Book: Планета шести полюсов



Планета шести полюсов

Дэвид Нордли


Планета шести полюсов


…Создать единую планетарную цивилизацию, в которой роли будут поровну разделены между тремя вышедшими в космос расами. Выработать общие правила культурного поведения, способные послужить моделью для других галактических цивилизаций в том случае, если они выйдут на контакт. Конвенция и Статут планеты Тримус, преамбула.


Лейтенанту-контролеру Дриннил'ибу в новинку бил человеческий корабль - длиной почти четыре к-единицы, с огромным квадратом матерчатого паруса. И что за нелегкая принесла в дальнюю северную даль этих дикарей? Он окликнул пришельцев, но это почему-то вызывало не положенный в таких случаях устный ответ, а беготню крошечных двуногих существ по палубе. Повторить свой вопрос Дрин не успел - .небеса огласились грохоюм, и какой-то предмет, со свистом прочертив дугу в воздухе, плюхнулся в воду у лейтенантского бока.

«Что за шутки? - возмутился он. - Клянусь Конвенцией, мне это не нравится!»

Увлекаемый предметом трос задел пловца по носу, и лейтенант высунул язык; чтобы поймать и изучить. Трос поддавался неохотно, но Дрин был не из тех, кто отступает при малейшем затруднении. Он работал манипуляторами, пока не появился конец бечевы.

Загрязнение вод! Какая острая штуковина! Как больно поцарапала мускульные пальцы на отростке языка, пока другой отросток дергал за трос со стороны судна! Дрин провоцировал людей на попытку помериться с ним силами, но подлая колючка заставила отказаться от этой затеи. Ладно, подумал он, а мы сейчас вот так, - и, подняв переднюю клешню, намотал на нее бечеву.

Давление на язык ослабло, а предмет очутился перед глазами. Он был цельнометаллический (что за металл - непонятно), остроконечный. Да ведь это оружие! И опасное! Попади оно в уязвимое место, и лейтенанту бы не поздоровилось.

Это открытие тотчас вызвало мощный взмах хвоста, и тело прянуло в сторону. Не прошло и осьмушки удара сердца, как водная среда донесла слабый хлопок и рядом проскочила вторая металлическая штуковина. Да его же убить хотят!

Он вынул из кармана нож и рассек трос между своей ногой и заостренным снарядом. И поплыл. Сначала к кораблю, затем в противоположную сторону, удерживая ногой бечеву; она сначала резко натянулась, а затем ослабла. Вот так-то, знай наших! Правда, Дрин встревожился на один удар сердца: человек - существо хрупкое, а вдруг такой сильный рывок кого-то покалечил? Нет, вряд ли: трос уже натянулся вновь. И удерживал Дриннил'иба до следующего удара ножом.

Он стряхнул обрезок с клешни, поднырнул под корабль и пристроился у днища. Выяснив, что оно сделано из досок, достал из брюшной сумки пистолет.

Десять разрывных пуль, и в корпусе судна образовалась изрядная дыра. Толщина слоя загрязненной древесины достигала одной двенадцатой к-единицы, но это не спасло корабль от серьезного повреждения. Экипажу ничего не остается, как возвращаться в порт; задирать Дриннил'иба или еще кого-нибудь из ду'угнан люди больше не будут.

Довольный своей находчивостью, он вынырнул на поверхность за кормой человеческого судна, пальнул в воздух и прокричал:

- Я лейтенант Дриннил'иб из Службы планетарного контроля, а вы только что покушались на мою жизнь. Зачем вы это сделали, рискуя вечным отвержением?

До него долетели истошные крики - на судне в лихорадочной спешке ставили паруса. Лейтенант схватился передней ногой за руль, хорошенько тряхнул, Наконец над кормовым планширом появилась рыжеволосая голова:

- Контролер, какого черта? - прокричал человек. - Это же территория первобытников! Когда же вы, технократы гнусные, оставите нас в покое? Ведь обещали!

- Не оставим в покое, если вы тут затеяли убивать! - ответил подуспокоившийся Дриннил'иб. - В свои любимые игры играйте на здоровье, но - зная меру!

Рыжего это взбесило.

- Что бы ты понимал в наших играх, технарь узколобый! - заорал он. - Убирайся! Нечего тебе тут делать, это наша вода!

Дриннил'иб снова покачал корабль:

- Где бы вы ни находились, стрелять в разумных существ нельзя! И если вы этого не признаете, то скоро пойдете ко дну! Убийства запрещены Конвенцией!

- Ладно, ладно, я все понял. Стрелять в тебя не следовало, тут, признаю, мы сваляли дурака. Но в следующий раз, рыбочеловек, постарайся держаться подальше от китобоев.

Этот загрязнитель вод и не думал каяться, если Дриннил'иб правильно интерпретировал его жесты. Ничего, зато телодвижения самого лейтенанта люди истолкуют как надо. Он выпустил из легких перенасыщенный влагой воздух, отчего паруса и гарпунщики промокли до нитки. Потом дал судну хорошего пинка и взревел. На глубине десять к-единиц Дрин упаковал гарпун в пакет для вещдоков, убрал пистолет, достал интерком и Отправил в штаб доклад. На подконтрольной ему территории возможны убийства, он только что убедился в этом на собственном опыте, но для полного расследования необходима помощь людей. Кстати, чем не предлог повидать старую подругу и коллегу. Размеренно работая мускулистым хвостом, он поплыл к северной оконечности западного континента.


Тримус, спутник бурого карлика Печки, всегда обращен к нему одной стороной, но обладает тремя симметрично расположенными относительно друг друга осями: север-ног, запад-восток и вперед-назад, и имеет три четко очерченные климатические зоны, что создает комфортабельные условия для жизни каждой из трех рас. Арктика и Антарктика ничем не отличаются от аналогичных территорий Ду'утии. Холодные приполярные пояса климатически схожи с умеренными поясами Кпета. Земноподобная область (это почти целое полушарие) согревается Аурумом и Печкой, и температура там значительно меняется с востока на запад, непосредственно (под Печкой достигая тропической. Близость Тримуса к этой звезде обеспечивает, ему продолжительный день, примерно вдвое длиннее клетского, в полтора раза длиннее земного и втрое дольше ду'утианского. Наклон орбиты Тримуса на пол радиана относительно местной эклиптики обеспечивает четырехсотсемидневный полярный сезонный цикл, практически неотличимый от ду'утианского.

«Справочник планетарного контролера. Введение».


В тумане подле огромного рубинового полумесяца - Печки - миниатюрным красным шариком висело утреннее солнце. Энергично загребая хвостом, Дриннил'иб плыл вверх по течению, к человеческому городу. Он подозревал, что убийцы покушаются на самое предназначение тримусской цивилизации, пытаясь поссорить расы друг с другом.

А цивилизация Тримуса создавалась, между прочим, как галактич!еская лаборатория для подготовки мирного сосуществования различных космических рас. Но с момента заселения планеты Печка облетела вокруг Аурума восемь в кубе раз, и те далекие времена, времена Начала, сохранились только в коллективной памяти клетиан ив механических хранилищах информации людей.

Дрин знал: кое-кто считает» что цель эксперимента давно утрачена вместе с самой потребностью в нем. Цель размыта временем и пространством, столь огромными, что жители Тримуса уже, по сути, не являются представителями пославших их культур. «Если они вообще когда-нибудь таковыми являлись», - уныло подумал лейтенант. У тех, кто бросил насовсем дома ради участия в романтическом космическом опыте, гораздо больше общего друг с другом, чем со своими далекими соотечественниками.

Все жё Дрин понимал, что у тысячелетней цивилизации Тримуса есть и своя причина для существования. Забудем о галактике, забудем о прилетающих изредка кораблях. Обитателям Тримуса, чтобы жить в мире друг с другом и со своей планетой, необходимо подчиняться логике, а не природной склонности группироваться по видовой принадлежности. В контролеры идут по призванию, идут те, для кого идеалы общества в целом важнее интересов их родных рас.

Из штаба лейтенанту сообщили, что на набережной у наблюдательной вышки, у шлюза главного канала, его дожидается Мэри Пирс. Где же эта вышка, где же этот шлюз? Ага, вот они. Он уловил эхо и принял вправо, скользнул в глубокий холодный канал. Дно бухты казалось волшебной страной: в тихой воде, куда ни глянь, человеческие жилые пузыри и рифы с земной растительностью, Канал широкой черной дорогой проходил через эту красоту. Там, где он заканчивался, аккуратным рядком лежали подводные лодки, укрывались на дне от зимнего льда.

Дрин опустил ноги, освободил от воздуха пузырь, чтобы лучше удерживаться в бетонном желобе, и спокойными, размеренными гребками вынес себя в теплый воздух восточного континента.

На краю пандуса его поджидали крошечные бесхвостые существа, еще меньше ростом, чем наглый рыжий варвар с китобойного судна. Люди прятали свои тела под тканями, имевшими, как было известно Дриннил'ибу, теплоизоляционные свойства даже получше, чем у его ворвани.

- ; Добрый день, лейтенант, - обратился человечек писклявым голосом, позволявшим идентифицировать самку.

- Здравствуйте, - рыкнул Дриннил'иб и вытянул отросток языка, чтобы пожать ей руку.

Лейтенанта успокоил знакомый вкус окружавшего женщину воздуха:

- Мэри? Кажется, уже лет восемь не виделись, и я этому обстоятельству совсем не рад, зато искренне рад встрече.

Теперь он точно знал, с кем имеет дело, и легче было замечать тонкие индивидуальные черты почти целиком обнаженного лица примата, и сравнивать их с хранящимися в памяти. Плавные изгибы окружающих ноздри хрящей, крутые волосяные дуги по верхним границам глазных впадин, желтоватый отлив кожи - чистой, без противоестественной растительности или шрамов. Такие женские лица, насколько было известно лейтенанту, у людей считаются красивыми. Что ж, с этим можно согласиться, если исходить из категорий функциональной эстетики, а также из категорий эстетики кривизны.

- Да ты отлично выглядишь, приятель, - отозвалась она, затем грустно добавила: - Жаль только, что повод для нашей встречи не слишком приятный.

Он кивнул громадной головой - на всей планете это считалось знаком согласия:

- Еще пять трупов. Четверо ду'утйан и один Человек.

- Тоже расчленены?

- Все, кроме человека. Аккуратная работа, чувствуется опытная рука. От человека море оставило слишком мало - трудно судить о причине смерти. Но вот что я нашел. - Дрин поднял остроконечный снаряд. - Может, это все объясняет?

- Охотники-первобытникй?

- Как же! - ухнул Дриннил'иб. - Первобытники… Эту штуковину отправила в полет химическая взрывчатка.

Спокон веку в каждой расе, в каждом поколении рождались романтики, согласные жить в резервациях. Превыше всего они ценили интуицию и в грош не ставили науку и культуру, завезенные на Тримус их предками. Дрин считал это врожденной болезнью. Да, ее можно искоренить, но только уничтожив носителей. Мэри тяжело вздохнула:

- Дрин, если это сделали наши, то, поверь, я глубоко сожалею. Они создают общины, те развиваются, вовлекают новых людей, и до этого, похоже, никому и дела нет. В иные резервации никто веками не заглядывает.

Дрин тоже вздохнул - в знак понимания:

- В вашей природе - охотиться, а в нашей - бросать вызов опасностям моря. Но без мудрого руководства и надлежащего контроля любая раса…

Мэри отрицательно покачала крошечной головкой:

- Есть вещи, которые во все времена были недопустимы. И для всех без исключения. В том числе недопустимы убийства. Преступники знают букву Конвенций, знают, по крайней мере, на каких условиях им позволено жить в своих заповедниках. Поэтому наша задача - найти виновных и внести в ситуацию свои коррективы. - Она пожала плечами и добавила печально: - Удел полицейского - не самый счастливый на свете.

Лейтенант Дрин снова кивнул:

- Но на сей раз дело будет интересным, я надеюсь.

- Я тоже надеюсь… Моя подлодка готова к отплытию. Но перед этим ты вряд ли откажешься попробовать в «Крагуне» знаменитого суши - Она показала крошечные зубки цвета слоновой кости, и лейтенант вспомнил, что улыбка у людей - признак хорошего настроения. Но нет ли тут намека, напоминания, что оба они принадлежат к всеядным, то есть наполовину хищникам? Что ж, по пути можно будет спросить ее об этом. А от суши он, конечно, не откажется. И еще неплохо бы к еде кубдваосьмь рисового напитка. У них эта мера, кажется, называется галлоном. - Я и от галлона-другого саке не отказался бы.

Мэри рассмеялась:

- Я так и думала! Будет тебе саке, Дрин. Идем.

* * *


«Конвенционная единица» равна клетианскому «размаху крыльев»: точно восемь восьмых длины волны самой интенсивной линии нейтрального натрия (а также средний пик спектра Аурума). У ду'утиан к этой единице меры длины наиболее подходит традиционный «хвост», а у людей - десять «метров», то есть 1/23 420 (или 1/10 ООО по десятеричной системе) расстояния от земного экватора до Северного полюса. Общепринятое дваосьмь (от duo-octi) равняется 1/100 к-единицы и соответствует длине руки взрослого представителя любой из трех рас.

«Справочник планетарного контролера, Приложение В»


Зима в Гленсвилле, что севернее реки Грэм, довольно прохладная, благодаря чему на этом тропическом курорте можно довольно неплохо отдохнуть. Главное - помедленнее двигаться» чтобы не перегревать ноги.

Вдоль пути высились шеренги подтаявших сугробов. Пруды, десятками рассеянные между каменными и деревянными человеческими жилищами, были еще покрыты льдом. Люди с веселым гомоном скользили на длинных досках, пристегнутых к ногам, и махали руками шедшим по главной улице Дрину и Мэри.

Название «Крагун» носила одна из редких на восточном континенте плавучих таверн, в которых обслуживали ду'утиан. Войдя, лейтенант обнаружил двоих соотечественников: поэтессу Шари'инадель и какого-то незнакомца, великана со свежими белыми шрамами на хвостовых плавниках и глубокой подковообразной бороздой за дыхалом. Необычные раны для этих краев, подумалось Дрину. Такие отметины можно получить в поединке на клювах с другим ду'утианином. Наверное, этот тип тоже из первобытников, ищет приключений вдоль южных берегов и изредка возвращается, чтобы вкусить благ цивилизации.

Незнакомец повернул голову, увидел вошедшего и зашипел. Какое хамство! И с чего бы вдруг? Может, не заметив на Дрине серьезных шрамов, принял его за салагу? Или манеры культурного ду'утианина не понравились? Или общество человека? Если дело в последнем, то у верзилы явно с мозгами не все в порядке, иначе как он мог забыть, что находится в человеческом городе?

К сожалению, я вас не знаю, - обратился к нему Дрин с вежливым приветствием. - Лейтенант-контролер Дриннил'иб, прошу уважения.

- Гота'ланншк. Контролеришко, море к тебе милостиво, как я погляжу. Только не испытывай чересчур судьбу, ты, мясо прибрежное. - Произнесено это было, небрежно, глухо, с глотанием звуков.

Все ясно: наклюкался и хочет подраться.

Дрин предостерегающе зашипел, затем отвернулся от грубияна, стараясь унять в себе раздражение. Никакого отклика не последовало.

- Он тебе не понравился, - прошептала Мэри.

- Да я его впервые вижу, - ответил Дрин, не раскрывая клюва; слова просачивались сквозь мягкие уголки рта, - Но ты права, не нравится мне этот загрязнитель вод. Подружка его - поэтесса, звать Шари. Я знаком с ее родителями.. Шари - их первое яйцо за два века, понятно, что они ее избаловали до невозможности. Она из этих, вечно неудовлетворенных романтиков, которые убегают на юг искать острых ощущений, а потом жалеют до конца своих дней. Наверное, ей «предложено» местечко в гареме этого чудовища.

- Что ж, она сама выбрала судьбу, - произнесла Мэри.

- В понятие «выбор» входит мыслительный процесс, а тут сработали только инстинкты. Ты погляди на этого парня и не суди чересчур строго о человеческой деревенщине. Он же ради одной забавы готов учинить смертельный поединок.

Мэри кашлянула:

- Дрин, сюда с фермы какого-то громадного кальмара привезли. Давай возьмем одного на двоих, а? Мне - порцию, тебе - остальные девятьсот девяносто девять.

- А не лопнешь? - усмехнулся Дрин, предвкушая райское удовольствие. Что ни говори, а поесть на берегу после такого долгого путешествия - это просто сказка.

- А увидим!

- Договорились! - Дрин сделал заказ. - А знаешь, может, когда-нибудь я на этих кальмаров в их родном океане поохочусь. - Это, конечно, пустая фантазия. Дрин - ду'утианин по горло занятой, где ему выкроить время на полет сроком в 90 лет.

- И как же ты будешь их там есть? И вообще, с твоим-то весом, как собираешься по Земле ходить?

Она была права: сила тяжести на Земле вдвое больше, чем на Тримусе, к тому же Дрин недавно основательно набрал вес. Ничего, в плавании он быстро сбросит жирок.

- Ну, ты менянедооцениваешь, - проворчал он.

Зато официант его правильно оценил. Вскоре подали кальмара, порциями, способными утолить самый зверский аппетит как человека, так и ду'утианина. За едой обсудили планы. Ближайшие к месту преступления острова, населенные людьми, среди которых кто-то мог что-то знать, находились у теплого переднего полюса. Мэри, стало быть, надо отправиться в те края, поискать свидетелей. А Дрин берется опросить ду'утианских отшельников, живущих у Южного полюса, успокоить их, а если удастся, собрать улики. Пот том наступит черед старых человеческих общин на южном краю дикого западного континента.



- Каменные города, деревянные корабли. В отчетах упоминаются войны и рабство. - Мэри сокрушенно ка? чала головой. - В любом случае надо встретиться с эти ми первобытниками. Хотя бы для того, чтобы напомнит им о Конвенции.

- Сделаем это вместе, - кивнул Дрин.


Объединенной цивилизации необходим один язык, одна система мёр, а также места, где представители всех трех рас будут чувствовать себя комфортно. Универсальным языком является человеческий английский, так как только его звуки могут более или менее сносно произноситься всеми тремя расами. Цифры и меры заимствуются из клетианской восьмеричной системы, которая очень легко поддается освоению, совместима с бинарной кибернетической системой и шире распространена, чем десятичная человеческая или двенадцатичная ду'утианская. В общей архитектуре соблюдаются ду'утианские пропорции, чтобы ду'утиане не оказались изолированы от социального взаимодействия, необходимого для строительства единой цивилизаций.

Конвенция и Статут Планеты Тримус, Статья №6.


В плавании к архипелагу, расположенному на переднём полюсе, Дрин сделался крепким и подтянутым, да к тому же вдоволь наелся экзотической рыбы тропиков. Все было замечательно, пока не пришлось оставить холодное донное течение, чтобы подобраться к острову. Тут Дрин как будто угодил в огромную парную. Грезя южными полярными водами, он уловил звук двигателя подводной лодки и отправил Мэри вымученно-бодрое приветствие.

Номинально архипелаг представлял собой вотчину клетианских первобытников, но их тут поселилось немного ив больших земельных наделах они не нуждались. Поэтому мало-помалу острова были обжиты людьми, беженцами от технологической цивилизации. Здесь, близ переднего полюса, почти отвесно падали инфракрасные лучи Печки, вносившей в обогрев архипелага примерно такую же лепту, как и далекое оранжевое солнце.

Действующий практически бесперебойно природный механизм содержал небеса в чистоте/разве что ночью иногда появлялся туман. Но этот вечер выдался ясным, и в зените царила выпуклая звезда-карлица в розовом ореоле.

- Ну и как, нашлись свидетели? - спросил Дрин приблизившуюся Мэри.

Она стояла на корпусе подводной лодки за перископной рубкой, и последние лучи заходящего Аурума красили ее золотом высшей пробы. В искусственном покрове для сохранения тепла Мэри сейчас не нуждалась, а значит, ничто не прятало от глаз Дрина играющие под тонким эпидермисом мышцы.

Странное тело, подумал он. Но, с другой стороны, своему владельцу оно вполне подходит, как подходит любому существу созданный для него природой организм.

- Свидетелей нет. Когда совершалось преступление, людей вокруг было раз, два и обчелся. Один парень вроде видел каких-то китобоев. Сказал, что встречался с ними даже в тропических водах. По его словам, у них город на полузатонувшем вулканическом острове у южного берега западного континента. Я навела справки: действительно, есть там какой-то примитивный городишко, и контролеры не посещали его уже несколько лет.

- Как тебя встретили, хорошо? Она отрицательно покачала головой:

- Там мало людей, и они, похоже, чего-то боятся. Впрочем, я хорошо вознаградила того, кто мне помог.

- Не понимаю, почему так мало жителей? Климат - близкий к земному… Я смотрю, ты здесь не нуждаешься в искусственной теплоизоляции.

Да, не нуждаюсь. И чувствую себя отлично! - Она; встряхнулась, плоть ее задрожала, как у медузы, только гораздо быстрее. - Между прочим, это расслабляет. Человек так уж создан, что лучшим стимулятором его мыслительной деятельности является окружающая среда. А местные даже не пытаются возместить естественную убыль населения. Для них детей делать - каторга. Живут только ради удовольствий,

Дрину вспомнилось, что несколько веков назад люди научились замедлять старение. Чтобы предотвратить демографический взрыв, они перестроили свои гены, и дети больше не появляются на свет без специального медицинского вмешательства в организм родителей. А ведь людям в радость репродуктивный процесс, тогда как у Дрина от одной мысли о нем душа уходила в задние клешни.

Мэри снова встряхнулась:

- Вообще-то уже свежеет. Пора сказать «до свидания" этим райским кущам. - Она помахала рукой Дрину и скрылась в Люке подводной лодки.

Лейтенант и субмарина одновременно стронулись с места и поплыли на запад, туда, где их ждали холодные течения и работа.

Спустя полдня тело его подчинялось спинному мозгу; Дрин пребывал в глубокой задумчивости. Он Понимал, чем так манят к себе необжитые территории. Все народы, вышедшие в космос, - потомки тех отважных, кто сердцем слышал клич девственных островов, нехоженых троп, неборожденных морей, непокоренных гор. Но в предыдущем своем путешествии он осознал, что возврат к природе - это не только романтика.

Он слишком плохо знал людей, чтобы судить по рассказу Мэри о степени культурной деградации жителей парникового острова. Но он содрогался при мысли о том, что обнаружится на берегах южного полярного континента. Человек без машины может хОтя бы Дом построить. В глубокой древности ду'утианские женщины зачинали и рожали прямо на голых пляжах. Их регрессировавшие потомки будут поступать точно так же, если не оставить им выбора. .

Он со стыдом поймал себя на похоти. Даже дрожь прошла от груди до хвоста, стоило вообразить лежбище со зрелыми молодыми самками.

- Лейтенант Дрин!

Надо же, до того задумался, что обо всем на свете позабыл. И в который раз, интересно, Мэри его окликает?

Он махнул хвостом, скользнул к подводной лодке и прижался правым глазом к прозрачному корпусу. Создаваемое электродвигателем поле вызвало зуд по всему телу.

- Виноват, задумался. Что у нас новенького?

Мэри-снова надела искусственную кожу, а вместе ‹: ней как будто вернула себе и обычную деловитость.

- Пришла справка о городе первобытников.

Рядом с Мэри на голоэкране возникла рельефная карта. Типичная лагуна: кальдера затоплена водой, берег имеет Форму подковы, концы которой соединены, кажется, обык-

новенной дамбой. На берегу - большие и маленькие каменные здания.

- Мэри, тут, наверное, проходит холодное течение. Видишь канал на юге?

- Да. Там много пищи?

- Возможно. Если да, то там могут быть ду'утиаНские первобытники. Предлагаю действовать по прежнему плану. Сначала - на юг, соберем сведения у пострадавшего населения, и только потом возьмемся за потенциальных нарушителей закона. Мэри?..

- Что, Дрин?

- В далеком прошлом у нас… как бы это сказать… самцам приходилось сдавать экзамен на получение репродуктивных прав. Заплывы на выживание, бои за лежбища и тому подобное. Совершенно неоправданная кровожадность. И эти случаи гибели ду'утиан на охоте чем-то напоминают те древние испытания Боюсь, мне стыдно за моих вернувшихся к природе соплеменников.

- А чего больше, страха или стыда? Да, признался себе он. Да, я боюсь собственных первобытных инстинктов.

Но почему же он не решается сказать этого вслух? Мэри не только коллега, но и подруга, и любые недомолвки с его стороны могут плохо отразиться на работе.

- Мэри, у нас. никогда не возникало потребности менять свои брачные инстинкты. Есть города, в городах - дома, в домах - комнаты. Они дают необходимое уединение. Иногда кто-нибудь из нас гибнет, и нам приходится усилия прилагать, чтобы возместить потерю. При этом оба партнера очень смущаются даже друг друга, а уж посторонних… Заниматься этим на открытом месте… такое страшно даже представить.

Словно колокольчик зазвенел на борту подводной: лодки - это рассмеялась Мэри. И смеялась так долго, что Дрин встревожился за ее здоровье. Но она наконец тоже прижалась к прозрачному корпусу:

- Мой милый Дрин, пожалуйста, не говори никому того, что я тебе сейчас скажу. Особенно контролерам, ладно?

- Даю слово, - пообещал заинтригованный Дрин.

- Ну так вот, - сказала она, - когда я была у первобытников, я позволила… да какое там, к черту, позволила! Я соблазнила своего информатора и вступила с ним в половую связь. Не думай, я не сошла с ума, и он тоже был нормальный. Просто то, чем мы занимались, казалось нам совершенно естественным. И нисколько мне не мешало исполнять служебные обязанности.

Некоторое время Дрин плыл молча, думал, что бы такое сказать, не обидев подругу. Потом спохватился: молчать сейчас - еще хуже. Постарался вспомнить все, что знал о человеческой репродукции:

- А партнер подходил тебе в физическом отношении? Она снова расхохоталась:

- Подходил. Еще как подходил!

- И ты отказалась от Этого удовольствия, чтобы вернуться ко мне и к работе? Нахожу твой поступок достойным восхищения и надеюсь в сходных обстоятельствах проявить такую же силу воли.

- Сила воли? Ах ты, дьявол двуязыкий!

Не сразу Дрин сообразил, что это был комплимент. Он осторожно прижался к иллюминатору плечом, и теперь их тела разделяла лишь одна восьмая дваосьми корпуса. Дрин явственно ощущал тепло Мэри через прозрачную, ничем не изолированную, стенку, и этот дружеский контакт не осложнялся никакими предостережениями рассудка.

Но все же рассудок вспомнил о служебном долге,

- Думаю, следует попросить помощи у клетианских контролеров. Пускай они нас подстрахуют, пока мы будем в городе. Ду Тор, мой знакомый, - парень с юмором, он не складывает все без разбору в память своей расы.

Мэри опять рассмеялась:

- Идея вроде бы хорошая. А с твоим Ду Тором я, кажется, знакома. Лет шесть назад встречались, когда прилетал последний космический корабль. Золотые крылья, серебряный гребень?

- Он самый.

- А что? Давай зови его. Втроем веселее будет.

* * *


Учитывая особенности планеты, только северный, восточный и задний полюса подлежат цивилизованному освоению. Оставшаяся территория является заповедной зоной, открытой для ученых, но недоступной для притока современных технологий и цивилизованных поселенцев. Задача первого этапа - наблюдать эволюцию трех экосистем с момента их соединения. Без посещения заповедников исследователям не обойтись, но если не злоупотреблять этими визитами, они не будут раздражать тех, кто предпочтет жить на первобытных территориях.

Конвенция и Статут планеты Тримус, Статья № 12.


- Знаешь, я ни разу в жизни не видела таких холодных, мрачных скал, - проговорила Мэри, когда они приближались к шикарнейшему антарктическому пляжу.

Что ж, каждому подавай рыбку на его вкус, подумал Дрин.

Мэри заякорила субмарину и на шее Дрина доплыла до берега, грея гладкими бедрами его грубую, как наждак, внешнюю кожу. Он знал, что у нее есть яичники, и этот орган сейчас находился так близко к его телу… Странные, неприличные даже мысли. Вопреки его желанию, они будоражили железы, расположенные возле кончиков его пальцев. По слухам, какие-то ученые экспериментировали со стимуляцией межвидового полового влечения и даже называли это формой искусства.

Хвала Провидению, никто больше не знает,и не узнает бродящих в голове Дрина дум. А вдруг Мэри однажды скажет, что ей хочется… Нет, нет! В Бездну такие думы! Еще не хватало обидеть Мэри!

Когда контролеры приблизились к пляжу, Дрин увидел четырех несомненно беременных молодых ду'утианок; они бездельничали под солнцем на галечном берегу. Хозяина лежбища не видать, отчего биологической термометр Дрина сразу зашкалило. Интересно, понимает ли Мэри, как мучительна для него эта картина?

- Боюсь, райский уголок таит для нас страшную опасность. Я бы предпочел иметь дело с хозяином, а не с гаремом из обнаженных дам. Но его не видать, а жены оставлены без присмотра. И это плохо, Мэри. Если они поведут себя агрессивно, то я, пожалуй, лучше доверюсь своему естеству и…

Она похлопала его по макушке. Сильно похлопала, чтобы почувствовал.

- Обещаю, я никому ни о чем не расскажу. - Ее руки обвили шею лейтенанта, а мягкие человеческие выпуклости прижались к его затылку. Мэри рассмеялась. Дрину все это было довольно приятно.

И вдруг смех умолк.

Дрин, слева! г- воскликнула она. - Господи, что это?..

Он скосил глаза и запустил язык в карман. Одним манипулятором поставил на боевой взвод оружие, другим вынул его. А в следующий миг понял, что эта мера предосторожности - излишняя.

На длинном, с половину к-единицы, шесте хлопал на морском ветру белый флажок. Второй конец шеста был вонзен в труп ду'утианина. Раздувшийся, он покачивался на мелководье. Тотчас ветер донес запах смерти, и Дрин содрогнулся.

- Ты как? - спросила Мэри.

- Нормально. Но предпочел бы к нему подплыть с подветренной стороны. А ты как?

- Тоже ничего.

Мэри - контролер бывалый, да к тому же принадлежит к другой расе. Может быть, она перенесет запах легче. К счастью, и ветер переменился.

- Вот что, - предложила она, - давай ты опросишь свидетелей, а я осмотрю жертву и орудие убийства.

Предложение показалось Дрину разумным, но не хотелось расставаться с Мэри - он надеялся, что ее присутствие поможет ему совладать с инстинктом. Лейтенанта тошнило от отвращения к себе: распустил нюни, как береговое мясо.

Хорошо, Мэри. Я тебя к нему подвезу, все равно по пути. Подозреваю, что жертва - хозяин лежбища, и если моя догадка верна, то эти женщины - вдовы. Надо было сразу все понять по запаху, теперь это их клеймо. В первобытной общине вдовство - приговор к мучительной смерти. Через месяц неснесенное яйцо начнет выделять яд.

- То есть мои первобытники убили пять ду'утиан гарпунами?

- Мэри, это не твои первобытники, - возразил он. - Брать на себя чужие трехи непрофессионально. - Он закинул язык себе за спину и обвил отростками плечи коллеги. - К тому же у нас нет сведений о гибели гаремов из-за предыдущих убийств. - «И что с того?» - мысленно возразил Дрин и добавил вслух: - Хотя всей правды мы не знаем.

Тут пять ее тонких костистых пальцев накрыли три его толстых, бескостных. Сжала она их крепко, и он почувствовал Тепло. Но почувствовал не кожей - на Мэри был гидрокостюм. Невозможно было определить, что за чувства возникают сейчас у напарницы, и какие образы из ее прошлого всплывают при виде мертвеца. Дрин улавливал печаль и старался выражать сочувствие.

НО еще труднее ему было разобраться с собственными эмоциями. Впрочем, доминировало первобытное желание очутиться как можно дальше от покойника: По мнению эволюционистов, это объяснялось подсознательным стремлением избегать обстоятельств, способных привести к смерти.

Но на берегу Дрина ждала работа. От этой мысли он содрогнулся.

- Дрин, тебе, пожалуй, дальше не надо.

Он удивился, услышав всплеск и обнаружив затем, что Мэри плывет возле его правого глаза. Большинство людей - отвратительные пловцы, но зато хватает смельчаков, есть и способные, как Мэри, только неповоротливые.

- Я сама доплыву. Отсюда до берега примерно столько же, сколько и до трупа. Никаких проблем. Если одна не справлюсь, позову тебя. Идет?

Он согласился. Мэри обнажила в улыбке ослепительные зубы, а затем, поочередно выбрасывая руки из воды и погружая их обратно, а за неимением хвоста смешно дрыгая нижними конечностями, направилась к жертве. Не то удивительно, что приматы плавают худо, а то удивительно, что вообще ухитряются держаться на воде, да еще при этом выглядеть по-своему грациозными!

- Я буду с лежбища посматривать, но ты будь все-таки поосторожнее, - напутствовал он. А после, испытывая разноречивые чувства, устремился к берегу.

Выбраться на сушу оказалось непросто. Поблизости ничего похожего на человеческий пандус, зато острых камней - тьма-тьмущая. Умным был при жизни хозяин лежбища - взрослому чужаку покуситься на его гарем было бы совсем не просто. Чтобы не мотало прибоем, Дрин выпустил воздух и прижался к дну, а потом, переставляя ноги, осторожно двинулся,вперед, держась в к-единице под водой. Эхолот он поднял ,высог ко над головой, а через наушники слушал эхо, Между скалами открылась песчаная тропка, она зигзагами вела к Усыпанному галькой участку под высокими рифами. Местечко не походило на западню, но все же Дрин решил обогнуть его По гладким камням - просто на всякий случай. Наконец он выбрался на пляж.

Женщины, едва завидев его, сбились в кучку. Ничего, он будет деликатен, - зачем их зря пугать?

Но для начала Дрин прочертил острым наперстком свой маршрут на экране интеркома и получившуюся схему отправил Мэри. Кстати, как у нее дела? Над большими рифами, способными выпустить Дрину кишки, она проплывает cboбодно, но при хорошем прибое запросто может разбиться насмерть о торчащие из воды камни. Он Отправил краткий отчет в штаб и поинтересовался у дежурного, дан ли ход его просьбе о привлечении клетиан. Ему скаГзали, что заявка выполнена.

Он снова сосредоточил внимание на овдовевшем гареме. В том, что это вдовы, он уже не сомневался, уловив запах, которым их пометил покойный хозяин. Да и идеология неоварварства, которую он исповедовал при жизни, оставила на ду'утианках четкие отпечатки. Каждая женщина носила на теле шрамы, в том числе и незарубцевавшиеся. Здесь явно Нужна бригада «Скорой помощи».

А вот беременными при ближайшем рассмотрении среди них оказались только две. Им тоже нужна медицинская помощь, чтобы избавиться от яиц.



Все четыре, похоже, здорово наголодались. Он направил краткое сообщение Ду Тору и, вежливо открыв рот, а язык и манипуляторы высунув для демонстрации добрых намерений, пошел к женщинам. Но они все равно в страхе жались друг к дружке. Они были очень молоды, но столько шрамов, сколько было на каждой из них, цивилизованный ду'утианин не наберет и за кубосьмь лет.

- Я лейтенант Дриннил'иб из планетарного контроля, - представился Дрин. - Успокойтесь, ничего плохого я вам не сделаю. Простo хочу задать Несколько вопросов.

Но они словно язык проглотили. Несомненно, запах мертвого хозяина сводил их с ума. Дрин побывал слишком близко от трупа, и теперь мертвечиной попахивало и от него. Может, эти женщины приняли его за убийцу? Они хныкали и Пятились, но вдоль пляжа тянулся утес, и вскоре пятиться им стало некуда. Если они чувствуют запах смерти, то напрасны любые попытки удержать ее в тайне. Но зато в силах Дрина предотвратить последствия, о которых говорится в легендах. Чепуха, сказал он себе, наверное, это обычные ду'утианки, как минимум полуграмотные, а в первобытную среду обитания они попали случайно.

- Сожалею, что принес дурную весть. Я приплыл из северополярной колонии, веду расследование гибели нескольких граждан в этих диких водах. И похоже, мне тут работы прибавилось. Судя по запаху, очередной жертвой оказался ваш супруг. Приношу соболезнования и уверяю, что к его гибели я не имею никакого отношения. - Лейтенант Дриннил'иб полез в карман и достал голографический жетон контролера. Жетон был достаточно велик, дваосьмь на дваосьмь, и не разглядеть его женщины не могли. К тому же он и сам пах.

Меньшая из самок, с глубокими черными шрамами на передних ногах, двинулась наконец вперед, а затем в знак покорности легла на живот.

- Прекрати, - растерялся Дрин. - Ничего такого мне от вас не надо. Встань, пожалуйста, и отвечай.

Она снова захныкала, потом широко открыла рот. Дрину понадобилось несколько ударов сердца, чтобы понять смысл увиденного, и еще несколько ударов, чтобы прийти в себя от шока: там, где должны были находиться две ветви языка, где полагалось извиваться манипуляторам, оставался только почерневший обрубок, да такой короткий, что ни кормиться с его помощью, ни говорить было невозможно.

Дрин поспешил высунуть собственный язык и лечь на гальку, чтобы оказаться с женщиной вровень, потом сочувственно коснулся ее клюва своим. Она закрыла глаза, и печально опустила клюв, и он последовал ее примеру. Открыв глаза, обнаружил, что остальные три вдовы поступили, как их маленькая товарка, и беременные смотрят на него выжидающе. О-хо-хо!

- Послушайте, я не принадлежу к вашей общине. Я контролер! Мой визит - сугубо профессионального свойства.

Во взглядах понимания, не отразилось. Женские тела принялись изгибаться ,кверху и выпрямляться. Так, изгибаясь и хныча, вдовы приблизились к нему. Шедшая первой обнюхала Дрина. Ему захотелось попятиться, но все его члены оцепенели, тело реагировало независимо от разума. Повысилась температура, хвост напрягся в основании. Только не открывать рта, не ощущать вкуса выделяемых самками веществ!

Но тут из глубины его существа исторгся стон. Клюв вопреки воле рассудка открылся во всю ширь, обнажив самые интимные места организма. Желание отдавать стало неодолимым. Язык, словно принадлежа не Дрину, а кому-то другому, азартно принялся лизать вдовам хвосты.

Дрин так и не увидел, как из горла самок вышли яйца, зато ощутил легкие толчки внизу живота, а затем опустошенность и слабую судорогу в основании хвоста. Понемногу рассудок прояснялся. Разумеется, впоследствии память все восстановит с убийственной четкостью терапиксельной голограммы. Проснулась память, когда он увидел два белых яйца, покрытых липкой желтой смазкой. А когда он поднял голову и обнаружил стоящую в к-единице малютку Мэри Пирс, клюв распахнулся снова, на этот раз от ужаса.

Но он стряхнул с себя отвращение и стыд и постарался сосредоточиться на том, что предстояло сделать. Дома, в больнице, яйца будут очищены струей моющего средства, обрызганы необходимыми питательными веществами, покрыты дезинфицирующей пленкой и помещены в инкубатор. А здесь послужить заменой инкубатору может разве что ду'утианская сумка на животе. У Дрина она была набита всякой всячиной, но ..ведь и у женщин имелись сумки.

Тут он сообразил: раз у женщин нет языков, как они положат в сумки яйца? Он со стоном зажмурился и погрузил клюв в песок: нет, такая работа не для него.

- Не волнуйся, - услышал он голос Мэри. - Я не помню, что говорится в справочнике о ду'утианском деторождении, но если способна чем-нибудь помочь, ты только скажи.

Он поднял голову:

- Ничего там не говорится. Слишком уж интимная процедура. Короче говоря, надо Очистить яйца и положить их в сумки к женщинам, им самим это не под силу - бывший муж сделал их инвалидами. А я… боюсь, мне это тоже не под силу.

- Успокойся, приятель. Кажется, они ничего против меня не имеют. Я, наверное, вся тобой пропахла. Можно яйца в море помыть?

- Наверное…

Она проделала это быстро и сноровисто. Яйца брала по очереди, баюкала, сюсюкала с ними, как с новорожденным человеком. Дрин хотел было сказать, что в яйцах некому её слушать, и еще квадросемь дней будет некому, но почему

то смолчал. После купания Мэри с меньшим яйцом подошла к роженице, та с упреком глянула на Дрина и попятилась. И тут произошло нечто странное. Вторая ду'утианка, самая маленькая, быстро заступила путь Мэри и подставила сумку.

Эта вдова, приняв оба яйца, подошла к Дрину и медленно провела клювом по песку. Вскоре он сообразил, что самка пишет. Когда отступила, он без труда прочел:

«Я - Гри'ил».

- Так ты понимаешь меня? - поразился Дрин. Она кивнула.

- Тебя зовут Гри'ил? Она снова кивнула.

- Хочешь вернуться домой?

Несколько секунд Гри'ил не шевелилась, затем последовал очередной, на этот раз медленный, кивок, а потом она отчаянно замотала головой из стороны в сторону. Что-то не так.

- Ты поплывешь со мной к Северному полюсу? Вернешься в нормальный мир?

Она долго бездействовала, а потом, словно ее подстегнули, принялась торопливо писать: «Опсны охтнки».

Мэри прочла, подошла к Гри'ил, обняла передние ноги ду'утианской женщины и захныкала по-своему. И скоро голоса всех пяти женщин слились в жалобном Хоре.

- Сплаваю-ка я, рыбки наловлю, - пробормотал Дрин, ни к кому не обращаясь, и засеменил к берегу. Изувеченные ду'утианки прокормить себя не могли. И еще ему просто хотелось побыть в одиночестве. В сторонке от женщин каких бы то ни было рас.


Те, кто желает в одиночку или небольшими группами посещать дикие территории либо селиться на них, обязаны соблюдать права местных форм жизни и не причинять существенного вреда экологии. Строжайше запрещается промышленное производство химических веществ. Существование альтернативных сообществ возможно при том непременном условии, что вхождение и выход из них будут осуществляться но сугубо добровольной основе. Случаи самоубийства или подвержения себя смертельному риску не требуют вмешательства планетарного контроля. Тем не менее убийства расследуются таким же образом, как и в цивилизованных районах.

«Справочник планетарного контролера, Закон о заповедных территориях».


- Гри, Опта, Донота, Нотри. Всех правильно назвала? - спросила Мэри.

До чего же слабая память у людей, подумал Дрин. Особенно если ее сравнить с потрясающей технологической мощью. Впрочем, может быть, как раз этим все и объясняется. Убогость памяти люди компенсировали изобретательностью.

Дрин сильнее заработал хвостом, раскачав подводную лодку Мэри.

- Либо память у тебя гораздо хуже, чем мне казалось, либо в данной ситуации ты усматриваешь нечто смешное. Наверное, мне не следует посвящать тебя во все свои мысли.

- Ой, извини. - Интерком передал резкую смену ее тона, и Дрин смутился. - Но ведь это теперь твои жены, или я не права?

- Нет. Я на это не подписывался. Брак не зарегистрирован. Похоже, никто из них, кроме Гри'ил, не утруждает себя размышлениями о собственной судьбе либо о судьбе нашей расы. Я не вижу среди них подходящей Спутницы жизни.

- Боюсь, им будет трудно это понять. - Наверное, Мэри даже не подозревала о том, насколько она права.

- Еще как трудно. Угораздило же меня с ними встретиться, когда биологической связи избежать практически невозможно… Да Гри'ил еще и яйца взяла.

- Она, похоже, девочка ответственная. И кое-чему обучена.

- Да, и ей придется рассказать о себе. Подозреваю, Гри'ил обыкновенная школьница, решила для разнообразия пожить на природе, а коготок-то и увяз. Остальные, похоже, здесь родились, они совсем дикие.

- И что с ними будет?

- Гри'ил, наверное, вернется к нормальной жизни, наученная горьким опытом, дикарки… даже не знаю. Пускай специалисты решают, может, этим самкам здесь будет лучше.

- Это без языков-то?

- Ну, это поправимо. Но вот к цивилизации они вряд ли смогут приспособиться. Не могу понять, что у них на уме… Если только они обладают тем, что у нас принято называть умом.

- Но ведь это очень жестоко, - упрекнула Мэри. - Они в тебя влюбились.

- Мэри, ты ведь в нашей биологии ни бельмеса не смыслишь. И хватит об этом. Будто нам с тобой поговорить больше не о чем! Проблема на проблеме…

Но разговор увял. Зря Мэри возомнила себя свахой. У него напрочь испортилось настроение, говорить не хотелось вовсе. Затянулось молчание, но каждый использовал его с толком, продвигаясь к поселению людей-первобытников. Мэри и Дрин независимо друг от друга подготовили планы.

Даже по меркам ду'утиан поселок был очень велик. С первого же взгляда лейтенанту стало ясно, что первобытный образ жизни в человеческом понимании вовсе не Означает полного отказа от технологий. Просто люди выбрали крайне примитивные орудия, не требующие больших знаний, но избавляющие от тяжелого и скучного труда: ручные рубанки, пилы, топоры. Дома из грубо отесанных камней были очень высоки., Ничего удивительного - человеческая раса развивалась при гравитации вдвое больше местной.

Вход в бухту был перегорожен массивными каменными стенами с тяжелыми деревянными воротами. Через ворота просачивалась гнилая вода. Дрин развернулся кругом:

- Загрязнение! Знаешь, Мэри, пройдусь-ка я пешочком.

- Ну конечно. Народу здесь тысячи две, а сток только один. Да и воздух ненамного чище, чем вода. Дыму полно. Два градуса выше нуля. Не перегреешься?

- Перетерплю как-нибудь.

- А не хочешь прокатиться верхом на лодке? Только хвост подальше от кормовых электродов держи.

Дрин утробно забулькал - так смеялись ду'утиане. И правда, смешно - вообразить себя верхом на человеческой субмарине. Все же в этой идее что-то есть. Вода падалью провоняла до невозможности.

- Если носовыми плавниками работать не будешь, я смогу за них держаться передними ногами, и тогда хвост до электродов не достанет.

- Добро пожаловать на борт.

Он оседлал субмарину, обвил передними ногами гибкие, но прочные, как алмаз, плавники и, чтобы принять вертикальное положение, выпустил часть воздуха из плавательного пузыря. Лодка понесла его кверху, и вот он на поверхности. Как и предупреждала Мэри, воздух оказался гаже некуда, но все же терпеть было можно, если только рта не открывать.

Вскоре Мэри перебралась к нему через носовой люк. Поверх изоляции она натянула форменный комбинезон контролера, поэтому выглядела теперь точеной статуэткой. Дрин вспомнил, что люди, судя Друг о друге, отдают предпочтение визуальной информации. Он вынул из сумки жетоны контролера и прилепил их на передние плечи.

Прямо по курсу лежала поперек бухты надводная часть дамбы. Проем в ней был чуть шире субмарины и перегорожен воротами, такими массивными, что перед ними даже Дрин выглядел карликом. Охраняли их крепко сбитые человеческие самцы в перепоясанных одеждах; за ремни были засунуты длинные, тяжелые режущие инструменты. Кажется, их называют мечами.

- Отворить ворота! - выкрикнула Мэри.

Охранники даже не шелохнулись. Дрин предостерегающе похлопал ее языком по плечу, и она зажала уши ладонями. Он. набрал побольше воздуха:

- Планетарный контроль! Немедленно пропустить! Дрин кричал на две октавы ниже Мэри, выпуская воздух не

только из пузыря, но и из легких. Его обертоны на славу прорезонировали в караулке. С грохотом распахнулась дверь, со стен посыпались камни и куски гнилой штукатурки. Один охранник простер руки ладонями вперед - наверное, умолял замолкнуть. Другой кинулся в караулку и возвратился с парой цветных флажков, повернулся лицом к воротам и замахал флажками, принимая ничего не говорящие Дрину позы.

Вскоре раздался скрежет металла, стрекот потайных шестеренок, стук рычагов. Левая створка величественно отворилась. Что находится за воротами, Дрин знал по голоснимкам, но все же при виде каньона, открывшегося перед ним, не сдержал трепета. Он высунул из края рта отросток языка, опустил его в сумку и сомкнул пальцы на оружии.

Когда шум прекратился, нос субмарины вошел в полуотворенные ворота. И хотя между стенками дамбы и бортами оставались считанные дваосьми? лодка продвигалась вперед уверенно, с математической точностью соблюдая клиренс. Когда уже полпути было пройдено, с лестницы, находившейся сразу за воротами, на корпус лодки спрыгнул человек в красном. Спрыгнул очень ловко, даже не опустился на четвереньки, хотя субмарина шла на приличной скорости. Незнакомец посмотрел на Дрина, на Мэри, - явно пытался определить, кто из них главный.

- С кем имею честь? --хмуро спросил Дрин. Человек в красном выпрямился и огляделся, будто искал,

куда бы сбежать. Наконец посмотрел на Дрина:

- Йохин Бретц Краеземельный. Я ваш лоцман. Надо идти к городским воротам. Там с вами будет говорить Владыка Тэт.

- Йохин Бретц Краеземельный, я Мэри Пирс из Контроля. А это мой коллега лейтенант Дриннил'иб. Вы находитесь на моем корабле. Лейтенант Дрин в плавсредствах не нуждается. Мы прибыли, чтобы расследовать гибель в этой зоне нескольких ду'утианских первобытников.

- Ах вот оно что… Да это, наверное, игры китобоев и рыболюдей. - Бретц окинул взглядом подводную лодку: - Какая у вас осадка?

- Осадка? - Этого термина Мэри явно не знала. Дрин читал человеческую литературу по морскому делу, но промолчал, чтобы не вогнать в краску партнера.

- Да, осадка. Далеко отсюда днище этой штуковины? -. Примерно треть к-единицы, ответила Мэри.

- А в метрах сколько будет?

«Да ты у нас шовинист», - подумал Дрин.

- Чуть больше трех старых метров.

- Хо-хо-хо! Стало быть, киль на два ваших роста ниже ватерлинии?

- Да.

Лоцман покачал головой:

- Придется вам тонн тридцать скинуть, не считая рыбо-человека, чтобы на метр подняться. Иначе по каналу этому пройдете, он достаточно глубок, а вот дальше - сложно… Надо сразу брать круто влево и идти курсом на большую камнедробилку, ее с воды видать. По дороге чуть правее взять нужно, чтоб на течение попасть…

Дрин забулькал, и Мэри улыбнулась, догадавшись, что он смеется. Подводная лодка отлично пройдет по бухте с помощью эхолота или ультрафиолетового сканера. Услуги лоцмана совершенно излишни.

- Благодарю, мы справимся. Можете звать меня Мэри. А как прикажете к вам обращаться?

- Йохин, хотя «мистер Бретц» было б поуважительнее. Наконец они выбрались в бухту, округлый бассейн, полный

грязной воды. Воздух был безнадежно испорчен запахом рыбы и древесным дымом. На Дрина падали белые, хлопья пепла. Справа и слева по курсу на берегу стояли невзрачные деревянные дома. А впереди, за несильным течением, гнавшим на берег рябь, виднелась большая каменная стена, отвеснее и глаже, чем плотина. К этому причалу были пришвартованы деревянные суда, в том числе несколько круглых лодок шириной с рост Дрина, с треугольными парусами; а еще был солидный, примерно десять к-единиц в длину, корабль с прямым парусом. У него был странный, похожий на лезвие топора, выступ под носом и два ряда весел, позволявших ему, вероятно, ходить по морю в штиль.

- Эй, в бухте! - закричал Йохин. - Кто-нибудь поможет эту лодку крутануть?

И тут у него глаза полезли на лоб. Мэри даже пальцем не шевельнула, а субмарина развернулась сама. Дрин снова засмеялся, ухмыльнулась и его напарница.

- А скажите-ка, мистер Бретц,. нравится ли вам ваша работа.

Нравится, чего же… Кусок хлеба дает. Надо ж и самому питаться, и жену кормить. К тому же в обществе уважение. У меня даже парочка рабов в хозяйстве имеется. Я уж, почитай, полтора века в лоцманах… Да, работенка аккурат по мне. От добра добра не ищут.

- Рабы? - переспросила Мэри. - У вас есть рабы?

- А то! - ответил Йохйм. - Должен же при хозяйстве кто-то быть, пока я тут гостей встречаю. Жену трудом морить негоже, сами понимаете. А самому дома скучно. День-другой без моря - и на стенку лезешь.

- А как живется рабам?

- Да ничего живется… Кормлю вволю, а им, кроме жратвы, ничего и не надо. Не жалуются.

Дрин зашипел, но сразу понял, что человеческому лоцману этот знак отвращения незнаком.

- А ваши рабы… сами пошли в рабы? Йохин, недоумевая, повернулся к лейтенанту:

- Так я же их честно добыл, в справедливом бою. Правила игры они знали… Постойте-ка, мистер… виноват, лейтенант: А что вам за дело до моих рабов?

- По закону примитивный образ жизни можно вести добровольно. По принуждению же - ни при каких обстоятельствах.

- Вот что, приятель! Не я это все устроил. Но предупреждаю: захочешь у меня рабов отнять, получишь серьезные неприятности. Может, от них самих даже. Да и на что они тебе сдались? В школу их пошлешь, у роботов учиться? Или до конца жизни на свой пупок таращиться и медитировать? Пусть уж лучше мне пособят. - Лоцман повернулся к Мэри и махнул рукой на противоположный край бухты: - Вот что, дамочка. Давайте право руля и держите прямо на флагшток, что на крепости. Уж не знаю, как у вас это получится…

* * *


Подводная лодка повернулась, словно услышала команды лоцмана, и он с глубокомысленным видом кивнул:

- Слыханное ли дело: баба - капитан?! Но вы свое дело знаете.

- У меня хороший помощник, -улыбнулась Мэри. - Как я поняла, вы здесь и вон те суда с парусами водите? Без мотора и эхолота, не зная толком дна, ориентируясь почти наугад? Представляю, какой для этого надо иметь талантище.

Лоцман кивнул и обнажил в ухмылке зубы. Дрин понял, что Мэри старается приобрести симпатию туземца.,

Этот человек нашел то» что искала Гри'ил, когда променяла блага цивилизации на дикий берег. Он счастлив, хоть и совершает преступления, вероятно; даже не ведая, что творит. Можно ли это оставить без последствий, вот вопрос.

- Ты говорил про игры китобоев и ду'утиан. И что же это за игры? .

- Да вроде рыболюди стараются обхитрить китобоев. Те мясо теряют, ну, да их это устраивает, говорят…

Дрин утробным бульканьем выразил свое недоверие.

- И кто же в этих играх судья? - спросила Мэри.

- Да откуда ж мне знать? Может, Властелин Тэт. Сами его спросите, мы уже почти на месте.

Корпус подводной лодки находился намного ниже уровня причала, отчасти благодаря присутствию тяжеловеса Дрина. Но если спрыгнуть в воду, не увидишь, что будет происходить на суще.

Очень осторожно, придерживаясь за каменную стену, он свесил хвост с борта и поднялся на задние ноги, а рифлеными клешнями передних ног зацепился за кромку причала и подтянулся. У городских ворот их ждал человек, вероятно, сам Властелин Тэт. Он был на голову выше Мэри, облачен в серое. Все лицо заросло густым черным волосом, виднелись только глаза и нос. Его платье скрывало либо доспехи, либо избыток жира, которого у людей почему-то было принято стыдиться. Рядом с этим волосатым стояли его сородичи, держали копья с металлическими наконечниками. А за спиной у вожака первобытников, в некотором отдалении, стояло еще полсотни человек с допотопным оружием из дерева и бечевы.

Мэрй вскарабкалась по спине Дрина и с его плеча спрыгнула на каменную площадку. Получилось не слишком красиво, но главное - дело сделано. Дул довольно сильный ветер, и стоял изрядный шум, но Мэри, уходя с подводной лодки, пристегнула к поясу интерком. Камера все увидит и все запишет. Дрин слушал через наушники.

- Здравствуйте. Я Мэри Пирс, планетарный контролер.

- Вас сюда никто не звал, Мэри Пирс, - проворчал Властелин Тэт.

«Агрессивная бестактность», - констатировал Дрин.

- Как вас зовут? - спросила Мэри.

Волосатый промолчал, но зато камера отлично взяла его изображение! Оно отправилось в архив контроля, и вскоре оттуда пришла устная справка. С цивилизацией этот человек расстался в юности. Хоть и выглядит личностью властной, он мало интересуется тем, .что лежит вне его сферы влияния. Имя - Джекоб Лебрецки, известный еще как Властелин Тэт. Идентификация проведена по голосу и чертам лица.

- Если ответите на мои вопросы, мы очень скоро расстанемся, - пообещала Мэри.

- Контролер, не переоценивайте свои возможности. Властям до нас нет никакого дела, а Конвенция ваша драгоценная - что дышло…

«Выдаешь желаемое за действительное, приятель, - усмехнулся Дрин. - Пока ты контролера не убил, ты его не победил».

Но сейчас в этом дикарском гнезде контролеров раз, два и обчелся, и их миссия действительно может закончиться в любую секунду. Если этот самовлюбленный болван убедит себя, что насилие сойдет ему с рук..: Или если его убедит кто-нибудь из приспешников…

Дрин заговорил быстро, но не раскрывая клюва, поэтому слышать его могла только напарница - через наушник:

- Мэри, кажется, этот олух опасен. Он так давно порвал с обществом, что уже и забыл, какие сильные у нас тылы.

Она подняла руку - дескать, поняла, - но стояла по-прежнему лицом к Властелину Тэту.

- Кто-то убил ду'утианских первобытников, как минимум четверых, - проговорила она.

- И что, рыболюди обвиняют в этом нас?

- Мы нашли трупы.

- Что ж смерть приходит ко всем, и только неиспытанные живут вечно.

«Это же древняя ду'утианская философия, удивился Дрин. - Страцно такое слышать из уст неграмотного человека-первобытника. Ду'утиане от старости не умирают, но у них очень трудное воспроизводство населения, поэтому обычно хватает брачных поединков и несчастных случаев в суровых морях, чтобы его численность оставалась неизменной. А люди во время оно с помощью генной инженерии избавились от старения и бесплодия».

- Ведь это вы на них охотились, - напирала Мэри. - С кораблей, как на животных?

На протяжении удара сердца Лебрецки молчал, затем произнес:

- Суть гораздо глубже. Это состязание, все честно. На любой из сторон невозможен героизм, если невозможна смерть. А смерть позволяет нам рождать новых детей, не зараженных вашей машинной культурой.

Дрин зашипел, подумав о зловонной бухте, о человеческих рабах, об увечных диких женщинах из «своего» гарема. Шипение не осталось незамеченным человеком, хоть и вряд ли тот понимал, что оно означает.

- Мистер Лебрецки, судя по вашему комментарию, вы поняли, о чем я говорю. Кровавым играм нужно положить конец, а виновных необходимо переобучить. Попробуете их укрыть - сами отправитесь на переобучение.

Волосатый вскинул руку, словно хотел ударить Мэри. Но одумался и опустил кулак. Наверное, этот невежда так увяз в преступлениях, что всерьез собирался напасть на контролера. Дрин сунул манипулятор в сумку, где лежал пистолет. Движение его языка осталось незамеченным, а если и замеченным, то непонятым.

- Женщина! Передай своему начальству, что присутствие контролеров на этой земле - оскорбление. Передай, что вмешательство в нашу культуру- это нарушение права людей жить и умирать так, как они считают правильным. Передай, что мы никого не убивали. А когда снова захотят нас допрашивать, пускай присылают не бабу и не рыбу.

- Загрязнение! - возмутился Дрин, -- Жертвы были заколоты, разрублены! Мэри, будь осторожна!

А Властелин Тэт между тем продолжал:

Заруби себе на носу, контролерша; не было никаких убийств.. А сейчас пощда вон,.а не то мы попробуем тебя вышвырнуть. Может, вооружена ты и получше, зато нас много, и мы погибнуть не боимся.

- Дрин, обратись-ка ты клетианам насчет поддержки. - попросила Мэри вслух.

Дрин уже собрался повторить то, что проделал несколько часов назад, но вдруг сообразил: слова Мэри адресованы на самом деле Лебрецки.

- Лебрецки, ваше личное отношение к случившемуся меня не интересует. Кто-то нападает на ду'утиан и закалывает их гарпунами, и это не что иное, как убийство, и если, к примеру, вы сейчас нападете на меня и зарежете, это тоже будет убийство. С мотивами позже разберется культуроведческая комиссия, а моя работа - положить конец кровопролитию- Отвечайте, кто совершает Преступления.и где он прячется.

Дрин напрягся: Мэри, искренне желая стереть с репутации своей расы. пятно позора, шла на чудовищный риск. Лебрецки на своей земле, а она здесь чужая.

И тут здоровенный человек, словно подтверждая мысли лейтенанта, вынул длинный нож. Мэри отпрянула и выхватила пистолет. Дрин передвинул в сумке манипулятор и ощупью набрал код на портативном интеркоме. До сих пор он всю поступающую информацию отправлял в штаб контроля - на тот случай, если Властелин Тэт окажется чересчур негостеприимным.

- Шутки в сторону! - воскликнула Мэри. - Лебрецки, бросайте оружие и ложитесь. Все, вы арестованы. По прибытии в штаб Контроля сможете выразить протест.

- Мэри!.. - всполошился Дрин.

Но было поздно. Мелькнула в стремительном движении рука Лебрецки, и нож полетел в Мэри. Но пистолет автоматически взял его на мушку, выстрелил, и «умная» пуля безошибочно самонавелась на холодное оружие.

Несколько секунд два человека молчали, прожигая друг друга взглядами, но тут Лебрецки вспомнил, что на его стороне численное преимущество. Должно быть, он дал своим какой-то знак. Добрая сотня стрел полетела в Мэри, а несколько штук и в Дрина. Контролеры едва успевали отстреливаться. Вскоре Мэри получила ранение.

- В ногу попали, - с профессиональным спокойствием сообщила она. - Дрин, пора сматываться.

Дрин взревел и с невероятным перенапряжением сил - на такое при крайней необходимости способен любой представитель его расы - вскарабкался на причал и бросился к Мэри. Пока ошалевшие от неожиданности арбалетчики таращили на него глаза, он выбросил язык к раненой напарнице. Вот сейчас он схватит ее манипулятором за ногу и подтянет к себе… Но тут первобытники спохватились.

Одним отростком языка Дрин тащил к себе Мэри, а другим посылал «умные» пули в ноги арбалетчиков. Двигаясь медленно, Мэри представляла собой недурную мишень, однако в нее больше не попадали. Зато попадали в Дрина, хотя пистолеты напарников и сшибали с траектории десятки арбалетных болтов. Попавшие в Дрина снаряды вызывали зуд, как иглы громадной кинжальной улитки, но ни один вроде бы не прошел через жировой слой. Глаза тоже оставались целы.

Кое-кто из людей устремился в атаку на Дрина с мечом наголо. Он дал им приблизиться, потом шустро развернулся и махнул хвостом. Вмиг вся эта сторона причала оказалась очищена от носителей улиточьих мозгов. Крепко схватив Мэри клювом, Дрин прыгнул в воду следом за ними.

- Не дыши, - велел он в полете и упал в воду, постаравшись поднять как можно больше брызг. Противник был деморализован провалом своей атаки, к тому же корпус субмарины отгородил его от контролеров. Не теряя ни одного драгоценного удара сердца, Дрин помог Мэри пробраться через люк подводной лодки. А потом, помня об убитом гарпуном хозяине лежбища, Дрин прямиком устремился к воротам бухты. Ее Он пересек стремительно, не ныряя, лупя хвостом по воде, а на мелководье работая ногами. В этот раз ему было не до брезгливости - он и забыл, что вода в бухте отравлена.

Оглянувшись, Дрин снова увидел первобытнйка с флажками. Тот махал как угорелый. Лейтенант нырнул и сразу услышал скрежет - это затворялись ворота дамбы. Он вынырнул и заметил, как отходит от причала большой весельный корабль. Погоня!

Канала в плотине Дрин достиг задолго до подводной лодки и стремительно проплыл до его конца. Но массивные ворота были уже заперты. Он толкал, он бил клювом, он гнал по каналу мерзкую бурую воду ударами хвоста, но воротам было все нипочем.

Он снова вынырнул и осмотрел стены канала. Не совсем отвесные, расширяются примерно на половину к-единицы через каждые две к-единицы подъема. И в- бетоне полно дырок, подходящих для клешней. Да, перелезть через стенку можно запросто.

Но сначала он заревел на охранников, потребовал отворить ворота. Они не подчинились - чего и следовало ожидать. Зато как приятно было развалить резонансом караулку! Дрин оглянулся: субмарина входила в канал, а весельный корабль настигал ее.

- Мэри, как дела, - спросил Дрин через коммуникатор.

- Стрелу вынула, рану заклеила, костюм тоже. Болит… Теперь долго бегать не смогу. Что-то меня таран беспокоит.

- Таран?

- У этой галеры очень крепкий и массивный нос, целый куб весит, похоже. Это специально, чтобы ломать и пробивать. А у тебя как дела с воротами?

Таран весит целый куб? Это же почти в квадросьмь больше, чем весит сам Дрин. Загрязнение!

- Не везет так не везет, печально сказал он. - А может, твоя лодка ворота пробьет?

- Попробую стукнуть по решетке под водой. Похоже, это уязвимое место.

Дрин, прижавшись к каменному берегу канала, следил за проплывающим под ним горбом подводной лодки. Через удар сердца раздался приглушенный грохот. Ворота выдержали.

- Мэри? - спросил он.

- Со мной все в порядке. И даже что-то получилось как будто. Сейчас отойду и еще разок приложусь.

Она ударила, но вреда воротам причинила не больше, чем в первый раз.

- Дрин, ты ведь можешь перелезть через дамбу. Давай-ка, дружок, чеши отсюда.

Весельное судно первобытников на полной скорости влетело в канал. Как пить дать, эти люди затеяли раздавить й Дрина, й подлодку между тараном и воротами, Собственный материальный ущерб в расчет не брался совершенно. «За веслами, - Подумал Дрин,-- сидят рабы; может, им и невдомек, что корабль несется на запертые ворота и что их хозяева надеются избежать переобучения, убив двух контролеров».

Но поднять восстание рабов или убедить хозяев в нелепости их затеи сейчас не было никакой возможности. Дрин кинулся на стену, и все его ноги нашли под водой на камнях зацепки для клешней. Он осторожно вскарабкался на почти вертикальную дамбу. Но едва высунулся из воды, клешни заскользили по мокрым, замшелым камням, и он сорвался. Хотел еще раз подняться, но тут увидел, что подводная лодка всплыла и, набирая ход, устремилась обратно, к весельному судну.

- Мэри! - закричал он, позабыв об интеркоме.

- Из-за меня влипли, мне и расплачиваться. Лучше пойти на дно в бою. - Слова она выбрала отважные, но голос предательски дрожал. - Прощай, друг! Удачи тебе!

Дрин наполовину высунулся из воды и, дыша как в параличе рыба, следил за столкновением человеческих кораблей. Раздался ужасающий треск дерева и скрежет металла. Как в замедленном фильме, таран вздыбился над подлодкой, и каменные стены передали Дрину адскую какофонию - это киль субмарины стачивался о твердое дно канала. Инерция несла оба гибнущих судна по каналу; почти не теряя скорости, они, точно поршень, двигались на ворота дамбы.

Для Дрина оставаться на месте означало верную гибель. Он соскользнул в воду и что было сил поплыл к воротам. Может, сошедшиеся в смертельном поединке исполины остановятся прежде, чем он доберется туда.

Едва Дрин очутился под водой, на него обрушился кошмарный, душераздирающий треск. Загрязнение! Похоже, пробит корпус подлодки. Лейтенант вынырнул и оглянулся. Из воды торчали хвост и нос субмарины. Корабль первобытников все наползал на один из фрагментов лодки, а потом завалился набок, уперевшись тараном в стену канала. Кормой он ударился в противоположную стену; с пронзительным скрежетом и треском отломился таран, и разбитое весельное судно застряло накрепко. Как рыба из разорванной сети, посыпались люди; некоторые были ранены обломками весел. Вся эта куча мала остановилась в какой-то к-едйнице от ворот.

- Мэри? - крикнул Дрин в интерком.

Никакого ответа. Из выступавших над водой обломков сочился дым - это разрушение нагревательных устройств весельного судна вызвало пожар, а может, взорвалась энергетическая установка на подлодке.

Дрин устремился к месту крушения, отталкивая кровавые обломки гребного судна от корпуса подлодки. Вокруг него барахтались уцелевшие, и тем, кто пробовал лезть на стены, это удавалось ничуть не лучше, чем Дрину. Надеясь, что время еще есть, Дрин ухватился клювом за стоявшую прямо мачту, неистовым рывком всего тела сломал ее. Получилось, как он хотел, - мачта упала топом на верхний край дамбы.

- Полезайте! - прокричал он уцелевшим.

Кое-кто из людей его понял и, даже не задумываясь о причине такого великодушия, поспешил вскарабкаться на мачту. Среди них был рыжебородый здоровяк - тот самый, вспомнил Дрин, который несколько недель назад бросал Дрину оскорбления с палубы другого корабля. Человек и ду'утианин с ненавистью посмотрели друг на друга, но Дрину сейчас было не до арестов.

В безумной спешке, не думая о своих ожогах и ссадинах, он сбросил, столкнул обломки с корпуса искалеченной субмарины. Та уже была заполнена водой. Дрин высунул язык и ощупью, по памяти нашел рубку. Мэри в кресле рулевого не оказалось, но он почуял ее кровь. Обыскал маленький отсек обеими ветками языка. Обнаружил акваланг, схватил, обрадовавшись. Еще несколько драгоценных секунд - и Мэри найдена. Неподвижная, она лежала в маленьком воздушном кармане у задней переборки.

Обвив языком, Дрин спрятал женщину, как только что вылупившегося ребенка, в рот. В горле застряли ее ноги, было больно, нр все же ему удалось закрыть клюв. Потом он решительно проторил себе дорогу обратно, на час запасся воздухом и снова нырнул в грязную воду. Досадуя на свою чрезмерную плавучесть, добрался до деревянной решетки и вцепился в нее клешнями. Во рту было тесно языку и Мэри, поэтому он с ловкостью фокусника высунул ствол языка, а ветки с манипуляторами остались внутри. Затем Дрин опустил голову и выжал воду из легких в клюв, а уже изо рта он ее вытеснил воздухом, который был в плавательном пузыре.

Мэри шевельнулась. Неужели приходит в себя? Лишь бы сразу поняла, что происходит, лишь бы не запаниковала.

Тут он почувствовал, как левая ее рука постучала по его пальцу. Похоже на осмысленный жест. Что ж, есть надежда, что внутри у Дрина все в порядке. Теперь можно разведать, что творится снаружи.

В воде - мрак, обломки. Низко в антарктическом небе висит Аурум, значит, сверху Дрина не видно. Он решил выяснить, крепко ли досталось воротам в том месте, где по ним ударилась подлодка. Кое-где наружный ряд больших бревен расщеплен в мочало. Но дальше все цело - нигде не протиснуться.

Он ощутил во рту движение - теперь уже явно сознательное.

- Дрин, я вполне очухалась, выпусти меня.

Мэри говорила ему в самое ухо, и это была лучшая новость с тех пор, как его угораздило залезть в сточную яму первобытников. Придерживая Мэри языком, он выпустил воздух из клюва и напарницу вместе с ним.

- Как самочувствие?

- Неважно. Зато, кажется, все кости целы. Устала жутко. Чувствую, вода в легкие попала. - Она медленно подплыла к решетке и осмотрела поврежденные ворота. - Кажется, мне не удалось проделать тут дырку.

- Похоже на то.

Значит, они в ловушке. Оба долго молчали.

- Дрин, слышишь? А нельзя ли как-нибудь подвести их к мысли, будто мне удалось сбежать? Может, тогда они ворота отворят, а? Чтобы за нами погнаться, или чтобы обломки отсюда убрать…

Ячейки решетки были слишком мелки даже для Мэри - наверняка делались с расчетом на человека. А вот язык Дрина пролезть мог, хоть и недалеко. Но, может быть…

- Я попробую продуть за решетку мусор.

- Валяй, пробуй!

Он пристроил дыхало между невредимыми бревнами и дунул. Обломки расшвыряло по сторонам, но кое-что наверняка оказалось за воротами. Контролеры ждали, казалось, целую вечность. Дрин уже хотел предложить новую лобовую атаку, и тут раздался глухой треск.

Они снова ждали. Однако ничего не происходило.

И вот снова треск! И Дрин как будто уловил дрожь.

- Кажется, пытаются открыть, - сообщил он. - Похоже, от твоего удара заклинило ворота. Вот типичный случай, когда человек поступает необдуманно, под диктовку эмоций, а не логики и.;.

- Дрин, это у тебя и твоих сородичей глаза не Только вперед смотрят, но и назад. И все-таки позволь мне, такой недальновидной, дать совет: перестань философствовать и помоги нашим приятелям ворота отворить.

Мэри была стопроцентно права.

На этот раз клешни держались за каменное дно крепко, бороться е гравитацией не приходилось, и Дрин мог работать в полную силу! Он дождался скрипа, означавшего новую попытку отворить ворота, и толкнул створку. И тотчас отпустил ее - дальше она пошла сама со скрежетом и хрустом.

Дрин и Мэри, прячась под слоем плавучего мусора, выплыли, вернее, позволили течению вынести их за ворота. А затем Дрин поплыл сам, изо всех сил, и Мэри держалась за его ногу. Лишь немало времени спустя, решив, что теперь Властелину Тэту их не увидеть за горизонтом, Дрин вынырнул ' на поверхность и перевернулся на спину; Держа Мэри, как новорожденного, между передними ногами, он предоставил Печке и Ауруму согревать ее своими последними лучами, а сам глубоко дышал ртом, чтобы остыть и набрать кислорода взамен растраченного. Мэри Притихла - от изнеможения, предположил Дрин. И удивился, когда вдруг она села и крикнула:

- Дрин, гляди! Инверсионный след! Это наконец прибыл Ду Тор.


Когда сила заведомо бесполезна, любая раса прибегает к логике. В тех же случаях, когда назревает иррациональный физический конфликт, настоятельно рекомендуется привлекать крупного ду'утианского контролера. Если необходимо применять силу в труднодосягаемых местах, незаменимы люди. Когда требуется незаурядный ум и здравомыслие, существенную помощь окажет клетианин. Но нельзя допускать, чтобы при этом жизнь клетианина подвергалась опасности.

«Справочник планетарного контролера.

Комплектация групп».

…Репродуктивная связь такова, что индивидуумы приобретают психологическую зависимость друг от друга. Клетианин редко переживает смерть брачного партнера, и в коллективной памяти этой расы неизвестны случаи, когда кто-либо желал бы для себя иного исхода. В подобных обстоятельствах любые попытки спасти клетианину жизнь обречены на провал, в связи с чем предпринимать их не следует.

«Справочник планетарного контролера.

Медицинское приложение».


Встреча с клетианским самолетом произошла, если смотреть из города Властелина Тэта, как раз за горизонтом, на пляже необитаемого острова с огромной гранитной скалой. Скала эта оказалась очень кстати - прекрасно защищала от приполярного ветра. После обмена приветствиями бригадир Ду Тор и его помощница занялись выгрузкой припасов.

Мэри от изнеможения не стояла на ногах, и Дрин выкопал для нее в песке большую яму, набрал плавника и развел костер. Потом она все-таки превозмогла усталость и, прихрамывая, пошла стирать одежду и мыться в холодной воде. Когда Мэри вернулась к костру, Дрин заметил на ее коже восхитительный синеватый оттенок.

- Н-не б-беспокойся, - сказала она Дрину, конвульсивно содрогаясь под одеялом. - М-мы т-так тепло в организме в-восстанавливаем…

Ду Тор и его спутница расправили крылья и взмыли в воздух, чтобы наловить для Мэри рыбы. А потом насмешливо щебетали, когда она самое вкусное выбросила, а оставшиеся мускулы довела на плоском камне у костра до почти полного разложения. Дрин мечтательно подумал, что по пути к пляжу, где ждет Гри'ил и компания, он тоже подкрепится на славу.

- Извините за опоздание, - сказал по-английски клетинанин. Его гортанный, певучий голос звучал гораздо ниже, чем у Мэри, что и неудивительно - Ду Тор весил вдвое меньше. - Мы думали, что вы уже разобрались с Тэтом и ждете нас.

- Мы пробовали с ним разобраться, - рассмеялась Мэри, - да получилось не так, как ожидалось. Жалко, нет у нас крылышек. Представляешь, Дрин: запахло жареным, а мы раз - и упорхнули.

- Не понимаю, зачем первобытникам столько орудий труда, - проговорил Ду Тор.

- Нашей жизнью они не интересуются. Конвенции не знают, эволюционного давления на себя не испытывают, - предположил Дрин. - Лучшие бойцы погибают в схватках. Обычно лучшие бойцы - это те, у кого оружие лучше. И вообще, сила есть, ума не надо. - Еще не скоро он позабудет идущий прямо на него громадный таран. - Вряд ли Властелин Тэт и его люди знают толком, почему Конвенция запрещает технологическое развитие этих территорий. Они восстают против всего, что хотя бы отдаленно напоминает образование.

- С точки зрения человека, существует коренное противоречие между «возвращением к природе» и «отсутствием технологии», - объяснила Мэри. - Потому что в человеческой натуре делать инструменты и пользоваться ими. Когда первобытники вновь изобретают колесо, это в пересчете на душу населения означает тяжелый труд и безжалостное загаживание природы. - Мэри подобрала гальку и забросила в море. - По тому же принципу мы получаем игры, в которых ставка - лидерство, и побеждают самые свирепые, а неудачники получают рабство в той или иной форме. И все это давно сходит первобытникам с рук, и уже появляются предприимчивые жлобы, готовые обзавестись собственными миниатюрными империями, а что будет дальше… - Она грустно покачала головой. - За примером далеко ходить не надо - Властелин Тэт явно злоупотребил нашим невмешательством. Но его судьбу пускай решает Совет. А мы должны разобраться с убийцами.

- Возможно, ты права, - задумчиво проговорил Дрин. - Но я сомневаюсь, что твои доводы касаются только одной расы. С философской точки зрения, Тэт не может стремиться к копированию людьми ду'утианского обычая, но, боюсь, мы знаем далеко не всю правду. Человек по имени Джекоб Лебрецки, защищая свое право на охоту, защищает и ду'утианСких первобытников. Во всяком случае, у меня сложилось такое впечатление.

- Что, ду'утиане помогают себя кромсать? - прощебетал Ду Тор. - Что-то у меня это в голове не укладывается.

- У меня тоже не укладывается, если рассуждать в социальном плане. Но ду'утиане - индивидуалисты по своей природе. - Дрин медленно покачал головой из стороны в сторону. - Хочу задать Гри'ил несколько вопросов, хочу побольше узнать о покойном хозяине пляжа и его гареме. У меня возникли кое-какие предположения Насчет последней жертвы.

- Кстати, его звали Глодего'алах, - сообщил Ду Тор. - С Северного полюса уплыл разочаровавшимся студеном, случилось это кубосемь великих революций назад. Среди первобытников тоже счастья не узнал, но приобрел репутацию ду'утианина солидного и ответственного. Вон, гарем содержал. Это дело хорошее. Мы свою работу сделали. - Клетианин горделиво расправил прозрачные жесткие крылья.

- Да, - произнесла его подруга, и Дрин удивился - впервые при нем она обронила слово. До сего момента Го Тон вела себя замкнуто, пассивно. В клетианских парах кто-то может доминировать, но эти пары всегда неразлучны. Разводы - явление неслыханное, также как вдовы и вдовцы. Го Тон для подчиненной была необычайно прямолинейна, но супружеские пары контролеров обычно ведут себя более независимо, чем другие клетиане.

- Ты принес ду'утианский нейрокоммуникатор? - спросил Дрин. .

Ду Тор порылся в куче выгруженного снаряжения и достал упакованный в стеклоткань прибор величиной со сложенную человеческую палатку.

- Держи.

Дрин поместил его в сумку. Встроенная антенна нейрокоммуникатора улавливала и расшифровывала импульсы нервной моторики - в тбм числе и те, которые посылались утраченным органам. Когда дойдет до разговора с Гри'ил, у нее будет возможность ответить.

Клетиане доставили также палатку и складную байдарку для Мэри. Палатка отлично поместилась в вырытой Дрином яме, входным отверстием к костру. Когда жилище приняло запрограммированную форму, Мэри повернулась к своим товарищам.

- Вот это настоящий лагерь, - сказала она. - Его-то и подразумевает большинство из нас, когда возникает желание вернуться к природе или пожить в примитивных условиях. Однако, как видите, наш лагерь вовсе не примитивен. И он не социален, мы обычно стараемся удалиться от других, людей в таких случаях. А ситуация с Тэтом вообще-то не очень Характерна для моего народа…

- Мэри, да почему же она должна быть более характерна для твоего народа, чем для нас или для клетиан? - перебил ее Дрин. - Да, волею судьбы ты тоже человек, но это не значит, что ты несешь за Тэта и его присных какую-то особую ответственность. Так что не надо оправдываться.

- Го Тон согласна, - произнесла подруга Ду Тора. - На этой планете цивилизация одна, одна на всех. Это и есть главная цель Тримуса. А если нет, То кубосемь лет ее существования напрасны. Мы - глаза Тримуса. Мы должны были раскрыть преступления, не дожидаясь смертей.

- Любой ду'утианин учуял бы это бандитское логово за дваосьмь длины экватора, - с горечью произнес Дрин. - А я дал маху.

- С… спасибо, - сказала Мэри. - Я просто… - Она затрясла головой, издавая звуки человеческого горя. А может быть, на этот раз этим выражалось облегчение.

Дрин высунул язык и обвил пальцами ее руку, и она ласково сжала его манипулятор в ответ и обнажила зубы в широкой улыбке.

- Завтра мы все отправимся на лежбище и попробуем разобраться, - сказал Ду Тор. - А сейчас надо отдохнуть.

- Вы отдыхайте, - задумчиво произнес Дрин, напомнив, что ду'утиане не спят в длинную белую Ночь полярного лета. - А мне надо поесть, накормить гарем И Подлечить раны морской водой. На пляже увидимся. Мэри, будь осторожна.

Она прижала его пальцы к своему телу в том месте, Где оно было особенно жарким и пахучим, и от неожиданности он лишился дара речи. Мэри, видя растерянность Дрина, отпустила его язык.

- Ты тоже зря не рискуй.

Он осторожно попятился от костра, чтобы ничего не опрокинуть. За пределами лагеря обернулся. То есть сначала тело его повернулось к воде, а потом й разум вспомнил о ней, а также о служебном долге. Ушибы и ссадины разболелись не на шутку, но все-таки они могли подождать. Что-то не давало ему покоя, какое-то глубинное побуждение, пожалуй, такое же сильное, как инстинктивная.тяга к гарему, который выбрал Дрина своим кормильцем и защитником Он никак не мог понять, почему люди, даже такие дегенераты, как Властелин Тэт и его шайка, могли ни с того ни с сего устроить охоту на ду'утиан. Да еще подвести под смертоубийства целую философскую базу, причем объединившись в этом деле со своими жертвами. Нет, за этим явно кроется нечто столь же необычное, сколь и опасное! Может, с помощью Гри'ил удастся что-нибудь понять?


Необходимо допускать развитие планетарной цивилизации; необходимо допускать и даже поощрять эксперименты, поскольку знания распространяются только через перемены.

Конвенция и Статут планеты Тримус. Статья № 5.

* * *


Пока Дрин добирался до гарема, Аурум успел подняться высоко над Печкой. Ду'утианин выбрался на пляж с полным ртом рыбы, и пока распределял улов по голодным клювам, звезда продвинулась к западу на дваосьмь радиан. Да, нелегкая это работа - насытить такую ораву… Дрин неревел дух, распаковал нейрокоммуникатор и направился к Гри'ил.

Она колебалась - отвращение ко всему искусственному явно успело укорениться. Но недаром Гри'ил была самой сообразительной 6 этом гареме. Понимая, как важен разговор с Дрином, она вскинула голову и пошла к нему навстречу. Лейтенант надел на нее колпак.

- Ему понадобится время, чтобы настроиться на тебя. Сначала будет сбоить и тормозить, а потом вы приспособитесь друг к другу. Ну а теперь назови свое имя, только целиком, Ц повторяй, пока устройство не запомнит его как следует.

С шестой попытки нейрокоммуникатор внятно произнес «Гри'иллабода»; к этому времени Грил .чуть привыкла к машине. Постепенно она научилась довольно сносно говорить с его помощью.

- Отлично, - похвалил Дрин. - Я буду записывать, так что давай-ка представься для начала.

- Я Грй'иллабода, супруга Дриннил'иба. Здорово! Просто нет слов!

- Грил, ты меня извини, но я планетарный контролер, а не первобытник. А забочусь я о тебе по долгу службы, а не как муж.

- Ты заменил хозяина лежбища. Ты был в интимных отношениях с его вдовами.

- А что еще оставалось? Но я сюда не роды принимать явился, а расследовать преступление.

Несколько ударов сердца она молчала, и он слышал волны и морских птиц.

- Дриннил'иб, я дочь Слора'аналты и Броти'илиты. Ты кого-нибудь из них знаешь?

- Историка знаю…

- Того, кто рассказывал древние легенды о вольных морях и вырастил дочь романтиком. В школе мне было скучно, я познакомилась с морским бродягой. Он привел меня в эти края, ускорил функцию моих яичников, а потом отнял язык.

- Глодего'алах?

- Нет. Глодего'алах случайно проплывал, увидел, что тут происходит, одолел бродягу в поединке и переправил нас на это лежбище. Думал, что здесь мы будем в безопасности. Но заплатил жизнью за свое милосердие. И кажется, такая смерть здесь не редкость.

- Жаль, что я плохо думал о Глодего'алахе. Мы разыскиваем убивших его людей… Кстати, погибли еще четверо ду'утиан. Ты кого-нибудь из них знала? Были у них тут семьи?

- Однажды Глодего'алах заметил, что из-за человеческого браконьерства гаремы научились с лёгкостью менять своих хозяев. Корабли людей заходят в проливы между островами и паковыми льдами, где ловят рыбу хозяева лежбищ.

Дрин кивнул:

- Когда я был там по долгу службы и уже возвращался домой, сам едва не погиб от гарпуна. Этим людям убивать не в диковинку - заметив меня, сразу начали стрелять. По-моему, кто-то должен им объяснить, что не надо больше так делать. .

- Морские властелины ни во что не вмешиваются, - презрительно молвила Гри'ил. - Считают, что так и надо: люди уничтожают слабых ду'утиан и от этого крепнет раса. Мол, кровь очищается от врожденных пороков цивилизации… Но Глодего'алах вовсе не был слабаком.

- А я в этом и не сомневаюсь нисколько. Ты сказала «морские властелины». О ком речь?

- Вольные бродяги, берут на обоих полюсах что хотят. На южном полюсе они хозяева лежбищ, а плывут на север - получают блага цивилизации. Они… у людей есть меткое словечко… Лицемеры, вот кто они.

- А если морской властелин не возвращается на юг?

- Если не возвращается, гарем не остается надолго без хозяина. Появляется очередной морской властелин, забирает себе овдовевшую семью. Похоже, когда один из властелинов гибнет, остальные об этом каким-то образом узнают.

Дрина беспокоила пассивность Гри'ил; впрочем, наверное, дело тут в элементарном приспособленчестве. Ранняя история ду'утианской расы мало отличалась от человеческой в лучшую сторону. А в некоторых отношениях была еще хуже. Что же до клетиан, то они в долгом космическом рейсе опустились до каннибализма. Вспомнив об. этом, Дрин даже содрогнулся. Но продолжать этот разговор было необходимо - вдруг удастся нащупать что-нибудь важное.

- Гри'ил, как вышло, что ты осталась без языка?" Неужели она безропотно пошла на ампутацию?

- Но ведь это - традиция… Так сказал морской властелин, который прогнал моего первого мужа; Настоял после первого спаривания, говорил, если не соглашусь, он не примет мое яйцо. Ну а еще… Даже объяснить не могу. Что-то заставляло меня подчиниться, и пускай приливы судьбы несут мою плоть… Короче говоря, я не сопротивлялась. В ту пору он для меня был все равно что бог.

Согласиться на увечье - или умереть… Чудовищная жертва, чтобы попасть в первобытный рай. О, загрязнение! И каким надо быть чудовищем, чтобы…

- Как его звали?

- Гота'ланншк.

Тот самый грубиян из «Крагуна»! Дрин зашипел от возмущения:

- Ты с ним знаком?

- Встречались. Вот что, Гри'ил, а поплыли-ка на север. Лечиться.

- Мы теперь твои. Я должна быть с тобой, должна подчиняться тебе. И у меня яйца, не забыл? Или для таких, как ты, цивилизованных, это никакого значения не имеет?

Из этих яиц едва ли стоит вылупляться детям, подумал Дрин. Два отца. Тесты не проводились. Семьи нет. Роды не санкционированы…

- Гри'ил, тебе срочно надо в больницу. Мой долг - исправить содеянное извергом Гота'ланншком, если это возможно. И не допустить, чтобы подобное случилось с другими. Уговоришь остальных вдов плыть? И сколько еще калек на этих островах? Можно их всех спасти? Если придется, даже силой? .

- Ну, если мы отсюда уплывем, то и они не останутся. Хотя не знаю, чем это им поможет.

- Восстановим языки. Научим говорить, зачислим в школу.

- Но они же здесь вылупились. В самые важные годы их мозг не развивался.

Чего-то подобного и боялся Дрин. Бедные женщины…

- Но все-таки попытаться мы должны. Найдем для твоих подруг погнесчастью необитаемый остров на севере и обеспечим уход. Ас тобой как быть? Что случилось - то случилось, но ведь ты; все-таки можешь вернуться…

Куда вернуться? На этой планете мы живем вместе с людьми и клетианами, за что платим очень высокую цену. Эта цена - ду'утианский образ жизни. Уже сколько веков мы добровольно идем против собственной природы! Я не выдержала и показала всему этому хвост. Я выжила в этих суровых морях. Я не погибла на лежбище среди дикарок. И теперь ты предлагаешь вернуться на север, запихать свою душу в смирительную рубашку и слушать день-деньской назидания ханжей? Да я лучше умру!

О, загрязнение! Неужели она так ничему и не научилась? Впрочем, истины в этом вековом споре не найти. Цивилизация Тримуса создана для тех, кто согласен относиться к ней серьезно.

- Мы не собираемся учить тебя, как надо и как не надо жить. Уверен, никто не посягнет на твое право на уединение.

- Да, на уединение зверя в зоопарке! Дриннил'иб, ты нас спас, ты нас накормил. Ты нас хочешь? Скажи, у тебя есть желание владеть нами и защищать нас? Или ты в угоду Конвенции позволил людям изменить твой пол?

Дрин застонал. Да, он хотел ее, но не хотел ее хотеть. По крайней мере такую, какая она сейчас.

Но объяснить ей он ничего не успел - пока искал правильные слова, раздался гул пропеллеров. Мэри! До чего же вовремя! Самолет опустился на винты, откинулся люк. Дрин пошел встречать напарницу, а Гри'ил, воткнувшая клюв в гравий, осталась.

Но Мэри Дрин не увидел.

- Мэри? - с тревогой позвал он.

Ду Тор откинул занавес в проеме люка, что-то прощебетал в свой интерком, и за его спиной опустилась грузовая Дверь. Ну, конечно, запоздало сообразил Дрин, - кабина клетианского самолета слишком тесна для человека. Даже из загроможденного грузового отсека Мэри удалось выбраться не сразу.

- -Дрин, я здесь!

- А я ужасно рад тебя видеть!

Он рассказал о морских властелинах:

- Так что у людей-охотников, похоже, есть сообщники среди ду'утиан. По крайней мере есть сочувствующие. Новее эти факты пока еще неважно плавают в моей голове.

- Выживают сильнейшие, проворнейшие, умнейшие. Это мне понятно. Так ты думаешь, Тэт служит вольным бродягам «санитаром моря», если можно так выразиться?

- Да, это вписывается в нашу версию. Но мне кажется, Властелин Тэт со своей бандой варваров не только помогает бродячим ду'утианам. Этим людям очень нравится охота в море. Чем больше риска, тем лучше.

- И тут возникает вопрос: имеем ли мы право вмешиваться? - вступил в разговор Ду Тор.

- Разумеется, имеем! - воскликнул Дрин. - Ведь гибнут разумные существа.

Мэри тяжело вздохнула и показала в небо:

- Дрин, там сейчас полным-полно существ, которые помнят свою родину, но генетически изменились настолько, что нас теперь считают примитивами. Проблему с Властелином Тэтом они могут решить в мгновение ока, и никто при этом не погибнет. Но устроит ли это нас?

- Это наверняка устроит тех, кто в результате останется в живых.

Мэри отрицательно покачала головой:

- Допустим, легко можно устранить ту часть нашего естества, которая привела ко всем этим неприятностям, но кем мы после этого станем? Смерть, даже случайная, может играть оправданную роль в обществе, которое ставит свои интересы выше интересов индивидуума. И мы,- вероятно, должны смириться с этим, чтобы сохранить собственную индивидуальность.

- А по-моему, - возразил Дрин, пожалуй, чуть громче, чем было необходимо, - такие темы следует обсуждать на Планетарном Совете, а наша работа - до принятия им решения не допускать самоубийстве Если будет когда-либо принято решение. У меня теперь на руках четыре физически изувеченные женщины, и у трех из них вдобавок пострадала психика. И этих ду'утианок надо доставить туда, где они получат надлежащую защиту и уход. Не заняться ли нам сейчас ими и не отложить ли остальное до лучших времен?

- Согласен, - прощебетал Ду Top. Мэри молча кивнула.

- Гри'йл, а можно как-нибудь объяснить остальным,-что путешествие будет долгим?

- Если я поплыву за тобой, поплывут и они; - ответила Гри'ил, как показалось Дрину, с холодком. - Но охотники

будут следить.

- А за ними будет следить вся планета! -- грозно пообещал Дрин. - И они не посмеют ничего сделать.

- Я с тобой, - сказала Мэри. -i В мундире со всеми регалиями. Пусть хотя бы знают, с кем имеют дело.

Дрин решил не напоминать о том, сколь мало впечатления произвели ее мундир и подлодка на обитателей бухты Тэта.

- А мы сверху будем прикрывать, с пушками и громкоговорителями, - распахнул крылья Ду Тор. -.Самолет может летать на автопилоте, так что нас будет целое звено.

- Это так, - подтвердила его подруга, и небольшой караван отправился на север.

* * *


На следующее утро Дрин двигался впереди; ноги и руки Мэри приятно согревали ему шею. Клетиане соорудили легкий ошейник из стеклоткани; держась за него, напарница не боялась время от времени соскальзывать с ду'утианина и плыть сзади. Перед отправлением она сделала себе на ногу шину; изрядной величины снасть напоминала контролерам об их уязвимости. Чтобы бескровно одолеть в этих водах Властелина Тэта и его союзников, придется вызывать подкрепление.

Гри'ил тихо следовала за Дрином, а товарки по гарему, как она и предсказывала, плыли позади, на солидном расстоянии.

Выдался прекрасный бессолнечный день. Прохладные попутные шквалы гнали волны по океану. Здесь проходило пресное течение, начинавшееся от ледяной шапки самого крупного южного острова, а поверх этой подводной реки лежала теплая соленая вода дренажного бассейна внутреннего полюса, поэтому ду'утиане не то что не уставали, а, напротив, набирались сил.

К утру третьего дня владения Властелина Тэта уже находились далеко позади. Мореплаватели рассекали волны, им оставалось полпути до изобилующих рифами тропических вод. Слева лежал вулканический остров с широкими черными пляжами, а справа тянулся риф, но фарватер здесь был достаточно глубок. Дрин уже привык к этим курортным условиям и прекрасным видам. Он отлично проводил время… И тут появились человеческие корабли.

- На охотников не похожи, - сообщил по радио Ду Тор. - С ними большой ду'утианский самец. Стрельба не ведется.

- Описать ду'утианина можешь?

- В длину одна и три восьмых к-единицы. Позади дыхала большой белый шрам полумесяцем. Ты с этим типом знаком?

- Да… если он тот, о ком я думаю. Морской властелин в поисках гарема. Хвост на два лежбища. Пора этому бродяге пару-тройку вопросов задать.

Услышав эти слова, Гри'ил и ее подруги захныкали, как будто получили смертельную рану.

- Похоже, и наши беглянки его раньше чуяли, - продолжал Дрин. - Давайте-ка сообщим этим людям, что мы здесь. Мэри, ты готова?

- Вперед!

Он чувствовал у себя на шее ее руки и ноги, к тому же она держалась за ленту. Можно не беспокоиться, не сорвется. Дрин нырнул и, работая хвостом, поплыл к головному человеческому кораблю гораздо быстрее, чем если бы оставался на поверхности. Примерно в десяти к-единицах от судна он высунул голову из воды. Так же поступил и гарем - он забыл приказать Гри'ил, чтобы самки оставались на месте. Досадная оплошность.

- Мэри, боюсь, присутствие Гота'данншка нам ничем не поможет.

- Думаешь, в нас будут стрелять? Ведь в него не стреляют.

- Почему, когда гарем теряет хозяина, рядом всегда наготове новый морской властелин? Почему Гота'ланншк, когда мы с ним встретились в «Крагуне», вел себя так, будто знал о моем предстоящем столкновении с этими охотниками?

- Властелин Тэт…

- Мэри, не хочу отзываться плохо о твоих сородичах, но я не думаю, что за все эти зверства в ответе идиот Гота'ланншк.

- Да? Объясни.

- Позже. Будем надеяться, у этих людей достаточно мозгов, чтобы не иметь отношения к убийствам.

Дрин набрал воздуха и проревел самым повелительным тоном, на какой был способен:

- Эй, на человеческом судне! Мы планетарные контролеры. При исполнении служебных обязанностей. Мы должны задать вашему спутнику несколько вопросов. Требуем не вмешиваться. Повторяем, не вмешивайтесь.

Мэри помахала людям и улыбнулась. Сначала долетел хлопок гарпунной пушки, потом он услышал крик Мэри и ощутил резкую боль в шее.

- Берегись! - прокричал Ду Тор по интеркому.

В горле появился вкус крови. Дрин нырнул и услышал сильный шлепок по воде. Инстинкт требовал плыть к самому дну, но - Мэри… Возможно, она жива. Он уже не чувствовал нажима ее ног. Превозмогая боль, он энергично заработал хвостом и вынырнул в квадросьми к-единицах от корабля.

- Мэри? - позвал он. Если эти безмозглые, подлые загрязнители вод ее убили…

Ответа он не дождался. Забыв о собственной ране, повернул к кораблю. В нем кипел гнев.

- Ду Тор, я не вижу затылком! Что с Мэри! Летит ли за ним клетианин?

- Дрин, у тебя в шее длинное копье. Оно попало и в Мэри, прошло через ногу. Рана, может, и не смертельная, но все равно советую плыть к ближайшему острову. Тебя будет сопровождать Го Тон. Я снижу самолет. С этого корабля больше стрелять не будут. Плыви на запад!

И туг, словно опровергая обещание Ду Тора, снова бахнула пушка, и гарпун вошел в воду рядом с Дрйном. Он услышал, как самолет открыл предупредительный огонь, и Ду Тор заверещал во всю силу легких, чтобы люди прекратили стрельбу. А Дрин поклялся вечным отвержением, что грязные душегубы ему дорого заплатят. И поплыл к кораблю.

Он не увидел, а почувствовал, как ринулась под ним в атаку ду'утианка.

- Гри'ил, не надо! - проревел он, но было поздно. Грохот удара по воде добрался до него раньше, чем по воздуху А потом Дрин услышал треск дерева и вопли людей.

- Дрин! - воскликнул Ду Тор. - Сейчас же плыви к острову. Я сам все сделаю. Я их помечу. Не уйдут, не Спрячутся среди первобытников. Я их помечу. Уплывай, спасайся! Мэри спасай.

- Дрин, я в сознании, - вторил клетианину слабый голос. - Больно очень,-но если ты за ней нырнешь, я выдержу.

Тут к Дрину вернулась способность нормально соображать.

- Нет, Мэри. Послушаемся Ду Тора.

Он понимал, что пережить удар такой силы Гри'ил не могла. Да и он погибнет, если последует ее примеру. А яйца… что ж, возможно, оно и к лучшему. Наверное, Гри'ил понимала, на что шла.

Но вовсе не из-за раны было ему так трудно плыть к острову.

Позади раздался свист грохот взрыва. И еще раз. Он слушал отрывистые крики мегафонов. Смерть за смерть! Может, такой язык будет понятен убийцам. И тут откуда-то из глубины сознания, между потоками боли и горя, поднялся холодный страх. Когда началась стрельба, Гота'ланншк исчез. Куда он направился?

Перед островом лежала широкая отмель. Дрин, пока выбирался на берег, успел наглотаться собственной крови. У самой воды его в одиночестве ждала Го Тон, держала аптечку весом, наверное, с нее саму.

- Ну, давай, давай же! - уговаривала она, пока он барахтался в прибое. - Еще несколько шагов!

Дрин превозмог себя, выбрался на берег. И вот он лежит на животе, а хвост остался в прибрежной пене. Го Тон перепорхнула к нему на затылок, скрылась из виду. Зажужжала пила, и вскоре на песок упало древко гарпуна. Раздался придушенный крик Мэри, а потом по мышцам Дрина вокруг раны расползлось онемение. И через несколько ударов сердца он почти забыл о том, что с ним произошло; все проблемы куда-то исчезли, осталась одна пустяковая неприятность - одеревенела шея.

- Мэри, я знаю, это смотрится жутко, - заговорила Го Тон, - но до прибытия наших пусть лучше деревяшка останется у тебя в ноге. Через восемь в четвертой степени ударов сердца должен прилететь человеческий самолет. Я бы сама попробовала удалить, да как бы хуже не было.

- Понимаю, это смешно звучит, - сказала Мэри, - но я себя чувствую нормально, разве что нога как отсохла. Но если на нее не смотреть, то ничего. Ты мне поможешь спуститься?

Не только я. Лейтенант Дрин, не согласитесь ли поработать языком?

Язык вполне слушался, колючка до него не достала. Может, благодаря ноге Мэри? Он потянулся отростком языка назад и помог Го Тон спустить Мэри на песок.

- А где Ду Тор? - спросила она.

Загрязнение! Дрин забыл ее предупредить! А сейчас это сделать невозможно - слишком далеко язык высунул.

- Он о самолетом, разбирается с человеческими кораблями, - запинаясь, ответила Го Тон. - Все в порядке, он скоро прилетит.

- Почем ты знаешь, что все в порядке? - возразила Мэри. - Ты ведь все это. время с нами провозилась. Я с ним свяжусь, доложу обстановку и узнаю, как у него дела.

- Пожалуйста, не надо! - взмолилась Го Тон. Наконец-то Мэри благополучно ссажена на землю и Дрин

снова может говорить.

- Я знаю, как много он. для тебя значит…- говорила Мэри, не подозревая об опасности.

- В том-то и дело, Мэри, - перебил Дрин. - Думай, ради Провидения.

Клетиане пошли на серьезный риск, и Го Тон находилась в страшном напряжении. Она жива, пока верит, что жив ее напарник. Но если с Ду Тором что-нибудь случится, Го Тон непременно погибнет.

- Простите… - растерялась Мэри. На протяжении уда? ра сердца все молчали, потом Мэри произнесла, сдерживая голос: - Го Тон, не волнуйся, на этой человеческой помойное лохани нет оружия против Ду Тора. Он вернется к нам цел и невредим.

Дрину подумалось, что на «этой человеческой помойной лохани» не должно было быть оружия и против него или Мэри.

- Дрин, по части первой помощи для ду'утиан я слишком жесткокрылая, - неуклюже сменила тему Го Тон. - Но копье, наверное, надо сейчас же удалить. Оно из тех, которые с каждым движением жертвы входят еще глубже. Мэри его больше не сдерживает…

- Действуй. - Дрин, прежде чем получил обезболивающее, почувствовал, как близко колючка подобралась к центральному нервному столбу. При необходимости он бы мог поступиться артериями и кровью, но не дышать - это уж слишком.

- Тебе надо лечь на бок, -сказала Го Тон.

Дрин подчинился, и лежал молча, и чувствовал, как она защипывает и оттягивает его плоть, и старался не представлять себе, как тонкая, жесткая рука Го Тон погружает ему под кожу лезвие, расширяет проход для зазубренного наконечника гарпуна.

- Мэри, мне нужна помощь, - сказала клетианка. - Сила твоих рук.

Опираясь, как на клюку, на древко от гарпуна, Мэри проковыляла к Дрину за спину, по пути похлопав его по клюву.

Чуть позже он услышал ее «ух», ощутил болезненный рывок и заметил, как Мэри падает навзничь. При этом она опять скрылась из виду, но Дрин успел увидеть руки, окровавленные по локоть, а в них - страшный наконечник.

Го Тон осталась у Дрина за спиной, и пощипывание-потягивание длилось еще кубосьмь ударов сердца.

- Ну все, как могла, закрыла, - сообщила Го Тон.

- Спасибо. - Дрин осторожно перевернулся на живот. - А гарем приплыл за нами?

Вспомнив о гареме, он вспомнил и о Гри'ил. Закрыл глаза и подождал, пока отступит чувство потери.

- Да, они на мелководье позади тебя, - ответила Го Тон. - Очень грустные, клювы в песке. Но, кажется, целы и невредимы.

Дрин подумал, что До Тору пора бы уже вернуться, и порылся в памяти: нет ли там чего-нибудь на случай, если произойдет самое худшее. В конце концов он пришел к выводу, что при драматическом исходе придется рассказать Го Тон все как есть, а там пусть будет, что будет. Поступать иначе - не уважать ее расу, которая не пожелала изменить с

помощью генной инженерии свою природу. Лучше всего, наверное, подождать, пока Го Тон сама спросит…

И тут с базальтовых утесов низринулся оглушительный рев.

В тот же миг, еще до того, как Дрин сообразил, что происходит, сердце его забилось вдвое быстрее, железы вбросили в кровь разные химические вещества, как в тот раз, когда он оплодотворял дикие яйца. Дерзкий первобытный вызов чужака заслуживал столь же дерзкого первобытного ответа. Но Дрин не позволил себе стронуться с места, даже не шевельнул раненой шеей. Только скосил глаз в ту сторону, откуда доносился шум, и увидел здоровенного, покрытого шрамами самца на другом конце пляжа.

- Это ду'утианин! - прокричала сверху Го Тон. - Тот самый, которого мы видели возле китобоев.

- Гота'ланншк! - проворчал Дрин, который был не в том настроении, да и не в той форме, чтобы вступать в дурацкий поединок за владение лежбищем. - Совсем взбесился, аж из клюва брызжет! Скажи этому идиоту, чтобы держался от нас подальше, не то убью.

Тут зашептала, почти неслышно, Мэри:

- Дрин, он крупнее тебя, а ты к тому же ранен! Ты сам себя убьешь, прежде чем до него доберешься. Успокойся и подумай вот о чем: если это он унаследовал гарем Глодего'алаха…

- Вот именно, Мэри. Куда проще предоставить Властелину Тэту устранять твоих соперников, чем старомодно драться за гарем на лежбище. Нет, это вовсе не игра в выживание наиболее приспособленных, это хладнокровное убийство. Морские бродяги, эти безмозглые загрязнители, тщательно выбирают для охотников жертвы и наводят на них китобоев Властелина Тэта. Возможно, Тэт тоже жертвует кое-кем из своих для проформы… Ну и чтобы освобождать места для новорожденных или избавляться от политических соперников. - Дрина разобрала злость: да он этого загрязнителя на прикормку улиткам пустит!

- Итак, китобои получают охоту и добычу и верят, что они всего лишь играют по каким-то жестоким правилам, - произнесла Мэри. - А на самом деле их используют втемную расчетливые жулики. Дрин! Куда это ты собрался? Дрин! Дрин! Дай мне твой пистолет.

Снова заревел морской бродяга, и рассудок Дрина отступил, его место заняла слепая ярость. Сейчас он покажет этому коровокраду!

Забыв о ране, он тяжело поднялся на ноги.

- Дрин! - вскричала Мэри. - Дай пистолет! Дрин! Пистолет!

Все-таки слова Мэри проникли в какой-то уголок его сознания. И Дрин, уже качаясь взад и вперед, запустил язык в сумку и выдернул пистолет, и забыл о нем, как только уронил на песок рядом с Мэри. Все равно эта игрушка не остановит атакующего ду'утианина.

Долетел запах противника-запах гадкий, полный высокомерия.. Дрин слышал плач коров и чуял их страх. Он смутно вспомнил, что для поединков на клювах существуют какие-то приемы. Можно ударами хвоста или головы повергнуть недруга на песок, можно обратить силу его атаки против него же. Но сейчас Дрину было не до того. Хотелось только наброситься на Гота'ланншка и сдавить его горло.

Дрин, едва осознавая, что делает, вскинул и вонзил глубоко в песок переднюю клешню - и заревел. Солнце высоко - самое время отведать крови.

Гота'ланншк ринулся вперед. Дрин затопал навстречу. Позади него раздалась серия отрывистых, очень высоких, разделенных одинаковыми интервалами звуков. Соображать, что это за щелчки, он не собирался. Все его тело было в огне, органы вырабатывали гораздо больше тепла, чем могли потратить. Великолепное ощущение! Он бежал, и освежающий ветер свистел в ушах. Передние ноги почему-то ударяли в песок разом, а задние - чуть вразнобой. Под ним сотрясался пляж. Взгляд прикипел к вражеской шее, в которую через несколько ударов сердца вонзится Дринов клюв.

Но эта шея все ниже склонялась к песку. Противник, кажется, бежал теперь медленно, неровно. Вдруг он протестующе, закричал и сменил запах - с вызывающего на рас-

терянный, испуганный. Гота'ланншк хныкал и вскрикивал, и все сильнее качался из стороны в сторону. От его воплей в Дрине проснулось сознание, в последний миг он свернул, избежал столкновения, способного привести к разрыву свежих швов и смерти от кровопотери.

Перед ним рухнул на песок морской бродяга, пропахал разинутым клювом борозду длиной в две к-единицы. Дрин, по инерции проскочив мимо него, остановился сзади в оторопелом молчании. Прекратились рев. и щелчки, остались только шорох прибоя и плач коров в отдалении.

Внутри у лейтенанта бушевал пожар. Он выпустил из легких раскаленный воздух, вбежал в море и дал течению отнести его туда, где вода похолоднее. Потом нырнул и, лишь остыв как следует, медленно заработал хвостом. Вскоре его голова снова оказалась на берегу.

Между тем драма еще не завершилась. Поверженный морской бродяга стенал и хватал клешнями песок. Его правая передняя -нога была покрыта кровью и согнута под неестественным углом. Задние ноги беспомощно взрывали песок - Гота'ланншк все еще пытался ползти. Вдруг он оперся на хвост - наверное, чтобы откатиться в море, в живительную прохладу, Перевернулся раз, другой. А потом оставил и эти попытки.

Величаво поднялся хвост и ударился о песок. И еще раз.

Напоследок Гота'ланншк выбросил язык в сторону Мэри, едва не достал.

- Грязная человеческая корова! - выкрикнул ей Гота'ланншк и утих..Умер от ран и перегрева.

Дрин лежал на отмели, тяжело дышал. По телу прокатывались волны жгучей боли, и вновь он чувствовал вкус собственной крови - не все швы Го Тон выдержали спринтерский забег. Он увидел Мэри - она лежала на животе, из ноги торчал окровавленный обрезок древка. Локти упирались в песок, пальцы сжимали пистолет Дрина; она все еще целилась в морского бродягу. Похоже, не меньше сотни пуль выпустила в его колено.

Мэри стонала, ее била дрожь. Меньше всего на свете ей хотелось кого-то прикончить в этом походе.

Надо бы ее успокоить, подумал Дрин. Но он устал. До чего же он устал…

В себя он пришел от прикосновения к шее чего-то теплого. Он открыл правый глаз, посмотрел назад. Там была Мэри, прижималась грудью и животом к его шее, тихо звала его по имени.

- Мэри… - пролепетал он еле-еле слышно. - Я уже не сплю. Я жив…

- О, Дрин! - смутилась она. - Я тебя слишком крепко обняла, прости. - Она сместилась вперед, чтобы Дрину было ее лучше видно.

Выглядела Мэри не слишком благополучно, но была счастлива, это сразу стало ясно.

Разом нахлынули запахи и шум. В небе над пляжем барражировали клетиане и самолет. Пахло мертвым Гота'ланншком и множеством живых существ, и звучали голоса клетиан, людей и ду'утиан. Среди них лейтенант узнал Ду Тора и Го Тон, и прерывисто, но счастливо вздохнул. Драма закончена, и теперь они - создания рациональные, культурные - все обсудят и решат, как быть дальше.


G. David Nordley. «Poles Apart». © Bantam Doubleday Dell Magazines, 1992. © Перевод. Корчагин ГЛ., 2002.


This file was created

with BookDesigner program

bookdesigner@the-ebook.org

02.12.2008


home | my bookshelf | | Планета шести полюсов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу