Book: Опасные сны



Андрэ Нортон

Опасные сны

Купить книгу "Опасные сны" Нортон Андрэ

Часть первая

ИГРУШКИ ТАМИСАН

Глава первая

– Лорд Старекс, Фустмэм определила ее как настоящего мастера снов действий десятой мощи!

Джебис был слишком нетерпелив: он проявлял чрезмерную настойчивость. И Тамисан мысленно усмехнулась, но лицо ее было непроницаемо, хотя она бросала быстрые взгляды из-под полуопущенных век. Этот торг имел к ней самое близкое отношение, потому что именно она была предметом спора, но сказать ничего не могла.

Она предполагала, что это была самая типичная небесная башня, которая, казалось, плыла, поскольку ее опоры, тонкие и хорошо скрытые, поднимали башню высоко над Ти-Кри. Однако ни одно из окон не выходило на настоящее небо. Все они показывали разные ландшафты, иллюстрирующие, по мнению Тамисан, сцены с другой планеты; некоторые, возможно, были сновидениями, запомнившимися или внушенными.

На ковре из живой травы располагался шезлонг, где полусидел-полулежал владелец. Но Джебису даже не предложили придвинутой к стене скамейки, и два других человека в присутствии лорда Старекса тоже стояли. Они были настоящими людьми, не андроидами, что относило их владельца к очень богатому классу. Один, подумала Тамисан, был телохранителем, а другой, моложе и худощавый, с капризным ртом, одет почти так же, как и человек на ложе, но некоторые мелочи свидетельствовали о его более низком положении в доме.

Тамисан запоминала все, что видела, и откладывала для будущего. Большинство мастеров снов мало обращало внимания на окружающий мир, они были слишком запутаны в собственных творениях, чтобы думать о реальности. Тамисан нахмурилась. Она была мастером снов. Джебис и Фустмэм могли подтвердить это; лежащий в шезлонге тоже сможет подтвердить это, если заплатит требуемую цену. Но она была еще чем-то, хотя и сама не была уверена, чем именно. В ней было что-то, отличающее ее от других мастеров, и у нее хватало ума скрывать это с тех пор, как она впервые узнала, что остальные в Улье Фустмэм не были полностью самостоятельными, некоторых даже приходилось кормить, одевать и заботиться о них, словно они не знали, что у них есть тело.

– Мастер снов действия… – Лорд Старекс повел плечами, и кресло немедленно приспособилось к его движению, создавая человеку максимум удобств. – А действие во сне – это ребячество.

Тамисан владела собой, но внутри нее вспыхнула искра злобы. Ребячество? О, она показала бы ему ребячество в сновидении, которое сможет сплести для клиента. Но Джебиса не задело унизительное замечание возможного покупателя: в его глазах это было логичным поведением в торговле.

– Если вас устраивает Е-мастер… – Он пожал плечами. – Но вы требовали от Улья именно А…

Он рискнул быть чуточку резким. Неужели он так уверен в этом лорде? – подумала Тамисан. Видимо, у него есть какая-то секретная информация, которая позволяет ему такую самонадеянность, потому что Джебис мог бы съежится от страха и ползти на брюхе, как последний нищий, если бы считал, что этим заработает один-два кредита.

– Кас, это твоя идея. Какова цена мастеру снов? – небрежно спросил Старекс.

Младший из его компаньонов сделал два шага вперед. Это он был причиной ее появления здесь. Лорд Кас, кузен владельца всего этого великолепия, хотя наверняка, по мнению Тамисан, он не имел в доме никакого авторитета. Тот факт, что Старекс лежал в шезлонге, был продиктован не пренебрежением к гостям, а тем, что скрывалось под шелковым халатом, покрывающим до половины тело Старекса. Человек, который лишился возможности ходить, мог заинтересоваться способностями мастера деятельных сновидений.

– У нее десятый класс, – напомнил Кас.

Черные брови Старекса сдвинулись:

– Это верно?

– Верно, лорд Старекс, – быстро вмешался Джебис. – Из роя этого года она лучше всех. Именно поэтому… мы и сделали предложение вашей светлости.

– Я не стану платить только за репутацию, – ответил Старекс.

Джебис не обиделся.

– Десятый класс, милорд, не делает демонстраций. Как вам известно, свидетельство Улья не может быть подделано. У меня важное дело в Броке, и мне очень нужно остаться здесь, только поэтому я и продаю ее. Сама Фустмэм предлагала только сдавать ее в аренду.

Тамисан, не имея ничего, на что держать пари, и никого, с кем его держать, на сей раз поставила бы на своего дядю. Дядя? Тамисан считала, что у нее нет кровной связи с этим подобным человеку насекомым, с его морщинистым лицом, вечно бегающими глазами и худыми руками с полускрюченными пальцами, которые всегда напоминали ей вытянутые клешни краба. Конечно, ее мать нисколько не напоминала дядю Джебиса, поскольку отец ее был не из клана и ценил свою жену лишь в постели, хотя и не одну ночь, а полгода.

Не впервые Тамисан думала о своих родителях. Ее мать не была мастером снов, но у нее была сестра, которая умерла (что весьма прискорбно для семейного благосостояния) в Улье во время юношеской стимуляции как Е-мастера. Ее отец был из другого мира, чужак, но достаточно гуманоидный, чтобы дать потомство. Он снова исчез с планеты, когда желание бороздить звездные просторы стало слишком одолевать его. Если бы Тамисан не проявила так рано свой талант мастера снов, дядя Джебис и остальной выводок клана Ески никогда бы не задумались о ее будущем, когда ее мать умерла от синей чумы.

Тамисан была полукровкой и достаточно умна, чтобы рано понять, какое преимущество дает ей разница между ее силой и силой других в Улье. Способность творить сны – врожденный талант. Для мастеров низкого класса это был уход из мира, и такие мастера широко использовались. Но те, которые могли проецировать сновидения, включая других в цепь, брали высокую цену в зависимости от силы и стабильности своих творений. Е-мастера, творящие эротические и сладострастные сны, ценились выше, чем мастера снов действия. Но в последние годы произошел поворот в обратную сторону, хотя Тамисан не знала, долго ли это продержится. Те, кому повезло иметь для продажи А-мастера, старались сбыть свой товар побыстрее, пока цена не упала.

Скрытый талант Тамисан состоял в том, что она никогда полностью не оставалась в мире сна, как было с теми, кого она отправляла туда – она обнаружила это совсем недавно и держала это открытие при себе. И таким образом она могла в какой-то мере управлять связью, а не быть бессильной пленницей, вынужденной видеть во сне чужие желания.

Она вспоминала то, что знала о лорде Старексе. Что Джебис хотел продать ее владельцу небесной башни, было ясно с самого начала, и естественно, он выбирал лучший момент для наиболее выгодной, по его мнению, сделки. Но хотя по Улью бродили слухи, Тамисан была уверена, что многое из рассказов о других мирах было неточным и искаженным.

Мастера снов были ограждены от любой реальной встречи с повседневной жизнью, их талант безудержно питался и укреплялся продолжительными занятиями с проекторами Три-Ди и информационными лентами.

Старекс, в противовес большинству людей своего класса, был деятельной натурой. Он нарушил обычаи касты, отправившись в длительное путешествие к другим мирам. Только после какого-то таинственного несчастного случая, искалечившего его, он стал затворником, видимо, ввиду изувеченности тела. Он не из тех, кто идет сам в Улей за товаром. Наверняка их вызвал сюда лорд Кас.

О внешности Старекса трудно было судить, когда он вытянулся в шезлонге, и большая часть его тела скрывалась под сказочно красивым шелком. Тамисан оценила, что стоя он будет на голову выше Джебиса, и выглядел он хорошо сложенным и мускулистым, чем больше походил на своего стража, а не на кузена.

Лицо его было необычным: от широкого лба и скул оно сужалось к крепкому подбородку, выглядя почти треугольным. Кожа его была темная, почти такая же, как у космолетчиков. Черные волосы так коротко острижены, что казались плотной бархатной шапкой, особенно по контрасту с длинными прядями его кузена.

Его латрексовая туника модного цвета была из дорогого материала, но менее украшена, чем у молодого человека. Ее широкие и свободные рукава легко соскальзывали, когда он поднимал руки. Единственной драгоценностью на нем был камень корос, вставленный в серьгу, которая качалась на уровне челюсти.

Тамисан не назвала бы его красивым, но чем-то он приковывал внимание. Возможно, своей надменной уверенностью, что никто никогда не пойдет наперекор его желаниям. Но он никогда еще не встречался с Джебисом, и теперь, возможно, даже лорду Старексу придется чему-то научиться.

Изгибаясь и вертясь, негодуя и убеждая и пользуясь всеми хитростями и давней тренировкой в делах, Джебис торговался. Он призывал богов и демонов в свидетели его бескорыстного желания угодить, его отчаяния, что его неправильно понимают. Это было совершенно выдающееся представление, и Тамисан отобрала из него лучшие отрывки в свой мысленный резервуар для применения в сновидениях. Это было гораздо более возбуждающим, чем Три-Ди, и она удивлялась, почему живой драматический материал не ценится в Улье. Возможно, Фустмэм и ее помощницы боялись любого клочка реальности, могущей пробудить мастеров от их тщательно поддерживаемого погружения в собственные творения.

Какое-то время ей казалось, что лорд Старекс тоже развлекается этим. Но затем в его лице появилось нечто вроде усталости, намекающей на скуку, хотя это было ненормально для любого желающего иметь личного мастера снов. Затем внезапно как будто ему все надоело, он перебил самую страстную мольбу Джебиса о небесном понимании его правоты одной простой фразой:

– Я устал, парень. Возьми деньги и уходи…

И лорд закрыл глаза.

Стражник достал из своего пояса кредитную пластинку, вытянул длинную руку через спинку шезлонга, чтобы лорд Старекс приложил большой палец к поверхности пластинки, утверждая платеж, и швырнул ее Джебису. Она упала на пол, и маленький человечек заскреб по ней пальцами. Тамисан увидела выражение его бегающих глаз. Джебису не слишком нравился лорд Старекс, но это не означало, конечно, что он презирает и кредитную пластинку, которую силился схватить.

Он откланялся, стараясь не смотреть на Тамисан. Она осталась стоять, будто была андроидом. Лорд Кас шагнул вперед и легко коснулся ее руки, по-видимому считая, что она нуждается в руководстве.

– Пошли, – сказал он, и его пальцы схватили ее запястье и потянули за собой. Лорд Старекс не обратил никакого внимания на свое новое приобретение.

– Как тебя зовут? – Лорд Кас говорил, медленно, подчеркивая каждое слово, будто старался пробить какую-то преграду между ними. Тамисан догадалась, что он имел контакт с мастерами высшего класса, которые всегда теряются в реальном мире. Осторожность советовала оставить его в уверенности, что она так же ошеломлена. Поэтому она медленно подняла голову и посмотрела на него, делая вид, что ей трудно сфокусировать свой взгляд.

– Тамисан, – ответила она после достаточной паузы. – Я – Тамисан.

– Красивое имя – Тамисан, – сказал он, как если бы обращался к тупоумному ребенку. – Я лорд Кас. Я твой друг.

Но Тамисан, восприимчивая к интонациям голосов, подумала, что правильно сделала, что разыграла растерянность. Кем бы Кас ни был, но не другом ей, разве что когда это отвечало его целям.

– Вот твои комнаты, – он провел ее по холлу к дальней двери, где провел рукой по поверхности, чтобы открыть световой замок. Затем ввел Тамисан в овальную комнату с высоким потолком. Окон в ней не было. Центр комнаты спускался рядом широких ступеней к водоему, где маленький фонтан поднимался душистым туманом и капал обратно в белый как кость бассейн. На ступенях лежало множество подушек и мягких ковриков нежных оттенков голубого и зеленого. Овальные стены были задрапированы тканью эпдекс светло-серого оттенка с лиловым и завитками бледно-зеленого цвета.

В создание и убранство комнаты было вложено много заботы. Возможно, Тамисан была последней в серии мастеров сна, потому что это было замечательным местом отдыха, таким, подобного которому в Улье не было.

Полоса ткани на стене поднялась, и вошла личная телохранительница-андроид. Голова ее представляла собой овал с фасеточными глазами-пластинками и слуховыми сенсорами. Гуманоидное тело было белым, как слоновая кость.

– Это Пурпей, – сказал Кас. – Она будет следить за тобой.

Мой страж, – подумала Тамисан. Забота робота-андроида, возможно, будет ей неприятна, а самое главное – Тамисан в этом не сомневалась – это белое существо будет стоять между ней и надеждой на свободу.

– Если что-нибудь пожелаешь, скажи Пурпей. – Кас выпустил ее руку и повернулся к двери. – Когда лорд Старекс пожелает видеть сны, он пошлет за тобой.

– Я в его распоряжении, – пробормотала в ответ Тамисан; это был необходимый ответ.

Она проводила Каса взглядом и повернулась к Пурпей. Тамисан имела все основания считать, что андроид запрограммирован записывать каждое ее движение. Но неужели же кто-нибудь здесь думает, что мастер снов имеет хоть какое-то желание стать свободным? Мастер сна желает только сна: это ее жизнь, вся жизнь. Оставить место, которое благоприятствовало такой жизни, было бы сродни самоубийству, это нечто такое, о чем дисциплинированный мастер снов и подумать не может.

– Я хочу есть, – сказала она андроиду.

– Пища сейчас будет. – Пурпей подошла к стене, откинула в сторону полоску ткани, за которой была серия кнопок: Андроид нажала на них сложным образом.

Прибыл закрытый поднос с яствами, каждое в своем горячем или холодном отделении. Тамисан поела. Она узнала обычные блюда диеты мастеров, только они были приготовлены гораздо лучше и поданы красивее, чем в Улье.

Она ела, пользовалась ванной за другой стенной обивкой, куда Пурпей привела ее, и хорошо спала на подушках рядом с бассейном, где легкая игра воды убаюкивала ее.

Время почти ничего не значило в овальной комнате. Тамисан ела, спала, мылась и смотрела Три-Ди, который по ее просьбе принесла Пурпей. Будь она такой же, как остальные в Улье, это существование было бы для нее идеальным. Но Тамисан, наоборот, становилась беспокойной, когда ее долго не звали показать свое искусство. Она была наемницей здесь, и никто из обитателей небесной башни, похоже, не знал о ней.

Можно сделать только одно – решила Тамисан после второго пробуждения. Мастеру снов разрешалось, хотя в обязанность и не вменялось, изучать личность хозяина, которому она должна служить, если она личный мастер, а не арендована от Улья. Теперь она имела право просить ленты, касавшиеся Старекса. В сущности, могло бы показаться странным, если бы она этого не сделала, так что она потребовала их. Таким образом она узнала кое-что о Старексе и его домочадцах.

Кас имел когда-то личное состояние, которое улетучилось в результате какого-то происшествия, когда он был еще ребенком. Его в некотором роде усыновил Старекс, Глава клана, и ввиду болезни Старекса он стал действовать в качестве его поверенного. Телохранителем был Улфилес, инопланетный наемник, которого Старекс привез из своих звездных странствий.

Но Старекс, если не считать нескольких голых фактов, оставался загадкой. Он как-то совсем не походил на других. Он искал разнообразия в других местах и мирах, но то, что он мог найти там, не излечило его от вечной усталости жить. Данные о его личной жизни были очень скудны. Теперь Тамисан была уверена, что любой из домочадцев был для него только орудием, которым он мог пользоваться или отбросить. Он не был женат, и связи с женщинами, которых он приближал к дому (больше их стараниями, чем прямыми действиями с его стороны), не длились долго. По существу, он настолько закрылся в раковине безразличия, что Тамисан сомневалась, есть ли в этом укрытии реальный человек.

Она стала размышлять, почему он позволил Касу добавить ее к его собственности. Чтобы как можно лучше использовать мастера снов, хозяин должен быть готовым участвовать, а прочитанные Тамисан ленты ясно давали понять, что безразличие Старекса поставит барьер любому реальному сновидению.

Чем больше Тамисан узнавала о Старексе негативного, тем более это казалось ей вызовом. Она лежала возле бассейна в глубоком раздумье, хотя мысли блуждали даже больше, чем она сама догадывалась, от сложнейших упражнений, полагающихся мастеру десятого класса. Придумать сон, который может пленить Старекса – это действительно вызов.

Он хотел действия, но, как ни сильна была тренировка Тамисан, ее не хватало, чтобы увлечь его. Следовательно, ее действие должно принять новый оборот.

Это был сверхутонченный век, когда звездные путешествия стали обыденным фактом, и, хотя ленты не указывали детально, что именно Старекс делал в других мирах, было ясно, что лорд имел большой опыт в отношении всего, что касалось его времени.

Значит, он будет удовлетворен неизвестным. Она не нашла в лентах намека на садистские или извращенные наклонности и при этом знала, что если бы он имел склонность к такому образу сна, она, Тамисан, не годилась для этого. Да и Кас выставил бы ей в Улье другие требования.



Здесь было много исторических лент, из которых она могла бы кое-что взять, но все они были смотрены много-много раз. Будущее было чересчур затаскано, изношено. Темные брови Тамисан сдвинулись над закрытыми глазами. Банально. Все, о чем она думала, было банальным! И вообще, чего ради она беспокоится? Совершенно непонятно, почему ее так сильно увлекает желание создать сон, который вытряхнет Старекса из его раковины и докажет ему, что Тамисан достойна своего разряда. Может, отчасти потому, что он и не думает посылать за ней, чтобы дать ей возможность доказать свою силу. Судя по его безразличию, он думает, что она ничего не может предложить.

Тамисан имела право затребовать хоть всю библиотеку лент из Улья. Это было самое большое собрание на звездных путях. Ну, еще бы! Корабли посылались только для того, чтобы привозить новые знания, которые будут питать воображение мастеров сна!

История… Ее мысли вернулись к прошлому, хотя оно было слишком изношено для ее целей. История… Что такое история? Это серия событий, действий личностей или наций. Действия имели результаты. Тамисан села на подушках. Результаты действия! Иногда от одного единственного мелкого действия получались далеко идущие результаты: смерть правителя, исход одной битвы, посадка звездного корабля… или его гибель при посадке.

Так…

Мерцающий огонек идеи окреп. История может иметь множество дорог рядом с уже известной. Но могла ли Тамисан воспользоваться этим? А ведь тут имелись бесчисленные возможности. Руки Тамисан вцепились в полы халата. Проблема начала вырисовываться. Но требуется время… Тамисан больше не сетовала на равнодушие лорда. Пусть оно тянется дольше – ей дорога каждая минута.

– Пурпей!

Андроид материализовался из-под сетки.

– Мне нужны некоторые ленты из Улья. – Она заколебалась. Несмотря на нетерпение, она должна действовать гладко и точно. – Послание Фустмэм: прислать Тамисан ленты истории Ти-Кри пятилетней давности.

Это была история независимого города, который основал небесные башни. Тамисан начнет с малого, но попробует свою идею. Сегодня это будет один город, завтра планета, а затем – кто знает, может, и солнечная система… Она обуздала свое возбуждение. Сделать надо многое. Ей нужно время и устройство для чтения. Но, во имя Четырех Грудей Власты, только бы ей удалось это сделать!

Время, похоже, у нее было, хотя в душе все время тлела искорка страха: вызов от лорда может прийти в любое время. Но вот из Улья прибыли ленты и устройство для чтения, так что она металась от одного к другому, делая выписки из того, что узнавала. Когда ленты были прокручены, она стала лихорадочно изучать заметки. Теперь для нее ее идея означала больше, нежели просто инструмент для развлечения требовательного хозяина. Идея поглотила Тамисан целиком, словно она была мастером низшей ступени, попавшим в собственное творение.

Когда Тамисан осознала опасность этого, она бросила изучение и вернулась к лентам того дома, где находилась, чтобы снова узнать, что можно, о Старексе.

Но когда наконец пришел вызов, она снова пробежала свои заметки. Она не знала, сколько времени провела в небесной башне, потому что дни и ночи в овальной комнате одинаковы. Она ела и спала только заботами Пурпей.

За Тамисан пришел лорд Кас. Она едва успела войти в свою роль растерянного мастера, когда он вошел.

– Ты здорова, счастлива? – спросил он, как это было принято.

– Радуюсь хорошей жизни.

– Лорд Старекс желает войти в сон. – Кас потянулся к ее руке, и она не возражала. – Лорд Старекс требует многого. Предложи же ему самое лучшее, мастер снов. – Он как бы предупреждал ее.

– Мастер снов спит, – ответила она неопределенно, – и ее сон можно разделить.

– Правильно, но лорду Старексу трудно угодить. Сделай для него самое лучшее, мастер.

Она не ответила. Он вывел ее из комнаты в серый коридор, а затем вниз, к нижнему уровню. Комната, в которой они в конце концов очутились, имела знакомое ей оснащение: ложе для мастера, второе для разделяющего сон мастера, и между ними связующая машина. Только тут было еще и третье ложе. Тамисан удивленно взглянула на него.

– Спят двое, а не трое.

Кас покачал головой.

– Лорд Старекс хочет, чтобы другой человек тоже разделил сон. Связь новой модели машины очень сильная. Это уже проверено.

Кто же будет третьим? Улфилес? Неужели лорд Старекс хочет тащить телохранителя с собой в сон?

Дверь отворилась, и вошел лорд Старекс. Он вошел с трудом, волоча ногу, словно не мог ни согнуть ее в колене, ни управлять ею мышцами, и тяжело наваливался на андроида. Когда слуга уложил его на кушетку, он даже не взглянул на Тамисан, а только слегка кивнул Касу.

– Займи свое место, – приказал он.

Может быть, Старекс боялся погружаться в сонное состояние и хотел иметь Каса для контроля, поскольку Кас определенно спал и раньше.

Затем Старекс повернулся к Тамисан и, взяв корону для сна, скопировал движения, которыми Тамисан прилаживала такой же обруч на свою голову.

– Покажи нам, что ты можешь предложить.

В его голосе слышалась тень враждебности и вызова, из чего она заключила, что и он не верит в ее возможности.

Глава вторая

Она не могла позволить себе сейчас думать о Старексе: она должна думать только о сне. Она должна творить и не сомневаться, что ее творение будет идеальным. Тамисан закрыла глаза, укрепила волю потянула в свое воображение все нити изученных лент и стала ткать сон.

С минуту все было, как и в начале любого сна, а потом…

Она не исследовала, а лишь наблюдала, внимательно и критически за тем, что сама проворно крутила. Но получилось, будто сетка внезапно стала реальной и туго сплела Тамисан, как паутина фис-паука запутывает синекрылого мотылька.

С таким сном Тамисан еще никогда не сталкивалась, и паника так крепко охватила ее, что она не могла крикнуть, да и голоса не осталось. Она падала все ниже и ниже из какой-то точки наверху, задела за кустарник, немного задержавший ее падение, и наконец больно ударилась, почти потеряв сознание. Затем лежала неподвижно, тяжело дыша, с закрытыми глазами и боялась открыть их и увидеть, что она и в самом деле попала в какой-то кошмар, а не в правильное сновидение.

Она медленно оправилась от своей кружащей голову растерянности и попыталась обрести контроль не только над своими страхами, но и над своими силами мастера снов. Затем осторожно открыла глаза.

Над ней было бледно-зеленое небо со следами тонких серых облаков, похожих на длинные слепившиеся пальцы. Небо было таким же реальным, как любое небо, находись она в собственном мире и времени. В собственном времени и мире!

Она подумала об идее, которую создала, чтобы поразить Старекса. Неужели тот факт, что она работала с новой теорией, пытаясь создать поворот сновидениям, могущим пробить безразличие усталого человека, вызвал это?

Тамисан села, вздрагивая от боли ушибов, и огляделась. Она находилась на гребне небольшого бугра. Страна вокруг не была дикой… Местность была ровной, обработанной, там и сям виднелись скалы, аккуратно обтесанные и обвитые цветущими виноградными лозами. А другие скалы были абсолютно голые, мрачные, и все же они спускались к стене. Они имели самую разнообразную форму: от смутно приемлемой гуманоидной до гротескно чудовищной. Тамисан, разглядев их поближе, решила, что их вид ей не нравится. Они были не из ее воображения.

За стеной начиналась группа строений. И поскольку Тамисан привыкла видеть небесные башни и меньшие, но зато более основательные здания, эти показались ей необычно приземистыми и тяжелыми. Насколько она могла видеть, самый высокий дом имел три этажа. Здесь люди не тянулись к звездам, а жались к земле.

Но где это – здесь? Это не ее сон. Тамисан закрыла глаза и сосредоточилась на начале того сна, который планировала. Они должны были попасть в мир, созданный ее воображением, а вовсе не этот. Ее основная идея была довольно проста, но, насколько она знала, ни один мастер ею не пользовался. Идея состояла в том, что прошлая история мира Тамисан могла быть изменена несколько раз за время своего течения. Тамисан взяла три основные точки изменения и изучала, что могло произойти, если бы судьба дала этим точкам противоположное решение.

Зажмурившись, чтобы не видеть этой мнимой реальности, в которую она попала, Тамисан сосредоточилась на выбранных ею точках.

Приветствие Верховной Королевы Ахты – это первая точка.

Что бы случилось, если бы первый звездный корабль при своем приземлении не был бы принят за сверхъестественное явление, и маленькое королевство, в котором он коснулся почвы, не приняло бы его экипаж как богов, а встречало бы его отравленными дротиками?

Аварийная посадка «Странника» – это вторая точка.

Это был корабль колонистов, отклонившийся от предписанного ему курса из-за поломки бортового компьютера. Ему пришлось приземлиться здесь, иначе его пассажиры могли погибнуть.

Что бы произошло, если бы поломки компьютера не было, и «Странник» продолжил бы свой путь?

Смерть Силта Сладкогласного до того, как он добрался до алтаря Иктио – третья точка.

Этот проповедник мог бы не оказаться сосредоточением той жестокой силой, что вела кровопролитное восстание от храма к храму и погрузила во тьму три четверти планеты.

Тамисан выбрала эти точки, но вовсе не была уверена, что одна не может полностью исключить другую. Силт вел восстание против колонистов со "Странника". Если бы приветствие Верховной Королевы Ахты не состоялось… Тамисан не знала, что бы произошло, она лишь пыталась найти рисунок событий, а затем вообразить современный ей мир, исходя из этих перемен.

Она снова открыла глаза. Нет, это не ее воображаемый мир. Во сне никто не ушибает ребра, не сидит на влажной земле, не чувствует ветра и не позволяет дождю мочить волосы и одежду.

Она подняла руки к голове: что с сонной короной?

Ее пальцы коснулись металлического плетения, но шнуров не было. Тут она впервые вспомнила, что была связана со Старексом и Касом, когда это случилось.

Тамисан встала и огляделась вокруг, надеясь увидеть их где-нибудь поблизости… Нет, она была одна, и дождь усиливался. Возле стены был навес, и Тамисан поспешила к нему. Три кривых столба поддерживали маленький купол. Стен у навеса не было, и она встала в самом центре, чтобы избежать приносимой ветром влаги. Ей никак не удавалось избавиться от ощущения, что это не сон, а самая настоящая реальность.

Тамисан попыталась подавить панику и обдумать свои возможности. Неужели она попала в вероятностный Ти-Кри, который мог бы существовать, если бы выбранные ею три ключевые точки и в самом деле имели бы другое решение? Если так, не может ли она вернуться, пересмотрев эти точки в обратном порядке? Она закрыла глаза и сосредоточилась.

Выворачивающее желудок головокружение… Она покачнулась. Сотрясаемая тошнотой, Тамисан оставила попытку и открыла глаза. Она силилась понять, что же все-таки произошло. Это кружение напоминало ощущение нарушенного сна и означало, что она во сне. Но было совершенно ясно, что она пленница в нем. Но как и почему? Глаза ее сузились, хотя она смотрела внутрь, а не на дождь. Чьим взглядом?

"Допустим… допустим, что один или оба из тех, кто делил мой сон, также появились в этом месте, хотя оно и неправильное. Тогда я должна найти их. Мы должны вернуться вместе, потому что оставшийся станет якорем для остальных. Нужно найти их как можно скорее!"

В первый раз она взглянула на мокрое платье, прилипшее к ее стройному телу. Это не был серый чехол мастера снов, а длинное, хлюпающее по лодыжкам платье темно-фиолетового цвета, почему-то показавшееся ей уместным и приятным.

От колен до конца подола платья была замысловатая вышивка. Узор был настолько сложным, что Тамисан не могла выделить ни одной его детали. Но, как ни странно, чем дольше она рассматривала его, тем более он казался ей не нитями на ткани, а словами на странице рукописи, какие она видела на видеолентах по древней истории. И нити эти были металлически-зеленые и серебряные, и среди них только несколько мелких штрихов фиолетового более светлого оттенка.

На ее талии был пояс из серебряных сегментов, усыпанный пурпурными камнями, с широкой пряжкой из того же металла. К поясу пристегнута сумка. Платье от горловины до пояса зашнуровано серебряными шнурками, продетыми сквозь металлические глазки в ткани. Рукава платья длинные, широкие, разрезанные от локтя вниз на четыре части, отстававшие от рук, когда Тамисан подняла их, чтобы снять корону сна.

Она сняла отнюдь не знакомый ей колпак, плотно прилегающий к ее коротко остриженным волосам, а нечто вроде серебряного обруча; внутренние проволочки или полоски металла поднимались из него вверх по крайней мере на фут и сходились конусом. На его верхушке было прекрасно сделанное летающее существо со слегка опущенными крыльями и крошечными блестящими камешками глаз.

Когда она повернула голову, длинная шея существа изменила положение, и крылья его дрогнули. Тамисан сначала так испугалась, что чуть не выронила корону, подумав, что существо живое.

Но она вспомнила одну из исторических лент. Птица была флэкаром Олавы. Тамисан носила ее, значит, она была Устами Олавы – частично жрица, частично чародейка и, как ни странно, – частично женщиной для развлечений. Но судьба благоприятствовала ей в этом. Уста Олавы могли бродить где угодно и, похоже, запросто заниматься любыми своими делами.

Тамисан провела рукой по голове, прежде чем снова надеть корону. Ее пальцы коснулись не короткого ежика мастера снов, а мягких влажных прядей, завивающихся на лбу и шее.

Конечно, она придумывала себе одежду для сна; но на этот раз она представила себя не такой, и то, что она стала Устами Олавы, тоже было не по ее воле. Но ведь Олава относился ко времени правления Верховной Королевы. Значит, Тамисан каким-то образом пронеслась дальше во времени. Чем раньше она узнает, где она и когда, тем лучше.

Дождь стих, и Тамисан вышла из-под купола. Взбираясь обратно на холм, она приподняла подол платья обеими руками. Поднявшись на вершину, медленно повернулась в попытке обнаружить, что не одна в этом странном мире.

Но здесь не было ничего, кроме каменных фигур и растительности. Внизу виднелись стена и купол. Но позади Тамисан был второй холм, выше этого, и наверху была крыша, видимая только отдельными кусками через экран деревьев. Крыша имела гребень, заканчивавшийся с каждой стороны резким завитком, так что здание как бы имело на каждом конце ухо. Крыша была зеленая, поблескивающая, несмотря на тучи над ней.

Направо и налево Тамисан участками видела изгиб стены, опять каменные фигуры и цветы или кустарники.

Подобрав юбки, Тамисан стала подниматься по крутизне высокого холма в поисках дороги или тропинки, ведущей к зданию. Она обнаружила ее, обойдя густой, плотный куст с громадными красными цветами. Это была широкая дорога, вымощенная мелкими цветными камешками по прочному основанию, и вела она к воротам здания на вершине холма.

Строение по виду казалось чем-то знакомым, но Тамисан не могла точно определить. Может, что-то похожее она видела на Три-Ди. Дверь была такая же блестяще-зеленая, как и крыша, а стены – бледно-желтые, и в них с правильными интервалами были прорезаны узкие окна, высотой от крыши до низа.

Когда она остановилась, недоумевая, где она видела такой дом, из него вышла женщина. На ней было такое же, как и у Тамисан платье, зашнурованное на груди и с разрезными рукавами, но зеленое, как дверь дома, так что, когда она встала в дверях, хорошо выделялись только ее голова и руки. Она сильно жестикулировала, и Тамисан внезапно поняла, что это именно ее зовут и ждут. И снова она почувствовала неловкость.

В снах она широко использовала встречи и прощания, но они всегда были придуманы ею самой, и ничто не происходило помимо ее желания. Люди в ее снах были игрушками, фишками, чтобы двигать их туда или обратно по своему желанию, и она всегда управляла ими.

– Тамисан, тебя ждут, иди скорее! – кричала женщина.

Тамисан на минуту подумала, не убежать ли ей в другую сторону, но необходимость узнать, что же произошло, заставила ее, несмотря на возможную опасность, подойти к женщине.

– Ну, ты вся промокла! Сейчас не время гулять по саду. Первая Стоящая просит что-нибудь из уст. Если ты рассчитываешь на щедрость ее кошелька, поспеши – иначе ей надоест ждать!

Дверь вела в узкий проход, и женщина толкнула Тамисан во вторую дверь, расположенную напротив первой. Они вошли в большую комнату, в центре которой кружком стояли кушетки. Возле каждой стоял маленький столик, заставленный блюдами. Прислуживающие девушки уносили их – видимо, трапеза была закончена. Между кушетками также стояли высокие, в рост Тамисан, подсвечники. В каждом были свечи толщиной в руку, от которых исходил не только яркий свет, но и нежный запах.

В середине круга диванов стояло кресло с высокой спинкой и балдахином. В нем сидела женщина со стаканчиком в руке. На ней был меховой плащ, закрывающий почти все ее платье, только кое-где мерцало золото, выхваченное огнем свечей. Капюшон из той же, похожей на металл, ткани открывал только ее лицо, лицо старой женщины с глубокими морщинами и ввалившимися глазами.



Диваны были заняты мужчинами и женщинами – женщины возле кресла, а мужчины как можно дальше от древней благородной дамы. Прямо напротив нее стояло другое внушительное кресло, только без балдахина, и перед ним стол, на четырех углах которого размещались небольшие чаши: кремовая, бледно-розовая, светло-голубая и зеленая, как морская пена.

Кладовая знаний Тамисан дала ей некоторую подготовку. Это было сиденье для магии уст, и от Тамисан явно требовались ее услуги, как предсказательницы. Что же она сделала, позволив привести себя сюда? Сможет ли она сыграть роль достаточно хорошо, чтобы обмануть эту компанию?

– Я голодна, Уста Олавы. И жажду, но не того, что питает тело, а того, что удовлетворяет разум. – Старая женщина слегка наклонилась вперед. Голос ее был слабым от возраста, но нес в себе силу власти, силу человека, который очень давно не встречал противодействия своему слову или желанию.

Придется импровизировать, – решила Тамисан. Она была мастером снов и разрабатывала в сновидениях многие странные вещи, и теперь нужно было только вспомнить. Ее мокрые юбки липли к ногам и бедрам, когда она вышла вперед, не оглядываясь на женщину позади себя, и села в кресло напротив своей клиентки. Она потянулась к слабым всплескам памяти, которая вроде была и не совсем ее собственная, но Тамисан еще не осознала это полностью.

– Что ты хочешь знать, Первая Стоящая? – она инстинктивным жестом подняла руки и коснулась пальцами висков.

– Что будет со мной… и с моими… – Последние два слова были произнесены почти как вздох.

Руки Тамисан двинулись сами собой, и она чуть не обмерла от изумления. Она словно повторила действие, известное ей так же хорошо, как и техника мастера снов. Левой рукой она зачерпнула песок из кремовой чаши. Он был на два тона темнее, чем сама чаша. Резким движением она бросила песок, и он рассыпался по столу тонким, как пленка гладким слоем.

Это не было ее сознательным действием: будто кто-то другой руководил ею. Женщина в кресле наклонилась вперед, и по ее молчанию было ясно, что все идет правильно.

Опять-таки без приказа разума правая рука Тамисан взяла синего песку из голубой чаши. На сей раз она не бросила песок, а сжав в кулаке его мелкие зерна, медленно провела им над столом, так что песок сыпался тонкой струйкой и оставил рисунок на первом слое.

Это был именно рисунок, а не случайный разброс. Был изображен меч с эфесом чашеобразной формы и чуть изогнутым лезвием, сужающимся до тонкого острия.

Теперь рука Тамисан потянулась к розовой чаше. Песок в ней был темно-красный, он казался пятнышками только что пролитой крови. Тамисан тоже зажала его в кулаке, и высыпавшаяся струйка превратилась в космический корабль. По своим контурам он слегка отличался от тех, что Тамисан видела всю жизнь, но ошибиться было невозможно. Это был корабль, и он парил над столом, как бы угрожая опуститься на остроконечный меч. А может, это меч угрожал ему?

Тамисан услышала вздох изумления, а возможно, и страха. Но этот звук исходил не от женщины, которая ждала предсказаний; он вырвался, видимо, у какого-то другого члена компании, напряженно следившего, как Тамисан рисует цветным песком.

Теперь она потянулась к последней чаше, но взяла оттуда только щепотку. Она высоко подняла руку над рисунком и разжала пальцы. Зеленые пылинки поплыли вниз и собрались в знак в виде круга, в котором не хватало одной части.

Тамисан уставилась на него, и под силой ее взгляда он немного изменился. Он стал символом, который Тамисан хорошо знала. Это была эмблема, правда, упрощенная, но легко читаемая – эмблема дома Старекса, и она легла одновременно на край корабля, и на эфес меча.

– Прочти это! – резко потребовала благородная дама.

К Тамисан откуда-то пришли слова:

– Это меч Ти-Кри, поднятый для защиты.

– Точно, точно! – пробежал шепоток по диванам.

– Корабль идет, как опасность.

– Эта штука? Но это не корабль.

– Это корабль со звезд.

– Вай, вай, вай! – это был уже не шепот, а крик страха. – Во времена наших отцов нам доводилось встречаться с фальшивыми существами. Ахта, пусть твой дух будет нашим щитом, нашим мечом!

Благородная дама жестом призвала всех к молчанию.

– Хватит! Скликая почитаемых духов, можно вызвать субстанцию, но это не значит, что они будут помогать нам, а не сражаться в собственных интересах. Во времена Ахты здесь бывали небесные корабли, и мы имели с ними дело – для наших целей. Если такой корабль придет – мы предупреждены, а значит, и вооружены. Но что заключается в зеленом, о Уста Олавы? Это удивило даже тебя.

Тамисан имела время подумать. Если правда, что она привязана к этому миру теми, кого привела сюда, то она должна их найти, и совершенно ясно, что в этой компании их нет. Следовательно, ей придется поработать на себя.

– Зеленый знак – это герой, способный вступить в бой. Но о нем ничего не известно, кроме того, что знак указывает на него, и, возможно, это увидит только тот, кто имеет дар.

Тамисан взглянула на благородную даму. Встретившись со взглядом старческих глаз, она почувствовала озноб, но он исходил не от ее все еще влажной одежды – он шел от этих темных глаз, которые холодно допрашивали и не принимали ничего без доказательств.

– Итак, должен появиться тот, кто, как ты говоришь, имеет дар, обрыщет весь Ти-Кри – загородную местность, а может, и до границ мира?

– Если понадобится, – твердо ответила Тамисан.

– Долгое будет путешествие и много опасных шагов. А если корабль придет раньше, чем будет найден герой? Я думаю, о Уста, что будущее города, королевства и народа висит на слишком тонкой нитке. Относись как хочешь, но я сказала бы, что у нас есть более проверенные способы борьбы с непрошеными гостями. Но, Уста, поскольку ты сделала предупреждение, оно будет запомнено.

Старуха оперлась на подлокотники кресла и встала. Вся ее свита тоже поднялась, две женщины поспешили к ней, чтобы она положила руки им на плечи для поддержки. Она вышла, не взглянув на Тамисан, и мастер снов не встала, чтобы проводить ее взглядом, потому что внезапно почувствовала себя выдохнувшейся, уставшей, как бывало в прошлом, когда сон ломался и оставлял ее вялой и опустошенной. Но этот ее сон не был нарушен; он удерживал ее перед столом с песчаными рисунками, и она смотрела на зеленый символ, все еще крепко державший ее в паутине другого мира. Женщина в зеленом вернулась, держа обеими руками стаканчик, и предложила его Тамисан.

– Первая Стоящая направилась в Большой Замок к Верховной Королеве. Она повернула в ту сторону. Выпей, Тамисан, и быть может, сама Верховная Королева призовет тебя для ясновидения.

Тамисан? Это было ее настоящее, имя женщина уже два раза назвала ее так. Откуда его знают во сне? Но она остерегалась задавать вопросы. Она выпила горячую пряную жидкость, в момент изгнавшую холод из ее тела.

Здесь было очень много того, чему следовало научиться и следовало узнать, но открывать не сразу, чтобы не выдать себя.

– Я устала.

– Место для отдыха готово, – ответила ей женщина. – Идем.

Тамисан поднялась почти с таким же трудом, с каким вставала благородная дама. У нее закружилась голова, и она схватилась за спинку кресла, а потом пошла за своей провожатой, мучительно надеясь что-либо узнать.

Глава третья

Можно ли спать во сне… накладывается ли, так сказать, сон на сон? – думала Тамисан, вытягиваясь на кушетке, на которую указала ей хозяйка. Но когда она сняла корону и положила голову на валик, служивший подушкой, то еще больше встревожилась, мысли ее путались в диком беспорядке, она чувствовала себя такой же слабой, какой встала с кресла.

В песчаном рисунке символ Старекса перекрывал меч и космический корабль. Означает ли это, что она найдет то, чего желает, только в том случае, если мощь этого мира встретится с мощью звездных людей? Неужели она и вправду попала в прошлое и переживает теперь первое появление в Ти-Кри космических путешественников? Но ведь благородная дама упоминала о прошлых столкновениях с ними, которые закончились в пользу Ти-Кри.

Тамисан попыталась представить современный ей мир, история которого пошла по другому пути. Но здесь было очень много от прошлого. Значит ли это, что без тех ключевых решений ее собственного времени мир Ти-Кри почти не изменялся от столетия к столетию?

Реальное, нереальное, прошлое, настоящее. Она, мастер снов, потеряла все управление действием. Теперь она не играла в игрушки, передвигая их по своей воле, а оказалась захвачена событиями и не смогла ни предвидеть их, ни управлять ими. Однако же, женщина дважды назвала ее настоящим именем. И Тамисан, помимо своей воли, пользовалась навыками Уст Олавы для предсказаний, словно делала это не впервые.

Может ли такое быть? Тамисан прикусила губу и почувствовала боль, как почувствовала ушибы, полученные ею при резком вторжении в этот таинственный мир. Могло ли быть, чтобы сон был так глубок, так хорошо соткан, что стал реальностью для мастера? Не было ли это судьбой тех самых «закрытых» мастеров, которые не имели ценности для улья? Не переживали ли они бесчисленное количество жизней во время своих трансов? Но ведь она не закрытый мастер!

Надо проснуться! Она еще раз применила хорошо отработанную технику для выталкивания себя из сна, но опять оказалась в диком ничто, где крутилась до тошноты, привязанная к якорю, который не отпускал ее в безопасность. Этому было только одно объяснение: где-то в этом странном Ти-Кри находятся те двое, кто делят ее сон, их надо найти, и тогда она сможет вернуться.

Итак, чем раньше, тем лучше! Но где искать? Слабость сковывала ее тело и делала ее движения такими медленными, будто она шла против штормового течения. Но Тамисан встала с кушетки. Повернувшись, чтобы взять свою корону Уста Олавы, она взглянула в овальное зеркало и застыла в испуге. Лицо, увиденное ею в зеркале, было совсем не тем, которое она видела всегда.

Ее изменили не только платье и корона – она сама стала другой. Сколько она себя помнила, у нее была бледная кожа мастера снов, редко бывающего на солнце, коротко остриженные волосы. А лицо в зеркале было смуглым, почти коричневым. Широкие скулы, большие глаза и очень красивые губы. А брови… Она даже наклонилась ближе к зеркалу, чтобы увидеть, почему они так странно скошены вверх, и решила, что они либо выщипаны, либо подбриты. Волосы были значительно длиннее и не прежнего знакомого цвета, а темные и вьющиеся. Она не была той Тамисан, которую знала, но и эта незнакомка не была продуктом ее воли.

Если она не похожа на себя, то можно сделать логический вывод, что и те двое тоже не те, какими она их помнила… Следовательно, ее поиски будут вдвойне трудными. Сможет ли она когда-нибудь узнать их?

Испугавшись, она села на кушетку перед зеркалом. Тамисан старалась не давать воли страху, потому что тот мог сломить ее самоконтроль, и тогда она окончательно пропадет. Логичное рассуждение даже в этом нелогичном мире должно прояснить ее мысли.

Правдиво ли было ее предсказание? Но во всяком случае, оно никак не влияло на падение песка. Возможно, Уста Олавы должны иметь сверхъестественные силы. В прошлом, вышивая сны, она играла с идеей магии, но то было ее собственное творчество. Может ли она пользоваться этими силами по своей воле? Похоже, что эта незнакомая ее половина черпала их из какого-то неизвестного ей источника.

Надо сосредоточить мысли на одном из тех людей и держать его в сознании. Может ли связь сна притянуть ее к Касу или к Старексу? О своем хозяине она знала только то, что было в лентах, но ленты содержали лишь поверхностные сведения. Нельзя хорошо изучить человека лишь по малопонятным сведениям и действиям за вуалью, которая скрывает больше, чем через нее видно. Кас непосредственно говорил с ней, его рука касалась ее. Если выбирать, кто может быстрее притянуть ее, то лучше выбрать Каса.

Тамисан построила в уме его образ, как строила предварительный узор для сна. Внезапно изображение Каса замерцало, изменилось; она увидела совсем другого человека. Он был выше Каса, и носил униформу и космические сапоги; черты его лица было трудно рассмотреть. Это видение оставалось очень недолго.

Корабль! Символ в видении песка касался корабля и меча. Наверное, легче найти человека на корабле, чем бегать по улицам чужого города и искать дубль Старекса.

И с таких мелочей надо начинать поиск! Корабль то ли приближается к Ти-Кри, то ли нет, – и каков будет ему прием? Допустим, Кас или его дубль будет убит. Станет ли это якорем для нее навеки? Тамисан решительно загнала подобные размышления в дальний угол сознания. Самое главное: корабль еще не приземлился. Когда же это случится, она должна быть уверена, что окажется среди тех, кто готовит ему встречу.

Приняв такое решение, она наконец смогла уснуть, потому что ее усталость вернулась стократно усиленной. Она как пьяная упала на кушетку и ничего не помнила до пробуждения. Женщина в зеленом стояла над ней и осторожно трясла ее за плечо.

– Проснись, пришел вызов.

"Вызов для сна?" – с изумлением подумала Тамисан, но вид незнакомой комнаты полностью привел ее в себя.

– Вызывает Первая Стоящая Джесса, – голос женщины звучал возбужденно. – Это сказал ее посланец, он привел колесницу для тебя, и ты поедешь в Большой Замок! Может быть, ты увидишь саму Верховную Королеву! Но я выпросила для тебя немного времени, чтобы ты успела вымыться, поесть и переодеться. Взгляни, я залезла в свой сундук с приданым! – она указала на стул, через спинку которого было перекинуто платье цвета пурпурного вина. – Это единственное подходящего цвета. – Женщина любовно провела рукой по пышным складкам… – Однако поторопись, – добавила она быстро. – Как Уста Олавы, ты имеешь право приготовиться, чтобы появиться перед высоким обществом, но слишком долгое промедление вызовет гнев Первой Стоящей.

В дальней комнате был бассейн, достаточно большой, чтобы пользоваться им в качестве ванны. Женщина принесла свежее белье. Когда Тамисан снова встала перед зеркалом, чтобы застегнуть серебряный пояс и водрузить на место корону Уст, она почувствовала себя свежей, обновленной и полной благодарности.

Но женщина жестом отмела слова признательности.

– Разве мы не одного клана, кузина? Пусть кто-нибудь скажет, что Нейра держится за свои тряпки! Наш клан гордится, что ты Уста Олавы, позволь же нам радоваться через тебя!

Женщина принесла закрытую крышкой чашу и стаканчик. Тамисан съела кушанье из сушеных фруктов и мелко нарезанного мяса. Это было очень вкусно, она съела все до последней крошки и опустошила стакан сладкого напитка.

– Счастливого пути, Тамисан! Это великий день для клана Фримонта, когда ты едешь в Большой Замок и, может быть, предстанешь перед Верховной Королевой. Может быть, то видение было не для плохого, а для хорошего. Ты ведь только уста Олавы, а не Та, что распоряжается судьбой всех нас – кому жить, кому умереть.

– Прими мою благодарность за твою помощь и добрые пожелания, – сказала Тамисан. – Я тоже надеюсь, что в этот день счастье придет раньше несчастья. (И это чистая правда, подумала она). Мне следует ухватить удачу обеими руками и крепко держать ее, а иначе я проиграла.

Посланный Первой Стоящей Джессы был офицером. Волосы его были забраны под шлем, чтобы служить дополнительной защитой для головы в бою; голубая эмалевая нагрудная пластина с двойной короной Верховной Королевы и меч выдавались вперед, как будто он шагал по улицам завоеванного города. В колесницу был впряжен маленький грифон, и два вооруженных человека стояли наготове – один у головы грифона, а другой откинул занавеску, когда офицер подсаживал Тамисан в колесницу. Он быстро опустил занавеску, не спрашивая согласия Тамисан, и она решила, что ее визит в Большой Замок, видимо, был тайным.

В просвет между занавесками Тамисан видела Ти-Кри этого мира. Частично он был ей чужим, но в нем имелось достаточно знакомых черт, чтобы уверить ее в реальности происходящего. Небесных башен и других инопланетных архитектурных форм, привнесенных космическими путешественниками, здесь не было, но сами улицы и множество зеленых лужаек и цветов были такие же, какими она знала их всю жизнь.

Когда они оставили позади город и направились вдоль реки, Тамисан увидела Большой Замок и глубоко вздохнула: он тоже оказался частью ее мира, но при ней был очень древними развалинами. Частично его разрушили во время восстания Силта, во время Тамисан на него смотрели как на несчастливое место и обходили стороной, и эти развалины посещали только инопланетные туристы, искавшие необычное.

Здесь же он стоял во всем своем великолепии и был гораздо шире, чем в Ти-Кри из будущего Тамисан, таким как если бы поколения, разрушившие его в ее мире, здесь дорожили им, расширяли и украшали его. Это было не единое здание, а почти целый город. Но не было ни лавок, ни общественных зданий. Он давал кров благородным особам, которые часть года должны были находиться при дворе, и всем их слугам, а также всем официальным лицам королевства.

В центре стояло здание, давшее имя всему городку: единая группа башен, поднимавшихся значительно выше других зданий у их подножья. Стены башен были серыми у основания и постепенно переходили в глубоко синий у вершины.

Колесница подскакивала на своих двух колесах, грифон шел ровным шагом вровень с человеком, идущим возле его головы. Они прошли через толстую арку во внешней стене и двинулись по улице между домами, которые, хоть и казались карликами в сравнении с башнями, но, в свою очередь, выглядели великанами по сравнению с теми, кто шел или ехал мимо них.

Вторые ворота. Еще больше зданий. Третьи ворота, и наконец открытое пространство вокруг центральных башен. После первых же ворот они проследовали мимо множества людей. Много было солдат стражи, но некоторые из вооруженных людей носили особые отличительные цвета и эмблемы. Они, подумала Тамисан, слуги придворных лордов. Если гордо выходил какой-нибудь лорд, то его слуги проворно выстраивалась за ним по трое в ряд, и это зрелище забавляло Тамисан. Как будто число следующих по пятам особы сопровождающих увеличивает ее важность и значимость, – подумала она.

Ее высадили с несколько меньшими церемониями, чем при отъезде; офицер предложил ей руку, его люди пошли позади, а грум поторопился отвести экипаж, чтобы тоже затем присоединиться к ее почетному эскорту.

Башни Большого Замка были такими высоченными, такими внушающими страх, что Тамисан была рада эскорту. Чем дальше они шли по холмам, тем беспокойнее она становилась. Ей казалось, что она попала в лабиринт, откуда нет выхода, и она потеряется здесь навсегда.

Дважды они поднимались по лестницам, высоким, как горы, так что у Тамисан заныли ноги. Затем их отряд вошел в длинный холл, освещенный не только свечами, но и какими-то странными лучами, пробивающимися через окна. Окна размещались так высоко над головой, что сквозь них нельзя было ничего увидеть. Та часть Тамисан, которая была знакома с этим миром, знала, что это проход Благородных, и общество, сейчас собравшееся здесь, состояло из Третьих Стоящих – ближайших ко входу, затем Вторых, и в дальнем конце голубой ковровой дорожки, по которой вели Тамисан – Первых Стоящих. Первые сидели; там было два полукруга кресел с балдахинами, а в середине трон на возвышении с тремя ступеньками. Верх трона был увенчан двойной короной, сверкающей драгоценными камнями. На ступенях расположились стражи и другие воины в ярких мундирах и с длинными, до плеч, волосами.

Офицер вел Тамисан к трону. Когда они проходили через ряды Третьих Стоящих, послышалось тихое бормотание голосов. Тамисан не глядела ни вправо, ни влево; она ожидала увидеть Верховную Королеву, поскольку было ясно, что она удостоена полной аудиенции. Что-то шевельнулось внутри Тамисан, как булавочный укол. Она не поняла причины – наверное впереди было что-то очень важное для нее.

Вот они поравнялись с креслами Первых, и Тамисан увидела, что большинство сидевших в них были женщинами, в основном средних лет. Тамисан подошла к возвышению. Она не опустилась на одно колено, как это сделал офицер, а лишь прикоснулась кончиками пальцев к своей короне. Еще одна вспышка полузнания сказала ей, что в этом месте она не кланяется, как другие, а лишь подтверждает, что человеческая преданность Верховной Королеве стоит на втором плане после другой, совсем великой преданности, принятой в другом месте.

Верховная Королева смотрела на Тамисан пристально и оценивающе, а Тамисан глядела на нее снизу вверх. Она видела женщину, бывшую как бы вне возраста: может быть молодая, может быть – старая, но годы не оставили на ней следов. На ее полной фигуре было платье мягкого перламутрового цвета без всяких украшений, не считая пояса из сплетенных серебряных цепочек и напоминающего ошейник ожерелья, тоже серебряного, с бахромой из каплевидных, молочного цвета камней. Диадема из таких же камней почти скрывалась в блеске огненно-рыжих волос. Красива ли она? Тамисан не могла бы ответить, но в жизненной силе королевы не было сомнений. Даже когда она сидела спокойно, вокруг нее была аура могущества, которая говорила, что это только пауза между действиями, исполненными величия и непреклонности. Это была самая самоуверенная особа, которую Тамисан когда-либо видела, и внутренняя охранные привычки мастера снов тут же пришли в действие. Служить такой госпоже, – подумала Тамисан, – это значит дать высушить всю свою личность, да так, что станешь только кусочком зеркала.

– Добро пожаловать, Уста Олавы, высказавшая чрезвычайно странные вещи. – Голос Верховной Королевы был насмешливым и вызывающим.

– Уста не говорят ничего, Великая, кроме того, что им дано высказать. – Тамисан нашла в себе готовый ответ, хотя сознательно заранее не готовила его.

– Мы привыкли так говорить, но, возможно, боги состарились и устали. Или это только людская участь? Но теперь мы желаем, чтобы Уста Олавы говорили снова, если час благоприятный. Да будет так?

Как если бы эти слова были приказом, тут же среди стоявших на ступеньках началось движение. Два стража принесли стол, третий – стул, четвертый – поднос с четырьмя чашами с песком. Все это они поставили перед троном.

Тамисан заняла свое место за столом и снова коснулась пальцами висков. Сработает ли это вторично, или ей придется самой изображать рисунки из песка? Она почувствовала легкую дрожь и постаралась овладеть нервами.

– Что желает Великая? – она порадовалась тому, что голос ее ровен и не выдает ее беспокойства.

– Что случится, скажем, за четыре оборота солнца?

Тамисан замерла. Возьмет ли верх та, другая личность или сила, или что там еще могло быть? Ее рука не шевелилась. Зато странный, тревожный укол стал сильнее. Она потянулась, как будто на ее лоб надели петлю и поворачивали голову. Тамисан повернулась, следуя приказу, и посмотрела на то, что хотели видеть ее глаза. Она увидела только ряд офицеров на ступенях трона; они смотрели сквозь нее, и ни один не подавал знака, что узнал ее. Старекс! Она хваталась за эту надежду, но никто из офицеров не походил на человека, которого она искала.

– Олава не спит? Может, ее Уста потерялись в пространстве? – Резкий голос Верховной Королевы отвлек внимание Тамисан, и она вновь взглянула на трон и на женщину на нем.

– Устам не положено говорить, пока Олава не пожелает, – начала Тамисан, чувствуя невероятную тревогу; что-то сжало ее левую руку, и рука как бы не слушалась более ее приказов, а подчинялась чьей-то чужой воле. И эта рука зачерпнула коричневый песок и бросила его на стол.

На этот раз Тамисан взяла не синий песок: ее кулак нырнул в красный и двинулся, рисуя очертания космического корабля и один красный кружок над ним.

После минутного колебания ее пальцы потянулись к золотому, захватили щепотку, и снова появился символ Старекса.

– Одно солнце, – прочитала Верховная Королева. – Один день до появления врага. Но что содержит оставшееся Слово Олавы, Уста?

– Здесь должен быть тот, кто является ключом к победе. Он встанет против врага, и от него придет удача.

– Вот как! Кто же этот герой?

Тамисан снова взглянула на ряд офицеров. Рискнет ли она довериться инстинкту? Что-то в ней требовало этого.

– Позволь каждому из этих защитников Ти-Кри, – она показала на офицеров, – выйти вперед и взять песок видения. А также позволь Устам коснуться каждой руки, и быть может, мы получим ответ. Возможно, Олава пожелает сделать это ясным.

К удивлению Тамисан, Верховная Королева рассмеялась.

– Такой способ выбора героя не хуже любого другого. А вот остаться ли верным выбору Олавы – это другое дело. – Ее улыбка погасла, когда она взглянула на мужчин, словно какие-то мысли встревожили ее.

По ее кивку они стали подходить по одному. Под тенью шлемов их лица были очень похожи, поскольку они были одной расы, и Тамисан, вглядываясь в каждого, не могла сказать, кто из них Старекс.

Каждый брал щепотку зеленого песка, опускал руку и разжимал пальцы, в то время как Тамисан прикасалась кончиком пальца к суставам руки офицера. Песок высыпался, не создавая никакого рисунка.

Но когда подошел последний офицер, песок упал в виде символа, который уже дважды появлялся на столе. Тамисан подняла глаза. Офицер смотрел не на нее, а на песок рот его был напряжен, а лицо было лицом человека, стоящего спиной к стене, в то время как острия мечей окружают его горло.

– Вот ваш человек, – сказала Тамисан. Он – Старекс? Она должна быть уверена. Ах, если бы она могла узнать сейчас правду!

Но это было невозможно.

– Решение Олавы подделано, – крикнул офицер, стоящий позади Тамисан. Тот самый, что привел ее сюда.

– Может быть, не стоит плохо думать о решении Олавы? – Голос Верховной Королевы стал гортанным, мурлычущим. – И возможно, эти Уста не полностью преданы службе, говоря иной раз за других, а не за Олаву? Хаверел, значит, ты будешь нашим героем.

Офицер упал на колено и бессильно вытянул вперед руки, как бы показывая всем, что он не тянется к какому-либо оружию.

– Меня никто не выберет, кроме Великой. – Несмотря на заметную напряженность тела, он говорил ровно и без дрожи в голосе.

– Великая, этот изменник… – два офицера шагнули вперед, как бы для того, чтобы оттащить его.

– Нет. Разве Олава не сказал? – Насмешка в голосе Верховной Королевы была теперь очень отчетливой. – Но для уверенности, что воля Олавы будет выполнена, мы хорошенько позаботимся о нашем будущем бойце. Поскольку Хаверел будет сражаться за нас с проклятым звездным человеком, мы должны сберечь его для этого. И, – она посмотрела на Тамисан, испуганную неожиданно быстрым ходом событий и враждебностью к выбору Олавы, – пусть Уста Олавы разделят с Хаверелом это ожидание. Возможно, она вольет в выбор Олавы ту мощь и силу, какие требуются нашему избранному защитнику для битвы. – Каждый раз слово защитник или герой Верховная Королева произносила с презрением и легкой угрозой. – Аудиенция закончена.

Королева встала и шагнула за трон. Все вокруг Тамисан упали на колени. Затем Верховная Королева исчезла. Офицер, приведший Тамисан, встал рядом с ней. К Хаверелу вплотную подошли два стражника и быстро извлекли меч из его ножен. Затем Хаверела повели, и Тамисан была вынуждена идти за ним, хотя ее никто не коснулся.

В тот момент она была даже рада идти, в надежде, что ей удастся доказать правильность своей догадки – что Хаверел и Старекс одно и то же лицо, и что она нашла первого из последовавших за мастером снов.

Они прошли множество коридоров и наконец подошли к двери. Один из сопровождавших Хаверела открыл ее. Пленник вошел, и эскорт Тамисан слегка подтолкнул ее следом за ним. Дверь за ней с лязгом захлопнулась, и Хаверел повернулся на этот звук.

Под защитным козырьком шлема его глаза горели холодным огнем, и он казался человеком, готовым вцепиться врагу в горло. Его голос был только хриплым шепотом:

– Кто… кто послал тебя желать моей смерти, ведьма?

Глава четвертая

Его руки тянулись к ее горлу. Тамисан подняла руку в попытке защититься и отступила назад.

– Лорд Старекс!

А что, если это ошибка, если… Хотя его пальцы коснулись ее плеч, он не схватил ее, но отступил на шаг назад, тяжело дыша полуоткрытым ртом.

– Ведьма! Ведьма! – рычал он, и слова его вылетали, как стрелы из древнего арбалета.

– Лорд Старекс! – повторила Тамисан, чувствуя себя несколько в большей безопасности, когда он был сдержан изумлением и не собирался больше нападать. Его реакция на это имя показала ей, что она права, хотя он, похоже, не узнавал ее.

– Я Хаверел из Ваноры, – хрипло сказал он.

Тамисан огляделась вокруг. Комната с голыми стенами без каких-либо тайных мест для подслушивающих устройств. В своем времени и месте она могла бы опасаться таких аппаратов, но в этом Ти-Кри вряд ли они известны. Склонить Хаверела-Старекса к сотрудничеству было просто необходимо.

– Ты лорд Старекс, – смело повторила она в надежде, что тон ее достаточно убедителен. – Также как я – Тамисан, мастер снов. И мы попали в сон, который ты заказал мне.

Он поднес руку ко лбу, ощупал шлем и неторопливо сбросил его, так что тот покатился по полированному полу. Волосы, сплетенные в виде защитной подушки, торчали над его головой, придавая ему странное сходство с Тамисан. Они были такие же черные и густые, а кожа коричневого оттенка, как и у новой Тамисан. Теперь она могла лучше разглядеть его лицо, но не нашла в нем никакого сходства с надменным хозяином небесной башни. Кроме того, Хаверел был более молодым и менее уверенным в себе.

– Я Хаверел, – упрямо повторил он. – Ты пытаешься поймать меня в ловушку, а может быть, ловушка уже захлопнулась, и ты теперь хочешь, чтобы я сам обвинил себя. Говорю тебе – я не изменник. Я – Хаверел, и свято храню клятву крови, принесенную мной Великой.

Тамисан решила быть терпеливой. Она не считала лорда Старекса глупым человеком, но его здешнему аналогу явно недоставало не только внешнего сходства со своим другим "я".

– Ты – Старекс, и это все сон! – Будь это не так, она не рискнула бы так говорить с ним. – Помнишь небесную башню? Ты купил меня у Джебиса для плетения снов. Потом ты вызвал меня и лорда Каса и велел мне доказать, что я стою своей цены.

Сдвинув брови, он уставился на нее.

– Что тебе дали и обещали за то, что ты сделала со мной? Я не враг тебе и твоим.

Тамисан вздохнула:

– Значит, ты отрицаешь, что тебе знакомо имя Старекс?

Он долго молчал, затем отвернулся и сделал несколько шагов. Он запнулся за свой шлем и отшвырнул его ногой подальше. Тамисан ждала. Он снова повернулся к ней.

– Ты Уста Олавы…

Покачав головой, она перебила его:

– У нас мало времени для подобного фехтования, лорд Старекс. Ты знаешь это, и, я надеюсь, вспомнишь также и остальное, хотя бы в какой-то мере. Я же – Тамисан, мастер снов.

Теперь была его очередь вздохнуть.

– Мало ли что ты говоришь.

– Я буду продолжать говорить, и, возможно, услышишь не только ты.

– Так я и думал! – вспыхнул он. – Ты хочешь, чтобы я сам себя предал.

– Если ты подлинный Хаверел, как пытаешься уверить, то что ты можешь выдать?

– Ладно, так и быть. Я… в двух лицах. Я – Хаверел и кто-то еще, у кого странные воспоминания и который, возможно, является ночным демоном, спорящим с Хаверелом за обладание этим телом. Ну, вот, теперь ты это знаешь. Иди и скажи тем, кто тебя послал, и пусть меня поставят перед рядом стрелков для быстрого конца. Наверное, это лучше, чем быть полем битвы двух различных "я".

Может, он и в самом деле не справится, – подумала Тамисан. Возможно, сон захватил его сильнее, чем ее. В конце концов она была тренированным мастером и привыкла к опасностям иллюзий, сотканных воображением.

– Если ты можешь вспомнить хоть что-либо, тогда слушай. – Она придвинулась к нему и стала говорить тихим голосом, и не потому, что боялась быть подслушанной, а для убедительности. Она быстро рассказала обо всей этой путанице и о своем участии в ней.

Закончив, она с удивлением заметила определенную твердость в его лице, теперь он выглядел более решительным и менее похожим на человека, попавшего в лабиринт без проводника.

– И все это правда?

– Какую клятву ты хочешь получить от меня? Какими богами или силами я должна поклясться? – Она была раздражена и расстроена его долгими сомнениями.

– Не нужно. Это объясняет то, что раньше было необъяснимым и делало мою жизнь адом сомнений и что навлекло на меня подозрения. Я был двумя личностями. Но если все это сон, почему же это так?

– Я не знаю. – Тамисан решила говорить откровенно, так, как это наиболее соответствовало обстановке. – Это не похоже ни на один сон, который я творила.

– В чем же проблема?

– Одной из обязанностей мастеров снов является изучение личности хозяина, чтобы следовать его желаниям, даже если они явно не выражены и скрыты. Из того, что я узнала о тебе, лорд Старекс, я подумала, что ты уже слишком много видел, испытал и знал, значит, я должна была найти новый подход, иначе ты сказал бы, что сновидение просто бесполезно.

И вот мне внезапно пришла мысль, что я поведу не в прошлое и не в будущее – это слишком общий подход для мастера снов действия, – но сделаю сюжет более утонченным. В историческом прошлом бывали времена, когда будущее зависело от одного решения. И я решила изменить некоторые из этих решений и представить себе мир, в котором эти решения были совершены в противоположную сторону, и посмотреть, как действия в прошлом скажутся на настоящем.

– Так вот что ты задумала! И какие же решения ты выбрала для того, чтобы переписать историю? – Теперь он был весь внимание.

– Я выбрала три. Первое – приветствие Верховной Королевы Ахты; второе – посадка корабля колонистов "Странник"; третье – восстание Силта. Приветствие королевы должно было стать недружелюбным, корабль колонистов не появился бы здесь, Силт потерпел бы поражение – это создало бы мир, который как я думала, интересно было посмотреть во сне. Я прочла исторические ленты, какие смогла достать. Так что, когда ты вызвал меня творить сон, у меня уже была готова идея. Но все сработало не так, как должно было. Вместо того чтобы раскручивать настоящий сон в должном порядке, я сама крепко завязла в мире, которого не создавала и не знаю.

Говоря это, она следила за переменой в нем. Он потерял весь свой агрессивный пыл первой атаки. Она все больше и больше убеждалась, что общается с личностью лорда Старекса, пробивающуюся сквозь незнакомую оболочку этого человеческого тела.

– Значит, это сработало неправильно?

– Да, как я уже говорила, я сама оказалась во сне, не имея возможности управлять действием и не узнавая своих творений. Я не понимаю.

– Не понимаешь? Возможно, есть объяснение. – Резкая линия вновь появилась между его бровями, но этот сердитый взгляд не относился к Тамисан. Старекс, вроде бы, старался вспомнить что-то важное, ускользавшее от него. – Есть одна очень старая теория – параллельные миры.

При всем обширном знакомстве с лентами, Тамисан ни разу не встречалась с этим понятием и поэтому почти сердито спросила:

– Что это такое?

– Не ты первая обратила внимание, что иногда будущее истории висит на тонком шнурке и может качнуться в ту или иную сторону от малейшей случайности. Однажды была выдвинута теория, что в этом случае создается второй мир: в одном из них решение пошло в одну сторону, а в другом, в том, который мы знаем – в другую.

– Но где и как существуют, в таком случае, альтернативные миры?

– Возможно, на разных уровнях, в слоях. – Он вытянул руки одну выше другой. – Есть даже рассказы, придуманные для развлечения, о людях, которые путешествовали во времени не вперед или назад, а сквозь него, с одного параллельного мира на другой.

– Но мы здесь. Я – Уста Олавы и не похожу на себя, так же как и ты по виду не лорд Старекс.

– Возможно, мы были такими, если бы наш мир дал другое направление твоим трем решениям. Для мастера снов это мудрый способ творить, Тамисан.

– Но я не думаю, что я сотворила этот мир. Я же явно не могу управлять им.

– Ты пыталась разбить этот сон?

– Конечно, но я привязана… скорее всего, тобою или лордом Касом. Пока мы трое не попытаемся сообща разрушить сон, вряд ли кто-нибудь из нас сможет вернуться.

– И тебе нужно найти Каса с помощью этих ваших фокусов со столом и песком?

Она покачала головой.

– Я думаю, что Кас – член экипажа того космического корабля, который вот-вот приземлится. Я уверена, что видела его, хотя лица его не разглядела. – Она слегка улыбнулась. – Похоже, что хотя я, в основном, прежняя Тамисан, но имею также кое-что от сил Уст Олавы, наподобие того, как и ты Хаверел и Старекс.

– Чем больше я слушаю тебя, – сказал он, – тем больше становлюсь Старексом. Значит, мы должны найти Каса на корабле, чтобы выпутаться из этой неразберихи. Это как раз может оказаться серьезной проблемой. Я достаточно Хаверел и знаю, что корабль получит обычный для здешних мест прием: обман и уничтожение. Твои три точки были именно такими, как ты придумала: здесь было не приветствие, а резня; никакой колонистский корабль не появлялся здесь, а Силт был убит копьем вооруженного всадника, как только поднял голос, чтобы собрать толпу. Хаверел знает это как истину, а как Старекс я знаю, что эта истина радикально изменила жизнь на этой планете. Ну а теперь скажи: ты отыскала меня специально, а твоя басня о герое предназначалась для нашего моста к Касу?

– Нет, во всяком случае я ничего не устраивала сознательно. Я же сказала, что у меня есть какие-то способности Уст Олавы – вот они и проявились.

Он издал странный звук, который, собственно, не был смехом, но чем-то сродни ему.

– Клянусь кулаком Джимсэма Тарагона! У нас все осложнено магией! И я полагаю, ты не сможешь точно сказать, много ли тут могут сделать Уста Олавы в смысле предвидения, помощи в бою или освобождения из твоей ловушки?

Тамисан покачала головой:

– Уста упоминались в исторических лентах, когда-то они были чрезвычайно важны. Но после мятежа Силта все они были либо убиты, либо исчезли. За ними охотились обе враждующие стороны, и в основном мы знаем о них только из легенд. И я не могу сказать тебе, что я способна делать. Иногда что-то, может, память этого тела, берет верх, и тогда я делаю странные вещи. Но я никогда не желаю этого сознательно и не понимаю их.

Он взял из дальнего угла комнаты два стула.

– Мы прекрасно можем и сидя выяснить, что у нас есть от памяти этого мира. Это нужно делать сообща, тогда мы узнаем больше, чем поодиночке. Беда в том… – Он протянул руку, и Тамисан машинально коснулась ее странным церемониальным жестом, о котором ничего не знала. Он подвел ее к стульям, и они с удовольствием сели.

– Беда в том, – повторил он, усевшись на другом стуле, вытянул длинные ноги и начал дергать пустые ножны, – что я здорово одурел, когда проснулся, если можно так сказать, в этом теле. Мои первые реакции, видимо произвели на окружающих впечатление умственного расстройства. К счастью, часть Хаверела довольно быстро взяла верх, и это спасло меня. Но в этой личности был еще один недостаток – я и так был под подозрением, так как приехал из местности, охваченной мятежом. А здесь, в Ти-Кри, я, в сущности, не столько член охраны, сколько заложник. Я не имел возможности задавать вопросы и узнавал все урывками и кусочками. Настоящий Хаверел – абсолютно честный и простой солдат, горячо преданный короне и страдающий от подозрений против него. Интересно, как принял свое пробуждение Кас? Если он сохранил остатки своего прежнего "я", то, наверное, теперь хорошо устроился.

Удивленная Тамисан спросила, надеясь на честный и прямой ответ:

– Ты его не любишь… У тебя есть причины бояться Каса?

– Любить? Бояться? – Тонкая оболочка Старекса, покрывавшая Хаверела, стала более заметной. – Это все эмоции. В последнее время я мало имел дел с эмоциями.

– Однако же ты хотел, чтобы он делил твой сон?

– Правильно. Я не эмоционален по отношению к моему уважаемому кузену, но я человек осторожный. Поскольку твое присоединение к моему имуществу произошло по его настоянию и фактически им устроено, я подумал, что будет неплохо, если он разделит задуманное им мое развлечение. И я знаю, что Кас очень внимателен к своему кузену-калеке и всегда готов служить ему, не щадя своего здоровья и энергии.

– Ты подозреваешь его в чем-нибудь? – Ей казалось, что она почувствовала то, что скрывалось за его словами.

– Подозревать? В чем? Он был, как любой подтвердил бы тебе, моим лучшим другом – насколько я позволял это. – Он взглянул на нее, как бы советуя ей не углубляться дальше. – Кузен-калека, – повторил он как бы про себя. – Во всяком случае, в чем-то ты оказала мне услугу. – Он показал на свою правую ногу с несвойственным Старексу удовлетворением. – Ты добыла мне тело в хорошем состоянии, и оно мне понадобится, поскольку в этом мире зло перевесило добро.

– Хаверел, лорд Старекс… – начала она, но он перебил ее:

– Называй меня всегда Хаверелом. Не нужно добавлять что-то к и без того тяжелому грузу подозрений, окружающих меня в этих стенах.

– Хаверел, я не выбирала тебя в герои, это сделала сила, непонятная мне и работавшая через меня. Если они согласятся, у тебя удобный случай найти Каса. Ты даже можешь потребовать, чтобы именно он сражался с тобой.

– А как его найти?

– Могут послать меня, чтобы я выбрала нужного из инопланетников. Наш план избавления держится на тонкой нити, но лучшей я не вижу.

– И ты думаешь, что рисующий песок укажет на него, как ранее указал на меня?

– Но ведь он указал на тебя!

– Не отрицаю.

– В первый раз, когда я предсказывала для одной из Первых Стоящих, это произвело на нее такое впечатление, что она вызвала меня сюда предсказать для Верховной Королевы.

– Магия! – он снова хохотнул.

– В чужих мирах есть многое, что космические путешественники могли бы назвать магией.

– Хорошо сказано. Я видел странные вещи. Да, сам видел, и не во сне. Замечательно, я добровольно вызываюсь встретиться с вражеским бойцом, и тогда твой песок укажет нужного. А если тебе удается обнаружить Каса, что дальше?

– Просто мы проснемся.

– Ты, конечно, возьмешь нас с собой?

– Если мы так связаны, что не можем оставить этот мир поодиночке, то, значит, проснемся все вместе.

– А ты уверена, что нам нужен Кас? В конечном счете, ты задумала этот сон для меня!

– Уйдем и оставим лорда Каса здесь?

– Трусливое отступление, ты думаешь? Я уверяю тебя, мастер снов, это решило бы многие проблемы. А ты не можешь вывести меня и вернуться за Касом? Я хотел бы знать, что происходит теперь со мной в нашем собственном мире. Разве мастер снов не дает клятву, что тот, для кого сработан сон, имеет преимущество перед мастером?

Его втайне тревожила связь с Касом, но по сути дела он был прав. Прежде, чем он понял, что она хочет сделать, она схватила его за руку и произнесла формулу пробуждения. И снова туман небытия окружил ее. Но ничего другого не произошло. Первая ее догадка оказалась правильной: они все еще были связаны. Она открыла глаза в той же комнате. Хаверел обмяк и чуть не упал с табурета, так что Тамисан встала на колени и поддержала плечом его тело. Затем его мускулы окрепли, он рывком выпрямился, открыл глаза и посмотрел на Тамисан с той же холодной злобой, с какой встретил ее у входа в комнату.

– В чем дело?

– Ты же просил…

Он опустил веки, и она не видела больше этой ледяной злобы.

– Да, просил. Но я не думал, что меня обслужат так быстро. И теперь ты доказала верность своей точки зрения: либо трое, либо никто. И так будет до тех пор, пока мы не найдем нашего третьего.

Он больше ни о чем не спрашивал, и она была рада этому, потому что это окружение в "нигде", в бесплотной попытке проснуться, сильно утомило ее. Она отодвинула свою табуретку, чтобы иметь возможность прислониться к стене и быть подальше от Хаверела. Он очень скоро встал и начал расхаживать по комнате, как будто желание действовать горело в нем и не давало ему сидеть спокойно.

Снова открылась дверь, но их не вызвали. Стражник принес им еду и питье, в то время как другой держал наготове арбалет.

– О нас хорошо заботятся. – Хаверел открыл крышки чаш и осмотрел содержимое. – И мы, видимо, важные птицы. Эй, Ругвард, когда мы выйдем из этой комнаты? Мне уже надоело.

– Не беспокойся, на тебя хватит дел, когда пожелает Великая, – ответил офицер с арбалетом. – Корабль со звезд уже виден: маяки на горе вспыхивали уже дважды. Корабль, похоже, нацелен на равнины позади Ти-Кри. Удивительно, до чего все они одинаково мыслят и садятся в один и тот же загон. Наверное, Дельскол правильно сказал, что они вообще не думают сами, а подчиняются приказам инопланетной силы, которая не позволяет им иметь независимое суждение. Время твоей службы приближается. Уста Олавы, – офицер сделал жест и шагнул к Тамисан. – Великая сказала, что в твоих собственных интересах следовало бы лучше читать цветной песок. Фальшивые пророки дают такие предсказания тем, кого хотят принизить, и с ними будут поступать как с людьми, опозорившими доверенное им решение.

– Всем известно, – ответила Тамисан, – что я не имею дела с обманом, и в нужном времени и месте это будет ясно.

Когда стражники ушли, проголодавшиеся Тамисан и Хаверел честно разделили между собой еду и не оставили от нее ни крошки. Затем он сказал:

– Поскольку ты читала историю и знаешь старинные обычаи, ты наверняка помнишь обычай, о котором сейчас неприятно вспоминать: у некоторых рас было принято давать хороший обед пленнику, ожидающему смерти.

– Приятную тему ты выбрал для размышления.

– Это ты выбрала, ведь это твой мир, не забывай этого, мастер снов!

Тамисан закрыла глаза и откинулась, сидя на стуле, к стене.

Раздался внезапный шум, и они очнулись от дремоты. В комнате было темно, но дверь была ярко освещена: в проеме стоял офицер, а позади него копьеносцы.

– Время пришло.

– Мы долго ждали, – сказал Хаверел, встал и раскинул руки, как бы показывая, что он давно готов. Потом он повернулся к Тамисан и предложил ей руку. Она предпочла бы идти без его помощи, но у нее затекли ноги, так что волей-неволей пришлось принять его предложение.

Они шли через коридоры, спускались по лестницам и наконец вышли в ночь. Их ожидала крытая повозка, запряженная двумя грифонами. Повозка была намного шире той колесницы, в которой Тамисан приехала в Большой Замок.

По приказу стражников они сели в повозку. Стражник опустил занавески и укрепил их колышками снаружи, так что сидящие внутри при всем желании не могли ничего увидеть. Когда повозка двинулась, Тамисан старалась по звукам угадать, куда их везут.

Но звуков почти не было, будто они ехали по спящему городу. В темноте повозки она скорее почувствовала, чем увидела движение, потом прикосновение к своему плечу и услышала тихий шепот:

– Выехали из замка.

– Куда?

– Думаю, в запретное место.

Память этого мира дала Тамисан объяснение: место, где приземлялись два других космических корабля, но более не взлетели. Один, приземлившийся пятьдесят лет назад, не был демонтирован; второй же – груда ржавого металла – служил предупреждением: никаких вторжений со звезд, и Ти-Кри всегда настороже.

Тамисан казалось, что эта поездка никогда не кончится. Но вдруг – резкая остановка. Следом за остановкой яркий свет ослепил глаза, когда занавески раздвинулись.

– Выходите, герой и его создатель!

Хаверел повиновался первым и повернулся, чтобы помочь Тамисан, но был оттеснен в сторону, и офицер скорее вытащил, чем вывел ее из повозки. Их окружили копьеносцы с факелами. Позади была пестрая толпа, и двойной ряд стражников барьером отделял ее от темной местности.

– Смотри вверх. – Хаверел снова был рядом с Тамисан.

Она подняла глаза и чуть не ослепла от внезапно вспыхнувшего столба света в ночном небе. Космический корабль опускался с помощью хвостовых ракетных двигателей, чтобы плавно приземлиться.

Глава пятая

Эти огни осветили всю равнину. Вдалеке виднелась громада потерпевшего неудачу корабля, оставшегося на планете. Там стояли, вытянувшись в линию, копьеносцы, арбалетчики и офицеры с мечами. Однако это были не войска, а почетная стража Верховной Королевы, восседавшей на очень высокой колеснице.

Люди на корабле, вероятно, смотрели с презрением на архаическое вооружение. Как могли люди Ти-Кри захватить корабль и его экипаж? Обманом и изменой, как сказали бы пострадавшие. Хитроумными трюками, как считала та часть Тамисан, что была Устами Олавы.

Поверхность земли закипела под струями опускавшихся двигателей. Затем огни исчезли, оставив равнину в полутьме, пока глаза людей не привыкли к факельному освещению.

В ожидающей толпе не чувствовалось страха. Хотя по внешним атрибутам – одежде и вооружению – они на столетия отстали от технических знаний вновь прибывших, но держались достойно и знали, что стоят не перед богами неведомых сил, а перед обычными смертными, с которыми они успешно сражались раньше. Что дает им эта поза перед звездными стражниками, – думала Тамисан, – и почему они так противятся любым контактам со звездными цивилизациями? По-видимому, их удовлетворяет тот уровень цивилизации, на котором они застыли, отстав лет на пятьсот от моего мира. Не производят ли они промывку мозгов тем, кто желает жить по-другому?

Корабль сел. Он не подавал признаков жизни, но Тамисан знала, что его сканнеры должны сейчас тщательно собирать информацию и представлять ее на видеоэкраны. Если они заметили покинутый корабль, это будет хорошим предупреждением для прибывших. Тамисан перевела взгляд с молчаливого корабля на Верховную Королеву как раз вовремя, чтобы увидеть, как правительница подняла руку. Четыре человека вышли из рядов стражи и знати. На них не было ни доспехов, ни шлемов, только черные туники. В руках их были луки – не арбалеты, а еще более древние луки мастеров-лучников. У здешней Тамисан захватило дух, потому что эти луки не были похожи ни на какие другие в стране, и люди, державшие их, не походили на других лучников. Ничего удивительного, что обычные мужчины и женщины расступились перед ними: это была чудовищная группа. На голове каждого из них была укреплена искусно сделанная маска, казавшаяся вовсе не маской, а реальным лицом, только черты эти не были человеческими: маски были скопированы с громадных голов, увенчивающих защитные стены Ти-Кри по одной на каждое направление компаса. Не человек и не животное, а нечто среднее между ними.

Из закрытых колчанов каждый из них достал по стреле, и стрелы эти блестели при свете факелов, и казалось, что они сосредотачивали на себе сияние до тех пор, пока сами не стали светом. Положенные на тетивы, они производили гипнотический эффект, притягивая всеобщее внимание. Тамисан внезапно поняла это и постаралась сбить впечатление, но в этот момент стрелы вылетели, и она повернула голову, как и все остальные, чтобы проследить за полетом стрел. Они казались огненными линиями в темном небе, когда поднимались вверх, потом над темным кораблем, затем по кривой и скрылись из виду позади него.

Вызывало сильный страх то, что в полете они оставляли за собой громадные дуги света, которые не гасли сразу, а бросали слабые отблески на оболочку корабля. Здешняя Тамисан знала, что это основано на древней силе и должно повлиять на людей в корабле. Но личность мастера снов в ней не могла поверить в эффективность подобной церемонии.

Стрелы эти летели с таким пронзительным высоким визгом, что люди зажимали уши. И откуда-то поднялся ветер, сопровождаемый громким треском. Тамисан увидела над головой Верховной Королевы громадную птицу, хлопающую синими с золотым крыльями. При более внимательном рассмотрении стало ясно, что это не птица, а знамя, сделанное таким образом, что оно развевалось на ветру, имитируя живое существо.

Лучники в черном стояли строем, чуть выступив из ряда стражи. Хотя Верховная Королева вроде бы не сделала никакого знака, стражники, окружавшие Хаверела и Тамисан, погнали своих пленников вперед, пока они не оказались против черных лучников и колесницы Верховной Королевы.

– Ну, герой, намерен ли ты выполнить дело, которое тебе назначили Уста? – в голосе королевы слышалась язвительная насмешка, как если бы она не верила в пророчество Тамисан, но позволила жертве обмана идти на гибель.

Хаверел встал на одно колено, положил поперек второго пустые ножны, показывая этим отсутствие у него оружия.

– По твоему желанию, Великая, я готов. Не по твоей ли воле битва между мной и врагом должна быть даже без меча?

Тамисан увидела улыбку на губах Верховной Королевы и почувствовала, что правительнице хотелось бы такой судьбы для Хаверела. Но если Верховная Королева и порадовалась такой мысли, она быстро отмела ее и сделала жест:

– Дайте ему меч, и пусть он пользуется им. Уста сказали, что он является главной нашей защитой на этот раз. Не так ли, Уста? – она бросила жестокий взгляд на Тамисан.

– Он был выбран дальновидением, и это было прочитано дважды, – ответила Тамисан громким голосом, словно читала указ.

Верховная Королева засмеялась:

– Будь тверже, Уста, поставь свою волю за этим своим выбором. Ты пойдешь с ним и дашь ему поддержку Олавы!

Хаверел принял меч от офицера, стоявшего рядом, поднялся на ноги и, взмахнув мечом, салютовал с воодушевлением, которое показывало, что если он и знал, что идет на смерть, он намерен идти словно под звуки труб и барабанов.

– Правое дело будет силой твоей руки, защитой твоему телу, – нараспев произнесла Верховная Королева, но в голосе ее не слышалось, что произнесенные ею слова искренни, и чувствовалось, что это только ритуал, не предназначенный даже для ободрения этого воина.

Хаверел повернулся к молчаливому кораблю. От сожженной земли вокруг места посадки поднимались столбы пара и дыма. Светящиеся дуги, оставшиеся после полета стрел черных лучников, теперь исчезли.

Хаверел двинулся вперед. Тамисан шла за ним на шаг позади. Если корабль так и останется закрытым, если не откроется люк и не спустится трап, как они смогут выполнить свой план, она не могла представить.

И думает ли Верховная Королева заставить их ждать часами решения командира корабля – иметь с ними контакт или нет?

К счастью, экипаж корабля оказался более предприимчивым. Возможно, вид старого корпуса на краю поля вынуждал их узнать побольше. Люк открылся, но не большой, входной, а маленькая дверца над стабилизатором. Из нее вылетел луч станнера.

К счастью для Хаверела и Тамисан, этот луч ударил их до того, как они достигли края вспыхнувшего вслед за тем пламени, так что их внезапно ставшие беспомощными тела не упали в огонь. Сознания они не потеряли, но лишились способности управлять ослабевшими мышцами.

Тамисан упала вниз лицом, и только тот факт, что к земле прижалась одна ее щека, дал ей возможность дышать. Взгляд ее уперся в полосу горящей травы, неумолимо ползущую к ней. Увидев это, она забыла обо всем. Это были худшие минуты в ее жизни. В прошлом она придумывала трудные обстоятельства в снах, но всегда знала, что в последний момент возможен выход. А здесь выхода не было, было только ее беспомощное тело и линия надвигающегося огня.

С внезапностью взрыва, потрясшего все ее тело, она была схвачена чем-то вроде гигантских щипцов. Они сомкнулись вокруг ее тела и потащили вверх. Дым и жар от горящей растительности душили ее. Она кашляла, крутясь в жестоком захвате. Ее втащили в корабль.

Она очутилась в слепящем свете. Затем руки схватили ее, потянули вниз, положили на спину. Действие парализующего луча закончилось, видимо, луч был минимальной мощности. Затем возникло колющее ощущение в ногах и отяжелевших руках. Она смогла чуть-чуть приподнять голову, чтобы увидеть стоявших над ней людей в космических униформах. На них были шлемы, как если бы они собирались выйти во враждебный мир, у некоторых визоры были опущены. Двое из них подняли ее и понесли по коридору, а затем небрежно бросили в маленькую каюту, явно напоминавшую клетку.

Тамисан лежала на полу, постепенно обретая власть над собственным телом и пытаясь дышать. Хаверела они тоже взяли? Не было причин думать иначе, но в этой камере его не было. Теперь она уже смогла сесть, прислонилась к стене и неуверенно улыбнулась. Мысль о том, что их предполагаемый «чемпионский» бой так быстро был сведен на нет, вызвала улыбку. Это не совсем то, чего желала Верховная Королева, но Тамисан и Старекс выиграли многое для своего дела – они были в корабле, где, как она была уверена, находился и Кас. Только бы им троим войти в контакт, и они оставят сон. А не разрушит ли наш уход этот мир сна? Насколько он реален? Она ни в чем не была уверена, но и беспокоиться заранее не стоит. Сейчас надо сосредоточиться только на Касе.

Что делать? Стучать в дверь и требовать беседы с командиром корабля? Просить показать ей весь экипаж, чтобы она могла узнать Каса в его здешнем маскараде? И у нее было подозрение, что никто не поверит ее рассказу. Хотя Хаверел-Старекс принял его.

Важно было совершить какое-то действие, которое даст ей свободу и возможность поиска.

Дверь открылась. Тамисан вздрогнула от столь быстрого ответа на свои мысли.

Человек, стоявший в дверях, не носил шлема, но на нем был мундир с эмблемами высшего офицера, слегка отличающийся от того, какой Тамисан знала в своем Ти-Кри. Офицер направил на нее станнер; на его шее висел ящик переводчика.

– Я пришел с миром.

– С оружием в руках? – спросила Тамисан.

Вошедший удивленно взглянул на нее: он предполагал услышать ответ на чужом языке, а она ответила на бейсике, который является вторым языком Конфедерации Планет.

– У нас есть основания полагать, что оружие необходимо при общении с вашим народом. Я – Глендон Торг из Исследовательской службы.

– Я – Тамисан и Уста Олавы. – Она подняла руку к голове и обнаружила, что, несмотря на ее перелет по воздуху, ее корона все еще на месте. Тогда она задала важный вопрос:

– Где герой?

– Твой спутник? – Станнер больше не смотрел на нее, и тон офицера стал менее воинственным. – Он в безопасности. А почему ты называешь его героем?

– Потому что он… пришел вызвать вашего на честный поединок.

– Понятно. И мы должны в свою очередь выбрать бойца, так? И что за честный поединок?

Она ответила сначала на его последний вопрос:

– Если ты заявляешь права на землю, ты встречаешься с представителем от власти этой земли в честном поединке.

– Но мы не требуем земли, – запротестовал он.

– Ты потребовал, когда посадил свой корабль на полях Ти-Кри.

– Значит, ваш народ рассматривает посадку как вторжение? И это можно разрешить одной битвой между двумя бойцами? И мы выбираем своего человека…

Тамисан перебила его:

– Не так. Выбирают Уста Олавы; вернее, выбирает песковидение. Поэтому я и пришла, хотя вы и не встретили меня с честью.

– Как ты выбираешь бойца?

– Как я уже сказала – через видение.

– Не понял, но, без сомнения, все прояснится в свое время. И где должен состояться этот поединок?

Она указала рукой в сторону, где, по ее мнению, были стены корабля.

– Там, на земле, которую требуют.

– Логично, – согласился он и затем заговорил как бы в пространство: – Все записано? – поскольку воздух не ответил, офицер, похоже, удовлетворился молчанием. – Это, значит, ваш обычай, леди Уста Олавы. Но поскольку у нас такого обычая нет, мы должны обсудить его. Мы так и сделаем, а тебя пока оставим.

– Как желаешь.

Ей повезло. Он назвал себя членом Исследовательской службы, а это означало, что его учили необходимости понимать чужие обычаи. Главным принципом такого обучения было насколько возможно следовать обычаям планеты. Если экипаж примет идею "единоборства", то согласится и следовать ее требованиям полностью. Она увидит каждого члена экипажа и таким образом найдет Каса.

Но, – сказала себе Тамисан, – не рассчитывай на слишком легкий конец этого приключения…

В глубине ее сознания таилось маленькое назойливое сомнение, связанное с теми светящимися стрелами и руинами корабля. Народ Ти-Кри, с виду так слабо защищенный, ухитрялся столетиями охранять свой мир от космических пришельцев. Она пыталась рыться в памяти здешней Тамисан, чтобы выяснить, каким образом это достигалось, и в ответе говорилось о магических силах, понятных ей только частично. Она знала лишь, что стрелы были первым шагом в применении этих сил. А дальше она верила только, что силы эти сродни ее власти Уст Олавы, которой Тамисан не понимала, хотя и пользовалась ею.

Тамисан вдруг осознала, что принимает все это так, будто этот мир существует в действительности, что это не сон, вышедший из-под ее контроля. Возможно, что Старекс прав, предположив, что они попали в альтернативный мир.

Терпение ее кончалось, она жаждала действия, и ожидание было ей тяжело. Тамисан была уверена, что на нее направлены разного рода сканнеры, и ей следует играть роль Уст Олавы и не показывать нетерпения, а быть спокойной и уверенной в своей миссии.

Поэтому она держалась, как могла.

Возможно, ожидание только казалось ей долгим. Торк вернулся, вывел ее из камеры и проводил вверх по лестнице с одного уровня на другой. Длинные юбки сильно затрудняли ей подъем.

Она вошла в большую, хорошо обставленную каюту, где сидело несколько человек. Тамисан испытующим взглядом оглядела их. Она ничего не могла сказать определенно. Сейчас она не ощущала беспокойства, охватившего ее в тронном зале, когда там был Хаверел. Наверняка это означало, что в этой группе людей Каса нет, хотя корабль Исследовательской службы, как правило, не имел большого экипажа, на нем обычно были различные специалисты. По всей вероятности, их было еще человек десять – двенадцать, не считая шести, присутствующих здесь.

Торк подвел ее к удобному креслу, и она села.

– Капитан Левольд, врач Тром, психотехник и технолог Эль Хэм ди. – Торк называл имена, и каждый подтверждал полупоклоном. – Я передал им твое предложение, и они обсудили его. Каким образом ты будешь выбирать бойца среди нас?

Песка у Тамисан не было, и она впервые растерялась. Ей придется рассчитывать только на прикосновение; она почему-то была уверена, что оно выдаст ей Каса.

– Пусть ваши люди подходят ко мне и касаются моей руки. – Она положила свою руку на стол ладонью вверх. – Я узнаю, кого выберет Олава, и сожму руку.

– Довольно просто, – сказал капитан. – Ну что ж, давайте сделаем, как советует леди. – Он наклонился и на секунду приложил ладонь к ее ладони. Ответа не последовало, как не было его и с другими. Капитан вызывал по интеркому, и члены экипажа один за другим подходили к Тамисан и касались руками ее ладони. Тамисан забеспокоилась и начала думать, что ошиблась, может быть, только песок мог бы определить Каса. Она смотрела в лицо каждому, когда тот садился напротив нее и касался ее руки, но не видела сходства с кузеном Старекса и не ощущала внутреннего предупреждения, что нужный человек здесь.

– Все, – сказал капитан, когда последний член команды встал. – Так кто же наш представитель?

– Его здесь нет, – выпалила она; ее тревога пробилась сквозь осторожность.

– Но ты коснулась рук всех людей на борту, – ответил капитан. – Значит, это какой-то обман?

Его прервал звук, такой резкий, что мог испугать. Числа, начавшие звучать из интеркома, ничего не значили для Тамисан, но остальных в каюте привели к немедленному действию. Станнер в руках Торка тут же ударил в Тамисан, прежде чем она успела встать, и она снова потеряла способность двигаться, хотя оставалась в сознании. И пока другие офицеры поспешно выскакивали за дверь, Торк протянул руку и удерживал вялое тело Тамисан в кресле, а другой рукой нажал кнопку на столе.

На его вызов быстро явились два члена команды, взяли Тамисан и снова втолкнули ее в маленькую каюту-клетку. Это становится слишком уж регулярной процедурой, – сердито подумала Тамисан, когда ее небрежно бросили на койку, даже не взглянув, а не свалится ли она на пол. Что бы ни означала эта тревога, именно она вновь сделала Тамисан пленницей.

Видимо, уверенные, что луч станнера удержит Тамисан, они оставили дверь приоткрытой, так что ей слышны были топот бегущих ног и резкие звуки, вероятно, повторной тревоги.

Какую атаку могли предпринять силы Верховной Королевы против хорошо вооруженного и уже предупрежденного корабля? Однако было ясно, что эти люди считают себя в опасности и собираются защищаться.

Старекс и Кас. Где же Кас? Капитан ей сказал, что она видела всех. Означает ли это, что ее прежнее видение было фальшивым, что безликий человек в космическом скафандре был просто созданием ее чрезмерно активного воображения?

Я не должна терять уверенности… Кас здесь, он должен быть здесь! – Она пыталась теперь догадаться по звукам, что же происходит. Но за первой волной шума и движения наступила тишина. И где Хаверел?

Действие станнера ослабело. Она с трудом приподнялась, когда в дверях показались Торк и капитан.

– Уста Олавы или кто ты там на самом деле, – начал капитан с холодом в голосе, что напомнило Тамисан прежнюю ярость Хаверела, – я не знаю, твоя ли это выдумка – оттянуть время с помощью вздора о бойцах и честном поединке. Возможно, твои правители обманули и тебя тоже. Но теперь это не имеет значения. Они сделали, что смогли, доставив нам пленников, и теперь не отвечают на наши сигналы к переговорам, так что мы должны использовать тебя как посланника. Скажи своей правительнице, что мы задержали ее героя и готовы использовать его как ключ к воротам, захлопнувшимся перед нашим носом. Наше оружие далеко превосходит мечи и копья. Превосходит даже то, которое не помогло людям на том, другом корабле. Ваша правительница может привязать нас здесь на некоторое время, но мы порвем эти узы. Мы пришли не как захватчики, что бы вы об этом ни думали; и мы не одиноки. Если наш сигнал не дойдет до нашего второго корабля на орбите, с вами будет такой расчет, какого ваша раса никогда не видела и представить себе не может. Сейчас мы выпустим тебя, и ты скажешь все это вашей Королеве. Если она до зари не пришлет людей на переговоры с нами – ей же будет хуже. Поняла?

– А Хаверел? – спросила Тамисан.

– Хаверел?

– Боец. Вы оставляете его здесь?

– Как я уже сказал, у нас есть способы сделать его ключом к дверям вашей крепости. Скажи ей это, Уста. Из того, что мы прочли в мозгу твоего героя, мы поняли, что ты имеешь некоторый авторитет и можешь повлиять на вашу королеву.

Прочли в мозге Старекса? Что они имеют в виду? – Тамисан внезапно испугалась. – Что-то вроде зонда? Но тогда они узнали и остальное. – Она была полностью сбита с толку, и ей трудно было сосредоточиться на том, что она должна передать Верховной Королеве это дерзкое послание. Поскольку она не могла протестовать против этого действия, ей придется его выполнить. – Какой прием ожидает меня в Ти-Кри? – Тамисан вздрогнула, когда Торк сдернул ее с койки и повил по коридору.

Глава шестая

Тамисан в третий раз оказалась в тюрьме, но на этот раз не в гладких стенах каюты космического корабля, а в древних каменных стенах Большого Замка. Расчет капитана Левольда на ее влияние на Верховную Королеву быстро провалился, и ее просьба согласиться на переговоры с космонавтами сразу же была отвергнута. Угроза их оружия и таинственного использования Хаверела в качестве ключа вызвала смех. Тот факт, что люди Ти-Кри в прошлом успешно справлялись с такой угрозой, давал им уверенность, что те самые способы послужат им и в этот раз. Каковы были эти способы – Тамисан не имела представления, если не считать того, что с кораблем что-то произошло еще до того, как ее бесцеремонно выкинули оттуда.

Хаверела они оставили на борту, Кас исчез, и пока она не найдет их обоих, она останется пленницей. Кас… ее мысли снова вернулись к тому, что его не было среди членов экипажа. Левольд уверял, что она видела всех.

Постой! Она стала вспоминать каждое его слово: "Ты соприкоснулась со всеми людьми на борту", но он не сказал – всего экипажа. Мог кто-нибудь находиться вне корабля? Все, что она знала о космических путешествиях, она почерпнула из лент, но ленты давали множество деталей, поскольку должны были снабдить мастеров сна фактическим материалом и вдохновением, из которого строились фантастические миры. Этот корабль назвался судном Исследовательской службы и действовал не в одиночку. Итак, у него был компаньон на орбите, и Кас мог быть там. Но если это так, у нее нет никаких шансов добраться до него.

Если это был просто сон… Тамисан вздохнула, откинула голову к стене, но тут же отдернула назад, потому что холод камня пронзил ее плечо.

Сон

Она выпрямилась, настороженная и чуточку возбужденная.

Что, если я усну во сне и таким образом найду Каса? Возможно ли это? Не попробуешь – не скажешь. У нее не было ни стабилизатора, ни усилителя, которые нужны при разделяемом сне. Она могла надеяться только на себя.

Но если я усну во сне, могу ли я в какой-то степени вести дело правильно? Ах, да зачем спрашивать, если не получишь ответа, пока не попробуешь?

Она вытянулась на каменном полу и решительно заблокировала те участки своего мозга, которые извещали о дискомфорте для тела. Тамисан начала глубокое ровное дыхание мастера, закрепила мысли на рисунке самогипноза, который был дверью в сон. Ее целью был Кас, каким он был в реальности. Жалкий проводник…

Ей повезло, она еще могла спать.

Вокруг нее поднимались стены, но они просвечивали, и сквозь них проплывали мягкие и приятные цвета. Это не космический корабль. Сцена заколыхалась, и Тамисан быстро отогнала сомнения, которые могли проколоть ткань сна. Стены стали отчетливыми и крепкими; это был коридор, и перед Тамисан была дверь. Она захотела увидеть, что за дверью, и сразу, как это бывает во сне, оказалась в комнате. Стены ее были увешаны той же блестящей сетчатой тканью, что была в ее комнате в небесной башне. И разыскивая Каса, она вернулась в свой родной мир. Но она удерживала сон, желая знать, как и почему поставленная перед собой цель привела ее сюда. Неужели она ошиблась, и Кас не пошел с ними? Но тогда почему же она и Старекс застряли в том сне?

В комнате никого не было, но ее тянуло именно сюда. Она искала Каса, и что-то говорило ей, что он здесь. За ней была вторая комната. Войдя, Тамисан вздрогнула: она хорошо знала эту комнату – комнату мастера снов. Кас стоял у пустой кушетки, а вторая была занята.

На мастере была разделяющая сон корона, но на другом ложе не было спящего, а стоял низкий металлический ящик, к которому шли провода для сна, но мастером была не Тамисан. Она предполагала увидеть себя, но в трансе была другая, с заторможенным мозгом, что безошибочно доказывалось полной пустотой ее лица. Силу сна здесь творил, похоже, не мастер, а этот ящик.

Придя к такому заключению, Тамисан стала разглядывать остальное. Это была не та комната, в которой заснула она: та была больше. Кас и не думал спать, он напряженно следил за шкалами на крышке ящика. Мастер и ящик, соединенные вместе, возможно, и удерживали ее и самого Старекса в том мире. Но откуда же то слабое видение Каса в космической униформе?Чтобы сбить меня с толку? Или это обманный сон, продиктованный подозрением Старекса по отношению к своему кузену? Такие подозрения были логически обоснованы, если ее и Старекса послали в мир сна и закрыли там с помощью другого мастера сна и ящика-машины. Что же здесь реальность, а что сон?

Видима ли она для Каса? Если это сон, то должна быть видима. Если она вернулась в реальность… Ее голова кружилась от перечисления того, что могло быть настоящим, ненастоящим, наполовину настоящим; и чтобы показать хоть что-то, она шагнула вперед и положила свою руку на руку Каса как раз тогда, когда он нагнулся к ящику, что-то исправляя.

Он испуганно вскрикнул, отдернул руку и повернулся. Он смотрел прямо на Тамисан, но ничего не видел. Она была бестелесна, как призрак в старых сказках. Однако если он ее не видел, то все-таки почувствовал… что-то.

Кас снова склонился к ящику и внимательно вглядывался в него, возможно, предполагая, что почувствовал удар или излучение из ящика. Мастер на ложе не шевелилась. Она казалась мертвой, но по ее слабому дыханию Тамисан определила, что та крепко спит. Лицо ее было истощенное, бесцветное; Тамисан встревожилась, глядя на него. Это орудие Каса находилось во сне слишком долго. Ее должны были разбудить, если она не разрушила сон сама. Одной из опасностей творения сна являлась потеря возможности нарушить сон. Такое случалось, и страж должен был вмешаться. Как правило, корона мастера снабжалась необходимым для этого стимулятором. Но корона на голове этого мастера имела такие модификации, каких Тамисан никогда не видела, и они, наверное, предупреждали пробуждение.

Что произойдет, если Тамисан удастся разбудить мастера? Освободит ли это ее и Старекса, где бы он ни был, от того сна, вернет ли их в нормальный мир? Она была хорошо тренирована в технике разрушения сна и однажды воспользовалась этими знаниями, когда в реальности стояла возле жертвы, превысившей свое время сна.

Она протянула руку, коснулась пульса на горле спящей и хотела сделать легкий массаж, но ее руки только ей самой казались телесными и крепкими, а для других это было не так. Для проверки Тамисан сильно ткнула пальцем в подушку над головой девушки. Палец не оставил ни малейшего следа, а просто вошел, как будто плоть и кости Тамисан не имели субстанции.

Был и другой метод: он считался грубым и использовался лишь в самых крайних случаях. Но у Тамисан не было выбора. Она приложила свои бесплотные пальцы к вискам спящей, точно под краем короны, и сосредоточилась на одной команде.

Мастер зашевелилась. Лицо ее исказилось, и она слабо застонала. Кас издал восклицание и снова навис над ящиком, нажимая кнопки с осторожностью, свидетельствующей, что это была сложная задача.

"Проснись!" – внушала Тамисан.

Руки спящей медленно поднялись к короне, но глаза ее были закрыты. Лицо ее теперь выражало боль. Кас, хрипло дыша, возился с ящиком.

Так вели они молчаливую борьбу за обладание мастером. Тамисан вынуждена была признать, что сила, заключающаяся в ящике, превосходила всю технику, какую знала она сама. Но чем дольше Кас будет удерживать эту беднягу, тем слабее она будет становиться. И дело может кончиться смертью мастера, что Каса, возможно, вовсе и не беспокоит.

Если Тамисан не удастся разбудить мастера и разбить оковы, привязывающие Старекса и ее к этому миру, тогда ей придется каким-то образом взять в тот мир самого Каса. Он все-таки заметил ее присутствие.

Тамисан отошла от изголовья кушетки и встала позади Каса. Он выпрямился, на его лице слабо проступила уверенность, потому что ящик, видимо, сообщил ему, что никаких помех больше нет.

Тамисан подняла руки к его голове и широко расставила пальцы, так что они прикрыли его голову точно корона мастера, а затем крепко сжала его виски, хотя реального давления выполнить и не могла.

Он приглушенно вскрикнул и затряс головой, как бы освобождаясь от облака. Но Тамисан крепко держала его. Она видела, как это делалось однажды в Улье; тогда это проводилось на послушном объекте, а контролируемый и мастер находились на одном уровне существования. Теперь она надеялась, что сможет нарушить ход мыслей Каса и заставить его самого освободить мастера. И она направила на эту цель всю свою волю. Кас не только тряс головой, но и сам качался и поднимал руки к голове, как бы пытаясь сорвать то, что его держало. Но коснуться Тамисан он тоже не мог.

Весь запас энергии, помогавшей Тамисан творить необычайные миры и держать их для следующего за ней спящего, был теперь послан с заданием повлиять на Каса. Но, к ее разочарованию тот лишь прекратил свои яростные движения. Глаза его закрылись, лицо скривилось в выражении ужаса. К ящику он даже не подходил. Затем он неожиданно покачнулся и упал поперек кушетки. При падении он задел за ящик и смахнул его на пол, а ящик потянул за собой корону мастера.

Девушка несколько раз глубоко вздохнула, и ее измученное лицо слегка порозовело. А Тамисан, испуганная результатом своих действий над Касом, начала думать, не сделала ли она хуже. Она не знала, насколько ящик связан с их транспортацией в альтернативный мир, и смогут ли они вернуться, если этот ящик сломался.

И еще одно дело, – думала Тамисан. – Я же должна вернуться в ту тюремную камеру в Большом Замке, иначе Старекс-Хаверел потеряется навсегда; но тогда Кас здесь останется без контроля и снова задействует свою машину… Нет! Но что же теперь делать?

Тамисан смотрела на шевелящегося мастера снов. Девушка выбиралась в бессознательном состоянии из глубины сна и не понимала, что происходит вокруг нее. В таком состоянии она может быть податливой на внушение. Нужно попытаться.

Оставив Каса, Тамисан вернулась к мастеру. Она снова коснулась висков и лба девушки и старалась повлиять на нее. Мастер села так медленно, словно ее тело было невероятно тяжелым. Медленным, болезненным жестом она поднесла руки к голове, ища корону, которой больше там не было. Глаза ее все еще были закрыты. Тамисан напрягала все свои силы, чтобы вложить в мозг мастера свои приказы.

Не открывая глаз, мастер ощупывала край кушетки, пока ее пальцы не наткнулись на провода, идущие от короны к ящику, слабые пальцы дергали их, пока не отсоединили их от ящика.

Держа корону в одной руке, она соскользнула с кушетки и упала на колени, верхняя часть ее тела легла на вторую кушетку, коснувшись щекой лежавшего без сознания Каса.

Напряжение Тамисан было очень велико. И несколько раз ее контроль над мастером ослабевал, и тогда слабые руки девушки бессильно опускались. Но Тамисан каждый раз находила в себе энергию снова вернуть эти руки к действию, так что наконец корона была на Касе, а провода присоединены к ящику.

Такая большая удача при таких слабых шансах! Тамисан не могла быть уверена, она только надеялась. Она прекратила контроль над девушкой, и та лежала на одном краю кушетки, в то время как Кас лежал на другом конце.

Тамисан собрала всю ту силу, которой втайне обладала всегда – то небольшое отличие от других мастеров, которым она дорожила. Она еще раз коснулась лба спящей девушки и разрушила свой сон во сне.

Это было так, словно она поднималась в гору со страшно тяжелым грузом, будто тащила чье-то тяжелое мертвое тело через болото, тянущее ее вниз. Это было такое невероятно тяжелое усилие, какого она не могла вынести…

Потом тяжесть исчезла, и Тамисан с радостью почувствовала, что ее ничто больше не тянет. Наконец она открыла глаза, и даже такое малое усилие утомило ее.

Она была не в небесной башне. Здесь были каменные стены, тусклый свет пробивался в узкую щель в стене. Она была в Большом Замке, из которого перебралась во сне в свой родной Ти-Кри. Но хорошо ли она поработала там?

Сейчас она слишком устала, чтобы связно думать. Обрывки всего того, что она видела и делала с тех пор, как впервые проснулась в этом Ти-Кри, проплывали в ее мозгу, не складываясь в конкретный узор.

Возник мысленный образ Хаверела, каким она его видела в последний раз, когда они шли к космическому кораблю. Она вспомнила угрозу капитана, от которой Верховная Королева отмахнулась. Если Тамисан и вправду сломала замок Каса, закрепивший их здесь, то этой угрозы можно было бы избежать. Но теперь в Тамисан совсем не оставалось сил. Она пыталась вспомнить формулу пробуждения и почувствовала удар холодного страха, когда память подвела ее. Она не может сделать этого сейчас: нужно время, чтобы отдохнули тело и разум. Теперь она почувствовала мучительные голод и жажду. Неужели они оставят меня здесь без пищи?

Тамисан прислушалась, затем чуть-чуть повернула голову.

Она была не одна.

Кас!

Значит, ей удалось притянуть за собой Каса? Если так, то у него не было аналога в этом мире, и он все еще в собственном обличье?

Однако у нее не было времени изучить эту возможность, так как раздался громкий скрип, и линия света отметила открытую дверь. Там, освещенный факелом, стоял тот же офицер, что привел ее сюда. Опираясь на руки, Тамисан стала подниматься, и в то же время из дальнего угла послышался крик. Кто-то зашевелился там, поднял голову, и показалось лицо, которое она видела в небесной башне. Это был Кас в его истинном теле. Он покачивался, а офицер и стражник смотрели на него, не веря своим глазам.

Губы Каса оттянулись в странном оскале, ничем не напоминая улыбку. В его руке был маленький лазерный пистолет, и Тамисан не двинулась, хотя он собирался сжечь ее. В эту минуту она была так уверена в этом, что даже не испытала страха и только ждала.

Но его оружие было нацелено не на нее, а на дверь. Офицер и стражник упали. Держась одной рукой за стену, Кас брел к Тамисан. Он отошел от стены, переложил лазер в левую руку, а правой вцепился в ее плечо.

– Вставай! – с трудом выговорил он, словно был таким же обессиленным, как и она. – Не знаю, как, почему и что…

Факел, выпавший из обуглившейся руки стражника, давал тусклый свет. Кас повернул Тамисан, чтобы увидеть ее лицо. Он так напряженно смотрел на нее, как будто сила его взгляда могла снять с нее нечто, маскирующее тело, и показать прежнюю Тамисан.

– Ты – Тамисан! Иначе не может быть! Не знаю, как ты это сделала, дьяволица! – Он со злобой затряс ее, так что она больно ударилась о стену. – Где он?

Но из ее пересохшего горла вырвался только хриплый звук.

– Ладно, не важно! – Кас теперь, стоял тверже, голос его стал более сильным. – Где бы он ни был, я его найду. И тебя не отпущу, чертово отродье, потому что ты – мой путь назад. А что касается лорда Старекса, то здесь ему не будет ни стражников, ни щитов. Наверное, это лучшая возможность. Ну, отвечай, что это за место? – И он ударил ее ладонью по лицу. Ее голова опять ударилась о стену, так что край ее короны Уст врезался в кожу. Тамисан вскрикнула от боли.

– Говори! Что это за место?

– Большой Замок Ти-Кри, – прохрипела она.

– Что ты делаешь в этой норе?

– Я пленница Верховной Королевы.

– Пленница? Что ты имеешь в виду? Ты же мастер снов, и это твой сон. Так почему же ты пленница?

Тамисан была так потрясена, что не могла подобрать слова. Она смутно подумала, что Кас ни в коем случае не поверит тому ее объяснению, какое она давала Старексу.

– Не… полностью… сон, – выдавила она.

Он, казалось, не удивился.

– Значит, контроль имеет такое свойство – внушать чувство реальности. – Он впился в нее взглядом. – Ты не можешь управлять этим сном, так? И тут судьба благоприятствует мне. Где Старекс?

Тамисан рада была ответить правду, поскольку ей казалось, что она не сумеет убедительно солгать.

– Не знаю.

– Но он где-нибудь в этом сне?

– Да.

– Тогда ты найдешь его для меня, Тамисан, и быстро. Нам надо обыскать этот Большой Замок?

– В последний раз я видела его не здесь.

Она боялась повернуть глаза к двери, к тому, что лежало там. Но Кас толкнул ее вперед, и ее чуть не вырвало. Она не знала, смогут ли они выйти в городок, окружавший Большой Замок. Те, кто привел ее сюда, не пошли к центру башни, а повернули от первых ворот и спускались по длинным пролетам лестниц. Она сомневалась, что они выйдут отсюда так же легко, как предполагал Кас.

– Пошли. – Он потащил ее вперед, оттолкнув ногой лежащих в дверях. Тамисан зажмурилась, но запах смерти был так силен, что она прижалась к стене, затем зашаталась и устояла только потому, что Кас держал ее.

Дважды она смотрела остекленевшим взглядом, как он сжигал противников. Ему помогала удача и неожиданность. Так они дошли до лестницы и начали подниматься. Тамисан держалась только надеждой. Теперь ее силы в какой-то мере вернулись, и она уже не боялась упасть, если Кас выпустит ее. Когда они наконец вышли на воздух и ветер развеял острый и сырой запах подземелья, Тамисан почувствовала себя чистой и обновленной и смогла думать более ясно.

Кас тащил ее вовсе не из-за ее слабости, которую он считал притворной. Его оружие, чуждое этому миру и, однако, столь эффективное, вполне могло пробить им путь к Старексу. Но это не значило, что, когда они доберутся до него, она станет повиноваться Касу. Она чувствовала, что Кас, очутившись лицом к лицу со своим лордом, потеряет свою уверенность в успехе.

Их остановил не вездесущий стражник, а массивные ворота. Кас, осмотрев засов, засмеялся, поднял лазер и направил тонкий, как игла, луч в нужное место. Откуда-то сверху закричали. Кас спокойно повернул луч к узкой лестнице, ведущей на укрепления, и снова засмеялся, услышав испуганный вопль, затем звук падения тела.

– Пошли. – Кас толкнул плечом ворота, и они открылись неожиданно легко для своего веса. – Так где же Старекс? Если солжешь… – Его улыбка угрожала.

– Там. – Тамисан уверенно показала туда, где факелы ярко освещали корпус приземлившегося космического корабля.

Глава седьмая

– Космический корабль! – Кас остановился.

– Осажденный здешним народом, – сообщила Тамисан. – Старекс – заложник на борту, если он еще жив. Они грозились использовать его каким-то образом в качестве оружия, но Верховная Королева, насколько я знаю, не обратила внимания на эту угрозу.

Кас повернулся к ней; веселость его исчезла, усмешка стала оскалом, и он затряс головой.

– Это твой сон, контролируй его!

Тамисан заколебалась. Можно ли сказать ему то, что она считала правдой? Кас и его оружие были ее единственной надеждой добраться до Старекса. Пойдет ли он в лобовую атаку, когда узнает, что это их единственный шанс достичь цели. С другой стороны, если она признается, что не сможет разрушить сон, Кас просто сожжет ее.

Она вдруг поняла, что у нее есть решение.

– Твое вмешательство исказило рисунок, лорд Кас. Некоторые элементы я не могу контролировать и не могу разбить сон до тех пор, пока лорд Старекс не будет с нами, потому что мы связаны последовательно в этом рисунке.

Ее спокойный ответ, казалось, произвел на него некоторое впечатление. Правда, он снова пребольно дернул ее и непристойно выругался, но спокойно посмотрел на факелы и слабо видимый корпус корабля.

Они сделали круг, чтобы обойти большую часть факелов, расположенных на открытом пространстве к югу от корабля. Небо посерело, показывая, что близок рассвет. Теперь они видели лучше. Похоже, корабль был наглухо закрыт. Не было ни одного открытого люка, не было трапа; и лазер в руке Каса не мог тут помочь, как это было с воротами Большого Замка.

По-видимому, эти затруднения пришли на ум и Касу, потому что он рывком остановил Тамисан, пока они еще были в тени, далеко от линии факелов, квадратом окружающих корабль. Наблюдая за происходящим, они укрылись в небольшой яме.

Факелы теперь были не в руках людей, а воткнуты в землю с одинаковыми интервалами. Пестрая толпа, окружавшая Верховную Королеву и ее придворных при первом появлении Тамисан на посадочном поле, теперь исчезла; осталась только линия стражников вокруг закрытого корабля.

Почему корабль не улетел? – удивлялась Тамисан. – Может быть, суматоха у него на борту в последнюю минуту ее пребывания там означала, что он не может взлететь? Они говорили тогда о другом корабле на орбите. Похоже, что тот и не подумал помочь им. А впрочем, Тамисан не имела представления, сколько времени прошло с тех пор, как она была здесь в последний раз.

Кас снова повернулся к ней:

– Ты можешь послать сообщение Старексу?

– Могу попробовать. А зачем?

– Проси его, чтобы нас пустили к нему.

"Неужели он так глуп и не соображает, что в любом сообщении, которое мне удастся послать, я дам предупреждение? Или он принял меры предосторожности против этого? Но смогу ли я дотянуться до Старекса?"

Она погружалась во второй сон, чтобы войти в контакт с Касом. Но сейчас у нее и не было столько времени в запасе. Сейчас она может воспользоваться только техникой мысли, чтобы вызвать сон, и посмотреть, а что из этого получится. Она сказала об этом Касу, но успеха не обещала.

– Делай, что сможешь! – резко приказал он.

Тамисан закрыла глаза и представила себе Хаверела, как он стоял рядом с ней на этом поле. Она слышала тяжелое дыхание Каса.

Открыв глаза, она увидела Хаверела, вернее, бледную его копию, качающуюся и расплывающуюся, и быстро проговорила:

– Скажи им, что мы пришли с посланием от королевы и должны видеть капитана.

Очертания Хаверела растаяли в ночи. Кас злобно пробормотал:

– Чего хорошего можно ожидать от этого призрака?

– Не могу сказать. Если он вернется к тому, чьей частью является, то сможет передать сообщение. А дальше… – Тамисан пожала плечами. – Я уже говорила тебе, что не могу управлять этим сном. Иначе, разве мы стояли бы здесь?

Его тонкие губы скривились в безрадостной усмешке.

– Ты-то нет, я знаю, мастер! – Он внимательно оглядел линию факелов и стоявших перед ними стражников. – Если мы подойдем ближе к кораблю, можем мы надеяться, что нам откроют?

– В прошлый раз нас взяли с помощью станнера, – предупредила Тамисан. – Они могут поступить так и сейчас.

– Станнер? – он указал на лазер. Тамисан надеялась, что этот жест не означает опрометчивой атаки на корабль.

Он толкнул ее вперед, к линии факелов.

– Если они откроют, – пояснил он, – то я приму меры.

Тамисан подобрала длинную юбку; она уже изодралась от грубого обращения и могла превратиться в лохмотья, если при ходьбе наступить на подол. Здесь рос жесткий кустарник, так что Тамисан постоянно спотыкалась, когда Кас тащил ее за плечо, и так уже покрытое синяками.

Они дошли до линии факелов. Стражники стояли лицом к кораблю. Все они были вооружены арбалетами, но не костяными, какие носили люди в черном. Стрелы против мощи корабля. Это выглядело смехотворным, жутко наивным. Однако корабль все еще здесь, и Тамисан помнила испуг людей, допрашивающих ее на борту.

В корпусе корабля появилось темное пятно, и люк неожиданно открылся. Она узнала боевой люк, хотя видела его только на лентах.

– Кас, они собираются стрелять!

Лазерным лучом они могли бы сжечь все на этом поле, а то и дальше, до самых стен Большого Замка.

Она пыталась вырваться из рук Каса, бежать назад, хотя знала, что погибнет на первых же шагах. Но Кас крепко держал ее.

– Оружия нет, – сказал он.

Тамисан старалась разглядеть сквозь мерцающий свет. Может, это подсветила молния в небе, и при ее вспышке было видно, что тут нет оружия. Но стойка с оружием на корабле была.

Люк закрылся так же быстро, как и открылся. Корабль был снова плотно запечатан.

– Что это?

– То ли они не могут воспользоваться оружием, – ответил Кас, – то ли им предписано сделать что-то лучшее… В любом случае у нас есть шанс. Не пытайся сбежать, иначе тебе не поздоровится! Не думай, что я не разыщу тебя!

Она осталась. Да и куда ей было идти? Если она попадется на глаза любому стражу, ее отведут обратно в тюрьму, и все кончится смертью. Если она хочет уйти отсюда, то должна добраться до Старекса.

Стражники внимательно следили за кораблем, и Кас воспользовался этим. Он подполз к одному из стражников с ловкостью, удивительной для человека, привыкшего к роскоши небесной башни.

Она не видела, каким оружием он воспользовался, во всяком случае, казалось, что он только коснулся шеи ничего не подозревающего стражника, и тот без звука упал. Кас подхватил его и оттащил назад, к яме, где ждала Тамисан.

– Быстро, – приказал Кас, – сними с него плащ и шлем.

Он содрал с себя мундир с огромными подложенными плечами, пока Тамисан, встав на колени, неумело отстегивала большую брошь, скрепляющую плащ стражника. Кас выхватил край плаща из ее рук, выдернул и остальную его часть из-под вялого тела, надел на себя, приладил шлем и взял в руки арбалет стража.

– Иди передо мной, – сказал он Тамисан. – Если у них есть полевой сканнер, то я хочу показать им пленницу под стражей. Может, они захотят взять ее для переговоров? Это довольно хилый шанс, но лучшего у нас нет.

Он не мог знать, что это, возможно, наилучший шанс, поскольку не знал, что Тамисан была на корабле и что экипаж, вероятно, ждет ее возвращения с посланием от Верховной Королевы. Но открыто идти мимо линии факелов – тут везенье Каса могло не сработать: ведь их увидят другие стражники, едва они пройдут четверть пути к кораблю. Но она ничего не могла предложить вместо этого.

Такого приключения она никогда не переживала во сне и была уверена, что если умрет сейчас, то умрет по-настоящему и не вернется невредимой в свой собственный мир. Ее сердце сжималась от страха, руки дрожали под складками платья. В любую секунду она могла почувствовать удар стрелы, услышать крик обнаружения и…

Но Тамисан все еще шла вперед, настороженно прислушиваясь к слабому скрипу сапог Каса за собой. Ее удивляло его презрение к опасности, которая для нее была более чем реальна, но он, видимо, все еще был уверен, что она способна управлять этим сном, а, значит, следить надо только за ней. Она не могла найти слов, чтобы убедить его в страшной ошибке.

Тамисан так напряженно ждала нападения сзади, что не заметила, как подошла к кораблю. Внезапно она увидела открытый люк и стала ждать из него слепящего разряда станнера.

Атаки, которой она ждала, не произошло. Небо ярко осветилось, хотя солнце еще не показывалось. Посыпались первые капли грозового дождя, затем факелы зашипели, затрещали и наконец погасли.

Они подошли совсем близко к кораблю и остановились. Внутри Тамисан зарождался истерический смех. Что, если корабль откажется принять их? Не могут же они стоять тут вечно, а другого способа пробиться внутрь нет. Не слишком ли был уверен Кас в ее общении с призраком Хаверела?

Пока она думала, что их дело пропащее, над ними раздался легкий звук, и в стене корабля открылся еще один люк и оттуда спустился узкий трап.

– Пошли! – Кас толкнул ее вперед. Она с трудом стала подниматься. Тяжелые, обтрепанные юбки тянули ее назад, но она вцепилась в единственный поручень трапа и взбиралась вверх. Но почему никто из стражников не двинулся? Неужели их обмануло переодевание Каса? И они подумали, что Тамисан действительно послана для переговоров?

Она почти уже добралась до люка и увидела там людей, ожидавших в тени. У них были наготове танглеры, чтобы выпустить кружащуюся паутину и спеленать обоих гостей. Но прежде чем их скользкие нити были выброшены вперед, чтобы закрепиться, два космонавта отлетели в стороны, хватаясь уже безжизненными руками за обугленные на груди мундиры, из которых поднимались маленькие спиральки дыма.

Они считали, что стражник вооружен арбалетом, а встретили лазер Каса. Толчок плечом в спину бросил Тамисан на тела тех, что ждали их. Она услышала шарканье, затем ее пинком отшвырнули в сторону, чтобы она не загромождала вход. Она полетела вперед, поскольку отступления не было, затем наткнулась на стену коридора и обернулась назад.

Два человека лежали мертвыми, а Кас направлял лазер на третьего. Не оглядываясь, он отдал приказ, и она механически повиновалась:

– Возьми танглер!

Тамисан поползла обратно к люку и взяла оружие. Она хотел взять и второй танглер для собственной защиты, но Кас не дал ей времени сделать этого:

– Давай его сюда!

Не отводя лазера от груди третьего члена экипажа, Кас протянул свободную руку назад.

"У меня нет выбора, и я это сделаю! Если Кас думает, что полностью запугал меня…" Не теряя времени на прицеливание, Тамисан вскинула танглер и нажала кнопку.

Толстая плеть взвилась в воздухе, ударилась о стену и задела руку человека, неподвижно стоящего под прицелом Каса, перекинулась с руки на грудь, оттуда по воздуху на руку Каса, державшую оружие, далее на другую руку и тут же приклеилась с обычной эффективностью, связав вместе нападавшего и его жертву.

Кас, отбиваясь, повернул лазер в Тамисан. Хотел ли он сжечь ее в ярости – она не знала, но танглер сделал достаточно, чтобы она успела отойти от линии возможного огня. Теперь, видя их обоих на какое-то время обезвреженными, Тамисан облегченно вздохнула.

Она отпустила кнопку танглера, как только увидела, что Кас не может двигать руками. Затем снова использовала оружие, чтобы спутать Касу ноги. Он остался стоять, но был так же беспомощен, как если бы получил заряд станнера.

Она осторожно подошла к нему. Поняв ее намерение, он бешено забился, чтобы клейкие нити танглера коснулись и ее тела. Но она оторвала ткань от подола своего платья и обмотала руку, чтобы избежать риска быть пойманной.

Несмотря на сопротивление Каса, ей удалось вырвать лазерный пистолет из его руки, и на секунду Тамисан ощутила прилив уверенности.

Кас не издал ни звука, но глаза его выражали дикую злобу; он оскалил зубы, и из уголков его рта стекали струйки слюны. Бесстрастно глядя на него, Тамисан думала, что он близок к помешательству.

Член команды зашевелился. Она повернулась и предупреждающе подняла лазер. Человек двигался вдоль стены; свободные ноги давали ему большую подвижность, хотя нити танглера связывали его с Касом. Тамисан осмотрелась, ища то, к чему он явно стремился. Это был интерком.

– Стой на месте! – приказала она. Он застыл, боясь лазера. Продолжая держать его под прицелом, она быстро взглянула через плечо на люк. Затем, осторожно пробравшись вдоль стены, она захлопнула люк и, засунув танглер за пояс, повернула рукоять запора.

Пользуясь лазером, точно указкой, она предложила члену команды подойти ближе к интеркому, но неподвижный Кас был для него крепким якорем.

– Отодвинься!

Он ничего не сказал за все это время, но повиновался с поспешностью, намекавшей, что вид оружия в ее руках нравится ему еще меньше, чем в руках Каса. Он натянул нити до предела. Кас извергал ругань, которая для Тамисан была всего лишь ничего не значащим шумом. Пока Кас не освободился, он был всего лишь хорошо закрепленным грузом. А член команды был ей нужен. Подтянув к нему интерком, она указала на него жестом. Она старалась сыграть как можно лучше в этой отчаянной игре.

– Где Хаверел, местный житель, которого взяли на борт?

Конечно, он мог солгать, и она не узнает об этом. Но он, похоже, был рад ответить, видимо, считая, что правда заденет ее куда сильнее, чем любая ложь.

– Он в лаборатории, где его доводят до кондиции. – И усмехнулся так же недобро, как Кас.

Она вспомнила угрозу капитана сделать Хаверела орудием против Верховной Королевы и ее армии. Неужели она опоздала? Оставался только один путь, и она уже выбрала его в те несколько секунд, когда овладела танглером и пустила его в ход. Тамисан сказала медленно и отчетливо:

– Ты вызовешь капитана и скажешь, чтобы Хаверела освободили и привели сюда.

– Зачем бы? – с заметной наглостью ответил космонавт. – Что ты можешь сделать? Ну, сожжешь меня? Это не нарушит планов капитана, пусть сгорит хоть половина команды.

– Возможно, – кивнула она. Не зная капитана, она не могла сказать, правда это или блеф. – Но захочет ли он пожертвовать своим кораблем?

– А что ты можешь сделать? – начал было человек, но замолчал. Усмешка его исчезла, он внимательно взглянул на Тамисан. В ее внешности, вероятно, не было ничего такого страшного, чтобы угрожать кораблю, но откуда ему знать? Из опыта своего времени и места она твердо знала: космолетчиков учат прежде всего не доверять ничему на новых планетах. Он вполне мог подумать, что она управляет какими-то неведомыми силами.

– Что я могу сделать? Очень многое, – она быстро воспользовалась его колебанием. – А можете ли вы поднять корабль? – Она отчаянно надеялась, что ее догадка правильна. – Можете вы общаться с вашим кораблем или кораблями на орбите?

Выражение его лица ответило ей, и ее надежда вспыхнула ярким пламенем. Корабль был пригвожден к земле, и они не могли побороть то, что держало его.

– Капитан не будет слушать, – угрюмо выговорил космонавт.

– А я думаю, будет. Скажи ему, чтобы Хаверел был здесь, и чтобы пришел он сам с помощью своих ног, иначе мы всерьез покажем вам, что случилось с тем кораблем, чей остов на краю поля.

Кас молчал. Он смотрел на нее, но не с той осторожностью, как смотрел член команды корабля, а с каким-то непонятным чувством. Удивление? Или оно маскировало какой-то коварный план прекратить ее блеф?

– Говори! – поторопилась Тамисан. Ведь люди в корабле, наверное, удивлялись, почему пленников до сих пор не привели. Да и снаружи люди Верховной Королевы уже доложили, что Тамисан и стражник вошли в корабль.

– Я не могу включить интерком, – ответил пленник.

– Тогда скажи мне, как это сделать.

– Красная кнопка.

Ей показалось, что в глазах его что-то блеснуло. Тамисан протянула руку и нажала зеленую кнопку. Не обвиняя его в обмане, она сказала еще более повелительно:

– Говори!

– Говорит Сеннард. – Он наклонился к ящику. – Меня взяли. Русо и Кэмбр мертвы. Они желают получить местного…

– В хорошем состоянии, – прошипела Тамисан, – и немедленно!

– Они хотят его немедленно и в хорошем состоянии, – послушно повторил Сеннард. – И они угрожают кораблю.

Ответа из интеркома не последовало. Может, она действительно нажала не на ту кнопку из-за своей чрезмерной подозрительности? Но что может случиться? Она не могла ждать.

– Сеннард, – послышался из интеркома металлический голос без человеческих интонаций.

– Да, сэр?

Но Тамисан толкнула его, так что он проехал вдоль стены назад и натолкнулся на Каса; узы обоих мужчин немедленно соединились и сделали из них один брыкающийся сверток. Тамисан заговорила в интерком:

– Капитан, я не шучу. Пришлите сюда вашего пленника или посмотрите на те обломки корабля и скажите себе: "Вот что будет и с моим кораблем". Так и будет, и это так же точно, как то, что я стою здесь и держу в плену вашего человека. Пошлите Хаверела одного и молитесь всем бессмертным богам, чтобы он смог прийти сам! Время не ждет, и вы не обрадуетесь, если не сделаете по-моему.

Член команды пытался оттолкнуться от Каса ногами, но его усилия только опрокинули обоих на пол. Тамисан опустила руки и прислонилась к стене, тяжело дыша. Всей своей волей она хотела управлять действиями, как всегда делала во сне, но теперь все зависело только от судьбы.

Глава восьмая

Даже опираясь на стену, Тамисан чувствовала себя как в стальном футляре. Время шло ужасно медленно, а скованность тела и духа усиливались. Кас и его противник прекратили борьбу. Лица космонавта она не видела, но у Каса, повернутого к ней лицом, был странный искаженный взгляд, как будто он на ее глазах стал совсем другим человеком.

Со времени ее возвращения в небесную башню во втором сне она знала, что Каса следует опасаться. Хотя его тело было надежно спеленато, она непроизвольно отступила, словно сила этого враждебного взгляда могла стать оружием и убить ее. Но он молчал и лежал так спокойно, как если бы предвидел ее полный провал.

Она знает слишком мало, подумала Тамисан, а ведь она всегда гордилась своим обучением, обилием знаний, получаемых ею для создания снов. Команда корабля могла впустить в этот короткий коридорчик ядовитый газ или воспользоваться лучом тайного станнера и покончить с ними. Тамисан провела руками по стенам, изучая ровную поверхность и ища место, откуда может выйти невидимая смерть.

В конце коридора была другая дверь, а в нескольких шагах от внешнего люка лестница, поднимающаяся к закрытому трапу. Голова Тамисан все время поворачивалась от одного входа к другому, но затем она взяла себя в руки. "Им стоит только подождать, чтобы обнаружить мой блеф… Только подождать…".

Да, они ждут и

Воздух в помещении изменился: в нем появился запах, но не неприятный, хотя даже самые лучшие духи показались бы вонючими в этих условиях. И свет изменился: он был как дневной, а теперь стал синеватым. Ее коричневая кожа приобрела в нем странный вид. "Я пропаду тут! Не открыть ли снова люк, впустить свежего воздуха?"

Тамисан поплелась до люка, схватила заклинивающее колесо и собрала все силы. Кас снова завертелся, пытаясь освободиться от своего невольного партнера. Странное дело, но космонавт лежал вяло и неподвижно, голова его болталась, когда Кас дергал его тело, хотя глаза его были открыты. В это время Тамисан открыла люк и изумилась: неужели воображение заставило ее поверить, что она в опасности? Она глубоко вздохнула… и чуть не вскрикнула: она не потеряла, а получила новые силы! Она вдыхала полной грудью этот пахнущий воздух, дышала все глубже и медленнее, как будто ее тело желало такого питания. Это восстанавливало силы.

И у Каса тоже? Она обернулась к нему. В то время как она дышала глубоко и без опасений, он задыхался, его лицо казалось прозрачным в изменившемся освещении. Затем он затих, голова откинулась так же бессильно, как у члена команды.

Какова бы ни была перемена здесь, она подействовала на мужчин, но не на нее. Теперь ее тренированное воображение сделало другой прыжок. Возможно, она и не так уж была не права, когда угрожала людям корабля. Правда, она не догадывалась, каким образом это было сделано, но ясно было: применено еще одно странное оружие из арсенала Верховной Королевы.

А Хаверел? Космолетчики наверняка не собирались посылать его. Рискнуть ли самой пойти на его поиски? Тамисан посмотрела на лестницу, на другую дверь. Если все в корабле так реагировали на странный воздух, тогда, возможно, ее никто не остановит. Если она убежит из корабля, то потеряет ключи от своего мира и может попасть в злые руки Верховной Королевы. Ведь она бежала из тюрьмы и оставила после себя двух мертвых. Как Уста Олавы, она содрогалась от приговора, какой ей вынесут за такие неправильные сверхъестественные действия.

Тамисан решительно пошла к двери в конце коридора. По правде говоря, выбора не было вовсе. Она должна найти Старекса и привести его сюда, где они будут все трое вместе. И им нужно некоторое время, чтобы разрушить сон, иначе она пропала окончательно.

Она поддернула платье как можно выше. На поясе был танглер и лазер, бывший ранее у Каса. Вдобавок появилось ощущение подъема сил, прекрасное самочувствие, хотя внутреннее чувство предупреждало Тамисан против излишней самоуверенности.

Дверь открылась от ее толчка. Глазам Тамисан предстала сцена, которая сначала ее испугала, а затем успокоила. В коридоре были члены экипажа, но они лежали плашмя, будто шли в то время, когда внезапно оказались скованы. Лазеры – несколько иного вида, чем был у Каса – выпали из их рук; у троих-четверых были танглеры.

Тамисан осторожно обошла их и собрала все оружие в подол, как девочка в поле собирает весенние цветы. Люди были живы, она это ясно видела – они мирно спали.

Один танглер она взяла вместо своего, поскольку опасалась, что его заряд мог кончиться, а всю остальную коллекцию отнесла в дальний конец прохода и направила на нее луч лазера, так что от оружия осталась лишь груда металла.

Ее представления о географии корабля были крайне скудны. Она решила искать до тех пор, пока не найдет Старекса, начиная с самого верха. Тамисан воспользовалась лестницей с одного уровня на другой и три раза натыкалась на спящих. Каждый раз она обезоруживала их, а потом шла дальше.

Голубой цвет освещения становился глубже и придавал странный вид лицам спящих… Тамисан дошла до третьего уровня, когда услышала звук – первый за все время с тех пор, как она ушла от люка.

Она прислушалась и решила, что звук идет как раз с этого уровня. С лазером наготове она пошла на этот звук, хотя он не давав направления и мог исходить из любой каюты. Поэтому она шла и открывала каждую дверь. Там было много спящих, кто на койках, а кто на полу, кто сидя и положив голову на стол. Теперь она уже не останавливалась, чтобы собрать оружие; необходимость как можно быстрее выполнить свою задачу и уйти с этого корабля подгоняла ее так резко, как плеть по вздрагивающим плечам раба.

Внезапно звук усилился: она дошла до последней двери, толкнула ее и очутилась в каюте, которая предназначалась не для жизни, а скорее, для смерти. Двое мужчин в простых мундирах лежали у порога, словно что-то предупредило их об опасности, и они хотели выбежать, но не успели. За ними был стол, а на столе тело, вполне живое, упорно сражающееся с удерживающими его путами.

Хотя череп его был гладко выбрит, в человеке безошибочно узнавался Хаверел. Он не только пытался освободиться от скоб и ремней, но еще и вертел головой, чтобы сбросить диски, укрепленные у него на висках и подсоединенные к машине, занимавшей четверть маленькой каюты.

Тамисан перешагнула через лежавших, подошла к столу и сбросила диски с головы пленника – видимо, его яростные движения в какой-то мере ослабили крепления. Он открыл рот, хотел что-то сказать, но либо она не слышала, либо у него не было голоса. Но когда она выключила аппарат, Хаверел издал торжествующий крик.

– Освободи меня! – скомандовал он.

Она уже осматривала нижнюю часть стола, ища механизм, освобождающий ремни и зажимы. Через несколько секунд она смогла выполнить его приказ.

Он сел на столе, голый до пояса. На столе, где до этого лежали его плечи и спина, располагалась серия дисков. Прежде, чем она успела что-либо сказать, он схватил лазер, который она положила на край стола, пока освобождала зажимы. Он сделал жест, показывающий, что им надо побыстрее уходить и что с оружием в руках он считает себя хозяином положения.

– Они все спят, – сказала она. – И Кас. Он пленник.

– Я не думал, что ты найдешь его. Среди членов команды его не было.

– Не было. Но теперь я его держу, и мы сможем вернуться.

– Сколько времени это займет? – он встал на колени, обыскивая людей на полу. – И какая подготовка тебе понадобится?

– Не могу сказать, – искренне ответила она. – Но долго ли продлится их сон? Я думаю, он вызван каким-то фокусом Верховной Королевы.

– Они этого не ожидали, – согласился Хаверел. – И ты, наверное, права: это предварительное действие, чтобы напасть на корабль! Я многое узнал тут: их инструменты и большая часть аппаратуры работали так неправильно, что люди не могли им доверять. Иначе я бы не выжил как личность, – добавил он угрюмо.

– Давай, пошли! – Теперь, когда ей таким образом повезло, она не хотела, чтобы что-то помешало их побегу.

Они вернулись к люку. Весь корабль спал. Старекс наклонился над Касом и с изумлением обернулся к Тамисан:

– Но ведь это настоящий Кас!

– Да, вполне настоящий, – согласилась Тамисан, – и для этого есть причина. Но стоит ли сейчас обсуждать это? Если люди Верховной Королевы придут брать корабль, то, будь уверен, они встретят нас похуже, чем тебя встретили здесь. У меня достаточно воспоминаний здешней Тамисан – Уст Олавы, так что я знаю.

Он кивнул:

– Ты можешь нарушить их сон здесь?

Она несколько нерешительно огляделась.

Нет, почему-то я не могу мыслить ясно, подумала Тамисан. Похоже, что действие этого пахнущего воздуха высушило ее, и ушло то, в чем она больше всего нуждалась…

– Я… Боюсь, что нет, – сказала она вслух.

– Ну что ж, остается одно. – Он снова осмотрел нити танглера. – Мы уйдем туда, где ты сможешь заняться пробуждением.

Он поставил лазер на самую малую мощность и пережег нити, связывающие Каса с другим человеком. Но самого кузена освобождать не стал.

А что, если мы выйдем из люка прямо в руки воинов Верховной Королевы? – подумала Тамисан. На их стороне был лазер, танглер и, может быть, улыбка фортуны. Придется рискнуть.

Тамисан открыла внутреннюю дверь люка. Мертвецы лежали там, где упали. Тамисан посторонилась и пропустила Старекса, который нес на плече Каса и шел медленно. Пленника завернули в плащ, чтобы предохранить тело Старекса от контакта с нитями танглера. Внешний люк был открыт.

Порывистый ветер с ледяным дождем жестоко ударил их. Когда Тамисан входила в корабль, начинался рассвет, а сейчас был день, но ничуть не светлее. Факелы были погашены. Тамисан тщетно пыталась рассмотреть линию стражей. Возможно, суровая погода разогнала их. По крайней мере, у подножья трапа их никто не ждал. Но стражники могли прятаться за опорами корабля, и такую возможность следовало принимать во внимание. Она сказала об этом Старексу, и тот кивнул.

– Куда мы пойдем?

– Куда-нибудь за город. Мне нужно какое-то укрытие и время.

– Рука Вермера над нами, и мы можем это сделать, – сказал он. – Возьми-ка!

Он кивнул на что-то на металлическом полу, и она увидела, что это лазер одного из мертвецов. Она взяла его в свободную руку, Старекс с грузом не мог сам защищаться, и Тамисан должна была играть в реальной жизни такую роль, которую не раз придумывала для сна. Только тут это было уже не развлечение, а стремление убежать в любое сколько-нибудь безопасное место, и так быстро, как позволяют ветер и дождь.

У трапа были наклонные ступени, она боялась поскользнуться, поэтому сунула танглер за пояс, взялась одной рукой за поручень и двигалась медленнее, чем приказывало сильно бьющееся сердце. Она боялась, как бы Старекс не оступился и не упал на нее.

Сила ветра была такова, что приходилось бороться за каждую ступеньку, но все-таки Тамисан благополучно спустилась. Она не была уверена, в каком направлении им следует идти, чтобы обойти замок и город. Ее память как бы отшибло грозой, и оставалось только действовать наугад. И она боялась потерять контакт со Старексом, потому что как ни медленно шла, он все равно тащился значительно позади.

Она наткнулась на какой-то кол и, ощупав его, поняла, что это погашенный дождем факел. Это означало, что они дошли до барьера, и что стражников здесь нет. Как видно, гроза оказалась спасительницей для троих беглецов.

Тамисан остановилась, поджидая Старекса. Он подошел, схватился за факел и оперся на него.

– В этом Хавереле у меня хорошее тело, но я не грузчик-андроид. Нам надо найти укрытие.

Слева что-то темнело, возможно, рощица. Но даже редкие деревья или большие кусты могли в какой-то мере укрыть их.

– Туда, – указала она.

Он слегка выпрямился под своим грузом и пошел дальше, покачиваясь.

Им пришлось пробиваться через поросль. Тамисан, освободив руки, проламывала тропку для Старекса. Можно было бы воспользоваться лазером, но они берегли заряды для дальнейшей защиты. Наконец, ценой исхлестанных ветвями и исколотых шипами тел, они вышли на сравнительно открытое место. Старекс уронил свой груз на землю.

– Теперь ты можешь разрушить сон? – он присел на корточки рядом с Касом, а Тамисан тихонечко опустилась поблизости.

– Могу… – она не договорила. Раздался звук, перекрывавший даже шум грозы, и та часть Тамисан и Старекса, что относилась к этому миру, узнала его. Он означал охоту. Если они были в состоянии услышать его, значит, охота шла на них.

– Айтер-собаки? – сказал Старекс.

– И они бегут за нами! – Уста Олавы знали, что если айтер-собаки бегут по следу, от них нет защиты, потому что они становятся неуправляемыми, как только их спускают охотиться. – Мы можем защищаться…

– Не слишком надейся, – ответил он. – У нас лазеры, оружие не из этого мира. То, что усыпило людей на корабле, не подействовало на нас; очень возможно, что чужое оружие здесь подействует по-другому.

– Но Кас… – ей казалось, что она нашла слабую точку в его рассуждениях.

– Кас в собственном теле: он, возможно, ближе к экипажу корабля, чем мы. Да, кстати, как он очутился здесь?

Она коротко рассказала о своем сне во сне и о том, как она нашла Каса. Старекс засмеялся.

– Так я и знал, что в центре этой паутины сидел мой драгоценный кузен. Но теперь он так же запутался в ней, как и мы. Как вероятная следующая жертва, он, вероятно, будет более склонен к сотрудничеству.

– Целиком и полностью, мой благородный лорд! – раздался голос из темноты.

– Ага, ты проснулся, кузен. Ну, нам пора проснуться окончательно. Здесь воюют две группы врагов – те и другие хотят поскорее разделаться с нами. Нам лучше побыстрее убраться куда-нибудь, если мы дорожим нашими шкурами. Как насчет этого, Тамисан?

– Мне нужно время.

– Я сделаю все, чтобы добыть его тебе. – Это прозвучало как клятва на мече. – Если лазеры действуют вне законов этого мира, то они, возможно, остановят даже айтер-собак. Ну, действуй!

У нее не было настоящего проводника, не было ничего, кроме воли и необходимости. Вытянув руки, она коснулась мокрого плеча Старекса и очень осторожно выбрала место на Касе, чтобы не дотронуться до нитей танглера. Затем напрягла волю и стала смотреть внутрь.

Бесполезно. Ее мастерство пропало. Было минутное ощущение внетелесного состояния между двумя мирами, а затем она вернулась назад, в темные кусты, не задерживающие дождь.

– Я не могу разбить сон. Нет энергетической машины, чтобы восстановить силу. – Но она не добавила, что, возможно, могла бы сделать это для себя одной.

Кас засмеялся:

– Похоже, мое устройство все еще работает, несмотря на твое вмешательство, Тамисан. Боюсь, мой благородный лорд, что тебе придется доказывать эффективность своего оружия. Кстати, ты мог бы освободить меня и дать мне оружие, раз уж мы связаны вместе.

– Тамисан! – голос Старекса вывел ее из тупой боли провала. – Вспомни, этот сон не был обычным. Не может ли открыться дверь другого мира?

– Какого? – в ее памяти закружились видеоленты. Беззвучный клич айтер-собак, на который эта Тамисан была настроена, заставлял ее тело сжиматься и дрожать и гасил ее мышление.

– Какой? Да любой!.. Думай, девушка, думай! Старайся!

– Не могу. Собаки впереди. Они идут! Мы – мясо для клыков тех, кто бежит темными тропами под безлунным небом. – Тамисан растворилась в Устах Олавы, а Уста Олавы исчезли в свою очередь, и теперь она была голым, беззащитным существом, скорчившимся под тенью смерти, против которой у нее не было щита. Она…

Голова ее качнулась, щека вспыхнула от пощечины Старекса.

– Ты – мастер сна! – повелительно сказал он. – Усни теперь, как никогда не спала раньше, так как в тебе есть то, что ты можешь использовать, если захочешь.

Это произвело такое же действие, как и пахнущий воздух в корабле: ее воля возродилась, мозг снова активно заработал. Тамисан-мастер изгнала другую, слабую Тамисан.

Но какой мир? Дайте мне хоть только одну решающую точку истории! – думала она.

– Нааах! – крик, вырвавшийся из горла Старекса, не предназначался для подбадривания Тамисан. Наверное, это был боевой клич Хаверела.

Бледная фосфоресцирующая морда просунулась сквозь кусты. Тамисан скорее почувствовала, чем увидела, как Старекс выстрелил.

Решение: вода хлещет вокруг меня. Ветер поднимается, намереваясь вырвать нас из жалкого убежища и сделать легкой добычей для охотников. Глубокие океаны, море… Морские Короли Кейта!

Она лихорадочно схватилась за это. Она мало знала о Морских Королях, которые когда-то владели островами к востоку от Ти-Кри. Они угрожали самому Ти-Кри так давно, что эта война стала легендой, а не подлинной историей. Они погибли в результате предательства: король и его военачальники были изменнически схвачены.

Чаша Кейта… Тамисан заставила себя вспомнить, задержаться на этом. И теперь, когда выбор был сделан, ее сознание снова стало прежним. Она протянула руки, снова коснулась Старекса и Каса. Она не думала о Касе, но ее руки снова потянулись к нему, как будто он обязательно должен был включен, иначе все пропадет.

Чаша Кейта – на этот раз она не будет выпита!


Тамисан открыла глаза. Нет, не Тамисан – Тэм-син! Она села и огляделась вокруг. Мягкое бледно-зеленое покрывало спало с ее нагого тела. Осматривая это тело, она заметила, что оно больше не светло-коричневое, а жемчужно-белое. Она сидела в кровати, сделанной в виде громадной раковины, часть которой изгибалась над головой, напоминая спинку дивана.

И она была не одна. Она осторожно повернулась, чтобы увидеть спящего. Голова его была повернута чуть в сторону, так что она видела только изгиб плеча, такого же белого, как у нее, и плотно прилегающие к голове кудрявые волосы красно-коричневого оттенка выброшенных штормом морских водорослей.

Очень осторожно, кончиком пальца, прикоснулась она к этому плечу и узнала. Он вздохнул и повернулся к ней. Она улыбнулась и сложила руки под маленькими высокими грудями.

Она была Тэм-син, а он Кильвером, а также Старексом и Хаверелом, а теперь стал лордом Лок-Кера Ближнего Моря. Но ведь был еще третий! Улыбка ее увяла, память обострилась. Кас! Она в тревоге оглядела комнату, ее перламутровые стены и бледно-зеленые драпировки, так знакомые Тэм-син.

Каса здесь не было, но это не означало, что его нет вообще: он мог где-нибудь притаиться – все такой же подлый, если его природа осталась прежней.

Горячая рука обвила ее тело. Вздрогнув, она взглянула в зеленые глаза, которые знали и ее, и другую Тамисан. Губы его улыбались.

Голос его был знаком и, тем не менее, звучал странно.

– Я думаю, что это будет очень интересный сон, моя Тэм-син!

Он притянул ее к себе. Она не возражала. Возможно – нет, даже наверняка – он был прав.

Часть вторая

КОРАБЛЬ В ТУМАНЕ

Глава первая

Тэм-син, бывшая Тамисан, мастер снов, стояла в узкой щели скалистой башни. Внизу плескалось море и подкидывало кружево пены так близко к ней, что она могла бы, наклонившись, набрать горсть соленой пряжи. Будет страшная штормовая ночь. Но перед растущей яростью воды Тэм-син не чувствовала никакого страха, а только возбуждение, пьянящее, словно выдержанное вино, и согревающее ее скудно одетое жемчужное тело.

Позади нее была комната, в которой она проснулась, с перламутровыми стенами, постелью-раковиной, драпировками и зеленовато-голубым ковром; она была частью морского мира, как народ Ближнего Моря был в какой-то мере охраной окружающих их островов. Море было их жизнью, а кого пугает дыхание жизни?

– Миледи… – раздался сонный, ленивый голос с постели-раковины, – ты что-то ищешь?

Она медленно повернулась к мужчине, который все еще нежился; шелковое одеяло почти сползло с его тела.

– Милорд, – она повысила голос, чтобы перекрыть непрерывную песню воды, – сейчас я вспомнила Каса.

Его зеленые глаза сузились, улыбка удовлетворения исчезла. В его лице, в этом новом его лице, она видела элементы, какие, возможно, могла видеть только она: стоическую сдержанность Старекса, недоумение Хаверела – тех, кем он был в прошлом и кто теперь еще должен был остаться в его мозгу.

– Да, Кас… – Его голос потерял теплоту, звучал устало, словно человек очнулся от приятного полусна и снова взвалил на себя тяжелый груз.

Полусон? То, что держало их, было больше, чем любой сон. Тэм-син знала сны; она могла вызывать их и отсылать прочь по своей воле, сны и люди в них были всего лишь игрушками, которыми она играла как хотела. Так было до тех пор, пока она не создала сон для лорда Старекса, и они оба нырнули в такие опасные авантюры, которыми она не могла управлять. Убегая от опасностей неконтролируемого сна, она каким-то образом привела их сюда, к новым личностям, новым приключениям и, без сомнения, к новым опасностям. Но где Кас, кузен лорда и его враг, который стремился уничтожить их обоих в двух временах, в двух мирах, и который должен был появиться с ними и здесь?

Мужчина сел в постели. Мягкая ткань покрывала придавала зеленоватый оттенок его белой коже. Такие, как у него, каштановые волосы она видела и у себя, когда смотрелась в зеркало из полированного серебра на стене.

– Я – Кильвер, лорд Лок-Кера, – медленно произнес он, как бы подтверждая истину этого установления личности. – Какой сон ты сработала на этот раз, моя Тэм-син?

– Это мир, в котором Чаша Кейта не коснулась губ этого народа, нашего народа, милорд.

– Чаша Кейта – предательство, погубившее Морских Королей. – Он слегка нахмурился, как бы с трудом вспоминая – памятью не Кильвера, а Старекса. – Значит, это черное дело не поглотило Кейта?

– Так я пожелала, милорд.

Он улыбнулся:

– Тэм-син, если ты можешь изменять историю, то ты и в самом деле великий мастер. Я думаю, что Лок-Кер придется мне куда больше по вкусу, чем мир Хаверела. Но, как ты сказала, тут еще происки Каса. Мы еще хлебнем с ним горя. Ты притащила его с нами?

– Мы же были связаны, лорд. Мы не могли уйти оттуда, не взяв его с собой.

– Ну, что же делать. – Кильвер встал. Его тело не было таким крепким, как у Хаверела, и жаберные складки на горле казались ошейником из отстающей кожи. Однако вокруг его нагого тела была та же аура власти, что и у Старекса. – И, – добавил он, – я не слишком рад тому, что Кас не здесь, где я мог бы не спускать с него глаз. Он может уйти обратно, к самому началу?

– Нет, – уверенно сказала Тэм-син. – Его мастер сна проснулась перед тем, как я увела его! Нет, он слишком тесно связан с нами.

– Миледи властительница! – он быстро шагнул к ней, и их тела слились так радостно, как если бы они намеревались сделать то же с той властью, что дана была им от рожденья.

– Ты очень красива. И ты – Тэм-син, которая выбрала жизнь, соединенную с моей.

Она отдалась его ласкам, зная, что Тамисан, мастер снов, ушла на задний план, и что она действительно Тэм-син, и он желает ее. И она была довольна.

Его губы нежно коснулись ее закрытых глаз. Затем очарование их близости было прервано скорбным гудящим призывом.

– Сигнал раковины… – он выпустил ее из объятий.

Кильвер не был больше любовником: он был лордом, когда потянулся к украшенному раковинами поясу и юбке из чешуйчатой кожи. А Тэм-син держала наготове его меч, сделанный из огромной смертоносной пилы на морде спаллекса; его зубчатые края скрывались в ножнах из прочной кожи спаллекса.

Пока Кильвер опоясывался и прицеплял к поясу меч, Тэм-син надела короткое платье без рукавов и взяла свой кинжал из резного зуба таскана. Они торопились одеться, и за это время горн прозвучал еще два раза, прокатываясь эхом по комнатам, вырубленным в толще морского утеса.

Тэм-син знала, что этот зов был сигналом опасности. И тут же пришла мысль о Касе – не от него ли идет беда? Он так стремился убить своего кузена во время первого сна, что от него можно ожидать всего. Ведь со смертью Старекса богатство и власть переходила к Касу. Но в Ти-Кри Тамисан удалось разрушить замыслы Каса. Не нашел ли он здесь для них какую-то таившуюся угрозу?

Она вышла из комнаты вслед за Кильвером. Стенам коридора не хватало гладкости жилых помещений: это был грубый естественный камень. Между большими комнатами шли узкие извилистые проходы. Тэм-син и Кильвер спускались по истертым за века ступеням, и камень доносил до них вибрацию волн, бьющихся за стеной слева.

Тэм-син знала, что теперь они почти на уровне моря, и шла по пятам Кильвера, когда они вышли через гладко обтесанный портал в обширное пространство с каменным потолком. Здесь плескалось море, образуя длинную ленту между двумя площадями, расположенными на уровне над самой высокой точкой прилива. На якоре стояло маленькое суденышко. Хотя Морской Народ чувствовал себя в воде, как дома, он нуждался в кораблях для перевозки товаров; как раз такой корабль находился здесь. Люди сходили с него, ловко прыгая на естественные доки, между которыми стояло судно.

Другие люди, вооруженные мечами и подводными ружьями, салютовали Кильверу, когда он шел сквозь их ряды навстречу морякам с корабля. Все они были из рода Кейт, потому что хотя здесь и бывали береговые торговцы, они не пользовались внутренними гаванями. Капитан поднял руку, приветствуя Кильвера. Тот ответил благодарностью.


Их было только четверо, а не вся команда: на палубе никого больше не было. И было в них напряжение, которое Тэм-син заметила так же легко, как если бы они кричали о тревоге.

Она знала капитана Пигоуса. Его нелегко было озадачить. Будучи охотником за спаллексами в их собственных водах, он не знал страха. Однако в его тревоге, которую чувствовала Тэм-син, был налет страха.

– Лорд… – Пигоус замялся, как бы не находя слов, чтобы высказать то, что хотел.

– Ты вернулся, – Кильвер, как полагалось главе клана, положил руку на плечо капитана, – с какими-то новостями. Говори же. Может, береговые жители показывают зубы? Но это не может беспокоить того, кто командовал в Битве ущелий.

– Береговая пена? – Пигоус покачал головой. – Не совсем так, лорд. Хотя, возможно, что за этими вещами стоит какое-то их колдовство. Это такое… – Он глубоко вздохнул и начал торопливо объяснять. – Мы обследовали рифы Лочека, поскольку у нас была информация, что спаллексы направились в эти отмели по каким-то причинам. Был туман, какой бывает на рассвете, и в тумане мы обнаружили покинутый корабль. Это было судно береговых торговцев, и его груз был цел и запечатан. Я думаю, судно отнесло течением от восточных земель. Это был чистый трофей, потому что на борту не было ни одного человека. Однако все шлюпки были на месте. Поскольку береговые не могут долго жить в воде, они должны были взять шлюпки.

Там была даже еда, словно люди внезапно покинули трапезу, но не было и признака какого-либо сражения или другой неожиданности, и никаких разрушений от шторма, если бы они попали в него. Мы подумали, что Власта улыбнулась нам, поскольку корабль был хорош во всех отношениях и тяжело нагружен товаром. И вот я оставил на борту четырех человек и взял судно на буксир.

Туман был очень плотным, и, хотя судно-трофей было привязано к корме «Тайкенна» мы не видели его, а видели только канат, удерживающий его. Я приказал Райкеру, которого поставил главным на борту судна, трубить в раковину при каждом обороте песочной склянки. Он трубил три раза, а затем, мой лорд, наступила тишина. Мы окликали их, но не получили ответа. Тогда мы вернулись и поднялись на борт. Лорд, все мои люди исчезли, словно их никогда и не было! Но если их взяло море, то почему бы им было не вернуться на "Тайкенн". Мы нашли только раковину-горн, валявшуюся на палубе.

– А корабль?

– Лорд, я во второй раз сделал злой выбор. Венд, брат Райкера, и Виткор, его соратник, просили, чтобы я позволил им подежурить на судне и узнать, что за странные вещи творятся на борту. И я согласился. И опять мы были окутаны туманом, и снова горн-раковина замолчал. И люди исчезли. – Пигоус развел руками в беспомощном жесте. – И я поклялся, что приведу этот корабль, чтобы люди Лок-Кера могли осмотреть его. Но когда мы снова вернулись на «Тайкенн» и туман сгустился… Лорд, этому трудно поверить, но канат ослаб; мы потянули его, и он оказался обрезанным!

Глава вторая

– Корабль береговых, – задумчиво повторил Кильвер. – Я уверен, что вы хорошо обыскивали его каждый раз.

Пигоус кивнул:

– Лорд, там не было ни одного местечка, которое бы мы не осмотрели. А грузовой люк запечатан, и печать цела.

– Однако, капитан, должен же быть ответ на вашу тайну! – голос был высокий и такой неприятный по тону, что Тэм-син оглянулась через плечо на человека, подходившего к доку. Он шел неуклюже, клонясь в сторону, лицо его кривилось от раздражения, но у него было сходство с Кильвером, и здешняя Тэм-син знала его. Райс, брат Кильвера. Два сезона назад он покалечился во время зимней охоты, и это сделало его угрюмым и резким. В ее мозгу шевельнулось и другое воспоминание: в скалистом замке Райс был ее врагом. Не открытым, но с такой злой волей, которую заметил бы любой сенситив (а все мастера снов были сенситивами). Сейчас он даже не взглянул на нее, а проковылял к Кильверу, стоявшему против капитана.

– Лорд Райс, – сказал Пигоус куда более официальным тоном, – я могу сказать только о том, что знаю. Мы обыскали судно от носа до кормы. Шлюпки висели на своих местах, а на борту не было ни одной живой души.

– Ни одной живой души? – повторил Кильвер. – Это звучит так, словно ты, Пигоус, имеешь какое-то объяснение не от живого мира.

Капитан пожал плечами:

– Лорд, все наши поколения жили в море, морем и на море. Но разве не остались еще тайны, которые ни мы, ни старые записи не объясняют? Существуют страшные бездны, куда наша раса не может спуститься. Кто знает, что скрывается там?

– Но здесь, – настаивал Райс, – не мифические бездны, а поверхность моря и судно береговых людей. Они не имеют дела с нашими тайнами; они боятся нас.

Тэм-син подумала, что в этом утверждении слышалась гордость. Возможно, из-за того, что Райс так много потерял в жизни, он хватался за мысль, что другие боятся их расы.

– Говорю только о том, что видел, что слышал и что произошло, – спокойно повторил Пигоус. Он даже не смотрел на Райса, а обращался прямо к Кильверу. Райса недолюбливали в Лок-Кере: его сварливый характер проявлялся слишком часто.

– Хотел бы иметь твою карту, Пигоус, – сказал Кильвер. – Возможно, корабль все еще плавает. Ты говоришь, что канат был обрезан; может, это работа спаллекса?

Пигоус повернулся и сделал знак одному из моряков. Тот спрыгнул на палубу судна и вернулся с тяжелым витком каната на плече. Капитан взял болтавшийся конец и предъявил его для осмотра. Даже Тэм-син, мало знакомая с корабельным оборудованием, видела, что канат обрезан острым ножом или топориком.

Кильвер провел пальцем по жесткому концу.

– Тут нужна сила и острое оружие. Он был обрезан на борту корабля или где-то между ним и вами?

– Возле корабля, лорд, судя по длине, – сразу же ответил Пигоус. – И его не перепиливали, а обрезали одним ударом.

Райс визгливо рассмеялся.

– Его мог обрезать человек, решивший, что ради ценного груза можно погубить товарищей. Если судно береговых не повреждено, как ты сказал, его легко можно продать в Инсигале, где, как всем известно, живут не слишком честные люди.

Пигоус первый раз взглянул прямо в лицо Райсу:

– Лорд, если бы кто спрятался на борту, мы нашли бы его. Мы знаем корабли, а на этом мы обнюхали даже днище. А если это намек на то, что мои люди надумали сыграть такой трюк… – Взгляд, который он бросил на брата Кильвера, был близок к угрожающему.

– Нет, Пигоус, – вмешался Кильвер, – никто не намекает, что ты или твои люди могли бы отдать спасенное имущество Инсигалу, а не в наши руки. – Он нахмурился, но не взглянул на брата.

Тэм-син невольно вздохнула. Иногда Кильверу стоило бы увидеть Райса таким, каким он был: озлобленным смутьяном, вечно раздувающим искры ссоры и рассчитывающим, что Кильвер не даст ему сгореть, когда искры эти превратятся в открытое пламя. Тэм-син не могла ничего требовать от своего лорда, она это знала. Райс мог убедить Кильвера, когда хотел, а ее ненавидел. Она не должна допустить, чтобы вбили клин между нею и Кильвером.

– Дай-ка мне свою карту, – продолжал Кильвер. – Я спрошу у лордов Локрайса и Лочека, не видели ли они чего, или, может быть, у них есть записи; если ты наткнулся на это покинутое судно за Рифами, то эта территория патрулируется их силами.

Карта области Рифов была разложена на столе в зале совета, и Кильвер созвал тех старейшин, чьи знания странных морских легенд превосходили все, что было собрано в архивах. Он заставил Пигоуса повторить рассказ о скрывающемся в тумане корабле, а затем посмотрел на лордов.

– Случалось ли когда-нибудь подобное? – спросил лорд Лок-Кера, когда после детального рапорта Пигоуса воцарилась тишина. Долгое время все молчали. Затем Фоллан, который, как все знали, десятки раз путешествовал на восток, встал, подошел к карте и пальцем начертил линию пути, указанного Пигоусом.

– Лорд, такое случалось, но не в этих водах.

– Где и когда? – коротко спросил Кильвер.

– К востоку от Кинквара есть место, где видели покинутые корабли, даже поднимались на их борт. Но ни одному капитану не удалось вывести эти корабли. Однажды это вызвало такую большую опасность, что люди пожелали больше не плавать в Кинквар, и торговля с этим городом заглохла, его народ бежал на острова или за море, и там остались только руины. Но шли годы, призрачные корабли не появлялись, и Кинквар поднялся снова, но уже так и не стал тем великим городом, каким был когда-то.

– Кинквар, – задумчиво произнес Кильвер. – Это очень далеко, через все море. А на этом берегу видели когда-нибудь такие корабли?

– Вот теперь увидели, – ответил Фоллан. – Лорд, мне это очень не нравится. Точно такие же действия происходили на призрачных кораблях Кинквара. Если их держит какая-то сила и теперь переходит на нас, то быть беде!

– Лорд, птицы-посланники… – человек быстро подошел к столу, держа на каждом запястье по птице. Птицы смотрели на всех яркими свирепыми глазами, недовольно переступали лапами по тяжелым перчаткам мастера птиц. Это были морские орлы, способные без устали летать над волнами, с врожденным интеллектом, тренированные для передачи посланий из одного скалистого замка Морских Королей в другой.

Кильвер взял кусочки вощеной кожи морской змеи и написал на них кодовые слова, а затем вложил послания в трубочки, привязанные к ноге каждой птицы.

– Теперь выпусти их, – приказал он, – и следи, когда они вернутся.

– Будет сделано, лорд.

– А пока, – продолжал Кильвер, – пусть готовят наш боевой корабль. Мы сами поищем это призрачное судно, если оно еще плавает, и найдем людей, которые, как на приманке, лежат в засаде. Пигоус, какого вида печать на грузовом люке? Ты помнишь ее?

– Лорд, она была такого рисунка. – Капитан взял лоскуток змеиной кожи и палочкой для письма начертил несколько линий. – Я такой никогда не видел, – добавил он, кладя палочку и передавая набросок лорду.

Тэм-син шагнула вперед, не обращая внимания на взгляд Райса, и посмотрела через плечо Кильвера. У нее захватило дух. Тэм-син из Лок-Кера не знала такого изображения, но Тамисан из Ти-Кри знала его хорошо… И она увидела, почти ощутила внезапное напряжение тела Кильвера, когда он тоже узнал его.

– Похоже, брат, – сказал Райс, – что хотя храбрый капитан и не знает этого символа, зато его знает та, что разделяет с тобой ложе?

Шестиконечная звезда, прочерченная зубчатой линией молнии – герб Старекса из Ти-Кри, из реального Ти-Кри. Да, конечно, ошибки быть не может!

Глава третья

Тэм-син не ответила на слова Райса, брошенные как обвинение. Она была уверена, что Кильвер тут же узнал знак собственного Дома в другом времени, откуда они были унесены в эти сны происками Каса. Поэтому она оставила за Кильвером право сказать – да или нет. Но первым заговорил Фоллан с той серьезностью, которая казалась неотъемлемой частью его личности:

– Леди Тэм-син, ты и в самом деле знаешь этот знак?

Она внимательно взглянула на старика, но не почувствовала в нем той ненависти, какую ее сила улавливала в Райсе. И здешняя Тэм-син знала, что Фоллан был ее другом с самого ее появления в этом месте: она родилась не в Лок-Кере, а в маленькой, куда менее значительной скалистой башне, находящейся ближе к побережью.

– Мы оба его знаем, – ответил Кильвер до того, как она успела подобрать слова. – Это знак материкового дома, имевшего в свое время немалую власть. Теперь этот знак может быть знаком врага. – Он, конечно, подумал о Касе. Но могло ли случиться, что в этом мире сна существует лорд клан Старекса? – Мне не нравится, – продолжал Кильвер, – что этот знак стал частью этого дела с судном-призраком.

При этом ответе Кильвера все глаза обратились к Тэм-син. Она заметила только злобный и быстрый взгляд Райса и, решительно вздернув подбородок, пристально уставилась на него. Райсу не удалось поссорить с ней Кильвера, но в прошлом он уже не раз вступал в борьбу с той Тэм-син, что дала ей плоть и кровь здесь.

– Материковые! – взорвался капитан. – Разве они когда-нибудь угрожали нам? Да и с какой стати? Мы не хотим их неподвижной территории и не запрещаем им пользоваться морем, когда они набираются храбрости и путешествуют по нему! Так почему же они встали против нас, если всегда остерегались этого?

– У них врожденная жадность, – ответил Фоллан. – Им всегда мало того, что они имеют, они всегда хотят большего. Верховной Королеве не нравится, что наши лорды не кланяются до полу при ее дворе и не посылают ей даров. К тому же, они видят, что мы можем жить там, где не могут они, – он коснулся пальцами своих закрытых теперь жабр, – мы не из их породы. И они боятся того, чего не понимают. Нельзя отрицать, что и мы поступаем так же в подобных случаях. Это корабль материковых, и естественно, что он носит печать Дома.

– Приманка в капкане, – сказал Райс, вставая рядом с Кильвером, по другую сторону которого стояла Тэм-син. – Этот корабль – приманка, брат. Уже шесть человек пропало на нем безвозвратно. Они явно хотят, чтобы мы попытались еще и еще… И каждый раз теряли бы людей. Не лучше ли воспользоваться морским огнем и сжечь это судно полностью?

– И таким образом, – сухо начал Пигоус, – уничтожить возможность узнать, где наши люди, и найти их.

– Не думаешь ли ты, что они еще живы? – бросил Райс. – Вроде бы ты не полный идиот, капитан?

Рука Пигоуса потянулась к рукоятке ножа, а Райс улыбнулся. Он сознательно провоцировал капитана для какой-то своей цели, в этом Тэм-син не сомневалась.

– Успокойся, Райс, – сказал Кильвер спокойно, но таким тоном, что лицо его брата вспыхнуло. – Мы подождем ответа Лок-Райса и Лочека; если у них есть сведения об этом, то нам стоит получить их. А затем, на восходе солнца, мы отплывем на военных кораблях и посмотрим, что сумеем обнаружить. Если вы, старейшие и капитан, можете что-то предложить в качестве совета, то подумайте над этим, и когда соберется следующий совет, мы выслушаем вас.

Те молча вышли. Кильвер проводил их взглядом, все еще держа руку на карте. Только Райс не вышел.

– Я еще раз скажу – это западня.

– Возможно, ты прав, брат. Но мы должны удостовериться, какого сорта эта западня, прежде чем пытаться ее обезвредить. И кто ставил такую ловушку Кинквару в прошлом? Мы не касаемся северо-восточных стран не потому, что они побеждены камоками, которым не нужно море и которые не пускают торговцев в пределы захваченных ими стран… Вполне возможно, что тот, кто задумал сравнять Кинквар с землей, сменяет поле действия из-за этих самых камоков. Однако я не вижу выгоды в этом деле. Корабли не были ограблены, это ясно, разве что взяли груз, а люк снова запечатали, во что я не верю. Пигоус достаточно опытный моряк, чтобы отличить нагруженный корабль от пустого. Но не слишком ли хитра ловушка, чтобы поймать горстку моряков, рискнувших подняться на борт покинутого, как они думали судна?

– Шесть человек из десяти, брат, не так уж мало.

– Это по нашему счету. Но если такая игра идет давно… – Кильвер нахмурился. – Скорее бы пришел ответ от Лочека и Лок-Райса, мы, может быть, узнаем чуть больше… Если посланцы вернутся, я буду у себя.

Он протянул руку, Тэм-син положила пальцы на его запястье, и они оставили Райса одного.

Они не обменялись ни одним словом, пока не очутились в своей комнате. Кильвер подошел к узкому окну.

– Крепкий шторм приближается, – отметил он. – И вполне возможно, что ни один корабль не сможет плыть, как бы не подгоняла его необходимость.

– Кильвер!

Он повернулся. Тэм-син быстро огляделась по сторонам. У нее было странное ощущение, что даже здесь их подслушивают, а может быть, и видят. Однако та часть ее, которая хорошо знала эту башню, понимала, что подобная форма шпионажа невозможна.

– Печать… – продолжала она.

– Да, печать. – Он подошел к ней ближе, как будто тоже чувствовал себя под наблюдением. – Ты говорила, что эти сны сделали нас такими, какими мы могли бы быть, если бы история в прошлом повернулась по-другому.

– Я так считала.

– "Считала?" Значит, теперь ты сомневаешься?

– Не знаю. В числе моих предков нет морских людей. А у тебя, милорд?

– Не знаю. Но, похоже, что мой дом есть и здесь, только я не член его.

– Там Кас.

– Верно. Ты не знаешь, Тэм-син, мог ли он каким-то поворотом судьбы стать лордом клана?

Она покачала головой.

– Лорд, я тебе говорила о нашем первом приключении, что это не обычный сон, на действие которого я могу влиять. Я сама запуталась в этих снах, подобного этому просто не должно быть. Я могу прервать сон – во всяком случае, надеюсь, что могу, – но, как ты знаешь, нас должно быть трое. А Каса у нас нет.

– Если только он не часть того корабля-призрака… Отыскивая секреты этого судна, мы можем наткнуться на него. Тем не менее, хотя я и не беспочвенный фантазер, но чувствую беду, так же, как она ждала нас при дворе Верховной Королевы.

– Следи за Райсом, – предупредила она. И это казалось ей наиболее важным. – Он дурной человек и, как Кас, злится, что ты имеешь то, чего ему не хватает. Кас жаждал управления кланом и твоего богатства. Райс хочет того же и, кроме того, в нем горит злоба, что ты здоров, а он калека и отрезан этим от полноценной жизни.

– Моя здешняя часть, – медленно сказал Кильвер, – возмущается твоими словами. Но ты права. Узы крови сдерживают его – все-таки мы братья. Но братская ненависть может быть хуже всякой другой. А ты ненавидишь его еще больше. Наш брак для него позор, потому что ты – Певица Волны и из низшего Моря. И он будет удерживать меня, если сможет, от появления наследника.

"Певица Волны", – повторила она про себя и стала рыться в памяти ее здешней личности. Да, она в самом деле была Певицей Волны; как только она отставила в сторону память Тэм-син, в ней проснулось знание. Странное знание, чуждое всему, что она знала. Надо хорошенько обыскать память, узнать больше об этой власти, принадлежавшей другой расе и другому времени.

Жестокий порыв ветра коснулся ее сквозь щель окна, и Кильвер быстро натянул на отверстие щит.

– Так и есть, шторм, – заметил он.

Но Тэм-син подумала, что едва ли не столь же могучий шторм набирает силу здесь, в этом замке.

Глава четвертая

Шторм бушевал и сотрясал массивную скалистую башню всю ночь. Тэм-син то и дело просыпалась и слышала удары ярости снаружи. И когда она лежала, напряженная и дрожащая, руки Кильвера находили ее, и она успокаивалась от его близости и прикосновения.

Она обыскала память Тэм-син, чтобы узнать, какова власть той, чье тело она теперь носила. Когда-то она была мастером снов, затем Устами Олавы, теперь она "Певица Волны", которая песней загоняет рыбу в сети и может видеть на далеком расстоянии любой корабль Морских Королей. В каждой из жизней она имела таланты, которые не были обычными для ее народа.

Певица Волны могла мысленно следовать за кораблем, если была связана с кем-то на его борту. Если таких связей не было, она не могла различить корабль. И Тэм-син стремилась извлечь из второй Тэм-син все, чем могла бы теперь воспользоваться.

– Лорд, – шепнула она, – как ты думаешь, что лежит в сердцевине этого дела?

– Любые догадки одинаково хороши, – ответил он тоже шепотом. – Но мне неприятно, что на грузе известная мне печать.

Он замолчал, и она тоже лежала спокойно, положив голову ему на плечо, зная, что они оба чувствуют надвигающуюся опасность.

Они больше не говорили, и когда первый серый свет появился на краю ставня, Кильвер встал с постели, тут же подняв и Тэм-син.

– Лорд, возьми меня с собой, когда пойдешь охотиться за тем судном.

– Не могу, и ты знаешь это. Закон этого народа запрещает брать женщину, если возможно сражение.

Да, в памяти Тэм-син это было. Но боязнь потерять Кильвера была невыносима… Остаться одной…

Тэм-син видела по его лицу, что он не может или не хочет идти против обычаев Морского Народа.

– Ты знаешь, – сказала она, и губы плохо слушались ее, – если с тобой что-либо случится, а меня не будет поблизости, этот сон никогда не прервется.

Кильвер кивнул:

– Я знаю, но ничего не поделаешь. Как Морской Король, я должен идти этим курсом. Ты Певица, ты можешь связаться со мной.

– Это так, но у меня не будет силы помочь, даже если мои мысли поедут с твоими и я узнаю, что тебя постигла страшная судьба.

Она отвернулась, не желая, чтобы он прочел то, что было написано на ее лице. Кильвер уйдет по волнам, когда шторм стихнет. А она останется здесь… одна.

Но чуть позднее она овладела собой и стояла вполне невозмутимая, когда он поднимался на борт боевого корабля, и люди его лиги в своей чешуйчатой броне салютовали ему подаренным морем оружием.

Тэм-син смотрела, как подняли якорь и человек в шлеме принял управление над кораблем и направил его через проход в открытое море.

Шторм действительно стих. Птицы вернулись через час после рассвета, и каждая принесла послание. Корабли Локрайса видели корабль-призрак и потеряли четырех человек. Лочек ничего не мог сообщить о судне. Тем не менее, оба лорда собирались присоединиться к Кильверу на Рифах.

Тэм-син смотрела, как корабль, уносивший ее лорда, вышел в открытое море. Слабый солнечный свет заиграл на чешуйчатой броне, и знамя Лок-Кера цвета свежей крови полоскалось на ветру.

Она следила, пока корабль не исчез из вида. Только тогда она заметила Райса, который прищуренными глазами смотрел не столько на уходящее судно, сколько на нее. Взгляд его был нагло оценивающим, словно она была колдовской книгой и он хотел узнать для себя ее тайны. Она ответила ему спокойным взглядом.

Губы его дрогнули, и она подумала, что он сейчас что-то скажет. Но он промолчал, только сгорбился, как от сильного ветра и заковылял прочь, нахально повернувшись к ней спиной и невежливо предоставив Тэм-син возвращаться одной.

Она высоко держала голову: ни одна из замешкавшихся здесь женщин, провожавших своих мужей в такое сомнительное плавание, не должна думать, что ее смутило это открытое пренебрежение к ее положению в Лок-Кере.

Вернувшись во внутренние проходы, она поднялась по узкой лестнице через все уровни башни на самый верх утеса. Здесь, стоя на ветру, она искала последний след корабля Кильвера. Но он, видимо, уже ушел слишком далеко, и его скрыл замок Лочека, стоявший между их башнями и северными Рифами.

Морские птицы кричали над ней и кидались вниз, искать в обломках, принесенных штормом, рыбу или другую пищу. Поглядев вниз, Тэм-син увидела множество женщин и детей Лок-Кера, уже работающих там. Они, как и птицы, искали, что принесло щедрое море. Но Тэм-син не намеревалась присоединяться к ним. Она села, прислонившись к каменному выступу, обняла руками колени и смотрела на море. Она снова обыскивала память Тэм-син и приводила в порядок все, что смогла узнать от своей второй половины.

Многое ее изумляло. Как оккультное знание Уст Олавы пришло к ней в предыдущем сне, так теперь просачивались или пробивались в ее сознание таланты Тэм-син. Некоторые из них она тщательно изучала, стараясь найти то, что пригодится ей сейчас. Но в данный момент она не пыталась наладить связь с Кильвером, потому что сначала хотела узнать, с чем она может столкнуться, когда такая связь осуществится.

– Миледи.

Голос раздался так внезапно, что она вздрогнула и повернула голову. Это был старейшина Фоллан. Он смотрел на нее, как перед этим смотрел Райс, но во взгляде Фоллана не было и следа той злобы, какая возникала в Райсе, когда он видел Тэм-син.

– Фоллан, – спросила она, – что ты еще знаешь о кораблях Кинквара?

– Ничего, кроме того, что я сказал нашему лорду, леди. Это загадка, и конца ее я не слышал.

– Но как могут люди исчезнуть с палубы буксируемого корабля?

– Я не знаю. С материковыми жителями – такое возможно: внезапная паника, налетевший шквал, угрожающий кораблю… или безумие, пославшее их в бездну. Такое безумие приходит, когда едят порченое зерно. Подобных объяснений много, но все они не применимы к людям Пигоуса. И капитан – опытный и осторожный хозяин. На борту мог быть тайник, который не был обнаружен и обыскан.

– Но какая угроза могла быть в нем? – спросила Тэм-син, когда Фоллан замялся.

– Леди, в мире и в море есть много такого, о чем нет никаких сведений. Только… – Он снова сделал паузу и добавил грустно: – Леди, ты предана моему лорду во всем, и ты его избранница. И я должен предупредить тебя: будь осторожна.

– Я догадываюсь об этом, старейший. Меня не любят в Лок-Кере.

Казалось, он был рад, что она так быстро приняла его предостережение.

– Здесь всегда болтают, – сказал он, – и для безмозглых слушателей в болтовне есть частичка истины, и они в это верят. Ты не здешняя, и некоторые считают, что наш лорд мог сделать лучший выбор. И что Певица Волны не ровня другим…

– Фоллан, я благодарю тебя за откровенное высказывание. Я уже узнала, что здесь есть такие, кто жаждет прогнать меня с этого места. Но я не думала, что они могут выступить открыто.

Она сжала руки. У Райса есть сторонники, но разве она когда-нибудь думала, что их нет? Какую басню он придумает по поводу ее гибели? А что, если Кильвер не вернется?

– Ты избранница нашего лорда, – повторил Фоллан. – Тебе стоит только приказать, и большинство из нас с готовностью исполнит твои приказы.

Она чуть заметно улыбнулась.

– Старейший, такие слова для меня все равно что щит и меч. Я только надеюсь, что мне не понадобится это оружие.

Но его лицо оставалось встревоженным:

– Леди, веди себя осторожно. По нашим обычаям, во время отсутствия нашего лорда командует лорд Райс. Он калека, и мы не выберем его Морским Королем, но как раз это и усугубляет его желание отдавать приказы, пока есть возможность.

Глава пятая

Тэм-син лежала в постели-раковине. Глаза ее были широко открыты, но она не видела замысловатой мозаики из ракушек на потолке. Она пользовалась своим вторым зрением и видела перед собой Кильвера, стоящего на палубе корабля. Вокруг него свивались щупальца тумана, серого, как кости давно умерших людей.

Она видела его так ясно, что, казалось, стоит протянуть руку, положить ее на мускулистое плечо Морского Короля, и он обернется и встретится с ней глазами. Однако же, тела их разделяло пространство.

– Кильвер! – она шевелила губами, но не произносила его имени вслух. И была уверена, что он слышит ее беззвучный зов, потому что он повернул голову и взглянул через плечо. Но как раз в этот момент его тело напряглось, и Тэм-син поняла, что он что-то услышал, чего не слышала она. Дело в том, что эта мысленная связь не могла нести никакого звука и была только зрительной. И было еще нечто вроде бессловесного общения, которым она пока не решалась пользоваться, чтобы не отвлекать Кильвера от его главнейшей задачи.

Из тумана вышел другой человек, и Тэм-син узнала Пигоуса. Хотя его изображение колыхалось и не было таким четким, как изображение самого Кильвера, возможно, из-за того, что с Пигоусом у нее не было настоящей связи.

Капитан показал рукой влево, как бы призывая своего лорда обратить на что-то внимание. А когда Кильвер шагнул к поручням, чтобы взглянуть в густой туман, Тэм-син тоже увидела… узкий нос судна, пробивающий складки тумана, как игла прокалывает ткань.

Однако странное судно не шло по какому-то определенному курсу, а меняло его с каждой волной. И Тэм-син была уверена, что им никто не управляет. Она увидела, что Кильвер снова повернулся, увидела движения его губ. На палубе позади него появились люди, спустили маленькую лодку. Итак, ее лорд действительно собирался на туманный корабль-призрак.

Страх ударил ее так крепко, что она ослабила контроль. Кильвер, проступающие в тумане корабли – все исчезло. Тэм-син лежала с влажными ладонями, с пересохшим ртом. Отчаянный страх… Она собрала всю свою волю. Это не был нормальный страх человека, оказывающегося перед неведомой опасностью; нет. Это была паника, какой Тэм-син никогда не испытывала. Как будто некая энергия со странного судна ударила прямо в основание ее собственного сенситивного таланта.

Нет, она должна вернуться, увидеть Кильвера, хотя ее сердце сжималась и все тело дрожало, как от ледяного зимнего ветра.

Кильвер! Она еще раз приготовилась, чтобы отогнать страх и возобновить связь. А там… смерть? Нет, что-то другое, разрушительное для их рода, оно ждало на слабо различимом в тумане корабле. Тэм-син знала это, как если бы видела своими глазами чудовище, встающее за поручнями и протягивающее когти, чтобы схватить добычу.

Кильвер! Тэм-син собрала свои почти деморализованные силы и построила мысленное изображение. Мир как бы затрясся, и она вернулась, но в другое место: она стояла с Морским Королем на палубе покинутого судна.

Это судно, насколько она могла видеть сквозь туман, было по размерам средним между кораблем Пигоуса и боевым, которым командовал ее лорд. Оно не имело четких прямых линий кораблей Морского Народа, было более округлым, созданным для перевозки больших грузов, какими не обладали Морские Короли. Перед Кильвером был люк; крепящие его веревки были крепко завязаны и запечатаны большой, размером с ладонь, печатью. Когда Кильвер встал на колено, чтобы осмотреть изображение печати, Тэм-син ничуть не удивилась, увидев то, что Пигоус нарисовал им.

Кильвер жестикулировал, отдавал приказы, но Тэм-син не могла их слышать. Люди вылезли из лодки и пошли парами с оружием в руках обыскивать судно. Сам Кильвер отправился в офицерское помещение.

Там стоял стол, привинченный к полу для безопасности во время шторма, стул, скамейка и у дальней стены койка, покрытая малиновой тканью с пятнами от соли. На полу валялся кувшин. Была стойка для мечей – все было на месте; под ней – стенд с двойными абордажными топорами. Но не было и признака кого-либо живого, кроме Кильвера и его людей. Люди приходили попарно с рапортами. Тэм-син по его лицу видела, что он не узнал ничего, кроме того, что уже сообщил Пигоус: корабль пуст.

Однако угроза, которую Тэм-син чувствовала в приступе паники, все еще скрывалась там: Тэм-син из последних сил держала связь. Ей показалось невероятным, что она никого не видит сидящего в засаде, хотя оно было более субстанцией, нежели тенью. При всех ее стараниях она не могла зацепиться ни за что конкретное, только знала, что оно присутствует там.

Отрапортовала последняя пара. Кильвер сидел, поставив локти на стол и подперев кулаками подбородок. Затем он заговорил, но Пигоус, похоже, с ним не соглашался и что-то оживленно доказывал, но Кильвер резко оборвал его. Глядя мимо капитана, он указал на двух ожидавших воинов; Тэм-син знала их как давних соратников лорда. И в ответ они подняли в салюте обнаженные мечи.

Пигоус снова начал было протестовать, но по приказу Кильвера вышел из каюты. С ним вышли и остальные, кроме выбранных лордом воинов. Тэм-син догадывалась, каковы были приказы Кильвера: он решил сам остаться на борту судна, чтобы найти разгадку тайны. Ее снова захлестнула паника, талант ее ослабел и вернул ее в башню, к новому сражению со страхом.

На сей раз борьба была более продолжительной. Возможно, ее воля несколько ослабла в первой встрече со страхом. Но она мужественно боролась, как могла. Когда же она наконец-то дотянулась до Кильвера, в каюте было темновато. Два корабельных фонаря, стоявшие на столе, светили слабо, освещая лишь небольшой участок. Кильвер сидел на стуле. На столе перед ним лежал не только обнаженный меч, но и два двойных топора. Стойка с мечами теперь опустела. Как видно, Кильвер взял оружие, чтобы никто не смог тайно вооружиться.

Он сидел в позе прислушивающегося, но Тэм-син была уверена, что он не слышит ничего подозрительного, а только ждет, что таковое проявится само. Время от времени он открывал рот и, по-видимому, окликал своих людей, стоявших на страже за дверью каюты.

Время тянулось бесконечно. Свет фонарей стал мигать. Иногда Кильвер вставал и прохаживался по каюте. В таких случаях он брал меч, как если бы не хотел быть неожиданно захваченным врасплох неизвестными врагами.

Внезапно он закричал, метнулся к столу и схватил в левую руку топор, а затем прыгнул в тень, куда не доходил свет фонарей. Но выбежал ли он на палубу?

Наверное так, потому что Тэм-син увидела занавес тумана; это был не обычный туман: в нем мелькали мелкие искорки, которые летали взад и вперед, точно насекомые. И сквозь туман просвечивало что-то темное, шатающееся. Темная фигура человека упала как раз, когда Кильвер вломился в толщу тумана. Он сделал второй прыжок, встал одной ногой по другую сторону упавшего тела, его меч был готов разить, а голова слегка наклонена, как будто он пытался что-то разглядеть.

В этот момент ужас, дважды изгнанный Тэм-син, снова ударил ее с полной силой. Она скатилась во мрак абсолютного ужаса, она ничего не смогла видеть и не имела никакой надежды вообразить. Так было до тех пор, пока наконец она не перестала вообще что-либо понимать и осознавать.

Глава шестая

– Леди!

Звали откуда-то издалека. Она не хотела слышать. Здесь была безопасность…

– Леди!

Тэм-син постепенно стала осознавать свое тело, но еще не хотела открывать глаз. Ее память поворачивалась к последнему мысленному изображению лорда, окутанного туманом с искрами дьявольского света. Но на ее плече лежала рука, и голос настойчиво окликал ее в третий раз!

– Леди!

Тэм-син нехотя открыла глаза. Алтама, ее горничная, наклонилась над ней, и на лице ее была написана дурную весть. За ее плечом Тэм-син увидела Фоллана. То, что старейшина пришел в ее личные покои, доказывало, что произошло нечто страшное.

Тэм-син села.

– Наш лорд, – резко сказала она, – стоит перед лицом опасности.

– Леди, – сумрачно ответил Фоллан, – птица принесла известие, что когда лорды Локрайса и Лочека прибыли на место встречи, наш лорд исчез с двумя своими людьми, а покинутый корабль дрейфует пустой.

– Он не умер!

– Леди, они обыскали корабль-призрак. И не нашли никого, никаких признаков жизни.

– Он не умер, – резко повторила она. – Я бы узнала об этом, старейший. Когда к одному из мысленно связанных приходит смерть, другой испытывает такой шок потери, что ошибиться нельзя. Я была на связи, когда наш лорд вступил в бой…

– В бой с кем? – быстро спросил Фоллан. – Что ты видела, леди?

– Ничего… ничего, кроме тумана с кружащимися искрами света. Но этой энергии я не знаю. И я оказалась отрезана…

Фоллан покачал головой.

– Леди, известия слишком ясны. Наш лорд ушел от нас, живой или мертвый, но ушел. Теперь настал день Райса, потому что, получив известие, он потребовал регентства. Человек с неполноценным телом не может править, но он может держать власть до тех пор, пока по прошествии времени наши люди наконец не признают, что наш лорд действительно умер.

– Но я скажу, что наш лорд жив.

– Леди, кто из людей, связанных с Райсом, захочет слушать тебя? Они будут уверены, что ты просто хочешь править здесь. Райс много говорил за последние часы. Он говорил, что ты навела чары на нашего лорда при вашей первой встрече, и из-за этого колдовства Кильвер пошел на смерть. И он выдумал такую басню, что те, кто не имеет твоего таланта, могут ей поверить.

Тэм-син провела языком по внезапно пересохшим губам. Да, она видела логику в выдумках Райса, но что она могла противопоставить ей? Она была Певицей Волны, это верно, но те, кто не имел такого дара, из зависти имели сомнения.

– Что он хочет сделать со мной? – прямо спросила она Фоллана.

– Леди, за твоей дверью уже стоят два стража. Не знаю, что у него на уме, но, во всяком случае, ничего хорошего не жди.

– Однако ты пришел предупредить меня.

– Леди, я знал тебя с того дня, когда мой лорд посватался за тебя. Ты его избранница и, по-моему, ты никогда не сделаешь никому зла. Ты сейчас сказала, что мой лорд жив, но где же он?

Он подошел ближе, пристально глядя ей в глаза. В его взгляде было что-то свирепое. Так смотрят на человека морские орлы.

– Я не знаю, но уверена, что он жив. И теперь я должна… идти искать его. Мы были мысленно связаны; на борту этого дьявольского корабля должен остаться какой-то след, и я могу найти его. Но я не могу сделать это отсюда. А ты говоришь, что за дверью стражники… – Она быстро поглядела на служанку. – Алтама, ты хочешь послужить мне?

– Леди, я твоя женщина, – просто ответила горничная. – Твое желание – мое дело.

– Стражники пропустят тебя?

– Думаю, да, леди. Только сначала удостоверятся, что я не несу никакого послания.

– Что ты задумала? – спросил старейшина.

– Это моя единственная надежда. Фоллан, ты всегда был предан моему лорду. Каков же ты по отношению ко мне?

– Ты говоришь, что наш лорд не умер и что твой талант может отыскать жизнь и отделить ее от смерти в таком деле? Леди, я с тобой. Что ты задумала?

– Вот что. – Она снова взглянула на Алтаму. – Я могу силой своего таланта стать похожей на Алтаму. Ненадолго, но надеюсь, что смогу выйти отсюда. А чтобы Райс не обвинил ее в моем побеге, я привяжу ее к этой кровати. Ты согласна, Алтама?

Служанка энергично закивала:

– Леди, если ты можешь сделать такое, то делай поскорее. Женщины здесь о многом шепчутся, и некоторые недомогают от страха… Теперь власть в руках Райса, а он боится и ненавидит тебя. Но куда ты пойдешь? Ни один корабль не выйдет отсюда без ведома тех, кто тут же доложит о тебе лорду Райсу.

– Меня не будет ни на одном корабле. И, Алтама, если я ничего не скажу тебе, они не смогут выдавить из тебя ответ. Говори всем, что ненавидишь меня, что я тронулась умом из-за гибели своего лорда, и ты уверена, что я пошла по темной дороге самоуничтожения из-за любви к нему и в страхе перед Райсом. Мысль, что я настолько боюсь его, будет ему так приятна, что он услышит только это.

Она встала. Фоллан туго связал запястья и лодыжки Алтамы и забил ей в рот тряпку, но так, чтобы она могла ее вытолкнуть и позвать на помощь стражников.

Тэм-син надела юбку служанки, постояла некоторое время с закрытыми глазами, призывая иллюзионный талант, чтобы стать той, кем она не была. Услышав возглас Фоллана, она открыла глаза.

– Леди, если бы не видел сам, я сказал бы, что этого не может быть.

– Я не могу держать иллюзию долго, – заметила она. – Проводи меня в бухту, где роются в штормовых наносах.

– Это я могу обеспечить, – спокойно ответил он.

Итак, в облике Алтамы Тэм-син пошла по коридорам, почтительно держась в двух шагах позади старейшины, который прошел мимо стражи, будто ее не было. Он и Тэм-син спустились по узкой лестнице, потом по более широкой и вышли на открытое место. Теперь она слышала, как перекликались женщины, занятые разборкой даров шторма на берегу. Тэм-син поспешила обогнать старейшину, как будто что-то раньше удерживало ее от этой охоты за сокровищами, и теперь она жаждала добраться до обломков, а поскольку вблизи входа в башню все было расчищено, ей нужно было бежать дальше.

Они поднялись на груду камней, омываемых волной. Фоллан последовал за ней.

– Леди, здесь нет корабля, чтобы уплыть отсюда.

Она кивнула:

– Я знаю, старейший, но у меня есть свои возможности. Они приведут меня туда, где исчез мой лорд. – И она пошла дальше по камням, над которыми летели брызги, омывая их поверхность.

Когда Тэм-син добралась до последнего камня, она посмотрела вниз, а затем назад, на Фоллана.

– Старейший, а что сделает Райс, когда узнает, что ты поддержал меня?

Фоллан криво улыбнулся:

– Ничего. Я был свидетелем, как ты в помрачении ума отдала себя Морю, нашей Матери. Но будь уверена, миледи, Райсу будет нелегко управлять Лок-Кером, законно или нет. Ему я не окажу никакой поддержки.

– Добрый друг, – сказала Тэм-син, неуверенно улыбнувшись. Фоллана нелегко было понять, но то, что он сделал для нее, выглядело почти по-родственному. – Скажи, что захочешь, но, по возможности, не правду.

Она расстегнула юбку, и на ней остался только пояс с длинным ножом, подаренным ей Кильвером при их обручении. Затем она повернулась лицом к морю и, приложив руки трубкой ко рту, послала высокий звенящий зов. Три раза она звала, и на третий увидела вдали что-то, появившееся на секунду над волнами, и отметила, что ее услышали и ответили.

Страшно довольная, Тэм-син скользнула в объятия моря, выбрав момент, чтобы ее не бросило волной о скалы, и поплыла. И очень скоро те, кого она звала, присоединились к ней по обеим сторонам; их округлые голубоватые тела были видны только наполовину. Она положила руки им на спины, а затем ее рука была ласково зажата пастью, вооруженной крупными зубами, но это оружие никогда не будет угрожать той, кто знает тайну вызова. Теперь ее тянули вперед со скоростью, равной которой не было ни у одного из пловцов, даже у Морского Народа. С теми, кто служил ей, она не нуждалась в корабле, чтобы достичь Рифов.

Глава седьмая

Временами Тэм-син плыла сама, а локсы держались рядом, готовые помочь, когда она устанет. Слабый солнечный свет исчез, и небо, когда бы Тэм-син ни поднималась на поверхность для обозрения, имело глубокий пурпурно-красный цвет заката. Водный мир, по которому она плыла, был знаком ей, как собственная комната в улье мастеров сна, из которого пришла другая ее половина. Иногда мимо проплывали темные фигуры, но ни одна не поворачивала к ней, видя охраняющих ее локсов.

Они были существами высокого интеллекта, но образ их мышления настолько чужд человеческому, что общаться с ними трудно, и общение это поневоле сильно ограничивалось. Они знали, куда она спешит, и поэтому не спрашивали у нее объяснения.

Взошла луна, и подводные спутники снова понесли Тэм-син. Затем появились еще два локса, сменяя прежних, чтобы тоже помогать ей.

Она проголодалась и хотела пить, но о подобных желаниях сейчас следовало забыть. Теперь бы ей добраться до Рифов, там она может ослабить несгибаемую волю, которая управляла локсами и несла ее вдаль.

Тэм-син казалось, что она плывет бесчисленные часы. Затем, поднявшись на поверхность, она увидела темную массу корабля. На секунду ей показалось, что это корабль-призрак, но тут она услышала звук гонга, пронесшийся над водой, и поняла, что это сторожевое судно Морского Народа.

Сейчас Тэм-син не имела желания обнаружить какой-нибудь корабль, кроме того, зловещего и дрейфующего в море тумана. Если она случайно наткнется на корабль Кильвера, то вполне может быть, что среди команды есть люди Райса. Она нисколько не сомневалась, что тот имел на борту своих шпионов. И если она попытается приветствовать боевые корабли Лочека и Локрейса, результат может оказаться таким же. Следовательно, ей нужно идти к Рифам и ждать шанса отыскать ловушку, захватившую отряд Кильвера.

Локсы взяли в сторону, отводя Тэм-син подальше от корабля. Поскольку плыли они под водой, ночью никто не мог их заметить. А затем перед ними выросли скалы, и девушка поняла, что добралась к подножью стены, чей зазубренный верх образовал поверхность Рифов. Отпустив локсов, она медленно поплыла туда. Цепляясь за выступы руками и ногами, Тэм-син вышла из волн в ночной воздух, такой холодный, что у нее захватило дух, пока она добралась до зазубренной вершины. Держась ниже гребня, чтобы движения ее тела не привлекли внимание какого-нибудь остроглазого наблюдателя, она глубоко дышала, снова набрала воздух в легкие и прекратила действие жабр.

С этого места она видела свет трех кораблей. Они, видимо, стояли на якоре. Тумана не было, и Тэм-син подумала, что судно-призрак само производило туман, чтобы скрыть зло, явно обитающее там.

Сейчас глаза не могли ей помочь, и ей следовало искать с помощью своего таланта, искать сквозь покров ночи то сознание, с которым могла связаться. Сначала она обнаружила чью-то слабую внутреннюю и внешнюю структуру, но не стала пытаться прояснить ее: это были мысли локсов, не представлявшие для нее ценности. Все дальше, все шире закидывала она сеть поиска, надеясь найти хоть слабую искру, которая поведет ее к Кильверу, но не находила.

Она дошла почти до границы, какую имеет такой поиск, если он не питается связью. Затем сжала руки в кулаки и повернула голову к северу. Собрав всю свою силу, она повела поиск в том направлении.

Нет, настоящей связи не было. Она нашла только как бы обрывок нити вместо целого куска ткани. Но и этого было достаточно: теперь она знала, что поле ее поиска лежит в том направлении. Ободренная Тэм-син снова скользнула в воду, где ее встретили локсы, не ожидая вызова.

Теперь их было уже шестеро. Локсы вообще очень любопытны, особенно в том, что касается людей. Хорошо известно, что они часто сопровождали Морской Народ на расстоянии и просто наблюдали за действиями людей. С Тэм-син они сблизились только потому, что она пользовалась древним призывом. Теперь они плыли рядом с обеих ее сторон, и ее уши улавливали лишь слабые отзвуки их визгливых криков, которые, как и их мысли, то быстро входили в сферу улавливания ее сознания, то уходили. Гладкие тела локсов, вдвое длиннее тела Тэм-син, составляли устрашающее кольцо защиты, и они будут таким образом охранять ее, пока она не доберется до цели – что, собственно говоря, могло и не произойти.

Поскольку локсы плыли под водой, и тащили Тэм-син со скоростью, которую они без труда достигали, она перестала думать о своей транспортировке и сосредоточила все свои мысли на определении следа, который завлек ее сюда.

Она знала, что это не было настоящей связью. Всего лишь возможность ощущать легкую тень вместо человека. Но Тэм-син знала, что ошибки нет, и что какая-то форма контакта с Кильвером существует.

Однако по мере приближения контакт не становился сильнее, как она надеялась. В конце концов она ослабила связь с локсами и всплыла на поверхность. Над ней…

Сердце ее подпрыгнуло от смеси торжества и страха. Туман лежал тяжелыми складками, скрывая поверхность моря, так что она не могла бы сказать, где восток, юг, запад или север. Локсы высунули морды из воды и смотрели вдаль. Тэм-син еще раз постаралась наладить контакт с ними и получила слабое подтверждение. Туман не был преградой для морских созданий: за ним находилось что-то, сделанное человеком.

И это мог быть только корабль-призрак. Тэм-син напрягла волю и послала желание – подойти к скрытому туманом темному пятну. Но к ее удивлению, локсы в первый раз отказались помогать ей.

Она, чувствовала их протест, хотя и не могла слышать их ультразвуковых голосов или же встретиться с ними мыслью. То, что качалось на волнах в тумане, почему-то их пугало.

Ее это тоже пугало. Но она решительно поплыла вперед, зная, что локсы идут вокруг нее на расстоянии, пытаясь отвести ее обратно от этой, по их понятиям, опасной территории. Только ее сила воли заставила их, хоть и неохотно, не препятствовать ей. Теперь они уже не шли по ее бокам, а тянулись сзади, и расстояние между ней и ими росло. Локсы решительно никого не боялись в море, и Тэм-син это знала. Их теперешнее недовольство служило предупреждением, что она сознательно делает безумный шаг.

Туман был таким плотным, что казался стеной, задерживающей ее. Она нырнула под воду, чтобы не видеть этой стены. Вперед, вперед, к фосфоресцирующей линии, которая могла быть только килем корабля. Это свечение само по себе было предупреждением, потому что исходило от раковин существ, которым лучше жилось на дереве, долгое время омываемом солеными волнами, и такое большое скопление их означало, что судно в море очень давно, и его корпус никогда не очищался.

Тэм-син держала курс прямо на источник тусклого света. Она знала, что локсы остались далеко позади, и все ее мысли направлялись теперь на то, как ей подняться на борт. Ей это может удаться только в том случае, если где-нибудь свешивался с борта канат.

Поднявшись на поверхность, она подняла голову и поплыла стоя, касаясь рукой обшивки судна. Никакой веревки не было; может, якорная цепь?

Она подплыла к корме и увидела цепь, даже услышала, как она трется о дерево и уж отполировала его и очистило от ракушек и водорослей. Якорь исчез, но цепь осталась и висела достаточно близко к воде, чтобы Тэм-син, сделав рывок вверх, схватилась рукой за полуоткрытое звено.

Лезть было очень трудно, но Тэм-син все же добралась до отверстия, откуда выходила цепь. Отверстие было слишком мало даже для ее очень гибкого тела, но она нашла, за что ухватиться над этим отверстием и, едва дыша от усилий, наконец перевалилась через расщепленные поручни на палубу. Туман скрывал все. Она стала прислушиваться – не сознанием, а ушами.

Глава восьмая

Здесь была жизнь, и Тэм-син чувствовала ее. Но жизнь была чужой, как локсы; и она перекрывала и почти заглаживала следы Кильвера. В одном Тэм-син была уверена: она ничего не найдет ни в общих каютах, ни в коридорах судна. Там поиски были произведены добросовестно, не осталось ничего, что человек мог бы найти.

Но что-то здесь жило…

Босые ноги Тэм-син бесшумно ступали по палубе. Нож был наготове. Она достала его просто инстинктивно, хотя знала, что скрывающееся здесь зло нельзя убить никаким ножом.

Если не на корабле, то где же?

Клубящийся туман окутал почти всю палубу, за исключением того, что было непосредственно перед Тэм-син. И как она ни прислушивалась, но не слышала ничего, кроме плеска волн о борт судна и скрипа качающейся взад и вперед якорной цепи.

Что-то темное виднелось в тумане. Тэм-син медленно подошла. Это был всего лишь край запечатанного люка. Опершись левой рукой о край, она ощупала широкий квадрат, опутанный веревками. Это было единственное место, которое не обыскали те, кто попал в ловушку дьявольского судна.

Поскольку веревки были туго связаны и выглядели неповрежденными, к тому же там стояла печать, никто из поднявшихся на борт не подумал дважды. А ведь это единственное место, где могло скрываться то, что и делало корабль угрозой.

Тэм-син потянулась к печати. Даже при тусклом свете, который был как бы частью тумана, видна была эмблема Дома, которым в реальном мире правил Старекс.

Тэм-син встала на колени на мокрую от сконденсировавшегося тумана палубу. Откуда-то повеяло холодом. Она вздрогнула, взялась за печать, покрывавшую узлы веревки, и дернула.

Ей показалось, что перекрещивающиеся веревки подались. Она дернула сильнее. Печать свободно соскользнула, и концы веревки рассыпались сами собой. Значит, люк не был по-настоящему запечатан – была просто видимость.

Она торопливо работала, открывая задвижки люка. Хватит ли у нее сил поднять крышку – это был другой вопрос. Крышка была двухстворчатой, со щелью в середине. Зажав нож в зубах, Тэм-син запустила пальцы в щель и потянула изо всех сил.

Она чуть не потеряла равновесие, потому что створки поднялись очень быстро, точно были много легче, чем выглядели, или же там была какая-то пружина, помогавшая им открываться.

Снизу вырвался свет, бледный, зеленоватый и удивительно противный. Вместе со светом поднялась вонь, подобной которой Тэм-син в жизни не встречала.

Она отшатнулась в ожидании, какой еще ужас покажется оттуда. Но ничего более не исходило, кроме света и запаха. Зажав нос, Тэм-син снова подошла к отверстию и заглянула внутрь, хотя все ее предостерегающие чувства и даже кожа противились этому.

Она не сразу поняла, что видит, так это было страшно. Но она заставила себя осмотреть все, что там было, и зафиксировать в своем мозгу.

Прямо в центре внизу стоял длинный ящик или сундук. И в нем лежал человек. На его голове покоился сияющий шар, от которого исходило зеленоватое свечение.

С каждой стороны открытого сундука были навалены тела… Тэм-син прижала руки к губам, чтобы удержать вопль. Некоторые из тел лежали там, по-видимому, очень давно, потому что их пергаментная кожа прилипла к костям: оболочка того, что было некогда человеком. У самого сундука, близ его изголовья, лежал Кильвер! И с ним его оруженосцы. Они лежали позади трех других, видимо, людей Пигоуса; по их ввалившимся и широко раскрытым глазам она решила, что они мертвы.

Кильвер! Ее настойчивая мысль пробилась в сознание полуживого тела. Полуживого, но не мертвого.

Но как могла она освободить его из этой ужасной тюрьмы?

Она схватила веревки, свисающие с люка, связала их вместе, чтобы они стали длинными. Она еще не понимала значения увиденного ею, но была уверена, что у Кильвера осталась очень мало времени.

Тэм-син закрепила веревку за поручень палубы и проверила каждый узел, возвращаясь вдоль своей импровизированной лестницы к люку.

Теперь перед ней встала нелегкая задача – спуститься вниз самой и придумать, как вытащить Кильвера и его людей, если они еще живы. Требовалась вся ее решительность, чтобы начать этот спуск по веревке.

Когда она встала над Морским Королем, то осознала, какая страшная сила исходила из этой ужасной ловушки. Она чувствовала, что-то страшно сытое, шевелящееся во сне от пресыщения… Ее тоже могли схватить… и она должна была воспользоваться тем, что в данный момент оно было сыто!

Она наклонилась и взяла меч Кильвера. Он был много тяжелее ее кинжала, и она неумело подняла его, так как никогда не училась пользоваться подобным оружием. Свет стал ярче. Она взглянула на шар: в нем что-то крутилось.

Это было что-то живое!..

Что-то приближалось к ней, обхватывало ее крепко, как бы желая задушить, вытягивало воздух из ее легких, оставляя только тошнотворную вонь. Оно хотело взять ее!

Она схватила Кильвера за плечо и потрясла. Искра жизни еще тлела в нем, она это знала. Он должен проснуться, помочь самому себе. Потому что теперь она встретилась с силой, далеко превосходящей те силы, с которыми она когда-либо сталкивалась во сне или наяву.

– Кильвер, – выкрикнула она, почувствовав, что он слабо шевельнулся. Тэм-син не могла подтащить его к веревке: он был слишком тяжел для нее. Он слегка качнулся к ней и прижал ее к сундуку. Она в первый раз увидела лицо человека, лежавшего в нем, увидела и… узнала.

Кас! Спал ли он или был мертв и вытягивал жизненную силу из других?

Шар пульсировал ярким светом. От лежащего тела исходила надменная самоуверенность. Это существо никогда не знало поражений, оно захватывало свои жертвы, и ни одна из них не могла противостоять ему. Тэм-син призвала все свои силы мастера снов. Существо не было человеком, насколько она понимала, оно намного превосходило ее знания… Но ей надо найти Каса, лежащего здесь… Почему-то это укрепило и усилило ту часть ее мастерства, которая тоже никогда не знала поражений.

Интересно: шар сам питался или кормил охраняемого им человека? На теле Каса не было и следа разложения. Ей показалось даже, что грудь его поднимается и опускается в очень медленном дыхании.

Шар…

То, что жило в нем, стало сильнее, оно было готово победить ее. Тэм-син повернула меч. Остро зазубренные края больно врезались в ее плоть, когда она подняла его и ударила рукояткой по шару.

Шар не разлетелся, как она надеялась, но от удара свет злобно закружился, и она пошатнулась от ответного злобного усилия. Она ударила во второй раз. Лезвие стало липким от крови из порезов на ее руках.

Разбить его не удается. И через секунду его сила возьмет верх над ней. Что же…

Тэм-син снова повернула оружие. У нее оставалась только секунда, и в это время пришла страшная догадка. Держа меч как можно крепче, она нацелила его острие прямо в грудь лежащего в сундуке человека. Другого выбора у нее не было…

Глава девятая

Раздался воющий звук, но не из горла Тэм-син – в основном потому, что она в этот момент не могла издать ни звука. Она качнулась и упала на груду тел, отчаянно цепляясь за гаснущую искру своей жизни.

Вой был мукой для ее ушей, а свет слепил глаза. Она слабо застонала. У нее не оставалось сил, она только терпела, сколько могла.

Рядом возникло движение.

Получив ответный удар энергии, она уже не знала, поразила она человека в сундуке или нет.

Каким-то образом Тэм-син собрала в себе последние остатки сил. Она боролась, чувствуя отвращение к тому, что лежало внизу, вокруг нее. Свет больше не терзал ее залитые слезами глаза: он мерцал в шаре, как если бы тот тоже был при последнем дыхании.

И та страшная ненависть, которая ударила ее, исчезла. Тэм-син положила руку на сундук, вцепилась пальцами в его края и только тогда смогла наконец встать.

В шаре металось что-то, как раненая змея. Тэм-син жалела, что у нее нет ни топора, ни сил, чтобы ударить по шару, безжалостно и беспрепятственно.

– Тэм-син!

Хотя вой утих, она едва расслышала свое имя. Затем заглянула в сундук. Меч Кильвера торчал рукояткой вверх, войдя между ребрами спящего. Но это был уже не спящий… Плоть его сморщилась, кожа плотно прилипла к костям.

– Тэм-син!

Пока она боролась с тошнотой, ее плечи обняли сильные руки.

– Кас, – она дрожащей рукой указала на то, что выглядело теперь давным-давно умершим человеком.

Злоба. Невероятная злоба. Бессильная злоба. Хотя Тэм-син чувствовала обнимавшие ее руки, но не могла отвести глаз от шара. Он уже не был безукоризненно правильной сферой света, а выгнулся так, будто нечто, жившее в нем, выбиралось на свободу.

– Уйти, – с трудом выговорила она. – Уйти…

Рука потянула ее от шара, от сундука, ближе к веревке. Зеленоватый свет в шаре все еще корчился, но его попытки бороться стали слабее. Руки повернули Тэм-син к веревке лицом и подняли ее тело над полом. Едва сознавая, что она делает, Тэм-син вцепилась в веревку. Но у нее совсем не осталось сил, и она не могла лезть наверх.

– Лезь, Тэм-син!

Резкий приказ пробился сквозь ее заторможенность и вызвал слабое стремление к неповиновению. Кто-то был рядом с ней и заставлял ее подниматься. Каким-то образом она все-таки поднялась и упала на палубу. Встать у нее уже не было сил.

– Лежи! – снова резкий приказ. – А я пойду за Травендом и Лотаром.

Веки ее опустились. Она никогда не была такой обессиленной. То, что билось в шаре, похоже, вытянуло из нее всю энергию. Но она теперь не беспокоилась об этом, с нее было достаточно и того, что она вышла из этого кошмарного места на морской ветер.

Тэм-син повернулась, чтобы видеть люк. Веревка была туго натянута и слегка подергивалась.

Над краем люка показалась голова, и на палубу выбрался мужчина.

Кильвер. Она даже не поверила, что видит его. Слишком она обессилила…

Он повернулся и стал тянуть веревку, пока не показалась вторая голова, бессильно поникшая. Кильвер вытащил неподвижное тело и положил его рядом с Тэм-син, а сам снова исчез в глубине, чтобы вынести второе тело, такое же беспомощное, как и первое.

Следом за спасенным пришел слепящий глаза свет. Из люка вырвалось пламя, словно желая схватить спасителя, который оттаскивал второго человека в безопасное место.

– Пожар! – закричал Кильвер, схватил Тэм-син, поставил на подгибающиеся ноги и толкнул к поручням. – Уходи отсюда!

Она вцепилась в поручни и смотрела, как Кильвер прыгнул к люку с мечом и начал рубить часть его крышки. Затем он подтащил выдержанное сухое дерево к поручням и перебросил в воду. Увидев его на волнах, он повернулся к Тэм-син:

– Прыгай! Я спущу их к тебе, а ты положи их на плот.

Она прыгнула в воду, не приведшую ее полностью в чувства, но все же омывшую тело, и подплыла к импровизированному плотику. Кильвер спустил тела своих боевых товарищей на эту качающуюся на волнах поверхность, прыгнул сам и лег рядом с Тэм-син, придерживая своих людей за пояса.

Туман позади них пылал, как будто тоже был охвачен огнем. Тэм-син тупо следила, как пламя ползет по поручням судна. И что-то, возможно, жар от горящего судна, победило туман, высушило его, как раз в тот момент, когда люди на плоту оттолкнулись от судна.

Кильвер передвинул неподвижные тела на середину плотика.

– Это, – он указал на горящий корабль, – вызовет интерес, его захотят исследовать. Мы можем продержаться здесь до тех пор.

– Пожар! – Тэм-син следила за разрушением призрачного корабля безо всякого волнения. Испытания этой ночи лишили ее способности вообще что-либо чувствовать.

– Существо, бывшее в шаре, – сказал Кильвер. – Его жилище оказалось разбито – вот и результат.

Что-то она должна была сказать ему, но ее мозг не мог сейчас логически мыслить… Что-то важное – но она не могла сосредоточиться.

– Рррууу!

Позади корабля кто-то гудел в раковину-горн. Кильвер встал на колени, осторожно балансируя на качающемся плоту, и послал зов, такой же звонкий, как звук горна. И через мгновение ему ответили криком.

– Тэм-син, – его теплая рука нежно легла на ее плечо, – это идут за нами.

Она не ответила, даже когда он положил ее голову к себе на колени. Сквозь дымку усталости она увидела, что один из тех, кого спас Кильвер, повернул голову и смотрит на своего лорда.

Туман исчез. Тэм-син видела звезды над головой. Горящий корабль ярко светил над волнами. И этот свет прорезал нос другого корабля, идущего к ним.

Тэм-син едва сознавала, как ее подняли на борт и уложили на койку, а Кильвер укрыл ее теплым одеялом и ушел. Он вернулся раньше, чем она полностью осознала, что его нет, и принес стаканчик. Приподняв ее за плечи, поднес стаканчик к ее губам, и она, хоть и услышала запах крепкого вина, слишком устала, чтобы протестовать, и проглотила огненную жидкость.

– Но… это существо, – прошептала она,

Кошмарная мысль возникла в ее мозгу. А что, если это существо, освободив Каса из своего контейнера, будет преследовать их?

– Оно погибло или во всяком случае исчезло, – быстро успокоил ее Кильвер. – Спи, моя дорогая леди, и знай, что здесь нам ничто не может повредить.

Она позволила уложить себя снова. Когда-нибудь она разберется в том, что произошло, но сейчас она больше не беспокоилась, так как провалилась в сон…

Часть третья

УБИРАЙСЯ ИЗ МОЕГО СНА

У каждого мира свои правила, законы и обычаи. Итлотис Сб Нат полагала себя сыскным агентом, хорошо умеющим справляться с подобными барьерами и препятствиями в проведении встреч. Но внутренне она признавала, что никогда еще не встречалась с такой проблемой.

Хотя она не сидела в шезлонге, который автоматически предоставил бы ее телу максимум удобств, но надеялась, что создала у женщины, сидевшей напротив, впечатление, что она полностью расслабилась и уверена в себе во время их интервью. В том, что эта… эта Фустмэм упряма, не было ничего нового. Итлотис умела управлять как человеческим, так и псевдо-человеческим антагонизмом. Но сама ситуация создавала препятствия и не допускала продолжения.

Она по-прежнему улыбалась, когда медленно и четко излагала свое дело уже, кажется, в двадцатый раз за эти два дня. Терпение было лучшей добродетелью агента, оно служило одновременно щитом и оружием.

– Джентль фам, вы видели полученные мною распоряжения. Вы признали, что они весьма разумны и вызваны необходимостью. Вы сказали, что Ослэн Сб Отто – один из ваших теперешних клиентов. Мои инструкции содержат приказ поговорить с ним. Время не терпит, он должен как можно скорее узнать о положении в своем Доме. Это чрезвычайно важно не только для его будущего, но и для будущего других. Мы не вмешиваемся в дела других планет иначе как с одобрения Верховного Совета.

Выражение лица ее собеседницы не менялось. Двадцать Щетинок Инга! Итлотис могла с тем же успехом обращаться к устройству для чтения лент или даже к изъеденной временем стене позади Фустмэм.

– Тот, кого вы ищете, – голос женщины был безжизненным, словно она была в трансе, но глаза были настороженные, живые, хитрые, – лежит в комнате сна. Я сказала вам правду, джентль фам. Спящего тревожить нельзя. Это опасно как для вашего соотечественника, так и для самого мастера. Он заказал сон на неделю, выдал свои собственные ленты для инструктажа мастера. Сегодня только второй день…

Итлотис подавила желание ударить кулаком по столу и зарычать от злости. Она слышала эти слова, или подобные им, уже в шестой раз. Даже двухдневная отсрочка – и она не отвечает за успех своей миссии. Ослэна Сб Атто необходимо разбудить, сказать ему о ситуации на Бинольде, а затем увезти его на первом же звездном корабле.

– Но он же просыпается поесть? – сказала она.

– Мастера и ее клиента питают в таких случаях внутривенно, – ответила Фустмэм. Итлотис показалось, что она слышит нотку торжества. Она, однако, не была готова так легко принять поражение.

Итлотис наклонилась и коснулась пальцем одного из зеленых дисков, которые разложила на столе. Ее полированный ноготь щелкнул по этому лучшему из удостоверений, на которое мог надеяться агент. Даже если этот диск сделан в другом месте, не местным агентством, уверившим, что никогда не вмешивается в местные дела, все равно вид его открывал все двери в этом городе Ти-Кри.

– Джентль фам, будьте уверены, что я не собираюсь просить вас о каких-либо действиях, способных нанести вред мастеру или ее клиенту. Но я знаю, есть способ прервать такое сновидение… если другой человек войдет в этот сон, чтобы передать важное сообщение клиенту.

В первый раз тень хоть какого-то выражения мелькнула на мрачном с резкими чертами лице женщины, которая могла бы служить воплощением той архаичности, какую Итлотис видела в этой части старого города, где никогда не вздымались небесные башни.

– Кто… – начала Фустмэм и тут же поджала губы.

В Итлотис вспыхнула искра возбуждения – она нашла ключ!

– Кто сказал мне об этом? – докончила она невысказанный вопрос. – Какое это имеет значение? Мне иногда бывает необходимо знать подобные вещи… Но это можно сделать? Да или нет?

Женщина очень неохотно чуть заметно кивнула.

– Конечно, – продолжала Итлотис, – я доложила представителям Совета о том, что собираюсь сделать. Они пришлют врача, чтобы мы могли быть под квалифицированным наблюдением.

Фустмэм снова стала бесстрастной. Если она восприняла этот намек как угрозу или предупреждение, то не подала виду, что предполагаемое недоверие Итлотис ей неприятно.

– Этот метод не всегда дает положительный результат, – сказала Фустмэм. – Аккота – наш лучший А-мастер. Я теперь не могу равняться с ней в мастерстве. Не занята сейчас только… – Она, видимо, включила какой-то сигнал, потому что на стене напротив загорелась панель с символами, непонятными инопланетному агенту. Фустмэм изучала их довольно долго.

– Вы можете использовать Элоуд. Она молода, но многообещающа, и однажды ее использовали как вторгающегося мастера.

– Отлично. – Итлотис встала. – Вызову врача, и мы вторгаемся в тот сон. И ваше сотрудничество будет достойно оценено, Фустмэм. – А про себя подумала: "Но при этом и все твои оттяжки тоже зачтутся".

Она так радовалась своей победе, что только войдя в комнату вместе с прибывшим врачом, осознала, что лезет в жуткую авантюру, с какой не сталкивалась в своих предыдущих назначениях. Одно дело – выслеживать дичь по нескольким планетам необитаемой галактики, что ей приходилось делать уже не раз, и совсем другое – искать ее во сне. Это было нечто новое в ее практике. Она не думала, что эта идея так уж ей нравится, но и отказаться теперь было немыслимо.

Мастера снов в Ти-Кри пользовались всеобщей известностью. Работая в очень древнем улье под руководством Фустмэм, они творили воображаемые миры и приключения и могли разделить их с любым, кто оплачивал их высокий гонорар. Некоторых мастеров на долгий срок арендовали семьи высшего класса, живущие в небесных башнях, где их услугами пользовались для развлечения кого-либо или всего домашнего клана. Другие оставались в улье, и клиенты приходили к ним сами.

Клиент, мысленно сплетенный с мастером, входил в мир, казавшийся ему совершенно реальным. И действия мастера А-класса были теперь модными и дорогостоящими.

Итлотис оглядела комнату, в которой лежала затерянная в своем сне ее добыча.

Здесь было две кушетки. Фустмэм руководила приготовлением еще двух, которые едва могли вместиться в комнате. На одной лежала девушка, худая и бледная, и волосы ее покрывал металлический шлем, соединенный проводами с другим таким же, покрывавшем голову Ослэна, который лежал на другой кушетке. Между ними стоял аппарат с бутылочками питательной жидкости, вводимой в вены рук спящих.

Итлотис видела только часть лица Ослэна, потому что шлем закрывал его до носа, но все же узнала его. Это был тот самый человек, за которым она охотилась. Ей хотелось положить конец своим заботам, сбросить шлем и вернуть Ослэна к действительности. Только представление о высокой опасности подобных действий удерживало ее пальцы.

Помощницы Фустмэм поставили кушетку рядом с мастером и осторожно соединили проводами шлем девушки с другим, свободным. Вторая же кушетка была поставлена за кушеткой Ослэна, и второй ожидающий шлем был подсоединен к шлему Ослэна.

Тревога Итлотис росла и была близка к страху. Ей было до крайности неприятно оказаться под чужой волей. Но, с другой стороны, необходимо было вернуть Ослэна. И у нее был на страже врач.

Хотя Итлотис внешне ничем не проявила неохоты, когда по приказу Фустмэм легла на кушетку и позволила укрепить у себя на голове шлем, у нее все же были несколько секунд смятения, когда хотелось скинуть с себя этот светлый и мягкий внутри головной убор и бежать из этой комнаты.

Никто не мог сказать, в какого рода приключения был введен Ослэн. Никогда не бывало двух одинаковых снов, и даже сам мастер не всегда мог предвидеть, по какому образцу пойдут ее творения, когда она начнет ткать свои фантазии. И Фустмэм из осторожности указала, что Ослэн сам принес ленты, не полагаясь на записи из собрания записей улья. Так что сейчас Итлотис не знала, с каким миром она встретится.

Впоследствии она не могла сказать, каким образом вошла в мир сна. Был момент полной потери памяти и сознания, вроде обычного сна, а потом она открыла один глаз…

Итлотис осознала только, что внезапно оказалась на вершине утеса, где ветер вырезал из камней странные фигуры, и воздух между ними проходил со свистом и унылой жалобой. Был еще и другой звук – ритмичные удары, в которых Итлотис узнала морской прибой.

Но ведь она знала это место! Она оказалась в Юлгриве, на ее собственной планете. Стоит отвернуться от моря, и она увидит древние развалины Юла во всей их давящей на сознание мрачности. Голова у нее пошла кругом. Она готовилась к какому-то необычному, жуткому миру сна, а вдруг вернулась на планету, где родилась! Но зачем… и как?

Итлотис повернулась к Юлу, чтобы удостовериться в своем предположении. Но…

Развалин не было!

Вместо них поднимались тяжелые, массивные башни, словно они выросли из утесов, а не были сложены камень за камнем человеком или созданием, подобным человеку. Древняя крепость во всей своей мощи была куда более впечатляюща, чем руины, которые знала Итлотис… Крепость была шире и более протяженна, чем можно было предположить по остаткам, сохранившимся до тех времен, в которые жила Итлотис.

И, вспомнив, что в ее время было известно о Юле, Итлотис отшатнулась назад, пока плечи ее не уперлись в скалу. Она не хотела видеть Юл целым, но почему-то не могла отвести глаз от темных башен и стен. Юл был в руинах, когда первые люди пришли в мир Бинольда тысячу планетных лет назад. Были и другие разбросанные следы какой-то очень древней цивилизации. Но Юл был разрушен меньше, чем все остальное. Но люди, всегда жаждущие исследовать тайны своих предшественников в колонизованном мире, изучали Юл неохотно. Было что-то неприятное в обрушившихся стенах, оно так давило на душу любого вторгшегося туда, что он в конце концов торопился уйти.

Итак, его рассматривали только на расстоянии, как сейчас видела его Итлотис, и все Три-Ди изображения его тоже были сделаны только снаружи. Зачем Ослэн захотел увидеть Юл таким, каким он был когда-то?

Эта загадка отмела большую часть ее начального отвращения. Похоже, что сей сон имел реальную цель. Не просто форма ухода в приятное.

Девушка отошла от скалы и стала еще раз обдумывать свою миссию.

Ослэн Сб Атто по обычаям Бинольда был наследником обширных поместий Атто. Следовательно, когда Атто Сб Пэтон умер шесть планетных месяцев назад, было необходимо, чтобы его наследник как можно скорее принял на себя обязанности главы клана. Его брат, Ларс Сб Атто, нанял агентство Итлотис, чтобы срочно вернуть наследника, путешествующего по другим мирам. Позднее, когда продолжительное отсутствие наследника Атто стало сказываться на политике, к поискам присоединился Совет.

Но зачем Ослэн явился на планету мастеров снов, разыскал улей и вошел в сон, направленный на далекое прошлое своей родной планеты? Он словно бы искал что-то очень важное. Итлотис решила, что так оно и есть. Но почему здесь? За чем он охотился?

Ну что ж, чем скорее она узнает это, тем скорее они вернутся в настоящий Бинольд, к ожидавшим Ослэна обязанностям. Как ни противно это было Итлотис, но она двинулась к Юлу, словно сам Ослэн сказал ей, что центр этой путаницы именно там.

Формы жизни, знакомые Итлотис по ее времени, не изменились. Над головой пролетали сипары, их мелодичные крики перекрывали грохот прибоя, а блестящее оранжевое, голубое и зеленое оперенье сверкало даже в этот пасмурный день. За скалами росли мелкие растения, в основном серо-коричневые, как и камни рядом с ними, пуская гордые побеги, которые тянулись к расположенной далее трещине в земле между скалами.

Итлотис настороженно следила за Юлом. И хотя стены его были теперь целыми и неповрежденные башни высоко вздымались, она не видела никаких признаков, что там есть обитатели. На башнях не развевались знамена, в окнах никто не показывался, и сами окна были как глаза, уставившиеся одновременно на море и на резкие края холмов на западе.

Юл находился на краю владений Атто. Итлотис видела его, когда ездила договариваться с Ларсом Сб Атто, перед тем как оставить Бинольд. Она летела из Килламарша и миновала руины, чтобы добраться до внутренней долины за холмами.

Вообще-то говоря, Дом Атто мог присоединить к себе этот утес и руины, если бы пожелал. Но скверная репутация Юла сделала его непригодной для людей.

Итлотис решительно шла по каменистой дороге и прислушивалась к крикам сипар, одновременно изучая угрюмую громаду Юла. Она думала, что, войдя в сон Ослэна, тут же встретится с ним, но, по-видимому, это было не так. Ну, ничего, она выследит его, даже если след его ведет к Юлу. В ее сознании росла уверенность, что это правильное решение, несмотря на горячее желание оказаться где-нибудь в другом месте.

Когда она подошла к внешней стене, громадные блоки, из которых состояла стена, усилили ее беспокойство. В стене были ворота, это она знала. Очень странно, что они смотрели не вглубь страны, а в море. И если она желала добраться до них, то должна была идти по опасной дороге вдоль края утеса.

Собственно, это была не дорога, а скорее тропа. Здесь не было ничего привычного, что всегда сбивало с толку экспертов народа Итлотис. Почему в стене только одни ворота, да и те выходят не на какую-нибудь подходящую к стенам дорогу? И внизу не было никаких следов гавани, никаких признаков, что здесь когда-либо был порт.

Итлотис колебалась, с сомнением глядя на путь перед собой; это несколько уменьшило ее самоуверенность. Она начала этот поиск уверенная в том, что ее опыт и тренировка подготовили ее к любым неожиданностям. В конце концов она была первоклассным агентом, со множеством удачно выполненных дел за плечами. Но до сих пор она всегда действовала в нормальном мире… нормальном в смысле реальности. А здесь она чувствовала, что все больше и больше отклоняется в сторону от привычного мастерства и пренебрегает осторожностью.

Реальный мир… Она глубоко вздохнула. Она должна заставить себя признать, что в данный момент это и есть ее реальный мир. Если она вновь не обретет уверенность в себе, то пропадет окончательно. В конце концов многие планеты, где она работала, были жуткими и страшными. Следовательно, нечего думать, что это – фантастический Бинольд: просто один из странных миров. Если она будет в этом уверена, то овладеет ситуацией.

Путь вперед был очень тяжелым, и она не знала, наблюдали ли за ней с Юла… Она бросила взгляд на окна, но ничего в них не увидела. Однако ее не оставляло ощущение, что за ней следят.

Вздернув подбородок, Итлотис поплелась вперед. Пространство между краем утеса и стеной казалось очень узким, прибой – очень громким. Она прижалась спиной к стене и осторожно скользила вдоль нее, боясь оступиться и упасть вниз.

Здесь было множество каменных выступов, и у каждого она останавливалась. Вдруг она скорчилась в укрытии, с бьющимся сердцем затаив дыхание: над волнами парили не только сипары!

Кто бы ни были эти летающие существа, они летали с такой скоростью, что Итлотис только диву давалась. И направлялись они к воротам, куда пробиралась и она. Как стрелы, выпущенные из лука, они влетели в ворота, не снижая скорости.

Машины или какие-то живые существа? Итлотис не могла решить этот вопрос. У нее было смутное впечатление крыльев и тела между ними, сверкающего металлическим блеском. Создания человеческих рук… или живые?

Ее обеспокоило мимолетное движение наверху, и она подняла глаза. Там, прямо над ней, в окне кто-то двигался.

Итлотис прижалась к стене, укрывающей ее. Да, в открытом окне появились голова и плечи. И, если сравнивать размеры, либо незнакомой расы, либо окно было непропорциональным, потому что тело в раме окна казалось карликовым.

И он влез на подоконник!

Итлотис затаила дыхание. Не хочет ли он прыгнуть? Зачем? Нет, он двигался осторожно и потихоньку спускал ноги вниз. Видимо, он нашел для них какую-то опору. О, как он рискует! Он плотно прижался к стене и дюйм за дюймом спускался вниз, ощупывая руками и ногами камни в поисках опоры.

Итлотис в напряжении следила за этим спуском. Ей казалось чудом, что незнакомец отыскивал себе путь. Но он спускался уверенно, хотя медленно находил опору для ног и тела.

Итлотис чуть отошла от своего укрытия, потому что человек опасно висел как раз над ним. Она подняла руки и провела ими по поверхности стены; ее пальцы обнаружили выемку, вырезанную так хитро, что она явно предназначалась для того, чтобы служить невидимой лестницей.

Она отступила на шаг, чтобы видеть, как человек спускается. Было что-то знакомое в форме его головы, в посадке плеч. Ее глаза опознали его.

Ослэн!

Облегченно вздохнув, Итлотис стала ждать. Теперь оставалось лишь завязать контакт, объяснить все и прервать сон. И они вернутся в реальный мир. Ведь Фустмэм признала, что усилия мастера находятся в равновесии с желанием Ослэна, так что он может проснуться как только пожелает.

Возможно, он уже выполнил ту задачу, что привела его в этот древний Юл. Но в любом случае сообщение Итлотис было достаточно важным, чтобы он здесь не задерживался.

Проверяя еще раз себя, Ослэн ли это, она отметила, что одежда на нем совсем не такая, какую она когда-либо видела. Одежда плотно облегала его тело, но была эластична и как бы сделана из мелких чешуек, слегка находящих одна на другую. Голыми были только руки и ноги. Кожа была такая же темная, как и камень, по которому он полз. Волосы были гладкие, темные. Хотя Итлотис еще не видела его лица, она знала, что у него были четко выраженные черты его клана; он, вероятно, мог бы считаться красивым, если бы на изображении в Три-Ди, где она его видела, было бы хоть какое-нибудь выражение, прояснявшее тупой, неподвижный образ.

Он опустил голову и закончил свой спуск прыжком. Приземлившись, глубоко вздохнул. Итлотис догадывалась, чего ему стоил этот спуск по стене.

Некоторое время он оставался на четвереньках, тяжело дыша и свесив голову.

– Глава клана Ослэн! – официально произнесла Итлотис.

Он резко поднял голову, словно его приветствовало какое-то морское чудовище. Его взгляд сосредоточился на Итлотис, он медленно встал на ноги и прислонился к стене. Руки его сжались в кулаки, готовые отразить атаку, блестящие зеленые глаза сузились. Теперь его лицо выражало нарастающую злобу. Затем глаза его полузакрылись, кулаки разжались, как если бы он не увидел в ней той опасности, какую ожидал.

– Кто ты? – его вопрос прозвучал почти так же монотонно, как у Фустмэм; возможно он не хотел показывать никаких эмоций.

– Сыскной агент Итлотис Сб Нат, – ответила она. – Глава клана Ослэн, ты очень нужен…

– Глава клана? – перебил он. – Значит, Нэтон умер?

– Во втором ледяном месяце, Глава клана. Ты очень нужен на Бинольде. – Итлотис вдруг поразила странность их теперешнего положения. Ведь они и так на Бинольде! Но, к сожалению, мир сна не то, что мир реальности. А то можно было бы сэкономить массу времени. – Ты должен уладить не только дела клана, – продолжала она. – Нужен новый договор на продукцию рудников, и Совет очень торопит.

Ослэн покачал головой. Лицо его снова приняло выражение тревоги и злобы.

– Нет, агент, ты не вытащишь меня отсюда. – Он подошел ближе. Итлотис невольно отступила на шаг.

– А теперь, – сказал он, как кнутом щелкнул, – убирайся из моего сна! – Он как бы ударял ее каждым словом.

Но его открытая оппозиция вызвала противоположную реакцию. Итлотис теперь не испытывала колебаний, а твердо решила стоять, ожидая его приближения. Не впервые она попадала в подобную ситуацию. Его угрожающая поза укрепила ее.

– Это дело Совета, – резко сказала она. – Если ты не…

Ослэн засмеялся. Он откинул голову и смеялся, хотя его смех был явно вызван яростью.

– Совет и ты, сыскной агент, что вы предполагаете сделать? Можешь ли ты вызвать сюда вооруженного человека, чтобы увести меня?

В уме Итлотис мелькнуло видение еще одной кушетки, еще одного мастера, если бы они могли уместиться в комнате, и солдата, готового к транспортировке. Это было явно невозможно. Здесь она должна действовать только сама.

– Сама видишь, – он сделал к ней еще один шаг, – имеет ли Совет здесь какой-нибудь авторитет. Ведь сам Совет находится в отдаленном будущем.

– Ты не хочешь понять. – Итлотис оставалась внешне спокойной. – Это же дело величайшей важности и для тебя тоже. Твой брат Ларс и Совет нуждаются в тебе на Бинольде в День Высокого Солнца. У меня есть права отправить тебя на ближайшем гиперкорабле.

– Здесь у тебя никаких прав нет! – снова перебил ее Ослэн. – Это мой сон, и только я могу прервать его. Тебе об этом говорили?

– Да.

– Ну, стало быть, ты знаешь. И ты теперь – моя пленница, со всей своей властью и полномочиями, пока добровольно не согласишься, чтобы я отослал тебя обратно.

– Без тебя не уйду! – Отвечая так, Итлотис думала, что она, возможно, делает роковой выбор. Но она не собиралась так легко сдаваться, как он, по-видимому, предполагал. – Значит, ты хочешь, чтобы тебя считали отказавшимся от управления кланом вообще? – быстро добавила она. – В этом случае у Совета исключительная власть, и…

– Тихо! – он быстро повернул голову к стене Юла. Он настолько явно прислушивался, что она тоже насторожилась.

Откуда это низкое гудение? То ли реальный звук, то ли вибрация через камни, на которых они стояли – трудно было сказать.

– Назад! – Ослэн схватил девушку за руку и потащил за собой, пока они оба не прижались к стене. Он все еще прислушивался, склонив голову набок.

– Что это? – спросила она шепотом.

– Рой. Молчи!

Весьма малоинформативно. Но его напряжение передалось ей и заставило последовать его примеру. Это был сон Ослэна, и Ослэн родом с Юла – значит, он знал.

Взрыв света, вроде сигнального огня, пронесся над морем. Еще и еще вылетали из ворот вспышки и проносились над волнами с такой скоростью, что Итлотис видела только нечто вроде жесткого излучения. Все это быстро исчезло, затерявшись в дали над водой.

Поскольку Ослэн стоял вплотную к Итлотис, она почувствовала, как напряжение ушло из его тела. Он глубоко вздохнул.

– Ушли! Теперь безопасный период.

– От чего безопасный?

Ослэн взглянул ей прямо в глаза. Итлотис не очень понравился этот испытующий взгляд, он как бы хотел прочесть ее мысли, и это ее возмущало. Она не стала ждать ответа на свой вопрос, а повторила свое сообщение, насколько могла, спокойно.

– Если ты теперь же не разобьешь сон, ты потеряешь Атто. Совет назначил главой клана Ларса, не теряй времени зря.

Его улыбка была такой же яростной, как и его недавний смех.

– Ларс – Глава? Возможно… если только в Атто останется что-нибудь, чем ему править.

– Что ты имеешь в виду?

– Как ты думаешь, зачем я здесь? – спросил он. – Для чего я пересек половину Галактики и нашел мастера снов, который привел меня в прошлое Юла?

Его взгляд все еще держал ее. Его руки опустились на ее плечи и трясли Итлотис, будто бы подчеркивая этим его слова.

– Ты думаешь, Юл в нашем мире – развалины, ничейное место? Люди повторяют это с тех пор, как первые поселения основались на Бинольде. Но Юл – не просто разрушенные стены и ощущение страха; нет, это жилище чего-то очень древнего… и опасного.

Он был уверен в этом, она слышала искренность в его голосе. Но что это? У Итлотис не было возможности задавать вопросы, потому что из Ослэна слова лились потоком.

– Я был в этом Юле. Я видел… – он закрыл глаза, изгоняя какое-то видение. – Наш Юл на поверхности планеты разрушен временем на три четверти. Но то, что находится в сердце Юла, не умерло. Оно спит, но начинает просыпаться. Я не один год размышлял об этом, искал по всем отчетам. В прошлом году я рискнул принести туда сканнер и послал данные в центральный компьютер. Хочешь знать, каково было его заключение? – Он снова встряхнул ее. – Так вот, новые туннели рудников, протянувшиеся на восток, встревожили, разбудили нечто, и оно готовится выйти

Итлотис понимала: он горячо верит в существование того, что привело его сюда, а у нее нет никаких аргументов, которые он захочет выслушивать – фанатизм полностью овладел им.

– Выйти? – повторила она. – Но что оно такое?

– То, что когда-то наполняло Юл жизнью. Ты сама видела, как летел его рой; так вот, это лишь тысячная часть того, что может произвести Юл. Эти летающие вещи есть энергия, и они питаются энергией. Если бы одно из них приблизилось к нам, наши тела превратились бы в пепел. А здесь есть и другие его части. То, что живет в Юле, может принимать разные формы, и все они полностью чужды нам и весьма опасны.

Люди или существа, похожие на людей, построили Юл и те города, следы которых мы находим на нашем Бинольде. Затем… пришло Оно. Может быть, появилось в результате неудачного эксперимента, может, вылезло из другого измерения, из другого мира… Об этом нет сведений.

Но те, кто обнаружил его, объявили его богом и питали его жизненной энергией, пока оно не выросло до абсолютного властителя всей планеты. И тогда Оно сожгло всех людей планеты, поскольку не нуждалось в них больше, или думало, что не нуждается.

Но когда жизненной энергии не стало, Оно начало слабеть и уже не кружилось по всей планете, а вынуждено было вернуться на свой континент, а потом – только в один Юл. Оно испугалось и приготовило себе гнездо, где и залегло в спячку… на многие годы. Лучи, ищущие руду, разбудили его и наполнили новой энергией. Оно снова стало расти. И теперь Бинольд для него – новая пища. И…

– Ты должен предупредить Совет! Разбуди нас!

Он покачал головой.

– Ты не поняла. Это чудовище не может быть уничтожено в наше время. Оно съест мозг тех, кто окажется перед ним, отнимет жизненную силу их тел. Защиты от него нет. Поразить его можно только в прошлом. Если его запечатать в его гнезде, оно умрет с голоду, и тогда Бинольд будет свободен.

Итлотис вздрогнула. Не иначе, Ослэн сошел сума! Он же знает, что это сон! Что можно сделать во сне? А если она слегка посмеется над ним…

– Я собрал все сведения, – продолжал Ослэн, – и дал их этому мастеру снов. Мастер может использовать их как фон для сна. Клиенты часто хотят побывать в прошлом. И она сосредоточилась на моих записях.

– Но ведь это же сон! – протестовала Итлотис. – Ты не в реальном прошлом Бинольда, и ты не можешь ничего сделать…

На этот раз он встряхнул ее что было силы.

– Не могу? Но смотри и увидишь! Здесь измерение на измерении, мир на мире. И вера дает нам реальность. Я вижу, что этот Бинольд предшествует нашему Бинольду. – Ослэн отвернулся к стене. – Оно послало своих питателей и сосредоточилось только на них. Мое время настало! – И он начал подниматься по стене.

Итлотис не успела остановить его, но и не могла бросить этого сумасшедшего. Если она пойдет за ним, для виду согласившись, что он говорит правду, то, может, ей удастся уговорить его прервать сон? С тех пор, как она вошла в эту фантазию, Итлотис чувствовала, как исчезает ее спокойная уверенность. И ей оставалось только цепляться за надежду, что она сможет в дальнейшем повлиять на Ослэна, если останется с ним.

Она села на камень и разулась. Цепляясь пальцами рук и ног за впадины, полезла по стене древнего Юла.

К счастью, она не боялась высоты, но вниз старалась не смотреть. Ей было страшно, но она все же лезла дальше. Ослэн был уже в окне и протянул ей руку, чтобы помочь. И вот они спустились с широкого подоконника в комнату с темными углами.

– Хорошо, что ты поднялась сюда, – заметил он, – иначе Оно могло почувствовать твое присутствие. Но веди себя тихо, потому что ты и представить себе не можешь, чего может стоить тебе твоя глупость – войти в мой сон.

Итлотис подавила злость. Это сумасшедший. На него нельзя повлиять никакими аргументами. Поэтому она решила не протестовать и кралась за ним вдоль стены, поскольку он явно избегал центральной части комнаты.

Голые каменные стены, пол, потолок. Свет шел из окна. Ослэн не пошел к двери, которую Итлотис видела в противоположной стене. Он остановился на полпути и стал ощупывать стену, вытянув руки вверх, словно бы собираясь лезть на нее.

Однако он не полез вверх, как подумала Итлотис, да это было бы бесцельно, потому что высокий потолок выглядел совершенно целым и крепким. Раздался скрипучий звук, и три массивных блока стены подались назад, открывая темное отверстие.

Откуда Ослэн знал это? Ну, конечно, во сне воображаемый переход сквозь стену вполне возможен. Но чувство реальности этой темной комнаты продолжало воевать с логикой. Как может сон казаться таким реальным?

– Иди, – прошептал он и толкнул ее в проход. Она не сразу двинулась, пыталась протестовать, но блоки снова повернулись и закрыли их в темноте, тем более ужасной, что теперь у Итлотис было неуловимое ощущение опасности того, что жило в Юле.

– Здесь лестница, – он сильно сжал ее запястье, – я пойду первым, держись рукой за стену.

Ослэн выпустил ее руку. Теперь Итлотис слышала только приглушенные звуки его шагов. Пути назад не было, оставалось только следовать приказу. Стиснув зубы, испуганная более, чем когда-либо в жизни, Итлотис осторожно скользила одной ногой вперед, ощупывая каждую ступеньку.

Этот спуск был кошмаром: она измучилась и покрылась потом. Хорошо еще, что тут был не спертый воздух. А лестница продолжалась бесконечно.

С тех пор, как они покинула комнату наверху, Ослэн не произнес ни слова. Итлотис не решалась прервать молчание, потому что у нее было впечатление, что так осторожно они идут из-за великого страха перед опасностью, которую нельзя предупреждать о своем присутствии.

Прикосновение к руке заставило ее слегка вскрикнуть.

– Тихо!

Он притянул ее к себе. Ее голые ноги погрузились во что-то мягкое, как будто пыль столетий осела на этом тайном пути. В абсолютном мраке Итлотис с радостью цеплялась за Ослэна, потому что боялась даже подумать, что будет, если она утратит контакт с ним. Наконец он отпустил ее руку и сказал:

– Дай мне пройти, я открою дверь.

Итлотис, дрожа, посторонилась. Впереди появился сероватый свет. После их путешествия в темноте этот свет показался ей ярким сиянием. Через него прошел темный силуэт Ослэна. Итлотис поспешила за ним. Они оказались в комнате, почти вдвое большей той, чем наверху, но потолок здесь был много ниже, и стены слева не было, так что пространство было еще большее. Но оно не было пустым. Свет шел отсюда, и Итлотис не могла определить его источник. При этом свете был виден огромный парк колесных машин.

Ослэн остановился и чуть повернул голову вправо, как бы прислушиваясь. Затем махнул ей и пошел к машинам.

Там оставалось лишь узкое пространство вдоль стены. Ослэн шел так быстро, насколько позволяла загроможденность места. Время от времени он останавливался и осматривал одну из этих странных машин, но каждый раз, видимо, неудовлетворенный, шел дальше.

Наконец они дошли до другой открытой стены, и он резко остановился. Ноздри его расширились, как будто он услышал предупреждающий запах. Так собаки нюхают след.

Прямо перед ними стоял другой странный экипаж, и Ослэн подошел к его кабине. Когда Итлотис двинулась за ним, он жестом отогнал ее. Возмущенная, она смотрела, как он садится на сиденье водителя и изучает приборную панель.

Наконец он кивнул, как бы в ответ на собственные мысли, и снова махнул Итлотис, и она поспешила сесть рядом с ним. Сиденье оказалось мягким, но очень коротким и узким, так что их тела плотно прижались друг к другу. Ослэн едва дождался, пока она сядет, и тут же положил ладонь на кнопку управления.

Сначала была вибрация, ворчание, машина как бы ожила и двинулась вперед, к открытому проходу напротив. Итлотис не могла больше ждать:

– Что ты хочешь делать?

– Запечатать гнездо.

– А ты можешь?

– Попробую, тогда узнаю. Другого способа нет.

Нечего было и пытаться отыскивать какой-то смысл в его навязчивой идее, пусть идет в своей выдумке до конца. Тогда он, возможно, разрушит сон.

– Это мой второй визит в Юл. Я был тут раньше, в первой части моего сна. Но тогда здесь были люди, обслуживающие Это.

Он был в глубоком сне два дня, когда Итлотис нашла его; видимо, фантазии сна могут прыгать через годы, если понадобится. Это было в какой-то степени логично.

Машина мчалась вперед. Вскоре дорога начала разветвляться, но Ослэн не обращал внимания на боковые ходы и ехал все время по прямой до тех пор, пока путь не преградила скала. Ослэн свернул влево.

Новая дорога была намного уже. Итлотис начала думать, что рано или поздно они и сами не протиснутся между стенами. Время от времени Ослэн останавливался, вставал ногами на сиденье и пытался пальцами коснуться потолка коридора.

В третьей попытке он издал тихое восклицание и сел, но не послал машину вперед, а согнулся над панелью управления, вглядываясь в кнопки.

– Выходи! – приказал он, не глядя на Итлотис. – Беги обратно! Бегом!

В этом приказе была такая сила, что Итлотис повиновалась, не спрашивая. Она только заметила, спрыгнув на пол, как его руки в сложном движении летают над кнопками.

Итлотис бежала по коридору. Она слышала за собой скрежет машины. Обернувшись, она увидела, что Ослэн бежит за ней, а машина удаляется сама по себе. Радуясь, что Ослэн не покинул ее, она продолжала бежать. Он догнал ее, схватил за руку и поволок за собой. Звук движущейся малины стал стихать. Они уже добежали до главного туннеля. Ослэн тащил ее, не сбавляя скорости. Страх, бурливший в нем, передался ей, хотя она не знала его источника, и изо всех сил неслась вперед, словно смерть бежала за ними по пятам.

Они достигли машинного парка, когда пол и стены затряслись. Затем послышался оглушительный грохот. А затем мрак…

Что-то охотилось в темноте. Ярость, которая была как удар. Итлотис пряталась от этой ярости, от бродящей где-то рядом гигантской злобы. Трясясь от страха, она открыла глаза. В дюйме от ее лица было другое лицо, которое она почти не видела. И голос ее прозвучал слабо, как бы издалека:

– Глава клана Ослэн…

Она пришла сюда искать его, а теперь кто-то, какое-то существо ищет ее!

Его глаза открылись. Он смотрел на нее. И на его лице лежала та же тень страха, что и у нее. Губы его шевелились, но звука почти не было.

– Оно знает! Оно ищет!

Его навязчивая идея. Но, может быть, воспользоваться ею, чтобы спасти их обоих? Она схватила руками его голову, заставляя его смотреть на нее. Слава Всем Силам, у него еще есть искра здравого смысла.

Медленно, останавливаясь после каждого слова, собрав всю свою волю, она приказала:

– Немедленно прерви сон!

Что мелькнуло в его глазах? Сознание или тот же иррациональный и дикий страх, который владел теперь и ею, тащил его в глубины его фантазии, куда она не могла за ним последовать. Итлотис снова повторила – твердо и спокойно, как только могла:

– Прерви сон!

Страх мучил ее. То, что искало, подошло ближе. Но впасть самой в безумие, в ужас было хуже всякой боли. Он должен! Он…

А затем…

Итлотис заморгала. Свет, гораздо ярче, чем в подземелье Юла. Она смотрела в серый потолок. Не было запаха пыли, запаха веков.

Она вернулась обратно!

Руки сняли с нее шлем для сна. Она села, все еще не решаясь поверить, что они вернулись. Она быстро повернулась к другому дивану. Помощники сняли с Ослэна шлем, его руки неуверенно поднялись к голове, глаза были открыты. Он с изумлением смотрел на Итлотис:

– Значит, ты была реальной?

– Да.

Неужели он и вправду воображал, что она – часть его сна? Ее почему-то огорчила эта мысль. Она так рисковала, служа ему, а он думал, что она всего лишь плод его фантазии.

Ослэн сел и огляделся вокруг, как бы не вполне веря, что он вернулся. Затем засмеялся – не злобно, как в Юле, а торжествующе.

– Мы сделали это! – он стукнул кулаком о кушетку. – Гнездо было завалено, вот поэтому оно так бесилось. Юл мертв!

Он принес свой бред с собой, навязчивая идея все еще владеет им! Итлотис прямо тошнило от этого. Но Ослэн Сб Атто все еще оставался ее клиентом. Она не может, не имеет права соглашаться с ним. Она удачно провела свою миссию, теперь пусть уж его семья возится с ним. Итлотис повернулась к врачу:

– Глава клана в некотором помрачении.

– Я вовсе не в помрачении! – воскликнул Ослэн. – Подожди – и увидишь! Сама увидишь, джентль фам!

Хотя во время гиперпрыжка на Бинольд она мучилась предчувствиями, Ослэн более не упоминал про свой сон. Он не пытался навязать ей свою компанию и в основном отсиживался в своей каюте. Но когда они приземлились в космопорте своей родной планеты, он стал командовать с таким авторитетом и уверенностью, что подавил инициативу Итлотис.

Прежде, чем она успела что-либо сказать, он быстро отвел ее на борт частного флаера с эмблемой Атто. Его действия не столько злили, сколько смущали ее. Она надеялась, что за это время он избавился от эффекта сна, но теперь видела, что он по-прежнему одержим. Хотя на Бинольде не было мастеров сна.

Ослэн повернул флаер на север и бросил взгляд на Итлотис.

– Ты считаешь, что меня нужно лечить, так, Итлотис?

Она не ответила. Их, наверное, сопровождают. Она ухитрилась послать сигнал, прежде чем они вылетели из порта.

– Хочешь доказательств, что я в здравом уме? Так я дам тебе их!

Он выжимал из флаера предельную скорость. Впереди по курсу лежал Отто, но и Юл тоже. Что хочет сделать Ослэн?

Меньше чем через час Итлотис получила ответ. Маленький флаер полетел над развалинами. Но это был совсем не тот Юл, что она видела при своем первом полете в Атто. Осталась только часть внешней стены, а все внутри стало обширной впадиной, где валялось несколько разбитых блоков.

Ослэн сбросил скорость и посадил машину в самом центре впадины. Он быстро выскочил из кабины и помог выйти Итлотис. Не отпуская ее, он спросил:

– Видишь!

Слово гулко отразилось от остатков внешней стены.

– Это… – Итлотис не могла не согласиться, что это был другой Юл. Но как поверить, что действия, совершенные во сне, да еще на планете за много световых лет отсюда, могли произвести подобные разрушения?

– Заряд добрался до гнезда! – сказал он возбужденно. – Я поставил энергию краулера на предел. Когда она дошла до опасной отметки, краулер взорвался. И тогда у Этого не осталось никакого места, чтобы погрузиться в сон!

Итлотис пришлось поверить своим глазам. Но то, что она видела, противоречило всякому здравому смыслу. Но какой бы взрыв ни произошел здесь, он был не неделю, не месяц назад, а, по всем признакам, в давние времена! Как могли они повернуть время вспять? Итлотис стало казаться, что это сон, какая-то кошмарная галлюцинация.

А Ослэн продолжал:

– Чувствуешь? Это ушло. Теперь здесь уже нет какой-то иной жизни.

Она стояла, он обнимал ее за плечи. Однажды в детстве, когда Итлотис только начали тренировать для службы, ее привезли в Юл. Тогда можно было только пройти за бывшую внешнюю стену, сделать несколько шагов, и то никто не решался оставаться здесь надолго. И она хорошо помнила это. Да, Ослэн прав! Здесь больше нет этой гнездящейся угрозы. Здесь только крики морских птиц и далекий прибой. Юл мертв, в нем давным-давно нет жизни.

– Но ведь это был сон! – растерянно возразила она. – Всего лишь сон!

Ослэн медленно покачал головой.

– Это была реальность. Теперь Юл свободен. Мы здесь, чтобы доказать это. Я сказал тебе как-то: "Убирайся из моего сна!" Я был не прав. Это был и твой сон тоже. А теперь это наша реальность… пустой Юл и свободный мир. А со временем, возможно, кое-что еще…

Его руки сжали ее крепче. Не в злобе, не в страхе. Итлотис, встретив взгляд блестящих зеленых глаз, поняла, что сны… некоторые сны никогда полностью не отпускают тех, кто их видел.

Часть четвертая

КОШМАР

Глава первая

– Но я совсем не знаю этого сектора! – Младший из тех, кто был в комнате слегка завертелся в шезлонге, словно это полунаклонное сиденье, дающее максимум комфорта, вдруг стало для него неудобным.

– Именно поэтому ты и необходим для этой операции, – холодно прозвучал ответ одного из троих, сидевших перед ним – тристианина, чей гребень оперения слегка опустился с возрастом.

– Землянин из богатого клана, путешествующий в этом секторе, – сказал человек на сиденье слева от тристианина, – может посетить Ти-Кри и заказать услуги мастера снов безо всяких вопросов и комментариев; все знают, что наше высшее общество падко на новые эксперименты. Твоя «легенда» будет, разумеется, безупречной.

Бар Никлас пожал плечами. Он никогда не имел случая пожаловаться на работу департамента службы. Любой тыл, каким они обеспечивали, может быть проверен и перепроверен безнаказанно для того, кто пользуется им, ему могут дать биографию, начиная со дня рождения, и в ней не будет ни одного изъяна. Его беспокоило отнюдь не это. И он откровенно высказал свой основной аргумент:

– Я не эспер.

– Поэтому тебя и выбрали, – ответил Рион и пояснил: – Ни один настоящий эспер, даже если на минуту допустить, что они не проверят тебя тут же, не добьется успеха.

– Значит, я – приманка… и, похоже, незаменимая?

Грегор Нун, единственный этнически человек в этом тайном совете, улыбнулся. Бару показалось, что в изгибе его губ таилась насмешка. Про Нуна говорили – и он, кажется, тому радовался, – что он бывал абсолютно бесчеловечным, когда дело касалось выбора людей для задания.

– Очень хорошая приманка, – тихо сказал он. – Судя по сведениям, ты как раз подходящий тип для этой ловушки, где бы и как бы она ни работала.

– Большое спасибо, командир! – огрызнулся Бар. – А если я скажу – нет?

Нун пожал плечами:

– Конечно, такое возможно. И это твое право.

А ты хочешь, чтобы я отказался, – мысленно произнес Бар. – Ты даже ждешь случая схватить меня за шкирку и вышвырнуть как в случае "да", так и в случае "нет". – И у него стало кисло во рту от осознания этого.

– Значит, я иду безо всякой защиты; а что, если я вернусь только трупом? Узнаете ли вы больше, чем знаете теперь? Вы же не можете контролировать эти сны?

Это был полувопрос. Если они не могут контролировать их и вытащить его из сна до роковой минуты, вся операция принимает другой вид.

– Не совсем так, как ты думаешь, – в первый раз заговорил третий, сидящий прямо напротив Бара. Внешне он был настолько гуманоидным, что Бар мог принять его за потомка земных колонистов. Только его странные глаза без зрачков и тонкий пух, покрывающий видимые участки его кожи, выдавали чужака. – Но за тобой будет присмотр. Нам вовсе не нужен еще один убитый.

– Рад это слышать, – иронически ответил Бар, обращаясь к Мастеру спецслужбы Иллану.

Иллан сделал вид, что не слышит. И Гион продолжал:

– Мы обеспечим тебе мастера снов, о которой ты уже знаешь. Полагаю, тебе известно, из полученного тобой инструктажа, что мастера либо сдаются внаем, либо продаются из Улья. В случае смерти покупателя мастер должна вернуться в Улей, половина ее цены выплачивается обратно клану бывшего ее хозяина. А если она снова сдается в аренду, то только на точно согласованное время.

Осдейв, лорд Алэй, купил мастера снов десятого разряда два года назад. У него была последняя стадия кафер-лихорадки. Два дня назад он умер. Его мастер, Юхач, должна теперь вернуться в Улей. По обычаю, такой мастер до конца года не работает, потому что каждый собственник или арендатор настраивает мастера по своему вкусу, и ей просто необходимо отдохнуть, прежде чем настраиваться снова.

Однако Фустмэм не любит праздных мозгов. Она разрешит Улью воспользоваться Юхач при условии, что покупатель времени девушки согласится на любой сон и не будет давать каких-либо определенных инструкций.

Ты будешь туристом, желающим просто попробовать сон, как часть дорожных впечатлений. Таким образом, Юхач отвечает твоим целям так же, как и любая другая. Ты слышал о ней, и у тебя отличная причина просить именно ее…

Гион сделал паузу, и Бар тут же задал вопрос:

– Как же я мог слышать о ней, если никогда не бывал в Ти-Кри?

– Осдейв уезжал с планеты год назад. Он посетил Милитис; там ты с ним и познакомился. Он так много рассказывал о снах, что тебя соблазнили его слова, и ты приехал в Ти-Кри.

Бар слегка нахмурился. Он не сомневался, что эта якобы состоявшаяся встреча на Милитисе будет так документально подтверждена, что он и сам в нее поверит. Но его смущало другое:

– Эта Юхач… можем мы доверять ей?

– Она наш агент… или будет им, когда вернется в Улей, – объяснил Нун. – С помощью некоторой пластической операции она станет Юхач; она эспер, и некоторое время подвергалась обучению снам. Мы занимались ею задолго до того, как компьютер выбрал тебя.

Бар признал, что эта неизвестная рискует куда больше, чем он. Мастера снов были таковыми от природы, хотя и подвергались усиленной тренировке, чтобы добиться статуса А– или Е-мастера, способного вести любого по своим воображаемым мирам.

– Да, она одна из наших, – снова вступил Гион, – и она была свободна, когда мы встретились при весьма загадочных обстоятельствах. Пять смертей, и все необъяснимые! – В первый раз тристианин не сдержал эмоции. – И все известные люди: два дипломата, инженер, недавно сделавший открытие, настолько обогатившее его, что он основал собственную исследовательскую лабораторию, и двое очень богатых людей, чья смерть во сне привела в замешательство чуть ли не всю Галактику. Кто-то мутит воду, чтобы ловить в этой мути рыбу.

– Может, у них было больное сердце… Я слышал, что сны действия переносятся тяжело, – намекнул Бар, хотя и сам не верил в это.

Нун фыркнул:

– Нельзя получить сна в Улье, если не представишь Фустмэм свидетельства о здоровье при первом же визите. Они могут не обращать внимания на то, что вообще случится с владельцем мастера, но даже при однократной экскурсии в сон в Улье предусматривается, чтобы такого рода случаи не происходили. В Улье не хотят, чтобы их обвиняли в убийстве клиентов. Это разорит их бизнес.

– Однако же, такое случалось, – уточнил Бар. – Пять раз.

– Пять раз за один планетный год, – согласился Гион.

– Но раз произошло пять смертей, вряд ли там играли опрометчиво, – пробормотал Бар скорее себе, чем остальным. – Я думаю, они должны были ждать властей для расследования.

– Власти планеты, – ответил Гион, – сделали все, что могли. Но они не могут закрыть Улей, не могут даже проверить мастеров, потому что это будет иметь катастрофические последствия… Ти-Кри живет мастерами сна. Умершие все были инопланетниками, и поэтому местные власти не слишком тревожились. К тому же, Виланд и Бивид путешествовали инкогнито и неофициально. Но, во всяком случае, власти позаботились осведомить нас, и это было с их стороны беспрецедентным шагом, потому что местные жители недовольны высокой степенью мысленных контактов. Нас предупредили, чтобы мы не появлялись там официально и что власти не окажут нам никакой открытой помощи, если мы начнем официальное расследование.

Бар невесело усмехнулся.

– Они знают насчет нашего подсадного мастера?

– Нет! И не узнают. Улей имеет монополию на свой бизнес. Если станет известно, что мастер снов может быть произведен искусственным образом, на всей планете будут возмущения. Существование таких девушек имеет важное значение для их религии, и мы не рискуем вмешиваться.

– Но что делает меня таким значительным, чтобы они пытались сыграть в шестой раз? – поинтересовался Бар.

– Бар Никлас становится собственником астероида, состоящего почти из чистого билотита, – ответил Гион.

Бар недоверчиво поднял брови:

– И такой астероид есть?

– Да, он существует. Он под охраной Патруля. Сейчас все права на него записаны на твое имя. У тебя почти нет родственников… и, – Гион сделал паузу, как бы желая подчеркнуть то, что собирается сказать, – к одному из твоих партнеров по "Предприятиям Никласа" уже подъезжали… очень осторожно, но с достаточной серьезностью, чтобы выяснить, будет ли астероид в случае твоей смерти включен в твое общее состояние. Я не сомневаюсь, что уже написано – возможно, не на Ти-Кри, поскольку это было бы слишком заметно – завещание, готовое перевести это состояние на любого, кто бы этого ни хотел.

– Ловко это вы подставили меня под молот, – нахмурился Бар. – Итак, я – отличная приманка для убийцы. Ладно, когда я должен добровольно лечь под удар на алтарь Улья?

– Тебя проинструктируют еще раз, – сказал Гион. – Потом ты полетишь в Ти-Кри на собственном космическом крейсере. Там ты постараешься быть очень заметным, как человек с громадным состоянием, ищущий необычного. Я думаю, не будет затруднений в том, чтобы тебя хорошо встретили в Улье, и тогда ты попросишь Юхач…

– И вправду в прекрасный мир смерти, – заключил Бар. – Благодарю вас всех за это замечательное назначение. Я помяну вас в своих снах!

Глава вторая

Ее фигуру скрывало тускло-серое мешковидное платье, а волосы были острижены очень коротко, менее чем на полпальца – для того, чтобы шлем для сна плотнее прилегал к голове. Легкое тело, соскользнувшее с привезшего ее паланкина, могло быть любого возраста – и от ранне-юношеского до пожилого. Лицо ее ничего не выражало, и двигалась она как во сне. Стражница распахнула дверь, и девушка вошла в тихую, занавешенную сокровенную часть Улья.

Когда она шла по центральному холлу, ее глаза пристально смотрели в одну точку, но внутренне она замечала и узнавала то, чего никогда не видела, но что было внедрено в нее интенсивным мысленным инструктажем. Теперь она была не Ладия Тангул, а Юхач, А-Мастер десятого разряда. Чуть более двух лет назад она оставила Улей и теперь вернулась в него. К счастью, удалось войти в мозг Мастера так глубоко, что дублирующей было знакомо все, что она видела, и она хорошо знала ритуал возвращения.

Юхач повернула к двери направо и бесстрастно остановилась, ожидая, чтобы проверяющий луч доложил о ней. Когда барьер отодвинулся, она вошла.

Комната была маленькая, в ней стояло всего два стула – не шезлонги, а архаические стулья с жесткими сиденьями. Похоже, что Фустмэм не имела намерений создавать удобства для тех, кто хотел ее видеть. Между стульями стоял пульт контроля памяти, легко доступный правительнице Улья. На одной стене был пустой экран. На одном из стульев сидела сама Фустмэм, ожидавшая появление Юхач. Она не поздоровалась с Мастером вслух, а только подняла руку, показывая, что Мастер может сесть на второй стул.

– Ты не торопилась придти, – заметила Фустмэм. – Твой лорд умер четыре дня назад.

Она говорила монотонно. Если ее слова и означали вопрос, то вопросительной интонации они не имели. Если же они содержали упрек, то и об этом можно было только догадываться.

– Меня не отпускал наследник моего лорда до тех пор, пока я не получила видеопослание. – Голос Юхач тоже был бесстрастным. Руки ее вяло лежали на коленях. Она сидела, как человек, всю жизнь привыкший повиноваться.

– Правильно. Улью пришлось напомнить лорду Улфу, что наш контракт относится только к его предшественнику. Его нежелание отпускать тебя отмечено должным образом в записях. Может быть, он рассчитывал поторговаться… из-за твоего разряда и того удовлетворения, какое получал твой лорд от твоих снов. Но мы не торгуемся. И ты вернулась. Записи твоих снов внесены в архив. В настоящее время ты в бездеятельном состоянии. Лорд Осдейв требовал многого; возможно, тебе даже надо было бы подвергнуться стиранию памяти. – В глазах Фустмэм теперь мелькнула тень каких-то эмоций. – Записи будут полностью изучены, я не хотела бы применять стирание, если оно не необходимо.

Юхач оставалась с виду бесстрастной, но в ней проснулся инстинкт самосохранения… Предвидел ли такое Мастер спецслужбы? Стирание памяти уничтожит все, что в нее вложили. Если это случится, она и в самом деле станет Юхач…

– У нас тут есть… – тонкие губы Фустмэм отчеканивали каждое слово. – Мы получаем все больше и больше клиентов нового типа – инопланетников, которые ищут незнакомых им ощущений. Знания, которые ты получила для лорда Осдейва, были действиями приключений. И ты можешь быть Мастером Улья, временно обслуживающим таких новичков. Они не скажут, что ты предлагаешь им хорошо знакомое.

– И у меня десятый разряд, – сказала Юхач.

– Так что, на службе Улья? – Фустмэм кивнула. – Договорились. Но ты должна пройти новый инструктаж, прежде чем снова пойдешь в аренду вне Улья. Будь уверена, что тебя не понизят в разряде.

– Вы поведете меня в этом, как и во всем остальном, – ответила девушка уставными словами. Значит, Нун был прав – первый ход в ее игре был сделан.

– Истина – в твоих снах, – сказала Фустмэм также уставными словами, позволяющими уйти. – Я назначила тебе комнату Минтли Скос. Ты можешь пользоваться диском, твой кредит не ограничен.

Юхач встала и коснулась рукой лба. Фустмэм ответила тем же жестом. Неограниченный кредит для Юхач означал, что она еще очень "ценный товар" для торговли. Проходя по холлу и поднимаясь на двадцать ступенек к следующей двери, она уже обдумывала, что должна теперь делать. И поскольку Фустмэм намекнула на службу, она имела право изучать все, что хочет.

Библиотека лент, принадлежащих Улью, была самым впечатляющим хранилищем общей информации, собранной со всей галактики, за исключением штаб-квартиры Патруля. Рассказы путешественников с тысяч планет, истории, удивительные повести – все, что могло обогатить миры, создаваемые Мастерами сна для клиентов, было собрано в библиотеке Улья. Но можно ли определить, какие ленты заказывали подозреваемые Мастера? Это было единственное, что не могли разузнать для нее. Она знала имена этих Мастеров: Иза и Динамис. Обе были А-Мастерами, но, предположительно, ни та, ни другая не имели десятого разряда и никогда не отдавались в аренду за пределы Улья. Память Юхач, изученная так тщательно, как только умела наука Патруля, дала смутное изображение Изы, а Динамис была совершенно неизвестна. Она была молода, из поздних Мастеров, чей талант достаточно выявился лишь в юношеском возрасте, а не с раннего детства, как у большинства тех, кого обнаруживали и брали в Улей для тщательного обучения.

У Изы два сна убили ее клиентов. По всем местным законам, она была вынуждена перейти почти на растительное существование. Динамис повезло больше. Хотя для нее требовалось стирание, Фустмэм настояла на длительном перепрограммировании.

Само сновидение не было чрезмерно сложным делом, хотя и было важным в этом мире. Машина связывала Мастера и клиента через шлемы, Мастер входила в состояние галлюцинаций, в которых клиент принимал деятельное участие. Тип действий выбирался им заранее. Он мог вернуться в прошлое, мог исследовать другие миры, путешествовать в воображаемом будущем. Если заказывался длительный сон, например, на неделю, то Мастера и клиента питали внутривенно. Но в любую минуту клиент мог потребовать пробуждения.

Однако пять человек спали до самой смерти и не проснулись. Раз, может, два – такое могло случиться из-за неисправности машины, слабости сердца клиента или еще какой-либо причины, вполне естественной, но пять – это уже слишком.

Юхач хорошо знала, что Фустмэм требовала от властей проверки каждой машины; она требовала, и в этом ее поддерживали те же власти, удостоверения о здоровье от каждого будущего клиента. Результаты освидетельствования не могли быть подделаны. И власти Ти-Кри не хотели продолжения скандала, который зашел слишком далеко. Мастера, долгое время обслуживавшие только местных жителей, лишь недавно стали главным увлечением туристов, и ценность этого правители планеты прекрасно понимали.

Юхач подошла к двери, на которой было нарисовано сказочное существо, упомянутое Фустмэм, и знала, что это одна из желаемых всеми сказочных комнат в этой части дома. Это показывало, что ценность Юхач для Улье не уменьшилась.

Хотя эта комната считалась роскошной для тех Мастеров, кто не жил в Небесных башнях лордов, она была маленькой и мало чем привлекала. Здесь было ложе из подушек тусклого ровно-зеленого и серого цветов – ничто не должно отвлекать внимание Мастера от работы. У одной стены экран для чтения с открывающимся блоком, куда вставлялась лента, на другой стене маленькая полка с рядом кнопок: Юхач могла заказать легкую, почти безвкусную, но высокопротеиновую и питательную еду, обычную для Мастеров.

За занавесом была маленькая личная ванна; занавес, как и ковер на полу, тоже серые. Юхач села на ложе, думая, нет ли у Фустмэм какого-либо тайного способа наблюдать за подопечными. Если да – то этого все равно не узнаешь, так что надо быть в любой момент начеку.

Здесь было очень тихо, ни один звук не проникал извне, хотя Улей был переполнен. Опять-таки для того, чтобы Мастер мог без помех заниматься своими построениями. Видимо, тишина не производила на Мастеров давящего впечатления. Их жизнью был сон, а внешний мир казался им неинтересной тенью.

Она подошла к диску, заказала питье и с чувством благодарности приняла чашечку горячей жидкости. У нее пересохло во рту, и она знала, что это обычная реакция на приближающуюся опасность. Сухость губ и языка, влажность ладоней предупреждали, что следует пустить в ход технику, которой она так долго обучалась.

Ждать всегда трудно. Если человек кидается прямо в действие, он рискует пропасть в нем. Но сидеть и ждать… Скоро ли появится другой игрок Гиона? Она даже не знала, кто он и насколько она может на него рассчитывать. А она не любит работать вслепую. Это совсем не походило на то, в чем она раньше участвовала. И с каждой минутой ей это нравилось все меньше.

Глава третья

– Пожалуй, меня устроила бы эта Юхач.

Руки Фустмэм лежали на краю панели контрольной памяти. Она одарила Бара немигающим взглядом, настолько безличным, что он начал думать, не впала ли сама правительница Улья в какой-нибудь сон. Затем она заговорила без каких-либо модуляций в голосе:

– Вы говорите, что лорд Осдейв рассказывал вам о ней. Да, он нанимал ее. Но вы должны понять, лорд, что она еще не перенастроилась на новые серии, поскольку вернулась в Улей всего два дня назад. Вы не сможете выбрать собственный сюжет…

Бар открыл поясной карман и достал серебряную кредитную пластинку.

– А я вовсе и не требую серий, установленных специально для меня. В сущности… мне просто интересно посмотреть, как работает это… эти сны в Ти-Кри. Любая программа, сделанная ею для лорда Осдейва, и мне вполне подойдет. Вы понимаете, я просто хочу попробовать.

Взгляд Фустмэм на несколько секунд перешел на его кредитную карточку. Бар и сам никогда не держал в руках такие: неограниченный кредит на любой планете, где Совет имеет посольство.

– На единовременный сон, – сказала Фустмэм, – цена выше, поскольку Мастер не имеет обеспечения на будущее.

Бар пожал плечами:

– Цена не имеет значения. Но я хочу, чтобы это была Юхач. Осдейв столько наговорил о ее снах, когда я виделся с ним в последний раз.

Фустмэм снова одарила его тем же невыразительным взглядом. Но ее рука потянулась к одной из кнопок на маленькой панели и дважды нажала ее. На видеоэкране мелькнул узор, не лицо. Она взглянула на него и положила руку на кредитную пластинку.

– Она еще не прошла переподготовку. Ну хорошо, раз вы принимаете серию Осдейва, это можно сделать. У вас есть сертификат здоровья и стабильности?

Он подал ей кусочек перфорированного пластика. Она взяла его и сунула в щель контрольной панели. Серия щелчков – и узор на экране изменился.

– А разве в этом есть опасность? – решился открыто спросить Бар, разыгрывая инопланетянина, незнакомого с процедурой Улья. Он считал такой вопрос вполне законным.

– А-Мастер десятого разряда, – ответила Фустмэм, – может создать настолько живой сон, что тот целиком захватывает клиента. В таких случаях любая нагрузка на сердце или мозг может дать очень серьезные последствия. А мы, естественно, не хотим этого. У нас есть штатный врач. Но окончательное решение прервать сон всегда остается за клиентом. Если сон вам неприятен, вы заканчиваете его. Поскольку вы мысленно связаны с Мастером, вы тут же сообщаете ей, и она отпускает вас.

– Ну, тогда опасность минимальна.

– Так оно и есть. – По-видимому, Фустмэм не собиралась говорить о недавних роковых событиях в Улье. – Когда вы желаете получить услуги Юхач?

– Как насчет того, чтобы прямо сейчас? Остальные пять дней я – гость лорда Эрлина, и я почти не сомневаюсь, что он запланировал какие-то развлечения, от которых я просто не смогу отказаться.

Фустмэм держала двумя пальцами его кредитную карточку и снова смотрела на Бара, но он был убежден, что она не изучает его, а просто глубоко задумалась.

– Юхач свободна, это верно. Но мы должны сделать множество приготовлений. Сейчас у нас все комнаты для сна заняты. Но если вы согласитесь вернуться после полудня, мы все устроим.

– Прекрасно. – Бар наклонился и выдернул кредитную пластинку из ее пальцев. Ей явно не хотелось отдавать ее. Бар мимолетно подумал, много ли таких пластинок она видела. Не так-то много людей, имеющих безлимитный кредит по всей галактике.

Он позавтракал в лучшем ресторане Ти-Кри и ел умеренно, выбирая из списка, предложенного ему, чтобы соответствовать пластинке, вызвавшей интерес у хозяйки Улья. Было сделано все, что можно, для обеспечения его личной безопасности (кроме отмены самой операции), но он должен был встретиться с неизвестным – и с весьма опасным неизвестным.

Когда он вернулся в Улей, его сразу провели в комнату, почти полностью занятую двумя кушетками. Между ними стояла машина связи, и на одной кушетке уже лежала девушка в надвинутом до носа шлеме. Второй такой же ждал Бара. Мастер дышала спокойно, медленно, и Бар подумал, что она, может быть, уже уснула.

Две помощницы, одна из которых носила эмблему врача, приветствовала его и, как только Бар вытянулся на своей кушетке, ему закрыли глаза шлемом. Бар глубоко вздохнул. Все! Пути назад нет!

Он на мгновение потерял сознание в смутном ощущении кружения и переноса через пространство. Затем вспыхнул яркий свет, как будто он лежал без всякого шлема в открытом месте под жарким солнцем.

Бар медленно сел и осмотрелся. Он такого не ожидал… такой свободы тела и полнейшей реальности того, что видел. И для проверки он дернул пучок серо-зеленой травы. Та сопротивлялась, но вылезла, показав корни и красноватую землю. Это… это же было реально!

Вокруг были невысокие холмы или курганы. Они стояли кругом вокруг низины, в которой он лежал. На вершине каждого холма был вделан вертикальный камень, изношенный непогодой, но, конечно, поставленный здесь не природными силами. Местность была совершенно незнакома Бару, ничего похожего он никогда не видел.

Его внимание привлек ближайший холм. С его вершины, конечно, можно увидеть больше, чем из этой впадины. И Бар полез на эту вершину, увенчанную камнем.

Высокий курган был покрыт такой же серо-зеленой травой, какую он только что рвал. И она была мокрой и скользкой, так что он то и дело оступался и хватался за траву, чтобы не скатиться обратно на то место, где он вступил в этот воображаемый мир.

Поднявшись на гребень, он медленно повернулся, пытаясь составить представление о местности. Холмы со столбами продолжались бесконечными рядами к северу, как он предположил. К югу же их было немного, а дальше шло широкое открытое пространство. Там было множество сваленных вместе камней, и это вызывало предположение, что они представляли собой остатки зданий, давно рассыпавшихся то ли от времени, то ли в результате какого-то бедствия.

Над этим каменным пейзажем царила глубокая тишина. Однако откуда-то шла вибрация, не столько слышимая, сколько ощущаемая. Как будто сама местность медленно и тяжело дышала.

Бару захотелось крикнуть, зашуметь, чтобы разорвать это спокойствие. Он не доверял тому, что видел, и что-то в нем предупреждало, что это… опасно, хотя он не мог уловить, что именно.

Его руки потянулись к поясу, вернее, к тому месту, где должен был быть пояс, инстинктивно ища станнер, каковой носит в незнакомой местности любой осторожный человек. Но его пальцы скользнули по голой коже, и он впервые оглядел себя.

На нем больше не было почти фантастического костюма, предназначенного для Бара Пикласа, весьма богатого человека. И кожа его стала гораздо темнее. Штаны из выглядящей как сталь ткани, видимо, эластика, почти так же плотно облегающие тело, как и сама кожа. На ногах было что-то мягкое, как бы сделанное из тряпок, но на толстой тускло красной подошве, а верхняя часть этой обуви была прострочена яркими красными нитками вдоль каждого пальца.

Через плечи шли два узких ремня; они перекрещивались на груди и скреплялись тут серебряной пластинкой с ладонь величиной, в которую были вставлены камни, подобранные по оттенкам от глубокого красного до блестящего оранжевого. На плечах его были широкие полосы, тоже серебряные; на одной были только красные камни всех оттенков, на другой – от желтого до оранжевого цветов. Эта одежда показалась Бару какой-то иноземно-варварской, хотя и выполненной весьма изящно, и он, конечно, никогда не видел такой.

Движение в груде камней в руинах заставило его нырнуть за монолит, стоящий рядом с ним на вершине холма. Он впервые сообразил, какую совершает глупость, так открыто показываясь здесь. Что-то перебегало от укрытия к укрытию среди камней, но так проворно, что Бар не мог ничего разглядеть. Он не был даже уверен, что это гуманоид.

Его одежда явно не предусматривала никакого оружия. Встав на колени позади камня, Бар начал осматриваться, нельзя ли чем-то вооружиться. В конце концов он зажал в руке небольшой камень. Обычный клиент Мастера снов готов к природе сновидения, поскольку сам ее заказывал. Но Бар должен был принять программу, составленную Осдейвом и вложенную в псевдо-Юхач. Поскольку он не знал, чего ожидать, кроме неприятностей, то вполне возможно, что как раз сейчас эти неприятности и двигаются к нему.

Глава четвертая

Он здесь не один… Бар глубоко вздохнул, так крепко сжав камень, что его грубая поверхность врезалась в кожу пальцев. Один прятался за двумя стоящими друг на друге камнями, а другой передвигался с такой же скоростью вправо, исчезая раньше, чем Бар мог заметить что-либо, кроме пронзительно-синего цвета, быстро мелькнувшего среди камней.

Он почему-то знал, что они охотятся за ним. Видимо, Осдейву нравился такой тип возбуждения, и он из-за болезненности в последнее время выбирал для себя во сне охоту и сражения.

Бар взглянул через плечо на цепочку курганов-холмов, уходящую к далекому горизонту. Может быть, следовало бы отступить к северу, раз он уверен, что эта игра в прятки будет смертельной. Но это только затянет действие, заложенное в сон. Нет, он останется на месте до тех пор, пока опасность не станет слишком сильной, что он не сможет управлять ею.

Возможно, они потеряли его из виду, но были достаточно нетерпеливы, чтобы искать его, и двинулись дальше, к открытому пространству. Там, на некотором расстоянии друг от друга, но на одной линии, встали трое странных, неподвижных, как статуи, существа, словно эта неподвижность могла скрыть их присутствие.

Космический путешественник Бар давно потерял способность удивляться какому-либо отличию от его собственного понимания норм. Но эти создания были достаточно необычны и привлекали его внимание.

Об их размерах трудно было судить на расстоянии, однако он решил, что эти трое выше его ростом. И это были птицы или, по крайней мере, птицеподобные. Их тела на длинных тонких ногах были покрыты ярким синим или зеленым оперением (один зеленый и двое синих) с пучком пышных хвостовых перьев. Головы были необычно крупными, с высоким гребнем из перьев, большими глазами и смертоносными по виду клювами, похожими на короткие мечи. Эти громадные головы сидели на длинных гибких шеях с чешуйчатой кожей вместо оперенья.

В них не было решительно ничего привлекательного. Кроме того, Бар точно знал, что был предметом их охоты, что они смертельные враги всего человеческого рода.

Теперь они уже не были неподвижными. Зеленый чуть опустил голову и вытянул шею, указывая направление, где притаился Бар. Человек начал подозревать, что его задержка здесь была ошибкой. Но скорость, с которой птицеподобные пересекли развалины, внушила ему уверенность, что попытка к бегству окажется для него роковой.

Не так ли умерли те пятеро? Охотились ли за ними – может, не эти оперенные чудовища, а какие-нибудь другие враги? Он вспомнил предупреждение Фустмэм: он в любой момент может проснуться…

Зеленая птица сделала летящий прыжок, который поднял ее над камнями и перенес на вершину ближайшего к ней холма чуть ниже того камня, за которым укрывался Бар. Нечего разыгрывать героя, самое время проснуться.

Но в ответ на его приказ произошло не исчезновение угрожающих ему охотников, а мерцание в воздухе. Рядом с монолитом, укрывшим Бара, в землю глубоко вонзилось копье; его древко дрожало от силы броска.

Рука Бара инстинктивно схватила копье. И в то же время с севера раздался крик. Голова зеленой птицы резко повернулась; она напряженно всматривалась туда, откуда раздался крик.

Бар вытащил копье из земли, но мозг его занимала одна мысль – требование прекращения сна не сработало!

Он взвесил копье в руке. Значит, вот оно как! И вполне может быть, что его, Бара, забыли здесь, а псевдо-Юхач, приведшая его сюда, не смогла его вытащить. Но его упорный отказ быть убитым взял верх. Кто-то бросил ему оружие, пусть даже такое жалкое против размеров врага. И кто-то отвлек внимание птиц…

Бар огляделся вокруг, пытаясь одновременно не выпускать из виду птиц и обнаружить того, кто пришел ему на помощь, хотя бы и ненадолго. В этот момент зеленая птица издала первый звук, который Бар услышал от нее: пронзительный, душераздирающий визг. Затем она взлетела прямо с места в воздух и приземлилась уже на другом холме.

Птица казалась бескрылой и вроде бы не могла лететь, но чудесный прыжок перенес ее на другой холм, ближе к Бару. Птица больше не следила за Баром, а смотрела на север.

Хотя Бар боялся отвести глаза от двух других птиц, оставшихся пока в развалинах, ему хотелось знать, кто или что теперь пошло в атаку.

Тело птицы напряглось и потом чуть согнулось. Бар был уверен, что сейчас последует третий прыжок. Если так, то птица чуточку запоздала со своим решением: что-то закружилось в воздухе. Длинная веревка с грузами на концах щелкнула по ногам птицы как раз под телом и скрутила их. Птица разразилась яростными воплями, голова ее дергалась вверх и вниз и рвала веревку своим страшным клювом. Пока она корчилась на земле, закружилась вторая веревка, обмоталась вокруг шеи птицы, полностью опрокинула ее и прикрутила ее голову к телу.

Бар посмотрел, где остальные птицы: они исчезли, хотя под прикрытием холмов могли бы прийти на помощь своему связанному собрату.

– Иди сюда!

Это был уже не крик птицы, а четко различимые слова на бейсике. Бар снова повернулся. На третьем холме от него стояла и махала ему какая-то фигура. Она была в плаще с низко опущенным капюшоном; можно было различить лишь, что фигура напоминает человека. Делать нечего, Бар повиновался: бросился бегом с холма как мог быстро, в то время как связанная птица продолжала кричать.

Бар тяжело дышал, преодолевая последний подъем. Из-под плаща высунулась рука, поймала его руку и дернула так, что оба они ударились о монолит на этом кургане.

– Этот круговой кнут не удержит квакера надолго.

Бар встретился глазами с девушкой. Она отбросила капюшон, и открылись волосы, туго стянутые на голове высокой, как корона, пряжкой, а сзади свободно падающие на плечи. Волосы были темно-синие. Руки – темно-коричневые, как у Бара. Глаза под гладкими синими бровями горели оранжевым огнем.

Бар задумчиво покачал копьем.

– Не сказал бы, что это уж очень эффективное оружие, – начал он. – Куда теперь мы должны бежать?

Он не имел представления, откуда взялась эта девушка. Вроде бы она спасла ему жизнь – на данный момент, по крайней мере.

Она затрясла головой:

– Именно этого они и хотят. Они бегают быстрее любого человека. Нет, мы сменим…

– Что сменим?

– Сменим участок нашего сна. Дай руку!

Ее пальцы стиснули его руку отнюдь не нежно. Другой рукой она сделала быстрый жест.

Мир закружился, и Бар зажмурился, борясь с тошнотой, потому что эта нестабильность была выше его понимания. Когда он заставил себя снова открыть глаза, он стоял на желтоватом песке, который омывала с методичной медлительностью вода, – возможно, море. Рука Бара была все еще зажата в руке девушки, и он облегченно вздохнул. Она отпустила его руку и отошла.

– Так… – сказала она как бы про себя: – Настолько далеко они не могут изменять.

– Что все это значит? – решился спросить Бар, и его голос неприятно громко пронесся над легким шепотом воды.

– Видишь ли, – она повернулась и взглянула ему прямо в глаза, – нас каким-то образом закрыли. Когда ты потребовал прервать сон, я не смогла этого сделать. Понимаешь? Нас обоих защелкнули в этом сне, и сон этот только частично взят из памяти Юхач. Развалины были… и квакеры тоже. Они и в самом деле существуют, или существовали, на Альтаире-4. Но они не агрессивны. Теперь…

– Память Юхач. – Бар схватился за те ее слова, которые понял сначала. – Значит, ты…

Она рассмеялась:

– Я твой подстраховщик, Мастер снов. Но сейчас я попалась в собственные силки. Ты дал сигнал проснуться, и я должна была повиноваться, но тут оказался барьер. Но они пока еще не могут препятствовать нашему движению в этом сне. Сейчас мы здесь, – она указала на взморье, – вместо того, чтобы прятаться от квакеров на тех холмах.

Я не знаю, контролируют ли нас во сне или просто держат здесь, но мы не можем рассчитывать на безопасность.

Бар крепче сжал копье. Он понял вполне достаточно. Они заперты в этом исключительно реальном сне, и выхода из него нет.

– Мы можем вот так… перемещаться, если нам угрожают?

Она пожала плечами.

– Ограниченно. Я мало чего могу взять из памяти Юхач. Но если меня заставят дойти до конца, тогда… – она покачала головой. – За пределами ее памяти у меня нет образца, чтобы следовать ему. Об этом море я знала. Может быть, найдется еще четыре места, куда мы сможем переключиться.

– А потом, – закончил он за нее, – мы будем пойманы окончательно.

Она медленно кивнула и повторила:

– Пойманы окончательно…

Глава пятая

Бар проверил остроту копья, которое все еще держал в руках. Наконечник был трехгранной формы, мрачно-тусклый по цвету. Бар был обучен пользоваться таким варварским оружием, как меч, кинжал и примитивные метательные снаряды, но с копьем встречался впервые.

– Ты знаешь этот сон, – медленно сказал он. – Он по тому образцу, какой Юхач делала для Осдейва? Видишь ли ты в достаточной мере вперед, чтобы знать следующие события?

– В целом сон должен быть тот же, что по плану, даже квакеры. Но есть небольшие изменения. Квакеры были предназначены, чтобы на них охотиться. Осдейв любил охоту. Тут… – она заколебалась, – он собирался встретиться с Морскими Разбойниками и присоединиться к их экспедиции против древних Морских Лордов. Во сне были три основных вариации: охота на птиц, морское путешествие, и наконец, авантюра с захватом башни Килн-нам-у. Каждый эпизод потенциально опасен, если сон пойдет не так, как полагается. А теперь здесь давление, которого я не понимаю… – она говорила медленно, и легкие складки собрались у нее на лбу. – Ты понимаешь, что ты теперь совсем другая личность? Ты Гэррет, Воин Правой Стороны.

Бар нахмурился:

– Как это?

– Мастера снов творят Форму реальности: ты часть этого мира, который является древним временем на Альтаире-4, но не точно таким, потому что каждый Мастер добавляет свое. Я – Кайтили, Женщина-Воин Левой Стороны. Традиционно мы враги. Но Юхач во сне изменила эту точку. По ее плану мы с тобой объединились в поиске, поэтому, как положено в легендах любого мира, мы должны найти некие вещи. С ними мы вернемся в Три Башни и там… – она слегка улыбнулась и закончила, – судя по воспоминаниям Мастера, наша награда должна быть очень эффективной. Хотя в этом сне был сильный элемент риска, Осдейв, конечно, не попадал в большую опасность – ее было ровно столько, чтобы удовлетворить его страсть к действиям. Но теперь, с этими изменениями, я не могу предвидеть, что может быть впереди в общей основе первоначального сна.

– Если мы воины, – заметил Бар, – почему у нас нет настоящего оружия?

– Потому что этот поиск означал испытание. Я несла копья и веревки с грузами, но ничем не пользовалась. А тебе было назначено идти с голыми руками.

– Ты вытащила нас из этой атаки. Не можешь ли ты придумать для сна станнер или что-нибудь получше этого? – Бар показал на копье.

– Я ничего не могу добавить от себя, я пользуюсь только тем материалом, что взят из памяти Юхач. Ты знаешь, что я же нетренированный Мастер снов, и, – она повернула голову и оглядела пустынный пляж, – на меня производят давление. Здесь есть еще кто-то, кто вмешивается и изменяет все так незаметно, что я не могу проследить источник этого вмешательства. Так, например, изменилась на противоположное охота в холмах. Не сомневаюсь, что мы увидим и другие зеркальные отражения событий.

– Ловко! – присвистнул Бар. – Не лучше ли нам сразу же сбежать отсюда, а ты попытаешься разрушить сон.

– Мы не можем остановить волну действия, – ответила Мастер. – Нам придется разыграть узор до конца.

Она была уверена в том, что говорит, Бар знал это. Итак, роли переменились. Сумеют ли они одолеть то, что последует?

– Значит, еще два куска действия?

– Ты должен зажечь маяк. – Кайтили, как она себя называла, показала на ободранное морем бревно, возвышавшееся среди береговых скал. – Это следует сделать в сумерках. Тогда подойдет рейдерское судно под названием "Эрн". Ты, или, вернее, Гэррет, уже встречался с капитаном «Эрна» и обещал богатую добычу в Морской Башне Восточного Вура. Тебе самому нужна только Чаша Кровавой Смерти, хранящаяся там. Это дело может быть очень опасным, но «Эрну» повезет – оно войдет и выйдет без больших бед. А имея Чашу, ты сможешь договориться с тем, кто владеет башней Килн-нам-у…

Бар засмеялся:

– Это же похоже на детскую сказку! Неужели ты хочешь сказать, что Осдейв желал пережить такую дикую бессмыслицу?

– Это не история, а легенда, но в ее основе лежит истинная история, – поправила его девушка. – Было сделано множество исследований, чтобы снабдить древний остов героической сказки подлинным фоном и современными ему деталями. Частично это история. Гэррет действительно существовал, он был первым Верховным Полководцем на половине этой планеты, и он добился этого положения, испытав подобное приключение. Мастера снов – эксперты по возвращению в прошлое не только своего мира, но и в прошлое любой другой планеты, если ее история имеется на лентах.

– Но если это было … если это история, как она может измениться? Проснувшись здесь, я предполагал делать что-нибудь другое, а не бегать от квакеров, как мне пришлось.

– Да, ты взял в плен двух квакеров, которые хотели отогнать тебя от их места гнездования. В развалинах ты нашел старинный металлический цилиндр, в котором была карта Вура…

– Какой вздор! – прервал ее Бар. – Не могу поверить, что взрослый человек всерьез примет такое, даже если предполагает, что это история!

– Уверяю тебя, что Осдейву это нравилось. Как человек, почти утративший возможность пользоваться собственным телом, он жаждал этой отдушины, как наркоман – порошка, дающего ему вход в другой мир. Это был последний сон Осдейва перед смертью, и он был самым хитроумным сном из всех, какие Юхач когда-либо создавала, потому что Осдейв прекрасно знал о своем близком конце.

– Я думал, что никому в тяжелом состоянии здоровья не позволяют идти в сон, – заметил Бар.

– Инопланетнику не позволяют. А жители Ти-Кри такими правилами не связаны. Некоторые предпочитают умирать во сне.

– Вот как… Я думал, это невозможно. Мы здесь именно из-за того, что умерли люди.

– Тут совершенно иная ситуация. Те жертвы были инопланетниками, в добром здравии и не давали никаких подписок. И сны, которые они выбирали, не были опасными.

Бар покачал головой:

– Однако человек может умереть во сне?

– Да, если такое его желание зафиксировано. И не просто записано, но и утверждено лордами Совета и главой его собственного клана. Но ни одному инопланетнику такого разрешения не дадут.

– Возможно. – Бар знал, что она, без сомнения, хорошо осведомлена в этих делах. – Но этот сон уже был изменен. Я не находил никакой карты, или чего там еще Гэррет предполагал иметь. А что, если я не зажгу сигнальный огонь, и рейдер не придет? Это не разрушит сон?

– Не знаю. Возможно, тебя вынудят сделать следующий шаг.

Бар сел на песок и скрестил ноги:

– В это я не верю.

Она тоже села, несколько поодаль. Морской ветер играл ее длинными волосами.

– Отлично. Вот мы и проверим силу того, кто выступает против нас, – спокойно ответила она.

Через некоторое время он нарушил возникшее молчание:

– Ты все еще не можешь проснуться?

– Нет. И кроме того… – она замялась в раздумье, сказать ли ему, а затем добавила: – Я больше не командую.

– Что это значит?

– То, что я сказала. Раньше я знала, что ждет тебя… нас впереди. А теперь я не могу быть уверена в будущем. Все как бы… расплывается. Это самое подходящее слово. Вроде как ты взял картинку и наложил на нее другую, и разные сцены закрывают друг друга.

– Значит, есть другой Мастер?

– Не знаю. Не уверена. Но только на тот сон, который я знала, накладывается другой и…

Она исчезла. Бар уставился на то место на берегу, где она только что сидела. И в песке все еще оставалась вмятина. Но Юхач или Кайтили, или кто она там еще – исчезла у него на глазах.

Он встал и осторожно коснулся концом копья отметки на песке. Никого и ничего.

Он сомневался, что она сделала это по своей воле. Может быть, другой рисунок, наложенный, как она чувствовала, на сон Осдейва, старался стереть ее, убрать из предназначенного для Бара будущего.

Она спасла его от квакеров. Вполне возможно, что он не будет спасен от следующего испытания, имеющегося в древней легенде. Но она сказала, что он должен зажечь сигнальный огонь и привлечь внимание корабля, и от этого он мог воздержаться.

И вообще тут же уйдет отсюда! Хотя он не мог идти за Юхач, но он все равно уйдет от этого внезапно ставшего предательским берега вглубь страны, даст себе время найти какой-то способ обезвредить неизвестного Мастера, поскольку он не имел ни малейшей надежды, что на его сигнал о пробуждении ответят… иначе, как отказом.

Глава шестая

Бар пошел прямиком от моря. Перед ним лежала местность, покрытая густыми зарослями не то высокого кустарника, не то низкорослых деревьев. Листья были плотные и темные по цвету, так что каждая группа казалась пятном. В этом ландшафте было что-то зловещее. Местность с курганами казалась странной и чуждой, а эта не производила впечатления активно угрожающей, и потому еще сложнее было определить, в чем именно таилась угроза.

К тому же ему приходилось бороться со вполне определенным и упорно нарастающим требованием не ходить вглубь страны. Видимо, новый рисунок сна хотел заставить его зажечь береговой маяк и последовать, как в первоначальном сне, в рейд на Вур. И теперь две воли сражались в Баре за его путь. Землю покрывала та же жесткая трава, что была на курганах; ее длинные острые концы захлестывались вокруг его ног, едва не лишая равновесия, как бы стараясь насколько возможно затруднить ему продвижение. Но знание того, что продвигается вперед против желания того, что боролось с ним, поддерживало его.

Атмосфера лежащего впереди района была настолько зловеща, что Бар в любую минуту ожидал появления неведомой опасности, жаждущей сражения.


Потрясенная Юхач-Кайтили-Ладия (кто она в действительности?) прислонилась к подпорке, которую она чувствовала, но отчетливо не видела, и попыталась окончательно прийти в себя. Она не была больше на морском берегу, но и не вернулась на свое ложе в Улье. Нет, она снова была на кургане, где оказалась, когда вошла в сон. Вдалеке она увидела мужчину, согнувшегося у монолита, и квакеров, готовых ринуться на него. Ее руки потянулись к поясу, чтобы снять утяжеленную веревку.

Только… это было неправильно!

Ей трудно было привести мысли в ясность. Она должна спасти человека.

Но ей показалось, что вся сцена перед ней заколыхалась: в ней не было глубокой реальности как в первый раз.

Воля ее обострилась, сознание полностью проснулось. Никаких инстинктивных действий… Это не ее сон, а другого мастера. Она была здесь не со своим компаньоном по приключению; это был сон-симуляция.

Квакер прыгнул, целясь в грудь человека клювом, и, легко уклонившись от ответного удара, ударил. Она услышала всхлипывающий крик человека, торжествующий визг квакера, но вела сейчас собственную битву за то, чтобы разорвать на куски фальшивый сон.

Вся сцена покрылась рябью, отчаянно стараясь сохраниться, хотя была разорвана, точно тряпка, сверху донизу. На миг девушка увидела какую-то тень, удалявшуюся от нее, но действующую как бы на другом плане. Юхач увидела врага, но не могла ни определить, кто он, ни установить, каково его положение по отношению к ним.

Умирающий человек и квакер исчезли, курган окутался туманом, который сгустился над девушкой, так что ей стало трудно дышать. Ее словно завернули в мокрое одеяло. Если бы она не боролась, не призвала на помощь свой природный талант эспера и все то, что узнала от Юхач, она нашла бы здесь свою смерть.

Это был сон, иллюзия. И та, что пряла сон, не могла быть захвачена сном другой без своего полного согласия. Поэтому девушка могла быть убита только в том случае, если бы приняла иллюзию. Она заставила себя дышать глубоко и медленно, бороться с тем, что видели ее глаза. Она не впуталась во вражеский сон, она участвовала в том сне, рисунок которого глубоко лежал в ее сознании. Только он был истинным!

Туман откатился. Она познала минуту триумфа, но не поддалась ему. Случившееся было далеко за пределами знаний, полученных ей от Юхач, или любых записей, какие она видела. Ясно было только одно: несмотря на вражеские усилия, галлюцинация не могла удержаться, коль скоро ее распознали. Каким-то образом, девушка была вооружена; но что с Баром?

Их намеренно разлучили, и она была убеждена, что другой Мастер может вполне захватить над ним власть, несмотря на силу его воли. Он не обладал талантом эспера, иначе его не выбрали бы на роль, которую он играл, и ее помощь была его единственным оружием. Для них обоих оставалась лишь одна надежда: только вместе они могут иметь шанс на спасение. Нужно отыскать Бара.

Туман не развеялся полностью, но разошелся достаточно, чтобы она могла оглядеть местность вокруг. Она была уверена, что ее минутная защита, ее отказ от действия при дуэли на кургане разбил рисунок, составленный другим Мастером. Найти Бара можно было только одним способом: сконцентрировать волю. Они были на морском берегу… Она закрыла глаза и сосредоточилась на этом берегу, как и в первый раз, когда их так быстро перекинуло из одной точки измененного сна в следующую. Закрыв мозг для всего внешнего, а также и для внутреннего, она рисовала себе берег, каким видела его в тот раз, и сильно хотела очутиться там снова.

Возникло ощущение невесомости и резкой боли. Она открыла глаза и огляделась. Да, здесь был песок, вода бесприливного моря, скалы… Но любая часть берега похожа на другую. И Бара здесь не было.

Она отчасти надеялась, что увидит его, зажигающего маяк, поскольку была уверена, что другой Мастер следует общей основе первоначального сна; но и здесь не было и признака Бара.

Обернувшись, она посмотрела вглубь местности. В ландшафте не было ничего приятного. Ее охватила ярость при виде деревьев, очертания которых имели какой-то странный вид. Словно бы деревья могли по своей воле изменять свою природу и принимать другие, смертоносные формы.

И там никого…

Однако она почувствовала… Что же именно? Неопределенную тягу, как будто от ее тела шла тончайшая нить, прикрепленная к чему-то невидимому, находящемуся среди тех устрашающих деревьев. Наверное, это Бар; он оставил берег, желая сломить угрозу сна тем, что пойдет наперекор тому будущему, которое она составила для него.

Ее удивило, что он оказался способным на это. Она была уверена, что всякий сон, достаточно сильный, чтобы вернуть ее к началу всех действий, без труда повернет Бара по новому пути. Бар сам сделал себя уязвимым, играя роль клиента, принявшего первоначальное сновидение.

Возможно, борьба, которую она вела, в какой-то мере сослужила ему службу: она оттянула на себя большую часть чужой воли, и поэтому ему удалось сменить курс.

Но в любом случае они должны идти вместе, иначе у них вообще не будет никаких шансов. Поскольку клиент и Мастер неразрывно связаны, они либо входят в сон и выходят из него вместе, либо этого не происходит вообще. Итак, ей оставалось только последовать этому слабому чувству притяжения. И она решительно двинулась в ту сторону.

Небо потемнело. Видимо, наступала ночь. В настоящем сне они должны были провести эту ночь на борту "Эрна". Но сейчас был новый рисунок сна, и кто знает, какие опасности могут грозить путнику в темноте? Поднялся холодный ветер. Юхач плотнее запахнула плащ-халат и продолжала идти, надеясь, что ведущее ее чувство не обманывает.


Стемнело. Бар, избегая разбросанных групп деревьев, старался обходить стороной даже тени, которые они отбрасывали на землю. Он очень устал, но не от самой ходьбы, а от постоянного сопротивления чужой воле, которая понуждала его вернуться и зажечь маяк. Теперь эта воля шла потоками силы, более тревожащей, чем первоначальное ровное давление, потому что между потоками были интервалы, как бы дающие ему надежду на победу, но затем следовал новый удар, более резкий, более настойчивый. И то, что действовало на него, казалось, было неутомимым, так что Бар подумывал, долго ли он еще продержится, прежде чем повернет назад, к прибрежным скалам, зажжет ночной сигнал и примет смерть, которая, как он был уверен, ждет его в измененном сне. После того, как квакеры едва не покончили с ним, он подумал, что вряд ли может рассчитывать на дружелюбие Морских Разбойников; вполне возможно, что они встретят его сталью и с сильным желанием отнять у него жизнь.

Он все еще шел вперед, несмотря на удары. Вдруг он поднял голову и пригляделся к группе деревьев слева. Они изменяли очертания… Тут что-то было не так.

Глава седьмая

Фигура поднялась из полусогнутого состояния, которое делало ее похожей на другие низкорослые деревья. Фигура была крупнее человека, но очертания ее были настолько неопределенны, что Бар даже не мог сказать, стоит ли он перед большим зверем или разумным существом. В быстро надвигающихся сумерках фигура казалась просто черной массой. И странное дело: пока Бар подходил ближе, масса съеживалась в размерах и в конце концов стала не выше человека.

Бар крепче ухватился за копье. Существо, встав у него на дороге, больше не двигалось, но Бар не сомневался, что это вражеская сила. Это был явно не квакер, но откуда Бару было знать, какие еще опасности могут встретиться ему в этих краях? Хотя в прошлом он повидал немало опасностей, это приключение не походило ни на одну операцию, в которой он принимал участие. То все было в реальном мире, где он мог хоть частично, но оценить опасность. А эта местность – порождение воли и воображения… кого? По собственному признанию Юхач, не только ее.

Он не пытался избежать встречи с ожидавшим его существом. Лучше смотреть страху прямо в лицо, чем позволять своему воображению дополнять его деталями.

Фигура шевельнулась, отбрасывая складки черного плаща. Света было еще достаточно, чтобы увидеть ее голову и лицо.

Она вернулась!

На его губах уже был приветственный возглас, но он не произнес его. Хотя все черты и движения головы были теми же, что он видел раньше, но…

Девушка протянула руку и повелительно махнула. Бар остался на месте. Давление, действовавшее на него с тех пор, как он оставил берег, теперь изменило направление: оно понуждало его идти вперед, к этой Юхач. И это изменение в невидимой воле насторожило Бара.

– Иди сюда! – она сказала те же слова, что и при первой их встрече. Затем еще раз махнула рукой и нахмурилась, возможно, от нетерпения.

Он воткнул конец копья в землю, сжал древко обеими руками, как бы удерживая себя от повиновения приказу.

– Кто ты? – спросил он.

– Я – Кайтили.

Голос имел тот же тембр, ничем не отличался от голоса Юхач. Но настойчивое принуждение настораживало, а в этом месте Бару следовало обращать внимание на любое, даже самое малое предупреждение.

– Нет, ты не она!

– Я Кайтили. Пойдем… – Она как бы не слышала его ответа. – Наступает ночь, и тут бродит то, что может погубить нас. Мы должны найти убежище… Пойдем! – ее приказ был усилен внезапным потоком принуждения, таким сильным, что оно едва не сорвало Бара с его места, заставив его споткнуться.

– Ты – не она, – повторил он. А вдруг… она? Бар не знал, он полагался лишь на внезапное отвращение к ней, шевельнувшееся в нем.

– Я Кайтили! – она подняла руки и откинула капюшон. – Посмотри на меня, дурак, и увидишь!

Теперь Бар был уверен – она сделала ошибку. На секунду она вышла на свет из своей личины. Она не была той девушкой на берегу!

– Ты не Кайтили, – убежденно сказал он. Она уставилась на него. Всякое выражение исчезло с его лица. Теперь она реагировала так быстро, что он почти не имел времени отреагировать. Ее правая рука взметнулась и что-то бросила в него. Он увидел только искру света, но его тренированные рефлексы не пропали даже в мире сна. Он упал на землю, перекатился и снова вскочил легким и быстрым движением опытного невооруженного бойца.

Что-то ударилось позади него, оттуда вырвался огонь. Бар прыгнул, но не к девушке, а в сторону, как только ее рука снова двинулась. На этот раз огненная вспышка слегка коснулась его, и он почувствовал ожог.

Лицо ее стало безобразной маской, она плюнула в его сторону. Плащ ее закрутился вверх, как будто обладал собственной жизнью или подчинялся только ее воле; он обвернулся вокруг девушки, превратив ее в черный столб, снова скрыв ее лицо в своих бесформенных складках.

Эта черная колонна стала погружаться в землю. На тропе со стороны Бара трава обуглилась, и в ней еще горели красные огоньки. Но девушка исчезла.

В ночном воздухе чувствовался едкий запах. Но Бару казалось, что он был один, не считая только теней от деревьев.

– Гэррет?

Он обернулся, взяв копье наизготовку… Еще одна тень шла к нему.

– Гэррет! – с интонацией узнавания сказал голос, но он не обманул Бара. Она что, хочет вторично сыграть в ту же игру? Он приготовился еще раз избежать атаки.

– Не выйдет, – сказал он, – ты не Кайтили.

– Нет, – ответила она, – но я та, которая делала сон.

Бар внимательно оглядел ее. В самом деле, было небольшое различие между этой девушкой (он не хотел назвать ее имя даже мысленно) и той, которая только что исчезла, как будто земля разверзлась под ней.

– Если ты Мастер снов, то дай мне доказательство.

– Какого доказательства ты требуешь?

– Скажи… куда ты уходила и зачем?

Она не пыталась подойти к нему ближе.

– Куда уходила? Назад, к началу сна. А зачем? Не знаю. Знаю только, что та, которая хочет изменить наше путешествие, пыталась уверить меня, что ты умер.

– Почти так оно и было. Если человека можно убить оружием во сне, – она показала концом копья на сожженную траву.

Настороженность, охватившая его, когда он стоял перед той, другой, теперь исчезла.

– Как ты вернулась?

– Своей волей. – Юхач, казалось, была уверена в этом.

Бар покачал головой.

– Тени да сны… Как может человек сражаться с ними? Во всяком случае, у твоего двойника было оружие, которое смогло сделать это. – Он снова указал на обгоревшую землю и испепеленную траву и рассказал ей о той, что приняла ее облик, облик Юхач.

– Другой Мастер? – переспросила она. – Так, значит, ты не пошел по образцу… – Она глубоко вздохнула. – То, что было сломано, другой может обратить в свою пользу.

– Так что мы не знаем, на что рассчитывать? – Он понял значительность ее тревоги.

– Возможно. Осталась только одна вещь, которую мы можем попробовать: подойти ближе к концу сна и попытаться ускорить его завершение. Пока она собирает силы и строит более сильный контроль над рисунком сна, мы сможем вырваться.

– А сумеем?

– Не знаю. Во всяком случае, она не смогла удержать меня своей иллюзией, когда вернула на курганы. Возможно, она не сможет удержать нас обоих, если мы пожелаем конца сна. Нелегкое дело – сохранять рисунок, хотя я не знаю, случалось ли когда-нибудь, чтобы клиент сам желал изменить его. Я твой Мастер, следовательно, связана с тобой; если мы будем работать вместе, мы станем сильнее…

– Ты думаешь, что мы можем… перепрыгнуть? – спросил Бар.

– Попробуем.

Но ему показалось, что в ее ответе есть тень сомнения:

– А что ты выбираешь?

– Башню Килн-нам-у.

Она протянула руку, как это делала другая. И сходство этих жестов было так велико, что Бар секунду-другую не решался подойти, чтобы не оказаться обманутым… Но тут не было давления на него, выбор явно оставался за ним.

Он сделал два шага к ней и почувствовал, как она сжала его пальцы. Прикосновение было чуточку холодным, и он чувствовал через этот контакт напряжение ее тела и сосредоточенность.

– Думай, – резко сказала она, – думай о Башне на море, на том самом море, которое мы видели… Думай о ней!

Он не знал хитростей и уловок мозга эспера, но если это для пользы дела, он, во всяком случае, может думать о Башне. И он, как умел, представил себе Башню, архаичную по стандартам его родного мира, но при этом по разрушенности близкую к кургану. Он закрыл глаза, чтобы лучше построить этот мысленный рисунок, а затем ее прикосновение показалось ему жгущим почти с истребляющей силой, как будто их объединил сильнейший электрической удар.

Глава восьмая

Итак, это была Башня, усилия Юхач привели их к концу сна. Бар уставился на строение. Некоторое время тот мысленный образ, который он создал в мозгу, накладывался, как туманная мелодия, на реальность. Затем иллюзия исчезла, и он смотрел на строение, родное этому миру сна.

Башня была поставлена так, что пики утеса закрывали две ее стены со стороны моря; стены стояли под прямым углом. Древняя кладка была так тщательно пригнана, что даже само время не смогло нарушить ее. Поэтому строение вызывало такое тяжелое ощущение древности, что это ощущение казалось почти визуальным.

До высоты, как оценил Бар, в два обычных этажа не было никаких отверстий; выше находился треугольник клинообразных окон, оправленных в ромб. Они казались абсолютно черными, поскольку ни один солнечный луч не проникал в эти глубокие норы.

Еще один поразительный фокус: в путешествии, которое создала их объединенная воля, они оставили за собой ночь, а здесь, по мнению Бара, время подходило к середине дня.

Башня была сложена из тускло-красного камня, совсем не похожего на желто-коричневый камень утесов, наполовину укрывавший ее. В грубо сглаженной поверхности блоков искрились вкрапления кристаллов, отражающих солнце, так что здание казалось окруженным ожерельем из драгоценных камней.

– Килн-нам-у. – Юхач выпустила руку Бара. – Нам здорово повезло.

– Что Осдейв собирался здесь делать?

– Он омыл этот блок, – она указала на один из камней на высоте плеча Бара – по-видимому, хорошо пригнанную часть основания Башни, – водой из Чаши Кровавой Смерти. Это должно было дать выход существу, которое всегда жило внутри, и Осдейв торговался с ним за Жезл Ара… чтобы он мог править.

– Поскольку у нас нет этой Чаши, – сказал Бар, – не можем ли мы сразу сломать сон?

Она не ответила. Он перевел взгляд с Башни на девушку.

Ее лицо застыло, глаза не смотрели ни на него, ни на Башню, а куда-то вдаль, сквозь нее, что было перед ними.

– Я… не… могу… – Она с трудом выдыхала каждое слово, как будто перед этим долго-долго бежала.

– Мы же дошли до самого конца сна, почти… И ты не можешь прекратить его?

– Тогда мы сразу же попадем в рисунок, выбранный другим Мастером, – высказала она горькую правду.

Бар принял ее ответ как должное. Ладно, значит, они не могут разбить сон, составленный Осдейвом, но должны следовать другому…

– Ты знаешь все, что знала Юхач. Ты должна знать, раз тебя инструктировали. Такое когда-нибудь случалось?

– Насколько я знаю, Юхач не было известно о таких перемещениях. Она Мастер десятого разряда. Это высший разряд по шкале Улья.

– Однако должны существовать разряды и выше, иначе мы бы не были захвачены. Ты не можешь установить источник?

Слабая тень растерянности в ее глазах пропала. Теперь в них было напряженное выражение.

– Могу попытаться. Она… доберется до нас рано или поздно. Сон должен идти до самого конца, иначе врач Улья узнает, что тут несчастье. Они… Фустмэм, если только сама не участвует в том, что мы ищем, не посмеет помешать врачу вмешаться. Мы наверняка лежим там в настоящем глубоком сне. И поскольку наш сон ограничен во времени, та, что ткала новый рисунок, должна спешить. Мы отрезали среднюю часть приключений Осдейва и приблизили конец. Мне остается только ждать следующего хода, и это будет их ход.

Бару это не нравилось. Терпение было оружием, которое он культивировал в своих собственных операциях. Но то относилось к реальному миру, и тогда он имел некоторый контроль над будущим. Ему приходилось ждать нападений, но противник всегда работал на той основе, которую он, Бар, мог понять. А вот такая призрачная борьба выводила его из себя.

– А есть какой-нибудь способ установить защиту заранее? – спросил он.

Вместо ответа она сделала предупреждающий жест. Через секунду он зашатался под ударом – не физическим, хотя у него было ощущение, что некий гигант двинул его кулаком, направляя к Башне. В то же время Юхач поднесла руки к голове и вскрикнула от боли.

Эта… эта сила хотела толкнуть Бара к Башне, ударить его о каменные блоки. Но он не растерялся и снова воткнул копье в землю, чтобы остаться на месте. Тело его качалось туда и сюда под невидимыми ударами, но он крепко держался, стиснув зубы.

Его спутница упала на колени, ее руки все еще зажимали уши, из глаз текли слезы. Она стонала, и эти стоны отдавались в камнях вокруг. Похоже, что они оба сражались с каким-то насилием, которое почти превышало их сопротивление.

Башня перед глазами Бара затуманилась… Может, тот блок, на который недавно указывала Юхач, двинулся с места? То, что стремилось управлять Баром, хотело швырнуть его туда, в темную щель отверстия. Если это была дверь, то ее очертания были очень неровными, она больше походила на естественный проход между камнями.

Бар стоял крепко. Он не желал повиноваться. Юхач говорила, что они дошли почти до конца первоначального сна; следовательно, Бар может не принимать никакого нового рисунка. Он собрал все свое упрямство и волю и пользовался ими, как броней против ударов.

Девушка медленно встала на ноги. Ее лицо, мокрое от слез, все еще выражало боль, но также и твердую решимость, равную решимости Бара.

Неправильно очерченное отверстие в основании Башни открылось полностью. Юхач говорила, что в подлинном сне существо, – как там она его называла? – должно было выйти и договориться с Осдейвом. Но у Бара не было той таинственной Чаши Крови, которую желало существо. А то, что правило сейчас Баром, хотело, чтобы он вошел туда, а не ждал здесь.

Как и в клинообразном окне, в это отверстие солнце тоже не попадало. И за его порогом – дыхание тьмы.

Выйдет ли существо? И как будет реагировать на то, что у Бара нет того, что обещал существу Осдейв? Бар покачнулся, когда принуждение нанесло еще более жестокий удар.

Оно хочет видеть его внутри, в Башне… Нет уж, он не пойдет!

В первый раз за время этой борьбы Юхач заговорила:

– Этому другому Мастеру не удается контролировать нас обоих. – Она снова обрела самообладание и независимый вид. – Когда я подниму руку, попытайся податься назад. Старайся из всех сил.

Она пристально уставилась на Башню; тело ее напряглось. За тем она подняла руку. Бар дернулся назад, вложив в это действие всю свою упрямую силу.

Тянувший его «шнур» словно бы лопнул. Бар упал, сильно ударившись о землю и, полуоглушенный, покатился. Девушка стояла прямо, как столб, между ним и отверстием, которое наверняка было западней. Но теперь Бар почувствовал освобождение.

Юхач зашаталась и снова упала на колени, как будто ее прижал тяжелый груз. Даже не успев подумать, Бар выпустил копье, вскочил на ноги и одним прыжком преодолел расстояние до Юхач. Он крепко схватил ее за плечи и поддержал ослабевшее тело.

Глава девятая

Воздух вокруг них наполнился раздражением и злобой. Бар не мог бы сказать, почему он был так уверен в этих бестелесных эмоциях, он просто знал, что так оно и есть. И от этой угрюмой ярости он приобрел некоторую долю самоуверенности.

Другой Мастер не рассчитывала на столь сильную защиту со стороны их обоих, и ее дело в данный момент не удалось. Но только на данный момент – в этом Бар не сомневался. Неожиданно проявление чужой воли закончилось – даже злоба исчезла.

Юхач глубоко, почти с рыданием вздохнула, прошептав слабым голосом:

– Оно ушло.

– Но она попытается все это повторить снова? – спросил он.

– Кто знает? Во всяком случае, у нее еще хватает сил держать нас здесь.

– Ты уверена?

– Ты думаешь, я не проверила? Да, мы тут прикованы, в сне Осдейва, и я не знаю, каков будет его новый рисунок.

Бар посмотрел на щель в стене Башни. Он надеялся, что она теперь закроется, поскольку давящее на Бара требование войти туда ушло. Но отверстие не только осталось открытым, но и что-то явно угрожающее лежало в его густом мраке. Бару хотелось подойти и ткнуть туда копьем, но другая его часть сжималась при мысли о том, чтобы подойти ближе к этой загадочной крепости.

– Есть ли какой-нибудь способ, – он продолжал изыскивать возможные пути для бегства или хотя бы защиты, – продолжить импровизацию от конца известного сна Осдейва.

Она покачала головой:

– Я не подлинный Мастер. Поскольку я эспер, я могла точно перенять опыт Юхач, возродить его. Но у Мастеров Ти-Кри врожденный талант, и его укрепляют тренировкой с той минуты, как только он обнаружится. Многие из них почти не живут реальной жизнью вне своих снов. Я же знаю только то, что взято из прошлого Юхач и внесено в меня инструктажем.

– Значит, способа нет?

Но Бар отказывался признать поражение. Он не намерен покорно ждать, пока неведомое станет им угрозой.

– Я не знаю…

Сначала ее слова едва проникли ему в сознание. Но когда их значение дошло до Бара, он быстро повернулся к ней; его озлобленность на происходящее вырвалась вопросом:

– Ты можешь не знать, но какие-то догадки ты можешь сделать?

– Возможность есть, но весьма опасная… Она скоро сделает шаг; ты, наверное, чувствовал ее ярость, когда она не смогла нас заставить подчиниться ее желаниям. Если мы позволим какой-либо ее угрозе развиться полностью, то есть шанс, что я смогу связаться с нитью пряжи ее сна. Но тогда сон должен быть ее… не мой и не гибрид этого и другого.

– Но если ты обнаружишь связующую нить, что тогда?

– Если я смогу крепко держаться за нить, мы проложим себе путь отсюда. Мастера полностью запрограммированы насчет одного важного фактора: они обязаны разрушить сон по требованию клиента. Я не могла сделать этого для тебя из-за этой замкнувшей нас ситуации. Сон был дублирован и уже перекрыт силой другого, очень мощного Мастера.

Бар подумал над ее словами. Все это ему совсем не нравилось.

– Как далеко зайдет новый сон, прежде чем ты сделаешь это?

Она отвела глаза:

– Боюсь, достаточно далеко, чтобы сделать последствия очень опасными. Тебе придется встретиться с неожиданной опасностью, какую она произведет, и удерживать ее, пока я не обнаружу нить сна и не прикреплю нас к ней.

В этом была логика отчаяния, и Бар понял, что Юхач предлагает то, что намного превосходит ее опыт. Он ничуть не сомневался в опасности такого действия, но другого выхода не было.

– Значит, будем ждать, пока она снова начнет действовать, – решительно сказал он и неожиданно спросил: – Ты не знаешь, не можешь догадаться, кто она? Фустмэм?

– Нет, Фустмэм обучает Мастеров, но сама Мастером быть не может. Понимаешь, многие Мастера почти полностью отгораживаются от реальности; за ними ухаживают, как за малыми детьми. И те, кто о них заботится, не могут быть Мастерами как раз по этой причине. У Улья есть два Мастера, у которых умерли клиенты. Одна сама покалечилась в мире сна, так что хотя и жива, но… ее спящий мозг то ли мертв, то ли настолько поврежден, что до него нельзя добраться. Другая необычна в том отношении, что ее потенциальные возможности были обнаружены лишь тогда, когда она достигла юношеского возраста. Такое вообще-то случается, но крайне редко. Каждая семья, в которой в прошлом появлялся Мастер, знает признаки и ищет их с раннего детства, потому что найти такую – гордость для клана. И богатство… Такое позднее развитие время от времени случается, но это исключение из правил.

– Ты думаешь, что это она?

Юхач пожала плечами.

– Откуда мне знать? Два человека умерли во сне, который она пряла для них, но она сама не пострадала. Так что я могу дать тебе только факты.

– Ты видела ее? Разговаривала с ней?

– Нет. Улей держит своих Мастеров высокого разряда отдельно друг от друга. Если Мастер не работает, он рассчитывает повысить свои способности к творению сна сбором информации. Она изучает ленты, собирает материал для своих снов. Те, кто бодрствует, ведут очень одинокую жизнь.

– Для каждого из этих умерших имелись основания, чтобы кто-то желал их смерти, – комментировал Бар. – Либо их богатство, либо их положение делало их уязвимыми. Так что, если кто-нибудь сумел договориться с Мастером, может быть, даже дал собственные ленты…

– Да, это может быть, – кивнула девушка. – Все мы прячем в себе какой-то личный страх. Если узнать природу этого страха и материализовать его на самой высокой волне…

– …то человек может умереть или проснуться безумным! – закончил Бар. – Но такую информацию может дать только близкий человек.

– А как насчет твоего страха? – спросила она.

– Меня снабдили крепким фоном для установления личности, – смущенно ответил Бар, – но такое едва ли записано.

Он ходил взад и вперед, размышляя. Может ли сам Мастер извлечь из человеческого мозга его самый большой страх и материализовать его?

Когда он снова повернулся к девушке, то увидел, что она изменила позу и теперь пристально смотрит в черную дыру в Башне, которая так и осталась открытой. Тело ее снова было напряжено. Другого предупреждения ему не понадобилось. Что-то собиралось напасть, их враг двинулся снова. Но сколько Бар ни вглядывался в отверстие, он не видел ничего, кроме мрака. Он встал и подошел, встав плечом к плечу с Юхач. Он хотел спросить, нет ли у нее намека на то, что ожидается, но побоялся нарушить ее сосредоточенность. Она уже дала ему понять, что ему придется смело встретить все, что ждало их, и держаться как можно дольше, чтобы Юхач успела добраться до нити сна.

Что-то ползло к ним в черной тени. Часть его высунулась вперед, как черный ищущий язык, двигаясь в свете и воздухе, как остроконечная лента мрака.

Бар инстинктивно отступил, потянув за собой свою путницу.

В этой видимости жизни было что-то, сжимавшее желудок Бара, покрывавшее его тело пупырышками, словно он стоял под ледяным ветром.

Острый конец поднялся с земли, покачался из стороны в сторону, как змеиная голова. На нем появились выпуклости, они звучно лопались и появлялись красные угольки глаз.

Бар не мог определить, что это за существо. Хотя вид его вызывал в Баре какое-то непонятное болезненное чувство, он старался победить страх. Возможно, не получив никаких сведений насчет его личных страхов, неизвестный Мастер воспроизвела фрагмент собственного больного воображения.

Черная лента медленно поплыла вперед. Голова перестала качаться, угольки глаз сфокусировались на Баре. Если голова была узкой, то пухлое тело, показавшееся в дверном отверстии, было вяло-жирным, бульшую его часть покрывали дрожащие бугорки.

– Нет!

Девушка рядом с Баром вскрикнула, подняла руки, как бы толкая ползущее чудовище обратно в его убежище. Лицо ее казалось маской отвращения и ужаса, а страх довлел надо всем.

Глава десятая

Бар угадал, что случилось. Враг хотел напасть не на него, а на Юхач, поскольку противостоящий им уже знал, что в этой битве девушка была более сильным противником.

От ползущего исходил зловонный запах, настолько густой и отвратительный, что Бар едва не подавился. Он схватил девушку левой рукой за плечо и почувствовал, как дрожь пробегает по ее телу. Это ползущее чудовище было неизвестно только Бару, но не Юхач.

– Держись! – он встряхнул ее. – Это сон… Вспомни… Это сон!

Она не могла унять дрожь, но он видел, что ее голова шевельнулась. Было ясно, что она сейчас не в состоянии делать то, что нужно – выявить нить связи с другим Мастером.

Бар убрал руку с округлости ее плеча к ее горлу и взялся за пряжку ее широкого плаща. Его пальцы отстегнули пряжку, и он быстро собрал в горсти длинную складчатую ткань.

– Встань позади!

Зажав копье в коленях, он обеими руками взял плащ. Ткань была очень плотной и шелковистой на ощупь. Он развернул плащ и, собрав все свое умение, раскрутил его в воздухе и швырнул вперед.

Складки упали на чудовище и скрыли его. Прежде, чем существо освободилось, Бар бросился вперед и стал колоть копьем эту тварь, шевелящуюся под плащом. Не в его ушах, а в голове послышался пронзительный визг, потрясший Бара, но не заставивший отступить. На плаще множились пятна, вонючая жидкость проступала сквозь ткань в дыры, прорезанные копьем.

Однако существо не было убито, поскольку шевеление под разорванным и испачканным плащом не прекращалось. Бар колол, колол, колол. Может, существо вообще нельзя убить?

Бар снова ощутил в воздухе жестокую злобу. Но чудовище наконец перестало шевелиться. Бар осторожно стащил с него вонючий плащ, держа наготове копье для повторной атаки.

Юхач глубоко и прерывисто дышала, но когда Бар встретился с ней взглядом, он увидел в ее глазах понимание.

– Ты смогла сделать что-нибудь? – спросил он без особой надежды. Она была слишком потрясена появлением чудовища.

Но она кивнула:

– Кое-что. Еще недостаточно. Я должна попытаться снова. Я… я не рассчитывала на это, – она все еще вздрагивала, указывая на то, что лежало на земле.

– Это был твой страх?

Она покачала головой:

– Нет, не мой… ее… Юхач! Похоже, в меня вложили не только память Юхач.

Они помолчали. Эта атака была хитро организована… не для того, чтобы просто захватить Бара, а чтобы лишить его поддержки истинного Мастера. Если бы при этом он оказался убит, то одновременно были поражены обе цели второго Мастера. Бар был убежден, что девушка испытала такой же страх, что и он. И когда она заговорила, Бар знал, что она тоже это понимает.

– Если ослабить мою поддержку, – сказала она чуть слышно, – тогда легко будет взять тебя – так она думала!

– Что следующее она пошлет? – спросил он и тут же понял глупость своего вопроса. Пусть его псевдо-Мастер и имеет талант эспера, но предвидеть, что сделает вражеский Мастер, она не могла, на это нельзя надеяться.

Раздался шум, но не из Башни, а откуда-то с утеса. Бар повернулся, и у него остановилось дыхание.

Может быть, враг и не имел представление о личном страхе Бара, но то, что было наколдовано теперь, что ползло по камням, пробудило бы тошнотворный ужас в любом человеке, в чьих жилах есть хотя бы следы крови землян.

На каждой планете есть свои опасности. Но есть наивысшая, которая в прошлом привела к отчаянным мерам, к сознательному выжиганию зараженных миров, пока страшная смерть не успела размножиться и перенестись каким-либо образом на большую часть галактики.

Это существо, ковылявшее к ним… Бар видел такие в предупреждающих Три-Ди; каждый агент обязан был запомнить их в самом начале обучения. Хныкающее создание было когда-то человеком или гуманоидом, скрещенным с человеком-землянином, потому что только земляне были восприимчивы к тому, что носило в себе это создание. Добавочным проклятием отвратительной болезни являлось то, что жертвы, носящие ее в себе, были вынуждены заражать своих товарищей. Прикосновение, дуновение дыхания из их полуразложившейся глотки… Тысячи и тысячи разных недугов мог переносить вирус… вирус, который имел собственную жизнь и питался не только телом жертвы, но и ее мозгом и внушал своему носителю, где и когда удобнее взять следующую свежую жертву.

Создание, уже умершее, как человек, ковыляло к ним, подгоняемое волей того, что убило его так безжалостно. Все инстинкты Бара гнали его бежать, хотя он понимал, что это не приведет ни к чему хорошему – если существо напало на их след, оно без устали будет преследовать их. Поскольку оно уже мертво, никакое оружие, кроме сжигающего луча, не разрушит его. И оно угрожало им обоим. Похоже, что тот Мастер решил убить их одним ударом.

Бар уверял себя, что это сон, что только его согласие принять такие действия за реальность может дать существу власть убить его. Но знание этой болезни так глубоко вошло в него, что логика такого аргумента была явна слаба.

Море… Позади существа море, а утес… высокий. Если найдется способ скинуть существо назад с утеса, он выиграет время, потому что этому переломанному и объеденному телу понадобится немало времени на то, чтобы снова взобраться на такой барьер и пуститься за ними.

Бар, стиснув зубы, сделал несколько шагов вперед и схватился за плащ, не обращая внимания на зловонную массу рядом.

– У тебя есть вторая веревка? – спросил он через плечо.

Девушка не ответила. Обернувшись, он увидел, что его спутница опять находится в состоянии транса. По-видимому, она не была так напугана омерзительным существом, неумолимо ползущим к ним; она старалась направить кошмарное создание обратно к его создательнице.

Волоча рваный и грязный плащ, Бар бросился к девушке. У нее и в самом деле оказалась веревка, прикрепленная к поясу. Бар сорвал ее, едва не свалив девушку с ног, но она не обратила на Бара внимания.

Бар повернулся лицом к волочившему ноги кошмару. Веревка была для него новым оружием, но другого не было. Подпустить существо достаточно близко и ударить копьем – бесполезно, потому что это тело будет продолжать преследовать, пока его ноги не сгниют, да и в этом случае оно поползет на руках.

Бар раскрутил веревку над головой, как это делала на его глазах Юхач. Это был весьма слабый шанс, но единственный. Он пустил петлю. Она пролетела по воздуху и охватила существо чуть пониже боков как раз в тот момент, когда оно качалось на камне, чтобы прыгнуть и приземлиться рядом с ними.

Но оно не прыгнуло, а упало, понуждаемое к этому веревкой.

Бар тут же бросил плащ на барахтающееся существо. Оно отбивалось; рука, представляющая почти голую кость, просунулась сквозь дырку в ткани. Но Бар был наготове. Повернув копье, он жестоко ударил создание древком. Дважды его оружие попадало в цель, откатывая существо обратно к краю утеса. Оно ухитрилось снова встать на колени, но Бар ударил в третий раз, вложив в удар всю свою силу, прямо в середину закутанной фигуры.

На этот раз удар отбросил существо далеко. Сначала ему показалось, что недостаточно далеко. Но существо, силясь встать, откачнулось назад и упало… вниз в море.

Глава одиннадцатая

– У нас есть передышка, – закричал он с облегчением, но, повернувшись к Юхач, увидел, что она даже не повернула головы. Она не была свидетельницей его маленькой победы. Губы ее шевельнулись:

– Иди сюда.

Она не сказала этого вслух, он прочел это по ее губам. Ее левая рука сделала неопределенное движение в сторону, словно собираясь что-то схватить. Бар бросился вперед и схватил ее за пальцы. Неужели она сделала это… нашла связь с врагом? Мог ли он поверить в это?

Мир Башни закрылся пеленой непроницаемой тьмы. Бар даже не чувствовал, держит ли он еще руку девушки и держится ли за что-либо вообще. Было ощущение подъема сквозь мрак…

Значит, так кончается сон? Его последним ощущением было пробуждение нового страха: что, если они захвачены этим местом небытия и потому останутся здесь навеки? Дважды мелькнули искры света, возникали туманные башни и скалы. У Бара было впечатление, что его тянут в двух направлениях одновременно. Затем пришла боль, но не в тело, а в сами чувства.

Мрак держался стойко. И ощущение прохождения через это пространство было очень сильным. Потом произошел прорыв в черноте. Там, окутанные туманом, лежали не башни и не скалы, а тело, вытянувшееся на какой-то подпорке, которую никак не удавалось разглядеть.

И его тащило к этому телу.

Это был Мастер; ее голову наполовину закрывал шлем.

И тут Бара захлестнули чьи-то сильные эмоции. Не злоба, ударявшая его раньше – нет, это была потребность в действии, повелительная, требующая. И шла она не от Мастера, а откуда-то сверху.

Он следил за рукой, материализовавшейся неизвестно откуда; ее скрюченные как когти пальцы тянулись к шлему Мастера. И тут же беззвучное требование:

– Пора! Отдай мне… Пора!

В нем бессознательно возник ответ на этот крик. Он должен дать форму и субстанцию этой цепляющейся руке той частью энергии, которую мог собрать. Произошел быстрый переброс такой силы, какой он никогда не подозревал у себя, и он почувствовал себя опустошенным.

Рука стала более плотной, более реальной. Бар был совсем обессилен, а рука начала опускаться, бесконечно медленно, легкими толчками, как бы преодолевая некое защитное покрытие, к телу Мастера.

Он уже не мог ничего дать, но должен был. Если эта рука не выполнит свою миссию, они пропадут. Бар не знал, почему уверен в этом, знал только, что это именно так, словно это входило в инструктаж.

Рука двигалась медленно… очень медленно. Бар невероятно устал от своей опустошенности, он чувствовал, что упал бы от дуновения ветерка.

Согнутые пальцы слегка выпрямились и уже не напоминали когти. Палец повернулся и указал на грудь спящей.

Бар старался держаться. Ничто в прошлом не готовило его к такой борьбе. Все зависело от прикосновения пальца… Но оно должно произойти быстро, очень быстро!

Рука продолжала опускаться толчками, как будто энергия вливалась и выливалась из нее. Затем палец коснулся туманной фигуры Мастера, которая так и не приобрела вещественности за все то время, пока Бар был с ней рядом – по крайней мере, так казалось.

Мастер дернулась, как будто палец был хорошо направленным острым стальным острием. Затем из-под шлема показался рот, губы шевелились, как бы произнося проклятия. Но Бар ничего не слышал.

Снова защелкнулась тьма, и он… потерялся.

Что-то больно ударило его. И эта боль была глубоко внутри… нет, он, чувствовал ее в своем теле. Вирус ужаса? Воображение Бара рисовало образ того, что карабкалось на утес, чтобы обладать им, Баром…

Задыхаясь, он открыл глаза. Человек с эмблемой врача склонился над ним, спокойно и оценивающе глядя на него. Бар заморгал. Он был ошеломлен и сначала не мог сообразить, где он.

– С вами все в порядке?

Даже эти слова, сказанные на бейсике, казались странными и шли как бы издалека.

Все его тело напряглось, когда он рывком поднял руку: шлема не было. Бар вернулся! Осознание этого влилось в него теперь теплым потоком. Он лежал на диване.

– А Юхач? – дрожащим голосом спросил он.

– Она в порядке, – успокоил его врач. – Но здесь близко есть что-то…

– Другая! – вспомнил Бар. – Другой Мастер.

Он увидел, как сузились глаза врача. Этот человек был откомандирован Советом, и его хорошо проинструктировали.

– Она… – голос, столь слабый, как и у Бара, заставил последнего повернуть голову.

Шлем Мастера был сброшен. На другом диване сидела худенькая девушка с кудрявыми каштановыми волосами. Черты ее бледного лица обострились, как у голодающей. Тонкие руки были сложены под грудью, и она так отличалась от боевой Кайтили, которую Бар знал в другом месте, что почти невозможно было поверить, что это измученное бесцветное существо его спутница.

– Пойдем. – Юхач сделала попытку встать на ноги, но покачнулась и снова упала. Врач быстро повернулся к ней.

– Лежите спокойно! – приказал он.

– Нет! – прозвучал решительный ответ. – Мы должны… идти к… ней… немедленно!

Бар встал, покачиваясь. Он так ослаб, как будто вышел из кошмарного мира Башни серьезно раненый.

– Она права, – сказал он, обращаясь к врачу. – С этим надо покончить.

Он обрадовался, когда в поле его зрения шагнул вооруженный человек и протянул руку, чтобы поддержать его. В это время врач с недовольным видом помогал встать Юхач.

– Где она? – спросил Бар.

– Потерялась… там… – не очень вразумительно ответила Юхач.

Когда врач выводил ее из комнаты, прямо перед дверью стояла Фустмэм с ничего не выражающим лицом. Она загораживала проход и не сделала ни одного движения, чтобы посторониться.

– По распоряжению ваших собственных лордов, – рявкнул врач, – дайте нам пройти.

– Улей нельзя брать силой! – резко ответила женщина.

– В этом случае можно. – Врач отклонил в сторону голову, и стал виден стражник… – Отойдите, или вас оттолкнут.

Спазм открытой ненависти исказил лицо Фустмэм:

– Вы слишком много себе позволяете, инопланетник. В Улье так не полагается.

– А убийства им совершать полагается? – спросил Бар.

Она повернула к нему снова ставшее бесстрастным лицо:

– Это неправда. Ваши же собственные методы расследования доказали мою безупречность.

– Но вы держите небезупречного Мастера, – возразил врач, – и мы сейчас посмотрим на нее. А позднее будет расследование насчет ее обучения. Возможно, вы назовете тех, кто может создать Улью намного более темную репутацию, чем он имел до сих пор.

– Улей не виноват. Мастера не могут убивать… – Броня ее защиты оставалась несокрушимой.

– Могу засвидетельствовать, – сказал Бар решительно, – что они могут попытаться.

Слабость его прошла, он мог уже стоять без поддержки стража.

Юхач ничего не сказала во время этой перепалки. Лицо ее было пустым, тело еще более напряжено, когда она бросила всю свою энергию на поиск неизвестного им врага. Врач глянул на нее и кивнул:

– Посторонитесь!

На этот раз Фустмэм, пожав плечами, повиновалась. Правительница Улья, как видно, шла за ними, когда они прошли по холлу во второй коридор. Теперь ее голос снова повысился в новом протесте:

– Здесь нет комнат сна… Вы не должны входить в личные комнаты!

Врач даже не ответил. Его рука обнимала Юхач, поддерживая ее. Бар решил, что затраты сил эспера ради их возвращения были куда более серьезными, чем его собственные страдания. Однако она шла вперед, ведомая необходимостью найти источник той энергии, которая пыталась закрыть их в мире сна.

Она остановилась перед дверью в дальнем конце коридора и положила кончики пальцев на нее.

– Внутри… – Ее голосу не хватило силы.

Глава двенадцатая

По жесту врача стражник положил ладонь на замок двери. С минуту казалось, что замок противится любому вмешательству извне, но затем дверь начала отходить в сторону, медленно и со скрипом.

Внутри слышался шум, что-то вроде хихиканья больного животного. Врач, глядя поверх плеча Юхач, был так ошеломлен, что Бар встал рядом с ним. Но врач тут же оттащил Юхач назад и загородил рукой проход перед Баром.

– Закройте это, черт побери! – приказал он. И страж, с тем же выражением ошеломленности и ужаса на лице, снова задвинул засов. Но Бар все-таки успел бросить взгляд на то, что полулежало поперек дивана и пыталось встать: слепое, изуродованное лицо вопросительно повернулось к ним, тем, кого хотело заполучить.

Это существо само подверглось действию того ужаса, что охотился за ними на утесе. И здесь были безошибочные признаки той же смертельной болезни. Бар сделал быстрое движение поддержать Юхач, пока медик повернулся к стражу, отдавая ему приказы.

Бар отвел девушку обратно в комнату сна. Когда он устроил ее на диване и сел рядом, обняв ее за плечи, она медленно сказала:

– Это… отдача. То, что она замышляла против нас, стало частью ее самой.

– Как это могло случиться? – спросил Бар. Ему не хотелось вспоминать, что он видел в той комнате, и что должно быть уничтожено без всякой жалости и как можно скорее.

– Не знаю, – ответила Юхач, – но думаю, что она не настоящий Мастер, не такая, какие всегда были в Ти-Кри. И она сознательно пользовалась своей силой, чтобы убивать. Говорили, что она запоздалого развития… Может быть, она была и чем-то еще, мутанткой из рода Мастеров. Но я уверена, что она силилась послать против нас эту ползущую смерть, когда мы пробивались в пробуждение. И тогда эта сила каким-то образом обернулась… против нее самой. Ее звали Динамис. Теперь нам надо узнать, откуда она явилась, и кто стоял за ней.

– Теперь это уже не наша работа, – сказал Бар. – Пусть по этому следу идут умеющие делать это специалисты.

Юхач вздохнула:

– Мы должны составить рапорт…

– С этим я вполне согласен. Но все остальное пусть делает организация. А мы, я уверен, заслужили внеочередной отпуск. Да, кстати, – добавил он, помолчав, – как твое настоящее имя? Я отказываюсь отдыхать с Кайтили, хотя она и прекрасный боец, и с Юхач, Мастером снов…

Она вздрогнула:

– Я не Мастер снов!

И этим утверждением она как бы отмела все, что угрожало им, включая последний взрыв ужаса, обнаруженного в комнате Улья.

Бар улыбнулся:

– Конечно, ты не Мастер! Говорят, Аво-при – отличная планета для проведения отпуска. Но я хотел бы знать твое имя, чтобы вписать его в заявочный талон.

– Я – Ладия Тангели, – ответила она, и ее голос окреп. – Да, я действительно Ладия Тангели! – Она как бы утверждала свою личность и уверяла, что в ней нет ничего от Юхач.

Бар кивнул.

– Прекрасно, Ладия Тангели, теперь ваш долг – отправиться в штаб-квартиру, сдать записи отчета, а затем…

Она выпрямилась в обхватившем ее полукруге его руки, будто в нее влились новые силы.

– А затем… я подумаю о твоем предложении, – сказала она с уверенностью в голосе.


Купить книгу "Опасные сны" Нортон Андрэ

home | my bookshelf | | Опасные сны |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу