Book: Наперекор всему



Наперекор всему

Виктория Шарп

Наперекор всему

Купить книгу "Наперекор всему" Шарп Виктория

1

В небольшом уютном кафе «Вечерний блюз» негр в белоснежном смокинге тихо играл на саксофоне. По залу разливался аромат кофе-амаретто – одного из любимых напитков Элизабет Джемисон. Однако сегодня ей требовалось что-нибудь покрепче. Поэтому она подошла к стойке и заказала двойной виски без содовой. Пожилой бармен окинул ее удивленным взглядом, который тут же сменился сочувствующим. Элизабет часто заходила в «Вечерний блюз» по вечерам и неизменно заказывала кофе и марципановый рогалик. Такие рогалики были гордостью кафе, и метрдотель даже уверял, что они здесь самые лучшие во всем Нью-Йорке.

В будние дни Элизабет обычно не притрагивалась к спиртному, но сегодня у нее был кошмарный день и ей хотелось напиться. Все началось несколько часов назад, когда во время обеденного перерыва в редакции газеты «Нью-йоркский курьер», где работала Элизабет, к ней подошла сослуживица Вирджиния Ривз – заядлая феминистка и мужененавистница, обожающая совать нос в чужие дела.

– Бет, дорогая, ответь мне, сколько это может продолжаться? – спросила Вирджиния, требовательно глядя ей в глаза. – Похоже, ты не замечаешь, что твой роман с Джоном Саммерсом уже давно перестал быть тайной для коллег. Милочка моя, ты поставила себя в глупое положение. Секретарша газеты крутит роман с главным редактором… Что может быть банальнее и пошлее?

– Да, Вирджиния, я все понимаю, но что я могу поделать? – грустно возразила Элизабет. – Возможно, мы повели себя неосмотрительно, но теперь уже поздно что-то исправлять.

– А я думаю, что как раз сейчас и настало для этого время, – безапелляционно заявила Вирджиния. – Бет, ты должна решительно поговорить с Саммерсом. Ему пора сделать выбор между тобой и его невыносимой супругой. А что она невыносима, это я говорю тебе абсолютно точно. Как-то я сидела рядом с ней на банкете, и эта старая перечница произвела на меня ужасное впечатление. Представь, она ела салат вилкой для рыбы! А внешность? Старомодная химическая завивка и тройной слой косметики на лице! Я не понимаю, почему Саммерс вообще на ней женился. Мне кажется, что его выбор в твою пользу очевиден.

– Не знаю, – нерешительно протянула Элизабет. – Ведь они прожили вместе столько лет…

Виржиния иронично посмотрела на нее поверх очков в тонкой золотистой оправе:

– Боже мой, Бет, тебе двадцать восемь лет, а ты еще так наивна! Вот именно потому, что они долго прожили вместе, ему и будет легче с ней расстаться. Не сомневаюсь, Саммерсу уже давно надоела его скучная и необразованная жена. Он же редактор газеты, общается с такими интересными людьми! Однако, как и любого мужчину, его нужно подтолкнуть к решительным действиям. Вот ты и сделай это. И поскорее! А то, не ровен час, найдется какая-нибудь ловкая стервочка, которая уведет у тебя из-под носа выгодного жениха.

Элизабет в замешательстве потопталась на месте.

– Может, ты и права. Но, знаешь, мне бы не хотелось на него давить. Джон должен сам прийти к этому решению.

– Дурочка! – возразила Виржиния. – Если ты не надавишь на него как следует, ваши отношения могут еще долго оставаться неопределенными. Большинство мужчин устраивает такое положение вещей. Им выгодно встречаться с женщинами, которые ничего от них не требуют. А в конечном счете покладистые женщины, как правило, остаются у разбитого корыта. И, поверь мне, такая же незавидная участь ждет и тебя, если ты не возьмешься за ум!

А ведь она права, взволнованно подумала Элизабет. Я действительно веду себя с Джоном чересчур покладисто. А проще говоря, следую правилам его игры. Я всегда под него подстраиваюсь, а если мне что-то не нравится, старательно это скрываю. Да, Вирджиния абсолютно права: пора положить конец этому нелепому положению. Ведь мы с Джоном встречаемся уже два года… Даже не верится!

– Хорошо, – сказала она, решительно тряхнув головой. – Я поговорю с ним. И сделаю это прямо сейчас.

– Вот и умничка, – одобрительно заключила Вирджиния. И, одарив Элизабет дружелюбно-покровительственной улыбкой, вышла.

Полчаса спустя редактор «Нью-йоркского курьера» вернулся с обеда и, пройдя через крохотную комнатушку, в которой сидела за компьютером Элизабет, проследовал в свой огромный, роскошный кабинет.

Элизабет вошла туда вслед за ним. А пятнадцать минут спустя выбежала оттуда в слезах и бросилась в туалет, откуда не выходила целый час – до тех пор пока следы слез окончательно не исчезли с ее лица.

Сейчас она сидела в кафе, пила неразбавленный виски, от вкуса которого ее мутило, и кляла на чем на свет стоит и своего бывшего возлюбленного, и «дальновидную» Вирджинию Ривз, и свою незадачливую судьбу. А между тем в ее голове неотступно крутились убийственно жестокие слова Джона Саммерса:

– Развестись с женой и жениться на тебе? Девочка моя, да в своем ли ты уме, чтобы ставить мне подобный ультиматум?! Что ты возомнила о себе? Неужели ты думаешь, что преуспевающий редактор газеты будет подрывать свою репутацию разводом? И ради чего? Ради женитьбы на секретарше?! Да с чего ты взяла, что я способен на такое безрассудство? Разве я когда-нибудь говорил, что люблю тебя и собираюсь иметь с тобой длительные отношения? Тем более жениться! Бог мой, да мне и в голову никогда бы такое не пришло! Я вполне доволен своим браком, и никто, никто не может сказать, что я когда-либо утверждал обратное! Да вспомни сама, разве я когда-нибудь жаловался тебе на свою жену? Нет, нет и нет!

Джон обрушил на Элизабет свою гневную тираду, словно прокурор, произносящий в суде обвинительную речь. Его фразы лились сплошным потоком, и Элизабет не имела возможности вставить хотя бы слово. Когда же он наконец замолчал, она чувствовала себя такой измученной, что была не в силах что-то возразить. Да и зачем, когда все предельно ясно? Джон не только не был в нее влюблен, но и не питал к ней каких-либо мало-мальски теплых чувств. Она была для него всего лишь игрушкой, очередной постельной забавой. Джон Саммерс позволил ей до безумия влюбиться в него, а сам все время сохранял трезвую голову. Его прекрасно устраивало такое положение вещей. Положение, при котором его любят, а он – нет. И как только Элизабет захотела изменить несправедливую ситуацию, он тут же без колебаний порвал с ней. По понятиям Джона Саммерса, Элизабет перешла грань дозволенного. А значит, нужно было поставить ее на место, что, собственно, он и сделал.

А чего ты ожидала, глупая ворона? – с горечью спросила себя Элизабет. Кто ты такая, чтобы претендовать на роль жены известного, обеспеченного человека? Провинциальная девчонка-неудачница, вот кто ты такая! Вечная секретарша, которая никогда не сможет сделать карьеру, никогда не заработает денег на покупку квартиры в Нью-Йорке. Ноль, ничтожество! Да еще и легковерная дурочка, не умеющая разбираться в людях и учиться на своих прошлых ошибках.

Жалобно шмыгнув носом, Элизабет допила виски. Потом, посмотрев на опустевший стакан, поискала глазами бармена и махнула ему рукой.

– Пожалуйста, еще двойной виски! – громко крикнула она. И чуть не выронила стакан, услышав над своей головой ироничный мужской голос:

– А не много ли будет для такой хрупкой молодой леди?

Чертыхнувшись вполголоса, Элизабет резко повернулась в ту сторону. Рядом с ее стулом стоял незнакомый молодой мужчина в элегантных черных брюках и жемчужно-сером пуловере. Среднего роста, худощавый и довольно симпатичный, хотя и не броской внешности. Коротко постриженные льняные волосы, умные серые глаза, тонкий нос с почти незаметной горбинкой. Ничего особенного, но в его лице угадывалась какая-то внутренняя сила. Целеустремленное лицо, подумала Элизабет. И достаточно волевое, будь он неладен!

– В чем дело, молодой человек? – спросила Элизабет с оттенком пьяной бравады. – Вы что-то от меня хотите?

– Хочу, – ответил он, глядя на нее невозмутимым взглядом. – Я хочу, чтобы вы не напились до бесчувствия и не угодили назавтра в больницу вместо работы. – С этими словами незнакомец снял свою кожаную куртку со спинки стула соседнего столика и перевесил ее на спинку свободного стула того столика, за которым сидела Элизабет. А вслед за курткой и сам уселся. – Два виски с содовой для меня и дамы, – сказал он бармену. – И пару горячих сандвичей.

Элизабет смерила незнакомца ледяным взглядом.

– Я что-то не поняла юмора, – сухо процедила она. – Что, черт возьми, вы себе позволяете?! Мало того что уселись без приглашения за мой стол, так еще и перебиваете мой заказ!

– Не перебиваю, а всего лишь вношу коррективы, – с улыбкой возразил он. – Заметьте, леди, ради вашей же пользы.

– Понятно, – усмехнулась Элизабет. – Вы, стало быть, решили, что подвыпившая одинокая женщина станет для вас легкой добычей. Не надейтесь, приятель! Здесь меня все знают и не дадут в обиду. А вот вас я здесь еще никогда не видела!

– Так вы завсегдатай этого кафе?

– Именно! – гордо ответила Элизабет. – И не просто завсегдатай, а почетный клиент. Так что только попробуйте распустить руки или язык: мигом окажетесь в полиции!

– Боже, как страшно! – рассмеялся незнакомец. – Я уже заранее трепещу… Благодарю вас, – дружелюбно кивнул он бармену и, откинувшись на стуле, внимательно посмотрел на Элизабет. – Ну а теперь, прекрасная незнакомка, рассказывайте, что за ужасное горе у вас случилось.

Элизабет бросила на него возмущенный взгляд, а затем саркастически рассмеялась.

– Нет, вы только посмотрите на этого типа! – воскликнула она, изумленно пожимая плечами. – Навязывается в компанию к незнакомой женщине, да еще и требует, чтобы она с ним откровенничала! Ей-богу, впервые в жизни сталкиваюсь с таким беспардонным поведением! – Отхлебнув виски, Элизабет достала сигарету – последнюю в пачке – и попыталась прикурить. Но сигарета выскользнула из ее дрожащих пальцев и скатилась по гладкому столу на пол.

– О, да я вижу, ты уже достаточно набралась! – с беспокойством воскликнул мужчина. Затем достал из своей пачки сигарету, быстро прикурил ее и всунул в пальцы Элизабет. – На, держи! – весело проговорил он. – И больше не роняй.

На какое-то время Элизабет оторопела.

– Нет, это просто уму непостижимо, – пробормотала она, глядя на незнакомца изумленными глазами. – Я… да я просто не знаю что сказать!

Тот добродушно усмехнулся и подвинул к ней пепельницу. Потом закурил сам и, слегка наклонившись в сторону Элизабет, пристально посмотрел ей в глаза.

– Кури, Бет, не бойся, я не заразный, – с расстановкой проговорил он.

– Откуда вы знаете, как меня зовут, черт подери?! Разве мы знакомы?

– Знакомы. И довольно неплохо.

– Не может быть. – Элизабет подозрительно посмотрела на собеседника. – Если мы и встречались где-то, то нас явно не представляли друг другу. Иначе бы я вас непременно запомнила. Да и на лица у меня, слава богу, неплохая память.

Незнакомец окинул ее долгим, испытующим взглядом, затем иронично усмехнулся и покачал головой.

– Как странно, что ты никак меня не узнаешь! Неужели я так сильно изменился за… какие-то десять лет?

– Десять лет? – переспросила Элизабет, сосредоточенно наморщив лоб. – Десять лет… О боже! – Она смущенно рассмеялась, хлопнув себя ладонью по лбу. – Том Хантер! Черт возьми, да у меня, видно, совсем крыша поехала, раз я могла тебя не узнать!

– Ну наконец-то! – облегченно вздохнул он. – А то я уж начал всерьез опасаться, что закончу вечер в полицейском участке!

– Почему ты сразу не назвался? Черт, как глупо все получилось! – Элизабет неловко поерзала на стуле. – Значит, Том Хантер, ты тоже обретаешься в Нью-Йорке?

– Как видишь, Бет.

– И… как же ты забрел в это заведение?

– Не поверишь, совершенно случайно. Я живу в другом конце города и в эти места не заглядываю. Но сегодня мне нужно было проведать одного моего пациента, он живет по соседству с «Вечерним блюзом». Обычно я езжу на машине, но она в ремонте, и я добирался на метро. Только вышел от больного, как пошел дождь. Вот я и заглянул сюда. – Том с легким прищуром посмотрел на Элизабет. – И, как оказалось, не зря.

– Да, жизнь иногда преподносит странные сюрпризы, – задумчиво протянула Элизабет. И, спохватившись, оживленно спросила: – Подожди, Том, про каких пациентов ты там говорил? Ты что, стал врачом?!

– Да, – кивнул он. – Врачом.

– Ну и ну! – Элизабет изумленно присвистнула. – Вот уж никогда бы не подумала, что ты выберешь такую серьезную профессию!

– Почему? Что тут удивительного?

– Ну… – Элизабет на мгновение замялась. – Насколько я помню, ты всегда был таким несерьезным…

– Разве?

– А разве не так? Ну-ка, вспомни, кто в нашем классе был лидером по срыву уроков? А кто объявлял бойкоты особо придирчивым учителям? Том Хантер!

– Это ни о чем не говорит.

– Да как же не говорит? Очень даже говорит! И потом, я не помню, чтобы ты увлекался медициной. Да и по биологии у тебя, кажется, были неважные отметки…

– Клевета! По биологии и химии я всегда получал самые высокие баллы! Или ты забыла, кто обычно помогал тебе делать лабораторные работы?

– Да, верно. И все-таки в моей памяти ты остался не слишком серьезным молодым человеком. Добродушным, веселым, беспечным, озорным… Одним словом, порядочным шалопаем.

– Неужели? – иронично спросил он. – А больше я никаким не остался в твоей памяти?

Элизабет почувствовала, как ее щеки начинают гореть. Итак, это все же случилось: то, чего она подсознательно ждала последние десять минут. Том затронул ту самую тему, которой Элизабет страшно не хотелось касаться. Ни сегодня, ни вообще когда-либо в жизни. Она надеялась, что Том проявит тактичность и не заговорит об этом. Но, похоже, ошиблась. Неприятная тема затронута, и теперь будет глупо, если она станет делать вид, будто не понимает намеков Тома.

Выпрямив спину, Элизабет строго посмотрела на собеседника.

– Послушай, Том, – с прохладцей проговорила она, – скажи на милость, к чему эти неуместные намеки? Ведь, по сути, ничего такого особенного между нами не было.

– Вот как? – усмехнулся он. – Так, по-твоему, то, что случилось между нами в ночь после выпускного бала, сущие пустяки?

– Конечно, – с деланным недоумением ответила Элизабет. – А что, собственно, произошло? Подумаешь, позанимались разок любовью! Да половина наших одноклассников переспали друг с другом в тот вечер. И не только в тот, но и раньше. И что же? Кто из них теперь придает этому значение?

Том поднял голову и посмотрел на Элизабет каким-то странным, взволнованным и чуть дерзким взглядом.

– Может, для других это ничего не значит, – с расстановкой произнес он, – но только не для меня. И не для тебя. Потому что до того вечера ты… была девственницей.

– Какие глупости! – натянуто рассмеялась Элизабет. – Все мы когда-то были девственницами! И у каждой девушки это когда-то бывает в первый раз.

– То есть ты хочешь сказать, что первый мужчина в жизни девушки ничего для нее не значит?

Элизабет раздраженно повела плечами.

– А почему ты должен для меня что-то значить? И потом, ты же прекрасно знаешь, что я… – она на мгновение замялась, – связалась с тобой под влиянием минуты, с отчаяния. Мы не были влюблены друг в друга и никогда не встречались. Поэтому… ну о чем тут можно говорить? Это просто нелепо, Том!

– Нелепо? – переспросил он, чуть сощурив глаза. – Что ж, как знаешь, Бет. Если для тебя это ничего не значит…

– А ты хочешь сказать, что это что-то значило для тебя? – усмехнулась Элизабет. – Брось, Том, ведь я-то наверняка не была твоей первой женщиной!

– Да, не была.

– Вот видишь! – Элизабет допила виски и поискала взглядом бармена.

– Собираешься еще пить? – с легким беспокойством спросил Том. – Извини, Бет, но, по-моему, тебе уже достаточно.

Элизабет на мгновение задумалась, а затем отрицательно покачала головой.

– Нет, Том, не достаточно. Потому что я хочу напиться. Понимаешь? Хочу!

Он пытливо посмотрел ей в глаза.

– Что у тебя случилось, Бет? Может, все-таки расскажешь?

– Черт возьми, Том! – рассмеялась Элизабет. – Как это, однако, забавно. Ситуация повторяется! Помнишь, тогда, на выпускном вечере, ты тоже выслушивал мои сердечные излияния?

– Прекрасно помню. А что, и на этот раз дело в мужчине?

– Да, – вздохнула Элизабет. – Опять. Ладно, закажи мне еще виски, и я все тебе расскажу.

Том подозвал бармена и попросил два виски с содовой.

– А теперь, Бет, я тебя внимательно слушаю, – сказал он, когда бармен принес заказ.

– Что ж, слушай. – И, неспешно потягивая виски, Элизабет рассказала Тому историю своего романа с Джоном Саммерсом.

– Вот видишь, Том, – сказала она в заключении, – я нисколько не изменилась за эти годы. Осталась такой же дурочкой, как и была.

– Да-а! – протянул он с какой-то непонятной интонацией. – Похоже, ты и впрямь не изменилась.

– Джон Саммерс бросил меня, – продолжала Элизабет, жалобно шмыгая носом. – Точно так же, как бросали все остальные мужчины, с которыми я встречалась до него. Никто из них никогда не любил меня. Никто, понимаешь?! Никто меня не любил, никто не хотел серьезно встречаться. И уж тем более, никто не хотел на мне жениться. О, Том! Если бы ты знал, как это обидно, когда с тобой никто не хочет встречаться всерьез!



– Ну, по крайней мере одного мужчину, который предлагал тебе серьезно встречаться, я знаю, – многозначительно заметил Том.

Элизабет бросила на него удивленный взгляд.

– Знаешь? И… кто же это был?

– Я, – ответил Том. – Но конечно же ты этого не помнишь.

– Нет, теперь вспомнила, – смущенно пробормотала Элизабет. – Ты говорил об этом в то утро… Но ведь это было так давно, почти что в детстве!

– Но все-таки может послужить тебе хоть каким-то утешением, – полуиронично, полусерьезно заметил Том.

– Да, ты прав, – рассмеялась Элизабет. – Как странно, что я совсем мало помню тот вечер!

– Наверное, ты слишком усердно старалась его забыть.

– Да, – взволнованно проговорила Элизабет, – это правда. Я изо всех сил старалась забыть тот день. Но не из-за тебя, Том, нет. Из-за другого человека. Мне было невыносимо думать, что мужчина, которому я решилась признаться в любви, отверг меня. Это причинило мне такое огромное горе, что оно заслонило все, что произошло потом. То есть то, что произошло между нами. Да о чем тут говорить? Я ведь и поехала к тебе лишь затем, чтобы не думать о другом человеке!

– Знаю, – сказал Том. – Но даже в постели со мной ты не могла забыть о нем. Впрочем, я на это и не надеялся. Я вообще не хотел, чтобы мы были близки в тот вечер.

– Да, я помню, – кивнула Элизабет. – Это я затащила тебя в постель. Но я ни о чем не жалею. Пожалуй, это хорошо, что моим первым мужчиной стал ты. Ты был таким нежным, таким осторожным… Жаль, что я почти ничего не помню. Я была слишком пьяна в тот вечер. Думаю, при других обстоятельствах мне было бы с тобой очень хорошо. Но зато на следующее утро я уже не так сильно переживала из-за другого мужчины! А значит, все было не зря… – Элизабет вдруг замолчала и смущенно, взволнованно посмотрела на Тома. А потом тряхнула головой и оживленно выпалила: – Слушай, Том, а давай поедем сейчас к тебе! Ну как в тот раз, понимаешь? Если, конечно, ты живешь один.

– Я живу один.

– Значит, поедем?

Том ответил не сразу. Какое-то время он молча смотрел на Элизабет: так пристально, что у нее зарябило в глазах. Затем как-то странно усмехнулся и сказал:

– Ну что ж, поедем.

2

Элизабет долго не могла проснуться. На короткие мгновения она выныривала из мира туманных грез и снова погружалась в него. Наконец, сделав над собой усилие, Элизабет открыла глаза. В следующий миг ее сознание резко прояснилось, а сердце учащенно, тревожно забилось.

Комната была незнакомой! Осознав этот пугающий факт, Элизабет переместилась в сидячее положение, а затем настороженно огляделась. Ей едва не стало дурно, когда она обнаружила, что находится в чужой постели, практически голой, если не считать белого кружевного бюстгальтера и тоненьких трусиков. Но ведь эти вещи так же легко надеть, как и снять…

– Бог мой! – пробормотала Элизабет, схватившись руками за лицо. – Неужели я так сильно набралась вчера, что не смогла попасть домой?!

Постаравшись успокоиться, она еще раз внимательно огляделась. И с некоторым облегчением отметила, что комната, где она находилась, ничем не напоминает притон. Напротив, это была весьма прилично обставленная комната. Мебельный гарнитур, стилизованный под старину, выглядел дорогим и источал запах древесного лака, что говорило о том, что он был приобретен хозяином совсем недавно. Светло-бежевые обои на стенах и белая потолочная плитка тоже казались новыми. Единственное окно комнаты, занимавшее почти всю стену, было красиво задрапировано шелковыми занавесками фисташкового цвета, из-под которых ниспадало легкое облачко белоснежного тюля. Пол покрывал дорогой ковролин темно-зеленого цвета. Постельное белье на кровати было такого же цвета, а поверх одеяла лежал мягкий бежево-коричневый плед. Одним словом, это была красивая, уютная спальня. Совсем не похожая на спальню Элизабет в той квартире, что она снимала последние три года.

Да, но кто же привез меня сюда? – в замешательстве подумала она.

Словно в ответ на ее вопрос, дверь приоткрылась и в комнату заглянул мужчина. А в следующий миг Элизабет все вспомнила.

– Господи, Том Хантер! – облегченно выдохнула она. – Так это, оказывается, твой дом? А я уж испугалась, что напилась вчера до бесчувствия и попала в постель к какому-то незнакомому типу!

По его губам скользнула ироничная усмешка.

– То есть ты хочешь сказать, что ничего не помнишь? – спросил он, медленно приближаясь к кровати. – Не помнишь, как мы ехали ко мне домой?

– Честно говоря, не помню, – смущенно призналась Элизабет. – Нет, я конечно же помню, как мы сидели в баре, пили виски и разговаривали про жизнь. Но поездку в такси и… остальное абсолютно не помню.

– Хорошенькие дела, – хмыкнул Том.

Элизабет бросила на него встревоженный взгляд.

– Послушай, Том… Скажи откровенно, между нами… что-то было вчера?

– Что ты имеешь в виду?

– Не прикидывайся! Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду!

Он встал рядом с кроватью и пристально, с каким-то непонятным выражением посмотрел ей в глаза.

– Ты хочешь спросить, занимались ли мы любовью?

– Да, черт возьми! – раздраженно воскликнула Элизабет. – Меня интересует именно это!

– А сама ты, значит, не помнишь?

– Но я же сказала, что не помню того, что произошло после бара! Зачем ты задаешь дурацкие вопросы? Просто ответь: было между нами что-то или нет?!

– Нет.

– Что? – изумленно переспросила Элизабет. – То есть как это, нет?

– Мы не занимались любовью. Когда мы приехали сюда, я сразу уложил тебя спать. Раздел и уложил, понимаешь?

– То есть я сразу отключилась, да?

– Да.

– А ты?

– Последовал твоему примеру. Нет, Бет, мы не спали в одной постели. Я спал на диване в гостиной.

– Понятно, – смущенно буркнула Элизабет.

Внезапно Том сел на кровать, и их лица оказались совсем близко. И не только лица. Рядом с Элизабет был Том Хантер – знакомый и в то же время незнакомый мужчина. В вырезе махрового халата Элизабет видела его крепкую, мускулистую грудь, покрытую темными волосками, и это зрелище неожиданно взволновало ее. Она вдруг представила, что они могли провести ночь в одной постели и она могла уснуть, прижимаясь к этой груди, и почувствовала, как ее лицо начинает гореть.

– Элизабет! – ласково позвал ее Том. – Посмотри на меня, пожалуйста!

Совладав с охватившим ее смущением, Элизабет заставила себя поднять на него глаза, и через мгновение ее окатила жаркая волна. Серые глаза Тома были полны пронзительной нежности и такого страстного призыва, что Элизабет стало не по себе.

– Перестань, Том, – пробормотала она с нервным смешком. – Зачем ты так на меня смотришь?

– Как?

– Так, будто… будто хочешь заняться со мной любовью.

– И что же здесь странного?

Элизабет бросила на него удивленный взгляд.

– Но ведь ты же не стал делать это ночью!

– Да, – кивнул он, – не стал. Потому что ты была в невменяемом состоянии. Это было бы не занятие любовью и даже не секс, а нечто сродни насилию. А я всегда питал отвращение к таким вещам. Заниматься сексом с полубесчувственной женщиной… По-моему, это просто глупо.

– Да, наверное ты прав, – смущенно промолвила Элизабет. – Было ужасно глупо с моей стороны напроситься к тебе в гости и предложить заняться любовью. Нетрудно догадаться, что ты сейчас обо мне думаешь!

– Я думаю, – ответил Том тихим, проникновенным голосом, от которого по спине Элизабет пробежал волнующий холодок, – что ты самая обворожительная женщина на свете. И все твои мужики были настоящими ослами, раз не смогли этого понять! – И, прежде чем Элизабет опомнилась, Том вдруг мягко завалил ее на кровать и прильнул губами к ее губам.

В тот же миг перед глазами Элизабет все смешалось. Поцелуй Тома был таким прекрасным и возбуждающим, что она даже застонала от восторга. На какое-то время она просто потеряла голову. Его губы так властно и нежно ласкали ее рот, что она не могла заставить себя оторваться от них. Да ей и не хотелось этого. Ей хотелось лишь одного: чтобы эти чудесные мгновения длились как можно дольше.

Когда Том наконец отстранился, Элизабет не сразу пришла в себя. А когда опомнилась, почувствовала себя ужасно неловко.

– Черт возьми, Том, зачем ты это сделал? – спросила она, не узнавая своего изменившегося от волнения голоса. – Что за дурацкие шутки?

– Почему шутки? – возразил он. – Никакие это не шутки.

– Том! – Элизабет смерила его предостерегающим взглядом. – Послушай, ты, верно, неправильно меня понял. Если я была готова вчера лечь с тобой в постель, это совсем не означает, что я… что я такая легкомысленная и порочная особа. Просто вчера у меня выдался тяжелый день и я была пьяна.

– Я знаю, – сказал он. – И, поверь, я вовсе не считаю тебя порочной особой, которая готова лечь в постель с первым встречным.

– Не считаешь? Тогда почему ты так ведешь себя со мной?

– Как?

– Что значит – как? Ты же только что пытался уложить меня в постель!

– Разве? – Том посмотрел на Элизабет простодушно-насмешливым взглядом. – Нет, дорогая, ты ошибаешься. У меня и в мыслях не было уложить тебя в постель.

Элизабет растерянно хлопнула ресницами.

– Но ведь ты… ты только что…

– Только что поцеловал тебя. Но, уверяю тебя, дальше этого я не собирался заходить.

– Но зачем же ты тогда поцеловал меня?!

– Потому что не удержался. – Он ласково пригладил ее спутавшиеся каштановые пряди. – Понимаешь, Бет, ты выглядишь сейчас такой обольстительной, что я просто не смог удержаться.

Элизабет смущенно кашлянула.

– Хм… Понятно. Ну и… что же дальше?

– Дальше? – задумчиво переспросил Том. – А дальше я… предлагаю тебе со мной встречаться. Серьезно встречаться. Вот!

На какое-то время Элизабет лишилась дара речи.

– Том, – недоверчиво спросила она, немного придя в себя, – ты что, шутишь, да?

– Вовсе нет, с чего ты взяла?

– Но… но ведь это же… это же довольно странно!

– Почему?

– Потому что ты не можешь говорить такие вещи всерьез. В самом деле, Том, что на тебя нашло? Мы не виделись столько лет, потом случайно встретились, и ты вдруг предлагаешь мне стать твоей девушкой! Вот так вот, ни с того ни с сего!

– Почему ни с того ни с сего? Ты и раньше мне нравилась, еще тогда, когда мы учились в школе.

– Да, но ведь с тех пор прошло столько лет! И мы уже совсем не те, что прежде. Мы стали другими людьми, Том.

– Вот и замечательно, – невозмутимо ответил он. – Значит, у нас есть шанс начать все сначала, как говорится, с чистого листа. Словно мы только вчера познакомились.

Элизабет нервно рассмеялась.

– Но ведь это же самообман, Том! Неужели ты не понимаешь? Как бы мы ни старались, мы не сможем забыть то, что было раньше, и смотреть друг на друга как на новых знакомых.

Он нетерпеливо передернул плечами.

– Ладно, Бет, довольно рассуждений. Просто ответь: согласна ты или нет?

– Разумеется, нет! Это же просто нелепо! Извини, если мои слова покажутся тебе обидными, но… пойми, Том: я никогда, никогда не смогу смотреть на тебя как на мужчину! Для меня ты всегда будешь моим одноклассником, мальчиком, с которым я училась в школе.

– Неужели? – усмехнулся он. – А десять минут назад, когда мы целовались, ты тоже видела во мне мальчишку-одноклассника?

Элизабет вспыхнула по самые уши.

– Нет, – тихо ответила она, не глядя на него. – Тогда все было по-другому. Но это ничего не значит! Просто ты застал меня врасплох.

Он рассмеялся, покачивая головой.

– М-да! Не очень веселая ситуация. Ладно, Бет, оставим пока эти разговоры. Давай лучше завтракать.

– Завтракать? – Элизабет посмотрела на часы и со стоном схватилась руками за голову. – Боже мой! Половина двенадцатого! Я опоздала на работу и теперь просто не представляю, что там будет!

– Ничего, – сказал Том. – Потому что ты больше не работаешь в «Нью-йоркском курьере».

Элизабет воззрилась на него изумленным взглядом.

– То есть как это, не работаю?

– Очень просто. Сейчас мы позавтракаем, потом я отвезу тебя в редакцию, и ты получишь расчет. Не волнуйся, Бет, я найду тебе другую работу, не хуже прежней.

– Но ведь… но ведь так это не делается!

– А как делается? Ты что, собираешься и дальше работать секретаршей этого мерзавца Саммерса? После того что случилось вчера?!

– Да, ты прав, – растерянно пробормотала Элизабет. – После того что случилось вчера, я не могу там работать. Но ведь другую работу найти так сложно… Даже не знаю, что делать.

– Я же сказал, что устрою тебя на работу. Так что можешь ни о чем не переживать.

Элизабет с сомнением посмотрела на Тома.

– Устроишь? Но как? Разве у тебя такие хорошие связи, что ты можешь устроить на работу человека, который, честно говоря, ничего толком не умеет делать?

– Ну что-то же ты умеешь делать. Или Саммерс держал тебя секретаршей за красивые глазки?

– Разумеется, нет! Когда я устроилась туда, между нами еще ничего не было.

– Вот видишь! Значит, беспокоиться не о чем.

– Том, но ведь такие дела не делаются в одну минуту! Пока ты будешь подыскивать мне работу, пройдет время. А чем, скажи на милость, я буду платить за квартиру? У меня нет никаких сбережений!

– В таком случае за твою квартиру буду платить я.

– Что? – переспросила Элизабет, не веря своим ушам. – Том Хантер, ты спятил?! С какой стати ты будешь оплачивать мои расходы? Мы же совсем чужие люди!

– Тогда считай, что я даю тебе деньги в долг.

– Ха! А когда я тебе его верну?

– Когда разбогатеешь, – усмехнулся Том. – А впрочем, ты зря беспокоишься. Уверяю тебя, не пройдет и двух недель, как я найду тебе прилично оплачиваемую работу.

Элизабет бросила на него недоверчивый взгляд.

– Хочешь сказать, что у тебя полно выгодных связей?

– А что тебя удивляет? Я же хирург высокой квалификации, и в этом городе полно людей, которые обязаны мне жизнью.

– Так ты хирург?! – изумленно воскликнула Элизабет. – Не просто врач, а хирург? То есть ты делаешь все эти ужасные, сложные операции?

– Ага, – улыбнулся Том.

– Ну и ну! – протянула Элизабет. – Да, вот уж никогда бы не подумала, что ты станешь таким… хм… серьезным человеком.

Никак не отреагировав на это замечание, Том посмотрел на часы, а затем деловито проговорил:

– Ладно, Бет, пора завтракать. А то мы не попадем в твою редакцию даже к концу рабочего дня. Кстати… – он бросил на нее заговорщицкий взгляд, – как ты смотришь на то, чтобы я зашел в редакцию вместе с тобой? Думаю, это будет весьма досадный сюрприз для твоего шефа.

– Отличная идея! – радостно воскликнула Элизабет.

– Тогда одевайся – и бегом на кухню.


Полтора часа спустя Элизабет входила в редакцию «Нью-йоркского курьера» под руку с Томом. Эффект превзошел все ее ожидания. Коллеги Элизабет чуть ли не повскакали из-за столов, чтобы лучше рассмотреть ее спутника. А Вирджиния Ривз даже захлопала в ладоши от восторга.

Неспешно проследовав через помещения редакции, Элизабет вошла в свой кабинет. Здесь она попросила Тома подождать ее и вошла в кабинет шефа, оставив дверь приоткрытой.

– Элизабет? – Саммерс вскочил с кресла и устремился к Элизабет с перекошенным от гнева лицом. – Что это за штучки?! Что ты себе позволяешь?! Я думал, с тобой что-то случилось, а ты спокойно заявляешься на работу в середине рабочего дня, будто так и надо!

– А что, собственно, произошло? – с невинной улыбкой спросила Элизабет. – Подумаешь, немного опоздала!

– Что?! – вне себя от возмущения воскликнул Саммерс. – Немного опоздала?! Да в своем ли ты уме, детка? Или ты возомнила, что у тебя здесь какие-то особые привилегии?

– Конечно. Я же твоя любовница!

На какое-то время Саммерс лишился дара речи.

– Да ты… да ты или совершенно обнаглела, или сошла с ума! Ну нет, милочка моя, со мной этот номер не пройдет! Я не позволю садиться себе на шею! Я… да я тебя…

– Сбавь обороты, приятель, – раздался за спиной Элизабет голос Тома. – А не то, смотри, как бы тебя удар не хватил от наплыва эмоций. В твоем возрасте этого следует опасаться.

Саммерс просто позеленел.

– Кто вы такой, черт возьми?! – в бешенстве заорал он. – И почему осмелились войти в мой кабинет без стука?!

– Я – близкий друг Элизабет, – спокойно пояснил Том. – И не позволю вам разговаривать с ней в таком тоне. А впрочем, – прибавил он, презрительно пожимая плечами, – вам вообще не о чем больше с ней разговаривать. Элизабет увольняется.

– Что? – Саммерс растерянно воззрился на Элизабет. – Как? Элизабет, это что, правда?

– Да, мистер Саммерс. Я пришла получить расчет.

– Вот, значит, как? – пробормотал Саммерс, переводя взгляд с Элизабет на Тома и многозначительно покачивая головой. – Так вот почему ты… А я-то думал… А оказывается…

– Довольно болтать, приятель, – оборвал его Том. – Давай Элизабет расчет, не задерживай нас.

Саммерс надменно поджал губы.

– Уходить она может хоть сейчас. А вот расчет я ей давать не собираюсь.

Том медленно приблизился к Саммерсу.

– Не собираешься? А если хорошенько подумать?

– Да вы…

– Мистер Саммерс, если не ошибаюсь, ваша газета рекламировала «чудодейственные» препараты для лечения гастритов, колитов и всего такого? – вдруг спросил Том, вперив в него жесткий взгляд. – А известно ли вам, что многие из тех, кто пользовался этими препаратами, вскоре угодили на операционный стол? Нет? А о том, что фирмы, заказывавшие у вас рекламу, внезапно куда-то исчезли, вам тоже неизвестно?



– Что? – переспросил Саммерс с побледневшим лицом. – О чем вы говорите, черт подери, я вас не понимаю!

– Все ты прекрасно понимаешь, мошенник! – гневно воскликнул Том. – Ты помещал в своей газете рекламу лекарств, не удосужившись проверить лицензии фирм. А это, как тебе известно, является нарушением закона. Смотри же, чтобы больше такого не было, а не то я до тебя доберусь! – Он погрозил Саммерсу кулаком. – Ладно, а теперь выписывай Элизабет расчет. И не забудь про компенсацию за неиспользованный отпуск!

Саммерс покачнулся на месте, словно собирался грохнуться в обморок. Потом, совладав с дурнотой, уселся за стол и быстро выписал Элизабет расчет. Взяв листок, Элизабет молча отвернулась от Саммерса и, подхватив Тома под руку, проследовала в бухгалтерию.

Получив расчет, Элизабет и Том покинули редакцию. Едва они оказались в машине Тома, Элизабет тотчас засыпала его вопросами, которые последние двадцать минут вертелись у нее на языке.

– Все очень просто, – пояснил Том. – В последние месяцы к нам, а также в другие больницы стали поступать пациенты, которые пользовались одними и теми же лечебными препаратами. Была проведена проверка, и выяснилось, что эти препараты вредны для здоровья. Одну из фирм, продававших лекарства, удалось привлечь к суду, остальные успели закрыться и исчезнуть в неизвестном направлении. Ты должна помнить их названия… – Он перечислил ряд фирм, заказывавших рекламу в «Нью-йоркском курьере».

– Да, я помню их рекламу, – кивнула Элизабет. – Но, боже мой, мне и в голову не приходило, что это мошенники!

– Зато я не сомневаюсь, что твой шеф прекрасно знал об этом, – гневно проговорил Том. – Но, к сожалению, его очень трудно привлечь к ответственности. Ведь фирмы предоставляли лицензии, и Саммерс может сказать, что у него не было оснований им не доверять. На самом же деле он должен был проверить, каким путем получены лицензии и не фальшивые ли они случайно. Но он этого не сделал, потому что думал только о прибыли.

– Хм! – Элизабет озадаченно покосилась на Тома. – Так ты давно знал, что Саммерс связан с мошенниками? А почему мне не сказал? Вчера или хотя бы сегодня?

– Ты не упоминала название газеты, в которой работаешь, а фамилия Саммерс не такая уж редкая. Я связал концы с концами только тогда, когда мы оказались в редакции.

– И, надо заметить, очень вовремя. Иначе не видать бы мне расчета как своих ушей.

Том притормозил на светофоре, повернулся к Элизабет и посмотрел на нее с мягким упреком.

– Вот видишь, с каким непорядочным человеком ты общалась! Да еще и замуж за него хотела выйти!

– Но я же не могла знать, что он имеет дела с мошенниками!

– Бет! Да ведь у него на роже написано, что он хам и подлец! Как можно быть такой слепой? К тому же, – с колкой усмешкой прибавил Том, – я просто не могу понять, за что ты в него влюбилась. Ну был бы хоть красавец! А то так, ничего примечательного. Потасканный старый хрыч.

– Джон Саммерс вовсе не старик, с чего ты взял? – возразила Элизабет, смущенно покраснев. – Ему всего сорок пять лет.

– Сколько? Сорок пять? Ну да, конечно, самая подходящая партия для девушки твоего возраста!

– Но ведь мужчина и должен быть старше женщины!

– Кто тебе такое сказал?

Глаза Элизабет изумленно расширились.

– Что значит – кто? Об этом пишут все психологи!

– Какие? Те, что печатаются в дамских журналах? Дорогая моя Бет, у тебя устаревшая информация. Современные психологи вовсе не считают, что мужчина должен быть старше. И потом, – Том посмотрел на Элизабет с легким прищуром, – вот ты всегда следовала советам психологов. И что? Много пользы они тебе принесли? Судя по всему, нет. А те старые хрычи, к которым ты еще со школы питала какое-то ненормальное пристрастие, еще меньше!

Вспыхнув до корней волос, Элизабет отвернулась. Она чувствовала себя так, будто ей залепили пощечину. О, конечно же Том прав! Именно поэтому его слова так чувствительно задели Элизабет. А особенно намек на ее первую, несчастную любовь к учителю истории Алану Робертсу, тому самому мужчине, которому она имела глупость признаться в любви на выпускном балу. Но какое право имеет Том Хантер делать ей подобные намеки? Он ей никто, абсолютно чужой человек.

И вообще, наша «радостная встреча школьных друзей» слишком затянулась, раздраженно подумала Элизабет. Потом повернулась к Тому и решительно сказала:

– Останови машину, Том. Я хочу выйти.

Он чуть снизил скорость и бросил на нее встревоженный взгляд.

– Извини, Бет, пожалуйста. Я не должен был говорить тебе этого.

– Я не сержусь, – солгала Элизабет. – Я просто… просто я думаю, что нам пора прощаться.

– В каком смысле?

– В том, что наше общение затянулось.

– То есть ты собираешься снова исчезнуть из моей жизни? – уточнил он, не глядя на нее. – И на какой же срок теперь?

– Навсегда.

Том свернул на тихую улочку и заглушил мотор. Потом повернулся к Элизабет и посмотрел на нее долгим, внимательным и, как ей показалось, расстроенным взглядом.

– В чем дело, Бет? Почему ты так торопишься со мной расстаться?

– Потому что… потому что мы совершенно чужие люди, Том. Наша вчерашняя встреча произошла случайно, и я не понимаю, почему она должна иметь какие-то последствия.

– Это надо понимать так, что ты не хочешь со мной встречаться?

– Да, Том. Не хочу.

– Почему?

– Что значит – почему? Потому что я не влюблена в тебя и вряд ли когда-нибудь влюблюсь. Да и ты тоже, – она посмотрела на него с легким сомнением, – ты ведь тоже не влюблен в меня. Зачем же нам тогда встречаться? Просто так, от скуки? По-моему, это глупо.

Какое-то время Том молчал, сосредоточенно барабаня пальцами по приборному щитку. Потом глубоко вздохнул, повернулся к Элизабет и спросил:

– Где ты живешь?

Элизабет назвала адрес, и он нажал на газ. Всю дорогу до дома Элизабет они молчали. Том ничего не говорил, а Элизабет не решалась заговорить первой. У ее дома он остановил машину, помог ей выйти и, не глядя в глаза, сказал:

– Я позвоню тебе, когда подыщу подходящую работу. Думаю, дня через два-три.

– Спасибо, – смущенно пробормотала Элизабет. И, чуть помедлив, прибавила: – И вообще, Том, спасибо тебе за все. То есть за то, что ты опять поддержал меня в трудный момент. Без тебя мне, наверное, было бы нелегко пережить вчерашний вечер, ночь и сегодняшнее утро.

– Пожалуйста, – ответил он с какой-то странной, грустно-ироничной усмешкой. А затем быстро сел в машину и уехал.

3

Расставшись с Элизабет, Том поехал домой. На работу ему сегодня не надо было: утром, когда Элизабет еще спала, он позвонил в больницу и взял выходной. Правда, настоящего выходного дня у него не получилось. Да и вообще, все пошло совсем не так, как он надеялся.

Войдя в квартиру, Том торопливо сбросил куртку и прошел в гостиную. Потом подошел к бару и достал из него бутылку бренди. Наполнил стакан, отхлебнул немного, затем закурил и принялся расхаживать по гостиной, обдумывая все, что произошло с ним за последние сутки.

Том обманул Элизабет. Их вчерашняя встреча в «Вечернем блюзе» была не случайной. Идя в это кафе, Том ожидал встретить там Элизабет. Правда, он совсем не ожидал, что она придет туда в таком плачевном состоянии. Однако эта неожиданность была единственной. В остальном же все получилось так, как Том и предполагал. То есть что Элизабет придет в «Вечерний блюз» одна где-то около семи вечера. Том знал, что она имеет привычку заходить в кафе в это время суток. Он вообще много чего про нее знал. А за истекшие сутки узнал еще больше. Правда, это знание ничем ему не помогло. Он абсолютно не был нужен Элизабет. Ни тогда, десять с половиной лет назад, ни сейчас. Он вообще не нужен этой девушке. Зато она нужна ему… всегда.

Том влюбился в Элизабет одиннадцать лет назад, когда они начали учиться в выпускном классе. Но и до этого она нравилась ему больше всех остальных девчонок. Правда, встречался он не с ней, а с другими девушками. Более общительными, более раскрепощенными. А проще говоря, с теми, кто был не прочь заняться сексом и не требовал от парней долгих ухаживаний.

А Элизабет Джемисон была совсем не такой. Она была очень порядочной, благовоспитанной и несколько застенчивой девочкой. Никому из парней даже в голову не могло прийти подкатиться к ней с каким-нибудь непристойным предложением. Кое-кто из них, правда, предлагал ей встречаться – серьезно, без намека на секс или что-то подобное. Но Элизабет всякий раз вежливо отказывалась, и к выпускному классу ее оставили в покое. Одноклассники пришли к выводу, что хорошенькая головка Элизабет Джемисон забита исключительно учебой и умными книжками. И только один Том Хантер разгадал тайну ее неприступности. Присмотревшись к Элизабет, он подметил, что она не интересуется ровесниками. Ей нравятся мужчины постарше. И это еще мягко сказано! Потому что Элизабет нравились не просто парни на пару-тройку лет старше, а взрослые мужчины. В одного из них, тридцатилетнего учителя истории Алана Робертса, она влюбилась не на шутку.

А Том влюбился в Элизабет. Отчаянно, страстно и… абсолютно безнадежно. Конечно, он не бездействовал. В течение целого учебного года Том усиленно пытался завоевать сердце Элизабет. Но все, чего он добился, – это несколько походов в кафе или театр. Да и то во время этих встреч Элизабет держалась с ним исключительно в дружеских рамках. При малейшей попытке перевести отношения в другую плоскость Элизабет замыкалась в себе. Или отшучивалась, делая вид, что не понимает намеков Тома. А в один прекрасный момент взяла и откровенно призналась Тому, что влюблена в Алана Робертса. Правда, Том уже и сам об этом догадался…

Выпускной бал он запомнил до мельчайших подробностей. Так же, как и ее платье, прическу и даже туфли с колготками. Что, впрочем, было нетрудно сохранить в памяти: ведь с того вечера у Тома осталась куча фотографий и видеокассета. А выглядела Элизабет в тот день настоящей красавицей. Как и на других девушках, на ней было белое вечернее платье: с облегающим корсажем, с пышной юбкой до пят, с бретельками вместо рукавов. Только цветы на платье и в прическе были не белыми и не розовыми, как у других девчонок, а сиреневыми. Они очень хорошо смотрелись в ее каштановых волосах, уложенных в замысловатую высокую прическу. И белье у Элизабет тоже оказалось сиреневым… но об этом Том узнал несколько позже.

Все шло замечательно до того момента, как Элизабет переговорила с Аланом Робертсом. Торжественная часть, банкет в ресторане по соседству со школой, бал… Несколько вальсов, последовательно шедших один за другим, Том танцевал с Элизабет. Он вообще не отходил в тот вечер от нее ни на шаг, чем вызвал неудовольствие других девчонок. Но Том ничего не видел и не замечал, кроме Элизабет. Его интересовала только она.

Но неожиданно в самом конце вечера Элизабет куда-то исчезла. А когда вернулась, Том ее просто не узнал: такой несчастный, растерянный и подавленный вид у нее был. И следы непросохших слез на лице…

Конечно же Том сразу смекнул в чем дело. Да и теряться в догадках не надо было, потому что Элизабет тут же потянула его в курилку и поделилась своим горем: Алан Робертс не любит ее и не хочет с ней встречаться. И вообще, у него есть невеста, на которой он собирается жениться.

Элизабет была так убита, что не могла притворяться спокойной. Хорошо, что их одноклассники уже успели основательно надраться и никто не обратил внимания на состояние Элизабет. Некоторые парочки отбросили приличия и целовались прямо за столом, кое-кто начал расходиться… И тут Элизабет вдруг предложила Тому провести с ней ночь. В мотеле или у него дома. Где угодно, не имеет значения.

– Я намерена расстаться со своей девственностью, – решительно заявила она. – Сегодня, сейчас, немедленно!

Конечно же Том опешил. Он совсем не был готов к такому повороту. К тому же Элизабет находилась в невменяемом состоянии и нельзя было поручиться, что завтра она не раскается в своем поспешном решении. Однако попытки отговорить ее ни к чему не привели. И Том повез ее к себе домой, благо его родителей в эту ночь не было дома.

То, что произошло у него дома, не слишком подходило под определение «заниматься любовью». Да и сексом это назвать было нельзя. Как ни старался Том расшевелить Элизабет и пробудить в ней ростки чувственности, все оказалось тщетным. Элизабет оставалась абсолютно холодной. До такой степени, что, когда Том начал входить в нее, он просто испугался: таким сухим и тесным было ее лоно. Не желая причинять ее боль, Том предпринял очередную попытку отговорить Элизабет. Но она наставила… И тогда он распечатал бутылку виски и напоил Элизабет до беспамятства. Такого, в котором она уже не могла ощущать боли…

Наутро, вопреки опасениям Тома, Элизабет ни в чем не раскаялась. Напротив, она выразила благодарность Тому за то, что он избавил ее от «этих обременительных цепей невинности». Потом они пили кофе на кухне и болтали о разных пустяках. Про Алана Робертса Элизабет больше не вспоминала. Только заметила вскользь, что ей жалко того времени, что она убила на бесплодные мечтания об этом человеке.

– А любила ли я его вообще? – вслух спросила она себя, недоуменно пожимая плечами. – Может, мне только так казалось?

– Значит, твое сердце теперь свободно? – спросил Том. И, получив утвердительный кивок, сказал: – Бет, выходи за меня замуж!

Ее золотисто-карие глаза стали круглыми от изумления. Какое-то время она в замешательстве смотрела на него, гадая, не шутит ли он. Потом рассмеялась, тряхнула головой и смущенно пробормотала:

– Господи, Том, ну что ты такое говоришь? Какое может быть замужество? Мы же только вчера закончили школу!

– Ну и что? – возразил он. – Мы ведь уже совершеннолетние, а значит, можем пожениться.

– Но кто же женится в восемнадцать лет?! – изумленно воскликнула Элизабет. – Представляю, в каком шоке были бы наши одноклассники!

– Да плевать! Какое нам до них дело?

– А твои родители? Что они скажут?

– Они скажут, что я сделал удачный выбор. Ты всегда им нравилась.

– Но на что мы будем жить?!

– Я буду работать.

– Нет, Том, это несерьезно, – категорично заявила Элизабет. – Серьезные люди не женятся в таком возрасте. И потом, мы же не любим друг друга! Нет, так нельзя. Я хочу выйти только за того человека, которого по-настоящему полюблю. Понимаешь? Только за любимого!

– Понятно, – сказал Том. – Значит, ты за меня не выйдешь… В таком случае давай просто встречаться. Будем общаться, вместе проводить время, а там посмотрим.

Элизабет бросила на него виноватый взгляд и… отрицательно покачала головой.

– Нет, Том, извини меня, пожалуйста, но я так не могу. Ты для меня просто друг. Просто друг, понимаешь? И я думаю, что никогда, никогда не смогу смотреть на тебя как на мужчину. Пожалуйста, не обижайся, но что я могу поделать?

– Ну что ж, как знаешь, – сказал Том, с деланной небрежностью пожимая плечами.

Это был их последний разговор. Месяц спустя Том уехал в Нью-Йорк учиться. И на несколько лет потерял Элизабет из виду. Он знал от одноклассников, что она тоже учится в Нью-Йорке, но не пытался встретиться с ней. Зачем, когда она открытым текстом сказала, что не видит в нем мужчину?

Так получилось, что во время летних каникул они с Элизабет ни разу не встретились. Да у Тома, по сути, и не было каникул. Он задался целью закончить обучение ускоренными темпами, чтобы поскорее пойти работать. В свой родной Питтсбург Том наведывался редко и почти ни с кем не общался, кроме родителей. Потом, когда он приступил к работе и параллельно учился в аспирантуре, приезжать домой и вовсе стало некогда.

Так прошло десять лет. Разумеется, за эти годы у Тома были подружки. Но ни в одну из них он не был серьезно влюблен. Да и ни с кем серьезно не встречался. Он так и не смог забыть Элизабет. Нельзя сказать, что он постоянно думал о ней или продолжал страдать. Но она жила где-то внутри него, как хроническая болезнь, о которой человек может не вспоминать годами, но от которой не может окончательно избавиться.

И вдруг он увидел ее. Это случилось три месяца назад, в июле. И не в Нью-Йорке, а в Питтсбурге. Том как раз занимался оформлением наследства после смерти бабушки. Он ехал по городу в машине и увидел Элизабет. Она шла с подругой и что-то оживленно рассказывала той. Том узнал ее сразу: она почти не изменилась за эти годы, разве что немного пополнела и укоротила свои длинные волосы – теперь они были до плеч. Но черты ее лица и манеры остались прежними. И глаза, вернее взгляд. У Элизабет был такой же взгляд, как и десять лет назад. Взгляд потенциальной жертвы. Женщины, абсолютно не уверенной в себе и глубоко несчастной. Даже когда она смеялась, в глубине ее прекрасных ореховых глаз читалась затаенная грусть.

И словно не было этих десяти лет разлуки. Неделю спустя после встречи с Элизабет Том понял, что любит ее по-прежнему. И не просто любит, а не может без нее. Надо было что-то делать, на что-то решаться. Первым делом Том решил навести об Элизабет справки. Так он узнал, что она не замужем, работает секретарем в газете и крутит роман с женатым шефом. Еще он узнал, что Элизабет живет в крохотной съемной квартире и имеет привычку заходить после работы в кафе «Вечерний блюз», которое находится неподалеку от ее офиса… Отличное место для «случайной» встречи!

Том так увлекся воспоминаниями, что не заметил, как докурил очередную сигарету до фильтра. Лишь когда горячий пепел обжег ему пальцы, он опомнился. И с удивлением обнаружил, что за окнами совсем темно. Посмотрев на часы, Том негромко выругался. Оказывается, он уже больше четырех часов сидит в кресле, думая все об одном.

Так, прекрасно… Том хмуро поглядел в зеркало. Мы все вспомнили, все основательно обдумали и проанализировали. Ну, и что же дальше?

А ничего, ехидно ответил его внутренний голос. Потому что ты не нужен Элизабет. Или ты забыл, что она сказала тебе несколько часов назад? Она сказала, что не влюблена в тебя и вряд ли когда-нибудь влюбится. Впрочем, это было и так ясно. А если ты на что-то надеялся, то ты просто глупец! Наивный мечтатель! Романтик недобитый, черт тебя подери!

Отвернувшись от зеркала, Том прошел к бару, достал новую бутылку бренди и яростно распечатал ее. Потом наполнил стакан и на одном дыхании осушил его до дна. Крепкий напиток чувствительно обжег горло, вызвав у Тома странное чувство болезненного удовлетворения. Однако ему было этого мало: ему хотелось не просто промочить горло, а основательно надраться. Поэтому, чуть поколебавшись, Том наполнил бренди опустевший стакан. И в этот момент по квартире разнеслась оглушительная трель телефонного звонка.

Выругавшись вполголоса, Том неохотно поднялся с кресла и подошел к телефону.

– Да! – раздраженно рявкнул он в трубку. – Говорите, черт подери, я вас слушаю!

– Это квартира Томаса Хантера?

Том едва не выронил трубку, узнав голос Элизабет. А может, ему показалось? Ведь он не давал Элизабет своего номера! И потом, с чего бы ей вдруг ему звонить?

– Да, – ответил он более миролюбивым тоном.

– Господи, Том! Как ты меня напугал своим грозным окриком! Я уж было подумала, что мне дали не тот номер в справочной.

– Элизабет? – Том почувствовал, как у него перехватило дыхание. – Извини, что говорил так грубо, просто перед этим мне звонил один кретин… Впрочем, не важно. Что такое, Бет, почему ты вдруг решила мне позвонить? Надеюсь, у тебя ничего не случилось?

– Нет, со мной все в порядке. Хотя у меня действительно случилась неприятность.

– Что такое, Бет? Ну же, говори!

– Ты не поверишь, но проблема связана с той самой рекламой, что давала в «Нью-йоркском курьере» фармацевтическая фирма. Одна из тех, что потом бесследно исчезли. Так вот, я сдуру посоветовала своей приятельнице купить там одно лекарство от язвы желудка. А час назад она позвонила мне и сказала, что у нее началась жуткая изжога и даже боль. Можешь представить, как я теперь себя чувствую? Ведь это все из-за меня!

– Не говори ерунды, Бет, ты ни в чем не виновата. А что касается этой твоей приятельницы, то привози ее завтра ко мне. Я мог бы заехать за вами, но мне надо на работу к восьми утра. Для тебя и твоей знакомой это, наверное, рано.

– Не беспокойся, мы доберемся сами. Во сколько тебе удобно?

– Сейчас прикину… С десяти до двух у меня операции… Подъезжайте часам к трем, так будет надежнее.

– Да, Том, хорошо. Большое тебе спасибо.

– Ну что ты, Бет, это же моя работа.

– Я знаю, но… ведь это не очень удобно с моей стороны обременять тебя лишними заботами. Выходит, не успела я узнать, что ты врач, как уже навязываюсь с просьбами!

– Какие глупости, Бет! Я очень рад, что ты мне позвонила.

– Правда?

– Правда, Бет.

– Том! – В ее голосе послышались виноватые нотки. – Знаешь, я хочу извиниться за свое поведение в машине. Так глупо получилось, что я на тебя обиделась. Ведь, в сущности, ты сказал мне правду…

– Я сказал бестактность, Бет. И это я должен извиняться, а не ты.

– Не знаю, может быть. Но это не главное.

– А что же главное?

– А главное, – торжественно проговорила Элизабет, – это то, что я больше не переживаю из-за разрыва с Саммерсом! И не только не переживаю, а напротив, очень рада, что рассорилась с ним. Сейчас я просто не понимаю, как могла влюбиться в это самодовольное ничтожество. Наверное, у меня было какое-то помутнение мозгов, иначе это не объяснишь.

– Гм! Ну что ж, я рад за тебя.

– Но ведь этим я обязана тебе. Ведь если бы мы не встретились, я бы, наверное, не смогла так легко разлюбить Саммерса. Я бы мучилась, страдала, думала о нем день и ночь… А сейчас ничего такого нет. И это кажется мне удивительным. Обычно я очень переживаю разрыв с мужчиной. А на этот раз все прошло легко. И это твоя заслуга.

– В любом случае я могу за тебя только порадоваться, – снова сказал Том, не придумав ничего лучшего.

– Я тоже за себя рада, – рассмеялась Элизабет. – Ну что ж, Том, до завтра?

– До завтра, Бет. – Положив трубку, Том взволнованно прошелся по комнате. И внезапно осознал, что его настроение уже не такое мрачное, как несколько минут назад.

Нетрудно было догадаться, что явилось причиной этой благодатной перемены. Неожиданный звонок Элизабет, а особенно то обстоятельство, что они завтра увидятся. Пусть даже не наедине, а в присутствии ее подруги. Не важно.

А может, она позвонила ему не только из-за подруги? Ведь в Нью-Йорке и кроме него полно врачей. К тому же пациенты часто не доверяют молодым врачам, они предпочитают докторов постарше. Но Элизабет убедила приятельницу обратиться именно к нему. Не потому ли, что ей просто захотелось его увидеть и, может быть…

Сбавь обороты, приятель, сердито одернул себя Том. Черт возьми, ты же взрослый человек, да еще и представитель отнюдь не романтической профессии! Как можно тешить себя столь нелепыми иллюзиями?

Но в глубине души Том уже знал, что попытается использовать представившийся шанс. И не отпустит Элизабет, не предложив ей провести с ним уик-энд или хотя бы сходить в бар. Что угодно, только бы увидеть ее еще раз.

А может, ему следует действовать иначе, более прямолинейно? Не играть во все эти дурацкие игры со свиданиями и «случайными» встречами, а просто взять и предложить Элизабет выйти за него замуж? Почему он так уверен, что она ему откажет? Ведь ему уже не восемнадцать лет и есть что предложить любимой женщине! Квартира из четырех спален в зеленом районе Нью-Йорка, приличная зарплата, возможность проводить отпуск во Флориде или в Европе… Он достаточно выгодный жених для Элизабет – девушки из небогатой провинциальной семьи, к тому же не такой уж красавицы. И потом, она сама призналась ему, что ей никто никогда не предлагал руку и сердце. Так какие у нее могут быть основания для отказа? Отсутствие любви к нему? Но ведь это же глупо! Элизабет пора бы уже понять, что нужно выбирать мужчин, которые любят тебя, а не которых любишь ты. В противном случае рискуешь остаться с разбитым сердцем и растоптанным самолюбием. Неужели жизнь еще не научила Элизабет Джемисон этой простой истине?

И все же интуиция подсказывала Тому, что ему не следует вот так вот, с бухты-барахты делать Элизабет предложение. Пусть она сначала немного привыкнет к нему. К нему и… его дому. Она должна сама прийти к мысли о том, чтобы переехать в его квартиру. Она должна захотеть этого, хотя бы подсознательно. И когда он заметит какой-то прогресс в ее отношении к нему, тогда и сделает ей предложение. Но никак не раньше. Иначе Элизабет может испугаться перемен и снова исчезнуть из его жизни. Жизни чужого человека, пусть даже и «такого хорошего».

– О господи, но почему с ней всегда так сложно? – со вздохом пробормотал Том. Уж лучше бы она была хладнокровной и расчетливой хищницей, чем романтической дурочкой! С хищницами по крайней мере всегда можно договориться.

4

Осмотрев приятельницу Элизабет, Том сказал, что ей надо срочно ложиться в больницу. Правда, не в операционное отделение, а в терапию. Приятельница восприняла это нормально, а вот сама Элизабет ужасно расстроилась.

– Том, скажи мне честно, насколько серьезно положение Клэр? – спросила она, когда они остались одни в его кабинете. – Ей точно не понадобится операция?

– Слава богу, нет, – ответил он, чуть нахмурившись. – Но если бы вы обратились на пару недель позже, я бы не поручился за ее быстрое выздоровление. Черт подери! Какие же вы, женщины, легковерные! – воскликнул он в сердцах. – Ну как, как можно принимать какие-то лекарства, не посоветовавшись с врачом? Ведь так можно загреметь не только на операционный стол, но и хуже того!

– Клэр поверила той рекламе, что давали в «Нью-йоркском курьере», – грустно промолвила Элизабет.

Том бросил на нее строгий взгляд.

– Только не надо считать себя виноватой, Бет. Клэр взрослая женщина и должна была думать своей головой. И вообще, ты зря так за нее беспокоишься, – прибавил он с успокаивающей улыбкой. – Вот увидишь, не пройдет и недели, как она поправится. На самом деле ей уже давно нужно было полежать в больнице и пройти курс лечения.

– Клэр – отчаянная карьеристка, – пояснила Элизабет. – Она думает только о работе и совсем не заботится о здоровье. Но зато и денег у нее полно. Не сегодня завтра она купит квартиру в Нью-Йорке.

– Заработать много денег еще не главное, – назидательно заметил Том. – Главное, суметь ими хорошо воспользоваться. А многие наши современники, можно сказать, не живут. Они только работают, копят деньги и в конечном счете тратят их на лекарства, чтобы поправить здоровье, надорванное тяжким трудом. По-моему, это не слишком благоразумная позиция.

Элизабет лукаво прищурилась.

– Ну, надо заметить, что ты тоже пашешь день и ночь, почти без праздников и выходных.

– Я? – искренне удивился Том. – Но ведь я совсем другое дело! Я люблю свою работу, а не только деньги, которые она мне приносит.

– Да, я уже успела наслышаться о тебе лестных отзывов, пока сидела в приемной, – с улыбкой сказала Элизабет. – У меня сложилось впечатление, что все твои коллеги и пациенты считают тебя прямо каким-то ангелом во плоти. Виртуоз своего дела, неутомимый трудоголик, вежливый, тактичный, предупредительный… и ужасно серьезный! Портрет положительного героя, да и только!

Том смущенно рассмеялся.

– Перестань, Бет, я вовсе не герой, а самый обычный, рядовой хирург.

– Рядовой хирург? Но ведь ты не рядовой хирург, а заведующий отделением одной из крупнейших нью-йоркских клиник! Кстати, а почему ты мне об этом не сказал? Решил поиграть в скромника?

– Да нет, просто мы не говорили на эту тему. И потом, я совсем недавно стал заведующим.

– Ладно, не прибедняйся. Ты действительно молодец, Том. Двадцать восемь лет, а уже успел заработать репутацию высококлассного специалиста. Не многие из наших ровесников могут таким похвастаться.

– Гм! – Том посмотрел на Элизабет грустным взглядом. – Ну что ж, Бет, мне приятно, что ты больше не считаешь меня несерьезным шалопаем.

– Да уж, несерьезным тебя никак не назовешь, – усмехнулась Элизабет.

В этот момент в кабинет вошел пожилой врач и начал о чем-то советоваться с Томом. Чтобы им не мешать, Элизабет отошла к окну. Но краем глаза она продолжала наблюдать за Томом. И вдруг поймала себя на мысли, что ей трудно связать воедино того мальчишку и нынешнего Тома Хантера – ведущего хирурга больницы. Хотя внешне Том изменился мало. Такой же худощавый, с такой же обычной, неброской внешностью. Тип мужчины, который никогда не привлекал Элизабет. Но сейчас Том вдруг показался Элизабет довольно симпатичным. И не просто симпатичным, а весьма обаятельным мужчиной. Как и тогда, в «Вечернем блюзе», когда она не узнала его, Элизабет вдруг почувствовала исходящую от него внутреннюю силу. Ей даже не верилось, что они одного возраста. Казалось, Том старше ее по меньшей мере лет на десять. Это не он был несерьезным мальчишкой, это она, Элизабет, казалась себе на его фоне несерьезной девчонкой. Да ведь так оно, по сути, и есть.

Испугавшись, что Том заметит ее нездоровое любопытство, Элизабет переключила внимание на обстановку кабинета. И нашла, что он отделан с большим вкусом. Стены были оклеены светло-бирюзовыми обоями, а мебель – обита тканью очень приятного голубовато-зеленого цвета, так же, как и занавески на окнах. Эти тона веселили глаз и создавали ощущение чистоты и свежести. А огромный светло-бежевый ковер на полу привносил ощущение тепла и домашнего уюта.

Халат Тома тоже был светло-бирюзового цвета, очень шедшего ему и обстановке его личного кабинета. А вот кабинет, где Том осматривал пациентов, был отделан в розовых и золотисто-бежевых тонах. Элизабет подумала, что в такой обстановке легко расслабиться и почувствовать себя комфортно. Правда, ее бросало в дрожь при одной мысли, что она может стать пациенткой хирурга, пусть даже такого обаятельного, как Том. Она вообще панически боялась больниц. И просто не представляла, как человек может работать врачом. Тем более хирургом, который каждый день режет людей!

Наверное, у Тома чертовски крепкие нервы, подумала Элизабет, поглядывая на него с восхищением и некоторой опаской. И железное самообладание. Да! Вот уж никогда бы не подумала, что он может выбрать такую жуткую профессию!

– Ну и о чем это мы так задумались? – спросил Том, когда они снова остались одни. – Готов поручиться, что ты только что представляла меня в операционной. И, судя по выражению твоего лица, картинки получались сродни фильмам ужасов.

– Да, честно говоря, я не могу без трепета представить тебя в операционной, – рассмеялась Элизабет. – И как ты умудрился выбрать такую ужасную профессию? Ты когда обнаружил у себя такое призвание?

– Когда? Не знаю, наверное очень давно. Во всяком случае, в старших классах я уже знал, что стану хирургом.

– А ты случайно не резал в детстве лягушек? – испуганно спросила Элизабет. – Я слышала, что многие хирурги именно с этого начинают свою деятельность!

Том бросил на нее изумленный взгляд, а затем расхохотался.

– Господи, Бет, ну что за дичь! Зачем же издеваться над бедными лягушками? Нет, я получил первые навыки в другом месте.

– Где?

– В морге.

– В морге?!

– А что тут удивительного? Все хирурги через это проходят. Да и остальные врачи тоже. Разве ты не знала?

– Да, я слышала об этом. Но одно дело – слышать, а другое – видеть перед собой человека, который занимался такими ужасными вещами. Мне прямо страшно становится, Том. Ты кажешься мне каким-то… хищником!

Он успокаивающе коснулся ее плеча.

– Ну что ты, Бет, никакой я не хищник. Напротив, я мягкий и пушистый. И потом, разве ты забыла, что я всего лишь мальчишка? Мальчишка, в котором ты не видишь мужчину.

Элизабет смущенно кашлянула.

– Да, честно говоря, я действительно не видела в тебе взрослого мужчину. Но с сегодняшнего дня я больше не могу воспринимать тебя как мальчишку. Знаешь, у меня такое чувство, будто ты меня намного старше. Странно, не правда ли?

– Ну почему же? – пожал плечами Том. – Ведь так оно и есть. Ты большой ребенок, Бет. И всегда была такой. А я всегда был взрослым.

– Всегда? Но раньше мне так не казалось!

– Просто ты меня не знала. А знаешь почему? Потому что я тебя не интересовал.

– Но ведь мы много общались.

– Да. Но к чему сводилось наше общение? Я выслушивал твои сердечные излияния и оказывал посильную моральную поддержку. Но я никогда не рассказывал тебе про себя. Про свои занятия, увлечения, жизненные планы…

– А почему не рассказывал?

– Потому что ты не спрашивала.

– Гм! Да, действительно, – смущенно пробормотала Элизабет. – Наверное, я была очень плохим другом. Эгоисткой, которая думает только о себе. Остается лишь удивляться, зачем ты вообще со мной дружил.

По губам Тома скользнула саркастическая улыбка.

– В самом деле, удивительно! И зачем это я с тобой возился?

– А правда – зачем?

Том не ответил, только посмотрел на нее долгим взглядом, и она вдруг почувствовала себя неловко. Потом глубоко вздохнул, отвернулся и нейтральным тоном спросил:

– Какие у тебя планы на ближайший уик-энд? Если никаких, то предлагаю посидеть в каком-нибудь ресторанчике. Честно говоря, последние два месяца я почти не вылезал из больницы. Пора бы немного расслабиться.

– А… ну что ж, хорошо, – несколько растерянно пробормотала Элизабет. – Да, Том, давай куда-нибудь сходим.

– Отлично. Так, сегодня у нас четверг… Давай встретимся завтра вечером. Часов в восемь подойдет?

– Хорошо. Ты за мной заедешь?

– Конечно. Ну что, Бет, простимся пока? Мне еще надо немного поработать.

– О, извини меня, ради бога! – смущенно пробормотала Элизабет. – Я совсем забыла, что у тебя полно работы. Сижу тут, болтаю, будто так и надо.

– Ничего страшного, – улыбнулся Том. – Идем, я провожу тебя до лифта.

Вернувшись в кабинет, Том подошел к окну. Он видел, как Элизабет вышла из дверей больницы, раскрыла зонтик и торопливо направилась к станции метро. В многолюдном потоке прохожих Элизабет показалась Тому ужасно одинокой и беззащитной. Крохотная песчинка, затерянная в муравейнике большого города. Города, который был не по плечу таким хрупким, ранимым и непрактичным созданиям, как Элизабет Джемисон. Чтобы выжить в Нью-Йорке и чего-то здесь добиться, нужно быть совсем другим человеком. Жизнестойким, сильным, целеустремленным. Одним словом, совершенно не таким, как Элизабет.

Интересно, почему она не вернулась в Питтсбург? – удивленно подумал Том. Ведь ей приходится тяжело в Нью-Йорке. А в Питтсбурге у нее родители, которые могут помочь и поддержать в трудный момент. Нужно как-нибудь спросить ее об этом.

Впрочем, сейчас это не было важным. Важным было другое: то, что Элизабет все-таки согласилась с ним встретиться. А значит, у него появился шанс удержать ее. Только бы не совершить какой-нибудь ошибки, не спугнуть Элизабет каким-нибудь неосторожным словом или поступком.

«Зачем ты вообще со мной дружил», – внезапно вспомнились Тому слова Элизабет, и по его губам скользнула грустно-ироничная усмешка. Так, значит, она даже не догадывалась о его чувствах? И не только тогда, десять лет назад, но даже сейчас, когда стала взрослой женщиной? Это казалось Тому просто невероятным. Но стоит ли ему открывать Элизабет правду? Немного поразмыслив, Том решил, что не стоит. Вряд ли его признание поможет ему добиться Элизабет. Как бы не вышло наоборот. Что, если Элизабет почувствует неловкость в его обществе, когда узнает, что он много лет влюблен в нее? Нет, конечно же он не должен так рисковать.

5

Утро следующего дня выдалось хмурым. Низкие серые облака полностью скрыли солнце. Накрапывал мелкий дождь, зарядивший еще сутки назад и, судя по всему, не собиравшийся заканчиваться. Когда Элизабет открыла форточку, в комнате повеяло таким холодом, что Элизабет тут же поспешила ее закрыть. И, чтобы согреться и разогнать сонливость, пошла на кухню пить кофе.

Да, сегодня выдался на редкость неприветливый денек, подумала она, бросив взгляд в окно. И вдруг с изумлением поняла, что ее настроение нисколько не соответствует мрачной осенней погоде. Напротив, Элизабет чувствовала себя как-то необычно бодро, чуть ли даже не весело. Так, как не чувствовала себя уже давно.

Что это со мной? Кажется, никакого объективного повода для веселья у меня нет. Я только что лишилась работы, да еще и порвала с мужчиной, к которому успела привязаться за два года.

Но странно, все эти обстоятельства совсем не печалили Элизабет. Скорее она испытывала необъяснимое облегчение от того, что ее роман с Джоном Саммерсом, причинявший ей в основном страдания, наконец закончился. А так как любовь и работа были переплетены в одно целое, то и о потере работы Элизабет особо не жалела. Тем более что ее зарплата была невелика и позволяла разве что не умереть с голоду.

Да, но ведь другой работы у нее нет! Вспомнив об этом, Элизабет на мгновение встревожилась. Но тут же успокоилась, вспомнив обещание Тома Хантера пристроить ее на неплохое место. А затем вдруг поняла, в чем причина ее неуместно хорошего настроения. В том, что сегодня вечером она собирается ехать с Томом в ресторан. В какое-нибудь уютное, приличное заведение, где наверняка будет весело и где ей предложат изысканное меню. А главное, ей не придется платить за это удовольствие, потому что Том Хантер не из тех мужчин, которые приглашают женщин посидеть в ресторане за их счет. Правда, у Элизабет еще не было возможности проверить, так это или нет, но она почему-то не сомневалась, что так. Так же, как и не сомневалась, что Том выполнит свое обещание и найдет ей работу.

Но почему ты в нем так уверена? – скептически спросила она себя. Ты же толком не знаешь этого человека!

И правда, она почти не знала Тома Хантера. Точнее, того Тома Хантера, которого встретила три дня назад в «Вечернем блюзе». Элизабет знала лишь того Тома, с которым дружила в выпускном классе: веселого, остроумного и не слишком серьезного мальчишку, который всегда был готов подбить своих одноклассников на проказы. Но ведь Том изменился за эти десять лет, и, судя по всему, изменился радикально. Недаром же она не узнала его с первого взгляда! Он стал намного серьезнее, глубже, мудрее. Одним словом, стал совсем другим человеком. Взрослым и ответственным.

«Я всегда был взрослым. Просто ты меня не знала, Бет. А знаешь – почему? Потому что я тебя не интересовал».

Вспомнив слова Тома, Элизабет озадаченно хмыкнула. Неужели Том сказал эту фразу не ради рисовки? Всегда был взрослым! Но ведь это не так! Элизабет не помнила в поведении и манерах Тома ничего взрослого. Он даже выглядел не слишком мужественно. Худенький, среднего росточка, скорее ловкий, чем сильный. В то время как другие подростки посещали спортивные клубы или курсы иностранных языков, Том Хантер специализировался на обыгрывании своих товарищей в компьютерные игры и карты, за что периодически ходил с синяками.

Правда, у него всегда водились деньжата, несмотря на скромные доходы его родителей. Потому что он с ранних лет где-то подрабатывал. И в отличие от большинства молодых людей всегда платил за своих девушек. Элизабет не помнила случая, чтобы Том предложил ей оплатить поровну счет в баре. А ведь многие девчонки рассказывали, что их парни так делают и считают, что это в порядке вещей. Но Том Хантер всегда вел себя как джентльмен. Джентльмен в измятых брюках и с фонарем под глазом… Любопытная картина!

Однако нынешнего Тома Хантера трудно было представить в измятых брюках, а тем паче – с фонарем. Пожалуй, это она, Элизабет, выглядит на его фоне не слишком опрятной. А также не слишком серьезной и не слишком взрослой. И это казалось Элизабет весьма странным. Неужели они поменялись ролями? Ответственная, серьезная девочка превратилась в несобранную ворону, а беззаботный шалопай – в респектабельного мужчину, излучающего уверенность в себе и надежность. Но как такое могло случиться? Или… она и правда неверно судила о Томе? «Просто ты меня не знала, Бет»…

Но самым удивительным Элизабет казалось, что нынешний Том Хантер мог заинтересоваться ею как женщиной. Она просто не понимала, что он мог в ней найти. Ведь у них нет ничего общего. Абсолютно разные интересы и взгляды на жизнь. К тому же, как не раз убеждалась Элизабет, медики обычно презирают людей, готовых упасть в обморок при виде крови. А она даже не скрывала, что профессия Тома наводит на нее трепет. И тем не менее он пригласил ее в ресторан.

Но не заблуждается ли она? Возможно, у Тома просто нет подружки и ему не с кем провести вечер. Ведь многим деловым людям некогда думать о личной жизни. А Том Хантер не просто карьерист. Он искренне любит свою работу. Да и работа у него ответственная.

Но ведь он предлагал ей серьезно встречаться…

Ну и что? – тут же возразила себе Элизабет. Это еще ни о чем не говорит. Просто он одинок в личной жизни, а ты случайно подвернулась ему под руку.

Хотя как такой интересный мужчина, как Том, может быть одинок? По мнению Элизабет, у него должна быть куча поклонниц. Тот же женский персонал больницы или благодарные пациентки. Ей приходило в голову только одно объяснение отсутствия у Тома подружки: его трудоголизм. Наверное, он слишком сильно увлечен работой, чтобы замечать что-то вокруг. Или же попросту не видит женщин в коллегах по работе и пациентках. Так же, как и она, Элизабет, не видела в своем однокласснике Томе Хантере мужчину.

Ну, а теперь? – внезапно пришел ей в голову вопрос. Теперь-то ты видишь в нем мужчину?

Этот вопрос поверг Элизабет в замешательство. Она вдруг поймала себя на мысли, что не может найти ответа. Возможно, если бы она только что познакомилась с Томом, он бы не на шутку понравился ей. Но юношеские воспоминания мешали ей воспринимать Тома как мужчину, с которым у нее могут завязаться близкие отношения. Тем более что однажды они уже были близки… И воспоминания о той ночи не вызывали у Элизабет приятных ассоциаций. Так же, впрочем, как и неприятных. Но зато они вызывали у нее чувство неловкости перед Томом, которую ей будет очень нелегко преодолеть. Действительно, как можно свободно общаться с мужчиной, который когда-то лишил тебя невинности, причем при весьма странных обстоятельствах? Сама Элизабет плохо помнила ту ночь, но ведь Том мог хорошо ее запомнить! В том числе и те моменты, когда она вела себя… как дура. А в том, что она вела себя в ту ночь как дура, Элизабет не сомневалась.

Не забивай себе голову всякой ерундой! – решительно сказала себе Элизабет. В самом деле, какая тебе разница, помнит ли Том ту ночь или нет? Просто отбрось все лишние мысли и постарайся хорошо отдохнуть сегодня вечером.

Приняв это мудрое решение, Элизабет успокоилась и начала готовить завтрак. А потом занялась выбором подходящего туалета. Впрочем, выбирать было особо не из чего, так как у Элизабет имелось всего одно вечернее платье. Оно было сшито из блестящего искусственного шелка вишневого цвета, имело длинные рукава, короткую облегающую юбку и глубокий треугольный вырез. Спереди платье делилось швом на две половины, одна из которых была изящно присборена сверху донизу. Кроме того, спереди юбка платья имела красивый треугольный вырез, поднимающийся углом вверх.

С выбором украшений тоже не возникло проблем. Обычно Элизабет надевала к этому платью филигранные серебряные сережки с серым кошачьим глазом, небольшое колье и пару колец из того же набора. В этот раз она решила поступить так же. Наряд дополняли прозрачные темно-серые колготки, черные вечерние туфли и черная сумочка-ридикюль с золотистым замочком. Макияж Элизабет, как обычно, решила сделать в серебристо-серых и вишневых тонах. Так сказать, не нарушая традицию, заведенную в течение последних двух лет: именно тогда она сшила на заказ это платье в одном из модных салонов Нью-Йорка. Правда, за два года она надевала его всего раз пять или шесть, так как, во-первых, больше не было подходящих случаев, а во-вторых, это платье почему-то не понравилось Саммерсу.

Том позвонил в квартиру Элизабет без пятнадцати восемь. Открыв дверь, Элизабет так и ахнула от неожиданности. В руках Тома был огромный букет малиновых роз, источавших прямо-таки опьяняющий аромат. Да и выглядел Том на все сто: под его расстегнутой черной кожаной курткой Элизабет увидела элегантный серый костюм и темно-красную рубашку, оживлявшую строгие черты его лица и очень шедшую ему. Да, это мужчина что надо, с невольным восхищением подумала Элизабет. Джон Саммерс показался бы рядом с ним потасканным стариканом.

– Привет, Бет, – весело пропел Том, вручая Элизабет цветы. – Как настроение?

– Спасибо, нормальное, – пробормотала она, с трудом обретя дар речи. – А твое?

– Тоже ничего. Ну, может, впустишь меня в дом?

– Извини, – смущенно буркнула Элизабет, только сейчас осознав, что загораживает вход. – Проходи в гостиную, я сейчас. – И Элизабет бросилась на кухню, чтобы поставить розы в воду.

Когда она вернулась в гостиную, Том с интересом осматривался. Элизабет невольно посмотрела на свое жилище его глазами, и ей стало неловко. Ее убогая наемная квартирка совсем не походила на роскошные апартаменты Тома. Мало того что мебель была потертой, а обои сто лет не переклеивались, так еще и неимоверный беспорядок. И как она не подумала, что Том зайдет и увидит все это безобразие?

– Жалкое зрелище, не правда ли? – спросила Элизабет с невеселой усмешкой. – Извини, что не догадалась хотя бы порядок навести. Я такая рассеянная…

– Какая чепуха, Бет! – горячо возразил Том. – Во-первых, я пришел сюда вовсе не для того, чтобы критиковать твою хозяйственность, а во-вторых, у тебя вполне нормальная, уютная квартира. И в-третьих, – прибавил он, глядя на нее с восхищенной улыбкой, – разве можно думать о всякой ерунде, когда видишь перед собой такую ослепительную красавицу?

– Перестань, Том, – отмахнулась Элизабет. – Я вовсе не красавица и прекрасно знаю это. И вообще, тебе совсем не обязательно отпускать мне комплименты.

– Но что я могу поделать, если они так и просятся мне на язык? – возразил он таким теплым голосом, что у Элизабет учащенно забилось сердце. – И потом, к чему эта скромность? Насколько я помню, все мальчишки нашего класса считали тебя красивой.

– Но ведь это было давно, – возразила Элизабет, посмотрев на него с легким удивлением. – А теперь я уже не такая.

– Да. Ты стала намного красивее.

– Да нет же, я стала хуже! И не только во внешности дело, – прибавила Элизабет с тяжким вздохом, от которого у Тома мучительно сжалось сердце.

Повинуясь желанию утешить Элизабет, он подошел к ней, взял за плечи и ласково посмотрел в глаза.

– Кто тебе такое сказал? – возмущенно спросил он. – Какая-нибудь уродливая старая дева вроде Вирджинии Ривз? Или у тебя просто понизилась самооценка?

– Еще бы ей не понизиться. Ведь я ничего не добилась в жизни. Хуже того: у меня нет никаких перспектив. И не пытайся меня утешать, это не поможет.

– А что поможет, Бет? – серьезно спросил Том. – Если я устрою тебя на хорошую, прилично оплачиваемую работу, ты станешь чувствовать себя более уверенно?

– Наверное. – Она неопределенно пожала плечами. – Но где ты найдешь для меня такую работу?

– Во всяком случае, постараюсь. А вообще, что это мы заговорили о грустном, а? – Он легонько тряхнул ее за плечи. – Ну-ка, улыбнись, моя красавица: ведь мы с тобой едем развлекаться в «Шахерезаду».

– Куда, куда?!

– В «Шахерезаду», – с многообещающей улыбкой повторил Том. – Ты не слышала о таком заведении? Это ночной клуб с потрясающим шоу и не менее потрясающей кухней.

– Подожди, Том. – Элизабет отступила на шаг и посмотрела на него изумленным взглядом. – Да, конечно, я слышала про этот клуб, у нас однажды печаталась его реклама. Но ведь это ужасно дорогое заведение!

– Ну и что? Я месяцами пашу на работе без праздников и выходных. Разве я не заслужил удовольствия раз в полгода?

Элизабет в замешательстве кашлянула.

– Ты конечно же заслужил, но только не я.

– Но я же не могу поехать туда один, – резонно возразил Том. – Как ты думаешь, Бет?

– Да, наверное…

– Стало быть, не о чем и спорить. Мы поедем туда вдвоем. И знаешь, что мы будем там делать? – Он посмотрел на Элизабет интригующим взглядом. – Мы будем любоваться зажигательными восточными танцами, смотреть выступления индийских факиров и укротителей змей. А еще мы будем есть восхитительный плов с бараниной, пикантный салат из голубиного мяса и ананасов, волшебный торт с миндалем, курагой и птичьим молоком и… еще море вкусностей по твоему выбору. Вот так!

– О! – выразительно протянула Элизабет. – Так ты, я вижу, хорошо знаешь это заведение? Значит, ты уже там был?

– Да, был. Но всего один раз, прошлой зимой. Меня затащил туда один мой коллега. Так что можешь не опасаться, что меня шокируют цены «Шахерезады».

– Хм! – Элизабет озадаченно качнула головой. – Честно говоря, я даже не знаю что сказать.

– А нечего тут говорить. Просто собирайся – и вперед. Правда, еще рановато, – заметил Том, посмотрев на часы. – Клуб-то уже открыт, но шоу начинается с десяти. А сейчас начало девятого. Может, посидим немного у тебя, выпьем для разгона шампанского?

– Можно, только у меня нет шампанского. И вообще нет спиртного.

Серые глаза Тома сверкнули лукавым огоньком.

– Не беспокойся, я все предусмотрел. – С этими словами он вытащил из внутреннего кармана куртки бутылку шампанского и небольшую коробку шоколадных конфет.

– Ну, ты даешь, Том Хантер! – весело рассмеялась Элизабет. – Цветы, шампанское, конфеты… Ты предусмотрительный кавалер. Впрочем, насколько я помню, ты всегда был таким, – с улыбкой прибавила она. И замолчала, почувствовав прилив какого-то необъяснимого смущения.

– Ну-ну, продолжай! – проговорил Том добродушно-насмешливым тоном, направляясь к бару за бокалами. – Так каким же я, по-твоему, был десять лет назад?

Элизабет неловко кашлянула.

– Ты был… очень галантным молодым человеком. Ты никогда не приходил ко мне в гости без какого-нибудь сюрприза, пусть даже совсем небольшого. А когда мы ходили в бары, ты всегда платил за меня. Так же, впрочем, как и за других девушек.

– Откуда ты знаешь? – удивился Том.

– Мне рассказывали одноклассницы, – с хитрой улыбкой пояснила Элизабет. – Мелани Паркер, например…

– Крошка Мел? Да, она всегда любила похвастаться такими вещами! Кстати, ты не в курсе, как она сейчас?

– Нормально. Вышла замуж за нашего одноклассника Пола Синклера и ведет жизнь беззаботной домохозяйки: ведь Пол унаследовал продуктовый магазин после смерти деда и дела у него идут успешно.

– Что ж, можно за нее только порадоваться. Пол неплохой парень.

– Да, неплохой. Да и Мелани тоже хорошая девушка… Ты не жалеешь, что не женился на ней?

Том воззрился на Элизабет изумленным взглядом.

– Что за странный вопрос, Бет? С чего бы я вдруг об этом жалел?

– Но ведь Мелани нравилась тебе и вы какое-то время встречались!

– И что же? При чем тут женитьба? Бог с тобой, Бет, да у меня и мыслей таких не возникало! И вообще, когда мне было думать о семье? Нужно было получать образование, работать, делать карьеру!

– Но ведь ты… – Элизабет на мгновение замялась, – хотел жениться. Ты подумывал об этом еще давно, после школы.

– Разве? Что-то я такого не припоминаю.

– Но ты же делал мне предложение? Или ты забыл?

– Нет, – ответил Том каким-то странным, чуть напряженным голосом. – Не забыл.

– Вот видишь! Значит, ты уже тогда нуждался, чтобы рядом с тобой был близкий человек. Некоторым мужчинам так легче. Создать семью в ранней молодости, так сказать, обеспечить себе прочный тыл, а уж потом делать карьеру.

По губам Тома скользнула саркастическая усмешка.

– Откуда ты почерпнула эти мудрые мысли, Бет? Из колонки психолога в дамском журнале?

– Честно говоря, да, – призналась она, залившись краской под его насмешливым взглядом. – А ты хочешь сказать, что к тебе это не относится?

– Абсолютно не относится.

– А… Ну извини, – смущенно буркнула Элизабет. – Значит, я неверно истолковала мотивы твоего поступка.

– Абсолютно неверно, – с усмешкой подтвердил Том. Потом рассмеялся, легонько потрепал Элизабет по волосам и сказал: – Все, моя начитанная красавица, хватит философствовать, давай пить шампанское!

После пары бокалов шампанского Элизабет расслабилась и почувствовала себя комфортнее. Напряженность, вызванная странными намеками Тома, постепенно прошла, и Элизабет принялась болтать о всяких пустяках, а также немного флиртовать с Томом.

– Я смотрю, – сказала она, бросив на Тома кокетливый взгляд, – ты просто не сводишь глаз с моего наряда. Тебе нравится мое платье?

– Безумно, – улыбнулся он. – И не только платье, но и ты вся. Ты действительно выглядишь сегодня соблазнительной красавицей.

– А вчера, значит, не выглядела?

– Выглядела, но не настолько. Тебе не идут деловые костюмы. Ты создана для элегантных туалетов, пожалуй даже немного легкомысленных. Таких, как на тебе сейчас.

– Хм! – Элизабет озадаченно усмехнулась. – А вот Саммерсу я ужасно не нравилась в этом платье. Он сказал, что я похожа в нем на проститутку, из тех, что ловят клиентов по дорогим ресторанам.

– На проститутку?! – возмущенно вскричал Том. – Да он просто осел, этот твой Саммерс! И вдобавок порядочная свинья.

– Совершенно с тобой согласна!

– Интересно, а в каких нарядах ты ему нравилась?

Элизабет презрительно скривила губы.

– Он предпочитал, чтобы я одевалась, как восемнадцатилетняя девушка.

– Понятно, – усмехнулся Том. – Значит, этот стареющий ловелас хотел, чтобы все думали, что ему удалось закадрить юную красотку, почти что девочку.

– Судя по всему, так.

– Ну и кретин! Бет, и как ты только могла увлечься им? Он же просто жалок и смешон!

– Теперь я и сама это понимаю, – вздохнула Элизабет. – Да и раньше, честно говоря, замечала, что он с изрядной гнильцой. Но как-то так вышло, что я к нему привязалась. Видишь ли, Саммерс иной раз умел быть обходительным, заботливым, добрым… Правда, ему недолго удавалось удержаться в этой роли. Каждый раз он неизбежно срывался. Как курильщик, который бросает курить на неделю или две, а затем снова берется за сигарету. Или алкоголик, безуспешно пытающийся бросить пить.

– Еще бы: ведь против своей природы не пойдешь! Ладно, скажи, ты действительно не жалеешь, что порвала с ним?

– Ни чуточки! И не просто не жалею, а очень этому рада. Мне вообще крупно повезло, что в тот нелегкий момент я встретила тебя. – Элизабет бросила на Тома признательный и немного смущенный взгляд. – Нет, правда повезло. Ты… Как бы это объяснить?.. Действуешь на меня как отвлекающий фактор…

– То есть я отвлекаю тебя от мрачных мыслей и переживаний?

– Да, именно так. Правда, я не понимаю, почему так получается. Может, в тебе есть какая-то харизма? – Элизабет посмотрела на Тома с легким прищуром. – Да, безусловно есть. Иначе ты бы не стал ведущим хирургом крупной больницы.

Том рассмеялся, покачивая головой.

– Сбавь обороты, Бет, а не то я сейчас начну покрываться бронзой. Я вообще-то не привык к таким напыщенным комплиментам.

– Ладно, доктор Хантер, не скромничайте, – иронично поддела она его. – Уж кто-кто, а вы-то, наверное, каждый день выслушиваете подобные комплименты.

– Я их пропускаю мимо ушей. И стараюсь по мере возможности обрывать в самом начале.

– Какой гордец!

– И вовсе не гордец, просто я самодостаточный человек, – без малейшей рисовки пояснил Том. – Моя работа уже сама по себе доставляет мне чувство глубокого морального удовлетворения. Поэтому я не нуждаюсь в похвалах. То есть в дополнительных стимулах к работе.

– Так ты, оказывается, самоотверженный трудяга? – Элизабет изумленно присвистнула. – Честно говоря, первый раз в жизни встречаю такого человека!

– Бедная Бет, – сочувственно промолвил Том. – Неужели на твоем жизненном пути не встретилось ни одного нормального человека? Я не имею в виду только мужчин.

– Нет, почему же? – возразила Элизабет. – У меня есть три подруги, они очень хорошие девушки – добрые, надежные, отзывчивые. Но беда в том, что они живут в Питтсбурге и я общаюсь с ними в основном по переписке. А здесь, в этом огромном холодном Нью-Йорке, я так одинока… – Она жалобно шмыгнула носом.

Том приподнял кончиками пальцев ее подбородок.

– Эй, что это еще такое? – с притворной строгостью проговорил он. – Уж не собрались ли мы пуститься в слезы? Нет, дорогая моя, так дело не пойдет! У нас намечена на сегодня совсем другая программа, и я не позволю тебе отступить от нее. А если тебе хочется выплакаться на груди старого друга, то мы наметим это мероприятие на какой-нибудь другой день.

Элизабет рассмеялась.

– Знаешь, Том, ты действительно прирожденный врач, – сказала она, поглядывая на него с уважением и легким смущением. – Ты умеешь поднять дух. Думаю, твоим пациентам очень легко и комфортно в твоем присутствии.

– А тебе? – спросил он, пристально глядя ей в глаза.

– Мне тоже. Но только не тогда, когда ты на меня так смотришь!

– Как?

– Так, словно хочешь высветить все мои мысли и чувства. Иногда у тебя бывает… какой-то рентгеновский взгляд, – с улыбкой пояснила Элизабет. – Ты будто просвечиваешь человека насквозь. Наверное, это профессиональное, да?

– Наверное, – чуть подумав, ответил Том. – Ведь по лицу человека почти всегда можно определить, болен он или здоров. Да и о характере можно узнать многое.

– А вот я никогда не умела читать по лицам, – вздохнула Элизабет. – И очень часто обманывалась в людях.

Том мягко привлек ее к себе и ласково чмокнул в лоб.

– Выше нос, Бет! – бодро скомандовал он. – В самом деле, что ты корчишь из себя жертву судьбы? Ты молодая, красивая, у тебя еще вся жизнь впереди. Иди вперед и не оглядывайся на прошлые ошибки.

– Ты так думаешь?

– Конечно. Ну что ж, еще по бокалу шампанского – и в путь?

– Да, пожалуй, – согласилась Элизабет. И вдруг, пристально посмотрев на Тома, огорошила его странным заявлением: – А у тебя, оказывается, вовсе не серые глаза!

– А какие же?

– Морские! – выпалила Элизабет. – Не серые и не зеленые, а что-то среднее между ними. Цвета морской волны! Очень красивого, необычного оттенка.

– Хм! В самом деле?

– А разве ты не знал? Посмотри на себя внимательно в зеркало. – Элизабет подвела Тома к высокому трюмо в углу гостиной. – Ну? Теперь ты видишь? Что ты смеешься?

– Да так, – улыбнулся Том, – просто мне забавно, что ты делаешь из этого давно известного факта открытие.

– Так ты знал, что у тебя морские глаза?

– Ну разумеется.

– А зачем тогда делал вид, что не знал?

– Было интересно за тобой наблюдать. Действительно, Бет, так странно, что ты, столько со мной общаясь, не знала, какого цвета у меня глаза!

– И правда глупо, – смущенно рассмеялась Элизабет. – Наверное, я очень ненаблюдательный человек.

Том отрицательно покачал головой.

– Нет, Бет, дело совсем не в этом. Просто ты никогда не присматривалась ко мне. Поэтому и не знала, какие у меня глаза. Ты лишь знала, что они светлые, и все.

Он вдруг вскинул голову и в упор посмотрел на нее: долгим теплым, ласкающим взглядом, и Элизабет внезапно стало жарко. Не отрывая глаз от ее вспыхнувшего лица, Том положил руки на плечи Элизабет и начал медленно склоняться к ней. Судорожно глотнув воздух, Элизабет закрыла глаза и с отчаянно бьющимся сердцем ждала того, что последует дальше. Вскоре она почувствовала на своей щеке теплое дыхание Тома, и ее губы невольно раскрылись навстречу его приближающимся губам. Застыв в напряженном ожидании, Элизабет ждала поцелуя: такого же упоительно прекрасного, как тот, что был три дня назад. Но вместо этого Том вдруг отстранился.

– Извини, Бет, – сказал он спокойным, почти невозмутимым голосом. – Я немного увлекся. Ну что, едем в «Шахерезаду»?

– Да-да, конечно, – торопливо пробормотала Элизабет. И, чтобы скрыть смущение, а главное, непонятное ей самой разочарование, засуетилась в поисках пальто.

6

Они приехали в «Шахерезаду» к самому началу шоу. Огромный шелковый занавес медленно раздвигался, и на сцену выплывали танцовщицы. Они были в пышных юбках лазурного цвета с золотым шитьем, державшихся на линии бедер, и таких же бюстгальтерах. Шеи, запястья и щиколотки танцовщиц были увешаны золотистыми украшениями, мелодично позвякивавшими при каждом движении. А на головах у танцовщиц были установлены высокие хрустальные светильники, так сказать, своеобразные головные уборы.

– Как красиво! – восхищенно проговорила Элизабет, садясь за столик неподалеку от сцены, который Том заказал заранее. – И музыка тоже приятная. Не быстрая и громкая, как я ожидала, а какая-то мелодичная, чувственная.

– Вначале вечера здесь всегда не очень шумно, чтобы клиенты смогли спокойно сделать заказ и пообщаться, – пояснил Том. – А потом, когда они напьются, начинаются более жаркие танцы и более громкая музыка.

– Да, продуманная политика, – усмехнулась Элизабет.

Вслед за танцовщицами на сцену вышел индиец с удавом, которого он лихо обматывал вокруг шеи и пояса под испуганные возгласы зрителей. Затем появился фокусник. Он то выпускал голубей из рукавов просторного халата, то извергал изо рта огонь, а танцовщицы проходили через это огненное кольцо, оставаясь живыми и невредимыми. Потом фокусник спустился в зал и начал проделывать всякие хитроумные номера с клиентами. Элизабет так бурно реагировала на его штучки, что он обратил на нее внимание. Подойдя к их столику, он поклонился Элизабет на восточный манер и попросил у нее какой-нибудь предмет. Элизабет дала ему кольцо. Фокусник покрутил кольцо в руках, а потом поднес его ко рту и… проглотил. Однако не успела она прийти в себя от такого неожиданного оборота дел, как фокусник попросил Тома заглянуть в верхний карман его пиджака. Том запустил руку в карман и, к неописуемому восторгу Элизабет, достал оттуда ее кольцо.

– Как он это сделал?! – изумленно воскликнула Элизабет. – Он же даже не подходил к тебе! Ей-богу, не подходил!

– Да шут его знает, – пробормотал Том, недоуменно разводя руками. – Наверное, какой-то профессиональный трюк.

– Нет, но я все-таки хочу понять, – настаивала Элизабет. Она уже была навеселе, и ее так и тянуло на всякие шалости и безумства. – Давай подкупим его и попросим объяснить!

– Боюсь, у нас ничего не выйдет, – со смехом возразил Том. – Иллюзионисты нелегко раскрывают свои секреты. Особенно те, которым хорошо платят. А в «Шахерезаде», думаю, заработки немалые.

Пока Элизабет с Томом обсуждали фокусника, тот уже скрылся за кулисами, а на сцену снова вышли танцовщицы. Они плавно скользили по сцене под тихую, ненавязчивую музыку, и взбудораженный зал понемногу успокоился.

– Ну как, Бет? – спросил Том, откинувшись в кресле и с победной улыбкой поглядывая на Элизабет. – Не жалеешь, что согласилась поехать сюда?

– Нет, – она бросила на него признательный взгляд, – ни чуточки не жалею. Единственное, что смущает меня, так это сумма счета, который предъявят тебе в конце вечера.

Том пренебрежительно повел плечами.

– Не беспокойся, я не разорюсь, если раз в полгода схожу в дорогое заведение. В конце концов, деньги и существуют для того, чтобы их тратить, не так ли?

– Так, конечно же. Но ведь тебе, наверное, надо выплачивать кредит за квартиру?

– Ты не поверишь, но вовсе нет, – с улыбкой ответил Том. – Я не брал ее в кредит, а купил у бывшего владельца. Дело в том, – пояснил он в ответ на вопрошающий взгляд Элизабет, – что четыре месяца назад я вступил в права наследования после смерти бабушки. Она оставила мне коттедж в Питтсбурге, который я выгодно продал. Плюс мои сбережения за последние пять лет. В итоге получилась квартира в Нью-Йорке.

– Здорово! – восхищенно протянула Элизабет. – Значит, ты не стеснен в средствах?

– Абсолютно, – заверил ее Том. – А так как зарплата у меня сейчас довольно приличная, ты можешь не опасаться разорить меня.

– Хм! – Элизабет бросила на него озадаченный взгляд. – Спасибо, конечно, но все-таки мне как-то неудобно шиковать за твой счет. Ведь я тебе никто, просто школьная знакомая, с которой ты случайно встретился спустя десять лет.

Том посмотрел на нее каким-то странным взглядом.

– Ты полагаешь, что в нашей жизни что-то происходит случайно? Лично я не очень-то верю в случайности.

– Но в нашем случае все получилось именно так!

– Не знаю, не знаю, – многозначительно протянул Том. – А может, это судьба, а? Как ты думаешь, Бет?

– Перестань, Том, – смущенно промолвила она. – Ты же обещал, что мы будем общаться только по-дружески, а сам начинаешь какие-то непонятные игры.

– Во-первых, – с легким нажимом произнес Том, – я не говорил, что хочу общаться с тобой только по-дружески. А во-вторых, – прибавил он с беспечной улыбкой, – ты зря так всполошилась, Бет. Я вовсе не собирался переходить рамки дружеского общения, а тем более играть с тобой. Однако не кажется ли тебе, что с моей стороны было бы нелепо делать вид, будто я не замечаю твоей женской привлекательности? – Он пристально посмотрел ей в глаза. – Я же нормальный молодой мужчина и не могу не чувствовать легкого волнения в присутствии такой очаровательной женщины.

Элизабет неловко кашлянула.

– Да, наверное ты прав. Но я не понимаю, что ты мог найти во мне такого привлекательного. В самом деле, Том, у меня ведь довольно заурядная внешность. И к тому же я ужасно боюсь вида крови.

– А это-то здесь при чем?

– Но ведь медики презирают слабонервных людей, – с легким удивлением пояснила Элизабет. – Таких, которые могут грохнуться в обморок при виде крови или медицинских инструментов. А я как раз из этой породы.

Том бросил на нее изумленный взгляд, а затем вдруг расхохотался.

– Почему ты смеешься? Хочешь сказать, что я не права? – спросила Элизабет, сбитая с толку его реакцией.

– Нет, Бет, – покачал головой Том, – разумеется, ты права. Но только отчасти. То есть я еще не встречал ни одного врача-мужчину, который бы презирал хорошенькую женщину за то, что она боится вида крови.

– Правда? – озадаченно промолвила Элизабет. – Ну что ж, теперь я буду это знать.

Том откинулся на спинку стула и, с улыбкой посмотрев на Элизабет, сказал:

– Бет, меня уже три дня мучает один нескромный вопрос. Только заранее прошу тебя не обижаться, ладно?

– Хорошо, я не обижусь. Что за вопрос?

– Почему ты решила остаться в Нью-Йорке? Извини, но ведь, насколько я понял, тебе приходится здесь очень нелегко. Рискну предположить, что ты едва сводишь концы с концами. И тем не менее ты не собираешься возвращаться в Питтсбург, где живут твои родители и где у тебя собственная квартира.

Элизабет немного помолчала, прежде чем ответить.

– Да, – сказала она, грустно усмехнувшись, – ты прав, Том. Мне приходится здесь несладко. Этот огромный муравейник под названием Нью-Йорк порой кажется мне каким-то чудовищем с огнедышащей пастью, готовой проглотить зазевавшегося странника и перемолоть ему кости.

– Какие страсти, Бет… – Том бросил на нее встревоженный взгляд. – Значит, Нью-Йорк тебя пугает? Но тогда почему же ты здесь живешь?

– Потому что возвращение в провинцию кажется мне моральным поражением, – взволнованно пояснила она. – Ведь это будет означать, что я не смогла стать самостоятельной, не смогла чего-то добиться без помощи родителей. То есть все сложилось так, как они мне и пророчили. Понимаешь, Том? Родители говорили, что я здесь не выживу! И не они, но и все знакомые. По их мнению, я слишком слабая, чтобы утвердиться в большом городе. А мне противно считать себя слабой. Тем более, – с горечью прибавила она, – что так оно и есть.

Том перегнулся через стол и легонько сжал ее ладонь.

– Нет, Бет, ты ошибаешься, – с чувством проговорил он. – Ты не такая уж слабая. Вернее, ты, может, и слабая от природы, но зато очень мужественная и жизнестойкая. Вспомни, сколько наших одноклассников и выпускников параллельных классов пытались закрепиться в Нью-Йорке! А удалось это только единицам. В том числе и тебе.

– Да, но ведь у меня всегда все висит на волоске! – с горечью возразила Элизабет. – На тоненьком-тоненьком волоске, который в любую минуту может порваться.

– Может, и так, однако твоей вины в этом нет, – убежденно возразил Том. – Потому что ты не виновата, что родилась такой уязвимой, что твои родители не воспитали в тебе пробивных качеств. Поэтому тебе и пришлось нелегко в самостоятельной жизни. Но тебе нужно не упрекать себя за это, а гордиться собой. В самом деле, какая заслуга человека в том, что он пробился в жизни, обладая от рождения сильным характером? А вот если человек по натуре слаб, тогда это настоящая победа.

Элизабет рассмеялась, покачивая головой.

– О, Том! – воскликнула она, признательно глядя ему в глаза. – Какой же ты все-таки замечательный! Сейчас ты развил целую философскую теорию, и все только для того, чтобы оказать мне моральную поддержку. Спасибо тебе за это.

– По крайней мере мне удалось хоть немного поднять твою самооценку? – с затаенным волнением спросил он.

– Удалось, – с улыбкой ответила Элизабет.

– Ну что ж… – Том красноречиво покосился на опустевшие бокалы, – тогда давай веселиться!

– Давай! – с энтузиазмом согласилась Элизабет.

Оставшаяся часть вечера пролетела для Элизабет, словно в каком-то угарном чаду. Она еще до приезда в «Шахерезаду» чувствовала себя немного пьяной, а когда они с Томом основательно налегли на спиртное, Элизабет, что называется, понесло. Стоило ей набраться, как у нее развязался язык и она выложила Тому про себя абсолютно все. Она рассказала про учебу в колледже, про свои любовные приключения, неудачи на работе. Словом, поведала о себе все, что только можно было. В процессе рассказа Элизабет то и дело просила Тома подлить ей вина. А так как еда уже не вмещалась в ее желудок, то Элизабет почти не закусывала. И когда на столе появился вожделенный торт с миндалем и курагой, Элизабет, съев кусочек, почувствовала приступ тошноты.

И начался сущий кошмар, длившийся так долго, что Элизабет утратила чувство реальности. Сначала Том потащил ее в туалет, где Элизабет основательно вырвало. Потом, так как тошнота все не проходила, Том повел ее на стоянку машин, надеясь, что ночной холод поможет ей прийти в чувство. Там Элизабет снова вырвало, и даже не раз, а целых три. Однако, несмотря на это, а также на таблетки от алкогольного отравления, которыми напичкал ее Том, Элизабет не становилось лучше. Голова у нее кружилась и отчаянно болела, словно ее распирало изнутри. Последнее, что помнила Элизабет в тот вечер, это мелькавшие перед ее глазами огни уличных фонарей и реклам, такие яркие, что у нее резало от них глаза. А потом наступил абсолютный мрак.

7

Проснувшись наутро, Элизабет тотчас вспомнила свои вчерашние злоключения, и ее сердце наполнилось ужасом. Однако голова была на удивление ясной и почти не болела. Только во рту было сухо, как в раскаленной пустыне. Но на низенькой тумбочке рядом с кроватью стояла бутылка с минеральной водой, и Элизабет радостно утолила жажду. После этого она почувствовала себя совсем хорошо и даже смогла переместиться из лежачего положения в сидячее. И только тут осознала, что снова находится не у себя дома, а в спальне Тома.

– О черт! – в замешательстве воскликнула Элизабет. Я опять провела ночь в его постели и опять абсолютно не помню, как я здесь оказалась! Нечего сказать, хорошенькие дела!

– Проснулась, Бет? – раздался из соседней комнаты голос Тома. А затем Элизабет увидела и его самого. Он был в уже знакомом Элизабет белом махровом халате, и его волосы были влажными, вероятно после душа. – Доброе утро, дорогая. Как ты себя чувствуешь?

– Кажется, нормально. И меня это очень удивляет.

– Ничего удивительного, просто те таблетки, что я дал тебе вчера, начали действовать.

– Да, вот только немного поздновато.

– Нет, просто я не догадался вовремя их тебе дать. Таблетки от похмелья нужно употреблять до начала возлияний, а не только после. Но я не ожидал, что ты так рьяно набросишься на спиртное. – Том посмотрел на Элизабет с добродушной усмешкой. – Вчера ты побила все рекорды по разовому употреблению вина.

– А ты не мог меня остановить? – с упреком бросила Элизабет.

Том ласково рассмеялся.

– Я пытался, но куда там! Ты же не хотела ничего слушать. Легче остановить локомотив, мчащийся на полном ходу, чем разгулявшуюся Элизабет Джемисон.

– Да-а! – смущенно протянула Элизабет. – И такое случается уже второй раз за недолгое время нашего общения. Могу только догадываться, что ты теперь обо мне думаешь!

– Ты уже говорила это три дня назад, – напомнил ей Том. – И мой ответ остается тем же. Я думаю, что ты самая обворожительная женщина на свете!

– Ну-ну! – недоверчиво хмыкнула Элизабет. – Не сомневаюсь, что в те минуты, когда я опорожняла свой желудок в твоем присутствии, я выглядела крайне обворожительно!

Том подошел к Элизабет и нежно потрепал ее по волосам.

– Успокойся, глупышка! Разве ты забыла, что я врач? А врачи всегда относятся терпимо к таким вещам. Обычный физиологический процесс, не более того.

– Но ведь я испортила тебе вечер!

– С чего ты взяла? Нет, Бет, ошибаешься. Наша вчерашняя вечеринка удалась на славу. Пожалуй, мы могли бы гудеть до самого утра, если бы не тот дурацкий торт. Это его проклятый крем произвел в твоем желудке революцию. А в остальном все было отлично. Поверь мне, я уже сто лет так не веселился.

Элизабет бросила на него подозрительный взгляд.

– Интересно знать, и над чем же ты так веселился? Уж не надо мною ли?

– Нет, – с теплой улыбкой возразил Том. – Мне просто было весело рядом с тобой. И очень хорошо.

– Значит, я не показалась тебе скучной?

– Скучной?! Да ты один из самых интересных людей, которых я только встречал в своей жизни! Веселая, остроумная, на редкость приятная собеседница. Жаль, что ты нечасто бываешь такой. Но, думаю, причина не в тебе. Просто твоя жизнь в последнее время была не слишком веселой.

– Это правда, – вздохнула Элизабет. – Веселого в моей жизни за последние десять лет было мало. Пока я училась в колледже, еще куда ни шло, а потом… – Она обреченно махнула рукой.

Том строго посмотрел ей в глаза.

– Что такое, Бет? Ты опять начинаешь жалеть себя? А я-то надеялся, что вчера ты достаточно нажаловалась мне на свою злую судьбу. Или ты хочешь сказать, что мои усилия по поднятию твоей самооценки пропали даром?

– Нет, – рассмеялась она, – не пропали. Я правда чувствую себя намного бодрее. И даже немного увереннее. Просто сейчас мне чуть-чуть взгрустнулось.

– В таком случае нужно позавтракать. Ведь на сытый желудок, как говорится, и горе не беда. Иди в ванную, а я пока что-нибудь сварганю. О’кей?

– О’кей, Том!

– Надень мой запасной халат, он лежит справа от тебя, на кресле. И тапочки там рядом, видишь?

– Да. – Элизабет посмотрела в указанном направлении и многозначительно хмыкнула. – А тапочки-то женские! Значит, ты все-таки с кем-то встречаешься?

– Нет, – невинным тоном ответил Том. – Я купил их так, на всякий случай.

– Понятно, – усмехнулась Элизабет.

Том ушел, а она выбралась из постели и потянулась к белому махровому халату. И с неудовольствием обнаружила, что он женский. Вернее, покрой был самым обычным, общим для женщин и мужчин, но зато размер халата явно не соответствовал размеру Тома. Когда Элизабет облачилась в халат, то увидела, что он пришелся ей впору и по росту, и по ширине. А Том был выше ее на полголовы и шире в плечах.

– Надень мой запасной халат! – язвительно передразнила его Элизабет.

Красные шлепанцы с бантиками тоже пришлись ей по ноге. Прежде чем надеть, Элизабет внимательно их осмотрела. Они выглядели новыми, будто только из магазина, но в сердце Элизабет все равно закрался червь сомнения. Зачем одинокому мужчине, по горло занятому работой, держать дома женские вещи? На всякий случай? Но что это может быть за случай? Элизабет очень сомневалась, что Том станет водить домой случайных женщин, подцепленных на улице или в баре. Тогда кто к нему приходит? Может, какая-нибудь замужняя дамочка, не вполне удовлетворенная супругом? Или кто-нибудь из коллег? В любом случае она чувствовала себя задетой этим открытием. Хотя и сама не понимала почему. Действительно, какое ей дело до личной жизни Тома Хантера? Она не имеет права спрашивать его про тапочки. А тем более пытаться уличить его во лжи. Бестактное поведение, да и только.

Однако, несмотря на эти мудрые выводы, оказавшись в ванной, Элизабет принялась искать следы женского присутствия. И вскоре нашла их: на полочке перед зеркалом стояла баночка с кремом для чувствительной кожи лица. Причем она была неначатой, а значит, Том не пользуется этим кремом. Да и кожа его лица не выглядит чувствительной. Но тогда для кого же он купил этот крем? И точно ли он неначатый? Возможно, раз или два им уже кто-то пользовался, ведь край не совсем ровный.

Опомнись, голубушка! – сердито одернула себя Элизабет. Что это на тебя нашло? Ты что, ревнуешь Тома к этой неизвестной женщине? Но ведь это, мягко говоря, не совсем нормально! С чего бы тебе его ревновать?

Отогнав неуместные мысли, Элизабет сбросила халат и погрузилась в ванну, наполненную ароматной пеной с запахом мускуса. В тот же миг ее окутало поистине неземное блаженство. Казалось, она нежится в волнах теплого южного моря, на берегу которого растут прекрасные цветы. Это впечатление усиливал интерьер ванной, выполненный в лазурно-золотистых тонах. Лазурная плитка на стенах, голубая плитка с золотым тиснением на потолке, просторная голубая ванна. И огромное зеркало в золоченой раме, расположенное над умывальником из голубого мрамора, в обрамлении искусственных зеленых растений с желтыми цветками. Настоящий райский уголок! Даже трудно представить, что за его стенами бушует ноябрьский ветер и сыплет противный дождь.

Элизабет так замечталась, что забыла про время. Из радужных грез ее внезапно выдернул громкий стук в дверь.

– Бет! – донесся до нее несколько встревоженный голос Тома. – Как ты там? С тобой все в порядке?

– Да, Том, все хорошо! – прокричала Элизабет. – А почему ты спрашиваешь?

– Ты слишком долго не выходишь, и я испугался, не стало ли тебе плохо. Сама понимаешь, после вчерашнего всего можно ожидать!

– Извини меня, Том. Я просто разнежилась в ванне.

– Ничего страшного, Бет, можешь не торопиться.

– Да нет, я уже все, сейчас выйду.

Ополоснувшись душем, Элизабет начала одеваться. Покидать уютную, теплую ванную ужасно не хотелось. Но, вспомнив, что ее ожидает вкусный завтрак в не менее уютной комнате, Элизабет почувствовала прилив радостного волнения. И не только поэтому. Было ужасно приятно сознавать, что о тебе кто-то заботится и беспокоится. Кто-то боится, что ты заснешь в ванне или потеряешь сознание и утонешь. Причем этот кто-то весьма интересный молодой мужчина. Обаятельный, умный, добрый, целеустремленный…

Прямо-таки портрет идеального героя! – иронично подумала Элизабет. Героя девических грез!

Да, но в твоих-то девических грезах не было места Тому Хантеру! – ехидно поддел Элизабет внутренний голос. Ты грезила о совсем других мужчинах!

Элизабет озадаченно нахмурилась. А правда, почему она тогда не влюбилась в Тома? Разве Алан Робертс был красивее или умнее его? Да и все остальные тоже? Нет, нет и нет! Все мужчины, в которых она влюблялась или с которыми встречалась, по всем параметрам проигрывали Тому Хантеру. Даже не нынешнему – об этом и речи не шло, – а тому мальчишке, каким он был десять лет назад. И тем не менее она никогда не замечала Тома, никогда не воспринимала его всерьез.

В огромной комнате Элизабет ожидал накрытый стол. Он стоял в просторной нише, отделенной от основного пространства комнаты сводчатой аркой. Получилось как бы две комнаты – гостиная и столовая, объединенные в одну. В гостиной имелись два широких окна, в столовой – одно. Все они были задрапированы коричневыми шелковыми шторами. Такой же тканью были обиты диваны, кресла и стулья. А нежно-оранжевые обои на стенах делали помещение светлее. Подушки из шелка более темного оттенка украшали диваны и кресла. Пол устилал огромный бежево-коричневый ковер. На стенах висели светильники из матового белого стекла. В одном из углов гостиной стоял телевизор с большим плоским экраном. В другом углу находился небольшой камин, обложенный белым мрамором с желтоватыми прожилками и украшенный бронзовой решеткой.

Какая красивая комната! – уже не в первый раз подумала Элизабет. Все подобрано со вкусом, все такое новое, чистое. Вот бы мне жить в такой квартирке!

Эта мысль смутила Элизабет и заставила ее залиться краской. Слава богу, Том принял этот румянец за следствие долгого сидения в ванной.

– Ну ты, я вижу, совсем запарилась, – сказал он, посматривая на нее с легкой тревогой. – Ты что, всегда так долго принимаешь ванну? Это же вредно для женщины!

– Нет, я обычно вообще не сижу в ванне, – с улыбкой пояснила Элизабет. – Наскоро принимаю душ, и все. Просто сегодня у меня какое-то расслабленное состояние.

– Понятно… Ну что ж, леди, прошу к столу! – Том галантным жестом пригласил Элизабет в нишу. – Правда, ничего замысловатого я готовить не умею. Но зато у меня всегда есть мясные деликатесы и свежие овощи.

Полчаса спустя Элизабет пришла к выводу, что Том сильно приуменьшил свои кулинарные способности. За то время, пока она нежилась в ванне, он успел приготовить вкуснейшее спагетти под крабовым соусом, салат из свежих помидоров и сладкого перца, а также нарезать целую тарелку копченой грудинки, ветчины и сыра. А к кофе был подан песочный торт.

– Ты всегда так сытно питаешься? – спросила Элизабет. – Или только по праздникам?

– Вообще-то всегда, – чуть смущенно признался Том. – По крайней мере стараюсь.

– Удивительно, что ты не растолстел! Наверное, потому, что ты с утра до ночи крутишься на работе.

– Наверное, так.

– И готовишь ты замечательно. Где научился?

– В процессе холостяцкой жизни. Правда, при моей нагрузке совершенствоваться некогда, но я стараюсь хотя бы не утрачивать приобретенных навыков. Да и вообще, честно говоря, люблю иной раз повозиться на кухне.

– Да ну? – изумилась она. – Первый раз встречаю мужчину, который любит готовить! Да ты просто настоящий клад! Я даже начинаю завидовать твоей будущей жене!

Том вскинул голову и бросил на Элизабет быстрый взгляд, под которым она залилась краской по самые уши.

Проклятье, и как я могла ляпнуть такие неосторожные слова?! Совсем не умею следить за своим языком! Что, если Том истолкует последнюю фразу как намек на то, что я не прочь занять вакантное место его жены? Мол, посмотрела, какая у него прекрасная квартира, какой он трудолюбивый и хозяйственный, и решила, что было бы весьма недурно перекинуть на его сильные плечи свои проблемы. Ужасно! Просто позор!

– Том, я… – запинаясь начала Элизабет. – Я вовсе не…

– Я знаю, – с улыбкой ответил он. И без всякого перехода спросил: – Как тебе нравится мое жилище, Бет? Оно не выглядит слишком неуютным?

– Напротив! – пылко возразила она. – Оно очень даже уютное! Вообще, это одна из самых уютных и красивых квартир, что я когда-либо видела.

– Ну что ж, ты меня успокоила, – облегченно вздохнул Том. – А то я все-таки опасался, не перестарались ли дизайнеры с утонченностью и хорошим вкусом. Видишь ли, Бет, мне было некогда заниматься интерьером, и я нанял дизайнера по совету одного коллеги. Мне понравился его проект, но потом я жалел, что ни с кем не посоветовался. Ведь дизайнеры часто делают квартиры безликими.

– Может быть, но к твоей это не относится.

– Ну слава богу. Теперь я больше не буду об этом думать. Кстати, ты ведь еще не выходила на балкон? Хочешь взглянуть?

– Да, хочу, – кивнула она. – Хотя я уже видела из окна кусочек прелестного парка.

Прежде, чем вывести Элизабет на просторный балкон, огибающий кухню и две комнаты квартиры, Том заботливо укутал ее в плед. Потом открыл балконную дверь. Элизабет вышла туда вслед за ним. И застыла на месте с открытым ртом. Вид, открывающийся с балкона, был просто великолепным. Прямо под балконом простирался огромный парк с множеством высоких деревьев, усыпанных желтыми и багряными листьями. За ним начинался ряд не очень высоких домов, а за этими домами вставала гряда небоскребов, тонущих в осеннем тумане.

– Впечатляюще! – восхищенно воскликнула Элизабет. – А главное, столько зелени! Наверное, летом здесь очень красиво?

– Да, очень, – с улыбкой подтвердил Том. – Да и ранней осенью тоже.

– А еще здесь почти не слышно шума большого города, – заметила Элизабет, прислушавшись. – Такое чувство, будто находишься не в Нью-Йорке, а где-нибудь в Лондоне или Париже. Наверное, эта квартира стоит баснословных денег?

– Ну, в общем-то я заплатил за нее прилично.

– Счастливец!

– Наверное, да.

Они помолчали. Потом Том как бы между прочим спросил:

– Ты не против провести со мной и следующий уик-энд? Мы могли бы съездить куда-нибудь за город на пару дней.

Элизабет оживленно повернулась к нему и уже хотела ответить «да», но внезапно замешкалась, вспомнив про свое нынешнее незавидное положение.

– Даже не знаю… – нерешительно проговорила она. – Ведь мне нужно заняться поисками работы.

– Нет, – с легким нажимом возразил Том, – не делай этого, Бет, прошу тебя. Если ты и найдешь работу, то это будет наверняка не слишком удачный вариант. Лучше забудь об этом и положись на меня. Обещаю, что к концу недели я для тебя что-нибудь подыщу.

– Ты так уверен?

– Уверен.

– Ну хорошо, – чуть растерянно промолвила Элизабет. – А когда ты мне позвонишь?

– Как только что-то найду. Думаю, во вторник или в среду.

– Хорошо. – Элизабет грустно посмотрела на Тома. – Ну что ж, наверное, мне пора домой? Это я бездельница, а у тебя наверняка есть дела.

– Честно говоря, да, – ответил он с извиняющейся улыбкой. – Не то чтобы важные, но нужно сделать пару визитов.

– Что ж, тогда я пойду, – сказала Элизабет, почувствовав какое-то непонятное сожаление, что нужно уходить. – Еще раз спасибо за вчерашний вечер и… вообще за все.

– Это тебе спасибо, – с улыбкой сказал Том. – За то, что скрасила вечер одинокого холостяка.

Элизабет хотела ехать на метро, но Том настоял, чтобы отвезти ее на машине. По дороге они говорили мало. Том следил за дорогой, а Элизабет была погружена в свои мысли. А мысли эти были не очень веселыми. Ей ужасно не хотелось возвращаться в свою квартирку и сидеть целый день в одиночестве. И не только сегодня, но и завтра и послезавтра. Правда, можно было созвониться с кем-нибудь из знакомых или навестить в больнице Клэр. Но почему-то мысль о посещении больницы не воодушевляла Элизабет. Во-первых, завтра у Тома выходной и она не встретит его в больнице. А во-вторых, даже если она пойдет туда в понедельник, то тоже вряд ли встретит: ведь у Тома и помимо нее забот хватает. Возможно, он будет на операции, когда она придет, и они не увидятся даже мельком.

А если увидятся? При этой мысли сердце Элизабет вдруг так гулко забилось, что она пришла в замешательство. Что с ней такое творится? Сначала этот нелепый приступ ревности, потом сожаление о том, что они расстаются, а теперь… Она вдруг почувствовала, что ее щеки начинают гореть. Испугавшись, что Том прочитает ее мысли, она украдкой взглянула на него. Но он смотрел на дорогу. И его лицо было безмятежно-спокойным.

Интересно, ему хоть немного грустно, что мы расстаемся? – подумала Элизабет. И почувствовала прилив необъяснимой досады, не обнаружив на лице Тома признаков грусти или сожаления. Да, он явно не печалится, что не увидит ее несколько дней. Он вообще уже, похоже, о ней забыл, судя по его отстраненному взгляду.

Высадив Элизабет у ее дома, Том поцеловал ее в щеку, еще раз пообещал позвонить на неделе, а затем уехал. Проводив взглядом его машину, Элизабет медленно побрела к подъезду. На душе у нее было тоскливо и неспокойно.

На душе у Тома тоже было неспокойно. Но совсем по другой причине, чем у Элизабет. Теперь, когда он остался один, он мог наконец дать волю чувствам и сбросить с лица маску сдержанности. Той самой сдержанности, которая, как он подметил, вызвала у Элизабет прилив досады. И даже расстроила ее… Но Том мужественно выдержал свою роль до конца. Нет уж, довольно. Он больше не будет бегать за Элизабет хвостиком, как было много лет назад. Иначе она снова не оценит его преданности. Пусть лучше посидит одна и хорошенько обо всем подумает. Главное, что ему удалось зацепить ее чувства. Теперь только бы не расслабиться и не распустить сопли. Иначе все полетит к чертям…

Посмотрев на часы, Том поехал к одному из своих бывших пациентов. Они заранее договорились о встрече. Сегодня он собирался решить вопрос о работе для Элизабет. И не сомневался, что решит. Его пациенту, пожилому владельцу юридической фирмы с солидной репутацией, как раз нужна была секретарша. Рекомендации Тома было достаточно, чтобы Элизабет приняли на это место, да еще и положили солидную зарплату. В том, что работа понравится Элизабет, Том тоже не сомневался. Кому же не захочется работать под началом интеллигентного человека с отзывчивым сердцем, да еще и неполную рабочую неделю?!

Однако Том твердо решил не звонить Элизабет до самой среды. Пусть посидит в одиночестве и убедится, что ей не на кого положиться в жизни, кроме него. Может, тогда она хоть немного начнет его ценить.

8

Следующие четыре дня тянулись для Элизабет бесконечно долго. Она просто не знала, куда себя деть. Смотреть телевизор она не любила, а читать ей не хотелось. Любовные романы напоминали ей о собственной неустроенности, а серьезные книжки наводили зеленую тоску. Что же касается любимого женского развлечения – шопинга, то его Элизабет сейчас не могла себе позволить из-за стесненности в средствах. А так как заниматься рукоделием или готовкой она терпеть не могла, то ей пришлось сидеть сложа руки и маяться бездельем.

В воскресенье Элизабет пыталась развлечься тем, что названивала знакомым. И здесь столкнулась с весьма неприятным моментом. Как только знакомые узнавали, что она лишилась работы и ее дела обстоят скверно, они сразу как-то стушевывались, начинали разговаривать сдержанно и прохладно. Словно боялись, что она попросит их о помощи или денег в долг. Единственное утешение Элизабет нашла в том, что написала письма своим провинциальным подругам. Эти девушки всегда были готовы ее выслушать и поддержать, но беда в том, что как раз они-то и не могли оказать ей реальной помощи.

В понедельник Элизабет отправилась в больницу навестить Клэр. И здесь ее поджидало новое разочарование: она не встретила Тома, как надеялась в глубине души. Впрочем, она и не могла его встретить, так как Клэр лежала в терапии, а Том заведовал хирургией. Это соображение как-то не пришло на ум Элизабет, когда она ехала в больницу, и она почувствовала себя ужасно глупо. Одно было хорошо: встреча с неутомимой оптимисткой Клэр немного развеяла ее тоскливое настроение и придала бодрости.

Вторник Элизабет провела дома. Она ожидала, что Том позвонит ей, но он так и не позвонил. А сама Элизабет не решилась беспокоить его. Она опасалась оторвать его от важных дел или помешать отдыху после напряженного рабочего дня. Заснула Элизабет в этот день поздно, несмотря на отсутствие занятий. Наверное, она слишком переволновалась, ожидая звонка Тома, и у нее развилась бессонница.

В среду Элизабет проснулась в приподнятом настроении. И вскоре поняла, почему оно такое приподнятое. Ведь в этот день Том должен непременно позвонить ей. Он сказал, что позвонит во вторник или в среду, а он всегда держит слово. И раз не позвонил вчера, то сегодня непременно позвонит. Поэтому Элизабет с утра пробежалась по магазинам, чтобы пополнить запас продуктов, а потом весь день сидела дома.

В семь вечера Элизабет почувствовала первые признаки беспокойства. В половине восьмого они приобрели ощутимый характер. В восемь Элизабет подошла к телефону и хотела набрать домашний номер Тома. Но, набрав первые две цифры, внезапно передумала и положила трубку. Ей совсем не хотелось быть навязчивой. Если Том забыл о ней, зачем напоминать о себе? Это просто глупо. Пусть лучше он сам позвонит ей, когда вспомнит.

Элизабет принялась нервно расхаживать по комнате, поминутно поглядывая на часы. Стрелки стремительно неслись вперед и наконец достигли половины девятого… Том наверняка уже дома. Может, он устал на работе, прилег отдохнуть и заснул? Это было бы неудивительно при его нагрузке.

Полчаса спустя Элизабет вдруг поняла, что он не позвонит. Да и с какой стати ему звонить? Тем более сбиваться с ног в поисках работы для нее. Возможно, он и сдержит слово, но куда ему торопиться? Ради чего? Ради женщины, которая ему никто?

Внезапно на Элизабет напал приступ нервного смеха. Какая же она все-таки дура! Она просто удивлялась своей глупости и недогадливости. В ее жизни было несколько мужчин, а она так и не поняла сути мужской натуры. Неудивительно, что все ее дружки бросали ее. Конечно, Том не такой. Он лучше, добрее, щедрее и порядочнее их всех. Но при всем этом он мужчина. Он совсем не прочь тратить на нее деньги и помогать ей, но ведь не даром же! Конечно же Том рассчитывал, что она станет с ним встречаться. Хотя бы не всерьез, а так, изредка. Проводить с ним выходные и, разумеется, заниматься сексом. Вполне естественное желание, учитывая, что у него нет постоянной женщины. А она, наивная гусыня, вообразила, что Том испытывает к ней только дружеский интерес. И это притом, что он открытым текстом предложил ей встречаться. И она согласилась с ним встречаться, но как с другом, без малейшего намека на интим. Интересно, какого мужчину это устроит? Разве что полного импотента!

Итак, грустно заключила Элизабет, Том Хантер утратил к ней интерес. И теперь он больше не пригласит ее провести с ним вечер или выходные. Она его потеряла. И как друга, и как мужчину. Внезапно Элизабет почувствовала, что ее охватывает чувство горького сожаления. Какая же она все-таки дура! В кои-то веки на ее жизненном пути встретился нормальный мужик, а она так глупо прозевала его. И теперь снова осталась одна. Без поддержки, без душевного тепла близкого человека и даже без любовника. Совсем одна! Жалкая песчинка, затерянная в океане большого, неприветливого города…

Резкий звонок в дверь выдернул Элизабет из тягостного оцепенения. Прежде чем пойти в прихожую, Элизабет посмотрела на часы. Тридцать пять минут десятого… Невероятно! Кто может нанести ей визит в столь поздний час? Может, кто-то просто ошибся квартирой?

Звонок раздался во второй раз, и Элизабет поспешила в прихожую. Опасаясь открывать незнакомому человеку, она приложила ухо к двери и громко спросила:

– Кто?

И чуть не споткнулась на ровном месте, услышав ответ:

– Не бойся, Бет, это я, Том.

Судорожно сглотнув, Элизабет открыла дверь дрожащими от волнения руками и впустила Тома в квартиру. На этот раз он был без букета. Да и одет просто: в черные брюки и куртку, из-под которой выглядывал знакомый ей жемчужно-серый пуловер.

– Привет, Бет, – дружелюбно проговорил Том, проходя в гостиную. – Извини за поздний визит, но я только что с работы. В пять вечера к нам неожиданно привезли больного с прободной язвой, и мне пришлось делать незапланированную операцию.

– Ну что ты, не за что извиняться, – торопливо возразила она. – Я все прекрасно понимаю. Ведь у тебя такая работа!

– Да уж, – усмехнулся он. – Я так замотался сегодня, что даже некогда было тебе позвонить.

– Ничего страшного, Том. – Она вдруг почувствовала, что ее губы растягиваются в глуповато-счастливой улыбке. Какая же она мнительная! Насочиняла бог знает чего, а все оказалось совсем не так. Том вовсе не забыл про нее, просто у него случился аврал на работе. То есть произошло то, чего можно было ожидать. То самое, что очень даже логично было предвидеть. Как странно, что такое простое объяснение не пришло ей в голову! Неужели она так привыкла к непорядочному поведению мужчин? Элизабет стало жалко саму себя. Как же ей все-таки не везло с мужиками! – Хочешь есть? Или, может, кофе?

– Да, от кофе не откажусь. А вот есть совсем не хочется: из-за этой суеты на работе у меня совершенно пропал аппетит. Сделай лучше кофе, только покрепче. И сахара три ложки!

– Да, Том, сейчас. – Элизабет так заспешила на кухню, что едва не споткнулась о завернувшийся коврик.

Десять минут спустя они с Томом сидели в креслах друг против друга и с наслаждением пили крепкий кофе. Том – потому, что ему приятно было расслабиться после трехчасового напряжения, вызванного сложной операцией, а Элизабет – потому, что ей было приятно расслабиться после нескольких часов ожидания его звонка. Наконец Том отодвинул пустую чашку, шумно вздохнул и оживленно посмотрел на Элизабет.

– Ну, дорогая моя Бет, – с улыбкой сказал он, – рассказывай, как ты тут поживаешь.

– Да ничего, нормально, – солгала Элизабет. – Конечно, немного непривычно сидеть дома. Я ведь привыкла ходить на работу и чувствую себя выбитой из колеи.

– Что ж, в таком случае мои новости должны тебя порадовать.

– Как? Ты хочешь сказать, что нашел мне работу?!

Том невозмутимо пожал плечами.

– Но я же обещал, что сделаю это быстро! Да и не так сложно найти место секретарши для красивой молодой женщины.

– Я бы так не сказала. Для меня это всегда было очень сложно.

– Поэтому я и не хотел, чтобы ты сама занималась поисками, – несколько назидательно заметил Том. – Ну да ладно, перейдем к делу. Я нашел тебе место секретаря в одной юридической фирме. «Шепард и Кларк».

– «Шепард и Кларк»?

– Не напрягай память, эта фирма не могла давать рекламу в «Нью-йоркском курьере». Они вообще никогда не тратятся на рекламу, так как у них и без того нет отбоя от клиентов. «Шепард и Кларк» – фирма с очень солидной репутацией, она существует в Нью-Йорке с конца девятнадцатого века. Ее основал то ли прадед, то ли прапрадед Джона Шепарда.

– О! – изумленно и чуть испуганно протянула Элизабет. – Такая солидная контора! Том, ты уверен, что меня туда примут?

– Уверен. Фактически тебя уже туда приняли. Тебе осталось лишь прийти в офис и подписать контракт. Я договорился с мистером Шепардом, что он будет ждать тебя завтра, в десять утра.

Элизабет посмотрела на Тома с нескрываемым восхищением.

– Том, ты просто волшебник. Открой секрет, как тебе удалось пристроить меня в такое место?

– Все очень просто, Бет. Мистер Шепард – мой давний знакомый. Три года назад он попал ко мне на операционный стол. Его привезли на «скорой» с прободной язвой желудка и сильным кровотечением. При других обстоятельствах он вряд ли бы попал ко мне: солидные, богатые люди не жалуют молодых врачей. Но случилось так, что я был в ту ночь дежурным хирургом и выбора у него не было. Не люблю хвастаться, но я в общем-то спас ему жизнь. Там была почти безнадежная ситуация – его привезли слишком поздно, чуть ли не в коме. Но операция прошла удачно. И с тех пор Джон Шепард – мой постоянный клиент. И не просто клиент. Мы почти друзья, если только люди с разницей в тридцать лет могут быть друзьями.

– Да-а! – протянула Элизабет, изумленно покачивая головой. – Да ты у нас прямо-таки герой!

– Не нахваливай меня, Бет, я этого не люблю, – смущенно отмахнулся Том.

– А этот мистер Шепард… Короче, как случилось, что он довел себя до такого плачевного состояния?

По лицу Тома скользнула легкая тень.

– У него были сложные жизненные обстоятельства. Три с половиной года назад Шепард потерял единственную дочь. Она погибла в автомобильной катастрофе. Совсем молодая, ей было всего двадцать лет! Джон очень тяжело переживал эту трагедию, перестал следить за здоровьем и даже начал пить. А этого при его хронической язве делать было нельзя.

– А сейчас он как?

– Нормально. Он сильный человек и справился. К тому же у него есть жена, женщина, с которой он прожил больше тридцати лет. Вместе им было легче пережить трагедию.

– А какой у него характер? – с опаской спросила Элизабет. – Не очень придирчивый?

– Абсолютно не придирчивый, – успокоил ее Том. – Он очень добрый и чуткий человек. Я почти не сомневаюсь, что ты ему понравишься. Ты чем-то похожа на его покойную дочь.

Элизабет облегченно вздохнула, а потом посмотрела на Тома с легким замешательством.

– Все это, конечно, замечательно, Том, но… хорошо ли это выглядит? Устраиваться на место, которое я без твоей помощи, наверное, никогда бы не получила!

По губам Тома скользнула добродушная усмешка.

– Ты хочешь сказать, что я использовал служебное положение для того, что пристроить свою знакомую на работу? Что ж, это делает честь твоей деликатности. Но не волнуйся. Во-первых, я не подсовываю Шепарду человека без необходимых навыков работы. Ведь делопроизводство твоя специальность, не так ли? Да и опыт работы у тебя есть. А во-вторых, Шепард давно искал возможность оказать мне услугу, и было бы глупо, если бы я начал играть в благородство. И в-третьих, так делают абсолютно все! – Он рассмеялся, откинувшись в кресле. – Так что перестань забивать себе голову пустыми проблемами, их у тебя и так хватает.

– Ты прав, – согласилась Элизабет. – О, Том, ты даже не представляешь, как я тебе благодарна!

Он сделал протестующий жест.

– А вот этого не надо, Бет, ради бога! Почему бы мне не помочь своей бывшей однокласснице, если это мне совсем не трудно? Разве ты на моем месте поступила бы иначе?

– Наверное, нет, но беда в том, что я и себе-то не могу помочь. – Элизабет невесело рассмеялась. – Куда уж мне помогать другим… Но если я могу для тебя что-то сделать, то я готова!

Он поднял голову и посмотрел на нее долгим, испытующим и немного дразнящим взглядом.

А что, если он сейчас попросит меня стать его любовницей? – мелькнуло у нее в голове, и от этой мысли ее сердце учащенно забилось – одновременно и радостно, и тревожно.

Но вместо этого Том улыбнулся и с шутливой интонацией в голосе сказал:

– Хорошо, Бет, буду иметь это в виду. – Он посмотрел на часы и изумленно присвистнул. – Бог мой, половина одиннадцатого! Пожалуй, мне пора, иначе придется завтра идти на работу с больной головой.

– Да, понимаю. – Она не смогла скрыть разочарования.

Встав с кресла, Том устало потянулся и двинулся в прихожую. Элизабет понуро поплелась за ним. Пока он надевал ботинки, она усиленно искала предлога для новой встречи с ним. И наконец нашла. Она вспомнила про предложение Тома провести вместе следующий уик-энд. Правда, неловко самой заговаривать об этом, но она не могла ничего с собой поделать. Уж очень ей хотелось еще раз увидеться с Томом.

– Да, Том! – окликнула она его, когда он выпрямился и взялся за куртку. – Как насчет уик-энда? Твое предложение остается в силе или ты… передумал? – закончила она внезапно упавшим голосом.

– Передумал? – удивленно переспросил он. – Вовсе нет, с чего ты взяла?

– А почему ты тогда ничего не говоришь об этом? – спросила Элизабет, с трудом заставляя себя не улыбаться как дурочка.

– Потому что сегодня еще только среда, – с улыбкой ответил Том. – Если не возражаешь, я позвоню тебе в пятницу вечером. И тогда решим, что и как. Хорошо?

– Хорошо, – поспешно ответила Элизабет.

– Ну что ж, пока, Бет. – Том коснулся губами ее горячей щеки и исчез за дверью.

Оставшись одна, Элизабет вернулась в комнату и взволнованно прошлась из угла в угол. Итак, ее глупые опасения оказались напрасными. Том вовсе не забыл о ней, он нашел ей приличную работу и даже подтвердил свое предложение провести с ней уик-энд. Можно было только радоваться. Но почему-то вместо радости Элизабет ощущала стремительно растущую тоску. В пятницу… Это значит – только через два дня. А увидятся они, вероятно, в субботу, то есть через три дня. Боже, как долго ждать!

И еще одно обстоятельство ужасно не нравилось Элизабет, хотя ей и не хотелось признаваться себе в этом. Она была раздосадована невозмутимым спокойствием Тома, которое не покидало его во время их разговора. Он говорил с ней так, словно видел в ней лишь приятельницу, бывшую одноклассницу. Ни разу не посмотрел на нее интимным взглядом, не заигрывал, не делал двусмысленных намеков. И не поцеловал в губы. Одним словом, вел себя совсем не так, как должен вести себя мужчина в обществе женщины, которая ему нравится. Он держался с ней исключительно по-дружески.

Но ведь именно этого ты и хотела, ехидно поддел Элизабет внутренний голос. Ты же хотела, чтобы вы были только друзьями. Чем ты теперь недовольна?

Не знаю, сердито возразила Элизабет. Ничего я не знаю! Я знаю только, что мне все это ужасно досадно, и все!

Она снова долго не могла уснуть, провертевшись в постели до двух часов ночи.

9

Офис компании «Шепард и Кларк» находился в старой части Нью-Йорка, в квартале, застроенном еще в XIX веке. Он разительно отличался от тех, в которых Элизабет работала раньше. Здесь все выглядело чинно, благородно, достойно. Добротные панели на стенах, массивная мебель из дуба и красного дерева, дорогие портьеры на окнах. Одним словом, интерьер офиса говорил о солидности фирмы, достатке и безукоризненной репутации, которая завоевывается десятилетиями. Элизабет даже слегка оробела, когда оказалась в такой чопорной обстановке. Но мистер Шепард встретил ее так приветливо и радушно, что ее скованность быстро исчезла. А когда она узнала размер зарплаты и то, что придется работать всего четыре дня в неделю, ей и вовсе захотелось пуститься в пляс.

Да и объем работы, как вскоре поняла Элизабет, оказался не таким уж большим. Меньше, чем в «Нью-йоркском курьере». К тому же обстановка в офисе была на удивление спокойной, так что от работы ничто не отвлекало. И сотрудники тоже оказались вежливыми, интеллигентными людьми, не то что бывшие коллеги Элизабет. В основном это были немолодые мужчины. Женщин было всего трое, двое юристов и нотариус. Они показались Элизабет спокойными, доброжелательными и не склонными сплетничать.

Первый рабочий день Элизабет пролетел как одно мгновение. В пятницу ей не надо было на работу, и она провалялась полдня в постели с книжкой в руках. Правда, она не столько читала, сколько предавалась приятным мечтам о завтрашнем дне. Интересно, куда Том повезет ее на этот раз? Он сказал, что хочет выбраться за город на пару дней. Значит, они поедут с ночевкой. Наверное, в какой-нибудь комплекс для отдыхающих. Или на туристическую базу. Но Элизабет было не важно, куда они отправятся. Главное, что они будут вместе. Целые сутки!

Сутки – это значит не только день, но и ночь. При мысли об этой самой ночи Элизабет испытывала самые противоречивые чувства. Что, если Том предложит ей заняться любовью? Должна ли она будет согласиться? Скорее всего, нет: ведь они еще мало знакомы для таких близких отношений. Вернее, знакомы-то они давно, но ведь их знакомство возобновилось всего десять дней назад. Как порядочная женщина, она должна будет отказаться. Но вот как он отреагирует на ее отказ? Не оттолкнет ли это его?

А может, он ничего такого не предложит. Но Элизабет не была уверена, что обрадуется этому. Все зависит от того, как будет держаться с ней Том. Она была совсем не прочь, чтобы он поухаживал за ней. Легкий флирт, поцелуи, объятия… Одним словом, что-нибудь такое романтичное. Но не более того!

А если Том снова будет держаться с ней только по-дружески? Что ей тогда делать? Может, как-то поощрить его? Но вот вопрос: хочет ли Том, чтобы их отношения вышли за дружеские рамки?

Все эти мысли рождали в ее голове полный сумбур. В конце концов, она решила не думать об этом и действовать по обстоятельствам.

В семь вечера раздался телефонный звонок. Элизабет подняла трубку, и ее сердце радостно забилось, когда она услышала голос Тома.

– Как дела, Бет? – дружелюбно спросил он. – Понравилась работа?

– Не то слово, Том, я в полном восторге! – оживленно воскликнула Элизабет. – Мне кажется, лучшего места просто невозможно найти. И работы не слишком много, и люди на первый взгляд прекрасные. Еще раз огромное тебе спасибо!

– Не за что, Бет, ей-богу. Значит, ты уже немного освоилась там?

– Да. И не просто немного, а почти полностью.

– Шеф понравился?

– Очень! Ты был абсолютно прав. Мистер Шепард действительно весьма доброжелательный человек. И такой интеллигентный, каких сейчас редко встретишь.

– Что ж, я рад за тебя, Бет! – В голосе Тома внезапно послышались виноватые нотки. – Мне чертовски неприятно, но с уик-эндом на этот раз не получается. У нас заболели два хирурга, и мне придется выходить завтра на работу. И в воскресенье, может быть, тоже. Досадно, но ничего не поделаешь.

– А-а-а! – Элизабет почувствовала, как внутри нее что-то оборвалось. – Ну что ж, отложим до другого раза. В конце концов, работа важнее.

– Ты не расстроилась?

– Ну что ты, все нормально! Тебя просто жалко, ведь ты и так день и ночь торчишь на работе.

– Это правда, – невесело рассмеялся Том. – Но тут уж ничего не поделаешь. Я сам выбрал такую профессию. Извини меня, Бет, пожалуйста, но я правда не виноват.

– Ну что ты, тебе совсем не за что извиняться! И не переживай за меня, я найду себе занятие.

– Но в следующий уик-энд мы обязательно куда-нибудь съездим, – убежденно проговорил Том. – Это я тебе обещаю.

– Спасибо, Том.

– Ну а сейчас не обижайся, но я должен проститься. Я еще в больнице, нужно сделать кое-какие дела. Я позвоню тебе как-нибудь на неделе.

– Хорошо…

– Не скучай, Бет, пока! – И в трубке послышались короткие гудки.

Отойдя от телефона, Элизабет задумчиво прошлась по комнате, потом села в кресло и мрачно уставилась в одну точку. Настроение ее было безнадежно испорчено. Не будет никакого праздника, никаких загородных поездок… и никаких сомнений о том, стоит ли ей заниматься с Томом любовью или нет. Они не увидятся. И не только завтра, но и всю следующую неделю. И даже не будут разговаривать по телефону, потому что Том загружен делами и ему не до праздной болтовни.

Внезапно Элизабет почувствовала, как у нее защипало глаза от слез. И вдруг до нее дошла очевидная истина: она ужасно скучает по Тому. Они не виделись всего два дня, а она уже заскучала по нему. И, кажется, заскучала не на шутку. Но тогда что же станет с ней за долгую неделю? Она совсем зачахнет от тоски? Будет страдать? Снова страдать из-за мужчины?!

Элизабет вдруг почувствовала себя близкой к панике. О боже, что с ней такое творится? Почему ее так тянет к Тому, почему ей так страстно хочется его увидеть? Что это? Одиночество? Или… она влюбилась в Тома? Но ведь этого не может быть! Не может быть потому, что она не может влюбиться в человека, которого знает целых двадцать лет, еще с тех времен, когда он был ребенком, мальчишкой. Такого не бывает в жизни. Люди не влюбляются в тех, с кем когда-то дружили. Влюбляются в незнакомцев, в тех, кого раньше не знали.

И тем не менее Элизабет ясно сознавала, что ее интерес к Тому выходит за рамки дружбы. Это казалось ей странным, немыслимым, просто ненормальным. Тем более что сам Том ничего подобного к ней не испытывает. Конечно же не испытывает. Иначе он нашел бы время заглянуть к ней хотя бы на пару часов.

Элизабет Джемисон, ты сумасшедшая! – в ужасе сказала себе Элизабет. Тебе надо лечиться у психиатра или немедленно прекратить встречаться с Томом Хантером! Да, разумеется, это единственно разумный выход из той ненормальной ситуации, в которой она, сама того не заметив, оказалась. Но, увы, Элизабет совсем не была уверена, что у нее достанет твердости последовать голосу рассудка. Как всегда! – с невеселой иронией подумала она.


Закончив разговор с Элизабет, Том задумчиво прошелся по кабинету. Шел восьмой час вечера, и делать в больнице ему было нечего. И не только сегодня, но и завтра. Том обманул Элизабет. Никто из хирургов его отделения не заболел, и ему вовсе не надо было выходить на работу в выходные дни. Это была хитрость, направленная на то, чтобы Элизабет расстроилась и еще больше заскучала по нему. И, судя по грустным интонациям ее голоса, она действительно расстроилась, хотя и пыталась уверить его, что это не так.

Наверное, он ведет себя не слишком хорошо по отношению к Элизабет. Ведь и дураку ясно, что ей нечем заняться на выходных и будет очень тоскливо и одиноко. Но Том решил не поддаваться жалости. Пускай Элизабет посидит одна и поскучает. В прошлый раз это пошло только на пользу их отношениям. И на этот раз, несомненно, будет так же. Чем меньше он будет деликатничать с Элизабет, тем больше она будет ценить знаки его внимания. Ведь она всегда влюблялась в мужчин, которые были к ней не очень-то внимательны и добры.

Как странно устроены женщины, подумал Том. Они дорожат лишь теми мужчинами, которые причиняют им боль, а тех, кто относится к ним уважительно, подчас даже не замечают. Где же здесь справедливость?

В любом случае, женщины устроены именно так, и с этим приходится считаться. А потому он будет делать вид, что не скучает по Элизабет и не сильно жаждет ее видеть. Но, конечно, не надо перегибать палку. Ему не следует оставлять Элизабет одну на целую неделю, иначе она примется искать другого утешителя. Нужно будет позвонить ей вскоре, скажем в воскресенье вечером. Заодно и выяснить, сидит ли она дома или бросилась на поиски развлечений.

Походив несколько минут из угла в угол, Том набрал телефон хирурга, который должен был завтра дежурить, и предложил подменить его. Тот немного удивился, но согласился охотно, обрадовавшись возможности провести уик-энд в кругу семьи. Закончив разговор, Том начал собираться домой. Он чувствовал себя довольно глупо из-за того, что добровольно устроил себе лишний рабочий день. Но сидеть два выходных дня в четырех стенах казалось ему еще глупее. По крайней мере на работе время пролетит быстрее. И потом, где гарантия, что еще одна знакомая Элизабет не заболеет и ей не понадобится его помощь или консультация? В этом случае Элизабет наверняка позвонит ему на работу, и вот будет номер, если ей скажут, что у него выходной! Элизабет может подумать, что он солгал ей, желая избежать встречи. А Тому вовсе не хотелось обижать ее или давать повод для недоверия.


Выходные Элизабет провела дома. Сначала у нее была мысль поехать к кому-нибудь в гости, но потом она передумала. Погода была ужасная: дождь, холод и сырость, и Элизабет совсем не улыбалось выходить из дому. Если бы из-за Тома – тогда другое дело, а так… не стоит трудов. Правда, кое-какое развлечение Элизабет себе все же нашла, причем не выходя за порог квартиры. За вечер пятницы и субботу она обзвонила всех своих знакомых и рассказала, что устроилась на новую работу. Плохо скрытая зависть в голосе приятельниц не могла не поднять Элизабет настроение. А их удивление по поводу того, что она смогла так быстро найти работу, да еще такую приличную, заставила ее призадуматься.

Похоже, все знакомые Элизабет были не слишком хорошего мнения об ее расторопности и деловых качествах. Это обстоятельство задело ее самолюбие. Сначала она хотела говорить всем, что нашла работу в «Шепард и Кларк» без посторонней помощи. Но потом передумала и сказала как есть. Пусть завидуют, что у нее есть верный, надежный друг со связями, всегда готовый бескорыстно помочь.

В воскресение Элизабет не на шутку загрустила. Звонить было уже некому, письма провинциальным подругам давно написаны, квартира убрана, еда сготовлена. Оставалось сидеть у телевизора или читать. Скука, да и только! К вечеру Элизабет совсем приуныла. Лежа на диване перед телевизором, она лениво перелистывала книжку и поминутно посматривала на часы, ожидая, когда придет время ложиться спать. Но время, как это всегда бывает, тянулось черепашьим шагом. Да и спать не хотелось, потому что Элизабет хорошо выспалась за две предыдущих ночи.

Хоть бы поскорее наступило завтра, думала она, с досадой посматривая на часы. На работе по крайней мере будет некогда скучать.

Внезапно раздался телефонный звонок. Потянувшись к аппарату, стоявшему на столике рядом с диваном, Элизабет сняла трубку. И чуть не выронила ее из рук, услышав голос Тома.

– Привет, Бет, – сказал он негромким вкрадчивым голосом, от которого у нее учащенно забилось сердце. – Как поживаешь?

– Спасибо, Том, нормально, – ответила она, с трудом заставляя себя говорить в спокойно-дружелюбном тоне. – А ты? Не слишком замотался на работе?

– Ох, Бет, не говори ты мне про работу! – притворно вздохнул Том. – Я так вымотался, что никаких сил не осталось.

– Ты звонишь из дому?

– Да, только что пришел, минут двадцать назад. Кстати, надеюсь, я не оторвал тебя от дел?

– Нет-нет, что ты! Я ничем серьезным не занимаюсь. Так, смотрю телевизор да книжки читаю.

– Ходила куда-нибудь?

– Нет… Ах да, ходила! – торопливо поправилась Элизабет, не желая признаваться, что промаялась двое суток в четырех стенах. – Ездила в гости к одной подруге, вчера вечером. А потом мы вместе поехали в театр.

– Ну просто молодцы! А что смотрели?

– Мы ездили в оперу, слушали «Кармен».

– «Кармен»? Это из репертуара «Ла Скала», что сейчас на гастролях в Нью-Йорке?

– Да, это их постановка.

– Наверное, впечатляющее зрелище?

– О, просто потрясающее! И поют великолепно, и костюмы замечательные, и декорации. Я до сих пор под впечатлением.

На самом деле Элизабет ходила на «Кармен» год назад, когда миланский «Ла Скала» приезжал на гастроли в Нью-Йорк. И, так как в этом году репертуар был тот же, она не рисковала попасть впросак, если бы Том вдруг начал задавать ей вопросы.

– Да, здорово, – сказал Том с легким оттенком зависти, правда притворной, но Элизабет этого не заметила. – Вам крупно повезло, что удалось с ходу купить билеты. Они не всегда бывают на такие спектакли.

– Конечно, нам достались не лучшие места, но было неплохо видно.

Как же, как же! – с усмешкой подумал Том, вспомнив, как пара его знакомых женщин просили его достать билеты на этот спектакль, используя связи: ведь билеты на «Кармен» были раскуплены за месяц вперед!

– Ну что ж, – сказал он, – вижу, ты провела вчерашний день с пользой. А вот я, честно говоря, уже сто лет не был в театре.

– Можем как-нибудь выбраться, если хочешь, – тут же предложила Элизабет.

– Непременно выберемся, – заверил ее Том. А затем, без всякого перехода, спросил: – Как насчет того, чтобы встретиться и где-нибудь посидеть? Хочешь, я загляну к тебе на неделе?

– Хочу, – машинально вырвалось у Элизабет.

– Ну что ж, отлично. Может, в среду? Я могу заехать за тобой после работы.

– Это было бы замечательно, но, боюсь, мой рабочий день заканчивается несколько раньше твоего, – заметила Элизабет с едва уловимым вздохом. – Мистер Шепард сказал, что я должна находиться на работе до пяти вечера.

– А я обычно ухожу из больницы в шесть или в половине седьмого. Ну ничего, посмотрим, может, я выберусь и раньше. В любом случае я сначала тебе позвоню. О’кей?

– О’кей, Том.

– Значит, договорились. Ну что ж, Бет, до встречи?

– До встречи, Том, – ответила она внезапно погрустневшим голосом.

– Не скучай. – Он повесил трубку.

Положив трубку, Элизабет откинулась на спинку дивана, заложила руки за голову и мечтательно вздохнула. Итак, Том все-таки позвонил ей. Позвонил, как только у него выдалась свободная минутка. Не означает ли это, что она небезразлична ему? Несомненно! А, стало быть, все обстоит не так уж и плохо. У них вполне могут завязаться близкие отношения. Только не надо форсировать события, лучше дать им идти своим чередом. Хотя это было ей невероятно трудно. Ей всегда не хватало выдержки и самообладания. А также умения держать язык за зубами, с досадой подумала Элизабет.

Но все эти неприятные мысли не могли испортить ее настроения, которое ощутимо улучшилось после звонка Тома. Особенно после того, как он предложил ей встретиться, не дожидаясь следующих выходных. В среду, то есть через три дня… О боже, как долго!

Только бы у Тома опять не случилось каких-нибудь непредвиденных обстоятельств, с тревогой подумала она. Еще одно отмененное свидание – это слишком для меня. Нет, я конечно же переживу, ведь я не влюблена в Тома по самые уши, но это было бы ужасно досадно.


Итак, подумал Том, довольно потирая руки, она провела выходные в четырех стенах. И ужасно обрадовалась моему звонку. А еще больше обрадовалась, когда я предложил ей встретиться на неделе. Не означает ли это, я ей небезразличен? Несомненно! И Том принялся обдумывать, как ему вести себя дальше. Прежде всего, встречаться ли с ней в среду. После короткого раздумья он решил, что ему не следует отменять очередное свидание. Не стоит слишком взвинчивать Элизабет: она уже и так, кажется, довольно взвинчена. И потом, положа руку на сердце, ему и самому не терпелось ее увидеть.

Теперь оставалось решить, как он будет держаться с Элизабет во время этой встречи. То есть только ли по-дружески. Наверное, да, решил Том, тщательно все обдумав и взвесив. И посмотреть, понравится ли ей это. Если нет, то в следующий раз можно будет перейти к более решительным действиям. Но не раньше, чем этого захочет сама Элизабет. Проще говоря, ему нужно будет хорошенько присмотреться к ней.

Посчитав, сколько дней осталось до среды, Том недовольно нахмурился. На какое-то мгновение у него мелькнула мысль: не позвонить ли Элизабет прямо завтра? Но потом он отказался от этого намерения. Ему совсем не стоит выказывать нетерпения и наводить ее на мысль, что он скучает по ней. Такое поведение ничего ему не даст, пожалуй только ослабит его позиции. В конце концов, что такое три дня для человека, который ждал больше десяти лет? – с невеселой иронией подумал Том.

10

Том позвонил Элизабет в среду, в четыре часа. К этому времени ему удалось уладить все дела, и он был полностью свободен. Договорившись, что он заедет за ней ровно в пять, Том без спешки оделся, вышел из больницы и пошел за машиной. На место встречи он прибыл за двадцать минут до назначенного времени. Это дало ему возможность настроиться на нужный лад.

В пять минут шестого Элизабет вышла из офиса и направилась к стоянке машин, где ее ожидал Том. Как только она увидела его, выходящего из машины ей навстречу, ее лицо осветилось радостью. Это не укрылось от наблюдательных глаз Тома, и он с трудом сумел сохранить невозмутимое выражение лица. Но внутри у него все кипело и волновалось. Элизабет рада его видеть! Право же, о таком он едва ли мог мечтать. А уж надеяться так и вовсе не осмеливался.

Только не распускай сопли, приятель, строго напомнил себе Том. Никаких сантиментов, никакой чувствительности. Тебе уже давно пора понять, что женщины этого не ценят.

– Ну, Бет, и куда мы направимся? – спросил он, как только они оказались в салоне. – Есть какие-нибудь предложения?

– Даже не знаю…

– В таком случае, как ты смотришь на то, чтобы посидеть в твоем любимом «Вечернем блюзе»? По-моему, очень милое, уютное заведение. Если у тебя, конечно, не связано с ним неприятных воспоминаний.

– Нет, не связано, – возразила Элизабет. – Напротив, только приятные. Хорошо, поедем туда. Как знать, – прибавила она, чуть сощурив глаза, – может, я встречу там кого-нибудь из своих бывших коллег и мне будет приятно сообщить им, что я нашла себе новую работу, гораздо лучше прежней.

– А также продемонстрировать, что ты уже и думать забыла про старого хрыча Саммерса, – прибавил Том, лукаво подмигнув ей. – Нет так ли, Бет?

– Так, – призналась она, смущенно рассмеявшись. И полуиронично, полусерьезно промолвила: – Не знаю, чему бы они больше позавидовали, моей новой работе или моему новому бойфренду.

– Думаешь, они нашли бы меня симпатичным? – спросил Том, глядя на дорогу.

– Думаю, да, – убежденно сказала Элизабет. – И не просто симпатичным. Они нашли бы тебя чертовски привлекательным.

Не отреагировав на это лестное заявление, Том заговорил с ней о ее новой работе. Так, неспешно болтая, они доехали до «Вечернего блюза». Из-за раннего часа там было немноголюдно, и Элизабет с Томом без труда отыскали свободный столик в укромном уголке. Нарушив традицию, которой много времени придерживалась Элизабет, они взяли пиво, горячие бутерброды и по тарелке салата из кальмаров. На десерт, правда, заказали кофе-амаретто и марципановые рогалики: Элизабет так усиленно расхваливала их, что Том решил попробовать.

Немного подкрепившись, Элизабет откинулась на стуле и придвинула к себе кружку с пивом. Потом посмотрела на Тома, усмехнулась и сказала:

– Ты не находишь, что в этом году на редкость неприветливая осень? То дожди, то непроглядные туманы, а то и все сразу. Ужасная погода, не правда ли?

– Правда, – согласился Том. – Но чего же ты хочешь от ноября? Впрочем, – прибавил он, чуть поморщившись, – в Нью-Йорке и зимой не лучше. Слякоть, грязь, серое небо без малейших проблесков солнца… Представляю, как на тебя давит такая погода.

– Да, – кивнула Элизабет, – этот огромный город в холодный период отрицательно действует мне на психику. Как правило, в конце октября я впадаю в депрессию, которая продолжается до марта. Иногда мне становится так тяжело, что я обращаюсь к психоаналитикам. Правда, ходить по ним мне некогда, и я звоню по «телефону доверия» вечером, когда прихожу с работы, или ночью.

Том бросил на нее встревоженный взгляд.

– Я знаю эту службу, – сказал он. – Сталкивался по работе. Но даже не думал, что ты одна из их постоянных клиентов. Неужели тебе и правда бывало так плохо, Бет?

– Бывало, и не раз.

– И с чем это связано? Любовные переживания?

– Ты удивишься, но нет. С любовными переживаниями я худо-бедно научилась справляться. Все гораздо серьезнее, Том. Меня мучил страх за свое будущее. Когда я сидела дома хмурыми осенними или холодными зимними вечерами, мне в голову начинали лезть всякие пугающие мысли. Например, мысль о том, что я, наверное, никогда не встречу человека, с которым мне будет тепло и надежно и который будет меня по-настоящему любить. Или о том, что я ничего не добьюсь в жизни. А еще о том, что мне никогда не удастся осуществить свою давнюю мечту – съездить в Европу. В настоящее, большое путешествие, а не просто в туристическую поездку, где тебя постоянно подгоняют и не дают ничего толком рассмотреть.

– Ну, эту мечту, по-моему, не так трудно осуществить, – с улыбкой заметил Том. – Нужно только подкопить немного деньжат. Тебе даже иностранный язык не придется учить: ведь английский везде знают.

Элизабет грустно усмехнулась.

– Это для тебя, Том, очень просто взять отпуск и куда-то поехать. А мне нужно целый год ограничивать себя в расходах, чтобы отложить деньги на путешествие. Не покупать себе никаких вещей, кроме разве что белья и колготок, скромно питаться, отказывать себе в маленьких радостях вроде похода в бар или театр. Может, для человека с сильной волей это и выполнимая задача, но только не для меня.

– Ты считаешь себя слабовольной?

– А разве это не так?! – с горечью воскликнула Элизабет. – Ты говорил, когда мы сидели в «Шахерезаде», что я очень мужественный и жизнестойкий человек. Но откуда идет эта самая жизнестойкость? От безвыходности, вот откуда! Любой, даже самый слабый и безвольный человек, оказавшись в безвыходном положении, мобилизуется и становится расторопным. Ну? Скажи еще, что я не права!

– Нет, Бет, ты абсолютно права. Но не кажется ли тебе, моя дорогая, что ты несколько сгущаешь краски? – Том посмотрел на Элизабет ласковым, ободряющим взглядом. – Ты забыла, что в последнее время твое положение изменилось. Теперь у тебя не такая скромная зарплата и ты сможешь кое-что откладывать, не лишая себя маленьких радостей.

– Да, правда, – смущенно промолвила Элизабет. – Как глупо, что я об этом забыла! Наверное, я очень привыкла к тому, что у меня всегда все плохо, и мне трудно перестроиться.

– Дурные привычки нужно стараться бросать, – заметил Том, – пока они не переросли в болезнь. А вообще, если не быть экономным и не следить за расходами, можно растранжирить любую сумму. Так что ты все равно будь осторожней.

– Спасибо за предупреждение, – рассмеялась Элизабет. И, посмотрев на Тома с загадочной улыбкой, неожиданно призналась: – А вообще, Том, ты не поверишь, но это моя первая осень в Нью-Йорке, которую я провожу без депрессии. И это несмотря на ужасную погоду!

Он усмехнулся и слегка приподнял брови.

– Вот как? Ну и, как ты думаешь, в чем причина?

– В тебе.

– Во мне?

– Да, – призналась Элизабет, на мгновение опуская глаза. – Только в тебе, и ни в чем другом. Потому что именно с того дня, как я встретила тебя в «Вечернем блюзе», моя начинающаяся депрессия резко пошла на спад. И как-то незаметно для меня самой исчезла.

– Ну что ж, я за тебя рад, – улыбнулся Том. И, посмотрев на опустевшие тарелки, спросил: – Не пора ли нам попробовать твоих хваленых рогаликов, Бет? Да и кофе не мешает выпить, а то меня уже начинает немного развозить от пива и жары.

– Да, пожалуй, пора, – согласилась Элизабет. И, встретившись взглядом с барменом, подозвала его и напомнила о заказе.

Марципановые рогалики понравились Тому, и он заказал еще по одному, а также еще по одной порции кофе. А вот Элизабет почти не почувствовала вкуса своего любимого лакомства. И вообще, ее настроение внезапно испортилось. Расхотелось весело болтать и даже просто разговаривать. Эта странная перемена порядком озадачила ее. Она совсем не понимала ее причины. Ведь все шло так хорошо, они с Томом так мило беседовали. Да и вокруг было очень уютно и тепло, музыка такая приятная.

И вдруг Элизабет поняла, почему ее настроение резко скакнуло вниз. Причина заключалась в ответе Тома на ее признание. Сообщив, что он излечил ее от депрессии, Элизабет ожидала несколько иной реакции, чем та, что последовала за ее признанием. Она думала, что Том оживится, воспрянет духом, начнет задавать вопросы, может быть даже флиртовать с ней. Одним словом, воспримет ее слова как поощрение к ухаживанию. Но ничего такого не произошло. Похоже, Том даже не уловил скрытого подтекста в ее признании. Или уловил, но сделал вид, что не уловил. Однако Элизабет напрасно бросала на него пытливые взгляды, силясь отгадать, понял он что-то или нет. Лицо Тома оставалось безмятежно спокойным, словно небо в ясный весенний день. А в открытом взгляде его глаз не читалось ничего, кроме искреннего расположения к своей собеседнице и дружеского интереса.

Неужели он видит во мне только друга? – с удивлением и досадой подумала Элизабет. Но ведь несколько дней назад он говорил, что мое присутствие волнует его! Или теперь все изменилось? Но что же мне делать? Ведь не могу же я открытым текстом сказать ему, что он мне нравится! Это невозможно, даже унизительно для моего женского достоинства!

Пока Том с аппетитом уплетал рогалики, а Элизабет предавалась сердечным терзаниям, в бар вошли новые посетители: мужчина и женщина. Они заняли столик по соседству с их столиком и, попросив у бармена пива, принялись о чем-то оживленно разговаривать. Правда, разговаривали они вполголоса, да еще и сидели за спиной Элизабет. Поэтому она их не заметила. Зато Том, менее погруженный в свои мысли, сразу приметил «сладкую» парочку.

– Эй, Бет! – тихо окликнул он ее. – Послушай меня, только не оборачивайся сразу. Знаешь, кто сейчас вошел в бар и сел позади тебя? Твой бывший шеф!

– Джон Саммерс?

– Да, он. А с ним какая-то хлипкая блондинка маленького росточка.

– Интересно! А как она выглядит?

– Года двадцать три, мелкие черты лица, волосы завиты в крупные локоны и падают чуть ниже плеч.

– О черт! – Элизабет негромко присвистнула. – Да это, судя по всему, крошка Мэгги. Помощница начальника отдела кадров Маргарет Уилсон. Видимо, Саммерс перевел ее на место своей секретарши.

– Ну, об этом тебе будет нетрудно узнать, стоит только позвонить Вирджинии Ривз. А сейчас давай подумаем, как уязвить старого хрыча. Тебе ведь хочется, чтобы он узнал, что ты с легкостью нашла ему замену, не так ли?

– Так, конечно.

– Значит, надо сделать вид, что мы с тобой пылко влюблены друг в друга. В прошлый раз я назвался твоим другом, и у Саммерса могли возникнуть сомнения насчет наших отношений. Ну что ж, теперь мы их окончательно развеем. – По губам Тома скользнула озорная улыбка. – Ты готова разыграть небольшой спектакль, Бет?

– Да!

– Прекрасно. – Том на минуту задумался, потом повернулся в сторону бара и громко произнес: – Два бокала мартини, пожалуйста. И пару бутербродов с красной икрой, икры двойная порция.

– Минуточку, сэр! – весело пропел бармен, улыбнувшись Элизабет.

Том же перегнулся через стол, взял руку Элизабет в свои ладони и поднес ее к губам. Не сводя с Элизабет призывного взгляда, он начал целовать ее пальцы, временами слегка сжимая их и проводя ими по своим губам. Конечно же это была игра, рассчитанная на публику. Но Том целовал ладонь Элизабет так возбуждающе, что по ее телу мгновенно разлилось сладостное томление, а сердце учащенно забилось.

О боже! – испуганно подумала Элизабет. Только бы Том не заметил, что со мной творится! И, как это часто случается, стоило ей подумать об этом, как ее щеки тотчас вспыхнули ярким румянцем, а руки стали горячими и слегка за-дрожали от волнения.

– Что они делают? – спросила она, с трудом выговаривая слова. – Они на нас смотрят?

– Да, – с улыбкой ответил Том. – Причем оба. Повернулись и уставились на нас, словно двое деревенских олухов.

– Прекрасно, – пробормотала Элизабет непослушными от волнения губами. – Просто замечательно. Ну и… что теперь?

– Теперь? – переспросил Том. – Наверное, нам нужно поцеловаться.

И, прежде чем Элизабет успела возразить, он наклонился к ней, обнял за плечи и пылко приник к ее губам. В тот же миг на Элизабет нахлынула горячая волна желания. В висках у нее застучало, перед глазами поплыл туман. Забыв о том, что они не одни, Элизабет обхватила Тома за шею и с тихим стоном подалась ему навстречу. В ответ он стал целовать ее еще более страстно, более самозабвенно. Так, что она почти утратила чувство реальности, вся растворилась в этих ласковых губах и руках, нежно ласкавших ее волосы, плечи и шею.

Наконец Том прервал поцелуй и разомкнул объятия. А затем смущенно огляделся, словно желая убедиться, что за ними никто не наблюдает. Его взгляд как бы случайно встретился с взглядом Саммерса, который все это время неотрывно смотрел на них, забыв про свою даму. Встретившись с ним глазами, Том сначала как бы удивился, затем озадаченно нахмурился, а после презрительно усмехнулся.

– Черт возьми, Бетти, – громко проговорил он, выразительно посмотрев на Элизабет. – Оказывается, за нами наблюдают!

– Кто? – рассеянно спросила она.

– Некий старый мерин! – громко и отчетливо произнес Том.

Элизабет порывисто обернулась. И с удовлетворением отметила, что лицо Саммерса заливается краской досады и бессильной ярости. Словно не замечая его кипения, Элизабет сдержанно кивнула ему, приветливо махнула рукой Маргарет Уилсон и снова повернулась к Тому.

– А, вот и мартини принесли! – радостно воскликнула она. – За что будем пить, Том?

– За полгода нашего знакомства, разумеется! – оптимистично проговорил он.

Они подняли бокалы, со звоном чокнулись и отпили немного коктейля. Потом Том наклонился к Элизабет и прошептал ей в ухо:

– Ты даже не представляешь, как вытянулась его физиономия, когда я сказал «полгода»! Он сделался таким красным, будто его вот-вот хватит удар!

– Еще бы, – довольно прошептала Элизабет, – ведь это означает, что наш роман завязался еще до того, как мы с ним расстались! Какой удар для его самолюбия!

– Так ему и надо, не правда ли?

– Да, так ему и надо!

Съев бутерброды и допив мартини, они переглянулись.

– Что теперь? – тихо спросил Том. – Может, потанцуем?

– Да, пожалуй, – согласилась Элизабет. – Как раз и музыка подходящая.

Том встал из-за стола и галантно предложил Элизабет руку. Они вышли на небольшую площадку рядом с саксофонистом и начали медленно танцевать. Все время танца Том неотрывно смотрел в глаза Элизабет, а его руки то легонько сжимали ее плечи, то мягко скользили вдоль ее спины. Все эти возбуждающие действия ужасно волновали Элизабет. Ее голова, слегка затуманенная спиртным, кружилась, пульс учащенно бился, щеки раскраснелись, словно на них наложили густой слой румян. Одним словом, она выглядела именно так, как и должна выглядеть пылко влюбленная женщина, которую волнует близость любимого мужчины.

Наверное, это было хорошо, учитывая, что Саммерс то и дело бросал взгляды в их сторону. Но Элизабет ужасно смущало одно обстоятельство. А именно то, что она не играла роль. Она действительно была опьянена близостью Тома. Его ласки, в общем-то довольно целомудренные, заставляли ее трепетать. Его пристальный, обволакивающий взгляд завораживал ее, лишая способности связно мыслить. А его жаркие губы, время от времени касавшиеся ее щеки или волос, заставляли ее вздрагивать всем телом и отчаянно желать большего.

Внезапно Элизабет поняла, что ей хочется уйти отсюда. Куда-нибудь, где они останутся одни, без посторонних глаз. Закрыться в его машине и целоваться под шум дождя. Или поехать к нему домой, в его уютный, теплый мирок, по которому она уже начала скучать. Да, это было бы просто замечательно. Поехать к Тому и остаться там до утра. Вместе готовить ужин, болтать о веселых пустяках и, может быть, заняться любовью.

– О чем задумалась, Бет? – спросил Том, нежно касаясь губами ее ушка. – Надеюсь, в тебе не проснулись сентиментальные чувства по отношению к Саммерсу?

– Какой вздор, Том! – рассмеялась она. – Уверяю тебя, ничего такого нет и в помине. Напротив, сегодня я окончательно убедилась, что Саммерс мне безразличен. Даже странно представить, что он мог когда-то нравиться мне.

– Ты больше не находишь его привлекательным?

– Я нахожу его ужасным!

– Что ж, я за тебя рад, – довольно сказал Том. – В таком случае давай решим, что будем делать дальше.

Элизабет прочистила горло.

– Что ж тут делать? Противник разбит и повержен, а стало быть, нет смысла больше с ним возиться. Да и жалко тратить время на такое ничтожество. Может, пойдем куда-нибудь еще?

– Ты права, – согласился Том. – Каким бы уютным ни было это кафе, но, пока здесь находится Саммерс, нормального отдыха не получится. Пойдем, Бет!

Расплатившись, Том помог Элизабет надеть пальто, предложил ей руку, и они вышли на улицу.

– Ну и куда мы теперь двинемся? – спросил Том, когда они оказались в салоне его машины. И, не дожидаясь ответа, оживленно воскликнул: – Я знаю куда! В один крайне уютный и красивый ресторанчик в старой части города!

– И что это за ресторан? – без особого оптимизма спросила Элизабет.

– Он называется «Страна грез». Пошловатое название, но место и правда отличное.

– Он, наверное, очень дорогой?

– Нет, цены там умеренные. А вот кухня пальчики оближешь!

Ресторан «Страна грез» действительно оказался довольно уютным и красивым местом. Интерьер зала был оформлен в розовых и малиновых тонах. Столики находились в кабинках, закрытых с трех сторон. Они группировались вокруг широкой площадки для танцев, на которой с девяти вечера должен был играть оркестр. Кабинки освещались бра в виде бледно-розовых тюльпанов, излучавших мягкое красноватое свечение. Кухня тоже оказалась неплохой. На жаркое Том заказал тушеную телятину с грибами в глиняном горшочке, к которой выбрал бутылку красного сухого вина. Кроме того, Том уговорил Элизабет попробовать пару фирменных салатов и сливочно-вишневый десерт.

Однако, несмотря на все эти роскошества, Элизабет чувствовала себя несколько подавленно. Она была разочарована тем, что Том не предложил поехать к нему домой. Разумеется, его можно было понять. Что за интерес ему сидеть дома, где он и так проводит каждый вечер? У него выдалось несколько часов свободного времени, и ему хотелось развлекаться. Посетить какое-нибудь интересное местечко, попробовать изысканных блюд. Одним словом, отдохнуть, не утруждая себя готовкой и мытьем посуды. И глупо было упрекать его в этом.

А как же занятие любовью? – подумала Элизабет, бросив на Тома быстрый взгляд. Ведь этим тоже когда-то надо заниматься!

Да, но при чем здесь ты? – ехидно отозвался внутренний голос. Откуда ты можешь знать, как он проводит другие вечера, когда не встречается с тобой? Может, прошлой ночью у него была женщина и он назанимался этой самой любовью на неделю вперед!

От таких мыслей Элизабет становилось грустно и тревожно. Особенно когда она вспоминала, что две недели назад Том предлагал ей стать его постоянной подружкой, а она отказалась. Конечно, она поступила необдуманно. Нужно было не отказываться так безапелляционно, а хотя бы подумать немного. Но теперь эту ошибку трудно исправить. Не может же она сама заговорить с Томом на такую пикантную тему! И потом, вдруг вакантное место уже занято? Тогда она просто сгорит со стыда.

– Что такое, Бет? Ты о чем-то грустишь? – спросил ее Том.

– Да нет, просто задумалась, – поспешно возразила она, напуская на лицо безмятежную улыбку. – Ни о чем особенном, просто так.

– Понятно. – Том немного помолчал, потом весело посмотрел на Элизабет и сказал: – А знаешь, Бет, ты была великолепна в своей роли. Ну, там, в «Вечернем блюзе». Готов биться об заклад, что Саммерс принял все за чистую монету.

– Думаешь, он не заподозрил, что мы играем?

– Уверен. Ты так мастерски, так натурально изображала влюбленную женщину, что я чуть было и сам в это не поверил. – Он рассмеялся, откинувшись на стуле. – Нет, правда, Бет. У тебя все очень здорово получилось.

– У тебя тоже, – с кривой усмешкой заметила Элизабет. – Ты тоже очень натурально изображал охваченного страстью влюбленного.

Том слегка приподнял одну бровь.

– Ты не поверишь, но как-то само собой получилось. Наверное, у меня есть кое-какие актерские задатки.

Элизабет почувствовала, как к ее лицу прихлынула кровь. Она была так раздосадована последним замечанием Тома, что е

– Что с тобой, Бет? Ты чем-то расстроена? – спросил Том, беря ее за руку и с беспокойством всматриваясь в лицо.

– Ну что ты, со мной все нормально! – отмахнулась она. – Просто легкая, немного грустная задумчивость – мое обычное состояние. Я вообще меланхолик по темпераменту.

– Я бы так не сказал, – с улыбкой возразил Том. – Скорее, в тебе смешиваются два темперамента: меланхолик и холерик. Но вот какой из них будет проявляться в большей степени, зависит от жизненных обстоятельств.

– Все-то вы знаете, доктор Хантер, – усмехнулась Элизабет. – И хирургию, и психологию.

– Да, – утвердительно кивнул Том, – я много чего знаю. Вот только счастливым от этого не стал.

Элизабет почувствовала, как у нее учащенно забилось сердце. А затем ее настроение резко скакнуло вверх. Том не чувствует себя счастливым… Но какая же может быть причина? На работе у него все хорошо, со здоровьем тоже вроде бы нет проблем. Родители, насколько знала Элизабет, пребывают в добром здравии. Значит, он несчастлив в личной жизни. То есть у него нет женщины, которая могла бы сделать его счастливым. Это открытие пришлось Элизабет по душе. И, когда Том внезапно улыбнулся и позвал ее танцевать, она весело вспорхнула со стула и пошла с ним на танцплощадку.

И снова все было, как в «Вечернем блюзе». Руки Тома легонько сжимали плечи Элизабет и мягко скользили вдоль ее спины, заставляя ее трепетать от приливов страстного желания. Пылкие взгляды, которые Том время от времени бросал на Элизабет, туманили ей рассудок. А случайные прикосновения его губ к ее волосам заставляли ее вздрагивать и отчаянно желать большего: поцелуев, объятий, ласк. Голова Элизабет кружилась, пульс учащенно бился, щеки разрумянились. Она чувствовала себя пьяной от выпитого вина и близости Тома. Это состояние одновременно и радовало, и пугало ее. Чего было больше – радости или тревоги, – Элизабет не знала. Но одно она знала абсолютно точно: ей не хочется расставаться с Томом. И не просто не хочется, а ужасно не хочется.

Что со мной творится? – в очередной раз изумленно спросила она себя. Неужели я и вправду в него влюбилась? В человека, которого знаю со школьных времен и который никогда раньше не интересовал меня?! Невероятно!

Когда они выходили из «Страны грез», у Элизабет снова мелькнула надежда, что Том предложит ей поехать к нему домой. Но он ничего не сказал, а сразу поехал в сторону ее дома. Там он простился с ней и, пообещав позвонить в пятницу, уехал.

11

Следующие два дня Элизабет прожила в волнующем ожидании предстоящего уик-энда. Находясь в возбужденном состоянии, она так усердно работала в четверг, что заслужила похвалу начальника. В пятницу Элизабет целый день хозяйствовала по дому. Правда, ближе к вечеру ее начало охватывать беспокойство. А вдруг Том снова не сможет провести со мной уик-энд? – думала она. Вдруг у него на работе снова случится аврал? При мысли об этом Элизабет впадала в состояние, близкое к отчаянию. Она просто не представляла, что будет делать эти два дня, если их свидание с Томом сорвется. Наверное, завоет волком от тоски. Можно было бы, конечно, сесть в поезд и махнуть в Питтсбург, но Элизабет не была уверена, что с ходу купит билеты на вечерний поезд. А ехать завтра будет уже поздно.

Однако беспокойство Элизабет оказалось напрасным. Том позвонил в половине седьмого вечера и сказал, что следующие два дня у него полностью свободны. Они договорились, что он заедет за Элизабет завтра, в десять утра. А потом они поедут в загородный пансионат, где пробудут до вечера воскресенья. Они поиграют в теннис в спортивном зале, поплавают в бассейне, сходят в сауну. Или, если позволит погода, будут гулять по лесу, дышать свежим сельским воздухом. А вечером пойдут в бар, ресторан или боулинг-клуб.

А что мы будем делать ночью? – вертелся на языке Элизабет волнующий ее вопрос. Но, разумеется, она его не задала. Там будет видно, сказала она себе. В любом случае уик-энд ожидал получиться интересным. Только бы Том не вел себя как тюфяк, который не понимает, чего хочет от него женщина.

А может, он просто не догадывается, что нравится мне? – внезапно мелькнуло в ее голове. И правда, откуда Тому было знать, что она влюбилась в него? Она ни словом не обмолвилась об этом, да и виду старалась не показывать. Возможно, Том даже не сомневается, что ее чувства к нему носят исключительно дружеский характер. Ведь две недели назад она категорично заявила, что едва ли когда-то влюбится в него, и столь быстрая перемена в ее отношении показалась бы ему нелогичной. В отличие от нее, Элизабет, Том уравновешенный человек, не склонный к иллюзиям. Наверное, ему и в голову не приходит, что она могла внезапно воспылать к нему пылкими чувствами.

Но что же ей все-таки делать? Показать, что он нравится ей как мужчина, или продолжать вести себя по-дружески? Этот вопрос весь вечер не давал Элизабет покоя. Однако она так и не пришла к определенному решению. Там будет видно, снова сказала она себе. Главное, им предстоит провести вместе целых два дня. Два очень интересных, насыщенных дня, которые, несомненно, сблизят их с Томом.


Проснувшись в восемь утра по звонку будильника, Элизабет принялась деятельно готовиться к приезду Тома. Вещи были собраны с вечера, и поэтому она занялась своим внешним видом. Так как они ехали за город, Элизабет решила одеться по-спортивному, но с долей элегантности. Она облачилась в узкие черные джинсы и облегающий бордовый свитер с закрытым высоким воротом. Этот цвет очень шел к ее каштановым волосам и карим глазам и делал лицо чуть бледнее, чем оно было на самом деле. Из украшений Элизабет выбрала небольшие золотые сережки в виде цветка с гранатовой серединкой и золотую же цепочку с плоскими звеньями. Конечно, надевать золото к одежде спортивного типа считается несколько дурным тоном, но Элизабет хотелось выглядеть нарядной. Следуя этой цели, она тщательно подкрасилась. Припудрила лицо, нанесла на скулы персиковые румяна, а на веки – золотисто-коричневые тени. Потом аккуратно накрасила ресницы водостойкой тушью и нанесла на губы темно-красную помаду с легким золотистым блеском.

Посмотрев на себя в зеркало, Элизабет нашла, что выглядит весьма недурно. Оставалось подвить плойкой челку и кончики волос, а затем расчесать их, придав естественный вид. Покончив с этим занятием, Элизабет сварила кофе, налила его в чашку, вернулась в гостиную и стала ждать звонка Тома, неспешно потягивая кофе.

В десять часов она начала испытывать нешуточное беспокойство. Обычно Том был пунктуален и не имел привычки опаздывать. В течение следующих двадцати минут в голове Элизабет пронеслись десятки пугающих мыслей и предположений, начиная с того, что Тома срочно вызвали в больницу, и заканчивая тем, что он раздумал с ней встречаться. Но вот наконец раздался дверной звонок. Едва не уронив чашку от волнения, Элизабет бросилась к дверям.

– О, Том! – выдохнула она одновременно с облегчением и упреком. – Я уж было подумала, что у тебя снова случился аврал!

– У меня, слава богу, не случился, – ответил он, проходя в прихожую и целуя Элизабет в щеку. – А вот в городе творится что-то невероятное.

– Бог ты мой! Неужели какой-нибудь теракт?

– Успокойся, все не так страшно. Просто… А ты что, ничего не знаешь? – удивленно спросил Том.

– Нет, – растерянно промолвила Элизабет. – Я не включала сегодня телевизор.

– А его и не надо включать. Просто посмотри в окно.

Недоуменно пожав плечами, Элизабет подошла к окну. И пораженно ахнула. На улице было белым-бело. Бледно-серое, почти белое небо, затянутое непроглядными тучами, и снег. И не просто снег, а высокие сугробы. Они громоздились на дорогах и тротуарах, мешая движению. Правда, на тротуарах энергично трудилась бригада дворников, а по проезжей части шустро двигались снегоочистительные машины. Но расчистить такие заносы все равно было нелегко.

– Ну и ну! – покачала головой Элизабет. – И когда же это так намело?

– За ночь. Снегопад начался после полуночи и продолжался до самого утра. Паршивое дело. Температура плюсовая, к вечеру все это начнет таять.

– Представляю, что будет твориться на улицах! Да мы просто утонем!

– Да уж, хорошего мало. – Том подошел к Элизабет и виновато заглянул ей в глаза. – Теперь ты понимаешь, почему я опоздал? Я выехал рано, но из-за заносов не мог пробиться.

– Удивительно, что ты вообще пробился по такому снегу. А как твоя машина? С ней все в порядке?

– Все нормально. Я двигался за трактором, по расчищенной полосе.

– Значит, с загородной поездкой ничего не выйдет? – спросила Элизабет без особого, впрочем, огорчения. Главным для нее было то, что Том приехал. А где и как они проведут этот день, не имело значения.

– Почему не выйдет? – возразил Том. – Я думаю, через час-другой дороги полностью расчистят и мы сможем ехать, куда нам надо. А пока можем посидеть у тебя, попить кофе и поболтать.

– Верно, – с улыбкой согласилась Элизабет. – Что ж, раздевайся и устраивайся. Я сейчас сварю кофе и приготовлю пару сандвичей.

– Отлично, – улыбнулся Том.

Пока Элизабет возилась на кухне, Том пытался проанализировать их короткий разговор, а также интонации голоса Элизабет и выражения ее лица. И пришел к двум, весьма лестным для себя выводам. Во-первых, Элизабет ужасно обрадовалась его появлению. Больше того, она всполошилась из-за его опоздания, даже расстроилась. А это означает, что она ждала его и хотела с ним увидеться. А во-вторых, известие о заносах ничуть не огорчило Элизабет. А это означает, что ей все равно, поедут ли они куда-то или будут сидеть дома. Сведя воедино два этих вывода, Том пришел к заключению, что для Элизабет гораздо важнее факт его нахождения рядом с ней, чем развлечения. Проще говоря, ей был нужен он, а не загородная поездка или поход в ресторан.

Ну и что же все это означает? – взволнованно спросил себя Том. Уж не начала ли она испытывать ко мне какие-то серьезные чувства?

Тому ужасно хотелось так думать, но он страшно боялся ошибиться. А потому решил держаться с Элизабет в той же дружески непринужденной манере, что и в прошлый раз. Не стоит рисковать, благоразумно решил он. Пусть Элизабет сначала как-то проявит свои чувства. Иначе он может оказаться отброшенным на позиции двухнедельной давности.

Вскоре Элизабет принесла кофе и сандвичи. Усевшись в креслах по обе стороны низенького столика, Том и Элизабет завели разговор. Говорили они большей частью о погоде и о работе. То есть на общие, ничего не значащие темы. Но за время получасовой беседы Том успел присмотреться к Элизабет. И с удивлением заметил, что сегодня она очень тщательно оделась и причесалась. И даже накрасилась, что казалось совершенно излишним для загородного отдыха. Учитывая тот факт, что Элизабет весьма умеренно пользовалась косметикой, все это показалось Тому очень подозрительным. Ради чего Элизабет так тщательно нарядилась? И не просто тщательно, а достаточно броско, так, чтобы подчеркнуть достоинства своей яркой внешности? Неужели она хотела привлечь его внимание? От таких мыслей сердце Тома учащенно забилось, а к лицу прихлынула кровь. Чтобы Элизабет не заметила его волнения, он сделал вид, будто ему стало жарко, и попросил открыть форточку.

– Ну как я и говорил! – воскликнул он, подойдя к окну. – Температура выше нуля, и, кажется, порядком выше. К вечеру улицы просто утонут в воде.

– Хоть бы к понедельнику чуть подсохло, – с беспокойством сказала Элизабет. – А не то я просто не представляю, как доберусь на работу.

– Да уж! – усмехнулся Том. Потом посмотрел на часы и спросил: – Ну что, может, поедем? Я думаю, загородные шоссе уже расчистили.

– Поедем, – без особого энтузиазма согласилась Элизабет.

Честно говоря, ей не очень хотелось тащиться за город по такой слякоти. Тем более что прогулка по лесу теперь заведомо не могла состояться. Элизабет предпочла бы вообще не выбираться из теплой квартиры. Зачем куда-то ехать, когда и здесь можно хорошо провести время? Они могли бы позвонить в пиццерию и заказать огромную пиццу. Или даже разориться на ресторанные блюда. Но Тому, как видно, не сиделось на месте.

Похоже, его гораздо больше интересуют внешние впечатления, чем я, с досадой подумала Элизабет. Ему мало моего общества, ему нужны развлечения. Этот дурацкий спортивный зал и не менее дурацкий бассейн!

В глубине души Элизабет удивлялась своему настрою. На самом деле она обожала плавать в бассейне, да и противницей игры в теннис никогда не была. Но сейчас такое времяпрепровождение казалось ей скучным и пустым. Она бы предпочла задушевную беседу у камина или… другое, не менее интересное занятие. Но делать было нечего. Не могла же она сказать Тому, что хочет быть только наедине с ним, а где – ей безразлично. В этом случае он может задать ей вполне резонный вопрос, на который ей будет непросто ответить. Не потому, что она не знала ответа, а потому, что такие вещи нельзя говорить мужчине, не убедившись, что ты ему небезразлична. Эту горькую истину Элизабет познала на собственном опыте.

Если бы Элизабет могла прочитать мысли Тома, она была бы изумлена тем, насколько они сходятся с ее мыслями. Потому что Том точно так же не горел желанием ехать за город. Так же, как и Элизабет, он хотел провести день и вечер дома, у теплого камина. И именно поэтому так торопился с отъездом! Его стремление поскорее выехать объяснялось очень просто: Том надеялся, что загородные шоссе еще не успели расчистить и они не смогут проехать к нужному месту. И тогда им ничего не останется, как повернуть назад и двинуться домой. Только лучше не к Элизабет, а к нему.

Расчет Тома оказался верным. Стоило им добраться до окружной дороги, как они заметили впереди целое столпотворение машин: и легковых, и грузовых, и даже огромных неповоротливых фур. Все эти автомобили ждали, пока будет расчищена дорога. И, судя по всему, ждать им предстояло еще очень и очень долго.

– Приехали! – иронично объявил Том, разворачиваясь. – А теперь можно смело ехать обратно!

– И куда мы теперь? – спросила Элизабет. – Ты собираешься искать другую дорогу?

– Увы, Бет, это совершенно бесполезно, – убежденно ответил Том. – Потому что такие же пробки будут на всех загородных дорогах. Похоже, наша затея накрылась. – Он бросил на Элизабет беглый пытливый взгляд. – Но в этот раз я, ей-богу, не виноват. Кто мог знать, что погода подкинет нам такой неприятный сюрприз?

Или, напротив, приятный, подумала Элизабет, слегка покраснев при этой мысли.

Выбравшись из длинного ряда автомобилей, Том остановился на обочине, заглушил мотор и повернулся к Элизабет.

– Итак, – произнес он, поглядывая на нее с какой-то непонятной, несколько вызывающей веселостью, – в вожделенный пансионат с бассейном мы сегодня не попали. Но ведь это не означает, что наш отдых отменяется, не так ли? У нас впереди целых два свободных дня, которые лично я намерен провести с пользой, то есть как следует расслабиться и отдохнуть. А ты?

– Я тоже, – с глуповатой улыбкой ответила Элизабет.

– Вот и отлично. Значит, нам надо придумать новый план проведения досуга. Что ты предлагаешь, Бет?

– Я? Даже не знаю… – Элизабет вдруг почувствовала, что ее лицо начинает гореть. Она прекрасно знала, чего хочет, но не решалась сказать об этом Тому. Ей не хотелось навязывать ему свое мнение, и потом, она опасалась, что он превратно истолкует ее предложение провести день у него дома. Точнее, не превратно, а абсолютно правильно, но от этого ей не стало бы легче.

– Что ж, в таком случае… – Том сделал небольшую паузу, а затем решительно выпалил: – В таком случае я предлагаю поехать ко мне домой. Бассейна у меня, правда, нет, но зато есть огромная ванна и камин в гостиной. Позвоним в ближайший ресторан, закажем чего-нибудь вкусненького. А по дороге купим вина и фруктов… Ну как, Бет? Ты согласна?

– Да, – ответила она чуть слышным голосом.

– Отлично! Значит, едем ко мне.

Резко нажав на газ, Том вывел машину на проезжую часть. На Элизабет он больше не смотрел, сосредоточив внимание на дороге. И она была очень рада этому. Ей совсем не хотелось, чтобы Том заметил ее смятенное, взволнованное состояние. Тем более что Элизабет никак не могла успокоиться. Они едут к Тому домой, чтобы провести там целый день и вечер. А может, и не только день… Но заглядывать так далеко Элизабет не решалась. Пусть все идет своим чередом, а там будет видно, в очередной раз за сегодняшний день подумала она.

Элизабет даже не подозревала, что Том, такой спокойный и невозмутимый с виду, находится в таком же возбужденном состоянии, как и она сама. И именно поэтому смотрел на дорогу, а не на нее. Ему не хотелось, чтобы она заметила его волнение. Пусть лучше теряется в догадках. А Элизабет, похоже, и правда терялась в догадках. Что ж, пускай немного помучается, не все же ей его мучить! К тому же Том еще не был до конца уверен в том, что она испытывает к нему теплые чувства. Кто знает, может, она приняла его предложение без всякой задней мысли? Он должен вести себя сдержанно, пока не убедится в верности своего предположения. Иначе все пойдет насмарку.

12

Оказавшись дома, Том первым делом позвонил в ресторан и сделал заказ. Потом пошел в кладовку и, к огромному изумлению Элизабет, принес оттуда большую охапку дров.

– Будем топить камин! – торжественно объявил он, опуская поленья рядом с каминной решеткой.

Элизабет пораженно покачала головой.

– Я думала, что камин не рабочий, а только для интерьера. У одних моих знакомых есть такой. А он, оказывается, еще и топится?

– Ага. Только я еще ни разу его не топил.

– А дрова откуда?

– Остались от прежнего владельца. Он иногда топил камин, не столько, правда, для тепла, сколько для экзотики.

– Прямо как в Англии! – усмехнулась Элизабет. Потом бросила взгляд за окно, посмотрела на часы и удивленно присвистнула. – Ты не поверишь, но еще только половина второго. А такая темень на улице, будто уже глубокий вечер!

– Ну и прекрасно, – невозмутимо отозвался Том. – Значит, устроим вечер в английском стиле. С горящим камином, свечами и глинтвейном.

– С камином понятно, а где взять свечи и глинтвейн?

– Не беспокойся, у меня все схвачено, – лукаво подмигнул он.

Полчаса спустя они сидели в креслах у пылающего камина, любовались игрой свечей на опущенных занавесках и пили глинтвейн. Элизабет не переставала удивляться. В запасниках Тома нашлись не только дрова, но и целая связка розовых витиеватых свечей, а также четыре бронзовых подсвечника. А еще у него имелись пряности, с которыми он сделал глинтвейн, причем так ловко и быстро, что Элизабет и глазом моргнуть не успела.

– Том Хантер, да ты у нас просто образец хозяйственности и практичности, – промолвила она, изумленно покачивая головой. И глубокомысленно прибавила: – Подумать только, как иной раз меняются люди!

Том посмотрел на нее с добродушной усмешкой.

– Элизабет Джемисон, должен тебе сказать, что ты крайне невнимательна. У тебя в одно ухо влетает, а в другое вылетает. Я ведь уже говорил тебе, что я вовсе не изменился, а всегда был таким. Разницу составляет лишь возраст и уровень доходов.

– Но тогда почему я этого не замечала? – возразила Элизабет. – И не только я, но и другие тоже, – прибавила она для пущей убедительности.

– Не знаю. Наверное, вы просто ко мне не присматривались.

– Но ведь такие вещи, как практичность и самостоятельность, и без присмотра бросаются в глаза!

– Не думаю, – возразил Том. – Потому что в таком случае и противоположные качества тоже должны бросаться в глаза. То есть несамостоятельность и разгильдяйство. А много ли женщин замечает эти качества в мужчинах до начала близких отношений? Пожалуй, нет.

– Да, ты прав, – согласилась Элизабет. – Мы очень часто ошибаемся в своих избранниках. Но ведь и мужчины тоже ошибаются в женщинах!

– Конечно, ведь все мы живые люди и склонны принимать желаемое за действительное. Главное – вовремя понять, что представляет собой человек, и не наделать серьезных ошибок.

Элизабет посмотрела на Тома с легким прищуром.

– Ну, ты-то, наверное, редко ошибешься в людях!

– Надеюсь, – с усмешкой ответил Том. – Во всяком случае, стараюсь не доверяться тем, кто вызывает у меня сомнения.

– Интересно, не по этой ли причине у тебя нет постоянной подружки? – Вопрос вырвался непроизвольно, и Элизабет тут же пожалела о нем. Во-первых, задавать такие вопросы было ужасно бестактно с ее стороны. А во-вторых, Элизабет вдруг стало не на шутку страшно. Что, если Том сейчас возьмет и заявит, что она ошибается и что у него есть постоянная подружка? Элизабет просто не представляла, как воспримет это известие. Хотя играть в недомолвки тоже было глупо, все равно что прятать голову под крылом, чтобы не видеть грозящей опасности.

Словно в подтверждение худших опасений Элизабет, Том долго молчал, а потом спокойным, невыразительным голосом спросил:

– Почему ты уверена, что у меня нет постоянной женщины?

– Почему? – в замешательстве переспросила Элизабет. – А… Да нет, я в этом вовсе не уверена, просто мне так кажется.

– Почему?

– Потому… ну… потому, что тогда ты, наверное, не встречался бы со мной, – выпалила Элизабет на одном дыхании. – Ведь это, наверное, никому не понравится, да?

– А варианта с замужней женщиной ты не допускаешь?

– Что? – Элизабет вдруг почувствовала, как у нее перехватило дыхание. Итак, ее опасения оказались обоснованными. Том крутит роман с замужней женщиной. Вероятно, с кем-то из бывших пациенток. С женщиной, которая или не хочет, или пока не может развестись с мужем. Возможно, она живет не в Нью-Йорке, а в другом городе и Том встречается с ней нечасто. Но ведь «нечасто» вовсе не означает «нерегулярно». И уж тем более не означает отсутствия сильной привязанности или даже любви… Проклятье!

– Черт возьми, Бет, что с тобой происходит?! – донесся до нее взволнованный голос Тома. – Да на тебе просто лица нет! Может, ты перегрелась у камина?

– Что? Перегрелась? – Из горла Элизабет вырвался истеричный смешок. – О да, конечно же я перегрелась! Но ничего страшного, со мной уже все в порядке. – Она вскинула голову и с дружелюбной, чуть насмешливой улыбкой, за которой надеялась скрыть охватившее ее волнение, посмотрела на Тома. – Так-так, многоуважаемый доктор Хантер! Значит, вы встречаетесь с замужней женщиной? Надо отдать вам должное, вы очень рисковый человек! И не относитесь к тем, кто ищет в жизни легких путей.

Какое-то время Том с любопытством смотрел на Элизабет, а потом вдруг расхохотался.

– О господи, Бет, ну ты и фантазерка! – воскликнул он, покачивая головой. – Это же надо было придумать! Я только выдвинул предположение, а ты уже развила из него целую историю, да еще и надлежащие выводы сделала. Потрясающий полет фантазии!

Элизабет ощутила, как ее лицо заливает краска. Ей хотелось провалиться сквозь землю. И как она могла сморозить такую глупость?! Ведь Том и правда не говорил, что встречается с замужней женщиной, он всего лишь задал ей вопрос. Он сказал «варианта», а ее ревнивое воображение уже нарисовало ей чудовищные картины. Но больше всего Элизабет боялась, что теперь Том догадался, что она неравнодушна к нему. Она слишком бурно отреагировала на его слова, и он не мог не понять, что это неспроста.

– Перестань надо мной насмехаться, Том! – сердито закричала она, вскакивая с кресла. – Или… или я сейчас уйду! – прибавила она с отчаянной, злой решимостью.

Выражение его лица мгновенно изменилось. В глазах не осталось и тени насмешки. Напротив, теперь в них было написано раскаяние и какое-то непонятное Элизабет беспокойство. Несколько секунд он молча смотрел на нее, словно не зная, как начать разговор, потом порывисто встал и шагнул ей навстречу.

– Ну что ты, Бет, я ведь совсем не хотел тебя обидеть, – проговорил он, осторожно беря ее за руку. – Извини, если так получилось, но я, право, не думал, что ты обидишься.

– А надо было думать! – сердито бросила она.

Он вдруг посмотрел на нее таким нежным, таким проникновенным взглядом, что по ее коже пробежал озноб.

– Как мне искупить свою вину? – тихо спросил он. – Хочешь, я снова сделаю глинтвейн?

– Нет, – возразила Элизабет с коротким смешком, – мне уже и без него жарко.

– Тогда что же? Может, приготовить какой-нибудь пикантный салат или жаркое?

– Но ведь нам должны все это принести. – Элизабет посмотрела на Тома с легким удивлением. – Или ты забыл? С минуты на минуту к нам явится посыльный из ресторана.

– Да? – несколько рассеянно спросил Том. И, чуть подумав, сказал: – А, тогда я знаю, чем тебя подкупить! Я сделаю очень вкусный десерт из мороженого, йогурта и вишневого варенья. Ну как тебе такая перспектива?

– Недурственно, – рассмеялась Элизабет. – Но неужели у тебя получится это приготовить? И разве у тебя есть варенье?

– Нет. Но в холодильнике есть свежие вишни, те, что мы купили в универсаме вместе с виноградом. Вот их я и сварю на скорую руку.

Карие глаза Элизабет изумленно расширились, напомнив Тому те самые вишни, из которых он собирался готовить десерт.

– Том Хантер, да ты просто мастер на все руки! – пораженно воскликнула она. – Похоже, ты умеешь делать абсолютно все. Интересно, а есть ли что-то такое, чего ты не умеешь делать?

– Есть, – ответил он с какой-то странной, кривой усмешкой. – Я не умею очаровывать женщин. Природа, наделив меня многими полезными качествами, не дала мне самого главного и необходимого. – Глаза Тома вдруг наполнились такой неприкрытой горечью, что у Элизабет сжалось сердце. А затем он беспечно рассмеялся, тряхнул головой и сказал: – Ладно, Бет, хватит болтать, пошли пить вино!

В этот момент в дверь позвонили. Том открыл, впустив ресторанного посыльного, нагруженного коробками. Том помог ему разгрузиться, потом расплатился, закрыл дверь и начал перетаскивать коробки на кухню.

– Том, ты уверен, что мы это все съедим? – со смехом спросила Элизабет. – По-моему, этой еды хватит как минимум на двое суток.

– Вот и отлично, – ответил он. – Не надо будет выходить из дома вечером или завтра утром.

Элизабет почувствовала, как ее сердце гулко застучало. Последняя фраза Тома, вне всякого сомнения, означала, что он собирается оставить ее ночевать у себя. Но что стоит за этим намерением? Желание провести вечер в приятной дружеской беседе, нежелание оставаться одному в четырех стенах или нечто большее? Ответить на этот вопрос было трудно, учитывая, что Элизабет уже два раза ночевала у Тома и это не повлекло за собой никаких последствий. И в третий раз вполне может получиться то же самое. То есть Том проводит ее в спальню, пожелает спокойной ночи и уйдет спать в гостиную, как было в прошлые два раза.

Однако если в прошлые два раза Элизабет устраивало такое развитие событий, то сейчас все обстояло иначе. Ей совсем не улыбалось проводить ночь в одиночестве, да еще в такой огромной, роскошной постели, которая просто создана для любовных утех. Но в то же время она была уверена, что не решится предложить Тому заняться с ней любовью. Элизабет не была такой уж стеснительной. Если бы она имела дело с каким-нибудь пошляком типа Джона Саммерса, она бы не задумалась о том, что прилично, а что нет. Но Том Хантер был не таким, как все те мужчины, с которыми Элизабет общалась раньше. В нем не было ничего пошлого или смешного, ничего подленького или гнилого. И поэтому Элизабет чувствовала себя с ним немного неловко. Причем чем больше Том нравился ей, тем эта самая неловкость усиливалась. И это казалось Элизабет очень странным. Ведь это был Том Хантер! Тот самый паренек, с которым она дружила в школе и который никогда не казался ей привлекательным.

Пока Элизабет предавалась размышлениям, Том разобрал коробки, что-то запихнул в холодильник, что-то разложил по тарелкам и перенес в гостиную. Потом раскупорил бутылку красного вина и разлил его по бокалам.

– За дружбу и понимание! – с улыбкой провозгласил он.

Такой тост не очень-то понравился Элизабет, и она с трудом выдавила из себя ответную улыбку. Но Том был таким веселым и забавным, так трогательно заботился о ней, подкладывая в ее тарелку лучшие куски, что ее настроение скоро улучшилось. Да и выпитое вино немало способствовало благодушному настрою. Правда, Элизабет не хотелось чувствовать себя пьяной, и она выпила всего пару бокалов. Потом, чтобы взбодриться, попросила Тома сделать кофе. Он тут же бросился на кухню, а когда вернулся, Элизабет изумленно вскинула брови, уловив запах своего любимого амаретто.

– Кофе-амаретто? – промолвила она, бросив на Тома пытливый взгляд. – Не думала, что у нас с тобой настолько сходные вкусы.

– Вообще-то я люблю чистый кофе, без примесей и даже без сахара, – пояснил Том, как-то загадочно посматривая на Элизабет. – Но я знаю, что ты любишь кофе с ликером, и заранее припас его.

Заранее припас его… Но ведь они не собиралась ехать к Тому домой! А по дороге купили только пару бутылок вина, сладости и фрукты. Но тогда получается, что Том собирался пригласить ее к себе когда-нибудь позже? В следующий раз, например. То есть он намерен и дальше встречаться с ней. Но означает ли это, что она ему нравится не только как друг, но и как женщина? В самом деле, разве о друзьях так заботятся? Не зная, что и думать, Элизабет посмотрела на Тома взволнованным испытующим взглядом. Но по выражению его лица нельзя было что-то понять. Оно было на удивление спокойным и бесстрастным.

Вкус кофе-амаретто настроил Элизабет на сентиментальный лад. Она вспомнила свои одинокие походы в «Вечерний блюз», то, как подолгу сидела там, слушая шум дождя за окнами и саксофон и мечтая о встрече с мужчиной, который изменит всю ее жизнь. При этом воспоминании из груди Элизабет вырвался такой глубокий, такой тяжкий вздох, что Том не мог его не заметить.

– Что такое, Бет? – спросил он, посматривая на нее с легкой тревогой. – Отчего ты так тяжко вздыхаешь? Вспомнила что-то печальное?

– Я вспомнила, как ходила в «Вечерний блюз», – ответила она.

– Но ведь ты любишь это кафе! Почему же тебе неприятно о нем вспоминать?

– Мне неприятно вспоминать не про кафе, а про то, о чем я там думала, – с грустной улыбкой пояснила Элизабет. – А думала я о своем незавидном положении, об одиночестве, о несбывшихся мечтах. Одним словом, о всяких невеселых вещах. Но мне было легче думать о них в этом уютном заведении, а не дома, то есть в своей неуютной наемной квартирке. Там бы я просто впала в депрессию от таких мыслей.

– Понятно. – Том немного помолчал, а затем оживленно спросил: – Ну, с незавидным положением и одиночеством все ясно. Но ты еще сказала, что думала о несбывшихся мечтах. А что это за мечты, если не секрет?

– Те мечты, которые были у меня, когда я заканчивала школу. Мечта найти работу, которая позволит мне купить квартиру в Нью-Йорке и красиво проводить отпуск. И конечно же мечта об удачном замужестве. В общем, самые обычные, банальные мечты. А ты, Том? – спросила Элизабет после короткой паузы. – Тебе удалось осуществить свои заветные мечты?

– Нет, конечно.

– Нет?! – Элизабет резко выпрямилась в кресле и даже опустила ноги с сиденья на ковер. – Подожди, как это нет? Разве ты еще не добился всего, чего хотел? Ну хотя бы по минимуму! Квартира в большом городе, шикарная машина, приличная зарплата… Неужели тебе, в твои двадцать восемь лет, этого недостаточно?

– Нет, конечно, – с улыбкой повторил Том.

Элизабет посмотрела на него с нескрываемым удивлением, потом усмехнулась и покачала головой.

– Так-так, – многозначительно промолвила она. – Значит, твои мечты простираются гораздо дальше, чем у большинства обывателей? И носят отнюдь не скромный характер? Ну и чего же ты хочешь добиться в этой жизни, доктор Хантер? Бьюсь об заклад, в твоем воображении уже нарисована частная клиника, оборудованная по последнему слову техники, а также двухэтажный коттедж с видом на Атлантический океан!

– Да, это было бы весьма недурно, – рассмеялся Том. – Но, поверь мне, Бет, в настоящее время я не заглядываю так далеко. Я реалист и отлично понимаю, что для открытия частной клиники мало таланта и трудолюбия. Для этого еще нужны деньги, и весьма немалые, а мне их взять неоткуда. Что же касается двух-этажного коттеджа, то о нем я и вовсе не мечтаю. Меня вполне устраивает эта квартирка. И потом, на кой мне сдался огромный домина? Чтобы выбрасывать на ветер деньги в виде уплаты налогов и коммунальных платежей? Нет уж, благодарю покорно!

– Значит, ты не мечтаешь о таких глобальных вещах? Но тогда почему ты сказал, что тебе недостаточно того, что ты имеешь?

– А, по-твоему, этого может быть достаточно?

– Я не понимаю тебя, Том. На что ты намекаешь?

Он посмотрел на нее с грустно-ироничной усмешкой.

– Я говорю о том же, о чем перед этим говорила ты. То есть о личном счастье. Об удачной женитьбе, выражаясь твоими словами.

– Но ведь… но ведь ты совсем недавно говорил, что не думаешь о женитьбе, – растерянно заметила Элизабет. – Или твои планы уже изменились?

– Нет. То есть я не собираюсь жениться для того, чтобы создать семью, наплодить детей и чувствовать себя одиноким. Подобные браки, по-моему, являются уделом слабаков. Но ведь это не значит, что я не мечтаю о личном счастье и о любви! А так как я человек несколько старомодный, то в моем понимании понятия «любовь» и «брак» – это одно и то же.

– То есть, если ты полюбишь какую-то женщину, ты сразу предложишь ей руку и сердце, да? – спросила Элизабет, не глядя на него и нервно теребя цепочку.

– Да, – бесстрастным голосом ответил Том. И зачем-то повторил: – Да, Бет, именно так я и сделаю.

Элизабет занервничала. Ее мысли метались, словно мотыльки вокруг горящей свечи. Интересно, зачем Том ей все это наговорил? Зачем он вообще завел этот странный разговор о сбывшихся и несбывшихся мечтах?! Просто так, без определенной цели или… у него была какая-то цель? Но какая? Напомнить ей о том, как много она потеряла, отказавшись десять лет назад выйти за него замуж? Но ведь Том не может быть настолько мстительным и жестоким! Возможно, он просто поделился с ней своими сокровенными мыслями и не стоит искать здесь какой-то скрытый подтекст.

А может, он сказал это с намеком? Чтобы напомнить ей о том далеком дне?! Элизабет чувствовала себя совершенно сбитой с толку. Устав теряться в догадках, она выпрямилась и посмотрела на Тома: долгим, вопрошающим и довольно мрачным взглядом. В ответ он слегка нахмурился, затем наклонился в ее сторону и с беспокойством спросил:

– Что случилось, Бет? Почему ты так недобро на меня смотришь? Я сказал что-то не в тему?

– Господи, Том, что за странные вопросы! – воскликнула она с нервным смешком. – И вовсе я не смотрю на тебя недобро.

– Ну тогда я принесу виноград. А сам пока пойду на кухню и приготовлю обещанный десерт, – прибавил Том с многообещающей улыбкой.

Элизабет неловко кашлянула.

– Ну что ты, Том, не стоит утруждаться! Конечно, мысль о десерте звучит заманчиво, но мне не хочется, чтобы ты стоял у плиты в выходной день. Тебе ведь и так приходится каждый день что-то готовить.

– Пустяки, Бет, – отмахнулся он. – Я же говорил, что люблю иной раз повозиться на кухне. К тому же приготовление десерта из мороженого и вишневого варенья не займет много времени. Минут пятнадцать-двадцать, не более. Ты еще не успеешь доесть виноград, как я уже управлюсь.

Возразить было нечего, и Элизабет только смущенно кивнула. Минуту спустя Том поставил перед ней тарелку винограда, а сам умчался на кухню. Вскоре до Элизабет донеслась негромкая, медлительная музыка; наверное, Том включил на кухне приемник, чтобы ему было нескучно работать, а Элизабет – отдыхать.

Какой он все-таки заботливый, думала она, неспешно обрывая с веточки виноградинки и так же неспешно отправляя их в рот. Заботливый и внимательный. Нет, конечно же он не мог намеренно сделать мне больно.

Вообще говоря, Том ничего обидного не сказал, внезапно пришло ей на ум. Он лишь сказал, что серьезно смотрит на отношения между мужчиной и женщиной. Какие тут могут быть подтексты! Эти же самые слова Элизабет десятки раз слышала от других мужчин. Правда, в их устах это был всего лишь треп, имевший целью расположить женщину к себе и запудрить ей мозги. А Том говорил серьезно. Он вообще не имел привычки шутить такими вещами. Но почему его слова отозвались в ее сердце такой острой болью?

А потому, что ты просто жаждешь услышать от него предложение руки и сердца, сказал Элизабет безжалостный внутренний голос. Потому, что ты хочешь, чтобы он влюбился в тебя до безумия – так, как способны любить только такие сильные и неординарные натуры. Потому, что ты наконец узнала, какой это замечательный человек, и оценила его. Но не поздновато ли, голубушка?

Отодвинув тарелку с виноградом, Элизабет откинулась на спинку кресла, заложила руки за голову и закрыла глаза. Какое-то время она сидела в этой неподвижной позе, пытаясь унять волнение и собраться с мыслями. Что ей делать? Набраться смелости и признаться Тому в любви или продолжать притворяться, будто она испытывает к нему исключительно дружеские чувства? Нервы Элизабет находились в таком напряжении, что ей казалось: еще немного – и она не выдержит и выложит Тому всю правду. Но одно небольшое соображение останавливало ее от столь решительного и весьма рискованного шага. Не женская гордость и не самолюбие, а надежда. Надежда на то, что Том все-таки влюбится в нее и захочет на ней жениться.

Почему бы и нет? Она достаточно красива для этого, и потом, им с Томом, без сомнения, очень хорошо вместе. Так почему бы ему и не влюбиться в нее, если его сердце свободно? А ее преждевременное признание может все испортить, оттолкнуть Тома. Ведь мужчины по натуре охотники, их не привлекают женщины, которые сами бросаются им на шею. Уж кому, как не ей, незадачливой Элизабет Джемисон, это знать!

Если бы Элизабет не была так поглощена своими мыслями, она бы заметила, что Том возится на кухне слишком долго. Он обещал вернуться минут через пятнадцать, а прошло уже полчаса. Но причина задержки объяснялась вовсе не сложностью приготовления десерта, а тем, что Том тоже увлекся размышлениями. Так увлекся, что прозевал момент, когда варенье вскипело и залило плиту.

А думал Том примерно о том же самом, что и Элизабет. Он думал, не пора ли ему признаться ей в любви. Но так же, как и Элизабет, не мог решиться на такой рискованный шаг. Действительно, риск был большой. Ведь, если Элизабет еще не влюбилась в него по-настоящему, его признание может все испортить. И тогда он снова потеряет Элизабет, теперь уже навсегда.

Не делай этого, несчастный глупец, не делай! – энергично протестовал его мудрый внутренний голос. Ты же не можешь знать, что у нее на уме, а по внешним признакам очень легко ошибиться. Она кажется тебе открытой книгой, но ведь она так переменчива, так непостоянна! Если хочешь наверняка добиться своей цели, лучше пойди другим путем. Тем самым, которым идут все нормальные мужики. И только некоторые из них, честные, бесхитростные максималисты – а проще говоря, идиоты, – предпочитают рубить сплеча и портить себе весь расклад!

И, чуть поразмыслив, Том решил последовать совету своего внутреннего голоса. А потому снова напустил на лицо добродушно-беспечную улыбку и, подхватив вазочки с десертом, направился в гостиную.

– А вот и мы с десертом, – весело пропел он, опуская вазочки на низенький столик. – Надеюсь, вы еще не заснули, дожидаясь нас?

– Нет, – с улыбкой отозвалась Элизабет. – Да это было бы и невозможно: вы вернулись слишком быстро. Так быстро, что мы даже не успели доесть виноград.

– Неужели? – удивился Том. – Одно из двух: или виноград попался невкусный, или вы слишком плохие едоки. – Говоря это, он украдкой взглянул на часы и тихо ужаснулся: оказывается, он проторчал на кухне сорок минут! Интересно, о чем же так задумалась Элизабет, что эти сорок минут пролетели для нее как одна минута?

– Нет, виноград замечательный, – возразила Элизабет. – Просто ты меня уже обкормил. Даже не представляю, как в меня сможет влезть еще и мороженое с вишнями.

– Ничего, – лукаво улыбнулся Том. – Только начни есть – и увидишь, что места в твоем желудке еще достаточно. А если серьезно, то такая легкая пища не причинит тебе вреда.

– Надеюсь, на этот раз со мной не случится того, что произошло в «Шахерезаде»?

– А если и случится, то не беда, – невозмутимо заявил Том. – И туалет, и балкон находятся под боком.

– А также мудрый и заботливый доктор, который всегда готов прийти на помощь перебравшим молодым леди, – с добродушной усмешкой прибавила Элизабет.

– Безусловно! – рассмеялся Том. – Так что сама видишь, что беспокоиться не о чем.

Попробовав десерт, Элизабет так и замурлыкала от удовольствия.

– Пища богов! – восхищенно промолвила она. – Потрясающее лакомство!

– И к тому же очень просто готовится, – заметил Том. – Да разве ты сама никогда не делала такого десерта?

– Делала. Только очень давно и с готовым вареньем. А в детстве мы с подругой любили ходить в одно кафе, где подавали мороженое с джемом, сиропом или шоколадом, – произнесла Элизабет с ностальгическим вздохом. – Ты, наверное, тоже заходил туда. Это кафе называется «Сладкий лед».

– Да, знаю, – улыбнулся Том. – Мне тоже доводилось там бывать.

– Для меня походы в «Сладкий лед» были настоящим праздником, – мечтательно продолжала Элизабет. – Наверное, не потому, что дома меня хуже кормили, а потому, что есть вкусные вещи в кафе было как-то интересней.

– Понимаю. Мне тоже было интересней пить пиво в баре, а не дома. Хотя это было связано с определенным риском. Ведь, сама знаешь, тем, кому не исполнилось восемнадцати, запрещается пить алкогольные напитки. А продавцам – продавать их несовершеннолетним.

– Но, несмотря на это, в некоторых барах торговля шла полным ходом! – рассмеялась Элизабет. – Правда, я была ужасной трусихой и побаивалась ходить в такие заведения.

– Конечно, – улыбнулся Том. – Ты же у нас была примерной девочкой!

– Зато ты был изрядным озорником! Но при этом всегда был истинным джентльменом, не то что другие мальчишки.

– Приятно слышать.

– Впрочем, ты, кажется, и остался таким, – прибавила Элизабет, слегка покраснев. А затем, желая перевести разговор на нейтральную тему, оживленно проговорила: – Знаешь, что мне вспоминается, когда я смотрю на свечи, огонь в камине и мороженое? Мне вспоминается Рождество! И не просто абстрактное рождество, а то, которое мы встречали в Нью-Йорке, под главной елкой страны. Ты помнишь?

– Конечно, помню, – улыбнулся Том. – Разве такое можно забыть? Мы тогда учились в последнем классе, и я уже был… – Он хотел сказать «влюблен в тебя», но вовремя спохватился. – Насколько помню, идея с поездкой в Нью-Йорк исходила от тебя. Ты сказала мне, что давно мечтала встретить Рождество у главной нью-йоркской елки, и я ухватился за эту идею.

– И подбил на эту поездку половину наших одноклассников! – рассмеялась Элизабет. – К глубокому возмущению их родителей, считавших, что Рождество нужно встречать в семейном кругу. Но они возмущались уже потом, после всего, потому что мы уехали в Нью-Йорк тайком. И в этом тоже была своя прелесть. Сбежать из дому в сочельник, оставив родителям коротенькую записку… Это казалось таким романтичным! Да и путешествие в поезде, длившееся целых восемь часов, тоже было полно романтики. Особенно когда мы ехали назад и отмечали праздник!

– А отмечали мы его весьма бурно, – оживленно подхватил Том. – Мы сели в поезд в три часа ночи и веселились до восьми утра, пока не начало светать. Да, это была потрясающая ночь!

– А все благодаря тебе! Ведь, если бы не ты, мы бы не смогли организоваться и поехать в такую дальнюю дорогу.

– А если бы ты не подкинула мне эту идейку, то поездки вообще не состоялось бы, – со смехом парировал Том. – Так что еще неизвестно, кто из нас двоих больший авантюрист!

Переглянувшись, они весело расхохотались. Потом Том вдруг встал, подошел к Элизабет, облокотился на спинку ее кресла и взволнованно спросил, пристально глядя ей в глаза:

– Бет, скажи мне, пожалуйста, а после этого ты часто ходила в Рождественскую ночь на елку? Ну, за те годы, что прожила здесь?

– Ты удивишься, но нет, – ответила она, растерянно пожимая плечами. – Ни разу не ходила! Каждый год собиралась, но мне все время что-то мешало. То не находилось компании, то приходилось уезжать в Питтсбург, к родителям, то еще что-нибудь. Так что за целых десять лет я ни разу не встречала Рождество под главной нью-йоркской елкой. А ты?

– И я ни разу, – с улыбкой ответил Том. – По тем же причинам, что и ты. Как глупо, не правда ли? Жить в этом городе и за столько лет ни разу не попасть на Рождественскую елку!

– Ужасно глупо!

– А хочешь, пойдем туда в этом году? – неожиданно предложил Том. – Вдвоем, только ты и я?

– Да! – радостно воскликнула Элизабет. – Очень хочу!

– А потом поедем ко мне и устроим шикарный праздник. Да, дорогая?

– Да, – промолвила Элизабет внезапно севшим голосом.

И было от чего потерять голос: Том назвал ее «дорогая»! Но не было ли это просто оговоркой? Наверное, глаза Тома могли бы подсказать Элизабет ответ, но она была так взволнована и смущена, что не решалась взглянуть на него. И вдруг она почувствовала, как пальцы одной руки Тома ласково пробегают по ее волосам, а другая рука нежно скользит по ее шее и плечу. Потом он мягко запрокинул ее голову и приник к ее губам. В тот же миг Элизабет бросило в жар, и огоньки свечей закружились перед ее глазами.

Сладкая дрожь охватила все ее тело, губы радостно раскрылись навстречу его губам, руки обвили сильные плечи. Том осыпал поцелуями ее пересохший от волнения рот, лицо, шею. Притянув к себе его голову, Элизабет начала пылко отвечать на его поцелуи. Ее пальцы зарылись в непослушные пряди его волос, проникли за вырез рубашки, с наслаждением ощутив упругую твердость развитых мускулов. Счастье переполняло Элизабет, от нахлынувшей нежности ее глаза вдруг наполнились слезами, и она чуть не разрыдалась от избытка чувств. Застонав от удовольствия, она закрыла глаза и откинулась назад, подставляя лицо жарким поцелуям Тома, всем своим видом призывая его разделить ее страсть, утолить так долго сдерживаемое желание.

– Ты хочешь заняться со мной любовью, милая моя Бетти? – Голос Тома доносился до Элизабет сквозь густую завесу блаженного тумана. – Пожалуйста, скажи, я хочу услышать от тебя эти слова. Ты хочешь быть со мной? Хочешь, чтобы я любил тебя этой ночью?

– Да, – чуть слышно промолвила Элизабет. – Я хочу быть с тобой, хочу, чтобы ты меня любил…

Он пылко прижал ее к себе, а затем на какое-то время оставил одну. Не решаясь открыть глаза, Элизабет с замирающим сердцем слушала шорох снимаемой одежды. Потом до ее слуха донесся какой-то щелчок, и она догадалась, что Том разложил диван. Затем он вернулся к Элизабет и, осыпая поцелуями ее лицо и плечи, медленно раздел ее. Когда он легко приподнял ее и прижал к себе, ей показалось, что жар его сильного тела опалил ей кожу. Она тихо вскрикнула и широко открыла глаза. Их взгляды встретились, и ей показалось, что она тонет, растворяется в бездонном омуте его глаз.

Никогда в жизни ни один мужчина не смотрел на нее так: с глубокой, всепоглощающей нежностью, безудержным желанием и теплотой, обволакивающей словно бархатное одеяло. Этот взгляд так взволновал Элизабет, что ее глаза снова наполнились слезами. Тихо всхлипнув, она порывисто обняла Тома за плечи, и он тут же крепко прижал ее к себе, так крепко, что ей стало трудно дышать. Потом нашел ее губы и припал к ним в горячем, страстном поцелуе, раздвигая языком податливые влажные лепестки. Томно застонав, Элизабет еще крепче стиснула его плечи и принялась пылко отвечать на его поцелуи. Так пылко, как даже не могла от себя ожидать. А потом перед ее глазами все смешалось…

Когда, спустя целую вечность, Элизабет пришла в чувство, в комнате царил полумрак. Розовые свечи догорали, яркий огонь в камине превратился в приглушенное красноватое свечение. Прислушавшись к своим ощущениям, Элизабет с радостью обнаружила, что ей очень тепло, покойно и уютно. Так, как не было, наверное, еще никогда.

И вдруг она поняла, почему ей так покойно и хорошо. Потому что она лежит в объятиях Тома. Его сильное, жаркое тело прижимается к ее груди, нежные руки бережно перебирают взмокшие пряди ее волос, губы осторожно и как-то благоговейно касаются ее лица и пересохших от волнения губ. А глаза… Они снова смотрят на Элизабет с бездонной, всепоглощающей нежностью и обволакивающей теплотой. Только страсти в них было чуть меньше: теперь она была не на поверхности, а таилась в их морской глубине. Но нежность и теплота остались. И это казалось Элизабет просто невероятным. Потому что никогда ни один мужчина не смотрел на нее так любовно после того, как его страсть была утолена.

– Том, – прошептала Элизабет хрипловатым от волнения голосом, – я хочу сделать тебе одно признание.

– Какое? – ласково спросил он.

– Мне еще никогда и ни с кем не было так хорошо, как с тобой, – смущенно промолвила Элизабет. – Ни с кем и никогда. Понимаешь?

Вопреки ее ожиданиям, Том не выказал удивления, а лишь согласно кивнул головой.

– Понимаю, – сказал он. И тихо, с какой-то непонятной интонацией в голосе прибавил: – Да ведь так оно и должно быть!

– Почему? – удивленно спросила Элизабет.

Но Том не ответил. Вместо этого он нежно поцеловал Элизабет в губы, потом перевернул спиной к себе, ласково обнял и сказал:

– Поспи немного, дорогая. Тебе надо отдохнуть.

– Да, – согласилась Элизабет, устраиваясь калачиком в его объятиях и закрывая глаза. – Ведь у меня был такой трудный день… Трудный и… очень-очень счастливый.

– Правда? – взволнованно спросил Том.

– Правда, – сквозь сон пробормотала Элизабет.

13

Следующие две недели Элизабет прожила как в раю. На работе у нее все ладилось. Ей заплатили деньги за первые три недели, и это оказалась весьма приличная сумма. А самое главное, что теперь они с Томом общались каждый день. Вечером, после работы, он непременно звонил ей и они болтали по целому часу, а то и по два. Иногда Том звонил Элизабет по утрам, если не очень рано уезжал в больницу. А несколько раз он даже звонил ей на работу, в середине рабочего дня. Так сказать, устраивал приятные сюрпризы.

Да и виделись они теперь чаще, не только по выходным, но и на неделе. Пару раз Том возил Элизабет в ресторан, один раз они выбрались в театр. Но больше всего Элизабет нравилось бывать у него дома. Ее так и тянуло в его красивую, уютную квартирку, где они были только вдвоем, без посторонних глаз и ушей. Кроме всего прочего, там они могли заниматься любовью, а Элизабет с некоторых пор ужасно полюбила это занятие. И это тоже порядком удивляло ее.

До встречи с Томом Элизабет относилась к сексу с прохладцей. В отношениях с мужчинами ее привлекала романтика, а не интимная близость. Конечно, ей приходилось тщательно скрывать свое равнодушие к сексу, чтобы не разочаровывать мужчин. И это всегда доставляло ей душевные мучения, потому что Элизабет терпеть не могла игры и притворства. Но с Томом все обстояло иначе. В постели с ним Элизабет с первых минут начала испытывать чувственное наслаждение. И с каждый разом оно становилось все ощутимее. Так что к концу второй недели их близких отношений слово «оргазм» уже не приводило ее в нервозное состояние, как бывало с другими мужчинами. Впрочем, Том, к огромной радости Элизабет, никогда не приставал к ней с тягостными расспросами. Когда же Элизабет наконец испытала это ощущение, она сказала об этом сама. И только тогда Том решился откровенно поговорить с ней на тему, переставшую быть болезненной.

Но больше всего Элизабет удивляло, что Том всегда относился к ней одинаково нежно и внимательно: как до занятия любовью, так и после. Подобная чуткость была для Элизабет внове, и она не могла не испытывать благодарности к Тому за такое прекрасное отношение. А вместе с тем начинала чувствовать все большее отвращение к тем мужчинам, с которыми встречалась до Тома. Теперь она с трудом понимала, как могла влюбляться в бесчувственных, самодовольных и эгоистичных самцов.

Наверное, она была полной дурой, раз не умела отличать благородные камни от дешевых стекляшек. Элизабет было просто стыдно вспоминать свои прошлые романы. Какой же она была глупой! И не просто глупой. Она вела себя как дешевка, как женщина без чувства собственного достоинства. Оставалось лишь удивляться, как Том Хантер мог увлечься ею. По мнению Элизабет, он должен был презирать таких женщин, как она: слабовольных, абсолютно не разбирающихся в людях, разменивающих себя на мелочи. Но, конечно, поговорить об этом с Томом Элизабет никогда бы не решилась.

Было и еще одно обстоятельство, которому Элизабет не переставала удивляться. Она не могла понять, почему влюбилась в Тома только сейчас, а не в выпускном классе. Ведь Том прав: он действительно не изменился за прошедшие годы. Вспоминая по вечерам события десятилетней давности, Элизабет вскоре пришла к такому выводу. Том остался таким же, каким был в семнадцать-восемнадцать лет. Он даже внешне почти не изменился. Если что-то и изменилось в его наружности, так это взгляд – он стал более уверенным. Взгляд целеустремленного человека, который знает себе цену и ясно видит свой жизненный путь. Такого взгляда не было ни у одного из прежних кавалеров Элизабет. Да и не могло быть, потому что никто из них не был таким честным и достойным человеком.

Однако Том Хантер и в восемнадцать лет был честным и достойным юношей! А еще он был обязательным, чутким и заботливым. Беда в том, что она, Элизабет, ничего этого не замечала и не ценила. Потому что Том был похож на скромную канарейку, а не на глупого павлина с пышным хвостом. А наивную романтичную ворону Элизабет Джемисон всегда привлекало пышное оперение, а не внутренний мир человека. А Том Хантер не умел выставлять напоказ свои достоинства и запудривать мозги молоденьким дурочкам. И слава богу! Потому что иначе его бы уже давно кто-нибудь окрутил и он не достался бы ей, Элизабет.

Правда, иной раз Элизабет охватывали сомнения. Да, Том очень хорошо относится к ней, но ведь он никогда не говорил ей о своих чувствах. Даже во время близости он ни разу не сказал, что любит ее. И это не могло не тревожить Элизабет. Потому что сама она уже была влюблена в Тома по уши. Разумеется, она тоже не делала ему признаний, но ведь она женщина! А женщинам не полагается первым открываться мужчинам. Однажды Элизабет уже допустила такую оплошность, и ей не хотелось допускать ее во второй раз. Пусть уж лучше Том первым заговорит о любви. Но вот заговорит ли он?

От таких мыслей Элизабет порой становилось грустно. Но еще грустнее было думать, что она могла бы уже давно обладать таким сокровищем, как Том Хантер. Могла бы, если бы не сглупила и не отказалась стать его женой. Правда, в то время, десять лет назад, Том вовсе не был такой блистательной партией, как сейчас. Он был всего лишь мальчишкой, который не имел за душой ни гроша. Но зато он имел доброе, верное сердце, а это сокровище стоит дороже, чем престиж и богатство. К тому же теперь, когда она хорошо узнала Тома, Элизабет не сомневалась, что женитьба на ней не помешала бы Тому добиться в жизни успеха.

Зато ее собственная жизнь сложилась бы намного удачнее, если бы она вышла за Тома. Став его женой, она с юных лет оказалась бы под надежной опекой. Ей не пришлось бы работать за гроши и самой решать свои проблемы. И, главное, не пришлось бы столько страдать. В ее жизни не было бы всех этих гадких мужчин, для которых она была всего лишь забавой от скуки. В ее жизни был бы только один мужчина, но зато такой, который стоит всех остальных. Одним словом, она уже давно была бы счастлива. Жила бы без тревог и забот, под теплым крылышком мудрого и заботливого мужа. И не беда, что он такой молодой! Разве возраст определяет характер и достоинства человека?

Такие мысли время от времени омрачали настроение Элизабет. Но благодаря заботам Тома они посещали ее нечасто. Только по вечерам, когда она ложилась спать в свою одинокую постель. А когда Том был рядом, Элизабет забывала обо всем плохом. Впрочем, рядом с Томом иначе было и невозможно.


Как-то раз, чуть больше двух недель спустя после памятного уик-энда, Элизабет задержалась в офисе позже обычного. Кроме нее на работе оставался только ее шеф, мистер Шепард. И так получилось, что они разговорились за чашечкой кофе.

– Как ваши дела, мисс Джемисон? – спросил ее Шепард. И с улыбкой прибавил, встретив ее слегка удивленный взгляд: – Я спрашиваю не из любопытства, а потому, что, если у вас есть какие-то проблемы, я могу помочь. Например, с жильем или кредитом. Мало ли что в жизни бывает!

– Спасибо, мистер Шепард, – благодарно улыбнулась Элизабет, – но, слава богу, у меня сейчас все в порядке. С тех пор как я у вас работаю, моя жизнь заметно улучшилась.

– Я тоже доволен вами, – ответил он. – Человек вы легкий и специалист отличный. Надо заметить, у старины Хантера просто чутье на людей.

– Наверное, так, – согласилась Элизабет. – И вообще, он очень хороший человек.

– Не просто хороший – замечательный! – пылко возразил Шепард. – Если бы не он, я бы сейчас был в могиле, а моя жена осталась бы совсем одна со своим горем. Да и другим он тоже помог, я слышал немало таких историй и лестных отзывов о нем. Кстати, вы ведь, кажется, давно его знаете? Он что-то говорил об этом, но я забыл.

Элизабет с улыбкой кивнула.

– Да, мистер Шепард, мы знакомы очень давно. Том Хантер – мой бывший одноклассник.

– Бог мой! – всплеснул руками Шепард. – Так, стало быть, вы знаете Тома с детства? Интересно! А вы случайно не знаете, – вдруг спросил Шепард с каким-то непонятным волнением, – что за история случилась с ним некоторое время назад?

– Нет, – изумленно протянула Элизабет. – А что, с ним случилась какая-то нехорошая история?

Шепард философски усмехнулся.

– Нехорошая? Да нет, дорогая моя мисс Джемисон, скорее не нехорошая, а драматическая. Несчастная любовь!

– Несчастная любовь? Нет, я ни о чем таком не слышала! А откуда вам это известно, мистер Шепард?

– Да от самого Тома.

– Как? – Элизабет чуть не выронила от волнения чашку. – Том рассказывал вам про свою несчастную любовь?

– Ну, подробностей он конечно же мне не говорил. Просто упомянул об этом, и все. Знаете, как было дело? Примерно четыре месяца назад мы с Томом как-то разговорились про жизнь. Я узнал, что он живет один, без женщины, и даже ни с кем не встречается. И тогда я предложил познакомить его с моей родственницей, Сарой. Это очень хорошая, очень симпатичная и порядочная девушка, ей сейчас двадцать пять лет. Она работает адвокатом. К тому же Сара – единственная дочь владельца процветающей юридической фирмы. Вот мне и пришла в голову мысль познакомить их с Томом. Почему бы и нет? Ведь сейчас так трудно встретить достойного мужчину! А Том к тому же еще и собой хорош. Одним словом, я подумал, что они могли бы составить неплохую пару.

– И что же Том?

– Он отказался! Причем сразу и бесповоротно. Он сказал мне, что не может принять мое предложение, так как очень давно, уже несколько лет, любит другую женщину и никто ему больше не нужен. Тогда я спросил, не собирается ли он жениться. И он ответил, что нет и что, скорее всего, никогда на ней не женится. «Хотя, – прибавил он с философской улыбкой, – это не исключено на сто процентов. Все зависит от нее». Вот так, мисс Джемисон!

– Да, интересная история…

– Я, конечно, не знаю, что это за женщина, – продолжал Шепард, – но, по-моему, она или полная дура, или разбалованная дочка миллионера. В самом деле, как можно не держаться за такого молодца, как Том Хантер? Но, к сожалению, именно таким мужчинам часто и попадаются не слишком умные и достойные женщины. Ирония судьбы!

– А может, она просто замужем? – предположила Элизабет. – И ей трудно решиться на развод?

– Что ж, не исключено, – согласился Шепард. – Пожалуй, эта версия выглядит более правдоподобно, чем версия с незамужней женщиной. И потом, это бы многое объяснило.

Они заговорили на другую тему и вскоре расстались. Выйдя из офиса, Элизабет сразу поехала домой. По дороге она купила детектив в мягкой обложке и усердно читала его в метро. Однако этот жалкий прием не помог ей отвлечься от тягостных мыслей. Они кружились в ее голове словно пчелиный рой, не давая думать о чем-то постороннем. И вскоре свелись к одной-единственной, горькой и пугающей мысли: у Тома Хантера есть любимая женщина и эта женщина не она, Элизабет Джемисон. Другая!

Теперь Элизабет стало понятно многое. То, что Том никогда не заговаривал с ней о чувствах. Или то, что он не стремился слишком часто видеться с ней. А также то, что он не очень-то рвался заниматься с ней любовью. Казалось, ему было все равно, где они проведут вечер: в людном ресторане или у него дома. И тот и другой вариант проведения досуга был для него одинаково привлекательным. Раньше это немного удивляло Элизабет, но теперь все получило свое объяснение: Том встречается с ней от скуки и одиночества, а вовсе не потому, что влюблен в нее. Она, Элизабет, нужна ему в качестве женщины, отвлекающей его от тягостных мыслей и переживаний, от тоски по той, которую он по-настоящему любит. Она – отвлекающий фактор. Это выражение когда-то придумала сама Элизабет, пытаясь объяснить Тому, какую роль он сыграл в том, что она забыла Саммерса. Но тогда ей даже в голову не приходило, что и сама является для Тома таким же отвлекающим фактором. А может, именно она и подтолкнула его к этой мысли: начать встречаться с другой женщиной, чтобы не тосковать по любимой. Возможно, так оно и есть. Хотя ведь Том предложил ей встречаться с ним еще до того разговора, буквально на второй день их возобновленного знакомства…

Впрочем, это не существенно. Какая разница – до или после? Важно не это, а то, что у Тома есть любимая женщина. Женщина, которую он любит уже несколько лет. Несколько лет! Элизабет просто не представляла, как можно несколько лет любить одного и того же человека. Ее самый долгий роман с мужчиной длился два года, да и то там уже мало что оставалось от любви, скорее сила привычки. А Том Хантер уже несколько лет любит одну женщину. Хотя стоит ли этому удивляться? Как говорится, тихие воды глубоки. Если такой сильный целеустремленный мужчина, как Том Хантер, в кого-то влюбится, это должно быть всерьез и надолго.

Да и предмет его любви наверняка представляет собой нечто неординарное. Элизабет не сомневалась, что это женщина, замечательная во всех отношениях. Красивая, обаятельная, умная, энергичная, деловая… Одним словом, абсолютно не такая, как сама Элизабет. Может, и не полная противоположность, но, несомненно, лучше ее. И уж конечно, не такая глупая и недальновидная.

Элизабет было просто смешно вспоминать свои рассуждения по поводу того, почему Том Хантер ни с кем не встречается. Боже, как это было наивно с ее стороны – приписать его одиночество излишней занятости на работе! А все объясняется просто: несчастная любовь. Хотя почему несчастная? Этот вывод сделал мистер Шепард, а сам Том ничего подобного не говорил. Возможно, у Тома вовсе не несчастная, а сложная любовь. Какие-нибудь препятствия, непреодолимые обстоятельства. Скажем, в виде наличия мужа и парочки детей. Элизабет не сомневалась, что такой сильный человек, как Том Хантер, не побоялся бы связаться с женщиной, обремененной кучей проблем. Но, возможно, его избранница слишком порядочная и совестливая женщина, для которой нелегко решиться на такой шаг, как разрушение семьи. Может, у нее очень даже неплохой муж и она боится причинить ему боль. Или боится разлуки с ребенком, которого в случае развода могут оставить с отцом, а не с матерью. Да, наверняка все обстоит примерно так. Ведь Том ясно сказал Джону Шепарду: «Все зависит от нее!» То есть он-то сам уже давно все обдумал и решил. Он готов в любую минуту сойтись с этой женщиной. Было бы ее желание.

Но может, ты все преувеличиваешь? – пыталась успокоить себя Элизабет. Ведь разговор Тома и мистера Шепарда состоялся четыре месяца назад! За это время многое могло измениться. Например, Том мог влюбиться в тебя…

Ага, как же, как же! – съехидничал внутренний голос. Разумеется, могло измениться… за какой-то один-единственный, несчастный месяц! Особенно учитывая то, что ему попалась такая потрясающая женщина, как Элизабет Джемисон! Женщина красивая, умная и весьма неординарная. Потому что таких неординарных гусынь, как ты, днем с огнем не сыскать во всем Нью-Йорке и во всем Питтсбурге!

Из этих тягостных размышлений Элизабет выдернул телефонный звонок. Она машинально бросилась к телефону, но, уже коснувшись трубки, остановилась. Было начало восьмого – то самое время, когда ей обычно звонил Том. Но сейчас Элизабет была не в силах с ним говорить. Может быть, потом, когда она немного успокоится и придет в себя…

Да и о чем теперь она будет с ним говорить? О планах на следующий уик-энд? Но Элизабет совсем не была уверена, что хочет провести его с Томом. Пожалуй, она вообще не останется на эти выходные в Нью-Йорке, а поедет к родителям в Питтсбург. Завтра же купит билеты и вечером в четверг уедет. Да, конечно же. Так будет лучше. Ей нужно побыть одной и все хорошенько обдумать.

Чуть поколебавшись, Элизабет подошла к телефону и выдернула шнур из розетки. Она не сомневалась, что Том еще не раз позвонит ей за вечер, и не хотела дергаться при каждом звонке. Так будет спокойнее для нее.

14

На другой день, встав с постели раньше обычного, Элизабет отправилась на вокзал. Там она купила билеты на четверг, то есть на следующий день, а затем поехала на работу. В десять утра телефон на ее столе зазвонил. Оторвавшись от компьютера, Элизабет сняла трубку и вежливым, несколько прохладным голосом отчеканила:

– Приемная адвоката Шепарда!

Несколько секунд на том конце провода молчали, потом до слуха Элизабет донесся чуть напряженный голос Тома:

– Привет, Бет!

– А, Том! – растерянно пробормотала Элизабет, сразу почувствовав прилив волнения. – Доброе утро. Откуда ты звонишь? Из больницы?

– Да. Бет, где ты была вчера? Я весь вечер звонил тебе, но никто не поднимал трубку.

– А… Ну… я ходила на день рождения к одной своей знакомой. Извини, что не предупредила. Я просто не подумала, что ты можешь забеспокоиться.

– Так ты была у подруги? Но когда же ты вернулась?! Последний раз я звонил тебе в половине первого. Я боялся, что с тобой что-то случилось, хотел уже ехать к тебе.

– Неужели? – В ее голосе против воли зазвучали язвительные, даже злые нотки. – Так отчего же не приехал? Что тебе помешало?

Ответ Тома прозвучал не сразу, а лишь спустя несколько секунд.

– Что случилось, Бет? – озадаченно спросил он. – Почему ты так агрессивна?

– Ты не ответил на мой вопрос.

– Ты хочешь знать, почему я все-таки не приехал? Изволь, отвечу. Я не приехал потому, что на телефонной станции мне сказали, что твой телефон отключен с половины восьмого вечера. А я первый раз звонил тебе в двадцать пять минут восьмого. Получается, ты отключила телефон сразу после моего звонка.

– О! – иронично протянула она. – Значит, ты провел целое расследование, чтобы выяснить, почему не можешь дозвониться? Что ж, в уме и сообразительности тебе не откажешь.

– Черт возьми, Бет! – с досадой воскликнул Том. – Может, ты наконец объяснишь мне, в чем дело? Как я понимаю, ты за что-то сердишься на меня. Но за что? Будь добра, объясни.

Элизабет вдруг почувствовала себя в ужасном замешательстве. Она просто не представляла, что отвечать Тому. Когда она услышала его голос в телефонной трубке, у нее даже в мыслях не было ссориться с ним. Это вышло как-то само собой, помимо ее воли. Проще говоря, ее понесло. И теперь уже было поздно. Требовалось дать какое-то объяснение… Но какое? Не может же она рассказать Тому про свой вчерашний разговор с Шепардом! Во-первых, тот находится сейчас в соседней комнате и может услышать, что она говорит о нем. А во-вторых, такие серьезные вещи не обсуждаются по телефону.

– Почему ты молчишь, Бет? – взволнованно спросил Том. – Неужели мой вопрос поставил тебя в тупик и ты ищешь какой-нибудь уклончивый ответ?

– Ничего я не ищу. Просто я не одна в кабинете и не могу говорить на личные темы, – солгала Элизабет, решив положить таким маневром конец тягостному разговору.

– Понятно, – буркнул Том. – Ладно, в таком случае скажи мне, как ты смотришь на то, чтобы мы сегодня встретились? Давай я приеду к тебе… часиков в восемь. Идет?

Из груди Элизабет вырвался тяжкий вздох.

– Извини, Том, но сегодня я не могу. Мне нужно пройтись по магазинам, сделать кое-какие покупки. Дело в том, что завтра я еду в Питтсбург повидать родителей. И мне не хочется ехать с пустыми руками.

Последовала очередная пауза, а потом Том спросил Элизабет, купила ли она билеты.

– Да, – ответила она дрогнувшим от недоброго предчувствия голосом.

– Отлично, – сказал Том. – В таком случае назови мне номер поезда, время его отправки и вагон.

– Зачем? – спросила Элизабет, хотя это и так было ясно.

– А затем, что я еду с тобой, – категорично заявил Том. – Я тоже давно не был в Питтсбурге, и мне тоже не мешает навестить родителей.

– А твоя работа? У тебя же нет выходного в пятницу!

– Будет, если захочу.

Элизабет раздраженно вздохнула.

– Послушай, Том! Я не понимаю, к чему все эти сложности? И потом, даже если мы поедем в Питтсбург на одном поезде, это не значит, что мы будем там вместе. Во-первых, нам наверняка не дадут одно купе, а может, даже один вагон не дадут. А во-вторых, мне будет некогда общаться с тобой в Питтсбурге. Мне нужно побыть с родителями, а также встретиться с подругами, которых я давно не видела. А времени на все про все трое неполных суток! – Так как Том молчал, Элизабет раздраженно спросила: – Ты понимаешь, о чем я тебе толкую?

– Понимаю, – ответил он, и Элизабет уловила в его голосе сарказм, смешанный с горечью и разочарованием. – Это-то, дорогая моя Бет, я очень хорошо понимаю. Я только не понимаю другого: почему ты так горячо отговариваешь меня от этой поездки?

– Потому что твоя затея нелепа!

– Нелепа? – Том рассмеялся. – Дорогая моя, да что же может быть нелепого в желании человека навестить родных? По-моему, это одно из самых естественных человеческих желаний!

– Да, но почему тебе понадобилось ехать туда именно сейчас? Три дня назад ты ни о чем таком даже не думал!

– Насколько я помню, ты тоже. Ну так как же, Бет? – спросил Том после небольшой паузы. – Ты назовешь мне номер поезда и вагон?

– Послушай, Том Хантер, – раздраженно проговорила Элизабет, – тебе что, нечем заняться в середине рабочего дня? Лично мне уже давно пора вернуться к работе и перестать занимать служебный телефон. Иначе по твоей милости у меня будут неприятности.

Вопреки опасениям Элизабет Том не стал спорить.

– Ладно, – сказал он ничего не выражающим голосом, – созвонимся позже. Пока. – Он повесил трубку.

Положив трубку, Элизабет налила себе воды из сифона и залпом осушила стакан. Ее нервы были взвинчены, перед глазами прыгали черные мушки. Она никак не могла собраться с мыслями и прийти в себя. Казалось, все, что сейчас произошло, случилось не наяву, а пригрезилось ей в каком-то кошмарном сне. Она поссорилась с Томом! И не просто поссорилась, а фактически разрушила их отношения. Потому что после всего, что она ему наговорила, их отношения уже не могут быть прежними. Если только она не объяснит Тому причины своей агрессии. Но вот вопрос: не случится ли так, что это объяснение поставит окончательную точку на их романе?

И правда, ведь если Том признается ей, что любит другую женщину, она должна будет расстаться с ним – не может же она согласиться на унизительную роль дублерши! Уж лучше она снова останется одна, чем позволит поставить себя в столь унизительное положение. Но, с другой стороны, молчать и делать вид, что она ничего не знает, тоже нельзя. Это все равно что строить дом из песка, который будет разрушен первой же приличной волной. Но зачем ей это надо? Зачем ей встречаться с человеком, который рано или поздно бросит ее? И не лучше ли прекратить их отношения сейчас, пока они еще не зашли слишком далеко? То есть пока она еще не привязалась к Тому всеми силами своей души.

Да, выход только один, с горечью сказала себе Элизабет, я должна расстаться с Томом. Иначе потом, когда я совсем привыкну к нему, мне будет намного больнее. Лучше сделать это сейчас, пока я не влюбилась в него, что называется, до смерти.

Приняв нелегкое решение, Элизабет начала обдумывать, как воплотить его в жизнь. То есть как ей расстаться с Томом без излишних эмоциональных потерь. И вскоре поняла, что у нее есть только один путь относительно безболезненного разрыва – объясниться с Томом по телефону. Именно по телефону, а не лично. И сделать это нужно сегодня же вечером, не откладывая в долгий ящик. Просто позвонить ему и сказать, что она не хочет с ним больше встречаться. А дальше… дальше смотря по его реакции. Если он начнет возражать, она обстоятельно объяснит ему, в чем дело. И послушает, что он ей на это скажет.

Милосердный Боже, помоги мне пережить сегодняшний вечер! – в отчаянии взмолилась Элизабет. А также те ужасные времена, что настанут для меня потом!


Всю вторую половину дня Элизабет настраивалась на нелегкий разговор с Томом. Однако ее усилия пропали даром, так как Элизабет не дозвонилась Тому. Либо его не было дома, ли-бо теперь он решил не подходить к телефону. В одиннадцать вечера Элизабет набрала номер рабочего телефона Тома, но тут же положила трубку, благоразумно рассудив, что, если Том сегодня дежурит, ей не следует волновать его. В полночь Элизабет последний раз позвонила Тому. В трубке по-прежнему раздавались длинные гудки.

Ничего не поделаешь, с досадой подумала Элизабет. Придется отложить разговор до воскресного вечера.

На следующий день, в четверг, Элизабет пришла на работу с большой сумкой. Она собиралась отправиться на вокзал прямо оттуда, не заезжая домой. Поезд, правда, отходил в девять вечера, но Элизабет решила, что нет смысла тратить час времени на то, чтобы добраться домой, и еще полтора часа – на то, чтобы доехать до вокзала. Лучше она задержится в офисе чуть подольше, а потом пробежится по магазинам и купит родителям подарки.

Как ни старалась Элизабет тянуть время, на вокзал она приехала за час до отхода поезда. Делать было нечего, и она решила посидеть в вокзальном кафе, перекусить перед дорогой и выпить кофе. Тем более что кафе имело выход на платформу и она могла видеть из окон, когда начнется посадка на ее поезд.

Войдя в кафе, Элизабет огляделась в поисках свободного столика. И заметила, как из дальнего угла помещения ей кто-то машет рукой. Присмотревшись, Элизабет узнала человека, делавшего ей знаки. Это был Майкл Гордон, молодой адвокат, проходивший в настоящее время стажировку в фирме «Шепард и Кларк».

– Добрый вечер, мисс Джемисон, – приветливо произнес Майкл, поднимаясь ей навстречу и услужливо отодвигая стул. – Садитесь, пожалуйста, составьте мне компанию!

– Отчего же не составить? – с улыбкой отозвалась Элизабет, усаживаясь. И, с интересом посмотрев на молодого человека, спросила: – А вы, значит, тоже решили провести уик-энд за городом? И куда же вы направляетесь, если не секрет?

– В Филадельфию, – ответил он. – Там живут мои родители. А вы, мисс Джемисон?

– А я несколько дальше – в Питтсбург. И тоже к родителям.

– О! – оживленно воскликнул Майкл. – А мы с вами случайно не на одном поезде едем? Мой следует на Чикаго и отходит в двадцать один час.

– Мой тоже.

– Значит, на одном! А какой у вас вагон?

– Пятый.

– А у меня шестой! Послушайте, но это же просто замечательно! Мы можем очень весело провести время в дороге. Например, посидеть в вагоне-ресторане, который, если не ошибаюсь, как раз находится между пятым и шестым вагонами. А в полночь, перед Филадельфией, я провожу вас в ваш вагон.

– Ну что ж, – сказала Элизабет, чуть подумав, – по-моему, неплохая идея. В Филадельфию поезд приходит без нескольких минут двенадцать. Как раз вы сойдете, а я пойду спать.

– Чудесно! – воскликнул Майкл. – Значит, так мы и сделаем. Как только поезд тронется, сразу пойдем в ресторан и встретимся там.

– Хорошо, – сказала Элизабет. А ведь это действительно хорошо, подумала она. Все равно до полуночи я не усну, а в компании этого болтуна мне хоть не придется скучать. И, главное, я смогу хоть на время забыть про Тома Хантера и его двойную игру!

Последняя мысль пришлась Элизабет по душе. В самом деле, ведь в такие моменты, как у нее сейчас, очень важно поменьше оставаться одной. И если до самого воскресного вечера она будет находиться среди людей, то не будет так переживать из-за Тома. А потом, когда вернется в Нью-Йорк, она тоже постарается не сидеть в четырех стенах. Она будет каждый вечер ходить по гостям, барам или театрам, благо ее нынешняя зарплата позволяет ей вести активный образ жизни. А может, – чем черт не шутит! – возьмет да и закрутит роман с Майклом Гордоном.

Почему бы и нет? Судя по тому, как он обрадовался ей, и по его пламенным взглядам, она ему нравится. Наверное, она уже давно приглянулась ему, еще тогда, когда они встречались в офисе. И пусть он сам не очень нравится ей, это не беда. Главное, чтобы у нее была компания для развлечений. Ведь в прошлый раз Том Хантер помог ей забыть Саммерса. Так, может, теперь Майкл Гордон точно так же поможет ей забыть Тома?

Так или иначе, а в этот вечер Элизабет решила развлечься на полную катушку. Следуя этой цели, она еще в кафе выпила пару рюмок коньяка. И когда пришло время посадки, Элизабет чувствовала себя навеселе. Проходя с Майклом по перрону, они так громко смеялись, что на них оборачивались. А старый проводник даже укоризненно покачал головой, когда Элизабет споткнулась о коврик в вагоне. Но ее это только подзадорило. Чем больше шума и пьяного веселья, тем лучше, решила она. И потом, набравшись как следует, она быстрее уснет. А утром, когда окажется в кругу близких людей, ее горе покажется ей не таким сильным.

Едва поезд тронулся, Элизабет направилась в вагон-ресторан, где ее уже ждал Майкл. Заняв свободный столик, они сделали заказ. И началось веселье, окончание которого Элизабет довольно плохо помнила. Во всяком случае она совсем не помнила, как возвращалась в свой вагон и ложилась спать. А утром даже не услышала, как проводник стучал в двери купе, громко предупреждая пассажиров, что поезд приближается к их станции. К счастью, соседка Элизабет по купе тоже ехала до Питтсбурга. Она-то и разбудила ее, приложив для этого немало усилий.


В Нью-Йорк Элизабет вернулась в воскресенье. Когда она добралась до своей квартиры, было девять вечера. Самое время позвонить Тому, подумала она. И, решив не тянуть с этим неприятным делом, подошла к телефону и быстро набрала его домашний номер. Ответом ей были длинные, протяжные гудки.

Как странно! – подумала Элизабет. Неужели его опять нет дома? А может, он принципиально не подходит к телефону, чтобы не говорить со мной? Но ведь на его телефоне, кажется, нет определителя номера!

На всякий случай Элизабет позвонила Тому через час, а потом – через полтора. И на этот, третий по счету, раз Том поднял трубку.

– Том Хантер слушает, – донесся до Элизабет его приятный ровный голос.

Ее спокойствие тут же как рукой сняло. Элизабет почувствовала, как ее сердце учащенно забилось, а во рту стало сухо. Вот он и наступил, тяжкий момент последнего разговора, с горечью подумала она. Не в силах говорить от охватившего ее волнения, она долго молчала, прикрыв трубку ладонью, чтобы Том не слышал ее прерывистого дыхания. Потом, совладав с собой, с усилием произнесла:

– Привет, Том.

– Привет, Бет, – ответил он.

Элизабет ожидала, что он скажет что-нибудь еще, но Том почему-то молчал. И это молчание порядком озадачило ее. Такого не было еще никогда! Обычно Том первым начинал разговор, о чем-нибудь спрашивал ее или что-то рассказывал о себе. Но сегодня он явно не был настроен на говорливый лад. И это могло означать одно из двух: либо Том сильно обижен на нее, либо он вообще не хочет больше иметь с ней дела. Последний вариант показался Элизабет более вероятным. Действительно, зачем Тому продолжать встречаться с нелюбимой женщиной, которая начала закатывать ему скандалы? У него что, других проблем нет?

Ну так и сказал бы об этом прямо, с закипающим раздражением подумала Элизабет. А то корчит тут из себя несправедливо обиженного!

– Почему ты молчишь, Том? – сердито спросила она. – Тебе что, нечего мне сказать?

– Просто я хочу послушать, что скажешь мне ты, – ответил он, сделав акцент на последнем слове.

– Неужели? – с сарказмом спросила Элизабет. – А тебе самому, значит, нечего мне сказать, да? И ты не хочешь сделать мне никакого признания?

– Признания? – переспросил он с какой-то непонятной интонацией. – И какого же признания ты от меня ждешь?

– А ты сам не знаешь какого?

– Честно говоря, нет.

– То есть ты чист передо мной как стеклышко, да? – язвительно переспросила Элизабет. – Ты никогда меня не обманывал, никогда ничего не скрывал. Так, Том Хантер?

– Так, – ответил он.

Элизабет иронично рассмеялась.

– Боже, какой цинизм! Или это я такая дура? Может, я просто не поняла, в чем состоит смысл наших отношений? Ну же, Том Хантер, наберись смелости и скажи мне все как есть! Не надо меня жалеть. Во-первых, я прекрасно справлюсь с этой проблемой, а во-вторых, это просто непорядочно с твоей стороны – вести игру на два фронта. Тебе так не кажется, а?

Какое-то время Том молчал, сосредоточенно сопя в трубку, а потом с расстановкой произнес:

– Если я правильно тебя понял, Бет, ты обвиняешь меня в измене?

– Точнее, в двойной игре, – пояснила Элизабет.

– То есть в том, что я еще встречаюсь с какой-то другой женщиной?

– Именно так, дорогой!

– И что же это за женщина, позволь узнать?

– Тебе виднее!

– Вот как? Ну и где же ты меня с ней видела?

Элизабет уже открыла рот, собираясь передать свой разговор с мистером Шепардом, но внезапно передумала. Кто может поручиться, что Том не позвонит Шепарду, чтобы упрекнуть его в болтливости? В этом случае ее отношения с шефом могут испортиться. Никакому начальнику не понравится, когда подчиненные передают третьим лицам их слова. Поэтому Элизабет уклончиво ответила:

– Не имеет значения где. Просто я это знаю, и все.

– Та-ак! – многозначительно протянул Том. – Кажется, я наконец начинаю кое-что понимать.

– И что же ты понимаешь? – насмешливо спросила Элизабет.

– Ты нашла другого мужчину, – убежденно заявил Том. – Но так как не обладаешь смелостью и прямодушием, то ты не отважилась сказать мне об этом напрямик, а решила вести себя так, чтобы я сам захотел тебя бросить. Именно поэтому ты так отвратительно себя ведешь и говоришь мне всякие гадости.

– А! – возмущенно закричала Элизабет. – Так, значит, это я во всем виновата, да?! А ты у нас, стало быть, ангел порядочности и добродетели?

– Во всяком случае я никогда не предавал тебя, – сказал Том. И с нескрываемой горечью прибавил: – А вот ты, Бет, меня предала! Причем с таким потрясающим цинизмом, какого я от тебя и ожидать не мог!

– Неужели? – иронично переспросила Элизабет. – И в чем же состоит мое предательство?

– Да в том самом, в чем ты пытаешься безуспешно обвинить меня, – язвительно ответил Том. – То есть в том, что ты, выражаясь твоими словами, ведешь игру на два фронта и встречаешься еще с одним мужчиной, кроме меня.

– Интересно! И кто же этот мужчина?

– Я не знаю, кто он, но могу тебе его описать. А знаешь, почему мне нетрудно будет это сделать? – Том немного помолчал, а затем огорошил Элизабет неожиданным заявлением: – Потому что я видел вас вместе на вокзале! А потом в вагоне-ресторане, где вы сидели добрых три часа и надрались в стельку. Что? – торжествующе спросил Том после небольшой паузы. – Не ожидала?

– Так ты тоже ехал в этом поезде? – растерянно пробормотала Элизабет.

– Да, – мрачно ответил Том. – И теперь я знаю, почему ты так упорно не хотела, чтобы мы ехали в Питтсбург вместе. Потому что ты уже договорилась ехать с этим типом! Черт возьми, Бет! – с гневным упреком воскликнул он. – И как ты могла так чудовищно со мной обойтись?! Я же так верил тебе, так верил! А ты…

– Но ведь… но ведь это неправда! – горячо возразила Элизабет. – У меня нет никаких отношений с этим человеком! Это Майкл Гордон, молодой юрист, который стажируется у мистера Шепарда. И я вовсе не договаривалась ехать в Питтсбург вместе с ним! Мы встретились на вокзале совершенно случайно…

– Не надо, Бет, – перебил ее Том. – Не стоит лгать, я все равно тебе не поверю. Ну нельзя же, в самом деле, держать меня за полного болвана! Если ты не собиралась ехать вместе с этим типом, тогда почему отказалась ехать со мной?

– Потому что перед этим я случайно узнала, что ты любишь другую женщину, – подавленно пробормотала Элизабет.

– Ложь! – возмущенно воскликнул Том. – Ты придумала все это, чтобы оправдать собственную измену! Или чтобы иметь предлог расстаться со мной… Ну так можешь порадоваться: ты добилась своей цели! Прощай, Бет. Спасибо тебе за все хорошее, что между нами было, и извини, если я что-то делал не так. – Он повесил трубку.

Положив трубку, Элизабет взволнованно прошлась по гостиной. Итак, все кончено. Они с Томом расстались. Причем расстались очень нехорошо, просто безобразно. А главное, совсем не так, как предполагала Элизабет. Потому что это не она бросила Тома, а он ее. Он бросил ее, потому что считает, что она предала его. И немудрено, раз он увидел ее с этим проклятым Майклом Гордоном, который так не вовремя встретился ей на вокзале!

Но как получилось, что Том тоже оказался на вокзале? – внезапно пришло ей на ум. И зачем ему вообще понадобилось ехать в Питтсбург?

И тут она поняла зачем. Том намеренно купил билет на ее поезд. Наверное, хотел встретиться с ней и поговорить. Ведь перед этим они поссорились, и Том, вероятно, рассчитывал помириться в дороге. Но тогда почему он не подошел к ней раньше? Наверное, потому, что поздно приехал на вокзал. Как раз в то время, когда она сидела в кафе с Майклом.

Том приехал на вокзал и начал искать ее. И нашел – сидящей в кафе с мужчиной. Нетрудно догадаться, какие выводы он сделал. Он решил, что она заранее договорилась ехать в Питтсбург с другим мужчиной. Поэтому он не подошел к ней, а стал ждать, как будут развиваться дальнейшие события. И очень скоро окончательно убедился в своей догадке. И неудивительно, поскольку они с Майклом были неразлучны до самой Филадельфии!

Итак, с этим все ясно. Ну а как быть с обманом Тома? «Во всяком случае я никогда не предавал тебя. А вот ты, Бет, меня предала!.. Ты придумала все это, чтобы оправдать собственную измену»…– вспомнились Элизабет его слова. Она почувствовала, как ее охватывает отчаяние. О господи, что она натворила?! Но почему, почему она не объяснилась с Томом чуть раньше, до этой злосчастной поездки? Он бы развеял ее нелепые опасения. Он сказал бы ей, что с того дня, как они встретились в «Вечернем блюзе», в его жизни нет места другой женщине. Что ему нужна только она, Элизабет, и никто другой.

Но теперь поздно. Даже если она передаст Тому свой разговор с Шепардом, он ей не поверит. Ведь он своими глазами видел ее с другим мужчиной! И бесполезно объяснять ему, что их с Майклом Гордоном ничто не связывает и что встреча на вокзале была случайной. Том ей не поверит. Да и она сама на его месте не поверила бы.

Я разрушила свое счастье! – с растущим отчаянием думала Элизабет. Разрушила собственными руками! Какая же я незадачливая! И… какая же несчастная!

15

В тот день, когда Том увидел Элизабет с молодым мужчиной, он дал себе зарок никогда больше не иметь с ней дела. Забыть эту легкомысленную, неблагодарную женщину, вырвать из своего сердца любовь, которая мучила его целых одиннадцать лет. Как ни странно, разговор с Элизабет по телефону еще больше укрепил Тома в этом намерении.

Наглая ложь Элизабет возмутила его до глубины души. Черт возьми, за кого она его принимает?! Неужели она считает его полным кретином?! По мнению Тома, лишь полный кретин мог поверить, что встреча Элизабет на вокзале с неким Майклом Гордоном произошла случайно. Как же, как же! – с горькой иронией думал Том. Ведь наша жизнь просто изобилует подобными случайностями!

Наверное, если бы Элизабет честно призналась ему, что вела игру на два фронта, Том нашел бы в себе силы простить ее. Пусть бы она сказала, что поддалась минутному увлечению, а потом поняла, что совершила ошибку и что ей не нужен никто, кроме него, Тома Хантера. Однако вместо этого Элизабет начала запираться и нести такую чушь, что Том пришел в настоящее бешенство. Но дело даже не в этом, а в том, что она попыталась обвинить в предательстве его самого. Такое поведение казалось Тому просто верхом наглости. Обвинить его в том, что он все это время встречался с другой женщиной! Или любил другую женщину! Причем Элизабет не смогла привести ни одного доказательства его измены. Больше того, она даже не смогла объяснить, на чем основывается ее уверенность в том, что он любит другую. Она обвинила его бездоказательно, что называется, с потолка. Это было уже слишком!

За месяц, прошедший с их последнего телефонного разговора, Том ни разу не позвонил Элизабет, ни разу не попытался с ней встретиться. Сама же она тоже не звонила ему и не искала встречи. И это окончательно укрепило Тома во мнении, что Элизабет в нем не нуждается. А потому ему не оставалось ничего другого, кроме как постараться забыть ее. И Том прилагал к этому все усилия. Целыми днями он работал как проклятый, а по вечерам и выходным разъезжал с приятелями по разным увеселительным заведениям. Главное, как можно меньше оставаться одному, решил он. Не оставаться наедине со своими мыслями, не думать об Элизабет, не травить душу воспоминаниями об их недолгом счастливом романе.

Так продолжалось около месяца. До одного утра, когда Том вдруг понял, что все его усилия тщетны. В этот день, проснувшись, он внезапно осознал, что не может разлюбить Элизабет. А также вытравить воспоминания о тех счастливых часах, что они провели у него дома.

И действительно, стоило ему оказаться в своей квартире, как на него сразу обрушивались воспоминания. О том, как они с Элизабет сидели в креслах в гостиной и вели долгие разговоры про жизнь, о том, как они вместе трапезничали, как любовались видом с балкона. И конечно же о том, как занимались любовью на диване в гостиной и на кровати в спальне. Той самой кровати, где Том теперь не мог нормально заснуть без снотворного. И где, просыпаясь среди ночи, машинально начинал искать рукой Элизабет.

В конце концов Том пришел к выводу, что ему следует продать квартиру со всей обстановкой и купить аналогичную в другом районе. Или даже в этом же районе, но на другой улице. Там, на новом месте, он наконец избавится от воспоминаний и обретет покой. Поручить это хлопотное дело Том решил своему доброму знакомому, Джону Шепарду. С этой целью он дождался пятницы – того самого дня, когда у Элизабет был выходной, – и отправился в офис «Шепард и Кларк», предварительно созвонившись с мистером Шепардом.

Джон Шепард был очень удивлен, когда услышал, что Том хочет продать свою квартиру, чтобы затем купить точно такую же, только в другом доме, с другим видом из окна и с другой обстановкой. Он никак не мог взять в толк, что подвигло Тома на эту хлопотную затею, которая должна была обойтись ему в кругленькую сумму. Все это казалось Шепарду настолько странным и нелогичным, что Том посчитал нужным объяснить причину. Он сказал, что решил поменять квартиру из-за женщины, чтобы избавиться от навязчивых воспоминаний.

– А-а-а! – протянул Шепард, понимающе кивая. – Так вот, оказывается, в чем дело! Дело в женщине. Надо полагать, той самой, про которую вы рассказывали мне полгода назад?

– Да, – сказал Том. – В той самой.

– Стало быть, окончательный разрыв? – сочувственно спросил Шепард.

– Да, – ответил Том, – теперь уже окончательный.

– Ну что ж, – вздохнул Шепард, – значит, будем составлять договор по продаже вашей квартиры?

Том согласно кивнул, встал и немного прошелся по кабинету. Затем покосился на сидящего за столом адвоката и как бы невзначай задал вопрос, который уже давно вертелся у него на языке:

– Да, Джон! Скажите, вам знаком человек по имени Майкл Гордон?

– Знаком, – ответил Шепард, не отрываясь от бумаг. – Это один из наших новых юристов. Довольно способный молодой человек, только слишком болтлив. Но для адвоката это не беда.

– Значит, он работает здесь, в вашей конторе?

– Не совсем. Он работает в филиале «Шепард и Кларк», расположенном в другом конце города. Я перевел его туда неделю назад.

– Почему же вы его перевели?

Шепард оторвался от бумаг и с лукавой улыбкой посмотрел на Тома.

– Вы не поверите, но он попросил перевода из-за мисс Джемисон, вашей протеже. Попросту говоря, она выжила его из нашего офиса. Знаете, некоторые женщины умеют делать своим сослуживцам всякие мелкие пакости, незаметные на первый взгляд. Например, выставить в смешном свете перед коллегами, доложить шефу о какой-нибудь ошибке в документе или опоздании на работу… Вроде бы все по делу, да и мелочи, но для человека, которого третируют таким образом, жизнь становится весьма не сладкой. Вот Гордон и попросил перевести его в другой офис.

– Ну и ну! – изумленно воскликнул Том. – Никогда бы не подумал, что Элизабет способна на такое коварство. И потом, – прибавил он невинным тоном, – насколько я помню, она говорила мне как-то раз, что этот Майкл Гордон ей симпатичен.

– Был симпатичен! Но около месяца назад Элизабет вдруг резко изменила свое отношение к бедняге Гордону. По его словам, ни с того ни с сего. Просто так, без всякой причины.

– Но ведь причина должна быть!

– Наверное. Но, как вы догадываетесь, Элизабет не сообщила ее ни мне, ни Гордону.

– Понятно, – озадаченно протянул Том. И без всякого перехода спросил: – Скажите, Джон, а вы случайно не знаете, с кем сейчас встречается Элизабет?

– Нет, – ответил Шепард, бросив на него беглый взгляд. – По-моему, она вообще ни с кем не встречается. А почему вы спрашиваете об этом меня, Том? Ведь вы с Элизабет, кажется, друзья?

– Нет, – ответил Том. – Мы не друзья. Элизабет Джемисон – та самая женщина, про которую я говорил вам полгода назад.

– Вот как?! – изумленно воскликнул Шепард. – И, позвольте узнать, давно ли вы расстались?

– Около месяца назад.

– Около месяца назад? – озадаченно переспросил Шепард. – И в чем же, простите за нескромный вопрос, причина разрыва?

Чуть поколебавшись, Том коротко изложил суть дела. Какое-то время Шепард молча и взволнованно смотрел на Тома, сосредоточенно потирая переносицу. Потом вдруг хлопнул себя по лбу и воскликнул:

– Черт подери, мой друг! Кажется, я знаю, откуда у Элизабет возникли все эти нелепые подозрения, толкнувшие ее на необдуманные действия!


Элизабет стояла посередине комнаты и задумчиво смотрела на упакованные чемоданы. Был вечер двадцать третьего декабря. А это значит, что через сутки наступит Рождество. Очередное Рождество, которое Элизабет собиралась встречать в Питтсбурге, с родителями. Поезд отходил в девять вечера. А сейчас было семь. Пора было выходить из дома, чтобы спокойно, без спешки добраться до вокзала.

Интересно, а где будет встречать это Рождество Том? – подумала она. И тут же обругала себя за то, что опять думает об этом человеке. Наверное, она просто не в состоянии думать ни о чем другом, кроме Тома Хантера. Потому что весь последний месяц она только и делает, что думает о нем. Даже когда находится на работе или общается с подругами. Проще говоря, за весь этот месяц Том Хантер ни на минуту не выходил у нее из головы. Он не оставлял ее в покое даже во время сна. Он снился ей так часто, как еще ни один мужчина.

Да и вообще, Элизабет не помнила, чтобы когда-то так долго переживала из-за разрыва с мужчиной. Обычно она переживала конец отношений с мужчинами очень бурно, но ее страдания длились недолго. Однако с момента их последнего разговора с Томом прошло больше месяца, а боль от его потери упорно не хотела притупляться.

Десятки раз за это время Элизабет порывалась позвонить Тому, но так и не решилась набрать его номер. Что нового она может ему сказать? Ничего! И потом, что толку звонить ему? Если бы Том хотел помириться с ней, он бы давно позвонил ей сам. Она больше не нужна ему. Он больше не любит ее… Да и любил ли вообще? Наверное, нет. Потому что он никогда не говорил ей об этом. Он говорил, что хочет с ней встречаться, что ему с ней хорошо. Но он никогда не говорил, что любит ее. Никогда!

Все, хватит! – сердито сказала себе Элизабет. Сколько можно думать все об одном? Лучше поторопись на поезд, а не то тебе придется встречать Рождество одной: ведь завтра билетов на поезд уже не будет!

Глубоко вздохнув, Элизабет взялась за чемоданы. И в этот момент в дверь ее квартиры позвонили. Выругавшись вполголоса, Элизабет поставила чемоданы на пол и пошла в прихожую. Быстро отомкнула дверь, распахнула ее злым рывком и… ошеломленно застыла на месте, увидев перед собой Тома Хантера.

– Здравствуй, Бет, – сказал он, глядя на нее взволнованным и беспокойным взглядом. – Мне нужно с тобой поговорить. Можно я войду? – И, не дожидаясь ответа, он мягко отстранил Элизабет с дороги и прошел в квартиру.

На негнущихся ногах она направилась за ним. Ее сердце суматошно билось под ребрами, мысли мешались. Том пришел к ней домой! Элизабет просто терялась в догадках о причинах его нежданного визита. Но зато результат этого визита уже был налицо: Элизабет вдруг с поразительной ясностью осознала, что все ее усилия забыть Тома пошли насмарку. Ничего не изменилось, она любит его так же сильно, как и пять недель назад.

Боже, помоги мне! – мысленно взмолилась она.

– Что это такое? – внезапно спросил Том, увидев стоящие посередине комнаты чемоданы.

– Чемоданы, – ответила Элизабет с глуповатой улыбкой.

– Ты собралась ехать в Питтсбург?

– Да.

– И когда же поезд?

– Через два часа.

К изумлению Элизабет, Том громко чертыхнулся.

– Значит, у меня совсем немного времени, – сказал он, поворачиваясь к Элизабет и пристально, с ощутимым волнением глядя ей в глаза. – Хотя, – прибавил он, натянуто улыбнувшись, – мне и не надо много. Ведь то, что я хочу тебе сказать, умещается всего в одну фразу.

– И… какую же? – тихо спросила Элизабет.

Том подошел к ней вплотную и торжественно посмотрел ей в глаза.

– Я люблю тебя, Бет. Очень давно и очень сильно. И я хочу, чтобы ты стала моей женой. Ты согласна?

– Да, – без малейших колебаний ответила она. – Потому что я тоже люблю тебя. Может быть, не так давно, но, наверное, не менее сильно.

Он протянул к ней руки, и она с радостным вскриком бросилась к нему на шею. Какое-то время они молча, одержимо целовались. Потом Элизабет высвободилась из его объятий, отступила на шаг и с горьким упреком посмотрела ему в глаза.

– Почему ты так долго не приходил? – спросила она. – Почему не звонил мне? Черт тебя подери, Том Хантер! Я думала, что ты забыл меня, что между нами уже все кончено!

– Я тоже так думал, потому что ты тоже не звонила мне, – ответил он, снова заключая ее в объятия. – И я тоже хочу знать: почему?

– Потому что ты сказал, что не веришь мне, – ответила она, жалобно всхлипывая. – И потому что ты сказал мне «прощай»!

– Прости меня, дорогая, – промолвил Том, виновато глядя ей в глаза. – Я должен был верить тебе, я не должен был в тебе сомневаться! Но, посуди сама, что я должен был думать, когда увидел тебя с Гордоном после того, как ты отказалась встретиться со мной в тот день? Думаю, на моем месте ты бы тоже решила, что я тебе изменяю.

– Наверное, так, – согласилась Элизабет. – И, наверное, я бы тоже тебе не поверила. Но раз ты сейчас здесь, у меня, значит, ты все-таки поверил мне?

Том утвердительно кивнул.

– Я виделся сегодня с Шепардом, – взволнованно пояснил он. – И спросил у него про этого злосчастного Майкла Гордона. И был очень удивлен, когда Шепард сказал мне, что ты выжила Гордона из офиса. Он сказал, что месяц назад ты вдруг ни с того ни с сего возненавидела его и стала делать ему разные мелкие пакости, в результате которых он попросил перевести его в филиал компании.

– Он так тебе и сказал? – смущенно переспросила Элизабет. – Боже, какой кошмар! А я-то надеялась, что Шепард ничего не замечает!

– К счастью, он заметил. Ты не представляешь, как я жалею, что не поговорил с Шепардом раньше! Тогда все давно встало бы на свои места и между нами не осталось бы никаких недоразумений.

– То есть? – не поняла Элизабет.

К ее непередаваемому изумлению, Том вдруг покраснел.

– Понимаешь, Бет, – с неловкой улыбкой проговорил он, – все дело в том, что та женщина, про которую тебе рассказал Шепард… ну, про которую ему рассказал я… это и есть ты!

Глаза Элизабет превратились в огромные круглые виноградины.

– Ничего не понимаю, – изумленно промолвила она. – Как это могу быть я, когда ваш разговор с Шепардом произошел где-то полгода назад? То есть еще до того, как мы случайно встретились в «Вечернем блюзе».

– Очень просто, – ответил Том. – Дело в том, что я уже тогда был в тебя влюблен. И наша встреча в «Вечернем блюзе» вовсе не была случайной, как ты думаешь. Просто я узнал, что ты заходишь по вечерам в это кафе, и тоже стал заглядывать туда. С расчетом встретить тебя.

– Вот как? – озадаченно пробормотала Элизабет. – Но… но я все равно не понимаю… Ох, Том, ты меня совсем запутал! Объясни толком суть дела. И… с чего это ты вдруг решил возобновить наше знакомство? – Элизабет бросила на Тома недоуменный взгляд. – Ты что, где-то увидел меня перед этим?

– Да, – ответил он. – Я увидел тебя летом, в Питтсбурге. Ты шла по улице с подругой, а я ехал на машине.

– А! – протянула Элизабет с тем же озадаченным выражением лица. – Ну и что же? Ты увидел меня прошлым летом и… Ты хочешь сказать, что влюбился в меня? – Она бросила на него недоверчивый взгляд. – То есть вот так, с ходу, увидел на улице и влюбился?

Том покачал головой.

– Нет, Бет, не так. Я влюбился в тебя не тогда, полгода назад.

– А когда же?

– Намного раньше. Черт возьми, Бет! – воскликнул Том, легонько встряхивая ее за плечи. – Но неужели ты до сих пор ничего не поняла? Ну же, подумай хорошенько и сведи концы с концами!

Какое-то время Элизабет растерянно смотрела на него, а потом изумленно всплеснула руками.

– Том, но ведь так не бывает, – проговорила она, глядя на него расширенными глазами и недоверчиво покачивая головой. – Так не бывает, чтобы парень влюбился в девушку еще в школе и продолжал любить ее целых десять лет!

– Значит, бывает, – ответил он, мягко привлекая ее к себе. – Потому что со мной произошло именно так. Я влюбился в тебя еще в выпускном классе, Бет. Поэтому и предлагал выйти за меня замуж. Но ты отказалась, и я решил, что не судьба, что мне надо тебя забыть. Но я не забыл тебя… И когда увидел тогда, летом, я понял, что по-прежнему люблю тебя, что ты мне нужна. Поэтому я решил сделать вторую попытку и стал искать с тобой встречи. Вот так-то, дорогая моя Бет!

– О, Том! – воскликнула Элизабет, виновато и смущенно глядя ему в глаза. – Ты даже не представляешь, как мне жаль… Как мне жаль, что я была такой дурой и не влюбилась в тебя тогда! Десять лет… Боже мой! Ведь мы могли бы прожить эти десять лет совсем по-другому, если бы я… если бы я… – Она не договорила – ее голос пресекся от волнения.

Том обнял ее и нежно поцеловал в губы.

– Успокойся, любимая, ну что ты! – ласково проговорил он. – Не стоит жалеть о прошлом. Главное, теперь мы вместе и у нас впереди целая жизнь. А эти десять лет… Думаю, они не пропали даром ни для меня, ни для тебя. Потому что за эти годы мы стали мудрее и научились ценить любовь.

– А еще я узнала цену другим мужчинам, – прибавила Элизабет с тяжким вздохом. – И научилась отличать алмазы от дешевых стекляшек.

Том смущенно рассмеялся.

– Перестань, Бет, не вгоняй меня в краску. Я самый обыкновенный мужчина.

– Неправда! – горячо возразила Элизабет. – Ты вовсе не обыкновенный, а самый-самый лучший! Во всяком случае, из тех, кого я знаю. А вот я действительно самая обыкновенная. И я просто не понимаю, что ты во мне нашел.

– Я объясню тебе, – пообещал Том. – Но не сейчас. Потому что сейчас нам надо пробежаться по магазинам и прикупить продуктов к Рождеству, чтобы завтра утром успеть все приготовить и не напрягаться перед самым праздником. А завтра вечером мы пойдем с тобой на главную нью-йоркскую елку!

– Да! – радостно воскликнула Элизабет. – Пойдем! А потом вернемся домой и будем праздновать Рождество. Только вдвоем, ты и я. Потому что Рождество – это семейный праздник, а мы с тобой уже почти семья!

– Верно, – с улыбкой сказал Том, подталкивая Элизабет в сторону прихожей. – Ну а теперь давай поторопимся, чтобы поскорее покончить с покупками и…

– И что?

– И начать наверстывать все то, что мы упустили за эти пять недель! – с многообещающей улыбкой сказал Том.


Купить книгу "Наперекор всему" Шарп Виктория

home | my bookshelf | | Наперекор всему |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу