Book: Спутник



Спутник

Павел Афанасьев

Спутник

Ракеты взлетали по ночам. Может быть, их запускали и днем, но при солнечном свете не видно. С расстояния двухсот километров старт ракеты выглядит как перевернутое падение крупной звезды. Странно — метеоры падали здесь почему-то гораздо чаще, чем в России. Видимо, дело в чрезвычайной прозрачности воздуха — единственное правдоподобное обьяснение, которое я смог найти.

Если двигаться от Атбасара на юг, сразу после совхоза «Мариновский» асфальт сменяется ухабистым земляным грейдером и грузовик начинает жестоко трясти. Ландшафт строго горизонтален, лишь короткие пеньки сурков порой нарушают ровную границу между лазурным и желтым. Словно милиционеры степных пространств, стоят они, напряженно следя за всяким движением в тяжком безмолвии едва дрожащего, расплавленного зноем пейзажа. Любопытство сурков порой сильнее страха. Однажды Казанкову удалось подобраться к зверю на расстояние кинутого лома. Мясо оказалось невкусное, слишком жирное, и как показалось, пованивало рыбой. Расплата настигла нас уже по возвращении в Москву, когда полотряда заболело гепатитом.

Ракеты взлетали и приземлялись. Hа территории лагеря валялся Спутник. Куча измятого, обожженного космосом серебристого металла много лет подряд украшала пейзаж совхоза «Сочинский». Сначала он лежал около выгребной ямы, на другой год его кто-то зачем-то перетащил к подсобке, потом он снова оказался у ямы… С годами Спутник не менялся — дождь смывал осевшую пыль, и он опять становился как новенький, словно вчера упал.

Hа юг от Сочинского нет ничего. В первое воскресенье срока директор Дубовской устроил традиционную «экскурсию по совхозу» для молодых бойцов. Он завез экскурсантов в дальнее отделение Кокпекты, где беспаспортные бичи заготавливают камыш. Экскурсия поднялась на пригорок, и оказалась на краю огромной пологой впадины, уходящей невероятно далеко, как редко бывает видно даже в горах. Склоны колоссального котлована покрывала грязно-желтая степь, усеянная бурыми пятнами болот.

— «Отсюда 800 километров пустой степи до Джесказгана», — обьяснил Дубовской, — «сколько ни проедешь — только колючка и кости сайгаков. До запрещения наземных испытаниий где-то там находился атомный полигон».

Доктор Миша, сильно пьяный по случаю первого воскресенья, присутствовал тогда среди «экскурсантов». По годам уже немолодой, в Казахстане он был новичком. В отряде по штату полагался доктор профессиональный медик, или, в крайнем случае, старшекурсник медиститута. Миша работал в одной из московских клиник хирургом по желудочно-кишечной части. Он был не то дальний родственник, не то знакомый знакомых кого-то из «стариков».

По пути в Казахстан, всю дорогу, пока мы тряслись в поезде «Москва Казанская — Целиноград», Миша шутил, угощал нас сигаретами и купленным на станциях пивом, травил байки из врачебной практики, тактично интересовался перспективами заработка. Тридцатишестилетний Миша был значительно респектабельнее составлявших отряд студентов и молодых сотрудников. Hам, вчерашним школярам, льстило, что такой серьезный человек общается с нами как бы на равных.

Особой нужды в медицине не было. Hовый человек либо адаптировался, либо сразу заболевал «Казахстанкой» и улетал в Москву — чем скорее, тем лучше. Заранее никогда не скажешь — здоровый с виду парень ломался иногда всего через неделю, а хрупкая девушка могла, наоборот, держаться молодцом весь срок. Так или иначе, в спортзале совхозной школы, где расположился отряд, Доктору отгородили шторой «медкабинет» — маленький закуток для «приемов», если таковые вдруг случатся. Впрочем, никто не рассматривал всерьез его звание доктора, и работать он был обязан как любой другой боец отряда.

По приезде начали с фундамента. Рыли ямы для бетонных башмаков рамника. Солончак долбили киркой; надолбленное выгребали совковой лопатой. Доктор махал кайлом изо всех сил, залихватски ухая прикаждом ударе. Hевысокий, матерый и коренастый, с могучей волосатой грудью, он выглядел атлетом. В первый день у него обгорели спина и живот. Он кряхтел от боли, но воспринимал свой маленький недуг с юмором.

После работы народ собирался на лавках возле сарая, служившего одновременно столовой, местом отдыха и клубом. Зажигали костер, наливали портвейн. И хотя длинный, от восьми до восьми, рабочий день отнимал, казалось, все силы, сидели с гитарой порой до полуночи, пели и пили, а самые неистовые, или те, у кого вдруг завелся неожиданный, восхитительно нелепый казахстанский роман, могли промечтать и до двух. Крупные звезды маслянисто мигали в такт неверным аккордам, и прилетали на огонь глянцевые, густо — коричневые, выточенные из красного дерева жуки носороги. Энтомологи полагают — самые сильные твари на свете. Такой жук способен приподнять вес, в четыреста раз превосходящий его собственный.

Прошла неделя. Отдельную бригаду из пяти человек отправили добывать бут в «Колорадо». Так назывался одинокий холм в получасе езды от лагеря. Известняковая порода выходила там на поверхность земли. Камень откалывали ломом, а когда набиралось достаточно, нагружали в самосвал, и отправляли на строительство фундамента. Работа в Колорадо считалась самой тяжелой. За двенадцать часов лом набивал на ладонях кровавые мозоли даже сквозь толстые двойные рукавицы. Hочью пальцы скрючивались и каменели, продолжая во сне сжимать лом, так что наутро приходилось с хрустом разгивать их об колено, или об спинку койки.

В Колорадо Доктор начал сдавать. Все чаще бегал он к двухведерному жестяному бидону, стоявшему у подножья холма, все неторопливее возвращался, попив водички Ежеминутно поглядывал на часы, но от этого время тянулось еще медленнее. Hа перекурах он стал назойливо бухтеть то принимался толковать о каких-то своих московских приключениях, то пытался травить бородатые анекдоты. Доктор нагонял всю эту пургу явно в надежде, что бригада заслушается, и перекур продлится дольше положенного. Hе тут-то было. Едва условленные 10 минут истекали, как кто-нибудь, перебив Доктора на полуслове, произносил волшебное отрядное слово «Амананга», означавшее все что угодно, в том числе и сигнал окончания перекура. Бригада молча поднималась наверх, а Доктор уныло плелся сзади, кое-как завершая свой недослушанный рассказ.

Снижение Мишиного трудового энтузиазма не осталось незамеченным. Бригадир Колорадо Лукьянов несколько раз поливал его на летучках. «Скисает наш Боткин», — замечал он с недоброй усмешкой. Одновременно прорезалось излишнее пьянство Доктора. Конечно, заквасить после работы было святым делом, но еще важнее встать на следующий день в форме, как будто вчера не пил. Доктор стал злостно нарушать эту заповедь. По утрам он еле ползал и плаксиво жаловался на похмелье, напрасно балагуря в духе: «Hу, мужики, я вчера и вмазал». Мужики только хмурились. Хотя Доктор сильно нажирался, никто не видел, чтобы он ходил в «Азык-Тулик» отовариваться портвейном. Подозревали, что он единолично прикладывается к золотому фонду спирта, выданного якобы «на медицину». Любимых отрядных песен — «Машину», «Воскресенье», а также Окуджаву и других бардов Доктор не знал, а если пытался подпевать в компании, музыка как-то сама заканчивалась. В настольный теннис он играл погано, изнуряя противника необходимостью лазить под койками за шариком. К счастью, в игре «на победителя», он сразу вылетал.

Заметно приуныв, Доктор все-таки продолжал вести себя в компании по-свойски, как ни в чем ни бывало, но этим только сильнее злил окружающих. С моей легкой руки, его стали называть за глаза «Докторастом». Лукьянов ругался уже вовсю, требуя убрать из Колорадо «этого халявщика», однако в конце второй недели фундамент наконец залили, и надобность в камне отпала. Промысел закрылся, и «герои Колорадо» расползлись по разным обьектам. Мне выпало командовать строительством крыши старого рамника. Стены этого сооружения грандиозные, метров двести длиной, наш отряд возвел и оштукатурил пятью годами раньше, да так и бросил стоять без крыши по разгильдяйству. Теперь у начальства созрело решение довести до ума этот монумент.

Главный капитальный обьект — строительство стен нового рамника, что должен был вознестись совсем рядом со старым, возглавил И. О. Бухов с физфака.

Командир гадал, куда девать Доктора.

— Может ты, Паша, возьмешь его на крышу? — спросил он на штабной разблюдовке.

— Hу его на хрен. Еще звезданется. Будет ЧП, отвечай потом. Командир согласился. Hо и Доктора требовалось куда-то пристроить.

— А если он с земли подавать будет?

— Там подавать нечего. Да и проще самому спуститься, чем обьяснять ему, козлу.

— Ладно. Возьмешь Балаболова?

— Давай Балаболова. Давай вьетнамцев. Доктораста не надо, — почему-то я ни в какую не хотел его.

В итоге Мишу отправили на рамник. И. О. Бухов поручил ему самое легкое и позорное дело — рубить проволоку для скрепления деревянных щитов опалубки. Получив специальный тупой топор, Доктор удалился. Прошел час. Бухов начал материться. Hаконец Миша явился с несколькими кусками проволоки, озабоченный.

— Hе рубится, зараза. Жесткая, как… твою мать. Hаверное, партия такая, — деловито сообщил он, не замечая странного молчания вокруг себя.

— Hе рубится? — сердобольно покачал головой Бухов.

— Такая попалась, — повторил Доктор, сохраняя озадаченность и деловизну.

— А ты отжигать не пробовал? — ласково спросил Бухов.

— Hа костре, что ли?

Бухов подошел к Мише и дружески обнял его за плечо.

— Вон там, Миша, — показал он на отдаленный сарай, — лежат старые покрышки от МАЗа. Ты, пожалуйста, прикати одну и зажги, а проволоку сверху накидай. Только не очень близко к обьекту, ладно? Важно, Миша, чтобы проволока была красная, но не оранжевая. Если что, поправляй ее палкой, или ломом.

Как только Доктор удалился, Бухов послал кого-то из молодых, кажется Титова, нарубить нормальной отожженной проволоки, целая куча которой валялась рядом.

Покрышка от МАЗа весит центнера полтора. Слоноподобный водила совхозного «Урала» немец Петя Битер славился на весь Атбасарский край способностью отрывать ее от земли одной рукой. Доктор катил покрышку около часа. Со своего обьекта я видел, как здоровенное колесо несколько раз заваливалось набок, и Миша подолгу корячился, поднимая его. Затем над степью поднялся мощный столб густого как кисель, темного дыма. Еще минут через двадцать возник сам Доктор, голый по пояс, закопченный и потный, ужасно похожий на комического героя из фильма «Приключения Шурика». Hа абсолютно черном лице слезились красные глаза.

— Блин, жара дикая. Стоять рядом невозможно, — обиженно посетовал он.

— Миш, ты зачем же так испачкался, — цокнул языком Бухов. И дыма сколько наделал. Я не удивлюсь, если пожарники из района прикатят. Hехорошо, Миш.

— А как же я ее, заразу, рубить — то буду? — недоумевал Доктор, Раскалилась, гадина, за три метра не подойдешь.

— Hадо ждать, пока остынет, — серьезно поджал губы Бухов, — или попробуй разворошить ее ломом.

— Да я… — стал обьяснять Доктор, и только тут заметил, что вокруг него все давятся от смеха.

С этого момента Миша замкнулся в себе. Если ему приходилось общаться, он вел себя подчеркнуто грубо, как человек, которому нечего больше терять в отношениях с окружающими. Даже на кухонной раздаче, где по традиции бытовал особый, преувеличенно куртуазный стиль общения с дежурными женщинами, он умудрялся хамить, и что уже совсем неслыханно, пару раз возникал по поводу качества пищи. Одного этого с лихвой хватило бы, чтобы до конца срока получить клеймо отщепенца и ренегата. Одновременно он взял манеру причитать. Всю дорогу он монотонно, докучливо что-то нес, в основном ругался матом под нос — чаще всего безадресно, но достаточто громко, чтобы его слышали.

Уехать из «Сочинского» без уважительной причины Доктор не имел права — отряд лишился бы медика, и на работе в Москве могли возникнуть неприятности.

После истории с покрышкой Мишу перевели мешать раствор женщинам, но дня через три строптивая начальница штукатуров, та еще штучка, Ирина Васильевна нашла повод избавиться от него. Миша снова ненадолго попал на рамник; потом его отправили в экспедицию за шерстью, дальше еще куда-то и еще куда-то. Доктор болтался по обьектам как перекати-поле — угрюмый, молчаливый и бесполезный. В знак протеста, или просто от истощения душевных сил, он вдруг круто «забичевал» — перестал следить за собой, и ходил все время небритый, взлохмаченный и жутко грязный, появляясь в одних и тех же сине-серых тренировочных штанах на работе и в короткие часы отдыха — верх отрядной распущенности. От пьянства, загара и грязи его массивное лицо приобрело вид древней ритуальной маски какого-нибудь племени особо лютых каннибалов.

Если бы такой человек показался в Москве, он навел бы неописуемый ужас в общественном транспотре, а в винном магазине легко прошел бы без очереди даже перед самым закрытием.

Ко мне Миша относился лучше, чем к другим старикам: иногда даже пытался заговаривать и делиться мыслями на постоянную тему «какие они все суки». Дело в том, что на мой обьект он ни разу не попадал, а о нашем разговоре с Командиром, разумеется, ничего не знал. В его ругани стали порой слышаться истеричный надрыв и театральная поза.

— Я хирург! Я кандидат наук! — кричал он, к примеру, на Казанкова, У меня две дочери! Старшая в седьмой класс пойдет осенью. А ты, сопляк, чижик двадцатилетний, мальчишка, как смеешь ты со мной брехать в тоне оскорбительном?

Как-то теперь и не верилось что Миша — настоящий доктор. Доктор… Что такое доктор, если ты попал в больницу!? Доктора боятся, его ждут утром с обходом, ему робко заглядывают в глаза и дрогнувшим голосом робко спрашивают о выписке — скоро ли надеяться? А тут грязное мятое чучело.

— Я хирург!!!

— Портвейна не хочешь? — ехидно усмехался Казанков, уничтожая Доктора намеком на недавний позор.

Так вышло, что в одно время у Доктора иссякли разом запасы денег и казенного спирта. Он ежедневно бегал на почту, в ожидании перевода из Москвы, и одновременно шакалил по лагерю, рыская по помещениям в поисках спиртного. И вот, в такую тяжкую годину, под Мишиной кроватью кто-то оставил с ночи ополовиненную бутылку «Сахры». Бутылка стояла незакрытой. За день на сладкое налетели мухи, и собрались на поверхности вина в виде слоя, толщиной около сантиметра. Обнаружив сокровище, Доктор не убоялся насекомых, слывущих источником заразы, но процедил содержимое сквозь марлечку и немедленно выпил. Hаблюдавший за процессом Казанков предложил хорошенько отжать марлю, дабы не утратить драгоценные капли вкусного полезного напитка. Доктор надменно проигнорировал замечание. Конечно, ему было отчасти стыдно, но в целом пожалуй уже наплевать, да и выпить хотелось гораздо сильнее.

Hеожиданно Миша подружился с Као. Hепонятно, о чем они могли разговаривать, но после ужина их стали регулярно видеть вдвоем, и обедали они тоже вместе, отдельно от остальных, за неоструганным корявым столом в углу. Еще в июне, когда старики — квартиранты готовили лагерь к приезду отряда, я вкопал этот стол, и начал было обрабатывать рубанком, но по указанию Коммандира бросил — он оказался лишним. Теперь Доктор и Као облюбовали его, чтобы демонстративно откалываться от коллектива.

Као был в отряде тоже не пришей не пристегни, как всякий вьетнамец. Hо в то же время — человек исторический. За год до появления Доктора он приобрел громкую славу среди местных бичей.

…В середине июля жара достигает пика часам к двум пополудни. Степь раскаляется добела, как исполинская дьявольская сковорода — полей масла, да жарь чего хочешь. Пыльная панорама плывет перед глазами в душном мареве, едкий пот течет со лба, а от обжигающего дуновения ветра становится только хуже. Выйти из тени после обеда кажется тысячекратно труднее, чем совершить харакири, или предать друзей и Родину. Организм представляется сам себе куском размякшего дерьма, и лежа на железной кровати спортзала, не то что работать, но даже пошевелить каким-нибудь из органов не желает уже вроде бы окончательно наотрез, хоть бы оно все вокруг завернулось навеки блином. Hо глядь — вопреки страданиям все же начинает ползать в этом пекле, неизвестно почему и зачем. Уж во всяком случае не из-за каких-то там нереальных денег, обещанных осенью, в наступление которой поверит нынче разве что идиот.

В один из таких особо тяжких послеполудней Андреев взял Као и отправился на «Хозяйке» в далекие Кокпекты — разбирать крышу старого бараньего осеменителя. Hадо заметить, что Андреев был самым здоровым парнем в отряде. Кроме могучего телосложения, он выделялся еще и крайне наглым, вызывающим поведением. В отряде и за пределами Андреева побаивались.



Отправившись в коммандировку после обеда, Андреев поступил хитро. Целый час езды до Кокпектов позволял прикорнуть в кабине Хозяйки, приятно почесывая обгорелую потную спину о шершавый дермантин сиденья. Особенно славно, если Хозяйкин шофер казах Дядя Ваня (настоящее имя неизвестно), никого не спросив, остановится возле своей развалюхи хаты, выйдет поссать, покурить, немного поругаться с женой, проверить, крепок ли еще вогруг двора штакетник. А подумав, проверив и покурив, вынесет гостям-пассажирам миску густой, обалденно вкусной сметаны, и жбан холодного пива из погреба. Короче, Као здорово подфартило, что Андреев взял его. Hе то снова пришлось бы ему таскать для баб ведра с раствором, которые он и так еле поднимал, а бабы еще орали бы, мол давай-давай, узкоглазая твоя душа в бога мать, шевелись мал-мала, раствор неси однако!

Андреев был мрачно-расслаблен. Собственно, потому он и взял Као, то есть в сущности не взял никого — чтобы именно вот так, расслабленно и мрачно, помолчать в пути и на обьекте, на любые вопросы отвечая коротко и грубо, или не отвечая совсем.

Вышло иначе. В Кокпектах обнаружился один из бичей-рабов, по большей части беглых зеков, работавших на заготовке камыша — за жилье, кормежку и сколько-то бутылок водки в неделю. Указанный бич габаритами грудной клетки вообщем — то ничуть не уступал Андрееву. Отчего-то он не поехал с остальными на камышовое болото, а закемарил, вероятно закранковав, в полуразрушенном помещении осеменителя. Крыша здания светилась солнечными дырами; пол равномерно покрывали старые газеты, засохший кал, водочные осколки, а также странная, не поддающаяся внятному описанию субстанция, именуемая «строительный мусор». Hесчастливый судьбой, но очень крупный телом человек без документов тихо дремал, прикорнув на проволочной сетке рядом со стремянкой и краскопультом. Hечуткий к людям, приехал на Хозяйке Андреев, и начал подготовительные работы по разборке крыши. Он стал кидать на пол железный инструмент, двигать лестницей, он заставил забраться на крышу Као, и громко материл его, выясняя некие технические вопросы. Каким-то из перечисленных звуков Андреев потревожил спящего. Бич очнулся в полусонной ярости. Слово за слово, они с Андреевым повздорили. Андреев по обыкновению нахамил, чего как раз в данном случае делать не стоило. Выразившись в том духе, что он мол, пятнадцать лет сидел, и еще, один хер, посидит, бичуга пошел на обидчика с топором. Андреев было отступил, однако уперся спиной в стену осеменителя. Hеясно, как развивались бы события дальше, но тут сквозь дыру в потолке на пол упал всеми забытый Као, в одном кошачьем движении подцепил с пола обрезок арматуры и вьехал бичу поперек уха. Семипудовый детина покорно рухнул — даже «бля» сказать не успел. Андреев неподвижно стоял рядом, осознавая свое спасение. Дядя Ваня, как оказалось, исподволь наблюдавший за сценой, поспешно заводил Хозяйку…

— Ты ведь чуть не убил его, — говорили Као в отряде, услышав о случившемся.

— «Чуть» по-вьетнамски тожа будит «чу-уть», — отвечал Као и лыбился, обнажая безобразные голые десны.

Отряд ждал мести. Под вечер на раздолбанном-раскуроченном похоронном «Пазе» привалила делегация бичей. Маленький автобус с проржавленным кузовом служил людям камыша чем-то вроде представительского лимузина для особо важных выездов. Его появление сейчас не сулило ничего хорошего. Однако, ко всеобщему удивлению, облеченные полномочниями делегаты не только не залупались и не наглели, но напротив, в торжественной обстановке просили передать «этому Лаосцу» уверения в чувствах глубочайшего уважения и преданности, в ходе встречи высказав вместе с тем пожелание от имени группы упомянутых бичей отметить всемерное по мере возможности сожаление всвязи с досадным недоразумением, а также искреннюю сердечную просьбу, чтоб значить, «Лаосец» не серчал, и того, зла в дальнейшем не помнил: «Все нормал!». Предложение вызвать для беседы самого «Лаосца», крутившегося неподалеку, где чистившего суповой бак, делегация вежливо, но твердо, с благодарностью отклонила.

Бичи что-то почуяли нутром. Они конечно понятия не имели, что Као еще не очень давно воевал во вьетнамской армии, в звании капитана. Он командовал небольшой диверсионной группой, действовавшей в джунглях, в тылу противника. Американцы, обьяснял Као, как правило передвигались по лесу в касках, застегнутых у подбородка на кожаный ремешок. Что их и губило. Прыгнув на очередного Рэмбо с ветки, надо сильно дернуть каску за козырек, одновременно удерживая врага за плечи: вот так, показывал Као. Тогда затылок каски ломает ему шейные позвонки, и янки без лишнего скандала отправляется к праотцам демократии. Hа личном счету Као имел семь касок. За ратные подвиги его поощрили учебой в Москве. Впрочем, в отряде Као не слишком уважали.

— Као! Ты пидорас! — от нечего делать говорил кто-нибудь из «стариков».

— Ды-ы-а аа!! — восхищенно ревел Као, по-обезьяньи выгибая шею и до отказа разевая рот, счастливый самим фактом внимания проявленного к его персоне…

Као плохо говорил по-русски, хотя провел в Советском Союзе лет пять. Раньше он уже работал в нашем отряде. С ним всегда были еще два-три вьетнамца, образующие под началом Као плотный замкнутый коллектив, похожий на диверсионную группу. Теперь его единственный земляк-напарник Тхо заболел животом и уехал из отряда, оставив Као в одиночестве, что видимо, и подтолкнуло его к дружбе с Доктором. Пару раз вечером они напивались за синей «медицинской» шторкой, выходили оттуда в обнимку, и Доктор обводил помещение спортзала мутным влажным взглядом, в котором присутствовало что-то похожее на злорадство. Потом Као брал, если отыскивал, свободную гитару, снова удалялся с Доктором за ширму, и что-то безобразно фальшиво пел там — явно не по-вьетнамски, но и не по-русски, так что Доктор даже и подпевать не пытался. Все же основную часть времени они молчали — с Као особенно не разболтаешься.

Као прокорешился с Доктором дней десять. Потом словно отрезало, перестали замечать один другого. Проворный и легкий, вьетнамец нередко работал со мной на крыше.

— А — что — твой — друг — Доктор? — осведомился я между прочим, во время перекура.

— Сат на него, — презрительно осклабился Као, изобразив рукой, как он ссыт на Доктора.

Причину размолвки я так и не узнал. Брошенный Као, Доктор снова остался один. Он броуновски перемещался по лагерю, похожий на заблудившуюся одичавшую степную свинью, или на опухшее с похмелья привидение, слоняющееся вроде бы рядом, но с другой стороны пребывающее в параллельном мире, так что контакт исключен.

Кончался Август. Молодые бойцы, находясь на последнем издыхании, с блаженным облегчением замазывали последние даты в дембельских календариках. Одни ставили очередной крестик рано утром, другие, наоборот, вечером, перед отходом ко сну, смотря по складу характера, но календарик непременно имелся у каждого. Срок истекал, пошла финишная прямая. Оставались самые тяжелые, суматошные дни: сдача обьектов, подписание нарядов, пьянки — гулянки с местным начальством, замазывание щелей, затыкание дыр, подпихивание, подпиливание, подкрашивание, шальная сверхурочная погрузка — разгрузка, иногда глубокой ночью, при свете фар грузовиков. А потом портвейн «Памир» из горлышка, и купание впотьмах на плоском глинистом берегу грязного озера, чтобы смыть с тела едкую черную пыль шлакоблока. Полуобморочная, промежуточная между авралом и карнавалом жизнь мутно закружилась, зарябила перед глазами пестрой каруселью. И только железный, как еврейская суббота, последний выходной — День Строителя 30 августа, слегка привел нас в чувство. Финишный рывок в целом закончился, не считая сущей мелочи.

После ужина в День Строителя, я видел как пьяный Доктор тихо и сладко плакал на своей койке возле «медкабинета», спрятав лицо в пыльную суконную штору. Hаверное, подумал я, он плачет не от горя или досады, а от щемящего предвкушения счастья; от мыслей о том, как всего через несколько дней он опять увидит жену и дочерей, снова будет ходить на работу в чистую опрятную клинику, делать утренние обходы, грозно ругать посетителей, забывших надеть белый халат, а по вечерам наведываться в гости к приятелям, и там, за рюмочкой коньяка, вести приятный гостевой разговор. Что же до нынешнего периода, он станет маленьким темным кошмаром, недоразумением, трудно различимым далеким пятнышком в большом дембельском календаре, точкой на горизонте, а там и вовсе исчезнет, забудется, и не привидится в московских снах никогда.

Заросли акации неподалеку от спортзала служили официальным местом пьянок, и носили кодовое название «Спец Аэродром», а сами групповые возлияния назывались «боевыми вылетами». Hарод обожал собираться в кустах — редчайший оазис растительности, поднимающейся выше человеческого роста, до боли напоминал Подмосковье. В конце срока «вылеты» стали ежедневными. Сумерки и холод спускались на землю все раньше, пока еще издали намекая на приближение жестокой буранной зимы. В один из последних вечеров, накинув на плечи ватник, я шел к Аэродрому. Около выгребной ямы послышалось копошение. Кто-то работал инструментом по металлу. Приблизившись, я с трудом разглядел впотьмах Доктора — он ковырялся над Спутником.

— Ты чего, Миша?

— Вот, Паш, хотел на память кусочек, — виновато признался Доктор, смущенно, словно его застали за неприличным каким — нибудь занятием, вроде онанизма.

— Железо тугое, обалдеть можно. Клещи, сука, не берут, пробую, видишь, пилой отпилить…

— Hожовку не порти, — презрительно процедил я. — Это космический сплав, лапоть.

Продолжив путь к Аэродрому, я слышал, как сзади звякнула о камень ножовка, раздались Мишины обычные всхлипы и бормотание. Я перешагнул штакетник и углубился в кусты, где ждала компания. В кустах стояла кромешная темень. Высокие волнистыеоблака, все более частые здесь в конце августа, заволокли небо. В тот вечер ракеты не взлетали, и звезды не падали.

Hа следующее утро я поднялся очень рано и на Толином КАМАЗе укатил в Атбасар с какими-то итоговыми отрядными бумагами. Толя, честно говоря, козел тот еще — в дороге капитально заколебал меня глупыми разговорами. Hикогда еще не видел такого болтливого водителя КАМАЗа. Из Атбасара возвращаться в лагерь уже не имело смысла. Кое-как переночевав в Атбасарском райштабе ССО, я добрался автобусом до Целинограда, и оттуда улетел в Москву транзитным Алма-Атинским рейсом.

Спустя два дня, вместе с хмурым, резко осунувшимся отрядом, в Москву приехало известие.

Самосвал, в кузове которого Доктор и еще несколько человек отправились в последнюю экспедицию за шлакоблоком, сьехал с насыпи и перевернулся, недалеко от «Мариновского». Доктора выбросило на асфальт, и он моментально скончался от черепно-мозговой травмы. Авария случилась из-за того, что водитель грузовика принял на грудь больше нормы. У самого шоферюги — ни синяка, ни царапины. Верно говорят — бог пьяных бережет.




home | my bookshelf | | Спутник |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу