Book: Драконья луна



Алан Троуп


Драконья луна.

Посвящается Сьюзан


Выражаю признательность Роки Маркусу за его вдумчивое чтение, постоянные советы и ободрение, Стиву Маркусу – за то терпение, которое он изредка проявлял, Пат Розенбаум – за ее горячую поддержку; а также Джимми Стинсону, Бобу Холландеру, Рику Розенбауму, Майку Фишеру, Джеффу Вейзбауму и Дену Палмеру – за их бесконечные поддразнивания, моей маме, которая, кажется, купила больше экземпляров моей первой книжки, чем все остальные, вместе взятые, и, разумеется, Делани, Зое и Арону, которым разрешат читать эту книгу, только когда они вырастут.


1

Прошло уже почти четыре года с тех пор, как умерла моя жена Элизабет. На ее могиле нет памятника. На холодном камне не лежат срезанные цветы. Не нижу смысла в подобных вещах. Я-то и так прекрасно знаю, чье тело покоится под этой плитой, и не нуждаюсь в том, чтобы выбитые на камне буквы подсказывали мне, кого я должен оплакивать. Я и так псе помню.

Элизабет очень любила этот сад под галереей нашего дома, выходящей на причал, поэтому и похоронена она именно здесь. Ей нравилось отдыхать в тени старых деревьев гумбо-лимбо, что растут на моем острове. Отросток одного из деревьев был посажен на ее могиле.

Тоненькая веточка росла на удивление быстро. Теперь над местом вечного упокоения Элизабет высится дерево более двадцати футов высотой, принимая на себя ярость то и дело дующих с моря ветров, защищая могилу от проливных дождей и палящего солнца.

Как и у всех деревьев этого вида, у нашего гумбо-лимбо толстый зеленовато-коричневый лоснящийся ствол, истекающий красной смолой, как будто кровавыми слезами. Корявые ветви воинственно торчат в разные стороны, норовя стиснуть в своих объятиях воздух. Они соединяют могилу Элизабет с небом.

Мне кажется, что Элизабет понравилось бы это мощное дерево. И еще, я уверен, она бы порадовалась, увидев, как вырос наш сын.

– Папа, – говорит Генри как-то раз после завтрака, когда мы, как обычно, приходим на могилу, -а мама меня когда-нибудь видела?

– Нет. Она умерла сразу же после твоего рождения, – отвечаю я, сдержав глубокий вздох. Мне неприятно рассказывать сыну полуправду, но лучше уж так, чем обсуждать с таким маленьким ребенком подробности гибели его мамы. Когда-нибудь, обещаю я себе, когда Генри станет постарше, он узнает правду о том, как умерла его мать.

А пока я смотрю на сына, ласково ероша рукой его волосы. Мальчику четыре года, но выглядит он на все пять, рослый и ловкий, у него уже вполне развитые мышцы и широкие плечи, как у всех наших. Неудивительно, что Генри захотел быть похожим на меня, выбрав себе ту же, среднеамериканскую внешность: светлые волосы и даже мой раздвоенный подбородок. Будь Элизабет жива, не сомневаюсь, что он был бы больше похож на нее и благодаря контрасту темной кожи с нашими фамильными изумрудно-зелеными глазами выглядел бы гораздо экзотичнее.

Конечно, мне хотелось бы, чтобы он был больше похож на свою мать. Но все, что он о ней знает, сводится к моим рассказам, фотографиям в паспорте и водительских правах и поросшему травой холмику, который мы навещаем каждое утро после завтрака, если позволяет погода. В каждый наш приход Генри задает тысячу вопросов. Я уже столько раз на них отвечал, что и не упомнишь.

– Да, – говорю я опять, – да, она была очень хорошенькая… Конечно, она тебя очень любила…Нет, она вовсе не собиралась умирать… Разумеется, когда-нибудь я снова женюсь… Нет-нет, даже если я женюсь снова, я никогда не забуду твою маму…

Какой-то всплеск у причала, довольно тихий, но привлекающий наше внимание. Мы с Генри смотрим на воду. На поверхности расходятся концентрические круги. Через несколько секунд появляется хвост с серым плавником и сильно бьет по воде. Ламантин высовывает морду на поверхность и шумно фыркает.

Генри вопросительно смотрит на меня:

– Папа, можно?

Я с улыбкой киваю, обрадовавшись тому, что сегодня могу больше не отвечать на вопросы. Ребенок бежит к пристани.

Эта морская корова уже приплывала к нам несколько раз, но на этот раз я впервые разрешаю Генри лично с ней познакомиться. Усевшись около дерева гумбо-лимбо, в рваной тени его ветвей, прислоняюсь спиной к стволу и наблюдаю за тем, как мой сын разматывает шланг, который обычно лежит свернутым на причале. Мне приходится сделать над собой усилие, чтобы не вмешаться, когда Генри хватает конец шланга и неуклюже тянет на себя. Шланг только скручивается в спираль, а не разматывается, но в конце концов мальчик побеждает. Шланг готов к употреблению.

Генри победоносно улыбается мне. Держа шланг одной рукой, второй он пытается открутить вентиль. Не получается. К чести моего сына, он не сдается, а, закусив губу, пробует снова. Малыш борется с тугим вентилем, пока тот наконец не поворачивается.

Вода с шумом вырывается из сопла, шланг извивается, елозит по причалу как живой. Генри, вцепившись в него обеими руками, старается придать струе воды нужное направление. Сначала вода расплескивается по причалу, потом обливает руль, палубу и двигатели пришвартованного катера.

Какое-то время непонятно, кто кем управляет – Генри шлангом или шланг Генри. Я уже собираюсь прийти к нему на помощь, приподнимаюсь с земли, но тут мальчику удается направить струю прямо на ламантина. Струя изгибается красивой дугой.

Животное плывет к пристани. Струя бьет его прямо по голове. Генри улыбается. Присев у края причала и нагнувшись над водой, он тычет шлангом прямо в морду этому малосимпатичному животному. Зверь фыркает и отплевывается. Стремясь заглотить сопло шланга, он случайно тычется носом в ручонку мальчика. Генри радостно хихикает. Я улыбаюсь. Как жаль, что Элизабет не суждено услышать смех нашего сына. Я грустно качаю головой, думая о том, как мало времени нам было отпущено провести вместе. Мне пусто и тоскливо без нее.

Генри – чудесный ребенок, достойный объект моих забот. Однако же уже более четырех лет я не дотрагивался до женщины. Столько же времени я не был на большой земле. Артуро все время подбивает меня уехать с острова. Я никогда не снисходил и не снизойду до объяснений: мол, Генри пока недостаточно умеет себя вести среди чужих людей, за ним не может присматривать никто, кроме меня… Артуро получает зарплату за то, что он ведет мои дела, а не за личные советы.

И все-таки не далее как вчера он опять взялся за свое: «Я восхищаюсь твоей преданностью сыну. Но нужно же иногда проветриться. Тебе необходима своя собственная жизнь… По крайней мере давай найдем тебе женщину…» Я только вздохнул в телефонную трубку:

– Давай не будем искать. Когда Генри исполнится четыре, можно будет взять его с собой на материк. Я в состоянии подождать.

Не то чтобы ждать было очень легко. Я жажду заполнить пустоту, появившуюся в моей жизни со смертью Элизабет. Но Артуро никогда не понять, что обычная женщина мне не подойдет. Мне нужна только женщина нашей породы. Я знаю, кто именно мне нужен, где ее искать, и думаю о ней все чаще и чаще. Поначалу эти мысли сопровождались острым чувством вины – ведь они вторгались в мою скорбь по Элизабет. Но время облегчило эту ношу. В конце концов, Элизабет первая поняла бы мое желание иметь новую подругу и одобрила бы мои поиски. Другое дело: как бы она отнеслась к моему выбору – я хочу Хлою, ее сестру.


Когда я в последний раз видел Хлою, ей едва исполнилось тринадцать. Это было на Ямайке, вскоре после нашей с Элизабет встречи. Тогдашний облик Хлои все еще стоит у меня перед глазами: юная темнокожая девчушка с сияющими изумрудно-зелеными глазами и шаловливой улыбкой. Понятно, что сейчас она выглядит старше, но ей не может быть больше семнадцати. У меня еще есть время, говорю я себе, чтобы добраться к ней со своего острова. Вряд ли Хлоя достигнет зрелости раньше восемнадцати лет.

Конечно, если бы я только мог, то давно бы уже отправился на Ямайку. Но приходится дожидаться, пока Генри станет достаточно взрослым, чтобы выдержать путешествие, которое потребует от него умения вести себя и обуздывать свои природные порывы.

Четыре года я ждал, заботился о своем сыне, строил планы. Четыре года не думал ни о каких женщинах, кроме Элизабет и Хлои. Скоро мальчик будет готов. Как только станет ясно, что он умеет себя вести, как полагается, мы вместе отправимся на Ямайку. Уверен, что там снова придется ждать. Надо выбрать подходящий момент, чтобы приблизиться к Хлое, и тогда она не сможет мне отказать. Но все же иногда, ночью, представляя себе, как выглядит сейчас эта девушка, я начинаю беспокоиться: не слишком ли затянулось мое ожидание.


Генри скоро устает от морской коровы, или она – от него, и сынишка снова возвращается ко мне. Я как раз занимаюсь прополкой сада моей матери, который Элизабет в свое время возродила к жизни. Генри некоторое время смотрит, как я ползаю по земле, выискивая среди сочных сорняков экзотические травы, посаженные здесь Элизабет; потом вместе со мной внимательно изучает желтовато-зеленые цветки Слезы Дракона и пурпурные лепестки Розы Смерти, высматривая вредителей, рыхлит землю у корней. Наконец мальчик выдирает из земли несколько стеблей – большая их часть принадлежит культурным растениям и демонстрирует их мне.

– Молодец, – хвалю я. Генри сияет. Но вместо того чтобы продолжить прополку, он смотрит куда-то вдаль, на океан.

– Папа, можно мне на берег? – спрашивает он.

Я как раз выдергиваю очередной сорняк и, когда стебель обрывается, а корень остается в земле, бормочу сквозь зубы: «Черт!»

– Папа! – хихикает Генри, – ты сказал плохое слово!

– Ты прав, извини, – говорю я, старательно подкапываясь под застрявший в земле корень и размышляя о том, правильно ли поступил, запретив Генри смотреть фильмы по спутниковому телевидению. Несколько фильмов, которые он все же успел посмотреть, породили нескончаемые дискуссии о том, какие слова считать хорошими, а какие плохими.

– Так можно мне пойти, папа?

Нет никаких причин все время держать мальчика при себе. Честно говоря, я и сам не прочь был бы отлынить от прополки. Выдергиваю сразу несколько сорняков и хмуро обозреваю свое поле деятельности, вздыхая густой запах зелени. Потом, разогнувшись, смотрю на чистое голубое небо, на легкие облачка, на яркое солнце, удивительно жаркое для мая. Вполне понимаю своего сына, который в такой день предпочитает игру работе в саду.

– Можешь идти, – разрешаю я, – только будь осторожен.

Сомневаюсь, правда, что Генри на острове может получить какую-нибудь травму, которая быстро не зажила бы.

– Да, папа, – кричит он уже на бегу.

Вытерев руки о джинсы, я стою еще несколько минут, а потом иду по вымощенной камнем тропинке, ведущей из сада к крутым каменным ступеням на дубовую галерею, опоясывающую наш трехэтажный дом из кораллового камня. Поднявшись через ступеньку, оказываюсь со стороны бухты, как раз когда Генри достигает стройных, светло-коричневых побегов тростника, растущих на верхушке песчаной дюны. Более дюжины собак из нашей стаи, лохматых и крепко сбитых, с массивными головами и огромными пастями, появляются из-за дюны. Те, что помоложе, и щенки окружают мальчика, прыгают вокруг него, стараясь привлечь внимание. Я улыбаюсь. Каким бы рослым ни был Генри, встав на задние лапы, любая из собак выше его.

Только несколько псов постарше и вожак стаи, Шрам, держатся на расстоянии. Они-то знают, что нашему брату доверять нельзя. Молодняк не застал времена, когда я вынужден был время от времени прореживать стаю. В последнее время я изо всех сил старался, чтобы поголовье восстановилось после того, как большую часть перебили четыре года назад.

Собаки наскакивают на Генри. Он смеется, гладит их, позволяет лизнуть себя. Один из щенков-подростков почти сбивает его с ног, но Генри вовремя отступает на шаг и удерживает равновесие. Не обращая больше внимания на этого неуклюжего звереныша, он играет с маленькими щенками. Пес не унимается и наскакивает на Генри еще раз. Тогда Генри, сердито сверкнув на него глазами, уже довольно жестко отшвыривает его. Собака взвизгивает, отпрыгивает в сторону, но потом возвращается, прижав уши и оскалив клыки.

Чтобы быть поближе на случай если потребуется вмешаться, перехожу на океанскую часть галереи и встаю в амбразуре пушки. Амбразуры в парапете, который мне по пояс, – через каждые пять ярдов. Ничуть не сомневаюсь, что Генри и сам справится. Я учил мальчика не пасовать перед и не такими трудностями.

Генри знает, что нельзя спускать глаз с того, кто на тебя нападает. Он старается все время стоять к собаке лицом, не давая возможности обойти его и напасть с тыла. Пес сбивает с ног щенка помладше, на секунду отскакивает, а потом кидается на мальчика.

– Назад! – кричит Генри.

Собака на мгновение замирает, но все-таки прыгает. Пасть ее разинута, клыки оскалены. Мальчик отступает на шаг, поднимает левую руку, защищая лицо. В нее-то и вцепляется зубами пес. Зубы глубоко прокусывают предплечье, и Генри вопит от боли. Потом мальчик шипит – довольно громко, так, что мне слышно с галереи. Глупое животное не обращает внимания на предупреждение и по-прежнему не дает Генри пройти. Генри вытягивает вперед правую руку и пристально смотрит на нее. Пальцы его истончаются и удлиняются, а ногти превращаются в острые, загнутые когти. И все это в считанные секунды. Я киваю, гордый тем, что мальчик способен забыть о боли и сосредоточиться на том, что необходимо сделать для спасения. Так же, как я, как его мать, как все мы, мой сын способен менять обличье. Глупое животное, разумеется, этого не понимает.

Генри наносит удар, и пес взвизгивает от боли. Мальчик бьет еще и еще. Собака воет. Злобное создание пятится назад, поджав хвост, и удирает в кусты, оставляя за собой кровавый след.

– Хорошо, – шепчу я.

Надо, чтобы эти твари помнили, что хозяева острова – мы. Но и моему сыну пора понять, что собаки здесь для охраны, а не для игры. Они сторожа, а вовсе не домашние любимцы. Генри отгоняет от себя остальных собак, потом поворачивается ко мне и поднимает над головой левую руку с красными следами от зубов. По предплечью течет кровь. По выражению его лица не понять, гордится он своим мужеством или ждет моего сочувствия.

– Бедный мой мальчик! – беззвучно передаю я ему. – Помочь тебе залечить руку?

Мой сын отрицательно мотает головой.

– Нет, папа, – так же беззвучно отвечает он мне. – Я уже взрослый. Мне почти четыре года.

– Смотри!

Он поднимает руку еще выше, чтобы мне было лучше видно. Генри пристально смотрит на красные следы от зубов на своем предплечье. Он хмурит брови, и я невольно улыбаюсь, видя, как он старается сосредоточиться. Когда-нибудь он научится залечивать подобное ранение одной лишь мыслью, за какую-то секунду.

Кровь останавливается. Следы от зубов из красных становятся бледно-розовыми, и вскоре рука приобретает свой нормальный цвет. Генри улыбается.

– Видишь? – говорит он мне. – Я же говорил, что смогу!

– Ты растешь, сынок, – киваю я.

Еще год назад он искал бы утешения у меня на коленях, стонал и всхлипывал бы, а я осторожно подталкивал бы его мысли в нужном направлении, чтобы облегчить боль и залечить рану.

Демонстрируя свою готовность идти дальше, Генри несколько раз сжимает и разжимает кулачок пухлой ручонки. Я улыбаюсь, машу ему рукой. Он скрывается за вершиной дюны, направляясь на берег. Мне же пора вернуться к повседневным делам.


Многие считают, что жить на острове очень просто. Они воображают себе этакую идиллию. Но на таком острове, как наш, жить весьма и весьма нелегко.

Зажатый между Атлантическим океаном и Бискайским заливом, окруженный со всех сторон соленой водой, наш маленький остров – Кайя де ла Сангре, как на испанский манер всегда называла его моя семья, или Кровавый риф, как он обозначен на карте, – постоянно подвергается размыванию и разрушению. Его непрестанно атакуют ветры и морские приливы. Все, что есть на острове, пропитано соленым морским воздухом, проникающим всюду.

За прополкой я мысленно составляю список домашних дел. Кроме работы в саду, ухода за могилой Элизабет, уборки нашего дома с его извилистыми коридорами и закоулками на мне еще лодки. Я смазываю и чиню моторы и генераторы, борюсь со ржавчиной, подзаряжаю батареи. Здесь подкрасить, там заменить подгнившие планки, проверить насосы, следить за тем, чтобы в цистерне всегда был запас пресной воды, содержать в порядке два двигателя «Ямаха» на моем катере…

Жизнь на острове сопряжена с рядом трудностей. Все нужно привозить из Майами. Это там, за горизонтом, на западе. Так как я никому, кроме Артуро, не доверяю, только он знает все изгибы и повороты узкого канала, ведущего к нашему причалу. Он один отвечает за доставку на остров всего необходимого, включая замороженное мясо.

Поскольку Генри еще слишком мал, чтобы помогать, готовлю я. Впрочем, мы предпочитаем свежее мясо, и, когда надо, я отправляюсь охотиться. Нет, охота – вовсе не повинность. Просто всем нашим свойственно охотиться.



При одной мысли о добыче у меня урчит в животе. Я смотрю вверх, на солнце, и вижу, что оно еще не в зените. Вздыхаю, глотаю слюну. Если бы можно было отправиться на охоту прямо сейчас! Но ничего. Можно подождать. Мне хорошо известно, что единственное безопасное для охоты время – это ночь. Когда стемнеет и все стихнет вокруг… Я скажу Генри о своих планах ближе к вечеру. Иначе этот день покажется моему сыну нескончаемым.


Как всегда перед охотой, за обедом я даю Генри лишь половину его обычной порции бифштекса с кровью. Иначе мальчик будет слишком сыт, чтобы с аппетитом съесть то, что я ему принесу. Он переводит взгляд с тарелки на меня:

– Ты собираешься на охоту, папа?

Я киваю и кладу себе гораздо больший кусок теплого, сочащегося кровью мяса.

– А можно мне с тобой?

– Ты же знаешь, что тебе надо еще немного подрасти.

– Но мне уже скоро четыре…

– Пока рано.

– Это несправедливо! – капризничает малыш.

Я улыбаюсь:

– Когда вырастешь, мы с тобой будем охотиться вместе. А пока – ешь. Попозже, когда ты ляжешь спать, я слетаю и принесу еще. Генри все еще дуется и сидит, не притрагиваясь к еде. Не обращая внимания на эту «голодовку», режу свой кусок мяса и ем. Через несколько минут густой аромат крови и то, как я уплетаю свой ужин, переламывают упрямство мальчика. Он не может больше сдерживаться и принимается за еду.


Когда Генри засыпает, я выхожу на галерею, со стороны океана. Темно. Шуршат, разбиваясь о берег, волны, шелестят листья деревьев. Только эти звуки да еще собачий лай и нарушают ночную тишину.

Юго-восточный бриз обычен для этого времени года. Мысли мои вновь обращаются к Хлое, тоже живущей на острове, там, далеко на юге. Нет, вряд ли девочка уже достигла зрелости. И все же я поворачиваюсь на юго-восток и принюхиваюсь. Когда Хлоя станет взрослой женщиной, этот ветер непременно принесет мне ее аромат. Пока в воздухе нет и намека на запах корицы и мускуса, на тот самый призывный запах, который источают наши женщины в определенный период.

Я улыбаюсь, раскидываю руки, отдаваясь нежной ласке ветра. «Пора!» – говорю я вслух, снимаю рубашку, туфли, брюки, нижнее белье, носки и стою совершенно голый на дубовом полу галереи. Раздувая ноздри, вдыхаю ночной воздух, набираю полную грудь кислорода, который, заполнив легкие, снабдит меня необходимой энергией. Сердце начинает биться чаще. Оно мощно стучит в груди, гонит кровь к органам. Я смотрю в темное небо с легкими сероватыми облаками, булавочными головками звезд, тусклым светом половинки луны. Мое место там. Неведомая сила влечет меня вверх.

Посылаю своему телу приказ измениться. Чувство боли смешивается с наслаждением, когда кожа моя растягивается и кости удлиняются. Когда-то мне было стыдно, что я такой, каков есть. Когда-то мне хотелось быть просто человеком. Но теперь я всякий раз с радостью возвращаюсь к своему естественному обличью. Набрав побольше соленого морского воздуха, издаю негромкое рычание.

«Я – Питер де ла Сангре, сын дона Генри де ла Сангре», – шепчу я в ночную темноту. Моя кожа твердеет, покрывается темно-зеленой броней чешуи везде, кроме низа живота. Там у меня двойной слой светло-коричневых чешуек, защищающих от нападений снизу. Я морщусь от боли и удовольствия, когда моя спина сначала припухает, а потом раздваивается. Прорезаются крылья. Они растут, разворачиваются. У меня отрастает длинный хвост. Губы плотно сжимаются, лицо становится уже и длиннее, зубы тоже удлиняются и постепенно превращаются в острые клыки. Все мое тело вытягивается, я становлюсь раза в два больше. Мои руки и ноги превращаются в сильные лапы с мощными когтями. Из груди вырывается крик боли и радости.

То выпуская, то вновь подбирая когти, я разворачиваю крылья во всю их ширь – почти вдвое больше моего роста. Взмахиваю крыльями, повожу хвостом из стороны в сторону, напрягаю заждавшиеся мускулы. Все мое существо жаждет полета. Мое тело готово к нему. Я взлетаю. Теперь небо принадлежит мне. Ночь – мои владения. Я оглашаю темноту победным ревом. Мне жаль тех, кто ни разу не испытал подобного.

С каждым взмахом крыльев я поднимаюсь все выше. Как всегда перед охотой, кружу над Кровавым рифом, смотрю вниз на тонкие белые линии пенных гребней, движущихся к моему острову,- на белое кружево, в которое они превращаются, разбившись о берег.

Остальной остров кажется черной глыбой, плывущей в море, которое чуть светлее. Только мягкий, теплый свет, оставленный мною в большой комнате на третьем этаже, указывает на то, что остров обитаем. Я кружу над своим домом, поднимаюсь все выше, воздух становится холоднее. Мне уже видна яркая сетка огней Корал Гейблз и Майами, простирающихся на запад. Восточнее вижу огни судов, пронзающие темноту над океаном. Голод опять напоминает о себе – так много энергии потрачено на смену обличья. В животе у меня начинает болезненно урчать, рот наполняется слюной.

Но как я бы ни был голоден, ни за что не стану охотиться поблизости от дома. Нет никакого интереса брать то, что близко лежит. В нескольких минутах полета – большая земля, густо заселенная людьми. Их лодки плавают вокруг моего острова. Польстившись на любого из них, я получу лишь быстрое насыщение. К тому же это риск – нас с Генри могут обнаружить, то есть понять, кто мы на самом деле. Чтобы не поддаться искушению легкой добычей, поворачиваю к морю, пролетаю над рыбацкими лодочками у берега и над большим судном.

Иногда я высматриваю себе добычу над Бимини или Фрипортом, долетая даже до островов Абако, Элеутера или Экзума. Бывает, что охочусь над фермерскими районами Кубы. Если здесь вдруг исчезнет бедный рыбак или деревенский оборванец, никто шума поднимать не станет. Никто не заметит пропажи одной из деревянных лодчонок, нелегально переправляющих граждан Гаити на наш берег, или плота, на котором бедные кубинцы, рискуя жизнью, бегут из Гаваны.

Сегодня я лечу на юг, над Флоридскими проливами, протекающими между Западным рифом и Кубой. Поворачиваю на запад и, миновав риф, с удвоенным вниманием смотрю вниз. У всякого, кто пускается в путь на плоту южнее Флоридских рифов, шансов выжить не много. Утлые плотики очень скоро подхватывает течение и несет в Мексиканский пролив. Там несчастных безумцев не подберет ни одно судно, так что им предстоит умереть от голода и жажды гораздо раньше, чем они достигнут земли.

Меня вовсе не радует мысль о том, что мой голод является причиной смерти других существ. Я даже утешаюсь тем, что избавляю несчастных обреченных от долгих страданий, даруя им быструю смерть.


Не далее чем миль через тридцать после Сухих черепах я замечаю внизу что-то оранжевое. Оно то появляется, то исчезает. Сомневаюсь, что вообще заметил бы это, если бы ночь была безлунной. Каким бы замечательным ни было мое ночное зрение, даже столь совершенные существа, как мы, в полном мраке видят плохо. Но сегодняшняя ночь не из темных. Небо очистилось от облаков, а половинка луны даже обыкновенным людям позволила бы кое-что различить.

Внизу, подо мной, опять вспыхивает нечто оранжевое. Футах в шести от первой вспышки. Я спускаюсь ниже и ниже, пока не различаю полузатонувшие оранжевые цилиндры, привязанные к нескольким деревянным балкам, на которые положены листы фанеры. На фанере лицом вниз, головой к цилиндрам, лежит человек. Он вцепился в канат, связывающий воедино всю конструкцию. Ноги его уже и воде.

Бедняга. Остальные цилиндры, видимо, разметало, он видел, как утонули его товарищи. Спустившись так низко, что до поверхности воды остается лишь несколько футов, постепенно подбираюсь к человеку на плоту. Его еще недостаточно далеко отнесло от рифов, так что вряд ли он сильно истощен. Если даже так, решаю я, то просто быстро убью его, чтобы избавить от долгих страданий, а потом продолжу охоту.

Раньше нам с отцом случалось иногда подбирать такое вот несчастное создание, приносить его домой, залечивать раны, откармливать, держа в одной из шести камер, имеющихся у нас в подвале. Но отца уже давно нет, а с того дня как умерла Элизабет, мне отвратительна сама мысль о том, чтобы держать и доме пленников.

Я подлетаю к человеку так близко, что от взмаха моих крыльев у него на спине раздувается рубашка. На него летят брызги. К моей радости, он выглядит вполне здоровым, даже плотным, склонным к полноте.

– Que?( Что? (исп.)) – кричит он по-испански, поворачивается ко мне и трет глаза

Кубинец подтягивает ноги к подбородку, отползает поближе к цилиндрам. Осматривается.

Я кружу неподалеку и пытаюсь понять, что за несправедливость заставила его пуститься в это путешествие. Или тоска по лучшей жизни? У меня начинает урчать в желудке. Мне никогда не узнать о том, что привело сюда этого человека. Ясно одно – напрасно он это затеял.

Я складываю крылья и падаю, а коснувшись животом поверхности, скольжу по воде к плоту, постепенно наращивая скорость. Кубинец успевает увидеть меня до моего броска. Глаза его становятся круглыми от ужаса Он успевает крикнуть «Endriago!». Схватив его когтями задних ног, отрываю от плота, и, держа на весу, вцепляюсь зубами в шею. Тело обмякает в моих когтях, рот наполняется теплой кровью. Несколько энергичным взмахов крыльями – и я набираю высоту. Проглотив кровь, издаю победный рев.

На лету откусываю от своей добычи большие куски мяса, не забывая, однако, что должен оставить кое-что сыну. Этот человек крикнул «Endriago», что по-испански значит «дракон». То, что он за секунду до смерти, в темноте, сообразил, кто я такой, вызывает мое восхищение. Большинство моих жертв просто орут от ужаса.

И все же «дракон» – всего лишь название, выбранное для нас людьми. Мы сами называем себя Людьми Крови. Мне бы даже хотелось, чтобы этот несчастный до конца понял, кто именно отнимает у него жизнь. Разумеется, это не облегчило бы его участь. Но по крайней мере он знал бы, что будет убит не сказочным чудовищем или безмозглым зверем.

Откусив еще кусок, смакую сладкое свежее мясо. Генри понравится, думаю я, представляя, как мой сын тут же примчится, едва я прилечу домой. Я положу свою добычу на пол, и мы вместе поедим, отец и сын, приняв наше настоящее обличье, бок о бок.

А еще мне на ум опять приходит Хлоя. Интересно, охотится ли она сегодня ночью над равниной, окружающей ее дом. Мне бы так хотелось, чтобы сейчас она летела рядом со мной. Уже скоро, обещаю я себе. Через несколько дней – день рождения Генри. Через несколько недель после его дня рождения мы отправимся на Ямайку. А потом ждать останется совсем недолго.

Мне очень хочется, чтобы время прошло поскорее.

2

– Папa! Проснись!

Маленькие ручонки трясут меня за плечи.

– Папа! – не отстает Генри, – сегодня? Сегодня ведь мой день рождения, правда? Теперь мне четыре года? – Он опять трясет меня.

Со стоном позволяю голосу Генри разбудить себя, покидаю уютное убежище сна. Чуть-чуть приоткрыв глаза, как будто веки могут удержать ускользающий сон, я поворачиваюсь к сыну.

– Да, – бормочу сквозь сон, – да, тебе уже четыре года.

Генри упирается локтями в спинку кровати и, приложив ладошки к щекам, внимательно смотрит на меня.

– Значит, сегодня на материк, да? Ты обещал!

Конечно, я обещал, и не однажды, но иногда я сожалею о своем обещании. Кивнув, прикидываю, сколько сейчас может быть времени, затем окончательно открываю глаза и щурюсь от лучей, проникающих в комнату сквозь щели в ставнях. Узкие полосы света прорезают оставшийся с ночи полумрак. В углах комнаты все еще прячутся тени.

Итак, четвертый день рождения Генри. Как мчится время! Потом, как всякий раз в день рождения сына, я вспоминаю о смерти Элизабет, все переживаю заново. Как это несправедливо, что первый день жизни моего ребенка навсегда совпал с последним днем моей жены, что в мою радость всегда будет подмешана печаль. Закрываю глаза.

– Папа! – протестует Генри.

– Ладно, ладно… – Потягиваюсь, сажусь в постели, тянусь к наручным часам. Десять минут седьмого! Я тяжело вздыхаю. Обычно Генри спит, пока я не разбужу его. А уж если и просыпается сам, то не раньше восьми. Но сегодня трудно упрекать мальчика за его волнение. Он ведь никогда не был на большой земле и многие месяцы с нетерпением ожидает этого увлекательного приключения.

Генри появляется на причале через несколько минут после того, как два мотора «Ямаха» по двести лошадиных сил каждый, украшающие наш катер «Грейди Уайт» длиною в двадцать семь футов, наминают многообещающе кашлять. Почувствовав присутствие сына, я улыбаюсь. Где бы ни был Генри и чем бы ни занимался, услышав звук заводящегося мотора, он мгновенно оказывается рядом.

– Папа… – Он вопросительно смотрит на меня.

В ответ я чуть приподнимаю брови.

– Мы едем прямо сейчас? – взволнованно спрашивает мальчик.

– А ты хотел бы?

Генри кивает.

– Ты уверен, что сумеешь вести себя как полагается?

Мальчик хмурит брови, крепко сжимает губы, как будто готовится выполнить ответственное поручение. Я его понимаю. Ведь все, что ему известно о жизни на материке, он почерпнул из моих рассказов и телепередач. Единственное человеческое существо, которое он видел, кроме меня, – это Артуро Гомес, мой деловой партнер.

– О чем всегда надо помнить? – экзаменую я сына.

– Что люди на большой земле – не такие, как мы. Они не понимают язык мыслей, они не могут делать то, что можем мы, и поэтому они иногда пугаются нас и… могут попытаться причинить нам зло, поэтому на большой земле нам нельзя вести себя так, как мы привыкли дома…

– А именно?

– Нельзя менять обличье. – Он отрицательно мотает головой. – И есть никого нельзя.

Я не могу удержаться от улыбки, отрываюсь от моторов и беру Генри на руки, прижав его к себе. Он пытается высвободиться из моих объятий:

– Значит, едем?

– Ведь сегодня день твоего рождения, правда?

Он радостно кивает.

– А сколько тебе исполнилось лет?

Генри со счастливой улыбкой показывает мне четыре пальца. Один из моторов сбивается с ритма, потом возвращается к своему обычному ровному гулу. Я поворачиваюсь к катеру. На секунду у меня возникает искушение заглушить моторы и еще раз проверить все системы. Но я знаю, что в этом нет необходимости. Это только задержит нас. Мальчик и так слишком долго ждал: мы завтракали, ходили на могилу Элизабет, а потом я переделал все дела но дому, а он убрал свою комнату.

Пока Генри был маленьким, я мог говорить себе, что привязан к острову из-за сына. Но теперь, когда мальчик подрос и ничто уже не мешает нам отправиться в путь, оказывается, что мне вовсе не хочется покидать свой остров и снова попасть в общество людей.

– Папа! – напоминает о себе Генри.

Я киваю сыну:

– Да-да, нам пора, но помни, Генри: ты должен быть очень осторожен!

– Я знаю, папа, – отвечает он. – Ты уже говорил.

Генри смеется и повизгивает всякий раз, как нас подбрасывает вверх очередная волна.

– Скорей, папа, скорей! – кричит он.

Я смеюсь вместе с ним, почувствовав наконец вкус к свободе. Следующая волна разбивается о нос лодки, обдав нас фонтанчиком соленой воды. Генри хохочет и кричит:

– Еще!

Я облизываю воду с губ, пробую ее на вкус и прибавляю ходу. «Грейди» бросается вперед, скачет с волны на волну, то взмывает вверх, то ныряет.

– Посмотри-ка назад, – предлагаю я Генри.

Мы оба оглядываемся и вместе любуемся белым пенным хвостом, который тянется за нашим катером, и маленьким, поросшим деревьями островом, оставшимся позади.

– Это наш дом, Генри, – говорю я.

– Отсюда он кажется таким маленьким!

Мальчик указывает на другие небольшие, покрытые зеленью островки. Своенравный риф, до которого от нас рукой подать, кажется частью Кровавого рифа. Солдатский риф – севернее Своенравного, а южнее – Лоскутный, Бока Чита и Песчаный.

– На тех островах живут такие же люди, как мы? – спрашивает мальчик.

– Нет. Мы – единственные из наших в округе.

Отвернувшись, я думаю о семье Элизабет.

– Но у тебя есть родственники. Они тоже живут на острове. Только на другом. Он гораздо больше, чем эти, и намного южнее.

Генри кивает. Он уже слышал от меня об этом. Я указываю вперед, на едва заметные пятнышки на горизонте, которые скоро вырастут в огромные башни жилых домов, офисов, отелей, которыми кишмя кишит Кокосовая роща.

– Смотри, Генри, вон там – Майами.

Мы приближаемся к берегу, Генри смотрит во все глаза. Сначала мы видим здания, потом – пристани с сотнями катеров и лодок.

– Папа, – восклицает Генри, – их так много!

– Да, – киваю я, – и поэтому ты должен всегда помнить, о чем мы с тобой договорились.

Проведя «Грейди» мимо Главного канала, к Обеденной пристани, сворачиваю в канал к северу от нее. Я указываю Генри на кремово-зеленое здание, возвышающееся за причалами:

– Мы едем вон туда.

Генри молча кивает.

– Пока ты ведешь себя так, как я учил тебя, тебе нечего бояться, сынок. Просто помни, что я тебе говорил.

Он опять кивает. Притянув Генри к себе, обнимаю и говорю:



– Они всего лишь люди, Генри. Я никому не позволю обидеть тебя.


Генри рассматривает все вокруг, крутит головой по сторонам, раскрыв рот. Мы причаливаем к пристани Монти. «Ямахи» урчат. Мой сын молчит, пока я маневрирую, ставлю «Грейди» на стоянку, выключаю зажигание, швартуюсь.

Тихо. Лодка слегка покачивается на воде. Утреннее солнце становится вдруг таким жарким, что спешить никуда не хочется.

– Прибыли,- говорю я, осматриваясь и с удивлением отмечая, как мало здесь изменилось за четыре года: те же лодки у причала, тот же навес с крышей из пальмовых листьев, затеняющий патио ресторанчика Монти. Воздух все так же пахнет застоявшимся табачным дымом, жирной пищей, автомобильными выхлопами и стоячей соленой водой.

Генри морщит нос:

– Как странно пахнет.

– Еще рано. Попозже будет пахнуть еще хуже.

Приподняв Генри, я ставлю его на причал, а потом и сам выбираюсь из катера. Взяв сына за руку, веду его по причалу к берегу. Мимо нас проходят две пары: женщины, обе блондинки, в бикини, с полотенцами и сумками с едой, и двое мужчин – смуглые латиноамериканцы, оба в майках. Они вдвоем тащат большую красную сумку-холодильник.

– Неплохой денек для рыбалки, а? – подмигивает мне один из них.

– Это точно! – отзываюсь я.

Генри смотрит на них как завороженный. Его правая щека начинает подергиваться, кожа на ладошке твердеет.

– Генри, прекрати немедленно! – мысленно командую ему я.- Тебе же сказано – здесь нельзя меняться!

– Но когда я на них смотрю, мне сразу хочется есть! – громко выпаливает Генри.

Одна из женщин, услыхав это, останавливается.

– Что он хочет этим сказать? – неприязненно спрашивает она.

Ее тон мне совсем не нравится. У меня даже возникает искушение объяснить ей, что именно имеет в виду мой сын. Вместо этого всего лишь пожимаю плечами и говорю:

– Кто знает? Он же ребенок.

Женщина некоторое время стоит и пристально смотрит на Генри. Его щека перестает подергиваться и снова становится пухлой детской щечкой. Женщина, тряхнув головой, бросается догонять своих.

– Следи за собой, Генри! – строго внушаю я.

Генри отворачивается. Он провожает глазами уходящую четверку.

– Зачем, папа? А если мне и правда захотелось их съесть?

Я глубоко вздыхаю. Конечно, наивно было бы предполагать, что первый выход Генри в свет обойдется без инцидентов. Несмотря на мои наставления, он еще слишком мал, а его инстинкты слишком сильны. Все же, если мы собираемся путешествовать в ближайшее время, ему придется научиться вести себя в обществе людей.

– Они не знают, кто мы, Генри, – отвечаю я довольно резко.

Мальчик опускает голову и внимательно изучает свои сандалии.

– Да, папа, – виновато бормочет он.

– А если бы они поняли это, то испугались бы и попробовали бы причинить нам зло. Ты всегда должен помнить об этом, Генри. Никогда, ни при каких обстоятельствах ты не должен менять обличье у них на глазах.

– Да, папа,- говорит он, глядя под ноги, а потом чуть слышно шепчет: – Но все равно… я хочу есть.


Сидя под навесом, за деревянным столиком ресторанчика Монти, наблюдаю за своим сыном. Генри сидит на деревянном стульчике и болтает ногами, потягивая воду через соломинку, которую официантка любезно вставила в его стакан. Я улыбаюсь, видя, как, отхлебнув пару раз, он выпил добрых полстакана. Мальчик никогда раньше не пил через соломинку. Я-то уверен, что он прекрасно обошелся бы без нее и осушил два-три таких стакана подряд.

– Довольно, сынок,- говорю я и вынимаю сотовый телефон, чтобы позвонить в концерн «Ла Map» -компанию, принадлежащую моей семье.

Отвечает Рита, секретарь, и через минуту я уже разговариваю с Артуро.

– Боже мой, Питер! – восклицает он.- Ты ведь обещал приехать утром. А сейчас почти полдень. Ты бы слышал Йена! Он так долго ворчал, что ты заставляешь себя ждать, что я было подумал, что это его отец восстал из мертвых!

– Боже сохрани! – смеюсь я.

– Ты где? Когда ты появишься?

– Мы у Монти. Генри проголодался, и мы заказали несколько гамбургеров. Мы скоро будем…

Извини, что заставляю ждать, Артуро, но это первый выход Генри. Он немного устал от новых впечатлений, и мне кажется – лучше, если он будет сыт.

– Не стану спорить с тобой, – отвечает Артуро.

Интересно, не потирает ли он сейчас шрам на правом предплечье. Бывая у нас на острове, Артуро то и дело поглаживает этот шрам, стоит только Генри оказаться поблизости или мне упомянуть о мальчике. Прекрасно его понимаю. Укус был такой, что пришлось наложить тридцать швов. Конечно, если бы Артуро, увидев моего сына в первый раз, послушался моего предостережения и не трогал маленького Генри, ничего бы не случилось. Генри не укусил бы его, если бы тот его не спровоцировал.

Любой другой был бы шокирован, но семья Гомес служит моей семье с тех пор, как мы высадились на этом острове, – задолго до того, как зародилась даже мечта о Соединенных Штатах Америки. Артуро, как и его отец и дед, привык к тому, что мы ведем себя необычно. За такую терпимость и верную службу он получает хорошее вознаграждение.

Официантка приносит поднос с нашим заказом, и я прощаюсь с Артуро. Она ставит передо мной и перед Генри красные пластмассовые тарелочки: гамбургер и жареный картофель. Я разрезаю свой гамбургер пластиковым ножом и вижу, что мясо внутри почти сырое.

– Прекрасно! – говорю я.

Официантка стоит рядом, пока я режу гамбургер для Генри. Она ждет, пока я закончу. Генри внимательно изучает мясо.

– Он – просто прелесть! – восторгается официантка.

– Спасибо, – отвечаю я.

Проведя рукой по моему левому плечу, она медлит еще несколько секунд, потом переходит к другому столику. Она – первая женщина, прикоснувшаяся ко мне за четыре года. Мне известно, что некоторые официантки используют «физический контакт», чтобы получить побольше чаевых, и все-таки сердце мое начинает учащенно биться. Чтобы успокоиться, делаю глубокий вдох. Удивительно, как мало мне надо – всего лишь прикосновение женщины! Я смотрю ей вслед. У нее длинные ноги и упругие ягодицы, обтянутые шортами. Интересно, сколько еще я смогу переносить полное воздержание.

Генри запихивает в рот большой кусок гамбургера.

– Надо вилкой, – одергиваю его я.

– Зачем? – отмахивается он и тянется за другим куском.

– Затем, что если ты не будешь слушаться, то больше я тебя никуда не возьму.

Генри нехотя берет в руку вилку и втыкает ее в очередной кусок мяса. Мне нравится наблюдать за тем, как он поглощен процессом.

– Если ты будешь хорошо себя вести весь день, то, прежде чем вернуться домой, мы пойдем за покупками.

Генри отвечает мне счастливой улыбкой, на секунду оторвавшись от еды.

– Так ты сможешь продержаться целый день?

Откусив большой кусок, он отвечает с набитым ртом:

– Конефно!

Здание «Монро» – через улицу от стоянки Монти. Мы ждем сигнал светофора, я держу Генри за руку. Всякий раз, как мимо нас проносится машина, сын сильно сжимает мою руку. Он задирает голову, разглядывая самый верхний этаж офиса.

– Мы туда заберемся?

– Обязательно!

– Это все наше?

Наконец-то загорается зеленый, и мы идем через дорогу.

– Да, все – наше,- отвечаю я, не упомянув о том, что наша компания, концерн «Ла Map», владеет по крайней мере частью любого высотного здания, стоящего на западном берегу бухты. У моего сына, когда он вырастет, еще будет время узнать, какую сильную и могущественную компанию основал его дед.

Когда мы входим в фойе здания, Генри открывает рот. Он почти едет по гладкому полу до лифта, который поднимет нас в святая святых концерна «Ла Map». Мимо нас пробегают мужчины и женщины в строгих деловых костюмах. Открываются и закрываются двери лифтов, обслуживающих другие этажи.

Там, где раньше стоял вооруженный охранник, теперь – двое: один седой, другой – помоложе, с залысинами. Они стоят у лифта и смотрят, как мы приближаемся. А я-то и забыл, что Артуро усилил охрану после инцидента, который случился четыре года назад.

Лысый делает шаг вперед.

– Сэр? – обращается он ко мне, неодобрительно оглядывая мои шорты, майку и так же одетого мальчугана, которого я держу за руку.

Улыбнувшись, дружелюбно киваю охраннику постарше, пытаясь припомнить его имя, но никак не могу выудить его из своей памяти. Он кивает мне в ответ, но лысый, не заметив нашего молчаливого диалога, хватается за кобуру и рычит:

– Сэр?

Удивленно приподняв бровь, я делаю вид, что шарю у себя в кармане. От неловкости мясистые щеки лысого краснеют, когда я наконец достаю из кармана ключ от лифта.

– Я – Питер де ла Сангре, – говорю я ему и, поняв, что парень не реагирует на это имя, добавляю: – Меня ждут мистер Гомес и мистер Тинделл.

Охранник хмурится еще больше.

– Я должен проверить. – Он отходит к телефону, висящему на стене.

– Гарри, ради бога! – одергивает его тот, что постарше. – Ты что, не знаешь, кто такой мистер де ла Сангре? Пропусти их сейчас же!

…Когда дверь лифта сама открывается перед нами, Генри удивленно хлопает глазами. Я приподнимаю его и велю нажать кнопку «Пентхаус». Двери закрываются, и мы взмываем вверх. Генри радостно смеется.

Наверху нас встречает еще один охранник. Он указывает мне на стол новой секретарши. Задержавшись на секунду, я оглядываю богатые панели красного дерева, заменившие обои, дорогую мебель и сожалею, что Эмили больше никогда меня здесь не встретит.

Рита Сантьяго, секретарша, принятая на работу после трагической гибели Эмили, увидев меня, встает и выходит из-за стола Она приветливо улыбается, смотрит мне прямо в глаза и протягивает руку:

– Мистер де ла Сангре, вот мы и познакомились.

Меня удивляет ее взгляд, и более всего то, что ее глаза – на уровне моих глаз. Я привык быть выше большинства мужчин и всех женщин. Даже Элизабет, хотя она выбрала себе обличье высокой женщины, не могла смотреть прямо мне в глаза, даже привстав на цыпочки. А эта женщина в туфлях на низких каблуках – может и смотрит раздражающе пристально.

Я улыбаюсь ей и пожимаю протянутую руку. Во второй раз за сегодняшний день контакт с женщиной действует на меня совершенно несообразно своим масштабам. Ее глаза своей голубизной напоминают воду у берегов моего острова, густые рыжие волосы каскадом падают ей на плечи, у нее идеальная фигура. Черные точечки на лице, вероятно следы угрей, почти незаметные благодаря гриму, немного портят лицо, которое без них было бы лицом супермодели. Но, на мой взгляд, этот недостаток даже добавляет ей привлекательности.

Мы на несколько секунд замираем. Ее рука теплеет в моей руке, взгляд обволакивает меня, губы ее приоткрыты. Ничуть не сомневаюсь в том, что, если бы я чуть подался вперед и поцеловал ее, она не возражала бы. Однажды отец сказал мне, что, познав женщину нашей породы, я больше никогда и не взгляну на обыкновенных женщин. Как он был бы разочарован сегодня! Сделав глубокий вдох, вспоминаю о Хлое и пытаюсь высвободить руку. Но Рита не отпускает ее и даже слегка тянет меня к себе.

Меня не удивляет, что многие женщины находят меня привлекательным. И я небезучастен к их вниманию. Виноват. Отец всегда поддразнивал меня за тщеславие: я «сделал» себе внешность по образцу героев популярных голливудских фильмов. И эта внешность не подводила меня в отношениях с женщинами – разумеется, тогда, когда им удавалось вызвать у меня интерес. Но сейчас мне подобные искушения не нужны.

– Рита,- говорю я официальным голосом, прежде чем она успеет дать мне какой-нибудь аванс, – меня ждут Артуро и Йен.

– Я знаю, мистер де ла Сангре,- шепчет она, и голос у нее при этом какой угодно, только не соблазняющий,- но, мне кажется, прежде вы захотите услышать кое-что, о чем я недавно узнала.- Она быстро оглядывается по сторонам, а потом снова смотрит мне в глаза: – Когда меня принимали на работу, мистер Тинделл предупредил меня, чтобы я никогда не навязывала вам никакой информации. Он сказал, что вы мало интересуетесь тем, что происходит в офисе, и все же…

Мимо нас проходит мужчина в галстуке и костюме явно из магазина готового платья. Кажется, его зовут Бенни или что-то в этом роде… Рита отпускает мою руку и отступает на шаг. Я прикидываю, что за дьявольский план Йен Тинделл замышляет на этот раз. Что бы еще ни выкинула эта семейка, меня это вряд ли удивит.

Рита переводит взгляд с меня на моего сына. Платье плотно обтягивает ее и задирается до середины бедра, когда она приседает перед Генри. Я невольно отвожу взгляд от ее несколько полноватых бедер.

– Да вы просто красавец, молодой человек! – говорит она Генри, потом поднимает глаза на меня и улыбается: – Разумеется, яблочко от яблони не далеко падает!

– Папа,- Генри отступает на шаг, обнимает мою левую ногу и смотрит в пол, – когда мы уйдем отсюда?

Я улыбаюсь:

– Мы только пришли, Генри. Мне еще надо встретиться с Артуро и Йеном…

Потом, взглянув на Риту, я извиняюсь за мальчика:

– Не обращайте внимания. Он впервые на людях и просто стесняется.

Рита встает в полный рост, смотрит мне в глаза и улыбается:

– Надеюсь, что его отец не так стеснителен.

Она отходит к своему столу, что-то пишет на маленьком листке бумаги, складывает его и передает мне:

– Мне бы хотелось еще как-нибудь побеседовать с вами… не в офисе.

– Уверен, что это можно устроить, – отвечаю я, принимая записку и опуская ее в карман. После этого сразу перехожу на сугубо деловой тон: – Пожалуйста, скажите Гомесу и Тинделлу, чтобы они пришли ко мне в офис как можно скорее.

3

Йен Тинделл появляется в дверном проеме моего кабинета через секунду после того, как я усаживаюсь в большое кожаное кресло за стол красного дерева. Он несколько раз постукивает по косяку, ожидая, когда я обращу на него внимание. Костюм от «Брукс Бразерс» висит на его костлявой фигуре мешком, черный материал, из которого он сшит, подчеркивает бледность Йена. Несмотря на его очевидную молодость и густую черную шевелюру, на миг мне кажется, что это Тинделл – отец, вернувшийся из своей подводной могилы. Я делаю ему знак войти. Генри, сидящий позади меня, внимательно смотрит в окно на берег и бухту. На вошедшего он не обращает ни малейшего внимания.

– Папа, – обращается ко мне мальчик, – я вижу наш катер… Он такой маленький отсюда! Как тогда, когда мы летали, помнишь?

Не успеваю я ответить сыну, как Тинделл плюхается в одно из кресел напротив моего стола, вытягивает ноги и говорит:

– Пора вам было наконец появиться. – Он сидит, сцепив руки и сплетя костлявые пальцы. Кажется, что он внимательно изучает плоскость стола, разделяющего нас. – Надеюсь, я не отрываю вас от важных дел?

Мне не нравится этот сарказм, и поэтому я сухо цежу в ответ:

– Дела – это то, за что я плачу вам.

На впалых щеках Йена расцветает румянец, у него хватает ума сменить тему:

– Артуро сейчас будет.

Я киваю и уже не в первый раз задумываюсь: стоят ли услуги Тинделлов того, чтобы терпеть их характер. Отец считал, что стоят.

«Есть всего два типа людей, которых ты можешь нанять на работу, – говорил он мне много лет назад. – Честные люди и негодяи. Для честных, таких, как Гомесы, преданность – не пустой звук. Они не предадут тебя, пока ты их сам не бросишь. Им ты можешь доверить все, даже свою жизнь. Негодяи, такие, как Тинделлы, не верят ни во что. Но и на них можно рассчитывать: пока их интересы совпадают с твоими, они сделают для тебя все, что угодно».

«Но, отец, – бывало, возражал я ему, – не было ни одного поколения Тинделлов, которое не попыталось бы обмануть нас так или иначе!»

Отец только усмехался: «Нам нужны юристы, которые готовы обойти закон, если нам это потребуется. Кем же еще может быть подобный юрист, как не негодяем? Тинделлами движут только жадность и страх. Просто не забывай щедро вознаграждать их за услуги и сурово наказывать за предательство».

Как мой адвокат и главный консультант концерна «Ла Map» по юридическим вопросам, Тинделл получает весьма приличное вознаграждение. Меня развлекает мысль, что, скорее всего, и он рано или поздно будет мною наказан, как его отец и брат. Я припоминаю слова, сказанные Ритой. Интересно, не думает ли Тинделл как-нибудь отомстить мне, не замышляет ли очередной пакости. Качаю головой. Все-таки смерть отца и брата должны были навсегда отбить у Йена охоту к таким шуткам. Человек не может быть настолько жаден или настолько глуп.


– Питер! Генри! – Жизнерадостный голос Артуро нарушает напряженное молчание в комнате.

Когда Артуро входит в кабинет, Генри отворачивается от окна, улыбается и показывает ему четыре растопыренных пальца:

– Мне четыре года.

– Ты уже совсем большой мальчик, – улыбается Артуро в ответ.

Я перевожу взгляд с одного своего помощника на другого, меня забавляет контраст. Если Тинделл – кожа да кости, то Гомес – плотен и мускулист. Черные с проседью волосы латиноамериканца, как всегда, безупречно подстрижены и причесаны, его смуглая кожа имеет красноватый оттенок – след свежего загара, а открытая улыбка демонстрирует два ряда прекрасных белых коронок. Он садится рядом с Тинделлом, кивает ему:

– Добрый день, Йен.

Я слегка морщусь от сильного запаха туалетной воды «Арамис», который немедленно заполняет все помещение. Вот когда приходится сожалеть о том, что у меня такое острое обоняние. Артуро чуть сдвигается на своем стуле. Его легкий серый костюм от Армани прекрасно скроен, почти скрывает его брюшко и нигде не морщит. Артуро открывает черную кожаную папку, достает оттуда конверт и передает его Тинделлу. Потом достает еще один конверт и вручает его мне.

Я удивленно приподнимаю брови.

– С Ямайки, – говорит Гомес.

Тинделл распечатывает свой конверт.

– Ямайка? – с удивлением переспрашивает он, изучая вложенную брошюру и еще какие-то бумаги.

– Некоторое время тому назад Питер поручил мне приобрести для него кое-что на Ямайке,- поясняет Артуро. Он достает из папки еще один конверт, а из него – три большие фотографии, потом зачитывает надпись на конверте: «Бартлет-Хаус. Дом построен в 1735 году, из тесаного камня, на десяти акрах земли, недалеко от Виндзора, в тридцати милях от бухты Монтего…»

– Семьсот пятьдесят тысяч долларов? – Тинделл поднимает взгляд от бумаг.- Зачем, черт возьми?

– Мне бы хотелось, приезжая на Ямайку, останавливаться в своем собственном доме.

– В прошлый раз, когда вы отправились на Ямайку, вы с успехом воспользовались лодкой моего отца,- напоминает мне Йен.

– В прошлый раз я не планировал оставаться там надолго.

– И как же надолго вы планируете остановиться на Ямайке на сей раз?

– Думаю, это не твое дело, Йен, – обрывает его Артуро и снова обращается ко мне: – Дом два этажа, площадь – шесть тысяч футов, кондиционеры, четыре спальни, гостиная, еще четыре комнаты, опоясывающая дом галерея, бассейн… Рядом – коттеджи. Можете поселить туда прислугу. Я отрицательно качаю головой:

– Нет-нет, прислуга мне понадобится только днем. Я хочу, чтобы вечерами мы с Генри оставались одни.

Артуро пожимает плечами. Меня восхищает эта изящная постройка, эта покрытая галькой крыша. Генри тоже подходит посмотреть.

– А где вода? – спрашивает он.

Я смеюсь и ерошу его волосы. Этот ребенок всю свою короткую пока жизнь прожил рядом с океаном. Естественно, он считает, что так должно быть везде.

– Поблизости нет воды, – отвечаю я.

– Вообще-то,- замечает Артуро,- по вашей территории протекает река Марта-Бра.

– Это не та вода, о которой говорит Генри, – я выбираю одну фотографию, на которой виден намек на горы на заднем плане. – А Страна Дыр?

– Если верить агенту, она совсем близко.

Йен хмурится:

– Что, черт возьми, происходит? Если вы хотите отправиться на Ямайку на несколько месяцев, могли бы снять коттедж… или дом. Вовсе не обязательно заводить там целое поместье. Я, в конце концов, ваш поверенный! Надо было со мной посоветоваться, прежде чем предпринимать…

– Черт возьми, Йен, – вздыхаю я, – я советуюсь с вами, когда хочу. Если уж на то пошло, это решение было принято уже после смерти вашего отца, но до того, как вы спешно заменили его. Я велел Артуро подыскать мне спокойное место, вдали от туристов, где мы с Генри могли бы пожить…годик или даже больше…

– Вы собираетесь отсутствовать так долго?

– Я четыре года не появлялся в офисе. Думаю, «Ла Map» прекрасно обойдется без меня.

По сосредоточенному выражению его лица я понимаю, что он лихорадочно просчитывает, какую пользу сможет извлечь из моего отсутствия.

– Разумеется, – говорит он, – просто я никак не пойму, зачем вы хотите туда ехать.

– А мне-то что? – возражаю я. – Вам и не нужно понимать. Я хочу, чтобы дом был обставлен и готов к нашему приезду через два месяца. Еще я хочу, чтобы вы купили мне «лендровер». Кто-нибудь должен будет на нем отвезти нас с Генри в аэропорт, когда мы соберемся лететь.

После того как Тинделл выходит из кабинета, Артуро спрашивает:

– Ты действительно хочешь уехать через два месяца?

Я пожимаю плечами, потом беру Генри на руки, сажаю к себе на колени, обнимаю.

– Это зависит вот от него. Если он докажет, что умеет хорошо себя вести на большой земле, то, наверно, мы сможем решиться и на перелет… Хочу посмотреть, как ему будет среди людей, свозить его в магазин игрушек. Как ты на это смотришь, Генри?

Генри рассеянно кивает – он, высунув язык, старательно засовывает в конверт брошюру и остальные бумаги. Взглянув на мальчика, Артуро непроизвольно потирает шрам на руке. Я опять вспоминаю о том, что мне сегодня сказала Рита.

– Что-нибудь не так с Йеном? Ничего подозрительного не замечаешь?

Артуро качает головой:

– Он – Тинделл, и этим все сказано. Я ему не доверяю. За ним постоянно наблюдают мои люди.

Они пока не сообщали мне ни о чем подозрительном: ничего нового в его банковских делах, никаких новых автомобилей, встреч с людьми, которых мы не знаем…

– Тем не менее там что-то зреет. Будь внимателен.

Артуро улыбается:

– Конечно! С удовольствием его застукаю. Но, учти: если что-нибудь обнаружится, тебе нужно будет хорошенько подумать, прежде чем что-то предпринять…

– Это почему же?

Латиноамериканец улыбается еще шире:

– Потому что больше не осталось ни братьев, ни кузенов, носящих эту фамилию, которых ты мог бы нанять. У Йена еще нет детей. Если с ним что-нибудь случится, из семьи Тинделл на тебя больше некому будет работать.

Вслух я этого не произношу, но про себя думаю, что, пожалуй, это не самое страшное. Бывают вещи и похуже.


Мы с Генри возвращаемся на лодку только к вечеру. Мальчик засыпает через несколько секунд после того, как мы отчаливаем. Он спит, привалившись ко мне, положив голову на мое левое бедро. В руке у него зажато ухо большого розового игрушечного кролика. Я завожу моторы, включаю самую малую скорость, и одной рукой правлю в большой канал, а другой обнимаю сына за плечи.

Генри теплый и сонный. Завидую его способности засыпать мгновенно. Еще бы ему не устать! Сегодня у него выдался нелегкий день – первый раз попасть на материк, встретиться со столькими людьми, ездить в автомобиле, побывать в магазинах…

Впереди, нам наперерез, несется черно-желтая лодка «ситоу». От нее идет волна. Я крепче прижимаю к себе Генри и осторожно веду «Грейди», чтобы нас как можно меньше качало. Генри лишь чуть-чуть меняет положение во сне и выпускает ухо кролика. Игрушка падает на палубу. Я наклоняюсь, поднимаю кролика и удивляюсь, почему из тысячи гораздо более интересных игрушек мой сын выбрал именно эту. Кладу кролика на сиденье рядом с Генри. Мы плывем дальше. От свежего морского воздуха клонит в сон. Жаль, что нельзя лечь рядом с сыном и уснуть. Когда ты на воде на склоне дня, это очень успокаивает и располагает к отдыху. Я оглядываю бухту, проверяю, нет ли на нашем пути других катеров, и замечаю только одну яхту гораздо южнее нас и еще одну патрульную «ситоу», спешащую к Бискайскому рифу, должно быть на выручку какому-нибудь бедолаге, чью лодку относит в океан.

Море такое спокойное, бриз такой ленивый, что мне становится стыдно двигаться так медленно. Я увеличиваю скорость. Моторы теперь работают на половину своей мощности. «Грейди» рвется вперед, и через несколько минут канал уже позади. Генри все спит. Я подумываю, не забрать ли немного к северу, чтобы Генри посмотрел на большие лайнеры в порту Майами. Но, поразмыслив, плыву все-таки прямо, к горизонту, туда, где, кроме неба и моря, ничего не видно. Знаю, что через несколько минут появится наш остров.

Преодолев искушение двигаться еще быстрее, я поглаживаю по голове спящего сына и слежу за катером и за водой вокруг него. За моей спиной лениво садится солнце. Его последние лучи нагревают мне спину. Справа, напуганный приближением катера, из воды выныривает баклан и, подняв фонтанчик брызг, взлетает. Генри понравилось бы, думаю я, но не бужу его. Пусть поспит.


Далекий рев мощных моторов нарушает тишину. Я оборачиваюсь и ищу глазами виновников. Наконец замечаю лодку неподалеку от Обеденного рифа. Совсем близко от нас. Это красно-белая «сигарета», имеющая форму пули, более сорока футов длиной. Она движется со скоростью по меньшей мере шестьдесят миль в час. Я смотрю на нее со злостью. Хорошо бы как-нибудь… убрать ее, чтобы не портила такой прекрасный тихий день.

Шум моторов нарастает. Через несколько минут я снова оглядываюсь. Катер, похоже, движется в том же направлении, что и мы, и уже вдвое сократил расстояние между нами. Тут мне вспоминаются загадочные слова Риты. Может быть, она хотела предупредить меня о новой пакости Тинделла? Интересно, хватит ли у Йена духу напасть на меня. Любые несколько слов могут вызвать у него приступ паранойи. Чуть изменив курс, проверяю, намеренно ли лодка следует за нами или им просто в ту же сторону. Сначала «сигарета» движется тем же курсом, что и раньше. Но как раз когда я начинаю смеяться над своей подозрительностью, они… тоже меняют курс.

Я подумываю, не направить ли катер к берегу, но мне прекрасно известно, что преследователи могут при желании развить вдвое большую скорость, чем мы. Ведя лодку одной рукой, другой достаю ракетницу, которую положил в «бардачок» несколько лет назад. Вынимаю из пластикового футляра и кладу перед собой пистолет и ракету.

Рев двигателей сзади нарастает. Я заряжаю ракетницу, оборачиваюсь и обнаруживаю лодку ближе, чем мог предположить. Ее нос нацелен прямо нам в корму. «Сигарета» держится центра: там вода спокойнее всего. За ней тянется петушиный хвост белой пены.

Я уже готовлюсь пустить в ход ракетницу, когда вдруг вижу лица людей в лодке: мужчины за рулем и блондинки рядом с ним. Мужчина – средних лет, оплывший, мешковатый, по моим представлениям, очень не похожий на наемного убийцу.

Между тем лодка подплывает к нам все ближе и ближе. Теперь мы опережаем их чуть больше, чем на длину корпуса. Это для меня слишком близко. Я уже поднимаю пистолет, решив целиться прямо в голову мужчины. Но лодка, проплыв еще несколько футов, резко виляет вправо, почти пролетает несколько ярдов и вновь опускается на воду.

«Идиот! – думаю я.- Скорее всего, пьяный. Выпендривается перед подружкой». Но катер резко разворачивается и мчится назад, прямо к правому борту «Грейди».

– Генри! Держись! – кричу я за секунду до того, как мощный рев моторов делает бесполезным всякий крик. Бросаю ракетницу и лихорадочно вращаю штурвал влево, стараясь увернуться от встречного катера. Но «сигарета» тоже виляет и наконец… проскакивает в нескольких футах от нашего борта.

Я успеваю заметить номер на борту – 332428 – и запомнить его. «Сигарета» с ревом проносится мимо. Блондинка оглядывается назад. Они оба смеются. Правый борт нашей лодки поднимается почти перпендикулярно воде. Генри падает на меня с криком «папа!». Резко забираю влево, чтобы выровнять лодку, потом вправо, пристраиваясь в кильватере незнакомой лодки. «Грейди» на некоторое время взлетает над водой, потом плюхается обратно. Вокруг кипит пена. Генри падает вперед, разбивает лоб о пульт управления, кровь заливает ему глаза «Папа!» – снова вопит он. Я на некоторое время бросаю руль, предоставив катеру просто идти в кильватере «сигареты», и обнимаю моего раненого ребенка.

– Тсс! – успокаиваю я его. – Все будет в порядке. Ты просто испугался. Ты ведь умеешь сам лечиться. Может быть, помочь тебе?

Мальчик отрицательно качает головой. Кровь уже остановилась, рана начинает затягиваться. Я осматриваюсь, морщу нос, вдыхая выхлопы ушедшей вперед лодки. Запоминаю написанное на корме название – «Доктор РХ». Никто не может безнаказанно причинить зло моему сыну. Ни за что. Тряхнув головой, сжимаю и разжимаю кулаки. Невероятным усилием воли удерживаюсь от того, чтобы начать преследовать лодку прямо сейчас.

За несколько секунд я мог бы превратиться в дракона и взлететь. Еще несколько минут – чтобы найти их, сбросить с лодки и растерзать. Меня так и подмывает отомстить сразу, немедленно! Но, к сожалению, мир устроен иначе. Мне хорошо известно, что охотиться днем – огромный риск. Меня, скорее всего, кто-нибудь увидит.

– Все хорошо, сынок… Все нормально, – говорю я. – Этот идиот задумал шутки шутить. Ничего, он скоро получит свое!

Как только мы добираемся до острова, Генри, выскочив на сушу, убегает играть. Я же бросаюсь в дом, взбегаю по винтовой лестнице на третий этаж, подхожу к окну, выходящему на Бискайскую бухту. Солнце уже довольно низко и своим нестерпимым светом и жаром строго наказывает всякого, кто осмеливается смотреть на запад. Прищурившись, ищу на морской глади красно-белый катер. Ничего не видно: ни «сигареты», ни какой-то другой лодки – мили и мили сине-зеленой воды.

Разумеется, наивно было бы надеяться обнаружить лодку поблизости. Когда я в последний раз ее видел, она направлялась на юг, а «Грейди» – на восток. Отхожу от окна, ищу, чем бы занять голову, на что бы отвлечься. Но злорадная улыбка того типа на «сигарете» не выходит у меня из головы. Из-за него мой сын поранился. Я должен выяснить, как его зовут. И еще мне нужно знать, где он живет!

Смотрю на часы и, выругавшись про себя, откладываю в сторону телефон. «Ла Map» закрывается в пять. Уже половина шестого. Слишком поздно, чтобы звонить в офис и требовать от Артуро адрес и фамилию владельца «сигареты». И все же я не оставляю мысли о быстром отмщении. Достаю сотовый телефон. Артуро даже из дому найдет способ разузнать для меня фамилию и адрес этого типа и сообщить их мне до наступления ночи.

И что тогда? Молниеносно напасть? Могу себе представить, что сказал бы мой отец, будь он жив. Он всегда предупреждал: «Поспешные действия всегда влекут за собой неожиданные последствия. Лучше подождать немного, чем нарваться на крупные неприятности».

Вот бы сейчас пожаловаться отцу! Я устал быть осторожным. Элизабет, которая была гораздо более бесшабашнее меня, часто говорила:

– Какой смысл быть сильным, если не можешь действовать как сильный?

И все-таки я опять откладываю телефон в сторону. На сей раз мне хочется послушаться наставлений отца. Стараюсь глубоко дышать, пытаюсь вытеснить свой гнев разными мыслями. Скоро мы будем уже на пути к Ямайке, в наш новый дом – Бартлет Хаус. Еще через какое-то время я снова увижу Хлою. Но эта мысль не успокаивает меня, а, наоборот, тревожит.

Несколько лет я мечтал об этой девушке. Обычно сама мысль о ней успокаивает меня. Но теперь, когда встреча так близка, меня беспокоит, как она меня примет, удастся ли завоевать ее. И, если Хлоя войдет в нашу жизнь, как отнесется к этому мой сын?

Я смотрю в окно, на голубую воду, и шепчу. «Почему все так сложно…» На память снова приходит разговор с Ритой. Еще одна проблема! Порывшись в кармане, достаю сложенный вчетверо листок бумаги и разворачиваю его. Увидев там номер телефона, с досадой качаю головой. Последнее, что мне сейчас нужно,- это дурные вести из офиса. Правда, Рита не говорила, что новости дурные… Она всего лишь сказала, что хочет кое-что обсудить со мной. Но я вовсе не исключаю возможности, что мне не понравится ее сообщение.

Где-то внизу слышен смех Генри. Думаю, новости Риты вполне могут подождать, пока мальчик не ляжет спать. А сейчас мне лучше пойти и посмотреть, какую новую шалость затевает мой сын.

4

– Мистер де ла Сангре! – Рита часто дышит в трубку. – Я так рада, что вы позвонили!

– Надеюсь, я не слишком поздно. Я был немного занят с Генри. Сегодня ему особенно не хотелось идти спать. Только сейчас удалось освободиться.

– Нет-нет, совсем не поздно. Я сама пришла несколько минут назад, никогда не ложусь раньше двенадцати, и к тому же я ждала вашего звонка.

Эта женщина смущает меня. В офисе голос ее то теплел, то становился по-деловому сухим. Сейчас она разговаривает так, как будто я новый поклонник, который звонит, чтобы назначить свидание.

– Вы сказали, что слышали кое-что, и мне было бы интересно об этом узнать. – Я стараюсь выдерживать деловой тон.

– Не слышала, а читала. Только не думайте, что я читаю чужую корреспонденцию. Ничего подобного. Просто отправка и получение почты входит в мои обязанности, и, когда какие-то деловые бумаги попадают ко мне на стол, я обычно просматриваю их, – говорит она. – Я хожу на юридические курсы по вечерам. Разумеется, мне интересно, как все это выглядит на практике. И вот что я вам скажу: может быть, мистер Тинделл и не самый приятный в общении человек, но в работе у него есть чему поучиться…

– Так что вы такое прочитали? – перебиваю я ее.

– То, что я скажу, не отразится на моей работе? Мне еще довольно долго ходить на курсы, да и работать в «Ла Map» мне нравится.

Рита говорит это с точно рассчитанной дозой честной наивности. Полезное умение. Я про себя улыбаюсь. Йену надо быть с ней поосторожнее, да и мне тоже.

– Думаю, что бы вы мне ни сказали, это не поставит под угрозу вашу работу у нас, – отвечаю я.

Она на секунду замолкает, потом смеется:

– Надеюсь, что нет.

– Я еще что-нибудь могу сделать для вас? – спрашиваю я, чувствуя, что она чего-то ждет.

Рита нервно усмехается:

– Это как вы сочтете нужным, мистер де ла Сангре. Но я думаю, честолюбие – не такая уж плохая вещь. А вы?

«Да, пока ваше честолюбие не вступит в противоречие с моими интересами», – думаю я, а вслух отвечаю:

– Почему вы наконец не расскажете мне, что видели?

– Я не думала, что это возможно… Земля находится на территории Бискайского национального парка, как и ваш остров… Кстати, вы знали, что Своенравный риф – частное владение?

– Да.

Мне все известно об этом острове. Он всего в сотне ярдов от моего.

– Первый владелец острова купил его из-за колонии птиц, – говорю я.

– Да, так хотели его дети, а потом – дети их детей. Но последний владелец острова, Пол Диринг, умер несколько месяцев тому назад. У него нет детей и вообще никаких близких родственников, так что остров отходит к его единственной племяннице.

А ей, похоже, наплевать на наших пернатых друзей.

– И что?

– Кажется, мистер Тинделл хочет этим воспользоваться. Он и несколько его друзей желают купить

остров.

– Вряд ли они извлекут из этого большую выгоду. Администрация Национального парка не желает менять что-либо ни на одном из островов.

Они уже надоели мне со своими просьбами продать им…

– Я тоже так думала, мистер де ла Сангре. Но недавно мистер Тинделл получил письмо от директора парка. Тот благодарит его за новое и интересное предложение о создании первого во Флориде экологически чистого курорта – дикая растительность, хижины, почти сливающиеся с пейзажем, целительное воздействие солнца и ветра, морские прогулки. Директор пишет, что подобный проект – начало новой эры плодотворного сотрудничества между правительством и деловыми кругами на благо окружающей среды. Через несколько дней после получения этого письма я оказалась в кабинете мистера Тинделла, а он ненадолго вышел. У него на столе лежали проекты – это большой курорт, что-то среднее между Уолтом Диснеем и Ральфом Надером. Я слышала, – продолжает Рита, – что вам очень дорого ваше уединение и поэтому может не понравиться то, что сейчас затевается.

– Вы правильно подумали, – соглашаюсь я.- Вам известно, сколько Тинделл заплатил за поддержку со стороны директора Национального парка?

– Нет, но, полагаю, немало.

Мысль о толпах отдыхающих всего в сотне ярдов от моего острова заставляет меня содрогнуться.

– Сделка с тех пор продвинулась?

– Точно не знаю… Я видела письмо от племянницы Диринга, в котором она выражает несогласие с условиями покупки, которые ей предлагаются.

– Гомес участвует во всем этом?

Рита смеется:

– Мистер Гомес даже на ланч с мистером Тинделлом не пойдет. Нет, он не участвует.

– Вы случайно не сделали копий с тех документов, которые видели?

– Мистер де ла Сангре, это было бы уже слишком! – выпаливает Рита. Потом, уже более спокойно, добавляет: – Конечно, кое-какие бумаги могут случайно попасть ко мне в руки…

Я улыбаюсь:

– Послушайте, Рита, мы что-нибудь подыщем для вас, после того как вы кончите юридическую школу.

– О, вы знаете, как найти подход к своим служащим, мистер де ла Сангре!

– Называйте меня Питер, – говорю я. – Рита, было бы здорово, если бы конверт с копиями всех бумаг оказался завтра с утра на столе у Артуро. И оставьте ему записку, что я заеду обсудить это с ним.

– Мистер Тинделл будет в ярости.

– Возможно. – Я представляю себе багрового, плюющегося от злости Йена.

Мне уже давно нужен был еще кто-то в офисе, кто следил бы за махинациями Тинделла. У девушки, конечно, свои интересы, но она могла бы стать таким человеком.

– Если все сработает так, как я предполагаю, – продолжаю я, – то не думаю, что он сможет точно установить, кто загубил его сделку.

– Надеюсь, – отвечает Рита.

– И спасибо за бдительность, Рита. Я хотел бы и впредь рассчитывать на вас. Давайте мне знать обо всем, что покажется вам подозрительным.

– Разумеется, мистер де ла Сангре, то есть…Питер.

Я пытаюсь заснуть, но верчусь в постели несколько часов, думая о Рите, о Йене Тинделле, лодке «Доктор РХ», о Хлое. Когда наконец удается задремать, мне снится моя будущая жена. Она летит над Страной Дыр, а я преследую ее, то опускаясь к самой земле, то взмывая высоко в небо. Мне никак не удается ее догнать. Хлоя никак не соглашается лететь помедленнее, несмотря на все мои уговоры. Во сне я настолько подавлен и расстроен, что просыпаюсь, дрожа от злости за час до рассвета. Какое счастье, что ранний подъем освободил меня от неприятного сна.

Трудно сказать, как встретит меня Хлоя, но вряд ли она обойдется со мной так, как мне приснилось. И все же сон оставил гнетущее впечатление, да и другие проблемы не дают покоя: Тинделл, Своенравный риф, да еще этот кретин, который наехал на нас на своей лодке.

Так как Гомесу звонить еще рано, можно заняться подготовкой к встрече с Хлоей. Если лететь на Ямайку уже через два месяца, надо многое успеть сделать. Я одеваюсь и спускаюсь вниз по винтовой деревянной лестнице. Она идет от кладовых и подвала к большой центральной комнате на верхнем этаже.

Опыт первой женитьбы научил меня тому, что наши обычаи требуют как подобающего подарка для невесты, так и богатых даров для ее родителей. Подарок для родителей Хлои, Чарльза и Саманты, не беспокоит меня совершенно. Вообще-то решение обеих проблем – у меня в кладовой. Но подарок для Хлои – это совсем другое дело. Интересно, носит ли она медальон Элизабет – четырехлепестковый цветок клевера с изумрудом посередине. Я послал его ей после смерти жены. Насколько я знаю Хлою, она сохранила медальон, как последнюю память о сестре.

Спустившись до нижней ступеньки, я сразу включаю свет и быстро пробегаю мимо нескольких первых камер. Даже сейчас, когда их тяжелые железные двери открыты настежь, они слишком напоминают мне о своих прежних обитателях, о женщине и мужчине, действия которых привели к смерти моей жены и лишили моего сына любящей матери. Я до сих пор не могу думать о Хорхе Сантосе спокойно, мысленно проклинаю его имя.

Войдя в последнюю камеру, самую маленькую, поднимаю конец койки. Койка сопротивляется всего лишь мгновение, а потом поддается. Там, внизу, начинает работать противовес, что облегчает мне работу. Итак, конец койки и пол под ним поднимаются и открывается темный проход в «чрево» этого дома.

Шагнув в темноту, я хватаюсь за веревку, тяну, и койка обрушивается на пол над моей головой, оставив меня в кромешной тьме. Ребенком мне нравилось приходить сюда вместе с отцом. Он заставлял меня вести его за собой по узким каменным ступенькам в темную маленькую комнатку.

– Мы слишком привыкли рассчитывать на свет звезд и луны, – говорил он. – Случается, что и этот свет нам недоступен. Лучше, если ты научишься находить дорогу в полной темноте.

Отец следовал за мной по каменным ступеням. Ни капли не помогая мне, он ждал, пока я сам найду дорогу к массивной деревянной двери, открывающейся наружу. Выход был в кустах, недалеко от причала. И только когда я выбирался на свет божий и уже стоял снаружи, подслеповато мигая, он выходил вслед за мной и одобрительно кивал. И еще он всегда повторял:

«Помни, Питер, этот потайной ход – наш секрет. Никогда никому о нем не рассказывай, кроме жены и детей».

Потом он вел меня обратно в дом, в качестве награды зажигал факел, и мы шли обратно – к маленькой комнатке – при его свете. Отец открывал старинную железную дверь, и мы оказывались в сокровищнице.

Много лет назад я провел сюда электричество и больше не нуждаюсь в факелах. Нащупав на стене выключатель, включаю верхний свет и щурюсь от его внезапной яркости. Дверь в маленькую комнату, обитая стальными листами, – в шести шагах от меня. Проржавевшие за века замки висят на не менее древних цепях, пересекающих дверь крест-накрест. Перед смертью отец еще раз удостоверился в том, что я знаю, где хранится ключ от этих замков, – за третьим камнем справа выше двери. Но он никогда не открывал эту дверь для меня, никогда не предлагал мне посмотреть, что там, внутри.

– Эту дверь ты откроешь, только когда у тебя не останется другого выхода, – однажды сказал он мне. – В ней есть один ящик. Его дал мне мой отец, а ему – его отец в свое время. Этот ящик передается из поколения в поколение, от отца к сыну. Мой отец говорил, что в этом ящике – реликвия времен великой войны, которая велась между Людьми Крови еще до того, как обыкновенные люди захватили власть в этом мире. У меня никогда не было причин открывать этот ящик, у моего отца – тоже, и у его отца. Я понятия не имею, что там, внутри. Я знаю только то, что сказал мне мой отец: в нем огромная сила и… величайшая опасность.

Как всегда, у меня возникает искушение пренебречь предупреждением отца и самому посмотреть, что же таится в глубинах моего дома. Но мне прекрасно известно, что этого не произойдет. Как мой отец исполнил волю своего отца, так и я исполню волю своего. Кроме того, судя на слою ржавчины, покрывающему замки, маловероятно, что старый ключ вообще сможет открыть дверь.

И я направляюсь к двери, ведущей в сокровищницу. Уже давно ликвидированы древние замки, которые отец предпочитал современным, кодовым. И вот дверь распахивается.

Слитки золота и бруски серебра, кучи двадцатидолларовых бумажек, часов и украшений, ящики серебряных и золотых монет загромождают комнату.

Разумеется, настоящее богатство семьи вложено в недвижимость на континенте, и оно неизмеримо больше, чем стоят все эти побрякушки. Но я, подобно моему отцу, люблю запах денег и драгоценностей, мне нравится подержать в руках, взвесить на ладони холодное серебро или золото, полюбоваться сверканием бриллиантов и рубинов. Как и мой отец, я приношу домой то, что снимаю со своей добычи, и неустанно пополняю наши запасы.

Я хмуро отсчитываю количество монет, достаточное, чтобы их вес в три раза превысил вес Хлои. Чарльз и Саманта Блад были в ярости, когда я явился свататься к Элизабет без подобающего подарка для них. Позже ошибка была исправлена, и Блады получили золота вдвое больше, чем весила их дочь. Однако сейчас мне не хотелось бы рисковать. Не стоит злить их, хоть и жаль отдавать так много.

Конечно, я не первый, кто недоволен семейными традициями. Но, право, вспоминая свое общение с родителями жены, мне хочется, чтобы можно было вообще обойтись без них, отделавшись выкупом. Осмотревшись, просеиваю между пальцами драгоценности в поисках чего-нибудь, что могло бы заинтересовать мою невесту. Хочется найти вещь, равную по простоте и изяществу тому медальону с изумрудом, который был подарен когда-то Элизабет. Но все, что мне попадается, слишком массивно и безвкусно. Наконец, отчаявшись, я тяжело вздыхаю, примирившись с мыслью, что подарок для Хлои придется искать на большой земле.


Чуть позже звоню в офис. Разумеется, трубку снимает Рита.

– Мистер де ла Сангре, – говорит она, – как вы?

– Чувствую себя совершенно разбитым, – отвечаю я.

К тому же мое раздражение вызывает необходимость тратить время на разбирательства со всякими махинациями обычных людей. Но этого я, разумеется, Рите не говорю.

– Итак, Рита, у Артуро уже есть копии, о которых мы с вами говорили вчера вечером?

– Разумеется, мистер де ла Сангре, – кокетливо отвечает Рита. – Я всегда выполняю ваши распоряжения.

Не могу сдержать улыбки. Если бы мне захотелось быть соблазненным обычной женщиной, Рита, конечно, стояла бы в списке кандидаток одной из первых. Но сейчас у меня другие заботы.

– Конечно, Рита, – поощрительно отвечаю я. – Соедините меня с Артуро, пожалуйста. И еще…

– Да, сэр?

– Я же просил вас называть меня просто Питером.

– Не знаю, можно ли на работе…

– Можно.

– Но вам принадлежит все, что меня окружает… Вы – босс мистера Тинделла и мистера Гомеса.

– И что из этого?

– Ну, им это может не понравиться. Они-то не разрешили бы мне называть их по именам.

– Ну и не называйте их по именам. И еще – я хочу попросить вас об одном одолжении после того, как переговорю с Артуро.

– Все, что пожелаете, Питер.

– Эти чертовы Тинделлы! – говорит Артуро, едва сняв трубку. – Неужели они не могут хоть год посидеть спокойно, ничего не затевая?

– Видимо, нет, – пожимаю плечами я. – Что ты обо всем этом думаешь?

– Ты вовсе не хочешь знать, что я думаю!

Понятно, о чем он. Мне уже приходилось это слышать.

– Ну, говори, – вздыхаю я.

– Парень того не стоит. Если подсчитать наши потери… Я могу устроить так, что он больше не будет нас доставать. Никогда. Наймем кого-нибудь другого.

– Артуро, этот человек мне полезен. Пока что он не сделал ничего такого, за что от него следовало бы избавиться. По правде говоря, эта сделка со Своенравным рифом не является преступлением. Он не обманул ни концерн «Ла Map», ни мое доверие.

– Он прекрасно знал, что тебе это не понравится! – возражает латиноамериканец.- Чисто технически он, возможно, тебя и не предал, но, по существу, то, что он собирается сделать, – самое настоящее, притом крупное предательство.

Я киваю, как будто Артуро может меня видеть. В конце концов, мне ведь нетрудно представить, какие жесты он делает свободной рукой разговаривая со мной по телефону.

– Я с тобой согласен. Уверен, что для Йена ни с чем не сравнимое удовольствие – натянуть мне нос. Но, кажется, мы вовремя схватили его за руку. Надеюсь, что мы сможем помешать ему.

Артуро молчит.

– Ну? – подгоняю его я.

– Я сделал несколько звонков до того, как ты позвонил. Возможно, что сделка уже состоялась.

– Ты уверен?

– Не на сто процентов. Понимаешь, мне не удалось достать никого со стороны Тинделла. Я поручил брокеру закинуть удочку к Дирингам, прощупать, согласятся ли они на какие-нибудь предложения с нашей стороны. Они не проявили никакого интереса, даже слушать не стали.

– Черт! – говорю я. Твердо зная, что в худшем случае мне просто придется вынудить Йена прекратить свои действия, предпочтительней было бы, чтобы он не узнал о моем участии. Йен полезнее мне, когда не дуется. Кроме того, нет никакой гарантии, что другие действующие лица этой сделки в случае чего не обойдутся без Тинделла.

– Дай мне срок до конца следующей недели.

Постараюсь что-нибудь сделать, – просит Артуро.

Я соглашаюсь, потом говорю:

– Без помощи Риты мы бы ни о чем не узнали. Я хочу, чтобы ты повысил ей зарплату.

– Об этом точно узнает Тинделл. Это его насторожит.

– Пускай. Девочка честолюбива. Она учится на юриста. Когда выучится, нам будет полезно, чтобы она поработала с Тинделлом.

Артуро ухмыляется:

– Представляю, как он обрадуется!

– Ничего, привыкнет.

– Да я-то не возражаю. Можно тослать ее к Йену и пораньше, если хочешь.

Я обдумываю предложение. Нужно ли, чтобы Рита прямо сейчас стала официальным помощником Тинделла?

– Нет, – наконец отвечаю я. – Пожалуй, она будет нам полезнее на своем теперешнем месте, где через нее проходят все звонки и вся почта.

– Ну и ладно, – подытоживает Артуро.

– И вот еще что, Артуро, – вспоминаю я и рассказываю ему о лодке «Доктор РХ».

5

Красный «корвет» и серебристый «мерседес» по-прежнему, как и четыре года назад, припаркованы на стоянке Монти. Я смотрю, как блестят их отполированные бока, и одобрительно киваю. То, что мне четыре года было не до машин, а они по-прежнему здесь, к моим услугам, и выглядят как новенькие, говорит о старании Артуро.

– Хочу прокатиться вот на этой. – Генри указывает на «корвет».

Иногда сходство Генри с матерью просто поражает меня. Он инстинктивно сделал тот же выбор, что и она в свое время. Он, как и Элизабет, тянется ко всему скоростному. Положив сыну руку на плечо, говорю:

– Разумеется… Но мы поедем на ней, когда будем только вдвоем. А сегодня с нами поедет Рита.

Мы подождем ее здесь.

Мальчик смотрит вверх, на верхние этажи здания «Монро».

– Но разве она не там?

– Сегодня – нет, – отвечаю я, проверяя часы.- Мы договорились встретиться здесь в половине одиннадцатого.

Приподняв Генри, я сажаю его на капот «корвета». Он сидит и болтает ногами.

– У нас еще по крайней мере пятнадцать минут до ее прихода.

Я прислоняюсь к капоту рядом с Генри.

Сзади нас, у пристани, заводится большой «гаттерас». Шум такой, что разговаривать невозможно. Выждав несколько секунд, пока рев не переходит в ровное урчание, говорю:

– Сегодня суббота. Ты заметил, сколько в бухте лодок с самого утра? Посмотри. – И я указываю

на армию велосипедистов и совершающих утреннюю пробежку по набережной. – Ты здесь видишь здесь кого-нибудь в деловом костюме?

Генри мотает головой:

– Нет.

– Правильно. – Я ерошу его волосы. – Сегодня большинство людей не работает.

– И ты не должен сегодня работать, папа?

Я вспоминаю о бесчисленных делах, которые ждут меня на острове, о моих постоянных заботах о Генри и улыбаюсь:

– Да, не должен.

Дальше мы с Генри ждем молча. Белое облачко, уже набухающее дождем, на миг закрывает от нас солнце, а потом проплывает мимо, в сторону национального парка «Эверглейдс». Я смотрю облаку вслед, зная, что весь день оно проведет, подпитываясь влажным воздухом, увеличиваясь в размерах, постепенно темнея и мрачнея, а потом помчится на восток и начнет грозить нам дождем после обеда.

На стоянку Монти прибывают автомобили. Привозят рыбаков и яхтсменов, нагруженных снастями, служащих ближайшего ресторана. Иногда машины подкатывают прямо к пристани. Их пассажиры потом пересаживаются на катера, идущие на юг, на Обеденный риф, где в выходные проводятся различные увеселения. Наконец подъезжает изящная голубая машина Рита машет нам рукой из окна. Мы с Генри машем в ответ.

– Она была добрая, когда мы заходили в офис, папа. Она мне нравится. А тебе?

Я пожимаю плечами:

– Ничего… Она мне нравится, насколько может нравиться…

– …обыкновенный человек, – заканчивает Генри мою любимую формулировку и смеется.

– Вот именно,- улыбаюсь я, слегка щекочу Генри, он хихикает.

Но когда она выходит из машины и идет к нам, мне приходится признать, что Рита Сантьяго в облегающих джинсах и простой желтой хлопчатобумажной майке выглядит весьма впечатляюще.

– Мистер де ла Сангре… Питер, – говорит она, протягивая мне руку,- надеюсь, я не заставила вас с Генри долго ждать.

Я пожимаю ей руку и снова обнаруживаю, что ее прикосновение мне гораздо приятнее, чем хотелось бы.

– Все нормально. – Отпускаю ее руку, сожалея о прерванном контакте. – Мы с Генри с удовольствием подышали утренним воздухом.

Рита тоже делает глубокий вдох:

– Сегодня чудесный день, правда? Жаль, что мы не собираемся куда-нибудь за город.

– Я хочу прокатиться вон в той машине. – Генри указывает на «корвет». – Но папа говорит, что

нельзя… что с вами мы туда не влезем.

– Вот как? – Рита смотрит мне в глаза. – Не понимаю, почему нельзя. Если, конечно, ты, Генри, не возражаешь сесть ко мне на колени. Тогда бы мы все поместились.

– Можно, папа? – загорается Генри. – Можно?

По желанию Риты и Генри я поднимаю верх.

– Мы едем в ювелирный магазин рядом с торговой зоной, – объявляет Рита, садясь в «корвет»

и усаживая Генри к себе на колени. – Но сегодня слишком хорошая погода, чтобы ехать по трассе США. Может, поедем по улице Старого Точильщика?

Я киваю:

– Сто лет не ездил этой дорогой.

Мы проезжаем деловым районом Кокосовой рощи, потом сворачиваем на юг – на автостраду Инграхам. Вдоль нее растут огромные дубы и фикусовые деревья.

Генри сидит на коленях у Риты и вертит головой во все стороны, стараясь не пропустить ни одного дома, мимо которого мы проезжаем, ни одного бегуна или велосипедиста, ни одной машины.

– Я обзвонила магазины, как вы велели, – говорит Рита. – У Мейера больше нет таких медальонов, какой вы купили. Но продавец вспомнил дизайн. Он сказал, что видел у одной из клиенток подходящие к медальону серьги, того же ювелира, Сэма Московитса. Вчера я позвонила мистеру Московитсу и договорилась о встрече с ним на сегодняшнее утро.

– Спасибо, – отвечаю я.

Я бросаю взгляд на Риту и своего сына. Мальчик сидит у нее на коленях и обнимает ее за шею. Похоже, им обоим очень удобно так сидеть. Улыбнувшись, говорю:

– Я знал, что могу рассчитывать на вас, что вы найдете именно то, что мне нужно.

– Мы пока еще ничего не нашли. – Рита улыбается в ответ. – Но скоро поймем, сможет ли этот Московите сделать то, что вы хотите.

– Должно быть, я не имел права тащить вас с нами. Без сомнения, у вас есть свои дела в выход ной день.

Девушка запрокидывает голову, смотрит на ветки деревьев, затеняющие дорогу, на голубое небо, которое изредка просвечивает сквозь их густую сеть.

– О, разумеется, – говорит она. – Я могла бы постирать… или сходить в овощной магазин… или помыть машину… или позаниматься. Или, например, покататься на «корвете»… в компании двух симпатичных мужчин. – И она прижимает к себе Генри так, что тот радостно повизгивает.

После автострады Инграхам мы выезжаем на улицу Старого Точильщика. Дорога расширяется. Ветви деревьев больше не нависают над ней так низко. Дома становятся все более и более похожими на дворцы.

– Просто не могу поверить, что так много людей могут позволить себе такие дома, – говорит Рита, потом спохватывается и закрывает рот ладошкой. – Вы, конечно, могли бы купить любой из них.

Я смотрю на поместья, которые мы проезжаем, на их безвкусные колонны, слишком большие двери, устрашающие ворота, аккуратно подстриженные лужайки и морщусь.

– Меня не устроил бы ни один из них. Они слишком… кричащие. Вы не видели мой дом. Он построен так, чтобы быть частью пейзажа, а не выделяться из него.

Рита оборачивается ко мне:

– Мне бы хотелось взглянуть на ваш дом.

Я получаю еще одно подтверждение доступности Риты. Но как бы соблазнительна она ни была, она не та женщина, которая мне нужна.

– Что ж, может быть, когда-нибудь, если будет время…


Сэм Московите – маленький и кругленький человечек, миниатюрные ручки которого, кажется, пребывают в постоянном движении – то жестикулируя, то потирая друг друга, то вертя близлежащие предметы.

– Конечно, я помню,- говорит он о медальоне в виде четырехлепесткового клевера и подходящих к нему серьгах. К моей радости, он тут же достает фотографии и эскизы серег.

Когда мы опять садимся в машину, Генри сообщает:

– Папа, я хочу есть.

– Мы можем заехать куда-нибудь и съесть по гамбургеру, если, конечно, Рита не возражает.

– Но мне надоели гамбургеры! – капризничает Генри.-Я хочу бифштекс или что-нибудь большое…

– Это – только вечером, когда доберемся домой.

– Нет, я хочу сейчас!

Рита с улыбкой наблюдает, кто кого.

– У меня есть идея, – вступает в разговор она.

Генри с интересом смотрит на нее. Я спрашиваю:

– Какая?

– Генри, ты когда-нибудь был в зоопарке?

Мой сын отрицательно мотает головой.

– Это такое место, где много разных животных.

Мы могли бы отправиться туда, перекусить, а за одно и посмотреть на них. Правда, кормят там не слишком хорошо.

– Много животных? – переспрашивает Генри.

– Обезьяны, львы, змеи, медведи – в общем, все. Хочешь, Генри?

Генри смотрит на меня:

– Можно, папа?

Мы вновь подъезжаем к стоянке Монти только около шести вечера. Генри, утомленный беготней от клетки к клетке и знакомством с экзотическими существами, съевший два не слишком хорошо приготовленных гамбургера, мороженое и пакетик попкорна, крепко спит и даже почти не шевелится, когда Рита выносит его из машины. Пока я опускаю верх «корвета», она держит ребенка на руках. Его щечка касается ее щеки.

– Он такой славный! – говорит она.

Я делаю ей знак передать его мне.

– Можно, я донесу его до катера? – спрашивает она.

Ее щеки и нос слегка покраснели от долгого пребывания на солнце.

– Конечно,- отвечаю я с улыбкой.

Мы не произносим ни слова, пока спускаемся к причалу. Люди, проведшие выходной на воде, возвращаются на берег, швартуют свои лодки, драят палубу, выбрасывают вещи на причал, чтобы потом погрузить их в автомобили. Запах выхлопных газов смешивается с запахом жареной рыбы и пива из ресторанчика Монти. Ресторанные музыканты начинают вечер Марлеем, таким громким, что он, должно быть, слышен даже у самого дальнего причала. Мне искренне жаль, что мой сын проспит все это. Около самого катера Рита говорит:

– А знаете, он был прав.

– Кто?

Я беру у нее мальчика и кладу его на лавку, позади сиденья рулевого.

– Этот ювелир. Кем бы ни была та девушка, для которой вы покупаете эти серьги, – ей повезло.

Я пожимаю плечами:

– Это еще надо посмотреть.

Рита морщит лоб:

– Разве она уже не с вами? Что же еще смотреть?

– Все это очень сложно, – отвечаю я, думая о Хлое. Интересно, как бы она отреагировала, например, увидев меня с этой женщиной. Может, ей вообще было бы все равно. – Пожалуй, это трудно объяснить.

Я вылезаю из лодки, подхожу к Рите и протягиваю ей руку:

– Спасибо за помощь… и за зоопарк. Это была прекрасная идея!

– Ой, погодите минутку! – восклицает она. – Мистер Гомес кое-что передал для вас. – Она убегает назад, к своей машине, и скоро возвращается с конвертом. – Он сказал, что вы знаете, как с этим поступить.

Я беру конверт, складываю его вдвое и кладу в карман.

– Еще раз спасибо, – повторяю я и направляюсь к своей лодке.

Рита не трогается с места.

– Питер, – говорит она, – нельзя ли мне поехать с вами и посмотреть ваш дом? Ну, в общем…Мне было хорошо с вами сегодня. И вам, по-моему, тоже. – Она замолкает, ожидая ответа. Возвращаюсь на несколько шагов:

– Мы прекрасно провели время, – говорю я, глядя на нее и чувствуя, как давно не ощущал тепла другого тела, прижатого к моему.

Но вот мотивы Риты мне ясны не до конца. Она – человек, притом человек честолюбивый. Она прекрасно осведомлена о том, что я богат. Она – у меня на службе. Все это – веские доводы, чтобы избегать неформальных связей. И потом: Хлоя. С другой стороны, не хотелось бы ранить чувства Риты. Она еще пригодится мне, если все пойдет как надо.

– Сегодня вы ездили со мной выбирать подарок для другой женщины, – говорю ей я. – Через два месяца я уеду из страны, чтобы жениться на ней.

Мне следует быть честным по отношению к вам…

– Почему вы не предоставите мне самой решать, что честно по отношению ко мне, а что нет. -

Рита делает шаг мне навстречу. – Здесь никто не рвется замуж. – Она подступает еще ближе. Наши тела почти соприкасаются.

Аромат ее духов напоминает жасмин. В сочетании с ее собственным запахом, запахом ее сексуального возбуждения и моим воздержанием длиною в четыре года он делает ее почти неотразимой. Проклиная себя за слабость, я кладу ладони ей на бедра, притягиваю к себе, в одну секунду преодолев те несколько сантиметров, что оставались между нами, и приникаю губами к ее губам.

Нас беспощадно печет послеполуденное солнце. Мы не обращаем внимания ни на жару, ни на свежий морской бриз, треплющий нашу одежду. Мимо проходит парочка. Они только что вылезли из своей лодки и теперь отводят глаза, посмеиваются и шепчутся о нас, да так громко, что все слышно. Рита обнимает меня еще крепче.

– Пошли они! – шепчет она

– Папа! – беззвучно зовет меня Генри. – Почему она все еще здесь? Мы ведь не собираемся съесть ее?

– Нет. Не собираемся, – так же беззвучно отвечаю я, отстраняясь от Риты.

– Вот и хорошо,- отзывается Генри.- Она мне нравится.

– Мне тоже.

Повернув голову в сторону лодки, я громко говорю:

– Глядите-ка, кто проснулся!

Рита улыбается Генри, приглаживает растрепавшиеся волосы.

– Ну что, мне сегодня на катере не покататься, а?

– Сегодня – нет, – качаю я головой. – И возможно, это к лучшему.

Она пожимает плечами:

– Ну что ж, вы знаете, где меня искать.

И она уходит, прежде чем я успеваю еще что-то сказать.

6

Я уже готов ехать и встаю каждое утро с мечтой о том, чтобы этот день поскорее прошел. Я так часто звоню Тинделлу с вопросом, как идет приготовление к нашему отъезду на Ямайку, что в конце концов он начинает ворчать:

– Ради бога, Питер! Вы думаете, нанять дизайнера и целый штат слуг в новый дом – минутное дело? Дом будет готов к вашему приезду, не сомневайтесь. Ваш «лендровер» пока в Кингстоне. Как только я найму управляющего, велю ему перегнать машину.

С того дня как мы ездили с Ритой в зоопарк, прошла уже неделя. Генри радует меня своими успехами в общении с обыкновенными людьми. Я уже сожалею, что назначил отъезд через два месяца

На днях Генри получил разрешение поиграть со стайкой детишек в торговой зоне Дейдленд, на одной из детских площадок, которые владельцы магазинов устраивают специально для того, чтобы заставить родителей раскошелиться. Все шло хорошо, пока одна девочка, на голову выше моего сына, решительно не отпихнула Генри в сторону. Она хотела завладеть салазками и первой съехать с горки. Я затаил дыхание. Случись такое еще несколько недель назад – я бы всерьез опасался за ее жизнь. Но вместо того чтобы укусить или поцарапать ее, Генри подождал, пока она съедет вниз, подошел и толкнул ее так, что она упала. Он со счастливой улыбкой повернулся ко мне, а девочка с ревом помчалась к своей маме. Потом Генри победоносно взял салазки, сел на них и съехал с горки.

Теперь, когда я хожу по дому и проверяю, все ли в порядке, Генри следует за мною по пятам. Я осматриваю каждый этаж, пробую каждый ставень, включаю и выключаю генераторы, ветровые турбины и солнечные панели, которые обеспечивают остров энергией.

– Папа,- говорит мальчик, когда я начинаю проводить инвентаризацию в кладовой и в холодильнике на нижнем этаже,- когда мы снова поедем на материк?

– Не раньше, чем через несколько дней, – отвечаю я, входя в кладовую – сосчитать, сколько говяжьих туш висит на крюках под потолком.

Генри тем временем слоняется неподалеку, заходит то в одну камеру, то в другую. От скрипа железных дверей, от этого, слишком хорошо знакомого мне визга, клацанья и скрежета мои зубы сжимаются.

Но я сдерживаюсь и не делаю мальчику никаких замечаний. Он и знать не знает о тех несчастных, которые томились в этих камерах, и об их печальном конце. И разумеется, он не знает о тех двоих, что пытались провести меня, и о том, как я близок был к смерти.

Генри тоже заходит в кладовую. Его очень забавляют белые облачка пара, которые он выдыхает здесь. Он наблюдает за тем, как я проверяю температуру в помещении и что-то записываю в блокнот.

– Зачем ты это делаешь? – спрашивает он.

– Надо,- отвечаю я, намереваясь ограничиться таким ответом.

Генри смотрит на меня, сердито насупившись:

– Папа, так нечестно! Ты всегда так говоришь. Как же я смогу все узнать, если ты мне не расскажешь?

Я не в силах сдержать улыбку. Мальчик прав. Этот вопрос не из тех, какими дети попусту одолевают своих родителей, вроде «почему облака плывут?» или «что у собак внутри?».

Или вот еще, мой любимый вопрос, – «почему я всегда должен делать то, что ты говоришь?».

– Генри, мы собираемся на Ямайку надолго, и мне надо быть уверенным, что здесь все остается в полном порядке.

– А зачем нам ехать? Мне тут нравится.

– Там тебе тоже понравится. Мне нужно повидать кое-кого кто живет на Ямайке. Думаю, мы с ней понравимся друг другу.

– Ты собираешься жениться на ней?

– Возможно.

– И она будет моей новой мамой?

Я тяжело вздыхаю. С Генри всегда так: один вопрос влечет за собой другой и ответ на него тянет за собою новый вопрос.

– Я не знаю, сынок. Это зависит от того, понравимся ли мы с ней друг другу, и от того, понравится ли она тебе.

Пока он не успел задать следующий вопрос, я говорю:

– Пойдем, я покажу тебе кое-что интересное.

Взяв Генри за руку, вывожу его из кладовой.

– Ой, у тебя рука холодная! – ежится Генри.

Мы выходим на галерею. Я подвожу сына к массивной дубовой двери.

– Смотри, – говорю я.

Сделав свою руку тоньше и просунув ее в щель, с той стороны двери я нащупываю защелку, освобождая тем самым обитые железом перекрещенные балки. Отодвинув ее, тут же слышу громкий щелчок.

Пока я вынимаю руку и позволяю ей обрести свой прежний вид, перекрещенные балки под действием противовесов расходятся в стороны. Распахиваю дверь. Спертый воздух, насыщенный запахами масла и пороха, просачивается в коридор. Генри морщит нос и отступает на шаг.

Подавив смешок, я говорю:

– Все нормально, сынок. Это одна из оружейных твоего деда. Здесь есть очень старые вещи.

Мальчику ни к чему знать, что со дня смерти Элизабет мне ни разу не приходилось переступать порога оружейных, устроенных отцом в четырех угловых комнатах этого дома.

Хорошо зная, сколько здесь пороха, приходится сожалеть, что природная лень помешала мне провести электричество и сюда. Приказав Генри оставаться в коридоре, я вхожу внутрь, беру факел и возвращаюсь в коридор, чтобы там зажечь его. Потом осторожно, прижимаясь к стене и держась подальше от пороха, вношу факел в оружейную.

– Все в порядке, Генри, можно заходить.

С круглыми от восхищения глазами мальчик разглядывает старинную пушку, стоящую посередине комнаты, кремневые пистолеты, мушкеты, ружья на полках, свинцовые канистры с порохом, мешки с патронами, горки пушечных ядер.

– Ого! – вырывается у него.

Я киваю и похлопываю пушку по стволу. Когда-то их здесь было две, как и в других оружейных. Но вторая пушка лежит теперь на дне морском, проржавевшая и покрытая улитками и кораллами. Надеюсь, она неуклонно разрушается и придет день, когда от нее не останется и следа.

Вижу в глазах сына живейшее любопытство. Не успевает он произнести очередное «почему», как я говорю:

– Твой дедушка привез все это на остров очень давно. Ты ведь знаешь, Генри, что мы, Люди Крови, можем жить очень долго.

Мальчик кивает. Моя память подсказывает, каким ветхим сварливым существом стал мой отец под старость. Жизнь так несправедлива!

– Некоторые из нас, как твой дедушка, живут столетиями.

– А тебе сколько лет, папа?

Мне требуется несколько секунд, чтобы подсчитать. В конце концов, для того, кто способен принимать любое обличье и управлять своим организмом так хорошо, как это умею я, хронологический возраст не имеет значения. Окружающие видят во мне тридцатилетнего. Какое имеет значение, что на самом деле мне гораздо больше? Среди Людей Крови я считаюсь еще молодым.

– Мне шестьдесят два. Но, Генри, никогда не говори этого никому из людей. Этим ты только собьешь их с толку. Обещай мне.

Он торжественно наклоняет голову, потом показывает мне четыре растопыренных пальца:

– А мне уже четыре.

– Да, – улыбаюсь я. – Твоему дедушке было почти пятьсот, когда он умер. Он дождался, пока я найду себе жену.

– Маму?

Я молча киваю и думаю: мой отец уважал бы меня, если бы мне удалось продержаться так долго.

– Ну так вот, когда-то, очень давно, дон Генри командовал пиратским флотом.

– И меня назвали в его честь?

– Да. Ты знаешь, кто такие пираты?

– Я видел по телевизору. У них большие корабли с парусами, и еще они стреляют из пушек.

Я смеюсь:

– Вот именно, Генри. Вот именно.

Теперь пора приступить к смазке оружия.

Артуро приезжает навестить нас на следующий день. Я разрешаю ему привезти с собой его старшую дочь по имени Клаудиа.

– По-моему, моей дочери пора начинать работать на фирму, – предлагает Артуро.

– Согласно традиции твой старший сын, а не дочь, должен работать на фирму, – напоминаю я.

Латиноамериканец глубоко вздыхает.

– Попробуй-ка убеди в этом Клаудию! Девочка решила заниматься бизнесом с того самого времени, как впервые услышала о старом Эвилио Гомесе, который приплыл на пиратском корабле вместе с твоим отцом. Все остальные байки она тоже знает. Она твердо усвоила, что наша семья всегда служила вашей, и понимает, что между нами – особые отношения, которые разорвать нельзя. Поверь, мы с женой пробовали отговорить ее от этой идеи. Мы оба предпочли бы, чтобы она вышла замуж за хорошего парня и нарожала нам внуков. Честно говоря, я бы не хотел, чтобы моя дочь делала то, что иногда приходилось делать мне. Но у нее свои планы на жизнь. К тому же моему старшему сыну восемь лет. Не думаю, что сейчас от него будет много проку. Приходится считаться со временем, Питер. Клаудии сейчас двадцать пять. Она с детства готовила себя к этой работе. Она знает все о том, чем мы занимаемся. В то же время она прекрасно понимает, что кое-чего ей знать не положено.

– Ты думаешь, она справится?

– У нее прекрасно получится, – уверяет Артуро. – Клаудиа полностью осознает, за какое дело берется. Девочка понимает, что ее работа должна будет еще больше укрепить связь между нашими семьями. Ведь мы с вами с тех пор, как первый Гомес начал работать на де ла Сангре в Новом Свете. Клаудиа очень способная и будет стараться. И, кроме того, ты собираешься бог знает сколько времени отсутствовать, и черта с два я буду все это время сидеть в лодке, сторожить твой остров и кормить твоих жутких псов! Позволь мне привезти Клаудию на остров. Когда ты с ней познакомишься, уверен, ты согласишься взять ее на службу.

Собаки с рычанием и лаем мчатся к причалу. Они замечают приближение Гомеса раньше нас с Генри. Мы с ним идем к берегу, отгоняем псов. В бухту вплывает тридцатипятифутовый катер «Луч» с Клаудией на носу. Собаки заливаются лаем, высовываясь из кустов. Дочка Артуро приветливо нам улыбается, не обращая никакого внимания на собак. Она умело швартуется и, сойдя на берег, сразу обращается ко мне.

– Мистер де ла Сангре, – говорит она, протягивая мне руку, – спасибо, что вы разрешили мне приехать.

Я восхищаюсь крепостью ее рукопожатия. Она ведет себя со мной с подкупающей естественностью и свободой. Потом Клаудиа поворачивается к Генри и приветствует его с той же безукоризненной вежливостью, что и меня. Отступив на несколько шагов, я с интересом рассматриваю ее, пока она разговаривает с моим сыном. Девушка по плечо своему отцу. Если бы не разница в росте, она могла бы показаться его клоном, женской ипостасью. У нее та же широкая улыбка, тот же тяжелый подбородок, те же густые черные волосы, только длиннее, чем у Артуро. К счастью для нее, дочка Артуро не унаследовала его склонности к полноте, хотя широкие плечи и крепкие мышцы указывают на то, что физической работы Клаудиа не боится.

Поймав мой оценивающий взгляд, она спрашивает:

– Я прошла тест?

Коротко кивнув, я поворачиваюсь к Артуро:

– Она похожа на тебя. Если похожа и в работе, проблем у нас не будет.

– Не беспокойтесь, мистер де ла Сангре, – говорит Клаудиа. – Я тут за всем присмотрю. Папа обещал иногда приезжать мне на смену, так что я не сойду с ума от уединенной жизни на острове. Думаю, мне здесь понравится. Мне ведь ничего не надо, кроме рыбалки и хороших книг.

– Папа, можно я покажу Клауди свою комнату? – спрашивает Генри.

– Клаудии, – поправляю я. – Конечно, покажи, если она захочет.

– Разумеется, – кивает девушка, позволяет Генри взять себя за руку и повести вверх по ступенькам.

Артуро некоторое время смотрит им вслед, потом говорит:

– Плохие новости.

– Тебе не удалось расстроить сделку Тинделла.

– Я пока не уверен. Но племянница Диринга приняла сделанное ей предложение и получила кругленькую сумму.

– Предложи ей вдвое больше.

– Я так и сделал, но она теперь опасается, что ей предъявят иск.

– Возмести возможные издержки.

– Мы предлагали, но она что-то тянет резину.

– Припугни ее.

– Питер, это мы прибережем напоследок. А пока у меня есть другие идеи. Доверься мне.

Я вскидываю брови:

– Артуро, если вернувшись с Ямайки, я обнаружу у себя под носом курорт, настроение у меня не улучшится.

Он смеется:

– До этого не дойдет, Питер, поверь мне. Кстати, пригодилась ли тебе информация о том катере?

Не думаю, что владелец может представлять для тебя какую-то опасность. Он просто какой-то патологоанатом на пенсии.

– Я просмотрел твою информацию несколько раз. Это то, что мне было нужно. Разумеется, я собираюсь разобраться со всем этим до отъезда на Ямайку. Возможно, мне придется навестить старого доброго доктора, поучить его вести себя на воде.

7

Оставшиеся недели ползут медленно-медленно. Я продолжаю возить Генри на большую землю. Мы с ним ходим по магазинам, в кино, в рестораны и в музеи. Чтобы подготовить его к путешествию на самолете, мы даже несколько раз ездим в автобусе и в метро, по метромосту – из Южного Майами до центра города.

По просьбе Генри к нам иногда присоединяется Рита Сантьяго.

– Я рада, что вы с Генри по-прежнему приглашаете меня с собой,- говорит она.- У вас чудесный сын, и мне очень нравится проводить время с вами обоими. Но не волнуйтесь: я знаю свое место. Вы сделали мне весьма существенную прибавку. Я намерена оправдать ее.

К счастью, больше никаких поцелуев и объятий не было. Теперь она не пытается флиртовать со мной, не просится на остров. И что более важно, Рита еженедельно предоставляет мне нечто вроде отчета обо всем происходящем в офисе.

Пока ничего существенного не случилось. Тинделл на неделю отбывает на Ямайку, чтобы нанять управляющего моим новым домом и все подготовить к моему приезду. Когда Артуро приводит Клаудию в офис и сажает ее в кабинет рядом со своим, поднимается волна сплетен. А в остальном все нормально.

Я все больше и больше думаю о Ямайке и о своей невесте, которую надеюсь завоевать. Мне опять снятся полеты над коническими холмами и глубокими долинами Страны Дыр. Иногда во сне я преследую Элизабет, иногда – Хлою. Но если Элизабет мне изредка удается догнать, то Хлоя от меня всегда ускользает. Как быстро я бы ни летел, как искусно ни маневрировал бы, она недосягаема. А если мне и удается вплотную приблизиться к ней и схватить ее, то я просыпаюсь, не успев увидеть и почувствовать ее реакцию.


Наконец наступает последняя неделя ожидания. Звонит Тинделл и заверяет меня, что все готово:

– Клаудиа на «Луче» доставит вас на материк, так что не придется ломать голову, что делать с твоей лодкой. Артуро отвезет вас в аэропорт. У него паспорта для тебя и твоего сына. В аэропорту Монтего вас встретит человек, которого я нанял. Его зовут Грэнвилл Моррисон – Грэнни. Он до ставит вас на место. Грэнни весьма услужлив и расторопен. Вообще-то он отвечает за дом, машину и землю, но также знает все об окрестностях. А если вы с Генри захотите завести конюшню, он и в лошадях понимает. Его жена Вельда будет вести дом и следить за прислугой.

– За прислугой?

– Всего две девушки. Не беспокойтесь, Питер, они знают, что вы любите уединение. Я сказал им, что самое позднее в пять часов вечера духу их не должно быть в доме.

Начав собирать вещи, я обнаруживаю, что располагаю только чемоданчиком Элизабет и старинной дорожной сумкой отца. Артуро смеется, узнав об этом.

– Но у меня никогда не было нужды ни в чем подобном, – оправдываюсь я. – Когда я в последний раз путешествовал на Ямайку, то просто побросал свои вещи в катер Тинделла.

– Не волнуйся, – успокаивает меня Артуро, – Клаудиа об этом позаботится.

На следующий день девушка, которая теперь знает дорогу к нам на остров, привозит мне новые чемоданы.

– Я купила их в Дейдленде сегодня утром, – говорит Клаудиа, выставляя чемоданы на причал.-

Может быть, помочь вам уложить вещи?

– Думаю, с этим я справлюсь.

Она пожимает плечами.

– Папа хотел, чтобы вы кое на что взглянули. – Клаудиа снова прыгает в лодку и через несколько минут возвращается с номером «Геральд». Она указывает на фото в центре страницы.

Я беру у нее газету и смотрю на фото. Мужчина в рубашке с короткими рукавами обращается к толпе протестующих. Он мне знаком, это Дэвид Мунц, конгрессмен из Южного Броуорда. Губы мои сами складываются в презрительную улыбку. Мне-то известно, какой он осел и до какой степени не способен кого-нибудь в чем-нибудь убедить. Если бы не его простодушная физиономия, еврейское происхождение и мои деньги, избиратели – пожилые евреи, обитающие в густонаселенных домах, – ни за что не избрали бы его. Ну что ж, он, конечно, болван, но он – мой болван.

На плакатах демонстрантов написано: «ОТСТОИМ СВОЕНРАВНЫЙ РИФ, СКАЖЕМ НЕТ БИСКАЙСКОМУ НАЦИОНАЛЬНОМУ ПАРКУ! СПАСЕМ ПТИЦ!»

Подпись под фотографией: «Конгрессмен Мунц призывает спасти Своенравный риф от „развития"».

– Папа сказал, что вам это должно понравиться. И еще он велел передать вам: «Есть несколько способов остановить Тинделла». – Клаудиа смеется. – Вот бы сейчас посмотреть на Йена! Он, наверно, весь позеленел от злости.

– Должно быть, – соглашаюсь.

После отъезда Клаудии я долго брожу по острову, слоняюсь по дому, чтобы удостовериться, что ничего не забыл. Снова и снова проверяю объекты, за которыми нужен особый присмотр, – это колодцы и цистерны. Генри ходит за мною по пятам:

– Папа, что мне делать?

– Пойди поиграй.

– Мне надоело. Я хочу на материк.

Я качаю головой:

– Теперь только когда мы будем уезжать.

– Почему?

– Потому что мне еще кое-что нужно сделать.

– А может, это сделает Рита?

– Нет. Но знаешь что? Как насчет того, чтобы полетать сегодня, как стемнеет? А потом я поохочусь для нас.

– Свежая еда? – У него текут слюнки при одном упоминании об этом.

Я киваю, и рот мой тоже наполняется слюной. Уже сама мысль об охоте пробуждает во мне острый голод, учащает сердцебиение, заставляет меня с нетерпением ждать темноты.

– Сегодня вечером, – шепчу я, копаясь в информации, предоставленной мне Артуро, – мы проверим, как поживает доктор Син Миттлмен.

Уже давно стемнело. Я захожу в комнату Генри. Он уснул поверх покрывала, не раздевшись. Рядом с ним лежит его розовый кролик. Включив ночник на тумбочке, смотрю на спящего ребенка. Он выглядит сейчас таким маленьким в своей кроватке. Да и она кажется совсем крошечной в этой огромной комнате с потолками в двенадцать футов высотой и широкими дубовыми дверьми – одна из них выходит на галерею, вторая ведет в глубь дома.

Строя дом, отец о детях не думал. Каждая комната здесь, каждый предмет обстановки был рассчитан на наши размеры, когда мы находимся в нашем естественном обличье. Поэтому любая спальня в этом доме – не меньше гостиной в любом другом.

– Ведь полно места, Питер! – убеждал он меня, когда я пристрастился спать в человеческом обличье в постели. – Все, что нам нужно, – сухая просторная комната и несколько охапок сухого свежего сена.

Генри только недавно начал подражать мне – спать в кровати.

– Я теперь слишком большой для этой травы, -сказал он мне.

И все-таки в углу его спальни всегда лежит охапка сена на случай, если он решит вернуться к старым привычкам.

Я присаживаюсь на край постели и слегка поглаживаю Генри, чтобы разбудить его. Он продолжает крепко спать, приходится наклониться и прошептать ему на ушко:

– Уже темно, Генри. Пора на охоту. Не хочешь полетать со мной немного?

Мальчик зарывается лицом в подушку, но по его щеке и уголку рта видно, что он улыбается.

– Так как насчет полетать, Генри?

Он кивает подушке.

– Тогда вперед! – Я встаю и иду к двери.

Генри свешивает ноги с кровати и предоставляет им опуститься на пол под действием силы собственной тяжести. За собой он тянет розового кролика

– Хватит играть,- говорю я.- Оставь его здесь.

Он послушно кивает, тщательно усаживает игрушку, прислонив ее спиной к подушке, и стремглав мчится за мной, то и дело взвизгивая от предстоящего удовольствия. Я позволяю ему догнать и опередить меня. Мы поднимаемся по толстым деревянным ступенькам винтовой лестницы. Догнав Генри на площадке третьего этажа, хватаю на руки, целую и обе щеки и в макушку. Он визжит и вырывается:

– Нет, папа, отпусти меня! Я сам! Я хочу сам.

Сейчас покажу тебе, как я умею.

Поставив мальчика на пол, я иду за ним в большую комнату, включаю свет. Он садится на пол и снимает одну кроссовку, потом другую.

– Поесть не хочешь? – спрашиваю я.

Генри на секунду задумывается, стягивая носок, потом отвечает:

– А можно, когда я поменяю обличье?

– Конечно. Пока ты раздеваешься, еда будет готова.

Я оставляю мальчика, иду на кухню и открываю холодильник. Там полно замороженных бифштексов. Отца никогда не прельщали все эти завоевания цивилизации, которые мало-помалу внедрялись мной в нашем доме.

– Генераторы, – фыркал он, – кондиционеры, электричество… Кому все это нужно?

Правда, он никогда не жаловался на то, что у нас есть возможность достать из холодильника кусок мяса и за несколько секунд приготовить его в микроволновой печи. Достав один огромный бифштекс, другой – поменьше, кладу оба в микроволновку и устанавливаю время, несколько минут, как раз чтобы довести мясо до комнатной температуры и растопить лед внутри куска.

– Папа! Посмотри на меня!

Сын уже разделся и стоит на куче сброшенной одежды.

– Чур, я первый – кричит он.

Я киваю и, подбоченившись, жду, что будет дальше.

Генри хмурит брови, сжимает губы. Он концентрируется. Ничего не происходит. Мальчик хмурится еще больше. И опять ничего. Микроволновая печь коротким звонком сообщает о готовности мяса Я делаю шаг к сыну, чтобы прикоснуться к нему и перевоплотиться вместе с ним. Не помню, чтобы в его возрасте мне было так же трудно менять обличье. Может быть, мне следует заставлять его чаще практиковаться. Меня отец заставлял делать это каждый день.

– У каждого из нас есть наиболее удобные для нас размеры как в естественном, так и в чужом обличьях, – учил он меня. – Это самое простое из превращений. Если ты правильно выберешь себе человеческий облик, то сможешь переходить к нему совершенно естественно, даже не задумываясь.

Но будут случаи, когда тебе понадобится приложить некоторые усилия для того, чтобы приобрести другие размеры и вид. Когда ты немного повзрослеешь, я научу тебя, как это делается.

Генри пятится от меня и качает головой:

– Нет, папа. Я уже большой. – Он разворачивает плечи и улыбается. – Видишь?

Его кожа начинает съеживаться, уплотняться постепенно превращается в чешуйки, а подбородок расширяется, лицо вытягивается, зубы удлиняются, руки и ноги превращаются в когтистые лапы.

– Смотри, папа! – Он расправляет крылья и обмахивает меня ими, как двумя опахалами.

Я гляжу на светло-зеленое существо, стоящее передо мной. Так Генри в два раза больше, чем в человеческом обличье. Единственное, что осталось от обнаженного мальчика, который только что стоял на этом месте,- это изумрудно-зеленые глаза. И все-таки сразу видно, что это ребенок. Со временем легкая припухлость на скулах исчезнет, светло-зеленые чешуйки потемнеют, кремовое брюшко подберется, мускулы станут более рельефными, крылья сделаются длиннее и тоньше. Но время этих изменений еще не пришло.

– Ты очень вырос, – замечаю я.

Вынув из микроволновой печи полусырое мясо, выкладываю бифштексы на тарелки и ставлю их на массивный дубовый стол посередине комнаты.

Генри смотрит на мясо, вдыхая запах крови.

– Можно, папа?

Я разрешаю, и мальчик хватает меньший бифштекс и пожирает его, откусив всего раза три. Видно, что он голоден. Способность изменять свое тело – великое счастье, дарованное нам природой. Но я давно уже понял, что она редко дает что-нибудь просто так, не требуя за это платы. Мы, Люди Крови, расплачиваемся за перевоплощение энергией. Так что после превращения нам всегда необходимо подкрепиться, чтобы не ослабеть.

Сбросив одежду, я заставляю свое тело измениться, в который раз испытав эту блаженную боль от растяжения и отвердения кожи, прорезывания крыльев, роста костей. Развернув крылья во всю их ширь, облегченно вздыхаю. Это единственная комната в доме, где их можно раскрыть полностью. Мое тело от носа до хвоста – восемнадцать футов, а размах крыльев – вдвое больше. Сын рядом со мной кажется лилипутом.

– Папа, какой ты большой! – беззвучно восхищается Генри.

Меня тоже привлекает запах свежей телячьей крови. Со смешком, переходящим в рычание, я хватаю со стола большой бифштекс и с жадностью пожираю его.

– Ты станешь таким же большим или даже еще больше, когда вырастешь,- мысленно отвечаю я сыну, покончив с куском мяса.

– Скоро? – спрашивает Генри.

Я ласково касаюсь мордочки Генри, вдыхаю его запах – сладковатый, похожий на запах свежевыделанной кожи. Так пахнет только он. Мне не составило бы труда узнать Генри по этому запаху, даже если бы он был от меня в нескольких милях, а вокруг толпились бы другие представители нашей породы.

– Ну, пойдем? – Я киваю в сторону лестницы.

Генри бросается к окну, выходящему на широкий канал между нами и Лоскутным рифом.

– Я хочу вылететь отсюда! – кричит он.

Из моей груди вырывается тяжелый вздох. Это единственное окно в комнате, которое достаточно велико, чтобы мы могли вылететь из него оба. Генри знает об этом, потому что я ему недавно показывал, как это делается. К сожалению.

– Лучше спуститься на галерею. Так безопаснее… Кроме того, прежде чем взлететь, мы сможем

убедиться, что в доме все в порядке.

Мальчик упрямо трясет головой:

– Не хочу спускаться. Хочу вылететь из окна, как ты мне показывал. Пожалуйста!

– Пойдем вниз, – беззвучно приказываю я.

– Нет!

Генри отодвигает щеколду и распахивает окно, соленый воздух врывается в комнату. Малыш карабкается на подоконник и готовится выпрыгнуть.

Рыча, я бросаюсь к нему.

– Не смей! – беззвучно кричу я и сбиваю его с подоконника точным и сильным ударом хвоста.

Он падает на пол и ревет. Я подхожу к нему и касаюсь крылом моего всхлипывающего сына.

– Это опасно, Генри. Мы должны быть уверены, что нас не видно. Нельзя вот так выпархивать

из окна в любое время.

– Но ты же вылетал!..

В настоящем обличье и воинственном настроении малыш очень напоминает мне свою мать. Мне трудно долго сердиться на него. Я снова глажу его по спинке.

– Иногда ты должен просто делать то, что тебе сказано, – беззвучно увещеваю я.

– Почему?

Мой сын слышит тот ответ, который дают детям все родители:

– Потому что я твой папа.

Генри дуется всю дорогу до галереи, но как только мы оказываемся внизу, его мрачное настроение сменяется восторженным.

– Чур, я первый! – беззвучно восклицает он, разбегается, раскидывает крылья, делает несколько взмахов и взлетает.

– Высоко не поднимайся! – предупреждаю я.

Я лечу вслед за ним и осматриваюсь в небе. Луну сегодня скрывают темные густые тучи. Эта темнота меня радует. Оглядев поверхность воды под нами и не обнаружив ни одной лодки, убеждаюсь, что нас никто не видит, и поднимаюсь выше, с удовольствием скользя в прохладном ночном воздухе.

Генри – чуть ниже. Разбудив собак и насладившись их ворчанием и лаем, он чуть отдаляется от берега. Сынишка летит низко, почти касаясь волн.

– Смотри, папа! – окликает он меня, разворачивается, снова летит к берегу и… вламывается в

самую гущу собачьей стаи. Генри ужасно веселится, когда ворчание собак переходит в трусливый вой. Несколько взмахов крыльями – и Генри уже высоко над ними.

Я стараюсь держаться на той же высоте, что и он, и лететь с той же скоростью. Мы вместе долетаем до Лоскутного рифа, потом возвращаемся обратно, описываем широкие круги над островом. В мрачной вечерней темноте нам светят окна нашего дома. Мы играем, поднимаясь повыше, а потом резко падая вниз, гоняемся друг за другом, Генри радостно хохочет и визжит от восторга. Так обучал меня мой отец, и ничего лучшего мне не придумать.

– Не хлопай так часто крыльями, – напоминаю я Генри.- Пусть и воздух поработает на тебя. Смотри, как я…

Генри в точности повторяет мои движения, и это вызывает мое одобрение:

– Молодец!

Мысль об охоте и нарастающий голод подсказывают мне, что пора прекращать игру. Спустившись, мы влетаем в открытое окно. Генри с хохотом вваливается в комнату, кстати довольно сильно толкнув меня.

– А ты говорил – нельзя! – беззвучно упрекает он.

– Иногда можно, – отвечаю я, ласково ткнувшись носом ему в бок.

Несмотря на горячие протесты Генри, я настаиваю, чтобы он лег в постель до того, как я улечу на охоту. В обмен на такую жертву он хочет лечь спать в своем настоящем обличье, на сене. Я дожидаюсь, пока он заснет, и ухожу только после того, как он начинает дышать медленно и размеренно. Странная картина – маленький дракон, свернувшийся калачиком на сене, зажав в лапке розового игрушечного кролика.

Уже за полночь я снова поднимаюсь в воздух. Не хватает терпения лететь за добычей далеко. Дважды облетев остров, я отказываюсь от намерения отправиться к Багамам или Кубе. Кружить над Флоридским проливом в поисках плотов кубинских беженцев тоже не хочу. Будь проклята осторожность! Да здравствует скорая месть и легкая добыча!

Отец не одобрил бы мой план. «Богатые всегда слишком на виду. Оставь их в покое, – бывало, говорил он. – С бедными гораздо легче. До них никому нет дела».

Я знаю, что он прав, понимаю, что он отругал бы меня за подобное безрассудство, и все же… не могу позволить безнаказанно обижать своего ребенка. Отец поручил бы это дело Гомесу. Но мне хочется самому насладиться местью.

Кроме того, благодаря стараниям Артуро, мне известно, что риск минимальный. Доктор Син Миттелмен и его светловолосая подружка живут уединенно в большом доме на берегу канала, в фешенебельном районе Гейблз. Они редко ходят куда-нибудь развлекаться и часов в десять уже обычно бывают в своей спальне, как и большинство их богатых и пожилых соседей. Посуху в Гейблз въезд по пропускам, а на воде никакой патрульной службы нет.

Скользя над самой поверхностью, я пересекаю бухту и лечу над каналом. Уверен, что меня не обнаружат. Это район для богатых. Каждый дом охраняется. Вряд ли люди, чувствующие себя богатыми и защищенными, станут по вечерам нервно вглядываться в темноту.

Никто, кроме нескольких соседских собак, не реагирует на меня. Я лечу над водой, высматривая «сигарету» доктора Сина Миттелмена, и обнаруживаю ее в самом северном конце канала, дальше всего от бухты, там, где дома хотя и большие, но все же меньше других в этом районе. Приземлившись на нос «сигареты», я осматриваюсь. Если не считать шелеста листьев и плеска воды о борт лодки, ночь тихая. Никаких других звуков. Если бы не светящиеся в темноте окошки, можно было бы подумать, что местность безлюдна. Одно из светлых окон – во втором этаже дома Миттелмена. Просчитав шансы, прикидываю, нет ли какого-нибудь способа выманить доктора и его подругу наружу, чтобы покончить с ними без шума, не оставив следов насилия и крови, которые могут привлечь внимание полиции.

Наконец я пожимаю плечами и поднимаюсь в воздух. В конце концов, мы такие, какие есть.

Я врываюсь в окно. Осколки летят внутрь комнаты. Срабатывает сигнализация. Блондинка, которая в одних трусиках лежит на широченной кровати, истошно вопит. Миттелмен – лысый, с обвисшим животом, нависающим над плавками, орет «Господи!», суетливо роется в ящичке ночного столика, и выхватывает оттуда маленький автоматический пистолет.

Одного удара хвостом достаточно, чтобы нейтрализовать блондинку, пока не появилась охрана. Миттелмен пятится к стене, выпуская в меня пули одну за другой. Этот дурак никак не возьмет в толк, что они слишком маленького калибра и просто отскакивают от моей чешуи. Его наглость и тупость приводят меня в бешенство, и, схватив за горло, я волоку его к окну.

– Почему? – булькает он. – За что?

Если бы было время, я бы не поленился превратиться в человека и напомнить ему, как он напугал и ранил моего сына. Но времени нет. Когда, полузадушенный, он теряет сознание, я просто выбрасываю его в окно. То же самое проделываю с оглушенной женщиной, выпрыгиваю вслед за ними, взлетаю, подхватив их обмякшие тела, по одному – в каждой лапе. Через несколько секунд охрана уже звонит во входную дверь.

– Генри! – беззвучно зову я, пересекая бухту.

Миттелмен корчится и ругается в моих когтях. Блондинка так и не приходит в сознание.- Генри!

– Папа?

Чувствуется, что мальчик все еще сонный, но очень старается проснуться. Так и вижу его на сене, трущего глаза лапками.

– Через несколько минут буду дома.

– Я проголодался.

– Я тоже. У нас есть еда!

– Твоя добыча? Свежее мясо?

В желудке у меня урчит. Я осознаю, насколько голоден.

– Очень свежее… Встречай меня на галерее.

Уже вблизи от острова, Миттелмен начинает извиваться еще яростнее и вопит «отпусти меня!», пытаясь вырваться из моих когтей. Взмахнув несколько раз крыльями, я поднимаюсь выше, туда, где воздух холоднее, и там я отпускаю обоих пленников. Мне кажется, что Генри еще слишком мал, чтобы убивать, даже такого подлеца, как этот Миттелмен.

Миттелмен тонко визжит. Блондинка не издает ни звука. Нырнув вниз вслед за ними и пролетая мимо, чиркаю по горлу сначала одного, потом другую. Успеваю подхватить их тела до того, как они упадут в воду.

Не успеваю положить добычу на пол на галерее, как появляется Генри. Он подходит к трупам, вдыхает густой запах свежей крови, ждет, пока я первый откушу, и тоже принимается за еду. Его мордочка так близко от меня, что он еще успевает потереться об меня.

Запах между тем привлекает и собак, они лают и подвывают, ожидая объедков.

– Папа,- спрашивает Генри, не переставая есть,- а когда мне можно будет охотиться?

– Когда вырастешь.

– Но я уже вырос.

Я на секунду прерываю трапезу и ласково улыбаюсь ребенку:

– Недостаточно.

– А когда?

– Не торопись, – говорю я.

Выбрав кусочек, который должен понравиться Генри, подталкиваю его поближе и наблюдаю за сыном. Понюхав, он закрывает глаза и жует, издавая при этом звуки, напоминающие мурлыканье.

«Вот он, могучий охотник!» – с улыбкой думаю я и продолжаю есть.

8

В ночь перед отъездом мне не заснуть. Стоит закрыть глаза – и меня одолевают воспоминания о Элизабет. Я вспоминаю ее прикосновения, страстность, с которой она занималась со мной любовью. На какой бок ни повернись, о чем ни пытайся думать, никуда не деться от наших с ней любовных сцен. Мне тяжело вспоминать об этом теперь. Это только обостряет потребность, старательно подавляемую мной целых четыре года.

Наконец, перед самым рассветом, в четвертый раз попытавшись вообразить себе любовь с Хлоей, я решаю отказаться от мысли об отдыхе и встаю. Одеваюсь и стараюсь занять себя делами: брожу по дому, смотрю, все ли в порядке, спускаюсь в сокровищницу, чтобы взять маленький деревянный ящичек с монетами для родителей Хлои. Оставив его на причале, делаю еще две ходки в дом, чтобы вынести наш багаж. Потом гружу все это на «Грейди», снова возвращаюсь в дом, еще раз проверяю, все ли в порядке, и только тогда бужу Генри.

После завтрака все готово к отъезду. Клаудию мы встречаем на причале. Я смотрю, как она подруливает, помогаю ей управиться со швартовыми. На ней облегающие шорты цвета хаки и белый топ, под которым нет лифчика. Когда она вылезает из лодки, мне с трудом удается отвести взгляд. Отворачиваюсь. Не следует интересоваться этой женщиной. И все-таки не слишком ли затянулось мое воздержание? Или просто я ослабел от предчувствия всего того, что ожидает меня на Ямайке?

– Готовы? – спрашивает Клаудиа.

– Вполне.

Выступая на этот раз в роли пассажира, я уступаю Клаудии руль и слежу за тем, как умело она ведет катер по каналу. Между нами сидит Генри, сжимая в руках своего драгоценного кролика.

Чудесное летнее утро: голубое небо – чуть светлее, чем спокойные воды бухты, пушистые облака, которых ровно столько, чтобы июльская жара не казалась нестерпимой, освежающий ветерок. Наш остров с моря выглядит просто зеленым раем. Как ни рвался бы на Ямайку, как ни ждал бы отъезда, у меня делается неуютно и пусто на душе оттого, что приходится покинуть свой дом.

В последний раз я уезжал из дома ночью один. Я плыл на катере и в конце концов добрался туда, куда мне было нужно, нашел и завоевал свою жену. На этот раз я уезжаю днем и со мной маленький ребенок, за которым надо смотреть в оба. Небольшое путешествие на катере, столь же короткое в автомобиле, полтора часа в самолете – и мы на Ямайке, и никто не может сказать точно, сколько времени мы там проведем и не окажется ли поездка совершенно бесполезной.

Генри передается моя неуверенность.

– Я никогда не летал на самолете, – шепчет он, прижимая к себе своего кролика.

– Все будет хорошо, – успокаиваю его я.

И все же мальчик от волнения едва не забывает поздороваться с Артуро, встречающим нас на пристани, и попрощаться с Клаудией. Он молча ходит за нами, пока мы переносим багаж в машину, и даже не улыбается, когда Артуро, наклонившись за деревянным ящиком с монетами, корчит смешную гримасу, удивляясь, что ящик такой тяжелый.

– Там золото, – говорю я Артуро, беру ящик сам и ставлю его в багажник. – Пусть твои агенты доставят его мне на Ямайку.

Латиноамериканец молча кивает. Он предпочитает не задавать лишних вопросов.

Ни я, ни Генри не в настроении разговаривать, так что наши односложные ответы быстро отбивают у Артуро охоту вести светскую беседу. Он снова обращается ко мне только в аэропорту Майами Интернешнл, после того как мы сдаем багаж.

– Вот, – говорит он, – и вручает мне большой конверт.

В конверте – наши билеты, паспорта и документы на дом на Ямайке.

– Кажется, здесь все, что нам нужно.

– Если еще что-нибудь потребуется, только позвони, – говорит Артуро. – Йен сказал тебе, что

какой-то тип по имени Грэнни встретит вас в аэропорту?

– Да.

– У него ключи от дома и все остальное.

– Да, Йен сказал мне, – киваю я.

Артуро улыбается:

– Жаль, что ты его не видел последние два дня!

Мы ему прищемили хвост, и теперь он срывает зло на всех вокруг. Служащие просто в щели забиваются, чтобы не попасться ему на глаза.

– Ничего, переживет.

– Или не переживет… – равнодушно пожимает плечами Артуро.

Генри даром времени не теряет: он занимает кресло у окна, как только стюардесса указывает нам наши места в первом классе.

– Мальчик немного волнуется, верно? – спрашивает стюардесса. У нее легкий островной акцент.

Он почти незаметен и все же указывает на ее происхождение. Наклонившись, чтобы пристегнуть Генри,

она одаривает меня белозубой улыбкой.

– Честно говоря, я тоже волнуюсь, – улыбаюсь я ей в ответ.

Светло-коричневой, почти цвета мокко, кожей и курчавыми волосами она очень напоминает Элизабет. С трудом удерживаюсь от того, чтобы погладить ее по руке.

У стюардессы нет таких комплексов. Она небрежно кладет руку мне на плечо и спрашивает:

– Вы в первый раз?

– Я лечу на Ямайку во второй раз, а он – впервые.

– Отдыхать?

Прежде чем ответить, я думаю о Хлое и о настоящей цели моего путешествия.

– Навестить родственников.

– Ваша жена уже там?

– Она скончалась несколько лет назад.

– Такая молодая! – говорит стюардесса.

Ее рука сочувственно сжимает мое плечо.

– Если вам что-нибудь понадобится, дайте мне знать. Меня зовут Элси.

В воздухе Генри глаз не может отвести от иллюминатора:

– Папа, так высоко мы еще не летали! – восклицает он.

– Разговаривай со мной беззвучно, тренируйся.

– Не хочу. Это… как-то странно.

– Я предупреждал тебя, что именно так мы будем общаться, когда полетим на Ямайку. Тебе надо привыкать к этому, – настаиваю я.

Это наши всегдашние разногласия. Они возникли, когда пришло время обучать Генри «маскировать» свои мысли. Отчасти я его понимаю, потому что испытывал то же самое, когда мои родители учили меня этому. Как будто цедишь свои мысли через сито! Отец советовал мне представлять свое сознание этаким радиоприемником, способным настраиваться на разные частоты.

«Иногда это очень трудно и неприятно – приобретать новые навыки, Питер, – говорил отец, – но может так случиться, что ты окажешься с кем-нибудь из своих среди обыкновенных людей или даже среди Людей Крови и не захочешь, чтобы остальные слышали, как вы переговариваетесь».

– Мне это не нравится! – громко говорит Генри.

– Говори со мной, как я тебе сказал! – мысленно ору я.

– Хорошо, папа, – покорно думает Генри, глядя в пол.

– На Ямайке будут такие же, как мы, – поясняю я. – Если мы будем открыто передавать друг другу наши мысли, они могут это почувствовать. Не хочу, чтобы они обнаружили наше присутствие, пока не буду готов к этому. Когда ты маскируешь свои мысли так, как я тебя учил, только я могу услышать тебя и только ты – меня.

– У меня от этого все плывет в голове. Мне это не нравится, – жалуется Генри.

– Мне тоже не нравилось в свое время, когда отец учил меня. Ты привыкнешь.

– Не привыкну, – беззвучно отвечает Генри.

Перед посадкой Элси навещает нас. Я подавляю вздох, когда она наклоняется надо мной и вручает сложенный листок бумаги. Она уже кажется мне соблазнительной. Я так надеялся избежать искушения.

– Я живу в Кингстоне, – говорит девушка, – но буду несколько дней гостить у родителей, в Уэйкфилде. Это в тридцати милях от бухты Монтего. – Она негромко посмеивается. – Там вечерами темно и скучно, так что, если вам потребуется кто-нибудь, кто показал бы окрестности, вспомните обо мне. Буду рада встретиться, мистер де ла Сангре.

– Питер, – поправляю я, засовывая клочок бумаги в карман брюк. Интересно, хватит ли у меня

сил потом выбросить его. – Вообще-то я буду жить в глубине материка, недалеко от поместья Доброй Надежды…

– Это же здорово! Это совсем близко от меня!

Мы можем встретиться в баре отеля и выпить чего-нибудь…

– Как получится. Не уверен, смогу ли я оставить сына одного.

Она наклоняется еще ниже, заглядывает мне в глаза. Запах ее духов – легкий, но настойчивый. Я ощущаю на щеке ее теплое дыхание.

– Постарайтесь, – говорит она.

Ее запах остается со мной и после того, как мы приземляемся и проходим таможенный досмотр. Выйдя наконец из международного аэропорта Сангстер, я жадно вдыхаю воздух, отчасти чтобы освободиться от запаха Элси, отчасти чтобы вновь почувствовать Ямайку. Бриз приносит нам обычную смесь запахов: морская соль, тропические растения, выхлопные газы автомобилей – в общем, ничего необычного.

Я ничего другого и не ждал. Знаю, пройдут месяцы, если не год, пока наконец в воздухе не повеет ароматом корицы и мускуса. Нащупав листок Элси в своем кармане, раздумываю, не скатать ли из него шарик и не выкинуть ли. Вместо этого пожимаю плечами, слегка поглаживаю его и оставляю на месте. Выбросить – всегда успеется.

Два носильщика в красных картузах, готовые нести наш багаж, стоят у меня за спиной, пока я осматриваюсь в поисках «лендровера» и человека, который, как обещал Тинделл, встретит нас в аэропорту. Наконец замечаю ярко-желтую машину, припаркою ванную в нескольких дюжинах ярдов. Не могу удержаться от смеха Тинделл, должно быть, весь остров обшарил, чтобы найти «лендровер» такого ядовитого цвета. Как он, наверно, ликовал, когда купил его! Впрочем, это я виноват. Надо было точно сказать ему, что мне нужно.

Всякая надежда на то, что машина ждет кого-нибудь другого, умирает, когда я вижу большого негра, прислонившегося к ее капоту, с самодельным плакатом в правой руке, которым он похлопывает себя по бедру. Но даже под таким неудобным углом я с легкостью различаю буквы на плакате: «ДЕ ЛА САНГРЕ». Ямаец очень занят, чтобы заметить наше приближение: он расточает улыбки трем стюардессам, которые собираются сесть в автобус. Наш новый управляющий – лысый, крепко сбитый малый с брюшком, которое нависает над поясом слишком тесных для него джинсов. Кожа у него – цвета красного дерева. В общем, он выглядит как боксер тяжелого веса лет через пять после того, как бросил спорт.

Не могу не улыбнуться в ответ на его широкую улыбку, хотя вообще-то он здесь не затем, чтобы пялиться на стюардесс. Впрочем, не знаю, мне ли осуждать его, учитывая то, каким взглядом я сам сегодня смотрел на женщин. Просто мне бы хотелось, чтобы он встретил нас внутри терминала или по крайней мере искал нас глазами в толпе. Подойдя к ямайцу и постаравшись не допустить ноток раздражения в голосе, я спрашиваю:

– Мистер Моррисон?

Он поворачивает голову:

– Он самый, дружище!

Потом он замечает рядом со мной Генри и тут же встает по стойке смирно:

– Мистер де ла Сангре?

Я киваю. Запоздало подняв плакат до уровня груди, Моррисон ослепляет меня радушной улыбкой:

– Извините.

Если стюардесса постаралась насколько возможно американизировать свою речь, оставив лишь намек на местное произношение, то у этого акцент очень сильный. Он просто шепелявит. Спохватившись, Моррисон опять стреляет глазами в сторону автобуса, но дверцы уже закрылись и девушек не видно.

– Три красотки в одной машине! – (Тли клашотки в одной машине!) – Он качает головой и

глупо посмеивается – слишком много для одного! – Друзья зовут меня Грэнни, – говорит он, – и все остальные тоже.

Генри глаз с него не сводит.

– Как он странно разговаривает, папа, – беззвучно говорит он мне.

– Просто ямайский акцент, – отвечаю я. – Молодец, что маскируешь мысли.

Мой сын улыбается и спрашивает вслух:

– А что такое клашотки?

Наш встречающий хохочет, швыряет свой плакат на водительское сиденье, потом наклоняется, подхватывает Генри, да так быстро, что тот не успевает опомниться. Он поднимает мальчика высоко над головой. Потом поворачивается ко мне:

– Красавец парень у вас!

– Да, ничего.

Грэнни подбрасывает Генри в воздух, ловит его, хохочет, снова подбрасывает. К моему большому удивлению, Генри смеется вместе с ним.

– А у нас с Вельдой нету детей, – говорит он и опускает мальчика на землю. – Тебе понравится в Бартлет-Хаусе. У нас есть бассейн и река, где водится рыба, и, если твой папа разрешит… неподалеку есть пещеры, куда можно пойти побродить…

– Надеюсь, все это – не в один и тот же день,- говорю я.

– А лошади? – спрашивает Генри.

Ямаец вопросительно смотрит на меня. Я киваю.

– Пока еще нет, – отвечает он мальчику, – но будут.

Грэнни везет нас. К моему удивлению, вместо того чтобы ехать по А1, прибрежной трассе, до Фолмута, а оттуда свернуть в глубь острова, он везет нас через бухту Монтего.

Когда мы выезжаем из города, я велю ему отключить кондиционер и открыть окна. Вдыхая насыщенный запахами воздух Ямайки, я показываю Генри незнакомые ему деревья и птиц, овец и коз, пасущихся около деревенских домиков. Но к тому времени, как на развилке в Адельфи мы сворачиваем направо, мальчик под влиянием свежего воздуха и укачивающего движения «лендровера» засыпает. Глаза его закрываются, голова падает на грудь.

Я никогда не был в этой части Ямайки и внимательно слежу за местностью, чтобы потом найти дорогу самому. Она сужается и поднимается вверх, около небольших городков Лима и Сомертон мы сворачиваем. Не доезжая Хемпдена, мы оказываемся в просторной долине. Вдоль дороги тянутся поля сахарного тростника.

– Долина Испанской Королевы, – говорит Грэнни.

Я рассеянно киваю. Вовсе не долина привлекает меня, а покрытые зеленью конические холмы вдалеке. Мое сердце учащенно бьется. Если бы я мог, то отправился бы туда прямо сейчас.

– Страна Дыр, – шепчу я.

Интересно, где сейчас Хлоя, что она делает. Ямаец хмуро покачивает головой:

– Туда не ходите. Там случается плохое.

– Просто холмы.

– Нет, дружище. Мои друзья обычно охотились там, с палаткой и со всеми делами. Так вот, однажды они не вернулись.

– Но ведь люди ходят в походы с палатками от Виндзора до Троя, правда?

– Дураки и ходят. Туристы. Некоторые, те, что жалеют денег на проводника, тоже частенько не возвращаются. Нет, я бы в такое место ни за что не пошел.

Рад это услышать от него. Чем дольше жители Ямайки будут избегать негостеприимных просторов Страны Дыр, тем дольше семью Хлои не потревожат. Могу себе представить, как недовольны были бы родители Хлои, если бы окрестности наводнили туристы, в какую ярость пришел бы Чарльз Блад, если бы над его долиной курсировали вертолеты.

Мы минуем каменные здания и церкви, плантации сахарного тростника, заросли бамбука. Дорога становится еще уже. Я по-прежнему слежу за ней, но не могу оторвать взгляд от холмов Страны Дыр. Интересно, сколько мне придется ждать.

Голова Генри мотается из стороны в сторону, когда машина подпрыгивает на ухабах, но даже это не может нарушить его сон. Ямаец указывает вперед:

– После вон того холма ухабов еще больше.

– Я бывал здесь раньше, – улыбаюсь я, припоминая мое первое путешествие в автомобиле по этим

местам.- Знаю.

Ямаец не обманывает: вскоре дорога превращается в сплошную грязь. Грэнни снижает скорость, крутит руль, объезжая самые глубокие лужи. Мы минуем какие-то каменные руины на вершине небольшого холма над рекой.

– Это Марта-Бра, – поясняет Грэнни, – а вокруг – поместье Доброй Надежды. Они – наши

соседи.

Мы минуем перекресток с ветхим магазинчиком, еще одну каменную церковь, вскоре после этого сворачиваем налево и въезжаем в каменные ворота, на дорогу с односторонним движением, больше напоминающую тропинку. Вдоль нее густо растут деревья, так что совершенно не видно, что там, впереди. Борта машины царапает кустарник.

– Вот мы и дома, старина, – говорит Грэнни.

Как бы извилиста и неудобна ни была дорога, но через несколько минут мы уже на поляне перед домом, коттеджами для гостей и конюшнями. Грэнни открывает дверцу автомобиля и нажимает на клаксон.

Даже этот звук и остановка не могут разбудить моего сына. Я вылезаю из машины, наклоняюсь и вытаскиваю его. Голова мальчика лежит на моем плече, а ноги болтаются. Когда он вот так спит, прижавшись ко мне, уткнувшись в шею, такой тихий и теплый, жаль будить его – хочется подольше подержать на руках. Наступит день, и гораздо скорее, чем мне бы хотелось, когда его уже нельзя будет брать на руки.

– Генри,- шепчу я ему на ушко и нежно встряхиваю его.- Приехали.

Малыш трется лбом о мое плечо, обхватывает мою шею руками и крепко-крепко обнимает меня.

– Приехали,- повторяю я, еще раз слегка встряхнув его.

Он вздыхает и наконец поднимает голову. Потом трет рукой глаза:

– Дом большой, папа!

Я смотрю на двухэтажный каменный дом. Заметив, что дом и коттеджи недавно выкрашены в белый цвет, киваю – отвечая Генри и в знак одобрения всех стараний, приложенных перед нашим приездом.

Требуется еще два раза нажать на клаксон, чтобы жена ямайца и две ее помощницы появились на крыльце. Хотя она не выше остальных и одета так же, как они, сразу понятно, кто из троих Вельда, стоит ей лишь открыть рот.

– Чего разоряешься, дурак? Думаешь, мы тебя в первый раз не слыхали? Мы тут старались, готовили дом для этого господина и его мальчика, пока ты ехал в машине и зубоскалил.

Грэнни широко улыбается:

– Не груби мне, женщина. Лучше подойди и познакомься с боссом.

Она стройнее, чем я ожидал, у нее более светлая, чем у мужа, кожа, и она гораздо лучше умеет вести себя, когда захочет.

– Рада познакомиться с вами, мистер де ла Сангре,- говорит она, пожимая мою руку. Она, конечно,

говорит с ямайскими интонациями, но без того чудовищного акцента, которым поражает речь ее мужа.-

И с тобой, Генри.- Она пожимает руку и ему.- Добро пожаловать в Бартлет-Хаус.

Генри начинает крутиться у меня на руках, и я отпускаю его. Вельда представляет нам двух других женщин, своих двоюродных сестер Шарлотту и Маргарет. Хотя обе выглядят моложе Вельды, ни одна из них не может похвастаться такими красивыми скулами и столь изящным рисунком губ, как у кузины.

Грэнни отдает мне ключи от дома и от машины

– Есть запасной ключ от машины. – Он похлопывает рукой снаружи, около подфарника. – Он

держится на магните… на случай если потеряете ключи.

Вельда провожает нас в дом, пока остальные выгружают вещи из машины. С удовольствием обнаруживаю, что мебель из древесины ротанговой пальмы в большой комнате хорошо расставлена, обивка подобрана со вкусом. Цвета приглушенные. Кажется, свободолюбивый дух Тинделла нашел свое выражение только в окраске автомобиля.

Пока я под руководством Вельды обследую первый этаж, Генри бросается к лестнице и взбирается на второй.

– Где моя комната? – кричит он.

– Потише, Генри! – кричу я ему в ответ.

Вельда улыбается:

– Его спальня – рядом с вашей. Дверь – напротив лестницы.

– Мы поднимемся через минуту, – мысленно сообщаю я Генри, – и покажем тебе комнату.

Генри не отвечает, но мы слышим, как он последовательно открывает и закрывает все двери наверху. К тому времени как мы поднимаемся на второй этаж, Генри сидит на кровати в комнате напротив лестничной площадки.

– Я хочу эту, – говорит он.

– Она твоя.

Мальчик сияет. Я вхожу в комнату, смотрю в окно. За лужайкой и верхушками деревьев мне видна Страна Дыр.

– Иди сюда, сынок, – говорю я. – Смотри. – Я указываю на яйцевидные холмы. – Вон там живет семья твоей мамы.

Он выглядывает в окно и замирает с открытым ртом. Это неудивительно, ведь, кроме как по телевизору, он никогда не видел никакого другого ландшафта – только море и бесконечная равнина Южной Флориды.

Генри заворожено кивает:

– Мы поедем туда?

– Не скоро, – отвечаю я, искренне желая ошибиться.

9

Следуя моим инструкциям, Грэнни, Вельда и все остальные уходят около пяти вечера. Без них дом сразу погружается в глубокое молчание. Генри не оставляет меня ни на минуту. Он смотрит, как я разбираю вещи, раскладываю их в комоде и в шкафу. Потом он идет в мою комнату и наблюдает, как я разбираюсь с одеждой.

Мне хочется отослать мальчика поиграть, но не трудно догадаться, как ему сейчас неуютно. Каким бы удобным ни выглядел этот дом, какими бы уютными ни казались комнаты, мы еще не привыкли жить тут. Здесь, на десяти акрах земли, мы так же отрезаны от окружающего мира, как и на нашем острове. Но ощущения совсем другие: не слышно шума океана, криков морских птиц, собачьего лая, рева моторов проходящих катеров. Разве что блеяние козы, гортанная перебранка стайки зеленых попугайчиков, шорохи невидимых животных, продирающихся сквозь заросли кустарника, окаймляющие лужайку, – вот и все здешние звуки. Они, а когда их нет, то полная тишина, давят на меня, да и на Генри, вероятно, тоже. Мне даже хочется, чтобы вдруг поднялся ветер, чтобы он шелестел листьями, даже ломал ветки и гнул стволы. Надо будет приказать Грэнни купить нам несколько сторожевых собак. Мне недостает их лая. И очень не хватает запаха океана.

Генри идет за мной вниз. Мы вместе осматриваем огромную гулкую столовую, громадный отполированный кусок дерева, служащий столом, десять стульев по краям, еще два – в торцах, друг напротив друга.

– Мы будем здесь есть, папа? – спрашивает мой сын.

Отрицательно покачав головой, я иду на кухню. Простой белый стол у стены, шесть металлических стульев.

– Вот здесь, – говорю я.

С явным облегчением Генри забирается на стул и сидит, болтая ногами, пока я достаю из морозилки два бифштекса и размораживаю их в микроволновой печи. Мы молча едим.

После обеда я вспоминаю об антенне на крыше и о телевизоре на втором этаже.

– Хочешь посмотреть телевизор? – спрашиваю я Генри.

Он отказывается. Идет за мной наверх, на застекленную веранду, с которой виден бассейн. Там мы усаживаемся в кресла-качалки, друг против друга и раскачиваемся, наблюдая, как за окнами постепенно наступает темнота.

– Полетаем сегодня, папа? – спрашивает Генри.

– Нет. Сначала надо получше узнать эти места, а уже потом разрешить тебе летать здесь. Так что сначала я попробую один. Чтобы удостовериться, что тебе ничто не угрожает.

– Ничего мне не угрожает!

– Нет, сынок, я должен проверить. Сегодня, когда ты уснешь…

– Ты будешь охотиться?

– Сомневаюсь,- говорю я, глядя вдаль, на холмы. – Сначала надо осмотреться.

Темнеет. Воздух становится холодным. Уже порхают ночные бабочки, появляются звезды, квакают лягушки, выползают ящерки. Поднимается ветерок и шелестит листвой. Показывается рог месяца. Генри кладет мне на руку свою ручонку.

– Папа, мне больше нравилось дома.

Генри засыпает в кресле-качалке. Я отношу мальчика в спальню, раздеваю, потом надеваю на него одну из просторных футболок, в которых он любит спать, укладываю в постель и подтыкаю одеяло. Затем выхожу на веранду, включаю свет вокруг бассейна и спускаюсь к воде

Где-то в темноте ухает сова. Я молча улыбаюсь этому и другим ночным звукам, которые словно приветствуют меня: ветру, заблудившемуся в ветвях деревьев, стрекотанию сверчков, кваканью одинокой жабы. Раздевшись, меняю обличье. Так приятно сбросить наконец с себя все человеческое, как сбрасывают надоевшую одежду, и обрести подлинный облик. Пришло время осмотреть свои новые владения.

Поднявшись в воздух, я по крутой спирали пролетаю над Бартлет-Хаусом, глядя вниз, на освещенный бассейн и на светлые окна верхних этажей. Вот будет незадача, если я не найду дороги домой. Убедившись наконец в том, что непременно узнаю Бартлет-Хаус, поднимаюсь выше, описываю все более и более широкие круги. По лунным отблескам можно различить вдали реку Марта-Бра.

До меня доносится запах шашлыка. Подо мной – поместье Доброй Надежды. Внизу – не меньше дюжины человек, собравшихся вокруг костра. Эти существа находятся слишком близко от моей территории, чтобы я был спокоен. Знаю: ни Артуро, ни Йен не виноваты в том, что кучке безмозглых туристов взбрело в голову забраться так далеко от берега.

Я лечу в глубь острова, глядя вниз, на темную равнину, местами освещенную огнями домов. Город Виндзор оповещает о себе большой иллюминацией. Но вот наконец впереди – полная темнота. Страна Дыр.

Сердце мое начинает учащенно биться уже над первым холмом. Мне хочется трубно взреветь, но я не рискую, опасаясь, что кто-нибудь услышит. Хочется поохотиться. Хочется заняться любовью с женщиной своей породы, а не с таким жалким подобием, как Элси. Я ныряю в маленькую долину, за которой следует новый холм. Стараюсь держаться в темноте, на случай если кто-нибудь из семьи Хлои окажется поблизости.

Вот так, оставаясь невидимым, было бы несложно добраться до Ямы Моргана, где живет Хлоя. Мне, пожалуй, даже хочется, чтобы она наткнулась на меня сейчас. Но я прекрасно знаю, что из этого не вышло бы ничего хорошего. Отец мне все объяснил еще в то время, когда я в первый раз отправлялся искать себе подругу:

– У нас запрещено брать девушку, пока у нее не началась первая менструация. Она будет сопротивляться, а семье придется вступиться за нее и убить того, кто на нее покушается. К нашей женщине можно подступаться лишь тогда, когда она достигнет зрелости, притом только в тот период, когда у нее течка. Впрочем, не волнуйся, сынок, – хихикнул тогда отец, – когда они созревают, это с ними случается каждые четыре месяца. И в этом состоянии у нее уже нет выбора: кто первый попробует овладеть ею, тот и станет ее мужем на всю жизнь.

Тяжело вздохнув, я меняю направление, отклонившись от курса на Яму Моргана. Пока Хлоя не стала взрослой, она для меня недоступна.

Сворачиваю влево, лечу очень низко, почти задевая животом верхушки деревьев, и на полпути в Трои узнаю домики в Долине Пикников. Сюда когда-то завез меня брат Элизабет, Дерек. Да, мне знакомо это место, но… не во всех домиках освещены окна, и я не уверен, что уже был здесь.

Мужчина ведет козу вниз по тропинке. Животное привязано за шею тонкой веревкой. Не схватить ли их? Генри обрадуется такому подарку. Человек ничего не подозревает. Я приземляюсь позади него, в нескольких сотнях ярдов, и прячусь в кустах. Мои родители в свое время научили меня: как бы сильно ты ни проголодался, но в незнакомом месте следует соблюдать осторожность.

Мимо меня проносится что-то темное. «Слишком быстро падает»,- успеваю подумать я. Но это существо выравнивает свой полет у самой земли и… нападает на ямайца сзади. Оно поднимает человека в воздух. Коза испуганно блеет. Мужчина успевает издать лишь один сдавленный крик и затихает в мощных когтях.

Понимая, что происходит, хотя и не зная точно, кто это, я отступаю еще дальше в тень, под деревья. Мое сердце бешено колотится.

– Есть! – ловлю я беззвучный крик.

– Это был мой! – возмущенно отвечает ему второй. – Возьми по крайней мере и козу тоже.

– Сам и бери!

Я потихоньку продвигаюсь к просвету в ветвях деревьев и смотрю на небо. Даже при таком тусклом лунном свете легкоразличимы силуэты двух моих сородичей, кружащих в воздухе. Один из них – очень крупный, другой, с мертвым мужчиной в когтях,- поменьше.

Даже не узнай я того, что побольше, по его мысленным репликам я догадался бы, что это Дерек, старший брат Хлои и Элизабет. Того, что поменьше, от меня загораживает труп мужчины.

– Черт! Никакого уважения к старшим! Ты должен меня слушаться. Если бы папа был здесь, он задал бы тебе хорошую трепку. Ты прекрасно знаешь, как он не любит, когда добро пропадает.

«Должно быть, это Филипп, младший брат Хлои! – думаю я с улыбкой, – Мальчишке сейчас должно быть лет двенадцать, тринадцать. Вполне взрослый, чтобы охотиться. А он крупный для своего возраста! Еще годиков пять-шесть – и Дереку придется повежливее разговаривать со своим младшим братишкой».

– Это я несу добычу домой, Дерек. Может быть, теперь ты хочешь поохотиться один?

– Жаль, что отец заставляет меня брать тебя с собой, ты, маленький паршивец!

Большая тень снижается, пролетев совсем близко от меня, так близко, что я чувствую колебание воздуха от его крыльев.

– Я уже говорил папе, что тебе лучше летать с Хлоей или с мамой! – с досадой говорит Дерек. – Ты еще слишком мал, чтобы таскаться за мной.

– Это я первый увидел его,- отвечает Филипп,-а не ты – такой большой, что не видишь ничего, кроме того, что стоит у тебя под носом и машет рукой, чтобы его заметили.

– Пошел к черту! Я увидел его одновременно с тобой. Мы должны были договориться, кому из нас нападать на него. Вообще-то принято поступать именно так, знаешь ли!

Дерек еще раз пролетает над козой. Маленькая фигурка тем временем улетает, беззвучно крича:

– Дай мне знать, если поймаешь козу!

И Филипп с хохотом уносится прочь. Дерек бросается за младшим братом.

– Стой, черт тебя побери! Не забудь оставить мне мою долю, а не так, как в прошлый раз…

Филипп хохочет, не сбавляя скорости:

– Ну-ка попробуй догнать меня, старина!

Я сижу в своем укрытии и беззвучно смеюсь. Они скрываются из виду. В прошлый мой приезд на Ямайку мне не удалось хорошо узнать Филиппа. Кажется, мальчишка очень вырос с той поры. Генри понравится такой дядюшка. Думаю, он кое-чему сможет научиться у Филиппа.

Коза снова блеет. Что ж, пусть не настоящая добыча, но по крайней мере вернусь домой не с пустыми руками. Я выбираюсь из кустов и иду по тропинке к козе. Животное слишком испугано, чтобы бежать. Коза стоит на месте, дрожит и безостановочно блеет. Я поднимаю голову. Надо мной – ничего, кроме темного неба, облаков, звезд и луны. Как бы мне хотелось, чтобы Хлоя оказалась где-нибудь тут, поблизости. Я вглядываюсь в небо в поисках ее силуэта, вслушиваюсь, не донесется ли до меня какая-нибудь ее мысль, но ловлю лишь обрывки перебранки Филиппа и Дерека.

Если я буду часто прилетать сюда, то непременно как-нибудь ее встречу. Нам с Генри придется найти другое место. Буду охотиться в других частях острова, возможно, на побережье, как дома. И все же мне наверняка не удастся противостоять искушению иногда прилетать в Страну Дыр, несмотря на возможную опасность.

Делаю глубокий вдох и приказываю своему сердцу биться медленнее. Я так разволновался, во-первых, потому, что боялся быть обнаруженным, во-вторых, потому, что услышал, как беззвучно переговариваются мои сородичи.

Хватаю перепуганную дрожащую козу, стараясь не поранить ее, и взлетаю. Я прилечу домой, разбужу Генри и на этот раз разрешу ему убить жертву. Пора ему привыкать. Я вспоминаю о его дяде, Филиппе. Надеюсь, когда Генри достигнет его возраста, он будет таким же хорошим охотником, если не лучше. Но все это – при надлежащем обучении.

10

Оттого что мы теперь на Ямайке, сон мой не спокойнее. Даже наоборот, теперь меня чаще одолевают ночные кошмары и… желание. Помучавшись еще две ночи, я разворачиваю записку Элси и набираю номер телефона ее родителей.

– Хорошо, что вы позвонили. Еще день – и я бы уехала, – говорит она.

– Тогда мне пришлось бы попросить вашу маму подыскать мне другого гида, – отвечаю я.

Мы договариваемся, что встретимся вечером в Доброй Надежде, вскоре после того как Генри ляжет спать. Элси ждет меня на ступеньках. Когда я подъезжаю, она встает мне навстречу и слегка помахивает рукой. В светло-желтом шелковом платье, облегающем ее спортивную фигуру, девушка очень похожа на Элизабет. Разве что глаза карие, рот побольше, нос потолще, чуть покороче ноги. Не могу отказать себе в удовольствии приобнять ее при встрече и коснуться губами ее щеки.

Она слегка отстраняется, дотрагивается до своей щеки, оправляет платье.

– Обычно я так не делаю, – говорит она.

Я киваю:

– Ну да. Я тоже. Хочешь – пойдем куда-нибудь в другое место. А хочешь – можем вообще разойтись по домам.

– Я вовсе не то имела в виду. – Она берет меня за руку. – Просто мне не хочется, чтобы ты думал, будто я всегда напрашиваюсь на свидания.

– Мне бы это и в голову не пришло.

Бар почти пуст. Только пожилой седой ямаец готовит напитки для нескольких белых пар, засидевшихся после десяти. Элси заказывает «Гибсон», я – воду.

– У меня проблемы с алкоголем, – говорю я, зная, что она скорее примет меня за обыкновенного алкоголика, чем заподозрит, что алкоголь просто нарушает координацию всех систем в организмах Людей Крови.

– Понимаю,- кивает она.- Мой последний дружок – сукин сын – никогда не мог отказаться ни от одной рюмки… и ни от одной женщины.

Элси рассказывает мне о своих родителях, о том, как она росла в деревне, расспрашивает меня о моей семье, моих занятиях, о том, почему я до сих пор снова не женился, потом заказывает себе еще «Гибсон», пододвигает свой табурет поближе ко мне, то и дело дотрагиваясь до меня во время разговора.

Я отвечаю на вопросы, рассказываю ей о своей жизни. Иногда даже правду. Кое-что, конечно, и выдумываю. Например, говорю, что я – брокер на бирже. Смотрю на нее, а думаю о Элизабет. Интересно, похожа ли Хлоя на обеих этих женщин.

Элси улыбается, заметив, как я на нее смотрю:

– Я тебе нравлюсь, да?

Я киваю. Она отхлебывает из своего стакана, набирает побольше воздуха и выдыхает его вместе со словами:

– Жаль что здесь нет свободной комнаты. Ты еще и не такое мог бы увидеть.

За стодолларовую бумажку портье находит нам свободную комнату в гостевом коттедже в нескольких дюжинах ярдов от главного здания. Элси допивает свой «Гибсон». Как только мы входим в коттедж, она сразу сбрасывает туфли. Уже у двери нашего номера она обнимает меня за шею и целует в губы.

Прижав Элси к себе, ощущаю ее тепло, вдыхаю запах ее духов. Я чувствую, как в ней растет желание, и знаю, что оно возникнет и у меня, стоит только позволить себе это. Но привкус алкоголя в ее поцелуе слишком настойчиво напоминает мне о том, что она – всего лишь человек. Я не тороплюсь открывать дверь и входить в номер.

– Что-то не так? – шепчет она, прижимаясь ко мне крепче и целуя меня в шею.

Ну как мне объяснить ей, что я ее не хочу, что как бы хороша она ни была в постели, ей никогда не сравниться с нашими женщинами, что секс с ней будет всего лишь временным облегчением, что я уже чувствую себя перед ней виноватым?

– Я ни с кем не спал с тех пор, как умерла моя жена, – признаюсь я, думая в этот момент больше о Хлое, чем о Элизабет.

– Бедняжка!

Она берет ключ из моих рук, сама отпирает дверь, заходит, включает свет. Я медлю в коридоре, потом вхожу вслед за ней, смотрю, как она расстегивает молнию на спине, как платье свободно падает на пол. Нижнего белья Элси не носит. Она стоит передо мной обнаженная. Ее коричневые соски стали твердыми, она часто дышит.

– Иди ко мне, Питер! Пожалуйста, скорее!

Раздетая Элси уже совсем не похожа на Элизабет. Она более худая, груди у нее меньше, и немного отвисают, пупок – выпуклый. Я вздыхаю, в последний раз думаю о Хлое и уступаю просьбам Элси.

Потом я лежу на кровати с открытыми глазами. Рядом, свернувшись калачиком, спит Элси, положив голову мне на плечо, а руку – мне на живот, как будто давая понять, что теперь я принадлежу ей. В животе у меня начинает тихо урчать. Нет, я не причиню вреда этой женщине. Полежу немного, потом высвобожусь и уйду. Конечно, плохо, что, проснувшись утром, она не найдет меня рядом и никогда больше не увидит меня.

Сколько пафоса! Какие мы чувствительные! Просто использовал женщину, чтобы облегчиться. Будь здесь мой отец, он испытал бы отвращение. И был бы прав. Я сам всегда внушаю своему сыну мысль о нашем превосходстве над людьми. «В отличие от большинства людей мы управляем своим телом, а не оно нами», – говорю я. А вот сейчас поступил как один из них.

Я осторожно освобождаю свое плечо от головы Элси, легонько убираю со своего живота ее руку, встаю и одеваюсь. Не знаю, от выпитого алкоголя или от секса, она продолжает крепко спать. Глядя, как она улыбается во сне, я думаю, что по крайней мере хоть на короткое время сделал ее счастливой.

Но для существа, подобного мне, способного предвидеть, как женщина отреагирует на любое прикосновение или поглаживание, для существа, в чьей власти контролировать реакции собственного организма, – это не большая победа.

Честно говоря, Элси тоже принесла мне радость, вернее, уверенность, что следующие несколько ночей я смогу спать спокойно. Это не значит, что в моих планах продолжать такую практику. Обещаю себе, что больше не поддамся искушению. У меня пока нет никакой ясности с Хлоей, но я дождусь либо ее согласия, либо отказа.

11

К моему большому удивлению, Генри почти не скучает по нашему дому на острове. Плавание в бассейне становится одним из его любимых занятий. Он не отстает от меня, пока я не велю установить вышку для прыжков в воду. Грэнни, который, как оказалось, в свое время потрясал туристов в бухте Мо своим искусством ныряльщика, берется тренировать моего сына.

Для ребенка, который умеет летать, научиться нырять несложно, и очень скоро Генри призывает меня выйти из дома и полюбоваться, как он делает сальто, ныряет рыбкой, и, конечно, на его любимый прыжок – пушечное ядро. Через несколько недель он начинает донимать меня просьбами увеличить высоту вышки.

Еще несколько недель спустя Грэнни подъезжает к дому на лошади, ведя на поводу еще трех и одного пони. Утренняя прогулка верхом становится для нас ритуалом. Ямаец показывает нам самые незаметные и узкие тропки.

Иногда мы просто едем к реке, иногда добираемся до самого Виндзора, до границы со Страной Дыр. По моей просьбе Грэнни однажды ведет нас в пещеры, но Генри, увидев темную зияющую дыру входа, из которой к тому же дует, отказывается идти.

– Парень совершенно прав, приятель, – кивает Грэнни. – Говорят, эти пещеры ведут в Страну Дыр.

В них в два счета заблудишься.

Жизнь постепенно налаживается, становится привычной. Каждый вечер, с наступлением темноты, мы с Генри меняем обличье, поднимаемся в воздух и летаем. Потом, когда мальчик отправляется спать, я частенько взлетаю снова. Иногда охочусь над океаном вблизи Фолмута или над островом, но не дальше Очо-Риос. А иногда навещаю Страну Дыр.


Через несколько недель после нашего приезда к дому подкатывает видавший виды армейский джип, в котором сидят двое небритых белых мужчин в мятых майках и шортах. С Грэнни они разговаривать отказываются, требуют меня. Но выгрузив из машины мой деревянный ящик, избегают смотреть мне в глаза.

Артуро смеется, когда я рассказываю ему все это по телефону:

– Они привыкли гнать контрабанду к нам, а не наоборот. Мне довольно трудно было объяснить им, что есть вещи, которые нам не хотелось бы открыто перевозить на Ямайку.

Рита тоже регулярно докладывает мне о положении дел.

– По-моему, Йен что-то почуял, – сообщает она через несколько недель после моего отъезда на Ямайку.- Он распорядился, чтобы только его секретарша Хелен вскрывала адресованную ему почту. Но мы с ней дружим. Она рассказала мне, что Тинделл и его друзья продолжают хлопотать насчет покупки острова Еще она говорит, что в последнее время большинство своих звонков Тинделл делает с сотового телефона.

Я звоню Артуро и передаю ему то, что мне сказала Рита.

– Никаких проблем, – говорит Гомес. По голосу я чувствую, что он пожимает плечами. – Пока нет разрешения правительства, они ничего не смогут сделать.

– Тогда почему они продолжают оформлять покупку острова?

– Возможно, у них нет другого выхода. А возможно, они еще надеются, что у них все получится.

Но я тебе обещаю, что не получится.

– Просто сделай так, чтобы не получилось!

И больше никаких «возможно».

– Не волнуйся, Питер. Все под контролем,-говорит Артуро. – Отдыхай. Когда ты вернешься, все будет по-прежнему.

Как ни раздражают махинации Тинделла со Своенравным рифом, жизнь на Ямайке занимает меня гораздо больше. Если не брать в расчет присутствия прислуги днем и нескольких прибавившихся у нас занятий, мы с Генри живем примерно так же, как жили на острове. Может быть, именно поэтому ни его, ни меня не мучает тоска по дому.


В начале октября буря застает меня в полете над Аккомпангом, в дальнем углу острова. Ливень. Холодный ветер. Молнии разрезают небо. Чем мокнуть и мерзнуть, я предпочитаю укрыться в какой-нибудь пещере и при каждой новой вспышке молнии напряженно вглядываюсь в склоны холмов.

Довольно долго перелетаю от холма к холму, пока наконец не замечаю большую черную пещеру неподалеку от вершины горы. Тотчас же ныряю туда. Над холмами грохочет гром. Пещера довольно большая, и я отодвигаюсь от входа вглубь, расправляю крылья, чтобы стряхнуть с них капли воды и согреться.

И вдруг до меня доносится чья-то мысль:

– Мама, дождь слишком сильный. Я поищу, где укрыться. Прилечу домой попозже.

Я застываю: неужели Хлоя?

Снова раздается раскат грома. Я подползаю поближе к выходу из пещеры и вглядываюсь в небо сквозь дождь и мрак. На небе появляется зигзаг молнии. Она ударяет в склон соседнего с моим холма, на мгновение осветив ночь. Этих нескольких секунд мне хватает, чтобы разглядеть пролетающее мимо существо.

Я уверен, что это она! Она гораздо меньше своего старшего брата, но крупнее Филиппа и светлее их обоих. Мне хочется еще раз увидеть ее, сравнить с Элизабет. Я злюсь на темноту, которая не дает мне разглядеть Хлою.

Еще одна молния. Ничего не видно. Но она не могла улететь так быстро. Наверно, она нашла себе пещеру и теперь пережидает дождь и обсыхает, как и я.

– Я знаю тут одну хорошую пещерку, мама. Когда кончится буря, я сразу же прилечу.

– Да, пожалуйста, дорогая, – беззвучно отвечает ей Саманта Блад. – Мы все голодны. Ждем тебя с добычей.

– Как только кончится дождь.

Я так сосредоточился на их разговоре, что даже не заметил бы приближения Хлои, если бы не очередная вспышка молнии. Когда она появляется в пещере, я поспешно уползаю в глубину, спеша воспользоваться тем, что гром заглушает все остальные звуки. Отползаю все глубже и глубже, пока наконец не упираюсь в каменную стену.

В почти полной темноте пещеры я различаю лишь силуэт Хлои. Она садится в нескольких футах от входа, кладет рядом с собой что-то большое – должно быть, добычу и так же, как и я за несколько секунд до этого, расправляет крылья и несколько раз всплескивает ими, чтобы обсушиться.

За этим занятием ее и застает следующая молния. У меня дух захватывает от этого зрелища. Она немного поменьше Элизабет, более хрупкая, чешуйки у нее такие же светло-зеленые, как были у моей жены, а живот – нежно-палевый. Гениталии еще не набухли. Значит, она еще не достигла половой зрелости.

Но мой организм все равно реагирует на нее. Мне хочется броситься на Хлою и овладеть ею тут же, в пещере. Я стараюсь дышать неглубоко и размеренно, чтобы замедлить свое сердцебиение.

Хлоя бьет крыльями, потом просто сидит и смотрит на дождь. Обсохнув, она поворачивается, принюхивается, напряженно всматриваясь в глубь пещеры. Я замираю, стараясь не дышать. Хоть бы больше не было молний! В конце концов она переключается на свою добычу. Поев немного, опять смотрит на дождь, потом опять ест.

Мои ноздри щекочет запах свежей крови. У меня текут слюнки. Со своим аппетитом, как и с сексуальным возбуждением, я ничего не могу поделать. С каким наслаждением я бы поел вместе с ней. Нельзя! Мне хочется выть от досады.

– Кто здесь? – мысленно спрашивает Хлоя. -Это ты, Филипп?

Затаив дыхание, сужаю глаза до щелочек, чтобы в них случайно не отразился свет очередной молнии. Ветер снаружи успокоился. Дождь теперь только слегка накрапывает. Скоро Хлоя поймет, что можно лететь.

– Что-то не так, – думает она, встает и идет вглубь пещеры, прямо ко мне. – Здесь есть кто-нибудь?

– Хлоя! Ветер кончился. Лети! Твой отец и твои братья хотят есть! – зовет Саманта Блад.

Хлоя издает сдавленное раздраженное рычание, потом отвечает:

– Да, мама. Как скажешь, мама.

Она отворачивается от меня, берет свою добычу и направляется к выходу из пещеры. Потом останавливается, оглядывается назад, туда, где я прячусь, и говорит, вернее, думает:

– Если там действительно кто-то есть, то советую ему внимательно выслушать то, что я сейчас скажу. Мои родители живут здесь неподалеку. И еще двое моих братьев. Если кто-нибудь причинит мне зло, ни один из моих родственников не успокоится, пока этот кто-то не умрет. Так что отправляйся откуда пришел. Ко мне нельзя прикасаться еще шесть месяцев. Если ты для этого сюда пришел, возвращайся через полгода.

После того, как она улетает, я бросаюсь к выходу из пещеры, пожираю глазами темноту, надеясь увидеть ее напоследок. Но ничего не видно, кроме ночного неба и моросящего дождя. Последняя молния освещает лишь мокрые деревья. Мрачные раскаты грома, которые следуют за ней, вполне соответствует моему настроению.

Я нюхаю воздух, смакую свежий аромат, похожий на запах выделанной кожи, который она оставила после себя. Запах ее добычи тоже еще чувствуется, и мой желудок сигнализирует мне, что он пуст.

Ну что ж, я не имею права дотронуться до Хлои, но мою жажду человеческой крови удовлетворить гораздо проще. Скорее всего, искать добычу в Стране Дыр слишком поздно, но какой-нибудь глупый турист непременно прогуливается сейчас по берегу у бухты Монтего. Там каждую ночь бродят такие. Они вполне годятся в пищу.

12

Не знаю, становится мое ожидание легче или тяжелее оттого, что я видел Хлою. Мое желание не ослабевает. Теперь я летаю в Страну Дыр каждую ночь, правда соблюдая все меры предосторожности. Я жажду вновь увидеть Хлою. Я – что-то среднее между любителем подглядывать в замочную скважину и охотником, выслеживающим добычу.

За несколько месяцев мне несколько раз попадаются Филипп и Дерек, а однажды – даже Чарльз и Саманта. Но Хлоя – ни разу.


Ближе к концу апреля на исходе дня мне звонит Рита.

– Теперь я знаю, что происходит, – говорит она.

– Это вы о Тинделле?

– О ком же еще? Вчера мы с Хелен пошли пообедать вместе. Она не хотела разговаривать об этом в офисе. Когда Тинделл застает нас с ней за болтовней, он бывает очень недоволен. Ну вот, мы заказали вина, и после бокала-другого Хелен немного расслабилась. Кажется, ваш друг Йен Тинделл интересуется политикой.

– Он всегда ею интересовался, – отвечаю я, думая о том, что принадлежность Тинделла к либералам вполне уравновешивается сочувствием Артуро консерваторам. Нам полезны обе партии.

– Да, но не до такой степени,- возражает Рита.- Он со своими партнерами по Своенравному рифу сформировал свой комитет. Догадайтесь-ка, какого конгрессмена они будут поддерживать на будущих выборах в губернаторы?

С глубоким вздохом я отвечаю:

– Только не Мунца!

– Именно Мунца.

– Неужели он настолько глуп, чтобы купиться?

– Или настолько жаден, – смеется Рита.

На следующий день я звоню Артуро и передаю ему информацию Риты.

– Вот задница! – говорит он. – Не волнуйся. Я с ним поговорю, напомню, что мои друзья из «Геральд» могут заинтересоваться парочкой скандалов.

После беседы со мной он сочтет за счастье просто остаться в Конгрессе. И еще, я уверен, ему очень захочется сохранить птичек на Своенравном рифе.

– Хорошо, – отвечаю я.

– Когда ты наконец разрешишь мне что-нибудь предпринять в отношении Тинделла?

– Скоро Рита закончит свою юридическую школу. Я бы хотел, чтобы она немного поработала с Йеном. Прежде чем я приму решение. К тому времени я уже должен буду вернуться.

– Могу я пока по крайней мере официально перевести ее к нему в отдел? Она начнет набираться опыта, а ему станет неуютно.

– Он изойдет на… – усмехаюсь я.

– Возможно,- соглашается Артуро.- Но я успею найти нового секретаря на место Риты до того, как уйду в отпуск, а отпуск у меня в мае. Пожалуй, скажу-ка ему это сегодня. Учти, он может тебе позвонить.

– Скажи, что буду рад его слышать, – говорю я. Но, к моему удивлению, Тинделл не звонит.

Наступает май, и Генри начинает приставать ко мне, чтобы я взял его с собой в Страну Дыр.

– Мне почти пять лет, – говорит он. – Ты сказал, что возьмешь меня после дня рождения.

– До твоего дня рождения еще две недели.

– Это .несправедливо! Ты сам говорил, что я летаю лучше, чем ты в моем возрасте, а дедушка уже тогда брал тебя на охоту!

Я улыбаюсь сыну. Мальчик вырос на целую голову с тех пор, как мы прилетели на Ямайку. Ему приходится чуть не каждую неделю покупать новую одежду. По правде говоря, Генри уже вполне готов сопровождать меня. Теперь он не отстает от меня в воздухе и легко повторяет почти все мои маневры. Но если я возьму его сейчас, то чем порадую в день рождения?

– После дня рождения, – строго говорю я.

– Ну пожалуйста! – умоляет он.

У него такой печальный вид, что я не могу удержаться от смеха:

– Сегодня ночью мы можем долететь до границы Страны Дыр. Но не дальше, ясно?


Генри не терпится. Он тянет меня вниз за полчаса до захода солнца. Он слоняется вокруг бассейна, взбирается на вышку, топчется там, но не прыгает. Я наслаждаюсь тишиной вечера, смотрю, как темнеет небо и появляются первые звезды. Облаков почти нет. Полная Луна висит низко над землей, вокруг нее ореол отраженного света.

– Прекрасная ночь для полетов,- говорю я, указывая на небо.- Видишь это кольцо вокруг Луны?

Генри кивает и спрашивает:

– А что это такое?

– Люди говорят, что это все из-за влажности воздуха. Мы же, Люди Крови, называем такую Луну Луной Двайлы, хотя моя мать всегда предпочитала говорить «Драконья Луна».

– Почему?

– Ей казалось, что так романтичнее. Отцу это не нравилось. Она и себя относила не к Людям Крови, а к драконам. Я думаю, это потому, что детство и юность она провела среди людей. Как бы там ни было, когда я был маленьким и на небе появлялась такая Луна, мама всегда рассказывала мне историю про Двайлу и Кестура, – говорю я, улыбаясь.

– Расскажи мне. Пожалуйста! – просит Генри. Я начинаю теми же словами, какими обычно начинала моя мать:

– Давным-давно, до того как появились люди, жила-была одна девица по имени Двайла. Она была нашей породы, из очень могущественной семьи. Когда пришло время ей покинуть дом и найти своего мужчину, отец Двайлы, Магнус, который был ревнив и себялюбив, запер ее в подземелье их дома.

И все же он ничего не мог поделать с запахом девицы, и скоро около их дома стали собираться муж

чины, готовые взять Двайлу в жены. Магнус сражался с каждым из них. Одних прогнал, других убил. Но однажды явился мужчина, с которым он не смог справиться. Они сражались много дней, в воздухе и на земле, и ни один из них не мог одолеть другого. И наконец этот молодой мужчина, по имени Кестур, предложил Магнусу устроить состязание, чтобы Двайла досталась тому, кто выйдет из него победителем. Магнус согласился и спросил, что за состязание имеет в виду его соперник. «Пусть его условия назначит твоя дочь», – предложил Кестур. Магнус выпустил Двайлу из подземелья и рассказал ей об их договоре. Она выслушала отца и взглянула на Кестура. Едва Двайла увидела его, она сразу поняла, что хочет провести с ним всю свою жизнь. Ей очень хотелось придумать такое состязание, в котором Кестур точно вышел бы победителем. Все знали о физической мощи Магнуса, поэтому Двайла не предложила им меряться силой. И как охотник отец Двайлы не знал себе равных, так что и тут с ним было бесполезно состязаться. Однако он был старше своего соперника и тяжелее его. «Я останусь с тем, кто летает выше и быстрее»,- сказала она. Кестур взмыл в небо, Магнус – за ним. Двайла следила за их полетом с земли, пока они не скрылись из виду. Желая своими глазами увидеть, кто же победит, она взлетела и устремилась за ними. Они летели выше гор, выше облаков: Кестур – впереди, за ним – Магнус, за ним – Двайла. Они поднялись еще выше. Воздух стал холодным, земля внизу теперь казалась очень маленькой. Но Кестур все поднимался и поднимался, а Магнус все больше и больше отставал, пока наконец не понял, что проиграл. И тогда он устремился вниз и, пролетая мимо своей дочери, сказал ей: «Он твой, а ты – его». – «Навсегда», – отозвалась Двайла и полетела за своим избранником. Но Кестур не знал, что он уже победил. Он не оглядывался назад и не останавливался. Он уносился все выше и выше, все быстрее и быстрее. Никогда еще никому из Людей Крови не удавалось подняться так высоко над землей. Кестур сжег свое сердце и, обессилев, упал на поверхность Луны. Там Двайла и нашла своего избранника. Кружа над Луной, она до сих пор оплакивает своего возлюбленного. Так гласит легенда. А этот ореол, который мы видим вокруг Луны,- слезы, которые роняет Двайла.

Генри внимательно смотрит на Луну:

– Это ведь все неправда, папа?

– Может, и неправда, – отвечаю я, – но всякий раз, как появлялась Драконья Луна, моя мать говорила, что желала бы мне найти подругу, такую же верную, как Двайла.

Я позволяю Генри первому поменять обличье и взлететь и взлетаю следом за ним. Он больше не машет крыльями без толку, не теряет ориентацию при поворотах. Теперь он умеет парить, беречь силы. К сожалению, мне некому рассказать о его успехах.

Опередив Генри, я направляюсь к Виндзору, то поднимаясь вверх, то ныряя вниз. Сын повторяет мои движения, смеется, если я вдруг резко меняю направление, и он не поспевает за мной.

– Так нечестно! – беззвучно кричит он.

– В жизни все нечестно, – отвечаю ему я. Посмотрев вниз, замечаю маленькую собачку. Она тру

сит по тропинке к пастбищу. – Скажи мне, что ты видишь.

Генри описывает круг, внимательно смотрит вниз:

– Собака?

– Представь, что это человек. Принеси ее мне.

– Убить ее?

Отец пришел бы в бешенство от такого вопроса, выдающего нерешительность Генри. Но ведь ребенок всегда играл с собаками. Естественно, он не хочет причинять им зла, если в этом нет необходимости.

– Нет, сынок. Просто принеси ее мне. А потом вернешь обратно.

Генри по спирали спускается вниз, постепенно набирая скорость. Он подлетает к собаке с тыла, живот его почти касается грязной тропинки. Генри взмахивает крыльями, на секунду приподнимается повыше, потом хватает жертву когтями ног. Собака сначала визжит, а когда Генри поднимается с ней в воздух, начинает выть.

– Очень хорошо, – говорю я. – Твоя мать гордилась бы тобой.

– Ты видел, папа? – спрашивает Генри, поднявшись ко мне с дрожащей от ужаса собачонкой в когтях.

– Да, я все видел. Ты будешь отличным охотником. Я в этом не сомневаюсь.

Собака жалобно скулит.

– Отнеси ее обратно сынок, и полетели дальше.

Генри ныряет вниз. Мне доставляет удовольствие мысль о том дне, когда мы с ним будем охотиться вместе, вместе наслаждаться величием и тишиной ночи, любоваться лунным светом над Ямайкой. Спускаясь навстречу своему сыну, я подумываю, не разрешить ли ему уже сегодня слетать со мной в Страну Дыр.

От моих размышлений меня отрывает… аромат мускуса и корицы. Он на секунду обволакивает все мое существо и тут же исчезает. Я издаю разочарованный рев.

– Папа! – тревожно спрашивает Генри. – Что случилось?

Я знаю, что надо ответить, но вместо этого бешено бью крыльями, набирая высоту, и вновь мне на секунду удается поймать этот запах. Потом я медленно спускаюсь вниз и… снова чую его. Это запах Хлои! Я в этом уверен. Даже не запах, а лишь намек на него, первый сигнал. Это не тот стойкий, тяжелый запах, который когда-то подарила мне Элизабет. И все-таки меня бросает в дрожь. Я снова реву, а сердце у меня бьется так, что этот стук отдается в ушах.

– ПАПА!

Мне требуется сделать над собой сверхъестественное усилие, чтобы обратить внимание на сына.

– Все в порядке, Генри, – мысленно успокаиваю я. Хорошо бы овладеть собой до того, как он подлетит ко мне. – Ничего страшного не случилось, но сейчас мы должны вернуться домой. Я говорил тебе, что когда-нибудь почувствую, что пришла пора найти Хлою.

– Уже, папа? – У Генри горят глаза.

– Может быть.

Мне приходится удерживать себя, чтобы не нестись как сумасшедшему обратно в Бартлет-Хаус. Я с ума схожу, пока Генри укладывается спать.

– Если меня не будет, когда ты проснешься,- говорю я ему,- просто позови меня мысленно. Я тебя услышу и прилечу домой.

Генри обнимает меня и говорит:

– Надеюсь, что ты будешь здесь, когда я проснусь, папа.


Я бегу вниз через две ступеньки и все же взлетаю раньше, чем добираюсь до бассейна. Не тратя времени на выписывание спиралей, не глядя по сторонам, я несусь к Стране Дыр, блаженно вдыхая упоительный запах корицы и мускуса.

Он ускользает от меня с последними огнями Виндзора, после того как я миную первые яйцевидные холмы Страны Дыр. Потом намек на запах вновь появляется и завладевает мною. Мой рев нарушает ночную тишину. Больше я не намерен прятаться в Стране Дыр, как пугливая мышь, опасающаяся кота. Мне теперь безразлично, знает ли кто-нибудь, что я здесь. Не собираюсь скрывать, что ищу Хлою.

То, что запах такой слабый, едва уловимый, просто сводит меня с ума. Стоит мне только его почувствовать – и он исчезает. Я гонюсь за ним мили и мили, обретаю его на секунду, чтобы сразу же потерять. Я готов следовать за ним куда угодно.

И все же, несмотря на феромоновый туман, окутавший мой мозг, я не утратил способности здраво рассуждать. Если это первая ночь Хлои, то она, должно быть, либо ищет место для гнезда, либо уже нашла и носит туда ветки и листья, чтобы устроить ложе. Вспомнив о пещере, в которой мы с ней оба однажды пережидали бурю, я спешу туда.

Смешанный запах корицы и мускуса усиливается по мере приближения к пещере. Он слишком слабый, чтобы можно было твердо рассчитывать найти Хлою там, но достаточно сильный, чтобы терзать меня надеждой.

Пещера пуста. Но воздух внутри благоухает Хлоей. Не в силах противостоять аромату корицы и мускуса, я вползаю внутрь и обнаруживаю там ложе из веточек и листьев. Правда, работа над ним еще не закончена. Без сомнения, если просто сидеть здесь и ждать, Хлоя непременно появится.

Но сидеть и ждать я не в силах, так же как не в силах противостоять ее аромату. Я снова взлетаю и кружу над долиной. На третьем круге мне наконец удается увидеть Хлою. В когтях передних лап у нее пучок веток.

Хлоя не замечает меня, пока на большой скорости я не пролетаю мимо нее вниз.

– Кто тут? Филипп, это ты? Мама же сказала тебе, чтобы ты от меня отстал.

Я возвращаюсь назад, снова пролетаю мимо нее, на этот раз с правой стороны, и опять ныряю вниз.

– Так скоро? – спрашивает она. – Мама говорила, что могут пройти годы, прежде чем меня обнаружат. Ты – тот, кто был тогда в глубине пещеры, да?

Возвратившись и уже летя рядом с ней, отвечаю:

– Да, это был я.

Светло-зеленая чешуя Хлои мерцает в лунном свете. Ее запах, наконец-то обретший силу, окутывает меня. Собираю всю свою выдержку, чтобы не наброситься на нее прямо сейчас. Лечу рядом и жду, не подаст ли она какой-нибудь знак.

Пока мы летим над долиной, Хлоя молчит и то и дело бросает на меня пристальные взгляды. Наконец, уже совсем рядом с пещерой, она спрашивает:

– Питер?

Обрадованный тем, что она помнит меня и узнала, я отвечаю:

– Да.

Как будто пронзенная резкой болью, Хлоя издает дикий вопль и роняет свою связку веток.

– НЕТ! – кричит она. – Уходи! Оставь меня! Не хочу!

13

Слова Хлои поражают меня, как выстрел в упор. Я ждал этого момента более пяти лет, представляя себе, как это произойдет. Но мне и в голову не могло прийти, что она встретит меня вот так. Мне хочется сложить крылья и рухнуть на землю. Но что тогда станет с моим сыном?

Я поднимаюсь выше, туда, где нет запаха Хлои. Но оказывается, он уже везде! Меня кидает в дрожь. Сердце, кажется, сейчас выскочит из груди.

Хлоя ныряет вниз, за выпавшей связкой веток. Я наблюдаю за ней сверху. Драконья Луна освещает холодным светом равнину, что лежит под нами, и мерцающую чешую Хлои. Мой ум вступает в неравный бой с телом.

Мне слишком хорошо известны биологические законы, управляющие Людьми Крови. Как только женщина нашей породы приходит в то состояние, в котором находится сейчас Хлоя, уже не в ее власти справиться с инстинктом, формировавшимся веками. Точно так же и я не могу противостоять ее запаху. Только члены семьи и неполовозрелые особи неподвластны этому.

Что бы сейчас ни говорила Хлоя, я знаю, что подступись я к ней – и она не сможет мне отказать. Ее собственное тело не позволит ей отвергнуть меня. Однажды соединившись, мы станем связаны на всю жизнь. После того как я оплодотворю ее, у нее больше не будет выбора.

И все же я не хочу брать ее силой. Она должна желать меня так же неистово, как я желаю ее.

– Хлоя, посмотри на Луну, – беззвучно обращаюсь я к ней.

Она поднимает голову и смеется жестким, враждебным смехом, как будто трубят в рожок.

– Это Луна Двайлы, – говорит она. – И что из этого? Ты вообразил себя Кестуром, а меня Двайлой, столь преданной тебе, что я соглашусь принести свою жизнь тебе в жертву?

Я вздыхаю:

– Просто я думал, что это добрый знак.

– Питер! Если бы на твоем месте был кто-нибудь другой, так и было бы!

– Разве я так уж плох?

– Ты был женат на моей сестре! – Она заканчивает собирать свои ветки и снова взлетает.- Я заслуживаю того, чтобы иметь своего собственного мужчину. Который бы дрался за меня!

Я летаю широкими кругами, чтобы дать место и ей.

– Я прилетел сюда заранее, чтобы никто не взял тебя раньше меня, а вовсе не для того, чтобы избежать битвы. Я дрался за твою сестру и победил. Я готов драться и за тебя.

– Тебе лучше просто улететь.

– Мне казалось, я тебе нравлюсь. Когда мы виделись в последний раз, мне показалось, что между

нами сложились особые отношения.

– Мне было тринадцать лет! Конечно, ты мне нравился. Ты был такой красивый. И еще: Элизабет говорила, что у тебя такие странные взгляды на людей и все, что с ними связано. Мне всегда казалось, что и я не такая, как все наши, странная. Элизабет и Дерек всегда дразнили меня из-за этого.

– Это мне и нравится в тебе, – говорю я. – Моя мать тоже была не такая, как все. Она настояла, чтобы меня отправили в школу. Я учился с детьми людей.

– Я знаю, Элизабет мне рассказывала. Когда я родилась, мама серьезно заболела, и за мной ухаживала одна из наших служанок, Лила. Она рассказывала мне сказки и научила меня многому из того, что знают люди. Благодаря ей я полюбила книги. Элизабет говорила мне, что ты тоже любишь читать. И ты тогда разговаривал со мной как со взрослой. Я так завидовала Элизабет! Я плакала каждую ночь, пока ты гостил у нас. Я думала: и как это он не понимает, что женится не на той сестре!

– Вот поэтому я сейчас здесь,- говорю я.- Меня привлек тогда лишь ее запах, и у меня не было выбора. Ты прекрасно это знаешь. Но я заметил тебя и помню, сколько у нас с тобой общего. Не думаю, что ты сильно изменилась за эти годы. Я по крайней мере не изменился.

– Еще как изменился! Ты похоронил мою сестру.

Ты воспитываешь ее сына. Это должно было повлиять на тебя. Если же нет, то я не хочу иметь с тобой

ничего общего.- Она решительно летит к пещере.

О как терзает меня мое тело! Не могу поверить, что Хлоя ничего такого не испытывает. Но что бы она ни чувствовала, меня тянет к ней, как мотылька к огню.

– Можно мне тоже в пещеру? Я хочу просто

поговорить с тобой.

– Оставь меня, – говорит она.

– Не могу! Я не могу потерять тебя.

– Я никогда не была твоей, Питер, и тебе нечего терять.

– Не бойся. Я не подойду близко. Мне нужно просто поговорить.

– Поступай как хочешь,- отвечает Хлоя,- но не думай, что ты можешь вот так просто взять меня. Что бы я ни чувствовала, я буду сопротивляться. Сомневаюсь, что моя семья слышала наш разговор, но стоит мне позвать на помощь, и они будут здесь. Когда они узнают, что ты подстерег меня, то придут в ярость.

Хлоя садится у входа в пещеру и начинает возиться со своими веточками. Она обустраивает ложе. Я смотрю, как она трудится над ним, и вижу, что она тоже умирает от желания: бока у нее так и ходят ходуном, хвост слегка приподнимается, и мне становятся видны гениталии, набухшие, розоватые, они сводят меня с ума.

– Ты сейчас мучаешься не меньше меня, верно? – спрашиваю я.

Она по-прежнему сидит спиной ко мне. Даже глядеть на меня не желает.

– Больше. Мне труднее. Ты это делал и раньше. У тебя было бог знает сколько обыкновенных

женщин. У меня никого не было. Я только что стала взрослой, и вот являешься ты – мужчина моей

сестры! – Она топает ногой, в сердцах отбрасывает в сторону ветки, которые так тщательно переплетала. – Я даже не успела устроить ложе!

– Мне наплевать на ложе!

– А мне – нет!

– Хлоя, я думал о тебе, я ждал тебя почти пять лет…

– Потому что со мной все очень удобно, да? Ты ведь уже знал, где искать меня. Ты мог приблизительно рассчитать, когда тебе нужно здесь появиться. И появившись вовремя, ты опередишь других, и тебе не придется драться за меня. Я весьма польщена! Ты выбрал самый простой из всех возможных путей. Почему бы тебе было не сделать еще проще? Ты мог давно похитить меня и держать у себя в подземелье, пока не повзрослею?

Я сдавленно рычу, слыша ее слова, полные горечи и сарказма. Похищать женщин – это табу для нас, почти такое же, как вступать в брак с близкими родственниками для обыкновенных людей. Лишь самые недостойные из нас могут пойти на это.

– Черт возьми, Хлоя! Я уже объяснил тебе, почему пришел раньше. Похитить тебя было бы все равно что изнасиловать. Я дожидаюсь тебя на этом острове с конца июля. За это время можно было найти себе подругу на Кюрасао или Гаити, где, как мне известно, есть наши, или в Европе, где мой отец нашел мою мать. Я прилетел сюда и ждал, потому что мне нужна была именно ты! Потому что ты не такая, как другие… Потому что ты любишь читать книги, слушать музыку, потому что, мне казалось, ты тоже думаешь, что жизнь – это не только охота и еда…

Хлоя продолжает перебирать свои веточки. Она так и не поворачивается ко мне. У меня огромное искушение схватить ее и прижать к себе, но я держусь на расстоянии.

– Как ты думаешь, Хлоя, много ли найдется мужчин, способных понять тебя?

Она перестает возиться с ветками, но все еще сидит ко мне спиной.

– Я знаю, что это такое – жить с тем, кто тебя не понимает, – говорю я. – Ты хочешь для себя такой жизни? Элизабет, когда мы с ней встретились, было чуждо все, что имело для меня какое-то значение. Ей было дико само слово «любовь». Она думала, что это только для людей. Я надеялся, что ты поймешь меня лучше.

Хлоя наконец оборачивается и пристально смотрит на меня:

– Я понимаю, Питер. Но все это слишком… неожиданно. – Некоторое время она смотрит в пол,

потом спрашивает: – Как умерла моя сестра, Питер? Она ведь умерла не в родах, верно?

Я печально качаю головой и глубоко вдыхаю, о чем тут же жалею: запах корицы и мускуса так силен, что мне стоит большого труда сдерживаться.

– Ее убил человек по имени Хорхе Сантос,- говорю я. – Это я виноват. Он казался другом, но предал меня. Люди – предатели. Я не должен был доверять им.

– Бедная Элизабет, – говорит Хлоя. – Бедный Питер.

– К счастью, у меня есть Генри, – говорю я. -Мне бы хотелось, чтобы вы познакомились. Он тебе понравится.

– Я в этом уверена.

– Ну что мне еще сказать или сделать, чтобы ты мне доверяла?

Взгляд Хлои падает на мое восставшее мужское естество. Она отводит глаза.

– Ты мог бы держать эту штуку под контролем.

– Если ты перестанешь испускать этот запах.

Она пожимает плечами и улыбается:

– Знаешь, мне даже нравится, что в моей власти свести тебя с ума.

Я вздыхаю:

– И что же дальше?

– Не знаю. То, что ты говорил о любви, правда? Ты считаешь, это возможно для таких, как мы с тобой?

Как это несправедливо, что биология нашего вида диктует нам с Хлоей свои законы! Мне бы хотелось, чтобы мы с ней узнавали друг друга постепенно, как это бывает у людей.

– Я знаю, что люблю своего сына, – говорю я. – Мне кажется, мои отец с матерью любили друг друга. Твоя сестра перед смертью сказала, что она любит меня, хотя я не уверен, что она понимала, что значит любить.

– Не думаю, чтобы мои родители любили кого-нибудь, – отвечает Хлоя. – Я всегда мечтала встретить кого-нибудь, кто… в общем, как в книгах.

– Вот поэтому я здесь. Потому и дожидался тебя.

Хлоя качает головой:

– Все это слишком неожиданно. Мне нужно… я хочу закончить с ложем, обустроить пещеру. Мне надо подумать…- Она поднимает переднюю лапу. -

Почему бы тебе не уйти сейчас и не вернуться через две ночи? К тому времени в пещере все будет готово. Я обещаю принять решение. А ты обещай мне, что, если я скажу «нет», ты покинешь Ямайку.

Я смотрю на женщину, которую хотел бы сделать своей подругой. Мы оба учащенно дышим, дрожим от желания. Знаю, что стоит мне только прикоснуться к ней – и ее самообладанию придет конец. Но нельзя допустить, чтобы она потом всю жизнь жалела, что мы вместе.

– Обещаю,- говорю я, хотя при мысли о том, чтобы покинуть Ямайку, сердце мое рвется на части.


Если лететь на несколько дюймов выше верхушек деревьев, там, где сгустился холодный ночной туман, можно избежать преследующего меня запаха Хлои. К тому времени как я добираюсь до Виндзора, мое тело уже снова меня слушается. Чего не скажешь о моем рассудке! Неутоленная похоть обращается в дикий гнев. Неудача, отказ Хлои приводят меня в ярость. Я высматриваю внизу поздних прохожих. Никого.

Уже совсем недалеко от дома мне попадается автомобиль с включенными фарами. В другое время я пропустил бы его. Но сегодня этот свет фар кажется мне наглым и оскорбительным. Машина как раз сворачивает на проселочную дорогу. Это «порше-бокстер» – спортивная машина для богатых. Она слишком быстроходная для такой дороги. За рулем – белый мужчина, рядом с ним – еще один, оба болтают и отхлебывают из бутылки. Видимо, туристы.

Я ныряю вниз, к машине, пролетаю мимо ветрового стекла, чуть задев капот и заблокировав водителю обзор. Всего лишь на несколько секунд, но этого оказывается достаточно, чтобы он потерял ориентацию. «Бокстер» сворачивает с дороги, шарахается в кусты, пробивает брешь в каменной изгороди, выезжает в поле и наконец врезается в гладкий ствол тополя. Фары теперь смотрят в разные стороны. И водитель, и пассажир некоторое время сидят неподвижно. Я приземляюсь позади них.

Наконец пассажир выбирается из машины:

– Джек! Ты как, цел? – спрашивает он.

Водитель стонет:

– Это будет стоить целое состояние! Одна надежда – на страховку.

Пассажир ходит вокруг машины, осматривая повреждения. Свет фар падает на него. Он молодой, мускулистый. Слегка склонен к полноте. У меня текут слюнки.

– Черт, ты видел эту штуку, которая загородила нам обзор? Чуть нас не сшибла. Что это за чертовщина, как ты думаешь?

И тут я издаю громкий рев. Пусть они оба меня увидят. Они поворачиваются ко мне, и тут я бросаюсь на водителя и убиваю его одним ударом. Предоставив пассажиру бежать, я распарываю живот убитому. Чудесный запах его свежей крови расцветает пышным цветком. Откусив большой кусок, еще раз с наслаждением вдыхаю аромат крови и издаю победный рев. Потом я поднимаюсь в воздух, чтобы разыскать пассажира.

Он пытается спрятаться в высокой траве, но легкое движение тонких стеблей выдает дрожь скрывающегося в них человека, к тому же беглец обнаруживает себя едким от страха запахом пота. Я спускаюсь и начинаю играть с ним – толкаю его из стороны в сторону. Едва ему удается подняться на ноги, бью его хвостом. Он пытается отползти. Я преследую его, дожидаюсь, пока он снова встанет, и опять валю на землю ударом хвоста.

Мужчина стоит ко мне лицом. Грудь его вздымается. Кулаки сжаты.

– Что, черт возьми, тебе надо? – вопит он.-Если хочешь убить меня, убивай скорее!

Чего я хочу? Мне просто необходимо избавиться от переполняющей меня ярости. Я изгибаюсь и снова наношу удар, отбросив его при этом по крайней мере на десять футов.

Человек лежит лицом вниз и стонет. Склонившись над ним, я трогаю его за плечо передней лапой. Продолжая стонать, он оборачивается ко мне:

– Тебе все мало? – Из его уст раздается короткий злой смешок. – Мало?

Мужчина с трудом поднимается, помогая себе руками, и долго пошатывается, прежде чем ему удается твердо встать на ноги.

– Ну, давай! – Он манит меня обеими руками. – Давай уже закончим.

Весь мой гнев испаряется. Я смотрю на его жалкие попытки сохранить достоинство. Мне стыдно, что я мучаю его, вместо того чтобы убить быстро. Теперь уже невозможно – просто отпустить его. Я приканчиваю его, чиркнув когтем по горлу, прежде чем он успевает что-либо сообразить. Мужчина тихо оседает на землю.

Добравшись до его внутренностей, я устраиваю себе пир. Утолив первый голод, подбираю его тело и останки его друга и несу их домой, сыну, пока не взошло солнце и не закончилась эта долгая и ужасная ночь.

14

Я лежу в постели с открытыми глазами и напряженно ловлю каждое дуновение ветра, проникающее в комнату через окно. Ветер может принести запах Хлои, и предчувствие этого мучает меня. Наконец я встаю, закрываю окна во всем доме и везде включаю кондиционеры, правда на самую нижнюю отметку, чтобы температура воздуха внутри сравнялась с температурой снаружи.

Ложусь снова, но сон не приходит. Глядя в потолок, я думаю о Хлое, о ее власти надо мной. Если она мне откажет, я возьму Генри и отправлюсь в Европу. Может быть, там мне удастся найти себе жену. Но сомневаюсь, что есть еще такая, как Хлоя.

Грэнни, Вельда и другие слуги появляются около семи, вскоре после рассвета. Слышно, как они ходят по дому, как Вельда отчитывает своих кузин за нестертую пыль, как Грэнни что-то рассказывает и смеется. Где-то около десяти он стучится в мою комнату:

– Мистер де ла Сангре, с вами все в порядке, хозяин?

Нет, со мной не все в порядке. Моя жизнь дала трещину. Сердце мое разбито.

– Я просто устал, Грэнни, – отвечаю я.

– Мальчик тоже еще не вставал. Хотите, хозяин, я разбужу его и мы съездим куда-нибудь покататься верхом?

– Если он захочет. Скажите ему, что мы с ним увидимся попозже, днем.

– Конечно. – Ямаец ненадолго замолкает, потом говорит: – Ах да, мистер де ла Сангре… – Он смущенно покашливает. – Женщины жалуются… Они, конечно, только и делают, что жалуются. Но они просили меня узнать, нельзя ли отключить кондиционеры и открыть окна. На улице очень хорошая погода.

– Я хочу, чтобы окна были закрыты, а кондиционеры включены. Скажите женщинам, что, если

им холодно, они могут идти домой.

– Ну что вы! Зачем же так? Я скажу им, что вам так больше нравится.


К полудню я исчерпываю весь запас мрачности и жалости к себе, встаю, принимаю душ и одеваюсь. Несмотря на закрытое окно, я слышу, как вибрирует помост для прыжков в воду. Частые всплески говорят о том, что Генри тренируется.

Подойдя к окну в гостиной, я смотрю, как мой сын выполняет сложнейший флип вперед. Грэнни хвалит его. Впервые за сегодняшний день улыбаюсь. Мой сын с каждой новой попыткой прыгает все лучше и лучше. В конце концов, что бы ни ответила Хлоя, у меня есть Генри, а у него – я. Эта мысль утешает меня.

– Жизнь продолжается, – говорю я вслух, искренне желая поверить в это. Но на сердце по-прежнему тяжело.

Взяв книгу, пробую читать, но сегодня слова для меня – просто черные значки на белом фоне. Роясь среди компакт-дисков, пытаюсь найти что-нибудь, что могло бы поднять мне настроение, но любая музыка сейчас кажется мне просто шумом. Иду в видеотеку, выбираю фильм, начинаю смотреть и очень скоро ловлю себя на том, что, глядя на экран, думаю о Хлое.

Потом мне приходит в голову, что я уже несколько недель не звонил в офис. Иду к телефону и набираю код Майами. Трубку снимают только после трех гудков. Резковатый голос отвечает:

– Концерн «Ла Map».

Голос женский, но он старше и ниже, чем Ритин.

– А где Рита? – спрашиваю я.

– Ее повысили, сэр. Чем могу служить?

Я качаю головой:

– Да, конечно, я забыл. Простите. Это мистер де ла Сангре.

– Ах, сэр, – рокочет голос, – очень приятно познакомиться, сэр. Я – Сара» новый секретарь.

– Добро пожаловать на борт, Сара. Могу я поговорить с Артуро?

– Извините, сэр, но он в отпуске. Его не будет еще две недели. – В наш разговор вклинивается звонок другого телефона. – О, простите, сэр, одну секунду! ;

– Пожалуйста, – отвечаю я. Конечно, Артуро ведь говорил, что собирается в отпуск, но это

как-то вылетело у меня из головы. Раздумывая, в настроении ли я сегодня разговаривать с Тинделлом, принимаю решение поговорить лучше с Ритой.

Сара вновь на проводе:

– Извините, что заставила вас ждать, мистер де ла Сангре. Чем могу быть полезна?

– Соедините меня с Ритой.

– С Ритой, сэр? Не с мистером Тинделлом?

Вопрос мне не нравится.

– Кто нанимал вас?

– Мистер Тинделл, сэр. Мистер Гомес был слишком занят перед отъездом.

– Так вот, не знаю, что сказал вам обо мне Йен, но лучше вам усвоить, что я всегда твердо знаю, чего хочу. А теперь соедините меня с Ритой, и поскорее.

Едва слышным голосом Сара лепечет:

– Конечно, сэр. Сию минуту.

– Питер! – бодро отзывается Рита. – Как дела?

– Дела идут, – лаконично отвечаю я.

Она замолкает ненадолго, и я начинаю опасаться, что такой ответ мог выдать мое истинное настроение.

– Сложности на любовном фронте?

– На этом фронте всегда сложности.

Рита смеется, я тоже улыбаюсь.

– Расскажите лучше, как дела у вас, – говорю я.

– Ну что ж. Как вам уже известно, Артуро перевел меня в отдел к Тинделлу. Можете себе представить, как счастлив мистер Тинделл иметь меня рядом. Посмотрели бы вы на конуру, которую он мне выделил! – Она опять смеется. – Наверно, раньше там была кладовка. А я, между прочим, заканчиваю учебу на следующей неделе. К ноябрю буду дипломированным специалистом.

– Вас ждет очередное повышение, – обещаю я.

– Спасибо, Питер. Так вот, мистер Гомес сейчас в отпуске. Вы знали, что он отправился в какую-то далекую восточную страну – кажется, в Бутан или вроде того?

– Он что-то говорил мне об этом.

– Вообще-то дела идут неплохо, кроме… – Она понижает голос до шепота: – Я тут кое-что видела и слышала Думаю, мистер Тинделл нашел способ довести до конца свою сделку по Своенравному рифу.

– Черт! – восклицаю я. – Артуро сказал мне, что контролирует ситуацию. Вы уверены?

– Насколько мне позволяют мои скромные возможности. У меня нет доступа к источникам ин

формации, открытым для мистера Гомеса и мистера Тинделла.

– Я не намерен допускать этого ни в коем случае. Соедините меня с Артуро. Мне все равно, в от

пуске он или не в отпуске. Я хочу, чтобы он срочно со мной связался.

– Это не в моих силах, Питер. Он бог знает где сейчас. Я не в состоянии дозвониться до него, пока он не вернется из своего… похода.

Я тяжело вздыхаю:

– Тогда соедините меня с Тинделлом. Хочу покончить со всем этим прямо сейчас.

Рита холодно спрашивает:

– А как насчет меня, Питер? Какие последствия для меня будет иметь наш разговор?

Я едва удерживаюсь, чтобы не швырнуть телефонную трубку о стену. Почему никто из этих людей сегодня не желает меня слушаться?

– С вами все будет замечательно,- цежу я сквозь зубы. – Вам не о чем волноваться, в отличие от Тинделла. Соедините меня с ним немедленно!

– Итак, Питер, когда вы собираетесь вернуться домой? – спрашивает Тинделл, едва сняв телефонную трубку.

– Скоро. Но кое-что нам надо решить прямо сейчас.

– Ух ты! Питер, успокойтесь. Какая муха вас укусила?

– Вы укусили меня со своей чертовой покупкой острова.

– Какой покупкой острова?

– Ладно, Йен, не пытайтесь дурить мне голову!

Вы прекрасно знаете, что я старался воспрепятствовать вам в этом.

– Поэтому я и отказался от этой идеи, после того как ваш лакей Мунц продал нас. Я же не дурак, Питер. Я не намерен ставить под угрозу наши с вами отношения из-за какого-то вшивого острова. Особенно, – он усмехается, – теперь, когда эта ваша сучка следит за каждым моим шагом. Я проиграл и признаю свое поражение, Питер. Вы победили.

– А вот я слышал другое, – возражаю я.

– Она ловко заарканила вас с Артуро! Проверьте сами, если хотите, Питер. С этой сделкой покончено. Мои партнеры пытаются продать остров Национальному парку – себе в убыток. Все мы глубоко сожалеем, что ввязались в это дело. И еще вот что, Питер: я не думаю, что эта сделка с островом была бы нечестной по отношению к вам. Я знаю, знаю, что вы бы рвали и метали, если бы она удалась, но имейте в виду: если бы она все-таки удалась, цена вашего острова подскочила бы до неба. Вы могли бы загнать его и купить себе любой остров, какой пожелали бы. Я бы заработал вам кучу денег на этой сделке, Питер. А разве не этим я должен заниматься, работая на вас?

– В ваши обязанности также входит охранять мой покой.

– Судя по всему, вы не видели планов. Со стороны вашего острова не было бы ничего, кроме деревьев, кустов, изгороди, – целая стена покоя и уединения. Ради бога, Питер, перестаньте считать меня идиотом!

Хотел бы я верить тому, что говорит этот человек. Но он – Тинделл, а мне слишком хорошо известно, на что способны Тинделлы.

– Йен, если со сделкой покончено, как вы говорите, то по возвращении я ограничусь лишь долгим серьезным разговором с вами.

– Буду с нетерпением ждать, Питер.

– Но если вы мне солгали…

– Я не солгал.

– Ладно, – говорю я. – Все это можно проверить. Мы снова поговорим, когда мне будет понятно, что там у вас происходит…

– Разумеется.

– И лучше, чтобы с Ритой за время моего отсутствия не случилось ничего плохого.

– С этой сучкой? – смеется Тинделл. – Ну что вы! Я бы никогда не осмелился.


Я дозваниваюсь Клаудии на сотовый, пересказываю ей свой разговор с Ритой и с Тинделлом.

– Вы знаете, как связаться с людьми вашего отца. Я хочу, чтобы всю эту информацию проверили.

– Это займет некоторое время, – говорит девушка. – Мне нужно спуститься на берег. Человек, с которым я должна переговорить, не станет ничего обсуждать по телефону.

– Пусть будет так. Главное – узнать правду.

– Хорошо.

– Кстати, Клаудиа…

– Да?

– Если Тинделл лжет, мне придется принять меры по отношению к нему. Это для вас проблема?

– Для меня? – Она смеется. – После всего того, что папа рассказывал мне о нем, это будет для меня одно удовольствие!

15

Как ни уговаривает меня Генри разрешить ему полетать, вечер мы проводим дома. Не могу же я объяснить мальчику, что боюсь подниматься в небо. Запах Хлои становится все сильнее и сильнее, и я не уверен, что смогу совладать с собой, если меня неудержимо потянет к ней. Не хочу рисковать. Нельзя являться раньше назначенного срока.

Как ни странно, мне сразу удается заснуть, и, хотя всю ночь снятся тяжелые, неприятные сны, просыпаюсь утром отдохнувшим и почти веселым. И все же я не раскрываю окон и весь день сижу дома.

Генри от меня не отходит, пока не удается его убедить в том, что мое странное поведение не связано ни с каким его проступком. Всю оставшуюся часть дня он, как хвостик, следует за Грэнни, помогая ему в домашних делах, от которых всегда отлынивал на острове.

С наступлением темноты укладываю Генри, сажусь на край его кровати.

– Прошлой ночью я видел Хлою, – сообщаю я ему.

Мальчик долго и пристально смотрит мне в глаза.

– Значит, теперь она твоя жена? – спрашивает он.

Я с улыбкой отвечаю:

– Нет. Если мы решим пожениться, ты узнаешь об этом первым. Сегодня, после того как ты уснешь, я снова с ней увижусь К завтрашнему дню мы уже будем знать, станет она с нами жить или нет.

– Она тебе нравится, верно, папа?

Я киваю.

– Тогда, надеюсь, она согласится выйти за тебя.


Аромат Хлои окутывает меня, стоит только выйти на галерею. Корица и мускус наполняют мои легкие, проникают в кровь. Тело начинает меняться еще до того, как я успеваю подумать об этом: плечи расширяются разрывая на мне рубашку, брюки трещат по швам, когда утолщаются бедра и вырастает хвост.

Я несколько раз глубоко вдыхаю. Моя кожа грубеет и превращается в чешую, прорезаются крылья. Расправляю их, делая жевательные движения, чтобы челюсти встали на место, удивительно, почему это мне иногда хочется быть таким жалким созданием, как человек? Посмотрев вверх, на все еще полную луну, любуюсь ее серебряным диском, царящим в темном небе и омывающим землю своим приглушенным светом. Жаль, что сегодня луна не окружена ореолом, как в ту ночь, когда мы с Хлоей разговаривали в пещере.

Я взлетаю, описываю круг над Бартлет-Хаусом, принюхиваюсь и лечу туда, куда зовет меня запах Хлои. Каждый нерв натянут, как струна, каждый мускул напряжен. Подо мной темнота с рассеянными тут и там огнями. Ненадолго набрав высоту, резко снижаюсь, достигнув Страны Дыр, почти задеваю животом верхушки деревьев, потом снова взмываю вверх, оглашая ночь своим ревом.

Я знаю, что Хлоя может мне отказать, но не представляю себе, что за этим последует. Ее запах одурманивает, убивая в зародыше всякие мысли о возможном отказе. Никогда мне не было так приятно лететь. Кажется, воздух нежно ласкает мою чешую каждой своей молекулой. Он дразнит меня, заставляя меня вибрировать. Чем быстрее я лечу, тем сильнее ощущаю сопротивление пространства. Я рвусь к пещере, которую выбрала себе Хлоя.

Оглядев небо и не обнаружив ее, я сердито рычу. С Элизабет мы впервые встретились в воздухе, казалось, что и с Хлоей будет так же. Но на какую бы высоту я ни поднимался, сколько бы ни перелетал из долины в долину, моей избранницы не видно.

Проникнув в пещеру, я вижу, что ложе готово. Воздух насыщен ароматом Хлои, но ее самой нет. Уставший от долгого полета, дрожащий от желания, я подхожу к выходу из пещеры и снова смотрю на небо.

Неужели она так жестока, что заставит меня зря долго томиться здесь в ожидании ответа? Я сердито трясу головой, бью хвостом. Нет, Хлоя не может так поступить со мной. И все же время идет и мои опасения растут.

Она появляется откуда-то сверху, серебряной молнией проносится над долиной, чтобы потом вновь вернуться к пещере.

– Посторонись, освободи проход, – беззвучно требует она.

Прижавшись к стене пещеры, я оставляю достаточно места, чтобы Хлоя на большой скорости могла проскочить мимо меня. Она садится в нескольких футах от ложа, спиной к выходу.

Я погружаюсь в ее запах, тону в нем, но все же сопротивляюсь.

– Я боялся, что ты не прилетишь.

– Вот и хорошо, – мысленно отвечает она. -Я и сама не была уверена, что прилечу. Все еще сердита на тебя.

Ее тело, охваченное дрожью, вздымающиеся и опадающие бока, припухшие гениталии, – все противоречит ее словам. Я задам прямой вопрос, рискуя получить отказ.

– Так ты хочешь, чтобы я оставил тебя в покое? – спрашиваю я.

– А ты бы сделал это?

– Это было бы самое трудное, что мне приходилось делать в жизни. Но я бы сделал это, если бы ты сказала мне, что надежды нет. Так как же?

– Нет… Вернее, пока не знаю. Я бы хотела, что бы ты был кем-то другим. Я хотела бы, чтобы ты никогда не был женат на моей сестре, чтобы она не умирала… Мне не нравится, что ты не оставил ни одному другому мужчине ни малейшего шанса завоевать меня. Меня злит, что моя сестра была у тебя первой. Меня бесит, что я думаю о тебе почти каждую минуту с тех пор, как мы встретились. За последние три часа я раз шесть порывалась прилететь в эту пещеру… и все никак не решалась.

– Хлоя, ты должна решить.

Она поворачивается ко мне, нервно поводит хвостом и беззвучно говорит:

– Я ничего не должна, Питер. Это ты должен убедить меня.

Я смотрю в ее изумрудно-зеленые глаза и восхищаюсь ее изяществом. Черты у нее тоньше, чем у сестры. Дрожь желания пробегает по моему телу.

– Что же сможет тебя убедить?

Хлоя бросает на меня гневный взгляд:

– Думаю, что у меня хватит сил сопротивляться своему желанию. – Она решительно выдыхает воздух. – Приведи хоть одну вескую причину, что бы я не делала этого.

У меня болит все тело. Я устал от разговоров. Если мне придется уйти, то лучше бы мне сказали об этом скорее.

– Значит, вескую причину? – рычу я, злобно бью хвостом по полу, встаю на ноги и возвышаюсь над ней. – А может, ты предпочла бы, чтобы я просто взял тебя силой, как поступил бы на моем месте любой из Людей Крови. Неужели ты думаешь, что смогла бы остановить меня? Я сдерживаюсь только потому, что хочу чего-то большего. И тебе смогу дать больше, чем кто-либо другой.

– И что же это?

– Настоящее общение, а не бездумное инстинктивное спаривание двух животных. Мне этого мало, Хлоя. И тебе тоже. Мы оба заслуживаем любви.

– Ты и в самом деле думаешь, что это возможно? Что мы можем полюбить друг друга?

– Да, я так думаю. И поэтому я здесь. Поэтому и ждал тебя. – От ее запаха у меня перехватывает дыхание, я хочу ее до боли. – Решай, Хлоя. Если ты просто хочешь жить семьей, как твои родители, скажи об этом, и ты свободна. Только поскорее, потому что, стоит мне задержаться, я за себя не отвечаю.

Хлоя качает головой:

– Разве ты можешь твердо обещать мне, что наши отношения сложатся лучше, чем брак моих родителей?

– Нет, не могу. Могу лишь поклясться, что приложу все усилия, чтобы они были лучше. И если ты

поступишь так же, думаю, у нас получится. А теперь, пожалуйста, Хлоя, либо иди ко мне, либо дай мне уйти.

Несколько секунд Хлоя просто молча смотрит на меня. Наконец она со вздохом наклоняет голову:

– Нет, я не хочу, чтобы ты уходил. Но только… – Она отступает на несколько шагов. – Это ты

иди ко мне.

Я делаю несколько шагов к ней. Еще один шаг – и наши тела соприкоснутся. Хлоя трется о меня шеей. Я жду ее следующего движения.

– Элизабет говорила мне, что впервые вы с ней занимались любовью в воздухе. Это правда?

– Да.

Она отступает, и на какое-то мгновение мне снова кажется, что я потерял ее. Но Хлоя ложится на спину на приготовленное ложе. Теперь мне виден ее нежный кремовый живот, ее самые укромные места.

– Что ж, а мы с тобой займемся этим здесь, – говорит она.

Я смотрю на нее и не двигаюсь, завороженный ее красотой.

– Иди же ко мне, Питер, – торопит она, – не только ты заждался.

Я бросаюсь на нее и погружаюсь в облако аромата, туманящего мой мозг. Больше незачем разговаривать. Мы оба так распалены, что нет необходимости в прелюдиях. Я врываюсь в нее. Хлоя содрогается и стонет, я рычу от счастья, оказавшись наконец в этой горячей тесноте. Она обхватывает меня передними лапами и вонзает мне в бока свои когти, да так, что брызжет кровь. Моя подруга бешено бьет хвостом, кусает меня за шею своими острыми зубами. Запах моей крови смешивается с ароматом корицы и мускуса, боль перетекает в наслаждение.

Слегка шокированный ее дикой страстностью, я реву, пытаясь высвободиться. О, мои мечты о том, что она в любви будет нежнее сестры! Нет, мне не ослабить этой хватки. Я наваливаюсь на Хлою всем своим весом, пытаюсь придавить ее к полу, подчинить себе, но она в ответ еще глубже запускает в меня свои когти. Она движется в бешеном ритме, запах становится все гуще, и мне ничего не остается, как только поспевать за ней.

Хлоя первой достигает оргазма. Она испускает вопль и прижимает меня к себе еще сильнее. Я присоединяюсь к ней через несколько секунд. Ничего не соображаю. Мое сознание занято только ощущениями. Они накрывают меня с головой.

Потом мы лежим без движения. Хлоя все еще держит меня в своих когтях, все еще сжимает мою шею зубами. Порыв ветра проникает в пещеру достаточно глубоко, чтобы коснуться нас своим холодным дыханием и унести некоторые из запахов, которые нас окутывают. Вдохнув свежего воздуха, я вдруг ощущаю боль. Откидываю голову назад, слегка повожу плечами, чтобы любимая отпустила меня.

На этот раз она не упорствует. Мы лежим рядом. Я ласково поглаживаю ее хвостом. Хлоя не то урчит, не то мурлычет, глаза ее прикрыты. Она гладит меня и, почувствовав кровь, усмехается:

– Это я сделала? – Она теснее прижимается ко мне. – Бедняжка!

– Ничего такого, чего я не смог бы залечить.

– Я знаю. Никак не ожидала, что так поведу себя. Не то чтобы я раскаивалась…

Я тоже ни о чем не жалею.

– И все же, – говорю я, отдав приказ своему телу залечить раны, – в следующий раз лучше «не рвать обшивку».

Устроившись поуютнее около меня, она пожимает плечами:

– Ничего не могу обещать, Питер. Я раньше ни когда этим не занималась. Откуда же мне знать, как я поведу себя в следующий раз? Тебе придется рискнуть.


Мы засыпаем рядом и дремлем, пока наши желудки не начинают урчать от голода. Хлоя садится, облокотившись на меня:

– Ты не спишь, Питер?

Не получив немедленного ответа, она бьет меня хвостом:

– Ты что, собираешься, как мой папаша и братья – лежать и ждать, когда женщина принесет тебе поесть?

Удар почти не чувствуется, и все же, приподняв веко, я ворчу:

– Не ожидал, что моя невеста станет будить меня шлепками.

– Вот и хорошо, – смеется Хлоя и шлепает меня еще раз, сильнее. – Я не хочу, чтобы ты считал меня скучной и предсказуемой.

– А настырной и надоедливой? – подыгрываю я.

Мне удается быстро сесть и прижать ее хвост к полу своим прежде, чем она успевает шлепнуть меня в третий раз.

– Так нечестно! Ты сильнее и больше! – Хлоя изо всех сил старается освободиться. Однако, сколь ко она ни извивается, моя хватка не ослабевает. Мы оба смеемся. – Ладно, ты сам напросился! – И она обдает меня свежей струей своего запаха.

У меня даже рот открывается от того, как быстро отзывается мое тело на аромат корицы и мускуса. Я немедленно отпускаю Хлою. Она с хохотом отпрыгивает от меня:

– Мама говорила мне, что с мужчиной справиться не так уж трудно.

Ее смех гуще и глубже, чем смех Элизабет, и в нем звучит неподдельная радость. Я улыбаюсь, невзирая на свое плачевное положение:

– Ну так кто ведет себя нечестно?

Моя подруга заливается смехом. Однако стоит мне только обнять ее, и она тут же перестанет смеяться. Но я вспоминаю о своем сыне, который остался дома. Мальчик никогда не просыпался один. Я встаю.

– Мне нужно быть дома до восхода солнца. Генри начнет волноваться, если меня не будет.

Хлоя перестает смеяться и спрашивает:

– Разве ты не хочешь остаться со мной в пещере на всю ночь?

– Конечно, хочу, но я должен думать и о Генри. Мы можем вместе поохотиться. А когда поедим, ты полетишь со мной к нам домой, познакомишься со своим племянником.


Я следую за Хлоей и согласно традиции предоставляю ей выбирать жертву. Но мы заранее договариваемся не брать детей.

– Я тоже не люблю на них охотиться, – соглашается моя подруга. – Мне всегда бывало грустно, когда кто-нибудь из наших приносил детей. Папа говорит, что у них мясо вкуснее, и все-таки…

Мы находим пастуха, мирно спящего рядом со своим стадом ни окраине Марунтауна. Это пожилой человек, весь седой и довольно тощий. Хлоя спускается и убивает его. Он даже не успевает проснуться. Мы едим вместе. Лучшие куски Хлоя подсовывает мне. После еды к нам возвращается желание, и мы любим друг друга под открытым небом, в нескольких шагах от останков пастуха. Его овцы мирно пасутся рядом с нами. На этот раз Хлоя ведет себя более сдержанно, даже нежно.


Когда мы с Хлоей наконец приземляемся за Бартлет-Хаусом, на горизонте уже появляется узкая светлая полоска. Едва коснувшись земли, я меняю обличье.

– Нам нужно войти в дом прежде, чем появится кто-нибудь из прислуги, – говорю я.

Хлоя не спешит меняться.

– Неплохо.- Она оценивающе оглядывает меня.

– Ты ведь уже видела меня, – замечаю я.

Она смеется:

– Это было пять лет назад и совсем недолго. Я тогда была маленькая. Не знала, на что надо смотреть в первую очередь.

Я хмурюсь:

– Пожалуйста, Хлоя, поторопись. Нам надо поскорее войти в дом. Мне не хочется, чтобы тебя застали в таком виде.

– Тогда отвернись.

– Зачем? Я ведь тоже видел тебя.

– Я была маленькая. Отвернись, Питер. Уже скоро.

. Повернувшись к ней спиной, я жду, когда можно будет смотреть. Но она подходит сзади, прижимает ладони к моей спине и слегка подталкивает меня вперед.

– Пойдем в дом, Питер, ты увидишь меня в своей комнате.

Я улыбаюсь ее нежному голосу. Ведь раньше мы разговаривали беззвучно. Голос любимой оказывается ниже и глубже, чем я ожидал. Выговор у нее, как и у всей ее семьи, не ямайский, а скорее британский, как у девушки из хорошей английской семьи. Мне очень хочется внезапно обернуться и увидеть ее, но я боюсь, что она рассердится. Руки Хлои скользят по моей спине вниз и сжимают мои ягодицы. Сдавленно хихикая, мы поднимаемся на галерею.

– Хлоя! – умоляю я, давясь от смеха.

Под нашими ногами холодные плиты пола. Пока мы идем ко мне в комнату, руки Хлои неутомимо путешествуют по моей спине. Нас обоих разбирает смех. Боясь, что мы разбудим Генри, я шикаю на нее:

– Ш-ш! Пожалуйста, потише!

Теперь Хлоя смеется тише, но зато еще крепче прижимается ко мне сзади. Мы уже в спальне. Я чувствую, как напряглись ее соски, ее лобок трется о мои ягодицы. Мое возбуждение нарастает.

– Можно мне наконец обернуться?

– Еще секунду.-Хлоя отступает, и я испытываю мгновенное, но острое чувство потери. Мне жаль, что наши тела разъединились хоть на секунду.

– Можешь повернуться.

Я поворачиваюсь и застываю, потрясенный. Она гораздо темнее Элизабет. Ее кожа – цвета молочного шоколада. Но если бы не это, можно было бы подумать, что они с моей покойной женой – близнецы. Правда, нос и подбородок Хлои более изящно очерчены, губы гораздо полнее, чем у Элизабет, а волосы длиннее. Черные кудри ниспадают ей на плечи. Но изумрудные глаза Хлои сияют так, как никогда не сияли глаза Элизабет. Низким хрипловатым голосом она зовет меня в постель.

В постели мы ласкаем друг друга и впервые целуемся. Губы Хлои оказываются такими мягкими и податливыми! Это – как спокойное послесловие ко всему тому, что произошло минувшей ночью. Еще раз испытав наслаждение, мы тут же засыпаем. Моя подруга первой погружается в дремоту. Ее лицо совсем близко от моего, губы приоткрыты, дыхание легкое и свежее. Я вздыхаю и тоже сдаюсь сну. Мой поход закончен. Я наконец обрел жену.

16

Меня будит стук в дверь. Со стоном, ощущая ломоту во всех членах, я потягиваюсь, ищу глазами Хлою. Она сидит на постели, скрестив ноги, и пристально смотрит на меня. Генри снова стучится в дверь:

– Папа!

– Что? – Я смотрю на часы на ночном столике: четверть десятого утра.

– Можно войти? – Дверная ручка начинает поворачиваться.

Хлоя тихо хихикает и прячется под простыню. Нет, вовсе не так я представлял себе встречу сына с моей будущей женой.

– Нет, – отвечаю я. – Генри, иди вниз. Займись чем-нибудь. Я спущусь через полчаса.

– Но мне скучно. Грэнни говорит, что он занят и не может сейчас смотреть, как я ныряю!

– Займись чем-нибудь другим.

Обиженно топая, мальчик уходит.

– А он, кажется, с характером, – говорит Хлоя.

– Он с характером, – подтверждаю я, выбираюсь из постели и откидываю простыню. – Вставай.

Мы можем вместе принять душ. А потом оденемся, и я познакомлю тебя со своим сыном.

Хлоя встает, смотрит по сторонам, приподнимает брови. Потом она упирается руками в бока и хохочет, глядя мне в глаза.

– Что? – не понимаю я.

– Интересно, во что же я оденусь? – вопрошает она.

Моя рубашка сидит на Хлое как платье-мини – до середины бедра. Босая, в моей желтой пикейной рубашке, перехваченной в талии красным галстуком, Хлоя выглядит девочкой-подростком, нарядившейся в папину одежду. Видно, что под рубашкой ничего нет, кроме нее самой. Вельда бросает на меня осуждающий взгляд, как будто я надругался над бедной девушкой. Я держу Хлою за руку. Другой рукой она приглаживает взлохмаченные волосы и объясняет:

– Это Питер виноват. Если бы он не столкнул меня в бассейн вчера вечером и не загубил мое платье, мне не пришлось бы наряжаться в эту дурацкую рубашку. Придется ему сегодня же купить мне новое платье. А, Питер?

Я молча киваю.

Генри пристально смотрит на Хлою и молчит. Наконец он беззвучно обращается ко мне, тщательно маскируя свои мысли:

– Она как две капли воды похожа на маму.

– Можешь сказать это вслух, сынок.

Глядя в пол, он смущенно бормочет:

– Вы похожи на мою маму.

Хлоя приседает на корточки рядом с ним, дотрагивается до его щеки.

– Она была моей сестрой, Генри. Мы всегда были похожи.

– Вы будете с нами жить?

– Если ты и твой папа примете меня. Ты согласен, Генри?

Он кивает, потом поворачивается ко мне и спрашивает:

– Можно мне пойти поплавать?


Мы с Хлоей оставляем Генри на попечение Грэнни и едем в Уэйкфилд, надеясь там купить для нее одежду, в которой было бы не стыдно отправиться в бухту Монтего, чтобы там уже приобрести по-настоящему хорошие вещи. Хлоя сидит рядом со мной на переднем сиденье «лендровера». Ее рука лежит на моем бедре.

– Я впервые выезжаю за пределы Страны Дыр, – говорит Хлоя, глядя в окно.- Ты же знаешь, какие у меня родители: они только Дереку разрешают выезжать.

Я киваю.

– Они уже знают про нас с тобой. Я сказала маме сегодня утром.

Меня это не удивляет. Мы с Генри не единственные, кто умеет скрытно переговариваться.

– Элизабет тоже сразу все рассказала матери, – говорю я.

– Ну, теперь мама восприняла это по-другому…

Я с интересом смотрю на Хлою:

– И как же?

– Она немного сердится. Она считает, что это было нечестно с твоей стороны – явиться сюда «загодя». Да, кажется, именно так она выразилась.

Я со вздохом спрашиваю:

– Почему бы просто не порадоваться за нас?

– Ты должен понять моих родителей, Питер. Если уж они в чем-то уверены, не так легко разубедить

их. Они считают, что ты не уберег Элизабет. Им кажется, что и со мной ты поступил нечестно.

Да уж, строгие законы. Я качаю головой. От знакомства с Чарльзом и Самантой Блад у меня не осталось теплых воспоминаний. Стоит только подумать о том, что придется опять с ними общаться,- и мне хочется улететь с Ямайки первым же самолетом.

– Что ж, прекрасно, – отвечаю я. – Надеюсь, это избавит нас от празднования…

– Уже намечен грандиозный пир, – смеется Хлоя. – Мама велела тебе прибыть в Яму Моргана через два дня. Они вовсе не испытывают к тебе ненависти, Питер. Они всего лишь сердятся. Мама говорит, что она ждет не дождется, когда сможет увидеть Генри. Она будет еще больше рада, когда я скажу ей, что у нас с тобой будет дочь.

Я поворачиваюсь к Хлое. Она с улыбкой поглаживает себя по животу:

– Ты хорошо делаешь свое дело, Питер.


Весь день мы ходим по магазинам в бухте Монтего. Хлоя покупает шорты, блузки, джинсы, топы, бюстгальтеры, нижнее белье, туфли, брюки.

– У меня впервые есть возможность выбрать то, что мне нравится, – радуется она. – Обычно мама просто говорила Дереку, что привезти.

Хлоя демонстрирует мне каждый новый наряд. Напоследок она покупает белое легкое платьице и пару босоножек, в которых и проводит остаток дня. Но книжный магазин «Гелвейз букс» интересует ее едва ли не больше, чем магазины одежды. Она копается в книгах около часа, и мне приходится поторопить ее с выбором, чтобы успеть вернуться в Бартлет-Хаус до темноты.

После ужина мы берем Генри полетать с нами. Я веду их с Хлоей к Виндзору, к Долине Пикников, до Кларкстауна и обратно. Потом Генри капризничает, не желая ложиться спать, и Хлоя сидит с ним, читает ему книжку доктора Сьюза, которую приобрела сегодня в книжном магазине.

После этого мы с Хлоей снова летаем, охотимся, едим вместе.

– Завтра мне придется отправиться домой, Питер, – говорит она мне.

– Почему ты не можешь пока остаться с нами? А потом мы все вместе прилетим в Яму Моргана.

– Потому что надо следовать традициям. Мы ведь не хотим разозлить моих родителей еще больше. Всего лишь несколько дней – а потом мы сможем отправиться к тебе. Дерек приедет за тобой послезавтра.

Я вспоминаю долгий путь, который я проделал с Дереком пять лет назад, и не могу сдержать стона.

– А почему мне нельзя просто приехать одному?

– Ты один не найдешь. Я сама не уверена, что нашла бы наш дом. Я знаю, что Дерек – зануда. Но, честное слово, не так уж он и плох.

– Особенно если тебе не приходится проводить с ним целый день в машине. Сама бы попробовала!

– Ни за что!

Хлоя вдруг взлетает. Я взлетаю следом, преследую ее, перелетая из долины в долину. Любимая все время ускользает от меня. Отчаянно взмахивая крыльями, мне удается оказаться в нескольких дюймах от ее хвоста, и… неожиданно она выпускает порцию своего запаха.

Меня обволакивает облако корицы и мускуса.

– Опять! – мысленно кричу я, вдыхая аромат.

Хлоя замедляет свой полет, ложится на крыло,

потом переворачивается в воздухе на спину, показывая мне себя.

– Так лучше? – спрашивает она, подлетая под

меня так, чтобы мне легче было войти в нее.

– Гораздо,- отвечаю я, соединяясь с ней, и ночную тишину оглашает наш могучий рев.

17

Мы с Генри просыпаемся рано, задолго до приезда Дерека, и ждем его на крыльце Бартлет-Хауса. Генри томится, виснет на мне, донимает меня вопросами, и наконец, увидев Грэнни, который направляется к конюшням, спрашивает:

– Можно, папа?

Я отпускаю его. Мне уже изрядно надоедает сидеть на жестких ступеньках Бартлет-Хауса к тому времени, как Дерек подкатывает к фасаду в своем «лендровере». Генри и Грэнни выходят из конюшни посмотреть, кто приехал.

– Привет! – кричит Грэнни.

Дерек не отвечает на приветствие. Он потягивается, оглядывает дом, конюшни, коттеджи и направляется ко мне. Он, как и в прошлый раз, выглядит так, как будто собрался поиграть в теннис. Контраст его бледной кожи, светлых волос, розовых щек с темной кожей и волосами Хлои и Элизабет еще раз убеждает меня в том, что у женщин в этой семье вкус лучше. Вид у Дерека слегка помятый, и, хотя он крупнее и, возможно, физически сильнее меня, выгляжу я определенно лучше. Он подает мне руку, слишком сильно сжимает ее и улыбается одной из своих ничего не выражающих улыбок:

– Недурно тут у тебя, старина! Совсем недурно.

– Рад, что тебе нравится, – отвечаю я и делаю Генри знак подойти познакомиться.

Едва взглянув на мальчика, Дерек снова переводит взгляд на меня:

– Поехали. Ты знаешь маму. Она месяц будет на меня дуться, если мы опоздаем.

По моей просьбе Дерек открывает багажник. Я кладу туда два чемодана, а между ними пристраиваю деревянный ящик. Дерек не спускает с него глаз.

– Золото?

Я молча киваю, он смеется:

– Теперь-то ты ученый. Знаешь путь к сердцу моего папаши, если, конечно, у этого старого скряги есть сердце.

Дерек продолжает болтать, пока мы усаживаемся в «лендровер». Я засовываю руку в карман брюк – проверить, на месте ли мой подарок Хлое – серьги к медальону. Наш водитель разглагольствует, одной рукой ведя машину, другой жестикулируя. Генри устроился на заднем сиденье, смотрит в окно и не обращает на болтовню Дерека ни малейшего внимания. Жаль, что у меня так не получится.

– А ты не промах, старина! За пять лет – две жены. Я на десять лет старше тебя, а у меня еще ни одной не было. Конечно, вторую ты заполучил обманом… – Он усмехается. – Я-то тебя не виню, дружище. Не знаю, почему мама и отец такие упрямые.

Кому-то же должна была достаться Хлоя. Так почему не тебе? Я им так и сказал. Ты по крайней мере богат.

Дерек еще долго распространяется об обыкновенных женщинах, с которыми имел дело, о своих планах когда-нибудь покинуть отцовский дом. Я время от времени киваю и односложно отвечаю ему, а больше смотрю в окно и пытаюсь запомнить дорогу, так, чтобы, если мне когда-нибудь еще придется проделать этот путь, обойтись без Дерека.

На этот раз мы едем другой дорогой, через Виндзор, мимо пещеры, знаменующей собой вход в Страну Дыр. У дороги на Трои Дерек сворачивает на едва заметную тропку. Мне уже довелось побывать в Стране Дыр, так что, когда дорога иногда вдруг почти пропадает, я не пугаюсь. Если приглядеться к поверхности земли повнимательней, на ней обнаружатся следы шин.

Я вдруг ловлю себя на том, что с нетерпением жду своей свадьбы, и особенно того момента, когда Саманта Блад приготовит для нас напиток из Слезы Дракона и лепестков Розы Смерти. Мы с Элизабет выпили его на нашей свадьбе и обнаружили, что все мысли и чувства у нас стали общими. Действие напитка закончилось к следующему утру, но до самой смерти моей жены между нами сохранялась прочная связь, которой мне сейчас остро не хватает. Испытать такое с Хлоей! Я вздыхаю. Даже с Элизабет, с которой мы были так непохожи, это было захватывающе. С Хлоей все будет еще лучше, сильнее.

Мы колесим по холмам, вверх-вниз. Дерек удивляет меня – он вдруг переводит разговор с себя на меня:

– Скажи, старина, а как там, в Майами? Как тебе там живется? Ну, я имею в виду охоту и все такое…Я рассказываю ему о своем острове, о том, где я охочусь, что делаю, чтобы не вызывать подозрений. Дерек спрашивает:

– А это твое богатство? Как вышло, что у тебя полно золота, а у отца – так мало?

– Дон Генри всегда умел беречь нажитое,- поясняю я,- и еще, он знал, во что вложить свои деньги.

– И во что же?

Пока Дерек объезжает глубокие впадины, едет по самому краю озер, на большой скорости огибает стволы деревьев, я рассказываю про «Ла Map», про людей, которые управляют фирмой от моего имени, про капиталовложения, про проценты…

Дерек качает головой:

– Отец никогда не доверил бы людям своего имущества. Он терпеть не может иметь дело с этими тварями. Они с мамой почти не покидают Страну Дыр.

Я осуществляю все контакты с внешним миром. Тоже головная боль, между прочим! Приходится приносить достаточно денег, чтобы мы могли прожить.

– «Лендроверы» недешевы. Так что, похоже, дела у тебя идут неплохо, – вежливо замечаю я.

– Знаешь, эти идиоты туристы носят с собой все, что угодно, только не кредитные карточки. Иногда мне кажется, что убивать их просто не имеет смысла.

Если бы не уличные торговцы, которые в Монтего продают травку туристам, у нас вообще ничего не было бы. Когда становится туго, я приканчиваю одного из них как раз после отплытия очередного американского туристского лайнера. У него в кармане, как правило, находится увесистая пачка долларов. Но, – Дерек чуть снижает скорость, объезжая дерево, – ты только представь, сколько этих отбросов приходится придушить, чтобы свести концы с концами. А в основном пробавляешься туристами – бухта Монтего, Негриль, Очо-Риос,- немного наличных, чеки, драгоценности, видеокамеры, часы. Все это, кроме наличных конечно, я отправляю в Кингстон, Вирджилу Клейпулу. Он обращает это в деньги. Я завидую тебе, старина. Твой папаша неплохо тебя обеспечил. Держу пари, что он оставил тебе неплохое наследство. Сокровища, а? Вроде того ящика, что ты везешь. Где ты все это держишь, старина? Ты ведь не можешь просто прийти в банк и сказать: «Сохраните это для меня». А?

Я смотрю на Дерека и удивляюсь: неужели он надеется получить ответ на подобные вопросы?

– Отец позаботился обо всем, – уклончиво отвечаю я. – Хлоя будет хорошо обеспечена.

К моему огромному облегчению, Дерек замолкает, сосредоточившись на дороге. Местность такая пересеченная, что иногда мы вынуждены ехать со скоростью идущего человека. Сомневаюсь, что с тех пор, как мы въехали в Страну Дыр, нам удается передвигаться быстрее, чем десять миль в час.

Генри время от времени интересуется названием той или иной птицы. Зеленые попугаи, птица-доктор, два грифа, кружащие над долиной, – мальчик все замечает.

Мы объезжаем глубокую воронку. Я узнаю ее по крутым склонам и камням у самого дна, похожим на торчащие белые клыки. Помню ее по нашей прошлой поездке. Мое сердце начинает учащенно биться. Сквозь переднее стекло я вижу две скалы – добро пожаловать в Яму Моргана! Мы въезжаем в долину.

– Ну вот и дома, – говорит Дерек и жмет на акселератор. Мы проносимся по долине на огромной скорости, потом вдруг резко тормозим около груды камней.

Дерек сигналит, и через некоторое время появляется команда ямайцев в лохмотьях, со стальными кольцами на шеях. В руках у них деревянные доски. Рабы останавливаются около другой кучи камней, что в двенадцати футах от нас. Дерек подмигивает мне:

– Ты своим людям платишь, а наши работают бесплатно!

Ямайцы аккуратно подкладывают доски под колеса нашего автомобиля.

– Здесь трещина, – объясняю я Генри. – Она проходит вдоль всей долины.

Генри внимательно смотрит на землю:

– Я не вижу ее, папа.

– Она под землей. Если мы наступим на нее, то провалимся. – Я не рассказываю Генри о том, что в прошлый свой приезд попробовал поставить ногу на землю и перенести на нее вес своего тела на одну лишь секунду. Если бы я вовремя не отступил, рухнул бы бог знает на какую глубину.

Миновав поля с жалкими хижинами работников семьи Блад, мы скоро оказываемся у конюшен и двух тополей. Вот и дом Хлои. Дерек паркуется рядом с другим, белым «лендровером», и мы выходим из машины.

Генри запрокидывает голову и смотрит на верхушки высоченных тополей, на массивный каменный дом за ними, на склоне холма.

– Он больше, чем наш, папа, – замечает он.

Я киваю. Семья Хлои встречает нас на крыльце. Все они – в человеческом обличье. Чарльз и Саманта Блад стоят посередине. Филипп – справа от отца. Родители Хлои, как всегда, в строгих нарядах чуть ли не викторианских времен. Подросток же – в футболке и джинсах. Чарльз и Саманта так же бледны и аристократичны, как и пять лет назад. Зато Филипп, который тогда выглядел таким же бледным и белокурым, как его отец, теперь сменил внешность и стал черноволосым и темнокожим, как его сестры. Представляю, какое раздражение вызвало у Чарльза Блада решение младшего сына, и с трудом скрываю усмешку.

Дерек открывает багажник. Саманта делает рукой знак двум темнокожим слугам с кольцами на шеях. Они бросаются к машине и вытаскивают наши с Генри чемоданы. Ящик Дерек вынимает сам и тащит его отцу. Мы с Генри идем за ним.

– Питер привез это для тебя, то есть для нас, папа.

Чарльз чопорно кивает.

– Какой он большой! – шепчет мне Генри.

– Это твой дедушка, – говорю я.

Чарльз Блад действительно возвышается над всеми, включая меня и Дерека. Я знаю; что Дерек побаивается своего родителя. Элизабет рассказывала мне, как ее и Хлою запирали в подвале в наказание за непослушание.

Чарльз пристально смотрит мне в глаза:

– Я рад, что ты научился следовать хотя бы некоторым нашим традициям. Очень жаль, что ты не смог соблюсти и другие наши законы и оставить нашу младшую дочь в покое.

– Он ничем не нарушил традицию! – говорит Филипп.

Отец бросает гневный взгляд на сына:

– Все знают, что можно делать, когда ищешь себе подругу, а чего нельзя! – Он переводит пылающий гневом взгляд на меня. – Я бы не стал принимать тебя у себя дома. Но моя жена иного мнения.

– Полезно иногда слушать свою жену, – отвечаю я.

Его глаза еще больше наливаются злобой. Я выдерживаю взгляд Чарльза, не отвожу взгляд. Тесть он мне или не тесть – все равно пора научить его хорошим манерам. Сжав кулаки и изо всех сил стараясь не дать волю гневу, я говорю:

– Если я здесь некстати, буду рад забрать Хлою и уйти. Вам незачем беспокоиться из-за нас. Золото можете оставить себе. Мне это безразлично.

– Хлоя никуда не поедет до свадьбы. Надеюсь, я в последний раз вынужден выносить твое присутствие. – Он поворачивается и идет в дом, за ним ковыляет Дерек, сгибаясь под тяжестью ящика.

Саманта Блад улыбается мне, но в ее улыбке нет теплоты и искренности:

– Мой муж очень упрям. И вы, Питер, подозреваю, тоже. Он считает вас виноватым в смерти

нашей старшей дочери и похищении младшей. Неудивительно, что он так сердит.

– Удивительно, что он так груб.

Саманта взмахивает рукой, как бы прекращая разговор:

– Все это только слова, Питер. Рядом с вами мой внук, а Хлоя уже носит мою внучку. Так что добро пожаловать в этот дом.

Спустившись с крыльца, она целует меня в щеку, а Генри – в лоб.

– Ты так похож на отца, – говорит ему Саманта. – Жаль, что он не посоветовал тебе быть хоть чуточку похожим и на маму.

Пока Саманта стоит с нами, Филипп маячит сзади. Но как только она уходит в дом, он бросается к нам и протягивает мне руку со словами:

– Простите, дружище. С моими родителями трудновато разговаривать. – Он широко улыбается. – Представляете, как мне иногда от них достается?

Подросток наклоняется к Генри, обнимает и тискает его. Потом обращается ко мне:

– Хлоя говорит, что ждет не дождется, когда закончится этот свадебный пир.

– Я тоже, – признаюсь я. – Будь моя воля, мы уехали бы завтра же.

– Это несправедливо. А мне тут одному оставаться, им на съедение?

– Ты можешь поехать к нам погостить.

Филипп криво усмехается и фыркает:

– Так они меня и отпустили!


И вот я снова в доме, где был пять лет назад. Кажется, прошла целая вечность. Но здесь по-прежнему горят факелы и свечи. Воду для умывания и питья разносят по комнатам чернокожие рабы. В окнах нет стекол, они закрываются ставнями. Думаю, дом моего отца был таким в начале восемнадцатого века Интересно, куда Чарльз Блад дел золото, которое я послал ему в качестве выкупа за Элизабет. Его хватило бы, чтобы провести электричество и водопровод. И на отопление тоже осталось бы. А впрочем, какое мне дело до всего этого!

Направляясь в свою комнату, я мечтаю, чтобы день поскорее закончился. А больше всего на свете мне хотелось бы взять Хлою и уехать прямо сейчас. О, если бы можно было жениться, не общаясь с родителями невесты! Мне неприятна сама мысль о том, что пришлось знакомить с ними моего сына Надеюсь, что Хлоя не многое от них унаследовала.

Филипп производит на меня не менее приятное впечатление, чем в свое время его сестры. Настолько приятное, что я вовсе не возражаю, чтобы он занимал моего сына остаток дня.

Генри приходит ко мне в комнату уже после наступления темноты и без умолку трещит о своих приключениях. Наш разговор прерывает стук в дверь. Я открываю и обнаруживаю на пороге Саманту Блад.

– Я пришла напомнить о противоядии, – говорит она. – Вы не забыли о том, что вам нужно противоядие?

Я киваю. Прекрасно помню предупреждение Саманты на нашей с Элизабет свадьбе.

– Вы сказали, что напиток из Слезы Дракона и Розы Смерти навсегда изменил химический состав наших организмов. Если кто-нибудь из нас вновь попробует эту смесь, не выпив перед этим противоядие из Порошка Алхимиков и Ангельского напитка, то он умрет.

– Скоро и мучительно, – подтверждает Саманта.- Противоядие – очень неприятное на вкус зелье.

Я только хотела предупредить вас, чтобы вы приняли его уже после того, как мы превратимся в драконов, но до того, как вы с Хлоей выпьете свадебный напиток.

– Все ясно.

– В колокол ударят через пятнадцать минут,- говорит она.- Когда услышите его, пожалуйста, поднимитесь в большой зал.

Как только она выходит, Генри спрашивает:

– Папа, а мне тоже надо идти на свадьбу?

– Конечно.

У Генри начинает дрожать нижняя губа:

– И мне тоже придется пить этот напиток?

Я со смехом качаю головой:

– Это ведь мы с Хлоей женимся, а не ты.

– А мне что надо будет делать?

– Ничего. Ты просто должен стоять рядом со мной. Мы все разденемся и примем наши настоящие обличья.

Генри хихикает:

– Все?

Я делаю вид, что не заметил его смешка:

– Потом Саманта приготовит напиток. Она скажет несколько слов, и мы с Хлоей выпьем его. По

том мы все поедим, а потом мы с Хлоей на некоторое время уйдем.

– А я с кем останусь?

– Филипп предлагает тебе сегодня ночевать в его комнате. Согласен?

Генри кивает.


Кажется, проходит гораздо больше пятнадцати минут, прежде чем бьют в колокол. Звук его гулко отдается во всем доме. Хлопают двери, на лестнице слышатся шаги.

Я беру Генри за руку, и мы выходим из комнаты. Коридор освещен мерцающим пламенем свечей. Стоит вздрогнуть язычкам пламени – и вокруг начинают ходить тени. Генри крепко стискивает мою руку, жмется ко мне поближе.

Колокол бьет во второй раз. Мы поднимаемся по массивной деревянной лестнице, проходим площадку второго этажа и в конце концов, с третьим ударом колокола, оказываемся на третьем этаже, в большом зале. Мы с Генри щуримся от света сотен свечей: в светильниках на стенах, в канделябрах и подсвечниках, расставленных везде, кроме северной части комнаты. Там вдоль всей стены тянется камин, в котором ревет огонь.

Хлоя стоит в центре зала. Как и на ее сестре пять лет назад, на ней белое, почти прозрачное платье. Оно подчеркивает прекрасные изгибы ее тела. У меня дух захватывает от ее красоты. Я улыбаюсь, увидев у Хлои на шее медальон Элизабет – золотой цветок клевера с изумрудом посередине. Изумруд играет, освещенный многочисленными светильниками.

Не обращая внимания на Чарльза и Саманту Блад, стоящих по обе стороны от Хлои, я подхожу к своей невесте, опускаю руку в карман и вынимаю оттуда серьги, которые купил к медальону. Она улыбается и чуть слышно шепчет:

– Спасибо.

– Хлоя! Не разговаривать, – обрывает ее Саманта.

Я собираюсь вдеть серьги в уши Хлои, но Дерек останавливает меня:

– Не трудись, старина, ей все равно придется

снять их через несколько секунд.

Хлоя согласно кивает. Саманта Блад отнимает у меня руку Хлои. Тогда я отдаю серьги Саманте, и она кладет их на пол у босых ног дочери.

– Дерек, – говорит Саманта, кивнув головой на кучку ямайцев, которые спокойно стоят в углу. На их лицах ни следа страха. Я слишком хорошо знаю, как действует на людей вино из Слезы Дракона, которым их напоили. Оно парализует тело, лишает человека воли, или не человека, а существо, подобное мне, которое было настолько глупо, чтобы выпить этот напиток, будучи в человеческом обличье.

Саманта Блад указывает на длинный стол в другом конце комнаты. На нем стоят белая фарфоровая чаша и зеленый керамический кувшин, а рядом – кружка и маленький кожаный мешочек.

. – Филипп,- произносит Саманта.

Филипп бросается к столу, возвращается к матери с миской и кувшином, потом бежит за кружкой и кожаным мешочком. Все это он ставит на деревянный пол у ног Саманты. Дерек неспешно подходит к ямайцам, рассматривает их, переводя взгляд с одного на другого, ощупывает их бицепсы и икры, щиплет их, проверяя, каков подкожный слой жира.

– Черт подери, да веди же наконец хоть какого-нибудь! – рычит на него Чарльз Блад.

Тогда Дерек наудачу хватает одного из мужчин и ведет его к нам. Лицо ямайца ничего не выражает, глаза его затуманенны. Теперь Саманта обращается ко мне:

– Питер, хочешь ли ты взять Хлою в жены? – беззвучно спрашивает она.

– Да, – отвечаю я.

Саманта берет белую фарфоровую чашу и ставит ее напротив Хлои. Потом льет в чашу прозрачную жидкость из зеленого кувшина. Она наполняет чашу до половины.

– Это вино из Слезы Дракона,- говорит она и несет кувшин обратно на стол.

Вернувшись, Саманта берет кожаный мешочек, тянет за шнурок и высыпает нечто напоминающее высушенные и измельченные розовые лепестки.

– Ты знаешь, что это такое, Питер?

– Это Роза Смерти.

– Ее лепестки могут убить, – говорит Саманта. Она крошит лепестки в миску с жидкостью, позволяет им смешаться с вином из Слезы Дракона. – Хочешь рискнуть жизнью, чтобы получить Хлою? Глядя на Хлою, думая о том необыкновенном единении, которое мы с ней скоро почувствуем, я с трудом удерживаюсь от того, чтобы не выкрикнуть свой ответ вслух. Но мне хорошо известно, что это будет расценено как нарушение традиций.

– Да, – мысленно отвечаю я.

Теперь Саманта берет кружку и сыплет в нее порошок какого-то ржавого цвета.

– Порошок Алхимиков, – поясняет она,- противоядие.

Мне кажется, что в прошлый раз порошок был темнее, но бессмысленно выяснять что-либо у этой женщины. В конце концов, ее дочь тоже будет пить это.

– Пора,- говорит Саманта Блад и помогает Хлое снять платье.

Ее муж возится с медальоном, силясь расстегнуть замочек на прелестной шее дочери.

Позади меня раздеваются Дерек и Филипп. Я помогаю Генри снять одежду, торопливо срываю с себя свою. Мой сын рассматривает всех присутствующих, хихикая при виде женской наготы.

– Тихо – приказываю ему я.

Хлоя превращается первая. Я вижу, как заостряются черты ее лица, твердеет и превращается в чешую кожа, прорезаются крылья. Наконец-то, после пяти лет ожидания, я получу ее. Мне хочется взреветь от радости, но мне слишком хорошо известно, как неодобрительно отнесутся к подобным проявлениям эмоций мои бывшие и будущие тесть и теща. Как только Хлоя заканчивает перевоплощаться, комнату оглашают стоны и утробное ворчание, сопровождающие наш переход в естественное состояние: мы сбрасываем с себя человеческое обличье, как чужую кожу, и возвращаемся к нашему настоящему облику. Генри заканчивает последним, и я рад отметить, что остальные терпеливо ждут, пока у него получится развернуть крылья как полагается.

Все готовы. Саманта Блад передает мне кружку:

– Это смесь Ангельского напитка и Порошка Алхимиков. Она нейтрализует действие яда в твоем организме, так что ты сможешь еще раз испить свадебный напиток и разделить его с твоей новой женой. Без этого вы с Хлоей никогда не испытаете того единения, которое ты испытал с Элизабет.

Поднеся кружку к носу и рту, я сперва нюхаю ее содержимое и едва сдерживаю тошноту. Пахнет тухлыми яйцами и еще чем-то кислым. Я собираюсь с духом и выпиваю зелье несколькими глотками, морщась от его омерзительного горького металлического вкуса.

Мать Хлои улыбается моим гримасам:

– Поверь мне, что тот, другой напиток показался бы куда более невкусным, если бы ты не выпил

этого.

Как бы там ни было, горечь у меня во рту нарастает, хуже того, жар и металлический привкус распространяются ниже, на горло, на желудок. Саманта смотрит на меня, потом на Хлою и на своего мужа- Теперь мы должны подождать, пока противоядие подействует, – говорит она.

Все молчат. Я смотрю в изумрудно-зеленые глаза Хлои и думаю о том, как невероятно близки мы с ней будем через несколько минут. Генри вертится около меня, лупя хвостом по полу, складывая и вновь раскрывая крылышки.

Все это – неровный свет, пламя камина, обжигающая горечь, которая, кажется, проникла в каждую молекулу моего тела, – приводит к тому, что у меня подгибаются колени.

– Слушай меня внимательно, – наконец нарушает молчание Чарльз Блад. – Через несколько минут вы с Хлоей получите разрешение выпить то, что налито в чашу, стоящую перед вами. То, что вы выпьете, навсегда изменит вас обоих. Это привяжет вас друг к другу так, как вы и вообразить себе не можете. Питер, зная все это, хочешь ли ты еще взять в жены Хлою?

Те же слова, что говорились на нашей с Элизабет свадьбе. Пристально глядя в холодные зеленые глаза Чарльза, я мысленно отвечаю:

– Да.

Потом поворачиваюсь к Саманте, ожидая, что сейчас она обратится с такими же словами к Хлое.

– Хлоя, зная все это, хочешь ли ты еще взять Питера в мужья?

– Да! – отвечает Хлоя.

Саманта указывает на белую чашу:

– Пейте одновременно. И ничего не оставляйте на дне.

Мы с Хлоей пьем, глядя друг другу в глаза. Допив, я жду, когда мне откроются ее мысли, как когда-то открылись мысли Элизабет. Вместо этого мое сознание как-то странно затуманивается, как будто на него наползает серое облако. Моя невеста медленно падает вперед. Я ловлю ее. Горячий металл пронзает каждую клеточку моего тела.

– ЧТО ЭТО? – мысленно спрашиваю я и падаю на спину под тяжестью упавшей на меня Хлои.

– ПАПА! – кричит Генри и бросается ко мне.

Чарльз Блад отшвыривает его с дороги:

– ДЕРЕК, ЧЕРТ ВОЗЬМИ! ДЕРЖИ ЕГО!

Дерек хватает Генри. Мой сын извивается, пытается освободиться от его лап, но тот старше и сильнее.

Саманта лихорадочно роется в своем кожаном мешочке, достает оттуда два стеклянных флакона, один – с красной жидкостью, другой – с зеленой. Она наклоняется над дочерью, силой разжимает ей челюсти и вливает Хлое в рот красную жидкость.

– Вот так,- говорит она.- Через несколько минут все будет хорошо.

Потом она вливает мне в рот зеленую жидкость. Мои конечности деревенеют. Меня охватывает дрожь. Я лежу и трясусь на деревянном полу. Из дракона я непроизвольно превращаюсь в человека, потом опять в дракона, потом снова в человека, и так несколько раз. Наконец превращения заканчиваются, и я просто корчусь на полу от боли.

– Что за глупое представление,- досадливо произносит Чарльз Блад.

– Иначе он никогда не согласился бы пить из кружки,- возражает Саманта.

– Я мог бы просто сразу убить его, как только он приехал. Обошлись бы без этой канители.

– Тебе бы пришлось бороться и с дочерью тоже. А так она не может сопротивляться.

Чарльз сверкает на жену глазами и цедит:

– Дурачье!

– А как же та информация, которая нам нужна? Или ты собирался получить ее у его мертвого

тела?

Муж Саманты не удостаивает ее ответом. Перешагнув через меня, он вырывает Генри у Дерека. Покажи-ка, способен ли ты хоть на что-нибудь, – говорит он старшему сыну.

– Способен, – отвечает он, постепенно превращаясь в человека.

Чарльз толкает Генри к Филиппу:

– Забери мальчишку!

– Не хочу, – отвечает Филипп. – Мне все это не нравится.

Старый дракон рычит:

– Лучше делай, как я велю, сынок! Мне уже случалось убивать своих сыновей за неповиновение.

Генри пытается прорваться ко мне, но Филипп останавливает его. Он скорее обнимает мальчика, чем держит. Стоит мне вдохнуть поглубже – и боль усиливается. Мое собственное тело – против меня. Но я медленно, с трудом перевожу взгляд на Хлою. Она начинает шевелиться: сперва руки, потом ноги, потом ей удается повернуться на бок, потом сесть. Она с ужасом смотрит на меня:

– Питер!

Затем поворачивается к матери:

– Почему?

Саманта Блад смотрит в сторону и улыбается.

– Ну и представление! – говорит Чарльз Блад.

Мне с трудом удается повернуть голову,- чтобы взглянуть, на что это они все смотрят. Хлоя тоже поворачивается и„.

– НЕТ! – мысленно кричит она, а потом издает долгий пронзительный вопль.

Если бы я только мог, то тоже завопил бы, увидев этот превосходный экземпляр – высокого блондина, как две капли воды похожего на меня, вплоть до ямочки на подбородке. Только подлая улыбка Дерека портит впечатление.

18

– Ты не мой папа! – кричит Генри.

Дерек смеется, потом произносит голосом, до, жути похожим на мой:

– Я Питер де ла Сангре, сын дона Генри де ла Сангре. Я живу на Кровавом рифе, что в Бискайском заливе, между Своенравным и Лоскутным рифами. По воде езжу на своем… черт знает, как он там называется, катере, а по суше – в «мерседесе» или «корвете».

Саманта Блад аплодирует передними лапами.

– Продолжай,- беззвучно приказывает она сыну.

– У меня бизнес – Концерн «Ла Map». Мой офис – на верхнем этаже здания «Монро», в Кокосовой роще. Артуро Гомес и Йен Тинделл ведут за меня мои дела. Дочь Артуро, Клаудиа, присматривает за моим домом. Кое-кто по имени Рита шпионит для меня в офисе. Ну как?

Я с беззвучным стоном осознаю, почему Дерек так много знает о моей жизни. Что еще я успел рассказать ему за время нашей поездки в автомобиле? Но какое-то облако туманит мой рассудок, перед глазами все плывет. Голоса и мысли – где-то очень далеко. Мне приходится делать над собой усилия, чтобы понимать их.

– Что вы собираетесь сделать с Питером? – спрашивает Хлоя.

– Он умрет через некоторое время, – холодно отвечает Саманта. – Я подмешала в свадебный напиток паслен вместо Порошка Алхимиков, вы оба его выпили, а он выпил еще и кружку смеси кендыря, змеевидного кирказона и измельченных сушеных плодов гумбо-лимбо. Я же учила тебя готовить настои из трав. Ты знаешь, какая это сильная смесь.

– Вы не можете дать ему умереть! Он мой жених! Я ношу его ребенка!

– Хлоя, ты прекрасно понимаешь,- говорит Саманта. – Он еще жив только благодаря сыворотке Ведьмина Языка, которую я подмешала в питье. Когда действие сыворотки кончится, ему не поможет даже противоядие, принятое перед этим.

Саманта Блад отворачивается от дочери и подходит к Чарльзу:

– Подними его. Поставь на секунду рядом с Дереком. Я хочу убедиться, что сходство полное.

Огромный дракон берет меня под мышки и ставит рядом с Дереком. Я пытаюсь удержаться на ногах, но мне кажется, они у меня резиновые.

– Ну вот! – восклицает Саманта, указывая мне между ног. – Ты все сделал не так!

Дерек судорожно хватает себя за причинное место.

– Мама, – ноет он, -. мой мне больше нравится. Да и кто там увидит!

– Мало ли кто! – говорит она. – Насколько я тебя знаю, ты будешь пользоваться этой штукой направо и налево. Откуда тебе знать, кто спал с ним, а кто нет. Все, буквально все должны думать, что ты – это Питер.

– Ты закончила? – спрашивает жену Чарльз.

Та кивает, и он отпускает меня. Я шлепаюсь на

пол. Хлоя рвется ко мне, но ее родители останавливают ее:

– СТОЯТЬ!

Саманта принимает человеческое обличье, идет к столу и возвращается ко мне с блокнотом и ручкой. Она приседает рядом со мной, ее обнаженные груди качаются у меня перед глазами при каждом движении.

– Мне нужны номера телефонов, Питер, имена, адреса.

– И как насчет сокровища? – говорит Чарльз.- Спроси его о сокровище.

– Ты же знаешь, как действует Ведьмин Язык.

Надо заставить его разговориться, начать с простых, коротких вопросов…- Мать Хлои переключает свое внимание на меня: – Назови мне номер телефона твоей компании, Питер.

Ее вопрос пробивает небольшую брешь в тумане, которым заволокло мое сознание. Я отвечаю. Она записывает и задает следующий вопрос. Я отвечаю и на него. Меня удивляет собственный голос – я говорю с большим энтузиазмом, как будто так и рвусь ей помочь. Она заполняет моими ответами страницу блокнота, потом следующую.

– Вот видишь? – говорит Саманта своему сообщнику. – Вот как это делается. Теперь Дерек будет знать, с чего начинать, когда приедет в Майами.

Она продолжает спрашивать, но теперь до меня доходит, что можно давать завуалированные ответы. Я не лгу ей – просто недоговариваю, опускаю кое-какие детали. Она исписывает еще две страницы и напоследок спрашивает:

– У тебя есть сокровище, Питер? Золото, серебро?

Я пытаюсь приказать себе не отвечать, но уже слышу собственный голос:

– Да.

Обнаженная женщина удовлетворенно улыбается:

– Много?

– Да.

– Где хранятся твои сокровища, Питер?

Я борюсь с собой, стремясь не назвать место. В конце концов разрешаю себе неполный ответ:

– В доме.

Оторвавшись от своего блокнота, Саманта хмурится:

– Но где именно?

– Внизу.

– Подробнее.

– Под домом, в каменной комнате.

– Как Дереку найти ее? – Голос Саманты становится жестким и злым.- Где ему искать, отвечай!

Если бы я мог, то сейчас посмеялся бы над ней – такой у нее беспомощный и разочарованный вид.

– Надо искать внизу, под домом…

Она спрашивает еще раз, и я даю тот же ответ. Саманта перефразирует вопрос и слышит в ответ то же самое. Допрос продолжается до тех пор, пока боль во всем теле не становится нестерпимой. Я начинаю говорить бессвязно, неразборчиво.

– Что за бред он несет! – ворчит Чарльз.

– Действие сыворотки кончилось. Думаю, наше время истекло,-говорит Саманта.

– Дай ему еще Ведьмина Языка.

– Это только ускорит его смерть и сделает ее менее мучительной.

Старший дракон бросает сердитый взгляд на своего сына:

– Наш сын-дурачок не удосужился узнать у него самого главного.

– Нам и без того есть чем поживиться: вклады, деловые связи, предприятия, дом… Все это стоит миллионы, – оправдывается Дерек.

Чарльз злобно рычит, размахивается хвостом и мощным ударом сбивает Дерека с ног. Он прижимает его к полу и тянет свою лапу с острыми когтями к горлу сына:

– Мне нужно и золото тоже!

– Мама! – ноет Дерек, просительно глядя на Саманту.- Пожалуйста!

Саманта делает Чарльзу знак рукой:

– Дай ему сказать.

– Я уверен, что смогу найти сокровище. Должно быть, оно в подвале под его домом. У них там

такой же подвал, как у нас.

– Если бы ты не был таким никчемным, если бы ты не приносил домой так мало, нам не пришлось бы всего этого делать!

– Вы могли бы хоть иногда помогать мне! – запальчиво отвечает Дерек, которому дали наконец возможность сесть. – Вам никто не мешает иногда покидать Страну Дыр…

– Довольно! – обрывает его Саманта. – Сейчас уже ничего нельзя изменить. Надо действовать по нашему плану. Если Дерек не сможет найти сокровище, значит, так тому и быть.

– Вы могли бы спросить самого Питера, – говорит Хлоя.

Саманта раздраженно хмыкает:

– Он умирает. Он уже не может связно говорить.

Хлоя с трудом встает на ноги, подходит вплотную к матери и смотрит ей в глаза:

– Ты знаешь о травах все! Я уверена, что ты можешь спасти его… если захочешь.

Саманта мрачно отвечает:

– Если захочу… возможно. Но чтобы привести его в полное сознание, потребуется несколько недель. А когда он придет в сознание, с какой стати ему что-то рассказывать нам?

– У вас его сын, – напоминает Хлоя.

Чарльз смеется:

– Да я бы отдал обоих своих сыновей за золото!

– Ты – да, но Питер – нет,- возражает Хлоя.-Он знает, что такое любовь к своему ребенку.

19

– Папа! Папа! ПАПА!

Меня поднимают, куда-то тащат, на что-то кладут. В рот мне опять вливают какую-то противную, густую и горькую жидкость. Я давлюсь и кашляю, но не в состоянии выплюнуть ее. Она течет в горло, обжигает внутренности. Боль уменьшается, но меня начинает бить дрожь. Откуда-то взявшееся одеяло не спасает от холода. Мне все равно очень холодно. Впрочем, это больше не имеет значения. Мне уже не понять, сплю я или бодрствую. Мне даже не больно. Времени я не ощущаю. Голоса, обрывки чужих мыслей – все это для меня сейчас не более чем неясные звуки, ничем не отличающиеся от скрипа дверных петель в подземелье, где я, по-видимому, нахожусь, или дробный топот крысиных лапок под моей койкой.

– Папа, пожалуйста! Он меня уводит! Я не хочу с ним! Папа!

Темнота обступает меня, окружает чернильным океаном, и я засыпаю.

– Питер! Питер, ты слышишь меня? О, я знаю, ты не можешь ответить, но ты должен услышать меня. Мама очень старается, чтобы ты не умер. Она говорит, что одни ее настои не могут вернуть тебя к жизни. Надо, чтобы ты сам очень хотел выжить. Питер, ты нужен Генри! Ты нужен мне!

Темноту сменяет полумрак, дверь открывается и снова закрывается.

– Вот так. – Мне в рот вливают какую-то жидкость. На сей раз это коровья кровь, а не лекарство.

Я с радостью глотаю пищу. Но вслед за ней мне опять дают какую-то горькую гадость, от которой меня снова начинает колотить.

Темнота. Еще одна ночь без мыслей, без сновидений, без желаний и надежд.

– Питер, любимый мой! Ты должен прийти в себя. Мои родители обещали мне, что они не станут убивать тебя, но я знаю: они убьют тебя сразу же, как только ты станешь им не нужен. Дерек уже запер твой дом на Ямайке и уехал с Генри. Если он сообщит из Майами, что нашел твои сокровища, мама снова даст тебе яд. Пожалуйста, Питер, ты должен поскорее обрести прежние силы!

Сумерки опять сменяют темноту, потом снова наступает темнота, потом опять сумерки. Хлоя мысленно разговаривает со мной каждую ночь. Дважды в день в рот мне вливают кровь, а следом – отвратительное зелье Саманты. Однако как оно ни омерзительно на вкус, а действует. Дрожь унимается. Ко мне возвращаются слух и зрение.

На пятую ночь я просыпаюсь и, убедившись, что вокруг тихо, сажусь на койке. Кровь бросается мне в голову. В ушах гудит, перед глазами – белые круги. Опасаясь потерять сознание, я снова ложусь. Когда круги исчезают, а гул в ушах умолкает, опять сажусь. Пробую согнуть руки и ноги и удивляюсь своей слабости и беспомощности.

– Хлоя! – мысленно зову я, старательно маскируя свою мысль.

– Питер! Ты представить себе не можешь, как я рада, что ты отозвался!

– С Генри все в порядке?

– Думаю, да. Я не могу сказать точно, когда они покинули Ямайку. Никто из нас ничего точно не знает, пока папа не съездит в Кингстон, в «Клей-пул и сыновья» и не узнает, какие вести прислал Дерек.

Ну разумеется! Ведь у Бладов нет телефонов. А ни один почтальон не рискнет сунуться в такую глушь. Я бы никогда не смог так жить, быть настолько отрезанным от окружающего мира. Но, как бы там ни было, мне придется какое-то время провести в такой же изоляции, как и эта семейка. Представляю себе, как одиноко и страшно сейчас моему сыну! Бедный Генри! Он так далеко от меня, и рядом нет никого, кроме его бездушного дяди. Во мне закипает гнев.

– Хлоя, я убью их всех – твоего брата и твоих родителей!

– Нет. Ты не должен этого делать. Если с Генри будет все в порядке, ты не должен убивать их.

Они все-таки остаются моими родственниками.

– А если они что-нибудь сделают с Генри? -Я содрогаюсь от этой мысли.

– Тогда я сама помогу тебе убить их всех до одного,- обещает Хлоя.

Мне с трудом удается встать на ноги.

– Пока что помоги мне выбраться отсюда.

– Сначала ты должен окрепнуть. Тебе нужно набраться сил.

Ощупью отыскивая дорогу к двери, я отвечаю:

– Я не желаю ждать. Прошу тебя, приходи.

Найдя дверь, наваливаюсь на нее всей тяжестью. Она не поддается.

– Я не могу прийти, – говорит Хлоя. – Они заперли меня в комнате с закрытыми ставнями. Даже Филиппу не разрешили приходить ко мне. Единственный человек, которого я вижу, кроме мамы и папы, это моя служанка Лила Она приносит мне еду. Питер, ты должен окрепнуть, набраться сил, выбраться из подвала и освободить меня.

– И все это – не тронув твоих дорогих родственников? – раздраженно спрашиваю я.

– Нет, дорогой, я не говорила, что тебе нельзя их трогать. Я только сказала, что не надо их убивать.


Мне приходится собрать в кулак всю свою волю, чтобы притвориться, что я без сознания, когда Саманта Блад и ее слуга вновь являются, чтобы накормить меня и влить свое зелье. Но я лежу тихо и позволяю ей лечить меня. Сначала мне с трудом верится, что когда-нибудь удастся одолеть ее. Но чем дальше, тем крепче я становлюсь. И все-таки, даже будучи в своей обычной форме, мне вряд ли удастся справиться с Чарльзом и Самантой одновременно.

Я неустанно твержу Хлое, что пора что-то предпринимать. Каждый новый день такой жизни невыносим для Генри. Я сам едва выдерживаю.

– Нет, – говорит она. – Лила знает, как тебе уйти, чтобы мои родители не смогли остановить и найти тебя. Филипп обещал помочь. Но Лила предупредила меня, что это может быть очень трудно. Перед тем как попытаться, ты должен быть уверен в своих силах.

– Разве ты не уйдешь со мной?

– Разумеется, ушла бы, если бы речь шла только обо мне. Как бы опасно это ни было, я бы ушла с тобой. Но ведь теперь нам надо думать и о ребенке. Я не могу рисковать нашей дочерью. Главное, не забудь потом вернуться за мной.

И я жду, каждый день на несколько минут притворяясь, что я без сознания, каждую ночь тренируя свои ослабевшие мускулы, сходя с ума от мыслей о сыне в Майами и о невесте, запертой в темной комнате.

Наконец наступает ночь, когда Хлоя говорит:

– Пора. Ты чувствуешь себя в силах бежать, Питер?

– Да.

– Мама сказала мне, что ты безнадежен. Я подозреваю, что она собирается дать тебе яд. Сегодня

вечером, когда мои родители улетят на охоту, к тебе придет Лила.

– Но если твои родители охотятся, они могут почуять меня, как только я поднимусь в воздух.

– Ты убежишь не так, – отвечает Хлоя.


Я встаю, едва заслышав, как поворачивается ключ в замке. Филипп распахивает дверь и широко улыбается. Рядом с ним, держа в руке зажженную свечу, стоит маленькая чернокожая морщинистая женщина. Это, вероятно, Лила, та самая служанка, которая воспитала Хлою. Внезапный свет слепит глаза, приходится прикрыть их руками.

– Ты уверен, что хочешь бежать в таком виде? – спрашивает Филипп.

Вспомнив, что я совершенно голый, пожимаю плечами:

– Твои родители, похоже, не собираются возвращать мне одежду.

– Одежда все равно промокла бы,- говорит Лила. – Идите за мной.

Я смотрю на Филиппа, ожидая объяснений. Он разводит руками:

– Послушай, я только должен был достать ключ и открыть дверь. А все остальное – дело Лилы.

Она ведет нас обоих мимо камер в большую пустую комнату в конце коридора. На стенах висят старые проржавевшие цепи. Пол усеян человеческими костями. В воздухе стоит застарелый смрад.

– Здесь семья Блад расправлялась со своими врагами, – поясняет Лила.

По костям она идет к противоположной стене. Я следую за ней и вскоре начинаю ощущать слабый запах сырости и экскрементов летучих мышей.

– Здесь,- говорит Лила, остановившись около трещины в стене. Трещина очень узкая, но в нее может протиснуться человек. Пламя свечи в руке

женщины колеблется. -- Сквозь пещеру протекает река. Некоторым из наших удавалось бежать таким способом.

– А мои родители об этом догадываются? – спрашивает Филипп.

– Я не знаю. По крайней мере бежавшие обратно не возвращались.

– Можно мне взять это? – Я указываю на свечу.

– Можно, но пользы от нее будет не много,- говорит Лила и все же отдает мне свечу. – Только, пожалуйста, выведите нас из комнаты, прежде чем мы останемся в темноте.

Я провожаю их в коридор и говорю брату Хлои:

– Вы оба не пострадаете, когда выяснится, что я бежал?

– Конечно, родители будут рвать и метать, но, пока точно не выяснят, как именно тебе удалось уйти, думаю, они нас не тронут. Во всяком случае, ни я, ни Лила не скажем ни слова.

– Спасибо. Если бы я мог вам чем-нибудь помочь…

– Знаешь, мы это делаем ради Хлои, – говорит Филипп. – Моим родителям не следовало так поступать с ней и с тобой. Никакие традиции и семейные обиды тут ни при чем. Они просто хотят завладеть твоим состоянием. Возвращайся потом за своей женой. Это все, чего мы хотим от тебя.

20

Острые камни царапают мне грудь и спину, пока я протискиваюсь в расселину. Оказавшись по ту сторону стены, поднимаю свечу и осматриваюсь. Откуда-то сочится слабый свет. Неподалеку от меня торчат несколько сталагмитов, но в основном под ногами ровная, скользкая поверхность. Все это похоже на огромную пещеру, но ни потолка, ни стен ее не видно. Морщась от затхлого запаха и ежась от холода и сырости, я прислушиваюсь, но слышу лишь стук падающих капель и плеск воды где-то неподалеку, в темноте.

– Питер, ты уже в пути? – мысленно спрашивает меня Хлоя.

– Да.

Я смотрю на оплывающую свечу и улыбаюсь во вновь обступающей меня темноте. «Ну и втравила ты меня в историю!» – думаю я. Потом, вздохнув, иду на звук воды.

– Питер! Все в порядке?

Поскользнувшись, хватаюсь за сталагмит свободной от свечи рукой.

– Все прекрасно, – отвечаю я Хлое. – Я в какой-то огромной пещере и понятия не имею, куда идти. Может быть, тут что-то не так?

– Если тебе кажется, что там опасно, возвращайся.

Оглянувшись, замечаю, что расселина, сквозь которую я пролез, уже скрылась в темноте.

– У меня нет выбора, – говорю я Хлое.

– Нам надо было подумать о каком-нибудь другом способе,- сокрушается она.- Я не хочу тебя

терять.

Впереди блеснуло что-то похожее на воду. Я бросаюсь вперед, обнаруживаю речушку, скорее ручей, не более двух футов в ширину, и принимаю решение идти вдоль него, куда бы он ни вел.

– Питер!

Я тяжело вздыхаю, останавливаюсь и отвечаю Хлое:

– Я вовсе не собираюсь теряться и тебя терять не намерен. Но сейчас мне нужно сосредоточиться. Скажи мне, который час.

– Четверть второго ночи.

– Если не услышишь меня до десяти утра, позови сама.

– Хорошо, Питер. Будь осторожен.

Разумеется, буду! Уж я очень постараюсь не потеряться и не пропасть без вести, буду очень тщательно обходить все глубокие ямы и приложу все усилия, чтобы не умереть от голода. Журчание воды слышится еще до того, как появляется сам водоем и стена за ним. Крошечная лагуна, не более десяти футов в диаметре, в которую впадает ручеек. Я высоко поднимаю свечу, стараясь разглядеть, куда же утекает вода. Ничего не видно. Но ведь куда-то же она должна утекать! Подойдя поближе, вижу на берегу озерца множество скелетов. Вот они, беглецы, о которых говорила Лила.

Присев на корточки рядом с озерцом, я внимательно его изучаю. От свечи остался жалкий огарок. Юношей мне нравилось нырять и надолго задерживать дыхание. Человеком мне редко удавалось просидеть под водой больше шести минут, но в естественном обличье мне не составит труда продержаться минут тридцать, а то и дольше. Кладу огарок на землю и приказываю своему телу измениться.

Теперь, пожалуй, это озерцо мне даже маловато. Я погружаюсь с головой, нащупываю скользкое дно, и тут вода сама начинает подталкивать меня. Удостоверившись, что дыра достаточно велика, чтобы можно было в нее пролезть, я всплываю на поверхность, вдыхаю, потом еще и еще раз. Когда мои легкие настолько наполняются воздухом, что больше вдохнуть нельзя, снова ныряю.

Течение подхватывает меня и несет от слабого, затухающего пламени свечи в полную темноту. Остается лишь надеяться, что меня вынесет на сушу раньше, .чем кончится запас воздуха. Затерянный во влажной тьме, я ощущаю время только как растущую потребность в дыхании. Когда в легких начинается жжение, я делаю небольшой выдох, но это почти не приносит облегчения. Я делаю еще выдох. Как же Хлоя? Надо бы попрощаться с ней, пока есть силы.

Темный коридор сужается, вода толкает меня сильнее, я обдираю чешую о стенки и слышу впереди мощный рев. Оторвавшийся от стены камень больно ударяет меня в плечо, следующий бьет по голове, и, оглушенный, я судорожно вдыхаю воду, и мои легкие содрогаются в конвульсиях. Мне хочется выгнать из легких воду, но в них больше нет воздуха, чтобы вытолкнуть ее.

Вдруг меня выбрасывает наружу, на воздух. Я кашляю, отплевываюсь, потом судорожно глотаю воздух. Хочу расправить крылья, но мощная струя воды, падающая на них сверху, не дает мне это сделать. Я опять погружаюсь под воду и на этот раз, выгребая против течения, энергично работаю крыльями, ногами, хвостом. И вот выныриваю, опять хватаю ртом воздух и плыву вперед, пока не натьжаюсь на илистый берег. Наконец удается добраться до суши. Тяжело дыша, весь избитый и исцарапанный после своего подводного путешествия, я падаю на землю и немедленно засыпаю.


– Питер! Питер!

– Нет, нет, не надо…- Я цепляюсь за остатки сна.

– Питер, уже больше десяти! Ты жив?

Я со стоном поворачиваюсь на песке.

– Более-менее, – мысленно отвечаю я.

Открываю глаза и с удивлением вижу слабый свет.

– Ты знаешь, где ты?

Все тело у меня болит. При попытке встать все мои раны сразу дают о себе знать. Я осматриваюсь.

– Понятия не имею… Я плыл… Долго. Какой-то свет. Еще здесь очень высокий водопад и огромное круглое озеро.

– А выход есть?

– Пока не знаю.

Взглянув вверх, открываю рот от изумления.

– Питер!

– Пещера просто гигантская! Я бы смог здесь летать.

Потолок пещеры – в нескольких сотнях футов надо мной. Несколько лучиков света просачиваются сквозь узкие расселины, окруженные тысячами висящих вниз головами летучих мышей.

– Похоже, именно здесь живут все летучие мыши Ямайки. Тут полно их экскрементов. Но трещин достаточно больших, чтобы вылезти, не видно.

– Лучше бы такие нашлись! – Мысли Хлои печальны, как-то приглушенны.

Впервые с минуты своего побега я подумал о том, каково сейчас моей невесте. Сидеть в запертой комнате и беспомощно ждать!

– Как ты? Что там у вас происходит? – спрашиваю я.

– Мама и отец в бешенстве. Да иначе и быть не могло. Они прекрасно знают, что мы можем переговариваться скрытно, мы все это умеем. Родители сказали, что, если ты вскоре не вернешься и не расскажешь, где сокровища, они отыграются на Генри.

– Неужели они способны причинить вред сыну собственной дочери?

– Не знаю. Думаю, отец мог бы. Все будет зависеть от мамы. Дерек сделает все, что ему прикажут.

Папа сказал, что дает тебе еще несколько дней. После этого он собирается отправиться в Кингстон про

верить, нет ли почты от Дерека. Если мой брат найдет сокровище, я уверена, что никто не пострадает.

Я думаю о потайном ходе, о секретной двери.

– Сомневаюсь, что твой брат когда-нибудь найдет путь в сокровищницу.

– Тогда тебе надо поскорее выбираться.

– Я выберусь, если есть хоть какая-то возможность, – говорю я.

Хотел бы я сам быть уверенным в том, что говорю сейчас. Мне прекрасно известно: чтобы залечить раны, нужны отдых и пища.

– Нам надо было поискать другой путь!

– Но мы этого не сделали,- возражаю я,- и потому придется идти до конца этим.

– Что ты собираешься делать?

Свет в пещере вдруг слегка мигает: это несколько летучих мышей снимаются с места. Я провожаю их взглядом. Отвратительные, мерзкие твари. Но делать нечего…

– Первым делом я собираюсь поесть.

– Но что, Питер?

– Потом скажу, – сердито отвечаю я.


Летая под сводами пещеры, я заглатываю летучих мышей. Они извиваются, пытаясь спастись от меня, гримасничают. Жую мясо этих жестких, кожистых, отвратительных на вкус тварей, раз уж нет ничего другого.

Насытившись, я возвращаюсь на свое песчаное ложе и залечиваю все царапины и ссадины. Мои мускулы вновь наливаются силой. Хочется спать, но я сопротивляюсь. Мне нужно торопиться, чтобы поскорее спасти Хлою и Генри.

Я исследую пещеру, пробиваясь сквозь громоздящиеся на полу сталагмиты, задевая позвякивающие сталактиты, чувствуя себя маленьким зверьком, ищущим выход из пасти огромного чудовища, стремящимся пролезть между его зубами. Наконец обнаруживается ручеек, утекающий из противоположного водопаду конца озера в какой-то темный коридор. Я доверяюсь этому ручейку, но, прежде чем уйти в полную темноту, оглядываюсь на относительный комфорт слабо освещенной пещеры, и у меня вырывается вздох сожаления.

Продвигаюсь, осторожно вытянув перед собой передние лапы, строго следуя руслу ручья, позволяя ветерку легонько подталкивать меня в спину. Скоро мне начинает казаться, что я иду уже несколько часов, а то и дней. Переходя из коридора в коридор, продираюсь сквозь сталагмиты и сталактиты. Ручей постепенно расширяется и становится похож на реку.

– Питер!

С трудом преодолеваю искушение сделать передышку.

– Что? Уже утро?

– Уже почти девять, любимый. У тебя все в порядке?

– Если можно так выразиться, когда понятия не имеешь, где находишься, то да, у меня все в порядке.

– Надеюсь, – печально говорит Хлоя. – Отец каждое утро спрашивает у меня, когда ты собираешься рассказать ему то, что ему нужно узнать. Ты должен добраться к нам раньше, чем он уедет в Кингстон.


Я бегу так быстро, что боюсь упасть в темноте и сломать шею, спотыкаюсь о камни, натыкаюсь на скалы. Одна пещера сменяется другой. Река все разрастается и крепнет, ветер подталкивает меня вперед. Хлоя сообщает мне, что день прошел и наступила полночь.

Не позволяя себе отдохнуть, я все иду и иду вперед, пока до меня не доносится шум воды, низвергающейся в ущелье. Я осторожно ощупываю ногами дорогу. Над ущельем есть спасительная узенькая кромка, которая постепенно расширяется в тропинку из гальки.

– Круто! – говорит кто-то неподалеку.

– Не то слово! – отвечает другой.

Я улыбаюсь, слыша человеческие голоса. Судя по выговору, это американцы. Я готов смеяться от счастья, завидев слабый свет. Поспешно превратившись в человека, бегу на свет, не обращая внимания на то, что оставляю за собой кровавые следы. Видимо, свет исходит из узкого проема, что справа от моей тропинки. С трудом протискиваюсь в него и с радостью обнаруживаю, что он сразу же расширяется.

В воздухе стоит запах марихуаны. Я иду по извилистому коридору к его источнику.

– Ладно, дружище. Уже поздно. Тебе еще фотографировать. Пошли к памятнику, сделаем не

сколько снимков и выберемся отсюда.

– Сейчас… Еще чуть-чуть.

Камера вспышкой освещает небольшую пещерку как раз в момент моего появления. Я заслоняю лицо от яркого света, перед глазами пляшут огненные точки. На меня в упор смотрят два молодых человека, оба белые, в грязной одежде, в касках с фонариками. Они стоят в противоположном конце пещеры. Между ними и мной – темно-коричневый сталагмит, по форме напоминающий кролика, присевшего на задние лапы.

Тот, что пониже, держит в руке папиросу-самокрутку. Он глубоко затягивается, удерживает в себе дым, потом выдыхает и протягивает папиросу мне:

– Эй, парень, не хочешь курнуть?

Я отрицательно качаю головой. Это совсем не то, что мне сейчас нужно. Второй молодой человек примерно с меня ростом.

– Лазаете по пещерам голым? А я-то думал, что круче нас не бывает.

Улыбаясь, подхожу к ним поближе:

– Я заблудился. Это длинная история. Где мы?

– Это Кроличий коридор, – отвечает парень с камерой. – Вам надо вернуться туда, откуда вы пришли. Там, недалеко, выход. Еще три пещеры – Причал, Большая верфь и Королевская отмель. В общем, каких-то пара тысяч футов – и вы у выхода.

– . А куда выход? – спрашиваю я.

Мой желудок начинает урчать, напоминая о том, сколько времени мне пришлось провести без пищи. Эти двое так молоды, полны сил и энергии. Если бы можно было обойтись без… Но не обойтись.

Молодые люди переглядываются. Потом тот, что с камерой, отвечает:

– В Виндзор, приятель. Да как, черт возьми, вас угораздило потеряться?

Я пожимаю плечами и, обойдя сталагмит, подхожу к ним:

– Вы меня не подбросите, ребята?

– Да, конечно, – на этот раз отвечает тот, что пониже. – У Эрика снаружи папашин джип. Нам только нужно здесь кое-что закончить. Мы уже собираемся уходить. Хотим успеть до темноты.

– А во что вы собираетесь одеться? – спрашивает парень с камерой.

В этот момент я хватаю его за голову и с хрустом ломаю ему шею. Он падает как тряпичная кукла. Маленький роняет свою папиросу, пятится.

– Ты что, черт тебя побери? Что такое? Мы тебе ничего плохого не сделали!

– Я знаю, – говорю я, идя за ним и позволяя ему наконец упереться в стену. – Просто мне нужно то, что у вас есть.


Я волоку оба тела к реке. Потом принимаю свое настоящее обличье и ем.. Свежее мясо! Я насыщаюсь до отвала, а остатки выбрасываю в реку вместе с песком, испачканным кровью.

Борясь с расслабленностью, которая всегда меня одолевает после еды, и усталостью от долгого путешествия, снова превращаюсь в человека и надеваю на себя одежду того парня, что повыше. Тесно. В его рубашке и брюках я чувствую себя как сосиска в целлофановой упаковке. Но у меня нет ни времени, ни желания делать свое тело тоньше и ниже, чтобы одежда пришлась впору. Хорошо, по крайней мере, что я снова одет и что у меня есть лампа, чтобы осветить себе путь.

Не заехать ли в Бартлет-Хаус, чтобы переодеться? Но у меня нет уверенности, что Дерек оставил там хоть какую-то одежду. Кроме того, как бы близко ни находился мой дом, ехать до него – это все-таки время. А мне сейчас надо побыстрее добраться до Ямы Моргана и встретиться с Чарльзом Бладом,

Я надеваю шлем убитого мною мужчины, обшариваю карманы обоих, нахожу ключи от джипа, деньги – всего-навсего двести двадцать три доллара на двоих и их кредитные карточки. Потом открываю камеру и засвечиваю пленку при свете лампочки на шлеме. Выбросив камеру, кредитные карточки и все, что принадлежало убитым, в реку, я кладу деньги в карман и бросаюсь к выходу. Миновав три пещеры, оказываюсь, как и обещал мне тот парень, у выхода в Виндзор.

Снаружи я останавливаюсь на несколько минут, смотрю на утреннее небо: темнота потихоньку начинает уступать место свету. В ветвях африканского тюльпанового дерева резвится стайка зеленых попугаев, нарушая тишину своей болтовней. Я вдыхаю свежий воздух: ни следа запаха экскрементов и гнили.

Джип с открытым верхом стоит в дюжине ярдов от выхода из пещеры. Я подхожу к машине, вытираю утреннюю росу с сидений. Мотор заводится с одного поворота ключа.

– Хлоя! – мысленно зову я.- Я выбрался.

Мне приходится позвать еще дважды, прежде чем она откликается:

– Что, Питер?

– Я уже еду.

Даю задний ход, разворачиваюсь и выезжаю на дорогу.

– Ты где?

– Недалеко от Страны Дыр. У меня джип. Думаю, что смогу вспомнить дорогу в Яму Моргана.

– А дальше что? Ты не справишься с ними обоими. Будь даже отец один, его нелегко победить.

– Если бы я собирался сражаться с ними, я бы просто прилетел в Яму Моргана. Когда твой отец выезжает в Кингстон?

– Он говорит, что завтра. Я удивлена, что он на это решился. Когда-то мне пришлось упрашивать его несколько месяцев, чтобы он позволил Дереку научить меня водить машину. Чтобы он согласился, мне пришлось пообещать, что я никогда не стану выезжать за пределы долины. Отец ненавидит автомобили. Не думаю, что он садился за руль с тех пор, как опробовал «лендровер», когда Дерек купил его. А это было восемь лет назад.

– А твоя мать?

– Она останется смотреть за домом.

– Разве это нельзя поручить Филиппу?

– Нет. Они его тоже заперли. После твоего побега. О чем ты думаешь, Питер?

Как бы мне ни хотелось размозжить голову Чарльзу Бладу, приходится принимать в расчет его габариты.

– Я думаю о том, что должен быть другой способ справиться с твоим отцом.

С дороги, ведущей в Трои, сворачиваю в Страну Дыр. Оказывается, я прекрасно помню, как мы ехали с Дереком.

– Что, если ты с ним все-таки не справишься?

– Что ж, тогда, если они не убьют меня сразу, я скажу им все, что они хотят знать о сокровище.

Генри не должен пострадать. Но…

И тут я представляю себе крутой обрыв возле поворота на Яму Моргана, так и вижу большие острые камни, торчащие на дне впадины.

– Но не думаю, что до этого дойдет, – заканчиваю я.


При том что еду я медленнее, чем Дерек, до поворота на Яму Моргана мне удается добраться задолго до ночи. Проехав мимо пропасти, разворачиваюсь, еще раз проезжаю мимо нее, нахожу подходящее место и прячу джип в кустах у дороги. В густой зелени машину совершенно не видно.

Остаток дня я провожу, собирая листья и ветки, маскируя джип так, чтобы его нельзя было заметить с дороги. С наступлением ночи сажусь за руль. Все тело у меня болит, в животе урчит, глаза слипаются.

– Хлоя! – зову я.

– Да?

– Как ты узнаешь, что твой отец уехал?

– Я услышу.

– Пожалуйста, сразу дай мне знать. Сейчас я должен отдохнуть.

– Хорошо.

– Хлоя, завтра мы будем вместе.

– Как бы мне этого хотелось, Питер!

– Больше я никому не позволю разлучить нас.

– Спи, Питер. Я жду тебя.

21

Всю ночь на меня льет дождь и донимают насекомые. И все же я просыпаюсь лишь на какие-то мгновения, а потом снова засыпаю. Только зов Хлои спустя несколько часов после рассвета полностью пробуждает меня от дремоты:

– Вставай, Питер! Отец уже выехал.

Я резко выпрямляюсь на сиденье, включаю зажигание, разогреваю мотор.

– Значит, он будет здесь через несколько минут, – говорю я.

Смех Хлои заполняет собою все мое сознание. Я улыбаюсь. Давно мне не приходилось слышать, чтобы она так весело смеялась. Все радостное и счастливое для нас осталось там, в прошлом, до этого проклятого свадебного пира.

– Ты просто никогда не видел папу за рулем, – говорит она. – Он окажется там гораздо позже, чем ты думаешь.


Проходят пятнадцать минут, потом полчаса, прежде чем до меня доносится низкое урчание мотора «лендровера». Я привстаю, опираюсь на ветровое стекло и убираю несколько веток, чтобы обеспечить себе обзор. Потом снова сажусь за руль, завожу джип и жду Чарльза Блада.

Наконец показывается «лендровер». Чарльз Блад сидит, вцепившись в руль так, как это делают старики. Он напряженно смотрит вперед, то и дело опасливо поглядывая в боковые окна.

Я дожидаюсь момента, когда машина оказывается прямо напротив меня, до отказа выжимаю педаль газа. Джип делает рывок вперед и врезается «лендроверу» в бок. На дверце вмятина, стекло разбито вдребезги. Вдруг – р-раз! – и в «лендровере» надувается аварийная воздушная подушка. К моему удивлению, машина Блада сдвигается к пропасти всего лишь на фут.

Оглушенный столкновением, прижатый к своему сиденью подушкой, Чарльз с трудом поворачивает голову и замечает меня.

– ТЫ! – мысленно цедит он.- СЧИТАЙ, ЧТО ТЫ МЕРТВЕЦ!

Моя нога все еще на педали газа. Все четыре колеса крутятся как ненормальные. «Лендровер» подвигается еще на несколько дюймов к краю. Я стискиваю зубы, покрепче вцепляюсь в руль и… жму на газ.

Мой джип окутывает облако пыли. «Лендровер» подползает к обрыву еще на несколько дюймов, потом на фут.

Чарльз наконец понимает, что ему грозит.

– Черт тебя побери! – орет он и сам жмет на газ, но слишком поздно. Его машина хочет рвануться вперед уже тогда, когда ее передние колеса почти висят над пропастью. Они крутятся в воздухе. Я снимаю ногу с педали и спокойно наблюдаю за «лендровером», который, как в замедленной съемке, соскальзывает в пропасть. Он задевает за какой-то куст у самого края, замирает на секунду, боковые колеса уже висят в воздухе, и видно днище автомобиля.

– Довольно! – беззвучно вопит Чарльз Блад. – Ты победил, черт с тобой! Помоги мне выбраться!

– И что дальше? – интересуюсь я.

Руки Чарльза судорожно хватаются за дверцу. Показывается его голова. Он пытается вылезти в окно.

– А дальше… я разорву тебя на куски!

Моя нога вновь выжимает педаль акселератора. Джип делает рывок, бьет «лендровер» в брюхо. Я резко торможу, а «лендровер», кувыркаясь в воздухе, летит на дно с Бладом внутри. Я вылезаю из джипа и бросаюсь к обрыву. «Лендровер» падает, задевая деревья, бьется о камни и, наконец, ударяется об острые белые осколки скал, торчащие на дне. Теперь машина дном вверх насажена на самый большой из них. Ее колеса продолжают крутиться в воздухе.

Я надеялся, что будет взрыв и много огня, как в боевиках. Тогда бы все было кончено. А теперь этот подлец не погибнет, а всего лишь отделается ранениями. Впрочем, Хлоя так и хотела.

Словно в подтверждение моих подозрений, до меня доносятся мысли Чарльза:

– Саманта! Ты мне нужна. Я застрял в этой чертовой машине!

– Что? Что случилось?

– Черт возьми, женщина, подробности – потом!

А сейчас у меня все кости переломаны. Мне нужна твоя помощь. Я в яме, за поворотом.

– Как ты там оказался?

– Все этот проклятый Питер! Давай быстрее!


Саманта Блад, в своем настоящем обличье, появляется в воздухе, как раз когда я въезжаю в долину. Она видит меня и описывает круг над моей машиной.

– Пока вы будете драться со мной, ваш муж умрет, – предупреждаю я. – Лучше поспешите ему на помощь. У меня нет желания убить вас.

– Если, вернувшись, мы еще застанем тебя и мою дочь, то нападем на вас, – злобно шипит Саманта.

Чарльз сильно пострадал. Он долго будет очень слаб. Ему сейчас потребуются отдых, усиленное питание и покой.

– Если вы с Чарльзом попробуете сразиться со мной и Хлоей прямо сейчас, вы оба погибнете. Хотите, чтобы вас убила собственная дочь? – спрашиваю я.

Она улетает, оставив мой вопрос без ответа.

– Питер? Ты уже близко? – мысленно спрашивает Хлоя.

– Да. Ты готова?

– Готова ли я? Да я дождаться не могу, когда выберусь из этой проклятой комнаты! Свои вещи я собрала еще утром, как только отец выехал из дому. Надо только открыть дверь, быстро найти несколько сумок, чтобы все это сложить, и можно ехать.

Я подъезжаю к дому, резко торможу и сразу выскакиваю из машины. Достаю из багажника джипа железный ломик, через две ступеньки взбегаю на крыльцо и бегу к комнате Хлои. Дверь закрыта на массивный железный засов. Сверху еще навешен старый ржавый замок. Заперто на совесть! Хороши родители! Я размахиваюсь и изо всех сил ударяю ломиком по замку. Летят искры, эхо удара разносится по всему дому. Но замок выдерживает.

– Питер, надо сходить за ключом. Я догадываюсь, где мама хранит его, – говорит Хлоя.

– Так быстрее, – беззвучно отвечаю я, еще раз занося ломик над головой. Ломик опускается снова и снова. Но замок держится!

За дверью смеется Хлоя.

– Глупенький, – нежно думает она. – Все будет проще, если дойти до комнаты моих родителей и заглянуть в верхний ящик сто…

– Обойдусь! – кричу я и размахиваюсь еще раз.

На этот раз удар так силен, что у меня немеют руки.

Засов разлетается на куски, замок беспомощно болтается. Я врываюсь в комнату.

Моя невеста ждет меня в человеческом обличье. Она сидит на краешке кровати, от волнения сцепив руки, и прижав их к груди. Поза обожания.

– Ты – мой герой! – говорит Хлоя полушутя – полусерьезно.

Я хмурюсь в ответ на ее поддразнивание:

– Кажется, дверь открыта, не так ли?

Хлоя кивает.

– Но с ключом было бы гораздо меньше возни,- говорит она с улыбкой. Она встает, подходит и обнимает меня. – А ты, оказывается, очень упрямый.

Но… – Она целует меня. – Зато все было очень красиво и романтично.

Я тоже обнимаю ее и целую, заново открывая для себя мягкость ее губ. Хочется держать ее в объятиях долго-долго, но мне слишком хорошо известно, что очень скоро вернутся Чарльз и Саманта Блад.

– Нам надо бежать, – говорю я.

Хлоя кивает, но не двигается с места. Она с улыбкой смотрит мне в глаза. Я качаю головой:

– Нам надо поскорее отсюда убираться.

Она все не сводит с меня глаз:

– Я так рада, что ты здесь!

– Я тоже. – Я замечаю ее одежду, аккуратно

сложенную на кровати. – Где бы нам раздобыть чемоданы?

– Ты меня не понял. Мне кажется, я действительно влюбилась в тебя. Я не была уверена, что смогу испытать это.

– Хлоя, я очень рад, – со вздохом отвечаю я. – Я тоже тебя люблю, но нам пора. А что Филипп?

– Это его дом. Он не хочет уезжать отсюда.

Я пожимаю плечами.

– Что ж… Но уж нам-то определенно пора.

Хлоя делает знак следовать за ней и ведет меня в комнату своей матери. Она некоторое время роется в шкафу. Я жду, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. Наконец она вытаскивает два кожаных чемодана и отдает их мне. Шаловливо улыбаясь, она говорит:

– Мне надо еще кое-что найти.

И снова ныряет в шкаф. Через несколько минут выныривает с маленькой плетеной шкатулочкой и старинной книгой в потрепанном кожаном переплете.

– Что это такое? – спрашиваю я.

– О! Это все мамины травы, коренья, листья, в общем, все, что нужно для приготовления настоев, в том числе свадебного напитка. – Хлоя усмехается. – Мама и сейчас зла на меня, но когда обнаружит, что пропали все ее снадобья, она будет просто в бешенстве! Или ты думал, что я убегу с тобой, не взяв приданое?


– Мама, мы уже в пути, – беззвучно сообщает Хлоя Саманте Блад.

Мы мчимся в джипе по долине.

– Скатертью дорога! -отвечает ей Саманта.

Хлоя вздрагивает от холодных и злых мыслей матери.

– Ты несправедлива, мама. Я твоя дочь. Это хоть что-то должно для тебя Значить! Я не сделала тебе ничего плохого.

– Ты пошла против нас.

– А чего ты ожидала? Он мой мужчина, он отец моей дочери.

– Он предал твою сестру! Он и тебя предаст.

– Нет!

– Он чуть не убил твоего отца. Прилетай, взгляни, что он с ним сделал, Хлоя. Мне понадобится не

сколько часов, чтобы вытащить его из этой ямы. Посмотри на его искалеченное тело в искореженной

груде металла, насаженной на острый камень, и тогда скажи мне, могу ли я принять Питера в нашу семью!

– Отец убил бы его.

– Вот было бы славно!

– Мама, нам все-таки лучше было бы помириться. Иначе вы можете никогда не увидеть своих внуков.

Наше сознание заполняет резкий смех Саманты:

– Это кто же вам сказал, что вы получите Генри обратно? Мой муж не единственный из семьи Блад, кто способен сразиться с Питером. Посмотри на Дерека и на Питера и скажи мне, кто из них сильнее.

– Мама, пожалуйста!

– Убирайтесь! Но помните, что мой муж поправится. И когда это случится, вам придется опасаться не только Дерека.

Хлоя горько качает головой, закусив губу. Она замыкает свое сознание, не желая больше разговаривать с матерью, хотя та продолжает браниться. Ее ругань сопровождает нас до конца долины.


Моя невеста сидит, подтянув колени к подбородку и обхватив их руками, и смотрит прямо перед собой. Я с трудом подавляю в себе желание остановить машину, обнять и утешить Хлою. Пытаться разговорить ее – бесполезно. Не в моих силах залечить рану, нанесенную матерью.

Я глажу Хлою по щеке тыльной стороной ладони. Она трется щекой о мою руку. Это вызывает мою улыбку. Пока хватит и того, что любимая просто сидит рядом со мной. У нас еще годы впереди, чтобы наговориться друг с другом.

Страна Дыр уже заканчивается. Я и не заметил, как мы преодолели это расстояние. Предупреждение Саманты Блад прозвучало как откровенная угроза. Теперь, когда моя любимая в безопасности и сидит рядом со мной, стоит подумать о том, что же делать дальше. Нам предстоит добраться до Майами без денег и документов.

Когда мы наконец оставляем Страну Дыр позади, Хлоя поворачивается ко мне и говорит:

– Нам нужно в Кингстон.

Я удивленно приподнимаю брови:

– Сейчас?

– «Клейпул и сыновья» – в Кингстоне. К Вирджилу Клейпулу приходит вся корреспонденция от Дерека на имя отца. Тебе не кажется, что нам не помешает знать, о чем пишет Дерек?

– Конечно. – Я смотрю, насколько высоко еще солнце. – Но скоро стемнеет. Какой смысл приезжать туда после закрытия офиса?

Хлоя неуверенно пожимает плечами.

– Кингстон подождет до завтра, – говорю я. – Мы можем остановиться на ночь в Бартлет-Хаусе.

– И что мы там будем делать? – Моя невеста улыбается и кладет мне руку на плечо.

Улыбаюсь в ответ:

– То, чего так хочется нам обоим, Хлоя.

22

Когда мы подъезжаем к Бартлет-Хаусу, уже сгущаются сумерки. Тени удлиняются. К моей радости, желтый «ленд-ровер», накрытый полотняным чехлом, на месте, там, где я его оставил. Надеюсь, что и маленькая коробочка с запасными ключами от машины все еще там, где ее спрятал Грэнни. Мне прекрасно известно, как опасно разъезжать в джипе, принадлежащем двум пропавшим без вести людям.

– Когда окончательно стемнеет, надо будет избавиться от этой машины, – говорю я Хлое, потом указываю на второй автомобиль: – А завтра поедем на той.

Она кивает. Мы одновременно вылезаем из джипа Дом встречает нас гробовой тишиной. Ни собак, ни лошадей не слышно. Хлоя идет за мной на конюшню.

– Какой-то город призраков, – говорю я, распахивая дверцы в пустые стойла. На полу – ни клочка сена.

Хлоя кладет руку мне на плечо:

– Я же говорила тебе, что Дерек запер дом.

Я киваю:

– Все-таки как-то жутковато.

Вернувшись к «лендроверу», я снимаю с него чехол и нащупываю маленькую коробочку с запасными ключами.

Хлоя с улыбкой говорит:

– Жаль, что ты не спрятал здесь и ключи от дома.

И правда, жаль. Дергаю внешнюю дверь – заперто. Обойдя вокруг дома, мы убеждаемся, что все ставни закрыты, дверь на галерею – тоже.

– Нам не следует оставаться здесь на ночь. Можно переночевать в каком-нибудь отеле на побережье.

Я вспоминаю о тех ночах, которые проспал в камере, в подвале дома Хлои, о своем жалком отдыхе беглеца в пещере и за рулем спрятанного в кустах джипа. Решительно мотнув головой, я говорю -«нет!» и пытаюсь плечом высадить дверь на галерею. Дверь содрогается, но не поддается.

– Сегодня, черт возьми, я хочу спеть в своей собственной постели! – заявляю я и еще раз наваливаюсь плечом на дверь. Она уже немного поддается.

Моя невеста смотрит на меня с интересом. Видно, что все это ее забавляет.

– Было бы гораздо легче поехать в отель, – говорит она.

Бросив на нее сердитый взгляд, я снова вступаю в схватку с дверью и на сей раз выхожу победителем. Гордо улыбнувшись Хлое, приглашаю ее войти.

Свет проникает в, дом только сквозь жалюзи и случайно отогнувшиеся края занавесок. Вся мебель накрыта простынями. Воздух застоявшийся, запах нежилой. Такое впечатление, что дом стоит пустой уже несколько недель. Хлоя морщит нос. Я щелкаю выключателем.

Зажигается свет.

– По крайней мере у нас есть электричество, – говорю я, иду к термостату и включаю кондиционер.

Гудение компрессора нарушает мертвую тишину.

– Электричество – да. Но больше ничего, – сообщает Хлоя из большой комнаты.

Я иду к ней. Музыкальный центр и вообще все оборудование исчезло. Остались, видимо, случайно забытые два компакт-диска и одна видеокассета. Холодильник пуст. Запасов как не бывало.

Хлоя снимает телефонную трубку и протягивает ее мне. Есть гудок.

– Телефон еще не отключили, – сообщает она.

– Прекрасно! – Я беру у нее аппарат и набираю номер концерна «Ла Map» в Майами. Автоответчик голосом Сары сообщает, что офис сейчас закрыт, и называет рабочие часы. Разъединившись, набираю номер сотового Артуро. После двенадцати гудков механический голос просит меня оставить сообщение. Ну что же, отбой.

Когда я пытаюсь позвонить Клаудии Гомес, Хлоя накрывает ладонью аппарат:

– Питер, ведь они все думают, что Дерек – это ты. Ты же знаешь. Чего ты добьешься, позвонив сейчас кому-нибудь из них?

С тяжелым вздохом кладу трубку:

– Я только хотел удостовериться, что с Генри все в порядке.

– Мы все узнаем завтра в Кингстоне, – убеждает Хлоя. Она крепко обнимает меня. – У Дерека

нет никаких причин плохо обращаться с Генри.

Моя спальня такая же голая и пустая, как и весь остальной дом. Не осталось никакой одежды. На кровати лежит только матрас. Хлоя проверяет шкаф для белья и возвращается с пустыми руками.

– Они забрали все, – говорит она. – Придется нам постелить те простыни, которыми накрыта мебель.

Я пожимаю плечами.

– Конечно. – Хлоя подходит ко мне, обнимает меня за шею и улыбается. Ее губы всего в дюйме от моих. – Конечно, можно и без простыней обойтись. – Она нежно целует меня в губы, потом отстраняется: – Мы, кажется, кое-что не успели сделать в ночь нашей свадьбы. – Она стаскивает через голову свой топ, обнажив шоколадного цвета груди

с начинающими твердеть сосками.

Я глубоко вздыхаю и качаю головой. А ведь и правда мы с Хлоей так мало были вместе! Ничего бы мне не хотелось так сильно, как лечь с ней и позабыть обо всех делах и обязанностях. Но есть вещи, которые просто необходимо сделать.

– Нам еще надо избавиться от машины,- говорю я.

– Успеем, – шаловливо улыбается мне Хлоя и, поводя бедрами, вылезает из джинсов. – Сначала кое-что другое…

– И найти чего-нибудь поесть…

Хлоя притворно сердится и топает ножкой:

– Я не голодна!

Она стягивает с себя голубенькие трусики и отбрасывает их в сторону.

– Я не хочу сейчас есть, я хочу кое-чего другого…

Не сводя с меня глаз, она падает навзничь на кровать, раскинув ноги.

– Иди сюда, – зовет она.

Я стою у изножия кровати и пытаюсь совладать со своим телом. Но естество мое восстает. Мне глаз не оторвать от Хлои.

– Нам завтра рано утром выезжать. Мы должны отдохнуть.

Хлоя немного подается вперед, дотягивается до меня ногой, ее ступня гладит меня между ног.

– Успеем, – говорит она и улыбается тому, что чувствует ее нога.


Мы занимаемся любовью, затем избавляемся от джипа, охотимся, едим и снова любим друг друга в нашем настоящем обличье, вернувшись домой, срываем с мебели простыни и устраиваем себе постель.

Элизабет предпочитала проводить ночь в естественном обличье, а я – в человеческом, поэтому мы часто спали порознь. Хлоя доставляет мне невыразимую радость, охотно укладываясь со мной в одну постель. Она прижимается теплой спиной к моей груди и кладет голову мне на руку.

– Надеюсь, ты не возражаешь, – говорит она. – Я привыкла спать в человеческом обличье.

Жар ее тела будит меня в середине ночи. Я пытаюсь чуть-чуть отодвинуться, чтобы остыть. Но Хлоя стонет во сне и только поудобнее устраивает голову у меня на руке. Тогда я сбрасываю с себя простыню. Хлоя еще теснее прижимаются ко мне. Обняв ее, нежно целую сзади в шею. Слышно, как она дышит. Мне нравится, что она так близко. Я снова погружаюсь в сон.

Сон отступает, когда руки Хлои начинают блуждать по моему телу, они гладят меня, ласкают, дразнят, а ее губы покрывают меня поцелуями. Мои глаза прикрыты, я еще не до конца проснулся. Позволяю ее рукам делать со мной все, что им захочется. Губы ее приникают к моим – и я сильно возбуждаюсь. Хлоя перекатывает меня на спину и, оседлав, впускает в себя. Я улыбаюсь этому влажному, теплому удовольствию, тянусь к ней, беру в руки ее груди. Странно, но они кажутся мне полнее и больше Чуть приоткрываю глаза – ровно настолько, чтобы заметить, что первые лучи солнца проникли в комнату. Потом открываю их окончательно и вижу перед собой… белокожую блондинку. Я вскрикиваю и в испуге отдергиваю от нее руки. Блондинка, давясь от смеха, падает на меня ничком. В промежутках между приступами хохота женщина стонет:

– Питер! Это же я! Это я, Хлоя!

Но соломенно-желтые шелковистые длинные волосы этой женщины не имеют ничего общего с черными кудрями моей Хлои. Кожа у нее белая, как сметана, без тени загара. Эта незнакомая женщина все еще сидит на мне верхом. Она выпрямляется и прикрывает ладонями свои груди.

– Я подумала, что лучше мне измениться перед поездкой в Кингстон,- смеясь, объясняет она и, раскачиваясь из стороны в сторону, то и дело встряхивая белокурыми волосами, демонстрирует мне себя во всех подробностях.

– Тебе не кажется, что Вирджил Клейпул очень удивился бы, увидев, что у Чарльза и Саманты Блад чернокожая дочь?

Она, конечно, права, и все-таки, на мой взгляд, теперь она слишком напоминает гибрид куклы Барби и своей матери в молодости. Коснувшись ее грудей, я говорю:

– Ты думаешь, размер твоей груди тоже вызвал бы недоверие у мистера Клейпула?

Хлоя накрывает мои ладони своими.

– Я просто подумала, что такая грудь больше подойдет блондинке.

– Надеюсь, после посещения Клейпула ты снова станешь прежней?

– Это зависит от тебя, – мурлычет Хлоя. Она трется о меня, как кошка, пока я не возбуждаюсь снова. – Тебе придется доказать мне, что ты хочешь, чтобы я снова стала самою собой.


Мы задерживаемся в Фолмуте для того, чтобы в торговом центре купить одежду для меня и наряд для Хлои, который вместил бы ее новые, более пышные формы. Она выбирает зеленое шелковое платье с глубоким вырезом.

После проселочных дорог внутренней части острова ехать по А1 – современной автостраде, идущей вдоль побережья, – просто наслаждение. Еще довольно рано – машин немного, и мы на довольно большой скорости благополучно проезжаем Убегающую бухту и Очо-Риос. Но когда дорога заворачивает к порту Мария, движение становится гораздо оживленнее за счет автомобилей, направляющихся в Кингстон, набитых пассажирами и их ручной кладью.

Водители борются за место на автостраде, кричат, обзывают друг друга, непрерывно сигналят. На перекрестке, где я оказываюсь единственным, кто не желает ехать на красный, Хлоя теряет терпение.

– Дай-ка я поведу!

Пожав плечами, я уступаю ей руль.

«Наши женщины – вот кто истинные воины, – посмеивался мой отец. – Мы, мужчины, не способны на столь безрассудные поступки, как они».

Хлоя – не исключение. Она на большой скорости ввинчивается в поток машин, ловко обходит «тойоту», в последний момент уворачивается от мчащегося навстречу грузовика. Она просто сияет:

– Обожаю водить машину!

Я киваю и еще раз проверяю, надежно ли пристегнут. Не доезжая бухты Анното, Хлоя сворачивает на A3. Мы вновь направляемся внутрь страны, к подножию Голубых гор.

– Смотри.- Я хочу обратить внимание Хлои на то, как красиво вокруг, но она смотрит только на дорогу, упрямо выставив подбородок. Моя подруга целиком сосредоточена на соревновании с другими водителями.

К вечеру мы добираемся до Кингстона. Спустившись с гор, мы видим перед собой раскинувшийся на равнине город.

– Нам нужно в новую часть города, – уточняет Хлоя. -- Дерек говорил, что офис Клейпула – на верхних этажах здания «Харви». Это на пересечении Миддл-Роуд и Эсперанс авеню. Дерек говорил, что это самое высокое здание и единственное целиком белое.

Я указываю на белый параллелепипед. Здание слишком простое по архитектуре и совсем не элегантное. Вокруг – дома поменьше, но архитектурно – гораздо интереснее.

– Наверное, это оно, – предполагаю я.

Хлоя кивает и пытается пробраться к белому чудовищу, лавируя среди машин. Их внезапно становится слишком много, как в большом городе. Только через полчаса нам удается найти место для парковки у здания «Харви». Хлоя выключает зажигание и говорит:

– Пожалуйста, предоставь мне объясняться с ними.


Хотя «Клейпул и сыновья» и занимают верхние этажи такого большого здания, но у них нет ни элегантности, ни размаха концерна «Ла Map». Перед нами скромная деревянная дверь, на которой лишь номер 1512 и простая медная табличка с надписью «Клейпул и сыновья».

Секретарша, пожилая женщина-ямайка, худая, довольно светлокожая, с лицом и руками, изборожденными морщинами, сидит за скромным письменным столом посередине приемной. Напротив ее стола, у стены, стоят в ряд четыре деревянных стула. Все стены однообразно белые, кое-где в пятнах. Офис явно нуждается в ремонте. Женщина поднимает на нас глаза:

– Да? Чем могу служить?

– Мы хотели бы видеть Вирджила Клейпула, -говорит Хлоя.

– У вас назначена встреча с ним?

Хлоя выразительно оглядывает совершенно пустую приемную, скользит взглядом по пустым стульям.

– Меня зовут Хлоя Блад. Я дочь Чарльза и Саманты Блад,- говорит она с внезапно прорезавшейся аристократической интонацией, сдобренной изрядной долей презрения. – Я думаю, мистер Клей

пул примет меня, если, конечно, он не ОЧЕНЬ занят!

– Минуточку. – Женщина встает и знаком приглашает нас присесть.

– Мы лучше постоим, – отказывается Хлоя.

Секретарша кивает и уходит.

Я оглядываю приемную, пока мы ждем.

– Почему твои родители пользуются услугами этих людей? – шепотом спрашиваю я. – Похоже, они едва оплачивают даже такое помещение.

Хлоя пожимает плечами:

– Папа всегда пользовался их услугами. А до него его отец. Они всегда исправно выполняли все, что нам было нужно.

Появляется Вирджил Клейпул в сопровождении своей секретарши. Его кожа еще светлее, чем ее, внешность Клейпула почти не сохранила характерных черт его народа. Видимо, он потомок нескольких поколений смешанных браков. На его лице угадываются следы недавней пластической операции.

Хорошо сшитый костюм из черною шелка, дорогие часы «ролекс», три кольца с камнями – с бриллиантом, изумрудом и рубином,- все это странно противоречит первому впечатлению потрепанности, которое произвела на меня приемная его фирмы.

– Хлоя! – Клейпул широко улыбается, демонстрируя белые зубы. – Дамы вашего семейства

обычно не балуют нас посещениями. Чаще всего я имею дело с вашим братом и могу с уверенностью сказать, что он далеко не так красив, как вы! – Он протягивает Хлое ухоженную руку: – Добро пожаловать в мой офис!

Я мысленно спрашиваю Хлою:

– Сколько ему может быть лет?

– Дерек говорил, что ему по меньшей мере шестьдесят пять,- улыбается она.- Он сын «Клейпула и сыновей».

– Насколько непрезентабельно выглядит приемная, настолько же элегантен кабинет самого Клейпула. Письменный стол красного дерева, стулья, обитые кожей, стены, облицованные дубовыми панелями и увешанные фотографиями, на которых молодой Вирджил Клейпул играет в крикет или катается на яхте со своей семьей. На других фотографиях он запечатлен с разными ямайскими политиками – Сеагой, Мэнли и другими. Большая вставленная в рамку фотография Клейпула и Боба Мэнли, видимо, предмет гордости. Вид у обоих такой, как будто один только что рассказал другому анекдот. В окне офиса – панорама Кингстона, спускающегося к гавани.

Вирджил с улыбкой следит за тем, как я осматриваю его владения:

– А вы, сэр?

Прежде чем я успеваю ответить, Хлоя говорит:

– Это мой жених, Джон Эймс. Он приехал из Штатов.

Клейпул удивленно приподнимает бровь:

– Дерек не упоминал, что вы помолвлены.

– Джон? – мысленно спрашиваю я. – Ты не могла придумать более оригинального имени?

– Поживи пока с этим, – отвечает мне Хлоя.

Одним взмахом руки она отметает все расспросы Клейпула:

– Дерек и не знал о моей помолвке. Джонни сделал мне предложение на днях, когда Дерек уже уехал.

Ямаец кивает, откидывается на спинку стула:

– Чем могу быть вам полезен?

– Папа просил нас заехать к вам и узнать, есть ли что-нибудь от Дерека. Он хочет быть в курсе того, как идут дела в Майами.

– Я с нетерпением ждал, когда объявится ваш отец. Признаться, я стал подумывать о том, чтобы нанять вертолет и лететь к вам. Но вы же знаете: Чарльз гостей терпеть не может. И еще возникает проблема: как поступить с летчиком, когда вернемся обратно. – Клейпул усмехается, потом выдерживает паузу и выразительно смотрит на меня: – Вы уверены, Хлоя, что ваш отец не возражал бы, что мы разговариваем в присутствии… третьего лица?

– Взгляните в его глаза, Вирджил, – говорит Хлоя,- Джонни – тоже член семьи. Он мой троюродный брат. Нет ничего, что нужно было бы скрывать от него.

– Разумеется. Простите старику излишнюю подозрительность. Боюсь, иногда я бываю чересчур осторожен. – Вирджил открывает боковой ящик своего стола, роется в бумагах. – Вот, – говорит он, протягивая Хлое три листка, – боюсь, что это все, что я пока получил из Майами.

Хлоя просматривает факсы, потом говорит:

– Я полагаю, что вы и разговаривали с моим братом.

– Да. – Вирджил вежливо наклоняет голову и улыбается.- Не очень часто, но разговаривал. К счастью, его люди гораздо более общительны. Мы все очень взволнованы.

– Чем же?

Вирджил Клейпул прищуривает глаза:

– Слиянием, конечно.

– Ну разумеется, – кивает Хлоя.- И когда же все закончится?

– Йен Тинделл из концерна «Ла Map» будет здесь через две недели. Вот я и начал волноваться, успею ли повидаться с вашим отцом. Передайте ему, пожалуйста, что через две недели, если считать с понедельника, потребуется его присутствие. К тому времени все документы будут уже подготовлены и готовы к подписанию.

– Я уверена, что папа будет доволен, – говорит Хлоя.

Мне требуется все мое самообладание, чтобы сидеть молча, не проявляя эмоций.

– Что там, черт подери, затевается? – мысленно спрашиваю я у Хлои.

– Я знаю столько же, сколько и ты, – отвечает она.

– Спроси его о Генри,- прошу ее я.

– Дерек упоминал о моем племяннике – Генри?

Он взял его с собой,- обращается Хлоя к ямайцу.

Тот с усмешкой кивает:

– Мне показалось, что вашему брату нелегко приходится с мальчиком. Но Дерек велел мне передать вашему отцу, что в конце концов они с Генри достигли взаимопонимания. Теперь мальчик понял, что ему лучше слушаться своего дядю.

– Очень хорошо, – отвечает Хлоя.- Я люблю племянника, но мне казалось, что он очень избалован.

– Уже нет. Дерек применил особые методы воспитания…

– Но с Генри все в порядке? – не выдерживаю я.

Ямаец хмурится, явно недовольный тем, что я перебиваю его:

– Судя по тому, что мне сказал Дерек, с молодым человеком все в порядке, ну разве что ему

немного больно сидеть.

Мне очень хочется перегнуться через стол, схватить Вирджила Клейпула в охапку и трясти его до тех пор, пока он не выложит мне все, что знает о пребывании Дерека в Майами. А еще мне хочется как следует врезать ему за то, что он так небрежно рассуждает об «особых методах воспитания», которые приходится испытывать на себе бедному Генри.

К моему удивлению, Хлоя встает со стула:

– Я ценю ваше время, Вирджил. – Она сворачивает в трубочку бумаги, переданные Клейпулом.- С вашего разрешения я передам это папе.

Ямаец кивает.

– Нам пора. Мы хотим добраться домой до темноты.

– Мы уже уходим? – мысленно ору я.

Моя невеста игнорирует этот вопрос.

– Уверена, что папу новости взволнуют не меньше, чем вас.

Вирджил Клейпул расплывается в улыбке:

– Я знаю, как Чарльз беспокоился о деньгах. Без того золота, что он прислал мне пять лет назад, сомневаюсь, что нам удалось бы остудить интерес правительства к Яме Моргана. Скажите ему, что после слияния у нас будет еще больше оснований как можно дольше беречь этот дом.


Как только мы покидаем здание, я требую объяснений:

– Какого черта мы ушли? Мы могли принудить его рассказать нам все…

Хлоя резко поворачивается и смотрит мне в глаза:

– И что потом? Убить его и его секретаршу?

– Почему бы и нет? Кто стал бы связывать эти убийства с нами? Нас тут никто не знает. Черт! Да мы убрались бы с этого острова еще до того, как полиция начала бы расследование. А убийство Клейпула, уж конечно, предотвратило бы это так называемое слияние.

– И, значит, Дерек был бы предупрежден, что здесь что-то не так. А пока есть шанс, что в Майами никто не ожидает нашего появления. Кроме того, – опускает глаза она,- моя семья нуждается в «Клейпуле и сыновьях».

– А мой сын нуждается во мне!

– Черт возьми! – Хлоя топает ногой. – Да ведь я и делаю все для того, чтобы вы поскорее соединились. Я выбрала тебя, Питер! Я тебя люблю. Если будет надо, то я умру за тебя. Но я не хочу вредить своим родителям и братьям. Какое бы зло они нам ни причинили – они все-таки моя семья. Разве ты не слышал, что сказал Клейпул?

– О деньгах?

– Вот почему они решили тобой воспользоваться. Им нужны твои деньги, чтобы выжить!

– Если бы они попросили о помощи, я бы помог им. У меня денег более чем достаточно.

Хлоя качает головой:

– Чарльз Блад никогда ни о чем не просит. Единственное, что он умеет,- брать то, что ему нужно.

– Я не отдам ему ни моего сына, ни моего богатства.

– Разумеется нет. Но, Питер,- теперь моя невеста смотрит мне прямо в глаза, и мне очень хочется обнять ее и поцеловать, чтобы исчезла эта горькая складка у ее губ, – они произвели меня на свет. Они вырастили меня. Прошу тебя, не делай ничего такого, что заставило бы меня пожалеть, что я вышла за тебя.

– Когда все это кончится, – обещаю я, – если, конечно, все это когда-нибудь кончится, тогда посмотрим, что можно сделать для вашей семьи.

23

В машине Хлоя садится за руль, а мне передает факсы Дерека.

– Я могу вести, если хочешь, – предлагаю я. Она отрицательно мотает головой и взглядом указывает на место пассажира. Честно говоря, испытав на себе ямайское дорожное движение, я даже рад предоставить Хлое сражаться с ним. Кажется, ее темперамент подходит для этого гораздо лучше, чем мой.

Мы молча выезжаем из Кингстона. Хлоя, погруженная в свои мысли и, кроме того, вынужденная маневрировать в потоке машин, похоже, даже не замечает моего восхищения. Она очень удивила меня сегодня. Ну разумеется! Ведь я привык представлять себе Хлою всего лишь смышленой и своевольной девочкой-подростком. Такой она была, когда я женился на Элизабет. Я знал, что интерес ко всему человеческому и любознательность никогда ее не покинут, но совершенно не принимал в расчет, что она выросла. И взрослая Хлоя мне совсем не знакома. Например, я вовсе не ожидал, что у Клейпула она так решительно возьмет инициативу на себя. За ее внешней мягкостью скрывается сила, и это восхищает меня.

Наконец Хлоя обращает внимание, что я неотрывно смотрю на нее.

– Что? – спрашивает она.

– Ничего. Просто я подумал, что люблю тебя.

– Правильно. Хорошая мысль!

Движение становится чуть спокойнее, когда наш «лендровер» начинает подниматься в гору. Теперь мы едем по сельской местности. Тут и там попадаются фермерские домики, иногда встречается маленькая лавчонка. Бродят козы и куры.

Я спрашиваю Хлою:

– И какие выводы ты сделала из того, что сказал Клейпул?

– Сначала прочти факсы, – советует Хлоя и снова сосредоточивается на дороге и на своих собственных размышлениях.

Я разворачиваю бумаги, разглаживаю их у себя на колене и раскладываю в хронологическом порядке. Все они посланы из «Ла Map». Первый факс датирован 12 июня, последний – 20 июля. Я с глубоким вздохом погружаюсь в воспоминания. Мы с Хлоей встретились в мае. Не могу поверить, что прощло уже столько времени.

12 июня

Папа, все хорошо. Отправляю этот факс сам. И текст приходится самому набирать – глаза портить.

Мы добрались без приключений, я взял такси, чтобы нас с мальчиком доставили прямо в «Ла Map». Там меня приняли очень радушно. Особенно теплый прием я получил от сотрудницы Йена Тинделла, некой Риты Сантьяго (кажется, она шпионит в пользу Питера), и президента компании Артуро Гомеса.

Тинделл, парень, управляющий компанией на пару с Гомесом, едва нашел время встретиться со мной.

Поскольку мне не терпелось поскорее добраться до дому, я не стал долго ошиваться в «Ла Map» и интересоваться бизнесом. Гомес вызвал свою дочь, и она отвезла нас домой на катере де ла Сангре. Она странно посмотрела на меня, когда на ее предложение самому сесть за руль я ответил отказом. Однако я рад, что отказался.

Всю дорогу я наблюдал за ней и старался запомнить все, что она делает. Особенно трудно войти в канал, ведущий к острову, но я горд тем, что запомнил все повороты.

Дочка Гомеса посмотрела на меня еще более странным взглядом, когда я не помог ей пришвартоваться. Но я опять внимательно за ней наблюдал и все запомнил.

Дальше, на острове, все пошло хорошо. Дом меньше нашего, папа, но у них есть все! Водопровод, электричество, кондиционеры, телевидение! Когда раздобудем денег, надо будет устроить в Яме Моргана то же самое.

Я обыскал весь дом сверху донизу и не нашел никаких следов тайника, о котором ты говорил. Но, должен тебе сказать, судя по тому, как выглядит офис «Ла Map», мы и так отхватили неплохой куш.

Я велел Гомесу через неделю быть готовым к совещанию, на котором мы все обсудим. После совещания я пошлю тебе факс.

Дерек

24 июня

Папа, сногсшибательные новости! Мы на днях провели совещание. Здесь оказалось гораздо больше денег, чем мы предполагали! Я сообщил им о твоей идее передать руководство фирме «Клейпул и сыновья». Гомесу и его дочери идея не понравилась, но, думаю, они сделают все, что я скажу. Кстати, Рита указала на то, что, перенося корпорацию внутрь континента, мы экономим на налогах. Тинделла впечатлили эти цифры. Он сказал, что, пожалуй, наш план может сработать.

Мальчишка доставляет мне кучу неприятностей. Я взял его с собой на совещание. Большую часть времени он вел себя тихо, но под конец вдруг подошел к Рите и стал с ней шептаться. Она передала мне то, что он ей шептал: «Не слушайте его. Он не мой папа». Тогда я дал ему пощечину и велел выйти из комнаты. Гомес и его дочь опять странно на меня посмотрели.

Мне нелегко пришлось с «Грейди Уайт» – катером де ла Сангре. Не понимаю, почему людям нравится гонять по воде на этих штуках на бешеной скорости.

Я уже было решил, что достаточно попрактиковался, чтобы выглядеть настоящим морским волком. Господи, я даже научился швартоваться! Но этот чертов канал, ведущий к острову, ужасно труден для маневрирования. Вчера утром был слишком сильный ветер. Отплыв от острова, я допустил небрежность, и катер накрыло волной. В результате меня ударило о скалу, в борту образовалась здоровенная пробоина и эта чертова посудина затонула.

Когда дочка Гомеса пришла ко мне на помощь, я по ее лицу понял, что она крайне удивлена. Однако она ничего не сказала, только отвезла меня на берег и наняла катер на обратную дорогу. Они говорят: чтобы залатать «Грейди Уайт» и поставить на него новые моторы, потребуется около месяца, – но, честно говоря, мне наплевать. Та лодка, которую наняла дочка Гомеса, отлично подходит мне. Разумеется, теперь я очень осторожен с этим проклятым каналом.

Папа, я уже обыскал весь остров и еще раз обшарил дом, но не нашел той комнаты, о которой ты говорил. Впрочем, через несколько недель это уже не будет иметь никакого значения. Йен Тинделл и Рита уже напрямую общаются с Клейпулом. Они говорят, что все у них идет хорошо.

Представляю себе твое лицо, когда ты увидишь, какие у них прибыли!

Дерек

20 июля

Папа, Рита сегодня сообщила мне, что все готово. Им с Тинделлом остается лишь подготовить бумаги и переслать их Клейпулу.

Йен скоро позвонит Вирджилу, чтобы назначить заключительную встречу. Боюсь, что тебе надо будет присутствовать. Йен будет представлять «Ла Map» и меня. Думаю, мне лучше остаться пока здесь и блюсти наши интересы.

Гомес и его дочь кажутся мне все более ненадежными, возможно даже опасными. Они постоянно интересуются самочувствием мальчика. Кажется, им не нравится, что я больше не привожу ребенка на материк. Но теперь у меня нет уверенности, что он будет вести себя как следует. Этот волчонок даже укусил меня на днях! Слышал бы ты, как он орал, когда я избил его за это! Так что теперь я просто запираю его, когда уезжаю с острова или Хочу отдохнуть.

Дочка Гомеса даже имела наглость как-то раз явиться на остров и попросить о встрече с ребенком. Я послал ее подальше. Завтра намерен ее уволить.

Ее папаша – дело другое. Я получил в офисе несколько советов насчет того, как от него избавиться, но, боюсь, этот тип способен на ответный удар. Еще не пришло время разобраться с ним.

А пока, должен сказать, я потрясающе провожу время. Охотиться здесь легко: чаще всего я просто нападаю на лодки в море. Рита устроила мне постоянные апартаменты в отеле. Очень элегантно и совсем близко от офиса. Я провожу там по крайней мере две-три ночи в неделю. Ночевал бы и чаще, если бы не мальчишка.

Боюсь, что уже слишком испорчен для жизни в Яме Моргана. Когда все это кончится, я хотел бы остаться в Майами, вести дела здесь… Разумеется, если вы с мамой не против и если вы согласитесь взять Генри к себе.

У меня здесь неплохая компания, и, думаю, пока я не найду себе постоянную спутницу, этот вариант ничем не хуже любого другого.

Я еще раз все осмотрел в поисках того, что вам нужно. Если на острове и есть тайник, то он слишком хорошо спрятан.

Пожалуйста, позвони мне от Клейпула, когда дело будет сделано. Хочу послушать, как тебе все это.

Дерек

Вне себя от ярости, я складываю и складываю листки с факсами, как будто, сделав их как можно меньше, мне удастся свести на нет и все проблемы. Как я мог оставить Генри таким беззащитным! Каким одиноким, покинутым он, должно быть, сейчас себя чувствует! О, как мне хочется поскорее добраться до Дерека! Я с трудом складываю бумажки еще раз – такие они уже маленькие и плотные.

– Мне нужно позвонить в Майами, – говорю я.

– Через час мы будем в Очо-Риос. Можно найти там телефон, – говорит Хлоя.

– Я не могу этого перенести… То, что твой брат делает с Генри! Ребенку всего пять лет!

– Он никогда не понимал детей. Каждому из нас, младших, случалось испытать на себе его злобу, – говорит Хлоя. – Хорошо, что он не сделал Генри ничего по-настоящему плохого.

– То, что он делает, недопустимо!

– Конечно. Думаю, ты ему дашь это понять. «Еще как дам», – думаю я. Потом до меня до

ходит нелепость всего остального.

– По-твоему, они хотят разворовать компанию?

Хлоя кивает:

– По-моему, да. Но мы найдем способ остановить их.

– Черт возьми, ты права. Мы должны как можно скорее добраться до Майами.

– Как? – спрашивает Хлоя.- У нас нет никаких документов, даже удостоверений личности. Сколько денег у тебя осталось?

Я выгребаю деньги из кармана:

– Сорок три доллара двадцать пять центов.

Моя невеста хохочет:

– Этого хватит, чтобы заправить машину и купить телефонную карточку. А потом что?

– От тебя требуется лишь довезти меня до бухты Монтего. А оттуда я доставлю тебя домой в первом классе. – Я улыбаюсь, заметив недоверие и беспокойство во взгляде любимой. – Можешь мне по

верить.

Универсальный магазин Максима на окраине Очо-Риос обеспечивает нас всем необходимым. Хлоя заправляет машину, а я в ярко раскрашенном киоске покупаю телефонную карточку. Несколько минут уходит на то, чтобы найти таксофон. Хорошо, что он обнаруживается за магазином, в тихом месте, под козырьком, рядом со складом.

Вставив карточку, я набираю номер корпорации «Ла Map». Сара снимает трубку после третьего гудка и выдает стандартное приветствие. Измененным, высоким и хрипловатым, голосом я прошу:

– Артуро Гомеса, пожалуйста.

– Извините, сэр, его сейчас нет. Может быть, поговорите с кем-нибудь еще?

– Когда будет Гомес?

– Не могу сказать точно, сэр.

– Могу я поговорить с Клаудией?

– Мисс Гомес больше здесь не работает. – Голос Сары становится ледяным. – Может быть, вы назовете ваше имя и цель звонка, и тогда я смогу соединить вас с тем, кто вам поможет.

– Я позвоню позже, когда будет Артуро.

– Сэр, вы его не застанете. Он отсутствует на…неопределенный срок. Если вы согласитесь поговорить с мистером Тинделлом или мисс Сантьяго, они вам объяснят.

– Соедините меня с Ритой.

– Как мне о вас доложить?

Пытаюсь придумать какое-нибудь имя и в конце концов выпаливаю то, что сочинила мне Хлоя:

– Джон Эймс.

Рита не берет трубку минут пять. Наконец она отвечает бесцветным и деловым голосом:

– Да, я вас слушаю…

– Рита… – говорю я ей уже своим настоящим

голосом.

Она сразу смягчается.

– Питер, милый. – Она жарко дышит в трубку. – Я думала, ты позвонишь позже…

Не будучи готов к столь интимному тону, я швыряю трубку на рычаг. Со мной Рита никогда не вела себя так фамильярно. Сейчас она явно разговаривала не со мной, а с тем, другим Питером.

Я набираю номер сотового телефона Артуро – никто не отвечает. Тогда я звоню Клаудии.

– Алло, – отвечает она.

– Клаудиа, это Питер.

– И что? – Кажется, она напряглась и затаилась.

– Я беспокоюсь о вашем отце.

– Представьте, я тоже, – говорит она. – Только я не понимаю, вам-то что беспокоиться.

– Разумеется, я беспокоюсь!

Она ничего не отвечает.

– Клаудиа, послушайте, – тороплюсь я, – мне нужна ваша помощь.

. Клаудиа злобно цедит:

– Вы, кажется, забыли. Я больше у вас не работаю, Обратитесь к вашим прихвостням, Рите и

Тинделлу, пусть они вам помогают. У меня есть дела поважнее.- Она отключается.

Я в ярости бросаю трубку на рычаг. Никогда ни один из Гомесов так со мной не разговаривал! Сомневаюсь, что вообще когда-нибудь Гомес позволял себе такой тон в разговоре с де ла Сангре. Они бы не осмелились. У меня сильное искушение счесть Клаудию и остальных предателями. Но я понимаю, что требую от них слишком многого – разглядеть Дерека за внешностью Питера. Для них сейчас Дерек – это я.

Мне приходится сделать несколько глубоких вдохов, чтобы поскорее успокоиться. Разумеется, Рита приняла его авансы, как приняла бы мои. И почему бы Артуро и Йену не выполнять его распоряжения, какими бы нелогичными они им ни казались? Если бы я велел Гомесу уволить собственную дочь, разве он не сделал бы этого, хоть и скрепя сердце? Почему бы ему не слушаться и Дерека?

Снимаю трубку, потом опять кладу. Мне нужно набраться решимости еще раз позвонить Клаудии. На этот раз она отвечает сразу, после первого же гудка, и, прежде чем я успеваю сказать хоть слово, выпаливает:

– Оставьте меня в покое!

– Клаудиа, подождите. Не вешайте трубку. Дай те мне объяснить. Все обстоит совсем не так, как вы думаете.

– Интересно, в чем же я ошиблась? Вы меня

уволили. Моего отца чуть не убили.

– Артуро? Что вы имеете в виду? Что случилось?

Клаудиа смеется в трубку:

– Ах, какой пафос! Да вы же были среди тех, кто его обнаружил.

Я качаю головой. Хотел бы я быть сейчас там, рядом с ней, чтобы она могла видеть выражение моего лица.

– Клаудиа, вы должны меня выслушать!

– Я ничего вам не должна.

– Это покажется вам странным. Но тот Питер, о котором вы говорите, не я. Я все еще на Ямайке.

– Что за чушь! Не более часа назад я видела, как вы бултыхались в вашей наемной лодке в бухте.

– Это был не я! – Я пытаюсь найти способ убедить ее, лихорадочно озираюсь вокруг себя, как будто в поисках доказательств. На мое счастье, на таксофоне все еще высвечен здешний номер – бледно, но прочесть можно, и даже с ямайским кодом – 876.-

Я могу доказать! Позвоните мне сюда, на Ямайку,- я диктую ей номер.

– Как я могу быть уверена, что это не очередной трюк, подстроенный вами и Йеном?

– Зачем бы мне это понадобилось? Если бы я был тем Питером, с которым вы общались последние недели, какой смысл мне было бы вас преследовать? Вы уже вне игры, и Артуро, кажется, тоже.

Наберите этот номер. Справьтесь насчет кода у оператора, если хотите. Но перезвоните мне.

Впервые у Клаудии появляется знакомая мне деловая интонация:

– Продиктуйте номер еще раз, Питер. Я проверю и перезвоню вам через несколько минут.

Минуты идут. Я сижу. Потом стою. Барабаню пальцами по трубке. Хлоя подходит сзади, улыбается, обнимает меня. Впервые после отъезда из Кингстона она дотрагивается до меня. Элизабет редко меня касалась, кроме как во время секса. Для Хлои, к счастью, физический контакт значит гораздо больше: она то кладет мне руку на плечо, то незаметно задевает меня рукой, то просто встает так близко ко мне, что мы соприкасаемся. Я рассказываю ей все, что узнал.

Телефон молчит.

– Необходимо, чтобы она мне поверила, – говорю я своей невесте. – Она единственная, кто, воз

можно, захочет нам помочь. В остальных я не могу быть уверен. А бедняга Артуро… Нужно узнать, что с ним, насколько тяжело он ранен.

– Если она не перезванивает, то и ладно,- возражает Хлоя.- Почему эта женщина так важна для

тебя? Нам не нужна помощь обыкновенных людей. Мы сами решим свои проблемы.

Я улыбаюсь, нежно поглаживаю ее по руке:

– Разумеется. Но мой отец всегда учил меня: «Только дураки что-то предпринимают, не со

брав всей возможной информации». Никто не знает Майами так, как семья Гомес. Если Клаудиа согласится нам помогать, поверь мне, мы об этом не пожалеем.

Проходит еще время.

– Давай уйдем, – говорит Хлоя. – Ты можешь попробовать связаться с ней еще раз из бухты Монтего.

Я отрицательно качаю головой. Моя невеста хмурится.

– Не знаю, что в ней такого особенного, что ты позволяешь ей так долго заставлять себя ждать. Я -в машине, – говорит она сухо и уходит.

Как долго тянется время. Я сижу и пожираю глазами телефон. Когда он наконец звонит, этот звук заставляет меня вздрогнуть. Несколько секунд я не могу сдвинуться с места, так что снимаю трубку только после второго звонка.

– Вы – около платного автомата в универсальном магазине Максима в Очо-Риос, правильно? -спрашивает Клаудиа.

– Да, – улыбаюсь я. Клаудиа уже проследила, где находится телефон. Артуро поступил бы так же.

– К вам едут двое. Это люди моего отца. Какая у вас машина?

– Желтый «лендровер».

– Желтый? – смеется она. – Что ж, не заметить вас будет невозможно.

– Клаудиа, расскажите, что у вас там происходит.

– Я выслала этим двоим факсом ваше фото. Если они убедятся, что вы – это вы, они передадут вам сотовый телефон, звонки которого отследить невозможно, как те, которыми мы пользуемся здесь, в Майами. Тогда и поговорим. И знаете что, Питер? Что?

– Если вы на самом деле не тот, за кого себя выдаете, лучше бы вам сейчас же скрыться.


Ослепительный свет фар предшествует появлению на стоянке Максима большого черного «СААБа». Прислонившись спиной к «лендроверу», мы с Хлоей наблюдаем, как эта громадина подруливает к нам.

– Твоя близкая подруга начиталась романов про шпионов,- фыркает Хлоя.

– Она вовсе не моя близкая подруга, и она просто соблюдает осторожность, – сухо отвечаю я.

Машина подъезжает к нам вплотную, тонированное ветровое стекло опускается, за ним оказывается крупный мускулистый ямаец. Он разговаривает по сотовому, и телефон кажется детской игрушкой в его огромной ручище.

– Ага, – говорит он в трубку и делает знак водителю, тоже здоровенному ямайцу, выключить музыку.

Первый верзила достает из кармана листок бумаги, смотрит на него, потом переводит взгляд на меня:

– Да, мисс, он похож на факс, который вы нам прислали.

Потом он с минуту слушает, в упор глядя на меня и изредка кивая:

– Да, глаза очень зеленые, как вы и сказали.

Он передает мне сотовый:

– Это тебя, приятель. Леди хочет поговорить с тобой.

Я беру телефон и отхожу в сторону от их машины. Двое ямайцев, не выключая мотора, продолжают наблюдать за мной и, видимо, ждут инструкций.

– Клаудиа?

– Питер я ничего не понимаю, но почему-то рада узнать, что вы это вы. Чем я могу вам помочь?

– Сначала расскажите мне о Генри.

– Он выглядел нормально те несколько раз, что я его видела. Был немного подавлен, но, кажется, вполне здоров. Последних новостей я не знаю. Питер, я имею в виду другого Питера, перестал привозить его на материк.

– А что произошло с Артуро?

Клаудиа тяжело вздыхает:

– Два дня назад папа уезжал с работы в свое обычное время. Если верить Йену, они с Питером, с тем, другим Питером, и Ритой, задержались, чтобы поработать над этим, как они его называют, «слиянием». Вы себе представить не можете, как папе не понравилась эта идея! Но Питер и Йен настояли. В общем, когда все осталъные уже ушли, папу нашли около его машины, в крови. Избитого, без сознания. Сначала они решили, что он мертв, но Йену удалось прощупать пульс. Полиция считает, что это было ограбление – деньги, что были у него с собой, исчезли. Но я сомневаюсь, чтo все так просто. Вам известно: папу не так-то просто ограбить.

– А что он сам говорит?

– Он все еще без сознания. Я связалась с его людьми. Они пытаются выяснить, кто это сделал и почему. Готова поручиться, что следы приведут к Тинделлу.

– Почему?

– Папа думал, что, если они с Йеном явятся к Питеру и вместе выскажут свое несогласие, им удастся убедить его отказаться от этого слияния. Но Йен отказался рисковать. Они с папой довольно сильно ругались и даже орали друг на

друга. Папа мне говорил, что дело дошло до угроз. Я киваю, хотя Клаудиа и не видит меня:

– Охотно верю.

– Кто этот другой Питер? – спрашивает она. – Как он может быть настолько похожим на вас?

– Клаудиа, вам, полагаю, известно, что некоторые вопросы, касающиеся нашей семьи, остаются

без ответа.

– Да, – подтверждает она, – папа в свое время ясно дал мне это понять.

– Скажем так: он родственник – и не слишком дружественно настроенный.

– Как скажете.

– Сейчас гораздо важнее, чтобы мы могли поскорее добраться до Майами и разрешить всю эту

ситуацию.

– Мы?

– Я теперь женат. Со мной моя жена, Хлоя.

– Чем я могу помочь?

Я прекрасно понимаю, что поддельные документы изготавливать уже некогда. А без них любой коммерческий авиарейс исключается.

– Кто-нибудь из ваших людей может нелегально переправить нас в Майами?

– Следующее судно уходит через две недели.

– Мне нельзя ждать так долго. Выясните для меня, какие туристские суда сейчас находятся в бухте Монтего и каковы их маршруты.

– Хорошо, – обещает Клаудиа. – Мне придется перезвонить вам.

– Прекрасно. Не могут ли ваши друзья на Ямайке оказать мне кое-какое содействие?


Я возвращаю телефон верзиле ямайцу. Он слушает Клаудию, кивает, повторяя:

– Ага, ага…

Потом отключается, снова передает сотовый мне, достает из «бардачка» батарейки к телефону и конверт.

– Тысяча долларов двадцатками, приятель.- Он дарит мне ослепительную улыбку.- Должно быть, ваша телефонная подруга души в вас не чает. Она сказала, что у вас для нас кое-что есть.

Открыв багажник, я говорю Хлое:

– Нам не удастся провезти через таможню твои травы. – Я передаю ящичек с травами и чемоданы ямайцу. – А так их доставят в Майами через несколько недель.

После того, как «СААБ» отъезжает, Хлоя, сложив руки на груди, смотрит на меня долгим неприязненным взглядом.

«Ваша телефонная подруга, должно быть, души в вас не чает»,- она повторяет слова ямайца, смешно передразнивая его выговор и интонацию.

– Она работает на меня, – сухо замечаю я.

Видно, что Хлоя не удовлетворена моим ответом.

Сотовый звонит через несколько минут после того, как мы выезжаем из Очо-Риос. Клаудиа сообщает:

– Можете оставаться там, где вы есть. «Королева Карибов» сейчас как раз в порту Очо-Риос. Лайнер отойдет в шесть. По расписанию у них остановка на Каймане, день в пути, прибытие в Майами утром.

Я смотрю на часы. Три часа дня. Если немного повезет, мы вполне успеем пробраться на борт судна.

– Вы можете поручить своим людям установить наблюдение за моим островом и за офисом,

чтобы мы были в курсе, что делает Питер, тот, другой Питер? – спрашиваю я Клаудию.

– Конечно.

– И еще, не могли бы вы на катере Артуро встретить нас у Западного рифа послезавтра?

– А почему у Западного рифа?

– Мне не улыбается проходить таможенный досмотр в Майами,- говорю я.- Западный риф – под

ходящее место, чтобы сойти.

Клаудиа возражает:

– Но судно там не останавливается.

Я вздыхаю. Если все пойдет так, как я планирую, нам будет неудобно выходить в Майами. Для нас с Хлоей улететь ночью с корабля – дело нехитрое. Но у меня нет ни малейшего желания объяснять это Клаудии. Ее не касается, каким именно образом я собираюсь пробраться на корабль. И как намереваюсь его покинуть.

– Ведь ваш отец предупреждал, вас, что будут вопросы, на которые нельзя получить ответы. Мне просто нужно, чтобы вы нас там встретили.

– Конечно. Как скажете. Это очень странно, но… я встречу, – говорит Клаудиа. – А что потом?

– А потом мы кое-кого навестим.


На мою просьбу развернуться и ехать обратно Хлоя холодно интересуется:

– Зачем? Тебе твоя подруга велела?

Я бросаю на нее раздраженный взгляд. Ревность в небольших дозах придает отношениям остроту и вызывает умиление, но, по-моему, с меня достаточно.

– Почему из всех женщин ты выбрала именно эту, чтобы приревновать меня?

Моя невеста недовольно пожимает плечами:

– Мне не нравится, что ты строишь с ней планы, не обсуждая их со мной. Только не говори мне,

что ты никогда не спал ни с одной из них! Дерек хвастался, что у него их было не меньше сотни.

– Во-первых, я не Дерек, – говорю я. – После Элизабет это было только один раз, и я сожалею о нем. И уж конечно, это была не Клаудиа. А сейчас нам надо ехать обратно в Очо-Риос, потому что оттуда скоро отойдет судно, на которое мы должны успеть.

– Но как мы сядем на него? У нас же нет документов.

Я объясняю ей свой план.

24

Королева Карибов» стоит в конце длинного узкого пирса в бухте Очо-Риос. Белая, с шестью палубами над ватерлинией, она больше похожа не на корабль, а на плавучий свадебный торт.

По пирсу прогуливаются туристы: некоторые направляются на корабль, другие – наоборот, выбегают на берег, чтобы сделать последние покупки. На многих свободные футболки с изображением большого синего трезубца, знака, украшающего все три трубы лайнера.

– Вот на этом и поплывем домой, – говорю я.

Мы едем вдоль порта, я смотрю по сторонам в поисках подходящей пары. Но в основном все держатся группами, многие нанимают гидов.

Ближе к центру поток туристов редеет. Миновав башню с часами в центре города, подъехав к рынку, я наконец вижу тех, кто нам нужен. Оба, мужчина и женщина, в майках с трезубцем. В руках у них по тяжеленной сумке. Они препираются с шофером такси. Кажется, им по тридцать с хвостиком. Женщина даже привлекательна в своем роде – этакая красотка в стиле «кантри». Мужчина – ниже меня ростом, лысеющий, но пока держится в форме.

Такси уезжает, и они угрюмо пускаются в долгий путь к порту. Я делаю Хлое знак притормозить около них, опускаю стекло и говорю:

– Вас подвезти?

Они останавливаются, мужчина заглядывает в окно нашего «лендровера» и спрашивает:

– Вы американцы?

Я лаконично отвечаю:

– Майами.

– Правда? Вы нас не разыгрываете? А мы… мы с Марсией – из Боки. Барри и Марсия Либман.

– Честное слово, лучше бы мы не уезжали из дому! – жалуется женщина. – Я не понимаю этих людей! Представляете, шофер такси хотел содрать с нас дополнительно за то, что включит кондиционер! Уф! Право, не думаю, что мы слишком избалованы… – Она тоже заглядывает в салон, улыбается Хлое. – Просто мы не считаем, что отпуск на до проводить в испарине. Вы ведь меня понимаете, правда, дорогая? В конце концов, если бы нам с Барри захотелось попотеть, мы бы просто отключили кондиционеры дома, и все.

– Нам еще кое-куда надо заехать, а потом, если вы ничего не имеете против, с удовольствием довезем вас до вашего лайнера, – говорю я.

– Отлично! – соглашается Барри, и парочка устраивается у нас на заднем сиденье.

– Слава богу! Кондиционер! – восклицает Марсия, расставляя свои авоськи на полу, в ногах. Хлоя ведет машину за город.

– Я говорила Барри: если ты хочешь солнца, останемся дома и запишемся в пляжный клуб. По крайней мере у нас дома под ногами твердая земля. Говорят, на судне предусмотрены какие-то устройства против качки, но, честно говоря, я не верю, что они когда-нибудь используют их. Прошлой ночью так качало, что я чуть с ума не сошла.

– Марсия,- миролюбиво замечает Барри,- это ты хотела поехать.

– Я – только из-за бесплатной кормежки… А теперь у меня и аппетита нет,- сетует она.- Барри рисует им карты…

– Одно из преимуществ работы картографа – бесплатный круиз, – поясняет муж.

– В следующий раз пусть лучше дадут деньгами! – решает Марсия.

Хлоя кладет правую руку мне на бедро и мысленно спрашивает:

– Долго еще нам терпеть этих людей у себя в машине?

Я только улыбаюсь в ответ.

Мы выезжаем из города. Марсия и Барри трещат без умолку, даже не удосужившись спросить, как нас зовут.

– Представляете, как только мы отплыли из Майами, у меня началась морская болезнь. Мы всю дорогу не выходили из каюты. Я даже не знаю, который наш стол за обедом,- сообщает нам Марсия.

– Ладно, Марсия, теперь тебе уже гораздо лучше, – увещевает Барри.

– Вон на той тропинке, – беззвучно предлагает мне Хлоя.

Я смотрю вперед и вижу справа хижину, у которой торчат трое полуголых ребятишек, а за ней – поворот на узкую, грязную тропку.

– Сворачивай, – соглашаюсь я.

– Ты только посмотри! – ужасается Марсия. – И как эти люди могут жить в таких условиях?

На самодельном указателе написано: «Белая река». Стрелка указывает на нашу тропку.

– Мы уже почти приехали, – громко говорит Хлоя.

За «лендровером» стелется облачко серой пыли.

Марсия и Барри жалуются на дорогу и на запустение вокруг. Ни я, ни Хлоя рта не раскрываем, пока не добираемся до берега речки. Моя невеста останавливает машину и выключает зажигание.

– Приехали,-говорит она и выходит из машины.

Марсия и Барри удивленно оглядываются.

– Куда приехали? – спрашивает Барри.

Я тоже выхожу.

– Пожалуй, снаружи вам будет прохладней,- говорю я.

Муж и жена медленно выбираются из «лендровера».

– Куда, куда! На кудыкину гору, – как-то не уверенно шутит Марсия.

Хлоя сочувственно улыбается ей, подходит поближе, молниеносно меняет форму своего пальца и перерезает горло Марсии одним движением. Потом она хватает женщину за волосы и удерживает ее так, чтобы кровь не залила одежду.

– Нет! – кричит Барри.

Но прежде, чем он успевает двинуться с места, я хватаю его за шею и душу. После того как тело мужчины безвольно повисает у меня на руках, кладу его на землю и раздеваю. Хлоя проделывает то же самое с Марсией.

Аккуратно сложив их одежду, мы с Хлоей раздеваемся сами.

– Я первая, – хихикает Хлоя и, внимательно глядя на лежащую перед ней обнаженную женщину, начинает меняться. Передо мной появляется вторая Марсия. Бедра Хлои становятся шире, икры – толще, волосы – длиннее и темнее. Я тоже меняюсь до такой степени, что лучший друг Барри теперь не отличил бы его от меня.

Оглядев меня с ног до головы, Хлоя одобрительно кивает.

– Похож.

Я внимательно разглядываю ее:

– Ты тоже отлично справилась.

Моя невеста печально качает головой:

– Взгляни на ее лицо. Мне жаль ее. Не понимаю, как это можно так краситься. Боюсь, что я да

же не знаю, как это делается.

– Все в порядке, – успокаиваю я.

– Они были такие нелепые.

– Да уж, – беззвучно соглашаюсь я и вспоминаю, как давно ел в последний раз. – Но в пищу они вполне годятся.


Наша каюта оказывается больше супружеской спальни в большинстве домов. Как только мы входим, Хлоя сбрасывает с себя туфли и бросается на широченную кровать. Она указывает на кладовку:

– Хорошо бы, у нее нашлись какие-нибудь кроссовки или туфли на низком каблуке. Иначе мне придется остаток времени проходить босиком.

Я улыбаюсь:

– На здоровье. Нам даже не обязательно выходить из каюты до Западного рифа. Океаном можно любоваться прямо отсюда.

Прозрачная стеклянная дверь открывается на наш собственный маленький балкончик.

– Не-а! – трясет головой Хлоя. – Так просто ты не отделаешься. Разве на этих лайнерах нет каких-нибудь вечерних развлечений?

– О да, сколько угодно! И еще – карты…

– А танцы и кино?

Я обреченно киваю.


Мы возвращаемся к себе только в три часа ночи, проиграв четыре тысячи долларов в блэкджек, насладившись сокращенной версией кордебалета на очень маленькой сцене, прослушав несколько шуток местного юмориста, заставивших большую часть публики заходиться от хохота, а мою невесту краснеть от смущения и вдоволь натанцевавшись.

– Мне все очень понравилось! – заявляет Хлоя. Она сбрасывает одежду и танцует обнаженная по комнате.- А тебе?

– Ну, положим, не все, – отвечаю я. – Я бы вернулся раньше.

– По-моему, ты слишком вошел в образ Барри Либмана,- замечает Хлоя, подходит ко мне, гладит по лысине, целует и начинает раздевать. – Перестань вести себя как пожилой бухгалтер. Кстати, нежелаешь ли подвести баланс?

Я смотрю на эту темноволосую женщину. Она по-своему привлекательна, но она – не моя Хлоя.

– Я бы предпочел заняться любовью со своей женой, – говорю я.

Хлоя улыбается и тут же превращается в себя самое.

– Теперь ты, Питер, – торопит она.

Сбросить с себя внешность Барри – дело одной секунды.

– Жди меня в постели, – говорю я и раскрываю стеклянные двери.

Комната наполняется свежим соленым запахом океана. Вдыхаю его с наслаждением.

– Вот так пахнет на моем острове.

Я возвращаюсь к своей невесте, любуюсь ее обнаженным шоколадным телом.

– Мне нравится этот запах, – говорит она.

А потом мы любим друг друга в этом соленом воздухе. Судно нежно качает нас, скользя по волнам.

Потом мы лежим на спине обнаженные на сбившихся простынях, позволяя океанскому бризу обдувать наши разгоряченные тела. Хлоя приникает ко мне, кладет голову мне на плечо, а руку – на бедро. Я счастлив просто лежать с ней рядом и сознавать, что завтра мы целый день будем предоставлены друг другу. С тех пор как мы с Хлоей встретились, столько всего произошло, что единственное мое желание сейчас – просто наслаждаться ее близостью.

Этой ночью на корабле мы впервые можем расслабиться и заняться друг другом. Энтузиазм Хлои, ее стремление попробовать все возможные способы, приносят мне огромное наслаждение и… страшную усталость.

– Это у нас что-то вроде маленького медового месяца, – говорю я.

– Все это очень мило, – возражает Хлоя, – но мы ведь формально еще не женаты.

– Разве? – хмурюсь я. – Пропади они пропадом, все формальности! А я считаю, что женаты.

– Не волнуйся так. Мы все равно теперь по жизненно связаны. – Она гладит себя по животу. – Кажется, твоя дочь тоже так считает. Просто согласно нашим традициям мы не женаты официально, пока не выпили вместе свадебного напитка.

– Это традиция только твоей семьи или всех наших?

– Разве твоя мать никогда не рассказывала тебе

о наших традициях?

– Моя мать выросла среди людей. Все, что она узнала о нас, она узнала от моего отца. А я не думаю, что он многому ее научил. А уж меня-то и подавно.

– И ты даже не знаешь, из какой ты касты?

– Я понятия не имею, что в данном случае значит «каста».

Хлоя переворачивается на бок, смотрит мне в лицо:

– Это значит клан или племя. Мама говорила мне, что каждый из нас принадлежит к одной из четырех каст: Зал, Трилл, Пелк или Андра. Папа считает, что мы из Андра, но с примесью крови Зал.

– И что это значит?

– В прежние времена это могло означать, например, войну. Ты хоть немного знаешь нашу историю?

– Знаю только, что раньше нам принадлежал весь мир. Отец говорил, что это время закончилось, когда мы расплодили людей. Их стало слишком много, чтобы мы могли справиться с ними.

– За это надо сказать спасибо клану Андра. Это они сделали людей такими, какие они есть.

– Как это? – улыбаюсь я. – Они что, разводили и скрещивали людей, как скот?

Она кивает:

– Это было после того огромного взрыва, который покончил с динозаврами. И после того, как Андра победили в войне.

– Я ничего об этом не знаю.

– До взрыва обыкновенных людей не было,- объясняет Хлоя.- Люди Крови могли свободно охотиться на кого хотели. Мы были разделены на четыре почти не сообщавшихся между собой вида. Зал – были самые крупные и свирепые, огнедышащие. Они охотились на крупных животных, на тираннозавров и бронтозавров. Трилл – самые мелкие. Они большую часть жизни проводили в воздухе, а жили на деревьях, охотясь на все, что пролетало мимо них. Клан Пелк выбрал себе море. Они жили в воде и охотились на рыбу и китов. Андра же жили на земле и разводили животных, чтобы не приходилось все время охотиться.

– Кажется, эти были сообразительнее прочих, -замечаю я.

– Даже слишком сообразительные…- Хлоя целует меня в грудь.- Потом что-то там случилось, и про

изошел гигантский взрыв. Человеческие ученые считают, что это был астероид. В общем, что бы это ни

было, белый свет померк и вся растительность погибла. И почти все животные. Нашим стало нечем кормиться. И тогда., они переключились друг на друга.

Хлоя садится в кровати, поднимает вверх три пальца:

– Война длилась триста лет. Первыми сдались Трилл, они почти все вымерли, разве что некоторые смешались с Андра. Немногие из клана Пелк, которым удалось уцелеть, либо тоже слились с Андра, либо отступили в море и совершенно обособились.

Мама говорит, что они еще есть. Она рассказывала, что это они в обличье русалок зазывали мореплавателей и губили их. В конце концов остались только Зал и Андра. Зал осталось меньше, но зато это были огромные и могучие существа. Как Андра ни старались, им не удавалось безнаказанно убить ни одного из Зал. Андра, конечно, умели перевоплощаться, но не могли достигать таких размеров, как Зал.

– Так как же они победили?

– Благодаря одной из женщин клана Андра, конечно, – улыбается Хлоя. – Это была травница по имени Листра. Она составила сбор из трав, который позволил Андра стать такими же большими и могучими, как Зал. Но, выпив этот настой, воины Андра должны были не позже чем через двенадцать часов принять противоядие. Иначе они продолжали бы увеличиваться в размерах до тех пор, пока у них не лопнет сердце.

К концу войны от обоих кланов почти никого не осталось. И все-таки Андра уцелело больше, чем Зал. И оставшиеся гиганты в конце концов согласились объединиться с враждебным кланом. Мама говорит, что Блады ведут свой род как раз от этих перебежчиков.

– Надеюсь, что наша семья – не от них, – пожимаю плечами я.

Хлоя с улыбкой запускает свою руку мне между ног. Она гладит меня, пока мое естество не отзывается.

– Судя по размерам этого органа, – улыбается она, – в тебе тоже течет кровь клана Зал.


Мне хочется подольше поспать, но Хлоя не желает упустить ни одной из возможностей, предоставленных нам круизом. В обличье Марсии и Барри Либман мы начинаем день занятиями йогой на верхней палубе, потом отправляемся в спортзал на аэробику, потом – на массаж. Позже, после краткого уединения в каюте и нескольких часов в бассейне мы возвращаемся в казино и пробуем все игры, просаживая примерно одинаковые суммы в блэк-джек, рулетку и игровые автоматы.

Все это время Хлоя от меня не отходит. Она то рассеянно дотрагивается до моей щеки, то гладит меня по плечу, то вдруг берет за руку. Поскольку я веду себя точно так же, окружающие принимают нас за молодоженов и постоянно поддразнивают.

Вечер мы проводим примерно так же, как и накануне, только на сей раз выигрываем в казино огромную сумму в тридцать три доллара после двух часов игры. Вернувшись к себе в каюту, мы принимаем свое настоящее обличье и вылетаем в открытое море на охоту.

Наше внимание привлекает кубинский патрульный катер русского производства. Он патрулирует побережье – должно быть, выслеживает перебежчиков на плотах.

– Ну что, попробуем? – спрашиваю я Хлою.

Она наносит первый удар, спикировав на мостик и проворно перерезав горло капитану и помощнику, а я приземляюсь на корму. Через несколько минут уже все тихо.

Моя невеста настаивает на том, чтобы осмотреть трупы и выбрать что-нибудь повкуснее. Она раскладывает их всех на палубе, дожидается, пока я откушу первым, и сразу присоединяется ко мне. Потом мы занимаемся любовью здесь же, на палубе, оглашая ночной воздух воем и рычанием.

Перед рассветом, прежде чем улететь с лодки, я открываю кингстоны. Мы взлетаем, а катер с мертвой командой на борту начинает погружаться. Мы кружим над ними, пока лодка не скрывается под водой.

– Пускай теперь кубинские власти гадают, куда они делись, – говорю я, и мы возвращаемся к своему лайнеру.

В каюте Хлое опять хочется заняться любовью, теперь в человеческом обличье. Я притворно сопротивляюсь и жалуюсь на усталость. Ничего, скоро доберемся до Западного рифа и мое усталое тело отдохнет от нашего маленького медового месяца.


На следующее утро мы просыпаемся поздно, но день проводим приблизительно так же, как и накануне. Еще мы пробуем себя в стрельбе по тарелочкам и в гольфе. Отправив несколько мячей в море, Хлоя быстро начинает делать успехи в обеих играх.

Вечером моя невеста видит объявление о том, что в одном из залов лайнера будет кино.

– Пойдем? Я никогда не была в кино.

Мы с Хлоей сидим рядом и смотрим фильм. Я обнимаю ее за плечи, рука любимой лежит у меня на бедре. Я ощущаю ее тепло. Моя невеста наслаждается каждым мгновением фильма: она ахает, смеется и плачет вместе с персонажами и большинством зрителей. Мне же интереснее наблюдать за ее реакцией, чем за фильмом. Это голливудский продукт, и совершенно ясно, что главный герой-красавец непременно женится на главной героине-красавице, преодолев цепочку недоразумений, несерьезные разногласия и даже преследования злодеев. А еще я думаю о том, что скоро Западный риф, и прикидываю, что нам следует сделать.


Мы взлетаем сразу после полуночи, когда судно подходит ближе всего к Западному рифу. У меня возникает искушение лететь всю дорогу до Кайя де ла Сангре, но это опасно: мы не знаем, где сейчас Дерек и куда он дел моего сына.

Мы с Хлоей летим на огни Западного рифа. У каждого из нас в когтях по небольшой сумке. В них одежда, деньги, сотовый телефон, который прислала нам Клаудиа.

– Что мы будем делать, когда прилетим? – беззвучно спрашивает Хлоя.

– Найдем, где отдохнуть до утра. Потом встретимся с Клаудией.

– Но у нас только одежда Либманов. Мне вовсе не улыбается так долго пребывать в обличье этой женщины.

Я вздыхаю:

Утром ты станешь Марсией в последний раз. До встречи с Клаудией мы успеем зайти в магазин.

– Хорошо, – отвечает Хлоя. – Я бы не хотела, чтобы она увидела меня такой.

25

Проснувшись оттого, что затекли руки, не сразу понимаю, где я. Сажусь и тут же вспоминаю, что мы уже не на корабле. Стараясь не разбудить Хлою, выбираюсь из постели и смотрю в окно на океан. Ставни я вчера снял. Солнце едва показалось над горизонтом, а несколько лодок уже маячат в поле зрения. Я тяжело вздыхаю. Жаль, что у нас с Хлоей так мало времени. Все проблемы, которые ожидают нас в Майами, разом всплывают в моем сознании. Прекрасно понимая, что расстояние слишком велико, все же пытаюсь мысленно поговорить со своим сыном, разумеется тщательно маскируя свои мысли:

– Генри! Генри! Это я, папа!

Нет ответа. Я пробую еще раз – результат тот же. Иду к ночному столику за сотовым телефоном, который передали мне ямайцы от Клаудии. Набираю ее номер. Клаудиа отвечает лишь после пятого гудка.

– Да, слушаю… – говорит она сонным голосом.

– Мы уже прибыли. Где вы? – шепчу я, стараясь не разбудить Хлою. В мои планы не входит объяснять Клаудии, что мы вломились в дом на побережье и провели ночь в спальне его хозяина.

– На пристани. Причал номер четыре, – отвечает она.

– Все в порядке?

– Ага, я извела полный бак горючего, но добралась ночью.

– Есть что-нибудь новенькое о нашем друге Питере?

– Вы что, шутите? Я только что проснулась от вашего звонка. – Она выдерживает паузу. – Сейчас половина девятого. Я еще не говорила ни с кем из своих людей. Кто же знал точно, когда вы объявитесь!

Хлоя что-то мурлычет, я оборачиваюсь посмотреть на нее. Ее глаза еще закрыты. Она потягивается под одеялом, как только что проснувшаяся кошка. Потрясающая невозмутимость, думаю я.

– Нам еще нужно встать и привести себя в порядок, – говорю я Клаудии уже своим обычным

голосом.

– Кстати, как насчет одежды? – напоминает Хлоя.

– Да, нам нужно купить одежду, – говорю я по телефону.

– Хотите, я возьму такси и приеду за вами? – спрашивает Клаудиа.

– Нет. Мы сами. Мы еще какое-то время здесь провозимся. Почему бы вам не позвонить в Майами и не узнать, что там творится?

– Конечно,- обещает она.- Желаю удачно сходить за покупками.

Хлоя в последний раз принимает обличье Марсии Либман. Я неохотно становлюсь ее лысым мужем. Мы оба одеваемся и быстро покидаем дом через заднее крыльцо.

Мы идем вдоль пляжа и отелей до первого поворота в город, сворачиваем и проходим домов десять по улице Дюваль в поисках магазина, где продавали бы хоть что-нибудь кроме побрякушек и маек. Хлоя говорит:

– Здесь все почти так же, как в Очо-Риос.

Я киваю, окинув взглядом бары, рестораны, сувенирные лавки:

– Эти курортные городишки все одинаковые.

Я рассказываю ей о своих неудачных попытках поговорить с Генри.

– Бедный ты, бедный. – Она сочувственно кладет руку мне на плечо.- Это далеко, а он еще слишком мал, чтобы общаться на таком расстоянии.

– Кто действительно бедный, так это Генри, – говорю я.

– И он тоже,- соглашается Хлоя.

Пройдя несколько кварталов, в конце улицы мы находим нечто похожее на супермаркет. Витрины забиты одеждой и подарками. Я вслух читаю вывеску: «Фэтсбрук Фреддис».

Когда мы заходим, Хлоя говорит:

– Именно такой я и представляла себе Америку.

Я подзываю продавщицу и прошу ее показать мне какие-нибудь шорты из джинсовой ткани. Хлоя с ворохом одежды уходит в примерочную. Когда она появляется в шортах, кроссовках и топе, уже не Марсией Либман, а той шоколадной красавицей, которая мне так нравится, я удаляюсь в другую примерочную и там с удовольствием сбрасываю с себя личину Барри Либмана.

Мы накупаем одежды на несколько недель. Продавщица совершенно сбита с толку. Она не понимает, куда подевались Либманы, но, с другой стороны, ужасно рада, что уже с утра удалось так много продать. Девушка провожает нас до выхода и щебечет:

– Приходите еще!


Я отсчитываю четвертый причал и сразу вижу «Луч» Артуро Гомеса, сияющий белизной на утреннем солнце.

– Этот катер делает двадцать пять миль в час,- говорю я Хлое, выйдя из такси и рассчитавшись с водителем. – Мы будем в Майами еще до того, как стемнеет.

– И что потом? – спрашивает Хлоя.

Мы уже идем по пристани.

– Это будет зависеть от твоего брата и моего сына, – отвечаю я. – В первую очередь меня интересует Генри. Сначала нам надо найти его и спрятать в безопасном месте, а тогда уже будем разбираться с Дереком.

– Ты уверен, что сможешь с ним «разобраться»? Он крупнее тебя.

– Не так уж он силен, чтобы мы вдвоем с ним не справились. Я очень надеюсь, что он поймет это прежде, чем мы предпримем что-нибудь.

– Надежда – прекрасное чувство, – говорит Хлоя, – но должна тебе сказать: надеяться на то, что Дерек все поймет, не приходится. Он не из понятливых.

– Тогда нам придется кое-что ему объяснить, – пожимаю я плечами.


Клаудиа выходит из каюты, как только мы вступаем на борт катера.

– Питер! – Она бросается ко мне на шею. Хлоя стоит позади меня и бесстрастно наблюдает эту сцену.

Я высвобождаюсь и представляю свою подругу:

– Это моя жена Хлоя.

– Она прелестна! – Клаудиа протягивает Хлое руку. – Конечно, она очень молода, но папа говорил мне, что вы предпочитаете молоденьких. Добро пожаловать на Западный риф! – говорит Клаудиа Гомес Хлое. Потом опять смотрит на меня: – Поздравляю!

Моя невеста пожимает руку Клаудии.

– Спасибо, – говорит Хлоя, и в ее голосе звучит нотка сарказма. Она не стесняясь разглядывает Клаудию. – Вы тоже… прелестны.

Клаудиа не замечает или не хочет замечать тона Хлои. Она берет наши пакеты.

– Я как раз прибиралась в кабине и переносила свои вещи на нос. Вы, ребята, – молодожены, так что вам достается каюта в центре катера. Ваши вещи я отнесу туда. Но… – Она смеется. – Корма будет общая.

– Когда мы сможем отплыть?

Клаудиа пожимает плечами:

– Через полчаса. Нам нужно только зарегистрироваться в порту, заправиться, и можем отправляться.


Я вывожу катер из гавани Западного рифа Хлоя стоит рядом со мной и смотрит на лодки. Когда мы проплываем вдоль борта нависающего над нами лайнера у пирса Мэллори, моя невеста на секунду прижимается ко мне и шепчет:

– Мне так понравилось на «Королеве Карибов»!

Я целую ее в щеку и шепчу в ответ:

– Мне тоже.

Миновав лайнер, я сразу же запускаю оба мотора «Меркури» на полную мощность, они яростно взревывают, за нами стелется хвост белой пены.

Вскоре к нам присоединяется улыбающаяся Клаудиа.

– Дорвались наконец до катера, а? Хорошо, что мы плывем сегодня. На завтрашний день обещают шторм. Но сегодня море еще спокойное. Можно идти на полной скорости до самого дома.

– Хорошо.

Я вывожу катер в канал и разворачиваю так, чтобы обойти риф со стороны океана.

– Что докладывают ваши люди?

– Подождите минутку. – Клаудиа спускается вниз и быстро возвращается с блокнотом. – Питер покинул остров вчера около одиннадцати. Он провел большую часть дня в офисе, вернулся домой еще до темноты» потом снова уехал около девяти вечера с каким-то большим свертком. Мой человек говорит, что он положил этот сверток в грузовик на стоянке. Потом грузовик уехал, а Питер пошел в отель «Гроув Хаус» и провел там всю ночь.

– Что было в свертке? – спрашиваю я.

Клаудиа пожимает плечами.

– Ваши люди не проследили за грузовиком?

– Нет. Несколько человек наблюдают за домом и несколько – за офисом, как вы и просили. Они выполняют то, что я им велела. Никому из них не пришло в голову проследить, куда поехал грузовик.

– Черт! – с досадой говорю я. – Что еще?

– Утром, после десяти, вскоре после того, как вы мне позвонили, Питер уехал из отеля в своем черном «мерседесе». – Она улыбается. – За рулем была рыжеволосая женщина, видимо Рита Сантьяго. И на этот раз, Питер, мои люди проследили за машиной. Они направлялись в аэропорт Майами.

– Кого они там встретили?

– Пока никого,- говорит Клаудиа.- Мои люди докладывают, что они ждут рейса с Ямайки. Мне позвонят, когда выяснится, кого Питер встречает. Если, конечно, мы будем в пределах досягаемости сотового телефона.

– Я думаю пройти со стороны Атлантики. Быстрее всего мы доплывем через залив Цезаря, чуть

подальше Хоумстеда. Вы можете включить навигационную систему?

– Конечно, – отвечает Клаудиа.

– Знаешь, в этом свертке мог быть Генри, – говорит Хлоя.

Я слишком хорошо это знаю!

– Он ведь не стал бы убивать его, правда? – с надеждой спрашиваю я.

– Ему это невыгодно,- успокаивает меня Хлоя.- Пока.

Все это камнем лежит у меня на душе. Это и еще те таинственные путешественники, которых Дерек встречает в аэропорту. Мне не до чудесного дня и красоты океана вокруг нас. Несмотря на то что мы уже и так идем на полной скорости, я проверяю, нельзя ли еще быстрее. Единственное мое желание – чтобы день поскорее прошел и я оказался достаточно близко, чтобы поговорить с Генри.

– Твой отец уже мог оправиться? – спрашиваю я Хлою.

Она задумывается ненадолго, прежде чем ответить.

– Прошло уже более сорока восьми часов с тех пор, как ты сбросил его в пропасть. Думаешь, ты бы не сумел залечить раны за это время?

Приходится признать, что она права.

– Но что он может сделать без телефона и без машины?

– Это зависит от Вирджила Клейпула, – говорит Хлоя. – Возможно, нам действительно следовало убить их тогда.

26

Наконец Генри отвечает мне – через пять часов после того, как мы отплыли от Западного рифа.

Мы как раз проплываем Долгий риф.

– Папа? Ты где?

– Я еду домой, малыш! Где ты?

– Не знаю. Тут темно, папа. Мне здесь не нравится. Иногда Дерек просто запирает меня в комнате. Иногда он заворачивает меня в одеяло и куда-то несет. Я не вижу куда.

Меня переполняет гнев. Но сейчас сердиться бесполезно.

– Ты голоден?

– Нет. Они всегда оставляют мне мясо и воду.

– Они?

– Часто с Дереком бывает еще кто-то. Я не знаю кто. Мне не видно. И они никогда не разговаривают друг с другом при мне. Говорит только Дерек. Он мне не нравится.

– Мне тоже.

– Папа, он говорит, что вынужден был забрать меня у тебя, потому что я был плохим. Папа, я обещаю, что буду вести себя хорошо!

– Я не хотел, чтобы тебя от меня забирали! – мысленно кричу я. О, попадись мне сейчас Дерек! -Ты никогда не был плохим.

– Я иногда вел себя плохо.

– Ты вел себя как всякий ребенок. И я всегда любил тебя и хотел быть с тобой.

– Я хочу домой, папа.

Глубоко дышу, чтобы хоть как-нибудь успокоиться:

– Я заберу тебя, как только смогу, Генри. Как только найду тебя. А пока внимательно прислушивайся ко всему, что вокруг тебя происходит. Замечай, какие вокруг запахи. Сможешь?

– Думаю, да, – отвечает он.

Я так и вижу, как он кивает, широко раскрыв глаза.

– Я люблю тебя, сынок.

– И я тебя, папа.


Клаудиа по моей просьбе сменяет меня у руля. Отведя Хлою в сторону, я пересказываю ей свой разговор с Генри. Лицо ее вспыхивает от гнева, когда она узнает, что именно сказал моему сыну Дерек.

– Ну и задница! – не выдерживает она – Если я до сих пор и сомневалась, стоит ли причинять ему какой-нибудь вред, то теперь мои сомнения рассеялись.

Она обнимает меня:

– Мы найдем малыша, Питер. Не волнуйся. Дерек слишком глуп, чтобы хорошо его спрятать.


Если бы не навигационная система, я бы не сообразил, что мы уже рядом с заливом Цезаря. Перед нами длинная зеленая полоса земли, обнимающая океан. Разумеется, мне известно, что, когда мы подплывем поближе, покажется канал, сначала он мелькнет узкой лентой между деревьев, а потом будет расширяться и расширяться, пока мы не увидим зеленый водный простор – шириной в сотни ярдов, разделяющий два поросших деревьями острова.

Как только катер подплывает к первой метке канала, Клаудиа делает мне знак принять управление. Сама она бежит вниз, в каюту, возвращается с телефоном и быстро набирает какой-то номер. Слушает, нахмурившись, потом снова нажимает на кнопки. На сей раз она улыбается, поднимает вверх большой палец. Клаудиа делает пометки в своем блокноте, задает вопросы, выслушивает ответы.

Закончив, дочь Гомеса подходит к нам:

– Есть описание человека, которого они встретили в аэропорту.

– И? – спрашивает Хлоя.

– Это некий пожилой субъект. – Клаудиа заглядывает в блокнот. – Он прилетел рейсом № 763 в 11.45 из Кингстона, один, с небольшим саквояжем.

Мой человек описывает его так: высокий, шестьдесят с лишним, светлокожий, но, возможно, цветной, в дорогом черном шелковом костюме.

– Вирджил Клейпул,- говорит Хлоя.- Мы бы ли у него в офисе накануне. Не думаю, что с ним будут проблемы.

Я киваю и спрашиваю Клаудию:

– Что еще?

– Они вернулись в отель и сняли для него номер. Потом поехали в офис. Они уехали все вместе,

совсем недавно. Как раз сейчас они все – Питер, Рита, Йен и Клейпул – обедают у Детардо.

– Это один ресторанчик, – поясняю я Хлое. – Я там довольно часто бывал.

Щурясь от солнца, теперь уже стоящего так низко, что на запад больно смотреть, я прохожу последний поворот, проплывая мимо рифа Адама, маленького островка с полудюжиной деревянных домишек, и вхожу в Бискайский залив. Клаудию я прошу снова связаться со своим наблюдателем:

– Скажите, чтобы перезвонил вам, когда они выйдут из ресторана. Даже если Питер захочет сразу после обеда отправиться на Кайя де ла Сангре, мы все равно успеем побывать на острове до его появления.

Катер на полной скорости мчится по глади бухты. Хлоя указывает на три дымящие трубы и большой холм, почти гору, которая видна к северу от труб.

– Что это такое?

Эти постройки служат неплохими опознавательными знаками. Но для меня это всегда еще и напоминание о том, как люди уродуют природу.

– Трубы – от атомной электростанции, – поясняю я. – Это турецкий объект. А холм называют Убойной горой. Там есть городок.

– Они здесь не смотрятся, – хмурится Хлоя.

Я киваю и говорю:

– Зато посмотри на все остальное.

Перед нами, как на ладони, вся бухта, такая спокойная, что след, тянущийся за нами, кажется, сохранится навсегда. Слева от нас солнце уже садится, его последние лучи сверкают на водной ряби, море и облака подкрашены багровым, материк темнеет. Справа от нас тянется цепочка тихих, поросших деревьями островков – Песчаный риф, риф Эллиот и Бока-Чита. От сгущающихся сумерек растительность на них кажется еще зеленее и свежее. Только ворчание наших моторов нарушает тишину уходящего дня. Хлоя прижимается ко мне:

– Как красиво!


Когда мы добираемся до Кайя де ла Сангре, уже совсем темно. На западе светят огни Майами и Корал-Гейблз. На севере – Бискайского рифа и Майами-Бич. Но мой остров не освещен – темная глыба на черной глади воды.

– Кажется, я еще не забыл дорогу сюда, – улыбаюсь я.

– Вы наверняка помните ее лучше, чем тот Питер, – говорит Клаудиа. – Он ухитрился потопить вашу лодку. Я даже не -знала, смеяться или плакать, когда увидела, что он с ней сделал.

– За это он тоже заплатит, – цежу я сквозь зубы и сворачиваю в канал, ведущий к моему острову. Чуть замедлив ход, прохожу повороты по памяти и наконец вплываю в маленькую бухту.

Нас встречают всего лишь несколько собак.

– А где остальные? – спрашиваю я.

Клаудиа пожимает плечами:

– Они все были здесь, пока не приехал Питер.

– Дерек съел их, как ты думаешь? – мысленно спрашиваю я у Хлои.

– Он ленивый, – отвечает она. – Родителям все время приходилось напоминать ему, чтобы он не трогал слуг. Он всегда так рассуждал: зачем охотиться, если у нас и так есть свежее мясо под рукой?

Пришвартовавшись, я говорю Клаудии:

– Оставайтесь в лодке. Посигнальте нам, если ваш человек позвонит и скажет, что они выходят из ресторана.

Выпрыгнув из катера, мы с Хлоей бежим к воротам.

– Генри! – мысленно зову я. – Генри!

Я включаю генератор. Зажигается свет. Через две ступеньки взбегаю на галерею, бросаюсь к себе в комнату.

– Генри!

– Папа?

– Я на острове, в доме. – Я громко кричу «привет!» и беззвучно спрашиваю: – Ты слышишь, как я кричу?

– Нет, папа.

Я включаю свет, проношусь по комнате, едва успевая заметить, какой бедлам здесь устроил Дерек: смятые простыни, кучи грязной одежды. Бегу в глубь дома и опять кричу. Хлоя спрашивает: «Ты слышишь?»

– Нет,- отвечает Генри.

Я взбегаю на площадку второго этажа, распахиваю двери в комнату Генри, потом во все остальные, в каждой включаю свет, но никого там не обнаруживаю. Хлоя следует за мной по пятам, выключает свет и закрывает дверь в каждую проверенную мною комнату.

– На всякий случай. Если нам придется быстро уходить, – поясняет она.

Я бросаюсь наверх, в гостиную, снова зову своего сына.

– Ты слышишь? – мысленно спрашиваю я Генри.

– Нет. Прости меня, папа,- виновато отвечает он.

– Тебе не за что извиняться, сынок.

Хлоя помогает мне обыскать все шкафы и комоды. Все тщетно. Она еще закрывает за мной ящики, а я уже бегу по винтовой лестнице вниз, на первый этаж.

– Генри, ты слышишь меня? – кричу я.

Никто мне не отвечает.

Я перехожу из камеры в камеру, из кладовой в кладовую. Нигде никаких следов. Теперь мы с Хлоей кричим вместе.

– Генри! – мысленно зову я.

– Папа, я ничего не слышал, кроме звонка.

Я очень старался услышать, папа…

– Какого звонка?

– Не знаю. Иногда он звонит очень громко и долго. Потом перестает. Потом, через некоторое время, снова долго звонит, а потом надолго замолкает.

– Молодец, Генри. Такие наблюдения – это то, что нам нужно, чтобы поскорее найти тебя.

– Да, папа.

– Мы скоро найдем тебя.

– Пожалуйста, папа!

Я смотрю на Хлою:

– Его нет на острове.

– Скорее всего, – отвечает она. – Он бы нас услышал.

Она берет меня за руку, мы вместе поднимаемся по лестнице и покидаем дом через мою комнату. Я рассказываю ей про звонок, который слышал Генри.

– Это уже кое-что, – замечает она.

Мы останавливаемся на галерее. Хлоя смотрит на дом, на темный остров, на море, усеянное огоньками катеров.

– Здесь красиво,- говорит она,- спокойно. Теперь я понимаю, почему тебе здесь так нравится.

Обнимаю мою любимую, она крепко ко мне прижимается, мы оба смотрим на море, где через каждые десять секунд вспыхивает маяк. Он приблизительно в миле от нас.

– Мне тоже здесь нравится, – говорит она.

Клаудиа сигналит нам с борта катера, и мы рука об руку спускаемся по ступеням галереи.

Когда мы отплываем, Клаудиа говорит:

– Похоже, Питер и Клейпул собираются провести ночь в гостинице.

– Вы можете устроить нам причал у Обеденного рифа или у Монти? – спрашиваю я ее. – Хочу быть поближе к «Ла Map», чтобы оказаться там поскорее, когда вся компания соберется.

– Попробую, – говорит Клаудиа, передает мне руль и звонит по телефону.

– Что ж, должна признать: она весьма полезна, – говорит Хлоя, наклоняясь ко мне. – Придется с ней подружиться.

– Или по крайней мере научиться терпеть ее, – улыбаюсь я.

– Ты не возражаешь, если я поговорю с Генри? – мысленно спрашивает она. – Ему, должно быть, так одиноко. Ведь он ещё так мал. Ничего не будет плохого, если малыш почувствует, что о нем беспокоится не только его отец.

– Ты знаешь, как маскировать свои мысли?

– Нет, но ты можешь меня научить.

– Постараюсь, – говорю я, размышляя, как бы получше это сделать. – В общем, это – как бы думать на других частотах. Ну, будто настраиваешь радиоприемник… Мы можем попробовать с тобой потом, когда приплывем и сможем сосредоточиться.

– Эй, ребята! – зовет Клаудиа. – Я устроила нам отличную стоянку.

Мы оборачиваемся к ней.

– Пирс номер шестнадцать, за городской стеной. Как раз под окнами мэра.

– Надеюсь, к мэру нам не придется обращаться!

Клаудиа настаивает на том, чтобы остаться с нами.

– Я хочу пойти с вами завтра,- говорит она.- И вам не придется ждать меня. Не беспокойтесь, я буду вести себя тихо и не стану мешать молодоженам.

Мы с Хлоей идем в каюту, разбираем постель, плотно закрываем дверь. Мы не слышим Клаудию, но не можем забыть о том, что в нескольких ярдах от нас спит человек. Мы ловим себя на том, что шепчемся.

– Ничего себе ночевка! – посмеивается Хлоя.

Но уже улегшись в постель, она становится серьезной:

– Я хочу поговорить с Генри.

– Конечно, – соглашаюсь я и пытаюсь замаскировать свои мысли к Хлое и определить разницу

между тем, как это происходит с ней и как – с Генри. – Хлоя, я это чувствую, но не могу объяснить словами.

– Подумай это.

– Сначала мне нужно убедиться, что с Генри все в порядке.

Я обращаюсь к своему сыну:

– Генри, Хлоя хочет научиться мысленно говорить с тобой и маскировать свои мысли. Ты не против?

– Нет, папа. Она славная.

– Мне тоже так кажется. Но если я научу ее разговаривать с тобой, она всегда сможет «услышать», как мы с тобой разговариваем. Ты не возражаешь?

– А ты, папа?

– Конечно нет.

– Тогда пускай. О папа! – говорит Генри. – Я опять слышу звонок. На этот раз он был немного раньше, чем всегда. А до звонка я слышал гудок.

– Какой гудок?

– Громкий. И еще какой-то шумный звук.

Шумный звук! Расшифровывать описания пятилетнего ребенка – это задача!

– Что за шумный звук?

– Не знаю. Такой громкий и дрожащий, как будто кто-то рычит…

– Какое-нибудь животное?

– Папа! – вдруг смеется Генри. – Как большая машина!

Я пытаюсь понять, что он имеет в виду, но не понимаю.

– Скажи мне, когда в следующий раз услышишь такой звук,- прошу я.

– Хорошо, папа.

– Генри ничего не имеет против того, чтобы я научил тебя с ним говорить. Ты ему нравишься, – говорю я.

Хлоя отвечает мне улыбкой.

– Вот я маскирую свои мысли, – беззвучно объясняю я, прижавшись лбом ко лбу Хлои.

– Да?

Я чуть перестраиваю свои мысли, как делаю, когда обращаюсь к Генри:

– Так понимаешь меня?

– Как-то нечетко. Скажи еще что-нибудь.

– Проверка, проверка… – повторяю я, как радист на связи, и слежу за лицом своей невесты.

Она очень старается уловить, что я ей передаю.

Наконец она улыбается и говорит:

– Поняла.

И тогда я «сдвигаю» свои мысли еще немного, и снова она старается изо всех сил. Мы повторяем эту процедуру несколько раз, двигаясь к нашей цели крошечными шагами. Проходят часы. Я начинаю беспокоиться, удастся ли нам хоть немного поспать. Но в следующий раз на мой вопрос «ты понимаешь меня?» Генри и Хлоя в один голос отвечают: «Да!»

Я откидываюсь на подушку и с улыбкой слушаю, как болтают моя невеста и мой сын. Генри говорит, что он в порядке и что его покормили. Тогда Хлоя спрашивает, не хочет ли он, чтобы она рассказала ему сказку.

– Пожалуйста, – просит Генри.

Хлоя говорит, что эту сказку рассказывала ей ее мама. Она о воине-драконе, который бился за свое королевство. Мы вместе с Генри слушаем Хлою, скоро ее слова сливаются в бессвязное бормотание, мои глаза закрываются. Не знаю, кто засыпает первым – я или мой сын.

27

Я просыпаюсь рядом с Хлоей. Она горячо дышит мне в шею, рука ее лежит у меня на груди, а нога – на моей ноге. Открываю глаза, надо мной потолок каюты. Мне нравится прислушиваться к ритмичному дыханию моей невесты, стараясь дышать в такт. Как хорошо было бы опять провалиться в сон, но сегодня у нас много дел.

«Луч» вздрагивает в такт работающему по соседству большому катеру. Шуршит занавеска, на носу лодки покашливает проснувшаяся Клаудиа, и я слышу, как ее босые ноги шлепают по палубе. Осторожно высвобождаюсь из объятий Хлои, целую ее в лоб, в прикрытые веки, в чуть припухшие губы.

– Пора вставать, – шепчу я.

Она мотает головой и еще крепче прижимается ко мне. Я снова целую ее, она бормочет, все еще не раскрывая глаз:

– Ладно, ладно, я поняла… Который час?

Из-за тонкой деревянной перегородки до нас до носится голос Клаудии:

– Уже почти восемь.

Мы с Хлоей переглядываемся и дружно хохочем.

– Да здравствует личная жизнь! – громко кричу я.


На лодке длиной в тридцать футов может быть очень людно, когда три человека утром одновременно приводят себя в порядок. Тем не менее через сорок пять минут наша компания собирается за столом на камбузе, полностью одетая. Мы с Хлоей – в льняных костюмах, купленных вчера в «Фэтсбрук Фреддис». И даже Клаудиа меняет свою привычную одежду для катера на непритязательный деловой костюмчик.

К моей радости, Хлоя надевает медальон и серьги, которые я подарил ей в ночь нашей несостоявшейся свадьбы. Клаудиа внимательно изучает четырехлепестковый цветок клевера с изумрудом посередине и изумрудики в ушах Хлои.

– Они так подходят к ее глазам! – восхищается она.

Но когда я достаю из морозилки замороженные гамбургеры и размораживаю их в микроволновой печи, наша латиноамериканка поднимает взгляд от своей чашки кофе и намазанного маслом тоста и, взглянув на мясо, презрительно оттопыривает нижнюю губу:

– Вы что, действительно собираетесь есть это на завтрак? Вы знаете, сколько холестерина и жира в каждом из этих гамбургеров?

– Да,- кивает Хлоя, потом с особым смаком отрезает добрый кусок гамбургера, отправляет в рот и

жует с таким видом, будто в жизни ничего вкуснее не ела. Затем она приникает к портативному телевизору, стоящему на краю стола, и внимательно следит за местными новостями.

Телевизор Хлоя включила сразу же, как обнаружила, что он существует.

– Вы-то уже насмотрелись всего этого по горло, а я никогда не видела, – объясняет она.

– Смотрите: вот и штормовое предупреждение,- говорит Клаудиа.

Я бросаю взгляд на экран. Сотрудник метеорологического центра информирует телезрителей о шторме, который должен разразиться завтра утром, а возможно, и раньше. Небольшие грозы, во всяком случае, могут начаться уже сегодня. Затем он сообщает скорость ветра и его направление. Я беспечно пожимаю плечами:

– Всего лишь ураган первой категории, самое большее – второй.

Клаудиа озабоченно качает головой:

– И все же нам придется как следует привязать лодку.

– Это как пойдет, – говорю я.

На экране карта Карибов сменяется диаграммой урагана «Эйлин». Ее комментирует диктор.

.- Возможно,- продолжаю я,- к тому времени, как начнется ураган, нам удастся убрать отсюда катер. Лучшее место для него – гавань моего острова. Оттуда он ни в какой шторм никуда не денется.

Клаудиа что-то отвечает, но тут мое внимание привлекает женщина-репортер на экране.

– Джек, – обращается она к ведущему в студии, – владельцы катеров начинают переправлять их в безопасные места. Те, кто старается попасть к своим лодкам и увести их в верховья реки Майами уже образовали пробку. – Слышится гудок, и камера показывает нескончаемый ряд машин. Мост над рекой разводят. То и дело раздается громкий хрипловатый звонок. – Разумеется, никому не нравится торчать в пробке в час пик, – говорит она.

Репортаж продолжается, в это время створки моста окончательно разводят, и звонок наконец умолкает. Хлоя, которая никогда не видела, как разводят мосты, завороженно смотрит на экран.

– Ты слышала этот звон? – спрашиваю я.

– Ты думаешь…

Я киваю и мысленно обращаюсь к своему сыну:

– Генри, ты сейчас слышал что-нибудь?

– Нет, папа.

Хлоя смотрит на меня и испытующе спрашивает:

– Здесь есть другие мосты?

– Возможно. Знаешь, сколько разводных мостов в Южной Флориде?

– О чем это вы? – не понимает Клаудиа.

Картинка на экране вновь сменяется картой.

– О разводных мостах, – отвечает Хлоя.

– Папа,- говорит мне Генри,- сейчас я слышу гудок.

– Точно! – кричу я и хлопаю ладонью по столу.

Клаудиа вздрагивает и смотрит на меня как на сумасшедшего.

– Это просто замечательно, Генри! – передает Хлоя моему сыну.

– На каком мосту это снимали? – спрашиваю я Клаудию.

Она морщит лоб, пытаясь понять, что происходит:

– А зачем вам?

– На каком? – рычу я.

– Вы что, не поняли по противоположному берегу? Это был Бискайский мост через Майами.

– Как далеко вверх по реке следующий мост? – спрашиваю я.

– Южная Майами авеню? Через несколько кварталов.

– У нас есть какая-нибудь собственность поблизости?

– Не знаю. А в чем дело? – спрашивает Клаудиа.

– Слышу звонок, – сообщает Генри.

Ему отвечает Хлоя, просит его описывать нам все звуки, которые он слышит.

– Мы думаем, что Генри где-то там, – объясняю я Клаудии.

Девушка широко раскрывает глаза и хватается за сотовый телефон.

– Опять этот шум, – сообщает Генри.

– Скрип створок! – громко говорю я.- Он, должно быть, совсем близко от моста, если слышит его.

– Откуда вы знаете, что он слышит? – спрашивает Клаудиа.

Я оставляю ее вопрос без ответа.

– Просто выясните, чем мы владеем поблизости. И еще проверьте, нет ли там чего-нибудь при

надлежащего Йену.

Клаудиа кивает. Она набирает какой-то номер и отходит подальше от телевизора, чтобы звук не мешал разговаривать.


Мы с Хлоей переговариваемся с Генри, пока Клаудиа делает звонок за звонком. Когда у Генри затихают звуки, Хлоя просит его рассказать о помещении, в котором он находится.

– Здесь темно, – отвечает он. – Я ничего не вижу. Мне здесь не нравится.

– Я знаю, дружок. Мне бы тоже не понравилось. Генри, ты можешь вытянуть руки и ощупать то, что вокруг тебя? – говорит Хлоя.

– Попробую.

– Тогда иди вперед, пока не упрешься в стену. Генри замолкает на некоторое время, потом говорит:

– Тут коробки.

– А ты обойди их.

Через несколько секунд Генри докладывает:

– Все. Я нащупал железную дверь.

– Ты умеешь считать, Генри? – спрашивает Хлоя.

– Конечно! Мне уже больше пяти лет. Меня папа научил.

– Тогда, Генри, повернись к двери спиной и шагай от нее до противоположной стены. Делай одинаковые шаги и считай их.

Я слушаю, как Генри считает шаги, представляю себе, как он там один, в темноте, шагает по комнате, и стискиваю зубы. Сейчас у меня нет возможности избавить его от этого испытания. К счастью, там только шесть шагов. Хлоя заставляет мальчика повторить всю процедуру, шагая обратно, от стены до железной двери. Результат получается тот же.

– Это не очень большое помещение: не больше двенадцати футов, – заключает она.

Я хмуро качаю головой:

– Эта информация ничего нам не дает.

– Мы знаем, что он где-то около моста Южная Майами авеню, – напоминает Хлоя.

– Это как раз в центре нижней части города.

Там полно зданий, гостиниц, десятки судов…

Тут моя невеста прикладывает палец к моим губам, побуждая меня замолчать.

– И все-таки теперь мы знаем чуть больше, чем раньше, – говорит она.

– Все было бы гораздо проще, если бы я все еще работала в офисе, – говорит Клаудиа, вновь присоединяясь к нам за столом. – Доберись я до телефонов на папином столе, мы уже получили бы ответы на все вопросы. Мои люди говорят, что они смогут предоставить мне полную информацию только днем.

Клаудиа и моя невеста продолжают смотреть телевизор. Новости сменяются утренним ток-шоу. У меня не хватает терпения выносить приторную болтовню ведущей с гостями, ее обещания, что к концу передачи всем гостьям сделают макияж. Мне не верится, что Хлое и Клаудии интересно это смотреть. Однако они с увлечением обсуждают внешность каждой дамы.

Не в силах смотреть телевизор, я иду на верхнюю палубу и любуюсь пейзажем, оставив женщин дожидаться звонка о том, что Дерек и компания прибыли наконец в «Ла Map». На небе пока нет никаких следов приближающегося шторма. Разве что несколько серых тучек плывут над головой. Пока ясно и даже жарко, так что на палубе долго не выдержишь. Однако ветерок крепчает, становится порывистым и в воздухе появляется нечто неуловимое, предвещающее шторм. Пусть метеорологи говорят что хотят, а мне ясно, что ураган уже близко.

Не то чтобы ураган «Эйлин» особенно занимал меня сейчас. Я хожу по палубе туда-сюда и стараюсь придумать, как мне найти моего сына, если поиски Клаудии окажутся бесплодными. Самая лучшая мысль, которая приходит мне в голову: мы должны идти вдоль домов между двумя мостами и подавать сигналы, всякий раз мысленно спрашивая Генри, слышит ли он что-нибудь и как близко. Но нет. Это явно не лучший способ.

Внизу звонит телефон Клаудии. Я бросаюсь туда. Оказывается, она уже переговорила. Хлоя и Клаудиа по-прежнему сидят за столом, и перед ними кроме сотового телефона лежит полуавтоматический пистолет из нержавеющей стали. Клаудиа берет пистолет со стола.

– Папа подарил мне его на день рождения. Это магнум, пятидесятый калибр. Отдача – дай бог! -

улыбается Клаудиа. – Рука болит часами. Но зато эта штука слона свалит.

Я смотрю на непропорционально толстый ствол пистолета, который кажется еще толще оттого, что он такой короткий: не больше шести дюймов.

– Не слона, а целое стадо слонов, – улыбаюсь я.

Клаудиа кивает, оттягивает затвор. Пистолет при этом издает громкий резкий щелчок. Она ставит его на предохранитель и кладет в свою красную кожаную сумку.

– Звонил один из моих людей, – говорит она. -Питер, Клейпул, Рита и Тинделл уже в офисе.

28

Здание «Монро» стоит на перекрестке всего в нескольких кварталах от пристани. Мы втроем идем пешком. Никто не произносит ни слова. На небо уже набегают облака, оно темнеет. Когда мы останавливаемся перед высоким зданием, Хлоя спрашивает:

– Это оно?

Кивнув, я указываю на окна в верхнем этаже, выходящие на бухту:

– Офис «Ла Map» – там, наверху. И на сей раз говорить буду я.


Оба охранника, раскрыв рты от изумления, смотрят на меня из-за своей конторки. Тот, что постарше, лысый, бормочет:

– Мистер де ла Сангре, вы же…

– Я ускользнул, когда вы отвернулись,- с улыбкой прерываю его я. Разумеется! Я понимаю их смущение. Другой Питер, то есть Дерек, прошел в офис не более чем за полчаса до нас.

– Но ее… – охранник указывает на Клаудию. – Но мисс Гомес запрещено пускать наверх. Мистер Тинделл приказал.

– Теперь ей снова разрешено подниматься на верх, – говорю я. – Мистер Тинделл простит нас.

Я иду к личному лифту, Клаудиа и Хлоя – за мной, и тут до меня доходит, что у меня нет ключа. Клаудиа замечает мое замешательство, роется в своей красной кожаной сумочке и через минуту выуживает оттуда ключ.

– Мой они отобрали, – говорит она. – Это – папин.

Когда мы выходим из лифта наверху, Сара реагирует примерно так же, как охранники внизу.

– Сэр… – Она ошалело смотрит на запертую дверь в кабинет. – Я думала…

– Это ничего. – говорю я, проходя мимо нее и проводя с собой Клаудиго и Хлою. – Они ведь всё в сборе?

Сара встает. Она моложе, чем я думал, и тяжеловеснее. Лицо ее застыло мрачной маской.

– Но, сэр, мисс Гомес уволена. Это закрытое совещание.

– Сара, это ведь мой офис, верно?

Она кивает.

– И совещание тоже мое?

– Да, сэр.

– Тогда сядьте и займитесь своим делом.- С этими словами я открываю дверь в кабинет, и мы входим.

Дерек, который сидит за массивным письменным столом красного дерева, первым поднимает на нас глаза.

– Ну-ну, – тянет он.

Рита, сидящая справа от него, и Тинделл, устроившийся слева, тоже поворачиваются к нам. В дальнем углу комнаты, в темных очках, Вирджил Клейпул. Он издевательски усмехается и говорит:

– Да это же мистер Эймс собственной персоной. А это, вероятно, ваша новая невеста?

Я холодно улыбаюсь наглому старикашке:

– Вообще-то, – говорю я, – я – Питер де ла Сангре, а это – моя жена Хлоя.

Только у Йена Тинделла шок. Я вовсе не удивляюсь, что Дерек остается спокойным. Раз Вирджил здесь, значит, Дерек уже знает о нашем визите в его офис в Кингстоне. Меня удивляет бесстрастное лицо Риты Сантьяго.

– Рита, – вежливо киваю я ей, – Йен, добрый день. – Я смотрю на разложенные на столе бумаги. – Работаете над документами по слиянию?

Тинделл собирает бумаги в аккуратную стопку.

– Кажется, есть кое-что, о чем я не знаю. – Он переводит взгляд с Дерека на меня, а потом на Риту – Вы в курсе?

Моя рыжеволосая протеже выдерживает его взгляд без единого звука.

– Мы как раз готовили эти документы для того, чтобы этот Питер де ла Сангре их подписал. – Йен кивает в сторону Дерека. – У вас, кажется, имеются возражения?

Я киваю:

– Это не Питер де ла Сангре. Это Дерек Блад. Он самозванец.

Йен переводит взгляд с меня на Дерека и обратно.

– И как же мы разрешим эту ситуацию?

– Рита, – говорю я, – спроситека Дерека, где мы с вами покупали серьги для Хлои.

Рита сверкает глазами в мою сторону.

– Не собираюсь. – Она поворачивается к Йену и говорит ему, накрыв своей ладонью ладонь Дерек.

– Настоящий Питер – он. И он предупредил меня, что может появиться поддельный, с ямайской женщиной.

Я провела с Питером почти все ночи с тех пор, как он прилетел с Ямайки, Йен. Я бы поняла, если бы он был ненастоящий.

– Ну да, конечно. – Бледные щеки Йена розовеют. Руки у него слегка трясутся. Он собирает документы и засовывает их в папку, при этом уронив несколько на пол. – А тот факт, что он сразу же повысил вас до одного уровня со мной, случайно не мог повлиять на ваше мнение, Рита? – Тинделл поднимает с пола упавшие бумаги, аккуратно складывает их в папку, захлопывает ее, встает. Направляется к выходу и лишь у двери оборачивается: – Понятия не имею, что здесь у вас происходит, это меня не касается. Кто бы из вас ни был настоящий Питер, слушайте меня внимательно. У вас нет причин предпринимать против меня никаких санкций.

Я просто выполнял распоряжения того, кого считал Питером де ла Сангре. Я не имел никакого отношения к увольнению Клаудии. Я непричастен к нападению на Артуро и понятия не имею, кто напал на него. Не имел и не имею.

Тинделл открывает дверь.

– Повторяю: все происходящее здесь меня не касается. Не касается! – Он смотрит на меня, потом на Дерека. – А сейчас я иду домой. Отдохну несколько дней, пока вы тут разберетесь. К тому времени, как я вернусь, надеюсь, вы двое решите, кто же из вас все-таки настоящий Питер. А я готов выполнять распоряжения этого Питера, кто бы из вас им ни оказался. В отличие от нее. – Он кивает на Риту. – Я не собираюсь рисковать жизнью, встав на ту или другую сторону. Всего наилучшего. Когда дверь за ним закрывается, я усмехаюсь:

– Лучше вывернуться было невозможно!

– Ну и что теперь? – спрашивает Дерек.

– А теперь ты вернешь мне моего сына, – беззвучно сообщаю я Дереку, – и уберешься отсюда.

Лже-Питер громко смеется и думает мне в ответ.

– С какой это стати, дружище? Мне здесь нравится. – Он смотрит на Риту. – Она весьма расто

ропна и чертовски хороша в постели. Так хороша, что я до сих пор ее не съел.

– Если дойдет до драки, Дерек, – беззвучно сообщает Хлоя, – то имей в виду, что я буду за Питера, а нас двоих тебе не одолеть.

Рита и Клаудиа обе ничего не понимают. Они ведь не знают, что мы общаемся. Для них мы просто молча смотрим друг на друга, но выражения наших лиц при этом постоянно меняются. Непонятно, почему мы то смеемся, то хмуримся, то улыбаемся. По лицу Вирджила Клейпула вообще ничего нельзя понять – его глаза скрыты за темными очками.

– Итак, вы собираетесь вдвоем убить меня? – усмехается Дерек.

– Разве что у нас не будет другого выхода, – беззвучно отвечаю я. – Мне нужен мой сын, и как можно скорее. И еще я хочу, чтобы ты убрался обратно на Ямайку.

– Извини, старина. – Дерек пожимает плечами. – Не могу. Если я вернусь с пустыми руками,

отец убьет меня.

– Тут мы могли бы помочь тебе, – отвечаю я. – Я не возражаю посылать Клейпулу некоторую сумму денег ежегодно.

– Зачем же соглашаться на часть, когда можно иметь все? – Дерек широко улыбается.

Гнев, который я так долго сдерживал, проявляется на моем лице, челюсти мои сжимаются. Мне хочется стереть с физиономии Дерека его поганую усмешку.

– Ну что ж, ты не оставляешь нам выбора. Нам придется тебя убить.

– Это будет не так просто. Если хотите, можем закончить все это прямо сейчас.

Последняя мысль исходит не от Дерека! Я бросаю взгляд на Вирджила Клейпула. Он улыбается и снимает темные очки. У Хлои вырывается: «Папа!» Я смотрю в холодные изумрудно-зеленые глаза Чарльза Блада.

29

Что здесь, черт возьми, происходит? – спрашивает Клаудиа Гомес, запуская руку в сумку. Она выхватывает магнум, снимает его с предохранителя, и щелчок зловеще звучит в тишине комнаты.

– Подождите, Клаудиа, – говорю я. – Пока… не происходит ничего плохого.

– Убрать пистолет? – спрашивает она.

– Цельтесь в него. – Я кивком указываю на Клейпула.- Если я дам вам команду стрелять, убейте его.

Девушка кивает:

– Только мне все же хотелось бы, чтобы кто-нибудь из вас хоть что-то сказал. А то как-то жутковато смотреть, как все вы молча строите друг другу рожи. Как будто ты среди глухонемых… и без переводчика.

– Просто смиритесь с этим, Клаудиа. Мы не сможем объяснить вам этого.

– Как скажете, Питер.

Я выразительно смотрю на Чарльза.


– Это полуавтоматический магнум, – беззвучно сообщаю я ему. – Пятидесятый калибр. Более чем достаточно, чтобы пробить твою шкуру, даже если бы ты был в своем настоящем обличье. В магазине у него девять зарядов. Если она разрядит пистолет в вас с Дереком, скорее всего, вы оба не выживете.

– Тогда твой сын умрет от голода, потому что ему никто не принесет поесть, – отвечает Чарльз.

Ты ведь, конечно, уже попробовал связаться с ним, не так ли? Значит, если бы вы его нашли, то уже спасли бы его. – У него на лице появляется холодная улыбка. – Он будет умирать от голода в нескольких ярдах от вас, а вы не будете знать где.

– Папа! Это же ребенок Элизабет! – беззвучно кричит Хлоя.

Тот, кто скрывается под личиной Клейпула, пожимает плечами.

– Ты тоже моя дочь, черт возьми. А разве тебя беспокоит, что станет со мной и с Дереком? А твоя мама? Ты забрала все ее травы. Ты украла ее книгу. Как ты думаешь, как она будет обходиться без нее?

– Я бы сделала копию и послала ей книгу обратно. И как я должна была поступить после того, что вы сделали с Питером?

– Итак, мы зашли в тупик, – улыбается Чарльз Блад, – Есть ведь еще и сокровище. – Он бросает взгляд на Дерека.- Мой негодный сын уверяет меня, что его невозможно найти.

Дерек густо краснеет, и Чарльз громко смеется.

– За сокровище мы могли бы отдать Генри. Мы тоже могли бы выделить вам с Хлоей ящик золота и отпустить на все четыре стороны. Вы могли бы поселиться где-нибудь в другом месте. И тогда ни кто не пострадает.

– Как мы можем вам доверять? – спрашиваю я.

– Нет, Питер! – решительно возражает Хлоя. – Он убьет тебя, как только получит сокровище.

– Я знаю, – отвечаю я. – Но чтобы найти Генри, нам нужно время.

– А нам кто даст гарантии, что вы поведете себя честно? – возражает Чарльз. – В конце концов, всем нам только и остается, что доверять друг другу и быть готовыми к решительным действиям, если наше доверие окажется обманутым.

По стеклу стучат дождевые капли. Я смотрю в окно. Небо, которое еще так недавно было чистым, теперь напоминает серое толстое одеяло. Снаружи к нам врывается ветер, стекла дрожат. Вот оно, начинается. Из окна видны лодки. Они пляшут на воде, рвутся с привязи в серое с белыми барашками море.

– Сокровище – на острове, – говорю я. – Но начинается шторм. Вы сможете увидеть сокровище, когда он закончится.

– Покажи его нам сейчас.

Я отрицательно качаю головой:

– Не раньше чем удостоверюсь, что моему сыну ничего не угрожает. Можете устроить так, чтобы кто-нибудь переправил его в безопасное место. Я пошлю туда Клаудию. Мы будем держать связь по сотовому телефону. Ваши люди передадут Генри Клаудии в тот самый момент, когда я покажу, где сокровище.

Чарльз кивает:

– Сделаем это прямо сейчас.

Я с улыбкой говорю:

– Дерек, выгляни-ка в окно. Твой папа хочет, чтобы ты сейчас отвез его на остров.

Дерек встает, идет к окну, смотрит на бурное море, подпрыгивающие на волнах лодки. Лицо его белеет.

– Папа, – говорит он, – это будет очень трудно. Можно ведь и подождать денек-другой.

– Ах, этот чертов шторм… – ворчит Чарльз. – Ничего, мне случалось попадать и не в такие бури.

– Нам всем случалось, папа. Но зачем рисковать без нужды? Мы можем спокойно переждать непогоду в отеле.

– А кто даст нам гарантию, что они в это время не будут искать ребенка или не нападут на нас?

– Никаких проблем, папа, – ухмыляется Дерек.

Он подходит к Рите и целует ее в рыжую макушку: – Рита, дорогая, я хочу попросить тебя об одном одолжении.

– Разумеется, Питер, – отвечает Рита.

– Я хочу, чтобы ты сейчас навестила Генри.

Она кивает.

– Захвати свой сотовый телефон и, конечно, пистолет.

Рита улыбается:

– Он у меня всегда с собой.

– Тот пистолет поменьше, чем этот. – Дерек указывает на магнум в руке Клаудии. – Но ведь, в конце концов, Генри – всего лишь маленький мальчик. – Он смотрит Рите в глаза. – Я буду звонить тебе через каждые шесть часов начиная с полудня.

Если в полдень я не позвоню, застрели его. Пока я не позвоню тебе и не скажу, что все нормально, будем действовать в таком режиме: если я не звоню через очередные шесть часов, ты стреляешь в мальчика. Но если я позвоню и велю тебе передать ребенка Клаудии, я хочу, чтобы ты сделала это как можно быстрее.

– Хорошо. – Рита смотрит на часы. – Мне на до идти, чтобы успеть к твоему первому звонку. Дерек смотрит на меня:

– Так пойдет?

Я молча киваю. Рита встает и выходит из комнаты.

– Вот видишь, папа, – говорит Дерек, пакостно ухмыляясь, весьма довольный собой. – Теперь они ничего не смогут нам сделать. Не станут же они рисковать жизнью мальчика.


По настоянию Дерека мы сидим в кабинете и ждем. Через полчаса он достает свой сотовый телефон и набирает номер.

– Ты на месте? – спрашивает он. Потом кивает, говорит «ладно» и разъединяется.

– Все в порядке, – сообщает он Чарльзу.

– Теперь, если никто не возражает, мы пойдем на наш катер, – говорю я. – Когда ураган закончится, можем встретиться и обсудить процедуру обмена сокровища на моего сына.

Чарльз Блад молча соглашается. Дерек забывает на секунду о том, что он теперь Питер де ла Сангре, и громко брякает:

– Вот и чудненько!


Как только за нами закрываются двери лифта, я с надеждой смотрю на Клаудию:

– Ну скажите же, что кто-нибудь проследит, куда она пошла!

Она качает головой:

– Кто-то пошел за Тинделлом, кто-то непременно пойдет за теми двумя, что остались наверху, но насчет Риты я распоряжений не давала. Трудно было предположить, что она что-то значит сама по себе, без Тинделла и самозванного Питера. Я давно знала, что она сучка, но не думала, что эта выскочка может быть настолько опасна.

– Давно знали?

Клаудиа кивает:

– Черт, мне следовало догадаться. Тут столько всего было, я ведь до сих пор не рассказала

вам. Помните, вы просили меня проверить, правду ли говорит Тинделл о том, что его сделка не удалась?

– Да.

– Так вот, Тинделл говорил правду. Вся эта история была высосана из пальца. Рита морочила го

лову вам и папе.

– Придется, видно, мне извиниться перед Йеном, когда увижу его в следующий раз. Это оказался тот редкий случай, когда Тинделла обвинили напрасно.

– Похоже, эта Сантьяго очень опасна для нас, -говорит Хлоя.

– И при этом мы очень мало о ней знаем,-замечает Клаудиа.

– Но разве она не заполняла какие-нибудь анкеты, когда поступала на работу в «Ла Map»? – удивляется Хлоя. – Может быть, они нам помогут?

– Не слишком, – возражает Клаудиа. – Но надо поговорить с Лизой Стенвелл, секретаршей отца. Она единственная в офисе, кому можно доверять. Правда, сейчас, когда палы в офисе нет, она появляется только после ланча. – Клаудиа достает телефон и набирает номер.

– Так кому же вы сейчас звоните? – спрашивает Хлоя.

– Я велела своему человеку выяснить, нет ли у Тинделла какой-нибудь собственности в районе моста Южная Майами авеню. По-моему, надо, чтобы они узнали и насчет собственности Риты Сантьяго. – Разумеется, – одобряю я.

Я радуюсь дождю, поливающему нас, пока мы идем до причала, бешеному ветру, едва не сбивающему нас с ног, и холоду, пробирающему до костей. Если мой сын страдает, мне хочется разделить с ним страдания!

Хлоя и Клаудиа молча идут рядом со мной, наклонившись вперед, с трудом преодолевая ветер. Мокрая одежда облепляет наши тела. Нет сомнения, что мои спутницы думают о том же, о чем и я: как спасти Генри. И так же, как я, они не могут найти решения.

Море стало бурным даже у пристани. Наша лодка пританцовывает на воде, как норовистая лошадь, и нам приходится тщательно выбирать момент, чтобы запрыгнуть в нее и не пораниться. Первой оказавшись на борту, Клаудиа спускает трап, и мы пробираемся на «Луч».

Нам стоит некоторого труда удерживать равновесие при толчках, и все же оказаться в тепле каюты после холодного дождя и ветра снаружи – большое облегчение. Не добравшись до своей койки, Клаудиа, войдя в каюту, сразу сбрасывает с себя мокрую одежду. Она тут же начинает нажимать кнопки своего телефона, отдавать распоряжения, о чем-то расспрашивать своих людей, одновременно вытирая полотенцем свое стройное загорелое тело. Она так занята, что не замечает нашего присутствия. И все-таки я спешу отвести глаза от ее наготы. Хлоя же, наоборот, пристально разглядывает тело Клаудии. Меня, кажется, ждет очередная вспышка ревности или по крайней мере язвительная реплика. Но вместо этого моя жена пожимает плечами, тоже сбрасывает с себя одежду и начинает вытираться. Увидев, что я медлю и не решаюсь сделать то же самое, она бросает на меня удивленный взгляд:

– В чем дело? Тебе нравится, когда с тебя капает?

Мы втроем используем все сухие полотенца, что есть на борту. Через несколько минут все уже в свитерах и джинсах.

– У Тинделла нет никакой собственности в районе Южной Майами авеню,- сообщает Клаудиа,- и у концерна «Ла Map» тоже. Я оставила сообщение на автоответчике Лизы Стенвелл. Она мне перезвонит. И еще – мои люди должны выяснить насчет собственности Риты Сантьяго или кого-нибудь, кто может быть с нею связан. Человек по имени Умберто выведет из гаража папин «хаммер» и подгонит его к пристани, как я велела. Дождемся всего этого и можем трогаться с места, невзирая на погоду.

Хлоя вопросительно смотрит на меня.

– Это армейская машина,- объясняю я,- она стоит целое состояние! Когда Артуро купил это страшилище, я подумал, что он сошел с ума. Оно широкое и приземистое, похоже на «лендровер», который накормили стероидами. Но ходит по любой дороге и в любую погоду. Сегодня он нам очень пригодится, если куда-нибудь соберемся.


Ожидание раздражает меня. Мне хочется делать что-нибудь. Что угодно. Хлоя и Клаудиа переносят вынужденное бездействие лучше, чем я. Они включают телевизор и слушают бесконечные сообщения об урагане. Не в силах оставаться у экрана и ждать звонков осведомителей Клаудии, я надеваю плащ и поднимаюсь на палубу. Хожу, закрепляю катер дополнительными канатами, чтобы обезопасить его от урагана «Эйлин». Я так поглощен этим занятием, что сначала даже не замечаю, как открывается люк и Клаудиа делает мне знак рукой. Ей приходится высунуть голову и позвать меня. Я опрометью кидаюсь вниз.

– Пока вы там прогуливались, я поговорила по телефону.- Клаудиа вытирает полотенцем свои снова промокшие волосы. – Рита Сантьяго никакой недвижимостью не владеет.

– Черт! – говорю я.

– Но, – перебивает меня моя жена, – у некоего Омара Сантьяго есть дом на пересечении Десятой Юго-Западной улицы и Пятой авеню. А он – Ритин дядя.

– Это слишком далеко,- недоверчиво говорю я. – Шесть или семь кварталов от реки. Генри от туда ничего не услышал бы.

– Дело в том, что этот Омар живет очень близко от своей работы. – Хлоя улыбается так, как будто знает нечто такое, о чем я и не догадываюсь.

Я бросаю взгляд на Клаудию и вижу у нее на лице такую же усмешку. Я уже начинаю жалеть о том, что так надолго оставил свою жену наедине с этой латиноамериканкой. Как они спелись!

– Ну и что же? – спрашиваю я.

– Скажите ему,- обращается Хлоя к Клаудии.

– Вы помните, у Хлои возникла идея проверить анкету, которую заполняла Рита при поступлении на работу. Лиза Стенвелл прочитала мне ее по телефону. Омара Сантьяго Рита упомянула в числе своих ближайших родственников. Она даже указала его профессию – оператор по разводке моста. Теперь уже и я улыбаюсь:

– Я вижу, вы тут даром времени не теряли, а?

– А как же! – отвечает Клаудиа. – Я проверила: Омар работает на мосту Южная Майами авеню в вечернюю смену последние пять лет.

– Но это еще не дает нам точного местонахождения Генри.

Клаудиа кивает:

– Возможно. Но, думаю, мы близки к цели. Один из моих людей живет недалеко от реки. Я попросила его проехать на машине мимо моста по обоим берегам реки. Он позвонил мне несколько минут назад.

Там вокруг нет ничего примечательного: какие-то трущобы, доки. Но он сказал, что под южной частью моста проходит дорога. Парень поехал по ней и обнаружил прямо под мостом небольшую стоянку, на той стороне дороги, что ближе к реке, знаете, как раз в основании моста, под бетонными опорами. Он сказал, что на стоянке не было машин, кроме черного «форда»-пикапа и новенькой зеленой «акуры»…

– А, между прочим, – перебивает Хлоя, – Клаудиа говорит, что Рита Сантьяго как раз две недели назад купила «акуру».

30

Умберто – такой огромный, что при необходимости, наверно, мог бы нести «хаммер» на себе. Он садится за руль, Клаудиа – на переднее сиденье, а мы с Хлоей – на заднее. Салон машины настолько просторный, сиденья так далеко друг от друга, что каждую свою реплику мне хочется кричать, хотя броня успешно изолирует нас от воя ветра и стука дождя. Мы едем на север. Наша машина – одна из немногих осмелившихся бросить вызов стихии. Пик урагана «Эйлин» ожидается завтра ранним утром, но уже сейчас дует шквалистый ветер и льет дождь. Этого достаточно, чтобы большинство людей предпочли сидеть дома.

Хотя сейчас всего лишь половина пятого, уже темно, как вечером. Я смотрю сквозь заплаканное стекло на хмурые дома, закрытые магазины, гнущиеся под ветром пальмы, нижние ветви которых наклоняются до самой земли. Когда ветер становится особенно сильным, Умберто поворачивается и, ослепив нас белозубой улыбкой, говорит:

– Не машина, а клад!

От Рощи до нижней части города – очень небольшое расстояние. В гордом одиночестве мы следуем по проезду Бейшор и Брикелл-Роуд и добираемся до моста Южная Майами авеню через двадцать минут. Умберто слегка снижает скорость, поворачивает налево, в боковую улицу перед мостом, и почти сразу – еще раз налево, на дорогу, пролегающую под мостом.

– Стоп! – командует Клаудиа.

«Хаммер» резко тормозит, въехав на несколько дюймов под козырек крытой стоянки. Задняя часть машины остается под прикрытием бетонной стены. Еще несколько секунд мотор работает, «дворники», пища, ерзают по стеклу. Потом Клаудиа сердито поворачивает ключ зажигания.

Машина умолкает.

– Черт! Мы всех уже оповестили о своем прибытии! – шипит Клаудиа на шофера.

Лицо Умберто вспыхивает. Он смотрит в сторону. Дождь стучит по мосту, ломится в заднее стекло машины.

– Ну и что теперь? – спрашивает Клаудиа.

Я поднимаю указательный палец.

– Дайте мне несколько секунд,-говорю я и мысленно обращаюсь к своему сыну: – Генри!

– Папа! Она здесь. Она только что вошла и включила свет.

– Рита?

Нет ответа.

– Генри, ты должен рассказывать мне обо всем, что происходит. Я думаю, мы совсем рядом с тобой.

Хлоя, которая воспринимает каждое слово нашего с Генри разговора, открывает дверь и делает всем знак выходить. Мы выходим: Клаудиа – со своим магнумом, Умберто – со смертоносным на вид полуавтоматическим пистолетом.

– Это Рита, папа. Она говорит, что я должен вести себя тихо. У нее пистолет. Она говорит, что не хочет этого, но выстрелит, если будет надо.

По взмаху руки Клаудии Умберто бросается вперед, к гаражу. Удостоверившись, что здесь нам ничто не угрожает, он подает знак, и мы все одновременно входим в гараж. Умберто и Клаудиа держат свои пистолеты наготове.

– Делай как она говорит, сынок.

– Мне страшно, папа.

– Я знаю. Мы уже идем к тебе. А пока выполняй все, что она скажет.

В гараже мы слышим только шум ветра, доносящийся снаружи. А в остальном все тихо и спокойно. Мы бродим, осматривая стоянку. Двадцать мест для парковки. Бетонный потолок, массивные опоры и стены. В глубине гаража темно. Мы обнаруживаем там закуток, заваленный дорожными знаками до самого потолка.

Слева – узенький коридорчик. Он ведет в ванную комнату. Умберто дергает дверь.

– Заперто,- говорит он одними губами.

– У смотрителя, наверно, есть ключ, – шепчет мне Клаудиа. – Я могу послать за ним Умберто.

Он сбегает наверх, в будку.

Я киваю. Клаудиа шепотом инструктирует Умберто, и тот бросается выполнять приказание.

– Папа, она толкает меня к двери,- сообщает мне Генри.

– Не сопротивляйся ей, Генри.

– Она подлая! Она мне больше не нравится.

– Мне тоже, Генри. Мы скоро придем к тебе.

– Пожалуйста, поскорее, папа!

Возвращается Умберто, весь мокрый. Он приносит два ключа на маленьком кольце.

– Надеюсь, никому не приспичит развести мост, – шепчет он. – Дело в том, что смотритель случайно упал в реку после того, как отдал мне ключи.

Клаудиа берет у него ключи.

– Подождите! – Я поднимаю руку. – Генри, – обращаюсь я к сыну, – куда целится Рита?

– Сейчас – в пол.

– Она тебя крепко держит?

– Не очень.

– Хорошо. Возможно, мы сейчас войдем. Как только дверь откроется, ты должен сильно оттолкнуть ее и бежать в противоположный конец комнаты.

– Хорошо, папа.

Я киваю Клаудии. Она пытается вставить один из ключей в замочную скважину. Он не подходит. Она пробует другой и улыбается: подошел.

Они с Умберто вбегают первыми. Мы c Хлоей следуем за ними. Но… видим только пустую ванную.

– Что за черт! – вырывается у Клаудии. Она внимательно осматривает беленые стены ванной.

Мы переглядываемся.

Хлоя кивает на ключи в руке Клаудии:

– Если есть второй ключ, то должна быть и вторая дверь, не так ли?

Мы выходим из ванной обратно в гараж и ищем хотя бы намек на другую дверь. Ничего.

– Отец, кажется, говорил, что мы можем подойти вплотную к Генри и не догадаться, где он, -вспоминает Хлоя.

Я возвращаюсь в ту часть гаража, которая от пола до потолка завалена дорожными знаками. Но, подойдя поближе, вижу, что между штабелями и стеной – около двенадцати дюймов – достаточно, чтобы вдоль стены мог пробраться человек. Взяв у Клаудии ключи, я, прижимаясь к стене, иду в глубь ниши. Остальные следуют за мной. Через некоторое время в баррикаде появляется просвет – коридорчик. Остановившись, присматриваюсь и в правой стене коридорчика замечаю небольшую металлическую дверь. Я бросаюсь к ней, Хлоя – за мной, Клаудиа – следом. Умберто задевает ногой один из штабелей. Дорожные знаки с грохотом падают.

– Папа, это ты? – беззвучно спрашивает Генри.

– Да, – отвечаю я, бросая гневный взгляд на Умберто.

– Папа, Рита у двери со своим пистолетом. Она зажала мне рот, очень крепко, чтобы я не кричал.

– Генри, куда она целится из пистолета?

– В дверь, папа.

– Не в тебя?

– Нет.

– Я хочу, чтобы ты по моей команде как можно

быстрее изменил обличье. Как можно быстрее. Сможешь?

– В присутствии человека, папа?

– Это ничего. И еще ты должен вцепиться зубами ей в руку, как только начнешь меняться.

– Сильно?

– Так сильно, как только сможешь.

Предупредив Клаудию и Умберто, что сначала

войду один, я вставляю ключ в замочную скважину ровно настолько, чтобы убедиться: он подходит. Потом делаю глубокий вдох. Если она застрелит Генри, я никогда себе этого не прощу. Киваю Хлое. Она кивает в ответ и молча гладит меня по щеке.

– Давай, Генри! Превращайся! – мысленно командую я. – Кусай ее!

Раздается истошный вопль Риты. Она все еще воет, когда я распахиваю дверь и врываюсь внутрь. За мной следует Хлоя. Я отбрасываю рыжую орущую дрянь с дороги, не обращая внимания на ее окровавленную руку и пистолет у ее ног, и бросаюсь к своему сыну Генри, маленькому дракону, стоящему рядом. Его рот и грудь – в крови.

– Как ты? – беззвучно спрашиваю я.

Он выплевывает изо рта три Ритиных пальца.

– Черт! – орет Рита и пытается здоровой рукой дотянуться до своего пистолета.

– Превращайся обратно! – мысленно командую я сыну, и он снова становится маленьким мальчиком. Его одежда кое-где вытянулась и порвалась после перевоплощения. Лицо и рубашка все еще в Ритиной крови.

– Папа! – кричит он, вцепляется в меня и не

отпускает.

Я обнимаю его, целую в лоб и в щеки.

– Можете войти! – кричу я Клаудии и Умберто.

Они вбегают и удивленно смотрят на стонущую

Риту, которая сидит на полу, держа здоровой рукой почти беспалую кровоточащую культю. Хлоя перетягивает ее запястье самодельным жгутом.

– Ого! – говорит Клаудиа. – Похоже, здесь наша помощь уже не нужна.


Всю обратную дорогу до Кокосовой рощи Генри сидит у меня на коленях и наотрез отказывается слезать. Ураган между тем усиливается, ветер завывает, дождь лупит в стекла. В руке у меня сотовый телефон Риты Сантьяго. Скоро шесть. Значит, сейчас позвонит Дерек.

Мне ненавистна мысль о том, что ничего еще не кончено, что мне снова надо разлучаться со своим сыном, что самое трудное еще впереди.

– Нам все-таки придется договариваться с твоим отцом и Дереком, – говорю я Хлое.

– Я тоже об этом думала, – кивает она, – но как?

Я пожимаю плечами. У меня еще нет готового решения.

– Мы можем предложить им отступного. Теперь, когда Генри у нас, а она, – я делаю движение в сторону съежившейся от боли в раненой руке Риты, – больше не может им помогать, они, возможно, захотят выйти из игры, получив какую-то сумму.

– Сомневаюсь,- отвечает Хлоя.

– Честно говоря, я тоже.

Сотовый телефон Риты звонит, когда мы находимся в нескольких кварталах от пристани. Я пропускаю первые два звонка, потом отвечаю:

– Привет, Дерек.

Молчание.

– Дерек, это ведь ты, не так да?

– Черт подери! Где Рита? – рычит он.

– У нас, – отвечаю я.

– А ребенок?

– С ним все в порядке. Он сидит у меня на коленях.

Дерек не отвечает. Он держит трубку в руке и, видимо, передает своему отцу то, что узнал. Мне слышны некоторые реплики. Чарльз Блад не разговаривает по телефону. Он мысленно передает мне:

– Черт тебя подери, мне казалось, что мы заключили соглашение!

– Ты вовсе не собирался сдержать свое слово, папа. Мы оба это знаем, – отвечает за меня Хлоя.

– Я сожалею о том, что мы с твоей матерью произвели тебя на свет.

Глаза моей жены наполняются слезами.

– Я тоже, – мысленно отвечает она.

– Послушайте. – Я предлагаю ему тот вариант, который мы с Хлоей только что обсуждали, – высылать Чарльзу и его семье определенную сумму каждый год, при условии, что он и Дерек уедут обратно на Ямайку.

Дерек отвечает:

– Это неплохая идея, папа Мы не можем рассчитывать на Йена Тинделла, а без помощи Рига нам будет трудновато осуществить это самое слияние…

– Нет! – перебивает его Чарльз.- Заткнись, дурак! У тебя что, нет никакой гордости? Поучился бы у Питера. Он-то не сдается, а ведь знает, что Тинделл примет сторону того, кто выйдет победителем. Не так ли, Питер?

– Да.

– Итак, Питер, ты и моя неблагодарная дочь готовы противостоять нам?

– Готовы.

– Прекрасно, черт возьми! Вот это по-нашему. Так где можно вас найти? Вы ведь не собираетесь от нас прятаться, а?

– Нет,- отвечаю я.- Мы будем ждать вас в доме моего отца, дона Генри де ла Сангре, на острове, который носит его имя.

31

Уже на пристани Клаудиа предлагает нам взять ее пистолет, но я отказываюсь.

– Мне придется воспользоваться вашей лодкой. А пистолет пусть лучше останется у вас, на тот случай, если эти вдруг явятся за Генри.

– Они ни за что не найдут нас, – возражает Клаудиа.

– Хорошо, – говорю я. – И все же так мой сын будет в большей безопасности. Кроме того, на острове у меня есть оружие.

– Ладно, – соглашается Клаудиа. Все выходят из машины. – Не волнуйтесь за Генри. Мы хорошо спрячем его, на столько времени, на сколько понадобится.

Я медлю у открытой дверцы автомобиля. Дождь сечет мне лицо. Сейчас мои мысли о Хлое: как жить дальше, если с ней или с моей дочерью, которая растет в ее чреве, что-нибудь случится?

– Ты тоже можешь пойти с Клаудией, – предлагаю я.

Хлоя решительно закрывает дверцу машины снаружи:

– Не говори глупостей!

Моя жена остается со мной. Ветер едва не сбивает нас с ног. Мы смотрим вслед уезжающему «хаммеру». Очень скоро из-за дождя мы перестаем видеть даже его задние габаритные огни.


Нагнув головы, поплотнее закутавшись в плащи, мы с Хлоей шагаем к катеру. Ветер и дождь все равно проникают сквозь все заслоны, и до лодки мы добираемся насквозь мокрыми.

Вода бурлит даже у пристани. То и дело на берег обрушиваются волны. Лодки подпрыгивают, крутятся на месте, стремятся сорваться с привязи. Наш «Луч» – не исключение. Приходится дождаться затишья, чтобы улучить момент и запрыгнуть на борт. На палубе Хлоя сразу же поскальзывается, но я успеваю ее подхватить и поставить на ноги, а потом бегу к штурвалу.

– Ты не хочешь сначала спуститься вниз и переодеться? – спрашивает Хлоя, с трудом перекрикивая шум дождя и ветра.

– Нет, это бесполезно – слишком сильный ветер! – кричу я в ответ.

Нет смысла поднимать парус, все равно его сорвет ветер. Я включаю зажигание и удовлетворенно киваю, когда оба мотора заводятся и начинают «кашлять».

– Хорошо, что мы заранее развернулись, – говорю я, выбирая концы на корме. – В такую погоду пятиться задом было бы паршиво.

Я даю Хлое нож и велю ей по моему сигналу перерезать канаты на носу. Хочу дождаться, пока катер наберет сил для мощного рывка вперед. Моя жена бежит за мной на нос. Я резко поворачиваю руль.

И только мы соскальзываем со стапеля, как ударяемся бортом обо что-то твердое. Я делаю знак Хлое посмотреть, в чем дело.

– Немного поврежден борт чуть ниже палубы,-

говорит она.

– Слишком высоко, чтобы это грозило нам неприятностями,- успокаиваю я Хлою и вывожу катер.

Теперь, отплыв довольно далеко от пристани, мы в полной мере ощущаем на себе силу шторма Нас ослепляет дождь и бьет ветер. Волны швыряют нас из стороны в сторону. И, хотя я, конечно, предпочел бы свой «Грейди», «Луч» все-таки поражает меня своей выносливостью. Ничего не видно из-за темноты, сплошной пелены дождя, соленых брызг. Я веду лодку, повинуясь инстинкту и компасу, замедляя или ускоряя ее бег в зависимости от обстоятельств.

– По крайней мере мы можем быть уверены, что Дерек не высунется в такую погоду, – говорю я.

Хлоя стискивает мою руку и поворачивает ко мне мокрое лицо.

– Это правда, – говорит она, – но кто сказал, что они непременно приплывут на катере?


Около Кайя де ла Сангре ветер чуть ослабевает. Теперь нас от него защищает остров. Но бухта бурлит. Только бы нам не сесть на камни.

Мы бьемся днищем не меньше шести раз. И все время треск такой громкий, что я понимаю: затонуть можем в любой момент. Но лодка продолжает удивлять меня своей непотопляемостью. В конце концов она все-таки доставляет нас в маленькую, относительно спокойную гавань у моего острова.

– Когда мой отец строил этот дом, он сделал четыре оружейные комнаты,- говорю я.- Он наполнил их пистолетами, винтовками, ружьями, пушками, свинцом и порохом. Некоторые из них достаточно внушительны, чтобы остановить твоих отца и брата

Я помогаю Хлое сойти на берег, беру ее за руку и веду к дому.

– Эти пушки называются рельсовыми, – продолжаю я. – Элизабет серьезно ранили из одной из них. Мы можем отпереть один из складов оружия и зарядить по две-три пушки на каждого. И тогда – пусть твой отец и Дерек нападают!

Моя жена вдруг останавливается и тянет меня за руку назад.

– Что? – спрашиваю я, заглядывая ей в лицо.

Она смотрит куда-то мимо меня. Проследив ее взгляд, я вижу двух крупных драконов, которые ждут нас под дождем, на самой верхней ступеньке лестницы на галерею.

– Думаю, твой план больше неактуален, – говорит Хлоя.

– Меняй обличье! – командую я, срывая с себя одежду.

Хлоя следует моему примеру.

– А мы тут вас поджидаем, – смеется Чарльз Блад. – Жаль, что погодка такая паршивая. При ясном небе все было бы гораздо забавнее. Не так ли?

– Нет, – беззвучно отвечаю ему я. – При такой погоде мы можем делать все, что хотим, не опасаясь, что нас увидит кто-нибудь из людей.

Я стараюсь перевоплотиться побыстрее и сожалею о том, что нам с Хлоей нечем подкрепиться.

– Итак, у тебя нет намерения сбежать?

Я расправляю плечи, за которыми уже прорезаются крылья, сжимаю и разжимаю когтистые лапы.

– С чего бы мне бежать? – отвечаю я.- Это мой дом. Здесь моя жена. Зачем же мне оставлять их вам?

– Неплохо сказано, – одобряет Чарльз Блад и начинает спускаться по ступенькам. Дерек следует за ним. – Хлоя, кажется, я недооценивал твоего мужа.

– Да, папа, – отвечает Хлоя, которая уже полностью перевоплотилась.

Дракон останавливается на середине лестницы.

– Что ж, отлично. Значит, сегодня будет потеха.

– Взлетай, Питер! – мысленно кричит мне Хлоя и поднимается в воздух.

Я взлетаю как раз в тот момент, когда Чарльз и Дерек бросаются на нас.

– ПОДОЖДИТЕ! – беззвучно кричит Чарльз. – Я думал, что вы собираетесь сразиться с нами.

– Следуйте за мной, – говорю я. – Скоро сразимся.

Однако я вовсе не чувствую в себе той уверенности, что звучит в моих словах. И Чарльз, и Дерек – оба крупнее, тяжелее и физически мощнее меня. Мы с Хлоей можем победить их, только разделив отца с сыном и разбив их по одному.

– Выше, – сигнализирую я Хлое. – Мы должны оторваться них.

Но дождь слепит нас, ветер швыряет по небу, мешая подняться.

– По крайней мере погода и им не благоприятствует, – говорит Хлоя. Она изо всех сил бьет крыльями, стремясь взлететь повыше.

Вокруг нас бушует шторм, проносятся темные облака, молнии прорезают небо, грохочет гром. Одна из вспышек освещает дракона, который летит примерно на тысячу футов ниже нас.

– Дерек! – говорит мне Хлоя.

Мы оба, сложив крылья, падаем на него, набирая скорость. Мы заранее выпускаем когти, готовясь вцепиться в него. Увидев наше приближение, он издает рев, который переходит в вой, когда Хлоя отрывает ему левое крыло, а я – правое.

– Папа! – беззвучно вопит он, падая в море. – Они неожиданно напали и оторвали мне крылья. Я не могу лететь!

– Ты даже не пытался драться? – отзывается Чарльз. – Ты – никчемное существо.

Дерек падает в море, поднимая фонтан белых брызг.

– Папа, спаси меня! – кричит он.

– Ты прекрасно умеешь плавать. Спасайся сам. И помогай мне, когда залечишь раны.

Мы с Хлоей тут же снова взмываем в небо.

– Питер, Хлоя, это было красиво, – беззвучно хвалит нас Чарльз, – но должен вас предупредить: со мной вам придется потруднее.

Ни один из нас не отвечает. Мы бережем силы, сосредоточившись на подъеме. На дождь мы давно уже не обращаем внимания. Мы боремся с каждым новым порывом ветра, как будто это наш враг, такой же, как отец Хлои. Чарльз нападает на высоте около трехсот футов. Он неожиданно выныривает снизу и, пролетая мимо, распарывает мне спину. Хлое он рассекает крыло, вырывает клок мяса у нее из шеи, задев артерию. Ее кровь шлейфом тянется за нами. Она ревет от боли и начинает падать.

– Прости меня, Питер! – кричит она мне.

Я описываю круг в ночном небе, ища глазами Чарльза Не обнаружив его, ныряю вниз, на помощь жене. И тут он нападает снизу, он бросается на меня, выставив вперед мощные лапы со смертоносными когтями. Я знаю, что лучше бы мне было сейчас уклониться, увернуться от него. Но там, внизу, в море, моя жена Я еще сильнее прижимаю свои крылья к телу и пулей лечу на крупного дракона

Мы сцепляемся в воздухе. Он впивается в меня когтями, его зубы вырывают куски моей плоти. Я тоже кусаю его, не слишком серьезно, но достаточно чувствительно, учитывая его возраст. Он отлетает от меня в сторону раньше, чем мы успеваем упасть в воду.

– Неплохо, неплохо, Питер, – хвалит он. – Хорошо держишься. Признаться, не ожидал…

Я не отвечаю ему. Он ранен, но и сам успел ранить меня дважды. И если бы схватка продолжалась, понятно, кто вышел бы победителем. Интересно, почему он предпочел не доводить дело до конца

– Спасай свою жену,- говорит Чарльз Блад.- Она уже показала нам свою храбрость. Незачем умирать ни ей, ни моей внучке. Мы с тобой сами разберемся, когда они будут в безопасности.

Я погружаюсь в море. Соленая вода причиняет нестерпимую боль, проникая в каждую ранку на теле.

– Хлоя! – беззвучно зову я. – Ответь мне!

– Питер, я где-то рядом с тобой. Я остановила кровь, но так устала, что больше ничего не могу залечить.

– Подожди, – прошу я. Собою мне заниматься некогда. Сейчас Хлое нужна моя помощь. Собрав последние силы, я поднимаюсь над водой и лечу низко над волнами, разыскивая свою жену.

– Хлоя! – зову я. – Ты меня видишь?

– Слишком большие волны. Ничего не вижу, – отвечает она.

Я кружу и кружу над водой, мои мускулы устали, дыхание мое становится трудным и прерывистым, раны болят.

– Хлоя! – Я уже потерял жену. Я не могу потерять и вторую, и свою дочь! – Хлоя!

– Питер, мне кажется, я тебя вижу. По крайней мере я вижу что-то надо мной.

Взглянув вниз, я различаю в белесом мареве что-то темное. Ныряю, и мне удается вытащить Хлою из воды. В моих объятиях она сразу обмякает. Я едва не падаю под ее тяжестью. Но удерживаюсь и лечу к острову, предоставляя ветру подгонять меня.

Приземлившись рядом со ступеньками галереи, я опускаю свою полумертвую возлюбленную на землю. Подняв голову, не вижу в небе ни Чарльза, ни Дерека. Бегу к ступенькам. Галерея пуста Но нет никакой гарантии, что кто-то из них не укрылся в доме.

Возвращаюсь к жене, прячу ее в кустах около потайной двери в сокровищницу. Ветер мешает мне открыть тяжелую дубовую дверь, но через несколько секунд мы с Хлоей уже в доме. Снаружи бушует ураган. По крайней мере от него мы теперь спасены.

32

Я из последних сил несу, вернее, тащу Хлою по коридору в маленькую комнату, из которой открывается дверь в сокровищницу. Здесь, опустив свою ношу на пол, я ощупываю стену в поисках выключателя.

Зажигается свет, и от потрясения у меня вырывается крик. Бедная моя Хлоя! Она совсем холодная. Глаза закрыты. Дышит часто и поверхностно. В страшной ране у нее на шее виднеется кость. Чешуя стала тускло-зеленой. Порванное крыло безжизненно лежит рядом с ней.

Мне приходится собрать в кулак всю свою волю, чтобы не лечь рядом с ней и просто полежать в безопасности. Я знаю: нам обоим, чтобы залечить раны и набраться сил, нужна еда.

– Вернусь, как только смогу, – говорю я Хлое, нежно потеревшись о нее носом.

Она, похоже, не слышит меня. Я заставляю себя оставить ее и вхожу в темный коридор, ведущий к камерам. Коридор и лестница узковаты для меня в истинном обличье. Чтобы добраться побыстрее туда, куда мне надо, мне приходится немного съежиться. На верхней площадке лестницы я сильно нажимаю на низкий потолок над головой. Открывается дверь в кладовую, где стоит холодильник. В нем висят на крюках замороженные говяжьи туши.

Конечно, мясо будет жесткое и холодное. Но что делать? Главное, чтобы оно насытило Хлою и меня. Нам сейчас надо поесть. Кто знает, когда Чарльз и Дерек начнут нас искать.

Я беру три говяжьих бока. Так как коридор слишком узок, чтобы пронести все три сразу, два оставляю на полу, а третий волоку жене, по пути откусив кусок и начав жевать.


Она лежит так же, как я ее оставил. Глаза по-прежнему закрыты. Зная, что Чарльз и Дерек могут ворваться в дом в любую минуту, я торопливо возвращаюсь за оставшимся мясом.

Сначала Хлое удается проглотить лишь маленькие кусочки, которые я откусываю и кладу ей в рот. У меня слюнки текут, но сейчас мне не до собственного голода. Сейчас надо накормить Хлою, чтобы она могла залечить свои раны. Я жду, пока она разжует кусок, и тут же подношу к ее рту новый. Надеясь отогреть ее своим телом, ложусь рядом с ней.

– Ешь, Хлоя. Ты должна залечить раны.

– Я хочу спать, – с трудом отвечает она.

– Рано. Ты должна еще поесть.

Она качает головой, но берет у меня мясо.

– Еще! – настаиваю я.

– Я устала.

– Я понимаю. И все-таки ты должна поесть.И я подсовываю ей куски покрупнее. Она разжевывает их и глотает.

– Оно холодное, – жалуется она. – Нельзя ли согреть его?

– Нет. – Я даю ей еще кусок и говорю, маскируя свои мысли. – Наверх нам нельзя. Там

мы можем нарваться на твоего отца или твоего брата.

Хлоя открывает глаза:

– Где они?

Я пожимаю плечами.

– А мы где?

Все еще маскируясь, говорю:

– Мы в потайном коридоре, под домом. Дерек его не нашел. Твои родственники не смогут нас здесь найти. Пока мы здесь, мы в безопасности.

– Мой отец, – говорит она, – Питер, он мог тогда убить нас обоих. Почему он этого не сделал?

– Точно не знаю. Мне кажется, он получает от всего этого удовольствие. Возможно, ему не хочется, чтобы все кончилось так быстро. Он ясно дал мне понять, что хочет, чтобы я спас тебя.

Я даю Хлое еще один кусок мяса. Она моргает, отодвигается от меня и слегка приподнимается:

– Папа хотел, чтобы ты спас меня?

Я киваю:

– Он сказал, что ты уже продемонстрировала свою смелость и нет никакой надобности убивать тебя и нашу дочь.

– Кажется, он не такое чудовище, каким мы его считали. – Хлоя смотрит на меня. – Ой, что же он с тобой сделал! Мой бедный Питер! – Она гладит меня. – Ты всего лишь хотел иметь жену, семью. – Она осматривает мои раны, наклоняется к каждому укусу, к каждой царапине. – Смотри, до чего довела тебя любовь ко мне.

– Смотри, до чего довела тебя любовь ко мне,- как эхо повторяю я и тотчас же отрываю для нее еще кусок мяса.

Она отталкивает его:

– Тебе самому нужно поесть. Ты тоже должен залечить раны.

– Этот кусок – тебе. Я откушу еще.

Хлоя жует мясо, я отрываю себе еще кусок. Мы молча едим, сосредоточившись на заживлении наших ран. Пережевывая и глотая большие куски мяса, я думаю о том, что сказала Хлоя. Чем бы ни кончилась схватка с Чарльзом и Дереком, я никогда не пожалею о том, что выбрал ее, а она выбрала меня.

– Ты не жалеешь теперь, что я пришел тогда за тобой? – спрашиваю я.

Оторвавшись от еды, Хлоя пристально смотрит на меня.

– Ни на секунду,-отвечает она.-Но мне очень жаль, что моя семья так с тобой обошлась.

– Питер! – прерывает нас настойчивая мысль Чарльза Блада. – Ты где, мой мальчик? Разве вам не хватило времени?

– Нет, – отвечаю я. – Мы с Хлоей еще не залечили наши раны.

– Забудь о Хлое. Ты тоже так ранил этого дурака, моего сына, что он до сих пор лечится. Есть только ты и я, мой мальчик. Мы сами можем все уладить. Нет смысла приплетать сюда мою дочь.

– Папа, – обращается к отцу Хлоя, – почему ты не можешь просто оставить нас в покое? Питер уже предложил тебе деньги.

– Я еще никогда не уклонялся от боя. Кроме того, твой Питер меня заинтересовал. Я хочу посмотреть, как он будет держаться дальше.

– Но ты мог убить его!

– Я и сейчас могу. И намереваюсь это сделать, знаешь ли. Но не забывай, что и он может убить меня.

– Папа, мне придется помочь ему.

– Я это понимаю. В конце концов, он твой мужчина. Твоя мама тоже так поступила бы ради меня. Но надеюсь, что ты этого не сделаешь, Хлоя. Ты уже показала нам свою решимость. Тебе незачем рисковать своей жизнью и жизнью дочери. А Ты, Питер, пожалуйста, уговори мою дочь не встревать. Теперь это только наше дело. Покажи себя. Не заставляй разыскивать тебя, мой мальчик.

– Я вовсе не твой мальчик! – рычу я. – Ищи, сколько хочешь. Мой отец давным-давно научил меня, что только дурак дерется так, как это удобно его противнику. Я покажусь тогда, когда захочу!

Чарльз ничего на это не отвечает. Я отрываю еще один кусок мяса, подсовываю его своей жене и говорю ей:

– Думаю, твой отец прав. Мы должны сразиться с ним один на один.

– Я не оставлю тебя. Я не стану сидеть в безопасности и ждать твоей смерти, – говорит Хлоя.

– Посмотри на себя. Ты потеряла слишком много крови. К тому времени, как ты восстановишься, Дерек тоже оправится. Я должен сразиться с твоим отцом, пока у него нет поддержки.

– Ты говорил, что можно зарядить оружие. Мы уже достаточно восстановились, чтобы нажать на спусковой крючок.

– Надо смотреть правде в глаза, – отвечаю я. – Твой отец ждет меня где-то поблизости. Дверь в оружейную – наверху, на галерее. Вряд ли мне удастся добраться туда так, чтобы он меня не заметил. Но даже если я доберусь туда, не уверен, что успею выкатить пушку и зарядить ее до того, как он нападет на меня. И даже если мне удастся зарядить оружие, у меня нет уверенности, что порох достаточно сухой, чтобы стрелять в такую погоду.

– Значит, ты считаешь, что я должна остаться здесь и отпустить тебя на верную смерть? Разве ты не понимаешь, что будет значить для меня твоя смерть?

– Конечно, понимаю, – вздыхаю я. – Но теперь, когда твой отец дал понять, что он не хочет твоей смерти, было бы глупо рисковать. Мы должны думать о нашей дочери, и… о Генри. По крайней мере, если ты останешься в живых, у него будет мать.

Хлоя ничего не отвечает. Мы молча едим, пока не наедаемся досыта. На нас накатывает слабость. Мы некоторое время неподвижно лежим рядом. Дремлем.

Сверху внезапно доносится оглушительный треск. Я резко сажусь. Что там могло обрушиться или сломаться, чтобы звук дошел до нас, преодолев преграды мощных каменных стен?

– Питер, мне это надоело! – улавливаю я посланную мне мысль, и все вокруг опять содрогается. – Покажись, или я разрушу твой дом до основания!

– В чем дело, папа? Ты не можешь найти нас? – с издевкой спрашивает Хлоя.

Ответом ей служит оглушительный грохот.

– Если ты будешь продолжать дразнить своего отца, – маскируясь, предупреждаю я, – то скоро он переломает все мое имущество.

В глазах моей жены появляется задорный блеск:

– Пожалуйста, папа, только не трогай обеденный стол! Мы с Питером так любим его!

Чарльз ничего не отвечает, но через несколько минут что-то большое обрушивается на пол над нашими головами. Я невольно зажмуриваюсь, представив себе, как массивный дубовый стол летит сверху вниз по лестнице.

Хлоя сдавленно хихикает.

– Он такой предсказуемый! – скрытно передает она мне.

– Теперь я понимаю, почему он считал тебя трудным ребенком,- отвечаю я.

Она с улыбкой кивает.

– Мне придется выйти к нему, – говорю я.

– Еще рано, – уговаривает Хлоя, нежно поглаживая меня хвостом.

Я ложусь, утыкаюсь носом в ее шею.

– Мне трудно расстаться с тобой и на минуту,- говорю я,- но если мне удастся выйти, пока он в доме, у меня хотя бы есть шанс застигнуть его врасплох.

– Питер! Следующим будет катер! – предупреждает Чарльз.

– Он даже не наш! – смеется в ответ Хлоя.

Наверху падает что-то еще, и мне тоже трудно удержаться от смеха. Потом мы оба затихаем, не обращая внимания на шумы сверху, на взрывы гнева бушующего Чарльза. Мы ласкаем друг друга, и это не прелюдия к сексу, а безмолвное признание в том, что мы оба получаем наслаждение просто от присутствия друг друга.

Потом Хлоя встает, потягивается, оглядывает комнату и лениво движется к ближайшей к нам стальной двери.

– Это дверь в сокровищницу? – беззвучно спрашивает она меня.

– Да.

– А куда ведет вот эта дверь? – Она указывает на вторую железную дверь.

Я сажусь и смотрю на старую железную дверь, на ржавый замок и не менее ржавые цепи.

– Мне не приходилось бывать там, внутри,- отвечаю я, припомнив, что говорил об этой двери отец. – Отец как-то сказал мне, что эту дверь можно открыть лишь в том случае, если у меня не останется никакой надежды.

Подойдя к двери, я осматриваю замок и цепи, ощупываю каменную стену справа. Хлоя не сводит с меня глаз.

– Что ты делаешь? – спрашивает она.

Я нажимаю на третью снизу каменную плиту, и она поддается. Вынимаю ее из стены и кладу на пол.

– Отец говорил, там есть какой-то ящик. А в нем – мощное оружие. Надо достать ключ.

Я залезаю в образовавшееся дупло, нащупываю маленькую деревянную панель, отодвигаю ее, обнаруживаю массивный заржавленный ключ и показываю его Хлое:

– Смотри!

Она берет ключ и придвигается ко мне поближе. С первой попытки ключ не вставляется. Я бью по замку, и с него осыпается ржавчина Бью еще раз и еще. Потом снова пробую вставить ключ. Он входит в скважину и после недолгого сопротивления поворачивается. Сняв этот замок, я им сбиваю ржавчину с других. Постепенно я отпираю их все, снимаю с двери цепи и распахиваю ее.

Комната почти пуста. Только небольшой деревянный сундучок стоит у задней стены. Я выношу его.

– Если это оружие, то очень небольшого размера, – замечает Хлоя.

– Он почти ничего не весит, – говорю я и ставлю ящик на пол.

Хлоя открывает его и вынимает содержимое – два маленьких деревянных ящичка. На одном изображен большой огнедышащий дракон, а под изображением выжжена буква «3». На другом нарисован дракон поменьше.

Моя жена открывает первый ящичек. В нем – двенадцать стеклянных флаконов, семь из них пусты, пять – заполнены зеленой жидкостью.

– О боже мой! – вырывается у Хлои.

Она отрывает второй ящичек и снова обнаруживает двенадцать флаконов, четыре пустых и восемь – с жидкостью янтарного цвета.

– Боже мой! – повторяет она. – Неужели это то, о чем я думаю?

Она закрывает ящички и рассматривает драконов на крышках. Хлоя указывает на большого огнедышащего дракона:

– Думаю, это Зал – воин.

Потом – на дракона поменьше:

– А это – дракон Андра.

– Отец сказал, что это осталось с одной из древних войн, такой давней, что тогда еще не было людей, – говорю я. – Думаешь, это тот самый настой, о котором ты мне рассказывала? Тот, что использовали Андра в борьбе с драконами Зал?

Хлоя молча кивает. Я открываю оба ящика и достаю из каждого по полному флакону.

– Неудивительно, что отец предупреждал, как это опасно, – говорю я.

– Помни: если ты выпьешь это, у тебя всего лишь двенадцать часов. Если через двенадцать часов ты не примешь противоядие, – Хлоя указывает на жидкость янтарного цвета, – ты умрешь.

33

Хлоя до сих пор еще не восстановила свой естественный цвет. Любое движение дается ей с трудом. Пройдут часы, пока она окончательно залечит все повреждения и наберется сил. Мне не хочется покидать ее сейчас. Мне вообще не хочется покидать ее. Там, наверху, еще что-то обрушивается. Я смотрю на Хлою.

– Надо подготовиться к встрече с ним.

Моя жена молча кивает.

– Ты знаешь, сколько этой жидкости я должен выпить? – спрашиваю я.- И скоро ли она подействует?

– Нет, – отвечает Хлоя. – Все, что я знаю: воины Андра пили ее, чтобы вырасти до размеров воинов Зал.

– До каких именно размеров? Они становились вдвое больше? Или втрое?

Она пожимает плечами.

– Мне об этом не рассказывали. Но посмотри на картинки на крышках ящиков.

Я сравниваю два рисунка. Изображение воина Зал раза в полтора больше изображения воина Андра. Но зависят ли размеры от количества выпитой жидкости? А вдруг слишком большая доза этого зелья смертельна?

Никто не может мне ответить на эти вопросы. Остается рассчитывать лишь на собственную интуицию. А пока я съеживаюсь, чтобы протащить две оставшиеся говяжьи туши по коридору к наружной двери.

– Чтобы вырасти до таких размеров, наверняка нужен большой запас энергии, – говорю я Хлое. -Вынесу это мясо наружу, чтобы было что поесть после того, как я выпью настой.

– Почему бы тебе сначала не принять настой?

Я отрицательно качаю головой:

– Мы не знаем, как быстро он действует. Если мгновенно, я сразу стану слишком велик, чтобы пройти по этому коридору.

Оставив два флакона Хлое, я тащу мясо к двери. Ветер снаружи усилился. Мне приходится изо всех сил налечь плечом на дверь, чтобы открыть ее. Как только я высовываюсь наружу, на меня набрасывается ветер. Льет дождь. По моим расчетам, сейчас должна быть полночь, то есть ураган как раз набрал свою максимальную силу.

Ветер старается вырвать у меня мясо, но мне удается удержать его. Я кладу его рядом со ступеньками, ведущими на галерею. Там некоторое затишье. Вернувшись в дом, беру флаконы и прощаюсь с женой.

– Останься здесь, со мной! – просит она.

– Ты сама знаешь, что это невозможно, – отвечаю я.

– Мы могли бы уйти вдвоем и забыть о моем отце и Дереке.

– Я, как и твой отец, не люблю уклоняться от боя. Если бы я сделал это, я уже не был бы тем, за кого ты вышла замуж.

– У нас даже не было времени побыть вместе!

– Мне хватило времени, чтобы понять, что я люблю тебя.

– Я тоже люблю тебя. Подожди хотя бы, пока я окрепну и смогу помочь тебе.

– Нет,-отвечаю я и нежно поглаживаю ее хвостом. – Не забывай, что теперь в моем распоряжении

волшебный настой. Если у кого теперь и есть преимущество, так это у меня.

– Если он сработает. Этой жидкости, должно быть, не меньше тысячи лет.

– Хорошо же ты напутствуешь своего мужа, когда он отправляется на битву! – смеюсь я. – Он непременно сработает, и я вернусь.

Хлоя прижимается ко мне, и мы стоим так некоторое время. Потом я отрываюсь от нее, беру флаконы и направляюсь к двери, за которой меня ждут ураган и заклятый враг.

34

Как только я лишаюсь защиты этих стен, на меня накидываются ветер и дождь. Восстановив свой нормальный размер, я пробираюсь по кустам к тому месту, где оставил мясо. Это не более чем в двенадцати шагах от двери. Ночное небо прорезает молния, осветив на мгновение пейзаж. Вспышка выхватывает силуэт крупного дракона, который, склонившись над мясом, ест.

Почти сразу вновь воцаряется темнота. Но поздно. Я уже раскрыт.

– Питер! Как любезно с твоей стороны! Я вышел, чтобы разнести в щепки твой катер, и обнаружил, что ты оставил для меня еду. Да и сам не замедлил явиться, – говорит Чарльз.

– Ты уже разрушил все, что мог, в моем доме? – осведомляюсь я, зажав оба флакона в горсти, мучительно пытаясь вспомнить, в котором из них

зелье, а в котором – противоядие. В темноте, да еще под дождем, совершенно невозможно отличить зеленый цвет от янтарного.

– Вообще-то я надеялся, что ты будешь занят еще некоторое время. Хотелось успеть поесть,- смеется Чарльз Блад и откусывает огромный кусок мяса. – Иди сюда, дружок. Поедим вместе.

– Тут-то ты на меня и нападешь.

– Может, да, а может, и нет, – снова смеется Чарльз. – Тебе придется решить, стоит ли еда такого риска.

– Я думал, ты играешь по-честному, – говорю я, перекладывая один из флаконов в левую лапу.

Я решил пить из этого, и будь что будет. Подношу флакон ко рту.

– По-честному – да, но не по-глупому, – возражает Чарльз.

Снова вспыхивает молния, и я замечаю, что Чарльз сменил стойку: теперь он припал к земле, как кошка перед прыжком. Над головой грохочет гром, янтарная жидкость в моей левой лапе вспыхивает желтым светом. Я бросаю этот флакон в кусты и взмываю в воздух,

– Питер, ты так быстро покидаешь меня? Я что-нибудь не так сказал?

Ветер подхватывает меня, поднимает и кружит. Я пытаюсь набрать высоту, лихорадочно бью крыльями и одновременно вожусь с пробкой от флакона. Меня относит в сторону.

– Потрясающая ночь, не так ли? – Чарльз проносится в темноте мимо меня. Он не причиняет мне серьезного вреда, а лишь слегка задевает кончик моего хвоста.

Я кричу скорее от неожиданности, чем от боли. «Ну, хватит!» – думаю я, подношу флакон ко рту и откусываю его горлышко. Осколки стекла впиваются в губы и язык, но настой льется мне в горло, весь, до последней капли. Вкус у него омерзительный – как у прокисшего рыбьего жира. Мой желудок не желает принимать это, и мне стоит немалых усилий удержать настой в себе. Я судорожно хватаю ртом воздух, глотаю дождевую воду, чтобы притупить мерзкий вкус.

Ничего не происходит. В моем хвосте пульсирует боль. Меня по-прежнему треплет ветер. Теперь он несет меня куда хочет. А Чарльз Блад где-то рядом, выжидая удобный момент, чтобы напасть. Я старательно набираю высоту, осматриваю небо во время вспышек молнии. Ничего не вижу. Воздух вокруг меня трещит от статического электричества. Я жду очередной молнии. Она рассекает небо так близко от меня, что я чувствую ее жар. Молния освещает моего врага, который как раз собирается обрушиться на меня.

Сложив одно крыло, я уворачиваюсь. А когда Чарльз пролетает мимо меня вниз, складываю второе крыло и падаю на Блада сверху, на скорости в несколько тысяч футов в секунду. Набросившись на него, раздираю ему спину когтями ног, потом расправляю крылья и отрываюсь. Он с воем ныряет в темноту. А я снова взмываю вверх.

– Неплохо, мальчик. Ты произвел на меня впечатление. Никто до сих пор не мог тягаться со мной. Но это не значит, что ты не будешь в конце концов побежден. Похоже, мы сегодня славно повеселимся!

– Ты находишь, что это весело? – спрашиваю я.

– Да еще как! Я так не развлекался с тех пор, как дрался за Саманту.

Новая молния освещает округу, но я не успеваю что-либо увидеть. Чарльз подлетает ко мне сбоку, накрывает мои крылья своими и вонзает зубы мне в затылок. Мы падаем. Я извиваюсь и выкручиваюсь, пытаясь освободиться от его захвата и не обращая внимания на боль, которую причиняют мне его лапы. Мне лишь удается слегка задеть его когтями.

Мы падаем в воду с такой высоты, что быстро погружаемся на большую глубину. Тут Чарльз оставляет меня и отплывает в сторону. Во мне бушует боль. Сначала я почти не могу двигаться. Просто всплываю на поверхность. Постепенно я снова заставляю свои мускулы действовать. Когда мне начинает не хватать воздуха, я уже в состоянии сильнее толкать себя вверх.

Вынырнув, я жадно хватаю ртом воздух. Сердце так колотится, что вот-вот разорвется. Волны швыряют меня из стороны в сторону. Сомневаюсь, что перенесу еще одну атаку. Боль от ран очень ослабила меня. Болят сердце и мышцы, не хватает воздуха. Мой желудок сжимают болезненные спазмы. Мне не выдержать еще одного нападения Чарльза.

Каждый удар сердца отдается в голове болезненной пульсацией. Как бы жадно я ни вдыхал воздух, мои легкие требуют еще! Никогда раньше я не испытывал ничего подобного, как бы серьезно ни был ранен. Пора, наверно, попрощаться с Хлоей.

Кажется, что у меня в желудке раскаленный уголь. Я открываю рот… и из него вырывается пламя. Глотаю соленую воду, чтобы охладиться. Все равно очень горячо. Но боль постепенно утихает, сменяется привычным ощущением, какое бывает при увеличении размеров.

Я разворачиваю крылья в воде и улыбаюсь: такая в них теперь сила. Расправляю плечи и удовлетворенно урчу: такими могучими они сделались. Настой! Наконец-то он начал действовать! Выскочив из воды, взлетаю и реву, вызывая противника на бой.

– Питер, это ты? – недоверчиво спрашивает Чарльз. – Ты уже готов?

Я потрясен той силой, которую в себе ощущаю, размерами, которых я достиг, и тем, что я все еще расту. Моя кровь бодро пульсирует в артериях, мои легкие вмещают огромное количество воздуха. Жар внутри меня нарастает.

– Более чем готов, – отвечаю я.

На этот раз Чарльз предпочитает напасть снизу. Я вижу, что он приближается, и не пытаюсь увернуться. Перед тем как ударить меня, он восклицает:

– О боже! Ты огромный, как… дракон Зал!

Отбиваю его атаку ногой.

– Да!

Чарльз впивается зубами мне в ногу, рвет когтями низ моего живота. Я стряхиваю его с себя, как огромный датский дог надоедливого коккер-спаниеля.

– Перестань, Чарльз,-говорю я.-Это уже перестало быть честным соревнованием.

Он отлетает в сторону.

– Я не уступал никогда в жизни. Не знаю, как ты это сделал, но ничего еще не кончено. Дерек! -беззвучно зовет он. – Ты мне нужен!

– Да, папа! Я буду через несколько минут.

– Кажется, ты говорил, что мы будем один на один, – напоминаю я.

– Тогда я думал, что ты Андра,- отвечает Чарльз, улетая в темноту.


Я мог бы расправиться с Бладом до того, как к нему присоединится сын, но позволяю ему уйти, с ревом взмахиваю крыльями и поднимаюсь все выше и выше. Вокруг меня бушует ураган. Ветер тщетно старается остановить меня. Моя сила такова, что мне не помешает какой-то ураган и не испугает нападение двоих врагов, даже если они оба – Люди Крови.

Пусть теперь боятся Чарльз и Дерек. Я снова победоносно реву и забираюсь еще выше в небо. Мое сердце бьется мощно и ровно. Мои мускулы слушаются меня беспрекословно. Я рвусь вверх, минуя одну злую тучу за другой, пока наконец не оказываюсь в чистом темном небе, усеянном звездами и освещенном серебряным светом луны.

Мои размеры потрясают меня самого. Должно быть, я сейчас вдвое больше, чем был. Рост прекратился, но сердце продолжает биться сильно и часто. Раны больше не беспокоят меня, но зато одолевает голод и, как следствие его, усталость. Мысль о куске говядины, спрятанном в кустах у дома, наполняет мой рот слюной. Сложив крылья, я снова падаю в бурю.

Я так быстро спускаюсь, что по инерции пролетаю мимо своего острова. Возвращаюсь назад и сажусь на пристань. К счастью, мясо на месте. Одна туша – целая, другая – лишь слегка объедена Чарльзом. Отрываю от туши огромный кусок и глотаю его, почти не разжевывая. Потом – другой, третий, все это исчезает во мне как в прорве. Съев половину говяжьего бока, мне удается лишь слегка утолить голод. Но все равно я продолжаю есть. Сердце болит, перегоняя кровь к моим уставшим мускулам. Снова вцепляюсь в говяжью тушу, откусываю еще один кусок, на этот раз пережевываю его, сосредоточиваюсь на заживлении ран, нанесенных Чарльзом. И тут кто-то (или что-то?) оказывается у меня на спине. Я прижат к земле так, что почти не могу дышать, а кусок мяса выскакивает у меня изо рта. Другой враг бьет меня по голове. Зубы и когти вонзаются в мою плоть. До меня доносится мысль Чарльза:

– В старые времена воины Андра иногда побеждали воинов Зал. Надо только действовать слаженно и неожиданно.

Я извиваюсь под ними, бью хвостом, царапаю когтями воздух. Перед глазами у меня возникает когтистая лапа, и я вцепляюсь в нее зубами. Дерек воет от боли и чуть ослабляет свою хватку. С трудом выпрямившись под двойной тяжестью врагов и стоя на четвереньках, я сбрасываю с себя сначала Дерека, а потом и Чарльза.

У меня на теле не меньше дюжины ран. Когда я взлетаю, то сначала лечу низко над островом, потом над морем, касаясь животом волн, после – взмахиваю крыльями, чтобы набрать высоту и оттуда напасть, а те двое следуют за мной.

– Что случилось? – издевательски спрашивает Чарльз. – Тебе ли убегать? Мы были слишком грубы с тобой? Вернись к нам. Это всего лишь вопрос времени. Мы поймаем и прикончим тебя.

Каждый удар моего сердца отдается болью в плечах и лапах. Мне снова не хватает воздуха. В желудке жжет так, как будто там развели костер. Чтобы охладиться, я открываю рот, и оттуда вырывается столб пламени, на моих глазах превращаясь в пар.

Почему же эта мысль раньше не пришла мне в голову? На крышке ящичка был изображен огнедышащий дракон. Воины Зал это умели. Значит, и я умею!

Если бы не боль во всем теле, я бы издал победный рев. Но меня уже снова мучает голод и одолевает усталость. Лишь теперь я начинаю понимать, о чем предупреждали отец и Хлоя. Мой организм не справляется с таким бурным ростом. И что хуже всего, не в моей власти остановить рост моего сердца. Это может сделать только противоядие, а оно – в кустах около дома.

Внезапно борьба с Чарльзом и Дереком отходит для меня на второй план. Сейчас главное, чтобы мое собственное тело не подвело.

– Чарльз, – мысленно обращаюсь я к своему противнику, – ты прав. Пора кончать все это.

Я на миг застываю в воздухе, потом поворачиваю и лечу вниз, чтобы схватиться с противниками.


Молнии разрезают небо. Вспышка за вспышкой. Ночь сотрясают раскаты грома. Капли дождя осыпают меня, как пули. Я мчусь сквозь бурю. В свете молний вижу Чарльза и Дерека. Они слишком заняты поисками: мечутся из стороны в сторону, осматривая небо. Они пытаются понять, откуда я на них нападу, сверху или снизу.

Я лечу прямо на них, лоб в лоб, и почти смеюсь, когда они наконец замечают меня. Оба одновременно взмахивают крыльями, стараясь увернуться, увильнуть. Но я уже слишком близко. И тогда… из моего рта изрыгается пламя. Оно охватывает моих врагов, обжигает им кожу, окутывает их дымом.

Они оба воют и корчатся от боли, но каким-то образом удерживаются на лету. Я вновь выдыхаю пламя, и они падают, как мотыльки, которые слишком близко подлетели к огню. Описывая вокруг них круги, я беззвучно спрашиваю:

– Чарльз, Дерек, вы умеете плавать?

Нет ответа.

Я опускаюсь ниже, к самой воде.

– Чарльз! Дерек!

Опять ничего.

Я высматриваю их в волнах:

– Черт возьми! Я обещал Хлое не убивать вас.

Первым находится Дерек. Его тело безжизненно качается на волнах. Чешуя уже не зеленая, а ярко-красная, как у омара, только что вынутого из кипятка. Спустившись к нему, я вижу и Чарльза, такого же красного, в нескольких ярдах от сына.

Сев на воду около Дерека, хватаю его за обожженную лапу и волоку поближе к Чарльзу. Он стонет и беззвучно просит:

– Оставь меня! Мне больно. Дай мне умереть.

– Черта с два я дам тебе умереть! – отвечаю я и хватаю Чарльза тоже.

– Ты победил нас, – стонет Чарльз, – дай нам спокойно умереть.

– Не могу. Я обещал.

– Ты изжарил нас. Нам теперь не вылечиться. У нас нет пищи и сил хватает только на то, чтобы держаться на воде. Ты не мог бы перенести нас на свой остров?

Честно говоря, у меня едва ли хватит сил, чтобы самому добраться до острова. Я тяжело дышу. Сердце мое дает тревожные сбои. Я качаю головой.

– Тогда оставь нас. Мы знали, на что шли, – хрипит Чарльз.

Я снова качаю головой:

– Я не могу лететь, но плыть могу.

– Ты с ума сошел. До твоего острова не меньше мили.

– Я знаю.

Нас подбрасывает очередная волна. Я осматриваюсь, ища глазами свет маяка. Сквозь дождь и тьму едва видна слабая вспышка. Она вновь повторяется через несколько секунд. Я плыву на свет, волоча за собой двух своих поверженных врагов

– До острова далеко. Зато маяк рядом, – говорю я.


Стоит мне продвинуться вперед на десять ярдов, как тут же волны отбрасывают меня ярдов на шесть назад. Я плыву на спине, не обращая внимания на дождь и ветер, гребу крыльями и помогаю себе хвостом, Дерека держу одной лапой, Чарльза – другой. Ни один из них не может оказать мне никакой помощи. У них хватает сил только на то, чтобы стонать от боли.

Я обращаюсь к Хлое:

– Все кончилось.

– Питер, с тобой все в порядке?

– По крайней мере я жив.

– А мои отец и брат? Они мертвы?

– Похоже, они предпочли бы быть мертвыми.

– Ты возвращаешься?

– Пока нет.

– Что случилось? Ты чего-то недоговариваешь.

На нас обрушивается волна, и я захлебываюсь пеной.

– Ни Чарльз, ни Дерек не в силах лететь, – сообщаю я Хлое, выплюнув воду. – Я тащу их по воде к маяку. Оставлю их в безопасном месте и попробую долететь домой.

– Попробуешь, Питер? Что случилось? Ты серьезно ранен?

– Дело не в ранах. Дело в настое. Я стал слишком большим, и мой организм не справляется с этим.

Моя сила уходит.

– Прими скорее противоядие!

– Его нет со мной. Оно – на острове, в кустах у пристани.

– Тогда оставь моего отца и Дерека и лети домой, пока можешь.

– Ни у одного из них не хватит сил принять человеческое обличье. Можешь себе представить, что будет, если двух драконов прибьет к берегу?

Представляешь, что тут начнется? Кроме того, я обещал не убивать их. Вовсе не нужно, чтобы они умирали.

– Умирать и тебе ни к чему, – отвечает Хлоя. – Я лечу к тебе. Буду ждать тебя у маяка.

– Но сможешь ли ты? Ветер все еще очень силен.

– Я достаточно окрепла, чтобы пролететь не большое расстояние. Черт возьми, я ведь дочь своего отца! Сильный ветер меня не испугает. Я не намерена остаться без мужа из-за его дурацкого упрямства!

К тому времени как мы доплываем до маяка, шторм начинает утихать. Но волны еще большие, они, того и гляди, швырнут наши тела прямо на железный скелет маяка.

Я изо всех сил стараюсь двигаться в ритме волн. Мне удается забросить сначала Чарльза, а потом и Дерека на металлическую платформу, которая окружает маяк и находится чуть выше гребней самых высоких волн. Но при пыпытке вскарабкаться туда самому силы изменяют мне. Держась за край платформы, позволяю волнам швырять меня из стороны в сторону.

Я забываю о Чарльзе и Дереке, они уже в безопасности. Сосредоточиваюсь на собственном дыхании, пытаюсь замедлить пульс. Время мне отмеряют волны и порывы ветра. Когда Хлоя окликает меня, не могу даже ответить ей.

К моему рту прижимают что-то холодное и стеклянное.

– Пей! Пей все до дна! – говорит моя жена.

Немного жидкости попадает мне в рот. Как будто я проглотил растаявший лед. У снадобья привкус яблока и лимона и еще чего-то горьковатого, и даже аммиака. Жидкость гасит пожар у меня внутри, но зато меня тут же кидает в дрожь.

– Пей все! – не отстает Хлоя.

– Что за настырная женщина! – жалуюсь я, опустошив флакон.

– Погоди, ты еще не видел, какая настырная! Узнаешь, когда все это закончится. – И она помогает мне забраться на платформу.

35

С тех пор как мы с Хлоей спасли Чарльза и Дерека, мы редко оставались наедине. Иногда я даже начинаю сожалеть о том, что привез этих двух инвалидов на свой остров на катере Артуро под прикрытием дождя и темноты. Лучше бы они залечивали свои раны где-нибудь в другом месте.

В первые несколько дней я никак не мог привыкнуть к тому, что в моем доме столько народу. Чарльз и Дерек, распростертые на сене, безостановочно стонали. Им нужны были еда и уход. Генри тоже нуждался во внимании. Он не покидал меня ни на минуту, разве что Хлоя уводила его. Часто приезжала Клаудиа – привезти провизию, сообщить о быстром выздоровлении своего отца, похихикать и посекретничать с Хлоей, помочь нам привести в порядок дом после нескольких месяцев заброшенности и приступов гнева Чарльза. Она всегда оставалась надолго.

Теперь, когда речь больше не идет о физическом выживании, я мечтаю о том времени, когда мы с Хлоей наконец сможем остаться вдвоем. А пока даже наша кровать нам полностью не принадлежит. Генри каждую ночь спит с нами.

– Бедный мальчик сейчас так нуждается в нас, – говорит Хлоя. – Ему нужно время, чтобы прийти в себя после похищения и разлуки с тобой и чтобы привыкнуть ко мне. Не волнуйся, это не навсегда.

Как я ни успокаиваю своего сына, он еще не оправился от всего этого. Когда Дереку становится лучше настолько, что он может выходить из своей комнаты, мальчик на какое-то время становится моей тенью, а в присутствии Дерека цепляется за мою ногу. Впрочем, брат Хлои почти не разговаривает с нами, только бормочет себе под нос: «Извини, старина, за все это…» Однажды он спрашивает о Рите.

Я пожимаю плечами и говорю:

– Ее увезли. Это все, что я знаю.

Он опрометью кидается вон и, к нашей радости, с этого дня почти перестает выходить из комнаты.

– Не обращай на него внимания, – говорит Чарльз Блад. – Этот парень никогда не умел проигрывать. Он действительно поверил, что все это принадлежит ему.- Он смеется.- Как будто я когда-нибудь позволил бы ему руководить такой компанией!

Я с удивлением обнаруживаю, что получаю удовольствие от общества Чарльза. Набравшись сил, чтобы сидеть и разговаривать, он удивляет меня заявлением:

– Не беспокойся на мой счет, мальчик. Ты победил. Больше я не стану досаждать тебе. Для меня

вся эта история закончена, если, конечно, она закончена для тебя.

Что-то в его грубоватых повадках напоминает мне об отце. Как и дон Генри, капитан любит играть в шахматы. Он вызывает меня на бой в первый же раз, как видит на столе шахматную доску.

– Мой отец тоже любил шахматы, – говорю я.

– Почти все наши их любят,- отвечает Чарльз.-Тут нужен стратегический склад ума.

Мы играем каждый вечер. Чарльз часто выигрывает. Еще он развлекает меня рассказами своего отца о том, как они плавали с моим отцом.

По утрам Чарльз вместе со мной, Хлоей и Генри ходит на могилу Элизабет. Он помогает нам уха живать за ее садом. Когда он впервые выражает желание это сделать, я рассказываю ему, как погибла Элизабет.

– Знаешь, я долго винил тебя в ее смерти, – признается Чарльз, – но больше не виню. Ты сделал все, что мог, сынок.

Я с трудом удерживаюсь, чтобы не обнять его. Не то чтобы старик никогда не раздражал меня. Иногда в нем просыпаются прежние неприятные замашки.

– Дудки! – бушует он, когда ему говорят, что необходимо принимать человеческое обличье, когда куда-нибудь выходишь или когда в доме Клаудиа. – Я вам не человечишка, чтобы с удовольствием жевать коровье мясо, – цедит он, когда Хлоя или я предлагаем ему бифштекс вместо свежей добычи.

И все же, хоть и ворча, он принимает то, что мы ему даем, и делает так, как мы говорим. Он никогда не бывает груб с моим сыном. Скоро у Генри входит в привычку несколько раз в день навещать деда. Раскрыв глаза и рот, мальчик слушает рассказы Чарльза о прежних временах, когда наши сородичи свободно появлялись где хотели.


Клаудиа приезжает рано утром, на восьмой день после спасения Чарльза и Дерека.

– Хорошие новости, – сообщает она. – Ваш «Грейди» наконец готов. Я привезу его сегодня утром. После того как заберу отца из больницы. Я просила папу повременить, но он настаивает на встрече с вами. Я сообщаю об этом Хлое, потом говорю:

– Я могу поручить Артуро устроить так, чтобы твои отец и брат уехали. Им пора уезжать, Хлоя, особенно твоему брату. Они уже вполне здоровы и способны выдержать перелет. А мы наконец-то останемся одни.

Моя жена улыбается:

– Мне тоже этого хотелось бы.

– И Клаудии надо бы на несколько дней воздержаться от визитов.

Хлоя кивает:

– Я скажу ей.

Обняв Хлою, прижимаю к себе, ощущаю ее тепло и шепчу на ухо:

– И пора уже Генри спать по ночам в своей постели!


Не знаю, чему я больше рад – своему отремонтированному катеру или латиноамериканцу, сидящему в нем рядом со своей дочерью.

– Папа все порывался вести катер, – кричит Клаудиа, пришвартовываясь,- но я сказала, что с вами удар случится, если кто-нибудь опять покорежит вашу лодку.

Артуро сверкает белозубой улыбкой:

– А я ей ответил, что это было бы вполне справедливо после того, что ты сделал с моим «Лучом».

Я прыгаю на борт, принимаю поцелуй Клаудии в щеку. Потом подхожу к ее отцу, помогаю ему подняться. Он хватается рукой за мою руку и с трудом встает.

– Клаудиа рассказала мне обо всем, что здесь происходило, – говорит Артуро.

У него на лице до сих пор следы ссадин, голова забинтована.

– Не волнуйся. Врачи говорят, что со мной все будет в порядке. И действительно будет… после того как я рассчитаюсь с теми ублюдками, которые надо мной поработали. Мои люди уже нашли их. Так что ждать недолго.

Хлоя радостно вскрикивает. Мы оба с Артуро поворачиваем головы и смотрим на пристань, где Клаудиа передает моей жене большую коробку, которую мы отправили с Ямайки. Хлоя обнимает Клаудию, потом потрясает коробкой и кричит мне:

– Смотри!

Я киваю. Женщины уходят, болтая и смеясь.

– Они очень подружились, – замечает Артуро.

– Как парочка одноклассниц, – киваю я. Мне очень хотелось бы знать, что именно они сейчас обсуждают. – Клаудиа была на высоте. Без нее нам пришлось бы туго.

– Я же говорил тебе, что на нее можно положиться, – говорит Артуро. И сразу заговаривает о

деле, спрашивает, каковы будут мои дальнейшие распоряжения.


Через несколько дней документы и авиабилеты для Чарльза и Дерека готовы.

– С ними полетит Йен. Будет кому подписать документы у Клейпула, – говорит Артуро.

Я сообщаю об этом Чарльзу накануне их с Дереком отъезда на материк.

– Мои люди все устроили, – говорю я.

– Да? – Чарльз удивленно поднимает бровь.

– Мы выкупаем долю Клейпула в фирме «Клейпул и сыновья». Не волнуйся, он может оставаться

на своем месте, сколько пожелает. Но его главной заботой теперь будет защищать ваши интересы. Мы будем высылать средства, которых вам хватит на жизнь и даже на капиталовложения, а также на то, чтобы откупиться от правительства Ямайки и оставить за собой Яму Моргана.

– Это не обязательно, но очень благоразумно с твоей стороны.

Я пожимаю плечами:

– Мне это выгодно, только и всего. Мы собираемся оставить за собой Бартлет-Хаус. Хлоя хочет

иногда приезжать на Ямайку, а я буду спокоен, что с ней ничего не случится.

– Я уже дал тебе слово, черт возьми!

Я с улыбкой кладу руку ему на плечо:

– Не хотел тебя обидеть. Ты дал слово, но Саманта и Филипп слова не давали. И Дерек тоже.

Мы оба видим, как он зол. Так что мы все должны быть вежливы, и не более того. Кроме того, мы с Хлоей просто хотим помочь. Если захотите модернизировать ваш дом, например, мы и тут вам поможем. Было бы прекрасно, если бы вы провели телефон, чтобы Хлоя могла звонить, когда захочет.


Хлоя предпочитает проститься со своими родственниками на причале.

– У нас с Генри есть кое-какие дела, – с улыбкой говорит она.

– Какие такие дела? – спрашиваю я.

– Так. Дела, – загадочно отвечает моя жена. -Пока ты отвозишь отца и Дерека в аэропорт… При

едешь – все узнаешь.

– Ты опять ведешь себя настырно, – улыбаюсь я.

Хлоя тоже улыбается:

– И что из этого? Я ведь предупреждала тебя, что собираюсь именно так себя вести. – Она целует меня.

Я хмурюсь. Не знаю, что она там еще задумала… но делаю как она сказала.

Как только Чарльз, Дерек и Йен поднимаются по трапу самолета «Джамайка Эйр», я опрометью бегу из терминала к своей машине и мчусь обратно в Кокосовую рощу.

День – идеальный для прогулок на катере. Белые пушистые облака неподвижно висят в чистом голубом небе. Бриз покрывает поверхность бухты легкой рябью. Жду не дождусь возможности сесть в свой «Грейди», и – поскорее на остров, где теперь меня ждут только Хлоя и мой сын.

Когда я приближаюсь к Кайя де ла Сангре, из канала выруливает новая, сияющая темно-синяя лодка. Снизив скорость, внимательно ее рассматриваю. Это еще что за новости? Лодка обгоняет меня, оставляя за собой петушиный хвост пены, потом разворачивается и мчится мне навстречу.

Я тоже набираю скорость, готовясь вильнуть в сторону, если лодка не свернет. Но, подплыв поближе, она резко меняет курс и заходит с правого борта. За рулем Клаудиа. Интересно, какие наряды или книжки она привезла сегодня Хлое.

Девушка машет мне рукой. Машу в ответ, но рука моя опускается, когда я вижу рядом с Клау-дией Генри. Он тоже машет мне.

– Что ты тут делаешь? – беззвучно обращаюсь я к нему.

– Я сегодня ночую у Клаудии! – радостно отвечает он. – Будет здорово!

– Кто тебе разрешил?

– Мама, – отвечает Генри. – Это была ее идея.

– Ладно, – говорю я и улыбаюсь, припомнив наш с Генри разговор несколько дней назад.

– Что, если я буду называть Хлою мамой? – спросил меня мой сын.

– Конечно.

– А моя настоящая мама не рассердится?

– Нет, ей это будет приятно, – отвечаю я, обнимая мальчика.

Когда Генри впервые назвал так Хлою, глаза ее наполнились слезами.

– Эй, мамочка! – мысленно обращаюсь я к жене. – Что это ты отсылаешь моего ребенка?

– Это наш ребенок, не забывай об этом! – отвечает она. – Где ты?

– Уже почти дома.

– Хорошо. Когда пришвартуешься, зайди в большую комнату.

– Зачем это?

– Там увидишь.


Несколько оставшихся собак приходят к причалу встречать меня. Я печально качаю головой, видя, как мало их осталось. Потребуются годы, чтобы восстановить стаю такой, какая она была. Наученные горьким опытом с Дереком, собаки еще побаиваются рычать и лаять при моем появлении. Привязав «Грейди», я прохожу на галерею, через, две ступеньки взбегаю на третий этаж.

Я останавливаюсь в дверях, разинув рот от удивления. Хотя день теплый и солнце еще не село, в камине разведен огонь, повсюду расставлены зажженные свечи: на столах, полках, даже на телевизоре и DVD-плеере.

Хлоя ждет меня посередине комнаты – босая, в простом белом хлопчатобумажном платье, под которым явно ничего нет.

– Что же ты стоишь? – спрашивает она- Я и так достаточно долго тебя ждала.

Я делаю глубокий вдох и решительно иду к своей жене. Глаз не могу от нее отвести. Ее бедра и соски так натягивают тонкую ткань, что, кажется, вот-вот порвут ее. При виде ее шоколадного тела меня охватывает возбуждение. Останавливаюсь в нескольких футах от нее. Хлоя опускает глаза, потом поднимает и говорит с жестокой усмешкой:

– Мистер де ла Сангре, контролируйте себя.

– Я слишком долго себя контролировал.

– Да и я тоже, – вырывается у нее.

– Это то, о чем я подумал? – спрашиваю я.

– Да,- кивает она.- Пора нам пожениться понастоящему.

– Согласен.

Оглядевшись, я вижу белую чашу, зеленый керамический кувшин, кружку и маленький кожаный мешочек.

– Удивительно, как это ты все раздобыла!

– Это было нелегко, – признается Хлоя. Она идет к столу. – Ты не приведешь ее, пока я занимаюсь остальным? – И она указывает на тень в дальнем углу комнаты.

Я снова застываю с открытым ртом. Передо мной стоит обнаженная Рита Сантьяго. Ее глаза остекленели и смотрят в пустоту, рука все еще забинтована . Она молча ждет своей участи.

– Неужели нельзя было взять кого-то другого? Кого-нибудь, кого я не знаю и никогда не видел?

– Но почему не она, Питер? – хмурится Хлоя.-Она просто человек. К тому же, если ты успел забыть, она была готова убить твоего сына.

– Помню,- отвечаю я, не желая спорить со своей невестой, чувствуя себя последним дураком и пре

красно сознавая, что отец не похвалил бы меня за такую слабость.- Просто мы с ней знакомы. Мне казалось, Клаудиа с ней разобралась…

– Значит, ты не против, чтобы она умерла? Ты просто не хочешь сам убивать свою любимицу?

– Она вовсе не моя любимица.

– Питер, у нас сейчас нет времени охотиться.

Нам нужна свежая еда для нашего пира, – говорит Хлоя, беря в руки чашу и кувшин. Она несет их на середину комнаты, ставит на стол, а потом подходит к Рите и берет ее за здоровую руку.- Я велела Клаудии привезти ее сегодня после твоего отъезда. С ней пришлось изрядно повозиться, прежде чем удалось заставить ее выпить вина из Слезы Дракона

Рита не оказывает никакого сопротивления. Хлоя ведет ее на середину комнаты, туда, где стоят чаша и кувшин.

– Лучший выбор трудно было бы сделать. Вспомни, Рита предала тебя, когда ты и твоя семья были в опасности. Питер, она совсем не будет страдать. Во всяком случае, гораздо меньше, чем она того заслуживает.

Прежде чем я успеваю ответить, указательный палец Хлои превращается в острый коготь, который, полоснув Риту по шее, убивает ее почти мгновенно. Хлоя опускает мертвое тело на пол.

– Ну вот. – Коготь Хлои снова становится пальцем. – Тебе и делать ничего не пришлось.

– Но, – говорю я, – я бы мог…

– Ничего, – улыбается Хлоя. – Нам пора заняться более важными вещами. – Она возвращается к столу и приносит кружку и кожаный мешочек.

Моя невеста наливает вино из Слезы Дракона в чашу.

– Роза Смерти, – говорит она, извлекая из мешочка лепесток. Хлоя крошит его в чашу, а потом добавляет туда Порошок Алхимиков.

– Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, – говорю я.

– Как же мне не знать? Я дочь своей матери. – Она тянется за кружкой. – Твое противоядие я туда уже подмешала. Ты боишься?

Я качаю головой.

– Помоги мне, – просит Хлоя и начинает снимать свои изумрудные серьги.

Я ласкаю ее плечи, покрываю поцелуями шею, потом расстегиваю золотую цепочку, которую когда-то подарил ее сестре. Потом кладу все украшения на стол. Хлоя начинает раздеваться, как только я возвращаюсь от стола. Я следую ее примеру.

– Пора, – говорит Хлоя.

Не отрывая глаз друг от друга, мы меняем обличье.

Хлоя берет кружку, дает ее мне. Это чтобы нейтрализовать свадебный напиток, – мысленно говорит она мне. – Надеюсь, я все сделала правильно.

– Ты дочь своей матери – конечно, ты все сделала правильно.- Я опустошаю кружку, даже не заглянув в нее, заранее готовый к тому, что вкус будет отвратительным. Но на этот раз на языке лишь легкий металлический привкус. Напиток согревает горло.

– Теперь надо подождать, – говорит Хлоя.

– У нас сколько угодно времени, – отвечаю я, с восхищением глядя на свою подругу. Я готов ждать ее сколько угодно.

– Питер, – напоминает она, – ты понимаешь, что это изменит тебя, что это свяжет нас с тобой навсегда?

– Да.

– Зная это, ты все еще готов взять меня в жены? Именно меня?

– Навсегда.

Потом мы пьем чистую горьковатую на вкус жидкость, соприкасаясь лбами, Мы продолжаем пить, пока чаша не пустеет. Я думаю о том, как мне повезло с женой. Хлоя глубоко вздыхает и думает: «И мне повезло». Мы «слышим» мысли друг друга, читаем их в глазах друг друга.

– У тебя так было? – спрашивает она.

Я чувствую, как сердце моей возлюбленной начинает учащенно биться.

– Скоро… – обещаю я ей. – После нашего свадебного пира.

– И когда мы будем любить друг друга, я смогу чувствовать и то, что чувствуешь ты?

– Да – Я прикасаюсь к ней и чувствую, какая она стала горячая. Хлоя вздрагивает, мое тело отвечает эрекцией. – Может, пропустим пир? – спрашиваю я.

– Э нет, – отвечает Хлоя. – Мне положено сейчас накормить тебя, и я это сделаю. – Она поворачивается к телу, лежащему сзади нас на полу, и отрывает от него большой кусок.

Я принимаю еду и чувствую, как голодна Хлоя. Потом мы едим вместе, просто насыщаемся, безмолвно, бездумно. Насытившись, я беру ее прямо здесь, на полу. Мы с Хлоей двигаемся так слаженно, как никогда прежде. Мы рычим, воем и наконец вместе достигаем вершины блаженства. Потом лежим рядом, поглаживая друг друга хвостами.

– Может быть, это ужасно, – говорит Хлоя и немедленно чувствует, что я вовсе не считаю это ужасным, – но, как бы я ни была опечалена смертью сестры, я счастлива, что мы в конце концов оказались вместе.

Я встаю и открываю окна, чтобы послеполуденный свежий воздух проник в комнату. Он освежает мое разгоряченное тело. Хлоя вздыхает. Я ложусь рядом с ней, ласкаю ее, ощущаю все ее тело, каждое дыхание, каждую мимолетную мысль, каждое биение сердца.

– Как жаль, что завтра это пройдет! – вздыхает Хлоя.

– Но ведь мы все равно будем вместе, – утешаю ее я. Что нас ждет в будущем? Какие еще сюрпризы?

– Чувствуешь? – спрашивает Хлоя.

– Что? – переспрашиваю я, но тут же понимаю, о чем она.

Маленькое сердечко бьется так тихо, что это едва заметно. Я нахожу место, где оно стучит, ощущаю тепло живота Хлои.

– Наша дочь, – говорит она. – Надеюсь, Генри полюбит ее. – Она прижимается ко мне.

– Обязательно полюбит, – уверяю я. Лежу, закрыв глаза и прислушиваюсь к биению сердца мо

его еще не рожденного ребенка.

– Мне бы хотелось назвать ее Элизабет, – говорит Хлоя.

– Конечно.

Я знаю, что скоро мы опять займемся любовью. Но пока мне хочется просто лежать с ней рядом в полудреме, пытаясь представить себе, какой будет наша маленькая девочка, как я буду жить дальше в этом доме с женой и двумя детьми.

За окнами бушует вечный океан, волны набегают на берег и откатываются назад. Чайки кричат и дерутся между собой за кусок добычи. Ветер шелестит в кронах деревьев. Очередной его порыв обдает нас соленым запахом моря и прохладой, напоминающей, что скоро наступит ночь, а за нею – новый день.


home | my bookshelf | | Драконья луна |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу