогут убрать его коттедж?

Шерон сомневалась, что ему это понравится. Фрэнк наверняка уже настроился на то, что его жилище на пару часов превратится в сумасшедший дом. А в том, что присутствие на его территории посторонних людей вызывает у него именно такие ассоциации, Шерон не сомневалась. Скорее всего, Фрэнк придет в бешенство, узнав, что уборка переносится на завтра. Но в таком случае ей остается только одно: поехать к нему самой. Почему бы и нет? Ведь она иногда убирает дома своих клиентов, когда все ее подчиненные заняты. То есть в этом нет ничего необычного, напротив. Но тогда почему она раздумывает?

Ответ был прост: Шерон не улыбалось предстать перед Фрэнком в рабочем комбинезоне, с косынкой на голове и шваброй в руках. Она вообще не представляла, как сможет заниматься уборкой в его присутствии. Ладно бы кто другой, но Фрэнк Боуленд…

А чем, собственно, Фрэнк Боуленд отличается от других клиентов твоей фирмы? – с сарказмом спросила себя Шерон. Подумаешь, бывшая знаменитость! Главное не то, кем он когда-то был, а то, кто он есть сейчас. А в настоящее время Фрэнк Боуленд – всего лишь опустившийся человек, сломленный неудачами, да еще и подверженный пристрастию к алкоголю. Проще говоря, ничего важного и значительного он собой не представляет.

Все так. Но Шерон как-то не могла представить себе блистательную красавицу Кэтрин Тайсон с половой шваброй или с тряпкой. Наверняка Кэтрин не позволяла себе появиться перед мужем или любым другим мужчиной в затрапезной одежде. И ее прекрасные длинные ногти никогда не выглядели так безобразно, как ногти Шерон, которые та все никак не могла привести в порядок. И ногти, и руки, и брови, и все остальное…

Внезапно Шерон ужасно разозлилась на себя. Да она, видно, совсем повредилась умом, если начала сравнивать себя с известной актрисой. Шерон просто не понимала, что с ней происходит. Она всегда была благоразумной, рациональной, не забивала себе голову бесплодными мечтаниями о том, чего никогда не может быть, а умела довольствоваться малым. И вдруг словно с цепи сорвалась.

Все, решительно сказала себе Шерон, хватит заниматься ерундой.

С этими словами она вышла из-за стола и пошла в соседнюю комнату, где хранилась рабочая одежда.

5

В этот раз Фрэнк открыл дверь после первого звонка. Он был в джинсах, кроссовках и спортивной куртке, а в руках держал ключи от машины. Когда он увидел Шерон, его синие глаза изумленно расширились, а на лице застыло выражение несколько глуповатой растерянности.

– Понимаю, – усмехнулась Шерон, – вы удивлены, что вместо сотрудницы моей фирмы я приехала сама. Но дело в том, что все мои подчиненные по горло загружены работой, а одна из них заболела. В таких случаях я сама выезжаю на незапланированные вызовы.

– А, ну что ж… хорошо, – пробормотал Фрэнк, освобождая дорогу. – Прошу вас, проходите, пожалуйста.

– Кстати, Фрэнк, а вы ведь, кажется, куда-то собрались? – Шерон бросила на него быстрый, но внимательный взгляд. – В таком случае поезжайте. А насчет меня не беспокойтесь. Я не в первый раз убираю в доме Барбары, и ваша помощь мне не нужна.

Фрэнк потоптался на месте, а затем с каким-то непонятным смущением сказал:

– Видите ли, Шерон… дело в том, что я никуда не собираюсь. Я только хотел посмотреть машину в гараже, с ней, кажется, что-то не в порядке.

– Вот как? – озадаченно спросила Шерон.

То, что сказал Фрэнк, могло оказаться и правдой, но Шерон почему-то думалось, что он солгал. Вот только зачем?

– Да, – повторил Фрэнк, так убедительно кивая, что Шерон только укрепилась в своих подозрениях, – я собирался посмотреть машину.

– Но в таком случае, почему вы не идете? – спросила Шерон, с трудом сдерживая улыбку. – Вы хотите дать мне какие-то указания?

– Указания?

– Насчет уборки.

– О господи, конечно же нет! Как будто я в этом что-то понимаю! Ну ладно, Шерон, вы тут занимайтесь, а я пойду. – Не глядя больше на Шерон, Фрэнк заспешил в прихожую.

Интересно, с усмешкой подумала Шерон, что все это может значить? Ведь он явно собирался уезжать, чтобы не присутствовать при таком кошмарном мероприятии, как наведение порядка в его жилище. И вдруг передумал!

Рассудив, что строить догадки можно и за работой, Шерон энергично принялась на уборку. Время от времени она осторожно выглядывала в окно, не в силах совладать с любопытством по поводу того, чем занимается Фрэнк. Первые полчаса он не показывался из гаража. Затем Шерон увидела, как он вышел оттуда и принялся задумчиво кружить по двору, заложив руки в карманы. Потом Шерон потеряла его из виду, так как занялась уборкой комнат, выходивших на другую сторону. Когда же она вернулась в гостиную, то с удивлением уловила доносившийся из кухни запах кофе. А вскоре на пороге гостиной возник Фрэнк с уже знакомым Шерон подносом.

– Я подумал, – сказал он, ставя поднос на столик и неловко улыбаясь, – что вам надо подкрепиться после такой интенсивной физической нагрузки. – Правда, у меня, как всегда, ничего нет, кроме кофе и бутербродов.

– Не стоит извиняться. – Шерон улыбнулась. – Честно говоря, я не очень-то голодна. Но чашечку кофе, конечно, выпью с удовольствием. Тем более что я уже закончила уборку.

Она торопливо прошла в ванную, где сняла косынку и наспех привела себя в порядок. Когда она вошла в гостиную, Фрэнк сидел в кресле, попыхивая сигаретой и глядя куда-то перед собой рассеянным, невидящим взглядом. При появлении Шерон его глаза оживились.

– Садитесь скорее, – сказал он, указывая на свободное кресло, – пока все не остыло. Кстати, – Фрэнк посмотрел на Шерон с восхищенной улыбкой, – надо заметить, что вы очень ловко расправились с тем бардаком, что я здесь устроил. Сколько вы потратили на уборку? Если не ошибаюсь, чуть больше часа? Это немного для такого большого дома.

– Нормально, учитывая, что здесь было не очень грязно. Единственное, с чем пришлось повозиться, так это с пятнами виски на ковре. – Шерон не удержалась от озорной усмешки.

– Кстати, что касается пятен виски, – многозначительно произнес Фрэнк, посмотрев на Шерон с легким упреком. – Вы, вероятно, решили, что в день своего приезда я надрался в стельку и утратил способность следить за своими действиями. Ну, признавайтесь, я прав?

– А что же было на самом деле? – спросила Шерон, с трудом заставляя себя не рассмеяться: такое комичное выражение лица было сейчас у Фрэнка, прямо как у обиженного ребенка.

– А на самом деле, – сказал Фрэнк, вызывающе глядя на Шерон, – я выпил совсем мало. И мне было плохо вовсе не от виски, а от самолета, на котором я летел в тот день. Представляете? Десять часов в самолете! А потом еще пять на машине. Можете теперь представить, в каком состоянии я приехал в Лесли-Фарм.

– И что же произошло? – Шерон тщетно пыталась удержать улыбку.

– А то, что я вымотался до предела за эту проклятую дорогу. Поэтому я не заметил, что опрокинул практически полную бутылку виски. Вот так! – заключил Фрэнк, победно глядя на Шерон. – И я вовсе не алкоголик, как вы подумали, моя дальновидная леди.

– Вы просто любите выпить, – поддела его Шерон.

Фрэнк метнул на нее сердитый взгляд.

– Да, люблю, – с вызовом сказал он, – но вовсе не каждый день, как вы себе вообразили. И я удивляюсь, как вы, при вашей прекрасной наблюдательности, могли не заметить, что уже в третий раз видите меня трезвым.

Шерон улыбнулась.

– Ну что вы, конечно же я заметила.

Фрэнк допил кофе, потом закурил новую сигарету и пристально, даже как-то подозрительно посмотрел на Шерон.

– Интересно, – с усмешкой промолвил он, – а почему вы не спросили, откуда я прилетел? Вас это не интересует или вы просто решили поиграть в скромность?

– Но вы же сказали, что не любите говорить о себе, – ответила Шерон. И, лукаво сверкнув глазами, добавила: – Или вы просто хотели меня заинтриговать? Мол, вы такая загадочная личность…

Фрэнк рассмеялся, слегка запрокинув голову.

– Браво, Шерон! Противника надо бить его же оружием. Однако мне совсем не хочется с вами препираться, а то мы, ей-богу, снова рассоримся. И потом, – добавил он, медленно скользя взглядом по ее лицу и фигуре, – сегодня вы так очаровательны, что я рискую потерпеть поражение в нашей очередной пикировке.

Шерон посмотрела на него круглыми глазами.

– Вы шутите, Фрэнк?

– Отнюдь нет. Я говорю абсолютно серьезно. Этот забавный ярко-зеленый комбинезон гораздо больше вам к лицу, чем унылый деловой костюм. Честно говоря, я вообще не люблю, когда женщины одеты в строгие костюмы. По-моему, деловой стиль одежды обезличивает людей, а женщин – особенно. Вы так не считаете, Шерон?

– Честно говоря, я тоже так думаю, – призналась она. – Но именно поэтому я и ношу на работе строгий деловой костюм.

– Чтобы клиенты не раскусили, какая вы на самом деле? – улыбаясь, предположил Фрэнк. И, не дожидаясь ответа, продолжил: – А на самом деле, Шерон, вы вовсе не чопорная благонравная леди, а веселая, озорная девчонка, к тому же не слишком уверенная в себе. Ну, я прав?

Она смущенно рассмеялась.

– Помилуйте, Фрэнк, кто же отвечает на такие вопросы? Тем более мы с вами совсем мало знакомы, чтобы откровенничать.

– А по-моему, с малознакомым человеком проще вести откровенные разговоры, – возразил Фрэнк. – Риска, что твою откровенность используют против тебя, почти никакого, а вот пользы от таких разговоров может выйти немало.

– Взгляд на проблему со стороны, да? – усмехнулась Шерон. – Что ж, может быть, вы и правы.

– Вчера вы обмолвились, что не оправдали надежды своих родителей. – Фрэнк посмотрел на Шерон с неприкрытым интересом. – Какие именно, Шерон? Признаюсь, мне не проходит в голову ни одного варианта. Вы производите впечатление примерной дочери, с работой у вас все в порядке, а о замужестве вам еще… не то чтобы рано думать, а некуда спешить.

– К сожалению, мои родители считают иначе. – Шерон вздохнула. – По их меркам, я никогда не была примерной дочерью. Прежде всего, потому что я не послушалась их советов в выборе профессии. То есть сначала послушалась, конечно. Выучилась на бухгалтера – с огромным трудом, потому что у меня нет математических способностей, устроилась работать в приличную фирму по знакомству. А потом, к великому ужасу родителей, взяла да и бросила эту работу. И начала осваивать всякие сомнительные виды деятельности.

– Вроде уборки квартир, коттеджей и офисов? Но ведь ваши дела, кажется, идут хорошо!

– Да, но это только последний год. А до этого я целых два года находилась, образно выражаясь, в подвешенном состоянии. И зарабатывала меньше, чем когда работала бухгалтером.

– И за это предки на вас ополчились? Бред какой-то! Разве может человек нормально жить, занимаясь делом, от которого его тошнит? На черта вообще такая жизнь?! – Фрэнк возмущенно пожал плечами.

– Вот и я так думаю. – Шерон бросила на него признательный взгляд. – Но мои родители до сих пор считают, что я сделала непоправимую глупость, уйдя со стабильной работы. И трясутся при мысли, что сделаю еще одну… – Она в замешательстве осеклась, сообразив, что болтает лишнее.

– Еще одну? – переспросил Фрэнк, и его синие глаза оживленно заблестели. – И чего же они так боятся, Шерон? Бьюсь об заклад, что речь идет о мужчине. Ну-ну, признавайтесь, моя благоразумная скромница!

Шерон с лукавой усмешкой покачала головой.

– Фрэнк, вы только и делаете, что вытрясаете из меня различные признания. А сами, между тем, еще ничего не рассказали мне о себе.

Не ожидая от нее такого отпора, Фрэнк на секунду опешил. Потом весело рассмеялся и сказал:

– Что ж, дорогая моя, ваш упрек справедлив. И, пожалуй, я удовлетворю ваше любопытство… но только не сегодня.

– Почему же не сегодня? – разочарованно спросила Шерон. – И если не сегодня, то когда?

– Не будьте так настойчивы, – мягко возразил Фрэнк, – задушевные признания – это не та штука, которую можно вытягивать из человека насильно.

– И все-таки скажите мне хотя бы, кто вы. – Шерон настойчиво посмотрела ему в глаза. – Кто вы такой, Фрэнк Боуленд? Чем вы занимаетесь, куда лежит ваш дальнейший путь? Мне кажется, сейчас вы движетесь не к какой-то определенной цели, а просто ходите по кругу. Но ведь так все время нельзя, не правда ли?

Не отвечая, он подошел к ней и взял за обе руки. Теперь их лица находились так близко, что Шерон видела мерцающие черные зрачки в глубине синих глаз Фрэнка. Но это длилось не больше секунды, потому что Фрэнк вдруг обнял Шерон за плечи, порывисто привлек к себе, а затем с какой-то отчаянной страстностью впился губами в ее губы.

Все произошло так быстро и неожиданно, что Шерон даже не подумала воспротивиться. Впрочем, вырваться из объятий Фрэнка было бы непросто, так как его сильные руки сжимали хрупкие плечи Шерон, словно два стальных обруча. А потом Шерон уже не хотелось отталкивать Фрэнка. Его поцелуй оказался столь сладостным и захватывающим, что по всему телу Шерон разлился страстный огонь. В считанные мгновения на нее обрушился целый поток ярких, волнующих и необычайно прекрасных ощущений. Мужские губы, с исступленной одержимостью ласкавшие ее рот, были нежными и мягкими, словно дольки персика. К тому же с каждой секундой поцелуй становился все более неторопливым, нежным и упоительным.

Шерон почувствовала, как у нее бешено застучало сердце. Из глубины ее существа поднималась волна неизведанных, волнующих ощущений. Ее вдруг охватила приятная расслабленность, захотелось еще крепче прижаться к сильному мужскому телу. Стараясь ни о чем не задумываться, Шерон обняла Фрэнка за шею, погрузила пальцы в его шелковистые волосы… В ответ с его губ сорвался протяжный стон, а по всему телу пробежала легкая дрожь. Руки Фрэнка скользнули по спине Шерон, заставив ее содрогнуться от наслаждения. Потом он положил ладони ей на бедра и так плотно прижал ее к себе, что Шерон почувствовала всю силу его желания. Это открытие смутило Шерон, но в то же время она осознала, как в ней поднимается хмельная волна радостного предвкушения. Ее сердце забилось пойманной птицей, по спине пробежал озноб, мысли смешались.

Неужели это произойдет? – пронеслось в затуманенном сознании Шерон, и она почувствовала, как остатки разума покидают ее. Никогда в жизни Шерон не испытывала такого неистового желания отдаться мужчине. Оно пересилило все рассудочные соображения, а мысль о том, что она поступает нехорошо, собираясь изменить жениху, вызвала у нее бурное чувство протеста.

Внезапно Фрэнк оторвался от губ Шерон и посмотрел ей в лицо. В его синих глазах стоял немой вопрос, и глаза Шерон тотчас дали на них немой ответ – конечно же утвердительный. В тот же миг глаза Фрэнка озарились радостным блеском, он пылко прижал к себе Шерон, судорожно лаская ее плечи, волосы и спину. А затем Шерон почувствовала, как ее ноги отрываются от пола. Она не успела опомниться, как оказалась лежащей на диване в объятиях Фрэнка. Их губы снова соединились, но в тот момент, когда Шерон была готова расстаться с остатками благоразумия, под ее голову попало что-то твердое, причинив ей неприятные ощущения.

– Подожди, – сказала Шерон, мягко отстраняя Фрэнка. – Моя сумка…

Фрэнк приподнялся на локте, взял сумочку и хотел переложить ее в другое место, но она вдруг выскользнула из его руки, и ее содержимое рассыпалось по ковру. Взгляд Шерон машинально скользнул в ту сторону, и ее сознание мгновенно прояснилось, словно на нее вылили ушат холодной воды. На ковре, прямо возле дивана, лежал журнал, который она взяла вчера из библиотеки. А на его обложке красовались фотографии Фрэнка, его покойной жены и миллиардера Эдгара Хьюма.

– Что это такое? – прозвучал над головой Шерон застывший, ледяной голос Фрэнка.

Прежде чем Шерон нашлась с ответом, Фрэнк вскочил с дивана, подобрал журнал, выпрямился и в зловещем молчании начал перелистывать страницы. Сев, Шерон с отчаянно бьющимся сердцем следила за движениями его пальцев. Наконец, набравшись смелости, она решилась посмотреть на его лицо. И тут же поняла, что никакого праздника больше не будет. И не только сегодня, а вообще никогда. Лицо Фрэнка было поистине страшным. Его побелевшие губы были плотно сжаты, глаза метали молнии, ноздри раздувались, словно у зверя, почуявшего приближение охотничьих собак.

– Откуда у тебя этот журнал? – спросил он, повернувшись к Шерон и глядя на нее злым, обвиняющим взглядом. – Как, черт подери, он оказался в твоей сумочке?

– Я… взяла его в библиотеке, – пролепетала Шерон непослушными губами.

– Где? В библиотеке? – переспросил Фрэнк. – Так-так, я, кажется, начинаю что-то понимать. – Он подошел к Шерон и вперил в нее обличающий, гневный взгляд. – Ты узнала меня сразу, как только увидела, вспомнила про скандал вокруг моего имени и пошла в библиотеку, чтобы покопаться в подшивках пятилетней давности и освежить воспоминания. Хорошенькие дела, ничего не скажешь!

– Фрэнк, я…

– «Кто вы такой, Фрэнк Боуленд? Чем вы занимаетесь, куда лежит ваш дальнейший путь?» – передразнил он ее слова, сказанные несколько минут назад. – Лицемерка! – с презрением бросил он ей в лицо, захлопывая журнал и швыряя его на диван. – Значит, тебе захотелось покопаться в чужом белье, да? Ты собиралась войти ко мне в доверие, вызвать меня на откровенность и от души насладиться хорошо знакомой тебе скандальной историей в пересказе главного действующего лица. Какая низость!

Шерон соскочила с дивана и подошла к Фрэнку.

– Послушай, Фрэнк, – торопливо заговорила она, умоляюще заглядывая ему в глаза, – все совсем не так, как ты думаешь. Я вовсе не…

– Замолчи, Шерон, довольно! – заорал он, в бешенстве топнув ногой. – Я не желаю тебя слушать и… вообще не желаю больше знать. Уходи отсюда сейчас же, немедленно! И чтобы я никогда больше тебя не видел, чертова провинциальная сплетница!!

С этими словами он выбежал из дома, и минуту спустя до слуха Шерон донесся шум мотора. Она метнулась к окну, но успела увидеть лишь хвост серебристой машины, умчавшейся в неизвестном направлении на бешеной скорости.

– Проклятье, – пробормотала Шерон, в досаде кусая губы. – Я навсегда потеряла его расположение. И надо же мне было притащить сюда этот злосчастный журнал!

6

Остаток дня Шерон пыталась отогнать от себя воспоминания о том, как она целовалась с Фрэнком. И ее разум проиграл в борьбе с эмоциями. Забыть те прекрасные, волнующие минуты, когда Фрэнк держал ее в объятиях, оказалось выше ее сил.

Кроме Мартина в жизни Шерон были и другие мужчины. И ни с кем из них ей не было так приятно целоваться, как с Фрэнком. Но главное – она никогда не отвечала на поцелуи других мужчин столь охотно и пылко, как на поцелуи Фрэнка. С ним все было по-другому. Настолько хорошо, что Шерон забыла обо всем остальном, даже о том, что у нее есть жених! А когда мысль о Мартине случайно мелькнула у нее в голове, она тотчас отбросила ее прочь, как досадную, возмутительную помеху. В те минуты ей было плевать на Мартина, а заодно и на какие-то там нелепые соображения морали. Но хорошо ли это по отношению к Мартину?

Интересный вопрос, язвительно поддела себя Шерон. Да это не просто плохо по отношению к Мартину, а чудовищно, возмутительно и несправедливо! Ты же предала его сегодня, притом самым бесстыдным и циничным образом!

А ведь действительно предала, подумала Шерон, и от этой мысли ей стало нехорошо. Мартин совсем не заслуживал, чтобы она так ужасно с ним поступала. Несмотря на все их ссоры и разногласия, он вел себя по отношению к ней безукоризненно. Шерон не могла упрекнуть Мартина не то что в измене, но даже в легком флирте с другой женщиной. Он был абсолютно чист перед ней в этом отношении, и не его вина, что она, Шерон, не испытывала в постели с ним сильных ощущений. Впрочем, она, кажется, вообще еще никогда так не воспламенялась, как сегодня, когда целовалась с Фрэнком и он ласкал ее спину.

Да, это было чудесно. И все равно она не должна была позволять Фрэнку целовать и ласкать ее. Ей следовало в самом начале дать ему жесткий отпор. Но вместо этого она млела в его объятиях, да еще и отвечала на его поцелуи! Но в таком случае так ли много значит для нее Мартин, как она думала до сегодняшнего дня? Наверное, нет, раз она с легкостью вознамерилась ему изменить.

Шерон хотелось обвинить во всем Фрэнка. Но она понимала, что это было бы несправедливо. Откуда Фрэнк мог знать, что у нее есть жених? Она ведь уклонилась от ответа, когда он спросил, есть ли у нее мужчина. Но вот вопрос: зачем она так поступила? Почему сразу не ответила, что да, мол, есть? Ответ был очевиден: она боялась, что тогда между ней и Фрэнком не будет ничего, кроме чисто приятельских отношений.

После таких размышлений Шерон стало не на шутку страшно. Она почувствовала, что теряет твердую почву под ногами, и, чтобы вернуть ее, позвонила вечером Мартину. Они договорились встретиться завтра после работы. Мартин хотел сегодня, но Шерон сослалась на головную боль и усталость. Только не сегодня, когда все ее мысли заняты неотразимым Фрэнком Боулендом! Шерон надеялась, что к завтрашнему вечеру она успокоится и хотя бы немного придет в норму.

На другой вечер они встретились с Мартином в кафе, а затем поехали к Шерон домой. Когда в половине двенадцатого вечера Мартин уехал, Шерон чувствовала себя разбитой и чуть ли даже не больной. Шерон и раньше-то занималась сексом без особого энтузиазма, а сегодня это занятие превратилось для нее в сущую пытку. Шерон просто не знала, что думать. Она лишь чувствовала, что с ней творится что-то ужасное, такое, чего не должно было произойти в ее стабильной, налаженной жизни. Оставалось надеяться, что это ненормальное состояние скоро пройдет и ее жизнь вернется в прежнюю колею.


В пятницу Шерон, как обычно, поехала после работы к Саре Уинслоу. Ее путь пролегал мимо Лесли-Фарм, но сегодня Шерон даже не взглянула в сторону коттеджа. Она твердо решила выбросить Фрэнка Боуленда из головы. Пусть живет как хочет, она больше не станет интересоваться его делами. И не переступит порог его дома, даже если ее попросит Барбара. В конце концов, Фрэнк не маленький ребенок, который нуждается в присмотре няньки.

Домой Шерон возвращалась по темноте. Подъезжая к Лесли-Фарм, она снова заставила себя смотреть исключительно на дорогу. И вдруг, когда Шерон уже поравнялась с коттеджем, случилось нечто непредвиденное. Мотор ее автомобиля внезапно начал кашлять и задыхаться, а затем и вовсе заглох. Машина остановилась – аккурат напротив калитки коттеджа.

В первую минуту Шерон не могла поверить, что с ней случилась такая досадная неприятность. Шансов, что ее машина сломается именно в этом месте, было один на тысячу. Правда, когда Шерон взглянула на стрелку прибора, она поняла, что машина в порядке, просто у нее закончился бензин. Но от этого открытия Шерон было не легче. Она сомневалась, что Фрэнк, с его мнительным характером, поверит, что она застряла возле его дома по чистой случайности. Скорее, он решит, что это очередная уловка с ее стороны, направленная на то, чтобы возобновить с ним отношения.

Шерон в досаде стукнула кулачком по приборному щитку. И надо же было случиться, чтобы бензин закончился именно здесь! Все это походило на какой-то нелепый анекдот, причем анекдот дурного тона. Оставалось надеяться, что Фрэнк уже крепко спит и что он не слышал, как возле его дома остановилась машина. А также на то, что ее очень скоро кто-нибудь подберет. Правда, на это надежда была невелика. По этой дороге никто не ездил, кроме владельцев нескольких коттеджей, расположенных неподалеку. Но эти почтенные граждане, должно быть, уже давно сидят по своим домам и не собираются тащиться куда-то на ночь глядя.

Что ни говори, а положение Шерон было весьма незавидным. Сотового телефона у нее не было, а ближайший телефон-автомат находился за километр отсюда. Можно было бы, конечно, постучаться к Фрэнку и попросить разрешения воспользоваться его телефоном, но при одной этой мысли по спине Шерон пробежал озноб. Интересно, как воспримет Фрэнк ее появление на пороге его дома в двенадцатом часу вечера? Уж наверное не с восторгом. Чего доброго, просто захлопнет дверь перед ее носом, и она только зря поставит себя в унизительное положение.

Нет, уж лучше она вернется пешком к Саре, до которой было немного меньше расстояния, чем до телефона-автомата. Пройти километр по темноте казалось Шерон не таким ужасным, как выслушивать колкости Фрэнка и ехидные догадки насчет причины ее позднего визита. К тому же коттедж был погружен в темноту, что говорило о том, что Фрэнк уже спит. А Шерон уже знала, каким злым он бывает, если его разбудить. Правда, у нее при себе ключ от коттеджа, но вряд ли она сможет войти в дом, позвонить по телефону и уйти, не разбудив Фрэнка. Глупо было надеяться, что столь рискованная авантюра закончится благополучно. К тому же такие действия попахивали нарушением закона о неприкосновенности жилища.

Итак, остается одно: вернуться к Саре Уинслоу, которая поможет ей выпутаться из того плачевного положения, в которое она попала по воле злого рока, а вернее, своей забывчивости, так как Шерон знала, что бензин нужно пополнить, и не сделала этого вовремя. Стараясь не думать об опасностях, которые могут подстерегать ее на пустынной дороге, Шерон вышла из машины, замкнула ее и спрятала ключи в карман куртки. И в этот момент темноту ночи внезапно разорвал свет автомобильных фар. Шерон не успела еще о чем-то подумать, как элегантная спортивная машина серебристого цвета остановилась в нескольких метрах от ее автомобиля, и секунду спустя перед Шерон предстал не кто иной, как Фрэнк Боуленд.

– Так, – проговорил он, медленно приближаясь к Шерон с заложенными в карманы руками, – это уже становится интересным. Похоже, столь полюбившийся зрителям телесериал под названием «Несносные помощники» обещает иметь продолжение.

Его голос звучал насмешливо, но Шерон не уловила в нем злости, и это обстоятельство ее приободрило. Похоже, Фрэнк пребывает в благодушном настроении, а вовсе не в агрессивном, как опасалась Шерон. В таком случае у нее есть маленькая надежда, что ее приключение закончится благополучно.

– Видите ли, Фрэнк, – она постаралась придать своему голосу и взгляду как можно больше кротости, – дело в том, что у моей машины внезапно закончился бензин. И, как нарочно, это случилось возле вашего дома!

– Хм! – Он подошел к Шерон вплотную и окинул ее подозрительным, несколько ехидным взглядом. – Ну и что же вы собирались делать? Признавайтесь, дорогая моя, чего уж там!

– Сначала мне будет любопытно услышать вашу версию, – сухо промолвила Шерон.

Намек Фрэнка на то, что она собиралась проникнуть в коттедж без его разрешения, задел Шерон за живое, и все ее миролюбие исчезло. А в том, что Фрэнк подумал именно так, Шерон не сомневалась.

– Да какие тут могут быть версии! – рассмеялся Фрэнк. – Вы позвонили в дом, убедились, что меня нет, и вернулись в машину за ключами.

– А вот и не угадали! – торжествующе воскликнула Шерон. – Ключи от коттеджа находятся в машине, которую я только что замкнула. И я вовсе не собиралась приникать в дом в отсутствие хозяина, то есть ваше.

– А что же вы тогда собирались делать?

– Вернуться к моей подруге Саре Уинслоу, где я провела сегодняшний вечер. Впрочем, почему собиралась? Я и сейчас собираюсь так сделать!

Повернувшись к Фрэнку спиной, Шерон с гордо поднятой головой зашагала по дороге. Правда, уйти далеко ей не удалось, потому что Фрэнк быстро догнал ее.

– Ладно, Шерон, не геройствуйте, – сказал он, встав у нее на пути. – Куда вы потащитесь по такой темноте? Пойдемте лучше ко мне…

– Ни за что! – громко отчеканила Шерон, вздернув нос. – Скорее, я соглашусь попасть в руки бандитам, чем воспользоваться вашим гостеприимством!

– Ну-ну, – Фрэнк усмехнулся, – а мне потом придется всю жизнь мучиться угрызениями совести, что я не уберег вас от несчастья? Нет, дорогая моя, так не пойдет. Идем в дом!

– Я сказала, что не переступлю больше порога вашего дома. А от угрызений совести в случае чего я вас освобождаю.

– Пошли, черт подери! – прорычал Фрэнк.

– Нет, – упрямо ответила Шерон.

Она попыталась обойти его, но у нее ничего не вышло. Фрэнк, не тратя слов, просто подхватил ее на руки и понес к дому. Отчаянные попытки Шерон вырваться не имели ни малейшего успеха, и вскоре она оказалась в гостиной коттеджа. У Шерон мелькнула мысль сбежать, но от нее пришлось отказаться. Фрэнк, поставив ее на пол, тут же вернулся в прихожую, чтобы запереть дверь.

– Все, – объявил он, победно помахивая ключами, – теперь ты отсюда не сбежишь, маленькая упрямица!

Призвав на помощь все свое самообладание, Шерон выпрямила спину и твердо, внушительно посмотрела на Фрэнка.

– То, что вы сейчас делаете, мистер Боуленд, – строго сказала она, – является нарушением закона о правах человека.

– Ха! – воскликнул он. – Кто бы говорил мне такие вещи? Ты столько раз нарушала мои человеческие права, что будет только справедливо, если ты немного побудешь в моей шкуре.

– Но послушай, Фрэнк! – взмолилась Шерон. – Зачем тебе все это надо? Ты же сам сказал три дня назад, что больше не желаешь иметь со мной дел! Как, в таком случае, я должна понимать твое поведение?

– Просто я не могу допустить, чтобы ты влипла в историю, – уклончиво ответил он.

– Можно подумать, что я уже в нее не влипла, – с невеселой иронией пробормотала Шерон.

Фрэнк вскинул голову, пристально, изучающе и пытливо посмотрел ей в глаза, и под его взглядом Шерон залилась краской по самые уши. Не желая, чтобы Фрэнк заметил ее волнение, Шерон отошла к окну и сделала вид, что рассматривает цветы в вазе на подоконнике.

– Никогда не видела бордовых фиалок? – донесся до нее насмешливый голос. – Очень странно, учитывая, что они растут у тебя под самым носом!

– О чем ты говоришь? – Шерон порывисто обернулась.

– Я тут на досуге проезжал мимо твоего дома, – пояснил Фрэнк, вызывающе поблескивая глазами, – и хорошо рассмотрел палисадник. Любопытно, ты сама ухаживаешь за всеми этими цветами или тебе кто-то помогает?

– Сама, – растерянно буркнула Шерон.

– Ты, наверное, хочешь спросить, как я узнал, что это именно твой дом, – продолжал Фрэнк в том же насмешливом, несколько вызывающем тоне. – Очень просто. Я справился о тебе у владельца заправки, где покупал бензин.

– Ты… – от изумления Шерон на несколько секунд лишилась дара речи, – ты расспрашивал, где я живу?!

– А что тут такого? Я всего лишь спросил, где живет молодая леди, которая присматривает за коттеджем моей родственницы. Или ты боишься, что это дойдет до твоего парня и он вообразит бог знает что?

Шерон вспыхнула.

– Какого парня?

– Того самого, с которым ты позавчера, в восемь вечера, вошла в свой дом. Невысокий коренастый блондин с физиономией самодовольного ханжи.

– Неправда! – возмущенно воскликнула Шерон. – Мартин вовсе не ханжа, и ничего самодовольного в его лице нет! И вообще, посмотрел бы лучше на свою физиономию!

Фрэнк рассмеялся, довольно потирая руки.

– О, как горячо мы встали на защиту своего надутого приятеля! Что ж, это совсем неудивительно, учитывая, что не далее как три дня назад мы собирались наставить ему рога. Наверное, заело чувство вины?

– Ничего подобного, – сухо возразила Шерон. – Во-первых, я вовсе не собиралась изменять Мартину…

– Неужели? – ехидно перебил ее Фрэнк. – А как же тогда назвать то, что произошло в этой комнате три дня назад?

Шерон немного помедлила, подыскивая убедительный ответ.

– То, что произошло между нами три дня назад, – спокойно проговорила она, – было случайностью. На меня вдруг что-то нашло, какое-то затмение, что ли… а может, я просто переутомилась. Но вообще, такое поведение мне не свойственно.

– Не сомневаюсь, – без иронии сказал Фрэнк. – Ты вообще очень серьезная и благоразумная девушка. В твоей жизни все продумано, разложено по полочкам, распланировано на месяцы вперед. Возможно, это и хорошо. Но как это, должно быть, скучно! Ей-богу, Шерон, ведь от такой жизни можно зачахнуть. И теперь, когда я чуть ближе узнал тебя, я понимаю, откуда в твоих глазах иной раз появляется это выражение тоски, безмолвного отчаяния, даже какой-то безнадежности. Скучное, однообразное существование, лишенное огня, давит на тебя, убивает твою живую натуру.

– Да, – сказала Шерон, взволнованно прохаживаясь по комнате, – ты абсолютно прав, Фрэнк. Ты разгадал меня. За какие-то несколько часов нашего общения ты понял меня лучше, чем люди, с которыми я знакома годы. Все это, без сомнения, делает честь твоей проницательности, но… нисколько не решает моих проблем. Что я могу изменить? Нравится мне моя жизнь или нет, другой ведь не дано. Хотя, боюсь, что здесь ты меня не поймешь. Ты ведь, несмотря на все твои передряги, по крайней мере, остался богатым или хотя бы имеешь кое-какие деньжата на случай, если тебе захочется сменить место жительства или что-то еще. А я… – Она безнадежно махнула рукой.

Фрэнк подошел к ней и нежно, успокаивающе провел рукой по ее плечу. Первым побуждением Шерон было вырваться, но вместо этого она вдруг порывисто обняла Фрэнка и прижалась к его сильному телу, словно хрупкое деревце, ищущее опоры более стойкого собрата. А в следующий миг их губы соединились, и они начали самозабвенно целоваться, лаская друг друга руками. Не прошло и минуты, как Шерон вновь оказалась во власти чувственных желаний, которым у нее не было ни сил, ни охоты противиться. В один миг все рассудочные соображения вылетели у нее из головы. Всем ее существом владело только одно страстное, необоримое желание – заняться любовью с мужчиной, к которому она впервые в жизни чувствовала настоящее влечение. Настоящее, а не вымученное или притворное, как бывало с другими мужчинами. Со всеми, без исключения.

Внезапно Фрэнк оторвал свои губы от ее губ, а затем разжал объятия и осторожно отстранил от себя Шерон.

– Нет, не сейчас, – твердо сказал он. – Не сейчас и не так. Черт подери! – вдруг воскликнул он с какой-то непонятной Шерон досадой и горечью. – Я не хочу, чтобы ты думала, что я просто пытаюсь взять реванш за свои прошлые обиды!

– Реванш? – переспросила Шерон, с трудом возвращаясь из мира сладких грез к реальности. – О чем ты говоришь, Фрэнк, я не понимаю!

– Не понимаешь? – переспросил он, бросив на нее пытливый взгляд. – В самом деле не понимаешь, Шерон? В таком случае ты просто ангел порядочности и наивности!

– Но…

– Неужели тебе даже в голову не пришло, что я могу делать все это специально, с заранее обдуманным умыслом? Когда-то моя жена наставила мне рога, да еще и выставила посмешищем ни больше ни меньше как на весь белый свет. Разве не естественно предположить, что мне тоже хочется хоть кому-то наставить рога, хоть кого-то поставить в такое же паршивое положение, в каком был я сам?

– Зачем? – удивленно спросила Шерон.

– Затем, чтобы потешить свое ущемленное самолюбие, – с кривой усмешкой ответил Фрэнк. – Разве это не достаточно веская причина?

– То есть ты хочешь сказать, что пытаешься обольстить меня? – с расстановкой спросила Шерон, всматриваясь в его лицо. – И не потому, что я тебе нравлюсь или хотя бы вызываю желание, а просто так, чтобы потешить свое мужское самолюбие? Проще говоря, лишний раз доказать себе, что ты неотразимый красавец, хотя жена и променяла тебя на другого?

– А что ты сама думаешь по этому поводу?

Шерон на минуту задумалась и отрицательно покачала головой.

– Нет, Фрэнк, – убежденно сказала она, – я не думаю, что ты способен на такое. Мне кажется, ты не настолько низок и не настолько мелочен.

– Но откуда ты можешь это знать? – с волнением возразил он. – Ты же едва со мной знакома! В самом деле, Шерон, как можно быть такой доверчивой? Ведь так, черт подери, недолго и впрямь влипнуть в историю!

– Я не знаю, – пожала плечами Шерон. – Просто мне так кажется, и все. Может, это голос интуиции.

– И что же он тебе подсказывает? Что мне можно безоглядно доверять? Но это же нелепо, Шерон! Я не сделал ничего такого, что бы могло вызвать твое доверие. Скорее напротив.

– Но тогда почему ты сейчас остановился? – Шерон бросила на него пытливый, изучающий взгляд. – Ты же прекрасно видел, что я на все готова!

– Потому что я не хотел, чтобы ты подумала обо мне то самое, о чем я сейчас говорил.

– Вот видишь! – Шерон рассмеялась. – Ты вовсе не так плох, как пытаешься о себе думать. А вообще, – добавила она, посмотрев на него с легким недоумением, – я не понимаю, почему твое самолюбие столь сильно пострадало из-за измены жены. Сердце – это понятно, но самолюбие…

– Ты удивишься, но мое сердце как раз и не очень пострадало. – Фрэнк мрачно усмехнулся. – Я уже не любил Кэтрин к тому времени, когда она переметнулась к Хьюму.

– Тогда я тем более тебя не понимаю! – удивленно воскликнула Шерон. – Ведь Кэтрин продалась этому старику за деньги, а вовсе не потому, что оценила его мужские достоинства! Я даже сомневаюсь, что она оценила его душевные достоинства. Просто ей захотелось пожить в довольстве и праздности. Что здесь может быть обидного для тебя? Ведь такое случается сплошь и рядом! Тысячи женщин во всем мире бросают хороших, добрых, красивых и сексуальных мужей ради мешка с деньгами. Так что твоя история, Фрэнк Боуленд, стара, как этот мир. И в ней нет ничего, выходящего за рамки пошлой обыденности.

Какое-то время Фрэнк молчал, задумчиво глядя куда-то поверх головы Шерон. Потом глубокомысленно усмехнулся и покачал головой.

– Что ж, может быть, ты и права, – сказал он. – И я обещаю, что подумаю над твоими словами на досуге… А сейчас пора отвезти тебя домой, – неожиданно заявил он, посмотрев на часы. – Я мог бы предложить тебе заночевать здесь, но не думаю, что это было бы благоразумно. Если кто-то из здешних обывателей увидит тебя выходящей в восемь утра из моего дома, твоя репутация может сильно пострадать. А если это дойдет до ушей старины Мартина, – добавил он с ироничной ухмылкой, которая изрядно покоробила Шерон, – то тебя наверняка ждет грандиозный скандал.

– Не думаю, – сухо возразила она. – Мартин доверяет мне, и он поверит моим объяснениям про машину и бензин.

Это было чистой воды ложью, но Шерон хотелось позлить Фрэнка, а также отыграться за то, что он выпроваживает ее, даже не поинтересовавшись, хочет ли она уезжать.

– Доверяет? – насмешливо переспросил Фрэнк. – Может быть. Однако я не думаю, что он настолько глуп, чтобы доверять мне. Каким бы самодовольным ослом он не был…

– Сам ты осел, Фрэнк Боуленд! – сердито воскликнула Шерон. – И вообще мне уже до чертиков надоела твоя компания! Или вези меня домой, или вызови такси!

Всю дорогу до своего дома Шерон обиженно молчала. Фрэнк несколько раз пытался заговорить с ней, но у него ничего не вышло. Шерон замкнулась в себе и упорно не желала идти на контакт. Фрэнку оставалось лишь пожинать плоды своего неразумного поведения и ругать себя за то, что он снова все испортил.

Домой Фрэнк вернулся в самом мрачном расположении духа. Он так досадовал на себя, что ему хотелось надавать самому себе пощечин. И зачем он только начал насмехаться над этим злосчастным Мартином? Возможно, тот и впрямь самодовольный осел, как ему показалось, но ведь он жених Шерон. И у него самые честные намерения по отношению к ней. А вот какие намерения у него самого? Положа руку на сердце Фрэнк был вынужден признать, что не может сейчас ответить на этот вопрос. Пока что он знал лишь одно: Шерон очень нравится ему и ему ужасно не хочется ее упускать.

Вспомнив всех женщин, с которыми он общался за последние пять лет, Фрэнк пришел к выводу, что ни одна из них не годится Шерон в пометки. И не только эти женщины, но и его покойная жена. Да о чем тут говорить? По сравнению с Шерон Кэтрин была просто дешевкой. Женщина, которую он подобрал на самой нижней ступеньке лестницы актерского мира, вывел в люди, помог сделать карьеру, а затем оказался по ее милости выброшенным за борт. По большому счету, Кэтрин была лишь красивой куклой, все достоинства которой заключались в умении доставить мужчине удовольствие в постели. Он, Фрэнк, был просто болваном, что связался с ней.

Когда его пылкая страсть к Кэтрин прошла, он опомнился. И понял, что неосмотрительно влип в дерьмо. Но его имя было уже крепко связано с именем Кэтрин Тайсон, и разорвать эту связь было очень непросто. Впрочем, Фрэнк и не старался ее разорвать. В те дни он думал только о работе, а не о женщинах. Любимая работа заменяла ему все…

Ладно, черт с этим со всем, оборвал свои воспоминания Фрэнк. Подумай лучше о том, как

Помириться с Шерон… Фрэнк просто не представлял, как сможет это сделать. В прошлый раз, когда он потерял над собой контроль, увидев тот проклятый журнал, он думал, что между ним и Шерон все кончено. Разве такая девушка сможет простить, что ее бесцеремонно выставили за дверь, да еще и наградили кучей нелестных эпитетов? Однако судьба, словно сжалившись над Фрэнком, сама привела Шерон к нему домой. Проще говоря, у него появился великолепный шанс снова сблизиться с Шерон. Шанс, который он непростительно глупо упустил.

Так что же ему теперь делать? Ждать, пока какая-нибудь новая счастливая случайность приведет к нему Шерон? Или набраться смелости и нагрянуть с визитом к ней домой? Но в этом случае он рисковал столкнуться со стариной Мартином. А Фрэнку совсем не хотелось ссорить Шерон с женихом, пока он еще не разобрался в своих чувствах к ней. Шерон вовсе не заслуживала, чтобы какой-то угрюмый неудачник испортил ей жизнь.

Так или иначе, а положение Фрэнка нельзя было назвать завидным. Зато его можно было с полной уверенностью назвать идиотским… с чем и поздравил себя Фрэнк после долгих бесплодных размышлений.


В таком же мрачном настроении пребывала и Шерон, которая опять не смогла нормально заснуть в эту ночь. И немудрено – после таких-то встрясок. Сначала не вовремя закончившийся бензин, потом Фрэнк со своими штучками… у Шерон просто шла кругом голова. Хорошо, что завтра суббота и ей не надо в офис. Хоть отоспится в свое удовольствие, и то утешение.

Шерон ужасно злилась на Фрэнка, но еще больше – на себя. Она снова забылась, снова позволила эмоциям одержать верх над рассудком. Еще немного – и она бы изменила Мартину, бесстыдно предала его. Интересно, как бы она тогда смотрела ему в глаза?

За последние четыре дня ее чувства к Мартину дважды подвергались проверке. И она дважды не выдержала испытания! Даже если она больше никогда не увидит Фрэнка, то, что между ними произошло, не может не сказаться на ее отношениях с Мартином. Все равно ее отношение к жениху будет теперь сплошным притворством. Еще в первый раз Шерон могла оправдать свое поведение тем, что все случилось внезапно и она потеряла над собой контроль. Но после того что произошло сегодня, такое оправдание выглядело лицемерным. Хорошо, что сам Фрэнк не захотел их сближения и сумел вовремя остановиться. По крайней мере, хоть в чем-то он оказался великодушным.

В любом случае, она должна забыть его. Его грубость и самонадеянность делают невозможным нормальное общение с ним. Она не должна позволить себе влюбиться в него, иначе она погубит всю свою жизнь. Фрэнк Боуленд не заслуживает никаких жертв с ее стороны. Впрочем, ему и не нужны ее жертвы… так же, как не нужна и она сама.

Последнее соображение отрезвило Шерон, и она наконец смогла спокойно заснуть. В эту ночь ей приснился Мартин… с огромными, ветвистыми рогами на голове. Сон поначалу рассмешил Шерон, когда она проснулась, а затем вызвал острое чувство вины по отношению к жениху. И Шерон дала себе слово вести себя с Мартином на выходных как можно ласковее и миролюбивее.

7

Субботу и воскресенье Шерон провела с Мартином. Правда, не полностью, потому что у родственников Мартина снова случился детский праздник. Шерон не хотела идти на него, но Мартин настаивал, и она согласилась, не желая обострять отношения. Но настроение Шерон от присутствия на празднике не улучшилось.

Хорошо, что ей хотя бы не пришлось ехать за машиной в Лесли-Фарм: Сара Уинслоу с готовностью согласилась подогнать ее к дому Шерон. Свое нежелание ехать за «опельком» Шерон объяснила тем, что она находится в плохих отношениях с ненормальным племянником Барбары и ей не хочется лишний раз попадаться ему на глаза. Что ж, она почти не погрешила против истины. Ведь ее отношения с Фрэнком действительно нельзя было назвать хорошими, и он действительно был не совсем нормальным.

В понедельник Шерон пришла в офис с яростным желанием с головой погрузиться в работу и отвлечься от всех проблем. Она ответила на звонки нескольких клиентов, а затем ей позвонил Мартин. Но не успела Шерон сказать ему пару слов, как увидела в окно серебристую машину, показавшуюся ей подозрительно знакомой. Секунду спустя подозрения Шерон перешли в уверенность: из машины выходил Фрэнк.

Шерон почувствовала, как ее охватывает дурнота. В самом деле, такое может присниться только в кошмаре: Мартин на телефоне, и Фрэнк, который может в любой момент войти в ее офис! Хотя в душе Шерон все-таки теплилась робкая надежда, что Фрэнк приехал в центр города вовсе не ради того, чтобы осчастливить ее своим визитом. Мало ли зачем он сюда приехал, может, просто пройтись по магазинам.

– Шерон, ты где? – раздался в трубке слегка недовольный голос Мартина. – Ты меня слышишь?

– Да-да, Мартин, конечно, – ответила Шерон, не отрывая глаз от фигуры Фрэнка.

А тот вел себя все более и более подозрительно. Он замкнул машину и начал внимательно осматриваться с таким видом, будто что-то искал. Внезапно Шерон сообразила, что он может увидеть ее наблюдающей за ним из окна, и поспешно спряталась за занавеску. Но что он так упорно высматривает? И тут до Шерон дошло: Фрэнк ищет вывеску ее фирмы. А найти ее не составляет большого труда. Шерон постаралась, чтобы вывеска ее фирмы бросалась в глаза прохожим. Даже странно, что Фрэнк так долго не замечает ее. Должно быть, надрался вчера вечером, и теперь у него замедленные реакции.

– Так вот, я хотел рассказать…

Мартин начал излагать какую-то историю, и это дало Шерон возможность внимательно рассмотреть Фрэнка. А выглядел он сегодня на удивление прилично. Вместо ставших привычными для Шерон затасканных джинсов и трикотажной майки на нем был элегантный легкий костюм светло-серого цвета, а под ним – голубовато-сиреневая рубашка, которая очень шла к его внешности. На левой руке Фрэнка Шерон заметила часы – судя по виду, очень дорогие. Но больше всего Шерон поразила прическа Фрэнка. Его волосы были красиво подстрижены, и у Шерон возникло подозрение, что Фрэнк вышел из парикмахерской не далее чем несколько минут назад. Догадку Шерон подтверждало и то, что Фрэнк в кои-то веки был гладко выбрит. И хотя Шерон нравился легкий налет щетины на его щеках, побритый Фрэнк Боуленд показался ей еще более неотразимым. Неотразимым? О боже, да она даже в мыслях не должна считать его таким! Она вообще не должна интересоваться этим ненормальным типом…

– Шерон! – позвал ее Мартин, и прозвучавшее в его голосе раздражение заставило Шерон опомниться. – Так что ты обо всем этом думаешь?

– Я? – рассеянно переспросила она.

– Да, ты! – раздражение в голосе Мартина стало еще ощутимее. Он явно был недоволен, что каждая его фраза сопровождается долгим молчанием Шерон. – А к кому я, по-твоему, еще обращаюсь? К самому себе, что ли?

– Я думаю, что… – Шерон чуть не подпрыгнула в кресле: взгляд Фрэнка был устремлен на вывеску над дверями ее офиса. – Я думаю так же, как и ты, – попробовала выкрутиться она.

– Что значит – так же, как и я? – недовольно переспросил Мартин. – Я же сказал, что еще не знаю, как на все это реагировать. Я хотел сначала узнать твое мнение. Собственно, поэтому я и звоню тебе во время рабочего дня.

На какое-то время Шерон потеряла Фрэнка из виду. Не успела она еще подумать, куда он мог подеваться, как дверь ее офиса распахнулась, и на пороге показался Фрэнк. От пронзительного взгляда синих глаз, сверкавших какой-то непонятной решимостью, мысли Шерон окончательно смешались.

– Послушай, Мартин, – поспешно сказала она, – давай встретимся после работы и еще раз все хорошенько обсудим.

– Но ведь сегодня у меня тренировка, – сердито возразил он. – Я не могу ее пропустить. Ты же не пропускаешь эти дурацкие сборища у Сары Уинслоу! Почему я должен…

– Ты ничего не должен, – с досадой перебила его Шерон. – Давай встретимся за ланчем в каком-нибудь кафе. И там обо всем поговорим.

– Поговорим о чем? – ехидно спросил Мартин. – Ты же меня совсем не слушала, черт подери!

– Извини, пожалуйста, Мартин, но у меня в офисе находится клиент, – нетерпеливо сказала Шерон. – И я не могу заставлять его долго ждать.

– Дела, клиенты, – проворчал Мартин. – Твои мысли заняты чем угодно, только не мной! Кто он такой, этот твой клиент, чтобы быть важнее меня? По-моему…

– Так где мы встретимся? – перебила его Шерон, не желая вступать в перепалку в присутствии Фрэнка, губы которого и так уже кривились в ироничной ухмылке. – В нашем кафе на главной площади?

– Хорошо, – буркнул Мартин. – Только я очень прошу тебя не опаздывать. У меня строгий график в отличие от твоей шарашки, и я не имею ни малейшего желания попасть на плохой счет у начальства!

С этими словами Мартин бросил трубку, и Шерон наконец получила возможность переключить все свое внимание на Фрэнка. Правда, тот не проявлял особого нетерпения по поводу ее затянувшегося разговора с женихом. Шерон даже показалось, что все происходящее весьма позабавило Фрэнка. Оставалось надеяться, что он не слышал раздраженных реплик Мартина. Хотя по голосу Шерон, а также по выражению ее лица нетрудно было понять, что у них с женихом не все гладко. Особенно если учесть, что она не успела ласково попрощаться с Мартином, как полагалось при нормальных отношениях.

Положив трубку, Шерон откинулась на стуле и посмотрела на Фрэнка – с вежливой, несколько отстраненной улыбкой, как и полагается смотреть на человека, с которым она едва знакома и который не обещает стать постоянным клиентом фирмы.

– Прошу прощения, мистер Боуленд, что заставила вас так долго ждать, – официальным тоном проговорила она. – Чем могу быть вам полезна?

Вместо ответа он неспешно прошелся по комнате, с любопытством рассматривая обстановку.

– Слушай, Шерон, а ты весьма неплохо здесь устроилась, – с добродушной усмешкой промолвил он. – Надо заметить, интерьер подобран довольно толково, особенно если учесть, что ты наверняка не пользовалась услугами дизайнера. Кремовые обои, жалюзи цвета слоновой кости и стильная мебель наводят на мысль, что твоя фирма – весьма серьезное предприятие. А пышущие здоровьем живые цветы в горшках вызывают невольное доверие к ее сотрудникам. То есть их состояние говорит о том, что сотрудники фирмы умеют заботиться не только о неживых предметах и им можно смело доверить свое жилище. Кстати, а почему здесь нет компьютера? Или это замечательное изобретение цивилизации еще не дошло до Гринфилда?

– Здесь нет компьютера, потому что он здесь не нужен, – суховато ответила Шерон, не желая выходить за рамки официально-делового общения. – Я прекрасно обхожусь и без этого замечательного изобретения цивилизации. Итак, мистер Боуленд, чем я могу быть вам полезной? – нетерпеливо повторила она свой вопрос.

В синих глазах Фрэнка заплясали озорные огоньки. Похоже, попытки Шерон изображать хладнокровную деловую леди порядком забавляли его. Внезапно Шерон почувствовала себя ужасно глупо. Держаться столь неприступно после того, как она дважды едва не отдалась Фрэнку… причем ему даже не пришлось ее уговаривать… Шерон ощутила, как к ее щекам стремительно приливает кровь, и от этого открытия в ней стало закипать раздражение.

– Послушайте, мистер Боуленд, – произнесла она ледяным тоном, строго глядя Фрэнку в глаза, – если вы думаете, что мне нечем заняться, то глубоко заблуждаетесь. У меня полно дел, особенно по понедельникам. Поэтому я буду вам премного обязана, если вы наконец бросите паясничать и вразумительно объясните, какие услуги я, как директор фирмы, могу вам оказать.

– Как директор фирмы – никакие, – насмешливо ответил он. – Напротив, это я могу оказать вам… несколько полезных услуг.

– Что-о?! – растерянно переспросила Шерон. – Черт подери, Фрэнк, о чем ты тут толкуешь?!

– А-а… – довольно протянул он. – Наконец-то ты соизволила назвать меня по имени! Ладно, не буду тебя больше мучить. В общем, дело состоит в следующем. – Фрэнк выдержал паузу, вероятно желая как можно сильнее заинтриговать Шерон. – Я тут на досуге познакомился с твоей приятельницей Сарой Уинслоу… кстати, благодаря тебе, потому что это ты попросила ее забрать свою машину от Лесли-Фарм! Интересно было бы узнать почему? Ты боялась снова подвергнуться искушению?

– Ничего я не боялась!

– Конечно, конечно. – Фрэнк усмехнулся. – Так вот, мы познакомились с Сарой, а затем я нанес ей дружеский визит.

– Что?! – Он неожиданности Шерон даже подпрыгнула на стуле. – Ты был у Сары?!

– Да, – ответил Фрэнк, подходя к самому столу и хитро улыбаясь. – Мы встретились вчера вечером, и Сара рассказала мне о проблемах, связанных с созданием приюта для женщин, ставших жертвами домашнего насилия. Приюта, про который я уже успел краем уха услышать, пока общался с владельцем заправки. А также когда беседовал с хозяйкой аптеки, любезной и крайне болт-ливой особой. Но, разумеется, полная картина предстала передо мной только после разговора с Сарой Уинслоу, которая является председателем вашего женского клуба и инициатором создания приюта, или психологического центра, не знаю, как там правильно звучит.

– В самом деле? – спросила Шерон, все еще не понимая, к чему он клонит. – Ну и… что же?

– А то, что теперь я – ваш новый спонсор, – торжественно объявил Фрэнк. И делая вид, будто не замечает изумления Шерон, спокойно продолжал: – Впрочем, сказать «новый» было бы не совсем правильно. Как я понял, до сих пор у вашего приюта вообще не было спонсоров. Поэтому его открытие все затягивалось, несмотря на то что и помещение, и персонал уже давно подобраны. Ну что ж, теперь дело сдвинется с мертвой точки. Я уже побывал в банке и попросил перевести с моего счета определенную денежную сумму на счет приюта. А точнее, триста тысяч долларов. Теперь остается уладить кое-какие формальности и готовиться…

Фрэнк вдруг замолчал и, повернувшись к Шерон, скользнул по ней медленным, дразнящим взглядом.

– Что с тобой, дорогая моя Шерон? Почему ты так бледна? – насмешливо спросил он. – А, понимаю! Ты изумлена и растрогана. Что ж, мне вполне понятны твои чувства. Ты ведь тоже вложила много сил в создание приюта, и теперь тебя переполняют эмоции. Надеюсь, они только положительные?

По его губам скользнула издевательская ухмылка, не укрывшаяся от Шерон. Впрочем, Фрэнк и не пытался скрывать, что его ужасно веселит реакция Шерон на его заявление. А Шерон чувствовала себя так, словно получила известие о разорении банка, в который вложила все свои сбережения. А главное, она никак не могла поверить, что Фрэнк говорит серьезно. Ей казалось, что это какая-то неуместная шутка.

Триста тысяч долларов! Шерон не знала, насколько ощутима такая потеря для бывшего преуспевающего актера Фрэнка Боуленда, но, как ни крути, а это весьма значительная сумма. За целый год им не удалось раскрутить ни одного местного богача даже на треть этой суммы. Все, что им с Сарой удалось наскрести, обивая пороги десятков бизнесменов, составило около ста тысяч долларов. Этих денег хватило лишь на покупку помещения, а нужно было еще платить за его содержание, за лекарства и медикаменты. Даже то, что команда врачей-энтузиастов собиралась работать с пациентками бесплатно, не спасало положения. Центр реабилитации женщин, переживших домашнее насилие, задуманный еще два года назад, до сих пор не мог открыться. И вдруг – такая удача!

Но зачем Фрэнку понадобилось швыряться деньгами? Шерон просто терялась в догадках. Но хуже всего было то, что она никак не могла отделаться от мысли, что внезапная щедрость Фрэнка как-то связана с ее скромной персоной. Шерон сильно сомневалась, что такой циничный человек, как Фрэнк, мог проникнуться сочувствием к их делу. От такого, как он, в последнюю очередь можно было ожидать душевной чуткости и альтруизма. Тогда зачем он это сделал?

– Да, похоже, мои новости не вызвали у тебя бурного восторга, – усмехнулся Фрэнк. – Хотелось бы знать почему.

– Мне тоже хотелось бы знать, почему ты вдруг так расщедрился, – буркнула Шерон, подозрительно поглядывая на него. – Мне кажется, это на тебя совсем не похоже.

– Ну почему же? – Фрэнк пожал плечами. – Многие обеспеченные люди занимаются благотворительностью, и в этом нет ничего особенного. И потом, что значит «не похоже»? – Его синие глаза сверкнули неприкрытой обидой. – Откуда ты можешь знать, что похоже на меня, а что нет? Ты еще слишком мало меня знаешь, чтобы делать какие-то глобальные выводы о моем характере или привычках.

– И все-таки твой поступок кажется мне очень и очень странным, – недоверчиво повторила Шерон.

Фрэнк многозначительно усмехнулся.

– Жизнь, дорогая моя Шерон, вообще довольно странная штука, – сказал он, подходя к ней и легонько касаясь пальцами ее щеки. – Тебе так не кажется?

От нежного, дразнящего прикосновения его пальцев Шерон вдруг почувствовала, что остатки рассудка вот-вот покинут ее. В замешательстве она попыталась убрать руку Фрэнка, и их пальцы внезапно соединились, отчего по всему телу Шерон словно пробежала электрическая искра. Тихо вскрикнув, Шерон оттолкнула Фрэнка и порывисто вскочила со стула.

– Хватит, Фрэнк! – с досадой воскликнула она. – Не начинай снова свои недостойные игры! Если ты решил помочь нашему делу в надежде на мою благодарность, ты сильно ошибся. Так что, пока не поздно, можешь позвонить в банк и отменить перевод денег на другой счет.

Фрэнк изумленно посмотрел на нее и вдруг оглушительно расхохотался.

– Ну ты даешь, Шерон! – весело воскликнул он, хлопнув от восторга в ладоши. – Нет, ты что, и вправду подумала, что я подарил вашему приюту триста тысяч долларов в расчете на то, что ты компенсируешь мне эту потерю своими пылкими ласками? Да какого черта я бы стал платить за то, что может достаться мне даром?! Разве что у меня совсем отшибло бы мозги!

Он снова расхохотался, схватившись одной рукой за живот, а другой рукой опершись на рабочий стол Шерон. Отойдя в другой конец комнаты, Шерон мрачно наблюдала за ним с перекошенным от бессильной ярости лицом. Сейчас, когда их руки больше не соприкасались, Шерон просто не понимала, как могла сказать такую глупость. Наверное, близость Фрэнка и впрямь лишает ее способности здраво мыслить. Какие бы причины ни побудили его пожертвовать деньги приюту, это явно не было связано с ней. Да и не могло быть связано, если рассудить трезво. Просто на счете Фрэнка завалялись лишние деньги, которым он не мог найти подходящего применения. А может, ему действительно стало жалко несчастных женщин, переживших жестокое обращение мужей или родственников. Действительно, почему бы и нет? Ведь Фрэнк, если судить объективно, вовсе не был таким уж черствым человеком.

Да вот только Шерон было от этого ничуть не легче. Она не сомневалась, что теперь Фрэнк при каждом удобном случае будет насмехаться над ней за сегодняшний промах. Выход виделся только один: держаться как можно дальше от этого коварного и непредсказуемого типа. Только как это сделать, раз он теперь связан с Сарой и их общим делом? Но, может, Фрэнк ограничится переводом денег и не станет посещать их собрания?

Словно прочитав ее мысли, Фрэнк вдруг перестал смеяться, пристально посмотрел на Шерон и елейным голоском произнес:

– Да, чуть не забыл. Сара Уинслоу просила передать, что сегодня вечером состоится внеплановое собрание вашего женского клуба. Кажется, в семь вечера. Ты будешь?

– Разумеется, – мрачно ответила Шерон. И тоном обреченного, лишенного малейшей надежды, спросила: – А ты, Фрэнк?

– Мне жаль тебя огорчать, но я тоже приглашен, – с милой улыбкой ответил он. – Так что не скучай, дорогая: вечерком увидимся!

И прежде чем Шерон успела обрушить на его голову свое праведное возмущение, он юркнул за дверь. А минуту спустя Шерон услышала шум отъезжающей машины.

– Прекрасно, – промолвила она, нервно прохаживаясь по кабинету, – просто замечательно! Теперь мы связаны еще и общим делом… нечего сказать, перспективы весьма заманчивы! Еще немного – и мне самой понадобится помощь наших добровольных психотерапевтов!

8

Собрание женского клуба оправдало худшие ожидания Шерон. Очевидно, Фрэнк задался целью максимально досадить ей. Он то и дело обращался к ней с каким-либо вопросом или просил высказать мнение по той или иной проблеме. Причем его вопросы иной раз содержали подвох, который был понятен одной Шерон. Но хуже всего было то, что Фрэнка пригласили присутствовать и на последующих заседаниях клуба. Он проявил такую горячую заинтересованность в создании приюта, так ратовал за права угнетенных жен, дочерей и бабушек, что расположил к себе всех женщин, за исключением Шерон. К тому же Фрэнк обнаружил в уставе приюта ряд юридических несоответствий и вызвался привезти из Нью-Йорка хорошего адвоката, чтобы тот выправил документы.

Проще говоря, Фрэнк умудрился очаровать всех членов женского клуба, даже самых отчаянных феминисток и мужененавистниц. Когда он уехал, все женщины единодушно сошлись во мнении, что он замечательный человек. Добрый, великодушный и отзывчивый мужчина, совершенно не похожий на большинство самцов. Шерон так и тянуло добавить, что Фрэнк Боуленд еще и прекрасный актер, способный ввести в заблуждение кого угодно, но она благоразумно промолчала. Ей не стоит подчеркивать свое близкое знакомство с этим сомнительным типом и давать пищу для различных догадок и сплетен. И потом, как ни крути, а Фрэнк все-таки оказал огромную услугу их благому начинанию, и он не заслуживал, чтобы его инкогнито было раскрыто без его согласия.

И все-таки Шерон ужасно досадовала на Фрэнка. А также пребывала в сильнейшем недоумении: почему Фрэнк все время дразнит ее, пытается задеть, вывести из себя? Кажется, она не сделала ему ничего плохого. Напротив, это он все время вел себя с ней бестактно, а порой просто оскорбительно. Но больше всего Шерон изумлял сегодняшний визит Фрэнка в ее офис. В течение дня она ни разу не задумалась об этом, так как находилась в шоке от известия, которым он огорошил ее с утра. Но поздно вечером, когда Шерон вспомнила все сегодняшние события, она крепко задумалась над поведением Фрэнка.

В самом деле, не для того же он заглянул к ней, чтобы сообщить о внеплановом собрании клуба. Это могла сделать и Сара, которая, кстати сказать, чуть позже позвонила Шерон и сообщила радостную новость. Значит, Сара не просила Фрэнка заезжать в офис Шерон. Да и с чего бы она стала обращаться к нему с такой просьбой? Но тогда зачем он приезжал? Ответ напрашивался только один: Фрэнку стало скучно, и он решил устроить себе небольшое развлечение. И, надо признать, его ожидания полностью оправдались. Она, Шерон, повела себя, как дурочка, и Фрэнк от души позабавился. Особенно когда она высказала предположение, что он потратился на приют ради того, чтобы получить от нее награду в виде интимных услуг.

Интимные услуги! Да Фрэнку стоит только свистнуть, и десятки женщин с радостью бросятся оказывать ему эти самые услуги. Да еще и приплатят за удовольствие. Конечно, Фрэнк Боуленд уже не тот ухоженный молодой красавец, каким был пять-шесть лет назад, но обаяния у него осталось достаточно, чтобы соблазнить любую, хоть самую неприступную женщину. Милосердное небо, о чем тут говорить? Она, Шерон Адамс, никогда не была легкомысленной и доступной, готовой связаться с первым встречным мужчиной, и тем не менее она не устояла перед Фрэнком. И не просто не устояла. Она бросилась в его объятия, даже не дождавшись, пока он примется по-настоящему соблазнять ее. Растаяла от первого же поцелуя, от первой же улыбки. И такое произошло не раз, а целых два. Нет, даже три, потому что сегодня с ней едва не случилось то же самое. Невинное прикосновение Фрэнка к ее лицу, а затем к руке так взволновало ее, что у нее отшибло мозги. Можно только догадываться, какое мнение сложилось о ней у Фрэнка. А ее жениха Мартина он, должно быть, считает импотентом. Что еще можно подумать о парне, подружка которого бросается на шею едва знакомому мужчине?

Все эти сумбурные мысли и переживания привели к тому, что Шерон смогла уснуть лишь со снотворным. Правда, она хоть выспалась нормально. А проснувшись, ужасно разозлилась на себя за то, что снова так много думает о Фрэнке. Этот самонадеянный, развязный тип не заслуживает, чтобы она лишилась из-за него покою. Она должна сделать над собой усилие и выбросить его из головы. Или хотя бы внешне вести себя достойно, раз уж ничего не может поделать со своим глупым сердцем.

Ладно, попыталась успокоить себя Шерон, у тебя впереди целый день, чтобы настроиться на вечернюю встречу с Фрэнком в доме Сары. И потом, ты можешь сказаться больной и вообще не ехать туда. Тебя никто за это не осудит, и потом, там сейчас всем не до тебя.

Придя в офис, Шерон первым делом позвонила Мартину и предложила встретиться в обеденный перерыв. Надо как можно больше времени проводить с Мартином, решила она. Тогда она будет меньше думать о Фрэнке и скорее забудет его. Хотя забыть его, когда он постоянно маячит у нее перед глазами, было не так-то просто. Но ведь когда-то же он уедет отсюда! Не навек же он здесь обосновался.

А если навек? – мелькнуло в голове Шерон, и от этой мысли ей стало дурно. Но она тотчас уверила себя, что такого конечно же не может быть. Даже если Фрэнк решил навсегда расстаться с карьерой актера, он не станет постоянно жить в такой глуши, как Гринфилд.


В час дня Шерон и Мартин встретились в кафе. Все шло хорошо, но в один прекрасный момент Шерон вдруг показалось, что Мартин выглядит не совсем так, как раньше. Что-то в нем изменилось, но Шерон никак не могла понять, что именно.

И вдруг Шерон поняла, в чем дело. Изменился вовсе не Мартин, а она сама. За последние две с половиной недели она стала другой. Две недели… Шерон казалось, что с того утра, как она в первый раз увидела Фрэнка, прошло месяца два, а то и все полгода. За это время, кажется, произошло совсем мало событий… и в то же время произошло нечто такое, что изменило внутренний мир Шерон. Она уже не была такой, как до встречи с Фрэнком. И самым ужасным Шерон казалось то, что она, продолжая как ни в чем не бывало встречаться с Мартином, испытывала влечение к другому мужчине. Но ведь это было нечестно по отношению к Мартину! Хуже того, это было просто безнравственно. Она должна, она просто обязана признаться во всем Мартину. Нельзя использовать человека, словно какую-то вещь.

Заказав себе вина, Шерон сделала несколько глотков. Затем откинулась на стуле, глубоко вздохнула и несчастным взглядом посмотрела на Мартина.

– Мартин, – начала она, крепко сцепив руки под столом. – Послушай, я… должна сказать тебе одну… не очень приятную вещь.

– О нет, Шерон, ради бога не сегодня! – запротестовал он. – Сегодня у меня уже случилась одна неприятная вещь: я допустил ошибку, и мне пришлось три часа переделывать документ, да еще и выслушать упреки начальника. Так что сделай одолжение, избавь меня от неприятных признаний.

– Но… – Шерон в замешательстве сделала большой глоток вина и судорожно закашлялась. – Понимаешь, это очень важно. Если бы ты узнал, что сейчас творится со мной, ты бы, наверное, пришел в ужас…

Она замолчала, потому что Мартин вдруг вскинул голову и метнул на нее сердитый взгляд.

– Послушай, ты что, нарочно? – спросил он с закипающим раздражением. – Я же сказал, у меня и без тебя плохое настроение! Какого дьявола ты пытаешься мне еще больше его испортить?

Да уж, с мрачной иронией подумала Шерон, от того, что я собираюсь тебе сказать, твое настроение явно не улучшится.

– Извини, – промолвила она с кроткой улыбкой. – Я вовсе не хочу доставлять тебе лишние неприятности.

– Это ты меня извини, – сказал он, беря ее за руку и примирительно заглядывая в глаза. – В последнее время я часто бываю раздражительным. Я просто замотался с работой, да и ты тоже. Надо будет как-нибудь выбраться в уик-энд за город, где мы будем только вдвоем.

– Хорошая идея, – кивнула Шерон. – Но ведь у тебя никогда нет свободного времени.

Мартин усмехнулся.

– У тебя его тоже не слишком много. Ну да бог с ним… Как ты смотришь на то, чтобы увидеться вечером, перед собранием твоего клуба? Хочется чего-нибудь выпить, а на работе мне нельзя.

– Давай, – согласилась Шерон. – В половине шестого тебя устроит?

– Вполне.

Выходя с Мартином из кафе, Шерон мысленно возблагодарила небеса за то, что они не дали ей совершить огромную глупость. В самом деле, какого черта ее потянуло на признания? Добро бы у них с Фрэнком и впрямь что-то было. А так… подумаешь, несколько поцелуев! Это еще не основание портить отношения с Мартином. К тому же ведь она не далее как сегодня утром дала себе слово не думать про Фрэнка. А раз так, то она должна проявить твердость и даже не вспоминать про Фрэнка, не то что говорить о нем. Иначе получается, что она просто бесхарактерный, слабовольный человек, который не в состоянии держать свои эмоции в узде. Шерон совсем не хотелось считать себя такой.

К сожалению, все намерения Шерон не думать о Фрэнке пошли прахом, так как первым, кого она встретила на улице, оказался именно он. Фрэнк стоял возле своей шикарной машины в двадцати метрах от кафе, а при виде Шерон и Мартина с самым невинным видом двинулся им навстречу. Этот невинный вид так возмутил Шерон, что она чуть не споткнулась на ровном месте.

– Шерон Адамс? – По лицу Фрэнка расплылась сладенькая улыбка, вызвавшая у Шерон огромный соблазн залепить ему пощечину. – Какая приятная встреча! А это, надо полагать, ваш дружок? – Фрэнк с вежливым любопытством посмотрел на Мартина.

Чтоб ты провалился, с досадой подумала Шерон, заметив, как лицо Мартина принимает озадаченное и недовольное выражение. Интересно, какую игру затеял на этот раз Фрэнк? В любом случае, ничего хорошего такая встреча не сулила.

– Да, – сказала Шерон, поняв, что ей ничего не остается, как познакомить их. – Это Мартин Селби, мой… близкий друг.

– И насколько близкий?

– Очень близкий, – ответила Шерон, метнув на Фрэнка бешеный взгляд. Потом с улыбкой повернулась к Мартину и сказала: – Мартин, этот джентльмен – Фрэнк Боуленд, племянник Барбары Лесли. А также хороший приятель Сары Уинслоу, которая, как ты знаешь, живет по соседству с Лесли-Фарм.

Шерон не сдержала ехидной улыбки, когда глаза Фрэнка изумленно округлись, а его лицо приняло глуповато-растерянное выражение. Интересно, а на что он рассчитывал? Надеялся, что она представит его как спонсора приюта, то есть как солидного, значительного человека? Нет уж, если хочет, пусть сам набивает себе цену. А от нее, Шерон, он ничего подобного не дождется.

Правда, Фрэнк быстро совладал с собой и, дружелюбно улыбнувшись Мартину, протянул ему руку, которую тот с явной неохотой пожал. Нетрудно было догадаться, что Фрэнк не понравился ему. К тому же Фрэнк то и дело бросал на Шерон игривые взгляды, которые не могли не насторожить Мартина.

Чтоб ты провалился, чертов сукин сын, снова подумала Шерон.

– Мы немного знакомы с Шерон, – сказал Фрэнк, делая вид, что не замечает желания Шерон уйти. – Должен сказать, старина Мартин, что у вас замечательная подружка. А ее фирма по уборке коттеджей, квартир и офисов достойна всяческих похвал. Просто не представляю, что бы я делал без этой фирмы и ее очаровательной…

– Ну что вы, мистер Боуленд, мы всего лишь выполняем свою работу, – поспешно перебила его Шерон. – И никаких заслуг тут нет. А сейчас я извиняюсь, но…

– Не правда ли, старина Мартин, Шерон ужасная скромница? – весело спросил Фрэнк, игриво подмигнув Шерон. – Хотя, по-моему, стесняться заслуженных похвал глупо. Да что я вам объясняю? Вы ведь наверняка относитесь к давним клиентам ее фирмы, не так ли?

– Нет, – сухо ответил Мартин. – Я никогда не был клиентом фирмы Шерон и не собираюсь им становиться.

– И совершенно напрасно, – горячо возразил Фрэнк. – Если бы вы только видели, как ее ловкие сотрудники… впрочем, – поправился он с провокационной улыбкой, – я не могу говорить за всех сотрудников фирмы, потому что…

– Прошу прощения, мистер Боуленд, но Мартин опаздывает в офис, – снова перебила его Шерон, сообразив, каким будет окончание его фразы. – Мартин, без пяти минут два! Идем, я тебя провожу. До свидания, мистер Боуленд, – бросила она ему и холодно кивнула.

Подхватив Мартина под руку, Шерон спешно зашагала с ним в сторону его офиса. Она ни разу не обернулась, но ей казалось, что она чувствует спиной издевательский взгляд Фрэнка. Ну что ж, если он не успеет смыться в течение пяти минут, она ему задаст!

– Что это за развязный тип? – спросил Мартин, когда они отошли на приличное расстояние. – Ты, кажется, сказала, что он из приезжих?

– Да, – с притворным равнодушием ответила Шерон, – он живет в Лесли-Фарм. Кажется, он проводит здесь отпуск.

– А как ты с ним познакомилась? – Мартин подозрительно покосился на Шерон. – Надеюсь, не в процессе уборки коттеджа Барбары?

– Ну что ты, конечно же нет, – машинально солгала Шерон. – И вообще, – добавила она с притворной обидой, торопясь увести Мартина от опасной темы, – к твоему сведению, я сейчас очень редко заменяю своих подчиненных, только в случаях крайней необходимости.

– Таких случаев вообще не должно быть, – проворчал Мартин. – Ладно, до вечера, мне пора.

Фрэнк стоял на том же самом месте, где Шерон простилась с ним. Притом, как показалось Шерон, стоял с таким видом, словно ждал ее. Подозрения Шерон перешли в уверенность, когда Фрэнк с лучезарной улыбкой двинулся ей навстречу.

– А он ничего при ближайшем рассмотрении, этот твой женишок, – сказал он, как только Шерон оказалась рядом. – Только уж больно высокомерный. И судя по всему, не одобряет твое основное занятие. Рискну предположить, что твое участие в создании приюта для женщин, пострадавших от тирании мужчин, ему еще больше не по душе. А, я вижу, что попал в точку! – довольно воскликнул Фрэнк, заметив, как лицо Шерон вспыхнуло при последних его словах. – Ну, так оно и есть.

– Послушай, Фрэнк, – процедила Шерон, сверля его гневным, обвиняющим взглядом, – какого черта ты затеял всю эту комедию? Тебе захотелось лишний раз позлить меня?

– Позлить? – Фрэнк невинно захлопал ресницами. – Да что ты, Шерон, у меня и в мыслях такого не было! Просто я шел по улице и…

– Не ври, чертов сукин сын! Ты караулил нас возле кафе, и вон там стоит твоя машина!

– Она стоит там, где разрешена стоянка. И я совсем не понимаю, чего ты так на меня взъелась.

– Ты не имел права подходить ко мне, когда я с Мартином!

– Интересно почему? – спросил он с нахальной усмешкой. – Разве между нами было что-то такое, из-за чего мое знакомство со стариной Мартином выглядит аморальным?

Шерон почувствовала, как к ее щекам прилила кровь.

– Ничего такого между нами не было, – сердито ответила она. – Просто я не хочу, чтобы вы общались. Не хочу, и все! И этого достаточно!

– Кстати, – Фрэнк посмотрел на нее с легким прищуром, – а почему ты не сказала ему, что я спонсор вашего приюта?

– Не сочла нужным нахваливать тебя, – ехидно ответила Шерон.

– А мне кажется, что здесь совсем другая причина, – возразил Фрэнк, продолжая все так же пристально смотреть на нее. – Ты испугалась, что ему не понравится, что мы будем часто встречаться. Этот благопристойный осел с первого взгляда причислил меня к сомнительным личностям, от которых его девушка должна держаться подальше.

– Не смей называть Мартина ослом! – в бешенстве закричала Шерон. – На себя бы лучше посмотрел!

– Зачем? – весело спросил Фрэнк. – Мне довольно смотреть на себя твоими глазами.

– В таком случае, я удивляюсь, почему ты еще тут стоишь, – съязвила Шерон. – Потому что, по-моему, мои глаза говорят, что мне хочется тебя придушить!

– Боже, сколько эмоций! – Фрэнк усмехнулся. – Я, конечно, не знаю, Шерон, какие чувства ты ко мне испытываешь, но это явно не равнодушие.

– Да как можно оставаться равнодушной к такому беспардонному поведению? – Шерон возмущенно повела плечами. – И вообще, – она подозрительно посмотрела ему в глаза, – Фрэнк Боуленд, я что-то никак не пойму, чего ты от меня добиваешься. Когда я в последний раз была в твоем доме, ты весьма невежливо выпроводил меня оттуда, да еще и нагрубил в придачу. А вчера пришел ко мне офис как ни в чем не бывало и начал провоцировать…

– На что?

– На все, что только можно! И вечером, когда мы были у Сары, ты продолжал свои гадкие штучки, пользуясь тем, что я не могу дать тебе отпор при чужих людях, которые, на мое счастье, ничего не заметили. А сегодня… сегодня я и вовсе не знаю, что думать о твоем странном поведении. Такое чувство, что ты нашел себе развлечение от скуки.

– Развлечение?

– Да, – повторила Шерон, глядя на Фрэнка с нескрываемой досадой. – Так сказать, нашел себе жертву, над которой можно безнаказанно насмехаться. Что? Будешь уверять, что не так?

Он перестал улыбаться и посмотрел ей в глаза: долгим, пронзительным и таким нежным взглядом, что у Шерон пошла кругом голова. Она вдруг почувствовала, как у нее бешено застучало сердце, а спина под шелковой блузкой увлажнилась. О господи, зачем он так смотрит на нее? Он что, хочет окончательно свести ее с ума?

– Ты ошибаешься, Шерон, – кротко проговорил Фрэнк, легонько сжав ее взмокшую от волнения ладонь, – я вовсе не хочу над тобой насмехаться или доставлять тебе какие-то неприятности. Все гораздо проще и… одновременно сложнее. Дело в том, что я влюбился в тебя. Поэтому я и веду себя так… не совсем нормально. Вот и вся разгадка, милая моя Шерон.

Она медленно отняла у него свою руку и прижала ее к пылающей щеке. Потом подняла вторую руку и тщательно потерла лицо, словно пытаясь прогнать наваждение.

– Понимаю, – с невеселой усмешкой сказал Фрэнк. – Мое признание прозвучало для тебя, как гром с ясного неба. В таком случае, нам лучше пока расстаться. До свидания, Шерон, увидимся вечером у Сары.

Когда Шерон пришла в чувство, ни Фрэнка, ни его машины уже не было на площади. Посмотрев на часы, Шерон обнаружила, что ее обеденный перерыв давным-давно закончился, и, возможно, клиенты или сотрудники ее фирмы уже обрывают телефон. Не хватало еще, чтобы из-за Фрэнка Боуленда пострадала не только ее личная жизнь, но и работа!

Проведя носовым платком по взмокшему лицу, Шерон торопливо зашагала в сторону своего офиса. Она чувствовала себя настолько выбитой из привычной колеи, что едва разбирала дорогу. Она находилась в таком шоковом состоянии, что не могла понять, какие чувства вызвало у нее признание Фрэнка. Радость? Безусловно! Но еще больше страх – за то, что ее стабильная, налаженная жизнь теперь уж точно полетит кувырком.

Но хуже всего было то, что Шерон не могла полностью доверять Фрэнку. Как она может быть уверена, что он говорил серьезно? Она же совсем не знает его! А то, что она знает о Фрэнке Боуленде, не внушает ни малейшего оптимизма. Он опасный, непредсказуемый человек, от которого благоразумная девушка должна держаться подальше. И если она, Шерон Адамс, не хочет кучи неприятностей на свою голову, ей следует держаться с ним предельно осторожно. Но, к сожалению, это легче сказать, чем сделать.

– Милосердное небо, помоги мне!.. – простонала Шерон, возводя глаза к небесам.

9

Стоя перед большим зеркалом, Шерон хмуро смотрела на свое отражение. Час назад, когда она перебирала свою одежду, ей казалось, что она нашла именно то, что надо. Но теперь Шерон понимала, что оделась не совсем удачно. На ней были белая, из легкого шелка блузка с коротким рукавом, розовато-кофейного цвета юбка прямого покроя, длиной до колен и с небольшим разрезом сзади, и белые босоножки на высоких каблуках. Казалось бы, все скромно, но в то же время все это было таким невесомым… и так легко могло сняться. К тому же блузка, которую Шерон еще ни разу не надевала, оказалась слишком прозрачной, и через нее просвечивал белый кружевной бюстгальтер. Прелестно, ничего не скажешь. Не хватало, чтобы Фрэнк подумал, что она оделась так с намерением соблазнить его.

Представив, как они с Фрэнком встретятся и посмотрят в глаза друг другу, Шерон ощутила приступ легкого головокружения. Да она, наверное, совсем сошла с ума, если согласилась на это свидание. Да еще где? В Лесли-Фарм, то есть на территории Фрэнка. Хотя Шерон понимала, что это самое безопасное место для тайного свидания. Не могла же она пойти с Фрэнком в бар или в ресторан! Гринфилд слишком маленький городок, чтобы подобная выходка благополучно сошла ей с рук. Их непременно кто-нибудь заметит, и это дойдет до ушей Мартина. И что она тогда скажет ему? Шерон просто не представляла этого. По крайней мере, Лесли-Фарм расположен в уединенном месте и там не живет никто из знакомых Мартина.

Фрэнк признался Шерон в любви во вторник, а сегодня была уже суббота. В последний раз Шерон видела Фрэнка во вторник вечером, у Сары, где проходило очередное внеплановое собрание женского клуба. Перед этим Фрэнк позвонил Шерон в офис и предложил не встречаться до субботы. Он сказал, что им обоим нужно время все хорошенько обдумать и что ему не хочется срывать рабочий график Шерон, который и без того уже находился на грани срыва. Шерон нашла его предложение разумным. Одно было плохо: ей пришлось придумывать объяснение для Мартина по поводу того, что они не смогут встретиться в субботу. Не придумав ничего лучшего, Шерон сказала, что ей нужно снова поехать к Саре и обсудить некоторые моменты организации приюта. Мартин пришел в бешенство от такого заявления, и они снова поскандалили.

– Ты помешалась на своем женском клубе! – кричал он, топая ногами. – Мне не нужна жена-феминистка, мне нужна нормальная женщина, для которой на первом месте стоит семья!

На случай если Мартин вдруг вздумает разыскивать ее, Шерон попросила Сару подтвердить, что она находится у нее, но не может подойти к телефону. К счастью, Сара была поглощена общественными делами, и ей было некогда о чем-то расспрашивать и строить предположения. К тому же Шерон могла сказать, что подвернулся срочный заказ, а Мартин не одобряет, когда она заменяет своих сотрудников.

Проще говоря, Шерон максимально обезопасила себя. Вот только от самого Фрэнка она не могла себя обезопасить. Конечно, никто не мешал ей позвонить и отменить свидание. Или вообще не звонить ему, а просто взять и не поехать. Но Шерон прекрасно осознавала, что не сможет так поступить. У нее не хватит твердости и силы воли для такого подвига. Отказаться от встречи с Фрэнком, человеком, которым заняты все ее помыслы, о котором она грезит днем и ночью… было выше ее сил.

А раз так, то нечего предаваться бесплодным терзаниям, сердито сказала себе Шерон. В конце концов, что здесь такого ужасного? Можно подумать, что Фрэнк набросится на меня и изнасилует, как только я переступлю порог его дома.

Проведя щеткой по волосам, Шерон побрызгала на себя духами, взяла сумочку и вышла из дома. Потом села в машину и поехала в Лесли-Фарм. Было начало двенадцатого, а она обещала приехать в одиннадцать. Что ж, ничего страшного, если Фрэнк немного поволнуется. Не все же ей волноваться из-за него.

Неподалеку от Лесли-Фарм машину Шерон обогнала другая машина. И на Шерон внезапно нахлынул страх. Что, если кто-то из знакомых Мартина увидит ее автомобиль возле коттеджа Барбары? Ведь все знают, что Барбара сейчас в Нью-Йорке, а в коттедже живет ее странноватый племянник. Пожалуй, это вызовет различные сплетни и догадки, а уж Мартину непременно донесут…

Внезапно Шерон охватил приступ истеричного смеха. С тех пор как Фрэнк поселился в Лесли-Фарм, она несколько раз приезжала туда и оставляла машину на дороге. И ей ни разу не пришла в голову мысль, что кто-то может превратно истолковать ее пребывание в доме молодого и симпатичного холостяка. А теперь вдруг она стала чего-то бояться. Впрочем, Шерон отлично понимала, откуда этот страх. Раньше она не боялась сплетен, потому что приезжала в Лесли-Фарм по делам и ее совесть была чиста. А сейчас она ехала туда с преступным намерением – наставить рога своему жениху, или, во всяком случае, близко к тому. Вот ее совесть и забила тревогу. В самом деле, ведь тем, у кого помыслы чисты, словно родниковая вода, нечего бояться сплетен и пересудов. А вот если они не чисты…

Хватит! – с досадой оборвала себя Шерон. В конце концов, Мартин тебе еще не муж, а выражение «наставить рога» принято употреблять по отношению к мужьям, а не приятелям. И потом, ты же всегда можешь сказать, что приезжала в Лесли-Фарм, чтобы сделать там уборку. Черт подери, это же абсолютно нормально! Ведь в твоей фирме есть клиенты, которые просят, чтобы у них убирали именно по выходным, а не среди недели. Что здесь может быть подозрительного?

Похоже, Фрэнк высматривал машину Шерон в окно, потому что не успела она остановиться, как он заспешил ей навстречу.

– Иди в дом, дорогая, – сказал он после того, как помог ей выбраться из машины. – Я сейчас загоню твой «опель» в гараж и присоединюсь к тебе.

– А твоя машина?

– Она во дворе.

И правда, серебристая машина Фрэнка стояла перед коттеджем. На вопросительный взгляд Шерон Фрэнк с хитрой улыбкой пояснил:

– Я подумал, что ты не захочешь, чтобы кто-то увидел твою машину перед моим домом, и решил спрятать ее от любопытных глаз.

– Вот еще, – возразила Шерон, с досадой чувствуя, что краснеет, – с чего мне кого-то бояться?

– С того, дорогая моя, что твоя совесть не совсем чиста.

– Послушай, ты! – вскинулась Шерон. – Если ты не прекратишь твои возмутительные подколки, я сейчас уеду!

– Ладно, не кипятись, – примирительно сказал Фрэнк. – Черт подери, я же только о тебе забочусь!

Конечно, он был прав. Но Шерон было ужасно досадно, что он разгадал ее чувства. И вообще, Фрэнк всегда слишком хорошо понимает, что творится в ее душе. Поэтому он так опасен для нее, и поэтому она должна держаться с ним максимально осторожно, напомнила себе Шерон.

В гостиной было на удивление чисто, что доказывало способность Фрэнка позаботиться о себе без посторонней помощи. В красивой хрустальной вазе благоухал жасмин, наполняя комнату будоражащим, чувственным ароматом, от которого у Шерон слегка закружилась голова. На низеньком столике в окружении двух кресел стояли бутылка вина, пара хрустальных бокалов, вазочка с шоколадными конфетами и блюдо с клубникой. От всех этих лакомых вещей также исходили чудесные запахи, смешиваясь в какой-то единый, опьяняющий аромат.

В сочетании с опущенными розоватыми занавесками, мешавшими солнцу проникнуть в комнату, все это показалось Шерон ужасно подозрительным. Не иначе Фрэнк задался целью устроить себе отдых, что называется, по полной программе. Однако он глубоко ошибается, если думает, что она и в этот раз будет вести себя так же безрассудно, как и в прошлые два раза. Нет уж, хватит ей быть вороной.

– Не заскучала? – донесся до Шерон веселый голос Фрэнка.

А затем в гостиной появился и он сам.

Сегодня он был так же гладко выбрит, как и в тот день, когда пришел к ней в офис, только не благоухал одеколоном. И Шерон тут же усмотрела в этом новый коварный расчет. Фрэнк – опытный соблазнитель, он прекрасно знает, что естественный запах чистого человеческого тела гораздо больше провоцирует эротическое желание, чем искусственные запахи. А дурманящих ароматов здесь и так полно. Да и одет Фрэнк был явно продуманно. На нем были темно-синие обтягивающие джинсы с «затертостями», в которых он казался по-мальчишески стройным. Элегантный ремень из коричневой кожи стягивал его тонкую талию. Бледно-серая хлопковая рубашка с короткими рукавами эффектно оттеняла золотистый загар. К тому же на Фрэнке не было никаких царапающих украшений: ни цепочки, ни даже часов.

– О боже, Шерон! – рассмеялся Фрэнк, покачивая головой. – Ты сидишь с таким видом, будто приготовилась защищаться от нападок опасного сексуального маньяка. Так вот, дорогая, спешу тебя разочаровать. – В синих глазах заплясали озорные огоньки. – Никакого секса сегодня не будет.

Шерон так стремительно вскочила на ноги, словно кресло ударило ее током. Она открыла рот, собираясь обрушить на Фрэнка гневную тираду, но внезапно передумала. Она не позволит этому самодовольному типу вывести ее из себя и спутать ей все карты. Он хочет быть хозяином положения? Черта с два!

– Разумеется, не будет, – сказала она, стараясь вложить в свой голос как можно больше спокойного достоинства, – потому что я сама этого не хочу. И давай сразу расставим все точки над «i». – Шерон немного помолчала, собираясь с мыслями. – И прежде всего, я вот что хочу сказать тебе, дорогой мой Фрэнк. Если ты полагаешь, что твое признание в любви, которому я не очень-то поверила, заставило меня окончательно растаять, то сильно заблуждаешься.

Фрэнк усмехнулся.

– Отнюдь нет, дорогая моя Шерон. Я вовсе не заблуждаюсь насчет того, какие чувства вызвало у тебя мое признание. Оно тебя не обрадовало, а, напротив, насторожило. И это неудивительно, учитывая, как я вел себя все это время. И, тем не менее… – он красноречиво посмотрел ей в глаза, – тем не менее ты здесь. А это значит, что ты хочешь мне верить. Ужасно хочешь, дорогая моя, потому что ты ведь и сама уже влюблена в меня по самые уши.

– Ничего подобного, – возразила Шерон, заставляя себя не отводить глаза. – Я не влюблена в тебя, Фрэнк. То, что я испытываю к тебе, это как…

– Как наваждение или гипноз, – закончил он ее фразу. – А еще ты чувствуешь себя запутавшейся и выбитой из привычной жизненной колеи. Да, Шерон, я все это прекрасно понимаю! И скажу тебе без уверток: я сам чувствую себя примерно так же.

– То есть?

– То есть я крайне озадачен тем, что со мной происходит в последнее время. Влюбиться… я думал, что уже не способен на такое. И не просто «уже», а вообще не способен. Проще говоря, я никогда ни в кого серьезно не влюблялся.

– А твоя бывшая жена? – изумленно спросила Шерон. – Ты же был в нее влюблен, об этом писали все газеты!

– Газеты! – презрительно повторил Фрэнк. – Шерон, неужели на свете еще остались люди, которые верят тому, что написано в газетах? Нет, я не любил Кэтрин, и когда-нибудь я расскажу тебе нашу историю. Любовь… в моей жизни была только одна настоящая любовь, только одна страсть: моя работа. Там, на съемочной площадке, я выкладывался так, как никогда не выкладывался в постели. И получал от удачной игры намного больше удовольствия, чем от секса.

– Хм! – Шерон недоверчиво покачала головой. – Надо заметить, Фрэнк, ты говоришь очень убедительно. Однако в тот день, когда я пришла убирать коттедж, я что-то не заметила твоего прохладного отношения к сексу.

– Да я сам себе удивился в тот день! Но конечно же ты мне не веришь. И правильно делаешь. Нельзя доверять малознакомым людям, да еще с такой сомнительной репутацией, как у меня.

Шерон задумчиво прошлась по комнате, повернулась к Фрэнку и взволнованно посмотрела ему в глаза.

– Что ж, – проговорила она с философской усмешкой, – может быть, ты и не лукавишь. Но что заставляет тебя думать, будто нас связывают более серьезные чувства, чем обычное сексуальное влечение? В самом деле, Фрэнк, вдруг это… всего лишь половой голод? Как я понимаю, у тебя нет постоянной подружки, а у меня есть друг, который не вызывает у меня таких сильных эмоций, как ты. В таком случае мы оба можем оказаться в ловушке. Но тебе-то что, ты в любой день можешь собрать чемоданы и уехать отсюда. А мне здесь жить.

Фрэнк вздохнул.

– Я знаю, поэтому и не предлагаю тебе встречаться открыто.

– А что ты тогда мне предлагаешь? Приезжать к тебе тайком, обманывая жениха? Но ведь это несправедливо по отношению к Мартину, да и попросту непорядочно!

– Конечно, непорядочно, – без иронии согласился Фрэнк. – Но ведь мы можем не делать ничего предосудительного во время наших свиданий. Проще говоря, не заниматься любовью и даже не целоваться. В таком случае твоя совесть перед стариной Мартином будет чиста.

Шерон недоверчиво посмотрела на него.

– И ты хочешь сказать, что тебя это устроит?

Фрэнк рассмеялся.

– Разумеется, нет. Что за наивный вопрос, дорогая моя? Однако ради твоего спокойствия я согласен на такие условия.

– Вот как? – Шерон озадаченно кашлянула. – Но тогда… как ты объяснишь все это? – Она окинула взглядом комнату, задержавшись на занавесках и столе. – По-моему, сегодняшнюю атмосферу твоего жилища нельзя назвать иначе, как интимной.

– А какой еще она, по-твоему, могла быть? – весело спросил Фрэнк. – Или ты ожидала, что я стану принимать тебя в комнате, где творится бардак? А может, думала, что мы будем сидеть за пустым столом? Впрочем, он и так почти пустой. Но я не стал готовить ничего основательного, так как опасался, что сегодня у тебя не будет особого аппетита.

– Ты прав, – Шерон смущенно рассмеялась, – мой аппетит сегодня и впрямь не такой ненасытный, как обычно.

– Честно говоря, мой тоже. – Фрэнк криво усмехнулся. – Ну что ж, в таком случае, я предлагаю немного выпить… для поднятия аппетита. Как ты относишься к мартини?

– Положительно.

Фрэнк наполнил бокалы и протянул один из них Шерон.

– За нас, – сказал он, посматривая на нее с нежной, чуть игривой улыбкой. – За то, чтобы мы разобрались в своих чувствах и не наделали серьезных ошибок.

Выпив пару глотков мартини, Шерон почувствовала себя немного бодрее. Опустившись в кресло напротив Фрэнка, она расслабленно откинулась на мягкую спинку, а затем попробовала конфеты. Они оказались с коньячной начинкой.

– Кстати, – в глазах Фрэнка снова заплясали озорные огоньки, – готов спорить на тысячу долларов, что ты ни за что не догадаешься, откуда это вино.

– Откуда же оно может быть, как не из ближайшего магазина? – хмыкнула Шерон.

– А вот и ничего подобного. Оно вообще не из магазина. Оно с моего завода. А виноград, из которого оно изготовлено, тоже с моих виноградников.

Шерон чуть не подавилась конфетой.

– Слушай, Фрэнк, а ты случайно не заливаешь, а?

– Нисколечко! Но почему ты так удивлена? Разве у меня не может быть завода и виноградников?

– И где же они находятся?

– В Греции.

– Где-где?!

– В Греции, – с улыбкой повторил Фрэнк. – Я купил их четыре года назад, с подачи одного знакомого актера. Он грек, и его папаша держит виноградники на одном из островов архипелага. Когда этот актер, Янис, узнал, что сосед папаши продает свое предприятие, он подал мне идею купить его. И надо признать, это была отличная идея.

– Хорошая прибыль?

– Нет, – Фрэнк рассмеялся, – прибыли от моего заводика, честно говоря, не очень много. Слишком большая конкуренция, а блистательными деловыми способностями я, к сожалению, похвастаться не могу. Но зато я смог наконец надежно укрыться от ищеек прессы.

– Так ты прожил на острове целых четыре года?

– Да, не считая тех периодов, когда меня тянуло на путешествия, и я срывался с места, словно Орест, преследуемый злобными эриниями. Но потом я всегда возвращался в свой милый особнячок на берегу Эгейского моря, окруженный тенистыми виноградниками.

– А сейчас? Почему ты сейчас здесь, а не там?

Фрэнк закурил сигарету и после долгой паузы ответил:

– Сказать по правде, Шерон, я и сам этого не знаю. Как-то все сразу надоело: и жаркий климат, и чужой говор вокруг, и возня с заводом. Да и потом, положа руку на сердце, это все-таки не совсем мое дело. Бизнес, виноградарство, расчеты… в какой-то момент у меня вдруг появилось чувство, что я играю роль в некоем бесконечном сериале. Однажды по молодости я снимался в таком сериале, ужасно монотонной мыльной опере из ста с лишним серий. Съемки продолжались полтора года, и под конец у меня возникло ощущение, что я – уже не я, а тот самый актер, которого я играю. Причем, – со смехом добавил Фрэнк, – роль еще, как назло, была дурацкая. Я играл некоего томного юношу, страстно влюбленного в деловую леди, у которой он работал секретарем-референтом. Бизнес-леди крутила один любовный роман за другим, то и дело попадала в идиотские истории, а я, то есть герой, оказывал ей моральную поддержку в трудные минуты.

– Но, надеюсь, в конце сериала героиня оценила по достоинству преданного молодого человека? – с улыбкой спросила Шерон.

– Если бы! – хмыкнул Фрэнк. – Ее пристрелил один из отвергнутых любовников, а влюбленный юноша принял яд на ее могиле.

– Боже, какие страсти! Но они хотя бы…

– О да! – Фрэнк рассмеялся. – Они занимались сексом каждый раз, когда бизнес-леди оставалась с разбитым сердцем… или физиономией, потому что такое тоже пару раз случалось. Режиссер с каким-то маниакальным упорством подсовывал героине любовников-психопатов. Впрочем, в этом сериале добрая половина героев были сумасшедшими, и оставалось лишь удивляться, как они умудряются разгуливать на свободе. По мне, так их надо было собрать в одну кучу и свезти в психиатрическую клинику, окруженную высоким забором. Так или иначе, – с усмешкой закончил Фрэнк, – а после этого сериала я зарекся сниматься в мыльных операх. Такие нагрузки не для моей нервной системы.

– Понятно, – протянула Шерон. Потом отпила немного вина и, с любопытством посмотрев на Фрэнка, спросила: – Ну, а сейчас чем ты собираешься заниматься? Побудешь здесь и вернешься в Грецию?

К изумлению Шерон, Фрэнк вдруг сильно смутился и даже покраснел. Шерон просто не верила своим глазам. Вот уж чего никак нельзя было ожидать от Фрэнка Боуленда, так это застенчивости.

– Честно говоря, я еще не решил. Мне нужно немного пожить в тишине и спокойствии, там, где меня никто не знает. Так сказать, подумать о своей дальнейшей жизни на трезвую голову.

– Да уж, – хмыкнула Шерон, – тишины и покоя у тебя здесь хоть отбавляй.

Фрэнк вскинул голову и посмотрел на нее с веселым вызовом.

– Ты намекаешь на бесцеремонное вмешательство в мою жизнь неких шумных товарищей из фирмы «Несносные помощники»?

– «Надежные помощники», – поправила Шерон.

– Надеюсь, что теперь они действительно станут надежными, а не несносными, – елейным голоском пропел Фрэнк. – Но я, кажется, рискую испортить наш прекрасный денек своими подколками. Так что давай лучше выпьем еще вина и отведаем этой замечательной клубники. Кстати, у меня в холодильнике есть взбитые сливки, – прибавил он тоном змия-искусителя.

Шерон улыбнулась.

– Отлично. Давай их сюда.

В течение следующего часа они попивали вино и очень мило беседовали. Фрэнк вел себя безукоризненно. Правда, Шерон не была на сто процентов уверена, что он не играет. Как ни крути, а он все-таки актер с приличным стажем, хотя и бывший. Но вот вопрос: бывают ли бывшие актеры? Шерон сомневалась.

Съев клубнику, Шерон встала, чтобы пойти вымыть руки. Фрэнк поднялся следом за ней, и они вдруг оказались стоящими лицом к лицу. Их взгляды встретились, и сердце Шерон забилось в тревожном ожидании. Фрэнк смотрел на нее таким нежным, таким ласкающим и таким интимным взглядом, что у Шерон пошла кругом голова. Никогда еще ни один мужчина не смотрел на нее так, как Фрэнк. Да это, по мнению Шерон, было и невозможно. У кого еще могут быть такие глаза: жаркие, словно тропическое небо, бездонные, словно морские глубины, зовущие, словно небеса, за которыми скрываются райские кущи?

Осторожно, словно боясь спугнуть Шерон, Фрэнк положил руки ей на плечи и медленно склонился к ее лицу. От сильнейшего волнения у Шерон перехватило дыхание, она не могла даже пошевелиться. А губы Фрэнка между тем неуклонно приближались к ее губам, которые уже сами, помимо воли Шерон, распахнулись им навстречу. Но Фрэнк не торопился слиться с ней в поцелуе. Сначала он облизал языком ее губы, отчего по спине Шерон сразу побежали сладкие волны, а сердце гулко забилось. Потом его руки скользнули по плечам Шерон, ласково погладили волосы, пробежались по шее и ключицам, исторгнув из груди Шерон протяжный, жалобный стон.

– Взбитые сливки, – проговорил Фрэнк, словно оправдываясь, но глядя на Шерон с дразнящей, ласковой усмешкой. – Они были на твоих губах, и я не смог удержаться. Ты не сердишься?

Вместо ответа Шерон, сама не зная почему, потянулась рукой к его волосам, и их губы сплелись в страстном, захватывающем поцелуе. Шерон ласкала дрожащими пальцами шелковистые волосы Фрэнка, а его руки безостановочно гладили ее спину, плечи и ягодицы. В какой-то момент он так крепко прижал к себе Шерон, что она ощутила всю силу его желания, и ее тело тотчас откликнулось. Шерон вдруг осознала, что у нее больше не осталось сил противиться своему влечению к Фрэнку, и, словно признавая свою полную капитуляцию, бессильно обмякла в его руках.

Однако, вместо того чтобы оказаться на диване, Шерон вдруг с изумлением обнаружила себя сидящей в кресле. А Фрэнк, что было совсем уж удивительно, стоял перед ней на коленях и вытирал ее пальцы мокрой льняной салфеткой.

– Измазалась, как ребенок, – проговорил он шутливым тоном, за которым Шерон, однако, уловила нотки волнения и легкой дрожи. Да и сам голос Фрэнка звучал неестественно хрипловато.

Помотав головой, чтобы окончательно прийти в чувство, Шерон вопрошающе посмотрела на Фрэнка.

– Почему ты остановился? – спросила она, в замешательстве чувствуя, как к щекам снова приливает жар.

– Потому что не хотел, чтобы потом ты упрекала меня, что я тебя соблазнил, – ответил он, чуть нахмурившись. – Да так оно, по сути, и было бы.

– Что-о?!

Фрэнк в упор посмотрел ей в глаза: снизу вверх, но Шерон казалось, что он возвышается над ней, и это она смотрит на него снизу вверх испуганным, жалобным взглядом.

– Понимаешь, Шерон, – с кривой усмешкой пояснил Фрэнк, – я прекрасно знаю, что мои глаза обладают некоторыми магнетическим свойствами. На мужчин они не очень действуют, а вот на женщин… – Он с виноватой улыбкой развел руками. – Проще говоря, несколько минут назад мне страшно захотелось тебя поцеловать, и я, не решаясь открыто нарушить наш договор, прибег к не совсем достойному приему.

– То есть ты попытался заворожить меня своим взглядом, да? – озадаченно спросила Шерон, не зная, как ей реагировать на его очередное шокирующее признание. – Как гипнотизер или колдун?

– Что-то в этом роде. – Фрэнк поднялся с колен и положил полотенце на стол. – Но не пугайся, я не отношусь к настоящим экстрасенсам. Просто иногда я могу заставить другого человека сделать то, что мне хочется. Конечно, такие номера проходят не с каждым, а лишь с внушаемыми людьми. И ты, Шерон, не обижайся, но в какой-то мере относишься к ним. К тому же ты и так в меня влюблена… а значит, подчинить тебя моему влиянию не так уж сложно.

Шерон задумчиво погладила переносицу.

– Все ясно с тобой, Фрэнк Боуленд, – промолвила она, поглядывая на него с легкой опаской. – Но я не понимаю, зачем ты мне все это рассказываешь. Ведь такая откровенность вредит твоим интересам.

– Просто я не хочу, чтобы ты отдалась мне бессознательно, под влиянием момента, – сказал он, повернувшись к ней и с каким-то отчаянным вызовом глядя ей в глаза. – Я хочу, чтобы ты сделала это осознанно, десять раз все обдумав и взвесив. То есть чтобы твое решение было продиктовано не только эмоциями, но и головой.

– А ты не боишься, что в таком случае ты можешь вообще не дождаться от меня… любви и ласки? – спросила Шерон, не сдержав колкой усмешки.

Фрэнк на мгновение задумался, потом покачал головой и сказал:

– Нет, Шерон, не боюсь. Потому что, если я не дождусь от тебя, как ты выразилась, любви и ласки, значит, так оно и должно быть. Значит, ты не та женщина, которая мне нужна.

– Что ж, звучит разумно, – согласилась Шерон. – Хотя…

– Что? – Фрэнк порывисто обернулся к ней.

– Да нет, ничего.

– …Хотя тебе немного досадно, – насмешливо закончил Фрэнк ее фразу. – Оттого, что я нагло перевалил на твои хрупкие плечи ответственность за… рога старины Мар…

– Еще раз ты упомянешь о Мартине, – заорала Шерон, вскакивая с кресла, – и наш замечательный роман закончится, не успев начаться!

– Ладно, ладно, я прошу прощения, – примирительно сказал Фрэнк. – Не буду больше трогать старину Мартина.

– Только попробуй! – прошипела Шерон.

– Ну ей-богу не буду, клянусь!

– Ладно, – смилостивилась Шерон, – забудем. Что там у тебя… еще завалялось в холодильнике? Твое хваленое вино с клубникой только пробудили у меня аппетит.

– Лечу на кухню, моя радость! – с готовностью отозвался Фрэнк.

Оставшись одна, Шерон в волнении прошлась по комнате, потом тяжко вздохнула и покачала головой.

– Милосердное небо, и чем все это закончится? – пробормотала она, возводя глаза к потолку.

10

Следующие три недели Шерон вела, что называется, двойную жизнь. Проще говоря, оставаясь официальной подружкой Мартина Селби, она тайком встречалась с Фрэнком. Все их свидания происходили в Лесли-Фарм, как единственном месте, где они не рисковали попасться на глаза знакомым Шерон или Мартина. Конечно, определенный риск оставался, но Шерон всегда могла сослаться на то, что она находится в Лесли-Фарм по делам или по просьбе Барбары, беспокоящейся за состояние коттеджа.

Шерон всегда приезжала к Фрэнку в светлое время суток, утром или сразу после ланча. Придя в офис, она созванивалась со своими подчиненными, давала указания на день, а затем начинала думать, как вырваться в Лесли-Фарм. Обычно Шерон проводила там немного времени, час или два, но случалось, что задерживалась и дольше. Нередко бывало так, что, едва расставшись с Фрэнком, Шерон спешила на встречу с Мартином, которому она в эти дни звонила чаще, чем раньше: ей не хотелось объяснять, почему ее все время нет на рабочем месте.

Как-то раз Джесика с простодушным удивлением отметила, что у них перестали появляться новые клиенты. Шерон только вздохнула. Откуда им взяться, если телефон фирмы все время молчал? Как назло, на рабочем телефоне Шерон еще и сломался автоответчик, а у нее все не доходили руки вызвать мастера. Еще бы! Ведь вызвать мастера означало целый день находиться в офисе и лишиться возможности увидеться с Фрэнком. К тому же мыслительные способности Шерон работали лишь в одном направлении: как встречаться с Фрэнком, чтобы об этом не узнал Мартин. Все же остальное, не имевшее отношения к этой насущной проблеме, попросту вылетало у нее из головы.

Что же касается непосредственно свиданий Шерон и Фрэнка, то теперь они проходили для Шерон без прежнего напряжения. То есть Фрэнк больше не пытался гипнотизировать Шерон взглядом, а также провоцировать на необдуманные действия. Все, чем они занимались в Лесли-Фарм, – пили кофе или вино, ели всякие вкусные вещи и разговаривали. Никаких опьяняющих поцелуев и пылких объятий больше не было.

Во время этих бесед Фрэнк много рассказывал Шерон о своей актерской работе. Так она узнала, что он пробивался в мире большого кино исключительно своими силами, однако семья Фрэнка тесно соприкасалась с Голливудом: его родители работали бухгалтерами на одной из киностудий и были просто помешаны на знаменитостях. Мать Фрэнка даже когда-то снималась в массовках, но перешагнуть на следующую ступень мира кино у нее не хватило таланта. Свою нереализованную мечту стать актрисой она попыталась воплотить в единственном сыне. С самого раннего детства Фрэнка таскали по различным театральным кружкам, а также возили на танцы, гимнастику и все такое. Когда же выяснилось, что у мальчика большие способности в данной области, родители совсем потеряли голову.

Актерское дарование плюс прекрасные внешние данные – что еще надо человеку, чтобы пробиться в кино? Совсем немного, с невеселой иронией пояснил Шерон Фрэнк: связи и деньги на раскрутку. А у его семьи не было ни того, ни другого. Тем не менее Фрэнк сумел со второй попытки поступить в актерскую школу, а там уж ему оставалось трудиться в поте лица и молить небеса о том, чтобы ему повезло. И однажды ему и впрямь повезло – с тем самым «безумным сериалом», о котором Фрэнк не мог вспоминать без дрожи. Однако, несмотря на то что сериал был самого низкого пошиба и не имел большого успеха даже у невзыскательной публики, Фрэнка заметили. Известный режиссер пригласил его на пробы в свой фильм, которые он успешно прошел, выдержав мощную конкуренцию. И Фрэнк получил роль в этом фильме… не главную, потому что режиссеру пришлось взять на нее протеже одного влиятельного человека, а второго плана. Но и этого оказалось достаточно, чтобы просочиться в узкую дверцу, ведущую в вожделенный мир большого кино. И перед Фрэнком Боулендом открылась перспектива блестящей актерской карьеры.

Когда Фрэнк пошел в гору, его родители были на седьмом небе от счастья. Его мать не уставала давать интервью всевозможным газетам и журналам, где плела про Фрэнка такие небылицы, что он только за голову хватался. Например, однажды Фрэнк прочитал, что он с самого рождения был отмечен «неким божественным перстом», и его первыми словами, когда он заговорил, были слова «фильм» и «кино». Или, например, что в него начали влюбляться взрослые женщины еще тогда, когда ему было всего десять лет, и две из них даже пытались затащить мальчика в постель. Когда же пять лет назад разыгрался скандал с Кэтрин и Хьюмом и Фрэнк решил бросить кино, мать чуть не сжила его со свету. Она предостерегала его от брака с этой порочной женщиной, она предчувствовала, что добром это не кончится. Но если человек «от природы законченный кретин и набитый дурак», его не спасут никакие таланты и никакое везение. Дело закончилось тем, что Фрэнк сбежал в Грецию, где ухитрился прожить пять лет, не сообщая родителям своего адреса и лишь изредка звоня им… откуда угодно, но только не из Греции, чтобы они не смогли вычислить его убежище.

Об одном только Фрэнк не рассказывал: о своей бывшей жене. Шерон мучило любопытство, но она не хотела лезть к нему в душу. К тому же они и так не успевали наговориться. Один или два часа в день… этого времени им явно не хватало, но большего Шерон пока не могла себе позволить. Конечно, она понимала, что такое не может продолжаться вечно. Но что она могла изменить? Да и надо ли? Фрэнк пока что не сделал ей никакого серьезного предложения, и рвать отношения с Мартином было бы полным безрассудством с ее стороны. Но, с другой стороны, вести двойную игру тоже непорядочно. Шерон совсем запуталась и уже не понимала, хорошо она поступает или плохо.


Спустя три недели после первого тайного свидания в Лесли-Фарм Мартин пригласил Шерон на банкет, который устраивал владелец его конторы. Банкет намечался в самом большом ресторане городка, и на него были приглашены десять сотрудников с женами или подружками. Мартин ужасно гордился приглашением шефа: ведь оно подтверждало, что он имеет определенный вес в фирме, где работали около сорока человек. Шерон искренне желала разделить его радость, но это удалось ей только внешне. А в душе Шерон была глубоко расстроена. Из-за банкета она не могла увидеться с Фрэнком в субботу, да и воскресное свидание стояло под вопросом.

Фрэнк, узнав про банкет, сказал Шерон, чтобы она не переживала. В Гринфилд должен был приехать адвокат, которого Фрэнк вызвал, чтобы выправить документы приюта, и Фрэнк собирался встретиться с ним в субботу.

– Все равно, – сказал он, – мы бы смогли увидеться лишь ненадолго. А потому выброси из головы всякие грустные мысли и постарайся хорошо повеселиться.

Повеселиться… как будто ей может быть весело там, где его нет! Но делать было нечего. Шерон постаралась последовать совету Фрэнка и с самого субботнего утра начала готовиться к банкету.

Чтобы, так сказать, поддержать престиж Мартина, Шерон надела свое самое дорогое и красивое платье. Оно было сшито из шелка серо-серебристого цвета, который ни на ком не смотрится так выигрышно, как на сероглазых блондинках с молочно-белой кожей. Платье длиной до пят плотно облегало стройную фигуру Шерон. По бокам юбки находились разрезы, которые шли от колена. Спереди и сзади платье имело глубокие треугольные вырезы, которые выглядели особенно соблазнительно при длинных узких рукавах. На правом плече находился красивый цветок из той же ткани, что и само платье.

К этому наряду Шерон надела жемчужные украшения: серьги, ожерелье в один ряд и браслет из трех рядов жемчуга с хрустальной застежкой, оправленной в белое золото. Довершали наряд белые туфли классической модели на высоких каблуках. Что же касается прически, то ее Шерон сделала в салоне, на что потратила добрых два часа – зато ее пепельно-белокурые волосы были уложены в очень красивую, замысловатую прическу из локонов, украшенных жемчужными заколками. Шерон не сомневалась, что такой роскошной прически не будет ни у кого на банкете, и Мартин сможет гордиться, что у него такая элегантная, ухоженная подружка. «Серебряная лилия» – так назвал свое творение стилист, с восхищенной улыбкой любуясь своей работой. И Шерон казалось, что она действительно похожа сегодня на изящный, благоухающий цветок.

Каковы же были ее растерянность и изумление, когда Мартин не только не восхитился ее видом, но и пришел в ужас!

– Что ты наделала?! – закричал он, увидев Шерон. – Ты решила погубить мою карьеру?! Ну почему, почему ты не посоветовалась со мной, когда собиралась на банкет?! И я тоже… дурак несчастный! Идиот, болван, тупица! – восклицал он, бегая по комнате и стуча кулаком себе по лбу.

– В чем дело? – недоуменно спросила Шерон. – Перестань скакать по комнате, словно тебя ужалила в зад оса, и объясни толком, что во мне не так.

– Да все, все не так! – простонал Мартин. – Ты вырядилась сегодня так… словно собралась на банкет голливудских звезд! А мы идем всего лишь на обычную корпоративную вечеринку. Понимаешь? На корпоративную вечеринку!

– Извини, но я ничего не понимаю, – раздраженно ответила Шерон. – Ты хочешь сказать, что я оделась слишком нарядно? Но ведь на мне обычное платье из магазина, а не эксклюзивный туалет от Диора или Живанши. И потом, я ведь уже надевала при тебе это платье, и, насколько помню, оно тебе очень понравилось.

– Ты права, твое платье мне действительно нравится, и мне нравится, как ты выглядишь в нем. Да, черт подери, ты выглядишь сегодня прекрасно, чудесно, просто замечательно! Но как раз это меня и пугает. Я боюсь, что жена моего главного босса, а также жена моего непосредственного шефа померкнут на твоем фоне. Эти уважаемые леди далеко не так красивы и эффектны, как ты. И даже если они вырядятся в туалеты от Диора или Живанши, они все равно проиграют в сравнении с тобой. Теперь ты понимаешь?

– Понимаю. – Шерон мрачно усмехнулась. – Ты боишься, что жены твоих боссов будут недовольны, что кто-то выглядит лучше, чем они. Это я понимаю. Но я совершенно не понимаю, дорогой мой Мартин, каким образом их недовольство может повредить твоей карьере. В конце концов, твои боссы – мужья этих «уважаемых леди», а не они сами.

Мартин досадливо отмахнулся.

– Ты не понимаешь, – проворчал он, – потому что ты слишком оторвана от жизни в своей нелепой фирме. Мужья всегда прислушиваются к мнению своих жен, когда речь идет об их подчиненных. Может, в больших городах это не так, но у нас, в Гринфилде, все обстоит именно так. До сих пор мне удавалось понравиться женам моих боссов, и я уверен, что получил повышение по службе благодаря их хорошим отзывам обо мне. Ты можешь возразить, что меня повысили за мои заслуги и трудолюбие. Конечно, это тоже сыграло роль, но ведь хороших служащих много, а выгодных должностей мало. Поэтому недостаточно вкалывать в поте лица, надо еще и нравиться боссам и их женам. Но, конечно, тебе трудно понять такие тонкости, потому что…

– Ладно, Мартин, кончай выступать, – резко оборвала его Шерон. – Скажи лучше, что ты намерен делать. Поедешь на банкет один?

На какое-то время Мартин задумался, мучительно наморщив лоб. Задумался! Шерон вдруг почувствовала, как в ней закипает гнев. Как он мог так грубо, так безжалостно испортить ей настроение перед банкетом? Шерон и без того не испытывала особой радости по поводу корпоративной вечеринки, а теперь просто не представляла, как высидит там положенные часы. Пожалуй, если Мартин скажет, что поедет один, она будет только рада, несмотря на все хлопоты и затраченное время.

– Нет, – сказал Мартин уже спокойным, миролюбивым тоном, – ехать на вечеринку одному глупо. Ведь все знают, что я собирался приехать с тобой, и удивятся, если я явлюсь один. К тому же все остальные будут парами, и я окажусь в неловком положении. Так… так не делается.

– А испортить мне настроение самым свинским образом – это, по-твоему, нормально? Или ты думаешь, что мне теперь хочется куда-то ехать? Да пропади ты пропадом вместе с твоей проклятой вечеринкой!

Шерон принялась яростно срывать с себя украшения.

– Эй-эй, что ты делаешь?! – запаниковал Мартин. – Прекрати немедленно, ты что, с ума сошла?!

– Я не поеду.

– Нет! Шерон, ради бога, успокойся. – Мартин взял ее за руки и виновато, просительно заглянул в глаза. – Пожалуйста, дорогая, извини меня, я погорячился. И потом, может быть, я действительно преувеличиваю. В конце концов, ведь они должны понять…

– Я не хочу никуда ехать! – гневно воскликнула Шерон. – Мое настроение безнадежно испорчено и твои жалкие извинения его не поднимут! Так что езжай один, Мартин, я остаюсь дома.

Он в сердцах выругался.

– Черт подери, Шерон, ты не можешь так со мной поступить! Это же самое натуральное предательство! Да, я признаю, что вел себя, как свинья, но ты тоже должна меня понять! Ты же сама прекрасно знаешь, как трудно чего-то добиться в этой проклятой жизни… О господи, Шерон, да со мной сейчас случится сердечный приступ!!

Шерон обреченно махнула рукой.

– Ладно, я поеду. Только прошу тебя: ни слова больше! У меня уже голова раскалывается от твоих безумных воплей.

– Хорошо, хорошо, – поспешно согласился Мартин. – Давай выпьем немного, чтобы прийти в норму, потом спокойно соберемся и поедем.

– Давай, – буркнула Шерон.


Неудивительно, что после такой прелюдии к вечеринке и сама вечеринка показалась Шерон отвратительной. Она всегда недолюбливала коллег Мартина, а сегодня они показались ей на редкость скучными и несносными. Заигрывания стариков вызвали у Шерон отвращение и с трудом сдерживаемое желание рассмеяться им в лицо. А комплименты молодых коллег Мартина казались Шерон ужасно банальными и пошлыми. К тому же ее раздражали похотливые взгляды, которые мужчины то и дело бросали на нее.

Что же касается женщин, то здесь прогнозы Мартина оказались в корне ошибочными. Жены его боссов отнеслись к Шерон вполне благосклонно. С их стороны не было ни враждебных взглядов, ни кислых гримас. Зато подружки молодых коллег Мартина посматривали на Шерон весьма недоброжелательно, а некоторые даже не пытались скрыть досаду и раздражение, которые вызвала у них Шерон. Наверное, удивляться тут было нечему: приглашенные на банкет девицы оказались, как на подбор, невзрачными особами, лишенными малейшего шарма. Но все равно Шерон было неприятно. Под враждебными взглядами, которые направляли на нее злобные девицы, она не могла расслабиться и отдать должное прекрасной ресторанной еде. Таким образом, Шерон сидела весь вечер как на иголках.

Вдобавок, когда банкет вступил в разгар, некрасивые девицы стали вести себя более агрессивно по отношению к Шерон, особенно старалась некая Рэйчел. Ее жених, такой же невзрачный тип, как и она, претендовал на должность, которая досталась Мартину, и Рэйчел, понятное дело, люто ненавидела Мартина. Шерон она возненавидела с первой секунды и не упускала возможности сказать ей что-нибудь неприятное. Шерон же со своей стороны сразу, как только почувствовала агрессию Рэйчел, начала смотреть на нее полным презрительного сожаления взглядом, отчего Рэйчел совсем взбесилась.

Инцидент достиг кульминации в дамском туалете, куда Шерон пошла, чтобы справить естественную надобность и освежить макияж. Выйдя из кабинки, Шерон подошла к зеркалу и, к своей непередаваемой досаде, увидела в него, как в комнату входит Рэйчел. Причем выражение лица Рэйчел было, что называется, самым боевым.

– О, Шерон! – воскликнула она таким голосом, будто не ожидала ее тут встретить. – И ты здесь? У меня тоже поплыл макияж. Что ж, неудивительно, когда в ресторане такая духота.

Подойдя к зеркалу, Рэйчел порылась в сумочке и начала пудрить лицо.

– Кстати, дорогая Шерон, – промолвила она елейным голоском, – должна тебе сказать, что ты очень смелая особа. В том смысле, что не боишься показаться смешной.

– Я? Смешной? – Шерон покосилась на Рэйчел с презрительным недоумением. – Что за странное заявление, дорогая Рэйчел?

– Я имею в виду твое платье и прическу, – в том же тоне продолжала Рэйчел. – Все женщины сошлись во мнении, что ты вырядилась на редкость претенциозно. В самом деле, кто в наше время делает высокие прически? Разве что невесты на свадьбу! А твое серебристое платье, ты уж меня извини, и вовсе смотрится нелепо на корпоративной вечеринке. Ладно бы еще на Рождество, но обычный поход в ресторан… – Рэйчел недоуменно пожала плечами. – Впрочем, – насмешливо продолжала она, не давая Шерон вставить хотя бы слово, – я тебя в какой-то мере понимаю. После такой работы, как у тебя, любому захочется праздника. Ходить целыми днями в рабочем комбинезоне и махать шваброй, а то и грязной половой тряпкой, не большое удовольствие.

– Интересно, откуда у тебя такая осведомленность о моей работе? – с усмешкой спросила Шерон. – Насколько помню, ты не являешься клиентом моей фирмы.

– Наш городок не такой большой, чтобы не знать, кто и чем занимается, – возразила Рэйчел.

– В таком случае ты должна знать, что я не хожу целыми днями в рабочем комбинезоне, – сухо промолвила Шерон. – Я сижу в красивом, просторном офисе в центре города. А уборкой квартир и коттеджей занимаются мои подчиненные. Кстати, Рэйчел, а у тебя есть подчиненные? – спросила она, посмотрев на врага с ехидной улыбкой. – Или главный подчиненный на твоей работе – это ты сама?

По тому, как Рэйчел вспыхнула и злобно запыхтела, Шерон поняла, что попала в точку. Однако Рэйчел, чуть передохнув, снова бросилась в атаку:

– Как бы то ни было, а я всегда сижу в чистоте, как подобает порядочной женщине, – злобно прошипела она, – а вот ты – далеко не всегда. Я сама, своими глазами видела, как ты входила в одну контору по соседству с моим офисом в ужасном зеленом комбинезоне и с огромным пакетом в руках, без сомнения, напичканным всякими моющими средствами. Значит, ты и сама занимаешься физической работой. А поэтому…

– …А поэтому мисс Адамс всегда находится в превосходной физической форме, – внезапно раздался за их спинами громкий мужской голос, от которого Шерон бросило в жар. – А вот ваша физическая форма, мисс не-знаю-как-вас-там, явно оставляет желать лучшего. Впрочем, – добавил Фрэнк, насмешливо оглядев Рэйчел с головы до ног, – вы и на лицо-то далеко не красавица. Так, недоразумение какое-то, а не женщина.

– Что-о?! – Шерон показалось, что Рэйчел сейчас хватит удар. – Ах ты мерзавец! – зашипела она, в бешенстве топая ногами. – Грубиян, подлец, хамюга! Да я сейчас… я сейчас позову своего жениха, и он…

– …Отправится отсюда прямо на больничную койку, – убежденно изрек Фрэнк, – с многочисленными переломами и ушибами мягких тканей. Вы ведь этого не хотите, не правда ли? К тому же если все-таки дойдет до скандала, не сомневайтесь, что я предам огласке то, что сейчас здесь произошло. Я имею в виду те грязные оскорбления, которые вы нанесли этой достойной леди. Я слышал весь ваш разговор, потому что курил за дверью.

Рэйчел поджала губы, пытаясь успокоиться, а затем подозрительно посмотрела на Фрэнка и Шерон.

– Любопытно, откуда вы знаете Шерон Адамс? – спросила она с недоброй усмешкой. – Вы ведь приезжий, иначе я бы вас знала.

– Да, я приезжий, – спокойно подтвердил Фрэнк. – А еще я спонсор проекта по созданию психологического центра, который разработали мисс Сара Уинслоу и члены ее клуба. Поэтому я знаю мисс Адамс, и у меня сложилось о ней самое благоприятное мнение. Как и обо всех членах клуба, которые занимаются таким важным и достойным делом, как помощь жертвам домашнего насилия. Еще будут вопросы, разрази вас гром?! – рявкнул он так свирепо, что Рэйчел пулей вылетела за дверь.

Шерон провела ладонью по взмокшему лбу и посмотрела на Фрэнка. И тут же почувствовала, как тонет в его глазах, выражение которых было уже совсем не грозным, а очень нежным и ласковым. Таким, что Шерон отчаянно захотелось броситься к нему в объятия и крепко прижаться к его груди.

– Пожалуйста, Фрэнк, не смотри на меня так, – жалобно промолвила она. – Я и без того чувствую себя выбитой из колеи.

– Понимаю, – сочувственно кивнул он. – Сначала на тебя обрушился такой поток злобы, а тут еще я… Ты не сердишься, что я вмешался?

– Нет, – ответила Шерон с признательной улыбкой, – напротив, я даже рада, что ты поставил на место эту мерзкую гадину.

– Кто она такая? Твой давний и заклятый враг?

Шерон усмехнулась.

– Ты удивишься, но совсем нет. Сегодня я разговаривала с ней в первый раз в жизни. Рэйчел – невеста коллеги Мартина, и она злобствует, что Мартина повысили по службе, а ее жениха нет.

– И всего-то? – удивился Фрэнк. – Что ж, тогда я перестаю раскаиваться, что так жестоко высказался насчет ее внешности. Можешь мне не верить, но я еще никогда в жизни не говорил женщине таких обидных слов. Но сейчас дело касалось тебя. – Он с нежной улыбкой посмотрел Шерон в глаза. – Дорогая, ты выглядишь сегодня просто потрясающе. Ей-богу, Шерон, если бы я уже не был в тебя влюблен, я бы влюбился в тебя сегодня.

– Кстати, а что ты здесь делаешь? – спохватилась она. – То есть в ресторане?

– Я здесь с Феликсом, тем самым адвокатом, который будет заниматься бумагами вашего приюта. Он приехал три часа назад, и ему захотелось есть.

– Но… но почему именно этот ресторан?

– Но я же не знал, что ваш банкет будет проходить именно здесь! Вы пришли, как только мы сделали заказ, и было неудобно тащить Феликса в другое место. Да и как бы я объяснил, почему хочу уйти? К тому же наш столик окружают растения, и ты не могла меня заметить из-за них. Зато я мог любоваться тобой из своего укрытия, сколько душа пожелает.

– А сюда ты пошел, чтобы поговорить со мной?

– Нет. Я стоял в коридоре и курил, когда услышал голоса из дамского туалета. Дверь была приоткрыта, и я увидел тебя с этой Рэйчел. Сначала я не хотел вмешиваться, но потом не выдержал.

– Понятно. – Шерон с опаской посмотрела на дверь, услышав женские голоса. – О господи, Фрэнк, что мы делаем? – испуганно прошептала она. – Сюда же могут войти!

– Все, я ухожу. – Шерон почувствовала, как пальцы Фрэнка сжали ее ладонь. – Пока, дорогая, не грусти.

Постояв еще немного перед зеркалом, Шерон вернулась в зал. И первое, что сделала, – отыскала глазами столик, за которым сидел Фрэнк. Столик действительно скрывали растения, но не настолько густые, чтобы Шерон не заметила Фрэнка – теперь, когда она знала, что он в ресторане. Их взгляды встретились, и Шерон почувствовала, как ее сердце сжимает мучительная тоска, граничащая с отчаянием. Ей не хотелось возвращаться за столик, где сидел Мартин со своими коллегами и их ужасными женщинами. Ей хотелось туда, где находится Фрэнк. Пусть даже он не один, все равно, она была бы с ним рядом. С ним, только с ним, и ни с кем другим…

Да ведь я же люблю его, внезапно с поразительной ясностью осознала Шерон. Я люблю Фрэнка так сильно, что уже просто не могу без него жить. Я не могу без него больше, я задыхаюсь без него!

Ну так что же ты медлишь? – ехидно поддел ее внутренний голос. Бросай Мартина и иди к Фрэнку! Только не плачь потом, когда Фрэнк бросит тебя и ты останешься совсем одна. Или ты думаешь, что в его ближайшие планы входит женитьба на некой молодой леди из захолустного городка, за которой он решил приударить от нечего делать?

Женитьба… Шерон сомневалась, что повторная женитьба вообще входит в планы Фрэнка Боуленда. В самом деле, зачем ему это? Молод, красив, богат, свободен, как ветер… и вдруг наденет себе на шею очередной хомут! Действительно, это было бы довольно глупо с его стороны.

Тяжко вздохнув, Шерон направилась к банкетному столу. К счастью, Мартин не придал значения ее долгому отсутствию, так как был увлечен разговором со своим боссом. Злобная Рэйчел тоже с кем-то болтала и больше не смотрела на Шерон. Но Шерон все равно чувствовала себя ужасно. К тому времени, когда пришла пора расходиться, она была так измотана, что с трудом дошла до машины. Хорошо хоть Мартин уехал сразу, как только привез ее домой. Если бы он захотел остаться, с Шерон бы наверняка случилась истерика.

11

Войдя в гостиную, Шерон без сил упала на диван. Потом встала, включила торшер и переоделась в домашние брюки и пуловер. Затем взяла из бара бутылку вина, того самого, что производят на заводе Фрэнка. Шерон пришлось повозиться с откупориванием бутылки, потому что штопор, как назло, куда-то затерялся. Но дело того стоило. Шерон было просто необходимо расслабиться после трехчасового напряжения в ресторане. И особенно после того потрясения, которое она испытала, осознав, что любит Фрэнка.

Налив вино в бокал, Шерон осушила его на одном дыхании. Потом снова наполнила бокал и уселась в кресло, скинув туфли. Но не успела она расслабиться, как зазвонил телефон. Посмотрев на часы, Шерон негромко выругалась. Кому, черт подери, она понадобилась в половине двенадцатого вечера?

– Алло, – устало промолвила она, беря трубку.

– Это я, Шерон, – раздался в трубке голос Фрэнка. – Ты одна?

– Одна… Боже мой, Фрэнк! Откуда ты звонишь? Разве ты не в ресторане?

– Уже нет. Я отвез Феликса в гостиницу, и теперь свободен. Я стою возле твоего дома, Шерон.

– Ты с ума сошел! Ведь твоя машина сверкает на весь квартал, словно рождественская елка!

– Не волнуйся, я оставил ее возле гостиницы. Так ты меня впустишь?

– Да, сейчас.

Шерон открыла дверь, и Фрэнк сразу вошел в нее.

– Так ты действительно стоял под моими окнами? – удивленно спросила она. – А если бы я была не одна?

– Поехал бы домой.

Войдя в гостиную, Фрэнк увидел полупустую бутылку вина, и его глаза наполнились беспокойством.

– Значит, я не ошибся, – сказал он, сочувственно посмотрев на Шерон. – Ты действительно находишься в ужасном состоянии. Настолько, что тебе захотелось выпить после ресторана.

– Я почти не пила в ресторане, – пояснила Шерон с кривой усмешкой. – Мартин сказал, что это не понравится женам его начальников. Они, видишь ли, ратуют за здоровый образ жизни.

– То есть они относятся к категории самых несносных людей в этом грешном мире, – уточнил Фрэнк. – Да, представляю, как весело тебе было в той компании!

– Но что же делать, когда другой компании у меня нет? – раздраженно парировала Шерон.

– И другого жениха тоже, да? – спросил Фрэнк, пристально посмотрев ей в глаза.

Шерон почувствовала, как к ее лицу прихлынула кровь, а на глаза запросились слезы. Зачем он это сказал, ведь это же просто жестоко! Выпрямив спину, Шерон сердито посмотрела на Фрэнка и холодно сказала:

– Да, Фрэнк, это так. У меня действительно нет другого жениха. И вообще, – добавила она, принимаясь нервно ходить по комнате, – в этом проклятом захолустном городке не так много парней, за которых можно выйти замуж. А мне, между прочим, уже двадцать пять лет. И я не хочу остаться старой девой или выйти черт знает за кого. Но, конечно, – добавила она с горькой усмешкой, – тебе это трудно понять. Потому что ты, во-первых, не находишься в стесненном материальном положении, и, во-вторых, ты мужчина. А мужчины, как известно, и в тридцать, и в сорок лет еще в цене, особенно если у них водятся кое-какие деньжата.

– Ты ошибаешься, Шерон, – возразил Фрэнк, – я очень хорошо тебя понимаю. Именно поэтому я и не предлагаю тебе порвать с Мартином, пока у нас еще ничего конкретно не решено. Хотя… черт подери! Ты даже не представляешь, как мне тяжело делить тебя с этим типом!

– Кстати, – заметила Шерон злорадно, – ты не забывай, что я с ним по-прежнему сплю…

– Шерон!

– А что такое? – ехидно спросила она. – Разве ты этого не знал? Интересно, а под каким бы предлогом я могла отказать ему в сексе? Нельзя же все время ссылаться на месячные или головную боль!

Из груди Фрэнка вырвался глухой стон, и он на минуту закрыл лицо руками. Когда он снова посмотрел на Шерон, она чуть не вскрикнула от изумления. Никогда еще она не видела в глазах Фрэнка такого безумного отчаяния, такой нескрываемой боли. Шерон даже не думала, что он способен испытывать подобные чувства. Если, конечно… он не играл. Ведь Фрэнк Боуленд очень хороший актер, и она не должна об этом забывать.

– Да, – сказал Фрэнк, глядя ей в глаза, – ты совершенно права, Шерон. Ты не можешь отказывать ему в сексе, раз продолжаешь с ним встречаться. И это только моя вина, что ты оказалась в таком отвратительном положении. Да, только моя, – с горечью повторил он. – Потому что я не предложил тебе ничего такого, ради чего ты могла бы бросить Мартина.

Шерон досадливо повела плечами.

– Слушай, Фрэнк, давай называть вещи своими именами! А то получается, что мы ломаем какую-то комедию. Скажи мне лучше напрямик: Шерон, я не могу на тебе жениться. В самом деле, Фрэнк, так будет гораздо честнее!

– Ты права, – кивнул он. – Так будет честнее. Да, Шерон, я еще не знаю, готов ли я на тебе жениться. Но я уже думал об этом.

– Неужели?

– Думал, – повторил Фрэнк, – особенно в последние дни. И… и вот что я решил. – Он помолчал, будто собираясь с духом. – Я решил, что нам надо попробовать пожить вместе. Кто знает, вдруг у нас действительно что-то получится?

Шерон покачала головой.

– Конечно, идея правильная. Люди не должны связывать себя прочными отношениями, пока они не убедились, что им хорошо вместе. Но как ты себе это представляешь? Пожить вместе… где, как? Не могу же я вдруг взять и переехать к тебе в Лесли-Фарм.

– Разумеется, не можешь, – согласился Фрэнк. – Но у меня скоро должен появиться свой дом… в Нью-Йорке.

– В Нью-Йорке?

– Да. Дом или квартира, не знаю. Но в ближайший месяц это должно решиться.

– Ты собираешься обосноваться в Штатах? – Шерон удивленно посмотрела на него. – А как же твое предприятие в Греции?

– Оно никуда не денется, им будет заниматься управляющий.

– А чем будешь заниматься ты?

К непередаваемому изумлению Шерон, Фрэнк смутился и отвел глаза.

– Это тоже… должно скоро решиться.

– А пока? Что мы будем делать пока?

– Не знаю, – хмуро ответил Фрэнк. – Ей-богу, Шерон, я не знаю. Если бы знал, то и разговор был бы другой.

– Проще говоря, – Шерон невесело усмехнулась, – пока все остается как есть. То есть я буду по-прежнему вести двойную жизнь, встречаться и с тобой, и с Мартином.

Фрэнк взял ее за руки и притянул к себе.

– Это продлится недолго, – сказал он, глядя на нее с какой-то непонятной, отчаянной мольбой. – Уверяю тебя, Шерон, совсем недолго! И… черт подери! Ты зря думаешь, что для меня такое положение менее тягостно, чем для тебя! Ведь тебе-то не приходится делить меня с другой женщиной!

– Так не дели, – сердито возразила Шерон. – Кто тебя заставляет это делать?

Он выпустил ее руки и взволнованно прошелся по комнате. Потом закурил сигарету и посмотрел на Шерон. В его синих глазах стояло такое глубокое отчаяние, что Шерон от изумления приоткрыла рот.

– Я боюсь, – сказал он, поморщившись, словно от боли, – испортить тебе жизнь. Но вовсе не потому, что не знаю, женюсь ли я на тебе или нет. Ты сама… можешь не захотеть выйти за меня замуж.

Шерон помотала головой.

– Ничего не понимаю. Сделай одолжение, Фрэнк, выскажись яснее. Почему… почему ты считаешь, что я могу отказаться выйти за тебя замуж?

– То есть ты уже готова ответить «да»? – спросил он, продолжая в каком-то непонятном Шерон возбуждении расхаживать по ковру. – Что ж, мне приятно это слышать. Но проблема в том, что все может измениться.

– Почему? – недоуменно спросила Шерон. – Ты думаешь, я еще недостаточно влюбилась в тебя, чтобы решиться на такой серьезный шаг, как замужество?

– А ты в меня так сильно влюбилась? – быстро спросил Фрэнк.

Шерон отвернулась, ругая себя последними словами. Ну и ворона! Да он же просто заманил ее в ловушку! Фрэнк специально завел весь этот разговор, чтобы вытянуть из нее признание. И как она могла сразу не распознать его игры? До сегодняшнего дня Шерон каким-то чудом удавалось не делать неосторожных признаний. Но теперь она, что называется, сдала врагу все свои крепости и бастионы. Нет, не все, успокоила себя Шерон. Она еще не отдалась Фрэнку физически, а только морально. А значит, ему еще рано торжествовать победу.

– Я поняла, – сухо сказала она, повернувшись к Фрэнку и вперив в него обвиняющий взгляд, – ты затеял этот разговор с целью вытянуть из меня признание в любви. Навешал мне лапши на уши, дескать, я уже готов к серьезным отношениям, а сам только и ждал, пока я расслаблюсь и скажу что-нибудь такое, о чем потом буду сожалеть. Да, Фрэнк Боуленд, надо признать, ты очень хороший актер.

– Я не играл с тобой, с чего ты взяла?! – возмутился он. – И тем более не расставлял тебе никаких ловушек. Зачем мне это надо? Я и так знаю, что ты влюблена в меня!

– Но ты не знал, насколько я влюблена!

– Все я прекрасно знал! О господи, Шерон, ну зачем ты пытаешься со мной поссориться? – Фрэнк с нежной мольбой посмотрел ей в глаза. – Пожалуйста, дорогая, не надо. Я знаю, что тебе нелегко, но и мне приходится несладко, поверь!

Шерон возмущенно повела плечами.

– Ему приходится несладко! – передразнила она Фрэнка. – Может, ты еще предложишь мне тебе посочувствовать? Как будто кто-то виноват, что ему приходится несладко!

Фрэнк посмотрел на нее с закипающим раздражением.

– Только не надо строить из себя несчастную жертву, – сказал он с легким металлом в голосе. – Ты весь вечер только и делаешь, что обвиняешь меня во всех смертных грехах. А сама?

– А что я сама?

– А то, – сказал Фрэнк, глядя на нее прохладным взглядом, – что ты, милочка моя, вовсе никакая не жертва, а довольно расчетливая, корыстная особа. Ты вот тут возмущалась, что я могу делить любимую женщину с другим мужчиной. А как ты можешь любить одного, а спать с другим? По-твоему, это свидетельствует о твоем высоком моральном облике? Спроси любого священника, и он скажет тебе, как это называется!

– Ты… ты обвиняешь меня в разврате?!

– Нет, – возразил Фрэнк, – разврат – это слишком сильно сказано. Просто ты, как я только что сказал, расчетливая и корыстная женщина. Ты встречалась с Мартином, и он вполне устраивал тебя. Но потом появился я, и ты решила, что я лучше Мартина. А я ведь в самом деле лучше него. – Фрэнк посмотрел на Шерон с недобрым прищуром. – И не только потому, что я более обаятельный и более интересный. Я ведь еще и богаче…

– Фрэнк, как ты можешь?! – возмущенно вскричала Шерон. – Неужели ты мог подумать, что я польстилась на твои деньги?!

– Но ведь ты не доверяешь мне! Почему же я должен доверять тебе? – Он в бешенстве стукнул ладонью по столу. – Согласись, дорогая моя, ты ведешь себя довольно странно. Ты говоришь, что любишь меня. Но при этом ты не готова пойти ради своей любви на риск. А вдруг ты просчитаешься? Вдруг я все-таки не женюсь на тебе? – Он посмотрел на нее с горько-ироничной усмешкой. – Или, допустим, ты сама во мне разочаруешься… такое ведь тоже может случиться. Любовь… это ведь романтика! А к жизни надо подходить трезво и практично. Конечно, захомутать старину Фрэнка было бы весьма недурно. Но он ведь такой непредсказуемый, такой ненадежный! К тому же у него за спиной негативный опыт супружеской жизни, а это не сулит ничего хорошего. Поэтому надо держать при себе старину Мартина – как запасной вариант. – Фрэнк плеснул в бокал вина и, выпив его на одном дыхании, продолжил: – Конечно, Шерон, ты можешь сказать мне, что я слишком многого от тебя хочу, что я не вправе требовать от тебя жертв, не обещая ничего взамен. Но ведь я и не требую, черт подери! Разве я чего-то требую? И вообще, за что ты на меня злишься? – Он пристально посмотрел ей в глаза. – За то, что я не могу, вот так вот, с ходу, сделать тебе предложение руки и сердца? Но помилуй, дорогая моя, какой нормальный мужчина женится на женщине, с которой он даже ни разу не переспал? Я допускаю такой вариант, если мужчина женится на девственнице. Но когда речь идет о взрослой женщине, это просто абсурд.

Фрэнк помолчал, закуривая новую сигарету.

– Я говорю все это к тому, – сказал он, – чтобы ты перестала винить меня, что оказалась в двусмысленном положении. Что я, мол, такой злодей, а ты, мол, такой ангел. Я, дорогая моя Шерон, пока что вел себя с тобой вполне порядочно. Я не стараюсь затащить тебя в постель, не давлю на тебя и не пудрю тебе мозги несбыточными обещаниями. В чем тогда ты меня обвиняешь, скажи на милость? В том, что я пока не готов жениться? Но ведь ты и сама еще не уверена, что я именно тот, кто тебе нужен!

Шерон подошла к столу и дрожащей рукой налила в бокал вина. Потом поднесла его ко рту и сделала несколько глубоких, медленных глотков. Она не знала, что отвечать на слова Фрэнка, а точнее на его обвинительную речь. Ей казалось, что он был во всем прав. В самом деле, почему она свалила всю вину за их сложное положение на него? Она была виновата не меньше Фрэнка, а может, и больше. Держать старину Мартина как запасной вариант… подленькая, циничная позиция, которая не делает чести ее порядочности! Но Шерон было не легче оттого, что она все это сознавала.

– Почему ты молчишь? – спросил Фрэнк. – Ты на меня обиделась, да?

– Не знаю. – Шерон устремила на него несчастный взгляд. – По сути ты ведь абсолютно прав.

– Но тебе от этого ничуть не легче, – с грустной усмешкой добавил Фрэнк. – Да, черт подери, невеселая ситуация! А хуже всего то, что и мои собственные дела находятся сейчас в крайне неопределенном положении.

– Что ты имеешь в виду?

– Я не могу сейчас объяснить. К сожалению, не могу.

– У тебя какие-то проблемы?

– Можно назвать это так.

Из груди Шерон вырвался тяжкий вздох.

– У меня нехорошо на душе, – сказала она, хмуро посмотрев на Фрэнка. – Так паршиво, что хочется что-нибудь размолотить. Ах, Фрэнк, и зачем ты только пришел ко мне сегодня? Лучше бы ты не приходил!

– Я и сам уже жалею, – признался он. – Не надо было приходить и тем более говорить тебе все то, что я сказал. Так было бы спокойнее для тебя.

– Да, – кивнула Шерон, – намного спокойнее. А еще было бы лучше, – добавила она тихо, словно про себя, – если бы ты вообще не появился в моей жизни.

Шерон прикусила язык, но было уже поздно: Фрэнк прекрасно расслышал ее слова. На какое-то время его лицо превратилось в застывшую маску, потом его губы побелели, а глаза полыхнули таким неистовым пламенем, что Шерон невольно попятилась.

– Я вообще-то могу и исчезнуть, – многозначительно произнес Фрэнк.

Потом он медленно затушил сигарету о пепельницу и, не глядя больше на Шерон, пошел к дверям. Когда Шерон опомнилась и бросилась за ним вдогонку, его уже и след простыл.

– О господи, что я наделала? – простонала Шерон, схватившись за голову. – А если он и вправду исчезнет?

В любом случае очередная бессонная ночь ей обеспечена. Чтобы хоть как-то скоротать время, Шерон включила телевизор, устроилась в кресле и начала методично накачиваться вином под грохот попсовой музыки. Заснула она лишь в пятом часу утра. К этому времени Шерон успела так надраться, что у нее не хватило сил дойти до спальни. Она заснула на диване в гостиной, не сняв халата с колготками и не разобрав прически. А проснулась с такой головной болью, что ей пришлось весь день провести в постели.


С такой же головной болью проснулся и Фрэнк, который, как и Шерон, переусердствовал с виски. И настроение у него было таким же паршивым, как у Шерон.

Вспомнив вчерашний разговор с Шерон, Фрэнк принялся ругать себя последними словами. Когда он увидел Шерон в ресторане, он понял, что ей плохо, и решил поехать к ней домой, чтобы поговорить с ней, успокоить и хотя бы немного развеселить. Называется, развеселил, с сарказмом поздравил себя Фрэнк. Лучше бы он вообще к ней не ездил. Шерон находилась в нервозном состоянии и пыталась сорвать на нем досаду за вечеринку, которая доставила ей массу отрицательных эмоций. А он, вместо того чтобы вести себя сдержанно, вскипел и наговорил ей кучу нелицеприятных вещей. И вот теперь они в ссоре. Он пребывает в ужасном настроении, а настроение Шерон, надо полагать, ничуть не лучше.

Надо было что-то делать, как-то выходить из этого паршивого положения. Но что? Позвонить Шерон и попробовать помириться? Фрэнк уже подошел к телефону, но одно соображение заставило его остановиться. Шерон гораздо сильнее обидела его, чем он ее. Тогда почему он должен первым идти на примирение? В конце концов, он ничем перед ней не виноват. Он не виноват, что в ее жизни существует некий старина Мартин, которого она боится потерять, потому что старина Мартин действительно неплохой парень. Он не виноват, что Шерон вбила себе в голову нелепую мысль, будто у женщины ее лет мало шансов на удачное замужество и надо хватать первого мало-мальски подходящего парня и тащить его под венец. И, конечно, он меньше всего виноват в том, что у Шерон сложился комплекс неполноценности по поводу своих сил и возможностей и что этот проклятый комплекс она не может побороть, несмотря на то что ее дела идут успешно, а положение можно с полным основанием назвать стабильным.

Комплекс неполноценности… Фрэнк не понимал, как он мог сложиться у такой привлекательной, неглупой и энергичной особы, как Шерон. Наверное, в этом виноваты ее родители, которые, видно, вечно критиковали ее по поводу и без повода. Поэтому Шерон и не может адекватно себя оценить. Даже свои внешние данные, которые, по мнению Фрэнка, у нее просто замечательные. А уж он, Фрэнк Боуленд, в таких делах кое-что смыслит.

Вспомнив, какой была Шерон в ресторане, Фрэнк тотчас ощутил прилив желания. В роскошном серебристом платье, с элегантной прической и полным макияжем Шерон выглядела настоящей красавицей. Интересно, она хоть замечала, какие взгляды бросают на нее мужчины? Или сидела, опустив нос в тарелку, и предавалась мучительным размышлениям о том, не переступила ли она еще дозволенную грань? Похоже, так оно и было. Хорошо, что он услышал ее разговор с Рэйчел и встал на ее защиту. Иначе Шерон, чего доброго, могла вбить себе в голову, что она действительно выглядит нелепо. Она же совсем не понимает, насколько хороша.

Внезапно Фрэнк осознал, что его досада на Шерон понемногу уходит. Зато с каждой минутой его желание увидеть ее неудержимо растет. Однако Фрэнк понимал, что не сможет осуществить это желание до наступления темноты. Ехать к Шерон в воскресенье, средь бела дня, было бы полным безумием с его стороны. Ему ни за что не проникнуть в ее дом незаметно для всевидящих соседей. Да и старина Мартин, черт бы его подрал, может заглянуть к Шерон в любой момент. В таком случае остается набраться терпения и ждать. А пока…

Весело подмигнув своему отражению в зеркале, Фрэнк быстро оделся, схватил ключи от машины и вышел из дома.


Шерон лежала на диване перед телевизором, потягивая минеральную воду из пластиковой бутылки, когда в дверь позвонили. Шерон открыла и с удивлением увидела перед собой незнакомого юношу лет шестнадцати. Он с приветливой улыбкой смотрел на Шерон, а в его руках благоухал огромный букет розовых роз.

– Вы ко мне? – недоверчиво спросила Шерон.

– Если вы мисс Шерон Адамс, то к вам, – бойко ответил паренек. – Я посыльный из цветочного магазина. Этот замечательный букет просил вручить вам один крайне симпатичный джентльмен. А также записку и вот эту коробочку.

– А… здесь что? – Шерон с любопытством покосилась на коробочку.

– А вот этого, мисс Адамс, я уже не знаю, – ответил паренек. – И содержание записки мне тоже неизвестно, – добавил он, озорно сверкнув глазами.

– Хм… Ну что ж, спасибо за доставку, – пробормотала Шерон, беря у него цветы и коробочку.

Вернувшись в гостиную, Шерон первым делом поставила букет в вазу. Полюбовалась цветами, с наслаждением вдохнула их аромат и взяла в руки коробочку. Ее сердце гулко забилось, когда она увидела вензель ювелирного магазина. Шерон узнала этот вензель, потому что недавно покупала цепочку в этом магазине.

Нет, сначала все-таки записка, решила Шерон. Иначе она может испытывать разочарование, когда выяснится, что дорогой подарок прислал вовсе не Фрэнк, а Мартин. Внезапно Шерон ужасно разозлилась на себя. Да с чего ей взбрело в голову, что цветы и ювелирное украшение мог прислать Фрэнк? На него это совсем не похоже. Впрочем, это не похоже и на Мартина. Шерон не помнила, чтобы Мартин когда-то присылал ей цветы. Да и подарками без особого повода он ее не баловал.

Шерон вскрыла конверт и вытащила записку. Ее сердце забилось еще сильнее, когда она поняла, что почерк ей незнаком. Хотя это еще ни о чем не говорило, так как Шерон одинаково не знала ни почерк Фрэнка, ни почерк Мартина. А подписи Шерон не обнаружила. Оставалось надеяться, что содержание записки не будет туманным, и она поймет, кто ее писал.

Сделав глубокий вдох, Шерон поднесла записку к глазам. И по самой первой фразе поняла, кто является ее автором.

«Шерон, я вел себя вчера, как свинья. Но я все же надеюсь, что ты простишь меня: ведь ты же сама понимаешь, что связалась вовсе не с воспитанным джентльменом, а с неким злонравным пещерным человеком, от которого нельзя ожидать, чтобы он быстро перевоспитался и начал вести себя прилично. Хотя я не сомневаюсь, что под твоим благотворным влиянием у меня что-то получится. А вот если ты меня бросишь, тогда я уж точно пропал! Но ты же не сделаешь этого, правда? Дорогая, если бы знала, как мне сейчас паршиво! Черт подери, я же действительно тебя люблю!»

Перечитав записку еще несколько раз, Шерон спрятала ее в надежное место, а потом взволнованно прошлась по комнате. На душе у нее вдруг стало так легко, словно с нее свалилась огромная тяжесть. Фрэнк тоже переживает из-за их ссоры… но почему она так удивлена? Разве это не в порядке вещей, раз он любит ее? Просто она до сих пор сомневается в этом. Но почему, черт подери, почему? Фрэнк никогда не обманывал ее, у нее нет оснований не доверять ему! Она просто трусиха, которая боится жизни.

Шерон так обрадовалась содержанию записки, что даже забыла про коробочку. Когда она это осознала, ей стало ужасно смешно. И вместе с тем немного тревожно. Ведь такая забывчивость говорила о том, что Фрэнк по-настоящему дорог ей, дороже всех подарков. Если бы Фрэнк прислал ей только цветы и записку, радость Шерон была бы ничуть не меньше.

Она взяла коробочку и осторожно открыла ее. Из ее груди вырвался вздох глубокого изумления и восхищения. На темно-красном бархате сверкали бриллиантовые серьги. Причем они были Шерон хорошо знакомы, потому что она не раз любовалась ими, когда заглядывала в магазин. Но только любовалась, потому что такая покупка была ей не по карману. Однако как удивительно, что выбор Фрэнка совпал с ее выбором! Ведь в магазине было еще несколько моделей дорогих серег с бриллиантами. В этом совпадении Шерон виделось счастливое предзнаменование.

Шерон хотела надеть серьги, но передумала, рассудив, что это должен сделать сам Фрэнк. Наверное, ему будет приятно, да и ей тоже. Но когда же они увидятся? Сегодня вечером! – категорично решила Шерон. Фрэнк приедет к ней, когда стемнеет, и, черт подери, ей совершенно плевать, заметит его кто-то или нет!

Шерон подошла к телефону, но в этот момент телефон сам зазвонил. Шерон подняла трубку и с радостью узнала голос Фрэнка.

– Я получила твою посылку, – сказала она без предисловий. – И… и теперь я с нетерпением жду, когда смогу лично выразить тебе свою признательность. Кстати, ты не поверишь, но я только что собиралась сама тебе звонить!

– Я верю, – с нежностью проговорил Фрэнк. – Что же касается меня, то я, честно говоря, не собирался тебе звонить первым. Но…

– Понимаю, – с раскаянием перебила его Шерон. – Я сильно обидела тебя вчера, и ты на меня сердишься.

Фрэнк ласково рассмеялся.

– Наверное, не сержусь, раз первым пошел на примирение. Или ты так не считаешь? Сама-то ты хоть перестала на меня сердиться?

– Перестала, – жалобно ответила Шерон. – И даже не сегодня, а еще ночью. О, Фрэнк, мне было так плохо после нашей размолвки! Я выпила чуть ли не бутылку вина, прежде чем смогла заснуть.

– Я тоже, – со смехом признался он, – только не вина, а виски.

– Ты приедешь сегодня, Фрэнк?

– Нет. Ради бога, Шерон, только не подумай ничего плохого! Просто десять минут назад мне позвонил… компаньон из Нью-Йорка. И мне придется поехать туда на несколько дней.

– Как? – Шерон почувствовала, что ее настроение стремительно падает. – Ты… ты уезжаешь?

– Шерон! – В голосе Фрэнка послышался мягкий упрек. – Черт подери, мне совсем не нравится твой жертвенный тон! Я сказал «на несколько дней», и это совсем не означает, что я собираюсь навсегда исчезнуть из твоей жизни, как ты себе уже вообразила.

– Я вовсе ничего такого не думала!

– Ну-ну, – хмыкнул Фрэнк, – так я тебе и поверил. В общем, любовь моя, дело обстоит следующим образом. Мне надо ехать прямо сейчас, чтобы к ночи быть в Нью-Йорке. Поэтому мы никак не можем увидеться, и, поверь, я огорчен не меньше, чем ты. А пробуду я там… где-то дней шесть или семь.

– Так долго?!

– Но зато когда я вернусь, мы сможем более конкретно поговорить о наших отношениях. То есть я уже буду знать, чем займусь в ближайшее время, где стану жить и все такое. Да! – Фрэнк сделал долгую паузу. – Слушай, Шерон… ты не могла бы в эти дни… как-нибудь уклониться от законных притязаний старины Мартина?

– Хорошо, Фрэнк, – смущенно промолвила Шерон, вспыхнув по самые уши. – Да, я обещаю, что ничего такого не будет.

– Спасибо, – ответил он. – Ну что ж, дорогая, до встречи?

– До встречи, Фрэнк, – ответила Шерон, тщетно пытаясь придать своему голосу оптимистичные нотки.

– Не грусти, дорогая. – Фрэнк повесил трубку.

Отойдя от телефона, Шерон задумчиво прошлась по комнате. Шесть или семь дней… Шерон просто не представляла, как сможет прожить их без Фрэнка. Да она же просто зачахнет с тоски!

А ты не чахни, насмешливо сказала себе Шерон, а лучше проведи эти дни с пользой. Например, займись делами своей фирмы, которые ты бессовестно запустила за последний месяц. Или ты думаешь, что все влюбленные должны только и делать, что предаваться сердечным терзаниям, а вокруг хоть трава не расти?

12

Шерон с головой погрузилась в работу. Всю неделю она приводила в порядок счета и договора, отвечала на звонки клиентов, давала указания подчиненным. А в субботу Шерон поехала к Саре Уинслоу, где провела почти целый день.

С Мартином Шерон почти не виделась. Только два раза они встретились за ланчем в кафе, но даже во время коротких свиданий Шерон чувствовала себя, как на иголках. Ей было неловко смотреть Мартину в глаза, обсуждать с ним планы ближайших развлечений, слушать про его успехи и неудачи на работе. В эти дни Шерон как никогда ощутила всю очевидную фальшь их положения, а ее собственное поведение казалось ей отвратительным и довольно подлым. Фрэнк был прав. Она действительно вела себя, как расчетливая, корыстная и лицемерная особа. Запасной вариант… Шерон не могла представить, как бы она себя чувствовала, если бы узнала, что является для кого-то запасным вариантом. Это казалось таким унизительным…

Шерон удивлялась, как Мартин не замечает ее притворства, вымученных улыбок, нервозности. Неужели он так сильно уверен во мне? – с изумлением думала она. А может, он уверен не во мне, а в себе? Фрэнк подметил точно: Мартин весьма самодовольный человек, из тех людей, которые склонны преувеличивать свои достоинства и преуменьшать свои недостатки. Возможно, Мартин даже мысли не допускает, что его можно бросить, променять на другого человека. Тем более что он и не подозревает о существовании соперника. Он видел Фрэнка, и тот не произвел на него впечатления. Да и сама Шерон старалась не вызвать подозрений и, кажется, преуспела в этом. Нет, решительно, Мартин ни о чем не догадывается.

Но в таком случае ей особенно стыдно водить его за нос. Мартин совсем не заслуживает такого отношения. И потом, дело не только в Мартине, но и в самой Шерон. Сможет ли она вернуться к Мартину, если у них с Фрэнком ничего не получится?

Нет, с поразительной ясностью осознала Шерон, проснувшись воскресным утром. Я не смогу вернуться к Мартину. Потому что наши отношения уже закончились. Формально я все еще девушка Мартина, но я уже не его девушка, так же как и он – не мой возлюбленный. Связь, соединявшая наши сердца, давно порвалась. Так о каких отношениях, а тем более о каком замужестве может идти речь? Это же просто абсурд!

Все, решительно сказала себе Шерон, пора положить конец этому безобразию.

Одевшись, Шерон выпила для бодрости чашку крепкого кофе и отправилась к Мартину. Она знала, что его родители куда-то уехали на выходные, так что им никто не помешает поговорить. Пожалуй, более подходящего случая ей не найти. Лучше уж объясниться в спокойной обстановке, чем где-нибудь в людном кафе. А объясняться у себя дома Шерон тоже не хотелось. Она опасалась, что Мартин закатит ей истерику и будет трудно выпроводить его за дверь. А так она скажет все, что нужно, и уйдет. Конечно, сначала следовало бы позвонить: они никогда не встречались без договоренности. Но Шерон хотелось поскорее со всем покончить.

Калитка коттеджа Мартина была замкнута, однако Шерон отомкнула ее без труда, так как знала секрет замка. Сама же дверь коттеджа оказалась не запертой. Войдя в гостиную, Шерон громко позвала Мартина. В ответ из спальни донесся шорох простыней и приглушенные голоса, один из которых явно был женским. Это обстоятельство показалось Шерон настолько невероятным, что она испугалась: не начала ли у нее «съезжать крыша» после пережитых за последнее время волнений?

Торопясь проверить, не сошла ли она с ума, Шерон прошла в спальню Мартина. Картина, представшая ее взору, оказалась весьма пошлой. Мартин стоял возле кровати и судорожно натягивал джинсы, а в самой кровати находилась женщина. Причем Шерон хорошо ее знала. Хильда, ровесница Шерон, которая училась в параллельном с ней классе. Она была замужем и последние полтора года работала в одной фирме с Мартином. На корпоративной вечеринке ее, правда, не было.

Шерон вспомнила, что Мартин довольно часто рассказывал ей про Хильду. Теперь она поняла почему. Ему было приятно говорить про эту женщину, произносить ее имя, тем более что положение замужней дамы в значительной мере ограждало Хильду от подозрений.

– Только не заходись, Шерон, – пробормотал Мартин, тщетно пытаясь придать своему голосу уверенные нотки, – я сейчас все объясню, и ты увидишь, что на самом деле все не так страшно.

Да уж, действительно, с невеселой иронией подумала Шерон.

И она еще корила себя за то, что целовалась с Фрэнком! Шерон было и грустно, и смешно вспоминать свои бесконечные терзания. Мартин зашел гораздо дальше, чем она, и, судя по выражению его лица, вовсе не считал себя таким уж грешником. В его глазах было гораздо больше досады на свою оплошность, чем раскаяния. Но Шерон не собиралась разыгрывать из себя оскорбленную добродетель. Довольно с нее комедий и мелодрам.

Между тем Хильда успела одеться и юркнула за дверь. А Мартин, как только они с Шерон вышли в гостиную, сразу перешел в наступление, вероятно решив последовать затертому совету, что нападение – лучший способ защиты.

– Да, – заговорил он, с вызовом глядя на Шерон, – я знаю, что поступил непорядочно и ты имеешь полное право назвать меня изменником, предателем и все такое. Но, ради всего святого, попытайся войти в мое положение! Твоя постоянная занятость, какие-то дела, всякие нелепые женские клубы… Что я, по-твоему, должен был делать, когда ты уделяла мне так мало внимания? А секс… ты думаешь, что молодому, здоровому мужчине достаточно заниматься сексом раз или два в неделю? Я пытался тебе это объяснить, и неоднократно, но тебе же невозможно что-то доказать! Вот и получилось, что я был вынужден завести еще одну…

– Ты любишь ее? – спросила Шерон, решив, что монолог Мартина слишком затянулся и пора его прервать.

– Что? – растерянно переспросил он. – Боже мой, Шерон, о чем ты говоришь?! Вы, женщины, просто не способны понять мужскую психологию. При чем здесь любовь и все такое? Дело не в чувствах, а в физиологии.

– И у Хильды тоже? – иронично спросила Шерон. – Мне, честно говоря, так не показалось. Я немного знаю Хильду и не думаю, что она стала бы рисковать своим браком и репутацией из-за мужчины, к которому не испытывает серьезных чувств. Мы ведь живем в небольшом городке, где все у всех на виду, и достаточно малейшей неосторожности, чтобы тайное стало явным.

В глазах Мартина промелькнуло острое чувство вины, и Шерон поняла, что попала в точку. Без сомнения, у этой пары тоже были разговоры, похожие на разговоры Шерон и Фрэнка. Те же сомнения, терзания, мучительные размышления, страх, что принятое решение окажется ошибочным. Внезапно Шерон осознала, что испытывает искреннее сочувствие к Мартину и Хильде, и от этой мысли ей стало смешно. И еще она испытала глубокое облегчение. Она не ревнует Мартина, ей не больно из-за его измены и двойной игры. Значит, между ними действительно все кончено, и ей никогда не придется пожалеть об их разрыве.

– Так вот… – снова начал Мартин, собравшись с духом, но Шерон оборвала его нетерпеливым жестом.

– Мартин, – сказала она, глядя на него с грустной усмешкой и покачивая головой, – дорогой мой, все эти слова ни к чему. Не надо ничего объяснять и оправдываться. Не надо… потому что я тоже полюбила другого мужчину. Собственно, об этом я и хотела с тобой сегодня поговорить. Поэтому и приехала без звонка, думая, что застану тебя одного.

– Подожди, Шерон. – Лицо Мартина приняло выражение крайней растерянности, смешанной с недоверием. – Ты что, хочешь сказать, что примчалась сюда не для того, чтобы застукать меня с любовницей?

– Вовсе нет.

– Но как…

– Я действительно ничего не знала про вас с Хильдой. Правда не знала, Мартин. Наверное, вы очень хорошо маскировались, раз мне до сих пор никто даже не намекнул про твои делишки.

– Черт подери! – в сердцах воскликнул Мартин. – Не запереть дверь!

Шерон невольно рассмеялась.

– Не переживай, Мартин, все равно это ничего не изменило бы. Я же говорю, что полюбила другого. Поэтому мы с тобой в любом случае расстаемся.

До Мартина наконец дошло, о чем говорит Шерон. Его лицо сначала приняло изумленное выражение, а затем начало покрываться красными пятнами.

– Другой мужчина? – переспросил он оскорбленным тоном. – Кто он, черт подери?!

– Фрэнк Боуленд.

– Кто-кто? – Мартин наморщил лоб, а затем его глаза снова наполнились изумлением. – Нет, Шерон, нет, этого просто не может быть! Фрэнк Боуленд… тот сомнительный тип, что живет сейчас в коттедже Барбары Лесли?

– Да. Только он вовсе не сомнительный тип, а нормальный, деловой и вполне приличный человек.

– Ты спала с ним?

– Нет… еще, но это ничего не меняет! Я люблю его, и, мне кажется, мы хорошо понимаем друг друга.

– Так, значит, ты решила меня бросить? – Мартин уставился на нее широко раскрытыми глазами. – Как? Вот так вот, в одночасье, взять и разорвать наши отношения?!

– А тебе самому не приходила в голову такая здравая мысль? – поддела его Шерон. – Или ты собирался всю оставшуюся жизнь встречаться с двумя женщинами? Признаться, я не ожидала, что ты способен вести двойную игру и при этом даже не испытывать угрызений совести. Я думала, Мартин Селби, ты намного порядочнее.

– Ты права, Шерон, – виновато кивнул он. – Я поступил непорядочно. Но может… – он с робкой надеждой заглянул ей в глаза, – может, еще не поздно все вернуть?

– А зачем? – Шерон пожала плечами. – Мы оба обманывали друг друга, оба искали понимания и ласки у других людей. Какие после этого могут быть отношения?

– Ты права, – вздохнул Мартин. – И все-таки мне ужасно жаль! Так жаль…

– Прощай, Мартин, – сказала Шерон, направляясь к дверям. – Желаю тебе найти свое счастье. Кстати, – она обернулась в дверях и бросила на него озорной взгляд, – а что мешает тебе жениться на Хильде? Мне показалось, вы неплохая пара.

– Но ведь она уже замужем!

– Ну и что? Развод в наше время не такое уж редкое явление. И мне почему-то думается, что Хильда согласится.

Мартин с сомнением покачал головой.

– Не знаю, она никогда ничего такого не говорила.

– Это потому, что ты не предлагал ей сменить мужа, – убежденно сказала Шерон. – А предложишь – и увидишь, что все намного проще, чем кажется на первый взгляд. – Шерон прощально махнула ему рукой и ушла.


Остаток дня Шерон провела, вспоминая свой последний разговор с Мартином и пытаясь понять, почему у них все так вышло. Странно, но даже сейчас, когда состояние шока прошло, Шерон не испытывала ни злости, ни досады на Мартина. Наверное, она слишком намучилась за последний месяц, чтобы чувствовать сейчас что-то, кроме громадного облегчения. Шерон даже была рада, что и Мартин ее обманывал. Во-первых, это полностью освобождало ее от чувства вины, а во-вторых, она оказалась избавленной от душераздирающих сцен. Хоть здесь ей не пришлось трепать свои нервы.

Да, все сложилось на удивление хорошо. А ведь могло сложиться и по-другому, с дрожью подумала Шерон. Мартин, при его осторожности, нерешительности и излишней рассудочности, был вполне способен жениться на ней, не порывая с Хильдой. Шерон было страшно представить, какая бы у нее тогда получилась жизнь. Ведь рано или поздно она бы узнала, что Мартин ей изменяет. А если бы у нее уже был ребенок? Ей бы пришлось или смириться с тем, что натворил Мартин, или воспитывать ребенка одной.

Пожалуй, ей крупно повезло, что в ее жизни появился Фрэнк и что она случайно застала Мартина с любовницей. Причем Шерон прекрасно понимала, что ей удалось вывести Мартина на чистую воду только благодаря Фрэнку. Не появись он в ее жизни, она бы, скорее всего, вышла за Мартина и оказалась в ловушке. Ведь Мартин в отличие от нее никогда бы не решился признаться в измене и нечестном поведении. Он даже не чувствовал себя виноватым за то, что предал доверие своей невесты. Напротив, он попытался выставить виноватой ее, Шерон, свалить на нее вину за свое недостойное поведение. Интересно, на что он рассчитывал? Что она признает его доводы справедливыми и немедленно простит его?

Мартин – двойной игрок… кто бы мог подумать, что он способен на такое! Он, который так любит рассуждать о морали, о долге, о приличиях. Да он просто лицемер! А еще самодовольный ханжа, как охарактеризовал его Фрэнк. Похоже, Фрэнк и впрямь неплохо разбирается в людях. Во всяком случае, и Мартина, и ее саму он раскусил сразу.

Вспомнив о Фрэнке, Шерон ощутила такое мучительное желание увидеть его, что не сдержала тяжкого стона. Сегодня пошел седьмой день, как он уехал. Значит, завтра он должен обязательно вернуться. Хотя кто мог поручиться, что у него не нашлось каких-нибудь неотложных дел?

Каково же было ликование Шерон, когда в одиннадцатом часу вечера Фрэнк позвонил ей домой.

– Я в Лесли-Фарм, – сказал он. – Только что приехал. Конечно, немного устал с дороги, но это пустяки.

– То есть я могу к тебе приехать, да? – спросила Шерон, чувствуя, как у нее бешено забилось сердце от предчувствия того, что должно скоро произойти. – И можно прямо сейчас, да?

– Да, – в голосе Фрэнка послышались нотки радостного волнения. – Только прошу тебя, не гони машину по темноте, – с беспокойством добавил он. – Я не прощу себе, если с тобой что-то случится.

– Хорошо, хорошо, – радостно смеясь, пообещала Шерон.

Бросив трубку, она начала суматошно переодеваться.

13

Фрэнк ждал ее у калитки. Выскочив из машины, Шерон бросилась ему на шею, и с минуту они стояли, крепко обнявшись и не говоря ни слова. Потом Фрэнк завел машину Шерон в гараж, и они пошли в дом. На низеньком столике в гостиной стояли бутылка вина, бокалы и коробка с шоколадными конфетами.

– Я настоящий болван, Шерон, – виновато сказал Фрэнк. – Представь, мне даже не пришло в голову купить по дороге продукты! А когда я полез в холодильник после твоего звонка, обнаружилось, что там ничего нет, кроме пары банок с какими-то ужасными консервами.

– Ах это все такие мелочи! – рассмеялась Шерон. – К тому же я совсем не голодна.

– Ну и прекрасно, а я перекусил в одной придорожной забегаловке. – Фрэнк вдруг пристально посмотрел на Шерон, и в его глазах зажглись настороженные огоньки. – Слушай, а что это у тебя такой странный вид, а? – спросил он чуть дрогнувшим голосом. – И вообще, ты сегодня вся… какая-то подозрительно взбудораженная.

Из груди Шерон вырвался отрывистый смешок.

– Да, ты прав, Фрэнк, – сказала она, глядя на него смущенным и одновременно сияющим взглядом. – Я действительно взбудораженная. От тебя ничего не скроешь, дорогой мой, тебе бы работать в полиции с такой проницательностью.

– Ладно, давай без вступлений, – взмолился он. – Я же вижу, что, пока меня не было, с тобой что-то произошло.

– Произошло. Я… рассталась с Мартином.

– Что-о?!

– Я рассталась с Мартином, – торжественно повторила Шерон. – Мы объяснились с ним сегодня утром. Я сказала ему, что люблю тебя и хочу быть только с тобой.

– О боже! – Фрэнк взволнованно покачал головой. – Ты сказала ему… Мне даже страшно представить, что тебе пришлось выдержать! Наверное, это был сущий кошмар.

– Нет, Фрэнк, все прошло гораздо спокойнее, чем ты думаешь. Но я не хочу сейчас об этом говорить. Я не хочу говорить ни о Мартине, ни о ком-то другом. Главное, что теперь мы вместе… если, конечно, ты не передумал, пока был в Нью-Йорке!

– Я передумал?! – возмущенно вскричал Фрэнк. – Да как у тебя хватает совести говорить мне такие вещи?! Как ты могла даже подумать такое!

– Значит, я по-прежнему нужна тебе?

– Конечно же нужна, моя мнительная дурочка! – Фрэнк схватил Шерон за плечи и порывисто притянул к себе. – О, Шерон, дорогая моя, ты даже не представляешь, как я счастлив! Я извелся без тебя за эту неделю, и вдруг – такой радостный сюрприз! Мне кажется, я сейчас сойду с ума…

– Нет-нет, не надо, – рассмеялась Шерон, нежно гладя его лицо. – Ты мне нужен нормальный и со здоровой головой. И не только с головой, – прибавила она, глядя на него потемневшими, загадочно мерцающими в полумраке комнаты глазами, – потому что я больше ни одной минуты не хочу ждать.

С губ Фрэнка сорвался счастливый смех, и он с такой силой прижал к себе Шерон, что она вскрикнула, испугавшись, что он сейчас ее раздавит. Фрэнк ослабил объятия, и их губы соединились в горячем, страстном поцелуе, в котором они словно пытались утопить всю боль и терзания, что им пришлось вынести за последние недели. Потом Шерон почувствовала, как ее ноги отрываются от пола и Фрэнк куда-то ее несет.

– Куда ты меня тащишь? – спросила она, повизгивая от восторга и вертя головой во все стороны. – Зачем нам куда-то идти, ведь в гостиной есть отличный диван!

– Зато в спальне Барбары потрясающая кровать, – искушающим тоном ответил Фрэнк. – Она такая огромная, с таким восхитительным, упругим матрасом, с таким роскошным покрывалом из розового шелка… да что я тебе объясняю, ты же сама ее сто раз видела!

– Ты с ума сошел, Фрэнк! – испуганно простонала Шерон. – А если мы ее испортим? Это же не просто кровать, а часть эксклюзивного гарнитура в стиле Людовика Шестнадцатого! Барбара нас убьет!

– Не переживай, тебя она ни в чем не заподозрит, – со смехом возразил Фрэнк. – А я уж как-нибудь разберусь со своей родственницей.

Возражать было бесполезно, и Шерон лишь оставалось насладиться всеми прелестями роскошного хозяйского ложа. А также опьяняющими ласками Фрэнка, которые окончательно свели Шерон с ума.

Это была ночь, которая превзошла самые смелые, самые безумные грезы Шерон. Они с Фрэнком не смыкали глаз до самого рассвета и уснули в объятиях друг друга, вымотанные до предела, бесконечно счастливые. Но даже во сне Шерон снилось, как они с Фрэнком занимаются любовью, только не в коттедже, а на берегу теплого моря, под сенью тенистых виноградников с налитыми плодами.


Пока Шерон досматривала свои сладкие сны, Фрэнк успел съездить за продуктами, и Шерон ожидал приятный сюрприз в виде завтрака, поданного в постель. Потом Шерон позвонила Джесике и попросила заменить ее в офисе, и они с Фрэнком снова занялись любовью. Когда они наконец спустились в гостиную, было начало шестого вечера.

– Ну что ж, – с иронией сказала Шерон, посмотрев на часы, – надо заметить, что такого оригинального начала рабочей недели у меня еще никогда не было. Подумать только, провести понедельник в постели!

– За это, безусловно, стоит выпить, – весело сказал Фрэнк. – Тем более что мы до сих пор так и не притронулись к вину.

Шерон посмотрела на него нежно-влюбленным взглядом.

– Вино… зачем оно нам, когда я и без него чувствую себя пьяной рядом с тобой?

– Я тоже, – признался Фрэнк, трепетно целуя ее в губы. – Но все-таки, думаю, нам надо немного выпить, чтобы восстановить силы. Или ты вовсе не так уж устала, как мне кажется?

– О нет! – со смехом возразила Шерон. – Я безумно устала и чувствую себя выжатой, словно лимон. Что ж, неудивительно после такого секс-марафона!

– Пожалуйста, не называй таким ужасным словом то, чем мы с тобой сейчас занимались, – мягко попросил Фрэнк. – У нас любовь, а не секс.

– Ты прав, – согласилась Шерон. – У нас любовь… О господи, Фрэнк! Если бы мне кто-то сказал сразу после нашего знакомства, что между нами будут такие отношения, я бы рассмеялась этому человеку в лицо!

– Ха! А ты думаешь, я бы не рассмеялся? – Он бросил на нее озорной взгляд. – В тот раз ты показалась мне просто какой-то мегерой, а не женщиной.

– А ты показался мне неотесанным грубияном, от которого любая нормальная девушка должна держаться за километр.

– Ну и что же ты не держалась?

– Я пыталась, но у меня ничего не вышло.

– Неужели? – весело поддел ее Фрэнк. – Интересно, как такое благоразумное намерение сочеталось с настойчивыми попытками проникнуть в мое жилище?

– Ты прекрасно знаешь, почему я однажды проникла в твой дом без разрешения!

– Конечно, знаю. Ты влюбилась в меня с первого взгляда, и тебе страстно хотелось увидеть меня. И не только увидеть… Ну-ну, не заводись! – рассмеялся Фрэнк, привлекая Шерон к себе. – Просто мне сейчас очень хорошо, вот и тянет на всякие подколки.

– Но ты прав, – смущенно призналась Шерон. – Теперь я и сама уверена, что влюбилась в тебя с первого взгляда. Но то, что я сознательно пыталась увидеться с тобой лишний раз, – это уж выдумки.

– Я знаю. – Фрэнк улыбнулся. – В таком случае давай выпьем за мудрое провидение, которое усиленно сводило нас все это время.

Выпив вина, Шерон расслабилась, и ее потянуло на откровенность.

– О, Фрэнк, – проговорила она, устало покачивая головой, – ты даже не представляешь, как я измучилась за последнюю неделю! Я так без тебя скучала… и окончательно поняла, что между мной и Мартином уже не может быть близких отношений. И не только близких, а вообще никаких, потому что дружеские отношения с Мартином едва ли возможны после разрыва интимных. Я знала, что мне надо набраться смелости и откровенно поговорить с ним, сказать ему, что я полюбила другого мужчину и что нам придется расстаться, но я никак не могла на это решиться. И вдруг – ты не поверишь! – Мартин сам облегчил мою нелегкую задачу.

– Да ну? – удивился Фрэнк. – И что же он сделал? Сказал, что уже давно заметил, как ты мучаешься, и решил милостиво отпустить тебя на свободу? Мне кажется, это совсем не похоже на старину Мартина!

– Ты прав, это на него совсем не похоже. Нет, Фрэнк, все оказалось гораздо банальнее и пошлее. Проще говоря, у Мартина тоже есть другая женщина. – И Шерон рассказала, что произошло вчера утром в доме Мартина.

Того, что последовало за ее откровениями, Шерон даже отдаленно предвидеть не могла. Ее веселый рассказ о том, как она застала Мартина с Хильдой и как глупо он при этом выглядел, нисколько не позабавил Фрэнка. Напротив, с каждой минутой он все больше мрачнел и бросал на Шерон такие странные взгляды, что она ощутила беспокойство.

– Ну в общем дело обстояло примерно так, – сказала она в заключение своего рассказа. – А впрочем, это ведь не важно.

– Э нет, дорогая моя Шерон, это как раз очень важно, – многозначительно перебил ее Фрэнк, и его взгляд вдруг сделался таким колючим, что Шерон стало не по себе.

– Я не понимаю тебя, – растерянно проговорила она. – На что ты намекаешь? И почему ты… так странно на меня смотришь?

Фрэнк отрывисто рассмеялся и, закурив сигарету, принялся нервно кружить по комнате.

– Значит, рассталась с Мартином, да? – спросил он, поглядывая на Шерон с недоброй усмешкой. – Сказала ему, что любишь меня и хочешь быть только со мной?

– Так оно и было.

– Да ни черта так не было! – гневно воскликнул Фрэнк. – То, что ты мне сейчас рассказала, противоречит тому, что ты сказала мне вчера, когда приехала сюда. Вчера ты сказала, что порвала с Мартином, потому что поняла, что любишь меня и хочешь быть только со мной. А на самом деле он просто дал тебе отставку.

– Фрэнк!

– А разве это не так? Ты застала Мартина с другой женщиной, и он признался, что любит ее, но не решается порвать с тобой, потому что она замужем. Что тебе в таком случае оставалось делать, как не огорошить его ответным признанием? По крайней мере, хотя бы твое самолюбие было спасено.

– Черт подери, Фрэнк, ты все вывернул наизнанку! – с досадой воскликнула Шерон. – Я же сказала тебе, что поехала к Мартину домой, чтобы объясниться. То есть признаться ему, что у меня роман с другим мужчиной. И я бы обязательно сказала ему это, не сомневайся! Присутствие Хильды в постели Мартина только облегчило мне задачу, так сказать, избавило меня от угрызений совести.

Фрэнк хмуро покачал головой.

– Я не верю тебе, Шерон, – с горечью сказал он. – Не верю, не могу поверить, понимаешь? Счастливые совпадения… они хороши только в кино, а в жизни их практически не бывает.

– Но тогда зачем я, по-твоему, поехала к нему домой?

– Зачем? – иронично переспросил он. – Но, прости, дорогая, откуда же я могу это знать? Мало ли зачем ты к нему поехала!

– Фрэнк, ты меня оскорбляешь! – воскликнула Шерон, вскакивая с кресла. – Как ты можешь так обо мне думать? И почему, почему ты мне не веришь? Разве мой разрыв с Мартином явился для тебя неожиданностью? Но ведь все и шло к тому, чтобы я порвала с ним!

– Ага, шло… черепашьими шагами.

– Фрэнк!

Шерон подошла к нему и с отчаянной мольбой посмотрела ему в глаза. Они были сейчас пугающе холодными и какими-то чужими, словно перед Шерон находился другой человек, а вовсе не мужчина, который совсем недавно был с ней необыкновенно нежным, чутким и заботливым.

– Любимый, зачем ты говоришь мне такие обидные, жестокие слова? Мы так хотели быть вместе, и вот, наша мечта наконец сбылась…

– …Благодаря старине Мартину, – колко закончил он, – который проявил несвойственную ему рассеянность и забыл запереть дверь своего дома. И я имею все основания подозревать, что, не допусти старина Мартин такой досадной оплошности, все осталось бы по-старому. То есть ты бы так ничего ему и не сказала, а продолжала бы встречаться с нами обоими.

– Это неправда! – закричала Шерон, потеряв терпение. – Я бы сказала ему, сказала! И вообще, – добавила она чуть спокойнее, взяв себя в руки, – я не понимаю, зачем ты осыпаешь меня этими бессмысленными обвинениями.

– Что?! Бессмысленными?! – вскинулся Фрэнк. И внезапно успокоившись, сухо сказал: – А впрочем, ты права. Я действительно веду себя нелепо. Раскричался, будто какой-то неврастеник, вместо того чтобы просто сказать, что… между нами все кончено.

Шерон застыла с открытым ртом. Милосердное небо, что он такое говорит? Может, он просто решил подшутить над ней? Однако в синих глазах Фрэнка не читалось ни малейшего намека на шутку. Они были холодны, как вода в зимнем океане, и казались далекими, как звезды.

– Фрэнк, – промолвила Шерон, – ты… сошел с ума? Ты говоришь, что собираешься меня бросить?

– А, по-твоему, у меня есть какой-то другой выход? – спросил он, и его красивое лицо исказила гримаса гневного отчаяния. – Как я могу тебе верить, Шерон? Ты говоришь, что влюбилась в меня с первого взгляда, а сама столько времени продолжала встречаться с другим мужчиной и никак не могла сделать выбор. Выбор! – с негодованием воскликнул Фрэнк. – Как будто для тех, кто по-настоящему любит, может идти речь о выборе! Выбирают женихов и невест, но не любимых. Я еще мог бы понять, если бы ты прожила с этим человеком несколько лет и сильно привязалась к нему. Но ведь Мартин даже не был твоим мужем!

– Все равно я была к нему привязана и…

– Этой привязанности уже давно пора порваться, – гневно перебил ее Фрэнк, – особенно если учесть, что вы даже не любили друг друга по-настоящему. Но, однако, она почему-то не рвалась. И неизвестно, чем бы закончилось дело, если бы ты не застала Мартина с другой женщиной. И вообще, – добавил Фрэнк, пристально смотря на Шерон, – как я могу быть уверен, что это ты послала Мартина подальше, а не он тебя? Я знаю мужскую психологию. Мужчина может годами изменять женщине, но так и не решится на разрыв, пока его не поймают на месте преступления. Ты застала Мартина с другой женщиной… и это могло подтолкнуть его на решительный шаг. Один черт, терять уже нечего: ведь ты потом всю жизнь будешь попрекать его этой историей. Так не лучше ли не доводить до свадьбы?

Фрэнк философски пожал плечами, потом выпил бокал вина и сказал, не глядя на Шерон:

– Короче говоря, моя дорогая Шерон, наши отношения сложились так, что я не могу тебе полностью доверять. А потому мне не остается ничего другого, как распрощаться с тобой.

Шерон почувствовала, как ее захлестывает отчаяние. Она потеряла Фрэнка, единственного мужчину, которого по-настоящему полюбила… Однако вслед за отчаянием Шерон захлестнул не менее сильный гнев. Фрэнк поступает с ней несправедливо, жестоко, она совсем не заслужила такого отношения! И потом…

– Вот, значит, как? – промолвила Шерон, посмотрев на Фрэнка взглядом, полным достоинства и глубокого презрения. – Тебе придется распрощаться со мной, да? Что ж, я тебя понимаю. Действительно, что тебе еще остается? Ведь в твои намерения никогда не входило встречаться со мной всерьез! Ты хотел просто поразвлечься от скуки, а тут такой досадный сюрприз! – Она с горечью рассмеялась.

– О чем ты, черт подери? – хмуро спросил Фрэнк.

– О том, что ты еще со вчерашнего вечера ломал голову, как от меня отделаться, – обличающим тоном пояснила Шерон. – И вдруг я сама подсказала тебе выход из этой сложной ситуации. Ты говоришь, что не можешь мне доверять. Прекрасный предлог, чтобы отделаться от надоевшей женщины!

– Вздор, – уверенно возразил Фрэнк, – ничего подобного у меня и в мыслях не было. Я искренне хотел построить с тобой прочные отношения.

– Ну-ну. – Шерон усмехнулась. – Ты еще скажи, что хотел на мне жениться. Нет, Фрэнк, я не верю тебе. Ты лгал мне с самого начала. Ты только притворялся влюбленным, а на самом деле собирался сделать ноги, как только увидишь, что я действительно готова порвать с Мартином. Ты не хотел, чтобы я была твоей, ты хотел только переспать со мной.

– Неправда! – возмущенно воскликнул он. – Я никогда не хотел с тобой только переспать! Если бы я этого хотел, то давно бы получил, что мне надо!

– Ха! А как же игра, интрига? Ты же актер, Фрэнк Боуленд! Актер, который, за неимением ролей в кино, решил сделать свою жизнь похожей на кино. И надо отдать должное твоему таланту, тебе все прекрасно удалось!

С этими словами Шерон повернулась к нему спиной и пошла к дверям. Фрэнк догнал ее, когда она вывела машину из гаража и вышла, чтобы открыть ворота.

– Послушай, Шерон, – проговорил он, хватая ее за руку и взволнованно глядя ей в глаза, – то, что ты сейчас наговорила, – полный бред! Повторяю, я никогда…

– Да катись ты к черту со своими объяснениями! – рявкнула Шерон, вырывая у него свою руку. – Твое скотское поведение лучше всяких слов доказывает, что я права. Ты меня не любишь и никогда, никогда не любил!

Она села в машину и повернула ключ зажигания.

– Я просто не хочу, чтобы в моей жизни появилась еще одна Кэтрин Тайсон! – прокричал Фрэнк. – Потому что я… – окончание фразы Шерон не расслышала из-за шума мотора.

Отъехав от Лесли-Фарм на приличное расстояние, Шерон остановила машину. Ей было так плохо, что она не находила в себе сил, чтобы доехать до дома. Теперь, когда рядом с ней не было Фрэнка, Шерон могла расслабиться и дать волю отчаянию. Фрэнк бросил ее! Шерон была так потрясена, что просто не могла в это поверить. Они расстались – теперь, когда у нее больше не осталось сомнений, когда им ничто не мешало любить друг друга и наслаждаться долгожданным счастьем.

Неужели поведение Фрэнка действительно было игрой? И он только притворялся, что ревнует ее к Мартину, а на самом деле не хотел, чтобы она порывала с женихом? Должно быть, раз он без малейших колебаний выбросил ее из своей жизни. И это после того, что произошло между ними за последние сутки, после того, как они стали близки, как…

Уронив голову на руль, Шерон отчаянно разрыдалась. Ей было так плохо, что даже не хотелось жить. Шерон просто не представляла, как сможет заниматься делами, с кем-то разговаривать, общаться, обсуждать какие-то ничтожные проблемы. Все казалось мелким, незначительным и бесполезным. В самом деле, какая разница, хорошо или плохо будут идти ее дела, когда она все равно не будет счастлива? Пока она не знала, что такое счастье, она еще как-то могла без него жить. Но теперь…

Повернув ключ в зажигании, Шерон направила машину по дороге. Она не знала, куда поедет, и даже не задумывалась об этом. Она знала лишь то, что ей не хочется никого видеть и не хочется ни с кем говорить.

14

После ухода Шерон Фрэнк достал из бара бутылку виски и принялся методично напиваться. Ему тоже было плохо – так, как, казалось, не было плохо еще никогда, даже после истории с предательством Кэтрин. В те дни Фрэнк тоже безумно страдал, но разница заключалась в том, что тогда страдало его самолюбие, а не сердце. Ему было бы абсолютно плевать на измену Кэтрин, если бы ее поступок не нанес сокрушительный удар его карьере.

Иной раз в голову Фрэнку приходила мысль, как все-таки досадно, что Кэтрин не погибла до того, как объявила всему миру о своем разводе. Это была отвратительная мысль, и Фрэнк старательно гнал ее от себя. Но она доказывала, насколько безразлична ему Кэтрин. Конечно, когда он узнал о трагической смерти Кэтрин, в его сердце шевельнулось что-то похожее на жалость. Но это была такая жалость, которую можно испытывать к чужому человеку, о гибели которого написали газеты. Однако Фрэнку не было больно, потому что Кэтрин успела основательно наплевать ему в душу за четыре года их брака. В некотором роде Фрэнк даже был рад, что отделался от нее. Не сразу, конечно, а когда прошло определенное время.

Но с Шерон все обстояло по-другому. Потому что Шерон он любил, а не просто хотел как красивую, сексуальную женщину. Беда лишь в том, что Шерон, как и Кэтрин, не годилась на роль его жены… жены популярного актера, которого обожают многие женщины и ненавидят многие мужчины. Как он может жениться на ней, когда знает, что ей нельзя доверять? Если Шерон умудрилась крутить роман одновременно с двумя мужчинами в такой дыре, как Гринфилд, что же будет, когда она окажется в том мире, где у нее появятся сотни возможностей вести двойную, а то и тройную игру, где на нее обрушатся всевозможные соблазны и искушения?

Он, Фрэнк, просто не переживет второй такой истории, какая случилась с ним пять лет назад. Если вторую жену Фрэнка Боуленда снова уведет какой-нибудь богатый старый хрыч, то на его карьере уже точно можно будет поставить большой и жирный крест. Герой-любовник, который не в состоянии удержать при себе ни одну женщину… его заклеймят либо импотентом, либо непроходимым дураком, который абсолютно не разбирается в женщинах. И в том, и в другом случае ему придется навсегда распрощаться с любимой профессией. Нет, решительно, он не может вернуться в мир большого кино с такой ненадежной спутницей жизни, как Шерон.

К двум часам ночи, когда Фрэнк достаточно напился, чтобы заснуть, он окончательно утвердился в своем благоразумном решении. А когда проснулся, то понял, что проиграл борьбу со своим сердцем. Фрэнк вдруг ясно осознал, что не сможет жить без Шерон и что он женится на ней, несмотря на все чудовищные последствия, которые повлечет за собой его неразумное решение. В том же, что последствия будут чудовищными, Фрэнк даже не сомневался. Чем он сможет удержать Шерон, если она захочет бросить его ради какого-нибудь богача? Разве что угрозой отправить ее на тот свет. Но вот вопрос: выйдет ли она тогда за него замуж? И еще вопрос: хватит ли у него сил исполнить свое намерение, если его мрачные прогнозы оправдаются? Фрэнк в этом сомневался. Зато он не сомневался в том, что у него не хватит сил расстаться с Шерон.

Да, но ведь она может и не захотеть выйти за меня замуж после того, что я устроил ей вчера, оптимистично сказал он себе. В таком случае все мои мучения автоматически заканчиваются, и я могу начинать новую жизнь. В самом деле, сейчас она пошлет меня к черту, и мои мучения закончатся… или только начнутся, будь оно все проклято!

Ругая себя последними словами за позорную слабость, недостойную настоящего мужчины, Фрэнк набрал рабочий номер Шерон. Однако он не услышал ничего, кроме длинных гудков. Тогда Фрэнк позвонил Шерон домой. Результат оказался таким же.

Ну что ж, с сарказмом сказал себе Фрэнк, значит, судьба великодушно дает мне шанс одуматься. И я буду просто последним болваном, если не воспользуюсь им!

Час спустя, обозвав себя последним болваном, Фрэнк снова начал дозваниваться Шерон. И снова не дозвонился. В течение всего дня Фрэнк каждый час набирал рабочий и домашний номера Шерон, но ответом ему были все те же длинные гудки, от которых у Фрэнка к семи вечера начало гудеть в ушах. Обругав себя в очередной раз болваном, Фрэнк позвонил Саре Уинслоу. В отличие от Шерон Сара сразу подняла трубку и сказала, что Шерон у нее нет и что она не звонила ей сегодня.

– Интересно, где ее носит нелегкая целый день, – с досадой пробормотал Фрэнк. – Наверное, подменяет кого-то из своих подчиненных… чтоб им было неладно! Какой-то несчастной дурочке вздумалось заболеть или взять выходной, а я должен сидеть из-за этой вороны в четырех стенах и томиться в неизвестности!

В девять вечера Фрэнк снова позвонил Саре, и та снова сказала, что не получала от Шерон никаких вестей. Положив трубку, Фрэнк задумчиво прошелся по комнате… и вдруг понял, что его злость на Шерон прошла. Вместо раздражения и досады Фрэнк чувствовал нарастающую тревогу. В самом деле, куда могла запропаститься Шерон? Целый день ее нет ни на работе, ни дома, ни у Сары. А вдруг с ней что-то случилось?

Например, она покончила с собой от горя, подумал Фрэнк, почувствовав, как по его спине пробежал неприятный холодок. Или попала в аварию, что гораздо более вероятно, учитывая, в каком состоянии она уехала от меня.

Фрэнк вдруг почувствовал, как его охватывает леденящий ужас. Не в силах дольше бездействовать, он выбежал из дома, сел в машину и поехал к Шерон. Может, она просто заперлась дома и не отвечает на звонки? Это было бы совсем неудивительно для ее состояния. Вполне вероятно, что после вчерашнего ей захотелось побыть одной.

Двадцать минут спустя Фрэнк осознал, что у него начинает «сносить крышу» от растущей паники. Калитка коттеджа Шерон была заперта на висячий замок, а пожилая соседка, копавшаяся в саду, сказала, что не видела Шерон со вчерашнего дня. Фрэнк просто не знал, что делать. Звонить в полицию или в больницу? Но не случится ли так, что он поднимет на ноги весь городок, а потом выяснится, что Шерон просто задержалась у кого-нибудь из клиентов? Или заехала после работы в какой-нибудь бар, чтобы избавить себя от необходимости готовить ужин.

При мысли о баре Фрэнк вдруг почувствовал, что ему нестерпимо хочется выпить. Хотя бы немного, чтобы расслабиться и успокоить нервы. К тому же в баре время пройдет быстрее, чем если он будет сидеть в машине перед домом Шерон, изводясь от нетерпения. И потом, вдруг он случайно наткнется на Шерон?

Фрэнк уселся в машину и поехал в центр города, рассудив, что если Шерон действительно находится в баре, то где-то поблизости от ее офиса. Он заглянул в два бара, но не нашел там Шерон. Зато в третьем баре Фрэнк неожиданно наткнулся на Мартина Селби. Тот сидел в одиночестве за дальним столиком перед полупустым бокалом пива и неловко раскуривал сигарету, как делают люди некурящие.

Похоже, старина Мартин сильно переживает из-за разрыва с Шерон, раз взялся за вредные привычки, с усмешкой подумал Фрэнк.

И вдруг почувствовал, как у него участился пульс. Переживает? Но ведь у него есть другая женщина, и Шерон ему больше не нужна! Или… нужна? В любом случае, Фрэнк уже знал, что не уйдет отсюда, пока не поговорит с бывшим соперником. Мартин Селби – вот кто сможет опровергнуть или подтвердить его догадки. Каким же он был болваном, что не подумал об этом еще вчера!

Заказав бокал пива, Фрэнк сел за столик Мартина.

– Привет, старина Мартин, – сказал он, дружелюбно поглядывая на него. – Как поживаешь?

Фрэнк ожидал чего угодно, вплоть до того что Мартин попытается съездить ему по физиономии, но тот лишь удивленно посмотрел на него и вполне дружелюбно кивнул.

– Привет, привет, – сказал он, иронично усмехаясь. – Что это ты ходишь по таким заведениям один? Ведь теперь, кажется, вам с Шерон не нужно прятаться.

– Ревнуешь?

Мартин на минуту задумался.

– Честно говоря, немного ревную, конечно. Только мне сейчас не до ревности. Слишком много проблем с родственничками… черт бы их всех подрал!

– А что такое?

– Дело в том, что мои родственнички – несносные ханжи, напичканные предрассудками, – с кривой усмешкой пояснил Мартин. – Они впали в настоящую истерику, когда узнали, что я собираюсь жениться на разведенной женщине. К тому же Хильда еще не развелась, а только вчера ушла от мужа. Хорошо хоть у меня есть отдельный дом, куда я смог сбежать, а не то бы эти болваны меня просто с ума свели.

Фрэнк усмехнулся.

– Да, не очень приятное положение. Хотя предков тоже можно понять. Ведь они, наверное, не ожидали, что ты подкинешь им такой сюрприз. Да и Шерон… для нее ведь тоже стало сюрпризом, что ты решил с ней расстаться.

Мартин поморщился.

– Что значит «решил расстаться»? Я категорически не согласен с таким утверждением! Получается, что я, мол, такой аморальный тип, а Шерон просто святая. Не обижайся, Фрэнк, но ты ведь и сам прекрасно знаешь, что это не так.

Фрэнк философски развел руками.

– Так, конечно же… но ведь если бы ты не решил с ней порвать, она бы, возможно, сама никогда не отважилась на такой серьезный шаг.

– Ну разумеется! – Мартин рассмеялся. – Она бы не отважилась! Можно подумать, что это я дал ей отставку!

– А разве не так? – с замиранием сердца спросил Фрэнк.

– Да ничего подобного! Я не знаю, что она там тебе наговорила, но если хочешь знать, она пришла позавчера утром ко мне домой только для того, чтобы объявить, что полюбила другого и намерена со мной расстаться. Вот так! Уж не знаю, понравится ли ей, что я тебе это сказал, но так оно все и было.

– То есть ты говоришь, что вы решили расстаться по обоюдному согласию? – взволнованно уточнил Фрэнк. – А не потому, что так решил ты?

Мартин тяжко вздохнул.

– Признаться, я и сам не знаю, решился бы я на разрыв с Шерон или нет. Если бы Хильда на меня хорошенько поддавила, наверное, решился бы. Но так как она на меня не давила, то я бы мог вообще ни на что не решиться. Так бы и продолжал… Ах, да что мы переливаем из пустого в порожнее? Ведь все уже случилось, так что толку прикидывать, как оно могло быть? Давай лучше выпьем, Фрэнк.

– Ты прав, – кивнул Фрэнк. – Давай выпьем… за то, чтобы наши дела устроились и мы все были довольны и счастливы.

– И чтобы наши родственники не мешали нам жить, как нам хочется, – добавил Мартин.

– Да, за это тоже стоит выпить, – согласился Фрэнк.


Когда Фрэнк снова подъехал к дому Шерон, стрелки его наручных часов показывали одиннадцать. А калитка коттеджа была по-прежнему заперта! Это обстоятельство повергло Фрэнка в отчаяние. Он уже хотел ехать в больницу, когда из-за поворота улицы внезапно показалась машина Шерон. Значит, с ней все в порядке… При этой мысли Фрэнк почувствовал такую неистовую радость, что чуть не лишился сознания в первый раз в жизни.

– Боже мой, Шерон! – воскликнул он, бросаясь к машине. – Где ты пропадала столько времени? Я за целый день не смог тебе дозвониться, я думал, с тобой что-то случилось!

– Не понимаю, почему это должно было тебя взволновать, – сухо ответила она, выходя из машины. – И вообще, какого черта ты сюда приехал?

– Мне надо с тобой поговорить.

– Поговорить? Нет уж, дорогой Фрэнк, избавь меня от твоих разговоров! С меня хватило того, что произошло вчера, и я не желаю снова выслушать твои бредни.

Фрэнк взял ее за руку и виновато посмотрел в глаза.

– Пожалуйста, Шерон, не прогоняй меня! Я знаю, что повел себя ужасно, и представляю, как ты должна на меня злиться. Но я все-таки надеюсь, что ты простишь меня, когда я все тебе объясню.

– Так ты что, приехал мириться? – Шерон окинула его подозрительным взглядом. – Интересно узнать, зачем?

– Потому что я люблю тебя и не представляю без тебя своей жизни! – взволнованно проговорил он. – То есть я… хочу просить тебя стать моей женой.

Шерон изумленно ахнула.

– О господи, Фрэнк, ты серьезно? Или это очередная игра?

– Да нет никакой игры! И никогда не было, клянусь тебе, дорогая! Просто вчера… Шерон, пожалуйста, давай войдем в дом! Нам предстоит долгий разговор, и я не могу начинать его на ходу.

– Хорошо, – сказала она, чуть поколебавшись. – Но предупреждаю, что на этот раз тебе не удастся заморочить мне голову. За последние сутки я слишком много настрадалась, и теперь я абсолютно спокойна. Мои эмоции больше не возьмут верх над рассудком, как бы ты ни старался сбить меня с толку и вывести из равновесия.

В гостиной Фрэнк закурил и попросил выпить. Шерон достала бутылку вина, потом внимательно посмотрела на Фрэнка и колко заметила:

– Если не ошибаюсь, ты уже успел где-то выпить. Наверное, чтобы не скучно было меня дожидаться.

– Нет, просто мне хотелось заглушить тревогу, – сказал он, выразительно глядя ей в глаза. – Потому что я вовсе не такая бесчувственная скотина, как ты думаешь.

– Неужели? – усмехнулась Шерон. – Ну и чего же ты боялся? Может, ты вообразил, что я покончу с собой из-за такой драгоценной потери, как ты? Ошибаешься, милый! Я еще не сошла с ума, чтобы совершить такую глупость!

– И слава богу, – с искренним облегчением сказал Фрэнк. – Нет, я не думал, что ты можешь что-то с собой сделать. Однако ты могла попасть в аварию или заболеть. Что я должен был думать, когда тебя целый день не было ни дома, ни на работе, а Сара Уинслоу сказала, что ты ей не звонила?

– Так ты уже и Саре успел позвонить?

– Успел, и даже не один раз, а целых три. А действительно, где ты была все это время? Нет, Шерон, серьезно!

– Я провела эти сутки в гостинице.

– Где-где?

– В гостинице неподалеку от города, – пояснила Шерон. – В очень тихом местечке, где меня никто не мог потревожить. Но, конечно, я предупредила своих подчиненных, чтобы обо мне не беспокоились.

Фрэнк бросил на нее изумленный взгляд.

– В загородной гостинице? – переспросил он. – А… что ты там делала?

– Что, по-твоему, я могла там делать? – сердито спросила Шерон. – Сидела в номере и думала о своей несчастной судьбе в компании с бутылкой вина. А потом отсыпалась весь сегодняшний день.

– А как ты туда попала?

– Очень просто: ехала мимо и решила остановиться. Потому что у меня просто не было сил вернуться домой. Да и какая разница? – Шерон безнадежно махнула рукой.

– Прости меня, – сказал Фрэнк, нежно касаясь ее плеча. – Пожалуйста, любимая, прости ты меня, дурака! Я повел себя, как последний кретин.

Шерон сбросила с плеча его руку, потом подошла к столу, выпила немного вина и снова посмотрела на Фрэнка.

– Почему ты решил со мной помириться? – спросила она, подозрительно глядя ему в глаза. – Насколько я помню, вчера ты был весьма решительно настроен расстаться со мной. Что могло измениться за несколько часов? Ты говорил с Мартином?

– Откуда ты знаешь? – изумленно ахнул Фрэнк. – Ты видела нас в баре?

– А, так, значит, ты с ним все-таки говорил! – возмущенно воскликнула Шерон. – А я-то, наивная дурочка, подумала, что ты поверил мне на слово!

– Нет, дорогая, все совсем не так! – пылко возразил Фрэнк. – Я не собирался встречаться с Мартином и расспрашивать, как и почему вы расстались. Я наткнулся на него случайно, я и подумать не мог, что он будет в одиночестве сидеть в баре!

Шерон посмотрела на него с колкой усмешкой.

– «Счастливые совпадения хороши только в кино, а в жизни их практически не бывает…» Ведь это твоя фраза, дорогой мой Фрэнк, не так ли? Вчера ты сказал, что не можешь поверить мне на слово. А теперь ты хочешь, чтобы я поверила на слово тебе! – Она возмущенно пожала плечами. – У меня просто нет слов от такой наглости.

Фрэнк виновато опустил глаза.

– Да, любовь моя, – сказал он, – твой упрек справедлив. Но… вспомни, что я звонил тебе гораздо раньше, чем увиделся с Мартином! Я говорил с ним всего час назад, а дозвониться тебе пытался с самого утра! Твой проклятый автоответчик не работает, но мои слова может подтвердить Сара.

– То есть ты хочешь сказать, что все-таки поверил мне, да?

– Нет, не поверил.

– Что? – изумленно переспросила Шерон. – Как это не поверил? А почему ты тогда искал меня?

– Потому, – взволнованно пояснил Фрэнк, – что, как я уже говорил, я понял, что не могу без тебя. Не могу и все, понимаешь? И мне было совершенно плевать, любишь ты меня по-настоящему или только ищешь выгодную партию.

Шерон подошла к нему вплотную и пристально посмотрела в глаза.

– Подожди, Фрэнк. Ты хочешь сказать, что собирался жениться на женщине, которой не доверяешь? И это после того, как твой первый брак оказался неудачным?

– Да, – признался он с глуповато-смущенной улыбкой. – Все было именно так, дорогая моя. Можешь считать меня последним болваном, но я действительно решил рискнуть.

– Значит, ты так сильно любишь меня? – Шерон почувствовала, как на ее глаза запросились слезы. – О, Фрэнк, дорогой мой! Прости ты меня ради бога, что я так долго не решалась порвать с Мартином!

Фрэнк обнял ее за плечи и нежно коснулся губами ее щеки.

– Успокойся, любимая, я уже давно все простил. Я же прекрасно понимаю, как тебе было страшно связываться с таким непредсказуемым типом, как я. Но и мне было страшно, потому что я уже один раз женился на женщине, которой нельзя было доверять, и ты сама знаешь, чем это закончилось.

Шерон вздохнула.

– Знаю. Но я не Кэтрин Тайсон.

– Теперь я в этом не сомневаюсь. Но вчера еще сомневался, поэтому и устроил тебе отвратительную сцену, которую не могу без стыда вспоминать. Но, может, ты простишь меня, если я объясню причину моего поведения. – Фрэнк немного помолчал, набираясь решимости. – Понимаешь, дорогая, все дело в моей профессии. Я актер, да к тому же мне постоянно предлагают роли удачливых героев-любовников. А что это будет за герой-любовник, которого бросила вторая жена?

– Бросила?! – возмущенно воскликнула Шерон. – Черт подери, Фрэнк, откуда такие нелепые мысли?! Ты в самом деле считаешь, что я могу тебя бросить? Или считал, но это не оправдывает тебя!

Фрэнк покачал головой.

– Любовь моя, ты просто не понимаешь, в какой среде тебе предстоит жить. Нью-Йорк – это, конечно, не Голливуд, но и не Гринфилд. А ты… ты ведь довольно красивая, эффектная женщина, хотя и не осознаешь этого. Но мне достаточно было увидеть тебя в вечернем платье, чтобы понять, насколько опасно появляться с тобой в обществе богатых и не слишком порядочных людей. Тем более что положение моей жены сделает тебя еще более привлекательной для мужчин. – Фрэнк тяжело вздохнул. – Вот я потерял вчера голову при мысли, что тебя может увести какой-нибудь чертовски богатый старый хрыч. Ведь тогда мне уж точно придется навсегда уйти из мира кино. Я уже не говорю о том, что мое сердце будет разбито…

– Постой, Фрэнк! – взволнованно перебила его Шерон. – О чем, черт подери, ты мне тут толкуешь? Какое кино?! Ты же… О господи! – Шерон схватилась руками за голову. – Ты что, собираешься снова стать актером? И… поэтому ты ездил в Нью-Йорк?

– Да, – ответил он, виновато-смущенно глядя на нее. – Я ездил пробоваться на главную роль в одном фильме.

– И? – мрачно спросила Шерон.

– И меня утвердили на нее, – упавшим голосом вымолвил Фрэнк. – Собственно, я и не сомневался, но не хотел об этом говорить, пока не подпишу контракт.

– Понятно, – еще более мрачно процедила Шерон. – Значит, ты решил вернуться в мир большого кино.

Из груди Фрэнка вырвался мучительный стон.

– Я вижу, моя новость тебя совсем не обрадовала. То есть случилось то, чего я и боялся! Ты испугалась и решила дать мне от ворот поворот!

– Действительно, было бы очень странно, если бы я обрадовалась такой заманчивой перспективе, – с невеселой иронией сказала Шерон. – Жена красавца актера, по которому сохнут миллионы женщин! Всю жизнь мечтала оказаться в таком положении!

– А что такого ужасного в этом положении? – обиженно вскинулся Фрэнк. – По-твоему, все симпатичные актеры непременно должны быть кобелями? Ну конечно! Для чего еще пробиваться в мир большого кино, как не для того, чтобы иметь возможность менять женщин, как перчатки!

– А ты станешь уверять, что никогда не изменял своей первой жене?

– Представь себе, никогда! – оскорбленным тоном воскликнул Фрэнк. – Почему ты мне не веришь, черт подери?! Какие у тебя основания, чтобы мне не верить? Ты читала в желтой прессе о моих любовных интрижках? Ну же, отвечай! Читала ты когда-нибудь об этом или нет?

Шерон напрягла память, пытаясь вспомнить какую-нибудь заметку по этому поводу, но ничего не вспомнила.

– Да, я не помню, чтобы читала про твои интрижки, – смущенно призналась она. – Но ведь это ничего не доказывает: ведь при желании всегда можно безнаказанно сходить на сторону.

– Ну и какого черта мне в таком случае жениться?! – гневно спросил Фрэнк, с трудом сохраняя остатки спокойствия. – Ответь мне: какого черта? Назови мне хотя бы одну выгоду, которую может принести мне женитьба на тебе. Или ты полагаешь, что я много выиграл от того, что был женат на Кэтрин? Да мой первый брак не принес мне ничего, кроме кучи неприятностей! Не свяжись я с Кэтрин, я бы уже давно стал миллионером, а не просто популярным актером.

Фрэнк закурил сигарету и нервно заходил по комнате.

– Ты думаешь, что для успешной актерской карьеры достаточно обладать гармонично сложенным телом и смазливой мордашкой, – продолжал он, бросая на Шерон сердитые взгляды, – что в перерывах между съемками актеры только и делают, что развлекаются с актрисами, фотомоделями и богатыми дамочками, готовыми осыпать их деньгами за ночь любви. Ночь любви! – с сарказмом воскликнул он. – О какой любви или о каком сексе может идти речь, когда ты по вечерам падаешь с ног от усталости?! У меня были периоды, когда я по целому месяцу был не в состоянии заниматься сексом.

– О, Фрэнк! – испуганно воскликнула Шерон. – Пожалуйста, не надо так волноваться! Я совсем не хотела…

– Как ты думаешь, – перебил он ее, не в силах успокоиться, – почему Кэтрин с легкостью отказалась от карьеры актрисы? Да потому, дорогая моя Шерон, что она не могла выдержать такой напряженной жизни! Ей отчаянно хотелось денег и известности, но плата за них оказалась непосильной для нее. Последние два года нашей жизни превратились в сущий кошмар. После каждых съемок с Кэтрин случались истерики, она не могла успокоиться, пока не приезжал врач, который накачивал ее психотропными веществами. Кончилось тем, что она ни дня не могла прожить без успокаивающих таблеток. Я много раз предлагал ей бросить работу и жить в свое удовольствие, благо мы никогда не испытывали нужды в деньгах. Но она отказывалась, потому что не могла обойтись без всеобщего поклонения. И когда ей встретился человек, с которым она могла оставаться на виду, не прикладывая для этого никаких усилий, Кэтрин ухватилась за него, как за спасительную соломинку. Не знаю, вправе ли я осуждать ее за это. Пожалуй, нет.

Фрэнк затушил сигарету, отпил вина и взволнованно посмотрел на Шерон.

– Я не знаю, – сказал он, с отчаянной мольбой всматриваясь в ее глаза, – не знаю, сумел ли я убедить тебя, что могу стать тебе хорошим мужем. Но я хочу сказать только одно: если ты сейчас бросишь меня, я просто не представляю, как смогу это пережить. Пожалуйста, Шерон, не заставляй меня делать выбор между тобой и карьерой! Ведь это жестоко, черт подери! Ты же прекрасно знаешь… ты знаешь, как мне было плохо без любимой работы. – Он замолчал, не в силах договорить от избытка волнения.

Шерон подошла к нему и порывисто обняла за плечи.

– Да, да, да! – воскликнула она, осыпая поцелуями его лицо. – Я все знаю, любовь моя, я все понимаю! Я буду с тобой до тех пор, пока ты будешь любить меня и пока я буду тебе нужна!

– Значит, ты будешь со мной всегда, – убежденно сказал Фрэнк, крепко прижимая ее к себе. – Но я знаю, что давать тебе клятвы и обещания – совершенно бесполезное занятие. Пожалуй, я только зря потрачу время и энергию, которую, – его синие глаза сверкнули озорным блеском, – можно потратить на более полезное занятие.

– Какое еще занятие? – подозрительно спросила Шерон.

– А ты сама не догадываешься? – Фрэнк легонько пробежался пальцами по ее лицу, задержавшись на губах. – Только ради всего святого, – взмолился он, заметив в глазах Шерон настороженные огоньки, – не пытайся обвинить меня, что я нарочно разыграл чувствительную сцену, чтобы разжалобить тебя и вырвать согласие стать моей женой!

– Да уж, с тебя, пожалуй, станется, – усмехнулась Шерон.

– Ну-ну, любовь моя, не строй из себя беззащитного ангела, – ласково поддел ее Фрэнк.

И торопливо закрыл ей рот поцелуем.


Купить книгу "Воплощение соблазна" Шарп Виктория

home | my bookshelf | | Воплощение соблазна |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу