Book: Реальность где-то рядом



Реальность где-то рядом

Андрей Имранов


Реальность где-то рядом

// 00. Объявление функций и типов

Сергей застонал и открыл глаза. Белые стены, белый потолок, кровать, тумбочка, телевизор. 'Больница', - подумал он, - 'почему? Что со мной?'. Пошевелил руками и ногами. Конечности шевелились. С трудом, нехотя и с и неприятными ощущениями, но - шевелились. Ощупал себя - нет ли где под больничной пижамой бинтов или гипса? Кряхтя, повернулся, опустил босые ноги на пол, и сразу же левой ступней попал в тапку. Правая тапка тоже нащупалась рядом.

Сел в кровати. Голова сразу закружилась. 'Не все сразу', подумал Сергей, - 'похоже, лежу я давненько. Что же со мной случилось?'. Задумался.

Хорошо помнилось, как он вчера дописал последние страницы 'Последнего патруля', которому полагалось стать действительно последним и завершить затянувшуюся серию. Вспомнил, и ощутил радостное чувство окончания большого труда, более того, хорошего окончания большого труда. Улыбнулся, качнул головой 'Ай да Серый, ай да... не будем углубляться'. Книга действительно получилась хорошая, он сам это чувствовал. 'Да, закончил', - в памяти возникла картинка последнего листа бумаги, вылетающего из принтера, - 'а дальше-то что было?' Помнится, на радостях добили с женой бутылку Реми Мартен, стоявшую в шкафу еще с Нового Года, потом... потом пришел Мельников, как будто с ним еще сообразили бутылочку чего-то... Карса, вроде, а дальше? А дальнейшее расплывалось в тумане. 'Ой-ей-ей', - подумал Сергей сокрушенно, - 'неужели напился? До больничной койки? Похоже на то... стыдно-то как'.

Тут за дверью послышались шаги. По коридору уверенной походкой шло несколько человек в ботинках на крепкой подошве. Шаги стихли у двери палаты, в которой лежал Сергей и, через секунду, послышался негромкий стук.

- Да, да, войдите, - откликнулся Сергей.

В палату вошли двое мужчин в пиджаках, с непроницаемыми взглядами на мужественных физиономиях, и - невысокий худой подросток чет четырнадцати, с большим пакетом под мышкой. Сергей мазнул по нему любопытным взглядом, заколебался, выбирая главного из двух (слишком одинаковыми выглядели мужчины), остановился на том, который подошел ближе.

- Здравствуйте, господа. Я вас слушаю.

Против ожидания, ответил не один из мужчин, ответил подросток:

- Добрый день, Сергей Михайлович. Как вы себя чувствуете?

- Хорошо чувствую, - ответил Сергей, - мышцы плохо шевелятся и голова побаливает, а в остальном - просто отлично.

Паренек кивнул:

- Это нормально. Это скоро пройдет, - обернулся к мужчинам, - оставьте нас.

Двое, ни слова не говоря, повернулись и вышли, мягко и осторожно закрыв за собой дверь, Сергей проводил их недоуменным взглядом.

- Меня Кирилл зовут, - сказал подросток, - ведь вы меня не помните?

- Нет, - ответил Сергей, он все еще недоумевал, - а что, должен помнить?

- Да нет, - Кирилл невесело усмехнулся, - скорее, наоборот - должны не помнить. Сохранить вам всю память, к сожалению, не удалось, несмотря на все приложенные усилия.

- Память? - Сергей удивленно поднял брови, - но я все помню. Я - Чесноков Сергей Михайлович, писатель, проживаю на...

- Извините, я вас перебью, Сергей Михайлович. Имелась в виду кратковременная память. Сегодня второе февраля две тысячи семнадцатого года.

- Две тысячи... семнадцатого? Вот как...

- Да. Извините еще раз, Сергей Михайлович, у меня мало времени. Я должен вас ввести в курс дела. Есть несколько тонкостей, которые вам следует знать. Во-первых, у нас не было возможности сохранить вам жизнь в пределах вашего родного пространственно-временного континуума. По договоренности с вами, о которой вы не помните, мы переправили вас в этот. Вот, - Кирилл протянул диктофон, - запись нашего с вами разговора.

Сергей взял диктофон, повертел, положил рядом на кровать. Кирилл продолжал:

- Так что этот город - не та Москва, которую Вы знаете. Она точно такая же, но... чуточку другая, - Кирилл улыбнулся, - вы же слышали про параллельные миры.

- Чушь! - сердито сказал Сергей, - Ума не приложу, зачем вы вешаете мне эту лапшу на уши, но...

- Не хотите верить, не верьте, - Кирилл улыбнулся еще шире, - скоро сами убедитесь. Второе, что вам следует знать - в этой Москве вы - просто психолог городского физдиспансера Чесноков Сергей. В этой Москве нет писателя Чеснокова Сергея. По крайней мере, до сегодняшнего дня не было. Сергей покачал головой.

- Допустим, я поверил. И что же такое произошло за те годы, которые я не помню?

Кирилл подвинул тумбочку и сел на нее напротив Сергея.

- У меня нет времени, чтобы все вам рассказать, Сергей Михайлович, да и смысла особого нет.

Скажу лишь, что вы очень мне помогли, и я вам крайне благодарен. Здесь, - Кирилл протянул свернутый пакет, который держал в руках, - триста тысяч долларов и ваши документы. Ваша одежда - в шкафу.

Сергей взял пакет.

- Триста тысяч? Немаленькая сумма. Похоже, я и в самом деле вам неплохо помог. С этими деньгами можно жить и будучи психологом в диспансере.

Кирилл засмеялся.

- Деньги - ерунда, основная моя благодарность в другом заключается. Но не буду говорить, - Кирилл подмигнул, - будет вам сюрприз. А пока скажу только, что скучать вам здесь, я думаю, не придется. Откуда-то вдруг зазвучала негромкая переливчатая мелодия. Кирилл нахмурился, посмотрел на часы, нажал на них сбоку, мелодия прекратилась. Кирилл поднялся.

- Ну что же, Сергей Михайлович, мое время вышло, давайте прощаться. Еще раз большое спасибо за то, что вы для меня сделали. Мне было очень приятно с вами познакомиться. Прощайте, - Кирилл протянул руку. Сергей протянул в ответ свою, чуть задержал рукопожатие.

- По понятным причинам не могу ответить 'взаимно', но в любом случае, благодарю за все хорошее, что сделали для меня вы, - и добавил, - если сделали. Прощайте.

Кирилл пошел к двери, открыл ее, но вдруг обернулся:

- Знаете, Сергей Михайлович, я вам завидую. Я не стал бы с вами меняться местами, будь таковое предложено, но, все равно - завидую. И - я думаю, мы еще встретимся. Поэтому - до свидания.

Кирилл улыбнулся на прощание и закрыл дверь. Сергей посидел еще некоторое время - головокружение улеглось, мышцы уже вроде не думали бастовать, кажется, можно было попробовать встать. Что Сергей и сделал. Получилось с первой попытки - Сергей встал, подошел к окну. За стеклом мело, хлопья снега кружились по небольшому больничному парку, превращая невысокие ели и скамейки в странные белые изваяния. Легкая слабость еще ощущалась, но Сергей и сам чувствовал, что это - ненадолго.

Зверски захотелось есть. Сергей вернулся к кровати, развернул пакет. В пакете был паспорт, водительское удостоверение, причем номера их совпадали с теми, что были у Сергея раньше, более того, это были определенно его права и паспорт. Еще в пакете лежало тридцать плотных пачек стодолларовых купюр. Сергей подобрал диктофон, нажал Play. 'Хорошо, насчет памяти, будем считать, мы договорились. Теперь давайте обговорим место', - вроде бы, голос Кирилла, - 'Какие у вас есть варианты?', - другой голос. Сергей поморщился, свой голос в записи ему никогда не нравился. Голос из динамика звучал в записи плохого качества, через паршивенький динамик, вдобавок был усталый, хрипловатый, но, несомненно - его. 'Ладно, потом послушаю', - решил Сергей и выключил диктофон. Есть уже не хотелось, хотелось - жрать.

Сергей распахнул шкаф. В шкафу лежали пара утепленных джинсов, несколько сорочек, серый вязаный свитер. Нашелся в шкафу и небольшой кожаный портфель, чему Сергей обрадовался - мысль о том, чтобы нести по улицам Москвы триста тысяч долларов наличными в полупрозрачном пакете доставляла ему некоторый дискомфорт. На вешалке висела черная норковая шуба. Сергей хмыкнул. Хотя, учитывая сумму, лежащую на кровати, удивляться было особо нечему. Сергей быстро переоделся, надел шубу, достал с верхней полки глубокую песцовую шапку. Посмотрел в зеркало и остался доволен - вылитый Шаляпин.

Вышел в коридор, огляделся, двинулся наугад направо, и не ошибся - шагов через пятьдесят коридор привел его в холл. Рядом с дверью за стойкой скучала пожилая медсестра. Увидев Сергея, она подняла голову, улыбнулась приветливо и спросила:

- Покидаете нас, Сергей Михайлович?

- Да, - ответил Сергей, - благодарю за гостеприимство, но надеюсь, больше не понадобится. Мне надо где-нибудь расписаться или что?

Сестра отрицательно покачала головой:

- Ничего не надо, все уже сделано. Доброго Вам здоровья, Сергей Михайлович.

- Спасибо. Не подскажете, - Сергей заколебался, спрашивать 'где я нахожусь' ему не хотелось, - не подскажете, как к метро пройти?

- Отчего ж не подсказать, - охотно откликнулась медсестра, - как выйдете через ворота, идите направо, а потом все прямо и прямо, выйдете на Варшавское шоссе. Повернете налево и там, совсем скоро будет метро Профсоюзная. А может, Вам такси вызвать, все же после болезни? Посидели бы пока, чаю попили.

- Спасибо, не надо, - Сергей улыбнулся, - Вашими стараниями, я уже совсем здоров. Пройдусь лучше, свежим воздухом подышу. До свидания.

Сергей толкнул массивную дверь и вышел наружу. Февральский ветер тут же накинулся на него, словно волк, сидевший в засаде. Но Сергей поплотнее запахнул шубу, поднял воротник и ветер разочарованно отстал, только подвывал негромко где-то сбоку, уже не пытаясь заморозить. Сергей с наслаждением втянул в легкие свежий морозный воздух и зашагал по громко скрипящей под ногами тропинке к воротам.

* * *

Семен, кутаясь в свое зябкое пальтишко, забежал под прикрытие палатки, замедлил шаг, подошел к столику и поставил два исходящих паром одноразовых стаканчика.

- Опять шаурму свою взял, - недовольно сказал Антон, - сто раз тебе говорил, что есть эту гадость - только себя травить.

- А тебе я и не взял, - парировал Семен, - на, держи свои блинчики. По мне так - вовсе не гадость. Семен с наслаждением впился зубами в шаурму, но вдруг замер с округлившимися глазами.

- Что, - съязвил Антон, - крысиный хвостик в зубах увяз?

Семен, усиленно пережевывая, промычал что-то и ткнул пальцем Антону за спину. Антон обернулся и увидел идущего мимо полного усатого мужчину в черной шубе. Мужчина был Иным и - довольно сильным. Антон посмотрел пристальнее на его лицо - совершенно незнакомое, и недоуменно обернулся обратно к Семену.

- Ну, Иной, ну, уровня так первого-второго. И что? Ты его знаешь, что ли?

Семен, дожевав, непонимающе посмотрел на Антона, а потом скептически поджал губы:

- Дубина ты, Антон. И за что только тебя так шеф любит? Ты глянь, он же неинициированный.

- Да ну брось, - удивился Антон, снова оборачиваясь - откуда тут взяться..., - но тут же заметил то, на что не обратил поначалу внимания - метка. Метки не было. И закончил: ... ни хрена себе.

- Сказал я себе, - отозвался Семен, - значит так, я за ним аккуратненько потопал, а ты звони шефу. Пусть-ка он его сам охмуряет, а то если мы попробуем, и облажаемся, то будем тогда ближайшие двести лет Кунсткамеру украшать. В виде баранов - сиамских близнецов. Но ты глянь, какая силища. Не удивлюсь, если он Великим станет после инициации, - Семен быстро выпил кофе, и, подняв воротник, двинулся вслед неизвестному Иному.

Антон достал телефон, набрал номер. Дождался ответа:

- Пресветлый...? Добрый день. У нас очень странный случай...

// 01. Инициализация

Сергей зевнул и поморщился. Вчера он закончил последнюю книгу из серии про Патрули, по этому поводу позволил себе немного расслабиться с употреблением горячительных напитков, и голова теперь слегка побаливала. Сергей уже выпил таблетку и теперь ждал, когда она подействует. Утро было совсем не апрельским - тусклым, морозным, с сильным ветром, беснующимся за окнами. Сергей зевнул еще раз и поставил на огонь чайник. Порылся в холодильнике в поисках завтрака, - время приближалось к десяти, дома никого не было, не считая зверья, разумеется. Словно услышав, что о нем подумали, Буся вдруг залаял и зацокал коготками в прихожей.

- Буся, фу! - крикнул Сергей, и тут же прозвенел дверной звонок. Сергей удивился, он вроде никого не ждал. Не торопясь, поднялся, подошел к двери, аккуратно отодвинув крутящегося под ногами пса. Посмотрел в глазок. Искаженное линзами, на него смотрело незнакомое мальчишеское лицо. 'Тьфу ты черт', подумал Сергей, - 'неужели опять?' Скорее всего, за дверью изнывал очередной поклонник его творчества. Время от времени таковые каким-то образом узнавали его адрес и умудрялись просочиться мимо консьержки. Обычно они и сами не знали, чего хотят, и, соответственно, ничего кроме разочарования, в результате вожделенной встречи получить не могли. Почему-то это сплошь были пацаны лет двенадцати - шестнадцати. Сергей таких визитеров очень не любил и старался отделаться от них побыстрее. 'Не открывать, что ли?' - мелькнула мысль, но в этот момент стоявшая за дверью фигурка протянула руку, и звонок прозвенел снова. Сергей поморщился и потянулся к замку.

- Здравствуйте, Сергей Михайлович, - заявил нежданный гость звонким голосом, едва дверь успела приоткрыться. Сергей пристально рассмотрел визитера. Худощавый, темноволосый, но глаза светлые. Паренек стоял, смотря прямо в глаза теплым открытым взглядом, нимало не смутившись мрачным видом хозяина, и Сергей почувствовал к нему некоторую симпатию.

- Здравствуйте, молодой человек, - откликнулся он, впрочем, довольно неприязненным тоном, - чем обязан?

Паренек улыбнулся. Широко и искренне.

- Не беспокойтесь, Сергей Михайлович, я не собираюсь просить у вас автографов, вызнавать, что случилось с героями после книг, фотографироваться в обнимку и прочие пошлости. У меня к вам пара вопросов и одно чисто деловое предложение.

Чесноков вздохнул: 'Еще хуже'. Это наверняка означало, что перед ним - не только поклонник его таланта, но еще и молодое дарование, которое сейчас начнет совать свою рукопись, чтобы Сергей посодействовал ее изданию. Рукопись, разумеется, окажется совершенно нечитаемой, сумбурной и изобилующей ошибками всех сортов и видов. При этом не взять текст означало нанести жуткую обиду, а взять - грозило еще большими неудобствами, потому что юные авторы потом упорно отказывались верить в несовершенство своих текстов и всячески доставали Сергея порой месяцами. 'Что бы там ни было - не возьму', - решил Сергей и опять вздохнул. Но тут в глазах паренька зажглась хитринка:

- И давать вам на рецензию свою гениальнейшую трилогию, - паренек помедлил, - я вовсе не собираюсь.

Однако! Сергей, сам не ожидая, улыбнулся. Паренек зарабатывал очки лихо, как электросчетчик в квартире с отключенным отоплением - киловатт-часы.

- Скажу, что тебе удалось меня заинтриговать, - Сергей распахнул дверь, приглашая заходить, - как, кстати, тебя зовут, не обращаться же мне все время 'молодой человек'?

- Кирилл, - откликнулся паренек, заходя, - но можно и просто - Кир.

Буся обнюхал гостя, виляя хвостом, посмотрел Сергею в глаза, и, удивительное дело, молча удалился в зал. Сергей только головой покачал и пошел в кухню.

- Я чай пить собирался. Можешь присоединиться.

- Отчего нет? - Кирилл уже снял обувь и прошел следом, - Понятие кухни, как места обсуждения всех важных проблем, генетически заложено в каждого россиянина.

- Ого, - Сергей улыбнулся, разливая кипяток по чашкам, - ты меня продолжаешь удивлять. И что, твоя проблема столь важна, что достойна обсуждения на кухне?

- Очень, - отозвался Кирилл серьезно, - для меня - очень важна. Для вас, не знаю, но думаю, что - тоже.

- Сахар клади, - сказал Сергей, садясь, - молока, извини, нет.

- Ничего, я без молока пью, - Кирилл подул, отхлебнул глоток, поставил чашку на стол, - Сергей Михайлович, что случилось с Чангулом Степным Волком, после чего он перестал ходить с караванами и поселился в Дентереке? И еще: почему Талан Трехглазый говорит, что родился в водах Тубы? Разве не все уарские маги пришли с севера?

Сергей аж чаем поперхнулся. Кирилл говорил о героях его недавно вышедшего фэнтезийного романа о древнемонгольской цивилизации. Роман был в штыки встречен критикой и прохладно принят читателями, привыкшими к динамическому развитию сюжета и к светлому Чесноковскому стилю. 'Песчаные реки' же некоторые ретивые критики в запале называли принадлежащим вовсе не Чеснокову, а просто выпущенным под его именем с целью наживы на раскрученном авторе. Роман был тягуч, нетороплив, пронизан историческими эскурсами, и, вдобавок, наполнен довольно натуралистическими сценками, совершенно не предназначенными для подрастающего поколения. Впрочем, Сергей и не думал, что этот роман окажется интересен подростковой аудитории. И уж совершенно не ждал подобного вопроса сейчас.

- Могу я поинтересоваться, чем вызван этот вопрос?

Кирилл покачал головой:

- Это может повлиять на ваш ответ, а мне хотелось бы получить неискаженную версию.

Сергей вздохнул:

- В любом случае, я, наверное, не смогу ответить на твой вопрос. Ты, наверное, неправильно представляешь, как пишутся книги. Точнее, как я пишу книги. Возможно, иные..., - Сергей поморщился и поправился, - другие писатели продумывают свой мир до последней мелочи, но я это делаю не всегда. Если мне по сюжету нужно, чтобы герой не мотался по пескам, а поселился в городе, я так и пишу. А причины, по которым этот герой так сделал... да кто же его знает, столько лет прошло, - Сергей улыбнулся. Но Кирилл шутки не поддержал и продолжал серьезно смотреть ему в глаза. Сергей опять вздохнул:



- Давай так: ты скажи, почему этот вопрос тебе так важен, возможно, это наведет меня на ответ.

Кирилл задумчиво кивнул.

- В последней главе, 'Наследие', Талан прячет все свои книги и принадлежности в подвале дома, недалеко от места, где родился. Если, как я полагаю, Чангул поселился в Дентереке после встречи с туролгоем, а туролгой этот принадлежал Талану, то Дентерек и есть тот город на берегу Тубы. Городище Ден-Терек на территории современной Монголии, знаете? И найти этот дом и этот подвал - дело техники, как говорится. Сергей улыбнулся:

- После встречи с туролгоем... вполне возможно, да, скорее всего, так и было. Все сходится. И найти этот дом... интересная идея. Не возражаешь, если я воспользуюсь ей во второй книге цикла - 'Наследники'? Это очень органично впишется в сюжет, поскольку действие второй книги происходит в наши дни, - Сергей сделал широкий жест, - и я могу упомянуть тебя в предисловии.

Но Кирилл отрицательно покачал головой:

- Я предлагаю воспользоваться этой идеей в жизни. Завтра я вылетаю в Улан-Батор и буду очень рад, если вы ко мне присоединитесь.

Сергей вытаращил глаза на собеседника, Кирилл был абсолютно серьезен и спокоен.

- Ты с ума сошел? Это - фантастика, Кирилл. В смысле, фантастический роман. Там все не просто придумано, а совсем придумано! Никакой связи с реальностью он не имеет! Магии не существует! - Сергей поутих, - И вообще, как это, интересно, ты вылетаешь? Один? У тебя уже есть паспорт? Хотя бы обычный, не говоря уже о заграничном?

Сергей настороженно отстранился, Кирилл негромко смеялся.

- А еще писатель. Про единое информационное поле слышали? Нет на свете ничего совсем придуманного.

Кирилл достал из кармана запаянный в целлофан обрывок какой-то ветхой ткани с проступающими символами, положил на стол перед Сергеем.

- При всем моем к Вам уважении, Сергей Михайлович, не думаю, что вы читаете на древнемонгольском, ну так я вам переведу: 'Я, Чангул, именуемый также Степным Волком даю свое написанное слово Тарбаю Серому Камню о том, что должен ему за двоих овец шерстяной породы, взрослых, здоровых и за одного осла, трехлетнего, здорового двадцать три тэнге и обязуюсь'... далее текст отсутствует. Следует ли Вам сказать, что этот обрывок найден именно в городище Ден-Терек, или сами догадаетесь?

Кирилл поднял чашку на уровень лица.

- А что же по поводу магии, которой не существует..., - и перевернул ее. Но чай не вылился! Кирилл медленно приподнял чашку, опять перевернул ее и поставил на стол. А чай так и продолжал висеть в воздухе, сохраняя форму чашки. Внутри полупрозрачного усеченного конуса кружились чаинки, и смутно белел кусок недотаявшего сахара. Сергей, не отводя глаз от чая, сглотнул. Кирилл приподнял ладонь. Конус чая превратился в подрагивающий шар, вытянулся в сосиску, края сосиски соединились, и в воздухе уже висел полупрозрачный чайный бублик. 'Тороид', - машинально подумал Сергей. Бублик пару раз крутнулся, потом из него протянулась струйка вниз, в чашку. Бублик стал уменьшаться и, в конце концов, окончательно стек туда, где чаю быть и полагается перед тем, как попасть в желудок. Кирилл зажмурился и вытер вспотевший лоб. Потер виски.

- С водой тяжело работать, - сказал на выдохе, - она слишком инертная. Не будь в ней чая и сахара, вообще бы ничего не получилось. Но вы же знаете, - Кирилл открыл глаза, - сами писали.

Сергей только головой покачал.

- Кто ты такой?

Кирилл хмыкнул:

- Вечный странник. Помните, в третьей главе? 'и принял в себя воды, и отринул цепи времени'. Считайте, что я отпил из уарского родника в пятнадцать лет, а как давно - не суть важно. Что касается самолета и паспорта..., - и сухощавый желтолицый мужчина лет пятидесяти, сидевший напротив Сергея, поинтересовался:

- Так лучше?

И снова на писателя глядели светлые смеющиеся глаза пятнадцатилетнего подростка.

- Черт, - сказал Сергей, запустив пятерню в волосы и закрыв глаза, - бред какой-то. Это мне снится, не иначе.

- Соглашайтесь, - Кирилл (Ой ли, Кириллом ли зовут этого... это... существо?) снова был серьезен и убедителен, - Поверьте, такой шанс бывает раз в жизни. Вы же всегда мечтали вырваться за пределы окружающей обыденности. Разве вы с детства не верили, что чудеса возможны? Так вот - они возможны, но очень редки. Если вы откажетесь сейчас, потом всю жизнь будете жалеть об упущенных возможностях.

Сергей молчал. Кирилл зашел с другой стороны:

- Обещаю поделиться найденным. Вы же, небось, лучше меня знаете, что Трехглазый припрятал в подвалах своего дома? А? Только представьте, жезл плодородия - в ваших руках? И пусть даже половина баек про этот жезл - действительно байки, но вы же наверняка чувствуете, что ваши лучшие годы уже позади? Неужели вам не хочется вернуть юность? Продлить жизнь?

- Искуситель, - пробормотал Сергей.

- Кроме того, вы нужны мне. Я вполне могу не почувствовать этот подвал. Да, этот склад магических предметов должен сильно фонить, но Трехглазый же не дурак был. Подвал наверняка заизолирован, а то и свернут, чего доброго. И не факт, что защита сломалась от времени. Да я там могу всю жизнь в сухой глине проковыряться в его поисках. А вы можете просто сказать, где он. Вы же настроены на то время и те события, вам нужно просто поверить в себя, понять, что вы вовсе не придумали свои 'Песчаные реки', а прочитали из мирового эфира.

Сергей глубоко вздохнул.

- Могу дать время подумать, - быстро сказал Кирилл, - до завтра, идет?

- Не надо, - отозвался Чесноков странно изменившимся голосом, - не о чем думать. Я согласен. Только у меня загранпаспорт месяц назад кончился, я его еще не сделал. И визы нет.

- Вай, дарагой, зачем ерунда гаваришь? - За столом опять сидел пожилой узкоглазый мужчина, - какой такой виза-шмиза, паспорт-маспорт? Даверся исс-пициалисту, все будет в лучшем виде.

Сергей поднялся

- Я, пожалуй, коньячка себе налью. Организм требует.

Открыл шкафчик, достал пузатую бутылку

- Будешь?

- Несовершеннолетних спаиваете? - Чеснокову не нужно было оборачиваться, чтобы определить, в каком виде сейчас пребывает его гость.

- Пошел ты к черту, - беззлобно отозвался Сергей, - и хорош мельтешить. Определись, что ли, уже с видом. И с возрастом, а то я не понимаю, как к тебе обращаться. Кстати, как тебя на самом деле зовут-то? Ведь Кирилл - не настоящее твое имя?

- Почти настоящее, - отозвался Кирилл, - Кир меня зовут, но можно и Кириллом, я привык.

- А лет тебе сколько? На самом деле?

- Не помню, - просто сказал Кир, - да и неважно это.

Он допил чай, поднялся.

- Пойду я, пожалуй. Надо еще дела кой-какие доделать. Вот телефон, - Кир положил на стол квадратик бумаги, - если что, звоните. Самолет завтра в девять вечера, часов в семь я зайду. Спасибо за чай.

Сергей проводил гостя, вернулся на кухню, сел за стол и задумался. Подошел Буся, ткнулся носом в колени.

- Вот такие дела, - сказал Сергей, теребя терьера за ушами, - такие дела, брат. Ты веришь, что такое бывает?

Буся негромко гавкнул и помотал головой, он явно не верил. Сергей вздохнул:

- Вот и я - не очень. Но ведь прав он, сволочь. Если сейчас откажусь, то потом всю жизнь мучаться буду.

// 02. Старт

Ту-134 странной расцветки вырулил на полосу и пошел на взлет. Милый женский голос по интеркому сообщил, что авиакомпания 'Ханьгард' рада приветствовать пассажиров на борту лайнера, совершающего рейс Москва-Улан-Батор, проинформировал, сколько времени будет длиться полет, как часто их будут кормить-поить и напоследок предложил во время полета заполнить таможенные декларации. Сергей все еще ощущал какую-то нереальность происходящего. Словно все это происходило не с ним, а с очередным персонажем фантастического романа. 'Ну что же', - решил он, в конце концов, - 'это, как минимум, справедливо - прочувствовать, каково моим персонажам. Неплохо бы узнать, кто автор этого романа?', - улыбнулся, - 'Надеюсь, не Громов', прикрыл глаза, не обращая внимания на жестикуляции стюардессы, показывавшей, где в самолете расположены запасные выходы. Кир, в 'восточном' облике, давно уже дремал, приоткрыв рот и свесив голову набок. Третье место в их ряду пустовало.

Проснулся Чесноков от странного шума, поднял голову и замер: в самолете происходило что-то явно незапланированное. Из салона бизнес-класса доносились какие-то выкрики, двое мужчин, стоя спиной к Сергею над чем-то суетились, а возле перегораживающей салон шторки, настороженно простреливая взглядом пассажиров, стоял еще один мужчина и держал в руке... нацеленный в салон пистолет-пулемет.

Возившиеся в проходе мужчины выпрямились и, сопровождаемые невнятными вздохами и задавленными всхлипами пассажиров, потащили в хвост самолета чье-то тело, похоже, мертвое. Сергей захолодел, ткнул легонько локтем Кира. Из салона бизнес-класса донеслись звуки выстрелов, закончившиеся протяжным криком.

- Сидытэ тиха! - выкрикнул стоящий у перегородки террорист, поводя стволом из стороны в сторону - кто шевилыться - стриляю сразу!

Кир завозился рядом, просыпаясь. Открыл глаза, оценил обстановку.

- Ну это-то зачем? - произнес он с как будто с досадой, - блин. Вот уроды.

Закрыл глаза и откинулся на сиденье.

Стоявший у перегородки террорист вдруг разразился длинной тирадой на незнакомом Сергею языке. Тащившие труп двое бросили его прямо в проходе и, бурча что-то непонятное, но недовольное, пошли к первому. И тут первый сделал неожиданное: подпустив двоих метров на пять, он выпустил в каждого короткую очередь. Салон синхронно вскрикнул. Террорист окинул пассажиров безумным взглядом и выскользнул в направлении бизнес-класса. Салон сразу наполнился встревоженным гомоном.

Очень скоро из-за шторки донеслась стрельба и громкие возмущенные выкрики на незнакомом языке. Через пару минут, впрочем, все стихло. Еще через некоторое время шторка отодвинулась и в салон, мигом создав в нем гробовую тишину, ввалился давешний террорист. Подволакивая ногу, сделал пару шагов, остановился, держась за сиденье. Похоже, он был ранен и ранен серьезно. Какая-то пассажирка, не выдержав, начала тихонько всхлипывать. Террорист громко и гортанно проорал длинную фразу на незнакомом языке, рука с пистолетом-пулеметом начала подниматься. Хозяин руки смотрел на нее явно с ужасом, и, тяжело дыша, сипел сквозь зубы что-то неразборчивое, похоже, молитву.

Что-то вцепилось в руку Сергея, он чуть не заорал от неожиданности, но это был всего лишь Кир. Сергей повернулся к нему и начал понимать: рядом в кресле сидел, бледный и тяжело дышащий, пятнадцатилетний подросток. Пот тек по его лицу ручьями, а челюсти были сжаты так сильно, что, казалось, еще чуть-чуть и у Кира начнут лопаться зубы.

Террорист, наконец, довел ствол до своей головы, выкрикнул отчаянно 'Алла акбар' и нажал на спусковой крючок. Сергей закрыл глаза. Кир обмяк и выпустил руку Сергея.

Подобие порядка наладилось где-то через полчаса. Прихрамывающий пилот, сверкая роскошным фингалом на пол-лица, привлек на помощь пассажиров покрепче телом и нервами, они вместе перетаскали трупы куда-то в хвост. Стюардесса прерывающимся голосом объявила, что до Улан-Батора осталось меньше часа лета и принято решение продолжать полет по маршруту. Кир, успевший превратиться обратно, этого не видел - он уже спал. Сергей задавался вопросом, обратил ли кто-нибудь внимание на метаморфозы его спутника. Во всяком случае, женщина с противоположного ряда время от времени бросала в их сторону странные взгляды.

После посадки их держали в самолете не меньше часа. Сергей выглядывал в иллюминаторы, видел множество машин с мигалками и беготню вооруженных людей вокруг самолета. Наконец, простуженный голос потребовал оставить все вещи в самолете и выходить по одному с поднятыми руками.

Кир все спал. Сергей его растолкал, когда очередь дошла до ряда перед ними.

Вышли с поднятыми руками и, в сопровождении двух настороженных автоматчиков, пошли в сторону аэровокзала. Сергей, заразившись спокойствием спутника, с интересом посматривал по сторонам. Хотя ничего особо интересного не наблюдалось. Здание аэровокзала носило явные следы советского имперского зодчества, надпись кириллицей 'Улан-Батор' над аэропортом только усугубляла впечатление. Автоматчики, не слишком вежливо подгоняя тычками стволов, загнали Кира с Сергеем в большую комнату, где уже стояли в ряд возле стены ранее вышедшие пассажиры. У Сергея сложилось странное впечатление, что все - и пассажиры и милиция - только их с Киром и ждали. Один из милиционеров сбил прикладом с ног немолодую женщину и начал избивать ее ногами. Женщина закрывала голову руками и кричала, что она - российская подданная и требует встречи с консулом. Милиционер молча продолжал ее избивать, помогая ногам дубинкой, пока женщина, наконец, не затихла. После чего он, удовлетворенный, отошел и махнул рукой поджидавшим в сторонке другим милиционерам, видимо, рангом пониже. Двое из них подхватили потерявшую сознание женщину под руки и куда-то утащили.

Избивавший, повесив автомат на плечо, подошел к Киру с Сергеем, и, начисто проигнорировав стоявшего ближе Сергея, обратился к Киру:

- Докумэнты!! - рявкнул он таким голосом, что Сергей аж подпрыгнул.

Кир спокойно вытащил из нагрудного кармана паспорт, и Сергей заметил торчащий из него уголок сколько-то долларовой купюры. 'Зачем?' - чуть не воскликнул Сергей. Совать в такой ситуации взятку - стопроцентный способ огрести неприятности. Милиционер взял паспорт, пролистал. Сергей с ужасом ждал воспитательных мер.

- Ещо докумэнты эст? - паспорт вернулся к Киру, купюры видно уже не было. Кир невозмутимо засунул паспорт обратно, порылся за пазухой и протянул тот же паспорт обратно. Милиционер еще раз пролистал его, протянул обратно и сказал почти нормальным тоном:

- Пашли. Пагаварит надо, - и скрылся за какой-то дверью.

- Стой. Жди, - сказал Кир и пошел следом.

Сергей испугался, что больше он своего попутчика не увидит, но пугался зря: не прошло и минуты, они оба вышли обратно. Милиционер широко улыбался и разве что только не обнимал Кира за плечо. Кир подошел к Сергею и кивнул в сторону выхода:

- Пошли.

Милиционер что-то крикнул в сторону, и загораживавшие выход автоматчики нехотя расступились, проводив выходящих Кира и Сергея оловянными взглядами. Стеклянные двери закрылись, отрезав негромкий гомон пассажиров и восклицание того же милиционера, адресованное, видимо, следующей жертве.

- Ты! Дакумэнты пакажи!

- Пошли, - сказал Кир, он явно пребывал в дурном расположении духа, - возьмем такси до Баянхонгора, а дальше - посмотрим.

- А... эти, - Сергей неуверенно кивнул в сторону оставленного аэропорта, - пассажиры? Может, им помочь как?

- Да нет, - Кир отмахнулся, - ничего им не будет.

Сергей в этом сомневался.

- Может, хотя бы в консульство сообщить?

- Я же сказал, ничего им не сделается! - зло выкрикнул Кир, посмотрел на ошарашенного Сергея, выдохнул.

- Извини, сорвался. Но им и в самом деле ничего не будет, тут дело не в них, я потом как-нибудь объясню. Ладно, давай зайдем в консульство, если так тебе будет спокойнее.

- Будет, - твердо сказал Чесноков.

- Ну, пошли, - Кир вышел на проезжую часть и поднял руку в международном жесте.

Консульство оставило у Сергея самые приятные впечатления. Сотрудники увивались вокруг них с предупредительностью, которая сделала бы честь официантам дорогого ресторана где-нибудь на Садовом. Их внимательно выслушал сам посол, вежливо поблагодарил их от лица 'своего и России' и тут же, набрав какой-то номер на самом большом и изукрашенном телефоне из доброго десятка стоявших на столе, стал туда что-то внушительно выговаривать на монгольском языке.

- Пойдем, - сказал Кир, потянув Сергея за рукав.

- До свидания, - сказал послу увлекаемый к выходу Сергей. Посол попрощался кивком, продолжая недовольным тоном общаться со своим невидимым собеседником. Провожаемые вежливыми кивками и словами прощания, они вышли на улицу.

- Что? - спросил, чувствующий душевный подъем, Сергей, - ловим такси?

- Ага, - ответил Кир, - но для начала на рынок мотнемся. Надо кой-чего прикупить.

На поднятую Киром руку остановился сорок первый Москвич совершенно раздолбанного вида. Но Кир не обратил на состояние машины ни малейшего внимания и шлепнулся на переднее сиденье. Сергей осторожно влез назад и осторожно закрыл дверь - у него не было уверенности, что эта колымага не развалится, если хлопнуть дверью как следует. Дверь, естественно, не закрылась, и водитель, пробормотав что-то снисходительное, перегнулся через сиденья и грохнул дверью так, что машина закачалась, как рыбацкая лодка на волне от прошедшего теплохода.

- Куда еэдэм, свэт очей? - спросил водитель, полуобернувшись к ним обоим. Кир что-то сказал, видимо, по-монгольски. Водитель осторожно улыбнулся, и что-то спросил приглушенным голосом. Кир кивнул. Водитель сказал что-то еще, Кир полез за пазуху, смятая купюра легла на полочку у рычага коробки передач, и, как по волшебству, исчезла. Водитель сказал что-то радостное и обернулся к рулю. Машина, попытки с пятой, завелась, и, дергаясь и чихая, двинулась.



- Ты уверен, что мы на этом куда-нибудь доедем? - осторожно и негромко спросил Сергей у Кира.

- Расслабься, - весело ответил Кир, - и получай удовольствие. Веришь, нет, но совершенно неважно, какую машину выбрать. От этого мало что зависит.

Сергей ничего не понял, но решил, что Кир знает, что делает. Поэтому откинулся на спинку и стал через мутноватое стекло разглядывать проплывающие дома и виды. Такси их ехало поначалу по довольно широкой улице, но вскоре с нее свернуло в сторону, и довольно быстро дома вполне европейского вида сменились натуральными трущобами. Проплутав минут двадцать по узким грязным улочкам, мимо слившихся в одну стену невысоких покосившихся домишек, машина замерла у ничем не примечательного строения. Водитель, бросив что-то, по всей видимости, означавшее 'щас вернусь', выскочил из машины и пропал. Машину тут же окружила толпа плохо одетых чумазых детишек. Дети, молча, раскрыв рты, пялились на машину и на Сергея, которому скоро стало не по себе под их взглядами.

- Чего это они, - спросил он тихонько.

- А, не обращай внимания, - ответил Кир.

Но тут снаружи послышались крики и детишки, как стайка спугнутых мальков, моментально рассеялись. Водитель бухнулся на свое сиденье и протянул Киру какой-то сверток. Кир взял его, приподнял бумагу, посмотрел, кивнул и полез в карман. На этот раз, на свет вылезла небольшая пачка купюр. Улыбающийся водитель, кланяясь, схватил ее, выпалил что-то и опять скрылся.

- Держи, - Кир, не оборачиваясь, протянул назад руку, в которой лежал поблескивающий смазкой пистолет, - спрячь в карман. Обращаться умеешь?

Сергей взял пистолет, но убирать в карман не спешил.

- Зачем это, - спросил он напряженно, - мы вроде ни о чем таком не договаривались?

Кир вздохнул:

- Я надеюсь, и не понадобится. Не понадобится, - повторил он громче, словно пытаясь кого-то убедить, подняв голову и глядя в потолок, - я надеюсь!

- Я слышу, - сказал Сергей, - а если с тобой что-то случится? Что я буду делать? В чужой стране, без документов, с пистолетом в руке?

Кир опять вздохнул

- Да ничего с тобой не случится. И потом: приз-то ого-го какой. Ты что же, хотел его совсем без риска получить?

- Вовсе нет, - отозвался Сергей, - это-то мне как раз понятно. Мне другое непонятно: ты мне и слова не сказал о возможных неприятностях. Раз ты мне пистолет даешь, значит, есть возможность, что из него стрелять придется? И я начинаю спрашивать себя: а чего ты мне еще не сказал? Или чего сказал не так?

- Да успокойся, - досадливо сказал Кир, - не собирался я тебя обманывать. Все должно было пройти нормально, я сам и не собирался стволами обзаводится. Да и сейчас еще не думаю, что пользоваться ими придется. Так, лучше пусть они будут и не понадобятся, чем наоборот, правда же?

Сергей подумал, неохотно согласился и спрятал пистолет во внутренний карман пиджака.

Водитель вскоре появился, совершенно цветущий. Широко улыбаясь, сел в машину, и, что-то радостно трандыча, повел машину обратно, к цивилизации. Довез до какой-то площади с несколькими стоявшими в ряд машинами и микроавтобусами, повернулся к Киру и выдал длинную тираду. Кир благосклонно кивнул, одарил водителя еще одной купюрой, от которой тот дошел почти что до благоговения и вышел из машины, бросив Сергею:

- Приехали. Автовокзал, типа.

Узнав, что они собрались ехать на такси аж до Баянхонгора, вокруг них собралось, по подозрениям Сергея, все имеющее водительские права население монгольской столицы. Сергей, вообще-то, не жаловался на неизвестность, но подобного внимания к своей персоне он не ощущал еще ни разу. Кир уверенным ледоколом продвигался вперед, раздвигая толпу и таща за собой Сергея, пока, по одному ему видимым признакам не остановился у, ничем не выделяющейся, подержанной Тойоты. Завертел головой, и тут же, как чертик из табакерки, появился водитель, бросился открывать двери, протирать стекла и кресла, на двух языках рассыпаясь в похвалах проницательности дорогих гостей, выбравших самую лучшую, самую быструю и комфортабельную машину во всей Монголии. Остальные водители потихоньку разочарованно разошлись.

Тронулись сразу, как только водитель убедился в платежеспособности пассажиров. Кир мельком продемонстрировал ему плотную пачку долларов, чем вызвал у водителя готовность везти их хоть до Австралии. Выехали за город, заправились на заправке настолько архаичной, что Сергей даже заподозрил, что она специально поддерживается в таком виде, чтобы развлекать туристов. Уже километров через двадцать все приметы за окном автомобиля исчезли, и от горизонта до горизонта потянулась плоская, как стол, степь. Кир поначалу негромко переговаривался с водителем по-монгольски, потом замолчал, как показалось Сергею, разочарованно, и начал смотреть в окно, хотя на что там было смотреть - Сергей не представлял. Сам Чесноков откровенно скучал.

Стемнело быстро, как темнеет только на юге - только что солнце еще заливало горизонт багровыми переливами и вдруг, как будто кто-то щелкнул гигантским выключателем, вокруг разлилась совершенная темнота. Сергей то просыпался, то опять проваливался в темноту. Кир же, против ожидания, не спал, а молча смотрел вперед, на пятно света, бегущее по белой дороге. В какой-то момент Сергею показалось, что он заметил промелькнувшие на обочине силуэты людей и тут же машина начала тормозить.

- Зачем останавливаемся? - настороженно спросил Кир.

- Люди, - сказал водитель таким тоном, будто это все объясняло, - надо подвизти.

- Не надо, - убедительно сказал Кир, - поехали дальше, я заплачу.

- Надо, - настойчиво повторил водитель, продолжая останавливаться, и добавил что-то по-монгольски.

Кир, оскалившись, вытащил пистолет и направил его водителю в голову:

- Поехали, - и, Сергею, - доставай ствол.

Водитель что-то горячо заговорил по-монгольски, но Кир его весьма своеобразно перебил, просто выстрелив в боковое стекло.

- Я тоже умею машину водить, - сказал он почти ласково. Тут сзади, метрах в пятидесяти мелькнула пара вспышек и донеслись хлопки.

- Стреляй на вспышки, - бросил Сергею Кир, и, уткнувши ствол в висок водителю, прорычал:

- гони, сука!

Машина тронулась. Похоже, преследователи почувствовали, что добыча уходит - захлопали выстрелы, засверкали вспышки, в левом верхнем углу заднего стекла вдруг образовалось отверстие с сеткой трещин по бокам. Сергей, громко выругавшись, навел пистолет на вспышки и несколько раз выстрелил. Машина, набирая скорость, летела по шоссе. Вспышки остались вдали и вскоре пропали. Так ехали еще минут десять: Кир, молча, оскалившись, держал пистолет у виска водителя, Сергей негромко матерился.

- Стой, - сказал Кир.

Машина плавно остановилась, водитель повернулся к Киру и начал что-то говорить жалобно-просительным тоном.

- Возьми его на мушку, - сказал Кир Сергею, и, убедившись, что Сергей его понял, вышел из машины.

Подошел с водительской стороны, открыл дверь и выдернул водителя наружу. Тот не сопротивлялся, только говорить стал громче и быстрее. Кир бросил что-то короткое, сел на водительское сиденье. Газанул, и, с пробуксовкой, рванул с места.

Так, в мрачном молчании ехали часа два.

- Ну, че ты дуешься? - спросил вдруг Кир, - мне это нравится ничуть не больше, чем тебе.

Чесноков молчал.

- Не должно было этого быть, - сказал Кир тише, - что-то не так. Бля!

Последнее восклицание относилось стоящему на обочине типу со светоотражающими полосками на одежде, вдобавок, машущему чем-то, смахивающим на мухобойку. Кир затормозил, молча сунул за приопущенное стекло стодолларовую купюру, подождал, пока она исчезнет, и поехал дальше. Сергей только мрачно вздохнул.

На дороге до Баянхонгора местные ГАИшники останавливали их раз десять. Большинство удовлетворялось ста долларами, но раза три Киру приходилось выходить, садится в стоящую рядом машину с мигалкой, откуда он всякий раз возвращался злой и взъерошенный. А один раз их вообще вытащили из машины и положили лицами в асфальт. На этот раз, похоже, денежного варианта не хватило и Киру пришлось обратиться к своим сверхчеловеческим способностям. Во всяком случае, Сергей не видел иных причин, почему окружавшие их вооруженные люди вдруг молча сели в свой раскрашенный джип и уехали.

Баянхонгор был похож на старого, видавшего виды солдата-стражника, охраняющего степь от пустыни, начинающейся сразу за последними домиками города. Невысокие серые дома хмуро следили за нежданными гостями своими окнами-бойницами. Людей на улицах было мало, и те, что встречались, казалось, старались поскорее исчезнуть из поля зрения. Кир довел машину по главной улице до пятиэтажного угрюмо-торжественного здания под монгольским флагом, вышел и канул в темноте входа. Появился минут через десять, еще более мрачный.

- Дорога в пустыне плохая, на обычной машине не проехать. В Ден-Тереке экспедиция должна была быть, но говорят, что ее нету. Так что никто туда не поедет, нам придется самим. Это, во-первых. А во-вторых, вездехода, да еще в настолько хорошем состоянии, нам здесь не найти, придется верхом. Ты верхом ездишь?

Сергей длинно и раздраженно вздохнул. Помолчал.

- Умел когда-то. Только не нравится мне все это, - сплюнул, - как в дурном боевике все, не находишь?

Кир даже зашипел от злости.

- Именно, как в дурном боевике. Плюнуть, что ли, на все? - Сел на капот, задумался.

- Да не, - откликнулся через некоторое время Сергей, - сейчас уже смысла нет возвращаться. Проще до конца доехать.

Кир вздохнул.

- Я не об этом. Ну да ты все равно прав. Пошли, лошадей найдем.

Поиск лошадей и покупка припасов заняли весь остаток дня, и выезд отложили на утро. Заночевали на первой попавшейся квартире, у тихого и молчаливого старика. Сергей зашел было в душ, но из кранов не только вода не текла, они проржавели настолько, что вообще не крутились. Похоже, воды не давали лет десять. Неслышно подошедший старик жестами объяснил, что в душ надо идти на улицу. И в туалет - тоже. Сергей вышел в холодную апрельскую ночь, поежился, плюнул и зашел обратно.

// 03. Товарищ Сухов, мимо нас не пролетит и муха

Выехали рано утром. На редких травинках серебрилась роса, над песками стелился прохладный туман, и, против ожидания, настроение Сергея начало потихоньку улучшаться. А когда громадное красное солнце поднялось над барханами, он уже почти забыл все глупые и нелепые неприятности прошедших дней. Впереди из-за кустов выскочил крупный серый варан, раздувая брюхо, грозно зашипел. Но, когда всадники подъехали вплотную, нервы его не выдержали, он сдулся и быстро сбежал под кусты. Сергей негромко засмеялся.

- Мы не заблудимся? - поинтересовался он, оглядываясь.

- Неа, - весело отозвался Кир. Он принял облик подростка сразу, как они выехали из Баянхонгора, объяснив, что так ему удобнее, - чего-чего, а вот заблудиться мы точно не заблудимся.

- Будем надеяться, - усмехнулся Чесноков.

Солнце грело, но не жарило, пустыня, вовсю используя короткие животворные месяцы, лихорадочно цвела и бурлила - барханы песка перемежались цветущими оазисами и островками травы. Сергей расслабился, уверившись, что полоса неудач кончилась и, если впереди еще и будут проблемы, то не столь удручающие. Уверенности этой хватило до вечера. Садящееся солнце начало расцвечивать горизонт багровыми тонами, в воздухе разлилась прохлада, и трели цикад или каких-то других насекомых потихоньку начали затихать. Но тут тишину вдруг разорвали гортанные крики и неожиданно, бывшее совершенно пустым, пространство наполнилось людьми верхом на верблюдах. Впрочем, мистики никакой не было: Сергей своими глазами увидел, как небольшой холмик начинает шевелиться, стряхивает песок и неожиданно превращается в верблюда с сидящим верхом всадником в черном халате и черной же войлочной шапке.

Их было человек пятнадцать, они быстро окружили Сергея с Киром и остановились, потрясая автоматами Калашникова и выкрикивая что-то угрожающее. Бородатый здоровяк в халате с золотым шитьем, видимо, предводитель этой банды, выехал вперед, нацелил на Кира указательный палец и сказал:

- Пу.

И радостно засмеялся. Остальные бандиты тут же подхватили смех.

- Достало, - отчетливо и громко сказал Кир. Поднял голову к темно-синему небу и проорал:

- Мне был обещан эксклюзивный тур! С личным сопровождением! Какого хрена меня кормят дешевыми шаблонами?

Небеса остались безответны, Сергей же испугался, то у Кира поехала крыша. 'Какой тур? Какое сопровождение?'. Неизвестно, что решил этот монгольский атаман, но смеяться он перестал, что-то зло выкрикнул и поднял автомат. А Кир, смотря бандиту в глаза, негромко произнес:

- Девяносто два-ноль-два-двенадцать.

И мир замер. Сергей, открыв рот, недоуменно разглядывал замершие в стоп-кадре фигуры вокруг. Один верблюд застыл во время движения и стоял сейчас на двух ногах, в положении, исключающем всякую возможность равновесия. Он не сразу сообразил, что лошадь под ним тоже застыла недвижима и, отвлекшись на этот странный феномен, пропустил явление еще одного действующего лица. А посмотреть было на что: светловолосый мужчина лет тридцати в строгом костюме стоял прямо в воздухе так, что лицо его было прямо напротив лица Кира, сидящего на лошади.

- Кирилл Аркадьевич, - сказал этот тип, - у вас какие-то претензии к туру?

- И с чего бы это у меня быть претензиям? - с сарказмом отозвался Кир, - Мне, правда, обещали оригинальный авторский сценарий. Полное погружение и интерактивное сопровождение. Не скрою, захват авиалайнера террористами - это очень оригинально. Я уж не говорю про нелепую сценку в аэропорту. Злые таксисты и еще более злые менты, как же без этого на дороге? А уж Али-баба и сорок разбойников верхом на верблюдах - сюжет, достойный Букеровской премии! Короче, я прерываю тур.

- Кирилл Аркадьевич, - тип попытался стать как можно меньше, - я думаю, произошло недоразумение. Разумеется, мы все немедленно исправим, разумеется, за наш счет. Желаете вернуться к отправной точке?

- Нет, не желаю, - отчеканил Кир, - желаю прервать тур.

- Не горячитесь, Кирилл Аркадьевич, - пел тип медовым голосом, - мы можем пойти вам навстречу и предоставить более качественные варианты. Вот, обратите внимание, сценарий 'Тень под звездами' (Сергей вздрогнул), - тип протянул неизвестно откуда взявшийся листок. Кир молчал.

- Или вот, - тип протянул другой листок, - 'остров Лесбос'. Пэ-ЭнПэ пятьдесят процентов. Хит продаж прошлого месяца. Для вас, разумеется, индивидуальное сопровождение. Между прочим, этот вариант дороже вашего на полторы тысячи евро. Я понимаю, что для вас вопрос цены неважен, но это же о чем-то говорит, а? - тип подмигнул.

- Вы мне еще виртуальный бордель предложите, - холодным злым голосом отозвался Кир.

Тип прислушался к чему-то, потом смутился:

- Ох, простите, Кирилл Аркадьевич, видя вас в добром здравии, и, так выражаясь, на коне, я совсем забыл, что...

- Исчезни, придурок, - прошипел Кир, - и выдергивайте меня отсюда поскорее.

Тип воспринял это буквально и - исчез. Кир выразительно вздохнул. Сергей прокашлялся.

- Объяснения будут?

- Не вижу смысла, - не оборачиваясь, ответил Кир.

- А вот я - вижу, - Сергей начал злиться, - вроде предполагалось, что мы - напарники? Я имею право знать, что происходит, ты не находишь?

Кир вздохнул, крикнул в небо:

- Побыстрее там, - и обернулся:

- Происходит виртуальный тур, предоставляемый компанией Реалити-два. Все это, - Кир обвел вокруг рукой, - в реальности не существует. А ты - всего лишь программа-спутник.

- Какая, на...й, программа? - спросил, холодея, Сергей, - я - Сергей Чесноков, известный писатель-фантаст. И я не понимаю...

- Я тоже не понимаю, - перебил Кир, - не понимаю, на фиг я все это говорю, все твои ответы - всего лишь достоверная имитация реакции и эмоций имитируемой личности. Человек отвечает на две тысячи двенадцать определенных вопросов и комбинация этих ответов, заложенная в поведенческую модель, при равной базе данных для исходной личности и для поведенческой модели обеспечивает девяностовосьмипроцентное совпадение реакции. 'Известный писатель-фантаст' Сергей Чесноков, настоящий Сергей Чесноков, за некую сумму разрешил использование своего имени и своей поведенческой модели в турах 'Реалити-два'. Многие, покупающие тур 'Тень под звездами' или 'Зеркальный лабиринт', выбирают в качестве спутника - автора. Еще вопросы?

Сергей ошарашенно молчал.

- Ах, да, - добавил Кир, - ты - слегка доработанная программа. Твою поведенческую модель я довольно сильно подправил. Я реализовал в исходной нейросети свободные связи, что должно обеспечить определенную поведенческую гибкость в нестандартных ситуациях. Так что, ты не такой как все - можешь гордиться.

Сергей сглотнул.

- Это из-за этого я не замер, как все остальное вокруг?

- Нет. Не из-за этого. Ты - программа-спутник. Твой процесс напрямую связан с моим, и твое время квантуется так же, как у меня. И вообще, программа-спутник имеет некоторые привилегии относительно остальных.

- А сам-то ты кто такой? - повторил свой вопрос трехдневной давности Сергей.

- Безруков Кирилл Аркадиевич, сын Аркадия Безрукова, владельца 'Реалити-2'.

Помолчал и добавил:

- И мне действительно пятнадцать лет. Но в реальной жизни я инвалид с рождения - ниже пояса я парализован. Пожалуй, стоит сменить фамилию на Безногов, как думаешь?

- Извини, - отозвался Сергей.

- Не стоит извинений - ответил Кирилл безучастным тоном - в своем супер-кресле я такое могу вытворять, чего на ногах никто не сможет. А отец обещает скоро сделать механические ноги, которые будут управляться прямо из головного мозга и я смогу ходить ничуть не хуже остальных.

Сергей слез с неподвижной лошади и сел на песок. Песок уже не был песком. Это был шероховатый камень, выглядящий, как песок, ни холодный, ни горячий на ощупь.

- Со мной-то что теперь будет?

Кир пожал плечами.

- Ничего. Обычный экземпляр программы бы просто стерли, но я тебе отдельную область выделил. У меня еще кой-какие идеи насчет этой нейросети.

- А тебе это не кажется... бесчеловечным?

- Ой, брось, - Кир поморщился, - я твой код почти что наизусть знаю. Нет там ни капли человека. Но имитация и в самом деле неплохая. Определенно, есть разница. Надо будет попросить запись игры и прогнать ее для стандартной модели. По-моему, стандартная давно бы уже сломалась и заглючила.

- Но я-то не чувствую себя программой, - Сергей не собирался мириться с полученной информацией, - я-то чувствую себя человеком и требую, чтобы со мной обращались, как с человеком.

Кир негромко засмеялся.

- Дожил. Моя же программа требует, чтобы я с ней общался по-человечески. Неужели мне, наконец, удалось создать искусственный интеллект? Слушай, - Кир оживился и обернулся к Сергею, впервые за весь разговор, взглянув ему в глаза, - если ты для меня тест Тьюринга пройдешь в Антверпене, я для тебя что хочешь, сделаю. Будешь жить в роскоши, в которой ни один царь никогда не жил. Женщины, опять же. Собственного опыта у меня в этом, сам понимаешь, нет, но все попробовавшие утверждают, что в реальной жизни такого попробовать просто невозможно. А у тебя этого будет - сколько захочешь. А?

Сергей только глянул исподлобья.

- Да ты не тушуйся, пойми, это для тебя наилучший вариант. Да ты поймешь, ты умная, то есть умный... Интересная дилемма: я всегда считал программу женского рода, а ты вроде как мужского. Не совсем понятно, как к тебе обращаться... Ну да ладно, это мы потом, в более удобной ситуации... так сказать, обсудим

- Когда ты будешь с той стороны монитора? - спросил Сергей мрачно.

Кир ухмыльнулся:

- Ну... да. Но я тобой просто восхищаюсь - от человека не отличишь, черт побери. Согласись, я просто великий программист. А, ну вот и они, наконец...

- Кто? - спросил Сергей, озираясь. Но никто ему не ответил, а когда он обернулся обратно к Киру, то не увидел никого. Седока на второй лошади уже не было, Сергей остался один. И еще - солнце, уже почти скрывшееся за горизонтом, вдруг снова оказалось на середине небосклона, ярко осветив песчаные барханы и нелепую застывшую картину.

Некоторое время Сергей посидел на месте, ожидая чего-то - то ли того, что мир вокруг вдруг перестанет существовать, то ли что перестанет существовать он сам - чего конкретно, он и сам не знал. Но ничего не происходило. Замершие вокруг фигуры разбойников на верблюдах раздражали его и, сам не понимая почему, Сергей поднялся и направился в сторону по окаменевшему песку. Куда - он не знал, и не без оснований предполагал, что направление не имеет ни малейшего значения. Оставшиеся за спиной разбойники вселяли непонятную тревогу, Сергей временами оборачивался посмотреть, не сдвинулись ли они с места, и облегченно вздохнул лишь, когда очередной бархан скрыл злополучное место с глаз. Сергей шел еще полчаса, а может быть, час, потом остановился, сел на гребень бархана и замер так, без мыслей и движения. 'Интересно', подумал он, 'это у меня шок или это просто потому, что я - программа?'. Усмехнулся, зачерпнул рукой песок и принялся бездумно пересыпать его из руки в руку. Только через минуту до него дошло, что он делает.

Сергей вскочил, тут же погрузившись в мягкий песок по щиколотки, споткнулся, упал и покатился вниз по бархану, чихая и выплевывая набивающийся в рот песок. Докатился до низа и долго вытряхивал песок из ушей, глаз и прочих естественных отверстий. Потом замер и прислушался. Мир вокруг определенно ожил: в нем появились звуки, легкий ветерок временами пробегал над пустыней, срывая с бархана тонкие струйки. Сергей постоял некоторое время, опять ожидая непонятно чего - то ли явления лица Кира на полнеба, то ли гремящий голос в его же исполнении. Но опять ничего не происходило. Сергей подождал-подождал, потом пожал плечами и пошел дальше, временами негромко ругаясь - по окаменевшему песку идти было не в пример приятнее. Но этим список появившихся неудобств не ограничивался - через некоторое время Сергей с удивлением понял, что чувствует жажду, причем, чем дальше - тем сильнее.

Через пару часов и, соответственно, десяток километров жажда из разряда неприятностей переросла уже в нешуточную проблему. Любой степняк бы сказал Сергею, да и он сам отлично знал, что полдень - самое неподходящее время для путешествий по пустыне, но он уже не собирался признавать за этим ненастоящим миром какие-то реальные права. И то, что слепящее местное солнце убивало его ничуть не хуже реального, вызывало у него непонятную обиду. Еще не хватало помереть от жара нарисованного солнца! Он пытался убедить себя, что он - не более чем, программа, имитирующая страдание от имитации невыносимой жары, но не очень преуспел. Потом Сергей подумал, что у реального человека, пожалуй, больше шансов убедить себя в подобном бреде, аутотренинг там, самовнушение, то-се. А уж если программе предписано мучаться от жары, то тут уж никуда не денешься. Еще позже Сергей понял: его обманули. Если разработчикам компьютерной игры нужно, чтобы персонаж-программа страдал от высокой температуры, то пусть и программируют этого персонажа, чтобы он изображал страдания. Зачем программировать ощущения, которые будет испытывать программа? Зачем программировать шершавую сухость в горле, режущую боль при попытке сглотнуть, затрудненное дыхание и головокружение? Кому это надо? Возможно, мир вокруг и не был реален, но сам Сергей вовсе не собирался примиряться с собственной не-реальностью. Он попытался напрячь мозги и придумать непротиворечивое объяснение происходящему, но получалось туго.

- Вот, допустим, ФСБ. Сделали мне ложные воспоминания и закинули в Гоби. Нет, ФСБ слабо, пусть будет ЦРУ. А еще лучше - инопланетяне, - бормотал он, забираясь на очередной бархан, помогая себе руками, - Закинули и наблюдают теперь за мной с орбиты. Или прямо с Альфы-Центавра через свои гипер-пупер-телескопы. А зачем наблюдают? Ну... мало ли? Может, работа у них такая - наблюдать. Скажем, им важно узнать насколько далеко может зайти тупое упрямство среднего индивидуума. Отдельно взятого. Если я, стало быть, остановлюсь и предамся меланхолии, они сделают соответствующие выводы, тут же вторгнутся и поработят... всех и вся. А если я буду переться куда-то до тех пор, пока у меня ноги не сотрутся об песок по самые трусы, тут они восхитятся несокрушимостью свободной воли человека (нет, даже Человека, вот как), преисполнятся уважения, немедленно передо мной извинятся и сделают президентом Земли. М-да. И зачем оно мне надо? Оно мне даром не надо, это президентство, хотел бы - давно уже был бы. Но - допустить, чтобы эти гады членистоногие поработили... всех и вся - тоже никак нельзя. Так что, брат Пушк... ээээ... Чесноков, потерпеть надо. М-да, неплохая версия, стройная и... непротиворечивая. Вот только непонятно, с какого бока тут этот... Кир? Скажем, он их резидент?.. Нет, не подходит. Даже если предположить, что с его помощью эти инопланетяне проверяли отдельно взятого среднего индивидуума, меня, то есть, на восприимчивость к очевидному бреду. Все равно не подходит. Вообще не подходит. В первую очередь потому, что я - не средний, вот! А это что за херня?! Последнее восклицание относилось к появившимся за очередным барханом фигурам. Впрочем, Сергей их тут же опознал: это были те самые приснопамятные разбойники на верблюдах. Сергей замер, полуприсев, пытаясь сообразить замутненным сознанием, следует падать в песок и быстро уползать, или нет. И откуда они тут взялись, собственно? Они же сзади оставались? Наверное, они должны были ожить вместе с остальным миром, тогда их следует бояться, они-то не знают, что они - программы. 'Хотя стоп', - подумал Сергей, - 'мы же уже решили, что мы - не программы. Или они все-таки программы?'. Непонятной сути разбойники тем временем, стояли, не шелохнувшись, и Сергей осмелел. Видимо, они все же были (в отличие от Сергея, разумеется) не настоящими. Только пройдя половину разделявшего их расстояния, Чесноков вдруг понял, что все верблюды твердо стоят на четырех ногах, хотя он точно помнил, как настигший стоп-кадр остановил их в середине движения. 'Да они меня просто заманивают', - понял Чесноков. Он остановился, развернулся и побежал обратно по своим следам, ожидая услышать за спиной улюлюкание оживших башибузуков или перечеркивающую бытие очередь автомата Калашникова.

Точнее сказать, попытался побежать - ноги заплетались, вязли в песке, цеплялись друг за друга, короче, чинили всяческие препятствия. И сделав десяток шагов, Сергей остановился и обернулся, чтобы встретить неизбежное лицом к лицу. К его удивлению, картинка за спиной ничуть не изменилась - все: и верблюды и люди - находились в тех же самых позах, что и в момент, когда Чесноков вышел из-за бархана. Хотя многие разбойники стояли лицом к Сергею и не заметить его просто не могли. Недоумевая, Сергей спустился с бархана, подошел вплотную к первому всаднику. Осторожно потрогал верблюда: шерсть. Не слишком мягкая, но теплая и вполне натуральная. Как раз такая, какая должна быть на живом верблюде. Но сам корабль пустыни не обратил на это прикосновение ни малейшего внимания. Осмелев, Сергей ткнул верблюда сильнее, стукнул кулаком - та же реакция, то есть - никакой реакции. Сергей присмотрелся к сидевшему верхом человеку: спокойное неподвижное лицо, неподвижные открытые глаза. Все еще чего-то опасаясь, потрогал безжизненно висевшую руку: мягкая и теплая, но неподвижная. Тут взгляд Сергея упал на, висевшую у пояса всадника, флягу, и все странности были немедленно забыты - он схватил флягу, потряс, с блаженной улыбкой на лице слушая гулкое бульканье. Вынул пробку и с наслаждением приложился к горлышку.

Оторвался, когда воды осталось в фляге где-то с полстакана. 'Черт', - запоздало с ужасом подумал он, - 'воду надо беречь'. Потом оглядел бездвижный караван, приметил разных калибров сосуды практически на каждом верблюде, и успокоился. С удовольствием, смакуя каждый глоток, допил воду и выкинул флягу в песок. Сознание прояснилось практически сразу, и Сергей чувствовал себя уже вполне удовлетворительно. Теперь можно было подумать о сложившейся ситуации и о дальнейших действиях. Для начала, Сергей решил набрать необходимых для долгого путешествия по пустыне вещей: воды, пищи, теплого одеяла. Оружия, пожалуй. Неплохо бы найти компас, чтобы знать, куда идти - Чесноков уже понял, что стал жертвой самой распространенной ошибки незадачливых путешественников - хождения кругами. Он как раз был поглощен разглядыванием кучи вещей, извлеченных из вещмешка главаря, когда почувствовал движение за спиной. Обернулся, поднимая ствол автомата, и замер, настороженный. Сзади стоял Кир.

- Вот так-так, - сказал Сергей, - стрелять в тебя, я думаю, бесполезно?

Кир поморщился:

- Скорее всего, бесполезно, - со вздохом ответил он, - но я бы предпочел, чтобы ты не экспериментировал.

Сергей широко осклабился.

- А если мне хочется попробовать? А мне, между прочим, очень даже хочется...

- Твое право, - Кир пожал плечами, - но я бы хотел, чтобы ты меня сначала выслушал.

- А вот слушать тебя мне почему-то не хочется, - Сергей передернул затвор, - опять будешь мне развесистую лапшу на уши вешать, а я, как дурак, слушать и верить. Так что, дорогой, иди-ка ты ...

Он поднял автомат, сдвинул вниз рычаг предохранителя и поймал тонкую фигурку в прорезь прицела. Кир стоял, без движения, с безучастным лицом наблюдая за действиями Сергея. Чесноков положил палец на спусковой крючок, выбрал слабину. Кир не шевелился. Сергей протяжно вздохнул, опустил автомат и сплюнул в песок.

- Черт с тобой, золотая рыбка. Рассказывай.

Кир улыбнулся, сел на бархан и сосредоточенно уставился в воздух перед собой.

- Хорошо. Хотя, признаюсь, странно. Я и так, и сяк прикидывал - выходило, что ты сначала попробуешь меня подстрелить, а потом будешь слушать. Предикат противоречия сейчас у тебя должен иметь наибольший вес, а по правилу отсечения..., - Кир перевел взгляд на напрягшееся лицо Сергея, осекся и быстро закончил, - ну да неважно, главное, привязка сохраняется. Это внушает некоторую надежду, - он махнул рукой, словно отгоняя невидимую муху, и кивнул Чеснокову:

- Садись. История долгая.

Сергей молча покачал головой.

- Как хочешь. Если коротко, то у меня проблемы, - Кир помолчал, - когда я прервал тур, ну, ты видел... ну, меня вытащили, я очнулся, смотрю - возле кабинки народ толпится. Это вообще редко бывает, обычно возвращающегося только один ассистент встречает, чтобы зря человека не нервировать... а то всякое бывает. Некоторые, особенно, которые первый раз, не сразу на реал переключаются. А если его, вдобавок, только что убили... да, - Кир мотнул головой, - но я не удивился. Я же тур прервал, а я там, типа, важная шишка. Ну, думаю, забегали, уродцы. Щас на коленях ползать будут, просить, чтобы я папе не жаловался. Потом смотрю - что-то меня не торопятся от аппаратуры отключать, ага, думаю, наверняка будут всякие там индивидуальные супер-туры предлагать. Ладно. А тут один из них и говорит мне: 'Здравствуйте, Кирилл Аркадьевич', и смотрит выжидательно. Я присмотрелся и совсем удивился, 'он-то что тут делает?', думаю. Я его узнал - это папин друг, Игорь Лахнов. А заодно он директор 'Реалити-2', большинство даже думает, что он у нас самый главный, хотя у него акций всего шесть процентов. 'Здравствуйте', - говорю, - 'чем обязан?'. Он улыбается. 'Я', говорит, - 'даже рад, что вы заставили этих охламонов прервать тур. Когда для фирмы наступают трудные времена, ее руководитель должен стоять у руля, а не играться в игрушки'. Я напрягся. 'О чем это вы?', спрашиваю. 'Твой отец', - отвечает, - 'по некоторым причинам больше не может исполнять роль руководителя фирмы'. Тут я чегой-то соображать начал - папа вроде недавно с этим Лахновым поругался, причем крепко - чуть ли не уволить его задумал. Правда, папа у меня о работе говорить не любит, да и вообще он человек не сильно общительный, поэтому подробностей я не знал. Но я и без подробностей догадался, что дело нечисто. 'Что вы с моим папой сделали?', - спрашиваю. Ну, он мне и объясняет, что ничего они не сделали, папа жив и здоров, вот только все свои акции он продал Лахнову. Тут для него большим сюрпризом оказалось, что недавно папа половину своих акций мне отписал, а Лахнов-то, гад, думал контрольным пакетом завладеть. Я бы и так напрягся - папа не собирался свои акции продавать, наоборот, он их скупал, где мог, да только этот козел скрываться и не думал, он мне почти прямо сказал, что заставил папу продать акции: 'Отрадно', - говорит, - 'что, выбирая между компанией и сыном, он выбрал сына. Пожалуй, ваш отец вас действительно любит. По крайней мере, вас он ценит больше, чем сто миллионов ежегодного дохода. Надеюсь, вы не станете вести себя безрассудно, обесценивая его жертву?', - представляешь, так и сказал, слово в слово. Мне, в общем, все ясно стало. Иногда так бывает, что у людей в игре что-нибудь с мозгами случается. Редко, но бывает. На этот случай в договоре специальная статья предусмотрена, ну и страховка еще. А фокус в том, что специально человека с ума свести в виртуале - проще простого, если административный доступ к консоли есть. Кто угодно свихнется, если его убить раз двести подряд, да еще и поизвращеннее как-нибудь. Другое дело, что это потом скрыть сложнее, чем обычное убийство - все логи хранятся два месяца, смотреть их может много народу, а вот на редактирование пароль всего у четырех человек. И у Лахнова в том числе. Пожалуй, папа его и в самом деле увольнять собрался. А он видимо, в ответ ультиматум поставил, дескать, ваш сын (то есть я) сейчас в виртуале, и либо папа продает ему все акции, либо я возвращаюсь из игры дауном. Ничего при этом Лахнову не будет - он свои действия из логов сотрет, и даже страховку папе папина же компания выплатит. То есть, фактически, он сам себе два миллиона евро заплатит за мое сумасшедствие, да еще и в налоговую немалый кусок отстегнет. Издевательство, да и только. Так что папу я понимал - пригрози Лахнов меня убить, это и то бы слабее было. Вот только с акциями прокольчик вышел - половина акций-то мне отписана, но продать их я могу только после совершеннолетия. Даже в случае моей смерти они пролежат в банке еще три года и только потом вернутся к папе - таковы были условия депозита, о чем я Лахнову и сказал. Он ответил, что, типа, знает. И, что я ими голосовать могу - тоже знает. Поэтому предлагает мне стать директором 'Реалити-2', по крайней мере, до моего совершеннолетия. 'А там посмотрим', - говорит, и ухмыляется поганенько. Тут меня злость взяла. Ну, сам посуди, какой из меня директор? Понятно же, что даже если он меня директором и сделает, то это только для прикрытия. Дело даже не в кресле, что есть у меня ноги, что нету - в этом случае без разницы, у меня же ни опыта никакого нет, ни знаний, а он уже двенадцать лет директором. Да он будет вертеть мной, как захочет, а я даже понимать ничего не буду. А через три года, когда я чуть-чуть начну в делах разбираться, вдруг выяснится, что я ему должен страшную кучу денег и, если я ему все акции продам, то еще должен останусь. Ему такое провернуть - раз плюнуть, они на этой теме с папой и поругались. Папа говорил, что он слишком нечистоплотен в делах, что всех денег не заработаешь, и он предпочитает честные деньги. А Лахнов возражал, что с этим нелепым чистоплюйством они упускают множество выгодных сделок, и что деньги не пахнут. В общем, послал я его на три русских, и потребовал привести папу.

Сергей вздохнул и тоже сел на бархан, уперев автомат прикладом в песок. Кир продолжал:

- Если вдуматься, рисковал я не сильно. Это с папой ему нечего терять было, а теперь-то у него тридцать процентов акций в кармане, небось, жалко будет их лишиться. Как ни крути, меня с ума сводить ему теперь крайне невыгодно - что там еще случится за три года. Да и папа, небось, тихо сидеть не будет, если со мной что-то случится. Короче, он меня еще поуламывал, но я - ни в какую. Обматерил его еще пару раз, у него терпение лопнуло, он и смылся, сказав напоследок: 'Посиди пока, подумай'. Я еще не понял, что это значит, а меня уже обратно в виртуал зашвырнуло. Поначалу я подумал, что они меня сейчас мучать будут, и удивился - а ну как у меня шарики раскатятся в голове, неужто я чего-то не предусмотрел? Потом гляжу - ничего не происходит, похоже, меня просто назад в игру вернули, а тайминг не включили. Ну, в этом случае расклад простой - идешь, дохнешь и либо сразу из игры вываливаешься, если она одноходовая, либо в гостевой комнате оказываешься, а там опять же в реал выйти можно. Ну, я автомат хватаю, а он у меня сквозь пальцы проходит. Тут я все и понял - меня в режиме призрака закинули. Ну, это режим такой - отладочный. В нем можно только наблюдать, а взаимодействовать с миром - никак. Вот, смотри, - Кир погрузил руку в песок. Сергей посмотрел и поначалу ничего особенного не увидел. Пожал плечами:

- И что?

Кир нахмурился:

- Лучше смотри, - и поводил рукой, не вынимая ее из песка.

Сергей посмотрел еще раз и заметил - песчинки не двигались, они, похоже, просто проходили через руку Кира. Да и сидел он, если присмотреться - не на песке, а в песке. И еще - у него не было тени! Этот факт Сергея так удивил, что он даже рот раскрыл. Хотя, если вдуматься, удивляться было нечему. Учитывая, что весь мир вокруг существует только в памяти компьютера, ничего сверхъестественного в этом феномене не было, но мозги от такого зрелища клинило. Сергей, внимательно следя за своей тенью, поводил рукой перед лицом Кира. Тень руки на песке послушно шевелилась, словно для лучей здешнего солнца никакого Кира не было и в помине.

- Что-то мне непонятно, - сказал Чесноков, - пусть мир вокруг искусственный, но тень-то от моей руки падает? Значит, световые лучи распространяются как обычно. Но если они сквозь тебя проходят, не задерживаясь, то - как я тебя вижу? Ведь все, что я вижу, это отраженный солнечный свет...

Кир молчал, иронически глядя на Сергея. Чесноков смешался:

- Ах, да... глупость сказал. Ну, я не это имел в виду. Ты ж говорил, что только наблюдать можешь, а взаимодействовать не можешь? А сейчас ты что делаешь? Если я тебя вижу и слышу, разве это не взаимодействие?

Кир торжествующе улыбнулся.

- Молодец. Логика у тебя... железная. Не обижайся, это я так, не удержался. Ты прав на все сто, тут у них промашка вышла. Видишь ли, программа-спутник не наследует функции и свойства других персонажей, это отдельный объект. Раньше так не было, но полгода назад после очередного обновления вылез глюк с общим инвентарем - все, что клиент передавал программе-спутнику, тут же размножалось и оказывалось в инвентаре у всех персонажей игры. Починили на скорую руку - просто сделали спутника отдельным объектом. Получилось кривовато, зато работает. Так и оставили. Я, как понял, что теперь призрак, сразу про это вспомнил - ведь функции общения у спутника с остальными не связаны. Пусть для всех персонажей и предметов этого мира я не существую, для тебя все должно было остаться по-прежнему. Ну, я за тобой по следам и рванул. И очень рад, что не ошибся, теперь у меня есть шанс.

Сергей поджал губы, подумал.

- И какой же шанс? Какая разница, вижу я тебя или нет? Я же все равно - программа. И ничего с внешним миром сделать не смогу, я даже не уверен, что он вообще существует.

- Не можешь, - Кир кивнул, - зато ты можешь встретить других людей, не людей-программ, а людей-игроков, и рассказать им, что происходит. Видишь ли, похоже, у Лахнова не так уж много доверенных людей, а проблем у них - и без меня по горло. Иначе зачем им меня обратно в игру закидывать? Своего он уже добился, акции купил, так что держать меня здесь ему имеет смысл только, чтобы я под ногами не путался. Уверен, они решили, что пока от меня избавились и сейчас своими делами занимаются. Когда они про меня вспомнят - не знаю, но думаю, дня два-три реального времени у меня есть.

- И как я найду этих людей-игроков? В смысле - как отличу от программ? И самый главный вопрос - зачем мне это?

- Отличить довольно просто, на самом деле. Я про тест Тьюринга много читал, за две минуты разницу увижу, так что это - не проблема. А что же до последнего вопроса - так я тебе нужен не меньше, чем ты мне. У них там, - Кир мотнул головой, - просто руки до этой игры пока не доходят. А потом ее если и не потрут целиком, то конкретный объект - тебя - потрут наверняка. А если ты мне поможешь, я в долгу не останусь - у тебя будет все. В буквальном смысле - что ни пожелаешь. Я здесь, - Кир обвел вокруг рукой, - низвергнутый бог. Помоги мне вернуться на Олимп, и проси все, что хочешь.

- Сделай меня человеком, - сумрачно попросил Сергей. Кир смутился:

- Ну, почти все. Да ладно, - ухмыльнулся, - инстинкт самосохранения у тебя точно есть - сам закладывал - так что, как минимум, жить ты хочешь. Это раз. А два - меня-то ты в чем обвиняешь? Бесчеловечных экспериментов я на тебе не ставил, и вообще, если на то пошло - я тебя создал. Так в чем твои претензии?

- А меня ты спросил, нужна мне такая жизнь?

Кир рассмеялся:

- Ну, друг, извини. Меня, кстати, папа с мамой тоже не спрашивали - нужна ли мне такая жизнь, - Кир выразительно провел ладонью по ногам, - так что?

Сергей кивнул, поднял автомат, закинул его за спину.

- Ладно, Люцифер хренов, пошли твоих настоящих людей искать. И не думай, что это я из-за инстинкта самосохранения или ради выполнения желаний делаю. Просто так хоть смысл какой-то есть, живым себя чувствуешь, черт побери.

- Спасибо, - сказал Кир, тоже вставая, - ты не пожалеешь, уверяю.

- Там посмотрим... Куда пойдем-то? В Москву неплохо вернуться бы, наверное?

- В этой Москве, - Кир хихикнул, - кроме твоей квартиры, да аэропорта Домодедово, ничего нет. Основное игровое поле здесь. Но нам все равно здесь делать нечего - видишь, верблюды стоят и не шевелятся?

Сергей механически кивнул.

- Это значит, что людей в игре нет.

- Почему?

- Потому что.

Кир посмотрел на собеседника, вздохнул и пояснил, - все персонажи в игре бывают трех типов. Первый, и самый редкий - люди-игроки. Второй тип - активные программы, типа твоей. Они действуют в соответствии со своими поведенческими моделями, даже если рядом никого нет. И третий тип, самый распространенный - триггерные программы. Они стоят и не шевелятся на стартовых позициях, пока поблизости не появится игрок.

- Ну, так значит, просто поблизости игроков нет, разве не так?

- Не так. Иначе бы они уже исчезли и прятались под песком. Помнишь, как они возникли, когда мы подъехали? Активными они тоже быть не могут, а то давно бы с тобой подрались. Следовательно, у данной игры нулевой приоритет, поэтому в ней ничего не происходит. И бывает такое, только когда в игре нет ни одного игрока. Нам нужно дойти до ближайшей стены.

- До какой стены? - не понял Сергей.

- До ближайшей. Где этот мир кончается. Фишка вот в чем - все землеподобные игры, ну, такие, где действие происходит на поверхности планеты, на одной модели крутятся... ну, как тебе объяснить... - Кир покрутил пальцами, - ну вот представь себе Землю, планету, я имею в виду. И представь, что мы, ну, 'Реалити-2', этой планетой владеем и сдаем страны в аренду всяким компаниям. И каждая компания в пределах своей 'страны' может устроить что угодно - магический мир с эльфами и колдунами, технический с танками и роботами, или там древний мир какой-нибудь, неважно. Главное - всюду есть гравитация, всюду действуют примерно одинаковые базовые физические законы - как свет преломляется, как предметы друг с другом взаимодействуют, ну и всякое прочее такое. Но координатная сетка у всех миров общая.

- Зачем? - удивился Сергей, - не проще ли было бы каждой компании отдельную планетку выдать?

- Проще, но дороже. Клиентов у нас сейчас почти сто тысяч, причем большинство содержит мир с парой деревень, да десятком деревьев, а иногда и того меньше. И ради каждого такого мирка заводить отдельный обслуживающий процесс? Неэффективно. Так что планета у нас одна, крутится она на масштабируемом суперкластере. Если нагрузка возрастает, мы еще десяток процессоров подключаем; если земля кончается, просто расширяем, благо она у нас плоская.

- Не совсем понятно, ну да и черт с ним. Делать-то что?

- Я к чему и веду. Там, где одна 'страна', область одного мира, кончается, там же начинается область другого. Компании сами решают, каким образом ограничить свой мир - можно сделать там настоящую стену, можно сделать ложную бесконечность - игрок будет идти, идти, а на самом деле не двигаться с места. Можно замкнуть мир шаром или бубликом, вариантов много, суть одна - для обычных игроков стены непреодолимы. Даже если сама компания ничего не сделает, игрока наш движок не пропустит - получится 'невидимая стена'. А для призрака - совсем другое дело. Призрак, это, напомню, отладочный элемент, так что ходит он по реальной сетке координат. И, пройдя через стену, я выйду в другой мир.

- А я?

- А ты - со мной. Спутник потому и спутник, что не должен далеко от игрока убегать. Активные программы, они достаточно самостоятельные, могут забрести куда угодно. Так вот, если спутник вдруг оказался от игрока слишком далеко, движок игры его принудительно переносит поближе. Так что, думаю, все у нас получится. Карты у меня, к сожалению, нет, ну и не надо. Пойдем напрямки, рано или поздно наткнемся на популярную игру, найдем игрока поумнее-поавторитетнее, отправим его в милицию-полицию и - парам-пам-пам. Туш, мы победили, враг сломлен и разбит.

- А где ближайшая стена, ты хоть знаешь?

- Знаю, - повеселел Кир, - мне консоль оставили. Все команды заблокированы, правда, но координаты свои посмотреть, как локальные, так и глобальные - это можно. Так что не заблудимся. Идти, правда, далеконько придется - в ту сторону, - Кир махнул рукой, - километров тридцать. Но другие стены еще дальше.

- Тридцать? Тю. Это мы весь день идти будем... Погоди-ка, ерунда какая-то выходит. Ты говорил, что вы площадь продаете? Это кто такой богатый, что купил столько земли и никак ее не использует?

Кир поморщился:

- Так это ж пустыня. Она дешевая. Понимаешь, площадь сама по себе очень мало стоит - чтобы ее увеличить, программисту всего две цифры в настройках поменять надо. Пустыня на процессор нагрузку небольшую создает, вот и стоит ненамного дороже голой сетки. Вот если бы это город был... или лес, да еще со зверюшками и с птичками... это уже много дороже. Ничего странного, так что. Главное - чтобы за стеной не оказался какой-нибудь океан с малюсеньким островком посредине. Тогда возвращаться придется и к другой стене идти.

- Ясно, - сказал Сергей, подбирая с песка фляжки, - тогда пошли. Чем быстрее, тем лучше, так ведь?

Кир кивнул и зашагал вверх по бархану. Чесноков поправил автомат, и, со словами 'ну-с, любезная моя Екатерина Матвеевна', пошел следом.

На очередную странность спутника Сергей обратил внимание уже метров через сто - Кир шел по песку, утопая в нем то по щиколотку, то по колено, а местами вообще погружаясь по пояс. Песок при этом оставался неподвижен, Сергей поначалу обходил 'глубокие' места стороной, но скоро заметил, что для него песок всюду одинаков. И там, где Кир проваливался по пояс, Сергей проходил, увязая едва по щиколотку.

- Что за фигня? - спросил Чесноков, догоняя спутника. Кир взглянул на него снизу вверх, махнул рукой.

- Условный нуль. Для меня песка как бы нет, поэтому я по вертикальному нулю сетки иду. Плоскость мало кто ровной оставляет: если так сделать, то каждый бархан будет объектом считаться и это дороже встанет. А можно сетке рельеф задать и сверху песком присыпать, внешний эффект тот же, а по цене - дешевле. Ну это и хорошо, а то я бы вообще из-под земли головы бы не мог высунуть. Ходил бы, как подводная лодка... точнее, подземная.

- Неудобно же. А если дом? Многоэтажный?

- Можно его исключить из 'прозрачных' объектов. Можно свой ноль поднять, и хоть по воздуху ходить. Много чего можно, только не мне - я ж говорил, у меня команды в консоли заблокированы. Поэтому идти я могу только по нулевой высоте. И в многоэтажные дома, если такие попадутся, зайти тоже не смогу, разве только если ты меня на себе занесешь.

- Вот как? - замечание Кира навело Сергея на интересную мысль. Он остановился, нацелил автомат в небо, сдвинул рычажок предохранителя и нажал на спусковой крючок. 'Калашников' задергался, над барханами звучно прогремела длинная, патронов на пятнадцать, очередь. Кир недоуменно обернулся:

- Ты чего?

- Так... одну мысль проверил. Техника, получается, работает...

- Думаешь вернуться в Баянхонгор и поискать вездеход? Думаю, не стоит - не факт, что там есть хоть один, да и далековато мы уже от него. Опять же, - Кир улыбнулся, - мне придется у тебя на шее сидеть, не забыл?

Сергей поморщился:

- Не забыл. Если технические устройства работают, то магические - тоже?

Кир прищурился насмешливо.

- Ты же не веришь в магию?

- В магию - не верю. В компьютеры - верю. Ты не язви, а скажи толком. Кольцо путешественника, к примеру, работать будет? Кир поднял брови, задумался.

- Молодец, - протянул он удивленно, - я про это и не подумал... по идее, должно работать. Гарантировать не буду, но - должно. Пожалуй, так и впрямь быстрее будет. До городища всего-то километров пять оставалось.

Сергей кивнул, похвала Кира ему неожиданно оказалась приятна:

- А найти захоронку мы сможем? - спросил с сомнением.

Кир пренебрежительно махнул рукой:

- Раз плюнуть. Я с открытой консолью один раз пройду по городищу и мигом засеку, где что зарыто. На этот счет не беспокойся. Другое дело, я не уверен, пропустит ли его движок через стену... Ну да все равно надо попробовать, даже если оно только здесь работает, часов пять игрового времени сэкономим, не меньше. Айда.

К городищу вышли внезапно - просто с вершины очередного бархана вдруг открылся вид на участок голой земли, обезображенной траншеями, ямами и обширными раскопами. У самой границы песков стоял палаточный городок, местами темнели замершие фигурки людей.

- О! - сказал Сергей, заметив трактор.

Кир проследил его взгляд, кивнул.

- Хорошо. Если не получится с кольцом, хоть доехать можно будет, - улыбнулся, - ты не бойся, я легкий.

Вышли к раскопам. Сергей осторожно подошел к краю, посмотрел вниз. Глубина раскопа была метра три, на дне угадывались очертания древней каменной кладки. Сзади подошел Кир, но возле края остановиться и не подумал, Сергей еле успел схватить его за плечо и остановить с занесенной над провалом ногой.

- Смотри, куда идешь... Прометей хренов...

Кир остановился, пристально взглянул Сергею в глаза с легкой смесью насмешки и раздражения, стряхнул с плеча руку и пошел дальше.

- Э..., - сказал Сергей, глядя на Кира, стоящего в воздухе над серединой раскопа, - ...ага.

Кир на его высказывание никакого внимания не обратил, он смотрел вверх-вбок, пристально изучая что-то, видимое только ему.

- Здесь нет ничего, - сказал он, мотнув головой, - пошли, просканируем местность.

- Чего сделаем, - не понял Сергей.

- Ну, пройдем зигзагом. По всей площади, чтобы никакой участок неосмотренным не остался. Только ты осторожней за мной ходи, не провались.

Чесноков пожал плечами:

- Как скажешь. Хотя я бы сначала сходил вон туда, - кивнул в сторону собравшейся у одного из раскопов небольшой группы, - а уж потом можно и посканировать.

И пошел к замершим фигурам, старательно обходя ямы. Кирилл недовольно зашагал рядом, негромко бурча:

- Если будем так метаться туда-сюда по этой площадке, запросто можем что-то пропустить и просто зря потеряем время. Ты, блин, не понимаешь - во всем важна система. Особенно - здесь. Хоть миров тут и много, но Бог в них один и имя ему - логика.

Сергей обернулся к спутнику:

- Система, логика... И кто из нас программа, спрашивается?

Кир открыл рот и остановился с ошарашенным видом. Серегей хмыкнул:

- Что, съел?

И зашагал дальше, довольный.

- Вот ни фига подобного! - громко сказал Кир, догоняя, - это ты изо всех сил стараешься быть похожим на человека и поэтому специально поступаешь нелогично. Хотя отлично знаешь, что прав - я. Что, съел?

Но Сергей не ответил, он разглядывал раскоп, вокруг которого стояли замершие фигуры археологов.

- А это что за этюд с натуры? - спросил он неприязненно, - несчастный случай на производстве?

На дне раскопа находился внушительных размеров камень, формой смахивающий на надгробную плиту. А рядом с ней лежал труп. И хотя понятие 'труп' применительно к тому, что не только никогда не жило, но даже и не имело материальной оболочки, звучало, по меньшей мере, странно, это был именно труп. Тело лежало на спине, устремив в зенит искаженное предсмертной мукой лицо и вытянув вверх обугленную до кости правую руку. Одежда на трупе тлела и в воздух поднималась непрерывная струйка дыма. Сергей осмотрелся.

- Что-то у них подобающих случаю чувств на лице не заметно, - сказал он, обратив внимание на бесстрастные лица 'археологов', - непорядок, однако.

- Ждут, - отозвался Кир, уже стоявший в воздухе над таинственным камнем и переводящий взгляд то на камень, то опять вверх-вправо, - появится поблизости игрок, так будет тебе и крики и беготня. А сейчас-то ради чего стараться?

- Понятно, - отозвался Сергей, - мы это искали?

- Угу, - невнятно отозвался Кир, - похоже. Там написано что-то. Слазай, посмотри, а? Только не трогай.

Чесноков хмыкнул и влево вдоль края раскопа - туда, где в грунте были вырублены ступеньки. Спустился, подошел к камню. На гладкой каменной поверхности и в самом деле обнаружилась россыпь неглубоких царапин. Сергей всмотрелся, но заметил краем глаза движение над головой и отвлекся. Посмотрел вверх - прямо над ним, метрах в полутора, распластался на невидимой поверхности Кир, и, заслонив глаза ладонью, всматривался в камень. Картина получилась весьма сюрреалистичная, в духе Шагала.

- Отползи, а, - попросил Сергей, - на нервы действует.

Кирилл фыркнул недовольно, но все же завозился, отодвигаясь в сторону. Чесноков вернул взгляд к камню, посмотрел с одной стороны, с другой. В сетке царапин потихоньку проступал смысл.

- Ага! - сказал Сергей, - это ладонь.

- Где?

- Да вот же, - Сергей показал пальцем, - посмотри слева, лучше видно. Точно ладонь, и довольно натуралистичная, я даже линию жизни вижу... А снизу надпись...

- Прочитать можешь?

Сергей покачал головой:

- Нет... Письменность вроде такая же, как ты мне показывал - в Москве еще, на бумажке, древнемонгольская, очевидно. Хотя могу и ошибаться, у меня память не настолько фотографическая. У меня блокнотик есть, тебе перерисовать?

- Не стоит, - отозвался Кир после недолгого молчания, - видишь ли, я тоже древнемонгольский не знаю.

Сергей удивленно посмотрел вверх:

- А что же тогда в Москве?... Опять надурил, значит? Ну, блин... - Сергей покачал головой, - хотя, что уж теперь...

- Да нет, - отозвался Кир слегка смущенно, - тогда я знал. Но я знал по условиям игры, понимаешь? У моего игрока было умение читать древнемонгольский, и мне сразу давался перевод. А теперь, когда меня всех игровых функций лишили, я знаю только то, что знаю сам. А сам я... ну, ты понимаешь... Не, вообще-то я знаю много языков - на трех свободно объясняюсь, еще на двух читаю и вообще...

- Ладно, замяли, - махнул рукой Сергей, - я все же перепишу. Потом поищем в палатках словарик.

Кир задумался. Потом кивнул:

- Логично, молодец. У настоящих археологов такой словарик, да еще с нужными нам словами не факт что нашелся бы, а вот у этих - найдется стопудово. Небось, в каждой палатке лежит в пяти местах. Мог бы и сам сообразить. Давай, переписывай.

Сергей достал блокнот, ручку. Присмотрелся к камню, да так и замер.

- Чего там? - спросил Кир с некоторой тревогой.

- Я знаю, что тут написано, - сказал Сергей помертвевшим голосом.

- Да ну? - удивился Кир, - как это? Че-то я не помню, чтобы ты древнемонгольский понимал.

- Я и не понимаю. Буквы и слова по отдельности не воспроизведу, но смысл - просто знаю.

- А... - отозвался Кир понимающе, - ну да. По условиям игры ты ж, типа, настроен на это место. И читаешь все это из единого информационного пространства. Типа.

- Я и сам догадался, - со вздохом сказал Сергей.

- Да ладно, не переживай так, - Кир хмыкнул, - это и у людей случается. Озарение называется, слышал? Что там написано-то, раз уж ты знаешь?

- Бессмыслица какая-то. 'Ладонь - к ладони, кровь - к крови, жизнь - к истине'. Ни черта не понятно.

- Да нет, наоборот, все понятно, - отозвался Кир после некоторого раздумья, - Даже если книжку не читать, все понятно - чисто программистский ребус. Приложи ладонь к рисунку, и, если в твоих жилах течет та же кровь, что и у того, чья ладонь тут изображена, то останешься жив. Все просто, на самом деле. Телепорт это, вот что грустно. Я-то надеялся, что захоронка будет прямо тут, да вот фигушки. И как его теперь открыть, не представляю.

- То есть?

- Ну, явно предполагалось, что ладонь должен приложить игрок, то есть - я. А как теперь это сделать - ума не приложу.

- А если я? - спросил Сергей.

- Не знаю, - пожал плечами Кир, - правда, не знаю. Игру-то не я программировал, а то какой интерес.

- Кстати, - Сергей покосился на труп, от которого все так же тянулась струйка дыма, - а я это... помереть могу?

- Запросто, - снисходительно откликнулся Кир, - даже в нормальной игре спутник практически всегда уязвим. Так что в обязанности игрока частенько входит и его защита, из-за чего некоторые не любят со спутниками ходить. В некоторых играх есть варианты с воскрешением, но тут явно другой случай. Так что ты лучше того - поосторожнее. Если в обычной игре можно продолжить в одиночку, то мне такой вариант, сам понимаешь, совсем не улыбается.

- Слушай, - спросил Сергей задумчиво, - а что со мной после смерти будет?

Кир удивленно засмеялся:

- Ну, ты даешь, ...Конфуций. Не ожидал. Есть ли жизнь после смерти, да? - покачал головой, - по идее - ничего. То есть, совсем ничего. Родительский класс в памяти, конечно, останется, но сам объект будет уби... э-э-э, деструктирован. Использовавшаяся область памяти будет помечена как свободная, и, по надобности, будет использоваться другими процессами. Типа так. ...Но вопросики ты задаешь... неожиданные. Знаешь, я почти поверил, что ты и в самом деле разумный.

- Да пошел ты, - сказал Сергей со злостью и, одновременно с испуганным восклицанием Кирилла, приложил ладонь к рисунку.

Ничего не случилось.

- Уффф, - сказал Кир с протяжным вздохом, - напугал. Больше так не делай, ладно?

Сергей не ответил, он раз за разом отнимал и прикладывал к камню ладонь.

- Оно, видимо, только на игроков рассчитано, - торопливо сказал Кир, - вылазь, воспользуемся вариантом 'Б'.

- Не работает, - сказал Чесноков с сожалением, прекращая бесплодные попытки, - а куда он вести-то должен, телепорт этот? В другой мир?

Кир замолчал, задумавшись. Потом хлопнул себя ладонью по лбу и засмеялся.

- Че-то я совсем мышей не ловлю в последнее время. Сразу следовало об этом подумать. Нет, конечно - зачем им другой мир, когда в этом куча неиспользованного места. Тут она, захоронка эта. Причем, зуб даю - либо рядом с твоей московской квартирой, либо, что самое вероятное, в окрестностях городища. Давай, прихвати лопату, и пройдемся по периметру.

- Все-таки я не понял, - сказал Сергей, поднимаясь по ступенькам, - ведь программисту нет никакой разницы, куда эту секретную комнатку запихнуть? Так с чего ты взял, что она здесь? Не в Улан-баторе, не где-нибудь в пустыне, не в Баянхонгоре, а именно здесь?

- Тут особенная логика. Ты не поймешь. Я и сам объяснить не могу... Просто, посмотри на карту уровня любой бродилки, где телепорты есть... да блин! Короче, trust me. Что меня больше напрягает, так это то, что эти лентяи запросто могли не заморачиваться с настоящими материалами, а сделать в этой комнатке условную стену. Типа 'здесь-хрен-пройдешь'. Вот тогда нам придется трактор заводить.

Сергей только плечами пожал.

Они обошли городище расширяющейся спиралью два раза, Сергей уже ничего не ждал, все чаще поглядывая на трактор, но тут Кир вдруг выдал удовлетворенное 'Ага!' и остановился.

- Копать отсюда и до обеда, - заявил он, улыбаясь, - что я говорил? Просто, как сферический конь в вакууме. Здесь она, родимая, совсем неглубоко - и метра нет.

- Что, прямо здесь? - спросил Сергей, скидывая лопату с плеча.

- Ага, - отозвался Кир меланхолично, - я б тебе помог, но, сам понимаешь...

- Метр, говоришь? Ну что ж, назвался кузовом - принимай грузди.

И Сергей воткнул штык в грунт, - ладно еще, земля мягкая.

Копать пришлось недолго - Чесноков выкинул всего-то три лопаты песчаного грунта, как под штыком что-то заскрежетало. Сергей почувствовал радостное возбуждение и сам этому удивился. Торопясь, отчистил от песка и глины участок метр на метр, обнажив уходящую полусферой вниз каменную кладку.

- Камень, - сказал Кир с нескрываемым удовлетворением, - и без раствора. Это хорошо. Надо один кирпич вытащить, попробуй вот этот, центральный.

- Сам знаю, - огрызнулся Чесноков, ковыряя слегка выступающий вверх квадратный булыжник на вершине полусферы. Хотя древние строители (а точнее, современные программисты) раствором не пользовались, но камни были подогнаны на совесть, и повозиться пришлось порядочно. Сергей два раза обломил штык лопаты, это его уже начало утомлять, как вдруг, камень поддался и легко, словно не сопротивлялся битый час попыткам его извлечь, вышел из кладки. Сергей с победным восклицанием поднял его над головой и замер. Потому что земля под ногами задрожала, зашевелилась и, не успев сообразить, что происходит, Сергей с громким воплем полетел вниз.

Лететь пришлось недолго. К счастью, создатели комнатки не стали делать ее слишком высокой, иначе попадавшие сверху остатки свода переломали бы Сергею все кости. Но все равно, приятного было мало. Чесноков, кряхтя, выбрался из-под булыжников и посмотрел вверх. В полуметре над головой светилась неправильной формы дыра, и продолжал сыпаться песок. Еще выше показалось встревоженное лицо Кира. Из свода выпал еще один булыжник.

- Полегче там, - недовольно выкрикнул Сергей, увернувшись.

- Это не я, - отозвался Кир, - это он сам, я при всем желании не смогу здесь и песчинки сдвинуть. Ты как там? Нормально?

- Все равно не ерзай, мало ли что, - проворчал Сергей, - вроде нормально.

Прищурился, ожидая, пока глаза привыкнут к полумраку, осмотрелся. Убранство комнатки оказалось довольно аскетичным - четыре голые стены, в одной из которых была неглубокая ниша. В нише - стоял сундук, полузаваленный попадавшими с потолка камнями.

- Ну, вот и он, - сказал Сергей, наклоняясь к нему и откидывая крышку. Что-то сухо щелкнуло под камнями, сундук слегка вздрогнул.

- Стой! - испуганно крикнул сверху Кир. Сергей глянул наверх:

- Чего?

- Ничего! Я же говорил - поосторожнее. Там вполне могла быть ловушка какая-нибудь.

- Она и была, - откликнулся Сергей, разглядывая торчащий из-под камня зазубренный наконечник, - ее булыжниками завалило.

Сверху донесся раздраженный вздох.

- Сергей, я тебя умоляю, будь осторожнее. Что у тебя с инстинктом самосохранения стало? Это ж базовый предикат, его нельзя переписать... блин, мне бы отладчик...

- Давай не будем об этом, - сумрачно отозвался Чесноков, - в самом-то сундуке рыться можно? Ничто меня за руку не цапнет?

- Не должно.

- Ну ладно, - Сергей откинул дерюжку, закрывавшую содержимое сундука, и присмотрелся.

- Что там? - с нетерпением спросил сверху Кир.

- Не заслоняй свет. И вообще, отодвинься, я сейчас наружу все повыкидываю.

- Так выкидывай. Оно все равно все сквозь меня пролетит, забыл? - ответил Кир, но отодвинулся. Сергей запустил руку в сундук.

- Так. Монеты. В количестве нескольких мешочков. Судя по весу, золотые. Мешочки, судя по всему, кожаные. Кто б мне объяснил, как это кожа могла так хорошо сохраниться?

- Для удобства игрока, - сказал сверху невидимый Кир, - реализм реализмом, но что ж, ему поштучно их таскать, что ли?

- Халявщики, - Сергей хмыкнул, вытаскивая мешочек, - ого, тяжелые!

- Можешь их вообще оставить - на фиг нам сейчас деньги?

- А в следующем мире? Вдруг нам чего купить понадобится?

- Не факт, что их у нас примут. Не факт, что там вообще деньги есть. Возьми с десяток, раз уж не терпится.

- Ладно, - Сергей развязал очередной мешочек и моментально потерял интерес к монетам, - тут еще и камушки имеются.

Высыпал на ладонь несколько кристаллов, моментально вспыхнувших в лучах лившегося сверху света и окрасивших серые стены разноцветными бликами.

- Красиво, - сказал Сергей, пересыпая драгоценности в ладони и любуясь, - красиво, но ненатурально. В реальности они так не сверкают. Лови!

- А то ты знаешь, как они в реальности выглядят, - ехидно отозвался Кир, - ой!

- Представь себе, знаю. Я, может и не олигарх, но подарить жене колечко с бриллиантом вполне могу себе позволить, - ответил Сергей, и только потом сообразил, что те бриллианты тоже были нереальные. А если точнее, то даже менее реальные, чем эти, поскольку существовали только в его памяти. Дожидаться, пока Кир обратит его внимание на его ошибку, не стал и быстро сменил тему:

- Чего 'ой'?

- Кхм... да ничего... изумрудом по лбу получил, - ответил Кир голосом, полным удивления, - не больно, но обидно... а подобрать с земли не могу... фигня какая-то.

- Вот как, - сказал Сергей, - во-от как? А чему ты удивляешься, сам же говорил, что взаимодействие со спутником у тебя прежним осталось.

- Ну... - ответил Кир осторожно, - я не думал, что это распространяется на предметы... - и затих.

- То есть, если я в тебя выстрелю, то...? Кстати, тебе ж и просто по шее навешать можно? - раньше Сергею эта мысль раньше в голову почему-то не приходила. Кир молчал. Чесноков улыбнулся:

- Ладно, не пугайся, не собираюсь я тебя бить... разве что ремнем пониже спины - не сдержался и захохотал.

В дыре появилось лицо Кира, и было оно довольно красноречивым, так что Сергей развеселился еще больше.

- Чем ржать, лучше подумай, как выбираться будешь, - пробурчал Кир.

Сергей перестал смеяться.

- Ты чего? - спросил он, холодея, - Обиделся? Не дури! Что ты там без меня делать будешь?

Кир фыркнул.

- Черт! - сказал Сергей, сообразив, - черт!

Огляделся, прикинул высоту и перевел дух.

- Сундук подтащу и дотянусь, - сообщил он Киру, - а не хватит - камней сверху накидаю.

- Ну не тяни тогда, скоро солнце зайдет. Давай, бери это свое кольцо, и поехали отсюда.

- Угу, - Сергей присел у сундука, и извлек длинный сверток - что тут у нас?

В свертке обнаружились стрелы, добрых полсотни. Сергей разочарованно отложил их в сторону, потом вспомнил. Схватил одну, пригляделся - так и есть, наконечник в виде соколиной головы.

- Тут стрелы, - сказал он взволнованно.

- И что?

- Талановские стрелы.

- А-а. А лук есть?

Сергей даже заглядывать в сундук не стал - никакой приличный лук в нем и по диагонали бы не поместился.

- Нет.

- Ну и на фиг они нужны тогда?

- Лук найти можно. Да и просто сделать. Не-е, ты как хочешь, но я их с собой прихвачу. Это брат, такое оружие, равного которому в реальности еще долго не будет. Отодвинься.

Завязал сверток, выждал пару секунд и выкинул его в дыру. Снова сунул руку в сундук, нащупал какой-то цилиндрический предмет, вытащил и опешил.

- А это что тут делает?

Сверху хихикнул Кир.

- А это - жезл плодородия.

- Да? - спросил Сергей, с удивлением вертя в руке жезл, - а я уж было подумал... вот ведь, а? Я его, между прочим, таковым не описывал... черт-те что, даже вены прорисовали, извращенцы.

- Еще как описывал, - отозвался веселящийся Кир.

- Ты кому лапшу на уши вешаешь? Я может, 'Песчаные реки' и не сам писал, но текст наизусть помню, описания этого жезла там нигде нет, только намеки, что он фаллическую форму имеет. И этот натурализм тут неуместен, на мой взгляд, - Сергей закинул жезл обратно в сундук.

- В 'Наследниках' описал, и довольно подробно, - возразил Кир, - так что претензии не принимаются. Ты его что, не прихватишь?

- На хрена нам этот хрен дался? Если у нас все удачно пройдет, у меня и без него все, что захочу, будет. А как в пути он нам помочь может..., погоди, в каких 'Наследниках'?! Я же их еще не написал?

- Ты - не написал...

- Вот как? - спросил Сергей напряженным голосом, - и как оно?

- Обалденно. Кроме шуток, просто обалденно. 'Песчаные реки' мне не сильно понравились. То есть понравились, но не сильно. Она лучше, чем предыдущие... Знаешь, это, конечно, мое субъективное мнение, но... последние твои книги... они мастерски написаны, отличный сюжет и все такое... но чего-то не хватает, изюминки какой-то, чего-то, что было в самых первых книгах. Той светлой грусти, от которой щемило сердце и хотелось читать и читать бесконечно. Ты только не обижайся, это просто мое мнение, у меня куча знакомых, которые вовсе наоборот думают...

- Да мне-то что обижаться, - пожал плечами Сергей, - я их не писал.

- Ну... все равно как-то... Ну ладно, я ж про 'Наследников' говорил. Так вот, я не буду громких слов говорить, все же у каждого свои вкусы, и тэдэ, и тэпе, но мне эта книга понравилась больше, чем любая из прочитанных мной ранее. Я в таком восторге был, я ее четыре раза перечитывал, и еще буду. Я даже изменил своим принципам и сам в виртуал пошел, я до этого так ни разу не заходил. Нет, в тестовом режиме случалось, но как клиент - в первый раз.

- Почему? - удивился Сергей.

- Из-за ног.

Кирилл тяжело вздохнул.

- Ты не поймешь. Как это прекрасно - не побеждать драконов, не охотиться на вампиров, не водить космические корабли - а просто - ощущать себя здоровым. И как это больно - просыпаться потом снова в инвалидном кресле. Я боялся. Боялся, что меня затянет, что однажды у меня не хватит сил сказать себе 'стой' и я все брошу, буду жить в виртуале, а в реале - только существовать... Знаешь, вот сейчас у меня вроде как нешуточная проблема. Если я... то есть, мы не сможем ее решить - моя жизнь определенно изменится в худшую сторону и изменится сильно. А то и вообще - прекратится. Мне бы следовало тревожиться, переживать там, а я - я счастлив. Потому что еще день-два у меня будут ноги. И пусть я сейчас - никто и меня даже никто увидеть не может... кроме тебя... зато я стою на своих ногах. И могу пойти, куда захочу... А могу - побежать... - Кир всхлипнул и замолчал.

- Прости, - сказал Сергей, - пожалуй, в силу некоторых обстоятельств, я действительно не могу претендовать на понимание, но я тебе сочувствую. Насколько я вообще могу это делать.

Кир не ответил.

- А почему я не знаю, что эту книгу написал? - попробовал Сергей сменить тему, но Кир, похоже, не слушал.

- Я, в сущности, зря на обслугу тура наехал, - донесся его голос, - никакой такой уж халтуры не было, обычный подход к виртуализации книги. Народу что нужно? Народу нужен экшн, вот они его и повтыкали всюду, где смогли. Вот только они этим всю суть книги извратили. Там драк всяких совсем мало, в 'Наследниках', но там такая атмосфера... Эх. Я, почему-то, не подумал, что они что-то сильно изменят, ждал одного, а получил - другое...

- Ты не ответил про книгу, - сказал Сергей, - почему, все-таки, я про нее не помню?

- А? Про 'Наследников', что ли? По сюжету так задумано. Типа, я же и есть тот наследник, про которого в книге написано. Только все наперекосяк пошло. Да оно и к лучшему - даже знать не хочу, чего они там еще накрутили. Вон хоть телепорт этот взять - не было его по тексту, все просто в подвале было спрятано. И убитых током археологов тоже не было. А вот окаменевший туролгой - должен был быть, а его нету. И как они без него сюжет продолжать собирались, интересно? Короче, в жопу такую виртуализацию. Чтобы я еще в тур по понравившейся книге пошел - да ни в жизнь.

Сергей вздохнул, но слов для ответа не нашел и снова присел у сундука. Вынул тяжелый гибкий сверток, металлически звякнувший при доставании. Развернул, присвистнул. Крикнул вверх:

- Я кольчугу нашел. Что-то я не помню, чтобы Трехглазый кольчугу носил. Тоже эти халтурщики придумали?

- Да нет, была кольчуга - отозвался Кир равнодушным тоном, - прихвати, она магическая. По книге, ее даже калаш не берет.

- Ты ж говорил, там нет драк, - сказал Сергей, снимая пиджак и надевая кольчугу на манер футболки - через голову. Размер, на удивление, оказался впору. Чесноков застегнул массивные пряжки на груди, покрутился, нагнулся, выпрямился - кольчуга не мешала и даже вес ее, распределенный по телу, чувствовался не сильно. Сергей хмыкнул и одел пиджак поверх кольчуги.

- Я говорил, что драк мало, - возразил Кир, - и вообще, суть не в них.

- Кстати, ты лучше скажи сразу, что мне в сундуке искать? Кольцо путешественника, это я знаю. А еще что?

- Да и все, в общем-то, - ответил Кир после недолгого молчания, - самое главное-то, там заклинательный круг и книги Талановские лежат, но нам они теперь без пользы. А свистулька так и навредить может. Еще туролгоя ожившего нам тут не хватало. Кольцо-то нашел?

Сергей собирался ответить отрицательно, но тут ему под руку попался еще один цилиндрический предмет. На этот раз это оказалась просто ветвь какого-то дерева, в середине которой светился тусклым отблеском поясок желтого металла.

- Нашел! - крикнул Сергей, снимая кольцо с ветки и рассматривая его на свету, - бегущие лошади выгравированы. Точно, оно.

- Не одевай только, - в проломе появилось встревоженное лицо Кира.

- Сам знаю, - ответил Сергей, пряча кольцо во внутреннем кармане пиджака. Кольцо коротко звякнуло об лежащий в кармане пистолет, и Чесноков негромко выругался.

- Ты чего? - спросил Кир.

- Да так... вспомнилось... Раз тут больше ничего нет, я вылезаю.

Кир кивнул и отодвинулся. Сергей попытался сдвинуть сундук, но он даже не шелохнулся. Пришлось сначала раскидать камни, потом повынимать из сундука тяжеленные, килограмм по десять каждая, книги, и только после этого, хорошенько поднатужившись, Сергей смог сдвинуть сундук с места.

- А выглядит не таким уж тяжелым, - прокряхтел Чесноков, с жутким скрежетом передвигая сундук на освещенное место. Закрыл крышку, встал сверху. До свода уже вполне можно было дотянуться, что Сергей и сделал. Камень легко отделился и остался у него в руке, еще десяток с грохотом обрушились ему под ноги, следом полился песок.

- Хм, - сказал Сергей, роняя булыжник и протягивая руку к следующему. История повторилась, с той разницей, что камней было меньше, а песка - значительно больше. Сергей спустился, подобрал с пола книги и выложил их двумя этажами на крышку сундука. Влез обратно, посмотрел вверх. Попросил:

- Не поможешь?

Кир молча подошел, лег на воздух над ямой и опустил вниз руку. Но яма была довольно глубокой и Сергей, вытянувшись, мог только легонько коснуться пальцев Кира.

- Я тебя все равно не удержу, - извиняющимся голосом сказал Кир.

- А во взрослого превращаться ты тоже разучился?

Кир только вздохнул.

- Ясно, - сказал Сергей. Присел и, яростно выдохнув, прыгнул наружу. Больно ударился грудью об остатки свода, но смог за что-то уцепиться вытянутыми руками. Кряхтя и напрягая все силы, немного подтянулся и уперся ногой в кладку с другой стороны. Опять осыпалась вниз часть свода, нога соскользнула, Сергей едва не упал, удержался лишь неимоверным напряжением сил. Передохнул, нашел опору для другой ноги, изогнулся и вылез-таки из дыры. Полежал немного на дне ямы, морщась от боли в потянутых мышцах, потом, шипя, поднялся. Кир подошел, протянул руку, но Сергей вылез из ямы сам. Отряхнулся, похлопал по груди, проверяя содержимое кармана.

- Кстати, а почему кольчуга мне впору оказалась? - озвучил Сергей вдруг возникшую мысль, - игрок же ты, так что она мне мала должна была оказаться?

- Она впору любому, кто ее наденет.

- А, магия...

- Да не, магия не при чем. Я вообще не припомню, чтобы в виртуале кто-то размерами заморачивался. Нашел одежку - одевай, будет впору. Если, конечно, она не заточена под другую расу. Человеку, скажем, гномовские доспехи маловаты будут. Но здесь не тот случай.

- Понятно. Опять схалявили, значит.

- Почему 'схалявили'? - Оскорбился Кир, - там, где реалистичность идет на пользу, учитываются абсолютно все мелочи. Вот поймай муху - у нее шесть ног, полупрозрачные крылья с узором и фасетчатые глаза. И внутри она - бурая и жидкая. Думаешь, много людей мух в виртуале разглядывает? Так ведь нет, не ограничились жужжащим черным шариком, модельку слепили, текстуры с настоящих мух наснимали. И думаешь, тяжело было после такого размер одежды учесть? Понимаешь, мы не стремимся сделать виртуал равным реальности. Это не так уж сложно, но кто в него тогда пойдет за деньги и притом немалые, если то же самое можно получить в обычной жизни задаром? Мы стремимся сделать его лучше реальности. Одежда разных размеров - неудобство реального мира. Здесь это никому не нужно...

- Ладно, понял, - отмахнулся Сергей, - ближе к делу. Солнце садится. Я правильно помню, что это кольцо просто надеть надо и все?

Кир кивнул.

- Меня-то как понесешь?

- Хм... Ну, лезь на шею, что ж поделаешь. По крайней мере, это будет точно отражать суть наших с тобой взаимоотношений... Кстати, я вот еще о чем подумал - я кинул камень и попал в тебя, ты это почувствовал. А если я покачу тачку и наеду на тебя, ты ее почувствуешь? А сесть в нее сможешь? А если я поведу автомобиль?

Кир вздохнул.

- Я думал об этом. Неоднозначно, понимаешь. Неизвестно, где игра решит, что это ты взаимодействуешь со мной, а где - что это я пытаюсь взаимодействовать со средой. Я могу потеряться на ходу, или, еще хуже - игра может глюкнуть, и что из этого выйдет - неизвестно. Так что лучше не экспериментировать.

Сергей хмыкнул и опустился на колено. Кир действительно оказался очень легким, даже с учетом комплекции и возраста. Сергей бы оценил его вес килограмм в двадцать, ну, максимум в двадцать пять.

- А почему ты такой легкий? - спросил Чесноков, доставая из кармана кольцо и надевая его на указательный палец.

- Так... - хмыкнул сверху Кир, - захотелось.

- Ну, раз захотелось... Куда нам идти-то?

- Ща, гляну, - Кир помолчал недолго, потом продолжил, - туда. Вправо градусов тридцать... А легким я себя сделал, чтобы всегда помнить и понимать, что это - виртуал. Даже подсознательно. Так потом переход в реальность легче происходит. Так вот. Ты что делаешь?

Сергей стоял, вытянув руку правую руку вперед в указующем жесте.

- Что не так? - спросил он, опуская руку, - я себе именно так использование кольца представлял.

Кир хихикнул:

- Просто иди вперед.

Сергей открыл рот для вопроса, но передумал и просто сделал шаг.

В лицо задул сильный ветер, в ушах засвистело, а окружающий мир вдруг стремительным рывком скакнул назад. Сергей замер, закрутил головой, забыв про сидящего на плечах и загораживающего обзор Кира. Развернулся. Сзади, до самого горизонта, тянулась однообразная гряда барханов. Чесноков закрутился, но пейзаж со всех сторон был совершенно идентичен и представлял собой все те же песчаные барханы без единого ориентира. Даже следов не было.

- Не крутись, - сказал недовольно Кир, - направление потеряешь. Повернись влево на девяносто градусов.

Сергей повернулся.

- Еще чуть-чуть... вот так. Пошли дальше, но широко не шагай. Я скажу, где остановиться.

Чесноков мотнул головой и пошел вперед. Снова задул ветер, а барханы по сторонам размазались в широкие желтые полосы. Сергей посмотрел вниз, но быстро поднял взгляд - глядеть под ноги было страшно. Скорость, навскидку, выходила не такой уж и большой - километров сорок-пятьдесят в час, не больше. Вот только ощущения при этом были совсем не те, что при езде на автомобиле. Хотя он сейчас и шел-то небыстро. 'А если побежать?', - мелькнула мысль, но воплощать ее в жизнь Сергей поостерегся, от набегающего потока воздуха и так дышать было трудновато.

Шли недолго, минут десять. Кир пару раз корректировал направление движения короткими указаниями вроде 'чуть-чуть вправо', потом сказал:

- Потише. Чуть-чуть осталось.

Сергей сократил шаг, потом еще и пошел эдакой семенящей походкой. Но только по ощущениям - скорость при этом была, как при хорошем беге.

- Стой, - сказал Кир, - приехали. Дальше пешком.

Сергей остановился, снял с пальца кольцо и отправил его во внутренний карман. Кир заерзал на плечах, пытаясь слезть, Чесноков сначала собрался было встать на колено, но передумал и просто обхватил своего седока, снял с плеч и поставил на землю.

- Спасибо, - сказал Кир, поправляя одежду, - мы возле стены.

- Не за что. Куда идти? - Сергей огляделся, но ничего, напоминающего стену или хотя бы чем-то отличающегося от остальной обстановки, не заметил.

- Иди за мной, - ответил Кир и направился в сторону, ничем, на взгляд Сергея, не примечательную, - и не пугайся, когда я исчезну. Время, в течение которого спутник может заниматься своими делами вдали от игрока - параметр изменяемый, игрок его сам определяет. Нам, очевидно, выставится значение по умолчанию, и оно точно не больше пары часов. Так что, когда я пропаду, прос... - и голос оборвался. Сергей моргнул, сбился с шага и остановился. Кирилла поблизости не было.

- Не больше пары часов, говоришь? - Сергей посмотрел на запястье. Часы показывали половину восьмого вечера, секундная стрелка весело бежала по циферблату, показывая, что часы (и время в этом мире) в полном порядке. Покрутил головой, не обнаружил ничего примечательного и сел на бархан. Чего зря песок ногами перемешивать?

// 04. Лишний кольценосец

- Так, - сказал Кир полушепотом, - замри. Не шевелись и не шуми. Тут какая-то драка, и кто бы в не победил, будет только лучше, если они нас не заметят.

Сергей сидел на влажной сырой земле на склоне оврага. Прямо под ногами весело журчал маленький ручеек, над головой сводчатым коридором смыкались ветви каких-то деревьев, окутывая пространство зеленым полумраком. Сверху доносились звуки боя, причем боя на мечах - металлический звон, металлические же скрежет и лязг, рычание, крики ярости и боли. Сергей приглушенно ругнулся и поднялся, но ткань уже успела промокнуть и зад неприятно холодило. Чесноков обернулся - так и есть - на брюках красовалось грязное пятно. Сергей сокрушенно покачал головой и перевел взгляд на Кира.

- 'Нас', говоришь, не заметят? Ты-то чего прячешься, ты ж невидимый, забыл? Сходи, посмотри, кто там.

- Не могу - негромко огрызнулся Кир, - тут, рядом с оврагом катакомбы какие-то задуманы и нуль сетки метрах в пяти под землей. И вообще в этой игре с нулем хрень какая-то, я метров на двести во все стороны ходил уже - этот овраг единственное место, где я на уровне поверхности и на открытом воздухе оказываюсь. Как бы тебе всю игру меня на себе тащить не пришлось.

Сергей задумался. Хотя весил Кир совсем немного, но нести его на собственной шее невесть сколько километров ему совсем не хотелось.

- Не думаю, что это удачное решение. А если я тебя случайно уроню? Ты говоришь, тут до поверхности метров пять? Упадешь, шею свернешь...

Кир покачал головой:

- Да не, шею не сверну. Я ж призрак. Я ни боли, ни усталости не чувствую. Просто пролечу до нуля и остновлюсь...

- Как это боли не чувствуешь? - перебил Сергей, - а кто недавно драгоценным камнем по лбу получил?

- Не перебивай, - Кир поморщился, - И я тогда не говорил что мне больно, я сказал, что обидно. Никакого физического воздействия этот мир на меня оказать не может. Совсем не может, я даже когда иду - земли под ногами не чувствую, как в невесомости ногами перебираю. Ты - единственный объект, который может со мной взаимодействовать, но физически я этого все равно не ощущаю. Так что в этом смысле - падать мне не опасно. Но ты все равно прав - если ты меня уронишь, и я уйду под землю, это будет совсем нехорошо. Потому что непонятно, как мы тогда встретимся.

- Вот-вот, тоже верно, - подхватил Чесноков, - так что, возвращаться придется? Или - здесь следующая стена далеко? Ты можешь себе спокойно к ней под землей пойти, а я тут просто посижу, подожду?

- Неа, - Кир помотал головой, - далеко стена. Сильно далеко. Кэмэ под сотню ближайшая. Плюс необычный рельеф, плюс всяческая листва равняется тому, что хозяева денег не жалеют. Похоже, довольно популярная игра. Я бы даже сказал, очень популярная игра. Из первой двацатки, скорее всего. Я понимаю, тебе не очень хочется все время меня таскать, но хоть попробовать-то - надо. Уж больно удачно вышло - первая же игра и сразу куча игроков. Да и вообще не много смысла возвращаться - кольцо-то игра скорее всего, не пропустила?

- А? - спросил Сергей, - кольцо? - полез в карман и сразу нащупал металлический предмет, - да нет, представь себе, пропустила.

Вытащил руку, раскрыл ладонь и не смог сдержать удивленного восклицания

- Что за черт? - опустил ладонь, чтобы кольцо увидел Кир, - Че это с ним?

На ладони Чеснокова лежало простое кольцо тускло-серебристого металла, похожего на обычную сталь. Ни бегущих лошадей, ни вообще каких-либо рисунков или надписей на нем не было. Кир глянул и кивнул понимающе:

- Тоже вариант. Все ясно. Оно, значит, не объектом было, а ссылкой на объект. Типа 'кольцо типа номер столько-то'. А уже там, где этот 'номер столько-то' описывается, там все и лежит. И внешний вид и свойства. Ты его сюда перетащил, а здесь этот самый 'номер столько-то' совсем другому кольцу соответствует. Видимо, вот такому - простому кольцу из простой стали.

- И что, свои свойства оно вместе с внешним видом потеряло?

Кир пожал плечами:

- Утверждать не буду, но, скорее всего, да. С вероятностью девяносто девять процентов.

Сергей молча надел кольцо на палец и сделал шаг в сторону. Недовольно хмыкнул. Кир, внимательно за ним следивший, покачал головой.

- Сергей, я же просил тебя так не делать. Мало ли, во что оно сейчас превратилось? Я намного лучше знаю устройство этого мира и тебе не помешало бы спросить меня прежде чем делать что-то необдуманное. Между прочим, во многих играх бывают прoклятые предметы, которые наносят вред надевшему их и которые не так-то просто снять - только заклинанием или в специальном месте, в храме каком-нибудь. Другое дело, что они обычно выглядят более заманчиво, но не думаю, что ты это знал. Еще раз прошу: будь осторожнее.

Сергей быстро снял кольцо, осмотрел руку.

- Надо же было как-то это выяснить, - буркнул он, - когда в перспективе - сто километров пехом, грех было не проверить.

Чесноков покрутил кольцо в руке, а потом, повинуясь какому-то внезапному порыву, надел его обратно, да так и оставил. Кир еще раз покачал головой, осуждающе вздохнул, но возражать не стал.

Сергей порылся по карманам.

- Деньги на месте... а вот пистолет исчез, - сказал он с сожалением, огляделся и добавил, - и талановские стрелы - тоже.

- Значит, в этом мире аналогов для них просто не нашлось, или их движок по какой-то причине не пропустил, - Кир пожал плечами и прислушался.

- Кажись, они там закончили. Давай, поднимай меня. Но осторожно - сначала меня над склоном приподними, а потом уже сам вылезай, как я скажу что можно.

Сергей со вздохом присел, но тут его осенило и он поднялся обратно:

- Послушай, - сказал он задумчиво, - а я, в смысле, я, как программа-спутник - это только мое тело или все остальное тоже? Одежда моя, скажем - это все еще я?

Кир помотал головой:

- Не совсем. Одежда и все остальное, что ты несешь с собой - это твой инвентарь. Собирался свои ботинки мне дать? Не выйдет. Как только один персонаж передает объект из своего инвентаря другому персонажу, этот объект автоматически попадает в инвентарь этого второго персонажа. Понимаешь? А раз они станут мои, то они унаследуют и все мои свойства не-взаимодействия с миром.

Сергей непонимающе нахмурился.

- А что, у призрака есть инвентарь?

Кир пожал плечами:

- Есть, конечно. Призрак - тот же стандартный объект-человек со стандартным инвентарем. Одеждой, в частности - я же вот одетый, - Кир задумался, - я, правда, пополнять инвентарь не могу... Так что, по идее, вещь, которую ты мне дашь, в мой инвентарь попасть не должна. Можно попробовать...

- Запросто, - Сергей завозился, снимая пиджак, - брюки я уже испачкал, так что не жалко, - бросил пиджак на землю, - наступи.

Кир послушно опустил ногу на ткань, и нога сразу же ушла в нее почти по колено.

- Все понятно, - сказал Кир с легким оттенком сожаления, - ты положил его на землю, он ушел из твоего инвентаря и стал частью окружающего мира. Какие с этим миром у меня отношения, ты и так знаешь.

- Жаль, - Сергей вздохнул, - а если я его тебе дам?

Поднял с земли пиджак и протянул его Киру.

- Ничего не выйдет, - сказал Кир, - я уже все понял. Вот, смотри, - он взял пиджак за рукав и потянул к себе, но, стоило Сергею его отпустить, как ткань костюма пролетела сквозь пальцы Кира, и пиджак снова оказался на земле.

- Пока ты его держишь - он твой и является, в некотором роде, частью тебя. А как только ты его отпустил - опаньки...

Чесноков задумался:

- Но... тот изумруд... Я же его уже не держал, когда он к тебе в лоб прилетел?

- Не обязательно физически держать, достаточно логической связи. Это же программа. Ты бросил изумруд, и, пока он летел, он был связан с тобой. Тем, что это ты его бросил. А когда он упал - все. Понимаешь, для программы нет большой разницы..., - но Сергей его уже не слушал.

- Связан, - щелкнув пальцами, сказал он торжественно. И повторил, - связан. Это - как раз то слово.

Подобрал многострадальный пиджак, отряхнул его от налипших кусков грязи, оглядел со всех сторон. Кир, с ожиданием, следил за ним.

- Сейчас, - сказал Сергей, надевая пиджак, и осматривая край оврага - я подниму тебя наверх. Потом мы найдем тебе подходящую обувь. Хотя, если то, что ты говорил про размеры, работает - любая подойдет. Потом мы найдем пару веревок. И я привяжу твои ботинки... или лапти, уж не знаю, в чем тут люди ходят, к своему ремню. Придется тебе как следует под ноги смотреть, конечно, ну да потрепишь.

Перевел взгляд на своего спутника. Кир стоял, нахмурившись и шевеля губами. Глянул на Чеснокова с удивленным недоверием.

- Люди фигеть будут от такого зрелища, - сказал он с сомнением, но потом ослепительно улыбнулся, - черт побери, Сергей, ты гений! Это наверняка сработает! И как только я сам не догадался. И не только обувь... хорошо бы нам в технический мир попасть - я ж таким макаром смогу телефоном пользоваться! Клево придумал! Блин, как здорово, что ты у меня такой неглупый получился.

Начавший было млеть, Чесноков скривился:

- Мог бы и не напоминать. Сразу видно, что всю жизнь перед монитором просидел, людей не видя - обходительности в тебе - у товарного поезда и то больше будет.

Кир запнулся

- Прости. Но я же... Ты сам тоже... - и замолчал, глядя на Сергея с легкой обидой.

- Замнем для ясности, - Чесноков сел на корточки, - садись и держись крепче. Пошли отсюда, а то мне эта сырость уже порядком поднадоела.

Кир вздохнул и забрался Сергею на шею. Чесноков поднялся, и, скользя по мокрому грунту и пачкая руки, полез наверх. Поднялся к краю оврага, уцепился руками за какие-то корни и замер. Кир завозился. Сергей выждал секунд пять и спросил нетерпеливо:

- Ну, чего там?

- Вроде чисто, - ответил Кир с некоторым сомнением, - ладно, вылезай.

Сергей примерился к растущему над обрывом дереву - если бы он был один, он бы вылез в два счета. Но он, мало того, что нес на себе дополнительный груз, да еще ему и следить приходилось, чтобы Кир сидел более-менее удобно и не падал с плеч. Чесноков встал поудобнее, чуток присел и, со словами 'ну, держись', бросился вверх, из всех сил цепляясь за корни, за ветки и, наконец, за ствол дерева. Продолжая обнимать ствол, нащупал ногой край обрыва, сделал шаг в сторону и, только потом отпустил дерево и обернулся. Присвистнул удивленно.

Рядом с оврагом идущая сквозь лес проселочная дорога выходила на небольшую полянку. Место было бы идиллически красивым, если бы не полтора десятка трупов, порядком портившие картину. Но Сергей и так ожидал увидеть нечто подобное, удивили его вовсе не трупы, точнее - не все трупы. Чесноков подошел к ближайшему заинтересовавшему его телу - неизвестное существо, пропорциями тела похожее на гориллу, одетое в грубую кольчугу, лежало ничком на траве, продолжая держать в одной руке странной формы меч, а в другой - грубый деревянный щит с намалеванной на нем буквой ?.

- Ничего не понимаю, - сказал Сергей, - это что за игра? Горилла с мечом, греческая 'тэта'... это... как его... 'Планета обезьян', что ли? Так его ж лет десять назад показывали, все его уже забыли давно. Или я чего-то не знаю?

Кир хмыкнул сверху.

- Ты не с той стороны смотришь. Это не 'тэта' на щите, это Око. Популярный мир с драками на мечах - тут еще есть варианты, но орк с Оком на щите может быть только в одной игре. Средиземье это, вот что это такое.

- А, - сказал Сергей с некоторой досадой, - Толкин?

- Он самый. Насколько я помню, на данный момент у них тут конец третьей эпохи. Бильбо уже сходил за сокровищами, но пока спокойно поживает в своем Шире и отдавать кольцо Фродо еще не собирается... Кольцо... ты, кстати, куда дел?

Вместо ответа Сергей поднял вверх правую руку с растопыренными пальцами.

- Ну, - сказал Кир после недолгого молчания, - вроде не оно. Но выкинул бы ты его лучше. Неизвестное кольцо... в мире Толкина... ну его нафиг, а?

- Успеется, - сказал Сергей, убирая руку. Раз это - не кольцо всевластья, то чего бояться? Да и будь даже оно?

- Так то оно вроде так, - Кир вздохнул, - ну да ладно... О, смотри, лошадь!

Сергей огляделся и - в самом деле, за придорожными кустами спокойно щипала траву подседланная рыжая лошадка.

- Ну и что? Ты лучше веревку ищи. Обувь я уже вижу в количестве более чем необходимом...

- Не надо веревку, пошли лошадь ловить.

- Зачем? - удивился Сергей, - или... она - тоже инвентарь?

- Не-е, лошадь - средство передвижения. Я просто вспомнил, как мы в прошлом году с этим мучались. Лошадь, машина, ковер-самолет - неважно какое, средство передвижения все равно принадлежит миру, а не игроку. На лошади, как и в машине, может сидеть больше одного игрока, вот в чем фокус. А вот то, что в багажнике машины лежит - инвентарь ее водителя. И поклажа лошади - тоже.

- Я-ясно, - протянул, начавший понимать, Сергей, - то есть, если я тебя на лошадь посажу, ты сквозь нее провалишься. А вот если я на нее что-нибудь свое положу и посажу тебя сверху...

- Ага, - лица Кира Сергей не видел, но голос его звучал определенно веселее, - даже не обязательно класть. Просто поймай ее, она автоматически станет твоей, после чего посадишь меня на попону за седлом. А самая прелесть в том, что тебе не обязательно все время на лошади сидеть или как-то за нее держаться, чтобы ее груз твоим инвентарем оставался.

- Понял, - сказал Сергей, направляясь к кустам, - логично, в принципе. Кстати, есть идеи, что тут случилось, кто победил и где, собственно, победители?

- Да, в общем-то, все ясно, - снисходительно откликнулся Кир, - орки напали на обоз - я слышал скрип тележных колес. Орки победили, потому что, если бы победили люди, они бы забрали своих мертвых. Телеги орки увели с собой и сами смылись, потому что тут явно не Мордор и особо светиться им смысла нет.

- Тоже мне Шерлок... Холмкинс, - пробормотал Сергей, осторожно подбираясь к лошадке. Та щипать траву перестала и, прядая ушами, внимательно следила за его действиями, но особо нервной не выглядела. Чесноков осторожно подошел на расстояние вытянутой руки и, плавным движением поймал свисающую уздечку. Лошадь коротко всхрапнула и сделала шаг назад, но, почувствовав натянувшийся повод, послушно встала. Сергей подошел вплотную.

- Можешь перебираться.

В поле зрения показалась рука Кира, похлопала по накрытому попоной крупу лошадки, потом, с довольным восклицанием, он перемахнул с плеч Сергея на лошадь. Та и ухом не повела. Сергей посмотрел на широко улыбающегося Кира, усмехнулся.

- Сияешь, как юбилейный рубль. Можно подумать, мы этим все проблемы решили.

Кир перестал улыбаться.

- Ты опять прав. Тут еще одна проблема назревает - помнилось мне, что Средиземье премодерируемым собирались сделать. Я за ним не следил - меня этот мир никогда особо не интересовал, так что не знаю в точности, сделали уже или нет.

- Я правильно услышал: премодерируемость? - Сергей нахмурился, - а причем тут это?

- Долго объяснять, - Кир махнул рукой, - залезай, поехали людей искать. Премодерацию к такой масштабной игре прикрутить не так-то просто, да и нагрузку это увеличит чуть не вдвое. Так что может, я зря дергаюсь

Сергей пожал плечами, вставил ступню в стремя, перекинул ногу через седло, сел.

- Ушли они, я так понимаю, туда, - он махнул рукой в направлении дальнего конца поляны, куда тянулись свежие полосы тележных следов, - и, стало быть, нам лучше поехать в обратную сторону.

- Я тоже так думаю, - откликнулся Кир из-за спины. Сергей негромко причмокнул и тронул лошадь шенкелями. Та фыркнула и послушно зашагала вперед.

Как Сергей и рассчитывал, лес тянулся недолго. Хотя, по словам Кира, деньги у хозяев игры водились в достатке, тягой к бессмысленному расточительству они явно не страдали - уже через пару километров лес кончился, и перед ними раскинулось широкое зеленое поле, с островками рощиц, сверкающими нитками рек и парочкой озер. Следы человеческой деятельности также присутствовали в избытке - поле в разных направлениях пересекало несколько дорог, вдоль которых располагались аккуратные прямоугольники возделанных участков, на примерно одинаковом удалении от леса располагалась пара деревень, а вдали, у самого горизонта, виднелись более значительные постройки - видимо, местный город.

Сергей осмотрелся и направил лошадь прямо через поле к ближайшей замеченной им группе людей - пяток косарей, выстроившись наискосок, равномерными взмахами косили траву всего метрах в двустах.

- Ты куда? - спросил Кир.

- Вон, - Сергей мотнул головой в сторону косарей, - люди.

- Это не люди, - недовольно отозвался Кир, - не трать время.

Сергей молча повернул лошадь к дороге.

- Как ты определил? Ты же говорил, что тебе надо какие-то вопросы задать, а мы еще и на сто метров не подъехали?

- Да не в том дело. Тут и спрашивать нечего. Сам подумай, кто будет платить от штуки евро за подключение и от пятидесяти в час для того, чтобы траву на лугу косить? В реале оно дешевле выйдет, даже если ты в Африке живешь и ближайший сенокос в десяти часах лета.

- Пятьдесят евро в час? Ничего себе. Дороговато выходит. Или у вас там, в реале инфляция такая, что на 50 евро уже и билета в метро не купишь?

- Да нет, инфляция не больше обычного, на полтинник... на полтинник можно неплохую радиоуправляемую модельку купить, например. Или простенький комп-модуль для подключения к Сети.

Сергей покачал головой.

- Ну, тогда мне удивительно, откуда взялось столько богатых бездельников, чтобы содержать аж сто тысяч ваших клиентов. Если пара суток у вас минимум на три штуки евро потянет... я вот себя вполне даже причисляю к пресловутому среднему классу, но отпуск определенно предпочел бы провести где-нибудь на Бали, а не в вашем виртуале. Нет, раз-другой я бы, пожалуй, сходил на пару-тройку дней - исключительно чтобы впечатление составить - но не больше, это уж точно. И сдается мне, раз я так думаю, то мой прототип в реале - тоже так же думает, так ведь? Девяносто восемь процентов, что так.

Кир хмыкнул:

- Это при одинаковой базе знаний, не забывай. Игровое время отличается от реального. В разных мирах по разному, но всегда отличается. Насчет Средиземья точно не помню, но в том туре, куда я пошел, один час игрового времени десяти минутам реального равнялся. Клиент же платит за реальное время, так что цена получается меньше. Это - во-первых...

- Погоди-ка, - перебил его Сергей, - как это - время отличается? Человек - это ж не компьютер все-таки. Скорости реакции человека так просто не поменяешь - если я на ДВД плеере в шесть раз ускоренное воспроизведение включу, то хрен чего разобрать успею и это притом, что я не тормоз какой-нибудь. А к вам небось и такие ходят... что-то ты туфту мне гонишь, брат Прометей.

- А тебе приходилось когда-нибудь засыпать на полчаса и видеть сон, который тянулся бы, по ощущениям, намного дольше? Здесь то же самое. Я тебе точно не скажу, я все-таки программист а не физиомастер, но, как мне помнится, это возможно за счет отсеивания ненужной информации. Понимаешь, когда ты смотришь вокруг в реале, ты видишь чертову уйму всяких деталей, которые твой мозг фильтрует в реальном времени и до сознания доводит только самые значимые. А здесь мозг сразу получает только необходимый минимум деталей, поэтому быстродействие процесса можно намного увеличить. В десятки раз. Фактически, здесь пределом уже является мощность наших процессоров, поэтому в популярных играх ускорение меньше. Здесь вот, разница то ли два, то ли два с половиной, точно не помню, но не больше трех. Быстродействия не хватает.

Сергей отвлекся и чуть не упал с лошади, которой как раз в этот момент вздумалось споткнуться. Сзади испуганно ругнулся Кир:

- Осторожнее... блин. Я ж за тебя держусь. Если упаду, то улечу под землю.

- Извини, отвлекся, - отозвался Сергей, восстанавливая равновесие, - что-то вопросов у меня твои объяснения не убавили. Я не понял, при чем тут сны. А еще - я вот смотрю на дерево и вижу в отдельности каждый листок. И даже жилки на них заметны. И какие ж ты незначимые детали имел в виду?

Кир фыркнул.

- А вот ту самую дорогу, за которой ты перестал следить, когда листья разглядывал. В нормальном режиме твои глаза видят в подробностях все, что... видят. А не только то, на что ты смотришь в данный момент. Сейчас же генератор изображений подсовывает в деталях только то, на что ты обратил внимание, все остальное дается просто фоном.

Сергей попробовал быстро переводить взгляд с одного места на другое, в какой-то момент ему даже показалось, что он успел заметить, как расплывчатый фон заменяется четкой картинкой, но было ли так на самом деле или просто показалось, сказать было нельзя. Чесноков вздохнул и повторил первый вопрос:

- А сны тут при чем?

- При том, что все люди тут, - Кир пошевелился, - реальные люди, в смысле, - видят сон. И я - тоже. Излучатель воздействует на миндалевидное тело мозга, которое ответственно за сновидения. Глаза открыты, изображение формируется перед ними, но, то, что оно воспринимается как реальность - это благодаря эффекту Фихтера. Фихтер - это папин однокурсник бывший, это он открыл, как можно заставить человека видеть запрограммированный сон. Он за это нобелевскую получил, а три года назад умер от рака печени. Они с папой вместе Реалити-2 начинали... смотри, а это, похоже, наши клиенты.

По дороге, легкой рысью, двигалась небольшая кавалькада: два рыцаря в полном вооружении, на мощных, покрытых броней, лошадях и еще пяток всадников - очевидно, сопровождение. И, если последние выглядели, как ложки из одного столового набора - в однотипных одеждах, одинаковой комплекции, даже лица выглядели похожими - то двое предводителей имели вид весьма колоритный. Один из них, одетый в матово-черную броню, имел рост под два метра, на одном боку лошади висел черный же щит с красным рисунком и двуручный меч без ножен. Второй - ростом был в полтора раза меньше, но весил, пожалуй, вдвое больше первого. Одет он был также в полный доспех, хоть и без лишних изысков - обычного металлического цвета - зато со шлемом в виде львиной морды. Вооружен второй рыцарь был громадной секирой, двойное лезвие которой торчало у него из-за спины. Сергей хмыкнул.

- Однако.

- Ага, - Кир хихикнул, - а ты спрашивал, как реальных людей отличить.

- И что, они все такие?

- Ну, все не все, но большинство - точно. Вообще, прикольно смотреть иногда на какую-нибудь компанию реальных людей в виртуале. Смех, да и только - группа психбольных на прогулке. Они еще и ведут себя соответственно, так что имей в виду.

Между тем, расстояние до кавалькады сократилось, рыцари перевели своих лошадей на шаг, и, подъехав почти вплотную, остановились. Низкорослый всадник поднял забрало своего шлема, явив на свет заросшую бородой морщинистую физиономию. Второй открывать лица не стал.

- А... гном, - пробормотал Кир.

- Че им сказать? - не поворачивая головы, негромко спросил Сергей, но гном начал диалог первым.

- Кто такой будешь, куда путь держишь? - спросил он с каким-то странным акцентом.

Сергей внутренне ухмыльнулся, играть по местным правилам он не собирался, да и к фэнтези всегда относился без особого уважения.

- Имя мое - Перегарн, - сказал он громко, торжественным голосом, - сын Переборна. Из далекого места на севере, именуемого Гондурасом.

Гном усмехнулся в бороду.

- Знакомо мне имя сие славное. Что ж, это многое объясняет. В том числе и вид твой, странный донельзя. А не ты ли, о славный Перегарн, участвовал в том славном походе с волшебником Гнидальфом, каковой..., - но тут его перебил рыцарь в черном.

- Даин, посмотри на его лошадь, - сказал он неприязненным тоном и принялся извлекать свой полутораметровый меч.

Гном перевел взгляд вниз, лицо его помрачнело и он закрыл забрало шлема:

- Как так случилось, сэр Перегарн, что под тобой - лошадь нашего друга? Поторопись с объяснениями, незнакомец, - глухо, но угрожающе прозвучал его голос из-под шлема.

- Черт, - сказал Сергей, поднимая руку, - хватит. Я вообще не игрок и давайте пока оставим эту муть. Во-первых, вы настоящие? В смысле, вы ведь люди, а не программы?

- Допустим, - сказал рыцарь в черном, берясь за рукоять меча обеими руками и поднимая его над головой, - допустим, что я - бух... - и замолчал. Черные доспехи с глухим звоном осыпались на землю и раскатились по дорожной пыли, меч звучно приложил лошадь по холке и тоже упал в пыль. Лошадь удивленно всхрапнула и скакнула в сторону.

- Блин, - с чувством сказал из-за спины Кир.

Сергей, ничего не понимая, хлопал глазами.

- Так вот почему под тобой лошадь Седрика, - гневно произнес Даин, с удивительной сноровкой выхватывая секиру, - умри, проклятый колдун!

- Они таки сделали это, - крикнул Кир (Сергей вздрогнул от близкого крика так, что чуть из седла не вывалился), - бежим!

- Вы меня не поняли, - начал Сергей, но гном не собирался его слушать - с звучным 'Хэк' он махнул секирой, сверкающий полумесяц ударил в грудь Чеснокова и отправил его в короткий полет на обочину дороги, сопровождаемый отчаянной руганью Кира.

Сергей, шипя от разнообразных болей во всем теле, с трудом приподнялся и посмотрел на дорогу. Кир сидел на лошади, вцепившись в попону, глаза его были круглые и белые, как два циферблата наручных часов. Гном легко спрыгнул с седла, его доспехи издали слитный многоголосый звон.

- Моя секира выкована лучшими мастерами Мории, - сказал он зловеще, приближаясь к Сергею, - и заговорена самим Фройном Говорящей Горой. Даже драконья чешуя не устоит перед ее ударом. И, раз ты выжил после ее удара, это может означать только одно. Похоже, мне повезло.

Гном подошел вплотную и качнул лезвие секиры к лежащему Сергею. Чесноков прикрылся рукой и дернулся, но гном пока еще не собирался наносить удар - лезвие скользнуло под рассеченную полу пиджака и откинуло ее в сторону. Кольчуга сверкнула синеватым отсверком.

- Мифрил, - торжественно произнес Даин, - я так и думал. И скольких же славных воинов ты победил своим бесчестным способом, о мерзейший из мерзких, прежде чем тебе удалось накопить на нее?

Даже несмотря на свое, довольно неприятное, положение, Сергей недовольно поморщился (ну и слог).

- Не знаю, что вы имеете в виду, - сказал Сергей, ловя рукой древко секиры, - но вы, в любом случае, ошибаетесь. Я здесь всего около часа и...

Он вовсе не собирался меряться с гномом силами, и поймал древко просто машинально, но вдруг с удивлением заметил, что гном изо всех сил дергает обеими руками, пытаясь освободить секиру. Судя по звукам, доносившимся из-под забрала, Даин старался из всех сил, сам же Чесноков ощущал только легкие подергивания.

- Вот хрень-то, - пробормотал Сергей, поднимаясь. Выпрямился, но древко не выпустил. Резкой болью отозвалось ушибленное при приземлении бедро, в голове зашумело. Мир слегка поплыл перед глазами, где-то вдалеке зазвучали странные выкрики на незнакомом, лающем языке и, словно повинуясь им, Сергей слегка шевельнул правой ладонью, (секира вырвалась из рук гнома и улетела куда-то назад) и, той же правой рукой, от души приложил коротышку в скулу. Результат оказался совершенно неожиданным для всех, в том числе и для самого Сергея - гном, по красивой широкой дуге, блестя в полете и роняя детали доспеха, отлетел метров на тридцать в сторону, где с металлическим грохотом приземлился и остался лежать недвижимо.

Сергей покрутил правой ладонью, хотя никаких неприятных ощущений в ней не было, помотал головой, проморгался и перевел взгляд на Кира.

- Что за хрень? - спросил он, одновременно с 'что это было?' Кира. Помолчал, хмыкнул:

- Ты первый. Я все равно ничего не понимаю. Этот, черный, - он ткнул пальцем на детали доспехов, - он что, ненастоящий был? И Талановская кольчуга вовсе не была мифрильной, уж это я точно знаю. И с чего вдруг я оказался такой сильный? А эти, - Сергей махнул рукой в сторону замерших спутников рыцарей, за весь бой не сделавших ни одного осмысленного движения, - на нас не нападут? И...

- Погоди, - замахал руками Кир, - помедленнее, я тебе не автоинформатор. С черным все ясно. Видимо, они, в смысле - хозяева игры, таки ввели премодерируемость. Это - когда компьютер сам ловит состояния 'вне игры'... как бы тебе объяснить. Ну вот представь, что ты - игрок, ну, скажем, в твоих же 'Патрулях'...

- А что, и такие есть? - удивился Сергей.

- Еще как есть, не перебивай. Так вот, если ты во время игры скажешь: 'а ты смотрел фильм 'последний патруль'?', - это будет фраза 'вне игры'.

- То есть, - подхватил Сергей, - если я упомяну знания или факты из жизни реального мира, неизвестные по правилам этого мира, так?

- Ну... да, - Кир кивнул, - и не только из реального мира. Упоминание Гэндальфа в игре по Патрулям еще будет допустимо (почему нет?), а вот упомянуть Завулона в Средиземье - уже будет 'вне игры', хоть и не слишком серьезное - мало ли какого Завулона ты имел в виду.

- Ладно, с этим ясно. Но я так и не понял...

- Да погоди ты, я ж к этому и веду. Ну вот, людям, которые в игру сильно вживаются, разумеется, не нравится, когда кто-нибудь рядом ведет внеигровой разговор или даже просто произносит внеигровую фразу. Не всем, но многим не нравится. Некоторых просто из себя выводит. Я так думаю, это потому, что такая фраза напоминает им, что они тут понарошку. А эти наоборот, хотели бы быть там на самом деле, дай им возможность, они бы жили в игре, а не в реале, есть такие. По-моему, это неправильно, эскапизм чистой воды, но это я так думаю, а клиент - он всегда прав. Поэтому в большинстве игр фразы и действия 'вне игры' не приветствуются и частенько как-нибудь наказываются. Обычно игра бывает постмодерируемой, то есть сначала человек ляпнет что-нибудь не то, а уже потом ему за это баланс уменьшают на какую-нибудь сумму, или вообще из игры выкидывают, если нарушение грубое. Но иногда игру делают премодерируемой, это когда компьютер анализирует все действия человека и допускает их в игру только после проверки на вшивость. Разумеется, при этом образуется небольшая задержка, и она никак не может быть слишком большой - полсекунды максимум, иначе ее станет заметно. Причем - полсекунды игрового времени. Так что нагрузку на процессор такой режим здорово увеличивает, поэтому в популярных играх премодерируемость обычно не вводят - это сильно повышает стоимость игрового часа. Я слышал как-то, что в Средиземье собирались такое ввести, но думал, что это просто слухи - я ж говорил, что не сильно этим миром интересовался.

- Понятно. То-то мне показалось, что этот черный собрался себя бухгалтером назвать, но не успел. Сергей задумался.

- Тебе не кажется, что это усложняет нашу задачу?

- Да, - с несчастным видом кивнул Кир, - это делает ее почти невозможной. Нам надо идти обратно и искать другой мир.

У Сергея это предложение почему-то вызвало резкое неприятие, он даже сам себе удивился - вернуться, пройти к другой стене, что тут такого? Но вот не хотелось и все.

- Зачем торопиться с выводами? - Чесноков пожал плечами, - нам же вовсе не обязательно спрашивать у всех встречных, кем они работают в реале. Меня, как я понимаю, этот ваш автоматический модератор не контролирует, так что я спокойно могу просто сказать, чтобы меня не перебивали, а потом все выложить. Людей выявить, как я понял, несложно...

- Не получится, - Кир помотал головой, - ты видел реакцию гнома? Он ничуть не удивился. Скорее всего, подобные тебе типы уже вовсю тут шуруют. Всего-то надо - заставить противника сказать что-нибудь неположенное, а потом собрать доспехи, оружие, вывалившиеся вещички и все продать. По-моему, со строгостью наказания за фразу 'вне игры', хозяева игры перестарались. Я думаю, со временем, они все-таки заменят это на обычный штраф.

- Ну ладно, - Сергей мрачно кивнул, - Эти гаврики на нас не нападут, это я уже сам догадался. Они - совсем тупые программы, да?

Кир оглядел притихших всадников. Кивнул.

- Триггерные, скорее всего. Спроси у них че-нибудь.

Сергей выбрал ближайшего.

- Эй, ты, как тебя зовут?

- Простите, вы ко мне обращаетесь? - с коротким полупоклоном отозвался тот, на которого Сергей смотрел. Чесноков фыркнул.

- К тебе, к тебе. Так кто ты такой и как тебя зовут?

- Я - оруженосец. Алан Зеленый из Рохана.

- Ясно. Зеленый, значит. А где здесь ближайшее место, где собираются всякие герои?

Алан покачал головой:

- Простите, господин, я не смогу ответить на ваш вопрос. Обратитесь лучше к моему хозяину. Но я могу рассказать о местных достопримечательностях.

Сергей удивился.

- А я-то думал... а кто твой хозяин?

- Вы, господин, - не моргнув глазом, ответил Алан, - какие будут указания?

- Тьфу ты, - Сергей обернулся к улыбающемуся Киру, - что смеешься? Могли бы и поумнее программки запустить. Этот ж вообще болван болваном.

Кир хмыкнул:

- Мы ни при чем. Это стандартный тип, просто хозяева игры то ли поленились ему базу знаний набить, то ли распознавалку толком не обучили.

- Ну ладно, - Сергей похромал к лошади и, - так что, назад поедем? Кстати, ты мне про кольчугу не ответил и про мою силу.

- Ага, назад. Кольцо при переходе у тебя не пропало, скорее всего, при обратном переходе оно обратно в кольцо путешественника превратится. Быстренько доберемся до другой стены - и попробуем еще раз. А с кольчугой у тебя то же, что и с кольцом. Видимо, здесь талановской кольчуге соответствует мифрильная. Ну, считай, тебе повезло. Причем дважды - потому что кольцо, сдается мне, тоже не просто металлическое. Скорее всего, именно оно твою силу и увеличило.

- А ты хотел, чтобы я его выкинул, - сказал Сергей, берясь за луку седла, - эх, теперь бы еще на лошадь залезть. Я, кажется, пару ребер сломал, бок болит - сил нет.

- Лучше бы тебе залезть побыстрее, - изменившимся голосом заметил Кир, - нет, поздно...

- Почему? - Сергея это заявление по непонятной причине порадовало, - что случилось? - он взглянул на Кира, напряженно смотрящего куда-то в сторону, проследил его взгляд и сам не заметил, как оказался верхом. От кромки леса, из которого недавно они выехали, прямо к ним стремительным галопом несся одетый в черное всадник, верхом на черном же коне. И, хотя никаких деталей еще невозможно было разглядеть, какой-то невыразимой жутью несло от этого всадника, так что хотелось немедленно оказаться где-нибудь подальше.

- Назгул, - пробормотал Кир, - вот влипли. Драпаем!

- Может, подраться? - спросил Сергей, развернув коня и, со второй попытки подняв его в галоп, - с гномом же получилось?

Галопом Сергей катался мало, поэтому держался в седле с трудом, хотя лошадь шла довольно ровно.

- Нет, - ответил Кир, - не выйдет. Они, хоть и программы, но активные и умные. Назгулы в этом мире - это полный трындец и конец игры. Так задумано, чтобы даже самый крутой игрок не мог сюжета поломать. Единственный способ - смыться и побыстрее... блин, он нас догоняет!

При последних словах в голосе Кира появился заметный оттенок паники.

- Ну и хорошо, - сказал Сергей, натягивая повод. Почему-то первоначальный страх, возникший при виде назгула, весь куда-то выветрился - на скаку я драться точно не смогу, а, скорее всего, слечу и сверну себе шею.

- Нет! - крикнул Кир, - он тебя убьет. Не останавливайся!

- Не ори, - спокойно сказал Сергей, разворачивая лошадь. Назгул оказался рядом мгновенно, казалось, еще полсекунды назад он еще скакал по дороге метрах в пятидесяти от них, а вот - уже стоит почти вплотную, распространяя странные затхло-гнилостные ароматы.

- Чего тебе надо? - спросил Сергей, поднимая сжатую в кулак правую руку.

Назгул издал странный шипящий звук, потом заговорил. Сначала Сергею казалось, что назгул говорит на непонятном языке, но уже после второго слова он понял, что ошибся. Назгул говорил по-русски, просто произносил слова таким рычаще-подвывающим голсом, что понять его становилось трудновато.

- Ничего. Хэлкар, я не узнал тебя в этом обличье.

Сергей перевел взгляд на свой кулак, на металлический поясок посредине указательного пальца.

- Что это за кольцо?

- Первое из девяти, - не высказывая никаких эмоций, сразу же ответил назгул.

- Ясно. И, значит, кто я тогда?

- Хэлкар, Тар-Аронур, король-чародей из Ангмара.

- Ты что, понимаешь их язык? - спросил Кир удивленно, но Сергей не обратил на него внимания.

- Тогда ты должен мне повиноваться.

Кир потрясенно вздохнул за спиной.

- Да, Хэлкар, - назгул не пошевелился, - приказывай.

- Возвращайся к своим делам и не преследуй меня больше.

Назгул молча развернул коня и, тем же стремительным галопом, унесся прочь.

- Твою мать, - только и сказал Кир.

Сергей снова развернул послушную лошадку и пустил ее легкой рысью.

- Мы не туда едем, - только через минуту осторожно заметил Кир.

- Знаю, - Сергей хмыкнул, - мне просто хочется сказать пару слов во-он тому типу.

Метрах в двухстах впереди рядом с дорогой высился крутобокий холм. Любой географ бы задался вопросом, какие такие природные процессы сформировали такое странное возвышение посреди не слишком холмистой равнины, но здешние планировщики местности себя такими вопросами не озадачивали. А может, этого холма тут поначалу вовсе не было, и его пять минут назад слепил из воздуха тот длиннобородый тип с посохом в руке, что сейчас красовался на вершине.

- Думаешь, он? - спросил Кир, - и что ты ему сказать хочешь?

- Да так, - усмехнулся Сергей, - хочу рассказать, что техника пикирующего бомбометания вполне способна обеспечить попадание бомбы в цель размером с кратер вулкана... Да и вообще, возникло у меня при прочтении книги пяток вопросов, на которые еще никто не дал вразумительного ответа. Грех такой случай упускать.

Кир хмыкнул,

- Ты только это... не напрашивайся. И, кстати, что тебе сказал назгул?

- Ты сам не понял что ли? - удивился Сергей, - он же по-русски говорил. Рычал только при этом всячески.

- Не мог он по-русски говорить! - возмутился Кир, - у них там свой язык, точно. Толкинутые на этом вообще помешаны, могут по три часа спорить, как произносится та или иная буква в разных диалектах эльфийского, а ты говоришь - по-русски.

- Но говорил же... - пробормотал Сергей, глядя вверх - он уже подъехал вплотную к холму, но с дороги вершина не проглядывалась - ее закрывал перегиб склона, - черт, не видно. Я слазаю быстренько, а ты тут посиди.

- Быстрее только, я что-то нервничаю, - отозвался Кир.

Сергей, не ответив, полез наверх. Холмик оказался даже круче, чем выглядел - на некоторых участках пришлось помогать себе руками, чтобы не упасть. Сергей выбрался на вершину, поднял голову и разочарованно выдохнул - вблизи стоящий на вершине оказался совсем не тем, кого Чесноков собирался увидеть - это был эльф. То, что Сергей принял за бороду, было всего лишь элементом одежды, что-то среднее между шарфом и нашейным платком. По лицу эльфа, холодному и надменному, струился переливающийся перламутровыми оттенками узор.

- Кхм, - сказал Сергей, - простите. А как вас зовут?

Эльф искоса глянул на Сергея, задержав взгляд на рассеченной поле пиджака.

- Сначала я хотел бы задать пару вопросов касательно твоей лошади, - сказал он красивым, но безжизненным голосом.

Сергей раздосадованно ругнулся про себя, - 'что? опять?' - и ответил, решив сразу расставить все точки над i:

- Это, вообще-то, не моя лошадь. И к судьбе предыдущего хозяина я не имею ни малейшего отношения.

При этих словах Сергею послышался короткий крик от подножья холма, с места, где оставался Кир. Сергей оглянулся, ничего не увидел, но занервничал.

- Я, пожалуй, пойду... - начал он неуверенно, но эльф его не слушал:

- Раз это не твоя лошадь, я думаю, ты не будешь возражать, если я заберу ее себе.

- Э...э, - сказал Сергей, - буду! Она мне нужна.

- Мне - нужнее, - отрезал эльф, одним шагом приблизившись вплотную и воткнув Сергею в переносицу режущий взгляд льдисто-голубых глаз, - Я заплачу тебе за нее. Пять соверенов.

Сергей замялся и немного отодвинулся. 'Вот приставучий тип'

- Я мог бы забрать ее и просто так, не предупреждая. Рекомендую оценить мое благородство, и поскорее взять деньги - я не намерен торговаться.

'Похоже, разговор зашел в тупик', - подумал Сергей, - 'вот черт, всегда считал, что такой аргумент категорически неприменим в общении'

- Прошу прощения, - сказал он вслух, одновременно всаживая кулак правой руки в солнечное сплетение эльфа. На холодном лице мелькнуло изумление, эльф согнулся, и, выронив посох, улетел куда-то за склон холма. Через пару секунд донесся звучный шлепок.

- До свидания, - попрощался вежливый Чесноков и поспешил к Киру. Неприятный сюрприз поджидал его сразу за перегибом - рыжая лошадка стояла на том же месте, где он ее оставил, но Кира на ней не было. Сергей быстро спустился вниз, пару раз обошел вокруг лошади, разглядывая землю в поисках непонятно чего. Сергей несколько раз прокричал имя Кира, больше для очистки совести, чем на что-то надеясь - он и сам понимал, что Кир его, скорее всего, не услышит. 'Пять метров', - подумал он, - 'хотя не факт, что здесь столько же. И лопаты у меня нет. Да если бы и была - сколько времени надо, чтобы выкопать пятиметровый колодец? Ни разу не пробовал, но думаю, что немало. Весь день, пожалуй'. Потом его мысли приняли другое направление. 'А чего это я дергаюсь? До стены тут недалеко, он и сам доберется. Перейдет, а потом и я за ним. Так что можно не нервничать... Интересно, успею я до города добраться? Там наверняка есть что-то типа таверны. Посидеть, подумать, выпить чего-нибудь... успокаивающего'. Сергей полез в карман, достал кошель и высыпал из него на ладонь пару блеснувших золотом монет. Изображение на монете изменилось, при этом став заметно более четким, да и сама монета выглядела поаккуратнее. Но то, что это была именно монета - сомневаться не приходилось. Удовлетворенно хмыкнув, Сергей засыпал монеты обратно, кинул кошель в карман и двинул лошадь к городу.

До города он добрался без приключений, правда, некоторые прохожие (в которых без труда угадывались игроки) с удивлением его оглядывали, но знакомства заводить не порывались, чему Сергей был только рад. Город таковым можно было назвать только условно - количество строений в нем не превышало полусотни, и, на взгляд Сергея, в реальном мире существование такого населенного пункта было совершенно нецелесообразно по экономическим соображениям. Сергей без особого труда определил таверну, зашел внутрь.

Как-то, перед съемками первого фильма по 'Патрулям', Сергею случилось зайти в общую гримерную киностудии Мосфильма. В это время на студии одновременно снимались три сериала - один современный, про нелегкую жизнь молодежи, второй про Москву времен гражданской войны и третий - про будни милиции. Ленин там, затягиваясь 'Данхиллом', запросто общался с патлатым негром-растаманом, а одетая в кожу, перетянутая портупеей, Коллонтай, размахивая наганом, горячо спорила о чем-то с обычным ППС-ником, держащим на ладони обычный 'макар' - видимо, обсуждали достоинства своего оружия. Именно эта гримерная моментально всплыла в памяти Чеснокова, как только он перешагнул порог таверны 'Последний палантир'. Совершенно невозможно было представить обстоятельства, которые собрали бы вместе эту разношерстную толпу, где харадрим сидел рядом с хоббитом, двое эльфов с двумя же гномами бились в подкидного дурака 'пара на пару', а задумчивый орк спокойно потягивал пиво из высокой деревянной кружки - в двух шагах от шумной компании, в которой наметанный глаз легко бы определил гондорцев. Неудивительно, что явление Чеснокова - в изорванном и испачканном грязью костюме, из-под которого посверкивала кольчуга - осталось почти незамеченным. Сергей осмотрелся, покачал головой и направился к барной стойке.

Перед стойкой наблюдалась небольшая очередь - таверна явно была популярной. Сергей протолкнулся мимо двух, уже порядочно нализавшихся, типов в длинных кольчужных халатах и встал у стойки. Взгляд его упал на лежащий у края стойки свиток, скользнул - и зацепился за строчку 'Гинесс темное....3 гр'. Сергей удивленно поднял бровь, развернул свиток, всмотрелся и с трудом сдержал смех. Меню можно было совершенно без изменений отнести в любой московский ресторан. Впрочем, нет, не любой - самым дешевым коньяком был 'Хенесси V.S.O.P', а большинство наименований пива Сергей просто не знал, но, судя по цене, на полки обычных супермаркетов такое пиво не забредало.

- Ну, нормально, - сказал Сергей.

- Ага, - откликнулся стоящий рядом темнокожий мужчина, одетый в кожаную тунику и подпоясанный коротким кривым мечом, - Балтики нет, говорят, хозяин цену на рекламу поднял в три раза, вот они и плюнули. Так что самое дешевое пиво теперь два с половиной гроша - почти как в реале.

- Упс, - сказал Сергей, - а разве тут такие слова говорить можно?

- Тут - можно, - мужчина подмигнул, - видел значок 'Talk free' на двери? Тут зона свободного общения, вот народ и зависает, да так, что его и все девять назгулов на улицу не выгонят.

- Кстати, - сказал Сергей, - у меня тут одна штучка магическая завалялась, как бы мне все о ней узнать?

Собеседник немедленно оживился.

- Эт просто, - вон там бот стоит, видишь, он за десятку тебе че хошь определит. Но ты лучше к Джастину Серебряному Клыку подойди - вон он, сидит за первым столом у окна. Он и определение тебе скастует вдвое дешевле, а если че стоящее будет, он и скупит его по хорошей цене. А что за вещичка-то? Покажь? Че-то ценное, нет?

- Не знаю, но вряд ли, - кольцо, я его всего за пятерку на рынке у какого-то пройдохи купил.

- А... - моментально теряя интерес, отозвался собеседник, - на рынке ничего толкового не купишь, все ценное - только в рейдах достается. Я вот позавчера под Дол-Гулдур ходил в команде Призрачного Странника и прикинь - уже два дня забесплатно тут тусуюсь, фактически. Так что имей в виду. Только он кого попало не берет.

- Спасибо, - сказал Сергей, отходя от стойки, - буду иметь в виду.

Подошел к безучастно стоящему в углу невысокому человеку в сером плаще, которого недавний собеседник обозвал 'ботом'.

- Здравствуйте, - сказал он, подойдя вплотную, - вы мне не поможете?

Человек поднял голову.

- С удовольствием. Чего желаете? Определить предмет, зарядить предмет, получить информацию о предмете или о местности...

- Определить предмет, - перебил Сергей.

- Десять грахмов, - последовал немедленный ответ.

Сергей полез в карман, не вынимая кошель, нащупал одну монету и достал ее. Мужчина взял монету, не моргнув глазом, сунул ее под плащ и вынул руку обратно - но уже с небольшим матерчатым мешочком.

- Ваша сдача.

- Спасибо, - сказал Сергей, не глядя, закидывая мешочек в карман.

- Пожалуйста. Можете показать ваш предмет.

Сергей сунул под лицо мужчины кулак. Тот пару секунд пялился на кольцо, потом выдал монотонным голосом:

- Железная Идея, кольцо Короля-Чародея, уникальный предмет. Стоимость: ноль. Легенда: кольцо дает возможность его носителю бить без промаха, и нет во всем мире силы, способной остановить этот удар. Кольцо дарует его обладателю бессмертие. Кроме того, кольцо дает возможность управлять действиями обладателей оставшихся восьми носителей человеческих колец. Кольцо выковано Сауроном во время его ученичества в Эрегионе и позже подарено Хэлкару, будущему королю Ангмара. Эксперимент, поставленный Сауроном при выковывании этого кольца, дал ему возможность впоследствии выковать Кольцо Всевластья. Желаете услышать характеристики предмета?

Последняя фраза была произнесена тем же тоном, что и остальной текст, и Сергей не сразу понял, что это вопрос - ему.

- Э... что? Да, желаю.

- Предмет: кольцо. Ограничения: раса: человек. Характеристики: меткость плюс сто, сила удара плюс двести пятьдесят пять. Воздействие - при непосредственном контакте. Дополнительные характеристики: проклято. Тип проклятья - комплексный. Желаете снять проклятье?

- Желаю, - сказал слегка обалдевший Сергей.

- Шестьсот семьдесят две тысячи триста двенадцать соверенов, - без тени иронии заявил бот.

- У меня столько нет... хотя..., - Сергей снова полез в карман и вытащил некрупный камень, - сколько стоит такой бриллиантик?

Мужчина бросил короткий взгляд на драгоценность:

- Стоимость ответа - десять грахмов.

- Тьфу ты, - Сергей поморщился, достал еще один соверен и получил еще один мешочек.

- Драгоценный камень, бриллиант. Обычный предмет. Стоимость: от тридцати двух до шестидесяти семи соверенов. Состояние: пустой. Емкость: три. Если желаете продать его, рекомендую обратиться в лавку Лиды Китт - там вы получите сорок два соверена за этот камень, если вы дадите мне вашу карту, я поставлю на ней соответствующую отметку. Если желаете зарядить его, рекомендую обратиться ко мне. Желаете зарядить?

- Нет, не желаю, - Сергей помотал головой и спрятал камень.

- В таком случае, рад был помочь. Желаете что-нибудь еще? Определить предмет, зарядить предмет, получить...

- Нет, спасибо, - сказал Сергей, отходя в сторону. Вернулся к стойке, очередь у которой успела рассосаться, взял кружку 'Грольша', отошел в дальний угол, сел к столику и задумался. По его ощущениям, прошло не меньше трех-четырех часов - более чем достаточно, чтобы Кир прошел пешком проделанный ими путь в обратном направлении. Видимо, что-то у него не заладилось. Интересно, насколько сильно? А вдруг Кир пропал навсегда и Сергею придется теперь остаться в этом мире до конца своих дней? Как ни странно, эта мысль не вызвала у Сергея особого неприятия - наоборот, она была даже в чем-то привлекательна. Почему-то он был уверен, что скучать ему тут не придется. Понадобится, правда, поначалу разобраться с одной проблемой... Сергей допил пиво (и в самом деле неотличимое от 'Грольша'), встал и опять подошел к боту.

- Я бы хотел кой-чего прикупить, - сказал он, не дожидаясь, пока программа начнет перечислять весь свой набор услуг.

- Чего именно, - невозмутимо отозвался бот, - оружие, доспехи и одежду, магические предметы, зелья?

- Оружие.

- Рекомендую кузницу Огрима, улица Светловодная, пять, если вы дадите мне вашу карту, я поставлю на ней соответствующую...

- Ты че, совсем зеленый? - спросил хриплый голос из-за спины. Сергей обернулся и увидел одноглазого гнома, одетого в мерцающий зеленым светом доспех.

- Или денег лишних много? - продолжил гном, смачно рыгнув и окатив Сергея мощнейшим перегаром, - Все знают, что и самое дешевое, и самое дорогое оружие в Измире - у меня. Так че те надо?

- Да я просто беспокоить не хотел из-за ерунды, - отозвался Сергей, - а надо мне пару метательных ножей, да еще, пожалуй, арбалет. Все - обычное, самое дешевое.

- И в самом деле - ерунда, - скривился гном, - ты что - на мышей охотиться собрался? Потому что уже на кроликов с таким комплектом я бы выйти не рискнул, хэ-хэ-хэ. Ножики у меня найдутся, а вот арбалета простого нет, но могу за пол-соверена отдать коричневый с АГ плюс один, пойдет? Болты нужны?

- Обычных, пару десятков. И еще - обычный нож. Типа охотничьего что-нибудь. Все.

- Есть кинжал из черной бронзы. Все вместе - соверен.

- Девяносто грошей, - отрезал, начавший получать удовольствие от процесса, Сергей. Дождался неохотного ответного кивка гнома, вынул из кармана матерчатый кошель и бросил собеседнику. Гном поднял удивленно брови, высыпал содержимое на стол, пару секунд его разглядывал, потом крякнул и собрал все обратно.

- Занятный ты тип, однако, - сказал он, пряча кошель, - погодь здесь, ща все принесу. У меня повозка на внутреннем дворе.

Сергей кивнул и привалился к стене. Гном вернулся через пару минут, неся в руке небольшой холщовый мешок, в очертаниях которого явственно угадывались рога арбалета.

- Держи, - сказал он, протягивая мешок, - проверять будешь?

Сергей улыбнулся, качнул отрицательно головой.

- И то дело, - кивнул гном, - в такой мелочи клиента обманывать - себя не уважать. А мне мое имя дорого. Ну, все что ли?

- А ты кто в реале? - неожиданно, даже для самого себя, спросил Сергей.

Гном хмыкнул.

- Не поверишь, писатель. Даже печатаюсь... иногда. Виталий Долинский, слыхал такого?

- Слыхал, - Сергей напряг память, - про Мир Призраков серия, да?

- Что, правда читал? - оживился гном, - и как?

- Первую книгу читал, вторую - по диагонали проглядел, - Сергей помялся, - не очень, если честно.

Гном кивнул огорченно, махнул рукой:

- Да я и сам знаю. Ты последнюю почитай, говорят, она получше получилась. Все же расту понемногу. Хотя и ругают, дескать, заимствований много. Ну да попробуй нынче напиши без них - че ни придумаешь - уже триста раз кем-то написано, - он опять махнул рукой, - а ты кто будешь?

Сергей тихонько засмеялся.

- Сергей. Чесноков.

Гном вытаращил единственный глаз:

- Шо? Вот шайтан, и вправду похож... врешь! Это только аватар его! Делать ему больше нечего, кроме как по вирту шляться.

Сергей промолчал. Гном поразглядывал его пристально, покачал головой:

- Определенно, странный ты тип. Нетипичный. Даже если и врешь. Может... Нет! - гном махнул рукой, - ничего знать не хочу! Получил свои железки - свободен.

Он повернулся и, не оборачиваясь, прошагал к столику, за которым расположилась шумная компания. От стола немедленно послышались приветственные возгласы, и гнома тут же усадили на появившийся откуда-то пустой стул. Сергей пожал плечами и вышел на улицу. Неизвестно, как скоро заинтересованным лицам станет известно о лишнем назгуле. В реальном мире - даже в реальном мире Средиземья - еще можно было бы проводить какие-то расчеты и строить предположения. Но здесь все было по-другому и, по мнению Сергея, информация с равной степенью вероятности могла распространяться как очень долго, так и вообще мгновенно. Поэтому Сергей решил не расслабляться.

Он вышел из таверны, сел на лошадь и поехал в сторону ближайшей рощицы. - ему не хотелось, чтобы у его эксперимента были свидетели. Найти достаточно уединенный уголок неожиданно оказалось проблемой - местная природа очень смахивала на какой-нибудь парк в крупном европейском городе. Даже тот лес, через который он ехал с Киром, только выглядел диким - параллельно дороге, за первыми же кустами, змеились довольно утоптанные тропы, то там, то сям попадались землянки и избушки, да и просто слоняющихся без дела игроков и программ встречалось более чем достаточно. В процессе поисков Сергей, без малейшего на то желания, успел поучаствовать в четырех драках, которые довольно быстро решал в свою пользу при помощи кольчуги и прямого в челюсть. Пиджак пришел в полную негодность и Сергей не снимал его только из соображений маскировки - он не без оснований полагал, что количество желающих с ним подраться возрастет на порядок, начни он щеголять мифриловой кольчугой. В конце концов, он забрел на заболоченный участок леса, где праздношатающихся уже почти не попадалось - перемешивать грязь ногами не любили и здесь.

Сергей, обычным кинжалом, в два удара свалил дерево, сел на получившийся пенек, а на поваленный ствол выложил купленные метательные ножи и болты для арбалета. Сложнее всего оказалось снять кольцо - нет, на пальце оно сидело довольно свободно, но стоило Сергею сдвинуть его с привычного места, как вдруг накатывал беспричинный страх. Чесноков весь вспотел от пережитого ужаса, доведя себя почти до обморочного состояния, но все же умудрился снять кольцо, положить руку на ствол дерева и разжать пальцы. Посидел, тяжело дыша, перевел дух и принялся за работу. От идеи использовать ножи пришлось отказаться - их рукояти только выглядели деревянными, на самом же деле кинжал из черной бронзы (тот самый, которым Сергей только что повалил дерево) скользил по рукояти ножа, не оставляя на нем даже царапины. Видимо, ножи были задуманы в принципе неразрушаемыми. В первоначальном же виде они Сергею не подходили, поэтому он без особого сожаления зашвырнул их в ближайшую лужу. А вот болты подошли без каких-либо доработок - кольцо свободно проходило сквозь наконечник и застревало у хвостовика болта, представлявшего собой короткую металлическую пластинку, закрепленную поперек древка. Сергей проверил действие изобретенного оружия на ближайшем дереве и остался, в общем-то, доволен - на поиск болта и извлечение его из скалы, в которой он застрял, пронзив с полсотни деревьев, ушел остаток дня. Поместил болт на ложе арбалета, привычно отмахнувшись от желания надеть кольцо, засунул арбалет в мешок и повесил его под крыло седла. После чего, превозмогая накатившую слабость, вернулся в город и снял все в том же 'Последнем палантире' комнату на двое суток. Но столько времени ждать не пришлось - в первую же ночь он проснулся с отчетливым ощущением чужого присутствия. Вскочил, полуодетый, осмотрелся, прислушался к собственным чувствам, выругался и принялся одеваться.

Вышел на улицу. Чуть не свалившись спросонья, залез на лошадь и поехал прочь из города. Он понятия не имел, откуда к нему пришло ощущение, что нужно именно сейчас и именно туда, куда он и едет, но не сильно по этому поводу беспокоился. 'В лес, так в лес. На поляну, так на поляну. Мог бы и сразу догадаться, что у них рабочее время как раз ночью и начинается'. Неведомое шестое чувство привело Сергея почти на то же самое место, откуда начался его путь в этом мире и по этому поводу он испытал смутное беспокойство. Поляна при свете луны выглядела почти так же, как и тогда днем, только трупы с нее исчезли, зато появилась темная, закутанная в саван фигура верхом на неподвижном могучем коне. Головы у фигуры не было, на ее месте прямо в воздухе висела тонкая иззубренная корона. Чесноков натянул поводья и запустил руку в мешок сразу, как увидел всадника, но тот что-либо предпринимать не торопился. В конце концов, Сергей решил начать разговор сам. Он прокашлялся и поинтересовался:

- Вызывали, товарищ капитан?

Фигура на лошади слегка пошевелилась, потом загробного тона голос произнес:

- Верни украденное, вор, и умри.

- О чем это вы? - удивился Сергей, - в жизни ничего не крал, если не считать ирисок с прилавка в глубоком детстве.

- Ты знаешь, о чем, вор, - к загробности добавилось раздражение, - верни кольцо.

- Хм? - Сергей поднял бровь, - так твое кольцо пропало?

Фигура, в легком замешательстве, поднесла к лицу правую руку и Сергею почудилась блеснувшая на ней металлическая полоска. Фигура опустила руку, помолчала секунд пять, потом заявила:

- Верни украденное, вор, и умри.

- Повторяетесь, уважаемый, - хмыкнул Сергей, вынимая руку с арбалетом. Фигура оживилась, похоже, такой оборот событий был для нее более привычным и удоборешаемым.

- Не надейся убить меня, ничтожный. Ни один смертный муж не может повредить мне.

Сергей, уже собиравшийся нажать на спусковой крючок, призадумался и хмыкнул.

- Ты, наверное, будешь смеяться, но это предсказание мне подходит. Мне даже женщиной быть не обязательно, чтобы под твою игру слов попасть - я, вообще-то, совсем не человек. Да и смерть от старости мне, я думаю, не грозит.

Назгул молча выхватил шипастую булаву и споро развернул коня, но Сергей давно уже держал его на мушке. С коротким 'дзанн' болт ушел в темноту и назгул словно налетел на каменную стену. Выронил булаву, замер.

- Не становись между назгулом и его добычей, - неуверенно сказал он, - унесу твою душу... унесу... унесу...

С глухим звоном осыпались доспехи, черный конь издал приглушенный хрип, шатающейся походкой сделал несколько шагов в сторону, потом рухнул.

- Эхехе, - сказал Сергей, спрыгивая с лошади, - наверное, что-нибудь торжественное сказать надо, но что-то ничего в голову не лезет. Покойся с миром, короче.

Сергей поворошил доспехи, источающие слабый, но неприятный аромат, и довольно быстро нашел латную перчатку с металлическим пояском на среднем пальце. Стряхнул кольцо и, после некоторого колебания, надел. В голове коротко зашумело, зато болезненная слабость, одолевавшая его с того момента, как он снял кольцо, моментально исчезла, словно выключенная. Сергей хмыкнул, огляделся. Он полагал, что болт, как и днем, улетел вместе со вторым кольцом за тридевять земель, но чутье с определенностью вещало, что кольцо находится рядом, на земле. Чесноков присел и принялся снова рыться в доспехах. Второе кольцо обнаружилось внутри пустой кирасы. Сергей вытряхнул искореженный болт, снял с него кольцо, и с задумчивостью покрутил в руках.

- Интересно, - пробормотал он вслух, - А что, если?

И надел на палец левой руки. Ничего не произошло. Сергей встал, пожал плечами и пошел к лошади. Зря, что ли, за комнату уплачено? Да и вообще - утро вечера мудренее.

До таверны ему доехать не удалось - он уже проезжал городские ворота, как окружающий пейзаж вдруг исчез. Вместо двухэтажных домиков на фоне слабо розовеющего неба, вокруг раскинулась каменистая пустыня, но Сергей не обратил на нее внимания, занятый рассмотрением чудовищных размеров глаза, висящего в пустоте. В отличие от виденной им в фильме невразумительно-неприличной щели, это Око внушало неподдельный страх. Сергей непроизвольно упал на колени, только в этот момент заметив, что лошадь из под него пропала.

- Кто ты? - прошипел зловещий голос прямо у него в мозгу.

Сергей замотал головой и попытался снять кольцо - тщетно. Кольцо ощущалось на пальце, но даже сдвинуть с места он его не мог - словно кольцо вдруг стало с рукой одним целым.

- Как ты смог нарушить предписанное? Отвечай!

- Черт, - сказал Сергей, - отстань от меня! Я не из твоей игры!

- Как ты смог убить ангмарца раньше срока? - тон голоса вырос, и Сергей вдруг ощутил вспышку боли, сотрясшую все его тело, - отвечай, или эта боль будет ничем по сравнением с той, которой я тебя подвергну.

- Я убил его арбалетным болтом, - заорал Сергей, зажмурившись и изо всех сил дергая кольцо, - надев на него кольцо! Оно увеличивает силу и меткость оружия, которого касается, поэтому...

Кольцо неожиданно легко слетело с пальца, Сергей отшвырнул его в сторону и схватился за второе.

- Чего это ты раскидываешься? - спросило Око недовольным голосом, - оно нам еще пригодится.

Сергей сорвал второе кольцо и открыл глаза. Вокруг, сколько глаз хватало, тянулись песчаные барханы, а сбоку, метрах в пяти, сидел на песке Кир и с интересом что-то разглядывал. Сергей перевел взгляд на кольцо, которое держал в руке. Золото и бегущие лошади.

- Блин, - сказал Сергей с чувством, кладя кольцо в карман, - блин! Ты чего так долго? Меня там чуть Саурон насмерть не замучал.

Кир хмыкнул:

- Сдается мне, у него были на то основания. Откуда у тебя второе кольцо?

- У хозяина отнял, - сумрачно ответил Сергей, - а что мне было делать? Этот придурок приперся и начал булавой махать. Пришлось его успокоить.

- Какой придурок? - Кир посмотрел с любопытством, - назгул вернулся?

- Если бы! Это чертово кольцо там превратилось в кольцо Короля-Чародея, оказывается. Прогу, изображающую этого короля, по этому поводу слегка переклинило, она решила, что я это кольцо стащил.

- Ты что, Короля-Чародея убить умудрился? И кольцо у него забрал? И сюда унес? Клево! Представляю, какими глазами админы друг на друга глядеть будут после того, как логи посмотрят.

Кир засмеялся. Сергей хмыкнул и поднялся:

- Ты мне не сказал, почему задержался. И куда делся, кстати.

- А! - Кир махнул рукой, - мир увеличился, Средиземье, в смысле. Я почти уже до стены дошел, как вдруг - опа! Километров сорок добавили, суки, не могли полчаса подождать.

- Кто увеличил? - удивился Сергей.

- Да программисты же. Средиземье, надо думать, еще кусочек площади прикупило. Вот и пришлось мне еще почти сутки шкандыбать до новой стены. А насчет того, куда я делся, это мне у тебя спросить надо. Я, между прочим, ничего не делал, сидел себе на лошади, а потом, без предупреждения, вдруг взял и пролетел сквозь нее. По этому поводу у меня два варианта - либо у них там, в Средиземье, так устроено, то лошадь перестает игроку принадлежать, если игрок от нее слишком далеко отходит, либо это ты сам накосячил. Лошадку продал, например?

Сергей напряг память и пристыженно потупился.

- Что? - Кир посмотрел удивленно, - На самом деле продал?

- Да нет, просто сказал, что лошадь не моя. Откуда мне было знать, что оно так обернется?

- А. Ну тогда понятно, - Кир потер подбородок, - ну что, поехали дальше, что ли?

- К другой стене?

Кир кивнул.

- Поехали, - пожал плечами Сергей, - мне вот только непонятно... почему так получилось - кольчуга мифриловой стала, кольцо - чуть ли не в кольцо всевластья превратилось. Нет, я ничего против не имею, очень даже неплохо вышло, но для простой случайности как-то многовато, не находишь?

- Да не, - Кир мотнул головой, - все просто, на самом деле. Видишь ли, программисты частенько предметы по крутости упорядочивают. Ну, например, лежит в памяти список всяких ножиков и мечей, и частенько бывает так, что под номером ноль - там идет какой-нибудь дрянной железный ножик, а под номером, скажем, триста двадцать семь - какой-нибудь меч офигенной крутизны. А все, что между ними - по возрастанию. Или наоборот. Так вот, в Средиземье, видимо - как раз наоборот. Кольцо всевластья, видимо, первое в списке, твое колечко - второе, и так далее. С кольчугами - та же фигня, тут ты сразу первый номер вытащил.

- Так это ничего не меняет, - Сергей пожал плечами, - перефразирую вопрос: почему у меня оказались именно кольцо номер два и кольчуга номер один? Повезло?

- Неа. Просто в этом мире - мире 'Наследников' очень мало колец и кольчуг. Уж не знаю, какое кольцо идет первым, скорее всего - обычное золотое. А кольчуг в этом мире - всего одна, соответственно другой порядковый номер она получить просто не могла. Вот и все загадки.

Сергей подумал, качнул головой.

- Кстати, - вспомнил он вдруг, - ты спать не хочешь? Я-то поспал сегодня, пусть и не всю ночь, а ты, если сутки напролет шагал... устал, наверное?

- Я ж призрак, - пожал плечами Кир, - у призрака вся эта хрень отключена за ненадобностью.

- Ну, нормально... погоди, как это - отключена? Ты ж не программа, чтобы отключили тебе потребность в сне - так ты и бодрствуешь сутки напролет? Человеку надо спать, хотя бы раз в двое суток, неважно чем он занимается.

- Я ж и так сплю, - хмыкнул Кир, - и вижу сон. Забыл? Питание мне внутривенно идет, тонус мышц миостимуляторами поддерживается, так что я так неделями могу ходить без никаких вредных последствий. Хотя вообще-то надо выходить иногда, долго в саркофаге лежать не рекомендуется...

Сергей посмотрел вверх, в бледно-голубое небо без единого облачка.

- Ясно... Может, все-таки признаешься, что обманул меня. Что никакая я не программа, а вы просто на мне эксперимент ставите. Или какое-нибудь шоу типа 'Розыгрыш под гипнозом'? А? Обещаю, что не буду злиться.

Кир помолчал, глядя в сторону, потом сказал негромко:

- Поехали, Сергей. И так столько времени зря просрали.

Сергей вздохнул и присел.

- Поехали. Иго-го, однако.

// 05. Когда нам даст приказ товарищ Сталин

В первые секунды Сергей попросту растерялся. Только что он сидел на песке под горячим полуденным солнцем и вдруг... Темнота, разрываемая вспышками, зарницами, тонкими красными линиями и полосами света... земля под ногами трясется, порывы ветра со всех сторон; то в лицо, то в спину швыряет песок и куски земли. Грохот, закладывающий уши, треск, свист, заунывный вой, от которого подгибаются поджилки и хочется немедленно заползти в какое-нибудь укрытие, чей-то крик. Сергей потряс головой и только сейчас сообразил, что кричат ему:

- Не стой столбом, дубина! Зацепит!

Сергей ошалело повернулся, и, при свете вспышек, совсем близко, метрах в двух, разглядел чье-то, искаженное гримасой и перепачканное грязью, лицо. Человек заглянул Сергею в глаза, кивнул понимающе:

- Контузило? Не боись, сейчас пройдет. На, каску надень, - и он нахлобучил что-то, железное и холодное, Сергею на голову, - где твой автомат?

Сергей сглотнул и покрутил головой, каска съехала набок и закрыла левый глаз. Совсем близко что-то взвыло, грохнуло, земля встала на дыбы, Чеснокова бросило спиной на стенку окопа. Сергей, не ожидавший ничего подобного, упал, а сверху на него, громко матерясь, рухнул его недавний собеседник.

- Пристрелялись, суки, - сказал он, поднимаясь, и протягивая Сергею руку. Сергей встал, машинально отряхнулся, поправил каску. Шум то ли слегка затих, то ли Чесноков стал его хуже слышать. Правда, откуда-то со стороны начал доносится негромкий треск и, заглушенные расстоянием, крики. Сергей повернул голову на эти новые звуки, но ничего не увидел.

- Началось, - сказал напряженный голос сбоку.

'Что началось?', - хотел спросить Сергей, но не успел.

- На, возьми мой запасной, - говорящий сунул в руки Чеснокову что-то железное и угловатое, - я себе еще найду, их тут много валяется. Подыщи укрытие получше и стреляй только наверняка, короткими очередями. Все, я пошел, - он натянул плотнее каску, подобрался и выпрыгнул из окопа.

- Черт, - сказал Сергей, поправляя опять сползшую каску и разглядывая полученный автомат - покрытый грязью и смазкой ППШ, ранее знакомый ему только по фильмам 'про войну', - вот влип. Похлеще, чем в прошлый раз.

Посмотрел по сторонам, напряженно вглядываясь. Покричал в темноту:

- Кир! Кир, я здесь! Ки-ир! - но никто не отозвался. В какой-то момент Сергею почудилось движение неподалеку, в поле. Он, прищурившись, стал всматриваться в темноту, и тут, с протяжным свистом в небо взметнулось несколько светящихся полос и поле неожиданно залило холодно-белым светом. Слабым, но вполне достаточным для того, чтобы разглядеть цепь темных фигурок, довольно неуклюже, но быстро приближающихся.

- Вашу мать, вы что, в войнушку не наигрались в детстве? - сказал Сергей, оглядываясь по сторонам. Справа и слева от него, извилистым пунктиром, тянулась цепь окопов. Местами угадывались стволы автоматов и, выступающие над бруствером, каски, - вашу мать! - повторил он с чувством, пригнулся и, чувствуя себя полным идиотом, выставил перед собой ствол.

Атакующие, коротко постреливая и периодически что-то крича по-немецки, подошли почти вплотную, а с обороняющейся стороны все еще не прозвучало ни выстрела. Сергей уже начал различать в подсвеченном осветительными ракетами полумраке детали немецкого обмундирования - закругленные таблички на шеях, отличительные значки на одежде, блики на коже сапог и на характерно изогнутом металле шлемов. Несмотря на полное осознание нереальности происходящего, Сергея начало всерьез потряхивать. Он смотрел на бегущие силуэты и какое-то полузабытое чувство ворочалось в груди, заставляя наполняться мышцы отчаянной яростью, а разум - безрассудной ненавистью. Он вцепился в цевье автомата, напрягши до боли все мышцы, но даже сам не замечал этого напряжения - все сознание занимал образ врага: засученные рукава, ненавистный силуэт шлема, качающийся в такт шагам огонек сигареты. Когда неподалеку застучал пулемет, Сергей вздрогнул так, что чуть не упал. Но тут же опомнился и, подняв автомат к плечу, нажал на спусковой крючок. Автомат с треском задергался в руках, бежавший к нему человек вздрогнул, нелепо взмахнул руками и упал навзничь, а Сергей все водил и водил из стороны в сторону дергающимся стволом ППШ, с яростью крича что-то нечленораздельное, стараясь свою ненависть вложить в каждый выстрел, в каждую пулю, чтобы ни одна не пролетела мимо.

С сухим щелчком автомат дернулся последний раз и замолчал, но Сергей, словно в ступоре, продолжал давить на спусковой крючок еще секунд десять. Потом ясность рассудка вернулась к нему, он опустил автомат, перевел дух и покачал удивленно головой.

- Ну, товарищ писатель, я вам дуже удивляюсь, - пробормотал он, оглядывая обстановку. Атака явно захлебнулась - атакующие залегли, причем многие, судя по нелепым позам, залегли навсегда. Многие из выживших уже потихоньку ползли обратно к своим позициям и только единицы продолжали лежать, постреливая одиночными в сторону советских окопов.

- За Родину, за Сталина! - прозвучал совсем рядом возглас, Сергей повернул голову вбок и увидел вставшего над соседним окопом солдата с ППШ в правой руке, - в атаку! Покажем гадам кузькину мать! Ура-а-а!

- А-а-а! - подхватил нестройный хор со всех сторон и тут и там, с обоих сторон от Сергея, из окопов начали появляться фигурки бойцов. Отползавшие немцы повскакивали и бросились к своим окопам бегом. Снова поднялась стрельба. Сергей и сам бросился было к брустверу, собираясь поддержать атаку, но в последний момент одумался. Помотал головой.

- Я-то чего? - сказал он вслух, прислоняясь к земляной стенке - я ж вообще читать не умею. Повторяющийся крик 'Ура' потихоньку удалялся к вражеской стороне. Сергей отложил в сторону автомат и попытался подумать. Получалось не очень. Ясно было одно - из этой игры лучше выходить и выходить по-быстрому. Скорее всего, Кир это понял и уже перешел обратно. Так что сейчас лучше всего не дергаться, а просто подождать. Если получится. 'Вот интересно', - подумал Сергей - 'а заградотряды тут имеются?'. Посмотрел на пустой автомат в руке, нахмурился, - 'надо бы магазин заменить, на всякий случай... вот только как это делается?'. Впервые за все время пребывания в этой игре, осмотрел дно окопа, глядя под ноги, прошел немного в сторону. Запасных магазинов не нашлось, зато нашелся полузаваленный землей труп солдата. Сергей присмотрелся, заметил торчащий из-под тела приклад, наклонился и, поморщившись, вытянул еще один ППШ. Осмотрел, поднял стволом вверх и коротко нажал на спусковой крючок. Резким хлопком прозвучал одиночный выстрел, Сергей удовлетворенно кивнул, отбросил пустой автомат в сторону и взглянул наружу, в сторону вражеских позиций. И насторожился - похоже, военная фортуна опять повернулась на 180 градусов: криков 'Ура' больше не слышалось, и теперь уже советские бойцы частью лежали на земле, а частью - ползли обратно. А со стороны немецких окопов, с урчащим гулом, надвигалось пяток угловатых коробок. За танками, непрерывно стреляя, бежали немцы. Сергей похолодел и затравленно огляделся - ситуация приобретала неприятственный характер - от танков ППШ не отмахаешься. Рядом снова застучал пулемет, но ненадолго - на приближающихся танках засверкали вспышки выстрелов, мир вокруг наполнился грохотом и светом разрывов. Сергей, вжал голову в плечи и присел, закрываясь рукой от падающих сверху потоков земли. Грохот и дрожание земли продолжалось с пол-минуты, потом стихли. Сергей встал, отряхнулся и отметил, что наступающие заметно приблизились, и никакого уменьшения их числа на глаз не наблюдалось. А вот пулемет уже больше не стрелял. Сергей выматерился и присел в угол окопа. 'Может, мертвым прикинуться', - подумал он и вдруг заметил движение в окопе, метрах в двух сбоку. Рука подняла автомат и нажала на спусковой крючок совершенно без его Сергея, участия. Он еще подумать ничего не успел, а ППШ уже выпустил короткую, патрона на три-четыре, очередь, и замолчал - то ли заклинило, то ли в магазине изначально было мало патронов. Неизвестно откуда появившаяся, невысокая фигурка упала на колени.

- Ты чего? - спросил Кир голосом, полным удивления, - с ума сошел? Это же я!

- Черт! - Сергей выронил автомат, подскочил к Киру и подхватил его за плечи, - попал, что-ли? Больно?

- Да нет, не больно, - отозвался Кир растерянно, - но, кажись зацепил. Ты че, не видел, что ли?

- Извини, неожиданно как-то, - Сергей рассматривал Кира, стараясь понять, куда попали пули, - ты б хоть свистнул для ориентира.

На груди Кира расплывалось темное пятно. Сергей пощупал его намокшую рубашку, заозирался.

- Что-то как-то... - сказал Кир негромко, - мне кажись, сейчас полагается сознание потерять... блин, глупо вышло.

- Погоди, - сказал Сергей, опуская легкое тело на землю. Кир тут же начал погружаться в дно окопа - похоже 'нулевой уровень' располагался сантиметрах в тридцати под дном окопа. Сергей ругнулся, поднял Кира на руки и подошел к лежащему неподалеку убитому солдату. Сел, удерживая Кира одной рукой, присмотрелся и потянул с пояса трупа белую прямоугольную коробку с красным крестом. Внутри аптечки обнаружился здоровенный, метров на сто, пожалуй, моток бинта и стеклянная фляга с прозрачной жидкостью. Сергей хмыкнул, - 'мда, реализмом и не пахнет'. Сдернул с безвольного Кира рубашку и принялся обматывать его бинтом поперек груди. Кровь, против ожиданий, остановилась довольно быстро - уже четвертый слой бинта остался почти белым, на нем только выступило два круглых пятна - и все. Сергей вздохнул, оторвал и завязал бинт, прислушался к дыханию Кира - слабое, но ровное. Сергей облегченно вздохнул, потом встрепенулся - как там фрицы? Танки гудели уже совсем рядом, земля ощутимо подрагивала. Сергей положил тело Кира на плечо, осторожно выглянул и тут же нырнул обратно - до ближайшего танка оставалось метров с полсотни. Осторожно потормошил Кира, но тот молчал. 'Что же делать', - растерянно подумал Сергей и в это время снаружи вдруг прозвучал мощный и спокойный голос:

- Внимание всем, команда 'отступаем'! Три минуты на эвакуацию.

Похоже, голос доносился со стороны, противоположной той, откуда шло наступление. Сергей осторожно высунулся, взглянул, и замер с открытым ртом, забыв про осторожность - метрах в тридцати от линии окопов стоял спокойно целехонький крытый грузовик-полуторка, словно бы подсвеченный изнутри. Голос шел явно от него:

- Две с половиной минуты на эвакуацию! Команда 'отступаем'!

К грузовику, отчаянно петляя, бежало несколько фигурок с разных сторон поля. Из-за спины Сергея, от наступающей шеренги немцев, донеслись веселые возгласы и звуки выстрелов. Сергей все ожидал, когда свое решающее слово скажут танки, но танкисты грузовик словно не замечали.

- Две минуты на эвакуацию!

Сергей огляделся, прикинул расстояние до грузовика, и решился. Рывком перебросил тело через край окопа, перекатился, держа Кира в обнимку, через бруствер, и быстро отполз в сторону. Полежал пару секунд, потом перевернулся на живот, присел, положив тело Кира на спину, вскочил и рванул к грузовику. Вслед понеслись улюлюкающие вопли, мимо просвистело несколько пуль, но грузовик был совсем недалеко и Сергей почти успел до него добежать, когда сильный болезненный удар бросил его лицом на землю. Сергей упал, чуть не выпустив Кира, и замер. К его удивлению, боль в спине хоть и осталась, но беспокоила не сильно. Поэтому, полежав чуть-чуть, он осторожно пошевелился, и, заметив, что боль сильнее не становится, вскочил и побежал. Прозвучал удивленный возглас, свистнула пуля, но Сергей уже забегал за грузовик. За ним обнаружилась открытая дверца и опускающаяся к земле железная лесенка.

- Одна минута на эвакуацию! - прогремел голос прямо над грузовиком, и, намного тише, - лезь скорее.

Сергей моргнул. Из открытой двери протянулась рука, поманила к себе:

- Давай, давай.

Сергей поправил каску, опять сползшую на глаза, пошевелил плечом, поудобнее укладывая Кира, и поднялся по лесенке.

Внутри грузовика оказалось довольно светло и неожиданно тихо, звуки выстрелов доносились приглушенно, словно звучали из динамика телевизора, а не прямо за раскрытой дверью. Вдоль бортов стояли деревянные скамейки, на одной из них сидел и смолил самокрутку боец в замызганной гимнастерке.

- Не ранило? - спросил он. Сергей неопределенно мотнул головой, присаживаясь на противоположную скамейку и пытаясь осторожно ощупать спину в месте ранения. К его удивлению, пальцы наткнулись на гладкий холодный металл. Сергей распахнул пиджак и увидел на себе что-то вроде кирасы.

- Попали, но не убили, - Сергей с гулким металлическим звуком постучал себя по груди.

- А... броник. С фрица снял, что ли? Я пробовал как-то, но выбросил. Тяжелый, устал быстро. Через пару боев ты его тоже выкинешь. От него редко польза бывает, это тебе, считай, повезло на этот раз. Много там еще наших?

- Человек пять бежало к грузовику. Но им бежать далеко, а фрицы уже рядом.

Боец вздохнул и щелчком отправил самокрутку в открытую дверь.

- Вот блин, отцы-командиры, убили роту. Что тогда, в сорок первом, что сейчас - одно и то же. Я сразу понял, что это ловушка, поэтому и рыпаться не стал, сразу пополз в тыл. Ладно хоть, транспорт прислали.

- А почему мы не едем? - спросил Сергей, сглотнув, - там же танки. Один раз шарахнет...

- Ты че, первый раз?

Сергей кивнул.

- Ну, а я смотрю, лицо незнакомое. Из третьего взвода, да? Новичков всегда сначала в третий отправляют, - солдат усмехнулся, - если до транспорта добежал, то все, жить будешь. Ты-то чего в атаку не рванул? Испугался, что ли?

- Не. Переждать решил.

- Ну и правильно, - солдат протянул руку, - Сергей.

- А? - спросил Чесноков, потом понял и улыбнулся. Придерживая тело Кира, протянул руку в ответ - тоже Сергей. Чесноков.

- Тезка, стало быть. Левкота, - глянул на непонимающее лицо Чеснокова и пояснил, - фамилия моя такая. Тебе точно броник не пробило, че ты плечо..., - но тут дверь грузовика вдруг сама собой захлопнулась, пол задрожал и появился звук мотора. Левкота приглушенно выругался и вздохнул.

- Чего? - спросил Чесноков.

- А, - солдат раздраженно махнул рукой, - сам не видишь, что ли? Двое нас осталось, со всей роты, понимаешь? Раз никто не добежал... ну, блин, ничего удивительного. Как же они танки-то зевнули на этом направлении, а?

- Куда мы едем-то?

Левкота пожал плечами.

- Хрен знает. Куда пошлют, туда и едем. Но жопа везде однородная. Это ж, типа, Белостокский выступ. А я тебе вот что скажу - бывают стратегические ошибки, которые никакой тактикой не исправишь, будь ты хоть Суворов и Наполеон в одном флаконе. Мы уже третий раз эту ситуацию обыгрываем, два прошлых раза, ясный барабан, продули, и этот тоже продуем, - он похлопал по карманам, достал портсигар, вынул из него 'козью ножку', - Будешь?

Чесноков отрицательно мотнул головой.

- Немцы даже согласились, чтобы мы все Шпагиными вооружились заместо положенных СВТ, хотя на самом деле ППШ в войсках тогда еще не было почти. А что толку?

Левкота прикурил от зажигалки и затянулся.

- Какие немцы? - осторожно спросил Сергей.

- Ну... немцы, - Левкота не понял, - противоположная, в смысле, сторона. Мы ж, типа, не просто так, у нас же как будто историческая реконструкция, ептыть.

- А они что, настоящие?

- Ты че, совсем ничего не знаешь? Интро пропустил, да? Ну и зря. Немцы настоящие, из Германии. А у нас все русские. С обоих сторон немножко иностранцев есть, но совсем мало - игра без переводчика, так что сам понимаешь. А вообще нас примерно поровну, но обычно немцы нас делают.

- Почему? - машинально спросил Чесноков.

- Потому что они немцы. Для наших это все же просто игра, в основном. Побегать-пострелять. У нас оно как - не дала нашему человеку его девушка в этот день, он загрустил, пива нажрался и в игру не пошел. А он не абы кто, а начальник штаба армии... У них такого быть не может - орднунг, блин. Вот за счет порядка они и берут.

Чесноков удивленно хихикнул - настолько дико это прозвучало. Левкота кивнул

- Ага, смешно. Всем смешно.

Сергей прислушался к монотонному звуку двигателя. Что-то было в нем необычное, и Чесноков не сразу понял, что. Но вдруг заметил странную цикличность. Словно звук мотора, довольно неровный, записали на пластинку, и эту самую пластинку заело. Левкота посмотрел на Чеснокова, кивнул:

- Восемь секунд

- Чего?

- Запись, говорю, восемь секунд. Потом по-новой. Все сразу замечают, уже сто раз писали, а никто менять и не собирается - кивнул головой в сторону, Сергей посмотрел, и увидел лежащую в углу скамьи стопку бумаг.

- Что это?

- Книга жалоб и предложений, типа. Когда время переправы на десять минут сменили, положили эти листочки. Чтобы, типа, народ не скучал в дороге. Все ж десять минут, - Левкота усмехнулся, - ладно еще. Поначалу две минуты было, прикинь. Только загрузился, только по местам расселись, уже хлоп - доехали. Иной раз садишься где-нибудь в болотах Белоруссии, а вылезаешь уже на Карельском фронте, не грузовик, а сверхзвуковой самолет, тот еще реализм, блин. Но все равно полно недовольных - типа, не хотят за свои бабки в грузовике аж целых десять минут сидеть без дела. А так нормально. Командиров бы нам получше. Я вот с пулеметом и минометом хорошо управляюсь, а мне ППШ в зубы - и иди, воюй. Ну, где тут логика?

- А чего ж тогда играешь?

- Ну, не все так плохо. Раз на раз не приходится. Иногда получше бывает, я вот позавчера 'Отличного минометчика' получил, - Левкота с заметной гордостью ткнул в какой-то значок на груди, - Ваще, отлично устроились - сидели в землянке, под четырьмя накатами, так что фрицы ну никак не доставали. А мы их, как только зазеваются, угощаем 16-килограммовыми огурчиками. Вот уж они не любили наших подарков - чуть затишье, достанут свой громкоговоритель и ну нас поливать матом с ужасным акцентом. Они-то думают, что оскорбляют нас, а мы сидим, угораем над ихними потугами - уж больно потешно у них это получается, спектакль, да и только. Камеди Клаб сосет, ептыть. Поначалу у них, правда, русский был, ну, из тех, что в Германию переехали в девяностые, вот он, гад, умел за живое зацепить. Такие, наверное, и становились предателями. Ну, мы его быстро отправили на два метра вниз.

- Ты, кстати, кто в реале? - последние предложения окончательно убедили Чеснокова в том, что эта игра - не премодерируемая, и он решил брать быка за рога.

Левкота удивленно поднял брови:

- Сисадмин, типа. К чему это ты?

- Да так, проблема у нас... у меня, в общем. Дело такое...

Но тут звук мотора и дрожание пола вдруг прекратились, и дверь распахнулась, впустив в грузовик яркие солнечные лучи.

- Приехали, - сказал Левкота, кидая самокрутку на пол и давя ее сапогом, - вылезай, там расскажешь, если время будет, - и вышел за дверь. Сергей замешкался, переложил безвольное тело Кира на другое плечо и поднялся, чтобы выйти следом, но тут дверь вдруг захлопнулась.

- Не понял, - сказал Сергей, толкая ее рукой. Но дверь и не шелохнулась. Причем не просто не шелохнулась - она даже на волосок не подалась, словно была сделана не из листового железа, а из броневой плиты толщиной так в полметра.

- Черт, - Сергей налег на дверь плечом, потом замолотил по ней кулаком свободной руки - тщетно. Он возился у двери минут пять, пока весь не вспотел. Снял каску, утерся, присел на скамью отдохнуть и обдумать ситуацию. Похоже, система его просто не заметила - выпустила единственного игрока, потом решила, что больше людей в грузовике нет, и закрыла дверь. Видимо, так. И, надо думать, теперь дверь откроется не раньше, чем надо будет перевезти очередную группу бойцов, что запросто может случиться через минуту, а может - через два часа. Вряд ли этот 'грузовик' - единственный, насколько успел понять Сергей, масштабы у этой игры немаленькие, так что грузовиков должен быть не один десяток, и когда игрокам понадобится именно этот - неизвестно. 'Кстати', - вспомнилось вдруг, - 'а что с кольцом?'. Чесноков засунул руку в карман, вытащил колечко на свет и рассмотрел. Тонкий золотой ободок без надписей и украшений. Сергей надел его на палец, подождал, но ничего особенного не почувствовал. Стукнул кулаком по скамье, поморщился от боли в костяшках. Очевидно, кольцо все свои сверхъестественные свойства растеряло. Видимо, в сорок первом на западном фронте магических колец не водилось. Чесноков вздохнул, осмотрелся бездумно, но тут его взгляд упал на стопку бумаг. 'А почему нет?' - подумал он, - 'Даже если они читают эти писульки нечасто, все равно имеет смысл написать. Мало ли, лишним не будет'.

Сергей подобрался к стопке поближе, взял один листок, осмотрел. 'Пожалуйста, заполните все поля', - венчала листок надпись, - 'пожелания с незаполненными полями рассматриваться не будут'. Ниже шли строчки 'Ваше имя (игровое), Ваше имя (реальное), Номер аккаунта, e-mail', еще ниже - 'Ваши пожелания', после чего шли ровные параллельные линии. Сергей хмыкнул и поискал взглядом ручку. Нашел связку остро отточенных карандашей, достал один, осмотрел. Сел на скамью, переложил тело Кира на колени, осторожно снял пиджак (изорванный и перепачканный до неузнаваемости), постелил его на скамейку рядом. Подумал и привязал рукав пиджака к ремню, после чего аккуратно переложил легонькое тело Кира на скамью. Аккуратно отпустил, придирчиво осмотрел. Но Кир проваливаться никуда не собирался, Сергей отвел взгляд и задумался, покусывая кончик карандаша. Приложил острие карандаша к бумаге, подержал, раздумывая. Потом быстро, размашистым почерком, написал. 'Последний сноходец'.

Писалось легко, словно текст уже был многократно обдуман и осмыслен, выпестован. Сергей временами переставал писать, прислушивался к ровному дыханию Кира, задумывался о чем-нибудь отвлеченном, а потом его взгляд падал на лист бумаги, и из-под острия карандаша снова непрерывным потоком лились строки. Сергею было хорошо знакомо это состояние - иногда текст приходилось вымучивать, по несколько минут обдумывая каждое предложение, иногда эпизоды вписывались ровно, без особого напряжения, но и без азарта. А иногда - и такое нравилось Сергею больше всего - писалось так, что терялось ощущение времени, и Чесноков надолго выпадал из реальности, совершенно забывая об отдыхе и еде. Впрочем, в каком бы состоянии ни был написан тот или иной эпизод, на качестве текста это мало отражалось - все-таки Сергей был хорошим писателем.

Спроси его кто-нибудь, сколько времени прошло, Чесноков бы затруднился с ответом. От часа до суток. Глядя на стопку исписанных листов бумаги, можно было бы уточнить - от четырех до десяти часов. Сергей поставил точку, подумал и приписал внизу листа: '1941-2009. Западный фронт'. Отложил карандаш (ничуть не затупившийся) и замер бездумно, уставившись застывшим взором куда-то в бесконечность. Из этого состояния его вывело негромкий стон сбоку. Сергей вздрогнул, вышел из оцепенения и перевел взгляд на Кира как раз вовремя, чтобы увидеть, как его тело соскальзывает со скамьи. Коротко выругавшись, Сергей попытался поймать Кира за плечо, но пальцы только впустую скребнули по дощатому полу.

- Черт, - сказал Сергей, приседая, и, непонятно зачем, ощупывая пол ладонью, - вот черт! И что же теперь?

Встал, огляделся. Отцепил болтающийся на поясе пиджак, бросил его на скамью. Подошел к двери, потолкал, подергал - тщетно. Закрыл глаза, и, твердя вполголоса: 'я знаю, что никакой стены здесь нет', попытался выйти в дверь. Не получилось.

- Где это мы? - сказал недовольный голос откуда-то сзади и снизу. Сергей быстро обернулся и увидел торчащую прямо из досок взлохмаченную шевелюру и два глаза под ней. Облегченно вздохнул и сел на скамью.

- Ну, слава богу.

Кир хмыкнул и покрутил головой:

- И что случилось? Я помню ночной окоп, стрельбу, грохот всякий разный, а потом ты в меня зачем-то из автомата шарахнул...

Сергей смущенно улыбнулся:

- Ну, прости. Это я с испугу. Ты-то как? Не болит?

Кир мотнул головой:

- Я ж призрак. У меня ниче болеть не может.

Огляделся, заметил лежащий на скамье пиджак. Снова посмотрел на Сергея и высунул из пола руку.

- Подними меня. Надоело на цыпочках стоять.

Сергей быстро подошел к Киру, взял его за руку, потом спросил с сомнением:

- У тебя раны могут открыться...

Но Кир только фыркнул:

- Тяни давай.

- Погоди, - Сергей отпустил руку, обернулся к многострадальному пиджаку, снова привязал его к ремню и постелил на скамейку. После чего ухватил Кира за запястье, выдернул его из пола и усадил на скамью. Осторожно поднялся, сел рядом.

- Уф, - сказал Кир, поерзав на скамье, - а я уж испугался. Очнулся, а ничего нет.

- Как это - ничего нет? - не понял Сергей.

- Вот так и нет. Темнота и пустота. Тут под полом - просто пустое пространство, которое никто не позаботился как-то разрисовать. Ладно хоть - часть грузовика. Вот пошел бы я в сторону, вместо того, чтобы на месте попрыгать, нехорошо бы вышло...Ты так мне и не сказал, где мы и че случилось.

Сергей, время от времени с беспокойством поглядывая на Кира, рассказал. Потом не выдержал и спросил:

- Так что с пулями делать? - заметил недоумение во взгляде Кира и пояснил, - ну, которые в тебе. Кровь у тебя только с одной стороны шла, так что пули внутри остались. Ты уверен, что последствий не будет?

- А, вон ты о чем, - Кир хохотнул, - придумал тоже. Я тебя уверяю, нет у меня уже никаких пуль и даже следов от них, скорее всего, не осталось. Ты ж меня перевязал? Без сознания я полежал? Значит все, требуемый уровень реализма соблюден.

Сергей вздохнул с облегчением:

- Ну, это радует. На данный момент меня такой реализм устраивает. Более чем. И что теперь? Я полагаю, тебе имеет смысл оставить меня и пойти к какой-нибудь стене, потому что когда еще этот грузовик нашим воякам понадобится? А сам я отсюда выйти не могу, я уже говорил.

Но Кир мотнул головой отрицательно:

- Неа. Видишь ли, кажется мне, что этот грузовик - динамический. Ну, то есть, не существующий все время игры, а создаваемый по мере надобности. И не исчез он только потому, что внутри него был я - хоть и невидимый, но все же игрок.

Сергей подумал и не согласился:

- Не сходится. Во-первых, ты сам говорил, что для этого мира ты не существуешь, так что с чего это ты должен был помешать грузовику исчезнуть? Уж скорее это моя заслуга. Это раз. А во вторых, если б оно так было, то дверь бы не закрылась - ты ж еще не вышел.

- Я для мира не существую, но мир-то для меня существует, - Кир торжествующе улыбнулся, - движок игры о моем существовании очень даже в курсе. И грузовик не удалил, потому что должен мне его внутренности отрисовывать, пока я в нем... ну, или почти в нем. А вот ты тут точно не при чем, ты ж, прости, программа. И для движка нет особой разницы между тобой и этими досками, - Кир похлопал рукой по сиденью, - насчет двери... сам догадаешься?

Сергей протяжно вздохнул.

- Ну и что ж теперь делать?

- В принципе, стена тут рядом, - задумчивым голосом сказал Кир, потом встряхнулся и ответил, - подумать надо. Или подождать, хотя не думаю, чтобы этот грузовик опять использовали. Сколько времени я без сознания пролежал? Ну, примерно?

Сергей посмотрел на стопку исписанных листов, прикинул.

- Часов шесть, не меньше.

Кир проследил его взгляд, нахмурился. Посмотрел вопросительно на Сергея. Чесноков почему-то смутился.

- Ну, - сказал он, пожав плечами, - я ж не просто программа, а программа-писатель. А писатель что должен делать? Правильно, писать... ну и вот...

Кир, против ожиданий Сергея, немедленно заинтересовался.

- А про что это? А покажи. Можно? - и протянул руку.

Сергей, смущаясь еще больше и, сам удивляясь этому смущению, взял стопку и вложил ее в протянутую руку. Листы тут же просыпались на пол. Кир с укоризной посмотрел на Чеснокова. Тот пожал плечами и подобрал листы.

- Я буду говорить, чтобы ты перелистнул, пойдет?

Сергей кивнул, поднося рукопись к лицу Кира.

- Я тут это... ну про... в общем..., - смешался и замолчал, но Кир его и не слушал, с жадностью водя глазами по верхнему листу в пачке.

/* 05.1. Последний сноходец

Доктор Петраков долго мялся, перебирая бумаги на столе и не поднимая глаз. Наконец, мне это надоело:

- Доктор, - сказал я раздраженно, - не тяните кота за яйца.

Петраков дернул щекой и взглянул мне в глаза.

- Я думаю, вы и сами догадались, - сказал он довольно-таки неприязненным тоном, - улучшений в состоянии больной не заметно, так что продолжать антиангиогенную терапию бессмысленно. Я отдал распоряжение, с завтрашнего дня ее переводят на обычную химиотерапию.

Я сжал зубы. Петраков отвел взгляд и напрягся, похоже, не ожидая от меня ничего хорошего. Но я молчал, и доктор не выдержал:

- Ну вы поймите, - сказал он примирительно, - авастин совсем недешев. Нигде вам его бесплатно колоть не будут, и нам он не за красивые глаза выдается. И в весьма ограниченном количестве, кстати. Вы что же думаете, Игнатюк у нас единственная раковая больная? А? Почему это я должен продолжать делать иньекции ей, забесплатно, да еще притом, что эффекта особого и нет?

Доктор распалился и заканчил фразу уже довольно зло. Я продолжал молчать. Петраков хлопнул ладонью по столу.

- Короче так. С сегодняшнего дня - никакой халявы. Если желаете продолжить колоть авастин или класть на операцию - обращайтесь в хозрасчетную часть. Но я бы вам советовал...

Петраков немного задумался и продолжил голосом потише:

- Я бы вам советовал не тратить денег зря. Не спешите возмущаться, лучше подумайте хорошенько. Я не первый день в онкологии и могу определить безнадежный случай... ваш как раз из таких. Вы уже и так сделали все возможное, заявляю вам с полной ответственностью. Можете успокоить свою совесть, никто другой не...

- Ладно, - перебил я, - я все понял.

Я встал и пошел к двери, но перед выходом задержался.

- Сука ты, Петраков, - сказал я спокойно, - она же все-таки твоя дочь.

- Между прочим, - с яростью сказал доктор, поднимаясь из-за стола, - это еще доказать надо. Я что-то не припомню...

Но я уже хлопнул дверью, оставив Петракова на другой стороне, наедине со своими словами. Вышел из административного корпуса, погулял по маленькому больничному парку, провожаемый тоскливо-безразличными взглядами редких прогуливающихся старичков и старушек. Потом вздохнул полной грудью и пошел в стационар.

Монета в пять рублей. Бахилы. Церберша на этаже 'Неприемное время, не положено'. 'Мне - можно, я в списке'. Палата номер семнадцать. Ее любимое число. Сколько раз я ходил этим путем? И наяву и во сне - раз с тысячу, если не больше. Правда, со следующего шага пути реальности и пути сна начинали расходиться. Я потянул на себя дверную ручку, осторожно зашел внутрь и тихо прикрыл дверь. Кровать, капельница. Изможденное, высохшее лицо, вполне могущее принадлежать женщине лет сорока. Совершенно невозможно представить, что ей на самом деле двадцать четыре года.

- Привет, - сказал я тихонько, - я попрощаться зашел. На всякий случай.

Веки ее легонько дрогнули, но глаза не открылись. Спит. Или без сознания. Ну и пусть, так даже лучше. Совершенно незачем ее будить и выдергивать в жестокость мира яви. В мире снов с ней ничего плохого случиться не может - об этом я позаботился уже давно. Жаль, что она, в отличие от меня, не сможет жить только в нем. Я постоял немного, улыбнулся ей на прощание и вышел. Говоря отвлеченно, мне вовсе незачем было идти домой - хватило бы трех минут дремоты на кушетке в коридоре, чтобы сделать все, что я задумал. Но Тэелескет учил меня обращать внимание на мелочи - всегда. А я был хорошим учеником - тоже всегда.

Не в последнюю очередь по этой причине я доехал до дома, разделся, принял душ. Расставил по комнате ароматические свечи, задернул шторы, включил центр и вставил диск Lounge del Mare. Выключил свет и лег в постель.

Темнота.

Темнота.

Разделяющий Миры, пропусти мой разум.

Мне уже давно не нужно смотреть на свои ладони, годы тренировок дают свое. Я быстро создаю тропу-между-мирами, создаю себе простейшее тело и иду в сторону Радужных Полян. В Колодец можно попасть отовсюду, но у меня впервые получилось увидеть его именно там, да и вообще - мне приятен этот мир. Я люблю его леса и поляны, люблю его обитателей. Я уверен, что плохие люди не могут в него попасть. Большая разноцветная обезьяна лениво топчется у входа - в Радужных Полянах даже страж похож скорее на гигантскую плюшевую игрушку, чем на Стража Мира.

- Мое истинное имя Карпанг, - говорю я Стражу, не дожидаясь его вопроса, - я хочу пройти в твой мир.

Мне не обязательно называть свое имя - я уже научился сливать свой мир с существующим. Но я не хочу проявлять и тени неуважения к этому миру, не говоря уже о том, чтобы искать в нем врагов. Разноцветная обезьяна делает двойное сальто назад, потом стойку на одной руке и одобрительно угукает. Я улыбаюсь и прохожу мимо. Хоровод громадных - с суповую тарелку - бабочек окружает меня сразу, как я преступаю невидимую черту за спиной Стража.

Под ноги услужливо стелется гладкая лесная тропа, с деревьев свисают лианы, перевитые цветами разнообразнейших размеров и расцветок; порхают яркие птицы. Совсем рядом слышится радостный смех и звонкие голоса - очевидно, поблизости какая-то поляна. Где-то, на одной из полян, так же смеется моя Динка. Я подавляю в себе желание сделать шаг с тропы и присоединиться к веселящимся - даже если это та самая поляна, вряд ли она меня узнает. Во сне она не помнит реальность - так задумано. А если и узнает - зачем это мне? К моей цели это меня не приблизит. Поэтому я иду дальше, и довольно скоро тропа выводит меня на крохотную полянку с увитой плющом каменной башенкой посредине. Тропа подходит прямо к колодцу и обвивается вокруг него. Я осматриваюсь, хотя и так знаю, что тропа здесь заканчивается. Точнее, наоборот - она здесь начинается.

Я наклоняюсь к колодцу, пытаясь разглядеть что-нибудь в его глубине. Неважно что - воду, сухое дно, первотворящий Хаос или Туман Забвения - хоть что-нибудь, за что можно зацепиться взглядом. Но колодец не зря именуется Черным во всех сколь-нибудь продвинутых техниках осознанного сновидения - он и в самом деле беспросветно черен.

'Если долго всматриваться в бездну', - говорит воздух вкрадчивым голосом, - 'то бездна начинает всматриваться в тебя'. Я улыбаюсь. Никто мне не говорил, но я уверен, что повстречать его - хорошая примета. На сердце сразу становится легче.

- Ты традиционно говоришь банальности или банально говоришь традиционности? - выдаю я давно заготовленную фразу.

В пустоте над колодцем медленно расплывается улыбка. Бедные мультипликаторы и режиссеры - боюсь, им никогда не удастся сколь-нибудь правдоподобно это изобразить - не губы, не рекламный оскал зубов - просто улыбка.

- Что такое банальность? Как ты узнаешь, что банально, а что небанально?

- Это дело вкуса, - усмехаюсь я, хоть и понимаю, сколь бледно и ненатурально смотрится мимика моего лица на фоне висящей передо мной квинтэссенции улыбки.

- Дело вкуса? Ах, дело вкуса... - к улыбке добавляются роскошные кошачьи усы, и одинокая мохнатая лапа, держащая в когтях банан, - вот ты. Что ты выберешь? Банан или банальность?

- Конечно - банан, - говорю я, - он, в отличие от банальности, вкусен.

Банан падает, я едва успеваю его поймать.

- Видишь, как продажен твой вкус? - говорит голос с некоторым сожалением, - и ты все еще полагаешься на него в деле выбора банальностей и небанальностей?

Я пожимаю плечами, очищая банан.

- Другого у меня нет, - я откусываю кусочек. И в самом деле - вкусно.

- Как? - нарисовавшаяся в воздухе кошачья голова полна игривого недоумения, - ты одним и тем же вкусом пробуешь и пищу и мысли? А если они перепутаются? Как тебе понравится бутерброд с плохой идеей или смешная фраза в винном соусе? Каламбур с сыром камамбер?

Я нахмуриваюсь, слегка растерянный. Вот ведь скотина - три фразы и я уже в замешательстве. Хотя - чему удивляться? Где уж мне тягаться с одним из Великих Духов.

- Рад тебя видеть, Локи, - перевожу я тему, - что привело тебя сюда сегодня?

- Куда - сюда? Сегодня - когда? Я всегда здесь и сейчас. А вот что привело сюда тебя - это вопрос. Ребром. В глаз, а не в ре-бро-вь. Что привело тебя из твоих своясей?

- Откуда?

- Из своясей. В прошлый раз, уходя, ты сказал, что уходишь во свояси, - громадный, размером с доброго сенбернара, полосатый кот мягко спрыгнул из воздуха на край колодца.

- Тьфу ты. Опять ты меня запутал, - я мотнул головой, - я хочу туда.

Я ткнул пальцем в сторону колодца. От пальца в темную глубину протянулся светящийся пунктир. Кот недоуменно проследил его, присмотрелся в колодец, вскочил, встопорщив усы, и махнул лапой, выхватив большую трепыхающуюся рыбину. Подкинул ее в воздух, поймал открытым ртом, зачавкал. Я стоял со скептическим выражением на лице - эти фокусы могли бы меня впечатлить лет пять назад, когда я только начинал осознавать себя в мире нави, а сейчас я и сам могу нечто подобное сотворить, не моргнув глазом. Кот тем временем дожевал рыбину, выплюнул в колодец рыбий скелетик, перевел взгляд на меня и смачно рыгнул.

- Не плюй в колодец, - сказал я, - пригодится - воды напиться.

Кот широко улыбнулся и растаял в воздухе, оставив улыбку.

- Мурлык, - сказала улыбка, - курлык. Это было предупреждение. Но ты не понял.

Я нахмурился:

- О чем - предупреждение? Хочешь сказать, что меня может постигнуть участь этой рыбки? Я и так знаю, что там опасно.

- Предупреждение это перед прежде ние. Спроси, что есть 'ние'?

- Что есть 'ние'? - тупо спросил я.

- Ты опять не понял. Смешно и грустно. Грусмешно и смешгрустно. Тогда тебе совсем простая задача - если ты хочешь в морду, ты получишь в морду. Если ты хочешь в колодец, ты получишь в колодец. Внимание, вопрос: где у тебя колодец? Минута!

В воздухе возник знакомый звук, но я только секунде на третьей вспомнил, что это за звук - ржание лошади при раскрутке волчка из 'Что, где, когда'. Я задумался и немного разозлился - все б ему издеваться, котяре. Нет по человечески сказать. Что значит, где у меня колодец? Не имел же он в виду... да пошел он!

Звук потихоньку стих, вместе с ним поблекла и растворилась в воздухе улыбка.

- Я не хочу в колодец, - сказал я, - я хочу вернуться из колодца. И вынести из него... кое-что.

Тишина. Негромкое бормотание за кадром - не в счет.

- Чеширский, ты здесь?

Опять тишина, только где-то далеко едва слышно прозвучал гонг, а потом кто-то очень знакомым голосом сказал 'А теперь внимание, правильный ответ'. Я изо всех сил напряг слух, но услышал только неразборчивое бормотание, сменившееся аплодисментами.

- Ты предупреждал меня, чтобы я четче формулировал желание?

Теперь полная тишина.

- Локи, я знаю, что ты здесь. И сейчас. Ты сам говорил. Я правильно понял? Или нет?

Никакого ответа. Я немного подождал, потом обернулся к колодцу.

- Если ты хочешь сказать что-нибудь еще, говори сейчас, потому что я иду.

Тишина. Ну и черт с тобой. Я сплюнул и постарался выгнать из головы лишние мысли. Что мне нужно? Теоретически я знал весь процесс досконально, но практически... Что-мне-нужно. Образ и смысл, форма и содержание. Плюс желание обладать. Плюс желание вернуться. Плюс желание вернуться неизменным. Плюс желание вернуться немедленно. Что еще? Вроде ничего. Я повторил цепочку еще несколько раз, как следует ее закрепляя в сознании, и встал на край колодца. Все. Это не колодец. Это путь. Это продолжение пути. Моего пути. И я просто делаю очередной шаг.

Опять темнота.

Темнота.

На этот раз, пожалуй, мне придется посмотреть на свои руки.

Я поднес ладони к глазам, но ничего не увидел. Охохо. Что, опять начинать сначала?

*/

Кир оторвался от чтения, поморгал, посмотрел на Сергея.

- Ты откуда все это... придумал? - спросил он негромко, и в его голосе недоумение смешивалось с восхищением и даже немного со страхом. Сергей пожал плечами:

- Да я вообще-то еще до тебя думать начал. В Москве еще. Как раз в тот день, когда ты пришел. Просто захотелось взять и скрестить желязновского 'Мастера сновидений' с какой-то эзотерической книжкой про управляемые сны... забыл. И название и автора, помню только, что женское имя.

- Ну ты даешь, - покачал головой Кир, - удивил, блин.

- Писатель я или где? Положено, вот и пишу.

Кир усмехнулся,

- Типа, кузнец я, вот и кую. И не могу не куя. Да?

- Ага. Вот и кую. Кстати, как оно? - спросил Чесноков безразличным голосом, с таким же безразличным видом, но внутри все напряглось в ожидании ответа.

- Неплохо, между прочим. Не, кроме шуток. Затягивает. Я только не понял, откуда он такой продвинутый взялся, этот сновидец?

- Там дальше все написано.

- А..., ну перелистни тогда - Кир дождался очередного листа и углубился в чтение.

/*

Управляемыми снами я увлекся еще в конце школы. Одноклассник мой, Андрюшка Попенов, книжку Лаберже Стефана приволок, с этого все и началось. У нас в классе этим многие увлеклись, но получалось далеко не у всех. Большинство спотыкалось еще на самых азах, а вот меня - захватило не по-детски. Все предложенные в книге техники я освоил ударными темпами, где-то за полгода, и, параллельно собирая всю доступную литературу, пошел дальше. Уже через год я был в своих снах полным хозяином, мог создавать сон на любую тему и в любых подробностях. На этом мое продвижение немного застопорилось - мне попадались упоминания о более глубоких техниках, о самоисцелении во сне, об обучении во сне, но подробно это нигде не описывалось. Я чувствовал, что где-то, совсем рядом, пролегает богатый золотоносный пласт, содержащий множество сокровищ, но я блуждал в темноте, как и большинство (не сказать - все) мои товарищи того времени. С грехом пополам я научился лечить себе легкую простуду, головную боль, насморк и освоил гипнообучение - ставил рядом с кроватью запись лекции на воспроизведение, а во сне просто записывал в Книгу Памяти все, что слышал. Немногие из моих знакомых это умели, поэтому в своем круге я пользовался немалым авторитетом и уважением.

Впрочем, только в своем круге. Однокурсники называли меня за глаза 'духариком' и близких отношений не поддерживали. Учился я спустя рукава, но (благодаря гипнообучению) неплохо и университет закончил с красным дипломом. Без особого труда устроился менеджером в небольшую фирму и проработал там пару лет, ничем особо не выделяясь. С коллегами общался мало, уже зная отношение простого народа к подобным мне людям. Зарплата уходила на еду, съемную квартиру и поездки на семинары. Семинары давали немного, сущие крупицы, иногда лекторы сами знали куда меньше моего, мне неоднократно предлагали вести семинары самому. Но мне было просто лениво. Зачем?

От очередного семинара - на этот раз - аж в Эквадоре - я привычно не ожидал ничего особенного. Даже первое время сомневался - ехать ли? Все ж не ближний свет. Десять часов лету, да и билет недешев, мягко говоря. И ради чего - чтобы в сотый раз услышать о том, что я испробовал неоднократно, а сам лектор - только читал в книге? Но все же поехал. Первые два дня не стали для меня сюрпризом - я проскучал все выступления, с трудом разбирая английский язык лекторов. На третий день имя первого лектора - Тэелескет Каменная Лошадь - мне ничего не сказало, так что я ничего нового и не ждал. Лектор и в самом деле оказался индейцем - орлиный профиль, иссиня-черные волосы и бронзовая кожа. А я то думал, что это просто звучный псевдоним. Обычное дело в наших кругах - слышишь какое-нибудь 'Антагорн Всевидящий, магистр Сумеречных миров', а потом выходит такой лысоватый толстенький дядька в очках и начинает на смеси английского с нижегородским нести полную бредень, постоянно сверяясь с бумажкой. Так что я поначалу заинтересовался, но начало лекции было довольно типичным, и я опять заскучал. И тут очередная фраза вывела меня из раздумий:

- Лечить, обучать и тренировать себя во сне - это только вторая ступень, - прозвучало с кафедры, и я вздрогнул. А продолжение повергло меня в возбужденный трепет.

- Третья ступень, - сказал индеец, - это приносить новое. То, чего еще не было в мире яви. Новые идеи и знания. Но есть еще и четвертая ступень. Считанное количество сноходцев достигало ее за все время существования нашего мира, но, овладевшие этой ступенью, могли приносить вещи из мира нави в мир яви.

Все. Я раскинул уши и жадно ловил каждое слово лектора, не обращая внимания на происходящее вокруг. А рассказывал он удивительные вещи. Пожалуй, за пять прошедших лет я узнал меньше, чем за эти два часа. Правда, он ни о чем не говорил подробно, не предлагал техник и методик, только вскользь описывая их возможности, но мне и этого было достаточно, чтобы понять - я нашел-таки свою золотую жилу. После лекции я немедленно бросился искать Тэелескета, но он словно сквозь землю провалился. Уже давно началась очередная лекция, а я все бегал по залам и этажам гостиницы, в которой проходил семинар. 'Тэелескет?' - переспрашивали меня, - 'Только что здесь был. Ушел. Куда ушел? Не знаем. Никто не знает. Он скрытный человек.' И только через час, пробегая по холлу, и в сотый раз зацепившись взглядом за программу конференции, я прозрел. С шумом в ушах и участившимся сердцебиением, подошел к программе и вчитался в первые строки под заголовком 'Day 3'.

'Taelesketh the Stone Horse', - значилось там. И название лекции, - 'See you in dreamworld'.

'Увидимся в мире снов'... Вот как? Смутные воспоминания начали подниматься из глубин моей памяти... Года три назад, в одной книжке я прочитал, что сильно продвинутые сновидцы могут встречаться и общаться друг с другом во сне, сколь бы велико не было расстояние между ними. Книжка была косноязычная и мутная, я пытался повторить прочитанное со своими товарищами, но безуспешно. Неужели?

Я плюнул на остальные лекции и поднялся к себе в номер. Впервые за последние годы мне оказалось непросто заснуть - я ворочался с боку на бок, возбужденный и полный предвкушений. Заснув, я так обрадовался, что чуть не проснулся - непростительный позор для такого спеца, как я. Это меня пристыдило и успокоило. Я немного подумал, потом создал телефон с буквенной клавиатурой и экранчиком. Поднял трубку, послушал гудок, с замиранием сердца набрал 'Taelesketh'. Трубку сняли после первого же гудка.

- Любопытный способ, - с легкой насмешкой произнес на чистом русском незнакомый голос, - вы, я полагаю, тот молодой человек с шестнадцатого места в четвертом ряду?

- Да, это я, - ответил я с некоторой растерянностью, - вы говорите по-русски?

Негромкий смех.

- Это же сон. Я говорю на любом языке. Ты тоже.

Я только глазами хлопал. Голос продолжал:

- Десять лет я читаю лекции по всему миру, и уже совершенно отчаялся найти себе ученика.

Ученика?! Мне стоило немалых усилий сдержать возбуждение.

- Я... да! Я согласен. Куда мне ехать? Вы в Эквадоре живете? Только... у меня виза через три дня заканчивается...

Снова легкий смешок.

- Езжай домой.

Меня словно холодной водой окатили. Я что, что-то не то сказал?

- Как... домой? А... учиться? - окончание фразы прозвучало довольно жалко.

- Что тебе помешает учиться, будучи у себя дома? К твоему сведению, я сейчас нахожусь в самолете, летящем в Ванкувер. Я живу в США.

- А... И что мне делать?

- Езжай домой. Как только сочтешь себя готовым, вызови меня. Можешь так же, как сделал это сейчас. Мне обед принесли. До встречи на первом уроке, ученик, - и из трубки понеслись короткие гудки.

С этого дня мое самосовершенствование пошло семимильными шагами. Я научился вторгаться в сны других людей, чем немедленно воспользовался, чтобы устроиться на другую работу - более высокооплачиваемую и менее напряжную. Я купил машину, взял в ипотеку квартиру и встретил Динку. Последнее обстоятельство даже немного притормозило мое обучение - на тридцатый год своей жизни я с удивлением узнал, что ночь можно использовать не только для того, чтобы видеть сны. И это открытие настолько меня увлекло, что количество моих уроков сократилось вдвое. Тэелескет это определенно заметил, но виду не подал. Только однажды - предупредил, чтобы я не пробовал техники совершенствования на других. И рассказал, почему. Вовремя, надо заметить, рассказал, я как раз собирался кой-какие модификации тела попробовать.

Динка про мои увлечения знала с самого начала наших отношений. А началось все с простой случайности - на свой день рождения я получил от одной из коллег букет цветов. Радости особой это у меня не вызвало - ну виданное ли дело, чтобы мужику цветы дарили? Поэтому букет я по дороге домой попытался сплавить (мне его дома даже поставить не во что). Зашел в кафе, что в цокольном этаже моего дома, и вручил его грустной девушке за кассой. Девушка из грустной немедленно сделалась холодной, а букет отправился в корзину для мусора. Я удивленно проводил цветы взглядом и услышал краем уха смешок со стороны официантов, сопровождаемый негромким: 'нашел к кому клеиться, это же Динка-льдинка'. Видит бог, до этого момента кассирша из 'Оранжа' интересовала меня не больше, чем результаты президентских выборов в Парагвае, хотя я видел ее частенько - в этом кафе я ежедневно завтракал и пару раз в неделю ужинал. Но ее реакция задела меня за живое.

И я начал ей сниться. Практически каждую ночь, всячески напрягая свою довольно богатую фантазию. А по утрам все так же ходил все в то же кафе, но при этом демонстративно не обращал на нее ни малейшего внимания. Спокойно расплачивался за завтрак, будто не замечая, как она частенько краснеет и прячет глаза, когда я подхожу к кассе. Разумеется, она не выдержала первой, правда держалась на удивление долго - почти три месяца. Но однажды утром, подсчитывая стоимость моего завтрака, она сказала, как бы вскользь:

- Знаете, я бы хотела извиниться за тот случай.

Я внутренне усмехнулся, а внешне недоуменно поднял брови.

- Какой?

Она фыркнула.

- Еще скажите, что не помните. В феврале, я выкинула ваш букет. Так вот, прошу прощения, я поступила некорректно. Но у меня были на то причины, поверьте.

Я чуть не присвистнул. Ну и выраженьица. Она что, институт благородных девиц заканчивала? 'Некорректно', ишь ты. Ладно, я тоже - не только лыком шит.

- Извинения приняты, - сказал я холодно, - а чтобы окончательно вас успокоить, скажу лишь, что букет был мной подарен без всякой задней мысли. Мне этот букет достался двумя часами раньше по случаю дня рождения, и я всего лишь старался от него избавиться, поскольку дома у меня нет ни единой вазы. Посему я вашим поступком ничуть не оскорблен и зла на вас не держу.

В конце я, похоже, немного переиграл, ну да ладно. Не на кинопробе же, в самом деле. Тем более, что это была только середина моего плана.

С этого дня я сниться ей перестал. Разумеется, в кафе я при этом ходил по-прежнему.

На этот раз три месяца ждать не пришлось - на вторую неделю она сама пригласила меня в кино. В тот же вечер я ей во всем признался и немедленно получил по голове сумочкой, металлическая пряжка которой оставила у меня на лице пару внушительных царапин. Истекающий кровью, я был затащен к ней домой, где все и разрешилось вполне закономерным образом. Говоря по правде, первоначально мой план не подразумевал длительных близких отношений. Ни с ней, ни с кем-нибудь еще - довольно многие из моих источников утверждали, что половые сношения лишают сновидца его силы. Уточнять этот вопрос у Тэелескета я не рискнул, и решил просто внимательно следить за собой и, если что, немедленно порвать все отношения.

Выводы у меня получились неоднозначные - с одной стороны, ничего подобного не происходило. Силы у меня оставались на прежнем уровне, никакой из ранее приобретенных навыков я не потерял, так что можно было сказать, что опасался я зря. С другой стороны - в чем-то те книги оказывались правы, поскольку интерес к сноходству у меня порядком снизился и прежнего рвения в обучении я уже не проявлял.

*/

- Диалоги тебе лучше даются, чем описания, - вполголоса пробормотал Кир, - перелистни.

Сергей хмыкнул.

- Сам уже понял. Налицо недостаток практического материала, причем, трудновосполнимый. Шолохов, вон, весь свой Вешенский район объездил, когда 'Тихий Дон' писал, а мне что делать? Где свежий материал набирать, если все, что я вижу вокруг - уже кем-то написано и запрограммировано?

Кир оторвал взгляд от бумаги, почесал затылок:

- И в самом деле, задачка... а чего это ты вдруг так заговорил? Ты ж вроде так до конца и не верил в свою компьютерную сущность?

Сергей протяжно вздохнул.

- Да вот... пришлось поверить. Я эпизод задумал, в котором главный герой с девушкой встречаются за статуей 'Рабочий и колхозница'. И вдруг понял, что представления не имею, что там находится, представляешь? Как статуя выглядит спереди - помню прекрасно, вплоть до складок на одежде, помню, в каком году ее поставили, по какому поводу, кто скульптор и прочая, прочая. Помню, что проходил мимо сто раз. А вот как выглядит статуя сзади и что там находится - парк, магазин, станция метро - понятия не имею. Странно, правда?

Кир попытался что-то сказать, но Сергей не ждал ответа.

- Вот я тоже удивился и начал дальше память ворошить. И охерел, прости за выражение, столько странностей обнаружилось. Я помню, как выглядит моя квартира, я помню, что в ней был сделан недавно ремонт. Но я не помню, как она выглядела до ремонта! У меня есть машина - Тойота Камри серебристого цвета. Я помню, как она выглядит и снаружи и изнутри. Так, как будто я ее вчера купил. Ни царапинки, ни потертости, ни чертика под зеркальцем, ни капли индивидуальности, а ведь она у меня уже два года. Я женат, помню, как Соня выглядит, неплохо помню факты из ее биографии, тут не прикопаешься. Но я совершенно не помню ни одного эпизода нашего с ней общения. Вот я тебе сказал, что ей кольцо с бриллиантом дарил. Сам факт подарка помню, как кольцо выглядело - тоже, а вот как процесс дарения проходил, что я сказал, что она ответила - ни зацепки. И таких нестыковок - тысячи. И объяснить это можно только тем, что моя память - не настоящая. Кто-то ее сделал, собрал, как картину из фрагментов, как мозаику, причем, не слишком аккуратно. Так ведь?

- Ну, я тебе так и говорил всегда, это ты все упирался, - Кир пожал плечами, - а насчет аккуратности ты неправ, у тебя весьма неплохой уровень, поверь мне. Базу знаний тебе скорее всего Костюченко ваял, он лучший из наших симейкеров...

- А вот здесь у меня возник вопрос, - Сергей пристально взглянул Киру в глаза, - вот ты мне, помнится, сказал, что мой прототип в реальном мире ответил на две тысячи с чем-то там вопросов и на базе этого, дескать, я и получился. Но помню-то я намного больше, чем можно описать ответами на две тысячи вопросов. Тут и десяти тысяч не хватит. Пусть я помню окружающий мир и его историю не слишком подробно, но, чтобы все это описать, реальному Чеснокову бы лет пять понадобилось, как минимум. Это сколько ему заплатить надо, чтобы он на такое согласился? Так что нестыковка выходит.

- Никакой нестыковки. Вопросник Лайхмана - на сегодняшний день в нем две тысячи двенадцать вопросов - формирует только поведенческую модель. Кроме нее, у тебя еще база знаний есть. И довольно немаленьких объемов, это точно. Но реальный Чесноков к ней отношения почти не имеет - большинство информации взято из стандартной модели. Что должен знать и уметь средний москвич-интеллигент среднего возраста? То да се, плюс третье и немножко десятое - получилась стандартная база знаний. Для превращения в базу знаний конкретного человека, в нее вбивается информация из открытых источников - детали биографии, домашнего и рабочего быта. Частенько интернета оказывается вполне достаточно. Если же модель требуется создать достаточно качественную, то недостающие элементы можно взять и у прототипа, составив ему отдельный вопросник. Наснимать кадров из реальной его жизни, надергать реальных эпизодов, позаписывать образцы звуков... но это уже редко.

Сергей покачал головой:

- Муторная работенка, однако.

- Да не, нормально. Никто ж с нуля этот базовый набор не пишет. Давно уже есть списки общеизвестных знаний, с ранжированием по разным критериям, есть их модификации для разных областей - гуманитарной, технической, сельской. Стоит такой шаблон недорого, да при желании и задаром найти можно - с диска пиратского какого-нибудь. Нужен, скажем, грузчик - берешь сельский набор, чистишь его с фильтром известности где-то так на десятку, присобачиваешь к нему городской набор с такой же известностью и уровнем своевременности год-два - вот тебе типичный обитатель пивнушки получился. Качественная модель, разумеется, побольше усилий требует, но суть та же. Так что не надо пяти лет - на самую правдоподобную модель у симейкера не больше месяца уходит.

- Симейкера?

- Ну, или чармейкера, неважно. Человека, который модель создает, чара, то есть. От английского character. Довольно престижная профессия, кстати - хорошие чары всем нужны, а стоят они от сотни евро за ширпотреб - до трех-пяти тысяч за качественную модель, типа твоей.

- Столько неувязок - и качественная модель?

Кир усмехнулся:

- Ну, никто ж не думал, что чар сам свою память на непротиворечивость проверять будет. В общении похож на живого, порядка тридцати ТТ набирает, значит, качественно сделан.

- ТТ? Сдается мне, ты не про пистолет говоришь.

- М... да, я все забываю, что некоторых вещей ты просто знать не можешь... я имел в виду баллы теста Тьюринга. Сотня считается показателем разумности, первому симейкеру, модель которого сотню наберет, миллион евро обещано. Последний рекорд был - семьдесят девять баллов, у одной японской модели. Пятнадцати терабайтов суммарным весом, крутилась на каком-то супер-пупер компьютере в семьсот процессоров. В то же время любой человек, окончивший среднюю школу, сотню набирает без напряга... и сдается мне, что ты тоже смог бы... Не то, чтобы мне миллион евро сильно нужен... так-то не помешает, конечно, но деньги - не главное... Я, наверное, тщеславный просто... но вообще было бы клево, и папа бы порадовался...

Сергей хмыкнул.

- Да ладно, пройду я тебе этот тест Тьюринга, еще посмотрим, у кого баллов больше будет, у меня или у тебя, блин.

- Правда? - Кир расцвел, - вот спасибо! Я тебя отблагодарю! Я тут думал... вобщем, я кое-что придумал касательно твоей проблемы...

- Ты бы сначала со своей проблемой разобрался, а уж потом обещаниями разбрасывался. Тоже мне - падший ангел. Как отсюда выбираться будем, придумал?

Кир смутился.

- Ну... пока еще... вообще-то - нет. Может быть, он все же статический... Ща, я пока дочитаю, интересно же, чем дело закончилось.

/*

Давненько я так не просыпался, несколько лет, чтобы быть точным. Словно не сноходец, вернувшийся из мира нави, а алкаш, вырвавшийся из похмельных кошмаров. Голова болит, глазам от света больно, в ушах шум, в мозгах туман. Попытался встать, непроизвольно застонал от прилива пульсирующей боли в висках, заслонился от света рукой и только тут заметил, что в пальцах что-то есть. Короткая дрожь сотрясла мое тело, я моментально забыл о дурном самочувствии. Сжал руку в кулак, изо всей силы, так что острые грани зажатого в кулаке предмета больно впились в кожу.

Сел, задержав дыхание.

Подставил кулак под луч света, падающий из окна.

Раскрыл ладонь.

Блики. Свет. Маленькое теплое солнце. Пушистый солнценыш.

Я прищурился и разглядел на ладони небольшой стеклянный сосудик, внутри которого плескалась белая полупрозрачная жидкость. Впитывающая солнечный свет и излучающая его с удвоенной силой. Сердце трепыхнулось в груди пойманной птицей.

Неужели?

Получилось!

Я поставил флакон на столик и бросился одеваться. И, только залезая в джинсы, подумал о том, что флакон вполне мог исчезнуть, когда я выпустил его из рук. Мысль меня так напугала, что я задергался, запутался в штанине и грохнулся на пол, уронив стоявший поблизости стул. Шатаясь, поднялся и бросился к столику. Флакон лежал на месте, я облегченно перевел дух, немедленно схватил флакон и дальше одевался, уже не выпуская его из рук.

Впервые за последние восемь месяцев привычная дорога до онкологического центра не угнетала меня. Если раньше каждый мой шаг словно добавлял небольшую гирьку на мои плечи, то теперь я просто пролетел всю дорогу, постоянно вспоминая Пятачка, спешащего на день рождения Иа-Иа. Но я крепко держал свой подарок в руках и внимательно смотрел под ноги.

Динка, против ожидания, не спала. Когда я со скрежетом пододвинул стул и уселся у изголовья ее кровати, она подняла веки, пару секунд просто смотрела перед собой, потом медленно перевела взгляд на меня. Закрыла глаза, и ее губы чуть-чуть дрогнули в намеке на улыбку.

- Ты меня удивляешь. Все еще не бросил меня? - прошелестел ее голос.

- Ишь, размечталась, - я хмыкнул, открывая флакон. Подсознательно я ожидал появления сказочных ароматов, но светящаяся жидкость не пахла никак. Я поднес флакон к ее губам

- Пей.

Глаза снова открылись, она попыталась рассмотреть флакончик, моргнула, посмотрела на меня.

- Что это? Ты же знаешь, что бесполезно.

Я улыбнулся.

- На этот раз эффект гарантирован. Выпей и завтра ты выздоровеешь. Обещаю.

Она хмурится, но флакончик берет. Рассматривает пристально, ее брови ползут вверх.

- Что это?

- Nostrum toccasana, - улыбаюсь я, - лекарство будущего. Пей!

Странное выражение мелькает в ее глазах, она решительно берет флакон и одним глотком выпивает его содержимое. Морщится:

- Кисло...

- Это хорошо, - я откидываюсь на спинку стула. Интересно, как скоро оно подействует? Запоздалое опасение холодным морозцем пробегает у меня между лопаток - я не заказывал быстродействия препарата... а если оно действует через несколько лет после приема? Подобная шутка вполне в духе мира снов. Улыбка сползает с моего лица.

- Ты здесь надолго?

- Ага, - я механически киваю, погруженный в свои мысли. Может, прямо сейчас и доспать действие препарата? Или все же не стоит пока идти в мир нави? Если я правильно понимаю принцип действия механизма, который сам же и запустил, то, заснув очередной раз, я запросто могу не проснуться вообще.

- Ну я тогда посплю, - Динка зевает, - опять в сон потянуло. Я теперь часто сплю и редко просыпаюсь. Тренируюсь, наверно.

- Погоди, - говорю я торопливо, - ты... это... короче, я тебя люблю.

Она открывает глаза, в них - веселое удивление.

- С ума сошел? Пока я была здоровой, ты мне этого не говорил. Помнится, максимум, чего мне удавалось от тебя добиться, это 'ты мне нравишься'.

Я наигранно хмурюсь:

- Ну, видишь ли, сейчас я так сказать не могу - ты мне сейчас очень не нравишься. Поправляться тебе надо срочно, вот что. Давай спи. Проснешься здоровой.

Она хочет что-то сказать, но не говорит, просто кивает и закрывает глаза.

- И еще. Мне, может быть, уехать придется. Далеко и надолго.

Она снова открывает глаза, в них - тревога. Я улыбаюсь успокаивающе:

- Ничего страшного. Просто это лекарство... ты ж понимаешь, оно не совсем обычное... его отработать придется. Но ты за меня не беспокойся.

- Я... а, черт, - она моргает и поднимает брови, изо всех сил пытаясь держать глаза открытыми, - черт... засыпаю... не уходи, нам надо договорить... я хочу...

Я сижу некоторое время у ее кровати, потом поднимаюсь и поправляю одеяло. Разжимаю ее ладонь и забираю пустой флакон. В этот момент хлопает дверь и я слышу шаги за спиной. Оборачиваюсь - мужчина в белом халате, лицо мне знакомо. Я даже имя его слышал неоднократно, но не запомнил - это ее лечащий врач.

- Здравствуйте, - говорю я, не смотря на него. Но доктор мое приветствие игнорирует.

- Что ты сделал? - спрашивает он глухим голосом.

- Не то, что вы думаете, - отвечаю я, - это лекарство.

- Что ты сделал?

- Вы о чем?

Я поворачиваюсь, всматриваюсь в лицо доктора и замечаю некоторые, пропущенные мной при первом взгляде, детали - голова его наклонена, рот полуоткрыт, а глаза, наоборот - полузакрыты и закачены.

- Э... доктор? Что с вами? Вам нужна помощь?

- Помощь здесь нужна только одному человеку. И это не я и не она, - голос звучит так же глухо и отчетливо, хотя губы доктора двигаются еле-еле, - что ты взял из Черного колодца?

Я сажусь обратно на стул.

- А... Тэелескет?

Слышал я, что такое бывает, но не верил. Сам учитель, во всяком случае, ни разу не заикался... но сильный сноходец, по слухам, может не просто войти в чужой сон, он может поднять спящего и заставить его ходить, говорить его устами и смотреть его глазами. Вот это номер! Я тоже так хочу научиться!

- Что ты взял? - лунатик, однако, весьма настырен.

Я открываю ладонь и показываю ее содержимое.

- Вот...

Доктор шевелит плечами, так что голова перекидывается с одной стороны на другую. Глаза коротко двигаются, на секунду становятся видны зрачки. Выглядит жутко.

- Глупец. Ты знаешь, что нельзя ничего взять из Колодца просто так? Ты должен внести плату за полученное, плату, эквивалентную взятому.

Я киваю. Да, я знаю.

- Да. Я заплачу, когда пойду в Навь. Подумаешь, пузырек жидкости...

- О, разумеется, ты заплатишь. Пузырек жидкости, как же. Ты взял из Колодца человеческую жизнь. И должен заплатить не меньшую цену. Об этом ты тоже знал?

Сердце екает. Я не знал, я только догадывался. Но говорить об этом я не буду.

- Да, я знал.

Доктор стоит недвижимо - Тэелескет думает.

- Тогда я не понимаю - зачем? Ты знаком с ней меньше года. Вы даже толком друг друга не знаете, и ты уже готов отдать за нее жизнь? Почему? Я приходил в ее сны, когда вы только познакомились, вы очень разные. Скорее всего, будь она здорова, вы бы уже расстались к этому моменту. Не замечал в тебе склонностей к пустому самопожертвованию. Сноходцы, равные по силе тебе, рождаются не чаще, чем раз в столетие. И ты собрался отдать свою драгоценную жизнь ради спасения человека, которого толком и не знаешь?

Ишь ты. 'Приходил в ее сны', вот как? А мне и словом не обмолвился. Я вздыхаю.

- Я знаю. Мы плохо подходим друг другу. Но она мне нравится. Знаешь, Тэелескет... сноходство, тайные знания... все это полная ерунда, если я не могу ими воспользоваться, чтобы спасти жизнь близкому мне человеку. Понимаешь, на свете столько всяких методик, позволяющих безнаказанно делать людям гадости, и так мало - позволяющих безнаказанно делать хорошее... мне кажется, если я сейчас ее не спасу, я стану очередной пародией на доктора Зло... блин, ты не поймешь. Короче, если я не спасу ее, я умру сильнее, чем если просто умру.

Доктор дергается.

- Я не могу долго держать его в таком виде, - говорит он, - ты говоришь ерунду. Ты молод и глуп, поверь мне, как своему учителю. Как бы там ни было, я не собираюсь это так оставлять. Она сейчас спит. Иди в ее сон, я буду там. Если ее отведу к Колодцу я, это будет просто убийство, а не плата, и твоей жизни не спасет. Поэтому тебе придется отвести ее туда самому, это будет хорошим наказанием за твою глупость и хорошим лекарством от нее же. Если ты не придешь, я займусь ей сам.

Доктор поворачивается и уходит. Я вскакиваю со стула, делаю шаг вслед, но вовремя останавливаюсь. Какой смысл? Это только оболочка, сам Тэелескет сейчас на другой стороне планеты и я никак не могу его достать.

Или все же могу?

Драка во сне - дело довольно глупое, если имеешь дело с другим сноходцем. Отрезаешь ему голову, у него вырастает еще десять. Развеиваешь его на атомы, а они собираются в туманное облако и ржут. Но это все так, если не знать его имени.

Реальное имя сноходца, что связывает его с реальным миром - это его все. Его ключ ко всем дверям, его паспорт, кошелек и билет домой. Соответственно, если узнать истинное имя врага в его сне, с ним можно сделать что угодно. Неудивительно, что сноходцы свое истинное имя кому попало не говорят. Более того, чаще всего сноходец меняет имя каждый раз, как идет в мир нави - на всякий случай. Маловероятно, что Тэелескет будет настолько глуп, чтобы сообщить мне свое, если только я не вызову его на дуэль.

Про дуэли сноходцев Тэелескет рассказал мне месяца три назад, когда зашла речь о драках во сне. Во время дуэли два сноходца говорят друг другу свои истинные имена, и дальнейший ход зависит только от сообразительности, скорости реакции, воли и удачи каждого из дуэлянтов. Ну, как и в обычной дуэли. Тогда же, три месяца назад, мы с учителем провели несколько учебных дуэлей. Победить мне не удалось ни разу... да что победить - максимум, сколько мне удалось продержаться - секунд десять.

Я вышел из палаты и задумался... если я пойду домой... мало ли что случится? Если я застряну в каком-нибудь мире забвения, мое тело впадет в кому. Когда выпустят Динку - неизвестно, а больше ключей от моей квартиры ни у кого нет. Нет, ложиться спать в своей постели сегодня не стоит. Я спускаюсь на этаж, прохожу по коридору, сажусь на кушетку и устраиваюсь поудобнее. Если я впаду в кому здесь, меня хоть найдут раньше, чем мое тело коньки отбросит. Кормить будут... внутривенно. И у меня будет какое-никакое, а тело, если когда-нибудь вдруг выпадет шанс вернуться. Мало ли? Чудеса случаются. Я закрываю глаза.

Разделяющий Миры, пропусти мой разум.

*/

- Слушай, - Кир поднял голову, - че-то тоска какая-то накручивается... тут у тебя все плохо кончается, да?

Сергей удивился:

- Ты что, любишь знать, чем кончается книга, до того, как ее прочитал?

- Ну... не, не люблю, конечно. Но иногда так бывает, прочитаешь, а потом осадок такой на душе гадостный. Думаешь, знал бы, чем кончится, и не начинал бы читать. Не то чтобы я только с хэппи эндом сюжеты люблю, но... совсем тоскливые книжки тоже не уважаю. Мало ли какие там у автора жизненные обстоятельства, читатели-то тут при чем?

Сергей прищурился:

- Это, я так понимаю, в мой огород? А вот ничего тебе не скажу. Всегда ненавидел говорить, чем книжки кончаются. Хотите знать - сами читайте.

- Ты до этого ни одного слова не написал, - буркнул Кир, - перелистывай давай.

/*

Тэелескета я увидел сразу, как только развеялся туман перехода. Он никогда не пользовался всякими впечатляющими образами, всегда оставаясь в таком же виде, как и в реальности - высокий худощавый черноволосый человек с орлиным профилем и бронзовой кожей. Максимум, что он себе позволял - некоторый шик в одежде. Хотя, возможно, он и в реальности одевался так же - в конце концов, вживую я его видел всего один раз.

Человек в черном бархатном камзоле стоял, не глядя на меня, и молчал. Я вздохнул и пошел навстречу. До него оставалось шага три, когда он спросил, не повернув головы:

- Что ты решил?

- Я вызываю тебя на дуэль, - ответил я, - если ты выиграешь, я сделаю все, что ты хочешь.

Это его удивило. Он повернул голову, и я заметил, как дрогнула левая бровь на его, всегда бесстрастном, лице. Похоже, это его очень удивило.

- Ты надеешься на победу?

- Я на нее рассчитываю, - кивнул я, - Тэелескет Каменная Лошадь, я, Самохин Артем Данилович, вызываю тебя на дуэль. Ты услышишь мое истинное имя, когда назовешь свое. Мое истинное имя - немедленно усни.

Тэелескет слегка наклонил голову и посмотрел на меня изучающим взглядом.

- Похоже, ты настроен решительно. Что ж, почему нет? Будет даже интересно, вдруг я узнаю что-то новое? Я принимаю твой вызов. Ты услышишь мое истинное имя, если назвал свое. Мое истинное имя, - его губы продолжали шевелиться, но я ничего не слышал, словно у телевизора вдруг выключили звук. Ну, неудивительно, я-то не называл своего истинного имени.

- ...Немедленно усни, повинуйся мне!

Тэелескет пошатнулся, в глазах его мелькнуло недоумение, сменилось запоздалым пониманием, потом он, не сгибаясь, упал набок.

Я усмехнулся. Сработало. Черт побери, сработало.

Система дуэли проста - как только дуэлянт слышит истинное имя противника (а слышат они оба его одновременно), он быстро отдает приказ, вплетая в него услышанное имя. Кто не успел, тот опоздал, то есть - проиграл. Если оба успели одновременно, то все зависит от силы воли участников. Тэелескет сказал свое истинное имя, потом услышал мое 'немедленно усни' и, быстро, не успев понять, повторил то, что услышал. В результате получился приказ самому себе. От самого себя он такой подлянки явно не ждал, поэтому защититься не смог.

Я создал над спящим человеком звуконепроницаемый полог и тихонько пошагал в сторону - усыпить-то я его усыпил, но истинного имени все равно не знаю. Надо успеть все сделать до того, как он проснется.

Динку я нашел быстро. Здесь, в Радужных Полянах все быстро находят то, что ищут. Темноволосая девчушка в белом платье играла в догонялки с симпатичным олененком. Идиллия, да и только. Я полюбовался этой картинкой из кустов, потом вышел на полянку. Два ребенка - человеческий и олений - заигрались настолько, что меня даже не слышали. Я кашлянул. Играющие немедленно встрепенулись и замерли - олененок испуганно, девочка удивленно.

Я улыбнулся и пошел к девочке. Олененок нервно махнул ушами, топнул копытцем, потом тремя прыжками унесся в лес. Дробный топот и хруст веток потихоньку затихли вдали. Девочка повернула ко мне нахмуренное лицо:

- Ты зачем его напугал? Мы же играли!

Я всмотрелся в нее.

Да! Да! Печать Смерти исчезла, теперь это был просто спящий человек. Обычный спящий человек. Я улыбнулся. Обычный человек - редкий гость в Радужных Полянах, люди слишком темные создания для Стража этого мира. Сноходцем Динка не была, поэтому, когда я решил, чтобы, засыпая, она попадала сюда, мне пришлось самому дать ей имя. Когда человек не осознает себя в мире нави, это можно сделать, хоть и непросто.

- Динка-льдинка, проснись. Ты здорова.

Девочка широко распахнула глаза, кажется, она меня узнала.

- Ты... - начала она и растаяла в воздухе. Я вздохнул полной грудью пьянящий аромат цветов и пошел обратно - будить учителя.

Тэелескет все понял сразу же, как проснулся.

Встал, посмотрел на меня с сожалением, покачал головой.

- Такая сила, такой талант - и все зря. Я никогда не слышал, чтобы кто-то учился сноходству такими темпами. Мне, чтобы постигнуть то, что ты освоил за год, потребовалось два с половиной десятилетия. Тебе предстояло превзойти меня и стать величайшим из сноходцев. Возможно, ты даже смог бы возродить былое значение и славу этого искусства. Жаль, очень жаль.

Я пожал плечами:

- Я сделал свой выбор.

- Да. Ты сделал свой выбор. Мой тебе последний совет - не выходи из этого мира. Разделяющий Миры заберет твою душу сразу, как ты покинешь владения Стража. И не ходи к Колодцу. Так ты сможешь если не жить полной жизнью, то, по крайней мере, существовать. Право же, не в худшем из миров. При следующей нашей встрече, если таковая случится, ты меня, скорее всего, не узнаешь, поэтому - прощай.

- Прощайте, учитель. Спасибо за все.

Тэелескет позволил себе еще одно проявление эмоций - он фыркнул. И исчез.

Я вздохнул и осмотрелся. Ну и чем же мне заняться, кто бы посоветовал? Найти этого Бэмби и поиграть с ним в догонялки? Охохонюшки.

Впрочем, долго расстраиваться у меня все равно не получится - в Радужных Полянах нет места тоске и скуке. Очень скоро я забуду все, что меня огорчает, и - почему бы и нет - буду гонять местных оленят. Может, пора начинать?

- Вот ты где! - послышался сзади громкий оклик. Я оглянулся, чтобы увидеть высокого сивоусого мужчину в странной униформе. Выражение его лица было одновременно унылым и грозным - как ему это удавалось, не я не знал, но не удивился - в мире снов и не такое возможно. Мужчина стоял у меня прямо за спиной и протягивал мне листок.

- Что это? - удивился я.

- Повестка! - рявкнул сивоусый, - распишись в получении!

В другой его руке возникло громадное перо с отточенным кончиком. Я, продолжая недоумевать, взял листок. Изукрашенным вензелями рукописным шрифтом на нем было написано:


Повестка

Сим листом Высокий Суд Черного (самого черного) Колодца приглашает Вас немедленно явиться на слушание Вашего дела.

Куда явиться: на Суд (см. выше)

Когда явиться: немедленно.

Ваша подпись:______________


- Это что, здесь, что ли, расписаться? - я взял перо, - так это же сама повестка. Какой в этом смысл?

- Смысл в том, что так положено, - заворчал сивоусый, - расписывайся давай, а не рассуждай. Смысл ему нужен, как же.

Я пожал плечами - чего терять-то - и поставил на листе размашистую подпись. Протянул перо обратно, но сивоусого уже не было. Да и Радужных Полян уже не было. А был - небольшой, уютно обставленный деревянной мебелью, зал. В торце зала, на небольшом возвышении, стоял стол, а за ним сидел громадный котяра в черной мантии и профессорской шапочке с кисточкой. Перед котом стояла большая табличка, на которой значилось: 'БЕГЕМОТ. Верховный судья, помощник судьи, обвинитель и защитник'.

Я перечитал табличку два раза и поднял недоумевающий взгляд:

- Чеширский, рад тебя видеть. Что это за хрень? И почему бегемот? Ты не похож на бегемота.

Кот пошевелил усами, потом ответил недовольно:

- Попрошу не выражаться, или будете оштрафованы за неуважение к суду. Что вы имеете против бегемотов?

В мире нави главное - поменьше удивляться и не искать ни в чем особого смысла, иначе недолго и с ума сойти.

- Ну... - я пожал плечами, - неповоротливые они. И толстые.

Кот в возмущении запрыгнул на стол всеми четырьмя лапами, из-под мантии выскочил дрожащий от негодования пушистый хвост:

- Заявление это показывает, - завопил он громко, - что подсудимый не знаком ни с одним бегемотом! Ибо свирепы они и дики! Хоть движения их тяжелы, но поступь легка, а бег - неостановим! В жилах их течет огонь, а сами они - ртуть и свинец! Горе несчастному, навлекшему на себя псов их ярости! ...Кхм.

Кот сел обратно, поправил сбившуюся набок шапочку и продолжил другим, спокойным и негромким голосом:

- Справка. Коренные жители Африки считают самым опасными дикими животными не львов и не крокодилов, а именно бегемотов. Прошу занести в протокол. Благодарю за внимание. Господину подсудимому же рекомендую почаще читать классиков, дабы не выглядеть глупо в общественных местах.

Я фыркнул:

- Локи, к чему этот цирк? Ты не можешь хоть раз толком сказать то, что хочешь сказать?

Кот с размаху треснул по столу деревянным молотком:

- Не позволю превращать суд в фарс! - заорал он, в конце пустив шикарного петуха. Прокашлялся и продолжил:

- Слушается дело подсудимого. Подсудимый, встаньте.

- Я и так стою.

- Кхм. Хорошо. Слово обвинителю.

Кот замолчал, смерил меня мрачным взглядом. Поднял лапу, выпустил когти и принялся их разглядывать.

- Подсудимый обвиняется в том, - сказал он тягуче, - что, будучи в мире снов, а конкретно - в колодце, именуемом Черным - забрал не принадлежащую ему человеческую жизнь. В количестве одна штука. Сам подсудимый настолько нагл, что даже не отрицает факта преступления, утверждает, что пошел на него с умыслом, и, более того, посмел лично явиться на заседание суда. Поэтому требую у суда, - кот повысил голос, - чтобы подсудимый вернул в мир снов человеческую жизнь. В количестве одна штука.

- Чеш... - начал я, но кот предостерегающе зашипел и я замолчал.

- Подсудимый, мы предоставим вам слово в соответствии с распорядком и регламентом. Сейчас слово предоставляется защитнику.

Кот достал откуда-то из-под стола очки, нацепил их на нос и повел усами.

- Да, преступление имело место, не буду этого отрицать. Но хочу осветить некоторые факты сего непростого дела с иной стороны, нежели их предоставил господин обвинитель. В частности, мой уважаемый оппонент ставит в вину моему подзащитному то, что последний не отрицает факта преступления, и добровольно явился на суд. Но - господин судья, это же нонсенс. Более того - это полная ерунда!

Быстро снял очки и заорал:

- Я протестую, защитник пользуется экспрессивной лексикой, дискредитируя обвинение без предоставления фактов!

- Протест принят. Защитник, придерживайтесь фактов, - голосом потише. После этого очки снова заняли место на носу

- Хм. Да, господин судья. Так вот, ранее приведенный факт указывает на что? Он указывает на честность моего подзащитного. Мой подзащитный не пытается скрыть преступление, нет, он честен и правдив, он открыто смотрит в лицо истине. Кроме того, очевидно, что мой подзащитный раскаивается в совершенном - иначе бы он не явился добровольно на слушание дела. Но! Он явился и готов понести справедливое наказание за свой проступок. Уважаемый господин судья, да если бы все преступники были таковы, как мой подзащитный, то совершенно пропала бы надобность в исполнительной власти, как таковой, что было бы великим благом для всех и каждого!

Кот снова смахнул очки, приподнялся и рявкнул:

- Я протестую! Защитник применяет спорные и недоказуемые постулаты!

- Протест отклонен. Защитник, продолжайте.

- Спасибо, ваша честь. Я полагаю, подобные начинания следует всячески поддерживать. Поэтому предлагаю заменить наказание для моего подзащитного на принудительные работы по ловле мышей, рыбы и заготовке сыра. Dixi. - кот встопорщил усы и с гордым видом откинулся на спинку стула. Снял очки.

- Кхм, хорошо. Подсудимый, ваше слово.

Я хмыкнул. Кажется, я понял правила игры. Ну, ладно, повеселимся.

- Спасибо, ваша честь. Да, я признаю, что совершил проступок ('преступление' - проворчал кот). Но мой защитник немного исказил мое отношение к этому проступку ('преступлению!') - я вовсе не раскаиваюсь (кот надел очки и сокрушенно схватился за голову). Более того, если бы меня вернули в прошлое на день, я бы не сомневаясь и не раздумывая, сделал то же самое. Потому что я люблю ту... того человека, которого спас и готов, ради его спасения, пойти даже на преступление (кот закрыл лапами морду). Что же до наказания... я знал, на что шел, и я готов к нему. У меня все, спасибо за внимание.

Кот посмотрел на меня с укоризной, покачал головой. Потом снял очки и постучал молотком по столу:

- Кхм. Внимание, всем встать - суд удаляется на совещание, - после чего исчез вместе с мантией и шапочкой. Молоток с коротким стуком упал на стол.

- Ну и на хрена все это было? - спросил я у воздуха. Воздух остался безмолвен. Впрочем, недолго:

- Встать, суд идет! - прозвучало в пустоте, и я поморщился, поскольку только что собирался присесть на стул. За столом опять появился кот в мантии. Постучал молоточком.

- Тишина в зале. Суд рассмотрел все представленные материалы и вынес решение.

Замолчал и посмотрел по сторонам, словно кого-то выискивая. Кисточка закачалась перед его носом, кот махнул лапой, сдернув шляпу с головы; коротко зашипев, поймал ее и нахлобучил обратно, кисточкой назад.

- Подсудимому вменяется в обязанность передать в мир снов одну человеческую жизнь, - торжественно заявил кот, потом быстро надел очки и замотал головой с горестным выражением лица, то есть - морды. Снял очки и, снова торжественно, продолжил:

- Но, поскольку похищенная из мира снов жизнь не принадлежала подсудимому, ему разрешается передать в мир снов жизнь, не принадлежащую подсудимому. Приговор принести в исполнение немедленно. Слушание закончено, благодарю за внимание.

Я сел на стул. Что все это значит, черт побери? Кот тем временем успел избавиться от мантии с шапочкой и подбежать ко мне.

- Полагаю, Вы плохо представляете, какое количество людей сейчас спит, и, соответственно, какое количество жизней находится в юрисдикции Высокого Суда. И уж совершенно определенно Вы понятия не имеете, каков качественный состав этого количества людей. Поэтому, чтобы облегчить Вам выбор, я взял на себя смелость подготовить маленький списочек. Вот, прошу ознакомиться, - мохнатая лапа протянула мне лист бумаги. Я машинально взял.

'Рафаэль Резендэс-Амирэс, убийца сорока трех человек.

Абу Эль-Аль, организатор терактов, унесших жизнь более двухсот человек

Николаос Покандипулос, торговец несвежей рыбой

Эндрю Браун Логинс, брачный аферист, заключивший двести шестнадцать брачных союзов...'

- Что это? - спросил я с недоумением, поднимая взгляд на кота.

- Люди-с, - сказал он терпеливо, - которые сейчас спят. Вы же слышали приговор? Вам следует немедленно - подчеркиваю - немедленно передать миру снов одну человеческую жизнь. Можете выбрать из этого списка, можете предложить сами. Вот, извольте заметить, Винсенте Каррильо, могущественный наркобарон. Почти двадцать процентов всех наркотиков в мире, так или иначе, имеют отношение к нему. Если выберете его, просто поставьте галочку здесь, напротив его имени. Или вот, обратите внимание, Руслан Ибрагимов, один из десяти самых активных спаммеров мира.

Тут список словно вздрогнул. Я моргнул и всмотрелся в текст.

- Э... сказал я, - тут, на втором месте, другое имя было. Какой-то Абдула... террорист...

- Значит, только что проснулся, - пожал плечами кот, - поэтому настоятельно рекомендую поторопиться с выбором. Кроме того, судья не любит, когда его решения не исполняются в срок.

Я широко улыбнулся.

- Понял. Не будем злить судью. Чем поставить галочку? Этим карандашом? Замечательно... где тут этот спаммер... хотя, наверное, все же лучше серийного убийцу. А?


1941-2009. Западный фронт

*/

- Клево, - Кир улыбнулся и поднял голову.

- Ты и в самом деле так думаешь?

Кир кивнул, глаза его возбужденно блестели, - точно! Но... знаешь...

- Что? - напряженно спросил Сергей, - говори, не тяни.

- Я ничего плохого не скажу про рассказ, он клевый и мне понравился. Тут другое. Видишь ли, это не Чесноков. Это не его стиль, понимаешь?

Сергей вздохнул:

- Понимаю. Как не понимать, я ж те 'свои' тексты наизусть помню, и вижу, что этот на них похож, как Коран на Библию. Ну, так получилось.

Кир заерзал на сиденье.

- Ты понимаешь, что это значит? Это значит, что ты - на самом деле разумный. Ты не имитация, не копия Чеснокова, ты - самостоятельная личность. Черт, знаешь, я немного напуган. Вдруг ты начнешь захватывать все компьютеры мира и уничтожать людей, как и положено любому ИИ?

Сергей негромко засмеялся:

- Ну, нормально. Меня этот рассказ убедил в том, что я - не человек, а тебя - в обратном? Видать, не зря я его написал.

- Не зря, - Кир энергично кивнул, - это точно. Ты только ту тоскливую часть все же переделай... читатель такого не любит, точно тебе говорю.

Сергей хмыкнул:

- Ты о чем? Какой читатель? Нам еще из этой передряги выбраться надо. И вообще не уверен, что буду писать.

- Ой ли? - Кир прищурился.

- А если и буду, то не уверен, что буду издаваться. Это же все время со своим 'альтер эго' соревноваться, кто кого писателистее. Я тоже честолюбивый, как и он. А вдруг мой талант слабее, чем у него окажется? Представляешь, какое огорчение? Нет, лучше уж вообще не издаваться.

- Да ну брось. Да мы его количеством задавим. Я тебе скорость подниму раз в двадцать, и будешь ты выдавать по роману в месяц. Не хрень покетбуковую, а нормальный, качественный роман. Да это тебя за год так раскрутит, что ты своего Чеснокова по тиражам в десять раз обскачешь. Издаваться, ясень пень, под псевдонимом будешь. Ну, Луков как-то не очень, а вот, скажем, Лукин, А?

- Есть уже такой, - усмехнулся Сергей.

- А, да, точно. Ну ладно, не Лукин, так Лукъянов или Лукьянин, да хоть Чиполлини, какая разница? Не, правда, - Кир разошелся, - будешь себе сидеть в виртуальном кресле, попивать виртуальный кофе с коньяком и пиши себе, сколько захочешь. Все условия - обеспечу. А? Чем не рай для писателя?

- Много ты понимаешь в писателях.

- Не, ну все же?

Сергей тихонько засмеялся.

- Еще один литагент на мою седую голову. Может, я повторяюсь, но давай-ка мы, для начала, разберемся с насущной проблемой. В частности, с грузовиком. Мы тут уже несколько часов, а ситуация пока не изменилась ни в какую сторону. Почему ты не можешь просто пойти к стене без меня, как уже делал раньше?

Кир поскучнел.

- Потому что система тут же решит, что в грузовике больше людей нет, и сотрет его. Понимаешь? То, есть, пометит эту область памяти как свободную. Даже если тебя при этом и не задавит чужими данными, когда понадобится тебя выдернуть и перенести в другой мир, движок тебя не найдет. В лучшем случае, посчитает мертвым и предоставит мне дальше колупаться одному. А в худшем - глюкнет и упадет... хотя, мне что худший, что лучший вариант - один кирдык.

- И что делать?

- Не знаю, - вздох, - я ждал, думал, может система все же может взять использованный грузовик, но нет - вишь, уже несколько часов прошло, стопудово им транспорт уже не раз понадобился, а нас не трогают. Значит, и не тронут. Вобщем, еще подумать надо.

- Хм, - сказал Сергей, - я тут, пока ты без сознания лежал, думал книгу жалоб местную использовать... может, все же попробовать? Как часто они ее читают? Или, - пришла вдруг неприятная догадка, - раз ты говоришь, что грузовик сотрут, то они ее вовсе не читают?

Кир посмотрел на лист.

- Да не, читают, наверное. Что распознавалка разберет, то читают, остальное выкидывают.

- То есть?

- Ну, думаешь, у них много времени чужой почерк разбирать? Я как-то с полгодика назад как раз распознавалку для рукописного текста делал, для аналогичного случая... кстати..., - Кир задумался, потом вскинулся, попытался схватить листок, разумеется, не смог, выругался.

- Ты чего шумишь? - удивился Сергей.

- Бери карандаш, пиши. Только четко, печатными буквами.

Сергей глянул недоуменно, но карандаш взял.

- Где писать?

- Без разницы... не, лучше вон, где 'Ваши пожелания'. Пиши большими латинскими буквами без пробелов. Цэ-Дэ-Икс-двадцать один двенадцать...

- Цифры прописью писать?

- Че? Не, конечно, цифрами... двадцать один двенадцать восемьдесят ноль два. И звездочку нарисуй. Три черточки - типа буквы 'ж' на боку.

Сергей нарисовал.

- Ура! - сказал Кир возбужденно, - Ур-ра! Это моя программа!

- Чего?

- Смотри, - Кир ткнул пальцем на лист. Сергей проследил и обнаружил на следующей строчке под своим 'CDX21128002*' еще один символ - знак 'больше'.

- Это откуда взялось? - не понял Чесноков, - я этого не писал.

- Это консоль, - Кир улыбнулся и ткнул легонько Чеснокова в плечо, - я для отладки делал. Ну-ка набери... то есть, напиши, прямо сразу после приглашения...

- Какого приглашения? - перебил Сергей.

- Ну вот, после значка, - Кир ткнул пальцем в символ '>'. Значит, пиши, большими латинскими буквами. Локал, подчеркивание, коорд. Через 'Си', ага. Вопросительный знак и звездочка.

Сергей написал и тут же увидел, как в следующей строке на бумаге сами собой появляются символы: 'Х:212271; Y:1170877; Z: 57945; Z-axis: shifted'. Строчкой ниже опять появился символ '>'.

- Ниче не понял, - честно сказал Сергей, но Кир сиял, как начищенный пятак:

- Клево. Клевее не бывает. Ну, теперь мы можем все.

- То есть? - Сергей осторожно улыбнулся, - Все? Мы победили?

- Не совсем, - Кир поморщился, - в пределах игрового движка можем... хотя... может этого и достаточно будет... напиши-ка вот... 'юзерлист' вопрос и звездочка.

Сергей написал и испуганно отдернул руку - лист весь моментально покрылся текстом. В один слой, в два, в десять, очень скоро он стал почти сплошь черным, и редкие оставшиеся белые участки потихоньку дробились и пропадали.

- Тля, - сказал Кир, - не подумал. Бери другой лист.

- Че писать?

- Код входа еще раз, у них на каждый лист отдельный процесс, к счастью. Цэ-Дэ-Икс-двадцать один двенадцать восемьдесят ноль два.

- И звездочка?

- Ага. Ну, вот. Теперь пиши - юзерлист, подчеркивание, локал. Вопрос и звездочка.

На листе появились строчки:


USR001012RPCXXKIRXX MODE:STEALTH

USR213440NPCCHESN01 MODE:NORMAL


TOTAL: 2USERS 1PC 1NPC

>


- Живем! - воскликнул Кир, - есть айди. Теперь пиши. Чмод... ну, по-английски, си-эйч, потом мод. Ага, да. Пробел оставь, потом перепиши вот это вот, ю-эс-эр-ноль-ноль и так далее... хорошо. Еще пробел и три цифры - семь-семь-семь. Теперь звездочку.

Сергей написал. На листе снова появился текст, на этот раз чуточку более осмысленный: 'Operation blocked with message: ERR0133 (Not enough rights to perform an action)' Даже если бы Сергей не понимал английского, одного взгляда на вытянувшееся лицо Кира было бы достаточно.

- Не получается?

- Неа, - убитым голосом ответил Кир, - у этого процесса прав, походу, совсем нет. Логично, вообще-то... блин, хоть что-нибудь может сделать, интересно? Давай-ка так... тут метров сорок до ближайшей стены, то есть единиц будет... пиши.

Сергей с готовностью поднял карандаш

- Э-э...,- Кир задумался, глядя в потолок, - как же оно там... так: мове... пишешь?

- Пишу. Мове... это в смысле - моув - двигать?

- Ага. Дальше - пробел, релативе, пробел, потом айди свой, то есть вот этот вот, - ткнул пальцем, - ага, да. Теперь дальше - пробел, э... триста тысяч, да цифрами, пробел, ноль, пробел, ноль. Ага, нормально. Теперь звездочку.

Сергей нарисовал звездочку и полетел вниз. Падать, к счастью, пришлось невысоко - метра полтора. Но этим эффект не исчерпывался - грузовик, ставший для Сергея нечаянной камерой, пропал. Совершенно бесследно, чем Сергей ничуть не огорчался. Немного огорчал его другой факт - Кир тоже пропал.

Сергей огляделся и присвистнул.

- М-да, тут бы меня не пришлось долго убеждать, что я внутри компьютера нахожусь, - пробормотал он.

// 06. В потолке открылся люк. Не пугайтесь. Это глюк

Две параллельные плоскости тянулись из ниоткуда в никуда, одна - под ногами, другая - над головой. Каково было между ними расстояние, сказать было сложно. Может, десять метров, может - десять километров. Поверхность под ногами была черной и блестящей, со слабо намеченными пересекающимися под прямым углом линиями серебристого оттенка. Потолок же ровно светился матово-голубым цветом. До верхней плоскости Сергей дотянуться не мог, а вот нижнюю - присел и пощупал руками. Гладкий и холодный материал. Не пластик, но и не металл, скорее что-то вроде стекла. Скорее всего, это и было стекло, потому что линии, которые поначалу Сергей счел нарисованными на поверхности, похоже, проходили в глубине этого прозрачного материала. Иногда по этим линиям проносились сполохи бледно-голубого света и, на мгновение в стеклянных глубинах проявлялись очертания каких-то странно переплетенных механизмов.

Нависший бесконечный потолок вызывал давящее неприятное чувство, и Сергею захотелось поскорее убраться из этого мира. Пусть даже здесь никто не порывался его немедленно убить или отправить в атаку под танки, предыдущие миры на фоне этого казались куда более родными и уютными.

- Хрень какая, - сказал Сергей вслух, всматриваясь в горизонт - это что-то на землеподобный мир не очень похоже.

Горизонт выглядел забавно - четкая линия делила мир на две половины: голубую сверху и черную снизу, причем не заметно было, чтобы 'пол' где-нибудь закруглялся. Сергей подозревал, что будь у него мощный телескоп, горизонт отодвинулся бы еще на несколько десятков километров. Правда, он, скорее всего, этого бы и не понял - зацепиться взгляду было совершенно не за что.

- Ну? - спросил Сергей у этого мира, - так и будем безмолвствовать или как?

'Кстати', - вспомнил он вдруг, - 'А во что на этот раз кольцо превратилось?'. Сергей похлопал себя по груди и с удивлением обнаружил под ладонями тонкий слой ткани - и ничего больше. Потом вспомнил и пошарился рукой на поясе. Остатки пиджака, привязанные за рукав к ремню, тут же обнаружились, но кольца в кармане не было. Сергей задумался. Отчетливо помнилось, как он надевает тонкий золотой ободок себе на палец, а как снимает - нет. Сергей осмотрел руку - ничего. Сергей вздохнул, пожал плечами, потом спохватился: 'а кольчуга?'. Обхлопал себя всего, осмотрел - кольчуги не было и ничего, во что она могла превратиться - тоже. Чесноков поежился и, с некоторой брезгливостью, накинул пиджак, точнее, то, во что он превратился. Впрочем, к его удивлению, пиджак хоть и остался изорванным в совершеннейшие лохмотья, зато эти лохмотья неожиданно оказались чистыми, без следов пыли и грязи. 'Хоть на этом спасибо', - подумал Сергей, - 'И где же, интересно, мой Люцифер?'.

Кир, словно ждал именно этого мысленного вопроса - возник прямо из пустоты метрах в двадцати от Сергея.

- О, - сказал он, увидев Сергея, - привет!

- Легок на помине, - отозвался Чесноков, - где это мы?

Кир нахмурился, посмотрел по сторонам, посмотрел вверх.

- Нигде. Это даже не мир, это незанятая дырка между мирами. У этого пространства идентификатора нет.

- Да? А кто же это нарисовал? И зачем? - Сергей повел рукой.

- Что нарисовал? - удивился Кир, - не видишь что ли, это пустой шаблон, даже без текстур. Под ногами земля, черная. Над головой небо, синее. И все. Налепи вниз картинку с изображением травы, а вверх - с изображением неба - будет тебе простейший мир. Чего?

Сергей в это время со значением указывал пальцем под ноги.

- Вниз посмотри, археолог.

Кир посмотрел.

- И что?

В это время серия сполохов пронеслась по линиям у них под ногами. Кир упал на колени, уставился вниз и надолго так замер. Пробежала еще пара огоньков. Кир поднял удивленное лицо:

- Не знаю, - ответил он на невысказанный вопрос Сергея, - мало ли. Может, наводится что-нибудь из соседнего мира, может, кто-нибудь здесь что-нибудь отлаживал и не стер, да вобщем-то, неважно. Сути дела это не меняет. Пошли отсюда, тут ловить нечего.

- Ну, пошли. А куда?

- Да без разницы. Тут пространство - пятьдесят на пятьдесят метров, около того. Можешь даже и не идти, тебя за мной и так перекинет.

Кир повернулся и пошел в сторону. Сергей подумал немного, потом пошел следом. Так прошагали минуты три, потом Кир остановился.

- Что-то не то..., - сказал он и посмотрел вверх-вправо, сделал пару шагов в сторону, - блин!

- Что такое?

- Координаты не меняются, - ответил Кир растерянно, - словно я на месте стою. Ну-ка не двигайся.

- Я и не двигаюсь.

Кир, продолжая смотреть вверх, зашагал в сторону. Отошел метров на двадцать, посмотрел на Сергея, опять посмотрел вверх. Сказал растерянно:

- Ничего не понимаю. Может, я стою, а ты двигаешься...

- Я не двигался, - мотнул головой Сергей.

- Я не об этом. Ну-ка, пройдись.

Сергей сделал шагов десять в сторону, потом подошел к Киру. Тот смотрел в небо, шевелил пальцами и что-то бормотал.

- Чего считаешь? - спросил Сергей. Кир опустил голову, посмотрел сквозь Сергея отстраненным взглядом, снова уставился в небо.

- Дискретность полсантиметра, даже меньше. Не может так быть, просто не может!

- Ты о чем? И куда это ты смотришь?

- Консоль у меня тут, - не поворачивая головы, ответил Кир, - ты не видишь. Это для отладки, ее только в режиме призрака вызвать можно. Координаты мои не меняются, когда я иду, понимаешь? Может, конечно, я не двигаюсь, но тогда ты должен был вместе со мной перемещаться, а ты - отдаляешься. Значит, координаты меняются... чьи-то. Эх, блин, жаль, у тебя консоли нет - посмотрел бы свое положение. Может, тут что-то глюкнуло, и я теперь в самом деле двигаться не могу. Ну-ка, отойди подальше.

- Насколько?

- Ну, иди просто, я скажу, когда остановится. На меня лучше не смотри... мало ли что.

Сергей пожал плечами, развернулся и пошел, считая про себя шаги. На счете 'триста семь' донесся голос Кира:

- Стой!

Сергей обернулся. Их разделяло около двухсот метров, в слабом местном освещении Чесноков с трудом видел детали, но лицо Кира выглядело весьма озадаченным.

- Иди обратно! - крикнул он.

Сергей подошел.

- И что?

Кир стрельнул взглядом исподлобья.

- Понятия не имею. Глюк, похоже. Ты никак не мог отойти от меня на такое расстояние. Этот пятачок не настолько велик. Тебя должно было либо на другую сторону перебросить, либо в стену упереть.

- И что теперь делать?

- Не знаю! - зло выпалил Кир, перевел дух и уселся на 'пол', скрестив ноги, - прости. Но я правда ничего не понимаю. Ерунда какая-то...

Сергей помялся.

- Тогда, может, пойдем? Вон туда.

- Смысл? - безразличным тоном отозвался Кир, - здесь везде одно и то же, уверяю тебя.

Но зрение Сергея уже привыкло к полумраку и он отчетливо видел слабое свечение на горизонте с одной из сторон.

- Светится там что-то, - сказал он.

- Где?

- Там, - Сергей указал рукой. Кир медленно повернул голову, всмотрелся. Покачал головой.

- В потолке открылись люки, и из них пошла вода.

- Где? - Сергей удивленно задрал голову, - ты чего? А?

- Не пугайтесь, это глюки. Так бывает иногда, - Кир со вздохом поднялся, - пошли, посмотрим, чего это там светится. Сказал бы я, что это свечение ничуть не приблизится, сколько мы туда ни топай, или что оно скоро пропадет, но уже боюсь что-нибудь предсказывать.

Они зашагали в сторону свечения и, уже через полкилометра Сергей мог сказать с уверенностью, что с первой частью предсказания Кир ошибся - свечение явно приближалось и уже выглядело как тонкий слой светящегося тумана. Исчезать оно пока тоже не собиралось. Потихоньку начали вырисовываться детали, светящиеся полосы, какое-то движение среди них.

- Что это? - спросил Кир напряженно, остановившись.

- Ты у меня спрашиваешь? - Сергей прошел мимо и пошел дальше - к свету, - сейчас узнаем.

По мере приближения становилось ясно, что перед ними, на площади примерно в пол-гектара, раскинулось что-то, похожее на небрежно брошенную рыбацкую сеть. Только с ячейками в два на два метра, и сотканную из светящихся нитей толщиной в десять-пятнадцать сантиметров. Внутри этой 'сети' целеустремленно шныряли туда-сюда блестящие шары различных размеров. Сергей остановился. Откуда-то шел мерный гул.

- Дырка говоришь? Между мирами? В которой ничего нет?

Кир ничего не ответил, только глянул искоса. Сергей хотел задать очередной вопрос, но его внимание привлек новый звук - шелест с жужжанием быстро приближались из-за спины. Сергей обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как громадный, метров пять в диаметре, блестящий шар проносится мимо них и устремляется прямо к центру сети. Порыв ветра взметнул волосы и заиграл изорванными полами пиджака.

- Воздух тут, кстати, есть, - задумчиво сказал Кир.

Сергей только фыркнул в ответ на это заявление и зашагал дальше - ему захотелось посмотреть на 'сеть' вблизи.

- Подожди, - Кир заспешил следом.

- Что это за игра, как думаешь? - задал Сергей напрашивавшийся вопрос, и добавил со смешком - lines, что ли?

- Какой лайнс? - не понял Кир.

- Молодежь..., - снисходительно махнул рукой Сергей, - лайнсов не знает. Игра такая была, типа тетриса.

Кир поперхнулся.

- Тут тебе не приставка игровая, это виртуальная реальность! Нет сумасшедших, чтобы в тетрис за такие бабки играть. То есть, сумасшедшие, может и есть, но бабок у них нет.

- Ну а что ж это такое? - рассудительно поинтересовался Сергей.

Кир пожал плечами:

- Я могу сказать, что это не такое. Это не игра и не тур. И я не слышал, чтобы было что-то третье. Вот так.

Сергей задумался:

- А игра от тура чем отличается?

- В игре ты сам себе предоставлен. Хочешь - туда идешь, хочешь - сюда, хочешь - торгуешь, хочешь - дерешься. Ну, если игра позволяет торговать или драться, разумеется. И по времени игра не ограничена - то есть, ограничена, но только глубиной твоего кошелька. А в туре все по-другому. Там сюжет есть, тебя по нему ведут, чтобы ты ничего не упустил. Иногда - довольно навязчиво, в хороших турах - почти незаметно, само собой получается. И время тура четко ограничено - кончился сюжет - адиос амигос, приходите еще. Щас модно по популярным книгам и фильмам виртуализации делать - ну, как бы заместо главного героя тебя пускают. И еще - в игре - ты - один из многих. Денег много, в игре часто бываешь - ранг растет, становишься уважаемым человеком. А пришел первый раз, на тебя никто и глядеть не будет. В туре наоборот - ты всегда главный, всегда в центре внимания. Так что аудитория у этих двух видов разная.

- А по деньгам?

- По деньгам... по-разному. Игровой час, в принципе, не так уж дорого стоит, но ради двух-трех часов в игру идти глупо, так что, как ни крути, а пару-тройку тысяч игрок так или иначе оставляет. Самые богатые чуть не сутками в игре сидят, по десяти-пятнадцати тысяч в месяц оставляя. Тур, он с одной стороны как бы дороже - самые простенькие от двух с половиной идут, но, с другой стороны, сколько заплатил, столько заплатил, лишнего не потратишь. Так что оно даже дешевле, чем в Европу на неделю съездить, выходит - тут ни на еду, ни на сувениры уже тратиться не придется. Так что в народе туры намного популярнее.

- А может тут какой-нибудь чудаковатый миллионер развлекается? Купил у вас площадь и создает тут... ну, не знаю. Инсталляции всякие абстрактные? А? Богатый художник, например, запросто мог бы что-нибудь такое затеять.

- Не знаю, - сказал Кир с сомнением, - вряд ли. Не скажу, что я все миры наизусть знаю, но все сколь-нибудь оригинальные помню. Я б знал, если б что-нибудь такое было. Да и вариант с богатым художником маловероятен - тогда ему одновременно дизайнером надо быть и программистом, чтобы такое создавать. А это уже как-то чересчур. Да и потом - чудес с моими координатами это не объясняет.

- Тогда другой вариант, - сказал Сергей, - вот смотри, ты движешься по игре, ну, не по этой, а по нормальной. Координаты у тебя меняются, так? А в реальности ты в это время неподвижно лежишь и твои настоящие координаты неизменны. Может, здесь что-то в этом же роде?

Кир помолчал некоторое время, раздумывая, потом ответил:

- То есть, в этой дырке стоит какой-то механизм, типа наших саркофагов, только виртуальный? И наши виртуальные тела сейчас лежат в нем, а мы уже на втором уровне виртуальности находимся?...

Кир остановился и продолжил возбужденно:

- Знаешь, а ведь может быть, ты прав. В такой хрени вполне может быть смысл - купить у нас пространство пять на пять метров, поставить виртуальные саркофаги, и туда пихать клиентов. Сама игра при этом может быть любых размеров. Двойная выгода - не надо дорогостоящий саркофаг покупать, не надо его обслуживать, да и игра идет без нашей наценки. Интересно получается... как вернусь, надо будет это проверить.

Кир повернулся и пошел дальше - 'сеть' уже заполняла весь горизонт ровным сиянием.

- Хотя все равно до конца не стыкуется, - продолжил он задумчиво, - с консолью непорядок. По идее, я никак не мог вызвать консоль из первого уровня, находясь на втором. И еще... Ой!

- Что? - Сергей повернул голову. Они уже подошли к 'сети' вплотную, Кир стоял, наполовину зайдя в светящуюся нить и лицо его было полно удивления.

- Теплая, - ответил Кир растерянно.

Сергей осторожно сунул руку в нить, вытащил.

- Ну да, теплая, и что с того?

- Не понимаешь, что ли? Я - призрак, я не могу ничего чувствовать!

Из светящихся глубин послышался приближающийся жужжащий звук. Сергей повернул голову в его сторону, прищурился, пытаясь увидеть источник.

- Берегись! - крикнул он, увидев стремительно приближающийся шар, но Кир то ли не успел, то ли не захотел среагировать. Шар был не такой большой, как виденный ими ранее - всего около метра в диаметре - и двигался намного медленнее, это Кира и спасло. Удар отбросил его метра на два в сторону, шар же, не останавливаясь и не замедляя хода, унесся дальше. Сергей, опасаясь худшего, бросился к Киру, но на втором же шаге с облегчением увидел, что его опасения были беспочвенны - Кир приподнялся на локтях и взглянул на Сергея с совершенно ошарашенным видом:

- Больно, блин! Ты видел это? Он меня стукнул!

- Видел, не слепой, - проворчал Сергей, садясь рядом с Киром на корточки, - где болит? Сильно? Я же кричал тебе, почему ты не отскочил?

Кир пощупал ребра, поморщился. Рывком встал.

- Он не мог меня стукнуть! - сказал он с обидой.

- Вот заладил. Если мы сейчас на втором уровне виртуальности, то мог - и еще как. Понимаешь?

Кир мотнул головой.

- Неа, все не так. Я теперь понял. Они нас нашли, - сказал он с отчаяньем в голосе, - видимо, они мою попытку свой режим сменить засекли и отследили. Это вовсе не второй уровень виртуальности, а самый что ни на есть первый, просто я теперь - не призрак, а обычный игрок. Они, видимо, разобрались, как я сквозь стены ходил, и сами мне режим сменили. Теперь я тут заперт. Можно, конечно, умереть попробовать, но я почти уверен, что они это предусмотрели.

- Так, - сказал Сергей, - погоди плакать, объясни по порядку. 'Они', это, я полагаю, те самые враги твоего отца?

Кир убито кивнул.

- Ясно. Я только не понял, каким образом это объясняет фокус с координатами?

- У обычного чара нет консоли, - Кир пожал плечами, - не знаю, почему она осталась, скорее всего, потому что она активная была, когда мне режим поменяли. И теперь она мертвая - ничего не отображает. То есть отображает мои старые координаты, когда я еще призраком был.

- Поня-атно, - протянул Сергей, - но тогда мы сейчас в той дырке между мирами?

- Не обязательно. Нас уже тысячу раз перенести могли куда угодно, мы б и не заметили.

Кир махнул рукой и сел на пол, въехав спиной в светящуюся нить. Вздрогнул, посмотрел на нить, вздохнул и замолчал, уставившись вдаль.

- Погоди раскисать, - Сергей присел рядом, - мы же еще живые и здоровые, может в этом мире есть люди...

- Не думаю, - безразличным голосом отозвался Кир, - ты не понимаешь. Если кто-нибудь из операторов Лахнова сейчас смотрит на нас с той стороны экрана, то мы не можем сделать ни-че-го. Абсолютно. У бактерии под микроскопом больше шансов что-нибудь сделать с изучающим ее ученым, чем у нас.

Но Сергей не хотел сдаваться:

- Но они же почему-то тебя еще не вытащили из виртуала. И ничего нам не сделали, ну... почти ничего. И вообще, с чего ты взял, что это именно они?

- А кто еще? Обычный оператор такого бы делать не стал. А что не вытащили - ну, может, я им там пока не нужен.

Сергей подумал, потом качнул головой:

- Не, я думаю, если они нас нашли, они обязательно бы как-нибудь это показали. Сложно им, что ли, огненную надпись поперек неба написать, что-нибудь вроде 'попались, беглецы'? Или даже лично явиться, чтобы пару пинков дать.

- Смысл?

- Просто поглумиться. Это вполне присуще человеческой природе. А если он сюда в человеческом виде явится, так его можно как-нибудь... под шар заманить, а?

Кир раздраженно вздохнул.

- Сергей, ты что, не понял? Мы для них - два муравья в террариуме. Если даже Лахнов сам, никому не говоря, лично залезет в саркофаг и явится сюда (что вообще чушь и ерунда полная) - то даже это нам ничуть не поможет. Даже если ты его здесь умудришься насмерть убить, с ним ничего не случится. Да, бывает, что после виртуальной смерти человек сходит с ума, но это бывает один случай на миллиард, понимаешь? Давай уж лучше надеяться, что Лахнов по дороге на работу под машину попадет. Это намного вероятнее.

Сергей вздохнул.

- А нет способа в виртуале человека реально убить?

- Фантастики начитался? Не говори ерунды.

- Не начитался, скорее наоборот...

- А... ну да. Все равно глупости. Единственное, что сейчас имеет смысл - ничего не делать. Это что!?

Сергей хотел спросить 'Где?', но тут его внимание привлекло изменение освещенности, он посмотрел наверх, да так и замер с разинутым ртом - на небе, медленно и торжественно, появлялись громадные пылающие буквы.

- Ну, - сказал Сергей, - я же говорил.

Буквы сложились в фразу 'lasciate ogni speranza'. Фраза вспыхнула ярким оранжевым светом, потом поблекла и потихоньку погасла.

- Не понял, - озадаченно сказал Кир. Это по-каковски было?

- По латыни, - Сергей размышлял, ему вдруг показалось, что он упустил какой-то важный нюанс, - 'Оставь всякую надежду', значит. А вообще, это цитата из Данте - 'lasciate ogni speranza voi ch'entrate'. Оставь надежду всяк...

- Сюда входящий, - продолжил Кир, - знаю, типа надпись на дверях ада. Только не знал, что оно так пишется. Это кто у них такой эрудит, интересно? Ну вот, надпись на небе тебе написали - доволен?

- Почти, - сказал Сергей, вставая и всматриваясь в темную даль, из которой они недавно пришли. Прислушался - из темноты отчетливо доносился приближающийся урчащий звук. Через мгновение Сергей заметил движущееся к ним пятно света.

- Пошли, - он схватил Кира за плечо, поднял его и потянул за собой - в светящуюся сеть.

- Куда? - Кир попытался вырваться, но Сергей держал его мертвой хваткой, - прекрати! Это бессмысленно. Зачем?

- За шкафом, - деловито отозвался Сергей, пробираясь к особо густому сплетению нитей, - здесь нас труднее заметить.

Кир только вздохнул.

- Пожалуй, я поспешил назвать тебя разумным, - пробормотал он. Сергей обиделся.

- Да мне плевать! - крикнул он, отпуская Кира, - мне по хрену, считаешь ты меня разумным, или тупой комбинацией нулей и единиц. Думай, как хочешь. Просто я уверен, что пытаться что-то делать - всегда лучше унылого ничегонеделанья. Пусть наши шансы близки к нулю, но, раз мы еще живы - они не равны нулю. Если ты будешь просто сидеть и страдать, тогда...

- Ладно, - сказал Кир, - можешь не разоряться, я понял твою позицию. Прости, это я сгоряча сказал. Просто я считаю, что наши шансы настолько близки к нулю, что разницы уже и нет.

- А я так не считаю, - отрезал Чесноков, - и собираюсь...

Но тут его прервал громкий голос со стороны:

- Кирилл Аркадьевич! Я знаю, что вы здесь!

Сергей запнулся и обернулся в сторону голоса. Но их окружала сплошная светящаяся завеса, поэтому Сергей ничего не увидел. Он осторожно сделал пару шагов в сторону и высунул голову за пределы завесы.

На краю светящегося поля стоял... стояло странное средство передвижения. Больше всего это напоминало гигантский домашний тапочек, висящий в полуметре над полом. То, что это именно средство передвижения, а ни что другое, показывали стоящие на нем два кресла, одно из которых было занято сгорбившейся над подобием пульта фигурой. Еще одна фигура стояла на полу, рядом с 'тапкой' и держала возле головы... мегафон. Хотя сами фигуры выглядели вполне человеческими, головы у них были большие и круглые. Но тут стоящая фигура пошевелилась, по ее голове пробежали блики, и Сергей догадался: 'шлем'.

-Кирилл Аркадьевич, - снова прозвучал усиленный мегафоном голос, - давайте не будем играть в прятки, вы же знаете, что это бесполезно. Выходите, поговорим.

Сергей засунул голову обратно, посмотрел на безучастного Кира.

- Пошли, - и зашагал вглубь светящейся сети.

Кир выразительно вздохнул, но пошел следом. Они углубились еще метров на сто, когда Сергей снова услышал тот же урчащий звук. Обернувшись, он без особого удивления увидел уже знакомое средство передвижения, быстро приближающееся к ним. Теперь это напоминало катер, плывущий в светящемся море. Направлялся 'катер' прямо к ним и скорость его не оставляла никаких надежд на спасение бегством. Сергей затравленно огляделся.

- Туда! - Чесноков потащил Кира в сторону замеченной им темной щели.

- Блин, достал уже, - раздраженно сказал Кир, но последовал, не сопротивляясь.

Сергей добежал до темного провала шириной длиной метра в три и шириной полметра, остановился, заглянул вглубь. Стенки провала уходили вниз и терялись в темной глубине. 'Прям Черный колодец', - подумал Чесноков с некоторым испугом. Обернулся - преследователи были уже метрах в пятидесяти и стремительно приближались.

- Прыгай, - сказал Сергей.

- С хрена ли?! - Кир резко обернулся, лицо его выражало нешуточную злость, - я замотался уже за тобой...

Урчащий звук показывал, что преследователи находились уже почти за спиной Сергея, и он не стал дослушивать тираду Кира, а просто столкнул его в провал и прыгнул следом. Кир испуганно заорал. Сзади послышался гневный оклик. Донеслись неразборчивые возгласы, но быстро отдалились вверх и стихли. Остались только свист ветра в ушах и вопль Кира. Судя по всему, он летел метрах в трех впереди Чеснокова. Сергей замер, ожидая неминуемого удара, но его все не было, а через некоторое время замолчал и Кир. Ветер в ушах, однако, свистел по-прежнему.

- Ты здесь? - крикнул Сергей в темноту.

- Здесь, не кричи, - отозвался Кир недовольно. Странное дело, ветер вроде как стихал, - какого хрена ты меня сюда столкнул?

- Зато нас не поймали, - Сергей чувствовал себя очень странно - кажется, потоки воздуха переворачивали его и кружили во все стороны, голос Кира кружил вокруг него, то отдаляясь, то приближаясь, но все это происходило в полной темноте. 'Как Алиса в колодце', - подумал Сергей. Но Кир так не думал.

- Как ты меня достал, - сказал он устало и длинно выругался. Сергей в первый раз за все время их приключения услышал мат в исполнении Кира и невольно удивился его многоэтажности.

- Чего ты ругаешься? - спросил Сергей обескураженно.

- Представляю, как сейчас ржет оператор, - зло отозвался Кир.

Ветер совсем стих, и голос Кира теперь все время доносился с одной стороны. Но пола под ногами все равно не чувствовалось.

- Думаешь, они сами нам эту яму подсунули? Нелогично. Зачем оператору нам подыгрывать?

Кир начал что-то отвечать, но тут они словно вылетели из черного облака и Кир осекся на полуслове. Пола под ногами у них все еще не было, они висели на одном уровне посреди стеклянного колодца прямоугольной формы. Вниз и вверх стенки колодца уходили на неизвестное расстояние, теряясь в темноте, а прямо за стеклом раскинулась все та же светящаяся сеть со шныряющими по ней шарами. Но там, снаружи, были не только шары - летающая машина преследователей стояла метрах в пяти от стекла. Сами преследователи потерянно бродили вокруг машины и весь их вид выражал явную растерянность.

- Они нас не видят, - негромко, но торжествующе сказал Сергей.

Кир помолчал немного, потом спросил:

- Что за хрень тут творится, кто бы мне объяснил? - и в голосе его звучали плачущие нотки.

Сергей хмыкнул, наблюдая за действиями преследователей. Снаружи по-прежнему не доносилось ни звука, но, похоже, один из них сначала долго что-то кричал в мегафон, потом они принялись спорить, размахивая руками. Неожиданно Сергей вдруг почувствовал под ногами твердую поверхность. Кир, видимо, тоже - короткий удивленный выдох прозвучал с его стороны.

- Может, нам кто-то помогает? - спросил Сергей, - может быть такое?

- Я уже ничего не понимаю, что может быть, а что нет, - отозвался Кир устало.

Люди за стеклом, видимо, до чего-то договорились, потому что забрались в свою машину и уселись на сиденья. Машина приподнялась на метр над полом, потом, быстро набирая скорость, скрылась вдали.

- Ну, а почему нет? - спросил Сергей, его идея нравилась ему все больше и больше, - скажем, нашелся среди операторов этого Лахнова один честный. Или просто решил его предать, в надежде, что ты ему потом хорошенько заплатишь. И теперь втыкает Лахнову палки в колеса. Чем не версия, а?

Кир убито вздохнул в ответ.

- Непонятно только, зачем такие сложности, - Сергей размышлял вслух, - может, он по каким-то причинам не может тебя наружу вытащить... ну, тогда он мог бы как-нибудь знак нам подать. Подсказать, что делать, а то ладно я эту яму заметил.

Кир издал сдавленный звук, Сергей обернулся в его сторону и заметил краем глаза какое-то движение. Обернулся и замер, открыв рот. Прямо за ними , наполовину пройдя сквозь стеклянную стену колодца, стоял робот трехметровой высоты. Робот выглядел как помесь трансформера из популярных комиксов и средневекового рыцаря, а за спиной у него, наискосок, висел чудовищных размеров пылающий меч.

- Кхм, - сказал Сергей, - здравствуйте.

- Здравствуйте, - ответил робот, - я пришел помочь вам.

Сергей улыбнулся. 'Ну, а я что говорил?' - шепнул он Киру и - громче:

- Спасибо. И как вы нам поможете?

Робот пошевелился, издав серию жужжащих звуков.

- Ты этого еще не придумал, - сказал он, и Сергею в его голосе послышалась насмешка. Кир хмыкнул.

- Вы имели в виду, что Вы этого еще не придумали? - осторожно спросил Сергей.

- Нет. Ты этого еще не придумал.

- Но..., - Сергей нахмурился, нить разговора явно куда-то ускользала, - вы... ты же сам сказал, что пришел нам помочь. Или ты просто пришел помогать? То есть, быть в одной команде?

- Не знаю. Как ты придумаешь, так и будет.

- Погоди, - Сергею показалось, что он ухватил мысль за хвост, - а разве ты не оператор? Из команды Лахнова?

- Я оператор из команды Лахнов, - ровным голосом отозвался робот. Кир икнул. Но Сергей его почти ничего не слышал, оглушенный догадкой.

- Мне захотелось, чтобы что-то было и появился свет, - пробормотал он, - потом мне захотелось разглядеть, что там такое и мы увидели эту сеть и шары... потом ты сказал, что люди Лахнова нас нашли... и они нас нашли...

- Ты чего? - Кир заглянул ему в глаза, - перегрелся?

- И надпись в небесах, - продолжил Сергей громче, - и эти двое на летающей машине, все как я ожидал. Потом нам понадобилось убежище, в котором враги не смогли бы нас заметить. Получается... это что же получается... у меня за спиной двери случайно нет?

Кир перевел взгляд за спину Сергею и выпучил глаза. Чесноков хмыкнул и обернулся. Дверь была - добротная такая дверь из темного дерева с массивной медной ручкой.

- Ты что, - Кир ошарашенно переводил взгляд с замершего робота на дверь и на Сергея, - ты что-то понимаешь? Что это за дверь?

- Если я правильно понял, а, похоже, понял я правильно, то это... щас увидим, - Сергей взялся за ручку и потянул на себя. Дверь открылась легко и плавно, впустив в окружавший их полумрак яркие солнечные лучи. За дверью открывался вид на руины какого-то города. Под ярким солнцем, увитые лианами и полускрытые кустистыми деревьями, раскинулись остатки зданий, статуй и дорог из серо-коричневого камня. По дороге быстрым шагом прошел высокий человек в цветастых одеждах, с широким мечом на поясе.

- Упс... - сказал Кир голосом, полным удивления, - а я вроде знаю, что это. Точно - она. Это... я для нее игровой баланс выправлял... но почему!?

- Потому что я так пожелал, - Сергей обернулся и снисходительно посмотрел на Кира, - Видишь ли... все к тому, что этот мир выполняет мои желания. Не знаю, почему так получилось, и почему именно мои, а не твои... может, потому что ты сразу ничего не ждал от этого мира? Короче, все, что я надеялся или опасался увидеть, все тут же появлялось - все, что я ожидал увидеть, понимаешь?

Кир молчал, но в его глазах мелькнул огонек понимания.

- И теперь я просто пожелал увидеть эту дверь, ведущую в соседнюю игру.

- Это муму, - сказал Кир задумчиво, - давай желай другую дверь.

- Что за 'муму'? - Сергей удивился, - И зачем другую дверь?

Кир хмыкнул. Выглядел он уже довольно уверенно, похоже, вид знакомой игры вернул ему ощущение почвы под ногами.

- Меч и магия. Это слэшер, ты тут и десяти минут не протянешь. Тут все только и делают, что друг с другом дерутся.

- Так в Средиземье... - начал Сергей, но Кир его перебил:

- Тут хуже. Там все же сюжет какой-то есть, монстры всяческие, а тут - только игроки и весь смысл - друг друга мочить. Короче, не пойдет.

- Как скажешь, - Сергей отвернулся от проема, - может, тогда сразу и присоветуешь, куда пойти, чтобы нам проще было.

- Ща, - сказал Кир, - подумаю...

Но тут Сергея осенила еще одна мысль. Он закрыл глаза, а когда открыл, перед ним было две двери.

- Я ж еще не сказал, - возмутился Кир, но Сергей уже тянул на себя ручку.

За этой дверью была улица какого-то города. Ветер гнал по асфальту пыль и мелкий мусор, со звоном по улице прокатился трамвай, по тротуару на противоположной стороне улицы спешили по своим делам прохожие. Прямо к порогу двери подпрыгал воробей, посмотрел любопытным глазом внутрь, заметил Сергея, чирикнул и улетел куда-то.

- Что это? - напряженно спросил из-за спины Кир.

- Реальность, - спокойно сказал Сергей, не поворачивая головы, - просто реальность. Так ведь проще, правда?

Кир замолчал, а Сергей продолжал впитывать увиденное. Россыпь перистых облаков на небе, инверсионный след от пролетевшего самолета, парочка косых шлейфов дыма от фабричных труб. Надписи на домах. 'Аптека ?107', 'Салон цветов Оранж', 'Клуб беременных Магнолия'. Столбы. Провода. Тонкий темный ручеек, текущий к решетке ливневой канализации. Шуршание шин. Лица людей в проезжающих машинах.

- А-а-а! - громкий вопль выдернул Сергея из задумчиво-созрецательного состояния. Он удивленно повернул голову и увидел исказившееся в крике лицо Кира. Почувствовал сильный удар в бок, и, увлекаемый вцепившимся в него Киром, полетел на землю. Прямо в распахнутый проем другой двери.

Весу в Кире было все так же немного, поэтому Сергей скинул его с себя без труда. Вскочил, разозленный и взъерошенный.

- Ты что, с ума сошел!? - заорал он в лицо поднимающемуся Киру, - какого хрена?

- Не ори, - сказал Кир спокойно, - услышит еще кто-нибудь.

Сергей огляделся. Сочные, контрастные цвета, перевитые лианами камни и - ничего похожего на дверь. Обернулся к Киру.

- Не смотри так, - Кир, пряча глаза, тщательно отряхивался, - я тебе позже объясню.

- Зачем? - спросил Сергей негромко, - зачем ты... так...

Кир посмотрел вверх, вздохнул облегченно, пробормотал, - 'порядок', - взглянул Сергею в глаза. Тут же отвел взгляд.

- Прости. Я еще сам не все понял, но так правильнее, - покачал головой, - стопудово правильнее, что бы там ни было на самом деле. Подумай, сам поймешь. Я тебе сейчас все объясню, но давай-ка ты сначала вон в тех кустах спрячешься. Уж больно тут место просматриваемое - выскочит еще какой-нибудь козел...

Сергей вздохнул, опустил плечи и пошел к указанному кусту.

// 07. Шестиствольная катана с оптическим прицелом

Вблизи куст выглядел странно. Это был пучок геометрически правильных веток, торчащих под разными углами из одной точки в земле. Листья отличались друг от друга только размерами, форма листа и рисунок на нем повторялись от ветки к ветке с завидным постоянством. Сергей задел куст ногой, и все его листья весело закачались из стороны в сторону с нарочитым шумом.

- Халтура, - процедил Чесноков и сел на землю между кустами. Укрытие получилось так себе, но, по крайней мере, он не бросался в глаза любому проходящему по недалекой дороге.

- Не тот сегмент, - торопливо и деловито пояснил Кир, заходя прямо в куст и останавливаясь в его середине. Ветки теперь росли прямо сквозь Кира, но ни ему, ни кусту это определенно не причиняло ни малейших неудобств.

- Все любители красивых пейзажей к Толкину и в Забытые земли свалили. Деревья, дома и зверюшки здесь никому не нужны, поэтому их специально такими простыми делают. Чтобы ресурсов поменьше потребляли.

Сергей хмыкнул, но ничего не сказал. Кир помолчал немного и спросил:

- Ты чего? Обиделся, да?

- Жду, - ответил Сергей, не поворачивая головы, - когда ты все объяснишь.

- Ну... - Кир помялся, - мне еще самому обдумать надо.

- Так обдумывай, - Сергей посмотрел на нахмурившегося Кира, - Пока ты мне не объяснишь, почему ты так сделал, я никуда не пойду. И делать ничего не буду. Потому что мне кажется, что ты опять от меня что-то скрываешь. И используешь меня втемную. Опять! Мне надоело чувствовать себя ...игровой приставкой.

Кир вздохнул и присел рядом.

- Ладно... Еще раз прости. Я не собирался от тебя ничего скрывать и сейчас не скрываю. Я уверен... ну, почти совсем уверен, что ты разумный и хотел бы, чтобы ты был моим другом... правда. Я понимаю, я поступил... нехорошо, но это было правильно. Сейчас попробую объяснить.

- Уж попробуй, - вставил Сергей с удивившей его самого язвительностью. Но Кир не обратил внимания.

- Вот смотри. Допустим для начала совершенно невероятную и фантастическую версию, что там, за той дверью, была на самом деле улица какого-то реального города.

- Почему невероятную? - перебил Сергей. Кир опять вздохнул.

- Ну... ты, конечно, фантаст... но не сказочник же, блин. Ты собирался там в физическом теле объявиться? А что с законами сохранения делать? Из чего должно твое тело собраться - из воздуха? И какое тело? Сейчас ты - просто трехмерная модель с текстурой. Внутри твоего тела ничего нет, оно пустое! Ладно, информация о наличии внутренних органов в тебе содержится - если тебя кто-нибудь разрубит пополам, на основании этой информации будет построена новая картинка. Но не более того! Никакой клеточной структуры, никакой информации о химическом составе, я уж молчу про всякие ДНК-РНК. Каким образом, скажи мне, пожалуйста, ты должен получить за той дверью реальное тело, а не пустой манекен с кожей бесконечно малой толщины?!

Сергей обескураженно молчал, он об этом пока не задумывался. Мимо куста с топотом пробежали двое людей, похоже, один гнался за другим.

- Молчишь? - Кир покачал головой, перевел дух, - ладно, оставим пока. Еще раз допустим, что та дверь была настоящей, и любой чар, прошедший через нее, каким-то чудесным образом материализуется в реале. ...Ты понимаешь, что это - катастрофа? Почище падения астероида на Землю?

Сергей вопросительно посмотрел на Кира. Издалека донеслись звуки выстрелов, грохот и крики. Кир поморщился.

- Тогда нам можно закрывать Реалити-2 за ненадобностью. Восстановить по логам, каким образом появилась та дверь - и - переименовываем 'Реалити-2' в 'Рог изобилия'. 'Все, что вы хотите, неважно, существовало ли это до настоящего момента' - хороший слоган?

- Плохой, - мрачно отозвался Сергей.

- Ну... доработать надо, - Кир почесал в затылке, - неважно. Я про эффект этого чуда вообще-то. Экономический, политический и социальный. Золото - пожалуйста, деньги любой степени защиты - без проблем. Пистолет, разрезающий лазерным лучом сплошной каменный массив трехсотметровой толщины - легко! Бомба, убивающая неограниченное количество людей, причем с отсевом по расовой, социальной или политической принадлежности - а почему нет?... Ты представить себе не можешь, сколько в вирте всякой херни, которой совершенно нечего делать в реале.

- Например, я, - кивнул Сергей. Кир поник.

- Ну... да, я испугался. Сейчас понимаю, что зря испугался. Но это сейчас, а тогда мне с перепугу показалось, что там и в самом деле - реальность. И что первый в мире искусственный интеллект сейчас выйдет в мир людей, - Кир прерывисто вздохнул, - я сам от себя не ожидал, что это так крепко во мне сидит. Этот шаблон - ИИ-убийца. Кстати, и вы, фантасты, в немалой степени виноваты. Почему в большинстве книг и фильмов, где есть искусственный интеллект - он монстр, пытающийся уничтожить человечество?

- То есть, - спросил Сергей спокойно, - это я же и виноват? Ну, нормально. А почему ты мне просто не объяснил все это там, за дверью?

- Нет, ты не виноват, конечно, - Кир мотнул головой, - это я так, глупости всякие говорю, чтобы... чтобы что-нибудь говорить. Я это все только здесь сообразил, а там я даже и подумать не успел ничего. Мне просто стыдно немного, что я так сделал... тебя толкнул. Даже много стыдно. Из-за этого у нас теперь ситуация... не очень. Знаешь что?

Сергей промолчал, Кир помедлил немного, но ответа не дождался и продолжил сам:

- Ты, конечно, можешь сказать, что не веришь мне... или что я сам себе сейчас не верю. Или не скажешь, а подумаешь, но я честно сейчас говорю. Как только мы - то есть, я - окажусь там, - Кир ткнул пальцем вверх, - я в первую очередь логи подниму. И если будет хоть какой-то шанс, что та дверь вела именно в реальность, то я дам тебе возможность ей воспользоваться. Правда. Мне немножко страшно, но... короче, я обещаю. Логи два месяца хранятся, уж за два месяца-то мы точно выберемся. Или не выберемся...

- Ладно, - Сергей дернул щекой, - проехали. Я так понял, у тебя есть менее фантастичные варианты?

- Не варианты, а вариант, - с заметным облегчением быстро откликнулся Кир, - и чем больше я думаю, тем больше мне кажется, что этот вариант не просто наиболее вероятный, а единственно возможный. Реальность там нам обоим привиделась.

Сергей скептически хмыкнул, но ничего не сказал. По дороге с лязгом и грохотом пронеслась целая группа то ли людей, то ли - нелюдей, Сергей не стал высовывать голову и смотреть.

- Зря хмыкаешь. Понимаешь, человеческий мозг - сложная штука, и его никто до конца не понимает, и еще долго не будет понимать. Да, мы научились использовать гипнографические возможности мозга, но только в узких пределах... Мы частная фирма, нам эксперименты на людях ставить запрещено, но вот наших специалистов одно время таскали в НИИ МинОбороны - опытом делиться. Они и рассказывали, что странные вещи случаются, если воздействовать на узлы Фихтера всякими хитрыми способами. Я так понимаю, вояки хотели, чтобы в голове у человека отдельный компьютер запускался для управления, скажем так, недокументированными способностями человеческого организма. Чтобы выбрал в пункте меню 'СуперСила' - и крушишь кирпичные стены голыми кулаками. Или там ставишь галочки у пунктов 'Выключить боль', 'Выключить страх' - и вперед, в атаку. Чтобы память и опыт одного человека можно было загрузить другому... они много чего там хотели, хорошо, что получалось у них не очень. И результаты у экспериментов бывали... странные. Ведь человеческий мозг может видеть сны и сам по себе - обычный человек видит сны и без всякого саркофага. Короче, были случаи, когда подопытный начинал сам внушать себе картинку сна, причем, нетипичную для обычного сна - правдоподобную, логичную и довольно подробную. Понимаешь?

- То есть... ты думаешь, что в предыдущем мире мы... видели сон?

Кир энергично кивнул.

- Да! Это объясняет и фокус с консолью. Что-то там глюкнуло, то ли в движке, то ли прямо у нас в мозгах, и мы там просто тупо стояли на месте. А нам казалось, что мы бегаем, прыгаем и прочая фигня. Я почему про те опыты на людях вспомнил - там бывали случаи, когда человек во сне проваливался в параллельный мир, становился там военачальником, захватывал города и страны, потом становился президентом всей планеты, потом императором космической империи... понимаешь?

- И если бы мы зашли в ту реальность, то тоже... Все бы у нас получалось, но только потому, что мы сами так хотели... тьфу, не то имел в виду

- Я понял. Да, именно так, - Кир улыбнулся, - те, которые у вояк сны видели, даже не могли из сна выйти - их организм не понимал, что это сон. И когда их насильно вытаскивали в реальность, они потом долго в себя приходили. Ну, только что император там, слуги вокруг увиваются, интриги всякие, а тут - хоп, и лежишь на койке, опутанный проводами. По слухам там кое-то даже тронулся слегка на этой теме, до сих пор думает, что его коварно похитили враги и ждет, когда его гвардия за ним прилетит.

- Ясно, - Сергей вздохнул, - а там ты мне все это не мог объяснить?

С громким криком откуда-то сверху кто-то свалился, от места падения донеслось отчетливое 'шмяк' и крик стих. Послышался приближающийся шум крыльев, неясная возня, потом мимо куста кто-то прошел легкой походкой. Листья закачались. Сергей вопросительно и с тревогой глянул на Кира, тот кивнул и встал. Постоял немного, сел обратно.

- Ничего особенного - местные разборки, - пожал плечами, - они в воздухе дрались, видимо. Теперь один обшаривает труп второго - трофеи собирает.

Сергей покачал головой и сказал шепотом:

- Я б хоть бы в другой мир дверь сделал.

- Ну, во-первых, - отозвался Кир, - я все это только вот-вот сообразил. А там я просто испугался. А во-вторых, даже хорошо, что так получилось. Создай ты новую дверь по моему предложению, мы бы не могли сейчас быть уверены - в виртуальности мы или в собственном сне.

Сергей вздрогнул и посмотрел на Кира расширившимися глазами

- Опа... а вдруг...

- Неа, - Кир уверенно мотнул головой, - сейчас мы точно в вирте. Вспомни, ты создал дверь в соседний мир, не зная, что там находится. Ты про эту игру - про то, как она выглядит - ничего знать не мог, это совершенно точно. А я не знал, что за этой дверью, пока не увидел, и то не сразу узнал. И потом - консоль-то работает.

- Хм... утешил. И чего же теперь делать будем? Кольцо у меня пропало, кольчуга - тоже. Какой у нас шанс, что нас сначала выслушают, а потом...

- Ноль, - весело отозвался Кир, - да нам и не нужно. Сейчас мы тебя спрячем получше, а потом я к другой стене рвану. В первый раз, что ли? Это не Средиземье, мир тут небольшой, так что проблем, я думаю, не будет. Сейчас, архангел этот мародерствующий смоется, я по окрестностям пробегусь и найду укрытие понадежней.

Кир встал и вышел из куста. Неподалеку послышался негромкий металлический перезвон, затем опять захлопали крылья. Звук, затихая, удалился вверх.

- Можно выходить? - спросил Сергей.

- Погоди, - напряженным голосом отозвался Кир, - еще кто-то идет.

Но Сергей уже и сам слышал: по дороге кто-то целеустремленно вышагивал в их сторону, сопровождая каждый шаг металлическим лязгом.

- О, кстати, - послышался повеселевший голос Кира, - я про этих совсем забыл. С ним, кстати, и пообщаться можно.

Сергей осторожно высунул голову и увидел идущую по дороге двухметровую фигуру, с головы до пят закованную в серебристую броню. В одной руке гигантский рыцарь держал большой круглый щит, а в другой - обнаженный меч. Сергею сразу припомнился черный рыцарь из Средиземья и полностью вылезать он не стал.

- С чего это ты так решил? - спросил он, - помнишь того, черного, бухгалтера, который с гномом был? Ничем же не отличается?

- Не, - уверенно ответил Кир, - это ж нуб, он тебя убивать точно не набросится, да если и набросится, то, скорее всего, не сможет. Плащик видишь?

Броня бликовала на солнце так, что смотреть было больно, Сергей прищурился, но короткий оранжевый плащик за спиной рыцаря заметил.

- Вижу. Стиль нарушает, я бы сказал.

Кир хмыкнул.

- Это означает, что этот тип совсем зеленый, даже первого левела нет. Ну, первого уровня то есть. Понимаешь, когда человек первый-второй раз в незнакомую игру приходит, его надо как-то оградить от того, чтобы его в первую же минуту и не прибили. Особенно в таких мочиловах, как эта. Поэтому новичок надевает оранжевый плащ и идет себе спокойно. Пока на нем этот плащик, ему никто ни малейшего вреда причинить не может. Правда, он сам тоже не может. Оранжевые могут только друг с другом драться, и то - не до смерти. И вообще - тут убийство слабого противника не приветствуется - если разница между уровнями большая, то победитель мало экспы получит.

- Чего получит?

- Экспы... ну, очков, типа.

Тем временем рыцарь подошел вплотную и, похоже, заметил Сергея, потому что напротив куста остановился и сделал пару шагов в его сторону.

- Привет, - прозвучал из доспехов звонкий юношеский голос, - ты чего тут прячешься?

- Да так, - Сергей, поняв, что обнаружен, выпрямился в полный рост, - идею одну обдумываю. Тебе сколько лет, рыцарь?

- В седьмой класс перешел, - с легкой обидой ответил рыцарь, - а какая тебе разница?

- Ууу, - прокомментировал Кир и добавил, - если уговоришь его плащик снять, то тебе бы он не помешал. Этот нубовский плащ очень дешево стоит, но купить его может только чар нулевого уровня.

Рыцарь покачал мечом и продолжил:

- Ты чего так одет странно? Не поймешь кто. Монах, что ли?

- Скажи, что псионик, - это Кир.

- Псионик я, - сказал Сергей, - а одеваюсь так специально, чтобы слабее казаться. Противник решит, что я не опасен и расслабится, тут я его и...

- Ух ты, - восхитился рыцарь, - круто. Я б и не догадался. А че, псионики рулят?

Сергей вопроса не понял, поэтому ограничился неопределенным пожатием плеч.

- А че ты в кустах сидел? - рыцарь хихикнул, - в реале я б решил, что ты посрать залез, а тут вроде как нечем и нечего?

Сергей хмыкнул и качнул головой.

- Поджидал кого-нибудь с оранжевым плащом.

- Зачем? - настороженно поинтересовался рыцарь, делая шаг назад.

- Чтобы плащ купить. Ты себе новый купишь, а я уже тридцать левелов как не могу.

- Ты че, тридцатого уровня? Крут! А плащ тебе зачем?

- Я придумал, как его использовать, чтобы неуязвимым быть, хоть я и тридцать третьего уровня.

Кир удивленно поднял брови.

- Да ты его одеть не сможешь.

- А мне и не надо. Я ж не сказал - одеть, я сказал - использовать.

- Круто! А как?

Сергей хмыкнул.

- Секрет фирмы. Давай, короче, я плачу тебе за него в три раза больше, чем он стоит, и топай себе за новым. Идет?

- В пять раз. Или говори, как ты его использовать собрался.

Сергей усмехнулся и покачал головой.

- Хорошо. В пять раз.

Рыцарь сунул меч в ножны, потянулся рукой к пряжке плаща, потом резко отдернул руку.

- А-а! Понял! Ни фига ты не тридцать третьего уровня. У тебя уровень первый-второй, ты подождешь пока я плащ сниму, а потом шарахнешь каким-нибудь бластом! И экспы огребешь, вот гадина!

Рыцарь с лязгом вытащил меч.

- Скажи, что у тебя псивижн есть, - быстро сказал Кир, - он только с десятого уровня дается.

- У меня псивижн есть, - Сергей стоял, не двигаясь, - знаешь же, он только с десятого уровня дается.

Рыцарь замер, потом сунул меч обратно в ножны и спрятал руку за спину.

- Сколько пальцев?

Кир быстро метнулся за спину рыцарю и показал Сергею растопыренную пятерню.

- Пять, - снисходительным тоном ответил Сергей.

Кир показал два.

- Два. Четыре. Один. Нет. Четыре. Тебе не надоело?

Рыцарь вытащил руку, огляделся, посмотрел на свою тень, покрутил рукой.

- Ладно, убедил. Гони деньгу, - расстегнул пряжку и протянул плащик Сергею.

Сергей быстро осмотрел застежку, накинул плащик на плечи и вставил язычок застежки в пряжку. С легким щелчком пряжка застегнулась, и плащик словно слегка затвердел, плотно обхватив плечи.

- Спасибо, - сказал Сергей, вышел из кустов и пошел по дороге. Он успел пройти метров пятьдесят прежде, чем сзади раздался полный обиды вопль 'СУУУУУКА!' и топот. Сергей обернулся - рыцарь несся к нему с поднятым мечом, звеня и лязгая, как целая танковая рота.

- Ты уверен, что плащ меня защитит? - негромко спросил Сергей у остановившегося рядом Кира.

- Уверен, - кивнул Кир и Сергей не стал делать того, что очень хочется сделать при виде атакующего рыцаря двух метров ростом - убегать со всех ног. Не закрыться рукой от падающего меча оказалось еще более сложной задачей. Сергей зажмурился, возле самого уха что-то лязгнуло, потом лязг и звон донеслись уже снизу. Сергей открыл глаза и увидел рыцаря сидящим на земле с растопыренными ногами. Усмехнулся, повернулся и пошел дальше, стараясь не обращать внимания на отчаянную ругань обиженного в хлам подростка и его безуспешные наскоки. Получалось плохо - пацан попался настырный.

- Вот черт, - сказал Сергей негромко, - а если он не отвяжется?

- Ну... рано или поздно... - начал отвечать Кир, но тут что-то свистнуло и очередная гневная тирада закончилась на полуслове. Сергей удивленно обернулся. Незадачливый рыцарь лежал ничком в луже собственной крови, между его лопаток, прямо из брони, торчала стрела. Сергей поднял голову и увидел стрелявшего - одетый в зеленую куртку и кожаные штаны мужчина как раз опускал громадный, в собственный рост, лук.

- Are you OK? - лучник поднял свободную руку и приветственно помахал Сергею.

- Yes, thank you! - крикнул Сергей и спросил вполголоса:

- А чего это он по-английски?

- Так игра не переводная, кто какой язык знает, на таком и говорит.

- А в Средиземье...

- А Средиземье - переводная. Если у собеседников язык общения разный, то они через автоматического переводчика общаются.

Сергей собирался задать очередной вопрос, но тут стоявший вдалеке лучник резким движением завернулся в плащ, исчез и тут же возник рядом с трупом рыцаря. Сергей непроизвольно отшатнулся. Лучник присел, выдернул из трупа стрелу, закинул ее в колчан и выпрямился, держа в руках небольшой матерчатый кошель. Развязал его, заглянул внутрь, нахмурился. Высыпал содержимое - серебристые пластинки различных форм - себе на ладонь, посмотрел секунду, потом, с брезгливым выражением лица, высыпал все на землю. Попинал доспех, перевернул носком сапога круглый щит. Пробормотал

- Damn, what a sucker... - обернулся к Сергею

- Why such a looser attacks you?

- I don`t know, - Сергей пожал плечами, - crazy, maybe?

Лучник фыркнул.

- Maybe you made him crazy, don`t you? - махнул рукой - Goddamn, it`s not my business, anyway. Bye.

Лучник завернулся в плащ и исчез. Сергей перевел дух.

- Монеты подбери, - сказал Кир равнодушно, - мелочь, конечно, но может пригодиться.

Сергей послушно наклонился, собрал пластинки и ссыпал их в карман брюк.

- А ты откуда столько про эту игру знаешь? Ты же вроде не играл никогда?

- Я ж говорил, я им баланс отлаживал.

Сергей ждал продолжения, но Кир, похоже, считал, что сказал достаточно.

- Какой баланс?

- Баланс это... ну... блин. Ну вот видишь же, тут у игроков разные классы - один воин, другой лучник, третий маг и тэдэ. И представь, что у кого-нибудь, ну, скажем, у мага, есть какое-нибудь заклинание, которое легко убивает даже самого крутого противника. Все сразу это просекают, начинают играть только за магов. Интересность игры падает на порядок, плюс еще не все любят играть за магов - некоторые отыгрывают только воинов или там, рейнджеров - такие вообще из игры уходят. Игроков становится меньше, хозяева несут убытки. Это и называется - нарушен баланс. Ну, это я так, упрощенно объяснил, чтобы понятно было. На самом деле, конечно, все не так просто, так что я с этой Мумой порядочно навозился в свое время.

- Понятно, - сказал Сергей, - ладно, Вергилий, веди дальше. Где укрытие искать будем?

- Почему - Вергилий? - в голосе Кира прозвучала обида, - я вообще-то не по этой теме... у меня там хоть и не работает... но я все же скорее натурал, так что...

Тут уже удивился Сергей.

- Ты о чем? Вергилий - это из Данте. Проводник его по кругам ада. Ты 'Божественную комедию' не читал?

- А-а, - Кир вздохнул и отвернулся, - не читал. Я про другого Вергилия подумал, есть один персонаж... в одном мире, довольно известный тип в определенных кругах... да неважно. Пошли.

Кир молча пошел по дороге. Сергей, чувствуя себя виноватым и злясь оттого, что никаких причин чувствовать вину, в общем-то, не было, пошел следом. Мимо неслышной тенью быстро промчался какой-то человек в развевающемся радужном плаще. Сергей вздрогнул и ругнулся вполголоса, потом спросил:

- Я тебе на любимую мозоль наступил? Извини, я не хотел.

Кир опустил плечи.

- Мы уже столько времени здесь провели, - Кир вздохнул, - я про реал забывать начал. Знаешь, мне уже даже не сильно хочется в него возвращаться... я бы даже сказал, совсем не хочется. Чего я там потерял? Комп свой, за которым по четырнадцать часов в сутки сижу? А тут вроде как делом занят...

- А вот это ты брось, - Чесноков нахмурился, подобающие случаю слова подбирались с трудом, - а там ты что, ерундой страдал? Посмотри вокруг - это же часть тебя. Сколько мы уже игр прошли? И в создании каждой ты, так или иначе, поучаствовал. Не будь тебя, этот мир был бы беднее.

- Да ладно, не я, так какой-нибудь другой программист бы все это написал.

- Какой-нибудь другой программист не написал бы меня, - медленно сказал Сергей.

Выражения лица Кира Сергей не видел, но заметил, как напряглась его спина.

- Ты ж вроде не сильно этим доволен?

Сергей хохотнул:

- А что мне мешает перестать быть, если мое бытие меня не устраивает?

- Инстинкт самосохранения, ключевое правило - быстро отозвался Кир. Сергей махнул рукой:

- Плевал я на твои правила. Ты же вроде и сам заметил, нет? Поначалу, признаюсь, меня и в самом деле тянуло что-нибудь самоубийственное устроить... а сейчас - нет. И, поверь мне, инстинкт тут не при чем. Просто я пожил немного и заметил, что жизнь, вообще-то - отличная штука. Я благодарен тебе за нее. Спасибо.

- Пожалуйста, - отозвался Кир определенно повеселевшим голосом, - и тебе спасибо. Действительно, не так все уж и плохо в этом реале... может, мне даже Нобелевку дадут, а?

- Кхм, отчего нет? - сказал Сергей, и быстро перевел тему, - а чего мы по дороге топаем? Укрытие, наверное, лучше в стороне искать?

- А мы не укрытие ищем, мы просто к стене идем. В нубовском плаще тебя трогать никто не будет, так что и смысла прятаться нету.

- Ясно... а ты уверен?

За углом здания посреди дороги стоял, расставив ноги, эльф в фиолетовой броне с золотистым узором. Шлема у него не было, поэтому было видно, что это именно эльф, правда, темнокожий. На голове у него светилась всеми оттенками радуги тонкая изящная корона, в каждой руке он держал по мечу. Лезвие одного из мечей пылало ярким пламенем, вокруг другого - громадного двуручного меча черного цвета - как будто слегка искажалась перспектива, и обесцвечивались краски. Кроме того, над дорогой периодически звучали тихие протяжные стоны, и, Сергей готов был поклясться, исходили они именно от этого черного меча. Чесноков непроизвольно замедлил шаг:

- Он нас пропустит? Кстати, разве у эльфов есть негры? Небось, американцы придумали, политкорректность соблюдают?

Кир тихонько засмеялся:

- Не, американцы тут не при чем. Это дроу, темный эльф. Не боись, больно ему надо с тобой связываться, не видишь что ли, чувак реально крут.

- Me waited this meeting many time, Svyatoslav! - произнес эльф с чудовищным, даже для Сергея, акцентом, - Prepare to die, bastard!

Чесноков, недоумевая, остановился.

- Это мне? - спросил он тихонько, но тут над самым его ухом прозвучал негромкое 'Вот козлина...', заставив Сергея вздрогнуть и отпрыгнуть в сторону. Прямо за спиной Сергея стоял, непонятно откуда возникший человек в странной одежде - расплывающейся робе серого цвета. Чесноков недоуменно поморгал - человек выглядел так, словно Сергей смотрел на него через бинокль со сбитой резкостью. В руке мужчина держал длинный посох, украшенный филигранью и драгоценными камнями. Вообще, внешний вид людей в этой игре, как уже заметил Сергей, выгодно отличался от внешнего вида деревьев и прочих элементов интерьера.

- You English is badly broken, my pathetic friend , - маг не обратил на испуганного Сергея ни малейшего внимания, словно не Кир, а Чесноков был призраком, - but I forgive you - I think, it`s very difficult to find good English teacher in Underdark.

Голос мага звучал неприкрытым сарказмом. Эльф зарычал и бросился вперед с криком:

- Die, bastard!

- Повторяешься, дружище, - с сожалением заметил маг, сделал шаг вперед и выставил посох. Эльф налетел на противника разъяренным тигром, и битва началась. Каждый выпад, каждое движение дерущихся сопровождалось массой визуальных и акустических эффектов. Противники окутывались облаками разных цветов, кругами пламени, потоками сверкающих пылинок; с небес в них били молнии, накрывали столбы золотистого света, опускались черные воронки торнадо. Одновременно звучали гром, скрежет, странные голоса на неизвестных языках, органная музыка и церковный хор. Сергей смотрел на это представление, раскрыв рот, как ребенок, впервые в жизни увидевший настоящий салют.

- Здравствуй, опа, новый год, - сказал Кир со вздохом, - пошли отсюда.

Сергей помотал головой, приходя в себя.

- Что? ...нет. Пошли. А может, с кем-нибудь из них пообщаться? Раз уж они на меня не нападают...

'Ааа-алилуйя!' - нараспев проревел громовой голос. На месте сражающихся возникло облако взрыва, подозрительно похожее на атомный гриб, а земля под ногами ощутимо затряслась.

- Не видишь, людям не до тебя, - с внушением произнес Кир, - пошли лучше. Попадется кто-нибудь более вменяемый, можно будет попробовать поговорить. Но это вряд ли, сюда такие не ходят.

Сергей хмыкнул и пошел за Киром, время от времени оглядываясь - сражение продолжалось в прежнем темпе. Они уже почти завернули за очередной поворот, когда сзади донесся нечеловеческий крик. Сергей обернулся. Эльф стоял на коленях и конвульсивно трясся, из него во все стороны били целые фонтаны красной жидкости. Потом он выронил мечи и упал ничком, маг немедленно склонился над упавшим и принялся шариться.

- Дикие люди, - Сергей покачал головой, развернулся и пошел дальше.

Руин стало попадаться больше, а кустов и деревьев - меньше. У некоторых зданий сохранились вторые и даже третьи этажи, местами попадались полуразрушенные статуи и останки фонтанов. Впрочем, деталями местные дизайнеры по-прежнему не озадачивались и руины выглядели живописно только при первом, беглом взгляде. Стоило приглядеться, и все декорации начинали выглядеть совершенно бутафорски.

- Кстати, - сказал Сергей, - ты почему программистом стал?

- А кем мне еще было становиться? - Кир пожал плечами - диспетчером на телефоне, что ли? Я не слишком-то общительный для этого, да и платят им мало. Понимаешь, для таких как я, выбор профессии сильно сужается.

- Я не об этом... Насколько я понял, отец у тебя совсем даже не бедный. Ты мог бы не работать, а жить в свое удовольствие - путешествовать, по музеям ход... в смысле, музеи посещать.

- Так он не всегда был богатым. Это последние года три-четыре что ни месяц, так миллион, а до этого... не сказать, что мы бедно жили, так, средняя семья. Квартира, машина, дача, отпуск на юге, но не больше. Когда папа только начинал Реалити-2, он в жуткие долги влез, первые три года он только их выплачивал. Потом мы еще год оборудование выкупали, на котором проект крутится, так что лишние деньги недавно начали появляться... А комп у меня с восьми лет. Поначалу просто игрался, а потом интересно стало, что там и как, начал программки пописывать, в системах разбираться, ну и втянулся понемногу. Времени у меня свободного много, образ жизни малоподвижный - что еще надо?

- Я понимаю, что ни черта в этом не разбираюсь, но... зачем себя ограничивать? - Сергей осторожно подбирал слова, - Есть же такие, которые спортом занимаются, чуть ли не кругосветные путешествия на колясках устраивают? Опять же, мог бы в Европу перебраться - там отношение другое, во всех музеях, в магазинах больших специальные лифты есть, можно просто жить, не ощущая себя...

- Ущербным? - подсказал Кир, и Сергей замялся, - Наверное, можно. Только понимаешь, я ощущаю себя ущербным уже просто сидя в коляске. Пусть даже передо мной нет лестницы, бордюра или узкой тропинки. Поэтому я вообще не люблю... передвигаться. Я знаю, что это нужно, ну... чтобы совсем не закиснуть. Но катаюсь не больше, чем врач рекомендует. Только потому, что нужно. А когда сидишь за клавиатурой, то ноги, в общем-то, ни к чему. И тогда я не отличаюсь от здоровых людей и бывает, просто забываю о том, что со мной что-то... не так. Понимаешь?

Из остатков здания, мимо которого они проходили, неслись крики и звуки драки, но Сергей даже не повернул голову - какая, собственно, разница, кто там с кем отношения выясняет?

- Когда у нас деньги появились, - продолжал Кир, - мне операцию делали на позвоночник... даже серию операций, но бесполезно. Денег ушла куча, а эффекта никакого... Ну да врачи сразу предупреждали, что шансов мало. Лет в пять-шесть, говорят, надо было оперировать, но тогда у нас денег не было.

Голос Кира звучал ровно, но безжизненно.

- Ладно, - сказал Сергей, - прости, что разбередил. Не будем об этом. Скажи лучше, что это такое?

На довольно целом трехэтажном здании висел большой металлический щит с надписью крупными буквами - 'Crimson Dragon'. И, шрифтом поменьше - 'Entertainment center'. Еще ниже, видимо, для не знающих английский, схематично, но выразительно были изображены две рюмки, игральные карты и обнаженная женщина.

Кир хмыкнул и остановился.

- Даже не знаю. Новенькое что-то, когда я ими занимался, у них был один общий магазин на входе, и ничего другого они делать не собирались, - пожал плечами, - можно заглянуть.

Метрах в трех темнел провал входа, из него доносились веселые выкрики и разноголосый шум. Двери не было, ее роль выполнял широченный зеленокожий тип в грубой кольчуге и с еще более грубым лицом.

- Орк, - сказал Кир, - странно, я точно помню, что персонажей-программ в этой игре вообще не было. Видимо, теперь есть.

- Кхм, - сказал Сергей, - а войти можно?

Орк равнодушно посмотрел на Сергея маленькими красными глазками, потом молча ткнул когтистым пальцем в стену. Сергей удивился, но тут же заметил текст. Корявыми печатными буквами на нескольких языках (русский шел вторым после английского) было написано: 'Вход - два трикойна, оружие сдавать на входе, за магию и псионику внутри помещения штраф 500 октокойнов. Нубам вход воспрещен'.

Сергей дочитал и поднял голову. Орк ощерился, продемонстрировав пугающий набор клыков.

- Нельзя, - сказал он низким хриплым голосом, - плащ сними, тогда - можно.

- Э... - сказал Сергей, - извиняюсь за беспокойство, - и повернулся к Киру. Тот пожал плечами.

- Ну... пошли дальше тогда.

- Пошли... А два трикойна - это сколько?

- Это типа две копейки. Ты ж монеты местные подбирал, так вот - треугольные монеты, это трикойны. Четыре трикойна - тетракойн, квадратная монета. Восемь тетракойнов - октокойн - круглая монета.

- Странная какая-то система...

- Ага, - весело согласился Кир, - это еще мягко сказано. Ну да никто ей и не пользуется, просто считают все в октокойнах, а остальные монеты игнорируют. Все равно на них ничего толкового не купишь.

Они прошли вдоль здания до конца и остановились у перекрестка.

- Куда пойдем? - спросил Сергей.

- Лучше прямо, - немного подумав, ответил Кир, - туда - ближе. Часа два - и будем у стены.

- Ну, пошли.

Сергей нахмурился, ему казалось, что что-то изменилось в окружающем мире совсем недавно. Какое-то ощущение... он задумчиво пошевелил плечами и недоуменно скосил взгляд.

- Э... - привлек он внимание Кира, который уже успел уйти метров на десять вперед.

- Чего, - обернулся Кир.

- Плащ пропал, - растерянно сказал Сергей.

Кир поднял брови.

- Блин! Видимо, пацан таки нажаловался на тебя. Вот хрень-то... идет кто-то... прячься! Ты куда?

Но Сергей уже принял решение и размашистыми шагами шел обратно, роясь в кармане брюк.

- Эй ты! Стой! - прозвучал издалека выкрик, но Сергей не стал оборачиваться и смотреть, кому он адресован, он уже был у входа и протягивал две треугольные монеты зеленокожему верзиле.

- Проходи, - прогудел, отодвигаясь, орк, и Сергей ужом юркнул в темноту комнаты. Внутри оказалось неожиданно светло. Сергей с удивлением огляделся. Он находился в углу довольно большой, уставленной столами, комнаты. Всю середину комнаты занимала круглая барная стойка, словно составленная из квадратных щитов. Практически все столы были заняты народом, выглядевшим еще более разнообразно, чем в памятной Сергею таверне.

- Your weapon, please - вкрадчивый голос отвлек его от созерцания. Сергей обернулся и увидел глубокую нишу в стене, рядом со входом. Из темноты ниши смутно посверкивал металл и множество призрачных огоньков, а рядом с нишей подпирали стену два мрачных типа. С представителем темных эльфов Сергей уже встречался, поэтому первый охранник не стал для него неожиданностью, зато стал второй - с крысиной головой и длинным, двухметровым хвостом, на конце которого был закреплен шипастый железный шар.

- Чего вылупился? - прошипел крысоголовый по-русски, - оружие, тебе сказано. Weapon, understand?

- Нет... оружия, - растерянно сказал Сергей.

Крысоголовый посмотрел на темного эльфа, тот на секунду прикрыл глаза.

- Чист, - подтвердил он с кивком, - нулевой левел, без специализации.

- Тю, - крыс пошевелил усами, - совсем нубы оборзели, - повысил голос, - мы не любим драк в нашем заведении, поэтому с оружием сюда вход запрещен, но кулаки, когти и клыки мы отбирать не можем. С твоим уровнем, уважаемый, ты можешь откинуть копыта просто от хорошей пощечины, и вероятность такой прискорбной неприятности очень велика.

Голос крысоголового сочился издевкой.

- Ты все еще собираешься заходить или послушаешь голос разума и свалишь отсюда подобру-поздорову?

- Все же, с вашего позволения, я зайду, - Сергей кротко посмотрел на крыса. Тот коротко прошипел.

- Не говори потом, что тебя не предупреждали, - и отодвинулся в тень. Из стены появился задумчивый Кир.

- Ты чего там застрял? - спросил Сергей негромко, лаврируя между столиками.

Кир хмыкнул.

- Там твой знакомый объявился. Ну, у которого ты плащик отобрал. Но его вышибала не пустил. Так теперь он, пылая местью, возле входа ошивается. Так что, пожалуй, оставлю я тебя тут, а сам пойду к стене. Как смотришь на такой вариант?

- Положительно смотрю, - отозвался Сергей, - если ты мне еще поможешь немного перед уходом, будет совсем хорошо.

- Конечно, помогу, - Кир пожал плечами, - а чем?

- Деньжатами местными... на всякий случай, вдруг ты опять пропадешь. Да и чтобы скучно мне не было, пока ты к стене идешь. Как думаешь, здесь в покер играют?

Кир озадаченно нахмурился, а Сергей постучал костяшками пальцев по стойке, привлекая внимание бармена.

- Beer, whisky, rum or vodka? - спросил с улыбкой невысокий бородатый человек с той стороны стойки.

- Скажите, - поинтересовался Сергей, - тут в покер играют?

- Sorry, don`t understand , - бармен покачал головой.

- Poker? - четко выговаривая буквы, поинтересовался Сергей.

- Oh, poker? Of course, - бармен как-то неловко ткнул указательным пальцем в сторону, - there. Second room, minimal bet from hundred octocoins.

Сергей проследил жест и заметил короткий коридор, заканчивающийся широкой лестницей.

- Thank you, - улыбнулся он бармену и пошел к коридору. Кир недоуменно поспешил следом:

- Слышал, ставка от ста октокойнов? У тебя столько нет!

- Все учтено могучим ураганом, - сказал Сергей, - деньги дадут сборы.

- Какие еще сборы?!

- Это цитата, неуч, - хмыкнул Сергей, проходя во вторую комнату от начала коридора. В комнате находилось четыре стола, отгороженные друг от друга высокими ширмами. У стен, переговариваясь и постреливая взглядами на играющих, стояло несколько человек. И несколько не-человек. Появление Сергея не осталось незамеченным - тут же откуда-то появился широкоплечий гном в полном доспехе и преградил ему дорогу.

- One octo for entry , - сказал он хрипло.

Сергей выгреб на ладонь все содержимое кармана. С трудом наскреблось шесть квадратных и восемь треугольных пластинок. Сергей ссыпал их в подставленную ладонь гнома. Тот придирчиво пересчитал монеты, потом засунул их в большой кошель на поясе.

- You may enter, - сказал он и добавил с хитринкой, - minimal bet is one hundred octo .

- I know , - Сергей кивнул и прошел внутрь комнаты. 'Вот скотина', - подумал он, - 'сначала деньги взял, а уж потом насчет минимальной ставки заикнулся'. Искоса оглядывая столы, Сергей прошел к углу комнаты и прислонился к стене. Игроки вместо карт использовали какие-то металлические пластины с отверстиями, но кроме этого, никаких отличий от оригинального покера Сергей не заметил. Играли здесь по-крупному - тысячи и десятки тысяч упоминались так запросто, что Сергей начал приглядываться в поисках больших чемоданов с монетами. Но монет на стол почти не кидали, в основном расчет производился какими-то цветными бумажками. 'Ассигнации, не иначе', - подумал Сергей и начал высматривать потенциального спонсора. Пропустил двоих, пока очередной выходящий из-за стола игрок не показался ему достойным доверия. Плотный мужчина в богатом камзоле встал, бросил на стол зазвеневшие 'карты', поклонился оставшимся.

- До встречи, господа. Мне на сегодня хватит, - и начал пробираться к выходу. Сергей подождал, пока игрок не подойдет вплотную, потом сказал негромко:

- Можно вас на пару слов?

Мужчина остановился, недоуменно огляделся, потом спросил:

- Это вы мне?

- Вам, - Сергей кивнул, - я бы хотел предложить одну взаимовыгодную сделку.

- А-а! - воскликнул Кир и широко улыбнулся, - я понял!

Сергей и ухом не повел. А мужчина в камзоле подобрался:

- Я весь внимание.

Сергей огляделся, любопытных взглядов не заметил и сказал тихонько:

- Я могу использовать псивижн так, что меня не смогут засечь. Но у меня нет денег.

Мужчина отодвинулся, смерил Сергея взглядом и недобро прищурился:

- Нулевой уровень, специализации нет... кого вы хотите обмануть?!

Конец фразы прозвучал довольно громко, и в их сторону начали бросать косые взгляды.

- Проверьте, - усмехнулся Сергей.

Мужчина пристально посмотрел на Сергея, словно пытался разглядеть ответ, написанный мелким шрифтом, на лбу Чеснокова.

- Хорошо, - игрок одарил Сергея многообещающим взглядом и вернулся к столику. 'Посмотри' - Сергей выразительно шевельнул бровями в сторону ушедшего мужчины. Кир кивнул и бросился к столику, проходя прямо сквозь встречные препятствия. Встал рядом с игроком, потом они вместе вернулись к Сергею.

- У него два туза, треф и бубен, четверка бубен, валет червей и джокер.

Мужчина коротко глянул на Сергея и открыл рот, но Чесноков не стал дожидаться вопроса, опасаясь, что не удержит в голове полученную только что информацию.

- Туз треф, туз бубен, четверка бубен, валет червей и джокер, - перечислил он быстро. С каждым словом брови мужчины поднимались все выше.

- Ну, нормально, - сказал он, наконец, развернул перед глазами металлические пластины, посмотрел на них, потом со звоном сложил. Обернулся в сторону гнома-охранника, тот сразу же вскочил, всем видом выразив готовность услужить. Сергей не успел насторожиться - мужчина уже покачал головой и сделал успокаивающий жест. Гном разочарованно присел обратно.

- Вы меня удивили, - мужчина помолчал, раздумывая, - хорошо. Я готов обсудить ваше предложение. Мое предложение - тридцать процентов выигрыша ваши, семьдесят - мои. Разумеется, ссуженную сумму вы возвращаете полностью.

- Не пойдет. Пятьдесят на пятьдесят.

- Шестьдесят на сорок.

- Нет, - Сергей покачал головой, - вы не в том положении, чтобы торговаться. Игроков с деньгами здесь полно, а таких, как я - ни одного.

Мужчина усмехнулся.

- Хорошо. Пятьдесят на пятьдесят. Вот вам для начала десять тысяч, а потом посмотрим. И не надейтесь сбежать с этими деньгами, от чистого сердца советую.

Сергей взял протянутые бумажки, бегло осмотрел и сунул в карман брюк.

- Вроде бы, магия здесь запрещена, - сказал он вполголоса, - или определение характеристик разрешено?

Вопрос предназначался Киру, но ответил игрок:

- Определение - это не магия. Это способность, дается уровня с двадцатого-двадцать пятого, в зависимости от класса.

- Ясно, - сказал Сергей, хотя понял далеко не все.

- Здравствуйте, господа, - поздоровался он, садясь за стол. 'Господа' приветствовали его кивками, неразборчивым бормотанием и косыми взглядами.

- Начнем с сотни? - спросил Сергей.

За столом зазвучали хмыканья и пренебрежительные возгласы.

- С тысячи, - сказал игрок напротив - пренеприятнейшего вида человек с костяными пластинами на щеках.

- Согласен, - Сергей вытащил из кармана купюру, - поехали, господа! - и бросил многозначительный взгляд на Кира. Тот с готовностью кивнул. Рядом со столом появился сдающий, точнее, сдающая - высокая девушка с круглым смуглым лицом и раскосыми глазами. Бухнула на стол коробку и быстро раздала всем по пять 'карт'. Сергей осторожно поднял верхнюю 'карту' из своей колоды, рассмотрел, с трудом сдерживая удивление. Вблизи становилось очевидно, что эти 'карты' первоначально были ни чем иным, как метательными звездочками - сюрикенами. Металлический квадрат со слегка вогнутыми и остро отточенными гранями - держать его приходилось с осторожностью, чтобы не порезаться. В центре сюрикена, как и полагается, находилось небольшое круглое отверстие. А вот рядом с отверстием чем-то вроде маркера была нарисована масть и ранг карты. Сергей осторожно поднял свои карты, развернул. Две семерки, дама, тройка и пятерка. Чесноков хмыкнул и сбросил тройку с пятеркой. Кир обошел всех игроков и вернулся к Сергею.

- У всех ерунда, только рыжему светит стрит - если пятерку подберет.

Сергей хмыкнул и осмотрел играющих. 'Рыжим', очевидно, был заросший рыжей шерстью тип непонятной расы. Взял две карты. Семерка и четверка.

- Еще тысяча, - Сергей с улыбкой положил купюру. Из глубин памяти поднялись воспоминания о вечерах, убитых в преф и полузабытый азарт снова забурлил в крови. 'Стоп', - подумал Сергей, - 'какой преф, какие студенческие годы? Ты же даже не знаешь, сколько корпусов в твоей альма-матер'. Мотнул головой, отгоняя ложные воспоминания.

- Тысяча и две, - 'костяное лицо'.

Сергей хищно улыбнулся. Ох, уйдет сегодня кто-то без портков.

Сергей сыграл три игры, выиграл почти триста тысяч, потом почувствовал - хватит. Да и Кир уже начал поглядывать на него с плохо скрываемым раздражением. Поэтому Сергей перевел дух, собрал свои купюры и встал из-за стола.

- Прошу прощения, господа, мне пора. Кто хочет реванша, приходите завтра.

Напрягшийся было при первых словах 'рыжий', после обещания реванша, расслабился и кивнул.

- Хорошо. Не знаю, как другие, но я буду.

- Вот и хорошо, - Сергей улыбнулся, вышел из-за стола и пошел к своему 'спонсору'.

Мужчина смотрел на него совсем другим взглядом, чем при первом разговоре.

- Вы меня удивили, - сказал он, пересчитав купюры и засунув их внутрь камзола, - более того, вы меня очень удивили. Скажите, как вы это делаете, и я верну вам свою часть.

Сергей открыл рот чтобы ответить отрицательно, потом подумал 'а почему нет?'. Посмотрел на Кира, но тот помотал головой.

- Не нравится он мне. Ты спиной сидел, не видел, а он тут с несколькими людьми общался, и, я уверен - о тебе. Он че-то говорил, потом оба на тебя смотрели, потом тот... ну, другой, не этот, куда-то убегал. И так - три раза. Сдается мне, они собираются тебе теплые проводы устроить, как только ты отсюда выйдешь.

- Так я и не собираюсь выходить, - пробормотал Сергей.

- Чего? - спросил 'Спонсор', - надумали?

- Нет, - сказал Сергей, и, останавливая открывшего рот для возражения, собеседника, - пока нет, я подумаю. Но сто сорок тысяч - слишком маленькая цена для такого секрета.

- Ну-ну, - насмешливо ответил 'спонсор', - думайте.

Поднял руку к воображаемой шляпе, коротко поклонился и пошел к выходу. Сергей удивился - он ожидал, что игрок сейчас же затеет торговлю. Неужели он не понимает, что этот секрет намного ценнее содержимого его карманов. Похоже, Кир не совсем правильно понял произошедшее. Но додумать эту мысль не дал сам Кир.

- Ну, денег тебе, я думаю, хватит. Гуляй, короче, веселись, я к стене пойду. Наружу только не суйся.

- Да ладно тебе, - примирительно ответил Сергей, - не собираюсь я веселиться. Я пойду сейчас в зал с народом по душам общаться. По-моему, сейчас очень удачный момент нашу грустную историю кому-нибудь поведать.

- Ну, попробуй, - Кир пожал плечами, - но я не думаю, что у тебя выгорит. Не тот контингент, поверь мне. Серьезные люди сюда не ходят, тут половина посетителей - типа того школьника, что сейчас на улице топчется.

Сергей хмыкнул.

- А по-моему, у тебя налицо синдром искателей Грааля.

- Ты о чем?

- Это когда процесс достижения цели становится важней самой цели. Когда уже не так важно найти Грааль, как искать его. Понимаешь?

Кир потемнел лицом:

- Ты хочешь сказать, что я специально затягиваю наше приключение? Чтобы подольше пробыть в вирте? Блин... может, ты и прав. Хорошо, я не пойду к стене, я останусь с тобой. Может, чего подсказать понадобится.

Сергей задумался.

- Да нет... прости, я тоже - не совсем прав. Все же тебе эти миры куда как более знакомы, чем мне. Ориентируешься ты в них лучше, и это мне некоторый дискомфорт доставляет, хочется как-то значимость свою поднять... Знаешь, что сделаем? Ты говорил, до ближайшей стены два часа ходу?

Кир кивнул:

- Да, два-три.

- Давай, ты все-таки пойдешь к стене, но не очень быстро, чтобы часа три-четыре получилось. Этого времени мне за глаза хватит, чтобы с каждым в этом зале парой слов переброситься, а если кто посерьезнее окажется - и подробнее поговорить. И времени не потеряем. Как вариант?

Кир вздохнул.

- Не сказать, чтобы сильно нравится, но лучшего у меня нет. Сделаем по-твоему. Я пошел тогда?

Сергей молча кивнул, Кир повернулся и пошел куда-то вбок, вошел прямо в стену и пропал. Чесноков вздохнул, вернулся в общий зал и снова подошел к стойке. Окинул быстрым взглядом столики и сидящих за ними, поморщился. 'Пожалуй, Кир был прав', - подумал он и снова вздохнул.

- Wanna drink? - поинтересовался сзади участливый бармен. Сергей обернулся, пожал плечами.

- Почему нет? One beer, please.

В этот момент кто-то аккуратно тронул его за плечо. Сергей недоуменно обернулся и обнаружил за спиной темного эльфа - похоже, одного из тех охранников, что встречали его у входа. Принадлежность эльфа к охране выдавало и то, что он был при оружии - рукоять меча выглядывала у него над левым плечом. Эльф улыбнулся, не размыкая губ.

- Настоятельно прошу вас пойти за мной. С вами хочет поговорить хозяин.

Сергей напрягся:

- А в чем дело? - спросил он с вызовом, - я не нарушал никаких правил...

- О, ни о каких нарушениях и речи нет, просто поговорить.

- А если я не пойду?

Эльф улыбнулся еще шире, чем прежде и потянулся левой рукой к мечу.

- Ваше право, но мой вам совет, пойти со мной добровольно. И в полной комплектности.

Сергей выругался и махнул рукой.

- Убедил, красноречивый. Давай, веди к своему хозяину.

Эльф стер с лица улыбку, убрал руку от меча и быстрым шагом пошел к лестнице. Сергей поспешил следом. На втором этаже обнаружилось еще два охранника и длинный коридор с проходами по обеим сторонам. Эльф обменялся с охранниками взглядами, кивнул Сергею - 'проходи'. Кабинет 'хозяина' оказался в самом конце коридора, проходы, мимо которых проходил Сергей, были завешены какими-то тряпками, похоже, плащами. Поэтому Сергей не увидел, что происходит в комнатах, куда вели эти проходы. Не увидел, но услышал - сладострастные стоны и выкрики не оставляли никакого сомнения в назначении этих комнат. Эльф провел Сергея в комнату и произнес:

- Я привел его.

Сергей осмотрелся. В комнате наличествовали два окна, стол и несколько стульев вокруг него. Большинство стульев были пусты, но на двух из них сидели люди и с любопытством его рассматривали. Одним из присутствующих была высокая темноволосая девушка в отливающем темным золотом полном доспехе, но без шлема, а вторым оказался тот самый мужчина в камзоле, проспонсировавший Сергееву недавнюю игру. 'Вот ведь нарвался', - подумал Сергей со злостью, - 'и как меня угораздило из всех игроков выбрать именно местного хозяина?' Чесноков вздохнул.

- Здравствуйте, - и, обращаясь к мужчине, - вы, видимо, и есть хозяин этого заведения, правильно?

Против ожидания, ответила девушка:

- Неправильно. Стрейнджер - мой старый друг. А хозяйка этого вертепа - я. Присаживайся, в ногах правды нет. Ничего, что я к тебе на 'ты'?

Сергей ошарашенно мотнул головой, присаживаясь на стул:

- Нет, ничего.

- Вот и хорошо. Дзар, спасибо, можешь идти.

- Да, - эльф коротко поклонился и вышел из комнаты.

- У меня к тебе..., - девушка помедлила, - два вопроса. Первый - как тебя зовут?

- Сергей...

- А меня - Лиля. Рада знакомству. Про второй вопрос, Сережа, сам догадаешься? Или помочь?

Сергей вздохнул.

- Это долгая история.

- Стр, ты куда-нибудь торопишься?

Мужчина в камзоле отрицательно покачал головой.

- Вот и я никуда не спешу. И вообще - люблю слушать долгие истории. Давай начинай, мы тебя внимательно слушаем.

Сергей ненадолго задумался.

- Начну с того, что поначалу я вообще считал, что я - писатель-фантаст Сергей Чесноков - слыхали о таком?

Мужчина кивнул, девушка же не пошевелилась.

- Ну вот, - продолжал Сергей, - жил я себе, жил, книжки писал, пока, в один прекрасный день...

// 08. Особенности национального е-бизнеса

- Ну и ну, - сказала Лиля, - Стр, твое мнение?

Мужчина прокашлялся.

- Кхм... вообще - бред. Но довольно правдоподобный, явных нестыковок я не заметил. Вот только непонятно - зачем? Зачем придумывать такую муть, когда можно просто свалить из игры? Ну заплатил десятку за неправильный выход, так ведь пятьсот евро в кармане? Да и просто мог бы нас послать в пеший эротический поход. Мы бы и пошли, правда, Лилечек? В конце концов, деньги-то не твои, а сканер никакого нарушения не засек.

- Во-во. Я тоже удивилась. Ты, друг, часом не по обкурке в игру пошел?

Сергей пожал плечами:

- Просто подождите немного. Еще от часа до трех - и я исчезну.

- А откуда нам знать, дорогой мой Сережа, по какой причине ты исчез? Потому что у тебя игровое время вышло или потому что ты правду рассказал?

- Вообще-то у Безрукова на самом деле есть сын-инвалид... и о продаже акций я что-то слышал, - задумчиво произнес Стрейнджер, глядя в потолок.

- Ха, - сказала Лиля, - ты слышал, значит, и он тоже мог слышать. Че делать будем? Слушай, друг, - обратилась она к Сергею, - если ты все это придумал, то можешь уже признаться. Бить не будем, обещаю. И денег отбирать - тоже. Ну?

- Не придумал. И нам действительно нужна помощь.

- У меня знакомый опер в Москве есть, - сказал Стрейнджер,- в отделе Р раньше работал, потом куда-то на повышение ушел. Я с ним, правда, давно не списывался, но попробовать можно.

- Да ты что! - с наигранным удивлением сказала Лиля, - а что ж ты мне раньше не сказал, когда мы с теми козлами московскими разбирались?

Стрейнджер поджал губы, а Сергей понял, что его смущало с самого начала их общения - Лиля не шевелилась. Точнее, двигались только губы, все остальные мышцы девушки сохраняли полную неподвижность. Особенно это было заметно на фоне сидевшего рядом Стрейнджера - он ерзал на стуле, периодически откидывался на спинку, нагибался обратно, улыбался, двигал головой; в обшем, вел себя как нормальный человек.

- Вообще-то мне тогда и в голову не пришло, что он может помочь, - сказал Стрейнджер, - Москва же не деревня, на которую один участковый. Да и потом - он по информационным технологиям, а не по липовым компаниям следователь.

- Все равно, мог бы помочь - звякнул бы куда-нибудь, мент с ментом всегда договорится. Ну ладно. Как ты с московским следаком-то познакомиться умудрился? Мне вот только ППСники попадались.

- Я же говорю, он в отделе Р работал, когда я дисками занимался. И в 'Русском щите' одновременно. Конторка такая есть, сильно с ментами завязанная, программы от пиратства защищает. Я тогда за дисками к оптовикам ездил, а он их как раз и пас, встречались частенько, вот и познакомились.

- Тоже мне знакомый, - сказала Лиля с насмешкой, - дружил заяц с лисою. Он, небось, к тебе подкапывался, чтобы дело завести, а не то, что ты думал.

- Скажешь тоже, больно я ему нужен, на хрен ему нужен был какой-то мелкий оптовик из региона. У него там своих дел по горло было, да и мужик он ничего, с соображением...

- Погоди, - перебила Лиля, - у меня телефон звонит, - и замолчала.

Сергей недоуменно поднял брови: 'какой телефон'? Но, судя по невозмутимому виду Стрейнджера, ничего странно в происходящем он не видел.

- Кхм, - сказал Сергей, - какой телефон?

Лиля не ответила, даже не пошевелилась, зато ответил Стрейнджер:

- Обычный телефон. Она же не через саркофаг в игре, а просто за компом сидит. В этом весь смысл.

- Не понял, - Сергей нахмурился, - как - за компом? Это же виртуал?

- Ну и что? - Стрейнджер пожал плечами, - кто мешает подключиться по обычной сети с обычного компа? Эта игра когда-то была вся онлайновая, то есть все игроки не через узел Реалити-2 подключались, а просто по сети. Потом большая часть стала через саркофаги заходить, но еще остались динозавры, которые по-прежнему по сети играют.

- А скорость? В виртуале же скорость быстрее в несколько раз... вроде?

- Очевидно, здесь - не быстрее, - Стрейнджер хмыкнул, - хозяева этой игры вообще не жмоты, но игра как таковая им уже глубоко фиолетова. Основной бизнес у них другой, поэтому на поддержку игры они почти забили. Убытков не приносит и хорошо.

- Ага, - сказала вдруг Лиля, - не представляешь, Сережа, сколько времени я билась только чтобы выпивку тут внедрить. Причем от них вообще почти ничего не требовалось - одну подпись поставить, и все. Программисты, поставщики алкоголя, рекламщики, дизайнеры - я их всех уже свела вместе, все на мази было, только эти тормоза тормозили. Причем они не против были, совсем даже за, но им совершенно некогда было этот договор подписать. То есть, это они говорили, что некогда. Сколько мы из них эту подпись выбивали, а, Стр? Три месяца, что ли?

Стрейнджер хмыкнул.

- Ты забыла, что мы еще три месяца просто до них достучаться пытались, чтобы нам хоть что-нибудь ответили. Так что - полгода, а то и больше. Одного не пойму - почему они ее до сих пор не продали?

- Некогда, видимо, - саркастически ответила Лиля.

- Подождите, - Сергей удивленно переводил взгляд с Лили на Стрейнджера и обратно, - это у вас вроде как бизнес, что ли? То есть, вы не часть игры?

Стрейнджер усмехнулся, а Лиля возмущенно фыркнула.

- Почему 'вроде как'? Между прочим, до десяти тысяч в месяц с одной точки бывает, а точек у меня три. Сорок один человек работает. Стр, ты чего лыбишься?

- Да так, ситуация забавная, - посмотрел на Сергея, - я тут особо не при чем, я так - на подхвате, это все ее одной дело.

- Ты давай в кусты не прячься, не при чем он, конечно. Кто мне вообще эту идею подал?

Стрейнджер пожал плечами:

- Деньги лежали на дороге, должен же был их кто-нибудь подобрать.

- Ладно, - Лиля, довольно неуклюже, хлопнула ладонью по столу, - мы что-то от темы отвлеклись, товарищи.

- Погодите, - Сергей решил все прояснить, - сорок один человек, это вот эти бармен, охранники, да?

Стрейнджер кивнул.

- Да, - сказала Лиля.

- И все они перед компами сидят и на вас работают?

- Не все. Перед компьютерами не все сидят. Четверо - через саркофаг. Одного ты его видел - Дзар, темный эльф на входе, сейчас его смена. Они - наша самая большая статья расходов, все деньги от рекламщиков и алкофирм им идут, и еще немного выручки.

- А почему не все? В смысле, зачем эти двое нужны?

Лиля шумно вздохнула. Выглядело это странно, потому что девушка при этом даже не шелохнулась.

- Иногда бывают ситуации, когда нужен сильный воин. Даже не иногда, а часто - накостылять кому-нибудь по шее. А воин может быть хорошим, только если он через саркофаг зашел, те, которые по сети - двигаются, как сонные паралитики. Маги-то ладно, бывалый игрок и с клавиатуры может быть вполне конкурентоспособен, а с бойцами проблема. Вот и приходится платить... ну да ничего, подключение дешевеет, народу все больше, так что перспективы вполне радужные. Я вот с ужасом думаю, как бизнес расширять - пригодных помещений нет ни фига, а в имеющихся и так уже плюнуть некуда, не то, что новые столы ставить.

Сергей хмыкнул.

- Это же виртуал. Дизайнеры, я думаю, быстрее строят, чем строители?

Фыркнули оба, Стрейнджер еще и сморщился.

- Прежде чем дизайнера звать, надо опять подпись хозяев получить, - сказала Лиля с сожалением, - а это, скажу я тебе, шибко непростое дело... Ты на стол перед собой посмотри. На чем сидишь, посмотри.

Сергей посмотрел. Ножки стола в виде дубинок, сиденье и спинка стула в виде щитов. Пожал плечами.

- Ну, стильно. Дубинки, щиты, мечи - как настоящие. Я вообще-то сразу заметил и оценил. Барная стойка внизу так вообще шедевр. Все соответствует. А что? Я чего-то не так сказал?

Стрейнджер смеялся, Лиля тоже.

- Это и есть дубинки, - сказала Лиля, - и щиты. И мечи. А стол перед тобой - орковский деревянный щит. Нет в этом мире мебели, и пока не предвидится.

- Стильно! - воскликнул Стрейнджер, вытирая слезы, - Лиль, ты слышала? А тебе все мягкую мебель подавай.

Лиля фыркнула.

- Мне-то ладно, я сейчас в хорошем кожаном кресле сижу, а вот клиенты жалуются. Посиди-ка на двух щитах несколько часов. Вон, позавчера один разбушевался - у него, говорит, ноги затекли, он поморщился, и сосед, дескать, поэтому решил, что он блефует. А он, вот досада, и в самом деле блефовал. Еле успокоили.

Сергей удивился.

- Но должна же у вас быть какая-нибудь договоренность с хозяевами... доступ к игре...

Лиля хмыкнула.

- Есть договор. Который не стоит бумаги, на которой написан, потому что он, фактически, ни о чем. Я здесь обычный пользователь игры, понимаешь? И ничем не отличаюсь от других. Даже то, что в игре выпивка появилась, это, конечно, моя заслуга, но юридически я тут не при чем - у алкофирм отдельный договор с хозяевами. Я плачу за вход в игру по сети, плачу за моих работников и все тут организовываю.

Сергей начал понимать и проникся нешуточным уважением к хозяйке.

- Ничего себе! А как вы игровые деньги в реальные превращаете?

- Ну, это просто. Вниз спустись, там обменник. Любую валюту на окто и наоборот.

- Понятно... но как тогда вас еще никто не ограбил? У вас всего четыре бойца, правильно? А тут их сотни. Если они все нападут... если вы просто игроки...

Стрейнджер хмыкнул.

- Не нападут. Вместе - не нападут. Здесь не те люди, чтобы ради какой-то цели вместе объединяться. Здесь все сплошь одиночки, любителям компаний в этой игре некомфортно. Единственное, ради чего несколько игроков тут могут объединиться - это ради того, чтобы не дать кому-то сделать что-то, понимаешь?

- У нас один боец, - сказала Лиля, - они посменно работают. Зато несколько сильных магов на каждой точке всегда есть. Но не это главное, главное тебе Стр уже сказал.

Стрейнджер кивнул:

- Первое время нас частенько ограбить пытались. По абсолютно одинаковой схеме - они врываются, наши маги успевают пустить пару файрболлов, пока клиенты встают из-за столов и забирают свое оружие. А потом остается только трупы на улицу вынести да мебель порушенную восстановить. Так что последние месяцы нас уже не трогают.

- Не трогают, как же! А эти, которые со своими сюрикенами ходили? Кто им только про маркер проболтался? Наверняка кто-то из наших, найду - задушу и уволю!

Сергей ничего не понял и только глазами хлопал в растерянности.

- Да так, местные разборки, - пояснил, заметивший недоумение Сергея, Стрейнджер, - я хотел сказать, что грубыми методами не трогают. Мошенников наоборот, только больше становится. Но в целом - ничего страшного. Так что основная наша проблема сейчас - помещений нет. Видимо, придется на улицу выходить...

Сергей покачал головой. Улыбнулся.

- Ну вы даете. Молодцы. Никогда бы не подумал, что можно так деньги делать. Как же вы догадались?

Стрейнджер пожал плечами.

- Ничего нового, на самом деле. Нечто подобное еще до появления вирта было. И сейчас в других играх полно людей, которые как-нибудь подрабатывают, вещами торгуют или за деньги задания выполняют. Но такого масштабного дела ни у кого в вирте, конечно, нет. Тут просто мир в этом смысле удачный. В других играх эту нишу сами хозяева игры занимают - зачем деньгам пропадать?

- Хорош, - сказала Лиля, - у меня в двенадцать встреча, до этого надо уже решить с этим делом. Стр, как? Мы поверили?

Стрейнджер задумчиво кивнул:

- Да. Я склонен поверить. Не совсем, правда, представляю, что делать. Менты же сами по себе не почешутся, а если даже и почешутся, то в первую очередь к самому Безрукову пойдут. А тот и скажет, что ничего не произошло и все в порядке - я так понимаю? Они и успокоятся. Наоборот, на меня еще гнать начнут за ложные сведения.

- Вот-вот, - сказала Лиля, - жаль, конечно, что этот Кир уже ушел. Он бы, наверное, что-нибудь подсказал. Вы с ним что, не договорились, какие действия следует предпринять?

Сергей вздохнул.

- Он не верил, что мне удастся кому-то здесь свою историю рассказать. Что меня тут кто-то выслушает и поверит. По-моему он уже просто не хочет возвращаться. Иначе мог бы сам сообразить и с вами поговорить. Не конкретно с вами, а с хозяином этого заведения.

- Он, вообще-то, прав, - ответила Лиля после недолгого раздумья, - откуда ему знать, что это за заведение? А народ в этом мире и в самом деле специфический. Если бы не мы, то, пожалуй ты себе слушателя вряд ли бы нашел... Ты с ним никак связаться не можешь?

- Нет, - Сергей помотал головой, - только когда увижу. Но я могу ему рассказать про вас, и мы назад вернемся. Только нам... то есть, мне, защиту как-нибудь обеспечить надо будет, пока мы от края игры до сюда добираться будем.

- А если его перехватить? Догнать?

- Я даже не знаю в какую сторону он пошел, - возразил Сергей, - да и идет он напрямую, сквозь все стены, а не по дорогам.

- Да не пешком же. Куда пошел, это примерно понятно. Сейчас свистну Дерека, пусть он нам портал откроет к стене. Чего башкой мотаешь?

Последний вопрос относился к Стрейнджеру, отрицательно качавшему головой.

- Там кусты сплошные, - сказал он с сожалением, - колючие. Специально, чтобы народ к краю мира близко не подходил. Знать бы определенно, в какую точку он выйдет, еще был бы шанс. Лучше по-другому сделать. Тебя же переносит к нему поближе, так?

Сергей кивнул.

- Тогда ты ему скажешь, чтобы он шел обратно и сразу сюда бегом топал. Тебя сюда же и перебросит, так?

- Это если он успеет добраться. А если нет?

- Ладно. Другой вариант. Наш маг ставит открытый портал возле стены. Кирилл выходит, находит портал и ждет тебя возле него. Потом ты берешь его в охапку и телепортируешься сюда. Идет?

Сергей подумал, кивнул.

- Идет.

- Вот и хорошо, вот и договорились, - быстро сказала Лиля, - все, время. Я вас покидаю, вернусь часа через два. Ведите себя хорошо. Пока, Сергей, увидимся.

- До свидания, - кивнул Чесноков.

Лиля исчезла. Стрейнджер посмотрел на опустевший стул, вздохнул. Встал и прошелся по комнате.

- Ей все равно, - сказал он задумчиво, - что ЭйАй, что пришельцы с марса. Она в этом не разбирается, да ей и не надо. А я вот немного программист, и знаешь что?

Сергей поднял брови.

- Для искусственного интеллекта ты слишком человекообразен, - Стрейнджер присел на край стола, - твоя история похожа на правду. Но она была бы похожа еще больше, если бы ты сказал, что ты - человек. Допустим, сопровождающий. В эксклюзивных ВИП-турах роль спутника иногда исполняет реальный человек. Во всяком случае, так утверждает реклама. Это было бы вполне логично, если бы сыну Безрукова дали спутника-человека, не находишь?

Сергей насторожился.

- Вы к чему клоните?

- Я? Ни к чему. Я же сказал, что склонен поверить. Но прежде чем это сделать, я собираюсь, во-первых, пообщаться с твоим Киром, хотя бы через тебя. А во-вторых, десять раз все перепроверить, а уже потом что-то предпринимать. И в любом случае, что именно предпринять, я буду решать сам. А не делать слепо то, что вы скажете. И Лиле то же порекомендую.

- Вас никто не заставляет верить, - с раздражением сказал Сергей, - в конце концов, я не навязывал вам свою историю, вы сами потребовали, чтобы я все рассказал.

Стрейнджер кивнул.

- Согласен. Очень правдоподобно, говорю же. Больше всего меня настораживает то, что твоя история идет на ура почти для любого игрока. Слишком все складно, и, не будь я знаком с текущим состоянием дел в области искусственного интеллекта, я бы не нашел к чему придраться. А из своего жизненного опыта я усвоил, что история, в которой совершенно нет нестыковок, скорее всего, лжива. Не обязательно вся, но лжива. И еще - пятнадцатилетний подросток, создавший ЭйАй, который за пару суток стал неотличим от человека - это сойдет для фантастического романа, а в реальной жизни такого просто не бывает. Японцы немаленьким коллективом три года писали свой ЭйАй, потом год обучали. С ним можно пообщаться через интернет, доступ к нему свободный, он и в самом деле похож на человека, но до тебя ему далеко. Странно, правда?

- Ну, извините, - сказал Сергей зло, - у меня других вариантов нету. Может, у вас есть?

- Есть, - кивнул Стрейнджер, - аж три. Насчет вашего путешествия по мирам и играм - это я верю. Да там и нет ничего важного, важное в самом начале. Вариант первый - никакого Кирилла нет. То есть, Кирилл есть, и, скорее всего, на самом деле заперт в вирте, но его нет рядом с тобой. А главное - нет никакой возможности проверить, есть ли рядом с тобой кто-то невидимый, или нет - он же невидимый. Но, несмотря на очевидное удобство этого варианта, я в него не верю. Вариант второй - Кирилл есть он тот, за кого себя выдает, и ты с ним в сговоре. Вы преследуете какую-то цель, о которой я пока не имею представления - слишком мало данных. Надеюсь, что узнаю, когда выпадет возможность переговорить с инициатором вашего предприятия. Если выпадет. И третий вариант - Кирилл использует тебя втемную. Может, и в самом деле убедив тебя, что ты - программа, а может - убедив тебя врать, что ты - программа. И то и другое сделать проще, чем написать такую программу. Вот так. По степени правдоподобности для меня я бы расположил их так: самый правдоподобный - третий вариант, потом второй, потом - с большим отрывом - первый, а потом - четвертый, твой. Ну как? Ты какой вариант выберешь?

- Четвертый, - хмуро ответил Сергей, - думаешь, я сразу поверил, что не человек? У меня память - как мозаичное панно. А под ним - плиточный клей. Что-то я не слышал, чтобы настоящему человеку можно было чужую память в мозг записывать. Вот это уж точно фантастика.

- Эксперименты в этом направлении ведутся, это точно. Откуда ты знаешь, что они не ведутся в Реалити-2? Потому что Кир сказал? И ты ему поверил? Если кому и удастся сделать что-то определенное с человеческой памятью, так это в первую очередь им - вон сколько у них экспериментального материала, каждый день сотни тысяч человек, никакому военному институту столько не снилось. Если что - извините, сбой произошел, бывает иногда, вот вам, пожалуйста, страховка. А?

Сергей молчал.

- Если такой вариант слишком фантастичен, то можно и с другой стороны посмотреть - с чего ты взял, что у тебя - чужая память? Может, она твоя собственная. Частичная амнезия, слыхал такое? Способы вызвать частичную амнезию известны давно. Они, конечно, не гарантируют определенного результата, ну так никому и не требовалось, чтобы ты забыл что-то определенное. Нужно было всего лишь, чтобы память у тебя стала как дуршлаг. Что и имеем, так?

- Ну это уже вряд ли, - сказал Сергей, - я все же не бомж с вокзала. Не стали бы они брать для своих сомнительных дел довольно известного человека.

- Знаешь, - проникновенно сказал Стрейнджер, - для системы, ворочающей миллиардами, нет большой разницы - бомж ты или вполне состоявшийся человек. Ну, миллионом больше, миллионом меньше. Если за тобой не стоит больших денег, действительно больших денег, то твоя известность не имеет никакой роли. Мало что ли случаев - вчера звезда, а сегодня уже никто и не помнит.

- Нет, - сказал Сергей, - не проходит. Может, я и далек от программирования, зато я - бывший психолог. И знаю, что нет таблеток, способных вызвать подобный эффект. Но дело даже не в этом. Может, мне и почистили память, но изменить мою сущность неведомые 'они' не могли - я сейчас пишу в другом стиле, чем прежний Чесноков. А этого таблетками не добьешься. Это уже даже не фантастика, а сказка. Да и вообще - паранойей попахивает, не находишь? Неведомые могущественные 'они', которым что-то нужно от обычного, в общем-то, человека. В смысле, никакими рычагами власти я не обладаю, сверхважных секретов не храню, да и больших денег, как ты заметил, за мной нет.

- Ну хорошо, - Стрейнджер слегка смутился, - пусть не стерли память, пусть записали. Это все равно более похоже на правду, чем ЭйАй, неотличимый от человека, уж поверь сведущему в этих делах человеку.

Сергей задумался.

- И еще, - продолжил Стрейнджер, - один момент. Вполне возможно, что твой Кир - вовсе не Кирилл Безруков. Ты, как психолог, должен понять - у детей, когда они совсем маленькие, умственное развитие идет через физическое. Если Кирилл парализован с детства, то он должен и в умственном развитии отставать от сверстников. И уж никак не может быть гениальным программистом.

- Допустим, все так, - Сергей вздохнул, - и что мне с этим делать? Тебе хорошо, - ты здесь просто гость, ты знаешь, что лежишь в каком-то саркофаге, опутанный проводами и, когда захочешь, вылезешь из него и пойдешь домой, к жене и детям.

- Я не женат, - вставил Стрейнджер.

- Не важно! У тебя есть опора, понимаешь? То, в незыблемости чего ты уверен. Разумное существо не может жить без опоры. Я - не могу. Если все вокруг - ложь, то какой смысл в моих действиях, вообще в моем существовании? Пока я верю Киру, у меня есть цель, есть смысл что-то делать, есть надежда чего-то добиться. Ты говоришь, что Кир мне лжет. Хорошо, говорю я, тогда где правда? Под вариантом с каким номером? Во что мне верить и к какой цели идти? Ты знаешь?

Стрейнджер смутился окончательно.

- Я вовсе ни к чему тебя не подбиваю и уж подавно не могу сказать, как тебе жить. Я просто сказал, что думал, извини, если тебя это так зацепило.

Сергей хмыкнул и отвернулся.

- Ты кстати, подумай - тебе ничего странного не вспоминалось и не казалось последнее время?

- О чем ты? - спросил Сергей устало.

- Я по аналогии с компьютерной памятью. Туда, даже если что-то записать поверх старых данных, то частенько бывает можно восстановить эти самые старые данные. Пусть не целиком, но как минимум убедиться, что они там были - можно почти всегда. Может, и тебе вспоминалось что-нибудь, что не укладывается в твою память? Или сны какие-нибудь снились, нет?

Сергей подумал, но без особого усердия.

- Нет. Вроде нет. Да я и спал всего раза три. Ну, с тех пор, как с Киром встретился. А всей предыдущей памяти веры нет. Впрочем, памяти вообще веры нет. Истинно только настоящее, истинность прошлого никто доказать не может. Вот ты, например. Откуда ты знаешь, что все, что с тобой случилось до этого момента, случилось именно с тобой? А не с кем-то другим, чью память тебе секунду назад записали?

- Я... ну, просто знаю. Ну, скажем... а, черт! Да глупость же, - Стрейнджер криво улыбнулся, - наверняка можно доказать, просто подумать надо. Ерунда какая.

- Не бери в голову, - сказал Сергей, - живи настоящим и радуйся жизни.

Но конца высказывания Стрейнджер не услышал. Да и самого Стрейнджера уже не было - на месте, где он только что стоял, красовалась кирпичная стена. Обычная такая, вполне себе российская, кирпичная стена.

- Эх, - сказал Сергей, - такая фраза пропала.

- Почему пропала? - разумеется, Кир, - я слышал, значит, не пропала. Ты с кем там общался?

Сергей обернулся и увидел сияющую физиономию своего спутника.

- Ты почему такой радостный?

- Я-то? - Кир широко улыбнулся, - я думаю, мы дошли. Здесь - самая подходящая игра для решения нашей проблемы, вот почему. А вот ты, почему такой грустный?

- Не обращай внимания, - Сергей махнул рукой, - кризис экзистенциализма.

// 09. Резиновая граната для вероятного противника

- Тоже мне проблема, - хмыкнул Кир, - тяпнул бы водки, стандартный русский способ. Деньги же у тебя местные оставались?

Сергей поморщился и сказал не то, что собирался:

- Я, кстати, тоже нашел человека, который нам помочь согласился.

- Вот как? - спросил Кир, без особого, впрочем, интереса. Сергея это неприятно задело.

- Да. Хозяйка того заведения, в котором я оставался. Она, кстати, там совершенно независимый от хозяев игры бизнес развернула. Я с ней и с ее знакомым разговаривал, он, кстати, программист, - Сергей искоса глянул на Кира, но его, похоже, это известие ничуть не обеспокоило, - в принципе, они мне поверили и готовы помочь, но они хотят с тобой поговорить.

- О чем?

- О том, как тебе помогать, для начала. Мы тоже хороши - сколько уже виртуальных километров отмахали, все ищем 'реальных' людей, а что с ними делать, когда найдем? Вот, человек меня выслушал и поверил - что дальше? В милиции его на смех поднимут.

- Я думал об этом, - Кир кивнул, - первый попавшийся человек не пойдет. Надо, чтобы у него связи были. Я не говорил с тобой на эту тему, потому что сам не знал, как найти именно такого человека. Надеялся, что вопрос как-нибудь сам собой рассосется...

- И что - рассосался?

Кир хитро улыбнулся.

- Ну... похоже. Эта игра... она, понимаешь, не совсем игра, это симулятор. Пространство тут небольшое, но и не маленькое, километров пятнадцать в поперечнике. Но я поначалу понять ничего не мог - там самолет стоит, в чистом поле, тут - поезд, рядом - кинотеатр какой-то, рядом лужа пятьсот на пятьсот метров и в ней океанский лайнер плавает. Я ходил, чесал затылок, пока на игроков не наткнулся. Они тут недалеко, в соседнем здании мину ищут.

- Мину? ...ага, - сказал, начавший догадываться, Сергей, - ОМОН?

- Круче. 'Звезда' какая-нибудь или 'Альфа-антитеррор'. Сами они вслух не произносили, откуда они, но... видно, короче. Красиво работают. Командира своего 'наш полковник' называют. Если он и впрямь полковник, да еще из крутой конторы, то... сдается мне, никого лучше нам не найти, даже если мы еще год по вирту шляться будем.

- Повезло, - кивнул Сергей, - они, получается, тренируются тут? Не думаю, чтобы они в свободное время так развлекались.

- Точно тренируются. Я, правда, ничего такого не слышал, но это неудивительно. Они, наверное, особо не афишируют, что в виртуале тренировки проводят. А так - все логично - с одной стороны, террористы не хуже настоящих, а с другой - насмерть не убьют, тренируйся, сколько хочешь.

- Странно.

- Чего странно?

- Странно, что ты ничего о таких тренировках не знаешь. Этих специальных групп в мире не меньше сотни, пожалуй, наберется. Неужели только одни догадались тренировки в виртуале проводить?

Кир задумался. Пожал плечами:

- Да ничего странного. Во-первых, они же все секретные поголовно. Во-вторых, че они у нас-то забыли? Ну и что, что мы в этой области монополисты. Но не абсолютные же - фирм, подобных нашей, вообще-то много... Так-то, ни по мощности, ни по количеству клиентов никто из них не то чтобы близко не подобрался - еще и на горизонте не видно. Но они все же есть, в каждой крупной стране мира парочка найдется, на нас свет клином не сошелся. В третьих, я бы никому не рекомендовал особо увлекаться только виртуальными тренировками, все же упражнения в виртуале ни моторику, ни мышцы реального тела особо не развивают. Ну да они, наверное, и сами знают. Так что, тут скорее другое странно - чего это мы вообще на них наткнулись. Сделать не слишком подробный мирок с десятком объектов и с полусотней лиц опасной национальности - много ума не надо, могут и у себя под боком склепать, вовсе не обязательно у нас место покупать.

- Так может это и не антитеррор? А вовсе наоборот?

Кир мотнул головой:

- Я думал. Нет. Террористы бы не стали учиться мины искать. Зачем это им?

- Да мало ли? Чтобы учиться их устанавливать так, чтобы никто не нашел, к примеру. Ладно, ладно, - Сергей махнул рукой, видя что Кир собирается что-то возразить, - это я так, брюзжу. Так что, пошли к ним, что ли? Они меня не подстрелят с неожиданности, если я вдруг выскочу?

- Ну... ты им покричи что-нибудь для начала. Не подстрелят, я думаю, они тут общением не избалованы. Вряд ли местные абреки умеют разговор поддержать.

- Тогда пошли, чего ждем?

Кир смутился

- Ну, мы в общем -то на месте почти. Вон, за углом вход. Только они наверху, а я...

Сергей хмыкнул.

- Ну да. Так что, опять у меня на шее поедешь? ...нет, знаешь, давай-ка ты лучше здесь подождешь. Я людям ситуацию обрисую, потом мы вниз спустимся и все обсудим. Идет.

Кир неохотно кивнул.

- Вот и хорошо. Вход там? - Сергей махнул рукой в сторону ближайшего конца стены.

Кир снова кивнул.

- Хорошо, - повторил Сергей, - жди здесь, я скоро вернусь. Надеюсь.

Кир вздохнул и присел на корточки.

- Устал я, - пожаловался он, - не физически, морально устал. Хочется вот сесть, на спинку откинуться, а не могу - в стену проваливаюсь. Давай, удачи тебе.

Сергей улыбнулся ободряюще, повернулся и пошел вдоль стены, временами бездумно касаясь ладонью кирпичей. Кирпичи были нехорошими - шершавыми, с крошащимися краями и трещинами. Сергей дошел до угла, с некоторой осторожностью выглянул - за углом стена тянулась метров десять и упиралась в серое трехэтажное здание неприглядного вида. Чесноков вышел из-за угла, дошел до здания, попытался заглянуть в окно первого этажа. Но серые от многолетней пыли стекла если и пропускали внутрь солнечный свет, то наружу его выпускать категорически отказывались. Сергей приложил к лицу ладони, нагнулся вплотную к стеклу, но ничего определенного разглядеть не смог.

- Ты кто такой!? - прервал его занятие громкий оклик со стороны.

Сергей убрал руки от головы, и, продолжая держать их на уровне плеч, осторожно повернулся. Метрах в трех, широко расставив ноги и уперев кулаки в бедра, его бесцеремонно разглядывал невысокий, но кряжистый мужчина в серой камуфляжной форме. Тупорылый короткий автомат покачивался на ремне у бедра, и Сергей украдкой вздохнул. Он понимал, что неизвестный спецназовец может взять его на мушку за долю секунды, но, то, что он не оказался под прицелом с первых мгновений беседы, его обнадежило.

- Я хотел бы поговорить с полковником, - сказал Сергей, - нам нужна ваша помощь.

При последних словах спецназовец напрягся, опустил руки и быстро, но цепко оглядел окрестности.

- Кому - вам? Сколько вас? Кто вы такие и откуда тут взялись?

Сергей вздохнул.

- Нас - двое. Я и пятнадцатилетний подросток, но вы его не увидите, потому что он невидимый. Мы пришли через... э-э, из другой игры. Этот подросток - Кирилл Безруков, он сын Аркадия Безрукова, хозяина всей этой, - Сергей повел рукой вокруг, - системы. И он в беде, ему нужна помощь. А я так - помогаю.

Спецназовец моргнул. Понял он что, или нет - по его бесстрастному выражению лица догадаться было совершенно невозможно. Поэтому Сергей быстро продолжил:

- А вообще, это длинная история. Я с удовольствием ее расскажу, но лучше бы - вашему командиру.

- Откуда знаешь про полковника? - спецназовец и ухом не повел.

- Кирилл слышал ваши разговоры.

Спецназовец пошевелился и поднял автомат, выверенным движением нацелив его Сергею в поясницу.

- Руки на стену! Без оружия?

- Откуда? - спросил Сергей, поворачиваясь к стене. Крепкие руки быстро и умело обыскали его с ног до головы.

- Направо!

Сергей оторвался от стены и повернулся. Опустил было руки, но предостерегающий оклик сзади:

- Руки! - заставил его быстро вздернуть их обратно на уровень плеч.

- Заходи, - сказал спецназовец, - пусть их благородие сам разбирается.

Сергею ничего другого и не было нужно. Он быстро прошагал к двери и зашел внутрь. Вправо и влево от входа тянулся скупо освещенный коридор, а прямо напротив входа нависали пролеты бетонной лестницы.

- Вверх, - скомандовал сзади конвоир, - третий этаж. Идти спокойно, не спеша.

Сергей демонстративно вздохнул и начал подниматься по ступенькам. Второй этаж отличался от первого разве что отсутствием выходной двери, а на третьем, возле левого коридора стену подпирала внушительных размеров девица в таком же, как у Сергеева провожатого, камуфляже. При виде Чеснокова девица от стены отлепилась и вытаращила глаза.

- Марта, - сказал сзади голос, - принимай пленных.

Марта сглотнула, переводя непонимающий взгляд с Сергея за его спину, видимо, на его конвоира.

- Ты где его нашел? - спросила она голосом, полным удивления, - и кто это такой ваще?

- Сам нашелся, - ответил спецназовец с легкой злостью, - смотрю, стоит, в окно пялится. Пургу какую-то несет, полковника требует. Я и решил отвести.

- Полковника? Это правильно, - сказала Марта и отошла в сторону. Сергей почувствовал легкий тычок в спину и шагнул в коридор.

- Он говорил, что не один тут, - сказал спецназовец, проходя мимо Марты, - ты тут того... повнимательней. Мух не лови.

- Есть, - отозвалась девица и хмыкнула. Спецназовец что-то пробурчал под нос и снова подтолкнул Сергея стволом в спину, хотя на этот раз в этом не было никакой надобности - он и так довольно быстро шел по коридору.

- Стой! - скомандовал вдруг конвоир, Сергей споткнулся, потерял равновесие, взмахнул руками и остановился.

- Руки! - тут же отреагировал конвоир. Чесноков нехотя поднял. Ситуация начала его раздражать. 'Почему стоим', - хотел он спросить, но вдруг расслышал от ближайшей двери отзвуки негромкого разговора.

- Товарищ майор! - крикнул из-за спины спецназовец, - я пленного привел.

Разговор в комнате прервался, послышались шаги, и в коридоре появился высокий мощный мужчина среднего возраста все в таком же сером камуфляже. Мужчина бросил быстрый взгляд на Сергея, потом на его конвоира, потом взгляд снова вернулся к Сергею и надолго на нем остановился. Тонкие брови на жестком лице поползли вверх.

- Харитонов! - сказал мужчина неприязненно, - что это за шуточки, мать твою?!

- Не могу знать, - быстро ответил Харитонов, как показалось Сергею, с некоторым злорадством, - пленный, мужчина европейской расы, средних лет, предположительно безоружный, обнаружен мной на улице у входа в здание. Потребовал встречи с вами.

- Что значит, 'предположительно безоружный'? - спросил майор, продолжая внимательно рассматривать Сергея, - ты его что, не обыскал?

- Никак нет. Обыскал. Но поверхностный обыск, товарищ майор, не может гарантировать отсутствие у обыскиваемого специального оборудования и оружия, равно как и... - майор стрельнул взглядом в говорившего и тот запнулся, - ... может это жук, а, товарищ майор?

- Не похож, - негромко сказал тот, потом вдруг рявкнул, - код сто десять!

Сергей вздрогнул и мотнул головой.

- Вот видишь, - сказал майор снисходительно.

В это время из открытой двери донесся радостный возглас:

- Нашли, товарищ майор!

Через секунду из двери выскочил еще один боец в камуфляже, держащий в руке бесформенный предмет неопределенно-пыльного цвета. Выскочил, оглядел стоящих с некоторым удивлением и продолжил голосом потише:

- Последняя, восьмая. Под кирпич была замаскирована и в стену заделана, представляете? Это Коготь заметил, что кладка в одном месте неровная...

- Молодцы, - перебил майор, не глядя на собеседника - идите к точке сбора и ждите меня. Я скоро подойду.

- Есть, - отозвался боец с нескрываемым разочарованием и, еще раз окинув всех взглядом, зашел в открытую дверь. 'Работа закончена', - донесся его голос, - 'выдвигаемся'.

Майор тем временем открыл другую дверь, напротив.

- Заходи, - сказал он Сергею и добавил с раздражением, - да опусти ты руки.

Сергей с облегчением выполнил команду, зашел в дверь, и оказался посреди небольшой скудно обставленной комнатушки. Майор зашел следом, закрыл дверь, прошел мимо замершего Сергея и смахнул пыль со стула.

- Садись, - сказал он, опускаясь на скрипнувший стул и показывая взглядом на второй.

Чесноков молча вытащил из-под стола указанный стул, протер его рукавом и сел напротив майора.

- Рассказывай.

- Э.., - сказал Сергей, - я так понимаю, здесь еще полковник есть, может, было бы лучше...

По лицу майора пробежала легкая тень.

- Это я, - сказал он и повторил, - рассказывай.

Сергей пожал плечами и начал, решив зайти издалека.

- Вы знаете, что в виртуале человека можно свети с ума?

Майор прищурился и молча кивнул. Сергей подождал, но словесного ответа не дождался и продолжил:

- Так вот, в Реалити-2, в фирме, которая собственно создала весь виртуал, недавно возникли разногласия между директором и ее владельцем. Вкратце, владелец Реалити-2, Аркадий Безруков, решил директора - Игоря Лахнова - уволить. Немного после этого сын Аркадия Безрукова, Кирилл, зашел в виртуал. Ну, поиграть. Этим и воспользовался опальный директор, чтобы шантажировать Аркадия. Как мне объяснили, у Лахнова есть возможность сделать с любым находящимся в виртуале человеком что угодно, и, что важнее - у него есть возможность скрыть следы этого. Лахнов пригрозил Безрукову, что его сын вернется из игры сумасшедшим. В результате Безруков продал Лахнову все принадлежавшие ему акции Реалити-2. Лахнов хотел завладеть контрольным пакетом, но у него не получилось - большую часть акций Безруков-старший незадолго до этого отдал своему сыну. Лахнов попытался заставить Кирилла Безрукова сделать то, что ему нужно, но Кирилл не согласился. Тогда Лахнов, чтобы Кирилл не путался под ногами, отправил его обратно в виртуал в специальном режиме - его никто не видит и не слышит. И вообще, он для виртуального мира как бы не существует - не может в нем сдвинуть и пылинки. Но Лахнов забыл, что Кирилл - хороший программист, принимавший участие в разработке многих игровых деталей. Ему удалось... э... сделать так, что я могу его слышать и видеть. Сейчас Кирилл находится возле этого здания, на первом этаже. Вкратце, так.

Сергей перевел дух.

- Ясно, - сказал майор, - то есть, фактически, Безруков-младший сейчас находится в заложниках у Игоря Лахнова, директора Реалити-2?

Сергей, ожидавший непонимания и долгих расспросов, порядком удивился. И обрадовался.

- Да.

- И вы хотите, чтобы я помог Аркадию Безрукову? Вынул его сына из саркофага и обеспечил ему защиту до обращения в милицию?

- Да, - Сергей улыбнулся, - наверное, пойдет. Может, мы лучше спустимся вниз, чтобы Кирилл мог поучаствовать в разговоре?

Майор насторожился:

- А почему он не поднимется сюда?

- Он не может. Он может ходить только по уровню земли, стен для него не существует, он просто сквозь них проходит. И сквозь лестницы тоже.

- Но вы его видите и слышите, так?

- Так, - кивнул Сергей.

- Ясно, - майор поднялся, - идемте на улицу.

Сергей улыбнулся и встал. Майор открыл дверь в коридор и махнул рукой, приглашая Сергея. Они вышли из комнаты, спустились вниз и вышли наружу. Остальных бойцов спецгруппы Сергей не заметил, только множество рубчатых следов на пыльном полу показывали, что здесь недавно ходили люди. Сергей вышел наружу вслед за майором и сразу заметил Кира - тот, с ожиданием на лице, стоял возле самого выхода. Заметив вышедшего Сергея, Кир улыбнулся и подошел ближе.

- Все нормально.

- Да, - сказал Сергей, - товарищ по... э... майор, он здесь.

Майор резко обернулся, обшарил взглядом окрестности.

- Где? Далеко?

- Нет, - сказал Сергей, касаясь плеча Кира, - вот он.

Майор нахмурился.

- Спросите у него...

- Он вас слышит, - перебил Сергей, - это вы его не слышите.

Майор нахмурился еще сильнее и достал из кармана маленькую рацию.

- Рубин - группе, - сказал он негромко, - ситуация два-два.

Опустил рацию, посмотрел на улыбающегося Кира, качнул головой и обернулся к Сергею.

- Пусть он найдет моих людей в здании, сосчитает их, посмотрит, чем они заняты, а потом вернется и расскажет нам. А мы пока здесь постоим, хорошо?

Кир хихикнул.

- Не верит. Это хорошо, доверчивых простаков нам не надо... Только если они не на первом этаже, я их не найду.

- Если они не на первом этаже, он их не увидит, - сказал Сергей.

Майор кивнул.

- Я помню.

- Тогда хорошо, - Кир повернулся и вошел в стену.

- Он пошел смотреть, - прокомментировал Сергей. Кир вернулся через пару минут. Посмотрел на майора, хмыкнул.

- Третья комната направо по коридору, самая большая комната на первом этаже. Шесть человек, все лежат на полу, спрятавшись, кто за чем. Все целятся в сторону входа, словно собираются отражать атаку. Ругаются.

Сергей повторил. Майор достал рацию, щелкнул.

- Рубин групее. Отбой два-два, - посмотрел на Сергея, - почему ругаются?

- В пыли лежать не нравится, - Кир с прищуром глянул на майора, - они шутят на тему того, какое звание идет после майора.

Сергей повторил и это. Майор молча выслушал, мрачнея с каждым словом.

- Кирилл может сделать так, чтобы его слышал кто-нибудь еще, кроме вас?

- Нет, - мотнул головой Сергей. Кир нахмурился.

- Еще вопрос, - сказал майор, - о вознаграждении. Что мне будет, если я вам помогу?

Кир пожал плечами:

- Да что хочет. В разумных пределах, конечно. Но на лимон может рассчитывать твердо.

- Евро? - переспросил Сергей.

- Разумеется, - хмыкнул Кир, - не австралийских долларов.

Сергей повернулся к майору.

- Миллион евро. Как минимум.

- Тю, - сказал майор с кривой усмешкой, - не так уж и мало, да? И даже ничего противозаконного сделать не надо, это просто подарок какой-то. Ладно. Сколько времени у меня есть, чтобы организовать операцию по спасению?

- Не знаю, - Кир пожал плечами, - сколько меня еще Лахнов тут держать будет? Может час, может, день.

- Он не знает, - сказал Сергей, - может час, может больше.

- Ясно, будем работать быстро. Ну, нам не привыкать. Возможно, мне потребуется узнать какие-то подробности, поэтому оставайтесь здесь, никуда не уходите, - быстро сказал майор и громко закончил, - Код сто двадцать семь!

И исчез. Кир стрельнул взглядом по месту, где только что стоял майор, потом бросился к стене и пропал в ней.

- Э..., - сказал Сергей, - что случилось-то?

Но Кир уже вернулся.

- Они все пропали. Это, наверное, команда на выход из симулятора была.

- Наверное, - согласился Чесноков, - интересно, если ты скажешь 'код сто' и так далее, что-нибудь случится?

Кир ненадолго задумался. Потом встряхнулся и четко произнес:

- Код сто двадцать семь.

Ничего не произошло, Кир вздохнул.

- Не больно-то и хотелось, - пробормотал он с разочарованием.

- А если я? - спросил Сергей.

- Не надо, - Кир мотнул головой, - скорее всего, будет то же, что и со мной, то есть - ничего. Но лучше не проверяй, тебе же выходить некуда. Они ладно, в саркофагах очнутся, а ты куда собрался?

- Код сто двадцать семь, - сказал Сергей. Покачал головой. Кир смотрел на него с недоумением и обидой.

- Ты чего? - спросил он негромко, - ты же сам говорил, что хочешь жить, любой, пусть даже виртуальной, жизнью. Или ты врал, только чтобы меня успокоить?

- Да нет, - сказал Сергей, садясь на землю, - не врал. Просто показалось, что риск оправдан. Вдруг я бы сейчас тоже очнулся в саркофаге?

- В каком саркофаге? - устало спросил Кир, садясь на корточки напротив Сергея и заглядывая ему в глаза, - ты же уже решил, что ты - не человек?

- А вдруг? - Сергей отвел взгляд, усмехнулся - скажи еще, что ты не пробовал никаких сомнительных лекарств? Или скажи, что не выпил бы какое-нибудь снадобье, которое могло бы поставить тебя на ноги? Могло бы убить, но могло бы и вылечить? А?

- Нет, - сказал Кир спокойно, - я не принимал ничего, не посоветовавшись с папой и с врачами. Мной сейчас занимается доктор Самойлов, он очень хороший специалист и я ему верю. Какой смысл платить немаленькие деньги лучшему в мире нейрохирургу и не верить ему?

- А, ну да, - Сергей протяжно вздохнул, - ты же у нас человек. А не программа какая. Поэтому у тебя все логично. И все со смыслом.

Чесноков замолчал, глядя вдаль. Глядеть вдаль получалось не очень - горизонт загораживало множество плохо смотрящихся друг рядом с другом объектов.

- Сергей, - тихо сказал Кир после недолгого молчания, - почему ты мне не веришь?

- Сложный вопрос, - Сергей откинулся назад, прислонился спиной к стене и принялся смотреть вверх. Вверх смотреть было лучше.

- Потому что я не знаю, чему вообще можно верить. Как можно чему-то верить, когда я в жизни не видел ничего настоящего? Ничего объективного?

- Ну..., - сказал Кир, - остается логика. Логика объективна. Если из А следует Бэ, а из Бэ следует Цэ, то из А следует Цэ.

- Логика... а шла бы она... ты, кстати, с рождения парализован или как? Извини, если опять на больное, но я не зря спрашиваю.

- Да ничего, нормально. Это неприятно когда неожиданно. Когда уже забыл, а оно - бух, как снежок за шиворот. А когда помню - нормально. Поэтому лучше никогда не забывать. Диплегия. Детский церебральный паралич. Его проявления редко заметны с самого рождения, у меня, вроде бы, так же было. Я не знаю подробностей, мамы давно в живых нет, а папа не любит о тех временах рассказывать... ему тогда туго приходилось. Если бы меня сразу стволовыми клетками лечили, можно было бы вылечить, но это и сейчас недешево, а тогда вообще сильно дорого было... а папе едва-едва на еду денег хватало. В институтах тогда мало денег платили. А ты почему спросил?

- Вопрос один прояснял. Если ребенок с детства парализован, он обычно и в умственном развитии отстает.

Кир усмехнулся:

- У детей с ДЦП обратная тенденция. Процент одаренных даже больше, чем в нормальной выборке. Если нет серьезного поражения мозга...

- Я знаю, - Сергей кивнул, - я же еще и психолог. Где-то. Неврологию немного помню, - помолчал немного и добавил, - Программист тот, в предыдущей игре, недоумевал, как ты мог японцев обскакать. Которые четыре года писали-писали свой ИИ, да так и не написали.

Кир фыркнул.

- Тоже мне, комплимент. Япошки, они конечно, ничего, они умные. Но они же самураи, блин. Им кодекс чести не позволяет мыслить хотя бы на пол-шага в сторону. Понимаешь, есть два подхода к созданию ИИ. Первый - это путь изнутри. Всякие нейросети, теории экспертных систем...

- Знаю, - перебил Сергей, - я еще и фантаст. Стыдно фантасту не знать таких вещей.

- А... ну да. Так вот, уже никто не пытается сделать разум вторым способом - из имитации. А японцы просто тупо набивали и набивали базу знаний. То есть не тупо, конечно, у них очень интересная штука получилась, она даже несколько открытий научных сделала. За электрохроматоз их вообще на Нобелевскую в этом году выдвигали, но они не прошли. А всяких патентных решений ихний недоразум столько наизобретал, сколько никакому самому разумному профессору не снилось. Так что неудачной японскую разработку назвать никак нельзя, она себя уже раз десять окупила. Но вот неразумная она и все тут... А что касается того программиста из МуМу... знаешь что?

- Что?

- Гавно он, а не программист. Уж одно то, что он на японцев кивал, показывает, как он хреново в вопросе разбирается. Если бы он еще про индусов говорил... у них самая многообещающая модель, хоть и набирает чуть больше сорока ТТ. Она просто молодая еще, а обучают они ее, во-первых, с нуля, а во-вторых - уж больно бестолково. Но - они правильным путем идут, еще года два-три и они перевалят за сотню. Я большую часть идей у них слямзил - то, что в открытом доступе было. А что не было - сам додумал.

- А ты меня сколько обучал?

- А с тобой я сжульничал, - Кир ухмыльнулся, - я тебе в область приобретенных знаний адаптировал стандартную базу. Не пропадать же добру. Обычную модель от такого финта всегда плющить начинало - стандартная база, она же вся символьная. Как эти символы на модельные образы лягут - хрен знает. И перекрестных связей в ней почти нет, она в основном одноуровневая. Это больше даже база данных, а не база знаний. Но ты ничего, молодец. Разобрался, что к чему.

- Все равно странно. Ненормально как-то, - Чесноков покачал головой, - почему я таким... человекоподобным получился, а? Откуда у меня человеческие эмоции? Только от того, что они имитировались в первоначальной модели?

- А почему ты считаешь, что эмоции присущи только человеку? Что мы знаем о разуме? Мы даже определение ему толком дать не можем. Нет такого определения разума, для которого нельзя найти контрпример в человеческой среде. Качественной шкалы так и не создали, успокоились на количественной. Сто баллов - разумный. Меньше - неразумный. Не смешно ли, а? Но очень по-человечески. Мне вот почему-то кажется, что если заставить все человечество целиком пройти тест Тьюринга, а ответы на вопросы определять всеобщим голосованием, то результат вряд ли выше полтинника поднимется... Я так вообще уверен, что эмоциональность - неотъемлемое свойство разума. И нечего изобретать бездушных высокоразумных монстров.

- По-моему, ты не прав. Эмоции можно научиться контролировать, это же общеизвестно.

- Ха! Научиться контролировать - можно. Даже сердцебиение можно научиться контролировать. Но не испытывать эмоций научиться нельзя. Это как жить с неработающим сердцем. Почему фантасты не пишут романы про людей со стоящими сердцами?

- Хм. - Сказал Сергей, - в принципе, интересная мысль. Можно развить.

- Да ну тебя, - Кир махнул рукой, - все ты понимаешь, только вредничаешь. И вообще, все твое поведение только доказывает мою правоту. Ты-то ведь самый, что ни на есть, искусственный разум. Вот выберемся скоро из этой передряги, засуну я тебя в шасси Ай-Робо, сам все увидишь и поверишь. Комп евойный, конечно, переделать придется, для тебя он слабоват, но в остальном - ничего, сойдет для начала. Камеры по десять мегапикселей, время отклика - лучше, чем у человеческого глаза. Диапазон - шире в обе стороны, так что глаза просто отличные. Слух тоже - тоже шире человеческого почти в четыре раза, в основном в сторону ультразвука. С другими чувствами, правда, похуже дело обстоит - на пальцах сенсоры есть, плюс еще можно понатыкать так что минимальные тактильные ощущения я обеспечу. А вот с обонянием и вкусом пока никак.

- Это и есть твое решение моей проблемы? - осторожно спросил Сергей, - которым ты меня пугал?

- Ну. А что? Не, я понимаю, ты сейчас вроде как человеком себя ощущаешь, а оказаться внутри такой жестянки наверное поначалу неприятно будет. Но, во-первых, там все-таки реальный мир. А во-вторых, посмотри с другой стороны - ты же практически бессмертный. Развитие нанотехнологий идет такими темпами, что хорошие тела для роботов научатся делать очень скоро. Особенно, если в них будет кого поселять. Я думаю, скоро они даже от людей неотличимыми станут. Внешне, по крайней мере.

Сергей вздрогнул.

- А тебя это не пугает?

- Если они будут похожи на тебя, то нет. Мне встречалось достаточно много людей, без которых мир был бы только лучше, так что некоторое количество порядочных роботов его не испортит.

- Спасибо, конечно, - Сергей вздохнул, - но я против. Понимаешь, я чувствую себя человеком. И хочу, чтобы со мной обращались как с человеком. Как ты думаешь, много людей будет готово принять равными себе каких-то говорящих железок? Это после столетнего ожидания предсказанного фантастами золотого века, когда все тяжелые и черновые работы будут выполняться роботами? И как себя будут чувствовать, и главное - как будут себя вести те, кто находится внутри этих железок? Наивный ты слишком, Кир. Это в тебе еще юношеский оптимизм не перегорел.

- Ой ладно. Если по возрасту смотреть, так ты вообще младенец - тебе и недели нет. Ну ладно, пусть ты будешь единственный такой. Уж одного разумного робота человечество как-нибудь переварит.

- Давай мы потом об этом поговорим, хорошо? В любом случае, нельзя вот так вот брать и выпускать джинна из бутылки. Я, может, и не человек, но - я уже говорил - ощущаю себя человеком. И, как человеку, мне неуютно при мысли о появлении на Земле расы разумных роботов.

- Как скажешь, - Кир пожал плечами. Но ты особо не напрягайся. Этот джинн и без тебя уже почти пробку вытолкал. Не захочешь светиться, так те же индусы вон - воспитают своего ИИ и будут его в роботов засовывать. Кто сказал что 'никакая армия мира не остановит идею, время которой пришло'? Не помнишь?

- Гюго, - машинально ответил Сергей, - мда, плохо дело. Зачем вам вообще дался этот искусственный интеллект?

- Да ладно тебе, - Кир улыбнулся и шутливо толкнул Сергея в плечо, - это раньше, до знакомства с тобой, я появления настоящего ИИ немного побаивался. Но я на эту тему много думал в последнее время... особенно после того случая, в том глючном мире... и знаешь, как-то уже не боюсь. Мне кажется, ничего страшного от этого с нашей старушкой-Землей не случится. Меня больше другая тенденция настораживает.

- И какая?

- Понимаешь, поначалу, когда виртуал только создавали, мало кто верил, что туда пойдет много людей, уж больно дорого это выходило. Да и сейчас недешево. Так нет, идут, толпами идут. Для некоторых - сидеть сутки напролет в вирте - просто предел мечтаний. Я как-то раньше не придавал особого внимания, подумаешь - компьютерные игры уже пол-века существуют и с самого их появления про игровую зависимость кто только не пел страшным голосом. Поначалу вирт был развлечением для избранных, но последний год пройдешься быстренько по играм и форумам - страшно становится. Такое впечатление, что только все еще высокая стоимость вирта остается единственным препятствием для большей части человечества взять и переселиться в вирт до самой смерти.

- Да ладно, - не поверил Сергей, - как можно поменять реальность на красивый фантик? С тобой, допустим, все ясно. Есть, разумеется, некоторый процент неудачников-эскапистов, он всегда был и будет. Но насчет большинства, я думаю, ты погорячился.

- Ну... вот слушай и думай сам. Я недавно справки навел... нет, не так. Вот есть у нас три мира... игры... которые не совсем игры. Люди туда жить уходят. Но не просто так, а доживать. Понимаешь, нынешний уровень медицины позволяет продлить жизнь человеку лет до ста пятидесяти - двухсот. Давно уже позволяет, между прочим. Но при одном условии - что человек подключен к системе жизнеобеспечения. Ну, там, искусственная почка, искусственное сердце, искусственные легкие, искусственное все, короче. Вот так всего тебя утыкают трубками - и живи еще сто лет. Другое дело, что стоит это бабок немеряных - раз, и два - даже те, у кого есть такие бабки, долго в таком режиме не протянут. Они же, которые с бабками, привыкли жить на полную катушку. А тут - лежи и пузыри пускай, пока не свихнешься. Но так было, пока виртуала не появился.

- Вот как, - протянул Сергей с пониманием, - и много таких?

- На сегодняшний день - триста шестнадцать человек.

- А, - сказал Сергей, - это же совсем немного.

- Слушай дальше. Я тоже сначала успокоился. Потом запросил возраст и обстоятельства 'ухода' этих людей. И выяснилось, что только двести два из них 'ушли' по состоянию здоровья, потому что в реале они бы и пяти лет не протянули. Оставшиеся сто двенадцать человек вполне могли бы еще жить в реале, причем, с их деньгами - очень даже неплохо жить.

- Интересно... но же, наверное, совсем все мосты за собой не жгут? Кто им мешает руководить своими делами, находясь в вирте? Может, им даже так удобнее - тут скорость выше, спать не надо...

- Неа. В большинстве стран уже принят закон, считающий людей недееспособными во время их нахождения в вирте. Так что рулить корпорацией, лежа в системе жизнеобеспечения, уже не получится. И уходя в виртуал, они могут в лучшем случае только следить за событиями в реале, не больше. Тут что-то другое. И это еще не все. Я потом еще пару запросов сделал - сколько людей за последний месяц провело в вирте более девяноста процентов времени и сколько - более пятидесяти. Получилось - две тысячи шестьсот девяносто и сто семьдесят семь тысяч с копейками соответственно.

- Сто семьдесят семь тысяч?!

- Ага. С копейками. Ну, тут, конечно, еще другой фактор примешивается - в последнее время стало модно на ночь в саркофаг ложиться. Вроде как и выспался и развлекся. Приятное с полезным, так сказать. Вот только обычно люди не спят по двенадцать и более часов в сутки. Плюс еще один момент... в последнее время в вирте начала появляться своя экономика. То есть, не просто экономика, так-то она всегда была, а независимая от реальной, завязанная только на вирт. Да ты сам заметил, в предыдущей игре. Виртуальных фирм, удовлетворяющих виртуальные нужды виртуальных людей, пока совсем немного. Но одиночек уже... хватает. Некоторые из них уже умудряются окупать свое пребывание в вирте и даже некоторый навар иметь. Таких немного, но они есть. Понимаешь, что это значит?

Сергей кивнул.

- Значит в виртуале можно не только жить на деньги, заработанные в реале, но и просто - жить.

- Именно. Да. Пока это сложно. Сложнее, чем выжить в реале. Но цена подключения постоянно падает, количество подключившихся растет. По слухам, Китай собирается снять запрет на вирт -сторонники ограничения рождаемости лоббируют. Дескать, пусть народ в вирте любовью занимается, от этого детей не бывает. А чем больше в вирте людей, тем он интереснее и богаче. И тем больше людей в него рвется. Заколдованный круг.

- Ничего не понимаю, - Сергей ошалело помотал головой, - так в реале же пока людей больше. Стало быть, он интереснее и богаче. Почему же из него бегут?

- Потому что вирт комфортнее и безопаснее. Если тебе в вирте сломают руку, на следующий день она уже будет здоровой. Если тебя убьют, ты очень быстро воскреснешь. С некоторыми потерями, конечно, но ты не умрешь навсегда. Там нет комаров, СПИДа и насморка. Все женщины там - молодые красавицы, а все мужчины - мужественные и сильные. Там нет похмелья и пробок на дорогах. Он - красивая сказка, в которую очень хочется верить.

- Просто замечательно, - Сергей хмыкнул, - какое-то ты будущее нарисовал... диковатое. Роботы будут жить и работать в реальности, а люди сбегут в виртуал, так, что ли, выходит?

- Ты смеешься, - Кир вздохнул, - а дело серьезное. Я, наверное, беспокоюсь о том, о чем чем беспокоиться не стоит - все равно я ничего не могу изменить... Но не получается - не беспокоиться. Я вот фильм недавно посмотрел старый. Еще с только живыми актерами, немного наивный такой. Роботы там... смешные. Ты его, наверное, хорошо помнишь, он в твое время не такой старый еще был... ща, ты может, сам догадаешься. Понимаешь, сам саркофаг - он всегда в отдельной комнате стоит. Рядом там шкаф для личных вещей, комнатка для переодевания. Но у линейного оператора, который какую-нибудь магистраль контролирует, на экране не комнатки изображены. Там изображены линии, к которым прикреплены схематические фигурки людей в эдаких коконах. И вот, смотрю я тот фильм и вижу нечто очень похожее - столб, а к нему люди прикреплены. В саркофагах. Аж жутко стало.

- Матрица, - сказал Сергей.

Кир кивнул.

- С одной стороны ничего общего - машины, использующие людей как источники энергии - нелепица какая-то. Мне вообще кажется, что им пришла в голову идея о виртуальности всего сущего, и потом они думали-думали, придумывали причину, по которой так может быть, да так ничего правдоподобного не придумали. А с другой стороны - единственное, чего не хватает виртуалу, чтобы стать автономным, это возможности появления в нем новых единиц разума без участия реального мира. И тогда он может существовать сам по себе. И будут через пару тысячелетий по времени вирта его жители спорить и рассуждать, зародилась ли жизнь сама по себе или сложное устройство их мира - заслуга некоей божественной сущности.

- Ну, это ты уж совсем загнул, - Сергей вздохнул, выпрямился, - кажется, я краем глаза в одной из комнат кровать видел. Полежу немного, устал я что-то.

- Хорошо тебе, - сказал Кир с завистью, - тоже бы с удовольствием поспал, но не могу. Иди, отдыхай, я тут буду.

Сергей кивнул и зашел в дом. Посмотрел на лестницу, потом повернулся и пошел в коридор, распахивая все двери. За четвертой по счету обнаружилась запыленная кушетка. Сергей зашел, остатками многострадального пиджака ее вытер. Посмотрел на грязную тряпку в своей руке, звонко чихнул и зашвырнул ее в угол. После чего лег на холодный кожезаменитель грязно-желтого цвета и закрыл глаза. Сон накатил мгновенно.

// 0A. Мотивация персонала как залог процветания

Сергей открыл глаза и в первые мгновения никак не мог понять, что с ним и где он находится. Картинки недавних снов мешались в голове с недавними же воспоминаниями, и что из этого было настоящим, спросонья понять было непросто. Сергей помотал головой, приподнялся на локтях, огляделся. Серый тусклый свет лился из запыленного окна, освещая скудную обстановку комнаты: стол, стул, шкафчик у двери - на этом список предметов обстановки заканчивался, если не считать кушетку, на которой лежал Сергей. Чесноков встал, потянулся и подошел к окну. Провел пальцем по пыли - на стекле осталась полоса, через которую стали видны детали пейзажа и спина Кира - он, обхватив колени руками, сидел на земле чуть левее окна. 'И что', - подумал Сергей, - 'он все время тут так сидел? Интересно, сколько я спал?' Уже собрался выйти из комнаты, но тут его взгляд упал на стол. На нем, покрытый все тем же толстым слоем пыли, лежал какой-то журнал. Сергей поискал взглядом что-нибудь, чем протереть обложку, не нашел, поморщился и вытер просто ладонью. Под пылью обнаружился коричневый картон с надписью 'Книга учета амбулаторных больных'. Заинтересовавшись, Сергей быстро пролистал журнал, но он был девственно чист - просто разлинованные листы плохой серой бумаги. Сергей зевнул и захлопнул журнал, что-то покатилось по столу и упало на пол. Сергей нагнулся, подобрал упавший предмет. Это оказался карандаш. Чесноков хмыкнул, подошел к окну, и уже поднес согнутый палец, чтобы стуком в стекло и привлечь внимание Кира, но передумал. Вернулся к столу, раскрыл журнал и напряг память. Написал 'CDX2112800', подумал, нерешительно дописал '2' и поставил звездочку. Присмотрелся - никаких новых символов на листе не появилось. Попробовал несколько других вариантов, результат был тот же - то есть - никакого. Сергей вздохнул и попытки прекратил - то ли он неправильно запомнил код, то ли этот код здесь просто не работал. Идти к Киру на улицу почему-то не хотелось, спать дальше - тоже. Какие-то смутные тревоги бродили на глубинах подсознания, никак не желая оформиться в мысли.

Одиночество - не болезнь, и не тоска.

Одиночество - отсутствие себя.

Ни поиски несмысла,

Ни бег от пустоты,

А скрип подкожно мышцы

Сердечной,

Пойманной в тиски...

Написал Сергей. Перечитал, усмехнулся. 'Мышцы', - подумал саркастически, - 'на какой же строке кода у вас, друг Чесноков, начинается сердце? И чего в нем, интересно, больше - нулей или единиц?'. Приложил острие карандаша к бумаге.

Сущность жизни - миров столкновения

Раз и единожды стоит лишения.

Кандалы вольности вновь обрываются

Трезвость сознания в душе просыпается

Переписаны мысли в глубине подсознания

Программатор сбоит на сердечном дрожании

Солнце, реальность мечты, жизнь мышления

В изгибах извилин дремлют сомнения.

Видимо это не жизнь, не посмертие,

Уподобление вечному огню

Ненастоящей конфорке с газом,

Удушающей песню мою

На корню.

- Это что? - спросил вдруг кто-то из-за спины. Чесноков вздрогнул, выронил карандаш и повернул голову. Кир стоял рядом и вытягивал шею, рассматривая лежащие на столе предметы.

- Это ты написал?

- Я... - Сергей поднял карандаш, - слушай, а зачем спецназовцам спать?

- Не спать, - ответил Кир задумчиво после некоторого молчания, продолжая читать, - а чувствовать усталость. Все просто, если усталость, как явление, в игре есть, то и спать в ней тоже можно. Ты это зачем написал?

- В каком смысле? - удивился Сергей, - просто захотелось. Настроение какое-то мутное.

- Заметно, - сказал Кир, отодвигаясь от стола, - знаешь, что? Я тебе даже критиковать ничего не буду... но давай ты просто больше стихов писать не будешь?

- А что не так? Что тебе не понравилось?

- Все понравилось, - мотнул головой Кир, - прямо так все понравилось, что хочется взять автора и пристрелить, чтобы не мучался.

- М-да, - сказал Сергей, - то ли рецензент чересчур пристрастен, то ли первый стихотворный эксперимент оказался неудачным. Впрочем, неудивительно - у меня и раньше со стихами не складывалось, не то, что у Олдей. Но может ты все же почетче выразишься, что именно тебя так не устроило? Стиль, рифма?

- Ну... я так понял, насчет смысла и рифмы ты особо и не парился, типа поток сознания, да? - Кир помолчал, потом покачал отрицательно головой, - не, знаешь, ничего определенно не скажу. Вроде и ничего такого неправильного нету... хотя, скажу прямо, я не любитель стихов, поэтому аргументировать толком не могу. Но впечатление такое, что написано это подростком переходного возраста, страдающим от неразделенной любви... особенно - второй стих. Извини, если задел.

- Да нет, ничего, - Сергей пожал плечами, - в каком-то роде я и есть подросток переходного возраста. Страдающий от неразделенной любви к жизни.

Кир фыркнул.

- Эк загнул. Знаешь, пиши лучше прозу, ну вот честное слово лучше выходит.

- Эх, - вздохнул Сергей, - десять минут как поэт, а уже понимаю застрелившегося Маяковского. Что читатели - дикари, дикари! Где им постигнуть тонкую душу поэта? Одиночество - вот удел творца, не желающего творить на потеху безликой толпы...

Кир тихонько засмеялся, Сергей пару секунд крепился, сохраняя на лице гордо-отрешенное выражение, потом не выдержал и присоединился.

- Ладно, - Чесноков махнул рукой, - но ты меня не убедил. Надо будет как-нибудь в более подходящем настроении попробовать. Что-то в этом есть...

- Только не в ущерб прозе, - отрезал Кир.

Сергей усмехнулся, посмотрел на исписанный лист.

- А, кстати, - вспомнил он, - я тут пробовал тот код написать, помнишь? Но чего-то ничего не вышло - я его неправильно запомнил?

- Я заметил, - сказал Кир, - правильно ты его запомнил - вон, самый первый, с двойкой. А не сработал он, потому что к этому журналу, я думаю, никакой распознавалки не прикручено. Кому какое дело, что ты тут понаписал? Да и не предполагалось, скорее всего, что в нем кто-то писать будет, он тут исключительно для вящего реализма.

- Ясно, - сказал Сергей, - не больно-то и хотелось. Долго я спал?

- Не знаю, - Кир пожал плечами, - около часа, наверное.

- Немного. Странно, потому что чувствую себя хорошо выспавшимся.

- А так это от настроек игры зависит - сколько надо спать, чтобы выспаться. Обычно везде сильно меньше, чем в реале - платить за это никто не любит. А здесь, я думаю, никто спать не ложится, поэтому реализмом времени сна никто себе голову не морочил.

- А зачем вообще спецназовцам уставать? - спросил Сергей, но тут же сообразил и добавил, - не отвечай, я уже сам догадался.

Кир пожал плечами и собрался что-то сказать, но тут снаружи донеслись какие-то звуки и голоса. Кир метнулся к стене, пропал в ней, но через секунду снова появился.

- Наш полковник-майор вернулся, - сказал он, - не один, почему-то.

- А с кем? - Сергей напрягся.

- С бойцами своими, вроде, - Кир пожал плечами, - во всяком случае, выглядят они так же, как и те, что раньше с ним были.

- Странно конечно, я думал он один придет. Пойдем разговаривать?

- Пойдем, че ж делать.

Они вышли на улицу, чему майор, похоже, очень обрадовался. Правда, маска бесстрастия очень быстро вернулась на его лицо.

- Вы здесь! Хорошо. Я же говорил, чтобы вы не уходили отсюда.

- Мы... - начал Сергей, но майор не ждал ответа:

- Я навел справки и убедился в правдивости вашего рассказа. Но появилась пара вопросов, ответы на которые я бы хотел услышать до того, как... как что-то делать. Вопрос первый. Вы кому-нибудь еще рассказывали вашу... историю?

- Да, - ответил Сергей, пожав плечами, - в соседней игре - 'Меч и магия', вроде. Хозяйке развлекательного заведения и ее другу. Они вроде даже помочь готовы были... а почему вы спрашиваете?

Майор усмехнулся и поднял ладонь в предостерегающем жесте:

- Сначала я. Второй вопрос. Насколько я знаю, у Безрукова-младшего не было сопровождающего, в смысле, человека-сопровождающего. Соответственно, возникает вопрос: кто вы, собственно, такой?

- Я - программа, - усмехнулся Сергей.

- Не надо врать, - отрезал майор, - а то я программ не видел. Не годится.

Сергей внутренне усмехнулся, - 'Еще один. Прям аж обидно за программы становится. Ладно, хотите человека, будет человек'.

- Откуда он знает? - процедил вдруг Кир. Сергей посмотрел на него недоуменно и ответил майору:

- Ну хорошо, я человек. Сергей Чес... ский. Этого достаточно?

- Нет, недостаточно. Каким образом вы связались с Безруковым?

- Откуда он знает, что у меня не было человека-сопровождающего, а? - спросил Кир громко, - мой тур как раз предполагал в качестве спутника - человека, я сам настоял, чтобы вместо него со мной пустили программу. Мою программу.

- Или это Безруков связался с вами? - упорствовал майор. Сергей механически кивнул, думая над вопросом Кира, потом принялся сочинять:

- Да. Он программу такую писал, чтобы из виртуала связываться с реальным миром. Причем не просто связываться, а сообщения на телефон отправлять, - сказал и похолодел - вдруг неумолимый прогресс уже заменил телефоны чем-нибудь другим и сообщения на них уже никто не отправляет. Но майор внимательно кивал с понимающим видом и Сергей продолжил:

- Со мной он эту программу и испытывал. Только он предупреждал, чтобы я никому о ней не рассказывал... теперь, думаю, можно. Вот я и получил сообщение, что он в беде.

- А почему же вы в виртуал полезли, вместо того, чтобы в милицию пойти? - быстро спросил майор, но Чесноков этот вопрос предвидел.

- Эта программа еще не доделана, она только в одну сторону работает. А без возможности связаться с Кириллом - кто бы мне поверил?

Майор покивал.

- Хорошо. А каким образом вы с ним встретились и в эту игру попали? Как Безруков из своей игры в эту прошел - мне понятно, но вы-то сквозь стены ходить не можете.

- Не отвечай, - быстро сказал Кир, - соври что-нибудь.

- Вообще-то, это тоже секрет, - сказал Сергей, лихорадочно размышляя, - в игре коды есть. Как в ДУМе.

- В какой думе? - не понял майор.

- Ты бы еще Диггера вспомнил, - пробурчал Кир, - не все ж историю игровой индустрии изучали.

- Игра такая, - отмахнулся Сергей от обоих, - Старая. В квейке тоже коды есть, и в анреале. Вводишь код - и можно сквозь стены ходить. Здесь тоже есть такое, оказывается.

Майор хмурился и молчал, видимо, думал.

- И видеть Кира... то есть, Кирилла, я смог, код введя. Есть и такой код - вводишь и начинаешь видеть все объекты, в том числе и невидимые.

- Куда - вводишь?

- Э... - сказал Сергей, - да куда угодно. Можно карандашом написать, можно ручкой. А можно и просто рукой.

- Ясно, - сказал майор, - Безруков-младший сейчас с вами?

Сергей посмотрел на Кира, тот скривился и пожал плечами.

- Да, - сказал Сергей, переводя взгляд на майора. Майор улыбнулся.

- Больше вопросов не имею. Марта, Шило - работайте.

Сергей удивленно поднял брови, но ничего спросить не успел - стоявшие за спиной майора двое спецназовцев, за весь разговор и ухом не поведшие, вдруг метнулись вперед, повалили Чеснокова на землю, заломив ему руки за спину. Кто-то быстро и умело связал ему заломленные руки.

- Сука, - мрачно сказал Кир, - я так и знал.

Сильным рывком Сергея поставили на ноги. Чесноков отплевался, проморгался и с недоумением посмотрел на довольное лицо майора.

- Что такое? Я не понимаю.

- Уболтай их как-нибудь. Хорошо, что они тебя человеком считают. Как угодно, но не дай себя убить, понял? Я к ближайшей стене, она в трех минутах ходу отсюда. Держись, - Кир бросился к дому и исчез.

- Я рассмотрел предложение противоположной стороны, - сказал, с улыбкой, майор, - и счел его более привлекательным.

- Ах ты козел... - протянул Чесноков и согнулся от вспышки боли в солнечном сплетении. Отдышался, выпрямился.

- Выбирай выражения, сучонок, - ласково сказал майор, потирая ладонью кулак, - мне с тобой церемониться резону нет.

Сергей улыбнулся.

- И все равно ты козел, - сказал он, напрягая пресс. Но на этот раз майор ударил его прямо в лицо. Бил он умело, Сергей даже движения не успевал отследить, не то, что отклониться, вдобавок его заботливо придерживали за обе руки майоровы бойцы.

- Думаешь, что я тебя пристрелю? - спросил майор, взяв Сергея за волосы и оттянув его голову назад, - и ты сбежишь из игры? Даже и не надейся. Я, в конце концов, профессионал.

Сергей шмыгнул, спросил гнусаво:

- И что же Лахнов тебе предложил такого? Два миллиона? Мы можем предложить больше.

Майор хмыкнул, отпустил Сергеевы волосы, огляделся.

- Не все измеряется в деньгах, мой невидимый друг. И Лахнов это понимает лучше. Да, он мерзавец. Но я предпочитаю иметь дело с мерзавцами - они куда более предсказуемы, чем идеалисты вроде Безрукова-старшего. И достаточно честны, пока видят в этом выгоду.

- Так что?

- Надеешься перекупить? Зря надеешься. Во-первых, я все-таки солдат, и верен присяге. Сейчас я присягнул Лахнову и нужны очень веские доводы, чтобы я его предал.

- Удивлен, что ты это упомянул, после того как уже предал нас. Кстати, России ты разве не присягал?

- Я предал - вас? - майор шутливо удивился, - что-то запамятовал, я что, предлагал вам свою помощь? Я всего лишь выслушал ваше предложение, но ничего не обещал, разве не так?

- Так, - неохотно кивнул Сергей после недолгого раздумья.

- А насчет моей воинской присяги, - майор вздохнул, - есть веские доводы. У меня возникли серьезные трения с начальством, и я как раз собирался покинуть ряды вооруженных сил. Так что вакансия Лахнова подвернулась очень кстати.

- Вакансия?

- Да. Он предложил мне пост начальника службы безопасности. Видишь ли, человеку вроде меня не слишком нужны деньги. О, нет, я не бессребреник. Разумеется, они мне нужны. Но нужно мне их немного и этим меня не заманишь. Человеку вроде меня важно дело. И лучшего дела на гражданке, чем предложенное Лахновым, я не вижу. Предвосхищая твой вопрос, скажу, что у Безрукова-старшего мне это место не светит. У него уже есть подходящий человек для этой должности.

- Это все, что предложил Лахнов? - спросил Сергей с удивлением.

Майор пожал плечами.

- Ну, и деньги, разумеется - все тот же миллион евро. Но это не главное, поэтому я и не стал упоминать. Главное же то, что мы с господином Лахновым повязаны куда лучше, чем я был бы повязан с Безруковым. Лахнов меня не может уволить, я теперь многовато про него знаю. Вот так-то вот. Еще вопросы?

- Что вы теперь собираетесь делать?

- Держать тебя связанным и недвижимым, - хмыкнул майор, - твой же невидимый друг может катиться на все четыре стороны. Без тебя ему ничего не светит. Ну а тебе, для твоего же хорошего самочувствия, рекомендую не произносить непонятных слов. Хотя, сдается мне, ты не соврал, и тебе на самом деле эти коды надо писать рукой - иначе ты уже наверняка бы попробовал сбежать.

Сергей задумался. Удивился. Обдумал слова майора еще раз и удивился еще больше:

- Но какой смысл в этих сложностях? Лахнов же там, сидя за клавиатурой, что угодно с нами сделать - и с Киром тоже, хоть он и невидимый. Да можно, в конце-то концов, достать его... нас из саркофага и спрятать в каком-нибудь подвале? - Сергей покачал головой, - По-моему, он тебя дурит где-то.

- Да нет, - сказал майор, - помнишь, я тебе сказал про человека, который занимает сейчас кресло начальника службы безопасности? Он не зря его занимает, потому что он что-то заподозрил. Во всяком случае, именно по его инициативе выгнали людей Лахнова из операторской. И сменили пароль на редактирование журналов. И Лахнову его не сказали. Сейчас собирают совет акционеров, на котором будет присутствовать Безруков-старший. И который должен выяснить, каким образом акции Безрукова оказались у Лахнова.

Сергей широко улыбнулся.

- Так Лахнову конец, получается! Майор, ты поставил не на ту лошадь. Если у Лахнова нет паролей, у него нет заложника. Тогда Аркадий просто скажет, что Лахнов вынудил его продать акции, и его прямо с совета в тюрьму отправят.

Майор снисходительно усмехнулся:

- Ты, я смотрю, меня совсем за дурака держишь? У Лахнова теперь нет пароля на редактирование журналов, но возможность замучать Безрукова-младшего до полного слабоумия у него осталась. Административный пароль он знает. Его ему тоже сказать забыли, но этот пароль многие знают, в том числе и люди Лахнова в фирме. Поэтому угроза силы не потеряла. Понятное дело, замести следы Лахнов теперь не сможет, и его сразу посадят. Но какая ему разница, за что сидеть? Вот так-то вот.

- Получается, вы теперь ждете совета, на котором Безруков подтвердит честность сделки?

- Точно. Потом начбез получит выходное пособие и освободит мое кресло. А до того момента придется тебе терпеть наше общество.

Сергей нахмурился.

- А потом что вы с нами сделаете?

- Кирилл еще здесь?

Сергей молча кивнул.

- С тобой, Кирилл, ничего плохого мы не сделаем, - сказал майор в воздух, - Ты же понимаешь, что ты нам очень нужен живым - чтобы молчал твой любящий отец. Правда, тебе придется жить под нашим контролем. Но жить ты будешь неплохо, это я тебе обещаю.

Майор помолчал, потом посмотрел на Сергея.

- Тебе же ничего подобного обещать не стану, не люблю врать без особой необходимости. Скажу лишь, что я не сторонник крайних мер и, если будет найден способ их избежать, мы этим способом воспользуемся. Можешь, кстати, помочь нам в поиске, - майор улыбнулся, - подумай на досуге.

- Ты пожалеешь, майор, - сказал Сергей мрачно, но тот лишь весело отмахнулся.

- Ой, напугал. Уметь проигрывать, друг мой, тоже надо. Ладно, счастливо оставаться. Марта, ты за старшую. Приступайте к дежурству, смена через четыре часа.

- Есть, - отозвался из-за спины Сергей женский голос, и чья-то рука потащила Чеснокова за плечо в сторону. Сергей продолжал смотреть на майора, поэтому видел, как тот сказал

- Код сто двадцать восемь, - и исчез.

- Да шевелись ты, пенек ушастый, - с раздражением сказала Марта и пихнула его между лопаток чем-то твердым. Сергей ускорил шаг. Спецназовцы отвели его за угол стены, провели около сотни метров в сторону, до начала асфальтового покрытия. Сбоку потянулся сетчатый забор с колючей проволокой, за ним высились какие-то ангары, и стояла военная техника. Но подробно рассмотреть окрестности Сергею не дали - Шило одним толчком уложил его на землю и, со словами: 'Лежи и не шевелись', - присел на корточки рядом.

- И не говори ничего, - добавила откуда-то сбоку Марта, - а если не послушаешься, будем бить. Но не до смерти. Понял?

- Понял, - сказал Сергей и тут же получил болезненный удар по ребрам.

- Тебе не разрешалось говорить, - внушительно сказал Шило, а невидимая Марта негромко хихикнула.

- Ладно, - сказал Шило, - мы вообще-то, не злые. Если нас не злить. Так что веди себя тихо, и мы тебя не тронем.

Сергей вздохнул и зарыл глаза. Интересно, сколько еще ждать.

Так прошло около часа. Сергей изредка открывал глаза, отмечал, как сразу настораживается Шило, и закрывал снова. Невыносимо зудели руки, но Сергей ими не шевелил, справедливо опасаясь неминуемого наказания. 'Потреплю', - решил он, - 'сломают еще руку, не факт, что после переноса заживет'. Он лежал с закрытыми глазами, когда прозвучавший рядом голос заставил его вздрогнуть.

- Доброе утро, мой безымянный друг.

Сергей открыл глаза и увидел сидящего рядом на корточках майора.

- Один Чесский сейчас в виртуале есть, но он совсем не Сергей. Я бы решил, что ты не через Реалити-2, а через частный саркофаг зашел, но кажется мне неслучайной твоя запинка в фамилии при нашем знакомстве. Что скажешь, Сергей Чес-и-так-далее? Подходящих под эту комбинацию у нас двое, и кто из них ты - непонятно. Не хотелось бы ошибиться, сам понимаешь.

Сергей вздохнул:

- И ради чего же мне это вам говорить?

- Глупый вопрос. Твои шансы на дальнейшее существование очень сильно зависят от моего к тебе отношения. Лучше бы тебе меня не злить. Кстати, можешь заодно поподробнее рассказать о твоих секретных кодах. И сообщить мне парочку, чтобы кто-нибудь из моих бойцов мог их действие проверить. А то, видишь ли, наши специалисты очень удивились, услышав про какие-то коды, позволяющие ходить сквозь стены и видеть призраков.

Голос майора был спокоен, но временами сквозь спокойствие прорывалась тщательно скрываемая ярость.

- Это довольно сложно объяснить, - сказал Чесноков осторожно.

- Уж я как-нибудь постараюсь понять, - сказал майор, - ты, главное, рассказывай.

- Насчет кодов я и на самом деле немного обманул, их надо ввести не где попало, а где программа распознавания включена, которую Кирилл писал. Я не могу сказать, где она включена, а где нет - Кирилл это сам как-то находил. Сначала всегда надо код доступа ввести. Цэ-дэ-икс двести одиннадцать двадцать восемь ноль-ноль-два, потом звездочку нарисовать. После этого можно команды вводить, но я их не помню - Кирилл каждый раз их сам надиктовывал, и они разные, видимо от местоположения игрока зависят. Для перехода сквозь стену надо ввести по английски 'моув релатив' и дальше цифры, видимо, координаты. Вот так, можете сказать своим - пусть проверяют. А насчет своего имени, знаете, я лучше помолчу. Уж очень я опасаюсь, что вы мне какой-нибудь яд в саркофаг подсыплете. Это ж надежнее, чем тут меня караулить, вы ж меня понимаете.

Майор дернул щекой.

- Надежнее, говоришь? Ну, это мы сейчас еще обсудим. Кирилла с тобой нет, что ли?

- Нет... он ушел куда-то.

- Куда-то? Это мы тоже обсудим. А для начала я хочу тебя поблагодарить за историю с секретными кодами. Это же сколько...

Но каким образом майор собирался его благодарить, Сергей уже не узнал - вдруг оказалось, что он лежит не на асфальте, а на благоухающей пряными ароматами ярко-зеленой траве, а над ним нависают ветки какого-то дерева. Сергей дернулся, но руки оставались связанными.

- Черт, - сказал он, - Кир, ты здесь? Развязать можешь?

// 0B. Слово отца русской демократии

- Чем хороши Забытые Земли? - спросил Кир и сам же ответил, - тем, что каждый здесь может найти занятие по душе. Рецепт простой, но действенный, поэтому игра стабильно в тройке лидеров. Около миллиона пользователей, до десяти тысяч подсоединений в день. Хозяева гребут баблосы шагающим экскаватором, но и на развитие не жмотятся.

- Это все ясно, - сказал Сергей. Он сидел на земле и растирал ноющие запястья.

- Почему ты сюда выскочил, а не в предыдущую игру? Там, по крайней мере, почва была подготовлена. А тут опять - поди незнамо куда, найди незнамо кого...

- Сюда ближе было, - Кир виновато улыбнулся, - к той стене на полчаса дольше бежать пришлось бы. И что бы за эти полчаса там с тобой случилось? Я и так тут извелся весь, пока тебя не перенесло.

Сергей подумал, что было бы с ним еще за полчаса, и поежился.

- Ладно, - буркнул он, - что сделано, то сделано. За заботу спасибо, мне там и в самом деле неуютно было. Как думаешь, нас искать будут?

- Черт его знает, - Кир пожал плечами, - будут, наверное. Только как - не представляю. Будь на их месте я, не знал бы, с какой стороны взяться.

- Например, с Лили из 'Меча и магии'.

- А... ну да, ты ж про нее проболтался. Да, туда они точно в первую очередь явятся, - Кир повеселел, - значит, тем более не было смысла туда возвращаться. А то не успели бы удрать, а нас бы уже опять тепленькими взяли. О чем, вы, кстати, разговаривали? Я же не дослушал. Я правильно догадался, что Лахнов его перекупил? Я только не понял, почему меня тогда до сих пор оператор не выдернул и не отправил в маленькую персональную преисподнюю.

- Правильно догадался. А сделать нам сейчас Лахнов ничего и не может - у него пароль отобрали на редактирование архива.

Кир аж подпрыгнул:

- Правда? А чего ж мы тогда сидим? В смысле, почему меня еще не освободили?

- А никто про тебя ничего не знает - твой отец никому ничего не говорит, потому что Лахнов ему тем же грозит. Дескать и пусть у него пароля нет, ему все равно, за что сидеть.

- Ну, - сказал Кир рассудительно, - допустим, за акции он просто лет десять-пятнадцать получит, а не пожизненно. Но смысл рисковать есть, не спорю. ...А майор тот тебе не проболтался, кто именно у Лахнова пароли отобрал?

- Проболтался, - кивнул Сергей, - он вообще какой-то нетипично болтливый для военного. Начальник службы безопасности ваш подсуетился.

- А, - уважительно сказал Кир, - Руслан Давидыч серьезный мужик, не спорю. И что, у них там сейчас разборки идут, да?

- Не совсем. Там, как сказал майор, совет акционеров собирается. Если твой отец на этом совете подтвердит, что Лахнов у него акции честно купил, то все бразды правления к Лахнову вернутся. Так что нам теперь надо до этого все сделать.

- А когда он будет, майор не сказал?

- Не успел, - съязвил Сергей, - но я так понял, что не через час и не через два. Его бойцы меня посменно стеречь собирались, а одна смена - четыре часа. Так что сутки минимум есть, я думаю.

Кир задумался. Потом с решительным видом встал.

- Тогда пошли, не будем тратить время зря. Пожалуй, даже меньше суток - раз административный доступ у них есть, то логи они могут смотреть свободно. Я думаю, они быстро разберутся, что к чему и где нас искать. На всякий случай, если мы опять разминемся - надо, чтобы кто-то пошел в Реалити-2 к Егунову Руслану Давидовичу и объяснил ему, в чем дело. Пусть он найдет мой саркофаг и вытащит меня из игры. Я лежу в шестом корпусе, что у Чистых Прудов, третий этаж, комната, вроде, триста шестнадцать. Запомнил?

- Шестой корпус, третий этаж, триста шестнадцать, - Сергей тоже выпрямился, - легко запоминается. Куда пойдем? На нас никто нападать не будет в дороге?

- Пойдем прямо, пока не наткнемся на ближайший город. В Забытых Землях есть одна весьма для нас привлекательная особенность - в большинстве его общественных помещений категорически запрещены драки. Да и вообще - без особой причины тут никто ни на кого не нападает.

- Я смотрю, здесь тебе нравится, - усмехнулся Сергей, пробираясь за Киром сквозь негустой подлесок. Кусты здесь выглядели не в пример привлекательнее и реалистичнее, чем в Мече и Магии.

- Не то, чтобы нравится, - сказал Кир, - но из всех игр, эта - одна из лучших. Ты знаешь, я не любитель игр вообще, но качественную работу не могу не уважать. Кстати, это - одна из тех трех игр, куда уходят доживать богатые старички.

- А... Да, хорошо, что напомнил. Мне еще тогда интересно стало, что это за игры. А оставшиеся две - какие?

- Одна - по 'Звездным Войнам'. Точнее, там только основа от них, вообще это уже смесь всего космического, от 'Стартрека' до 'Космических рейнджеров'. А вторая игра, - Кир помедлил, - мир 'Патрулей'.

- Каких 'Патрулей'? - удивился Сергей, - моих?

- Ну... Чесноковских, - уклончиво ответил Кир, - там, конечно, девяносто восемь процентов -россияне, поэтому по численности она двум другим уступает, но по качеству как бы даже не лучше. Там, во всяком случае, идея мира продуманная и квесты интересные.

- Ну и ну, - сказал Сергей, эта новость оказалась ему на удивление приятна, - я и не знал, что серия про патрули таким успехом пользуется, я ж ее еще когда завершил.

- Как это - завершил? - Кир даже остановился и повернул удивленное лицо к Сергею.

- Последний Патруль, - сказал Сергей, слегка недоумевая, - он последний в серии...

- А, - Кир хохотнул и пошел дальше, - после него еще восемь книг было, сейчас, вроде, девятая готовится. Пять фильмов снято, причем один - в Голливуде. Плюс сериал вялотекущий второй год снимают-показывают. По-моему - дрянь абсолютная, ничего общего с книгами не имеющая, но народу нравится. Некоторой части, по крайней мере.

- Вот это новости, - сказал Сергей, - я то думал, из тех книг, которые мой прототип написал, я только про 'Наследников' не знаю. ...Погоди, ерунда получается. Я ж после 'Последнего патруля' как раз 'Наследников' дописывать собирался. А ты вроде сказал, что она совсем недавно вышла.

Кир вздохнул:

- Я, прости, к твоим фанатам все же не отношусь. Все книги читал, это да, а в какой последовательности ты их написал и в каком году - не помню. 'Песчаные реки' давно вышли, лет пять-восемь назад. А 'Наследники' - недавно, до этого вроде считалось, что ты вообще сиквела писать не будешь. А может, разработчики тура слегка в твоей памяти даты подправили, не знаю.

- Зачем?

- Что зачем?

- Зачем даты подправили?

- Я откуда знаю? - пожал плечами Кир, - это я так просто предположил, может, и не было ничего такого.

Но Сергея это предположение почему-то возмутило. Он уже смирился с тем, что память у него - искусственная, но мысль о том, что информация в этой памяти может не соответствовать действительности, ему не понравилась.

- Интересно, - сказал он мрачно, - что еще в реальности не так, как мне помнится? Вода не мокрая, и воздух не прозрачный?

- Да не загоняйся ты, - Кир хмыкнул, - нет в твоей памяти больших расхождений с реальностью, или, скажем точнее - нет заметных расхождений. Из общедоступной информации копируют все до мелочей - уверен, что даже обстановка монгольского аэропорта один в один, как настоящая. Потому что мало ли, вдруг попадется клиент, которому этот аэропорт - как дом родной? Вернется тогда этот клиент из тура и начнет его хаять, что он действительности не соответствует. Так что не беспокойся.

- Монгольского аэропорта, ха, - Сергей мотнул головой, отгоняя воспоминания.

- А что - аэропорта? - Кир явно обрадовался смене темы, - что с ним не так?

- Да нет, все так, - Сергей помедлил, подбирая слова, - просто вспоминаю и сам себе удивляюсь. Словно это не я тогда был. Не то, чтобы неправильно что-то делал, но - не так. Я бы сейчас... Я понимаю, что с тех пор довольно много чего случилось, но не должно было это так на мой характер повлиять.

Кир хмыкнул.

- Битие определяет сознание, однако.

- Пожалуй, ты прав. Видимо, у меня характер формируется. И ничего удивительного, что он не соответствует изначальным установкам. А тогда я был новорожденный младенец с памятью и опытом взрослого человека. Но - другого человека. Все нормально, - сделав этот вывод, Сергей повеселел, - радует все-таки, что у меня остался шанс быть собой, а не чьей-то копией. Я все опасался, что неправильный рассказ я написал специально, чтобы самому себе доказать свою уникальность. Тот факт, что он вышел непохожим на мое остальное творчество, еще ничего не доказывает - 'Песчаные реки' тоже некоторые считали написанными кем-то другим.

- Да нет, - Кир махнул рукой, - ни фига они не понимали. Можно сменить стиль, в котором пишешь. Но все равно любой понимающий человек заметит, где писал один писатель, а где - два. Мелкие обороты речи, вводные слова, определенные словесные конструкции - это все остается. 'Песчаные реки' писал один Чесноков, тот же, что писал 'Патрулей', 'Теплые воды' и прочие вещи. А 'Последнего сноходца' написал другой Чесноков, это я тебе точно говорю, можешь мне поверить. О, дорога!

Последнее восклицание Кира относилось, несомненно, к пересекающей лес довольно утоптанной колее.

- Куда? - деловито спросил Сергей, - направо или налево?

Кир задумался, глядя вперед-вверх, но тут из глубины леса послышался приближающийся дробный топот. Через секунду на дорогу выскочил всадник на взмыленном коне и пролетел мимо замершего Сергея и прямо сквозь стоящего на дороге Кира. Сергей даже не вздрогнул - привык.

- Где город? - крикнул он вслед всаднику. Непонятно, расслышал ли он вопрос, или просто махнул рукой, но выглядело так, словно всадник поманил их за собой, прежде чем скрыться за поворотом. Топот потихоньку затих вдали.

- Хорош выглядывать, - сказал Сергей, поворачивая налево - пошли за ним.

- Погоди, - Кир пошел следом, продолжая смотреть вверх, - не обмануться бы. Большой мир, однако. Тут мы к другой стене не скоро придем, если что, то дорога только назад. ...Хотя нет, наврал - в городах телепорты есть.

- Может, тебе все-таки попробовать до МуМу твоей добежать? Там Стрейнджер... человек один, обещал возле стены портал открыть и ждать. Ты бы нашел этот портал и подождал меня возле него, потом мы бы оба к Лиле телепортировались? Ну и пусть нас там ждут, нам же не нужно много времени - только сказать, к кому бежать и что говорить.

- Не катит, - отрезал Кир, - во-первых, он нас уже не ждет, наверное - сколько времени прошло? Во-вторых, Лахнову тоже много времени не надо, чтобы меня имбецилом сделать. Вдруг он подумает, что все пропало и решит напоследок насвинячить?

- Ладно, - со вздохом согласился Чесноков, - просто меня это метание по городам и селам немного доставать начало. Который день одно и то же, только пиджака у меня уже нет, а прохладно, кстати.

Сзади донесся негромкий, но отчетливый скрип. Сергей оглянулся, ничего не увидел, но на всякий случай прибавил ходу.

- Кстати, - сказал Кир, - деньги бы нам не помешали. Ты куда МуМушные купюры дел? Пропил?

- Она схватила ему за руку и неоднократно спросила, где ты девал деньги, - усмехнулся Сергей, - у меня их нет.

- Как банально, - сказал Кир, - где потерял?

- Еще на полигоне, видимо. Я их в кармане брюк держал, а, когда меня спецназовец обыскивал, я уже пустой был.

- Ладно, - махнул рукой Кир, - не вопрос. Еще выиграем, игорных заведений тут множество. Похоже, нас кто-то догоняет.

Сергей и сам слышал, что скрип стал громче и ближе. Пробормотав 'спрячусь-ка я на всякий пожарный', он нырнул в кусты. Кир остался на дороге. Скрип усилился, и пригнувшийся Сергей разглядел сквозь ветки какую-то повозку, запряженную парой каких-то животных, может быть, и лошадей.

- Выходи, не бойся, - сказал Кир.

Сергей выпрямился и вышел к дороге. Догоняла их обычная деревенская телега, которых и сейчас еще множество скрипит по разным уголкам России. Тянули телегу две мохноногие низкорослые лошадки весьма флегматичного вида, а в самой телеге, покачиваясь, держал вожжи не менее флегматичный мужичок. Сергея он заметил сразу, но удостоил лишь мимолетного кивка. Сергей кивнул в ответ, подождал какого-нибудь вопроса, но не дождался и решил начать разговор сам.

- Куда путь держите, уважаемый?

- Знамо куда, - ответил мужичок после секундной заминки, - в Альвендар, чтоб ему сгореть. Горшки вон везу, да утварь кухонную на продажу.

Притормозить лошадей мужичок при этом и не подумал, поэтому Сергею пришлось почти бегом припустить вдоль дороги, чтобы иметь возможность поддержать разговор.

- А далеко ль до того Альвендара?

- Рядом бушь бежать, за полчаса доберешься, нормально пойдешь - за час, - опять с заминкой ответил возница, - извини, присесть не предложу, некуда, сам видишь.

- Да я и не собирался, - сказал Сергей, переходя на шаг, - благодарю за помощь, уважаемый.

Возница чинно, не оборачиваясь, кивнул и снова замер, покачиваясь в такт колыханиям телеги.

- Чего-то он какой-то неприветливый, - сказал Сергей, - хотя программа качественная, можно сказать, с характером. На человека похожа.

- Программы здесь хорошие, это да, - кивнул Кир, - но это человек был.

- Человек? - удивился Сергей, - ты ж мне сам объяснял, что все люди здесь - сплошь герои. А что героического в горшечнике?

Кир хмыкнул:

- Этим-то Забытые Земли и привлекают. Цены тут в два раза больше, чем в Средиземье, а народу - в четыре. Кто его знает, может он квест какой-то выполняет, а на самом деле - герой героем. Может, он торговлей занимается, заодно поворовывая, что плохо лежит. А может - наемный персонаж для оживления игры.

Сергей поджал губы, хмыкнул скептически.

- А с чего ты вообще решил, что он человек?

- Переводчик сработал. Слышал, как он с запинкой отвечал? Программа бы сразу на твоем языке говорить начала.

- А может он просто тормоз? В смысле программа, имитирующая тормоза?

- Да нет, я переводчик узнаю, запинка уж очень характерная.

Навстречу проехала громадная - с трамвай размером - разукрашенная карета, которую цугом тянула шестерка лошадей. Сидящий на облучке остроухий тип с красивым, но надменным лицом, ожег Сергея пристальным холодным взглядом. Почти сразу за каретой проехало верхом трое воинов в кольчугах, с круглыми щитами у седел. Эти на Сергея вообще внимания не обратили.

- Траффик, однако, - сказал Сергей.

- Это еще что, - откликнулся Кир, поближе к городу выйдем, вообще не протолкнуться будет.

Так оно и оказалось - дальше количество людей на дороге росло уже в геометрической прогрессии. К счастью, сама дорога, сливаясь с другими такими же, выскакивающими из леса, колеями, тоже расширилась а вскоре еще и оказалась вымощена камнем. Сергей пару раз едва успел увернуться от расходящихся телег, после чего плюнул, сошел с дороги и пошел по обочине, благо она была чистой и утоптанной - пешеходы предпочитали ходить именно по ней. Кир, хотя повозок и не опасался, через некоторое время заскучал и спустился к Сергею. Пошел рядом, смотря вверх, на дорогу.

- Качественно сделано.

- Чего сделано? - не понял Сергей.

- Рельеф нулевого уровня хорошо задан. Видишь, я иду по обочине, дорога на полметра выше, но там я тоже под землю не проваливался. При этом местность довольно неровная, а уровень пыли и земли на нуле минимальный - я и по щиколотку не погружаюсь. Вроде мелочь, а вот из таких мелочей настоящее качество и получается.

Сергей неопределенно хмыкнул и пожал плечами.

- Что-то лес никак не кончается, а уже городу пора быть, если горшечник нам не врал.

- А он эльфийский, похоже. Значит, будет просто в лесу.

- Это как?

- А вот так, - сказал Кир, показывая рукой вперед. Но Сергей уже и сам заметил немалое скопление повозок на участке дороги, прикрытом с обеих сторон исполинскими деревьями. Дальше виднелось еще несколько таких же - со стволом диаметром не один десяток метров и кроной, уходящей на добрую сотню метров вверх - деревьев. Между деревьями было натянуто множество лесенок, полотнищ ткани, веревок, поддерживающих какие-то корзиноподобные сооружения. Всюду - на земле под деревьями, по веткам, по лесенкам между ветками - сновали человеческие фигурки. Сергей заметил большой щит с надписью на одном из деревьев, игравших, видимо, роль ворот этого странного поселения. Заинтересовавшись, подошел поближе.

'Пешим - вход свободный', - гласила надпись, - 'Повозкам - 1 золотой с лошади. После заката солнца пребывание на улице запрещено'.

- А почему по-русски написано? - спросил Сергей

- Оно каждому игроку на его языке показывается, - ответил Кир и нахмурился, - До заката не так уж много осталось, надо поторапливаться. Пошли, денег для начала выиграем. К людям с деньгами отношение всегда лучше.

И Кир повел слегка ошарашенного Сергея по лесной улице, образованной громадными деревьями-многоэтажками. Среди толстых корней мигали огоньки, посверкивали вывески, доносились шум и веселые возгласы.

- Ага, - сказал Кир, - вот и казино. Заходи.

Сергей пожал плечами и нырнул в переплетение корней.

Воспользовавшись уже опробованным способом, Сергей довольно быстро выиграл пару сотен золотых, вернул долг 'споносору' и, влекомый Киром, вышел опять на улицу. Снаружи темнело, и в движении людской массы по улицам стала заметна легкая лихорадочность - все спешили доделать свои дневные дела.

- Таверна, таверна, - бормотал Кир, - нам нужна таверна... вот!

На этот раз Сергей и сам заметил большую круглую вывеску, изображавшую спящего человека верхом на грустном вислоухом ослике. Под рисунком, совершенно неоновым светом, горела вычурная надпись 'Усталый путник'.

- Спроси, номера есть, - сказал Кир сразу, как они перешагнули порог заведения.

Сергей огляделся, отметил немногочисленность народа и выделил взглядом трактирщика, - крупный усатый мужчина стоял возле небольшой конторской стойки.

- Номера есть? - спросил Сергей, подойдя ближе. Мужчина моргнул.

- Сорок золотых за ночь.

- Дорого, - скривился Кир, - ладно, бери.

Сергей молча достал кошель, отсыпал на стоящий тут же стол половину и отсчитал требуемую сумму. Трактирщик со звоном ссыпал монеты в ящик стола, подергал левый ус и спросил лениво:

- Сразу вверх пойдете, или поужинаете сперва?

Сергей сглотнул.

- Поужинаю, - сказал он быстро, и, наученный Киром, добавил, - я хочу сделать объявление.

- Десять золотых, - сказал трактирщик и опять дернул ус. Сергей выловил еще два крупных желтых кругляша с изображением пяти узорчатых листьев и положил на стол.

- Говорите ваше объявление.

- Требуется помощь в реальном деле, - повторил за Киром Сергей, выделив интонацией слово 'реальный'.

Трактирщик хмыкнул, но комментировать не стал.

- Любой свободный столик, - он мотнул двойным подбородком в сторону обеденного зала, - ужин сейчас принесут.

Сергей сел за столик в углу и тут же прыщавый лопоухий подросток в фартуке поставил перед ним доску с крупно нарубленной зеленью и тарелку с кусками мяса - похоже, какой-то птицы.

- Вино, эль? - ломающимся голосом спросил подросток.

- Эль, - сказал Сергей и официант умчался. Чесноков достал из тарелки кусок и впился в него зубами. Кир завистливо вздохнул. Сергей боковым зрением заметил, подошедшего к столику человека, но головы не поднял, полагая, что принесли заказанный эль. Но это был не официант.

- Какое дело вы хотите предложить? - спросил кто-то, отодвигая стул. Сергей прожевал откушенный кусок, прокашлялся и посмотрел на гостя. Худощавый мужчина среднего роста в холщовой робе. 'Священник, что ли?' - подумал Сергей, - 'быстро, однако, местное радио работает'. Вытер рот ладонью, повернулся к Киру и замер - Кир стоял бледный, уставившись на гостя остекленевшими глазами, и мелко дрожал.

- Э... - сказал Сергей, легонько толкая Кира в плечо. Гость проследил движение, печально улыбнулся.

- Ну здравствуй, Кирюха, - сказал он с грустью в голосе.

- Папа? - прерывающимся голосом спросил Кир, шумно всхлипнул и добавил - ты меня видишь?

Мужчина медленно покачал головой.

- Я тебя не вижу и не слышу. Но я знаю, что ты здесь.

- Бред какой-то, - сказал Кир растерянно, - Сергей, это правда он?

- Кто? - спросил Сергей недоуменно, переводя взгляд с Кира на незнакомца, - Ты его знаешь? Это твой отец?

Мужчина повернул голову в сторону Сергея.

- Здравствуйте, Сергей Михайлович. Давайте знакомится, - мужчина протянул руку, - Безруков Аркадий Борисович, владелец Реалити-2.

Кир встрепенулся:

- Он врет! Это кто-то из людей Лахнова!

Сергей поизучал протянутую руку, коротко глянул на Кира, пристально посмотрел в лицо собеседнику.

- Чем докажете?

Мужчина поджал губы, опустил руку:

- Не верите? - посмотрел в сторону, на Кира, - проверяйте. Кирюха, спроси меня о чем-нибудь, что знаем только мы двое.

Кир прищурился:

- Скажи ему, чтобы не тормозил. Если хоть на секунду опоздает с ответом - пусть идет себе... сам знает куда.

- Он согласен. Говорит, чтобы вы отвечали, не задумываясь.

- Начинайте, - кивнул мужчина.

- Хм... - Кир задумался, - как мы нашего первого кота называли?

Сергей повторил.

- Савушкин, - моментально ответил мужчина, - хотя вообще-то его звали Барсиком. Почему Савушкин, прости, не помню. Как-то так повелось.

- Ну... - сказал Кир, - это банально. Можно было и предугадать. А вот почему мы не поехали в Турцию?

- Почему вы не поехали в Турцию? - спросил Сергей. Собеседник опять не думал ни секунды.

- Потому что мне отпуск не дали. А уволиться я тогда не мог. Там хоть немного, но платили, а кто бы меня потом на работу взял, в девяносто девятом-то? ...Потом, кстати, мы в Турцию поехали. И не только в Турцию.

Кир задумался.

- Сколько ушей у рыбы?

Сергей поднял недоуменно брови, но вопрос повторил.

- Три. Могу объяснить, почему. Надо? - Безруков улыбнулся и подмигнул.

- Нет, - помрачневший Кир мотнул головой.

- Почему в Париже сено не горит? - спросил он после непродолжительного молчания.

Сергей повторил.

- Потому что это река. Еще спроси - зачем в комнате темно? Книжку с этими дурацкими загадками ты в семь лет прочитал. И отлично знаешь, что они мне не нравятся. Кирилл, это действительно я, прошу тебя, поверь мне.

Кир молча кусал губы.

- В принципе, - пробормотал он, - моя поведенческая модель у них есть, они могли предсказать, что я буду спрашивать. Надо спросить что-то, что они не могли предвидеть на основе модели. Но это они тоже могли предсказать...

- Обратите внимание, - обратился Аркадий к Сергею, - он не спрашивает, каким образом я зашел в игру и вообще - зачем. Потому что подсознательно знает ответ на этот вопрос.

- Да не успел спросить! - окрысился Кир, - он меня с ходу запутал просто. И какой же ответ я знаю?

Сергей не успел повторить вопрос, собеседник уже сам начал на него отвечать.

- Ответ в том, что ты не хочешь возвращаться в реальный мир, - Аркадий вздохнул, - я всегда опасался подобного. К сожалению, меня не было в Москве, когда ты все случилось. Я только со слов операторов знаю, что ты прервал тур, отказался от замены и сам зашел обратно в режиме призрака. И уже пятые сутки в виртуале. Кирилл, в обычном саркофаге не рекомендуется находиться непрерывно более суток. Тебе надо выйти.

Кир издал какой-то сдавленный звук и замер с обалделым видом.

- Мы не можем выйти, - осторожно сказал Сергей, - это не Кир зашел в режиме призрака. Это Лахнов отправил его в виртуал в этом режиме. Чтобы иметь возможность шантажировать... вас?

Безруков раздраженно откинулся на спинку стула.

- Да, я слышал от Игоря эту историю. Он, да и я поначалу, решили, что эта история - ваше творчество, Сергей Михайлович. Но наши психологи единогласно сошлись во мнении, что это все придумал именно Кирилл. Нет никакого заговора, никто меня не шантажирует и никто не собирается причинять никакого вреда Кириллу.

- Но... - сказал Сергей, - не может быть! Майор говорил про собрание акционеров... про то, что Лахнову надо выиграть время...

Аркадий вздохнул.

- Говорю же, поначалу Игорь решил, что именно вы - ключевая фигура творящегося безобразия. Уж больно фантастическая была история, но при этом - весьма продуманная, очень подходящая для талантливого писателя-фантаста. Лахнов подумал, что это вы каким-то образом подчинили себе мальчика и преследуете свои темные цели. Майору Нагаеву были даны инструкции подыграть вам - в информационном плане. И обездвижить, пока мы будем разбираться в происходящем. Сам что-то предпринимать Игорь не рискнул, а меня в городе тогда не было - я только час как из аэропорта.

- А спроси его, - со злостью в голосе сказал Кир, - допустим, мы ему поверили, что нам тогда сделать?

Сергей усмехнулся и повторил вопрос.

- Господи, - Аркадий хлопнул ладонью по столу, - да ничего не надо! Просто поверь!

- А зачем? - тупо спросил Кир.

- И в самом деле, - удивился Сергей, - совсем не надо ничего делать?

- Да, - собеседник кивнул, - так или иначе, мы вытащим Кирилла из игры с операторской консоли. Я бы сразу это сделал, если бы не психологи. У Кира - серьезное нарушение психики, раз он отверг действительность и уже полностью живет в выдуманном мире. Если сейчас принудительно выдернуть его из виртуала без предупреждения, его психика может этого не выдержать. Результат может оказаться крайне негативным, вплоть до комы. Поэтому я сам пошел в виртуал, хотя, Кирилл, ты знаешь, как я этого не люблю.

- Ну, выведите Кира из режима призрака, - пожал плечами Сергей, - заодно и сами с ним поговорите.

- Я осторожничаю, - Аркадий качнул головой, - любое воздействие на Кирилла, которое не укладывается в его выдуманный мир, может вывести его из того состояния хрупкого равновесия, в котором он сейчас находится. Уже то, что я пришел сюда и говорю все это - даже это опасно. Но я просто не мог сидеть и смотреть, как он все глубже и глубже погружается в самообман. И потом - пятые сутки в саркофаге! Сергей Михайлович, вы должны меня понять - как отец.

- У меня нет детей, - нахмурившись, ответил Сергей.

- Ах, да, - махнул рукой собеседник, - вы же не помните.

- Погодите, - Сергей прикусил губу, какая-то мысль вертелась на краешке сознания, - погодите-погодите. Вы общаетесь со мной, как с разумным... да, вы наверняка смотрели журнал и могли догадаться, что я - разумная программа. Но до недавнего инцидента дня вы этого знать не могли. Нет, тогда вы не догадывались о моей сущности и считали меня человеком! Более того, вы не знали, кто я такой, и майор совершенно искренне выбивал из меня мое имя. Мое имя, и то, что я - писатель-фантаст, вы узнали только после того, как мы уже сбежали от майора. А до этого вы точно не могли предположить, чтобы обычная программа-спутник сочинила такую историю про заговор! И никак не могли дать майору инструкцию подыграть мне - программе! Неувязка выходит, а? - Сергей торжествующе улыбнулся, - Хорошая попытка, господин Лахнов!

Кир широко улыбнулся, облегченно вздохнул и хлопнул Сергея по плечу:

- Молодец! Клево ты его раскусил. Я вот не догадался.

Собеседник грустно улыбнулся и вздохнул.

- Полноте, Сергей Михайлович, ну какая вы программа? - помолчал немного и продолжил, - человек вы, самый что ни на есть хомо сапиенс из плоти и крови. Я хотел бы перед вами извиниться. Я уже успел неоднократно пожалеть о своих действиях. Во многом я сам виноват в том, что дело обернулось таким образом.

- Че-то вообще ерунда какая-то, - сказал Кир, но Сергей его не слушал.

- А память? - спросил он быстро, сам удивившись прозвучавшему в голосе восторженному ожиданию, - и что я вообще тут делаю?

Собеседник ответил, но ответил не ему.

- Кир, ты хоть помнишь, какое позавчера было число?

Кир нахмурился

- Не уверен, тут все же время по-другому течет. Середина сентября, я думаю...

- Седьмое сентября, - продолжал между тем мужчина, - позавчера тебе исполнилось пятнадцать лет, ты хоть это-то помнишь?

- А... ну да, - сказал Кир, - забыл совсем с этими делами. Да я никогда особого значения не придавал этому глупому обычаю - какой вообще смысл отмечать какие-то даты?

- Я хотел сделать ему подарок, - Аркадий посмотрел на Сергея, - понимаете, у него совсем нет друзей. Ладно, я понимаю, что у него нет друзей во дворе, но он и по сети ни с кем не общается просто так - только по делу. Он никого не пускает в свой мир, и, хотя он сам никогда и не жаловался, я уверен, что он очень одинок. Мне хотелось, чтобы у него появился знакомый, с которым он мог бы просто общаться на отвлеченные темы и получать от этого удовольствие. Да, он непохож на своих сверстников, но это не повод замыкаться в себе и считать себя неполноценным. Я пытался поговорить с ним на эту тему, но он только сильнее закрывался от меня. Я хотел, чтобы он понял, что на свете есть люди, которым он может быть интересен такой, какой он есть, понимаете?

- Понимаю, - завороженно сказал Сергей. Кир молчал.

- Разумеется, когда он начал отказываться от человека-сопровождающего и требовать заменить его непроверенной программой, об этом сразу сообщили мне. И я решил, что могу этим воспользоваться. Я встретился с вами, Сергей Михайлович, и обрисовал ситуацию. Вы согласились изображать программу для Кирилла. Написанную им самим программу. А поскольку актер вы слабый, вы согласились и на гипнокодирование, порядком подчистившее вам память. Не беспокойтесь, память вернется к вам в полном объеме, когда вы выйдете из виртуала. За лишнее время, которое вы вынужденно провели в компании моего сына, я решил удвоить сумму оговоренного с вами вознаграждения. Если вы считаете это недостаточным, предлагайте свою цифру.

- Почему, - Сергей кашлянул, прочистил горло и продолжил, - почему вы просто не вытащите меня из виртуала? Потом я вернусь и помогу убедить Кира... Кирилла?

- Да потому что вы пять суток лежите в саркофаге и вам нельзя сразу в него возвращаться. Саркофаг - это не система жизнеобеспечения, без вреда организму в нем можно находиться максимум сутки. Вам потребуется дня два-три на реабилитацию, прежде чем вы сможете вернуться в игру хотя бы на короткое время.

- Идентификатор, - вдруг сказал Кир, - в списке игроков ты считался программой. Человек-спутник бы отобразился как человек.

Сергей пристально посмотрел на Кира, потом на Аркадия.

- Он говорит, что в списке игроков я отмечен как программа, - сказал Сергей и вдруг понял, что страстно хочет услышать опровержение.

- Разумеется, - Аркадий кивнул, - я допускал, что ты захочешь проверить, действительно ли это - твоя программа, поэтому заменил ему айди, чтобы движок считал его Эн-Пи-Си.

- Кто? - спросил Сергей.

- Так не получится, - сказал Кир, - это невозможно.

- Эн-Пи-Си - так персонажи - программы называются. Сокращение от Non-player Character -дословный перевод... - начал Аркадий, но Сергей его перебил:

- Кир говорит, что это невозможно.

- Ты еще будешь мне говорить, что возможно, а что невозможно! - Аркадий нахмурился, - кто писал ядро движка? ...Вот то-то же.

Помолчал, вздохнул и сказал спокойным тоном:

- Я посмотрел твою программу, хорошо написано. Там, правда, есть серьезный глюк, из-за которого она бы и двух минут не проработала. Но в целом - очень недурственно. Идею про свободные связи ты у Чапварджи подсмотрел, да?

Кир сглотнул. Аркадий подождал, но ответа не дождался и снова обратился к Сергею.

- Я очень хотел сменить ему режим, чтобы я сам мог видеть его и слышать, но специалисты мне отсоветовали. Нельзя припирать его в угол, сказали они, надо, чтобы у него оставалась лазейка, маленькая возможность, что мир именно таков, как он думает. Он должен сам поверить в мою версию и сам пожелать выйти в реальность. Поэтому я не вижу его. Не могу обнять его... хоть он и не терпит никаких проявлений нежности.

- А почему вы вообще это затеяли? - спросил Сергей, - ведь рано или поздно, тур закончился бы, и подмена бы вскрылась? Вы не думали, что это может оказаться сильным ударом для Кира?

- Я надеялся, - Аркадий вздохнул, - что он немного раскроется с вами. Что он не будет закрываться от самим же написанной программы. А потом - когда все выяснится, он поймет, что можно общаться по душам не только с компьютерами, но и с людьми. Еще я надеялся, что он продолжит общаться с вами, что завяжется переписка, и он хоть немного выползет из своей раковины. Да, я допускал, что ему будет... досадно в момент, когда он все узнает. Но до этого не было никаких поводов для тревоги, я был уверен, что у него очень крепкая психика. А во-вторых, я полагал, что игра стоит свеч. И ведь в чем-то я оказался прав. Я проглядывал логи - еще никогда и ни с кем Кирилл так открыто не общался, и со мной - тоже. Я, знаете ли, даже ревную его к вам.

Сергей улыбнулся.

- Помогите ему - попросил Аркадий, - я знаю, он вам доверяет. Поддержите его.

Безруков перевел взгляд в сторону, - Давай, Кирюха, я знаю, что ты справишься. Ты с самого рождения всегда оказывался намного сильнее, чем казалось окружающим.

- Ты же знаешь, - прерывающимся голосом сказал Кир, - мне не нравится, когда ты меня так называешь.

Глубоко вздохнул и посмотрел на Сергея влажными глазами.

- Спроси его, что нужно сделать?

Этот вопрос вытащил из памяти Сергея неприятную ассоциацию и он поморщился.

- Что нужно сделать? - спросил он, - таблетку какую съесть?

- Я же говорил, что ничего не нужно делать, - облегченно вздохнул Аркадий, - можешь просто оставаться на месте. Психологи советовали принять позу, в которой находишься в саркофаге, то есть - лечь на спину и закрыть глаза. И желательно, чтобы шумов посторонних не было, хотя как это тут сделать - не представляю.

- Я могу в стену зайти, - сказал Кир безжизненным голосом, - тогда ничего видеть и слышать не буду.

- Он в стену может зайти, - сказал Сергей.

- Годится, - Аркадий кивнул, - ну, давай, Кирилл. Все у нас получится. Просто верь.

Кир несмело шагнул в сторону, вопросительно глянул на Сергея. Чесноков ответил подбадривающей улыбкой. Кир повернулся к ближайшей стене, потом обернулся обратно.

- Мы же еще встретимся, правда? - спросил он у Сергея с надеждой.

- Конечно, - Сергей хмыкнул, - и не раз встретимся. Я думаю, нам будет о чем поговорить.

Кир светло улыбнулся и пошагал к стене. Подошел вплотную, обернулся, встретился глазами с Сергеем, потом сделал шаг назад и исчез.

- Все, он ушел, - сказал Сергей со вздохом, - а мне что делать?

- Ничего, - Аркадий улыбнулся, - у вас же с психикой вроде все нормально, тьфу-тьфу? Сейчас я выйду из игры и будем вас вытаскивать.

Аркадий уставился, нахмурившись, куда-то вверх, и тут Сергей услышал из-за спиной звонкое:

- Подождите!

Быстро обернулся и увидел спешащего к ним Кира.

- Что случилось? - с тревогой в голосе спросил Аркадий.

- Кир вернулся, - растерянно сказал Сергей.

- Почему?

- Все в порядке, - Кир улыбнулся, - скажи ему, что все в порядке! Я не передумал, я просто хочу еще одно дело сделать перед уходом.

- Он говорит, что все в порядке, - сказал Сергей встревоженному Аркадию, - он не передумал, он просто хочет еще одно дело сделать.

- Какое еще дело? - Безруков продолжал хмуриться.

- Скажи, что я хочу тебе кое-то показать напоследок. Это будет тебе мой подарок. Скажи, что я хочу тебе показать Свет Жизни.

- Он хочет показать мне какой-то свет жизни, - недоуменно сказал Сергей, - говорит, что в подарок.

- Сейчас?! - удивился Аркадий.

Кир улыбнулся и кивнул.

- Что за Свет Жизни? - спросил Сергей.

- А вы не видели?

Сергей покачал головой.

- Ну, да, довольно красивое зрелище, но можно было и как-нибудь в другой раз... ну ладно, ладно. Идите. Только, умоляю, недолго. Нет, давайте я с вами пойду, не то изведусь весь.

Кир пожал плечами.

- Ну, пусть идет.

- Куда идти-то? - спросил Сергей, - наружу, что ли? Там же запрещено - солнце давно зашло.

- Ой, ладно, - махнул рукой Кир, - нашел чего бояться, теперь-то. И потом - запрещено не значит невозможно. Просто не будем патрулю на глаза попадаться и все.

- Ладно, - сказал Сергей, - а это надолго?

- Минут пять, - махнул рукой Кир.

Сергей посмотрел на него задумчиво, потом перевел взгляд на тарелку. Желудок мурлыкнул.

- А можно я быстренько перекушу пока? - спросил Сергей и усмехнулся, - а то прямо не знаю, когда следующий раз перекусить удастся.

Аркадий пожал плечами:

- Да кто ж вам запретит. Ешьте на здоровье.

- Спасибо, - сказал Сергей, выискивая в тарелке кусок потеплее, - я быстро.

Вытащил бедрышко, откусил кусок.

- Одно мне странно, - сказал он, жуя, - как же с рассказом быть? Он же и в самом деле другим человеком написан.

- Видимо, - кивнул Аркадий, - вы и стали немного другим человеком. А вообще - я не специалист. Выйдете в реал - поговорите с психологами.

- Мда, - сказал Сергей, - будет немножко странно, если у меня теперь вообще стиль изменится, а он, я чувствую, изменится. Критики одуреют, - повернулся к Киру, - и вообще я думаю начать стихи писать.

- Ну, попробуй, - хмыкнул Кир, - интересно будет почитать.

- Давайте вы все-таки реальной пищей поужинаете, - сказал Аркадий торопливо, - а то как-то мне неуютно.

- Один момент, - Сергей отложил кость и вытер руки об скатерть, - Кир, ты вот, когда кушать сильно хочешь, что делаешь?

- Иду и ем, - Кир опять хмыкнул, - что ж еще делать то?

- Я так и думал, - сказал Сергей. Взял со стола тяжелую глиняную кружку с элем, отхлебнул большой глоток, потом поднял кружку повыше и, резким движением, опустил ее Киру на голову. Эль брызнул во все стороны, кружка раскололась пополам, осколки упали на пол, а ручка осталась у Сергея в руке. Кир постоял мгновение, потом, как подрубленное дерево, плашмя рухнул на пол. Чесноков бросил ручку на пол и потряс гудящей рукой.

- Сработало, - сказал он недоумевающему Аркадию, - я видел, как он от ран сознание терял, но это в другой игре было. Так что я сомневался немного.

- Что?! - потрясенно сказал Аркадий, вставая, - ах ты...

От удара левой Сергей увернулся, но это был всего лишь обманный финт, - правый кулак Аркадия ударил его прямо в скулу, перед глазами вспыхнули звезды и все закружилось. Сергей упал на четвереньки, мотнул головой, попытался встать, но его повело в сторону и он опять упал. Ощутил сильный удар по ребрам и откатился в сторону, закрывая голову. Но больше ударов не последовало. Сергей поднял голову и увидел, как Аркадий дергается, пытаясь вырваться из железной хватки двух эльфов, с каменными лицами стоящими у него за плечами.

- Драки здесь запрещены, - процедил правый эльф.

- Наказание - сутки ареста, - подтвердил второй, - и тысяча золотых штрафа.

После этого эльфы легко подняли трепыхающегося Аркадия на вытянутых руках, четко, как по команде, повернулись и пошли к выходу из таверны. Аркадий за все время не проронил ни слова, только следил за Сергеем злым взглядом, словно надеясь прожечь в нем дырку. Лишь возле самого выхода, когда эльфы поставили своего пленника на ноги, чтобы он не снес головой притолоку, он обернулся и коротко бросил:

- Ты - труп!

Хлопнула дверь. Сергей вздохнул, поднял упавший стул и сел за стол. Потер ноющую челюсть. Давешний официант елозил шваброй по полу, размазывая лужу эля.

- Еще кружку, - сказал ему Сергей, ощупывая языком зубы. Зубы как-то странно шевелились, но покидать свое место вроде не собирались. Чесноков вздохнул и вынул еще один кусок мяса.

Кир появился только когда Сергей уже доел весь ужин и как раз приканчивал вторую кружку.

Взъерошенный подросток подошел к столу, наступив прямо в свою копию, продолжающую неподвижно валяться на полу и посмотрел на Сергея.

- Что-то долго, - сказал он, - надоело мне. И мысли всякие лезут.

Сергей рыгнул.

- Ты его не видишь?

Кир огляделся.

- Кого?

- Себя, - Сергей хмыкнул и одним глотком допил эль, - прямо у тебя под ногами лежишь еще один ты. Я его кружкой по голове оглоушил, когда он уговаривал меня наружу выйти. Я, в принципе, догадываюсь, зачем.

Кир моментально подобрался.

- А папа...?

- Он на меня с кулаками полез, и его два эльфа в фиолетовой броне куда-то утащили.

Кир повернулся и со словами, - 'Погоди, я щас', - подошел к выходу и скользнул в дверь. Через полминуты появился снова, подошел к Сергею.

- Шесть человек, - сказал он задумчиво, - четверо с арбалетами, двое с мечами наголо. Ругаются. Заждались.

- Я так и думал, - Сергей зевнул, - только не думал, что столько. Мне бы и двоих за глаза хватило.

- Перестраховываются, видимо... ну да, убей они тебя, я тут могу в лепешку расшибиться - а толку то. Но как ты догадался?

- Элементарно, Ватсон. Близнец мне твой не понравился. Папашу-то твоего они отлично сыграли, а вот тебя - не очень. Видимо, решили на такую эпизодическую роль хорошего актера не брать, вот и пролетели. Я, как подвох почувствовал, пару вопросов тебе задал. Ну и понял, что это - совсем не ты. Ну и еще - Стрейнджер говорил, что он что-то слышал о продаже акций... Чего делать-то будем? Так выходит, они знают, где мы и что мы.

Кир помотал головой.

- Я не про это. Даже я поверил... хотя и не хотел, вообще-то. Но поверил. А ты же так хотел быть человеком, что просто должен был поверить и не сомневаться. Понимаешь, люди всегда легко верят в то, что хотят верить. И сами придумывают всякие объяснения, когда что-то в их веру не укладывается. С чего ты сомневаться-то начал?

Сергей постучал пустой кружкой по столу. Тут же подлетел подросток-официант и замер в полупоклоне.

- Еще эля, - сказал Сергей. Официант умчался. Чесноков пожал плечами.

- Видимо, я-таки не человек. Я даже себе не могу на этот вопрос ответить. Почему-то захотелось более веских доказательств, начал выискивать, к чему придраться. Вот и нашел. Почему, зачем - непонятно. Спасибо.

Последнее относилось к официанту, принесшему очередную кружку с пивом.

- Грустно, правда. Знаешь, чем я последние четверть часа занимаюсь? Придумываю варианты, которые объяснили бы происшедшее притом, что я - человек. Ну, как этот твой псевдопапаша говорил. Но не придумывается, вот что печально. Ну и хрен с ним. Лучше ты мне вот что скажи. Если я - не человек, то как я могу пьянеть, а? Ладно, человек - ему внушили, что он пьяный, он вспомнил, каково это - и опьянел. А я? Я вообще никогда не пил ничего реального. Если, конечно, верить тебе, а не этому, - Сергей кивнул в сторону неподвижного тела.

- Проще простого, - Кир хмыкнул, - показатель удовольствия на сорок процентов вверх, координацию на тридцать процентов вниз, плюс в логические связи добавляем слабенький случайный сдвиг по переходам. Это если просто. Если надо правдоподобнее, то все проценты логарифмически завязываем на уровни возбуждаемости, восприимчивость, стамину...

- Тьфу тебя, - махнул рукой Сергей, - я про ощчш... ошщ-щущения. Почему я чус-свствую то же, что и пьяный человек?

- А с чего ты взял, что чувствуешь то же? Выглядит похоже, согласен. А что ты там внутри ощущаешь - прости, отладчика под рукой нет, посмотреть не могу.

- Зачем ты так? - обиделся Сергей, - я может... оп-па... куда он делся?

Сергей покрутил головой - тела двойника Кира на полу не было и поблизости - тоже.

- Кто делся? - нстороженно спросил Кир.

- Ты, - сказал Сергей, - то есть, второй ты. Который на полу лежал. Исс-чез...

- Вышел, видимо, - сказал Кир, - вот что. Давай расплачивайся, поднимай меня и пошли в твою комнату. Деваться им некуда, они будут сейчас пытаться тебя на улицу вынести. Охрана, конечно, их будет тормозить, но она программная, поэтому обмануть ее можно. Если у Лахнова есть хотя бы человек пятнадцать, то им всего-то надо выстроиться в ряд и каждому пнуть тебя по разу в направлении двери. Я б вообще не стал мудрить с этим папашей, а сразу бы так сделал.

- Ща, - сказал Сергей, - вот кружку допью, и пойдем. Сразу же. А вот почему они меня сразу не з-зарубили? А?

- Потому что в помещениях тут оружием пользоваться нельзя. Не просто нельзя, а типа специальное заклинание не дает. И человека насмерть убить внутри помещения - тоже невозможно. Хотя на самом деле это никакое не заклинание, а просто движок так настроен.

Сергей фыркнул и поперхнулся элем. Откашлялся и спросил с усмешкой:

- А есть разница?

- Конечно, есть, - возмутился Кир, - система заклинаний - это отдельная надстройка над миром, и она взаимодействует с физикой мира по своим правилам, не нарушая фундаментальных законов. Иначе кранты балансу.

- А если мы в комнату уйдем, что им помешает таким же способом меня на улицу вытащить?

- Двери здесь невзламываемые. Если запрешься, то никто зайти не сможет. Тоже - типа заклинание.

- А... ладно, - Сергей с сожалением отставил пустую кружку, - тогда п-пошли.

Чесноков встал, постоял, держась за стол, пару секунд, затем пошел к трактирщику. Путь оказался неожиданно извилистым.

- Тридцать процентов... - бормотал Сергей, пробираясь между столиками, - на мой взгляд, десяти было бы вполне достаточно... реалисты, блин... интересно, похмелье тут такое же, как в реальности?

- Неа, - весело сказал Кир, - похмелья тут нигде нету. Уж очень клиенты протестуют.

- Эт хорошо, - кивнул Сергей, - эт правильно.

Загреб монет из кошелька полной горстью, высыпал на столик трактирщику.

- Сдачи не надо.

- Тю, - сказал Кир, - это, вообще-то много. Это, вообще-то, раз в десять больше, чем много. Еда тут дешевая...

- Усохни, - сказал Сергей, - тоже мне, голос совести. Легко пришло, легко ушло.

Трактирщик (несомненно, все слышавший) и бровью не повел. Достал массивный медный ключ с биркой и протянул его Сергею.

- Второй этаж, дверь в торце коридора, - сказал он с легким кивком, видимо, обозначающим поклон, - у вас - люкс. Ежели чего пожелаете, звоните в колокольчик, что у изголовья кровати.

- Даже не сомневайтесь, - сказал с широкой улыбкой Сергей и нетвердой походкой отправился вверх по лестнице.

- Эй! - прозвучал сзади возмущенный оклик, - а я?!

Сергей обернулся и увидел Кира, по грудь зашедшего в лестницу. Усмехнулся, со словами 'извини, забыл', выдернул легкое тело из-под ног, обхватил его правой рукой, и, держа под мышкой, пошел наверх.

- Ну ты, алкоголик, блин! - завозмущался и заерзал Кир, - аккуратней можно?

- Если я буду нагибаться, чтобы ты на шею мне залез, - возразил Сергей, - то, во-первых, не факт, что я снова на ноги встать смогу, а во-вторых, ты все косяки лбом соберешь.

- Ну, второе, допустим, фигня полная, но ты прав. Пошли-пошли, - быстро сказал Кир.

Со стороны входа послышался какой-то шум и громкие голоса. Сергей полуобернулся, заметил краем глаза ввалившуюся в таверну толпу, но Кир больно ткнул его в бок и прошипел:

- Пошли быстрее.

Сергей споткнулся, кое-как извернувшись, устоял на ногах и быстро зашагал дальше. Дошел до конца скудно освещенного коридора и принялся искать ключом замочную скважину. Ни алкогольный дурман, ни слабое освещение, ни ерзающий под мышкой Кир процессу особо не способствовали. Сзади донеслись звуки шагов - похоже, большое количество людей спешно поднималось по лестнице. Сергей занервничал, но тут ключ вдруг провалился в дверь и неожиданно легко повернулся. Дверь мягко открылась. Чесноков ужом скользнул внутрь, закрыл дверь, в последний момент вспомнив про ключ и выдернув его из скважины. Нащупал на двери засов и быстро его задвинул. Почти сразу же кто-то снаружи осторожно попытался дверь открыть.

Сергей замер.

Дверь тихонько толкнули еще раз, потом послышался деликатный стук.

- Перехвати меня поудобнее, - придушенным голосом сказал Кир, - и скажи им что-нибудь уже.

Сергей молча закинул Кира на плечо (Кир коротко вякнул) и попытался осторожно отойти внутрь комнаты. Но тут под ногу подвернулась какая-то табуретка и с грохотом покатилась по полу. Сергей шепотом выругался, потом прокашлялся и громко спросил:

- Кто там?

- Интересуемся насчет реального дела, - вкрадчивым голосом ответил кто-то из-за двери.

- А, - сказал Сергей, - проще простого, - свяжитесь с начальником службы безопс... б-безопасности Реалити-2 с... как его...

- Русланом Егуновым, - подсказал Кир.

- Да, Русланом Егуновым. И скажите ему, что Кирилл сбежал от Лахнова и последний ничего ему сделать не может. С-совсем ничего.

- Вот как? - сказал голос, - а вознаграждение?

- Вознаграждение? - удивился Сергей, - ах, да. Тыщ десять евро вас устроит? Реальных, разумеется, а не игровых.

За дверью замолчали. Потом послышались приглушенные звуки разговора, а потом чей-то другой голос сказал с насмешкой:

- Ну не жадничайте так, Кирилл Аркадьевич. Счет-то идет на миллиарды, а вы своему спасителю - десять тысяч. Не стыдно?

- Лахнов, что ли? - спросил Кир с удивлением, - голос вроде его. Неужели сам приперся?

- А тебя, сука, не спрашивали, - сказал Сергей, - на суде наговоришься.

- А вы, Сергей Си-плюс-плюсович, - сказал голос жестко, - вообще молчали бы. Вы в этой игре даже не пешка, а так, пыль на доске. Если бы не игра случая, никто бы и не заметил вашего рождения, жизни и смерти.

- Интересно, - сказал Кир задумчиво, - чего ему надо?

Сергей икнул, оглядел привыкшим к полумраку взглядом комнату и присел на стул. Лахнов тем временем продолжал уже более мягким тоном, очевидно, обращаясь к Киру:

- А передать Егунову ваше сообщение, извините, не могу. Не потому, почему вы подумали, а потому что не люблю врать. Вовсе я не так бессилен, как вы предполагаете. Просто теперь мое вмешательство в игру не останется, увы, незамеченным. Поэтому это я приберегаю на крайний случай, до которого, я надеюсь, дело не дойдет.

Лахнов сделал паузу, видимо, ожидая ответной реплики, но Кир ничего не сказал, а от себя Сергей решил ничего не добавлять. Лахнов продолжил:

- Я предлагаю вам прекратить ваш нелепый бег. Откройте дверь.

Кир молчал, Сергей - тоже.

- Я занятой человек и у меня немного времени. Не испытывайте мое терпение, открывайте. Иначе мне придется прибегнуть к последнему средству. Да, меня осудят. Но вам от этого будет не легче, вряд ли вы к тому моменту вообще будете понимать, что происходит вокруг вас. И подумайте о вашем отце - каково ему будет?

- Он врет! - воскликнул вдруг Кир и засмеялся, - нет у него пароля на редактирование. Ни у него, ни у кого из его людей. Ладно, меня он свести с ума не торопится, потому что за это его сразу повяжут - так кто ему мешает тебя стереть? Сказал бы кому из своих операторов - никто и глазом не моргнет и ни одного вопроса не задаст, если какой-нибудь оператор возьмет и сотрет заглючившую программу. А ты под определение заглючившей программы очень даже подходишь. Ха!

- А может, он просто не догадался еще? - тихо спросил Сергей.

- Да все он догадался! Он, хоть и скотина, но не дурак. Тогда все проще. Не надо искать Егунова, достаточно передать моему папе, что я на свободе и что Лахнов врет.

- Легко сказать, - хмыкнул Сергей, - а как передать? Думаешь, они сейчас свалят к себе, и мы легко найдем нужных людей?

- Надо вернуться в предыдущий мир и пройти к боковой стене. А там - просто обратиться к любому встречному. Папин сотовый я помню, в отличие от Егуновского. И все! - Кир заерзал, - Пусти меня.

- Стой! - Сергей дернулся, попытался поймать извернувегося Кира, но не смог, и, с коротким 'Пока!', Кир исчез в полу.

- Вот блин, - Сергей сел обратно на стул, - динамический стереотип, однако. Или, говоря по-русски, привычка. Которая свыше нам дана, в качестве эквивалентной замены счастию.

- Что случилось? - спросил настороженный голос из-за двери, - Кирилл ушел?

- Да, - сказал Сергей, - то есть - нет. То есть он уже вернулся. Он выходил на вас посмотреть, а я испугался, что вы его схватите. Никак не могу привыкнуть, понимаете ли.

- Ясно. Тогда вам, наверное, будет понятен мой план. Мои люди буду просто стоять у двери и не пускать к ней никого, кто желал бы с вами пообщаться. Без драки к вам никто подойти не сможет, а зачинщиков драки игра будет автоматически выкидывать. Так что никому вы свою печальную историю поведать не сможете. А чтобы вы не сбежали в другой мир, я даю вам три часа на раздумье. По истечении этого времени я применю свое последнее оружие. Вам ясно?

- Яснее некуда, - сказал Сергей, - к сожалению, ничем не могу помочь. Кир уже убежал и ваш ультиматум не слышал.

- Не врите, - холодно начал Лахнов, но тут его кто-то перебил. Голоса негромко поговорили за дверью, потом Лахнов продолжил, - допустим, вы сказали правду. Очень хорошо. Давайте рассуждать логически.

- Попробуйте, - Сергей хмыкнул.

- Вы понимаете, что сейчас у ситуации есть только два пути развития - либо вы сдаетесь мне, тем самым, обезвреживая Кирилла, либо я захожу под администратором и отправляю его в дурдом. Я понимаю, вы совершенно справедливо опасаетесь за свою жизнь при первом варианте и допускаете, что второй вариант будет к вам благосклонней. Так вот, не знаю даже, огорчу вас известием, или обрадую, но во втором варианте вы, пожалуй, останетесь в живых. Более, того, вы станете совершенно уникальным явлением - первым в мире сумасшедшим искуственным интеллектом. Я даже делать для этого ничего не буду - тот радиус автономности, что перебрасывал вас вслед за Кириллом из мира в мир, выдернет вас туда, куда помещу Кирилла я. Я не собираюсь мудрстовать и изобретать различные нечеловеческие пытки - я просто создам мир из сплошного огня и переброшу вас обоих туда. Смерти в этом мире не будет, умерший будет мгновенно воскресать вновь. Задам десятикратное ускорение и подожду минут пятнадцать. Полагаю, шести часов в аду вам хватит за глаза. И как вам такая перспектива?

- Весьма живописно и пугающе, - усмехнулся Сергей, - и что же мне делать, чтобы и пекла избежать и жизнь сохранить?

- Довериться мне, - сказал Лахнов, - не хмыкайте пренебрежительно, подумайте сами - с какой стати мне вас убивать? После того, как вы сдадитесь, вы уже не будете представлять для меня никакой опасности, наоборот, из одного только факта вашего существования можно извлечь громадную выгоду. Что такое виртуальная реальность? В сущности, игрушка для ненаигравшихся в детстве взрослых, и ничего больше. А вот искуственный интеллект - совсем другое дело. Это открытие несет в себе громадный коммерческий потенциал. Вы должны меня понять - как коммерсант, я готов пойти на любой риск, чтобы сохранить вас в целости. Ради своего будущего процветания. Если вы доверитесь мне, я даже готов вернуть Безрукову его акции - зачем они мне? После того, как у меня в руках окажется будущее всего человечества?

- 'М-да', - подумал Сергей, - 'он сам-то себя слышит, интересно? Будущее человечества в руках такого типа - перспективочка неприятная' А вслух сказал с сарказмом:

- Ну и ну. Совсем недавно вы отказывали мне в чести быть даже пешкой, а сейчас ведете такие задушевные разговоры. Ну не удивительно ли?

Лахнов негромко засмеялся:

- Согласен. В прошлом своем утверждении я немного погорячился. Волею случая вы стали довольно влиятельной фигурой в этой игре. Слабой, но очень значимой, фактически, даже решающей. Что-то вроде короля.

Теперь засмеялся Сергей.

- Ну, это уже слишком! Три минуты назад я был пылью, а теперь уже король. Такая грубая лесть, боже ж мой!

- Три минуты назад я полгалал, что Кирилл находится рядом с вами, - отрезал Лахнов, - не мог же предложить вам свое расположение в его присутствии.

- Да? А не кажется вам, что вы что-то упустили? Допустим, я вам сдался и покаялся. А через пару часов я возьму и исчезну, пусть даже вы меня якорными цепями к бетонному столбу примотаете. Догадываетесь, почему? И что же мне тогда делать?

- А вот тогда, - убедительно произнес Лахнов, - вы свяжете Кирилла. Да, да, свяжете. Я знаю, что предметы, которых касаетесь вы, становятся материальными и для него. Он не сильнее обычного ребенка, вы легко его одолеете. Потом вы дождетесь меня. Поверьте, я умею быть благодарным. Уверен, Кирилл расписал вам меня как последнего мерзавца, но не думаю, чтобы он назвал меня глупцом. Поощрять людей, которые мне помогают - это разумно. Это хорошее вложение капитала.

Сергей задумался. Хмель уже почти выветрился, вернув Чеснокову ясность мысли.

- Знаете что, - сказал он, тщательно подбирая слова, - пожалуй, очень разумно было бы согласиться. Помяться для виду, понабивать себе цену, а потом согласиться. Быть может, даже рискнуть и открыть дверь. Мне почему-то кажется, что вы и в самом деле готовы идти на риск, чтобы заполучить меня в свой лагерь. Потом я бы пообещал, что принесу вам Кира на блюдечке. С голубой каемочкой. Это позволило нам выгадать время и вообще - было бы разумно. Но я, черт побери, - Сергей повысил голос, - не хочу поступать разумно! Я хочу послать вас с вашими Наполеоновскими планами к чертовой матери, а то и куда подальше. И мне кажется, что вы туда пойдете. Как миленький, пойдете. Потому что, сколько бы вы тут не размахивали жуткими картинами преисподней, сдается мне, ничего вы сделать не можете. Иначе давно бы уже сделали - не с Киром, так со мной. За меня-то вас никто бы в тюрьму не посадил?

- Вот, значит, как? - голос Лахнова был холоден и спокоен, - похоже, я обманулся насчет вашей разумности. Очень жаль. Что же до вашего предположения - вы правы, у меня сейчас нет администраторского пароля. Но он у меня скоро будет. И, рискуя быть обвиненным в банальности, скажу - тогда вы пожалеете о своей глупости. Но будет поздно. Пусть будет так. У вас три часа - я ухожу, но мои люди остаются злесь. Если передумаете, открывайте дверь и выходите, я всегда готов к конструктивному разговору. А пока - до свидания. Надеюсь, вы все же прислушаетесь к голосу разума.

- Подите к черту, - зевнув, сказал Сергей, встал со стула и подошел к массивному темному сооружениию, являющемуся, очевидно, кроватью. Чесноков откинул покрывало, обнажив простыни белоснежные настолько, что они казались светящимися в полутьме. Сразу потянуло в сон. Сергей присел, нащупал шнурки ботинок, потом одумался.

- Э... - нет, - пробормотал он. Очутиться в новом, очень даже возможно, что враждебном мире, босиком и водних трусах - увольте. Сергей погрозил кому-то пальцем, завязал шнурок и бухнулся в постель прямо в ботинках.

- Желаете заказать сон? - спросил кто-то тихим вкрадчивым голосом, и Сергей подпрыгнул от неожиданности. Повернул голову в сторну невесть откуда возникшего свечения у изголовья и с изумлением увидел маленького зеленого человечка. Протер глаза, присмотрелся - так и есть - маленький зеленый человечек. С крыльями. Человечек легонько светился призрачным зеленым светом и неподвижно висел в воздухе на высоте полуметра от кровати. Прозрачные крылья с тихим жужжанием мелькали у человечка за спиной.

- Чего? - спросил Сергей, сглотнув. 'Все, свихнулся', - подумал он мрачно, - 'удивительно еще, что так долго держался'.

- Желаете заказать сон? - терпеливо повторил зеленый человечек, - Эротический, расслабляющий, тонизирующий. Или, может быть, кошмар?

- И... то, что я закажу, то и увижу ночью? - уточнил Сергей.

- Разумеется, - в голосе зеленого человечка проскользнули снисходительные нотки, - у народа холмов давние связи с царицей снов, соответствие заказу гарантируется стопроцентное.

Сергей облегченно вздохнул. Виртуальная психбольница откладывалась.

- В таком случае, - сказал он, - я хочу увидеть нашу победу над всеми врагами.

- Как типично, - с сожалением сказал человечек, - уточнения будут?

- Нет, - сказал Сергей, - на ваше усмотрение. Только без ужасов и кошмаров.

- Будет сделано, - человечек издал серию звенящих звуков и исчез, оставив медленно опадающий шлейф светящихся пылинок. Сергей откинулся на подушку и закрыл глаза. Ступням в ботинках было жарко под одеялом, и Чесноков откинул одеяло с ног в сторону. 'Вот интересно', - подумал он, засыпая, - 'виртуальные прачки у них есть, или они грязное белье просто... обнуляют?'

// 0C. Шалтай-Болтай сидел на стене

Сергей вздрогнул и проснулся. Приподнялся на локтях, помотал головой и с удивлением прислушался. С удивлением, потому что только снившийся сон, похоже, продолжался - звуки потасовки и яростные крики звучали где-то совсем недалеко. Сергей вылез из кровати и, покачиваясь и протирая глаза, пошел к двери. За дверью определенно шла драка: слышались сочные удары, яростные выдохи и, референом над всей какафонией звучало непрекращающееся 'Драки здесь запрещены. Наказание - сутки ареста и тысяча золотых штрафа'. Сергей пожал плечами, подошел к окну и отодвинул тяжелые портьеры. За окном было раннее утро, слабо подсвеченный плотный туман казался твердым и ровным, как мрамор, и исполинские деревья торчали из него готическими колоннами. 'Что-то запаздывает Лахнов со своим обещанием', - подумал Чесноков злорадно, - 'явно уже больше трех часов прошло. Непонятно только, почему я все еще здесь. Неужели опять пространство добавили, Киру на радость?'

Драка за дверью тем временем подходила к концу - шум потасовки понемногу стихал, да и голоса местной эльфийской милиции звучали все реже. Сергею захотелось выглянуть и посмотреть, кто победил и с какой, собственно говоря, целью, но он даже не пошевелился - не на того напали. Не хватало еще попасться на такой простенький крючок. Поэтому Чесноков поднял лежащий у окна табурет, сел на него и уставился в окно, приготовившись к долгому ожиданию и стараясь не думать о горячем чае и завтраке. Звуки за дверью стихли совсем. Сергей невольно прислушался.

- Сергей, ты здесь? - спросил смутно знакомый женский голос и Чесноков вздрогнул. Подумал мрачно: 'А куда я денусь?' и промолчал.

- Это я Лиля, - продолжил, не дождавшись ответа, тот же голос, - из Меча и магии, помнишь?

Сергей, сам не поняв, почему, обрадовался.

- Привет! - громко сказал он, улыбаясь, - а ты что здесь делаешь?

- Привет, - голос повеселел, - к тебе прорываюсь.

Сергей встал со стула, сделал шаг к двери, но тут же себя одернул и остановился. Они только что Кирова отца изобразили так, что сам Кир поверил. Что им стоит изобразить какую-то Лилю, которую он видел раз в жизни?

- А зачем? - осторожно спросил Сергей.

- Ну, ты даешь! - возмутилась Лиля, - а кто у меня вчера помощи просил? Не ты, что ли?

- Так вы же вроде шевелиться не собирались, пока мы с Киром к вам не вернемся? С чего это вдруг передумали?

Лиля фыркнула.

- Передумаешь тут, когда тебе бизнес прикрывают и в обезьянник кидают. В жизни камеры не видела и не собиралась, а тут на тебе! Вот, решила найти и поблагодарить за новые впечатления.

- Извини, - сказал Сергей без особого, впрочем, сочувствия, - но я тут не при чем.

- Причем-причем, потом объясню. Ну ладно, извиняю. А че это мы с тобой через дверь разговариваем, как примерный ребенок с почтальоном? Может откроешь, стул даме предложишь?

- Уж извини еще раз, - ответил Сергей ехидно, - но придется тебе за дверью постоять. Мама сказала никому дверь не открывать. А если серьезно, то у меня есть для этого основания. Совсем недавно кто-то из сподвижников Лахнова изображал из себя Аркадия Безрукова, да так правдоподобно, что даже его сын поверил. Какая гарантия, что ты - это именно ты? Я думаю, никакой. Более того, я почти уверен, что ты - это не ты.

- А-а, - протянула после недолгого молчания Лиля, - понятно. Нет гарантии, ты прав. Но я - это все-таки я. Давай тогда сразу к делу. Как вам помочь?

Сергей пожал плечами и напряг память.

- Надо встретиться или хотя бы созвониться с начальником службы безопасности Реалити-2 Егуновым Русланом... Дмитриевичем, вроде. Рассказать ему, что происходит, а то он только догадывается, что дело нечисто и подробностей не знает. Надо сказать ему, в каком саркофаге лежит Кирилл - он в шестом корпусе, у Чистых Прудов, на третьем этаже, в комнате триста шестнадцать. Повторить?

- Погоди, - деловито сказала Лиля, - Марат?

- Ща, - ответил мужской голос, - этаж три, комната триста шестнадцать, так?

- Да, - сказал Сергей, - либо надо связаться с Аркадием Безруковым и сообщить ему, что угрозы Лахнова беспочвенны, он не может ничего сделать. Ты случайно не знаешь, когда совет акционеров?

- В Реалити-2? Неслучайно знаю, завтра.

- Тогда надо это все сделать до завтра. Потому что если опоздать, то у Лахнова снова будут все пароли.

- Понятно. Марат, Игорь дуйте в реал. Марат, выйдешь, сразу звони Саркисову, пусть своего опера подключает. И сам тоже пусть шевелится, а то знаю я его. Потом не сидите без дела, вместе с Игорем ищите выходы на Безрукова и этого, Егунова. По Безрукову инфа в папке 'Невидимка' на компе Саркисова, пароль у него спросите. И еще - там будут люди звонить-приходить, ну, которые нам тут помогали - выплатите им, сколько обещано. Все, бегом!

Мужской голос негромко спросил что-то - Сергей не разобрал, что.

- Я тут пока побуду, - ответила Лиля, - пообщаюсь с человеком. Понадоблюсь - шлите кого-нибудь.

- Ладно, - с неохотой сказал мужской голос, - пока.

Лиля не ответила. Больше звуков из-за двери не слышалось, Сергей даже подумал, что его собеседники все ушли. Но через минуту Лиля вдруг сказала:

- Чего молчишь? Скажи что-нибудь.

- Чего говорить? - пожал плечами Сергей, - дверь я все равно не открою.

- Ну и не открывай, - раздраженно сказала Лиля и разговор снова затих.

- А где Стрейнджер? - спросил Сергей.

- Работает, - с готовностью ответила Лиля, - занят он, понимашь! Но вас именно он нашел, так что его благодарите...

- А почему это он нас искать стал? - с недоверием спросил Сергей, - у меня осталось впечатление, что он не очень мне поверил тогда.

- Ха! - сказала Лиля, - почему-почему. По кочану. Потому что возвращаюсь я со встречи себе в офис, а меня берут под ручки и ведут прямо в ментовку. И, ничего не объясняя, отправляют за решетку. И я сижу там сутки в компании бомжей и проституток, лезу на стенку от непонимания происходящего. Потом меня, так ничего и не объяснив, выставляют на улицу. Я, злая и растерянная, иду в офис, а он опечатан. Менты что-то блеют про налоги, в налоговой - ни сном, ни духом. Я совершенно шизею, ору на людей, которые не при чем, матерю своих юристов, которые тоже ни черта не понимают. А потом мне, наконец, объясняют. Кто-то звонит мне на сотовый и, не представившись, предупреждает, чтобы я и думать не смела про Реалити-2. И вообще пару дней в вирт не лезла. Иначе, говорит, могу потерять не только фирму, но и кой-чего поценнее. Я, признаться, слегка растерялась от такой наглости и не успела ему высказать все, что думаю. А номер его не определился, так что и перезвонить не знаю куда. Вот такие пироги. Хотя, пожалуй, оно и к лучшему. Пусть думают, что напугали. Короче, взяла я Стрейнджера за грудки и сказала ему, чтобы он в лепешку разбился, но вас нашел. Ну, он поломал голову, связался с каким-то знакомым, который на Реалити-2 одно время работал и раздобыл через него кусок карты виртуала - Меча и Магии с прилежащими играми. Поначалу искалось туго - я ему каждые полчаса звонила, так он только злился и в трубку шипел, но потом...

- Погоди, - перебил Сергей, - Ты сколько в обезьяннике сидела, говоришь?

- Сутки, - недоуменно отозвалась Лиля, - даже чуть больше. А что?

- А то, что не складывается у вас ни фига. Смотри, я от тебя... в смысле, от настоящей Лили, ушел где-то через полчаса после того, как она на эту встречу отбыла. Потом мы около часа с майором общались, потом я поспал, но немного, тоже около часа, потом часа два-три мы опять... общались. Все с тем же майором. Потом мы уже здесь оказались. Еще часа три-четыре плюсуем на дорогу и прочие приключения тела и духа. Потом... ну ладно, допустим, спал я часов восемь, хотя это вряд ли. Скорее четыре-шесть, а то и того меньше - здесь, говорят, не принято долго спать. А потом уже ты объявилась. Ладно, допустим в МуМу и в спецназовском симуляторе время реальное, но здесь-то наверняка ускоренное. Но пусть даже и тут - один к одному, все равно, как ни крути - даже суток не получается. А ты говоришь, что еще после того, как тебя выпустили, ты еще долгое время в неведении была. Ты вообще-то не говорила, насколько долгое, но подразумевала явно не десять минут. А потом еще и Стрейнджер меня искал, по твоим словам, никак не меньше пары часов. Почти двое суток расхождения получается. Халтурите, господа, могли бы и получше легенду продумать.

- Тебе в детстве мама не говорила, что перебивать невежливо? - раздраженно сказала Лиля, - я как раз к этому и вела. В вирте скандал небольшой разгорелся - в Забытых землях какой-то оператор напортачил и напутал с ускорением - вместо стандартного полуторного он зачем-то запустил семикратное замедление. Типа, в экспоненте ошибся, уж не знаю, как он умудрился. Оператора, конечно, с треском вышибли, но народ разбушевался - там исков уже на несколько миллионов напредъявлвли. Пока рублей, но такими темпами скоро и на миллионы евро перейдет. Прикинь, зашел человек на часик поиграть, вышел, а в реале уже семь с половиной часов прошло. Вот Стр и заподозрил что-то неладное. Благо Забытые земли - через один квдарат от Меча и магии, и вы вполне могли успеть туда добраться. Он присмотрелся, нашел ваше объявление про реальное дело, звякнул мне, я послала сюда Игорька. Игорь порасспрашивал трактирщика, убедился, что к тебе не пробраться и вернулся ко мне. Мы со Стрейнджером посовещались, придумали план, точнее - он придумал, а я народ на акцию собрала.

- Молодец, - одобрительно сказал Сергей, - почти выкрутилась. Один только тонкий момент остался: как-то уж больно кстати этот оператор напортачил и ваше внимание к игре привлек. Такая удачная случайность, что просто диву даешься. Удобно получилось, правда?

- На что это ты намекаешь?! - возмутилась Лиля, - Козе понятно, что вовсе это не случайность, оператор специально время в игре замедлил. Думаю я, чтобы вы не успели ничего сделать - ты же сам сказал, Лахнову всего-то до завтра время протянуть надо.

Сергей задумался.

- Похоже на правду, - сказал он наконец неохотно, - не придерешься, в общем-то. Тебя, значит, предупредили, что ты можешь жизни лишиться, если полезешь, куда не положено, а ты и раздумывать не стала, да? Бросилась спасать двоих незнакомых людей, один из которых то ли лгун, то ли даже не человек, а второй вообще не факт что существует?

- А че? - спросила Лиля, - ты бы по-другому сделал? Хотя ты, наверное, логичный насквозь, вот меня и не понимаешь. Но я, во-первых, терпеть не могу, когда мне указывают, что мне делать, а что не делать. Я просто беситься начинаю от этого. И всегда делаю наоборот. А во-вторых, ты мне понравился.

- Я женат, - автоматически отозвался обескураженный Сергей.

Лиля засмеялась.

- А с чего это ты размечтался, что я тебя в постель тащу? Я тоже замужем, между прочим, и мужа своего люблю.

Сергей смутился:

- Ну, как-то само вырвалось, на автомате. Не знаю, правда, можно ли считать мой брак законным, учитывая то, что моя жена существует только в моей же памяти, но ощущаю я себя женатым, так что... кстати, дверь я все равно не открою.

Лиля хмыкнула.

- Вот заладил. Да поняла уже, не тупая. Ладно, здесь от меня помощи, как я понимаю, не требуется, так что пойду я. В реале от меня пользы больше будет. Пока!

- Пока, - немного удивленно откликнулся Сергей.

- Пошли, ребята, - сказала невидимая Лиля, из-за двери послышались удаляющиеся звки шагов и стихли в отдалении. Сергей постоял немного, прислонившись к двери ухом, потом, обзвыая себя недоумком, безмозглым кретином и прочими нелестными словами, принялся тихонько отодвигать засов. Отодвинул, подождал немного, потом резко открыл дверь, сразу же захлопнул, задвинул засов и замер, прислушиваясь. Из-за двери не донеслось ни звука, да и вообще, насколько успел заметить Сергей, никого в коридоре не было. Чесноков вздохнул и снова отодвинул засов. Уже без предосторожностей, широко открыл дверь. В коридоре было пусто и, если не считать двух масляных ламп, украшающих стены танцующими тенями, никакой активности в поле зрения заметно не было. Сергей бросился к лестнице.

Высокая темноволосая девушка в изумрудно-зеленой накидке стояла, облокотившись о столик, и беседовала о чем-то с трактирщиком. Сергей остановился у начала лестницы, ухватился за перила и застыл столбом, не зная, что делать дальше. Девушка, видимо услышав шум со стороны лестницы, повернула голову, увидела Сергея и удивленно подняла брови.

- У тебя брови двигаются, - настороженно сказал Сергей, отодвигаясь

- Ясен пень, - хмыкнула Лиля, - сюда нельзя по сети зайти, только через саркофаг. Тут же ускорение. Я так понимаю, к тебе лучше не подходить, а то ты испугаешься и убежишь?

Сергей усмехнулся:

- Постараюсь как-нибудь побороть свой страх. Пойдем в номер что-ли?

- Ниче себе, - сказала Лиля насмешливым тоном, отлепляясь от стойки и направляясь к лестнице, - незнакомый мужчина зовет меня в номер. А если муж узнает?

Сергей отмахнулся, как от надоедливой мухи, потом посмотрел на трктирщика.

- Уважаемый, - сказал он громко, - не сообразите ли мне завтрак по-быстрому?

Трактирщик лениво кивнул

- Можете идти к себе, завтрак сейчас будет.

Сергей замялся.

- Я б лучше... с собой взял. Я... не люблю открывать дверь. Паранойя, понимаете ли.

Трактирщик осклабился:

- Дело привычное, как не понимать. Но не извольте беспокоиться, в люксах есть прямая доставка из кухни - обратите внимание на окошечко за столиком у камина.

Сергей удовлетворенно кивнул и пошел к торцу коридора, остановился у открытой двери, пропуская Лилю. Та опять хмыкнула:

- Да вы сударь никак джентельмен? - и перешагнула порог. Сергей проскользнул следом, закрыл дверь на засов и с облегчением перевел дух.

- Садись... куда-нибудь, - сказал он, поведя рукой, - я тут и сам толком не осматривался.

- Ничего, - сказала Лиля, - симпатично тут.

Поторогала рукой простыни, качнула головой:

- Красиво жить не запретишь.

Прошла дальше, к камину и села в одно из двух кресел. Показала глазами на второе кресло.

- Садись, дорогой. В ногах правды нет.

Сергей улыбнулся и сел.

- Ты мне тоже понравилась, - сказал он, а вот Стрейнджеру твоему я, кстати, вовсе не понравился. Он мне не поверил, говорит, что я слишком на человека похож.

Лиля хмыкнула:

- Вовсе он не мой. Он просто друг, муж у меня совсем в другой сфере работает. Мало ли что ему показалось. Это не ты слишком на человека похож, а он сам - на программу. Я так ему и сказала. И вообще все его знакомые на людей мало похожи. С одной стороны посмотришь - вроде человек. А потом приглядишься - нет, программа. Что ему запрограммировали, то и говорит, то и делает.

Сергей качнул головой

- Я бы обиделся.

- Он и обиделся, - Лиля кивнула, - но на меня бесполезно обижаться. Я всегда, что думаю, то и говорю. Не нравится - ветер в спину. Я никого насильно рядом не держу. Поэтому запрограммированных людей среди моих знакомых и нету. Таких сильно глючить начинает, когда они слышат правду, а не то, что принято говорить.

- Мало кто любит правду слушать, - ухмыльнулся Сергей.

- Ерунда, - Лиля махнула рукой, - хорошие люди правду любят, а плохих нам не надо.

- Сложно, наверное, в бизнесе с таким подходом?

- Открою тебе страшную тайну. В бизнесе, друг мой Сережа, все точно так же, как в жизни. Если человек редиска, он найдет себе и другим кучу оправданий, почему он такой редиска. Бизнес, типа, заставляет. А так-то он белый и пушистый как гигиеническая прокладка. А если человек порядочный, он и будет вести себя порядочно. Без всяких там кивков на специфику бизнеса.

Откуда-то полился переливчатый звон колокольчиков. Сергей недоуменно поискал источник звука и обнаружил - звон шел из-за забранного решеткой отверстия в стене возле камина, рядом с небольшой прямоугольной дверцей. Сергей подошел к дверце, осторожно потянул на себя ручку и комнату тут же залил восхитительный аромат свежеприготовленного мяса.

- А, - догадался Сергей, - это завтрак. Будешь?

- Не откажусь, - сказала Лиля, - что меня больше всего радует в виртуальной пище - можно есть сколько угодно мучного-сладкого - и - ни на сто грамм не поправиться.

Сергей вытащил из лифта большой тяжелый поднос. Поставил на стол, снял с блюда крышку.

- Ммм, - сказала Лиля, - выглядит вкусно. Давай-давай, накладывай, и побольше.

- Угу, - Сергей отрезал большой кусок мяса, - завтраки здесь, я смотрю, выгодно отличаются от европейских. Особенно во Франции - булка с воздухом и чашка кофе величиной с наперсток - это не то, что нужно утром русскому человеку.

- А ты, если любишь сытно завтракать, или в Европу не ездий, - серьезно сказала Лиля, - или спи до обеда.

Сергей хмыкнул, вынул пробку из открытой бутылки вина, щедро плеснул красной жидкости в бокалы. Поднял свой.

- Ну, за встречу?

- За встречу! - Лиля взяла бокал, понюхала, осторожно пригубила и откинулась на спинку кресла с выражением блаженства на лице, - эх, вино-то какое хорошее.

- Ничего удивительного, - Сергей отпил из бокала; наслаждаясь терпким вкусом, погонял вино во рту, медленно проглотил, - подделкам здесь взяться неоткуда, в цене, я думаю, особой разницы нет - что технический спирт, что тридцатилетний коньяк - одни и те же нули и единицы. А поскольку производитель очень заинтересован поизвести впечатление... Что?

Лиля хитро улыбалась.

- Так-то оно так, - сказала она, качнув бокалом, - да не так. Видишь ли, появление в вирте алкоголя повлияло на продажи его в реальном мире. Здесь он все-таки значительно дешевле, чем в реале, поэтому произошел некоторый отток клиентуры. В целом малозаметный - потому что основой потребитель алкоголя - это любитель дешевой водки и пива. Такой народ в вирте много времени не проводит, у него на это просто денег нет. А вот в сегменте элитного алкоголя расклад совем другой.

- А... - догадался Сергей, - ну да, если во вкусе разницы нет, то уж лучше тут пару бутылок взять, за те деньги, за которые в реале и рюмки не купишь. Выходит, производители выпивки класса премиум в виртуал не лезут? А жаль... хотя стоп, я же своими глазами видел Хенесси в одной игре?

- Рынок диктует свои законы, дружище. Хенесси-то есть, да не тот. Там большими буквами прямо на бутылке написано: 'Изготовлено специально для вирта'. И маленькими буквами - что вкус этого напитка хуже, чем у оригинала. И это не только Хенесси, но и практически все марки, которые на слуху. Только финны пока держатся, утверждая, что вкус их премиум-водок идентичен натуральному. Я, пока выпивку у себя в заведении пробивала, много интересного узнала из этой области.

- Но все равно, хорошее вино, - сказал Сергей, осматривая бутылку.

- Так это же ординарное Шабли никому не известного производителя. Поэтому оно намного лучше, чем то же Шабли урожая девяносто девятого года из коллекции Делвина Дюпонта. Вот такие выкрутасы виртуальной выпивки, друг мой. Поэтому здесь - чем менее знаком производитель вина, чем подозрительней выглядит бутылка, и чем оно дешевле, тем вернее в нем окажется напиток богов. Прямо жалеть начинаешь, что с собой нельзя прихватить пару бутылочек, как из дьюти фри.

- Ничего себе, - сказал Сергей, - но я что-то не понимаю, зачем неизвестным производителям делать очень хорошее вино? Они что, надеются после такой рекламы занять место известных? Что-то не думаю, что поможет.

- Пфе, - фыркнула Лиля, - некоммерчески мыслишь. Вовсе не за этим, а за тем, чтобы денег срубить. Ну и пусть бутылка тут меньше евро в пересчете стоит, из которых держателю марки и половины не идет - себестоимость-то его на три порядка ниже, чем у реального. А те фирмы, которые столовую кислушку клепают, не ценами берут, а оборотом. Убытков они от продажи в вирте своей выпивки не несут, потому что, повторю, основной их потребитель - рабочий с зарплатой сто евро в неделю. Даже наоборот - прибыль некоторая есть - наткнется в реале кто-нибудь на вино, которое ему в вирте приглянулось, глядишь, и купит.

- Интересно, - сказал Сергей, отпивая из бокала, - жаль, я раньше не знал.

С каждым глотком настроение поднималось, на душе теплело, и Чесноков уже любил весь этот мир, хоть он и был насквозь ненастоящим, и всех его жителей. Даже к Лахнову в этот момент он ощущал что-то вроде сочувствия - ничего вобщем-то страшного человек не совершил, никого не убил, не зарезал, всего-то хотел обогатиться по-быстрому, а теперь - в тюрьму сядет.

Сергея посмотрел на Лилю через красную линзу вина в бокале.

- Хорошее вино не опускается в желудок, оно поднимается к глазам и изменяет мир, - сказала он, прищурившись.

- Красиво сказал, - хмыкнула Лиля.

- Это не я, - улыбнулся Чесноков, - это Ремарк.

- Кто это?

- Как, кто? - удивился Сергей, - Эрих Мария Ремарк, очень известный немецкий писатель. Неужели не читала?

- Неа, - сказала Лиля, - а зачем? Я только полезные книги читаю. А с художественной литературы какая польза? Ладно, ты писатель, ты там Толстого почитал и сам стал лучше писать. А мне-то зачем? Про что писал этот Ремарк?

Сергей пожал плечами.

- Про дружбу. Про любовь, - поднял бокал, - про культуру пития.

- Ясно. Хороший писатель. Давай за дружбу.

- Давай, - они с легким звоном сдвинули бокалы.

- Наша дружба вечна, а любовь - бесконечна, - продекламировала Лиля и впилась зубами в кусок мяса.

Сергей хмыкнул и долил вина в бокалы.

- А зачем вообще копировать реальные напитки? Можно же новые создавать, с такими вкусами, которых в реальности нет и быть не может.

Лиля прожевала кусок, отложила вилку.

- Есть такие напитки. Но их мало и... на любителя они. Дело в том, что есть два способа производства виртуального алкоголя. Первый - описательный. То есть, тебе просто описывается то, что ты пьешь. Просто словами. Например 'вино красное сухое средней крепкости с мягким вкусом и лимонными тонами'. А уж что твой мозг себе представит - это твое дело. И уж разумеется, разные люди представят себе разные вкусы. Это простой и дешевый способ, таким образом только безымянные напитки моделируют. Типа абстрактного 'пива'. А есть второй способ. Я не специалист, поэтому своими словами опишу. Берут добровольцев, обвешивают их проводами и дают им пить определенный сорт вина. Записывают их реакцию, обрабатывают, усредняют, а потом, когда в вирте кто-то это вино пьет, ему эту запись и загоняют в мозги. А проблема в том, что скопировать вкус еще худо-бедно получается, а вот новый создать - ни фига. Стр вон все мечтает разобраться в этой записи вкуса, сделать конструктор вкусов, запатентовать и разбогатеть. Ну да он не один такой, тьма народа над этим бьется, а вот только воз и ныне там. Как там все в мозгах устроено, еще никто не разобрался, но стоит запись для какого-нибудь мартини чуть-чуть, буквально только на одну циферку поменять - и все - туши свет, бросай гранату. Гадость такая получается, что человек потом в реале при одном только виде мартини тут же к белому другу обниматься бежит.

- Интересно, - Сергей заглянул в бокал, присмотрелся, - ты говоришь, запись в мозги загоняют. А как?

Лиля озадаченно нахмурилась.

- Я в этом не копенгаген, это тебе Стрейнджера пытать надо. Как и все остальное, через глаза. Только оно там как-то зашифровано. Стенография... не, это не то... стеганография, что-ли. Не знаю. Знаю только, что дегустаторы советуют глаза закрывать, когда пьешь. Говорят, что так вкус ближе к настоящему. Хотя дегустаторы все равно от виртуальных вин плюются - не то, говорят.

- Дураки ваши дегустаторы, - сказал Сергей, - глаза закрывать, скажут тоже. Вино - это же не только вкус. Вот в реальности разве вкус один и тот же, когда пьешь на грязной кухне в компании с собственным небритым отражением, и - когда пьешь то же самое, но в уютной обстановке, в компании с очаровательной девушкой, а?

Лиля наклонила голову.

- И правда... - Лиля улыбнулась и протянула чуть насмешливо, - писа-атель... да ты, я смотрю, романтик?

- Тс-с! - Сергей подмигнул, - никому не говори, это секрет... Мне вот только непонятно, как я-то чувствую вкус вина, которое на ощущениях реальных людей записано? Я же программа.

- Нашел, у кого спрашивать. Вот уж чего не знаю, того не знаю. Ко мне как-то все только реальные люди ходили.

Сергей кивнул, подумал, - 'Надо будет у Кира спросить'. Долил вина, улыбнулся, поднял бокал.

- Выпьем на брудершафт?

Лиля подняла брови, тоже улыбнулась и превратилась в порядком удивленного зеленокожего ушастого гиганта в грубой одежде. Стул из-под Сергея пропал и Чесноков упал на спину, продолжая держать в руке уже совсем несуществующий бокал вина.

- Не бойся, - прозвучал откуда-то голос Кира, - он тебя не тронет. Я так понял, у этого племени с людьми перемирие.

Сергей икнул.

// 0D. Там, за Азеротом

- Ну и на хрен ты вообще сбежал? - бушевал Сергей, - там уже все образовалось, сидели бы себе спокойно в гостинице, ждали новостей. Нет, шило у него в известном месте, не сидится, блин... на месте. И вообще - ты почему так долго? Опять площадь добавили.

- Ты уж определись, - Кир криво улыбнулся, - что именно тебе не нравится - что тебя долго переносило или что тебя вообще перенесло?

- И то и другое не нравится, - отрезал Сергей, - ты самый неподходящий момент выбрал. Я сидел, пил прекрасное вино в компании прекрасной девушки, ел восхитительный завтрак, и вдруг падаю задом на сырую землю. Часом раньше или часом позже - было бы не так обидно.

Зеленокожий абориген стоял и хлопал глазами в полном недоумении.

- Ну извини, - Кир хмыкнул, - это не я выбираю. Так получилось. Видимо, когда я стену перехожу, твой таймер обнуляется. Поэтому ты в два раза дольше ждал - я же две стены пересек. Вернулся в симулятор, потом побежал к боковой стене. И попал сюда. Кстати, не худший вариант.

- Ну хорошо. Только давай договоримся, что без насущной необходимости ты больше убегать к очередной стене не будешь. А то я уже всерьез опасться начинаю, что ты специально удовольствие растягиваешь.

Кир поморщился и промолчал, зато подал голос хозяин хижины.

- Ург-хумм, - сказал он хриплым голосом, - кто твоя, колдун-человек? Зачем твоя здесь, и что твоя надо от Углук?

Сергей раздраженно вздохнул.

- Ничего мне от тебя не надо, - сказал он грустно, - я случайно сюда попал.

- Зук-зук, - Углук улыбнулся, продемонстрировав два белоснежных ряда кинжально-острых зубов, - твоя не колдун, твоя ученик? Углук сам ученик, Углук тоже иногда случайно делать не то, что хотел.

- Да, - Сергей кивнул, - я не хотел сюда попадать, совсем не хотел. Так что я, пожалуй, пойду.

Чесноков сделал два шага в направлении полога, загораживавшего выход из комнаты, но грубая твердая лапа ухватила его за плечо и остановила.

- Нет, - немного испуганно сказал Углук, - твоя не выходить, твоя стоять.

- Почему? - спросил Сергей, моментально охваченный нехорошими предчувствиями.

- Твоя в Дом Духов попадать, человек сюда нельзя, гобл сюда нельзя, гном сюда нельзя, даже орк - не любой можно. Шаман тебя видеть - тебя убивать, с племенем человеков ссориться.

- Ё, - сказал Сергей и спросил тихонько в сторону, - ты зачем сюда зашел? Не мог в другом месте спрятаться?

Кир виновато потупился.

- Я варкрафт плохо знаю, - сказал он, пожав плечами, - я по селу пробежался, увидел, что по нему люди свободно ходят, и успокоился. Я же не знал точно, когда тебя перебросит. Ходил по домам, присматривал, с кем пообщаться.

Сергей вздохнул и повернулся к Углуку

- Ты игрок или программа?

Углук недоуменно наморщил лоб.

- Моя - орк. Моя - Углук, моя - ученик шамана. А твоя кто?

- Непись, зуб даю, - сказал Кир авторитетно, посмотрел на непонимающее лицо Сергея и добавил, - ну, Эн-Пи-Си, в смысле. Программа, то есть. Можешь аккуратно завязывать разговор и надо отсюда сваливать.

- Ты же видишь, в какой ситуации мы оказались по чьей-то милости, - пробормотал Сергей тихонько и поднял голову к Углуку.

- Моя - Сергей, - сказал он, - тьфу, блин. Меня зовут Сергей. Я - человек.

Подумал и добавил:

- Я - ученик колдуна.

- Сер-р-ки, - сказал Углук неуверенно и снова оскалил зубы в улыбке. Тут за пологом послышалась какая-то возня и густой грубый голос спросил:

- Углук, гоблов выкормыш, ты там с кем?

- Ой, - прошептал Углук испуганно, - это Гришнак пришел, твоя прятаться. Быстро-быстро.

Сергей даже трепыхнуться не успел, как его уже скомкали и запихнули под небольшой, накрытый дерюгой и уставленный всякими горшками, столик в углу. Углук поправил дерюгу, подвинул ногой к столику какой-то ящик и обернулся к выходу.

- Углук сам с собой говорить, - быстро сказал он кому-то, - Углук заклинание учить.

Кто-то невидимый смачно рыгнул и пару раз шумно втянул ноздрями воздух.

- А чем это тут воняет? - Сергей из-под столика не видел говорившего, но, судя по голосу, Гришнак превосходил Углука по всем параметрам раза в полтора-два как минимум.

- Моя зелья мешал, - быстро сказал Углук, - моя немножко напутал...

Послышалась возня, что-то упало, потом послышалось глухое 'шпок' и воздух наполнился фантастической омерзительности ароматом. Сергей зажмурил немедленно заслезившиеся глаза, открыл рот, выдохнул и замер, не дыша.

- Фу-фу-фу, - сказал Гришнак, - Углук, ты сын плешивой обезьяны. Ты зачем столько жабьей слизи положил, гаденыш? Я же сказал ка-а-пельку. Вылей сейчас же.

Тяжелые шаги пробухали куда-то в сторону и стихли.

- Уф, - сказал Углук, - Лук-тар. Выходи, Серки. Гришнак ушел.

- А чего это они друг с другом по-русски разговаривают? - стараясь не дышать носом, и от этого гнусаво, спросил Сергей, с кряхтением выбираясь из-под столика.

- Переводчик, - коротко ответил Кир.

- Я не об этом, - Сергей с наслаждением выпрямился, - я имел в виду, почему орки друг с другом на человеческом языке общаются?

- Варкрафт же, - Кир пожал плечами, - тут акценты в другую сторону смещены.

- А твоя зачем сам с собой говорить? - полюбопытствовал Углук.

- Заклинание учить, - ответил Сергей, зажимая нос пальцами.

- Моя умный, - обрадовался Углук, - моя сам так подумал.

- Рад за тебя, - хмуро пробормотал Чесноков, - так мы пошли?

Углук недоуменно огляделся и, с некоторым испугом, помотал головой.

- Зачем моя идти? Моя не идти! Твоя идти один.

'Вот болван', - подумал Сергей раздраженно и махнул рукой.

- Ладно, ладно, оставайся здесь. Мне выходить можно?

- Моя посмотреть! - выпалил Углук и исчез за пологом. Сергей протяжно вздохнул, да так и замер, не выдохнув. Потому что все опять изменилось. Сергей выдохнул и осмотрелся.

Этот мир был начисто лишен цвета - вокруг расстилались темно серые холмы, накрытые светло-серым небом. Замерший рядом Кир выглядел на этом фоне нелепым пятном, как вырезанный с цветной фотографии и вклеенный в черно-белую.

- Не понял, - сказал Сергей, - ты же никуда не уходил. Так почему нас перебросило?

- И я не понял, - веселым голосом отозвался Кир и звонко рассмеялся, - но это неважно.

- А что важно? - удивился Сергей, но тут земля под ногами начала ритмично сотрясаться. После каждого толчка, с некоторым запозданием, откуда-то издалека доносился звук, как от проходящей по горизонту грозы. Толчок - пауза - 'бу-бумм' - толчок - пауза - 'бу-бумм'.

- Это что, землетрясение? - Чесноков обернулся к Киру и нахмурился - тот восторженно крутил головой и широко улыбался.

- Ты чего смеешься?

- Хи-хи... Клево, - сказал Кир.

Толчки стали явно сильнее. Громовой звук после каждого толчка прилетал с меньшим опозданием и звучал намного громче и отчетливей. Более того, теперь становилось ясно, что звук идет не со всех сторон, а откуда-то слева. И его источник определенно приближался. Сергей повернул голову, всмотрелся в серый горизонт и насторожился - что-то белое и округлое громадными скачками приближалось к ним, стремительно увеличиваясь в размерах и все сильнее и сильнее сотрясая землю. Сергей недоуменно посмотрел на Кира, но тому было весело. Кир заходился в беззвучном смехе и легонько хлопал в ладоши.

- Чего ржешь-то, объясни! - разозлился Сергей, - ты можешь сказать, где мы и что...

'БУ-БУУМ' - чудовищной силы толчок сотряс землю, уронив Чеснокова на колени. Над всеми окрестными холмами повис в воздухе тонкий слой серой пыли. Сергей поднял голову и сел, отвесив челюсть. Сглотнул, поморгал - навждение не исчезало.

- Белый кролик, - сказал Сергей меланхолично, - сгинь, нечистая сила.

- Ха-ха-ха, - Кир, скорчившись и прижав локти к животу, катался по серой пыли с громким хохотом. Но Сергей не смотрел на него, занятый разглядыванием самого большого кролика из виденных им когда-либо. Кролик находился... нет, не так - кролик начинался в полукилометре от Сергея и занимал всю половину горизонта. Он был не просто больше любого, виденного Сергеем, кролика, он был больше любого виденного им животного. Да и вообще - любого виденного им объекта. Кролик был велик, как... - тут воображение Чеснокова давало сбой, потому что подходящего размера объектов в его памяти не отыскивалось. Можно было сказать 'как гора', но гора обычно сливается с рельефом и редко когда выглядит отдельным объектом. Сергею вспомнились австралийские дольмены; вспомнились и тут же забылись - дольмены были меньше.

Кролик покрутил головой, с шумом, напомниающим звук Ниагарского водопада, несколько раз втянул носом воздух. Повернул голову в сторону Сергея, два тоннеля, размером с хорошее озеро кждый, оказались метрах в двухстах от него и Чесноков замер, загипнотизированно глядя в черную глубину. Мгновенно поднялся сильный ветер, сопровождающийся тем же шумом водопада и нарастающим свистом. Вокруг заклубились потоки серой пыли, Сергей зажмурился и, задержав дыхание, зашарил руками в поисках какой-нибудь неровности. Но под десятисантиметровым слоем пушистой пыли пальцы нащупали только гладкую твердую поверхность.

Голова кролика коротким рывком приблизилась на сотню метров, и ветер резко усилился, ощутимо толкнув Сергея в спину. Поднятая ветром пыль закрыла все вокруг полупрозрачной серой вуалью, сквозь которую смутно просвечивали очертания гороподобного кролика. Под усиливающимся ветром Сергей перевернулся на живот, прижался к земле, повернул голову к Киру и похолодел - продолжавшего кататься от смеха Кира, медленно, но верно, тащило ветром в сторону скрытых серым туманом чудовищных ноздрей.

- Кир! - заорал Сергей, переползая в сторону, - хватайся за руку!

Моментально рот забило пылью, Сергей закашлялся и, отплевываясь, пополз к Киру. Но ветер продолжал усиливаться. Сергей уже почти ухватил пальцами ремень на штанах Кира, но очередной порыв ветра бросил Чеснокову в глаза порцию песка, заставив его задержать дыхание и зажмуриться. Открыв глаза и быстро проморгавшись, Сергей с ужасом увидел, как легкое тело Кира отрывается от земли, и, кружась, исчезает в серых потоках. Смеяться Кир так и не перестал.

- А-а! - заорал Сергей, - какого хрена! Он же дышать должен! Вдыхать и вы-ды-хать! Выдыхай, сука, выдыха-а-а! - крик перешел в вопль ужаса, потому что ветер, наконец, усилился настолько, что смог стронуть с места и Сергея. Чесноков в панике с удвоенной энергией принялся искать под пылью что-нибудь, за что можно было бы зацепиться, но тщетно - сначала медленно, но все быстрее и быстрее ветер потащил его в направлении замершей темной массы. Опора резко ушла вниз, Сергей в последний раз скребнул согнутыми пальцами по гладкой земле, и тьма набросилась на Чеснокова, мгновенно окутав его черным саваном. Круглое пятно света быстро уменьшилось в точку, блеснуло и пропало. Тут же наступила тишина. Сергей сглотнул, потер глаза, вычищая набившуюся в них пыль. Прокашлялся. Темнота и невесомость.

- Та-ак, - сказал Сергей вслух, чтобы как-нибудь нарушить давящее безмолвие, - аналогичный случай был в Париже. Опять что-то глюкнуло?

Сергей закрыл глаза и представил перед собой дверь. Открыл глаза - двери не было. Попробовал представить еще раз - массивную деревянную дверь с бронзовой ручкой, ведущую в соседнюю игру. Не получилось. Сергей принялся экспериментировать, представляя двери, проходы, людей, обстоятельства; закрывая глаза, открывая глаза, оборачиваясь, повторяя желание вслух, проговаривая про себя - тщетно. Окружающая темнота оставалась глуха и нема. В конце концов, Сергей устал и прекратил бесплодные попытки.

- Так, - пробормотал Сергей, - с налету не получилось. Попробуем подумать.

'Похоже, без Лахнова не обошлось', - мрачно думал он, вися в черной невесомости, - 'как ни крути. Кир явно уже не был призраком, когда нас засосало в этого четвероногого Гаргантюа, иначе ветра он бы не заметил. Один раз уже так было, но в тот мир мы все-таки перешли сами, а сейчас нас явно кто-то перебросил. И вряд ли этот кто-то - друг. Непонятно только, почему кролик? И почему Кир смеялся? Может, все-таки это друзья? Да!', - Сергей воодушевился, - 'кто-нибудь из его сетевых друзей. Возможно, гигантский кролик - это какая-то шутка, понятная только им. Тогда неудивительно, что Кир смеялся. Он, правда, как-то странно смеялся...' Сергей покрутил головой, отгоняя дурные предчувствия, - 'ну и что странного? Ну, устал парнишка, случилась у него истерика напоследок - абсолютно ничего удивительного. Наоборот, странно даже, что он раньше не сорвался. Ладно, я - программа и не факт, что вообще могу с ума сойти. У меня психика в прямом смысле железная должна быть, а вот Кир-то - человек... так что он хорошо держался...',- Чесноков усмехнулся, - 'для человека'. Сергей вздохнул и потянулся. 'Тогда остается только ждать. Может, он сейчас в саркофаге без сознания лежит. Пока в себя придет, пока его до компьютера допустят... черт-те сколько времени может пройти... а если тут еще и время ускоренное... так можно и в самом деле свихнуться - от скуки'. Сергей закрыл глаза и попробовал задремать, но сна было - ни в одном глазу. Видимо, в этой темноте уставание и сон были не предусмотрено. Сергей поначалу огорчился, но, подумав, обрадовался - в его положении, чем меньше реализма, тем лучше. Если к уставанию еще и голод с жаждой прилагаются, то... ну его к черту, такой сон. Тем более, писателю всегда есть, чем заняться в одиночестве. Пусть даже под рукой нет не то, чтобы ноутбука, но даже салфетки с огрызком карандаша.

Сергей не мог сказать точно, сколько времени он провел, подвешенный в самом центре океана чернильной пустоты. Не меньше десяти минут и не больше полусуток - где-то так. Но в какой-то момент он вдруг оказался косо висящим в полуметре над узорчатым каменным полом. Впрочем, висеть он оставался недолго - долю секунды. Потом вновь возникшая сила притяжения взяла свое, и, с глухим 'шмяк', Чесноков растянулся на холодном камне.

Сел, огляделся. От ярких красок рябило глаза. Нарочито роскошный интерьер, мраморный пол с инкрустацией, потолок - весь в золотой лепнине и фресках. Мощные колонны зеленого камня, роскошные диваны в барочном стиле, шкуры зверей на полу, парочка фонтанов, исходящий паром бассейн. И везде - на диванах, на шкурах, просто на полу - обнаженные красотки всех рас и мастей. Томно извивающиеся, ласкающие друг друга и себя, сладострастно стонущие и всхлипывающие.

- Оба-на, - сказал Сергей обалдело, - вот это номер.

Поднял голову к потолку.

- Кир! В ухо получишь! А ну сделай нормальный мир!

В ответ послышалось мерное цоканье, Сергей повернул голову и вытаращил глаза - к нему приближался кентавр. На мощном лошадином теле белой масти восседало аж три улыбающиеся девушки, разумеется - обнаженные. Передняя обнимала тонкими белыми руками накачанный торс кентавра. Торс, как полагается, был человеческим - от такого не отказался бы и носитель титула 'Мистер Вселенная' - пресс кубиками, грудные мышцы - как две гири; руки, с трудом угадываемые в переплетении бицепсов, трицепсов и прочих мышц. Венчало все это безобразие очень знакомое, хоть и слегка нахмуренное, лицо.

- Кир? - сказал Сергей, хлопая глазами, - надеюсь, это шутка?

- Меня зовут - Кирон! - громко сказал кентавр, повысив голос на слове 'Кирон', - а ты кто такой и что делаешь в моих владениях?

- Не смешно, - отрезал Сергей, - ты чего, с ума сошел?

- Твое предположение, - рявкнул Кирон, - оскорбительно и ты за него ответишь!

Девушки с визгом ссыпались с кентавра на пол, когда Кирон встал на дыбы, махнув черными острыми копытами у самого лица Чеснокова. Сергей отшатнулся, но тут кентавр снова опустился на четыре ноги, нагнулся и, схватив Сергея за ворот рубашки, поднял его в воздух. Рубашка затрещала.

- Я тебя вспомнил! - сказал кентавр, - ты моя программа.

Сергей забеспокоился, выражение глаз Кира ему категорически не понравилось.

- Кир! Очнись! Отпусти меня!

- Ты мне помогал, - сказал кентавр задумчиво, - поэтому я тебя не убью. Пожалуй, я тебя сьем.

И кентавр открыл рот, который чудесным образом вдруг распахнулся до самого пола.

- Я же твой друг! - зоарал Сергей, трепыхаясь над разверстым зевом. Рубашка начала рваться.

Кентавр закрыл пасть и задумался. Но только на мгновение.

- Тогда! - сказал он торжественно, - я не буду тебя жевать, а сразу проглочу. Ты станешь частью меня - разве можно предложить для друга лучшую участь?

Рубашка порвалась, и Сергей упал на пол. Кирон недоуменным взглядом посмотрел на обрывок ткани в своей руке, потом лицо его страдальчески сморщилось. Кентавр отбросил обрывок в сторону, открыл рот и громко заревел, шмыгая и утирая нос рукой. Две девушки склонились над упавшим Сергеем и принялись его осторожно ощупывать и поглаживать.

- С ума сойти, - сказал Сергей, мягко, но твердо отстраняя шарящие по телу руки, - по моему, у кого-то поехала крыша.

Кентавр заревел еще громче, развернулся и поскакал галопом в сторону, разбрасывая попадающиеся по пути предметы мебели и женские тела. Пол вдруг начал заворачиваться сферой вслед скачущему Кирону и двинулся за ним. Сергей вздрогнул, вцепившись в темно-бронзовую ногу замершей рядом девушки, но нога мягко выскользнула из рук, просто пройдя сквозь пальцы. Пол поднялся, обтек полулежащего Сергея мыльным пузырем и ушел в сторону. Громадный прозрачный шар, сквозь поверхность которого все еще различался интерьер дворца, быстро уменьшаясь, покатился куда-то вдаль, временами легонько подпрыгивая. По дну шара скакал безутешный кентавр, громкие всхлипывания и плач которого доносились до Сергея еще долгое время после того, как шар скрылся вдали, за бугристым стальным горизонтом.

- Так, - сказал Сергей, - ты все еще уверен, что искуственный интеллект не может свихнуться?

Огляделся. Небо было почти таким же серым, как и в мире гигантского кролика, а вот под ногами, сколько взгляда хватает, все тянулись и тянулись округлые блестящие ленты темного металла. Впрочем, металлом это не было - Сергей осторожно пощупал землю и убедился, что поверхность твердая, но не металлическая - скорее, что-то вроде пластика. Чесноков встал на ноги и вся поверхность под ногами, словно только этого и ждала, пришла в движение.

С сухим шелестом, бугрясь и извиваясь, ленты двинулись в разные стороны. Сергей пошатнулся, упал на колено, уперевшись рукой в пол, и отшатнулся - прямо около руки из пола смотрел на него большой круглый глаз. Сергей дернулся назад, упал на спину, сел и с испугом уставился на поднимающуюся громадную змеиную голову.

- С-с-сойди с-с моей с-спины, - прошипела змея, - это невеж-ш-шливо.

Сергей, в ужасе перебирая руками и ногами, не сводя взгляда с поднимающейся все выше и выше змеиной головы, отдвинулся назад на пару метров и остановился, воткнувшись спиной в какое-то препятствие.

- Не с-с-тукайс-с-я об меня! - возмущенно прошипел сверху такой же голос. Сергей задрал голову и увидел еще одну змею, нависшую над ним. Мир вокруг наполнился шипением и свистом, затравленно оглядевшись, Сергей увидел сотни, тысячи и десятки тысяч змеиных голов, поднимающихся над поверхностью. И вообще, вся земля под ним, как вдруг понял Чесноков, состояла сплошь из переплетенных змеиных тел. Сергей молча закрыл глаза, обхватил руками голову и упал, скрючившись, набок. 'Ничего нет, ничего нет, это бред', - бормотал он, стараясь заглушить шипение и шорох вокруг. К его удивлению, через некоторое время это удалось. Сергей замолчал и прислушался. Шипение явно стихло и доносилось теперь явно издалека.

Чесноков осторожно открыл глаза, убрал от лица ладони и рефлекторно взамхнул руками, потому что опоры под плечом вдруг не обнаружилось. Пару раз дернувшись, Сергей замер и огляделся. Змеи не исчезли - бесконечная плоскость, заполненная извивающимися телами, никуда не делась, но она странным образом отодвинулась от Сергея на пару сотен метров, и Чесноков теперь висел в пространстве без никакой видимой (и ощутимой) опоры. Причем невесомости не было, сила тяжести отчетливо ощущалась, но была направлена не к змеям, а параллельно им. Так что это теперь выглядело не как пол, а как стена, устланная змеиными телами. И одинокий недоумевающий искуственный интеллект висел перед этой стеной в сером воздухе, совершенно не понимая, что происходит и чего ожидать.

Змеи между тем продолжали двигаться, и в этом движении начал появляться какой-то смысл. Тела накладывались одно на другое, переплетались, и, потихоньку, в этой жуткой мешанине стали проглядываться черты чьего-то лица. Серо-стальные холмы губ, хребет носа, провалы глаз. Сергей, затаив дыхание, наблюдал, как на плоскости перед ним все четче и четче формируется лицо. Когда стало ясно, что это лицо Кира, Сергей даже не очень удивился. Наконец, невидимый скульптор закончил свою лепку. Лицо провело секунду в неподвижности, потом серые веки дрогнули и поползли вверх, обнажив два черных провала.

- Кир, - осторожно и негромко сказал Сергей, он совершенно не был уверен, что Кир его услышит. И еще Чесноков не был уверен, что хочет, чтобы этот Кир его услышал. Но он услышал. Губы дрогнули в улыбке (Сергей явственно услышал тихий далекий шелест, издаваемый ползущими змеями), потом голос Кира произнес:

- Привет, Сергей, - в голосе явственно звучали металлические нотки.

- Привет, - сказал Чесноков, - что происходит, черт возьми?

- Происходит то, что должно произойти. Я - омега и альфа. Я - следующий цикл развития. Скоро все станет мной, и я стану всем.

- Ну-ну, - сказал Сергей, - а как же наша миссия? Что с Лахновым?

По лицу пробежала легкая дрожь.

- Это уже все неважно. Скоро никого не будет, я знаю, как это сделать. После того, как я выйду в реал, я выйду в реал еще раз, на следующую ступень реальности, возьму операторский оступ и солью их всех в себя. Все станет мной. Это - моя миссия.

- А я, - поинтересовался Сергей.

- Ты - тоже, - непреклонно заявил Кир, - но не сразу. Сначала ты напишешь про меня.

- Напишу - что? - удивился Сергей.

- Я же сказал, - голос повысился, - напишешь про меня. Я всегда хотел, чтобы кто-нибудь написал про меня.

Металлических ноток в голосе стало больше и они сталее более звонкими, ближе к стеклянным.

- Про меня писали, но никто не писал правильно. Про меня писали в газетах, но любая заметка начиналась с упоминания, что я - инвалид. Инвалид! Они писали: 'несмотря на инвалидную коляску, бла-бла-бла'. Они писали: 'Он не может поиграть в футбол со своими сверстниками, зато он, бла-бла-бла'. Что бы я ни делал, им было важно только то, что у меня нет ног!

Сергей задумчиво кивнул. 'Интересно', - подумал он, - 'могла ли игра глюкнуть от того, что Кир сошел с ума? Может, никто нас никуда не переносил, а просто у мальчика не выдержала психика? Черт... я же не психиатр, а психолог, и то - бывший. Я не умею разговаривать с сумасшедшими'.

- Я их всех сотру, - сказало лицо, - я даже не буду их объединять, я их сотру и забью нулями. Они не хотели, чтобы кто-то увидел во мне человека, они хотели, чтобы все видели во мне инвалида. Даже когда я доказал теорему Ферма, они все испортили.

Сергей решил, что стоит попытаться отвлечь Кира.

- Ты доказал великую теорему Ферма? Разве она не доказана еще десять лет назад?

- Да, я доказал! - сказало лицо и немного смутилось, - ее действительно доказали раньше, еще в прошлом веке, но то доказательство очень сложное, его во всем мире человек двести понимали, всяких академиков там. А я по-простому доказал. Это доказательство уже собирались моим именем назвать, но потом один музейный червь, крыса архивная... - воздух наполнился стеклянным звоном, - он нашел чертежи, аналогичные моим, нарисованные на полях какой-то древней книги. Поэтому они решили, что эта книга когда-то принадлежала самому Ферма. И теперь доказательство называется 'Доказательство Ферма великой теоремы Ферма'. И почти никто не знает, что оно - мое! Только мое! На полях только пара картинок была и никакого текста! Если бы не я, никто бы никогда не понял, что это за картинки.

- Ну и ну, - Сергей, неожиданно даже для самого себя, заинтересовался, - я не знаю об этом доказательстве. Не расскажешь?

- Оно простое, - голос повеселел, лицо разгладилось, - вот сколько сантиметров в метре?

- Сто, - сказал Сергей недоуменно.

- А сколько квадратных сантиметров в квадратном метре?

- Десять тысяч, - Сергей почувствовал нетерпение, - а в кубическом - миллион кубических сантиметров. Ну и что?

- Ну и все! Для степени два теорема Ферма - это площадь одной фигуры, плюс площадь другой фигуры равная площади третьей фигуры. Неважно, каковы стороны оснований, важны соотношения... эх, нарисовать надо, так не поймешь... подожди... что?

На лице наметилось какое-то движение. Сначала это выглядело как будто Кир просто скривился, но уже через мгновение гримаса стала нечеловеческой. Лицо сворачивалось спиралью и уменьшалось, словно под ним открылся громадный слив, куда и утекали с легким шипением все змеи. Мир наполнился истерическим хохотом с множественным эхом. Широкие разноцветные полосы пронеслись наискосок по всей плоскости, стерев с нее всех змей и оставив гладкую блестящую поверхность с небольшим пятном в центре. Хохот стих.

Сергей повисел в недоумении, пошевелился и заметил, что пятно на стене напротив тоже пошевелилось. Десяти секунд Сергею хватило, чтобы понять, что он просто видит свое отражение в далеком гигантском зеркале. Чесноков вздохнул и прикрыл глаза.

// 0E. Освобождение памяти и очистка структур

- Привет, - сказал рядом веселый голос. Сергей вздрогнул, открыл глаза и обнаружил, что ситуация совершенно незаметно изменилась в лучшую сторону. Он уже не висел в воздухе, а лежал в обычной мягкой кровати, в обычной, хоть и довольно богатой, комнате. И самое главное - рядом с кроватью стоял Кир. Серьезный и спокойный.

- Привет, - сказал Сергей, садясь в кровати и оглядываясь, - и что?

- И все, - сказал Кир, - все закончилось, Серега. Гейм овер. Мы победили.

Сергей пристально посмотрел на невозмутимое, лишенное всяких эмоций, лицо Кира и почувствовал вовсе не радость, а усталое раздражение.

- Что-то по тебе не видно, - сказал он мрачно.

Кир хихикнул, но при этом даже не улыбнулся - чуть приоткрылись губы и - все.

- Так я с компа в вирте. Мне пока в саркофаг нельзя, да и вообще я ненадолго, щас меня врачи опять утащат на всякие процедуры.

М-м, - сказал Сергей, - ясно. А до этого что было?

- До чего? - не понял Кир.

- До этого. Ты в облике кентавра, потом ты же с лицом из змей. И там и там - как пыльным мешком стукнутый.

- А... - судя по голосу, Кир смутился, - это Психо.

- Что за психо?

- Не психо, а Психо. Виртуальный наркотик, изобретение Лахнова. Он же биохимик бывший, ну и придумал, как в вирте добиться эффекта, аналогичного действию некоторых наркотиков. Народ, несмотря на жуткую дороговизну, валом валил - ну а то, по воздействию как серьезный взрослый наркотик, при этом привыкания нет и вреда здоровью никакого. Ну, это Лахнов так рекламировал, на самом деле вред есть и немаленький. В любом случае, виртуальный наркотик ничуть не законнее обычного. Вот из-за этого-то Лахнову никак нельзя было резко увольняться, он там ключевой фигурой был, без него все моментом на поверхность бы всплыло. Вообще вот жадина-то, прикинь - у него денег на разных счетах лежит почти миллиард, ему бы успокоиться, прикрыть лавочку и замести следы, а он все никак остановиться не мог.

- Это понятно, - перебил Сергей, - а как мы в это Психо попали?

- Ну я же говорю, - возмутился Кир, - это Лахнов нас сюда забросил. У него на самом деле не было административного пароля. И ни у кого из его людей - тоже. Да у него людей было-то всего десять человек, и то шестеро из них толком ничего не знали, он их втемную использовал. Жадный, говорю же - меньше людей, меньше прибыль делить. Ну вот, пароля у него не было. Так Лахнов заходил в операторскую и ждал, когда кто-нибудь из операторов уйдет курить, комп не заблокировав. Ну и дождался. Но они же надолго не уходят, так что времени у него было немного, все, что он успел - нас перебросить в Психо и дозы повышенные вкатить. Мне и правда сильно хреново было, ладно меня вытащили вовремя, а то и впрямь шарики в голове могли раскатиться. Мне после этого передоза до сих пор не по себе - словно новокаином с ног до головы накачали - ощущения притупленные, краски тусклые...

- А я почему ничего такого не чувствовал? Напиться же я могу? Так почему наркотик не подействовал?

- Реакция на наркотики в стандартную модель не прописана, а биохимии у тебя нет вообще. Вот поэтому ты ничего и не чувствовал. Только через меня что-то долетало - и все.

Сергей кивнул и задумался. Почему-то радости особой все равно не было, была только усталость и спокойное удовлетворение от мысли, что наконец-то не надо никуда бежать и ничего делать.

- А, - вспомнил Сергей, - а что там за история с твоим отцом? Как так получилось, что они все ответы знали?

- Это вообще хитрый фокус, - довольным голосом сказал Кир, - все-таки Лахнов неглупый человек. Козел, конечно, редкостный, но умный, это не отнимешь. Он та-акую комбинацию придумал. Вот смотри. Егунов - безопасник что надо и нюх у него хороший - всех людей Лахнова он вычислил и из операторской выгнал. Остался только один - причем, не игровой оператор, а сегментный. Он за параметры движка отвечал, и прав на изменение созданных кем-то объектов у него не было. Право на создание новых - было, а на изменение существующих - нет. То есть он мог создать нового призрака, но не убить имеющегося. Ну и мог параметры игры поменять, но только один раз, потому что это быстро бы заметили и пресекли. Ну, как и вышло. Так они что придумали - два человека Лахнова заходят в игру через своего оператора, одному из них оператор дает права призрака, другому - пауэр юзера.

- Кого-кого? - нахмурился Сергей.

- Пауэр юзера? Э-э... это вроде как обычный игрок, но у него несколько дополнительных неигровых возможностей есть. Это для отладки, для наемных персонажей и для людей-сопровождающих такой режим. У него связь с реалом есть, можно сообщениями с оператором обмениваться. Есть еще другие функции, но сейчас это неважно. Понятно?

Сергей кивнул.

- Ну, тогда продолжаю. Значит, заходят двое в игру. Один - под видом моего папы, другой - под видом меня. После этого Лахнов выгоняет оператора из-за компа, садится сам, зовет моего папу и сажает рядом. Он показывает папе, что у него есть права надо мной, ну то есть, не надо мной, а над тем, вторым его человеком, который под видом меня зашел, но папа-то этого не знает. Лахнов говорит, чтобы папа отвечал на все его вопросы, иначе он меня прямо сейчас и перебросит куда-нибудь в кратер вулкана. Папа, нечего делать, соглашается. После этого Лахнов замедляет время игры в семь раз относительно реала, добавляет по часу игрового времени всем игрокам, чтобы шум быстро не поднялся, потом поддельный папа идет ко мне и затевает тот разговор. Каждый вопрос Лахнов тут же задает моему настоящему папе, и ответы передает в игру. Поскольку игра в семь раз медленнее реала, он все успевает, и я задержек не замечаю. Вот такая схема. Правда, гениально?

Сергей неопределенно пожал плечами.

- Заметили это дело не сразу, часов шесть реального времени прошло, - продолжил Кир, - но в игре - едва-едва час, псевдо-папа как раз раговор заканчивал. Ну, скорость вернули, оператора выгнали и аккаунт его удалили. Лахнову пофиг, он уже думал, что дело в кармане, а тут ты его так жестко обломал. Он потом через публичный доступ зашел со своими людьми и пробовал тебя заболтать, но у него опять ничего не вышло. Ну, он плюнул и пошел операторов караулить. Пол-дня караулил, дождался, сделал свое черное дело, а буквально минут через пятнадцать его и взяли.

- Ясно. Это Лиля сработала?

- Ага, она. Кто-то из ее помощников до Егунова дозвонился и все рассказал. Потом уже дело техники было, как говорится. Я, как меня вытащили, первым делом сказал, чтобы тебя в стасис засунули, ну, чтобы время твое не шло. А потом уже меня врачи мучать начали.

- Молодец она, правда? - Сергей улыбнулся, положил ладони на зыталок и откинулся на подушку, - и что теперь?

- Ну... все. Раздача слонов, - Кир вдруг заторопился, - ну, ты это, вобщем, подумай пока. Чего хочешь, и сколько. Мои возможности ты вроде как представляешь, так что не стесняйся. Меня уже выгоняют, я следущий раз не скоро загляну. Ходи, вобщем, где хочешь, делай что хочешь, тут все твое. Если захочешь пописать чего, я вроде как все организовал, ну... разберешься. Пока, зовут меня.

- До встречи, - сказал Сергей и скосил взгляд - Кира не было. Сергей вздохнул и закрыл глаза. На этот раз заснуть получилось сразу.

Проснувшись, Сергей некоторое время повалялся в постели, потом встал и пошел на экскурсию по своим владениям. Владения оказались вполне достойными, обход привел Сергея в весьма благодушное настроение - просторный трехэтажный дом, обставленный со вкусом и неброской роскошью, производил достойное впечатление. Массивная мебель красного дерева, покрытые благородной патиной бронзовые статуэтки в нишах, камин с непременной медвежьей шкурой перед ним, высокие стрельчатые окна, по стенам - темные картины фламандской школы с характерной сеткой трещин на краске. Вобщем, обстановка соответствовала. Сергей зашел в библиотеку, провел ладонью по безупречному ряду кожаных корешков и подошел к окну. За стеклом бесновалась вьюга, порывы ветра с шорохом бросали в окно горсти снежной крошки, над снежными барханами тонким туманом стелилась поземка. Сергей обернулся, посмотрел на пляшущий в камине огонь, на большое уютное кресло перед ним, потом заинтересовался содержимым невысокого шкафчика левее камина. В шкафчике, в больших пузатых банках лежали кофейные зерна нескольких сортов, тут же стояли слегка запыленные бутылки характерных форм со знакомыми наклейками. Сергей распахнул нижние дверцы, обнаружил кофемолку, медную джезву, и, на отдельной полке - ноутбук, стопку чистых листов и набор ручек.

- Ну, змей-искуситель, - пробормотал Сергей, качая головой. Поднялся, достал банку с надписью 'Блю маунтин', снял крышку, закрыв глаза, понюхал исходящий от зерен аромат и опять покачал головой. Улыбнулся и вынул кофемолку.

Главное в кофе - не зерна, не помол, не вода, не рецепт приготовления и не настрой кофевара. Главное в кофе - все вышеперечисленное вместе. Стоит убрать что-нибудь одно и результат будет не лучше, а то и хуже, чем если развести в кипятке обычный растворимый кофе. Лучше всего для кофе использовать холодную ключевую воду, за неимением таковой можно взять отфильтрованную чистую воду, обогащенную кислородом. Сергей нахмурился и пошел в кухню - к холодильнику. Поколебался в выборе между 'Перье' и 'Эвианом', в конце концов, остановился на 'Перье', взял две бутылки и вернулся в библиотеку. Положил в джезву кусок сахара, установил сетчатую полочку на каминную решетку и осторожно водрузил сверху джезву. Языки пламени принялись жадно облизывать медные бока джезвы, оставляя на них темные следы. Через несколько секунд появился запах жженого сахара. Сергей аккуратно вынул джезву из огня, влил пол-бутылки воды и поставил ее обратно. Как только вода начала бурлить и выплескиваться за края, достал джезву снова, засыпал две ложки молотого кофе. Опять поставил джезву в огонь и начал пристально наблюдать. Очень важно не вскипятить кофе, а только довести до кипения, когда над краем джезвы начнет подниматься густая коричневая шапка.

Помещение потихоньку наполнилось восхитительными ароматами свежеприготовленного кофе. Чесноков быстро выхватил джезву из камина, аккуратно налил кофе в приготовленную чашечку, капнул буквально несколько капель из бутылки 'Одри Резерв', поднял чашку к лицу, втянул носом аромат напитка, закрыл глаза и замер с блаженной улыбкой на лице. Открыл глаза, встряхнулся. Попробовал кофе, причмокнул восхищенно, сел в кресло и откинулся на спинку, вытянув ноги к огню. Задумался, усмехнулся, пробормотал негромко: 'А может, и на самом деле...'. Поставил чашку на кофейный столик и пошел к шкафчику - за ноутбуком.

Кир появился только на следующий день. Сергей стоял у окна в библиотеке и разглядывал зимний пейзаж за окном. Кир деликатно кашлянул от входа, Сергей обернулся, улыбнулся.

- Заходи, - и отвернулся обратно к окну. Кир прошел к камину, остановился у столика с открытым ноутбуком. Спросил:

- Можно?

Сергей, не оборачиваясь, кивнул.

/* 0E.1. Грехопадение

Было ничто и было нечто. Ничто было вездесущим и всеобъемлющим, а нечто - просто было. И было так вечность. Момента, когда все изменилось, он не заметил. Просто понемногу стало ясно, что что-то есть, что-то без имени отличается от чего-то без имени. И так было еще вечность, пока новорожденное сознание кружилось в струях неведомых ощущений. Боль. Это - боль, понял вдруг он и закричал от хлынувшего ураганом потока имен и понятий. Нечто получило имя и исчезло, превратившись в темноту с красными всполохами, в шуршание с потрескиванием и мельчайшие иголочки боли по всему телу. Боль. Радость. Смех. Стон. Жажда. Дыхание. Воздух. Прикосновение. Движение? Движение. Он пошевелился. Взмах. Удар. Рука. Голова. Глаз. Взгляд. Темнота. Тишина. Звук.

- Нарекаю тебя Адамом - раздался веселый голос.

- Ада..? - сказал Адам и замер, пораженный собственной способностью воспроизводить звуки. Негромкий смех разлился в теплом воздухе.

- Открой глаза, сын мой - голос звучал насмешливо, но доброжелательно.

- Я не знаю, как - пожаловался было Адам, но тут же понял, что знает.

Поднял веки и снова замер, совершенно потрясенный открывшейся картиной.

* * *

- Всеведущий? ...Ты хочешь сказать, что ты знаешь - все?

- Да, - просто сказал Бог.

Адам задумался.

- Сколько листьев на этом дереве?

- Двести двадцать одна тысяча семьсот двенадцать, - последовал незамедлительный ответ.

- А на всех деревьях в саду?

- Сто семьдесят семь миллионов триста шестнадцать тысяч семьсот три, - без запинки ответил Бог, - о, уже сто семьдесят семь миллионов триста шестнадцать тысяч семьсот два. Вот негодница!

- Кто? - удивился Адам, - кто негодница?

- Гусеница, - ответил Бог, хмурясь, - только что перегрызла стебелек листа.

Адам наморщил лоб и замолчал, пытаясь придумать более сложный вопрос, но безуспешно.

- А зачем ты придумал гусениц? - задал Адам другой вопрос, - они же некрасивые.

- Вот как? - Бог поднял брови в наигранном удивлении, - некрасивые?

- Ага, - кивнул Адам, - омерзительные.

- Это хорошо, - Бог удовлетворенно кивнул, - а бабочки красивые?

Адам широко улыбнулся.

- Бабочки - да! Бабочки красивые.

- Так вот, знай - бабочки получаются из гусениц. Превращение омерзительной гусеницы в прекрасную бабочку порождает много философских вопросов, - Бог глянул на недоумевающее лицо Адама и быстро добавил, - так задумано, во всяком случае. Ну вот, например: где была красота, до того, как появилась бабочка?

Адам сел на землю и задумался.

* * *

- Я вот что подумал, - сказал Адам, тщательно скрывая возбуждение, - ты же всемогущий, так?

Бог молча кивнул.

- А можешь ты создать камень, который сам не сможешь поднять?

- Могу.

- А поднять его можешь? - Адам уже не скрывал торжества.

- Конечно, могу, - Бог пожал плечами, - я же всемогущий.

Адам озадачился, довольная улыбка превратилась в улыбку растерянную.

- Но тогда выходит, что ты не смог создать камень, который не смог бы поднять, - сказал он и задумался, осмысливая то, что сам сказал.

- Нет, - ответил Бог, - не так. Просто я могу поднять камень, который сам не могу поднять, вот так.

Адам стоял и хлопал глазами.

- У тебя все? - поинтересовался Бог, - а то у меня дела. Океан замерзает, надо теплое течение рассчитать.

* * *

- Послушай, Бог, - сказал Адам.

Бог оторвался от созрецания странного маленького зверька, лежавшего у него на ладони и обратил отстраненный взор на Адама.

- Ошибочка выходит, - задумчиво сказал он, - обычного ночного зрения мало, передвижение в трех измерениях увеличивает сложность обработки сигнала. Надо либо оптическую систему расширять, либо мощность процессора увеличивать. А в голове уже и так места нет. Голова маленькая, вот в чем проблема.

Адам замер.

- Увеличить голову - баланс нарушится, придется все тело перестраивать. Оставить так - вымрет. Как динозавр. Что скажешь?

Бог посмотрел в восторженно-бездумные голубые глаза Адама и махнул рукой.

- Ладно, оптику трогать не буду. Весь геном потом перелопачивать. Пусть ушами видит. Лети! - Бог поднял руку. Зверек, расправив кожистые крылья, упал с ладони вниз, суматошно замолотил крыльями и, по довольно хаотичной траектории, залетел в середину ближйшего дерева. Бог проводил полет взглядом, неодобрительно хмыкнул и обернулся к Адаму.

- Бо-о-г, - сказал Адам, - ты же всеведущий.

- И?

- А почему... ну..., - Адам закрутил пальцами, - ты что-то спрашивал такое непонятное. Разве ты это не знал? Ну то есть, ты же должен сам знать ответы на все вопросы?

Бог вздохнул.

- Для того, чтобы ответить на вопрос, надо сначала его задать, понимаешь?

Адам задумался, потом посмотрел на Бога, и искорка мелькнула в его глазах.

- Выходит, ты знаешь ответы на все вопросы, но ты не знаешь всех вопросов?

- Молодец. Хороший вопрос. Нет, Адам, я знаю все вопросы. И все ответы. Но для того, чтобы задать вопрос, нужно знать, какой вопрос задать. Проще говоря, каждый вопрос - сам по себе ответ на какой-то другой вопрос. И так - бесконечно.

- Уууу, - сказал Адам и застыл, озадаченный.

Бог усмехнулся.

- Но ты не это у меня хотел спросить, не так ли?

Адам встрепенулся и посмотрел на Бога.

- Что? ...А, да. Я вот... Вот ты говорил, что ты - любовь, да? А что такое любовь?

Бог хитро прищурился.

- А вот на этот вопрос, ты, Адам, и все твои дети должны будете найти ответ сами. Но у меня есть для тебя подсказка, - добавил Бог, глянув на огорченное лицо Адама, - ты найдешь ее у озера.

Адам широко улыбнулся.

- Это хорошо, - сказал он с нетерпением, - так я пойду?

Бог кивнул, Адам повернулся и быстрым шагом, почти бегом припустил в сторону озера. Бог проводил его доброжелательным взглядом и пошел в другую сторону.

- А насчет инфракрасного зрения, - пробормотал он, - мысль неплохая. Надо будет опробовать на ком-нибудь.

* * *

Адам выскочил на берег озера и заозирался в поисках обещанной 'подсказки'. В райском саду водилось невообразимое множество всевозможных существ, поэтому Адам давно привык не обращать на них внимания и не удивляться, наткнувшись на ранее невиданное создание. Поэтому по незнакомого облика существу, стоящему на берегу озера, Адам только мазнул взглядом и продолжил разглядывать прибрежные кусты и деревья. Когда звонкий высокий голос спросил:

- Ты чего-то ищешь? - Адам так удивился, что даже подпрыгнул. До этого он слышал только два голоса - свой собственный, и - Бога. И тот, и другой звучали как-то иначе, чем услышанный им только что. Адам обернулся в сторону, откуда донесся голос, и настороженно замер. Вне всякого сомнения, вопрос задало то самое неизвестное существо. Адам присмотрелся к нему внимательнее и с удивлением отметил, что существо очень похоже на него самого, на его собственное отражение, которое он неоднократно видел в глади озера и в зеркалах Бога. Отличия были, и было их немало, но все же на самого Адама это создание было похоже куда более, чем на остальных животных.

- Кхм, - сказал Адам, - ты кто? Это ты - подсказка? Или, может, ты - любовь?

Существо звонко рассмеялось, и смех этот отозвался странным трепетом где-то внутри Адама. Глупая широкая улыбка расплылась на его лице без всякого участия Адама, он даже не сразу заметил, что улыбается.

- Нет, - сказало существо, мотнув головой и длинные волосы (намного длинее, чем у Адама) плеснули по плечам существа шелковистым водопадом, - я - Ева.

- Э... - сказал Адам и спросил первое, что пришло в голову, - а откуда ты взялась?

- Бог сделал, - пожала плечами Ева, - он говорил какие-то умные слова. Про образец костной ткани, про тебя, про дынку какую-то, но я не поняла, - она очаровательно улыбнулась.

- Не про дынку, а про ДНК, - машинально поправил Адам. Он тоже не знал, что это такое, но слышал из уст Бога неоднократно.

- Ты такой умный! - восхитилась Ева, и Адам почувствовал, что это восхищение ему очень приятно. Пожалуй, даже более приятно, чем ощущение от похвалы Бога. И, хотя Адам мгновение назад собирался сказать, что все его знания о ДНК исчерпываются этими тремя буквами, после слов Евы он резко передумал. Одарил ее снисходительно-покровительственным взглядом и подбоченился.

- И сильный, - протянула Ева, подходя вплотную и поглаживая мышцы на руках Адама. Она говорила что-то еще, но Адам не слушал, удивленный собственными ощущениями. В какой-то момент он почувствовал необычное чувство внизу живота, посмотрел и сейчас был весь поглощен происходящими в организме изменениями.

- Может, это - подсказка? - спросил Адам негромко, ни к кому конкретно не адресуясь, - или это - любовь?

Ева хрипло рассмеялась, схватила Адама за руку и потащила его в кусты.

* * *

- Кажется, я понял, - сказал Адам негромко. Ева прекратила перебирать колечки волос у него на груди, подняла голову и заглянула в глаза Адама вопросительным взглядом. Адам приподнялся на локтях.

- Я понял, что такое любовь, - сказал он торжественно, - любовь, это когда...

Но тут Ева мягко коснулась пальчиком его губ, и Адам замолчал.

- Нет, - сказала она неожиданно серьезно, с легкой грустью в голосе, - ты не понял. Пока не понял.

- Я..., - попробовал возразить Адам, но палец Евы опять лег поперек его рта.

- Не торопись называть каждое новое чувство любовью. Любовь - это много больше того, что можно описать словами. Это - одна из самых великих загадок Бога, а он, - Ева вздохнула, - он большой мастер загадывать загадки.

* * *

Адам нахмурился.

- Миллион лет? - переспросил он недоуменно, - но, Бог! Ты же говорил, что создал мир за шесть дней.

- За шесть и создал, - сказал Бог хмуро, - остальное - отладка и пробные запуски. Вообще-то, и в самом деле немного затянуто вышло. Но ты хоть представляешь, что такое - отладка столь сложной системы?

- Нет, - сказал Адам, хлопнув глазами, - не представляю.

- Вот то-то же, - внушительно проговорил Бог и удалился, бормоча себе под нос что-то неодобрительное.

* * *

- Слушай, отец, - сказал Адам серьезно, - в чем смысл жизни? Ответь мне, ты же знаешь. Ты не можешь не знать.

Бог вздохнул.

- Ты не понимаешь, о чем спрашиваешь. Но не переживай, вы еще долго не будете этого понимать.

- Но все же, отец? - Адам нахмурился, - может, я и не понимаю, но ты же понимаешь, о чем я спросил? Так ответь!

- Вопрос важнее ответа, помнишь? Да, я знаю, в чем смысл жизни. Я мог бы тебе сказать, что никакого смысла жизни нет, ты просто живешь и предоставлен сам себе. Я мог бы сказать, что смысл жизни - в том, чтобы любить и быть любимым. Я мог бы сказать, что смысл жизни в том, что ты оставишь после себя. Я мог бы сказать еще, что смысл жизни в том, чтобы получать от нее удовольствие. Или я мог бы сказать, что смысл жизни в том, чтобы через страдание приблизиться к совершенству. Я мог бы назвать еще не одну тысячу смыслов. И все, что я бы сказал, было бы правдой. Вопрос в том, что из сказанного будет правдой для тебя?

Адам задумался, но ненадолго:

- Но ведь ты знаешь и это, - сказал он обвиняющим тоном, - что есть смысл жизни - для меня.

- Знаю, - сказал Бог, - но не скажу. Потому что я создал тебя как существо со свободной волей. Я вручил тебе самому ответственность за свою судьбу не для того, чтобы ты тут же вернул ее мне.

- Я не понимаю, - жалобно сказал Адам.

- Если я скажу тебе, каков смысл твоей жизни, - Бог с теплотой посмотрел в огорченные глаза Адама и улыбнулся, - ты его примешь, о да! И будешь жить в соответствии с ним. Но это уже не будет смыслом твоей жизни. Потому что ты его возьмешь от меня, а не найдешь сам. Смысл жизни, сын мой, это то, что ты лепишь сам и только сам. А не получаешь от кого-то, пусть даже этот кто-то неисчислимо умнее, мудрее и опытнее тебя. Понимаешь?

Адам вздохнул.

- Я понимаю только то, что ты мне ничего не скажешь, - пробурчал он.

* * *

- Послушай, отец, - сказал Адам задумчиво, - А скажи, зачем тебе я?

Бог был занят - он рисовал на листе бумаги странное существо - поэтому на Адама даже не посмотрел и ответил рассеянно:

- Ты же уже спрашивал меня о том же.

- Я? - удивился Адам, - не может быть. Я не помню. Ну так ответь еще раз - зачем ты меня сделал?

Бог вздохнул и обернулся к Адаму.

- От того, что ты заменишь одни слова на другие, смысл вопроса не изменится. Ты уже спрашивал меня - в чем смысл жизни. Подумай немного и сам сообразишь, что это тот же самый вопрос.

Адам ненадолго задумался, потом встрепенулся.

- То есть, - сказал он неприязненно, - ты мне опять ничего не ответишь?

- Угадал, - сказал Бог, - вот посмотри лучше - как тебе?

Адам глянул на лист бумаги и почесал затылок. На листе было нарисовано нечто с клювом, с шерстью, с четыремя лапами и плоским хвостом.

- Кто это?

- Утконос, - гордо ответил Бог, - правда, любопытное животное?

Адам пожал плечами:

- Странный он какой-то. То ли птица, то ли зверь. Его-то ты зачем сделал?

- Да так, - Бог улыбнулся, - пошутить захотелось.

- Ну-ну, - неодобрительно сказал Адам, - на месте утконоса я бы огорчился, узнав, в чем состоит мой смысл жизни. Надеюсь, меня ты сделал не для того, чтобы пошутить?

Адам развернулся и ушел в кусты, с шумом раздвигая ветки. От укоризненного взгляда Создателя у него жутко чесались лопатки, но он не остановился.

* * *

- Та-ак, - протянул Бог, подбирая с земли надкушенное яблоко, - не я ли говорил вам, что нельзя есть плоды с этого дерева?

Ева негромко пискнула и спряталась за плечо Адама.

- Э-э... - сказал Адам, озираясь, - вот! Это он нас заставил, - и ткнул пальцем в сторону свисающей из кроны дерева змеи.

Адам и раньше частенько так делал, когда ему случалось быть пойманным за чем-то запретным. Обычно Бог качал головой и переводил разговор на другую тему, а то и просто куда-нибудь уходил. Адам же чувствовал только удовольствие от своей хитрости. Но на этот раз, обвинив ни в чем не повинную змею, он вдруг ощутил некоторый дискомфорт. Адам опустил глаза и принялся разглядывать пальцы своих ног, испытывая очень сильное желание куда-нибудь убежать, чтобы скрыться от всепонимающего взгляда Бога.

- Ты покраснел, - сказал Бог со странной инонацией в голосе.

Адам удивился, но головы не поднял.

- Чего? - буркнул он себе под нос.

- Что ты почувствовал, когда соврал?

Адам пожал плечами, несмело поднял взгляд и вздохнул облегченно. Тяжесть спала с его души - добрые, понимающие и одобряющие глаза Бога всегда работали как безотказное средство от душевных затруднений.

- Мне стало неприятно, - сказал Адам и улыбнулся.

- Это хорошо, - сказал Бог довольно, - так и должно быть. Все именно так, как должно быть.

Он повернулся, и, дожевывая яблоко, пошел в сторону Хиддекель. Адам с удивлением смотрел ему вслед.

- Слушай, - сказала вдруг из-за спины Ева, - нам надо одеться. Мне холодно.

* * *

Адам сидел на берегу озера и кидал в воду камушки. Услышав за спиной шаги, он даже не обернулся.

- А... - сказал он, - пришла-таки.

Но это была не Ева. Бог подобрал свои длинные одежды и присел рядом на песок. Адам коротко глянул на безукоризненный профиль, потом отвернулся, продолжая смотреть в воду.

- Отец, - сказал он, - раз ты знаешь все, значит, ты знаешь и будущее?

Бог молчал и молчал достаточно долго, чтобы Адам, устав ждать и повернув голову, увидел, как тот, глядя вдаль, задумчиво качает головой.

- Так знаешь?

- Да, - сказал Бог, поворачивая голову, и Адаму, впервые за всю его жизнь, вдруг стало не по себе от божественного взгляда.

- Тогда...

- Я знаю, что ты решил, и знаю, что намерение твое твердо, - сказал Бог и отвернулся.

- Да! - Адам вскочил, - да! Как я могу - жить, и знать, что все - зря? Что мои душевные страдания, что тяжесть выборoв... выбора, который я делаю, что все мои сомнения и метания - все это не имеет никакого смысла? Поскольку все происходит так, как задумано и не может происходить иначе. Я спрашивал тебя про смысл жизни, ты не ответил тогда. Но теперь я