Book: Хозяин леса



Хозяин леса

Н. Шер

Хозяин леса

Часть 1

Ноябрь месяц, но снега почти не было. Стоял ясный морозный день. Погода была отличной для этого времени года. Большой отряд всадников, не спеша, продвигался по осеннему лесу. Отряд насчитывал до пятнадцати сотен всадников. Они возвращались домой после долгого отсутствия. Больше полугода находились они на дальних подступах к своим землям, защищая свои обширные территории от коварных и безжалостных набегов степняков. Возглавлял отряд Родомир – воевода из самого многочисленного рода русичей. Стоичи, так их род прозвали другие за стойкий дух, за их свободолюбивый непримиримый характер.

Мужественное лицо Родомира было покрыто густой русой бородой. Слегка вьющиеся, давно не стриженые, волосы спадали на плечи. Голова защищена шлемом, а тело кольчугой. Плечи и руки закрыты накладками из толстой кожи, сверху усиленной стальными узкими пластинами. За спиной щит и выступающий над правым плечом меч. Удлиненный кинжал с удобным хватом под левую руку был заткнут за пояс. Мало найдется всадников умеющих работать в бою сразу двумя руками, а конем управлять исключительно ногами. Помимо всего справа под седлом находился лук с колчаном и стрелами, а слева двуручный тяжелый меч, который в умелых и сильных руках мог разрубить любой щит и любые доспехи врага. Тем более, что степняки вооружались по легкому, надеясь в бою на своих проворных коней.

Отряд молча продвигался вперед. Ни кому не хотелось разговаривать. Каждый думал о своем, хоть и мысли у всех были одни и те же. У всех дома остались семьи, их жены, дети и старики. Как там они без них, не случилось ли с ними какой беды? Безусловно, все знали, что в их отсутствие семьям всегда будет оказана помощь от соседей и старейшины рода. Таковы были правила, помогать семьям, чьи мужчины воины находятся в походе. И все же всякое могло случиться в их отсутствие.

А в глазах некоторых воинов нет да и проскакивал озорной огонек лукавства и скрытого от других удовольствия в предвкушении встречи с родными.

Кони и те, предчувствуя и понимая, что их тоже скоро ожидает теплая и спокойная зимовка до следующей весны. Если бы их не сдерживали, пустились бы в галоп, чтоб быстрей закончить этот длинный путь. Только на хорошей дороге им разрешалось идти рысью. Незачем было спешить, подвергая опасности своих лошадей на скользкой, обледенелой дороге. Осталось потерпеть еще три дня и три ночи.

Чем ближе подходил отряд к городищам, тем оживленней становились воины, весело переговариваясь друг с другом, еще и потому, что они живы и здоровы и теперь можно и расслабиться, подшучивая друг над другом. К тому же они знали, что до весны теперь можно жить спокойно. Ни кто не посмеет сунуться в их края зимой по глубокому снегу да в сильный мороз. Не одна лошадь долго не протянет без хорошего корма.

Только воевода Родомир становился тем грустнее, чем ближе отряд приближался к дому. Какие же мысли одолевали его, никто не знал, да и ни кому бы он не сказал об этом. Вот уже десятый год подряд он ведет свой отряд домой. В этот год удача сопутствовала им, как бы не радоваться, ведь все возвращаются живыми, хоть и есть раненные, да и то не серьезно. К тому же отряд Родомира отбил много пленных людей, захваченных степняками в западных землях. А было это так: отряд степняков, не спеша, продвигался по просторным лугам, по ту сторону реки, совершенно не ожидая ни какого нападения. Обоз растянулся на большое расстояние. В нем находились награбленные вещи, оружие, продукты. Гнали за собой стада скота, табуны лошадей. Здесь же гнали плененных людей, связанных веревкой в длинную вереницу. Вот их то и выследили люди Родомира. Отряд русичей переправился через реку незаметно в двух местах: выше и ниже по течению. По сигналу на пали с двух сторон на степняков. Нельзя было отпустить ни одного врага. Все должно было совершиться абсолютно скрытно и бесшумно. Порубили всех без жалостно, живьем не стали брать с собой даже сдавшихся. Русичи ни когда не держали у себя плененных рабов.

А мысли одолевали его одни и те же, каждый год. Как бы он хотел, что бы встречала его любимая до сих пор жена, прекрасная и милая, которую он ни когда больше не увидит и в этом он винит и корит только себя, и нет ему в этом прощения. А могло быть может все бы по другому прислушайся тогда он к просьбе своей жены Василисы. Как она его просила, умоляла не уезжать со своими воинами из городища, говорила, что сон плохой ей приснился на кануне, если он уедет, то больше не увидятся они ни когда. Не стал слушать он ее, разве может настоящий воин полагаться на сны жены, да до конца жизни бы над ним потешались. Вот и уехал, хоть и скребли на душе кошки, но разве мог остаться. А уезжал он с отрядом, состоящим из молодых воинов, которые не были еще женатыми и направлялись они к своим соседям с одной целью найти молодых жен. Такова традиция установлена с давних времен. Раз в три года молодые люди отправлялись гостить к своим соседям. Если кому-то не повезло найти себе невесту, то тем приходилось ждать еще три года до следующего отъезда.

Другой же отряд во главе его отца главного воеводы отправился в дальние северные края, где они давно не были и он должен нанести этот визит и напомнить о себе, как о самом сильном роде русичей, показать свою рать, состоящую почти из всех лучших всадников. Да и самому посмотреть, как обстоят дела у их дальних соседей, дать наставления и поучения если понадобиться при необходимости. Заверить в обязательной помощи в случае нападения на их земли заморских врагов. Да к тому же представился еще один повод, что бы отправиться в путь. Это приглашение от его дальнего родственника, воеводы, от одного северного народа у которого наконец то родился сын, наследник, которому он мог оставить со спокойной душой все то, чего он достиг за свою не легкую жизнь. Вот к нему то и ехал, в первую очередь, воевода рода Стоичей со своей дружиной, везя с собой дорогие и важные подарки для соратника и его малого сына.

Полчища степняков напали на городище неожиданно, засадные посты не успели известить об опасности, они были вырезаны мгновенно. Лавина врагов нахлынула на стены частокола. Обитатели городища не ожидали такого нашествия врагов, да и защитников осталось не много. Главным над охраной остался дед Бронко, седой уже старик, бывший главный воевода их рода, дед Родомира. Хоть он и был далеко уже не молод, да к тому же однорукий (потерявший руку в жестокой битве) и хромой на ногу, не смотря на это мало кто смог бы с ним справиться в равном бою. Да и воинство у него осталось такое же, как и он сам – ветераны да калеки былых сражений. Не большая горстка на большое городище, что они могли сделать. Началась не равная битва, как могли они стойко сражались и погибли все в не равном сражении, пронзенные множеством стрел. Варвары ни кого не щадили, девушек и молодых женщин они хватали и увозили с собой, в дальнейшем они переправлялись в южные города, где находились рабовладельческие рынки, где с успехом пользовались невольницы, привезенные с этих далеких северных земель. Маленьких детей не брали, с ними было много хлопот. Дети не поддавались ни запугиванию, ни новому воспитанию на степной манер. В них с кровью была заложена любовь к своей земле, где они родились и воспитывались по суровым жизненным правилам. И любовь к своим родителям и родным ни чем нельзя было вытравить. Они были как малые волчата, сколько их не корми все ровно придет время, убегут в лес. Степняки убивали всех остальных, безжалостно секли саблями молодых и стариков, которые не успели укрыться. Уводили скот, забирали хорошее оружие, пушнину, кожу, мёд. Они торопились, понимая, что если вернется дружина, не смогут все убраться отсюда живыми, невредимыми с награбленным добром, да и свое все потеряют здесь.

Спаслись из жителей только те, кто вовремя успел закрыться в подполье и по вырытому тоннелю под землей смогли выбраться далеко за стенами городища, второй конец тоннеля выводил к обрыву, который спускался прямо к реке. В то время почти в каждой избе готовили такой тоннель на случай нападения врага, потому и избы строили так, что они были на половину врыты в землю. Не только стены, но и крыша была покрыта крепкими бревнами, плотно укладывавшимися друг к другу. Дверь была сделана тоже очень прочно и открывалась только наружу, чтобы ее нельзя было выбить. Поэтому изба представляла собой небольшую крепость, в которую было не так то просто проникнуть врагу. Снаружи бревна промазывались глиной, поэтому поджечь избу было тоже не легко.

Когда поднялась тревога, Василиса без всякой паники знала, как действовать. Она подхватила сына на улице, ему было в то время года два, забежала в избу, хорошо закрыла дверь, сказала свекрови, чтобы они быстро готовились спуститься вниз в подземный лаз, а сама меж тем быстро начала готовить им необходимые с собой вещи, хотя готовить то особенно ни чего и не надо было, лишь налила воды в бурдюк. Мешок с необходимыми вещами всегда был наготове, там была короткая лопатка в случае если где-то тоннель мог обвалиться, два заготовленных факела, необходимое количество сухарей, вяленое мясо, хорошо закопченное на дыму, слегка соленое, щепотка соли. Всех этих продуктов должно было хватить на несколько дней, если бы они застряли в тоннели и не смогли выбраться наружу до того, пока их не смогли бы откопать после нашествия врага. Для ребенка были заранее заготовлены небольшие салазки, на которых его можно было бы тащить за собой.

Таким образом, отправив их, Василиса закрыла за ними люк, засыпав слегка землей, постелив сверху кожу, она приготовилась защищаться от врага.

Когда в городище не осталось тех, кто мог бы еще защищаться от варваров, они принялись грабить жилища. В первую очередь взломали дом где жил главный воевода, это был не просто дом, а шикарный терем, настоящее произведение старорусского зодчества. Здесь жил воевода со своей семьей, прислугой. На первом этаже был просторный зал, он предназначался для приема дорогих гостей, для праздничных трапез и для официального приема послов из дальних стран.

После разграбления этого терема, они устремили свой взгляд на дом Родомира. Этот дом явно выделялся из общего ряда построек. Они понимали, что в этом доме живет не простой житель и поэтому немедленно приступили к взлому крепких дверей. Василиса находясь внутри, была готова встретить своих непрошенных гостей. Она держала в руках лук со взведенной стрелой. Было понятно, что как бы не были крепки двери, они долго не смогут продержаться под сильным натиском. Когда двери наконец с треском разлетелись, она выпустила стрелу из лука, которая вонзилась в горло тому, кто первый забежал во внутрь, пронзив его на сквозь. Отбросив лук, она схватила длинный кинжал, намереваясь воткнуть его в следующего, но не успела этого сделать, получив сильный удар щитом, отлетев в сторону, сильно ударившись головой о стену и без чувств упала на пол.

В ином случае, ее сразу же убили бы, но занесенная кривая сабля застыла в воздухе. Хотевший убить ее степняк, замер, даже в этой полутьме можно было разглядеть необычную красоту этой молодой женщины, которая и заворожила его.

Родомир узнал об этом нападении только через двое суток, к ним доскакал один из подростков, который сумел выбраться незамеченным из городища и, поймав лошадь на выпасе, сумел привести эту ужасную весть. В туже минуту была собрана вся дружина и незамедлительно пустились в скач домой. Спустя трое суток после нападения они подъезжали, еще издали они увидели два больших столба дыма, все понимали, что это такое. Все воины, погибшие в сражении с врагом, были сложены вместе на одном костре, погибшие мирные жители были положены на другом. Большая часть дружины тут же была направлена в погоню за степняками, те не могли быстро уйти далеко, нагруженные награбленным добром и полоненными людьми.

Подъехав к оставшимся жителям, спрыгнув с коня, он начал выискивать глазами своих родных, жену, сына, свою матушку. И вот он увидел свою мать, ему показалось, что она еще больше состарилась, еще больше поседела. Ее выплаканные глаза с большой грустью и печалью смотрели на него, как бы говоря ему: вот посмотри, что у нас случилось, как бы прося у него прощения за это несчастье. Она шла к нему не спеша, неся на руках его сына, торопиться было уже некуда. Он увидел сына, от сердца у него отлегло, хоть и был тот взлохмаченный и все еще испачканный землей, но главное он жив и здоров, но где же его Василиса, он начал выискивать ее среди живых, в тоже время понимая, что будь она жива, то стояла бы сейчас вместе с ними. Неужели… боже мой… не может быть… Он обернулся на прогорающие костры. Перед его глазами возник ее образ в те минуты прощания, когда она уговаривала его остаться, не уезжать. Если бы вернуть те минуты назад, все бы он отдал за них. На глаза у него в тот же миг навернулись слезы. Сынок увидев своего отца, узнал его, у него весело заблестели глаза, он потянул свои ручонки к отцу. Родомир развел свои руки и молча прижал их к себе, говорить было не о чем, все и так было понятно. Мать тихонько всхлипывая причитала: почему же не я осталась там наверху, почему я не отправила их вместе, почему я послушалась ее, это мне нужно было сгинуть. Так они стояли вместе какое то время, думая каждый о своем. Мать подняла голову, взглянула на своего сына, он по прежнему смотрел на пепелище, тогда мать сказала: нет ее среди погибших, нет ее и среди живых, не нашли мы ее ни где, знать увели ее с собой супостаты в полон. Это известие поразило его, но от этого не стало ему легче, зная, что она жива, но не имеет возможности увидеть ее когда ни будь. Он еще сильнее прижал их к себе, уткнувшись мокрой щекой в голову своего сына.

А наш отряд, по прежнему продвигался уверенно вперед, им уже повстречались конные разъезды, значит до дома осталось примерно полторы суток. По такому событию Родомир разрешил сделать привал, дать отдохнуть лошадям, напоить их, да и воины могли пообщаться друг с другом, узнать, что ожидает их дома, какие новости, все ли живы здоровы. После тех трагических событий, которые произошли одиннадцать лет назад, были созваны все воеводы и старейшины всех родов для принятия важных решений касающихся охраны их рубежей, чтобы больше не повторилось такого неожиданного набега враждующих племен.

Через пол дня пути, им должны были повстречаться скрытые постоянные посты. Эти посты были так замаскированы, что даже свой человек знающий, что где-то здесь они должны находиться, не смог бы их заметить. Это была вынужденная и обязательная мера предостережения. Эти посты менялись раз в две недели, перед тем, как выехать они предварительно замачивали свою одежду в воде с ветками и другими травами, а потом и сами обкадывались этой водой, чтобы отбить запах своего жилища, и лошади непрошенных гостей не смогли бы учуять их в лесу.


С ними, там же находились обученные собаки. Люди могли спокойно положиться на этих боевых товарищей, зная, что они никогда не подведут, можно было даже и вздремнуть, не боясь пропустить кого бы то ни было, собака всегда услышит и учует и даст знать.

Если стража заметят дружественных соседей, направляющихся в их сторону, они посылали собаку домой, с которой отправлялось послание, где указывалось кто прошел мимо них и в каком количестве. Если замечали неизвестных людей или вражеский отряд, то за первой собакой часа через три отправлялась вторая. Это делалось на тот случай, чтобы подстраховаться от случайной гибели первой собаки. Поэтому, через такие меры безопасности ни кто не мог проехать не замеченным на их земли.

Отряд все ближе и ближе приближался к своим городищам, но лицо Родомира по прежнему оставалось хмурым, мрачные мысли все больше и больше одолевали его. Если бы не его сын, который остается для него тем маленьким и ярким лучиком в этой серой и суровой жизни. Он ни когда не согнется и не сломается под теми бедами и проблемами, которые ему пришлось пережить. Он должен вопреки всем сложностям воспитать и вырастить из своего сына настоящего мужчину, настоящего воина, будущего воеводу рода Стоичей. Сыну его скоро уже исполниться 13 лет, на следующий год Родомир хочет его взять с собой в поход. Пора ему уже привыкать к суровой воинской службе.

Сына Родомира звали Евсей, дед его называл Евсеюшка, ребята прозывали его просто Сейка. После отъезда отца он переселялся жить к деду в терем, но и у деда было мало времени, что бы уделить его своему внуку. Бабка у Евсейки умерла года через два после тех ужасных событий, поэтому в летнюю пору он был предоставлен, как правило сам себе. Но детство у мальчишек заканчивается рано, вот уже два года с ними занимается старый воин, соратник у Евсейкиного деда. С раннего детства подростки постигают воинскую науку, много чего им надо знать и уметь в этой суровой жизни. У каждого из них есть свой лук, из которого они учатся стрелять, хоть и маленький, но пока и стрелы коротки. Есть и свой меч, пока деревянный. Каждый день занимается с ними старый воин, ни кому не дает он спуску, в особенности Евсейки. Да и Евсейка сам понимает, что он не как все, он сын воеводы и придет время, он будет его правой рукой. Не только воинскую науку постигают они, но и учатся быть хорошими охотниками. Настоящий мужчина должен не только защитить свою семью, но и сделать так, чтоб в пропитании у них не было ни какого недостатка.



Лет в 16 они будут показывать свои умения, способности, чему они выучились, перед всеми жителями и спрашивать с них будут на полном серьезе, как со взрослых и не дай то бог кому то оплошать, ошибиться, оставят еще на один год в учениках. А те, кто пройдет все испытания, проходят обряд посвящения в воины. Им вручается меч, кинжал, лук со стрелами, а самое главное им дариться конь, который и будет для них верным другом на долги годы. Ну, а еще, через год они могут ехать со всеми к своим соседям, выбирать себе невесту.

Мальчишки гурьбой вбежали в ворота, громко крича: едут, едут совсем уже рядом. Народ стоял полукругом на главном сборном месте городища, впереди них стоял главный воевода, отец Родомира, со своей молодой женой красавицей – Миладой.

Родомир въехал в широкие ворота во главе своего отряда, с рыси кони перешли на шаг, видно было, что все воины выглядели уставшими, но на это ни кто не обращал уже внимания. Все искали взглядом своих родных, любимых.

Родомир не доезжая до центра, остановился, вся дружина за ним тоже остановилась, ни кто не нарушал строя, и не слазили с коней. Родомир спешился, он стоял, держась за поводья своего коня, окинул взглядом всех жителей, все молчали, ни кто не двигался. Было у них такое правило, пока не обнимет воевода своего сына, ни кто не шелохнется и не издас ни одного звука, только изредка кто ни будь да смахнет с щеки скупую слезу радости.

И тут вдруг из-за спины воеводы выскочил Евсейка и бросился со всех ног к отцу, разве мог бы кто ни будь помешать ему задержать его, не было на белом свете человека, которого бы он так ждал и хотел бы увидеть. Деда он конечно тоже любил, но у него была молодая жена, которой он должен был уделять много времени, да и частенько он уезжал со своей дружиной, по дальним рубежам, по этому приходилось оставаться Евсейке чаще всего на попечении старого воина-учителя. Как можно было выжидать даже каких то еще несколько минут, когда вот он, его отец стоит совсем близко.

Родомир немного нагнулся и обнял подбежавшего своего сына. Какое то время они стояли молча, Родомир теребил рукой его кудлатую голову, сильнее сжимая свои суровые губы, боясь, чтобы не блеснули так предательски слезы на глазах. Он отстранил Евсейку от себя, рассматривая его внимательно. Он явно вытянулся за это лето, детская пухлость щек и румянец исчезли, отчетливее стали выдаваться скулы и подбородок.

Ну, как ты тут без меня сын, все ли у тебя в порядке, – спросил Родомир.

– У меня все хорошо, отец, не переживай, а у меня есть хорошая новость для тебя, – сказал Евсейка.

– Интересно, какая же у тебя новость, может ты уже стал настоящим воином или ты здесь без меня нашел себе невесту, а я об этом еще не знаю.

– Ну, что ты отец, ты же знаешь, что до воина мне еще далеко, а до невесты и подавно. Пока вас не было, у нас собирались все старейшины и воеводы всех родов и деда нашего единогласно выбрали старшим князем, над всеми родами, а ты теперь стал княжичем. Ты рад отец.

– Конечно, рад сын. Мы с тобой после еще наговоримся, а теперь пошли к деду, видишь, все нас с тобой ждут.

Евсейка посмотрел в одну сторону, народ стоял и молча наблюдали за ними, даже дети, которых держали на руках, примолкли. Посмотрел на воинов, они по прежнему сидели, не показывая ни каких признаков суеты и нетерпения, глядя на них Евсейка чувствовал, как от них отходят не видимые волны мужества, надежности, суровых защитников своей земли. Евсейка обернулся назад, посмотрел на деда, тот стоял, погруженный в свои не веселые мысли, только он понимал лучше всех, что его сын Родомир в полной мере заслуживает это, чтобы стояли вокруг него тысячи людей и молча ждали и стоять будут столько сколько потребуется. Благодаря его сыну, благодаря его неуемной энергии и силе, жажды жизни, любви к своему народу и к своей отчизне, на их землю не ступала нога врага вот уже десять лет.

Родомир подошел к отцу, они крепко по мужски обнялись.

– Здравствуй, сын.

– Здравствуй, отец, – поздоровались они.

Родомир подошел к Миладе, – здравствуй Милада.

Она прихватив его за плечи, поднявшись на цыпочки поцеловала его в заросшую щеку, – здравствуй Родомир, – произнесла она. Ее глаза весело блестели, на лице ее была красивая улыбка с потаенным напуском кокетства. Она была рада приезду Родомира, может быть даже чересчур.

И только после этого все всадники спрыгнули с коней, а к ним бросились все их родные. Первыми побежали малыши, за ними старшие подростки, а последними поспешали женщины, да старики.

Воины радостно подхватывали своих малышей, подкидывали в воздух, прижимали к себе. Те в свою очередь радостно визжали, цеплясь своими ручонками за их пышные бороды. Повзрослевшие ребята более сдержанно подходили, пытаясь скрыть свои радостные чувства и эмоции, обнявшись со своими отцами, они быстро переключали свое внимание на их боевых коней. Кто по проворней старались залезть на них, усевшись в седло еще разгоряченных и потных коней, они с восторгом и гордостью поглядывали с верху в низ. Наконец то и женщины, дождавшись своей очереди подходили к своим мужьям, скупо при пав к ним на грудь, закованных в крепкие доспехи. Те в свою очередь, уткнувшись в их волосы вдыхали с жадностью этот, так родной им, близкий запах.

Так мы ждем тебя, Родомир, как отдохнете приходи со своими старшинами к нам в терем, будем ждать. Расскажите о своем походе, да и у нас есть, чем поделиться.

– Приду, Отец, обязательно.

– Ну а ты, Евсейка, со своими друзьями, займитесь лошадьми, напоите, накормите.

– Не беспокойся деда, все будет сделано.

– Ну вот и хорошо. На этом они пока и расстались.

Все расходились от Князя уже за полночь, последний уходил Родомир.

Идя по темному коридору, освещенному только изредка свечами, он неожиданно остановился. Впереди стояла женщина, загораживая ему путь. Это была Милада.

Его отец повстречал ее несколько лет назад, разъезжая со своей дружиной по дальним поселениям. Она была единственной дочерью знахаря. Когда он ее встретил, то Миладе было уже столько лет, когда ее сверстницы имели уже не одного ребенка. Она не была уродлива, чтобы на ней не хотели жениться молодые люди, но напротив, она была удивительно красива, даже необычно красива. Она была стройна, статна, походка ее была плавна, грациозна и в то же время она не была тиха или нерасторопна, напротив, все делалось в ее руках быстро, ловко, никаких лишних движений. Могло бы показаться, что вокруг тебя движется прекрасный призрак, от которого не возможно отвести взгляда. У нее были черные глаза, черные шелковистые волосы толстой косой спускались ниже пояса. Ни кому еще не удавалось долго удержать свой взгляд, глядя в ее черные глаза. Человеку казалось, что ее взгляд просто пронизывает его, как будто прожигает его на сквозь, одновременно заглядывая в его душу. Казалось, что ее глаза притягивают к себе, еще не много и ты не устоишь, провалишься, утонешь в какой то бездне. Это равносильно тому, когда человек заглядывает в глубокий колодец, от куда веет непроглядной бездной, поблескивая в низу отраженными звездами ночного неба. Человек заворожено смотрит вниз, не в силах оторвать свой взгляд, нагибаясь все ниже и ниже. И вот в какой то момент, как будто его кто то отталкивает от этой бездны и этот человек, с учащенно бьющимся сердцем, поскорее уходит от колодца. Кто испытал такой взгляд Милады на себе, старался по возможности не смотреть в ее глаза.

Все жители называли ее ведьмой. Даже идя по улице, старались между собой не встречаться с ней на пути, обходя ее стороной. А ведьмой называли ее не зря, многое она уже умела и знала. Отец старался передать ей все свои знания, накопленные за свою жизнь, и знания, и опыт накопленный его предками. Его отец его дед, прадед и его другие предки уходящие годами в глубь, были шаманами и знахарями, по этому многое, ох многое он должен был оставить своей дочери и пока не сделает он это, то не покинет этот мир легкой смертью.

А Милада и не торопилась выйти замуж, ей не нужны были простые женихи, она знала, что ее время еще не пришло. Она будет ждать столько, сколько будет нужно для осуществления ее мечты. Она знала себе цену, цену своей красоты. Тот ваятель, который создал такую красивую женщину, был просто гений.

Вот такая женщина стояла на пути у Родомира. Последний год он начал замечать с ее стороны более пристальное внимание к себе. Она старалась предугадать такие моменты, чтобы оказаться на едине с ним, завести с ним не обязательный, без почвенный разговор ни о чем. То она старалась издалека одарить его своей обворожительной улыбкой с хитрицой и прищуром, пронзая его своим взглядом. Но Родомир делал вид, что не понимает ее тайных намеков. Его душа была по-прежнему закрыта для женщин, а в особенности для Милады, тем более, что она является женой его отца. Его мужская честь, честь настоящего воина, ни когда не позволит ему опуститься ниже этого.

Родомир стоял спокойно, без каких либо эмоций на лице, не пытаясь ее пройти. Он понимал, что настало время ее выслушать, тем более, что она стояла на его пути, а обходить ее стороной он не собирался. Не было еще на свете кого то, кого бы он стал обходить бочком стороной. Ни когда он этого не делал и делать не будет, он шел всегда прямо не сворачивая в сторону, а если надо, то проламывался в перед.

Милада стояла, смотрела на него, пытаясь своим взглядом покорить его. Она чувствовала его мощную силу воли, вот кто ей был нужен, вот настоящий мужчина. Ей не удалось подчинить его себе своим взглядом и она заговорила: – Родомир, почему ты всегда стараешься избежать меня, разве я не могу быть достойна твоего внимания, разве я не красива, не умна или есть кто-то кто достойней меня.

– Да, ты права, ни один мужчина не отказался бы иметь такую жену, как ты, но ты по-видимому забываешь, что ты замужняя женщина и не просто женщина, твой муж – Князь, а ты княгиня. Твои помыслы не достойны замужней женщины, а тем более княгини. Что ты еще хочешь, разве можно иметь большее, что ты имеешь и хотеть лучшего, чем кто ты есть.

– Ты прав Родомир, почти во всем, что ты сказал. Я еще больше восхищаюсь твоим благородством. Для меня нет большего счастья, чем стоять рядом с тобой и смотреть в твои глаза так близко.

Воцарилось молчание, каждый думал о своем.

– Да, я имею многое, – продолжила Милада, и меня величают Княжной, чего же мне еще нужно, как ты сказал. Как же ты не можешь понять, своей засохшей душой, закованной в не пробиваемые доспехи, мне нужно то, чего хочет каждая женщина, я хочу любить и быть любимой.

Такие откровенные слова поразили Родомира. Она сделала паузу, давая ему время осознать произнесенные ею слова.

– Твой отец болен, сможет ли он протянуть еще хотя бы два года, я не могу сказать.

Родомир тоже заметил, что с его отцом твориться, что то не ладное. Как он женился на Миладе, так стал потихоньку сдавать. С начало, это замечал только Родомир, но в последнее время это видели все, кто его хорошо знал. Он все реже выезжал со своей дружиной по дальним пограничным городищам, долго уже не мог находиться в седле, чаще приходилось делать привалы. А не виновата ли в его таком состоянии сама Милада, но разве спросишь о таком у нее самой. А она была способна на все, ни кто не знал о ее способностях в полной мере, кроме ее отца. Она могла лечить от многих болезней. Отец научил ее разбираться в травах, кореньях. Когда собирать цветы и почки, когда выкапывать коренья. Какие растения нужно собирать в зените солнца, какие ночью в полнолуние. Какие слова нужно шептать, когда срываешь ту или иную травинку. Знала много шаманских наговоров во время приготовления зелья, могла призывать во время ритуала добрых духов, а также и злых. А если вызываешь злых духов для черных дел нужно обезопасить себя от них, а после нужно уметь вернуть их обратно, чтобы они не остались навсегда с тобой. Как она с успехом могла вылечить человека, с таким же успехом она могла загнуть любого, а если надо и сломать его.

Если мой отец болеет, – заговорил Родомир, почему же ты не вылечишь его, я думаю это в твоих силах.

– Вылечить можно того, кто сам желает этого. Если человек смирился с этим и не пытается хоть как-то помочь себе, то и я бессильна. Я могу только продлить ему жизнь, но не более того. Родомир, твой отец наверное уже спит, а слуг всех я на сегодня отпустила. Она открыла дверь в свою комнату.

– Я прошу тебя, зайди ко мне хоть не надолго, порадуй мою истосковавшуюся душу. Нам есть о чем поговорить, я угощу тебя отличной медовухой, я специально для тебя ее приготовила с добавлением разных душистых трав, ты ни когда такую не пробовал. Она стояла и в ожидании смотрела на Родомира, думая, что он хоть на мгновенье смягчиться к ней и выполнит ее просьбу. У Родомира в душе было какое то смятение. Он видел, что перед ним теперь стояла не та властная и коварная Княгиня, а простая, красивая женщина, которая с тоской и надеждой смотрела на него. Одну руку она опустила вдоль туловища, не произвольно для себя теребя свое платье, другую руку положила себе на грудь, как будто успокаивая и удерживая свое сердце.

Родомир стоял и смотрел, что он мог ей сказать. Глаза ее теперь излучали только теплоту и покорность, губы ее смягчились, слегка подрагивали. Родомир понимал, как тяжело ей было сдерживать себя, чтобы из глаз не брызнули слезы. Теперь он осознал те чувства, которые она испытывала к нему. Ни какой мужчина, даже с такой задубевшей душой, какая была у Родомира, ни смог бы остаться без чувственным в таком положении. Но разве смог бы он переступить порог этой женщины, когда ее муж отдыхает в соседних покоях. Он должен прекратить это раз и навсегда, как бы не было больно это ей.

– Позвольте мне пройти, Княгиня, – сказал он, мне нужно идти, уже поздно. Она стояла не шелохнувшись. Не заставляйте меня отодвинуть вас силой и он шагнул к ней. Она в свою очередь бросилась к нему, обвила свои руки у него на шее, но он решительно и без грубости убрал ее руки и зашагал прямо.

– Родомир, – крикнула Милада. Он остановился, слегка повернул голову. Если ты уйдешь, ты пожалеешь об этом.

Хорошо, что он не видел ее такую. Из доброй и милой женщины она вновь превратилась в саму себя. Глаза ее вспыхнули огнем и яростью. Если бы в коридоре не горели свечи, они бы сами вспыхнули от ее горячей ненависти. Много ли надо оскорбленной женщине, чтобы переступить эту тонкую грань от любви до ненависти. Губы ее слегка разошлись в гневе, открыв ее белые, сильно сжатые зубы, которые, наверное, заскрипели от злобы. Она не смогла простить ему то, что он не поддался на ее чары, на которые она была способна. Еще была больше зла на саму себя, что не хватило у нее силы и способностей, чтобы овладеть им и подчинить его себе. Она стояла, потрясая руками, как будто метая молнии, со сжатыми кулаками. Пальцы были так сильно сжаты, что ногти впивались в кожу. Она шептала сама себе, – ты пожалеешь об этом, ты пожалеешь, я тебе не прощу ни когда. Если ты не будешь со мной, то не достанешься ни кому. Опустила руки, разжала их. В одной руке были его волосы, которые она успела ухватить до того, как он отстранил ее. Она заскочила за порог своей комнаты, вышла от туда с веником в руках. Замела пыль с того места, где стоял Родомир, что-то нашептывая при этом себе под нос, какие то заклинания. Зайдя к себе в комнату, закрыла ее на засов. Достала из сундука старую толстую книгу, обшитую толстой обшарканной кожей. Полистав немного, остановилась на нужной странице. Написанное было в этой книге понятно только ей. Познание этих иероглифов передавалось из поколения в поколение. Она приготовила все необходимое. В деревянную миску положила его волосы, пыль из под его ног, положила еще пучок какой то шерсти, похожую на собачью, при этом постоянно, что то приговаривала, делала какие то движения над столом, периодически заглядывая в открытую книгу. Эта ночь была очень удачная для такого коварного дела. Стоял период полнолуния. Наконец она замолчала и уставилась на свечу, пламя которой трещало и медленно покачивалось. Вот и все, обратного пути нет, остался последний момент, штрих, которым надо завершить проделанную работу, но он самый решающий, который даст толчок этому колдовству. Осталось добавить крови. Она закатала рукав платья на одной руке, взяла другой рукой острый кинжал, медленно поворачивая его перед глазами, улавливая отблески свечи от него и, безжалостно улыбаясь, она сказала – Прощай Родомир. Она подвела кинжал к оголенной руке и без сомнения полоснула по ней острым лезвием. Кровь, попавшая в чашку, сразу зашипела и запузырилась.

Это случилось, возврата нет.

Силы зла восторжествовали.

Часть 2

Родомир неожиданно резко поднялся с кровати, сел опустив ноги на пол, уперся руками о край ложа и стал внимательно прислушиваться. Десятилетиями постоянные походы и ночевки под открытым небом в суровой природе и окружающей враждебной среде дают о себе знать. Он перенял привычки диких зверей, за долгие годы это все впиталось в него навсегда. Даже когда глубоко спит, он может почувствовать опасность, ни кто не сможет подойти к нему не замеченным, как это у него происходит он и сам не смог бы объяснить. Он ощущает угрозу, каким то звериным шестым чувством. И вот сейчас, сидя на своей кровати, он думал, что же заставило его подняться во время сна, что или кто проникло в его жилище. Он сидел, затаив дыхание, прислушиваясь к обстановке. Родомир медленно начал осматривать свою избу, изучая взглядом каждый угол. Посмотрел на дверь, она была закрыта по-прежнему на щеколду. Свеча на стене тихо горела, слегка потрескивая, пламя почти не шевелилось. Он начал явно чувствовать рядом с собой нечто чужое, непонятное, от которого веяло холодной опасностью. Только он хотел встать, как невидимое что-то с силой прижало его к стене, просто припечатало к бревнам так, что он ни мог и пошевелиться. Ему сжало горло, перехватив его дыхание. Он начал задыхаться, вены на его шеи вздулись, глаза начали наливаться кровью. Родомир хотел закричать, но из его пережатого горла вырывались только хрипение и шепот. Руки его налились тяжестью, что он не мог их даже приподнять. И вот эта невидимая сила резко вторглась в его нутро. Как ни странно, голова его работала очень четко и ясно. Он понял одно, чтобы не захотела сделать с ним эта невидимая сила, он ни как не сможет ей помешать, у него не было этому ни какого объяснения. Родомир почувствовал, как это нечто начало распространяться по всему телу. Тяжелая горячая волна поднялась в его голову, как будто намереваясь разорвать его череп из нутрии. В глазах его потемнело, он был абсолютно беспомощен, у него не было даже сил, что бы поднять руки и сжать свою разрывающуюся голову. И вот, как будто железная рука с силой сбросила его на пол. Его грудная клетка начала разрываться изнутри, ему показалось, что его ребра даже затрещали. Руки и ноги начали вытягиваться, норовя вырваться из суставов. Он катался по полу сшибая все на своем пути, табуреты разлетелись в стороны, большой, крепко сбитый стол с шумом опрокинулся, вся утварь, находившаяся на нем с грохотом разлетелась по углам. Долго ли так продолжалось, он уже не понимал. Когда все это закончилось, он лежал на спине. В глазах его стоял полный туман, пламя свечи виднелось ему большим размытым пятном. Все же не полностью еще потухшее сознание начало постепенно возвращаться к нему. Пламя свечи стало проявляться четче, туман потихоньку в глазах рассеивался. Он стал лучше осознавать, что с ним происходило немногим ранее. Туман в глазах полностью рассеялся, свеча на стене по-прежнему горела тихо, чуть потрескивая и почти не колыхаясь. А может ни чего и не было, и все это ему привиделось, но тогда почему он лежит на полу.



Он лежал на полу и боялся просто пошевелиться, а не то что встать. Он тихонько пошевелил пальцами на обеих руках, пальцы шевелились, но было странное ощущение, как будто они были чужие и к тому же он услышал странный скрежет об пол.

Он пошевелил ступнями ног, они шевелились, но были какие то чужие, ватные. Тогда он начал медленно поднимать свои руки к глазам, чтобы убедиться, что все в порядке, но о…боже, что он увидел. Перед его глазами оказались страшные чудовищные лапы. Это были звериные, мощные, покрытые длинною серо-бурой шерстью лапы, кисти этих лапищ оканчивались большими когтями, такими когтями, которым мог бы позавидовать самый матерый и здоровый медведь. Оперевшись на локти своих, звериных ручищ, он стал медленно поднимать голову и что он увидел, о нет…не может быть. На полу лежало большое волосатое звериное туловище, мощная широкая грудь, которую он потрогал своей лапой, как бы убеждаясь, что это не сон, а страшная явь. Мощные здоровые ноги, ступни ног оканчивающиеся большими когтями. Он опустился снова на пол не в силах это видеть. Лежа на полу, не поднимая больше головы, он медленно ощупывал свое новое тело, как будто думая, что это может все еще измениться. Наконец все же приподнявшись, встал на колени и медленно пополз к кадке с водой, посмотреть на свое отражение. Опустив голову он увидел то, чего и боялся, на него смотрела большая звериная морда, похожая на волчью, только гораздо больше. Он провел своей лапой по морде, приоткрыв страшную пасть, увидел большие белые клыки. На него нахлынула злоба, ненависть, отчаяние от свершившегося, он с силой ударил по воде, расплескивая ее по сторонам. Усевшись тут же на полу, прислонившись к стене, опустив свою большую голову на грудь, он, как будто оказался в полном забытие. Ему не хотелось ни о чем думать, он был в отчаянии. На конец-то к нему вернулись рассудок и здравые мысли, то что с ним произошло, возврата нету, нужно что то делать. Не спеша, он поднялся во весь свой рост, затылком головы уперевшись в потолок, он теперь хорошо понимал, кто из него сотворил такое чудовище, ни какие языческие боги не способны на такое, это может только женщина, объятая ненавистью, вооруженная силами зла. Ну чтож, ты хотела, чтобы я к тебе зашел, – думал Родомир, так жди же меня. Он издал низкое рычание, подняв свои ручищи под потолок сжимая их от ненависти и потрясая ими. Повернувшись к двери, он вышиб ее одной рукой и протиснулся на волю. Оказавшись снаружи, он огляделся по сторонам, ему нельзя было оказаться замеченным. Собаки видимо, что-то уже услышали и почувствовали. Что-то непонятное и ужасное свершилось этой ночью. Они начали подвывать и изредка лаять. Нужно торопиться иначе будет поздно. Он мощными прыжками пустился к терему, стараясь находиться в тени и не попадать под лунный свет. Родомир знал, что у терема находиться охранник, нельзя допустить, чтобы тот первым увидел его, но и покалечить его Родомир тоже не хотел. Хоть и был он теперь в звериной шкуре, но разум то оставался его по-прежнему.

Охранник стоял у ворот, утомленный долгим хождением, оперевшись на копье он задремал. Чудовище большими прыжками стремительно приближалось к уснувшему охраннику, как ни старалось оно передвигаться, как можно тише, охранник сквозь дремоту почувствовал небольшое дрожание земли и осознав какую-то опасность для себя не успел вовремя очухаться, заметив только, как на него надвигается, что-то большое и стремительное, получив мощнейший удар в грудь, он с такой силой ударился о стену, что тут же без сознания рухнул наземь, как подкошенный.

Родомир остановился под окном княгини, там все еще мерцал свет от не погашенной свечи. Он не раздумывая, мощным прыжком к верху, вломился в окно княгини. С сильным треском и грохотом он влетел в комнату Милады. Она, после таких насыщенных событий, проделанных дел, обессиленная и утомленная, не раздеваясь рухнула на кровать и тут же уснула.

Милада соскочила со своей кровати так быстро, когда услышала этот страшный треск и грохот ворвавшийся в ее комнату, будто ее подбросили какие то невидимые пружины. После того, как она увидела, что с пола поднимается какое то страшное и огромное чудовище во весь свой огромный рост, она в ужасе попятилась назад, одной рукой держась за спинку кровати, а другой рукой зажимая свой открывшийся от ужаса рот. Она боялась даже пикнуть, не то что закричать, опасаясь даже того, что этот зверь разорвет ее мгновенно на клочки. Он медленно подходил к ней, издавая из своей огромной пасти низкий утробный рык. Подойдя к ней так близко, что она почувствовала его горячее дыхание. Он навис над ней, как огромная скала нависает над одиноким, уставшим путникам, замерзающим в холодную лунную ночь у подножия этой скалы и зная, что нет ему помощи ниоткуда. Так же случилось и с Миладой, ее то бросало в холод и мурашки пробегали у нее по спине, то бросало в жар, и на лбу выступал липкий пот, пот страха и ужаса. Никогда она не испытывала такого и даже не могла себе этого представить. Ее саму люди боялись и она могла наводить страх на них, но чтобы такое…

Ноги сделались ватными и еле держали ее, если бы она не держалась рукой, то давно бы уже свалилась. Она готова была вжаться в стену, исчезнуть, раствориться в воздухе. Ее глаза широко открывшиеся излучали неподдельный страх и животный ужас, еще немного и наверное ее сердце не выдержало бы и разорвалось от страха.

Чудовище стояло и ни чего не предпринимало, видимо ему доставляло это удовольствие, наблюдая за испугавшейся женщиной. Простояв так какое то время, она начало приходить в себя. Глаза ее с сузились, приняли ее обычное выражение, в них появились огоньки злорадства, убрала руку ото рта, губы ее сжались и слегка растянулись в злой и ехидной улыбке.

– Родомир, это ты, – воскликнула она, княгиня даже попыталась злорадно расхохотаться, но у нее не получилось, комок стоявший в горле от страха не отпустил ее еще до конца. Теперь она стояла и разглядывала его с полным восхищением. Этот зверь, стоявший перед ней, поражал ее своим огромным ростом, своим мощным телом, от которого так и веяло необузданной силой и энергией.

– Она захохотала, – так ты все таки пришел, как я и хотела. Только почему ты это не сделал раньше и сразу когда я просила. Разве можно отказывать женщине в том, чего она очень хочет. Я же предупреждала тебя, что ты пожалеешь об этом. А может ты и не жалеешь, может ты доволен своим новым обличием. От тебя не возможно отвести глаз, какой ты стал мощный и могучий, я просто от тебя в восторге.

Родомиру надоело слушать это, нужно торопиться, пока сюда не сбежался народ. Он сделал свой выбор. Его животная ненависть преобладала над человеческим разумом в этот момент. Он поднял свою огромную лапу и схватил ее за шею, сильно ее не сдавливая, он хотел еще насладиться последними мгновениями ее жизни, увидеть еще раз ужас в ее открытых глазах. Она быстро заговорила, понимая, что это может оказаться последняя минута ее жизни.

– Родомир, что ты задумал, если ты меня убьешь, то навсегда ты останешься таким зверем, только я знаю заклинанье, как сделать тебя человеком. Родомир, я прошу, отпусти меня и я все исправлю.

Он сильнее стал сжимать ее шею, она уже не могла говорить, из ее горла вырывался только хрип, в глазах ее стало темнеть и она все поняла… Он со всей силой сжал ее шею так, что захрустели ее позвонки. Он поднял ее одной рукой над полом, посмотрел, как у нее задергались ноги в судорогах, руки ее вцепившиеся в его мохнатую лапищу постепенно ослабевали. Глаза ее постепенно угасали. Он резко дернул своей рукой в сторону, с хрустом отрывая ей голову. Ее тело глухо упало на пол, ноги ее последний раз дернулись и затихли навсегда. Из разорванной шеи хлестала кровь, выливаясь в большую лужу. Он держал ее голову в своей лапе и смотрел в потускневшие открытые глаза. Ее рот последний раз открылся, как бы делая последний вздох и замер в таком положении. Родомир с отвращением отбросил голову в дальний угол, она ударившись об стену, откатилась назад и замерла на месте, глядя мертвыми глазами на него. Теперь можно уходить. Он провел своими руками по груди, как бы вытирая их о свою шерсть после грязного дела. И теперь не сдерживая себя, вобрав в свою грудь побольше воздуха, он заревел во всю свою звериную глотку. Не медля более ни секунды, он выпрыгнул в это же проломанное окно наружу. И больше его ни кто, ни когда не видел.

Разбуженные собаки сами завыли, залаяли, услыхав этот звериный рев. Хозяева по выбегали на улицу, узнать, что же случилось и утихомирить собак. Лошади заржали, норовя сорваться с привязи, напуганные страшным воем. Воины выбегали раздетые, только прихватив с собой меч, думая, неужели это нападение. Появились люди с факелами, освещая темные закоулки, побегав по улицам и не обнаружив ни кого посторонних, некоторые направились к князю в терем узнать там, что происходит, отчего такой переполох. Подойдя к воротам, увидели все еще лежащего охранника, который только начал приходить в себя, не добившись от него ни чего толком, начали осматривать все во круг. Наконец увидев разломанное окно в спальне у княгини, подняли тревогу. Собрались на верху у двери ее комнаты. После некоторых безуспешных попыток достучаться до нее, решили выламывать дверь в опочивальню. Взломав наконец-то ее дверь, вступив туда за порог следом за князем, все замерли в полном оцепенении. У людей кровь в жилах стыла от увиденного там, некоторые попятились назад, жалея о том, что зашли сюда. Испугались и удивлялись тому, что голова была оторвана. Как такое может быть, это не возможно, ни кто не мог объяснить. Через день тело Княгини унесли далеко в лес и сожгли ее там на приготовленном погребальном костре.

Через несколько дней, приехавший сюда ее старый отец, долго сидел подле кострища и что то бормотал себе под нос. Люди сопровождающие его говорили, что он разговаривал со своей дочерью. Он сидел и говорил одно и то же – Что же ты сделала доченька, разве я тебя этому учил, что ты наделала. Как теперь я искуплю этот грех, хватит ли у меня сил, хватит ли у меня времени на это. Если я не успею, боги покарают нас обоих. И души наши не успокоятся ни когда.

Часть 3

Лихо неслись сани по зимней заснеженной тайге. Погода стояла отличная, ветра не было, пощипывал не большой морозец. В санях сидел дед Кондрат, весело покрикивая на своего резвого коня Прошку. А тот рад стараться, что бы угодить своему хозяину. Дорога была хорошая, укатанная и Прошка бежал резво и играючи, хоть и сани были не пустые, а груженые. Ездили они в райцентр, где получал дед Кондрат свое жалованье, там закупил с собой крупы, муки да соли. Эта поклажа ни как не смущала Прошку, он ее, как будто и не замечал. Так они и ехали, особо не спеша. Любил дед Кондрат давать веселые имена своим животным. Какие имена дает хозяин своим домашним помощникам, таков и сам бывает человек.

Веселым человеком был дед Кондрат, ни когда не унывал он, хоть и разговаривал он чаще всего только со своими питомцами. Ну а с людьми он был первый балагур да весельчак, добрый он был человек. Хотя и дедом то его было называть еще рано, если сбрить его густую бороду, то будет он мужчина хоть куда.

Но как вышел он на вольное поселение, устроился здесь же работать егерем, отпустил себе бороду, так с тех пор ее и не сбривал. А как в тайге без бороды, это вам не по городским улицам разгуливать с барышнями в лакированных ботиночках. Здесь суровый климат. Зимой борода спасает от мороза, а летом от комаров, да от мошкары. Так и пристало к нему это прозвище – дед Кондрат, да дед Кондрат, а он и не был против, как людям удобней, так пускай его и называют.

Вот и получается, что ехал он по своей тайге. В этих местах он был полным хозяином. За много лет службы егерем, а с начало был он еще и лесником, изучил он свою не малую территорию и вдоль и поперек. Знал он здесь каждую ложбинку, каждый ручеек. Знал он почти все волчьи логова, медвежьи берлоги. Вот и чувствовал он себя в своей тайге полным хозяином, как в своем доме.

Летом зверь был не агрессивный, равнодушный к человеку, если люди сами первыми не нападали на них, а вот зимой другое дело, нужно остерегаться и быть внимательным. Иной раз можно и наткнуться на медведя-шатуна. А первая опасность зимой в тайге это конечно волки. Не дай то бог пересечься с волчьей стаей. Поэтому и сам Кондрат на лыжах не уходил далеко от своей избы слишком – это было рискованно. Поэтому зимой в тайге редко повстречаешься с человеком, да еще с одиночным путником. За такого отчаянного зашедшего в глубь тайги ни кто и гроша ломанного не поставит, что он вернется обратно.

А вот летом все наоборот. Остерегаться нужно людей в тайге. Кого только там не бывает и разные браконьеры и черные старатели и беглые разные. И прав бывает в тайге тот, кто первым успеет снять с плеча ружье. А уж если тебя там пристукнут, то ни кто и искать ни когда не будет. И ни какая советская власть там со своими законами не действует. Вот в таком месте и проживал наш дед Кондрат. Мало бы кто согласился оказаться на его должности.

У деда Кондрата был еще один верный друг и помощник – это его пес Серый, так он прозвал его. Нашел он его как – то в поселке маленького, беззащитного. Или он от кого-то случайно отбился, потерялся или его выбросили. Хотя выбросить это вряд ли, тут всегда ценились хороши собаки, лучшие помощники для таежников. Так и подобрал его дед Кондрат замерзающего, маленького. Привез его к себе, откормил, отогрел, вырастил его, воспитал. Был он породы неопределенной, намешено было в нем разной крови и от лайки, что то было и от волка намешено. Вот и прозвал его Серым.

Хороший вырос пес, крепкий, сильный, грудь широкая, мощная. Но волка кидался без раздумий, сметая все на своем пути. Медведя останавливал, не давая ему броситься на своего хозяина. Да к тому же умный был, смекалистый. Понимал он своего хозяина с полуслова. Бывает, как увидит, что хозяин начинает готовить свои лыжи, натирает их жиром. Достает ружье, чистит его, смазывает, проверяет патроны. После достает свой сидор, готовит продукты: сухари, вяленое мясо, соль, спички, то все, значит завтра пойдут они с ним в тайгу, да еще с ночевкой на несколько дней. Были у Кондрата заготовлены специальные убежища, где они и останавливались с Серым на ночевки.

Раз такое дело, значит нужно проверить свою территорию, Серый вставал и уходил на улицу, внимательно осматривая все вокруг их жилища, что бы не дай бог не забрел сюда случайно косолапый или чтоб волки не объявились.

И хозяин понимал его в свою очередь так же хорошо, как он ведет себя в лесу, как он кружит, петляет, как выслеживает, вынюхивает дед Кондрат сразу понимал, на чей след он напал. Если залает звонко, играючи значит мелкий зверь: белка, заяц или лисица. Если лает громко да редко, значит стаю волков учуял, предупреждает хозяина об опасности. Если начинает лаять да с рычанием, да шерсть на загривке встает, значит медведь рядом, лучше туда не ходить. А если зимой на берлогу наткнется, то громко не лает, подбежит к хозяину, зарычит, шерсть на загривке поднимет – берлога рядом. Вот так и жили они душа в душу все втроем.

Путь был не близкий, было время помолчать да подумать о своем. Вот и навернулись на него думы былые. Вспомнил свою молодость, своих родителей, свою не простую жизнь, а то, что она была у него сложная, так об этом можно было и не вспоминать, у кого она была легкая в то-то время.

Родился он в интеллигентной семье. Отец у него был инженер, талантливый конструктор, работал он в каком то секретном институте без названия и адреса. Да и чем он там занимался, они его родные толком то и не знали, да и сами не спрашивали, понимали в какое сложное время живут.

Матушка его работала в школе учителем, преподавала русский и литературу. Поэтому книг у них в доме было много разных и всяких, и художественных и технических. Рос он в такой семье ребенком разносторонне увлеченным. Любил почитать и художественную литературу и полистать отцовские технические книги. Все у них в семье было хорошо, отец зарабатывал хорошо на своей секретной работе. Мать занималась своим любимым делом. Когда Кондрат закончил школу, поступил в технический университет, как и его отец. Когда он был уже на последнем курсе университета, грянула над их семьей эта страшная беда. Отца его арестовали прямо на работе и увезли.

Они с матерью пытались узнать в чем дело, но это было не так то просто. И только после они узнали от отцовских близких друзей, что он обвиняется, как сын врагов народа.

После революции, дед Кондрата со своей женой, эмигрировали за границу так, как были известного дворянского рода. Сына своего оставили в России со своей бабкой, изменив его фамилию на бабушкину. Они надеялись, что никто не узнает об этом. Но в один прекрасный момент все это стало известно и последовал арест.

Его мать и Кондрат не долго находились на свободе. Матушку его забрали прямо в школе, прервав урок. Его увезли прямо из университета, в тот же день. Так и они попали в тюрьму обвиненные в связях с эмигрантами. Там они и узнали, что его отца в скорости и расстреляли. Его мать не на много дольше пережила своего мужа. Узнав о его судьбе, не выдержав тюремной жизни, она покончила с собой.

Его Кондрата осудили на долгий срок и отправили этапом далеко из Москвы отбывать свой срок.

Когда началась война он при первой же возможности напросился, что бы его направили на фронт. Он ни кого не слушал, имел свое мнение на этот счет, считая, что он идет защищать свою землю, свою родину не зависимо от того, кто стоит у власти его страны. Предпочитая лучше погибнуть с оружием в руках и быть свободным, чем заживо прозябать и гнить здесь в этой сырости и холоде, как ничтожное животное.

Воевал он отлично, за жизнь свою он не дрожал, да и для кого ее беречь если не было на этом белом свете у него ни родных, ни знакомых. Кидался он под пули и на штыки в рукопашную так, как будто был это последний день в его жизни и старался наверстать упущенное, старался как можно больше врагов забрать на тот свет в месте с собой. Но заканчивался бой, заканчивался день, а он по-прежнему оставался жив и не вредим. Порой не только окружающие его бойцы удивлялись ему, но и он сам иногда задумывался об этом. Может быть бог понимая свою ошибку, что не доглядел он за его отцом и матерью, которых так безвинно погубили и теперь пытается искупить свою вину перед ним, дает ему безграничный кредит доверия на его жизнь, который он будьте уверены с лихвой использует, а если будет мало то и еще попросит, как у своего должника.

Так он ехал и молчал уже долгое время, даже Прошка начал искоса поглядывать на своего хозяина, как бы спрашивая – чего это ты молчишь, все ли у тебя там в порядке. То Серый подбежит к саням, поглядывая на него недоуменным взглядом. Никогда так долго хозяин обычно не молчит.

А Кондрат опять погрузился в свои мысли. Если бы не был он арестантом, то была бы у него вся грудь, как говориться в крестах да орденах. Только не больно то таких, как он на фронте жаловали. Так и дошел он с честью до Берлина, да и дослужиться он сумел до капитана, это вам ни шухры-мухры, понимать надо.

После когда вернулся с фронта в Россию его все же отправили на поселение, сюда в Сибирь в этот райцентр. Назначили его как отличного фронтовика бригадиром на лесокомбинат, это конечно была не свобода, таким как ему приходилось каждый день отмечаться у оперработника. Но для него и такие условия казались просто настоящим раем. Не избалованный этой жизнью, он мог хоть где устроиться, хоть с кем завести дружеские отношения. Здесь он и познакомился с одной семьей: муж с женой, да маленькая дочка. Хозяина семейства звали Константин, родители его так назвали в честь первого Византийского царя Константина, основавшего на месте города Византий, великий и вечный город Константинополь-столицу своей империи. Константин и его будущая жена Мария были сосланы сюда еще до войны. Здесь они и познакомились. Он был человеком образованным, мастер на все руки, пользующийся уважением не только среди своих, но и у начальства. Мария была врачом и работала она здесь по своей специальности и была она здесь человеком не заменимым. Работала она в своем медпункте, где и познакомилась с Константином. Сосланы они были сюда как политические, впрочем здесь все почти такие и были. Долго не раздумывали, решили пожениться, создать семью. Со стороны начальства это не запрещалось, а даже наоборот такие начинания даже поощрялись. Руководство считало в таких случаях, что люди решившие создать семью, меньше будут забивать свою голову разными дурными мыслями, а будут заботиться только о семейном гнездышке, а если еще родиться ребенок, то пустят здесь крепкие корни окончательно. Молодоженам сразу старались выделить свой отдельный угол. Работящему человеку здесь можно было вполне сносно жить. Всем поселенцам выдавали продуктовый паек, основные продукты: крупы, мука, соль, сахар. Раз с год выдавали спецодежду, обувь. По мимо этого выплачивали еще кой какие деньги. Конечно, работа была трудная, тяжелая, но кому было легко в то военное и после военное время. По весне старались раскопать свой небольшой огородик, садили те овощи и зелень, которые могли вырасти в этом суровом краю. Разрешалось им дополнительно ловить рыбу, заготавливать ее в прок или на продажу или на обмен. Охотиться, конечно им запрещалось, тем более иметь свое ружье, но с мясом у них тоже не было нужды, оно стоило не дорого, так как дичи в округе было достаточно, или его выменивали на другие продукты или покупали если были деньги.

В скорости у них родилась долгожданная дочь – Настя. Поселок разростался и детворы становилось больше, где для них и открыли свою школу.

День уже перевалил за полдень, вскорости показалась развилка, если ехать прямо, то приедешь на хутор к деду Кондрату, повернешь чуть правее выедешь к лесничий избушке. Серый опередил сани и встал на развилке, поглядывая в ту сторону где жила одна Настя в лесничий избе.

Дед Кондрат прокричал Серому – что не терпеться увидеть свою подружку, ну давай, давай поедем туда, указывая рукой и Серый с радостным лаем в ту сторону. А ждала его там рыжая подружка, собака, Белка, верная помощница у Насти.

Дед Кондрат погрузился опять в свои думы. Проработал он на лесопилке не так уж долго. В скорости пришло на него разрешение на вольное поселение. Сказалось видимо его боевое фронтовое прошлое. Уезжать от сюда ему не хотелось, да и к некому было ехать, никого у него не было. Так и устроился он здесь на должность егеря-лесника, благо место это было свободно. Нашел он местечко себе в тайге по душе, по дальше от народа, там и обосновался. А через некоторое время получили свободную и его друзья Константин со своей женой. Вот и уговорил Кондрат остаться их здесь, устроиться на службу лесником. Не справлялся Кондрат на двух-то должностях, времени не хватало, ничего не успевал.

Нашли они место себе хорошее несколько верст от хозяйства Кондрата, помог он им отстроиться, обзавелись хозяйством. Так и жили они мирно друг другу помогая. Да может зря он уговорил их остаться, до сих пор Кондрат винил себя в этом. Беда случилась с ними.

Дело было летом, поехал Константин с Марией в райцентр по служебным делам, да наткнулись они в лесу с какими то беглыми и не удалось от них уехать, те видно хотели на них поживиться, да только, что было у них брать, ружье с патронами и телега с лошадью, больше ничего и не было. Константин успел одного застрелить, да только и все на этом, те видно тоже были с оружием, расстреляли их жестоко, почти в упор, да скинули в кусты. Лошадь распрягли, забрали. Телегу скатили в овраг, завалили ветками, чтобы не нашли. Вот здесь и началось самое удивительное и необъяснимое.

Лошаденка прибежала домой на вторые сутки, когда Настя увидела из окна ее, все в душе у нее обмерло, поняла она сразу, случилась беда. Как она не растерялась, удивительно. Заседлала бедную лошадь всю запыхавшуюся, в пене, видно напуганную до такой степени, что она шарахалась от каждого постороннего звука. Глаза ее, какие-то бешенные, вращались в разных направлениях, выискивая какую то опасность. Уши у нее были напряжены, как у кошки услышавшей где то под полом мышь. Она не могла стоять на месте спокойно, так она была чем-то взволнована. Напоив ее только и не дав ей отдохнуть, Настюха помчалась к деду Кондрату. Ладно он оказался у себя, повезло Насте, а то летом-то Кондрат бывало уходил в тайгу по несколько недель кряду.

Кондрат не медля запряг в телегу Прошку, взял с собой ружья, одно для Насти, побольше патронов, пустил вперед Серого, осматривать, обнюхивать всю дорогу, двинулись в путь.

Ее родителей нашли вскорости, это было не сложно, Серый сразу учуял чужаков, сначала нашел застреленного одного налетчика возле дороги, а чуть поодаль и родителей Насти. Кондрат сам один вытащил их, уложил к себе в телегу, накрыл пологом, решили вести их в райцентр. Сообщить в органы, да и похоронить их надо было по-людски, на кладбище. Но как держалась в тот момент Настя, Кондрат сам удивлялся. Видимо человеческий мозг и организм устроен так природой, что хотя бы раз в жизни происходит у любого человека полная концентрация его физических сил, эмоциональных. Мозг на подсознательном уровне не дает человеку расслабиться, заставляет взять всю свою волю в кулак и сделать то, что он должен сделать в данный момент его жизни. Видимо в таком состоянии и находилась Настюха, она была как будто под гипнозом, как зомби, как какая-то машина, выполняя работу просто автоматически, не осознавая порой, что она делает и что же происходит. Только порой, одинокая скупая слеза появиться на ее щеке, да и то быстро высохнет. Им еще повезло, что они нашли убитых так быстро. Если бы их нашли первыми звери, то от них ничего бы не осталось.

Немного проехав, как им на встречу бежал уже Серый, громко лая, обежав вокруг них бросился обратно. Дед Кондрат взял ружье, проверил, положил себе на колени. Второе отдал Насте.

– Возьми Настюха, будь на готове, Серый видно учуял, каких то чужаков, возможно это те самые и есть.

Хотя если бы Серый их нашел, он не стал бы так громко лаять. Что-то здесь не так. Проехав версты три, они остановились, впереди на дороге сидел Серый, он с нетерпением поглядывал на них, как, бы говоря – ну где вы там, долго вас еще ждать, идите поглядите, что я нашел. А поглядеть было на что, это точно. Дальше, впереди за Серым, лежали тела, сложенные вместе. Похоже они были все мертвы. Дед Кондрат посмотрел на Настю, она была сосредоточена, ружье держала наготове. Кондрат привязал поводья к телеге, взял ружье, пошли по тихоньку, – сказал он. Они слезли, пошли, медленно ступая, поглядывая по сторонам. Хотя слишком остерегаться было по моему уже некого, иначе Серый не вел бы себя так спокойно, когда они подошли, Кондрат пожалел, что не оставил Настю в телеге. От увиденного она рухнула, потеряв сознание, Кондрат и тот, чего только не повидавший на войне, застыл как истукан. Одно дело на войне, а другое дело здесь, когда вокруг уже мирная жизнь.

Он не торопился поднимать Настю, пускай лежит, такое ей лучше не видеть. Картина была страшная. Все тела были ужасно изуродованы. Кто это сделал, он даже не мог себе и представить. У одного убитого, голова была оторвана с такай силой, что ее нашел после Серый далеко в кустах. У кого были оторваны руки, они валялись рядом, у кого-то были вырваны ноги. У одного трупа тело было разорвано так, как будто его привязали за ноги к лошадям и разорвали в стороны. У других были распороты грудные клетки, да не просто распороты, а разорваны так, что их разломанные ребра торчали по сторонам. Кто же мог их так распотрошить, какое животное. Это было бы под силу сделать разъяренному носорогу, с его мощным бивнем, но он здесь явно не водиться, кому кому, а деду Кондрату это было известно лучше всех. Если тигр, но и он до сюда не доходит. Чертовщина какая то, с ума можно сойти. Если допустим, только предположим, что на них напал раненный медведь, но пока бы он, разрывал одного, то другие его бы пристрелили, ведь у них было, с тем которое они забрали у Константина, три ружья. Все ружья были разломаны в дребезги, у одного даже дуло было загнуто крючком. Да, это ж надо было так на них разозлиться, что бы ружье загнуть в бараний рог. Да и какое животное стало бы складывать всех вместе. Лежало здесь пять развороченных тел. Чем дольше думал Кондрат, разглядывая внимательно это побоище, тем окончательнее его мозг отказывался понимать что либо. В итоге Кондрат, сделав над собой усилие и собрав все свои мысли в кучу, сделал такой вывод: во первых – это неизвестное нечто или существо обладает огромнейшей силой, во вторых – оно явно разумное, если сложило свои жертвы вместе, как бы показывая и говоря всем, что всех ожидает такая участь, кто вторгнется в его владения со злыми умыслами. И в третьих, Кондрат начал понимать, что это существо не просто свершило правосудие, а оно мстило и ужасно мстило за убитых Константина и его жену, иначе бы оно не стало с такой ненавистью расправляться со своими жертвами.

Кондрат привел в чувство Настю, посадил ее в телегу, сказав, что бы она не смотрела на те тела, собрал разбитые ружья, положил их рядом с собой и они поехали.

Через некоторое время, когда Настя пришла в себя, она спросила, – дед Кондрат, я боюсь, а вдруг этот, кто разделался с ними, нападет на нас.

– Не бойся Настюха, на нас он не нападет.

– Это почему же.

Немного помолчав Кондрат ответил, – видишь ли Настя, я тут думал над этим и мне кажется я начинаю понимать его, он не просто их убил, как убивает разъяренное животное свою жертву, он совершил правосудие, хотя я думаю у него конечно не было вынесенного решения суда с гербовой печатью и подписью прокурора, но он был совершенно прав. Ты заметила, он их не просто убил, он выпустил на них всю свою злость и ненависть. Мне кажется Настя, это существо было очень расстроено смертью твоих родителей, как будто оно было с ними знакомо.

– Дед Кондрат, ты сказал это существо, разве это не было какое то животное, – спросила Настя.

– Не одно животное, водящееся в этих лесах, не может такое сотворить. Я не знаю, кто это был. Могу сказать только одно, что разум у него совсем не как у животного, поверь мне. Они больше не проронили ни слова, думая каждый о своем.

Сани по прежнему катили по заснеженной тайге. Хоть Кондрат и находился в своих размышлениях, он все замечал, ни чего не ускользало от его внимательного взгляда. То Серый неожиданно остановился, глядя в сторону леса, подняв свою шерсть на загривке, как то странно рыча, поджав хвост под себя, будто кого-то испугавшись, иногда бросая взгляд на своего хозяина. С самого начала развилки Кондрат заметил ворона, не придав этому ни какого значения, но после показалось ему это странно, ворон как будто их сопровождал. То опередив их на какое то расстояние, усядется на ветку ели, дожидаясь их, когда они проедут, он снова их обгоняет и терпеливо дожидается. Что бы это значило, что еще за фокусы.

После тех летних трагических событий, в тайге начались просто удивительные события. Все темные личности, которые находились в лесу, которые нарушали естественный природный ход развития тайги, которые безжалостно вырубали, сжигали, стреляли, убивали, взрывали. Такие люди безжалостно изгонялись от туда. Со слов очевидцев, которые спаслись, становилось известно, что некое страшное чудовище нападало на них ночью, приводя их в страшный ужас своим ревом, своим ужасным видом. Люди, поднятые среди ночи, просто в ужасе и панике разбегались в разные стороны, не имея возможности даже захватить с собой что ни будь. Они бежали по тайге раздетые, без обуви. Те, кто осмеливался оказать какое то сопротивление этому зверю, уничтожались мгновенно, без всякой жалости. Все их схроны, постройки разрушались, бревна раскидывались в разные стороны.

Весь этот люд бежал из тайги, стараясь быстрей выбраться в райцентр. Даже те, которые находились в розыске, выходя из тайги, сдавались без сожаления властям, радуясь, что остались живы.

Тайга походила в то лето, как разворошенное осиное гнездо. Беглые людишки, называли его не иначе, как сатана, дьявол. Люди, относящиеся к этому с полным пониманием, прозвали его Хозяином леса.

Дед Кондрат вспоминая те события, думал, раньше он считал себя здесь хозяином, а теперь оказывается это совсем не так. Все его мысли о себе лопнули, как мыльный пузырь. Придет время и они должны когда то встретиться, Кондрат чувствовал, он точно знал, по-другому не может быть.

Вот и показалось лесничие хозяйство. Прошка почувствовал близость жилья и побежал резвее. Серый быстро рванул вперед, опережая их и периодически лая.

Настя услышала, на улице лает Белка, накинула шубейку и выбежала во двор. Там уже бегали вместе Серый с Белкой. Впереди показались сани, Настя сдвинула жердину, перегораживающая дорогу и дед Кондрат лихо завернул во двор, не сбавляя скорости, развернулся и остановился перед крыльцом.

– Здравствуй, Настюха, – закричал Кондрат, – здравствуй, милая. Ну как ты тут без нас?

– Здравствуй дед Кондрат, – ответила она, – все у нас хорошо.

– Ну и ладно коль так, – сказал Кондрат, слезая с саней. Эх, Настюха, зря ты с нами не поехала, вон какая погода стояла хорошая.

– Да Прошку жалко, вы вон и так груженые, да еще я тут.

– А что моему Прошке, что с тобой, что без тебя, ему особо без разности. Дед Кондрат скинул несколько мешков с саней, затащил их в избу, кинул охапку сена коню и зашел в избу. Ну что, Настюха, напоишь чаем.

– Проходи, проходи Дед Кондрат и напою и накормлю, вон какой у меня суп варится.

Кондрат скинул свой тулуп, прошел к столу, не переставая рассказывать о своей поездке, делясь с ней новыми известиями. На столе уже стояли: нарезанный хлеб, соленые грибочки. Настюха при несла из печки чугунок с картошкой, – ты пока перекуси, дед Кондрат, а у меня скоро суп свариться. Дед Кондрат, ты когда поедешь в следующий раз в район, то возьмешь меня.

– А… конечно, конечно Настюха, я же понимаю тебе надобно зайти в магазин, купить себе чего ни будь, ты же молодая, тебе красоту надо соблюдать, жениха искать…

– Да ну тебя, дед Кондрат, ты опять о своем.

– Пройдемся вот с Серым по тайге, проверим наше царство-государство, а потом и можно съездить, – говорил Кондрат, разламывая горячую картофелину, подцепляя вилкой грибочки. Я долго то не буду засиживаться, нам надо успеть за темно добраться, – говоря и поглядывая в окно. Ну ты погляди, – воскликнул Кондрат, опять он, ну что ему от меня нужно, вот какой настырный.

– Ты про кого это, спросила Настя.

– Да ворон за нами увязался, от самой развилки, все за нами летел, как будто следит за нами.

– Настя посмотрела в окно, – да это же Гришка, – радостно воскликнула Настя.

– Что еще за Гришка, – изумился дед Кондрат.

– Да начал он прилетать ко мне еще с осени, прилетит, постучит в раму и сидит каркает, – со смехом начала рассказывать Настя. Я ему вынесу, чего ни будь, он хвать и улетает.

– Ну ты, Настюха, даешь, ты как будто Золушка. Птицы тут у тебя ручные, а мышей у тебя нету ли которые тебе крупу перебирают, – рассмеялся Кондрат.

– Ой, нет уж, мышей нам не надо, они же все мешки нам изгрызут.

– Ох, больно вкусно, чего то ты там готовишь, – принюхиваясь, сказал Кондрат.

– Да как, что, разве еще не понял, того зайца и варю, которых ты нам на улице оставил, когда в райцентр то уезжал.

– У Кондрата таки застыла рука с картофелиной у рта. Ты чего сказала то, Настюха, – с удивлением воскликнул Кондрат, положив обратно картошку в чашку. Про каких зайцев то говоришь.

– Настя с удивлением повернулась к нему, вытирая руки о фартук и запинаясь начала говорить, – как каких, так это не ты что ли привез, удивленно глядя на него.

– Так, так, – произнес Кондрат, стряхивая с бороды крошки. Давай рассказывай.

– Настя подошла к столу, села рядом. Рано утром мы с Белкой ушли в тайгу, проверить силки да ловушки, проходили долго, под вечер только пришли. Пришли, а у крылечка четыре зайца лежат, большие, как на подбор. Я и подумала, что ты заезжал, когда в райцентр поехал, да зайцев оставил нам. Так это не ты что ли? – выдохнула Настя, взявшись рукой за подбородок.

– Не заезжал я к тебе, сразу проехал. Зайцев то всех разделала или одного только.

– Да этого только, остальные там подвесила, в чулане.

Кондрат соскочил, выбежал в сени. Вернулся, неся с собой оставшихся зайцев. Положил их на пол, стал рассматривать. Настя наклонилась рядом с ним. Повертел их с боку на бок, посмотрел на Настю. Я дичь добываю из ружья, бью дробью. Ты сама посмотри, шкура то целая.

– И то правда, – воскликнула Настя.

– Эх ты, лесной житель, тоже мне следопыт. Шкура целая, значит в них не стреляли, – продолжил дед Кондрат. В капкан они тоже не могли попасть, похоже и в силок они не попадали, нету следа от петли. Странно, – продолжал Кондрат, ворочая зайцев. Что за поклонник у тебя тут объявился, я не перестаю удивляться тебе, Настюха, то ворон ручной, то зайцы тебе как будто с неба падают. Я не удивлюсь, если у тебя перед крыльцом кабан будет лежать, когда ни будь. Похоже шеи у них передавлены, наконец то определил Кондрат. Интересно, кто же это их так сумел аккуратно.

И все таки, поев этого приготовленного зайца, дед Кондрат в скорости уехал.

Кондрат вставал всегда рано, как говориться с петухами, хотя петухов у него не было. Жизнь его так приучила еще с молодых лет. Вот и сейчас, встал он, было еще совсем темно. Серый ночевал в избе, лежал, все еще возле печки. Кондрат растопил печку, поставил на огонь чайник, чегунок, а сам ушел на двор, огребаться, благо луна была большая и яркая. Хорошо размявшись на улице, вернулся в избу. А тут и чайник закипел. Заварил свежий чай на травах. Эй лежебока, а ну вставай, – громко сказал Кондрат Серому, – ишь разоспался. А тот, только ухом чуть повел, прикидываясь, что спит. Кондрат сегодня не собирался в тайгу, по этому торопиться было некуда. Он сидел за столом, попивая чаек душистый, да в прикуску с ароматным медом. Вдруг у Серого уши живо зашевелились, закрутились в разные стороны, как радары. Остановились в нужном положении и замерли. Через некоторое мгновение он поднял голову, все еще вслушиваясь, потом глухо рыкнул и бросился из избы. Выскочив из избы, он залаял на улице.

– Хмм…, странно, кто это в такую рань, – подумал Кондрат. Отставив кружку с недопитым чаем, поднялся, пошел на выход. Нахлобучив шапку на голову, накинув тулуп, вышел во двор.

На лошаде, верхом, к нему подъезжала Настя.

– Здравствуй дед Кондрат, – крикнула она.

– Здравствуй милая, здравствуй, – ответил он, хватая лошадь за поводья.

Настя ловко спрыгнула на снег.

– Ты заходи в избу, а я пока ее привяжу, – сказал ей Кондрат. Привязав лошадь, он зашел в дом. Настя сидела у стола в шубе, только расстегнув ее.

– Ну, замерзла наверное, а я в аккурат чай заварил, сейчас только. Поставил перед ней кружку, подвинул чашку с медом. Давай вот пей, да медком закусывай, а то вон руки-то какие красные, замерзли небось. Настя обхватила кружку обоими руками, согреваясь об нее. Кондрат сел на против нее, взял для виду тоже недопитый свой чай и стал наблюдать за ней из под лохматых своих бровей. Здесь не принято так, в тайге с расспросами встречать гостя или случайного путника. Нужно дать ему время, когда тот соберется с мыслями и начнет первым. Вот и Кондрат сидел, смотрел на Настю молча и думал, что у нее там стряслось то, коли она в такую темень прискакала, не побоялась. Настя чувствовала пристальный взгляд деда Кондрата, понимала, что пауза затягивается. Слушай дед Кондрат, – наконец начала она и опять замолчала. Я чего приехала то, появилась ведь она, как ты и говорил.

– Что появилось то, – переспросил он.

– Что-что, да туша эта, как ты и говорил.

– Тьфу ты, ни чего не пойму, говори ты толком, что ты мне голову морочишь, какая такая туша, – раздраженно заговорил Кондрат.

– Да туша кабана у дверей моих сегодня ночью появилась, помнишь ты зайцев то рассматривал у меня и сказал, что и кабан может появиться, ну вспомнил что ли.

– Кондрат вспомнил, так вспомнил, что ложка в кружке забрякала. Он с волнением поставил кружку на стол, убрал руки со стола, уперся ими в колени и что то про себя забормотал. Не может быть, как же так…, не учто он…, не ужели он все таки…, с ума сойти просто. Так он бормотал, что-то, уставившись глазами в одну точку, как будто он смотрел сквозь стену в темный лес.

– Дед Кондрат, что ты говоришь, кто он, дед Кондрат, о ком ты говоришь, дед Кондрат, – с волнением говорила Настя.

– А…, что, – очухался дед Кондрат, – да нет, это я так про себя думал.

– А ну ка, расскажи-ка по подробнее Настюха, как было дело.

– Ночью вдруг Белка соскочила, да давай лаять. Я подумала, может медведь шатун забрел ко мне. Я схватила ружье и встала у окна, думала если вдруг в окно полезет, я его и встречу в упор. А после и Белка стала затихать, пока совсем не успокоилась А я боюсь выйти на улицу и не знаю, что и делать. А тут слышу, в окно Гришка мой стучится, стучится да каркает, как будто на улицу меня зовет. Ну я и подумала, раз Гришка прилетел, значит наверное ни кого уже во дворе не должно быть. По тихоньку вышла, а перед крыльцом и лежит здоровый кабан. Я не долго думая и к тебе. Вот и все, закончила Настя.

– Ты его трогала, не замерзший он.

– Нет свежий, только что видно забитый, не остыл еще. Да я его, когда поехала, накрыла разным тряпьем, так что долго не замерзнет.

– Это хорошо, – промолвил Кондрат. Ты его осмотрела, шкура целая.

– На улице темно было, но видела, что на шее у него, по моему, раны были, да я торопилась очень и не разглядывала.

– Тогда нужно ехать, пока туша не застыла, а то потом и топором не разрубишь. Ты пока сиди, грейся, а я пойду Прошку запрягу в сани, да соберусь. Кондрат оделся и вышел. Запряг Прошку в сани, собрал нужный инструмент: ножи необходимые для разделки, топор. Сложил все в сани.

– Ну, пошли Настя, – сказал он зайдя в избу. Захватил ружье, патроны и вышел следом. Ты Настя возьми Белку с собой в сани, а то не угнаться ей будет за Серым, запыхается. И так вон сколько пробежала, пока сюда добрались. Кондрат привязал кобылу у Насти сзади за санями. Уселся рядом с Настей, крикнул Серому, – Серый пошли, в перед Серый. Тому не надо было говорить дважды, он выскочил со двора и помчался по дороге.

– Но, Прошка, пошел, милый, – крикнул Кондрат.

Тот с места рванул резво и пошел быстрой рысью, радуясь, что можно теперь хорошо размяться после долгого стояния во дворе. Домчались они хорошо, быстро, без задержек. Кондрат подошел к крыльцу, откинул полог с туши…, да, – промолвил он, – вот это зверь, смотри Настя, какой матерый самец. Клыки то, какие здоровые, такого и медведь обойдет стороной, да и я таких ни когда не встречал. Надо же, где это он заловил такого. Но раздумывать было не когда, нужно было действовать. Что бы оттащить его от крыльца, нечего и было думать, им вдвоем было это не под силу. Кондрат зацепил задние ноги веревкой, другой конец привязал к саням, Прошка и стащил его в сторону. Кондрат взялся за дело, а Настя ушла в избу топить печь и готовить обед. Кондрату пришлось конечно попыхтеть, не без этого, попробуй-ка, управься один. Но ничего, дело он сделал. Шкуру он снял, тушу разрубил на куски, часть подвесил на веревках в чулане, а остальную часть спустил в яму со снегом, в которой снег сохраняется до середины лета. Мясо там долго не портиться. Кондрат обычно ни когда не стрелял крупного зверя, им с Настей не нужно было столько много мяса, им хватало мелкой дичи: зайцев да птицу разную. Ну раз уж появился здесь такой кабан, не пропадать же добру. Да и собакам досталось требухи столько, что наевшись до отвала улеглись, тут же у крыльца.

Дед Кондрат сидел за столом, развалившись на стуле, умиротворенный теплом этого дома, плотным обедом, вдоволь наевшись этого же свежего мяса, сваренного Настей. Сидел, попивая чаек.

– Слышь Настя, если теперь вдруг у твоего крыльца появиться туша мамонта, то я пожалуй уж один-то наверно не справлюсь, – с хитрицой сказал он.

– Ну ты скажешь тоже, мамонт, ты чего дед Кондрат, удивленно ответила Настя, не поняв тонкой шутки его.

– А я Настюх пожалуй ни чему уже не удивлюсь. Ты заметила ли, как он кабана то завалил, как ловко.

– Как это, – спросила Настя.

– Сдается мне, что этот зверюга, поджидал кабана находясь на верху, тоесть на дереве, потому что кабан не видел его и не чуял, иначе у них было бы битва и ран на шкуре у кабана было бы больше. А так он спрыгнул на него, схватил его за шею с обоих сторон, только, чем же он схватил то кабана, у того были такие глубокие раны, как будто его защемило огромным капканом. Так вот, сделал это он очень быстро, прижал его, а после одним сильным движением просто разорвал его горло. В нем одном собрано много таких качеств, которые делают его просто потрясающим охотником. Нужно иметь какую силу и сноровку, что бы завалить так просто такого кабана и в тоже время такую ловкость, чтобы поймать крепких, сильных зайцев и к тому же таких быстрых. Удивительно, как он их смог поймать, что даже шкуру у них не попортил. Просто удивительно. Кто же ты неизвестный мистер-Х—. У меня такое ощущение, что мы Настя должны с ним скоро встретиться. Тесно нам становиться с ним вдвоем в этой тайге то. Они сидели молча какое то время, каждый думая о своем. Если ты боишься, Настюха, переезжай ко мне, всеж вдвоем веселее.

– Да ты что дед Кондрат, как я к тебе перееду, а хозяйство у меня, коза, птица, куда я их дену.

– Хотя ты права, – продолжал Кондрат, – нечего тебе бояться, не тронет он тебя.

– Дед Кондрат, мне кажется, ты что-то знаешь, что-то не договариваешь и мне не говоришь, кто он, про кого ты говоришь, – задала сразу кучу вопросов Настя.

– Да не знаю я Настя, не знаю, кто он, я бы и сам хотел это узнать. Я просто размышляю, сопоставляю факты, ну и появились кой какие мысли по этому поводу.

– Вот и расскажи, поделись своими мыслями, – настаивала Настя.

Кондрат замолчал, собираясь в раздумиях, с чего бы начать. Видишь ли, Настюха, я думаю, что этот твой попечитель – это тот же самый, который так жестоко разделался с теми убийцами твоих родителей.

– Это почему? – удивленно воскликнула Настя.

– Я долго думал над этим всем, – продолжал Кондрат. Мне кажется, что он наблюдал за вами сразу же, как только вы здесь поселились. Он не просто наблюдал, он, даже, наверное, пытался вас опекать в какой то степени, оградить вас от неприятностей и бед. Если ты меня спросишь – почему? я не знаю Настя, не знаю. А в тот самый день, когда уехали твои родители, он видно проглядел этот момент, когда на них напали. Он видимо услышал те выстрелы, потому, что быстро оказался на месте трагедии. Если бы ему было все равно, он не стал бы их искать, а он их нашел моментально, они только и отъехать то успели версты на три. Ты сама видела, что он с ними сделал. Если бы он просто их хотел убить, ради озорства какого то, как волк убивает мышку поиграв сначала с ней, но он же их просто разорвал в клочья. Вот сколько гнева и ненависти было у него. А после сложил их всех вместе, как бы предупреждая всех остальных, что их может ожидать за содеянное.

Настя сидела, слушала молча и слезы бежали у нее по щекам. Кондрат прервал свой рассказ, давая успокоиться Насте, да и себе тоже.

– Гнев у него был такой большой, что он не успокоился на этом, – продолжал дед Кондрат. Вспомни, что творилось в тайге. Он же разворошил ее, как муравейник. Все бежали от туда в ужасе, босиком, да раздетыми, без остановки, по пятьдесят, а то и по больше верст то. А я сам видел те схроны где жили все эти разные бандюги. Он же раскидывал эти бревна в разные стороны, как спички, вот в каком гневе он был. Советская власть не могла навести здесь порядок за многие годы, а он, каких то за пару месяцев, установил здесь свой закон и порядок, вот так то.

– Если ты думаешь, что это он, то зачем же он приносит сюда мне разную дичь?

– По видимому чувствует за собой вину, что не сберег твоих родителей, вот и помогает тебе, чем может.

Они сидели молча, слушая как в печке трещат поленья, пока на улице не раздалось – кар– кар – это прилетел Гришка. Уселся у окна и застучал клювом в стекло.

– Ну вот, прилетела вместо меня смена, – заулыбался дед Кондрат, – значит, мне пора, а то вон засиделись, заговорились. Спасибо, Настюха, накормила нас с Серым до отвала. Быстро одевшись, он вышел на улицу. Уже вечерело. Через недельку жди Настя, поедем в район и он выехал со двора.

Как он и обещал приехал через неделю. Настя собралась быстро и особо не задерживаясь, они тронулись в путь.

– Что, Настя, в районе то давно не была ведь? Приедем, пройдешься по своим делам, переночуем и обратно. Ноо Прошка, давай, милый, поспешай, – крикнул дед Кондрат. По пути остановимся, там у меня в одном месте стожок есть, пару охапок сена возьмем.

Дорога вывела из леса на просторное поле, вон стожок то у меня, – сказал дед Кондрат Насте, подъезжая к нему. Остановились, Кондрат взял вилы, пойдем Настя, поможешь мне. Серый уже бегал вокруг стога, унюхав мышей, стараясь лапами выцепить их от туда. Кондрат отнес одну охапку на вилах в сани, пошел обратно. И тут Прошка вдруг неожиданно задергался, перебирая ногами, захрапел, заржал. Серый стал в стойку, навострив уши, вглядываясь в сторону леса и залаял, подняв шерсть на загривке. Кондрат посмотрел в ту сторону напрягая, свое зрение.

– Волки, – закричал он, – Настя волки, поздно, не успеем, догонят. Настя, быстро на верх, на стог залазь, быстро, кричал дед Кондрат. Он уперся головой в стог, Настя, залазь на спину, быстро, я подсоблю. Затолкав Настю кверху он закричал, – Серый ко мне, быстро, показывая рукой наверх. Тот разбежался и прыгнул на стог, карабкаясь кверху. Кондрат толкая его с низу, кричал Насте, – тащи его, тащи. Она сбросила рукавички и схватила его обоими руками за шкуру, затаскивая его к себе. Кондрат сделал несколько шагов в сторону саней и закричал, – Прошка, пошел, пошел, уходи, пошел, – что есть мочи кричал он. Прошке не надо было долго объяснять, он и сам хорошо понимал, что нужно делать. Он так рванул с места, что сани подлетели. Он помчался, понимая всю опасность этого положения.

Дед Кондрат подал вилы к верху и крикнул, – Настюха, держи крепче и сам начал карабкаться к ним.

Волчья стая разделилась надвое, одни побежали на перерез саням, пытаясь перехватить Прошку. Другая часть бежала к стогу. Только дед Кондрат залез к верху, волки уже были здесь. Они кружили вокруг, подняв на них свои раздосадованные морды и подвывая от злобы. Побегав так некоторое время вокруг стога, они изменили свою тактику, стали с разбегу набрасываться на стог, одновременно с разных сторон. Серый неистово лаял на тех, кто пытался забраться наверх. Дед Кондрат отчаянно отбивался от них вилами. Пока они успешно отбивали все волчьи атаки. Настя ни чем не могла помочь, она только шептала, – ой мамочки, ой мамочки.

Волчьи атаки начали ослабевать. Они понимали, что им не достать тех кто сидит наверху. Они злились, поглядывая наверх. Опытные, матерые волки срывали свою злобу на молодых, цепляя их за бока своими клыками, как бы говоря, что бы те не мешались им под ногами. Потихоньку волки успокоились, расположились вокруг стога, только самые молодые, нетерпеливые все еще пытались бросаться на стог. Серый тоже успокоился, поняв, что волкам до них не добраться, только все еще продолжал рычать.

– Ой, что же теперь делать нам дед Кондрат, – чуть ли не со слезами на глазах сказала Настя.

– Да Настюха, влипли мы здорово. Не уйдут они от сюда, измором будут брать.

– Но и они не могут же здесь все время находиться, вон они какие голодные.

– А они и не будут все вместе здесь сидеть вокруг нас. Часть волков уйдет искать себе пропитание, после вернуться и этих сменят. Так и будут сменами дежурить возле нас.

– Они разве так могут, что-то ты преувеличиваешь дед Кондрат.

– Нисколько не преувеличиваю, так оно и есть. Ты знаешь, какие они умные, нет зверя умнее в лесу чем волк, а особенно когда они в стае, любого зверя загонят, так то, – грустно закончил дед Кондрат.

– А зачем же мы не уехали в санях, там же и ружье было.

– В сани нам нельзя было, со всеми нами Прошка бы не смог уйти от целой стаи, загнали бы они его рано или поздно. Ружье конечно хорошо, но если броситься целая стая одновременно, тут только с автоматом можно отбиться. А Прошка на легке может уйти, лишь бы сани не перевернулись, тогда ему конец. Если и догонят, у него копыта будь здоров, мало не покажется, отобьется.

– Волков было много, около десяти, да если еще и те вернуться, то на спасение нету ни каких шансов, – думал дед Кондрат.

– Волки расположились вокруг стога, залегли в снег и искоса поглядывали за своими пленниками, как будто надеясь на то, что рано или поздно их осажденные должны выкинуть белый флаг и сдаться.

Дед Кондрат и Настя зарылись в сено, чтобы не замерзнуть, только выставлялись от туда вилы, которые Кондрат ни на минуту не выпускал из рук. Так и лежали все, поглядывая друг на друга. Вдруг Серый приподнял голову, прислушался, глухо рыкнул, повернулся в сторону, что то разглядывая там. Еще раз тявкнул погромче, посмотрел на хозяина. Кондрат стал вглядываться в ту сторону, что он мог там заметить, – думал он. В небе летел одиночный ворон, явно в их сторону. Кондрат и Серый молча наблюдали за ним. Вот он совсем близко приблизился к ним.

– Настя, слышь, Настя, не твой ли это Гришка прилетел. Ворон долетел до них, сделал пару кругов над ними, как бы высматривая место для посадки, потом резко спикировал и уселся на вилах выставляемых из сена. Серый с удивлением уставился на него, по-своему наверное думая, – ничего себе обнаглевшая птица. Потом посмотрел на хозяина, как бы спрашивая, что же ему делать, может тявкнуть на того хотя бы для приличия. Дед Кондрат молча лежал, не шевелясь, только улыбаясь, что же будет дальше. А ворон устроился по удобнее, убрал свои крылья, что то каркнул по своему, видимо поприветствовал своих знакомых, покрутил головой по сторонам, – что же здесь происходит то.

– Волки слегка насторожились, не ожидая такого поворота событий. Один поднялся и подошел по ближе, сел и стал внимательно наблюдать.

– Гришка, миленький, как же ты нас нашел то, – заговорила Настя. Вот видишь, в какую историю мы попали. Вон, волчары злые, обложили нас со всех сторон, лежат, облизываются.

Гришка еще раз огляделся по сторонам, громко каркнул, взмахнул своими сильными крыльями, взмыл вверх и быстро полетел.

– Ты смотри-ка, Настя, куда это он так помчался то, как бут-то ему задницу здесь подпалили. Голова то Куринная, а чего-то видно соображает.

– Зря ты так о нем дед Кондрат, – обиделась Настя, – совсем у него не Куринная голова, он знаешь какой умный, все понимает. Вот погоди, я его еще разговаривать научу.

– Эх, – вздохнул Кондрат, если бы нам отсюда выбраться, я бы не только разговаривать, я бы и танцевать медведя научил бы. Они замолчали. День уходил, начало темнеть. Когда совсем стемнеет, они скорее всего снова попытаются до нас добраться, так что спать нам нельзя, – сказал Кондрат. Серый, смотри в оба.

Наступила ночь, была полнейшая темнота, даже луна не проглядывала сквозь набежавши тучи. И тут над головой снова раздалось карканье. Вот глупая птица, опять прилетел, говорю же – куриная голова, чего летает, чего каркает, как будто может чем-то помочь. И тут вдруг со стороны леса раздался страшный рев. Если бы мы были в саванне, то мы точно бы сказали, что это лев выходит осматривать свои территории, но мы то были явно не в саванне.

– Мать честная, – только и промолвил дед Кондрат.

– Ой, мамочки, что же это такое, – Настя плотнее прижалась к Кондрату. Серый заскулил, прижал хвост под себя и заметался по сторонам, как будто намереваясь спрыгнуть и броситься наутек.

– Ты куда это Серый, а ну лежать, – прикрикнул на него хозяин, схватил его за ошейник и прижал к себе. И вот раздался повторный рев, он прозвучал совсем рядом. Этот рев был такой силы, что все живое готово было вжаться в землю, что бы только не привлечь на себя внимание этой страшной, непонятной силы.

Волки мгновенно соскочили, сбились в стаю и все свое внимание устремили в ту сторону. Они явно были сбиты с толку, они даже представить себе не могли, что в их лесу может найтись кто-то, кто сможет сделать им вызов. И вот все услышали приближающийся страшный топот, этот зверь несся к ним по-видимому с большой скоростью. Волки зарычали, завыли и вот все сразу бросились вперед, навстречу неизвестности. Еще мгновение и эти две силы должны столкнуться лоб в лоб. Волки увидели какое то большое существо, двигающееся к ним большими прыжками. Волки начали атаковать его по своей излюбленной тактике, они начали обходить его по сторонам, беря его в кольцо, из которого это существо не должно было вырваться. Зверь остановился, поднялся на своих задних лапах, выпрямился во весь свой могучий устрашающий рост. Первая волна волков бросилась на него со всех сторон. Его быстрые движения, умноженные на его огромную силу, большие ужасные когти…, у волков не было ни каких шансов в этой битве остаться живыми. Страшный рев зверя, разъяренное рычанье волков, все перемешалось, все живое вслушивалось, не шевелясь, в это сражение. Первая волна волков разлетелась в разные стороны, даже не успев понять, в какую ужасную мясорубку они попали. Страшные когти зверя хорошо делали свое дело. Волки разлетались страшно изувеченными, их вывороченные ребра наружу, распоротые брюхи, от куда вываливались их внутренности, кровь – брызгающая во все стороны. Но остальных волков нельзя было остановить, они уже ни чего не замечали и не понимали. Они были разгорячены и разъярены до такой степени, что вторая волна волков бросилась на зверя. По округе разнесся волчий визг и скуление. Это была настоящая кровавая бойня, уничтожающая атакующую сторону. Вторая волна волков разлетелась так же по сторонам. Кровавые, развороченные волчьи тела, падали в снег, бились в страшных агониях, кто уже уползал в сторону жалобно скуля, волоча за собой выпавшие внутренности. Оставшиеся волки не могли отступить, они не могли смириться с тем, что нашелся кто-то, с кем они не могут справиться. За какие то пару минут все волки были уничтожены. Последнему волку все же удалось прыгнуть и вцепиться ему в плечо. Зверь повернул свою голову к волку и сомкнул свои страшные челюсти на нем. Захрустели, раздавленный череп и кости волка. Он оторвал его от себя, поднял кверху, держа все еще его в пасти и выплюнул в сторону. Этот волк был так раздавлен, что можно было подумать, что по нему проехали тяжелые гусеницы танка. Все было кончено, раздался снова грозный, победный рев зверя и он, не спеша, направился в сторону леса. Только раздавалось в темноте еще жалобное и тихое скуление некоторых волков, медленно умирающих в снегу. А с верху, над местом побоища раздался не менее горделивый и победный крик – кар– кар, вот теперь на этом все закончилось, наступила полнейшая тишина, ни кто не осмеливался ее нарушить.

Ну а наши герои лежали в стогу и были напуганы до такой степени, что боялись не только пикнуть, но и пошевелиться. Серый лежал, уткнув свой нос глубоко в сено. Настя прижалась к деду Кондрату, закусила свою рукавичку, что бы не закричать от страха. Дед Кондрат и тот лежал не жив, не мертв. Первым зашевелился Серый, поняв, что все закончилось и рядом больше ни кого нет. После него приподнялся дед Кондрат, – Настя, кажется пронесло, – затряс он ее за плечо.

– Ой, боже мой, я чуть со страху не умерла, – отозвалась Настя.

– Ты то ладно, я сам перепугался до смерти, ни когда такого не слышал, что же там творилось то, просто ужас какой-то.

– Дед Кондрат, а что же нам теперь делать.

– А ни чего, пока не рассветет, будем здесь сидеть, а там посмотрим. Теперь давай устраивайся поудобнее, да поспим немного. А ты Серый, слушай внимательно, – наказывал ему хозяин. Закопавшись в сене, устроившись поудобнее, они уснули быстро, намаявшись за день.

Наступило утро, все еще спали. Разбудил их, как всегда Серый, он соскочил и залаял. Из сена выбрались быстренько дед Кондрат с Настей. По дороге шел, не спеша Прошка, таща за собой сани.

– Смотри-ка, Настя, Прошка наш пришел, ай до молодец, убежал знать от волков. Они осмотрелись вокруг, было все спокойно. Ну давайте, будем сползать от сюда. Первый лихо спрыгнул Серый и помчался к Прошке, радостно лая. Тот услышал, что все еще там, живее затрусил к стогу. Дед Кондрат подбежал к своему любимцу, обнял его за морду, что-то приговаривая ему на ухо, ласково поглаживая его. Начал обходить его, осматривая внимательно, не поранен ли он. На одном боку увидел рваную рану, все таки успели схватить, паршивцы, – ругался Кондрат. Осмотрев коня внимательно, успокоил его и сказал Насте, – ну что, пойдем теперь посмотрим, что там творилось ночью, они пошли, Серый уже крутился там, все обнюхивая.

Картина была ужасная, хоть и за ночь все припорошил снежок. Но ни смотря на это, было хорошо видно, что здесь творилось. Везде была разбрызгана кровь. Некоторые волки видимо погибли мгновенно, они лежали около центра сражения. Те волки у которых оставались еще силы, отползли в сторону, кто волоча за собой кишки, кто с развороченными ребрами. Даже сквозь свежий снежок, был виден весь ужас здесь происшедшего этой ночью.

Дед Кондрат внимательно осмотрел все это место, но снег здесь весь был истоптан и перемешан, как каша, по этому, что-то рассмотреть и разобраться не представлялось возможным. Кондрат ушел далеко от этого места. Найдя хорошо отпечатанные следы в снегу, он нагнулся и начал их внимательно разглядывать. Это были здоровые продолговатые, отпечатки, заканчивающиеся по-видимому большими когтями. Да, можно было представить, какие размеры имел сам хозяин этих следов. Кондрат вернулся, бросил в сани все таки пару охапок сена и они медленно, неторопясь тронулись домой. Кондрат не торопил Прошку, ему и так досталось предостаточно от волков.

– Ты Настя по возможности, когда Гришка появиться у тебя, передай ему от меня пребольшое спасибо.

Настя с удивлением посмотрела на деда Кондрата, не понимая, шутит опять он или серьезно говорит. Это как это, – воскликнула Настя.

– А ты разве не поняла, это он ведь привел подмогу нам, а то до сих пор сидели бы на стогу и не известно еще, слезли бы мы от туда когда живыми или нет.

Настя внимательно смотрела на деда Кондрата, пытаясь что то спросить.

– Эх Настя, вот именно, он это и был снова, наш неизвестный мистер – Х —,– ответил ей Кондрат на молчаливый ее вопрос. Только я не пойму, это что же получается, твой то Гришка видимо знает этого нашего спасителя. Где же он его отыскал то. Как он их уделал то, – продолжил Кондрат после некоторого молчания, как тузик грелку. Ни один не ушел.

– А почему ты думаешь, что ни кто не ушел.

– Я тут все вокруг обошел, посмотрел все следы, ни одного уходящего следа не было, значит, все тут полегли. Да вот еще что попроси у Гришки то своего за одним уж и прощение от меня.

– А это то еще по чему? – удивленно спросила Настя.

– Ну как почему, да за эту, за самую Куринную голову. Да, а он у тебя соображает, кто бы ожидал.

А в райцентр они с Настей все же съездили, когда зажил у Прошки бок, они выбрали время и благополучно съездили. В тайге было спокойно и до лета они прожили без всяких событий и происшествий.

Это лето было жаркое, дождей почти не было. Стоял изнуряющий зной, который заставлял все живое в тайге замереть, словно в ожидании чего-то, что неминуемо надвигается и должно просто, прорвать эту изматывающую жару. Одна стихия должна сменить другую, и горе тому, кто не успеет приспособиться к новым условиям. Далеко в верховьях реки, на всей линии горизонта, небо потемнело по всему фронту. Там уже началось. Видны были всполохи молний, хотя грома еще не было слышно. Надвигалась сплошная стена дождя. Полетели первые птицы, спасаясь от этой стихии. Животные, которые не могли убежать, прятались в свои норы. Река начала набухать, резко увеличивая свой поток воды, затапливая засохшие берега и низменность. В верховьях, река уже сносила все на своем пути, по воде плыли большие ветки, старые деревья, коряги. Это было первое предупреждение. И вот стихия дошла и до нас. Сначала налетел ураганный ветер, сгибая вековые деревья. Засверкали яркие молнии, сопровождающие раскатами грома. И вот на конец, докатилась стена ливня. Река мгновенно поднялась и вода начала затапливать еще оставшиеся сухие островки земли. Такой не большой островок находился в реке. От одного берега было не далеко, метров двадцать, хотя дно здесь было довольно таки глубокое.

На этом то острове и обустроил себе логово наш с вами знакомый зверь. Вода набросилась на этот островок, поглощая его прямо на глазах. Еще мгновение и вода полностью покрыла землю, только из воды торчали ветки кустов. Ему нужно было спасаться, но как, в плавь не возможно, бурный поток сносит все на своем пути. Оставалось одно, он выбрал самую высокую ель с краю острова, залез на самую макушку, на сколько позволял его большой вес и начал раскачиваться на ней из сторону в сторону. Когда, достигнув наибольшего размаха он, как из катапульты вылетел через реку на другой берег, где стояли такие же ели. Все ветки были сырые от дождя, он пытался схватиться, но ему этого не удалось и, скользя по ним, полетел книзу, ломая на своем пути ветки и сучки. И вот раздался громкий рев, прокатившийся по лесу, заглушая грохот грома.

Сильный дождь продолжался уже вторые сутки. Дождь то затихал, то начинался с пущей силой.

Кондрат с Серым находились естественно дома. Серый лежал на своем излюбленном месте, спать уже не хотелось, сколько можно спать. Он лежал прислушивась к тому, что происходит на улице, а сам наблюдал за хозяином. Дед Кондрат занимался разными мелкими делами, то что ни будь подошьет, заштопает. То вон взял топорик и что-то тюкает, стучит, ремонтирует. При этом частенько подходит к окну, заглядывает туда, чертыхается – ну сколько можно то, когда он наконец пройдет, – разговаривал Кондрат, то с собой, то с Серым. Это ж надо, сколько воды вылилось, река здорово из берегов вышла, наверное. Сколько же зверья мелкого погибнет, все ведь норы в низине затопит. Все ходил, бунчал себе под нос, что ни будь. Второй день сидим, выйти не можем, да, дела.

Серый вдруг поднял голову, уши его закрутились в разные стороны, что-то улавливая. Вот он соскочил резко, встал в стойку, зарычал, уставился на дверь.

– Ты чего это, Серый, а. Кто в такой ливень попрется, неужто медведь что ли, – разговаривал Кондрат, глядя на Серого и медленно снимая очки. И вот Серый залился истеричным лаем, шерсть его встала дыбом и в этот момент они услышали, как дверь с улицы в сени с грохотом и треском растворилась, хотя она была закрыта на крючок. Серый заливался лаем, в то же время боясь подойти к двери.

– Мать честная, – промолвил Кондрат, медленно поднимаясь со стула. Он услышал, как в сенях раздались тяжелые шаги, заскрипели доски под этими шагами. Еще мгновение и дверь в избу распахнулась и то, что он увидел, это повергло его просто в ступор.

В проеме двери он увидел волосатое, мощное тело. Разглядеть его можно было только по грудь, так высок он был. Кондрат ни чего не успел сообразить, как этот зверь нагнулся и боком протиснулся к нему в избу. Кондрат попятился назад. Серый продолжал лаять, не забывая, однако, спрятаться за хозяина. Этому зверю нельзя было выпрямиться во весь рост, он не спеша огляделся, как будто не замечая хозяина и собаки и опустился тут же в угол, облокотился локтем о скамью, вытянул свои ноги, перекрыв дверной проем, удобно устроился, склонил голову и затих не обращая внимание на лай Серого.

Дед Кондрат продолжал стоять, боясь даже шелохнуться. Все мысли в его голове полностью исчезли, он только тупо смотрел на этого не обычного гостя. Потихоньку лай Серого начал приводить его в чувство. Он зашевелил руками, что-то забормотал себе под нос.

– Тихо, тихо, Серый, – махнул он рукой псу, но тот, не переставая, продолжал лаять из-за его спины. Видимо этот шум уже надоел зверю и он громко рыкнул так, что Серого как ветром сдуло, он сиганул под кровать, выставил от туда морду, оскалился, но уже не лаял.

Кондрат стоял на месте, как будто прибитый к полу гвоздями. Ноги отказывались ему служить. Потихоньку голова его начала соображать.

– Мать твою, по-видимому он хотел сказать – Пресвятая дева Мария, спаси и сохрани. Начал делать какие-то манипуляции руками, могло показаться, что он креститься, хотя никогда этого он в жизни не делал.

Мямля себе под нос, вспоминал какие то церковные слова, – отец наш, боженька наш, Иисус Христос, кто же еще… думая он замолчал. Помогите, кто услышит, спасите от этого чудища. Когда иссяк весь этот не богатый церковный словарный запас, он наконец-то начал размышлять здраво, естественно только после того, когда у него прошел этот шок от увиденного.

– Ничего себе зверюга, это кто же его такого создал то. Явно, что не бог, такое ему бы и в голову не пришло. Он стоял и удивленно разглядывая зверя и все еще не решаясь сдвинуться с места. Так, – продолжал думать Кондрат, – почему же он ко мне пожаловал, если бы он хотел меня сожрать, то сделал это сразу, а не стал бы сидеть отдыхать. Значит мне это не грозит, это уже хорошо. Дальше, – размышлял Кондрат, – явно он пришел сюда не чайку у меня свежего попить, с вареньем и не борща похлебать. Тогда за чем же? Вон как развалился, всю дорогу перекрыл, не выскочишь, да и ружье висит прямо над ним, не ухватишь. Что же делать, думай Кондрат, думай, – сам себя заставлял он. Почему же он пришел то? Может простыл и зашел погреться на огонек, как же простыл, – сам себе возражал Кондрат, – с такой шкурой, прям как у мамонта, ему на северном полюсе ничего не будет. С его длинной шерсти вода не просто капала, а бежала ручьем, образовав целую лужу.

На глаза Кондрату попалась бутыль с первачком, он вытащил ее из под стола, взял самую большую плошку, налил полную и выпил большими глотками, – эх хорошо – крякнул Кондрат, вытирая бороду рукавом.

Зверь сидел, искоса поглядывал за хозяином, потом глухо рыкнул и протянул свою могучую лапу со страшными когтями, помахал ей слегка, как бы говоря – подойди-ка сюда. Кондрат после этой чарки немного осмелел, а чего бояться, – бормотал себе под нос он, – подумаешь здоровый да лохматый, невидаль какая, делая пару шагов к зверю. Тебе, чего это, тоже надо, что ли и протянул ему бутыль. Тот ловко подхватил ее, приподнял голову, открыл пасть и запрокинул туда бутыль, вылив зараз пол емкости, он замотал своей башкой в разные стороны, видимо дошло до него, да проняло. Потом зачихал как пьяный мужик-раз, другой.

Кондрат подумал, – ну все, раскатиться моя изба по бревнышку. Тот остановился, опустил бутыль на пол и подвинул ее по ближе к Кондрату.

Ну что брат, как мой первачок, хорошо пробрало, то-то же, это лучшее лекарство от всех хворей. И тебе поможет, будь уверен, только вот я не знаю, какие у тебя проблемы то возникли. Кондрат поднял бутыль, посмотрел, а ловко ты ее оприходовал, сразу видно русская душа в тебе сидит, – разошелся Кондрат, – нашу то душу ни какой шкурой не прикроешь, ее сразу видно из далека. Зверь громко рявкнул, как бы о чем-то говоря. Хорошо, хорошо, сейчас я еще чарочку мякну и посмотрю, что там у тебя, – нисколько не боялся уже Кондрат. Он замахнул еще чеплашку, от души крякнул, поставил бутыль на стол, взял светильник, сделал его по ярче и подошел ближе к зверю. Даже Серый перестал скалиться, потихоньку вылез из под кровати и подобрался по ближе. Ну, давай посмотрим, начал разглядывать его Кондрат с головы.

– Да, вот это голова, головища, ох, хо-хо. А зубки то, зубки. Такими зубками можно самого себя ненароком слопать и не заметить. Он рассматривал его дальше, что же с тобой приключилось то, через такую шерсть ничего не разглядишь.

Ну-ка, ну-ка, а это что такое, похоже ведь кровь. Кондрат поднес лампу поближе, потрогал пальцами, точно кровь. Он раздвинул в этом месте под его плечом длинную шерсть и увидел обломанный под корень толстый сук.

Ни чего себе, где же это тебя так угораздило. Сук почти не выставлялся и зацепиться за него не представлялось возможным. Плохо дело то, очень плохо, – говорил Кондрат. А может сквозной, может с той стороны торчит, хорошо бы, – размышлял в слух Кондрат. Как бы его развернуть то. Слушай дружище, может ты и меня понимаешь, – обратился Кондрат к зверю. Тот к ни малому удивлению кивнул головой.

Ни уж то понимаешь, – хлопнул себя по боку Кондрат. Ну и чудеса, да и только. Не зря у тебя вон какая здоровая башка то, наверное, шипко умная. Мне вот, что от тебя нужно, что бы ты нагнулся в перед, – говоря и показывая руками Кондрат объяснял зверю. Мне нужно посмотреть, что у тебя на спине. Тот послушно наклонился ближе к полу. Кондрат быстро заглянул за спину, от туда торчал обломок.

Вот и хорошо, рана сквозная, легче будет вынуть эту деревяшку.

Серый еще поближе подошел, сел и стал спокойно того разглядывать.

Дед Кондрат начал готовиться, нашел чистую простынь, разорвал ее на полосы, связал их вместе. Взял ножницы, подошел к зверю, – мне нужно шерсть у тебя выстричь вокруг раны, объяснил он. Проделав эту процедуру, он выбежал в сени, принес крепкую, ровную палку. Заострил ее с одной стороны слегка, хорошо ее обшкурил, протер первачком. Достал толстые нитки, смазал их каким то жиром, – это для того, что бы они в рану у тебя не вросли. Взял бутыль, – потерпи немного, – сказал Кондрат ему и полил его раны, тот слегка прорычал. Ну, на, открой пасть, – показал ему бутыль. Тот послушно ее разинул, Кондрат влил еще ему порядочно, тот опять закрутил, замотал башкой. Вот хорошо, хорошо, молодец, надо же какой понятливый. Ну и я еще приму, что бы руки не дрожали. Кондрат налил себе полную чашку, выпил с удовольствием.

Ну что ж, надо приступать. Он вытащил из-за печки крупное палено, – ну-ка открой пасть то, – приказал Кондрат. Вложил ему туда это палено, закрывай, жми крепче, вот так хорошо. Он взял заготовленную палку, острым концом наставил на обрубок, торчащий из раны в плече, в другую руку взял большую деревянную колотушку.

Слушай меня внимательно, – наставлял его Кондрат, – на счет три я сильно ударю, будет больно, но ты терпи, деваться не куда. Ты только больно лапами не махай, а то размажешь меня по стене. Ну, начали – раз, два, три… и громко крикнул Кондрат и со всей силы ударил колотушкой по палке. Раздалось страшное рычание, палено у зверя в зубах затрещало, крошась в щепки. Палка на сквозь прошла через рану, от сильного удара, вытолкнув из нее застрявший там толстый сук, который ударившись о стенку отскочил под ноги Кондрату.

Зверю было больно, но он сдерживался, лишь тихо урча.

Ну вот и молодец, хорошо, самое страшное закончилось. Дай ко мне полено, тот послушно расцепил зубы, – да хороши зубки, вон как ты его раздавил и бросил его обратно за печку.

Из раны торчала палка, предстояло вытаскивать теперь ее обратно.

Ну ты немного отдохни и будем палку вытягивать. Кондрат вытер вспотевший лоб и присел на скамейку. Ты только посмотри, какая дубина в тебе сидела. Он поднял ее с пола и начал рассматривать, считай, что тебе еще повезло, что в плечо воткнулась, а если бы живот проткнул, не дай то бог. Ну что, сиди не сиди, а завершать надо. Кондрат поплевал на руки, растер их, взялся за палку торчавшую из плеча. Уперса ногой прямо ему в грудь. Ну, взяли и дернул, палка без труда выскочила из раны. Ну вот и все, справились. Он взял приготовленную иглу с ниткой и начал зашивать эти рваные раны. Закончив зашивать, протер раны первачком, ну вот, почти все. Сейчас схожу на улицу, принесу траву, что бы наложить тебе на раны. Накинул армейскую плащ-палатку, заскочил в сапоги и вышел. Пробыл не долго, вернулся с пучком какой то травы. Ох, дождь то, как все еще поливает, – говорил Кондрат, скидывая с себя плащ.

Наложил траву на раны, перемотал его приготовленной полосой из простыни. Ну вот и все, – сказал он, завязывая узел, Ты у меня выглядишь, как красный командир с гражданской войны.

– ох, что то я у маялся, – сказал он, открывая люк в подпол. Наклонился, вытащил еще бутыль. Налил себе, протянул зверю, – на ко хлебни, тоже поди намаялся. Тот взял ее своей лапищей, запрокинул уже привычным движением себе в пасть.

Они сидели оба, наслаждаясь спокойствием. Кондрат был человеком разговорчивым и молчать долго он не умел. Когда еще будет у него такой внимательный слушатель, который не будет его перебивать, не будет задавать ненужных вопросов.

А я ведь понял, что это ты расправился с теми убийцами Настиных родителей. Только вот не могу понять, почему ты тогда так осерчал, разозлился и спросить то тебя не можно, кабы говорил ты. Зверь прорычал, видимо понимая, что говорит Кондрат. Вот я вижу, ты и сейчас это забыть не можешь. А зимой то этой, – продолжал Кондрат, – ты же нас спас от волков. Только ни как не соображу, как же ты нас нашел то, неужто ворон тебе, это сообщил. Он еще долго, что-то рассказывал, вспоминал свою жизнь.

Вдруг за окном закаркал ворон, – неужели Гришка, – соскочил с места Кондрат, – Заглядывая в окно. Зверь ударил лапой по двери, та со скрипом открылась. Гришка закаркал и с ходу залетел в избу. Здесь места было для него мало, сделав круг, присматриваясь, куда же приземлиться, пролетев над головой у Серого, что тот даже нагнул голову, не решаясь даже тявкнуть, только взглянул на хозяина, как он реагирует на это. Ворон притормозив крыльями, опустился на плечо зверю. Потоптался, подвинулся ближе к голове, каркнул несколько раз, поглядывая на того.

– Гришка, а нука леть сюда, – отламывая краюху хлеба, приглашал его Кондрат. Иди сюда, иди, – постукивая по столу пальцем, звал его. Того не надо было долго приглашать, он был парень простой, перелетев на стол, схватил лапами горбушку, начал ее жадно клевать, Смотри ка, проголодался бедняга изрядно, ешь, ешь, давай, ты у нас большой умница, заслужил. Тот, исклевав весь мякиш, схватил корку крючковатыми лапами, взмахнул крыльями и вылетел из избы. Надо же, головастый какой, какие звери умные пошли, чудеса, – он сел обратно на скамью рядом со зверем. Спросить вот больно охота мне тебя, да ты все молчишь, да молчишь, – Кондрат положил руку ему на плечо. Я вот что думаю, если ты понимаешь меня, да и первачок мой вон как лихо заливаешь, знать был ты раньше человеком, так, нет, – он посмотрел на зверя. Тот мотнул головой, значит я прав, – пробубнил про себя Кондрат. Это кто ж тебя в такого превратил то, небось без баб тут не обошлось. Зверь громко заревел и от вернул голову в сторону. Ага, значит ведьма какая то на тебя глаз положила, – дальше рассуждал Кондрат.

Помолчав некоторое время о чем-то своем, – я вот, что думаю, если она тебя в такого превратила, значит можно и обратно расколдовать. Он задумался, помолчал, соображая чего-то. Вот, что я хочу сказать, – наконец заговорил Кондрат. Есть у меня один знакомый дедок. Странный такой дедок, сам себе на уме. Я с ним познакомился, как-то в райцентре, он частенько наведывается в церквушку там. Мне кажется он…, а ты к стати слыхал ли, кто такие волхвы, – зверь мотнул головой. Ага, значит знаешь, это хорошо, так вот, я думаю, этот дедок из этих самых и есть. Ты представляешь, он ведь меня от смерти спас. Провалился я, как-то зимой на речке под лед, попал в полынью. А за спиной рюкзак, ружье. Вот и барахтаюсь я там, скрябаю руками по льду. А руки то слабеют, замерзают, уже не чувствую почти ничего, пальцы до крови изодрал. И помочь некому. Серого тогда еще у меня не было, если бы он был, то он вытащил бы меня. Да ведь Серый, – и тот поднял голову, поняв, что про него говорят. Так вот, – продолжал Кондрат, – думаю еще не много и все, каюк. Знать, вот она где, моя жизненная черта проходит, по этой реке и через нее мне не перебраться. А помирать то так вот ой, как не хочется, ой, как обидно. Так глупо, как никчемное существо. А я ведь через всю войну прошел и пули не боялся и за спины не прятался. Видимо судьба меня оберегала, что ли, отводила все пули в сторону. У меня тогда такая злость была, когда Берлин взяли, я успокоиться все равно не мог. Эх, разрешили бы мне тогда, я бы дальше попер. Я бы скинул всю эту немецкую не добитую нечисть, да и америкосов в Атлантический океан. Ну так вот, на чем это я остановился, вот я и говорю, еще не много и все… А тут смотрю, вдруг от куда не возьмись, появляется этот дедок. От куда тогда он появился, до сих пор не пойму, как будто из-за елки появился. Смотрю, идет, жердину длинную волокет за собой. Подошел, сует ее мне, а я схватиться – то не могу, руки, как ледышки уже ни чего не чую, хоть зубами не хватай. Он отбросил ее в сторону и идет ко мне. Я кричу ему, – не подходи ко мне, провалишься, а он идет. Короче схватил он меня за шкирку, вытащил. Лежу я значит на снегу и думаю, ну вытащил он меня, а дальше то что, весь мокрый, быстро в ледышку превращусь. И вот он тут достает фляжку, кожаная такая, на говорит, пей, всю выпей. А я уж тогда и не соображал ладом, руки ничего не чувствуют, он мне сам поднес ее к губам, я и присосался, как телок к титьке. Выдулил я ее всю и чувствую, как будто у меня крылья выросли, руки зашевелились. А он мне говорит, – а теперь давай дуй домой. Ты знаешь, я как дриснул домой, только пятки засверкали. Я без остановки до дома досвистал, только в избе у себя одумался. Вот так то. Частенько я это вспоминаю и думаю, почему он меня тогда спас то. Ведь сколько людей в тайге гибнет, а он меня спас.

Значит так, как дороги высохнут, а то после такого ливня никуда не выберешься, съезжу я в центр, навещу эту церквушку, оставлю послание для этого дедка. Правда, когда он там появиться, не известно. Но рано или поздно узнает, что я его жду, придет, ты не переживай. А теперь давай-ка, вздремнем немного, а то ночь уже на дворе, засиделись мы с тобой. Кровать тебе не предлагаю, сам понимаешь, не по тебе она. Но все же лучше у меня в избе на сухом полу, чем в лесу да под таким дождем. Кондрат бухнулся на кровать, не раздеваясь и сразу же уснул. Намаялся за этот день.

За многие годы впервые, Кондрат проспал так долго. Он встал, в избе было пусто. Зверь ушел тихо, не заметно и Серый не предупредил. Да, хорошо вчера попил, ничего не скажешь. Он взглянул в окно, дождь закончился, ну наконец то. Похоже должно выглянуть солнце, хорошо бы. Кондрат только через две недели сумел съездить в райцентр, пока дороги не подсохли. Оставил записку настоятелю этой церквушки. Да только летом то он вряд ли появиться, разве что ближе к зиме, – объяснил Кондрату батюшка.

Лежал уже первый снег, не было ни дедка, ни каких известий от него. Ох-хо-хо, – вздыхал Кондрат, где же это он, а если вообще ушел из наших краев, что же делать то тогда. Серый поднял голову, навострил уши, тявкнул лениво и в дверь громко постучали. Кто это там? Дверь открылась и вошел какой то путник, с накинутым на голову капюшоном.

– Здравствуй Кондрат, – произнес тот.

– Порфирий, ты? Не уж то ты? Ну наконец то. Здравствуй, Порфирий, здравствуй, – подошел к нему Кондрат. Раздевайся, проходи, у меня тепло, согрейся. Сейчас я тебя накормлю, как раз крольчатинку свежую потушил, чаек на травках свеженький.

Спасибо Кондрат, не от кажусь, проголодался, что то больно.

– Ну спасибо Кондрат, давненько так не обедал, хорошо тут у тебя, уютно, душа отдыхает. Он перекрестился, что-то произнес. Рассказывай, зачем искал меня, зачем я тебе понадобился, что стряслось.

– Видишь ли, Порфирий, – начал не спеша Кондрат, – тут дело у меня такое не обычное, не знай, поможешь ли, замолчал он.

– А ты сказывай, сказывай, а там посмотрим.

так вот, – продолжил Кондрат. Появился здесь в моем лесу зверь, он не просто зверь, как же правильно то сказать, ну оборотень что ли. Человеком он раньше был, правдо давно это было, очень давно.

А ты то как об этом знаешь?

Кондрат все подробно рассказал, даже про первачек упомянул.

Знаю я про него, – ответил Порфирий, – я и сам хотел с ним встретиться, да больно он осторожен, не идет на контакт. Помочь-то наверное можно, ты правильно рассуждаешь, если смогли из него такого сделать, значит и обратно можно исправить. Мне нужно с ним встретиться, посмотреть на него. Сможешь его вызвать.

Кондрат подумал, – сделаем, – взял ружье, несколько патронов, самых мощных и вышел. Отстреляв их все, он вернулся. Будем ждать.

Через некоторое время они услышали карканье. Не уж то Гришка услышал. Кондрат выглянул в окно. Ворон покружил над домом, потом уселся на перила у крыльца. Кондрат отломил горбушку, вышел на улицу. Гришка прилетел, молодец, – нахваливая его и подовая ему краюху. А где же твой хозяин то, а Гришка. Ты вот, что, бери эту горбушку да лети обратно в лес, к нему, – Кондрат махал рукой, – туда лети, обратно, – пытаясь втолковать ему, что от него хотят. В итоге тот подхватил свою горбушку и улетел. Будем ждать, – сказал Кондрат, усаживаясь за стол, на против Порфирия.

Пока они разговаривали, а поговорить было о чем, давно не виделись. Начало темнеть. Кондрат частенько поглядывал за окно. По нему явно читалось его волнение и нетерпение. Придет или нет. И вот Серый вскочил, зарычал. В сенях раздались тяжелые шаги. Дверь в избу резко отворилась и в проем протиснулось здоровое, волосатое тело зверя.

Кондрат поднялся, постоял на месте, подошел медленно к вечернему гостю. Может сядешь, – показал рукой Кондрат ему. А то, как стоять то будешь, потолок мне своротишь. Тот послушно опустился, как в прошлый раз. Вот и хорошо, дайка я посмотрю твои раны. Он не дожидаясь разрешения, развел его шерсть, отросшую уже на этом месте, руками. Потрогал раны пальцами. Ну чтож, все хорошо. Это Порфирий, – показал рукой на него зверю, – это я о нем в прошлый раз тебе говорил. Он вернулся к столу и сел поглядывая на Порфирия.

Тот как будто не выказывал своих эмоций. Он встал, подошел к зверю. Да, хорош, ничего не скажешь, сильна видно была та ведьма. Я хочу узнать, кто это сделал, по этому думай о ней, вспоминай, а самое главное, как ее зовут, что бы я знал с кого спросить. Он приложил руку зверю на голову, закрыл глаза, – думай, еще думай, – говорил он. Порфирий стоял молча с закрытыми глазами, была полная тишина. Серый и тот боялся даже пошевелиться, как будто понимал, что здесь происходит. Порфирий опустил руку. Сейчас ты можешь уйти, придешь ночью, после полуночи, будешь дожидаться меня на улице под навесом. А до этого мне нужно разобраться с твоей знакомой. Иди, – сказал он зверю.

Тот поднялся и не спеша вышел, проскрипев половицами в сенях.

Кондрат с интересом смотрел на Порфирия, что он узнал. Тот подошел, сел.

– Да, а ты знаешь, по возрасту то он постарше пожалуй меня будет, этож надо, сколько он мается. А с другой стороны, если я сниму это заклятье, он ведь станет такой же смертный, как все.

– Человеком родился – человеком и должен умереть, – сказал Кондрат.

– Ведьма за ним стоит, – задумчиво продолжал Порфирий, – злая и сильная, очень сильная, дух ее. Саму то он убил сразу же, в туже ночь, а дух ее все еще по свету гуляет. Представляю, сколько она бед принесла на земле за все это время. Чтобы с него снять это заклятье, нужно с ней разделаться сначало. Отправить ее в преисподнюю, где ее давно уже наверное заждались. Иначе не даст она мне ничего сделать. Порфирий снова задумался. У тебя есть здесь живность, какая ни будь? – в друг неожиданно спросил Порфирий.

Кондрат задумчиво покачал головой по сторонам, – нету, а для чего.

– Нужно Кондрат, нужно, без этого никак. И вот еще, что, твоего этого друга заколдовали, используя кровь, ты понимаешь Кондрат. Мне для дела немного нужно будет.

– Если моя подойдет, то пожалуйста, – сказал Кондрат.

– Нет, твоя ни как. Нужна кровь девичья, чтобы она сама была чиста, как ангел небесный. Где мы такую здесь найдем? Побыстрее бы.

– так задача то эта разрешима, – радостно воскликнул Кондрат, – Настюха то моя, чем не ангел, да на нее молиться можно, поставь в красный угол и молись. Да и живность у нее есть.

– А до полуночи сможешь обернуться.

– Успею Порфирий, вернемся.

– Ну тогда не мешкай. Поспешай.

Кондрат гнал Прошку без продыху, успели во время. Еще оставалось время до полуночи. Они вошли в избу, Кондрат положил курицу со связанными ногами на пол, огляделись. Порфирий не сидел без дела, он подготовился. Вызвать дух ведьмы это пол дела, нужно было, что бы она не смогла выскочить из избы. На всех стенах он нарисовал большие кресты, на потолке тоже, наложил на них заклинание. Снял со стены зеркало, поставил его на пол, перед ним большую пустую чашку. Все было готово, осталось дождаться нужного времени.

– Ух ты, – произнес Кондрат, – серьезно ты приготовился, Порфирий, знать серьезная гостья пожалует, а сможешь ты справиться с ней, вон она какого зверя сделала, не навредила бы она тебе.

– Не волнуйся, я хорошо подготовился. Вам нельзя здесь находиться, отъедете в лес и там дождетесь моего сигнала, я посвечу вам лампой. Мне нужна будет кровь Насти, – он посмотрел на нее внимательно. У той сердце замерло, кровь в жилах застыла от всего этого увиденного, от этих разговоров. Не бойся, – успокоил ее Порфирий, почувствовав у нее страх, – все будет хорошо. Ну а теперь вам пора, езжайте, он встал проводить их.

Время подошло, можно начинать. Он взял курицу, взял острый нож, подошел к зеркалу, встал на колени перед ним и начал шептать какое то заклинание. Если прислушаться, то можно было, что то и понять – я прошу тебя, владыка душ земных, услышь меня, приди ко мне. Порфирий еще, что то долго говорил, – приди ко мне и я напою тебя свежей теплой кровью, он положил курицу на пол, прижал ее шею ножом и резко чиркнул, голова от летела, из шеи брызнула кровь. Он облил кровью зеркало, остальное вылил в приготовленную чашку. И вот, изображение в зеркале начало меняться. Отображение Порфирия начало исчезать, расплываться и совсем исчезло. В зеркале была сплошная чернота, как будто проход в какую то бездну. Начал появляться не большой туман, им заволокло все изображение и вдруг резко туман сдуло и показался вдалеке человек, он не спеша шел вперед. Подошел близко, видна была только голова. Он слегка улыбнулся и его лицо начало исчезать, превратившись в лицо красивой девушки. Ее длинные пышные волосы спускались на голые плечи. Она томно улыбнулась, протянула вперед руки, – иди ко мне мой милый, – заговорила она, применяя все свои чары и гипноз. Порфирий знал все эти фокусы и смотрел на нее спокойно. На такую уловку мог пойматься не сведущий человек, околдованный такой улыбкой, его начнет притягивать к зеркалу и стоит только прикоснуться к нему, как тут же из него вытянут его душу и утащат к себе. Не добившись своего, ее улыбка начала исчезать и превратилась в гримасу. Она закрыла волосами свое лицо, а потом резко откинула их. На Порфирия смотрело уже противное и ужасное лицо старухи. Ее волосы: седые, лохматые и грязные. Сморщенное лицо, из открытого рта торчали гнилые, кривые зубы. Она потянула свои скрюченные пальцы вперед. Хаха– ха, – брызгая слюной, захохотала она, – мы еще с тобой встретимся. Порфирий стоял на коленях наблюдая за этим, выжидая, когда этот концерт закончиться. Вот старуха растворилась во мгле. Появился маленький мальчик, он шел из далека, поворачивая голову то в одну, то в другую сторону. Как будто он потерялся и искал свою маму. Его губки были поджаты и дрожали, что бы не расплакаться. Одной ручкой он крутил пуговку у себя на рубашке. Он подошел близко, посмотрел вперед. Протянул свои ручки вперед, – мама, где ты, найди меня, забери меня отсюда, – заговорил он жалобно со слезами на глазах. Любой человек потянул бы ему на встречу руки, что бы взять его к себе. Но это была бы страшная ошибка. В одно мгновение его милое личико превратилось в ужасную маску, рот широко открылся, выставив большие клыки, как у вампиров. Глаза засияли адским огнем. Пальцы превратились в острые когти. Изо рта потекла кровавая слюна, – мамочка, где же ты, – зашипел он. И это изображение исчезло, ужасные монстры скакали перед зеркалом с той стороны. Они скребли своими когтями по нему, открывали свои пасти, пытаясь выбраться в этот мир, вот было бы где им разгуляться. Исчезло и это видение и наконец то явился он – хозяин всех этих душ.

– Кто меня потревожил? – гневно спросил он, – не поздоровиться тому, кто без причины вызвал меня.

– Приветствую тебя, Аидас! Что ты гневаешься и что беснуешься, настроение у тебя плохое, аль дела идут плохо?

– Порфирий, это ты, приветствую тебя, давненько мы не виделись. Чему обязан я тебе, что это ты вспомнил обо мне. Опять поди душенка тебе какая ни будь понадобилась, не так ли.

– Да Аидас, ты прав. Есть у тебя там одна колдунья, сильная колдунья, надо признаться, давненько она у тебя там. Пришло время ей встретиться со мной.

– Чем она не угодила тебе и как ее звать?

– Сделала она давным-давно одно подлое дельце. Ее самой то давно уже нет на земле, а ее создание все еще мается, исправить нужно это, не хорошо. А зовут ведьму – Милада.

– Что, Милада? – взревел Аидас, да ты что Порфирий, это моя лучшая помощница, я тебе ее не отдам. Проси что другое.

– Другое мне не нужно пока, мне она нужна. Я не шучу, Аидас, отдай мне ее или ты забыл наш уговор, или ты хочешь поссориться со мной, а может войну мне собрался объявить. Отдай мне ее Аидас, не глупи.

Тот вдруг сорвался с места и превратился в ураган, мечущийся по своему мраку, опять замелькали картинки: вот прекрасная девушка, то вдруг страшная ведьма, то маленький мальчик со слезами на глазах, то страшные чудовища прыгающие перед зеркалом. Все это исчезло враз, ураган появился и остановился перед зеркалом. Аидас снова предстал перед Порфирием. Хорошо, только за нее ты мне дашь год.

– Нет Аидас, год ты не получишь, это слишком много. Ну хорошо, я добавлю тебе месяц к полу году, этого достаточно?

Аидас помолчал, задумался, – хорошо, будь по твоему, получишь ее.

– Только запомни Аидас, ни одной минуты больше, кто не успеет вернуться в твое царство, всех уничтожу.

Аидас удалился, не сказав больше ни слова.

Порфирий встал с колен, отошел подальше, приготовился встретить гостью. И вот в зеркале появилась какая то тень, она проносилась туда – сюда, как будто не хотела без своего желания выходить. И вот закрутилась перед зеркалом, завертелась и одним мгновением ее будто всосало к Порфирию в избу. Она заметалась по избе от стены к стене, пытаясь вырваться отсюда, но поняв, что все бесполезно, она успокоилась и оказалась перед Порфирием.

– Кто тут меня звал, кто меня хотел видеть? Так это ты? – она указала рукой на Порфирия, – ты, ничтожный человечишко, посмел меня вызвать, да как ты посмел, да кто ты такой, да я тебя превращу в лягушонка.

– Хватит, – прикрикнул на нее Порфирий, – это я тебя вызвал, тебя, Милада.

– Ты знаешь как меня зовут, – удивленно воскликнула она, – но кто ты и чего тебе нужно.

– Кто я, – меня зовут Порфирий, – я думаю ты слышала обо мне, не так ли, Милада.

Она явно заволновалась, кто в их царстве не знал это имя. По эту сторону зеркала – он здесь хозяин и что он захочет то он с ней и сделает. Она поняла, что не зря он ее сюда вытащил и добром это для нее не кончиться и хотела она улизнуть обратно в зеркало, но он оказался проворней и ударом ноги разбил его. Все, теперь она не сможет попасть обратно. Она решила напасть на него первая, проникнуть в него и завладеть им, но он ожидал этого и быстро вытащил из под рубашки большой крест и выставил его перед собой, зашептал какие то молитвы, крест начал излучать свечение, все больше и больше. Ведьма заметалась по избе, увертываясь от этого свечения, вопя от ужаса, чувствуя свой конец. Она забилась в угол, извергая проклятия и угрозы в адрес Порфирия, но он не обращал на ее слова внимания, она уже ничего не могла. Он поднял обе руки в ерх, прося разрешения у всемогущего, что бы отворились врата в преисподнюю и согнать туда эту ведьму.

И вот он произнес последние слова, – да отправляйся отсюда на веки вечные. Он направил крест на нее и прокричал, – сгинь, – и пучок света ударил в ведьму. Она заверещала, закрутилась на месте. Вот голос ее стал потихоньку затихать, ее контуры начали таять, растворяться. Издав последний возглас, она исчезла.

Ну вот и все. Порфирий убрал крест на место. Подошел к кадушке с водой, с жадностью напился. Пол дела сделано, отдыхать некогда, – думал он. Сначала нужно навести здесь порядок. Он убрал осколки зеркала с пола. Вынес курицу на улицу в месте с чашкой с жертвенной кровью.

Зверь уже давно находился во дворе под навесом. Он все чувствовал, все слышал, что происходило там. Он безропотно готов был подчиниться этому человеку. Он чувствовал за ним большую силу. Власть. С таким он никогда не встречался.

Порфирий зашел под навес, подошел к зверю. Ты здесь, это хорошо. Нет больше твоей ведьмы, даже души ее здесь не осталось, получила она по заслугам. Теперь я попробую помочь тебе, этой ночью должно все закончиться. Порфирий выхватил с его густой и длинной шерсти большой клок, замел из под его ног горстку земли, положил все это в приготовленную посудину. Оставайся здесь, – и Порфирий вышел. Оставалось вызвать Кондрата с Настей. Он принес из дома лампу, помахал ей во дворе, подавая сигнал Кондрату.

Они приехали быстро, стремясь скорее попасть в теплую избу. У Порфирия было все приготовлено, он ждал Настю. Поворожив над этой посудиной, наложив какое то заклинание, он подозвал Настю. Она не решительно с испугом подошла. На столе лежал большой острый нож, с каким охотники уходят в тайгу.

Подойди сюда, не бойся, – ласково обратился к ней Порфирий, заметив в ее глазах неуверенность. Он взял ее за руку, засучил ей рукав до локтя, нежно погладил ее по руке. Успокойся, не нужно волноваться, ты же знаешь, нужна твоя помощь. Ты не смотри сюда, отверни голову, – он ей еще, что-то говорил, отвлекая ее внимание. Сам не заметно взял нож и не задумываясь ни на мгновение, резко чиркнул ей по запястью. Она вскрикнула, толи от страха, то ли от неожиданности. Кровь хлынула по руке в подставленную им чашку. В чашке кровь как будто закипела, запузырилась. Напустив туда нужное количество, он пережал ей руку выше пореза, прошептал, что то над раной низко наклонившись. Кровь перестала бежать. Он начал водить над раной своей рукой, продолжая нашептывать. Если бы Настя смотрела, то она увидела, что рана затягивается прямо на глазах. Еще погладив, какое то время ей по руке, Порфирий опустил ей рукав, – вот и все Настя, ты молодец. Она взглянула на руку, внимательно посмотрела, где же рана, кожа на руке была чистая, как и прежде. Она с удивлением посмотрела на Порфирия.

А теперь уезжайте, немедленно, – обратился он к Кондрату. Приедете завтра и можете не торопиться. Сказав это, он тут же отвернулся от них к столу, и над чашей начал вершить свои заклинания.

Кондрат с Настей уезжали и они не могли услышать, что далеко позади них над ночной тайгой разносились страшные завывания, которые заставляли все живое замереть на месте, исчезнуть отсюда немедленно, раствориться в темноте.

Порфирий сидел, опустив руки, он многое сделал за эту ночь, все что мог. Теперь предстояло идти на улицу во двор и посмотреть, что же получилось, справился ли он с этой сложной задачей. Он все никак не решался. Наконец он поднялся, накинул свой потрепанный тулупчик. Встал у порога, все ли он правильно сделал и решительно шагнул в дверь.

Кондрат с Настей подъезжали. Ехали молча, все, что можно было сказать и обдумать уже было сказано, времени для этого было у них предостаточно. Они въехали во двор, стояла мертвая тишина. Слезли с саней, постояли, огляделись. Посмотрели друг на друга молча и пошли в избу. Войдя туда, остановились у порога, с любопытством разглядывая незнакомца.

За столом сидели Порфирий и незнакомый мужчина необычного вида. Порфирий встал и подошел к ним.

– Здравствуй Кондрат, здравствуй Настя, – поздоровался он. Ну что вы встали, раздевайтесь, дома тепло, печьку я истопил, похозяйничал я здесь без вас. Проходите, проходите, не стойте как истуканы, – он подтолкнул их в спины.

Те не отрывая взгляда от незнакомца, прошли и молча сели.

– Ну познакомьтесь же наконец – это и есть тот самый хозяин леса, зовут его Родомир. А вас он хорошо знает, не так ли, – Порфирий посмотрел на Родомира. Тот закивал головой, не решаясь тоже, что-нибудь произнести.

Кондрат и Настя все еще неотрывно смотрели на него, а посмотреть было на что. Выглядел он на самом деле необычно. Его длинные волнистые волосы, пышной шевелюрой спускались ниже плеч. Понять его возраст было нельзя, так как лицо закрывала борода, по видимому недавно укороченная наспех ножницами. Его светлые глаза, чуть прищуренные, бесперестанно смотрели на Настю. По его взгляду можно было понять, что этот человек никогда не испытывал и не знал о таких человеческих качествах, как, скромность, стыдливость, застенчивость. Его взгляд излучал уверенность, силу, мужество и в то же время там можно было заметить доброту, нежность, страдание. А может даже и не страдание а нечто более серьёзное, как горе и беду, которые он стойко переносил все эти долгие годы. На нем была одета одёжка явно не по его комплекции. Это по видимому Порфирий, что нашел в избе, то ему и дал. Телосложения он был крепкого, плотного. Его мощная грудь и широкие плечи, просто готовы были разодрать эту одежду на куски, если бы он резко пошевелился. Такие же крепкие руки его спокойно лежали на столе. Можно себе представить, какие у него были кулаки. Такими кулаками можно вышибить и бревна из стены без особых хлопот. По видимому в те далекие, суровые времена, в которых он жил, и мог выжить только вот такой мужчина. Слабых и хилых там не могло и быть. Он сидел и смотрел на Настю, как завороженный, очарованный ею. Она видела этот взгляд, ей было не ловко от такого пристального внимания. Никогда еще так мужчины не смотрели на нее. Настя вся зарделась, руками, что то перебирая, ни находя себе места. Посмотрела на Порфирия. Тот сидел и улыбался. Он понимал смущение Насти.

– Не волнуйся Настя, – успокаивающе сказал Порфирий, – сейчас он вам все расскажет сам.

Родомир собрался с духом, с мыслями, вспоминая всю свою жизнь с малого возраста. Ему было не легко и не просто.

– Меня зовут Родомир, – начал он. Родился я в самом большом роду – роду Стоичей. Мой отец был самым сильным и значимым воеводой среди всех родов. В последствии он стал самым первым князем на Руси – этого пожелали все старейшины и воеводы родов, так что я был первым княжичем. Он вспоминал все, как бы переживая это все заново. Свое детство, отрочество, женитьбу. Свою жену Василису и последующую разлуку с ней.

Спустя столько пошедших веков, он хорошо помнил свой последний день, этот день, который навсегда врезался в его мозгу. На этом месте он замолчал, задумался…

– И куда же ты подался после этой ночи, – не выдержал молчания и спросил Кондрат.

– Я не мог далеко уйти от своего городища, – с тяжелым вздохом продолжил Родомир. Ведь я все равно чувствовал себя человеком, я не мог с этим смириться, хотя и в глубине своего сознания я понимал, что это навсегда, возврата нету. Но я загонял эту мысль обратно в глубь себя, не давал ей выходить наружу. Меня охватывали отчаяние, ненависть, гнев. Я ненавидел весь этот мир. Мне порой не хотелось жить, хотелось покончить с собой, но я не знал, как это лучше сделать. В такие дни я просто не контролировал себя и не дай то бог если, кто ни будь по попадался мне на пути. Я не знал жалости, ни пощады. И в итоге дошло до того, что слава о мне распространилась на большие расстояния. Люди боялись выходить из своего жилища, не выходили за территорию городищ. И сколько бы еще так продолжалось я не знаю, пока один случай не образумил меня. Я увидел сына, за столько месяцев, первый раз. Они гнали с ребятами лошадей на реку. Я его увидел… и на меня нашло, какое то прозрение. Я как будто вынырнул из какого то кошмарного сна. Что я делал, что я творил. Ведь это же мои люди, я их когда то защищал, а что же сейчас… Они же ни в чем не виноваты, что со мной случилось. И вот тогда на меня нашло смирение, я успокоился, я принял свое существо, таким какое оно есть. Мне нужно было исправлять свои ошибки. Мне можно было и в таком виде приносить людям помощь. И я в корне изменился. Того дьявола, который жил во мне, больше не было. Но нужно было много времени, что бы и люди поняли, что им больше ничего не угрожает. Все, что было в моих силах и в моих возможностях, я использовал только на безопасность жителей моего городища, моего рода. А возможностей то у меня, поверьте было предостаточно. Я ведь был частью той суровой природы. Я обладал хорошим слухом, зрением, обонянием. По шуму и суете птиц я знал, что происходит в том или другом месте леса. Ни какие чужие люди не могли появиться в моем лесу не замеченными. А уж тем более враги, с которыми я расправлялся безжалостно. Вам то уж об этом хорошо известно, – Родомир посмотрел внимательно на Кондрата, тот кивнул ему в ответ.

– Прошло не мало времени, – продолжал Родомир, – пока люди потихоньку успокоились и поняли, что того злого дьявола, который не давал им спокойно жить, больше не существует. А появился другой, такой же не известный, невидимый, но только их защитник. Многие меня звали – Хозяином леса, а кто то считал, что их защищает дух Родомира. Эх, если бы они знали, как близки были они к истине.

– Скажи, Родомир, а как же ты узнавал, что думают люди, – спросила Настя.

– Все очень просто, – усмехнулся он. Лес – это моя стихия, как вода для рыбы. В лесу я мог подойти к людям совершенно не заметно и безшумно и оставаться не замеченным. Так я узнавал все новости и события, которые происходили в нашем роду и в других соседних.

Вот так слух обо мне распространился на большие расстояния. Добрые и мирные люди не боялись находиться в моем лесу ни днем, ни ночью. А вот разный беглый люд, воры да убийцы сюда не сувались, знали они, что кара здесь их настигнет.

Слава о моей справедливости стала непререкаемая. Людей виновных в чем-то или обвиняемых приводили в мой лес, привязывали к дереву и оставляли на ночь. Все надеялись на мое справедливое решение, что виновных я должен был наказать по-своему, а не виновных отпустить, не тронув их.

– А как же ты определял, кто виновен, а кто нет? – спросил Кондрат, – ты ведь спросить у них не мог, по душам поговорить, что бы они покаялись.

– Говорить я не мог, ты прав Кондрат, но это и не требовалось. А ты представь себя на месте этих людей, когда ты один, ночью, в лесу, да еще и привязанный. Если ты знаешь, что здесь обитает некий дух, без внимания которого не проскользнет ни одно живое существо. Вот ты стоишь, привязанный, прислушиваешься в эту страшную непроглядную тишину, вздрагиваешь от каждого шороха, то каждого треска сухой ветки и ничего сделать не можешь, не можешь даже пошевелиться. От такого нервного напряжения, люди к утру седыми становились. Вот ты стоишь и вдруг слышишь, как за твоей спиной, кто то пробирается сквозь бурелом к тебе. Раздается треск ломаемых сучьев, деревьев. Человек понимает, что это, какое то огромное существо, которое не знает ни каких преград. И вот раздается грозное и ужасное рычание, такое, которого ты ни когда не слышал, рычание самого дьявола. А я подхожу совсем близко, останавливаюсь за его спиной и издаю такой страшный рев в этой ночной тишине, что все живое вокруг, кто замертво валиться с веток, а кто улепетывает подальше из этих мест.

Я обдаю своим горячим дыханием человека, а сам ощущаю, как его кожа покрывается сначала пупырышками, потом окатывает его холодным потом. Волосы у человека поднимаются и шевелятся от страха. У некоторых сердце готово выскочить из груди, у других же на оборот, сердце готово замереть и притихнуть, что бы остаться не замеченным и не услышанным. А после этого я спокойно обхватываю его шею своей страшной огромной лапой. И вот в этот момент и начинается исповедь человека. Тот, кто в чем-то виноват, тот боится очень за свою жизнь, просит, умоляет не убивать его. Что он больше не будет ни чего подобного делать.

Но я никого не убивал, нет, с меня было достаточно, Да и этому бедолаге, хватало этого испытания на всю оставшуюся жизнь. Выслушав его, его покаяния, я уходил, оставив того привязанным к дереву. На утро приходили люди за ним. Зрелище было не для слабонервных. Мало кто из таких бедолаг сохранял свой разум неповрежденным. А те кто были не виновными, которых зря оговорили, они вели себя по другому. Им было так же страшно, ужас сковывал их. Но они знали мою справедливость и их разум был спокоен, они не впадали в истерику и стойко все переносили. Таких людей я сразу определял, они не боялись смерти. У них я обрывал веревки и подталкивал в спину, как бы предлагая им убираться от сюда. Некоторые смельчаки даже оборачивались, что бы поблагодарить меня за свое спасение. Но в такой темноте они ни чего не могли увидеть. Вернувшись поутру к себе в городище, таких людей встречали все жители. Ни кто у него ничего не спрашивал, всем было все понятно, если его освободил сам хозяин леса. Такие люди получали доверие и уважение от всех до конца жизни.

Родомир замолчал, уставившись в стол. Все тоже молчали, ни кого не оставил равнодушным его рассказ.

– Скажи, Родомир, а какова же была судьба твоего сына, – нарушила молчание, спросила Настя.

– О, мой сын, – глаза его заблестели от приятных воспоминаний. Он был достойным человеком, хорошим воином. После смерти моего отца он стал князем, его выбрали люди и они не ошиблись в своем выборе. Лучшего правителя для себя им было не найти. Он прожил долгую жизнь и погиб, как настоящей воин с мечом в руках, защищая свою землю и свой народ.

Опять воцарилось молчание за столом, Родомир был погружен в своих мыслях.

По мере того, как люди осваивали новые земли, отвоевывая их у леса. Выстраивали новые поселения и я тоже вынужден был отступать все глубже в лес и держаться на расстоянии от людей.

Иногда я уходил далеко, не хотел никого видеть. Так бывало я жил очень долго, десятками лет. Но после на меня, что-то находило, мне нужны были люди, я хотел их слышать, видеть, мне нужно было знать, что делается у них, как они живут. Вот тогда и рождались опять обо мне разные легенды и поверия. Люди по-разному меня называли, кто называл меня лесным духом, кто лешим, как только меня не называли. Так постепенно я и добрался до камня, а после перешел и через него.

Теперь уже его перебил Порфирий, поясняя всем, что камнем раньше назывались Уральские горы.

Так я и дожил до ваших времен, – продолжал Родомир. Я ушел далеко в тайгу, чтобы ни кого не видеть. Но пришло время и мне захотелось выйти к людям. И вот здесь я случайно наткнулся и увидел, – он внимательно посмотрел на Настю, которой от такого настойчивого взгляда стало опять неловко. Я увидел тебя Настя, когда ты ехала с родителями, помнишь, когда вы перебирались сюда, в тайгу жить.

Та кивнула головой в ответ, она прекрасно помнила тот день.

Так вот, – не отводя взгляда от нее, продолжал Родомир, – ты удивительно похожа на мою жену – Василису, вы как две капли воды, просто поверить не могу. Я ведь ее до сих пор помню, столько лет прошло, а она стоит у меня перед глазами так ясно, как будь то вчера только простились. И вот, когда я увидел тебя Настя, я глазам своим поверить не мог, ты меня просто заворожила. Я места себе не находил в лесу, завыть готов был от одиночества.

Я по ночам приходил к вам, заходил во двор, и если у вас горел еще свет в окне, я смотрел на тебя. Я и дня не мог прожить, что бы не увидеть тебя.

Настя теперь по-другому смотрела на Родомира, она представить не могла, как могло такое чудовище испытывать такие чувства.

– Тогда я решил сам для себя, что я все сделаю, что бы с тобой не случилось ни какой беды. Но я проглядел, тот случай с твоими родителями. Он виновато посмотрел на нее. Я услышал выстрелы, бросился в ту сторону и быстро их нашел, они лежали в кустах, сброшенные вниз.

Настя зажала рукой рот, боясь здесь перед всеми разрыдаться, по ее щекам текли слезы, которые она и не замечала.

– Те, которые их убили, – продолжил через некоторое время Родомир, – даже не пытались их особенно спрятать, закидать ветками, видимо рассчитывали на полную безнаказанность.

– Твоя матушка, Настя, – он посмотрел на нее внимательно с грустью в глазах, – была еще жива и испустила последний дух при мне. Меня охватила такая ненависть, которая была только в первые месяцы моей такой жизни. Я пустился вдогонку за ними, я просто летел подгоняемый жаждой мести. Они не успели далеко отъехать, да и не спешили то особо. Я налетел на них, как ураган, они не сразу и поняли, что это такое на них свалилось и все были мною уничтожены за мгновение.

Но этого мне было мало, я решил извести всех в моей тайге, кто живет здесь не по моим законам. Месть моя была ужасна. Он тяжело вздохнул и замолчал.

– А после у меня появился помощник, друг, – веселее начал говорить Родомир. Как-то нашел я вороненка, птенчик еще совсем был, летать не умел. Как он там оказался? Подобрал я его, отнес к себе, вынянчил. Ох и умная птица оказалась, мы же понимали друг друга.

– Так это Гришка, что ли, – воскликнула Настя, вытирая все еще слезы на щеках.

– Гришка? – переспросил Родомир.

– Да, это я его так назвала, начал прилетать ко мне ворон, шустрый такой, прилетит и давай в окно стучать, стучит и каркает, пока ему не вынесешь, что ни будь на крыльцо.

– Ну что ж, Гришка так Гришка, пускай будет так, с улыбкой ответил Родомир. Когда меня не было рядом с тобой, я его посылал до тебя, что бы он наблюдал за тобой. Вот однажды прилетел он ко мне, зимой это было, прилетел, уселся на меня и давай меня клювом теребить. Щиплет меня, а сам без умолку каркает, ну я и понял, что случилось что-то. Вот и привел он меня к тому стогу. Вовремя он вас тогда нашел.

– Ну а дальше вы все уже знаете, если бы не Кондрат, я бы пожалуй и не выжил бы после той стихийной ночи. Он раздвинул рубашку на груди, показал еще свежий шрам ниже плеча. Вот пожалуй и все, что я мог рассказать.

Все сидели молча, представляя, какая нелегкая доля выпала на Родомира. Прожив так долго зверем и остаться человеком….

17. 04. 2008

home | my bookshelf | | Хозяин леса |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу