Book: Экспертная система



Тушель Карл-Хайнц

Экспертная система

Прошлой ночью мелкий воришка сообщил ему о системе. Теперь Пинки[1] размышлял, уставившись на телефонный аппарат. Наконец он решился и набрал номер.

— Вас слушают, — отозвался приятный женский голос.

— Привет, дорогая, — любезно проговорил Пинки. — Мне дали твой телефон. Нужно поговорить. Увидимся?

— Вы обратились к компьютеру экспертной системы «Надёжность». Будьте любезны говорить по существу. Назовите своё имя и адрес.

Пинки был несколько разочарован, но быстро оценил деловитость собеседницы. Он назвался.

— Мистер Питер Вильямс? — переспросил голос. — По кличке Пинки?

Без особой охоты Пинки подтвердил это. Он не любил свою кличку, полученную некогда за пристрастие к розовым рубашкам.

— Теперь будьте любезны перечислить свои прежние судимости. Вы, конечно, понимаете, что мы всё перепроверим.

Нараставшее было раздражение сменилось чувством почтительности. Эта система является, пожалуй, достаточно солидным предприятием. Он перечислил, когда и за что был осуждён, где отбывал наказания.

— Будьте любезны припомнить тюрьму в штате Мэн. Кто сидел с вами в камере и кто был у вас надзирателем?

Пинки припомнил с трудом. Некоторые фамилии даже слегка перепутал. Но собеседница не сделала ему замечания.

— А теперь сообщите ваши пожелания, — послышалось в трубке. — Вы, конечно, знаете наши условия?

— Нет, — ответил Пинки. — Ведь я обращаюсь к вам впервые.

— Мы предоставим вам план операции в той форме и в том объёме, который вы выберете, и порекомендуем подходящих помощников. За это мы должны получить от вас по почте, по адресу, который будет указан, гонорар в размере 5 % названной вами желаемой суммы — и притом до начала операции. Если операция пройдёт успешно, мы должны получить ещё 5 %. Кстати, успех наших операций составляет на данный момент 86,8 %. Вы согласны на эти условия?

— Да, — ответил Пинки. — Я предпочёл бы ограбление одного из спокойных отделений банка, где можно взять от 20 до 30 тысяч долларов.

— Минуточку, — проговорил голос. Затем продолжил: — Мы принимаем ваше поручение. Вам понадобятся два помощника. Мы рекомендуем: Нейл Даневэй по прозвищу Кинг-Конг, который нейтрализует персонал и клиентов, и Кэт Лэндинг по прозвищу Шустрая Кэт, которая обеспечит автомашины и будет за рулём. Оба они сейчас не у дел и готовы сотрудничать. Может быть, вы уже работали с кем-то из них и были недовольны? Или есть другие причины отвести эти кандидатуры?

«Женщину в качестве шофёра?» — хотел было возразить Пинки. Но… с ним говорил женский голос. Да и деловитость системы произвела на него впечатление. Он ответил, что возражений нет.

— В таком случае зайдите в понедельник к себе на почту. Вы получите план операции со всеми подробностями и счёт для оплаты.

Пинки положил трубку и задумался. Потом закурил сигарету. Неужели в этом деле и вправду нет никакой закавыки? Цена, которую они требуют, совсем не велика, успех операций — высокий; почему же эту систему не осаждают клиенты? Видно, они сотрудничают не с каждым, наводят справки… И их номер телефона тоже известен не каждому. Во всяком случае, в справочнике он не значится. Очевидно, это новое предприятие. Да, новое, но достаточно солидное. И выгодное. Если даже они ежедневно принимают только десяток поручений… У Пинки даже голова пошла кругом от суммы, которая по бухгалтерской привычке автоматически отложилась в его мозгу. А что такое десяток поручений для компьютера, который решил с ним все вопросы за пару минут?

В понедельник Пинки получил на почте большой запечатанный пакет. Вернувшись, он стал просматривать полученные бумаги. Они несомненно стоили денег, которые следовало уплатить. Даже если он не решится на грабёж, то многому научится по организации и проведению подобных дел. Хотя, честно говоря, он и сам не новичок. И если список его судимостей не так уж велик, то отнюдь не по причине неусердия полиции, а потому, что он совершал рискованные операции не столь часто. А ухватив добычу, затаивался, не роскошествовал, жил скромно и незаметно. Вот и с последнего «дела» прошло уже почти два года. Деньги как раз были на исходе. Остаток и нужно было вложить в новое дело. Полторы тысячи зелёненьких предстояло уплатить системе за разработку проекта; оставалась ещё тысяча — в обрез на оплату «сотрудников».

Итак, сотрудники. Система сообщила, где их найти: Кинг-Конга — в баре «Сатурн», Шуструю Кэт — на станции автообслуживания.

Нейл Даневэй оказался двухметровым громилой с глуповатым добродушным лицом. Но Пинки живо представил себе Кинг-Конга в размалёванной маске: он легко устрашил бы дюжину служащих банка и случайных клиентов.

Это был человек его круга; они быстро нашли общих знакомых и вскоре сошлись на четырёхстах долларах. Авансом. После успешного завершения операции — ещё столько же.

Шуструю Кэт он отыскал не сразу. Когда ему указали на невысокую аккуратную девицу с покатыми плечами и плотным задом. Пинки было засомневался; она выглядела пай-девочкой, которая ни за что не выплюнет на улице жевательную резинку, не спросив разрешения у папочки. Однако поговорив с ней полчаса, Пинки по некоторым жестам заметил, что Кэт давно уже вышла из школьного возраста. А вскоре мистер Питер Вильямс послал к чёрту все свои жизненные принципы… К утру он твёрдо знал, что эта «девочка» — давно уже не наивна и что в свои сорок лет он многому мог бы у неё поучиться. А если она столь же уверенно чувствует себя за рулём, то дело в шляпе.

Он вручил ей в качестве аванса шестьсот долларов — последние свои деньги. Нет, щедрость вовсе не была у него в обычае, но денежный вопрос они как бы между прочим обсуждали где-то под утро; а к этому времени он уже убедился в её явном превосходстве над Кинг-Конгом. Кроме того, Кэт недвусмысленно дала понять, что любовь любовью, а дело делом. Кошелёк у каждого должен быть свой.

Ещё раз основательно проштудировав рекомендации системы, Пинки обнаружил, что нужно купить кое-какие мелочи. На пару сотен долларов.

Поспешная попытка раздобыть деньги могла сорвать предстоящую операцию. А что, если отослать системе не все деньги сразу? Он попробовал ещё раз позвонить по тому же номеру никто не ответил. Пинки не удивился: руководи он сам подобным предприятием, тоже часто менял бы адреса и телефоны. Выбора не было.

Он решил отправить по адресу, указанному системой, тысячу долларов и сообщение, что остальное переведёт чуть позже. Да, конечно, сознание невыполненного обязательства беспокоило его, но делать было нечего. Тут он вспомнил, что этот вечер тоже условился провести с Кэт — а удовольствия стоят денег! — и отправил только восемьсот долларов. Правда, он дал себе слово позаботиться, чтобы система получила своё — даже, если операция сорвётся. Но такая возможность по бухгалтерской привычке ничего не упускать из виду лишь промелькнула в мозгу Пинки.

О компьютерах Пинки знал всё и в то же время ничего — как любой средний обыватель. Теперь он живо представил себе, что эти умные машины работают для него, что крошечные электрончики носятся взад-вперёд для него, что компьютеры системы нелегально подключаются к десяткам других компьютеров, получают от них сведения — и всё это для него, Питера Вильямса. Он даже почувствовал уважение к собственной персоне — впервые с тех пор, как лишился постоянного места бухгалтера.

Он, конечно, выполнит свои обязательства. В точном соответствии с договорённостью. Честно!

Вечер и ночь Пинки снова провёл в обществе Кэт — и был, что называется, в ударе. Но на следующий вечер — последний перед операцией — он решил с Кэт не встречаться. Во-первых, нужно было отдохнуть и собраться с силами; а во-вторых, у него уже не было денег на развлечения. Впрочем, он надеялся, что состояние его кошелька не стало известным Шустрой Кэт.

Накануне операции предстояло проверить все обстоятельства ещё раз. Нужно было заглянуть в отделение банка, сопоставить действительность с полученным описанием, обойти близлежащие улицы, наметить пути подъезда и отъезда. Нигде не следовало задерживаться и обращать на себя внимание. К вечеру он был измочален, но всё же пошёл к Кинг-Конгу, как и предусматривалось планом. И не напрасно.

— Я надену маску, к которой привык, — объявил Кинг-Конг. — В ней я выгляжу страшилищем. А вообще-то мне хочется улыбаться, когда люди дрожат при виде меня. Впрочем, мы ведь не тронем их? И наши пистолеты даже не заряжены, не так ли?

Как ни странно, система предусмотрела и вопрос о маске. Ответ у Пинки был уже заготовлен: «А не опознают ли его по ней? Ведь он уже проводил в этой маске операции. Такое не сбрасывают со счётов, тем более что фигура Кинг-Конга наводит куда больший ужас, чем пистолеты».

Кинг-Конг напрягся при этих словах Пинки так, что затрещали суставы. Да, он наденет другую, новую маску. Итак, до завтра.

Система как будто действительно была заодно со всеми компьютерами. План предусматривал появление группы налётчиков у отделения банка в 11.27. Когда в 11.25 машина выехала на улицу, ведущую к отделению, им встретился полицейский патрульный автомобиль. Кинг-Конг было пригнулся, но Пинки заметил:

— Они ведь едут от банка! И очевидно, нескоро появятся снова…

— Не задерживайтесь, — предупредила Шустрая Кэт, подогнав машину к самому входу. — У меня сегодня ещё одно дело.

Дальше всё шло как по маслу. Увидев зловещую фигуру Кинг-Конга, немногочисленные клиенты покорно выполнили требование, прозвучавшее с карманного магнитофона, и легли на пол; служащие застыли на местах с поднятыми руками. Пинки подошёл к окошечку, указанному в плане, и молча просунул в него продуктовую сумку. План настоятельно требовал избегать паники; в неприметном отделении банка никто не станет рисковать жизнью ради сравнительно небольших сумм; лишь в одном этом окошке предстояли сегодня более крупные выплаты.

Торопить кассира не пришлось. Привычными движениями он сам запихнул имеющиеся деньги в сумку, выставил её из окошка и вновь поднял руки. Пинки кивнул и спокойно направился к двери; Кинг-Конг последовал за ним. Едва они уселись, Шустрая Кэт рванула с места. Машина помчалась. Впрочем, сделав два повотора, Кэт убавила скорость и повела машину с особой аккуратностью. Рисковать не стоило. Движение на улицах было не особенно оживлённым — казалось, система предусмотрела и это. Впрочем, возможно, что с помощью компьютера управления дорожной полиции было попросту выбрано наиболее спокойное время дня.

Вскоре они пересели в другую машину, также взятую без ведома владельца. Пока Шустрая Кэт везла их на другой конец города, Пинки пересчитал добычу. Оказалось почти точно тридцать тысяч, и он выдал каждому, что причиталось. На большой автостоянке они оставили машину и разошлись. Шустрая Кэт особенно спешила, так как должна была сегодня принять участие ещё в одном «деле»; Даневэя тянуло в «Сатурн», где он был завсегдатаем, а Пинки завернул за угол, взял такси и отправился на квартиру, снятую накануне на имя мистера Смита — в точном соответствии с рекомендацией системы. Теперь ему предстояло завершить последнюю часть операции: полностью оплатить услуги.

Он решил дополнить оплату до целых долларов. Или даже до десятков долларов. Клиентам следует проявлять в делах респектабельность и не мелочиться.

Потом Пинки стал размышлять о справедливости. Десять лет назад установка компьютера лишила его, квалифицированного бухгалтера, работы. А теперь именно компьютер помог ему разве это не справедливо?

Он лежал на диване и размышлял. С одной стороны, если жить экономно, добычу можно растянуть года на три. Даже с учётом неуклонного роста цен. С другой стороны, не лучше ли отдохнуть пару-тройку дней и провести ещё одну подобную операцию? Очевидно, система недолго останется малоизвестной; ещё чуть — и её начнут осаждать клиенты, она перестанет принимать поручения…

Нет. Пожалуй, нет. Лучше уж спокойно и скромно жить как прежде. А теперь пора встать и отнести деньги на почту — завершить свои обязательства перед системой…

От сильного толчка дверь распахнулась. В комнату ворвался человек в маске. Пистолет в его руке был снабжён глушителем и направлен на Пинки.

— Заряжён! — проговорил налётчик. — Выкладывай бабки!

Лёгкий хлопок выстрела и появление дыры в спинке дивана придали словам незнакомца достаточную убедительность. Подчиняясь указующему персту, Пинки достал сумку из-под дивана и поставил на стол.

В дверях появилась невысокая женщина в маске. Пинки без труда узнал Шуструю Кэт. Она уставилась было на него с изумлением, затем овладела собой и сняла маску:

— Весьма сожалею. Я не знала, к кому меня посылают. Но дело есть дело.

— Очевидно, господа знакомы? — улыбнулся налётчик и взял сумку. — Значит, система позволила себе пошутить? А я и не знал, что компьютеру тоже не чуждо чувство юмора…

— Что?! — воскликнул Пинки. — Вы тоже… от системы? Но поверьте, я вовсе не собирался вас обманывать… Не договоримся ли мы? И потом, неужели вы не боитесь, что система поступит так же с вами?

— Со мной? — удивился налётчик. — Но почему же? Ведь система — солидное предприятие.

— Что и видно на моём примере, — горько заметил Пинки.

— Очевидно, вы не соблюдали условий, — возразил незнакомец. — Вероятно, в чём-то нарушили соглашение…

— Пожалуй, нет, — сказала Шустрая Кэт. — По крайней мере насколько мне известно. — Пинки почувствовал благодарность за сочувствие, прозвучавшее в её голосе.

— А я думаю, что нарушили, — повторил незнакомец и обернулся к своей спутнице. — Ну ладно, пошли.

— Желаю вам испытать мою участь! — крикнул Пинки вслед. Незнакомец остановился в дверях и оберулся:

— Со мной такого не случится, — назидательно проговорил он. — Я оплатил свой счёт сразу же. — Он пропустил Шуструю Кэт вперёд и вышел вслед за ней с хозяйственной сумкой в руках.



Примечания

1

Розовый, розоватый (англ.).




home | my bookshelf | | Экспертная система |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу