Book: Перехитрить Судьбу



Черненькая Яна

Перехитрить Судьбу

- Вот пакость! - Элан в досаде ударил кулаком по столу. Остатки чипсов полетели на пол.

- С тебя Круг. Как ты мне его будешь возвращать - твои проблемы, - ехидно заявил Рой.

- Ты жульничал! Готов поклясться, ты жульничал!

- Ты был свидетелем, как я мухлевал? Ты можешь это доказать? - Рой торжествующе улыбался.

- Не могу, но слишком уж много получилось совпадений, которые иначе, как твоим вмешательством не объяснить! - Элан не хотел сдаваться.

- Какие, к примеру?

- Сам знаешь. К примеру, с чего это у альва приступы начались? Ведь он с этим справился задолго до возвращения Круга.

- Друзья вернулись, личная жизнь наладилась, самоконтроль потерян. Вот и все, - невозмутимо ответил ему Рой.

- А что насчет того, что у эльфийки и альва не может появиться ребенок без обоюдного на то желания, а в нашем случае, готов чем угодно поклясться, Пантера даже близко не хотела получить такой результат.

- Ерунда. Бывают исключения из правил. К тому же, не забывай, Гюрза был одаренным альвом, а у этой расы некоторые особо сильные желания могут получать материальные воплощения. Все тут нормально.

- А тогда, на обрыве? Я не могу поверить, что Пантера, которая отлично знала, что в ее руках возможность все повернуть в нужное ей русло, так просто отказалась от своего шанса.

- Ты слышал, что ей сказал альв. У нее просто не было другого выбора.

- Звучит очень складно, но, повторяю, слишком много случайностей, которых быть не могло! Я не отдам тебе Круг! - Элан с вызовом посмотрел на брата. Рой сжал кулаки.

- А я говорю - отдашь!

- Не отдам!

- Попробуй только, так вмажу по физиономии, мало не покажется!

- Ха-ха, малявка, дотянись сначала до моей физиономии. Каши мало ел!

Рой без предупреждения бросился на брата и боднул его головой в живот. Элан, не ожидавший этого, упал на пол, но быстро сориентировался. Из положения лежа он описал ногой полукруг и подцепил ногу противника. Рой упал, Элан вскочил и бросился на брата сверху, завязалась потасовка.

- Так! Что тут у нас происходит?! - раздался с порога возмущенный голос Милены.

- Он жульничает! - заорал Элан, пытаясь опередить брата.

- Он проиграл спор и не хочет мне отдавать выигрыш! - попытался перекричать его Рой.

- Быстро затихли! - шикнула на них Милена. - Отвечать будете только на мои вопросы.

Братья замолкли. Милена была значительно их старше и родители позволяли ей руководить непослушными мальчишками, а также назначать им наказания за различные проступки. Ни Рою, ни Элану не хотелось идти на конфликт со старшей сестрой.

- Элан, скажи мне, на какую тему вы с Роем поспорили?

- Мы сейчас играем с нашим миром. Правила игры - у меня два Дома, у него - Два. У меня был Дом сияющего Камня и Дом светлой Воды. У него - Дом темного Пламени и Дом темного Ветра. Во главе каждого Дома - Магистр. Условие игры - должен остаться только один Магистр и один Дом. Открытых конфликтов не может быть, так как у каждого из них есть в арсенале одно мощное заклинание, способное уничтожить как агрессоров, так и защитников. Чтобы разрушить Дом, нужно сначала обезвредить восьмерку магов, которые могут произнести заклинание разрушения...

- ...а потом убить Магистра и разрушить Кристалл, - влез Рой. Сестра сурово на него взглянула, и он тут же затих.

- И что дальше? - спросила Милена у Элана.

- Дальше Рой подсказал одному из своих Магистров, что нужно создать отряд из детей, чувствующих поворотные узлы нашего алгоритма - "точки встречи" - моменты, которые просто обязаны произойти в истории этого мира.

- Я знаю, что это такое, - Милена нахмурилась еще больше. Элан торопливо продолжил:

- Отобранные Магистром дети умели выбирать нужные варианты, не выходящие в противоречие с "точками встречи", но при этом дающие максимальную выгоду.

В Круге, так назывался отряд, было двенадцать детей - одиннадцать эльфов и один альв. Все делились по функциям - два аналитика, три бойца, четверо разведчиков, два дипломата и один, назовем его так - профессиональный убийца. Каждый ребенок прошел инициацию - у них забрали детские воспоминания, которые поместили в зверей - их аватаров.

- Детей забирали у родителей... - утвердительно сказала Милена. А потом сказала голосом, не предвещающим братьям ничего хорошего. - И, помимо детей из вашего мира, созданный вами Магистр забрал альва из числа моих подданных! Из тех, кого создала я!

Уши братьев покраснели, они уставились на пол, не в силах поднять глаза на рассерженную сестру.

- Вы испортили мальчишке всю жизнь, поломали ему Судьбу!

- Нечего было его в наш мир привозить, - пробурчал Рой.

- Чтооо? - возмутилась Милена. - Еще скажите, что мои альвы не имеют права появляться в ваших мирах! Вы не забыли, кто вам помогал их создавать? А зону всеобщего благоденствия создавала я лично. И альвы имеют больше прав там находиться, чем даже вы!

- Да я что, я ничего, просто он сам связал свою Судьбу с Судьбой одной из созданных нами эльфиек, - пошел Рой на попятную, - Позднее она стала аналитиком Круга. А сделал он это с помощью твоего подарка, между прочим. Помнишь, кому дарила колечко?

- А как же?, - зеленые глаза Милены сощурились. - А еще я помню, как обладатель этого колечка рыдал над могилой своей девушки. А еще я помню, что была вынуждена из-за вашего алгоритма поставить его перед выбором - мечта, свобода и долгая жизнь, или любовь и смерть.

- Ну и дурак он, раз так. Если выбрал второе! - пожал плечами Рой.

- Ты не знаешь, что такое любовь. А потому не имеешь права так говорить! - Милена была разгневана.

- А ты знаешь? - огрызнулся Элан.

Милена замолчала на несколько секунд, задумавшись, а потом отрезала:

- Знаю, но тебя это не должно волновать! Меня сейчас интересует только одно - почему вы устроили драку?

- Мы с Роем поспорили, он сжульничал и теперь требует свой выигрыш! А я считаю, что он нечестно действовал, а потому не собираюсь ему ничего отдавать!

- А он не может ничего доказать, но при этом говорит, что я жульничал! - в тон брату запричитал Рой.

- О чем вы спорили? - спросила Милена.

- Я говорил, что эльфийка, о которой мы только что говорили, останется в живых, - сказал Рой. - А Элан говорил, что она умрет, а твой альв выживет.

- И... - угроза в голосе Милены заставила братьев насторожиться. Они испуганно замолчали. - Вы хотите сказать, что Т'химо погиб?!

Элан судорожно кивнул.

- Он не позволил девушке покончить с собой, сказал, что не простит ей, если она убьет его сына... И потом...

- Когда это случилось? - Милена встала со стула. Она знала, что так будет. В конце концов, этот вариант она сама когда-то предложила альву, но...

- Полчаса назад... примерно... - выдавил из себя Рой и вжал голову в плечи.

- Вот теперь я поставлю перед выбором уже вас двоих - у вас есть два варианта - первый - весь Круг вы отдаете мне и выводите его из игры. Полностью. Второй - я рекомендую отцу отправить вас на все лето в военный лагерь, дабы научить вас дисциплине. Надеюсь, все помнят, что такое - военный лагерь?

Братья дружно застонали, видимо, воспоминания не были для них приятными.

- Да забирай ты их всех. Больно нужны они, - спохватился Рой.

- Точно-точно, забирай, - подтвердил его слова Элан.

- Хорошо. Даю вам неделю, чтобы вычистить их судьбы из вашего алгоритма.

- Но...

- И ни днем позже.

- Альва я забираю себе уже сейчас!

- Но он же...

- Не страшно - не так много времени прошло, а из вашего алгоритма он уже вычеркнут, так что...

- Хорошо. Все сделаем, правда-правда, - Элан услужливо посмотрел Милене в глаза. - Только ты спаси нас от лагеря, ладно?

- Посмотрим, - сказала она и, взмахнув рукой, исчезла из комнаты.

Красная земля. Мертвый, но безумно прекрасный мир. Распростертое на земле тело и хрупкая девушка, пытающаяся руками выкопать углубление в твердом грунте. Круг Судьбы замкнулся. Милена встряхнула головой, пытаясь отогнать видения своей последней встречи с тем, кто теперь неподвижно лежал на земле. Потом она тихо подошла к мертвому парню, посмотрела на него. Нахмурилась. Все было хуже, чем предполагалось изначально - смерть наступила намного раньше, чем думала Милена, и следовало торопиться.

- Пантера, - голос богини звучал мягко и сочувственно. - Остановись. Не стоит превращать созданный мною мир в кладбище. Думаю, ему найдется другое применение.

Девушка, к которой она обращалась, вздрогнула, а потом быстро вскочила на ноги, приняв боевую стойку. Впрочем, после этого довольно резкого маневра, цвет лица Пантеры стал мертвенно бледным, она покачнулась.

- Кто ты? - хриплый голос даже близко не был похож на обычный звонкий голос Ясинары, которую в Круге звали Пантерой, по видовой принадлежности ее аватара.

- Милена...

- Милена, значит... - с явной угрозой в голосе Пантера сжала кулаки. - Это твой подарок? - Ясь подняла руку, на которой блеснуло подаренное ей Гюрзой кольцо.

- Мой...

Молчание, а потом резкое:

- Убирайся отсюда! Тебе здесь не место!!!

- Девочка, ты не забыла, с кем говоришь? - все с той же ласковой интонацией напомнила ей Милена.

- А мне плевать кто ты - богиня или простая смертная. Ты мне ничего не сможешь сделать. Хотя бы потому, что хуже уже не бывает! - Ясь хрипло засмеялась. У нее начиналась истерика. - Ты даже не соизволила вступиться за него, когда Магистр похитил Т'химо у его родителей. Ведь могла! Я точно знаю, могла - но не заступилась. Я должна была войти в Круг. Я, а не он. И ты могла спасти его из этого ада. Но не спасла! А потом воспользовалась его отчаяньем и поставила перед ним еще более нелепый выбор между моей и его жизнью, между его мечтой и моим возвращением! Как ты могла?! За что ты его наказала?! Зачем ты подарила Гюрзе это проклятое кольцо?! - с этими словами Пантера сорвала серебряный ободок с пальца и бросила его в сторону богини. - Оно принесло одни страдания. Это был не подарок, а проклятье, правда?!

- Нет, мой подарок не был проклятьем. Но я предупредила Т'химо, чтоб он подарил кольцо той, которую полюбит, когда вырастет. А он, по сути, подарил его тебе, даже еще не понимая, что такое любовь. Просто потому, что вы подружились. Он сделал ошибку.

- Ты могла за ним проследить. Ты могла подарить это кольцо ему после совершеннолетия. Ты много чего могла. Но не сделала!

- Скажи, а ты хотела бы, чтобы Т'химо никогда не появлялся в твоей жизни? Хотела бы, чтобы в твоем прошлом не было его? Ты согласилась бы на это? - Милена начинала сердиться, хотя понимала, что во многом упреки Пантеры справедливы. Бог имеет обязанности перед своими творениями. Тем более, перед теми, кого сам же и отметил своим благословлением. А она... Она просто не вмешивалась. Не хотела ссориться с братьями, не хотела придумывать выход из создавшейся ситуации, предоставила событиям развиваться своим ходом.

Пантера посмотрела на нее покрасневшими от слез и ветра глазами.

- Если бы я точно знала, что он в результате будет жить. Если бы я точно знала, что он счастлив...

- Ты бы никогда его не узнала. Его бы просто не было в твоей жизни. Ты можешь пойти на это? Девочка Ясинара никогда не встретит Т'химо. Никогда не подружится с ним. Она попадет в Арк'хаан, но там не будет Гюрзы. Там будет кто-то другой. Такой же, как и все остальные. И не будет твоего возвращения обратно. Ты не встретишь его. И никогда не появится на свет Лейериан, ваш сын, которого ты в будущем, втайне ото всех, будешь называть Т'химо. Ты согласна отказаться от всего этого?

Ясь на сей раз долго молчала.

- Ты спрашиваешь это просто так, или ты можешь так сделать? - ответила она, наконец.

- Сначала ответь, но учти, ты должна быть искренней. Даже самые невозможные желания могут исполняться...

- Да... я согласна, - ответила она, после минутного раздумья.

- Что ж... - Милена улыбнулась. - Это испытание ты прошла. Осталось последнее, но самое сложное. Видишь ли, я не могу стереть прошлое, я не властна над этим, но воскресить твоего Т'химо в моих силах... пока.

Пантера недоверчиво уставилась на собеседницу.

- Да, я могу это сделать, - невозмутимо продолжила богиня, - Но, увы, будущее вашего мира на несколько лет вперед исключает появление там твоего возлюбленного. Придется обходиться какое-то время без него. А, кроме того... Есть еще одно обстоятельство...

- Какое? - почти шепотом спросила Ясь. Совершенно безумная надежда придала ей сил. И девушка боялась спугнуть ее.

- Т'химо заплатил за свою любовь даже больше, чем это было возможно. Но линия вашей с ним Судьбы закрутилась в спираль. Теперь твоя очередь делать невозможное. Я оживлю его, но отправлю в другой мир. Он ничего не будет помнить. У него будет другая жизнь, другая Судьба. Если ты сможешь его там найти - Т'химо опять станет собой, если нет - вы никогда с ним больше не встретитесь. Такова цена, которую должна заплатить ты. Учти, никто из Круга помогать тебе не может, разве что советом. Найти Гюрзу - только твоя задача. Впрочем, вне своих друзей, можешь набирать каких угодно помощников, - добавила Милена хитро. Потом она подошла к неподвижному телу Т'химо, ее руки окутали разноцветные искорки, которые переливающимся дождиком отлетали в сторону Гюрзы и, коснувшись его, исчезали, словно растворяясь в его теле. Долгое время ничего не происходило. Было заметно, что богиня начала нервничать. Ее волнение передалось и Пантере. Ясь затаила дыхание. Когда на лбу Милены появились маленькие бисеринки пота, веки Гюрзы дрогнули и еще через несколько минут, он открыл глаза. Скользнул равнодушным взглядом по фигуре Ясинары, встал и подошел к Милене. Он двигался так, словно спал на ходу. Т'химо остановился на расстоянии вытянутой руки от богини и замер.

- У тебя есть ровно пять секунд, чтобы попрощаться с ним, - предупредила Милена.

Пантера бросилась со всех ног к Гюрзе, попыталась его обнять, но неожиданно наткнулась на невидимую преграду. Т'химо посмотрел на нее. Его фигура начала медленно таять в воздухе. В голубых глазах промелькнула искорка узнавания, но никто из них так и не успел сказать ни слова. Альв пропал и вместе с ним пропала Милена.

Начинался рассвет. Первые лучи оранжевого солнца осветили одинокую, словно выточенную из камня, неподвижную фигурку. Когда светило взошло полностью, на выжженной красной земле уже никого не было.

Второй холмик так и не появился, а разбросанную вокруг небольшого углубления породу, захватил и унес внезапно поднявшийся ураганный ветер.

- Идиотка! Что ты наделала?! - Эйрен безжалостно тряс Кэйтейру, взяв ее за грудки. Но девушка словно и не чувствовала ничего, в ее глазах была абсолютная пустота. Осознав, что в ответ на его действия не следует никакой реакции Рыси, Волк решил перейти к пощечинам. Искорка попыталась вступиться за хозяйку, но тут же была сбита с ног Верным. И, будучи довольно трусливой кошкой, не посчитала возможным продолжить свое заступничество. Просто сидела на расстоянии и рассерженно шипела, когда рука Эйрена в очередной раз отвешивала ее хозяйке оглушительную оплеуху.

Волк быстрее всех опомнился после того, что произошло. Боль, которую испытал Гюрза, когда нож Рыси пронзил его сердце, почти не ударила по остальным членам Круга. Слишком уж быстро Т'химо умер. Но осознание, что сейчас их стало на одного меньше, оглушало, ослепляло, мешало мыслить. Даже Тигр, обычно такой целеустремленный, деловитый, спокойный, теперь стоял мрачный, растерянный и подавленный.

Леопардик совершенно машинально обрабатывала рану Пумы, при этом было заметно, что мыслями она где-то очень далеко. Остальные так и остались сидеть, и стоять там, где их застала беда. Даже аватары, обычно лучше переносящие все испытания, бестолково бродили по поляне, заглядывая, порой, в глаза своим хозяевам, словно в поисках утешения и поддержки. Уголек жалобно стонал, уронив огромную голову на лапы. Пантера не взяла его с собой, и это был первый раз, когда аватар остался совсем один без возможности найти свою хозяйку. Он чувствовал, что ее нет ни поблизости, ни вообще где-либо в этом мире, и это его пугало.

Пламенный в очередной раз потерся о ноги своего хозяина. Морэйн встряхнулся, огляделся, увидел Эйрена, в ярости продолжающего отвешивать Кэйтейре пощечины:

- Отпусти ее! - громко потребовал он.

- Эта тварь убила Т'химо! Я ее уничтожу! - Волк отвесил Рыси очередную пощечину, отчего голова девушки безвольно дернулась вбок, а из разбитого носа потекла струйка крови.

- Я сказал, отпусти ее! - Тигр схватил Волка за руку, и попытался оттереть его от Кэйтейры. Ему помог Рейм. Морэйн оттащил Эйрена, Медведь подхватил Рысь на руки и унес в дом. Девушка была без сознания.

- Эйрен, останься здесь! Даже не вздумай куда-то уходить. Это приказ! - Тигр был настроен крайне решительно и Волк даже сквозь ослепляющий его туман ярости почувствовал, что не подчиниться нельзя. Он выругался сквозь зубы и, скрестив ноги, сел прямо на траву. Когда мимо него прошел Рейм с Рысью на руках, он брезгливо поморщился, но ничего не сказал.



- Вьерн, помоги мне перенести Пуму в дом. - Морэйн убедился, что Волк больше ничего не натворит и занялся более важными делами. Они с Летучей Мышью осторожно подхватили Пуму на руки и отнесли его домой. Леопардик шла за ними. Было похоже, что она еще толком ничего не осознала, и действует только за счет крепко вколоченных в нее навыков.

- Ты должен будешь извиниться перед Кэйтейрой! - Эйрен поднял голову и посмотрел на Тигра.

- С какой радости? - спросил он, искривив губы в усмешке, в которой читалась скорее затаенная боль, чем ирония или веселье.

- Она защищала Рингевен, тебе не кажется, что этого достаточно, чтобы оправдать ее поступок?

- Она убила Т'химо... и Пантеру тоже...

- А что еще она могла сделать?! Ты думаешь, ей хватило бы сил остановить Гюрзу как-то иначе? - Морэйн почувствовал, что еще немного, и он окончательно выйдет из себя. После того, что произошло - Пума без сознания, Т'химо погиб, Пантера исчезла, Рысь в глубоком шоке... Если еще и Эйрен дурить начнет...

- Мне наплевать. Если бы это был кто-то другой, а не она... Возможно, я бы не был так категоричен, но Рысь в последнее время делала все, чтобы омрачить жизнь Гюрзы и Ясь, а потому я считаю ее в ответе за то, что случилось.

- Ты сам себя слышишь?! Она спасла Рингевен!!!

- Да пошел ты... Достал уже! - Волк одним движением вывернулся из сдерживающего его захвата, демонстративно сплюнул на землю, а потом неторопливо удалился вглубь парка.

До утра никто так и не смог сомкнуть глаз. Леопардик сидела рядом с Пумой. На все расспросы пожимала плечами и говорила, что ни за что не ручается. Где находится Пантера, никто не знал. Даже Уголек, похоже, пребывал в растерянности. Он успокоился только ближе к рассвету - забился в самый угол комнаты Ясь и задремал. А до этого ходил по дому, словно пытаясь найти пропавшую хозяйку. Дымка бесследно исчезла. Впрочем, ее не искали. Все понимали, что если погиб хозяин, то аватар разделил его судьбу.

Пантера вернулась, едва солнечные лучи начали пробиваться из-за облаков на горизонте. Не отвечая на вопросы друзей, почти не глядя по сторонам, она прошла в свою комнату и закрыла дверь на щеколду. Тигр, беспокоясь за нее, вышел на улицу и заглянул в окно. Он успокоился, только убедившись, что девушка лежит на кровати и, по всему видно, спит. Уголек уже устроился рядом с ней. Осталось только проведать Рысь и можно ложиться спать.

Кэйтейра сидела в кресле, рассеянно глядя в окно. Было очевидно, что она сейчас в мыслях где-то очень далеко.

- Кэй! - позвал ее Тигр. Реакции не последовало. Его словно и не услышали. - Рыся, как ты себя чувствуешь? - Молчание. Только Искорка жалобно пищит, прижимаясь к ноге хозяйки. - Ответь же хоть что-нибудь! - Морэйн осторожно потряс девушку за плечи - никакого видимого результата. По всему было понятно, что Кэйтейра испытала слишком сильный шок, вывести из которого ее будет не так уж просто, впрочем, идеи были. Клин клином вышибают.

Вопль "Дымка!!! Это же Дымка!!!" - заставил Тигра подскочить на кровати. Дверь открылась от сильнейшего пинка ногой, и в комнату влетел Эйрен. В правой руке он держал довольно крупную змею сероватого цвета с поперечно вытянутыми бурыми пятнами по всему телу.

- Это наша Дымка!!! - змее явно приходилась не по нраву вся суета вокруг ее скромной персоны, и она раздраженно шипела, впрочем, это был единственный способ, которым она могла выразить свое недовольство. Кусать кого-либо без приказа хозяина, ей было строго запрещено, чем Эйрен беззастенчиво и воспользовался.

Одного взгляда на змею было достаточно, чтобы понять, что Волк не ошибся. Это была действительно Дымка. Настоящая гюрза уже давно бы вывернулась из сдерживающих ее рук и укусила нахала, рискнувшего к ней притронуться.

- Странно, - Морэйн соскользнул с кровати, схватил лежащую на стуле одежду и начал одеваться, справедливо полагая, что больше поспать ему сегодня не удастся. - А где ты ее нашел?

- Я вышел из дома, а она на пороге лежала, грелась на солнышке.

- Что ж это получается - Т'химо жив? Но он же... Пойдем-ка навестим Пантерку, если, конечно, она уже проснулась. Может быть, что-то удастся прояснить.

Дошли до комнаты Ясь. Волк постучал в дверь.

- Ну кто там? - услышали они недовольный голос.

- К тебе можно? - неуверенно спросил Тигр.

- Заходи, раз уж пришел, - прозвучал ответ.

Друзья зашли в комнату. Пантера лежала на кровати, обнимая за шею Уголька. Выглядела она не слишком хорошо - красные заплаканные глаза, посеревшее от горя лицо.

- Ясная, ты нам ничего сказать не хочешь про... Гюрзу? - начал Морэйн.

- Что тебя интересует?

- Прости, я хочу задать глупый вопрос... не хотелось бы делать тебе больно, но я должен спросить - ты точно уверена, что Т'химо умер?

Ясь посмотрела ему в глаза и тихо ответила:

- Нет... То есть... Он не умер, точнее, умер, но теперь жив, только далеко отсюда, - она замолчала, не в силах в этот момент рассказывать о том, что произошло.

- Ясно, что ничего не ясно, - пробормотал Эйрен, доставая Дымку из-за спины. - Вот, смотри, кого я на пороге у нас обнаружил.

- Дымка?! - удивилась Пантера. Она взяла змею на руки, провела пальцем по чешуйкам на голове. - Как же это? Выходит, он теперь там, а она здесь?

- А где это - Там? - поинтересовался Тигр.

- Т'химо был альвом, а все альвы - создания Милены и только она может распоряжаться их судьбами. Став одним из Круга, он временно попал в линию судьбы нашего мира, в итоге она не могла его забрать отсюда. Мы встретились с ней там, где... в общем, не важно. Она забрала Гюрзу с собой в один из своих миров... Он жив. Но только где-то очень далеко и совсем нас не помнит... - Ясь задумчиво гладила Дымку, было видно, что она в мыслях где-то очень далеко. - Словом, что так, что так. Но я рада уже тому, что он хотя бы жив и есть надежда, что когда-нибудь... - она тяжело вздохнула и низко склонила голову.

- Для нас нет невозможного, Пантерка. Гюрза смог вернуть нас даже с того света. Он сделал это один. Неужели мы все вместе не сможем теперь найти его здесь, среди живых?

- Не можем. Милена запретила пользоваться вашей помощью, а еще... Кто-нибудь из нас, кроме Т'химо умеет путешествовать по мирам?

Тигр отрицательно покачал головой. Ясь грустно ему улыбнулась.

- Тогда вы мне ничем помочь и не сможете. К тому же Милена сказала, что наши поиски не увенчаются успехами до того времени, как мы минуем последнюю точку встречи, где не было Гюрзы. В общем, ближайшие несколько лет мы можем не дергаться и просто наводить справки, искать того, кто сможет меня переправить в другой мир. Собственно, выбор у нас не велик. Я всю ночь об этом думала. Проще всего было бы найти родителей Т'химо. Они - альвы, могут свободно перемещаться по мирам. Кроме того, они также как и мы заинтересованы в успешном завершении поисков. Осталось только найти их.

- Вот на это годы и уйдут, - нахмурился Эйрен. - Сейчас в нашем мире, наверняка, ни одного альва на осталось. Они ж на дух военные действия не переносят, а то, что у нас тут в последнее время происходило... В общем, шансов наткнуться на альва не очень много. И, боюсь, они еще не скоро сюда вернутся. Разве что инкогнито кто-то заглянет из странствующих, да только как их узнать и найти?

- А если попросить Магистра? - предложил Тигр.

- Я против этого. У нас много времени, а быть ему обязанной хоть чем-то я не хочу. Слишком уж дорого могут стоить его услуги. Своими силами справимся. - Пантера прикрыла глаза, дав понять, что разговор закончен.

Капли воды, стекающие со сталактитов, создают тихую, на грани слышимости, мелодию. Серебристый туман клубится над холодной гранитной плитой. Вечный покой. Вечное ожидание...

- У меня для вас приятные известия! - сообщила Милена братьям. - На каникулы вы едете в увлекательное путешествие.

- Круто!!! - запрыгал Элан.

- Здорово!!! - захлопал в ладоши Рой.

- Только один вопрос - вы все сделали, как я сказала? Судьбы тех, кто в Круге выведены за пределы общего алгоритма?

Братья замолкли и пристыжено уставились в пол.

- Неа, - сообщил Элан.

- Почему? - поинтересовалась Милена.

- Так они же видели отдаленную точку встречи. Пока не дойдут до нее, алгоритм чистить нельзя. Иначе весь мир уничтожим, - пояснил Рой, хлюпнув носом. Он уже понял, что обещанное путешествие находится под угрозой.

- Но вы позаботились о том, чтобы их судьбы больше не попадали на пересечение линий алгоритма?

- Да! Мы это делали сразу же, как только ты нам велела! - радостно сообщил Элан.

- Ну вот и молодцы, - довольно улыбнулась Милена. - А теперь я вам расскажу про то, куда вы отправитесь...

В серебристом мареве появились синие и алые искры. Туман очень быстро сгущался, скрывая за своей завесой каменную плиту. Похолодало. На камнях появилась испарина. Темнота пугливой кошкой пряталась от туманного сияния в потаенных уголках пещеры. Внезапно свечение над плитой стало нестерпимым, а потом так же внезапно погасло, вновь сменившись на еле заметные серебристые искорки, которых не хватало даже для того, чтобы осветить неподвижно лежащее на холодном камне тело.

- Эй, это не честно! Ты обещала, что нас не накажут! - возмущенно кричал Элан.

- Мы выполнили твою просьбу, отдали тебе Круг, скоро их судьбы будут принадлежать лишь им самим, а ты... Как ты могла?! - испуганно голосил Рой.

- Это было сделано для вашего же блага, - Милена была полностью уверена в своей правоте и не собиралась отказываться от задуманного. - Сами потом спасибо скажете. Вас ждут захватывающие приключения, сможете почувствовать себя самостоятельными, узнаете, чего вы стоите на деле. Этот урок вам позволить получить новые знания. И, в конце концов, это ненадолго...

- ЭТО НЕНАДОЛГО?!! - вспыхнул Элан. - Десять лет быть никем?! Целых десять лет?!

- Всего лишь десять лет. Вы вернетесь в этот же момент времени и сможете продолжить свой прерванный отдых. В чем дело? Вы не уверены в себе, чего-то боитесь, в чем-то сомневаетесь? Что, неужели даже эта мелочь для вас слишком сложна? Не могу поверить! - Милена явно получала удовольствие, издеваясь над братьями.

- Ты все уже решила за нас, да? - зло спросил Элан, сжимая кулаки.

- Разумеется. И родители мое решение одобрили, - Милена все так же благодушно улыбалась.

- В таком случае у нас нет выбора, - убитым голосом сказал Рой. - Что мы можем взять с собой?

- Кольцо возвращения, разумеется. Можете взять любую одежду и оружие. Но только то, которое имеет аналоги в том мире, куда вы направитесь. Экзотическое вооружение брать не стоит. Денег можете взять сколько хотите. Да вот, наверное, и все. Что лишнюю тяжесть таскать? Отправляетесь сегодня вечером. - Милена подмигнула приунывшим братьям и скрылась за дверью, не желая дольше выслушивать их возражения.

Первым чувством был пронизывающий холод. Это ощущение появилось внезапно. Только что он плавал в блаженной темноте, ничего не помнил, ни о чем не думал, не испытывал никаких желаний, и вдруг все тело пронзили острые иглы холода. Сначала он не хотел покидать умиротворяющую вечность, растворяющую в себе все мысли и чувства, но холод щипал кожу, леденил кровь, колол пальцы. Пришлось открыть глаза. Картина изменилась мало - все та же непроглядная мгла. Попытался встать. Тело слушалось плохо. Нащупал край камня, на котором лежал. Спустил ноги. Ступни коснулись ледяного пола. Острые каменные осколки впились в кожу. Выставив руки вперед, сделал несколько нерешительных шагов, стараясь как можно меньше ранить ноги. Огляделся, но ни малейшего проблеска света не обнаружил. Поежился от холода. Прислушался к своим ощущениям. Кожей ощутил прикосновение слабого ветерка. Определил направление, откуда он дует. Хотел было пойти туда, но вовремя подумал, что нужно осмотреть место, где очнулся - вдруг что-то полезное обнаружится. Некоторое время на ощупь обыскивал помещение, на проверку оказавшееся пещерой. Его старание было вознаграждено - обходя камень, на котором проснулся, он ощутил под ногой что-то мягкое. Нагнулся и обнаружил на полу стопку аккуратно сложенной одежды. Пошарив по полу руками, он нашел еще и пару сапог. Удивился. Похоже, кто-то позаботился о нем. Увы, никакого оружия найти не удалось. Впрочем, у него было ощущение, что и без оружия он вполне способен за себя постоять. Откуда взялась эта уверенность, он не знал.

Все так же на ощупь оделся и обулся. Это было не так просто сделать, потому что пальцы к этому моменту уже почти полностью потеряли чувствительность от холода. Еще раз определил направление предполагаемого выхода и пошел к нему. Легкое дуновение ветра то ощущалась на коже, то вновь пропадало. Через несколько минут он дошел до противоположной стены пещеры и на ощупь нашел узкий коридор. Сквозило именно оттуда. Не сомневаясь ни секунды, он вошел в этот коридор.

Развел руки в стороны. Правая ладонь коснулась одной стены, левая - другой. Оценив таким образом ширину коридора, он медленно двинулся вперед. Неторопливо тянулись минуты, постепенно чувство времени притупилось. Но наступил момент, когда он понял, что в темноте как будто появились какие-то едва различимые силуэты. Он поднес ладонь к глазам, помахал ею, убеждаясь, что видит это движение. Пусть нечетко, пусть очень размыто, но видит, а значит, впереди должен быть выход. О правильности этого предположения говорило так же и то, что стало заметно теплее. Было по-прежнему холодно, но уже не настолько. Вскоре стало очевидно, что выход действительно поблизости. Темнота стремительно сдавала свои позиции. Уже можно было разглядеть шершавые серые стены, крупные камни под ногами. Он остановился, когда увидел яркое солнечное пятно, выглядывающее из-за очередного поворота. Улыбнулся, осознав, что вскоре выйдет на поверхность. Постоял немного, позволяя глазам привыкнуть к свету и прислушиваясь к звукам, которые доносились снаружи. Впрочем, ничего особенного он не услышал - только пение птиц, только шелест листьев на ветру. Свежий теплый ветер проникал в пещеру. Захотелось выйти на солнце, в тепло, что он и сделал. Плавным движением выскользнул из-за поворота. В глаза ударил яркий свет, пришлось прищуриться. Огляделся вокруг - высокие лиственные деревья с узловатыми стволами, ярко-зеленая трава. По всей вероятности, весна только началась - легкая прохлада, совсем молодые листья на деревьях. Он удивился. Почему-то ему казалось, что сейчас конец лета или начало осени. Пожал плечами. В голове было удивительно пусто. Какие события имели место до того, как он заснул? Ответ на этот вопрос найти не удавалось. Разве что откуда-то была твердая уверенность, что сегодня - далеко не первый день его жизни. Просто все, что было до того, исчезло из памяти.

Осмотрел себя. Черная рубашка, черные штаны, мягкие удобные сапоги. Одежда в настоящий момент не сияла чистой, но, похоже, всю эту пыль и грязь он собрал по дороге к выходу. Отряхнулся. Посмотрел по сторонам - куда не глянь - глухой лес. А раз так - то какая разница, в какую сторону идти?

-Ааааааа!!! Что она с нами сделала?! - вопил Рой, дико вращая глазами. - Как она себе представляет нашу миссию?! Я же в таком виде даже вина себе купить не смогу!!!

Брат, казалось, не слышал его, изумленно разглядывая свой облик.

- Попробуй сменить внешность! - сказал он, наконец, закончив заниматься самосозерцанием.

Рой замолчал, потом что-то забормотал под нос, вокруг него появились редкие алые искорки, которые, правда, вскоре, исчезли.

- Не получается. Она лишила нас наших способностей! Мы пропали! Так вот зачем нам деньги предлагали взять?! Все равно от них толка никакого! Для нас, во всяком случае... - завопил Рой еще громче, когда понял, что все его старания бесполезны.

- Слушай, а ты прелестно выглядишь, только кричать перестань - тебе не идет! - невозмутимо заметил Элан, пытаясь поднять с земли огромный двуручный меч, который он взял с собой. Получалось у него не слишком хорошо. В новом теле у него была явная нехватка сил. Оглядев оружие, лежавшее рядом с братом, он добавил. - Какой ты молодец, что взял два коротких меча. Один мне дашь. Свой я даже поднять не смогу. Может, если мы оба постараемся...

- Ты дурак?! - возмутился Рой. - Я эту бандуру на себе не потащу! И не мечтай. И свое оружие не отдам - самому нужно.

- А ты попробуй поднять оба своих меча, посмотрим, что скажешь, - ехидно посоветовал ему Элан. Рой поднял двумя руками один меч, потом перехватил его одной рукой и ухватился за второй. Поднял, попробовал сделать финт, потом попытался прокрутить мельницу. Не получилось - ему не хватило роста и сил - меч вонзился в землю. Руку тряхнуло, рукоять вылетела из ладони, заехав яблоком по пальцам на ноге. Рой взвыл и заскакал на уцелевшей конечности. Элан злорадно улыбнулся и забрал лежащий на земле клинок себе, с трудом поднял его и дотащил до поваленного дерева, лежащего неподалеку. Вздохнул. Еще раз примерился к мечу.

- Похоже, наше оружие нам не понадобится... в ближайшие семь лет, а то может и больше, - сказал он обреченно. - Надо было кинжалы брать.



Рой молча кивнул, соглашаясь с ним. Братья синхронно уселись на поваленное дерево и призадумались.

- Объект скоро должен выйти к нам, - прервал затянувшееся молчание Элан, взглянув на браслет, украшающий его запястье. Украшение выглядело весьма своеобразно - в серебристый металл были вплавлены разноцветные камни. Один из них, самый крупный - квадратной формы и угольно-черного цвета, привлекал внимание в первую очередь. В самом его центре, приглядевшись, можно было заметить два маленьких пятнышка - одно ярко-синее, а другое - зеленое. В правом верхнем углу находилось более крупное алое пятно. Казалось, оно пульсирует и медленно перемещается в сторону центра камня. Собственно, так оно и было на самом деле.

- Быстро, взлохмать волосы и испачкай одежду травой, - скомандовал Элан, со всего размаха прыгая в траву и начиная кататься по ней, безжалостно окрашивая зеленым, не отстирывающимся соком, свой светло-серый костюм. Вскоре его примеру последовал Рой.

- Все, достаточно! - заявил Элан, спустя несколько минут. - Теперь наша легенда - мы - сироты, мама умерла, а папу мы и не знали, он с нами не жил. После смерти мамы нас воспитывала бабка, а потом и она тоже померла. Нас взял к себе злой сосед, который над нами издевался и заставлял работать с утра до ночи. Вот мы и удрали искать лучшей доли. Заблудились. Уже неделю по лесу бродим. Где наше село не знаем, как называется - тоже - "село" и все. На остальные вопросы отвечаю только я, а ты просто тупо смотришь и поддакиваешь. - Элан еще раз глянул на браслет. Алая точка была уже рядом с зеленой и синей. - Начинай истерику! - шепнул он брату. Рой сначала непонимающе уставился на него, а потом, сообразив что к чему, взвыл дурным голосом:

- Я домой хочууууу! - голосил он. - Я голодныыыый!

- Нас съедят вооооолки! - поддержал его брат. Оба прикладывали немало усилий, чтоб не захохотать.

Немного погревшись на солнце, он уверенно нырнул под сень деревьев. Лесная прохлада дарила чувство умиротворения и спокойствия. Дорога предоставила ему время на раздумья. Он попробовал вспомнить свое имя - пустота. Вопрос "Что я умею делать?" также остался без ответа. Попытка вспомнить хоть кого-то из близких и друзей (откуда-то была уверенность, что таковые существуют) успехом также не увенчалась, подарив только приступ тоски и головную боль. Попытался вспомнить хоть что-то из географии - название города, деревни, реки - тоже напрасно. Машинально выругался и обрадовано заулыбался - похоже, хоть язык не забыл, уже что-то.

Посмотрел на солнце, лучи которого пронизывали листву, позволяя определить положение светила на небе. Скорректировал направление своего движения, внеся поправку на время, прошедшее с момента его выхода из пещеры.

Если идти прямо, не сворачивая и не накручивая по лесу круги, то велика вероятность того, что рано или поздно ты выйдешь в населенную местность.

Знания о лесе, умение уточнять свой путь по солнцу, ходить бесшумно и быстро, не задевая ветки и не наступая на хрустящие сучки - казались для него столь естественными, что наводили на определенные мысли о прошлом.

"Может быть, я был лесником?" - подумал он и иронично улыбнулся, настолько нелепым показалось ему это предположение.

Внезапно, совсем неподалеку он услышал крики. Ему показалось, что голоса девичьи, только какие-то чересчур писклявые. Удивленно хмыкнул - откуда бы девкам взяться в чаще леса? Осторожно приблизился к источникам звуков, выглянул из-за дерева и увидел двух малышей - одному было на вид лет семь, а другому и того меньше - не больше пяти. Младший плакал, тер глаза руками и громко причитал, заявляя, что устал, голоден и хочет домой. Старший пытался его утешить, гладил по голове и оглядывался по сторонам. Периодически, видимо, и его нервы сдавали, он пугливо взвизгивал, всхлипывая и выкрикивая "пророческие" фразы про то, что их съедят волки, они утонут в болоте и прочую ерунду. Все это, по всей видимости, пугало его младшего товарища, который начинал реветь еще громче.

Элан сразу же заметил подкрадывающегося к ним черноволосого парня. Благо, он прекрасно знал, с какой стороны он должен появиться, а потому достаточно было просто смотреть в нужном направлении.

- Этого альва даже смерть исправить не в состоянии... - пробурчал он, глядя на осторожные движения долгожданного "объекта".

- А что с ним? - тут же встрял Рой, который стоял к парню спиной и видеть его не мог, хотя было ужасно любопытно. Он даже на мгновенье перестал реветь, потом, спохватившись, завыл с еще большим усердием, не забывая прислушиваться к словам брата.

- Нет, чтобы сразу выйти к несчастным детишкам и утешить нас, так он будет по зарослям пробираться, приглядываться.. ууууу... злыдень. Я есть, между прочим, хочу.

- Я тоже хочу ееееесть! - зарыдал в голос Рой. На сей раз, его причитания выглядели настолько натуралистично, что даже Элан поверил в то, что перед ним пятилетний малыш. Похоже, наблюдатель тоже сжалился над ним и вышел из-за дерева.

- Эй!... - окрикнул он их. - Как вы здесь оказались?

Элан хотел было ответить, да тут наткнулся взглядом на лежащие на самом видном месте мечи. Придумать, как объяснить их присутствие он еще не успел. Сделав испуганно-обнадеженную физиономию, бросился к "объекту":

- Дяденька, добренький дяденька эльф... - еле удержал рвущийся наружу хохот, - выведи нас с братиком из леса. Мы заблудились, нам страшно, нас волки съедят!!! - Элан подбежал к "дяденьке" и доверчиво схватился за хлястик на его штанах. Дернул, словно требуя внимания. Когда парень на него посмотрел, сделал максимально трогательную мордочку - устоять было невозможно. Одновременно с этим к "объекту" подбежал Рой и схватился за хлястик с другой стороны. Для этого ему пришлось встать на цыпочки. Брат сделал еще более трогательную физиономию. "Добрый дяденька" ошарашено смотрел на мальчиков, и, похоже, сам пребывал в легкой растерянности от такого напора.

- Вы здесь совсем одни? - спросил, наконец, парень.

- Совсем-совсем! Мы потерялись. У нас там на болотах ого-го... войско сгинуло, а мы мечи себе хотели найти. Вдруг кто обронил из них... Дядька мельник говорит, чтоб мы не ходили, а мы не слушаемся. Он нас за коровой следить отправил, а мы дурачку Слипу свистелку подарили, и он обещал проследить. А сами сюда... - затараторил Элан. Он прекрасно понимал, что подобная бессвязная речь дает общее представление о легенде, но при этом не позволяет подловить рассказчика на неточностях. - Смотрим, а там ржавый шлем и кости. Знаешь, сколько костей! И скелет. Мы не испугались и дальше пошли. А только дождик пошел и мы потерялись. А потом мечи нашли. Они даже новые. Не бросать же. Только тяжелые - мы драться не можем. Потом, когда вырастем, тогда будем рыцарями. Ты поможешь дотащить до дома? - Элан самым наивно-просящим взглядом посмотрел в глаза "дяденьке".

Парень пребывал в еще большей растерянности. По всему было заметно, что с детьми ему до сих пор дел иметь не приходилось.

- Тебя как зовут? - спросил он, наконец, у словоохотливого малыша.

- Элан!

- А брата твоего?

- Рой!

- И вы заблудились в лесу?

- Да! - хором ответили братья.

- А откуда вы вообще? Как называется место, где вы живете?

Элан покачал головой:

- Мы туда не пойдем!

- Почему? - удивился "дяденька эльф".

- Мы сироты, - сказал Рой, словно слово "сироты" было равнозначно слову "преступники".

- Совсем, что ли никого нет?

- Никого, - подтвердил Элан. - Отца мы почти не помним. Рой таки и вообще... Я помню только, что он от мамы ушел и она много плакала. А потом умерла. Нас взяла к себе бабка, и та тоже... скоро... Потом мы у мельника жили нашего. Но не нужны мы ему. Он заставлял нас мешки таскать, кричал все время. Мы не хотим обратно!..

Рой тихо прошептал:

- Не отдавайте нас обратно, пожалуйста!

Парень мотнул головой. Только такого подарка судьбы ему не хватало. С другой стороны - не бросать же малышей здесь.

- А вас, дяденька, как зовут? - между тем спросил его Рой. Этот невинный вопрос был задан больше для того, чтобы выяснить, все ли Милена стерла из воспоминаний "объекта" или что-то пропустила.

"Дяденька" задумался.

- Нет у меня имени. Может, ты придумаешь? - предложил он Рою.

Младший изобразил напряженную работу мысли, а потом выдал:

- Тим! Ты похож на нашего почтальона, - сморозил он. Элан не выдержал и прыснул. Меньше всего их подшефный "объект" напоминал почтальона. Но, похоже, братишка включился в игру и намерен извлечь из нее максимум веселья.

- Ну, Тим, так Тим, - пожал плечами "дяденька". - И на том спасибо! А теперь, давайте-ка мы с вами присядем на вон то дерево и вы мне все по порядку расскажете?

- Давай, - Рой доверчиво схватил дядю Тима за руку и повел к поваленному дереву, где до того сидели они с братом. Когда Тим увидел лежащие на траве мечи, его глаза стали округлой формы. Он, словно не доверяя своему зрению, подошел к ним, поднял двуручный меч, провел по нему рукой, присвистнул.

- Как же вы этот склад боеприпасов сюда притащили-то? - спросил он, все еще держа двуручный меч в руках и глядя на лежащие неподалеку короткие мечи.

- Вот этот меч мы вдвоем несли, а потом возвращались и брали по одному маленькому, - объяснил Элан, прикидывая в уме, поверит ли "дядька" в то, что они даже вдвоем могли утащить эту бандуру.

- Перебежками, значит... - задумчиво сказал парень, прикладывая руку к виску, словно о чем-то раздумывая.

- Ага! - с готовностью кивнул Рой.

- А ну-ка, поднимите его вдвоем, - предложил Тим, положив двуручник на землю. Элан поежился. Если они не смогут поднять эту железяку, придется выдумывать что-то другое. Он посмотрел в глаза брату, словно подбадривая. Они синхронно подошли к мечу. Первая попытка успехом не увенчалась. Мальчишки смогли протащить меч по траве всего несколько сантиметров.

- Дяденька Тим, а мы его не так таскали. Мы его на бревна облокачивали, так поднять проще.

- Хорошо, будет вам бревно, - добрый дяденька явно хотел убедиться в правдивости мальчишек. Он поднял меч и опер его на бревно. Элан присел, положил длинную рукоять на плечо, махнул рукой Рою, чтоб тот ухватился за противоположный конец оружия. Они смогли оторвать меч от земли и сделали около десяти шагов, после чего недоверчивый дядька сдался. Отобрал у них меч и велел сесть обратно на бревно.

- Вы прямо как муравьи - таскаете вещи, которые весят больше вас, - ухмыльнулся он.

- А что делать-то, дядя Тим? Как же оставить такой меч в лесу?

- Ясно. Жадность вас могла погубить. Кстати, а как так получилось, что ваша находка даже не ржавая?

- Не знаю, дядя Тим, мы их нашли в схроне на полянке. Случайно наткнулись, - глазом не моргнув, солгал Элан.

- Как же выглядел этот схрон?

- Там было много поваленных деревьев, а под одним мы нашли деревянный ящик. Его кто-то присыпал землей и листьями. Там даже замка не было. Мы решили, что он ничей, вот и забрали оттуда все, что было.

- Не страшно было? - поинтересовался дядя Тим.

- Ни капельки. Мы смелые, разве ты не видишь? - встрял в разговор Рой, горделиво выпятив грудь вперед.

- Конечно, вижу! - тут же пошел напопятную Тим, не желая расстраивать мальчишку.

- А еще мы там нашли... - Элана озарила великолепная идея, он потянул "объект" за край рубашки, заставляя его склониться и подставить ухо. - Много денег.

- Неужели? - удивился дядя Тим.

- Да! - Элан достал из кармана свой мешочек с золотыми и протянул ему. - А давай ты нашим дядей будешь? У нас на этом свете никого-никого нет. Вот, как бабка померла, так и нету больше родни. - Рой, умница, быстро смекнул, что к чему, и доверчиво прижался к ноге дяди Тима, глядя на него снизу вверх своими огромными глазищами. - Мы тебе денег дадим, а ты станешь нашим дядей! Я знаю, ты - хороший! - уверенно добавил он.

Он никак не мог понять, как нужно вести себя с детьми. Разумеется, речи о том, чтобы их бросить на произвол судьбы, не было. Он и сам не мог понять, в чем дело, но встреча с этими мальчишками словно напомнила ему что-то очень важное. Только он так и не мог вспомнить, что именно. Особенную бурю эмоций у него вызывал Рой. У мальчика были ярко-синего цвета глаза и почти белые волосы. И он очень сильно был похож... вот только на кого - вспомнить никак не удавалось. Просто когда мальчишка доверчиво смотрел на него, в душе что-то переворачивалось. Рой назвал его Тимом. И имя это тоже вызывало какие-то отголоски в памяти. Но, увы, отголоски - отголосками, но что-то более конкретное восстановить не получалось.

"Что ж, пусть будет Тим", - подумал он.

Элан, старший брат, был в чем-то похож на Роя, но волосы были каштановые, а глаза - карие. Старший мальчишка был говорлив и, похоже, любил приврать. Впрочем, что бы там ни было, подозревать "найденышей" в чем-то неблаговидном, смысла не было - разве могут такие маленькие мальчишки натворить хоть что-то серьезное? Правда, было подозрение, что схрон они нашли вовсе не древний. Судя по состоянию оружия и блестящим монетам, тайник был заложен от силы лет пять назад. С другой стороны, ни один, ни второй, не смогли объяснить внятно, где конкретно они все это нашли. Мальчишки ссылались на то, что слишком долго кружили по лесу и теперь не смогут найти обратную дорогу к схрону. Приходилось довольствоваться рабочей версией их рассказа. Предложенные Эланом деньги Тим взял, но сам себе пообещал употребить их только в интересах мальчишек и, ни в коем случае, не для себя. Еще одной странностью было то, что уши обоих мальчиков были заостренные, да и в лицах легко угадывалось их не совсем человеческое происхождение. "Впрочем, - подумал Тим. - Отца они не видели никогда, вероятно, он был как раз эльфом. Развлекся с деревенской дурочкой и забыл. А она, значит, помнила".

- Дядя Тим, дядя Тим, а покажи, как нужно драться на мечах! Покажи!!! - Рой нарезал круги вокруг своего нового опекуна. Пришлось подчиниться требованиям маленького диктатора. Тим сначала взялся за рукоять двуручного меча, взвесил его в руке, нанес несколько рубящих ударов по воздуху, вызвав тем самым у мальчишек бурю восторга. Положил оружие на землю. Поднял два коротких клинка. Поупражнялся с ними. Пришел к выводу, что парные клинки ему ближе, хотя тоже что-то не совсем то. Впрочем, появилась уверенность, что по большому счету ему все равно, каким оружием защищаться и нападать.

"Наверное, я был воином", - мелькнула мысль. Она показалась более правдоподобной, чем версия с лесником, хотя тоже, по ощущениям, не вполне совпадала с истиной. Задумался, пытаясь вспомнить хоть что-то, но от этого занятия его немедленно отвлек Рой, который тихонько всхлипнул и заявил, что они с братом уже три дня не ели, а кушать хочется "очень-очень". Пришлось в срочном порядке начать разводить костер, благо, съедобные грибы отыскались в большом количестве поблизости. Тим попытался было добыть искорку трением, но, провозившись с этим с полчаса, распсиховался и сложил пальцы на правой руке определенным образом, после чего собранные им дрова даже не вспыхнули, а взорвались. Еле удалось локализовать пожар. Хорошо еще, что дети не пострадали, да и Тим отделался легким испугом.

Элан тут же потребовал повторить фокус, но Тим решительно отказался ставить подобные эксперименты. Обед, плавно переходящий по времени в ужин, удался на славу. Тим, углубившись в лес, нашел ельник с зарослями заячьей капусты. Он нафаршировал грибы небольшим количеством этой кисловатой травы и, нанизав на прутик, запек над углями. Получилось не то, чтобы очень вкусно, но вполне съедобно. Мальчишки уминали угощение за обе щеки. К концу ужина стало ясно, что ночевать придется здесь же. Удаляться от уже обжитого места на ночь глядя не имело смысла.

Тим натаскал хвои и листьев и подготовил под одним из деревьев довольно теплые и мягкие спальные места для своих маленьких попутчиков. Уставшие и вымотавшиеся дети заснули почти сразу, а их "дядя" остался сидеть возле костра. Ему нужно было осмыслить очень многое.

Едва заметное касание веточкой, и обугленная головня разломилась надвое, подняв при падении целое облако искр. Вспыхнувшее пламя высветило лица мальчишек, спящих неподалеку. Кроны деревьев образовывали настолько плотный полог, что за ними почти не удавалось разглядеть небо. Почему-то Тима это раздражало. Ему очень хотелось увидеть звезды. Откуда-то в душе прочно угнездилась тоска, и никак не удавалось понять, что именно ее породило. Через некоторое время Тим не выдержал и залез на ближайшее дерево. Он добрался почти до самой макушки и, когда ветви стали слишком тонкими и хрупкими, чтобы подниматься по ним дальше, устроился поудобней и поднял голову к небу. Миллионы звезд почти ослепляли своим таинственным блеском, подавляли своим величием. На фоне их спокойного сияния все проблемы казались совсем маленькими и незначительными. Тоска устремилась куда-то вдаль, оставив в сердце лишь тихую спокойную печаль. Звезды шептались друг с другом, не обращая внимания на случайного свидетеля их вечных бесед. Но Тим продолжал напряженно вслушиваться в их тихий, едва уловимый говор. Вскоре ему показалось, что он начал понимать отдельные слова. Потом услышал незатейливый мотив какой-то песенки. Вскоре он понял, что поют ее двое - удалось различить женский и мужской голос, а в самом конце стали понятны даже слова самого последнего куплета:

И если вдруг несчастье

Настигнет вас внезапно,

Незримые помощники

Услышат вас везде.

Мои единорожки,

Усталости не зная,

Слетятся отовсюду

И выручат в беде.

Слова показались ему очень знакомыми, но, увы, вспомнить хоть что-то с ними связанное не удалось, словно на памяти кем-то был поставлен блок. Шепот звезд опять слился в однообразный фон. Тим вопросительно взглянул на небо, и ему показалось, что она маленькая и неяркая звездочка лукаво подмигнула. От этого на душе стало как-то легче и теплее. Звездочка еще раз подмигнула, и Тим помахал ей рукой, желая спокойной ночи, хотя при этом и почувствовал себя полным идиотом.

"Зато умиротворенным идиотом", - добавил он про себя.

Попрощавшись со звездочкой, Тим быстро слез с дерева. Убедился, что мальчишки спят как ни в чем ни бывало, устроился у них в ногах и заснул. Он умел спать очень чутко. Благодаря этому застать его врасплох даже во сне было крайне сложно.

Утром веселая компания позавтракала ягодами - Тим старался без нужды не экспериментировать со своей новой пожароопасной способностью, поэтому костер не зажигал.

После завтрака долго думал, как переносить весь этот склад вооружения. Пока предавался размышлениям, братья расхватали короткие мечи и заявили, что-де, им просто до зарезу необходимо оружие для самообороны. Остался один двуручник, но его как раз легко было закинуть на плечо. Когда Тим указал мальчишкам выбранное им направление, Элан неожиданно заупрямился:

- А почему мы пойдем именно туда? - спросил он.

- Это направление ничем не хуже всех остальных. А по идее, если идти все время прямо и никуда не сворачивать, то есть некоторые шансы выйти к какому-нибудь поселению.

- Тогда почему мы не идем вот сюда? - Элан рукой показал в противоположную сторону.

- Потому что я оттуда пришел.

- Дядь, а дядь, - Рой настойчиво дергал рукав Тима. - Ты же сказал, что нам все равно куда идти. Так давай пойдем вот туда, - мальчишка показал еще одно направление. - Мне ночью мама снилась. Она сказала, чтоб мы шли в ту сторону.

- Да, да! - тут же включился в беседу Элан. - Если ему мама приснилась, то точно нужно ее послушаться, - он, незаметно для Тима, вопросительно кивнул брату, и, получив ответный кивок, заулыбался. - Точно, дядь, ну идем туда! Что тебе стоит?

- Кажется мне, что вы что-то не договариваете, - прищурился Тим. - А ну сознавайтесь!

- Мы ничего не скрываем, честно-честно! - Рой сделал настолько правдивые глаза, что Элан не выдержал и прыснул.

- Ой, беда мне с вами. Вот, думаю, может бросить вас прямо здесь, посреди леса. Пусть волки покушают. А сам пойду куда хочу. Оставайтесь с вашими секретами, - Тим равнодушно отвернулся от ребят и зашагал в избранном им самим направлении. Разумеется, он не собирался их бросать по-настоящему, но припугнуть, пожалуй, стоило. Что-то ему подсказывало, что вся эта таинственность может очень плохо кончится. Он отошел недалеко и, когда убедился, что деревья окончательно скрыли его от мальчишек, присел на пенек, чтобы переждать какое-то время. Потом он намеревался тихо вернуться и заставить перепуганных ребят выложить ему все, что они скрывают.

- Ушел, - сказал Рой, ошарашено глядя вслед уходящему от них "объекту".

- Думаешь, он по-настоящему ушел? Не пугает, а просто бросил нас? - спросил его Элен.

- Не знаю. А вдруг. Он все-таки убийца. Что ему два маленьких мальчика? - хмыкнул Рой.

- Но у него же самого - сын, думаешь, сможет вот так нас бросить? Таких маленьких и беззащитных? Тем более, что, по ходу, Милена сделала тебя на него похожим.

- На кого? - не понял его брат.

- На его сына.

- Чтооооо? - изумился Рой.

- А ты не понял?

- Нет. А почему у него сын блондин? Вроде у него волосы черные, у Пантеры темно-каштановые, с чего бы их сын мог быть светловолосым?

- А я знаю? - огрызнулся Элан. - Правда, видел я как-то мать Т'химо. У нее волосы такого же цвета. Почти белые. Словом, как у тебя. Так что, наверное, внук пошел в бабушку. Ну ты даешь, мошенничать - так всегда пожалуйста, а посмотреть на результат даже и не подумал.

- Так и не интересно было. Какая разница, какой он будет?

- Между тем, наш дорогой "объект" перестал от нас удаляться, - старший брат посмотрел на браслет. Алая точка несколько отдалилась от зеленой и синей, но в настоящий момент она была неподвижна.

- Пугает! - констатировал Рой.

- Надо бы изобразить испуг, что ли. А то будет подозрительно, - предложил Элан.

- Вернется - что мы ему скажем?

- Я скажу, что ты у нас странный немножко. Как-то раз ты ударился головой, а потом появились странные способности. Иногда ты чувствуешь верное направление, а иногда - куда не стоит ходить. А боялись мы признаться потому, что в деревне за это твое свойство нас колдунами называли и потому обижали. Вот мы и испугались, что он нас бросит. Складно?

- Складно! - одобрил Рой.

- Вот и здорово. А теперь давай пугаться! Три, четыре!

На счет "четыре" браться завопили, что было сил:

- Дядя Тиииим! Не бросай нас! Дядя Тиииим!

Элан посмотрел на браслет и шепнул брату: "Возвращается". Рой просиял, и они опять закричали:

- Дядя Тииим! Мы больше не будем! Нам страшно!!! Дядя Тим!!!

Рой заставил себя заплакать. В итоге "объект", вернувшись, увидел ожидаемую картину - испуганные и заплаканные малыши беспомощно топтались на поляне. Тим почувствовал, что просто не в состоянии на них злиться. Рой, увидев его, радостно взвизгнул и бросился на шею.

- Дядя Тим, ты вернулся!!! Не уходи больше от нас, дядя Тим!!! Пожалуйста!

Элану, как старшему брату, явно было неловко проявлять свою радость столь бурно, но и он не удержался и обнял вернувшегося к ним взрослого за ногу.

Когда первый восторг улегся, Тим еще раз задал Элану вопрос:

- Теперь ты скажешь, что же вы от меня скрываете?

- А ты поклянись, что после этого не бросишь нас. Самой страшной клятвой поклянись! - встрял Рой.

- Ладно, самой страшной клятвой клянусь, что не брошу вас здесь в лесу и выведу к людям! - пообещал Тим.

- Хорошо, - просиял Элан. - Видишь ли, Рой - он немного странный. В детстве сильно головой ударился, и с тех пор с ним происходят странные вещи. Иногда он знает, где не нужно ходить, иногда, наоборот, куда нужно ходить. Нас за это не любили. Считали, что мы колдуны. Ну и... Один раз в него даже камень кинули! А еще мы же... мы же... сам же видишь, - он указал на свои заостренные ушки. - Это Рой оружие нашел. Ему ночью приснилось, что если мы пойдем в лес, то сможем найти оружие и много денег. Вот мы и пошли. А сейчас ты пошел в ту сторону, куда он не хотел идти.

Рой испуганно посмотрел на Тима снизу вверх. В огромных синих глазах плескался ничем не прикрытый страх.

- Ты ведь не бросишь нас? - спросил Рой срывающимся голосом. - Элан не виноват. Он нормальный. Если хочешь, оставь здесь меня, а его возьми с собой!

Тим почувствовал гнев и возмущение, направленное на тех, кто обижал малыша и понял, что ни за что на свете не бросит ни его, ни его брата на произвол судьбы. Вот обеспечит им нормальную жизнь, тогда и займется своими делами. Тем более, что никаких особых дел у него пока и не было. Нет памяти - нет дел, а тут хоть что-то полезное можно сделать. Чем плохо?

- Конечно я вас не брошу! - ответил он и взъерошил волосы на макушке Роя. Тот засмеялся и взял Тима за указательный палец:

- Я сразу понял, что ты хороший! - сказал мальчишка.

- Молчи уж... и какой из тебя колдун? Ты просто обычный мелкий подхалим! - улыбнулся Тим. - Ну что, пойдем, может быть? Рой, куда ты хотел нас вести?..

На шестой день пути они наткнулись на небольшую тропинку, а по ней вскоре вышли на проезжий тракт. Ликованиям не было конца. Нет, конечно, с такими попутчиками, как Рой и Элан, скучать не приходилось. Тим в процессе понял, что дети - это далеко не подарок. То разнимать их приходится, когда они дерутся из-за какой-то глупости, то есть просят, то устали, то "понеси меня, дядя Тим, на ручках", то уходят в лес "в кустики", а потом приходится их несколько часов искать, потому как ухитрились заблудиться. Словом, когда они втроем вышли из леса, решимость Тима опекать малышей пошатнулась. Оказалось, что детей воспитывать куда сложнее, чем воевать. Он был в этом полностью убежден.

На тракте встретили крестьянина. Он ехал в телеге, которую неторопливо тянула каурая лошадка. Спросили у него дорогу до ближайшего города. Человек сказал, что и сам туда едет и предложил подвезти "дядю" и "племянников". В итоге уставшие мальчишки устроились на теплом душистом сене, устилавшем телегу, и почти моментально заснули, а Тим остался развлекать попутчика. Впрочем, пожалеть об этом не пришлось - крестьянин (Зорь, как он представился) оказался весьма разговорчивым. Во время дороги он охотно рассказывал о Милвилле (так назывался город, куда их сейас везли), о нравах и обычаях местного населения, о ценах на различные продукты и многом другом.

- Неужели вы ни разу не слышали о Милвилле? - удивлялся Зорь. - Это же самый крупный город по эту сторону от Грифонова хребта! О, Пресветлая! Откуда ж вы взялись-то, если даже про Милвилль не слышали?

Тим загадочно улыбнулся в ответ на его вопрос, словно, говоря: "Издалека, но откуда, сказать не могу, прости, друг". Впрочем, его собеседник особо и не нуждался в ответе, потому как, сделав небольшую паузу, продолжил:

- Да ладно, мне-то рассказать не больно сложно. А и дорога будет короче. За разговором-то. Что ж, Милвилль - один из старейших городов. Бают люди, что Святилище и весь старый город создавался, чуть ли не при участии самой Пресветлой девы. Врут ли, или нет, не знаю, но только красиво там... - он восхищенно вздохнул и развел руками, словно показывая, что слова не в силах передать всю прелесть того места. - Вокруг Святилища растут лунные лилии, и нигде больше на свете таких цветов нет. Сколько раз пытались взять их ростки, да высадить где-то еще - не приживались. Видно и впрямь не простое то место. Лилии те цветут только при полной луне. И в такие ночи почти весь город собирается на площади у Святилища. А раз в несколько лет, если полнолуние приходится на самую короткую ночь года, там же проходит обряд избрания Пресветлой девой своих паладинов.

- А как это? - не удержался от вопроса Тим.

- Ты что же, мил человек, и про паладинов Милены не слыхал? - удивился Зорь.

- Слыхал, но только краем уха, - соврал ему Тим. - Расскажи подробней, если не сложно!

- Да чего же сложного-то?! Чай, языком молоть - не мешки таскать - пуп не треснет. Что ж, слушай. Пресветлая паче всех богатств на свете ценит любовь. Но только должна та любовь быть бескорыстной, благородной и верной. За этот дар Пресветлая щедро награждает своих слуг. И вот в ночь Светлой луны, перед Святилищем собираются те, кто хотел бы попытать счастья. В некоторые так даже от несчастья пытаются спастись. У кого неразделенная любовь, например, или одиночество в конец истерзало душу, али еще что с жизнью не так. Оно по-разному бывает. Вот они все разом и собираются. А как зацветут лунные лилии, так по велению Милены двенадцать цветков поднимаются в воздух и сами идут в руки избранникам Пресветлой.

- А остальные?

- Остальные, знать, не достойны. Сам-то посуди, зачем ей столько-то паладинов?

- И что дальше с ними происходит?

- Ну как - что? Служат они Пресветлой верой и правдой полгода в ее Святилище. Да оно там и служба-то не особливо хлопотная - цветы новые принести, постоять во время праздника в почетном карауле и всего-то делов. Через полгода Милена посылает им видение их Судьбы. Словом, должны искать они ту, что является им в этом видении. Коли найдут - то будет им вечное счастье. А коли нет - так тоже ничего страшного - паладинов своих Пресветлая не обижает. Сопутствует им удача во всем. Сложность разве что одна - после посвящения и после того, как Милена явит своему слуге видение, нельзя ему сворачивать с пути. Должен он держать в сердце одну только деву, что в видении была. А ежели отступится - тут ему удача-то и изменит. Хотя, знаю я, мало кого это останавливает.

- А если не найдет никогда он ту, что ему показали?

- Значит, останется навеки верным слугой Милены. И это тоже не такая уж и плохая участь.

Тим задумался. С одной стороны, странно как-то выглядело все. С другой стороны - лучше уж так, чем... Продолжить мысль он так и не сумел, хотя честно пытался понять, какую же загадку на сей раз ему подбросила память.

- Так о чем я? - нахмурился Зорь, заметив, что опять на несколько секунд воцарилась тишина. - Да, о Милвилле. Словом, Святилище очень красивое. А вокруг него - парк, дальше - старый город. Двенадцать улиц, вложенными друг в друга кольцами, опоясывают Святилище, а еще двенадцать, подобно солнечным лучам, берут от него начало и разрывают эти кольца поперек. Здания-то там, какие красивые! - Дух захватывает. Впрочем, будешь там, сам все увидишь, что рассказывать. Новый город, конечно, вовсе не так хорош. Появился он намного позже, когда слава о Миллвиле расползлась по земле. Старый город оказался мал, а строить такие дома, как там, никто уже не умеет. Вот и ставили вокруг свои жилища, кто как умел. И, что вышло - то вышло. Новый город особливой красотой не блещет, зато базарная площадь ого-го, да лавки подешевле, да кабаки, да таверны. Там живет простой народ. Но ты, по всему видно, там все одно не задержишься. Не так уж много я видел вашего брата, но знаю, что вы в Старом городе поселитесь. Правда, странный ты какой-то. В первый раз вижу, чтоб эльф вот так, запросто, с человеком говорить стал. Да и имечко у тебя тоже не эльфье. Хотя, может статься, ты его просто уменьшил.

- А что такого страшного в общении с людьми? - удивился Тим, заинтересовавшись, в чем же он допустил промашку.

- Так эльфы - любимые создания Пресветлой. До простых людей они... то есть вы... то есть... - Зорь неожиданно засмущался. - То есть, что для вас простой человек - так, муха. Ты же со мной вот так, по-свойски. Я, было, думал, что ты из этих, которые полукровки, вроде как. А потом, нет, смотрю, никакой ты не полукровка. Но нос не дерешь, не приказываешь, да и свысока не смотришь.

- Не нужно иметь много ума, чтобы драть нос перед простыми людьми. Но раз в мире появились и вы, и мы, значит, все это случилось не просто так. А раз так - то в чем смысл презирать своего младшего брата за то, что он немножко от тебя отличается! - Тим быстро сориентировался и подстроился под своего собеседника. Он понятия не имел, кого здесь создали первым, да в его задачу это и не входило. Ему нужно было узнать максимум о том мире, где он оказался. Все остальное значения не имело. К тому же...

- Послушай, Зорь, у меня есть одна проблема, может, посоветуешь, как ее можно решить, - услышав эти слова, Зорь горделиво нахохлился, словно просьба эльфа о небольшом совете была огромной для него, человека, честью. - Племянники мои - дети хрупкие, а я все в дорогах, да в разъездах. Какой из меня опекун? Вот и хотел бы я устроить их куда-нибудь. Только нужно обязательно, чтобы место было надежное, чтобы мальчишек моих там не обижали. За деньгами дело не станет. Можешь что-нибудь посоветовать?

Зорь крепко задумался. Молчал минут пять, что для него, видно, является немалым достижением. Потом хитро сощурился и сообщил:

- Да чего ж не помочь? Место-то присоветовать не сложно. Только скажи, они, правда, твои племянники или прячешь их от кого?

- Я? От кого? - удивился Тим.

- Тебе лучше знать, от кого. Эльфы на своих детей только что не молятся. А так, чтобы в чужие руки, да еще и к людям... Это ж какая нужда могла заставить?

Тим только и смог, что смущенно пожать плечами, да отговориться:

- Мальчики - полукровки, им среди эльфов не место.

- Да... Ежели и впрямь полукровки, то тогда да... Так всем и отвечай, ежели кто спросит. А определить своих племянников сможешь хотя бы даже в академию Стражей. Убежать оттуда сложно, присмотр за ними будет суровый, да по окончанию академии они еще и полезную профессию получат. Стоит это не дешево, что правда, то правда, но ты сам сказал, что готов заплатить любые деньги, чтобы племянники остались в надежном месте.

- А чему обучают в этой академии Стражей?

- Известно чему - быть Стражем, - фыркнул Зорь. - Или ты не знаешь, кто такие Стражи? Тогда откуда ты вообще взялся?!

- Откуда я взялся - там таких больше нет, - отшутился Тим. - А на самом деле я издалека пришел, так что не знаю о местных обычаях почти ничего. Ты уж не удивляйся, пожалуйста. Не могу тебе ничего объяснить, просто прими как факт.

- Это ж откуда ты должен был прийти, чтобы даже про Стражей не знать? - хмыкнул Зорь. - Впрочем, мне не жалко - Стражи бывают двух видов - маги и воины. Маги - это те, кто может работать с потоками стихий. Они после академии идут либо ко двору владык, либо занимаются разными исследованиями, кто-то открывает частные практики. В случае же войны, все маги, конечно, будут... как это... мабилизованы, то есть пойдут в армию. А воины - это те, кто не наделен магическими способностями. После академии Стражи-воины идут либо в Мирную гвардию, либо в качестве начальников охраны к разным высокопоставленным лицам, либо как старшие офицеры в войска разных государств.

- Зорь, а что такое - Мирная гвардия? - поинтересовался Тим, махнув рукой на осторожность - и так уже все поняли, что он глубоко не в курсе всех местных дел.

- Это лучшие воины, которые подчиняются только Союзу Верных - высшим жрецам Пресветлой Милены из разных королевств. Жрецы Милены считаются вне политики. Они читают волю нашей богини, и если где идет неправедная война - туда посылают Мирную гвардию. Говорят, после этого, война затухает в течение недели, не больше. Что уж они там делают - кто знает?

- Интересное дело. А подскажи-ка где мне в городе найти эту академию?..

Прошло несколько дней. Все это время в Арк'хаан царило уныние. Впрочем, было с чего - один то ли погиб, то ли пропал, и где его искать никто не знает. Пума лежал без сознания, рана воспалилась, выяснилось, что стрела в дополнение ко всему была отравлена. Леопардик безвылазно сидела у его постели и, похоже, только благодаря ей, он до сих пор оставался в живых. Рысь все так же пребывала в шоковом состоянии - ничего вокруг не видела, не слышала. Даже кормить ее приходилось с ложечки. Волк с Медведем вились вокруг Пантеры, словно две заботливые няньки, подмечая любое ее недомогание раньше ее самой. Наверное, только благодаря им, Ясь держала себя в руках, буквально заставляя себя есть, пить, гулять по парку, выполнять указания Рингевен. У Медведя был листочек с рекомендациями от Леопардика и он со всей скрупулезностью следил за их исполнением.

Тигр старался делать красивую мину при плохой игре, но и ему это не очень хорошо удавалось. Он уже придумал, как помочь Кэйтейре прийти в себя, но для этого ему нужна была помощь Пумы, а тот продолжал балансировать на грани между жизнью и смертью.

В который раз он зашел к Леопардику в больничное крыло. Рингевен спала сидя в кресле рядом с кроватью, где лежал Пума. Морэйн осторожно тронул ее за плечо, девушка вздрогнула и открыла глаза.

- Рин, как он? - в который раз прозвучал один и тот же вопрос.

- Сегодня лучше. Кажется, что состояние уже стабилизировалось. Очень надеюсь, что скоро пойдет на поправку, но пока гарантировать что-то не берусь.

- Знаешь, мне кажется, что тебе стоит пойти к себе в комнату и как следует выспаться. Нам не хватало только, чтоб еще и ты заболела, - предложил Тигр, отмечая, что Ринн за это время совсем осунулась и побледнела.

- Пока не могу. Его обязательно нужно вытащить. Хотя бы ради... Т'химо... - шепотом сказала Леопардик.

- Сокол хотела немного посидеть с ним.

- Пока нельзя. Буду уверена, что с ним все хорошо, сразу ее позову. А пока...

В этот момент со стороны кровати, где лежал Пума, раздался еле слышный стон. Рин тут же вскочила с кресла. Раненый открыл глаза. Посмотрел вокруг. Еле слышно прошептал:

- Воды... можно?

Морэйн схватил со стола чашку и протянул Рин. Девушка взяла со стола тонкую трубочку, опустила ее в чашку, зажала один конец пальцем и поднесла к губам Пумы. Тот с жадностью начал пить воду. Леопардик улыбнулась и сказала Тигру:

- Передай Соколу - через час - ее вахта.

Морэйн просиял:

- Будет сделано, Ваша Всеисцеляющая Светлость!

В город они приехали вечером. Без проблем миновали стражу, заплатив незначительную пошлину. Дальше Зорь собирался ехать в один из трактиров, где он останавливался каждый раз по приезде в Миллвиль, но Тиму с его "племянниками" туда идти он отсоветовал - все-таки эльфы, а в Новом городе люди всякие попадаются. А эльфы - лакомый кусочек для "лихих" людей.

Тепло попрощавшись со своим попутчиком, Тим по его рекомендации отправился в Старый Город, в гостиницу со странным названием "По ту сторону радуги". Впрочем, комнаты там оказались уютными, а хозяин, к слову, полуэльф, встретил путников со всем радушием. Цена, которую запросили за два номера (всего-то четыре серебрушки), Тиму показалась бесстыдно низкой, впрочем, он не стал спорить - кто знает, какую плату за обучение мальчишек потребуют в академии.

Сонно потирающих глаза Элана и Роя Тим направил в отдельную комнату по соседству со своей. На вопрос - хотят ли они что-нибудь поесть с дороги, дети ответили отказом. Убедившись, что мальчишки устроились со всеми удобствами и заснули, Тим спустился вниз в обеденную залу и кивнул трактирщику, чтоб ему принесли что-нибудь поесть. Вскоре девушка-разносчица уставила его стол разнообразными яствами. Не обращая внимания на ее более, чем красноречивые взгляды, Тим воздал должное местной кухни, а потом, оставив на столе положенную плату за ужин, удалился в свою комнату. Девушка сердито нахмурилась, глядя ему вслед.

- Ты слышал, о чем этот наш гад говорил с крестьянином? - Рой, наконец, получил высказать брату накипевшее во время дороги возмущение.

- Угу. Он собирается нас отдать в академию Стражей... наивный, - криво улыбнулся Элан. - А чего тебе не нравится?

- Только не говори, что тебе эта идея по душе! Мне, к примеру, совсем нет радости учить какие-нибудь банальности в компании с малолетними недоумками! - возмутился Рой.

- Ты на себя в зеркало давно смотрел? - поинтересовался его брат.

- Я так выгляжу, а они такими являются, чувствуешь разницу?

- Спорный вопрос, - задумчиво заявил Элан, и провел правой рукой по лбу, словно стирая капельки пота. - Знаешь, а я думаю, что это прекрасная идея. Там и нам будет спокойно, и он тоже далеко не уйдет.

- С чего ты взял? Он же, вроде, путешествовать собирался!

- Мало ли, что задумал он. Главное, чего хочу я - самоуверенно провозгласил Элан. - Ты не дергайся - утро вечера мудренее, а бог альва всяко хитрее. Как это люди говорят? "Человек предполагает, а Бог - располагает!" Вот и располагайся. Давай немного поспим. Завтра нам предстоит то еще веселье.

Тим проснулся от того, что к нему прямо на живот свалилось что-то довольно мягкое, но тяжелое. Чувство опасности молчало, поэтому он просто приоткрыл глаза, чтобы посмотреть, что же все-таки произошло. Чуть не вздрогнул, когда обнаружил буквально в нескольких сантиметрах от своего лица две ухмыляющиеся детские мордашки.

- Ну ты и горазд поспать! - ехидно заявил Элан и скатился с Тима.

- Дядька Тим, айда гулять по городу! - Рой решил, что живот "дядьки Тима" ничем не хуже, чем мягкий диван и явно решил на нем попрыгать. Пришлось аккуратно скинуть нахаленка на пол. Впрочем, он не обиделся, а с визгом стянул со стула помятую черную рубашку, с головой ею укрылся и начал скакать по комнате с воплями: "Я черный призрак!!! Всем лежать и дрожать!!!"

Тим почувствовал, что сходит с ума. Закрыл глаза, медленно досчитал до десяти. Подождал, когда "черный призрак" пойдет на очередной заход к его кровати, резко протянул руку и вырвал из рук сорванца свою рубашку.

- Так, живо вниз, скажите трактирщику, чтоб накрывал на стол. Завтракать будем, - услышав про еду, сорванцы со всех ног припустили к двери. Похоже, проголодались они не на шутку.

Тим встал с кровати, потянулся, выглянул в окно. Солнце уже поднялось высоко над городом. Присвистнул, представив, сколько же времени он проспал. Оглядел одежду, поморщился. Он терпеть не мог одевать на себя что-то грязное, помятое и пыльное. Увы, в настоящий момент другой альтернативы не было. Тщательно оттряхнул всю одежду, и только потом, недовольно нахмурившись, оделся. Аккуратно заправил кровать, закрыл дверь на ключ и спустился в обеденную залу. За столом, где восседали сорванцы, царило веселье. Элан пытался ложкой ударить пюре так, чтобы максимально забрызгать Роя, который в это же время размазывал гущу супа по краю тарелки, одновременно не забывая набрать в рот ягодного сока и метко брызнуть в брата. В момент, когда их увидел "дядька Тим", оба уже были забрызганы с головы до ног. Один - картофельным пюре, другой - красным соком. Трактирщик с опаской поглядывал на шалунов, но не решался сделать им замечание. В конце концов, посетителей они не трогают - и то ладно.

Тим обреченно закатил глаза. Сосчитал до двадцати, потому что считать до десяти уже не помогало. Громовым голосом рявкнул:

- А ну угомонились! БЫСТРО!

Немногочисленные посетители заведения испуганно затихли и все как один уставились на нарушителя спокойствия. Тим покраснел. Быстро спустился по лестнице, подошел к своим "племянникам" а потом, схватив обоих за уши, подтянул их себе и зло прошептал: "Еще раз увижу, что играетесь с едой, будете двое суток обходиться без нее. Ясно?! А теперь быстро пошли отсюда!".

Вытащил обоих хулиганов на улицу, не забыв заплатить трактирщику за не состоявшийся завтрак, плюс добавил небольшую компенсацию за моральный ущерб.

- Дядька Тим злой! - заявил Рой. - Не дал поесть!

- Да. Да. Мы вчера без ужина сидели, а сегодня позавтракать не дал! - поддержал брата Элан.

Тим резко остановился и посмотрел на братьев:

- Если бы вы были голодными - не швырялись бы едой, как куры навозом! - сказал он, - Посмотрите на себя - на кого вы вообще похожи? Два оборванца! Вот что - сейчас мы идем за одеждой, а по дороге я вам объясняю, как нужно себя вести за столом. А вы все мои слова запоминаете. И если я еще раз увижу, что вы ведете себя не надлежащим образом, то, как и обещал, виновный остается двое суток без еды! Раз назвались моими племянниками, то и ведите себя соответственно!

Сорванцы, потупив голову, слушали его, но когда он взял их за руки и повел искать лавку с одеждой, переглянулись и показали "вредному дядьке" языки.

- А по губам? - спросил, не оборачиваясь, Тим. Братья переглянулись и испуганно притихли.

Всю дорогу Тим излагал братьям правила поведения за столом. Элан с Роем сердито сопели и с крайне недовольными физиономиями слушали своего названного дядю. Тим понимал, что их послушания надолго не хватит, потому завернул в первую же лавку, на вывеске которой красовались нарисованные рубашки и штаны. Похоже, не прогадал в качестве, правда, судя по убранству лавки, цену за покупки придется заплатить немалую. Впрочем, этот вопрос занимал его в последнюю очередь - благо, в кармане лежал туго набитый золотом кошелек, из которого за всю дорогу была извлечена одна единственная монета, сдача от которой до сих пор до конца не израсходована.

- День добрый! Чем могу быть полезен высокородному господину? - из дальнего конца лавки, битком забитой глиняными куклами, на которых висела разнообразная одежда, к посетителям просеменил забавный человечек. Ростом он был едва ли не по пояс Тиму, толстенький, с короткими ножками. Он напоминал большой мячик. Рой, глядя на человечка, прыснул, но тут же скривился от боли, так как "злобный дядька" сильно сжал его руку. Элан воздержался от дальнейших экспериментов, решив не повторять опыт брата.

- Мои приветствия! Я и мои племянники прибыли из дальнего путешествия и нам необходимо пополнить наш гардероб новой одеждой. Как видите, старую легче выбросить, чем привести в порядок. Сможете ли вы нам чем-нибудь помочь?

- Разумеется, вы правильно сделали, что зашли, - просиял человечек. - Давайте начнем с молодых господ, - он оглядел мальчишек, схватил Роя за руку и утащил куда-то за ширму. Через некоторое время лавочник выбежал обратно с сияющим лицом и провозгласил:

- Думаю, что это одеяние очень подходит вашему младшему племяннику! - он откинул полог ширмы и перед взором Тима появился Рой, непривычно чистенький и одетый в аккуратненький черный бархатный костюмчик - камзол, расшитый серебряными цветами, в которых угадывались лилии, шелковая белая рубашка и короткие, чуть ниже колена, бриджи. Лицо мальчишки выражало крайнюю степень растерянности в сочетанием с некоторым испугом. Тим сначала заулыбался, а потом вдруг понял, что одетый таким образом Рой ему кого-то очень сильно напоминает. Вот только кого, вспомнить так и не удавалось. Элан весело заулюлюкал, глядя на брата, за что тут же получил легкий подзатыльник от "дяди".

- Да, это то, что надо, - сказал Тим. - Но нам нужно еще что-нибудь менее нарядное, повседневное, желательно комплекта три. На каждого из нас, разумеется.

- Вы - замечательный клиент! - просиял человечек. - Сейчас все сделаем в лучшем виде! - он опять утащил Роя за ширму. Новая повседневная одежда оказалась весьма оригинальной - легкая рубашка в темно-синюю клетку и темно-синие бриджи смотрелись, более чем щегольски. Похоже, даже неугомонному мальчишке обнова пришлась на душе. Тим одобрительно улыбнулся и жестом показал, что и этот наряд они возьмут. В общей сложности они провели в лавке больше часа, зато подобрали все необходимое. Любезный лавочник также посоветовал им хорошую сапожную мастерскую. Как Тим и предполагал, обновы не оказались дешевыми. Три золотые монеты перекочевали в карман торговца одеждой. Зато теперь их компания уже не выглядела группой оборванцев. Прохожие с доброжелательным интересом смотрели на почтенное эльфийское семейство на прогулке. Впереди шел высокий черноволосый эльф, в белой шелковой рубашке и черных штанах, перепоясанных широким кушаком. По обе стороны от красавца семенили двое нарядно одетых мальчишек. Младший держал эльфа за руку, а старший просто шел чуть позади. Все трое чем-то внешне напоминали друг друга, так что их вполне можно было принять за отца и сыновей.

- Дядя Тим, дядя Тим! - прокричал Элан, в очередной раз углядев продавца сладостей. - Купи мне медовый леденец!

- И мне, и мне! - присоединялся к его предложению Рой.

- А у вас ничего не слипнется? - ехидно спрашивал дядя Тим, но угощение все равно покупал.

Они дошли до центра Старого города, полюбовались на Святилище Милены, на фонтаны в дворцовом парке, на чудесные старинные здания. Братья на время решили вести себя тихо и мирно - уж больно любопытно было все посмотреть. Ближе к вечеру они подошли к величественному зданию академии Стражей. Тим постучал в ворота. Братья мигом напряглись, зная, что за этим может последовать. Рой испуганно прижался к ноге "дяди". Тот не обратил на это внимания и еще раз настойчиво постучал в дверь.

Вскоре им открыли. На пороге стоял высокий привратник с окладистыми усами и военной выправкой.

- По какому делу вы пожаловали в академию? - сурово спросил он, а потом посмотрел на притихших мальчишек и лукаво им подмигнул.

- Хотел племянников к вам на обучение пристроить.

- Ну и ну, - удивился привратник. - Всякое я видел, но чтоб эльфы своих детей к нам решили привести - такого еще не было.

- Это мои племянники. Они не чистокровные эльфы, - уточнил Тим.

- Полуэльфы, стало быть. Да все равно, редкая птица. Что ж, позову нашего Магистра, пусть разбирается.

Тим насторожился. Слово Магистр вызвало в нем целую бурю эмоций, ни одна из которых не была, впрочем, положительной. Но он постарался ничем не выдать своих чувств, только чуть сильнее сжал ладошку Роя.

Привратник провел их внутрь здания и попросил подождать в приемной. Перед уходом, он указал на огромный черный диван, где можно было поместить человек десять.

- Ты хочешь отдать нас? - грустно спросил Элан, жалобно глядя на Тима.

- Мы тебе совсем не нравимся? - уточнил Рой, при этом его синие глаза были грустными-грустными. До такой степени, что "вероломный дядька" почувствовал себя предателем.

- Нравитесь, но я не могу вас с собой взять - я сам даже не знаю, где буду завтра, а вы - дети, вам нужно где-то постоянно жить, учиться, - Тим словно оправдывался. - В дороге всякое бывает, а вы у меня совсем еще маленькие...

- Мы не маленькие! - перебил его Рой. - Мы очень даже взрослые. И мы можем за себя постоять, - он помахал в воздухе своими кулачками, словно демонстрируя, какой он непобедимый.

- Да ладно, чего ты ему доказываешь, он все равно нас бросит, - сказал брату Элан. - Он уже все решил. Нас все бросают и предают. Родители бросили, в деревне обижали, и этот наш дядя тоже... ничем не лучше, - мальчик сердито посмотрел на Тима. - Такой же предатель, как и все.

Тиму отчего-то стало стыдно. Он понимал, что поступает так, как нужно, но легче от этого на душе не становилось.

- Значит, эти милые детки хотят у нас учиться, - в приемную вошел высокий плотный мужчина лет пятидесяти. В его внешности особенно колоритно смотрелась черная окладистая борода.

- Да, эти, - подтвердил Тим.

- Меня зовут Ирвил, я - Магистр этой академии.

- Меня зовут Тим, я дядя этих мальчиков.

- А как зовут ребят? - Магистр так сурово посмотрел на братьев, что Рой и Элан тут же нестройным хором прокричали свои имена.

- Отлично, Рой и Элан. Тим, расскажите, пожалуйста, почему вы решили отдать своих племянников на обучение в нашу академию.

- Видите ли, Ирвил, - начал рассказ Тим, еле заставив себя произнести слово "Магистр". - Жизненные обстоятельства вынуждают меня часто ездить по разным странам и городам. А я слишком дорожу моими мальчиками, чтобы таскать их за собой. Детям нужна стабильность. Единственный способ ее обеспечить - это отправить их на обучение в какое-нибудь уважаемое заведение, где за ними присмотрят. Мне будет не хватать моих племянников, но тут уж ничего не поделаешь. Все, что я могу, это оплатить их учебу и проживание.

- Все ясно. Ну что ж, приводите своих ребят завтра с утра. Мы с ними побеседуем, посмотрим, что они умеют, определим, смогут ли они у нас заниматься, какой у них потенциал. После этого мы сможем обсудить этот вопрос более детально. Сами понимаете, мы не можем брать всех желающих. Для того, чтобы поступить в нашу академию, необходимо обладать определенными способностями. Деньги здесь - далеко не самое главное.

- Думаю, мои ребята вас не разочаруют, - улыбнулся Тим, которому, правда, отчего-то не было ни радостно, ни весело.

- Что ж, буду ждать вас завтра, - откланялся Ирвил.

Домой шли в молчании. Рой отказался давать Тиму руку, Элан демонстративно отказался разговаривать. Братья шли за своим опекуном и сердитыми взглядами сверлили его спину. Вернувшись в трактир, мальчишки заперлись в своей комнате, попросив принести им ужин туда.

Тим сидел в обеденной зале и с отрешенным лицом пил вино. К концу подходил уже второй кувшин. Не сказать, что было очень вкусно, просто хотелось выпить.

- Вы сегодня один? - шустрая девушка, которая вчера пыталась строить ему глазки, сегодня решила предпринять еще одну попытку завязать знакомство с "высокородным эльфом". Похоже, в этом городе все эльфы по умолчанию считались "аристократами". Тим посмотрел на девушку оценивающе - не дурна собой, даже хороша. Длинные темно-русые волосы, заплетенные в косу, черные глубокие глаза, припухлые алые губки.

- Пока один, - ответил Тим, слегка улыбнувшись.

- Может быть, вам принести еще вина?

- Принеси. А может быть, ты составишь мне компанию? - не растерялся Тим. На душе у него было так муторно, что возможность весело провести ночь показалась весьма привлекательной.

- Конечно! - просияла девушка. - А ваши дети, они...

- Это мои племянники, - уточнил Тим, за что удостоился ослепительной улыбки. - А зовут-то тебя как, красавица? - спросил он, спохватившись, что до сих пор не знает имя девушки.

- Лилея! - ответила она, ушла на кухню и вскоре вернулась с кувшином вина и еще одним бокалом.

- Лучшая приправа для вина - это поцелуй красавицы, - Тим взял девушку за руку и усадил к себе на колени. Налил вина себе и Лилее, поднял бокал, - Твое здоровье! - залпом выпил свой напиток. - А теперь обещанный поцелуй! - с этими словами он прильнул к губам девушки. Она с готовностью ответила.

- Еще вина? - предложил он. Лилея кивком выразила согласие.

После третьего кувшина Тим понял, что желает продолжить знакомство с девушкой наедине, подхватил ее на руки и, слегка пошатываясь, направился к себе в комнату. Лилея обнимала его за шею и смеялась. Дойдя до своих апартаментов, Тим опустил девушку на пол, достал из кармана ключ и со второй попытки смог открыть дверь.

- Заходи, - сделал он приглашающий жест рукой...

- Я вот чего не понимаю, почему ты такой спокойный? Нас завтра отдадут в эту академию, и все - до свидания, дядя Тим, пиши письма и все такое! А как мы будем выполнять наше задание?! - начал паниковать Рой.

- Да успокойся ты, у меня есть план, - успокаивал его Элан. - Я ж говорю, альв предполагает, а мы, боги, располагаем! Так что все будет путем!.. - он прислушался - возле их двери прозвучали тяжелые шаги. Потом братья услышали голос Тима и какой-то мерзко-хихикающий (как им показалось) женский.

- Это у тебя тоже под контролем? - хмуро спросил Рой, словно обвиняя брата в том, что происходит.

- Вот... Стоит нам только отвернуться, обязательно какую-нибудь бабу заведет! - возмутился Элан. - То с этой своей Кэйтейрой развлекался, то Илвэль, помнишь такую? А остальных, которые однодневки, даже я вспомнить не смогу. Брррр. Вот, бабник... Не понимаю, зачем ему вообще Пантера сдалась? Он, как мне кажется, и без нее неплохо время проводит. Может, забьем на все это? Пусть с ним Милена разбирается. Это у нее любовь-морковь до гроба, а, может, у парня более широкие взгляды на это дело.

- Угу. Так он сейчас никого и не помнит. Ни Пантеру, ни Кэйтейру, ни Илвэль... Так что пока свободен... как муха в полете... Зато потом будет себе локти кусать "Что ж я натворил?! Как я мог?!".

- Предлагаешь вмешаться?

- А что нам еще делать? Я б тоже не стал лезть, да только Милена-то что скажет? Увеличит нам срок пребывания здесь еще лет эдак на... С нее станется. Она сказала - беречь его от ошибок и опасностей. Придется следовать инструкции. Не знаю, как ты, а я домой хочу! Мне без способностей жить уже надоело. Вчера вот хотел горячего шоколада себе сделать - фига с два чего получил. Сидел просто как дурак, да на руки пялился, - Рой обиженно насупился.

- Пожалуй, придется нам вмешаться... - подвел итог Элан. - Ох и влетит же потом от "дядьки Тима"!!!

Удары сердца барабанной дробью отдавались в висках - зачем о чем-то думать? Сейчас можно просто получать удовольствие. Тем более, что девица-то и впрямь не дурна. Только чего-то в ней все же не хватает. Вот только чего? Тима безумно раздражали ее темно-русые волосы. Казалось, что они похожи на паклю, насколько бы они лучше смотрелись, если бы в них появились проблески темной меди и золотистые искры. Да и глаза... Пусть бы были не серые, а темно-синие, как бездонный океан, как ночное небо. И подбородок, и губы - все не то, совсем не то. В какой-то момент он понял, что уже и не рад тому, что притащил эту девку к себе в комнату. Да и желание продолжать с ней "знакомиться" пропало. Навалилось какое-то ничем не объяснимое раздражение. Тем не менее, не отступать же в последний момент?

Сшитая из довольно грубой материи кофточка полетела на пол. Девушка закрыла глаза и подставила для поцелуев шею. Тиму она так больше нравилась, с закрытыми глазами. Можно было представить, что они у нее все-таки синие. Воображение изменило ее черты лица, нарисовав совсем другую женщину: родную, любимую, желанную... Захотелось назвать ее имя... Не Лилея. Совсем другое... Память судорожно пыталась понять, какое же имя должно быть, и это даже почти удалось, но тут...

- Папа!!! - раздался возмущенный вопль со стороны двери.

Все очарование моментально испарилось, и память Тима вернулась в изначальное, ничем не замутненное состояние. Девица взвизгнула, протянула руку и схватила с пола первое, что попалось - ну, разумеется, его штаны. Стыдливо ими прикрылась. Визжать при этом не перестала. Для того, чтобы совсем не оглохнуть, Тиму пришлось зажать ей ладонью рот. В комнате стало тише. Тим внимательно посмотрел на нарушителей спокойствия, хотя, в общем-то, сразу понял, кто это был. По голосу догадался.

На пороге стоял возмущенный Рой, за его спиной маячил Элан.

- Папа! Как ты можешь! А если мама узнает? Тебе тетю совсем-совсем не жалко? - синие глаза Роя светились негодованием.

- Ты что, не помнишь, что в прошлый раз было? - поддержал брата Элан.

- Ту тетю вовсе не жалко было - она была некрасивая, а эта - хорошая. Мама узнает, найдет ее и голову отрубит. А меня от крови тошнит! - заявил Рой, участливо и, одновременно, оценивающе разглядывая полуобнаженную Лилею. - Ее голова и на плечах смотрится недурно!

Девушка покраснела, побледнела и попыталась спрятаться под Тима, который от этой идеи вовсе не пришел в восторг. Впрочем, он легко уладил проблему, попросту встав с кровати. Его абсолютно не смущала собственная нагота, зато бесила сама ситуация. В чем-то он был даже доволен - теперь можно смело отослать эту девицу - она ему совсем разонравилась. С другой стороны - крайне возмутительным является тот факт, что эти два неугомонных беспризорника позволяют себе подобные вещи.

- Быстро отвернулись! - прикрикнул он на них. Братья, как по команде повернулись лицом к выходу из комнаты. - Одевайся! - кинул девушке ее одежду. Отобрал у нее свои штаны, поднял рубашку, привел себя в порядок. Лилея, тихо поскуливая, оделась и бочком попыталась выскользнуть из комнаты.

- Прости, что так получилось! - попытался извиниться Тим.

- Да, да, это он нашей маме будет говорить, когда она ему твою голову в мешке принесет. Она у нас ох, какая злая! - нахально заявил побледневшей Лилее Элан.

- Мама папу очень любит и терпеть не может, когда он с другими тетями веселиться, - добавил Рой. - Но ты не бойся, мы, может быть, даже не расскажем ей ничего. Ты только больше к папе не приближайся!

Лилея буквально выбежала в коридор и припустила по ступеням вниз.

- И как это понимать?! - возмущенно спросил Тим. - С каких это пор я вдруг стал вашим папой? И что за бред вы несли про вашу маму? - он еле сдержался, чтобы не добавить, что конкретно он думает про женщину, родившую этих нахальных, вздорных, наглых и совершенно невозможных детей.

- Надо же было ее куда-нибудь выставить, - невозмутимо ответил ему Элан. - Ты думаешь, мы не знаем, кто ты? Ты же в пещере проснулся, да? Которая в лесу? И ничего не помнишь, так?

- С чего вы взяли? - Тим постарался не выдать своего волнения.

- Мы знаем, что иногда в лесу появляются люди, которые ничего не помнят и не знают ничего про наш мир. Их присылает Пресветлая Милена. Нам бабушка рассказывала, - Элан врал так вдохновенно, что даже Рой ему чуть было не поверил. - Эти люди могут сыграть важную роль в судьбе нашего мира. А потом они опять исчезают. Рассказывают, будто они, когда выполняют предначертанное Миленой, вспоминают, кем были и возвращаются домой. Вот мы и подумали, а вдруг тебя там кто-то ждет? У тебя даже кольцо на пальце есть, - Тим удивленно посмотрел на руку и увидел на безымянном пальце серебряное кольцо. Он был готов поклясться, что буквально несколько минут назад его не было. Или было? Он засомневался. Кольцо почти не ощущалось, может быть, оно все это время было на руке, просто он не обращал внимания? Между тем Элан продолжал. - Вот ты сейчас с этой тетей будешь, а они тебя ждут. Потом стыдно будет, - мальчик покраснел, словно от смущения.

- Наша мама очень плакала, когда папа ушел к другой тете, - внес свою лепту Рой. - Она говорила, что он нас предал. А потом мама умерла. И мы остались совсем одни. Вдруг у тебя тоже есть дети? И их мама тоже будет плакать, если ты уйдешь к кому-то другому? И умрет? И они тоже, как мы, станут сиротами? - мальчишка старательно выжал из себя слезу, одновременно подмечая, как Тим отреагирует на его слова.

- Тебе же не нужна была та тетка, правда? - нерешительно добавил Элан и переступил с ноги на ногу.

Слова Роя всколыхнули в Тиме целую бурю разных чувств и эмоций. Во-первых, он, наконец, понял, что же так его раздражало в Лилее. Она совсем не была похожа на ту, другую девушку, которая... Которая была ему действительно нужна. Один из голосов, которые пели песенку про единорогов, принадлежал ей. Та песенка, которую напомнили звезды. Тим попробовал вспомнить, как звучал женский голос, и в душе сразу поселилась тихая грусть пополам с удивительной теплотой и нежностью. В этот миг он был благодарен двум сорванцам, которые не дали ему совершить глупую ошибку, о которой пришлось бы потом жалеть. Посмотрел на Роя, выжидающе глядевшего на него с порога, затем перевел взгляд на Элана, нервно теребящего пуговицу на рубашке, улыбнулся.

- Ох, и дурачье вы! И что мне с вами делать? - подошел к ним поближе, схватил обоих братьев и закружил их в воздухе. Мальчишки звонко рассмеялись.

- Признавайтесь, кто из вас придумал такую ужасную историю про мою супругу, отрубающую головы всем моим любовницам? - спросил он, отпустив, наконец, детей на пол.

- Мы это... импровизировали! - гордо ответил Элан.

- Импровизаторы вы мои, - Тим взъерошил своим сорванцам волосы и весело подмигнул им. - Все, ступайте спать уже. Клянусь, больше никогда не буду изменять вашей маме!

Мальчишки с улюлюканьем удрали к себе в комнату. Тим посмотрел им вслед, и устало опустился на кровать. Мысли назойливыми мухами крутились в голове.

"Как же так получилось, что я не заметил кольцо на руке? - думал он. - Даже дети оказались более наблюдательными. Кто она - та, что осталась где-то далеко? Ждет ли? Ее лицо... я же почти вспомнил ее лицо, и голос... Самый лучший на свете. Как можно было даже подумать о ком-то другом? Есть ли у нас дети? Может быть, сейчас где-то живет мой сын, похожий на Роя или на Элана, а я даже не могу быть рядом с ним, не знаю, как его зовут. Не могу взъерошить ему волосы, не могу подкинуть высоко на руках, не могу заботиться о нем. Я просто плыву по течению и даже не пытаюсь найти дорогу назад! Потому что просто не помню, кто я такой, ничего не помню... - он зло ударил рукой по кровати. - Впрочем, думаю, что в академии Стражей мне могут что-то подсказать. Есть же среди них маги! Завтра выясню, что и как. Ведь слышали же мои мальчишки что-то о таких, как я, значит, маги должны знать куда больше".

Приняв решение и успокоившись, Тим смог все-таки заставить себя заснуть. Всю ночь ему снилась какая-то дребедень. Какие-то огромные насекомые, которые гонялись то за ним, то бегали от него. Потом появился черноволосый кучерявый парень с ручным волком, который сказал "Куда бы ты сейчас не уходил - обязательно возвращайся, братишка!" И еще была змея. Красивая, серая с бурыми пятнами по всему телу. Она просто не могла не нравиться. Тим подумал, что эта змея чем-то очень близка ему, словно они с ней связаны в одно целое. Точнее понять было сложно. Эта змея что-то зашипела, а потом подползла к лежащей на кровати девушке. Та повернулась и посмотрела прямо на Тима. Это была она, та, имени которой он не помнил. Девушка слабо улыбнулась и погладила змею, словно так все и должно быть. Спустя мгновение Тим понял, что может смотреть через глаза этой рептилии. Он пригляделся. Девушка была совсем бледная и, похоже, ей сильно нездоровилось. Во всяком случае, под глазами у нее лежали тени, а движения были замедленными, словно требовали слишком много усилий. Тим попытался дотянуться до нее, обнять, но в этот момент все вокруг потемнело и пропало...

- Дядька Тим, дядька Тим!!! Вставай! Пора завтракать! - Рой настойчиво тряс его за плечо, а Элан сосредоточенно стягивал на пол теплое одеяло.

- Сгиньте, кошмарики! Мне такой сон снился, а открываю глаза - вы маячите! Что за невезение?! - посетовал Тим.

- Мы есть хотим! - заявил Элан и упер руки в боки.

- Мяса!

- И молока!

- А еще сладостей! - внес свою лепту Рой.

- Когда же я от вас избавлюсь?! - простонал Тим и попытался натянуть одеяло на голову. Тут же на другом конце повисли оба сорванца и начали тянуть на себя. - Вот я вас!.. - рывок и братья летят на пол, не удержав одеяло в руках.

- Так не честно! - завопил Элан. - Ты вот какой здоровый! А мы маленькие и совсем слабые!

- Зато вас двое! - попытался пристыдить его Тим.

- Зато ты старше нас обоих! - не сдавался Элан, а Рой подбросил совсем уж убойный аргумент:

- Мы маленькие и нас нужно регулярно кормить и давать молоко. Иначе не вырастем, такими и останемся. Маленькими и вредными. Тебе такое надо?

- Я тогда сойду с ума, - простонал Тим. - Все, живо вниз, закажите на завтрак все, что захотите, а мне, пожалуйста, тарелку картофельных оладьев, да земляничный вар. Хочется горло промочить чем-нибудь горяченьким.

- Да-да, дядька Тим, мы понимаем, после вчерашнего горло промочить просто необходимо! - подмигнул Элан и едва успел увернуться от подзатыльника. Шмыгнул за дверь, выглянул, показал язык и умчался заказывать "горяченькое".

- Дядька Тим - бестолковый, но хороший! - сообщил зачем-то Рой и тоже удрал, захлопнув за собой дверь.

- Чудики! - усмехнулся "дядька" и полез в шкаф за одеждой.

- Как ты сегодня? - спросил Морэйн, заходя к Пуме.

- Лучше, - на обветренных губах раненого мелькнула улыбка. - Сегодня даже поел с удовольствием. Думаю, хватит мне уже бездельничать.

- Это хорошо. Потому что у меня есть к тебе важный разговор, - Тигр решил не ходить вокруг, да около, а сразу все объяснить и рассказать.

- Весь внимание.

- Скажи, ты никаких изменений, связанных с Кругом, не чувствуешь?

Пума удивленно посмотрел на Морэйна и задумался. Потом сказал неуверенно.

- Что-то странное, как будто... - его лицо внезапно помрачнело. - Он погиб, да?

- Не совсем, но близко к тому, - ответил Тигр.

- Как это?

- Он погиб, но Пантера говорит, что вмешалась Милена и все поставила с ног на голову. У нас есть шансы вернуть Т'химо обратно. Но речь сейчас не об этом.

- Как это произошло?

- У него был приступ. Скорее всего он увидел твою кровь. Рядом с тобой была Леопардик. Не знаю, что ему показалось, но он попытался ее убить, вмешалась Рысь и...

- Что с ней? - в глазах Пумы промелькнула тревога.

- Она... - Морэйн пытался сказать все как можно более мягко. - Она убила Т'химо, защищая Рин, но это было очень сильное потрясение и она до сих пор словно не с нами. Ни с кем не разговаривает. Молчит. Только в окно смотрит и иногда плачет. Собственно, мне нужна твоя помощь. Я, кажется, знаю, как вернуть ей рассудок.

- И как же? - заинтересовался Пума. - Вообще мне нужно ее осмотреть. Есть много вариантов, как вывести ее из шокового состояния. Но интересно, что придумал ты.

- Думаю привести ее к тебе и сказать, что ты умираешь. Она привязана к тебе, поэтому если ты хорошо разыграешь свою роль, то Кэйтейра почти наверняка придет в себя. Лечим подобное подобным.

- Вариант. Не слишком мягкий, но все же... Только так ли я ей дорог? - грустно улыбнулся Пума. - Впрочем, чем не возможность узнать это на деле? Давай попробуем. Мне пока не так уж сложно будет разыграть умирающего.

- Сейчас начнем? - спросил Тигр.

- А чего тянуть? - прозвучал ответ.

Морэйн зашел в комнату Кэйрейры. Благо, она была недалеко. Девушка все так же безучастно смотрела в окно. Тигр изобразил на лице крайнюю скорбь и обратился к Рыси.

- Кэй, у меня плохая новость. Не знаю, слышишь ли ты меня... - вгляделся в лицо девушки - ни малейшей тени эмоций. - Стрела, которой ранили Пуму, оказалась отравленной. Он зовет тебя... попрощаться, - опять никакой реакции. - Ты пойдешь? - в ответ тишина.

Тигр взял Кэйтейру за руку и повел к Пуме.

- Садись, - Морэйн заставил Рысь сесть на стул рядом с постелью раненого. Девушка послушно присела. - Я оставлю вас наедине. Тигр вышел.

- Кэй... - Пуме даже не приходилось прилагать особых усилий, чтобы голос звучал слабо и хрипло. Он взял ее за руку. Посмотрел ей в глаза. Рысь сидела и была похожа на сломанную куклу. Она даже не смотрела на него. Как всегда... Как все это время. Пума постарался отогнать от себя грустные мысли. Он уже давно простился с Кэйтерой, сам сказал ей, что больше не будет унижаться и выпрашивать ее внимание, а теперь все приходится начинать заново. Но самое обидное, что это вовсе не похоже на игру. Он действительно хочет быть с этой девушкой, хочет, чтобы она улыбалась ему, хочет хоть что-то значить в ее жизни... Только все это впустую. Повезло же полюбить фарфоровую куклу! Впрочем, что теперь говорить? Раной больше, раной меньше - какая разница? Главное, чтобы она пришла в себя.

- Кэй... я скоро уйду... Кэй... - через силу заставил себя дотронуться до ее руки, - Я хотел попрощаться с тобой... - Пума еле удержаться, чтобы не вздрогнуть, когда рука Рыси слабо дрогнула в его ладони. - Я любил тебя... всегда... Хочу... чтоб ты знала... - он судорожно сглотнул. Умирающий, или нет, а от волнения горло пересохло. - В моей жизни была только ты... Кэй... Знаешь... Мне опять страшно умирать... Глупо, да? Пожалуйста, скажи что-нибудь на прощание... - Пума пригляделся, ему показалось, что губы Рыси слегка дрогнули. Он закашлялся. По ощущениям в горле словно терновник застрял. Хотелось пить. Попытался дотянуться до стакана с водой. Видимо, перестарался, потому что плечо, внезапно, словно пламенем заполыхало. Сжал зубы, чтобы не закричать. По краю сознания скользнула мысль, что игра в умирающего такими темпами может скоро стать реальностью. Все-таки не сдержался и застонал. И в этот момент:

- Нилькар... - Рысь тихо произнесла давным-давно забытое имя. Ее взгляд стал куда более осмысленным. Девушка взяла стакан с водой и протянула его Пуме. Тот сделал несколько глотков. Дышать стало легче.

- Спасибо...

Пума увидел перед собой зеленые глаза Рыси. Они были так близко, что у него перехватило дыхание.

- Я... - девушка слегка покраснела и замолчала.- Ниль... - ее губы легко коснулись губ Пумы. - Ты только держись, только останься. Я все исправлю. Все-все... Ты очень нужен мне.

По щеке Рыси скользнула слеза. Девушка небрежно ее смахнула, словно стыдясь. Совсем некстати в горле у Пумы опять запершило. Он изо всех сил пытался сдержать рвущийся наружу кашель, но получалось плохо. Наверное, со стороны это выглядело как настоящая агония, потому что Кэйтейра испуганно вскрикнула и, вскочив со стула, распахнула дверь:

- Леопардик! - закричала она что есть силы.

Рингевен, которая буквально несколько минут назад прилегла вздремнуть, вскочила, словно ужаленная. Голова отказывалась что-то понимать. Вроде, голос принадлежал Рыси, хотя, когда это она пришла в себя и почему никто об этом не знал? Может, что-то с Пумой случилось? Леопардик набросила на себя первое, что попалось под руку - это была рубашка Волка и, плюнув на приличия, рванула по коридору выяснять, кто же ее звал.

Увидев открытую дверь в комнату Пумы и выглядывающую оттуда Рысь, Рингевен на мгновенье остановилась.

- Рин, он умирает, сделай же что-нибудь! - набросилась на ошеломленную девушку Кэйтейра.

Леопардик вбежала в комнату и увидела кашляющего Пуму. Выглядел он не самым лучшим образом. Однако проделав все необходимые манипуляции, девушка поняла, что пациенту совершенно ничего не грозит. Подала симулянту стакан воды, повернулась к Рыси:

- Ну и зачем было так кричать? - спросила она. - Что, сама не могла ему воды дать? - Рингевен была в курсе планов Тигра, а потому решила сделать вид, что возвращение Кэйтейры ее ничуть не удивляет.

- Он умирал!

- Вечно ты краски сгущаешь, - фыркнула Рин. - Отставить панику. Никто не умирает. Он, конечно, сейчас не в лучшей форме, но жить будет, обещаю.

- Стрела же была отравлена!!! - оторопела Рысь.

- Была. Только теперь уже все нормально. Он поправляется. А теперь, если не возражаешь, я пойду спать. И уж если тебя так заботит состояние моего пациента, то вполне можешь за ним поухаживать, пока я отдыхаю. - Эй, пациент! - сказала она, обращаясь уже к Пуме. - Хватит пялится на мои ноги, у Рыси они ничуть не хуже.

Сказав это, Леопардик ушла, а Кэйтейра повернулась к виновнику переполоха.

- Какого... - начала она.

- Хватит, Кэй, - прервал ее Пума. - Не нужно говорить то, о чем будешь потом жалеть. Я люблю тебя, а ты... наверное ты все же сможешь полюбить меня, правда?

- Ты такой дурак, Нилькар... - прошептала Рысь, присаживаясь на стул рядом с кроватью.

Когда Тим спустился вниз, сорванцы уже вовсю уминали многочисленные яства, которыми был густо уставлен стол. Тарелка с аппетитными оладьями стояла немного поодаль. Тим сел на свободный стул и притянул к себе угощение, а также кружку с горячим ароматным напитком из молодых листьев земляники, затем с наслаждением схватил оладушек, и, не церемонясь, откусил от него большой кусок. Нет, выдержка у него все же оказалась на высоте. Он ухитрился даже не подать вида, что лакомство пересолено и переперчено сверх всякой меры. Не обращая внимания на заинтересованные взгляды "юных отравителей", Тим проглотил оладий и запил его земляничным варом. Про себя порадовался, что прохиндеи не додумались подсыпать еще чего-нибудь ему в питье.

- Вкусно! - заявил, он. - Просто обожаю это блюдо, а здесь его даже немножко поперчили - просто прелесть! Хотите попробовать? - разрезал еще один оладий и протянул Элану и Рою по половинке.

Пакостники попытались отказаться, но не тут-то было. Тим заявил, что они могут все не есть, но попробовать просто обязаны. И если они этого не сделают, то он на них сильно обидится. Пришлось братьям все-таки взять "угощение". Как они ни старались, а сдержать гримасы не удалось. Мужественно съев "дело рук своих", бедокуры насупились и разобиделись.

- Что, понравилось блюдо? - ехидно спросил Тим.

- Даааа, - промычали братья, судорожно прихлебывая компот из кружек, чтобы затушить пожар во рту, а также избавиться от мерзко хрустящих на зубах кристалликов соли.

- Вот и здорово, потому что каждый раз, когда вы будете для меня готовить что-то в этом роде, вам придется все съедать самим. Поверьте, я сумею вас заставить! Это ясно? - уточнил Тим.

- Угу...

- Ну, раз "угу", то будем считать, что завтракать мы закончили. Сейчас пойдем в академию. Побудете там до вечера. Вам нужно будет отвечать на все вопросы и делать то, что скажут. Вечером я вас заберу, обещаю.

- А потом ты нас там оставишь и уйдешь? - обреченно спросил Элан.

- Давайте после об этом поговорим, хорошо? - уклонился от ответа Тим.

Они вышли из таверны и довольно скоро добрались до здания академии. Дверь открыл вчерашний привратник. Он сразу же узнал посетителей и, не мешкая, проводил их в кабинет магистра.

- Очень рад вас видеть, - Ирвил поднялся, приветствуя посетителей. - Все-таки решили доверить нам своих племянников? - спросил он Тима.

- Да, думаю, им здесь будет хорошо. Во сколько мне за ними зайти?

- За час до захода солнца. К этому времени мы вполне успеем провести все необходимые тесты. Если все будет хорошо, то послезавтра ваши племянники смогут приступить к учебе.

- Превосходно, - просиял Тим, но его улыбка тотчас исчезла, стоило ему заметить настороженные и обиженные взгляды мальчишек.

- Плохой дядька. Злой! - прошептал Рой себе под нос.

- Ладно, мальчики, не скучайте, вечером я за вами зайду. До встречи, мастер Ирвил! - Тим сделал вид, что не расслышал слова племянника, и быстро выскользнул из кабинета.

- Что ж, мальчики, давайте для начала пообщаемся, - начал собеседование Ирвил. - Расскажите мне немного о себе. Сначала ты, Элан, - обратился он к старшему брату.

- Мы раньше жили в лесу с дядькой Тимом. Не очень далеко отсюда. Дядька Тим нас воспитывал.

- А куда делись ваши родители? - поинтересовался магистр Ирвил.

- Не знаю, - пожал плечами Элан.

- У нас родители - дядька Тим, - радостно сообщил Рой.

- Но он не ваш отец?

- Он наш дядька! - опять встрял в разговор Рой.

- Все ясно с вами, - вздохнул магистр. - И как же он вас воспитывал?

- Наказывал ремнем! Заставлял есть всякую гадость! За уши дергал! - охотно наябедничал Элан.

- Не думал, что у эльфов процветает такая... старомодная система воспитания, - удивленно пробурчал под нос Ирвил.

- А мы не эльфы! Мы - полукровки! - уточнил Рой.

- Кто вам такое сказал? - спросил магистр.

- Дядька Тим! - вновь наябедничал Элан.

- Однако... Странный у вас дядька... "Добрый"...- покачал головой Ирвил. - А он учил вас чему-нибудь?

- Учил читать, писать, считать... - начал перечислять Рой.

- ...фехтовать на саблях и на мечах, драться, стрелять из луков и арбалетов... - продолжил Элан.

- ...метать ножи и зажигать костер с помощью светлячков, - закончил список дисциплин Рой.

Магистр от удивления сначала открыл рот, потом закрыл, потом опять открыл и только спустя минуту нашелся, что сказать.

- А... Эээээ... Ваш дядька Тим - кто он такой... чем занимается?

- Он все умеет, - небрежно сообщил Элан. - Просто не всегда хочет это показывать. А недавно мы с братом играли и уронили на него полено...

- С крыши, - уточнил Рой.

- Оно ударило его по голове, и дядька Тим потерял сознание, а потом перестал нас узнавать, - жалобно сказал Элан. - Он пришел в себя и долго нас расспрашивал, а потом что-то начал рассказывать про какую-то пещеру. Мы испугались. Тогда дядька Тим сказал, что отвезет нас в город, а сам будет искать какую-то тетю. Вот и... отвез.

- Похоже, надо бы мне с вашим дядькой Тимом более подробно побеседовать, - пробурчал ничего не понимающий магистр. - Ну хорошо, давайте проверим ваши знания. - Он взял со стола книжку и протянул ее Рою. - Прочитай-ка то, что написано на семнадцатой странице, с самого начала. Ты ведь сможешь найти семнадцатую страницу?

- Конечно! - мальчишка резво пролистал книгу, нашел нужную страницу и бегло прочитал отрывок из текста, - "...Много есть сведений о встречах с альвами - излюбленными созданиями Пресветлой Милены и все они противоречивы. Одни говорят, что альвы почти неотличимы от эльфов, другие описывают их как великанов ростом выше в два раза, чем самые высокие люди, с волосами малинового цвета, торчащими во все стороны и с глазами, подобными двум плошкам. Кто встретит такого альва, тому..."

- Штаны придется от страха отстирывать! - захохотал Элан. - Вот это да... интересно, сколько выпил автор этой книги, прежде чем написать ее... - Рой присоединился к брату.

- Да... страница выбрана неудачно, - сказал Ирвил Рою, когда мальчики отсмеялись. - Впрочем, я лишь хотел понять, насколько хорошо ты читаешь. Признаться, удивлен. Сколько тебе лет?

- Пять! - ответил Рой. - Скоро уже шесть будет... через восемь месяцев!

- А когда же дядя Тим начал учить тебя читать?

- В три года! - сообщил ему мальчишка.

- А ты тоже так же читаешь? - спросил Ирвил у Элана.

- Я предпочитаю читать про себя, - прозвучал ответ. - Но если желаете, могу и вслух, это не сложно. Только давайте, мы почитаем что-нибудь менее... абсурдное.

- Да... мальчики... вам удалось меня удивить... Теперь проверим, как вы умеете считать... Скажем, Элан, скажи, сколько будет если пять умножить на двенадцать?

- Шестьдесят, - сообщил Элан, совершенно не задумываясь над ответом.

- А если двадцать шесть умножить на девятнадцать?

- Четыреста девяносто четыре, - тут же вклинился в разговор Рой.

Ирвил судорожно сглотнул.

- И всему этому вас научил дядька... ой... ваш дядя Тим?

- Ага, - синхронно ответили мальчишки.

- Что ж, давайте продолжим нашу беседу в зале для тренировок. Вы говорили, что дядя учил вас также фехтовать?

- Да!

- Пойдемте, покажете мне, чему именно он вас научил.

Спустя час все преподаватели, проверявшие знания братьев, в один голос сообщили, что мальчики великолепно обучены. Конечно, до взрослых им еще далеко, но они сильно опередили всех своих сверстников.

В тире Ирвил окончательно осознал, что в его руки попали настоящие вундеркинды. Мальчики ни разу не промахнулись, стреляя сначала из луков, а потом из арбалетов. Все стрелы ложились ровно в центр мишени.

И только последнее испытание юные дарования прошли не слишком хорошо. Даже простейшие магические трюки давались им довольно сложно. Хотя, кое-что получалось. Элан смог в конце концов создать небольшой "светлячок", а Рой, помучавшись минут пять, зажег свечу.

Все испытания завершились до срока и мальчиков отвели обедать в столовую. После этого, магистр Ирвил вновь призвал детей к себе и продолжил выспрашивать их про дядю Тима и прежнюю их жизнь. Узнал много нового, к примеру, то, что дядя Тим - хороший, только порой выпивает и потом веселится с всякими плохими тетями. А еще он очень любит своих племянников, но после удара поленом по голове обижен на них. Кроме того, мальчики сообщили по секрету, что раньше дядя Тим был учителем фехтования, а потом из-за какой-то тети поселился в лесу, а из-за своей потери памяти он периодически заговаривается и придумывает всякие небылицы. Словом, досталось дяде Тиму по полной программе. К концу дня Магистр даже не знал, что и подумать про эту странную личность.

Весь день мучимый совершенно необъяснимыми угрызениями совести (хотя с чего бы им взяться?) Тим гулял по Старому городу. Посидел у фонтанов, полюбовался на старый городской парк, зашел в Святилище Милены, где его опять посетило некое смутное воспоминание, которое, впрочем, вывести на сознательный уровень он так и не смог. Весь день он пытался понять, с какой стороны подступиться к решению проблемы. Не придумал ничего лучше, чем вечером расспросить магистра Ирвила, не встречал ли он упоминаний о подобных случаях потери памяти.

В положенное время Тим вошел в здание академии. Сразу подметил, что все встреченные им люди, включая привратника, смотрят на него с каким-то болезненным любопытством, а кое-кто, и вовсе с затаенным страхом. Удивившись такой странной реакции, он решил справиться у магистра, чем именно она вызвана. Увидев племянников, Тим, понял, что сильно по ним соскучился. Хотя, спрашивается, как можно соскучиться по двум ходячим стихийным бедствиям?

- Признаться, ваши племянники поразили меня до глубины души, - сообщил магистр, едва Тим переступил порог его кабинета. - Вы прирожденный педагог. Я еще ни разу не видел таких одаренных детей, как ваши мальчики. Они настолько хороши, что я согласен взять их на обучение даром. Более того, академия будет платить им стипендию. Но есть одно предложение лично вам. Впрочем, скажу прямо, мальчиков мы возьмем к себе, даже если вы его не примете.

- И что за предложение? - поинтересовался Тим, удивленно отметив про себя тот факт, что никаких особых талантов у своих племянников он сам до сих пор не заметил. Если, конечно, не считать таковым повышенную вредоносность мальчишек. Но это же не школа диверсантов!

- Не согласитесь ли вы хотя бы на время их обучения поработать у нас преподавателем? Допустим, вы могли бы курировать младшую группу, где будет учиться Рой, - предложил Ирвил.

- Ээээ... а что мне нужно будет делать?

- Будете следить за развитием ребят (таких малышей у нас всего лишь двенадцать), намечать им учебную программу, возможно, вести некоторые дисциплины. Со слов ваших племянников я понял, что вы прекрасно разбираетесь в литературе, математике, великолепно владеете многими видами оружия, умеете интересно рассказывать. Мне кажется, из вас получится отличный наставник, - Тима неприятно резануло по ушам слово "наставник". Хотя причину этого он опять-таки не смог вспомнить. - Обещаю, оплата вашего труда будет более чем достойная...

- Мастер Ирвил, ваше предложение, безусловно, весьма лестно для меня, - сказал Тим, поразмыслив некоторое время. - Но давайте поговорим начистоту - возможно, это звучит несколько странно, но... я не принадлежу этому миру, и появился здесь совсем недавно... - Магистр незаметно переглянулся с мальчиками. Рой, воспользовавшись тем, что дядя сидит к нему спиной, демонстративно покрутил пальцем у виска, словно говоря: "Я ж вам говорил! Он точно рехнулся!". А Тим, между тем, продолжал. - Несколько дней назад я очнулся в какой-то пещере. По неизвестной мне причине я не помню, как туда попал и кем был до того. И сейчас больше всего на свете я хочу восстановить свою память и найти способ вернуться обратно. С моими так называемыми племянниками мы встретились в лесу. Они заблудились. Насколько мне известно, у мальчиков родных нет, и никто их искать не станет. Разумеется, я не мог оставить детей... - Рой бросил на Ирвила беспомощный взгляд, в котором звучали нотки отчаянья, мол, какой кошмар, даже дядя нас не признает!

- Да, ребята рассказали мне о ваших проблемах, - осторожно ответил ему Ирвил, еще раз переглянувшись с мальчишками. - Думаю, что мы можем помочь вам, правда, не обещаю, что все произойдет быстро. У меня есть право отправлять любые запросы во все библиотеки нашего государства. Если вы согласны подождать некоторое время, то я, пожалуй, поищу интересующие вас сведения. Увы, ответы на запросы приходят с некоторыми задержками - пока еще бумага обойдет все библиотеки, пока на местах проверят наличие нужных данных... Думаю, полное исследование продлиться около года. Все это время вы можете жить здесь, но если уж вы так торопитесь, то...

- Понимаю, - кивнул головой Тим. - Все, что я помню к вашим услугам. Хотя, признаться, объем моих воспоминаний и знаний сейчас ничтожен. Что до ожидания, то оставаться здесь на целый год я не могу - там, откуда я появился, меня очень ждут. Нужно спешить. Если вы сможете отправить запрос по моему делу - я буду вам весьма признателен. Вернусь через год, чтобы узнать ответ.

- А то, чему вы учили мальчиков... - начал, было, магистр, но Тим перебил его.

- Простите, я ничему их не учил, разве что недавно прочел им лекцию о том, как нужно себя вести за столом.

- Все с вами ясно, - вздохнул Ирвил. - Хорошо. Приводите мальчиков завтра и захватите их вещи. Мы с радостью возьмемся за обучение ваших... племянников. Пока же еще раз обдумайте мое предложение. Возможно, вы все-таки согласитесь остаться у нас хотя бы на некоторое время.

- А что с оплатой?

- Я же сказал, что мы их берем без оплаты - их таланты этого достойны. Мальчикам будет начисляться стипендия. Словом, можете о них не беспокоиться, - пожал плечами магистр.

- Дядя Тим! Ну дядь, ну пожаааалуйста! - ныл Рой всю дорогу. - Останься с нами! Мы будем себя хорошо вести! Ну, пожааалуйста!!!

- Рой, ты уже взрослый мальчик, чего ты изнылся? Не могу я целый год сидеть с вами. Мне домой нужно вернуться. Меня там ждут, волнуются, а я здесь, с вами.

- Кто тебя ждет, дядька Тим? - настороженно спросил Элан.

- Я не помню их, просто знаю, что ждут. Только девушку свою помню. Она такая грустная... Снилась мне недавно. Как раз вчера. А вы меня разбудили! - погрустнел Тим.

- А как ее зовут?

- Не помню...

- Как ее зовут - не помнишь, кто она такая - тоже, наверняка даже не помнишь, а твоя ли это девушка. И после этого ты хочешь нас бросить из-за нее! - Элан раздраженно топнул ногой.

- Я не бросаю вас! - вспыхнул Тим. - Может быть, вы забыли, но я не ваш дядя и не обязан с вами всю жизнь возиться! У меня есть свои дела, свои заботы и проблемы! Я и так сделал все, что смог - нашел вам дом, обеспечил жизнь... Но требовать, чтобы я все бросил ради вас... - он грубо схватил мальчишек за руки и быстро зашагал в сторону их временного жилья. Рой, не смог поддержать столь быстрый темп ходьбы взрослого, споткнулся и упал. Тим успел несколько притормозить его падение, но мальчик все-таки ударился о шершавые камни мостовой. На коленках появились ссадины. Увидев кровь на ногах, малыш заплакал навзрыд.

- Рой... - Тиму стало стыдно. - Не плачь. Извини меня, малыш, я не хотел тебя обидеть. Ну же, Рой! Хочешь, я куплю тебе леденец, ты же их так любишь... Хочешь, сходим сегодня посмотреть на актеров на площади?

- Щииипет... - жалобно всхлипнул Рой.

- Хочешь, я тебя на плечи посажу и до дома довезу?

- Хочу! - сразу же просветлел малыш, а Элан завистливо на него посмотрел. Тим перехватил его взгляд и пообещал. - Тебя сегодня вечером я тоже покатаю. Ну что, мир? - спросил он у братьев.

- Мир! - подтвердили они.

- Только ты не бросай нас все-таки, хорошо? - жалобно попросил Рой.

- Я постараюсь что-нибудь придумать, - улыбнулся Тим, закидывая его себе на плечи. - Он боялся что-то обещать мальчишкам.

Рой очень быстро освоился на своей "лошадке" и вскоре начал болтать ногами в воздухе и командовать: "Нооо! Пошла!!! Направо, налево..." Рядом с ними вприпрыжку бежал Элан. Дошли до трактира, где Тим промыл Рою ссадины и обработал их специальным порошком, купленным по дороге в лавке аптекаря. После чего перекусили и пошли гулять по городу. За весь последующий вечер Тим едва ли пять минут походил без "наездника". Мальчишки пришли в восторг от нового способа передвижения и без всяких зазрений совести "заездили" своего дядьку. Вернувшись домой поздно вечером, Тим отправил своих подопечных спать, а сам выпил еще кружку разогретого вина со специями. Мельком видел Лилею, но девушка, заметив его, шарахнулась в сторону, словно от чудовища. Перед сном мечтал опять увидеть сон про ту, далекую девушку, но... То ли так сильно устал, то ли просто не тот день был, а никаких снов за всю ночь Тим так и не увидел...

- И это весь твой план?! - ругался Рой. - Ему предложили быть у нас наставником, а он отказался. И чего ради мы старались?

- Да не дергайся ты, - самоуверенно улыбнулся Элан. - Все идет по плану. Мы его утром предупредим, что если он нас оставит одних, мы убежим и все равно его найдем. Если не послушается - сам виноват. В любом случае - никуда он от нас не денется.

- А если денется? - робко спросил Рой.

- Слушай, ты чего, совсем в младенца превращаешься? Не забывай, кто ты есть на самом деле. НИКУДА он от нас не денется. И домой он вернется еще не скоро. И вообще...

- Просто знаешь... - замялся Рой. - Тим очень хороший... Он мне нравится. С ним весело... И вообще...

- Ну ты даешь! - присвистнул его брат. - Ты прямо как ребенок: нравится, хороший... Не забывай, он всего лишь наша игрушка! Ты что, не помнишь, как играл с ним? Пройдет несколько лет, он отправится домой, а мы вернемся к себе. И сколько у тебя еще таких игрушек будет?

- Я больше не хочу так играть, - надулся Рой. - Тим меня сегодня на себе катал, а если бы был игрушкой, то не стал бы так делать. Игрушками только играются. А еще он мне ногу лечил... И прощения попросил...

- Тьфу ты, детский лепет. У меня такое ощущение, что ты и впрямь стал малышом.

- А почему я не могу быть малышом?! - возмутился Рой. - Почему все могут быть маленькими, а мы - нет? Почему, если ты - бог, то обязан сразу быть взрослым?! Почему я не могу хотя бы здесь побыть маленьким?!

- Да оставайся ты хоть на всю жизнь младенцем, мне-то что?! Только не дергай меня, - отмахнулся от него Элан. - Лично я собираюсь получить максимум удовольствия от того, что происходит, а потом пойти домой и придумать новую игру, коль скоро нам не позволяют больше играться с Кругом.

Рой надулся и отвернулся от старшего брата. Молча разделся и лег в кровать. Элан со злостью пнул попавший под ногу ботинок и тоже начал готовиться ко сну.

- Подъем, оболтусы! Поднимайтесь!!! - Элан открыл глаза. В этот же момент с него безжалостно содрали одеяло. - Пора на учебу!!! - громко провозгласил Тим, стаскивая одеяло с Роя.

- Мы так не договаривались! - возмущенно завопили мальчишки.

- А вчера мы тоже не договаривались, о том, что вы меня будете будить. Однако никого это не остановило! Так что не жалуйтесь теперь! Все. Встали. Умылись. И завтракать! Через полчаса выходим. Кто не успел - идет голодным!

- Дядька Тим... Ты - живодер! - приговаривал Рой, сосредоточенно прожевывая огромный бутерброд с мясом.

- Не живодер, просто плачу вам той же монетой. В другой раз подумаете, прежде чем гадости мне строить. Запомните, мальчишки - сделал другому гадость - она рано или поздно вернется к тебе. Поэтому, прежде, чем что-то сделать - двадцать раз подумайте.

- Угу. И фто раж нувно повумать... - заговорил Элан, одновременно пытаясь прожевать большой кусок ветчины.

- Во-первых, когда жуешь - нельзя говорить - подавишься, - перебил его Тим. - А во-вторых, ты прав, сто раз нужно подумать, если надумаете гадость сделать мне, потому как я вам ее просто так не спущу - и не мечтайте.

Элан так и застыл с открытым ртом.

- А ты что, мысли читаешь? - спросил он, переглянувшись с Роем.

- Нет, просто легко понять, что ты хочешь сказать... с учетом фактов, - братья опять озадаченно переглянулись.

- Вот это да... - восхищенно выдохнул Элан.

- Ладно, это ерунда. Давайте, заканчивайте трапезу, да пойдем уже. Вас, между прочим, давно ждут.

- Дядька Тим, - не выдержал Рой. - Ты все-таки решил нас здесь оставить? Да?

Тим помолчал немножко, глядя на мальчишек, и тихо ответил:

- Я не бросаю вас, просто мне нужно понять, кто я, найти тех, кто меня ждет. Я не помню ничего, но точно знаю, что просто обязан вернуться туда, откуда пришел. Мы об этом уже говорили. Сколько можно?

- Знаешь, мы тогда с тобой пойдем. Не надо нам в академию, - наигранно весело заявил Элан. - Может быть, даже помочь чем сможем! Ты не смотри, что мы маленькие!

- Исключено. Как я вас за собой потащу? Сам не знаю, куда пойду. Даже не представляю, что в дороге может произойти. А если кто-то из вас пострадает - я ж себе никогда в жизни не прощу. Нет. Вы отправляетесь в академию. Если у меня все получится - постараюсь вернуться за вами. Если нет... у вас будет, чем заняться в ближайшие годы.

- А мы все равно из Академии убежим и найдем тебя! - выдвинул ультиматум Элан. - Вот увидишь! Если оставишь нас здесь, тебе же хуже!

- Убежите - так и знайте - отстегаю ремнем и верну обратно. И тогда точно за вами никогда не приеду! - строго оборвал его Тим. - Дети должны жить в безопасности и в полном довольстве. Нечего вам вместе со мной шататься!

- Дядька Тим - злой, но мы все равно не сдадимся, правда, Элан? - Рой решил вставить свое веское слово в безнадежную дискуссию.

- Так. Я все сказал, - отрезал Тим. - Вы. оба, быстро доедайте и в академию. И попробуйте только оттуда сбежать! Не посмотрю, что маленькие - познакомитесь у меня с ремнем!

- Рука не поднимется, - буркнул Элан, доедая свой завтрак.

- Еще как поднимется! - обнадежил его Тим.

Прощание было бурным и скандальным. Сообразив, что их угрозы ни к чему не привели, братья устроили настоящую истерику. Посмотреть на это шоу собрался почти весь преподавательский состав. Не услышать истошные вопли, доносящиеся из-за дверей учительской комнаты, мог только глухой.

- Дядька Тиииим! - Рой вцепился в ногу своего опекуна, как клещ и отодрать его не представлялось возможным.

- Не подходите ко мне! - вопил Элан, уворачиваясь от Ирвила, пытающегося его схватить. Удирая от магистра, мальчишка крушил все на своем пути. Учительская комната была весьма просторной, что играло сорванцу на руку. Один раз преследователь все же смог ухватить его за руку, за что тут же поплатился - негодник извернулся и тут же укусил магистра. Потрясая прокушенной ладонью, Ирвил обратился к Тиму, пытаясь перекричать воющего Роя:

- Может, вы все же останетесь? Хотя бы ненадолго?

- Не могу, мастер Ирвил. Рад бы, да не могу - времени нет.

- Позвольте с вами побеседовать еще раз... наедине.

- Я бы с радостью... если Рой позволит. Рой, ты разрешишь мне поговорить с магистром?

- Я тебе не верю... Ты хочешь от нас убежаааать! - завопил Рой и еще сильнее вцепился в ногу Тима, по которой уже и так начали ползать мурашки.

- А если я пообещаю, что не сбегу?

- Поклянись своей жизнью, что не убежишь! - смилостивился Рой и слегка ослабил хватку.

- Клянусь! - пообещал Тим.

- Ладно. Но только ненадолго, - мальчик разжал руки.

Магистр и Тим вышли в коридор, но, увидев огромное количество любопытствующих, были вынуждены зайти в пустующую комнату неподалеку. По дороге Ирвил велел одному из преподавателей проследить за мальчишками, чтобы они не убежали.

- Присаживайтесь! - магистр указал рукой на стул.

- Да, спасибо, - ответил рассеянно Тим и закинул ногу на ногу.

- Как видите, мальчики совсем не настроены расставаться с вами. Может быть, останетесь? Куда вам торопиться? - предложил Ирвил.

- У меня есть очень важные дела. Меня ждут, ищут. Я не могу терять время.

- Вы можете сказать, кто вас ждет и ищет?

- Повторюсь - я не помню, кто я и кто меня ждет. Помню только некоторые лица, - Тим начал злиться, досадуя, что магистр не желает внять его доводам.

- Скажите, а до удара по голове вы тоже хотели уехать от детей?

- Простите... - удивленно переспросил Тим, - после какого удара?

- После удара поленом по голове, - мне все мальчики рассказали, - пояснил магистр.

- А что еще вам мальчики рассказали? - заинтересовался Тим. Его тон не предвещал племянникам ничего хорошего.

- Да, собственно, ничего особенно нового - только то, что вы их воспитывали, учили, а потом они нечаянно уронили вам на голову бревно, после чего вы перестали их узнавать, все забыли, и при этом решили искать какую-то "тетю". Разумеется, увидев то, чему вы их научили, я не мог не предложить вам должность наставника.

- А чему я их научил? - поинтересовался Тим.

- Как - чему? Счету, чтению, стрельбе из лука и арбалета, бою на мечах и саблях...

- Ах, вот значит как... - проговорил Тим. - Все ясно. Видите ли, мастер Ирвил, у мальчиков очень развито воображение. За то время, что мы с ними знакомы, они, видимо, ко мне привязались и теперь не хотят расставаться. Но я ничему их не учил, готов поклясться. Я действительно очнулся в пещере, а их нашел в лесу. Только странно мне то, что вы о них сказали. Не знал, что мальчишки так талантливы. Получается, что в их истории концы с концами не очень-то сходятся. Может, они из дома сбежали? Не похоже, что обычные деревенские детишки, к тому же сироты, могли быть обучены всему, что вы перечислили.

- Не похоже... Тим, скажите мне, вы точно уверены в том, что до потери памяти не были их дядей? Подумайте. Вы точно это знаете?

- Точнее ничего и быть не может, - уверенно произнес Тим.

- История... - сказал Ирвил. - Что ж, я займусь, пожалуй, поиском их родных. Жалко, конечно, что вы пока не можете здесь остаться. Впрочем, как я понимаю, раз уж не вы их обучали, то... совсем другое дело. Я хотел попросить вас пройти некоторые испытания... на предмет того, что вы знаете и умеете, но теперь, думаю, в них нет особого смысла.

- Отчего же? - оживился Тим. - Я сам бы хотел узнать, что умею и знаю. Так что, если есть желание меня испытать - только рад буду.

- Если желаете...

Они зашли к мальчишкам, сообщили, что дядя Тим согласился пройти несколько испытаний, а потому придется немного подождать. Рой с Эланом, услышав это известие, слегка приободрились и пообещали все это время тихонько посидеть на диване.

Результаты Тима потрясли Ирвила еще больше, чем результаты его "племянников". Этот эльф с легкостью "расправился" с преподавателями различных боевых искусств. Затем, почти не целясь, утыкал центр мишени стрелами, причем, не делая особой разницы между луком и арбалетом. Разве что ругнулся, что арбалет долго заряжать. С метательными ножами - та же история - мимо мишени не промазал ни разу. Разумеется, читать он тоже умел, кроме того, с легкостью написал стихотворение-экспромт и по памяти нарисовал превосходный портрет Элана и Роя. Проблемы начались, когда попытались узнать способности Тима к магии. Сначала он ничего не мог сделать - вообще не знал, с какого бока подойти к этому вопросу. Потом Гейс - учитель стихийной магии, попробовал дать ему тестовое задание. Тим безнадежно провалил тесты по магии воды и магии земли, тест по магии воздуха показал незначительные способности. Все самое интересное произошло, когда перешли к проверке способностей к магии огня. Мастер Гейс, как это обычно практиковалось, объяснил как накопить в себе силу огня, как правильно расположить пальцы руки, чтобы сила нашла себе выход, продемонстрировал все это на практике. По заданию нужно было только попытаться зажечь свечу. Разумеется, никто не ждал, чтобы тестируемый новичок так просто выполнит этот тест. О способностях судили не по выполнению задания, а по тому - нагрелся ли фитиль, появились ли какие-то изменения в магических переплетениях в районе свечи и прочее. Тим все сделал правильно. Только силы не рассчитал. В итоге свеча попросту испарилась, а подсвечник приобрел сильно закопченный вид. Ирвил, увидев это, схватился за голову:

- После этого вы будете утверждать, что не занимались обучением ваших племянников? - спросил он.

- Да, буду. Несмотря ни на что, я точно уверен - мальчиков обучал не я. Если бы я их знал раньше, то, повстречав меня в лесу, они бы не стали спрашивать мое имя. А раз уж они так сделали...

- Это все логично, но... Тим, все же я настоятельно советую вам остаться. Хотя бы для того, чтобы привести в порядок свои знания в области стихийной магии. Вы же можете случайно пожар вызвать, или убить кого-нибудь. Вам это нужно?

- Не нужно, однако... Знаете, мне тоже не так просто оставить мальчишек - они хоть и вредные, но славные. А во мне есть уверенность - стоит только задержаться тут хотя бы на неделю - и все - выберусь не скоро. Все время будет то одно, то другое. Тем более, если возьмусь детей учить... Не хочу с этим связываться, уж простите. Я обещаю, буду осторожным. Вернусь через год, а пока...

- Что ж, настаивать не буду, хотя и кажется мне, что вы делаете ошибку, - покачал головой Ирвил. - Что мальчикам скажете?

- Да что им говорить? Я им сейчас устрою... веселую жизнь, - пообещал Тим. - За их вранье.

- Да ладно, вы сильно-то не лютуйте. Мальчишки - есть мальчишки. Фантазия у них буйная, да к вам привязались - стоит ли за это наказывать? - добродушно посоветовал Ирвил.

- Постараюсь, - пообещал Тим. - Если позволите, я хотел бы с ними пообщаться наедине.

- Как пожелаете, - ответил Ирвил. - Я вернусь через полчаса.

Увидев Тима, мальчики обрадовались. Правда, мрачное выражение на его лице несколько остудило их пыл.

- Так... племяннички... - начал суровый "дядя". - Кому из вас пришла идея наврать с три короба про меня магистру?

- Мы ничего не врали! - встрепенулся Элан.

- А что вы там про полено рассказали... которое мне на голову упало?

Рой покраснел.

- Нужно же было объяснить, откуда ты взялся... - буркнул Элан, стараясь не встречаться взглядом с Тимом.

- Почему вы тогда со мной об этом не посоветовались? Коль скоро вас это смущало. Я же говорил - честно отвечать на все вопросы. На все!

Мальчишки стояли красные от смущения.

- Мы хотели, чтоб ты с нами остался, - робко прошептал Рой.

- Какое же вы дурачье... - смилостивился Тим. - Значит так. Договоримся следующим образом - вы остаетесь здесь на год. Я еду по своим делам. А потом возвращаюсь к вам. Идет?

- На целый год?! - возмутился Элан. - Нет, не идет! Еще на недельку - туда-сюда, а на год - нет и нет! Ни за что! Вдруг с тобой что-то случится, а мы даже помочь не сможем!

- Да чем вы мне помочь-то сможете? Вы на себя в зеркало давно ли смотрели? Чучела лохматые, - ласково улыбнулся Тим. И добавил более серьезно. - Ребята, не подводите меня. Утренняя сцена была просто ужасна. Давайте попрощаемся по-хорошему. Я твердо решил уехать, зачем портить наши отношения скандалами? Вы - мужчины, я - мужчина. Неужели не договоримся?

- Ох, дядька Тим... - как-то совсем по-взрослому покачал головой Элан. - С тобой просто невозможно договариваться. Ты все делаешь по-своему. Не взыщи, мы тоже все сделаем так, как посчитаем нужным. Хочешь уходить - уходи. Не больно-то надо. Но мы тебя предупредили.

- Элан, не делай глупостей, очень тебя прошу! - посерьезнел Тим.

- Кто бы говорил... - фыркнул Элан.

- Дядька Тим... Элан... Не надо, а? - попросил Рой. А потом печально добавил. - Дядька Тим... Ты уходи. Раз так решил, то уходи. Мы не будем больше кричать.

- Рой... я... - в этот момент Тим ощутил себя так, словно действительно предает мальчишек. Мерзостней чувства он еще не испытывал.

- Ничего не говори, дядька Тим. Просто уйди, - Рой отвернулся и побрел к выходу из комнаты. За ним, понурившись, последовал Элан.

Тим остался один. Он чувствовал себя настоящим предателем, хотя был точно уверен, что все делает правильно. Пришел Ирвил, поинтересовался, как удалось уговорить мальчиков. Тим только отмахнулся. Снял с пояса кошель, протянул магистру.

- Вот... это для мальчишек. Если вдруг чего захотят...

- А у самого-то деньги есть? - поинтересовался Ирвил.

- Какая разница? - отмахнулся Тим. - Нет, так заработаю.

- Нравишься ты мне, парень, - улыбнулся Ирвил. - Ты вот что, не дури. Деньги тебе самому в дороге пригодятся. У мальчишек будет стипендия, да и, признаться, негде и некогда им тратиться будет. А к тебе они действительно привязаны и вряд ли захотят, чтобы ты уезжал без гроша в кармане...

- Нет, магистр, все же возьмите. Если вдруг я не вернусь...

- Тим, не спорь со мной и не переживай. Мы своих выпускников на произвол судьбы не бросаем. Тем более таких талантливых. Все у них будет. А эти деньги тебе ой как понадобятся... У меня есть свой интерес в том, чтобы ты вернулся. Из тебя получится хороший наставник - я уверен. Вернешься через годик, подумай, может все-таки осядешь здесь? Не пожалеешь.

- Может вы и правы, - вздохнул Тим. - Что ж, увидимся через год. Вы уж присматривайте за моими... ребятами. Они обещали, что сбегут и будут меня искать. Боюсь, как бы они не выполнили свою угрозу.

- Хорошо, присмотрим, обещаю. Что ж, удачи тебе! - попрощался Ирвил. - Запрос на твои данные я пошлю, глядишь, что-нибудь узнаю.

- Спасибо, мастер, - Тим пожал магистру руку. - До встречи и спасибо за все!


home | my bookshelf | | Перехитрить Судьбу |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 3.6 из 5



Оцените эту книгу